Book: Завещание графа Мирабо



Руденко Елена

Завещание графа Мирабо

Руденко Елена

Завещание графа Мирабо

Париж был в трауре. Умер великий оратор граф Мирабо.

Накануне смерти о нем стали ходить нелицеприятные слухи. Городская молодежь распевала про него колкие песенки. Казалось, еще чуть-чуть и славе Мирабо наступит конец. Однако смерть быстро перечеркнула все пересуды и нападки. Народ искренне оплакивал Мирабо, которого столь долго считал своим другом и защитником. Все точно забыли злые статьи о нем, неоспоримые доказательства егоо продажности, в памяти оставалось только хорошее. Молва о том, что оратор был отравлен, только подчеркнула его посмертную славу. Теперь он был мучеником.

Мирабо умер 2 апреля 1791 года, в начале весны. Именно этот сезон он так любил!

Национальное собрание решило похоронить Мирабо в монастыре святой Женевьевы - месте погребения великих людей Франции. Он стал первым, кто удостоился этой высокой посмертной чести.

Рано утром похоронная процессия двинулась в путь, который сопровождался траурным маршем, барабанным грохотом и шумом толпы. Службу отслужили в церкви Святого Евстафия. Потом погребальное шествие направилось к монастырю святой Женевьевы.

Печальный кортеж сопровождали депутаты Ассамблеи, среди которых так же был Максимильен Робеспьер. Смерть Мирабо немного раздосадовала его. Ведь только сейчас он стал одерживать первые победы над ним! Этот могучий, когда-то непобедимый противник уже начал побаиваться "арраской свечи", так иронично прозвали Робеспьера. Еще немного и Максимильен разгромил бы непобедимого оратора! Но увы, граф Мирабо, хоть и не по своей воле, покинул поле боя, оставшись в памяти людей верным слугой Революции. У Робеспьера было такое чувство, что у него из рук вырвали победу, к которой он так долго шел. Но он утешал себя тем, что у него осталось достаточно других противников. Например, Барнав. Робеспьер взглянул на него и тут же ответнулся. Этот холеный красавчик вызывал у него отвращение. Особенно Робеспьера злило то, что этого типа предпочла Мадлен Ренар, которая когда-то была возлюбленной Максимильена.

Светлана Лемус тоже решила пойти посмотреть печальную церемонию. Хотя она не любила похороны, поминки и кладбища и всегда обходила их стороной. Светик хватило похорон ее близких, и глазеть на похороны чужих людей она никогда не ходила. Однако проводить в последний путь такого знаменитого человека как Мирабо Лемус все же решилась, но она отдавала себе отчет в том, что ближайшую ночь ее обязательно начнут мучить кошмары.

Она заметила молодую девушку среди друзей умершего. Плечи которой буквально тряслись от рыданий, переходящих в хрип. При чем эта скорбь на грани истерики была такая искренняя, что люди невольно отводили глаза.

"Кто она такая? - подумала Лемус. - Подружка Мирабо? Вряд ли. Она не похожа на девицу легкого поведения. Весь облик этой девушки говорит о ее порядочности"

Сам обряд погребения был совершен быстро и торжественно. Люди безмолвно расходились. В толпе Светлана столкнулась с мадмуазель, рыдавшей всю дорогу. Лемус сбивчиво пробормотала слова соболезнования.

-- Вы мадмуазель Лемус, писательница? - спросила девушка. - Приятно познакомиться. Мое имя Сайан. Мне бы хотелось поговорить с вами. Вы не спешите?

Девушка понемногу успокоилась, но все равно из ее глаз продолжали катиться слезы, которые она вытирала платком.

-- Нет, что вы! - горячо заверила ее Светик. - Пройдем те туда к тротуару. Я договорилась с моим другом о встрече. Он будет ждать меня там.

Постепенно девушки разговорились. Светлана быстро нашла отвлеченные темы для разговора. Между ними завязалась обычная беседа ни о чем, так свойственная молодым особам. Собеседница оказалось общительной, но слишком бескомпромиссной. Она уверенно высказывала свои взгляды и пресекала все попытки Светланы поспорить с ней. При чем доводы у нее всегда были очень убедительны. Это немного затрудняло беседу.

Лемус имя этой девушки показалось знакомым, где-то она его слышала. Не долго думая, она спросила Сайан об этом.

-- Я племянница графа Мирабо, - ответила девушка. - Мое имя время от времени вскользь упоминалось в газетах.

-- Надо же! - удивленно воскликнула Светик. - Никогда бы не догадалась, что вы... Понимаете, обычно родственники великих людей ужасно избалованы! А про вас этого не скажешь.

-- Я долго росла в нищете, - коротко ответила Сайан. - Дядюшка стал нам помогать совсем недавно. Раньше у него самого денежные дела шли через пень колоду... Теперь он вдруг умер. Странно...

-- Что странно? Вас что-то беспокоит? - поинтересовалась любопытная Светик.

-- Так глупость. Я, наверное, просто тяжело переживаю смерть дяди. Но его неожиданная смерть... ведь он почти поправился и вдруг умер.

Безграничная писательская фантазия Лемус быстро нарисовала картину произошедшего: графа Мирабо отравили враги. К тому же версия об отравлении графа сразу начала пользоваться популярностью среди парижан. Светлана была полностью с ней согласна. Беспокойство племянницы Мирабо только усилило ее уверенность в этом.

-- Ничего тут странного нет! - твердо сказала Лемус. - Вашего дядю отравили.

-- Ох, это все сплетни! Из-за них я чуть было сама не поверила в эту чушь.

-- Это не чушь! - горячо возразила Светлана. - Кто знает, может ваша жизнь теперь в опасности! Надо срочно разобраться с этим делом! Я знаю к кому можно обратиться, к моему другу Робеспьеру. Он настоящий сыщик! Распутает любое дело. С ним очень интересно проводить расследование, при чем результат всегда оказывается самый неожиданный.

-- Нет, - замотала головой девушка. - Вряд ли мсье Робеспьер согласиться взяться за это дело. Ведь мой дядюшка был его врагом.

-- Ничего, Макс не злопамятный. Давайте подождем, пока все разойдутся. Он обещал встретиться со мной, значит скоро придет. А вот и он.

-- Макс! - воскликнула Светлана. - Есть интересное дело!

Она представила ему мадмуазель Сайан и кратко изложила суть проблемы, которая ее так заинтересовала.

Робеспьер понял, что Светлана поставила перед ним вопрос ребром. Отказываться сразу он не мог, так как перед ним была племянница Мирабо. Мадмуазель Сайан, как он понял, принадлежала к тому числу женщин, которые от своего не отступают. Решительный взгляд, упрямо поднятый подбородок. Эта симпатичная девушка явно заполучила черточки дядюшкиного характера.

Сайан в свою очередь изучала Робеспьера. На вид ничем не примечательный молодой человек, невысокий, худощавый. Но в нем чувствуется какая-то внутренняя сила. Она слышала, что он, несмотря на ряд положительных моральных качеств, обладает огромным тщеславием и частенько покупается на самую грубую лесть. Сайан решила использовать этот метод, чтобы заполучить его согласие расследовать дядюшкину смерть.

-- О вас много говорят! - воскликнула она с жаром. - Думаю, только вы один способны найти истину в этом странном деле! Вы очень умны! Надеюсь, вы не откажете несчастной девушке, которая стала вашей просительницей. Поймите, я должна знать правду!

Эти слова возымели свое действие. Лицо Максимильена смягчилось. Светлана отвернулась, чтобы скрыть улыбку. Ее всегда немного смешило то, как ее друг падок на ласковые речи.

-- Дело очень трудное, - сказал Робеспьер, голос у него был спокойный и резкий. - И я не ручаюсь за его результат.

-- Я понимаю, - ответила мадмуазель Сайан. - Но для меня это очень важно! Я вам заплачу, только выясните истинную причину смерти моего дяди. Ужасные сомнения постоянно терзают меня. Поймите, никто, кроме вас, не сможет мне помочь!

-- Давайте пройдем в ближайшую кофейню, - предложил Макс. - Там мы сможем спокойно переговорить.

Девушки согласились. Вести подобную беседу за столиком в кафе гораздо приятнее, чем посреди улицы.

-- Вы кого-нибудь подозреваете? - спросил Робеспьер, когда они устроились за столиком, и он заказал им по чашечке кофе.

-- Я была мало знакома с политической жизнью дяди, - ответила Сайан. К тому же последнее время он никого к себе не допускал.

-- Думаю, тут дело не в политике. Убийцу надо искать среди близких. Посудите сами, вряд ли бы его враги решились на такой шаг. К тому же, согласитесь, популярность Мирабо начала постепенно гаснуть. Врагам нужно было только подождать, чтобы сместить его в сторону.

Девушка понимающе кивнула. Доводы Робеспьера были разумными.

-- Вы правы, политическое убийство тут исключено, - согласилась она.

-- Другое дело близкие, - продолжал Максимильен. - Например, те, кого он упомянул в завещании. Они тоже почувствовали приближающийся конец славы Мирабо, а, следовательно, потерю им своего богатства. И они решились на убийство, чтобы успеть заполучить состояние пока оно не цело.

-- Кажется, я понимаю, о чем вы.

-- Но подозреваемыми могут быть не только наследники, а также другие близкие. Их не следует исключать из списка, обычно мотив выявляется потом. Лучше сначала начнем с наследников.

Робеспьер достал записную книжку и приготовился записывать. Мадмуазель Сайан одобрительно улыбнулась, она поняла, что к ее делу подошли серьезно.

-- Наследство получил один человек. Это его секретарь Фошо, - сказала она, пытаясь скрыть весьма обоснованное раздражение.

Светлана, которая внимательно слушала их разговор, присвистнула.

-- Все состояние секретарю! - воскликнула она. - Поразительно! Неужели вам ничего не досталось?

-- Нет. Дядя решил, что предоставил нам достаточно средств еще при жизни. Вообще-то это так. Мы с мамой теперь живем безбедно, но не шикарно.

-- Расскажите об этом секретаре, мадмуазель, - попросил Робеспьер.

-- Его имя Фошо. Я с ним мало общалась. Скажу честно, он мне не нравится. Меня раздражает его всегда подчеркнутая порядочность. Конечно, я терпеть не могу развратников и подлецов, но Фошо переходит всякие границы. Не человек, а какая-то могила! С ним даже разговаривать невозможно! На вопросы отвечает только "да" и "нет". А когда попросишь что-то рассказать, он молчит. Сразу не поймешь, то ли он стесняется, то ли просто не хочет с тобой говорить. Со мной он вообще старался не разговаривать, постоянно поворачивался спиной и уходил. Какое-то время я думала, что он женоненавистник. Скорее всего, это не так, он просто идиот. Чем он только приглянулся дяде?

Говорила она искренне. Такое поведение секретаря вряд ли кому-нибудь понравилось, неприязнь девушки к Фошо была хорошо понятна.

-- Вы прямой человек, мадмуазель! - отметил Робеспьер. - На ваш вопрос есть простой ответ. Мсье Мирабо принадлежал к тем людям, которых привлекают именно те качества, которые отсутствуют у него самого. В данном случае это добродетель и целомудрие. Для него обладатель этих черт казался святым. Вот Мирабо в порыве благородства решил оставить ему состояние. Потом, наверное, он изменил бы завещание, но не успел.

-- Следующим другом дяди был его второй секретарь Пелеяк, - продолжала Сайан. - Он занимался финансовыми делами. Это полная противоположность Фошо, веселый, общительный. С ним очень интересно. Ему я симпатизирую. Потом доктор Кабанэ. Человек умный, рассудительный, подходящий для своей профессии. Он увлекается химией, разрабатывал лекарство для дяди, которое должно было привести к окончательному выздоровлению. Ему удалось вывести какое-то средство. Дядя принимал его, и ему сразу же становилось лучше. Увы, оно действовало лишь определенное время, потом боли возвращались. Следует так же учесть мсье Ла Марка, друга-компаньона моего дяди. Этот человек составлял ему компанию во всех развлечениях. Они были неразлучными друзьями. Ла Марк подходил моему дяде, они были чем-то похожи, только Ла Марк всегда и во всем уступал ему. Я имею ввиду, что он всегда находился в тени дядиной славы и умений.

Еще в этот список следует включить пару дядиных подружек. Они в отличие остальных были его постоянными любовницами. Это певица театра Моричелли мадмуазель Лежэ и некая Амелия де Нера. Что они из себя представляют, я не знаю. Хотя, про вторую я кое-что сказать могу. По-моему, она сошла с ума от любви к моему дяде. Она приходила к нему накануне смерти... да 28 марта! Был скандал, потом дядя поехал в театр Моричелли, скорее всего, к Лежэ. Вечером ему стало плохо, и он так и не оправился. Это все, кого можно зачислить в ваш список. Хотя, я не могу представить никого из них в роли убийцы.

-- Хм... Даже ненавистного вам Фошо? - поинтересовался Робеспьер.

-- Да, его особенно. У него мозгов бы не хватило. Я уже говорила вам, что он идиот! Так вы беретесь расследовать смерть моего дяди?

-- Да, мадмуазель, у меня нет сил отказать такой милой девушке как вы. Я всю жизнь буду чувствовать себя подлецом.

Сайан улыбнулась. Изящный комплемент понравился ей.

-- Благодарю вас! - воскликнула она. - Вы поистине благородный человек! Знаете, сейчас у меня как камень с души свалился! Так хорошо, когда есть на кого положиться!

Когда они покинули Робеспьера, Светлана спросила Сайан.

-- Вы доверяете моему другу?

-- Да, он произвел на меня хорошее впечатление. Весь его облик говорит о нем, как о человеке аккуратном, педантичном. Взгляд у него пронизывающий, внимательный. Именно такие люди обладают огромными умственными способностями и способны докопаться до истины. Честно говоря, я не ожидала, что он возьмет мое дело.

-- Макс просто молодец! - согласилась Лемус. - Когда вы организуете ему встречу с подозреваемыми?

-- Скорее всего, послезавтра. Я приглашу их к себе по очереди. Истинную причину называть не буду, пусть их ждет сюрприз!

Сайан самодовольно рассмеялась.

Первым собеседником оказался мсье Пелеяк. Он был удивлен этим неожиданным приглашением, но Сайан быстро ввела его в курс дела.

-- Ах, вот оно что! - воскликнул он. - Действительно, слухи об убийстве ходят, но не стоит принимать их всерьез.

-- А, по-моему, стоит! - отрезала Сайан. - Будьте добры ответить на вопросы мсье Ро... э-э...

-- Робеспьера, - подсказал Макс.

-- Простите, - рассеянно пробормотала девушка и вышла.

Робеспьер уже привык к тому, что его фамилию не могут запомнить, поэтому не придал забывчивости Сайан большого значения.

Пелеяк ему не понравился. Глаза у него были хитрые, бегающие. Он точно пытался определить, где что можно украсть. На лице играла фальшивая улыбка.

-- Я был очень предан графу, - сказал он. - Я честно пытался заставить его образумиться, но безуспешно. Образ жизни, который вел Мирабо, свел его в могилу. Это так печально.

-- А каковы у него были отношения с племянницей?

-- Очень хорошие! Мадмуазель Сайан чудесная девушка. Она часто навещала графа. Проводила много времени у его постели, когда он был болен, читала ему книги вслух. Она могла часами выслушивать его рассуждения. А зачем вы это спрашиваете?

-- Мне кажется странным, что он лишил ее наследства.

-- Ей просто не повезло. Мирабо хотел изменить завещание в ее пользу, но не успел. Про завещание вам лучше расскажет доктор Кабанэ. Он был назначен душеприказчиком.

-- Что вы можете сказать о мсье Кабанэ?

-- Ничего особенного. По-моему, он обычный шарлатан. Он не относится к числу ученых людей. Схимичил какое-то лекарство, от которого Мирабо вдруг резко становилось хорошо. Не знаю, что он туда положил, но, явно, ничего хорошего.

-- А вы были знакомы с мсье Ла Марком?

-- Да, я виделся с ним несколько раз. Он один из тех нахлебников, которые не хотят сами зарабатывать себе на жизнь и предпочитают быть компаньонами богатого приятеля, чтобы составлять ему компанию в сомнительных предприятиях. Кстати, Ла Марк пытался ухаживать за Амелией де Нера, подружкой Мирабо.

-- Понятно, - кивнул Робеспьер, который сразу отметил склонность Пелеяка к сплетням. - А что вы можете сказать о Фошо?

От этого имени Пелеяка передернуло.

-- С ним, к сожалению, мне приходилось работать. Невыносимый человек. Ощущение, что он остался где-то в далеком детстве.

-- Вы хотите сказать, что он был глуп. Как же он исполнял обязанности секретаря? - удивился Максимильен.

-- Обязанности секретаря он исполнял хорошо, как прилежный ребенок, который сделал упражнение по латыни без ошибок. Но ему нужно было постоянно говорить, что именно делать. Сам он бы никогда не догадался. К тому же он постоянно сомневался в своих силах.

-- Мадмуазель сказала мне, что он получил завещание в свою пользу за доброту.

-- О! Этого добра у него хоть отбавляй. Фошо просто помешан на религии. Постоянно твердит об каких-то искушениях, адских муках. Но он тихий, безвредный. У меня рука не поднималась сделать Фошо заподлянку, чтобы его выгнали.

-- Будь на его месте кто-то другой, вы бы так поступили? полюбопытствовал Максимильен.

Пелеяк понял, что сболтнул что-то не то.

-- Я это так, в общем говорю, - пояснил он.

На этом их беседа завершилась. Робеспьер понял тактику Палеяка - облить всех грязью, кроме Сайан, разумеется. Секретарь сразу сообразил, что все его слова могут быть переданы этой мадмуазель.

Следующим гостем был доктор Кабанэ. Так получилось, что вместе с ним пришел Фошо. Как отметил Робеспьер, его явно не научили приходить только в указанное время. Интересно, так Фошо поступал и со своим покойным хозяином? Скорее всего, нет.



Светлане пришлось взять Фошо на себя, чтобы дать другу переговорить с доктором. Сайан наотрез отказалась развлекать этого типа. Вскоре Лемус поняла ее неприязнь к Фошо. Слова из него приходилось вытягивать точно клещами. На простые житейские вопросы он отвечал односложно, при чем таким тоном будто делал одолжение. Поддерживать беседу он вообще не собирался, а тянуть ее на себе Светик быстро надоело. Девушка поняла, что вызывает у Фошо какое-то отвращение. Она решила оставить его в покое. Светлана взяла со столика какую-то газету и погрузилась в чтение. Ее собеседник ни разу не попытался возобновить разговор.

К счастью в комнату вошел Робеспьер. Сообразительная Лемус поняла, что ей лучше уйти. В ее присутствии Фошо вряд ли будет откровенен, если вообще решится заговорить.

Когда она ушла, секретарь сказал:

-- Не люблю женщин. Особенно красивых, особенно блондинок, особенно с голубыми глазами.

-- Они вас чем-то обидели? - спросил Максимильен, которого немного ошарашило это заявление.

-- Нет, - коротко ответил Фошо, - вы хотели поговорить об убийстве?

-- Да, мсье. Прошу вас рассказать мне о докторе Кабанэ и вашем коллеге Пелеяке.

-- Увы, ни чем не могу вам помочь. Я мало общался с ними. Мне бы не хотелось составить ошибочное мнение. Могу сказать одно, они хорошие люди.

-- А мадмуазель Сайан...

-- Самая обычная девица!

Робеспьер понял, что от этого человека ничего нельзя добиться. Ему вспомнились старинные легенды о римских воинах, которые попали в плен к персам. Наверное, эти воины именно так вели себя на допросе.

-- Вы кого-нибудь подозреваете? - спросил он.

-- Да. Актриску Лежэ. Это весьма развратная особа. Она могла убить Мирабо.

-- Чем обосновано ваше подозрение? Только не говорите, что вы заподозрили ее в убийстве лишь потому, что она женщина!

-- Тогда не знаю, - коротко ответил Фошо. - Разрешите идти.

-- Да, конечно.

Секретарь поднялся и быстро зашагал к выходу, даже не простившись с Робеспьером.

-- М-да, мама в детстве не объяснила ему, что, уходя, надо сказать "до свидания", - пробормотал Макс.

После беседы с Фошо Светлана сразу же принялась засыпать друга вопросами. Сайан внимательно слушала их беседу.

-- Что тебе сказал доктор? - спросила Лемус.

-- Кабанэ производит впечатление умного человека. Я спросил его о завещании. Кабанэ сказал, что в порыве благородства Мирабо решил завещать все Фошо, так как тот сможет гуманно распорядиться деньгами, раздать беднякам. Племянницу Мирабо очень любил. Думаю, через какое-то время он бы изменил завещание в ее пользу, но, увы, не успел. Кабанэ говорил, что в мадмуазель Сайан Мирабо видел себя. В ней есть склонность к авантюрам, непреклонность, упорство. Но в отличие от покойного графа эта девушка обладает чрезмерной прямотой, честностью и высокими моральными принципами. Она трогательно заботилась о своем дядюшке.

-- Надеюсь, доктор был искренен, - сказала Сайан, которой понравился такой отзыв.

Робеспьер продолжал:

-- Секретарь Фошо Кабанэ не нравится, о причинах своей неприязни он не распространялся. О Пелеяке отзывался как о человеке, который своего не упустит, он умен и исполнителен. Однако от такого можно всегда ждать удара. Он всегда готов посплетничать и выставить других в дурном свете. Про Ла Марка доктор сказал, что он был его другом. Но в искренности этой дружбы он не очень уверен. Я согласен с ним, скорее всего без корысти тут не обходилось.

-- А про лекарство ты его спросил? - поинтересовалась Лемус.

-- Да, конечно. Доктор отмахнулся, сказал, что все это не важно. А у меня это таинственное лекарство, после которого Мирабо сразу же чувствовал себя хорошо, вызывает опасение. Как знать, может, эти эксперименты были не очень удачны, и врач решил сам умертвить пациента, чтобы не было ущерба его репутации. Ведь если бы это получило огласку, Кабанэ мог поставить крест на своей врачебной карьере.

-- М-да, трудно поверить. Но что же это за лекарство такое!? воскликнула Светик.

-- Действительно, - поинтересовалась Сайан. - Меня это тоже всегда интересовало. Я помню один разговор дяди с доктором. Дядя просил Кабанэ дать ему лекарство, но тот упрямо твердил, что опасно принимать его слишком часто. На это дядя ответил, что его мучают сильные боли и только это средство может помочь ему.

-- Так я и думал... - пробормотал Робеспьер.

Светлана поняла, что доктор Кабанэ играет в этой истории не последнюю роль. Она решила проследить за ним. Он ушел недавно, и девушка надеялась его догнать. Лемус сослалась на какие-то дела и убежала.

Догнать Кабанэ было нетрудно. Квартира Сайан располагалась на длинной улице без переулков. Вскоре девушка увидела доктора. Он, не спеша, шел по улице. Светлана замедлила шаг. Кабанэ остановился у какой-то аптеки. Его встретил старый аптекарь. Он впустил доктора и запер за ним дверь, на которую вывесил табличку "закрыто".

-- Ерунда какая-то! - с досадой воскликнула девушка.

Робеспьер и Сайан остались наедине.

-- Мадмуазель, у меня к вам несколько вопросов, - сказал он. - По поводу Ла Марка, он пытался ухаживать за Амелией де Нера, не так ли?

Девушка погрузилась в размышления.

-- Да, припоминаю. Как-то дядя говорил мне об этом. Ему было приятно, что его подружка хранит ему верность. Эта женщина действительно любила только его, я уже говорила вам, что она сошла с ума от этой любви.

-- Еще мне бы хотелось узнать о том, как ваш дядя платил жалование, сказал Макс.

-- Честно говоря, на жалование он был прижимист. Он вообще не любил тратить деньги на кого-то другого, кроме себя. Хорошо платил он только доктору. По-моему, по тридцать ливров в день.

-- А секретарям?

-- Очень мало. Он считал их работу ничтожной. По-моему, он платил им где-то по пять ливров в неделю. Согласитесь, для Парижа это очень мало. Но он оправдывал это тем, что секретари обедают у него в доме, и этим он оказывает им неоценимое благоденствие.

-- Секретари служили еще где-нибудь?

-- Нет, что вы! Дядя ничего подобного не допустил бы! Странно...

Мадмуазель Сайан задумалась, как бы что-то припоминая. На ее лице отразилось удивление.

-- Мы тут с вами говорим, и я вспомнила... Пелеяк недавно купил дом! Очень хороший и большой! Он даже слуг завел.

-- Хм... У него раньше были какие-то сбережения? Может, он получил наследство?

-- Нет. Ничего этого не было. Интересно, откуда у него такие деньги!?

-- Мне это тоже кажется странным, мадмуазель.

-- Понятно, он их украл у нас! - проворчала девушка. - Мой дядя совершенно не умел подбирать людей! Да, он был умен, но его легко можно было обвести вокруг пальца. Стоило лишь найти к нему подход!

-- Как я погляжу, вы совсем не такая.

-- Вы правы. Я научилась не доверять людям. От дяди я получила только одну черту: склонность к авантюрам. Однажды я решила бежать с одним типом, в которого влюбилась. К счастью, нас быстро поймали, и мне здорово досталось на орехи. Поначалу я была вне себя от горя, но потом успокоилась. Знаете, когда я вновь встретила моего бывшего возлюбленного, то возблагодарила небо, за то, что нас разлучили. Какой был бы ужас, если бы мы поженились. Хотя, думаю, даже тогда я бы нашла выход! Я знаю, что выход всегда есть, надо только поискать его хорошенько!

-- Не могу с вами не согласиться, мадмуазель. А вы даже сейчас, когда наследство получил Фошо, будете искать выход?

-- Да. Я буду оспаривать завещание. Понимаете, для меня важны не деньги, а Дюмарэ - новое поместье дяди. Я уже успела полюбить это место, как я мечтала, что Дюмарэ будет моим! Знаю, доказать недействительность завещания будет трудно, но я своего добьюсь!

-- Тут вы вся в дядю.

-- Нет! - твердо сказала Сайан. - Я всегда действую честно. Я люблю правду! Как хорошо, что я встретила вас. Ведь вы ведь сможете узнать правду?

-- Да, конечно, мадмуазель, - заверил ее Робеспьер.

-- Ох, по-моему, вы единственный, кто может разобраться в этом деле! воскликнула девушка. - Как я вам благодарна!

-- Мадмуазель, вы преувеличиваете!

Слова Сайан льстили самолюбию Робеспьера. Он с большим трудом смог сдержать довольную улыбку.

-- Похоже, я не ошибся, - сказал Робеспьер, когда Светлана пересказала ему о своей слежке за доктором. - Кабанэ давал графу Мирабо какие-то наркотические вещества. На какое-то время они улучшают самочувствие, но не лечат, наоборот, они постепенно убивают. Эти вещества доктор покупал у этого аптекаря. Их возят с Нового света, и они очень дорогие. Об их применении врачи стараются не распространяться. Как видишь, мотив доктора, о котором я говорил у Сайан, верен.

-- Да. С мотивом Фошо тоже понятно. Ради такого состояния он мог совершить убийство. А что с Пелеяком? Какой у него мотив?

-- Хорошо. Будем разбираться. Как мне сказала мадмуазель Сайан, Мирабо был прижимист на жалование секретарям. А Пелеяк вдруг покупает шикарный дом, на который, если жить только на жалование графа Мирабо, можно было бы копить лет десять. У меня только предположения. Пелеяк занимался финансовыми делами графа. Как я думаю, Мирабо в счетах и денежных делах смыслил мало. Пелеяк, наверняка, клал себе в карман часть денег, которые приходили Мирабо от короля. Рано или поздно тайное становиться явным. Может, Мирабо заподозрил секретаря в краже и решил проверить счета. Пелеяк испугался и убил его. Он, наверняка, успел прикарманить крупные суммы, с которыми не хотел расставаться.

-- А вот с Ла Марком пока непонятно, - вздохнула Светлана. - Жаль, что он не смог придти.

-- Да, его мотив еще не ясен. Думаю, нам надо навестить этого мсье.

Ла Марк с траурной физиономией принял гостей. Всем своим внешним видом он показывал, что очень скорбит по умершему другу. Это был мужчина средних лет, с привлекательной, но совсем не интересной внешностью. У него не было внутренней силы, обаяния, умения расположить к себе людей коими обладал покойный Мирабо. Ла Марк хорошо вписывался в роль компаньона.

-- Мне искренне жаль его! - воскликнул он устало. - Увы, любовь к излишествам свела его в могилу. Это так печально.

-- Вы постоянно сопровождали Мирабо? - спросил Робеспьер.

-- Да. Я всегда составлял ему компанию. У него было полно приятелей, но мне он доверял больше остальных. Я удостоился чести везде его сопровождать. Это было довольно интересно! Мирабо был мастак придумывать различные развлечения.

-- Простите, а чем вы занимаетесь? Я имею в виду род ваших занятий, которые приносят вам доход. Ведь на развлечения нужны деньги

Этот прямой вопрос несколько обескуражил Ла Марка.

-- Все оплачивал Мирабо, - ответил он.

-- Но ведь кроме этих... развлечений в компании вашего друга, у вас ведь были другие затраты. К примеру, одежда, содержание квартиры. Кстати, у вас очень хорошая квартира, с дорогой мебелью... И вы, я слышал, любите играть в карты...

-- На что вы намекаете!? Вы думаете, я обворовывал моего друга!?

-- Я просто интересуюсь, прошу вас, не кипятитесь. Кстати, вы знакомы с Амелией де Нера?

-- Хм... что-то слышал. Это одна из подружек моего приятеля.

-- Вот как. А мне кое-кто сказал, что вы пытались ухаживать за этой женщиной, но она даже внимания на вас не обратила. Нера сильно любила графа Мирабо.

Ла Марк с большим трудом попытался сдержать вспышку гнева.

-- Вам это Пелеяк рассказал? Этот сплетник!

-- И не только. Подобные предположения были и у мадмуазель Сайан. Допустим, Пелеяк - любитель сплетен, но мадмуазель Сайан лгать незачем!

Друг покойного потерял терпение.

-- Не знаю, чего вы добиваетесь. Да, я пытался приударить за этой дамой как за прочими подружками Мирабо. Откуда я мог знать, что она иного сорта. Амелия де Нера любила только его. Эта женщина не принадлежит к числу девиц с неустойчивой моралью. Она любила только одного человека, Мирабо, и была ему предана, она была готова на все ради него! Я ошибся в ней, и мне было стыдно! Честно говоря, мне жаль эту женщину. Ее сердце сделало не тот выбор. После этих слов Робеспьер стал более уважительно относиться к Ла Марку. Он понял, что этому типу не чужды человеческие чувства. -- А что вы скажете о Лажэ? - спросил Макс. -- А эта самая обычная дорогая потаскушка. С ней у меня проблем не было. Ей все равно с кем шляться, лишь бы у того были деньги. Хотя, она любила устроить Мирабо сцены ревности. Лежэ делала это чтобы потешить Мирабо, он любил, когда его ревновали.

Пелеяк с довольной физиономией проводил гостей в свой кабинет.

-- Как вам мой дом? - спросил он с улыбкой.

-- Шикарно, - коротко ответил Робеспьер. - Но мне бы хотелось внести кое-какую ясность: на какие средства вы его приобрели?

Хозяин вздрогнул.

-- Вы намекаете на то, что я крал у Мирабо деньги? - спросил он. - Это не так! Можете сами проверить бумаги! Все дело в том, что кроме Мирабо я служил еще у одного человека, который хорошо платил. Его самолюбию льстило, что у него работает секретарь Мирабо. На эти деньги я купил дом. Понимаете, я не хотел говорить об этом.

В подкреплении своих доводов, он достал какие-то бумаги и протянул Робеспьеру. Максимильен надел очки и погрузился в изучение. Пелеяк понял, что убедить этого педанта будет не так то просто. Он испугался, что подозрение в убийстве Мирабо падет на него.

-- Я не мог украсть деньги у Мирабо! - воскликнул секретарь. - Да, мне хотелось это сделать, но я не мог. Понимаете, двор переводил деньги на счет Ла Марка, так решил Мирабо во избежание подозрений. Он знал, что к его другу никто не проявит существенного интереса. Мирабо заранее было известно, сколько денег он получит, поэтому никто не мог их у него украсть. Потом я шел в банк и получал эти деньги. Мирабо не доверял банкирам, считал их жуликами, поэтому не хотел хранить деньги в банке.

Пелеяк говорил быстро, запинаясь. Было видно, что он сильно струсил.

-- Хм, он доверил такое ответственное дело именно вам, а не Фошо...

-- Да, Мирабо не хотел впутывать его в это дело.

-- Что ж, большое спасибо. Вы развеяли мои сомнения.

На этом Робеспьер простился с секретарем.

-- Неприятный тип, - сказал Макс Светик. - Любитель посплетничать, облить ближнего грязью, схитрить где надо и не надо. И при этом труслив как заяц. Сразу же выложил мне все тайны покойного хозяина.

-- Согласна, в этом человеке есть что-то неприятное, хотя он умеет держать себя, - сказала Светлана. - И, выходит, он не убийца.

-- Я бы не спешил с выводами. Возможно, он получил деньги в банке и решил их присвоить себе. В этом случае у него не было иного выбора, кроме убийства... Вот я сейчас подумал... Мирабо мертв, я расследую причины его смерти... Как легко передо мной открываются все двери! Я без проблем узнаю самые сокровенные секреты графа. И сейчас они для меня ровным счетом ничего не значат. Вот если бы я узнал об этом при его жизни, то я сумел бы как следует применить эти сведения... Хотя, тогда я вряд ли смог бы их раздобыть. Все двери были бы громко захлопнуты перед моим носом. Но, как знать, может, позднее эти сведения окажутся очень полезными.

Лемус внимательно слушала рассуждения друга. Он любил иногда пофилософствовать.

-- Что ж, теперь надо встретиться с банкиром, - сказал Робеспьер, неожиданно прерывая размышления. - У меня сейчас появились кое-какие соображения относительно Ла Марка.

Их принял сам управляющий банком. Ему сообщили, что дело касается смерти Мирабо, и он решил переговорить с Робеспьером лично. -- Кто бы мог подумать! - воскликнул он. - Максимильен Робеспьер расследует смерть своего врага! Очень любопытно. Интересно, при чем тут мой банк!? Однако ему пришлось прервать размышления, так как в кабинет вошли Робеспьер и Лемус. Макс решил сразу же перейти к делу. -- Меня интересует деньги мсье Ла Марка. Когда было последнее поступление, и кто их получил? - спросил он. Банкира удивил этот вопрос, но он решил не уточнять его причины. -- Позовите того, кто обслуживал Ла Марка, - велел он секретарю. Передайте ему, что меня интересует дата последнего поступления денег на его счет. Вскоре в кабинет вошел расторопный служащий. -- Мсье, вы спрашивали о Ла Марке, - быстро начал он, - деньги к нему на счет поступили 26 марта. 2 апреля он пришел их получить. Сумма составила шестьсот тысяч ливров. -- Спасибо, - несколько высокомерно поблагодарил управляющий. - Можете идти. Это все, что вы хотели узнать? - обратился он к Робеспьеру. -- Да, это все, - ответил он. - Большое спасибо за помощь.

После визита в банк Максимильен решил навестить мадмуазель Сайан. Она была очень рада его визиту.

-- У вас есть какие-то новости? - с надеждой спросила девушка. - Ох, вы не представляете как ужасно это ожидание! Особенно когда ничего не можешь сделать!

-- Могу вас обрадовать, мадмуазель, кое-что нам удалось выяснить. Но до разгадки еще далеко.

Робеспьер пересказал Сайан визит к банкиру. -- Получается, мотив был у Ла Марка, - сделал он вывод. -- Макс, милый, объясни! - взмолилась Светлана. -- Да будьте любезны, - поддержала ее Сайан.

-- Тут все просто. Ла Марк узнал, что на его счет, вернее на счет Мирабо, поступила крупная сумма денег. Ла Марк захотел прибрать деньги к рукам. Такая возможность была. Официально это был его счет, и он мог в любой момент получить эти деньги. Нужно было только устранить Мирабо, что он и сделал. 2 апреля Ла Марк снял деньги со счета. -- После похорон, - пробормотала Светик. Это получилось у нее как-то зловеще. -- М-да, выходит, что так. -- А как же Пелеяк, он же знал об этом счете? - удивилась Сайан. - Он мог выдать Ла Марка! -- Думаю, секретарь о приходе денег узнавал последним. Точнее в тот день, когда их надо было получить. Скорее всего, он так и не узнал о них. -- Выходит, что Ла Марк убийца! - сделала вывод Лемус. - А на вид он преданный друг Мирабо. -- Он просто нахлебник, которого все время мучила черная зависть. Ведь Мирабо все удавалось лучше, у него была слава, деньги, почет. Его успех у женщин был больше. В душе Ла Марк ненавидел Мирабо. Если присмотреться, это заметно. А по поводу того, что он убийца... я немного сомневаюсь. Он получил деньги в банке 2 апреля, после похорон. Вот если бы он получил деньги до этого, когда Мирабо был жив. Я был бы точно уверен, что именно он убийца! Ведь в этом случае он знал, что Мирабо умрет. -- Значит, Ла Марка мы исключаем? - спросила Сайан. -- Ни в коем случае! - возразил Робеспьер. - То, что он получил деньги после похорон Мирабо, не доказывает его невиновность. Возможно, такой поступок был продиктован осторожностью Ла Марка. А он человек осмотрительный, это сразу видно. Светик, вспомни, как он отвечал на мои вопросы, тщательно все обдумывал, боялся сказать лишнее. Хотя, иногда вспыльчивость побеждала осторожность. -- Выходит, Ла Марк - первый подозреваемый? - спросила Сайан. -- Да, мадмуазель, - ответил Робеспьер. - Но пока рано делать выводы, я еще не беседовал с дамами вашего дяди. Я уверен, их сообщения будут очень ценны.



Возвращаясь домой, Робеспьер с досадой вспомнил, что его ждет Бланка. Он совсем забыл о ней, и чуть было не опоздал. Эта девица, не обремененная моралью, уже стала ему надоедать. Робеспьер чувствовал себя подлецом, но проводить время с этой особой он больше не хотел.

Веселая Бланка Легран бросилась к нему на шею. -- Ты совсем забыл обо мне! - сказала она с укоризной. - Как я рада, что ты позвал меня! Ты что-то хотел узнать? -- Да, милая. Мне нужны адреса мадмуазель Лежэ и Амелии де Нера. Я расследую смерть Мирабо, для меня это важно. -- Адреса у меня есть... а ты позвал меня только ради этого? - в голосе Бланки слышалось разочарование, смешенное с обидой. -- Нет, что ты! Я позвал тебя, чтобы пригласить на ужин в воскресенье. Ты согласна? Лицо Легран расплылось в довольной улыбке. -- Конечно! Она достала записную книжку и продиктовала адреса. -- Мне остаться? - спросила она. - Или ты опять занят? -- Увы, у меня полно работы! - вздохнул Макс. Бланка пожала плечиками и, поцеловав его на прощание, удалилась. -- По-моему, эта девица тебе уже осточертела! - сделал вывод Пьер Вилье, сосед Робеспьера по квартире. - Ты с большим трудом сдерживаешься, чтобы не нагрубить этой дамочке из предместья. -- Это тебе только кажется... -- Да? А когда ты просишь меня сказать ей, что тебя нет дома, это тоже "кажется"? Она тебе надоела, это видно! Я тебя не виню, такие девицы очень быстро надоедают. Такое чувство, что они сами напрашиваются на грубость. Робеспьер промолчал. Вилье был прав. Максимильену стоило больших трудов сохранять учтивость с Бланкой.

Мадмуазель Лежэ, певица театра Моричелли, была в скверном расположении духа. Это была привлекательная на свой манер женщина, но уже изрядно потертая.

-- А это вы, - сказала она устало. - Мне Бланка сказала, что вы придете. Вы хотели что-то спросить?

-- Меня интересует тот день, который Мирабо провел с вами. Именно после этого дня ему стало плохо, и он так и не смог выздороветь.

-- Ах, вот что вам надо! Да, он был у меня и чувствовал себя вполне нормально, был весел, доволен жизнью, только глаза у него были какие-то странные. Выпил он изрядно. Шутя, обругал своего врача за то, что тот запретил ему пить. Потом мы с ним развлекались. Надеюсь, вы избавите меня от необходимости объяснять как именно? Вы ведь большой мальчик.

Она расхохоталась.

-- Как складываются ваши дела после смерти графа? - спросил Робеспьер.

-- Паршиво! У меня всегда были нелады с хозяином театра. При Мирабо он не смел и пальцем меня тронуть, а теперь всеми силами хочет меня выжить.

Лежэ добавила несколько крепких слов в адрес хозяина.

-- Вы хотите узнать, желала ли я графу смерти? Вы подозреваете и меня? Не отпирайтесь, я вас вижу насквозь! Наоборот, мне его смерть не выгодна! А убить его из-за любви я не могла. Я его не любила, он даже в чем-то был мне противен. Меня привлекал его кошелек. Если уж кто-то убил несчастного Мирабо, так это де Нера. Это она сходила по нему с ума, глупая женщина!

Амелия де Нера оказалась очень приятной молодой женщиной. Она выглядела усталой и какой-то отрешенной. -- Я знала, что вы придете, - сказала она. - Вы подозреваете меня в убийстве? -- Никак нет, мадмуазель. Просто вы были близко знакомы с Мирабо и можете дать интересные сведения. Ее грустные глаза наполнились слезами. -- Я все вам расскажу, - сказала она устало. - Но вы должны понять меня! Последние годы моя жизнь превратилась в пытку! Он хотел от меня отделаться, говорил, что я претворяюсь влюбленной в него. -- Когда вы познакомились с ним? - поинтересовался Робеспьер. -- Это было примерно семь лет назад. Я тогда была глупа и юна. Я знала, что этот человек негодяй, что он ничем не занимается, что он беден, что он живет за счет богатых женщин и очень любит роскошь. Я отдавала себе в этом отчет, но ничего не могла с собой поделать. Сначала мы решили отправиться в Голландию, это моя родина, потом в Англию. Как только Мирабо захотел вернуться во Францию, ему сообщили, что его хотят арестовать на границе. Ради Мирабо я поехала в Версаль и лично просила за него самых влиятельных вельмож. В итоге Мирабо смог беспрепятственно вернуться во Францию. И тут все началась: его постоянные измены, скандалы, требование денег. Я с ужасом заметила, что мое состояние стало таять как лед. У меня хватило духа отказать ему в деньгах. На какое-то время мы расстались, но я не могла забыть его! Вскоре он вернулся, чтобы опять просить денег. На этот раз он решил баллотироваться на выборы в Генеральные штаты от Экса. Он говорил, что раскаялся в своих поступках, что все еще любит меня. Я понимала, что ему нужны только мои деньги, чтобы оплатить предвыборные расходы. Однако я поддалась на его уговоры и помогла ему выиграть выборы. -- Выходит, своей блестящей политической карьерой он обязан вам? -- Да! Это благодаря мне он купался в лучах славы и роскоши! Робеспьер с большим трудом скрывал свое удивление. Молодая женщина, красивая, не глупая, владелица солидного состояния. Неужели, она не могла найти себе что-то получше неблагодарно графа-нахлебника? Наверняка, лучшие женихи Голландии охотились за ней. К тому же она сама понимала, что этот человек унижал ее, что ему нужны были только ее деньги. Если бы она связалась с ним от безысходности, то ее можно было бы понять. Но ведь это Мирабо от нее зависел! Это она могла послать его ко всем чертям. Выходит, бывают случаи, когда один человек попадает под влияние другого и ничего не может с этим поделать. Мирабо и де Нера - как раз тот случай. Однако мадмуазель повезло, смерть Мирабо освободила ее от этого рабства. Она немного погорюет о нем и начнет новую жизнь.

-- Увы, мадмуазель, многие склонны быстро забывать своих благодетелей, - сказал Робеспьер. - Хотя, это действительно подло. Вы приходили к Мирабо 27 марта, в тот день, когда сильные недомогания приковали его к постели? -- Да. Я пришла к нему, чтобы умолять! Ведь я еще любила его. Состоялся скандал. Я не буду вдаваться в подробности. Потом я... Нера замолчала. Она закрыла лицо руками и разрыдалась. -- Мадмуазель... не надо так убиваться... -- Ох! Вы просто не понимаете! Вы не знаете, что я сделала! Вы ни за что не догадаетесь, что я сделала! Это я убила его! Это я! -- О, Господи! -- В гостиной на столике я заметила чемоданчик доктора. Там была рубиновая бутылочка с лекарством, которое доктор всегда давал Мирабо. Я подсыпала туда яд. Тогда, на самом деле, я пришла убить его! -- Но, может, он не принимал этого лекарства! - сказал Робеспьер, которого несколько ошарашило это признание. - Вы ведь этого не знаете. Может, смерть произошла из-за другого. -- Вы, правда, так думаете? - удивленно спросила женщина. -- Да, мадмуазель. Завтра я обязательно переговорю с доктором Кабанэ. Она печально улыбнулась.

-- У меня теперь появилась надежда, - сказала Нера. - Вы не представляете, как тяжело чувствовать себя убийцей!

На следующее утро Робеспьер получил письмо от Фошо, который просил его приехать. Максимильен решил незамедлительно навестить его. Бывший секретарь продолжал жить в доме Мирабо на окраине. Светлана решила подождать друга в парке перед домом. Ей не хотелось вновь увидеть недовольную физиономию секретаря.

При встрече Робеспьер отметил беспокойство на лице Фошо.

-- Сегодня ночью в меня стреляли, - сказал он. - Вы были правы, Мирабо убили и теперь охотятся за мной.

-- Расскажите, как все было, - попросил Робеспьер.

-- Я работал в библиотеке, как обычно засиделся допоздна. Мой стол расположен у окна, которое я всегда открываю. Окна библиотеки находятся прямо над землей. Кто-то прокрался к окну и выстрелил.

-- Хм... я могу осмотреть библиотеку? - попросил Макс.

-- Да, конечно.

Фошо проводил его. Робеспьер подошел к окну. Стол стоял прямо рядом с ним. Было странно, что стрелявший промахнулся. Максимильен принялся осматривать стену, которая была напротив окна. Потом обошел всю библиотеку.

-- Странно, - пробормотал он. - Кто-нибудь еще слышал выстрел?

-- Да, лакей. Он может это подтвердить.

-- Вы заметили, кто стрелял?

-- Не успел. Он сразу же скрылся в темноте парка. Естественно, поймать его уже было невозможно.

-- Вы сообщите в полицию? - спросил Робеспьер.

-- Да, наверное. Но я решил сообщить и вам, раз вы так интересуетесь этим делом.

На этом их разговор завершился. Робеспьер вышел в парк. Он прошелся под окнами библиотеки. Осмотрел все вокруг. Вдруг в кустах что-то блеснуло. Это был пистолет. Максимильен поднял его. На рукоятке была выгравирована фамилия "Фошо".

Робеспьер подошел к окну библиотеки и постучал в него. Фошо оторвался от чтения и поинтересовался, что ему угодно.

-- Я хотел спросить, у вас было какое-нибудь оружие? - поинтересовался Макс.

-- Да было. Не помню, где оно валяется. А что?

-- Просто интересно. Извините за беспокойство.

Максимильен отыскал Светлану, которая заблудилась в парке. Они вдвоем направились к выходу.

-- Простите, вы никого не заметили вчера ночью? - спросил Робеспьер привратника.

-- Нет. Никого я не пропускал. Службу я несу исправно, я не пьяница. Ума не приложу, как тот тип сюда пролез. Вы посмотрите, какая тут ограда!

Макс окинул взглядом высокий забор, в виде красивой литой решетки и согласился. Забор был сделан именно так, чтобы перелезть через него было невозможно.

По дороге домой Робеспьер делился со Светик своими мыслями

-- Все это больше, чем странно, - сказал он. - Сначала этот выстрел. Если стреляли из окна и промахнулись, то пуля должна была попасть в стену. А стена цела. Я обошел всю библиотеку, вообще нигде нет следов от пули. Хотя, лакей слышал выстрел. Потом этот пистолет рядом с окном, причем на имя "Фошо". Привратник говорил, что никто посторонний не мог проникнуть в парк. У меня создалось впечатление, что Фошо сам разыграл покушение на себя и сделал это весьма грубо. Он выстрелил холостым, поэтому лакей слышал выстрел, затем швырнул пистолет из окна в кусты. Но почему именной пистолет? Чтобы бросить подозрение на других, кто служил у Мирабо!? Якобы это они украли его. А как же тогда его добродетель? Неужели это искусная игра? И вообще, зачем было это делать? Неужели тут он допустил ошибку. Говорят, он не обладает особым умом.

Светлана в ответ только пожала плечами. Эта история была слишком трудна для нее.

К Кабанэ Робеспьер решил отправиться один, разговор предстоял серьезный. Доктор был удивлен этим визитом.

-- Как дела? - как приветствие спросил Макс.

-- Так себе, - ответил доктор. - После смерти Мирабо есть люди, которые готовы меня принять на работу, но плату они предлагают не такую высокую.

-- Мне бы хотелось поговорить с вами о смерти Мирабо, - сказал Макс. Это очень важно. -- Утром 28 марта он чувствовал себя неважно. Я решил, что это легкое недомогание и велел ему принять ванну. Это помогло. Мирабо решил, что выздоровел и отправился к своей подружке Лежэ. Уже к вечеру ко мне пришел его посыльный и сказал, что дело серьезное. Я сразу же поспешил к Мирабо и увидел, что он едва дышит, казалось, что он задохнется, лицо его было вздутым, пульс прерывался. Я дал ему успокоительного. На какое-то время это помогло. Потом все возобновилось, эти муки продолжались до 2 апреля. В этот день он умер.

-- По-моему, вы сказали не все, - заметил Робеспьер. - Вы велели Мирабо только принять ванну или дали ему какое-то средство?

-- Что вы хотите этим сказать?

-- Мадмуазель Лежэ отметила, что у Мирабо были странные глаза... вы понимаете... И еще мадмуазель Нера говорила о каком-то лекарстве в рубиновой бутылочке...

Максимильен внимательно смотрел в глаза Кабанэ. Доктор не выдержал и отвел взгляд.

-- Эта женщина сумасшедшая! - воскликнул он. - Как раз в тот день я оставил свой чемоданчик в гостиной. Конечно, без присмотра свои вещи я никогда не оставляю, поэтому оставил чуть приоткрытой дверь комнаты, в которой находился. Так я мог следить за чемоданом. Я увидел, как она что-то подсыпала в рубиновую бутылочку, о которой вы говорили. Так как она ненормальная, я не стал с ней спорить, кричать, что уличил ее с поличным. Я дождался, когда она уйдет, потом, от греха подальше, извлек лекарство из чемодана и переложил себе в карман, чтобы дома уничтожить.

-- И тем не менее вы дали Мирабо какое-то средство, не так ли? Вы всегда ему давали это лекарство. Как же иначе объяснить эти резкие улучшения самочувствия, а потом вдруг новые муки болезни?

Доктор Кабанэ понял, что влип. С этим молодым человеком спорить было невозможно. Он точно шпагой наносил удары. Доктор решил, что будет лучше сказать правду.

-- Да. Я дал ему лекарство, которое вы имеете в виду, - ответил он. Но я не убивал его!

-- Не волнуйтесь, я знаю, что вы его не убивали. Только у меня к вам одна просьба, навестите мадмуазель де Нера и скажите, что видели, как она подсыпала яд и, следовательно, этого вы лекарства Мирабо не давали. Бедная женщина сейчас действительно на грани сумасшествия. Ваш долг, как врача, ее успокоить.

-- Я немедленно отправлюсь к ней!

-- Благодарю вас.

С этими словами Робеспьер покинул доктора.

Максимильен прошелся до ближайшего парка. Он сел на скамью, достал записную книжку и принялся рассуждать:

-- Мадмуазель Лежэ можно вычеркнуть, смерть Мирабо ей была невыгодна. Мсье Пелеяк не имел мотива, его тоже вычеркиваем. Доктор Кабанэ... тоже нет мотива и смерть Мирабо ему была невыгодна. Остается секретарь Фошо и Ла Марк...

Робеспьер погрузился в размышления, пытаясь сопоставить все факты.

Наступило утро. Мадмуазель Сайан завершила свою ежедневную утреннюю прогулку. Весенний денек выдался очень погожим. Когда она вернулась, ей сообщили, что ее ждет Робеспьер. Сайан сразу же поспешила в гостиную.

-- Что ж, мадмуазель, - начал Робеспьер мрачно. - В вашем деле уже можно поставить жирную точку.

-- О-о! Вы уже определили кто убийца?

-- Да. Секретарь Фошо - убийца вашего дяди!

Девушка вскрикнула и тяжело опустилась в кресло. Ее румяное лицо резко побледнело.

-- Его уже арестовали? - спросила она. - Почему об этом молчат!?

-- Фошо был арестован вчера вечером. Все держится в строжайшей тайне, чтобы почитатели Мирабо вдруг не решили сами свершить возмездие.

-- Когда состоится суд?

-- Думаю, что никогда. Фошо повесился в своей камере. Он отчетливо представлял, что его ждет.

Сайан закрыла лицо руками.

-- О, Господи! - воскликнула она.

Девушка попыталась сдержать слезы, но не смогла.

-- Мадмуазель...

-- Нет! Вы не поймете! Вы не знаете! - она резко встала с кресла и направилась к двери.

-- Ошибаетесь, мадмуазель, я все понимаю. Вас одолело запоздалое раскаяние, не так ли!? Вы подвели Фошо под арест! По вашей вине он погиб! Получается, это вы убили его!

Сайан обернулась. Она медленно села на пол.

-- Выходит, что так, - сказала она. - Теперь ничего не изменишь. Как я раскаиваюсь в содеянном! Да, я ненавидела Фошо, ненавижу его и сейчас. Но убийство...

Она обречено опустила голову.

-- Думаю, теперь я могу сказать правду, - произнес Робеспьер. - Фошо жив, здоров. Никто его не арестовывал.

Девушка пристально, не мигая, взглянула в глаза Робеспьеру. У нее не было сил возмущаться.

-- Зачем вы тогда это говорили? - спросила она тихо.

-- Что бы вы поняли, что значит быть убийцей! Чтобы вы почувствовали весь этот ужас! Ведь если бы я просто попросил вас оставить Фошо в покое, разве бы вы меня послушали? Вы не такая! Вы привыкли добиваться своего!

-- Да, вы правы.

Она поднялась с пола и уселась в кресло.

-- Теперь, когда мы оба знаем, что вашего дядю никто не убивал, я бы хотел поделиться с вами своими догадками.

-- Рассказывайте, - велела Сайан устало.

Робеспьер начал свое повествование.

-- Мирабо, с ведома доктора Кабанэ, принимал сильно действующие наркотические вещества. Доктор предупреждал его, что после них нельзя пить крепкие напитки, но в один роковой день ваш дядя его ослушался. Последствия были весьма печальны. Ваш дядя вскоре умер. Увы, он не успел изменить завещание, и наследство досталось ненавистному вам Фошо. Тогда вы решили действовать. Вы воспользовались слухами об отравлении, которые ходили по Парижу, и решили устранить Фошо. Вы приготовили ему чудовищный финал, обвинение в убийстве великого Мирабо. Его, безусловно, ждала смерть. Вы задумали хитрое жестокое убийство. Вы решили использовать меня в своих целях. Для начала вы заинтересовали этим делом Светлану, что было очень просто, а потом принялись за меня. Я попался на вашу умелую лесть как мальчишка! Увы, я очень люблю красивые слова и похвалу. Это моя слабость, с которой я ничего не могу поделать.

Девушка внимательно слушала Робеспьера. Она всеми силами пыталась сохранять спокойствие, но это у нее плохо получалось.

-- Вы думаете, мне было легко! - воскликнула Сайан. - Я почти все праздники и воскресенья проводила с дядюшкой, которого терпеть не могла. Я вообще не люблю людей его сорта, погрязших в излишествах и разврате. А мне приходилось сидеть рядом с ним, когда он страдал после очередной оргии, расспрашивать о самочувствии, читать вслух книги, выслушивать его рассуждения о политике, которые потом переходили в философствование о жизни и смерти, а заканчивалось все это неприличными бреднями. Я слушала это раскрыв рот, делала вид, что все очень интересно. Ради наследства я терпела это общество вместо того, чтобы выпить чашечку кофе с подругой или прогуляться верхом с моим возлюбленным. Я ждала, когда дядюшка издохнет. К моей радости, его самочувствие все ухудшалось и ухудшалось. Однажды у дядюшки было что-то с головой, он вдруг начал восхищаться добродетелью и завещал все Фошо. Он сказал, что Фошо правильно распорядится деньгами, отдаст все бедным. Я знала, что дядя вскоре поменяет свое мнение, но он не успел этого сделать. Дядюшка имел наглость представиться раньше, чем успел изменить завещание! Такой подлости я не ожидала. Я искренне рыдала на похоронах, так как наследство досталось не мне, а этому идиоту секретарю! Теперь все деньги уйдут на приюты для бродяг. Я всегда ненавидела Фошо, а с этого момента я была готова его убить.

-- Как я вас понимаю, мадмуазель! Вы упрямо шли к цели, были уверены в успехе. Вы шли на такие жертвы! И вдруг все рухнуло!

Сайан понемногу успокоилась.

-- Как вы догадались, что я захотела отделаться от Фошо? - спросила она.

-- Во-первых, это странное покушение на него. Все указывало на то, что он лжет, что никакого покушения не было. Такое фальшивое нападение на себя мог разыграть только очень глупый человек. Однако убийство Мирабо, совершил человек разумный, который, наверняка, разыграл бы покушение получше. Я учел так же, что пробраться в парк и быстро ускользнуть из него мог только тот, кто хорошо знал это место. Затем, я начал искать, кому было бы выгодно подставить Фошо. Единственным человеком, у кого был подобный мотив, были вы. Если бы секретаря обвинили в убийстве, у вас бы появилась возможность доказать недействительность завещания и вернуть себе деньги. Вы разыграли это покушение и знали, что я изучу все внимательно и решу, что Фошо врет. Вы через лазейку пробрались в парк, выстрелили холостым в секретаря из его именного пистолета, который, я думаю, успели взять еще тогда, когда он жил у вашего дяди. Потом пистолет вы положили в кусты у окна и быстро скрылись.

-- Что еще натолкнуло вас на эту догадку?

-- Ваша склонность к авантюрам и целеустремленность. К тому же вы не любили дядю. У вас были разные взгляды на мораль, а вы из тех людей, кто предан своим доводам. Это чувствуется при беседе с вами.

-- Все точно, - кивнула Сайан.

-- Вы, наверное, сердитесь на меня, что я спутал ваш план?

-- Нет, ни чуть! По правде говоря, мне было очень стыдно, обманывать вас и Светлану. Вы так хотели мне помочь! Тогда я чувствовала себя свиньей! Вы мне верите?

-- Да, мадмуазель. Вы честная девушка, и не любите ложь! Да и лгать не умеете.

-- Ох, это было так ужасно, осознавать, что я убийца! - сказала Сайан. - В этот момент мир как будто перевернулся! Я не хочу страдать из-за Фошо! Он не достоин этого! Сейчас я ненавижу его еще больше!

Кстати, могу вас обрадовать. Мне удалось добиться от Фошо того, что он оформил поместье Дюмарэ вашу пользу. Ведь именно об этом поместье вы мечтали!

-- Благодарю! Но как вам это удалось!?

-- Не важно. Мне пора, мадмуазель.

Робеспьер учтиво поцеловал ей руку и направился к выходу. Сайан смотрела ему вслед, когда он подошел к двери, она окликнула его. Макс обернулся.

-- Вы не представляете, как я вам благодарна! - воскликнула девушка.


home | my bookshelf | | Завещание графа Мирабо |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу