Book: Запретам вопреки



Запретам вопреки

Ирен Беллоу

Запретам вопреки

Купить книгу "Запретам вопреки" Беллоу Ирен

Плотно закрыв за собой дверь квартиры, которую он покидал навсегда, Филипп Тарсен пересек лестничную площадку и нажал кнопку вызова лифта. В душе клокотал гнев. Как могла Кэрол так жестоко поступить с ним?! Он мчался к ней с другого континента, оказывается, только для того, чтобы получить приглашение на ее свадьбу!

Бесшумно раздвинулись дверцы лифта, в котором стояла пожилая дама. Филипп узнал в ней соседку Кэрол, живущую в квартире над нею.

– Добрый день, миссис Комптон, – спокойно поздоровался он и улыбнулся, входя в лифт. Можно только благодарить свою профессиональную выучку: еще никому не удавалось догадаться по его лицу, что с ним происходит и о чем он думает. – Вам вниз? – на всякий случай спросил Филипп и, не дожидаясь ответа, нажал кнопку цокольного этажа.

– Добрый день, мистер Тарсен, мне вниз, благодарю вас, – запинаясь на каждом слове, ответила наконец миссис Комптон, устремив взгляд подслеповатых старческих глаз на мужественный профиль молодого человека. – Что-то давненько вас не было видно. – Миссис Комптон всегда была в курсе того, что происходит у соседей.

Кэрол правильно поступила, приняв предложение того солидного господина, что в течение последних месяцев несколько раз привозил ее домой, размышляла она, глядя на Филиппа. Сколько можно ждать, когда повзрослеет слишком юный для нее любовник? К тому же Филипп Тарсен, по мнению старой леди, не годился на роль классического любовника. Довольно субтильный и какой-то бесцветный. Кажется, Кэрол как-то намекала ей, что Филипп чуть ли не секретный агент. Ну это вряд ли. Вот если б он был жгучим брюнетом, высоким и широкоплечим, как Джеймс Бонд…

– Работа требует жертв, – философским тоном произнес Филипп дежурную фразу, не задумываясь над тем, кому он ее адресует в данный момент. Обычно этой фразой он отвечал на упреки своей любовницы в том, что их отношения носят уж очень не регулярный характер.

Предательница! Коварная предательница! – мысленно заклеймил он изменившую ему любовницу. Неспособная даже на то, чтобы оценить хотя бы его постоянство! После каждого задания своего ведомства он всегда возвращался к ней! Только к ней! А мог бы и не вернуться.

Никогда! И такое случалось с его коллегами. Ему даже казалось, что разлука в сочетании с постоянным риском в его работе подогревает их чувства с Кэрол. Кто же мог знать, что ей приспичит выйти замуж? А сколько ей лет? – вдруг задумался Филипп.

Кабина лифта мягко приземлилась на уровне цокольного этажа. Филипп вышел первым и придержал дверцу, дожидаясь, когда выйдет миссис Комптон, которая передвигалась так же медленно, как говорила, а возможно, и думала.

Но Филипп сохранял олимпийское спокойствие, потому что голова его была занята. Он пытался вычислить возраст бывшей любовницы. Не меньше тридцати восьми, пришел он в результате своих подсчетов к выводу, если учесть, что каждый год в день своего рождения Кэрол сообщала, что ей уже, страшно признаться, исполнилось тридцать пять лет! И так на протяжении трех лет! Хотя можно было допустить, что не ему первому она называла эту цифру. Он чуть вслух не произнес: «Господи! А мне всего двадцать шесть!». Мог бы напугать миссис Комптон.

Надо полагать, Кэрол поступила правильно, продолжал свой внутренний монолог Филипп, закрывая дверцу опустевшего лифта. Все равно сам он жениться пока не собирался. Какой смысл обзаводиться семьей, если в течение года проводишь больше шести месяцев за пределами своей страны?

В машину Филипп сел уже почти успокоившись, а пересекая Центральный парк, чтобы попасть в западную часть Манхэттена, задумался о совсем другой женщине. Хотя именно предстоящее замужество бывшей любовницы дало новое направление его мыслям. На Тридцать пятой улице у него была собственная квартира, в которой два года назад он поселил сестру своего друга Дэнни, погибшего во время выполнения спецзадания.

Линде было всего шестнадцать; когда это случилось. Тогда Филипп счел своим долгом взять на себя обязанность опекуна, не официально, разумеется, поскольку девушка жила с бабушкой в Сент-Олбансе, штат Вермонт. Обязанность не была для него слишком обременительной: позвонить иногда, спросить, как у них дела, поздравить с Рождеством или еще с каким-нибудь праздником. Но два года назад Линда приехала в Нью-Йорк учиться в Колумбийском университете, и ему ничего не оставалось, как поселить ее в своей большой квартире. Он редко появлялся в ней с тех пор, как познакомился с Кэрол. Спустя некоторое время Филипп узнал, что вместе с Линдой в его квартире поселились еще две студентки, ее ровесницы, с того же курса. Единственное условие, которое он поставил, – никто из них не имеет права посягнуть на пентхаус, где находятся его кабинет и спальня, – соблюдалось безукоризненно. Он несколько раз проверял.

Казалось, все проблемы с Линдой и с квартирой были решены. Однако в последний свой приезд Филипп впервые осознал, что, решив их, он создал себе новую, совершенно неожиданную проблему. За годы общения Линда, которой уже исполнился двадцать один год, привязалась к нему не только как к человеку, заменившему ей погибшего брата. В ее взглядах он стал ловить хорошо знакомое ему по жизненному опыту выражение. Призывные женские взгляды карих глаз Линды в сочетании с кокетством серьезно насторожили Филиппа. Теперь, когда ему придется какое-то время жить с ней под одной крышей, качественно новое отношение к нему Линды грозило создать для него ненужные сложности.

А только этих сложностей ему сейчас и не хватало, когда у него самого проблема! Ему нужна женщина, причем срочно и желательно с доставкой на дом. Надо как-то разрядиться, снять усталость, накопившуюся за два месяца напряженной работы и вынужденного аскетизма. Разумеется, он бы никогда не позволил себе дотронуться до Линды, к которой относился, как к сестре. Можно было бы, конечно, снять номер в гостинице и воспользоваться услугами девушки по вызову. Нет, для этого я слишком устал, решил Филипп, сворачивая на Тридцать пятую улицу. Сейчас прямиком в душ, поем, приму на ночь двойную порцию коньяка в качестве снотворного и засну, спланировал он остаток дня, въезжая в подземный гараж.

Из гаража Филипп Тарсен поднялся на пятнадцатый этаж самого престижного в этой части Манхэттена жилого дома. Вставив ключ в замочную скважину, он услышал за дверью приглушенные голоса и музыку. Похоже, весь курс Линды поселился в моей квартире, пробормотал Филипп и открыл дверь. Нетрудно было догадаться, что вечеринка проходит в гостиной и столовой. Стараясь не привлечь к себе внимания, он быстро прошел по коридору к внутреннему подъемнику, который доставил его в пентхаус. Здесь царило полное запустение. Судя по количеству пыли, за время его отсутствия ни один человек, включая уборщицу, сюда не заглядывал. Он распахнул для проветривания окна и пошел в ванную.

После душа у него проснулся зверский аппетит. Он вспомнил, что последний раз ел в самолете. Кажется, это был второй завтрак.

Или обед? Нет, пообедать он собирался у Кэрол. В последний раз помянув коварную любовницу недобрым словом, Филипп оделся по-домашнему – джинсы, водолазка, легкие спортивные туфли – и спустился на кухню. Там, к счастью, никого не оказалось, но, судя по доносившемуся шуму, веселье было в самом разгаре. Филиппу стало даже немного завидно.

В холодильнике он нашел все, что ему было нужно: толстый кусок сырого мяса, масло, замороженный картофель и яйца. Приготовить себе еду никогда не было для Филиппа проблемой.

Он рано стал самостоятельным, потому что вырос в приюте для сирот. Правда, несколько раз его пытались усыновить, но из этого ничего не вышло. Каждый раз он возвращался в приют по собственной воле, вызывая недоумение взрослых. Им было невдомек, что мальчик полюбил старшую воспитательницу приюта и сам себя уверил, что Эмили Маклинн его родная мать. Сама Эмили догадывалась о чувствах мальчика, но вида не показывала и не делала для него никаких поблажек. Так продолжалось до тех пор, пока Филиппу не пришло время навсегда распроститься с детством. А вскоре произошел его первый взрослый разговор с женщиной. Он сообщил Эмили Маклинн, что всегда считал ее своей матерью, и попросил разрешения считать ее таковой и впредь. Он был, как всегда, немногословным и потому весьма убедительным. Его просьба вызвала слезы на глазах у старшей воспитательницы, незамужней бездетной женщины. Одним словом, он покорил сердце старой девы. Разрешение Филипп Тарсен получил и со спокойной душой поехал учиться в Мемфис за государственный счет. Увлечения юных лет не мешали ему помнить о добровольно взятых на себя сыновних обязанностях. Он регулярно писал Эмили Маклинн, приезжал к ней на каникулы, помогал по дому, делился с ней своими мыслями, советовался. Постепенно Эмили привыкла к мысли, что Филипп Тарсен действительно ее сын.

– Фил! Как здорово, что ты приехал именно сегодня! Почему ты не зашел поздороваться?

Филипп уже заканчивал трапезу и от неожиданности чуть не подавился. Линда, красивая блондинка почти с него ростом, склонилась к нему и чмокнула в щеку.

– Не хотел мешать вашему веселью. По какому случаю вечеринка? – спросил Филипп, откашлявшись.

Линда сделала большие глаза.

– Ну ты, дорогой братец, совсем заработался! Забыл? Начинаются рождественские каникулы! Вот и отмечаем. – Линда не торопилась убрать руку с его плеча. От нее пахло духами, спиртным и чем-то еще. – Присоединяйся к нам, если хочешь. – Линда отстранилась, чтобы взглянуть на него. – Ты, наверно, всегда будешь так выглядеть, – заметила она с непонятной интонацией.

– Как? – поинтересовался Филипп, куском хлеба очищая тарелку.

– Ну, с такой внешностью, как у тебя, ты вполне сойдешь за своего парня в нашей компании, – уклонилась от прямого ответа Линда.

– Спасибо за комплимент, если я правильно тебя понял, – сказал Филипп, подумав, что комплимент девушки носит весьма сомнительный характер. Он и без нее знал, что ему не хватает внешней солидности. Если бы он выглядел соответственно своему возрасту, Линда не решилась бы, как сейчас, взъерошить ему волосы. Надо будет серьезно поговорить с ней о том, что нельзя девушке вести себя так фривольно с мужчинами. – А теперь иди к своим друзьям, я хочу спокойно поесть, – строго сказал он. – И вообще, я устал и пойду спать. Увидимся завтра. – Она скорчила ему забавную гримасу, надула губы и удалилась, покачивая бедрами.

Филипп недовольно поморщился, размышляя о предстоящем разговоре с Линдой. Придется объяснить ей, почему теперь он постоянно будет жить в своей квартире, во всяком случае до следующего задания. А когда это случится, не знает ни один человек, включая его непосредственное начальство. Он закинул руки за голову, всем телом потянулся, наслаждаясь приятным чувством сытости, потом быстро встал и подошел к плите, чтобы сварить кофе.

Даже в самой мрачной ситуации есть свои светлые стороны, напомнил он себе, надо только их разглядеть. После хорошей домашней еды всегда тянет на философию, мысленно посмеялся над собой Филипп. Хотя незамысловатая житейская мудрость не раз выручала его. Даже в более сложных ситуациях.

Внезапно слух Филиппа различил странные звуки на фоне приглушенно доносившейся музыки. Прислушавшись, он удивленно приподнял брови: где-то поблизости кто-то плакал. Так мог плакать обиженный ребенок. Откуда в его доме дети? Поставив кофейник на огонь, он бесшумно прошелся по кухне в поисках источника звуков, вышел в маленький холл, где было несколько дверей, за которыми находились туалет, ванная комната и кладовая. Поочередно прикладывая ухо к дверям, Филипп выяснил, что плач доносится из ванной комнаты. Постучав на всякий случай, он медленно открыл дверь и замер. Спиной к нему возле умывальника стояла худенькая девица в короткой юбке. Худенькая, а попка весьма аппетитная, машинально отметил он и поднял глаза. Из зеркала на него смотрело чудовищно размалеванное лицо. Точь-в-точь индеец в боевой раскраске – первое сравнение, пришедшее ему в голову. Филипп начал смеяться, но тут же сообразил, что, поскольку девушка плакала, у нее просто размазалась по лицу тушь.

– Это вы плакали? – с нарочитой суровостью спросил он. – Вас кто-нибудь обидел?

– Еще чего! – неожиданно низким грудным голосом произнесла девица с возмущением. – Шел бы ты отсюда! Чего уставился?

Нет, он все-таки прав, индеец не индеец, а настроена девица воинственно.

– Хотел пригласить вас на чашечку кофе, – сменив суровый тон хозяина квартиры на любезный тон кавалера, сказал Филипп и увидел, как вспыхнули глаза девушки. – Когда умоетесь, добро пожаловать на кухню. Это почти рядом. Выйдете в коридор, сразу повернете направо и прямиком ко мне на кухню. – Им вдруг овладело бесшабашное веселье. – А я пока сварю для нас кофе, договорились?

Девушка внимательно посмотрела на него в зеркале и едва заметно кивнула. Через пять минут она уже сидела рядом с ним за кухонным столом. Она смыла весь макияж, и теперь ее внешность не отличалась бы особой примечательностью, если бы не гибкая фигура с высокой грудью и длинными ногами. А ее очаровательная попка так и застряла в зрительной памяти Филиппа.

– Вы, наверно, и есть тот ангел, хозяин квартиры, – сказала девушка, принимая из рук Филиппа большую кружку с горячим кофе.

– Почему ангел? – удивился он.

– Я слышала, Линда вас так называла. Живу, говорит, словно под крылом у ангела.

– Я и не знал. Вообще-то меня зовут Филипп.

– А меня зовут Марша. – Она улыбнулась, почувствовав симпатию и доверие к нему.

– Редкое имя, никогда не встречал девушку с таким именем, – признался Филипп, разглядывая собеседницу. – Значит, вы тоже обитаете в моей квартире?

– Угу, – отозвалась она, держа у губ кружку.

– А танцевать со мной пойдете? – неожиданно для себя предложил Филипп.

– Боюсь, я плохо танцую, – ответила Марша, скорчив недовольную гримасу.

– А я еще хуже, – откровенно солгал Филипп с ослепительной улыбкой. В разведшколе танцам их обучали. Ему просто хотелось придать Марше уверенности в себе и заставить ее улыбнуться. – Думаю, вместе у нас все получится, – добавил он, еще не отдавая себе отчета, что вкладывает в эти слова двойной смысл.

Она пробудила в нем чувственный голод, и ему с трудом удавалось сдерживать нетерпеливое желание заключить ее в свои объятия. Похоже, сама судьба послала ему эту чудесную девушку.

Он успел разглядеть ее по-детски припухлые нежно-розовые губы, голубые глаза под светлыми ресницами, чистый высокий лоб в обрамлении пышных русых волос. Марша не была похожа ни на одну из его любовниц. В ней таилась загадочная робкая прелесть, которая влекла его к себе с неудержимой силой.

Танцевали в гостиной. Вся мебель была сдвинута к стенам, и в центре полутемной комнаты медленно передвигались под звуки блюза пар десять. Несколько парочек уже расположились на диванах и в креслах. В воздухе носился специфический запах. Травку покуривают, сразу догадался Филипп, войдя в гостиную с Маршей. Надо будет серьезно поговорить об этом с Линдой. Но все мысли о Линде улетучились, стоило ему положить ладони на тоненькую талию своей дамы. Через минуту он перестал замечать танцующие рядом пары. Склонив лицо к пышным волосам девушки, он вдыхал их аромат, наслаждаясь близостью послушного гибкого тела.

Во время танца особо не поговоришь, музыка мешает. Все же Филипп ухитрился рассказать Марше на ухо несколько забавных историй, что дало ему возможность услышать ее низкий гортанный смех, от которого у него мурашки по коже побежали. Одна мелодия сменяла другую, а Филипп все не выпускал Маршу из своих объятий, чувствуя нарастающее возбуждение, похожее на лихорадку. И, когда под каким-то предлогом он предложил ей подняться к нему в пентхаус, она доверчиво пошла с ним…

Первая трель телефонного звонка, прозвучавшая в тишине спальни, заставила Филиппа сесть в постели и, не открывая глаз, потянуться к аппарату на тумбочке.

– Тарсен слушает, – глухо произнес он, еще лелея блаженство сонного состояния.

Голос в трубке заставил его проснуться окончательно.

– В девять тридцать тебе необходимо прибыть в контору. Шеф собирает всех по твоему направлению. – Мисс Томпсон ждала ответа. – Филипп, почему молчишь? Ты слышал, что я сказала?

Не вовремя она позвонила, думал Филипп.

Ему хотелось сказать, что у него законный отпуск, что в конторе он был не далее как вчера.

И что могло измениться за такой короткий срок?

Но приказ есть приказ. И неважно, что произнесен он милым голоском всеми обожаемой мисс Томпсон.

– Вас понял, крошка. Прибуду без опоздания, – ответил наконец Филипп Тарсен и, положив трубку, резко повернул голову. Туда, где на подушке в ореоле рассыпанных волос белело спящее лицо. Филипп наклонился, вглядываясь в его черты с необычайной нежностью. Ох, не вовремя прозвенел сигнал сбора, вновь подумал он. Ведь не каждый день судьба посылает ему такое чудо, как эта девушка, оказавшаяся к тому же девственницей. Он стал припоминать события вечера и ночи. Кажется, разногласий между ними не возникало почти с первого момента их знакомства. Все происходило по взаимному согласию и так естественно, словно сама судьба распорядилась ими по собственному усмотрению.



Марша, мысленно обратился к спящей девушке Филипп. Густые светлые ресницы затрепетали, словно в ответ на его призыв или под пристальным взглядом его глаз, и нехотя поднялись. Сонное выражение в голубых глазах быстро исчезло, и Марша улыбнулась Филиппу. Он чуть не задохнулся от восторга, встретив ее взгляд. Чтобы скрыть волнение, Филипп уткнулся лицом в ее волосы.

– Почему ты не сказала, что с тобой это в первый раз? – шепнул он ей на ухо. Не услышав ответа, Филипп снова заглянул ей в лицо. – Ты сердишься на меня?

Теперь она смотрела на него серьезно. Высвободив из-под одеяла руку, она провела пальцем по его лбу, прямому носу, обвела губы.

Потом тихо засмеялась и, запустив пальцы в его короткие светлые волосы, ладонью прижала его голову к своей груди.

– За что мне на тебя сердиться? – с наивной доверчивостью спросила Марша. – Я сама этого хотела. – Она помолчала. – И ни о чем не жалею.

– А я жалею, – пробормотал Филипп, – что все получилось не так, как должно было бы быть.

– А как должно было быть? – вкрадчиво спросила она.

– Словами не объяснишь. – Филипп тяжело вздохнул, поглядев на часы, стоявшие на тумбочке. – Сейчас мне придется уехать по делам, а вечером, если не возражаешь, мы могли бы исправить допущенную ошибку. – Он поднял голову. – Меня вызывают на работу. Если хочешь вместе позавтракать, времени у тебя в обрез. В душ, одеваться и спускайся на кухню.

Сама встанешь или тебя отнести? – спросил Филипп и попытался ее поцеловать.

Марша нырнула с головой под одеяло. Завязалась недолгая борьба, в результате которой Филипп оттащил сопротивляющуюся девушку в душ. Давно уже не испытывал он такого счастья, как в то утро. Если бы не мрачная перспектива расстаться с обретенным сокровищем на несколько часов, он бы, наверно, впервые в жизни запел, прикасаясь к нежному телу Марши под струями воды. Казалось, все, что с ним происходит, происходит впервые.

– Обязательно дождись меня, – сказал Филипп, торопливо целуя Маршу на прощание после завтрака. – К ланчу могу не успеть, но приглашаю тебя поужинать сегодня со мной в ресторане. До вечера. Надеюсь, тебе хватит времени выбрать ресторан по своему вкусу. Договорились?

В светлых глазах Марши было столько нежности, что сомневаться в ее согласии не было причин. Она прижалась к нему всем телом, потом отстранилась и смущенно пригрозила:

– Иди, а то опоздаешь.

После ухода Филиппа она вымыла посуду, размышляя о том, что с ней произошло. Не сказать, что Марша совсем не была готова к такой перемене в своей жизни. Скорее наоборот, она давно уже чувствовала себя белой вороной среди подруг, успевших приобрести известный сексуальный опыт. Но Марша почему-то не пользовалась успехом у своих ровесников.

Кому-то не нравилась ее простенькая внешность, а кто-то считал ее слишком заумной для простых земных радостей. Даже сокурсник Билл, ее постоянный партнер по теннису, вел себя с нею как товарищ, не обращая внимания на ее врожденную женственность. Однажды она спросила его как бы в шутку, почему он не пытается за ней ухаживать.

Ответ Билла озадачил ее:

– Понимаешь, ты не совсем такая, как другие. – Он пожал плечами, не зная, как словами выразить то, что имел в виду. – На таких девушках, как ты, по-моему, сразу надо жениться. Наверно, то же самое чувство испытывают в твоем обществе остальные ребята.

Марша не поняла, что хотел сказать Билл.

Временами ей становилось обидно до слез, как это случилось накануне. Чтобы не страдать от одиночества во время каникул, она заказала билеты на самолет, который должен был перенести ее в далекий Ливан, где по долгу службы проживали родители. Она считала их старомодными только потому, что Сара и Эндрю Фаулер, прожив двадцать лет вместе, до сих пор вели себя как влюбленные даже в ее присутствии. Марша наизусть знала, как встретят ее родители, каким вниманием будут окружать ее в день приезда, чтобы на следующий день предоставить самой себе. Но теперь, с появлением в ее жизни Филиппа, все изменится.

Марша тихонько замурлыкала мелодию блюза, под которую они танцевали вчера. Родители вряд ли обидятся, если она позвонит им и скажет, что прилететь на этот раз не сможет. Она сдаст билеты и вечером отправится ужинать в ресторан со своим первым любовником. Филипп… Красивое имя. Воспоминание о прошлой ночи вызвало в ее теле такую бурную реакцию, что закружилась голова.

– Вкусно пахнет! Доброе утро, Марша, – сказала Линда, появившись в дверях. – Неужели ты сварила кофе? Впервые наблюдаю такое рвение с твоей стороны. Ах да, я и забыла, что кухарка сегодня взяла выходной. Э, да ты уже одета! – добавила она, окинув взглядом подругу. Сама Линда была в розовой пижаме, короткий свободный халатик с отрезной кокеткой и широкими рукавами был наброшен на плечи. – Что заставило тебя подняться в такую рань?

Вечные поиски главного героя в современной литературе? – Линда намекала на последнюю курсовую работу Марши, вызвавшую недовольство ее руководителя.

Марша нахмурилась, появление Линды спугнуло то настроение, в котором она пребывала все утро.

– Не обижайся, подруга, только твоя заумь не могла понравиться нашему профессору. Ведь ты проигнорировала все рекомендации, которые он предусмотрительно раздал нам в письменном виде, – насмешливо сказала Линда.

Меньше всего Маршу беспокоило мнение профессора, который имел репутацию человека эрудированного, но весьма ограниченного.

Некоторые прямо называли его ретроградом.

Разумеется, за его спиной. Говорить с Линдой ей не хотелось. Она молча пожала плечами, отвернулась к плите и зажгла конфорку под кофейником.

Линда и не ждала ответа подруги. Мысли ее были заняты неожиданным возвращением Филиппа и собственными планами на него. На ее памяти он ни разу не оставался здесь на ночь.

Такая перемена могла означать только одно: отношения с Кэрол порваны. Линда вот уж два года терпеливо дожидалась этого. Приезд Филиппа оживил ее надежды на их совместное будущее. Работа после окончания университета ее мало привлекала. Оставалось только найти подходящего мужа. Лучшей кандидатуры, чем Филипп Тарсен, она пока не встретила. Не миллионер, но богатый, щедрый и великодушный, к тому же симпатичный, хоть, конечно, и не Грегори Пек.

– Надо приготовить что-нибудь вкусненькое на завтрак Филиппу, – задумчиво произнесла Линда, наливая себе кофе.

– Он уже позавтракал и уехал по делам, – сообщила Марша.

Линда очнулась от своих мыслей и внимательно посмотрела на подругу. Только сейчас она вспомнила, что не видела ее с середины вечеринки.

– Откуда тебе это известно? – насторожилась Линда.

– Мы вместе завтракали, – доверительно сказала Марша и, улыбнувшись, покраснела.

Линда окинула ее подозрительным взглядом.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что провела с ним ночь? – В глазах Линды отразилось высокомерное недоумение. Она недобро усмехнулась. – Опомнись, Марша! Видела бы ты его любовницу!

Красотка, не чета тебе. А до нее, я уверена, были другие, наверняка ничуть не хуже. Филипп никогда не женится на любовнице, даже такой умной, как ты. Не обижайся, за время нашего знакомства я хорошо изучила Филиппа. Ты же знаешь, психология мой конек. Работа у него тяжелая, вот он и расслабляется с помощью секса, меняя любовниц, чтобы не сеять в их душах пустых надежд. А женится он один раз и навсегда, когда созреет для этого. Мне бы он никогда не предложил с ним переспать. Запомни, подруга, надеяться тебе не на что. Я имею в виду Филиппа. Меня, можно сказать, само провидение послало ему в жены, – произнесла Линда томным голосом и грациозно потянулась красивым телом, не обращая внимания на подругу.

Марша слушала Линду, с ужасом осознавая, что все происходящее с ней этой ночью виделось ею в не правильном свете. То, что показалось ей любовью с первого взгляда, для Филиппа всего лишь потребность в психологической разрядке. Радость, переполнявшая ее с момента пробуждения, сменилась горечью и стыдом за свою беспросветную наивность.

– Я и не думала о чем-то серьезном, – сказала она как можно равнодушнее. – Просто воспользовалась случаем, чтобы избавиться от девственности. – Дольше притворяться не было сил. – Извини, пойду собираться, у меня самолет через два часа, – торопливо сказала Марша. – Желаю веселых каникул, – добавила она, прежде чем уйти. – И с наступающим Рождеством.

– С Рождеством, подружка, и мягкой посадки, – пожелала ей вслед Линда. За ее доверительным тоном, каким она разговаривала с подругой, скрывалась злая досада. Мог бы переспать с кем-нибудь на стороне, подумала она о Филиппе.

На этот раз Филипп не правильно рассчитал время, упустив из виду, что в утренние часы, когда все служащие отправляются на работу, улицы Манхэттена буквально забиты машинами. Он потратил больше получаса только на то, чтобы выбраться из центра Нью-Йорка. Когда стало ясно, что к назначенному времени ему не успеть, Филипп расслабился и вернулся мыслями к оставшейся в его квартире самой прелестной девушке на свете. Марша, повторял он вслух и расплывался в глупейшей улыбке счастливого человека, вспоминая нежный взгляд голубых глаз. Они мерцали перед ним как две путеводные звездочки. Сердце Филиппа радостно билось, и предстоящая выволочка от начальства за опоздание казалась ему чем-то несущественны м.

Контора секретной службы Филиппа Тарсена помещалась в двухэтажном чистеньком доме за красивой чугунной оградой. Из таких же домов состояла вся эта короткая тихая улочка. С весны клумбы, разбитые на зеленом газоне, покрывались цветущими крокусами, нарциссами, тюльпанами. Бордюр из примул окаймлял дорожку из утрамбованных кусков гранитных плит красного цвета, ведущую к главному подъезду. Филипп знал о существовании второго входа с задней стороны дома и предпочел воспользоваться им. Однако миновать приемную шефа, где сидела его секретарша, очаровательная мисс Томпсон, было невозможно. Безукоризненно причесанная темная головка молодой женщины поднялась на мгновение от пишущей машинки, когда вошел Филипп.

– Ты опоздал… – строгий взгляд из-под накрашенных ресниц на циферблат напольных часов с маятником, – ровно на полчаса. Совещание закончилось. Шеф ждет, заходи. – И мисс Томпсон снова погрузилась в работу.

Тарсен вошел в кабинет, готовый выслушать заслуженный выговор.

– Извини, что пришлось нарушить твой законный отдых, – сказал шеф с озабоченным видом.

Такое начало насторожило Филиппа, шеф редко извинялся перед своими сотрудниками, тем более когда они опаздывали.

– Дело чрезвычайно срочное, – продолжил он. – Кроме тебя, в моем распоряжении сейчас нет ни одного агента, кто владел бы хорватским языком в полном объеме. Тебе придется вывезти двух наших агентов, супружескую чету Фаулеров, из Ливана, они в опасности. Летишь туда сегодня спецрейсом. Здесь все необходимые инструкции. – Он протянул Филиппу пакет, лежавший перед ним на столе. – Но перед отлетом тебе надо успеть выполнить еще одно задание. – Шеф улыбнулся, лицо его разгладилось, и стало видно, что по годам он не намного старше своего подчиненного. – Нам известно, как ты понимаешь, что их дочь, Марша Фаулер, студентка, живет в твоей квартире. Так нам было спокойнее за нее. Как правило, на каникулы она летает к своим родителям. С минуты на минуту я должен получить информацию, заказала ли она билет до Бейрута и на какой рейс. Твоя задача – во что бы то ни стало задержать ее в Нью-Йорке.

Надеюсь, ты придумаешь, как это сделать, не вызвав у нее подозрений.

Изумлению Филиппа не было предела, оно даже отразилось на его лице: он приподнял брови. Мысли вихрем проносились в его голове.

Чего только в жизни не бывает, но чтобы такое совпадение! И как теперь он сможет удержать обретенную возлюбленную в Нью-Йорке, если сам улетает в Югославию за ее родителями? А как же обещанный ужин в ресторане? Что же придумать?

– На все про все у тебя… – Зазвонил телефон, шеф снял трубку и молча выслушал сообщение. – Все меняется, – мрачно сказал он. Самолет на Бейрут взлетел пять минут назад, в списке пассажиров значится Марша Фаулер. Ты вылетаешь следом, и немедленно! – Шеф снова поднял трубку телефона.

1

Сидя за письменным столом, Филипп Тарсен слушал в телефонной трубке голос Саманты Тайлер, своего литературного агента, и с тоской поглядывал на страницу в пишущей машинке.

– Издательский дом «Эмпайр букс» заказал для нас лучшие номера в одном из лучших отелей Лос-Анджелеса, кажется «Хилтон», – продолжала уговаривать своего подопечного Саманта Тайлер. – Филипп, ты не можешь отказаться, эта встреча организована с определенной целью: заинтересовать твоим творчеством кинопродюсеров. Среди них будет и Тобин Мэнли, большой поклонник твоих романов.

Слушая Саманту, Филипп скептически покачивал головой. Романы! Если бы она, издатели, читатели знали, что его романы всего лишь описание реальных событий, в которых он сам принимал непосредственное участие!

Разумеется, в его романах действовали люди под другими именами, он менял место действия и кое-какие детали. Потому что истинные цели всех операций, которые он описывал в своих книгах, были засекречены навечно. Филипп Тарсен по-прежнему не считал себя в полном смысле профессиональным писателем-романистом и не жаждал шумных почестей. К тому же не хотелось выбираться из милого сердцу местечка на берегу Атлантического океана, куда он забрался сразу после выхода в отставку. Жалко бросать на середине новый роман…

– Надеюсь, «Эмпайр букс» потратился не из-за меня одного, – ворчливо сказал он в надежде, что все обойдется и встреча состоится без его участия.

– Нет, конечно. В этом году они попытаются раскрутить еще двух своих авторов: фантаста Рольфа Мидлтона и Дейзи Остин.

– Мидлтона я читал. Неплохо пишет, хотя фантастику я не люблю. А что собой представляет Дейзи Остин? Наверно, автор популярных у женщин любовных романчиков? – спросил Филипп.

– Напрасно иронизируешь. За два прошедших месяца тиражи ее книг увеличились в два раза; последний ее роман прочно удерживает первое место в списке бестселлеров. Правда, я никогда ее не видела. Как и ты, Дейзи Остин скрывается где-то на севере. Похоже, в издательстве о ней тоже немногое известно. Главное для них, ее успех у читателей. Мне нравится все, что ею написано. Особенно ее первый роман «Под крылом ангела». Советую почитать.

Какие психологические портреты наших современниц и современников!

– Уговорила, – буркнул Филипп и хмыкнул. Он не читал женских романов. Раздражала фамилия автора – Остин. Был в ней определенный вызов знаменитой английской писательнице Джейн Остин. Могла бы взять себе псевдоним. Из скромности.

– Значит, едем? – обрадовалась Саманта. Она искренне восхищалась динамичной прозой Тарсена и тайно была в него влюблена, хотя имела мужа и троих детей.

– Когда надо дать ответ? – недовольно морщась, поинтересовался Филипп, хорошо понимая, что Саманта уже сделала это за него и что ведет он себя как избалованный капризный ребенок.

Саманта вздохнула – временами Тарсен становился просто невыносимым занудой.

– Вчера, – устало произнесла она и, рассердившись, повесила трубку.

Похоже, я перегнул палку, испытывая терпение Саманты, подумал Филипп. Сделанным равнодушием пожав плечами, он встал из-за письменного стола и потянулся всем телом, которое утратило юношескую худощавость за семь лет писательской работы. Филипп усмехнулся, посмотрев на полку, где стояли его книги.

Подумать только! У него и в мыслях никогда не было, что их станет читать так много людей.

Стоя перед зеркалом, Филипп внимательно разглядывал свое лицо. Сбривать или не сбривать бороду? Это здесь еще случаются ночью легкие заморозки, а в Лос-Анджелесе наверняка в это время по-летнему жарко. Но сбривать было жалко, небольшая аккуратная бородка ему шла. Филипп отложил ножницы. В конце концов, имидж провинциального писателя дает ему право на короткую бородку. А кому не нравится, пусть не смотрит. Он не стремился попасть на обложку какого-нибудь глянцевого журнала.

Филипп вошел в отведенный ему номер лучшего в Лос-Анджелесе отеля, обстановка которого вполне соответствовала его стилю и репутации. Как же далек я был все эти годы от цивилизации, с иронией подумал он. До начала встречи у него было меньше часа. Вполне достаточно, чтобы разложить вещи, принять душ и выпить в баре для храбрости. Ему никогда не приходилось выступать перед такой публикой, и он заметно нервничал.

В небольшом конференц-зале отеля, где проводилась встреча, Тарсена усадили за изогнутый в форме полумесяца, низкий журнальный столик рядом с элегантной дамой, миссис Холланд, представлявшей издательский дом «Эмпайр букс». Она и вела встречу авторов бестселлеров с представителями прессы, кинобизнеса и телевидения. Филипп успел обратить внимание на молодую женщину, сидевшую слева от миссис Холланд. Наверно, она и есть та самая знаменитая Дейзи Остин, о которой Саманта ему все уши прожужжала, подумал он, краем уха слушая, что говорит ведущая. Странно, почему она не снимает очки с затененными стеклами, скрывающими почти половину лица? – недоумевал Филипп. Напоминает персонаж из плохого шпионского фильма. В самолете он успел прочитать примерно третью часть первого романа молодой писательницы, который всучила ему Саманта после взлета. Странное название «Под крылом ангела» вызывало у него какие-то смутные ассоциации. Да и в самом романе некоторые подробности в описаниях вроде бы казались ему знакомыми. Сосредоточиться на этом времени не хватило – самолет пошел на посадку, и Филипп засунул книгу в спортивную сумку.



Сейчас эта книга, как и другие книги присутствующих авторов, лежала на журнальном столике. После краткого вступительного слова председателя посыпались вопросы гостей, приглашенных на встречу, к издателям и авторам.

По сути, мелькнуло в голове Тарсена, это действо мало чем отличается от описания торга на невольничьем рынке. Ведь главной целью встречи было стремление издателей заработать на своих авторах. На вопрос, почему во всех его романах отсутствует любовная линия, Филипп ответил скучной дежурной фразой:

– Я пишу о работе секретного агента, а не о его личной жизни. А работа требует жертв.

– Ничего страшного, это поправимо, – раздался густой бас из первого ряда кресел. Голос принадлежал крупному человеку с большой головой, сидевшей, казалось, прямо на плечах.

Квазимодо, мгновенно придумал ему прозвище Тарсен.

– Кинопродюсер Тобин Мэнли, – шепнула Саманта Тайлер, сидевшая справа от него. Надеюсь, завтра ты подпишешь с ним контракт.

Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить, – тихо пробормотала она.

После официальной части всех пригласили на ланч. Столы, накрытые для фуршета, ломились от деликатесов. Филипп забыл, когда в последний раз видел такие изысканные вина и закуски. Официанты разносили подносы с горячими блюдами. Он взял на тарелку аппетитный кусок осетрины, запеченной с креветками и картофелем, поставил на столик у стены и огляделся. Саманта покинула его, растворившись в шумной толпе. Он поискал ее глазами, но в этот момент засверкали вспышки фотокамер и он увидел, что снимают входящую в банкетный зал Дейзи Остин, которая по-прежнему была в темных очках, закрывавших большую часть лица. Могла бы хоть сейчас расстаться со своим нелепым камуфляжем, подумал Филипп.

Ему по опыту было известно, что темные очки скорее привлекают внимание окружающих, чем защищают их носителя от назойливых взглядов.

Может, у нее светобоязнь, возразил он сам себе и подошел поближе. Наверно, кто-то убедил Дейзи Остин снять очки. Под гладко зачесанными пепельными волосами открылось загорелое лицо с тонкими чертами, на котором выделялись ослепительно голубые глаза. Красивой в обычном смысле назвать ее было нельзя, скорее миловидной. Кто-то из репортеров удачно пошутил, и она улыбнулась.

Филиппа словно парализовало. Не может быть… У Дейзи Остин были глаза и улыбка Марши Фаулер! Все остальное он просто не успел запомнить семь лет назад. Ведь они были знакомы меньше двенадцати часов. Наверно, померещилось, твердил он себе, часто моргая глазами, словно пытался избавиться от наваждения. Группа во главе с элегантной дамой, Рольфом Мидлтоном и Дейзи Остин вышла из окружения репортеров и смешалась с людьми возле столиков, а Филипп продолжал неподвижно стоять на том же месте. Здесь его и нашла Саманта.

– Вот ты где! – воскликнула она, словно не сама оставила его в одиночестве. Саманта была возбуждена, не каждый ее подопечный добивался такого успеха, как Филипп Тарсен. – Что с тобой? – спросила она, заметив его странное моргание. – Соринка в глаз попала?

– Д-да, – неуверенно произнес Филипп.

Реальный голос литературного агента вернул ему самообладание. – Уже все в порядке, – поспешил он заверить ее.

– Идем, я познакомлю тебя с Дейзи Остин, – нетерпеливо произнесла Саманта и, взяв его под руку, почти насильно потащила его к дальнему столику, возле которого было больше всего народу. Дейзи Остин стояла к ним боком и разговаривала с Рольфом Мидлтоном, держа в руке бокал с вином. – Мисс Остин, позвольте познакомить вас с Филиппом Тарсеном! – торжественно произнесла Саманта.

Бокал в руке наклонился, когда Дейзи обернулась к ним, и красное вино выплеснулось ей на светлую блузку. Женщина покраснела и торопливо поставила бокал на стол. Филипп подал ей салфетку, не сводя с нее пристального взгляда.

Чтобы скрыть смущение, Дейзи Остин склонила голову, тщетно пытаясь убрать с блузки винное пятно салфеткой. Слезы подступили к ее глазам. Она была так счастлива, когда две недели назад ее редактор Томми Каллахан сообщил ей о предстоящей встрече в Лос-Анджелесе. Ровно две недели счастья до того момента, когда в нижнем холле отеля она увидела Филиппа Тарсена. Сейчас под его пристальным взглядом она понимала, какой нелепой была ее попытка спрятать за темными очками ту, кого в прошлом звали Марша Фаулер. Оставался лишь один выход: бежать отсюда, скрыться хотя бы в своем номере, пока не поздно. Хотя Филипп мог и не узнать ее, ведь прошло семь лет после их короткого знакомства. Глупо вести себя как неврастеничка. Пробормотав извинения, Дейзи торопливо направилась к выходу. Ее остановила миссис Холланд.

– Дейзи, вы уже уходите?

– Мне надо переодеться. – Дейзи показала на испачканную блузку. – Я такая неловкая, – добавила она извиняющимся тоном.

– Такое состояние мне знакомо, – снисходительно заметила дама. – Когда вокруг тебя полно желающих удостоиться твоего исключительного внимания, действительно возникает чувство неловкости. Боюсь, ваша блузка безнадежно испорчена, – добавила миссис Холланд тоном практичной женщины. – Только не расстраивайтесь. Да, и не забудьте, после ланча мы встречаемся с зарубежными издателями, которые хотят купить право на перевод ваших романов, а вечером вы ужинаете с ними. Без вашей подписи договора будут недействительны. – Миссис Холланд шутливо погрозила пальчиком и улыбнулась, продемонстрировав Дейзи искусную работу стоматолога-протезиста.

– Да, я помню об этом, – напряженным голосом сказала Дейзи, чувствуя на себе взгляд Тарсена. Она не могла не заметить, что он шел за ней следом, а когда появилась миссис Холланд, остановился и сейчас держался на расстоянии, не спуская с нее взгляда. Ею владело единственное желание – как можно скорее закрыться у себя в номере. Жаль, что она вообще согласилась приехать на эту встречу. Бумаги она могла бы подписать позже в самом издательстве.

Дейзи не страдала от избытка самомнения.

Писать романы она начала не от хорошей жизни, а потом увлеклась. Лучший способ забыть о личных проблемах – приписать их выдуманным персонажам и решить их наилучшим образом.

Если не получается, можно все переписать заново. Только собственную жизнь не перепишешь, подумала она, выходя из банкетного зала.

К счастью для нее, вниманием Тарсена в этот момент завладел известный продюсер Тобин Мэнли. Его крупная фигура занимала так много места, возвышаясь над автором детективных романов, что закрыла ему весь обзор. Филиппа, потрясенного встречей с женщиной, похожей на ту, память о которой жила в его сердце, разговор с Мэнли застал врасплох. Ему трудно было сосредоточиться на рассуждениях продюсера о кинобизнесе. Он улыбался и кивал, соглашаясь со всем, что говорил этот исполин.

– Надеюсь, после перерыва мы вернемся к нашему разговору, – произнес Тобин Мэнли, протягивая руку Тарсену. – Ваш последний роман для меня просто находка. Ну а недостающую в нем любовную линию мы позаимствуем у мисс Остин. – Он громко рассмеялся и наконец оставил Филиппа в покое.

Пока Тарсен оглядывал зал в поисках Дейзи Остин, к нему подошли с местного телевидения, чтобы договориться на следующий день об эксклюзивном интервью в студии седьмого канала…

В номер Дейзи вошла с пылающим лицом.

От пережитого волнения колени ее подгибались, и, глухо застонав, она рухнула на диван как подкошенная. В первые месяцы после бегства из Нью-Йорка ей часто представлялась встреча с Филиппом. А потом, с рождением сына, на нее обрушилось столько забот, что некогда стало заниматься глупостями. Когда снова появилось свободное время, она предпочла написать роман о той жизни, которая могла бы стать ее жизнью, но не стала. Зато теперь она известная писательница, автор психологических романов, в центре которых всегда женщина, женская судьба, женские проблемы.

Дотянувшись до телефона на журнальном столике, Дейзи позвонила домой, чтобы узнать, как дела у сына, которого она оставила заботам тети Бетси, младшей сестры своей матери.

Заверив сына и Бетси, что у нее все просто замечательно, Дейзи вспомнила, что ей предстоит деловая встреча. Надо было срочно переодеться. Кроме строгого летнего костюма, который был на ней, она взяла с собой только короткое вечернее платье. Прямое, на узких бретельках, оголявшее грудь и спину, оно не годилось для деловой встречи. Проблему пришлось решить с помощью пиджака от костюма. На ее вкус, бирюзовое платье с белым пиджаком смотрелось неважно, но другого выхода не было. Впервые Дейзи пожалела, что мало внимания уделяла своему гардеробу. А ведь Молли, соседка и подруга, так уговаривала ее купить что-нибудь новое для поездки в Лос-Анджелес! Ничего, три дня как-нибудь обойдусь тем, что есть, решила Дейзи. Не забыть бы в этой суете купить всем подарки…

Деловая встреча с зарубежными издателями продолжалась недолго. Как и предполагала Дейзи, все документы уже были подготовлены юристом издательства. После подписания бумаг и обмена любезностями все начали расходиться. В дверях их снова встретили неутомимые фоторепортеры.

– К такому платью больше подошли бы распущенные волосы! – выкрикнул кто-то из них. – Что вам стоит, Дейзи?! – весело прокричал другой. – Отпустите их на волю!

В этот момент Дейзи увидела в холле Филиппа Тарсена. Повинуясь не ясному для самой себя порыву, она сняла большую заколку, стягивавшую волосы на затылке, и они рассыпались по плечам. В наступившей мгновенно тишине кто-то присвистнул, потом защелкали затворы, засверкали вспышки, а Дейзи, медленно ступая среди окружавших ее людей, глаз не сводила с Филиппа Тарсена.

Внешне он изменился за эти годы, отметила она, выглядит солиднее. Наверно, из-за этой русой бородки, которая, надо признать, ему идет. Дейзи с ужасом осознала, что Филипп остался для нее таким же привлекательным, как в тот, их единственный вечер. Неведомая сила толкала ее к нему навстречу. Его горящие глаза завораживали, влекли к себе. Он что-то шептал, и по губам Дейзи догадалась, что именно.

Филипп звал ее по имени, которое назвал редким семь лет назад. Опомнись, заговорил в ней внутренний голос, любовь с первого взгляда и то имя – все это осталось в прошлом.

Дейзи резко свернула к открывшемуся вовремя лифту. Филипп успел вскочить в кабину следом за ней. Здесь уже находились несколько человек, и Дейзи прижалась к стене, боясь повернуть к нему голову. Сердце оглушительно билось, она слышала его дыхание, а сама боялась вздохнуть. На этаже, где находился ее номер, Дейзи пришлось повернуться лицом к Филиппу, чтобы выйти.

Они вышли из лифта вместе и застыли в молчании, предоставив разговаривать взглядам.

– Ты! – через какое-то время выдохнул Филипп, крепко взял ее за локоть и повел куда-то по коридору.

Как и в первый их вечер, Дейзи покорно шла рядом с ним. Правда, только до того момента, когда он остановился возле своего номера, открыл дверь и жестом пригласил ее войти.

– Нет! – дрогнувшим голосом воскликнула Дейзи. Ей вдруг стало страшно. Прошлое не может, не должно повториться! Широко распахнутыми голубыми глазами она смотрела в лицо Филиппу, чувствуя, как по спине пробегает озноб. Тогда было простительно поддаться пронзительному чувству влюбленности – она была молодая, глупая и наивная. Воспоминание о той ночи до сих пор заставляет ее краснеть. Ведь для Филиппа Тарсена она была всего лишь девушкой на одну ночь. Никакой любви, всего лишь секс. Дейзи до сих пор не могла забыть, как ей было плохо после разговора с Линдой, горько и стыдно за свое поведение. По дороге в аэропорт она поняла, что не может в таком состоянии лететь к родителям. Единственное место, где она могла скрыться от всех, был дом тети Бетси в пригороде Кливленда. Туда она и поехала.

Бетси всегда умела выслушать и понять ее, в отличие от родителей, вечно занятых работой и друг другом. Поздно ночью, учитывая разницу во времени, она тщетно пыталась дозвониться в Ливан родителям, чтобы они не ждали ее на каникулы. Никто не брал трубку и в последующие дни. Только через неделю раздался странный звонок в доме тети Бетси. Потом приехали незнакомые люди в темных костюмах, которые сообщили, что ее родители погибли в автокатастрофе, и настоятельно рекомендовали ей сменить имя. Вскоре она получила документы на имя Дейзи Остин. За нее все решили.

С новым именем ее примирило лишь то, что фамилию Остин до замужества носили ее мать Сара и тетя Бетси. Встреча с Филиппом всколыхнула в ней воспоминания о событиях тех дней. Но сейчас для нее самым главным было показать ему, что с тех пор она сильно изменилась.

Дейзи справилась с мгновенным страхом, отвела взгляд и вошла в номер Филиппа.

– Извини, нет времени с тобой поболтать, – светским тоном сказала она, держась от Филиппа как можно дальше. – Я приглашена на чай к миссис Холланд.

Он промолчал.

– Странное совпадение, не правда ли? И ты, и я стали писателями, – нервно продолжала она, не глядя на него. – Только недавно мне попалась на глаза твоя книга. Правда, я никогда не любила детективы, – неожиданно добавила Дейзи, слегка покраснев.

– А мне понравился твой первый роман, – сказал Филипп, испытывая неловкость от собственного вранья и от ситуации в целом. Он готов был говорить что угодно, лишь бы удержать ее.

– Спасибо, приятно слышать такие слова от коллеги, – торопливо сказала Дейзи. – Но мне уже пора идти. – Она повернула к выходу, пытаясь обойти Филиппа.

– Да, я понял, миссис Холланд ждет тебя к чаю. – Он первым подошел к двери, чтобы открыть ее, но вместо этого бережно взял в ладонь руку Дейзи. – Я, конечно, не такое важное лицо, как издатель, но, может, все-таки согласишься поужинать со мной сегодня? – Он помедлил и тихо добавил:

– Марша…

Болью отозвалось в ее сердце имя из далекого, как ей казалось, прошлого, произнесенное Филиппом с большой нежностью.

Сузив глаза, Дейзи отважилась посмотреть на него.

– Благодарю за приглашение, но вынуждена отказаться, – сухо сказала она.

Филипп молча разглядывал ее. Дейзи боялась расплакаться, от его прикосновения вибрировали все нервы, и она высвободила руку из его ладони.

– У тебя ревнивый муж? – спросил он, криво улыбнувшись.

– Я не замужем, – ответила Дейзи, понимая, что врать бесполезно. Данные об авторе печатаются на обложках книг.

– Чудесно, в таком случае ничто не помешает нам поужинать вместе, – весело сказал Филипп, обретая былой напор в поведении с женщинами. Поверить, что у такой интересной женщины, как Дейзи, нет хотя бы любовника, он не мог.

– А как же твоя жена Линда? Я где-то прочитала о вашей помолвке несколько лет назад.

Она не будет возражать против нашего совместного ужина? – Ей не удалось воздержаться от сарказма.

– Линда? Мы не успели пожениться. К счастью, ей подвернулся более подходящий кандидат на роль мужа, – ответил Филипп, равнодушно пожав плечами. – Соглашайся. Оба мы одинокие и независимые, так что можем провести вместе вечер, вспомнить о прошлом…

Как раз о прошлом Дейзи вовсе не желала вспоминать.

– Извини, не могу. Я бы с удовольствием посидела с тобой в баре, но меня пригласили на ужин мои зарубежные издатели. – Дейзи вежливо улыбнулась и потянулась к ручке двери.

– Ну, раз уж мы встретились, нам непременно нужно поговорить, – продолжал убеждать ее Филипп, сдерживая волнение. – Я буду ждать тебя здесь после ужина, закажу в номер кофе. Если ты не придешь, буду вынужден считать, что ты избегаешь меня по неизвестной мне причине.

Почудилась ей угроза в его словах или он и вправду угрожал, но Дейзи решила, что будет разумнее принять его приглашение.

– Хорошо, я загляну после ужина, – пообещала она и поторопилась выйти.

Во время ужина с представителями зарубежных издательств Дейзи плохо удавалось поддерживать разговор. Мысли о Филиппе, о предстоящем разговоре с ним беспокоили ее. Ничего, успокаивала она себя, выпью с ним кофе, поговорим о литературе. Надо будет взять инициативу в свои руки, задавать ему побольше вопросов. Все мужчины, особенно писатели, любят поговорить о себе. Это отвлечет его от воспоминаний, тем более что и вспоминать-то нечего.

Ха-ха! Одна ночь, проведенная с неопытной во всех отношениях девушкой? А сколько их было у него в жизни? Наверняка немало…

– Мы организуем презентацию вашего последнего романа, – говорил представитель немецкого издательства, мистер Майер, пытавшийся ухаживать за Дейзи с момента их знакомства. – И, надеемся, вы украсите ее своим присутствием.

– Я постараюсь, – отвечала Дейзи с рассеянным видом, любезно улыбалась и с нетерпением ждала, когда же наконец закончится этот длинный и скучный ужин.

2

На свой этаж Дейзи поднялась, когда уже было совсем поздно стучаться в номер к одинокому мужчине. Дежурный портье выдал ей ключ, и она задумчиво побрела к своему номеру. С непривычки к высоким каблукам ноги под ней буквально подгибались от усталости.

На этаже никого не было видно; стоявшая здесь тишина после ресторанного шума и бесконечных разговоров подействовала на нее успокаивающе. Тем большей неожиданностью для нее явилось присутствие мужской фигуры рядом с дверью ее номера. Она буквально наткнулась на него.

– Филипп! – воскликнула она и отшатнулась. Крепкая рука легла ей на талию. Она внутренне замерла. – Что ты здесь делаешь? – почти шепотом спросила Дейзи.

– Дожидаюсь тебя, – ответил Филипп, – чтобы потом не бросаться на поиски. Как это уже случилось со мной, когда сбежал твой двойник, которого звали Марша. – Глядя в ее испуганные глаза, он улыбнулся.

Филипп искал ее? Зачем? Дейзи опустила ресницы, пытаясь осмыслить услышанную новость, и, как только Филипп убрал руку с ее талии, сделала шаг назад. Теперь она разглядела на нем вечерний костюм, в котором он выглядел более элегантным, чем днем. И вместе с тем более чужим. Этот Филипп Тарсен с бородкой был ей незнаком. Скорее всего, слова о поисках Марши всего лишь красивая фраза, за которой ничего не стоит.

– Ты обещала, что мы вместе попьем кофе, поговорим, – напомнил Филипп, беря ее за локоть и увлекая за собой.

– Тебе не кажется, что пить кофе на ночь вредно? Уже поздно, – попыталась возразить Дейзи, при этом покорно семенила рядом.

– Мы можем выпить шампанского. Бутылка дожидается нас в ведерке со льдом у меня в номере.

– По-моему, нам не стоит это делать. И вообще, я устала, – слабо сопротивлялась Дейзи, увлекаемая не столько рукой Филиппа, сколько силой нараставшего в ней желания, вызванного его близостью. Давно не испытывала она такого влечения к мужчине. Как ему это удается? – думала она в растерянности, понимая, что теряет над собой контроль.

– Да, день был тяжелым, – согласился Филипп, открыл дверь в свой номер и проводил Дейзи к дивану, перед которым стоял накрытый на двоих журнальный столик. Он посмотрел на часы. – Без четверти двенадцать. Какое совпадение! Почти в это же время мы удрали с тобой – помнишь, тогда? – с вечеринки в моей квартире и поднялись в пентхаус. Час был поздний, но ты не жаловалась на усталость.

В голосе Филиппа зазвучали странные нотки, насторожившие Дейзи.

– Не стоит напоминать мне о том, что было семь лет назад. – Дейзи попыталась улыбнуться. – Предпочитаю смотреть в будущее, нежели оглядываться на прошлое.

Филипп разлил шампанское по бокалам и протянул один Дейзи. Несколько секунд он молча разглядывал ее. В коротком вечернем платье, с распущенными волосами, она теперь была похожа на ту девушку, с которой его свела судьба и которая сыграла роковую роль в его жизни. Ее предполагаемая гибель чуть не свела его с ума семь лет назад, и в результате – поломанная карьера. Стоит ли говорить ей об этом? Фактически он почти не знает ее. Да и не выразить никакими словами то чувство, которое он испытал сегодня, когда призрачный образ девушки обрел реальное воплощение. Физическое воплощение смутной мечты о женщине, еще более соблазнительное, чем юное длинноногое чудо, которое он считал утраченным навсегда.

– Присядь, – сказал он. – Давай выпьем за твой успех и поговорим как коллеги, раз ты не хочешь вспоминать о том, что было между нами.

Осторожно присев на край дивана, Дейзи старалась расслабиться, но все тот же непонятный страх сковывал ее. Она злилась на себя.

Известная писательница, давно научившаяся постоять за себя взрослая женщина, а держится как застенчивый подросток. Ей не о чем беспокоиться, они выпьют и разойдутся вновь.

Случайно переспали семь лет назад, стоит ли об этом вспоминать? Странно, что Филипп сказал, будто искал ее позже… Хотя возможно.

Наверно, беспокоился из-за того, что стал у нее первым.

– Спасибо. А я выпью за твой успех на литературном поприще. – Дейзи пригубила шампанское и поставила бокал на журнальный столик, обнаружив, что у нее опять дрожат руки.

Из-под полуопущенных ресниц она внимательно разглядывала профиль севшего на диван Филиппа. Она увидела морщинки возле глаз, появившиеся за прошедшие годы. Теперь рядом с ней был уже не молодой человек, а солидный мужчина, который, как и она, сделал себе карьеру на писательском поприще. Интересно, что его первый роман вышел в том же году, что и ее «Под крылом ангела». Не слишком ли много совпадений? А бородка ему идет…

– Спасибо. Если честно, я не стремился к писательской славе. Писать я стал… не по своей воле. – Филипп не решился сказать ей правду. – А вот у тебя все сложилось закономерно, ты ведь писала еще в университете.

Откуда он может знать об этом? – удивилась Дейзи. Семь лет назад они даже поговорить толком не успели. Стыдно сказать, что их знакомство началось с постели.

– А ты похорошела, – сказал Филипп, опасаясь, что возникнет неловкая пауза, судя по твердо сжатым губам Дейзи. – Не хочешь рассказать мне о себе? Как тебе жилось все эти годы?

– Нечего рассказывать. Жила, работала. Расскажи лучше о себе. Где ты живешь?

Из рассказа Филиппа она не узнала ничего нового для себя. Все это было написано на обложках его книг. Однако звучание бархатного баритона завораживало ее, как и тогда, когда во время танца он рассказывал ей на ухо смешные случаи из своей жизни. Дейзи не заметила, что Филипп успел пересесть поближе, и, только когда их плечи почти соприкоснулись, вдруг ощутила нарастающее беспокойство. А когда он попытался взять ее ладонь в свои руки, она почувствовала настоящую панику – Знаешь, я до сих пор помню запах твоих волос, – неожиданно произнес Филипп, прервав свой рассказ на полуфразе. Он погладил ее по волосам, и Дейзи невольно дернула головой. – Я рад, что тебя не соблазнили короткие прически, модные сейчас у женщин, как я успел здесь заметить.

– С короткими волосами много возни, а у меня нет на это времени, – пояснила она. От близости Филиппа ей стало жарко, и она взяла в руки бокал, чтобы смочить пересохшее горло.

Глупо было надеяться, что шампанское может остудить внутренний жар. Она уже жалела, что позволила Филиппу завести себя в номер. Бросив взгляд на его лицо, она поняла, что надо срочно выбираться отсюда, пока она не, наделала новых глупостей.

– Остается только порадоваться, что у тебя много работы, – пошутил Филипп, не спуская глаз с ее лица. – Только не пытайся убедить меня, что у молодой красивой женщины нет времени на развлечения. Я уверен, что с тех пор, как мы расстались, в твоей жизни было много мужчин. Я прав?

– Ничего подобного! – возразила Дейзи. – Хотя, конечно, были… – спохватившись, она лукаво улыбнулась Филиппу. Под его пристальным взглядом улыбка сползла с ее лица. Внезапный приступ злости, как всегда, помог ей преодолеть растерянность. Как он смеет лезть в ее личную жизнь?! – В моей жизни был и остается один-единственный мужчина, – серьезно сказала Дейзи, имея в виду своего шестилетнего сына.

– Как бы мне хотелось поверить в это, – задумчиво произнес Филипп. Глаза его потемнели.

Дейзи вдруг захотелось сказать ему, что цвет его глаз напоминает ей цвет моря при солнечной погоде. И как легко утонуть в них, забыв обо всем! Слегка пожав плечами, Дейзи чуть насмешливо улыбнулась и поднялась с дивана.

– Уже поздно, я пойду, – решительно сказала она, но не успела сделать и шага, как ладони Филиппа легли ей на талию. Дейзи замерла. На секунду ей показалось, что не было этих семи лет и они поплывут сейчас в танце под чарующие звуки медленного блюза. Голова закружилась. Стараясь не встречаться с ним взглядом, она боролась с наваждением. – Кажется, я выпила слишком много шампанского, – насмешливо сказала она и, прищурившись, отважилась взглянуть на Филиппа.

Теперь ему пришлось отвести потухший взгляд. Он убрал руки, понимая, что не в его силах вернуть их обоих в прошлое. У Дейзи наверняка есть мужчина, пусть даже она в этом не признается. Ясно одно, его, Филиппа Тарсена, не будет больше в ее жизни. И все-таки он ощущал себя связанным с этой женщиной невидимыми нитями, порвать которые было невыносимо трудно.

– Почему? – вслух спросил он.

– Что – почему? – откликнулась Дейзи, с удивлением отмечая странное выражение на его лице. Почему она стоит и не уходит? – Прости, что согласилась выпить с тобой. Наверно, не стоило мне…

– Нет-нет, – перебил ее Филипп. – Я благодарен тебе, что согласилась выпить со мной, – пробормотал он, глядя на ее губы. – Ответь, куда ты направилась, сбежав из моей квартиры? – неожиданно спросил он. – Ты обещала, что дождешься меня!

Резкая перемена в поведении Филиппа напугала Дейзи. Ей пришлось до боли прикусить губу, чтобы не вскрикнуть.

– Мы договорились не вспоминать прошлое, – напомнила она сухо, – Извини, я ухожу.

– Как пожелаешь, но прежде…

Дейзи задохнулась, когда Филипп крепко прижал ее к себе и прильнул горячими губами к ее пересохшему рту. Внезапность его действий парализовала волю. Но самое удивительное, что тело ее откликнулось мгновенно, словно весь вечер дожидалось именно этого. Слабея от внезапного прилива желания, Дейзи наслаждалась прикосновением рук Филиппа, своего первого и единственного любовника. Теперь она сама прижималась к нему всем телом, обнимая его за шею. И если до этого в намерения Филиппа входило только сорвать поцелуй с желанных губ Дейзи, то теперь его ничто не могло заставить отступить. Она желает его, так же сильно, как и он ее. В этом больше нет сомнений.

– Я хочу тебя! Господи, как я тебя хочу! – жарко шептал он ей на ухо.

Дейзи знала это и без его слов, прижимаясь к нему, прогибаясь так, чтобы ощутить на своем теле напор возбужденной плоти, жаждущей воссоединения. Пальцы ее запутались в светлорусых волосах Филиппа, прикосновение бородки усиливало чувственное наслаждение от его поцелуев. Она закрыла глаза и уронила затуманенную голову ему на плечо, целиком подчинившись его власти. Тихий стон вырвался из ее губ, когда рука Филиппа легла ей на грудь. Когда-то со мной уже творилось подобное, вспомнила Дейзи. Или время отступило вспять? Может, и не было в ее жизни горечи, разочарования, боли? И длится все та же упоительная ночь первой любви… Заставив себя открыть глаза, она встретила горящий взгляд зеленых глаз Филиппа, и туман в ее голове стал рассеиваться. Безумие, вот что с ней происходит! Но даже такое просветление не помогло ей разорвать чувственную паутину, окутывающую их с Филиппом.

– Все эти годы я вспоминал тебя именно такой. Нежной, созвучной моим желаниям, лихорадочно шептал хрипловатый баритон. В глазах Филиппа Дейзи заметила дьявольский блеск мужского торжества, пока его руки пытались расстегнуть застежку лифчика. – Господи! Как долго ты мне снилась в своей прелестной наготе. Я хочу вновь увидеть тебя наяву. Ты ведь тоже хочешь меня, Дейзи.

Она молчала. Хочу, хочу! – кричала плоть.

Но, если ты сейчас уступишь, твердил ей здравый смысл, то не сможешь больше уважать себя!

Дейзи поняла, что, уступив плоти, обречет себя на душевные муки впоследствии. Неужели я просто глупая чувственная самка, которую первый опыт ничему не научил? Протрезвев, она взглянула на Филиппа и ей стало стыдно. Медленно высвободившись из его рук, она сделала шаг назад.

– Марша! – Он протянул к ней руки.

– Меня зовут Дейзи, – глухо произнесла она, поправляя на себе платье. Филипп шагнул к ней, но Дейзи снова отступила. – Не смей прикасаться ко мне! – твердо сказала она.

– Ты не можешь так поступить со мной! – Лицо Филиппа исказилось страданием, но ему быстро удалось взять себя в руки. – Прости, если я напугал тебя. И, поверь, у меня не было намерения овладеть тобой без твоего согласия.

– Тогда, пожалуйста, держись от меня подальше, – с угрозой сказала Дейзи, понимая, что, если Филипп снова возьмет ее в свои объятия, она не поручится за себя. Настороженным взглядом она следила за каждым его движением.

– Ты действительно этого хочешь, Дейзи? – тоном искусителя спросил Филипп, ловя ее взгляд. – Семь лет назад у нас не получилось продолжения. – Он помолчал. – В том нет моей вины, вмешались обстоятельства. Но мы встретились вновь. Для меня наша встреча сегодня равносильна чуду. Если захочешь, я расскажу тебе, что произошло семь лет назад, и ты поймешь, почему я так говорю сейчас. Мы можем быть вместе, ведь теперь мы с тобой взрослые, ни от кого не зависящие люди… – Филипп говорил горячо, убедительно.

Его бархатистый голос, как и прежде, обладал гипнотическим воздействием на нее, и Дейзи приходилось делать усилия, чтобы не поддаться искушению и не броситься в его объятия. Нет, нет, твердила она про себя, это у тебя, возможно, нет постоянных привязанностей. А у меня жизнь совсем другая, и в ней для тебя места нет.

– Нет! – только и произнесла Дейзи, когда он замолчал. Наступила мертвая тишина. Они стояли друг против друга на расстоянии не более двух шагов, но в эту минуту Филипп казался ей бесконечно далеким от нее и совершенно чужим. – Нет, – повторила она спокойнее.

– Понимаю, ты устала. – Филипп беспомощно пожал плечами, но сдаваться не хотел. – Надеюсь, твое «нет» не распространяется на совместный завтрак в ресторане? – спросил он с улыбкой. Не стоит отчаиваться, ведь впереди у них еще три дня деловых встреч и развлечений, мелькнуло у него в голове.

В его улыбке было столько неотразимого обаяния, что Дейзи невольно улыбнулась в ответ.

– При нынешних обстоятельствах этого мне не избежать, – шутливым тоном ответила она.

– А помнишь наш первый совместный завтрак? – спросил Филипп.

Нет, она больше не выдержит! Надо немедленно бежать, а то она разрыдается.

– Спокойной ночи, Филипп. – Голос ее предательски дрогнул. Она резко развернулась и вышла из номера.

Слезы застилали глаза, она шла по коридору как слепая. И только у себя в номере Дейзи решилась дать им волю. Тело ее горело огнем, храня следы поцелуев Филиппа, корчилось от неудовлетворенного желания и молило о пощаде. В слишком широкой для нее одной постели она ворочалась без сна. Ни одному из встреченных ею позже мужчин не удавалось обрести такую власть над ее телом, какой обладал Филипп Тарсен. И дальше поцелуев у нее с мужчинами дело не заходило. Ну, почему так случилось, что моим первым мужчиной стал именно он?! В свое время она даже обратилась за консультацией к психотерапевту. Врач объяснила, что, вероятней всего, она принадлежит к тому редкому типу женщин, которой сразу повезло встретить «своего» мужчину, единственного и неповторимого. Можно сколько угодно обманывать себя, сказала врач, но физиологию своего тела не обманешь. Остается только надеяться, попыталась она утешить Дейзи на прощание, что вам встретится его двойник. Предполагается, что у каждого человека на свете есть двойник. Но где я могу встретить этого двойника, подумала тогда Дейзи, если почти безвылазно сижу в своем домике в небольшом поселке, затерянном среди лесов и озер? И жизнь моя строго регламентирована заботой о сыне и работой за письменным столом? Поэтому она так обрадовалась, когда ее пригласили в Лос-Анджелес на эту встречу. Возможно, там, на песчаном пляже, она встретит желанного двойника? И вот, на тебе, снова встретила Филиппа! Слезы потекли с новой силой.

Выплакавшись, Дейзи тяжело вздохнула.

Сердиться можно только на себя. Она не правильно повела себя с первой минуты, как увидела Филиппа. Зачем нужно было прятаться за темными очками, чтобы позже растаять от одного его прикосновения, как снег под солнцем? Ее поведение с Филиппом иначе как глупым и не назовешь. А впереди еще три дня неизбежных встреч с ним. И как он поступит, если узнает о существовании сына, которого она родила в доме тети Бетси? Об этом и думать страшно. Остается только один-единственный выход. Сбежать! Вернуться в свою маленькую крепость, где она постепенно успокоится и со временем забудет о Филиппе. Не надо ей ни поездок на роскошные пляжи, ни музея Голливуда, ни встреч с кинозвездами. Миссис Холланд она позвонит, когда вернется домой, извинится и объяснит, что ее срочный отъезд был вызван беспокойством о сыне, которого ей пришлось оставить якобы на попечение друзей в поселке. Небольшая ложь во спасение.

Да, так она и поступит. Дейзи закрыла глаза и, чтобы не думать о Филиппе, стала вспоминать родителей. Интересно, как бы они восприняли ее внебрачную беременность? Проявили бы заботу? Судя по тому, что после их гибели рассказали ей люди в черных костюмах, вряд ли у них была бы возможность оказаться в то время рядом с дочерью. С годами Дейзи вспоминала о родителях все с большей нежностью.

Да и жаловаться ей было не на что. Заботой ее окружила в тот психологически трудный для нее период тетя Бетси. Финансовых проблем у нее не возникло, и, как только немного подрос сын, которого она в честь погибшего отца назвала Эндрю, Дейзи выкупила дом, принадлежавший когда-то ее бабушке, и переехала. Поселок был расположен на берегу озера Эри. До Кливленда, чтобы погостить у тети Бетси, можно было доехать на внедорожнике часа за два.

После рождения Эндрю, когда боль от потери родителей утихла, тетя Бетси начала заговаривать с ней о том, что надо бы сообщить отцу ребенка, что у него есть сын. Дейзи знала, что должна поставить Филиппа Тарсена в известность. Такая мысль не раз приходила ей в голову, но только до того момента, пока в колонке светской хроники она не увидела сообщения о помолвке автора нашумевшего детективного романа Филиппа Тарсена с Линдой Харвуд, сестрой его покойного друга. Значит, она все-таки добилась своей цели, с горечью подумала тогда Дейзи, но ничего, невелика потеря. Они стоят друг друга, решила она и постаралась навсегда выбросить из головы мысли о Тарсене.

Материнство доставляло ей много радости, сын рос здоровым и жизнерадостным ребенком.

К трем годам, когда оформились его черты, стало ясно, что мальчик унаследовал внешность отца.

Русые локоны закрывали его нежную шейку, из-под длинных темных ресниц смотрели ясные серо-зеленые глаза. Живое напоминание об утраченной навсегда первой любви…

Дейзи села в постели, утерла вновь набежавшие слезы и спустила ноги. Видимо, поспать ей уже не удастся, часы показывают начало пятого.

Скоро можно будет вызвать такси, а пока нужно уложить вещи. Хватит упиваться жалостью к себе. Все равно теперь ничего не изменить. Их пути с Филиппом давно разошлись. Неважно, что на Линде он так и не женился. Слишком поздно произошла их вторая встреча…

Дейзи быстро приняла душ, оделась и вызвала такси, которое пообещали прислать через пятнадцать минут. Небольшой чемодан и дорожная сумка были уложены. Она обошла комнаты, проверяя, не осталось ли чего-нибудь из ее вещей, вздохнула напоследок и покинула номер. Побоявшись воспользоваться лифтом, словно звук работающего лифта мог бы разбудить Филиппа, она спустилась в нижний холл по лестнице, сдала ключ ночному портье и вышла из отеля.

Предрассветное небо поразило ее бирюзовым цветом. Было прохладно, и она пожалела, что не надела под куртку свитер. Такси подъехало быстро, и Дейзи вздохнула с облегчением, усевшись на заднее сиденье. Пусть все остается по-старому, она не хочет ничего менять в своей жизни!

…Не дождавшись Дейзи к завтраку, Филипп направился в ее номер. Легла она поздно, могла и проспать, думал он, мечтая увидеть ее сонное лицо, как когда-то в своей постели. Дверь номера была открыта, там убиралась горничная.

Она и сообщила ему, что Дейзи Остин уехала рано утром в аэропорт. Опять сбежала, горько ухмыльнулся Филипп. Наверно, не стоило ему ворошить прошлое с первой минуты их встречи.

Он ведь и расспросить ее не успел, как ей жилось после отъезда из Нью-Йорка. Найти ее сейчас не составило бы труда, но стоит ли?

Филипп спустился в бар и попросил виски.

Он пил порцию за порцией, вспоминая, какую роковую роль сыграла в его жизни Марша Фаулер, ставшая теперь Дейзи Остин. Можно сменить имя, но не характер, подумал он. Впрочем, возразил себе Филипп, я ведь изменился.

После предполагаемой гибели Марши у него исчезла легкость в общении с женщинами, хотя и до того он не считал себя ловеласом. Его любовные связи рвались либо по обоюдному согласию, либо по инициативе женщины, как это случилось у него с Кэрол. Но Марша не была похожа ни на одну из его женщин. Он бы никогда не отпустил ее от себя, если бы она не сбежала. Но почему она это сделала? И куда?

Если ее не было в машине с родителями, возвращавшимися из аэропорта, куда они ездили ее встречать, то где она могла находиться в то время? И почему сегодня она так рано покинула отель, никого не предупредив, как выяснилось. Даже миссис Холланд, которую поведение Дейзи сильно расстроило. Впрочем, писательнице Дейзи Остин ее поступок ничем не грозит, думал Филипп, для издательства главное, чтобы ее книги раскупались. Под воздействием спиртного в голове зашумело и ему стало легче. Он вспомнил о том, что происходило в его номере поздно вечером, и готов был поклясться, что вечная бегунья отвечала на его ласки! А может, все женщины лживые стервы?

От этих размышлений в баре и от выпивки Филиппа оторвала съемочная группа местного телевидения. Вряд ли он когда-нибудь вспомнил, что он им наговорил, если бы не увидел по телевизору в своем номере передачу седьмого канала, состоявшую из трех интервью: с Рольфом Мидлтоном, с ним и с Дейзи Остин, которое записали еще накануне.

Протрезвев к вечеру, Филипп краснел и бледнел, слушая свой пьяный монолог о вероломстве женщин. В трезвом виде он бы просто не смог говорить так долго! Тем более о женщинах! В ярости он уже готов был выключить телевизор, когда увидел на экране лицо Дейзи.

На все вопросы она отвечала весьма скупо, сохраняя напряженную серьезность. И только вопрос о сыне вызвал на ее лице нежную улыбку.

Он хорошо помнил ее улыбку, с которой она прощалась с ним на кухне семь лет назад. Простите, спохватился он, о каком сыне идет речь?

Откуда у нее взялся сын?

– Ему шесть лет, он ходит в школу, увлекается спортом и еще конструкторами, – говорила Дейзи с экрана. – Нет, – засмеялась она, – мои романы его еще не интересуют. В будущем?

Не знаю, но, думаю, они ему не понравятся, если он вырастет похожим на отца. Кто его отец?

Вряд ли его имя вам что-нибудь скажет. Он разбился на машине, когда я была на седьмом месяце беременности. Да, это было ужасно. Да, мне было трудно. К счастью, ребенок родился здоровым, страдания мои на нем не отразились, и теперь я счастлива, потому что у меня есть сын.

Филипп долго сидел как оглушенный, забыв про все свои обязательства на вечер. По телевизору шел какой-то детектив, единственный жанр в кинематографе, которому он, как правило, уделял внимание. Но сейчас его занимал другой детективный сюжет. Неужели в тот вечер семь лет назад он был настолько пьян, что не принял меры предосторожности? По времени зачатия сын Дейзи может быть его сыном. А если у нее был кто-нибудь еще вскоре после него? – задал себе вопрос Филипп и тут же отмахнулся. Не может быть! Хотя почему бы и нет, если она так охотно легла с ним?.. И к кому она тогда направилась, если не улетела к родителям? Возможно, у нее был приятель, который не хотел брать на себя ответственность, лишив ее девственности. И куда он потом делся? Сбежал? Или Дейзи сказала правду и отец ребенка разбился на машине? Выйдя за него, она сменила фамилию, а заодно и редкое имя Марша, которое могло не понравиться ее мужу…

Поломав голову еще какое-то время над множеством возникших вопросов, Филипп сообразил, где сможет получить на них исчерпывающие ответы. Осталось только дождаться утра, когда начнется рабочий день в том ведомстве, где о нем еще помнят.

3

Такси замедлило ход и остановилось. Дейзи расплатилась с водителем, который достал из багажника ее чемодан, и посмотрела на окна дома, в котором жида большая семья Бетси. Он по-прежнему оставался для нее тем домом, куда она всегда могла вернуться в случае необходимости. Но сегодня ее, похоже, не ждали. Она взглянула на часы. Время завтрака! На секунду мелькнула мысль о Филиппе, который сейчас дожидается ее в ресторане лучшего отеля Лос-Анджелеса.

Нет, надо запретить себе раз и навсегда думать о нем! Дейзи нахмурилась и, взяв в руки чемодан, поднялась по каменным ступеням к двери.

Все семейство Бетси Причард завтракало на кухне за длинным столом. Только в таких старых домах, как этот, еще сохранились большие кухни, подумала Дейзи. Оттого и семьи в них обитают многодетные, блюдущие традиции предков. Где бы еще свободно разместились семнадцать человек, а то и больше?

– Мама! – Эндрю пулей выскочил из-за стола и повис у нее на шее. – Здорово, что ты приехала! Мы с Питером сегодня собирались запускать планер, который собрали из конструктора. Он самый большой был в магазине.

Хочешь, я покажу тебе?

– Эндрю, вернись за стол, – раздался властный голос тетушки Бетси, сидевшей во главе стола. – Завтрак еще не окончен. Умойся с дороги, садись завтракать, потом поговорим, – обратилась она к племяннице, которую любила не меньше собственных детей.

После того как всем разрешили встать из-за стола, Дейзи осталась наедине с Бетси, чтобы выпить еще по чашечке кофе и поговорить.

– Ты не видела еще сегодняшних газет? – поинтересовалась Бетси.

– Нет, а что там? – насторожилась Дейзи.

После вчерашнего внимания репортеров к ее личности она интуитивно не ждала ничего хорошего.

– Да, понимаешь, приезжали к нам из какой-то газеты, задавали вопросы. Беднягу Эндрю чуть не замучили вопросами, пока я их не прогнала.

Хорошо, что я не успела соврать миссис Холланд, подумала Дейзи. Как им удалось узнать, где находится мой сын?

– Они приезжали к тебе, но твои соседи сообщили, что сына ты отвезла мне, как обычно, когда тебе нужно уехать на несколько дней.

А почему ты так быстро вернулась? Ты ведь собиралась на пять дней.

– С непривычки устала от внимания, – отшутилась Дейзи, отводя глаза. Ей никогда не приходилось скрывать что-либо от Бетси, но пока она не была готова рассказать ей о встрече с отцом Эндрю.

– Не хочешь говорить, не надо, – успокоила ее Бетси. – Останешься у нас на день или хочется домой?

– Мне надо побыть одной, – призналась Дейзи. – Там было столько суеты, что я действительно устала.

Бетси сочувственно посмотрела на племянницу, на ее лицо, осунувшееся после бессонной ночи.

– Поедете после ланча, – сказала она. – А сейчас пойдем смотреть, как Питер и Эндрю будут запускать планер с помощью моего старика.

На лужайке перед домом все были в сборе.

Девятилетний Питер, младший сын Бетси, и Эндрю от нетерпения ходили кругами вокруг Майкла Причарда, который держал в руках планер, готовя его к запуску. Старший Причард был тихим немногословным человеком, что неудивительно при такой властной женщине, как Бетси. Дейзи всегда восхищалась тем обожанием, которое светилось в его глазах при виде жены.

Она знала, что Майкл великий труженик и мастер на все руки. Дети любили его и мать, но, мальчики, пожалуй, любили больше отца.

Радостные крики огласили воздух, когда запущенный с холма планер взмыл к небу. Младшие дети кубарем покатились с холма, чтобы первыми увидеть, где приземлится планер, и принести его обратно. Остальные наблюдали за полетом искусственной птицы с лужайки, прикрыв от солнца глаза ладонью.

– Только бы не сломался при посадке, а то мальчики расстроятся, – озабоченно сказал Майкл.

Но все обошлось благополучно. Запыхавшись от беготни, Эндрю наконец подбежал к матери.

– Мам! Я совсем забыл тебе сказать, что меня вчера фотографировали! Теперь меня напечатают в газете. Здорово, правда?

– Правда, – без всякого энтузиазма согласилась Дейзи. Публикация фотографии сына могла повлечь за собой неприятные последствия.

Единственное, чем она могла себя успокоить, что если фоторепортеры из Кливленда, то местная газета вряд ли попадется на глаза Филиппу Тарсену.

Она смотрела на сияющего сына и находила в нем еще большее сходство с Филиппом. За годы, прошедшие с их первой встречи, лицо его утратило для нее фотографическую точность.

Хорошо запомнились только глаза и улыбка.

Друзья и соседи считали, что Эндрю похож на мать, такой же светленький, как и она. Ей даже себя удалось убедить в этом. Но после встречи с Филиппом Дейзи поняла: сходство сына с отцом, возможно, угрожает ее размеренной спокойной жизни. В тот же день ей пришлось убедиться в обоснованности своего беспокойства.

По возвращении в поселок Дейзи приветствовали почти как национальную героиню.

У порога их дома лежала газета и цветы. Заслышав шум ее машины, соседи из ближайших домов подошли здороваться. Потом начались телефонные звонки, поздравления. Когда Дейзи развернула свежую газету, то пришла в ужас.

Кроме фотографий ее и сына, в газете были фотографии двух других участников встречи в Лос-Анджелесе: Рольфа Мидлтона и Филиппа Тарсена. Правда, небольшого формата. Здесь же была помещена заметка о целях проводимой встречи, о творчестве трех писателей, о тех перспективах, которые открываются для них в ближайшем будущем. Все было бы не страшно, если бы ее не сфотографировали в тот момент, когда к ней подошел Филипп Тарсен. На снимке был отчетливо виден его профиль! Но и это еще было не самое страшное.

Дейзи готовила на кухне ужин, когда из гостиной ее позвал Эндрю.

– Мама! Скорей иди, тебя показывают по телику!

Она вошла в комнату в тот момент, когда с телеэкрана отвечала на вопрос об отце своего сына.

Только сейчас ей пришло в голову, что совершила большую ошибку, солгав на всю страну. Если Филиппу придет в голову уничтожить ее в глазах сына, то ему это легко удастся. Она стояла рядом с креслом, в котором сидел Эндрю, страшась взглянуть на него. Сын слушал внимательно и внешне спокойно. Полтора года назад Дейзи придумала для него эту страшную сказку о его родном отце. Как она могла совершить такую глупость?! И как будет оправдываться перед ним?

Ведь со временем Эндрю узнает правду.

Позже, когда мальчик уже спал, Дейзи долго не находила себе места. Несмотря на усталость после бессонной ночи, перелета из Лос-Анджелеса и двух часов за рулем машины, сна не было ни в одном глазу. Она обошла свой сад, где в сумеречном свете можно было разглядеть проклюнувшиеся ростки примулы. Замерзнув, вернулась в дом и вошла, в спальню сына. Она присела рядом с его постелью, отвела ладонью светлые кудри у него со лба, и печальная улыбка тронула ее губы. Простишь ли ты меня? – мысленно вопрошала его Дейзи. Перед глазами встало лицо Филиппа, искаженное страдальческой гримасой. Вот кто меня никогда не простит, если узнает о сыне!

Тишина дома, сонное дыхание Эндрю постепенно успокоили ее. Пора отдыхать, приказала себе Дейзи. Чем бы ни грозил завтрашний день, прежде всего ей понадобятся физические силы.

Саманта Тайлер с удивлением наблюдала за Филиппом Тарсеном. На третий день пребывания в Лос-Анджелесе он совершенно преобразился. Куда девались его вялость и апатия? Еще накануне она видела его бредущим по коридору в свой номер. Он был вдребезги пьян. А теперь он полон энергии, куда-то уезжает в течение дня, участвует во всех мероприятиях, самостоятельно ведет деловые переговоры, почти не давая ей возможности проявить себя. Что могло на него так подействовать? – недоумевала Саманта. Может, он просто оттаял под жарким калифорнийским солнцем? Он и внешне как будто изменился, словно помолодел. Такой Филипп Тарсен нравился ей больше прежнего. Теперь они даже вместе плавали в бассейне перед завтраком, много разговаривали. Он вдруг стал проявлять интерес к ее семейной жизни, расспрашивал о муже, о детях. Его интересовали даже такие подробности, как, например, что сказал ей муж, когда узнал о ее первой беременности. Саманта с трудом смогла припомнить реакцию своего мужа Билла, но, связана ли она с ее первой беременностью, у нее не было уверенности. Ведь у них трое детей. Ее старший сын, их первенец, учится в университете. Почему-то Филипп обрадовался, когда узнал, что в первый раз она забеременела в двадцать один год. Короче, состояние своего подопечного и радовало и тревожило ее. Особенно обеспокоило ее поведение Филиппа, когда она показала ему газету с фотографиями участников встречи. В том же номере была помещена фотография сына Дейзи Остин, перепечатанная из какой-то кливлендской газеты.

Филипп рассмеялся так весело, словно рассматривал сборник карикатур, а не газетные фотографии. После чего им овладело странное нетерпение и приступы глубокой задумчивости. Иной раз он даже не слышал, когда к нему кто-то обращался. В таком состоянии Филипп Тарсен оставался все время, пока они летели в самолете.

В аэропорту он довольно рассеянно попрощался с ней, предупредил, что неделю проведет у своей матери в Сиэтле, но непременно позвонит, как только выяснит все до конца.

Саманта удивленно смотрела ему вслед, не понимая, что именно собирается выяснять Филипп. Однако мысленно пожелала ему счастья.

На третий день после возвращения из Лос-Анджелеса Дейзи, проводив сына в школу, как обычно, села за письменный стол. Надо приниматься за работу и вообще пора вернуться в привычную колею. Праздник и потрясения закончились, думать об их возможных последствиях не имеет смысла. Только накличешь беду.

Возможно, ей придется в ближайшее время подумать, как рассказать сыну правду. Конечно, он еще слишком маленький, чтобы все понять. Но так даже лучше, главное – он узнает, что его отец жив. Может, эта мысль будет поддерживать его в будущем.

Вздохнув, Дейзи раскрыла рабочую папку и прочитала план нового романа, который она набросала перед отъездом. Странно, подумала она, почему все эти наброски не вызывают у меня энтузиазма? Как будто писала не я, а кто-то другой. Ни одной мысли, ни одного образа не рождалось в ее голове. Посидев еще полчаса над своими записями, она решительно встала и вышла в сад. День был солнечный, одуряющий запах земли и первой зелени ударил в ноздри, и сладко закружилась голова. Все в Дейзи откликнулось на пробуждение природы. Словно с приходом весны в ней, как в дереве, быстрее заструились живительные соки. Что со мной? – думала она. И откуда взялось это новое чувство радости бытия? Ну что ж, не работает голова, так поработаем руками, решила она.

В комбинезоне, в садовых перчатках Дейзи принялась за весеннюю уборку своего небольшого сада, начав с обрезания кустарников. Заняв руки, она вновь освободила свою голову для мыслей о Филиппе Тарсене. И вновь с горечью подумала, как глупо вела себя с ним. И то, что с годами он не утратил власти над ней, приводило ее в отчаяние. За что ей выпала такая судьба? Несправедливо, несправедливо, бормотала она себе под нос, окапывая кусты сирени. Однажды она поддалась влечению и расплатилась за это. Не надо было ей соглашаться на эту встречу в Лос-Анджелесе! Виною всему неизвестно откуда появившееся в ней тщеславие. Редактор Томми Каллахан долго уговаривал ее, наговорил много лестных слов, и она не устояла. Как же! Голливуд, популярность, большие деньги!

А в результате – душевная тревога, попранное достоинство и неуверенность в себе. О физических страданиях своего растревоженного тела Дейзи думать не хотелось.

Она выпрямилась, опираясь на лопату, когда услышала шум подъехавшего к дому автомобиля. Подойдя к забору, она увидела большую машину, заполнившую собой почти всю проезжую часть узкой дороги. При виде бородатого мужчины в джинсах и в свитере, вылезавшего из машины со стороны водительского места, сердце Дейзи замерло на секунду, чтобы забиться с удвоенной силой. Сомнений больше нет.

Филипп Тарсен видел фотографию Эндрю в газете! Мгновенный импульс – бежать, спрятаться! – ей удалось превозмочь с трудом.

Пока мысли вихрем крутились у нее в голове, Филипп обошел машину, приблизился к забору и теперь мрачно разглядывал ее. В кепке с большим козырьком, в комбинезоне и в садовых перчатках, испачканных землей, – такой Маршу Фаулер, вернее Дейзи Остин, видеть ему не приходилось. Из-под кепки над ухом выглядывала прядь пепельных волос, щеки полыхали румянцем, несмотря на то что Дейзи явно была испугана его появлением.

Что ж, подумал Филипп, когда преступнику грозит возмездие, страх – закономерное чувство. А в том, что Марша, она же Дейзи, преступница, сомнений у него не было. Столько лет скрывать от него сына! Не говоря уже о самом факте своего существования. Сколько пришлось ему пережить из-за ее мнимой гибели!

Он сходил с ума, что не сумел ее спасти, а она в это время благополучно жила в доме своей тетки, совсем не думая о нем! А он долго не мог забыть ее нежного послушного тела, ее сияющих глаз и детской непосредственности. Она являлась к нему в сновидениях почти физически ощутимой, а проснувшись, он осознавал, что пытается обнять руками пустоту. Семь лет без нее, потерянных лет! Встретив ее в отеле Лос-Анджелеса, он пережил самое радостное потрясение в своей жизни – его любимая жива!

Судьба смилостивилась над ним. Он хотел ее любить. Отвергнутый, он готов был потратить оставшиеся годы на то, чтобы завоевать ее любовь. И как она с ним поступила? Сбежала!

Вновь сбежала, вторично нарушив данное обещание. Нет, никогда ему не понять женской психологии. Но теперь у него есть полное право на нее, она мать его сына!

– Пишешь романы, сажаешь цветы, – с насмешливой злостью произнес Филипп, растягивая слова. – На все руки мастерица.

Дейзи стояла неподвижно, стараясь не встречаться с ним глазами, пытаясь мысленно сообразить, откуда он свалился на ее голову. Вчера должна была завершиться программа встречи в Лос-Анджелесе. Неужели Филипп явился к ней прямо оттуда?

– Ничего не хочешь мне сказать, Дейзи?

Она молчала.

Тогда он открыл калитку и направился прямо к ней.

– Неужели такая решительная женщина, как ты, утратила дар речи? – Теперь он стоял перед ней, смотрел на нее в упор, пытаясь догадаться, о чем она сейчас думает.

– Добрый день, Филипп, рада тебя видеть, с натянутой вежливостью сказала Дейзи. – Как тебе удалось так быстро добраться сюда? Ты ведь должен был вылететь дневным рейсом из Лос-Анджелеса. – Она говорила спокойно, словно в его приезде к ней нет ничего особенного.

– Профессиональное умение быстро перебираться из одного места в другое, – заявил Филипп с апломбом суперагента, но, вспомнив случай, когда это хваленое умение подвело его, нахмурился. Мгновенное чувство вины за гибель родителей Марши Фаулер заставило его сменить тон:

– Я вылетел тем же рейсом, что и ты, когда убегала от разговора со мной.

– Я не понимаю, о какой профессии ты говоришь. Ты, кажется, был журналистом, потом начал писать романы… Во всяком случае, так о тебе писали везде. – Дейзи готова была говорить о чем угодно, лишь бы Филипп не заговорил о сыне. – Может, это не вся правда о тебе? Тебе, наверное, есть что скрывать.

Черт возьми, подумал он, откуда ей известно?! Или просто догадалась? Говорят, женщины одарены от природы интуицией в большей степени, нежели интеллектом.

– Добрый день, девочка! – послышался хрипловатый мужской бас за оградой. – На днях видел тебя по телевизору. Ты замечательно выглядела. Странно, что тебя никто не похитил в Лос-Анджелесе. Думаю, в Голливуде ты могла бы затмить всех киношных красоток. Они ведь искусственные, а ты у нас натуральная. Все мы гордимся тобой, так сказала моя Мэгги. А ты знаешь, моя жена в литературе разбирается.

Дейзи подошла ближе к ограде, обрадовавшись старому Маккею, до выхода на пенсию много лет работавшему в поселке почтальоном.

А его жена Маргарэт в местной школе преподавала литературу.

– Рада вас видеть, мистер Маккей. Спасибо за добрые слова. Передавайте привет миссис Маккей, – только и успела на ходу сказать она, поскольку Филипп крепко схватил ее за руку и быстро повел к дому.

– Хватит! – прорычал он сквозь зубы, направляясь к распахнутой двери бокового входа.

– Не понимаю, что значит «хватит»? И почему ты позволяешь себе… – с возмущением заговорила Дейзи, вырывая руку.

Филипп остановился так резко, что Дейзи, двигаясь по инерции, налетела на него, но быстро сделала шаг назад. Он повернулся к ней. Впервые она увидела Филиппа разгневанным.

– Хватит заговаривать мне зубы, хватит делать вид, что не понимаешь. Ты прекрасно понимаешь, что привело меня сюда. – Он судорожно сглотнул. – Почему ты не сказала, что у меня есть сын?

Дейзи отвела взгляд и молчала. Разве можно в двух словах объяснить ему то, в чем она и сама до сих пор не разобралась.

– Как ты нашел меня? – Она была уверена, что миссис Холланд никому не могла дать ее адрес. Местную газету он вряд ли видел. – И почему ты решил, что мой ребенок как-то связан с тобой? – Ценой большого напряжения ей удавалось говорить с холодной вежливостью.

– Можешь не напрягаться, пытаясь отрицать то, что мне известно из надежных источников.

Я знаю точную дату его рождения. Мне известно, что ты родила сына в доме своей тетки.

Высчитать по месяцам, когда он был зачат, не составило труда, чтобы убедиться в своем отцовстве. Хотя достаточно было увидеть фотографию Эндрю в газете. Он моя точная копия!

– Господи! – пробормотала Дейзи. Сбывались ее худшие опасения. Склонив голову, чтобы не видеть гневного взгляда Филиппа, она думала с чувством обреченности, что ее спокойной налаженной жизни пришел конец.

– Осмелишься повторить, что между мной и Эндрю нет никакой связи? – требовательно вопрошал он, не правильно истолковав ее молчание. – Может быть, предпочтешь доказывать это в суде и публично зарекомендовать себя лгуньей? Когда суд вынесет решение, ты будешь умолять, чтобы я позволил тебе видеться с Эндрю.

Ты обманула его! Заявить на всю страну жуткую ложь о гибели отца собственного сына! Как ты могла быть такой жестокой? За что?

От каждого слова Филиппа Дейзи вздрагивала как от удара. Ей нечего было возразить ему.

После возращения из Лос-Анджелеса она и сама поняла всю меру жестокости страшной сказки, придуманной для сына с одной целью, чтобы он больше не спрашивал об отце. Точнее, не заставлял ее вспоминать о том, что произошло семь лет назад между нею и Филиппом Тарсеном.

– Не вынуждай меня быть с тобой таким же жестоким. Шесть лет ты скрывала от меня сына – и теперь заслуживаешь сурового наказания. А я могу наказать тебя, не сомневайся! – Взяв за подбородок, он поднял лицо Дейзи, заставив ее смотреть ему в глаза. – Хочешь показать, что тебе сейчас стыдно? Немного поздновато, не находишь? – Филипп убрал руку, продолжая смотреть в глаза Дейзи. – Шесть лет с лишним ты вела себя как последняя эгоистка по отношению к нам. Я имею в виду не только себя и Эндрю, который нуждается в отце, но и свою мать, которая страдает из-за отсутствия у нее внуков. Моя бедная одинокая мать, у которой так мало было в жизни радостей! Впрочем, зачем я говорю это, тебе ведь безразличны чужие страдания. – Филипп замолчал и сжал челюсти.

Морально подавленная обрушившимся на нее потоком обвинений, Дейзи попыталась возразить, но горло перехватило от волнения и страха, и она лишь беспомощно помотала головой из стороны в сторону.

– Хватит лгать, Дейзи, – усталым голосом произнес Филипп. – Где мой сын? Я хочу видеть его сейчас же!

– Это невозможно, – наконец произнесла она сдавленным голосом. – Он в школе. И мне очень жаль…

– Тебе не раз еще придется пожалеть о том, что ты натворила семь лет назад. Это я тебе могу обещать. – Филипп засунул руки в карманы джинсов, лицо его было суровым. – Во сколько заканчиваются занятия в школе? И кто забирает Эндрю?

– Не надо меня запугивать, – сказала Дейзи, частично восстановив самообладание. В конце концов, она собиралась сообщить ему о рождении сына, но она узнала о его помолвке с Линдой… – В двенадцать я забираю сына из школы.

– Что ж, пойдем вместе. – Чтобы скрыть волнение, Филипп старался говорить как можно суровее. – А теперь, может, пригласишь меня в дом? – Он сделал к ней шаг, взял за руку и крепко сжал.

– Ты делаешь мне больно! – вскрикнула Дейзи.

– Ты еще не знаешь, что такое настоящая боль, – мрачно сказал Филипп, входя с ней в дом через кухню, но руку отпустил.

Внутреннее убранство неказистого с виду старого дома поразило Филиппа еще на кухне, оборудованной современной техникой. Через небольшую столовую можно было сразу попасть в большую гостиную, а можно было выйти в холл.

Паркетный пол, натертый по старинке мастикой, сверкал как зеркало. Радовала глаз изящным полукружьем ведущая из холла на второй этаж деревянная лестница с резными балясинами, покрытая темно-зеленой ковровой дорожкой. Филипп сразу почувствовал атмосферу хорошо налаженной, комфортной жизни. Он любил дом своей матери в Сиэтле, но, сравнив его с домом Дейзи, понял, чего там не хватало.

Несмотря на порядок в доме, глаз его то и дело задерживался на предметах, которые свидетельствовали о пребывании в этом доме ребенка. Предметы, по которым легко было догадаться, чем он увлекается. В гостиной на журнальном столике шахматы, на стене развешано несколько детских рисунков в самодельных рамочках, в холле у входной двери детский двухколесный велосипед на специальной подставке.

Любовь, теплота, уют. Вполне благополучная жизнь, наполненная смыслом. У него нет никаких шансов…

– А где ты работаешь? – спросил Филипп бодрым голосом, чтобы не поддаться накатившей тоске. – Наверху? – Он показал пальцем на лестницу.

Дейзи несколько удивил неподдельный интерес Филиппа к ее дому. Она успела прийти в себя после предъявленных ей обвинений. Страх сменился внутренней настороженностью. Вопрос Филиппа заставил ее почувствовать себя хозяйкой в доме, где соблюдают законы гостеприимства. Сдержанно улыбнувшись, она поведала историю покупки дома.

– Внутри пришлось все поменять, настолько здесь все обветшало. Потом сломали заднюю стену, вместо нее возвели двухэтажную пристройку. Спальни стали просторнее, с более высокими потолками, с балконами. Появилась дополнительная комната для гостей на втором этаже, а внизу – мой кабинет и даже небольшой зимний сад. – Дейзи увлеклась рассказом, побледневшие щеки снова порозовели. Она любила свой дом, гордилась им, а потому говорить о нем всегда доставляло ей удовольствие. Она посмотрела на Филиппа, встретила его странный взгляд и смутилась. – Извини, ты проделал такой путь, а я тебе даже кофе не предложила.

– Кофе может подождать, – сказал Филипп, разглядывая Дейзи так, словно видел впервые. Я бы предпочел продолжить экскурсию по твоему замечательному дому. – Он доброжелательно улыбнулся ей.

– Тогда пошли. – Дейзи направилась в глубину дома, скрывавшуюся за лестницей. Распахнув створки широкой двери, она отступила в сторону, чтобы насладиться произведенным эффектом.

Филипп замер на месте, ослепленный светом, свободно проникавшим через стеклянную стену дома. Он шагнул в комнату и огляделся.

Несомненно, это был кабинет. Слева он обнаружил небольшой письменный стол с приставным столиком для пишущей машинки, справа – книжные стеллажи с деревянными дверцами. Чтобы книги не выгорали, догадался Филипп. Он прошелся по комнате, которая казалась больше, чем была на самом деле, и заинтересовался буйством зелени слева от письменного стола.

За стеклянной дверцей, вероятно, и находился зимний сад, о котором сказала Дейзи. Филипп оценил изобретательность человека, который это все придумал и осуществил. Растительность сада на трех уровнях прикрывала сидящего за столом от прямых солнечных лучей, не загораживая дневного света. Умно и красиво, подумал Филипп. Дейзи села на низкий мягкий диван и украдкой начала следить за его непроницаемым лицом. Так и не дождавшись проявлений восторга, она пережила легкое разочарование.

Ей было неведомо, что Филипп отличается профессиональным умением сохранять невозмутимый вид, что его поведение с ней в Лос-Анджелесе нетипично для него и объясняется сильным потрясением от встречи с той, которую считал погибшей семь лет назад. Филипп до сих пор не мог себе простить того срыва.

– Замечательно, – произнес он, подходя к ней. – И кто же это все придумал?

– Я сама, – просто сказала Дейзи. – В детстве у меня не было дома в полном смысле этого слова. Родители переезжали с места на место, жили в основном за границей, надолго нигде не задерживаясь. Потом я жила в доме бабушки, после ее смерти дом перешел к тете Бетси.

Мне было хорошо с ними, я привыкла считать ее дом родным, пока Бетси не вышла замуж за Майкла Причарда. У них родились один за другим дети. Наверное, тогда я и начала мечтать о собственном доме. Именно таким, как сейчас, он мне и представлялся. Только я не знала, что моя мечта станет реальностью гораздо раньше, чем я предполагала… – В голосе прозвучали грустные нотки. Вспомнилось, стечение каких обстоятельств привело к этому.

Дейзи замолчала, удивившись своей откровенности. А главное, с кем? С человеком, которого она предпочла бы никогда больше не видеть. Она заметила, как внимательно слушал ее Филипп. В глазах его появилось напряжение, он словно ждал от нее еще каких-то признаний. Но, видимо, не дождался, судя по мелькнувшему в глазах недовольству. Дейзи отвела взгляд, уставившись на свои руки. Садовые перчатки не защитили их от грязи под ногтями. Она сжала пальцы в кулачки.

Не дожидаясь приглашения, Филипп сел рядом, и Дейзи снова охватило чувство тревоги. Мысленно перебирая все возможности избавиться от его присутствия до возвращения Эндрю, она снова вспомнила о гостеприимстве.

– Ну вот, экскурсия закончена, можно выпить кофе, – светским тоном заговорила она.

– Дейзи, а чем занимались твои родители?

Ты знала, почему они переезжали с места на место? – осторожно спросил Филипп.

– Н-нет, – поколебавшись, ответила Дейзи встала. Не хватало еще говорить с ним о родителях, подумала она. – Я жила с ними до шести лет, а потом мы виделись редко, – добавила она, чтобы не показаться грубой. – Приглашаю на чашку кофе, – сказала она, направляясь к двери.

– В порядке компенсации за несостоявшийся совместный завтрак? – насмешливо спросил Филипп, последовав за ней. – Я бы не отказался от ланча вдвоем.

Возмутительное нахальство! – воскликнула про себя Дейзи, торопливо пересекая холл. До возвращения Эндрю оставалось меньше двух часов. Филипп Тарсен явился в ее дом без приглашения, пробыл в нем не больше получаса и уже пытается здесь командовать! Мысленно негодуя, она вошла в кухню и занялась приготовлением кофе. Филипп сел за стол возле окна. Надо же было ему выбрать место, на котором всегда сидит Энди! – подумала Дейзи с нарастающим раздражением и тут же заметила, что, как и сын, Филипп уставился в окно, за которым росли три величавых дуба. Их ветки бросали тени на высокий потолок кухни, создавая таинственный рисунок. Эндрю любил наблюдать за причудливым танцем теней, отыскивая в них очертания знакомых ему предметов или животных. Романтик, любовно думала о сыне Дейзи, когда тот пытался рассказать ей о том, что видит в подвижных скрещениях ломаных линий. Вот и Филипп, закинув назад голову, смотрит на потолок. Но то, что вызывало в ней умиление, когда это проделывал сын, сейчас невыносимо раздражало. Невыносимой была сама мысль об их похожести.

Эндрю самое родное существо в мире, а Филипп Тарсен совершенно чужой человек. Чужой, чужой, твердила Дейзи, засыпая кофе в турку.

И она не намерена делить с ним сына, который принадлежит только ей!

– Я думаю, у нас с тобой много общего помимо сына, – вдруг сказал Филипп, окинув ее взглядом. Даже в простом комбинезоне нельзя было не заметить, какая у нее красивая фигура. – Ты вроде меня предпочитаешь жить подальше от городской суеты, поближе к первозданной природе. Сколько веков этим трем богатырям? Наверное, не меньше трех. Представляешь, как много интересного из истории этого места можно было бы узнать, если бы деревья заговорили.

– Об истории этого края можно узнать из книг, – сухо заметила Дейзи.

– Книги пишут, увы, люди. А это всегда субъективный взгляд на прошлое. – Он помолчал. – А потому в них много не правды, – добавил он тихо.

Дейзи пожала плечами. Сейчас ее раздражало в Филиппе все: голос, манерная многозначительность. Короче, сам факт его пребывания в их с сыном доме.

Порывисто поднявшись, Филипп прошелся по кухне.

– Знаешь, я думаю, Эндрю понравится мой дом. Он не такой старый, как этот, но в чем-то похож, к тому же гораздо просторнее. Вокруг леса, но и до города недалеко. Да, ему должно там понравиться, – повторил он уверенно.

Хорошо, что Дейзи успела разлить по чашкам кофе. Она замерла с туркой в задрожавшей руке. Поспешно поставив ее на плиту, она прикусила губу и оперлась на стол, чтобы устоять на ногах. Филипп Тарсен собирается отобрать у нее сына! Мысли вихрем проносились в голове.

Она выносила и вырастила сына без его помощи, значит, нет у него такого права!

– Эндрю любит этот дом. Это наш с ним дом! Здесь у нас друзья, здесь мы счастливы. – Тихий голос ее срывался на крик. – И нам больше никто не нужен!

Филипп молчал, отвернувшись к окну. Глядя ему в спину ненавидящим взглядом, Дейзи к стыду своему вдруг вспомнила, как мечтал Эндрю найти отца. Мальчик придумывал его, рисовал в своем альбоме. Она привыкла гнать от себя виноватую мысль, что мальчик тоскует, видя, как другие дети уходят из школы, держа за руку своих отцов. Возможно, именно чувство вины перед сыном заставило ее нарушить уединение и согласиться на поездку в Лос-Анджелес.

О встрече там с Филиппом Тарсеном она совсем не думала. Разве что подсознательно…

Но так или иначе она не была готова к тому, что не пройдет и недели, как отец Эндрю появится в ее доме.

– Будет лучше, если ты уедешь, – решительно произнесла Дейзи в напряженной тишине.

– Нет, Дейзи, на этот раз тебе от меня не избавиться, – ответил Филипп и подошел к ней. – Я останусь здесь до тех пор, пока не заполучу своего сына.

Заполучу! Слово-то какое жуткое, подумала Дейзи, испуганно глядя в зеленоватые глаза Филиппа. Словно ребенок вещь, которую можно приобрести за деньги! Ты даже встречи с ним не заслужил! – мысленно воскликнула она. Гнев вытеснил на секунду страх. Глаза ее вспыхнули.

– Эндрю не твой сын! – сказала она с вызовом. – Его родной отец…

– Погиб в автокатастрофе, – спокойно досказал за нее Филипп. – Слышали, уже слышали.

Не стоит повторять ложь, за которую тебе должно быть стыдно, Дейзи. – Он говорил мягко, с легкой насмешливостью. Неожиданно его руки легли ей на талию. Не успела Дейзи опомниться, как оказалась прижатой к его груди. – Сколько же в тебе упрямства, если ты осмеливаешься отрицать очевидный факт, – сказал Филипп, глядя ей прямо в горящие ненавистью глаза. – Хватит играть в игры, Дейзи, – отеческим тоном произнес он и коснулся губами ее волос.

Дейзи внутренне замерла, только по спине пробежал озноб. О каких играх он толкует?

В Эндрю весь смысл ее жизни, она готова драться за него. Филипп не должен догадаться о женской слабости ее тела.

– Немедленно убери от меня руки! – потребовала Дейзи, пытаясь вырваться из его объятий, и тут же почувствовала, что Филипп еще крепче прижал ее к себе. Дышать стало труднее, сердце гулко билось. – Пусти! – выдохнула она.

– Мне бы следовало задушить тебя за все, что ты сотворила со мной! – вырвалось у Филиппа. Удерживая одной рукой Дейзи за талию, а второй схватив за волосы, он оттянул ее голову так, чтобы она подняла к нему лицо, и закрыл ей рот поцелуем.

Лишившись последней возможности дышать, Дейзи поняла, впадая в обморочное состояние, что близка к исполнению его желания видеть ее задушенной. В голове мутилось, грудь разрывалась от боли. Прервав на мгновение грубый до жестокости поцелуй, Филипп дал ей возможность произвести судорожный вдох-выдох.

После чего снова завладел ее губами в страстном поцелуе, от которого по всему телу разлилось жаркое томление. От стыда за реакцию своего тела Дейзи закрыла глаза. Рассудком она понимала, что Филипп использует свою мужскую сексуальность для того лишь, чтобы унизить ее, подавить ее волю. И на физиологическом уровне он добился успеха. Она не противилась, когда его рука, скользнув ниже спины, прижала ее так, что возбужденная плоть уперлась ей вниз живота. Тело Дейзи обмякло, голова закружилась. Она уронила голову на его грудь. Мелькнула мысль: как хорошо, что на ней комбинезон. Хотя никакая одежда, хоть рыцарские латы, не спасла бы ее от физического влечения к Филиппу Тарсену. Чтобы удержаться на ногах, Дейзи положила руки на широкие мужские плечи, самую надежную опору для слабой женщины, и застонала.

4

Нет, это не я! Все это происходит не со мной! – вспыхивало в голове Дейзи, когда она почувствовала на своей груди руку Филиппа.

Тело ее сотрясала разрушительная сила страсти.

Мучительная борьба между настоятельным требованием тела и слабеющим голосом рассудка грозила закончиться не в пользу последнего, когда спокойный голос Филиппа произнес:

– Вот теперь, я думаю, нам не составит труда договориться.

Дейзи вскинула голову. Филипп смотрел на нее с насмешливой снисходительностью триумфатора. Его взгляд подействовал на нее как холодный душ. Первое, что подумала Дейзи, протрезвев от угара страсти, была мысль: господи, что же я наделала?! Не иначе как сошла с ума! Она отпрянула, судорожными движениями поправила лямки комбинезона, которые Филипп стянул с ее плеч, чтобы добраться до обнаженной груди. Как назло, в этот день она не надела лифчика! И, от стыда покраснев до слез, Дейзи выбежала из кухни. Ближайшее место, где можно было укрыться, ванная комната. Она закрыла дверь на щеколду, глянула на себя в зеркало и, закрыв лицо ладонями, опустилась на край ванны.

Ведь знала, что Филипп разыскал ее с одной целью – отнять у нее сына! Вместо того чтобы подумать, как избавиться от него до возвращения Эндрю домой, она снова оказалась в его объятиях! Более глупого поведения взрослой женщины и представить трудно! Какой стыд!

Какое унижение! Все тело дрожало после пережитой встряски. Дейзи пустила холодную воду, чтобы охладить горящее лицо. Стало легче, словно вода окончательно погасила пожар, разгоревшийся в ее крови. Когда дрожь прошла, Дейзи промокнула лицо полотенцем, взглянула на часы и заставила себя встать. Времени до прихода сына оставалось совсем немного. Надо действовать быстро и разумно. В кухне на столе остывал приготовленный кофе. Чашка кофе сейчас ей не помешала бы, чтобы в голове все стало на свои места. Но там ее дожидается Филипп…

Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, Дейзи бесшумно отодвинула задвижку и вышла в коридор.

В кухне Филиппа не оказалось. Остывший кофе на столе стоял не тронутый. Вылив содержимое чашек в раковину, Дейзи заново засыпала кофе в турку.

– А, ты здесь, – сказал Филипп, входя. А я-то думал, куда ты запропастилась, и ищу тебя повсюду.

Дейзи в замешательстве уставилась на него.

Филипп явно чувствовал себя, здесь как дома.

На нем уже не было ни куртки, ни свитера, только майка с короткими рукавами и джинсы, что придавало ему домашний вид. Обнаженные мускулистые руки, обтянутая тонкой тканью выпуклая грудная клетка… Он выглядел так сексуально, что желание снова вспыхнуло в теле Дейзи, заставив ее покраснеть. Особенно унизительным было то, что Филипп в отличие от нее был внешне холоден и невозмутим.

– Какое счастье выпить горячего кофе! – сказал он, садясь к столу. – Надеюсь, ты и ланчем покормишь меня, когда придет Энди. Я страшно проголодался. – Филипп закинул руки за голову и стал наблюдать за Дейзи. – Но, пока он не пришел, нам стоит поговорить.

Она молча разлила свежезаваренный кофе, подвинула ему чашку, села ближе к окну и все так же молча принялась пить обжигающий рот кофе. На Филиппа старалась не смотреть, предпочитая изредка поглядывать за окно.

– Я согласен с тобой, виды, открывающиеся из окон твоего дома, очаровательны. – При этом Филипп не сводил глаз с лица Дейзи. – Ты тоже выглядишь очаровательно, – добавил он, пытаясь поймать ее взгляд, и, когда ему это удалось, широко улыбнулся.

– Лестью ты ничего не добьешься, можешь не стараться, – вынуждена была ответить хоть что-то Дейзи. – Лучше пей свой кофе, а то снова остынет. – Она помолчала, украдкой наблюдая за тем, как Филипп берет чашку и подносит ко рту. Было во всей этой сцене нечто до боли домашнее, что немедленно вызвало в ней гневный протест. – Что касается ланча, то в центре поселка есть хорошее кафе, где можно вкусно поесть, если ты действительно голоден, – равнодушно заметила она с тайной надеждой, что Филипп отправится туда и даст ей время найти выход из сложившейся ситуации. Можно было бы уехать вместе с Эндрю за время отсутствия Филиппа.

– Нет, дорогая, и не мечтай, что я соглашусь оставить тебя теперь хоть на минуту, – со злорадством в голосе сказал Филипп. Допив кофе, он поставил на стол пустую чашку. – Кофе вкусный, спасибо. Думаю, приготовленный тобой ланч окажется не хуже того, что подают в кафе. – Дейзи молчала. – Надеюсь, ты не будешь настолько жестокой, что откажешься покормить умирающего с голоду человека? – Поскольку Дейзи продолжала хранить молчание и смотреть в окно, Филипп обогнул стол и сел на подоконник так, чтобы загородить ей вид из окна. – Ведь из-за тебя у меня не было времени позавтракать в отеле.

Дейзи бросила на него косой взгляд.

– На умирающего человека ты не похож.

К тому же ты завтракал в самолете. Я летела этим рейсом и знаю, что там подают на завтрак.

– Возможно, для вас, женщин, берегущих фигуру, того, что подают в самолете, достаточно.

Лично для меня их завтрак что слону дробина.

Дейзи слушала его невнимательно, думая о том, что смешно тратить силы на споры о какой-то еде, когда речь идет о самом главном для нее: о сыне. Если она покормит Филиппа сейчас, возможно, будет проще договориться с ним о компромиссе. Например, о том, чтобы он изредка навещал Эндрю. Так ведь бывает, когда родители расходятся. Главное, чтобы Филипп не вторгался в их с сыном налаженную жизнь. Мысль увидеть его сидящим рядом с Эндрю за столом казалась ей невыносимой.

– Если хочешь, я приготовлю тебе горячие сандвичи. Только, кроме яиц, хлеба и молока, в доме ничего нет. Я собиралась съездить в супермаркет за покупками, но из-за тебя не успела.

Полчаса спустя Филипп опустошил тарелку, подобрал последние крошки хлеба и откинулся на стуле.

– Ты не обманула моих надежд. Такого вкусного хлеба я никогда не пробовал.

– Хлеб домашний, сама пекла, – не удержавшись, сказала Дейзи. Пока Филипп ел, вся ее ненависть к нему куда-то улетучилась. Зато с каждой минутой нарастало нервное напряжение.

– Ты замечательная хозяйка, – сказал Филипп то ли с восхищением, то ли с удивлением. – Знаешь, среди знакомых мне женщин я не помню ни одной, которая умела бы печь хлеб.

Ты единственная.;

Дейзи собрала со стола и снисходительно посмотрела на сидящего Филиппа.

– Естественно. Всю жизнь ты выбирал тех, кто годится только в любовницы. Другие варианты тебе были ни к чему при твоем образе жизни.

А любовницы, как правило, не любят готовить.

Зачем? Если можно пойти в ресторан и поесть, не обременяя себя хозяйственными заботами.

Саркастическое высказывание Дейзи явно попало в цель. Филипп нахмурил брови, глядя на нее исподлобья. Она поняла, что задела его за живое, но сделала вид, что ничего не заметила.

– Еще кофе? – с холодной вежливостью спросила она, стоя спиной к Филиппу и вытирая руки после мытья посуды. От нее требовалась максимальная концентрация, чтобы сохранять внешнее спокойствие и ясность в мыслях.

– Не откажусь.

Голос Филиппа прозвучал над самым ее ухом, и Дейзи чуть не вскрикнула от неожиданности.

Как могла она не услышать его шагов?

– Но только вместе с тобой, – добавил Филипп. – Думаю, еще одна чашечка кофе нужна тебе для поддержания сил. Очень скоро, – он посмотрел на часы, – тебе предстоит признаться сыну во лжи. А это тяжелое испытание для такой самоуверенной особы, как ты.

Дейзи ощущала всем телом его присутствие за своей спиной. Она замерла, не в силах обернуться.

– Ты права: в прежней жизни я выбирал не тех женщин, на которых мне хотелось бы жениться. Впрочем, тогда я и не думал о создании семьи. Для этого были серьезные причины. Прежде всего, характер моей работы в то время. Встреча с тобой, так уж сложилось, была короткой, но именно после этого случая моя жизнь в корне изменилась. Изменился с тех пор и я.

– Сомневаюсь, – пробормотала Дейзи, чувствуя теплое дыхание Филиппа на своей шее.

– Напрасно, – сказал Филипп. – Людям, причем независимо от их пола, свойственно взрослеть, менять вкусы, привычки. Конечно, известие о том, что у меня есть сын; потрясло меня не меньше, чем твое появление в отеле Лос-Анджелеса. Ты многого не знаешь обо мне. Точнее, ты вообще ничего не знаешь обо мне. Но сейчас речь не о нас, а о нашем сыне. Так вот, на этот раз ты не нужна мне в качестве любовницы. Я собираюсь жениться на тебе, потому что хочу, чтобы мой сын жил вместе со мной. А мальчику в его возрасте нужны оба родителя., – Что ты сказал?! – Дейзи резко повернулась к нему. – Может, у тебя с головой плохо?

С какой стати я должна выходить за тебя? Да я… – она задохнулась от возмущения, – да я за тебя никогда не вышла бы, будь ты даже последним мужчиной на этой планете!

Глаза ее метали гневные молнии, но Филипп не дрогнул под их обстрелом. Он внимательно смотрел на нее какое-то время, потом небрежно пожал плечами.

– Какая ты несговорчивая. – Он помолчал, взгляд его стал жестким. – У тебя нет другого выхода, Дейзи. И согласия твоего мне не требуется. Я принял такое решение.

Нервный смешок вырвался у Дейзи.

– Ты говоришь глупости. Для брака требуется согласие двух сторон.

Презрительная улыбка появилась на губах Филиппа.

– Только не в тех случаях, когда мать скрывает сына от отца и отца от сына, как это сделала ты. Ни дурачить меня, ни скрыться от меня тебе больше не удастся. Создание полной семьи для мальчика самое правильное решение, и мы сейчас не будем это даже обсуждать. Нам лучше обсудить, что ты скажешь Энди, когда он увидит меня. – Он помолчал. – Только не вздумай снова лгать, – добавил он с угрозой.

Дейзи растерянно смотрела в лицо Филиппа, на котором читалась твердая решимость.

Загнанная в угол, она вдруг почувствовала такой прилив ярости, что в глазах потемнело. Не успев подумать, она влепила ему изо всех сил пощечину.

– Не смей меня запугивать! Ты, прожигатель жизни! Герой-любовник! Кем ты себя возомнил? Судьей? Прокурором? Ты привык жить только для себя, что ты можешь знать о воспитании детей?! – Встретив ледяной взгляд зеленых глаз, Дейзи осеклась.

– Ты совершила очень большую глупость, Дейзи, – медленно сказал Филипп. – Мне нужен сын, ты мне вовсе не нужна. Я хотел жениться на тебе только из добрых чувств. Но ты явно предпочитаешь судебное разбирательство.

– Мне плевать на твои добрые чувства! – Дейзи почти задохнулась от ненависти к этому самоуверенному наглому типу. Она была уверена, что пощечину он получил справедливо. – Ни один суд на земле не примет решения в твою пользу и не лишит меня сына, если я расскажу всю правду.

– А правда, как известно нам обоим, состоит в том, что легкомысленная девчонка семь лет назад решила избавиться от своей девственности, чтобы не отставать от ровесниц. С этой целью она использовала не совсем трезвого молодого мужчину, которого видела в первый раз. Неплохая характеристика для матери, правда? – Филипп глумливо улыбался. – А когда обнаружила, что забеременела, решила скрыть этот факт от отца ребенка, лишив своего сына законного права узнать, кто его отец.

– Ты лжешь! Все было не так! – закричала Дейзи. – Это ты, опытный в таких делах мужчина, затащил меня в постель в собственной квартире на глазах у своей невесты и ее друзей!

– Не лги! Не было у меня тогда никакой невесты! – возмутился Филипп, схватив Дейзи за плечи.

– Это ты лжешь! Линда сама мне рассказала на следующее утро, что вы предназначены друг для друга, – выпалила Дейзи, пытаясь скинуть его руки.

Но хватка Филиппа вдруг ослабла, и он убрал руки, недоверчиво глядя на Дейзи. На этот раз она явно не лжет. Вспомнив поведение Линды после возвращения из Ливана, он готов был допустить, что подобный разговор между двумя подругами мог состояться. Именно тогда Линда окружила его столь плотной заботой, которой он, выбитый из привычной колеи, не в силах был сопротивляться. Значит, она заранее готовилась к длительной осаде, поставив себе цель во что бы то ни стало выйти за него замуж. Филипп задумался. Возможно, именно Линда, приревновав, заставила Маршу покинуть его квартиру. Но почему она не полетела к родителям в Ливан, по-прежнему оставалось для него загадкой.

Охваченная праведным негодованием, Дейзи ничего не заметила. Пережитые страдания, унижение и боль, накопившиеся за семь лет, вдруг выплеснулись наружу.

– Я хотела сообщить тебе о рождении сына, но узнала, что ты уже официально помолвлен с Линдой Харвуд. Надеюсь, хоть об этом ты помнишь. И тебе хватило наглости явиться сюда, чтобы обвинять меня! – Она так энергично вскинула голову, что расстегнулась заколка и ее пышные волосы рассыпались по плечам. Подняв дрожащие руки, она попыталась собрать их снова, но пальцы не слушались ее. С досады она швырнула заколку на стол. – Убирайся из моего дома, меня тошнит от тебя! – Слезы душили ее, но расплакаться сейчас было бы унизительно для ее достоинства. Чтобы не выдать себя, Дейзи отвернулась.

– Подожди. – Филипп взял ее холодные ладони в свои, сжал их и попытался заглянуть ей в лицо. – Прошу тебя, успокойся. Ты хочешь сказать, что ушла из моей квартиры только из-за того, что наговорила тебе Линда? Или она посмела выгнать тебя?

– Никто меня не выгонял, я ушла сама, – гордо вскинув голову, ответила Дейзи. – Тем более что я все равно собиралась уехать на каникулы.

– Но ты обещала дождаться меня, помнишь? – с надеждой спросил Филипп, поймав наконец ее взгляд. Теперь он говорил совсем по-другому, мягко, по-дружески. – Сознайся, что ты ушла из квартиры только потому, что приревновала меня к Линде.

– Приревновала тебя к Линде? Ты слишком высокого мнения о себе, Филипп Тарсен! – с презрением бросила ему в лицо Дейзи. Вырвав ладони, она отступила от него на безопасное расстояние. – Просто я поняла из рассказа Линды, что ты собой представляешь. После этого все твои слова и обещания потеряли для меня значение. Я никого не обманывала в отличие от тебя. – Дейзи неожиданно засмеялась, и так же неожиданно смех ее оборвался. – Даже смешно вспоминать, какой наивной я тогда была, – ровным голосом произнесла она. – Если честно, мне никогда не приходило в голову винить тебя в том, что произошло со мной позже. Во всем виноваты моя наивность и неопытность в те годы. Точно так же, я считаю, и у тебя не может быть ко мне никаких претензий! – с горячей убежденностью произнесла Дейзи. – Просто так сложились обстоятельства. Самое лучшее, если мы сделаем вид, что встречи в Лос-Анджелесе не было. – Она перевела дыхание.

– На секунду Филиппа охватило глубокое чувство уважения к силе духа этой женщины, не побоявшейся после гибели родителей самостоятельно принять решение и родить ребенка. Ведь она была тогда еще такой юной… А с каким достоинством держится сейчас! Если бы Линда не вмешалась в их отношения, все могло бы сложиться по-другому, с грустью подумал он.

С Дейзи он согласен в одном: бессмысленно теперь упрекать друг друга. И все-таки она не имеет права поступать так жестоко, лишая его сына, а Эндрю – отца. Когда-нибудь Дейзи поймет это, возможно года через два-три, когда сын повзрослеет. Нет-нет, он ждать не собирается!

Надо только найти к ней подход.

– Недавно ты мне сказала, что прошлое это прошлое, о котором надо забыть, что ты предпочитаешь смотреть в будущее. Помнишь? – строго спросил Филипп, не отпуская ее взгляда. Он увидел, как в ее глазах отразилась целая гамма чувств: растерянность, смущение, даже что-то похожее на нежность и, наконец, выжидательная настороженность. Дейзи явно не собирается разоружаться перед ним.

Если бы он знал, как хочется ей сейчас снова оказаться в его руках, прижаться к нему всем телом, почувствовать себя слабой и беззащитной рядом с ним, таким сильным и страстным.

Дейзи презирала себя за это. Ты ему не нужна, твердила она себе. Разве он так не сказал? Ему нужен только твой сын! Волнение сжало горло, и она промолчала.

– Если тебя не устраивает мое предложение, Дейзи, я готов послушать, что предлагаешь ты.

Только помни, твое будущее и будущее нашего сына неразрывно связаны со мной. – Слова Филиппа прозвучали жестко. Он заметил, как гнев снова вспыхнул в ее голубых глазах, как сжались в кулаки ее руки. Но при этом он был уверен, что стоит ему завладеть ее губами, как она снова окажется в плену собственной чувственности.

Наверное, эти мысли отразились в его взгляде, потому что тело Дейзи мгновенно среагировало на этот призыв, и она ничего не могла с этим поделать. Встреча с Филиппом в отеле Лос-Анджелеса пробудила в ней воспоминание об их первой ночи, которое, как ей казалось, навсегда исчезло из памяти за долгие семь лет.

Филипп смотрел на нее с легкой улыбкой и думал, сколько еще мужчин было в ее жизни. Не так уж он глуп, чтобы поверить, будто у такой женщины, как Дейзи Остин, нет близкого друга. Жизненный опыт слишком рано убедил его в том, что женщин оставлять без присмотра нельзя даже на два месяца, не говоря уже о годах…

Но как бы то ни было, Дейзи мать его сына.

Следовательно, ей придется навсегда распроститься со своим любовником. Он не допустит, чтобы жизнь его сына была омрачена появлением в доме «друзей» матери, которых ему прикажут называть «дядями». Если же Дейзи нуждается в сексе… Что ж? Он сам способен удовлетворять ее желания, даже если она откажется официально стать его женой. Пусть продолжает упорствовать, только скрыть свое физическое влечение к нему ей не удалось. Филипп решительно подошел к Дейзи, обнял ее и склонил голову. Замерев в предвкушении его поцелуя, она не нашла в себе сил отступить, как требовал того здравый смысл. Но в этот момент до них донесся шум подъехавшей машины и веселые детские голоса.

– Это соседка, миссис Гибсон, привезла Энди. Ее сын учится с ним в одном классе, – сказала Дейзи, отстраняясь от Филиппа.

– Дейзи, ты где? Принимай сына, – послышался голос миссис Гибсон из прихожей. Не прошло и минуты, как ее голова появилась в приоткрытой двери, а за ней в комнату вплыла дородная матрона с ослепительной улыбкой на смуглом лице. – Извините, если помешала, но я решила убедиться, здесь ли ты, прежде чем оставить Эндрю.

– Спасибо, Молли. Конечно, я здесь, куда я могу деться?

– Ты не забыла, что завтра в школе праздничный утренник? На всякий случай я заехала в магазин и купила кое-что для твоего и своего сына. – Она протянула Дейзи большой пластиковый пакет. Если будут проблемы с костюмом, позвони. Ну, я пойду, не буду вам мешать.

– Вы нам нисколько не мешаете, – заговорил Филипп. – Дейзи, дорогая, ты не хочешь познакомить меня со своей подругой?

На секунду Дейзи потеряла дар речи от изумления и гнева. Филипп явно издевался над ней, назвав прилюдно дорогой, да при этом еще обнимая ее за талию. Она видела, как глаза Молли загорелись любопытством и восторгом при виде такой сцены.

– Дейзи у нас известная скрытница, – сказала Молли, внимательно разглядывая незнакомого мужчину. – Если бы не телевидение, мы бы так и не узнали, что в нашем поселке живет знаменитая писательница. А я – соседка и ее ближайшая подруга Молли Гибсон, – гордо произнесла она и протянула руку.

Филипп наклонил голову, поднял ее могучую руку к губам и поцеловал. Лицо Молли снова расплылось в улыбке.

– Рад с вами познакомиться. Меня зовут Филипп Тарсен. С Дейзи мы очень давние друзья. – Искоса взглянув на Дейзи, он заметил, как вспыхнуло ее лицо. – Дорогая, подтверди, что я ничего не придумал. – Он сжал пальцы на ее талии, побуждая к ответу.

– Да, – выдавила Дейзи, злясь на себя и Филиппа, поставившего ее в двусмысленное положение. Он явно давал понять Молли, что между ними существуют интимные отношения.

Но хороша подруга! – возмутилась Дейзи, наблюдая, как Молли кокетничает с Филиппом.

Что это с ней? Ей еще не приходилось видеть счастливую в браке Молли, которая столь возбудилась бы при виде незнакомого мужчины.

А ведь Филипп не отличается внешней красотой. Да, от него исходит сила мужского обаяния. Но только в тех случаях, когда у него определенная цель. Интересно, зачем ему понадобилось очаровывать ее соседку?

Молли заразительно смеялась, разговаривая с улыбающимся Филиппом.

– Дейзи, почему ты так долго скрывала от меня своего друга? – восторженным тоном спросила Молли. – Теперь мне понятно, почему ты отказала нашему доктору два года назад, когда он сделал тебе предложение. – Она скосила глаза на Филиппа. – А ведь доктор Кейсли самый завидный холостяк на всю округу, – пояснила она.

– Мистеру Кейси я не отказала, – энергично запротестовала Дейзи, незаметно подмигнув подруге. Та ничего не поняла и с удивлением смотрела на нее, округлив карие глаза. – Я только сказала, что мне нужно время подумать.

– Ничего себе! Два года уж думаешь, – язвительно прокомментировала Молли и засмеялась.

– У Энди в школе начинаются каникулы, и мы втроем собираемся поехать к моей матушке в Сиэтл. Вы бы не могли, миссис Гибсон, присмотреть за домом, пока мы будем отсутствовать?

– Ну конечно! – воскликнула Молли. – Для меня это не составит труда. Могу только порадоваться за вас. Дейзи так редко куда-нибудь выбирается из нашей глуши. Я всегда говорила ей, что в ее возрасте женщине необходимо бывать в мужском обществе. И сыну это пойдет на пользу.

Энди чудесный мальчик, потому что у него замечательная мать. Но Дейзи пытается заменить ему и отца. А это, по-моему, не правильно. Извини, подруга, я говорила это тебе и раньше.

Дейзи даже рот открыла, потрясенная предательским поступком Молли, но сказать ничего не успела, потому что заговорил Филипп:

– Полностью с вами согласен, миссис Гибсон.

– Зовите меня просто Молли, – великодушно предложила ему она.

– Спасибо, Молли. Так вот, я пришел к выводу, что пора изменить сложившееся положение, – ровным бархатистым баритоном доверительно начал Филипп, по-прежнему удерживая за талию Дейзи, стоявшую рядом, которая с недоверчивым видом смотрела на него снизу вверх. Ей даже на мгновение показалось, что речь идет не о ней, настолько невероятно было то, что говорил Филипп. – Дейзи, на мой взгляд, чересчур много времени проводит за письменным столом. А писателю, о чем бы он или она ни писали, постоянно нужно расширять свой кругозор, обогащать личный опыт.

Молли энергично кивала в такт его словам.

– То же самое и я ей постоянно твердила, – сказала она, с обожанием глядя на Филиппа. – Ну, может, другими словами.

Они говорят обо мне так, словно меня здесь нет, подумала Дейзи. От Филиппа всего можно ожидать, но не от самой близкой подруги!

И Дейзи взорвалась.

– Прекратите! – приказала она. – Ни в какой Сиэтл я не собираюсь ехать, Молли. Филипп Тарсен любит пошутить, чтоб ты знала.

И вообще, ты все поняла не правильно.

Молли ухмыльнулась с видом многоопытной женщины.

– Дейзи, хватит скрытничать. Неужели, ты думаешь, я не вижу, что происходит? – И она весело засмеялась, глядя на не правильно застегнутые пуговицы на кофточке Дейзи.

Проследив за ее взглядом, Дейзи покраснела и судорожно стала исправлять собственную оплошность.

– Мог бы предупредить меня, – гневно бросила она вполголоса Филиппу, который лукаво смотрел на нее и улыбался. Его улыбка едва не свела ее с ума. Дейзи снова захотелось ударить его по самодовольному лицу, В этот момент в кухню вбежал Эндрю.

– Мам, я есть хочу! Ты скоро? – Увидев незнакомого мужчину, он остановился в нерешительности, нахмурил брови, потом перевел вопросительный взгляд на мать. – Кто это?

– Ланч я приготовила, мой дорогой, осталось только подогреть, – немного растерявшись, сказала Дейзи, но успела взять себя в руки прежде, чем вмешался Филипп. – Отправляйся переодеваться и умываться, – строго сказала она. – Вернешься, и я познакомлю тебя с нашим гостем. Молли, спасибо, что захватила из школы Эндрю, – обратилась она к подруге после того, как сын, еще раз с любопытством посмотрев на мужчину, послушно направился в свою комнату на второй этаж.

Молли сообразила, что ей пора удалиться, и поспешно распрощалась с подругой и Филиппом.

– Я пойду подготовить Эндрю к встрече с тобой, а ты, пожалуйста, останься здесь. Или подожди в гостиной, – с рассеянным видом сказала Дейзи, внутренне сосредоточившись на предстоящем разговоре с сыном.

– И ты скажешь ему всю правду? – недоверчиво спросил Филипп.

Дейзи отвернулась.

– Я скажу ему правду, – медленно ответила она, сцепив перед собой пальцы опущенных рук.

– Мне нужно знать, какую правду ты собираешься поведать сыну на этот раз, а потому я хочу присутствовать при вашем разговоре, Дейзи тяжело вздохнула.

– Не нужно. Оставайся здесь. Энди всего седьмой год. Я расскажу ему ту часть правды, которую он сможет воспринять. Не беспокойся, у меня нет тайного замысла изобразить тебя монстром. Единственное, что тебе, может быть, покажется неприятным… я… буду вынуждена объяснить Эндрю, почему мне пришлось солгать ему и… репортерам.

– Почему же, интересно знать?

– Я уже говорила тебе. Потому что я была уверена, что ты женился на Линде Харвуд, устало сказала Дейзи. – За светской хроникой мне следить было недосуг, а потому я не знала, что свадьба не состоялась.

– Понятно, – буркнул Филипп, в очередной раз мысленно помянув бывшую невесту недобрым словом. – Хорошо, я буду ждать вас в гостиной, – мрачно согласился он. – Хотя это все равно не оправдание! – крикнул он ей вслед.

5

Филипп задумчиво бродил из угла в угол гостиной. По его ощущению, прошла уже целая вечность. Предстоящее знакомство с сыном казалось ему делом достаточно простым и ясным. И все-таки он вздрогнул, когда услышал за спиной детский голос:

– Здорово, что вы все-таки нашли нас. Мама сказала, что вы увидели мою фотографию в газете. Еще мама сказала, что вы тоже пишете книги.

Она пишет о жизни, а вы о чем? – Все это Эндрю произнес, не делая пауз между фразами.

Он разговаривает с ним, как с чужим человеком, пришедшим в гости! Эта мысль настолько поразила Филиппа, что целую минуту он молча разглядывал мальчика, довольно рослого для своих лет. Дейзи стояла возле двери, наблюдая за их встречей, но вмешиваться явно не собиралась.

– О чем я пишу? – переспросил Филипп, решив, что эта тема в данный момент самая безопасная. – О приключениях, в которых участвуют взрослые дяди. Тебе это вряд ли сейчас покажется интересным, – поспешил добавить он, заметив, как загорелись глаза мальчика при слове «приключения». Он мог бы еще сказать, что именно он пишет о событиях, которые происходили в реальной жизни, а не выдумывает, как его мама, трогательные любовные истории.

– То же самое говорит о своих книгах мама. – Эндрю потупился, не зная, о чем еще говорить с незнакомым человеком, который, по словам матери, и есть тот долгожданный отец, которого она считала погибшим в автокатастрофе. – А это ваша машина стоит у дома? – спросил он.

– Понравилась? – спросил Филипп.

Эндрю кивнул.

– Мы можем поехать кататься на ней после того, как ты поешь. Хочешь? – предложил Филипп.

Эндрю посмотрел в сторону матери. Поняв, что помощи от Дейзи ждать не приходится, Филипп решил взять инициативу в свои руки.

– Энди, послушай, я знаю, как непросто тебе сейчас. Поверь, мне тоже очень трудно.

Думаю, нам понадобится какое-то время, чтобы познакомиться поближе и, надеюсь, подружиться. Если честно, у меня нет собственного опыта общения с отцом. Я вырос в приюте.

У меня не было ни отца, ни матери.

Эндрю широко раскрыл глаза, в которых мелькнули ужас и сострадание. Филипп обрадовался, что нашел правильный тон.

– Для начала зови меня просто Филипп или Фил, как тебе удобнее. Мы с тобой ничего не будем предпринимать без согласия твоей мамы, обещаю. – Последняя фраза Филиппа предназначалась Дейзи.

– А в приюте вам было плохо? – сочувственно спросил Эндрю.

– Об этом я расскажу тебе во время нашей прогулки. Договорились? А сейчас тебе, наверное, пора бы поесть. Ты же говорил, что проголодался как волк.

Впервые за время разговора Эндрю улыбнулся ему. Кажется, первый раунд в этой встрече я выиграл, решил Филипп.

– Энди, ланч ждет тебя на столе в кухне, сказала Дейзи ровным голосом. – Иди, мы скоро присоединимся к тебе. – Пропустив Эндрю в дверях, она сделала шаг в комнату и закрыла дверь. – Объясни, что ты задумал? – едва сдерживая гнев, спросила она. – И зачем ты поставил меня в дурацкое положение перед соседями? – Из боязни, что Эндрю может услышать, ей приходилось говорить вполголоса. – О какой поездке к мифической матушке может идти речь? Зачем ты солгал, если у тебя и родителей-то не было, если верить тому, что ты сказал Энди. Похоже, ты настолько привык всем лгать, что не можешь удержаться! – Голос Дейзи срывался от негодования. – Думаю, тебе противопоказано иметь детей. Чему может научить такой человек, как ты? Имей в виду, я не позволю сыну находиться в твоем обществе!

– Не стоит опрометчиво судить о человеке, если ничего не знаешь о его жизни, – нравоучительно заметил Филипп. – Для краткости скажу, что я не солгал ни твоей соседке, ни сыну.

Рассказывать тебе о своей жизни, пока ты в таком состоянии, не вижу смысла. Запретить мне общаться с сыном тебе не удастся. Если будешь настаивать, я подключу адвокатов. Возможно, им удастся объяснить тебе мои права. Если нет, встретимся в суде, – сурово произнес Филипп.

– Ты! Ты… – Возмущенная его поведением, Дейзи не находила слов. Здравый смысл подсказывал ей, что Филипп, скорее всего, прав.

Судиться с ним из-за сына означает для нее обрести скандальную известность. А этого она боится больше всего. Не столько из-за себя, сколько из-за Эндрю. Загнанная в угол, Дейзи беспомощно сжимала кулаки, опустив глаза под пристальным взглядом Филиппа. Ее спокойной жизни в этом поселке наступит конец. Соседи наверняка осудят ее. Все, все будут против нее.

И первым среди них будет Эндрю, который мечтал обрести отца. Эта мысль пронзила ее словно молния. Нет, отчуждения самого дорогого для нее человека она не переживет! Остается надежда на то, что Филиппу рано или поздно придется вернуться к себе в Сиэтл – или где он там живет, – чтобы работать. А его редкие визиты она как-нибудь переживет ради сохранения сына. К тому же доктор Адам Кейсли как-то упомянул в разговоре, что у него есть знакомый адвокат, специализирующийся на решении семейных конфликтов. Господи, как же он его назвал? Ничего, можно позвонить Адаму и под каким-нибудь предлогом выяснить имя и телефон адвоката. Успокоив себя этими размышлениями, Дейзи снова приняла вид гостеприимной хозяйки, предложив Филиппу составить им компанию за ланчем.

Пока Эндрю с Филиппом убирали и мыли посуду на кухне, Дейзи поспешила к себе в спальню. Адам был занят пациентом, а потому не стал задавать лишних вопросов. Получив от него, телефон адвоката, она набрала номер и, попросив конфиденциальности, схематично рассказала ему историю о том, что сама без помощи отца растила сына, а теперь появился отец, который предъявляет на него права. И даже грозится отобрать его у нее. На чьей стороне будет закон? Получив ответ, что закон в равной степени защищает права отца и матери, независимо от обстоятельств, Дейзи положила трубку.

С улицы доносились голоса Филиппа и Эндрю. Услыхав жизнерадостный смех сына, Дейзи испытала непривычное чувство ревности. Как могла она оставить его с Филиппом на такое долгое время?! Ее охватила паника, когда, выглянув в окно, она увидела их обоих возле машины Филиппа. Он хочет похитить ее сына! Не помня себя, она слетела по лестнице вниз и выскочила из дома. К счастью, она успела в тот момент, когда Эндрю залезал в машину.

– Энди, вернись в дом! – крикнула она.

– Мам, разреши нам с Филом немного покататься. Мы вернемся к чаю.

– Ты еще не выполнил домашнего задания по чтению. – Дейзи вовремя вспомнила удобный повод, чтобы не дать Филиппу возможность коварно разлучить ее с сыном. Панический страх, что именно с этой целью он приехал сюда, не оставлял ее.

Эндрю явно не хотелось вылезать из машины, но, к удивлению Дейзи, ее поддержал Филипп.

– Знаешь, Энди, мама права. Работа требует жертв. – Филипп увидел огорчение на лице мальчика. – Ты не грусти. Через два дня у тебя начинаются каникулы. Мама наверняка собирается куда-нибудь свозить тебя.

– Я знаю куда, – сморщив нос, невесело сказал Эндрю. – Мы, как всегда, поедем к бабушке Бетси. Больше никуда мы с ней не ездили.

Дейзи внутренне ахнула. И это говорит ее сын, который еще вчера подсчитывал перед сном, сколько дней осталось до их поездки к семейству Бетси Причард! Он же никогда там не скучал! Но вслух возмущаться не стала. Слишком все было напряжено.

– А хочешь, мы втроем – ты, я и мама – полетим в Сиэтл на каникулы. Я познакомлю тебя с женщиной, которая в приюте заменила мне родную мать. Потом я показал бы вам свой дом. Он расположен неподалеку от города. Вокруг там столько красивых мест, мы могли бы объехать их верхом на лошадях.

– У тебя есть лошади? Настоящие?

– Конечно, настоящие. Если возражений нет, я зафрахтую самолет и через два дня полетим. Согласен?

– Еще бы! Конечно, я согласен! – закричал Эндрю, позволив Филиппу взять себя на руки. – Мам, мы полетим на самолете, будем ездить на лошадях! Вот здорово! Правда?

Сын был в таком восторге, что Дейзи не посмела и рта раскрыть, чтобы возразить. Неопределенно качнув головой, она приказала:

– А теперь марш заниматься!

Филипп опустил мальчика на землю, и тот побежал в дом. Дейзи распирало от невыносимого желания высказать Филиппу все, что она думает о его бестактном поведении, но улица не самое подходящее место для такого разговора. Только войдя в холл, она резко обернулась к нему и выпалила:

– Ты не смел говорить с Эндрю о поездке, не заручившись моим согласием! Теперь ты поставил меня в глупое положение перед сыном.

Как я объясню ему, что мы не можем поехать в дом совершенно чужого человека?

– Во-первых, ты сама себя поставила в глупое положение, скрыв от меня сына. Твое объяснение, что ты думала, будто я женат, ничего не меняет. – Филипп пожал плечами. – Во-вторых, если бы ты вышла за меня замуж, у тебя не было бы этих проблем. В-третьих, у меня есть отцовское право, которое защищено законом. – Дейзи попыталась что-то сказать, но Филипп остановил ее жестом руки. – Меня не интересует, что ты сейчас скажешь. Хочу, чтобы до тебя наконец дошла простая мысль. У тебя есть два варианта: либо ты перестаешь препятствовать моему общению с сыном, либо встречаемся в суде.

Выбирай. Мое предложение… – Филипп замолчал и склонил голову, глядя на Дейзи с улыбкой, – о поездке в Сиэтл послезавтра остается в силе. Завтра я позвоню, а сейчас уеду. Остановлюсь в гостинице, поскольку ты не предложила мне занять гостевую комнату в твоем доме. Взгляд его был холоден и спокоен. – Надеюсь, тебе не придет в голову еще раз сбежать от меня.

Если проанализируешь свое поведение семилетней давности, то, возможно, поймешь что-нибудь. – С этими словами Филипп Тарсен ушел.

Дейзи прошла в гостиную. Она слышала, как Эндрю прощался с Филиппом, стоя возле окна своей комнаты. Филипп ответил ему. Потом его машина ушла и стало тихо. Вспомнились его слова с пожеланием проанализировать свое поведение семилетней давности. Что хотел он сказать этим?

Уже не в первый раз в разговоре с ней Филипп намекал, что именно ее уход из квартиры в тот роковой день коренным образом изменил его жизнь. Интересно, насколько это соответствует действительности? За этим, возможно, скрывается какая-то тайна. Какие-то неизвестные обстоятельства. Дейзи много раз, особенно в первые годы, прокручивала в памяти события того дня. Но до сих пор ей не в чем себя упрекнуть.

Тем не менее Филипп говорил с ней тоном обвинителя еще во время встречи в Лос-Анджелесе. Правда, потом они увлеклись совсем другим…

Дейзи вспомнила, как чуть было не поддалась искушению близости Филиппа в его номере отеля, и покраснела. Стать его женой? Позволить ему распоряжаться собой, как вещью, которая всегда под рукой? Да никогда в жизни!

Дейзи провела в размышлениях несколько часов, пока напольные часы не пробили половину пятого. Только тут она вспомнила, что пора приготовить чай и позвать Эндрю, который, к ее удивлению, ни разу не заглянул к ней в гостиную. Чем он там занимается? Поставив на плиту чайник, она поднялась в комнату сына.

– Смотри, что я нарисовал. – Эндрю слез со стула и протянул ей свой альбом. На рисунке сын изобразил мужчину и женщину, а между ними маленького мальчика, который держит их за руки. Рядом была нарисована машина, очень похожая на ту, на которой приезжал Филипп. – Теперь никто не обзовет меня безотцовщиной! – гордо сказал он и, обхватив мать за бедра, прижался к ней. – Сегодня у меня самый счастливый день в жизни! – торжественно произнес Эндрю.

Дейзи побледнела, поняв, что потерпела полное поражение и теперь ее судьба в руках двух самых близких ей за всю жизнь мужчин, маленького и взрослого.

– Да, мой милый, – прошептала она в ответ.

Странное дело, стоило ей сдаться, как Дейзи почувствовала себя настолько усталой, что вечером снова не смогла сесть за работу. Дела по дому были переделаны, Эндрю уже спал, оставалось только лечь и попытаться заснуть. Но мысли о предстоящей поездке к незнакомой женщине, которую Филипп считает своей матерью, о его доме, где им предстоит прожить какое-то время, не давали заснуть. Интересно, сколько еще тайн скрывается в жизни Филиппа? Почему Линда никогда не рассказывала о его работе за все время их совместного проживания в квартире Тарсена? Только в их последнем разговоре она впервые упомянула о том, что работа у него напряженная и снимать напряжение он всегда предпочитает с помощью секса. О сексе лучше не думать. Что еще она знает о прошлой жизни мужчины, который сделал ей предложение? Только то, что он стал для нее наваждением, а в последнее время источником страха потерять сына.

Дейзи вздохнула. Придется принять предложение Филиппа. Он прав, другого выхода у нее нет. Придя к такому заключению, она подумала, что семь лет назад Филипп ворвался в ее жизнь как торнадо. Если вспомнить, как одно за другим на нее посыпались несчастья… Нет, только гибель родителей. Нельзя же считать рождение Эндрю несчастьем. Рождение сына принесло ей немало сложных моментов, но еще больше радости. Тогда она поклялась, что ее сын будет счастливым, чего бы ей это ни стоило. Сегодня во сне мальчик улыбался… Невероятно, какое значение для ребенка имеет существование отца в его жизни. Дейзи снова испытала ревнивое чувство и досаду. С появлением отца Эндрю будет меньше времени проводить с ней. Она много читала специальной литературы о возрастных изменениях в поведении детей с родителями, все понимала, но материнское сердце не могло смириться. Ну ладно Эндрю, его понять можно, когда он устремил восторженный взгляд на отца, о котором столько мечтал. Но почему Молли расстилалась перед Филиппом, словно ее почтила разговором голливудская звезда. И что в нем такого? Светло-русый, среднего роста, ни худой, ни толстый. Глаза? В его зеленых глазах, наверное, и таится сила его притягательности. При самом непроницаемом выражении лица в его глазах можно уловить быструю смену мыслей и настроений. Есть что-то еще в его глазах, таинственное, влекущее. А его руки… Когда они держат ее в своих объятиях, она готова забыть обо всем. Надежные, сильные руки. Ведь ей тогда понравилось ощущать себя просто слабой женщиной, которую хочет мужчина. «Под крылом ангела», вспомнились ей слова, сказанные когда-то Линдой о Филиппе Тарсене. Свой первый роман Дейзи так и назвала, потому что его герой был частично списан с Филиппа. Вошли в него и некоторые события из ее жизни. Странно, что Филипп ничего не сказал об этом, если он, конечно, и вправду прочитал ее книгу.

Жизнь не роман, подумала Дейзи и вздохнула. Характер у Филиппа далеко не ангельский.

Достаточно прочитать любую из его книг, чтобы понять: если его герои жестокие и коварные, значит, этими свойствами обладает и сам автор. Но каким бы ни был Филипп Тарсен, расстраивать сына она не желает. С этой мыслью Дейзи заснула.

День выдался солнечным, но дул прохладный ветер. Дейзи поеживалась в дорожном костюме и сожалела, что не взяла с собой плащ.

Она терпеливо наблюдала, стоя поодаль, как Филипп с энтузиазмом объясняет Эндрю устройство самолета, на котором им предстоит лететь в Сиэтл. Ветер относил его слова, и она ничего не могла разобрать. Зато видела, как ее сын слушал его с приоткрытым ртом. Про меня он совсем забыл, подумала Дейзи с горечью.

Чувство ревности и уязвленное самолюбие заставляли ее страдать, но при этом она ясно понимала, что Филипп Тарсен стал частью их жизни. Надо найти в себе силы смириться с этим.

Небольшой самолет, зафрахтованный Филиппом, доставил их в Сиэтл без приключений. Там их уже дожидался лимузин. Когда машина подвезла их к чугунной ограде, за которой стоял красивый особняк, расположенный на невысоком холме, Дейзи удивилась. Лимузин, особняк – вся эта роскошь не вязалась с ее представлением об имущественном положении бывших сотрудниц приюта.

– Этот дом принадлежал когда-то прадеду Эмили Маклинн, – пояснил Филипп, заметив удивление на лице Дейзи. – Я помог ей выкупить дом и отреставрировать его несколько лет назад, По-моему, это справедливо. Она не виновата, что ее дед проиграл его в карты. Как ты думаешь?

– По-моему, ты поступил великодушно, – признала Дейзи, глядя в окно, так как в этот момент лимузин, въехав на территорию особняка, приблизился к крыльцу, на котором стояла высокая седая женщина.

Несмотря на возраст, она сохраняла гордую осанку. Рядом с ней стоял мужчина в летах, но явно моложе. Муж? – успела подумать Дейзи.

Но Филипп уже открыл дверцу машины с ее стороны, подал руку и помог выйти. Подведя Дейзи с Эндрю к хозяйке дома, он представил их друг другу.

– А это мой друг и помощник, Саймон Фрэзер, – сказала Эмили после того, как обнялась со всеми, расцеловав напоследок Филиппа. – Главный распорядитель в этом доме.

– Иными словами, я дворецкий мисс Маклинн, – с добродушной улыбкой сказал Саймон Фрэзер, успевший к этому моменту распорядиться о доставке багажа приехавших гостей в их комнаты. – Через час в столовой вас ждет ланч.

Дейзи по-прежнему была напряжена. Вероятно, Эмили заметила это и, когда они вошли в гостиную, обставленную достаточно скромно, но со вкусом, мягко взяла ее за руку и предложила выпить. Мужчины вместе с Эндрю куда-то исчезли. Оставшись наедине с Эмили, Дейзи напряглась еще больше, ожидая неприятного разговора. Неожиданно для себя она услышала, что Эмили говорит о ее романах.

– Удивительно, что вы в вашем возрасте, а ведь вы еще очень молоды, так хорошо понимаете людей. Наверное, вам пришлось много страдать, я права?

Дейзи пришлось рассказать Эмили о своих родителях, о сложных отношениях с ними, об их ранней гибели, о том, как она осталась одна… Незаметно для себя она выложила ей все о себе. Возможно, причина была в умении Эмили чувствовать и живо сопереживать. Позже, вспоминая их разговор, Дейзи поняла, какой прекрасной воспитательницей была она для бедных сирот в приюте. Сердечное понимание, казалось, излучали не только ее темные глаза, но каждая клеточка ее существа.

После рюмки коньяка она расслабилась, и Эмили стала расспрашивать ее о Эндрю, о его привычках и увлечениях. О своем сыне Дейзи могла говорить часами, но вошел Саймон и пригласил их в столовую.

За столом в центре внимания оказался Эндрю, что позволило Дейзи расслабиться. Она любовалась сыном, который сочетал умение вести себя за столом с детской непосредственностью. В глазах Эмили она заметила мелькнувшие слезы радости, чем эта женщина окончательно покорила ее сердце.

После ланча Эндрю стало клонить в сон.

И хотя он давно уже не спал днем, пришлось отнести его полусонного в постель. Право отнести его в отведенную для него комнату присвоил себе, конечно, Филипп, заявив, что Эндрю слишком тяжелый для слабых рук Дейзи. Пока Филипп раздевал мальчика, Эмили повела Дейзи в соседнюю комнату. Это была гостевая спальня, где все было приготовлено к ее приезду. Эта комната обставлена, пожалуй, более роскошно, чем гостиная, подумала Дейзи. К тому же здесь были все современные удобства, включая ванную комнату. В Сиэтле было намного теплее, чем дома. Открыв балконную дверь, Дейзи полюбовалась садом за домом, где уже цвели фруктовые деревья и цветы, после чего, приняв душ, прилегла на постель и задумалась.

Перед уходом Эмили предложила продолжить разговор о Эндрю, вернее о его будущем.

А чего ей хочется для сына? Все планы, которые она строила, нарушило появление в их жизни Филиппа. Значит, разговор неизбежно зайдет о ее отношениях с ним. Но между ними нет никаких отношений, пыталась убедить себя Дейзи. Если не считать общего сына, их вообще ничто не связывает. Их прошлое, о котором лучше бы не вспоминать, длилось меньше суток. Она почти ничего не знает о нем и не уверена, что хочет знать больше.

– Ты не спишь? – услышала она мужской голос и, не оглядываясь, поняла, что дверь открыл Филипп.

– Надо стучать, прежде чем войти, – сказала Дейзи, почувствовав раздражение. – Я хочу отдохнуть. Будь добр, выйди, пожалуйста, из комнаты, – с предельной вежливостью произнесла она, продолжая лежать.

Послышался шорох закрываемой двери, а потом щелчок замка. Слишком поздно Дейзи поняла, что это Филипп закрыл дверь изнутри.

– Я просила тебя выйти! – Она с трудом сдерживала возмущение. – Для хозяина дома ты ведешь себя крайне грубо! Тебе так не кажется? – Дейзи села на постели и спустила ноги.

– Успокойся, – сказал Филипп и подошел к ней. На нем был халат, в вырезе которого виднелась заросшая светлыми волосами грудь, и домашние тапочки.

Она не сомневалась, что халат надет на голое тело, и тут же сообразила, что и на ней, кроме обернутой вокруг тела простыни, тоже ничего нет…

Двусмысленность положения, в котором она оказалась, учащенное биение собственного сердца вызвало беспомощный гнев на Филиппа, на себя и на весь мир. Мало того что Эндрю очарован им, теперь он решил приняться за нее.

– Оставь меня в покое! – едва сдерживая панический страх, произнесла Дейзи, стараясь не сорваться на крик, чтобы не разбудить за стеной сына. – Я приехала сюда только из-за Эндрю. Не забывай, что я пошла тебе навстречу. – Она задыхалась, близость Филиппа действовала на нее возбуждающе, и в этом заключался весь ужас ее положения. – Если ты рассчитываешь, что я соглашусь стать твоей женой, используя против меня Эндрю, то ты просчитался! И не смей прикасаться ко мне! – срываясь на визг, воскликнула она в ужасе, потому что Филипп сел на постель рядом с ней. Вскочив, Дейзи отошла к окну.

– Я и не собирался к тебе прикасаться, – устало произнес он.

Всю последнюю неделю, начиная со встречи с Маршей, которая стала известной писательницей Дейзи Остин, ему приходилось тщательно контролировать свои чувства. Труднее, чем на задании, иногда думал он. Узнать, что Марша не погибла, как он думал в течение семи лет, узнать, что у него есть сын от нее. Все последующие поступки требовали от него максимального напряжения ума и воли. Эмили он рассказал все по телефону из поселковой гостиницы. Она посоветовала ему набраться терпения в своем поведении с Дейзи, постараться понять ее с учетом того, что «бедной девочке пришлось пережить». После приезда он снова поговорил с ней, узнал, что Дейзи и Эндрю ей очень понравились, и, если Дейзи согласится выйти за него, это будет большая удача. Потом он провел целый час возле постели спящего сына. Любовь к сыну переполняла его. Он поклялся, что никогда не оставит его. Потом он думал о Дейзи. Она наверняка испытывает к сыну такие же чувства и теперь боится потерять его. К ней он зашел, чтобы успокоить, сказать, что ей нечего бояться, что хочет предложить ей условия существования, которые устроили бы всех троих. Но, глядя сейчас на стоявшую спиной к окну Дейзи в простыне, которая свисала с нее наподобие тоги, такую соблазнительно красивую, несмотря на растрепанные волосы и отсутствие макияжа, Филипп передумал. Дейзи смотрела на него почти с ненавистью. Гневное презрение, отвращение было написано на ее лице, словно перед ней был не отец ее сына, а какое-то мерзкое насекомое. Все добрые чувства, с которыми он шел к ней, мгновенно улетучились. Он почувствовал себя оскорбленным до глубины души, потому что не было за ним никакой вины перед ней. Если бы он узнал, что Марша ждет от него ребенка, он прилетел бы к ней сразу, где бы ни находился в тот момент. Но ведь его заверили, что Марша погибла вместе с родителями. Да, он долго страдал, винил себя, он был тяжело болен. Но теперь он мог винить себя только за то, что влюбился в ту девушку, почти девочку, и в первый же вечер их знакомства увлек ее в постель. Он ничего не знал о ней тогда. А Марши, той ласковой, любящей Марши, действительно больше нет на свете, подумал Филипп. Есть Дейзи Остин, очень похожая на Маршу внешне, автор популярных романов, непредсказуемая женщина, чувственная, в этом он успел убедиться, соблазнительная, но злая и упрямая. Главное, что Дейзи Остин мать его сына, которого за короткий срок общения он успел полюбить и за которого готов бороться. Даже пожертвовать своей жизнью. Филипп тяжело вздохнул. Придется вернуться к первоначальному плану.

6

До сих пор Дейзи знала лишь обольстительно нежного Филиппа Тарсена. Поэтому, когда он, стремительно преодолев разделявшее их расстояние, стиснул ее в своих руках, она не смогла даже вскрикнуть. Холодное бешенство в зеленых глазах буквально парализовало ее.

– За тобой должок, Дейзи. Ты задолжала мне больше шести лет из жизни моего сына. Пришло время расплатиться.

Дейзи попыталась вырваться, но Филипп еще крепче прижал ее к себе.

– Отпусти меня или я закричу на весь дом. – Голос ее дрожал от страха, от вспыхнувшего желания, пронзившего ее тело словно электрический разряд. Его близость, запах его тела сводили ее с ума.

– Кричи сколько хочешь, стены этого старинного дома толстые, выдержат, – насмешливо сказал Филипп, не сводя гневного взгляда с ее лица. – Что же ты не кричишь? Передумала? – Он зло ухмыльнулся. – Тогда слушай дальше. Ты родила и вырастила сына. Честь тебе и хвала. Ты прожила с ним шесть с половиной лет, если быть точным. Следующие шесть с половиной лет он будет жить со мной. Нравлюсь я тебе в роли отца или нет, значения не имеет.

Все по закону. Ты меня слышишь? – спросил он, ловя ее взгляд. – Будем считать, что слышишь, – сказал Филипп, не получив ответа. – Мы могли бы пожениться, как я тебе уже предлагал, а в шестнадцать лет Эндрю выберет, с кем он останется после нашего развода.

Он сам не заметил, как его руки, ослабив хватку, начали поглаживать тело Дейзи, прикрытое простыней. Возможно, на него подействовал понурый вид женщины, чью волю и гордыню он сумел подавить, кто знает? Ласки его становились все более настойчивыми. Дейзи не сопротивлялась. Сейчас она больше напоминала ему послушную, доверчивую Маршу.

– Когда-то я удостоился чести стать твоим избранником, с которым ты впервые познала те удовольствия, которые мы получаем от секса.

Твое прелестное тело не изменилось. Я понял, что так и не сумел избавиться от тоски по нему, во время нашей встречи в Лос-Анджелесе. Тогда, семь лет назад, мне показалось, что ты испытываешь ко мне если не любовь, то по крайней мере нежность и доверие. Неужели я так изменился, что вызываю у тебя отвращение?

Голова Дейзи кружилась, тело тяжелело под ласками Филиппа, но каждое слово, сказанное им, доходило до ее сознания. Она запрокинула голову и посмотрела ему в глаза. В них не было больше ничего пугающего, только грусть и что-то еще, чему она не смогла найти определение.

О чем он говорит? Филипп Тарсен помнил ее, тосковал по ней? Нет, он имеет в виду ее тело.

Ее предательское тело, которое помнит, что произошло между ними той ночью.

– Не могу сказать, что у меня было мало женщин до тебя. Но ни к кому из них я не испытывал ничего похожего на то чувство, что испытывал к тебе. По дороге на работу я понял, что влюблен в тебя как мальчишка. Мне вдруг открылся смысл выражения: «словно крылья за спиной выросли». И впервые, выйдя из дома, я думал не о работе, а о той, что осталась в моей квартире. О Марше.

Нет! – хотелось крикнуть Дейзи. Он лжет! Но вместо этого она наслаждалась блаженством, которое доставляли ей ласкающие руки Филиппа, его поцелуи в шею, за ухом. Остановись! – пыталась крикнуть она, только не хватало сил противиться собственному желанию, и она покорно подставляла шею, плечи, грудь под обжигающий поток его поцелуев. Когда их губы слились в поцелуе, Дейзи обняла его за шею.

Простыня упала на пол. Он ласкал ее обнаженное тело, проводя руками по всей длине узкой спины. Халат Филиппа, разделявший их тела, не помешал ей почувствовать его возбужденную плоть. Дейзи раздражала эта матерчатая помеха на пути к блаженству. Изнемогая от нетерпеливого желания, она запустила ладони под ткань и освободила его торс. Халат упал на пол рядом с простыней. Прижавшись к нему грудью, она даже застонала от удовольствия. Все тело ее содрогалось от предвкушения. Желание сжигало Дейзи Действуя инстинктивно, она ласкала тело Филиппа в самых эротических местах, которые находила безошибочно, словно всегда этим занималась. Что с ней происходит? Куда девалась неопытная девушка, которая стала матерью, переспав один раз с одним-единственным мужчиной в своей жизни?

Неожиданно Филипп оторвался от ее губ, убрал руки и сделал шаг назад. Дейзи стояла перед ним совершенно голая и от неожиданности хлопала ресницами. Она даже попыталась снова прижаться к нему, но Филипп взял ее за руку и остановил.

– Не стоит торопить события, моя дорогая.

Вид у Дейзи был испуганный, она понимала только одно – ничего не изменилось за прошедшие годы и Филипп Тарсен был и остается для нее первым и единственным любовником.

Теперь она смогла рассмотреть его тело, которое почти не изменилось, только стало еще прекраснее, раздались плечи, грудь. Тогда он больше был похож на юношу, теперь она видела перед собой взрослого мужчину, от одного вида которого замирало сердце и перехватывало дыхание.

– Я тебе нравлюсь? – спросил он и, взглянув в ее глаза, легко прочитал в них ответ. Тогда быстрым движением Филипп подхватил ее на руки, положил на постель и вытянулся рядом.

Она закрыла глаза, ожидая всего, но только не того, что произошло дальше. Филипп бережно взял ее руки, перецеловал каждый палец, провел языком по ладони. Волны наслаждения окатили тело Дейзи изнутри. Потом он сцепил пальцы их рук и запрокинул их ей за голову.

Филипп из последних сил контролировал желание немедленно овладеть телом, о котором так долго мечтал. Но еще больше хотелось смаковать каждый его кусочек, насладиться каждой секундой близости с той, мысли о которой много лет упорно преследовали его.

Затуманенные желанием голубые глаза Дейзи сейчас были закрыты, а припухшие от его поцелуев губы полураскрыты, белые груди, словно изваянные из мрамора, манили его к себе набухшими темно-розовыми сосками, похожими на рубины. Терпеть больше не было сил.

Филипп с вожделением взял в рот по очереди каждый сосок, чтобы снова вернуться к губам.

Каждый поцелуй Филиппа усиливал желание Дейзи, которое она не могла и не хотела сдерживать. Словно в замедленном танце скользили ее руки по телу Филиппа, исполняя любовное адажио. Все сомнения и обиды унеслись прочь. Она целиком отдавалась восхитительным ощущениям, которых давно жаждало ее тело.

Если бы ей сказали, что в данный момент она занимается сексом, Дейзи не согласилась бы. Для нее это было больше похоже на ритуал, в котором участвуют не только тело, но и душа.

Филипп заставил себя оторваться от нее и, стоя на коленях рядом, сказал:

– Теперь моя очередь разглядывать тебя. – Он легко провел рукой по ее телу от груди до самого низа живота. Глаза его потемнели. – Годами представлял тебя себе, но ты оказалась еще прекраснее. – Ладони его скользнули в обратном направлении. Описав пальцем круги вокруг двух выпуклостей, он снова поцеловал рубиновые соски, после чего накрыл их ладонями.

Дейзи тихо пролепетала что-то или застонала. Всем существом жаждала она снова ощутить на себе тяжесть его тела.

– Ты хочешь сказать, что тебе нравится то, что я делаю, – почти промурлыкал Филипп. – Я правильно тебя понял?

– О да! Пожалуйста, пожалуйста, я больше не могу… – лепетала Дейзи. – Я хочу тебя, – простонала она и потянулась к нему.

– Нет, Дейзи, еще рано. Я хочу, чтобы ты горела в огне своего желания, – сказал Филипп, чувствуя, что выдержка может изменить ему в любую минуту.

И он это сделал! Своими поцелуями он превратил все тело Дейзи в одну эрогенную зону.

Она вскрикивала, когда он дотрагивался до ее тела в любом месте руками, губами, языком.

Это было похоже на пытку наслаждением. Дейзи давно закрыла глаза, сгорая от пожара невыносимого желания полной близости. Прелюдию Филипп завершил поцелуем в самое сокровенное женское место. Из горла Дейзи вырвался страшный звук, напоминающий рычание.

– Открой глаза! – потребовал Филипп. Я хочу видеть страсть в твоих глазах.

Дейзи с трудом разомкнула тяжелые веки, но тут же широко распахнула их от потрясения и боли, когда Филипп вошел в нее.

– Филипп! – выкрикнула она, глядя ему в глаза.

– Все, как в первый раз, правда? – прошептал он, не двигаясь.

– Я не помню, я хочу тебя, – лихорадочно говорила Дейзи.

– Вспомни, как меня зовут! – приказал он. – Повтори мое имя! – Сделав плавное движение, он вырвал у Дейзи очередной стон, стон восторга.

– Еще, Филипп, еще! – требовала она.

Он был на пределе, но подчинился ее требованию и весь в поту рухнул на нее. Тело его содрогнулось от оргазма. В состоянии ненасытной страсти, которой Дейзи никогда раньше не испытывала, она покрывала его лицо и тело поцелуями. Она слизывала соленый пот с его кожи, впитывала его запах, пока он не остановил ее. Потом приподнял над собой и снова вошел в нее с такой силой, что Дейзи запрокинула голову и закрыла глаза. На этот раз они кончили вместе, издав торжествующий крик.

Дейзи безвольно лежала на нем, утратив на время все ощущения, как в обмороке.

– Понравилась тебе эта стихия? – вкрадчиво спросил Филипп.

Но Дейзи не ответила. Только через несколько минут желание вспыхнуло в ней с новой силой, и все пошорилось, с каждым разом вызывая новые восторги. До тех пор, пока оба окончательно не истощили запас физических сил. Потом они долго лежали рядом, восстанавливая их. Но даже в полудреме Филипп накрывал ее рукой и бедром, словно боялся, что Дейзи может исчезнуть. Лицом он зарылся в ее волосы и даже в сонном состоянии ощущал их тонкий аромат. Первой пришла в себя Дейзи, вспомнив, что в соседней комнате, наверное, проснулся Эндрю. Что подумает о ней сын, когда обнаружит, что не может войти в спальню матери? Потом она вспомнила, что находится в чужом доме, в другом городе, что рядом с ней человек, которого она должна бы ненавидеть.

Господи, что же она наделала?!

Вероятно, Филипп уловил перемену в ее настроении. Он приподнялся на локте и взглянул на нее. Помолчав, он сказал:

– Мы поженимся здесь до конца каникул Эндрю. Можем сказать ему об этом за чаем. Будет всего лишь скромная гражданская церемония без всяких свадебных атрибутов.

– Подожди. – Дейзи села в постели, натянув на себя простыню. Странно, что после такого бесстыдного поведения меня смущает нагота, мелькнуло в ее голове. – Я не давала согласия на брак с тобой, Филипп, – ответила она.

– По-моему, у тебя нет другого выхода, – сказал Филипп с невозмутимым видом. – Один внебрачный ребенок еще куда ни шло. В жизни всякое случается. – Глаза его смеялись. – А вот если ты забеременеешь еще раз, ведь мы не предохранялись… – Он не стал заканчивать фразу, увидев, как напряглась Дейзи. – Хотя, возможно, ты регулярно принимаешь пилюли. Он равнодушно пожал плечами, хотя потрясенное выражение лица Дейзи свидетельствовало, что его удар попал в самую точку.

– Ты негодяй, – ровным голосом произнесла Дейзи. – Ты специально все подстроил. Только это ничего не меняет. – Она без отца и родителей вырастила Эндрю. Если придется вырастить еще одного ребенка, она справится и с этим. – Я не собираюсь выходить за тебя.

Никак не отреагировав на ее слова, Филипп встал с постели, надел подобранный с пола халат и направился к двери.

– Почему ты молчишь? – вдруг испугалась Дейзи.

Он медленно повернулся к ней, засунув руки в карманы халата.

– Запомни, – сказал Филипп, окинув ее холодным взглядом. – Мы поженимся тогда, когда я сказал. Детали можем обсудить позже.

Кстати, чай в этом доме подают ровно в пять, так что поторопись принять душ и одеться. – Заметив, что Дейзи разозлилась и собирается что-то сказать, он повторил:

– Все детали брачной церемонии обсудим позже.

– Нам нечего обсуждать, потому что я не собираюсь выходить за тебя замуж. Ты не можешь заставить меня насильно стать твоей женой, понял?! – Насмешливое лицо Филиппа окончательно вывело ее из себя, и она швырнула в него подушкой. От взмаха руки простыня съехала и обнажилась ее грудь. Она поспешно прикрыла себя.

Поймав подушку одной рукой, Филипп расхохотался.

– Пожалуйста, не растрачивай впустую свой пыл. Он пригодится тебе в брачной постели, – сказал он и, отсмеявшись, вышел из комнаты.

Дейзи оставалось только в бессильной ярости сжимать кулаки. Господи, как же она его ненавидела в тот момент! Детский голос, донесшийся из коридора, напомнил ей о материнских обязанностях. Эндрю, вероятно, разговаривает с Филиппом. Она быстро приняла душ, стараясь не вспоминать о том, что творила в постели с Филиппом. Ей было стыдно. Из своего скромного гардероба она выбрала серое платье из мягкой полушерстяной ткани, которое великолепно смотрелось на ней. Слегка расклешенная юбка с широким поясом, отрезной лиф с английским воротником. В меру строго и элегантно. Из раскрытой балконной двери потянуло вечерней прохладой, и Дейзи закрыла ее перед уходом.

К чайному столу, накрытому в столовой, она спустилась последней. Эмили встретила ее доброй улыбкой.

– Удалось отдохнуть? – спросила она.

– Да, спасибо, – сдержанно ответила Дейзи, незаметно бросив взгляд на Филиппа. Но тот даже не взглянул в ее сторону, он увлеченно разговаривал с Эндрю. – У вас красивый дом, – решила она поддержать беседу с Эмили. – А сад просто чудо! Все уже цветет и благоухает. Когда мы уезжали, в моем небольшом садике только-только начали распускаться нарциссы.

– Сад – это заслуга мистера Фрэзера, – сказала Эмили.

– Мадам преувеличивает, – скромно заметил дворецкий. – Я всего лишь консультант по уходу за фруктовыми деревьями. А цветами занимается миссис Маклинн и ее любимец, садовник Пьер. Он француз, помешан на выращивании новых сортов роз. Дело тонкое, требует французского политеса. Ну, вы меня понимаете. Цветы – это не по моей части, говорил Саймон, разливая душистый чай.

– На розы Пьера приезжают смотреть цветоводы из разных стран, – с гордостью сказала Эмили. – Когда я вижу результаты его трудов, начинаю думать, что Пьер самый настоящий волшебник.

– Да, наверное, это дар от Бога, – произнесла Дейзи, одновременно прислушиваясь к. разговору между Филиппом и Эндрю.

Остаток дня Дейзи провела в обществе Эмили, так как Эндрю не расставался с отцом ни на минуту. Словно пытается наверстать упущенные возможности, подумала она, наблюдая за ними во время ужина. С Эмили ей было легко, Возможно, потому, что та не задавала ей неприятных вопросов о ее планах на будущее в связи с предложением Филиппа. Дейзи была уверена, что приемный сын сказал ей об этом. Иногда, рассказывая Дейзи о своей работе в приюте, Эмили вспоминала некоторые эпизоды, в которых фигурировал маленький Филипп. Дейзи с интересом слушала ее. Даже подумала, что если у Пьера особый дар выращивать диковинные розы, то Эмили была наделена куда более ценным даром – умением понимать и любить детей.

Вообще, если бы не напряженные отношения с Филиппом и его угроза разлучить ее с сыном в случае несогласия выйти за него, ей было бы хорошо в этом доме. За несколько дней пребывания в нем она похорошела, немного загорела во время утренних прогулок по саду, на щеках появился здоровый румянец. Филипп не появлялся больше в ее комнате, практически не разговаривал с ней, только изредка поглядывал на нее странным взглядом и таинственно улыбался.

На третий день Эндрю напомнил отцу про его намерение показать им свой дом. Филипп ненадолго задумался, но согласился, что пора им с мамой познакомиться и с его домом. Дейзи перехватила взгляд Филиппа, обращенный к матери, и увидела, как та еле заметно кивнула ему в ответ.

– Я бы тоже хотела составить вам компанию, – сказала она, – но боюсь стать для вас обузой. Да и дел сейчас много в саду, правда, Саймон? – обратилась она к дворецкому, и тот серьезно качнул головой, подтверждая ее слова. – Буду ждать вашего возвращения. Дейзи, тебе, полагаю, потребуются сапожки. Пойдем, примеришь мои. Мне кажется, у нас один размер. А если не подойдут, заедете в магазин по дороге. Без сапог там сейчас не пройти, ведь дом Фила расположен в лесу, а там еще сыро.

Дейзи не знала, как ей лучше поступить: поехать вместе с Филиппом и сыном или отказаться от поездки. Мысль ехать в дом, где, кроме них троих, никого не будет, пугала ее. После слов Эмили ей ничего не оставалось, как пойти вместе с ней примерять сапожки.

Эмили оказалась права. Единственная дорога через лес, ведущая к дому Филиппа Тарсена, оказалась размытой весенними дождями.

Машину пришлось оставить в поселке, а самим пешком добираться по лесным тропинкам. Идти приходилось вверх, так как его дом был расположен на пологом склоне возвышенности.

Вопреки опасениям Дейзи, дом, который не произвел на нее никакого впечатления с первого взгляда, был обитаем. Во флигеле, весьма комфортабельном, жил молодой мужчина, которого Филипп назвал управляющим, со своей семьей. Его жена присматривала за домом, а сам Перри Филдинг – так звали управляющего – занимался лошадьми. У них была дочь Хлоя, которая в пять лет умела самостоятельно ездить на пони. Для Эндрю это явилось большим потрясением. Девчонка младше его, а ездит верхом на лошади, пусть даже такой маленькой, как пони! Филипп успокоил его тем, что не пройдет и трех дней, как он будет ездить верхом на самой что ни на есть большой лошади.

Дорога измотала всех троих. Подействовал и лесной воздух. Особенно на Дейзи и Эндрю, они просто засыпали во время ужина, который приготовила для них Рейчел Филдинг. Дейзи плохо помнила, как добралась до постели. Кажется, Филипп отнес вначале Эндрю, а потом ее.

Громкий детский смех, топот ног за дверью своей комнаты Дейзи услышала сквозь сон. Она блаженно потянулась после крепкого сна и открыла глаза, но тут же закрыла их, ослепленная солнечным светом, заливавшим комнату.

Осторожно приподняв тяжелые веки, она огляделась, вспомнила, где находится, и ей расхотелось вставать. Где-то плескалась вода, слышались веселые голоса. Похоже, за стеной находится ванная комната и в данную минуту Филипп купает там Эндрю.

Повернувшись на бок, Дейзи накрыла голову подушкой, чтобы не слышать их радостных голосов. Хорошо бы снова заснуть, а проснуться у себя дома, думала Дейзи. И чтобы больше никогда не видеть Филиппа Тарсена! Солнце стояло уже высоко, и она поняла, что пора вставать, хочется ей этого или нет. С тяжелым вздохом Дейзи спустила с кровати ноги, откинула легкое одеяло и только тут обнаружила, что на ней ничего нет.

Она попыталась вспомнить, почему не надела ночную рубашку. Нет у нее привычки спать голой.

Страшное подозрение, что раздевал ее спящую Филипп, окончательно испортило Дейзи настроение. А ведь в этом доме придется провести еще по крайней мере несколько дней. Дейзи застонала, чувствуя себя заложницей своей любви к сыну.

– Мам, вставай! – крикнул Эндрю, постучав ей в дверь. – Мы идем завтракать. Филипп такие блинчики приготовил! Иди скорей!

– А то мы все съедим, – послышался мужской баритон, от которого у Дейзи по спине пробежал озноб.

Невыносимо думать, что с этим человеком ее связывает не только сын. Даже голос Филиппа возбуждает ее. Что уж говорить о тех ощущениях, которые ей приходится переживать, когда он приближается к ней. Нет ничего постыднее для женщины, чем физиологическая зависимость от мужчины, пришла к выводу Дейзи. С этим надо как-то бороться. Но как? Так ничего и не придумав, она стиснула зубы и вошла в ванную комнату. После купания сына кафельный пол был заляпан мыльной пеной.

Второпях Дейзи поскользнулась, ноги ее разъехались в разные стороны, в немыслимом пируэте она еще пыталась сохранить равновесие. Грохот от падения она слышать уже не могла, так как до этого ударилась головой о стенной шкафчик и потеряла сознание.

Филипп стоял в коридоре вместе с Эндрю.

Странный глухой звук и наступившая после этого тишина насторожили его. Он вспомнил, что не успел протереть пол ванной комнаты, и все понял.

Дейзи быстро пришла в себя. Филипп, вероятно, сильно испугался, потому что, несмотря на ее протесты, порывался вызвать «скорую».

До него долго не доходило, что «скорая помощь» не сможет к ним проехать.

– У меня просто ушиб, в крайнем случае легкое сотрясение мозга. Ничего страшного! – успокаивала Дейзи Филиппа и сына, глядя на их расстроенные лица. – Лед на голову и покой, вот все, что мне нужно. – Она пыталась улыбаться, но улыбка вышла неестественной. В затылке пульсировала боль. – Жаль, что не смогу составить вам компанию сегодня. Не обращайте на меня внимания и быстро идите завтракать, – тихим голосом скомандовала Дейзи, потому что каждое произнесенное слово болью отзывалось в голове.

Филипп с Эндрю покинули ее только после того, как на голову ей водрузили грелку со льдом из холодильника, а рядом с постелью накрыли журнальный столик. Апельсиновый сок, клубника, блинчики с кленовым сиропом. При виде завтрака Дейзи почувствовала зверский аппетит и поняла, что с ней действительно не случилось ничего серьезного Нет худа без добра, философски рассудила Дейзи, теперь она получила полное право не вылезать из постели. Она выпила обезболивающую таблетку и, подождав, пока лекарство подействует, с удовольствием позавтракала.

7

Впервые за последние пять лет Дейзи наслаждалась полным бездельем. На третий день из Сиэтла приехал врач, которого прислала Эмили Маклинн. Дорога через лес подсохла за несколько теплых солнечных дней и стала проезжей. Он подтвердил диагноз, который поставила себе Дейзи, разрешил вставать, но запретил участвовать в активных развлечениях.

– Не меньше десяти дней покоя, – строго сказал он, глядя на Дейзи поверх очков. – Дышать свежим воздухом на балконе, сидя в кресле, можно. Только не под прямыми солнечными лучами. Читать, смотреть телевизор – нельзя. – Дав еще несколько советов, доктор принял приглашение Филиппа разделить с ними ланч.

Дейзи по-прежнему ела в одиночестве. Ей доставляло тайное удовольствие наблюдать, как Филипп вносит поднос, заставленный разнообразными емкостями с едой, пока Эндрю придерживает дверь.

– Проще было бы отнести тебя вниз в столовую, – проворчал как-то Филипп, принеся ей ужин.

Представив, что Филипп носит ее несколько раз в день на руках, Дейзи почувствовала учащенное сердцебиение и закрыла глаза.

– Тебе плохо? – забеспокоился Филипп.

– Нет, мне хорошо, – тихо произнесла Дейзи, мысленно воображая в этот момент, как он прижимает ее к груди, и вздохнула.

– Ты не должна ничего от меня скрывать, я несу ответственность за все, что с тобой происходит.

После ухода Филиппа Дейзи думала о том, что с детских лет никто не считал себя ответственным за то, что с ней происходит. Включая родителей. Мысль, что Филипп Тарсен считает себя ответственным за нее, поразила ее. Защищаясь от чувства теплой благодарности к человеку, которого считала необходимым ненавидеть, Дейзи напомнила себе, что семь лет самостоятельно справлялась со своими проблемами. Разумеется, в случае необходимости ей приходили на помощь тетя Бетси или соседка Молли. Что касается ответственности за себя и за сына, она никогда ее не перекладывала на чужие плечи.

Еще через два дня вынужденное безделье стало раздражать Дейзи. Ей захотелось работать, но первая же попытка взяться за перо вызвала сильную головную боль, которая мешала сосредоточиться. Вечером, когда в доме все стихло, она вышла на балкон. Теперь, когда днем уже становилось жарко, вечера тоже стали теплее. Из леса доносились таинственные звуки, он манил ее к себе. В конце концов, зачем я брала с собой сапожки? – подумала Дейзи. Если не считать подъема через лес к дому в день их приезда сюда, она и вспомнить не могла, когда бродила по лесу.

Через несколько дней предстоит вернуться в Сиэтл, а она так и не погуляет в лесу. Обидно.

Дейзи вздохнула. В девять часов было еще совсем светло, и она решила рискнуть.

Незаметно выскользнуть из дома не составило труда. Из конюшни доносились голоса и лошадиное ржание. Жаль, что не удалось поездить верхом, подумала она, вспомнив, как ездила на лошади в Ливане, когда приезжала к родителям на каникулы. Как звали эту лошадь? Кажется, Белый Бутон в переводе с арабского языка. Погрузившись в воспоминания, Дейзи задумчиво брела по тропинке, ведущей выше по склону, пока не очутилась на небольшом плато. Здесь росли дубы, их верхушки освещались уже невидимым солнцем. Как хорошо здесь, подумала она, бродя среди деревьев. Неделя пребывания в малоподвижном состоянии дала себя знать. Дейзи почувствовала усталость, наткнулась на большой валун, хранивший дневное тепло, присела и, как ей показалось, на минуту закрыла глаза.

Наверное, она продремала не более получаса. За это время погас последний отблеск солнца на верхушках деревьев и, хотя на плато было еще довольно светло, лес ниже по склону стал казаться непроходимой темной чащей. Дейзи растерялась и никак не могла вспомнить, с какой стороны она поднималась сюда. Ориентироваться надо по солнцу, вспомнила она правило из тех времен, когда была юным скаутом. Солнца нет. Дейзи глупо хихикнула, понимая, что поступила, как неразумный ребенок. Чему еще их учили в лагере скаутов? Не поддаваться панике и действовать инстинктивно. Главное сейчас, найти хоть какую-нибудь тропинку, решила она и осторожно начала спуск. Если бы она взяла фонарик, все было бы проще. Хорошо бы еще раз не стукнуться головой, думала Дейзи, передвигаясь со скоростью улитки. Сначала она шла, вытянув перед собой руки. Потом глаза привыкли к темноте, слева мелькнул просвет, и она вышла на тропинку. Здесь можно было идти быстрее. Часов у нее с собой не было, но и без них Дейзи понимала, что время позднее.

Тропинка вдруг свернула вправо. В памяти Дейзи этот поворот не сохранился, и она остановилась в нерешительности. Высоко над головой шелестели листвой кроны деревьев, побеспокоенные налетевшим ветром. Кто-то ухнул в глубине леса, и Дейзи вздрогнула от неожиданности. Наверное, сова или филин. Господи, она даже этого не помнит! Кто же из этих птиц ухает?

– Похоже, у меня плохо с головой, – вслух произнесла Дейзи, чтобы услышать собственный голос.

– Да, только с больной головой можно решиться на прогулку в незнакомом лесу в столь поздний час, – раздался поблизости голос Филиппа.

От радости Дейзи была готова броситься ему на шею.

– Твое счастье, что маленькая Хлоя не спала, дожидаясь родителей на крыльце флигеля, и видела, в какую сторону ты пошла. Ты могла бы заблудиться в темном лесу.

– Никогда! Ведь я была когда-то скаутом, смеясь ответила Дейзи. – А почему пятилетний ребенок Филдингов не спал в столь поздний час?

– Это был исключительный случай. Рожала одна из кобыл. Мы втроем принимали роды.

– Ты принимал роды? – удивилась Дейзи.

– Ну, командовал Перри, он специалист, а мы с Рейчел помогали ему, потому что роды были сложные. Иначе он и без нас управился бы. К счастью, жеребенок не пострадал, а вот у кобылы открылось сильное кровотечение. Боюсь, она не сможет больше рожать.

Слушать то, что рассказывал ей Филипп, Дейзи было так же странно, как если бы она вдруг обнаружила в себе способность понимать язык марсиан. Мир Филиппа был совсем чужим для нее. Радость, вспыхнувшая было в ее душе, когда на тропинке появился он, исчезла.

На смену пришло чувство усталости, разочарования, словно ее обманули.

– Ты, наверное, устала. Для первого раза ты прошла довольно много. Я могу понести тебя, – предложил Филипп. – Нам надо быстрее попасть домой. Эндрю один в пустом доме. Если он проснется и никого не обнаружит, то может испугаться. Я уложил его спать и пошел помогать Перри. Откуда мне было знать, что ты уйдешь из дома?

– Я могу идти быстро, – сказала Дейзи, почувствовав угрызения совести. Эндрю редко просыпался среди ночи. Он здоровый уравновешенный ребенок. А вдруг проснулся? Звал ее, но не получил ответа. Представив себе перепуганного сына в пустом доме, Дейзи побежала.

– Осторожно, ты можешь споткнуться о корень дерева, – предупредил Филипп и крепко взял ее под руку.

Почувствовав опору, Дейзи стало легче идти.

Правда, пока Филипп делал шаг, ей приходилось делать три шага. Вскоре лес расступился и они оказались возле дома. Забыв про мужскую галантность, Филипп оставил Дейзи подниматься по лестнице без его помощи, а сам поспешил наверх. Перешагивая через две ступеньки, он быстро поднялся на второй этаж. Не прошло и минуты, как он уже входил в комнату, где мирным сном спал его сын. Переведя дыхание, Филипп невольно улыбнулся, глядя на спящего ребенка. За короткий срок Эндрю занял в его сердце главное место. От счастливого волнения слезы увлажнили его глаза. Старею, подумал Филипп, еще не решаясь признаться себе, что до безумия любит сына. В таком состоянии его застала Дейзи. Она вошла незаметно и по лицу Филиппа поняла, что с ним происходит. Противоречивые чувства бушевали в ней.

Нет, она не может уступить ему Эндрю! Дейзи подошла к постели сына и прикрыла высунувшуюся из-под одеяла ножку с розовой пяткой.

– Жаль, ты не видела его сидящим верхом на лошади. Клянусь, через два года он станет у меня настоящим наездником! – шепотом сказал Филипп.

«У меня»! Это поразило Дейзи в самое сердце. Чтобы не начинать снова мучительный для нее разговор, она резко вышла из спальни сына.

Филипп догнал ее у двери соседней комнаты.

– Дейзи, я прошу! – Он взял ее руку и прижал к своему сердцу. – Ты ведь не хочешь разлучаться с сыном, и он тебя обожает. Не порти нам всем жизнь. Наш брак может стать удачным, если ты этого пожелаешь. – Он помолчал, заглядывая ей в глаза, которые она прятала от него. – Если нам так хорошо в постели, то почему не соединить свои жизни? Известно, что здоровый секс основа семейных отношений.

Дейзи вырвала руку.

– А ты подумал о том, что у меня тоже есть работа, есть налаженный быт, есть жизнь, которая мне нравится и которую ты готов сломать в угоду внезапно вспыхнувшему отцовскому чувству? Ты самый обычный эгоист, если хочешь знать, потому что руководствуешься лишь собственными желаниями. Я не выйду за тебя, Филипп Тарсен. Мы с Эндрю приехали к тебе на каникулы, не более того! Закончим этот бессмысленный разговор, я устала и хочу спать. – Дейзи отвернулась от него.

– Я понимаю, что ты устала, но нам не уйти от этого разговора. И ты несправедливо называешь меня эгоистом. Если кто из нас эгоист, то… – Филипп не договорил, махнул рукой и направился к двери своей комнаты.

Дейзи провожала его взглядом и не понимала, почему ей вдруг так захотелось плакать. Она вспомнила, как они шли рядом по узкой тропе в ночном лесу, Филипп заботливо поддерживал ее… Когда он встретился ей в темноте, в ее душе вспыхнула безумная радость. Его близость, запах его тела, таинственные звуки леса настроили ее на романтический лад. А о чем он с ней заговорил? О том, как рожала кобыла! Истерический смех вырвался у нее. Филипп обернулся.

– Что случилось? – спросил он, возвращаясь к ней.

– Ничего не случилось. – Дейзи с вызовом пожала плечами. – Все как обычно. – В глазах ее стояли слезы, а рот кривился в злой усмешке.

– Я подумал и хочу тебе сказать, что мы могли бы жить там, где ты захочешь. Можно было бы построить для тебя отдельный флигель, в котором ты писала бы свои романы. Я не какой-нибудь тиран, ты могла бы устроить в доме все по своему вкусу. Финансовая сторона тебя пусть не волнует. У меня достаточно средств, чтобы исполнить все твои пожелания.

– Я не нуждаюсь в твоих деньгах! – ответила Дейзи. – И в состоянии обеспечить себя и сына всем необходимым без твоей помощи.

– В этом я нисколько не сомневался, – терпеливо перенося грубый тон Дейзи, сказал как можно мягче Филипп. – Твоим успехом в писательском деле можно только восхищаться. Я знаю, что ты хорошо зарабатываешь. Но ты одна воспитывала сына. Время, которое тратила на работу, ты отнимала у сына. Сейчас ему требуется больше внимания, чем прежде. У тебя договор с издательством, сроки поджимают. Как ты собираешься и дальше справляться со всеми проблемами в одиночку? Ты думала об этом? Или ты полагаешь, что дети могут расти сами по себе как сорная трава? Подумай об этом. А теперь я желаю тебе спокойной ночи. – Филипп обнял ее и попытался поцеловать, но Дейзи уперлась ему в грудь руками. Он опустил руки, грустно посмотрел на нее и быстро ушел в свою комнату.

Возвращение в Сиэтл было тягостным. Дейзи с Филиппом вынужденно обменивались короткими фразами. Молчал даже всегда жизнерадостный и разговорчивый Эндрю. После прощания с семейством Филдингов и с лошадью, на которой научился сидеть в седле, он закрылся словно раковина. Вопросов он не задавал, сидел на заднем сиденье необычно притихший, безучастный. Состояние сына встревожило Дейзи. Во время остановок она пыталась поговорить с ним, но Эндрю отвечал на все вопросы матери неохотно, односложными «нет» и «да». Филипп не вмешивался и тоже хранил молчание…

В доме Маклинн их ждали к ланчу, но машина не пришла. Эмили неподвижно стояла у окна.

– Вам лучше полежать, мадам, или посидеть в этом удобном кресле, – сказал Саймон, с тревогой наблюдая за своей хозяйкой.

Он прекрасно понимал, как много значит для нее появление в доме чудесного ребенка, которого она могла считать своим внуком. Он скрашивал ее одиночество как умел, храня ее секреты, о которых было неизвестно даже Филиппу. Самым страшным секретом была неизлечимая болезнь Эмили Маклинн. Узнал он об этом из случайно услышанного им разговора Эмили с врачом, который регулярно навещал свою пациентку. Сама Эмили никогда ни на что не жаловалась. Но Саймон видел, как слабеет на глазах эта гордая женщина.

– Думаю, они задержались из-за нежелания Эндрю расстаться с лошадью, – попытался пошутить он. – Не удивлюсь, если бедняжку, привязанную к заднему бамперу, тащат сейчас из родной конюшни в город.

Эмили благодарно улыбнулась Саймону, который за многие годы стал для нее не только надежным помощником в доме, но и другом. Послушавшись его совета, она села в кресло, которое Саймон передвинул к окну, и задумалась. Ее беспокоил Филипп, обрекший себя на одиночество после ухода с работы. Позже он рассказал, почему так поступил. Трагическая судьба семейства Фаулеров потрясла Эмили. Но еще больше потряс ее Филипп, который разрыдался, уткнувшись ей в колени, после того как сообщил, что вместе с родителями погибла Марша, девушка, в которую он влюбился с первого взгляда всего лишь за сутки до того трагического события в Ливане. Пожалуй, в приюте он был единственным ребенком, который никогда не плакал. Ей даже пришлось настоять, чтобы уволили воспитательницу, которая обзывала Филиппа волчонком и специально наказывала его за каждый пустяк, чтобы заставить плакать.

Удивительно, как любовь, пережитая в молодости, удачная или неудачная, определяет дальнейшую судьбу человека, думала Эмили. Она вспомнила звонок Филиппа из Лос-Анджелеса:

Марша нашлась! Она не погибла! У него есть сын! Он говорил сбивчиво, словно пьяный. Эмили пыталась успокоить его, снова опасаясь за его рассудок, как и семь лет назад. Люди сходят с ума как от горя, так и от безмерной радости.

Филипп заверил ее, что с ним все в порядке и что в ближайшие дни он непременно познакомит ее с внуком, которого зовут Эндрю.

Да, нежданное счастье, думала Эмили. Жаль, что пришло оно к ней слишком поздно. Во время последнего визита врача она попросила его сказать, какие у нее перспективы. Полгода могу вам гарантировать, честно признался он. Что ж, полгода иметь возможность общаться с таким очаровательным ребенком, как Эндрю, уже немало, размышляла Эмили. Только пока неясно, как сложатся отношения между Филиппом и Маршей.

Теперь она известная писательница Дейзи Остин.

Эмили знала, что Филипп сделал ей предложение, но Дейзи вроде бы не очень-то этому обрадовалась, как она поняла. Она прочитала несколько ее романов. Пишет неплохо, только жизнь подкидывает сюжеты куда более интересные, чем те, которые придумывает она. Взять, например, ее приемного сына Филиппа. Сколько неожиданных поворотов было в его судьбе…

– Мадам, долгожданные гости прибыли, – торжественно сообщил Саймон. – Без лошади, – добавил он серьезно и впустил в комнату Эндрю.

Мальчик бегом пересек гостиную и уткнулся лицом в колени Эмили.

– Ты можешь поцеловать меня, – сказала она растроганно. – Ведь я твоя бабушка.

Эндрю обнял ее за шею и поцеловал в щеку.

– Я буду звать тебя бабушка Эмили, потому что у меня есть еще бабушка Бетси, хорошо?

Эмили улыбнулась и кивнула. Горло сжималось от волнения.

– Знаешь, я по тебе соскучился, – сказал Эндрю. – Мне столько надо тебе рассказать про лошадь, Хлою и… – Он замолчал. – Я очень есть хочу, – вдруг пожаловался он.

Эмили заглянула ему в глаза, и сердце у нее заныло. Она увидела в его глазах ту же не по возрасту глубинную грусть, которую видела когда-то в глазах Филиппа. Что-то серьезное произошло за прошедшую неделю, и, кажется, она знает, что именно. Придется ей вмешаться, чтобы спасти Эндрю.

Не дожидаясь пяти часов, Эмили попросила Саймона, чтобы к традиционному чайному столу подали несколько горячих блюд, оставшихся от ланча.

Дейзи вошла в столовую и первым делом отыскала глазами сына. Сейчас он выглядел совсем не таким, каким был в машине. Глаза его сверкали восторгом, пока он рассказывал Эмили о том, что ездил на лошади с Филиппом, что умеет сам держаться в седле, что научился лазить по деревьям и фотографировать лесных животных специальным фотоаппаратом. Эндрю обращался к Филиппу, чтобы тот подтвердил его слова. «Правда, папа?» – то и дело произносил он, и все внутри Дейзи корчилось от желания приказать сыну не называть Филиппа папой. Мальчик сидел между Филиппом и Эмили. Он ел с аппетитом, говорил, жестикулировал, радость, казалось, переполняла его. Дейзи была озадачена столь резкими перепадами в настроении сына.

Увидев взгляд матери, Эндрю замолчал, уткнувшись в тарелку. Что происходит с ним? Дейзи охватила паника, материнское сердце почувствовало, что сын ускользает от нее. Когда это началось? Почему интуиция ничего ей не подсказала? Если бы она тогда не упала в ванной, они могли бы втроем совершать прогулки… Но ведь ты не хотела, чтобы рядом находился Филипп, напомнил ей внутренний голос. А теперь у них сложится впечатление, что я плохая мать, ведь перемену в поведении Эндрю заметили все, только сделали вид, что ничего не произошло.

Дейзи снова захотелось спрятаться в отведенной ей комнате, и, как только трапеза окончилась, она поторопилась встать из-за стола.

Эмили тоже встала и попросила Дейзи посидеть с ней.

– Может быть, выпьем по чашечке кофе? – предложила она, провожая взглядом Филиппа и Эндрю, который держал отца за руку. Дейзи проследила за ее взглядом и поняла, что ей предстоит нелегкий разговор.

– Спасибо, не откажусь, мисс Маклинн, – с напряжением в голосе ответила она. Эмили с первого дня знакомства понравилась ей. Она располагала к откровенности, но, как мать, она, конечно, будет защищать интересы Филиппа.

– Можете звать меня Эмили. Все знакомые так меня зовут – и взрослые и дети.

– Спасибо, я буду звать вас Эмили, – вежливо сказала Дейзи и подумала, что будущее время здесь неуместно. Завтра последний день каникул сына, они уедут, и вряд ли ей доведется еще раз встретиться с Эмили Маклинн.

Кстати, надо не забыть сделать заказ на местный рейс. К вечеру они доберутся до своего дома.

Осталось потерпеть совсем немного.

Саймон принес им на подносе горячий кофейник и две крошечные фарфоровые чашечки.

– Я правильно угадала, что вы предпочитаете кофе чаю? – спросила улыбаясь Эмили. – Сейчас вы попробуете кофе по рецепту Саймона. Уверена, что вам еще не приходилось пить такой кофе, – говорила она, разливая напиток в чашечки.

Дейзи сама уже поняла, что кофе необыкновенный, судя по чудесному аромату.

– Я хотела поговорить с вами, хотя, возможно, мое вмешательство покажется вам не правомерным. Меня сегодня испугал Эндрю, – не дожидаясь ответа, продолжила Эмили. Лицо ее стало серьезным. – Мне кажется, ваш сын чем-то очень сильно расстроен.

– Думаю, его просто укачало сегодня в машине, – живо сказала Дейзи. – Он куксился всю дорогу.

– Дейзи, милая, вы сами не уверены в этом, правда? Хотите послушать моего совета? Поговорите с ним. Он из тех детей, которые умеют скрывать свои переживания. Поверьте, у меня большой опыт, я знала таких детей. Внешне они обычные жизнерадостные дети, редко плачут, но для того, чтобы узнать, что на самом деле творится в их душах, надо много терпения. Кстати, он напомнил мне маленького Филиппа. – Она замолчала, сделала несколько маленьких глотков и улыбнулась Дейзи. – Вы ведь знаете, что Филипп сирота. Он никогда не знал своих родителей. После обычной школы он прошел специальное обучение в другой школе. И эта нелегкая работа в службе национальной безопасности…

– Что вы сказали? – насторожилась Дейзи.

– Филипп был специальным агентом. Он вам не рассказал, что ему поручили вывезти вас и ваших родителей из Бейрута. К сожалению, информация о том, что ваши родители находятся в опасности, пришла слишком поздно.

Филипп был уверен, что вы погибли вместе с родителями. Рискуя жизнью, он побывал на месте взрыва машины, расспрашивал всех, кто мог знать, находились ли вы в машине. После этой трагедии он был невменяемым. Долго лечился у психиатра. С работой пришлось расстаться навсегда. К счастью, он начал писать и добился успеха. Вы знаете, Филипп…

– Разговор, по-видимому, обо мне, раз я услышал свое имя, – весело сказал Филипп, входя в гостиную, следом за ним шел Эндрю. – Мы зашли предупредить, что идем в кино смотреть японский мультипликационный фильм. Вернемся к ужину, фильм полнометражный. – Тут он заметил, что Дейзи смотрит на него широко раскрытыми глазами, словно видит впервые. Он оглядел себя с ног до головы. Вроде бы с одеждой у него все в порядке. – Что-нибудь не так, Дейзи? – спросил он на всякий случай.

Она медленно качнула головой.

– Н-нет, все в порядке, – так же медленно произнесла она, но неподвижный взгляд ее был странным.

Такой взгляд бывает у людей, пребывающих в трансе после сильного потрясения. Что могло произойти за время его отсутствия? Филипп обратил вопросительный взгляд на мать.

– Не беспокойся, с ней все в порядке, – сказала Эмили. – Я говорила Дейзи о том, что Эндрю напоминает мне тебя в детстве. Вот она тебя и разглядывает, пытаясь представить, какой ты был маленьким. Правда, сходство у вас не только внешнее, – добавила она.

Филипп слегка прищурил глаза. Мать явно чего-то не договаривает. Но задавать вопросов больше не стал.

– Пап, мы опоздаем! – потянул его за руку сын.

– Да, нам надо еще успеть в фотоателье, отдать пленку, чтобы к завтрашнему дню ее успели проявить и напечатать фотографии. Эндрю возьмет их в школу, – пояснил Филипп. – Извините, дамы, но мы вас покидаем.

После их ухода в гостиной воцарилась тишина.

– Значит, вы ничего не знали… – растерянно произнесла Эмили.

8

Во время ужина и весь остаток вечера Дейзи старательно избегала смотреть на Филиппа. Рассказ Эмили о его участии в операции по спасению родителей, о его пусть временном, но помешательстве после их гибели, включая ее собственную, потряс ее. Все это в корне меняло ее прежнее представление о нем. После ужина она ушла в сад, чтобы ни с кем не разговаривать.

Ей надо было разобраться в своих чувствах, осмыслить то, что она узнала. Но здесь ее одиночество нарушил сын.

– Я искал тебя, – робко заявил он, виновато поглядывая на мать. – Ты меня больше не любишь? – неожиданно спросил Эндрю.

– Что ты, мой хороший! Я всегда буду тебя любить. – Она привлекла к себе сына, и он прижался к ее бедру. – Хочешь, вместе посидим вон на той лавочке?

Мальчик согласно кивнул.

Они дошли до скамейки художественного чугунного литья, спинку которой украшал орнамент из металлических листьев и розочек.

Произведение искусства, сказала о ней в первый день Дейзи. Сыну эта садовая скамейка тоже понравилась. Они сели. Дейзи поцеловала душистую макушку Эндрю, потом решилась задать ему вопрос:

– Тебе очень не хотелось уезжать из дома в лесу, поэтому ты был грустным. Верно?

– Да. – Он помолчал. – Я буду скучать по нему, – грустно признался мальчик.

– А разве наш дом тебе разонравился?

– Нет. – Он поднял голову и посмотрел на мать. – Я хотел сказать, что буду скучать по папе.

– Что же делать? – вслух произнесла Дейзи, не заметив, что к скамейке бесшумно приблизился Филипп.

– Энди, – обратился он к сыну, положив ладони на плечи Дейзи.

Она вздрогнула всем телом, как всегда, когда Филипп дотрагивался до нее. В присутствии сына она не решилась высвободиться из его рук, пальцы которых цепко удерживали ее в неподвижности.

– Если ты согласен, мы могли бы не расставаться.

– Никогда? – Эндрю вскочил со скамейки.

– Никогда, – твердо сказал Филипп, еще крепче сжав плечи Дейзи. – Понимаешь, мы с твоей мамой хотим пожениться и жить одной счастливой семьей.

– Правда? И у нас будет настоящая семья? – От избытка радости Эндрю захлопал в ладоши.

Но, взглянув на мать, он опустил руки и на его лице отразилось недоверие. – Мам, это правда? – упавшим голосом спросил он.

– Подтверди, дорогая, что это правда, – попросил Филипп, склонив к ней голову. Пальцы его поглаживали ей шею.

Дейзи смотрела на сына, который только что пребывал в восторге от этой новости. А сейчас он смотрел на нее с надеждой и сомнением в глазах. Она не имела права его разочаровать, чтобы не потерять навсегда. Филипп выбрал удобный момент, возможно специально все подстроил, и не оставил ей выбора.

– Да, мой милый, это правда. – Дейзи улыбнулась сыну, но в глубине голубых глаз притаился гневный упрек, обращенный к Филиппу.

– Вот здорово! – воскликнул Эндрю, бросаясь на шею матери. – А когда вы поженитесь? – с детским нетерпением спросил он у нее.

Филипп убрал руки с плеч Дейзи, обошел скамейку, чтобы видеть обоих. Мгновение любовался ими, потом ответил сыну вместо матери.

– Через два дня.

Дейзи негодующе посмотрела на него. Хорошо, что Эндрю, уткнувшись ей в шею, не мог видеть холодного взгляда матери.

– Значит, мы останемся здесь и я не пойду в школу послезавтра? – спросил Эндрю, обернувшись к нему.

– Ради такого события можно продлить каникулы, – сказал Филипп, улыбаясь сыну и делая вид, что не замечает гневного взгляда Дейзи.

– Ура! – закричал Эндрю.

Даже для подготовки скромной церемонии гражданского бракосочетания понадобилось больше дней, чем думал Филипп. Ему пришлось подключить всех своих добрых знакомых, чтобы помогли ускорить оформление необходимых документов. Эмили было поручено уговорить Дейзи обновить свой гардероб. Саймон отвечал за торжественный обед по этому случаю. Эндрю тоже не остался без дела. Филипп считал необходимым, чтобы сын принял участие в выборе украшений для мамы и подарков. Эндрю был преисполнен важности от порученной миссии, отец предупредил его, что это секрет.

– Понимаю, – сказал он с серьезным видом. – Мы готовим для мамы сюрприз.

– Правильно понимаешь, – улыбнулся Филипп, взъерошив сыну светлые волосы.

Только в последний день перед церемонией Дейзи согласилась поехать по магазинам Сиэтла вместе с Филиппом и сыном, чтобы подобрать подходящее случаю платье.

– Нет, – хором говорили мужчины, когда Дейзи выходила из примерочной в очередном платье по своему выбору.

Потом они ехали в другой магазин, где все повторялось.

Дейзи всегда не любила заниматься своим гардеробом. Магазины модной одежды она обходила стороной, предпочитая магазины с умеренными ценами, торгующие полуфабрикатом, где прямо на тебе подгоняли выбранную одежду. В отличие от большинства женщин она ненавидела копаться в тряпках, примерять их, раздеваться, одеваться.

Гораздо проще было выбрать строгий костюм или платье. К тому же, как она считала, это был ее стиль. Пристрастие к строгому стилю в одежде возникло семь лет назад. Месяц спустя после знакомства с Филиппом, вспоминая, во что она была одета в тот вечер, Дейзи начинала винить себя за то, что произошло между ними в ту ночь. Филипп запросто мог принять ее за легкомысленную искательницу приключений, каких всегда встретишь на студенческих вечеринках. Он же ничего не знал о ней. Тогда по молодости лет ей хотелось быть как все. С тех пор она старалась одеваться скромно, в строгом стиле, но элегантно.

Промучившись в нескольких магазинах с раздеванием и одеванием, Дейзи взмолилась:

– Я больше не могу!

Вид у нее, отметил про себя Филипп, и вправду был измученный. Волосы прилипли к вспотевшему лбу, под глазами легли тени.

– А хочешь, я сам выберу тебе платье? – неожиданно предложил Эндрю. – На свадьбы всегда надевают красивые платья, – рассудительно заметил он. В это время они проезжали мимо магазина, где продавали все необходимое для свадеб. – Па, остановись здесь! – крикнул он, заметив платье на манекене в витрине. – Вот красивое платье! – сказал он.

Дейзи посмотрела на витрину и едва не застонала. Белое, сплошь из атласа и кружев, со шлейфом и фатой.

– Милый, – сказала она, сдержав свои эмоции, сыну. – Такие платья годятся только для молодых девушек. А я мама довольно большого мальчика.

Эндрю еще плохо разбирался в таких вопросах. Но ему так хотелось посетить этот магазин, что Дейзи уступила. Филипп с интересом наблюдал за ней и помалкивал. Как ни странно, именно здесь она увидела подходящее для себя и случая платье. Голубое, из легкого шифона, оно ей необыкновенно шло. Одобрили его и мужчины. Стоило ей выйти из примерочной, как они хором воскликнули: да! В этом же магазине Филипп выбрал два фрака разных размеров. Один для себя, второй для сына. Дейзи уже заметила некоторое время назад, что сын и Филипп одеваются одинаково. Если Эндрю был в джинсах и в футболке, то Филипп являлся в точно таком же виде. Правда, нетрудно было догадаться, что не Филипп, а Эндрю копировал в одежде отца. Когда Дейзи сочла, что все покупки сделаны, она направилась к выходу.

Филипп с Эндрю вроде бы шли за ней, но, выйдя на улицу, она обнаружила, что их нет.

Вернувшись в магазин, она обнаружила, что Филипп покупает три халата.

– Остановись, – тихо сказала она ему. – Мне халат не нужен и Эндрю тоже. Тем более что здесь все дороже, чем в обычных магазинах.

– Извини, мне твой старый халат не нравится, – заявил он. – И твое белье тоже не нравится. Моя жена должна одеваться красиво. Эндрю тоже придерживается такого же мнения, – добавил он с улыбкой.

Дейзи прежде не доводилось обсуждать с мужчинами столь интимные детали, как нижнее белье. Ответ Филиппа заставил ее замолчать и покраснеть.

– Привыкай к совместной жизни, – шепнул ей на ухо Филипп, незаметно для окружающих поцеловав ее за ухом.

Дейзи опустила ресницы и покраснела сильнее. Он творит со мной все, что хочет, с досадой подумала она, и я ничего не могу с этим поделать. Достаточно ему поцеловать меня, и я превращаюсь в безвольное существо.

Держа за руки Эндрю, они вышли на улицу.

Филипп открыл багажник машины, куда сотрудник магазина укладывал их покупки. Сам он стоял рядом, а Эндрю уже забрался в машину.

– Раз уж ты заговорил о совместной жизни, то я хочу предупредить тебя, что не намерена переплачивать, покупая вещи в самых дорогих магазинах. Точно такие же вещи можно купить…

Филипп не дал ей договорить. Не обращая внимания на прохожих, он привлек ее к себе и поцеловал в губы.

– Что ты делаешь?! Кругом люди, – сказала Дейзи слабым голосом. Филипп давно не целовал ее так, с того дня, как они приехали в Сиэтл.

– Прости, но как иначе я могу остановить твое ворчание? – засмеялся Филипп. – Не стану же я объясняться с тобой на улице, чтобы окружающие начали интересоваться, о чем спорит эта парочка, вышедшая из магазина для новобрачных. Садись в машину, теперь мы можем вернуться домой. – Дейзи послушно заняла место рядом с Эндрю на заднем сиденье. – Только заедем по дороге еще в одно место, – сказал он, садясь за руль.

– Прошу тебя, – Дейзи положила руку на плечо Филиппа, – больше никаких покупок. – Она переполошилась, увидев, что машина остановилась возле ювелирного магазина.

– Для церемонии необходимы обручальные кольца, – напомнил ей Филипп. – Самые обычные обручальные кольца. Можешь не заходить в магазин, я знаю твой размер.

Дейзи пришлось поверить ему. Филипп, оказывается, все предусмотрел. Действительно, для церемонии нужны кольца. Сколько утомительных формальностей требуется выполнить для того, чтобы официально стать женой человека, который любит не тебя, а твоего сына, размышляла Дейзи в ожидании Филиппа, не замечая лукавой улыбки Эндрю. На днях он побывал с отцом в этом магазине, где продавали блестящие камушки, которые взрослые называют драгоценностями. Вместе они выбрали сюрприз для мамы, только не было кольца по размеру ее пальца. И папа заказал изготовить точно такое же, но другого размера. Эндрю представлял, как удивится мама, когда увидит сюрприз, и заранее предвкушал радостные перемены, которые принесет ему завтрашний день.

С раннего утра следующего дня Эндрю никому не давал покоя. Первой он разбудил бабушку Эмили, попросив ее помочь ему одеться для торжественной церемонии. Эмили объяснила, что до начала церемонии еще больше пяти часов, так что не мешало бы ему почистить зубы, умыться и позавтракать.

– А потом я займусь твоим нарядом, – пообещала она.

Следующей жертвой его активности стал Саймон Фрэзер. Эндрю заставил его встать раньше времени, сообщив, что пора завтракать, потому что зубы он уже почистил и самостоятельно умылся. Филиппа он разбудил следующим, чтобы спросить, когда они будут вручать сюрприз маме. Дейзи повезло, так как каждый, кого Эндрю разбудил, просил его не беспокоить маму до восьми часов.

После завтрака Эмили, как и обещала, помогла Эндрю облачиться во фрак. Удержать ребенка в комнате было невозможно. За час до выезда в мэрию он сновал между комнатами Филиппа и матери, волнуясь больше всех в доме.

– Ты очень красивая в этом платье, – сообщил он, сидя с важным видом в кресле и наблюдая за матерью, пока она решала, распустить волосы или забрать их в пучок. – Мне нравится, когда у девочек длинные локоны, – доверительно сообщил он матери, болтая ногами.

Так Эндрю решил проблему с прической.

Дейзи считала, что раз она выходит замуж исключительно ради блага сына, то решающий голос по всем вопросам в этот день будет принадлежать ему. О своих чувствах она старалась не думать. Впереди короткая церемония бракосочетания в присутствии свидетелей – Эмили Маклинн и Саймона Фрэзера, – затем праздничный обед в узком семейном кругу. Правда, в процессе подготовки Дейзи почти не участвовала, но была уверена, что все будет именно так.

Первый сюрприз подстерегал ее в мэрии. Стоило им впятером войти в холл, как их окружили знакомые Дейзи лица. Здесь были Рейчел и Перри Филдинг, приехавшие вместе с Хлоей. Их появления еще можно было ожидать. Но чтобы здесь же оказались ее родные, Майкл и Бетси Причард со своими многочисленными детьми, да еще соседка Молли Гибсон с мужем и сыном, этого Дейзи ожидать никак не могла. Ей даже в голову не пришло позвонить им, чтобы сообщить о предстоящем замужестве, которое она считала ненастоящим. Вынужденная сделка, не более того. Больше всего ей было неудобно перед тетушкой Бетси. Надо было позвонить ей и рассказать, что произошло на следующий день после того, как они расстались. Конечно, виноват Филипп, который не дал ей опомниться, выставив ультиматум: замужество или разлука с Эндрю.

– Я потом тебе все объясню, – успела шепнуть Дейзи Бетси, когда они поцеловались. Однако она не заметила в ее глазах ни тени упрека или удивления. Словно все происходило так, как она и ожидала. На Филиппа Дейзи старалась не смотреть, боясь, что тем самым выдаст свое возмущение. Было понятно, что пригласил всех он.

Вся процедура длилась недолго, зато поцелуй новобрачного затянулся. Всеобщее веселье вызвало вмешательство Эндрю, которому не терпелось поскорее вручить подарок матери, поэтому он потянул отца за полу фрака. Только после этого Филипп выпустил Дейзи, предложив ей согнутую в локте руку. Опираясь на нее, смущенная до слез, она проследовала к выходу.

Здесь их поджидали три лимузина, вместившие всех присутствующих.

Вторым сюрпризом для Дейзи стал роскошный свадебный банкет в ресторане с предварительным вручением подарков. Когда все гости преподнесли новобрачным подарки, которые заполнили специальный стол, вперед вышел Эндрю. В руках он держал большую сафьяновую коробку от Тиффани.

– Сюрприз! – весело воскликнул он, вручая ее матери. – Ты должна открыть и посмотреть, что внутри, – важно сказал он.

Дейзи растерянно обвела взглядом лица присутствующих, задержала его на Филиппе. Но тот безразлично пожал плечами.

– Открывай, не томи нас, – выразила всеобщее настроение Молли. – Всем интересно, какой сюрприз тебе приготовил сын.

У Дейзи широко открылись глаза, когда она увидела гарнитур из белого золота с бриллиантами. Прежде всего, ее поразило изящество дизайна. Филипп сошел с ума, покупая такие дорогие вещи, сразу подумала она.

– Ты разрешишь мне надеть эти безделушки на маму? – спросил Филипп у Эндрю.

Сын серьезно кивнул.

– Это всего лишь свадебный подарок, – оправдывался вполголоса Филипп, прочитав в глазах Дейзи то, чего не решился сказать ее язык.

Когда на голове Дейзи засверкала маленькая диадема, а на шее колье, под аплодисменты гостей Филипп надел второе кольцо на ее палец.

– Ты знаешь, почему я согласилась выйти за тебя, – шепотом говорила Дейзи, сидя рядом с Филиппом. – Наш брак всего лишь формальность, и я не вижу оснований для поездки в свадебное путешествие. Ты хотел иметь рядом сына, и ты его получил. О свадебном путешествии мы не договаривались. К тому же у меня есть обязательство перед издательством. Эндрю пора вернуться в школу. Короче, мы возвращаемся домой. Ты можешь поехать вместе с нами, – неохотно добавила Дейзи, надеясь в душе, что Филиппу скоро надоест быть гостем в ее доме.

– Я не предлагаю тебе свадебного путешествия на месяц, но неделя отдыха на курорте графства Лос-Анджелес не повредит нам обоим. Кстати, не забудь, моя милая, что это часть брачной церемонии. Нас просто не поймут, если мы сегодня не улетим в свадебное путешествие.

– А как же Эндрю? Школа? – растерянно спросила Дейзи.

– Ничего не случится, если он проведет эту неделю с Эмили. Она с ним позанимается.

– Если Эндрю не согласится пожить в доме Эмили, я никуда не поеду. – Дейзи была уверена, что Эндрю не захочет расстаться с ней и с отцом.

– Я ему все объяснил, он согласен, – ответил Филипп с невозмутимым видом. – Не веришь, спроси у него.

В этот момент Эндрю учил танцевать Хлою, тем самым компенсируя для себя ее превосходство в верховой езде. Только сейчас Дейзи заметила, что на них сосредоточено внимание присутствующих. Невозможно было удержаться от улыбки, глядя, с каким серьезным видом он говорит пятилетней девочке:

– Танцевать, это тебе не на пони кататься.

Слушай ритм и делай, как я, – повторял он слова преподавателя танца и ритмики в школе.

Дейзи хотелось одновременно смеяться и плакать. Ради того, чтобы не разлучаться с сыном, ей пришлось дать согласие на брак с Филиппом, разрушить свой привычный образ жизни.

Когда смолкла музыка, Эндрю отвел Хлою к ее родителям и подбежал к ним.

– Па, вы не опоздаете на самолет?

Дейзи была поражена в самое сердце. И это говорит ее сын, которому нет и семи! Он должен был бы ревновать ее, плакать, не желая расставаться с любимой мамой. Что происходит? Ее сына словно подменили.

– Не волнуйся, Энди, все идет по плану, – сказал Филипп, разговаривая с ребенком, как со взрослым. – Я и не знал, что ты умеешь танцевать. Ты замечательно танцуешь. – Мальчик зарделся от похвалы. – А Хлоя поживет в доме бабушки Эмили, пока вас не будет?

Этого Дейзи вынести не смогла. Под предлогом, что ей надо переодеться до того, как ехать в аэропорт, она удалилась в специальную комнату. Там уже стояли чемодан и сумка с ее вещами, кремовый летний костюм, купленный накануне, висел на плечиках. Здесь же были сложены подарки. Вероятно, служащие ресторана перенесли. Дейзи отыскала сафьяновый футляр и уложила в него снятые украшения. На синем атласе они смотрелись гораздо лучше, по ее мнению. Она залюбовалась гарнитуром и не услышала, как вошла Эмили.

– Я рада, что тебе понравился подарок Филиппа. А выбрал его Эндрю, представляешь? Он сам рассказывал мне все в подробностях, как это происходило. Мальчик просто светился от гордости.

– Да, сын, похоже, самый счастливый человек среди нас, – задумчиво произнесла Дейзи.

Эмили внимательно смотрела на нее.

– Не беспокойся, ему не придется скучать за время вашей поездки. Я пригласила семью Перри Филдинга погостить в моем доме несколько дней. Правда, он беспокоится о своем хозяйстве.

Но, думаю, его помощник управится и без него каких-то несколько дней. Зато у Эндрю будет с кем играть. Их соревновательные отношения с Хлоей очень интересны, ты не находишь?

– Эмили, – заговорила Дейзи, сдерживая подступавшие слезы, – вы не находите, что мы с Филиппом совершили ошибку, заключив этот брак?

– Говорят, браки заключаются на небесах, попыталась уйти от неприятного разговора Эмили. – Кто знает? – Она вздохнула. – Ты все равно счастливая, у тебя есть сын, а теперь есть и муж. Я не успела сказать тебе в прошлый раз, что Филипп из породы однолюбов. В свое время он выбрал меня в качестве матери. Переубедить его, соблазнить всевозможными благами никому из приемных родителей не удавалось. Он упорно возвращался ко мне в приют.

– Привязанность ребенка и отношения между мужем и женой, по-моему, разные вещи, возразила ей Дейзи. – Где бы ни заключались браки, создать счастливую семью можно только на основе взаимной любви.

Эмили не стала с ней спорить.

– Знаешь, в свое время и я так думала. Отказала человеку, который любил меня и сделал мне предложение. Тогда мне трудно было разобраться в своих чувствах. У меня было самое ответственное на земле дело – забота о сиротах, Выйти замуж означало, что я меньше буду заниматься ими, потому что появятся семейные заботы, собственные дети. Прошли годы прежде, чем я поняла, что потеряла самого лучшего мужчину на свете. И тогда впервые возникло чувство, похожее на сожаление. Одинокой я себя никогда не чувствовала, пока была с детьми. Но позже – вечерами, ночами – накатывала тоска.

– И вы не попытались изменить свою жизнь? – спросила Дейзи, тронутая до глубины души рассказом Эмили. – Позвонить этому человеку, например…

– Было уже поздно менять сложившийся образ жизни. Да и мужчина к тому времени женился. – Эмили улыбнулась. – Не будем о грустном, Дейзи. Я рада, что Филипп женился на тебе.

Почему-то мне кажется, что вы оба будете с благодарностью вспоминать сегодняшний день, когда вы соединили свои судьбы. – Пусть с опозданием на семь лет, мысленно добавила она.

После ухода Эмили Дейзи, переодеваясь, думала, что ее свекровь необыкновенно добрый человек, но, к сожалению, плохо знает своего сына. Филипп выбрал ее в жены только потому, что захотел жить вместе с сыном. В их браке нет истинной любви. Между ними существует физическое влечение, но как мало этого для совместной жизни!

Через час они уже летели на самолете в Лос-Анджелес. Там ее поджидал еще один сюрприз.

Оказалось, Филипп заказал номер люкс в том же отеле, где произошла их встреча. Владелец отеля лично встречал их внизу в окружении свиты служащих. Пришлось делать счастливое лицо, улыбаться, как положено невесте, принимая сыпавшиеся на них со всех сторон шутки, цветы и поздравления. Тут же оказались репортеры местных изданий, они фотографировали, задавали вопросы, на которые пришлось отвечать Филиппу. Сама Дейзи онемела, наблюдая за происходящим словно со стороны, как это бывает во сне.

Наконец их пропустили к лифту. Оказавшись внутри, оба с облегчением перевели дыхание.

Дейзи боялась взглянуть на Филиппа. Юноша в униформе отеля повел их по коридору, затем распахнул перед ними двери апартаментов для новобрачных. Подхватив Дейзи на руки, Филипп направился прямо в спальню. На столике рядом с огромной круглой кроватью Дейзи увидела ведерко с шампанским и два хрустальных бокала, видимо подарок от владельца отеля. Не дав ей опомниться, Филипп начал раздевать ее.

– Подожди, – залепетала Дейзи. От прикосновения его рук закружилась голова, и противиться желанию собственного тела не было сил.

– Не могу больше терпеть, – ответил он, с утра дожидался минуты, когда мы наконец останемся одни.

Сомневаться в его словах Дейзи не пришлось.

Огонь страсти горел в его глазах, передавался через пальцы, ладони.

– Кажется, обычно говорят о первой брачной ночи, – пошутила она.

– Не будь такой формалисткой. Ты забыла?

Первая брачная ночь состоялась у нас раньше, когда был зачат наш сын, – шептал Филипп, освобождая от последних деталей белья тело Дейзи. – Можно я буду звать тебя мадам Совершенство? – спросил он, жадным взглядом скользя по ее телу, лежавшему поверх серебристого атласного покрывала. – Уму непостижимо, как рождение ребенка может преобразить женщину!

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Дейзи. Забыв о смущении, она с интересом наблюдала за процессом раздевания Филиппа.

– Тогда ты была больше похожа на Золушку, – засмеялся он. – Чумазая плакса, в нелепом наряде по студенческой моде тех лет.

– Чумазая плакса?! – возмущенно повторила Дейзи слова Филиппа, но тут же забыла про них, когда увидела его целиком обнаженное тело. И поняла, как стосковалась по нему за время, прошедшее со дня их приезда в Сиэтл.

Тогда Филипп овладел ею так же стремительно, как сейчас, в самый разгар солнечного дня.

Больше ни о чем Дейзи подумать не успела; погрузившись в мир восхитительных ощущений, где сплетаются руки, ноги, где сливаешься в единое целое, живущее в едином ритме сердец, дыхания, движений. Мир, в котором отдаешься полностью, растворяясь друг в друге настолько, что, кажется, никакая сила не может разделить любовников, не поранив до крови.

Они потеряли чувство времени, наслаждаясь физической близостью. Когда Дейзи пришла в себя, то обнаружила, что спала на груди Филиппа. В комнате смеркалось, но спящее лицо мужа еще можно было рассмотреть. Сейчас оно показалось ей моложе, чем во время их первой встречи после семи лет разлуки. Разгладились морщины возле глаз и губ. Во сне лицо Филиппа напомнило ей спящего Эндрю. Дейзи улыбнулась этому сходству и тихонько отодвинулась.

Несмотря на работу кондиционера, тела их еще оставались потными в местах соприкосновения.

– Который час? – спросил Филипп, не открывая глаз.

– Около десяти вечера, – сказала Дейзи, взглянув на свои наручные часы, лежавшие на тумбочке рядом с часами мужа. Как странно даже мысленно называть Филиппа мужем, промелькнуло в ее голове. – А почему здесь нет настольных или напольных часов? – спросила она, оглядевшись.

– Потому что счастливые часов не наблюдают, тем более новобрачные. – Филипп открыл глаза и потянулся. – Не знаю, как ты, а я зверски проголодался. Идем в душ, а потом спустимся в ресторан. – Он посмотрел на Дейзи. От мысли, что ей придется сейчас появиться на людях, в глазах ее заплясал страх. – Думаю, ты права, закажем ужин в номер, а потом идем в душ, – поправился Филипп. Дотянувшись до телефонного аппарата, он позвонил в сервисную службу. – Меню на столике рядом с шампанским, быстренько выбирай. Мне обязательно большой недожаренный бифштекс. – Он передал трубку Дейзи. – Что касается остального…

Что себе закажешь, то и мне. Только не забудь про салаты, овощные и фруктовые. Да, и кофе непременно, – добавил он, поглаживая обнаженную спину Дейзи.

Говорить при этом стало довольно трудно. При каждом прикосновении руки Филиппа у нее перехватывало дыхание. Дейзи пересела на кровати подальше от него, чтобы не остаться им голодными до утра. Одной рукой попыталась вытянуть из-под него смятую простыню, чтобы прикрыться, но Филипп ухватился за нее с другого конца и потянул на себя. Дейзи торопливо закончила перечень заказа, потому что вместе с простыней он вернул ее к себе на колени.

– Теперь можно и в душ! – воскликнул Филипп и понес Дейзи в ванную.

Мытье вместе с мужем оказалось слишком возбуждающей процедурой. Оргазма она достигла уже в бассейне, куда перенес ее на себе Филипп. Стенки бассейна были отделаны плиткой цвета изумрудной зелени. Такого же цвета были потемневшие глаза Филиппа, который выныривал из воды после очередного поцелуя.

Как у мартовского кота, подумала Дейзи, смеясь от восторга.

9

Неделя пролетела незаметно. Каждая ночь с Филиппом приносила Дейзи восторги. Ласки мужа заставили ее по-новому относиться к собственному телу, потребностями которого она так долго пренебрегала. Днем они посещали самые знаменитые достопримечательности большого города и его окрестностей. Побывали в домах, ставших музеями, где некогда жили Джек Лондон и Лион Фейхтвангер. Учились серфингу, купались, бегали друг за другом по роскошным золотым пляжам. Пришлось пожалеть, что не взяли с собой Эндрю, когда в отеле им попался в руки путеводитель по Диснейленду.

Узнав об их приезде в Лос-Анджелес из прессы, Тобин Мэнли пригласил их на студию, где полным ходом шли съемки фильма, в основу сценария которого лег первый роман Дейзи «Под крылом ангела».

– Сценарий фильма пишется одновременно со съемками. Мы постоянно вносим изменения, сказал Тобин. Его узкие глазки под толстыми веками хитренько посмеивались, глядя на двух авторов, а ныне мужа и жену, у которых он купил права. – Поскольку вы, мистер и миссис Тарсен, продали права на использование ваших романов в течение года и при этом отказались заключить договор на сценарий, то мы вынуждены были нанять профессионального сценариста. Когда фильм будет готов, мы непременно пригласим вас на просмотр. Уверен, вам понравится, – говорил он, водя их по тем павильонам, где проходили съемки, до самого перерыва на ланч.

В последний день зашли в казино, где Филипп выиграл, а Дейзи проиграла. Сумма была небольшая, но Дейзи то и дело хмурилась во время ужина в ресторане казино, вспоминая о проигранных деньгах.

– Понимаю, что ты не любишь проигрывать, – поддразнивал ее Филипп. – Но, как известно, кому не везет в игре, тому повезет в постели, – шепнул ей Филипп, сидя на заднем сиденье такси, которое везло их в отель. Дейзи готова была замурлыкать, когда он захватил губами мочку ее уха. – Летом обязательно приедем сюда с Эндрю, – сказал Филипп. – Думаю, он получит здесь много новых впечатлений. Ты ведь с ним никуда, кроме Кливленда, где живет семья Бетси Причард, не выбиралась.

Дейзи услышала упрек в последней фразе, но вместо чувства вины испытала приступ раздражения. Поездка в Диснейленд дорогое удовольствие, хотелось сказать ей, но она промолчала. Филипп прав только в одном: из-за работы она мало уделяла сыну внимания. Вернее, меньше, чем ей хотелось бы. Мысли о ближайшем будущем завертелись в ее голове. Они ведь ни о чем с Филиппом не успели поговорить.

Например, где они будут жить. Пожалуй, до конца занятий Эндрю в школе им лучше пожить в ее доме. Тем более что Филипп уже как-то сказал, что выбор дома предоставляет ей. Тем не менее смутное беспокойство поселилось в ее душе.

Ранним рейсом из Сиэтла самолет, которым. летела семья Филиппа Тарсена, взял курс на восток. Эндрю смотрел в иллюминатор, Дейзи заснула, положив голову на плечо мужа. Филипп обнимал ее за плечи, чувствовал теплое дыхание ее губ на своей шее и думал о том, что хотел бы иметь с ней как можно больше детей.

Эндрю чудесный мальчик. Но в силу не зависящих от него причин он пропустил первые годы его жизни. Он мог бы сам принимать роды. В разведывательной школе их обучали всему, что может пригодиться в определенных обстоятельствах. Агентами секретной службы были не только мужчины, но и молодые женщины, которым иногда приходилось рожать в чужой стране. Нет, конечно, пусть лучше Дейзи рожает в хорошей клинике, а он будет рядом, следить, чтобы все прошло без осложнений.

Мысль о клинике заставила Филиппа вспомнить разговор, который состоялся у него перед отъездом с матерью. Ему тогда не понравилось, что Эмили вдруг заговорила с ним о завещании, которое на днях подписала у своего поверенного. Она велела ему спрятать в бумажник визитную карточку юриста Уильяма Барнеса, сказав, что завещание всего лишь разумная предусмотрительность и беспокоиться за нее у него нет причин. Теперь он вспоминал ее лицо и проклинал себя за невнимание к матери. Как он мог не заметить, что Эмили сильно похудела, что Саймон иногда смотрит на нее так, словно вот-вот заплачет. Нет-нет, отгонял от себя тревожные мысли Филипп, мне это показалось.

Она бы доверилась мне, если это болезнь. Всего лишь возрастные изменения. Она сама ему так сказала, когда он приезжал на Рождество.

Стюардесса предупредила пассажиров, что самолет начал снижаться перед посадкой в Кливленде, и попросила пристегнуть ремни.

В доме тети Бетси был устроен праздничный обед в их честь. После небольшой прогулки с Эндрю и младшими детьми Причардов Филипп завел машину, которую оставлял у них в гараже, и вдоль берега озера Эри повез обретенную семью в поселок, где находился дом Дейзи.

Здесь, как выяснилось, их тоже дожидались с нетерпением. Первыми пришли поздороваться Молли Гибсон и Джонни. С ними в их доме появился новый жилец, сиамский котенок по имени Том.

– Мы купили его тебе в подарок, – сказал толстенький Джонни, протягивая Эндрю корзинку с котенком. – Знаешь, сиамские коты не похожи на других котов. Они более умные, я в книжке прочитал.

Эндрю давно мечтал о собаке и каждый раз перед днем своего рождения намекал об этом матери. С плохо скрываемым разочарованием он принял подарок, пробормотал «спасибо» и вежливо заглянул в корзинку. В этот момент котенок проснулся, и на мальчика посмотрели два необыкновенно ярких синих глаза. Никогда прежде он не видел таких глаз у кошек. Да и расцветка у котенка была необычной. Сам коричневый, а мордочка, лапы и хвост – черные.

Котенок вызывал не жалость или умиление, чего Эндрю терпеть не мог, а уважение. Несмотря на маленькие размеры, у котенка по имени Том был независимый, даже гордый вид.

Пока Эндрю с участием Джонни устраивал место для Тома в своей комнате, а Филипп оглядывал гостевую комнату наверху, из которой ему предстояло сделать себе рабочий кабинет, Молли завела беседу на кухне. Дейзи предложила ей выпить кофе с пирогом, которым снабдила их в дорогу заботливая тетя Бетси. Дейзи не сомневалась, что толстушка Молли, обожавшая покушать, не откажется от угощения.

– Если хочешь, я завтра отвезу наших мальчишек в школу сама. – Молли попробовала пирог и теперь покачивала головой, выражая удовольствие. – Твоя тетка просто искусница по части пирогов. Кстати, вы не собираетесь устроить небольшой прием в ближайшие выходные?

Наши друзья спрашивали о тебе. Даже доктор Кейсли выпытывал у меня, кто твой муж. Филипп ведь, как и ты, пишет книги? Я так и сказала, что Филипп Тарсен тоже известный писатель. Что по его роману даже кино снимают. – Дейзи не решилась сказать, что фильм снимают и по ее роману. – Всем в поселке будет лестно познакомиться еще с одним известным писателем. Ты согласна со мной? Если нужно, я буду тебе помогать. Сейчас тепло, можно накрыть стол в саду, тот, что побольше. Твоя бабушка его накрывала, когда приглашала нас в гости. Я тогда еще девчонкой была. – Почти не переставая говорить, Молли поглощала кусок пирога, который Дейзи положила ей на тарелку.

– Молли, не торопи меня, мы ведь только приехали. Необходимо переустроить в доме все по-новому, ведь нас теперь трое. Даже четверо. Дейзи улыбнулась, вспомнив про котенка. – Спасибо тебе за подарок, котенок просто чудо!

А как идут дела у твоего мужа? – спросила она, чтобы сменить тему разговора.

Молли начала рассказывать о делах мистера Гибсона, своего мужа, священника местной протестантской церкви, построенной в прошлом веке. В отличие от жены мистер Гибсон был молчаливым человеком вне службы, зато красноречие его воскресных проповедей сделало его известным настолько, что послушать их приезжали даже из ближайших городов. До того дня, когда жители поселка увидели Дейзи на экранах своих телевизоров, он был здесь единственной знаменитостью. Разговор о муже напомнил Молли о делах, которые дожидаются ее дома.

После ухода соседки Дейзи готова была погрузиться в мысли о своем новом положении.

Ей помешали Филипп и Эндрю, которые пришли, как они выразились, на вкусные запахи.

С появлением в доме мужчины и кота у Дейзи прибавилось забот. Выкраивать время для работы над новым романом становилось все труднее. Но главную трудность представляла невозможность сосредоточиться. Она злилась на себя, ее раздражало, когда Филипп сообщал, сколько страниц успел написать за день. Потому что ей удавалось написать гораздо меньше. Приходила даже мысль, что сочинение романов стало для нее в свое время заменой личной жизни. Теперь у нее была личная жизнь, зато стало изменять творческое воображение. Вместо того чтобы думать о персонажах романа, голова ее была занята мыслями о Филиппе. До сих пор она не решалась задать ему вопросы, возникшие у нее после рассказа Эмили Маклинн об участии Филиппа в той работе, которой занимались ее родители.

Ей хотелось узнать подробности, о которых не знала Эмили. Дейзи угнетало, что Филипп не считает нужным рассказать ей о той трагедии, о себе. Все, что ей было известно, рассказали ей другие. Он никогда не говорил ей о своих чувствах. Хотя каждую ночь занимался с ней любовью, своим неистощимым желанием вызывая в ней ответную страсть. Их разговоры ограничивались в основном обсуждениями успеваемости Эндрю. Казалось, кроме сына, Филиппа больше ничего не интересует. Он был в меру заботливым, отвозил в школу сына, ездил за покупками, но, освободившись, закрывался у себя в кабинете и работал, пока не наступало время встретить сына из школы.

Если не считать их общения за столом и в постели, можно было бы сказать, что между ними вообще не было никакого общения. Дейзи совершенно иначе представляла себе семейную жизнь. Возможно, неделя, проведенная с ним в Лос-Анджелесе, ввела ее в заблуждение. Иногда ей казалось, что дело не в работе Филиппа, что по какой-то причине он просто избегает ее днем.

Постепенно эта мысль настолько укрепилась в ее сознании, что Дейзи в отместку стала уходить в свой кабинет после того, как засыпал сын. Если их брак всего лишь формальность, на которую она согласилась ради сына, и Филипп не намерен считать ее женой, то придется отказаться от секса. Быть любовницей Филиппа она сочла слишком унизительным для себя.

Странное дело, вечерами ей хорошо работалось. Забыв про время, Дейзи быстро строчила на своей пишущей машинке и в спальню поднималась, когда муж, не дождавшись ее, уже спал.

В первое время, когда, просыпаясь утром по звонку будильника, она стала обнаруживать, что Филиппа в постели уже нет, ей до боли не хватало тех милых мелочей, появившихся в ее жизни после замужества. Однажды ей удалось проснуться раньше обычного и увидеть, как он покидает спальню, ступая на цыпочках.

– Сейчас еще нет пяти часов, Филипп, – сказала Дейзи, взглянув на часы. – Зачем вставать в такую рань?

Филипп был уже одет. Не хватает галстука, машинально отметила Дейзи. С первого дня их совместной жизни ее поражало, что муж каждый день одевается так, словно идет на службу.

Обернувшись, Филипп окинул ее взглядом. Тонкое покрывало прикрывало ее тело лишь до пояса. Взгляд его задержался на груди Дейзи всего лишь на миг и скользнул мимо. Он улыбнулся ей губами, хотя по глазам было видно, что вопрос немного смутил его, и пожал плечами.

– Работа требует жертв, – сказал он. – А ты можешь еще поспать пару часов. – С этими словами Филипп тихонько вышел из комнаты.

С тех-пор как они почти перестали заниматься любовью по ночам, Филипп больше не будил ее поцелуями. Да, ей жаль было терять пылкого любовника. Но другого способа сохранить самоуважение Дейзи не знала. Ночью он становился для нее любовником, а днем они почти не виделись.

Кем он был для нее днем? Так, постояльцем вроде кота Тома, который подрос и теперь гулял сам по себе, возвращаясь в дом только чтобы поесть.

Наверное, пришло время поговорить. Принимая душ и одеваясь, Дейзи обдумывала свой разговор с Филиппом, дабы покончить с двусмысленным положением, в котором оказалась по его вине. Подойдя к двери бывшей гостевой комнаты, которую переделали в рабочий кабинет писателя Тарсена, она услышала, что Филипп говорит по телефону. С кем он может говорить в столь ранний час? – недоумевала Дейзи, невольно прислушиваясь к его словам.

– Ты не должна так волноваться, тебе нельзя, – говорил он кому-то, но явно женщине. – Я хочу быть рядом с тобой, и я приеду в ближайшее время.

Мысль о том, что у Филиппа есть женщина, рядом с которой он хочет быть, потрясла Дейзи.

Боль, растерянность и стыд заставили ее попятиться от дверей. Почему ей раньше не приходило в голову, что у Филиппа после разрыва с Линдой могли возникнуть отношения с другой женщиной. Господи, все оказалось еще сложнее, чем она полагала! Значит, ради того, чтобы постоянно видеть сына, он женился на ней, пожертвовав любимой женщиной. Невероятно! Но как еще истолковать его слова, сказанные по телефону?!

Дейзи спустилась по лестнице и прошла на кухню. Действуя почти автоматически, она принялась готовить завтрак. Почему-то ее разбирал смех. Это нервное, сообразила Дейзи. Потом она мысленно попыталась представить себе ту незнакомую женщину, которую любил Филипп и с которой перестал видеться, потому что хотел сохранить сына. Жалости к ней у Дейзи не возникло. Напротив, в душе зародилось чувство, похожее на ревность. Здравый смысл подсказывал ей, что у нее нет права винить Филиппа в тайной связи, в измене. Скорее с ней он изменял той, любимой. Да и не говорил он ей ни разу, что любит именно ее, не заверял, что, кроме нее, у него никого нет. Так или почти так объяснялись в любви герои ее романов. Наверное, Филипп был прав, назвав однажды ее сочинения сказками для одиноких женщин и домохозяек, которые верят в предначертанную судьбой любовь до гроба и прочие глупости. Нет, про «прочие глупости» он ничего не говорил, но наверняка подумал. Сейчас все это не имеет никакого значения, надо на что-то решиться.

Только что может она предпринять? Ведь он загнал ее в ловушку! Поговорить с ним? Признаться, что подслушала его телефонный разговор?

Нарезая овощи, Дейзи по рассеянности задела ножом кончик пальца. Она успела засунуть палец в рот, чтобы не накапать в салат. И тут ее озарило.

В ловушку Филипп загнал не только ее, но и себя и ту женщину, с которой… Об этом лучше не думать, приказала себе Дейзи. Спать с ним в одной постели она больше не может. Придется забыть о сексуальных удовольствиях. Трудно, хотя ей это не впервые приходится делать. Другие мужчины ее не возбуждают, но сейчас и об этом нельзя думать. Если Филипп сам начнет разговор, она ему выскажет все. И вообще, раз он заварил всю эту кашу, пусть ее и расхлебывает!

Дейзи вдруг разозлилась, и ей стало легче.

Все, хватит об этом! Котенок накормлен, завтрак готов, пора будить сына и собирать его в школу. Надо держать себя в руках! Контролировать свои действия было несложно, пока не появился Филипп. Стоило ему присоединиться к ним за столом, как с Дейзи стало твориться что-то невероятное. Она краснела, бледнела, старалась не смотреть в его сторону, словно чувствовала за собой вину. Какую вину, за что?

Надо снова разозлиться! – приказала она себе и в упор посмотрела на Филиппа. Вид у него был как всегда невозмутимый, но его необычная молчаливость и безучастное поведение за столом позволили Дейзи догадаться, что мыслями он далеко отсюда. Она обратила внимание, что и Эндрю сегодня как будто более сонный, чем обычно по утрам. Или ей кажется?

– С тобой все в порядке? – спросила она у сына.

Тот кивнул.

– Тогда быстрее доедай, вы можете опоздать в школу.

Звонок у входной двери вывел Филиппа из задумчивости.

– Забыл сказать, – обратился он к Дейзи, вставшей из-за стола, чтобы открыть дверь. – Я договорился с миссис Гибсон, что сегодня она захватит Эндрю в школу. Я не успеваю. – Он привлек мальчика к себе. – Мне срочно надо уехать на несколько дней, – сообщил он ему и Дейзи. Я позвоню из Сиэтла вечером. Пошли, малыш, я провожу тебя до машины, – предложил Филипп, когда Эндрю взял свой ранец и ланч-бокс. – Я сейчас вернусь и все тебе объясню, – сказал он деловым тоном, взглянув на Дейзи. В дверь позвонили еще раз. – Пошли, а то вы с Джонни сегодня и впрямь опоздаете, – заторопился Филипп.

– Можешь ничего не объяснять мне, – ответила Дейзи с видом полного безразличия, убирая со стола грязную посуду и складывая ее в раковину. – Ты не обязан отчитываться передо мной. Желаю тебе счастливой поездки, – сказала она, не глядя на Филиппа и потому не заметив его удивленно-вопросительного взгляда.

Вернувшись, он уже не застал Дейзи на кухне.

Времени до рейса, которым он должен был лететь в Сиэтл, оставалось в обрез. Филипп бросился к ее кабинету, но дверь была заперта на ключ. Он постучал.

– Дейзи! – крикнул он и прислушался.

Ответа не последовало. Посмотрев на часы, Филипп зашел в свой кабинет, написал Дейзи записку, повесил на плечо спортивную сумку и спустился вниз. Записку он положил на кухонный стол, прижав ее уголок тяжелой вазой для фруктов.

Затаив дыхание, Дейзи сидела в своем кабинете. Она слышала стук в дверь, голос Филиппа, звавший ее, и чуть позже шум отъезжающей машины. Уехал! Она перевела дыхание. Так намного лучше. Какой смысл выяснять отношения, которых между ними нет? За время его поездки она успеет переделать верхние комнаты так, чтобы у них с Филиппом были раздельные спальни. Для этого придется воспользоваться услугами фирмы в Кливленде.

Можно, конечно, нанять тех же местных рабочих, которые занимались переустройством комнат на втором этаже после их возвращения сюда, чтобы сделать для новобрачных большую спальню. Но тогда всем в поселке станет об этом известно. Афишировать, мягко выражаясь, странности своей семейной жизни Дейзи не собиралась.

Напряжение, в котором она пребывала все утро, сменилось приступом слабости. Надо выпить кофе и заняться делами, приказала себе Дейзи, выходя из кабинета. На кухонном столе ее ждала записка Филиппа. Листок был явно второпях вырван из блокнота, о чем свидетельствовал неровный верхний край. Размашистым почерком на нем была написана одна фраза:

«Боюсь, ты оказалась права в главном! Ф.».

Что хотел он сказать этой запиской, Дейзи поняла сразу. В их споре, может ли семья быть счастливой, если между родителями нет настоящей любви, победила она. Чуть больше месяца понадобилось Филиппу, чтобы понять это. Дейзи не испытывала торжества, ею овладело глубокое безразличие. К чему нужно было затевать всю эту карусель с женитьбой, тупо думала она, соблазнять ее, добиваясь от нее согласия? Боли она не ощущала, в душе воцарилась пустота.

10

После холодного марта апрель с первых дней принес в озерный край долгожданное тепло, и наконец здесь тоже все зазеленело, налилось бутонами, которые раскрывались, являя миру чудо – рождение цветка. Дейзи каждый год с нетерпением ждала чудесных превращений на своих клумбах. В этом году из-за неожиданного вторжения Филиппа Тарсена в ее жизнь она пропустила этот момент. В конце апреля одновременно цвели примулы, нарциссы, тюльпаны. Ранние пионы клонились под тяжестью бордовых пышных головок, набрали бутоны кустовые розы, рядом с кухонной дверью благоухал китайский жасмин.

Дейзи вышла в сад, убегая от духоты в доме и надеясь восстановить душевное равновесие.

Здесь все цвело и радовало глаз, но не могло заполнить пустоту, образовавшуюся в ее душе после отъезда Филиппа. В этот ранний час даже в саду было жарко. Укрывшись от палящего солнца под навесом террасы с западной стороны дома, Дейзи решила, что по всем признакам к вечеру разразится гроза. Запрокинув голову на спинку кресла-качалки, она взглянула на небо и зажмурилась. Такой же интенсивной голубизной поражало ее небо в Лос-Анджелесе. Сейчас она готова была признаться самой себе, что неделя, проведенная вдвоем с Филиппом в Лос-Анджелесе, была самой прекрасной в ее жизни.

Семь дней они почти не расставались, семь дней, заполненных яркими впечатлениями, сменяющими друг друга с калейдоскопической быстротой. О ночах Дейзи приказала себе не вспоминать. Но память услужливо, как опытный садист, выбрала из всех ночей воспоминание о той ночи, когда они вернулись в свой отель из казино. Филипп выполнил свое обещание компенсировать ей в постели проигрыш. Нет, лучше не вспоминать всего того, чем они тогда занимались. Это было похоже на безумие. Дейзи даже сейчас испытывала головокружение, вспоминая ласкающие руки Филиппа на своем теле. Почему-то запомнилась легкая штора в проеме открытой балконной двери – свежий ночной ветерок раздувал ее как парус – и хор цикад. Филипп спал, а ей не спалось. Полная луна забрела на их сторону, щедро залив комнату призрачным светом. Филипп забеспокоился во сне, что-то пробормотал, потом лег на бок, спиной к окну, и Дейзи услышала его ровное дыхание. Она стала разглядывать его лицо, хотя и во сне оно сохраняло непроницаемое выражение. По движению зрачков под веками Дейзи догадалась, что Филипп видит сон. Если бы существовала такая возможность, она бы не отказалась проникнуть в его сон. Хотя бы для того, чтобы получше узнать его. Стоило ей тогда подумать об этом, как губы Филиппа четко произнесли ее прежнее имя – Марша.

О чем она думала тогда, какие чувства испытывала, Дейзи вспомнить не смогла. Только голова сильно разболелась. Давно у нее не было приступов мигрени. Поспешно скрывшись в доме, она поднялась в спальню, задернула окна плотными гардинами, приняла лекарство и легла поверх покрывала с холодным компрессом на лбу. Стоило ей закрыть глаза, и она вновь увидела, как тонет раскаленный солнечный диск в океане. Они сидели на балконе своего номера в приморском отеле, который решил снять на одну ночь Филипп, узнав, что ей никогда не приходилось видеть заход солнца на море. Зрелище поистине было грандиозным. Они просидели на балконе до самой темноты в молчании. Да, в молчании, это Дейзи хорошо помнила. Помнила, как приятно было молчать рядом с Филиппом, чувствуя на своей талии его теплую руку.

В одном из своих романов она вложила в уста героини фразу о том, что настоящая любовь не нуждается в красивых словах. Почему она сейчас вспомнила об этом? Дейзи задумалась, можно ли было назвать их отношения с Филиппом любовью? Нет, конечно. Для нее любовь – это прежде всего доверие, уважение, взаимная поддержка.

У них с Филиппом нет ни первого, ни второго, ни третьего. Есть только секс. Для мужчины, возможно, этого достаточно в браке, но только не для нее. Она вспомнила, с каким откровенным презрением Филипп относится к ее романам. Если честно, она тоже была невысокого мнения о детективах Тарсена, но никогда его не высказывала.

Правда, Филиппу не приходило в голову поинтересоваться ее мнением. А вот если бы он спросил, ей было бы что ему сказать. Все его детективы строятся по одной и той же схеме. Меняются имена, географические названия, но содержание остается прежним: серийный герой, секретный агент, выполняя спецзадание, попадает в сложные ситуации. В конце романа он, преодолев все трудности, возвращается на родину, докладывает начальству, что задание выполнено, и до следующего задания, то есть романа, превращается в скромного жителя мегаполиса. Ни соседи, ни друзья, с которыми он иногда проводит вечерок в кафе, не подозревают о его героической деятельности. Самое надуманное, что ни в одном из романов Тарсена у героя нет ни жены, ни невесты, ни хотя бы любовницы. Аскет-подвижник!

А действительно, задумалась Дейзи, почему Филипп лишил своего героя даже родственников? На всякий случай? Чтобы не догадались, чем он зарабатывает на жизнь? Дейзи фыркнула от сдерживаемого смеха. Предположим, родных у героя нет, потому что сам Тарсен сирота. Но Филипп не аскет и никогда им не был. Из рассказа Линды следует, что он опытный ловелас. Эмили Маклинн, совсем напротив, считает своего приемного сына однолюбом. А этот однолюб на ее глазах женился на женщине, которую не любит! Чтобы через месяц умчатся по зову той единственной, которую он, возможно, действительно любит. Дейзи может подтвердить, что Филипп восхитительный любовник. Правда, сравнить его не с кем, других мужчин в ее жизни не было.

Дейзи сняла со лба нагревшийся компресс.

Острая боль прошла, но голова по-прежнему оставалась тяжелой. Пора приниматься за дела, скоро Энди вернется из школы. Мысль о сыне оказала на нее благотворное воздействие. Она встала с постели, подошла к окну и раздвинула гардины. Голубизну неба теперь скрывали низкие свинцовые тучи, хотя где-то еще пробивались лучи солнца, окрашивая их по краям в тревожный желтый цвет. Воздух и все вокруг застыло в неподвижности.

Хорошо бы Молли успела привезти мальчиков из школы до грозы, думала Дейзи, спускаясь по лестнице. Словно в ответ на ее пожелание, раздался звонок в дверь. Молли даже из машины не стала выходить.

– Дейзи, принимай сына, а мне, извини, еще надо успеть за мужем заехать до грозы. Смотри, что творится наверху! – крикнула она в открытое окно машины, когда Дейзи открыла входную дверь. – Похоже, к нам приближается ураган. Господи, спаси и сохрани! – Молли включила зажигание и умчалась на своей старенькой машине, Эндрю едва успел войти в дом, как все вокруг пришло в движение: раскачивались верхушки деревьев, клонились к земле цветы и травы, пыль на дороге взлетала вверх, закручиваясь спиралью. Это задул усиливающийся с каждой минутой ветер, вестник приближающегося урагана. Понадобились совместные усилия матери и сына, чтобы, преодолевая силу ветра, закрыть входную дверь.

Мысль о Джонни, уехавшим вместе с матерью в церковь за отцом, не давала покоя Дейзи, пока она готовила еду. Почему она не догадалась оставить мальчика у себя?! Молли столько раз приходила ей на помощь! Упрекая себя в эгоизме, Дейзи кормила Энди на кухне и прислушивалась к тому, что происходит за стенами дома.

Ветер гудел, набирая мощь, услышать за его гулом шум проезжающей мимо соседской машины было невозможно. Если бы Филипп не уехал рано утром, он не позволил бы Молли рисковать собой и Джонни. Она была уверена, что Филипп сам отправился бы в церковь, чтобы позаботиться о мистере Гибсоне. Интересно, успел его самолет приземлиться в Сиэтле до того, как началась эта природная заварушка?

Ураган был на подходе, его можно было услышать. Грохот, скрежет, завывание сливались в мощном хоре восставших сил природы. У Дейзи возникли тревожные сомнения в их с Эндрю безопасности. Дом старый, выдержит ли? На всякий случай она увела сына из кухни в гостиную, казавшуюся ей самым безопасным в доме местом.

Мальчик занялся новым конструктором, который купил ему на днях отец. Он вел себя на удивление спокойно, вопросов не задавал, только иногда внимательно поглядывал на мать, которая первым делом отключила в доме все электроприборы и теперь пыталась дозвониться соседям.

Короткая молитва, которую произнесла Молли, захлопывая дверцу машины, звучала в голове Дейзи. «Господи, спаси и сохрани»! В телефонной трубке можно было расслышать далекие прерывистые гудки, обрывки чьих-то разговоров, потом раздался оглушительный грохот и в трубке все смолкло. Дейзи не знала, что произошло на самом деле. Она почувствовала, как дрогнул дом, увидела на потолке гигантскую трещину, из которой посыпалась труха. В панике она схватила Эндрю на руки, рухнула вместе с ним на диван, прикрыв сына телом, и перестала дышать, ожидая самого страшного. Минуты, пока ревел и бесчинствовал ураган, показались ей вечностью. Внезапно наступила полная тишина, в которой чуть позже зазвучала монотонная мелодия дождя.

Дом устоял, решила Дейзи, поднимая голову, чтобы взглянуть на потолок, но жить в нем теперь опасно. Из трещины продолжала сыпаться древесная труха. Эндрю попросил выпустить его, так как ему стало нечем дышать. Дейзи осторожно поднялась с дивана, лихорадочно соображая, что делать дальше.

– Сынок, мы сейчас пойдем собирать вещи, – медленно произнесла Дейзи, беря его за руку, чтобы вывести из гостиной. Главное, не напугать Эндрю, твердила она себе, выходя с ним в коридор. Кажется, инстинкт меня не подвел, подумала Дейзи, с ужасом глядя на то место, где была кухня. Теперь самое безопасное место на улице, поняла она и побежала к выходу, увлекая с собой Эндрю.

Масштабы разрушений, причиненных ураганом, поражали воображение. Улица была перегорожена стволами деревьев, груды веток валялись повсюду. Теперь стало понятно, что случилось с их домом и почему перестал работать телефон.

Наверняка вырубилось электричество. К счастью, все произошло днем, дом был обесточен и пожар им не грозил, успокаивала себя Дейзи, с горечью взирая на дерево и столб, которые, рухнув, пробили крышу над той частью дома, где находились кухня и столовая. Единственной угрозой для остального дома может стать утечка газа, сообразила Дейзи. Крепче сжав ручонку сына, она пошла к дому соседей. Сначала необходимо проверить, как обстоят дела у них.

Автомобильный гудок заставил ее обернуться. В конце улицы ей удалось разглядеть Молли, которая спешила к ним, пробираясь между завалами. Дейзи почувствовала огромное облегчение. Значит, они живы.

– Мы переждали ураган в церкви! – крикнула соседка. – Муж сказал, что там безопаснее. – Извини, что заставила тебя беспокоиться о нас. Мы не успели позвонить тебе до аварии на линии.

– Вот она, эта авария. – Дейзи показала рукой на столб с оборванными проводами, придавленный старым тополем к груде из различного рода обломков.

Улыбка сползла с лица Молли, глаза округлились от ужаса.

– Вам нельзя там оставаться, – заявила она, поскольку всегда быстро принимала решения. – Проверим, в каком состоянии наш дом, а потом решим, как жить дальше. Главное, что жизнь продолжается! – с оптимизмом воскликнула она, погладив Эндрю по головке. Но Дейзи заметила в ее глазах сверкнувшие слезы.

– Мне надо забрать хотя бы самое необходимое. Кто знает, сколько еще продержится дом.

На потолке в гостиной большая трещина, оттуда что-то сыплется.

Молли несколько секунд смотрела на нее, потом забрала у нее руку Эндрю.

– Иди, только быстро, Дейзи. Умоляю, будь осторожна! – крикнула она вслед.

Дом соседей совсем не пострадал, и до наступления темноты в него удалось перенести все самое ценное из дома Дейзи. Помогли спасатели, прилетевшие на вертолете. Они же отключили газ в ее аварийном доме, ликвидировали завалы из деревьев на улице, восстановили связь с внешним миром и снабжение электроэнергией. Жизнь и впрямь продолжается, думала Дейзи, сидя в кресле перед телевизором. После всего, что ей пришлось пережить за день, на нее навалилась безмерная усталость. Когда Молли предложила узнать последние новости, она согласилась, но мысли, бродившие в голове, мешали ей сосредоточиться на том, о чем говорил диктор с телеэкрана.

– Каким рейсом летел Филипп в Сиэтл? – вывела ее из глубокой задумчивости Молли.

Дейзи растерялась, признаться, что ей неизвестно, каким рейсом полетел ее муж, было стыдно.

– А в чем дело? – насторожившись, спросила она.

– Ты не слышала? Самолет, направлявшийся утром в Сиэтл, потерпел аварию. Если я правильно поняла, он попал в грозовую зону.

Минуту назад Дейзи считала, что большего несчастья, чем потеря дома, на сегодняшний день быть не может. После слов Молли она похолодела, глядя на соседку остановившимся взглядом. Видимо, отключился и слух, потому что, когда к Дейзи вернулась способность видеть и слышать, вокруг ее кресла стояли все обитатели дома, включая детей.

– Что со мной? – еле слышно спросила она и вспомнила: Филипп! – Он жив? – Дейзи схватила Молли за руки. – Скажи, он жив? – Рыдания подступили к горлу, и не было сил сдержать их.

– Марк, уведи детей и вызови врача, – попросила Молли мужа. – Дейзи нужна помощь.

– Не плачь, ма. – Эндрю взял руку Дейзи. – Папа обещал вечером позвонить, а он всегда выполняет свои обещания. – Спокойная уверенность, прозвучавшая в голосе ребенка, подействовала на Дейзи лучше любого успокоительного лекарства.

– Ты прав, Энди. Что бы я без тебя делала?! Дейзи смотрела на сына сквозь слезы, впервые осознав, что Эндрю точная копия Филиппа. Она вспомнила Эмили, которая говорила ей об этом.

Она еще тогда подчеркнула, что похожи они не только внешне.

Эндрю улыбнулся матери, продолжая держать ее руку, и перевел взгляд на Молли.

– Мы будем ждать, – серьезно сказал он.

Молли успела привыкнуть к рассудительности Эндрю, но сейчас растерялась даже она. Выручил ее, как всегда, муж. Он не стал выполнять распоряжения жены, а просто приготовил для взрослых чай, а детям молоко с медом. Телевизор не выключали, чтобы не пропустить дополнительной информации об аварии самолета, летевшего в тог день из Кливленда в Сиэтл.

Шло время, но информация не поступала и не звонил телефон Джонни сдался быстро, и Марк пошел укладывать его спать. Эндрю лечь спать отказался, несмотря на все уговоры. Молли смотрела на мальчика с нескрываемым состраданием. Дейзи мучилась сомнениями, не зная, удобно ли позвонить Эмили Маклинн. Ей могло быть известно, прилетел Филипп в Сиэтл или… Нет-нет, Эмили могла не знать, что Филипп умчался к любовнице, уверяла себя Дейзи, опасаясь узнать самое страшное. Страх за Филиппа буквально парализовал ее. Сидя на диване между сыном и Молли, она мысленно поклялась, что готова примириться с присутствием в его жизни другой женщины, лишь бы он остался живым и невредимым.

Телефон зазвонил, когда Дейзи осталась в гостиной одна. Эндрю осторожно перенесли в гостевую комнату и уложили на большую кровать, после того как он уснул, привалившись к матери, на диване. Уставшие супруги Гибсон удалились в свою спальню, посоветовав Дейзи тоже лечь спать. Она и в самом деле задремала, уронив голову на спинку дивана. Раздавшийся телефонный звонок вызвал у нее сильное сердцебиение. Дрожащей рукой она подняла трубку.

– Алло?

– Дейзи? Почему ты у соседей в столь поздний час? – Голос Филиппа доносился издалека, но это был его голос!

От волнения Дейзи ничего не смогла произнести.

– Что-то случилось с домом? Ураган? – вопрошал Филипп, теряя терпение. – Почему ты молчишь? Дейзи, ты слышишь меня? Скажи хоть что-нибудь!

– Я люблю тебя! – вырвалось у нее одновременно с рыданиями. Слезы катились по лицу и капали в трубку.

– Повтори, что ты сказала, я ничего не понял! – закричал на другом конце Филипп. – Ты плачешь? – догадался он. – Извини, что заставил тебя поволноваться. Днем линия не работала, а вечером я повез Эмили в больницу. Только недавно вернулся и стал звонить вам, но там никто не отвечал. Потом догадался отыскать телефон соседей. Энди уже спит?

– Да! – крикнула в трубку Дейзи, сумев справиться с истерикой. – Он долго продержался в ожидании твоего звонка. Что с Эмили?

– Она тяжело больна, – помолчав, ответил Филипп.

– Если тебе нужна помощь, то мы с Энди могли бы прилететь… – Она не договорила, вспомнив про утреннюю аварию самолета. – Нет, лучше мы приедем к тебе на автобусе, поправилась Дейзи. – Нам ведь жить теперь негде. После разрушений, причиненных ураганом, дом пришел в аварийное состояние. Часть вещей мы перенесли в дом Гибсонов.

– Представляю, что вам пришлось пережить во время урагана! Но я еще раньше хотел просить тебя приехать… Как только добрался сюда.

Нам надо с тобой поговорить.

– Понимаю, – упавшим голосом сказала Дейзи – мрачный тон мужа не предвещал ничего хорошего. – Мы приедем завтра к вечеру, полагаю. – Она изо всех сил старалась говорить спокойно, только на последнем слове голос у нее дрогнул.

Лучше всего думается в дороге, когда высокие спинки рейсовых автобусов скрывают от посторонних взглядов твое лицо. Энди сидел возле окна. Он был в отличном настроении, ведь они ехали к его отцу, в дом, который ему очень понравился. Вопреки опасениям взрослых потрясения предыдущего дня никак не отразились на его психике. Он с любопытством смотрел на мелькавшие за окном картины, иногда делился впечатлениями с матерью.

Дейзи сидела с закрытыми глазами, продумывая предстоящий разговор с Филиппом. Хорошо, что помехи на линии помешали ему расслышать ее признание в любви, которое поставило бы обоих в неловкое положение. Она бы никогда не сказала ему такой глупости, если бы не то нервное напряжение, в котором она пребывала все последние дни, особенно накануне.

Скорее всего, Филипп заговорит о разводе.

Разумеется, он получит ее согласие, на это у нее гордости хватит. Правда, возникнет проблема, где им с Энди жить, пока будут ремонтировать их дом.

Дейзи старалась думать о чем угодно, лишь бы заглушить сердечную боль. Сейчас она уже понимала, что совершила большую глупость. Отказавшись от страстного любовника, она потеряла заботливого мужа. Допустим, он не нравится ей как писатель, но это не мешает ей любить его как мужчину и уважать за человеческие качества. Достаточно вспомнить, сколько сделал он в свое время для Линды. И чем она ему отплатила? Бросила, когда нашла кого-то побогаче и поперспективнее.

Расчетливая стерва! – помянула Дейзи бывшую подругу. Все могло бы сложиться иначе, если бы семь лет назад та не вмешалась в их отношения с Филиппом. Дейзи разозлилась, осознав, кто главный виновник всех ее несчастий. Попадись ей сейчас эта Линда, она бы ей… Господи, да что она могла бы сделать?! Обвинить в расчетливости?

Единственное, на что Дейзи считала себя способной, так это вывести ее в своем романе в качестве отрицательной героини, которую так и будут звать Линдой. Кстати, «Расчетливая стерва» – неплохое название для романа, подумала Дейзи.

– А папа нас будет встречать? – в очередной раз спросил у нее Эндрю.

– Будет, – ответила Дейзи ровным голосом автоответчика, думая о новом романе. Увидев обиженный взгляд сына, Дейзи погладила его по голове. – Извини, я просто задумалась. Папа обещал встретить нас, а свои обещания, как ты справедливо заметил вчера, он всегда выполняет. Надеюсь, ты по-прежнему так считаешь? – Дейзи внимательно смотрела на мальчика и думала, каким потрясением станет для него ее развод с Филиппом. Но что теперь можно сделать?

Как ей вернуть прежнего Филиппа?

– Я так считаю, – серьезно сказал Эндрю, как всегда подумав, прежде чем ответить. Потом весело засмеялся, глядя на мать.

– Чему ты смеешься? – спросила Дейзи, в ответ невольно улыбнувшись.

Эндрю неопределенно пожал плечами, видимо не знал, как выразить словами то, что с ним происходит.

– Мы с папой никогда больше не расстанемся, – твердо сказал он и, решив, что тема исчерпана, снова стал смотреть в окно.

Мне бы твою уверенность, подумала Дейзи, тяжело вздохнув Помочь ей сохранить мужа и отца могла бы Эмили, вдруг сообразила она. Да, как только приемной матери Филиппа станет лучше, она расскажет ей всю правду и попросит помощи!

В Сиэтле Дейзи услышала от Филиппа, что Эмили скончалась ночью во сне. Рухнула ее последняя надежда на помощь. Отчаяние, сострадание и сочувствие Филиппу, на которого было страшно смотреть, смешались в душе Дейзи.

– Но почему так внезапно?! – воскликнула она с искренней болью в голосе.

– Она давно заболела, – ответил через силу Филипп, – просто я не знал. Она скрывала свою болезнь от всех, чтобы не огорчать раньше времени.

Поручив Саймону Фрэзеру заботу о жене и сыне, Филипп с головой погрузился в организацию похорон. Эмили была для него больше чем приемная мать. Он считал ее самым преданным и надежным другом, самым умным советчиком и просто тем огоньком в ночи, который не дает путнику сбиться с дороги. У него больше никого нет, кроме сына. Теперь он будет жить только ради Энди. Пусть Дейзи отвергает его чувства и у них не получилось настоящей семьи, но с мальчиком, которому нужен отец, он не позволит себя разлучить!

В день похорон Эмили с утра зарядил дождь, а к тому времени, когда после отпевания в церкви нужно было выносить гроб, разразился ливневым потоком. Пришлось переждать. Дейзи старалась все время быть рядом с Филиппом. Ее пугало его состояние: бледное лицо, отрешенность и молчаливость – все это свидетельствовало о сильном душевном потрясении. Она вспомнила, что Эмили говорила ей, будто Филиппу в свое время приходилось обращаться за помощью к психиатру. Почему она так невнимательно слушала тогда ее?! Кажется, это каким-то образом было связано с гибелью ее родителей. Возможно, он ничего ей не рассказал об этом, потому что не хотел ворошить прошлое, заново переживать то, что причинило ему страдания?

После короткого ливня погода резко изменилась. Небо стало высоким и синим, засияло солнце. Под его лучами вспыхивали капли дождевой влаги на траве и цветах, словно кто-то рассыпал на кладбище прозрачные драгоценные камни. Или это застывшие слезы тех, кто оплакивал здесь утрату близких и друзей, думала Дейзи, прислушиваясь к тому, что говорил над гробом священник. Она стояла чуть позади Филиппа.

Проводить Эмили Маклинн пришло много людей. Возможно, пришла и та женщина, которую любит ее муж. Дейзи осторожно поглядывала из-под темной траурной вуали на лица людей, подходивших проститься к гробу. Ее внимание привлек высокий крепкий старик, который и в старости сохранял прямую осанку и мужскую красоту.

Он прощался особенно долго. Дейзи показалось, что у него шевелятся губы, словно он вел разговор с покойной. На крышку гроба старик положил большую белую розу и отошел. Теперь наступила ее очередь, потому что следующим был Филипп. Так сложилось, что Дейзи не пришлось хоронить родителей, чьи останки так и лежат где-то в земле Ливана. Она чувствовала почти детский страх, подходя к гробу. Нарочито медленным движением она положила рядом с белой розой старика красную розу и так же медленно вернулась на свое место.

Когда все закончилось, люди стали подходить к Филиппу, чтобы выразить сочувствие и попрощаться, после чего в одиночку и группами направлялись к воротам. Кладбище почти опустело, когда к Филиппу подошел старик и что-то тихо сказал ему. Они обнялись. Дейзи стояла в стороне, считая неудобным изображать из себя близкую родственницу. Старик заинтриговал ее всерьез. Кем был этот человек для Эмили? Почему Филипп обнял его, хотя наверняка видит впервые. Плечи Филиппа вздрагивали, а по лицу старика, который был выше него ростом, катились слезы. Что происходит? Дейзи похвалила себя, что оставила Энди дома. Неизвестно, как бы он среагировал на плачущего отца.

Она решительно подошла к мужчинам.

– Я вам не помешаю?

Филипп оторвал голову от плеча старика.

Лицо его утратило сходство с трагической маской и теперь показалось ей просветленным.

– Познакомьтесь, моя жена Дейзи, – представил ее старику Филипп. – Дейзи, познакомься с Нилом Дэнси. Эмили всю жизнь любила только этого мужчину, женой которого когда-то стать отказалась.

Господи, какая трагедия! – подумала Дейзи, слышавшая эту историю от самой Эмили.

Но услышать и увидеть совершенно разные вещи.

Глядя на состарившегося, но еще привлекательного возлюбленного Эмили, она пришла в ужас.

Неужели ей уготовано судьбой тоже страдать в одиночестве и всю жизнь сожалеть об утраченном счастье?

– Я знаю от нее, что Эмили жалела о своем отказе всю жизнь, – сказала Дейзи.

– Любите друг друга и будьте счастливы! Голос Дэнси слегка дрогнул на последнем слове. – Прощайте, – сказал он, кивнув головой, и пошел, но не к выходу, а в глубь кладбища.

– Год назад он похоронил здесь свою жену, – пояснил Филипп, обнимая Дейзи за плечи. – Ты не находишь, что Нил и Эмили в чем-то похожи?

– В чем ты видишь сходство? – удивленно спросила она.

– Странно, что ты не поняла. Оба одинаково гордые. Гордость помешала Нилу сделать вторую попытку, а Эмили – признаться, ему, когда осознала, что любит его.

– Я спрашивала Эмили, почему она этого не сделала.

– И что она ответила? – Филипп даже остановился, чтобы видеть лицо Дейзи.

– Что было уже поздно – Нил успел жениться на другой.

– Извини, но Эмили солгала тебе. Она была слишком гордой, очень несчастной, и я любил ее больше всех на свете. Надеюсь, история моей приемной матери послужит для тебя уроком, – Что ты хочешь сказать? – насторожилась Дейзи, затаив дыхание в ожидании ответа.

– А то, что признаться в любви никогда не бывает поздно! Раз ты меня любишь, то перестань валять дурака! Энди должен жить в семье, где родители любят не только его, но и друг друга.

– Кто сказал, что я тебя люблю? – Дейзи запнулась на последнем слове, недоверчиво косясь на мужа.

– Ты сама. Вчера. По телефону. – Филипп задумчиво смотрел на нее.

– Ты же не слышал, на линии были помехи.

Ты сам так сказал, – запальчиво возразила Дейзи, не сразу поняв, что выдала себя.

– Я солгал, – признался Филипп с лукавой усмешкой.

– Господи! Какой кошмарный фильм! Так изуродовать мой роман! – возмущалась Дейзи в номере отеля, куда они вернулись с Филиппом после просмотра.

– По-моему, переживать больше надо мне.

Сделать из хорошего детектива непонятно что!

Зачем нужно было вставлять затянутые по времени любовные сцены? У зрителей создастся неверное представление о работе специального агента. Они подумают, что их деньги сотрудники секретной службы тратят исключительно на то, чтобы в местах, совершенно неподходящих для этого, развлекаться с экзотическими красавицами. – Он посмотрел на Дейзи, которая его, похоже, не слушала, переживая надругательство над ее романом, и в зеленых глазах его вспыхнул огонек. На третьем месяце беременности его жена похорошела настолько, что сегодня все мужчины, присутствовавшие на просмотре, включая нескольких звезд Голливуда, засматривались на нее.

А это свободное шелковое платье делает ее пополневшую фигуру еще более соблазнительной, думал Филипп. Сын спит в соседней комнате, за окном замирает жизнь мегаполиса, и в их распоряжении большая круглая постель. Он специально заказал тот же номер люкс; в котором они останавливались год назад, когда приезжали в Лос-Анджелес. Филипп сел рядом с Дейзи, привлек ее к себе и стал успокаивать. – Ты просто устала, – говорил он, поглаживая ее обнаженное плечо. – Завтра ты все увидишь в другом свете. Фильм и книга еще никогда не совпадали. Кстати, вся эта любовная линия такая бездарная!

Дейзи хотела возмутиться, но рука Филиппа уже лежала у нее на груди, а большим пальцем он дотрагивался до соска. Прием, который действовал на нее безотказно.

– Почему же ты сам не напишешь любовную историю своего героя? – слабеющим голосом спросила Дейзи. – А я, пожалуй, начну писать сказки для детей.

– Любовных историй я писать не стану, предпочитаю практику теории, – прошептал Филипп, захватывая губами мочку ее уха и расстегивая сзади молнию на платье. – Ты моя сказка, – сказал он, переходя от слов к делу.


Купить книгу "Запретам вопреки" Беллоу Ирен

home | my bookshelf | | Запретам вопреки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу