Book: Русский синдикат



Русский синдикат

Андрей Ростовский

Русский синдикат

Часть первая

Привет, Америка

Пролог

Короткая автоматная очередь нарушила привычный звуковой фон ночного Нью-Йорка. Сразу после короткой прозвучала длинная очередь. Затем еще одна… И еще…

Четверо хорошо одетых мужчин, поднимающихся по лестнице манхэттенского отеля «Хилтон», были насквозь прошиты смертоносными пулями. Подкошенные автоматными очередями, они падали навзничь на холодные бетонные ступени.

Из черного «Шевроле» выскочили двое в темных капроновых масках и, подбежав к распростертым телам, профессионально произвели каждому из расстрелянных по контрольному выстрелу в голову. В этом не было особой необходимости, но, видимо, так гласила инструкция, которой неукоснительно следовали хладнокровные убийцы.

На глазах ошарашенной и онемевшей публики они стремглав метнулись к своему автомобилю и запрыгнули в него. Двигатель взревел, и машина резко рванулась с места. Буквально через несколько секунд она растворилась в потоке движущихся автомобилей.

* * *

Комиссар нью-йоркской полиции Фрэд Морроу вместе со своим помощником Лари Клэйтоном вошел в патологоанатомическое отделение Бруклинского госпиталя, где его встретил добродушный круглолицый патологоанатом, беспечно жующий сандвич с тунцом. Его вовсе не смущало то, что рабочий фартук был покрыт еще свежими каплями крови, а вокруг лежали вскрытые им же трупы. Долгий опыт работы в этом мрачном заведении лишил врача излишних сантиментов и бессмысленной брезгливости.

Помощник комиссара при виде поглощаемого сандвича непроизвольно поморщился. Комиссара же профессиональный цинизм не смутил, и он, поприветствовав патологоанатома как старого знакомого, проследовал с ним в отдельный кабинет, где врач произвел свою привычную потрошительную работу над телами, недавно привезенными с Бродвея, и уже аккуратненько их заштопал.

Комиссар подошел к каждому из убитых и внимательно рассмотрел их. Да, здесь было на что посмотреть. Все тела, нашпигованные пулями, были сплошь покрыты затейливыми татуировками, по-видимому, выражающими определенную символику.

Особое внимание привлек труп человека крупного телосложения лет пятидесяти, с жесткими чертами лица и мощной челюстью. Его тело было так обильно расписано татуировками, что ему могли бы позавидовать даже главари японской мафии «Якудза». Только это были совершенно иные рисунки.

На каждом плече красовалась восьмиконечная звезда — «роза ветров». Пальцы были усеяны всевозможными выколотыми перстнями, на животе — объемная паутина, в центре которой сидит хищный паук. На правой груди икона Божьей Матери с младенцем, исполненная талантливым мастером «тату», на левой — христианский крест с распятьем. Руки и ноги также украшены множеством всевозможных наколок. Тут и хищные звери с открытой пастью, и ножи, и змеи, и прочие живые твари.

Всюду виднелись надписи на каком-то языке — то ли на греческом, то ли на славянском.

Налюбовавшись сим вернисажем, комиссар обратился к своему помощнику:

— Что-то я раньше не встречал подобных экземпляров… Кто они? Где их личные вещи?

— Не могу точно утверждать, сэр, так как никаких документов при них не оказалось.

— Тогда что у них обнаружено?

— Много денег — около двадцати семи тысяч долларов.

— Да, видно, не плохо жили эти «жмурики», если носили с собой такую наличность, — усмехнулся комиссар, вспомнив о ворохе набравшихся за неделю неоплаченных счетов. — А что у них было еще?

— Да разная мелочь, если можно ее так назвать. Фишки из казино немалого достоинства, ручки «Паркер», зажигалки «Ронсон», часы «Картье» и «Ролекс», все преимущественно золотое. Но самое любопытное, на них было большое количество золотых украшений. Вот, посмотрите, — с этими словами Лари Клэйтон извлек из своего саквояжа увесистый полиэтиленовый пакет с ювелирными изделиями и вывалил его содержимое на стол.

Перед комиссаром предстала горка золотых изделий. Здесь были толстенные нашейные цепи с массивными крестами, всевозможные тяжеленные браслеты, перстни и печатки. Взяв в руки одну цепь с крестом, комиссар присвистнул:

— Такое впору значительному епископу носить, а то и самому Папе Римскому. Все золотишко, я погляжу, килограмма на два, не меньше. Да, удивительные трупы. Кто же они? С одной стороны, расписаны татуировками, как люди из «Якудзы», а золота — как у колумбийских и негритянских мафиозных боссов. Какие-нибудь бумаги или записные книжки у них были?

— Да, что-то было, только на них сразу наложили руки агенты ФБР.

— Но ведь этим делом должен заниматься отдел убийств! — возмутился комиссар. — При чем здесь эти чистоплюи федеральщики? Вездесущие проныры, всюду суют свой нос. Нигде от них не скрыться!

— Да, нигде. Вы это верно заметили, — раздался голос из-за спины комиссара.

В комнату вошел высокий человек в строгом синем костюме и такого же цвета галстуке.

— Агент Фокс Пирсон — Федеральное бюро расследований, — представился он. — Это дело нам придется вести вместе. Приказ сверху, — и он поднял указательный палец к потолку.

— По какой такой причине? — не унимался комиссар. — Это убийство произошло на нашей территории, и заниматься им должен отдел по расследованию убийств. Я, конечно, понимаю, что дело громкое, наглое, но все же это убийство. При чем здесь ФБР?

— Всего-навсего при том, что это не просто убийство, это не рядовая местная разборка. Это нечто иное… Господа, лежащие здесь и нашпигованные пулями, главари мощного преступного синдиката, процветающего в одной из далеких стран.

— Далеких стран? Какая страна?

— Россия, коллега, Россия.

После этих слов воцарилось непродолжительное молчание, которое нарушил помощник комиссара:

— Так это и есть та самая пресловутая «русская мафия»?

— Называйте как хотите, — серьезно посмотрел на своих собеседников агент ФБР. — Но недавно при Федеральном бюро расследований сформирован специальный отдел. Назвали его «Русский отдел». И коль нам предстоит плотно сотрудничать в этом деле, я обязан заметить, что «русская мафия» по своей мощности и специфичности, а также наглости и размаху не имеет аналогов в преступном мире планеты. Этот страшный призрачный спрут давно ползает по Европе, а с девяностых годов запустил свои щупальца в Соединенные Штаты. Четыре трупа — начало чего-то большого и жестокого. Я это точно знаю. Готовьтесь.

Воровской разбор

— Четвертая! Давай!

Ярко-оранжевая тарелка вылетела слева. Грянул выстрел. Пораженная мишень разлетелась на осколки.

— Вторая!

Теперь тарелка вылетела справа и вновь была поражена метким выстрелом.

Феликс нажал на рычажок затвора. Ружье автоматически открылось, и из него выскочили две пустые дымящиеся гильзы. Феликс вставил два новых патрона и защелкнул затвор. Взяв ружье на изготовку, он плотно прислонил приклад к плечу и прицелился.

— Третья! — скомандовал Феликс невидимому оператору.

На этот раз тарелка покатилась, пересекая стендовую площадку, имитируя бегущего зайца. И вновь прогремел выстрел. И вновь мишень была уничтожена.

— Фил, ты нам хоть малость тарелок оставь. У тебя еще плечо не отсохло? — раздался голос из беседки.

Вокруг накрытого на свежем воздухе стола стояла компания из восьми человек. На всех были желтые куртки — клубные болоньевые пуховики.

Феликс посмотрел себе под ноги. Там валялось уже несколько десятков стреляных гильз. «Да, что-то я разошелся… Азартная эта штука, стендовая стрельба… И плечо в самом деле побаливает», — подумал Феликс, отставил ружье и подошел к столу.

Феликс Ларин был высоким, атлетически сложенным молодым человеком тридцати четырех лет. У него было привлекательное открытое лицо, высокий лоб и серо-зеленые глаза. Подойдя к компании и на ходу разминая плечо, он глубоко вдохнул свежий загородный воздух.

На улице стоял апрель. Денек выдался солнечным, но воздух был достаточно прохладным. Повсюду лежал еще не растаявший снег, и весна, крадучись, мелкой поступью уже вступала в свои законные права. Подмосковье хоть и не Сибирь, но и не Черноморское побережье Кавказа.

Компанию, в которую был приглашен Феликс, собрал его приятель и земляк Саша Прокопенко — президент ассоциации киокушинкай в России. Он был обладателем четвертого дана в этом стиле каратэ и бранч-чифом, то бишь лицом, представляющим международную организацию киокушинкай в определенном регионе.

К нему в гости с официальным визитом приехали вице-президент международной ассоциации Нарояма и чемпион мира девяносто девятого года Казуми. Помимо японских гостей в компании присутствовали бранч-чифы Казахстана, Грузии и Украины. Время пребывания японцев в Москве подходило к концу. В день отлета — рейс на Токио был по расписанию в двадцать один час — Прокопенко решил пригласить их в загородный охотничий клуб.

Здесь же, в каменной беседке у стендовой площадки для стрельбы, после обильного банкета был накрыт фуршетный стол. На нем кроме двухлитровых графинов холодной водки были расставлены тарелки с соленьями: солеными огурцами и помидорами, маринованными грибами и квашеной капустой, а также прочая традиционная русская снедь.

Грузинский бранч-чиф, находясь в состоянии легкого похмелья после вчерашней «сайнары» — прощального ужина по-японски, разливал водку по рюмкам и произносил долгий тост в национальном стиле.

После хвалебных речей в честь гостей и перевода вышеизложенного при помощи переводчицы на японский язык гости произносили «кампай», деликатно кланялись и улыбались.

Словоохотливый веселый Вахтанг (так звали главу грузинской ассоциации) под воздействием очередной принятой на грудь порции русского горячительного напитка продолжал изливать нахлынувшие на него эмоции, произнося тост за тостом.

— Так выпьем же, друзья мои, за…

Он пил буквально за все: за гостей, за Японию, за всех по отдельности… В общем, за все, и за то, и за это, он уже хотел выпить за стены, которые держат этот потолок, который не падает на их головы, но… Но увидел строгий взгляд вице-президента киокушинкай.

Нарояма улыбался до поры до времени и согласно кивал, но, заметив излишний хмель в глазах увлекшегося «тамады», сказал несколько резких фраз. Переводчица перевела:

— Японский сенсей недоволен расслабленным состоянием своего ученика, и ему придется подумать о своем будущем приезде в Грузию, если ответственный за нее бранч-чиф не умерит потребление алкоголя.

Вахтанг потупил глаза и произнес короткое «ос», что в данный момент означало: понял, исправлюсь. Беседа при помощи переводчицы продолжалась.

Феликс вспомнил вчерашний прощальный ужин. На нем сам японский сенсей немного перебрал спиртного. Приглашенный Феликсом на «сайнару» писатель Доценко, весельчак и балагур, при помощи традиционных русских прощальных тостов влил в японского гостя несколько рюмок водки.

— Нет, нет, нет! Еще вот «на посошок»! Но без этого нельзя! Я же держу по вашим обычаям рюмку двумя руками и говорю ваше японское «кампай»! Так уж и ты, любезный друг, будь добр, не откажи, — втирал он сопротивляющемуся японцу. — Вот, вот, молодец! А теперь еще «стременная»! И никаких возражений! Вот, вот, умница! Ну, и наконец последняя «на ход ноги»!

Потом они на пару выбивали чечетку, приплясывая вокруг полуголой танцовщицы, исполняющей танец живота. Затем Нарояма пел песни под аккомпанемент баяна и гитары. И кстати, пел весьма недурно! Говорить по-русски он практически не умел, а вот песни, песни русские знал и любил.

И вот еще какую особенность заметил Феликс. Чемпион мира Казуми был чрезвычайно послушен и вежлив со своим учителем Нароямой. Без всяких амбиций, вежливо заглядывая в рот своему учителю, ловил каждое его слово, каждый жест. Он даже не пил в присутствии сенсея. И лишь когда тот куда-нибудь выходил из-за стола, резким движением опрокидывал содержимое рюмки внутрь.

В те моменты, когда Феликс разговаривал с ним, он обязательно кланялся и произносил слово «ос». И эта неизменная, постоянная улыбка. Все же, что ни говори, а традиции воспитания в Японии по уровню вежливости далеко обходят европейские.

Вдоволь настрелявшись и пообедав на свежем воздухе, компания завершала фуршет и собиралась проследовать в сауну. В это время у Феликса зазвонил мобильный телефон. Он отошел в сторону и несколько минут о чем-то разговаривал, после чего подошел к Прокопенко.

— Слушай, Санек. Мне нужно срочно отъехать. У моих близких стряслось что-то важное, и мне сейчас необходимо быть в Москве. Так что, к сожалению, гостей не смогу проводить до Шереметьева. Лимузин вам оставляю, сам поеду на джипе. Увы, братан, такова жизнь.

— Нет проблем, Фил. Надо так надо, — развел руками Прокопенко.

Феликс попрощался с гостями, Нарояма, хлопая его по плечу, произносил:

— Феликс — «Якудза»! «Якудза» — Феликс — самурай!

Обнявшись и попрощавшись со всеми по очереди, Феликс отбыл в направлении Москвы.


В то время, когда каратмены двигались к аэропорту Шереметьево-2, чтобы проводить японских гостей, Феликс, спешно закинув в саквояж самые необходимые вещи, мчался в противоположную сторону, в аэропорт Внуково. Там дожидались его близкие друзья, законники — Дато Сухумский и Коля Шальной. Они уже купили билеты на имя Феликса и неразлучного с ним Сэмэна.

Отчего такая спешка, Фил точно не знал, но понял по интонации друга Дато, что вылетать надо срочно. Он давно дружил с Сухумским, и даже по тону мог безошибочно определить, что нужна его помощь, а так как они считали друг друга братьями, Феликс Чикаго размышлять не стал. На скорую руку собрал вещи и устремился в аэропорт.

В VIP-зале Чикаго и Сухумский присели в глубокие мягкие кресла. Грузинский вор наклонился к своему другу:

— Траурная весть для нас, братуха… Наших близких в Штатах завалили…

— Кого, брат?

— Колю Креста, Гию Потийского и еще двоих близких… Но ты их не знал…

— Вот черт! — вырвалось у Феликса. — Чьих это рук дело?

— Братуха, я сам толком не знаю, — пожал плечами Дато. — Только утром мне позвонил Резо — он родной дядька Гии Потийского. Решили сходняк в Ростове провести. На твоей родине, брат. Сейчас все туда подтягиваются. Паша Бес с другими братьями нашими уже прошлым рейсом вылетели. Я чисто тебя ждал, но ничего, успеем. Сходняк все равно на одиннадцать часов вечера намечен.

Видно, узрев вопрос во взгляде Феликса, Сухумский добавил:

— Ты думаешь, почему я тебя выдернул на этот выезд? Ну, во-первых, потому, что я считаю тебя братом. — Дато положил руку на плечо Фила. — А во-вторых, слыхал я, что делюга по Америке нешуточная, а у тебя там близких много. Ты мне сам рассказывал. Возможно, нам это пригодится. Так что не обессудь, братишка, что своим приглашением отрываю тебя от дел.

— Да о чем ты говоришь, Датико? Какие проблемы? Ты же знаешь, я скор на подъем. Если надо — базара нет. А заодно и родину увижу. Я в Ростов уже, чай, два года не нырял.

— Ну и славно, биджо! Тогда вперед. Вон, уже посадку объявили.


В Ростов прибыли в половине одиннадцатого, времени для обустройства не оставалось. В аэропорту их встречала местная братва на двух джипах. Вещи покидали в багажники и на полной скорости рванули к заранее обусловленному месту встречи.

Невзирая на темное время суток и недюжую скорость, которую на своих джипах развили разудалые и наглые ростовские пацаны, Феликс с интересом наблюдал в окно за изменениями, происшедшими в городе за время его отсутствия. Выросли новые здания, появилось много неоновых афиш, и еще что-то незаметное, новое чувствовалось Феликсу в облике Ростова. По каким-то своим причинам ростовчане решили не ехать через Аксайский мост, хотя место встречи намечалось на левом берегу Дона в ресторане «Петровский причал».

— Почему, браток, через город едем? — поинтересовался Феликс у земляка.

Водитель джипа, крепкий рыжеволосый парень, пояснил Феликсу:

— Знаешь, браток. Нам сведущие люди майканули, что по той трассе мусора капканов понаставили. Да и в любом случае сходняк раньше чем в полдвенадцатого не начнется. Так что, Феликс, от души наслаждайся любимым городом. Давно ведь к нам не заезжал.

— Да, братуха, давненько…

В суете мирской Феликс редко испытывал чувство ностальгии по близким его сердцу местам, где прошли детство, отрочество и юность. Но только ступив на трап самолета и вдохнув полной грудью воздух донских степей, его сердце защемило от приятного чувства. Чувства дома.

Сейчас, сидя на переднем сиденье автомобиля, Феликс с любопытством глазел по сторонам. Вот проехали «Сельмаш» — район, где он когда-то появился на свет. Вот парк Островского, где он еще ребенком любил прогуливаться со своим дедом, добрейшим, веселым человеком с густыми черными бровями. Вот старый автовокзал, а вот и Нахичеванский рынок и площадь Карла Маркса с Вечным огнем.

Через несколько минут показалась Театральная площадь, где в застойные времена проходили все торжественные церемонии и парады. Справа от него — здание театра Горького, а слева возвышалась величественная стела. Затем справа показалось здание «Интуриста», где в верхнем зале ресторана, именуемом «Журавли», некогда играл нынче покойный легендарный скрипач Аидыш Моня, прославленный в песне Шуфутинского. В годы юности Феликс частенько зависал со своими кентами в этом злачном заведении и хорошо помнил старого еврея, который позже играл в новом по тому времени ресторане «Охотник», что находится на Ворошиловском проспекте почти у самого моста через реку Дон.



Выехав на Большую Садовую, в прошлом Энгельса, Феликс невольно улыбнулся. Сколько воспоминаний было связано с этой центральной ростовской улицей. Не только каждое здание, каждый камень был ему здесь знаком. Завернув у городской администрации и спустившись по Ворошиловскому проспекту, Фил вспомнил смешную историю, связанную с бронзовым монументом, стоявшим в сквере у Дома Советов.

Скульптура изображала буденовца на коне и идущего рядом красноармейца с винтовкой наперевес. Конь в композиции встал на дыбы, и чрезвычайно реалистичный скульптор тщательно изваял его гениталии. Так вот, какой-то отчаянный чудак в день Святой Пасхи, ночью, выкрасил яйца коня одно в красный, а другое в желтый цвет. Вот шума-то было! Время глухое, застойное.

А у памятника Ленину, у входа в парк Горького при определенном ракурсе большой палец его раскрытой правой руки, зачем-то указывающий ему прямо под ноги, превращался с определенного места просмотра в пенис, и казалось, что дедушка Ленин мочится себе под ноги. А сколько еще приколов и чудачеств имеется на улицах этого колоритного города! Но каким бы ни был веселым Ростов-Папа, он все же издревле считался городом урок всех мастей, городом отчаянных жиганов и маститых воров.

Пока Феликс вспоминал различные веселые причуды, небольшой кортеж пересек Ворошиловский мост и въехал на левый берег Дона. В народе его окрестили «Лебердоном». Раньше вдоль длинного песчаного пляжа располагались только базы отдыха и различные пансионаты. Сейчас он был похож на маленький Лас-Вегас. Некогда стоявшие здесь простенькие шашлычные за короткий промежуток времени превратились в добротные рестораны, сверкающие яркими огнями и зазывающие посетителей. Но кортеж направлялся в ресторан, которому исполнится скоро двадцать лет. Во времена юности Феликса он считался самым престижным рестораном в Ростове и пригласить туда девчонок было верхом юношеского куража. Сейчас он был обновлен и реставрирован, но старый фрегат по-прежнему стоял на реке.

Припарковав машины, друзья зашли в ресторан и прошли в банкетный зал, где их уже ждали около двух десятков человек. "Ба! Знакомые все лица! Здесь были и Паша Бес, и Резо, и Арам, и Витя Гашиш, и ростовские воры, и Эдик Кирпич, Гурам, Гиви Тбилисский, Ашот из Нахичевани, Коля Шальной, а также многие другие воры и достойные преступники.


Подождали, когда все соберутся, и слово взял Паша Бес.

— Приветствую вас, братки мои! Рад всех вас видеть живыми и здоровыми, — сделав паузу, он внимательно посмотрел на окружающих. — Собрались мы здесь, вы знаете, по какому поводу. Собрались, чтобы помянуть наших близких, безвременно ушедших.

Паша встал, поднял рюмку водки и по традиции опрокинул несколько капель на скатерть. Все последовали его примеру.

— Пусть земля им будет пухом, — послышалось со всех сторон. — Царствие им небесное.

Все разом, не чокаясь, выпили. После этого взял слово Резо и подробно рассказал о смерти своего племянника и других урок в Нью-Йорке.

Все минуту помолчали. На их мрачных лицах виделась искренняя печаль. Снова встали и снова выпили, не чокаясь, вспоминая добрым словом каждого из ушедших. Затем слово снова взял Паша Бес.

— Братья мои. Нам горька эта утрата. И долг каждого честного вора и порядочного преступника отомстить за смерть наших близких. Кровью смыть грязь, запятнавшую достойное имя воровского братства России. Но не только месть будет двигать нами в той делюге, что мы задумали. Расстреляли наших близких в Нью-Йорке не случайно. Их убрали за то, что они поехали выяснять судьбу очень и очень приличной суммы. Большой, братки, суммы. Ох большой…

Паша Бес сообщил присутствующим все подробности трагического события. А дело заключалось в следующем.

Существовал крупный коммерческий банк «Тара-Холдинг». Его грандиозные финансовые ресурсы, помимо многочисленных вкладчиков, пополняли средства общаков и черных касс нескольких серьезных воровских семей и крупных авторитетов. Банк был полностью под контролем верхушки криминалитета России, и возглавлял его правление Александр Семенович Кравченко — толковый банкир, гениальный экономист.

Убедив своих серьезных вкладчиков и нарисовав им грамотно обоснованные экономические схемы получения сверхприбыли, он вложил тридцать восемь миллионов долларов в американский финансовый рынок, а точнее, в крупную инвестиционную компанию «Сателлит Интернэшнл», которую возглавлял наш соотечественник Евгений Валерьянович Тарасюк, однокурсник Кравченко по экономическому факультету МГУ.

Кравченко хорошо знал Тарасюка и еще он хорошо знал, какие мощные криминальные силы стоят за спиной у его банка, а посему в безопасности сделки не сомневался. Вдобавок, если учесть сногсшибательные проценты, которые должен был получать банк «Тара-Холдинг» от удачных вложений инвестиционной компании «Сателлит Интернэшнл» в американскую промышленность, сделка обещала быть удачной, безопасной и сверхприбыльной.

Казалось, ничего не предвещало краха продуманной операции, но когда ровно через год Кравченко потребовалось вернуть часть переведенной суммы, непонятные со стороны «Сателлит Интернэшнл» отговорки и задержки не на шутку встревожили председателя «Тара-Холдинг». Незамедлительно со стороны Московского отделения банка были командированы соответствующие специалисты. С ними вместе вылетел в Нью-Йорк «законник» Гена Слон.

Когда в Нью-Йорке состоялась серьезная беседа по поводу возврата денег, господин Тарасюк и его компаньоны начали нести какую-то нелепую экономическую дребедень.

Беседа затянулась на несколько часов, и в конце, не выдержав, слово взял Гена Слон. Речь его была коротка и недвусмысленна. Он доходчиво объяснил господам оппонентам, что будет в случае задержки возврата денег. Свои колоритные русские выражения он дополнил тем, что пару раз господина Тарасюка треснул башкой об стол. Если бы он знал о том, что все его действия фиксируются на видеоаппаратуру ФБР, он бы поступил… Он бы поступил также! Ему иначе нельзя. Он же вор.

Нагрянувшая бригада агентов ФБР схватила изрядно разозленного Слона и вместе с ним группу недоумевающих парламентеров. Начались долгие судебные тяжбы и разбирательства. При помощи хороших гонораров, уплаченных опытным адвокатам, офицеров банка удалось освободить и отправить в Россию.

А вот Гене Слону за угрозы, хулиганство и вымогательство припаяли шесть лет и отправили в манхэттенскую тюрьму Эм-Си-Си, и то, чтобы получить столь невысокий срок, адвокатам пришлось изрядно попотеть.

Братва серьезно задумалась. Было решено направить в Нью-Йорк четырех авторитетов. Трое из них «воры в законе». Они должны были связаться с заокеанскими друзьями и начать серьезную работу по возврату этого крупного долга. Их и расстреляли при входе в манхэттенский отель «Хилтон» — Так вот, братва, — подытожил свой рассказ Паша Бес. — Сейчас нам предстоит серьезно покумекать, перетереть, что к чему, решить, как наказать гнусных гадов, которые порешили наших кентов, и вернуть деньги обратно.

— Да что здесь перетирать, брат, — высказался Дато Сухумский. — Надо выехать по конкретному в эту долбаную Америку, порвать гниду Тарасюка и всех, кто стоит за ним, и вернуть капусту! Это нашенский долг!

— Подожди, биджо, не горячись, — прервал своего земляка старый Реваз. — Это дело тонкое и нешуточное, тут мозгами пораскинуть нужно. Пострелять гадов, конечно, не трудно. Дело привычное. Но я скажу, братья, по той информации, которую для нас наши американские кенты пробили, за Тарасюком сильные люди стоят. Поговаривают, что колумбийцы, а они народ безбашенный.

— Вот мы их и обезбашим! А точнее — бошки поотрезаем! — свирепо оскалился Коля Шальной. — Нюх я топтал этих колумбийцев и кто бы там еще ни был! Аль мы не российская братва?! — Коля стукнул кулаком по столу.

— Российская, брат, российская. Без базара, — похлопал его по плечу Бес. — И спуску гадам явно не видать. Но помимо наказания мы должны еще думать о том, как правильно деньги вернуть. Сумма, поди, нешуточная. Плацдарм там наши близкие подготовят. Надо хорошенько все обдумать и выезжать.

— Ну так давайте все продумаем, — вставил слово Арам. — Кто поедет? Когда? Как будем добираться до Штатов? Ну, короче, все…

Почти до самого утра авторитеты обсуждали подробности предстоящей поездки. Было решено, что из жуликов кроме Паши Беса поедут еще Дато Сухумский, Арам, Коля Шальной, Гия Черный, Леван Седой и ростовский вор Эдик Кирпич. Затем, от имени «законников», Паша Бес обратился к Феликсу с просьбой подобрать несколько надежных парней из его бригады и присоединиться к ним.

Чикаго без колебаний согласился. Если бы даже к нему не обратились с таким предложением, он сам бы предложил это. Решено было отправляться небольшими партиями на разных рейсах и в разные города Соединенных Штатов. До мельчайших подробностей были продуманы все нюансы, и, как говорится, «лед тронулся, господа присяжные заседатели».

Вояж крестовой масти

Три недели ушло на подготовку и открытие виз через Министерство иностранных дел Российской Федерации. Что нельзя в нашей стране сделать за деньги, то можно сделать за большие деньги. На каждого из «путешественников» были оформлены дипломатические загранпаспорта, и путь в Америку был свободен.

Из своей ватаги «вольных стрелков» Феликс отобрал наиболее подходящие, по его мнению, кандидатуры. Помимо неразлучного Сэмэна по кличке Комод он взял своего преданного Гошу — специалиста руля и автомата, боксера-профессионала Серегу Кипиша, двух борцов, чемпионов в тяжелом весе, братьев Дубовицких — Мишу и Жору. Кроме них пригласил двухметрового снайпера Леню Винчестера, кикбоксеров Гену и Славика и мощного верзилу Эдика Бетона.

Каждый из выбранных кандидатов в той или иной степени владел английским, кроме Эдика и Гоши. Эти два антиполиглота владели только двумя языками: русским и русским-блатным. Остальные же, кто лучше, а кто хуже, английский знали, зато каждый, выбранный Феликсом в свой «иностранный легион», в совершенстве владел практически всем огнестрельным и холодным оружием, а также, разумеется, был далеко не профаном в рукопашной схватке. Своей «сборной» Чикаго остался доволен.

В итоге в Соединенные Штаты вылетала группа в количестве семнадцати человек. Чтобы законспирировать эту достаточно крупную дислокацию российской братвы в гости к дядюшке Сэму, решено было разделиться. Первые восемь человек двумя рейсами летели в Майами, а вторые девять — тремя различными рейсами в Нью-Йорк.

Феликс с Дато Сухумским и Сэмэном летели в нью-йоркский аэропорт Кеннеди.


Многочасовой перелет в первом классе не сильно утомил наших парней, и в Соединенные Штаты они прибыли достаточно бодрыми. В аэропорту Кеннеди их встречали старые друзья Феликса — Яша Эмигрант, Симон и Вася Заяц. Они уже несколько лет жили в Америке и были хорошо известны на Брайтоне.

Полем их деятельности, например, помимо рядовых залихватских налетов на упитанных толстосумов — земляков, выходцев из бывшего СССР, были многочисленные изощренные аферы и финансовые махинации. На подставных лиц открывали личный банковский счет и помещали туда довольно внушительную сумму, получив именные чековые книжки, появлялись в каком-нибудь супермаркете и приобретали дорогостоящие товары.

Расплатившись персональным чеком, загружали в рефрижератор закупленное и под вечер банковский счет ликвидировали. Чек, присланный супермаркетом, как правило, опаздывал. Во время закупки товара сомневающийся в кредитоспособности продавец мог позвонить в банк и удостовериться в наличии требуемой суммы на счету аферистов. Все гениальное просто. Даже элементарно просто. Дело техники и скорости.

Или, например, они открыли большое количество передвижных диагностических центров. Пациентов здесь, на удивление меркантильных американских обывателей, осматривали совершенно бесплатно. А что же со счетами? Ведь бесплатный сыр бывает только в мышеловке! Счета, не моргнув глазом, посылали в страховые компании пациентов. Вот так веселая медицинская фирма «нагрела» страховщиков не на один миллион долларов. И еще много других хитроумных способов опустошить карманы зажравшихся американцев — от бензиновых афер до банковских операций — составляли послужной список друзей Феликса Чикаго.

Радостно обнявшись с приятелями, Феликс представил их своим спутникам:

— Познакомьтесь, други мои, Дато — вор. Сэмэн. Прошу любить и жаловать.

На стоянке возле аэропорта друзей ждал огромный бордового цвета джип «Хамер». Без труда разместившись в нем, гости и встречающие устремились в центр Нью-Йорка — Манхэттен.

Заехав для одной короткой, но необходимой встречи на Атлантик-авеню в Бруклине и проехав по улице Флетбаш, джип подкатил к Бруклинскому мосту. Время близилось к закату, и в лучах заходящего солнца мост был особенно красив. Взору наших друзей предстал Манхэттен во всем своем великолепии и монументальности. Гигантские небоскребы величественно попирали багряное небо. Вот знаменитая башня Трампа. Вот грандиозный небоскреб Эмпайр-стейт-билдинг и Всемирный торговый центр.

Промчавшись по Бродвею, джип свернул на Пятьдесят вторую улицу, находящуюся между Восьмой авеню и Бродвеем, и притормозил возле ресторана «Русский самовар», где была запланирована встреча с остальными участниками «крестового похода» российской братвы.


Темно-синий «Кадиллак» притормозил у старинного особняка, расположенного на Пятой авеню близ центрального парка, прозванного «зеленым легким» Нью-Йорка.

Водитель шустро открыл заднюю дверь, и из нее вышел высокий, хорошо одетый господин лет сорока с черными волосами, обильно тронутыми сединой. Уверенной походкой он направился к парадному входу. Дверь ему отворил массивный громила в черном пиджаке и темно-красном галстуке. Приветливо улыбнувшись гостю, он произнес:

— Рад приветствовать тебя, Джино, в Нью-Йорке.

— Здравствуй, Анжело, здравствуй.

— Джино, босс уже дожидается тебя наверху, но сначала зайди, пожалуйста, в кабинет к советнику, он просил об этом.

Джино Кастелано возглавлял чикагский филиал семьи Дженовезе и приехал в Нью-Йорк по просьбе главы семьи итальянского клана Фрэнка Дженовезе. Старик нечасто тревожил его подобными вызовами, а потому Джино недоумевал по поводу просьбы о срочном приезде к дону. Но прежде чем подняться в кабинет босса, Кастелано зашел к советнику, или, как его называют в итальянских семьях, консильери. Им оказался полный пожилой человек в очках с толстыми линзами. Звали его Винсент Грованно, он сидел за письменным столом, уткнувшись в разложенные на нем бумаги. Увидев гостя, консильери встал навстречу ему и, обняв, похлопал по спине.

— О, Джино, Джино! Как же я рад тебя видеть! Пока босс не позовет, сам приехать не додумаешься! Нет чтобы так просто стариков навестить, а то все телефонные звонки!

— Ну уж прости, Винсент, — извиняясь, улыбнулся Кастелано. — Все дела, продохнуть некогда. То одно, то другое… Тружусь на благо семьи…

— Это я знаю. И Дон об этом знает. Он тебя ценит и любит.

— И я люблю крестного. Зачем я ему так срочно понадобился?

— Да не спеши ты. Прямо с порога и сразу о делах. Лучше вот присядь, выпей горячий «капучино». Расскажи, как поживаешь, как здоровье у Софи, у детей?

— Спасибо, все хорошо. А как твои сыновья?

— Старший, Джозеф, сейчас в Палермо, он же у меня историк. Изучает на своей этнической родине историю родной Сицилии. А младший Пауло — разгильдяй. Просаживает деньги на Майами. Ни учиться не хочет, ни работать. Прямо не знаю, что с ним делать? Может, ты с ним как-нибудь поговоришь? Тебя он уважает.

— Непременно, Винсент. Непременно поговорю. Я как раз в следующем месяце собирался на Майами. Нужно повстречаться с людьми из семьи Коломбо, заодно и с Пауло увижусь.

— Ты уж пожестче с ним. Прочисть ему мозги, а то совсем от рук отбился.

— О'кей, как скажешь.

— Спасибо, Джино. А теперь к делу. Помнишь компанию «Сателлит интернэшнл»? Да, да, именно та, через которую мы отмывали деньги с восточного побережья. Так вот, в последнее время в этой компании осела довольно приличная сумма. Возглавлял ее эмигрант с Украины, некто мистер Тарасюк. Шесть лет он исправно выполнял свои обязанности, а месяц назад начал прятаться. Ни самого Тарасюка, ни информации о сумме, переведенной на его банковские счета. Говорят, что он связался с колумбийцами и глубоко нырнул в наркобизнес. Следы его теряются у тебя, в Чикаго. И вот что еще. Из России прилетели люди. Наши друзья с Брайтон-Бич предлагают встретиться. У них тоже имеется свой интерес к «Сателлит интернэшнл».

— А на кого вышли русские? — поинтересовался Кастелано.

— На племянника дона Дженовезе — Сани.

— Сани? Сани Делоручи?

— Да, да, именно на него. Вы с ним, кажется, большие приятели?

— Почти как братья!



— Ну вот и замечательно. Вам вместе придется потрудиться. Так вот, Сани имеет друзей на Брайтоне, они-то и пригласили его на встречу. Она состоится послезавтра вечером. А теперь пойдем, поздороваешься с боссом.

Гость и советник поднялись по массивной дубовой лестнице на второй этаж и, пройдя гостиную и библиотеку, оказались в просторном кабинете старого дона.

Глава семьи Дженовезе восседал в удобном кожаном кресле. Его ноги прикрывал шерстяной клетчатый плед. Старику было уже семьдесят шесть лет. Лицо его было сухим и чрезвычайно бледным, но карие глаза под густыми нависшими бровями по-прежнему цепко и внимательно смотрели на окружающий мир. Увидев вошедшего Джино Кастелано, дон приветливо улыбнулся и подозвал его к себе:

— Как поживаешь, крестник? Рад тебя видеть! Забываешь про старика!

— Ну что вы, крестный. Счастлив видеть вас в здравии и благополучии, — с этими словами Джино взял правую руку Фрэнка Дженовезе и поцеловал старинный перстень, надетый на средний палец.

После того как Джино поздоровался с доном, он обнялся с находящимся здесь же, в кабинете, старым приятелем Сани Делоручи и тремя пожилыми сицилийцами — помощниками дона, именуемыми капореджиме.

После приветствия все расположились вокруг главы семьи и тщательно обсудили проблему, связанную с компанией «Сателлит интернэшнл». Оказалось, что уроженец Украины Евгений Тарасюк, эмигрировавший в США в конце восьмидесятых, сумел на широкую ногу поставить финансовый бизнес в Нью-Йорке. Он подошел к делу с размахом, свойственным славянской натуре. Его стартовым капиталом были бюджетные деньги, перекачанные из бывшего СССР в Америку. Он запустил их по различным направлениям, не брезгуя ничем, занимаясь не только полулегальным, но и нелегальным бизнесом.

Семья Дженовезе уже шесть лет плодотворно сотрудничала с предприимчивым хохлом, и, совершая финансовые махинации, он удовлетворял все требования одной из крупнейших семей некогда легендарной «Коза ностры».

Сейчас редко так именовали себя потомки выходцев с Апеннинского полуострова и Сицилии, и такие понятия, как дон, консильери, капореджиме, считались устаревшими. Но именно в семье Дженовезе благодаря старику Фрэнки сохранились старые традиции, насчитывающие более века. И благодаря традициям этот все еще могущественный итальянский клан пытался держаться от наркобизнеса как можно дальше. Пытался… Конечно, сложно совершенно отстраниться от чрезвычайно выгодного дела, но по крайней мере напрямую члены семьи в наркобизнес не лезли. Профсоюзы, торговля оружием, финансовые махинации — это пожалуйста. А наркотики? Наркотики по моральным соображениям были чужды Фрэнку Дженовезе.

Мистер Тарасюк с особой ловкостью принимал и отмывал крупные суммы, полученные с криминального бизнеса семьи Дженовезе. Помимо этого он находился под контролем и защитой старого дона. Семья имела часть акций компании «Сателлит интернэшнл», и ничто не предвещало разрыва в их долголетних отношениях. Но Евгений Валерьянович, ворочая многими миллионами, был от природы чрезвычайно жаден и жил одной патологической страстью — заработать как можно больше денег.

Последние полгода в итальянский клан начала просачиваться информация о контакте Тарасюка с колумбийцами, но конкретных подтверждений этих слухов не было и их списывали на происки ФБР. В самое последнее время слухи стали подтверждаться. Евгений Валерьянович, перегнав многомиллионные счета по различным направлениям, в том числе большую часть в Южную Америку, скоропостижно скрылся. Но он не иголка в стогу сена, а у мафии руки длинные. Были обнаружены его следы в Чикаго, а позже в Мексике. Потом снова в Чикаго…

В данный момент в доме у дона Дженовезе членами его семьи продумывался план о поисках ловкого украинца и возврате финансовых средств, похищенных им.

Было принято решение встретиться с русскими в ресторане «Одесса» на Брайтон-Бич. Напоследок, обращаясь к Джино, старый дон заметил:

— Смотри, сынок, будь внимательнее с этими русскими. О них рассказывают много жутких историй. Говорят, они очень дерзкие и отчаянные. У их мафии свои законы, очень жестокие, так что, Джино, будь начеку. Русские очень опасные люди, но с ними можно сработаться. Мой племянник Сани с русскими давно дружбу водит и многое знает об их жизни. Послезавтра на встречу отправишься вместе с ним. Заключите соглашение о совместных поисках этого ублюдка. Ты все понял?

— Да, крестный. Я оправдаю возложенное на меня доверие.


Тем временем в манхэттенском ресторане «Русский самовар» Феликс и его друзья встретились еще с несколькими представителями компании, прибывшими в Нью-Йорк чуть ранее. За столом уютного банкетного зала их ждали Паша Бес, Коля Шальной, Арам, Бетон, братья Дубовицкие и Сережа Кипиш. Остальные, по предварительной договоренности, до нужного сигнала грелись под солнцем Майами.

Яша Эмигрант подробно изложил присутствующим всю информацию о компании «Сателлит интернэшнл», которую смог собрать за последнее время. Он рассказал о том, что их интересы в поимке Тарасюка совпадают с интересами одной из итальянских семей. А так как в деле «Сателлит интернэшнл» нарисовались колумбийцы, то объединение с итальянцами для обеих сторон было бы правильным решением. Колумбийцы — отмороженные зверюги и беспредельщики, и война с ними не сулила быть легкой. Поддержка «Коза ностры» русской братве, по мнению Яши, была бы как нельзя кстати.

— Так что, братва, решать вам, — закончил Эмигрант. — Но если вас интересует мое мнение, то желательно в этой делюге ударить по рукам с семьей Дженовезе.

— Э, братуха. На хрена нам эти макаронники? — дернул плечом Коля Шальной. — Что у нас у самих сил мало? Нас и так серьезная бригада прикатила. Сколько надо, еще из России подтянем. Да и у вас на Брайтоне босяков хватает. С оружием, как ты сказал, проблем нет. На хрена нам в нашу делюгу посторонних впутывать? Мы и сами этих колумбийских аборигенов перегасим.

— Я вовсе не хочу умолять ваших достоинств, — спокойно отреагировал Яша на пламенную речь Шального. — Но у Симона в прошлом году была стычка с наркодельцами из Колумбии. Парняги от души свинца наглотались. Ну-ка, брат, зарисуй им свое брюхо, — обратился он к своему товарищу.

— Да ладно, заканчивай. Что тут показывать? — недовольно поморщился Симон.

— Нет, братуха, ты все же зарисуй им свой живот.

Симон нехотя задрал рубаху, и присутствующие увидели следы шести пулевых ранений живота.

— Чудом удалось откачать, еле выходили. Считай, заново родился, — продолжил Яша. — А пяти его кентам не повезло. На разборку в Техасе, близ мексиканской границы, их целая толпа нагрянула, а наших было только шестеро. Возникла перестрелка, в итоге одному Симону удалось выжить. Беспредельные хари. Так что у нас на них еще и свой зуб имеется. Так, Симон?

— Так, братуха. Так что в делюге я с удовольствием поучаствую, — заскрежетал зубами Симон. — Дайте только повод с этими тварями посчитаться! А насчет итальянцев верно, их помощь нам явно не помешает.

— Но тогда так тому и быть, — подытожил Паша Бес. — По-большому, мы заинтересованы в одном и том же. Что скажешь, Феликс?

— Я не против, почему бы и нет, — ответил Феликс и хитро улыбнулся. — Заодно и познакомимся с «Коза нострой». Любопытно.

— Ну тогда заметано, — приподнял рюмку водки Яша Эмигрант. — Послезавтра в восемь встречаемся на Брайтоне в ресторане «Одесса». А сейчас поднимем рюмки за успех нашего общего дела.

Все разом выпили. Эдик Бетон и Сережа Кипиш разлили всем по новой.

— Только Зайцу много не наливайте, — засмеялся Феликс. — «Пьяный заяц — страшный зверь!» Все весело захохотали.

— Да ладно тебе, Фил. Долго ты этот «Метрополь» забыть не можешь. Кончай подкалывать! — фыркнул Вася Заяц, вспомнив о некой истории из их молодости, на которую намекнул Феликс.

Застолье продолжалось далеко за полночь.

* * *

Прошло два дня. Настало время запланированной встречи. По Брайтон-Бич пронеслись два «Кадиллака» и притормозили у входа в ресторан «Одесса». Из них вышли Винсент Грованно, Джино Кастелано, Сани Делоручи и еще двое итальянских громил.

Зайдя в ресторан, они уверенным шагом проследовали в главный зал. Метрдотель проводил гостей к столу, за которым их ждали четверо русских. Это были Феликс, Паша Бес, Дато и Эмигрант. Остальные представители русской братвы расположились за соседними столами. Когда обе стороны были представлены друг другу, Джино, Сани и Винсент присели за стол. Громилы приземлились за барной стойкой.

Разговор длился долго. Со стороны русской братвы тему вел знающий английский язык Феликс, а Яша Эмигрант переводил содержание беседы «законникам». Было принято решение о совместных действиях. На обсуждение всех деталей и подробностей ушло не менее трех часов. Была оговорена дележка при откате финансовых средств и то, какие функции будут возложены на каждую из сторон.

Когда беседа подошла к финальному завершению, розовощекие официанты в косоворотках стали накрывать на стол. Стол украсили блюда из осетрины и форели. На хрустальных вазах была выложена черная и красная икра, а на середине стола, в окружении вспотевших бутылок водки «Смирнофф», мирно возлежал молочный поросенок с хрустящей корочкой. По русской традиции соглашение о сотрудничестве нужно было обмыть. Несколько столов сдвинули вместе, а вся русская братва и приглашенные представители «Коза ностры» подняли рюмки с русским национальным горячительным напитком.

Разудалое застолье моментально окружили цыганские музыканты, раздались «Очи черные», сопровождаемые гитарным перезвоном. Не успевший сразу адаптироваться к частому приему русской водки Джино слегка охмелел и, сбросив хладнокровную маску, вовсю общался с Феликсом.

За соседним столиком лакомились «котлетами по-киевски» мажорного вида американцы «юппи» — молодые самоуверенные бизнесмены. Официант запоздал с подачей одной порции котлеты, и очкастый мажор с жалобой позвал метрдотеля. Тот подозвал нерадивого официанта и при помощи отборного русского мата отчихвостил его. Официант в свою очередь оказался неробкого десятка, грязно обматерил метрдотеля, бросил ему в руки полотенце и ушел на кухню.

Наблюдавший с любопытством эту сцену, Джино Кастелано попросил Феликса перевести ему их диалог. Феликс сначала расхохотался, а потом, взяв себя в руки и лукаво подмигнув Джино, деликатно перевел:

— Метрдотель попросил официанта вовремя подавать заказ, аргументируя это тем, что находится в интимных отношениях с матерью официанта. Официант обиделся и отказался это делать, аргументируя это своими интимными отношениями с самим метрдотелем, его матерью, шеф-поваром и самой «котлетой по-киевски», причем противоестественным способом.

Кастелано, оценив деликатность, а также тонкий юмор своего собеседника и уяснив ситуацию, рассмеялся тоже.

В это время Вася Заяц, истосковавшись душой по российскому застолью, выпив литр «смирновки», со словами «Пьяный заяц — страшный зверь» начал тягать кучерявого цыгана за шиворот и тыкать ему в харю «парабеллум». Более трезвый Симон, в прошлом мастер-международник по вольной борьбе, отнял пистолет и водворил Васю на место за столом.

Паша Бес и другие «законники», несмотря на поглощаемое спиртное, зорко смотрели, чтобы кто-нибудь из веселой русской братии не стал в шутку палить в потолок, как это иногда водится. Негоже в чужой стране привлекать к себе внимание.

Все обошлось без случайных инцидентов и, весело отпраздновав знакомство и соглашение, в начале четвертого русские и итальянцы разъехались восвояси.

«Якудза»

Лос-Анджелес. Второй по величине город Соединенных Штатов Америки, культурный и экономический центр западного побережья. Город, где находится «фабрика грез — Голливуд», город кинозвезд и миллионеров.

Фешенебельный клуб «Фудзияма» был клубом закрытого типа и располагался в центральной части японского квартала, называемого «маленьким Токио». Мало кто знал, что высотное здание, в котором находится клуб, имело еще несколько подземных этажей, куда вели секретные лифты. Как раз на пятом подземном уровне, в полутемном зале, выдержанном в национальном японском стиле и освещенном бумажными фонарями, собрались старшие члены одного из могущественных кланов «Якудзы» — «Черный лотос».

«Якудза» — преступная организация Японии, своими корнями уходящая в глубину веков. Первые упоминания о ней относятся к двенадцатому веку. В начале шестнадцатого столетия система «Якудза» сформировалась как организация с извращенными самурайскими традициями. Постепенно в ней выработался кодекс чести, аналогичный самурайскому кодексу бусидо, но существующий отдельно от него. Уже в те далекие времена «Якудза» противопоставляла себя власти.

В современной Японии эта организация оказывает влияние на все слои общества: от мелких предпринимателей и чиновников до верхних эшелонов власти. Более того, «Якудза» распространилась по всему белому свету, обосновавшись во многих странах мира. Эта тайная организация имеет древнейшие традиции и жесткие, даже жестокие законы. «Якудза» окружена ореолом страха, тайны и мистики.


Собрание было организованно в связи с прилетом в Америку из Японии главы клана господина Ясаку Такакура. Босс «Якудзы» по-японски именовался «оябун» и являлся непререкаемым, авторитетным господином для всех членов данной группировки.

При появлении пожилого японца с выбритой до блеска головой, одетого в национальное кимоно, босс лос-анджелесского филиала «Якудзы» что-то резко скомандовал, и все низко склонили головы перед вошедшим. Господин Такакура проследовал в сопровождении своих помощников в центр зала и занял полагавшееся ему почетное место.

Выслушав заверения в почтении и преданности руководителей лос-анджелесского филиала «Черного лотоса», оябун взял слово.

— Я прилетел в Лос-Анджелес не для того, чтобы слушать ваши заверения в уважении ко мне. Я здесь, чтобы узнать, что стало с шестью грузовыми самолетами, которые мы отправили с Окинавы в позапрошлом месяце. Слушаю тебя, Мацумото, — оябун указал рукой на сидящего напротив пожилого японца.

— Уважаемый Ясака-сан! — с поклоном проговорил Мацумото. — Эти самолеты были заказаны китайским бизнесменом по имени Чоху Ли, находящимся под покровительством небезызвестной «Триады». Мы произвели поставку самолетов, и они осуществили с нами расчет в размере двадцати четырех миллионов долларов наличными. Как и было оговорено.

Пожилой японец сделал паузу.

— Дальше! — приказал Такакура.

— Деньги оказались фальшивыми. Это была очень искусная подделка наивысшего качества.

— Кто руководил операцией по продаже самолетов? — резким тоном задал вопрос оябун.

— Операцией руководили Масами и Ешиаки. Нам стало известно, что эти двое вступили в предательский сговор с китайцами. В их обязанности входило тщательно, при помощи специального оборудования, проверить передаваемые наличные деньги. За то, что они не обнаружили подделку, им было обещано полтора миллиона долларов. Но все тайное становится явным. Теперь их судьбу должны решить вы, Ясака-сан, — уважительно поднял глаза на своего босса Мацумото.

— Предатели должны умереть медленно и мучительно, как предписывает наш закон, — провозгласил оябун.

— Я должен сказать вам, господин, что эти двое полностью осознали свой страшный поступок и в прошлом принесли много пользы нашему клану. Я осмелюсь просить у вас разрешить умереть им с честью, как подобает настоящим якудзам.

— Хорошо, будь по-твоему. Где они?

Мацумото поднял руку и тотчас привели и усадили недалеко от него двух японцев.

— Так это вы осквернили честь нашего клана? — грозно сверкнул глазами оябун.

Лица приведенных побелели, и один из них ответил:

— Да, господин Такакура. Мы виноваты. Мы понимаем, что прощения нам нет, и готовы понести заслуженное наказание.

— Тогда вы знаете, что надо делать! — ледяным тоном объявил глава клана.

После вынесенного вердикта обреченные японцы отошли на почтительное расстояние и присели в специально отведенном месте. Тут же поднесли и уложили перед ними на чистые белые полотенца короткие церемониальные мечи для харакири. Обреченные оголили торс, представив на обозрение окружающих татуировки, обильно покрывающие все их тело. Это были цветные тату, изображающие драконов, хищных зверей и причудливые замысловатые орнаменты. Все рисунки так густо переплетались, что казалось, будто на них надеты тесно облегающие цветные майки.

Приговоренные присели на колени в позу «зазен» и погрузились в медитацию, настраивая себя на «сипуку» — ритуальное самоубийство. За спиной у каждого стояло по человеку с обнаженным самурайским мечом «катаной». Обреченные якудзы углубились в самосозерцание, готовясь достойно перейти в мир иной, как подобает воинам.

После длительного погружения в себя каждый из них двумя руками поднял ритуальный меч и направил его лезвием к животу. В это время стоящие за ними подняли остро отточенные мечи на изготовку. Одновременно с резким выдохом двое провинившихся вогнали клинки в брюшную полость по самую рукоять. Но это было еще не все. Громадным усилием воли они резким движением потянули рукоятки вбок, разрезая полость своего живота. И тотчас просвистели мечи, отсекая головы несчастных от туловищ. Это был единственный гуманный момент, предусмотренный в жестокой церемонии.

Ритуал, уходящий корнями в глубину веков своей жестокостью, укреплял дисциплину в системе бусидо — системе пути воина.

После того как обезглавленные тела рухнули на пол, их прикрыли черными, вышитыми золотом покрывалами и продолжили собрание клана.

— Это ждет каждого, кто допустит непростительную ошибку. Вы это знаете, — обвел глазами каменные лица якудза Такакура. После чего повернулся к сидящему напротив Мацумото. — Есть и твоя вина в происшедшем. Ведь ты возглавляешь филиал. Тебе нужно извиниться, — с этими словами он подвинул к опустившему голову Мацумото завернутый в белое полотенце клинок.

Мацумото, сказав покорное «Ос!», развернул полотенце и положил на него, растопырив пальцы, кисть левой руки. Затем поднес обнаженный клинок к мизинцу и резким движением правой руки отсек его. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Лишь только лоб покрылся холодным потом. После этого, перетянув чистым платком искалеченную руку, он завернул отрубленный палец в полотенце и двумя руками, с поклоном, протянул его своему господину.

— Прими мое извинение, мой господин.

Оябун принял подношение и положил сверток рядом с собой. Это означало, что раскаявшийся прощен.

— А теперь я хочу услышать подробности.

Мацумото подробно поведал патрону о происшедшем.

В недалеком прошлом один китайский бизнесмен обратился к японцам из Лос-Анджелеса с деловым предложением о покупке шести грузовых самолетов. За этим бизнесменом стоял нью-йоркский клан «Триады» — тайной преступной китайской организации. Были оговорены все подробности сделки: самолеты поступят контрабандным путем, расчет будет производиться наличными.

Самолеты поступили на адрес одной крупной бруклинской компании, которая выступила посредником сделки. По заранее отработанной схеме вооруженным представителям «Якудзы» были переданы наличные деньги. Почему члены «Черного лотоса» не обнаружили подвоха, нам уже понятно. Пересчитав их, японцы не смогли распознать то, что купюры были фальшивые. Обнаружить подделку было очень сложно, ибо, как выяснилось позже, банкноты были изготовлены чрезвычайно качественным клише, при помощи новейших технологий. Но увы, ошибок «Якудза» не прощает, и люди, повинные в приеме фальшивых денег, были жестоко наказаны. Мир «Якудзы» суров.

— Надеюсь, ты понимаешь, Мацумото, что обязан в ближайшее время вернуть деньги и отомстить китайским ублюдкам, а иначе последуешь по пути этих двух. — Босс указал рукой на покрытые покрывалами тела.

— Да, Ясака-сан. Мне ясно.

— Исполни свой долг. Для этой цели не жалей ни людей, ни средств.

— Все понял, босс.

— Да, кстати, а какая бруклинская фирма выступила посредником?

— Одну секунду, господин Такакура. — Мацумото правой рукой вытащил из кармана листок бумаги. — Эта компания называется «Сателлит интернэшнл».


В полицейском управлении Нью-Йорка, несмотря на поздний час, было шумно и оживленно. Волна преступлений в последнее время захлестнула город. На графике, что висел в кабинете у комиссара, кривая роста преступности достигла своих критических отметок. Убийства, грабежи и разборки между преступными бандформированиями значительно увеличились. И это в начале третьего тысячелетия?

В кабинете комиссара нью-йоркской полиции Фрэда Морроу проводилось экстренное совещание. Лейтенант Лари Клэйтон зачитал отчет о происшествиях последней недели, после чего комиссар взял слово.

— Что-то в нашем городе стало неспокойно. Вроде далеко не тридцатые годы и даже не семидесятые, когда гангстеры дебоширили вовсю. Ну вот, опять эти разборки. Опять в Чайнатауне была перестрелка в ресторане «Золотой петух». Три трупа, шестеро раненых. Опять, судя по донесениям, на улицы Нью-Йорка поступила крупная партия героина. Наркоторговцы бесчинствуют вовсю. Особенно на этом поприще преуспевают зулусы и китайцы. Поставку, как правило, осуществляют колумбийцы, да и из Азии товар поступает. Что скажет отдел по борьбе с наркотиками? Слушаю вас, капитан Джефферсон.

Капитан был невысоким полным человеком, одетым в мешковатый серый костюм. Он встал со своего места и произнес:

— Ну что я могу сказать нового, сэр?

— А вот придется, Джефферсон, придется. Слушаем вас.

— Нами приняты все меры, чтобы не допустить притока наркотических веществ на территорию города. Это главная задача и цель. Бороться с уличными торговцами на практике очень сложно. Мы их пачками доставляем в участок, а их ряды все не редеют. Необходимо бороться с серьезными поставщиками, но это совсем непросто. Вроде уже столько опыта. Вроде бы все предусмотрели. У нас работают опытные специалисты. Используем специально обученных собак. Наши отделы в каждом аэропорту, на каждом вокзале и в каждом порту. Внедряем в ряды наркоторговцев своих агентов. Привлекаем к работе информаторов. — Капитан вытер вспотевший лоб платком. — Наркоторговцы становятся все более ушлыми и изворотливыми.

— Как я считаю, главное — профилактика, — прервал его комиссар. — Главное — перекрыть каналы поступления в Соединенные Штаты наркотических веществ.

— Именно так, сэр! — продолжил капитан полиции. — Но, как я уже сказал, эти проклятые колумбийцы и другие наркоторговцы находят все более изощренные способы поставки. Например, информаторы сообщили, что колумбийцы заключили некое соглашение с китайцами о совместной деятельности и распределении по различным видам наркотических веществ и их поставок из Дальнего Востока в Южную Америку. Поступила также информация, что и «Коза ностра», а точнее, семья Гамбино вела с ними переговоры о разделе рынка сбыта.

— А как же чернокожие группировки? — поинтересовался комиссар.

— Ну, они, как всегда, на плаву в этом бизнесе. Например, в Гарлеме, куда ни плюнь, попадешь в черную физиономию какого-нибудь наркодилера. Они там кишмя кишат. Вот если бы нам государство дало больше прав…

— Давайте не будем вести полемику о правах полицейских. Давайте лучше изыщем возможные резервы и попытаемся совместными усилиями придушить это чудище, именуемое наркобизнесом. Кстати, что слышно по поводу русских?

— На Брайтоне, сэр, заметно некоторое оживление, — отрапортовал лейтенант Клэйтон. — По информации, полученной от наших людей, становится ясно, что история с простреленными русскими мафиози у отеля «Хилтон» будет иметь продолжение. Как говорят информаторы, русские такое не спускают, но по этому поводу лучше обратиться к специальному агенту Фоксу Пирсону. Он более компетентен в этом вопросе.

— Да, конечно. Что вы об этом скажете, агент Пирсон? — обратился комиссар к человеку в аккуратном синем костюме.

— Я скажу следующее. По полученным мною данным, в движении русских виновата не только месть. Есть сведения, что в этой истории замешаны крупные деньги, и на завтрашнем совещании я вас более подробно введу в курс дела.


Нью-Йорк. Чайнатаун — китайский квартал. Попадая сюда, как бы моментально переносишься в Гонконг. Европейский стиль сменяется дальневосточным. Здесь буквально все: рестораны, восточные лавки и даже телефонные будки — выполнены в китайском стиле. Везде пестреют вывески с китайскими иероглифами. Здесь даже английский язык воспринимается как иностранный. Чайнатаун, расположенный к северу от Бруклинского моста на стороне Манхэттена за Сити-холл, состоит из двенадцати жилых массивов. В общем-то, немало даже для такой метрополии, как Нью-Йорк.

Возле большого ресторана с характерной национальной черепичной крышей с изогнутыми краями, где у входа снуют многочисленные представители желтой расы, припарковал свой «Лэнд-крузер» Вася Заяц. Вместе с Симоном и Яшей Эмигрантом они уже битый час наблюдали за этим фешенебельным заведением под названием «Золотой дракон». Отслеживая путь Тарасюка, они узнали о его связи с китайцами, и нити привели их в это злачное место.

— Слушай, Васек, — обратился к другу Симон. — Так мы здесь весь вечер можем простоять и ничего не вынюхаем. Надо зайти внутрь, приземлиться за столик, перекусить что-нибудь, у них есть «утка по-пекински» — пальчики оближешь.

— Да ты просто, брат, проголодался. Но по-большому, я бы тоже перекусил. А ты как считаешь, Яша?

— Я тоже думаю, что здесь без толку торчать. Сидя в машине, мы больше внимания привлечем.

Друзья вышли из машины и проследовали в ресторан. Заняв уютный столик возле аквариума с золотыми рыбками, они заказали «утку по-пекински», салат из побегов молодого бамбука и, конечно же, рис. На предложение официанта отведать китайской рисовой водки Яша, оскалившись, отмахнулся.

— Знаю я вашу термоядерную водку. Градусов под шестьдесят, а то, бывает, и под семьдесят, да еще горячая, по ногам шибает «мама, не горюй». Ты нам лучше хорошего чая принеси, зеленого с жасмином. О'кей?

— О'кей! — вежливо улыбаясь, раскланялся китаец и моментально растворился в пространстве.

Через несколько минут стол уже был уставлен китайскими яствами, и приятели принялись за трапезу.

— Странные люди эти потомки жителей Поднебесной, — поглощая утку, заметил Вася. — В пищу употребляют всякую живую тварь. Они считают пригодным для пищи любую живность, на которую падают лучи солнца. Хавают и саранчу, и змей, и ящериц, и разных там гусениц, тараканов, — поморщился Заяц. — А, видите ли, все молочные продукты, молоко, сыр, творог есть у них впадлу. Это у китайцев почему-то вызывает отвращение. Прибабахнутые узкоглазики, — покрутив пальцем у виска, Вася пробовал палочками накрутить лапшу.

Эта процедура ему давалась с трудом — пальцы, привыкшие к европейским приборам, не претендовали на виртуозное владение деревянными палочками.

— Да это еще что, — махнул рукой Симон. — Я видел видеокассету, называется «Шокирующая Азия», так там извращенные толстосумы берут обезьянку, зажимают ее голову в деревянные тиски посередине круглого стола, потом эти мудилы собственноручно забивают бедное создание специальными деревянными молотками, тут же официант вскрывает несчастному животному черепную коробку, и все извращенцы ложками поглощают горячий мозг еще недавно живой обезьяны.

— Ну и уроды! — возмутился Яша. — Вот бы кому-нибудь из них зажать башку в эти тиски и с размаху шандарахнуть кувалдой, тогда бы, наверное, у других тупорылых извращенцев отпало желание всякой хреновиной заниматься.

Приятели еще долго лакомились китайскими деликатесами, попивали чай и присматривались вокруг. Они томились уже более четырех часов, опустошая один за другим керамические чайники. Ничего, что могло бы их заинтересовать, не происходило, и приятели собирались прекратить наблюдение, как вдруг неожиданно входная дверь распахнулась, и в нее быстрым шагом вошли пятеро азиатов в длинных плащах и стремглав поднялись по лестнице на второй этаж, где располагались банкетный зал и отдельные кабинеты.

Симон, недолго думая, устремился за ними, на ходу поправляя пистолет, заткнутый за брючный ремень. Поднявшись по лестнице и пробежав по длинному коридору, он заметил, как резвые гости проскользнули в открытую дверь. Он нырнул за ними и притаился за бархатной ширмой.

Его взору предстало следующее зрелище. Пятеро гостей вошли в красный зал с бамбуковыми колоннами, где за низким столом сидела дюжина китайцев. Выдернув из плащей по пистолету с глушителем в каждую руку, непрошеные гости без предисловий открыли по сидящим огонь. Разрядив обоймы в китайцев, они спрятали оружие. Затем двое из них достали слегка изогнутые мечи и отсекли всем трупам головы.

После проделанной кровавой акции один из азиатов достал из кармана плаща цветок лотоса, перевязанный черной лентой, и положил на труп одного из китайцев. Вся процедура заняла не более трех-четырех минут. Таким же быстрым шагом, как и вошли, гости моментально проделали обратный путь и покинули ресторан.

Симон тоже незаметно вышел из своего убежища и, спустившись к приятелям, поведал им о происшедшем. Рассказав об увиденном, он заключил:

— Тут, братки, дело нечистое. Отвечаю — это были японцы, и я так думаю, что «Якудза». Я их брата хорошо изучил в Токио.

— Ладно, поговорим в машине, — вставая из-за стола, бросил Яша. — Пора сваливать. Сейчас с минуты на минуту начнется кипиш. Идите в тачку, а я рассчитаюсь с официантом и за вами.

Уже через несколько минут друзья покидали Чайнатаун, двигаясь в направлении Манхэттена. По встречной полосе мчалась вереница полицейских машин с мигающими огнями и воем сирен.

В Чикаго

Феликс Чикаго с Дато и Сэмэном сидели в мягких кожаных креслах апартамента номера «люкс» отеля «Веллингтон».

— Что-то парняги из Чайнатауна не отзванивают? — попивая кофе, проговорил Сэмэн. — Может, им на сотовый позвонить?

— Не стоит, — ответил Феликс.

— Почему так?

— Не будем отвлекать их, пацаны знают, что делают. Если была бы какая-нибудь информация, они бы отзвонили.

— А я вообще, биджо, не понимаю, что они могут узнать в этом кабаке? — пожал плечами Дато.

— Нам, старик, конкретные люди объяснили, что в этом ресторане собираются старшие нью-йоркской «Триады». Именно к ним в «Золотой дракон» часто наведывался наш хохол, — ответил ему Чикаго. — Он с ними плотно сотрудничал. Люди дали ясно понять, что от самих главарей китаез нужно плясать, чтобы добраться до этого ублюдка. Так что дай бог, чтобы парни что-либо вынюхали.

— Дай бог, — кивнул Дато.

Через некоторое время раздался стук в дверь. Феликс и Дато передернули затворы своих пистолетов и спрятали их за подлокотники кресел.

Сэмэн подошел к двери.

— Кто?! — резким тоном поинтересовался он.

— Интерпол, открывайте, — раздалось по-английски из-за двери.

Парни переглянулись, но через мгновение услышали смех, и знакомый голос Васи Зайца произнес:

— Да это мы, братва. Что, небось повелись?

Сэмэн открыл дверь, и в номер ввалились Вася, Симон и Эмигрант.

— Что, повелись? — скалился Заяц.

— У-у… злые фраера! Чтоб вам пусто было на свободе! — ругнулся Дато Сухумский. — Решили вора пугать, так я уже пуганый. Мусора ломали, гады стреляли, а тут еще вы нервируете.

— Да ладно, Дато, шутка же, — улыбнулся Симон.

— В гробу я, генацвале, видел такие шутки. Ну да ладно, шутники, рассказывайте, что там у вас?

— Да у нас, братуха, конкретный кипиш, — возбужденно произнес Яша Эмигрант. — К китаезам ворвались какие-то ниндзя и наглухо перевалили их всех, да еще и бошки им всем поотсекали. Но лучше об этом Симон все расскажет. Он был очевидец бойни.

Симон в ярких красках поведал присутствующим о том, что лицезрел в «Золотом драконе», дополняя свое повествование блатной феней и активно жестикулируя. По концовке он добавил:

— Ну что, братки, башку даю на отсечение — это была «Якудза». Я, в натуре, их брата хорошо знаю. Еще с тех пор, как мы с Чикаго два месяца в Токио прибивались. Помнишь, Фил?

— Да, братуха, было дело.

— Так вот, братки, сомнений быть не может — это японские головорезы, — продолжил Симон. — Я и по Америке с ними встречался. И в Нью-Йорке, и в Детройте, и в Лос-Анджелесе. Пересекались по мелочам, но до конфликтов дело не доходило. Так что вряд ли я могу ошибиться. «Якудза» это. И по движению, и по внешнему виду.

— Но тогда из этого следует, что нужно на японцев выходить. Видно, они что-то с «Триадой» не поделили, — задумчиво произнес Феликс. — А коль китайцы тесно сотрудничали с Тарасюком, нам их разборки могут быть на руку. Как, Симон, нам выйти на «Якудзу»?

Симон задумался, а потом, стукнув правым кулаком в левую ладонь, воскликнул:

— Слышь, братуха, так ведь твой кент японский живет сейчас в Чикаго! Помнишь Яшидо Акиямо? Он здесь, в Америке.

— Да ладно?! Ты серьезно? — удивленно воскликнул Феликс. — Яшидо в Штатах?

— Да, брателла. У него в Чикаго школа айкидо, но не это самое главное. Его старший двоюродный брат возглавляет клан «Якудза» в Лос-Анджелесе. Так что можешь проведать своего кента.

— Тогда что время терять, — решительно подытожил Феликс. — Завтра же вылечу к Яшидо, думаю, он будет чертовски рад. Я когда-то оказал ему услугу, а люди его склада таких вещей не забывают.

— Ну вот и по кайфу, — влился в разговор Яша Эмигрант. — Кстати, тебе стоит вылететь вместе с Джино Кастелано. Если ты не забыл, он представляет семью Дженовезе в этом городе. Я думаю, это в его интересах тоже. Сейчас я с ним созвонюсь, и на завтра закажем вам билеты.

— О'кей, братва, — улыбнулся Феликс.


Чикаго. Некогда город мясников и гангстеров, а сейчас центр современного искусства и джаза. Город самых старых и самых высоких небоскребов в мире. Чикаго — метрополия, расположенная в юго-западной части озера Мичиган.

От аэропорта Феликс, Сэмэн и Джино Кастелано с помощником добирались на встретившем их десятиметровом лимузине чикагского клана Дженовезе.

И вот перед глазами Феликса взметнулись ввысь небоскребы этого знаменитого гангстерского города, где в свое время царствовал затертый киношниками Голливуда небезызвестный Аль Капоне.

О Чикаго, Чикаго! Феликс с любопытством разглядывал его улицы. Сколько раз в гангстерских боевиках он окунался в события жизни воротил теневого бизнеса тридцатых годов. Он был здесь в первый раз, и было что-то символичное, что его прозвище совпадало с названием этого города. Еще в аэропорту Нью-Йорка Феликс почувствовал некоторое волнение, когда на табло высветилось название города и в репродукторе красивый женский голос сказал: «Чикаго». Ему казалось, что объявляют о нем самом.

Лимузин мчался по главной улице города — Мичиган-авеню, которая проходила параллельно берегу одноименного озера. Подъехав к высотному зданию начала века, автомобиль свернул в переулок в небольшой узкий двор. Выйдя из автомобиля, молодые люди подошли ко входу, над которым черным по белому были нарисованы японские иероглифы, а ниже находилась надпись на английском: «Школа айкидо».

Зайдя внутрь, они как бы покинули Америку и попали в Японию. Вокруг были бумажно-деревянные стены, традиционные японские циновки на полу и всюду иероглифы и рисунки, изображающие мастеров древних единоборств. Встретивший у входа японец проводил их в большой центральный зал, именуемый «додзэ».

При входе в зал Феликс разулся и сделал поклон, проявляя знак уважения и соблюдая обязательные ритуалы, которые он хорошо знал. Все остальные последовали его примеру, и даже итальянцы, скинув обувь, отвесили поклоны, дабы не уступить русскому гостю в культуре поведения и соблюдении этикета.

В просторном зале, на стенах которого были развешаны всевозможные виды холодного оружия, занималось не менее пятидесяти человек. Они были одеты в белые тренировочные рубахи и черные широченные штаны. Стоя друг напротив друга, ученики попарно отрабатывали различные захваты, броски и ловкие передвижения.

Вся система айкидо в основном сводится к концентрации энергии «ки» — мощной внутренней энергии человека. В китайском языке, например, эта же энергия называется «ци». Путем постижения и овладения техникой управления внутренней энергией мастер этого вида единоборства может силу и энергию противника обратить против него самого. А настоящий мастер способен виртуозно раскидать несколько человек.

Вот как раз этим и занимался в настоящий момент сорокалетний японец с резкими чертами лица, одетый в черную одежду. Он одновременно упражнялся с восемью противниками. Они то поочередно, то гурьбой нападали на него и тут же, переворачиваясь в воздухе, отлетали, словно щепки. Мастер неуловимыми глазу молниеносными движениями свободно и легко расправлялся с ватагой нападающих, как бы просто играя с ними.

Острым глазом увидев вошедших, он остановил схватку и почти бегом устремился навстречу гостям. Узнав Феликса, глаза его изумленно расширились, а на губах появилась радостная улыбка. Но, подбежав к своему другу, он не сразу попал в его объятия. Соблюдая этикет, мастер в двух шагах остановился около Феликса, отвесил гостям глубокий поклон и лишь затем заключил в свои объятия старого приятеля, вежливо поздоровался и познакомился с остальными.

— Феликс-сан, откуда ты здесь? Каким добрым ветром тебя занесло в Чикаго? Как же я рад тебя видеть.

— Да вот так бывает, брат Яшидо, земля ведь круглая.

— А почему не позвонил? Я бы встретил тебя с огромной радостью.

— Ну не обессудь. Будем считать это сюрпризом.

— Верно. Как говорят у нас: «Неожиданный приход дорогого гостя приносит счастье в дом». Сколько ж лет мы не виделись, Феликс-сан?

— Да, поди, уже шесть лет. Как дела у твоей сестренки? Как поживает твоя очаровательная супруга, как дети?

— Спасибо, хорошо. Все здоровы. Моя сестра Миюки сейчас преподает в Токийском университете. Все время спрашивала о тебе. Интересовалась. От тебя же лишней весточки не дождешься. Хоть позвонил бы. Я вот пробовал тебе звонить, но твой старый мобильный не отвечает, ты их, наверное, меняешь как перчатки. От тебя уже более трех лет никаких вестей не было.

— Ну прости, Яшидо, виноват. Суета сует. Вся жизнь на бегу. Ты уж извини своего друга.

— Прощаю, Феликс-сан, но в последний раз. Не пропадай больше. Ну расскажи хоть, как ты сам. Обзавелся ли семьей?

— Да нет пока. Уж больно я свободу люблю.

— Ну ничего, у тебя еще все впереди. Где ты сейчас обитаешь?

— По-прежнему, в Москве. А ты, как я вижу, перебрался в Америку.

— Да, как видишь. Судьба распорядилась так, что сейчас я живу здесь, в Чикаго, проповедую японскую культуру и несу ее в массы. Добрые пути нужны всем странам и континентам. Меня еще три года назад в Чикаго пригласили. Вот помогли такую школу открыть. — Яшидо развел руками.

— Хорошая школа, просторный зал, красивые татами. Твой зал в Токио был куда меньше, — заметил Феликс.

— Так в Японии и земли меньше.

— Да, у вас там особо не развернешься, на каждый квадратный метр по два японца, — пошутил Феликс и тоже рассмеялся.

— У нас в Токио квадратный метр полезной площади самый дорогой в мире, так что в Америке я не сразу привык к таким просторным помещениям.

— А здесь ты как умудрился обустроиться? Я думаю, твой двоюродный брат Шигеро Мацумото помог. Он, как я слышал, в Америке давно.

— Да, Шигеро в Лос-Анджелесе с начала восьмидесятых. Помог финансировать этот проект, а пригласили меня поклонники айкидо.

— А у нас как раз дело к твоему брату. Поможешь организовать встречу?

— Ах, вот оно что, а я уж было понадеялся, что мой друг ради меня совершил столь длительное путешествие, — улыбнулся Яшидо Акиямо. — А моему замечательному другу, оказывается, мой брат понадобился.

— Ну что ты, Яшидо, я безумно рад нашей встрече. Такая уж у нас суетная жизнь, приходится сочетать полезное с приятным. Приятное в данном случае — это наша с тобой встреча.

— Надеюсь, мой друг, надеюсь. — Яшидо еще раз обнял Феликса. — Ну что, прошу тебя и твоих друзей проследовать со мной на верхний этаж в отдельный зал для чайной церемонии. Сейчас нам подадут туда суши, сушими и, конечно же, сакэ. Так что, как говорят у вас в России: «Ми-ло-сти п-ро-сим, до-обро по-о-жа-ло-ва-ть», — перешел он с английского на русский, смешно растягивая слова. — Правильно получилось?

— Правильно! Смотри-ка, не забыл еще. Вот что значит хорошая память и лингвистические способности. Ну что ж, пойдем в твой отдельный зал.

Хозяин с гостями на лифте, выполненным под сандаловое дерево, поднялись на третий этаж, проследовали в специальный зал и расположились на циновках за низеньким квадратным столом. Тут же появились две девушки в кимоно и, положив перед каждым гостем приборы и горячие влажные полотенца для протирания рук, безмолвно и тихо удалились. Через пару минут появившись вновь, они забрали использованные полотенца и поставили перед каждым гостем глиняную бутылочку с подогретым сакэ. Каждая бутылочка была сверху накрыта маленькой фарфоровой чашечкой.

Последовав примеру хозяина, присутствующие налили сакэ в чашку и взяли ее двумя руками. Яшидо Акиямо произнес короткую речь, выражая в ней приветствие и радость по поводу прихода гостей, и закончил ее традиционным «кампай». Все повторили этот национальный тост и опустошили порцию горячего сакэ, которое приятно обожгло горло.

Город ангелов

Погостив пару суток у гостеприимного японца и посетив загородную резиденцию клана Дженовезе по любезному приглашению Джино Кастелано, интернациональная компания вместе с примкнувшим к ним Яшидо вылетела в Лос-Анджелес. Там в аэропорту «Города ангелов» их встретил сам Шигеро Мацумото.

Прямиком из аэропорта они устремились в «маленький Токио». Расположившись в одном из банкетных залов клуба «Фудзияма», Феликс открыто поведал главе лос-анджелесского клана «Якудзы» о том, что, по его мнению, их интересы пересекаются на одной и той же финансовой компании и, возможно, на одном и том же физическом лице. Он решил идти ва-банк и открытым текстом сообщил господину Мацумото о цели своего приезда.

Подробно рассказав предысторию, Феликс не забыл упомянуть о том, что произошло в китайском квартале Нью-Йорка. Говоря об этом, он внимательно наблюдал за выражением лица Шигеро Мацумото, пристально глядя ему в глаза. Но ни взглядом, ни каким-либо движением японец не отреагировал на полученную информацию.

Феликс понимал, что в данной ситуации хитрость неуместна, и подытожил свою речь следующими словами:

— Уважаемый Шигеро-сан, я и мои коллеги приехали в Америку с конкретной целью. Мы должны найти наши деньги и человека, их похитившего. Так или иначе мы это сделаем, но если в данной ситуации наши с вами интересы пересекаются на одном и том же объекте, то я уполномочен сообщить вам, что было бы продуктивней объединить наши силы для достижения конечного результата. О нашем деле я вам подробно рассказал, вы мне сообщите то, что посчитаете нужным, но я бы не хотел, чтобы мы столкнулись лбами, преследуя одну и ту же дичь. Я думаю, что в сложившейся ситуации мы могли бы быть друг другу чрезвычайно полезны, и я бы хотел услышать ваше мнение по поводу моего предложения.

Шигеро Мацумото, внимательно и вежливо выслушав своего гостя, с ответом не спешил. Уж такой народ японцы, а тем более если они еще и члены «Якудзы». Осторожность и скрытность в делах присущи им так же, как скромность и вежливость, а посему глава лос-анджелесского клана «Черный лотос», извинившись, тактично перенес продолжение разговора на следующий день.

Феликс понимал, что господину Мацумото для принятия столь важного решения необходимо не только тщательно все продумать и посоветоваться с коллегами, но также оповестить и выслушать решение своего босса — оябуна клана «Черный лотос».


Вечером того же дня Феликс встретил ростовского вора Эдика Кирпича, прилетевшего из Майами, чтобы присутствовать на завтрашней встрече. Этого потребовала та часть русской братвы, которая, по совместному решению, томилась в ожидании под палящими лучами жаркого солнца Флориды на пляжах Майами-Бич. По предварительному сговору они должны были находиться на побережье Атлантического океана, ожидая конкретного сигнала для дальнейших действий.

Эдик приехал для того, чтобы, не прибегая к услугам телефонной связи, тет-а-тет узнать у Феликса о том, как разворачиваются события.

Встретив приятеля, Феликс отвез его в комфортабельный коттедж на Беверли-Хиллз, любезно предоставленный для них кланом Дженовезе.

Когда Чикаго подробно рассказал Кирпичу о текущих делах, было решено этим вечером отдохнуть, и друзья устремились в Голливуд. Грешно было не воспользоваться возможностью, находясь рядом, не посетить знаменитое место, которое вот уже восемьдесят лет является «фабрикой грез» для миллионов кинозрителей во всем мире.

Эдик и Сэмэн были в Лос-Анджелесе первый раз, как, впрочем, и в Соединенных Штатах, а посему Феликс вызвался быть их гидом, так как бывал уже в этих краях.

Приятели прогулялись по Голливудскому бульвару, на котором выбиты звезды с именами известнейших актеров Голливуда. Потом посетили Menn's Chinese Theater, знаменитый тем, что на нем кинозвезды увековечили себя отпечатками своих рук и ног.

Феликс отметил, что его рука идентична руке Стивена Сигала и практически подходит к отпечатку Джона Траволты. На что Сэмэн с присущей ему простотой заметил:

— А интересно, почему эти кинозвезды, мать их так, не оставляют отпечатки других частей тела? Отпечатали бы в цементы свои задницы или еще что-нибудь. — Восторгаясь своей плоской шуткой, он громко расхохотался.

Эдик Кирпич, положив руку на отпечаток руки Роберта де Ниро, с удовольствием для себя похвастался:

— О, братва, смотри-ка, может быть, де Ниро мой родственник? Надо будет при случае поинтересоваться у него.

— Да, брат, в жизни все бывает, — улыбнулся Феликс. — Жаль, что сейчас мы не можем прошвырнуться по киностудиям «Юниверсал». К сожалению, уже поздно, и они закрыты для посетителей. Ну ничего, не последний день живем.

— Я тоже на это надеюсь, брат, — ухмыльнулся ростовский вор. — Ну что будем делать дальше, Феликс? Куда рванем?

— Давай-ка рванем обратно в Беверли-Хиллз. Там на Родео драйв есть неплохой клуб, в нем и зависнем. Никто не против?

— Почему бы и нет, — пожал плечами Джино Кастелано. — С удовольствием махну партию в бильярд. Кто составит мне компанию?

— Могу я, если не возражаешь, — улыбнулся Яшидо.

— Конечно, о чем разговор. Только с вами, самураями, наверное, опасно, — весело рассмеялся Джино.

— Ну что вы, бильярд ведь не айкидо, так что вам переживать незачем, Джино-сан. Кий — это не катана, и, думаю, наши возможности здесь равны.

— О'кей! Тогда в путь, господа.


Прибыв в клуб, японец с итальянцем заняли место у американского бильярдного стола. Сэмэн, истосковавшийся по женскому обществу, расположился за барной стойкой между двумя красотками. Предложив им виски, он уже буквально через несколько минут обнимал их за талии, как бы ненароком опуская руки на круглые ягодицы, и о чем-то весело щебетал с ними на ломаном английском языке.

Дамам, видно, пришелся по вкусу этот колоритный здоровяк со смешным непонятным акцентом и нахальными руками, бесстыдно блуждающими по упругим бедрам одновременно сразу двух вумэн. Но они делали вид, что этого не замечают, весело болтали, смеялись, поглощая дорогое коллекционное виски, щедро наливаемое их собеседником.

Феликс и Эдик Кирпич, разместившись за уютным столиком под роскошной пальмой, потягивали «Джек Дэниэлз» с колой. Наслаждаясь тихим блюзом и любуясь пламенем свечи, стоящей на столе, они вели непринужденный разговор. Постепенно в соответствии с количеством выпитого напитка разговор перетекал в более откровенное русло.

— Ты вот скажи мне, Фил, так, по-братски, — доверительно-дружески обратился Эдик к Феликсу. — Я тебя давно знаю как человека, авторитетного в наших кругах. Ты уважаемый и порядочный жиган. Но почему до сих пор ты не изъявил желание стать вором?

— Ну, на это есть свои причины, братуха. Во-первых, я, как ты знаешь, имею высшее образование…

— Брат, я думаю, это сейчас не препятствие. Есть и в наших кругах образованные люди. Я, Феликс, постарше тебя и скажу, что мое мнение — если в воровских кругах больше образованных будет, это не грех, а даже, наоборот, польза общему делу. Времена меняются, и, для того чтобы свято чтить и поддерживать нашу воровскую идею, братва должна быть более грамотной. Это, конечно, не то, что проходить тюремные университеты у Хозяина, — это святое, но все же и высшее образование пользу принести может немалую, а то ведь мусора и лохи все более грамотными становятся. Пустить на самотек — житья не станет, так-то, брат Чикаго.

— Да, так-то оно так, Эдик, — сделал паузу Феликс. — Но в моей биографии еще служба в армии была. Срочная служба в рядах вооруженных сил, а это вору не полагается. Этого еще никто не отменял.

— Да, братуха, это так. Но по мне, был бы человек правильный, преступной жизнью жил, закон воровской чтил да понимал, что вместе с короной воровской он на себя тяжкий воровской крест возлагает. «Шапка законника» — она ведь не для красоты, она к большой ответственности жулика обязывает, кристально чистой душе и духу несгибаемому. Ты ведь прекрасно знаешь, у нас химичить нельзя. Нельзя мутить воду. Шаг вправо или шаг влево — каюк. Коль определился по жизни, вором стал, так неси имя свое воровское как подобает, а эта ноша нелегка, братуха, ох нелегка. Да о чем я здесь базарю, ты, брат, сам это не хуже меня знаешь…

— Да знаю, Эдик, знаю. Уж, поди, не первый год этой жизнью живу…

Собеседники подняли бокалы.

— За воровское! — произнес Кирпич. — За порядочность!

— Как скажешь. Быть добру.

Приятели чокнулись и выпили.

— А вот что скажи мне, Феликс… Со мной-то все понятно как божий день, с детства урками воспитан, воровал, зону не раз топтал. А ты ведь вроде из интеллигентной семьи, почему другую стезю не выбрал, а пошел по скользкой и опасной — преступной?

— Но это долгая история, тут в двух словах не объяснишь.

— Да мы же вроде, Фил, никуда не торопимся. Телок в любой момент зацепим. Вон, глянь, как твой Сема Комод к двум телам прилип, и тела вроде ничего, смачные. — Кирпич ухмыльнулся и щелкнул пальцем. — А мне хочется сейчас, Феликс, по душам поботать. Поговорить о том о сем. Так сказать, о диалектике жизни.

Феликс внимательно посмотрел на ростовского законника.

— Ну а что, брат, почему бы и нет. Знаю тебя уже давно, лет пятнадцать, а то, поди, и больше. И помогал ты мне не раз, да вроде и я в долгу не оставался. Ты, Эдик, человек умный, а поэтому, если тебя мое мировоззрение заинтересовало, то я не буду по-жигански мурчать блатные истины. Расскажу нормальным человеческим языком. Ты, я думаю, поймешь.

Врагом воровского братства является государство. Государство не как оно значится в Конституции, а как то, что оно собой представляет на самом деле. Воровское движение, как оно есть, зародилось при тоталитарном строе, и ни для кого не секрет, сейчас об этом все кричат и пишут, какие говнюки и педерасты были у власти. Были и есть сейчас. Любому дураку понятно, что государство сверху донизу пропитано ложью и коррупцией, что у руля большей частью находятся жадные и властолюбивые негодяи, которых вовсе не интересует судьба народа, а интересуют лишь деньги и власть, а также прочие мирские наслаждения.

В прошлом, когда большая часть народа находилась под дурманом советской пропаганды и стремилась к коммунистическим идеалам, были и те, кто тем или иным способом противопоставлял себя государственной власти. Все по-разному. Каждый по-своему.

Была и молчаливая интеллигенция, подверженная сталинским репрессиям. Были и борцы, и бунтари, и диссиденты. Были и воры, которые так или иначе, хоть и на свой лад, со своим менталитетом, но все же конкретно себя противопоставляли государству. Жили по своим законам, по своим альтернативным правилам, совершенно противоположным не только общепринятой, навязанной морали, но и государственной власти как таковой.

Феликс сделал паузу. Отхлебнув большой глоток виски, он ненадолго задумался и продолжил:

— По большому счету, что такое преступник? Преступник — это человек, преступающий закон. А если закон несовершенен? Да несовершенен — это еще мягко сказано. Если он, как я уже говорил, пропитан коррупцией и ложью? Если у власти стояли и стоят подлецы? Так как же можно порядочному человеку не преступить непорядочный закон?

Феликс многозначительно посмотрел на ростовского вора, тот внимательно слушал, теребя рукой поседевший висок.

— Так вот, — продолжил Чикаго. — Я думаю, это самое главное, что подвело меня к опасной черте жизненного выбора. Если принципы моей морали противоречат условностям несовершенного закона, то я его преступлю, не задумываясь. Соответственно я являюсь преступником, так на хрена же нам лицемерить. Это мне не по нутру. Я не хотел бы быть похожим на тех выблядков, которые занимают государственные должности и посты, бьют себя кулаком в грудь и орут что-то о благосостоянии народа и о заботе о нем, одновременно обдирая его как липку. Я уж лучше открыто обзовусь преступником и буду открыто рвать жирных барыг и доить богатых лохов. При этом я никогда не обижу бедолагу мужика — трудягу, не обижу простой бедный люд. Если надо, я поделюсь с голодным, если надо заступлюсь за слабого, но по законам своей морали. По законам своей совести. А вовсе не по требованию продажного государственного аппарата.

— Так ты, братуха, нашу страну недолюбливаешь?

— Нет, брат, родину свою я люблю. Я россиянин и люблю Россию-матушку. Да я, если хочешь, в общем-то считаю себя патриотом и не стыжусь этого и народ наш русский люблю. Мне нравятся наши люди. Лишь дома я могу общаться по душам, любить и ненавидеть, жить настоящей, полной жизнью. А то, оглянись вокруг, вокруг только эти гамбургероподобные американцы, жирные и ленивые, избалованные комфортной жизнью. На хрена они мне нужны… Но мухи отдельно, котлеты отдельно. Россия — это одно, а ложь в государстве — совсем иное…

— А если бы, братуха, представить, что государство нормальное, честное, люди у власти стоят порядочные да человеки добрые, что бы тогда? Был бы ты преступником? — Эдик вопросительно посмотрел на Феликса.

— Хочешь честно, братан, так изволь. — Феликс посмотрел в глаза законнику. — Тогда, братуха Эдик, я преступником бы НЕ БЫЛ. Если ты меня правильно поймешь, а человек ты умный и опытный, то не осудишь.

— Да нет, о чем ты. Я что, гад какой-нибудь, что ли, чтобы человека за душевную правду осудить. И по большому счету, хоть я вор и обязан полностью идею воровскую пропагандировать, без разных там демагогий, но, не кривя душой, я тебе скажу, что прекрасно тебя понимаю и чистоганом с тобой согласен. Я сам часто задумываюсь, как наше воровское видоизменяться будет? Ведь время идет и все меняется. Люди по-новому мыслить начинают…

— Да, время вносит свои коррективы, тут уж ничего не поделаешь, — согласно кивнул Феликс.

— Ну а в общем-то, брат, как ты думаешь, может ли в жизни что измениться? В обществе, я имею в виду?

— Не знаю, старик. В утопии мне с трудом верится, тем более лживые чиновники не только у нас правят, а буквально во всем мире. И в Европе, и здесь, в Америке, так что быть мне преступником по жизни и во веки веков. Такова уж, видно, моя доля.

— Ну а лет через сто, как ты думаешь, возможны перемены?

— Не знаю, не знаю, брат мой старший. Но как-то года три назад имел я разговор с одним умнейшим человеком. Интересные он идеи выдвинул, простые, как все гениальное.

— Расскажи.

— Ну что, братуха, изволь. Только история не коротая.

— Так мы и не торопимся, вся ночь впереди.

— Тогда слушай… Дело было так…

Сакральная истина

Три года назад поехал я на зону близкого из моей бригады проведать, Крымом его кличут. Ну, ты сам знаешь, навестить, грев передать… Парняга достойный, ему еще пару лет чалиться.

Так вот. В одном из кабаков, эдак лет пять назад, мои пацаны с какими-то беспредельщиками повздорили. Наших было четверо, а их целая шобла. Мои парняги — бойцы разудалые, покромсали этих мудил, да ненароком вошли в кураж и малость перестарались. Одному челюсть свернули, двоим ребра переломали, а Крым вообще отличился — одному из них вилку в задницу вогнал. Хай не лезут!

Все бы ничего, да только эти беспредельщики мусорами оказались. Вычислить им удалось одного Крыма. По глупости своей на следующий день зашел он в кабак расплатиться, так сказать, за причиненный ущерб. Вот ему за добрый поступок и подфартило. Приняли его там омоновцы под белые рученьки и в отделение.

Как уж его там бедолагу ломали — один бог знает. Живого места на нем не было. Только он не раскололся. Никого из своих товарищей не выдал. И пошел родимый за «паровоза». Как мы его откупить ни пытались, сколько капусты ни втюхивали, все бесполезно. Мент, которому он вилку в задницу засунул, оказывается, нехилую должность занимал да помимо этого еще племянником замминистра был, так что отыграться на нем он решил по полной программе. Сколько мы ни подмазывали, выдернуть братуху не удавалось.

Более того, мент и дальше решил его в покое не оставлять. Задумал Крыма на красную зону отправить, но тут уж мы много капусты зарядили. И когда начали тягаться наши деньги против связей злого мусора, то на этот раз победили наши «лавэ». В итоге на зону попал он правильную — воровскую. Но и там долго не продержался — на «крытку» перевели. Там отсидел год, но мы его и оттуда выдернули. Сейчас чалится на доброй порядочной зоне. Там вор за зоной смотрит, мой друг Гурам, да ты его знаешь. Так что у него все путем.

Так вот на эту зону годика три назад я и ездил его проведать. Когда мы туда приехали, нам толковую свиданку организовали. Грев братве перекинули, вся зона кайфовала. Даже девку удалось Крыму подсуетить. Парняга оторвался вовсю.

Пообщавшись с Крымом, я встретился с Гурамом, с ним побеседовал. Привет и грев от его близких передал, да от себя кое-чем побаловал.

Короче, выполнив свою миссию на все сто, решил в церковь сходить. Тут как раз на вольном поселении, рядом с зоной, хорошую церковь построили, чтобы было где люду отсидевшему перед Богом свои грехи замаливать. Доброе дело, правильное. Красивый храм отгрохали. Огромный сруб из сосновых бревен, весь резной, свежим хвойным деревом пахнет. Над ним зоновские умельцы трудились, у них руки золотые, да и с душой к этому делу подошли. Красотища, как в Кижах.

Зашел я в храм, тройным крестом себя освятил, свечи к иконкам поставил, а тут и вечерняя служба началась. Вышел батюшка молитву читать, статный такой старик, борода седая длинная, и что-то мне в его внешности показалось до боли знакомым. Вот только одного не мог понять, где я с ним раньше встречался? А когда он псалмы начал читать, тут я его голос услышал. Сомнений быть не могло, и этот звучный баритон мне откуда-то знаком. Где? Когда? Чутье подсказывало, что знал я этого человека лет эдак десять-пятнадцать назад. Но при каких обстоятельствах? В какой ситуации?

Чем больше я всматривался в батюшку, чем дольше слушал его чтение, тем яснее осознавал, что раньше мы встречались.

Когда служба окончилась, я подошел к священнику и вежливо обратился:

— Батюшка. Я приехал издалека, в этих местах никогда не бывал, но меня не покидает ощущение, что мы с вами уже когда-то встречались. Вы не могли бы…

Священник внимательно вгляделся в мое лицо:

— Феликс… Феликс Ларин… Неужели ты?!

И тут на меня снизошло озарение. Не может быть! Я узнал этого человека. Это, несомненно, был он. Те же глаза, тот же тонкий нос, тот же голос… Я был потрясен до глубины души и ошалевшими глазами смотрел на священнослужителя.

— Григорий Матвеевич! Неужели это вы! Вы! Здесь!

Да, передо мной стоял Григорий Матвеевич Соломин — профессор, доктор наук, декан философского факультета Ростовского государственного университета.

В мои студенческие годы он возглавлял кафедру психологии. Это была неординарная, выдающаяся личность. Грамотный, талантливый человек, большой специалист, он умел просто разъяснить студентам самый наисложнейший материал. Многие пророчили ему Академию наук, звание академика и большую должность в Москве. Но он любил работать с молодежью и был далек от карьеризма.

Я очень уважал его и часто общался с ним, пополняя свой багаж глубокими знаниями и мудрыми истинами. Он тоже относился ко мне с уважением и предрекал карьеру на поприще психологии.

Как же он, ученый, мог оказаться в этой глуши, в церкви, в рясе священника? Уму непостижимо!

— Что, Феликс, удивлен?

— Еще бы, глазам своим не верю! Вы! Здесь! Вы священник! Боже мой, привидится же такое.

— Да, вижу удивлен. Да, впрочем, я удивлен тоже. Ты-то здесь какими судьбами?

— Да что я! Вы-то почему стали священником? Григорий Матвеевич, вы же…

— Пути Господни неисповедимы.

— Но все же! Отчего в вашей жизни произошли такие радикальные перемены?

— Это, Феликс, долгая история…


Уединившись в доме отца Григория (так теперь именовали Григория Матвеевича) за старинным русским самоваром, попивая душистый чай с травами, Феликс услышал историю бывшего профессора.

Сын Григория Матвеевича Владислав работал хирургом в центральной городской больнице города Ростова. Однажды, оперируя пациента, он ничем не смог ему помочь, так как случай был безнадежный, и операция окончилась летальным исходом. Его вины в этом не было, он был хорошим хирургом, но у пациента была порвана селезенка и повреждены многие внутренние органы.

Пациент оказался отпрыском главы администрации, и его отец в гневе обвинил в смерти сына Владислава. Его вовсе не интересовал тот факт, что сын-разгильдяй в пьяном угаре, обнюхавшийся кокаином, в компании двух девушек на своем новеньком БМВ нагло проехал на красный свет и врезался в «Москвич». Его номенклатурное сердце не переживало по поводу того, что погибли находившийся за рулем «Москвича» пенсионер и две девушки, по стечению обстоятельств оказавшиеся в машине с его отпрыском. Его волновало только то, что драгоценнейшее чадо не смогли спасти. Кого-то необходимо было обвинить для собственного самоудовлетворения. Не важно кого…

Козлом отпущения стал Владислав. Слепая ярость главы администрации пала на голову невиновного хирурга. Лизоблюдами из областной прокуратуры было сфабриковано липовое дело против Владислава. Его обвинили в торговле наркотическими веществами и осудили на восемь лет. В итоге он оказался в той самой зоне, в которой в данное время отбывал свой срок Крым. Но на этом злодейка-судьба не успокоилась. После двух лет отсидки и изнурительного труда на лесоповале несчастного хирурга придавило бревном.

Да, вот такие бывают в жизни трагические повороты. Как много в нашем обществе вопиющей несправедливости и жестокой подлости! Сколько по тюрьмам и зонам сидит невинно осужденных! Сколько гуляет на свободе истинных мерзких преступников! Да, неудивительно, что у богини правосудия Фемиды завязаны глаза. Не грех бы иной раз сдернуть с нее повязку и сказать: «Посмотри, родная, где же справедливость?!» Эта трагедия заставила Григория Матвеевича глубоко задуматься о смысле жизни. Именно она оказала влияние на решительный перелом в судьбе профессора.

Он отошел от научной работы и занятий со студентами и обратился к Богу, уехав в далекую глухомань на место гибели своего сына. Григорий Матвеевич не возненавидел людей, хотя это было бы естественно при сложившихся обстоятельствах. Наоборот, в далеком таежном поселении, отрешившись от суеты человеческого общества, погрузившись в религию, он посвятил свою жизнь служению Богу и людям с тяжелой судьбой. А таких людей в этих местах было несметное количество.

Кроме храма Григорий Матвеевич построил часовню на территории самой зоны. Там он и проводил службу для арестантов, направляя их на путь истинный, облегчая страдания.

Невольно я вспомнил произведение Льва Николаевича Толстого «Отец Сергий», где главный персонаж отрекся от блистательной карьеры и посвятил себя служению Господу. Да, аналогия получилась потрясающая.

Мы долго беседовали о бренности жизни, философии бытия, смысле существования.

Отец Григорий расспрашивал меня о моей жизни, моих делах. Я сначала обрисовывал свой род занятий весьма поверхностно и абстрактно, пытаясь максимально уходить от реалий, но в процессе общения понял, что это бесполезно. Передо мной сидел умудренный жизнью человек и талантливый психолог. Когда я откровенно рассказал ему о своей судьбе, он, вопреки моим ожиданиям, не стал строго укорять меня, а, наоборот, отнесся с пониманием и даже с некоторым сочувствием.

— На все воля Божья, Феликс, — сказал он мне. — Я не могу оправдать выбранный тобою путь и любой вид насилия, какими бы мотивациями ты ни руководствовался. Заповеди Господа нашего нерушимы и подтверждены веками, их только нужно понимать правильно.

— То есть как? — поинтересовался я.

— Они высказаны просто и лаконично, а каждый человек в меру своего интеллектуального уровня и духовного содержания должен интерпретировать их для себя индивидуально, при этом сохраняя главную цель, которой служат эти заповеди. Главное, чтобы каждый верующий правильно в душе осознавал истину слова Божьего.

— Григорий Матвеевич, можно я по-прежнему буду называть вас так? А то трудно изменить привычку.

— Разумеется, Феликс.

— Так вот. Вы сами учили меня логике и психологическому анализу, и моя жизненная позиция в настоящий момент тоже основана на реальных логических умозаключениях…

Тут я подробно поведал отцу Григорию о моих моральных принципах и жизненных устоях, высказал свою точку зрения на преступление как таковое, поделился соображениями о том, кто является истинными преступниками и моральными уродами.

Далее попытался обосновать, что, несмотря на характер моей деятельности, я по шкале морали и порядочности занимаю далеко не последнее место среди представителей рода человеческого.

— В сущности, Григорий Матвеевич, чем я отличаюсь от законопослушного гражданина? — размышлял я. — Как, например, поступит обычный человек, на глазах которого поганый маньяк пытается зверски изнасиловать девочку? Так называемый «непреступник», в лучшем случае, постарается его задержать и сдать в милицию, а реальнее всего то, что он лишь сообщит органам об этом зверстве. Я же — «преступник» — не стану сдавать эту гниду ментам, как предписывает буква закона, а просто-напросто раскрою череп этой мрази. Я поступлю как достойный мужчина, а не как законопослушный гражданин. Но в итоге мой поступок все равно будет считаться преступлением! Так что пусть я трижды буду преступником, но никогда не поступлюсь своей совестью и мужским достоинством!

Я привел еще несколько примеров отцу Григорию, которые отражали сущность моей морали, но противоречили букве закона.

Отец Григорий внимательно выслушал мои размышления и произнес:

— Феликс, в твоих словах, конечно, есть истины, но, продолжая углубляться в твои размышления, можно дойти до глобальной демагогии, извращающей все шиворот-навыворот и отрицающей все ценности человеческой морали. Ведь если тебя послушать, то воровать — это хорошо, если воровать у наворовавших в свое время. Грабить — это замечательно, если грабить людей, по-твоему, достойных того, чтобы их грабили. И даже убивать не грешно, если убивать подлецов и негодяев. Но кто дал тебе право определять, кто в жизни плохой, а кто хороший человек? Кто дал тебе право судить об этом и выносить свой вердикт? «Не судите, да не судимы будете», — гласит писание. Почему ты решил взять на себя роль самого Господа Бога? Это, мой друг, — тщеславие. Тщеславие и гордыня. А гордыня, как тебе известно, тоже грех.

— Греховен я, Григорий Матвеевич. С детства я старался расти человеком гордым и гордость считал за положительное качество.

— Гордыня и гордость — разные вещи. И ты об этом хорошо знаешь.

— Тем не менее слова-то однокоренные.

— Друг мой, не будем упражняться в филологии. Ты прекрасно понимаешь, что я хотел сказать.

— Да, конечно. Но все же согласитесь со мной. Пока в нашем обществе столько жестокости, подлости и беспредела, пока людьми управляет продажное правительство, где каждый руководитель печется только о собственном благосостоянии, а отнюдь не о благосостоянии народа, как это следовало бы, пока у власти коррумпированные и тупые чиновники, пока вокруг царят произвол и всенародный обман, имеющий всероссийские масштабы, моя профессия вносит определенный баланс и заполняет полагающуюся ей на данном этапе нишу.

— Да, это верно. Но если каждый член нашего общества будет рассуждать подобным образом, все так и останется «на круги своя».

— Что же вы тогда предлагаете?

— Я предлагаю? Я не предлагаю, я делаю! Свое маленькое, но, как я считаю, очень нужное дело. И если б каждый хоть немного, хоть чуть-чуть внес свою лепту в создание чего-то более чистого и светлого, тогда мир стал бы намного лучше и добрее.

— Вам не кажется, Григорий Матвеевич, что это звучит несколько высокопарно? Хотелось бы побольше конкретики.

— Конкретики? В чем?

— Да хотя бы в том, какой нужно сделать первый шаг. Ведь какого черта…

— Не ругайся!

— Простите, Григорий Матвеевич, вырвалось. Я хотел сказать, какой смысл мне одному стремиться к чему-то возвышенному, производя впечатление чудака и белой вороны? Если вы, например, убедите меня, и пусть даже тысячу таких, как я, повлиять на умы миллионов вам будет чрезвычайно сложно. А я вам, в свою очередь, даю голову на отсечение, если бы я попал в некое утопическое общество — общество, где царят правда, порядочность и доброта, общество гармонии и красоты, я бы никогда не был преступником.

— Охотно верю. Но ведь надо же когда-то переделывать нашу жизнь.

— Надо. Но только так, чтобы это не было пустой тратой времени и имело реальный смысл. Зачем мне делать шаг, если я знаю, что вокруг меня страна дураков. Да, видно, прав юморист, сказав: «Не ту страну назвали Гондурасом». Практически все правительство — интриганы и властолюбцы, почти все депутаты — народные избранники — любители денег и привилегий. Да что уж далеко за примерами ходить, если каждый — от мала до велика, от колхозного тракториста до члена правительства — прекрасно знает, что практически любой гаишник берет взятки. Смешно. Абсурд. И при этом все пытаются говорить о правде, о честности.

— Но почему ты думаешь, что только в нашей стране существует столько недостатков?

— Я так не думаю. В других странах своего дерьма полно, но душа-то болит за нашу Россию-матушку. И ведь недаром говорят, что рыба с головы гниет. Надо коренным образом как-то пересмотреть систему управления государством, усовершенствовать ее, сформировать нормальное правительство. Но как? Как изменить власть имущих? Их же, как и всех людей, губят огонь, вода и медные трубы!

— А это уже более серьезный вопрос.

— И неужели у вас на него есть ответ?

— Почему бы и нет, — хитро улыбнулся Григорий Матвеевич. — Есть в моей голове определенная схема, по которой можно было бы сделать так, чтобы страной руководили достойные люди…


Отец Григорий, допив чашку душистого чая, отставил ее в сторону. Погладив окладистую седую бороду, он пристально посмотрел на Феликса и продолжил свой монолог:

— Система, в сущности, идеально проста. Почему люди так рьяно стремятся к власти? Потому что власть помимо того, что удовлетворяет их амбиции, несет им также богатство, привилегии и всевозможные мирские удовольствия. ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ ПОУБАВИЛИСЬ ЛЕГИОНЫ ЖАЖДУЩИХ ВЛАСТИ, НАДО ВСЕГО-НАВСЕГО ПРИ ПОМОЩИ КОНСТИТУЦИИ ЛИШИТЬ ИХ ВСЕХ ИЗЛИШНИХ БЛАГ. Надо сделать так, чтобы каждый стремящийся к управлению страной знал, что, кроме этой почетной и ответственной обязанности, а также уважения и признания народных масс, он не получит ничего. Ни шикарных дач и квартир, ни престижных машин, ни сумасшедших льгот и привилегий, ни всех тех удовольствий, кои он мог бы получить, стоя у руля власти. Тогда, смею тебя заверить, желающих любыми путями прорваться в руководство страны станет в тысячи и тысячи раз меньше, а те, кто по своим моральным качествам и идейным соображениям все же получат эту власть, уж наверняка будут далеки от коррупции и прочей гнусности.

— Да. Чрезвычайно смело и, как все гениальное, просто. — Я удивленно пожал плечами. — Но как вы себе все это реально представляете?

— Элементарно просто. Взять, к примеру, депутатский корпус. Эти «многострадальные» народные избранники просто с жиру бесятся. Все у них есть: и дармовые квартиры, и замечательные особняки, и шикарные автомобили, и даже депутатская неприкосновенность! Боже мой, какие недотроги. Их бы сразу под пуленепробиваемое стекло в Алмазный фонд или, еще лучше, в хранилище Центробанка.

А вот если бы, например, сделать так: создать депутатам монашеские или казарменные условия. Никаких тебе дармовых жилплощадей, а просто небольшая комната со всем необходимым в так называемом депутатском общежитии. Питаться в так называемой «депутатской столовой» пищей здоровой, но аскетичной. Создать жесткий устав, аналогичный монастырскому. Четкий распорядок. Досуг, лишенный всевозможных излишеств. Ну там библиотеки, фильмотеки, спортивные залы — пожалуйста. Качественное медицинское обслуживание — пожалуйста. У здорового общества должны быть здоровые руководители, а в остальном — ни-ни. Ни тебе черной икры ложками, ни французского коньяка к ужину, как я уже сказал, ничего лишнего. Практически за основу можно взять монастырский уклад жизни.

— Ну вы, Григорий Матвеевич, и загнули… Кто же тогда в депутаты-то пойдет?

— А тогда, мой дорогой друг, именно те пойдут, кому действительно небезразлична судьба народа и судьба страны. Те, которые на самом деле готовы пойти на определенные жертвы для того, чтобы улучшить жизнь в стране. Не будет такого предвыборного ажиотажа, не станут тратиться огромные суммы на предвыборные кампании.

Тогда сразу станет видно, если человек решился на шаг к лишениям и аскетизму, то на самом деле его волнует судьба России. К примеру, пусть все расходы на депутата, включая его зарплату, будут соответствовать среднему заработку в стране. Не больше и не меньше, как некий эталон. То бишь, будешь жить, уважаемый, так же, как живет и твой народ. Хочешь сам жить лучше — сделай так, чтобы лучше жилось всем остальным.

Нечто аналогичное необходимо провести не только в депутатском корпусе, но и во всех эшелонах власти, вплоть до президента.

— А как же семьи? Семьи-то заводить им можно будет, руководителям-то нашим?

— Почему бы и нет. Только семьи тоже должны быть готовы к такой же скромной жизни.

— А если жены взбунтуются? — пытался я шуткой разрядить неординарную дискуссию. — Хотя, по большому счету, если руководитель не сможет справиться с собственной женой, то как же он сможет управлять огромным государством?

— Возможно, — улыбнулся отец Григорий. — Семьи у руководящих работников тоже должны быть сознательными, и, разумеется, никаких тайных счетов, подставных лиц и богатеющих родственников.

— Но как же за этим проследить?

— Например, создать специальную службу контроля, сотрудников которой подобрать при помощи тщательнейшего отбора, и возложить на нее функции контроля за руководством страны.

— Разве это реально?

— Почему бы и нет? Ведь если вспомнить историю, например в Америке в тридцатые годы, в Чикаго был сформирован так называемый отряд «неприкасаемых» для борьбы с организованной преступностью, захлестнувшей тогда город. Это подразделение было создано из наиболее честных и порядочных сотрудников ФБР. И в общем-то, как гласят документальные хроники того времени, с миссией своей подразделение удачно справлялось. И никакие попытки Аль Капоне и его соратников подкупить или запугать их не увенчались успехом.

— Да, я читал про это подразделение. И тем не менее в Америке по-прежнему существует преступность.

— Разумеется, потому, что у них в Америке, как и у нас, существует коррупция в эшелонах власти. Им бы тоже не помешала система, придуманная мною для России.

— Григорий Матвеевич, ну как можно заставить власть имущих отречься от того, чем они сейчас обладают? По-моему, это полнейшая утопия.

— Возможно, на данном этапе — да. Но покончить с коррупцией и прочей гнусностью в институтах власти можно только бескомпромиссным лишением руководителей всякого рода материальных благ и привилегий. В ином случае все негативные стороны были и будут иметь место у людей, рьяно стремящихся к власти.

— Но неужели на самом деле кто-то захочет тогда занимать руководящие посты?

— Разумеется, мой друг, из многих тысяч стремящихся к власти останется небольшое количество людей, а все хапуги и корыстолюбцы с Божьей помощью автоматически отсеятся. Зато те, которые останутся, как я уже говорил, будут людьми достойными для того, чтобы управлять страной и заботиться о благе ее народа.

— Да, интересная теория, только как на практике добиться желаемого результата?

— К сожалению, на этот вопрос я пока не могу дать четкого ответа. Все в руках Господа нашего, и тем не менее я надеюсь, что люди когда-нибудь отыщут правильный путь и в мире восторжествуют доброта и справедливость, ведь к этому ведет вера наша.

— Простите, Григорий Матвеевич, за пафосное утверждение, — задумчиво произнес Феликс, — если бы президентом страны стал такой человек, как вы, то, думаю, Россия превратилась бы в процветающую державу.

— Ну что ты, Феликс, — рассмеялся отец Григорий. — У каждого человека свое место и свой жизненный путь. Мое место здесь, а мой путь — служить вере православной и помогать страждущим. Надеюсь, придет к власти в нашей стране молодой энергичный президент и постарается вывести ее из кризиса. Дай бог ему здоровья и успехов в его нелегком труде.

Долго я еще беседовал с отцом Григорием на различные темы и духовные, и мирские. Предложенная им система была по сути своей проста и в то же время гениальна.

Я скажу тебе, братуха Эдик, с полной откровенностью, что если бы в мире не было столько дерьма, я бы никогда не стал на путь преступника.

Позже я много слышал от братвы добрых слов об отце Григории. Многим он помог в жизни, многих поддержал. Кристальной души человек Григорий Матвеевич. Я его еще по университетским временам уважал, но теперь и вовсе полностью признал. Несколько икон ценных его храму отправил. Сейчас с делюгой закончим, приедем в Россию, и я сразу рвану к нему, с ним пообщаюсь, да и братву проведаю.

Ночь страсти

Ростовский вор, внимательно выслушав рассказ Феликса, произнес:

— Ну ты, брателка, интересные вещи завернул. Занятный старик твой священник. Мудрый. Дай бог ему здоровья. — Эдик перекрестился. — Будет возможность, обязательно познакомь меня с ним. Но, честно говоря, Феликс, мне с трудом верится в эти сказки. Жизнь, я тебе скажу, в большинстве своем гнусная штука. И судьба — злодейка, ну ее в болото. Но твой батюшка, как я понял, на самом деле человек святой, коль решился забросить все и уехать в тайгу арестантам помогать. Дай бог, чтобы побольше таких людей было. — Законник снова перекрестился. — Мы, воры, Церковь уважаем и в Создателя веруем.

— Я знаю это. Вере многих моих близких воров поучиться еще многим добропорядочным праведникам следовало бы. Взять, к примеру, моего брата Датошку Сухумского, этот с душой к вере подходит. Верит сердцем. По мере возможности старается все христианские традиции соблюдать.

— Да, Дато красавчик. Молодец. Даже зная, что восьмую заповедь Божью нарушает, которая гласит: не укради, все время грех свой в церкви замаливает. А ведь грех этот по воровскому сану нам обязателен. Вот такие противоречия бывают. Ну что поделать — такова уж доля наша воровская.

— Это понятно, Эдик. А этот разговор пусть между нами останется. Ты-то человек умный, правильный, а какой-нибудь гнус за мои слова втихаря зацепиться может.

— Базара нет. А что сейчас делать будем? Может, телок зацепим да в номера? Вон покнокай. Сэмэн у стойки уже конкретно телочек охмурил. — Эдик кивнул в сторону, где Сема Комод вовсю, совершенно беспардонно тискал двух охмелевших вумэн.

— Давай, братуха, фарта тебе. Составь компанию Сэмэну, а я хочу прошвырнуться к океану, подышать морским воздухом.

— Ну ты, в натуре, романтик, Феликс. Ладно, прогуляйся, если хочешь, а я пойду вон то блондинистое тело закадрю, то, что Сэмэн сейчас правой рукой тискает, а то Комод совсем припух. Поинтересуюсь, двоих ему не многовато ли? Делиться надо, — засмеялся Эдик и устремился в сторону Сэмэна.


Феликс вышел, взял у входа в клуб такси и поехал к океану. Там он долго сидел на пустынном пляже, слушая шум набегающих волн и любуясь яркими звездами, думал о чем-то своем.

Бывает такое настроение, когда человек желает побыть один, отдохнуть от общества, суеты, беготни, от общения. Последний месяц у Феликса состоял из сплошных встреч, переговоров и всевозможных обсуждений, да, впрочем, как и вся его жизнь. Но все же это время было более насыщенным. Феликс начал замечать, что общение с людьми его большей частью напрягает. И как неплохо было сейчас оторваться от приятелей и уединиться на пустынном пляже, наслаждаясь тишиной и одиночеством.

Он расположился на пластиковом шезлонге, которые здесь, в отличие от наших российских курортов, не убирали на ночь. Американцы посмеялись бы, узнав, что есть чудаки, желающие похитить этот недорогой пластмассовый инвентарь. Феликс лежал, закинув руки за голову, и смотрел на полную луну, которая оставляла лунную дорожку на достаточно спокойной глади океана.

Из состояния полудремы его вывели шум работающего двигателя и скрип тормозов подъехавшего автомобиля. Небольшой пикап остановился буквально метрах в тридцати от того места, где наслаждался покоем Феликс.

Когда двери машины открылись, из нее выскочили два чернокожих парня. Чикаго хорошо их видел, освещенных полной луной и расположенными неподалеку фонарями. Они тащили в сторону пляжа вырывающуюся девушку. Девушка яростно сопротивлялась, но ее попытки были тщетны. Она то кричала, то просила двух здоровенных негров отпустить ее, но это вызывало лишь смех и пошлые, похабные шутки со стороны чернокожих амбалов.

Когда они повалили ее на песок и, грязно гигикая, начали срывать с нее одежду, Феликсу окончательно стали ясны их незатейливые, гнусные намерения.

— Ну-ка, засади, Билли, этой суке по самые помидоры! Трахни эту стерву! Трахни ее! — взахлеб приговаривал один, держа ее руки, в то время как другой нервно расстегивал ширинку.

Но в тот момент, когда насильник вывалил свою паскудную плоть наружу, задыхаясь от вожделения, мощнейший удар в лоб опрокинул его навзничь. Проведя ногой свой коронный «маваши» в голову насильника, Феликс развернулся в сторону другого. Тот оказался шустрым малым. Мгновенно отпрянув в сторону, он выхватил из-за пояса нож и устремился на Феликса. Феликс ловко увернулся от лезвия ножа и нанес сокрушительный удар локтем в подбородок противника. У того даже ноги от земли оторвались. Он упал на песок, выронив клинок. Феликс был опытный боец, поднаторевший в частых схватках. Он понимал, что нельзя врагу давать возможность оклематься.

Сделав резкий шаг в сторону упавшего амбала и переместив тело в низкую стойку, Феликс нанес крепкий удар тыльной частью кулака в переносицу хрипящего негра. Тот, отключившись, заглох, и, видимо, надолго. Второй насильник, которого Феликс вырубил первым, не подавал признаков жизни, но Чикаго это мало интересовало. Он протянул руку дрожащей девушке и спросил:

— С тобой все в порядке?

— Д-д-да, — всхлипывая, ответила девушка, еще не успев оправиться от шока.

Яркая луна осветила ее лицо, и Феликс увидел перед собой молодую и чрезвычайно привлекательную мулатку. Ее лицо не портила даже размазанная тушь и губная помада. На вид ей было лет восемнадцать. Сквозь изодранную одежду была видна красивой формы юная девичья грудь. Феликс снял с себя легкий льняной пиджак и накинул его на плечи вздрагивающей девушки.

— Пойдем, а то эти уроды могут очнуться. Хоть они и мразь, у меня нет желания лишать их жизни.

Девушка молча последовала за Феликсом, опираясь на его мускулистую руку. Когда они достаточно далеко ушли от пляжа и оказались на хорошо освещенной улице, Феликс поймал такси для девушки. Но она не торопилась садиться в машину. Двумя руками прелестная мулатка взяла руку молодого человека и, глядя ему в глаза, тихим голосом произнесла:

— Спасибо вам огромное, молодой человек. Но я бы очень просила вас проводить меня до дома. Мне страшно. Пожалуйста. Я вас очень прошу.

Феликса не надо было долго уговаривать. Почему бы и не проводить только что спасенную очаровательную незнакомку? Спаситель запрыгнул на заднее сиденье рядом с девушкой.


Машина мчалась по ночному Лос-Анджелесу. Казалось, город жил более активно ночью, чем днем. Он весь утопал в неоновых джунглях ярко горящих цветных вывесок и реклам. Миновав шумный бульвар Венис-Бич — пристанище шикарных девиц и юных бездельников, находящийся к югу от Санта-Моники, — машина устремилась в сторону окраин.

— Как тебя зовут? — поинтересовался Феликс у девушки на довольно сносном английском.

— Тина, — ответила девушка и улыбнулась.

— Прямо как Тину Тернер.

— И еще многих других. Имя распространенное.

— Зато ты, как и она, красавица мулатка.

— Не совсем. У меня мама мулатка, а папа пуэрториканец.

— Я бы не хотел тебе напоминать о происшедшем, но считаю, что имею право поинтересоваться. Как ты попала в такую переделку?

— Я отдыхала с подругой в дискоклубе. Она была со своим парнем и хотела остаться до самого утра, а я решила уйти. Когда вышла на стоянку автомобилей, ко мне прицепились эти двое уродов. Я пыталась уйти, но они силой затолкали меня в машину, остальное ты знаешь. Я так благодарна тебе. — Она преданно посмотрела в глаза Феликса и нежно дотронулась до его руки. — Я даже не знаю, как выразить тебе свою благодарность.

— Нет проблем, пустяки. Я сделал то, что обязан сделать каждый уважающий себя мужчина.

— Ну уж так и каждый. Мне кажется, что настоящие мужчины уже перевелись. Я бы хотела узнать, как зовут моего спасителя?

— Феликс.

— Очень приятно. На самом деле очень, очень. Странное имя. И какой-то странный у тебя акцент. Ты не из Штатов?

— Нет.

— А откуда же ты?

— С другой планеты. С Марса, — пошутил Феликс, потом, усмехнувшись, добавил: — Я из России. Слышала про такую страну?

— Ну конечно. Водка, медведи, балалайки… — засмеялась девушка. — Так?

— Что-то в этом роде, — улыбнулся Феликс.

— Интересная, далекая страна. Я много слышала о русских. У вас там любят носить бороды, и у вас там сейчас, как ее, перестройка.

— Да вроде бы уже перестроились. У тебя, малышка, информация десятилетней давности.

— И еще я слышала, что у вас там много красивых женщин.

— Да, что есть, то есть. Я думаю, это главное наше богатство.

— А я могла бы понравиться русскому парню? — кокетливо улыбнулась Тина.

Она уже успокоилась и отошла от стресса.

— Почему бы и нет. Ты ведь очень красивая девушка.

— Спасибо. Ну вот мы, кстати, и приехали. — Тина показала рукой на симпатичный двухэтажный дом. — Феликс, я хочу пригласить тебя на чашечку кофе. И предупреждаю, что отказа не принимаю.

Феликс и не собирался отказываться. Он расплатился с таксистом и, увлекаемый девушкой, держащей его за руку, направился к ее дому.

Дом, кстати, как заметил Чикаго, находился в хорошем районе. Аккуратно стриженные газоны и кустарники, хорошо освещенные улицы и весьма приличные дома говорили о том, что это далеко не бедный район города.

Когда они вошли, девушка закрыла дверь и пригласила молодого человека в гостиную.

— Ты что, одна живешь? — поинтересовался Феликс.

— Да нет, с бабушкой. Она в своей комнате на втором этаже спит. Ее сейчас даже из пушки не разбудишь. Как-то влезли в наш дом воры, вынесли практически все, в том числе из бабушкиной комнаты, а она даже не проснулась. Наутро открыла глаза, а в доме пусто. Вот такой у бабули отменный сон.

— А где твои родители?

— Папа с мамой сейчас в Бразилии. Они там работают. Располагайся, я сейчас заварю кофе. Может быть, тебе чего-нибудь покрепче?

— Можно немного виски.

— С колой или с содовой?

Тина достала из бара бутылку «Джони Уокер» с черной этикеткой и разлила по большим бокалам. Потом наколола льда и положила его в хрустальную вазу. Затем, заварив кофе, она присела на мягкий диван рядом с Феликсом и взяла в руку бокал.

— Я хочу поднять тост за тебя, Феликс, — человека из России, который волей счастливого случая оказался в нужное время в нужном месте. Если бы эти подонки совершили то, что собирались совершить, я не знаю, как смогла бы с этим жить. Спасибо тебе, мой дорогой русский друг. — Она выпила виски и поцеловала молодого человека в губы.

Этот жест юной девушки очень понравился Феликсу. Мужчина всегда должен оставаться мужчиной, но тем не менее форсировать события ему не хотелось. Он не собирался поддаваться искушению и овладеть этой очаровательной малышкой, используя ее благодарность и доверчивость.

После нежного поцелуя Феликс глотнул виски, которое приятно обожгло его горло.

— Тина, а чем ты занимаешься?

— Я учусь в колледже. Хочу стать юристом. Адвокатом. Помогать людям, выигрывать процессы. А кем работаешь ты?

— А я работаю волшебником, — засмеялся Феликс. — Я маг, чародей. Помогаю несчастным девушкам, попавшим в трудные ситуации. Могу, например, еще сделать хорошую погоду. Завтра, к примеру, подарю тебе солнечный день.

— Солнечный день? Хороший подарок, спасибо.

— Не за что. Это моя работа, ведь я работаю волшебником.

— Замечательно. Но а все же, если серьезно?

— Зачем о серьезном в эту прекрасную ночь?

— Хорошо, но только завтра ты мне обязательно расскажешь и о себе, и о России. О'кей?

— О'кей.

— А сейчас предлагаю взять с собой виски, кофе и направиться во двор к бассейну. Только быстренько переоденусь. — Тина выскользнула из гостиной и через пару минут вернулась в зеленом махровом халате.

Она поставила на поднос чашки с кофе, бокалы, вазочку со льдом и бутылку «Джони Уокер». С этим подносом девушка вышла во внутренний двор. Феликс последовал за ней.

Бассейн был большой и имел голубую подсветку, от чего вода казалась лучистого небесного цвета. Вокруг бассейна росли красивые декоративные пальмы и яркие тропические цветы. Молодые люди расположились за невысоким столиком в удобных плетеных креслах. Тина включила магнитофон, из которого лилась мягкая музыка и пела своим приятным голосом обворожительная певица Шаде. Девушка снова наполнила бокалы и произнесла:

— Я бы хотела выпить за…

— Извини, пожалуйста, Тина, но этот тост я желаю поднять за тебя, — вежливо перебил ее Феликс. — Я на самом деле очень рад нашему знакомству. Я рад, что в этой далекой стране познакомился с такой милой и очаровательной девушкой. И за тебя я хочу выпить этот бокал до дна, хоть и не принято так пить виски. — Феликс встал и опрокинул в себя содержимое бокала, опустошив его до дна.

— А я хочу выпить опять за тебя, за моего спасителя. — Она неожиданно встала и, последовав примеру Феликса, выпила виски до конца.

Затем, отставив стакан, Тина вплотную приблизилась к молодому человеку, обвила его шею руками и страстно поцеловала. На этот раз Феликс не стал противиться своему естеству и тоже обнял девушку, сливаясь с ней в горячем поцелуе.

Он почувствовал, что под халатом девушка совершенно нагая. Ее упругое тело приятно ощущалось через нежную махровую ткань. У Феликса возникло необузданное желание в тот же миг овладеть ею. Она как будто читала его мысли и судорожными резкими движениями расстегивала кожаный ремень его брюк. Он же, распахнув халат, обнял ее обнаженное горячее тело. Его сильные руки плавно заскользили по ее талии, спине, ягодицам. Их дыхание участилось, и Феликсом овладело неудержимое желание слиться с Тиной в единое целое, в один восторженный, возбужденный организм. Он не стал противиться своему порыву и, повалив девушку на пушистую декоративную траву, со страстью вошел в нее. Все тело Тины вздрогнуло, и из ее уст раздался сладострастный стон. Яростными, безумными движениями он входил в нее, и она отвечала ему синхронными движениями своих бедер, страстно впиваясь пальцами в его спину. Он покрывал горячими поцелуями ее шею, грудь, лицо. Движения учащались и становились все более неистовыми. Их обоюдные стоны сливались в гамму любовной симфонии. И вот наконец эпический момент. Сладострастие достигло своей кульминации, и оргазм, как всепоглощающий взрыв наслаждения, объял их существа. Они как бы оторвались от земли и парили в пространстве, погруженные в море умопомрачительного экстаза.

После взрыва ощущений настала очередь приятного расслабления. Феликс откинулся на спину, разметав руки. Они лежали на спине несколько минут с закрытыми глазами, ощущая внутри себя волны удовольствия.

Когда Тина встала, ее стройная обнаженная фигура очаровательно смотрелась на фоне голубого света, источаемого бассейном. Девушка сделала шаг по направлению к воде и красиво нырнула, подняв каскад сверкающих брызг. Феликс нырнул вслед за ней. Прохладная вода приятно остудила разгоряченную кожу, и молодой человек мощными движениями натренированного тела поплыл вслед за своей подругой.

Они долго плескались и кувыркались в лазурной воде приятной искусственной лагуны. Почувствовав новый прилив сил и снова ощутив желание, в порыве страсти влюбленные слились в воде, наслаждаясь красивыми телами друг друга.

Позже они перешли в спальню девушки, где продолжили заниматься любовью почти до самого утра. С восходом солнца они, обессиленные, уснули.

Когда Тина, проснувшись, открыла глаза, время приближалось к полудню, Феликса рядом уже не было. Дела и проблемы грядущего дня заставили его покинуть ложе любви еще утром. На подушке лежал клочок бумаги, где было написано: «Спасибо за замечательную ночь. Я обязательно еще появлюсь в твоей жизни. До встречи! Волшебник».

Тина посмотрела в распахнутое окно, ей оттуда улыбалось яркое лучезарное солнце.

Компьютерные иллюзии

Когда в назначенное время Феликс со всей компанией посетил клуб «Фудзияма», Шигеро Мацумото их ждал вместе со всеми основными руководителями лос-анджелесского клана «Якудза». После взаимных приветствий господин Мацумото произнес:

— Мы с моими братьями тщательно обдумали ваше предложение. Мы и наше руководство в Токио сочли его целесообразным. Мы согласны объединить наши усилия для совместных действий.

В течение двух часов русские, итальянцы и японцы тщательно обсуждали все подробности и нюансы достигнутого соглашения. Глава клана «Якудза» Лос-Анджелеса мягко и технично обошел историю, которую наблюдал Симон в Чайнатауне. Он не подтвердил и не опроверг причастность «Якудзы» к казни в ресторане «Золотой дракон». Обойдя эту тему, все же оповестил гостей о недавнем происшествии:

— Трое наших людей в Нью-Йорке были расстреляны два дня назад. У нас есть мнение, что это дело рук китайцев. Мы произвели ответный ход и сумели захватить в плен одного из руководителей китайской «Триады», имя которого в их преступном клане переводится как Бумажный Веер, и его телохранителя. Бумажный Веер занимает высокое положение в иерархии «Триады». Считается идеологом в китайской преступной организации, пользуется большой властью и непререкаемым авторитетом. Именно сейчас от этих пленников мы пытаемся добиться информации о том, где искать средства компании «Сателлит интернэшнл» и как отыскать самого господина Тарасюка. Мы думаем, что он является основным ключом к решению проблемы возврата денежных средств и наших, и ваших. Сейчас приглашаю вас проследовать на нижние этажи, где мои люди ведут работу с китайцами.

Спустившись на нужный уровень, хозяева и гости зашли в небольшое помещение, одна стена которого была сделана из стекла. Через него была видна комната, напоминающая средневековую камеру пыток, только модернизированную сверхсовременным оборудованием и оформленную в японском стиле. В ней находился пристегнутый ремнями к предмету, напоминающему спортивный тренажер, китаец. Над ним с вдохновением трудился огромный, похожий на борца сумо, японец. Его оголенный шарообразный торс покрылся обильным потом от тяжкого труда — он наносил монотонные удары в болезненные точки китайского страдальца.

— Стекло в комнате прозрачно только с одной стороны, — произнес господин Мацумото. — В данный момент вы видите, как одним из пленников занимается наш человек — Куроки. Куроки не палач и не садист, просто из тех трех убитых наших братьев один был его отцом. Ему поручили любыми путями и средствами добыть информацию у наших пленников. В случае с Бумажным Веером он перестарался, сердце того не выдержало, и китаец скончался от инфаркта. В данный момент Куроки безуспешно занимается его телохранителем. Он не может выбить из него нужной для нас информации. Китаец упорно молчит.

— Простите, что вмешиваюсь, Шигеро-сан, — вежливо обратился к японцу Феликс. — Я сомневаюсь, что под пытками этот человек может что-либо выдать. Я слышал, что законы «Триады», простите, по своей суровости и строгости не сильно отличаются от законов «Якудзы». Поэтому, мне кажется, путем бессмысленных истязаний вы не вытяните из этого китайца необходимые для вас сведения.

— Что же вы предлагаете?

— Я предлагаю достичь нужного нам результата при помощи новейших средств и психологической хитрости.

— Попрошу вас поподробней.

— Извольте. Есть у меня старый друг, зовут его Герман. Он сейчас живет в Париже. У него была такая ситуация, когда одного прожженного сотрудника КГБ… Что такое КГБ вы, конечно, знаете?

Шигеро Мацумото согласно кивнул.

— Так вот, Герман при помощи некоего психотропного средства и определенного психологического воздействия смог заставить этого комитетчика исполнить все то, что ему указали.

— И вы знаете формулу этого препарата?

— Да. Она несложная. При определенных усилиях раздобыть этот препарат в Америке будет нетрудно.

— Допустим, а что дальше?

— Дальше для начала перестаньте долбить этого бедолагу, если не хотите, чтобы он последовал за своим боссом. Тогда уж вы точно ничего не добьетесь.

Шигеро распорядился о чем-то по монитору, и взмокший борец сумо отошел от своей жертвы.

— Все остальное попытаюсь сделать сам, — сказал Феликс.

Он написал на бумаге какую-то формулу и латинские названия. Отдав ее японцу, попросил:

— Попытайтесь добыть аппарат как можно быстрее. Могу дать наколку. Наверняка ЦРУ и прочие секретные подразделения этот препарат активно используют. И вот еще что. Я знаю, что вы, японцы, большие специалисты в компьютерных технологиях. Так вот, предоставьте мне, пожалуйста, ваших лучших компьютерных специалистов и следующее оборудование. — Феликс снова что-то написал на бумаге. — Я думаю, то, что знает этот бедолага китаец, скоро поступит в наше распоряжение.

Все требуемое Феликсом доставили в ближайшие часы. С препаратом были некоторые сложности, но при помощи денег «Якудзы» и необходимых связей в ЦРУ Джино Кастелано его удалось добыть.

Когда прибыли специальное оборудование и программисты, Феликс попросил Шигеро предоставить ему труп Бумажного Веера и заставил специалистов тщательно его просканировать. После чего он обратился к главе «Якудзы»:

— Шигеро-сан, вы говорили, что у вас сохранилась запись разговора с покойным китайцем?

— Да.

— Тогда, будьте любезны, предоставьте мне ее, и еще мне потребуется человек, хорошо знающий китайский язык.

— Нет проблем.

— Распорядитесь, чтобы это было побыстрее, а я пока поставлю задачу вашим компьютерным гениям.

Через несколько часов китайцу ввели психотропное средство. Когда он поплыл, его усадили перед большим телевизионным экраном. Феликс, почувствовав, что китайский телохранитель достиг нужной кондиции и готов внимать необходимой информации, попросил специалистов включить изображение.

На экране возник образ покойного Бумажного Веера. Он, как живой, говорил со своим телохранителем на китайском языке. Его тембр и интонацию тщательно скопировали, а движение и мимика при помощи талантливых японских специалистов были настолько реальны и правдоподобны, что, казалось, Бумажный Веер может сойти с экрана. Под влиянием сильного психотропного средства общение с двойником Бумажного Веера его телохранителю казалось совершенно реальным.

Пожилой китаец повелительным тоном приказал своему подчиненному предоставить спрашивающим всю необходимую информацию. После этого человек, владеющий китайским языком, стал задавать нужные вопросы. Тот, находясь в трансе, послушно отвечал на них, повинуясь приказу своего босса.

Знал он, оказывается, не слишком много, соответственно своему положению в иерархии «Триады». Он рассказал о том, что гигантские средства, сконцентрированные в «Сателлит интернэшнл», были переправлены в Колумбию. Но куда, в каком количестве, с какой целью — не знал. Зато китаец обладал информацией, куда был переправлен предприимчивый хохол господин Тарасюк. Он лично принимал участие в организации его отправки и поэтому знал о его местонахождении. Колумбийцы, заручившись помощью и поддержкой дружественной итальянской семьи Гамбино, переправили Евгения Валерьяновича Тарасюка в Рим, для того чтобы сбить со следа его преследователей, а также спецслужбы Соединенных Штатов.

Пока еще, по сведениям китайцев, он находится в Европе, помогая своим колумбийским партнерам в каком-то деле, но о том, чем конкретно занимался в Риме хохол, китаец не знал. Эти вопросы были не в его компетенции.

Феликс еще раз попытался узнать, с какой целью в Колумбию были переправлены крупные средства «Сателлит интернэшнл». Но пленник знал только то, что Тарасюк с колумбийскими и китайскими партнерами готовят в Колумбии какой-то сногсшибательный проект, связанный с торговлей наркотиками.


Мероприятие по розыску «Сателлит интернэшнл» было поручено Феликсу и, конечно же, Джино Кастелано, который был рад предстоящей встрече с представителями семьи Дженовезе в Сицилии и обещал найти Тарасюка. Компанию им должны были составить Кирпич и Сэмэн. Заодно вместе с ними решил поехать и Яшидо Акиямо. К этому побудили его две причины: он давно хотел побывать в Италии и, самое главное, считал себя обязанным Феликсу и должен был ему помочь.


Несколько лет назад сестра Яшидо Миюки приехала в Москву. Она изучала русский язык и проходила практику на кафедре в Московском государственном институте международных отношений. Узнав, что она из обеспеченной японской семьи, ею заинтересовалась одна гнусная банда, которая специализировалась на похищении людей с целью получения за них выкупа. Миюки похитили из гостиничного номера и увезли в неизвестном направлении.

По этому инциденту было много международного шума, но власти, как зачастую бывает, оказались бессильны. Тогда в Москву срочно прилетел сам Яшидо. Он уже собирался заплатить за освобождение сестры круглую сумму, но в компетентных органах ему объявили, что это не гарантирует безопасность его сестры, и неизвестно, останется ли она жива после того, как он внесет деньги. Яшидо долго обивал пороги японского посольства, прежде чем решился выйти через своего друга Нарояму на президента российской ассоциации киокушинкай. Тот, в свою очередь, познакомил его с представителем так называемой «русской мафии», мистером Феликсом Чикаго.

Путем неимоверных усилий, сосредоточив все силы и возможности, а также пустив в ход противозаконные методы, действия коих оказались более результативными, чем действия органов правопорядка, Феликс вышел на след банды вымогателей.

Вся бригада Феликса почти неделю шла по следу похитителей. Были задействованы всевозможные каналы, подключены дружественные группировки, и в итоге удалось проследить и обнаружить дом в ста километрах от Москвы, где трое ублюдков держали несчастную девушку.

Освободить заложницу не составило труда. Ее, еле живую, голодную, избитую и изнасилованную, обнаружили в подвале старого бревенчатого дома. За ублюдками, совершившими это злодеяние, оказывается, тянулся длинный шлейф похищений и убийств. Ворвавшись, как ураган, в дом к ничего не подозревающим похитителям, их тут же приговорили своим справедливым судом: пристрелили и закопали в том же подвале, где они держали несчастную узницу.

С тех пор Яшидо считал, что обязан Феликсу за спасение своей сестры «по гроб жизни». Он относился к Чикаго как к своему брату и пытался любым способом отблагодарить его. Такова японская традиция.

Яшидо несколько раз приглашал Феликса и его друзей в Японию, и те с удовольствием принимали приглашение своего японского друга. Так что в данный момент он считал своим долгом оказать Феликсу любое содействие. К тому же Яшидо знал итальянский, а это могло пригодиться.

Вся компания вернулась из Лос-Анджелеса в Нью-Йорк и готовилась к перелету в Рим. Вдруг произошел небольшой, но неприятный инцидент.

Феликс с Сэмэном и Васей Зайцем вечером, за день до вылета в Рим, зашли в ресторан «Арбат» на Брайтоне. Посидели, покушали осетринки, выпили по рюмке «смирновской». Через пару часов к их столику подошли четверо людей в гражданском. Один из них лощеного вида, в синем костюме, радушно улыбаясь, достал из кармана значок агента ФБР и предъявил его Феликсу. Затем, посмотрев на Сэмэна, представился:

— Агент Фокс Пирсон. Со мной капитан Джефферсон и два его помощника, лейтенант Смит и сержант Джонсон. Я из русского отдела Федерального бюро расследований, а капитан возглавляет отдел по борьбе с наркотиками. Но, впрочем, меня знает Василий. Так, Василий?!

Заяц ухмыльнулся и посмотрел на агента.

— Да уж, агент Пирсон, встречались. Какая волна, сэр, на этот раз прибила вас к нашему берегу, а точнее, к столику? Вроде бы грехов по вашей линии за мной не числиться.

— Это уж как сказать… Но я бы хотел познакомиться с вашими друзьями. Будьте любезны, джентльмены, предъявите свои документы.

Феликс и Сэмэн протянули свои загранпаспорта. Агент Пирсон пролистал их и передал лейтенанту Смиту.

— Зафиксируйте, лейтенант, и проверьте по компьютеру. Все ли у них в порядке в нашей стране?

После того как лейтенант зафиксировал данные паспортов, агент Пирсон вернул их молодым людям. Потом он обратился к Зайцу:

— Василий, что-то у вас на Брайтоне неспокойно. Слухи разные ходят, что война намечается между различными группировками. Что ты мне на это скажешь?

— А не легче ли вам, сэр, спросить у тех, кто эти слухи распускает? — ухмыльнувшись, поинтересовался Заяц.

— Ну ты же, Василий, у нас более сведущий, чем наши осведомители.

— Все может быть. Да только в стукачи я к вам не записывался. Что меня касается, пожалуйста, интересуйтесь, возможно, что-нибудь и расскажу. Что посчитаю нужным. И вообще, агент, если у вас нет ордера на арест или повода к задержанию, то прошу прощения, если это, конечно, не сложно, постарайтесь не трогать меня и моих друзей. Вы же видите, мы культурно отдыхаем. И вообще, граждане мы законопослушные.

— Знаем мы твою законопослушность. Не ты ли у нас в федеральной тюрьме два года отсидел? А до этого полтора года в Австрии. А до этого три года у вас в России. Ты «законопослушный гражданин» по всему миру, как я погляжу.

— Ну, я вижу, сэр, вы моей персоной тщательно интересовались.

— Такая уж у меня работа, уважаемый мистер «законопослушность».

— Но ведь в данный момент у вас на меня ничего нет. Так? А то нет проблем. Что докажите — то возьму. Ну а сейчас, извините, как говорят у нас в России: «На нет и суда нет». Так что от меня вам никакой информации не видать. Рыскайте по своим стукачам. У вас их здесь, на Брайтоне, предостаточно.

— Не дерзи, Василий. В данном случае мы с офицерами всего лишь решили познакомиться с твоими друзьями и дать совет, чтобы в нашей стране они поменьше темными делишками занимались. Так, на всякий случай. Пусть у себя в России куролесят, сколько душе угодно, а здесь Америка — страна, где законы уважают.

— Да о чем вы, агент, — развел руками Василий. — Господа приехали по своим, коммерческим делам. Так что все в порядке.

— Ну вот и отлично. До свидания, джентльмены. Доброго вам вечера. — Агент Пирсон нарочито доброжелательно улыбнулся.

— Доброго вечера, офицеры, — также нарочито улыбнулся Василий.

Часть вторая

Родина «Коза ностры»

Вечный город

Рим. О Рим! Вечный город. Столица Италии, а некогда столица могущественной Римской империи. Расположенный на семи холмах, этот город являлся главой мира, как считали в античные времена.

— В восьмом веке до Рождества Христова Рим был основан, как гласит древняя легенда, Ромулом и Ремом, по преданию вскормленными Капитолийской волчицей, — блеснул своими познаниями Джино Кастелано. — Древний Рим породил латинский язык, который многие века считался официальным языком культуры и искусства. А законодательство, между прочим, установленное в Риме, стало основополагающей базой западного правового общества. Недаром каждый юрист изучает «римское право». А искусство Рима и его архитектура были взяты за классический образец всем миром, — гордо закончил но свою речь.

Феликс все это знал. Ему нравился древний город, хотя душой он больше прикипел к Парижу, где сейчас жил его друг Герман. Римом, который, если вдуматься, по своей исторической значимости не имеет себе равных среди городов Европы, а возможно и мира. Он восхищался: его величием и старинными улочками, видом, открывающимся со всех семи холмов на причудливые крыши домов, парадные фасады дворцов и величественные шпили соборов. Он восторгался монументальным Колизеем, построенным для утех римских граждан, жаждущих хлеба и зрелищ, легендарным Форумом и Пантеоном, а также изумительными римскими фонтанами.


Феликс Чикаго вместе с Джино Кастелано, Яшидо, Сэмэном и Эдиком Кирпичом прибыли в Италию утром. День был солнечным и чрезвычайно теплым, если не сказать жарким. В Нью-Йорке погода стояла ненастная, накрапывал дождь, и захваченные с собой пиджаки были сброшены и упакованы в багаж.

Гостей встречал двоюродный брат Джино Кастелано — Антонио, прибывший в аэропорт на двух комфортабельных микроавтобусах «Мерседес» вместе со свитой представителей семьи Дженовезе.

Сразу из аэропорта гостей повезли в ресторан отеля «Лорд Бурон». Этот ресторан считался одним из самых лучших и престижных ресторанов Рима. Там гостей ждал длинный, сервированный на тридцать персон стол, и за ним уже сидело около дюжины человек, тоже относящихся к итальянским представителям семьи Дженовезе.

Когда вошедшие присели за стол, официанты разлили по бокалам красное вино «Брунелло Монтальчино».

Во главе стола восседал седовласый пожилой мужчина с аккуратно постриженными усами. Это был кузен дона Фрэнки Дженовезе, звали его Карло, и именно он возглавлял эту семью на Апеннинском полуострове. Карло, подняв бокал, произнес длинный тост по-итальянски, а Джино перевел его на английский язык.

В тосте говорилось, что он, Карло Дженовезе, от лица своих друзей и соотечественников приветствует гостей, посетивших солнечную Италию. Он желал им счастья, здоровья и благополучия, а также многое, многое другое. Феликс про себя отметил, что итальянцы не только внешне похожи на грузин, но и тосты у них такие же длинные и замысловатые.

После того как все подняли и пригубили вино, отличавшееся отменным, изысканным вкусом, вокруг стола засуетились официанты и подали всем неизменную пасту, как правило, это итальянское блюдо подавалось первым. Затем Карло Дженовезе обратился к Джино с вопросами о своем кузене, его здоровье, друзьях и близких… Кастелано вежливо и подробно рассказывал обо всем.

В это время Эдик и Сэмэн с аппетитом поглощали пасту, а Феликс и Яшидо, наслаждаясь вином, беседовали, вспоминая Японию и Россию. Далее произносилось множество тостов и менялось большое количество блюд. От лица гостей тост произнес Яшидо Акиямо, довольно прилично, как показалось Феликсу, владеющий итальянским языком.

После того как трапеза закончилась, гости Карло и два его помощника поднялись в этот же отель, в апартаменты суперлюкс, арендованные для гостей. Там Джино изложил своим близким, по какому поводу состоялось их прибытие в Италию. Выслушав подробно рассказ Кастелано, Карло Дженовезе задумался.

— Да, это будет не легкая задача — отыскать человека в Риме, а не в какой-нибудь другой части Италии. Я сомневаюсь, что он прибыл в Италию под настоящей фамилией, но я знаю, кто может нам помочь в решении этой задачи. Старый друг нашей семьи занимает большой пост в Ватикане и находится в ближнем окружении самого Папы Римского. Я на завтра попрошу у него об аудиенции.

— Да, но чем он сможет нам помочь? — пожал плечами Джино.

— А тем, что у него в друзьях ходит большой человек из правительства, курирующий тайные спецслужбы. У вас есть информация о человеке, которого вам нужно найти?

— Да, конечно, — протянул Джино синюю папку. — Здесь все, что касается личности Тарасюка, и его фотографии, а также некоторые документы относительно фирмы «Сателлит интернэшнл».

— Отлично. Только просьба. Завтра в Ватикан кроме меня и тебя, Джино, на аудиенцию мы можем взять одного человека.

— Хорошо. С нами пойдет Феликс.

— Договорились. Завтра подготовьтесь, машина за вами заедет в десять утра.


В Ватикан прибыли без четверти одиннадцать. Встреча была запланирована в базилике Святого Петра, где у Григорианской капеллы гостей должен был встретить помощник ватиканского друга семьи Дженовезе. До встречи оставалось еще несколько минут, и Джино решил ознакомить Феликса с историей самого главного в католическом мире храма:

— Здесь когда-то принял мученическую смерть Апостол Петр. Позже над его могилой, почитаемой христианами, император Константин поставил базилику, невдалеке от которой Папа Симмах — первым из римских епископов в самом начале шестого века устроил себе резиденцию.

В 800 году, в праздник Рождества Христова, Папа Лев Третий короновал в этой базилике Карла Великого как императора Священной Римской империи. Это стало одним из поворотных пунктов в средневековой истории. А в четырнадцатом веке, когда Папы вернулись из «авиньонского пленения», решили окончательно поселиться вблизи гробницы Святого Петра. Папа Юлий Второй начал строительство новой базилики, потому что старый храм сильно обветшал.

— Я слышал, что над храмом трудились Рафаэль, позже Микеланджело, — блеснул своими познаниями Феликс.

— Да, верно. Работу над храмом начал Браманте, а позже Микеланджело придал зданию окончательную форму равноконечного, так называемого греческого креста.

— У тебя глубокие познания в области истории Ватикана, — похвалил итальянца Феликс.

— Я все это изучал в университете, кстати, обрати внимание. В собор ведут пять дверей. Последние справа Святые врата, которые всегда открывали в юбилейные годы через каждые пятьдесят лет. Их откроют скоро — на Рождество в канун 2001 года. Говорят, кто через них пройдет, с того снимаются все грехи. Так что если есть желание, можешь избавиться от бремени грехов.

— Да, хорошо бы, а то ноша уж больно тяжела, — улыбнулся Феликс.

— А вот это Центральные врата, далее врата Добра и Зла. Последние или первые слева врата Смерти. Они открываются только тогда, когда умирает Папа, и через них выносят его тело. Ну вот, кстати, по-моему, человек, которого мы ждали.

К Карло Дженовезе у Григорианской капеллы подошел человек в форме служителя Ватикана, и компания последовала за ним.

Долго блуждая по коридорам Ватикана, они наконец вошли в кабинет административного здания на предпоследнем этаже. На последнем находился кабинет самого Папы Римского.

За старинным письменным столом сидел старик, облаченный в одежду руководства католической церкви. Карло Дженовезе почтительно припал к его руке, Джино последовал его примеру. Феликс, будучи православным, только вежливо поклонился.

Затем синьор Карло изложил священнику суть своей просьбы и передал ему папку с бумагами. Они изъяснялись по-итальянски, и Феликс не понял суть их беседы. Кастелано же не решился при этой встрече переводить все своему русскому партнеру. Лишь только когда они, попрощавшись, вышли из кабинета, Джино объяснил Феликсу, что служитель Ватикана обещал посодействовать в решении их вопроса, и теперь поднимутся все тайные службы Италии на поиски интересующего всех объекта.

После проведенной встречи Карло Дженовезе откланялся, а Феликс и Джино решили побродить по Ватикану. Они вышли во внутренний двор, в центре которого располагался большой золоченый шар диаметром около трех метров. Он был произведением одного из современных скульпторов и олицетворял собой Землю. Возле одной из стен находилось сооружение, напоминающее еловую шишку.

— Что это? — поинтересовался Феликс.

— Ты знаешь, это довольно старинная скульптура. Ее сюда привез и установил Папа… Ты представляешь, забыл, какой из них.

— Бывает, — подмигнул ему Феликс.

— Так вот Папа, имя которого я позабыл, прочитавший «Божественную комедию» Данте Алигьери, где Данте сравнивал форму головы Папы Римского в головном уборе с еловой шишкой, и тронутый развеселившим его сравнением, решил установить сей предмет во дворе Ватикана.

— Видно, Папа обладал чувством юмора.

— Еще бы. Среди них тоже встречаются веселые люди.

Потом они прошли по Галерее географических карт с собранием планов и видов различных городов Апеннинского полуострова и близлежащих островов. Прошли по Галерее шпалер и Галерее канделябров и наконец посетили знаменитую Сикстинскую капеллу.

— Чем новым просветишь меня здесь? — поинтересовался Феликс у Джино.

— Тише, — шепотом сказал ему Кастелано. — Здесь нельзя разговаривать.

И потом также тихо продолжил:

— Она была построена в конце пятнадцатого века как «имитация» Ноева ковчега. Особенно капелла славится фресками Микеланджело, теми, что написаны на сводах и на алтарной стене.

— Да, чрезвычайно красиво, — тихо проговорил Феликс, оглядывая все вокруг. — Недаром мой соотечественник Федор Достоевский изрек: «Красота спасет мир». И знаешь что, Джино, я тебе скажу. Невзирая на мою профессию, я считаю, что красота для меня является главным жизненным стимулом.

Призрак юности

После встречи в Ватикане прошло четыре дня. В ожидании информации Феликс и его товарищи проводили время в полнейшем безделье. Джино посещал своих родственников и знакомых, мотаясь по Италии.

Эдик Кирпич и Сэмэн коротали досуг в казино, стараясь талантливо обставить опытных крупье, и, что греха таить, это им иногда удавалось. Что поделаешь — русская школа. Мастерства не утаишь. Подобных прожженных шулеров, технично, с артистизмом подыгрывающих друг другу, нелегко просечь даже опытным крупье. Они закручивали такие хитромудрые штучки, что их под силу было раскусить только нашим отечественным сотрудникам московских казино, и то далеко не всем. Ведь для российских крупье основной девиз: «Узри в каждом клиенте потенциального мошенника и сдай его охране». Так что Сэмэну и Кирпичу зачастую фартило, и они уходили с немалыми суммами, не говоря уже про карточные столы. Здесь они катали вовсю, с полным размахом.

Наши каталы, а Эдик и Сэмэн были люди игровые, поднаторевшие на тюремных шконках и многочисленных российских «катранах» (места для игры в карты) смачно обыгрывали, химича и блефуя своих импортных партнеров.

Феликс не любил азартные игры, он презирал казино и карты. Чикаго считал, что самая азартная игра — это игра в жизнь, и этой игре отдавал себя всего без остатка. Именно по сей причине он не составил компанию своим соотечественникам, а гулял по Риму в сопровождении своего японского друга Яшидо Акиямо.

Вот и сейчас они бродили около залитого солнцем Колизея, строя глазки многочисленным туристкам. А туристов вокруг было видимо-невидимо. Все были пестро одеты, щелкали фотоаппаратами и жужжали видеокамерами. Несколько предприимчивых итальянцев, нарядившись в латы древнеримских легионеров, фотографировались со всеми желающими за десять лир.

Феликсу нравилась эта часть города. Он любил в различных городах мира те сооружения, которые как эмблемы олицетворяли ту или иную страну, тот или иной город: в Париже — Эйфелева башня, Триумфальная арка и Лувр, в Лондоне — Биг Бен, в Афинах — Акрополь, в Индии — Тадж-Махал, а в Каире — столице Египта, пирамиды Гизы — древнейшие, как и само человечество. Эмблемой Рима он считал Колизей. Это сооружение являлось почти ровесником Иисуса Христа.

Некогда, в самом начале нашей эры, на его арене лилась кровь поверженных гладиаторов, где они умирали во славу императора под звуки ликующей толпы.

От Колизея друзья поднялись к Форуму Цезаря. Пройдя на смотровую площадку, они осмотрели древние развалины: колонны, камни, портики. Считалось, что Форум был воздвигнут в честь победы Цезаря над Помпеем в битве при Фарсале. В Средневековье Форумы Рима служили складом строительных материалов для возведения всевозможных зданий и подвергались варварскому разрушению.

— Ты представляешь, Феликс-сан, — задумчиво промолвил Яшидо. — Более двух тысяч лет назад по этим камням ходили люди, о чем-то думали, мечтали, любили и страдали, решали свои бытовые нужды и проблемы. Как все-таки быстротечно время.

— Да, брат Яшидо, и с каждым годом осознаешь это все больше и больше. Казалосъ, вот только еще мне было пятнадцать, глазом не успел моргнуть, а уже почти тридцать пять.

— А ты замечаешь, что в юности годы тянулись медленнее? А сейчас летят, словно стрелы, выпущенные ловким самураем. И все больше осознаешь, что мы смертны и когда-нибудь наш жизненный путь подойдет к концу.

— «Мементо море» — гласит знаменитая латинская фраза. Помни о смерти, — задумчиво произнес Феликс. — И этим многое сказано. Эти слова таят в себе сакральный смысл. Человек должен постоянно осознавать ЭТО, тогда каждый его день наполнится смыслом.

— Ты веришь в реинкарнацию? — поинтересовался Яшидо.

— Не знаю. Но не хотелось бы думать о том, что после смерти может наступить абсолютное НИЧТО. Не знаю, верить ли в загробный мир, будь то ад или рай, или это просто символы, обозначающие нечто другое. Есть ли некий потусторонний мир? Есть ли Царствие небесное? И в чем оно выражается? Не знаю. Может быть, душа и имеет свойство вечного перерождения. Это лучше, чем пустое НИЧТО. С уверенностью сказать ничего не могу. Для меня это пока на абстрактном, на философском уровне мышления.

— Однако ты философ, — одобрительно улыбнулся Яшидо.

— Да уж, что есть, то есть… Спасибо образованию, — согласился Феликс и кинул монету в глубину Форума.


После посещения Форума друзья поймали такси и направились в уютный ресторанчик «Талия», где была запланирована встреча с Джино Кастелано. Ресторан находился недалеко от той части города, где гуляли наши друзья, и уже через пятнадцать минут они входили в это заведение.

Ресторан «Талия» принадлежал бывшему оперному певцу театра «Ла Скала». Он не был особо фешенебельным заведением, но по вечерам здесь зачастую пели оперные певцы и подавали хорошее домашнее вино. Днем посетителей было мало. За столиком возле старого черного пианино их уже ожидал Джино Кастелано.

— Ну что? Чем порадуешь, наш итальянский друг? — протянул ему руку Феликс.

— Есть новости, друзья мои. Дело сдвинулось с мертвой точки. Были задействованы сотрудники спецслужб, а также руководство уголовной полиции и карабинеров. Даже сотрудники Интерпола трудились, не покладая рук. И вот, положительный результат. Обнаружен римский офис господина Тарасюка. Он сам там не появлялся уже больше месяца, но есть информация, что он где-то здесь, в Италии. В офисе находится секретарь-референт. Она не отрицает, что работала с Тарасюком, но клянется, что местонахождения его не знает. Из нее удалось вытянуть, что он звонил ей в последнее время откуда-то из Италии. Только откуда точно — она не в курсе. Наши люди перерыли в офисе все бумаги, но никакой полезной информации им найти не удалось. Они считают, что, возможно, Тарасюк догадывался о том, что его могут вычислить, и на всякий случай сменил офис в целях конспирации. Осторожная бестия. Своего же секретаря оставил для выполнения маловажной текущей работы.

— А что из себя представляет его секретарь-референт? — поинтересовался Феликс.

— О… Это красивая шатенка с серыми глазами, но, видно, он так помешан на деньгах, что она его ничуть не интересовала.

— И что? У нее нет никакой стоящей информации? — удивленно произнес Яшидо.

— Ну не знаю. Может быть, она чего-то недоговаривает. Вроде бы женщина умная и наверняка обладает еще какой-то полезной информацией. Мне кажется, она может догадываться, в каком направлении нам следует искать ее шефа.

— Ну и что вы считаете нужным предпринять? — спросил Феликс.

— Люди еще раз тщательно перерывают офис, а эту красотку вывезли за город на виллу к дону Карло. Сейчас с ней этот придурок Джованни — племянник дона Карло. — Джино с отвращением поморщился. — Наглый, беспардонный сопляк, моральный урод и садист. Плюс к этому еще и наркоман. Плотно сидит на героине и методоне. Если бы не был сыном покойной сестры дона Карло, я бы лично башку ему прострелил.

Феликс вспомнил этого молодого человека, которого видел за столом, когда их встретили из аэропорта. Феликсу он сразу не понравился, поскольку вел себя нагло и бескультурно. Неуважительно развалившись на стуле, он постоянно влезал в разговор старших. Чикаго не знал итальянского языка, но заметил, как дон Карло его периодически одергивает. У него было влажное личико с широченной переносицей, грязные кучерявые волосы и маслянистые глаза, которые не выражали ничего, кроме злобы и наркотического дурмана.

— Если вы желаете, то можем прямо сейчас поехать на виллу.

— Отчего же нет. Поехали.

На виллу они прибыли где-то через час. Она находилась на побережье Тирренского моря. Здесь росли высокие кипарисы, а среди них стоял двухэтажный особняк с колоннами в стиле ампир. Открылись раздвижные металлические ворота, и гости поднялись по лестнице.

Молчаливый итальянец проводил их в подвальное помещение. Там, привязанная к стулу, сидела очаровательная девушка с правильными чертами лица, большими серыми глазами и темно-русыми волосами, в данный момент слегка растрепанными. Нижняя губа девушки была разбита, и на ней виднелась запекшаяся кровь. Ее бежевый костюм был разорван.

Увидев девушку, Феликс остолбенел. Она была как две капли воды похожа на любовь его юности, на его Катю, погибшую в автокатастрофе. Поразительное сходство, только девушка была немного старше.

Вокруг нее ходил, разминая правую руку, плюгавый Джованни и самодовольно скалился. Увидев гостей, он кивнул им и на итальянском языке обратился к девушке. Она ему что-то ответила, и он с размаху ударил ее по лицу ладонью. Кровь из губы вновь заструилась, пачкая бежевый костюм. Когда он размахнулся вновь, чья-то сильная рука перехватила его запястье. Он обернулся и увидел перед собой сверкающие глаза Феликса. Джованни попытался высвободить руку, но она была зажата словно в стальных тисках.

— Перестань, урод, над женщиной глумиться, а то я тебе башку снесу, — сквозь зубы процедил Феликс по-английски.

Но Джованни не знал английского языка, поэтому не внял грозному предупреждению и, что-то рыкнув по-итальянски, левой рукой вытащил из кармана кнопочный нож. Лезвие щелкнув выскочило. Но это он сделал зря! Той же правой рукой, которой держал запястье, нанес сокрушительный «уракен» прямо в лоб мерзопакостному итальянцу. Тот влип в стену и сполз по ней на пол, выронив нож. Его, потерявшего сознание, подхватили под руки два человека и унесли наверх.

— Ну наконец-таки хоть кто-то проучил этого подонка, — положив руку на плечо Феликса, сказал Джино. — Ты гость, и к тебе никаких претензий не будет. Я думаю даже дон Карло в общем-то, будет доволен, но этот сукин сын на тебя явно заточит зуб.

— Если заточит, то я ему этот зуб и выбью вместе с челюстью, — усмехнулся Феликс. — А что вы девчонку-то к стулу привязали? Куда она от вас денется? — обратился он к молчаливому итальянцу. — Развяжите ее.

Итальянец, догадавшись, о чем просит Феликс, послушно перерезал веревки. Молодая женщина стала разминать отекшие руки. Затем, удивленно посмотрев на Феликса, она дрожащим голосом спросила на хорошем английском языке:

— Вы говорите по-английски? Вы не итальянец?

— Нет.

— Возьмите платок. Вытрите кровь, — Чикаго достал платок из кармана брюк и протянул его девушке. — А какого черта ее здесь держат в подвале? Она что, так опасна? — обратился он к Джино.

Спросив что-то у молчаливого итальянца, Джино повернулся к Феликсу:

— Этот урод Джованни так распорядился.

— Тогда пусть поднимется в ванную комнату и приведет себя в порядок. Неужели вы думаете, что она сможет сбежать с этой виллы?

— Разумеется, Феликс, нет проблем, — согласно кивнул Джино.

Он сказал пару слов немногословному итальянцу, и тот проводил женщину наверх. Феликс, Джино и Яшидо вышли на просторную террасу, с которой открывался потрясающий вид на лазурное море.


Яшидо что-то рассказывал Джино, а Феликс, облокотившись о белые каменные перила, смотрел в морскую даль. Его лицо овевал свежий морской ветер, слышался крик чаек и шелест листьев. Он думал о том, как пленница похожа на его Катю. Изумительное сходство, если бы только не разница в возрасте, хотя ведь прошло уже семь лет. Если бы девушка осталась жива, ей, наверное, было бы столько же лет, сколько и секретарше.

В это время на веранду вышел дон Карло и два его помощника. Поприветствовав всех, он обратился к Джино. Когда он закончил, Джино Кастелано повернулся к Феликсу:

— Дон Карло сожалеет о скверном поступке своего нерадивого племянника и не расстроен тем, что русский друг так резко обошелся с ним. Он считает, что Джованни получил по заслугам.

— Спасибо. Передай, пожалуйста, дону Карло, что я благодарен за понимание и что в данной ситуации я не мог поступить иначе. Как нормальный человек и мужчина.

Джино перевел и, выслушав дона, снова обратился к Феликсу:

— Дон Карло интересуется, что вы намерены предпринять по отношению к женщине.

— Я считаю, что применять к ней силу нет смысла. Если не возражает дон, я сам попытаюсь побеседовать с ней и надеюсь, что смогу выяснить у нее что-нибудь полезное.

Джино перевел Дженовезе и, выслушав ответ, снова обратился к Феликсу:

— Дон Карло не возражает и желает тебе удачи. — Кастелано улыбнулся и хитро подмигнул. — Женщина в твоем распоряжении. Дон говорит, что если понадобится какая-нибудь помощь, вы можете полностью им располагать.

— Передай дону нашу благодарность.

Через полчаса рядом с сидящим за столом у оливкового дерева Феликсом усадили девушку. Она уже успела привести себя в порядок: умылась, навела макияж и причесала волосы. Вместо порванного пиджака на ее плечи был накинут вязаный шерстяной свитер. Феликс очередной раз убедился в ее сходстве с его бывшей любовью.

— Как вы себя чувствуете? — задал ей вопрос по-английски Феликс.

— Спасибо, уже лучше. — Девушка опустила длинные ресницы. — Если бы не вы, то я не знаю, что б со мной мог сделать этот отвратительный ублюдок.

— Будем считать инцидент неприятной ошибкой. Больше вас никто не тронет.

— Спасибо. Я вам очень благодарна.

— Не стоит благодарности.

Феликс разлил красное вино по бокалам из бутылки в плетеной корзинке.

— Глотните, это вам сейчас поможет. «Кьянти» — замечательное вино. Но вы это, наверное, лучше меня знаете. Вы же итальянка.

— Нет, я не итальянка.

— Тогда откуда же вы?

— Я… — Девушка сделала паузу и посмотрела на Феликса. — Я из России.

Феликс поперхнулся вином.

— Что-о?! — изумленно протянул он, теперь уже по-русски. — Вы из России?!

Теперь настала очередь удивиться девушке. У нее округлились глаза и приоткрылся рот.

— Вы… Вы говорите по-русски? — тоже по-русски спросила она.

— Еще бы! Это же мой родной язык!

— Как так? — недоумевала девушка.

— Солнце мое, я русский.

— Вы русский?

— Да русский, я из Москвы, зовут меня Феликс.

— Очень приятно. Оля. Вы меня очень удивили.

— Вы меня тоже. Откуда вы родом?

— Я родилась под Ленинградом, точнее, под Санкт-Петербургом. Но в дальнейшем много пришлось переезжать, так что трудно сейчас сориентироваться, какое место я считаю своим домом.

— А я родился в Ростове. Большей частью живу в Москве, хотя мотаться приходится по всему миру.

— Как удивительно, что мы, познакомившись при таких обстоятельствах, оказались соотечественниками. Скажите, Феликс, ради бога, хоть вы, почему меня схватили? Почему привезли сюда? Почему с расспросами о моем шефе на меня набросился этот негодяй?

— Хорошо, что мы соотечественники. Мы так, наверное, лучше сможем понять друг друга. Вы хотели бы знать, каким образом попали в эту историю?

— Да, конечно.

— Нас интересуете, разумеется, не вы лично. Нас интересует ваш шеф, господин Тарасюк.

— Евгений Валерьянович?

— Да, именно он.

— Да, но ведь я о нем практически ничего не знаю. Я в этом офисе начала работать всего два месяца назад и видела его буквально три раза. А последний месяц он вообще не появлялся. Иногда звонил и давал поручения принять какие-нибудь бумаги, документы, передать их кому-нибудь. Приносили одни люди, забирали другие. Офис был похож на почтовое отделение. Сам он для работы им никогда не пользовался.

— А вы когда-нибудь заглядывали в документы?

— Нет. Меня они не интересовали. Я выполняла лишь то, что мне поручали.

— Вы помните людей, которые приносили и забирали документы?

— Да, но их было очень много.

— А звонили вам часто?

— Достаточно часто, только не сам Евгений Валерьянович, он звонил крайне редко.

— Вы интересовались у него, откуда он звонит?

— Нет.

— Почему?

— Когда меня приняли на работу, то сразу предупредили, чтобы я выполняла только то, что мне поручают, никуда не совала свой нос. Это было одно из основных условий.

— А какими были остальные правила?

— Остальные касались лишь делопроизводства.

Феликс еще долго беседовал с Олей.


Наступил вечер, и в багряной пелене заката, отражающегося в морской глади, все предметы вокруг принимали чудные очертания. В этом освещении лицо Оли все больше напоминало Феликсу лицо его потерянной любви. Ему казалось, что перед ним сейчас сидит не плененная секретарша, а его Катя. Может, это воздействие замечательного вина «Кьянти»? Может, дурман свежего морского воздуха? Он точно не знал. Но подсознательно понимал, а точнее, ощущал, что он должен помочь этой молодой женщине, хотя бы в память о его первой любви.

— Послушай, Оля. Я хочу быть с тобой откровенным. Я вижу, что ты женщина умная и, надеюсь, меня поймешь. Я искренне хочу помочь тебе выпутаться из этой ситуации. Твой шеф — подонок. Он скрылся с большими деньгами. Деньги наши, и мы должны его найти. Если ты поможешь нам, я постараюсь помочь тебе, — Феликс сказал это настолько доверительным тоном, что усомниться в его честности было просто невозможно.

Он открыто смотрел девушке прямо в глаза, и она поняла, что ей ничего не остается, как довериться ему.

— Послушай, Феликс. У меня есть кое-что, что могло бы вас заинтересовать, но если я откроюсь вам, меня убьют.

— Если ты поможешь нам найти этого ублюдка, я обещаю тебе, что отправлю тебя в Россию, домой.

— К сожалению, по некоторым важным причинам, я не могу вернуться в Россию.

— По каким причинам?

— В двух словах не скажешь.

— Тогда можно в трех.

— В трех тоже вряд ли получится.

— А если постараться?

— Ну если сказать просто… Мой муж наделал в России очень много крупных долгов. Он кинул многих в России, это было его жизненное кредо. Кидал не только чужих, но и своих, что получалось у него лучше. Один раз он обманул не тех. Вот тут и начались настоящие беды. Кредиторы преследовали не только его, но и меня. Это было очень страшно. Мы с трудом смогли переехать в Турцию, в Стамбул, но и там нас выследили. Мне случайно повезло, один знакомый помог перебраться в Италию. Так я оказалась в этой фирме.

— А где же твой муж, Оля?

— Он в Стамбуле, в психлечебнице.

— Я вижу, ты не очень переживаешь за него.

— А почему я должна переживать? — с горечью в голосе сказала Ольга. — Он мне всю жизнь испортил. Хотя, по-своему, мне его даже жаль. Мой муж — неудачник. Но я не хочу говорить об этом. Горько вспоминать. Меня сейчас больше интересует, что делать дальше. Что делать, если я смогу помочь вам?

— У меня есть предложение, — подумав, сказал Феликс. — Если твоя информация поможет нам отыскать Тарасюка, то у меня будет возможность отправить тебя в Париж. Тебе нравится Париж?

— Париж? О да! Конечно!

— Так вот. В Париже живет мой очень хороший друг. Он владеет солидным клубом и казино. Ты женщина грамотная, владеешь языками. Я уверен, что он сможет предоставить тебе хорошую работу.

— Это правда? Ты не обманываешь меня?

— Нет. Я не имею такой привычки.

Оля внимательно посмотрела на Феликса и поняла, что он говорит ей правду.

— Не знаю почему, но я тебе верю. В любом случае понимаю, что выбора у меня нет. Есть у меня номер телефона, по которому я могу звонить только в самых экстренных случаях, наверное, подобно тому, который произошел сегодня. Евгений Валерьянович заставил заучить меня этот сотовый телефон наизусть и строго-настрого предупредил, что если я кому-либо назову его, то у меня начнутся страшные неприятности. Он знал о моих прошлых проблемах, поэтому его угроза звучала реально. Я очень боюсь. Мне страшно.

— Не бойся. Во-первых, никто не узнает, что этот номер дала мне ты, а во-вторых, через пару дней ты уже будешь в Париже.

— Хорошо, я тебе верю. — Ольга доверчиво посмотрела в глаза Феликсу. — Записывай.

Она продиктовала номер телефона, а Феликс зафиксировал его в своей записной книжке.

— Я ни разу не звонила по этому телефону, но думаю, что это личный сотовый телефон Тарасюка. Вам это поможет?

— Еще бы! Если на самом деле это окажется его аппарат, то мы его местонахождение обязательно вычислим.

— А если честно, его вовсе не жаль. Он сразу произвел на меня впечатление мерзкого человека. Когда меня протежировали Евгению Валерьяновичу, он, взяв меня на работу, поставил совершенно мизерный оклад. Знал, что я никуда не денусь и соглашусь с его требованиями. Сразу было видно, что он патологично жаден. И хоть на его руке были золотые часы «Картье», стоившие не меньше полусотни тысяч долларов, он поставил мне оклад чуть больше миллиона лир, меньше шестисот долларов. В Риме на эти деньги вести достойное существование очень сложно. А самое омерзительное то, что в первый же день моей работы он стал меня грязно и настойчиво домогаться. Благо кто-то позвонил, и он срочно выехал по неотложному делу. Короче, мерзкий тип. Так что если вы достанете его, мне будет даже приятно. Только, Феликс, я очень вас прошу, не подведите меня с выездом из Италии.

— Не волнуйся, через два дня ты будешь уже в Париже. Если телефон окажется на самом деле его, считай, ты оказала мне огромную услугу. А я не люблю быть должником.

Феликс не обманывал Ольгу. Он, конечно, не обязан был делать ей подобное сногсшибательное предложение. Ее помощь в поисках Тарасюка так дорого не стоила. Но однако внешнее сходство с его Катей столь сильно подействовало на Феликса, что в память о своей первой любви он решил помочь этой несчастной испуганной девушке.

Захват

Телефон на самом деле принадлежал Евгению Валерьяновичу Тарасюку. Теперь настала очередь спецслужб. Обладая новейшим оборудованием и спецтехникой, специалисты сумели без труда запеленговать указанный номер. Ольга позвонила по этому телефону и, услышав голос своего шефа, сообщила, что в офис якобы приходили карабинеры вместе с налоговой полицией — для проверки документации. Ольга посчитала необходимым срочно известить об этом своего босса. Евгений Валерьянович сказал ей, чтобы по таким пустякам она его не тревожила, что это обыкновенная рядовая проверка и совершенно не о чем волноваться. Непродолжительного разговора хватило на то, чтобы определить, что телефон принадлежит именно Тарасюку, и успеть запеленговать его.

Выяснилось, что предприимчивый хохол находится ни где-нибудь, а в сказочном городе Венеция. Медлить было нельзя. Дон Карло Дженовезе вызвал два небольших пассажирских вертолета, принадлежавших его компании.

Феликс не любил давать пустых обещаний. Он позвонил Герману в Париж и, кратко обрисовав ситуацию, попросил встретить Олю и позаботиться об ее устройстве. Затем Джино Кастелано поручил людям из семьи Дженовезе отправить девушку во Францию.

Через некоторое время Феликс, Эдик, Сэмэн и Яшидо, а также Джино Кастелано и еще четверо итальянцев из семьи Дженовезе летели в северную часть Апеннинского полуострова. Полет был недолгим, и вскоре вертолеты приземлились близ местечка Лидо ди Езоло, где компания пересела на автомобили, а еще через полчаса переместилась на быстроходный катер и устремилась в Венецию — город каналов и мостов, гондол и гондольеров, город, где действительность похожа на сказку.

Время близилось к вечеру. Смеркалось. Феликс, Яшидо и Джино Кастелано с двумя итальянцами высадились недалеко от площади Сан-Марко, а остальные двинулись дальше по Большому каналу, чтобы прибыть в обусловленное место с противоположной стороны, дабы не привлекать внимание окружающих.

Офис Тарасюка находился в центральной части города рядом с храмом Сан-Сальвадор. Пройдя по центральной площади Сан-Марко, Феликс с товарищами миновали Дворец дожей. Когда проходили собор Святого Марко, всезнающий Джино заметил:

— Это самый главный собор Венеции. Когда-то ловкачам венецианцам удалось похитить у турок мощи Евангелиста Марка и тайком вывезти их из Александрии. С тех самых пор Святой Марк считается заступником и покровителем Венеции.

— Интересно. Буду в Москве, навещу своего приятеля, режиссера Марка Захарова, поведаю ему, каким почетом его тезка здесь пользуется.

Читателю может показаться странным столь праздное общение людей, идущих на рискованное дело. Но ничего удивительного в этом нет. Для Феликса и его окружения вся жизнь проходит на грани фола и за гранью его. А жить-то надо. Надо наслаждаться окружающим миром и, изучая, постигать его. Так что неудивительно, что иной раз среди разборок, перестрелок и в различных экстремальных ситуациях Феликс вел себя непринужденно и спокойно. Он давно адаптировался к окружающей действительности, импульсивной и опасной.

План проникновения в офис был разработан заранее. Свои люди в Венеции, получив указание от дона Карло, заранее составили план нужного здания. Вновь прибывшие ознакомились со схемой внутренних помещений. Заранее был оговорен план взаимных действий.

Дождавшись всех остальных и обменявшись условными знаками о готовности, соратники приступили к захвату. Два человека, снабженных рациями, остались у парадного входа, двое перекрыли черный ход. Именно через него с заднего двора, открыв старый, нехитрый замок тяжелой резной двери, Феликс, Яшидо и Джино Кастелано бросились вверх по лестнице. Следом за ними поднимались Эдик и Сэмэн. Козырем удачи операции являлась неожиданность. Не мог осторожный хохол подумать, что его отыщут даже здесь.

Захват необходимо было осуществить быстро и без ошибок. Стоявший на страже у входа в офис приземистый итальянец не успел вскрикнуть, как в его горло вонзился брошенный умелой рукой Яшидо шурикен — четырехлезвенная звездочка из арсенала японских ниндзя. Такому опытному медвежатнику, как Эдик Кирпич, потребовалось несколько секунд, чтобы вскрыть входную дверь.

Ворвавшись внутрь, приятели увидели еще двух охранников, развалившихся на кожаных диванах. Те, не успев среагировать на ураганный налет, не успев даже вытащить пистолеты из кобуры, были сражены выстрелами из парабеллумов Джино и Сэмэна. Пистолеты были с глушителями, поэтому, кроме двух легких хлопков и топота бегущих ног, ничто не нарушило тишину офиса.

Яшидо первым влетел в приемную и ударом ноги вышиб пистолет из руки толстого итальянца, который был в брюках с подтяжками. Еще мгновение, и ловким отточенным движением Акиямо свернул ему толстую шею. Ударом ноги Феликс открыл дверь в кабинет.

В кабинете кроме полуголой секретарши сидел на высоком, вращающемся кресле САМ объект долгожданных поисков, сам мистер финансовый воротила и махинатор Евгений Валерьянович Тарасюк.

Это был полный лысый человек лет пятидесяти пяти с крупным мясистым носом и толстыми линзами очков, через которые на нежданных гостей испуганно смотрели хитрые глазки. Из его рук выпал мобильный телефон, а рот приоткрылся в немом вопросе. От испуга он не мог произнести ни звука, а просто разевал рот, как это делают декоративные рыбы в аквариуме. Испуганная полуголая секретарша, забившись в угол между стеной и сейфом, истерично заверещала, закрыв голову руками.

Первым делом Сэмэн метнулся к ней, сгреб ее в охапку и зажал рот своей широченной ладонью. Он мог одним движением свернуть ей шею, но Комод никогда не убивал женщин.

Онемевший Тарасюк, по-прежнему хватая ртом воздух, тупо смотрел на направленные на него стволы пистолетов. Руки плетьми опустились вдоль ожиревшего туловища, а под стулом образовалась лужа.

— Ну что ж ты так опростоволосился? — засмеялся Феликс. — Как деньги воровать да людей губить, ты герой, а как своих приятелей увидел, так сразу лужу напрудил. Не ожидал, поди, гостей?

Тарасюк молчал, тупо уставившись в дуло парабеллума. Зрачки сдвинулись к переносице, отчего вид был еще более смешным и жалким.

— Сэмэн, заткни ей рот кляпом и покрепче свяжи. Джино, давай скотч. — С этими словами Феликс повалил на землю шокированного Тарасюка, умелыми движениями засунул в рот кляп и залепил его скотчем.

Затем грузное тело Евгения Валерьяновича перемотали скотчем так, что он стал похож на египетскую мумию. На чрезвычайно толстую египетскую мумию. Потом его сунули в заранее приготовленный мешок, с трудом спустили вниз и через черный ход перенесли к каналу, где их уже поджидал быстроходный катер.

От черного хода до катера было не более двадцати метров, но груз был по весу нелегким, и кто-нибудь из окон соседних домов мог заметить подозрительные передвижения. Благо уже достаточно стемнело. Поднатужившись, тело быстро перенесли к каналу и погрузили в катер.

Мотор взревел, и катер тронулся по каналу, унося грузное тело пленника. Свернув на канал Зулиан, он проехал сразу под несколькими знаменитыми мостами, в том числе и под Мостом вздохов, который соединяет Дворец дожей со зданием бывшей тюрьмы и, наконец, вышел в канал Сан-Марко.

На ближайшей пристани ценный груз перегрузили на большую яхту, заранее подогнанную сюда людьми семейства Дженовезе.

Вся группа захвата, разбившись по парам, растворилась в сказочном городе на воде. Сногсшибательная операция прошла без сучка и задоринки. На этот раз фортуна улыбалась нашим героям, жаль, что так бывает не всегда.

Красавица и чудовище

Поручение Феликса отправить Ольгу во Францию было выполнено точно и быстро. В течение двух суток на девушку оформили все необходимые документы и бизнес-классом компании «Авиатранс» она благополучно вылетела в Париж.

В аэропорту Шарля де Голля ее встретил симпатичный, хорошо сложенный молодой человек в белом летнем костюме. Белый костюм был заранее оговоренным опознавательным знаком, и Ольга сразу узнала его, к тому же Феликс кратко, но точно описал встречающего: «Парень очень похож на меня. Такой, как я».

Да, на самом деле Герман был очень похож на Феликса. Тот же рост, та же спортивная фигура и та же походка.

— Здравствуйте. Вы — Герман?

— Да, — улыбнулся молодой человек. — А вы, разумеется, Ольга. Очень приятно. Рад приветствовать вас в Париже.

Герман легко подхватил багаж девушки, и они пошли к выходу из аэропорта. Там их поджидал роскошный белый «Феррари». За рулем автомобиля сидела очаровательная шатенка в кипельно белом джемпере и белых джинсах.

— Познакомьтесь. Это — Марина. — Герман представил девушку Ольге. — А это — Ольга. Прошу любить и жаловать.

— Очень приятно, — улыбнулась Марина.

— Я тоже рада познакомиться, — ответила Оля.

Герман закинул Олин саквояж в багажник, усадив ее на заднее сиденье, запрыгнул на сиденье рядом с Мариной, и они тронулись.

Как замечательно было скользить навстречу Парижу в быстром автомобиле с открытым верхом, утопая в лучах утреннего солнца. Теплый ветер овевал лицо Оли, и она, щурясь от солнечного света, наслаждалась этим прекрасным мгновением жизни. Неужели все беды, весь мрак остались позади? Неужели ее ждет новая жизнь, наполненная радостью и счастьем?

Минуя Площадь звезды, на которой находилась знаменитая Триумфальная арка, машина въехала на Елисейские поля. Несколько утратив аристократичный блеск былых времен, Елисейские поля отнюдь не потеряли блистательной красоты и особой элегантности: дорогие рестораны, роскошные модные магазины, кинотеатры и офисы крупнейших авиакомпаний шли нескончаемой чередой вдоль широких тротуаров, по которым гуляют праздные парижане и многочисленные туристы.

Автомобиль въехал на Марсово поле, и взору Ольги во всем великолепии открылась Эйфелева башня — незыблемый символ Парижа. Закрыв откидной верх автомобиля, молодые люди вышли из машины.

— Куда мы сейчас? — поинтересовалась Оля, любуясь ажурным сооружением Гюстава Эйфеля.

— Завтракать.

— А где?

— Сюрприз, — улыбнулась Марина.

Поднявшись на лифте на второй ярус Эйфелевой башни, молодые люди зашли в ресторан. Там их уже поджидал заказанный, сервированный на три персоны стол, на котором стояла хрустальная ваза с огромным букетом алых роз. Из окна ресторана открывалась великолепная панорама на Дворец Шайо. Внизу несла свои спокойные воды Сена.

— Нравится? — поинтересовалась Марина у Оли.

— Да, очень! — ответила та, любуясь панорамой.

— Мы с Германом часто здесь бываем.

Официант принес в серебряном ведерке шампанское «Вдова Клико». Открыв бутылку, он разлил искристое содержимое по фужерам.

— Оля, я хочу поднять бокал за наше знакомство, а также за знакомство с Парижем. Я надеюсь, тебе понравится во Франции.

Они чокнулись и отпили шампанское.

— Мне Феликс сказал, а он мой лучший друг, что ты очень помогла ему в Италии. Он просил помочь тебе устроиться в Париже. Я думаю, должность менеджера одного из ресторанных залов моего клуба тебе подойдет. Как тебе предложение?

— Ой! Я даже ожидать такого не могла. Я очень благодарна вам и Феликсу. Постараюсь оправдать ваше доверие и, поднимая бокал, хочу выпить за вас. Я благодарна судьбе за наше знакомство. Как говорят у нас в России: «Не было бы счастья, да несчастье помогло».

Шустрый официант в синей шелковой бабочке расставлял на столе морепродукты. Здесь были и устрицы, и мидии, и лангусты…

Позавтракав, они поднялись на верхнюю смотровую площадку Эйфелевой башни. Герман, Марина и Оля долго любовались залитым солнцем Парижем.

— А теперь поехали к нам, — пригласил Герман Олю.

Они спустились с Эйфелевой башни, сели в «Феррари» и буквально через несколько минут притормозили возле развлекательного комплекса «Русская звезда» — красивого трехэтажного здания, расположенного на огромной барже.

— Какая прелесть! — восхищенно воскликнула Оля, разглядывая клуб.

— Вот здесь будешь работать и жить. На третьем этаже тебя ждут двухкомнатные апартаменты.

Через пару часов, отдохнув и переодевшись в своем номере, Оля вышла в холл, где встретила идущую ей навстречу Марину.

— А я как раз за тобой, — улыбнулась Марина. — Хочу показать тебе весь развлекательный комплекс. Герману нужно было срочно уехать в Канны, так что он просил извиниться за свое отсутствие. Он вернется только завтра, но, я думаю, нам и так не будет скучно.

Девушки долго бродили по клубу. Марина показала гостье казино, ночной дискоклуб, два зала ресторана, один из которых был назван ее именем. Они посетили шикарный фитнес-центр, в который входили тренажерный зал, залы для аэробики и три вида бань. Помимо традиционной финской и турецкой в нем была построена экзотическая для парижан настоящая русская баня с густым горячим паром свыше ста градусов и вениками — березовыми и дубовыми.

Третий этаж был в основном занят под офис, номера и апартаменты.

— Да, приятно сознавать, что мои соотечественники и здесь, в Париже, добились успеха, — находясь под большим впечатлением от увиденного, произнесла Оля. — В данном случае за державу не обидно.

Под вечер девушки расположились в номере, предназначенном для Оли. Официант принес им кофе, фрукты и вино «Шато» урожая семьдесят четвертого года.

— Люблю старые вина. В них чувствуется какой-то особый букет, особый вкус, — со знанием дела проговорила Марина. — Оля, мне Герман коротко рассказал о твоих неприятностях в Италии. Но как ты попала в Рим? Каким ветром тебя занесло на Апеннинский полуостров?

— О, это долгая и достаточно мрачная история. Не всем, Марина, везет, как тебе. У тебя замечательный кавалер. Кстати, ты не обращала внимание, что Герман очень похож на Феликса? И внешность, и манера поведения. Они, случайно, не братья?

— Случайно, нет. Кровного родства между ними нет, но, как говорит Герман, они братья по духу. И мне кажется, он прав. Феликс просто прелесть. Если бы я не любила Германа, то наверняка бы втюрилась в Феликса, — пошутила Марина.

— Между прочим, на меня Феликс тоже произвел сильное впечатление, — грустно произнесла Оля. — Честно говоря, он очень похож на мою первую любовь. Как это было давно…

— Расскажи мне о себе, о своей жизни, — попросила Марина.

— Это не слишком радостная история, скорее, даже наоборот.

— Тем более. Я с удовольствием послушаю. Ведь у меня в жизни тоже не все было безоблачным, ну а некоторые ситуации вообще вспоминать не хочется, — слегка помрачнела Марина, вспомнив, как ее захватили в плен гнусные отморозки, как они с Германом были на волосок от гибели, как она получила ранение, и многое другое. — Ну, впрочем, разговор не обо мне, а о тебе. Ты замужем?

— Ну вот так сразу в самое больное место.

— Почему?

— Да потому что муж мой сейчас в больнице, психиатрической.

— Да… А что с ним?

— Крыша съехала. С психикой что-то. Он еще до знакомства со мной несколько раз находился в психиатрической лечебнице, но я тогда, дура, не придала этому значения.

— Я вижу, ты не очень довольна своим замужеством.

— Это мягко сказано. Я допустила роковую ошибку. Ведь я никогда не любила его.

— Тогда как же ты вышла за него замуж? — наивно поинтересовалась Марина.

— Ошибка юности. Польстилась на мишуру внешнего благополучия, на сказочные обещания, в конце концов, на радужные перспективы богатства и благополучия.

— А как ты с ним познакомилась?

— Он был лучшим другом человека, которого я любила. Звали его Александр, и он был моей первой любовью. Честно говоря, и мужчина он был у меня тоже первый. Ну ты понимаешь, о чем я говорю…

— Разумеется, — улыбнулась Марина. — И что же…


— Так вот. Моя первая любовь, мой Саша, меня тоже очень любил, но по своей натуре он был человек слишком импульсивный и темпераментный. Саша был перспективным спортсменом и нравился девушкам. Пользуясь у них успехом, он в то же время был чрезвычайно ревнив. На фоне этого в последний год нашего общения стали вспыхивать многочисленные ссоры и скандалы. У Саши был лучший друг, звали его, только ты, пожалуйста, не смейся, — Бонифаций.

Марина прыснула, не сумев сдержать своих эмоций по поводу такого смешного имени.

— Как, как?! Его что, на самом деле так звали?

— Да. Именно так и звали. Он жил в России, но по происхождению был турок. Его отец имел нормальное имя — Петр и, вероятно, был большим шутником, потому что назвал всех своих детей причудливыми именами. Вот так и жил его сын, мучаясь от нелепого сочетания Бонифаций Петрович.

— Слушай, Оля, — отдышавшись от смеха, спросила Марина. — А у тебя случайно нет его фотографии?

— Ну вообще есть пара фоток, — засмущалась Оля. — Но пачка фотографий где-то далеко в чемодане, я тебе в следующий раз как-нибудь покажу.

— Нет, нет. Пожалуйста, покажи сейчас.

— Марина, честно говоря, там смотреть не на что, — стеснительно потупила глаза Оля.

— Все равно, покажи, — не унималась Марина.

— Хорошо, только без приколов. — Оля подошла к чемодану и, порывшись в нем, извлекла оттуда пакет.

Пролистав пачку, она вытащила пару фотографий и протянула их Марине. На них рядом с красавицей Олей был запечатлен дистрофично худой, нескладный человек. Острые черты его лица напоминали полевого грызуна, а пара огромных ушей украшала неправильной формы череп.

— Ой, какой урод, — непосредственно воскликнула Марина, а потом, спохватившись, добавила: — Извини, Оля, но вы слишком разительно с ним отличаетесь.

— Что греха таить, люди так и шутили: «Красавица и чудовище».

— А почему же ты тогда вышла за него замуж? Может, он человек очень хороший?

— Поначалу я так и думала, невзирая на различные слухи, которые ходили о нем. Просто в нужный час он оказался в нужном месте. Когда у меня с Сашей участились конфликты, а он был довольно-таки вспыльчив, хотя и быстро отходил от приступов злости, я очень сильно переживала. Я не могла понять, как Саша буквально пять минут назад — приятный собеседник, романтик и одухотворенный поэт, тут же резко перевоплощается в психопата и циника. Но, как я уже сказала, он быстро загорался и быстро остывал.

Я продолжала его любить, но обиды, нанесенные им в моменты приступов бессмысленной ярости, накапливались в моей душе. А тут, откуда ни возьмись, появлялся Бонифаций или, как мы его просто звали, — Боня. Александр был настолько уверен в себе и в моих чувствах к нему, что не придавал флирту Бони со мной никакого значения. Он не считал Бонифация конкурентом. Это его и погубило.

Когда Саша уезжал на спортивные сборы или соревнования, то рядом сразу оказывался Бонифаций. И, будучи свидетелем всех наших ссор и скандалов, он говорил мне, как, дескать, я могу жить с человеком, который меня так унижает, о том, с какими девчонками переспал за это время Саша, что если бы на месте Саши был он — Бонифаций, то просто бы на руках меня носил, пылинки с меня сдувал и посвятил бы мне свою жизнь всю без остатка.

Как-то, приняв изрядную дозу алкоголя, он расплакался и признался, что очень любит меня, больше, чем отца с матерью, больше всего на свете и даже больше своей жизни. И хоть меня тронули эти откровения, я все же на следующий день честно рассказала все Александру. Но он посмеялся и не придал этому никакого значения, списал все на пьяные эмоции друга. Зная его внешнюю убогость и то, что ему с юности не везло с женщинами, Саша даже по-своему жалел Бонифация. Но он не учел основной момент. То, что неприглядная внешность Бони и пренебрежение девушек к его персоне воспитали в нем умение достигать своей цели любыми доступными способами, как говорится, используя «силу ущербной личности».

Бонифаций был безграмотен и, если писал своим корявым почерком, то в каждом слове делал чуть ли не по три ошибки. Но в нем жила торгашеская натура и в перестроечные времена он смог открыть хороший мясной цех, а так как он отличался завидным упорством и трудолюбием, то на волне первых кооперативов и повсеместных рынков-базаров смог сколотить довольно приличный капиталец.

Мой же Саша не придавал деньгам особого значения. Он жил безбедно, но зарабатывать большие деньги не стремился. У него, конечно, были и машина, и модный гардероб, и деньги на путешествия и рестораны, но в материальном отношении он Бонифацию проигрывал.

Бони же разъезжал на шикарных автомобилях, строил большой загородный дом, рисуясь, раскидывал деньги направо и налево, а если послушать его разговоры о грядущих перспективах, то казалось, что перед собеседником сидит будущий Рокфеллер или Морган.

Я воспитывалась в небогатой семье и, честно говоря, завидовала детям из более обеспеченных семей. Еще в школе решила, что стану богатой, и когда произошел очередной скандал между мной и Сашей и он попросил Бонифация отвезти меня всю в слезах домой, то его «преданнейший» друг, вместо того чтобы помочь нашей проблеме и помирить нас, стал убеждать меня, что с Александром у нас жизни не будет, что я ему не нужна и что рано или поздно он меня покинет. Бони умел так гипнотически убеждать, что в конце концов я ему поверила.

Я решила, что лучше жить с нелюбимым, пусть даже со страшилкой и неучем, но купаться в роскоши и удовольствиях, чем страдать с любимым.

— Что, неужели настолько было тяжело с твоим Александром? — поинтересовалась Марина.

— Честно говоря, убедить меня, что все так плохо, сумел именно Бонифаций. Сейчас же я вспоминаю, что помимо отвратительных ссор и скандалов у нас были моменты счастья и радости. Моменты истинной любви, коей потом мне испытать не удалось.

Но я сделала свой выбор и попыталась компенсировать любовь благополучием и материальным достатком. Не буду рассказывать, каким потрясением, как гром с ясного неба, был мой шаг для Александра. Словно кирпич неожиданно упал ему на голову. Он жутко страдал и, когда понял, что прошлого уже не вернуть, уехал, и больше я его не видела.

Бонифаций же, врать не буду, пытался полностью ублажать меня. Что оставалось ему, убогому, чтобы удержать меня, ведь я всегда могла упрекнуть его в том, что он разрушил мою любовь. Но Бони не рассчитал своих сил. Его время, время торгашей и базарных воротил, подходило к концу, а на новый этап, когда пришло время грамотных специалистов, у него не хватило ни сил, ни знаний. Обещания золотых гор и радужных перспектив оказались пустыми словами, несбыточным миражом и овечьим блеянием.

Тогда Бонифаций начал метаться из стороны в сторону. Он был готов пойти на все, чтобы заработать деньги, пытался обмануть чужих, но чужие ему не верили, тогда он стал обманывать своих. Это ему поначалу удавалось, но вскоре «своих» у него не осталось.

Бонифаций везде стал получать затрещины и оплеухи, но, как я говорила раньше, он обладал удивительным даром убеждения. Мог без мыла залезть в задницу практически любому и этим умело пользовался. Убедив кого-то в чем-то и получив деньги, он нагло и бесцеремонно кидал доверявших ему людей.

Вот так мы метались с ним из города в город. Я проклинала тот день, когда меркантильный интерес во мне перевесил истинные чувства. С какой стороны ни посмотри, какие самооправдания ни придумывай, я в глубине души все же понимала, что предала свою любовь и человека, который меня любил, каким бы плохим я ни пыталась сделать его в своем воображении. За это, видно, и наказывает меня Бог.

Дальше стало еще хуже. Однажды Бонифаций попытался опрокинуть на большую сумму тех людей, с которыми бы не следовало этого делать. Устав прятаться по разным городам России, продав последнее, что у нас было, мы смогли переехать в Стамбул к его дальнему родственнику. Но вопреки ожиданиям моего мужа, мы его родственнику были не очень-то нужны, хотя лично на меня он регулярно поглядывал с похотливым вожделением.

Мы с трудом сводили концы с концами. Бони пытался подрабатывать и поваром, и грузчиком, и официантом в захудалом ресторанчике. Он пробовал торговать в районе, в шутку называемом «Африка», пытался втюхивать челнокам лежалый товар. Но даже в Турции его вычислили кредиторы. Бонифация сильно отмутузили и поставили срок — месяц, для того чтобы расквитаться с долгами.

Он стал метаться, рваться, и у него окончательно помутнело в голове. Он начал разговаривать сам с собой, мочиться ночью в постель и истерично кричать на меня без всякого повода. Взгляд его стал мутным и бессмысленным. Во время очередного приступа мы с его дальним родственником вызвали «скорую помощь», и врачи поместили его в психиатрическую лечебницу.

Я осталась без средств к существованию. И уже со страхом думала, что придется пойти на поклон к его похотливому родственнику. Понятно, чем бы все это закончилось. Но, слава богу, я встретила в районе университета одного старого знакомого. Он взял меня с собой в Италию и познакомил там с людьми, которые, в свою очередь, протежировали меня в тот самый офис, из-за которого мы познакомились с Феликсом.

— Ну а как же с твоим мужем? — поинтересовалась Марина.

— Вообще то, мы наказаны за ту подлость, которую совершили. Он по отношению к своему другу, я по отношению к своему любимому. По крайней мере я спокойна, что в психиатрической лечебнице его не будут доставать кредиторы. Да и кому он такой нужен? Я же, если сумею заработать денег, смогу посылать ему некоторые суммы, чтобы облегчить его существование. Я его никогда не любила и в итоге была жестоко наказана за тот меркантильный шаг, который сделала. И я не знаю, как объяснить свое появление в Париже. Я понимаю, что этим обязана Феликсу. Но почему он сделал мне такой подарок? Честно говоря, после моих роковых ошибок я не надеялась на то, что в моей жизни произойдут такие перемены к лучшему. Может быть, судьба дает мне еще один шанс?

— Мне кажется, имя этому шансу Феликс, — загадочно улыбнулась Марина.

— Но почему? За что мне такой подарок судьбы?

— Не знаю, не знаю… На все есть свои причины. А как же твой Александр? Ты что-нибудь слышала о нем? — спросила Марина.

— Я слышала, что Саша стал чемпионом. Занимал призовые места в Европе и даже в мире. Мне рассказывали, что он много страдал, но потом завел семью и живет где-то во Флориде.

— А ты бы не хотела попытаться найти его? — поинтересовалась Марина.

— Нет смысла, — грустно потупила глаза Ольга и глубоко вздохнула. — Он никогда не смог бы простить предательства. Ведь недаром гласит китайская мудрость: «В одну реку два раза не ступить».

Оля еще раз тяжело вздохнула и задумалась о чем-то давно минувшем и безвозвратно утерянном.

Сицилийский дон

Перестрелка в Венеции и похищение Тарасюка громким эхом отозвались в семье Гамбино. Именно они стояли за Евгением Валерьяновичем в Италии и отвечали за его безопасность перед колумбийцами и китайской «Триадой» на Апеннинском полуострове.

Назревала серьезная межклановая война между двумя итальянскими семьями — Дженовезе и Гамбино.

Джино Кастелано сознавал, что правда на стороне клана Дженовезе и что они своими боевыми действиями возвращают украденные у них деньги, тем не менее при захвате Тарасюка в его офисе были ранены, причем двое смертельно, четверо представителей мафиозной семьи Гамбино.

Он понимал, что война уже началась и она может перерасти в кровавую междоусобицу. Но, ворвавшись в офис к хохлу, им ничего не оставалось, как открыть огонь, и если бы они этого не сделали, то сами стали бы мишенями для пуль противника. Война есть война, а без жертв она не бывает.

Когда Джино Кастелано пригласил к себе дона Карло, он уже знал, о чем пойдет речь.

— Джино, я сегодня долго разговаривал по спутниковой связи с моим двоюродным братом доном Фрэнки Дженовезе, твоим боссом. Мы вместе с ним пришли к общему мнению, что нам нет смысла развязывать войну с семьей Гамбино.

Дон Карло, поперхнувшись дымом от кубинской сигары, долго откашливался, а затем продолжил:

— Сейчас, дорогой Джино, уже далеко не те времена, когда мы с автоматами наперевес могли участвовать в горячих уличных схватках. Теперь кровавая бойня чревата не только потерей наших людей и денег, но и открыто компрометирует нас в глазах государства. Не важно, Америка это или Италия. Так что нам этого допустить нельзя.

Дон Карло, глотнув очередную порцию ароматного дыма, внимательно посмотрел в глаза Кастелано.

— Что ты думаешь по этому поводу, Джино?

— Что я могу сказать, дон Карло, — пожал плечами итальянец. — Война ведь уже развязана. Мы ведь не виноваты, что Гамбино спутались с колумбийцами и узкоглазыми. И нет нашей вины в том, что они помогали им скрывать ублюдка, который бессовестно похитил наши деньги. Они получили то, что заслуживают, и если в дальнейшем они захотят развязать с нами войну, мы готовы постоять за наши интересы! — резко закончил Джино.

— Подожди, сынок, не кипятись. Вот что значит молодая, горячая кровь. Я сам был когда-то таким же молодым и отчаянным сицилийским парнем, — улыбнулся Карло Дженовезе, вспоминая свою молодость. — Но сейчас голова моя седа, и в ней накоплено много жизненного опыта. Вот что я тебе скажу. Семья Гамбино занималась своим бизнесом. Зачем им был нужен ваш украинец, мы не знаем, это и не наше дело. Они занимались своим делом. Наши же люди ворвались к ним в офис, ранили и убили четырех человек. Именно это может послужить началом серьезного конфликта между нашими семьями. И самое желательное для нас — не позволить вспыхнуть войне. Нужно аннулировать возникшие между нами проблемы.

— Как же их аннулировать?

— Необходимо сесть за стол переговоров.

— Но кто возьмет на себя миссию выступить посредником в организации нашей встречи?

— Есть такой человек.

— Кто же он?

Дон Карло, сделав паузу, многозначительно произнес:

— Этим человеком является один из самых старейших и самых влиятельных донов в Сицилии.

— Как, неужели… неужели… дон Сальваторе?

— Да, именно он. Дон Сальваторе Локассио.

— Сколько же ему сейчас лет?

— Ему сейчас восемьдесят восемь. Но он в здравом уме и трезвой памяти. Я бы сказал, что из всех донов он самый старый и самый влиятельный.

— Как же, как же. Мой крестный, дон Фрэнки, много рассказывал о нем. Прямо-таки человек-легенда. Получается, он старше моего крестного на двенадцать лет, и когда-то сильно помог ему в его становлении как главы семьи.

— Да, именно так. Как раз сегодня утром твой босс, мой двоюродный брат, из Америки позвонил дону Сальваторе и договорился о нашей завтрашней встрече. Мы предварительно объясним нашу проблему, и если заручимся его поддержкой, то считаю, что вопрос будет улажен.

— Отлично. А кто поедет на встречу?

— Я думаю, на встрече желательно присутствие твоих друзей. Но, естественно, в минимальном количестве. Они помогут обосновать целесообразность той акция, которую мы совершили.

— Нет проблем. Я думаю, они будут рады посетить Сицилию.

— Тогда оповести их, пожалуйста, о завтрашнем вылете в Палермо.

Дон Карло медленно затушил в пепельнице выкуренную сигару.


Феликс с друзьями, благополучно отправив своего драгоценного пленника в Америку на грузовом самолете, принадлежащем компании японского клана «Черный лотос», отдыхал в уютном ресторанчике близ Площади Испании. Вместе с ним помимо Сэмэна и Яшидо за одним столом сидели два пригласивших их в ресторан итальянца из семьи Дженовезе. Это были двое очаровательных малых.

Один — невысокого роста, толстый, с лысой головой, небольшими озорными глазками и вечно улыбающимся ртом напоминал мячик. Звали его Тони, и родом он был из Флоренции.

Джани из Пизы разительно отличался от своего товарища и закадычного друга высоким ростом, худобой и пышной шевелюрой, стянутой сзади в пижонский хвостик.

Друзья вечно о чем-то спорили. Вот и в данный момент они отстаивали извечный вопрос превосходства своих городов друг перед другом. Яшидо переводил их спор своим русским друзьям, и их это веселило.

— Между прочим, у нас во Флоренции, — разорялся взмокший Тони, — в отличие от вашей галимой Пизы разных шедевров этой, как ее, эпохи Возрождения, чуть ли не треть мировых запасов. Мне сосед-историк рассказывал.

— Плевал я на твоего историка, — огрызался Джани. — Если хочешь знать, Пиза — самый древний город на побережье Европы.

— Ой, ой, ой, удивил! — качал головой флорентиец.

— Да, к твоему сведению, Пиза — это древнейший морской порт и центр морских сообщений. Так-то вот, толстяк.

— Моя Флоренция, — не унимался Тони, — вся состоит из бесчисленного количества дворцов. Весь город, как музей под открытым небом. У нас и «Рождение Венеры» Ботичелли, и «Давид» Микеланджело, и вообще, длинный ты жердь, в моем городе произведений искусства как звезд на небе.

— Да у нас одна Падающая башня всех ваших произведений стоит.

— Пизанская башня?! Ха-ха! Она того и гляди рухнет. И не видать вам больше туристов, как своих ушей. И денег, которые они приносят вашему городишке.

— Не волнуйся, восемь сотен лет простояла и еще простоит.

— Конечно, ведь рассказывают, что вы, безумные пизанцы, ее по ночам поддерживаете, чтобы не упала. То-то, я думаю, что ты на той неделе такой изможденный из Пизы приехал. Я сначала решил, что ты ночи в объятиях знойных женщин проводил, поэтому и высох весь, а ты на самом деле все ночи свою падающую колокольню поддерживал, — покатился со смеху Тони.

— Слушай, ты, весельчак! — хотел что-то резкое возразить своему приятелю Джани, но его речь прервал мобильный телефон.

Джани взял трубку и, коротко поговорив, сказал, обратившись к Яшидо:

— Звонил Джино. Он ждет нас в машине возле церкви Тринита дель Монти.

Компания, рассчитавшись за стол, вышла на Площадь Испании и, минуя фонтан «Лодочка», поднялась по знаменитой лестнице, которая вместе с Площадью Испании уже более двух веков является центром притяжения всех посетителей Рима. Многие великие люди, такие как Гете, Байрон, Стендаль, Бальзак и Ганс-Христиан Андерсен, жили некогда здесь в близлежащих домах.

На этой лестнице однажды провели показ мод ведущие модельеры мира. Но некоторые манекенщицы подвернули ноги на ступеньках, так как спускаться по ним на высоких каблуках было чрезвычайно неудобно. Аналогичный проект повторять не стали.

Поднявшись наверх, Феликс и его спутники увидели у церкви Тринита дель Монти белый лимузин «Линкольн» и поджидающего около него Джино, который облокотился о капот и щурился от солнца.

Джино рассказал Феликсу и его спутникам о разговоре с доном Карло, и они тронулись в путь, чтобы собрать вещи для предстоящей поездки в Сицилию.


Прибыв в Сицилию, Феликс ощутил приятное волнение, оказавшись на родине знаменитого крестного отца дона Вито Корлеоне, героя произведений любимого им писателя Марио Пьюзо.

Из аэропорта в Палермо они устремились на северо-запад Сицилии, в находящийся неподалеку небольшой город Трапани. Дорога пролегала среди холмов, покрытых виноградниками и оливковыми рощами, залитыми ярким солнечным светом.

Не доезжая до Трапани, машины свернули вправо, в сторону побережья Тирренского моря, и ровно через полчаса перед ними предстала старинная усадьба, расположенная на невысоком холме, в окружении оливковых деревьев и кипарисов.

Здание было построено еще в конце прошлого века и поражало своей основательностью. Старинные чугунные ворота отворили два сицилийца в просторных белых рубахах, черных жилетах и национальных головных уборах. У одного парня через плечо был перекинут автомат УЗИ, у другого за спиной виднелся старинный сицилийский обрез, называемый «лупара». Видно, он достался его хозяину еще от деда.

Сообщив что-то по рации, охранники пропустили кавалькаду, состоящую из трех машин, во внутренний двор, мощенный тесаным камнем. По лестнице навстречу гостям спустились трое сицилийцев. Один из них — пожилой человек со шрамом через все лицо — радостно обнялся с доном Карло.

— Рад приветствовать тебя, дон Карло, в родной Сицилии.

— Рад и я тебя видеть, дорогой Сержио.

— Как добрались к нам?

— Спасибо, хорошо. Как у вас дела? Как здоровье дона Сальваторе?

— Спасибо, у нас тоже все хорошо. Дон ждет вас на террасе. Прошу.

Гости поднялись по лестнице за сицилийцами и, минуя темный коридор, вышли на большую террасу с колоннами, увитыми плющом. Там, на кресле-каталке, в окружении четырех помощников их ждал легенда сицилийской мафии дон Сальваторе Локассио.

Это был древний старик с совершенно седой головой и лицом, изрезанным сетью глубоких морщин. Поблекшие от времени глаза внимательно смотрели на гостей, а уголки тонких губ слегка приподнялись в подобие доброжелательной улыбки.

Несмотря на жаркую погоду, на нем был теплый жаккардовый свитер, а ноги укрыты теплым байковым одеялом. Джино отметил про себя, что старый дон чем-то похож на его крестного дона Фрэнки, только выглядит старше.

Карло Дженовезе первым подошел к старому дону и, поцеловав его руку, вежливо поздоровался с ним:

— Здравствуйте, уважаемый дон Сальваторе. Чрезвычайно рад вас видеть живым и здоровым.

— Я тоже рад тебя видеть, дорогой Карлито. Очень приятно, что ты вспомнил о старике и навестил меня. А то молодежь нынче редко вспоминает о стариках. Хорошо, мой мальчик, что ты приехал ко мне в гости.

«Мальчик» — шестидесятипятилетний дон Карло — еще раз вежливо поцеловал руку Сальваторе Локассио.

— Я бы хотел представить вам, дон, людей, которые со мной прибыли. Это — Джино Кастелано, крестник Фрэнка Дженовезе.

Джино подошел к старику и прикоснулся губами к его дряхлой руке.

— Это — наш друг из России, зовут его Феликс Ларин. А это — наш японский друг Яшидо Акиямо.

Молодые люди вежливо поздоровались со старым доном.

Сальваторе Локассио внимательно оглядел представленных ему людей и сказал:

— Рад приветствовать наших гостей на Сицилии. Дорогой Карлито, я уже очень стар и ценю каждую дарованную мне Богом минуту больше, чем золото и бриллианты. Поэтому просил бы тебя подробно рассказать мне о вашем конфликте с семьей Гамбино, не отвлекаясь на разную формальную мишуру.

Дон Карло подробно изложил старику все, что знал, и попросил Джино Кастелано дополнить то, что ему еще известно по этому делу.

Джино в свою очередь рассказал о том, что касалось похищенных финансов и почему пришлось прибегнуть к столь радикальным действиям. Он посвятил старого дона в то, что в этом деле участвуют, помимо семьи Дженовезе, еще и русские, так называемый «русский синдикат», и один из японских кланов «Якудзы». Он указал рукой на Феликса и Яшидо, которые в подтверждение его слов согласно кивнули.

Выслушав подробное повествование о том, что случилось с капиталами и почему посчитали нужным вступить в стычку с семьей Гамбино, дон Сальваторе, взвешивая каждое свое слово и посему очень медленно, высказал свое мнение по данному поводу.

— Да, молодые люди. Я прекрасно понимаю, что интересы двух ваших семей пересеклись. Я понимаю, что стычки избежать не удалось бы в любом случае. Я понимаю также и то, что вы должны были забрать этого паскудника, украинского бизнесмена. Гамбино могли бы вам помешать только в том случае, если бы согласились компенсировать ту сумму, на которую вас попытался обокрасть вышеупомянутый украинец. Я думаю, что все согласятся со мной, что налет и похищение экономиста были вызваны крайней необходимостью, но тем не менее давайте посмотрим на эту проблему и с другой стороны…

Старый дон сделал длительную паузу и многозначительно обвел всех присутствующих взглядом.

— Так вот, друзья мои, на данном этапе пока только семья Гамбино несет убытки и потери. Два их человека убиты, а два ранены, а также провалено то дело, которое они планировали с этим украинским паскудником. Если вы решили забрать украинца себе, то вам придется компенсировать семье Гамбино их потери. Я считаю, это справедливо.

Дон Сальваторе снова многозначительно посмотрел на своих гостей:

— Что вы скажете по этому поводу, друзья мои?

Когда старик заметил паузу, наступившую после его слов, он добавил:

— Я не тороплю вас с ответом. Посовещайтесь некоторое время, а я пока позволю себе выкурить свою любимую трубку.

Тут же один из сицилийцев, стоявших подле него, подал старику красиво изогнутую трубку из красного дерева и слоновой кости, отделанную серебром. Дон бережно взял ее и, раскурив, с удовольствием затянулся. Выпустив кольца дыма, он заметил:

— Да, Карлито, заодно тебе не мешало бы посоветоваться с Фрэнки. Благо сейчас всякие там телефонные аппараты и спутниковые связи дают возможность людям легко общаться друг с другом. Не то что в старые времена.

Дон Карло, Джино, Феликс и Яшидо отошли в другой конец террасы, Джино перевел Феликсу содержание беседы со старым доном и спросил его мнение. На что Феликс без колебаний ответил:

— Ну что я вам могу посоветовать? У вас в «Сателлит интернэшнл» зависла очень крупная сумма. Я думаю, стоит выделить разумное количество денег для того, чтобы компенсировать семье Гамбино их потери. Нам не нужна лишняя бойня. И не нужны лишние враги. У нас их и так предостаточно, даже чересчур. И если меня не подводит интуиция, нам еще предстоит много разборок — неслабая война. Так что, я думаю, по справедливости все же стоит семье Гамбино выплатить некоторую компенсацию, но в разумных пределах. Конечно, мы примем в этом участие.

Выслушав Феликса, Джино набрал Нью-Йорк. Через некоторое время его соединили с Фрэнки Дженовезе, и тот в вердикте, практически сходном с мнением Феликса, изъявил свое желание пойти на компромисс с семьей Гамбино и мнение дона Сальваторе посчитал совершенно справедливым.

Гости вновь подошли к старому дону и его окружению. Они объявили, что согласны с его мнением, и попросили помощи в организации этой встречи и содействия в решении вопроса «мировой».

Сальваторе Локассио сказал:

— Я всегда знал, что Дженовезе очень умная и порядочная семья. Война никому не нужна, ибо в ней абсолютных победителей не бывает. Никому не нужны реки крови. Всегда лучше жить в мире и дружбе. Запомните, друзья, эту истину. Со своей стороны я вам обещаю, что решу все проблемы, и вы останетесь довольны. А сейчас прошу вас к столу. Я приглашаю вас отведать отличнейшей «Граппа» из моих подвалов. Она приготовлена еще по дедовским рецептам, а мои предки были явно не дураки в изготовлении этого доброго напитка.


Старый дон сдержал обещание. Через два дня на его вилле собрались представители двух итальянских семей Гамбино и Дженовезе. Сальватору Локассио удалось примирить два мощных клана. Гамбино обещали забыть о гибели своих людей и об исчезновении бизнесмена. Они же обещали самостоятельно уладить свои проблемы с колумбийцами и китайцами и поклялись, что не будут вмешиваться в конфликт, если он начнется, а выдержат нейтралитет.

Семья Дженовезе, в свою очередь, обещала компенсировать потери семьи Гамбино тремя миллионами долларов.

Главы клана ударили по рукам.

Часть третья

Война криминала

Гости из «Триады»

Небольшой пассажирский вертолет, раскрашенный под акулу, летел низко над волнами Карибского моря. Солнечные блики сверкали на черном перламутре боков воздушной машины, дно которой было выкрашено в белый цвет. Стоял полный штиль, и лопасти вертолета потоками воздуха вздымали морскую воду.


Вдалеке показался берег.

— Приближаемся к мысу Гальинас, — оповестил пилот своих пассажиров. — Через двадцать — тридцать минут будем на месте.

Пассажирами вертолета были три солидных китайца: один из них, в костюме темно-коричневого цвета с лысиной и в очках, выглядел постарше других. Рядом с ними сидели двое латинов в полосатых брюках и ярких летних рубашках.

Один, наклонясь к другому, спросил:

— Слушай, Хосе, неужели мистеру Ли в такую жуткую жару не жарко в этом костюме?

— Может, ты лучше поинтересуешься у него, Пабло, чем загружать меня своими глупыми вопросами?

— Что мне, жить надоело? Говорят, он очень важная фигура в китайской мафии. За излишнюю болтовню босс мне голову снимет.

— Тогда помалкивай, — также шепотом на ухо своему товарищу произнес Хосе. — Сосредоточься. Сегодня у босса с мистером Ли серьезнейшие переговоры. Ты видишь, китайцы за всю дорогу не проронили ни слова.

— Да, серьезные люди, — уважительно произнес Пабло, поправляя пистолет в подмышечной кобуре, надетой на голое тело под гавайской рубашкой.

Вертолет летел над буйным тропическим лесом, едва не задевая верхушки высоченных пальм. За густой растительностью не было видно земли. Внизу не проглядывалось ни дороги, ни населенных пунктов.

Вдруг из зарослей тропического леса, неожиданно, как в сказке, вынырнул большой дом. Дом, похожий, скорее, на дворец.

Пабло с любопытством посмотрел на лица китайцев. Ему было интересно, отразится ли на них удивление. Увы, его ожидания оказались тщетны. Ни один мускул не дрогнул на лицах жителей Поднебесной. Казалось, что они спали с открытыми глазами.

— Извините, мистер Ли, мы подлетаем, — вежливо обратился Хосе к пожилому китайцу. — Внизу вилла синьора Наварро. Сейчас будем садиться.

Пожилой китаец ничего ему не ответил, только еле заметно кивнул.

Вертолет приземлился на большую площадку, на которой уже стояло два аналогичных вертолета. Пассажиры вышли на посадочное поле и, пригибаясь, отошли от воздушного потока, создаваемого вращающимися лопастями. Их встречало четверо латиноамериканцев. Один из них выступил вперед и почтительно обратился к пожилому китайцу:

— Уважаемый мистер Ли! Мы рады приветствовать вас на колумбийской земле. Синьор Наварро ждет вас.

Гости в сопровождении колумбийцев последовали к дому. Возле дома, в большой беседке, увитой плющом и лианами, в красивом плетеном кресле сидел плотный человек с густыми черными усами и цепким колючим взглядом карих глаз. Он был одет в просторную длинную рубаху из тонкого белого хлопка и такого же цвета просторные брюки. Синьор Наварро курил гаванскую сигару и иногда прикладывался к стакану с каким-то голубым аперитивом.

Когда гости вошли в беседку, он поднялся и дружелюбно протянул руку пожилому китайцу:

— Рад приветствовать вас, дорогой мистер Ли, на моей земле.

Мистер Ли, ответно пожав ему руку, произнес:

— Я тоже рад нашей встрече, уважаемый мистер Наварро.

— Присаживайтесь, дорогие гости, за стол. Прохладительные напитки, аперитивы, фрукты?

— Спасибо, но я бы хотел сразу перейти к делу.

— Я знаю, вы, китайцы, — деловые люди. Ну что ж, к делу так к делу.

Синьор Наварро подал знак рукой, и все лишние, кроме его помощника — экономиста и Хосе, вышли из беседки.

— Внимательно слушаю вас, мистер Ли.

— Мистер Наварро, я и остальные члены руководства нашей организации хотим узнать, сохраняются ли наши договоренности? Мы выполнили все поставленные условия. На семьдесят пять процентов перекрыли поставку товара из регионов Дальнего Востока. Мы прервали договора с большинством наших поставщиков. К середине лета вы гарантировали нам бесперебойную поставку товара по оговоренной в нашем договоре цене. До намеченного срока осталось менее двух месяцев. Мы вложили в ваш проект большие деньги. Мы поставили вам, как обещали, необходимые грузовые самолеты. Руководство моей организации хотело бы подробно узнать о вашем проекте. Мы хотели бы знать, каким образом товар будет беспрерывно поступать в таком большом количестве на восточное побережье Соединенных Штатов.

Диего Наварро, отпив голубого аперитива, медленно и четко ответил:

— Уважаемый мистер Ли, смею вас заверить, что все наши соглашения остаются в силе. Нам нет смысла подводить партнеров. То бишь вас. Мы нужны вам. Вы же ничуть не меньше нужны нам. Мы очень заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве, и не в наших интересах нарушать данные вам обещания. Мы гарантируем, что первая партия товара поступит не позднее пятнадцатого июля. Мы также гарантируем, что товар бесперебойно будет поступать в оговоренных количествах и за оговоренную цену.

— Тогда почему вы не можете посвятить нас в подробности процедуры доставки груза? Мы ведь являемся компаньонами.

— Простите, уважаемый мистер Ли, но информацию о способе доставки мы не обязаны вам открывать. Об этом мы не договаривались в нашем соглашении.

— Но ведь мы можем договориться. На карту поставлено очень многое в нашем бизнесе. Если вы подведете нас, то мы потерпим колоссальные убытки.

— Мы вас не подведем. К тому же у вас есть наши определенные гарантии. И они вас удовлетворяли.

— Да, конечно, но почему бы вам тем не менее все же не ознакомить нас со схемой поставки груза?

— К сожалению, это зависит не от меня. Точнее, не от меня одного.

— Как так? — с удивлением произнес мистер Ли.

— Элементарно. Заключая соглашение с вами, я опирался на мнение моего партнера.

— У вас есть партнер?

— Да, есть. И очень серьезный. Практически весь проект принадлежит ему. У него сконцентрированы все финансовые средства, и он отвечает за всю операцию. Это очень серьезный человек, и никто не может сомневаться в успехе нашего совместного бизнеса. Все будет в порядке, мистер Ли, и груз будет регулярно поступать к вам.

— Понятно. Но мы бы хотели познакомиться с вашим компаньоном.

— К сожалению, он не считает нужным выходить на личные контакты. Все операции будут совершаться непосредственно через меня и моих людей.

— Хорошо. Нет проблем. Но мы можем узнать хотя бы имя вашего всемогущего компаньона?

— Он называет себя Альварадо.


После вышеописанной беседы в джунглях Колумбии на вилле Диего Наварро раздался телефонный звонок.

— Это вас, босс, — поднес пожилой колумбиец трубку отдыхающему у бассейна Наварро.

— Да, слушаю, — кинул он в трубку.

На другом конце радиотрубки Наварро услышал.

— Здравствуй, Диего.

— О, синьор Альварадо, рад вас слышать. Как продвигаются дела?

— Диего, появились проблемы. Наш человек находился в Италии и занимался переправкой специалистов, необходимых для осуществления проекта. Его охраняла семья Гамбино.

— Да, я знаю. Ведь это я заключил с ними договор. Вы имеете в виду господина Тарасюка?

— Да, именно.

— Так что же произошло?

— Его похитили.

— Что? — заскрежетал зубами Наварро. — Кто посмел это сделать? Кто эти самоубийцы?

— Я думаю, подробности ты выяснишь у семьи Гамбино. Известно, что это какие-то итальянцы и еще с ними… русские.

— Русские?! Откуда?

— Русские живут в России, если ты знаешь географию. Хотя эти могут быть откуда угодно. Твоя задача узнать, кто они, разобраться с ними и освободить господина Тарасюка. Он — необходимое звено нашего проекта.

— Нет проблем, мы похороним всех этих русских и итальянцев. Мы из них ремней нарежем, глаза повыкалываем. Вы же знаете, что моих людей много не только здесь, в Колумбии, но и в Соединенных Штатах. Они перевернут всю долбаную Америку. Так что считайте, что наши враги уже покойники. Я однажды уже разобрался с русскими в Нью-Йорке. Вы об этом знаете.

— Знаю, но не самое главное разобраться с ними. Главное — вызволить Тарасюка. На нем, как я уже говорил, замыкаются некоторые звенья нашего проекта.

— Понял. Запускаю в дело своих людей.


Центральный парк Нью-Йорка в вечернее время суток не был таким оживленным, как днем.

Днем «зеленые легкие» Нью-Йорка являются любимым местом отдыха жителей этого города. Особенно в солнечный уикэнд приверженцам пассивного отдыха нравится лежать на зеленых лужайках и ничего не делать, уминая гамбургеры и читая прессу.

Помимо любителей пассивного времяпровождения здесь также огромное количество роллеров, скейтбордистов и бегающих трусцой.

Но как только начинает смеркаться, Центральный парк пустеет и администрация настоятельно рекомендует гражданам избегать посещений этого места. Ночью парк — пристанище всевозможной шпаны, наркоманов и бездомных.

Вот и в данный момент, в девять часов вечера, два бомжа расположились на лавочке в районе зоопарка, в нескольких метрах от Пятой авеню. На одном из них была видавшая виды куртка цвета хаки, на другом — замусоленная фетровая шляпа и длинный потертый синий халат, какой в России любят надевать уборщицы «тети Клавы».

Они расположились на лавочке, на расстеленной между ними газете стояла початая бутылка дешевого виски и вскрытая банка дурно пахнущих консервов. Мирный незамысловатый ужин накануне уикэнда сулил им море удовольствия перед сном на уютных лавочках.

Неожиданно тишину затрапезной идиллии нарушили два микроавтобуса, с большой скоростью пронесшиеся по Пятой авеню.

— Смотри, смотри, Джо, это машины спецподразделений. Наверное, грабители какой-то банк обчистили.

— Да нет же, банки сейчас не чистят. Да и машины тогда бы мчались с сиренами. Это какая-то спецоперация, а в машинах, наверное, группа захвата полиции или ФБР.

— Да хрен с ними, Джо, наливай, а то я продрог, — с этими словами мистер «американская мечта» подвинул свой грязный стакан, и его товарищ плеснул в него порцию дрянного виски.

Два микроавтобуса, промчавшиеся по Пятой авеню, были на самом деле похожи на автомобили спецподразделений. Проехав Метрополитен-музей и поравнявшись с центральным прудом, машины свернули за угол направо, в районе Восемьдесят восьмой улицы и притормозили около старинного особняка. Это был дом Фрэнки Дженовезе.

Из микроавтобусов высыпало около пятнадцати человек в специальных касках и костюмах с надписью «ФБР» на бронежилетах и с автоматами в руках.

В дверь громко постучали с криками: «Открывайте, ФБР!» Самоуверенного охранника — двухметрового итальянца, открывшего дверь, сразу сшибли с ног.

Навстречу незваным гостям вышел Винсент Гровано — пожизненный консильери семьи Дженовезе в сопровождении еще двух охранников.

— Пожалуйста, ваш ордер на обыск или арест. Это частная собственность. Наши адвокаты…

Неожиданно его речь прервали автоматные очереди, и прошитое насквозь пулями мертвое тело вместе с изрешеченными телами двух охранников рухнули на пол.

Мнимая «группа захвата» рванулась дальше, расстреливая на ходу все живое, не проронив при этом ни слова.

Их натиск был настолько неожиданным, что многочисленные итальянцы, охранявшие особняк Дженовезе, не успели отреагировать и дать достойный отпор. Некоторые охранники, все же открывшие беспорядочную стрельбу и сумевшие ранить двух нападающих, были тут же расстреляны автоматными очередями.

Сразу при входе в особняк один из нападающих выхватил из чехла острый мачете и перерубил все телефонные кабели, но это было излишней мерой предосторожности. Кровавая бойня продолжалась буквально пару-тройку минут, и, убив дюжину людей, в том числе и женщин, находящихся в доме, несколько человек в черных масках ворвались в кабинет к старому дону.

Сидящий в кресле и читающий дневную прессу Фрэнки Дженовезе попытался было дотянуться до лежащего неподалеку от него на тумбочке кольта, но удар приклада по кисти, раздробив ему кость, лишил его этой возможности. Тут же в него уперлись дула четырех автоматов.

Не снимая маску с лица, один из нападающих с трудно скрываемым испанским акцентом злобно прорычал:

— Ну что, старый макаронник, не ждал гостей? Убивать мы тебя не собираемся. Сам скоро сдохнешь. И молись, чтобы от старости. Слушай меня внимательно. Если похищенный вами мистер Тарасюк не будет в течение трех дней освобожден, мы начнем валить членов твоей семьи, включая женщин и детей. Мы утопим вас в крови. Считай, что сегодня было только предупреждение. Ты понял, что я сказал? — Человек в черной маске наклонился к Дженовезе и посмотрел ему в глаза.

Ответом стал смачный плевок, который старый дон снайперски произвел прямо в левый глаз, смотрящий на него в упор из прорези маски.

На это последовал удар прикладом в челюсть, и старик Дженовезе потерял сознание.

Семья Тины

Прибыв в Нью-Йорк, а это было за два дня до событий на Пятой авеню, Феликс встретился с российскими ворами и своими товарищами и подробно поведал им об удачной операции в Сицилии, проведенной без сучка и задоринки.

Интуитивно Феликс понимал, что если в жизненной закономерности что-то сработало как слаженный механизм, то это событие непременно компенсируют какие-то сложности, какие-то проблемы. Он как будто предчувствовал грядущие мрачные события и передряги.

Тарасюка решили перевезти специальным грузовым самолетом на один из островов в Атлантическом океане и только оттуда этапировать на грузовом судне к берегам Флориды. Чтобы не терять время, Евгения Валерьяновича собирались допросить уже на судне. Но допрос не дал никаких результатов.

Изворотливый, как змея, и хитрый, как все хохлы (ведь говорят, когда хохол родился, еврей заплакал), господин Тарасюк отвечал на задаваемые вопросы охотно, но настолько ловко, что конкретное нахождение финансовых средств оставалось неизвестным. Он настолько путал все сведения, действия и фамилии, что основной допрос решили отложить до прибытия в США.

Пока удалось лишь выяснить, что огромные финансы были переправлены им в Колумбию и Венесуэлу для финансирования какого-то сногсшибательного проекта. Но как ни пытались докопаться до сути этого проекта, все попытки потерпели фиаско. То ли Тарасюк о нем ничего подробно не знал, то ли так умело скрывал сведения, что ни битьем, ни катаньем информацию у него выудить не удалось.

Но удалось узнать, что мистер Тарасюк сотрудничал с одним из крупнейших наркобаронов Колумбии Диего Наварро, с каким-то таинственным его партнером, коего Тарасюк никогда в глаза не видел, а также с представителями китайской «Триады».

До прибытия Тарасюка во Флориду оставалось не менее четырех дней, и время у российской братвы было совершенно свободно. А пока воры встречались со своими собратьями, проживающими в США, совместно разбирали наболевшие проблемы. Остальные коротали время в ресторанах, клубах и казино.

Подумав, чем бы занять свой досуг в эти свободные дни, Феликс сразу вспомнил о Тине. Почему бы не смотаться в Лос-Анджелес и не навестить эту очаровательную девушку?

Из отеля «Веллингтон» он набрал номер ее телефона, разумно взятый им до их ночной феерии еще в такси. После непродолжительных гудков трубку подняла сама Тина.

— Алло. Я вас слушаю.

— Это очаровательная принцесса Тина?

— Да. А кто ее спрашивает?

— Это из бюро доставок. Вы заказывали солнышко на завтрашний день?

— О-о-о! — изумленно и радостно провозгласила девушка на другом конце трубки. — Неужели это сам русский волшебник?!

— Именно. К вашим услугам.

— Позвольте вас спросить: где вы так долго пропадали?

— Ну вы же понимаете, милая леди, сколько у меня забот. Нужно было остановить тайфун у западного побережья Японии, предотвратить землетрясение в северных провинциях Индии и высушить наводнение в Боливии. В общем, как говорят у нас в России, — забот полон рот.

— Своеобразная поговорка.

— Она нелепо звучит по-английски, а по-русски это рифма.

— Но все-таки, когда высокочтимый волшебник после столь долгих трудов осчастливит своим прибытием Северную Америку, если, конечно, звонит из Соединенных Штатов?

— Я звоню из Нью-Йорка и прибыл на эту бренную землю вчера. И сразу мои стремления и чаяния, милая принцесса, были только о вас.

— Но почему же тогда, уважаемый маг и чародей, вы до сих пор в Нью-Йорке, а не у меня в Лос-Анджелесе? Будьте так любезны и перенесите свое колдовское тело на западное побережье.

— В мгновение ока не гарантирую, но семнадцатичасовым рейсом из аэропорта Кеннеди я могу стартовать.

— Ну тогда в чем проблемы? Я с нетерпением жду и встречаю вышеуказанный рейс в аэропорту. О'кей?

— О'кей!


Тина встретила Феликса в аэропорту на небольшом спортивном кабриолете ярко-желтого цвета. Она очаровательно выглядела, ее стройную, сногсшибательную фигурку обтягивали модные джинсы и симпатичный оранжевый топ. В красивых глазах светилась неподдельная радость.

— Прекрасно выглядите, леди, — любуясь ею, провозгласил Феликс. — Как дела?

— Замечательно. Только, честно говоря, немного скучала по тебе. Я подумала, что ты исчез из моей жизни так же внезапно, как и появился.

— Ну что ты. Я же написал в записке, что появлюсь, а волшебники всегда держат свое слово.

— Теперь я это вижу.

— Что нового в твоей жизни?

— В моей? Да ничего особенного. Только папа с мамой приехали.

— Да, да, ты рассказывала, что они работают в Бразилии.

— Да, именно. Они работают недалеко от города Форталеза. Там у них какой-то научно-исследовательский институт. Мама по профессии физик, а папа знаменитый в прошлом математик. В свое время сделал крупное математическое открытие — такого уровня, что ему могли бы дать Нобелевскую премию.

— А почему не дали?

— Разве ты не знаешь, что математиков не награждают Нобелевской премией?

— Нет. А почему?

— Рассказывают, что жена Нобеля сбежала от него с каким-то математиком, и господин Нобель в завещании о своей премии сделал специальный пункт о том, что математики не должны ее получать.

— Любопытно. Я этого не знал. Вот видишь, оказывается, и волшебники не все знают. Но ведь волшебники не боги.

— Кстати, я обещала отцу, что познакомлю тебя с ним.

— А это необходимо?

— Конечно необходимо, я ведь ему обещала. Он сам меня об этом просил.

— Неужели? Интересно, с какого такого случая?

— Я рассказала ему, что ты спас меня.

— Да?

— Я рассказала ему, что ты спас меня от здоровенных негодяев, пристававших ко мне, и раскидал их, как киногерой.

— Надеюсь, это все, что ты ему рассказала? — Феликс вопросительно посмотрел на Тину.

— Ну конечно, — смущенно улыбнулась девушка.

— И на этом спасибо.

— Едем ко мне домой?

— А что же мне остается делать — ты ведь обещала.

— Тогда вперед.


Машина подкатила к уже знакомому Феликсу дому. Девушка постучала в дверь, и через некоторое время ее открыли. Их встречала мать Тины. Это была красивая сорокалетняя женщина, чрезвычайно похожая на Наоми Кэмпбелл. Она приветливо поздоровалась с Феликсом и провела его в гостиную, где представила молодого человека отцу Тины.

Отец Тины, крупного телосложения пуэрториканец с богатой седеющей шевелюрой, усами и бородкой, был примерно лет на пятнадцать старше матери. Он познакомился с Феликсом и долго тряс его руку.

— Рад нашему знакомству, молодой человек. Вас зовут Феликс?

— Да. Меня зовут Феликс, — вежливо улыбнулся молодой человек.

— А меня Эрнесто Гонсалес, — представился отец Тины.

— Очень приятно.

— Присаживайтесь. Джин, виски, ром? У меня есть отличный ямайский ром. Предлагаю его отведать.

— Не откажусь.

— Вам со льдом?

— Да, пожалуйста.

Мистер Гонсалес из красивой бутылки разлил по бокалам ямайский ром. Его супруга поставила перед ними вазу со льдом и ушла с Тиной в столовую накрывать стол.

— Я слышал, вы заступились за мою дочь? — спросил Гонсалес.

— Да так, пустяки.

— Ну что вы, Тина была совсем иного мнения. Я чрезвычайно благодарен вам за этот поступок. Считайте, я у вас в долгу.

— Так должен был поступить любой уважающий себя мужчина.

— Не скажите. Сейчас столько подонков, столько трусов. Мне Тина говорила, что вы из России? — с любопытством посмотрел он на Феликса.

— Да, из Москвы.

— А здесь, в Соединенных Штатах, какими судьбами?

— Да так, некоторые коммерческие вопросы.

— Если не секрет, какой у вас бизнес?

— Финансовый, — не вдаваясь в подробности, ответил Феликс и отпил глоток ямайского рома. Ром и правда был превосходным. Отец Тины не обманул.

— Работаете с банковскими структурами? — вновь поинтересовался отец Тины.

— Да, в определенном смысле.

— Это хорошо.

— А вы, как я знаю, научный работник?

— Да. Работаю в Южной Америке. Различные изыскания в области квантовой физики. Вообще, по профессии я математик.

— Я знаю, Тина рассказывала мне.

— А вы, Феликс, любите математику?

— Если честно, не очень. Предпочитаю гуманитарные науки.

— Но ведь вы работаете в финансовом бизнесе.

— Тем не менее.

— А вы любите шахматы?

— Да, шахматы — интересная игра.

— Тогда, может быть, сыграем партию, пока дамы накрывают на стол?

— Я не против, — согласился Феликс.

Отец Тины поставил на журнальный столик шахматную доску, и они вместе расставили фигуры.

Феликс хорошо играл в шахматы. Не каждый профессионал мог похвастаться, что выиграет у него. Но в отце Тины буквально через несколько минут он почувствовал чрезвычайно сильного противника.

Эрнесто Гонсалес выстраивал хитрые комбинации, и, сражаясь с ним, Феликсу приходилось несладко. Он тоже был не лыком шит и пытался мужественно противостоять своему сопернику.

— А вы, Феликс, достойный противник, — теряя ладью, произнес отец Тины, но тут же через несколько ходов «съел» слона Феликса. — Честно говоря, мне мало кто мог противостоять в этой игре. Вы меня удивляете, молодой человек.

Феликс, ободренный похвалой, произвел ловкую рокировку. Он все больше сознавал, что его соперником оказался маститый гроссмейстер.

Прошло еще несколько минут, и Феликс осознал, что проигрывает. Гонсалес периодически объявлял ему «шах», и Феликсу все труднее было перемещать короля с места на место. Ферзь был им потерян, шансы на победу казались ничтожными, а если сказать откровенно — просто нереальными.

В это время в гостиную вошла Тина и объявила:

— Папа. Феликс. Мама приглашает вас к столу.

После приглашения дочери Эрнесто Гонсалес посмотрел на Феликса и деликатно предложил:

— Ну что, молодой человек, некрасиво заставлять дам долго ждать. Вы достойный противник, и я предлагаю ничью. Вы согласны?

— Разумеется, но все же ситуация похожа на мое поражение.

— Игра, как и жизнь, бывает изменчива, даже в последний миг ситуация может измениться. Так что прошу к столу.

Когда все четверо собрались за столом, отец Тины произнес традиционную молитву «Благодарность Господу Богу за ниспосланную пищу» и поднял бокал с калифорнийским вином:

— Я хочу произнести тост за нашего русского гостя. Феликс, мы рады что вы повстречались на пути нашей дочери и помогли ей в тяжелую минуту. Вы всегда можете рассчитывать на нашу семью. Дай бог вам здоровья, счастья и удачи, а также вашим родным и близким.

Застолье проходило в доброжелательной атмосфере. Феликсу нравились эти милые люди, он же, по-видимому, нравился им. Проведя два часа в дружеской беседе и отведав все блюда, замечательно приготовленные матерью Тины, молодые люди вежливо попрощались и укатили в западный Голливуд — центр ночной жизни Лос-Анджелеса.

Полночи они провели в модных клубах. Посетили клуб «Рокси», где проходят концерты рок-музыки, но так как Феликс любил слушать рок только по настроению, они перебрались в джаз-клуб «Нуклеус нюанс», что на Мелроуз-авеню. Но и там пробыли недолго. Они побывали еще в нескольких классических ночных клубах и в два часа ночи подъехали к дому Тины.

Девушка предложила Феликсу переночевать в комнате для гостей. На что Феликс тактично ответил, что ему сподручней переночевать в коттедже на Беверли-Хиллз, любезно предоставленном его друзьями.

Они договорились встретиться в одиннадцать утра и поехать на Палм-Спрингс, который находится в двух часах езды к востоку от Лос-Анджелеса и является курортным раем высшего общества на краю пустыни.

Гибель воров

Комиссар нью-йоркской полиции с самого утра находился в плохом настроении. Все было не так. Каждый поступающий к нему на стол рапорт или отчет носил негативный характер.

Он ходил по кабинету, меряя его шагами вдоль и поперек, от окна к письменному столу, от стола к несгораемому сейфу и обратно. Благо кабинет просторный и для его упражнений в ходьбе было истинное раздолье. Мягкий ковролин, покрывающий пол, приглушал шаги, и если бы вместо ковролина был паркет, то тишину кабинета помимо тиканья старинных часов нарушал бы стук каблуков комиссара.

Подойдя к селектору внутренней связи, Фред Морроу нажал кнопку, связывающую его с секретаршей. Из селектора послышался услужливый женский голос:

— Слушаю вас, сэр.

— Бетти, пригласите ко мне в кабинет капитана Джефферсона и моего помощника лейтенанта Клэйтона.

— Слушаюсь, сэр.

— И вот что еще, Бетти. Свяжитесь, пожалуйста, со специальным агентом Пирсоном и попросите его по возможности срочно подъехать ко мне.

— Он только недавно был здесь, в управлении, сэр.

— Тогда найдите и пригласите его ко мне.

— Слушаюсь, сэр.

Селектор замолчал. Комиссар закурил очередную сигарету.

«Что-то я зачастил в последнее время. Курю одну за другой. Наверное, нервы сдают. Видно, старею», — размышлял Фред Морроу, глубоко затягиваясь и с наслаждением выпуская дым.

Через пятнадцать минут за длинным столом комиссара сидели все приглашенные секретаршей лица.

Свою речь Фред Морроу начал с общего обзора криминальной ситуации в городе. Рассмотрев некоторые факты и назвав несколько цифр, он перешел к более конкретному, ради которого вызвал всех присутствующих в свой кабинет.

— Помимо всего того, что произошло за последнее время в нашем городе, я бы сказал, за последние три-четыре месяца, вчера случилось и вовсе из ряда вон выходящее происшествие. Девять человек убиты в доме главы крупнейшего итальянского клана Фрэнки Дженовезе, среди них две женщины. Убили всех, кто был в доме, кроме самого старика. Фрэнки Дженовезе под надежной охраной находится сейчас в госпитале Кони-Айленд. Он сильно не пострадал: у него переломана кисть и сильный ушиб челюсти. Отвечать на вопросы следователя Дженовезе отказывается. Упертый старик. Слова из него не вытянешь.

— Разумеется, сэр, — вставил лейтенант Клэйтон. — Старик ведь придерживается старых традиций, а в «Коза ностра» одним из самых главных законов считается «омерто» — молчание или смерть. Хоть это и древний закон, но и старик тоже древний, так что вряд ли он что-нибудь скажет, сэр.

— Вообще-то, лейтенант, я себя не тешу такой надеждой, и тем не менее подобного масштаба массовое убийство повышает кривую преступности в нашем городе до неимоверных высот. И что больше всего настораживает — за последние три месяца это третье происшествие. Сначала расстрел русских возле отеля «Хилтон», затем убийство китайцев в Чайнатауне, а теперь и расправа с «Коза ностра». Самое любопытное в этих случаях то, что нападения были совершены на преступных лидеров. Я думаю, что это неспроста. Интуиция подсказывает мне, что все три кровавые расправы взаимосвязаны. И, начиная с расстрела у отеля «Хилтон», я бы хотел задать вопрос именно вам, агент Пирсон. Что слышно о русских?

Агент ФБР не стал сразу отвечать на вопрос комиссара. Он сделал долгую паузу и переспросил:

— Вы спрашиваете у меня, комиссар, что слышно о русских?

— Да, именно.

— Вам сообщить о положении на сегодняшний день, или вы хотите услышать что-то конкретное?

— Вы прекрасно понимаете, агент Пирсон, что меня интересует. И коль мы сейчас работаем вместе, по распоряжению вышестоящих руководителей, я очень надеюсь на ваш опыт и активную помощь.

Агент ФБР прекрасно понимал, какую информацию хочет от него услышать комиссар, а поэтому сразу перешел к делу.

— На самом деле, у русских наблюдается большое оживление. Эти люди совершенно непредсказуемы, но я научился с ними работать, и у меня есть качественная сеть информаторов. Я не могу подробно сообщить о том, какие события назревают. Не потому, что не хочу, а потому, что нет еще достоверной информации, есть только предположение. Но могу сказать с уверенностью, что грядет какой-то серьезный конфликт, и наверняка русские примут в нем участие, а этот народ чрезвычайно специфичен и опасен. Они достаточно сильны, закалены в лишениях, до безрассудства отчаянны и идут к своей цели напролом. В их действиях зачастую отсутствуют логика и здравый смысл. У русских совершенно иной менталитет и очень мощная преступная организация. Или, как окрестили мы ее в нашем отделе, — «Русский синдикат».

— «Русский синдикат»? — переспросил Фред Морроу.

— Именно «Русский синдикат», — повторил Фокс Пирсон. — И этот синдикат силен и безжалостен к врагам.

— Что-то вы о них, агент, уж очень высокого мнения.

— Я знаю, о чем говорю. Я работаю с ними больше пятнадцати лет.

— Хорошо, — согласился комиссар. — Но что конкретно вы можете сообщить о том, что происходит сейчас?

— Конкретно? — задумался Пирсон. — Я не хочу блуждать в предположениях и высказывать свои догадки, но одной информацией я все же с вами поделюсь… — Спецагент сделал паузу.

— Какой информацией? — прервал паузу комиссар.

— В данный момент несколько русских проживают в отеле «Веллингтон». Причем большинство из них являются серьезными авторитетами в криминальном мире России. Я связывался со своими коллегами из Москвы, и мне преподнесли эту информацию из засекреченных источников ФСБ. Хорошо, когда есть добрые связи, — самодовольно улыбнулся Пирсон. — Так вот, я предполагаю, и не без оснований, что эти люди каким-то образом связаны с интересующими нас событиями. Но у нас на них ничего нет, и поэтому без причины тревожить их нет смысла.

— Но это как сказать, — почесал переносицу комиссар Морроу. — Я надеюсь, их хоть держат под контролем?

— Да. За отелем ведут наблюдение двое агентов.

— А что вы думаете обо всем этом, капитан Джефферсон? — поинтересовался Фред Морроу у начальника отдела по борьбе с наркотиками.

— Я пока еще точно не знаю, насколько эти события взаимосвязаны с тем, что находится в моей компетенции, — медленно произнес Джефферсон. — Но если что-то станет известно, я сразу доложу вам.

— А чем занимаются сейчас эти русские мафиози? — вновь поинтересовался комиссар у агента ФБР.

— Они ведут себя довольно тихо и закон не нарушают. Собираются в ресторане «Националь», но чаще в ресторане «Тройка» на Берген бульваре.

— Если не ошибаюсь, номер триста семьдесят восемь, — уточнил комиссар.

— Да. Вечера многие из них проводят именно там.


Гия Черный и Леван Седой прилетели из знойного Майами в Нью-Йорк. Вместе с Дато Сухумским и Арамом они ужинали в излюбленном ресторане «Тройка».

— Ну ты, брат Гия, отлично загорел на жарком солнце Майами. Совсем как негр стал. Теперь я понимаю, почему тебе дали погоняло Черный, — смеялся Дато над своим земляком. — Я вижу, вы с Леваном немало на песочке понежились, пока мы здесь, в Нью-Йорке, с братвой зависаем.

— Да на хрена мне это солнце, брат, — отозвался Леван. — Вы тут так или иначе в движении, а мы во Флориде не при делах. Мы же сюда не кайфовать приехали, а делюгу конкретную решать. Сначала Кирпич к вам из Майами выехал, а теперь и мы посчитали нужным в деле общем поучаствовать.

— Точно Леван говорит, — вступил в разговор Черный. — Он мне уже вторую неделю цинкует, что время впустую тратим. Вот и решили к вам перекинуться. Нашим парнягам, там, на Майами, и без нас неплохо. Резвятся вовсю, краль тискают.

— Да нет, братья-воры, — возразил ему Арам. — Честно говоря, и мы здесь пока не при делах. Ждем у моря погоды. Баклуши бьем. Ну что поделать, с наскока такую делюгу не замутишь. Нужно ждать и ждем.

— А где сейчас Бес? — поинтересовался Гия.

— Да он вместе с Кольком Шальным у Васи Зайца на Брайтоне, в карты режутся. В «Арбате».

— В каком «Арбате»? — удивленно спросил Леван.

— Кабак такой. Русский. Выходцы из России открыли.

— А-а-а… А то я думаю, названия кабаков как в Москве, считай, что из России не выезжали. Прям как на родине.

— Э-э, биджо! Твоя же родина Грузия! — рассмеялся Арам.

— Вот ты злой армянин. Для нас, воров, родина там, где мы живем. Ведь мы, воры, по сути интернациональны.

— Ты у нас еще и интернационалист? — продолжал подшучивать над кентом Арам.

— Слышь, тормозни, братуха.

— Я шучу, Гия. Правильно ты все говоришь. У воров нет национальности. Все равны. Вор и есть вор, а значит, мне брат.

— А я уж чуть было не оскорбился, — улыбнулся Гия.

— Да ладно вам, шутники, — вошел в разговор Дато Сухумский. — Может, рванем в «Арбат»? Навестим братву.

— Не стоит, — возразил ему Арам. — Бес цинканул, что они сами сюда часикам к девяти подтянутся. Сейчас восемь, так что дергаться туда-сюда.

Был понедельник, и ресторан закрыли для посетителей, в зал кроме «законников» никого не пускали. Именно поэтому вошедшие в верхней одежде три человека выглядели по крайней мере странно. Характерная внешность выдавала в них латиносов. Когда они направились в сторону воров, Арам, заметивший это, сразу воскликнул:

— Воры! Шухер!

Но было уже поздно. Достав из-под полы длинных курток по короткоствольному автомату, они открыли по ворам, сидевшим за столиком, огонь. Гия и Леван сразу были прошиты короткими очередями.

Арам резко бросился в сторону Дато Сухумского и повалил его на пол. «У-у, падлы! И почему я сегодня с собой волыну не взял?!» — пронеслось в голове у Арама. Он быстрым движением извлек из кармана выкидной нож, открыл его и, приподнявшись, умело метнул в нападавшего.

Нож просвистел в воздухе и метко вонзился в горло одного из латиносов, войдя в него по самую рукоять. Но двое других нападавших в тот же миг открыли беспорядочный огонь по Араму. Отчаянный вор упал, изрешеченный пулями.

Выпустив еще несколько очередей в лежащих на полу «законников», двое нападавших бросили своего мертвого товарища и выбежали из зала.


Хозяин ресторана, старый прожженный еврей, выходец из России, был опытный малый и не стал первым делом вызывать полицию.

«Ничего, можно помедлить с этим. Если что, за нерасторопность отмажусь чем-нибудь, придумаю какую-либо вескую причину. А вот урки — люди серьезные, с ними лучше не играть, — трезво размышлял пожилой хозяин ресторана. — Звякну я лучше близким этих „законников“. Пусть сами решение принимают. А в полицию я и позже позвонить смогу. Так сказать, сообщить о происшествии».

Сделав нужный звонок, пожилой еврей услышал в ответ, что Паша Бес и его товарищи уже подъезжают к ресторану.

В ресторане Бес, Шальной, Заяц и Симон увидели кровавое зрелище. Взяв себя в руки, они выслушали заикавшегося от страха официанта, его сбивчивый рассказ о том, что произошло.

В это время Симон ощупал пульс у расстрелянных товарищей. Когда он наклонился к Дато Сухумскому, ему показалось, что у него едва пробивается пульс.

— Братва! Датошка вроде жив.

— Быть не может, брат. Секи, он весь в крови, — удивленно взглянул на него Вася Заяц.

— Да я тебе говорю, пульс пробивается, — с этими словами Симон вытащил из кармана кнопочный нож и вытер его хромированное зеркальное лезвие о рукав своей рубахи.

— Что ты хочешь? — удивился Заяц.

— Погоди.

Симон поднес новенькое блестящее лезвие клинка к приоткрытым губам Сухумского, и оно тут же запотело.

— Дышит, в натуре, братва, дышит! — с уверенностью воскликнул Симон.

— Тогда забираем его с собой и дергаем. Сейчас здесь будет куча полицейских, — сказал Паша Бес.

— Нет, брат. Дороги он скорее всего не выдержит, — возразил ему Симон.

— А что ты предлагаешь?

— А вот что! — воскликнул Симон и обратился к взмокшему хозяину ресторана: — Набирай-ка, друг мой, девять, один, один, вызывай фараонов и «скорую помощь». Расскажи все как было, только опусти наш приход. Позаботься о нашем друге по высшему классу.

— Да, дорогой, — продолжил мысль товарища Паша Бес, извлекая из кармана пачку стодолларовых купюр. — На, возьми, да чтоб лучшие хирурги были для нашего друга. Головой за него отвечаешь. Все расходы покроем сполна. Ну а нам, братва, пора отваливать.

— Да, дергаем, — сказал Вася Заяц, и вся компания устремилась наружу, не пробыв в помещении и десяти минут.

Хозяин ресторана дрожащей рукой набрал номер девять, один, один.


Расстрел «законников» в ресторане «Тройка» глухим эхом отозвался в доме Фрэнки Дженовезе. Настало время для решительных действий.

Обмозговав совместно с итальянцами два массовых убийства, русская братва и «Коза ностра» уверенно пришли к заключению, что эти события совершены колумбийцами, связанными с делом компании «Сателлит интернэшнл». Сомнений не оставалось, расстрелы стали следствием похищения господина Тарасюка.

Паша Бес для начала решил обмозговать и принять решение в своем кругу, среди российской братвы.

Старый «законник» собрал всех в Манхэттене в апартаментах отеля «Веллингтон».

— Воры, братва! — обратился к присутствующим Паша Бес. — Пора перетереть по поводу этих оборзевших латинов…

— Да нюх мы топтали этим колумбийцам! Да и китаезам тоже! Перегасим всех, и делу каюк! — засверкал глазами Кипиш и передернул затвор своего парабеллума.

— Не рамси, братуха! Спусти пар… — прервал своего кента Феликс Чикаго. — Прав ты в главном. Мы — российская братва, и негоже нам перед этими гадами заднего давать. Оторвем их по-русски!

— Так-то оно так. Только как мы вычислим ублюдков? — поинтересовался Паша Бес.

— Думаю, нам в этом поможет наш старый друг мистер «воротила теневого бизнеса», — произнес Феликс, экстренно прилетевший сегодня из Лос-Анджелеса, прервав свой так называемый «кратковременный отпуск».

— Какой такой воротила? — поинтересовался Коля Шальной.

— Тарасюк Евгений Валерьянович. Его как раз сегодня утром доставили на Майами.

— Дайте, братва, я с этой падлой пообщаюсь! — играясь острым стилетом, быстро тыкая им промеж пальцев раскрытой левой руки, положенной на стол, с энтузиазмом обратился к присутствующим Коля Шальной.

— Да, возможно, придется обратиться к твоему искусству владения пером, — согласно кивнул Паша Бес. — Не хрен жалеть этого мудилу. Из-за него столько близких наших полегло.

— Да, братва, много… — с сожалением вздохнул Феликс. — Тогда зачем медлить? Надо дергать в Майами. Если никто не возражает, я вылечу туда вместе с Шальным. Так сказать, для коррекции его необузданного гнева.

— Да, противовес ему не помешает, — согласился старый «законник». — А то Колек Шальной — вор отчаянный и дерзкий. Как бы не перестарался с Тарасюком. Он ведь нам еще живой нужен.

— Да ладно вам, братва. Вы уж совсем из меня Фреди Крюгера сделали, — оскалился Шальной. — Но на эту хохловскую гниду и правда злости много скопилось.

— А вот для этого, брат, Феликс-то и нужен, чтобы гасить твои дерзкие эмоции. Чикаго у нас человек рассудительный. — Паша Бес выразительно посмотрел на Шального.

— Да я че, я с Филом хоть на край света, — спрятал стилет в карман Коля Шальной.

— Тогда по рукам, братва! Не будем терять время. Вылетайте первым же рейсом… И фарта вам!

— Базара нет. Заметано.


Выйдя в аэропорту Майами, где Феликса и Колю Шального встречали Винчестер и Гоша, Чикаго сразу почувствовал, что Флорида является одним из самых жарких мест в Соединенных Штатах в прямом и переносном смысле. Температура повысилась почти до тридцати градусов, и влажный морской воздух был душным.

Вместе с Гошей Винчестером гостей встречал Сани Делоручи, отвечающий за транспортировку ценного груза в виде господина Тарасюка.

Сначала гостей повезли на Оушен-драйв, где находятся самые популярные отели, построенные еще в двадцатых годах в стиле арт деко. Приехав в отель «Кардозо», расположенный на пляже Майами-Бич, они поднялись в просторный номер люкс с замечательным видом на океан.

В номере был включен климат-контроль, и Феликс с Колей Шальным, не успев адаптироваться к жаре, облегченно вздохнули.

В большом зале, обставленном оригинальной мебелью, их уже ждали двое представителей семьи Дженовезе и трое японцев из клана «Черный лотос». Поздоровавшись, Феликс поинтересовался у Сани Делоручи:

— А где мой приятель Джино?

— Он находится сейчас с пленником.

— Где вы его держите?

— На одном закрытом пляже, в районе Вест Палм Бич. На Майами везти его было рискованно.

— Ну и что? Рассказал он вам что-нибудь новое? — поинтересовался Феликс у всех присутствующих.

— Он очень хитрый человек, Феликс-сан, — произнес японец лет пятидесяти с деформированными «кентусами» на кулаках, характеризующими его как профессионального бойца. — Изворотлив, как лисица. Реальной и полезной информации пока очень мало. Он подтвердил, что финансовые средства переводились на счета банков в Колумбии и Венесуэлы. Указанные им счета сейчас обрабатывают наши люди. В большинстве своем это подставные компании.

— Тем не менее, — вошел в разговор Сани Делоручи, — мы считаем, что он нам мозги пудрит. Сто процентов, что он обладает полезной информацией, но хитер, собака.

— Тогда, может, сразу поедем к нему и совместными усилиями добудем у него необходимые сведения? — предложил Чикаго.

— Хорошо, мы не против, — согласились присутствующие.


Через некоторое время машины уже двигались из Майами на север по восточному побережью.

Большой закрытый пляж не действовал по причине его реконструкции, затеянной японским бизнесменом, находящимся в дружеских отношениях с кланом «Черный лотос». Он находился между городами Вест Палм Бич и Орландо в довольно пустынном месте.

Уже на подъезде к нему Феликс своим зорким глазом обнаружил много постов с охранниками, с которыми по рации переговаривался Сани Делоручи.

Миновав все блокпосты, они подъехали к зданию — небольшому, закрытому на ремонт отелю. По лестнице гости спустились в подвальное помещение. Пройдя по его лабиринтам с разными хитрыми дверьми и переходами, они оказались в комнате, где в привинченном кресле, за привинченным столом восседал сам мистер «финансовый магнат» с изрядно потрепанным и измученным видом.

Увидев его физиономию с обвисшими щеками и синими кругами вокруг глаз, Феликс тем не менее с трудом удержался, чтобы не садануть кулаком в мясистый нос.

«Гнида позорная. Сколько по твоей вине людей погибло!» — Но трезвый рассудок, взяв верх над эмоциями, удержал Феликса от необ-думанного поступка. Ведь удар с вложенной в него злостью и яростью, а также омерзением, которые Феликс испытывал к так называемому предпринимателю, мог лишить того жизни, а это в планы Чикаго не входило.

Когда все присутствующие расположились за столом, Феликс обратился к сидящему напротив него хохлу.

— Ну что, урод, — произнес Чикаго по-русски, заранее извинившись перед теми, кто не знал русского языка. — Ты же знаешь нашу поговорку «Не пойман — не вор». Так вот — ты пойман. — Феликс сделал паузу и пристально посмотрел в глаза Евгения Валерьяновича, а затем продолжил: — В твоих интересах не гнать нам пургу, которую ты гнал до сих пор, а честно и откровенно ответить на все интересующие нас вопросы.

— Я и так правду говорю! Почему вы мне не верите? — задал нелепый вопрос Тарасюк.

— Закрой рот, гнида! — завращал глазами Шальной, поигрывая стилетом. — Хавальник свой откроешь, когда тебе скажут!

— Тебе не верят потому, — продолжил Феликс, — что ты конкретное фуфло гонишь! Как ты думаешь, было ли у нас время и возможности навести подробные справки, что ты за птица?

Тарасюк пожал плечами. Дескать, сомнений нет.

— Так вот, мы прекрасно знаем твой интеллектуальный уровень. Тип ты достаточно грамотный и хитромудрый для того, чтобы ту пургу, которую ты гонишь, можно было принять за действительность. Но тебе не повезло, мы не лохи. Твое фуфло здесь не прокатит. Так что сейчас соберись с мыслями и снова пройдемся по перечню задаваемых тебе вопросов.

— Но я честно обо всем рассказал, — продолжал скулить Тарасюк.

— Может, ему вкачать препарат, который применили на китайце в Лос-Анджелесе? — прошептал на ухо Феликсу японец. — Мы его с собой на всякий случай захватили.

— Посмотрим. Но, может, он нам и не понадобится, — также шепотом ответил Феликс мистеру «Якудза» и уже в полный голос продолжил: — Слушай, Евгений Валерьянович, я так понимаю, что тебя еще в полный рост не трамбовали? Я так понимаю, что ни «русский утюжок», ни паяльник в жопу на тебе еще не практиковали? Очень зря. Эти наши российские методы отличаются весьма высокой результативностью.

— А может, с ним перышком поиграть? — сверкнул лезвием стилета Коля Шальной. — Я в этом большой дока, а с тобой, гнида, буду и вовсе виртуозом! Для тебя уж постараюсь вовсю! Я тебя такой болью подогрею, что тебе, гнус, это в твоих самых жутких кошмарах не снилось!

Психолог Феликс уловил искру страха в расширенных зрачках и понял, что надо ковать железо, пока горячо.

— А что, неплохая идея. На самом деле тебе придется пообщаться с господином Шальным. Он по жизни человек добрый, но обладает исключительным умением вызывать боль. Маркиз де Сад от зависти бы помер, а гестаповским палачам впору у него уроки брать. Ну что, господа, — обратился он к присутствующим, незаметно подмигнув Сани Делоручи. — Может, покинем господина Тарасюка на часик? Оставим его наедине с мистером Шальным, а он, в свою очередь, продемонстрирует свое незаурядное искусство.

Феликс, как коршун над добычей, наклонился над Евгением Валерьяновичем и посмотрел ему прямо в лицо. У того непроизвольно стала подергиваться губа. Потом, повернувшись к Шальному, он произнес:

— Ну что, уважаемый брат, узник в твоем распоряжении. А мы с господами пока выйдем. Гошу я оставлю тебе в помощь, он замечательный специалист по утюгам и паяльникам. Прошу вас, господа.

Все вышли. Коля начал со зловещей ухмылкой вращать перед лицом Тарасюка обоюдно острый стилет, а Гоша вытащил из сумки заранее предусмотрительно упакованные туда указанные Феликсом электроприборы.

От страха зрачки у Тарасюка еще больше расширились, на лысине выступил обильный холодный пот, и он стал лепетать нечто несуразное.

Феликс, взглянув на него перед выходом, понял, что этот — крепкий орешек — вот-вот расколется, но игру нужно было довести до конца, чтобы достичь максимального результата, и он захлопнул за собой дверь.


Показная экзекуция продлилась не более десяти минут. Вскоре вышел улыбающийся Коля Шальной.

— Вот так. Даже порезать этого мудилу не удалось, хотя чертовски хотелось эту мразь пописать. Дело сделал засунутый ему в задницу паяльник. Как только Гоша вмонтировал инструмент в надлежащее место и включил в розетку, Тарасюк не заставил себя ждать. По мере того как прибор нагревался, он становился все сговорчивее, а когда уже начало конкретно припекать, согласился рассказать нам все.

— Так что, он сейчас готов к разговору?

— Совершенно. Если снова заартачится, повторим понравившуюся ему процедуру.

— Ну тогда послушаем его.

Когда все снова вошли в комнату, взмокший Тарасюк сидел в кресле и дрожал от страха.

— Да, я вижу, ты вовсе не Жанна д' Арк и совсем не Джордано Бруно, — приколол хохла Винчестер. — Да, да, ты ведь человек разумный и ответишь на все наши вопросы честно. Так?

Тарасюк согласно кивнул, продемонстрировав готовность.

Евгений Валерьянович оказался обыкновенным трусом. Жидким, как стул при диарее. Запинаясь и трясясь от страха, он ответил на все поставленные вопросы и, как показалось Феликсу, довольно честно.

Он поведал присутствующим, что еще два года назад снюхался с колумбийским наркобароном Диего Наварро, и тот предложил поучаствовать в грандиозном проекте. Этот проект заключался в глобальной и стабильной переброске наркотических веществ в Соединенные Штаты Америки, а потом, возможно, и в другие регионы.

Заручившись в целях личной безопасности гарантиями — хитроумными банковскими договорами, проведя ряд сложнейших финансовых операций, чтобы обезопасить себя от партнеров, он начал активно концентрировать деньги на счету «Сателлит интернэшнл» и отмывать их через некоторые финансовые структуры китайской «Триады».

Клан «Триады» — «Черный дракон» — впоследствии тоже стал партнером Тарасюка и Диего Наварро. Они, совместно обналичив деньги в Соединенных Штатах, переправляли грандиозные суммы в Колумбию для финансирования какого-то сногсшибательного проекта, который Диего Наварро осуществлял со своим компаньоном. Но этого таинственного компаньона Диего Наварро никогда не представлял Тарасюку.

И главное, Евгений Валерьянович божился, что не знает, каким способом колумбийцы собираются переправлять товар в Штаты. ЭТО держалось в тайне даже от него. По словам Диего Наварро, компаньон поставил перед ним условие — внимательно наблюдать за Тарасюком и координировать его действия.

Феликс понял, что хохол их не обманывает или в основном не обманывает.

— Скажи теперь вот что…

— Что угодно…

— Мне нужно знать, где базируется Диего Наварро. Где находится он сам? Где его люди? Какими каналами вы переправляли деньги? Каким образом? Через каких людей? Короче, все подробности о переправке финансовых средств для Диего Наварро. Ты меня хорошо понял?

— Да, хорошо.

— И еще, учти следующее. Не дай бог, если ты нас в чем-нибудь обманул. Гошин паяльник у тебя до тех пор будет шипеть в заднице, пока из живота не вылезет. Ты сам лучшая гарантия своих слов. Если захочешь что-то добавить, то это, может быть, даст какой-то шанс тому, что ты останешься жив. Ты все понял?

— Да, да, конечно.

Тарасюк подробно отвечал на задаваемые ему вопросы. Он рассказал обо всем, что знал: где, когда, сколько и почему. Сообщил, что помимо своей головной ставки в Колумбии дружественный ему наркобарон еще имеет базу в Соединенных Штатах. Она находится между Чикаго и Детройтом в так называемой «Стране Великих озер». Именно на ней сконцентрированы основные силы Диего Наварро, при помощи которых он контролирует свой бизнес на территории Штатов.

— Что представляет собой эта база? — поинтересовался Феликс.

— До шестидесятых годов там находилась военно-воздушная база США. Но в конце шестидесятых она, из-за нерентабельности, была закрыта. В семидесятых ее выкупил у государства владелец одной частной авиакомпании. А уже с ним, в восемьдесят пятом году, о ее приобретении сумел договориться Диего Наварро. Не знаю, как они договорились, но через четыре месяца после продажи авиавладелец бесследно исчез.

— Насколько большая эта база?

— Сама база по современным масштабам не очень большая: несколько ангаров, жилые помещения казарменного типа, административные здания. Но помимо базы мистер Наварро умудрился выкупить пару-тройку близлежащих ферм, там тоже его люди. Кроме них, в радиусе тридцати-сорока миль практически нет других населенных пунктов.

— А что, государственные структуры не суют к нему нос?

— Нет. Они жирно подмазаны. Диего Наварро их очень сытно кормит, и они не лезут в его дела. Заправляет на этой базе правая рука господина Наварро, его главный советник и мозговой центр Рикардо Сантьяго. Он руководит практически всей наркоторговлей на территории США. Львиную долю обналиченных финансовых средств мы направляли именно на базу. Там есть надежное хранилище, в котором он держал деньги, документы и ценные бумаги. Может быть, часть ваших денег еще там.

— А другая часть?

— Я знаю, что большие суммы уходили, как я уже сказал, на счета банков Колумбии и Венесуэлы. А наличка концентрировалась именно на этой базе у Сантьяго.

— Сколько колумбийских боевиков Наварро на базе?

— Я не знаю точно.

— А ты пораскинь мозгами, не то нам придется помочь тебе это сделать.

— Я думаю, сотня, а может быть, и полторы.

— Нехилая армия! — присвистнул Шальной. — Ну ничего, мы тоже не лыком шиты. Нюх я их топтал!

— А есть ли у него еще люди в США? — снова обратился Феликс к Тарасюку.

— Конечно. И немало. Он же большой наркоторговец. Но основные силы все же сосредоточены на этой базе, и именно оттуда он посылает группы на различные дела.

— Вот, оказывается, откуда приехали эти гады, которые моих братьев порешили! — зло воскликнул Коля Шальной. — Правильно кричал Кипиш, всех мы их перегасим, сучар колумбийских.

— А ты можешь нарисовать план-схему базы? — не обращая внимания на злость Шального, спросил Феликс у Евгения Валерьяновича.

— Я плохо помню… Я там был всего лишь…

— Слышь! Ты мне тюльку не трави! Тебе же Фил сказал, пораскинь мозгами, а то я тебе сейчас конкретно черепную коробку вскрою и раскину твои мозги по стенам! — зарычал Шальной на побелевшего от страха хохла и прислонил холодное лезвие стилета к его носу.

— Ну я… я это… я попытаюсь…

— Вот, вот. Попытайся, — похлопал его по плечу Феликс. — И смотри, каждая «случайная» ошибка может стоить тебе жизни. Шальной шутить не любит, — кивнул Феликс в сторону свирепо сопящего «законника». — Если ты нам ни в чем не соврал, если операция пройдет гладко и мы вернем деньги, то я обещаю, что мы сохраним тебе жизнь. Так что постарайся, дружище, не ошибиться. А то будешь кормить кусками своей плоти акул Саргассова моря в районе Бермудского треугольника. Благо это недалеко отсюда.

— Я понял, я все понял. Только умоляю, сохраните мне жизнь. Я сделаю все, что от меня зависит, чтобы вы получили обратно свои деньги.

— Не только мы, дружище, но и наши друзья из семьи Дженовезе. Да и нашим приятелям из «Якудзы» вы кое-что задолжали.

— Я понял… Я сделаю… Я все сделаю… Только умоляю, не убивайте меня! Прошу вас, оставьте мне жизнь! Очень прошу, — причитал Евгений Валерьянович.

— Не скули, сучара! Мы будем позже твою судьбу решать. После того как деньги вернем да с колумбийскими ублюдками посчитаемся. Кстати, хочу у тебя поинтересоваться. Кто наших братьев в марте у отеля «Хилтон» замочил?

— Это китайцы. Это их рук дело. Но поручил им тот же Наварро. Он страшный человек. А я тут ни при чем. Я когда вошел к ним в дело, не мог без Диего Наварро принимать какие-либо решения. Это он приказал убрать ваших коллег. Честное слово, он. Я тут ни при чем.

— Я тебе дам ни при чем, гадина! — замахнулся Шальной на испуганного хохла, но Феликс перехватил его руку.

— Подожди, братуха, не горячись. А скажи мне, — вновь обратился к Тарасюку Феликс, — это на самом деле были китайцы?

— Да, точно. Мистер Наварро специально плотнее повязал их с этим делом. Они ведь сейчас его партнеры по Америке и согласны получать товар только от него. Это огромные деньги. Очень огромные.

— Хорошо. А чем ты занимался в Европе?

— Я там прятался. Мне было опасно оставаться в Америке.

— А зачем тебе нужен был офис?

— Да так, разная мелочь. Занимался подборкой специалистов для работы в Америке. Разные там физики, химики, инженеры. В основном из стран СНГ. Помогал людям находить высокооплачиваемую работу.

— На хрена это тебе? У тебя же, барыга, миллионы, а ты еще занимался перекачкой мозгов из России, гнида, — возмущался Шальной.

Евгений Валерьянович потупил глаза.

— Да это так… был конкретный заказ. Да это так… между прочим… поручили… Просто помогал людям.

— Короче, хватит блеять, благодетель хренов! — Шальной подвинул к Тарасюку бумагу и карандаши. — Малюй, гнида! Да чтобы без ошибок! Башкой за точность ответишь.

Евгений Валерьянович начал подробно вычерчивать план расположения базы колумбийцев.

Акция федерального агента

Получив от Евгения Валерьяновича необходимую информацию, Феликс и Коля Шальной отправились в Нью-Йорк. Все остальные покинули Майами и вместе с Джино Кастелано и Сани Делоручи поехали к озеру Мичиган, в славный город Чикаго.

Гоша, Леня Винчестер, а также неразлучные кикбоксеры Гена и Славик устали нежиться под лучами яркого солнца Флориды. Отдохнули от всей души: плескались в волнах Саргассова моря, с утра до вечера валялись на пляже, кадрили сексапильных красоток и покрылись густым бронзовым загаром. Но, как говорится, «делу время, а потехе час». Отдохнули и хватит. Пора за работу приниматься, выполнять ту миссию, ради которой приехали.

Решено было всем концентрироваться в Чикаго. На мобилизацию сил отводилось четыре дня.

Феликс и Шальной рванули в Нью-Йорк, чтобы собрать там своих кентов и тоже направиться на родину Аль Капоне.

В аэропорту Кеннеди, как только наши друзья сошли с трапа комфортабельного «Боинга», их сразу окружили шестеро людей в штатском. В одном из них Феликс признал агента ФБР, который проверял его документы в ресторане на Брайтоне.

— Господа, прошу вас проследовать за нами.

— С какой стати? — возмутился Шальной.

— Вы должны поехать с нами в управление. — Агент Пирсон говорил по-русски.

— На хрена нам с вами идти? Что вы хотите нам предъявить? — негодовал Шальной.

Подогревшись в самолете полбутылкой доброго виски, он во всю ширь проявил свой и без того достаточно агрессивный характер.

— Сержант Томпсон, наденьте на этого человека наручники и зачитайте ему его права, — обратился Пирсон к чернокожему здоровяку, стоящему слева от Шального.

Тот, не дожидаясь повторения приказа, схватил агрессивного «законника» за руку и стал ее больно выворачивать.

— Ах ты падла черножопая! Негр вшивый! — рассвирепел Шальной и пнул сержанта ногой в пах.

Тот согнулся, выронив наручники, но двое других сразу ринулись к Шальному. Шустрый жулик ловко вывернулся и выхватил из-за лацкана пиджака половинку опасного лезвия для бритья. Недолго думая, он успел полоснуть по щеке одного из нападавших, но тут же был повален на землю. Буяна скрутили и повели к стоящей рядом машине.

В момент сопротивления негодующего вора два агента схватили Феликса за руки, а агент Пирсон направил на него пистолет и произнес:

— Надеюсь, вы будете более благоразумны или, может быть, тоже попытаетесь оказать сопротивление?

Чикаго свободно проводили во вторую машину. Ровно через полчаса их доставили в нью-йоркское отделение ФБР и развели по разным камерам временного содержания.

Через несколько минут Феликс был доставлен в кабинет для допросов, там его поджидал Фокс Пирсон.

— Феликс Ларин? — вместо приветствия произнес он.

— Нет, граф Монте-Кристо, — с озорством огрызнулся Феликс. — Вы же, агент, и так, наверное, все обо мне знаете. Вы серьезная организация и наверняка с нашего прошлого знакомства собрали обо мне достаточно информации, чтобы не задавать нелепых вопросов.

— Разумеется. Вы, я вижу, неглупый человек, господин Ларин, и поэтому сразу перейду к делу. Все о вас я, разумеется, выяснил у российских коллег.

— Понимаю, вы же не зря фиксировали мои данные.

— Так вот, — продолжил Пирсон, — в информации сотрудников ФСБ о вас сказано, что вы известная личность в криминальном мире России, но, к сожалению, у них на вас ничего нет. Чего не скажешь о вашем дружке Николае Парамонове, он же Шальной, он же Псих. Он находится во всероссийском розыске. За сопротивление при аресте и за нанесение телесного повреждения нашему агенту мы посадили бы его минимум лет на пять-семь. Но увы. Я обещал российским коллегам, в виде компенсации за многочисленные услуги с их стороны, депортировать Парамонова в Россию. Сейчас, возможно, ему немного намнут бока, хотя я об этом, конечно, не знаю. — Агент ФБР хитро прищурился. — И уже завтра мы его депортируем и сдадим вашим органам в аэропорту Шереметьево. А там по совокупности преступлений ему грозит не менее пятнадцати лет. Что такое российские тюрьмы, я знаю. — Фокс Пирсон улыбнулся.

«Много ты знаешь, америкашка, — подумал Феликс. — Если ты думаешь, что „вору в законе“ будет хуже в российской тюрьме, чем в вашей, ты глубоко ошибаешься. И хоть у вас здесь санаторий по сравнению с нашей зоной, а тем более с „крыткой“, но „законник“ у нас в местах лишения свободы чувствует себя как рыба в воде». А вслух сказал:

— Я понимаю, агент, за что вы взяли Николая. Сопротивление властям, нанесение телесных повреждений… Но что вы попытаетесь инкриминировать мне? Ведь за мной в вашей стране никаких грехов не водится.

— Здесь за вами пока не числится ничего противозаконного, — немного помедлив, пошел в лобовую атаку агент Пирсон. — В этом вы абсолютно правы. И депортировать вас практически не за что. Но ведь вы, мистер Ларин, прекрасно понимаете, что ничего невозможного в мире нет. И если у меня возникнет желание, я смогу вас не только депортировать в Россию, но и предъявить обвинение здесь… Например, за хранение наркотиков. — Агент подмигнул молодому человеку.

— Разумеется, я знаю ваши хитромудрые штучки. Это не ново ни у вас, ни у нас. Только какого черта вам это нужно? Что вы от меня хотите?

— А это уже вопрос по существу. — Агент ФБР снова сделал паузу. — У меня есть предложение.

— Предложение?

— Да. Я хотел бы с вами заключить, так сказать, джентльменское соглашение.

— Соглашение?

— Именно. Я хочу предложить вам в обмен на некоторую информацию полнейшую свободу.

— По-моему, агент, вы не по адресу обратились. Ведь однажды мой приятель Василий вам недвусмысленно ответил на аналогичное предложение. Неужели вы считаете, что я больше подхожу на роль стукача? — Феликс гневно посмотрел на собеседника. — Ищите «дятла» среди своих информаторов.

— Зря вы так, молодой человек. Я вовсе не хотел принизить ваше достоинство. Я кое-что узнал о вашей личности и не стал бы зазря склонять вас к подлым, по вашему мнению, поступкам.

— Тогда что же вы от меня хотите?

— Не надо никого сдавать, тем более доносить на кого-то. Мне не нужно ни имен, ни фамилий, ни информации о каких-то конкретных событиях.

— Удивительно! — Феликс недоверчиво усмехнулся.

— Я хочу вам задать вопросы, так сказать, на общие темы. Если вы посчитаете возможным ответить на них, я буду вам благодарен. Если нет, ваше право. Но если вы сможете удовлетворить мое любопытство, я даю вам мужское слово, что вы сегодня же уйдете отсюда на все четыре стороны.

— Мужское слово? — переспросил с ухмылкой Феликс.

— Но вы же умный человек — наверняка понимаете, что мне незачем врать. Получив нужную информацию, я не буду иметь интереса оставлять вас здесь.

— Логично… Хотя верится с трудом.

— Но ведь вы ничего не теряете?

— И на этот раз вам в логике не откажешь.

— Тогда, может, стоить попробовать?

— Стоит. Только без протокола, без всяких там штучек, диктофонов и подслушивающих устройств.

— О'кей! Что вы предлагаете? — поинтересовался агент.

— Я предлагаю прямо сейчас выйти из этого кабинета и перейти в холл. Там я укажу, в каком месте мы с вами побеседуем. Или да, или нет. Я просто хочу оградить себя от подслушивающих устройств.

Агент Пирсон на несколько секунд задумался, потом решительно ответил:

— Хорошо. Хоть это по протоколу не положено, я согласен. Пойдемте.

Они вышли из кабинета и, пройдя по длинному коридору, оказались в небольшом холле, где стояли кофеварочный автомат и три кожаных кресла.

— Меня устроит здесь, — сказал Феликс. — Только чтобы нам никто не мешал.

— Хорошо, — согласно кивнул Фокс Пирсон, и они расположились в креслах.


— В Нью-Йорке в ближайшие месяцы было убито несколько российских криминальных авторитетов, — начал агент Пирсон. — Как они называются у вас, «воры в законе». Вы знаете об этих убийствах?

— Возможно.

— Что бы вы могли рассказать об этом?

— Простите, агент, но я могу предложить вам только два варианта ответа. Первый — «ничего не знаю», а второй — «без комментариев».

— Выбираю второй. По крайней мере он честней. Тогда я поставлю вопрос иначе. Ожидаются ли в Нью-Йорке очередные крупномасштабные разборки, связанные с русскими?

— Думаю, что нет.

— В мою компетенцию входит управление русским отделом ФБР по Нью-Йорку. И если отбросить излишний патриотизм, то меня в большей степени волнует проблема с русским криминалитетом именно в Нью-Йорке. Сейчас имеется информация, что в Нью-Йорке появилось много русских преступников крупного масштаба. Мне не хотелось бы, чтобы с этим были связаны возможные беспорядки, разборки и убийства.

— Я вас понимаю, сэр.

— Так вот, я бы хотел услышать от вас полезную информацию по этому поводу.

Феликс задумался. Ему необходимо было во что бы то ни стало выйти отсюда, чтобы продолжить дело, ради которого он приехал, и в то же время суметь не раскрыть карты, а, точнее, не показать козыри.

— Хорошо. Я, возможно, сообщу вам нечто, что может вас заинтересовать. Возможно, вы и правы по поводу русских. Я говорю слово «возможно». Возможно, в Нью-Йорк и приехали какие-то уважаемые в криминальной среде России люди. Возможно, они могли бы устроить здесь нечто неприглядное для ваших отчетов…

— Так что же?

— А то, что, мне кажется, если бы я вышел отсюда, то многие нежелательные элементы могли бы покинуть Нью-Йорк в течение двух суток, и в дальнейшем эти так называемые криминальные элементы не устроили бы в вашем городе ненужных вам событий.

— А где гарантия того, что интересующие меня люди на самом деле покинут Нью-Йорк?

— Гарантия то, что, выйдя от вас, я сам постараюсь в ближайшие часы покинуть Нью-Йорк. А в дальнейшем, покончив с моими коммерческими делами, я повторяю, «законопослушными» коммерческими делами, я желаю благополучно покинуть вашу гостеприимную и свободную страну и нормально отправиться в милую моему сердцу Россию. Как вам мое предложение?

— В общем-то да, но…

— Что вас еще интересует, агент?

— Мне хотелось бы получить информацию о компании «Сателлит интернэшнл».

— «Сателлит интернэшнл»? — изобразил задумчивость Феликс. — Что-то где-то я слышал об этой компании. Да, да, точно! Рассказывают, что ее президент страшный мошенник. Говорят, что он наворовал у людей и у страны, то бишь у США, огромные суммы денег. Говорят, что он связан со злыми мафиозами… Пренеприятнейший тип. Вот кем, например, по моему мнению, должно активно заниматься Федеральное бюро расследований, а не такими добропорядочными людьми, как я.

— Конечно, «мистер добропорядочность». Но что вы еще можете рассказать об этой компании?

— К сожалению, мои информации базируются на слухах, а посему ничего конкретного сообщить не могу.

— Очень жаль.

— Это означает, что наш договор теряет силу?

— Отчего же, я сдержу свое слово, мистер Ларин. Но и вы должны выполнить свое обещание.

— Разумеется, я ведь не враг себе.

— Надеюсь. Пойду оформлю документы на ваше освобождение.

— Будьте так любезны.

Агент Фокс Пирсон сдержал свое слово. Ему не было смысла дольше задерживать Феликса, но, будучи человеком разумным, он для перестраховки направил за ним двух агентов.

Выйдя на улицу, Чикаго поймал такси и поехал в сторону Бронкса.

Оторваться от хвоста было делом техники. Остановив такси у знакомого ему ресторанчика на Вебстер-авеню, он попросил таксиста подождать его, при этом положив перед ним пятидесятидолларовую купюру, в два раза превышавшую сумму, которую показывал счетчик.

Когда он зашел в ресторан, один из агентов ФБР последовал за ним. Феликс нарочито громко поинтересовался у бармена, как пройти в туалет. После того как дверь за молодым человеком закрылась и щелкнула задвижка, агент расположился у игрового автомата буквально в трех шагах от входа в туалет.

Насколько наивны бывают такие агенты, наверное, мало читают детективных книг и редко смотрят шпионские фильмы.

Зато этим информационным багажом в полной мере обладал наш соотечественник. Он бывал здесь и прекрасно знал, что окно в туалете выходит во внутренний двор. Открыв оконную раму, Феликс легко перенес натренированное тело на подоконник и спрыгнул вниз.

Пройдя быстрым шагом по длинному переулку, он вынырнул на улицу, параллельную Вебстер-авеню. Там, без труда поймав такси, Чикаго двинулся в противоположном направлении. Хвост был виртуозно отрезан.


В Манхэттене Феликс из телефона-автомата позвонил подруге Симона и сказал ей, чтобы она передала своему бой-френду, что он будет ждать его в пять часов в ресторане «Индокитай» на улице Лафайета, недалеко от площади Астор. И еще он попросил, чтобы Симон внимательно пронаблюдал, нет ли за ним хвоста.

В ресторане «Индокитай», поджидая друга, Феликс заказал пару блюд вьетнамской кухни и поглощал их с волчьим аппетитом. Ведь после завтрака в самолете у него крошки во рту не было. Вьетнам долгое время был колонией Франции, и блюда содержали элементы французской кухни. «Индокитай» являлся фешенебельным рестораном первой категории и считался излюбленным местом встречи различной величины звезд и звездочек.

Вот и в данный момент за соседним столом, справа от Феликса, в окружении галантных кавалеров из киношной братии сидела Джилиан Андерсон — героиня популярного сериала «Секретные материалы». «Агент Скалли» ела панированного осьминога и запивала его мартини «Бьянко» с оливками. Фокса Малдера по близости не наблюдалось, но его персонаж вызвал в голове образ агента Пирсона.

"Все-таки почему он меня так спокойно выпустил? — подумал Феликс. — Хотя, в общем-то, необходимости в моем задержании никакой не было. А так, возможно, у него появлялся шанс проследить за мной и получить дополнительную информацию.

Бедолаги давно уже, наверное, заметили мое исчезновение и сейчас пытаются разыскать меня в городе. Но обнаружить человека в многомиллионном мегаполисе — это все равно что найти иголку в стогу сена. А тем более, если он находится на виду. Ресторан «Индокитай» же куда как видное место, так что пускай посбивают башмаки, рыская по всему Нью-Йорку".

Во время размышлений за столик к нему подсели Симон и Яша Эмигрант.

— Здорово, брателла! Рады тебя видеть живым и невредимым! Что случилось в аэропорту? Куда вы исчезли? Где Шальной?

— Привет, бродяги. В аэропорту нас замели фэбээровцы. Шальной там погорячился, буранул и писанул одного сержанта лезвием. Теперь бедолагу депортируют в Россию, а там прямиком по этапу.

— А как же ты?

— А у них на меня ничего нет. Промурыжили, потрахали мозги, а потом отпустили. Приставили, правда, двух агентов… Да я их, тупоголовых, в Бронксе с хвоста скинул.

— Да ладно?!

— Да, это было несложно. Проделал банальный крюк со вторым выходом. Ну, короче, хрен с ними. Слушайте меня внимательно, потом передадите Бесу и моим парнягам. Сейчас необходимо…

Феликс рассказал Яше и Симону об информации, полученной от Тарасюка. Он объяснил, что ФБР активно следит за всеми приехавшими русскими, а также за многими на Брайтон-Бич.

— Фэбээровцы по-черному пасут нашу братву по причине двух расстрелов: в «Хилтоне» в начале весны и в «Тройке» сейчас. Я так понимаю, на Брайтоне у них много информаторов, и им известно о связи этих убийств с компанией «Сателлит интернэшнл».

— Да, гнусов и стукачей у нас на Брайтоне хватает, но и достойных парняг немало…

— Это хорошо, потому что сейчас вам придется подобрать на Брайтоне несколько надежных парней. Надежных, хорошо владеющих оружием и без заднего.

— Ну этого добра у нас хватает, — гордо улыбнулся Симон. — У меня несколько кентов в элитных спецподразделениях воевали. Надежные парняги.

— Отлично, братуха, такие люди нам нужны. Разумеется, когда сорвем куш, их без внимания не оставим. Щедро поделимся.

— Без базара. Сомнений нет. Что будем делать?

— Для начала пусть Паша Бес и мои ребята аккуратно переберутся в Чикаго. С полной конспирацией заметете им следы. Затем вы тоже собирайте парней и двигайтесь туда же. Настало время поквитаться с колумбийскими ублюдками.

— О-о-о, это я с превеликим удовольствием, братуха, — радостно потер руки Симон. — Я их за дырки в моем брюхе, да за погибших близких моих валить буду по-черному.

— Разумеется, как и все мы. Оторвемся по полной программе. По-русски…

— Да, латиносы узнают, что такое русская братва. — В глазах Симона заблестел злой огонек.

— Но бойня, братва, предстоит нелегкая. Нас поддержат итальянцы и люди из «Черного лотоса», они тоже подтягиваются к Чикаго. А уж оттуда…

Разгром логова колумбийцев

Подготовка к дню, которого давно ждали и к которому давно готовились, завершилась. Врага нужно было добить прямо в сердце, прямо в осином гнезде. Концентрация сил производилась в загородной резиденции семьи Дженовезе, а точнее, чикагского филиала, которым заправлял Джино Кастелано.

Помимо парней Феликса, Беса и Кирпича, Симон, Заяц и Яша Эмигрант привезли с собой еще семерых парней с Брайтон-Бич. Они были закалены в различных войнах и боевых операциях, которые США устраивали в последнее время. Парни были настоящими профессионалами, и это угадывалось по их крепкому телосложению, походке и взгляду так называемых «диких гусей» — наемных солдат в Америке.

Помимо себя и Сани Делоручи Джино Кастелано собрал еще восемнадцать человек. Он тоже выбрал наиболее подготовленных солдат «Коза ностры», хорошо владеющих оружием и умеющих вести бой.

Ждали прибытия японцев. В назначенное время, а японцы отличаются пунктуальностью, на летную площадку приземлились два вертолета, в которых прибыло четырнадцать человек из «Якудзы», вооруженных до зубов новейшими видами оружия и готовых ринуться в бой по первому приказу своего босса. Возглавлял их Шигеро Мацумото.

Среди выходящих из вертолета Феликс с удивлением заметил своего друга Яшидо.

— А ты здесь зачем? — поинтересовался у него Феликс. — Твоя же миссия людей восточным единоборствам учить.

— Нет, Феликс-сан. Твоя война — моя война. И не будем больше об этом.

В итоге общая численность составляла чуть больше пятидесяти человек.

— Не маловато ли нас? — поинтересовался Джино Кастелано у Феликса.

— Ничего, брат, каждый из наших за них двоих прокатит, а то и за троих. И еще, на нашей стороне внезапность. Зададим жару этим ублюдкам!

Феликс и Кирпич подошли к Паше Бесу.

— Слушай, Паша, — осторожно начал Феликс. — Тебе уже под семидесятник, и для бойни, которая предстоит, ты староват. Может, останешься? Мы и без тебя повоюем.

— Слышь, Фил, — возмутился Бес. — Или ты думаешь, я волыну разучился держать? Ты на мои годочки не смотри, я и сейчас могу не хило пошмалять. Куда все, туда и я.

— Нет, брат, не горячись, — вставил Эдик Кирпич. — Фил прав. Ну какой из тебя боец? Ходишь — на клюку опираешься. Хочешь лети. Но наша к тебе просьба, посиди-ка, брат, в вертолете. Вертолет, если что, тоже надо оборонять, — Эдик хитро подмигнул Феликсу. — А то как же мы обратно полетим и капусту повезем?

— Ладно. Посмотрим. Дальше видно будет, — пробурчал старый вор. — Может, старику хотелось под пулями башку свою сложить, все же веселее, чем помирать в койке.

— Нет уж. Давай, дорогой, как в той песенке поется, — пошутил Феликс, — «Молодым везде у нас дорога, старикам везде у нас почет». Ты как главнокомандующий в штабе посидишь.

Они весело рассмеялись.

— Ладно. Шут с вами. Уболтали старика, — проскрипел Паша Бес.


Вылетели к назначенному месту на шести вертолетах. Феликс взял в руку надежный АК-74 и распихал в куртке шесть полных рожков. В подмышечной кобуре лежал его надежный «Стечкин» с двумя запасными обоймами.

Симон, отслужив некогда в Афганистане, посоветовал всем смотать валетом по два рожка изолентой, чтобы сподручней было их менять. Его совету вняли и перемотали рожки попарно. Все тщательно подготовились к операции — были хорошо вооружены. Винчестер и Гоша взяли, помимо укороченных складных автоматов Калашникова, еще и по снайперской винтовке Дегтярева.

— Да, братва, — скалился Эдик Кирпич. — Думал ли я — русский вор, что в такой компании участвовать буду. Прямо не жулик, а морпех какой-то.

— Ладно тебе! — посмотрел на него Паша Бес. — За правое дело я и в танк бы залез, если б смог, а то привыкли современные жулики только на стрелках качать да рамсы разводить. Так что, братуха, постреляем за воровское.

— Да базара нет. Я так, к слову…


База колумбийцев находилась между озерами Гурон и Мичиган, недалеко от их стыка, в ста километрах от канадской границы. Здесь хвойные леса соседствовали с лиственными. И хоть район был достаточно густо населен, но в радиусе сорока миль от лесной базы каких-либо значимых поселений не просматривалось.

Заранее были спланированы места, где станут приземляться самолеты, окружив логово противника.

Люди семьи Дженовезе прочесали всю местность, маскируясь под туристов и охотников. Они тщательно составили план местности, расположенной на ней бывшей военной базы и трех небольших ферм, принадлежащих колумбийцам.

Было принято решение, что двумя фермами займутся японцы, а третьей — самой большой — девять человек Джино Кастелано во главе с Сани Делоручи. Остальные должны были атаковать базу.

Разбившись на маленькие группы по пять-шесть человек с разных сторон, объединенные силы русских, японцев, итальянцев устремились в заданном направлении, по намеченному маршруту. Каждая группа была снабжена миниатюрной рацией для обеспечения связи.

Вместе с Феликсом шли Яшидо, Сэмэн, Бетон, Леня Винчестер и Симон. По предварительным сведениям, на их пути должны были встретиться один дозорный пункт из двух человек и вышка, на которой находился вооруженный пулеметом человек. Тихо крадучись, Феликс и его друзья шли, стараясь не выходить на лесные опушки и поляны. Минуя все открытые места, они пробирались по самым густым зарослям. Когда до первого охранного пункта оставалось менее двухсот метров, Феликс и Яшидо быстро двинулись вперед.

Два колумбийца сидели на расстоянии шести-семи метров друг от друга. Один листал «Плейбой», прислонив винтовку М-16 к сосне, а другой, ничего не подозревая, чистил автомат. Халатность обошлась им дорого.

Подобравшись сзади к любителю порночтива, Феликс молниеносным движением перерезал ему глотку. В то же время ловко брошенный «шурикен» Яшидо поразил висок второго колумбийца. Тот, как и первый, даже вскрикнуть не успел, упал замертво на землю, уронив из рук недочищенный автомат.

Вскоре показалась сторожевая вышка. На ней беспечно курил, облокотившись о перила, смуглый латинос. Теперь поработать предстояло Винчестеру. Он вскинул снайперскую винтовку с глушителем и умело приставил ее к плечу. Прицелившись, нажал на спусковой крючок. Пуля угодила прямо между глаз колумбийца. Он безжизненно повис на деревянных перилах, и с его головы слетела зеленая кепка.

Пройдя еще метров триста, приятели увидели забор из колючей проволоки. Поработав плоскогубцами, они стали по рации связываться с остальными группами, чтобы приступить к атаке.

Почти все добрались до назначенного места и приготовились к штурму.

Вдруг метрах в пятистах от Феликса раздалась автоматная очередь, потом еще одна. Видно, какая-то группа не смогла бесшумно пробраться через колумбийских дозорных, и они вступили с ними в перестрелку.

Стало ясно, что медлить больше нельзя. В проделанный проем все шестеро рванулись на территорию базы. Держа наизготовку автоматы, они устремились в сторону ближайшего ангара. Пять минут длилась кровавая перестрелка. Заранее изучив расположение помещений на базе, парни неплохо ориентировались на местности.

Колумбийцы бежали отовсюду, беспорядочно стреляя. Латиноамериканцы разительно отличались от нападающих яркой одеждой, пестрыми рубашками, светлыми брюками, в то время как нежданные гости были одеты преимущественно в одежду черных и защитных цветов. Поэтому бой велся в открытую: практически сразу было видно, кто свой, а кто чужой.

Феликс и его товарищи, продвигаясь к главному административному зданию, вели постоянный беглый огонь. Колумбийские боевики, не ожидавшие нападения, то и дело становились мишенью для команды Феликса, потому что все, в том числе и он сам, поднаторели в бесчисленных упражнениях со стрелковым оружием в тире и вне его. За плечами некоторых была афганская война.

Продвижение группы Чикаго напоминало компьютерную игру «Мортол комбат», где при появлении очередной гавайской рубахи по ней молниеносно выпускалась автоматная очередь, окрашивая ее в красный цвет. Пули свистели прямо над головой, но лишь одна серьезно царапнула левое плечо Сэмэна, что, впрочем, не помешало ему продолжать неистовую атаку.

Яшидо был вооружен мощным семизарядным помповым ружьем без приклада. После каждого громкого выстрела, проделывающего большие дыры в телах колумбийцев, он резко передергивал затвор.

Привезенные друзьями Сэмэна базуки давали о себе знать оглушительными взрывами, производящими огромные разрушения на базе противника. Ворвавшись в здание, группа Чикаго перемещалась по лестничным клеткам и коридорам с кровавым азартом, зачищая территорию от колумбийцев.

Бетон, обвешанный гранатами, как смертоносный сеятель закидывал их в дверные проемы, гарантируя свободное продвижение своим товарищам.


Во всех зданиях базы велись жестокие бои. Грохот взрывов, автоматные очереди и крики сраженных слышались отовсюду. Для каждой группы был запланирован определенный объект, конкретное строение на базе, в которое надо было проникнуть и очистить от обнаглевших латиносов.

Перед Феликсом стояла наиважнейшая задача. Он должен был со своими людьми ворваться в святая святых — главное административное здание, где, по словам Тарасюка, находились апартаменты Рикардо Сантьяго. Он проживал с женой и двадцатилетним сыном, и именно оттуда, по предположениям Евгения Валерьяновича, можно было попасть в хранилище.

Когда добрались до стальной двери, являвшейся входом в апартаменты Сантьяго, все помещение вокруг него было усеяно трупами.

— Давай-ка, братва, я подорву ее гранатами, — выкрикнул Бетон. Но в тот же момент раздалась автоматная очередь из соседнего помещения, и пуля угодила ему в предплечье. — Бляха-муха! Вечно мне не везет. Мало того что в Москве подранили, так и здесь, на чужбине, норовят, — прикрывая рану левой рукой, сквозь зубы процедил он.

В ту комнату, откуда раздалась очередь, Сэмэн с яростью закинул сразу три гранаты. Громоподобный тройной взрыв не оставил сомнения, что это помещение досконально зачищено.

— Ну-ка, братва, схоронитесь. Пусть отведают «шайтан трубу». — Симон вскинул на плечо мощную базуку, принял правильную позицию, натренированную еще в Афгане, и с двадцати пяти метров выпустил по длинному коридору снаряд в стальную дверь.

Прогремел взрыв. Стальная дверь слетела с петель.

Взрывной волной Симона отбросило в сторону, и он треснулся головой о стену, но не один из осколков в него не попал. Безумного афганца только слегка контузило, но буквально через минуту, оклемавшись, он поднялся и с ошалевшим взглядом поковылял за товарищами.

Феликс с автоматом наперевес первым рванулся в разрушенный дверной проем. Врываясь внутрь помещения, он споткнулся и упал на левое колено. Именно это и спасло ему жизнь. Из другого конца комнаты раздалась очередь. Если бы Чикаго не оступился, то пули прошили бы его насквозь, а сейчас лишь одна просвистела, задев мочку уха, и обожгла ее раскаленным металлом.

«Ни хрена себе! — промелькнуло в голове Феликса, когда он открыл ответный огонь, превращая стреляющего в решето. — Второй раз заново родился. За какие такие заслуги Господь подарил мне несколько жизней?!» Но тут же, обернувшись, Феликс заметил, как сползает по стене бежавший вслед за ним Винчестер. На его куртке цвета хаки в двух местах выступила кровь.

— Яшидо, помоги ему! — крикнул Феликс другу и рванулся в другую дверь.

Следом за ним, тяжело дыша и громко топая, неизменно несся Сэмэн.

Чикаго, пробежав три дверных проема, увидел в одной из комнат чей-то силуэт и чуть было не открыл по нему огонь, но вовремя углядел, что это безоружная женщина лет сорока. Он угадал в ней, по описаниям Тарасюка, супругу синьора Сантьяго Изабеллу. Подбежав к ней, Феликс прокричал ей прямо в испуганное лицо:

— Не бойтесь, мэм. Не двигайтесь и ничего страшного с вами не случится.

В это время Сэмэн вбежал в соседнюю комнату и через несколько секунд, грязно матерясь, вытащил за длинные волосы молодого парня.

— Вот сучонок. С ножом на меня кинулся. Раненую руку оцарапал.

У парня был разбит нос — Сэмэну пришлось его разоружить ударом приклада. Приставив к виску молодого колумбийца дуло автомата, Феликс бросил женщине:

— Есть кто-нибудь еще в помещении?

Та истерично замотала головой.

— Возьмите себя в руки, мэм, и отвечайте на вопросы. От этого зависит жизнь вашего сына. Я ведь правильно понимаю, это ваш сын? А вы жена Рикардо Сантьяго?

Женщина испуганно закивала, нижняя губа ее дрожала, а на глаза навернулись слезы. У ее сына из разбитого носа красной юшкой струилась кровь. После воспитания прикладом он вел себя смирно и с паническим страхом смотрел на окружающих его людей.

— Где ваш муж? — обратился Феликс к женщине.

Она указала рукой на обитую красным деревом дверь.

— Что там?

Женщина попыталась что-то ответить, но голосовые связки ее не слушались.

— Там хранилище?

Она согласно кивнула.

— Ваш муж там один?

Женщина снова кивнула.

— Почему он не взял вас с собой?

— О..о…он просто… он там… он там уже два часа, — выдавила из себя женщина.

— Глубоко ли находится хранилище?

— Т-т-там… три этажа под землей.

— Почему он не забрал вас?

— Не знаю. — Женщина испуганно пожала плечами. — Там… там внизу… ничего не слышно. Там герметичное помещение. Умоляю вас, не убивайте моего сына.

— Это зависит от вас и вашего мужа.

Поручив синьору Изабеллу Симону, Феликс подошел к двери и осмотрел конструкцию.

«По всей видимости, под деревом бронь, и неизвестно, возьмет ли ее гранатомет. Наверняка тут без мощного автогена не обойтись».

Он заметил хорошо замаскированную видеокамеру с микрофоном.

«Глаз — алмаз, — подумал про себя Феликс. — Вот, оказывается, в чем дело. Тут без конкретного блефа ничего не сделаешь. Есть неплохая идея». Он обратился к своим друзьям по-английски:

— Если Сантьяго не откроет дверь в течение трех минут, я думаю, стоит прикончить его жену и сына, а дверь рано или поздно вскроем.

Сэмэн сначала недоуменно посмотрел на Феликса, дескать, на хрена он с ним, русским парнягой, в столь экстремальной ситуации решил общаться по-английски. Но зная Чикаго и понимая, что он ничего напрасно не делает, не показал своего удивления, а, сориентировавшись, сунул дуло автомата в рот молодого колумбийца и ответил тоже по-английски:

— Нет проблем, босс! Сейчас я размозжу ему голову.

Симон догадался о планах Феликса, ловко подыграл ему. Нацелившись в лоб Изабелле, он провозгласил:

— Засекай время, Феликс. Если синьор Сантьяго не додумается в течение трех минут открыть дверь, я прострелю этой суке голову.


Четкая игра и виртуозный блеф сделали свое дело. Буквально через минуту автоматические замки на двери щелкнули. Феликс открыл дверь и стал спускаться вниз по крутым ступеням, следом за ним двигался Симон.

Минуя три лестничные площадки, освещенные тусклым светом, молодые люди вошли в большое помещение. Там, перед огромным пультом управления, сидел невысокий коренастый человек с седеющими висками и короткими бразильскими усиками.

Когда Сантьяго увидел вошедших людей и направленные на него дула автоматов, он обреченно опустил глаза.

— Кто вы? — загробным голосом поинтересовался он.

— Ангелы смерти, — зло пошутил Феликс.

— Умоляю, пощадите мою жену и сына. Убейте меня. Возьмите мою жизнь.

— Тебя убить мы всегда успеем и наверняка это сделаем. Слишком много наших друзей погибло от ваших рук. Но жизнь твоей жены и сына зависит от того, насколько ты поможешь в решении нашей проблемы.

— Что вам нужно? — поднял глаза на непрошеных гостей Рикардо Сантьяго.

— Мы пришли за деньгами компании «Сателлит интернэшнл», которые ты вместе с Тарасюком украл у нас. И сейчас мы хотим забрать их у вас. Иначе придется помимо тебя прикончить еще твою семью. Ну-ка, Симон, братишка, притащи их сюда.

Симон при помощи Сэмэна приволокли жену и сына Сантьяго. Сэмэн вновь сунул в рот молодого колумбийца дуло автомата. При этом он так свирепо сверкал глазами, что не оставалось сомнений: в любой момент парня прикончит автоматная очередь.

— Стойте! Не трогайте их! Я сделаю все, что вы скажете! — задрожал пожилой колумбиец, видно, он на самом деле испытывал к семье нежные чувства.

Да, такое бывает даже у отъявленных убийц и головорезов.

— Я повторяю, нам нужны деньги компании «Сателлит интернэшнл». Это сумма около ста миллионов долларов.

— В хранилище только четыре. Больше здесь нет.

— А где остальные?

— Остальные в Колумбии. Ими распоряжается мой босс.

— Диего Наварро?

— Да. Они у него.

— Веди нас в хранилище. И запомни, если ты выкинешь какой-нибудь фокус, мой друг в упор расстреляет твое семейство.

Рикардо Сантьяго подошел к стене, на которой висела картина Пикассо или, по крайней мере, ее удачная копия. Сдвинув раму в сторону, он открыл присутствующим пульт цифровой панели. Пробежавшись пальцами по клавишам, Сантьяго набрал цифровой код. Одна из стен помещения отодвинулась в сторону, и Феликс увидел хранилище, оборудованное по последнему слову техники. Это помещение не уступало по своим наворотам хранилищам лучших банков в Швейцарии. На одной из полок ровными рядами лежали пачки новых банковских купюр.

— А что в этом сейфе? — показал Феликс на большой несгораемый шкаф.

— Здесь документация моего босса.

— Надеюсь, ты знаешь код этого сейфа?

Пожилой колумбиец потупил глаза.

— Я задал вопрос. Или, может быть, Сэмэну сначала прикончить одного из членов твоей семьи? Кого выберешь?

— Не убивайте никого. Я знаю код.

— Открывай.

Рикардо Сантьяго подошел к сейфу, набрал код и открыл тяжелую дверь. На нижней полке лежала пухлая папка из крокодиловой кожи. Феликс взял ее, положил на стол и раскрыл. В ней было большое количество бумаг: математические расчеты, списки, документы по различным финансовым операциям и карты. Сразу не разберешься.

Феликс застегнул папку.

— Ну теперь расскажи, дружище, где мне найти самого Диего Наварро и как отыскать деньги «Сателлит интернэшнл»?

— Вы обещали оставить жизнь моей семье. Вы обещали, что не убьете их. Я вам все отдал.

— Нам еще нужна информация.

— Я не могу вам ее дать. Я не во все посвящен.

— Может, ты хочешь попрощаться с семьей?

Рикардо Сантьяго внимательно посмотрел в глаза Феликса и, видимо, интуиция что-то подсказала пожилому колумбийцу.

— Если бы я вам что-то сказал и предал Наварро, то в любом случае моей семье тогда не жить. И за свою жизнь я кое-что научился читать в человеческих глазах. Вы не убьете жену и сына.

Пожилой колумбиец каким-то седьмым чувством умудрился почувствовать блеф в угрозах Феликса.

— Да! Черт тебя побери! — зарычал Феликс. — Мы русские! Мы не убиваем женщин и детей! А вот тебе с удовольствием вышибу мозги за своих погибших товарищей!

— А мне уже все равно, — тихим голосом произнес Рикардо Сантьяго, быстрым движением засунул себе в рот капсулу и тут же раскусил ее.

Неизвестно, какой сильнодействующий яд содержала в себе капсула, но старый колумбиец рухнул на пол. Феликс пощупал у него пульс. Рикардо Сантьяго был мертв.


Пока Феликс разбирался с Рикардо Сантьяго, бой на базе колумбийцев подходил к концу. Лишь некоторые из латиносов еще пытались оказать вялое сопротивление, но их попытки были тщетны. Со злостью мстили боевикам Диего Наварро за своих погибших товарищей не только русские, но и итальянцы. Они со свирепым натиском крушили убийц.

Представители «Якудзы» тоже были безжалостны. Они разгромили две фермы подчистую, практически сровняв их с землей. Сами же потеряли почти треть своих бойцов.

У итальянцев было убито шесть человек и пятеро тяжело ранены.

Из русской братвы смертельно раненными оказались трое. Леня Винчестер скончался буквально через пять минут после ранения в грудь. Также от взрыва гранаты погибли кикбоксер Гена и один из «солдат удачи», которых пригласил Яша Эмигрант. Несколько человек получили ранения.

Зато колумбийским боевикам здорово досталось. Три четверти из них были уничтожены, остальные ранены и сдались в плен. Добивать пленных не в русских традициях, поэтому, собрав своих раненых и убитых, русская братва, «Коза ностра» и «Якудза» быстро погрузились в вертолеты и разлетелись в разные стороны.

Медлить было нельзя, потому что к месту бойни в ближайшее время должны были подоспеть силы полиции и правительственные войска.

Праведная месть почти свершилась, но сам Диего Наварро, главный инициатор похищения денег и убийств, был еще жив. И деньги «русской братвы», а также семьи Дженовезе и японского клана «Черный лотос» еще не вернулись.

Четыре миллиона долларов поделили поровну между тремя сторонами и по общему согласию направили в семьи погибших товарищей.

Малява из «Бутырки»

Родина встретила Колю Шального пасмурной погодой и двумя черными «Волгами», подогнанными к трапу самолета.

Агенты ФБР, конвоирующие Шального из Нью-Йорка, передали его своим иностранным коллегам в аэропорту Шереметьево-2.

— Ну что, землячки, соскучились по бродяге? — улыбнулся он сотрудникам Петровки.

— Да уж заждались мы тебя, господин Шальной, — улыбнулся ему в ответ человек в мешковатом сером пиджаке и не по теме подобранном коричневом галстуке.

На фоне двух хорошо одетых американцев, сопровождающих «законника» из Нью-Йорка, он выглядел по меньшей мере не как денди.

— Прошу, Шальной, в экипаж, как говорится, карета подана.

— Карета так карета, — хмыкнул вор. — А вот браслетики бы ослабили, а то все руки отекли.

— Нет уж, уважаемый гражданин, потерпи до «Бутырки».

— А че, в «Бутырку»? — недоумевал «законник». — Могли бы куда покруче. Хотя бы в Лефортово, али, может, по рангу не положено? Имя, поди, у меня весовое.

— Сойдет и «Бутырка». Нечего хорохориться.

Сотрудник Петровки помог Шальному усесться на заднее сиденье автомобиля, придерживая его голову.

— Лапы. Лапы свои убери от башки, мусорюга, — недовольно пробурчал Шальной. — Че, думаешь, не протиснусь?

Прямо из аэропорта машины устремились на Петровку, 38. Там его допрашивали двое суток. При допросе присутствовали сотрудники ФСБ — этого требовал протокол.

Шальной двое суток огрызался и требовал пригласить ему адвоката, но адвоката упорно не приглашали.

Через двое суток упрямого «законника» отконвоировали в Бутырскую тюрьму, где его, восемь суток не оформляя, продержали в отстойнике, проводя ежедневные допросы. Никаких связей с внешним миром он не имел. «Дороги» к нему проложены не были, и он не мог отправить или получить «маляву» или еще какое-нибудь сообщение. Все это было вне правил, но правила устанавливают те, у кого есть власть. Во время допроса Шальной возмущался, поливал их матом и по-прежнему требовал адвоката.

После того как следователи устали бороться с упертым жуликом, его решили перевести в общую камеру.

Когда Шального ввели в камеру, тот невольно поморщился. На тридцати шести шконках размещалось около восьмидесяти человек. Запах потных тел и грязного белья с непривычки ударил в нос.

«Мусора поганые. Куда уважаемого жулика впихнули. Могли бы хотя бы на спецуху препроводить». «Законник» уверенным шагом направился прямо к столу под маленьким решетчатым окном.

Подойдя вплотную к столу, он обратился к сидящим за ним уголовникам, играющим в «стиры», — самодельные карты:

— Приветствую, бродяги. Кто здесь смотрящий по хате?

Четверо играющих оторвались от карт и подняли на него глаза. Один из них, коротко стриженный, с глубоким шрамом через левую бровь, прищурившись, внимательно посмотрел на подошедшего Колю. Потом глаза его изумленно округлились, и он, отложив стиры в сторону, воскликнул:

— Шальной! Неужели ты? — Он встал из-за стола и обнял «законника». Повернувшись к остальным играющим, объявил: — Братва, прошу любить и жаловать — Коля Шальной, вор.

Узнал Колю Шального его старый знакомый Веня Шрам — урка опытный, имеющий за плечами четыре ходки. Во время третьей он чалился вместе с Шальным во Владимирском централе.

Коле Шальному сразу определили место у окна на нижнем ярусе. Это козырное место было положено ему по воровскому сану. Смотрящий смотрящим, но он-то вор.

Коля уселся за стол и поинтересовался у Шрама:

— А кто еще из жуликов сейчас на «Бутырке» присутствует?

— Мираб Кварацхелия да Костя Баланда. Они на больничке сейчас.

— «Дорога» к ним налажена?

— А то как же. Сегодня же оповестим о твоем прибытии. Чифирок будешь?

— Не откажусь.

— Пашок, налей-ка чифирку в кружку, — попросил он своего кента.

Выпив чифира, они стали играть в карты и говорить о том о сем, вспоминать общих знакомых, близких, разговаривать, так сказать, «за жизнь». Шрам рассказал «законнику» одну историю.

— Вот, например, кум мой, не чета мне, бродяге. Кандидат технических наук. Умница. Есть у него друг, тоже большой ученый, талантливый инженер. Так тоже туда же. За границу, за бугор. Че им в России-матушке не сидится? Рвутся куда-то за границу. На большую деньгу надеются. Думают, им слаще там будет. — Шрам отхлебнул два глотка чифира из алюминиевой кружки и передал ее своему товарищу. — Так вот. Завербовали этого ученого в каком-то агентстве в Риме для работы в Южной Америке. В Колумбии, по-моему.

Услышав знакомые уху за последнее время названия, Шальной с любопытством прислушался.

— Так вот он, значится, приехал в Рим. Составили с ним там договор. Подписали все бумажки. Зарплату, не поверишь, обещали восемь тысяч баксов в месяц. Здесь-то он, в своем научно-исследовательском институте, только двести получал. Вот так-то у нас, братуха, умные головы ценят. — Веня Шрам снова отхлебнул чифира и закурил папироску.

— Так а че дальше-то? — поинтересовался Шальной.

— Че, че… А вот че… Отправляют этого бедолагу прямехонько в Колумбию. Последний раз он звонил моему куму пять месяцев назад из города, название интересное такое… Картахена. Вот. А больше от него ни слуху ни духу, как сквозь землю провалился. Семья в панике. Запросы делали… По посольствам там разным… Ни хрена тебе… Нигде ничего о нем не знают.

— А что кум-то твой?

— А что кум. Это хоть и был его близкий кент, да где он его отыщет. Да это еще что… Он сам-то чама, на такое же предложение клюет. Считает, мол, что его кенту недосуг позвонить в семью или ему. Считает, что тот нехило там устроился, что про дом забыл. Норовит через то же самое агентство контракт оформить. Я ему говорю, на хрена это тебе, Валера, нужно. Твоего кента там уже, поди, заколбасили местные аборигены. И ты туда же. Да его не убедишь. Упертый. Заработать хочет. Уже анкеты свои направил…

В голове у Шального зародилась какая-то непонятная мысль, вызванная то ли совокупностью названных Шрамом стран, то ли еще чем-то…

— Слышь, Шрам. А ты можешь у своего кума адресочек этого агентства попросить?

— Нет проблем. Он как раз ко мне завтра на свиданку должен прийти. Только тебе это зачем?

— Надо… Мысля одна есть… Проверить кое-что хочу…

На следующий день, получив римский адрес, Шальной обратился к своему адвокату с просьбой передать своим близким следующее: необходимо связаться с его друзьями в Америке, они знают с кем, и пересказать историю про ученого и сообщить адресок агентства в Риме.

«Мало ли что. Чем черт не шутит. Вдруг это не случайное совпадение?» Шальной отчетливо помнил рассказ Тарасюка о том, что его фирма в Италии занималась подбором специалистов для Америки, в том числе и для Колумбии. Бывают в жизни совпадения…


Вечером после разгрома базы Диего Наварро программа теленовостей Си-би-эс вещала на всю страну о борьбе наркомафий. Телезрителям было сообщено, что различные группировки наркоторговцев заново делят рынок сбыта. Потом долго говорилось о наплыве наркотических веществ в Соединенные Штаты Америки, как о страшном бедствии, и о том, что все силы нужно бросить на борьбу с наркомафией.

Русской братве задерживаться в Америке было по крайней мере рискованно, и они специально организованным проходом пересекли мексиканскую границу. Общую встречу назначили на курорте мирового масштаба Акапулько.

Специалисты, тщательно изучив бумаги, добытые на базе колумбийцев, обнаружили среди различных списков, схем и планов о передвижении финансовых средств чрезвычайно любопытный документ. В нем фигурировал небольшой остров, расположенный недалеко от острова Сан-Андерс в Карибском море. Судя по документам, на нем находилась большая научно-исследовательская база.

На небольшом острове общей площадью около восьми квадратных километров, помимо базы и крохотного поселка, ничего не было. Правда, там велись большие строительные работы. Грузовые корабли доставляли груз из разных портов. Этот островок, как и остров Сан-Андерс, принадлежал Колумбии.

— Интересно, почему на небольшом островке ведутся столь бурные работы? — задумчиво произнес Джино Кастелано.

— Да, это на самом деле любопытно, — подтвердил Феликс. — Если учесть, что документация была обнаружена в секретном сейфе, я думаю, именно здесь нужно искать разгадку нашей проблемы.

— Тогда давайте рванем на остров, — предложил Паша Бес. — Пора завершить нашу делюгу. Рубанем по острову и поставим крест на этом деле. Возвернем капусту и рванем в Россию-матушку. Больно уж по родным местам я истосковался.

— Нет, Паша. Тут с нахрапу не решишь, — возразил старому вору Феликс. — Здесь тщательно подготовиться надо. Обмозговать все. Информацию собрать. Мы же совершенно не знаем, что собой представляет этот остров. Что там находится? Сколько там людей?

— Правильно говорит Феликс, — одобрил Джино Кастелано. — Это не колумбийская база близ озера Мичиган. Здесь их территория и необходимо действовать с максимальной осторожностью.

В этот момент со знойной улицы в охлажденное кондиционером бунгало вошел Вася Заяц с Яшей Эмигрантом.

— Из России от Шального весточка пришла.

— Да ладно? — удивился Бес. — Как он там?

— Чалится «терпигорец» в Бутырке.

— Какие ты старые воровские слова знаешь! — удивился Бес. — Так «законников», поди, уже лет сорок не кличут.

— Да, поди, и мы не лыком сшиты и стариков хорошо слушали.

— Так че майкует нам Шальной?

— Он где-то очень любопытную информацию надыбал. Как он умудрился, хрен его знает. Но его весточка заслуживает внимания.

— Не тяни. Рассказывай.

— Так вот. Он «цинкует» нам, что некое итальянское агентство приглашает из России выдающихся специалистов: ученых, инженеров и составляет с ними контракты… Где бы вы думали?

— Где?

— В Колумбии. Но самое любопытное то, что фирмы эти находятся в Риме и Венеции.

— Неужели фирмы Тарасюка?!

— Именно! Именно через них были направлены в Колумбию высококлассные русские специалисты. И самое что интересное, после прибытия в Картахену о них больше никто ничего не слышал.

— Да, любопытная информация, — задумался Феликс.

— И вот что еще. На следующей неделе, в четверг, в Санта-Фе-Де-Богота, по аналогичному контракту прибывает знакомый Коли Шального, некто Валерий Нефедов, кандидат технических наук.

— Тогда надо встретить ученого, — предложил Феликс.

— Разумеется, — подтвердил Вася Заяц.

— У меня вроде кристаллизуется одна смелая мысль… Братва, есть идея! Он сначала куда прибывает?

— Сначала в Рим. В следующий вторник.

— Отлично. Мне потребуются помощь и связи семьи Дженовезе.

— Нет проблем! Что угодно, — с готовностью произнес Джино Кастелано.

— Тогда в воскресенье мы с тобой, Джино, должны рвануть на Апеннинский полуостров.

Увидев недоуменные взгляды присутствующих, Феликс произнес:

— Мой план заключается в следующем…


Валерий Павлович Нефедов был кандидатом технических наук и долгое время возглавлял головное специализированное конструкторское бюро одного крупного авиамоторного завода. Ему было сорок два года. Узнав о выгодном контракте, по которому он сможет зарабатывать до восьми тысяч долларов в месяц, работая по своей специальности, Валерий Павлович загорелся идеей отправиться на работу в Америку.

Нефедова не отпугнул тот факт, что его хороший товарищ, выехавший по аналогичному контракту полгода назад, не подавал о себе никаких вестей.

«В жизни все может быть, — думал Валерий Нефедов. — Может, ему сейчас настолько хорошо, что он решил порвать со своей прошлой жизнью. В общем-то со стервой женой отношения у него никогда не ладились и, улучив момент, он, вероятно, просто соскочил от нее. Непонятно, конечно, почему он не звонит мне? Но что его судить? Человеческая натура отличается тем, что люди больше любят делиться плохим, чем хорошим. Ну да ладно, бог с ним.» Только сегодня Валерий Нефедов в Риме подписал контракт и должен был завтра вылетать в Колумбию.

В данный момент он, растянувшись на диване в небольшом уютном номере недорогого отеля, в очередной раз перелистывал контракт.

В номер постучали. Открыв дверь, Нефедов увидел на пороге высокого, ладно сложенного парня в легкой летней рубашке и белых брюках.

— Вы Валерий Нефедов? — спросил он у него по-русски.

— Да. С кем имею честь?

— Меня зовут Феликс. У меня к вам есть деловое и очень выгодное предложение. Позвольте войти…

Проект наркобарона

В аэропорту Санта-Фе трех прибывших из Рима российских инженеров встречал полный человек в шортах с табличкой «Колумбия стар». Когда инженеры подошли к нему, он на ломаном русском языке произнес:

— Здравствуйте. Меня зовут Энрико Салас. Я встречать вас в Колумбии и препровождать в Картахена, откуда мы отвозить вас на место, где работать. — Потом, оглядев вновь прибывших, прочитал: — Круглов Евгений, Нефедов Валерий и Белых Иван.

Гостей погрузили в микроавтобус и повезли в Картахену. Здесь они переночевали в небольшом мотеле и рано утром их направили в порт. В большом быстроходном катере они с огромной скоростью устремились по водной глади Карибского моря.

Несмотря на то что скорость катера была предельно высокой, на место назначения они добрались лишь поздно ночью.

Изрядно утомленных и измученных морской болезнью пассажиров высадили на пристань, где гостей встретила группа людей, вооруженных автоматами. В открытом джипе «Хамер» военного образца охранники повезли инженеров в глубь, как позже выяснилось, небольшого острова.

Миновав две ограды из колючей проволоки и множество блокпостов, гостей подвезли к трех-этажному зданию, похожему на студенческое общежитие, и разместили в просторном трехместном номере.

Номер был достаточно скромно меблирован и не напоминал апартаменты фешенебельного отеля. Но инженеры были настолько измучены дорогой, что комфорт их совершенно не интересовал. Им пообещали, что завтра утром предоставят полнейшую информацию по всем интересующим вопросам. Согласившись с этим предложением, россияне уснули без задних ног на простецких койках.

Утром за ними явился Энрико Салас и препроводил их в просторный кабинет, отделка которого радикально отличалась от того номера, где они провели ночь. Здесь находилась добротная мебель из красного дерева, а пол устилал огромный ковер с длинным ворсом.

За громадным столом сидел человек с редкой рыжей шевелюрой и круглым розовым лицом, которое было покрыто несметным количеством веснушек. Когда он вышел навстречу гостям из-за стола, инженеры увидели перед собой невысокого коренастого мужчину преклонного возраста, с большим обвислым животом.

Придирчиво осмотрев вновь прибывших, он представился на русском языке:

— Я руковожу работами на этой базе. Фамилия моя Бузько, зовут Ефим Карпович. Вы прибыли по контракту для работы по своим специальностям. — Он достал анкеты, привезенные инженерами, и ознакомился с ними. — Так-с. Круглов и Белых… — инженеры-электронщики, работали на судостроительном заводе в Санкт-Петербурге… А Нефедов… Так-с… — специалист по дизельным агрегатам… Замечательно.

Рыжий толстяк снова оглядел прибывших и продолжил:

— На этой базе, господа, мы занимаемся некоторыми судостроительными работами. Каждый из вас станет работать по своей специальности. Вас ждет, как и обещали в агентстве, хорошая заработная плата. Вы будете находиться здесь на полном довольствии. Деньги же будут переводиться на открытые на ваше имя счета в банке Картахены. Не скрою, работы много и работа напряженная, но и зарплата высокая. Теперь самое главное. По истечении срока подписанного вами контракта дополнительным условием к нему является то, что вы не должны иметь никаких контактов с внешним миром.

— Но ведь это не было предусмотрено в контракте, который мы подписали в Риме.

— Да, но в нем есть дополнительный пункт, в котором указано, что жить и работать вам предстоит, строго подчиняясь внутреннему распорядку, установленному администрацией того места работы, на которое вы прибудете. У нас ведутся секретные разработки, и поэтому дисциплина чрезвычайно строгая. Я сегодня вас подробно ознакомлю с теми правилами, которые вы обязаны выполнять, работая в нашей организации…


Научно-производственная база на небольшом острове в Карибском море оказалась достаточно крупным военизированным объектом. Сам остров был разделен на две части.

На одной работало порядка тридцати российских специалистов, в свое время подписавших контракт с итальянским агентством. Это были специалисты различного профиля: от инженеров-механиков — до работников в области ядерной физики. Они трудились в отдельных лабораториях, практически не общаясь друг с другом. За этим строго следила военизированная охрана, состоящая из латиноамериканцев. Глубокая конспирация объяснялась производственной необходимостью и секретностью.

На другой же половине за двумя высокими заборами из колючей проволоки виднелся ангар. И именно туда, на хорошо оборудованную пристань, прибывали грузовые корабли и танкеры. Ангар был громадных размеров. Не каждая авиабаза США могла похвастаться столь объемным сооружением. Что делали в этом ангаре, оставалось загадкой для российских инженеров и ученых. Как показалось Валерию Нефедову, здесь все были чрезвычайно немногословны и неохотно общались. Таков порядок.

Первый день ушел на ознакомление с характером и объемом работ.

Нефедов был определен в конструкторское бюро, где помимо него четверо специалистов трудились над чертежами дизельных двигателей. Когда Валерий обратился к старшему по этому отделу, который представился как Сергей Николаевич, для разъяснения общей задачи, тот сдержанно заметил:

— Валерий, тут каждый выполняет только свою работу, так сказать, коллега, чрезвычайно узкая специализация. Вот ваше место, вот те узлы и агрегаты, которые вам необходимо тщательно проработать.

Он четко поставил перед Валерием конкретную задачу, и Нефедов разложил перед собой чертежи и схемы.

Но эта документация для вновь прибывшего «инженера» была темным лесом, он ничего не понимал в технологии дизельных агрегатов. Ровным счетом ничего…

И неудивительно. Под фамилией Нефедов из Рима прилетел не кто иной, как Феликс. Да, да, именно Феликс Чикаго.

Еще в Риме, зайдя в номер Валерия Нефедова, он доходчиво объяснил российскому инженеру, что то место, куда он едет работать, является ловушкой и по некоторой информации, полученной от сведущих людей, для российских ученых нет гарантий не только благополучного возвращения, но и самой жизни.

Тут же Феликс предложил Валерию сорок тысяч долларов, чтобы тот передал ему имеющиеся документы. Валерию Нефедову пришлось согласиться. В противном случае Феликсу пришлось бы просто-напросто его вырубить.

Русского инженера увезли и надежно спрятали люди из семьи Дженовезе. Они же отправили документы высококлассным специалистам, и все фотографии на них были искусно переставлены. Теперь с фотографии смотрело привлекательное лицо Феликса. Остальное было делом техники и импровизации.

И вот теперь Феликс Чикаго сидит, склонившись над документами, в которых ровным счетом ничего не соображает, делая вид, что поглощен их внимательным изучением. Время близилось к вечеру, и играть роль толкового научного сотрудника ему пришлось недолго.

После довольно приличного ужина в столовой всех развели по отдельным одноместным номерам. Дисциплина походила на казарменную, после команды «отбой» хождение по территории было запрещено.

Но Феликсу на распорядок базы было глубоко наплевать. Он прибыл на остров с конкретной целью: подробно разузнать, что здесь делают. В часах фирмы «Слава» был вмонтирован микромаяк, и друзья знали о его местонахождении.

Медлить было нельзя. Уже завтра в бюро Феликса могли свободно раскрыть. Именно этой ночью ему предстояло пробраться на другой конец острова. Его интересовал ангар.

Дождавшись двух часов ночи, Феликс аккуратно нырнул в коридор и, крадучись, прошел к выходу. Он давно заприметил камеру в коридоре, но также сумел вычислить «мертвую зону», которую камера могла не охватить. Повернув за угол, Феликс увидел вахтенного охранника, сидящего перед мониторами. Тот, отвлекшись от мониторов, уставился в экран телевизора, где транслировался футбольный матч между сборными Бразилии и Колумбии.

Феликсу не составило труда, низко пригнувшись, пробраться под окном охранника и незаметно выскользнуть наружу. Он заранее спланировал маршрут, по которому должен был передвигаться.

Чикаго дождался, когда два вооруженных охранника свернут за угол, где он прятался, и бесшумно юркнул в темноту тропического кустарника.

Добравшись до колючей проволоки, Феликс вынул из кармана плоскогубцы, которые заранее стащил из бюро, и перекусил ими колючую проволоку. Добравшись до второго заграждения, он проделал с ним то же самое.

Короткими перебежками, стараясь не выходить на свет, Феликс незаметно добрался до ангара. Теперь ему нужно было проникнуть внутрь.

С главного входа это сделать было нереально: автоматические ворота охраняли четверо вооруженных латиноамериканцев.

Обойдя ангар, Феликс заметил запасной вход, у которого дежурил всего один охранник, вооруженный винтовкой М-16. Он сидел на деревянном ящике и курил сигару.

Бесшумно, как кошка, Феликс вплотную приблизился к латиноамериканцу и отключил его четким ударом в висок. Охранник, не издав ни звука, рухнул, повалившись прямо на свое оружие.

Порывшись по карманам латиноамериканца, он вытащил электронную карту-ключ. Вставив ее в специальное отверстие на двери, услышал легкий щелчок. Дверь отворилась. Феликс вошел внутрь.

Пройдя по длинному коридору, он опять оказался перед металлической дверью. Открыв ее, Феликс обомлел. Он оказался внутри огромного помещения, освещенного прожекторами. В центре находилась большая металлическая конструкция, напоминающая космический корабль из фантастических сериалов.

«Ни черта ж себе! — подумал Феликс. — Это что еще за агрегат?» Внимательно присмотревшись к металлической конструкции, Феликс наконец понял, перед ним была самая настоящая…

Феликс не мог поверить своим глазам. Перед ним возвышалась ПОДВОДНАЯ ЛОДКА!


Корпус субмарины был покрыт темными матовыми пластинами. Ее размеры были меньше размеров атомных подводных лодок, состоящих на вооружении крупных держав. Но форма, длинный эллипсовидный силуэт… Да, эта субмарина разительно отличалась от тех, которые Феликс видел по телевидению и в научно-технических журналах.

У Чикаго перехватило дыхание.

«Ничего себе проект. Вот, оказывается, что задумали колумбийские наркоторговцы. Вот, оказывается, на что ушли средства компании „Сателлит интернэшнл“. Да, на самом деле этот проект по масштабам не имел аналогов в современном наркобизнесе, он мог обеспечить бесперебойную поставку смертоносного товара в Штаты».

Но тут размышления Феликса прервал уткнувшийся ему в спину автомат. Через мгновение Чикаго был окружен пятью автоматчиками и сразу получил мощный удар прикладом в затылок, после чего потерял сознание.

Очнулся Феликс в темной сырой комнате на жесткой циновке из пальмовых листьев. Он не знал, сколько времени провел без сознания. Голова нещадно болела, и тело казалось каким-то ватным и непослушным. Страшно хотелось пить.

Прошел еще час, может, два или три. Феликс потерял ориентацию во времени. Наконец дверной замок щелкнул. Дверь отворилась, и в помещение зашло несколько колумбийцев. Чикаго подхватили под руки и выволокли из камеры.

Протащив его по полуосвещенному коридору, колумбийцы запихнули Феликса в просторный грузовой лифт. Кабина лифта поднялась на несколько ярусов. Когда дверь автоматически отворилась, Феликсу надели наручники и вывели в более освещенный коридор со стенами, покрытыми белым пластиком.

В одной из комнат его усадили в металлическое кресло. С другой стороны стола, напротив него, сидел человек крупного телосложения, с густыми черными усами и смуглой кожей. Гордая осанка и самоуверенный взгляд выдавали в нем человека, чувствовавшего себя хозяином на этой земле. Он со злым любопытством рассматривал Феликса. Колумбиец вплотную подошел к молодому человеку и обратился к нему по-английски:

— Кто ты такой? Почему проник на запрещенную территорию?

Феликс нагло посмотрел на усатого колумбийца и произнес:

— А ты кто такой?

В ответ колумбиец с размаху ударил Феликса по лицу. На губе Чикаго появилась кровь.

— Меня зовут… — усатый колумбиец сделал паузу, — Диего Наварро. И я здесь бог.

— Очень приятно. — Разбитые губы Феликса растянулись в улыбке. — А меня граф Монте-Кристо.

Усатый колумбиец снова ударил его, на этот раз ногой в живот. Удар пришелся в солнечное сплетение, и Феликс начал задыхаться.

— Ты, я вижу, наглый тип, — почти шипя, произнес Диего Наварро. — Но я сейчас начну из тебя жилы вытягивать и резать на маленькие кусочки, как делают салат из авокадо. Ты попал к нам под именем Валерий Нефедов. Но мы получили факс из Италии. Мистер Нефедов имеет совершенно иную внешность. Я повторяю свой вопрос. Кто ты?

Неожиданно из темного угла вышел человек преклонных лет в костюме и галстуке.

— Я, по-моему, знаю этого парня.

Феликс поднял глаза и внимательно посмотрел на подошедшего мужчину. Он тоже где-то его видел. Точно, ошибки быть не могло. Он видел этого человека в ресторане на Брайтон-Бич, когда агент Фокс Пирсон проверял документы у Феликса. В тот раз федеральный агент представил его как начальника нью-йоркского отдела по борьбе с наркотиками. Точно. Это он. Ошибки быть не могло. Капитан Джефферсон.

— Это русский, — произнес Джефферсон.

— Понятно, что он не с острова Мадагаскар, — произнес Диего Наварро.

— Я видел его в Нью-Йорке, на Брайтон-Бич. У меня даже записаны его данные. Сейчас, один момент. — Капитан Джефферсон извлек из внутреннего кармана электронную записную книжку. — Вот, вот, — произнес он, покопавшись в ней. — Ларин Феликс. Бизнесмен из Москвы… Тысяча девятьсот шестьдесят пятого года рождения. В Соединенные Штаты прибыл…

«Вот явный пример суки, — подумал Феликс. — Неудивительно, что в Америке наркобизнес процветает, если даже столь ответственные лица в полицейском управлении сотрудничают с наркобаронами. Так что Америка так же насквозь пронизана коррупцией, как и Россия».

— Ну и за каким чертом ты здесь? — вновь поинтересовался Наварро у молодого человека.

Феликс молчал.

Диего Наварро достал из коробки гаванскую сигару, откусил ее конец специальным приспособлением и тщательно раскурил от зажженной лучины.

— А в общем-то, мне глубоко наплевать, кто ты и зачем сюда приперся. Я тебе сначала прострелю коленные чашечки, потом локтевые суставы, а затем и вовсе разряжу всю обойму тебе прямо в глаза, и твои мозги растекутся по полу.

В это время раздался телефонный звонок.

— А, синьор Альварадо, слушаю вас… Что? Вы сейчас наблюдаете за нами через видеокамеру? Не трогать его? Почему? Что? Сейчас зайти к вам? Ну хорошо, сейчас зайду.

Диего Наварро отключил трубку и на минуту задумался. Потом со злостью посмотрел на Феликса и произнес:

— Почему-то Святая Дева Мария тебе улыбается, русо амиго, поживешь еще немного. Уведите его в камеру.

Феликса тотчас взяли под руки и отвели в то же помещение, откуда и привели. Диего Наварро ленивой походкой, раскачивая свое грузное тело, вышел из кабинета и, пройдя по коридору, поднялся по лестнице на следующий этаж.

У солидной металлической двери он нажал на сигнал. Дверь автоматически отворилась. Он зашел в большой кабинет, одна полукруглая стена которого состояла из множества экранов. Перед пультом управления, на котором находились многочисленные кнопки и клавиши, сидел человек.

Когда Диего Наварро вошел, человек в кресле развернулся к нему. Это был мужчина лет под шестьдесят с седой шевелюрой, аккуратной профессорской бородкой и в очках с толстыми линзами в золотой оправе.

— Проходите, синьор Наварро, присаживайтесь. Виски, ром, бренди?

— Нет, спасибо. Так почему вы попросили, чтобы я не убивал этого парня?

— На это у меня есть личные мотивы. Об этом потом. Сейчас я бы хотел узнать у вас, как ликвидируются последствия разгрома нашей базы на озере Мичиган.

— Потеря базы для нас большая утрата. Сейчас необходимо выбрать новое место, так как на территории разгромленной базы мы больше ничего восстановить не сможем. Правительство всерьез взялось за расследование. Теперь нужно открывать новые филиалы. Этим вопросом мои люди уже детально занимаются. Мы планируем организовать как минимум три базы на территории Соединенных Штатов.

— Да, но вам следует поторопиться, так как подводная лодка уже готова и мы можем спустить ее на воду. Я намерен осуществить пробное плавание через неделю. Так что через полмесяца она уже будет готова транспортировать груз по назначению.

— Что с китайцами?

— Они подтвердили готовность к принятию груза в том объеме, который был запланирован. Китайцы отказались от большинства своих поставщиков, транспортирующих товар из Азии и с Дальнего Востока. Я думаю, что американский рынок в настоящее время может проглотить гораздо больше товара, чем мы рассчитывали.

— В таком случае сможем ли мы увеличить объемы производства нарковеществ?

— Без всякого сомнения. На нас будет трудиться вся Южная Америка. Я провел тщательную работу со своими конкурентами. Теперь конкурентов у меня практически нет. А готовы ли промежуточные базы для дозаправки субмарины?

— На пути от Колумбии и Венесуэлы, до западного побережья Соединенных Штатов, на различных островах нами построено шесть промежуточных баз. Они полностью запущены в эксплуатацию и готовы хоть сейчас принять подводную лодку.

— А вы уверены, синьор Альварадо, что субмарина сможет выйти в море через неделю?

— Разумеется. Она практически готова, ждут лишь последние доработки и испытания.

— А вы уверены, что антирадарная обшивка корпуса субмарины сделает ее на самом деле невидимкой для пограничных кораблей?

— Абсолютно. Это новейший аппарат улучшенной конструкции. Над ним, как вы знаете, трудилось более тридцати специалистов из бывшего Союза.

— Кстати, насчет специалистов. Вы не могли бы мне подсказать, сколько ученых и инженеров уже выполнили свою миссию в работе над нашей субмариной? — поинтересовался Диего Наварро.

— Процентов шестьдесят-шестьдесят пять. А что?

— Если они выполнили свою работу, я думаю, для соблюдения секретности их необходимо ликвидировать, как, впрочем, и большую часть рабочих.

— Неужели вы не можете найти другого способа, чтобы сохранить в тайне наш проект?

— Это самый надежный метод, синьор Альварадо, — зловеще улыбнулся Наварро. — Нет человека — нет проблем.

— Лично мое мнение, что необходимо найти какой-нибудь другой способ, — задумчиво проговорил Альварадо. — Но в любом случае я не хочу даже косвенно принимать участие в жестоких акциях. И вы знаете, синьор Наварро, что я с трудом взял на себя грех, ввязавшись в наркобизнес.

— Я знаю. Но смею вас заверить, что те миллиарды, которые мы сумеем заработать на вашем проекте, смогут компенсировать ваши душевные переживания.

— Как сказать… как сказать… — задумчиво, с грустью в голосе, проговорил синьор Альварадо. — В любом случае назад пути нет.


Маяк, установленный в часах Феликса, был устроен таким образом, что если вовремя — два раза в сутки — не завести часы, они начинают подавать сигнал, отличный от предыдущего. И это сразу означает для людей, получающих сигнал, что хозяин часов попал в непредвиденную ситуацию.

Представители так называемого «Русского синдиката» во главе с Пашей Бесом, а также их союзники из «Коза ностры» и «Якудзы», получив видоизмененный сигнал, поняли, что с их товарищем что-то случилось.

Они давно уже зафиксировали месторасположение острова, на который прибыл Феликс, и тщательно готовились к операции по нанесению решающего удара. В район Карибского моря «союзники» подтянули все свои силы, мобилизованные за короткий промежуток времени. Они собрали большое количество вооруженных людей, готовых к предстоящей операции по захвату острова Диего Наварро.

Остров принадлежал Колумбии, поэтому операцию нужно было провести быстро, чтобы к боевым действиям не были привлечены колумбийские правительственные войска.

По просьбе Паши Беса, Яша Эмигрант пригласил для участия в штурме острова около двух дюжин своих друзей, имеющих опыт боевых действий. Это было несложно, поскольку «солдатам удачи» обещали хорошие гонорары в случае удачно проведенной операции. А отваги и профессионализма бравым парням, отслужившим в морской пехоте и «командос», было не занимать.

Семья Дженовезе и клан «Черный лотос» тоже тщательно подготовились к предстоящей операции, в совокупности собрав до шести десятков боевиков. Сконцентрировали свои силы «союзники» на восточном побережье Никарагуа, на островах Маис. Туда же были подтянуты вертолеты и быстроходные катера.

Все понимали, что на острове в Карибском море, где находился Феликс, колумбийцы осуществляли какой-то глобальный проект.

На протяжении четырех дней готовые к нападению россияне и их партнеры обследовали остров с воздуха, установив на небольших разведывательных вертолетах приборы многократного увеличения. Тщательно изучили план, схему колумбийской базы, но все равно информации было недостаточно, для того чтобы начать штурм.

Тогда было решено захватить языка. На эту операцию решились Яшидо Акиямо и Сережа Кипиш, имеющие опыт подводного плавания с аквалангами.

Под водой они доплыли до скалистого берега, который посчитали наиболее подходящим местом для задуманной операции. У небольшого утеса, который скрывал их от света прожекторов, постоянно блуждающих лучами по берегу, они расстегнули акваланги и спрятали их в каменной нише, которую образовали волны, постепенно сточившие часть утеса. Карибское море было спокойным. Стоял полный штиль, и звезды отражались в покрытой легкой рябью водной глади, создавая иллюзию того, что звездное небо занимает все окружающее пространство.

На расстоянии ста метров от них находилась сторожевая вышка. Она стояла чуть поодаль от остальных охранных пунктов, и до ближайшего из них было не менее пятисот метров. Осторожно продвигаясь от валуна к валуну, от утеса к утесу, молодые люди маленькими, но быстрыми перебежками продвигались к намеченной цели.

Один раз луч прожектора едва не застиг их, но они вовремя успели укрыться в тени кустарника. Подобравшись почти вплотную к пятиметровому деревянному сооружению, наверху которого находилась площадка с навесом, где был установлен прожектор, молодые люди притаились за густой тропической растительностью.

Яшидо и Кипиш заметили, что на земле возле вышки стоит человек. Он о чем-то переговаривался с тем, который находился наверху на смотровой площадке.

Яшидо Акиямо бесшумной походкой осторожной рыси подобрался к стоящему у основания вышки колумбийцу и резким движением свернул ему шею так, что тот не успел издать и звука.

В это время Сережа Кипиш босиком, быстро поднялся на смотровую площадку. Выскочив из люка, как призрак, он, не дав колумбийцу, находящемуся на смотровой площадке опомниться, нанес свой коронный «хук справа». Этим излюбленным ударом он не раз посылал в нокаут противников на различных соревнованиях международного ранга.

На этот раз «хук справа» вновь не подвел своего хозяина. Колумбиец, не успев вскрикнуть, тут же потерял сознание. На всякий случай, залепив ему рот скотчем, он стал спускать его вниз по лестнице. Кипишу помог Яшидо, и они вдвоем аккуратно дотянули вырубленного стражника до утеса. Там, крепко связав руки и ноги охранника, водрузили на бессознательное тело маску и акваланг, которые предусмотрительно взяли с собой. Потом заново залепили скотчем ему рот, вставив туда дыхательную трубку от кислородных баллонов для того, чтобы избежать проникновения морской воды в дыхательные пути колумбийца, находящегося в бессознательном состоянии.

Затем сами облачились в акваланги и, нырнув со своим пленником под воду, поплыли к резиновой лодке, в которой их поджидал Сэмэн в пятистах метрах от острова. Доплыв до лодки, они погрузили в нее едва не захлебнувшегося морской водой пленника, которая просочилась через маску. Так что Сэмэну в первую очередь пришлось делать колумбийцу искусственное дыхание, что явно не доставило ему удовольствия. Он перекачал часть воздуха из своих обширных легких в глотку колумбийца и несколько раз резким движением надавил ему на грудь. Тот наконец пришел в себя, откашлялся морской водой и замычал.

— У-у, свинья колумбийская, нахавался какого-то дерьма и чилийских перцев, — отплевывался Сэмэн, матеря колумбица, и заново заклеил ему рот скотчем.

— Что, братан, не по вкусу поцелуй этого мучачо? — пошутил над приятелем Кипиш.

— А ты, умник, сам попробуй, — огрызнулся Сэмэн.

Еще где-то через километр их поджидал быстроходный катер, на который они погрузили пленника в резиновую лодку, и забрались сами. Мощный мотор взревел, и катер с большой скоростью понесся в сторону островов Маис.

Плененный колумбиец не занимал высокого положения в иерархии наркообъединения Диего Наварро и, разумеется, многого не знал, но все же кое-какие полезные сведения из него выпотрошить удалось.

Братьям Дубовицким, несмотря на свою «врожденную природную доброту», все же пришлось несколько раз надевать на голову пленника полиэтиленовый пакет. С четвертой попытки, которая длилась свыше двух с половиной минут, колумбиец, вытаращив глаза, промычал что-то нечленораздельное, что походило на согласие рассказать о том, что он знал.

Знал же он следующее…

На острове находится около ста сорока боевиков Диего Наварро. Помимо них на базе тридцать российских ученых и около семидесяти рабочих, нанятых в Венесуэле. Все эти люди занимаются постройкой какого-то плавательного аппарата.

Он также поведал о том, что четыре дня назад охраной был схвачен русский, который пытался проникнуть на запретную территорию. Русский еще жив и его содержат в подземной камере главного административного корпуса.

Для общения с пленником пришлось привлечь переводчика.

— Где находится твой босс Диего Наварро? — задал вопрос Джино Кастелано.

Колумбиец, выслушав перевод и понимая, что врать не в его интересах, так как ему светит перспектива очередной примерки полиэтиленового пакета, честно ответил:

— Мой босс находится на острове.

— Он один заправляет там делами? — снова задал вопрос Джино Кастелано.

— Нет. Вместе с ним на острове находится его партнер.

— Как его имя?

— Его все называют синьор Альварадо, но я его никогда не видел.

— А теперь, мучачо, покажи-ка нам на плане острова, где что находится, — обратился к нему Яша Эмигрант. — Но не дай бог ты ошибешься, понравившийся тебе полиэтиленовый пакет мы примотаем к шее скотчем и так и оставим.


Феликс уже пятые сутки лежал на матрасе в полутемной камере и размышлял:

«Любопытно, почему я еще жив? Почему меня даже не пытают, хотя этого следовало бы ожидать? Даже матрас выдали и кормят достаточно сносно. Отчего такие неожиданные привилегии? Видно, всему виной непонятный телефонный звонок, который раздался в тот момент, когда Диего Наварро покушался на мои коленные чашечки. Как он назвал его по телефону? Синьор Альварадо… Кто же этот таинственный Альварадо? И с какой стати он тормознул желание этого долбаного наркобарона покуражиться надо мной? Ну да ладно, хрен с этими латинами. Черт разберет, что у них на уме. Интересно, знает ли уже братва о том, что меня повязали? Наверное, знает. Часики уже давно сигнал подают».

Неожиданно его размышления прервал скрежет открывающейся двери. В проеме двери показались силуэты нескольких человек.

«Что им опять понадобилось? И почему эти охранники слишком больших габаритов?» — мелькнуло в голове у Феликса, и тут же он услышал до боли знакомый бас.

— Чикаго, братан! Ты?!

Ошибки быть не могло. Голос принадлежал комодообразному Сэмэну. Вслед за ним в комнату протиснулись массивные братья Дубовицкие и кикбоксер Славик с автоматами наперевес.

Узнав своих кентов, Феликс от неожиданности чуть снова не рухнул на матрас, с которого приподнялся.

— Ни хрена себе! А вы откуда здесь? Легки на помине!

— А ты как думал, братуха! Думал, мы своего кента этим колумбийским мартышкам оставим? Хрен им в нос! Ты как, в норме? Идти можешь?

— Еще бы!

— Тогда погнали. — Сэмэн кинул Феликсу складной автомат Калашникова. — Сейчас здесь на острове Армагеддон творится похлеще, чем на той базе возле озера Мичиган.

— А как же вы меня надыбали?

— Да мы отсюда одну латиноамериканскую мартышку уперли. Он нам все подробненько и расписал. Но времени нет. Погнали. Нам еще Наварро найти надо. Кипиш уже по рации майканул, что надыбал его след.

— Тогда вперед!

Финальная схватка

План нападения на остров Диего Наварро был тщательно подготовлен. Внимательно изучив документы, карты, сведения, полученные от разведчиков, и сопоставив все это с информацией колумбийца о том, где и что находится, русская братва и их союзники хорошо подготовились к штурму колумбийской базы.

Нападение было разбито на три этапа.

Первым этапом с разных сторон в аквалангах к острову подплыло несколько подготовленных людей. В их план входило бесшумно ликвидировать охранников, находящихся на сторожевых вышках.

После осуществления этой операции к объекту ринулись катера. За триста-четыреста метров до острова они заглушили двигатели. Чтобы не поднимать шума, группы нападающих пересели в резиновые лодки и при помощи весел бесшумно подплыли к острову.

В их задачу входило молниеносно атаковать, используя фактор неожиданности, важные стратегические объекты. Именно с этим вторым этапом прибыла группа, которая должна была освободить Феликса и атаковать административное здание.

Третьей волной — завершающим этапом, на остров налетели вертолеты, открывшие огонь по местам сосредоточения колумбийских боевиков. Выпущенные торпеды метко поражали казарменные помещения, где уже видели десятый сон колумбийцы.

После осуществления точечных ударов, нацеленных на конкретные объекты, дабы не повредить ангар, главное административное здание и помещение, где проживали рабочие и ученые, из вертолетов стала десантироваться оставшаяся часть объединенных сил «союзников».

Ближайшие базы вооруженных сил Колумбии находились далеко, и даже если бы поступило сообщение о стрельбе и взрывах на одном из небольших островков, то потребовался бы не один час, чтобы к этому месту прибыли военно-воздушные морские силы. Но все равно необходимо было действовать оперативно. Каждая группа выполняла четко поставленную перед ней задачу.

Группа Сэмэна должна была освободить Феликса и захватить Диего Наварро. Первую часть своей миссии они успешно выполнили — Феликс освобожден. Теперь им предстояло найти самого наркобарона.

Из рации Сэмэна раздался голос Сережи Кипиша:

— Сэмэн, Сэмэн, ответь.

— Да, Кипиш, слушаю.

— Я на летной площадке. Человек, похожий на Наварро, вместе с четырьмя колумбийцами вынырнули из зарослей. Приближаются к вертолету.

— Попытайся задержать их. Открой огонь.

— Понял.

— Где ты находишься?

— В трехстах метрах к востоку от административного здания.

— Задержи их. Сейчас мы будем.

Феликс, Сэмэн, братья Дубовицкие и Славик бегом устремились к выходу.

— Как же он успел выскользнуть из здания? Ведь оно окружено нашими парнями, — на ходу прокричал Сэмэн.

— А ты че думаешь, братан, здесь нет подземного хода? — также на ходу ответил своему приятелю Феликс.

Выскочив из здания, они устремились в направлении, указанном Сережей Кипишем. За ними бросились пятеро спецназовцев из числа тех, кого пригласил Эмигрант.

Когда они увидели вертолет, его лопасти бешено вращались, и он вот-вот готов был взлететь.

Тут Сэмэн увидел Сережу Кипиша. Он лежал на траве и тяжело дышал, из его живота струилась кровь.

— Я двоих сучар подстрелил, но и они меня, гады, задели, — прохрипел Кипиш.

В это время вертолет оторвался от земли и начал плавно подниматься в ночное небо. Преследующие открыли автоматный огонь, но вертолет поднимался все выше и выше.

Тогда Феликс, недолго думая, вырвал из рук одного из «солдат удачи» базуку и, приняв удобную стойку, прицелился.

— Ну, гниды, каюк вам! — Он нажал на спусковой крючок, и мощный снаряд со вспышкой вырвался из жерла базуки.

Как молния, оставляя огненный след, Чикаго рванулся к своей цели.

Это мгновение Феликсу показалось вечностью. Он не должен был промахнуться. Просто не имел на это право. Ведь на вертолете, успевшем подняться на полсотни метров, находился тот, кто был главным виновником смерти его товарищей.

Все в руках Господа Бога, но суд он вершит руками достойных.

Снаряд прямой наводкой попал в вертолет Диего Наварро. Пламя взрыва осветило ландшафт, как гигантская сигнальная ракета. Все это длилось мгновение, но Феликсу показалось, что он видит замедленную съемку: и полет снаряда, и вспышка, и обломки вертолета, разлетающиеся в разные стороны.

Основная миссия мщения была выполнена.

Операция была настолько внезапной и так тщательно спланирована, что колумбийские боевики не сумели оказать сопротивления. Боевые действия по захвату острова подходили к концу.

Феликс и его люди устремились к ангару, который удалось захватить людям Джино Кастелано и Сани Делоручи. Те уже стояли вокруг подводной лодки и с изумлением рассматривали ее. Она на самом деле поражала воображение. Это было новейшее достижение современной науки и техники. Недаром над ее созданием трудились лучшие умы инженеров и ученых из бывшего Советского Союза.

«Как жаль, — думал Феликс, — что столь умные головы покидают родину, не имея возможности у себя заработать необходимые средства для существования, соответствующие их знаниям и талантам».

— Как ты думаешь, послал ли Диего Наварро сигнал о нападении колумбийским властям? — поинтересовался Сани Делоручи у Феликса.

— Сомневаюсь. Не в его интересах засветить свою базу перед колумбийским правительством. Он в этом заинтересован не более, чем мы. Но все равно не стоит слишком долго задерживаться на острове, — решительно заявил Феликс.

К этому времени в ангаре, где находилась подводная лодка, собрались все руководители «Русского синдиката», «Якудзы» и «Коза ностры».

Обыскав весь остров, перерыв его вверх дном, «союзники» сумели обнаружить золотые слитки и наличную валюту на сумму не более пяти миллионов.

— Что же делать? — задумчиво произнес Шигеро Мацумото. — Каким способом нам удастся вернуть деньги?

— Да, — вторил ему Джино Кастелано. — То, что нам удалось разыскать в хранилищах на этом острове, вряд ли составит двадцатую часть украденных у наших организаций денег. Может, стоит повнимательней поискать тайники на острове?

— Нет смысла. Мы уже успели с пристрастием, я повторяю, с особым пристрастием допросить о местонахождении тайников наиболее важных, по нашему мнению, колумбийцев, захваченных в ходе операции. Если мы не смогли из них вытянуть информацию до сих пор, то вряд ли вытянем ее в дальнейшем, — уверенно произнес Шигеро Мацумото. — Тем более у нас мало времени.

— Друзья мои, так ведь деньги же перед вами! — воскликнул Феликс, как некогда легендарный Архимед провозгласил знаменитое слово «Эврика!» — Где? — не сразу понял своего товарища Паша Бес.

— Вот же деньги компании «Сателлит интернэшнл»! — произнес Чикаго, указывая на подводную лодку.

— Точно! — правильно понял Феликса Джино Кастелано. — Это чудо техники наверняка потянет не менее чем на сто миллионов, а то и больше.

— Только как превратить ее в деньги? — с сомнением поинтересовался Сани Делоручи.

— Но об этом мы подумаем позже, — сказал Феликс. — Главное, для начала ее нужно переправить с острова в надежное место.

— А как это осуществить? — поинтересовался Шигеро Мацумото.

Феликс ненадолго задумался, потом произнес:

— Есть идея…

Он распорядился, чтобы в ангар привели всех российских инженеров и ученых. Через несколько минут напуганные и растерянные специалисты стояли в ангаре и с изумлением и страхом смотрели на окружающих их вооруженных людей.

Выискав среди них знакомого ему руководителя работ Ефима Карповича Бузько, Феликс жестом подозвал его к себе.

Тот то ли от испуга, то ли не поняв жеста Феликса, вытаращив глаза, оставался стоять среди российских инженеров.

Тогда Феликс что-то шепнул братьям Дубовицким и те приволокли еле живого от страха Бузько к Феликсу.

— Если не ошибаюсь, Ефим Карпович?

Бузько испуганно кивнул.

— Слушайте меня внимательно. От этого зависит ваша дальнейшая судьба. Вы меня понимаете?

Руководитель работ кивнул опять.

— Ваши бывшие работодатели — гнусные колумбийские наркоторговцы. Они уничтожены. Ваша судьба в ваших руках. Если вы будете честно сотрудничать с нами, то сможете сохранить свою жизнь. Сейчас придите в себя и отвечайте на мои вопросы, тогда останетесь живы и здоровы.

Когда-то Ефим Карпович был выдающимся инженером и занимал должность главного конструктора на военном судостроительном заводе. По законам советского времени он считался невыездным. В середине восьмидесятых Бузько попал под пристальное внимание спецслужб США. Завербовать главного конструктора секретного завода было делом техники и профессионализма сотрудников внешней разведки Соединенных Штатов.

Нащупав тайную кнопочку, коей являлась патологическая и всепоглощающая любовь к денежным знакам, им не составило труда за долларовое вознаграждение предоставлять агентам Центрального разведывательного управления интересующие их сведения и документы.

Как-то, после очередной продажи секретной информации, Ефим Карпович одним местом, называемым в народе задницей, почувствовал, что находится на грани провала.

Американские спецслужбы помогли ему тайно покинуть Советский Союз и прибыть в США.

В дальнейшем судьба свела его с таинственной личностью, которая именовала себя синьор Альварадо. Понимание того, что Бузько является большим специалистом в постройке подводных аппаратов, стало зародышем проекта постройки субмарины. Так началось плодотворное сотрудничество между российским конструктором, шпионом и предателем отечества Бузько и таинственной личностью под именем Альварадо.

— Слушайте меня внимательно, Ефим Карпович, и четко отвечайте на поставленные вопросы. Вы меня поняли?

— Да, да, конечно. Я сделаю все, что в моих силах, — дрожащим голосом подтвердил свое желание сотрудничать Бузько.

— Готова ли подводная лодка к плаванию?

— Совершенно. Завтра планировался ее спуск на воду и пробное плавание к Ямайке, — с готовностью отвечал Ефим Карпович, принадлежащий к категории тех людей, которые охотно идут на контакт и продают все и всех для спасения своей шкуры.

Феликс интуитивно уловил на данном этапе это его позитивное качество и пошел в лобовую атаку.

— Дружище, — по-свойски, но твердо начал Чикаго. — Мне глубоко наплевать на то, какие грехи за тобой числятся. Лично нам тебе предъявить нечего. А поэтому у меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться. — Феликс ухмыльнулся, процитировав знаменитую фразу из романа Марио Пьюзо. — Ты должен сейчас, в течение короткого промежутка времени собрать команду и подготовить лодку к плаванию. Это наверняка позволит сохранить тебе жизнь и накопленные тобою средства. В состоянии ли ты выполнить эту задачу?

— Да. Как раз это входило в мою компетенцию, — с готовностью подтвердил Бузько. — Именно я должен был осуществить это завтра в одиннадцать часов утра. К погружению практически все готово. Сформирована команда из русских специалистов. Они перед вами. — Он указал на группу россиян, стоящих неподалеку. — Так что я могу приступить к подготовке к плаванию прямо сейчас. Но вы на самом деле сохраните мне жизнь? — с тенью сомнения посмотрел Бузько на Феликса.

— А ты сам подумай. На кой хрен нам твоя жизнь? — засмеялся Чикаго. — Сделаешь все как надо, и вали на все четыре стороны. Мы же не кровожадные колумбийцы. И не забывай, что это твой шанс на свободу.

— Я все понял. Будьте покойны, я вас не подведу.

— Это ты будь покоен. Это в твоих интересах.

— Я понимаю. Я все сделаю в наилучшем виде.

— Сколько тебе потребуется времени, чтобы спустить лодку на воду и тронуться в плавание?

— Часа два, три.

— Уложись в два.

— Понял.

— Тогда не будем терять время.


Началась экстренная подготовка подводной лодки к плаванию. Субмарину с экипажем из российских специалистов решено было отправить вместе с Гошей, который отслужил срочную службу подводником, и с пятью парнями из бывших морских пехотинцев.

Пока шла подготовка субмарины к отплытию, на острове производилась зачистка территории от колумбийских боевиков.

Феликс вместе с бригадой своих парней рыскал по острову, обшаривая все помещения в надежде найти таинственного синьора Альварадо. Но как найти человека, которого он никогда не видел, среди убитых, раненых и пленных колумбийцев? Это было похоже на задачу из русской народной сказки «найди то, не знаю что».

Но и тут пригодился «моральная проститутка» Бузько, проявивший рвение для того, чтобы услужить своим новым хозяевам. Он был одним из немногих, знавших в лицо синьора Альварадо. Ефим Карпович указал Феликсу на одного чернокожего парня, который, по его словам, прислуживал синьору Альварадо.

Чикаго таскал за собой по всему острову запуганного чернокожего для опознания колумбийского «мистера икс». Он потратил на это не менее часа, но поиски оказались безуспешными.

Тогда Феликс решил тщательным образом осмотреть апартаменты и кабинет синьора Альварадо. Он вместе со своими парнями перерыл помещения, перевернув все буквально вверх дном.

Найдя сейф, спрятанный за выдвигающейся книжной полкой, Чикаго вместе с Эдиком Кирпичом — профессиональным «медвежатником» долго трудился над его вскрытием.

— Да, нехилый сейф, — устало произнес вспотевший Кирпич. — Редко какой ящик не поддается моему искусству, но этот… Этот больно мудреный. Код я вроде подобрал, а вот с панелью ничего разобрать не могу. Навороченный какой-то прибамбас. Разве что рвануть?

— Ну рвануть, так рвануть. Была не была, — согласился Феликс.

Они подсоединили к панели взрывное устройство и, выйдя с дистанционным пультом, взорвали взрывчатку. Когда дым рассеялся, увидели, что искореженная дверца приоткрыта и из сейфа вырывается пламя.

Сорвав со стены огнетушитель, Феликс направил внутрь сейфа струю пены, но было уже поздно. Сейф был устроен так, что при его незапланированном вскрытии все бумаги, находящиеся в нем, самовозгорались при помощи специального устройства.

Содержимое сейфа превратилось в грязное месиво из пены и бумажной золы.

— Да, нехило придумано, — покачал головой Эдик Кирпич.

Феликс, вытащив из ножен длинный клинок, решил на всякий случай поковыряться в грязной жижи сгоревшего шкафа. Неожиданно в сплошном месиве он нащупал какой-то твердый предмет. Засунув руку, Чикаго извлек стальную коробочку сантиметров десять на пятнадцать. Вытерев коробку о плед, лежащий на кресле, Феликс, щелкнув замком, открыл крышку. Внутри коробочки лежал золотой медальон, искусно изготовленный хорошим ювелиром и инкрустированный драгоценными камнями.

Повертев его в руках, Феликс обнаружил на поверхности небольшой выступ. Когда он на него нажал, крышка медальона открылась, и взору Чикаго представился миниатюрный, искусно выполненный портрет молодой красивой мулатки и ребенка, похожего на ангелочка. Работа, по-видимому, принадлежала очень талантливому художнику, на миниатюре был отчетливо прорисован каждый волосок.

Внимательно присмотревшись к изображению, Феликс поймал себя на мысли, что он уже где-то видел эти лица. Защелкнув медальон, Чикаго положил его к себе в карман. Тем не менее мысль напряженно работала. Где, где он видел эти лица? Они были определенно ему знакомы. Но копаться в глубинах своего сознания не было времени. Пора покидать «таинственный остров капитана… капитана Наварро», точнее, ныне покойного «капитана Наварро», ошметки которого были разбросаны по всей территории.

Ну что ж, зло и громко жил, зло и громко умер.

Бузько уложился в назначенное время, в течение двух часов сверхсовременная подводная лодка была спущена в канал, примыкающий к глубокой бухте. Включили шлюзовые камеры, и уровень воды стал быстро подниматься.

Когда вода покрыла две трети корпуса субмарины, невесть откуда появился Вася Заяц с бутылкой текилы в руке.

— Братва! Только этот кактусовый самогон я и смог надыбать! — возбужденно прокричал он, видно, успев приложиться к содержимому своей находки. — Зачем нарушать старую морскую традицию? — Заяц с размаху швырнул бутылку о подводную лодку, и она вдребезги разбилась о матовую броню субмарины.

— Как всегда в своей манере, — ухмыльнулся Симон и подмигнул Яше Эмигранту.

Глухо зашумели дизельные двигатели, и металлическое чудо современной техники тронулось по заполненному водой каналу. Заранее был проложен ее маршрут к никарагуанскому побережью. Именно там, в тихой гавани одного из безлюдных островов под названием Маис, было решено спрятать ее на первое время.

«Русскому синдикату» и его союзникам не имело смысла дольше задерживаться на разгромленном острове. Рано или поздно сюда прибудут колумбийские флот и авиация. Скорее всего, ждать их осталось недолго. Встреча с вооруженными силами отнюдь не входила в планы союзников.

Русских ученых, погнавшихся на чужбине за длинным долларом, они оставили на острове. Пусть с ними разбирается российское посольство в Колумбии. Отнюдь не прибыльное злоключение послужит им хорошим уроком для того, чтобы в следующий раз они долго думали, прежде чем продавать свои мозги на чужбину. Весьма неплохим завершением их вояжа станет депортация в Россию-матушку. Хотя, если им улыбается жить в странах третьего мира, то, как говорится, вольному — воля.

Ну, а представители «Русского синдиката» и их японские и итальянские союзники, погрузившись на вертолеты и катера, покинули остров, где вынашивался один из самых глобальных проектов в истории наркоторговли.

В вертолете, в котором летел Феликс, прямо напротив него, со связанными руками сидел начальник нью-йоркского отдела по борьбе с наркотиками — капитан Джефферсон.

Феликс настолько презирал продажных служителей закона, как, впрочем, и всех коррумпированных представителей власти, что у него возникло непреодолимое желание — засадить пяткой в лобешник этого гнусного оборотня.

Впрочем, он не стал отказывать себе в этом удовольствии и залепил капитану в лоб увесистым ботинком.

Если бы Чикаго знал, что именно капитан Джефферсон информировал колумбийцев о том, что русские авторитеты любят проводить свое время в ресторане «Тройка», из-за чего были расстреляны три «законника» и тяжело ранен его близкий друг Дато Сухумский, то удар наверняка просто сшиб бы голову продажного полицейского.

В данном же случае Феликс легко пнул Джефферсона, голова которого откинулась назад, и мнимый борец с наркотиками от неожиданности вскрикнул.

— Вы об этом еще очень сильно пожалеете, — брызгая слюной, кинул он Феликсу. — Я офицер полиции Соединенных Штатов и вам это с рук не сойдет.

— Что?! Ты — офицер полиции? — угрожающе нагнулся над ним Феликс. — Ты гнусная и продажная паскуда! Ты — лживый оборотень! Такие, как ты, хуже и опасней, чем Диего Наварро, ныне покойный. Ты якобы служишь своей стране, а на самом деле помогаешь убивать населяющих ее людей. Гнида, ведь из-за этого героина умирают дети!

— Но послушайте… Я, — заикаясь, забубнил капитан Джефферсон. — Я могу быть вам полезен…

— Нам полезен?!

— Мы можем договориться. Если вы меня отпустите…

В глазах Феликса появилась ненависть. В его голове с молниеносной скоростью прокрутились кадры с последующими событиями, в которых увидел он страшную, пагубную сущность наркоты. Он вспомнил, как от наркотиков погибали его друзья, как от передозировки умирали подростки.

Чикаго понимал, что с одобрения именно продажных работников правоохранительных органов наркотическая чума с каждым годом все больше и больше поглощает человеческие души и жизни.

— Говоришь, отпустить тебя? — процедил сквозь зубы Феликс. — И правда, а на хрена ты нам нужен?! Хорошо, будь по-твоему! Сэмэн, отпусти его прямо сейчас!

Сэмэну не нужно было долго объяснять, он понимал своего шефа буквально с двух слов.

Недолго думая, Сэмэн схватил Джефферсона в охапку и с размаху вышвырнул его в открытый люк вертолета.

Истошный вопль продажного полицейского затихал по мере того, как его грузное тело уносило притяжением земли вниз, пока оно не превратилось в точку, а потом и вовсе исчезло.

Сэмэн смачно сплюнул ему вслед и задраил люк.

— И правда. А на хрена он нам нужен, — улыбнулся Сэмэн всем присутствующим своей добродушной улыбкой.

Часть четвертая

Святые истины

Тайна золотого медальона

Горячие лучи солнца Калифорнии нежно ласкали стройное тело Тины, загорающей в шезлонге. Модные солнцезащитные очки скрывали ее глаза от яркого солнца. Она уже неделю отдыхала на Палм-Спрингс, проводя целые дни на пляже и плескаясь в соленых волнах Тихого океана.

Вот и сейчас девушка, переждав обеденный зной, в четыре часа дня вышла для принятия солнечных ванн.

Отдыхающих вокруг было много, загорелые парни и девушки в бикини играли на пляже в волейбол. Кое-кто на сравнительно небольших волнах осваивал серфинг. В общем, все было как всегда летом на любимом пляже голливудского общества Палм-Спрингс.

Тину разморило, и она задремала, когда ее накрыла чья-то тень. Девушка проснулась.

«Люди какие-то бестолковые. Видит же человек, что закрывает меня от солнца, так нет же, стоит».

Но тень и не думала перемещаться. Тогда девушка, приподняв очки, посмотрела на силуэт, создающий тень. Глаза не привыкли к солнцу, но она ясно увидела атлетические очертания мужской фигуры.

— Молодой человек, — обратилась она к силуэту. — Вы не могли бы переместиться в сторону, чтобы не закрывать меня от солнца?

Но силуэт как будто ее не слышал. Тогда Тина приподнялась на локте и более громко и настойчиво повторила свою просьбу:

— Молодой человек, вы же не стеклянный, будьте любезны…

Глаза привыкли к свету, и Тина поймала себя на мысли, что очертания силуэта ей знакомы. Да, да, именно… Через мгновение она уже не сомневалась.

— Феликс?! — воскликнула девушка.

— К вашим услугам, принцесса.

Тина от неожиданности чуть не упала с шезлонга.

— С ума сойти! А ты мне только что снился.

— Я трансформировался из твоего сна. Ты не веришь в материализацию снов?

— Как же, как же, я совсем забыла, ты же — волшебник.

— Именно. И поэтому не стоит удивляться.

— А если серьезно, как ты меня смог найти? — спросила девушка, с нежностью обняв парня.

— Ну в общем-то это было несложно. Я позвонил по телефону. Трубку взяла бабушка. Она-то мне и поведала, где ты находишься. А твое излюбленное место на пляже я помню с прошлого раза, когда мы отдыхали здесь вместе.

— Как все-таки замечательно, что ты приехал. Хотя, как всегда, неожиданно. Любишь ты сюрпризы! — Тина нежно посмотрела в глаза Феликса.

— Сюрпризы — это моя профессия. А иначе какой же я волшебник Гендальф.

— А-а… волшебник Гендальф? Легендарный Белый Маг из «Властелина колец»?

— Именно. Только свою остроконечную шляпу и длинную седую бороду я оставил в номере, а то у вас в Калифорнии больно жарко.

— Так ты читал Толкиена?

— Разумеется, прекрасная Королева эльфов.

— О, я тоже им зачитывалась! Я обожала его книги. Но хоть на этот раз ты сможешь остаться подольше и отдохнуть от своих упражнений в магии?

— К сожалению, в моем распоряжении только два дня, но зато целая жизнь впереди.

— Вот так всегда, — надула свои коралловые губки Тина.

— Да, вот такая жизнь у нас, волшебников. А что нового у тебя?

— Что нового? Каждый день новый, — засмеялась девушка. — Кстати, в сентябре я вместе с родителями уезжаю в Европу. Мой отец закончил работу в Бразилии, и ему предложили кафедру математики в Сорбонне. Так что теперь я буду учиться в Париже.

— Ведь это же замечательно. Я во Франции бываю гораздо чаще, чем в Америке. У меня там живет близкий друг. А как же твое образование?

— Я продолжу его в Сорбонне. Буду изучать право в древнейшем университете мира. Кстати, если пригласишь, на рождественских каникулах я смогу приехать к тебе в Москву.

— Считай, что приглашение у тебя уже в кармане.

— Отлично. Я никогда не была в России, но давно мечтала побывать на родине Достоевского и Толстого. Кстати, сегодня мои родители приедут в Палм-Спрингс. У папы здесь яхта, и он хочет походить под парусом. Я думаю, он будет рад тебя видеть. Ты в прошлый раз очень понравился моим родителям.

— Да… — о чем-то на мгновение задумался Феликс. — А во сколько они приезжают?

— Обещали в шесть. У отца здесь пляжный домик при яхт-клубе. Ой, да ты его знаешь. Мы прошлый раз туда заезжали за досками для серфинга.


В начале седьмого Феликс и Тина подъехали к яхт-клубу на спортивном желтом «Мустанге» с откидным верхом. У пляжного домика — просторной двухэтажной постройки — стоял «Ягуар» отца Тины.

— О, мои родители уже приехали, — заключила девушка.

Из пляжного домика, радостно улыбаясь, вышла мама Тины. Увидев Феликса, она очень обрадовалась ему и пригласила в дом.

— А где папа? — поинтересовалась Тина у матери.

— Он на яхте. Подготавливает ее к выходу в море. Так соскучился по ней, что ему не терпится сделать первый пробный круг. А мы с тобой, дочка, сейчас приготовим ужин. Вот только чем бы занять нашего гостя?

— Может быть, я пойду поздороваюсь с мистером Гонсалесом и помогу ему с яхтой?

— Конечно, если есть желание. Ты знаешь, где наша яхта? Она находится на восьмом пирсе и называется «Альтаир».

Пройдя по восьмому пирсу, Феликс увидел красивую белоснежную яхту, на которой золотыми буквами красовалась надпись «Альтаир».

Эрнесто Гонсалес на капитанском мостике возился с доской приборов.

— Мистер Гонсалес! Приветствую вас! — крикнул ему Феликс.

Отец Тины от неожиданности вздрогнул и обернулся. Увидев молодого человека, глаза его от удивления округлились, но моментально подавив это чувство, он вышел ему навстречу, дружелюбно улыбаясь.

— Феликс! Какими судьбами?!

— Попутным ветром. Примете на борт?

— Разумеется. Заходи, пожалуйста.

Феликс поднялся на борт и проследовал за отцом Тины на палубу.

— Я сейчас хочу сделать пробный круг. Составишь мне компанию?

— С удовольствием. Давно не ходил под парусом.

— Тогда вперед!

Яхта вышла в открытый океан.

Феликс сидел на носу яхты, и свежий морской ветер овевал его загорелое лицо. Щурясь от яркого солнца, отражающегося в морской воде, а также от россыпи соленых брызг, Феликс раскладывал по полочкам своего мозга события последнего месяца.

Когда яхта легла в дрейф, Эрнесто Гонсалес, оставив капитанский мостик, подошел к Феликсу.

— Ну, как твои дела на финансовом поприще? — поинтересовался он у молодого человека.

— Спасибо, все удачно.

— В Лос-Анджелесе по делам?

— Отчасти.

— То есть как?

— Ну, во-первых, я был очень рад увидеть вашу дочь. Она очаровательная девушка… — Феликс сделал паузу.

— А во-вторых? — поинтересовался Гонсалес.

— Ну а во-вторых, я хотел бы передать кое-что одному человеку в здешних краях.

— Кому и что, если, конечно, не секрет.

— Отчего же. Не секрет. — Феликс пристально посмотрел на Эрнесто Гонсалеса. — Я привез одну ценную вещь. Мне даже кажется, очень ценную для человека, ее лишившегося. А вот кому передать, точно не знаю. Может, вы мне подскажете?

— Я?

— Почему бы и нет, — Феликс снова пристально посмотрел на отца Тины, и выдержав паузу, продолжил: — Это очень редкая вещь, и я бы хотел вам ее показать.

— А почему именно мне? — На лице Эрнесто Гонсалеса появилось удивление.

— Интуиция… Я как-то заметил, что в жизни случаются настолько редкие совпадения, что иной раз они кажутся просто чудом. Возможно, вы знаете эту вещь, — с этими словами Феликс вытащил из кармана золотой, инкрустированный драгоценными камнями медальон и положил на деревянную палубу перед Эрнесто Гонсалесом.

На лице отца Тины на мгновение выразилось неподдельное изумление, но он, тут же взяв себя в руки, скрыл его и твердо посмотрел в глаза Феликса.

Молчаливая пауза продолжалась недолго, но для собеседников эти секунды показались вечностью.

Первым молчание нарушил Эрнесто Гонсалес.

— Я не думаю, Феликс, что вы случайно показали мне этот медальон.

— Вы правы. — Феликс взял медальон в руку и открыл крышку. — Когда я нашел медальон, то лица, изображенные на этой миниатюре, показались мне очень знакомыми, и я не ошибся. Мне кажется, и вам тоже знакомы люди, изображенные здесь. Думаю, вы их знаете гораздо лучше, чем я. На миниатюре ваши супруга и дочь Тина. Думаю, лет шестнадцать, семнадцать тому назад… Не так ли, синьор Альварадо?

Очередная молчаливая пауза была несколько длиннее предыдущей. Собеседники внимательно смотрели друг другу в глаза. Наконец на лице отца Тины появилась слегка растерянная улыбка.

— Да, Феликс, вы правы. Можно позавидовать вашей удаче и прозорливости. Ну, коль вы теперь знаете, кто я, а я знаю, кто вы, и, как вы догадываетесь, гораздо раньше, я думаю, не имеет смысла играть в прятки. Что вы намерены предпринять?

Феликс не сразу ответил на поставленный ему вопрос. Помолчав и о чем-то подумав, он наконец произнес:

— Это сложный вопрос. Меня мучают противоречивые мысли. Я думаю, этот кроссворд мы должны разгадать с вами вместе.

— То есть?!

— Во-первых, вы являетесь отцом Тины, а она мне небезразлична. Во-вторых, я прекрасно понимаю, почему меня тогда на острове не убил и не покалечил этот садист Диего Наварро. Получается, вы мне спасли жизнь.

— Я не смог бы поступить иначе. Ведь вы когда-то спасли мою дочь.

— Ну, а в-третьих, — продолжил Феликс, — мне хотелось бы думать, что нет вашей непосредственной вины в гибели моих близких и в похищении наших денег компанией «Сателлит интернэшнл».

— И что? Вас удовлетворят мои слова?

— Почему нет? С удовольствием выслушаю вас.

— Не буду рассказывать подробности о том, при каких обстоятельствах я стал компаньоном Диего Наварро. Я — ученый, но по своему характеру склонен к масштабным авантюрным проектам. Не хочу оправдываться перед вами, Феликс, или вступать в полемику о добре и зле. Мне пришлось перешагнуть через самого себя, через свою мораль и жизненные принципы. Когда я ввязался в наркобизнес, то просто-напросто был поглощен грандиозностью придуманного мной проекта и, что греха таить, польстился на перспективу громадной прибыли. Ты вряд ли мне поверишь, если я скажу, что даже рад тому, что весь мой проект рухнул.

— Неужели?

— Ты, конечно, можешь мне не верить, но когда не без вашего участия была разгромлена наша база, у меня как гора с плеч свалилась. Я как будто освободился от тяжкого груза и выбрался из какой-то грязи. У меня совершенно нет никакой злости на вас и на ваших товарищей. Я даже думаю, что это в каком-то смысле провидение судьбы и логическое завершение неугодного Богу дела. И поверьте, мне нет смысла лицемерить перед вами. А насчет гибели ваших товарищей… Я не имел к этому никакого отношения. В моей компетенции была организация и осуществление самого проекта с подводной лодкой. Всем остальным заправлял Диего Наварро. Так что же все-таки вы намерены предпринять?

— Что я намерен предпринять… — задумчиво произнес Феликс. — Да ровным счетом ничего. Я привык верить своей интуиции, а она подсказывает, что вы рассказали мне правду. К тому же так или иначе вы спасли мне жизнь. Моих погибших товарищей не вернешь, а свои деньги мы получим, продав лодку. Кстати, медальон я на самом деле привез вам. Я думаю, эта вещь дорога для вас.

— Да. Мне подарила ее на сорокалетие жена.

— Тогда возьмите его. — Феликс протянул отцу Тины золотой медальон. — А все-таки какое ваше имя настоящее?

— Разумеется, Эрнесто Гонсалес. Это имя дали мне родители при рождении.

— А Альварадо?

— Будем считать его псевдонимом. Так звали одного испанского конкистадора, моего древнего предка. Кстати, кому вы намерены продать мое творение — подводную лодку?

— Этого я пока не знаю. Нелегко найти покупателя на такой эксклюзивный товар.

— В таком случае, в виде компенсации за те беды, которые я непроизвольно причинил вам, могу оказать содействие с продажей моего гениального творения.

— То есть?

— У меня есть хороший приятель, шейх из Саудовской Аравии. Личность эксцентричная и неординарная, к тому же он сказочно богат. Я знаю, что он может быть заинтересован в приобретении этой субмарины.

— Вы серьезно?

— А что, с такими вещами шутят? Если мы заключим с вами дружеское соглашение и поставим крест на том, что было раньше, я смогу организовать вам переговоры с шейхом. А он, по моему мнению, потенциальный покупатель. Шейх как-то в нашем разговоре выразил желание приобрести подводный аппарат.

— Кроме меня, никто из моих товарищей не знает, кто на самом деле является синьором Альварадо. В моих силах сохранить эту тайну. Если вы окажете нам помощь в продаже подводной лодки, об этой тайне никогда никто не узнает. Кроме всего прочего, я буду вам благодарен.

— Это хорошо. Тогда я считаю, что наше джентльменское соглашение заключено.

— По рукам. И вот какой у меня еще к вам вопрос. Вы конечно же знаете директора компании «Сателлит интернэшнл»?

— Разумеется. Это Тарасюк Евгений Валерьянович.

— Вы оказали бы мне большую услугу, если бы смогли ответить, каким способом Диего Наварро планировал произвести расчет с Тарасюком за его услуги в концентрации финансовых средств компании «Сателлит интернэшнл»?

— Элементарно. Только не планировал, а уже рассчитался или почти рассчитался.

— Каким образом?

— Тарасюк очень осторожный бизнесмен, и, прежде чем он начал перекачивать нам деньги, он потребовал, чтобы один из отелей в Лас-Вегасе был переоформлен на его имя.

— Отель в Лас-Вегасе? — удивился Феликс.

— Да. Хороший отель первой категории.

— Так он уже переоформлен на его имя?

— Да, еще полгода назад.

— Хитрая бестия. Он рассказал нам все, только опустил эту деталь.

— Неудивительно. Ведь это и есть его недвижимый капитал, и капитал немалый.

— Спасибо. Это очень полезная для нас информация.

— Нет проблем, но уже смеркается, пора возвращаться, а то дамы, наверное, волнуются. Я надеюсь, мы сможем утаить от них то, что между нами состоялся серьезный разговор?

— Естественно. Ведь мы сумели аннулировать все наши прошлые проблемы. И еще, я бы хотел выразить вам свою искреннюю благодарность за информацию об отеле Тарасюка.

— Не стоит. Ведь у меня не так много возможностей исправить допущенные мною ошибки. — Эрнесто Гонсалес виновато улыбнулся и пожал плечами.

— Тогда, я думаю, нам стоит присоединиться к компании вашей жены и дочери. Они готовят ужин, а ваша супруга в этом деле большая мастерица.

В стране пирамид

В нью-йоркской квартире агента ФБР Фокса Пирсона раздался телефонный звонок. В этом не было бы ничего странного, если бы настенные часы не показывали четыре часа утра. Иногда, конечно, его будило вышестоящее руководство, но, как правило, в экстренных случаях.

Он зажег светильник, который стоял на тумбочке около кровати, и снял трубку радиотелефона.

— Агент Фокс Пирсон слушает.

— Агент Пирсон, хотел бы принести свои глубочайшие извинения за столь поздний звонок, но, увы, обстоятельства выше меня.

— Кто это?

— Ваш недавний знакомый.

— Кто именно?

— Граф Монте-Кристо.

— Мне не до шуток, сэр! — вспылил в трубку агент ФБР, но его натренированный интеллект уже рисовал в воображении портрет звонившего.

— Вы догадались, кто вам звонит в столь поздний час?

— Я бы сказал — в столь ранний час. Но в общем-то, есть у меня одно предположение.

— Да, это именно я, недавно задержанный вами русский.

— Если не ошибаюсь, Феликс Ларин?

— Не ошибаетесь, вы догадливый человек.

— Откуда вам известен мой телефон?

— В данный момент это не столь важно. В этой жизни и мы кое-что умеем.

— Ну и что же вы хотите, мистер Ларин? — совершенно проснувшись, проговорил федеральный агент.

— Я хотел бы предложить вам еще одну сделку, заключить, так сказать, еще одно джентльменское соглашение.

— Еще одно?

— Да, разумеется. Ведь прошлое мы выполнили, как истинные джентльмены. Не так ли?

— Так, — усмехнулся Пирсон.

— Я вам подарил информацию, которая, надеюсь, не оказалась ложной. Не правда ли?

— Да, вы правы.

— Как я и обещал, упомянутые вами русские выехали из Нью-Йорка. В принципе, и кровавых разборок с их стороны не было. Не было? — снова поинтересовался Феликс.

— Точно, не было. Но и я сдержал свое обещание и выпустил вас на свободу…

— Не забыв приставить ко мне двух, я замечу, довольно-таки бездарных шпионов, — усмехнулся в трубку Феликс.

— Увы, такая у меня работа. Но я обещал только выпустить вас на свободу, а обещания не следить за вами не давал.

— Логично. С моей стороны претензий нет.

— Благодарю.

— Пожалуйста. Я научился разбираться в людях и считаю вас человеком, который ценит твердость мужского слова.

— Благодарю, — вновь повторил федеральный агент. — И что же?

— Я бы снова хотел предложить вам, по моему мнению, выгодную сделку.

— Какую?

— Я знаю, что вы рьяно разыскиваете Евгения Валерьяновича Тарасюка — президента компании «Сателлит интернэшнл».

— Верно. И что же?

— Я бы хотел обменять этого субъекта на одного нашего друга, который содержится сейчас в тюрьме Манхэттена Эм-Си-Си. Его зовут Геннадий Попов.

— Это тот, которого у вас называют Гена Слон?

— Именно.

— Мне будет сложно сразу освободить этого человека. Нужны некоторые формальности.

— Но в принципе это в ваших силах?

— В принципе — да. — Агент Пирсон ненадолго задумался. — Но на это уйдет не менее полугода. И где гарантии того, что я получу взамен господина Тарасюка?

— Здесь гарантии не нужны, — твердым голосом произнес Феликс. — Я первым делаю шаг доверия в вашу сторону.

— То есть?

— Я прямо сегодня отдам вам президента «Сателлит интернэшнл», а вы даете мне слово мужчины, что Геннадий будет отпущен в течение шести месяцев.

— Я даю вам слово. И если вас это устраивает, то где я могу забрать Тарасюка?

— Вы можете уже сейчас забрать его в районе Центрального парка на озере Бельведер-Лейк.

— Где точно?

— Вы сами увидите и, надеюсь, оцените шаг доброй воли с нашей стороны и сдержите данное вами слово. А теперь гуд бай. — В трубке раздались короткие гудки.

Буквально в течение сорока минут в Центральный парк к указанному месту подъехали несколько машин, нашпигованных агентами ФБР. Обойдя вокруг небольшой пруд, агенты увидели «тарзанку» — специальное приспособление для прыжков с вышки на тугом резиновом канате, который привязывают к ногам любителей острых ощущений и те прыгают с ним вниз головой.

Это развлечение щекотало нервы смельчакам, решившим получить очередную порцию адреналина. Разумеется, «тарзанка» функционировала только днем, и сколь велико было удивление прибывших на это место агентов, когда они увидели трепыхающееся грузное тело, подвешенное за ноги к резиновому канату. Тело почему-то дергалось в полном молчании. И неудивительно. Как выяснилось позже, когда человека сняли, у него был заклеен скотчем рот и связаны руки.

Таким оригинальным способом русская братва произвела обмен Тарасюка на находящегося в тюрьме Эм-Си-Си Гену Слона.

Разумеется, неделю назад Евгений Валерьянович подписал все нотариальные бумаги, переоформляя свой отель в Лас-Вегасе на указанных ему людей.

Марать руки кровью этого негодника представители «Русского синдиката» не захотели, и он послужил объектом обмена на российского вора, попавшего в тюрьму Манхэттена по вине Тарасюка.


В иллюминатор сквозь редкие ватные клочки пушистых облаков просматривалось Средиземное море.

Феликс, уютно разместившись в удобном кресле первого класса «Боинга», листал свежий номер «Нью-Йорк таймс». Рядом с ним расположился Паша Бес, а впереди на двух креслах сидели Джино Кастелано и Эдик Кирпич. Им всем вместе предстояло провести переговоры по поводу продажи субмарины шейху из Саудовской Аравии.

Встреча была назначена в Египте, и самолет компании «Пан-Американ» осуществлял перелет из Нью-Йорка в Каир.

Экспроприированный у Тарасюка отель был разделен следующим образом. Половину его акций отдали японскому клану «Черный лотос», а вторую половину разделили между итальянцами и русскими. Таким образом с «Якудзой» был произведен полный расчет, и на подводную лодку претендовали лишь русская братва и семья Дженовезе в равных степенях.

С шейхом Аль Абдул Рашидом договорились встретиться в Каире. Так он предложил, и нашим друзьям пришлось согласиться с этим. Ибо в данном случае он был покупателем, а покупатель, как говорят коммерсанты, всегда прав. По прибытии в столицу Египта представители «Русского синдиката» должны были связаться с ним по телефону, после чего шейх собирался вылетать из Саудовской Аравии в Египет и назначить им место встречи.

Добравшись на такси из аэропорта до Каира, Феликс и его друзья остановились в отеле «Мариотт», в большом здании, расположенном на берегу Нила.

Феликс не стал откладывать дело в долгий ящик и прямо из номера отеля набрал известный ему телефон в Саудовской Аравии. Трубку снял личный секретарь шейха Саид. Феликс по-английски объяснил ему, что они уже находятся в Каире в отеле «Мариотт», и оставил номера отеля и своего мобильного телефона с включенным роумингом. Секретарь вежливо попросил подождать и обещал перезвонить в течение часа.

Ровно через сорок пять минут он перезвонил. Когда секретарь назначил место встречи, Феликс понял, почему Эрнесто Гонсалес назвал шейха эксцентричным человеком. Шейх назначил встречу прямо на северо-восточном углу пирамиды Хефрена ровно в шестнадцать тридцать.

Чикаго недоумевал, по какой причине нельзя было встретиться в номере самой гостиницы, но, вспомнив рассказ отца Тины о причудах шейха, не стал возражать и, разумеется, сразу согласился.

Сентябрь в Египте был очень жарким, а если учесть, что время, выбранное шейхом, означало конец дневного зноя, то температура под тридцать градусов слегка утомляла друзей, прибывших на место за полчаса до назначенной встречи.

Каир от Гизы, где находились знаменитые древние пирамиды Хеопса, Хефрена и Микерена, а также легендарный монументальный Сфинкс, устремивший свой взор на восток, отделяло не более получаса езды. Это расстояние друзья проделали на удобном джипе с кондиционером, который арендовали в одном из автомобильных прокатов в столице Египта.

Подъехав на автостоянку, где стояли туристические автобусы, приятели вышли наружу.

— Ну что, впечатляет? — поинтересовался Феликс у российских воров и Джино Кастелано.

— Ну ни хрена ж себе пирамидки?! — удивленно осмотрел древнеегипетские сооружения Паша Бес. — И что, все это они построили, когда не было экскаваторов и подъемных кранов? — недоумевал старый вор.

— Да. Представь себе, — подтвердил Феликс, уже некогда побывавший здесь. — Если хочешь, я скажу тебе, сколько веков разделяет наше время и время сооружения этих пирамид.

— Ну-ка интересно, братишка, — одобрительно кивнул Паша Бес.

— Вот эта пирамида Хеопса, — указал Феликс на пирамиду, расположенную к северо-востоку от того места, где они стояли, — является самой крупной пирамидой в Египте.

— Что? Да она ведь ниже этой! — удивился Эдик Кирпич, указывая на ту пирамиду, около которой они стояли.

— Нет, брат. Просто пирамида Хефрена стоит на плато и поэтому кажется выше. А так она на полметра ниже, чем пирамида Хеопса.

— Так все же как насчет возраста одного из семи чудес света? — поинтересовался Джино Кастелано.

Феликс с вызовом посмотрел на него, дескать, не одному тебе блистать историческими познаниями, кои ты продемонстрировал в Риме, и продолжил:

— Эти пирамиды сооружены в двадцать седьмом веке до нашей эры, и если проложить хронологическую линию между их сооружением и настоящим временем, то время рождения Иисуса Христа ближе к нам, чем к постройке пирамид.

— А какая из них все же самая древняя? — поинтересовался Джино Кастелано.

— Самая древняя находится в другом месте, — с интонацией гида произнес Феликс, — близ Мемфиса, и называется ступенчатой пирамидой Джосера. Ей примерно пять тысяч лет.

— Я вижу, ты тоже в истории далеко не профан, — с уважением сказал Джино Кастелано.

— Да ведь не только вам в университетах науки изучать, — усмехнулся Феликс.

Пока наши друзья стояли возле северо-восточного угла пирамиды Хефрена и их обвевал ветер из пустыни Сахара, время приближалось к шестнадцати тридцати. Всюду сновали туристы, щелкая фотоаппаратами. На верблюдах восседали бедуины в пестрых национальных одеждах. За умеренную плату они катали желающих на верблюдах, так называемых «кораблях пустыни», с которыми издревле связана их кочевая жизнь.

Вдруг приятели услышали возгласы из стоящей неподалеку группы туристов. Те о чем-то шумно говорили и показывали пальцами на дорогу, ведущую к пирамиде. Когда Феликс и компания устремили свои взоры туда, куда показывали туристы, они увидели движущийся по дороге кортеж. Он состоял из длиннющего кипельно белого лимузина, не менее двенадцати метров длиной, и сопровождающих его спереди и сзади джипов с вооруженной охраной.

Кортеж подъехал и остановился недалеко от компании Феликса. Из передней двери вышел человек в белом костюме и направился к углу пирамиды. Подойдя к нашим друзьям, он вежливо поклонился и произнес на хорошем английском языке:

— Я личный секретарь шейха Аль Абдул Рашида. Кто из вас мистер Феликс?

— Я, — кивнул Чикаго. — А это мои компаньоны, — и он представил поименно каждого из своих друзей.

— Мой господин приглашает вас в автомобиль, — еще раз поклонился личный секретарь и указал рукой на лимузин.

Компания проследовала в этом направлении, и охрана, открыв двери автомобиля, пригласила их внутрь.

Расположившись на задних и боковых сиденьях, они увидели сидящего лицом к ним смуглого человека лет пятидесяти. На нем были белые арабские одеяния и головной убор, кои носят шейхи Саудовской Аравии. Смуглое лицо украшали седеющая борода и густые брови. Он с любопытством разглядывал находящихся в обширном салоне гостей, хотя салоном в обычном понимании этого слова назвать то место, где расположились Феликс и его друзья, было не совсем правильно. Внутри все было отделано тонкой белоснежной кожей, золотом и слоновой костью. Под ногами лежала настоящая леопардовая шкура. Салон был напичкан новейшей телевидеоаппаратурой.

Но гости не выказали никакого удивления при виде столь роскошного внутреннего убранства. К тому же Феликс слышал от Эрнесто Гонсалеса, что в Саудовской Аравии шейх имеет лимузин длиной более двадцати метров, в нем есть даже джакузи. Чтобы вписаться в поворот, ему приходится перегибаться в центре, и установлено на нем шесть пар колес! Так стоило ли поражаться более скромному собрату того лимузина, который находился при дворе шейха Аль Абдул Рашида на его родине.

Разговор с потенциальным покупателем субмарины вели Феликс и Джино Кастелано, так как Бес и Кирпич плохо владели английским языком. Инициативу взял на себя Чикаго. Он подробно рассказал Аль Абдул Рашиду о том эксклюзивном товаре, который они хотят ему предложить, предоставил папку с документами, техническими данными, схемами и фотографиями субмарины.

Выслушав Феликса и тщательно просмотрев документацию, шейх поинтересовался ценой подводной лодки. Чикаго назвал сумму, которую заранее все коалиционно оговорили. Она составляла сто двадцать миллионов долларов. Ни один мускул не дрогнул на лице шейха. Он ненадолго задумался и сказал, что сообщит окончательный ответ ровно через неделю, на том же месте, в то же время.

Торопить покупателя не имело смысла, тем более что других конкретных претендентов на субмарину пока не было, хотя работа в этом направлении продолжалась.

Распрощавшись с шейхом-миллиардером, друзья решили на следующий день поехать в Хургаду на побережье Красного моря, чтобы скоротать на пляже предоставленную им в полное распоряжение неделю.

— Ну а что сегодня вечером? В казино? — потер руками Эдик Кирпич. — Я приметил при отеле хорошие игровые залы.

— Но это кому как, — ответил Феликс. — Лично я сегодня собираюсь наслаждаться духовной пищей. Каждый вечер возле пирамид проходят звукосветовые шоу. Грандиозное зрелище. Шоу демонстрирует этапы истории Древнего Египта. Очень красиво и познавательно. Кто желает со мной?

На удивление Эдика Кирпича, к Феликсу решил присоединиться не только Джино Кастелано, но и старый «законник». Видно, у вора в преклонных годах поубавилось игрового азарта.

— Эдик, браток, я думаю, не отойду от нашенских традиций, если с парнями посмотрю культурную программу, — обратился Бес к Кирпичу. — Чтобы перед смертью было что вспоминать, что-то кроме игровых столов.

— Да что ты, базара нет, брат, — удивленно пожал плечами ростовский вор. — Прогуляйся, коль душа лежит, а я покатаю чуток.

— Ну вот и ладненько.


В Хургаде приятели остановились в отеле «Аладдин». Вся территория, состоявшая из большого количества одно— и двухэтажных коттеджей, утопала в тропической зелени. Вокруг благоухали экзотические цветы и ярко светило африканское солнце.

Паша Бес преимущественно нежился у бассейна под тенью тростникового зонта и в основном проводил время в картежной игре с Эдиком Кирпичом, развлекаясь в «очко» и «буру».

Феликс и Джино Кастелано большую часть своего времени уделяли погружению с аквалангом, наслаждаясь красотами флоры и фауны Красного моря.

Они успели посетить Луксор — самый старый и большой центр иностранного туризма. Этот город расположен на территории древних Фив. Прогулявшись по храму в Карнаке и осмотрев Долину царей, они побывали в храме Амона и посетили гробницы нескольких фараонов, в том числе и гробницу фараона Тутанхамона, чей саркофаг и знаменитая посмертная золотая маска хранятся в Каирском историческом музее.

Гуляя по главному городу фараонов, Феликс, который уже был здесь однажды и имел хорошую память, делился своими познаниями с Джино Кастелано, тоже знатоком и любителем истории. Он с наслаждением брал матч-реванш у итальянца за лекцию в Ватикане.

У Священного озера Феликс подошел к гигантскому жуку-скарабею, стоящему на его берегу.

— Для египтян этот священный жук является символом солнца. А богом солнца у древних египтян считался Амон-Ра — человек с головой сокола и солнечным диском над ней, — рассказывал Феликс. — Древние легенды говорят, что если обойти вокруг этого жука семь раз, то сбудется самое заветное желание.

— Ну тогда в чем же дело, — засмеялся Джино Кастелано. — Почему бы нам не пройтись, хотя бы в преддверии грядущей сделки.

Не поленившись обойти монумент, приятели последовали дальше.

Переночевав в отеле «Савой» в Луксоре, они поехали в Хургаду, где их поджидали утомленные солнцем российские воры.


Когда подошел назначенный срок, русские и итальянец встретили шейха в условленном месте.

Аль Абдул Рашид объявил, что согласен приобрести субмарину ровно за сто миллионов. Посовещавшись, члены «Русского синдиката» и Джино Кастелано, представляющий в данный момент интересы семьи Дженовезе, дали свое принципиальное согласие. Торговаться не в правилах российской братвы. К тому же сумма значительно превышала ту, которую похитила компания «Сателлит интернэшнл». А если приплюсовать пятьдесят процентов акций в отеле Лас-Вегаса, то просто некрасиво проявлять себя крохоборами… Дает им эксцентричный миллиардер эту сумму, и бог с ней. Зачем скупиться?

Оговорив подробные детали сделки, стороны решили, что передача субмарины состоится на одном из Багамских островов. После обсуждения всех подробностей стороны ударили по рукам.

Жизненный бумеранг

Париж! Как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось! Я не случайно слегка перефразировал моего любимого поэта. Надеюсь, он бы на меня не обиделся. Думаю, Париж ему тоже нравился, хотя милее сердцу были, конечно, Россия и Кавказ.

Русские любили и любят Париж. Что-то есть для русской души дорогое и притягательное во Франции, манящее и завораживающее, далекое и в то же время близкое.

Феликс был русским человеком и Париж любил, а если учесть, что в этом городе жил его близкий друг Герман, а в настоящий момент еще и красавица Тина, то обналичивание части денег, полученных за субмарину, именно во Франции Чикаго чрезвычайно обрадовало.

Сделка состоялась. Подводная лодка была передана шейху Аль Абдул Рашиду, а он, в свою очередь, перечислил оговоренную сумму в американские, швейцарские и французские банки. Половина денег осела на счетах в банках Нью-Йорка и компенсировала финансовую потерю семьи Дженовезе с лихвой. А из пятидесяти миллионов долларов, причитающихся российской братве, тридцать осталось в банках Женевы, двадцать — в национальном банке Парижа. Полномочия перевести деньги из Франции в Россию взял на себя Чикаго. Хорошо, когда совпадает приятное с полезным.


Тина жила в Париже уже целый месяц. Она училась в Сорбонне и изучала право у лучших профессоров Европы. В Париже она не стала откладывать посещение клуба Германа в долгий ящик. Все координаты своего друга Феликс ей оставил и просил обязательно пообщаться с ним и Мариной.

Ровно через неделю после приезда Тина позвонила Герману, и они встретились в клубе. Клуб девушке очень понравился, и она частенько захаживала туда, тем более что сдружилась с обаятельной Мариной — подругой Германа. А если учесть, что Марина тоже училась в Сорбонне, у них было много общего.

Этим вечером Тина сидела в ресторане развлекательного комплекса «Русская звезда» в компании Марины и Оли. Девушки пили кофе и беседовали на разные темы. Как правило, эти темы в чисто женском кругу отличаются особым колоритом, охватывают немыслимое количество предметов: от новинок моды до шоу-бизнеса, от учебы в университете до сплетен из жизни кинозвезд, от кулинарии до обсуждения противоположного пола. Последняя тема наиболее злободневная.

Вот и в данный момент Тина с интересом рассказывала о своем отношении к Феликсу и о том, что очень по нему скучает.

— У этого молодого человека есть манера неожиданно появляться бог весть откуда. Он еще в первый вечер нашего знакомства назвался волшебником и, хоть я далеко не суеверна, что-то магическое в его личности присутствует. Как бы мне хотелось, чтобы сюрпризов с его внезапным появлением было как можно больше…

В это время Тина заметила, как изменились выражения лиц Оли и Марины. Глаза их округлились от удивления. Они смотрели на что-то за спиной девушки. Тина обернулась и обомлела.

За ее спиной стоял Феликс. Он широко улыбался своей голливудской улыбкой. Виртуозным движением фокусника Чикаго извлек из-за спины три алые розы и преподнес их удивленным девушкам.

Тина от изумления онемела. Первая от шока отошла Марина и, подойдя к Феликсу и поцеловав его в щеку, произнесла:

— Ну ты даешь, Феликс! Мы только что о тебе разговаривали. Легок на помине.

— Естественно, — засмеялся Феликс. — Вспомни дурака, как он тут же появится.

— Ну что ты. Зачем ты о себе так. Мы очень рады твоему появлению! — воскликнула Марина. — Просто так неожиданно! Такое совпадение! Присаживайся к нам.

Феликс ласково поздоровался с Олей и нежно обнял Тину. Как только он присел за стол, официант тут же принес шампанское «Мадам Клико» и разлил по хрустальным фужерам.

— Если позволите, я хочу произнести один кавказский тост, — с улыбкой сказал Феликс. — Жила одна маленькая, но очень смелая птичка…

— Птичка? — прыснула Марина, вспомнив тост из кинофильма «Кавказская пленница».

— Не перебивайте тост, милая леди… Это была другая, но тоже очень смелая птичка. Так вот, птичка несла в клюве ожерелье из прекрасных белоснежных жемчужин. Она поднималась все выше и выше к солнцу, пока палящие лучи светила не сожгли нить, связывающую жемчужины. И тогда все яркие, сверкающие, прекраснейшие жемчужины рассыпались по всему белому свету… — Феликс сделал небольшую паузу и продолжил свою речь: — Я хочу поднять этот тост за три очаровательные жемчужины, которые упали за наш сегодняшний стол. За вас, милые девушки!

Все весело чокнулись и выпили. После этого они еще долго общались, смеялись и пили шампанское. Феликс рассказывал удивительные и смешные истории, и дамы слушали его с большим удовольствием.

Через некоторое время к компании присоединился Герман. Он, встретив Феликса в аэропорту Шарля де Голля и проводив его к своему клубу, сразу же поехал наносить визиты знакомым банкирам, которые должны были помочь в решении перевода денег из Франции в Россию.

Сообщив Феликсу, что он успешно провел переговоры, Герман сказал, что процедура начнется завтра утром.

Пробыв в компании еще около часа, Феликс вместе с Тиной покинули клуб «Русская звезда», чтобы прогуляться по набережной Сены. Во время прогулки Феликс уловил какую-то печаль во взгляде Тины.

— Тебя что-то тяготит, принцесса? — поинтересовался Чикаго.

— Да нет. Все хорошо, Феликс. Я так рада, что ты приехал.

— Не пытайся обмануть чародея. Я интуитивно чувствую, что у тебя какие-то неприятности. Что-то с родителями?

— Да нет, у них все нормально. У мамы все хорошо. Папа, как и планировал, руководит кафедрой в Сорбонне. У него тоже вроде все нормально…

— Вроде?

— Я не хотела тебе об этом говорить, Феликс, но помнишь… — Девушка грустно опустила глаза. — Помнишь, я тебе рассказывала о своем старшем брате, который уже четыре года учится в Сорбонне?

— Да, помню. Это твой сводный брат, сын отца от первого брака.

— Да, именно.

— И что же с ним?

— Мне неприятно об этом говорить.

— Все же попробуй.

— Ты понимаешь, Стив, так зовут моего брата, хорошо учился в университете на кафедре экономики. Подавал надежды… А с недавнего времени увлекся наркотиками, причем очень сильно…

— Он сидит на игле?

— Да. Стив употребляет героин, и в больших количествах. Из университета его хотят отчислить, невзирая на авторитет моего отца. Когда мы узнали об этом пагубном пристрастии, отец договорился о его лечении в одной из самых хороших клиник.

— И что же?

— Так он уже почти неделю ошивается по разным притонам и не появляется дома.

— Да, видно, плотно присел на иглу, — грустно произнес Феликс, вспомнив, сколько бед, страданий и смертей принесли наркотики многим его друзьям.

— А вы пытались его искать?

— Да, конечно. Но безрезультатно. В Париже много притонов, и пока найти его не удалось.

— Так, — задумался Феликс и, немного поразмыслив, продолжил: — Знаешь что, девочка, принеси-ка мне завтра утром его фотографию. Я, конечно, ничего не обещаю, но чем черт не шутит…


Утром, получив фотографию Стива и решив днем все дела, связанные с переводом денег в Россию, Феликс подробно обсудил проблему Тины с Германом.

— Нет проблем, старик, — уверенно произнес Герман. — Знаю я одного умника, завсегдатая и знатока всех наркопритонов в Париже. Зовут его Жак, и он мне кое-чем обязан по жизни. К тому же он меня боится, как огня. Я думаю, Жак нам поможет.

— А мы найдем его сегодня?

— Без всякого сомнения. Он постоянно тусуется в диско-клубе «Куин», что на Елисейских полях. Ну да ты знаешь, мы там с тобой не раз зависали.

— Мы сможем его выцепить?

— Без всякого сомнения.


В полночь Феликс и Герман мчались на белом «Феррари» по Елисейским полям. Припарковав машину на втором ярусе подземного гаража, они поднялись на лифте к клубу «Куин».

Охрана у входа, узнав Германа, сразу расступилась, и друзья проследовали внутрь.

Огромный зал сверкал многочисленными разноцветными огнями и световыми эффектами. Из мощных динамиков, установленных повсюду, гремела ультрасовременная музыка, ставя под сомнение возможность сохранить целостность барабанных перепонок. На большой танцевальной площадке дергались в экстазе несколько сотен человек. В кабинках, за столами, в пелене дыма пили горячительные напитки люди, одурманенные громкой музыкой, спиртным и наркотическим кайфом. Это было одно из самых популярных тусовочных мест не только Европы, но и всего мира.

Друзьям пришлось долго блуждать по залу, прежде чем Герман заметил нужный объект. Это был тощий тип с мутными глазами, облаченный в модный обтягивающий свитер и кожаные штаны, с рыжей бородой и с большой золотой серьгой в правом ухе. Герман жестом подозвал его, и тот, сразу встав из-за стола, подошел к друзьям.

Феликс обратил внимание, что Жаку очень хотелось бы куда-нибудь улизнуть, но, увы, он шел обреченно, как под гипнотическим влиянием. Герман прокричал Жаку что-то в ухо, и они втроем двинулись к выходу.

Разместившись в «Феррари», молодые люди отправились шерстить злачные притоны ночного Парижа в поисках брата Тины.


Как правило, наркопритоны не очень отличаются друг от друга в любой стране мира. В каждом из них погружаются в кайф наркотического дурмана множество парней и девушек: кто «торчит» под героином, кто — под метадоном, а кто — и под ЛСД. У кого нет денег на дорогие наркотики, попросту обкуриваются марихуаной.

Три часа друзья потратили на то, чтобы просмотреть восемь притонов, где всем показывали фотографию Стива и обещали кучу франков тому, кто подскажет местонахождение брата Тины. Но пока их поиски не увенчались успехом.

Подъехав к очередному притону, Жак постучал в массивную дверь. Дверь открыл здоровенный лысый амбал, на шее которого виднелась татуировка паутины и сидящего в ней паука-крестоносца.

Сухо поздоровавшись с Жаком и мрачно посмотрев на его спутников, он поинтересовался:

— Слушай, Жак, а это что еще за пижоны? Кого ты притащил сюда? Они, случайно, не легавые?

В разговор вступил Герман, хорошо освоивший французский язык.

— Слушай ты, Годзилла, — процедил он сквозь зубы. — Нам нужно поискать здесь своего товарища.

— Поищи кое-что у меня в штанах, — нагло бросил амбал.

Зря он сказал такую глупость русскому парню. Мощнейший удар в нос, сломав переносицу, лишил грубияна сознания, и тот грузно шмякнулся на пол.

— Хам, — пожал плечами Герман, вытирая платком испачканную в крови руку.

Гости поднялись по лестнице и начали осматривать грязные комнаты одну за другой. Когда они дали фотографию Стива одному из обкуренных недоносков, тот указал рукой на грязную тахту в углу комнаты, где лежало три человека с полуоткрытыми стеклянными глазами.

Феликс в одном из них узнал Стива.

— Это он, — произнес Чикаго. — Давай, старик, потащили его в машину, — обратился он к Герману.

Приподняв ватное тело Стива, они поволокли его к выходу. Неожиданно дорогу им преградили два типа. Один из них в замызганной белой толстовке и потертых джинсах был похож на араба. Другой был крупного телосложения, блондин с тупыми выпученными глазами и волосатым голым торсом.

— Эй, куда вы поперли этого торчка! — угрожающе произнес араб. Они не хотели терять выгодного клиента из богатой семьи, коим являлся Стив.

— Освободите дорогу, уроды! — приказал Герман.

Феликс не знал французского языка и вступать в полемику с двумя гориллами у него не было никакого желания. Недолго думая, он молча прямым ударом ноги нанес молниеносный удар в солнечное сплетение арабу. Тот еще не успел согнуться, как Феликс произвел боковой удар ребром стопы в горло белобрысого. Это был его коронный удар, именуемый «йоко-гери», сокрушительной силы.

Белобрысый, треснувшись головой о стену, пополз вниз, окрашивая грязные обои кровью. Левой рукой придерживая Стива, Чикаго ухватил правой араба за волосы и коленом нанес сильный удар прямо ему в физиономию. Того отбросило на метр, и он упал навзничь на своего товарища.

Спустив Стива вниз по лестнице, друзья погрузили его в машину. Попытавшийся было присесть рядом Жак настойчивым движением Феликса был отстранен от машины, дескать, гуляй, на сегодня твоя миссия окончена, ты больше не нужен. Герман сунул ему стофранковую купюру, и машина рванулась, унося друзей и одурманенного наркотой Стива ночными улицами Парижа к дому Эрнесто Гонсалеса.


Двери роскошной квартиры Гонсалеса открыла сама Тина. Увидев брата в состоянии наркотического опьянения, она всплеснула руками и охнула. По коридору чуть ли не бежали сам Гонсалес и его супруга. Передав непутевого отпрыска отцу, Феликс с Германом по приглашению Тины зашли в просторную гостиную.

— Спасибо вам! Огромное спасибо! — благодарила девушка молодых людей.

— Нет проблем, — улыбнулся Герман.

— Как же вы сумели его найти? Отец пытался его отыскать целую неделю, — расспрашивала Тина.

— Ты же знаешь нашу профессию, — подмигнул ей Феликс. — Мы ведь с Германом из одного магического ордена. Так, Гера? — повернулся Феликс к своему товарищу.

— Без сомнения, — отозвался Герман.

— А все-таки где вы умудрились его найти? — спросила девушка.

— В одном из притонов, — ответил Чикаго. — Но это уже не столь важно. Главное, он дома и Эрнесто Гонсалесу необходимо завтра же отправить его в клинику.

— Да, да, конечно. А сейчас, может быть, кофе или что покрепче?

— Нет, спасибо, — отказался Феликс. — Скоро утро. Я бы лучше выпил стакан апельсинового сока со льдом, а может быть, и два.

— Я бы тоже не отказался, — сказал Герман. — Что-то жажда замучила.

— Сейчас, пару минут, — произнесла Тина и умчалась на кухню терзать соковыжималкой апельсины.

Через некоторое время в комнату вошел Эрнесто Гонсалес с расстроенным видом и грустными влажными глазами.

— Феликс, можно вас на пару слов?

— Да, конечно.

— Тогда пройдем в мой кабинет.

Когда они вошли в кабинет и плотно закрыли за собой резную дубовую дверь, Эрнесто Гонсалес произнес:

— Вот видите, Феликс, недаром говорят: Бог все видит. Я, наверное, сильно провинил Господа тем, что связался с наркобизнесом, и он так жестоко покарал меня. Мой сын, мой мальчик губит свою жизнь именно тем, чем я, глубоко не задумываясь, собирался засыпать всю Америку. Теперь я наглядно вижу, какое горе приносят наркотики. — На глазах Эрнесто Гонсалеса выступили слезы. — Сколько бы могло других отцов и матерей пострадать от моего безумного проекта. Этот грех я бы не смыл с себя никогда и ничем. Никакие, даже самые огромные деньги не стоят этого. Так что, Феликс, — отец Тины смахнул слезу с правой щеки, — я на самом деле рад, что мой авантюрный план рухнул. Ты мне веришь?

— Верю. И говорю вам это с полной откровенностью.

— Завтра я определю его в больницу и моим сыном займутся лучшие врача. Но если он не сможет отойти от героина, мне придется убить его собственными руками…

— Я думаю, дело до этого не дойдет. Вы же знаете, сейчас очень сильная медицина, и они могут избавить его от наркотической зависимости, — успокаивал Гонсалеса Феликс.

— Буду надеется.

— Справитесь ли вы сами с отправкой сына в клинику? Может быть, нужна наша помощь?

— Нет, спасибо. Я справлюсь сам.

— Хорошо, — кивнул Чикаго.

— И вот что еще, Феликс. Я бы хотел выразить огромную благодарность вам и вашему другу за неоценимую помощь. За то, что вы смогли отыскать моего сына. Мне это не удалось сделать за целую неделю.

— У каждого своя работа, — улыбнулся Феликс. — Свою работу мы умеем делать качественно. Кому, как ни вам, знать это, синьор Альварадо.

— Да уж, конечно. Это я, разумеется, знаю, — грустно улыбнулся отец Тины. — Только вот что, Феликс, я вас попрошу никогда больше не называть меня этим именем. Я хочу забыть все, что связано с ним, вычеркнуть из своей памяти то время, которое связывало меня с этим безумным проектом.

— Нет проблем. Забудем об этом.

— И вот еще что. Если вам понадобится моя помощь, вы можете мною располагать на все сто процентов. Вот вам моя рука.

Феликс Чикаго и Эрнесто Гонсалес крепко пожали друг другу руки.

Воровской сходняк

Российский обыватель наивно полагает, что существует некий мистический всероссийский воровской общак. Этот слух большей частью раздут газетчиками желтой прессы, дешевыми журналистами, желающими муссировать нелепые сплетни, возможно, и некоторыми спецслужбами.

Воровской мир, так же как и любое другое сообщество, имеет кланы и семьи. И хоть каждый вор друг другу брат, тем не менее кто-то кому-то по-дружески симпатизирует, а к кому-то, наоборот, относится с неподдельной враждой и даже ненавистью. «Законники» ведь такие же люди, как и все остальные. У каждого свой характер, темперамент, наклонности и привычки, причем наклонности бывают чрезвычайно пагубные.

Так что предполагать, что есть какой-то общий воровской общак, — бессмысленно. По примерной статистике, «законников» в странах СНГ насчитывается свыше семисот человек. Это количество делится на семьи, внутри каждой из которых вращаются определенные финансовые средства, выделяемые на добровольной основе. Эти деньги существуют для поддержания близких, томящихся в неволе, и для осуществления общих проектов.

Вот и в данный момент представители одного из крупнейших воровских сообществ в России собрались на сходку, чтобы подвести итоги удачно завершенного дела.

— Так вот, братва, — продолжил свою речь Паша Бес. — Нам удалось достойно отстоять нашенское дело. Мы вернули деньги в семью и отомстили за смерть близких. Более того, мы своим конкретным движением показали всему мировому криминалу, что есть по жизни русская братва…

— Еще бы! Они надолго запомнят наши дерзкие гастроли! — ухмыльнулся Эдик Кирпич.

— Да уж придется, — подтвердил Дато Сухумский, поправившийся после операции. — Кровь наших братьев мы смыли их кровью и в стократном размере. Так что в следующий раз этим гнидам неповадно будет на наш круг переть.

— Да, все верно, братва, — подытожил старый вор. — Мы отомстили за павших жуликов и отомстили с лихвой. И лавэ вернули, и тоже с лихвой…

— Еще с какой, — самодовольно улыбнулся Эдик Кирпич. — Помимо того, что пятьдесят «лимонов» за подводную хренотень сняли, так еще и нехилую долю в крутом отеле имеем в Лас-Вегасе.

— Да, это верно, — подтвердил Паша Бес. — Сначала мы потеряли деньги, а потом увеличили их более чем в два раза. Сейчас нам нужно покумекать, как раскидать эти деньги. Понятно, что они послужат правильному делу и пойдут на нашенские дела, но мы должны подумать и о близких, которые принимали участие в этой делюге. Например, о братве, которая живет в Америке, и о людях, которых подписали они в помощь нам.

— А что тут думать, брат? — сказал Дато Сухумский. — Отдадим им добрый кусок с нашей доли, с отеля в Лас-Вегасе.

— Да, это правильно, — подтвердили все воры.

— И вот что еще, — продолжил старый вор, — нужно хорошо поддержать семьи погибших за эту делюгу.

— Да, брат, святое дело, — вошел в разговор Реваз — старый грузинский вор, потерявший в этом деле своего племянника.

— Окажем семьям погибших достойную помощь. Горю-то, конечно, не поможешь, но жизнь их близким мы просто обязаны облегчить, и мы это сделаем, — сказал Паша Бес. — В этой разборке нам выпал немалый куш, и я предлагаю, братва, достойно поддержать арестантов, «терпигорцев», томящихся в неволе. Наше государство на них давно наплевало с высокой крыши и содержит арестантов хуже животных. Не могут понять долбанутые чиновники, что арестант ведь тоже человек. Зачем же его так давить и озлоблять? А еще горластые политиканы кричат что-то про гуманизм. Какой на хрен гуманизм? Я даже так думаю, братва, что по тюрьмам и зонам можно судить, заботится ли правительство страны о своем народе. Чем цивилизованней страна, тем лучше тюрьмы.

— Да о чем ты говоришь, брат, — сказал Резо. — Мы уже не первое десятилетие прохавали, что есть государство и правительство.

— Ну, в таком случае, братва, коль выпал в нашей битве достойный куш, мы должны достойно его и направить на нашенские дела. Улучшим жизнь арестантам. Закупим медикаментов, питание, телевизоров там всяких, книжек разных, одежды теплой…

— Церкви да часовни не мешает построить, — вставил Дато Сухумский.

— Да это святое. На это денег жалеть негоже.

Все присутствующие воры дружно одобрили предложение Беса.

— Паша, уважение тебе и поклон, — улыбнулся Эдик Кирпич. — У тебя хоть и погоняло такое антихристианское, но сам ты человек праведный и православную веру поддерживаешь. Спасибо тебе, брат.

— Да ладно, что уж тут. Зачем уж мне спасибо, — засмущался старый вор. — А кликуху Бес мне еще по малолетке приклеили, когда карманы больно шустро шманал, — «законник» улыбнулся, вспомнив свои юные годы.

— Братва, но мы не упомянули о главном, — произнес Реваз. — Львиную долю всей делюги отработал Феликс Чикаго со своей братвой. Ему мы по большому счету обязаны в успехе этого дела. А где же он сам? Почему не присутствует на сходняке?

— Вы не обессудьте, воры, — произнес Дато Сухумский. — Чикаго поехал на далекую зону близких проведать, но всем вам велел кланяться. А насчет того, что он нам помог… Да чистоганом только ему мы и обязаны нашим успехом. Если бы не Чикаго со своими парнями…

— Да, — подхватил Эдик Кирпич. — Думаю, ему и его братве надо долю достойную выделить. Давайте, братья воры, не пожадничаем и выделим Феликсу… Ну, скажем, два миллиона баксов!

— А почему два? — посмотрел на окружающих Паша Бес. — Не два, а три. Без него мы вообще капусты не увидели бы. Я думаю, братья мои, по этому вопросу возражений нет?

— Нет, нет, о чем ты говоришь, братуха? Три, так три, — одобрили присутствующие «законники».

Вот так за несколько минут Феликс и его парни стали весьма богаты. Такова судьба — каждому воздается по заслугам.

О добре и зле

Начало декабря в далекой тайге было ознаменовано обильным снегопадом. Мохнатые ели сгибались под тяжестью снеговых шапок. Морозный воздух покалывал нос при дыхании, чувствовались его хвойная чистота и свежесть.

Небольшие стекла избушки священника заледенели, и затейливыми узорами мороз разрисовал их в стиле чудной зимней сказки. В старинной русской печи потрескивали поленья, а за массивным добротным столом с начищенным до блеска медным самоваром, попивая душистый чай, вели беседу Феликс и отец Григорий.

— Вот ты, Феликс, рассказываешь мне, что вы ради праведного дела устроили войну, что, дескать, необходимо было наказать убийц ваших друзей и вернуть причитающиеся вам деньги, — рассуждал отец Григорий. — Бог с тобой, Феликс. Считай как считаешь. Но если пожелаешь узнать мое мнение, я тебе скажу. Нет причины, из-за которой можно было бы оправдать убийство людей. Ту кровь, что пролили ваши враги, падет тяжким грехом на их головы. Да настигнет их кара небесная! Но тем не менее за ту кровь, что пролили вы, тоже придется отвечать перед судом Господним. И не стоит упрощенно трактовать ветхозаветное «око за око». Господом в это изречение заложен глубокий смысл, а упрощенное понимание извращает сакральную фразу.

— Отец Григорий, — не унимался Феликс, — но ведь понятия добра и зла очень относительны. Существуя рядом и дополняя друг друга, они в сущности рождают гармонию. Как известны инь и янь — борьба противоположностей. Это ведь и есть символ гармонии как таковой. Холодное и горячее, темное и светлое, злое и доброе… Извечный вопрос о добре и зле. Один современный поэт написал интересное, на мой взгляд, стихотворение. Хотите я вам его прочитаю?

— С удовольствием, Феликс.

— Тогда слушайте:

Что в этом мире зло, а что добро?

Где между ними грань? Кто даст ответ?

Хоть нам виски покроет серебро,

Но все ж разгадки тайны нет…

Тигрица рвет клыками лань -

Пример столь явный и жестокий.

Сполна отдали злому дань?!

Нет, материнский долг высокий:

Тигрят, детенышей своих,

Она ведь любит несравненно!

Голодных, без еды, одних

Оставить смерти? Несомненно

Добро ей движет! Ну а зло

Куда исчезло в мысли той?

А если б жертве повезло?

Сюжет бы был совсем иной!

Что в этом мире зло? А что добро?

И где — граница между ними?

Да, видно, нам ответа не дано…

А истина лежит посередине!

Когда Феликс прочитал стихотворение, отец Григорий помолчал, задумавшись, а потом изрек:

— Хорошее стихотворение. Имеет глубокий философский смысл. Автор размышляет о том, что если тигрица не погубит лань и не накормит ее мясом своих детенышей, они умрут от голода. Логично. Но ведь лань тоже Божья тварь и, возможно, у нее тоже есть детеныши?

— Но ведь это закон природы! А значит, Закон Божий.

— Не забывай, дорогой Феликс, что Господь Бог сотворил человека по своему образу и подобию и наделил Его великим оружием, огромным благом — интеллектом. И душой, причем душой бессмертной. Но даже звери — Божьи твари не убивают себе подобных. Почему же человек стремится пролить кровь брата своего, ближнего своего? В мире так много жестокости и зла, что каждое действие разумного человека должно быть направлено на гуманные цели. Ты, Феликс, человек умный и образованный. Я считаю: именно таким, как ты, нужно становиться на путь добра и созидания. А ты, как я понимаю, живешь, практически не расставаясь с пистолетом, и это само по себе подталкивает к насилию.

— Но если так гуманистически рассуждать, то необходимо отменить все вооруженные силы на планете.

— Будь моя воля, я бы и отменил эти самые вооруженные силы, — произнес отец Григорий. — Ибо война — неугодное Богу дело.

— А как же крестовые походы? Война с неверными за гроб Господен?

— Ты знаешь, Феликс, крестовые походы нужны были не Богу. Они были нужны людям, заинтересованным в них. И заметь, православные в этих походах никогда не принимали участия.

— И тем не менее отменить мировой милитаризм практически невозможно. Если лишить одну страну ее вооруженных сил, то она тут же станет объектом нападения другой. Так что, Григорий Матвеевич, на данном этапе ваше желание по крайней мере утопично.

— А я и не говорю, что это возможно сейчас. Я говорю, что к этому надо стремиться. Возьми и выбрось свой пистолет. Твоему примеру наверняка последуют ребята, которые с тобой работают. Считай, сделан первый шаг… Шаг к гуманизму.

— Ну вы тоже придумали, Григорий Матвеевич. Если мы сейчас выбросим наше оружие, его тут же поднимут другие. И уж, поверьте мне на слово, не такие, как мы. Это будут отмороженные негодяи: без совести, морали и каких-либо человеческих понятий. Как сможем мы без оружия противостоять им? Вы представляете, что тогда начнется? Ведь если вдуматься, я и мои парни никогда не воевали ни с государством, ни с правоохранительными органами, ни с порядочными людьми. Мы воюем именно с этими самыми, простите за выражение, беспредельными гадами, с которыми не могут справиться силовые структуры государства. Лично я в этом государство не виню, просто в наше время — время негодяев мы заполняем брешь и выполняем роль так называемых третейских судей.

Отец Григорий внимательно посмотрел на Феликса. Затем он налил по новой чашке чая и подвинул поближе к Феликсу вазочку с брусничным вареньем.

— Слушай меня внимательно, Феликс, — твердым голосом произнес священник. — Я не отрицаю, что есть некая логика в твоих словах. Я сам учил тебя наукам, помогающим человеку разбираться в сущности вещей. Как ты прекрасно знаешь, у медали существуют две стороны. На одной из них ты изобразил правду жизни в твоем понимании… Но переверни медаль, и ты увидишь правду истинную, правду Божью. Именно она является мерилом всех ценностей и смыслом жизни. Именно в ней содержится истинная гармония и настоящая гуманность. Именно в ней светится вселенская любовь, доброта и красота в глубоком понимании этого слова. Каждый человек, житель этой планеты, должен прийти к пониманию истины, и я верю, рано или поздно человек к этому пониманию придет. Я верю в тебя. Я верю в людей. Я верю, что истина восторжествует, и хочу благословить тебя, мой друг, на праведный путь.

Отец Григорий встал из-за стола. Феликс тоже поднялся со своего места. Священник перекрестил молодого человека, освятив его тройным крестным знамением, после чего, перекрестясь, Феликс прикоснулся губами к святому распятию.

— Благослови тебя Господи, сын мой, на праведный путь, — произнес отец Григорий. — С нами Бог!


Казалось, в эти мгновения ничто в мире не изменилось. Снег так же падал, оседая на лапах могучих вековых елей. В печке так же потрескивали поленья. Все так же пахло душистым липовым чаем и брусничным вареньем. Но тем не менее в душе у Феликса стало как-то по-особенному тепло и появилось ощущение того, что он стоит перед входом во что-то новое, неизведанное. И это вселяло в его сердце радость и торжественное спокойствие.

Он наконец-то доподлино осознал смысл слов «С нами Бог!»


home | my bookshelf | | Русский синдикат |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу