Book: Пойми себя



Пойми себя

Ирен БЕЛЛОУ

ПОЙМИ СЕБЯ

Купить книгу "Пойми себя" Беллоу Ирен

1

Бетти открыла дверцу холодильника, вынула помещенный в специальную пластиковую форму торт и поставила на кухонный стол. Сняв с контейнера прозрачную крышку, она несколько мгновений любовалась произведением своих рук.

Бетти Уинклесс, редактор популярного Нью-Йоркского журнала «Тауни» («Горожанин»), когда выпадало свободное время, очень любила испечь что-нибудь вкусное, сладкое, с избытком калорий. Она обожала разного рода торты и пирожные, тем более что употребление подобных деликатесов никак не отражалось на ее изящном телосложении. В свои двадцать девять лет Бетти была так же стройна, как в юности.

Почти весь нынешний уикенд она готовила этот торт, рецепт которого некогда изобрела лично и даже название придумала — «Каприз».

Бетти все сделала сама от начала до конца: испекла бисквитные коржи, один с добавкой молотого кофе, затем пропитала их коньяком, смазала собственноручно взбитым шоколадно-сливочным кремом и посыпала орехами. Верх своего кулинарного произведения Бетти украсила кремовыми завитками и коническими фигурками из подсушенного в печи безе.

Этот торт очень любил Майкл.

Вспомнив, с каким восторгом тот встречал ее появление с любимым лакомством на подносе, Бетти прикусила губу, сдерживая подступающие к глазам слезы.

Сегодня был день рождения Майкла, и Бетти уже третий раз отмечала эту дату без виновника торжества.

Собственно, она даже не знала, жив ли Майкл. Но, конечно, очень надеялась, что это так. И хотя прошло уже более двух лет со дня его исчезновения, сердце подсказывало Бетти: отчаиваться рано.

Майкл Эшбрук был единственным, сыном Джорджа Эшбрука, банкира с Уолл-стрит. Когда Джорджа разбил инсульт, Майкл стал фактическим управляющим делами банка. И только он мог понять то немногое, что был в состоянии произнести отец. Поэтому Майкл постоянно советовался с Джорджем, который не потерял ясности рассудка, хотя почти лишился способности самостоятельно передвигаться и говорить.

Особенно усилилась связь сына с отцом после трагической гибели Аманды Эшбрук — матери Майкла и жены Джорджа. Несчастье произошло в черный для Америки вторник — одиннадцатого сентября две тысячи первого года. У Аманды был собственный бизнес и офис в Центре международной торговли, и на беду, подобно сотням других пострадавших, она находилась в здании, когда в него врезался самолет.

Случилось это примерно за пять месяцев до того дня, когда загадочно сгинул Майкл.

Порой Бетти думала, что в каком-то смысле Аманде повезло, потому что ей не суждено было узнать о загадочном происшествии с сыном, и таким образом на ее долю выпало меньше переживаний. Аманда была сильной женщиной, однако в свое время ее потрясла внезапная болезнь любимого супруга. А если бы к этому прибавилась запутанная история, предшествовавшая бесследному исчезновению Майкла… Все вкупе могло сломать и более закаленного человека.

Грустно вздохнув, Бетти тряхнула головой, чтобы развеять хмурые мысли, затем подхватила торт и понесла в гостиную.

Там ее ждал Мэт, родной брат и одновременно давний, еще со студенческой скамьи, приятель Майкла. Сегодня Мэт прибыл один, так как его невеста Дженнифер уехала погостить к матери в Бостон.

Мэт и Майкл были ровесниками, обоим в этом году исполнилось тридцать пять. Только Мэту в марте, а Майклу…

А Майклу сегодня, подумала Бетти, изо всех сил удерживая на губах улыбку.

— О-о! — восхищенно протянул Мэт. — Вот это торт! Нынче, сестренка, ты превзошла самое себя. Только не великоват ли он для двоих?

Бетти поставила торт в центре накрытого для кофе стола и чуть смущенно улыбнулась.

— Да, есть немного. Понимаешь, подсознательно я рассчитывала на как минимум четверых. То есть на тебя с Дженнифер и на нас… — Слегка запнувшись, она продолжила:

— И на нас с Майклом. — Бетти взглянула на Мэта. — Только не подумай, что я окончательно повредилась вот здесь. — Она постучала пальцем по своему виску. — Разумеется, я не ждала, что именно сегодня Майкл вдруг примчится из голубой дали. Хотя, согласись, это было бы чертовски здорово, верно? Представь себе, неожиданно открывается дверь и входит Майкл!

По-видимому, описываемая картина так ярко вспыхнула в мозгу Бетти, что она даже покосилась на ведущую в коридор дверь, будто впрямь ожидая увидеть на пороге Майкла. Впрочем, подобное не представлялось чем-то невероятным, потому что у Майкла был ключ от этой квартиры.

Но, к сожалению, чуда не произошло. Дверь по-прежнему оставалась закрытой.

— Ох и задал бы я ему! — проворчал Мэт. — За то, что столько времени не подавал о себе весточки.

Мэт, пожалуй, был единственным из всех знавших Майкла, кто, как и Бетти, не верил, что тот погиб. И позиция брата придавала ей уверенности. По истечении стольких месяцев одиночества Бетти очень нуждалась в поддержке.

Потому что ее приятельницы давно уже твердили, что пора забыть былую любовь и начать жить заново.

— Пойми, жизнь продолжается, — говорила очередная подружка во время периодически возникающего разговора. — Нельзя ставить на себе крест. Ты молода, умна, красива. У тебя хорошая работа. И вообще, есть все для нормальной жизни. Так не лишай себя ее! Не ограничивай круг своего общения. Тебе нужно больше бывать на людях, знакомиться с парнями.

Авось кто-нибудь и затронет твое сердце.

На этом месте душеспасительной беседы Бетти обычно уходила в себя, словно устанавливая между собой и приятельницей незримый барьер.

Иными словами, все увещевания были впустую. Со временем Бетти начала избегать как подобных разговоров, так и тех, кто их заводил.

Тем приятнее ей было общаться с Мэтом, который ни разу не посоветовал забыть Майкла и окунуться в некое новое существование.

— Ладно, ты уж не напускайся на него слишком, когда он появится, — улыбнулась Бетти, отрезая большой кусок торта и протягивая его Мэту на тарелочке. — Мы ведь не знаем, почему Майкл не дает о себе знать. Мало ли бывало случаев, когда люди теряли память, или впадали в кому, или… — Ее голос дрогнул, и она умолкла. — И потом, должны быть очень веские причины для того, чтобы человек вдруг все бросил и удалился в неизвестном направлении.

— К тому же имея банк и зная, что больному отцу очень трудно им управлять, — хмуро добавил Мэт. — Разумеется, у мистера Эшбрука есть менеджеры, но… — Не договорив, он поближе придвинул тарелку и отломил ложечкой первый кусочек торта. — Ммм.., на вкус даже лучше, чем на вид. Плесни мне кофе, пожалуйста.

— Ох, прости, — спохватилась Бетти. — Тебе без сахара, или положить пару кусочков?

— Не нужно.

Наполнив чашку горячим ароматным напитком, Бетти поставила ее перед Мэтом.

— А помнишь, как ты нас познакомил?

— Еще бы! Мы с Майклом отправились поиграть в теннис, и он увидел тебя на корте.

Бетти мечтательно улыбнулась.

— Я тогда поспорила с Лу Спрингфилд, что выиграю у нее два сета кряду. И выиграла!

— А Майкл заставил меня остановиться и любовался тобой столько, что мне даже надоело ждать. Потом говорит: «Какая девушка! Вот бы разузнать про нее побольше».

— А ты что? — спросила Бетти, хотя знала всю историю наизусть.

— Я ответил что-то в том духе, что, мол, не вижу ничего особенного.

Бетти покачала головой.

— Брат называется!

— А что мне было говорить? — пожал Мэт плечами. — Я тебя с пеленок знаю. Кроме того, мне тоже хотелось поиграть. А Майкл, как на грех, стоит будто приклеенный. Насилу я его увел от вашего корта.

— Зато потом пригласил в свой загородный дом на пикник вместе с Дженнифер, со мной и другими гостями.

— Ну, это было уже через месяц, — заметил Мэт. — Просто я понял, что Майкл всерьез тобой заинтересовался. Каждый уикенд он тащил меня играть в теннис. Но на самом деле не столько играл, сколько искал тебя. И все повторялось снова. Как ты его тогда не заметила, для меня до сих пор загадка.

— А кто тебе это сказал? — лукаво усмехнулась Бетти, отбрасывая назад красивые светлые волосы. — Разумеется, заметила. Сначала тебя, а потом и симпатягу, который находился рядом с тобой. Только во время игры мне некогда было даже рукой помахать. Позже, приехав к тебе на пикник, я сразу узнала Майкла среди остальных твоих приятелей. Правда, тогда мне еще неизвестно было его имя.

— За этим дело не стало. Майкл как тебя увидел, так и вцепился мне в плечо. Первым его вопросом было — как мне удалось тебя разыскать. Без проблем, отвечаю, снял трубку и позвонил. Он стоит и только глазами хлопает. Не выдержал я, рассмеялся. А потом сказал, что ты моя сестра. Видела бы ты выражение его лица! — Мэт коротко хохотнул, затем кивнул на стоящую перед Бетти пустую тарелку. — А почему ты сама не ешь?

— Что? — не сразу поняла та. Погрузившись в приятные воспоминания, она совсем забыла, что в ее чашке остывает кофе. — А, ты про это…

Сейчас… — Она отрезала и положила себе кусочек торта. — Наверное, я и сама выглядела полной кретинкой, когда ты знакомил нас с Майклом. Увидев его вблизи, я разинула рот от удивления — таким красивым он мне показался.

Гораздо лучше, чем на расстоянии. Темные волосы и брови, высокие скулы, прямой римский нос. А когда он заговорил, то произвел еще большее впечатление. — Мэт усмехнулся. — Да, помнится, в Майкле вдруг проснулся дар красноречия. Прежде я даже не подозревал, что он способен так складно изъясняться. И никогда не видел его таким вдохновенным, хотя еще в студенческие годы мы не раз вместе волочились за девчонками.

Бетти подцепила ложечкой ломтик торта и несколько мгновений задумчиво разглядывала его. Было заметно, что ее мысли витают где-то вдалеке.

— Знаешь, наверное, это был классический случай любви с первого взгляда, — наконец произнесла она. — Позже Майкл признавался мне, что именно в тот день подумал как о чем-то совершенно естественном, что мы созданы друг для друга. — Бетти взглянула на Мэта. — Самое интересное, что и у меня тогда возникли подобные мысли. Вообще, в тот день мы были настолько увлечены друг другом, что вокруг нас будто возник вакуум. Во всяком случае, у меня были моменты, когда я не замечала никого, кроме Майкла, хотя, если не ошибаюсь, ты пригласил еще человек шесть. Точно помню, что были Боб Салливан и Феликс Закревски…

Мэт улыбнулся.

— Верно. И Боб приехал со своей тогдашней подругой. А остальных ты прежде не встречала.

Бетти наконец отправила в рот кусочек торта и запила его глотком изрядно остывшего кофе.

— Меня удивляет другое: как это мы не познакомились с Майклом раньше? Ведь до нашей встречи ты знал его несколько лет.

Мэт встал и наполнил кофе свою опустевшую чашку.

— Тот же вопрос задавал мне Майкл, — сказал он, усаживаясь на место.

— И что ты ему ответил?

— Ну, если бы мы с Майклом, скажем, вместе учились в школе, тогда он наверняка бы тебя знал. Но университет другое дело. Вдали от дома, и все такое… Кстати, я не делал секрета из того, что у меня есть сестра. Просто Майкл не обратил внимания на эту информацию. А вот когда увидел тебя, тут что-то и щелкнуло в его голове.

— В моей тоже. — Бетти откинулась на спинку стула. — И еще у меня твердо закрепилась ассоциация, что твой загородный дом — это место моего знакомства с Майклом. Поэтому мы так часто напрашивались к тебе в гости. — Она немного помолчала, потом улыбнулась. — Да, хорошее было время… А помнишь, как замечательно Майкл готовил телячьи отбивные? Они получались у него нежными, сочными. Даже в ресторане не всегда такие подадут. А свиные ребрышки на шампуре? Помнишь?

— О да! — подхватил Мэт. — По части приготовления мяса Майкл был мастер. Не то что мы все. Что мы умели? Поджарить над углями на решетке заранее купленные в супермаркете колбаски для барбекю? Вот и все кулинарные изыски. А Майкл — другое дело. Помнишь его любимую фразу? «Мясо — это по мужской части». До сих пор не пойму, откуда у него взялись подобные навыки? Насколько мне известно, в их семье всегда работал повар.

— Так в этом-то и заключается весь секрет!

Майкл рассказывал мне, что у них три года подряд служил повар-итальянец. Сам он тогда еще был мальчишкой, учился в старших классах. И вот как-то раз, когда дома никого не было, он забрел за чем-то на кухню и увидел, как лихо там орудует повар. С тех пор Майкл частенько — туда наведывался. Сначала просто поглядеть, а потом повар ему сказал, мол, что без толку сидишь, давай я тебя готовить научу, в жизни всегда пригодится. С его легкой руки Майкл и освоил несколько блюд.

— Что ж, похоже на правду. Потому что я не представляю, чтобы Майкла научила кулинарным премудростям его мать, Аманда. Не говоря уже об отце… Ну вот, ты снова хмуришься! Наверное, напрасно я упомянул про родителей Майкла.

Бетти натужно улыбнулась.

— Ты здесь ни при чем. Просто мне так жаль их всех — Джорджа, Аманду… Майкла. Их семью будто преследует злой рок.

Теперь помрачнел Мэт.

— Думаю, мистика здесь ни при чем.

Чутко уловив в его голосе интонации, показавшиеся ей странными, Бетти вскинула взгляд.

Ее сердце сжалось от смешанного чувства тревоги и надежды.

— Что ты хочешь этим сказать? Тебе что-то известно?

Однако Мэт лишь рукой махнул.

— Успокойся, я знаю не больше твоего. Но простая логика подсказывает, что исчезновение Майкла стало следствием череды предыдущих событий.

— Ты имеешь в виду…

— Все те странности, которыми была наполнена его жизнь до того дня, когда он исчез из своей больничной палаты. Я почти уверен, что загадка имеет прямое отношение к его бизнесу.

Бетти вздохнула.

— У меня тоже проскальзывали подобные мысли. Но… — Она на миг закрыла глаза рукой. — Ох, честно говоря, я не знаю, что и думать!

Майкл упоминал, что у него какие-то неприятности в банке.

Мэт кивнул.

— Он и мне это говорил.

— Правда?

— Я заметил, что Майкл как-то переменился. Часто задумывался, умолкал на полуслове, стал тревожным.., даже раздражительным. Я не мог тогда толком определить его состояние.

Поначалу мне казалось, что он слегка нервничает из-за вашего приближающегося бракосочетания. Я-то знал его отношение к свадьбам.

Бетти отпила глоток кофе.

— Нет, дело наверняка было в другом. Мы с Майклом заранее договорились, что не будем устраивать пышного торжества. Так, посидим с близкими друзьями в ресторане, а потом отправимся в свадебное путешествие.

— Да я и сам потом понял, что ошибся. В конце концов, Майкл не желторотый юнец и тебя он любил, с чего ему так волноваться? Однажды я не выдержал и прямо спросил, не случилось ли с ним чего. Майкл долго на меня смотрел, а потом сказал, что, кажется, угодил в грязную историю. Подробностей не сообщил и просил ни о чем не расспрашивать. Мол, лучше мне ничего не знать.

— Точь-в-точь и у нас был такой разговор! — воскликнула Бетти. — С той разницей, что в конце Майкл извинился передо мной за то, что нам придется отложить свадьбу. Ненадолго, так он сказал.

Мэт пристально взглянул на нее.

— А причину назвал?

— Да. Какие-то сложности в банке. Или с деловыми партнерами — я толком не поняла.

Майкл лишь объяснил, что хочет закончить все дела, перед тем как мы уладим брачные формальности и уедем отдыхать. — С губ Бетти вновь слетел вздох. — Он действительно стал не похож на себя самого. Однажды мне случилось быть по делам на Мэдисон-сквер, и я ненароком увидела его в ресторане «Харрис» за деловым ланчем с какими-то людьми. Представляешь, он меня даже не заметил! Один только Феликс кивнул мне — тоже довольно рассеянно — и вновь принялся слушать, о чем идет разговор за столом. Я не стала подходить, потому что в подобные моменты лучше не…

— Постой, — прервал ее Мэт. — Ты сказала — Феликс? Феликс Закревски?

— Ну да, — немного удивленно кивнула Бетти. — Он самый. А что?

Мэт встал из-за стола и принялся ходить по комнате.

— Ничего не понимаю… Феликс работает у меня. Какие дела могли связывать его с Майклом?

Бетти сморщила лоб, размышляя. Мэт владел радиоэлектронной компанией, а Феликс был там одним из менеджеров. К банковскому бизнесу его занятия не имели никакого отношения.

— Не знаю, — произнесла она наконец. — Может, Феликс оказался там так же случайно, как и я.

— Случайно сидел за столом во время делового ланча? — В тоне Мэта сквозила ирония. — Я знаю ресторан «Харрис». Это излюбленное место биржевиков и банкиров с Уолл-стрит.

Кухня там оставляет желать лучшего, зато атмосфера абсолютно деловая. Кстати, а ты сама зачем туда зашла?

— Просто перекусить. Пару раз Майкл приводил меня туда, ну я и заглянула по старой памяти. Как раз наступило время ланча, и почти все столики были заняты. Меня устроили в углу, далеко от того места, где находился Майкл.

Я быстро поела и отправилась дальше по своим делам.

Мэт вновь уселся за стол.

— А что за люди беседовали с Майклом?

Бетти на минутку задумалась, потом пожала плечами.

— Люди как люди. Точно не помню, но, кажется, их было трое. — Немного помедлив, она добавила:

— Не знаю, как объяснить, но у меня сложилось впечатление, что они иностранцы.

— Почему?

— Говорю же, сама не знаю. Что-то неуловимое. В манере одеваться, жестах… Ничего более определенного сказать не могу.



— Ладно, все это можно выяснить, — задумчиво произнес Мэт.

Несколько мгновений Бетти смотрела на него.

— Думаешь, те люди как-то связаны с покушением на Майкла?

— Как знать, как знать… — протянул Мэт. — Разумеется, я могу лишь строить предположения. Но если сопоставить факты… Взгляни сама: сначала Майкл говорит, что у него какие-то неприятности, связанные с бизнесом, потом его привлекают в качестве свидетеля по делу о финансовых махинациях неких фирм, среди которых — заметь! — были и иностранные, затем он дает показания в суде, но спустя некоторое время это прекращается, потому что его пытаются убить. — Мэт помолчал. — А сейчас ты говоришь, что видела Майкла за переговорами с какими-то людьми, которые показались тебе иностранцами. Для меня самое интересное то, что там находился Феликс.

— На днях он звонил мне, — вдруг произнесла Бетти.

Мэт быстро взглянул на нее.

— В самом деле? И что сказал?

— Так, ничего особенного… Обычный звонок вежливости. Спросил, как дела, как здоровье, то да се. Конечно, вспомнили Майкла и что в этом году ему должно было исполниться тридцать пять. — Она нахмурилась. — Это Феликс так выразился: «должно было». Он всегда упоминает о Майкле в прошедшем времени, будто о.., покойнике. — Последнее слово Бетти произнесла через силу. — Поэтому мне неприятно с ним говорить, и ту беседу я тоже постаралась сократить.

Мэт побарабанил пальцами по столу.

— Какие любопытные новости я сегодня узнаю от тебя. А что значит «всегда упоминает»?

Вы с Феликсом уже не впервые ведете подобные разговоры?

Бетти вновь пожала плечами.

— Периодически он звонит мне. Если не ошибаюсь, впервые это случилось примерно через месяц после исчезновения Майкла.

— А до того Феликс тебе звонил?

— Никогда.

— Очень, очень занятно… Ну и что он тогда сказал?

— Точно не помню, разговор был довольно пустой. В конце Феликс выразил мне соболезнование по поводу безвременной кончины Майкла.

Брови Мэта хмуро сошлись у переносицы.

— В самом деле? А почему он решил, что Майкла нет в живых?

— Я спросила его о том же, — подхватила Бетти. — Причем в довольно резкой форме. Он как будто сначала опешил, а потом стал распространяться о том, что тела, как известно, не нашли, однако, как это ни прискорбно, вряд ли есть надежда увидеть Майкла живым. Мол, в противном случае он давно дал бы о себе знать.

И если бы его похитили с целью получения выкупа, это тоже стало бы известно.

Повисла небольшая пауза, затем Мэт произнес со вздохом:

— В свое время мы с приятелями, как ты понимаешь, не раз обсуждали эту историю. И рассматривали разные варианты. Вначале все думали, что Майкл скоро объявится. Но уже через две недели количество оптимистов поубавилось. — Взглянув на Бетти, Мэт развел руками. — Увы, такова горькая правда. И их можно понять. Человеку трудно все время находиться в состоянии неопределенности, даже если речь идет о друге. — Он снова немного помолчал. Только одного я не пойму: зачем Феликсу понадобилось бередить твои душевные раны?

— Тогда я подумала, что он черствый или просто толстокожий человек, обругала его про себя кретином и решила не обращать внимания. Но спустя некоторое время Феликс позвонил вновь, потом еще и еще.

— И ты ничего мне не говорила! — покачал Мэт головой.

— Я не видела в этом ничего особенного. Мне даже пришло в голову, что таким образом Феликс пытается наладить со мной более тесный контакт. Он ведь давно поглядывал на меня с интересом, даже зная, что я встречаюсь с Майклом. А тут вдруг Майкл исчез…

— И Феликс поспешил застолбить участок, — усмехнулся Мэт. — Что ж, может быть. Только все равно в его действиях есть что-то странное. И потом, мы почти каждый день видимся в моем офисе, но я не припомню случая, чтобы Феликс расспрашивал о тебе, о твоей жизни и тому подобное. Вот Майкл в свое время просто уши мне прожужжал, рассказывая, какая ты замечательная!

Бетти улыбнулась.

— По-моему, я тоже злоупотребляла твоим терпением.

Мэт расплылся в ответной улыбке.

— Я не в обиде. Должны же вы были излить на кого-нибудь свои восторги по поводу друг друга.

— Спасибо тебе! — с чувством произнесла Бетти. — Без твоей моральной поддержки я… — Ее голос пресекся, и она прикусила губу, сдерживая слезы.

Мэт действительно очень помог ей, особенно в самый трудный период — первые полгода. Сейчас Бетти по-прежнему жила с тяжестью на сердце, но ее нынешнее состояние нельзя было даже сравнить с отчаянием первых месяцев.

Впрочем, на нее и сейчас еще накатывала порой черная тоска. И чтобы не оставаться с разъедающим душу чувством наедине, Бетти садилась в свой «даймлер» и ехала туда, где они прежде бывали с Майклом. Иногда она даже подъезжала к зданию на Уолл-стрит, где находился его банк. Вечером, в конце рабочего дня, там было очень оживленно. По тротуарам тек людской поток — молодые и не очень молодые бизнесмены спешили после трудов домой. К подъезду то и дело подкатывали лимузины с тонированными стеклами, чтобы принять в салон и тут же увезти очередного вершителя мировых судеб. Дамы и девушки в строгих деловых костюмах постукивали каблуками по асфальту и щурились на вечернее солнышко после многочасового бдения за компьютерным монитором.

Сидя за баранкой, Бетти пристально вглядывалась в лица прохожих, словно надеясь, что случится чудо и из человеческого ручья вдруг вынырнет тот единственный, из-за кого она лишилась покоя. Но все тщетно, Майкл так ни разу и не появился…

— Брось, Бетти, — сказал Мэт. — Тебе не за что меня благодарить. Я не сделал ничего особенного. Даже не смог раздобыть никакой информации о Майкле. Странно: был человек и словно сквозь землю провалился.

— А я сегодня утром разговаривала с отцом Майкла, — тихо произнесла Бетти.

— С Джорджем? — удивился Мэт. — Его состояние улучшилось?

Она покачала головой.

— Сиделка говорит, что пока все остается на прежнем уровне.

— Как же вы общались?

— Говорила в основном я, а Джордж больше слушал. Впрочем, он тоже произнес несколько фраз. Я с трудом вникла в их смысл. Все про Майкла, про то, что Джордж его ждет и надеется увидеть живым и невредимым.

— У старика тоже нет никаких сведений? спросил Мэт.

— Насколько я поняла, ему известно столько же, сколько и нам.

— Бедняга Джордж… Ему тяжелее всех.

Бетти закивала.

— Я тоже так думаю. Впрочем, тут и думать нечего, все очевидно.

— А ты никогда не пыталась выспросить у Джорджа подробности дела, по которому Майкл давал свидетельские показания?

Бетти задумалась.

— Мне как-то не пришло в голову завести с ним подобный разговор. А сам Джордж однажды сказал, что Майклу следовало быть более щепетильным при совершении некоторых сделок. Во всяком случае, я так поняла его.

— Ну да, с этим трудно спорить. Разумеется, старик прав. Я лишь надеялся, что Майкл больше делился с ним своими неприятностями, чем с тобой или со мной.

— Может, так оно и было, но Джордж по каким-то причинам не хочет этого показать.

— Что ж, ему виднее. Не исключено, что он опасается за свою жизнь. Возможно, ему известно нечто такое, о чем знал Майкл. А в него ведь стреляли.

Бетти на миг закрыла глаза.

— Ох, лучше не напоминай. Я стараюсь забыть о том кошмаре. Когда мне сказали, что Майкл ранен, я почему-то решила, что от меня скрывают правду и на самом деле случилось самое плохое. Только когда Майкл смог связаться со мной по своему мобильнику, я немного успокоилась. — Она горько усмехнулась. — Как показали дальнейшие события, напрасно. Потому что через неделю Майкл исчез. Несмотря на то что у двери его палаты круглосуточно дежурили полицейские.

— И медицинский персонал тоже не смог сообщить ничего определенного, — добавил Мэт.

— Или не захотел.

— Думаешь, в этом деле замешан кто-то из больничных работников?

Бетти провела рукой по лицу.

— Не знаю. Честно говоря, я сейчас стараюсь вообще ни о чем не думать. Просто живу… будто по инерции, и все.

Несколько мгновений Мэт пристально смотрел на нее. Потом обвел взглядом стол и спросил:

— У тебя не найдется минеральной воды?

— Кажется, есть в холодильнике. Сейчас принесу.

— Не нужно; я сам схожу.

Мэт отправился на кухню и вскоре вернулся с бутылкой воды и двумя бокалами. Наполнив их до половины, он придвинул один к Бетти.

Та механически кивнула.

— А знаешь что? — сказал Мэт усаживаясь. — У меня есть одна идея. Правда, не уверен, что ты воспримешь ее правильно.

Бетти усмехнулась.

— Какое длинное предисловие! Выкладывай, не заставляй меня волноваться, иначе я невесть что подумаю.

— Да? Ну ладно. Ты, кажется, что-то упоминала о скором отпуске?

Она кивнула.

— Через пару недель собираюсь отдохнуть.

— И уже решила где?

— Нет. Честно говоря, мне ничего не хочется.

— Чем же ты будешь заниматься?

— На диване валяться, книжки читать…

Мэт отпил несколько глотков воды.

— Замечательное времяпрепровождение. А не хочешь делать то же самое на моей новой вилле во Флориде?

В глазах Бетти промелькнуло удивление.

— Признаться, я как-то не думала об этом.

Разве там уже закончен ремонт?

Мэт хохотнул.

— Давно! Прошлым летом мы с Дженнифер чудесно там отдохнули. Знаешь, как называется вилла? Гибискус. Дженнифер нашла ее очаровательной. Место спокойное, море, рядом поселок, там есть несколько кафе, где можно неплохо поужинать, если захочется разнообразия.

И пляж там тоже хороший. А на вилле есть бассейн. Я велю его почистить к твоему приезду.

Весь дом в твоем распоряжении, мешать никто не будет.

Бетти задумчиво повертела в руке бокал.

— Я не собиралась никуда ехать…

— Вот это напрасно, — убежденно произнес Мэт. — Сама посуди, ну будешь ты день-деньской валяться в четырех стенах, которые к тому же знакомы тебе до мелочей. Вновь станешь изводить себя грустными мыслями. Что в этом хорошего? — Он обвел взглядом гостиную. — Здесь все будто пропитано тоской! Если хочешь знать мое мнение, тебе просто необходимо хотя бы на некоторое время сменить обстановку. Не станешь же ты остаток своих дней сидеть взаперти и горевать об утраченных возможностях.

Это по меньшей мере неконструктивно. Уверен, сам Майкл не одобрил бы подобного образа жизни.

Бетти улыбнулась, наблюдая за движением пузырьков воздуха в минеральной воде.

— Майкл любил жизнь и умел наслаждаться ею.

— Вот именно. Об этом я и толкую. Ты ничем ему не поможешь и не ускоришь его возвращения, существуя в добровольном заточении.

— Ты говоришь точь-в-точь как мой психолог, — негромко заметила Бетти.

— Вот видишь! — воодушевился Мэт. — Значит, я на правильном пути.

— Наверное. Не знаю… Просто твое предложение так неожиданно…

— Я не требую от тебя немедленного ответа.

Обдумай все как следует. По-моему, это неплохой вариант, но решать тебе. Потом скажешь мне по телефону, что надумала. Только очень не тяни, чтобы я успел дать необходимые распоряжения миссис Рэнсом.

— "Кому?

— Моей экономке. Она местная, живет в поселке, но ежедневно наведывается на виллу. Ты не обязана с ней встречаться, однако на всякий случай я сообщу тебе номер ее домашнего телефона.

— Хорошо. — Заметив радостный блеск в глазах Мэта, Бетти быстро добавила:

— Я еще ничего не решила!

Тот кивнул.

— Понимаю. И жду.

2

Странно, но после того, как Мэт уехал домой, Бетти едва ли не впервые за долгие месяцы спокойно провела ночь. Обычно ее мучила бессонница, из-за которой по утрам она вставала разбитой. Даже поездка на работу не способствовала выходу Бетти из этого состояния, и, прибыв в редакцию, она еще долго не могла сосредоточиться на делах.

Борясь с проблемой, она принимала снотворное. В каком-то смысле таблетки помогали, потому что Бетти засыпала, но тогда ее одолевали кошмары. В результате она пробуждалась в дурном настроении.

Особенно часто повторялся один болезненный сон. Бетти пешком поднималась по лестницам какого-то здания. Сначала идти было легко и даже приятно, но постепенно ситуация менялась. Бетти начинала уставать. Ей становилось жарко, появлялась жажда. Однако она упрямо продвигалась вверх, облизывая пересохшие губы и освобождаясь по пути от всего лишнего, сбрасывая плащ, шелковый шарф, жакет, туфли.

Примерно в середине сумасшедшего подъема Бетти понимала, что находится в каком-то бизнес-центре, в одном из офисов которого ее ждет Майкл. После этого ее силы будто удесятерялись и она с новым рвением продолжала путь.

В конце концов на каком-то этаже, номер которого был помечен двузначной цифрой, Бетти становилось ясно, что пора свернуть с лестницы в коридор. Но, к несчастью, на этом кошмар не кончался, потому что еще предстояло отыскать офис Майкла.

После долгого хождения по комнатам Бетти наконец обнаруживала своего суженого. Тот был в знакомом ей костюме, распространял вокруг себя легкий аромат лосьона для бритья, который она узнала бы из тысячи. Изнемогая от счастья, Бетти бросалась в объятия Майкла, их губы сливались.., и в этот радостный миг она внезапно осознавала, что целует совершенно постороннего человека.

Тут Бетти обычно просыпалась, а потом до утра лежала в одинокой постели, безмолвно глотая слезы…

Нынешней же ночью ей не приснилось ни единого кошмара. Напротив, она даже увидела нечто приятное. Во всяком случае, на работу Бетти отправилась если не в чудесном, то в сносном расположении духа.

А что, может, и впрямь пришло время что-то изменить в своей жизни? — думала она, сидя за баранкой «даймлера» на очередном перекрестке и ожидая, пока зажжется зеленый свет.

В самом деле, чего я добьюсь, бесконечно пребывая в состоянии тоскливого ожидания? Только одного: настолько подурнею и постарею, что, вернувшись наконец, Майкл не узнает меня. И захочет ли он тогда остаться со мной, вот вопрос! Тем более что вокруг полным-полно молодых и красивых.

Весь день Бетти размышляла над предложением Мэта, пока оно не стало представляться ей более чем заманчивым.

Море, солнце, свежий воздух, шум прибоя — что может быть прекраснее? — вертелось в ее голове, пока она редактировала статью для июньского номера журнала «Тауни». — А еще тишина, птичий щебет по утрам, аромат цветов. Наверняка на вилле есть цветы, если она называется «Гибискус»!

После работы Бетти не поехала, как обычно, домой, а отправилась в салон красоты. Прежде она часто бывала там, пользуясь услугами определенной массажистки и косметолога. Порой те даже приезжали к ней на дом, когда она не могла вырваться в салон.

Бетти приняли как старую знакомую. Ее сразу окружили заботой и вниманием. Посетовали, что она давно не появлялась, однако никаких вопросов, разумеется, не задавали.

Сначала Бетти минут сорок лежала на специальном столе, нежась под умелыми руками массажистки Кэрол. Та тщательно разгладила и размяла каждую мышцу ее тела, и они будто наполнились соком, ожили, задышали. В конце процедуры у Бетти возникло чувство, словно она заново родилась.

Потом ею занялась косметолог Рита. Она очистила лицо Бетти специальным молочком, согрела горячим влажным полотенцем, потом нанесла жирный крем и тоже принялась делать массаж, но более тонкий, деликатный. Покончив с ним, убрала остатки крема и наложила какую-то новомодную маску, о которой Бетти даже не слыхала — настолько отстала от жизни за минувшие два года.

Когда Рита завершила работу, Бетти взглянула в зеркало и не узнала себя — лицо у нее стало как у юной девушки.

— Вызвать визажиста? — спросила Рита.

— Нет, благодарю. Сегодня я больше никуда не собираюсь. Отсюда сразу домой.

Рита улыбнулась.

— Заходите почаще. Мы, женщины, не должны себя запускать. В отличие от мужчин нам нельзя расслабляться. Для нас это непозволительная роскошь.

В ответ Бетти оставалось лишь кивать.

Расплатившись в кассе, ободренная и словно сбросившая с плеч тяжкую ношу, она выпорхнула из стеклянных дверей салона, сбежала по ступенькам крыльца и бодро направилась к своему автомобилю.

Даже дорога домой показалась ей сегодня не такой долгой. Кроме того — о чудо! — ни разу не пришлось стоять в пробке, хотя был самый час пик.

Позже, готовя на кухне незамысловатый ужин, Бетти поймала себя на том, что напевает. Обнаружилось это примерно в середине процесса стряпни. Она вынула из холодильника покрытый инеем шницель-полуфабрикат и положила на разогретую сковородку. Затем поместила замороженное картофельное пюре в микроволновую печь и принялась искать консервный ключ, чтобы с его помощью вскрыть банку с маслинами.

Тут-то Бетти и сообразила, что фраза из известной песенки «У меня есть ты, детка» не просто вертится в ее мозгу, а она напевает эти слова!

Открытие настолько удивило ее, что она даже застыла с поднятой над ящичком кухонного стола рукой, на миг позабыв, зачем выдвинула его. Такого хорошего настроения у нее не было с незапамятных времен.

Ну и замечательно! — подумала Бетти. Уверена, Майкл порадовался бы за меня.

Задорно тряхнув головой, она продолжила рыться среди мелких кухонных приспособлений.

Вскоре консервный ключ обнаружился, и Бетти открыла маслины. Потом она перевернула шницель, чтобы поджарилась другая сторона, и вынула из холодильника большой темно-красный салатный перец. Тот показался ей таким красивым, что даже жалко было резать. Но, полюбовавшись немного аппетитным овощем, Бетти все-таки пустила его под нож. Та же участь постигла и несколько веточек петрушки.



Выложив перец на блюдце, оливки в хрустальную розетку, шницель с пюре на тарелку и посыпав блюдо петрушкой, Бетти принялась за еду.

Но сначала она сделала еще одну не совсем обычную для нее вещь — включила телевизор.

Тот находился здесь же, на кухне, однако Бетти почти никогда им не пользовалась, потому что предпочитала за едой просматривать газеты или журналы. Сейчас же у нее вдруг возникло желание посмотреть хороший фильм. Только не слезливую мелодраму — этого и в ее собственной жизни хватало, — а комедию, или боевик, или.., что это? А, ну да, триллер тоже сойдет.

Ела Бетти медленно, потом поставила тарелки в посудомоечную машину и переместилась в гостиную. Там, включив большой телевизор и удобно устроившись на диване, она продолжила наблюдать за тем, как некое рогатое и крылатое чудище гоняет по подземным лабиринтам кучку ополоумевших от ужаса спелеологов.

Минут через двадцать Бетти вспомнила о своем кулинарном шедевре и вновь ненадолго удалилась на кухню. Обратно вернулась с ломтем торта «Каприз» на тарелочке. До конца фильма, отламывая понемножку ложечкой, она съела его весь до крошки. Чудовищу на экране повезло меньше, последнему спелеологу удалось от него улизнуть. Потом таинственное животное распростерло крылья, взмыло в воздух над ночным лесом и улетело куда-то…

Лежа в постели, Бетти подвергла анализу нынешний день и пришла к выводу, что в ее душе произошел какой-то сдвиг: слежавшиеся за два долгих года пласты эмоций шевельнулись. Верхние, особо мрачные и заскорузлые, чуть подались в сторону, словно готовя место для чего-то более пластичного и свежего, что поднималось изнутри.

Бетти долго прислушивалась к себе и в итоге решила, что все эти перемены ей нравятся.

Ее не покидало чувство, будто она возрождается для чего-то.

Для чего?

Этот вопрос оставался без ответа. Сколько Бетти ни искала разгадку свершающихся в ее душе метаморфоз, так ничего и не нашла. Но то, что происходило это неспроста, было для нее очевидно.

Уснула Бетти не просто легко и спокойно, но даже с улыбкой на губах.

На следующий день она позвонила Мэту из редакции и сказала, что принимает его предложение.

— Вот и замечательно, — обрадовался тот. — Молодец! Я позабочусь, чтобы к твоему приезду все подготовили. Потом завезу тебе ключи, и в путь!

Дня за три до отъезда в квартире Бетти раздался телефонный звонок.

Дело было поздним вечером, она только что приняла душ, перед тем как лечь в постель, и сейчас промокала полотенцем влажные волосы.

— Да? — произнесла Бетти в трубку.

— Здравствуй, дорогая.

Ах, чего бы только она ни отдала, чтобы эти слова были произнесены другим голосом! — К сожалению, реальность мечтам не соответствовала.

— Здравствуй, Феликс.

— Прости, если потревожил тебя.

— Ничего, я еще не сплю.

Повисла небольшая пауза, потом Феликс произнес с несколько смущенным смешком:

— Я тут подумал… Может, сходим куда-нибудь в ближайший уикенд? В театр, ресторан…

Бетти не ожидала ничего подобного, поэтому слегка растерялась.

— Я.., э-э… — Она не собиралась никуда идти с Феликсом, но соображения вежливости не позволяли просто так отказать. Однако повода уклониться от ненужной встречи быстро не нашлось, поэтому Бетти произнесла первое, что напросилось на язык:

— Я бы с удовольствием сходила с тобой куда-нибудь, но, боюсь, из этого ничего не получится.

— Вот как? — В голосе Феликса прозвучало не столько разочарование, сколько досада.

Всегда чутко улавливавшая оттенки тона собеседника Бетти удивилась данному обстоятельству, но не придала особого значения. В эту минуту ей больше всего хотелось поскорее закончить разговор.

— Да. Я не смогу составить тебе компанию.

— Ты.., будешь занята?

— В некотором роде.

На минутку наступила тишина.

— А на следующей неделе?

По-видимому, Феликс не собирался сдаваться.

— К сожалению, ничего не выйдет. Я уезжаю в отпуск.

— В самом деле? — Феликс заметно оживился. — И куда, если не секрет?

На миг Бетти задумалась. Ей вспомнилась беседа с Мэтом, которому показались странными звонки Феликса. Но что особенного в ее предстоящей поездке?

— Никакого секрета. Отправляюсь взглянуть на новую виллу Мэта.

— Во Флориде? — быстро произнес Феликс.

— Да, неподалеку от Уэст-Палм-Бич.

— Знаю, Мэт рассказывал. Его вилла рядом с прибрежным поселком.., забыл его название.

— Роузвилл, — спокойно подсказала Бетти.

— Точно! — Выдержав небольшую паузу, Феликс спросил с нарочитой беззаботностью:

— Одна едешь?

— Да. Пора сменить обстановку, знаешь ли…

— Конечно. Тебе не помешает немного развеяться. Что ж, жаль, что ты не можешь куда-нибудь сходить со мной, но не отменять же из-за этого отпуск, верно? — Феликс хохотнул над собственной шуткой, потом сказал:

— Ладно, желаю приятно провести время. И спокойной ночи.

— Всего хорошего, Феликс.

В пятницу Мэт привез Бетти электронные ключи от виллы Гибискус.

— Вот, взгляни. Этот универсальный — от всех дверей дома, а этот — от пристройки. Миссис Рэнсом покажет тебе твою спальню. Она уведомлена о твоем приезде.

— Спасибо, Мэт. Должна признаться, теперь твоя идея насчет моего отпуска представляется мне весьма удачной.

— Вот видишь! Всегда слушайся старшего брата. — Мэт чмокнул Бетти в щеку. — Все, убегаю. Отдохни как следует! — Он направился к двери, но на пороге остановился. — А что, за минувшие дни Феликс не давал о себе знать?

Бетти всплеснула руками.

— Как же! Совсем забыла… Я сама хотела тебе рассказать. Во вторник.., нет, в среду, он мне позвонил и пригласил куда-нибудь сходить с ним. Поужинать или в театр.

— А ты что?

— Вежливо отказалась. Феликса это раздосадовало. Он даже попытался настоять на своем.

Пришлось сообщить ему, что я уезжаю.

Мэт вскинул бровь.

— Ты сказала, куда именно?

— Да… — неуверенно произнесла Бетти. — А что, не стоило?

— Пока не знаю, — дернул Мэт плечом. Но мне все больше не нравится возникший у Феликса интерес к тебе. Впрочем, не исключено, что я напрасно сгущаю краски. Может, парень в самом деле втюрился в тебя и в его звонках нет ничего особенного. — Он махнул рукой. — Ладно, время покажет. Ну, будь здорова!

Еще издали она увидела зеленые заросли, в которых пламенели крупные алые цветки. Среди них возвышалось белое двухэтажное здание с крытой коричневой черепицей крышей, один участок которой был стеклянным — по-видимому, там находился солярий. Складывалось впечатление, что дом состоит больше из стекла, чем из камня.

— Приехали, — сказал водитель такси. — Вилла Гибискус. — Затем он вышел, вынул из багажника сумку и поблагодарил Бетти, давшую ему щедрые чаевые. — Благодарю, мисс! — отсалютовал он, с улыбкой поднеся ладонь к воображаемому козырьку фуражки. Затем добавил:

— О, кажется, вас встречают.

Проследив за его взглядом, Бетти увидела на пороге виллы женщину лет пятидесяти с гладко причесанными, черными с синеватым отливом — явно крашеными — волосами.

— Всего хорошего, мэм, — раздалось за спиной Бетти почти одновременно со звуком захлопнувшейся автомобильной дверцы и заработавшего двигателя.

Обернувшись, она машинально кивнула вслед удаляющемуся такси. Затем взяла сумку и двинулась к дому по асфальтированной дорожке, с обеих сторон которой тянулся аккуратно подстриженный газон.

— Мисс Бетти Уинклесс? — произнесла ожидавшая на пороге худощавая женщина.

Сейчас стало заметно, что ее волосы собраны на макушке в крошечный узелок, который удерживает заколка с широкой роговой пластинкой. Уплощенный в области ноздрей и выступающий вперед нос напоминал утиный клюв.

— Да, это я, — дружелюбно улыбнулась Бетти. — А вы, наверное, миссис Рэнсом?

— Фейт Рэнсом, экономка. — Если на ее тонких губах и появилась ответная улыбка, то совершенно официальная и лишь на мгновение. — Добро пожаловать. — Она повернулась и направилась в дом.

— Благодарю, — произнесла Бетти ей в спину.

— Я покажу вашу комнату и, если с вашей стороны не последует никаких распоряжений, отправлюсь домой, — произнесла экономка на ходу. — Мистер Уинклесс, ваш брат, велел не беспокоить вас.

— У меня есть номер вашего домашнего телефона, — сказала Бетти, испытывая непонятное смущение. Чопорность миссис Рэнсом слегка озадачила ее. — Если возникнет необходимость, я вам позвоню.

— Разумеется, мисс. Прошу сюда, — экономка величественным жестом указала на крытую ковром лестницу.

Они поднялись на второй этаж и прошли несколько ярдов по коридору. Миссис Рэнсом распахнула двустворчатую дверь.

— Вот ваша спальня. Если не нравится, можно приготовить другую…

Бетти перешагнула порог комнаты и огляделась.

— Что вы! Здесь все просто великолепно.

Спальня оказалась большой и просторной.

Расположенная напротив входа стена была почти полностью застеклена. Встроенная в нее дверь вела на террасу. Широкая двуспальная кровать была застелена красновато-золотистым покрывалом. На окнах висели шторы из той же ткани и белый тюль. Центр помещения занимал толстый ковер. Вокруг него расположились кресла на гнутых ножках, пара столиков и изящная кушетка. С потолка свешивалась массивная бронзовая люстра с хрустальными подвесками.

По бокам кровати находились выполненные в том же стиле бра.

— Большего даже невозможно желать! вновь воскликнула Бетти, придя в полное восхищение.

В глазах миссис Рэнсом вновь промелькнуло нечто, отдаленно напоминающее улыбку.

— Рада, что вы довольны. Эту комнату выбрал для вас мистер Уинклесс, — надменно сообщила она. — В холодильнике есть запас продуктов на несколько дней. Кухня на первом этаже. Мистер Уинклесс сказал, что готовить вам не нужно.

Бетти кивнула, ставя сумку на пол.

— С этим я прекрасно справлюсь сама.

— Превосходно. Впрочем, если вам не захочется возиться у плиты, вы можете заказать еду из любого кафе Роузвилла. Ее с удовольствием доставят сюда. Номера телефонов найдете в тетради, которая находится на кухне возле телефонного аппарата. — Выдержав некоторую паузу, миссис Рэнсом добавила:

— Кажется, все.

Если вам больше ничего не нужно, я, пожалуй, отправлюсь домой.

— Да, конечно. А сами вы, если не ошибаюсь, живете в Роузвилле?

— Да, мисс.

— Это далеко отсюда?

— Совсем рядом. Чуть больше мили в сторону Уэст-Палм-Бич. Вполне можно прогуляться пешком, хотя по трассе ходит рейсовый автобус. — Немного помолчав, миссис Рэнсом произнесла с оттенком досады:

— Совсем забыла…

В гараже стоит «форд», только вот насчет ключей от него ничего сказать не могу.

— Спасибо, — сказала Бетти. — Это я выясню у Мэта. То есть у мистера Уинклесса, — поправилась она, подсознательно стремясь соответствовать заданному экономкой официальному тону.

— Да, мисс.

— Ну спасибо. Я вас больше не задерживаю.

Миссис Рэнсом с изрядной долей высокомерия склонила голову.

— Всего хорошего. — И, не дожидаясь ответа, повернулась и вышла из комнаты.

— И вам того же… — задумчиво пробормотала Бетти себе под нос. Экономка показалась ей странной. Может, и хорошо, что мне не придется с ней общаться, мелькнуло в ее голове.

Легко вздохнув, Бетти вновь оглядела шикарную спальню. Потом ее внимание привлекла морская синева за окнами. Она повернула рукоятку ведущей на террасу двери и перешагнула порог.

Первое, что увидела Бетти и от чего у нее захватило дух, это бескрайняя панорама океана, который начинался ярдах в двухстах от ограды. Вилла находилась на невысоком, поросшем кустиками травы холме, и от калитки полого спускалась к берегу тропинка. Внизу желтел узкий песчаный пляж, на который накатывали медленные волны.

Вдоволь налюбовавшись завораживающей картиной, Бетти оглядела то, что находилось в непосредственной близости. Терраса, на которой она сейчас стояла, была достаточно просторна, чтобы уместить шезлонг, белый пластиковый стол со стульями и широкие каменные вазоны, в которых буйно цвели разнообразных оттенков петунии.

Подойдя к балюстраде, Бетти увидела внизу изогнутый в виде скобки бассейн. Один его конец был пошире, другой поуже, и там находились ступеньки. Дно и бортики устилала зеленовато-синяя кафельная плитка, и поэтому казалось, что наполняющая бассейн вода обладает тем же оттенком.

Вдоль бассейна тоже находилось несколько шезлонгов, рядом с которыми возвышались сложенные пляжные зонты. По периметру всей площадки выстроились вазоны с цветами. Среди них Бетти различила герань, бегонию и колокольчики. За бордюрами тянулись стриженые газоны, а поодаль, возле самой сетчатой ограды, росли какие-то цветущие красным кусты.

Словом, как Бетти и ожидала, цветов на вилле Гибискус было в избытке.

Непременно позвоню Мэту и еще раз поблагодарю его за то, что придумал для меня такой чудесный отдых!

Еще раз окинув взглядом океанскую гладь, Бетти вернулась в комнату. Дверь за собой закрывать не стала, чтобы спальня наполнилась чуть солоноватым, напоенным ароматами моря воздухом.

Она вынула из сумки и повесила во встроенный шкаф свои немногочисленные вещи.

Потом сменила джинсы на шорты, а блузку на коротенький трикотажный топ.

В этом одеянии Бетти почувствовала себя гораздо свободнее и как будто избавилась от дорожной усталости.

А не оглядеть ли мне остальные владения Мэта? — подумала она.

Вновь выйдя в коридор и спустившись по лестнице, Бетти отправилась бродить по дому.

Здесь оказалось несколько гостиных, устроенных в том же стиле, что и спальня наверху. Одна стена в них сплошь состояла из высоких, до потолка, окон, а между ними находилась ведущая к бассейну дверь. Самая большая гостиная располагалась под спальней Бетти, захватывая также пространство под террасой.

В пристройке на первом этаже Бетти обнаружила спортивный зал с несколькими тренажерами, а на втором был солярий с частично застекленным раздвижным потолком.

Полное раздолье для приема солнечных ванн, усмехнулась Бетти. Хочешь, здесь загорай, хочешь — возле бассейна. А надоест, ступай на пляж.

Ей захотелось спуститься к морю, но сначала она решила прогуляться по территории виллы.

У парадного крыльца тоже было много цветов, среди которых преобладали розы и лилии.

Сразу за клумбами росли две пышные ели, а дальше зеленели другие деревья, в том числе и плодовые.

Внимание Бетти привлекла посыпанная гравием дорожка, уходившая от площадки перед домом в глубь сада. Увлекаемая любопытством, она двинулась вперед.

По бокам дорожки зеленели такие же аккуратно подстриженные газоны, как и на других окружающих виллу пространствах. По-видимому, Мэт пользовался услугами немалого количества людей для содержания своего нового приобретения в порядке. А также позаботился о том, чтобы никто из них не попадался мне на глаза, пронеслось в мозгу Бетти.

Ее растрогала подобная деликатность. Мэт всегда был внимателен к ней, но лишь сейчас, оказавшись за много миль от дома, она во всей полноте ощутила его братскую заботу.

Вообще-то отсюда, с виллы Гибискус, многие вещи смотрелись по-другому. И даже само течение мыслей Бетти как будто приобрело иное направление.

Вскоре она увидела в конце дорожки беседку, стилизованную под бревенчатую лесную хижину с остроконечной крышей, установленную тем не менее на круглой мраморной платформе.

А что, если все мои друзья и знакомые правы, уговаривая меня начать новую жизнь? — размышляла Бетти, поднимаясь по трем белым ступенькам и усаживаясь на деревянную скамью со спинкой. Наверное, с их точки зрения, я выгляжу человеком, который просто прячется от жестокой реальности в своем маленьком мирке. Затыкает глаза и уши, чтобы не видеть и не слышать горькой правды. Какие чувства может вызвать подобная личность? Сначала сочувствие, а потом, вероятно, лишь жалость.

Бетти криво усмехнулась. Вот это и пытались мне втолковать окружающие. Только я не желала их понимать.

Бетти откинулась на спинку скамейки и устремила взгляд на деревья. Здесь было тихо, как в лесу. Птицы перекликались в ветвях, своими мелодичными голосами усиливая ощущение изолированности этого уголка от остального мира.

Однако Бетти нравилось подобное чувство.

Тем более что не было здесь только людей, а в остальном все вокруг жило, цвело и дышало.

Подобное положение вполне устраивало Бетти. Она понимала, что в ее жизни наконец наступил переломный момент. И ей хотелось спокойно все обдумать. Она еще далека от мысли, что нет смысла ждать возвращения Майкла, но вплотную приблизилась к осознанию необходимости внести в свою жизнь некоторые перемены.

Потому что дальше так продолжаться не может, думала Бетти. Еще немного — и я превращусь в некое подобие деревенской сумасшедшей, которую все жалеют, но стараются избегать. В конце концов, это начнет отражаться на моей работе. И что тогда? Лишиться еще и любимого дела?

Она проследила взглядом за ловко поднимающимся по стволу старой яблони дятлом.

Вскоре он скрылся из виду, повернув на другую сторону дерева, но взамен раздался его деловитый стук.

Нет, этого я не допущу, тем временем продолжала размышлять Бетти. Нельзя склоняться под ударами судьбы. Раскисать. Превращаться в жалкое подобие самой себя. В тряпку, одним словом. Ведь мне всего двадцать девять лет. Но я не живу, а будто доживаю.

Ей в самом деле стало стыдно. Она подумала о том, что на долю многих людей выпадают еще более тяжкие испытания и все-таки они выходят из них победителями.

Пока я существую в мною же самой созданном искусственном вакууме, время улетает. Бетти вздохнула. Можно даже сказать, стремительно уносится. И правильнее думать, что мне не всего, а уже двадцать девять лет!

А если Майкл вообще никогда не появится? — вдруг вспыхнуло в ее мозгу.

Бетти даже головой замотала, спеша прогнать жуткую мысль.

Нет, нет и нет! Майкл обязательно вернется.

Он просто не может не появиться в один прекрасный день, потому что.., потому что я жду его!

Несколько минут Бетти сидела, глядя прямо перед собой, потом мрачно усмехнулась. Она прекрасно понимала, что ее довод никуда не годится. Если бы он действовал, возлюбленные всегда возвращались бы к женщинам, которые ждут. Однако в действительности чаще происходит наоборот.

Все, довольно! — подумала Бетти, поднимаясь со скамейки. Иначе я вновь увязну в бесплодных спорах с самой собой.

Она вернулась в свою комнату, где переоделась в купальник, поверх него накинув пестрый шелковый халат. Затем через другую дверь вышла в ту часть двора, которая была видна с террасы.

Здесь Бетти прогулялась вдоль бассейна, с наслаждением вдыхая до сих пор витающий над газонами запах свежескошенной травы, к которому примешивались ароматы цветов и волнующегося внизу моря.

Несколько минут она стояла, задумчиво поглядывая на чистую водную гладь, потом направилась к более узкой части бассейна. Здесь Бетти сбросила сандалии и сошла по ступенькам в воду.

Нагревшаяся за день вода показалась ей теплее воздуха, поэтому оставалась она в бассейне недолго — вскоре вышла, подхватила сандалии и босиком пошлепала к калитке.

Бетти хотелось прохлады.

Она стала осторожно спускаться по тропинке, незаметно для себя улыбаясь — так приятно было ощущать землю под босыми ступнями! В зарослях травы стрекотали кузнечики, а потом перед самым носом Бетти вдруг пролетела большущая стрекоза. Она даже отпрянула от неожиданности, но затем сообразила, что за диковинное насекомое пересекло ей путь, и тихонько рассмеялась. Это тебе не город!

Она выбежала на крупный теплый песок, уронила сандалии и направилась прямиком к воде. Здесь над всеми остальными ароматами преобладал запах некогда вынесенных волнами на берег и сохнущих на солнце водорослей.

Бетти прогулялась по мокрой кромке песка.

Затем ее ноги лизнула первая ленивая волна.

Навстречу следующей она шагнула сама. Вода была чуть прохладнее, чем в бассейне, но все равно очень теплая.

На мелководье всегда так, подумала Бетти.

Нужно зайти поглубже.

Она вернулась на сухой песок, к тому месту, где валялись сандалии, сняла и бросила рядом с ними халат, а затем вновь направилась к воде.

На этот раз Бетти вбежала в море, разбрасывая брызги в разные стороны. За время своего короткого полета те успевали вспыхнуть на солнце россыпью алмазов и тут же падали, вливаясь в родную стихию.

Зайдя в воду по грудь, Бетти неожиданно для себя самой окунулась с головой. Как правило, она не делала этого, потому что, подобно многим другим женщинам, не любила мочить волосы в морской воде. Но такой уж нынче был день.

Вынырнув, она тряхнула головой и с минуту отфыркивалась. Во рту у нее появился солоноватый привкус. Отжимая с волос воду, Бетти почувствовала, что колыхание океана понемногу утаскивает ее в глубину. Она поспешно двинулась обратно, ступая по ребристому песчаному дну, а потом еще долго барахталась у самого берега, нежась в ласковых накатах волн.

Причина такого детского общения с морем заключалась в том, что Бетти не умела плавать.

Когда она наконец решила вернуться на виллу, солнце уже спряталось за горизонтом.

Поднявшись в спальню, Бетти сразу направилась в ванную. Там сбросила халат и мокрый купальник, открыла дверцу прозрачной душевой кабинки и тут краем глаза заметила свое отражение в зеркале.

Она медленно выпрямилась.

Нынче явно был какой-то особенный день, потому что Бетти вдруг взглянула на себя будто со стороны. На свое стройное обнаженное тело.

Несколько мгновений ее взгляд скользил по красивым хрупким плечам, по полной груди, розоватым соскам, плоскому животу с ямкой пупка, по узким бедрам, длинным ногам.

Бетти подумала о том, что уже больше двух лет ее тела не касался мужчина.

Когда исчез Майкл, ее душевное состояние было таковым, что она поначалу даже не испытывала физических желаний. Позже они вернулись, но по-прежнему оставались нацеленными лишь на одного конкретного человека. А он отсутствовал. Впрочем, страсть в Бетти тоже не бушевала, как случалось раньше, а тлела, словно угольки прогоревшего костра.

Сегодня же ею вновь овладело былое томление.

Покинув свою нью-йоркскую квартиру, где даже стены, казалось, были пропитаны неизбывным отчаянием, Бетти нырнула в другой мир. И здесь неожиданно будто вновь обрела себя, стала такой, как прежде.

Потому что та грустная меланхоличная молодая женщина с постоянным оттенком скорби во взоре — это была не Бетти, а будто ее ухудшенная копия.

Сейчас же на нее смотрело ее настоящее отражение. Одного насыщенного событиями дня оказалось достаточно, чтобы осунувшееся за пару минувших лет лицо Бетти разгладилось, щеки окрасились легким румянцем, в глазах возник блеск.

Бетти провела языком по губам и улыбнулась — они были солеными, как море, в котором она недавно барахталась.

Не сводя взгляда со своего отражения, Бетти подняла руки над головой, встала на цыпочки и сладко потянулась. И фигура в зеркале — сильная, стройная, гибкая, с дерзко вздернутыми кончиками грудей — повторила ее действие.

Продолжая улыбаться, Бетти вошла в кабинку душа и закрыла за собой дверцу. Затем повернула оба крана, отрегулировала воду и подставила лицо под тугие струи.

3

— Привет, сестренка! — услыхала Бетти, схватив телефонную трубку.

Происходило это на следующий день. Когда в доме раздались телефонные звонки, она загорала в шезлонге у бассейна, прикрыв лицо широкополой шляпой. Бетти так разнежилась на солнышке, что поначалу даже не захотела вставать. Однако потом вспомнила, что единственный человек из ее окружения, которому известен телефонный номер виллы, это Мэт, и помчалась в гостиную.

— Привет! — задыхаясь ответила Бетти.

— Я тебя от чего-то оторвал?

— Нет. Просто я находилась возле бассейна.

Пока сообразила, что это ты звонишь, пока добежала… Думала, не успею.

— Понятно. Ну как прошел первый день отпуска?

— Замечательно! — воскликнула Бетти. — Я так благодарна тебе, ты даже не представляешь.

А вилла у тебя просто прелесть. Что же ты раньше не сказал?

В телефонной трубке прозвучал смешок.

— Да говорил я. Только ты не воспринимала мои слова. Вернее, не готова была воспринять.

Признаться, я даже удивился, что ты согласилась отправиться во Флориду.

Бетти немного помолчала.

— Наверное, время подошло.

— Значит, тебе там нравится?

— Очень! Только миссис Рэнсом, твоя экономка…

— Что?

— В общем ничего, но она показалась мне немного странной.

— Да, миссис Рэнсом суховата по натуре, однако как работник меня устраивает. Я сказал ей, что она может не появляться на вилле, пока ты сама ее не позовешь.

— Очень мило с твоей стороны. Кстати, миссис Рэнсом упомянула о стоящем в твоем гараже «форде». Я могу им воспользоваться?

— Конечно. Небось, в Роузвилл собралась?

Бетти усмехнулась.

— Как ты догадался?

— Сообразить несложно. Дело к вечеру, погода такая, что в помещении сидеть не хочется, так почему бы не прокатиться куда-нибудь?

А Роузвилл ближе всего. Заодно там и поужинать можно.

— Ты читаешь мои мысли!

Мэт снова рассмеялся.

— Просто мы с Дженнифер прошлым летом делали то же самое. Чаще всего ужинали в небольшом плавучем ресторанчике неподалеку от пляжа. Его легко отыскать: просто прокатись по набережной и увидишь деревянное строение на понтонах.

— А название у этого заведения есть? — спросила Бетти.

— Погоди, дай вспомнить… Какой-то зверек…

А, вспомнил — «Морская выдра».

— И посетителей, наверное, кормят сырой рыбой, — подхватила Бетти.

Мэт хохотнул.

— Что ж, если закажешь подобное блюдо, тебе его подадут в лучшем виде, с лимончиком и зеленью. Только, по-моему, ты небольшая любительница «суши».

— Верно. Можно даже сказать, малюсенькая.

А точнее, совсем никакая. Уж если рыба, то жареная, тушеная, маринованная и так далее…

— Не беспокойся, в «Морской выдре» не будет неприятных сюрпризов. Хоть заведение и маленькое, готовят там хорошо. Хозяин неплохой парень, несмотря на то что больше похож на хиппи, чем на ресторатора. Тревис Хантер его зовут. Мы с ним слегка подружились. Он даже обслуживал небольшой прием на моей вилле. У Дженнифер был день рождения, приехали ее родители, сестра, тетушки. Тревис все устроил в лучшем виде и лично помогал своему повару готовить. А через недельку мы с ним выбрались порыбачить… Встретишь его, передавай от меня привет.

— Непременно, — пообещала Бетти.

— Ну, рад, что ты в порядке. Позже еще позвоню…

— Подожди!

— Что?

— А ключ?

— Какой, от гаража? Там электронный замок, откроешь его одним из тех ключей, которые я тебе дал.

— Понятно. А «форд» как прикажешь заводить?

— Ах вот ты о чем… Зайди в мою комнату — она находится слева от твоей, — там увидишь письменный стол, а в его ящике найдешь ключи от автомобиля.

— Хорошо. Спасибо, Мэт.

— Не за что. Ну все, до свидания.

— Пока.

Бетти некоторое время постояла перед открытым платяным шкафом, раздумывая, в чем бы ей отправиться в Роузвилл, а потом решила, что наряжаться ни к чему, и натянула джинсы и белый трикотажный топ с глубоким круглым вырезом. Затем зашла в комнату, которую Мэт назвал своей. Ключи от «форда» обнаружились быстро.

Подцепив кольцо связки на палец, Бетти на минутку вернулась в свою комнату за сумочкой и направилась к лестнице, Гараж находился чуть поодаль от дома. Открыть его не составило труда. Вскоре Бетти уже сидела за баранкой черного «форда», двигаясь в направлении идущей вдоль побережья трассы.

Роузвилл действительно оказался совсем недалеко от виллы. Прочтя надпись на дорожном указателе, Бетти свернула налево, на уходящее к океану ответвление. Минут через десять впереди показались первые домики поселка.

Вскоре Бетти подъехала к центральной площади с маленьким сквериком посередине. С одной ее стороны находилась почта и местное отделение банка, с другой — небольшая двухэтажная гостиница и полицейский участок.

Бетти решила оставить автомобиль здесь и прогуляться по поселку пешком.

Часовая стрелка близилась к шести, и на улочках было довольно многолюдно. По-видимому, Роузвилл пользуется популярностью у отдыхающих. Шагая по тротуару в ту сторону, откуда веяло морским бризом, и вертя головой по сторонам, Бетти заметила несколько пансионов. Кроме того, здесь было множество лавок и магазинчиков. Особенно часто попадались такие, где торговали купальными костюмами, солнцезащитными очками, зонтиками, полотенцами, циновками и другими пляжными принадлежностями, а также оснащением для подводного плавания, досками для серфинга и тому подобными атрибутами отдыха на море.

Короткая набережная оказалась еще более многолюдной. Вдоль пешеходной зоны выстроились пальмы и скамейки. Отсюда можно было по ступенькам спуститься прямо на пляж. Напротив него тянулись ряды кафе, закусочных и ресторанчиков. Здесь было особенно много торговцев сладкой ватой и мороженым.

Помня совет Мэта, Бетти двинулась вдоль набережной в поисках плавучего ресторана. Но, как видно, она не правильно выбрала направление, потому что тротуар вскоре уперся в поросший травой холм и никаких понтонов на воде заметно не было.

Пришлось возвращаться обратно. Бетти неспешно побрела в ту сторону, откуда пришла, по пути любуясь бороздящими океанскую гладь парусными яхтами. В конце концов она увидела заведение, о котором говорил Мэт. На нем белела вывеска с названием «Морская выдра».

Попасть в ресторанчик можно было по перекинутым с берега мосткам с перилами. Столики стояли под навесом, на дощатой палубе, огражденной выкрашенной белой краской решеткой.

Бетти спустилась на почти опустевший пляж и пошла к ресторану, радуясь про себя, что надела простые сандалии, в которых легко ступать по песку.

Поднявшись по мосткам, она оглядела палубу, выискивая свободный столик. В этот момент один освободился и именно в таком месте, где она хотела бы расположиться — с противоположной от входа стороны, у самого края платформы. Бетти поспешила туда.

Только усевшись и еще раз оглядевшись, Бетти почувствовала, что все сооружение едва заметно покачивается на волнах. Ей понравилось это ощущение, которое к тому же подкреплялось негромкими звуками музыки, лившейся из закрепленных на стене динамиков.

Прислушавшись, Бетти поняла, что это Элтон Джон.

Почти все остальные столики были заняты, поэтому пришлось подождать, пока освободится один из официантов. Наконец он подошел к Бетти и спросил, держа наготове небольшой блокнот и карандаш:

— Что желаете?

Она уже успела просмотреть меню. Выбор блюд здесь оказался невелик, а сами они были просты, но питательны. Точно так же можно было охарактеризовать и само заведение. Здесь все было устроено без затей, зато мило и аккуратно — на столиках пестрые скатерти в красно-белую клетку, такие же установленные в специальные стаканчики голубоватые бумажные салфетки.

— Свиные ребрышки и салат из свежих овощей, — сказала Бетти. Потом, минутку подумав, добавила:

— А на десерт порцию яблочного пирога и кофе.

Официант быстро черкнул что-то в блокноте, кивнул и удалился.

В ожидании заказа Бетти вновь принялась оглядываться по сторонам. За то непродолжительное время, пока она находилась здесь, пляж опустел еще больше. Остались лишь те, кто больше любил плавать, чем загорать.

В ресторане же, по-видимому, был час пик.

Помогать официантам принялся даже хозяин заведения. Бетти узнала его по описанию Мэта.

Он был в синих выцветших джинсах и такой же рубашке с обрезанными ножницами рукавами, по краю которых топорщились светлые нити. Его длинные выгоревшие на солнце волосы были стянуты сзади резинкой, на носу с горбинкой сидели солнцезащитные очки-хамелеоны, усы были аккуратно подстрижены.

Спустя несколько минут Бетти принесли заказ. Свиные ребрышки оказались с пылу с жару, потому что над ними еще поднимался аппетитный парок. От салата, напротив, как будто веяло прохладой.

Бетти взялась за нож и вилку. Ела она не спеша — во-первых, потому что хотела насладиться вкусным блюдом, а во-вторых, потому что ей очень здесь понравилось. Так приятно было ужинать под плеск волн! Если не оглядываться на берег, можно вообразить, что находишься в море, на палубе яхты или корабля, а вокруг только синяя ширь и солоноватый бриз.

А тут еще из динамиков зазвучала песня Билли Джоэла «Вопрос доверия», которая всегда приводила Бетти в особенно хорошее настроение. Незаметно для себя она даже принялась слегка притоптывать под столом в такт музыке.

Словом, в эту минуту душевное состояние Бетти можно было определить одной фразой: несмотря ни на что, жизнь прекрасна!

Покончив с мясом, Бетти даже подливку подобрала с тарелки с помощью нанизанного на вилку кусочка хлеба, который тут же отправила в рот.

— Вам понравилось? — прозвучало рядом.

Голос был красивый — низкий и бархатистый.

Подняв голову, Бетти увидела владельца заведения. Тот внимательно смотрел на нее сверху вниз, но при этом его спрятанные за стеклами очков глаза как будто улыбались.

— Очень, — искренне произнесла Бетти. — Признаться, не ожидала, что здесь так вкусно готовят.

— Приятно слышать. Тем более что я имею к ресторану самое непосредственное отношение.

Бетти кивнула.

— Знаю, вы его хозяин, мистер Тревис.., ээ.., простите, фамилию запамятовала.

Повисла небольшая пауза.

— Хантер, — произнес собеседник Бетти. — Значит, вам уже доводилось здесь бывать?

Та покачала головой.

— Нет. Сегодня я ужинаю у вас впервые.

Брови Тревиса озадаченно сошлись у переносицы.

— Откуда же вам известно мое имя?

Бетти рассмеялась.

— Мне рассказал о вас мой брат.

— А! Значит, у нас есть общие знакомые, мисс?..

— Бетти Уинклесс.

— Очень приятно, — улыбнулся Тревис.

В этот момент к столику приблизился официант, чтобы подать Бетти десерт и убрать пустые тарелки.

— Если бы я не знал, что вы впервые посетили «Морскую выдру», то счел бы вас нашим завсегдатаем, — заметил Тревис.

— В самом деле? Интересно, почему?

— Потому что вы заказали наш фирменный яблочный пирог с корицей. Джек, мой повар, готовит его лучше всех на Восточном побережье.

Бетти с любопытством взглянула на стоящую перед ней тарелку.

— Да? Сейчас попробую. Вообще-то я неравнодушна к сладкому.

Тревис кивнул.

— Я… — Неизвестно что он хотел сказать, потому что в последний момент передумал и умолк.

Бетти с некоторым удивлением посмотрела на него.

Заметив ее взгляд, Тревис обратился к собиравшемуся удалиться официанту.

— Брайан, дружище, пожалуйста, принеси и мне чашечку кофе. — Затем он повернулся к Бетти. — Вы позволите присесть за ваш столик?

Она сделала жест рукой.

— Конечно. — И улыбнулась лукаво. — Чувствуйте себя как дома.

— Благодарю.

Тревис опустился на стул, деловито оглядел занятое столиками пространство под навесом, потом перевел взгляд на Бетти и несколько мгновений смотрел на нее, будто ожидая чего-то. Наконец та не выдержала.

— Что? — спросила она, вскинув бровь.

Тревис улыбнулся.

— Приступайте. Я жду, когда вы попробуете произведение моего повара.

— Ах вот в чем дело…

Бетти отломила кусочек пирога и принялась сосредоточенно жевать, глядя куда-то вверх.

Постепенно ее глаза округлились.

— Ммм.., изумительно! — Она вновь посмотрела на свою тарелку. — Даже не верится, что это обыкновенный яблочный пирог.

Тревис довольно ухмыльнулся.

— Вот! О чем я вам и говорил. Некоторые специально приходят к нам, чтобы полакомиться этим десертом. Джек печет пирог каждый день, и к вечеру посетители разбирают все до последней крошки.

К столику вновь подошел официант и поставил перед Тревисом на блюдце чашку кофе.

— Спасибо, Брайан, — кивнул тот.

— Что же вы себе не взяли кусочек пирога? — спросила Бетти.

Тревис махнул рукой.

— Нельзя же есть его так часто. Сам не заметишь, как наберутся лишние килограммы.

Бетти отломила следующий кусочек лакомства.

— Следует ли понимать это так, что сегодня вы уже ели пирог?

Тревис сокрушенно развел руками.

— Увы. Один раз за завтраком, когда Джек только-только вытащил пирог из печки, а второй за ланчем. И так почти каждый день.

Бетти окинула Тревиса взглядом, но не заметила никаких «лишних килограммов». Напротив, находящийся перед ней мужчина обладал спортивным телосложением, и если уж говорить о каком-то дополнительном весе, то лишь подразумевая мышечную массу. А она у Тревиса действительно была — мускулы бугрились на обнаженных до самых плеч руках, ощущались под рубашкой на груди, спине и шее. В верхней части его правой руки находилась небольшая цветная татуировка в виде дракона с раскрытой пастью. Когда Тревис что-то делал — например, брал и подносил к губам чашку, — его мышцы приходили в движение и зеленоватые крылья дракона шевелились.

Майкл всегда мечтал разработать мускулатуру, с потаенным вздохом вспомнила Бетти.

Но говорил, что для этого нужно или сутками не вылезать из спортзала, или заниматься физическим трудом.

Она вдруг поймала себя на том, что думает о Майкле как о ком-то, кто остался далеко отсюда, в Нью-Йорке.., или вообще в некой прежней жизни. У нее возникло такое чувство, будто она приехала в другую страну, где волей-неволей предстоит начать новое существование.

В каком-то смысле оно уже началось, подумала Бетти, поглядывая на волнующееся за решетчатым ограждением палубы море и на сидящего напротив сильного молодого мужчину.

Самым неожиданным оказалось то, что близкое присутствие Тревиса было ей не менее приятно, чем само пребывание в ресторане «Морская выдра».

И еще ее волновало само осознание того факта, что она сидит за столиком ресторана с мужчиной. В ее жизни так давно не было ничего подобного!

Прежде они с Майклом частенько ужинали вне дома, выбирая для этого французские и итальянские рестораны. Но порой им хотелось экзотики, и тогда они отправлялись в Чайнатаун.

Сначала некоторое время бродили, держась за руки, чтобы не потеряться в сутолоке, по узким улочкам района, который казался государством в государстве и существовал по собственным законам. Как диковинку разглядывали громоздящиеся на прилавках груды рыбы, моллюсков, крабов, фруктов, птицы, овощей.

Здесь почти не слышалось английской речи, и среди пестрой круговерти флажков, транспарантов и вывесок с иероглифами нетрудно было забыть, где находишься. Впрочем, вернуться к реальности было так же легко — стоило лишь поискать глазами вершину какого-нибудь известного здания наподобие Эмпайр-стейт-билдинг, и тогда все быстро становилось на свои места.

Излюбленным заведением Бетти и Майкла был ресторан «Силвер палас». Иногда им даже приходилось стоять в очереди, чтобы попасть туда, потому что такой услуги, как резервирование столика, там не существовало.

Однако в ресторане Бетти и Майкл только ели, а для десерта и кофе отправлялись в соседний итальянский квартал. Здесь можно было полакомиться вкусными пирожными и выпить чашечку настоящего ароматного эспрессо…

— Так как зовут вашего брата, Бетти?

Этот вопрос вывел ее из состояния задумчивости.

— Моего брата? — машинально повторила она.

Ей так не хотелось расставаться с приятными воспоминаниями!

— Ну да, — кивнул Тревис, потихоньку разглядывая ее. — Того самого, который рассказал вам про меня.

— А, вы об этом! Его зовут Мэт.

Тревис хлопнул ладонью по столу.

— Мэт Уинклесс! Вилла Гибискус, верно?

— Она самая.

— Мог бы сразу догадаться, — заметил Тревис, прихлебывая кофе. — Еще когда вы назвали себя.

— Ой, чуть не забыла! — вдруг воскликнула Бетти. — Ведь Мэт просил передать вам привет.

Тревис наклонил голову.

— Благодарю. Он сейчас на вилле?

— Нет, у него дела в Нью-Йорке. Я здесь одна, в отпуске. Мэт отправил меня отдыхать.

— Понятно… — протянул Тревис.

— Мэт говорил, что вы с ним подружились и даже вместе рыбачили, — добавила Бетти.

Немного повернувшись на стуле, Тревис посмотрел на море.

— Так и было. Причем не раз. На зорьке садились на «Гагару» — это моя яхта, пояснил он, мельком взглянув на Бетти, — и плыли подальше от берега, в открытое море. В этих местах неплохо ловится тунец. А к ланчу возвращались обратно. Мэта я высаживал у виллы, а сам шел на яхте сюда. — Тревис ровно уселся на стуле. — Впрочем, вам, наверное, неинтересно слушать про рыбалку…

В эту минуту Бетти дожевывала последний кусочек пирога.

— Ммм… Напротив! — живо возразила она. — Вот я, например, никогда не выходила на яхте в море, хотя мне всегда хотелось. Друзья приглашали моих родителей на прогулки под парусом, но я тогда была маленькой и меня не брали. — Бетти усмехнулась. — Да что там, я даже на обыкновенной лодке никогда не каталась. На такой, знаете, где веслами гребут.

Тревис снисходительно усмехнулся.

— Конечно, знаю. Перед тем как открыть этот ресторан, я держал лодочную станцию.

— Правда? Ах как интересно!

Тревис пристально взглянул на Бетти.

— Вам это действительно кажется увлекательным?

Она ответила удивленным взглядом.

— А как же! У вас здесь все так романтично.

Море совсем рядом, лодки, яхты.., ресторан — и тот на воде. Он вам таким достался или это ваша выдумка?

Тревис обвел взглядом свое заведение. Посетителей в нем уже значительно поубавилось, время ужина незаметно подошло к концу.

— В моих руках случайно оказалось три списанных из военно-морского флота понтона, сказал он. — Я долго ломал голову над тем, к чему их приспособить, пока наконец не догадался соорудить над ними палубу, оградить перилами и перекинуть с берега мостки. Потом на этой площадке поставил киоск с мороженым и несколько столиков. Делал все это в расчете на детишек, которых здесь уйма, — кивнул Тревис в сторону пляжа. — Мне казалось, что их привлечет возможность полакомиться, не удаляясь от моря.

— И что же, вы ошиблись? — спросила Бетти, с интересом слушавшая рассказ.

Тревис улыбнулся.

— Если и ошибся, то только водном: мое импровизированное кафе вскоре приобрело популярность не только у ребятни, но и у взрослых.

— Даже так! — рассмеялась Бетти.

— Представьте себе. Двое парней, которые работали тогда у меня… Впрочем, они и сейчас здесь трудятся, вы их видели, это официанты Брайан и Стэнли. Так вот, ребята стали говорить мне, что взрослые посетители часто спрашивают, нет ли в продаже чего-нибудь посущественней мороженого.

— И тогда вы?..

— Задумал устроить настоящий ресторан.

Решение напрашивалось само собой. — Тревис обвел взглядом пространство под навесом. — Вот и получилось то, что видите. Ничего особенного, но людям нравится. И доход приносит неплохой. Разумеется, пришлось потратиться на кухонное оборудование, холодильники и тому подобное, однако все быстро окупилось.

— А как же ваша лодочная станция? — спросила Бетти. — Вы от нее отказались?

Тревис с усмешкой покачал головой.

— Ничего подобного. Она здесь, рядом. — Он кивнул куда-то вправо. — Просто отсюда ее не видно, кухонный блок загораживает.

Бетти посмотрела в ту сторону, куда он указал, но действительно уперлась взглядом в стенку, где был устроен раздаточный прилавок.

— И вы даете лодки напрокат?

— Да. Только лично я этим уже не занимаюсь. Там у меня работает человек. — Немного помолчав, Тревис спросил:

— А что, вы хотите взять лодку?

Бетти рассмеялась.

— Нет, что вы! Я ведь совершенно не умею грести. Спросила просто так…

Оба замолчали. Бетти наблюдала за снующими над водой и покачивающимися на слабой волне чайками, а Тревис допивал кофе и поглядывал из-под ресниц на свою визави. Поставив опустевшую чашку на блюдце, он неожиданно произнес:

— А давайте я вас прокачу на лодке!

Бетти быстро взглянула на него.

— Что вы… Зачем… Не нужно, я это не к тому говорила…

— Но вам ведь хочется поплавать на лодке?

Она усмехнулась.

— Мне и на яхте хочется поплавать, и что с того? Это никого ни к чему не обязывает.

— Спорить не стану, — кивнул Тревис, откидываясь на спинку стула и расправляя плечи. — Однако я и сам не прочь размяться после рабочего дня. Вам это незнакомо, но, поверьте, иной раз приятно поработать веслами.

— Охотно верю, — сказала Бетти, скользнув взглядом по его бугристым бицепсам. — Только вы ведь не рикша, чтобы меня катать.

Тревис вдруг запрокинул голову и расхохотался.

— Рикша! Скажете тоже… Это же просто удовольствие — прокатиться по морю в лодке с красивой молодой женщиной!

Неожиданно для себя Бетти почувствовала, что ее щеки розовеют.

Что-то я совсем одичала, подумала она с изрядной долей сарказма. Краснею от комплиментов…

— Гм.., благодарю, — вот и все, что ей удалось произнести в ответ.

Быстро брошенный на Тревиса взгляд сказал Бетти, что тот откровенно любуется ею. От подобных вещей Бетти тоже успела отвыкнуть.

Возможно, за последние два года мужчины не раз поглядывали на нее с интересом, только она не замечала этого, потому что была очень погружена в себя и свои переживания.

— Простите, что не предлагаю прогуляться на яхте, — продолжил Тревис. — Ее арендовали у меня на несколько дней. Зато свободных лодок предостаточно. Есть моторный катер, но лично я не очень его люблю. Плавать на нем по морю — все равно что ездить на автомобиле. Даже хуже: приходится дышать выхлопными газами, а о шуме я уж и не говорю. Так что давайте лучше остановимся на весельном варианте.

— Но… — начала было Бетти.

Однако Тревис как будто не заметил предпринятой ею попытки вставить словечко в его монолог.

— Доставлю вас домой в лучшем виде, — вел он свою линию. — Соглашайтесь, вам ведь ничего делать не придется — только сидеть и наслаждаться прогулкой.

— Домой? — удивленно произнесла Бетти. Я не ослышалась?

Тревис спокойно улыбнулся.

— Нет, вы все поняли правильно.

— Но ведь до виллы не меньше мили.

— Это по суше, в объезд. А по воде путь гораздо короче.

Но Бетти все равно смотрела на него с изумлением.

— И вы собираетесь преодолеть все это расстояние на веслах?

Он пожал плечами.

— Ну да. Поверьте, в этом нет ничего особенного.

В глазах Бетти промелькнуло невольное восхищение. Она никогда не оставалась равнодушна к мужской силе и уверенности в себе.

Заметив возникшее на ее лице выражение, Тревис скромно опустил ресницы. Однако ненадолго, потому что в следующую минуту она произнесла с едва заметным вздохом:

— Весьма благодарна вам за предложение, но, боюсь, принять его не смогу: я приехала сюда на автомобиле Мэта, который оставила на площади, напротив полицейского участка. Не могу же я бросить его и…

Но Тревис отмел это возражение небрежным жестом.

— Да что с ним сделается? Роузвилл тихое местечко. Рай для любителей семейного отдыха. — Он чуть наклонился вперед и произнес с заговорщицким видом:

— Между нами говоря, наш шериф начал толстеть, и я уверен, что это от безделья. Бедняге нечем заняться! Уровень правонарушений почти нулевой. Подростки, правда, иногда шалят — рисуют граффити, где не положено. А более тяжких преступлений на моей памяти не случалось.

— Что ж, местным жителям можно только позавидовать, — заметила Бетти. Потом, минутку помолчав, спросила:

— А вы родом из здешних мест?

Ее невинный вопрос почему-то вызвал небольшую заминку. Тревис замер, но продолжалось это всего долю секунды. Бетти даже ничего не заметила.

— Нет, я родом из Оклахомы.

— Да? А здесь как оказались?

— Сначала отдыхал в этих местах с друзьями, потом стал приезжать и один. А позже и вовсе решил остаться. Открыл свой небольшой бизнес.., вот и все.

Бетти кивнула.

— А жена, дети у вас есть? Ох, простите! Наверное, я не должна была об этом спрашивать…

В глазах Тревиса вновь что-то промелькнуло, но блеск стекол в очках надежно скрыл это выражение.

— Нет, ничего. — Тревис лучезарно улыбнулся. — Разве я похож на женатого человека?

4

Бетти внимательно посмотрела на него. Действительно, в нем было нечто такое, что заставляло отнести его к разряду холостяков. Ощущение внутренней свободы, что ли…

— Нет, — сказала она, — не похожи. Это ваш сознательный выбор?

— В смысле, почему я не женился? — уточнил Тревис.

— Э-э.., ну да. — Бетти вновь смутилась. — Ладно, забудьте. Что-то я сегодня задаю слишком много вопросов.

— А я с удовольствием отвечаю, — улыбнулся он. — Нет, ни о каком сознательном выборе в данном случае речь не идет. Просто так до сих пор складывались обстоятельства. Развитие моего маленького бизнеса отнимало слишком много времени. Некогда было всерьез ухаживать за женщинами.

Бетти откинулась на спинку стула и посмотрела по сторонам. К этому времени наплыв посетителей схлынул, занято было всего три столика, не считая того, за которым сидели они с Тревисом.

— А сегодня вы решили дать себе небольшое послабление? — спросила она.

— Это вы о лодочной прогулке? — прищурился Тревис.

— Ну да. Задумали приударить за посетительницей?

На его губах медленно образовалась улыбка.

— Приударить… Интересное словечко. Что ж, если вам по душе подобное определение, давайте остановимся на нем. Хотя сам я не в восторге от этого выражения.

Бетти поморщилась.

— Я тоже. Но как еще назвать то, что между нами сейчас происходит?

— А давайте никак не называть, — предложил Тревис. — Скажу лишь, что вы мне нравитесь. Мне приятно смотреть на вас, разговаривать и все такое… Устраивает вас подобное объяснение?

С неожиданной для себя кокетливостью Бетти склонила голову набок.

— Спасибо за добрые слова. Только все равно я кое-чего не пойму.

— В самом деле? — лукаво усмехнулся Тревис. — Чего же?

Она немножко помолчала.

— Вы видите меня впервые в жизни, так?

Тревис кивнул.

— Допустим.

И в ту же минуту поймал удивленный взгляд Бетти.

— То есть как это — допустим?

— Э-э.., я хотел сказать… Правильно, вижу вас впервые, — быстро поправился он. — Не обращайте внимания, просто у меня такая манера выражаться.

— А… Ладно, допустим. — Бетти осеклась и пару секунд молча смотрела на Тревиса. — Тьфу ты, дьявол! В самом деле, прилипчивое словцо.

Тревис рассмеялся.

— Вот видите!

— Да уж… Так о чем я говорила?

— О том, что я впервые вас вижу, — подсказал он.

Бетти кивнула.

— Верно. И тем не менее приглашаете меня на прогулку по морю. Сам собой напрашивается вопрос: вы со всеми так поступаете?

Тревис ткнул пальцем в перемычку очков.

— Бетти, вы не похожи на женщину, которая способна задавать настолько тривиальные вопросы. Кроме того, я только что сказал, что в последнее время мне недосуг было ухаживать за женщинами.

— Вы не так сказали, — возразила Бетти.

Он удивленно взглянул на нее.

— А как?

— Что вам некогда было всерьез за ними ухаживать.

Несколько мгновений Тревис молчал, потом чуть подался вперед и негромко произнес:

— А вам хочется, чтобы было всерьез?

Бетти замерла, глядя на него. Их взгляды встретились. Глаза Тревиса плохо просматривались из-за сидящих на его носу очков, но их выражение все равно можно было прочесть — внимательное, сосредоточенное, пытливое. Это уже была не игра, не простое жонглирование словами, а нечто более основательное.., и будоражащее.

Первой отвела взгляд Бетти.

— Не забывайте, что я тоже вижу вас впервые.

Тревис вновь откинулся на спинку стула.

— Всегда бывает первый раз. Про себя же могу сказать следующее: у меня такое чувство, будто мы уже встречались.

— Правда? — покосилась на него Бетти. — И чем вы это объясняете?

Он пожал плечами.

— Вы похожи на своего брата, Мэта. Возможно, в этом все дело. Я знаком с ним, поэтому мне кажется, что знаю и вас.

Несколько мгновений Бетти обдумывала его слова.

— Что ж, вполне может быть.

Повисла пауза. Наконец Тревис нетерпеливо пошевелился на стуле.

— Так каково ваше решение относительно прогулки по морю? Прокатимся? — Он вдруг усмехнулся. — Или, может, вы просто побаиваетесь меня?

Бетти вздрогнула. Своим предположением Тревис угодил в самую точку. Однако боялась она не его самого, а того, что могло стать следствием их знакомства.

С другой стороны, я ведь приехала сюда отдохнуть, подумала Бетти. Развеяться, набраться новых впечатлений. Вот и представился чудесный случай. К тому же Тревиса хорошо знает Мэт. Да и сам он как будто внушает доверие.

Рискнуть, что ли?

— Почему я должна вас бояться? — сказала она. — По-моему, вы человек вполне положительный. Тем более вас здесь наверняка многие знают.

— Если не все! — хохотнул Тревис. — Значит, согласны?

Бетти кивнула.

— Только завтра мне придется вернуться в Роузвилл, чтобы забрать автомобиль.

— Судя по вашему тону, вам не очень этого хочется, — заметил Тревис.

— Просто я ничего такого не планировала, — пояснила она. — Прогулке по окрестностям у меня был посвящен нынешний день. А завтра я собиралась поваляться на солнышке. Хочется вернуться домой загорелой, знаете ли…

Тревис на минутку задумался, потом улыбнулся.

— Нет ничего проще! Я сам пригоню вам завтра автомобиль Только, если не возражаете, ближе к вечеру. Днем у меня, как обычно, дела.

— Вы? — удивилась Бетти.

— А что тут особенного? — в свою очередь вскинул брови Тревис. — Дорога до виллы Гибискус мне хорошо известна. Если же вы опасаетесь, что я нарушу ваш покой…

— Да нет, — махнула она рукой, — мне просто неловко заставлять вас куда-то ехать.

— Зато в конце пути меня ждет приз, — подмигнул Тревис.

Бетти слегка растерялась.

— Какой?

— Я еще раз увижу вас!

Она смущенно опустила ресницы, и ее щеки вновь окрасились едва заметным румянцем.

Тревис Хантер очень странно действовал на нее. В свое время только один мужчина умел заставить ее так волноваться — Майкл. Тревис ничем его не напоминал, за исключением разве что роста, однако рядом с ним Бетти испытывала почти такие же эмоции. И это озадачивало ее.

Взглянув на Тревиса, она неуверенно пожала плечами.

— Ну, если свидание со мной вы расцениваете как приз…

Тот ухмыльнулся.

— Если уж говорить о свидании, то, поверьте, любой мужчина, окажись он на моем месте, рассматривал бы его точно так же.

Бетти посмотрела на него с прищуром.

— А вам не кажется, что вы преувеличиваете?

Тревис уверенно качнул головой.

— Если речь идет о вас — нет. Скорее, вы сами склонны приуменьшать свое женское очарование.

Неожиданно Бетти развеселилась.

— Вот уж не думала, отправляясь сюда, что за ужином стану обсуждать свои женские качества!

Тревис скользнул взглядом по ее красивым светлым волосам, мягкому овалу лица, полным, без малейшего следа помады губам, по нежной шее, трогательной ямке у основания горла, соблазнительным, обтянутым белым трикотажем выпуклостям груди…

— Я тоже не ожидал, что сегодня у меня будет такой приятный вечер, — хрипловато произнес он.

Бетти улыбнулась.

— Значит, мы в равных условиях. — Потом она оглянулась и кивнула Брайану, официанту, который ее обслуживал.

Тот подошел и положил на столик счет. Однако, прежде чем Бетти успела заглянуть в бумажку, Тревис забрал ее, протянув руку через стол.

— Зачем вы? — вскинула Бетти на него взгляд.

Но тот смотрел на Брайана.

— За счет заведения, — коротко сказал он.

Брайан кивнул.

— Понятно.

— Эй! Что происходит? — воскликнула Бетти.

Тревис повернулся к ней.

— Я вас угощаю.

Она разинула рот.

— Зачем? Я в состоянии заплатить за ужин.

— Не сомневаюсь, — кивнул Тревис, весело щурясь. — Просто мне приятно угостить вас.

Однако Бетти выставила вперед ладони.

— Нет, я так не могу! Это никуда не годится.

— Да почему? — искренне удивился Тревис. — Считайте, что вы у меня в гостях. С гостей ведь не берут денег за угощение, верно?

Бетти молчала, не зная, что возразить.

— Все-таки это не правильно, — наконец произнесла она.

Тем временем Тревис многозначительно взглянул на Брайана, и тот удалился, захватив посуду со стола, — Ну, если вы так считаете, предлагаю компромисс.

— Какой? — подозрительно спросила Бетти.

— О, не беспокойтесь, ничего предосудительного.

— А все-таки?

— Сделаем так: сегодня я угощаю ужином вас, а завтра вы меня, идет?

Несколько мгновений Бетти смотрела на него, и в ее глазах появился оттенок восхищения.

— Ну, вы и ловкач! Всегда так складно обделываете свои делишки?

Тревис ответил ей невинным взором.

— Не понимаю, о чем вы.

— Бросьте! — махнула она рукой. — Все вы прекрасно понимаете. Так и быть, поужинаем завтра вместе. Только с одним условием.

— Да?

— Вы поможете мне готовить. Мэт говорил, что у вас это неплохо получается.

— Он и об этом упоминал? — хмыкнул Тревис. — Разумеется, помогу. Если найдется что-нибудь, из чего стряпать. А если нет, захвачу продукты с собой.

Бетти покачала головой.

— Не нужно, продуктов на вилле предостаточно. Миссис Рэнсом забила ими холодильник.

— Вот как? — с интересом произнес Тревис. — Выходит, она знала, что вы приедете?

— Конечно. Мэт связался с ней по телефону и попросил приготовить дом к моему приезду.

Вот она и расстаралась.

— Да, миссис Рэнсом дама исполнительная.

— Вы с ней знакомы?

Тревис усмехнулся.

— В таком поселке, как Роузвилл, трудно кого-либо не знать. Я имею в виду местных. К тому же миссис Рэнсом живет неподалеку от меня, в соседнем доме. Вдобавок, я встречался с ней на вилле Гибискус.

Взглянув по сторонам словно из опаски, что кто-то может услышать, Бетти произнесла:

— А она не кажется вам странной?

— Миссис Рэнсом? — медленно произнес Тревис. — Дело в том, что мое общение с ней ограничивалось в основном обычными формулами вежливости. Как говорится, здравствуйте и до свидания. Но, на мой взгляд, она оставляет впечатление человека замкнутого и закрытого.

Бетти кивнула.

— Значит, наши мнения совпадают. Честно говоря, более чопорной особы я не встречала!

В день моего приезда — собственно, это было вчера — миссис Рэнсом встретила меня так, будто я явилась на работу наниматься.

— Смешно, — согласился Тревис, поднимаясь со стула. — Ну что, отправимся к причалу?

Захватив сумочку, Бетти последовала за ним.

Тревис повел ее к выходу, по пути задержавшись у раздаточной стойки и отдав несколько коротких распоряжений. Затем он помог Бетти спуститься по мосткам на берег.

Они двинулись направо, туда, где у каменных причалов покачивались на волнах плоскодонки, парусные лодки и катера.

— Подождите здесь минутку, пока я схожу за веслами, ладно? — попросил Тревис.

Бетти кивнула и осталась у крайнего причала.

Тем временем Тревис направился к длинному ангару, у распахнутой двери которого, прислонясь спиной к стене, сидел на табурете здоровяк с седой, коротко стриженной бородкой от уха до уха а-ля Хемингуэй. На нем были бежевые шорты и майка в сине-белую полоску. Своим видом он напоминал этакого морского волка в отставке. Как и положено подобной персоне, он курил, но не трубку, как можно было ожидать, а толстую сигару. Аромат душистого табака разливался в неподвижном вечернем воздухе, достигая того места, где стояла Бетти.

— Добрый день, Билл, — приветствовал здоровяка приблизившийся Тревис. — Как нынче дела?

Тот кивнул, неспешно вынимая сигару изо рта.

— Понемногу. Лодки сегодня шли нарасхват, большую часть из них уже вернули. Сейчас отсутствует одна плоскодонка, катер и яхта. Вон подростки с ней упражняются. Я им говорил, что в штиль под парусом не ходят, но… — Билл махнул рукой. — Видно, парням хотелось перед девчонками покрасоваться. От берега они еще кое-как отошли, да там и застряли, обратно грести придется.

Слышавшая весь разговор Бетти повернулась и действительно увидела в море напротив причалов лодку с обвисшими парусами.

— А я тоже за веслами, — сказал Тревис. — Возьму «Чайку», охота немного размяться.

Билл покосился на Бетти.

— Ясное дело. Всегда приятно пройтись по морю по вечерней прохладе.

— Это ты верно заметил, — усмехнулся Тревис.

Он скрылся в ангаре и через несколько минут вышел с парой весел. Затем кивнул Биллу и направился к Бетти.

— Идемте сюда.

Тревис первым взошел на причал и приблизился к выкрашенной синей краской лодке с белой надписью «Чайка» на борту. Прыгнув в нее, он вставил весла в уключины и повернулся к Бетти.

— Вот и все. Прыгайте сюда!

— Прыгать? — Бетти подошла к краю причала и посмотрела вниз. До лодки было совсем близко — всего один шаг, — но сделать его почему-то было очень трудно. Волнующаяся возле причала вода выглядела темной, пугающей. В ней колыхались нитевидные, облепившие камни водоросли. Они были похожи на бороду какого-то мифического морского обитателя.

— Ну? — произнес Тревис.

— Я… — Бетти подняла на него взгляд и вновь устремила его вниз, на темно-зеленое бездонное пространство, по крайней мере таким оно ей представлялось.

Тревис посмотрел на нее, и уголки его губ медленно приподнялись в улыбке.

— Боишься?

Бетти прерывисто вздохнула. Она понимала, что бояться смешно, что до дна здесь от силы фута четыре… Но все равно ей было жутковато.

— Не бойся, — сказал Тревис, перестав улыбаться. — Иди сюда, я тебя поддержу.

Но, вместо того чтобы сделать это, Бетти попятилась. Соглашаясь на морскую прогулку, она как-то выпустила из виду момент входа в лодку.

Видя, что Бетти трудно перебороть себя, Тревис принялся отвязывать канат.

— Ладно, мы сделаем иначе, — произнес он. — Ступай на берег, я подгоню лодку туда.

Бетти вздохнула с облегчением.

Она сошла с причала на песок и направилась туда же, куда, ловко управляясь с веслами, двинулся на лодке Тревис. Вскоре они встретились у влажной береговой кромки.

Приблизившись к тому месту, где стояла Бетти, Тревис осушил весла. Затем быстро сбросил кроссовки и закатал джинсы. После чего шагнул через бортик в воду и подтащил лодку вперед, днищем по песку.

Бетти молча наблюдала за его действиями.

Наконец Тревис вышел на сухой песок и направился к ней. Она не разгадала его намерений до тех пор, пока не стало слишком поздно.

А замысел Тревиса был прост, и осуществил он его без малейших колебаний: пока Бетти не опомнилась, подхватил ее на руки и понес в лодку.

Единственное, что Бетти успела, это ахнуть от неожиданности. В следующую минуту Тревис бережно опустил ее на деревянное сиденье.

— Вот и все. И нечего было бояться.

Пару секунд Бетти оставалась неподвижной.

Ее ошеломило то, что только что произошло.

Совершенно неожиданно, без каких-либо предварительных признаков она вдруг оказалась в сильных мужских объятиях. И когда осознала это, у нее захватило дух.

Более двух лет в жизни Бетти не было ничего подобного. Порой ей начинало казаться, что она забыла, каково это, когда тебя обнимает мужчина.

А тут внезапно вспомнила. Вернее, словно заново испытала все связанные с этим ощущения. Первыми были запахи. Когда Тревис подхватил ее на руки, она будто окунулась в них.

Ее ноздри затрепетали, втягивая восхитительные мужские ароматы: разгоряченной кожи, лосьона, чего-то еще — туалетного мыла, наверное — и даже остатки запаха сигары, которую курил Билл и дымом которой успел пропитаться Тревис.

Еще не отойдя от первого потрясения, Бетти испытала второе — ощутила крепость обнимающих ее рук, твердость мышц груди, к которой оказалась прижата, биение сердца.

Однако, словно в насмешку, Бетти ждало еще третье потрясение — в довершение ко всему ее пронзил сильный чувственный импульс.

И, когда Тревис опустил ее на деревянную лодочную скамью, она еще была полна сладостной истомы.

«И нечего было бояться» — проникла в ее мозг последняя фраза Тревиса.

Как сказать, подумала Бетти, машинально проводя языком по внезапно пересохшим губам. Затем она подняла взгляд и пояснила, будто извиняясь:

— Просто я всегда отношусь к воде с опаской. Возможно, со стороны это выглядит смешно, но я ничего не могу с собой поделать.

Тревис понимающе кивнул.

— Не вижу в этом ничего предосудительного. — Последнее слово он произнес с натугой, потому что в этот момент сталкивал лодку в глубину.

Запрыгнув внутрь, Тревис вновь взялся за весла. Мерно гребя и периодически оглядываясь, он быстро вывел лодку на открытое пространство, чтобы затем взять курс на виллу Гибискус.

К этому времени Бетти успела немного прийти в себя. Впрочем, лучше бы ей было оставаться в прежнем состоянии, потому что, избавившись от чувственного трепета, она вновь забеспокоилась.

Причина была проста: вокруг волновалась стихия, которую Бетти считала для себя в каком-то смысле враждебной. Мало того, сейчас под лодкой была настоящая глубина.

Представив себе расстояние до дна, Бетти судорожно вцепилась одной рукой в бортик, другой в сиденье.

И зачем я только согласилась на эту прогулку! — вертелось в ее голове. Катила бы сейчас преспокойно в «форде» и горя не знала. Дернул же меня дьявол поддаться на уговоры!

Однако, несмотря на эти мысли, Бетти понимала, что дьявол здесь ни при чем. Всему виной было долгое отсутствие у нее интимной жизни. Именно оно сыграло здесь главную роль.

Действуя незаметно, исподтишка, оно склонило Бетти принять предложение этого сильного загорелого парня.

Она посмотрела на Тревиса, и тот улыбнулся ей, продолжая размеренно взмахивать веслами. Похоже, гребля не доставляла ему никакого труда. Только мышцы вздымались и опадали на обнаженных руках в такт размеренным движениям весел.

Выходит, он не лукавил, когда говорил, что для него одно удовольствие пройтись по морю на лодке, подумала Бетти с невольным восхищением.

Он не только это говорил, всплыло в ее мозгу.

Бетти прикусила губу, вспомнив также другие слова Тревиса.

«Приятно прокатиться по морю в лодке с красивой молодой женщиной». Да, кажется, так он и сказал, мелькнуло в ее голове. А красивая и молодая — это я. Так он считает.

А разве это не правда? — вновь прозвучал голос подсознания.

Скорее всего, окружающие так меня и воспринимают, подумала Бетти. Просто я сама чувствую себя едва ли не старухой.

Вот именно! Причем ты же сама в этом и виновата.

Бетти убрала руку с борта лодки и тряхнула головой, будто стремясь таким образом подбодрить себя. Это простое действие неожиданно возымело успех. Она успокоилась настолько, что даже нашла в себе силы оглядеться.

И тут выяснилось, что Тревис удалился в море лишь для того, чтобы обойти причалы.

Обогнув их, он вновь направил лодку к берегу.

Сейчас они плыли всего ярдах в пятнадцати от кромки прибоя. Иными словами, до берега было рукой подать.

Данное обстоятельство прибавило Бетти хорошего настроения. Кроме того, она оценила деликатность Тревиса, который заметил ее испуг и сделал все возможное, чтобы уменьшить его.

— Что, уже не так страшно? — весело спросил он, налегая на весла.

Татуированный дракон на его обнаженном плече сейчас, казалось, не просто шевелил, а махал крыльями. Бетти с трудом отвела от изображения взгляд.

— Да, уже гораздо лучше, — сказала она с робкой улыбкой. Ей вдруг захотелось увидеть глаза Тревиса, но они по-прежнему были скрыты за поблескивающими стеклами очков-хамелеонов.

— Не беспокойся, скоро будем на месте, — заметил он. — Вилла уже близко.

— Знаю, — усмехнулась Бетти. — Я уже ее вижу.

Тревис оглянулся.

— Действительно… Она даже ближе, чем я думал. Отсюда запросто можно было бы добраться до нее вплавь.., если бы ты умела плавать.

— Что ты сказал? — быстро спросила Бетти. — Если бы я умела плавать? А откуда тебе известно, что я не умею?

Она увидела, как Тревис отвел взгляд, и ей показалось, что с его губ слетело тихое ругательство.

— А разве умеешь? — произнес он спустя минуту.

Бетти пожала плечами.

— Я этого не утверждаю. Просто мне интересно, откуда ты знаешь.

— Ниоткуда, — буркнул Тревис. — Это видно невооруженным взглядом. Посмотрела бы ты на себя со стороны! Вцепилась в борт лодки, вся дрожишь… Всякий поймет.

Бетти опустила взгляд и грустно вздохнула.

— " Все правильно, ты угадал, я действительно не умею плавать. И очень от этого страдаю.

Несколько мгновений Тревис смотрел на нее, потом улыбнулся.

— Зачем страдать? Научись!

— Не могу. У меня не получается. Это все родители виноваты. В детстве они так оберегали меня, что в результате я обзавелась комплексом по поводу плавания. Понимаю, что нужно пересилить себя, и не могу. Хотя, честно говоря, мне очень нравится плескаться в воде.

— Значит, еще не все потеряно, — уверенно произнес он. — Прояви немного упорства — и скоро начнешь плавать как дельфин.

— Легко тебе говорить… — проворчала Бетти. — Все только и делают, что советуют. Просто замучили благими рекомендациями. Дорогая, сделай так, нет, лучше этак! — добавила она, будто передразнивая кого-то. — Болтать проще всего…

Тревис блеснул зубами в улыбке.

— Призываешь меня сделать что-то конкретное?

— А хотя бы! — пробормотала она вполголоса.

— Гм.., вообще-то идея неплохая. — Произнеся эту фразу, Тревис умолк. Несколько минут он работал веслами, поглядывая на берег.

Все это время Бетти ждала продолжения, пока наконец не вытерпела.

— О какой идее ты говоришь?

— О твоей.

Она помолчала.

— Что-то не припоминаю, чтобы я высказывала какую-нибудь идею.

Он лукаво усмехнулся.

— Нет? Наверное, я не правильно понял.

Бетти уставилась на него в недоумении. Он же в очередной раз невозмутимо оглянулся на берег и принялся поворачивать лодку носом к белеющей на холме вилле.

— Ты издеваешься надо мной? — спросила Бетти, сердито сопя.

— Что ты! — еще шире улыбнулся Тревис. — Только чуть-чуть подшучиваю.

— Ах так? — хмыкнула Бетти. — Ладно, при случае сквитаемся. Так в чем суть идеи?

— В том, чтобы я стал твоим персональным инструктором по плаванию.

Бетти вновь удивленно воззрилась на него.

— Когда я такое говорила?

— Ну, может, не в тех словах.., но ты ясно дала понять, что не прочь увидеть с моей стороны конкретные действия. Я в свою очередь готов их продемонстрировать. Так что назначай день первых занятий.

Бетти зачарованно покачала головой.

— Не понимаю, что ты здесь делаешь с твоими талантами. С такой деловой хваткой тебе бы ворочать бизнесом на Уолл-стрит!

Тревис ничего не ответил, но заметно помрачнел.

— А, понимаю, — сказала Бетти, глядя на него. — Твоя сноровка проявляется лишь в отношении женщин!

— Понимай, как знаешь, — проворчал Тревис.

Она усмехнулась.

— Что, не нравится, когда тебя поддевают?

Он вновь промолчал. Потом вдруг взглянул на свою левую руку и тут же перевел взгляд на воду, на которой то тут, то там возникали крошечные всплески. Когда он поднял глаза к небу, Бетти тоже почувствовала удары редких, но увесистых капель. При этом в воздухе не было даже малейшего дуновения, лишь стало немного прохладнее.

— Сейчас начнется! — крикнул Тревис, налегая на весла.

К счастью, они находились уже почти у самого берега. Минута-другая — и лодка чиркнула днищем по песку. Но и дождь усилился.

Подняв весла на борт, Тревис прыгнул в воду, чтобы перенести Бетти на берег. На сей раз она сама протянула к нему руки. Он подхватил ее и по колено в воде зашагал к сухому песку.

— Бежим в дом! — предложила Бетти, ощутив под ногами земную твердь.

— Не успеем, — бросил Тревис через плечо, возвращаясь в воду.

Прикрыв голову сумочкой, Бетти наблюдала, как он вытаскивает лодку на берег. Когда та полностью оказалась на суше, Тревис с усилием перевернул ее килем кверху. Затем приподнял один край и взглянул на Бетти.

— Давай!

— Что? — не поняла она.

— Да залезай же скорее, иначе промокнешь до нитки!

— Куда? Под лодку?

— Да! Да! Быстрей!

Пискнув что-то невразумительное, Бетти юркнула под импровизированное укрытие. В ту же минуту Тревис оказался рядом, опустив край лодки.

И как раз вовремя, потому что ливень хлынул в полную силу.

5

Здесь было темно, тепло и сухо. Пахло мокрой древесиной и нагретым за день песком.

А еще было тесно, потому что для двоих под лодкой едва хватало пространства, но вместе с тем и уютно. Наверное, из-за частой дроби, которую выстукивал по дну лодки шквалистый дождь.

Бетти пошевелилась, устраиваясь поудобнее, и Тревис сделал то же самое. А потом обнял ее.

И это показалось ей чем-то совершенно естественным. Они были словно путники, застигнутые в пути ураганом. Их объединяло нечто общее, какое-то чувство, которому трудно найти определение. Единственное, что можно сказать наверняка, — в нем было много романтики.

Через минуту губы Тревиса почти невесомо скользнули по щеке Бетти. Та тихо ахнула.., и притихла, потому что в следующее мгновение Тревис прильнул к ее рту.

Поцелуй получился медлительным, пронизанным нежностью. И оказался настолько приятным, что Бетти просто чаяла от удовольствия.

Наконец их губы разомкнулись, и Тревис прошептал:

— Как давно я этого хотел…

Бетти могла бы сказать то же самое, ведь в ее жизни так давно не было мужских ласк. Вместо этого она тихо произнесла:

— Давно — это что, с момента нашего знакомства?

Ей показалось что Тревис улыбнулся.

— С первой минуты, как только я тебя увидал.

— Ну, это было не так уж давно, — заметила она.

Ничего не ответив, Тревис вновь принялся целовать ее.

Им было так хорошо вдвоем, что Бетти ни о чем не хотелось думать. Она просто позволила себе наслаждаться моментом. Жизнью…

В тесном пространстве между лодочными сиденьями и теплым песком тела Бетти и Тревиса оказались плотно прижатыми друг к другу.

Их формы идеально совпадали. Бетти чувствовала это, и ей было приятно.

Впрочем, как и все в Майкле: широкие плечи, сильные руки, даже татуированный дракон…

Бетти замерла.

Что со мной? — лихорадочно пронеслось в ее мозгу. Почему я думаю о Тревисе как о Майкле?

Как можно было их спутать? Бред какой-то…

Словно почувствовав ее состояние, он отстранился, при этом ощутимо стукнувшись макушкой о какую-то деревяшку.

— Ох, дьявол! — сказал он со смешком. — Совсем забыл, где нахожусь… Ты как, в порядке?

— Вполне.

— Ты вдруг напряглась, и я подумал…

— Нет, все нормально. Просто я кое о чем вспомнила, не обращай внимания.

— Надеюсь, о приятном?

— Да, но очень далеком… — С минуту она молчала, потом произнесла нарочито будничным тоном:

— Кстати, тебе не кажется, что дождь кончился?

Тревис прислушался.

— Действительно. Пора выбираться отсюда.

Он первым выполз из-под лодки, затем приподнял ее, пропуская Бетти. Пока та отряхивала песок с волос и одежды, Тревис полностью перевернул лодку.

Бетти огляделась. Вокруг все было мокрым, за исключением того небольшого участка, где только что лежали они с Тревисом. Воздух казался необыкновенно свежим, вкусным. В нем как будто чудился запах молоденьких огурчиков.

Подняв голову, Бетти увидела, что Тревис с улыбкой наблюдает за ней.

— Ну, спасибо за прогулку, — сбивчиво произнесла она. — И за то, что помог спрятаться от дождя. Мне, пожалуй, пора…

Он кивнул.

— Да, ступай. Хотя, постой! Ты ничего не забыла?

Бетти растерянно взглянула на него.

— Н-нет…

— А ключи от автомобиля?

— Ах да! — Бетти явно еще не пришла в себя после поцелуев. Она открыла сумочку и принялась искать ключи.

— Кстати, а какой автомобиль? — спросил Тревис. — Тот же черный «форд», на котором Мэт ездил в прошлом году?

— Он самый. Стоит напротив…

— Полицейского участка, — подхватил Тревис. — Я запомнил.

Бетти протянула ему ключи, держа двумя пальцами за колечко. Он шагнул вперед и взял, но не связку, а ее саму — за запястье. И притянул к себе. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.

Медленно, очень медленно Тревис наклонился к ее лицу… Их губы встретились.

Бетти не могла объяснить, в чем заключается очарование этого парня. Да и не хотела вдаваться ни в какой анализ. Она просто затрепетала, чувствуя, как пробуждается к жизни каждая клеточка ее тела. Как душа наполняется восторгом.

Когда поцелуй завершился, Тревис отстранился не сразу. Напоследок он еще несколько раз прикоснулся губами к щекам и векам Бетти.

Затем тихо произнес:

— До свидания. До завтра…

— До завтра, — шепотом повторила она.

Он наконец взял у нее ключи, а потом несколько минут стоял и смотрел, как она поднимается по тропинке. Примерно в середине пути Бетти обернулась и помахала ему рукой.

Тревис ответил тем же. Вскоре она скрылась за нависающими над тропкой кустами.

Постояв еще немного, он вздохнул и двинулся к лодке, по пути подхватив с песка кроссовки; Впопыхах Тревис забыл про них, и они промокли под дождем. Бросив их в лодку, он столкнул ее в воду, приладил весла и запрыгнул внутрь.

Пора было возвращаться домой.

Домой! — с грустной усмешкой думал Тревис, мерно взмахивая веслами. Что ж, в каком-то смысле Роузвилл действительно стал для меня домом. Я даже начал считать его своим…

До нынешнего дня так и было. И не только к Роузвиллу стал понемногу привыкать Тревис, но даже к своему новому имени. В ожидании своего часа он занимался новым для себя бизнесом, пусть не таким большим, как прежний, но тоже приносящим некоторый доход. Ему даже интересно было испробовать себя в новом качестве. С тех пор как у него появилась «Морская выдра», он не раз вспоминал давние шутки приятелей о том, что ему следовало бы открыть ресторан.

Кто мог думать тогда, что настанут дни, когда так и произойдет?

В его жизни случилось столько перемен — совершенно от него не зависящих, — что он поневоле почувствовал себя другим человеком.

И со временем даже думать о себе начал именно как о Тревисе Хантере.

Нынешний день с новой силой всколыхнул в нем воспоминания. Разумеется, он и так думал о своей былой жизни, но одно дело размышлять вообще, и совсем другое — когда прежнее существование властно врывается в настоящее.

Как, например, сегодня.

Когда Тревис увидел Бетти, сидящую за столиком его собственного ресторана, он на миг замер, будто пораженный молнией.

Нет, он и раньше допускал подобную возможность. С тех пор как, больше года тому назад, Мэт Уинклесс приобрел расположенную вблизи поселка виллу Гибискус, Тревис только и мечтал, как однажды эти края посетит Бетти.

Он прекрасно понимал, что ничего не сможет ей сказать — как, впрочем, Мэту и всем остальным своим прежним знакомым, — однако сама мысль о том, что он увидит ее, безумно его будоражила.

Рано или поздно наступит момент, когда Мэт пригласит Бетти погостить на вилле, думал он.

Иначе просто быть не может.

И тогда ему останется лишь одно: не выдать себя.

Потому что еще не время. Не все обязательства выполнены, не все угрозы изжиты. К тому же он не вправе подвергать дорогих его сердцу людей опасности.

И все-таки, рассуждая подобным образом, Тревис ошибался. Он исходил из того, что, возможно, ему удастся увидеть Бетти издали, на расстоянии. При этом сама она, скорее всего, даже не заметит его. А если заметит, то не узнает.

В последнем Тревис был уверен больше всего, потому что уже прошел своеобразную проверку с Мэтом. Так уж вышло, что в прошлом году они общались довольно тесно. Тревис бывал у Мэта на вилле, они вместе рыбачили.

Словом, моментов, когда Мэт мог бы узнать Тревиса, было предостаточно.

Но этого не произошло!

Впрочем, немудрено. Порой он сам не узнавал себя, глядя в зеркало. Его внешность изменилась — отчасти из-за вмешательства пластического хирурга, но также благодаря и собственным усилиям. На носу появилась горбинка, брови приобрели немного иную форму, голос стал ниже, потому что на голосовых связках была сделана крошечная насечка. Кроме того, волосы отросли до плеч и вдобавок выгорели на солнце, мышцы окрепли и округлились.

Неизменными остались лишь рост и цвет глаз.

Специалисты рекомендовали ему использовать контактные линзы другого цвета, которые закрывали бы радужную оболочку, превращая ее из карей, например, в голубую. Однако, попробовав, Тревис отказался носить линзы: от них болели глаза. Пришлось прибегнуть к помощи солнцезащитных очков.

Кое-что также прибавилось в его внешности — в верхней части левого бедра появился шрам после пулевого ранения. Тревис понимал, что при определенных обстоятельствах эта метка может оказаться роковой, и потому всячески скрывал ее. Впрочем, после переезда в Роузвилл его никто не видел обнаженным.

И еще он полностью сменил имидж, отказавшись от дорогих деловых костюмов и перейдя на потертые джинсы, футболки и рубашки из тех, что попроще.

Порой Тревис думал, что сейчас его не узнала бы родная мать.., будь она жива.

Так или иначе, Мэт не узнал его, и можно было смело надеяться, что то же самое повторится с Бетти. Благодаря чему у Тревиса появится возможность полюбоваться ею хотя бы издали.

Издали.

В этом и заключалась его ошибка. Ведь он просто обязан был учесть такую вероятность, что, подобно множеству других отдыхающих, Бетти зайдет перекусить в «Морскую выдру»!

Что и произошло.

А Тревис оказался совершенно к этому не готовым.

Он находился в кухонном блоке, составляя список необходимых для завтрашнего дня продуктов и периодически поглядывая в зал сквозь проем раздаточного окна. Посетителей все прибывало, столики быстро заполнялись. Тревис понял, что ему придется помочь официантам.

Обслуживая посетителей, он заметил за крайним справа столиком странно знакомую одинокую женскую фигуру. Красивые светлые волосы длиной до лопаток, хрупкие плечи, изящная спина…

Потом молодая женщина слегка повернула голову.., и Тревис застыл изваянием.

Так и есть — Бетти!

Его сердце забилось как сумасшедшее, на несколько мгновений он даже забыл про необходимость дышать.

Как ни готовил себя Тревис к возможной встрече, она застала его врасплох. На него разом нахлынули все долго сдерживаемые и тщательно скрываемые чувства — любовь, тоска, радость…

Тревису показалось, что он стоял на месте целую вечность, хотя на самом деле это наверняка продолжалось всего минуту. Потом он увидел, как Брайан принес Бетти заказ, и ему захотелось как-то поучаствовать в этом, сделать ей что-то приятное.

Он зашел в подсобное помещение, где стоял проигрыватель компакт-дисков, обеспечивающий музыку его небольшому заведению, и быстро просмотрел свою фонотеку. Потом поставил вещь, которую Бетти когда-то очень любила, — «Вопрос доверия» Билли Джоэла.

Вернувшись в зал, он продолжил обслуживать посетителей, надеясь, что это поможет ему прийти в себя. Его взгляд то и дело устремлялся в ту сторону, где сидела Бетти.

Два с лишним года… — вертелось в голове Тревиса. Два с лишним года…

В свое время он вынужден был уйти, даже не попрощавшись. Исчезнуть, как будто его никогда и не было.

Это стоило ему немалых душевных переживаний, однако он хотя бы знал, что происходит. О том же, что перенесла Бетти, Тревис боялся даже думать.

Но и сейчас он еще не мог раскрыться перед ней. Особенно перед ней; Потому что до сих пор не кончилась игра, где ставкой является жизнь.

А как ему хотелось прикоснуться к Бетти!

Или хотя бы приблизиться…

В конце концов Тревис не выдержал и направился к столику, за которым она сидела.

Он сказал первое, что пришло ему в голову, жадно всматриваясь в ее лицо и одновременно стараясь не показать своего интереса. И тут Бетти огорошила его, назвав по имени. В первую минуту Тревис даже подумал, что ей все известно, однако быстро понял свою ошибку. Разумеется, Бетти рассказал о нем Мэт.

На этом ему бы и закончить разговор, но нет, поддавшись собственному безрассудству, он сел за столик!

Дальше больше. Видя, что Бетти даже не подозревает, с кем говорит, он успокоился настолько, что начал с ней флиртовать. И это едва не привело к осложнениям: когда Бетти упомянула, что неравнодушна к сладкому, Тревис чуть не брякнул «я знаю». Счастье, что хоть вовремя успел прикусить язык!

Это небольшое происшествие немного отрезвило его. Напомнило, по какой тонкой ниточке он ходит и как легко перечеркнуть то, ради чего он старался последние годы.

Впрочем, благоразумие торжествовало недолго. Вскоре Тревис вновь оказался опьянен радостным восторгом. Ведь Бетти находилась совсем рядом. Протяни руку — и дотронешься.

Только этого нельзя было делать. Нечто подобное часто виделось ему во сне. Будто Бетти так близко, что можно прикоснуться к ней, однако, как только Тревис пытался осуществить это, она исчезала.

Но сегодня был не сон, хотя так и хотелось крикнуть: «Ущипните меня!». Бетти — вот она, сидит напротив, улыбается, звучит ее знакомый, родной голос.

И Тревиса охватило неодолимое желание продолжить «знакомство».

В некотором роде оно действительно было знакомством, потому что за два с лишним года многое изменилось. В основном это касалось Тревиса, но также и Бетти, для которой испытания тоже не прошли бесследно.

Тревис смотрел на нее и думал о том, что сейчас они сидят за столиком, как два случайно встретившихся давних знакомых, которые тем не менее не узнают друг друга из-за наложенного временем отпечатка. Вернее, сам-то он знал, кто такая эта молодая красивая женщина, в глазах которой сквозит грусть, даже когда она смеется.

А Бетти пока не должна знать, кем на самом деле является владелец ресторанчика «Морская выдра» Тревис Хантер. Для ее же блага.

Если я буду осторожен, она ни о чем не догадается, подумал он, окончательно решившись углубить «знакомство».

После этого очертя голову он словно бросился с моста с воду. Только так можно описать состояние Тревиса, напропалую принявшегося ухаживать за Бетти. Мысль о том, что, закончив ужин, она встанет и уйдет, вызывала у него бурный внутренний протест. Ему хотелось максимально продлить общение, и он сделал для этого все возможное. В конце, концов ему удалось уговорить Бетти совершить с ним лодочную прогулку до виллы Гибискус.

Во время этого небольшого путешествия Тревис едва не выдал себя вторично, проговорившись, что ему известно о неумении Бетти плавать. К счастью, и тут все обошлось — он сослался на очевидность данного факта.

А потом все это утратило значение, потому что начался дождь и они с Бетти…

Тревис не додумал мысль до конца из-за волнения, возникшего от множества наводнивших мозг образов. Будто наяву ощутил он податливость тела Бетти, нежность губ, трепет потаенного желания.

До него доходили сведения о том, что последние два года рядом с Бетти не было замечено мужчины. Значит, она так же истосковалась по интимной ласке, как и он сам.

Когда он подумал об этом, то чуть не повернул лодку обратно. Но это было невозможно. Вдобавок он уже находился почти напротив причалов.

Хватит безумствовать! — твердо сказал себе Тревис. Не горячись, завтра ты увидишь ее вновь.

Однако, как часто случается, намеченному не суждено было осуществиться.

Когда, закрыв ресторан, Тревис пришел в свою квартирку, расположенную на втором этаже небольшого жилого дома, находящегося позади причалов на набережной, его ожидал сюрприз. Не успел он сбросить мокрые кроссовки, как зазвонил телефон. Как был босиком, Тревис прошлепал в гостиную.

— Да! — произнес он, сняв трубку со стоящего на журнальном столике аппарата.

— Добрый вечер, — прозвучал знакомый голос. Он принадлежал единственному человеку, с которым Тревис поддерживал связь и который знал всю его историю.

— Здравствуйте, — ответил Тревис. — Слушаю вас.

Оба намеренно не называли друг друга по имени.

— Требуется ваше присутствие, — сказал человек. — Нужно кое-кого опознать.

Тревис сразу подумал о Бетти, о том, как она будет напрасно ждать его завтра.

— Когда? — быстро спросил он.

— Завтра, — последовал ответ.

Подняв лицо к потолку, Тревис разочарованно вздохнул. Завтра. Значит, он действительно не сможет увидеться с Бетти. Однако спорить не приходилось.

— Ясно. Утром вылетаю, — сказал Тревис.

— Хорошо, договорились. — В трубке зазвучали короткие гудки.

Тревис подошел к выходящему на море окну. Некоторое время он стоял неподвижно, глядя вдаль и обдумывая свои дальнейшие действия.

Получается, что завтра он не сможет перегнать «форд» на виллу Гибискус. Данное Бетти обещание останется невыполненным.

Нужно позвонить ей и предупредить, что завтра мне придется срочно уехать, мелькнуло в его голове. Пусть приедет за «фордом» на автобусе. Хотя.., как же Бетти его заведет? Ключи-то у меня! Впрочем, у нее может оказаться запасной.

Он вернулся к аппарату и по памяти набрал номер телефона виллы, который Мэт сообщил ему еще в прошлом году. Ожидая ответа, Тревис разглядывал висящий на противоположной стене плакат с видом ночного Нью-Йорка.

Прошло довольно много времени, однако к телефону так никто и не подошел. Решив, что он не правильно набрал номер, Тревис повторил процедуру и снова стал ждать. Результат тот же.

Может, она гуляет по саду? — подумал он.

Чтобы не терять понапрасну времени, он позвонил повару Джеку и сообщил, что завтра будет отсутствовать.

— Впрочем, и послезавтра, наверное, тоже, — добавил он. — Так что вам с ребятами придется поработать без меня.

— Ничего, справимся, — ответил Джек. — Все будет в порядке.

— Не сомневаюсь. Просто решил предупредить тебя. Бывай. — Нажав на кнопку отбоя, Тревис вновь набрал номер виллы.

Бетти снова не ответила.

Тревис положил трубку и отправился на кухню, чтобы сварить себе чашечку кофе. Потом долго пил ароматный напиток с куском принесенного из ресторана яблочного пирога.

Наконец, взглянув на часы, вновь вернулся в гостиную и еще раз позвонил Бетти.

Тщетно.

Может, она вообще отключила телефон, подумал Тревис. И как теперь быть? Завтра я уеду рано, Бетти еще будет спать. Нужно что-то придумать.

Несколько минут он ходил по комнате, выискивая способ доставить «форд» на виллу.

Проще всего кого-нибудь попросить, вертелось в его голове. Только кого?

Миссис Рэнсом! Это имя внезапно вспыхнуло в мозгу Тревиса, и он остановился. Верно!

Кого просить о подобном одолжении, если не экономку этой самой виллы?

Жаль, я не знаю телефона миссис Рэнсом, подумал он. Придется навестить ее.

Он взглянул на часы. Не поздновато ли для визита? Пожалуй, нет. Он вновь натянул кроссовки, поморщился, так как успел забыть, что они мокрые, и вышел из дома.

Миссис Рэнсом жила по соседству в таком же многоквартирном двухэтажном доме, в каком обитал Тревис. Время от времени он наблюдал из окна своей кухни, как она поливает цветущую на балконе герань. Однако ему даже в голову не приходило, что когда-нибудь придется зайти к этой женщине.

Обогнув угол своего дома, Тревис увидел в окнах миссис Рэнсом свет, после чего увереннее направился к ступенькам крыльца. Поднявшись, он нажал на кнопку звонка, возле которой находилась небольшая табличка с фамилией интересующей его персоны. Ответ не заставил себя долго ждать.

— Да? — сухо донеслось из маленького динамика.

— Добрый вечер, миссис Рэнсом. Я Тревис Хантер из дома номер девять. Хочу обсудить с вами один вопрос, касающийся виллы Гибискус. Это не займет много времени.

Повисла небольшая пауза, затем Тревис услышал:

— Прошу. — Вслед за этим раздался щелчок электрического замка.

Тревис поднялся по лестнице и увидел ожидающую его на пороге квартиры миссис Рэнсом.

— Чем обязана? — спросила та, пристально оглядывая нежданного гостя с головы до ног.

Отметив про себя, что войти его не приглашают, Тревис произнес:

— Дело касается мисс Бетти Уинклесс, которая проживает сейчас на той самой вилле, где вы служите экономкой. Так вышло, что я пообещал мисс Уинклесс перегнать завтра «форд», который она оставила здесь, в Роузвилле, возле полицейского участка. Однако обстоятельства складываются таким образом, что я вынужден срочно уехать. Поэтому мне пришло в голову обратиться к вам. Не возьметесь ли вы переправить автомобиль вместо меня?

Некоторое время миссис Рэнсом безмолвствовала. Длительность ее молчания даже озадачила Тревиса. И когда он уже подумал, что эту даму не напрасно считают странноватой, та вдруг холодно заметила:

— У меня сейчас нечто вроде отпуска, знаете ли. На то время, пока на вилле гостит мисс Уинклесс.

Тревис кивнул.

— Понимаю. Но, может быть, вы согласитесь оказать эту небольшую услугу…

— Вам? — высокомерно произнесла миссис Рэнеом.

— Э-э.., ну да.

— Но ведь я работаю не у вас, молодой человек. Равно как и не у мисс Уинклесс.

Миссис Рэнеом сделала движение, будто намереваясь уйти, однако, заметив, что Тревис вынул бумажник, остановилась.

— А если я предложу вам выполнить разовое оплачиваемое поручение?

Миссис Рэнеом медленно склонила голову.

— Это другой разговор.

Тревис протянул ей двадцатидолларовую банкноту.

— Думаю, этого достаточно.

Бумажка быстро исчезла в кармане халата Миссис Рэнеом.

— Вполне.

— Вот вам ключи. Черный «форд» находится возле полиции.

— Поняла. Не беспокойтесь, мистер Хантер, я все сделаю как надо. К тому же этот автомобиль мне известен.

— Передайте мисс Уинклесс… — начал было Тревис. И замолчал. Почему-то ему не хотелось вмешивать в свои отношения с Бетти эту женщину. — Нет, ничего не нужно. До свидания.

— Всего хорошего, мистер Хантер.

В восемь часов утра Тревис уже стоял в небольшой очереди к билетной кассе аэропорта.

Продвигалась та быстро, и вскоре он приобрел билет на самолет, следующий рейсом Майами — Нью-Йорк.

Отойдя от кассы, Тревис посмотрел на часы.

До вылета оставалось всего около четверти часа.

В этот момент по радио раздался очередной мелодичный сигнал и диктор объявила посадку именно на тот рейс, которым собирался лететь Тревис.

К стойке регистрации потянулись пассажиры. Тревис направился туда же. Идя по залу, где, несмотря на ранний час, была изрядная сутолока, он скользнул взглядом по лицу, которое неожиданно показалось ему знакомым.

Тревис быстро обернулся, но шагающий к выходу человек уже находился к нему спиной. Он был в бейсболке, светло-коричневой рубашке-поло и джинсах, на плече висела сумка.

Несколько мгновений Тревис стоял, глядя ему вслед и гадая, тот ли это, о ком он подумал, или нет. В другое время он бы пошел за этим человеком, чтобы проверить свое предположение, однако сейчас у него не было времени.

Не исключено, что я ошибся, мелькнуло в его голове. Даже наверняка. Вряд ли это он. Что ему здесь делать?

Однако встреча оставила неприятный осадок, и в течение всего полета Тревиса не покидало ощущение тревоги. Утихло оно лишь в Нью-Йорке, когда ему пришлось переключить внимание на другие дела.

6

Бетти помахала рукой оставшемуся на пляже Тревису и продолжила подъем по ведущей к вилле тропинке. Вокруг все было мокрым после недавнего ливня. С листвы нависающих над тропой кустов капала вода. Возле калитки сгрудились самые густые заросли, и Бетти поневоле пришлось принять прохладный душ.

Она тихонько рассмеялась.

Ну вот, Тревис так старался уберечь меня от дождя, а я все равно промокла! — пронеслось в ее мозгу. Причем случилось это в двух шагах от дома.

Толкнув калитку, Бетти зашла во двор и еще раз оглянулась. На пляже уже было пусто, зато в море виднелась лодка с сидящим на веслах человеком. Тревис сосредоточенно греб обратно в Роузвилл.

Бетти наблюдала за ним до тех пор, пока очертания незамысловатого суденышка не растаяли в мягких сумерках. Когда уже больше ничего нельзя было разглядеть, она слегка вздохнула и направилась к дому.

Обогнув бассейн, Бетти открыла застекленную дверь большой гостиной электронным ключом и вошла внутрь. Несмотря на дневную жару, здесь было прохладно. Бетти даже зябко поежилась. Потом сообразила, что на ней влажный топ, и одним движением стянула его через голову.

Она поднялась в свою комнату, бросила сумочку на кресло, а топ аккуратно повесила на спинку стула, чтобы просох. На ее губах блуждала улыбка. Причем сама она заметила, что улыбается, лишь зайдя в ванную и взглянув на себя в зеркало.

Что со мной? — подумала Бетти. Откуда это взялось? Почему я пребываю в столь приподнятом настроении? Ведь того, что произошло сегодня между мной и Тревисом, не должно было случиться. А как же Майкл?

Она в самом деле не понимала, что с ней происходит. И это действительно плохо поддавалось логическому объяснению. Столько времени ждать одного человека, а потом вдруг упасть в объятия другого.., и при этом испытывать удовольствие.

Бетти никогда не понимала замужних женщин, которые ищут приключений на стороне.

Не то чтобы она осуждала кого-то, а просто не могла постичь загадку подобного поведения.

Если рядом с тобой любимый мужчина, зачем нужен кто-то еще?

Мужчины — иное дело, ими движет инстинкт охотника. Но женщины…

Разумеется, Бетти прекрасно понимала, что существует гормональная химия, тонкости которой порой толкают людей на безрассудные поступки, однако все это ее не касалось. Вернее, она была уверена, что уж с ней-то точно ничего подобного не произойдет.

В самом деле, как можно поменять Майкла на кого-то другого?

Еще два года назад это было для Бетти немыслимо. А тут вдруг ее будто подменили!

Может, то, что случилось сегодня, и есть результат пресловутого действия желез внутренней секреции, о котором трубят на каждом шагу? — размышляла она. Неужели гормоны всегда берут верх над логикой и здравым смыслом? Если так, то.., это просто страшно! Выходит, человек себе не хозяин. Хуже того, он просто раб каких-то выделяемых в кровь веществ…

Бетти вновь мечтательно улыбнулась и провела языком по губам, которых еще совсем недавно касались губы Тревиса.

Возможно, неприглядная изнанка человеческих отношений именно такова. Но как же приятно это рабство!

Просто ты истосковалась по Майклу, вот и бросилась на первого подвернувшегося мужика! — прозвучал в ее мозгу голос подсознания.

Бетти нахмурилась. Тут правда было над чем задуматься. Ведь даже тая от удовольствия в объятиях Тревиса, она поймала себя на том, что думает о нем как о Майкле.

И Тревис заметил, что со мной что-то происходит, припомнилось ей. Сказал, что я напряглась. Как же тут не напрячься, если целуешься с одним, а грезишь о другом!

Бетти закрыла лицо руками и с минуту стояла неподвижно. Попытка понять себя закончилась для нее полным фиаско. Она знала только то, что чувствовала, и это было желание вновь оказаться в объятиях Тревиса. Потому что с ним ей так же хорошо, как с Майклом.

Я будто наркоман, которого пытаются лечить от пагубного пристрастия, заменяя убийственное зелье менее опасным, с усмешкой подумала Бетти, опуская ладони.

А как бы взглянул на твои эксперименты Майкл?

Бетти поспешно зажмурилась.

Нет, нет, нет! — мысленно взмолилась она.

Только не это! Не нужно взывать к моей совести. Я ждала… Я больше двух лет места себе не находила… Я… Она медленно открыла глаза. И сейчас, когда в моей жизни впервые за долгое время происходит что-то приятное, я не собираюсь прислушиваться к морализаторству какого-то.., какого-то…

Бетти вздохнула, не зная, как это назвать.

Тем более что Майкл все равно со мной, промелькнуло в ее голове. Я думаю о нем даже в самые неподходящие моменты. Она пристально посмотрела в глаза своему зеркальному отражению. Неужели так будет всегда?

Однако на сей вопрос не могла ответить не только Бетти, но, наверное, вообще никто на свете. Поэтому она лишь в очередной раз вздохнула и начала раздеваться, чтобы принять душ.

Кроме прозрачной душевой кабинки здесь была и ванна. Вообще-то Бетти любила нежиться в теплой воде, но сейчас ей хотелось просто наскоро сполоснуться. И вымыть голову, потому что в волосы набилось немало песка, пока они с Тревисом целовались, прячась под лодкой от дождя.

На губах Бетти вновь медленно возникла улыбка. Ей вспомнились уверенные прикосновения мужских рук, твердость мышц, жар большого сильного тела. Она закрыла глаза, подняв лицо навстречу падающим сверху теплым струям.

Постояв так некоторое время, Бетти взяла с полочки флакон с шампунем, налила себе на ладонь немного пахучей жидкости и принялась намыливать волосы. Белоснежная пена тихо сползала по ее плечам на спину и грудь, в своем движении повторяя контуры стройного тела.

Смыв ее с волос, Бетти взглянула на краны, предназначение которых было ей не совсем понятно. Затем повернула их ради интереса.., и взвизгнула от восторга, потому что со всех четырех углов кабинки в нее ударило еще множество струй, Какая прелесть! — подумала она, жмурясь от удовольствия и поворачиваясь так, чтобы потоки воды массировали ее со всех сторон. При этом она совершенно не слышала раздававшихся в спальне телефонных звонков Выйдя из ванной, Бетти быстро высушила волосы феном. В ее голове вертелась подхваченная в «Морской выдре» мелодия песни «Вопрос доверия». Весь нынешний вечер протекал под этот мотив.

Бетти подумала о том, что давно не слушала Билли Джоэла. А ведь у нее с собой диск с его музыкой.

Он открыла свою дорожную сумку и быстро отыскала коробку с компакт-дисками. Выбрав из них тот, который ей хотелось послушать, поместила в плеер и вышла на террасу.

Здесь Бетти удобно устроилась в шезлонге, вставила в уши наушники и нажала на кнопку воспроизведения.

Так она сидела очень долго. Перед ней расстилался постепенно погружающийся в сумерки океан, на бескрайнем небе, где почти не осталось облаков, загорались первые звездочки, а в ушах звучала любимая музыка.

В окружающих виллу деревьях и кустах неистовствовали цикады, в комнате периодически звонил телефон, но Бетти ничего этого не слышала. В ее голове теснились волнующие воспоминания о сегодняшнем неожиданном знакомстве и обо всем, что за ним последовало.

Когда совсем стемнело и стало прохладно, она ушла в комнату. Там забралась в постель и уснула легко и спокойно, как ребенок.

Тревиса она ждала с самого утра, хотя знала, что он появится лишь к вечеру. Ее по-прежнему мучили сомнения относительно этого внезапного увлечения, однако она старалась не обращать на них внимания. Ведь существует же выражение «курортный роман», то есть нечто скоротечное, мимолетное, о чем впоследствии можно легко забыть.., или, напротив, с удовольствием вспоминать зимними вечерами.

Разумеется, никаких романов не случилось бы, окажись Майкл рядом. Но его нет. И, когда он вернется, одному Богу известно. Значит, лучше вообще ни о чем не думать, а жить, как подсказывают обстоятельства.

Бетти позавтракала на кухне, соорудив себе два бутерброда с ветчиной и сыром и запив их кружкой ароматного кофе. Затем она проверила содержимое холодильника, чтобы выяснить, какие в нем есть продукты. Ведь им с Тревисом предстоит сегодня вместе готовить ужин.

А мужчины, как известно, предпочитают мясо. Интересно, есть ли оно в морозильнике.

О, да тут огромный выбор! Хвала миссис Рэнсом. Будет из чего состряпать что-нибудь вкусненькое.

Захлопнув дверцу холодильника, Бетти перевела взгляд на настенные часы. Начало одиннадцатого. Ох, долго еще ждать до вечера…

Может, позагорать у бассейна? — подумала она. Пойду-ка возьму купальник.

Бетти не спеша поднялась на второй этаж.

Здесь ее внимание привлекла растущая в горшке на подоконнике азалия. Некоторое время она любовалась крупными розовыми цветами с белой каемкой на лепестках, потом потрогала пальцем землю, проверяя, не пересохла ли. Но цветок оказался обильно политым — еще одна заслуга миссис Рэнсом.

Усмехнувшись этой мысли, Бетти вдруг краем глаза заметила движение на дороге, ведущей от шоссе, где находилась ближайшая автобусная остановка, к соседней, скрытой за рощицей вилле.

Приглядевшись, Бетти увидела молодого мужчину в джинсах и светло-коричневой расстегнутой у ворота рубашке и бейсболке, козырек которой был надвинут очень низко. На плече прохожего висела черная сумка.

Проходя мимо виллы, тот скользнул безразличным взглядом по окнам и тут же повернул голову в другую сторону.

Бетти тоже возвратилась к своему занятию, но, полюбовавшись азалией еще пару минут, неожиданно подумала, что своей походкой незнакомец как будто напоминает ей кого-то. Однако, когда она вновь посмотрела на дорогу, там уже никого не было. И сколько Бетти ни напрягала память, пытаясь разобраться в возникших у нее ассоциациях, так ничего и не придумала.

В конце концов она даже рассердилась на себя за то, что ломает голову над всякими пустяками.

Мало ли кто здесь ходит, пронеслось в ее мозгу. Почему я должна обращать на всех внимание?

В действительности прохожих в районе виллы было не так уж много. Те же из них, которых Бетти видела ранее, скорее были не прохожими, а проезжими — это был подросток, развозивший почту, и молочник, каждый день следовавший мимо парадного входа на фургончике с изображенной на борту улыбающейся коровой. Виллу Гибискус он не обслуживал, потому что Бетти ничего не заказывала.

Слегка нахмурившись, она направилась в свою комнату. Выстиранный вчера купальник прекрасно высох, поэтому Бетти надела его и, захватив новый роман Джеки Коллинз, спустилась по лестнице. Внизу она вновь завернула на кухню — за фруктами, которые хранились в специальном контейнере на нижней полке холодильника.

Выбрав грушу и яблоко, Бетти направилась к бассейну.

Вновь светило солнце, после вчерашнего дождя не осталось и следа. Подтащив к самому краю бассейна лежак, Бетти растянулась на животе, поместив перед собой книжку, а на голову водрузив широкополую, украшенную алыми маками соломенную шляпу, за которой нарочно ездила в универмаг «Блюмингдейлс» накануне отпуска.

Провалявшись с часок под солнышком и достаточно разогревшись, Бетти решила искупаться. Она сняла и положила на лежак шляпу, с помощью заколки закрепила волосы на макушке и направилась к узкому краю бассейна, где находились ступени.

Осторожно спустившись по ним, Бетти ступила на дно. Здесь было совсем мелко, по пояс.

Поэтому она решилась сделать несколько шагов вперед. Остановилась там, где поперек бассейна был протянут над водой трос с разноцветными флажками. Бетти рассудила так, что в случае чего за него можно ухватиться.

Здесь, примерно на глубине трех с половиной футов, она решила попробовать поплавать.

Ей было очень неловко, что Тревис раскусил ее. Бетти очень стеснялась своего неумения плавать, особенно в юности, когда бывала с друзьями на пляже.

Сейчас она постаралась вспомнить все то, чему ее учил когда-то Майкл. Они тогда отдыхали на Багамах.

— Дыши размеренно, — говорил Майкл. — Смотри вперед. На воду ложись, как на диван, спокойно, всем телом. Не бойся, она тебя не только выдержит, но и поддержит.

Бетти вроде бы все делала, как он советовал, но у нее ничего не получалось. Проплыв по-собачьи пару ярдов, она чувствовала, что ее ноги опускаются, и в конце концов становилась на дно.

Примерно то же самое произошло и сейчас.

Бетти старательно легла на нагревшуюся на солнце воду, глядя на противоположный бортик бассейна и размеренно дыша.., и тут же едва не погрузилась с головой.

— Дьявол! — проворчала она, отфыркиваясь. — Но почему у меня ничего не получается! Я же все делаю правильно…

В теории и правда не было ничего сложного.

Ложись себе на воду и плыви. Загребай руками, отталкивайся ногами. Что тут сложного? А на практике ничего не выходит. Бетти вздохнула.

Сколько еще продлятся мои страдания?

Не успела она подумать об этом, как перед ее внутренним взором возник образ улыбающегося Тревиса.

Зачем страдать? Научись!

Это его слова. Сам он, наверное, легко научился. У него вообще все так ловко получается.

Он без труда заводит разговор, знакомится, приглашает на прогулку… И вот, не успев опомниться, ты уже целуешься с ним! Причем это он тоже делает весьма искусно.

Скажи еще, что Тревис и дождь умеет вызывать! — раздалось в мозгу Бетти.

Это вряд ли, подумала та. Хотя, нужно признать, что ливень хлынул очень кстати.

Она вновь живо вспомнила, как все было вчера. Стучащий по днищу лодки дождь, уютные сумерки внутреннего пространства, идущее от песка тепло и сладостные объятия Тревиса.

Они были такие нежные, ласковые, как эта пронизанная солнцем вода, в которой так приятно плыть…

Плыть? Как, неужели я действительно это сделала? — ошеломленно замерла Бетти.

В эту минуту она уже стояла на дне и смотрела назад, на противоположный бортик бассейна, который находился от нее на расстоянии не менее пяти ярдов. Предавшись трепетным воспоминаниям о вчерашних поцелуях с Тревисом, Бетти сама не заметила, как проплыла это расстояние!

Не может быть, вертелось в ее голове. Этого просто не может быть!

Бетти начала анализировать свои действия и быстро пришла к следующему выводу: она достигла успеха лишь потому, что не задумывалась над своими действиями. Машинально делала то, чему учил ее когда-то Майкл, а размышляла о Тревисе.

Какое странное сочетание… Почему в ее мозгу должны были сойтись образы этих двух, абсолютно разных парней, чтобы у нее что-то получилось?

Минутку постояв в задумчивости, Бетти решила проделать эксперимент — попробовать вновь преодолеть расстояние до другого края бассейна.

Она плавно легла на воду, оттолкнулась ногами от дна, вспомнила испытанное в объятиях Тревиса блаженство.., и потихоньку поплыла.

У противоположного бортика Бетти как-то даже нехотя остановилась, выпрямившись в полный рост. На ее губах блуждала глуповато-счастливая улыбка.

Я научилась! — звенело в ее голове. Кто бы мог подумать, что это случится именно сегодня.

Действительно, все произошло совершенно неожиданно. Еще несколько минут назад Бетти рассмеялась бы, если бы кто-то сказал, что сейчас она поплывет. Однако таковы были факты, хоть в них почти невозможно было поверить.

Обязательно расскажу о своих достижениях Тревису, подумала Бетти. То-то он удивится! Скажет, мол, еще вчера тряслась от страха, находясь в трех ярдах от берега, а сегодня плавает как рыба.

Так уж и рыба! — насмешливо хихикнул кто-то в ее мозгу.

Ну да, согласилась Бетти со своим внутренним голосом. Здесь я хватила лишку, признаю.

Но если я продолжу тренироваться, то скоро буду плавать по-настоящему.

Она еще несколько раз вплавь преодолела расстояние от одного края бассейна до другого, делая это все увереннее. И даже поглядывала на глубокий участок, однако в конце концов решила не испытывать судьбу. Ведь случись что, никто не придет ей на помощь, потому что, кроме нее, здесь и нет никого.

Слегка продрогнув, Бетти вышла из бассейна и вновь растянулась на лежаке, с наслаждением подставив спину солнечным лучам и закрыв глаза.

Но она ошибалась, думая, что, кроме нее, на вилле никого нет.

Впрочем, ни в помещениях, ни на территории виллы действительно никого не было. А вот за оградой… Там находился человек, которого не видно было со стороны дома из-за растущих вдоль сетчатого ограждения кустов.

На нем были джинсы, светло-коричневая рубашка-поло и бейсболка. Именно его заметила Бетти на дороге из окна второго этажа. Только он не ушел в сторону соседней виллы, как она подумала. Некоторое время незнакомец прятался за деревьями ближайшей рощицы, зорко рассматривая виллу Гибискус. Шарил глазами по окнам, разглядывал двор и его окрестности.

Но никакого движения заметно не было. Тогда незнакомец осторожно направился в обход огороженной территории, вероятно в надежде обнаружить кого-нибудь на другом ее участке. Хуже всего ему пришлось со стороны моря. Здесь сразу за оградой начинался поросший кустиками травы откос, который спускался к самому пляжу.

Причем вдоль забора даже не было тропинки.

Человеку в бейсболке пришлось балансировать, пробираясь вокруг ограды. Один раз он едва не скатился вниз, съехав подошвой сандалии по скользкой траве. Но кое-как ему все же удалось удержать равновесие. Процедив сквозь зубы ругательство, он вновь двинулся вперед.

Однако, пройдя несколько шагов, остановился, чтобы перекинуть ремень висящей на плече сумки через голову.

И тут его упорство было вознаграждено: он увидел выходящую из дома Бетти. Она была в одном купальнике и несла что-то в сложенной пополам наподобие корзинки широкополой шляпе с алыми цветками на тулье.

Незнакомец так и прикипел к ней взглядом.

Затем он не менее пристально посмотрел на дверь, будто ожидая, что следом выйдет еще кто-то. Но его надежды не оправдались, за Бетти никто не последовал.

Прячась за растущими с другой стороны ограды кустами неизвестных ему растений, он наблюдал, как Бетти устраивается на лежаке и надевает шляпу, предварительно вынув из нее книгу и какие-то фрукты.

Скорее всего, она здесь одна, подумал незнакомец, глядя на стройную женскую фигуру на лежаке. Если бы с ней кто-то был, они загорали бы вместе.

Увидев, что Бетти открыла книгу, он понял, что это надолго, и решил закончить обход виллы.

Кое-как добравшись до калитки, незнакомец прошел мимо, к углу ограды. Здесь наконец можно было выбраться на ровное место.

Свернув за угол, он двинулся к роще, а затем, прячась в тени деревьев, вновь вышел к дороге, то и дело поглядывая на дом.

Но вокруг дома было спокойно, не слышалось даже намека на человеческие голоса. Только птицы сладкоголосо перекликались в ветвях деревьев.

Незнакомец задумался. Потом решил на всякий случай еще раз обогнуть виллу, хотя и понимал, что ожидать особых результатов от этой прогулки не приходится. Однако не уходить же с пустыми руками.

Когда он вновь приблизился к тому месту, где чуть не скатился с откоса, то увидел, что Бетти спускается в бассейн. Все время, пока она плескалась, он наблюдал за ней. Терпеливо дождавшись, пока Бетти выйдет и уляжется загорать, он поправил на голове бейсболку и осторожно двинулся к углу забора. Добравшись до него, вновь вышел на ровное пространство и углубился в рощу.

Там выбрал место, с которого был хорошо виден парадный вход виллы, сел на траву, уперся спиной в ствол дерева и приготовился ждать в надежде, что рано или поздно произойдет нечто такое, из чего он сумеет извлечь пользу.

Примерно в половине четвертого Бетти еще раз спустилась в бассейн и долго плавала там, оттачивая вновь обретенные навыки. Наконец, почувствовав, что выбивается из сил, она вышла и некоторое время прохаживалась вокруг бассейна, чтобы немного обсохнуть. Потом взяла шляпу и книгу и направилась в дом.

В своей комнате Бетти снова наскоро вымылась под душем, затем намылила и сполоснула под краном умывальника купальник. Развешивая его на террасе, она поймала себя на том, что периодически поглядывает на море, не покажется ли знакомая лодка.

Глупо, мелькнуло в ее голове. Ведь я же знаю, что Тревис приедет на «форде».

Сбросив халат, Бетти натянула джинсы и свежую футболку. Затем тщательно причесалась перед зеркалом, но макияж наносить не стала.

Он не должен думать, что я придаю нашей встрече большое значение. А как на самом деле? всплыло в ее мозгу.

Однако Бетти проигнорировала этот вопрос.

Ей попросту не хотелось над ним задумываться.

Спустившись на кухню, она открыла холодильник и попыталась решить другую проблему: какое мясо разморозить к прибытию гостя?

Свинину не все любят, куриное филе — как-то простовато…

Достану говядину, и будь что будет, наконец решила Бетти. Все мужчины обожают отбивные.

Не задумываясь о сомнительности столь категоричного утверждения, она положила мясо на тарелку, которую поставила на залитый солнцем подоконник. Потом сварила себе кофе и выпила его с ломтиком сыра. Когда она споласкивала в раковине чашку, снаружи раздался звук движущегося по дороге автомобиля. Бросившись к окну, Бетти увидела черный «форд».

Тревис!

От внезапно нахлынувшего волнения ее сердце забилось молотом. На миг Бетти остановилась, прижав руку к груди.

Я веду себя, как семнадцатилетняя девчонка…

Не успев додумать эту мысль до конца, она поспешила к входной двери. В этот момент прозвучал звонок, означавший, что Тревис уже на пороге.

— Иду! — крикнула Бетти.

Слегка задыхаясь от радостного возбуждения, она щелкнула замком, распахнула дверь.., и застыла с разинутым ртом: на крыльце стояла миссис Рэнсом.

— Здравствуйте, мисс Уинклесс, — довольно прохладно произнесла та.

— Здравствуйте, — с запинкой ответила Бетти. — А где… — В последнюю минуту она осеклась.

— Мистер Хантер? — невозмутимо спросила экономка.

Бетти уставилась на нее во все глаза.

— Откуда вы знаете, что я его жду?

На мгновение уголки губ миссис Рэнсом приподнялись в самодовольной улыбке.

— Да уж знаю.

Озадаченная и ошеломленная, Бетти тем не менее постаралась взять себя в руки. В каком-то смысле ей это удалось, потому что, отступив на шаг в сторонку, она произнесла:

— Входите, пожалуйста. Что же мы на пороге беседуем…

— Благодарю, — надменно ответила миссис Рэнсом. Войдя в холл, она остановилась. — Собственно, я на минутку. Мне ведь не ведено появляться на вилле, пока вы здесь находитесь. Последнюю фразу миссис Рэнсом сопровождало столь презрительное сопение, что Бетти даже растерялась.

— Но.., распоряжение Мэта, то есть мистера Уинклесса, не распространяется на случаи, подобные этому, — неуверенно пролепетала она.

Экономка важно склонила голову.

— Да, мисс.

Бетти открыла рот, чтобы что-то добавить, но тут же и закрыла, так как на ум ничего не пришло.

Тем временем, пристально и даже многозначительно глядя на нее, миссис Рэнсом продолжила:

— Этот случай особенный. Да будет вам известно, я не собиралась сегодня ехать сюда.

Чувствуя себя очень неуютно, Бетти кивнула.

— Понимаю.

— Очень хорошо, мисс. Потому что для меня крайне нежелательно, чтобы у мистера Уинклесса сложилось впечатление, будто я пренебрегаю его распоряжениями. Надеюсь, в случае чего вы подтвердите, что мой нынешний приезд на виллу вынужденный?

— О, разумеется! — воскликнула Бетти, сообразив наконец, что беспокоит экономку. Считая себя исполнительным и ценным работником, та не желала, чтобы ее репутация оказалась запятнанной. — Если возникнет необходимость, я все объясню брату, — убедительно добавила Бетти. — Но как вышло, что ехать пришлось вам?

Несколько мгновений миссис Рэнсом молчала, верная своей манере устраивать паузы в самых неподходящих местах. Ее взор был устремлен как бы в никуда, в пустоту. У Бетти даже возникло желание пощелкать перед лицом экономки пальцами, чтобы внутренний механизм той заработал.

— Миссис Рэнсом?

— Да, мисс, — невозмутимо отозвалась та.

Нарочно она, что ли? — мелькнуло в голове Бетти. А еще заявила, что приехала только на минутку!

— Я говорю, как вышло…

Экономка кивнула, показывая, что поняла вопрос.

— Мистер Хантер нанес мне визит. — Произнеся это, она плотно сжала губы, словно собираясь больше не проронить ни слова. Но, когда Бетти вновь принялась искать способ заставить ее говорить, вдруг добавила:

— Вчера. Поздно вечером.

— В самом деле? — Бетти уже поняла, что обратиться к экономке Тревиса могли вынудить лишь из ряда вон выходящие обстоятельства.

— Да. Он сказал, что обещал вам перегнать сегодня «форд» из поселка на виллу.

Последовал новый многозначительный взгляд, однако на этот раз Бетти уже не смутилась. Ею понемногу начало овладевать раздражение. Да и кто бы на ее месте смог сохранить хладнокровие?

— Так, — сказала Бетти. — И что же было дальше?

Миссис Рэнсом независимо вздернула подбородок. По-видимому, ей не понравилось, что ее подгоняют.

— Ничего, мисс. Просто мистер Хантер попросил меня перегнать «форд» вместо него.

Бетти изобразила на лице улыбку, хотя в действительности ей вовсе не хотелось этого делать.

— И вы любезно согласились.

Ей показалось, что в глазах экономки промелькнуло удивление. Может, этой даме незнакомо понятие любезности? — усмехнулась она про себя.

— Ну да, — медленно кивнула та. — Мистер Хантер очень просил выручить его. Поэтому мне пришлось отложить свои дела и…

— А почему он сам не смог приехать? — совсем уже бесцеремонно прервала ее Бетти.

Миссис Рэнсом немедленно поджала губы.

Вероятно, она с особой-щепетильностью воспринимала то, как окружающие относятся к ее персоне.

— Точно не знаю, — наконец изрекла она таким тоном, будто вместо этого хотела произнести: «И даже если бы знала, ничего не сказала бы!».

Бетти внимательно посмотрела на нее.

— Но ведь объяснил же мистер Хантер как-то свою просьбу?

Миссис Рэнсом смерила ее с головы до ног презрительным взглядом.

— Разумеется. — И замолчала.

Кажется, я ее сейчас стукну! — подумала Бетти. Но она понимала, что грубостью ничего не добьется. Видно, придется сменить тактику.

— А не выпить ли нам кофейку, миссис Рэнсом? — улыбнулась Бетти. — Я только что сварила. Ароматный… — Она закрыла глаза, покачала головой и даже причмокнула, показывая, какой замечательный получился напиток.

Однако экономка осталась непреклонной.

— Благодарю, мисс, но мне незачем здесь задерживаться. — Тем не менее предпринятая Бетти попытка задобрить ее не осталась незамеченной. После небольшой паузы миссис Рэнсом наконец снизошла до объяснения:

— Мистер Хантер сказал, что ему необходимо уехать.

— Куда? — быстро спросила Бетти.

Несколько мгновений миссис Рэнсом как будто размышляла, стоит ли отвечать на новый вопрос. Затем чаша ее внутренних весов склонилась в положительную сторону.

— Он не говорил. Упомянул лишь, что обстоятельства вынуждают его срочно покинуть Роузвилл. Вот и все. Больше мне нечего добавить.

И на том спасибо, подумала Бетти.

— Что ж, я очень признательна вам за то, что доставили «форд», — вновь изобразила она улыбку.

Кивнув, миссис Рэнсом протянула ей ключи от автомобиля. Бетти взяла их.

— Ну… — произнесла она, всем своим видом показывая, что больше не задерживает гостью.

— Мне пора, — сухо произнесла та, двинувшись к выходу. На пороге она на миг обернулась. — Желаю приятного отдыха. — В голосе миссис Рэнсом сквозил оттенок злорадства. Она явно смекнула, что Бетти и Тревиса связывают не только деловые отношения. Напоследок окинув Бетти почти насмешливым взглядом, экономка пошла по дорожке прочь.

Что она о себе вообразила?! — изумленно подумала Бетти, наблюдая, как миссис Рэнсом огибает стоящий перед домом «форд» и направляется в сторону автобусной остановки.

И чем это я ей так не понравилась?

7

Когда экономка скрылась из виду, Бетти заперла дверь и поднялась к себе в комнату за универсальным ключом, с помощью которого открывался гараж.

Вынув ключ из сумочки, она вновь направилась к лестнице. Нужно было отогнать «форд» в укрытие.

Бетти вошла в гараж со стороны двора, внутри нажала на кнопку, автоматически открывающую наружную дверь. Когда та отъехала в сторону, она направилась к стоящему на дороге автомобилю.

Через минуту Бетти уже сидела за баранкой, направляя «форд» в гараж.

Если бы она немного задержалась на дороге, то увидела бы, как успевшую удалиться на значительное расстояние миссис Рэнсом догнал вышедший из рощи человек в джинсах, коричневой рубашке-поло и бейсболке.

Ждал он долго. Во всяком случае, так ему показалось. Он не привык к подобным занятиям. Равно как и к обстановке — к так называемой живой природе. Его изрядно раздражали всякие мелочи: то, что невозможно нормально сесть, что вокруг вьются мошки, а муравьи постоянно норовят залезть под джинсы и даже осмеливаются кусать крохотными жвалами обнаженную кожу.

Однако ему больше ничего не оставалось, как сидеть и наблюдать за парадным входом виллы. Будь его воля, он давно бы покинул здешние края, прямиком отправившись в аэропорт, а оттуда обратно домой. Но ситуация диктовала иное. Если он не выяснит все то, зачем приехал, его привычное существование окажется под ударом. В лучшем случае. А в худшем…

Нет, не стоит об этом думать!

Сидя под вязом, он успел съесть заранее припасенный сандвич и выпить половину пластиковой бутылки минеральной воды. Когда он в очередной раз приложился к горлышку, перед виллой вдруг остановился черный «форд».

Он даже вздрогнул, хотя все время ожидал чего-то подобного. Завинчивая крышечку, он проследил, как из автомобиля вышла худощавая и прямая как доска женщина с гладко причесанными, собранными на макушке волосами.

Поднявшись на крыльцо, она нажала на кнопку звонка, и дверь почти сразу же отворилась. В проеме на миг показалась Бетти. Затем гостья вошла, и дверь закрылась.

Этой женщины человек в бейсболке прежде никогда не видел, а номер на «форде» был флоридским. Отсюда напрашивался вывод, что приехавшая на виллу посетительница — местная.

Скорее всего, прислуга, мелькнуло в голове наблюдателя. Горничная или кухарка.

Он задумался. Не это ли долгожданный шанс?

Если так, то им обязательно нужно воспользоваться. Другого такого может не представиться.

Человек в бейсболке сунул пластиковую бутылку в сумку, поднялся и, стараясь держаться ближе к кустам, подкрался к вилле на максимально близкое расстояние. В его голове вертелись варианты дальнейших действий.

Если бы женщина пришла, а не приехала, было бы проще вступить с ней в контакт. А так она сядет в «форд» — и поминай как звали.

С другой стороны, автомобиль можно разыскать по номеру. Наверняка дамочка проживает в Роузвилле. Не ездит же она сюда из самого Уэст-Палм-Бич!

Он вынул из бокового кармана сумки блокнот и ручку и аккуратно записал номер черного «форда». На всякий случай.

Он не знал, зачем приехала на виллу женщина, поэтому вновь приготовился ждать. Однако, к его радости, та вскоре вновь показалась на крыльце. До того места, где прятался наблюдатель, даже донеслись ее прощальные слова.

— Желаю приятного отдыха, — сказала она с оттенком непонятного человеку в бейсболке злорадства.

Но ему было достаточно услышанного. Он понял, что женщина не питает к Бетти добрых чувств, и его сердце радостно затрепетало: данный факт многократно увеличивал шансы на успех. Если прислуга недолюбливает хозяйку, с ней легче договориться.

Дальнейшие события развивались для него как в сказке. Случилось то, на что он даже не смел надеяться: поравнявшись с «фордом», женщина не села в него, а обогнула и пешком направилась в сторону трассы.

Оставаясь под защитой деревьев, он двинулся за ней. Здесь ему больше нечего было делать.

Оказавшись на некотором расстоянии от виллы, он вышел на дорогу и скорым шагом догнал женщину.

— Мэм! — окликнул он. — Простите, можно вас на минутку? Я хотел спросить…

— Да? — на ходу повернула голову миссис Рэнсом.

— Вы ведь служите у Бетти Уинклесс, верно? Я видел, как вы покидали виллу Гибискус.

В следующее мгновение он едва не налетел на миссис Рэнсом, потому что та неожиданно остановилась как вкопанная.

— Я не служу у мисс Уинклесс! — гневно произнесла она.

Ее взгляд обдал незнакомца таким холодом, что тот даже опешил.

— Но я собственными глазами видел вас прощающейся с упомянутой особой…

— И что же? Это еще ничего не значит. Я служу у мистера Уинклесса, понятно вам?

Куда уж понятнее! — усмехнулся про себя незнакомец.

— Вообще-то мне все равно, — произнес он миролюбиво. — Видите ли, меня интересует кое-какая информация. Если вы согласитесь поставлять ее мне, у вас появится возможность неплохо заработать.

Повисла продолжительная пауза, во время которой миссис Рэнсом внимательно разглядывала собеседника. Наконец, по-видимому придя к выводу, что этот симпатичный молодой мужчина не внушает подозрений, она медленно кивнула.

— Слушаю вас.

Не теряя больше ни минуты, человек в бейсболке принялся излагать суть дела.

Заведя «форд» в гараж, Бетти не сразу покинула его. Она заглушила двигатель и долго сидела, оставив руки на баранке и глядя в одну точку. После разговора с миссис Рэнсом в ее сердце потихоньку вкралась давняя приятельница — тоска.

За несколько минувших дней Бетти ни разу не испытала этого чувства и даже успела отвыкнуть от былой хандры. И вот та снова пожаловала.

К сожалению, повод для ее возвращения есть.

Вновь возникла ситуация, в которой Бетти уже однажды побывала: в очередной раз от нее сбежал мужчина, которого она ждала.

С грустной усмешкой Бетти вспомнила, как еще совсем недавно предавалась мечтам о грядущем вечере. Как рисовала в воображении приятные картины. Вот Тревис приезжает, веселым сигналом клаксона извещая ее о своем прибытии. Она распахивает входную дверь и улыбается ему. По выражению ее глаз Тревис должен понять, какие чувства она испытывает. Что так и будет, Бетти почти не сомневалась. Ведь Тревис сообразительный, это было заметно с первых минут знакомства.

А когда он поймет состояние Бетти, то прямо с порога заключит ее в объятия, прижмет к широкой груди и запечатлеет на губах поцелуй, от которого их обоих охватит сладостный трепет.

Потом они отправятся на кухню, чтобы заняться ужином. И будут смеяться, подтрунивая друг над другом в течение всего процесса приготовления еды.

А может, на кухню заглянут лишь на минутку, чтобы взять продукты и затем отправиться в сад, где Бетти видела мангал и специальную решетку для приготовления барбекю.

Что может быть чудеснее вкусного ужина на свежем воздухе?

Насытившись, они расположатся в шезлонгах у бассейна и заведут долгую, неторопливую беседу. Бетти попросит Тревиса рассказать о себе, о его родителях, а также братьях и сестрах, если они у него есть…

Или нет, лучше они спустятся на пляж, усядутся там прямо на теплый песок и будут сидеть в обнимку, не говоря ни слова и лишь глядя на море, которым можно любоваться часами.

Мечты, мечты, со вздохом подумала Бетти.

Вы снова не осуществились. На роду у меня, что ли, написано вечно тосковать в одиночестве?

Она встала с водительского сиденья, захлопнула дверцу и пошла проверить, надежно ли закрылись наружные автоматические ворота гаража. Потом вышла во двор и остановилась в раздумье. Нынешний вечер был так детально спланирован, что сейчас, когда замыслы рухнули, было трудно сообразить, чем же заняться.

Бетти вдруг остро почувствовала, что находится на большой вилле совсем одна, и от этого ощущения ей даже стало немного не по себе.

Наверняка сказывается дурное влияние миссис Рэнсом, решила она. До ее появления я прекрасно себя здесь чувствовала. Интересно, почему она на меня взъелась? Выказывает такую неприкрытую враждебность… Может, попросту завидует, что я отдыхаю на вилле, где она вынуждена работать?

Бетти нахмурилась, но потом тряхнула головой, стремясь отогнать мрачные мысли. Почему, собственно, она должна столь сосредоточенно думать о какой-то посторонней женщине?

Бесцельно побродив по двору, Бетти вернулась в дом, заперла за собой дверь и направилась наверх, в свою комнату. Но пребывание в четырех стенах тоже навеяло на нее уныние.

Тогда она вышла на террасу, оперлась на балюстраду и огляделась вокруг.

Справа от нее, обрамляя безукоризненный газон, возвышались по периметру участка деревья. Под ними росли кусты, верхушки которых представляли собой сплошное покрывало из алых соцветий. Слева, за пределами территории виллы, темнела роща. А впереди, завораживая, поблескивала под лучами предзакатного солнца дышащая громада океана.

В другое время подобная картина непременно настроила бы Бетти на философский лад, но сейчас ее еще не покинуло саднящее ощущение обиды.

Даже не позвонил! — думала она о Тревисе, всматриваясь в бегущую по водной глади дорожку розоватого света.

А почему он должен тебе звонить? Кто ты для него? Ты сама часто звонишь случайным знакомым?

Случайным? Да, наверное, меня можно назвать случайной знакомой Тревиса, согласилась Бетти. Но ведь мы договорились, что он перегонит сюда «форд». Причем Тревис сам на этом настоял. По-моему, элементарная вежливость требует; чтобы человек предупредил о том, что из-за изменившихся обстоятельств не сможет выполнить свое обещание.

Хорошо, предположим. А ты допускаешь такую вероятность, что Тревису неизвестен телефонный номер виллы?

Бетти задумалась. Она действительно не сообщала Тревису номер телефона. С другой стороны, эту информацию наверняка можно добыть. И потом, Тревис ведь и раньше бывал здесь. Скорее всего, телефонный номер дал ему сам Мэт.

Значит, Тревис не захотел позвонить. Или не смог.

Что ты знаешь об этом парне?

Не так уж много, подумала Бетти. Только то, что он владелец местной лодочной станции и ресторана «Морская выдра». И еще знаю, что мне с ним хорошо.

И это последнее перевешивает все остальное, верно? — раздался в мозгу Бетти саркастический смешок.

Она вздохнула. Все правильно. Истосковавшись по общению с мужчиной, она совсем забыла об осторожности.

Конечно, ведь гораздо приятнее предаваться мечтам, чем попытаться трезво разобраться в сложившейся ситуации.

Однако потом она подумала, что ее привело в эти края желание отдохнуть и хотя бы на время сменить обстановку, которая в течение более чем двух лет действовала на нее угнетающе.

Наверное, я совершила ошибку. Не нужно было мне сближаться с Тревисом. Я вполне могла ограничиться ни к чему не обязывающим знакомством. И тогда не переживала бы сейчас.

Не ломала бы голову над тем, почему Тревис мне не позвонил.

На некоторое время Бетти отвлек от раздумий появившийся на море большой пассажирский лайнер. Она наблюдала за кораблем, пока тот не скрылся из виду, по-видимому держа курс на Майами, а оттуда дальше, на Багамы.

Но потом ее мысли вернулись в прежнее русло. Она никак не могла успокоиться после недавнего разочарования. Увидев на пороге вместо Тревиса миссис Рэнсом, Бетти испытала разочарование. Потому что в тот же миг ей стало ясно, что Тревиса сегодня не будет, и в ее сердце вонзилась игла обиды. Еще не зная, что произошло, Бетти уже испытала всю гамму негативных эмоций.

Спрашивается, зачем мне это нужно? — хмуро подумала она, продолжая смотреть вслед лайнеру, хотя того уже не было видно. Называется, приехала развеяться! Из огня да в полымя.

Эх, если бы Майкл дал о себе весточку, ничего бы этого не случилось. Ни поездки на виллу, ни знакомства с Тревисом, ни внезапного увлечения… Ни разочарования.

А знаешь, что теперь будет? — эхом отозвался в мозгу Бетти чей-то смешок. Она вздрогнула, предчувствуя появление новой неприятной мысли. С этого момента ты начнешь ждать Тревиса.

Бетти похолодела.

Снова ждать? Ох нет! Только не это…

Начнешь, начнешь! Я тебя знаю. Прикипев к кому-то сердцем, ты забываешь о себе самой.

О чем-то подобном когда-то говорил Бетти ее психотерапевт. О том, что она тоже личность, такая же, как другие люди, и в том числе ее любимый человек. Что нельзя любить настолько самозабвенно. Что полное растворение в другой личности самоубийственно. Оно приводит к деградации, к духовной зависимости, к монотонности существования.

— В подобных случаях не исключен плачевный итог, — убеждал ее психотерапевт. — Женщина, чья преданность граничит с исступлением и которая в своей любви достигает той черты, где начинается мазохизм, постепенно становится неинтересна своему избраннику.

Потому что в ней исчезает интрига.

— А если женщина не может себя переделать? — спросила Бетти.

— Тогда она должна стать актрисой. Научиться скрывать свои истинные чувства и порой даже изображать безразличие.

— Зачем?

— Чтобы добиться успеха.

Бетти трудно было это понять.

— Странная логика, — заметила она тогда, пожав плечами.

— В этом парадокс интимных отношений между мужчиной и женщиной. Чем откровеннее один из партнеров демонстрирует любовь к другому, тем более высок для него риск потерять предмет своей страсти.

— И поэтому вы советуете мне перестать ждать Майкла и удариться во все тяжкие?

— Разумеется, вы утрируете, но смысл именно таков. Тем более учитывая всю странность вашей ситуации.

— А что, по-вашему, я должна буду ответить Майклу, когда он наконец появится и спросит, почему я не была ему верна?

— Если Майкл появится, — с нажимом произнес психотерапевт, — напомните ему, что он исчез без предупреждений, пропадал неизвестно где, по сути бросил вас и что это вы должны требовать у него отчета, а не он.

Но Бетти лишь покачала головой.

— Нет уж, это не по мне. Предпочитаю жить по собственным правилам.

Психотерапевт ничего на это не ответил.

Лишь посмотрел на нее с сожалением…

Голодное урчание желудка вывело Бетти из задумчивости. Она вспомнила, что не ужинала сегодня. Ведь ей хотелось приготовить что-нибудь вкусненькое для себя и Тревиса, а он не приехал.

Видишь, ты уже сделала следующий шаг, хихикнул неведомый собеседник Бетти. Сначала просто ждала парня, теперь забыла поесть.

Скоро совсем откажешься от пищи, а там недалеко и до плачевного финала. Иссохнешь от голода и тоски — и все, конец. Была на свете Бетти Уинклесс, симпатичная молодая женщина, редактор популярного нью-йоркского журнала, и ее не стало. Вот такие дела.

Ну нет! — решила Бетти. Это уж слишком.

Сейчас нарочно пойду и наемся до отвала.

Молодец, девочка! Так держать. Главное, не вешай носа — и все образуется.

Спустившись на кухню, Бетти обнаружила, что мясо давно оттаяло. Так как весь кусок был ей не нужен, она отрезала себе пару ломтиков, а остальное вернула в морозильник.

Авось, еще пригодится, подумала Бетти, захлопывая дверцу.

Она сняла с крючка кухонный молоток, положила первый ломтик мяса на доску и принялась отбивать с некоторым даже остервенением. То же проделала и со вторым куском.

Обе отбивные Бетти обмакнула в яйцо, в муку — так как панировочных сухарей не нашлось, — снова в яйцо и уложила на разогретую сковороду.

Пока мясо поджаривалось, она крупно нарезала помидоры, огурцы и лук и заправила все это майонезом.

Когда Бетти возвращала майонезную баночку в холодильник, ее взгляд упал на выстроившийся на узкой полочке дверцы ряд винных бутылок. Одна из них оказалась початой. Вероятно, она стояла здесь еще с прошлого лета, когда на вилле отдыхали Мэт и Дженнифер.

Вино было красным, калифорнийским. Вынув пробку, Бетти поднесла горлышко бутылки к носу, вдохнула аромат и улыбнулась.

Когда все было готово, она поставила на поднос тарелку с отбивными, источавшими такой аппетитный запах, что слюнки текли, салат, тонко нарезанный хлеб, бокал и бутылку вина. Присовокупив к этому нож, вилку и солонку, Бетти понесла поднос наверх, в свою комнату.

Она расположилась на террасе. Переставив тарелки с подноса на белый пластиковый стол и наполнив бокал вином, Бетти села спиной к двери.

Затем подняла бокал и посмотрела на океан.

— За нас, — негромко произнесла она, перед тем как отпить первый глоток.

Океан ответил ей тихим плеском волн.

Бетти ужинала медленно, не спеша. Вино изменило ее настроение. Сначала оно наполнило теплом желудок, а затем согрело и сердце, вытеснив из него последние отголоски незваной тоски. Щеки Бетти порозовели, в глазах возник блеск.

Что за странная у меня манера все драматизировать, уже совершенно успокоившись, подумала она, отрезая и кладя в рот кусочек отбивной. Ну не смог человек приехать, подумаешь! Это я здесь на отдыхе, а он работает. Могли у него возникнуть срочные дела? — спросила себя Бетти. И сама же ответила: могли. Так из-за чего же я расстроилась?

Она выудила вилкой из салатницы кусочек помидора и, жуя, прислушалась к себе. Чем больше проходило времени, тем яснее ей становилось, что ее досада вызвана не Тревисом, а тем обстоятельством, что вместо него явилась миссис Рэнсом. Это она испортила Бетти настроение. Окажись на месте экономки другой человек, Бетти наверняка реагировала бы иначе.

Тревис вообще сделал все от него зависящее, размышляла она. Зная, что сам перегнать «форд» на виллу не сможет, позаботился о том, чтобы кто-то сделал это вместо него. И что с того, что этим кем-то стала миссис Рэнсом?

Откуда Тревису было знать, что сия дамочка испортит мне вечер? Вернее, часть его, потому что сейчас я уже в полном порядке. Жаль, конечно, что Тревис не предупредил меня по телефону о том, кого пришлет вместо себя, но тут уж ничего не поделаешь…

Покончив с отбивными, Бетти взяла бокал и откинулась на спинку стула. Сытная еда оказала на нее умиротворяющее воздействие и помогла наконец направить мысли в философское русло.

Какими смешными показались бы мои тревоги, скажем, этому океану, обладай он интеллектом! — думала она, неспешно допивая оставшееся в бокале вино. Сколько ему лет? Миллионы?

Миллиарды? И что по сравнению с этим вся моя жизнь? Мгновение. Бетти перевела взгляд с воды на небо, где уже не было солнца, но еще оставалось над горизонтом розоватое сияние. А что уж говорить обо всем мироздании! Как задумаешься, оторопь берет. Но, вместо того чтобы наслаждаться отпущенным мне сроком, я беспокоюсь неизвестно о чем. Она отпила очередной глоток вина. И главное, знаю же, что позже все прояснится. Тревис вернется и наверняка расскажет мне о причинах своего внезапного отъезда. Знать бы только, на какой срок он уехал. Можно ведь и не дождаться его возвращения. Вдруг он укатил на месяц или того больше? И приедет обратно, когда меня уже здесь не будет. Бетти вздохнула. Что толку гадать? Как будет, так и будет. Захочет Тревис меня отыскать — найдет. Хотя бы через того же Мэта. То-то мой братец удивится, что про меня мужчина спрашивает!

Она хихикнула, представив себе вытянувшееся от удивления лицо Мэта. Ну и пусть. Сам же уговаривал меня сменить образ жизни. Только, должно быть, до конца не верил, что я действительно на это решусь.

Ты тоже не верила.

Она вдруг зевнула, прикрыв рот пальцами.

Что-то засиделась я сегодня, вяло проплыло в ее голове. Пора укладываться.

Встав из-за стола, она в раздумье посмотрела на посуду. Вновь спускаться на кухню не хотелось. С другой стороны, негоже оставлять после себя беспорядок.

Бетти представила, как, проснувшись утром, выйдет на террасу, чтобы вдохнуть свежего воздуха, а там ее будет ждать стол с остатками ужина.

Поморщившись от возникшего в голове образа, Бетти принялась ставить тарелки обратно на поднос. Затем нехотя двинулась на кухню. На лестнице ей пришлось сосредоточиться, потому что от выпитого вина она испытывала легкое головокружение.

Недоставало еще грохнуться с полным подносом посуды! Бетти криво усмехнулась.

К счастью, до кухни ей удалось добраться без происшествий. Там она составила тарелки в мойку, бутылку, где еще оставалось вино, вернула в холодильник. Затем, выключив свет, двинулась обратно в спальню.

Наверху у нее хватило сил лишь на то, чтобы стянуть с себя джинсы и футболку. После этого она в одних трусиках упала в постель, что-то довольно промурлыкав, когда прохладные простыни коснулись покрасневшей из-за долгого лежания под солнцем спины.

Тревис недолго пробыл в Нью-Йорке. В аэропорту его встретил человек, который накануне звонил в Роузвилл. Они знали друг друга в лицо.

Ни с кем другим Тревис не стал бы даже разговаривать.

Встречающий усадил его в автомобиль с тонированными стеклами, и они помчались в Нью-Йорк.

Выполнив то, ради чего приезжал сюда, Тревис переночевал в забронированном для него номере гостиницы, а утром вылетел обратно в Майами.

У него была возможность задержаться в Нью-Йорке на пару-тройку дней, но разве мог он усидеть, зная, что в Роузвилле находится Бетти?

Пока Тревис занимался делами, его мысли были направлены на другое, однако, выполнив свои обязательства, он вновь предался мечтам о том, как встретится с Бетти. Ему так досадно было, что намеченная с ней встреча сорвалась! Он уже предвкушал, как они вместе приготовят какое-нибудь вкусное блюдо, потом поужинают — скорее всего, на свежем воздухе, потому что ей очень это нравится, — и, возможно, отправятся гулять по саду, посидят в беседке или спустятся на пляж.

А потом? — думал Тревис. Кто знает, как сложатся события потом? Если мне удастся окончательно завоевать доверие Бетти, вечер мог бы завершиться в постели.

От одной этой мысли у него захватывало дух.

А когда он представлял себе обнаженную Бетти в своих объятиях, область его бедер пронизывало сладостным импульсом.

Как я хочу ее! — вздыхал Тревис. У меня уже нет сил терпеть… Бетти сейчас тоже похожа на порох — стоит поднести спичку — и вспыхнут все запасы неизрасходованной страсти!

Стиснув зубы, Тревис принимался ходить из угла в угол по гостиничному номеру. Он считал часы до того момента, когда настанет пора отправляться в аэропорт, хотя это должно было случиться лишь утром.

Чтобы как-то отвлечься от тягостного ожидания, Тревис покинул гостиницу и отправился перекусить в китайский ресторанчик.

На время это действительно помогло. Он всегда любил ненадолго окунуться в другую культуру, тем более что для этого не, нужно было ехать на край света — носители иных традиций сами прибыли сюда. Тревис прислушивался к отрывистым звукам чужой речи, улыбался в ответ на улыбки обслуживавших его людей и чувствовал, как теплеет у него на душе.

Хотя еще лучше ему было бы, если бы вместе с ним здесь находилась Бетти.

Но она отсутствовала, и Тревису поневоле приходилось довольствоваться чем есть.

Пока ему, одно за другим, приносили заказанные блюда — на тарелках, блюдцах, в горшочках и пиалах, — он думал о той, которая точно так же грустит сейчас на вилле Гибискус.

Тревис почти не сомневался, что Бетти будет разочарована тем обстоятельством, что вместо него «форд» доставит другой человек. Слишком откровенно отвечала она вчера на его поцелуи, чтобы можно было колебаться в оценке ее душевного состояния. Наверняка Бетти не меньше самого Тревиса ждала нынешнего вечера. И возможно, сейчас тоже ужинает в одиночестве.

Когда Тревис подумал об этом, то даже есть расхотел. Впрочем, источаемые яствами ароматы быстро вернули ему аппетит. Но и за едой он не переставал думать о Бетти.

Выйдя из ресторанчика, Тревис немного прогулялся по близлежащим улицам. Потом ему захотелось сладкого, и он свернул в итальянское кафе. Здесь он долго просматривал меню, но, так как большинство названий ни о чем ему не говорили, он подозвал официанта и попросил растолковать, что представляют собой те или иные яства.

Официант наскоро описал самые, по его мнению, вкусные, и Тревис наконец сделал выбор. Он попросил принести кусок бисквитного торта с шоколадно-сливочным кремом и орехами, а к нему чашку черного кофе.

— Покрепче, если можно, — добавил Тревис. — И без сахара, пожалуйста.

Официант кивнул и удалился. Но вскоре вернулся с куском торта на тарелочке и чашкой кофе на блюдце.

Тревис ел медленно, растягивая удовольствие. Когда с лакомством было покончено, он взглянул на часы и вздохнул: до завтрашнего вылета все равно оставалась уйма времени.

Затем Тревис попросил счет и усмехнулся, увидев сумму. В «Морской выдре» на эти деньги можно было поужинать. Здесь же столько требовали за один десерт.

— Что ж, Нью-Йорк — это не Роузвилл, глубокомысленно пробормотал Тревис, поднимаясь из-за столика.

Он неспешно добрел до угла. На противоположной стороне здесь находился кинотеатр. Тревис остановился и долго смотрел на вывеску с названием демонстрируемых фильмов.

В кино, что ли, сходить? — подумалось ему.

«Убить Билла», последний шедевр Квентина Тарантино. Говорят, захватывающий фильм.

Однако он, как радиоприемник на определенную частоту, был настроен только на Бетти, и думать о чем-то другом, вникать в сюжет, ему не хотелось.

В последнее время я сам веду такую жизнь, что впору кино снимать! Тревис усмехнулся.

Он вновь двинулся вперед, не придерживаясь определенного направления, и вскоре ноги сами принесли его к гостинице. Вероятно, Тревис подсознательно стремился туда, где ему предстояло провести ночь и откуда он завтра должен был выехать в аэропорт. Единственное, чего ему хотелось, — чтобы остающееся до утра время пролетело как можно быстрее.

Поднявшись в номер, Тревис включил телевизор и поискал спортивный канал. Следующие часа полтора он смотрел заканчивающуюся трансляцию бейсбольного матча и репортаж с очередной встречи двух ведущих баскетбольных команд. Одной из них была «Ред сокс», за которую Тревис обычно болел.

Но он смотрел игру невнимательно, потому что мысли его были устремлены в ближайшее будущее. Он представлял себе, как произойдет встреча с Бетти.

Первое, что я сделаю, поцелую ее. Пусть узнает, как я соскучился. А потом.., увидим, что будет.

С этими мыслями он лег в постель, надеясь поскорее уснуть и проснуться уже утром, когда можно начать действовать. Но быстро погрузиться в забытье не удалось. Проворочавшись минут сорок с боку на бок, Тревис позвонил коридорному и спросил, нет ли снотворного. Через несколько минут тот принес ему валиум.

Проглотив таблетку, Тревис наконец уснул.

Всю ночь он видел удивительно яркие сны, но проснулся с туманом в голове и ничего не мог вспомнить.

Впрочем, ему было не до того. Заказав в номер легкий завтрак и наскоро проглотив его, он начал собираться в обратный путь.

8

Дорогу до аэропорта он проделал самостоятельно, без сопровождающих и охраны, на специализированном автобусе-экспрессе, который останавливался прямо возле его отеля. Вообще нынешний визит в Нью-Йорк вселил в Тревиса уверенность, что очень скоро мрачная полоса его существования закончится и он заживет, как прежде.

В аэропорту царила обычная для подобных мест сутолока, в данном случае создаваемая обилием туристов. У влившегося в нее Тревиса возникли смутные и не очень приятные ассоциации с каким-то недавним случаем из собственной жизни. Он долго не мог сообразить, что вызвало тревогу, пока ему на глаза не попался темнокожий парень в надетой задом наперед бейсболке. Только тут Тревис вспомнил о мимолетной встрече в аэропорту Майами с человеком, показавшимся ему знакомым.

Какой же я кретин! — мысленно обругал от себя. Вместо того чтобы бродить вчера по улицам, убивая время, нужно было сделать один-единственный звонок и проверить свои подозрения. А теперь уже поздно. Остается лишь надеяться, что я обознался.

Но и в салоне самолета Тревиса продолжали одолевать тревожные мысли. Душой же он еще сильнее устремился туда, где в одиночестве находилась Бетти.

Добравшись из Майами в Роузвилл и направляясь домой, Тревис специально прошел мимо полицейского участка. Черного «форда» там не оказалось.

Значит, волноваться нечего: миссис Рэнсом выполнила обещание, подумал Тревис. И усмехнулся. Вернее, работу. Ведь она именно так предпочитает рассматривать просьбы, с которыми к ней обращаются!

Дома он умылся с дороги и привел себя в порядок. Затем позвонил в ресторан и сообщил повару Джеку о своем приезде. Нажав на рычаги телефонного аппарата, Тревис начал было набирать номер виллы Гибискус, но передумал.

Все равно он собирался отправиться к Бетти лично.

Сделаю ей сюрприз, решил он.

Тем не менее ему хотелось точно знать, как обстоят дела с «фордом». Направившись на кухню, он некоторое время рассматривал окна миссис Рэнсом, пытаясь определить, дома ли она. Ему показалось, что в одном окне шевельнулась занавеска.

Наверное, у себя, подумал он. Схожу-ка навещу ее. Послушаю, что она скажет.

Разумеется, ему было невдомек, что в эту минуту миссис Рэнсом набирала по телефону номер виллы Гибискус. Впрочем, дождавшись ответа, она разговаривать не стала. Несколько мгновений она молча слушала, а когда раздались короткие гудки, положила трубку.

Тревис спустился на улицу и двинулся за угол.

Он поднялся на крыльцо соседнего дома и только поднял руку, чтобы нажать на кнопку звонка, как дверь подъезда отворилась и на пороге появилась миссис Рэнсом собственной персоной.

В ее руке находилась хозяйственная кошелка.

Тревис даже вздрогнул от неожиданности.

В отличие от него миссис Рэнсом осталась невозмутима, хотя на ее тонких губах на мгновение возникло подобие улыбки. Заметив это, Тревис усмехнулся про себя.

Вот на какие чудеса способна обыкновенная зеленая банкнота достоинством в двадцать долларов! От нее тают даже такие ледяные сердца. Или дамочка решила, что я собираюсь предложить ей новую работу?

— Добрый день, миссис Рэнсом, — произнес он с почтительностью, в которой лишь слегка угадывался намек на насмешку.

— А, мистер Хантер… Здравствуйте. Уже вернулись?

— Как видите. А как ваши дела?

— Спасибо, не жалуюсь.

— Я о «форде», — уточнил Тревис. — Вы перегнали его на виллу?

Миссис Рэнсом мгновенно замкнулась.

— Разумеется, — ответила она с видом оскорбленного достоинства. В ее тоне сквозила обида человека, гордящегося неизменной безупречностью своей работы.

Тревис кивнул.

— Замечательно. А ключи передали мисс Уинклесс?

— Да, как было ведено.

— Лично в руки?

Миссис Рэнсом смерила его презрительным взглядом и с нажимом повторила:

— Как было ведено.

— И.., что же мисс Уинклесс? — осторожно спросил Тревис.

Ответом ему был удивленный взгляд.

— Не понимаю, — надменно произнесла она. — Что вы хотите узнать?

— Ну.., как она отнеслась к тому, что я не приехал сам, а прислал вас?

Миссис Рэнсом дернула плечом.

— Обыкновенно отнеслась.

Тревис немного помолчал, думая о том, как трудно разговаривать с этой женщиной. Но не платить же ей за сведения совершенно невинного свойства!

— Неужели даже не удивилась?

Миссис Рэнсом застыла, глядя в сторону.

Казалось, она обдумывает вопрос.

— Не берусь утверждать категорически, — наконец медленно слетело с ее уст, — но, по-моему, удивилась.

Категорически! — хмыкнул про себя Тревис.

Одна формулировка чего стоит! — И в чем это выражалось? Бетти.., то есть мисс Уинклесс, спрашивала обо мне?

На лице миссис Рэнсом промелькнуло странное выражение.

— Ваша.., гм.., знакомая только про вас и расспрашивала, — процедила она. — Просто устроила мне допрос.

Тревис удивленно взглянул на нее. Какая неприязнь! С чего бы это?

— Что же вы ей сказали?

Миссис Рэнсом вновь пожала плечами.

— А что я могла сказать? Разве мне что-нибудь известно о ваших делах? — Она сердито засопела. — И даже если бы было известно…

Почему я должна распространяться об этом с первой.., гм.., встречной.

Последнее слово было проронено тише остальных, но Тревис его расслышал. Разговор нравился ему все меньше и меньше.

— Вспомните, пожалуйста, что конкретно вы сказали мисс Уинклесс о моем отсутствии, — сухо произнес он.

Миссис Рэнсом сморщила лоб, вспоминая.

— Конкретно? Э-э.., что обстоятельства вынудили вас срочно покинуть Роузвилл. Вот и все. Она еще спросила, куда вы уехали, но тут уж я ничего не могла сказать.

Тревис кивнул.

— Хорошо. И последний вопрос: вы не заметили на вилле или возле нее чего-то необычного? Скажем, не было ли на территории посторонних?

Неожиданно миссис Рэнсом опустила взгляд, а потом и вовсе отвела его в сторону, молча покачав головой. Внезапная перемена в ее поведении еще больше удивила Тревиса. И насторожила.

— Нет? — настойчиво произнес он.

— Нет, — нехотя буркнула миссис Рэнсом, переминаясь с ноги на ногу, будто ей не терпелось завершить беседу.

Тревис внимательно посмотрел на нее. Ему хотелось увидеть выражение ее глаз. Однако миссис Рэнсом с непонятным упорством разглядывала соседский палисадник.

Что за чудеса? — удивленно подумал Тревис.

Что это с ней творится?

Он довольно давно знал миссис Рэнсом, хотя до последнего времени никогда не общался с ней столь тесно. Странные манеры этой женщины обескураживали его. Например, сейчас он не мог понять, что с ней происходит — то ли это очередной бзик, то ли что-то важное, чего нельзя оставлять без внимания.

— Если не возражаете, я пойду, мистер Хантер, — смиренно произнесла та. — У меня дела.

— Да, конечно.

Миссис Рэнсом начала спускаться по ступенькам, но остановилась и обернулась.

— Если вам еще понадобится человек для какой-нибудь разовой работы, обращайтесь ко мне. Все выполню в лучшем виде.

— Хорошо, — коротко кивнул Тревис. — Буду иметь в виду. Всего хорошего, миссис Рэнсом.

— До свидания, мистер Хантер.

Попрощавшись, они разошлись в разные стороны. На углу своего дома Тревис повернулся и посмотрел ей вслед.

В эту минуту она сделала то же самое. Однако, заметив, что Тревис наблюдает за ней, быстро отвернулась.

Вновь поднявшись в свою квартиру, он сменил рубашку на свежую футболку, а джинсы на шорты и в таком виде отправился в «Морскую выдру».

Было только начало первого, время вечернего наплыва посетителей еще не наступило. За столиками ресторана сидели мамаши с детишками, которым захотелось выпить чего-нибудь прохладительного или полакомиться мороженым.

— Привет, Джек! — сказал Тревис повару, подходя к раздаточному прилавку.

Официантам Брайану и Стэнли он махнул рукой на расстоянии.

— Привет, — отозвался Джек, шинкуя лук для подливки, предназначавшейся для одного из блюд вечернего меню.

На нем был длинный фартук, рукава светлой хлопчатобумажной куртки были закатаны, а на голове, вместо поварского колпака, повязана пестрая черно-белая косынка из тех, в которых любят щеголять рокеры. Под носом Джека топорщились тронутые сединой усы.

Еще бы серьгу в ухо — и готовый морской пират! — глядя на него, усмехнулся про себя Тревис.

Когда-то повар Джек и смотритель лодочной станции Билл служили на одном авианосце. Первый был коком, второй боцманом. Но с тех пор прошло уже много лет.

— Как съездил? — спросил Джек, помешивая в сотейнике соус.

— Нормально.

— Надеюсь, у тебя ничего не случилось?

Предвидя, что его станут расспрашивать, Тревис заранее запасся отговоркой.

— Дядюшка захворал, — пояснил он. — Старик живет один, позвонил, просил приехать.

Его в больницу положили. Возможно, позже еще придется навестить.

Джек кивнул.

— Если нужно, поезжай еще. Насчет ресторана не волнуйся.

— Спасибо. Кстати, сейчас я тоже намерен удалиться. Нужно показаться на вилле Гибискус. Скорее всего, задержусь до вечера.

— Хоть до утра, — ухмыльнулся Джек.

И Тревису стало ясно, что весь небольшой персонал «Морской выдры» и лодочной станции обсуждает его отношения с Бетти.

— Да я бы не прочь, дружище, — в свою очередь улыбнулся он, — только не знаю, получится ли.

— Эх, молодежь! — проворчал Джек, откладывая ложку в сторонку и принимаясь нарезать салатный перец. — Робкие вы какие-то. Вот мы, бывало, как выпадет увольнительная и разрешат сойти с борта в город…

Тревис только рукой махнул. Морские байки Джека он уже выучил наизусть.

Спустившись по сходням на пляж, Тревис двинулся на лодочную станцию. Там, возле распахнутой двери ангара, как всегда, стояла табуретка, однако Билла на ней не было.

Пошарив взглядом вокруг, Тревис увидел бывшего боцмана около третьего причала. Попыхивая зажатой в зубах сигарой, тот отвязывал линь моторного катера, в котором сидела средних лет пара.

Тревис опустился на табурет и стал ждать, пока Билл освободится. Вскоре тот бросил линь находящемуся в катере мужчине, и через минуту раздался звук заработавшего двигателя.

Выпрямившись во весь рост и широко расставив ноги по укоренившейся моряцкой привычке, Билл некоторое время смотрел вслед удаляющемуся катеру, потом повернулся и зашагал к ангару, утопая в песке.

Тревиса он заметил, лишь подойдя почти к самой двери.

— А, это ты… — сказал Билл, подняв голову и вынимая изо рта сигару. — Здравствуй. Уже приехал? Я думал, тебя не будет несколько дней.

Тревис встал, и они обменялись рукопожатием.

— Не было нужды задерживаться. Но я сейчас снова отлучусь.

— Далеко? — спросил Билл, щурясь на солнце.

Тревис качнул головой.

— Нет, здесь рядом. Вилла Гибискус.

— А-а… — протянул Билл. — Блондинка ждет?

— Надеюсь, — усмехнулся Тревис.

Билл заговорщицки подмигнул ему.

— Желаю успехов. Я так понимаю, ты снова за лодкой?

— Угадал. Денек приятный, неохота добираться на автобусе.

— И то верно. «Чайку» возьмешь?

Тревис задумчиво взглянул на покачивающиеся на волнах лодки.

— Сам не знаю. Никак не решу, то ли на веслах идти, то ли под парусом.

Билл тоже повернулся к морю и с минуту смотрел на него, размышляя.

— Я бы под парусом пошел, — наконец произнес он, попыхивая сигарой, которую успел сунуть в рот. — Ветерок хоть и слабенький, но попутный. А к вечеру он обязательно сменит направление, что опять же тебе на руку. Но если хочешь размяться, то иди на веслах.

— Нет, не хочу, — решил Тревис. — С дороги не очень тянет разминаться.

Билл кивнул.

— Правильно. Бери «Волну», пока свободна.

Ее почему-то арендуют чаще других лодок. Наверное, из-за синего паруса.

Тревис не стал спорить.

— Хорошо. Но весла я все-таки захвачу. Мало ли что…

— И то верно. Сейчас принесу.

Билл скрылся в ангаре, несколько минут что-то там перебирал, потом вышел с парой пластиковых весел, у которых были синие рукоятки и белые лопасти.

— В тон к парусам подобрал? — усмехнулся Тревис.

— А что, дамочки любят, когда все красиво, — ворчливо заметил Билл. — Держи. — Когда Тревис взял весла, он добавил:

— Идем, помогу тебе отшвартоваться.

Они направились к причалу, возле которого стояла «Волна». Василькового цвета парус был привязан к мачте. Прыгнув в лодку, Тревис освободил его, расправил и закрепил, как положено. Затем принял от Билла канат и оттолкнулся веслом от причала.

— В добрый путь! — крикнул тот, взмахнув рукой;

Первым, что услыхала Бетти утром, был ее собственный стон. Вчера она даже не поняла, как сильно обгорела на солнце, а сегодня пылающая кожа вовсю давала о себе знать.

Вторым звуком был звонок стоящего рядом с кроватью на тумбочке телефона.

Морщась и цедя сквозь зубы ругательства, Бетти протянула руку и взяла трубку.

— Да? — Собственный голос показался ей слишком хриплым, поэтому, кашлянув, она повторила; — Да?

Однако ответа не последовало. Бетти удивленно нахмурилась, подождала еще немного, повесила трубку и тут же забыла об этом маленьком происшествии. Сейчас ей было не до того.

Стеная и охая, она кое-как поднялась с постели и поплелась в ванную, чтобы взглянуть на себя в зеркало. Увиденное повергло Бетти в шок. Она была краснее вареного рака. Хорошо хоть не вся: участки, которые прикрывал вчера купальник, остались белыми — грудь, ягодицы и узенькие полоски на бедрах и спине, где находились тесемки. Но все равно красного, пылающего, ноющего было гораздо больше по сравнению со светлым.

Действуя скорее по наитию, чем осознанно, Бетти наполнила ванну прохладной водой и улеглась туда с очередным стоном — на сей раз облегчения.

Мало-помалу болезненные ощущения утихли. Бетти закрыла глаза и словно погрузилась в забытье. Так она пролежала ни много ни мало — часа полтора. А когда наконец вышла из ванны, перед ней встала новая проблема: как вытереться?

Одна мысль о том, что сейчас придется прикоснуться к саднящей коже полотенцем, даже самым мягким, вызывала у нее внутренний протест.

Не буду вытираться совсем, решила она.

Постою пять минут на террасе, пусть вода высохнет сама. Кто меня там увидит?

Бетти действительно вышла нагишом на свежий воздух, однако оставалась на террасе недолго. Она не учла, что в это время суток сюда попадают прямые солнечные лучи. Простояв всего несколько мгновений, Бетти почувствовала, что кожа вновь начала гореть огнем, и ей пришлось поспешно ретироваться в комнату. Но даже там она не остановилась, а прямиком направилась обратно в ванную.

К счастью, воду Бетти еще не успела выпустить, поэтому ей осталось лишь снова погрузиться в прохладную влагу. И с ее губ вновь слетел вздох облегчения.

Что же мне целый день здесь мокнуть? — обиженно подумала она, прекрасно понимая, что сердиться может лишь на себя саму.

В самом деле, ведь не ребенок же она, должна была предвидеть, чем завершится долгое лежание под солнцем.

Бетти вспомнила, как обрадовалась вчера, поняв, что наконец научилась плавать. Как продрогла и легла греться на солнышке. Кажется, даже задремала, что было уже совершенно недопустимо.

А теперь расплачиваюсь за собственное безрассудство, пронеслась в ее голове досадная мысль.

И что мне теперь делать? Аптечку, что ли, поискать: может, там найдется какое-нибудь средство.

От глупости! — хихикнул кто-то в ее мозгу.

Сердито хмурясь, Бетти осторожно поднялась из ванны и подошла к шкафчику, состоящему из двух частей, между которыми находилось зеркало. Справа она увидела лишь шампуни, ароматные соли и пену для ванн, зато слева действительно обнаружился пластмассовый ящичек аптечки.

Вынув его весь целиком, Бетти принялась перебирать содержимое. Ей долго не попадалось ничего, что могло бы помочь, однако в конце концов она все-таки наткнулась на баночку с какой-то патентованной мазью от ожогов.

А подействует ли это от солнечных ожогов?

Не сделаю ли я хуже, намазавшись этим средством?

Для начала она решила сделать пробу: поддела пальцем немного мази и нанесла на предплечье.

Если возникнет раздражение, смою, — и все, мелькнуло в ее голове.

Затем Бетти кое-как промокнула на себе остатки влаги полотенцем — делать-то нечего, не ходить же нагишом — и задумалась, что надеть.

В конце концов натянула высохшие за ночь трусы от купальника и узкий, не достигающий даже пупка топ на тоненьких бретельках. Но даже этот минимальный наряд доставлял ей неудобства.

Еще раз обругав себя идиоткой, Бетти вновь двинулась было на террасу, но вовремя спохватилась и остановилась на пороге. Сюда солнце не достигало.

Она чувствовала себя настолько скверно, что даже завтракать не хотелось. Аппетит отсутствовал совсем, зато была несильная, но противная дрожь.

Знобит, как при простуде. Это от перегрева.

Я вся пылаю. Странно, вчера мне было гораздо лучше. Эх, похоже, я сама испортила себе отдых…

Грустно вздохнув, она взглянула на море.

А в это время кое-кто смотрел на нее. И этим кем-то являлся хорошо знакомый Бетти человек — миссис Рэнсом.

Позвонив утром из дому на виллу и удостоверившись, что особа, из-за которой мистер Уинклесс временно запретил ей показываться в своих владениях, на месте, экономка пошла на кухню. Там сложила в плетеную хозяйственную кошелку все, что, по ее мнению, могло ей сегодня понадобиться, оделась попроще и покинула квартиру.

Встречи с мистером Хантером она не ожидала, но поначалу не придала ей особого значения, пока тот не начал расспрашивать, не попадались ли ей вчера возле виллы Гибискус подозрительные чужаки.

Тут миссис Рэнсом насторожилась, потому что подобное любопытство угрожало маленькому бизнесу, который предложил ей вчера симпатичный молодой человек, догнавший ее почти у самой автобусной остановки и представившийся мистером Смитом. Ведь, с точки зрения мистера Хантера, он-то и являлся подозрительной личностью. А если бы тот еще узнал, что мистеру Смиту нужно…

Однако миссис Рэнсом не настолько глупа, чтобы запросто взять и выложить все секреты.

И к тому же лишиться возможности дополнительного заработка. Нет уж, господа хорошие!

Тем более что работенка непыльная: проследить, кто навещает поселившуюся на вилле девицу.

Для этого дела миссис Рэнсом подходила идеально. Лучше нее с подобным заданием, пожалуй, вообще никому не справиться. Потому что виллу Гибискус она знает как свои пять пальцев. Ведь не первый год там работает. Начинала горничной, еще при прежних хозяевах., Потом, благодаря старательности и исполнительности, ее повысили в должности — она стала экономкой.

А с тех пор как виллу приобрел мистер Уинклесс, жизнь миссис Рэнсом превратилась в праздник. Появлялся он в этих краях очень редко и всегда предварял свой приезд телефонным звонком. А все остальное время роскошная вилла находилась в полном распоряжении миссис Рэнсом. И она жила там, как в собственном доме, в свою квартирку в Роузвилле наведываясь лишь затем, чтобы полить на балконе герань.

Насколько ей было известно, в этом году мистер Уинклесс должен был приехать не раньше осени, и она намеревалась спокойно провести большую часть лета, как вдруг явилась хозяйская сестрица и выжила ее из дому!

Самого мистера Уинклесса миссис Рэнсом еще готова была терпеть, но не его родственников. Если бы хозяин тоже был здесь — другое дело. Однако его сестра приехала одна и держалась с такой уверенностью, будто имеет полное право здесь находиться.

Оно-то, может, и так, раз хозяин того пожелал — размышляла миссис Рэнсом, наблюдая за стоящей на пороге террасы Бетти, — но почему я должна терпеть притеснения? Почему мне ведено не показываться на вилле? Разве не я все здесь холю и лелею?

Ее душу точил червь обиды. А Бетти представлялась ей кем-то вроде самозванки или узурпаторши, беспардонно присвоившей чужие права.

Ну да ничего, мрачно усмехнулась миссис Рэнсом, сверля Бетти взглядом. Скоро все вернется на круги своя. Ты, голубушка, уедешь, а я вернусь в дом!

Откинувшись на спинку скамейки, она сложила руки на груди.

Надо сказать, миссис Рэнсом выбрала для наблюдения весьма удобную позицию. Прибыв сюда, она не стала прятаться в роще, подобно мистеру Смиту. Для этого она слишком хорошо знала территорию виллы.

Обогнув участок со стороны сада, миссис Рэнсом вошла через неприметную, запирающуюся на простую задвижку калитку в ограде, сразу за которой начинались деревья и пылали алыми соцветиями заросли кустарника. Среди них находился пятачок пространства, на котором стояла небольшая скамейка с возвышающимся над ней зеленым, изрядно выцветшим зонтом.

Так как кусты выросли выше человеческого роста, сей укромный уголок был совершенно незаметен ни со стороны дома, ни извне. Когда-то его устроила дочь прежних хозяев, любившая уединяться здесь и читать. Порой никто даже не догадывался, что девушка находится там, зато у нее самой был неплохой обзор сквозь ветви кустов.

Этот пункт и выбрала миссис Рэнсом для наблюдения.

Разумеется, стоявшая на пороге террасы Бетти ни о чем не подозревала. Даже если бы она пристальней присмотрелась к цветущему кустарнику, и то ничего бы не заметила, кроме небольшого углубления среди увенчанных цветками крон.

Но дело в том, что Бетти вообще туда не смотрела. Ее взгляд был устремлен совсем в другую сторону, на море, где показалась движущаяся со стороны Роузвилла парусная лодка.

Заметила ее Бетти не сразу, потому что паруса терялись на фоне моря из-за своего цвета. Он действительно был необычен. Во всяком случае, Бетти еще никогда не видела синих парусов.

Приглядываясь к диковине, она козырьком приложила ладонь ко лбу. В лодке находился один человек, который без видимых усилий справлялся с парусом.

В эту минуту Бетти вспомнилось, как Майкл однажды сказал, что когда-нибудь обязательно купит яхту.

Еще немного полюбовавшись морской картиной, она почувствовала, что хочет пить, и ушла в комнату. Здесь стояла на столе захваченная еще позавчера из кухни бутылка минеральной воды.

Наполнив стакан, Бетти выпила его залпом, потом прижала ко лбу прохладное стекло.

Когда же мне станет легче?

Она вновь машинально побрела на террасу и там неожиданно увидела, что лодка взяла курс на виллу. Бетти застыла, чувствуя, что сердце сбилось с ритма, пропустив один удар.

Что это? Неужели Тревис? Да… Похоже, направляется сюда. А я в таком виде!

Метнувшись в комнату, Бетти схватила джинсы и попыталась их натянуть. Однако, сунув одну ногу в брючину, тут же отказалась от этой затеи — прикосновение грубой ткани к обгоревшей коже обожгло ее огнем.

Ох нет! Это выше моих сил.

Но встречать Тревиса в трусах, пусть даже купальных, ей было неловко. Она остановилась посреди комнаты, лихорадочно ища выход из ситуации, потом бросилась к стенному шкафу.

Вытащив из него дорожную сумку, за пару минут перерыла ее всю и нашла большое шелковое парео.

Это то, что нужно!

Бетти осторожно повязала парео вокруг бедер. Шелк приятно холодил кожу, и она улыбнулась — впервые за день.

Однако, когда Бетти взглянула на себя в зеркало, с ее губ слетел вздох.

Все было бы хорошо, если бы только я не была похожа на вареную креветку. Но делать нечего, нужно встречать гостя.

Выглянув с террасы, она увидела, что Тревис уже у самого пляжа и убирает паруса. Когда он повернулся лицом к вилле, Бетти помахала ему рукой. В ответ Тревис сделал то же самое.

Затем он спрыгнул в воду и толкнул лодку к берегу. Когда та надежно села на песок, Тревис снова махнул Бетти рукой, поправил солнцезащитные очки и устремился к тропинке.

Бетти же с гулко бьющимся сердцем двинулась к лестнице. Спустившись на первый этаж, она свернула в большую гостиную, через застекленную дверь вышла наружу и остановилась в тени навеса, ожидая Тревиса.

Вскоре тот появился у калитки. Бетти двинулась ему навстречу, старательно избегая солнца.

Они встретились возле узкого края бассейна.

Тем временем миссис Рэнсом решила перекусить. И то сказать, пора, время ланча давно прошло. А она привыкла питаться по часам.

К сожалению, сегодня от обычного правила пришлось отступить. Но лишь из-за того, что ей поручили эту работу, иначе она ни за что не стала бы изменять своим привычкам. С какой стати?

Вынув из плетеной кошелки аккуратно сложенную полотняную салфетку и расстелив ее на скамейке, миссис Рэнсом поставила сверху судок с котлетой и жареным куриным бедром.

За ним последовал другой — с отварной картошкой, обильно политой сливочным маслом.

В третьем находился салат. Рядом с судками миссис Рэнсом положила коробочку для школьных завтраков, в одном отделении которой лежал нарезанный тонкими ломтиками хлеб, а в другом — сдобный пирожок.

Открыв все контейнеры, миссис Рэнсом несколько мгновений любовалась созданным натюрмортом, затем с наслаждением вдохнула аромат пищи. Казалось, можно приступать к еде.

Вероятно, кто-то другой так бы и сделал. Но не миссис Рэнсом.

Вновь открыв кошелку, она извлекла одноразовый пластиковый столовый прибор — тарелочку, нож и вилку. Потом немного подумала и поместила позади судков термос с кофе.

Получившаяся в итоге картина, по-видимому, удовлетворила тонкий художественный вкус экономки, потому что она едва заметно улыбнулась, сложила руки на коленях и принялась бубнить благодарственную молитву, продолжая, впрочем, поглядывать сквозь ветви в сторону дома.

Покончив с молитвой, миссис Рэнсом положила на тарелку картофель, после чего вновь наступила небольшая пауза. Смысл ее заключался в следующем: необходимо было решить, с чего начать — с котлеты или курицы. Трудно сказать, чем руководствовалась миссис Рэнсом, но в конце концов она остановила выбор на котлете.

Вооружившись ножом и вилкой, она принялась за запоздалый ланч, однако спокойно поесть ей все-таки не удалось. Наружная дверь большой гостиной вдруг отворилась, и во двор вышла Бетти Уинклесс.

Миссис Рэнсом так и замерла, не донеся до рта вилки с ломтиком котлеты. В эту минуту она чем-то походила на почуявшего вальдшнепа сеттера. В ее глазах даже возник охотничий блеск.

Затаив дыхание, она наблюдала, как мисс Уинклесс, одетая в странноватый, отчасти напоминающий индийское сари наряд, огибает бассейн с его вогнутой стороны. На расстоянии трудно было различить, но миссис Рэнсом показалось, что та улыбается.

А это означало лишь одно: кроме нее возле виллы был кто-то еще!

В следующее мгновение миссис Рэнсом увидела его. Мало того — узнала.

— Вот дьявол! — вырвалось у нее.

Спохватившись, она прикрыла губы пальцами, потом вспомнила про кусочек котлеты, положила его в рот и принялась нервно жевать.

Мистер Хантер! Тоже явился сюда.

С другой стороны, этого можно было ожидать. Не зря же он так настойчиво расспрашивал про эту.., мисс Уинклесс. Да и она вчера только о нем и говорила.

Интересно, когда они успели познакомиться? Ведь девица только недавно приехала…

Гляди-ка, целуются!

Значит, правильно я догадалась, мелькнуло в голове экономки. Что-то между ними есть.

9

Приблизившись к Бетти, Тревис сразу сделал то, о чем мечтал еще в Нью-Йорке, — нежно взял ее лицо в ладони и прильнул к губам.

Она не противилась. Напротив, как будто именно этого и ждала. Поцелуй получился совершенно естественным и доставил наслаждение им обоим.

— Здравствуй, — тихо произнес Тревис. — Прости, что задержался.

Бетти улыбнулась.

— Ладно уж, так и быть, прощаю. Тем более что ты быстро вернулся. Жаль только, что прислал вместо себя эту гарпию, миссис Рэнсом.

Тревис нахмурился.

— Я тоже не в восторге, что пришлось прибегнуть к помощи экономки, но в тот момент у меня не было иного выхода.

— Ты мог бы позвонить мне, — заметила Бетти.

Он усмехнулся.

— Как будто я этого не делал! Можно сказать, я только тем и занимался большую часть вечера, что звонил тебе. Но ты не отвечала. Я забеспокоился было, а потом подумал, может, ты в саду…

Бетти задумчиво кивнула.

— Что, угадал? — спросил Тревис.

— Почти. Сначала я долго плескалась под душем. Мне пришлось хорошенько вымыть голову, потому что в волосы набился песок, пока мы с тобой.., э-э.., прятались под лодкой от дождя. — Произнеся последние слова, Бетти зарделась. — А потом до ночи я сидела на террасе в наушниках и слушала музыку. Я захватила сюда плеер, — пояснила она.

— Теперь понятно, почему к тебе нельзя было пробиться! — рассмеялся Тревис. — Небось Билли Джоэла слушала?

Бетти изумленно вскинула ресницу.

— Откуда ты знаешь?

Тревис вдруг тоже смутился.

— Я просто так сказал. Назвал первое имя, которое пришло в голову.

— А, понимаю, — лукаво улыбнулась Бетти. Билли Джоэл тебе тоже нравится, верно? Я слышала его в твоем ресторане.

— Ты такая проницательная! — воскликнул Тревис, неожиданно сгребая Бетти в охапку и прижимая к себе.

Но та вдруг пронзительно взвизгнула, попытавшись высвободиться.

— Пусти, больно!

Тревис сразу ослабил объятия, с беспокойством глядя на отступившую на шаг Бетти.

— Что случилось?

Та несколько мгновений стояла, закрыв глаза и прикусив губу.

— Бетти?

Она перевела дух.

— Я обгорела на солнце. Видишь, какая красная? Вчера еще было ничего, а сегодня… Знобит, все тело ломит… Не знаю, что и делать.

Окинув взглядом обнаженные участки ее кожи, Тревис нахмурился.

— В доме наверняка есть аптечка…

— Есть, — не дослушав, кивнула Бетти. Только в ней нет ничего подходящего.

— Как, даже аспирина?

Она задумалась.

— Аспирин, кажется, есть…

— Так что же ты! Проглоти сразу две таблетки, и тебе обязательно полегчает.

— Правда?

— Конечно! — заверил ее Тревис. — А если бы еще был такой спрей, знаешь…

— Там есть мазь от ожогов, но я не уверена, что она подходит для таких случаев, — сказала Бетти. — Я нанесла немного вот сюда… — Она подняла руку и взглянула на предплечье. — Ой, смотри-ка, этот участок как будто стал светлее!

— Значит, нужно смазать все обожженные места, — констатировал Тревис. — И поскорее.

— Но у меня больше всего обгорела спина.

Вряд ли я смогу сама…

— Самой тебе делать ничего не придется. Устроишься на лежаке, и я разотру тебе спину.

Бетти отпрянула.

— Только не это!

— Брось, — усмехнулся Тревис. — Что тут особенного? Совершенно нечего стесняться.

— Я не о том! — воскликнула она. — Меня не нужно растирать. Мне больно от одного этого слова!

Тревис замахал руками.

— Хорошо, хорошо, растирание отменяется.

Я буду очень нежен с тобой.

— Надеюсь, — хмуро обронила Бетти.

— Даже не сомневайся. Сейчас я перетащу сюда лежак… — Он направился на солнечную сторону бассейна, без особых усилий поднял лежак и понес туда, где стояла Бетти. — Вот так… Где мазь?

— Сейчас принесу.

Пока Бетти не скрылась за наружной застекленной дверью большой гостиной, Тревис любовался ею. Она двигалась очень грациозно. А развевающийся на легком бризе край шелкового парео придавал ее образу особенную романтичность.

В ожидании Бетти Тревис немного прогулялся по двору, высматривая, не появилось ли здесь чего-нибудь подозрительного. В какой-то момент его взгляд устремился прямехонько туда, где пряталась меж кустов миссис Рэнсом.

Та даже вздрогнула, испугавшись, что ее обнаружили, однако Тревис отвернулся, и она облегченно вздохнула. Никто ее здесь не заметит!

Вернулась Бетти уже не в топе, а в лифчике от купальника, с максимально открытой спиной.

— Держи, — сказала она, протягивая баночку с мазью Тревису. — Только умоляю…

— Понял, понял, — быстро произнес тот. Легко и нежно.

Бетти развязала парео, бросила на стоящий по соседству шезлонг, а сама опустилась на лежак, подбородком на сложенные пальцы.

Тревис взглянул на нее сверху вниз.

— Послушай, давай я развяжу тесемки. Они будут мешать.

— Да? — Поначалу Бетти задумалась, а потом усмехнулась про себя. Давно ли она стала такой щепетильной? — Ладно, развязывай.

Тревис так и сделал. Затем поддел пальцами немного мази и принялся легко, едва касаясь, наносить на пылающую кожу Бетти.

— А аспирин ты приняла? — спросил он между делом.

— Две таблетки, как ты рекомендовал, — вяло пробормотала она. — Кстати, ты так и не сказал, куда ездил. Или это секрет?

Тревис замялся. Рассказывать Бетти сказку про больного дядюшку ему не хотелось.

— Не секрет, но лучше я тебе об этом позже расскажу. В свое оправдание могу лишь заметить, что сам до последней минуты не знал о предстоящей поездке, иначе не стал бы договариваться с тобой о свидании.

— Ммм… — произнесла Бетти с закрытыми глазами. — Значит, у нас должно было состояться свидание?

Тревис зачерпнул новую порцию мази.

— Разумеется. И мы можем перенести его на сегодня. Сейчас намажу тебя и отправлюсь на кухню что-нибудь приготовить. А ты полежишь пока здесь, в тенечке. Идет?

— Неплохая идея, — пробормотала Бетти. — Не знаю, как ты, а я сегодня с утра ничего не ела.

— Почему? У тебя кончились продукты?

Она усмехнулась.

— Полон холодильник. Просто не было аппетита.

— А сейчас?

Бетти помолчала, прислушиваясь к себе.

— Понемногу появляется.

— Замечательно. — После паузы Тревис осторожно спросил:

— Скажи, вчера здесь было спокойно? Чужие на виллу не заходили?

— Заходили, — безмятежно ответила Бетти.

Тревис замер.

— В самом деле? Кто это был — мужчина, женщина?

— Женщина. — Бетти рассмеялась. — Которую зовут миссис Рэнсом.

— А, вот ты про что… И больше никого?

Бетти качнула головой.

— Нет. — В следующую минуту ее посетила какая-то туманная мысль, расплывчатое воспоминание о чем-то, на что она недавно обратила внимание. Но окончательно неясный образ не сформировался, и Бетти тут же про него забыла.

Тревиса ее слова успокоили.

Наверное, я все-таки ошибся тогда, в аэропорту, подумал он.

Нанеся мазь также на бедра и голени Бетти, он завинтил крышку баночки.

— Все. Теперь полежи тут немного, подыши свежим воздухом, а я отправлюсь на кухню.

— Спасибо, что выручил меня, — сказала Бетти, повернув голову. — Только что же ты приготовишь, ведь мясо в морозильнике… Вчера я специально заранее вынула его, чтобы оттаяло, но так как сегодня тебя не ждала…

— Не беспокойся, что-нибудь придумаю.

Мясо — это по мужской части.

Бетти вздрогнула.

— Что? Как ты сказал? Повтори!

Она повернулась к Тревису всем корпусом, лишь в последний момент вспомнив про развязанные тесемки лифчика и прижав его к груди рукой.

— Мясо по мужской части, — удивленно повторил Тревис. — Я действительно считаю, что мужчина должен уметь его готовить. Ты.., не согласна с этим?

Бетти прерывисто вздохнула.

— Да нет… Просто этой фразой ты напомнил мне одного человека.

Она вновь улеглась на живот, не замечая внимательного взгляда Тревиса.

— Ты в порядке? — спросил тот, немного помолчав.

— Конечно. Иди, за меня не волнуйся. Я немного полежу, а потом присоединюсь к тебе.

Сам на кухне разберешься?

Тревис пожал плечами.

— Мне уже приходилось там бывать.

— Ах да, ведь в прошлом году ты угощал здесь гостей Мэта, — вспомнила Бетти. Затем она легла щекой на сложенные руки и умиротворенно вздохнула. — Особо не утруждайся, приготовь что-нибудь попроще, этого будет вполне достаточно…

— Слушаюсь, мэм, — ухмыльнулся Тревис.

Напоследок бегло оглядевшись и удостоверившись, что вокруг все спокойно, он удалился в дом.

Зорко наблюдавшая за происходящим из засады миссис Рэнсом решила, что с нее довольно. Все, что нужно, она увидела, а остальное ее не интересует — всякие амуры, поцелуйчики и остальная романтическая чушь.

Когда-то давно, когда еще был жив покойный супруг миссис Рэнсом, все эти сантименты в той или иной степени присутствовали в ее жизни. И исчезли, когда благоверного не стало.

Миссис Рэнсом знала — злые языки поговаривают, будто она же и свела мужа в могилу раньше срока, запилила вечными претензиями. Однако сама миссис Рэнсом греха за собой не ведала и продолжала жить со спокойной совестью.

Наблюдая за парочкой у бассейна, она сообразила, к чему клонится дело, и засобиралась домой.

Кто навещает девицу, я выяснила, значит, деньги свои отработала, размышляла она, тщательно закрывая контейнеры и аккуратно пряча их в плетеную кошелку.

Затем миссис Рэнсом обвела взглядом всю крошечную прогалину, проверяя, не осталось ли какого мусора — беспорядка она не переносила органически, — и решила перед уходом вознаградить себя чашечкой кофе и персональной выпечки пирожком со свежими сливами.

Она плеснула немного ароматного напитка в пластмассовую крышку термоса, взяла ее в руку, а в другую — пирожок, от которого откусила сразу треть. Прожевав, сделав глоток кофе и снова поднеся ко рту пирожок, миссис Рэнсом вдруг услыхала нечто, заставившее ее испуганно замереть. Это было зазвучавшее вдруг со стороны правого виска тяжелое, плотное жужжание какого-то крупного насекомого.

Скосив взгляд, миссис Рэнсом с ужасом узрела нечто, с виду похожее на осу, но гораздо, гораздо больше! Полосатый монстр висел в воздухе, явно нацеливаясь на заманчиво обнажившуюся сливовую начинку пирожка, источавшую восхитительный аромат.

Не спуская с насекомого глаз, миссис Рэнсом потихоньку отодвинулась поближе к концу скамейки, откусила от пирожка и принялась поспешно жевать.

Однако осу оказалось не так-то просто провести. Покачавшись немного на месте, та медленно отправилась следом за лакомством.

Тогда миссис Рэнсом залпом допила кофе, ловко завинтила одной рукой крышку на термосе и сунула его в стоявшую на траве кошелку.

Затем быстро положила в рот остатки пирожка, не видя причин делиться с нахальным насекомым.

Пора убираться отсюда, пронеслось в голове экономки.

Стараясь не делать резких движений, она встала, осторожно обогнула медлительную осу и даже успела сделать пару шагов в направлении потайной калитки, как вдруг навстречу ей откуда-то снизу вылетели сразу две полосатые твари. Угрожающе гудя, они метнулись к миссис Рэнсом.

Дальнейшее произошло стремительно. Повергнутая в ужас внезапной атакой, ни о чем другом не думая, экономка бросилась назад, в кусты…

Бетти лежала, наслаждаясь прохладой и понемногу начиная приходить в нормальное состояние. Неожиданно ее внимание привлек какой-то треск, прозвучавший справа, в растущих вдоль ограды кустах.

Насторожившись, Бетти повернулась на шум и увидела продиравшуюся сквозь заросли женскую фигуру. Едва показавшись из кустов, женщина споткнулась о корень и покатилась кубарем по полого спускающемуся к бассейну газону, не выпуская из рук какой-то сумки.

На глазах изумленно приподнявшейся на локте Бетти незнакомка выпрямилась, быстренько отряхнулась и пригладила волосы. Затем обернулась.., и Бетти изумилась еще больше.

— Миссис Рэнсом? — вырвалось у нее.

Экономка же как ни в чем не бывало зашагала в ее сторону, слегка размахивая сумкой, которая при ближайшем рассмотрении оказалась плетеной из пеньки кошелкой.

— Миссис Рэнсом! — повторила Бетти, придя в себя. — Как вы здесь очутились?

— Я.., э-э.., на минутку, — пробормотала та, шустро проходя миме.

Глаза Бетти округлились.

— То есть.., как это? Что вы делали в кустах?

— Там осы, — в виде объяснения обронила через плечо экономка, сворачивая за угол виллы.

Когда она скрылась из виду, Бетти с минуту оставалась неподвижной, потом завязала на спине тесемки лифчика и побежала следом. Но догнать миссис Рэнсом ей не удалось, та уже вышла на дорогу и скорым шагом пустилась к автобусной остановке.

Ничего не понимаю… Какие осы? И главное, какого дьявола понадобилось здесь этой ведьме? Ведь ясно же было сказано: без нужды на вилле не появляться! Ох, придется позвонить Мэту, туго ей тогда придется…

Вернувшись к дому, она поднялась по ступенькам к входной двери и нажала на кнопку звонка, прекрасно отдавая себе отчет, как забавно выглядит на парадном крыльце в одном купальнике.

По-видимому, открывший ей дверь Тревис подумал о том же, потому что на его губах возникла улыбка.

— Признаться, мне еще никогда не приходилось встречать гостью в таком смелом наряде.

Зачем тебе понадобилось идти в обход?

— Это все миссис Рэнсом, — махнула Бетти рукой.

Она двинулась на кухню, оставив позади себя озадаченного Тревиса. Впрочем, даже сейчас он не отказал себе в удовольствии скользнуть взглядом по ее стройной фигуре.

— Как тут вкусно пахнет! — нараспев произнесла Бетти, перешагнув порог кухни. — Вижу, ты все-таки решил приготовить что-то особенное.

Тревис двинулся за ней.

— Ошибаешься, все очень просто.

— Да? И что же это? — с живейшим интересом спросила она.

— Сейчас расскажу. Только сначала ты ответь, как себя чувствуешь.

Бетти улыбнулась.

— Удивительно, но уже почти хорошо. — Немного помолчав, она добавила:

— Твоими стараниями.

— Ну что ты, я здесь ни при чем. Для меня было удовольствием погладить тебя по спинке.

— Все равно спасибо.

Тревис вдруг лукаво улыбнулся.

— Разве так благодарят?

— А как? — удивленно вскинула Бетти бровь.

— Поцелуем, — скромно подсказал он.

Бетти смущенно опустила ресницы. Ее сердце сразу бешено забилось, будто рванув с места в карьер.

Однако замешательство продолжалось недолго. В следующую минуту она шагнула вперед, встала на цыпочки и прикоснулась губами к щеке Тревиса.

— Ну нет, так не пойдет! — произнес тот. Поцелуй меня по-настоящему.

С губ Бетти слетел едва заметный вздох. Затем она исправила ошибку.

Когда их губы слились, Тревис осторожно обнял ее. Как видно, мазь подействовала, потому что на этот раз Бетти не возражала. Напротив, она не только самозабвенно отдалась поцелую, но взяла на себя ведущую роль. Затеяла игру с языком Тревиса и вскоре почувствовала, как в области его бедер образовался под шортами твердый пульсирующий выступ. Он уперся прямо в ее обнаженный живот. Осознание этого факта усилило испытываемое ею от поцелуя наслаждение.

Первым отстранился ради глотка воздуха Тревис.

— Думаю, на этом мы должны остановиться, иначе вместо ужина нам придется заняться чем-то иным, — прерывисто произнес он.

Бетти промолчала, хотя в глубине души была с ним согласна.

— Пора поверить, готов ли рис, — добавил Тревис. Он подошел к плите и поднял крышку на кастрюльке. Затем поддел вилкой немного риса, подул на него и отправил в рот. — Все.

Готово. — Он повернулся к Бетти. — Осталось решить, где мы будем ужинать.

— Давай возле бассейна, — предложила она. — Там удобные кресла, правда столик низкий, поэтому придется держать в одной руке вилку, а в другой тарелку. Но, думаю, это ничего, устроим своеобразный фуршет. Как тебе идея?

— Я — за. Только тебе придется помочь мне перенести туда все блюда. — Тут Тревис вдруг умолк, будто вспомнив о чем-то. — Да, а что ты сказала про миссис Рэнсом?

Бетти всплеснула руками.

— Вообрази, лежу я в тенечке и вдруг откуда ни возьмись вываливается из кустов миссис Рэнсом и катится прямехонько к бассейну! Да-да, нечего на меня так смотреть. Конечно, я вчера перегрелась на солнце, но не настолько же.

— А дальше что? — спросил Тревис, начиная испытывать подспудное беспокойство.

— Как тебе сказать… Ты ведь знаешь эту дамочку. Я спросила, что она здесь делает, а она в ответ пробормотала что-то маловразумительное про ос и дала деру.

— Про что?

— Про ос. Ну осы, насекомые такие.

— А… И больше ничего не сказала?

— Только то, что зашла сюда на минутку.

Представляешь?

— Честно говоря, с трудом.

Бетти кивнула.

— Совершенно бредовая история. Ума не приложу, что понадобилось миссис Рэнсом в здешних кустах?

Тревис задумчиво покачал головой, показывая, что у него тоже нет ответа. Затем он произнес со вздохом:

— Надеюсь, когда-нибудь это выяснится. Ладно, бери вот эти тарелки и идем к бассейну, Они расположились у узкого края бассейна, где стояли кресла со съемными подушками и вазонами с петунией по бокам, а также столик.

На него Бетти и Тревис поставили все, что захватили с собой из кухни, включая бутылку вина и бокалы.

— Что это? — спросила Бетти, когда Тревис снял крышку с одного судка и над столом разлился вкусный запах. — Неужели мясо? Когда ты успел его разморозить?

— Я этого и не делал, — ответил он, наполняя ее тарелку. — Просто настрогал ломтиков с целого куска и поджарил на сковороде с луком.

Немного риса?

Бетти кивнула.

— А там что? — спросила она, показывая на другой судок.

— Жареные помидоры с салатным перцем.

— Ммм… Садись поскорей, у меня уже слюнки текут!

— Сейчас. — Тревис откупорил вино и до половины наполнил оба бокала. — Держи. Тост произнесешь?

— Ох нет. Очень есть хочется.

Улыбнувшись, Тревис молча поднял бокал.

Бетти сделала то же самое, после чего они отпили по глотку и принялись за еду.

На несколько минут воцарилось молчание.

Тревис с удовольствием наблюдал, как Бетти опустошает тарелку.

— Можно тебя спросить? — сказала она, утолив первый голод.

— Конечно.

— Ты никогда не снимаешь солнцезащитные очки?

Он на миг замер, хотя ожидал подобного вопроса.

— Почему, снимаю. Ближе к вечеру. Мои глаза очень чувствительны к свету.

— Бедняжка. — Вот и все, что сказала на это Бетти. Спустя некоторое время она поставила опустевшую тарелку на столик и откинулась на спинку кресла с бокалом в руке. — Спасибо, было очень вкусно.

— Не за что. Тебе не больно так сидеть?

Бетти удивленно взглянула на него и вдруг поняла, что у нее больше не болит кожа на спине.

— Ой, я даже не сообразила! В самом деле, мне совсем не больно. Мазь подействовала.

— Рад слышать.

Закончив ужин, они еще долго сидели во дворе, попивая вино и болтая о всякой всячине.

Их овевал легкий ветерок, с пляжа доносился плеск волн, в окрестных кустах пели цикады.

— Тебе хорошо? — негромко спросил Тревис.

Бетти ответила не сразу. Медленно поднявшись, поставила бокал на столик и двинулась вдоль бассейна. Отойдя на несколько шагов, повернулась к Тревису и улыбнулась.

— Если скажу, что хорошо, это почти не отразит моего нынешнего состояния. У меня сегодня такое замечательное настроение, что хочется совершить какой-нибудь сумасбродный поступок.

Она раскинула руки в стороны и со смехом засеменила на цыпочках вдоль края бассейна в обратном направлении, делая вид, что ей приходится балансировать.

— Осторожно! — крикнул Тревис.

Но Бетти не обратила на его возглас никакого внимания. На мгновение застыв, она вдруг озорно блеснула глазами и прыгнула в бассейн.

— Бетти! — Одним движением сорвав с себя футболку, Тревис тоже бросился в воду. Ему не потребовалось много времени, чтобы добраться до того места, где барахталась Бетти. Обхватив ее за плечи, он попытался было отбуксировать ее к ступенькам, но вдруг понял, что она продолжает смеяться.

— Испугался, что утону? — воскликнула Бетти, становясь на дно. — Здесь не глубоко. Но главное не это: вчера я научилась плавать! Просто забыла тебе сказать.

— Вчера? — удивленно повторил Тревис. Когда же ты успела?

— Пока тебя ждала. Сейчас покажу, что я умею. Стой там, я к тебе подплыву.

Разгребая руками воду, Бетти отошла от Тревиса подальше, потом двинулась к нему вплавь, причем еще увереннее, чем накануне.

Тот с явным изумлением наблюдал за ней. В конце концов Бетти вплыла прямо в его распростертые объятия.

— Молодчина! — радостно произнес он, наклоняясь к ее мокрому лицу.

Их губы встретились, и Бетти словно потеряла ощущение реальности. Поцелуй был насквозь пронизан чувственностью, которая затмила собой все остальное. На какое-то время Бетти даже забыла, что они находятся в бассейне.

Вспомнила лишь когда, не размыкая губ, Тревис медленно сдвинул с ее плеч сначала одну бретельку бюстгальтера, затем другую, а потом и вовсе спустил его до талии. В следующее мгновение грудь Бетти оказалась плотно прижатой к обнаженному торсу Тревиса.

А еще через минуту он оторвался от губ Бетти, но лишь затем, чтобы целовать ее щеки, шею, плечи. Потом он вдруг подсадил ее так, что ей не оставалось ничего иного, как обхватить ногами его торс. Затем он принялся покрывать поцелуями ее показавшуюся из-под воды грудь. Изнывая от наслаждения, Бетти откинулась назад. С ее губ слетел тихий стон.

Вскоре за ним последовал другой, погромче, потому что Тревис постепенно приблизился к соску и вобрал его в рот. Пронзенная острым чувственным импульсом, Бетти выгнулась еще больше, держась за плечи Тревиса и касаясь затылком поверхности воды.

Приласкав губами и языком один сосок, он переместился к другому, а потом с Бетти на руках двинулся к бортику бассейна.

Ощутив за спиной опору, она наконец отпустила плечи Тревиса и тоже стала ласкать его.

Ее ладони скользили по бронзовой от загара коже, по бугоркам мышц на груди и плечах, по маленьким, чисто мужским соскам.

Когда Бетти принялась легонько теребить их пальцами, Тревис тоже запрокинул голову, и в его горле заклокотал хриплый, скрежещущий звук. Он словно подстегнул Бетти к действию.

Она скользнула руками вниз и нащупала застежку на шортах Тревиса. Однако справиться с ней под водой оказалось не так-то просто. Пуговицу на поясе Бетти еще расстегнула, но молния никак не поддавалась.

Все кончилось тем, что Тревис нетерпеливо снял и положил на край бассейна забрызганные водой и ненужные сейчас очки, затем сам расстегнул молнию на своих шортах. Несколько следующих мгновений ушло на освобождение Бетти от трусиков, после чего она вновь обняла Тревиса ногами за пояс.

Последовал новый, пронизанный еще большей страстью поцелуй. Казалось, он никогда не кончится, но в какой-то момент Тревис все-таки оторвался от губ Бетти.

— Я хочу тебя, — хрипло и прерывисто произнес он, всматриваясь в ее глаза. — А ты.., ты меня хочешь? Скажи, мне нужно это знать!

— Да! — выдохнула она. — Хочу. Сейчас, немедленно! У меня больше нет сил ждать…

Из его горла вновь вырвался похожий на рычание звук, затем он жадно припал ко рту Бетти губами. Спустя несколько мгновений Тревис сдвинул свои шорты вниз — все равно шрам от пулевого ранения на бедре скрывала вода, и Бетти не могла его видеть — и с наслаждением вошел в горячую женскую глубину…

Вернувшись домой, миссис Рэнсом тщательно вымыла руки, прежде чем достать из кухонного шкафчика пузырек с йодом, отвинтить крышечку и смазать ссадины на коленях.

Затем она вынула из плетеной кошелки термос, вылила весь оставшийся там кофе в большую, в красный горошек чашку, села за стол и придвинула к себе сухарницу. Там лежали пирожки, накрытые салфеткой.

— Проклятые твари, — пробормотала миссис Рэнсом, беря самый румяный. — Не дали спокойно поесть.

Надо полагать, речь шла о гигантских осах, изгнавших ее из приусадебных кустов виллы Гибискус. О том же, что из-за коварных насекомых оказалась раскрытой она сама, миссис Рэнсом, похоже, не переживала.

Впрочем, все это ее мало касалось. Она должна собрать информацию, а остальное — чужая забота. Зачем совать нос в сферы, не имеющие к тебе прямого отношения?

Подкрепившись, миссис Рэнсом смахнула с губ крошки, достала из кармана блокнотный листок и подошла к висевшему на стене телефону. Прижав трубку к уху плечом, она набрала по бумажке номер мобильника и стала ждать.

Ответили ей после третьего гудка.

— Мистер Смит? Это Фейт Рэнсом из…

— Да-да. Ждите, я вам перезвоню, — прозвучал в трубке знакомый голос.

Пожав плечами, миссис Рэнсом вернулась за стол. Но не прошло и двух минут, как телефон зазвонил. Пришлось снова вставать.

— Да?

— Так что вы можете сообщить? — спросил мистер Смит, сразу переходя к делу.

— Я узнала, кто ходит к интересующей вас особе.

— Так. И кто же?

— Его имя Тревис Хантер. У него с гостящей на вилле девицей амуры. Сегодня я своими глазами видела, как они целовались возле бассейна. Думаю, не расстанутся до утра. И когда только они успели сойтись, не понимаю!

— Может, прежде были знакомы?

— Не похоже. Ведь до нынешнего лета девица здесь не появлялась.

— А что собой представляет этот… Хантер?

Вы давно его знаете?

— Мистер Хантер года два как объявился в наших краях. У него здесь ресторан. «Морская выдра» называется. Живет один, вот, пожалуй, и все, что мне известно.

— А внешность можете описать?

— Ну, рост выше среднего, волосы темные, длинные, он их сзади завязывает, усы, с солнцезащитными очками не расстается… — Миссис Рэнсом помолчала. — Больше не знаю, что сказать.

— Говорите, появился у вас два года назад? задумчиво прозвучало в трубке.

— Около того. Да, чуть не забыла! Вчера он куда-то уезжал, а сегодня вернулся. Но куда и зачем он ездил, про то мне неведомо.

Повисла небольшая пауза, затем мистер Смит произнес:

— Что ж, похоже, вы проделали неплохую работу. Похвально, миссис Рэнсом. А не желаете еще немного мне помочь? Плачу вдвое против прежнего. Работа легкая.

— Согласна, — не раздумывая ни секунды, ответила она.

— Сначала скажите, существует ли способ незаметно попасть в дом?

— На виллу? — уточнила миссис Рэнсом. — Есть. Думаю, те двое про него ничего не знают.

Да и хозяин вряд ли догадывается.

— А поточнее?

— Ну, это дверь, ведущая из сада на кухню через одну из кладовок. Только с той стороны дома все изрядно заросло, чертополох выше головы. И замок на двери такой, что его, пожалуй, только я и сумею открыть. — Миссис Рэнсом вдруг умолкла. — А вам зачем? Если что незаконное, то я…

— Не беспокойтесь, речь идет всего лишь о небольшом сюрпризе. Про то, что вы мне помогли, никто даже не догадается. Впустите меня и подождете снаружи, потом я выйду, расплачусь с вами и вернусь в дом. Дальше вы свободны.

— А в доме-то что делать станете? — подозрительно спросила миссис Рэнсом.

— Да, знаете, скорее всего, Хантер — это вовсе не Хантер, а.., э-э.., мой родной брат. Да, именно. Два года назад поругался, негодник, с отцом, ушел и как сквозь землю провалился.

Он даже не знает, что наш отец скончался, оставив нам двоим приличное наследство. Об этом я и хочу ему сообщить.., только неожиданно, понимаете? В детстве мы с братом частенько преподносили друг другу сюрпризы.

— А, это ничего, это можно, — закивала миссис Рэнсом. — Так когда вас ждать?

— Я позвоню, — сказал мистер Смит и повесил трубку.

Хоть Бетти и грозилась позвонить Мэту и наябедничать на экономку, тот перехватил у нее инициативу, позвонил первым. На следующий день.

Произошло это вечером, к Бетти лишь полчаса назад приплыл на лодке Тревис, и они исследовали запасы холодильника, решая, что приготовить на ужин.

— Привет, сестренка, — сказал Мэт, когда Бетти взяла трубку.

— Ой, здравствуй! Как здорово, что ты позвонил.

— Что-то случилось? — мгновенно насторожился тот.

Бетти заверила его, что все в порядке, не преминув, впрочем, упомянуть о странном поведении миссис Рэнсом. Мэта очень удивил ее рассказ, а потом он в свою очередь озадачил Бетти, спросив, не приезжал ли к ней Феликс Закревски. Мол, тот отсутствовал на работе целый день, а потом наплел что-то маловразумительное про возникшую у него необходимость куда-то отлучиться.

— А так как перед своим отъездом ты сообщила ему, куда направляешься, я и подумал…

— Нет-нет, его здесь не было. Иначе я сразу бы тебе сообщила.

— А в остальном как, все спокойно? — спросил Мэт.

— О, все просто замечательно. Я здесь с… — едва не сказав «с Тревисом», Бетти вовремя прикусила язык, решив, что пока не стоит об этом распространяться, — чудесно отдыхаю!

На этом разговор завершился.

И до следующего уикенда все было очень хорошо, пока в субботу не произошло нечто, перевернувшее все дальнейшее существование Бетти.

Тем вечером Тревис остался ночевать на вилле. Они долго, неспешно занимались любовью в сгустившейся темноте, потом уснули, утомленные страстью.

Спустя некоторое время Бетти проснулась от какого-то внутреннего толчка. Сначала у нее возникло ощущение, что Тревиса нет рядом.

Открыв глаза, она покосилась направо и действительно увидела, что другая половина постели пуста, лишь лунный свет золотит смятые простыни. Затем ее слух уловил слабый шорох.

Он как будто шел от двери, ведущей в коридор.

Бетти повернула голову в том направлении.., и тут события стали разворачиваться с молниеносной скоростью.

На фоне светлой стены Бетти увидела чей-то темный силуэт, но даже не успела испугаться, потому что в следующий миг в полосе лунного света мелькнул обнаженный Тревис, откуда-то сбоку бросившийся на чужака. Оба грохнулись на пол, и сразу же прозвучал какой-то хлопок.

Затем наступила пауза, настолько короткая, что Бетти лишь успела приподняться на локте.

Вслед за этим в коридоре загрохотало, как будто бежали люди. Через секунду в спальню ворвались сразу несколько человек. Началась сутолока, кто-то вскрикнул, неожиданно вспыхнул свет…

Поспешно натянув на обнаженную грудь простыню, Бетти увидела, что двое неизвестных парней прижали к стенке Тревиса, двое других — еще кого-то.

— Бетти? Ты в порядке? — услышала она знакомый голос.

— Мэт! — Это действительно был ее брат.

— Ты не ранена? — быстро спросил он, с беспокойством окидывая Бетти взглядом через плечо.

— Нет. А что здесь происходит?

Взяв за волосы удерживаемого человека, Мэт заставил его поднять голову.

— Узнаешь? — вновь оглянулся он на Бетти.

— Феликс? — изумленно произнесла та.

— Неожиданная встреча, правда? — усмехнулся Мэт. — Мы следили за ним от самого Нью-Йорка. Кстати, не бойся, это охранники из моей конторы. — Он повернулся к двум парням, которые держали Тревиса. — Отпустите его, это свой. Приведите лучше дамочку. Кстати, где она?

— Отдыхает в комнате на первом этаже, — ответил один охранник. — Я там дверь стулом подпер.

Тревис молча кивнул Мэту, обогнул кровать и быстро натянул шорты. Затем наклонился и поднял отлетевший к тумбочке пистолет с глушителем.

— М-да… — протянул Мэт, глядя на оружие.

Потом повернулся к Феликсу. — Далеко ты зашел, дружище… Только я все-таки не пойму, зачем тебе понадобилось убивать мою сестру?

— Я пришел не за ней, — впервые подал голос Феликс.

В эту минуту охранник подтолкнул в комнату миссис Рэнсом, при виде которой Бетти и Тревис непроизвольно переглянулись.

— Мистер Смит! — визгливо воскликнула та с порога, устремив возмущенный взгляд на Феликса, руки которого уже были скованы за спиной наручниками. — Вы обещали не впутывать меня в свои дела! — Тут она вдруг узнала Мэта. — О, мистер Уинклесс.., а вы как здесь оказались?

Не удержавшись, Мэт расхохотался.

— Тот же вопрос я могу задать вам, миссис Рэнсом! Кстати, кто, по-вашему, этот человек?

— Мистер Смит. Он собирался заплатить мне за… — Осекшись, она прикусила язык.

— За то, что вы впустите его в дом, верно? — хмыкнул Мэт. — Так знайте: в действительности этого мистера зовут Феликс Закревски и он намеревался вас убить. Правильно, Феликс?

Тот мрачно усмехнулся.

— А зачем мне свидетели?

— Убить? — удивилась миссис Рэнсом. — Меня? За честно выполненную работу?

— За такую работу вас мало… — Не договорив, Мэт вновь повернулся к Феликсу. — Так зачем ты сюда явился, если не за жизнью Бетти?

Тот сверкнул глазами.

— Прикончить вот его, — кивнул он на Тревиса.

— Зачем? Что он тебе сделал?

— Затем, что иначе ухлопали бы меня. Если коротко, меня вынудили пойти на это. Люди из теневого международного бизнеса. Сказали, мол, или ты уберешь его, или мы избавимся от тебя.

— Но почему?

Феликс криво усмехнулся.

— Знаешь, кто это?

— Конечно, — пожал плечами Мэт. — Тревис Хантер, владелец ресторана и лодочной станции в Роузвилле.

— Ошибаешься. Слыхал когда-нибудь про защиту свидетелей? Когда Майкл исчез из больницы, я сразу догадался, что люди из ФБР или так его упрятали, что сам дьявол не сыщет, или внешность изменили до неузнаваемости. Феликс немного помолчал, потом нехотя произнес:

— Ваш Тревис Хантер и есть Майкл.

— Майкл? — в один голос воскликнули Мэт и Бетти.

Бетти смотрела на Тревиса во все глаза.

Тот улыбнулся.

— Он, он, готов спорить на что угодно, — буркнул Феликс. — Я с самого начала не поверил, что Бетти не знает, где ее жених. Но даже если так, рассудил я, Майкл все равно рано или поздно свяжется с ней. Так и вышло.

— То-то я… — начал было Мэт и тут же прервал сам себя. — Но ведь Майкл был ранен! — Его взгляд тщетно скользил по телу полуобнаженного Тревиса в поисках каких-нибудь отметин.

Тогда тот молча расстегнул шорты и сдвинул с левой стороны пояс, показав шрам на бедре.

Бетти так и прикипела взглядом к этому рубцу.

— Не может быть… — прошептала она. — Не верю… Майкл был совсем другой!

Тревис-Майкл на миг задумался.

— Кажется, я знаю, что сможет тебя убедить, — произнес он, роясь в карманах. Затем вынул связку ключей, отделил один и показал Бетти.

Несколько мгновений она рассматривала ключ, потом подняла лицо. В ее глазах блестели слезы.

— Майкл! — сказала она, протягивая руки.

Майкл наклонился и крепко обнял ее.

— Это Майкл! — Бетти поверх его плеча взглянула на Мэта. — У него ключ от моей квартиры. — Затем она взяла лицо Майкла в ладони и принялась покрывать поцелуями.

Тот лихорадочно вторил ей.

— Идемте-ка вниз, ребята, — сказал Мэт, скребя в затылке. — И этих голубков не забудьте захватить, — кивнул он на подавленную миссис Рэнсом и ставшего вдруг ко всему безучастным Феликса. — Пора вызывать полицию.

Влюбленная пара заметила, что остальные ушли, лишь спустя несколько минут.

— Какой ты стал… — сказала Бетти, гладя Майкла по лицу.

— Тебе не нравится? — серьезно спросил он.

— Что ты! Просто в голове все мешается…

Но я привыкну к твоей новой внешности. Обязательно!

Он посмотрел ей в глаза.

— Бетти, ты меня любишь?

— Я.., ох, даже не могу сказать как! А ты меня?

— Больше жизни, — ответил он. — Больше жизни…

И он еще крепче прижал ее к себе.

В эту минуту обоих посетила одна и та же мысль — о вновь обретенном счастье.





Купить книгу "Пойми себя" Беллоу Ирен

home | my bookshelf | | Пойми себя |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу