Book: Наш современник Cалтыков-Щедрин



Свирский Григорий

Наш современник Cалтыков-Щедрин

Вы хотите узнать, что в России происходит СЕГОДНЯ? Откройте том Сочинений САЛТЫКОВА-ЩЕДРИНА. Любой. Салтыков-Щедрин самый зоркий, самый талантливый писатель современности. Только что, к примеру, завершились выборы в Красноярском крае. Цинизм предельный. О народе в дни-часы "действа" и не обмолвились. Даже для близира. Никто и не единого разу. Народ вообще вне игры. Играют норильские никелевые, аллюминиевые и прочие монополии, чего никто и не скрывает. Устроители открыто делят " красноярских кандидатов на "Наши" и "не наши",- сообщил репортер из Красноярска...- Врут, как на войне... Гостиницы забиты штатными провокаторами..."

Политическая жизнь российского государства на наших глазах превращается в сатирическую драму- комедию по Щедрину.

Григорий СВИРСКИЙ

Наш современник Cалтыков-Щедрин.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ СЦЕНАРИЙ В ТРЕХ ЧАСТЯХ. ( Выдержки).

Пролог.

Часть 1. Мучительные роды русского либерализма.

Пенкосниматели. Либералы "борьбы".

Часть 2. "Господа ташкентцы"

Часть 3. История города Глупова. Россия, что же дальше?

Действующие лица: Помпадуры (губернаторы) -либералы-пенкосниматели и бурбоны-консерваторы в дальнем полете).

Голос ( За кадром)

НА ЭКРАНЕ: Название фильма, имена актеров- помпадуров, затем мелькание документальных кадров: физиономии наших партийных вождей. Немного выразительной хроники, предпочтительно, эпохи "хрущевского десятилетия" и последних лет.

ПРОЛОГ ( Голос за кадром)

Тема губернатора - идиота Угрюм-Бурчеева, увы, вообще неисчерпаема.

Его родимые потомки принялись, на наших глазах, возводить из навоза новые запруды. Ученое название одной из таких запруд " социализм в отдельно взятой стране"... А Угрюм-Бурчеев, по народной кличке "деревенский дурачек," или "кукурузник", услыхав про Америку, воскликнул "Уйму ее, уйму!" и... едва не сжег дуриком всю планету ЗЕМЛЯ

Потому заслуживает в истории своего либерализЬма и, естественно, в нашем сценарии особой строки Об этом позднее. Посему оставим пока что эту часть нашего боевого полета в сторонке.

Многие ли знают истории трудного рождения российской перестройки и русского либерализма, в отечественой истории полузабытые?..

Возьмем в руки полное собрание сочинений М.Е. САЛТЫКОВА ( Н. ЩЕДРИНА), появившегося на свет и в последние дни безумия, более кровавого, чем деспотия Тамерлана или Хана Мамая, сжегшего до тла Москву.

"Нам Гоголи и Щедрины нужны"!- бросил тогда в мир Главный помпадур

Освежить в России Главного Помпадура неслыханную ересь Салтыкова-Щедрина - страх Божий! Не выпустить, заволокитить - пуля.

Ну, так, вот вам, пожалуйста ( Изд."Правды", 1951 г.).Щедрин самолично -курсивом. "Помпадуры и помпадурши", " Господа ташкентцы" ," История одного города" и другие книги русского классика.

С чего началась наша перестройка, если сами не вспомнили, Шедрин подскажет::

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД

[i]..."Начальник, как приехал, так первым делом приступил к ломке пола в губернаторском кабинете - и что же? Сломать-то сломал, а нового на его месте построить не успел..." Новый генерал тотчас же рассудил, что пол надо было ломать не в кабинете, а в гостиной и... сделал надлежащее распоряжение..."[/i]...

Но были же у помпадуров мудрые министры и советники? У которых ума палата.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ :"Как всегда, они начинали со сбора сведений о враждебных вылазках. Сионистской заговор" и "козни американского империализма" тогда назывались "польской интригой".? Козней этих было - не продохнешь!

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Правитель канцелярии для "общего доказательства своего патриотизма и преданости целую ложку кайенского перца в жидком виде проглотил. А министр поиска и розыска прямо сказал во всеуслышанье, коли САМ прикажет выпрыгнуть в окно, тут же и выпрыгнет...

"Часы губернаторского дома стучали "тик-так!", как будто говорили:"Мы видели пять генералов! Мы видели пять генералов".

ГОЛОС ЗА КАДРОМ"... Летописец упоминает о некоем Ионке Козыре, пионере либерализма, который после продолжительных странствий... привез с собой собственного сочинения книгу писем "... О водворении на земле добродетели"... Отсутствие зависти, огорчений и забот, кроткая беседа, тишина, умеренность - вот идеалы, которые он проповедывал, ничего, правда, не зная о способах их осуществления... Так -как биография этого Ионки составляет драгоценный материал для истории русского либерализма, то читатель, как надеется летописец, конечно не посетует, если автобио первого либерала будет рассказана здесь с некоторыми подробностями.

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Отец Ионки, Семен Козырь, простой мусорщик, репортеры тех лет такими не интересовались, а телевизионщиков, которым деляга-мусорщик всегда особо интересен, еще не существовало, так этот Козырь нажил свое состояние будто он нынешний цивилизованный Думец , - "с изумительной для глуповца ловкостью перебегал от одной партии власти к другой, при чем так искусно заметал следы, что самоновейшая законная власть ни минуты не сомневалась, - Козырь - патриот из патриотов, который всегда оставался лучшею и солиднешею поддержкой. Пользуясь этим, он сначала продовольствовал войска. Полицейские заставы останавливали все возы с хлебом и гнали их прямо на двор к откупщику. Тот платил "по справочным ценам" или по "акции", а ежели между продавцами возникали сомнения, то недоумевающих отправляли в часть"...

Долго памятен был Указ, которым Двоекуров (тогдашний помпадур) возвещал обывателям об открытии пивоваренного завода и разъяснял вред водки и пользу пива. " Водка. Говорилось в том Указе, не токмо не вселяет веселонравия... Но при длительном употреблении даже.. порождает страсть к убийству. Пива же можно кушаь сколько угодно и без всякой опасности, ибо оно не печальные мысли внушает, а токмо добрые и веселые"

Увы.. как пришло к мусорщику Козырю баснословное богатство, так улетучилось. Очередной Градоначальник вызвал его и, простив ему все прочие грехи, завершил отеческое напутствие так: - А которое ты имение награбил, то имение твое я отписываю на себя. Ступай и молись Богу." Тут Козырь-отец, как повелось, рванулся исчезнуть куда подале - в Лондон или Мадрид, но пути сообщения были еще не совершенны. Пришлось остаться , тем более, времена были еще благодушные, помпадур подарил виновному хижину на краю города, чтобы было где душу спасти и себя прокормить...

Семен Козырь на закате дней вдруг ощутил в себе "прилив дурных страстей" и "неблагонадежных элементов". Стал проповедывать, что собственность есть мечтание, что только нищие войдут в царствие небесное, а богатые и бражники будут лизать раскаленные сковороды и кипеть в смоле...

Таков был первый глуповский демагог"]- с беспристрастием историка сообщает летописец Щедрин. С их семьи, как увидим начался и глуповский мортиролог...

Сынок Семена Козыря и был первым певцом либерализма, взбодрившим трактат "О водворении на земле добродетели."

Очередной градоначальник Бородавкин, придя от книги сей в омерзение, вытребовал к себе автора для освидетельствования.

- Мнишь ты всех людей добродетельными сделать, - вкрадчиво начала власть...- А ежели асе люди "в раю" в песнях и плясках время препровождать будут, кто же землю пахать станет? и вспахавши сеять? и посеявши жать? и собравши плоды господ дворян и прочих чинов довольствовать и питать?

Засим градоначальник книгу лично разодрал и растоптал, бросив несчастному автору, что с ним, как с "растлителем добрых нравов", он поступит, как ему, градоначальнику, заблагорассудится.

Вывели первого певца либерализма на базар и, дабы сделать вид его более омерзительным, надели на него сарафан ( так-как в числе последователей Козыря было много женщин) , а на груди повесили дощеску с надписью "бабник и прелюбодей" . А квартальные приглашали торговых людей плевать на преступника..."К вечеру Ионки не стало.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Таков был первый дебют глуповского либерализмааа...

К сожалению, летописцы не предвидели страшного распространения этого зла в будущем.

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Упомнают о некоем дворянском сыне Ивашке, который был посажен на цепь за то, что говорил хульные слова : "... Кто де ест много, пускай делится с теми, кто ест мало... И сидя на цепи, Ивашка умре..."

Другой пример случился при Микеладзе, который хотя сам был либерал, но по страстности своей натуры не всегда мог воздержаться от заушений. Во время его правления тридцать три философа были рассеяны по лицу земли за то,что "нелепым обычаем говорили: трудящийся да яст, нетрудящйся же да вкусит от плодов безделия своего... И требовали "царства закона...Но который не в "Уложении о наказаниях", а которые нерукотворно написаны" И тут же они и появилсь, нерукотворные...

Единственно, что затерто в древней летопи название парохода, на котором, на основе нерукотворных, вытурили всех мудрецов - философов из Санкт-Петербурга куда подалее..."

ГОЛОС ЗА КАДРОМ:

Мы уцелели, в конце-концов, но уже без древа гражданственности. Мы не собираемся вокруг него и не щебечем... Мы не знаем даже, надолго ли "ОН" оставил нам жизнь. ..Соображаясь с веянием времени, твердо уповаем, что жизнь возможна для нас лишь под одним условием, что мы обязываемся ежемгновенно и неукоснительно трепетать...

Таково было рождение российского либерализма. А каков он был во всей своей первозданности и красе, как говорится, "от рассвета до заката" и далее, ближе к полуночи?

ЛИБЕРАЛЫ "БОРЬБЫ"

НА ЭКРАНЕ: Помпадуры "на водах". Заезжая знаменитость мадемаузель Blanche Gandon исполняет романс " Ах, у меня маленькая ножка..." Бурные аплодисменты. Среди помпадуров, в седых бакенбардах, безусый Феденька Кротиков.

У выхода из зала они прощаются, обещая друг другу, как всегда, встретиться у ДЮССО.

Санкт-Петербург. Знаменитая ресторация у "Дюссо" . Кутеж в одном из задних залов. Там и Феденька. Стакан доброго вина в его руке почти полон. Он напряженно прислушивается к застольной беседе заезжих помпадуров, которых мы уже видели "на водах". Феденька изучает дух времени .Чтоб стать, "как все они" - либералом...

Помпадуры обмениваются новостями: В Америке Президентская республика. К чему это приведет?

Феденька вставляет глубокомысленно: - Россию это и губит. Излишняя централизация. В губерниях стало тошно и душно. Давно пора усилить власть на местах. Иначе верха размениваются на мелочи.

Седовласые одобряют Феденьку, говорят друг другу, что у него доброе сердце, он либерал, а это главное.

- Не возражаю, чтобы не выказать своей несостоятельности.- весело замечает Феденька. Все смеются "шутке", один из помпадуров хлопает, от глубокой приязни, Феденьку по спине. " Парень, а ты сможешь уловить вселенную..."]

И вот свершилось. Феденька -помпадур в Навозном. Он уже не Феденька. А Ваше превосходительство!:

ГОЛОС ЗА КАДРОМ - Наступило, наконец в России " время либерализма безусловного, которому не только служило помехой отсутствие мудрости, но, напротив того, сообщало какой-то ликующий характер."

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Феденькина канцелярия.

-Всех утеснили, - с возмущением говорит Ваше превосходительство, перебирая бумаги. Курить на улицах нельзя! Носить бороды и длинные волосы нельзя! Все и всем запрещается. Позор!

И Его Превосходительство радостно диктует новые, либеральные правила перестройки

-Посему и в видах поднятия народного духа отныне курение табака свободно везде. За исключением ... вот, -подает он свои наметки канцеляристу - здесь 81 пункт исключения. 2) Покрой одежды - по личному усмотрению... голых, конечно, в кутузку! 3) Все Преследовании за ношение бороды и длинных волос... предаются забвению...

-Не слишком ли смело? - сомневается навозовский шеф жандармерии, грузный величественный генерал. - Не прослывем мы опасными мечтателями?

-Мы- либералы! - произнес Феденька Крутиков ликуюшим тоном. - Вперед и вперед, не думая о неудовольствии консерваторов. Готовьте циркуляр ... о необходимости заведения фабрик, о возможности населить и оплодотворить пустыни, о пользе развития путей сообщения, промыслов, судоходства. "

Феденька делал внезапные вылазки на пожарный двор, осматривал лавки, распекал за неисправные мостовые, пробовал похлебку, изготовляемую для арестантов... прекращал сибирскую язву... Он приглашал дворянство и говорил им, что дворянское сословие всегда было опорой Призывал к себе купцов и доказывал им неотложность учреждения мыловаренных и кожевенных заводов

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Будущее представлялось ему розовым. И чуть не сломал себе шею: забыл о "польской интриге", благодаря которой в России ничего не получается, Все идет шиворот-навыворот... Шеф жандармерии доложил о подозрительной активности дипломатов и высоких иностранных гостей. Подглядывают. Посягают. Насмешничают.

Его превосходительство отменил все намеченные в тот день встречи с дворянством и купцами приказал доставить к нему подозрительных насмешников: "Польская интрига" - это не шутка, господа!

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Первым был доставлен австрийский серб Глупчич-Ядрили, автор "Путеводителя по России", прибывший в1870 году на встречу братьев-славян. Он так не попал ни в Петербург, ни в Москву, так-как прежний помпадур посадил его на все время торжеств на съезжую.

Глупчич, доставленный прямо с участка, признался, что он в самом деле говорил , что в российских кадетских корпусах преподается особенная наука под названием "Zwоn popeta razdawaiss!"

- Боже мой! От кого вы могли услышать такую небылицу? Имя? Звание

-От..от путешественника Шенопана.

-Ах вы клеветники! Пытаетесь в нашу тихую Росию забросить свою неразбериху. Знаете ли вы, что происходило в заштатном Висбадене по случаю повышения цен на пиво? Демонстрации. Протесты... Такого в России не было и нет. Простой пешехонец хорошо понимает, что цены Бог строит. Висбаденцы же ничего этого не знают...

На другой день жандармский генерал доложил, что упомянутый Шанопан уже доставлен

Легкомысленный француз вскричал уже в дверях: " Не имеете никакого права!"

-Мсье Шенопан"- перебил его помпадур.- вы говорили, что в России существует особое сословие помпадуров. Назначение которых... сеять раздоры с целью успешного их подавления...

Мсье Шенопан потерянно молчал.

-На съезжую! - распорядился Его превосходительство. - Глупчича Ядрили выслать без права въезда в Россию, а Шенопана на его место! Его постоянное место - в Сибири. Посягают. Подкапываются. Да!

В те же дни был принят его Его превосходительством князь де-ля Коссонад, автор книги "Путевые и художественные впечатления". Бывший обер-егермейстер Императора Сулука 1-го. Его Превосходительство читал эту книгу и был обеспрокоен.

-Князь!- запросто обратился к нему Его Превосходительство. Вы очень облегчите мою миссию, если расскажете, с какой цель вы прибыли на этот раз в Россию?

-Когда я был командирован моим всемилостивейшим государем и повелителем во Францию и Испанию для изучения способов делать государственные перевороты, и в Россию - способов взыскания недоимок, я встретился в этой последней с особенной корпорацией, подобной которой нет, кажется, в целом мире... Я имею ввиду корпорацию... помпадуров... Как я понял, они избираются примущественно из молодых людей. .. На образование и их умственное развитие большого внимания не обращается, так-как предполагается, что, что эти лица ничем заниматься не будут, а только руководить... При том главное в руководстве, считают они препятствовать...

Как я дошел до этой мысли? Подробно? Извольте! В одном городе я наблюдал, как один чрезвычайно вышитый помпадур усмирял другого менее вышитого за то, что тот не поздравил его с праздником... Клянусь, наша королева Помаре никогда не обращается с таким потоком высокоукоризненных слов к своему кучеру. Другой помпадур откровенно мне признался, что он только и делает, что усмиряет бунты. Причем и назвал имена главных бунтовщиков: председателя окружного суда и земской управы, с которым я за день до этого играл а ералаш ... Когда я посмел возразить негодующему помпадуру, он вскричал, что в России свила гнездо "польская интрига", и выругался...Тут только я начал понимать, что у руских фаталистическая наклонность обратить мир в пустыню и свершеннейшее непонимание последствий... И даже не предполагал встретить помпадуров столь невежественными. Помилуйте, помпадур спутал моего повелителя Сулука 1 с королевой Помаре, а последнюю с известной парижской лореткой того же имени. И не понял, что последствием может быть casus belli. Объявление войны...

В другом городе помпадур повел меня в купальную, в стене которой было искусно проделано отверстие в соседнее женское отделение, и заставил меня смотреть. Я, грешный человек, смотрел с удовольствием, но все-таки спросил: а какое же отношение все это может иметь к администрации?

В заключении должен сказать. Россия есть такая страна, в которой лишь по наружности тишина, но на самом деле наполнена горючими веществами. Какими-то ...Это...новая вера? Потому и существует помпадурство, чтоб предотвращать и препятствовать... Не отрицаю в помпадурах некоторой доли отваги, свидетельствующей о величии души, но...эта отвага растрачивается на такие дела, без которых можно бы обойтись, Например, на выбивание зубов у ямщиков во время езды на почтовых ... Что же касается, выбивания недоимок, то, поверьте, я не нашел в России ничего нового...



И когда я, по долгу совести, доложил об увиденном моему всемилостивейшему императору и повелителю Сулуку 1, то к величайшему моему огорчению, услышал от него "Дурак" Да нам именно это-то и нужно!" Теперь я в опале. Но готов, если так нужно, устроить в своем любезном отечестве точно такую же корпорацию помпадуров, какую видел в России".]

"Agent provocateur..."

Зима. Наледь на окнах. Снова кабинет помпадура. Горят свечи. Влетает шеф жандармов с криком:

-Есть-есть! Пойман Онисим Шенопан, другой Шенопан, по наводке брат прежнего и бывший политический сыщик, - под началом префекта полиции Парижа.

Ввели подвыпившего француза с военной выправкой, в мягкой шляпе, который подтвердил, что он действительно бывший политический сыщик.

-Как вы попали в Россию? Все, как на духу!.. Не пронятно, что такое на духу?.

-Понимаешь- понимаешь, - быстро признал Шенопам. И охотно рассказал:

- Случай свел меня с русским князем де-ла Слива, человеком молодым, но несколько поношенным. Это было в кафе-шантане, который посещал по долгу. службы. Разговор начался по поводу известной песенки из каскадного репертуара "Ah! J`ai un piedgui r`mue " ("Ах, у меня ножка, которая движется ")..." Я почувстствовал какое-то слепое безотчетное влечение к этому человеку и сознался, что я agent provocateur... К удивлению моему, он протянул мне обе руки и объявил, что он русский и занимает в своем отечестве ранг помпадура.

- Я мечтал познакомиться с надежным провокатором. И выгодно ваше ремесло?

-Монсеньер, я получаю в год 1500 франков постоянного жалованья и, сверх того... особую плату за каждый донос

-Однако ж... это не дурно!

- Если бы я получал плату построчно, хотя бы наравне с авторами газетных пасквилей, это было бы не дурно, но в том-то и дело, что мне платят поштучно.

-Вы поедете со мной в Россию!. Будете жить у меня. Разузнаете, все, что говорится про меня в городе. В клубах станете фрондировать против меня

Я был в изумлении. Позволил себе почтительное замечание. Я буду жить в вашем доме и, в то же время, против вас?

-Это ничего, - ответил он мне с очаровательной улыбкой. - Вы, пожалуйста, не стесняйтесь этим. У нас в степях такой обычай: где едят, там и мерзят, у кого живут, того и ругают.. Ну, договорились о жалованьи, особо за дрова и свечи..

-И дело пошло-поехало?

- Не сказал бы. Мне по-прежнему было непонятно, почему мы с ним все время вмешиваемся в дела и беседы других. И как это выражено в конституции степей?

-Монсеньор,- вскричал он. -У нас вовсе нет конституции. Наши степи вольны... как вихрь, который гуляет по ним. Какая конституция может настигнуть его?

-Но в чем состоит цель нашего вмешательста? В чужие слова и мысли...

-Вы глупы, Шенапан,- вскричал он. - Чем больше с моей стороны вмешательства, тем более я получаю прав на внимание начальства. Если я усмирю в год одну революцию -это хорошо; но если я усмирю в год две революции - это уже отлично

И тут я впервые услышал от него то, что, видно, давно витало в воздухе России:

"Zwon popeta razdawaiss..."

-... Но закон. Монсеньор? Каким образом примирить каприз с законом?

-Закон! Какой вздор! У нас пятнадцать томов законов, дорогой мой!

Его превосходительство улыбнулся:

-Наконец-то, вы нашли с ним общий язык.

-Да, князь научился у меня всем секретам ремесла... Первые два месяца он аккуратно платил мне жалованье, а на третий объявил, что теперь я не стою и двух су ... Более того, мою комнату перестали топить. В ваши-то морозы!. Оказалось, в России это называется "шутками". Я решил уехать в свою в прекрасную Францию..

-Дам тебе четыреста франков на дорогу, - заявил князь де Слива. - Но ты получишь их, если перейдешь в православную веру... Как это было? Не помню, ваше превосходительство, как был совершен обряд...Все как в тумане Не уверен, был ли это обряд и не исполнял ли роль попа переодетый чиновник особых поручений. -

-Итак, ныне вы озвращаетесь домой? И там, конечно,напишете свою грустную историю о путешествии в севереные степи

- О нет, с вашими provokateur связываться?!

-Пишите-пишите! У нас уже был один такой писака. Маркиз де Кюстин. Его приняли во дворе. А результат? Поток клеветы на матушку Русь. Четыре тома.... Ну, и что, монсеньор?! Россия стоит, как и стояла.. Неколебимо. Святая Русь. Пишите-пишите...- Сделал знак рукой, мол, аудиенция окончена. И - генералу:

- Эти Шенопаны мелюзга. Наемники за гроши. Главари "польской интриги"? Где?! Придется, генерал, писать о вашем не полном служебном соответствии.

-Оплошность, Ваше Превосходительство, будет исправлена. Есть еще один крайне подозрительный. Ямуцки принц. Глаз хитрый. А постоянно выдает себя за дурака.

Появляется Ямуцкий принц . Лицо колесом. Глаз хитрый... Великовозрастный оболтус в расшитом азиатском халате из термолама. С ним секретарь.

Принц почтителен. Низко кланяется, целует, как это принято в их ямудчине, помпадура в плечо. Начинает заученно тараторить: -Пескам ехали, полям ехали , лесам-горам ехали, Морям плыли... рекам плыли, озерам не плыли. Одначе приехали.- Тише, своему спутнику: -Какой такой страна?

-Бальшой ты ишак вырос, а такой дурацкий вещь спрашиваешь, - в раздражении вырвалось у секретаря-воспитателя. - Не страна, а Рассея...

-Учи мине разум, Хабибула, пожалста, учи!.. А какой-такой человек?Помпадур?

И что делает? Ничего? А еще... Реформу? Айда домой, Хабибула, риформа делать

Жаркое степное лето. За окном кормушка. Помрадур бросает воробьям сухой корм из коробки, принесенной спецслужбой. Иногда сам пробует зерна "на зубок". На коробке штамп "Проверено. Ядов нет."

Помпадур читает Циркуляр, принесенный ему на подпись.

" Неоднократно замечено мною, что в нашем обществе совершенно отсутствует тот дух инициативы, с помощью которого великие народы совершали великие дела... Ко все моим запросам общество отнеслось тупо, почти безучастно. Фабрики не учреждались, холера не прекращалось, судоходство не развивалось, купцы продолжали коснеть в невежестве..." Его превосходительство подписывает документ и обращается к шефу жандармов:

-Проклятая "польская интрига", все эти Шенопаны, генерал, отнимают все время. Его не остается ... на перестройку. Пойдет слух, что я вообще никакой не либерал. - О, слух - это крайне нежелательно...

- Вы же предупреждали меня , генерал, повсеместно продолжаются превратные толкования. Даже в наших судах. Присяжные выносят загадочные приговоры : "Нет, не виновен, но не заслуживает снисхождения." И так всюду. Даже в науке.

Я же писал в покаянном циркуляре, лучше совсем истребить науки, чем допустить превратные толкования... Вот это мне по духу. Обыватель Навозного искони боялся вольнодумства пуще огня... Мне следует освободиться от обьязанностей, которые мешают исключительно предаться делу истреблению "духа интриги..." Чаша несчастий Навозного до того переполнилась, что лучшее средство спасти это гнездилище...это погубить его; пусть голод,холера, огонь и всемирный потоп делают свое губительное дело... Все это посылается свыше, по заслугам людей...

Даже если край будет и вконец разорен... у него все-таки останется мужицкая спина, которая имеет свойство обрастать еще гуще и пушистее, по мере того, как ее оголяют... Дальнейшее упущение сего было бы преступлением Да!

Как вы знаете, генерал, я хорошо почистил свой штат. Заменил верными мне шалопаями и мерзавцами. Умопомрачение восторжествовало... Этого не простят? Но кто, кто, кроме откровенных мерзавцев, может справиться? С нашими пьяницами и ворами! С нашим судом! И вот что! Полагаю, необходима России Жанна де-Арк, которую не устрашила бы даже чума. Нужна. как воздух! И как либерал, считаю, русской Жанне д Арк место в Народной Ассамблее. С мечом и щитов в руках! Самое почетное! Там ей в самый раз... Но где у нас народная Ассамблея? Придется определить ее в помпадурство. Сверх штата.

-Помоложе, Ваше Превосходительство? Найдем...

Окончательно расстроил помпадура Навозного Ямуцки Прынц. Его воспитатель Хабибула опубликовал в санкт-петербургском "Домострое" сочинение. Подвел их Прынц-идиот под монастрь. Заключил свои путевые интервью так: "Один город езжали - один помпадур стричал, другой город езжали- другой помпадур стричал... " Ай-ай, хорошо здесь!- говорил Прынц.Народ нет, помпадур есть. Чисто... Домой езжал, риформа начинал. Народ гонял, помпадур сажал, риформа кончал..." На какие мысли это наталкивает?! Ужас!

И вот в ту самую трагическую минуту, когда Его Превосходительство считал, что погиб, он прочел: в версальском национальном собрании образовалась партия, которая на развалинах любезного отечества водрузила знамя "борьбы". Тут-то он понял, в этом спасение. Он объявит себя ЛИБЕРАЛОМ БОРЬБЫ.. И станет бороться, не щадя живота своего... И тогда ничего не нужно понимать, не нужно ни фактов, ни корней, ни нитей, что можно с пустыми руками, с одной доброй волей начать дело нравственного возрождения России. На страх врагам! . И вдруг, неожиданно для самого себя, затянул дискантом: "Zwon popeta razdawaiss! Генерал! - окликнул он несколько оторопевшего шефа жандармов.- А ведь как хорошо это для нового ГИМНА РОССИИ А? Гимн торжествующего либерализма!

Наш современник - Салтыков-Щедрин".

Литературный сценарий ( В выдержках )

Часть 2.

"Господа ташкентцы. "Просветительный" бросок на юг.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ:

" Петербург погибал! Петропавловская крепость уже уплыла... Последний оплот! Это было зрелище ужасное: куда ни оглянись - везде дыра... Публицисты гремели...

Все чувствовали, что надо вырвать "зло" с корнем, все издавали дикие вопли... В чем заключалось зло?.. Об этом никто себя не спрашивал, не рассуждал.... Чувствовалось одно: что минута благоприятная... одна из тех минут, к которой можно приурочить какую угодно обиду, и никто в суматохе ничего не разберет и не отличит. Если ТЕПЕРЬ упустить минуту?.." Но делать то что?!

А ведь Век начался хорошо.

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД.

Снова сокрушающий все паводок. Но совсем иной. Волны пехотинцев в выгоревших гимнастерках, с царским гербом на фуражках и панамах , волна за волной, волна за волной "заливаюющие экран ", бегут - объектив опускается... -бегут по огромной карте Закавказья и Средней Азии. Горят точки крупнейших городов.

Еривань, Нахичевань, Чикмент, Алма-Ата . Ошеломивший мир паводок как бы настигает, захлестывает их, и светящиеся точки, одна за другой, гаснут. Гаснет Еривань, гаснет Нахичевать, Бурлящий поток тушит Бухару, Ашхабад, все городки возле Аральского и Каспийского морей. Девятый вал хлещется у Гималаев, но и ему Гималаев не преодолеть. Последними гаснут пограничные Хорог, Куляб. Кушка ...

Пожелтелые листки."Вестник Санкт Петербурга 1828 года." Еривань- это освобождение единоверцев." Нахичевань - выпрямление границы с Персией" - --"Показали Персии кузькину мать!"...

Поток хлещет и хлещет и... продолжался, как самая распространенная песня тех лет: " "На Влтаву, на Драву, на синий Дунай!"

Клики мальчишек- продавцов газет: Белый Царь уже под Ташкентом? "

"Так взяли Ташкент или нет? Вроде бы вот-вот..."

И вдруг :"Поражение русских войск от туркмен при Геок-тене" (1880-е)

Что такое?

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД . Старик- профессор в генеральской форме вошел на кафедру... сосредоточился на минуту в самом себе и продолжал: " СТОЯ НА РУБЕЖЕ ОТДАЛЕННОГО ЗАПАДА И НЕ МЕНЕЕ ОТДАЛЕННОГО ВОСТОКА, РОССИЯ ПРИЗВАНА ПРОВИДЕНИЕМ..."

По временам мною овладевали движения совершенно бессознательные, Я вскакивал с места и бежал вперед, сам не зная куда. Куда? Сомневаться не приходилось - призвана провидением!..

Будь у меня в руках штоф водки, я был бы способен в одну минуту процивилизировать насквозь целую палестину! Я чуствовал, что во мне сидит что-то такое, чему нет имени...или нет! Это ужасное имя есть и называется оно - разоренье! Неоткуда ничем разобыться...Ничего у меня не осталось, кроме ужасного аппетита!

Жррррать!

И вдруг я услышал слово, которое сразу заставило забиться мое сердце.

-Таш-кент! Таш-кент! ... Жрррать! - мой школьный товарищ произнес это слово бессознательно, в порыве отчаяния...

Я прогорел, как говорится до тла. На плечах у меня была довольно ветхая ополченка. Кроме голода и жажды, ничего! На последние деньки взял себе место в вагоне третьего класса, чтобы искать счастья в Санкт Петербурге. В Петербурге этот возглас был повторен Пьером Накатниковыммоим старым товарищем по школе. Он уже в чине штатского генерала Занят организацией армии цивилизаторов и вербует охочих людей. Отправляет их целыми транспортами куда надо...

Как видим, никто более не "стоял на рубеже", чем Накатников. Естественно, я к нему.

-"Отсутствие телеги,- вразумляет он меня - вот ключ для объяснения существования народов пастушеских, кочевых. Диких, нецивилизованных... И вот появляется телега - этот неудобный и тряский экипаж! - но какую он революцию он производит. Где телега, там и конюшня - простодушный пастух начинает дорожить навозом... Без навоза цивилизация бы заглохла! - и вот пастух устраиват возле него жилище и, незаметно для себя, вступает в период оседлости. Понимешь ли ты, какую радикальную реформу мы можем сразу произвести в быте этих несчастных бродяг, ничем не рискуя, ничего даже с собой не принося... кроме телеги! Кроме простой русской телеги!...- Пьер... прервал свои объяснения и ласково сказал мне. " Я сегодня же доложу о тебе нашему генералу, и мы запишем тебя в гвардию.. Впереди нас идут пионеры цивилизации. Это кровопускатели, - они прорубают просеки, да, пускают кровь. Совсем другое дело - наша цивилизационная гвардия... Они получают двойные прогонные и порционные деньги...

Целый день я получал деньги... денег потребовалась куча неслыханная, ибо я в качестве ташкентского гвардейца, кроме собственных подъемных, порционных и проч., получал еще и другие суммы, потребные преимущественно на заведение цивилизующих средств...

Кода я прискакал, приемная зала была уже полна соискателей всех возрастов Огромного роста молодцы все подходили и подходили. Говорили друг с другом вполголоса взволнованно и примерно одно и тоже: - Без нас дело не обойдется!

- Только зевать в этом деле не следует - не то как раз перебьют дорогу...

Мимо меня спешили, казалось, не люди, а нечто вроде горилл, способных раздробить зубами дуло ружья:

- Слышали? Нигилисты-то? ведь это, батюшка, клад!

Клад-то клад. Только зевать в этом деле не нужно...

Я взлянул...Те же гориллы.

И вновь подошедшие: - Взял и ухватил! Потому что в этом деле главное ухватить!.. Тут даже ума не требуется. Ухватил и - баста... ПРОВИДЕНИЕ!!

Когда я приближался к приемной, гвардейский генерал распекал человечка с мятым лицом и добрыми виноватыми глазами. На рыжеватой словно ржавой шинели человечка погоны старшего офицера: " Я вам приказал... почему вы не исполнили?

- Ваше превосходительство, я был на месте и убедился, что указываемый вами рожон совсем не рожон...

- А разве об этом вас спрашивают? А знаете ли вы... что за подобные рассуждения в военное время расстреливают?.. Сегодня же подавайте в отставку...

...Среди будуших завоевателей- цивилизаторов и знакомый мне по военному училищу красавец Амалат, получивший после выхода из училища имя Ивана и его старший брат Азамат, окрещенный там Петром. В корпусе оба отличались необыкновенной ненавистью к наукам и особенной страстью к восточной магии..."...им предстояла, конечно... видная военная карьера... но они сами испортили все дело. Однажды Амалат где-то в Польше запряг телегу тройку жидов и одного из них загнал. А Амалат...и того пуще... И братья вынуждены были оставить полк...

Амалат при своем 3-х аршинном росте и соразмерной тучности... выражал такую угрюмую решительность, что самые невинные люди немедленно во всем сознавались при одном его приближении. Генерал полюбовался им, затем заметил, что " в нашем предприятии найдется место для людей всякого роста

И вдруг покраснев, прибавил: " Господа! Я не оратор. Но, как челоек русский. Могу сказать: ребята, наша взяла ... Одно непременное условвиеэто русская душа!

-А немцу можно? - раздался в толпе чей-то голос.

Небесная улыбка озарила лицо генерала.

-Немцу можно! Немцу всегда можно! Потому что у немцев всегда русская душа!

Наконец перепись кончилась. Оказалось 400 русских, 200 немцев с русскими душами, тридцать три инородца без души, но с развитыми мускулами, и 33 поляка... Последних генерал тотчас вычеркнул. Но они воспротивились этому.

-У нас тоже русские души!

-... Вы католики, господа, - усовещивал генерал: - а этого я ни в коем случае потерпеть не могу.

- Какие мы католики - мы и в церкви никогда не бываем!

- А! Если так - это другое дело!

И так, господа цивилизаторы, - на ТАШКЕНТ! Из-за спины генерала вышел человечек в ржавой шинели. Произнес тихо, буднично: -... Ребята! Бери у бородатых, что кому надо, но на бороду не плюй! Погладь бороду-то. Погладь!..

Снова клочок старой карты Средней Азии с еще горящим и не затухшим кружочком. Ташкент!

Провожает меня старый приятель Прокоп. Он не одобряет моего патриотического психоза и затей. Всю дорогу кипит: - Франция выдумала две вещи: ширину взглядов и канкан. Из того числа: канкан принят Митрофаном с благодарностью, а от ширины взглядов отплевывается и до днесь со всею страстностью своей восприимчивой натуры. Митрофаны изменились? Да они и знать ничего не хотят. Жрррать!! Лишь одно свое право упорно отстаивают право обуздывать, свободно простирать руки, куда дозволят... Вчера обуздывали Чечню, сегодня Ташкент...



Не внял я Прокопу. На другой день в шинели ополченца, отправился на железную дорогу и взял место в спальном вагоне второго класса... Через плечо у меня висела дорожная сумка, в которой хранились казенные деньги. Рядом такие же ликующие ополченцы, открывающие сумки с припасенным запасом спиртного...

Все это я помню...

Но каким образом я оказался в Ростове на Дону?! Где моя сумка?!

Я ехал, я ехал, я ехал... Господи! Тут есть какое-то волшебство. Злой волшебник превратил в Ташкент... Рязанскую губернию...Рязанскую или Тульскую?!

Я помню: я пил...

В Тганроге меня арестовали...Где казенная сумка?

-Я помню: я пил...

Что случилось? Где я нахожусь?

Кругом меня ходят какие-то тени и говорят " стоя на рубеже..."

Заготовление телег!! Но ведь надобны средства, mon cher! Телега, конечно, это не бог знает драгоценность какая, но ведь надо построить ее! Где средства? Где ж средства... коли я их ВСЕ ПРОПИЛ...mon cher!

...Думающие и страждущие справедливости интеллигенты тут же бросились искать партии, далекие от болтунов либерализма; те, которым, по их мнению, по духу и силе "цивилизовать" Ташкент..

Вечером, Прокоп подобревший ко мне, битому жизнью, умудренному, заставил меня надеть фрак и белый галстук, а в десять часов мы уже были в салонах князя Обалдуй- Тараканова.

Раут был в полном разгаре: в гостиной стоял говор; лакеи бесшумно разносили чай и печенье. Нас встретил хозяин, который произнес: - Рад-с. Нам, консерваторам, не мешает как можно теснее стоять друг около друга.

Мы, консерваторы, страдали изолированностью - и это нас погубило... Я теперь принимаю всех... Я, впрочем, надеюсь, что вы консерватор?

Хозяин постоянно был на ногах и переходил от одной группы беседующих к другой. Это был человек довольно высокий, тощий и совершенно прямой... Очевидно, тут все держалось внешнею выправкой, скрывавшей внутреннее недоумение, которое отличает людей раздраженных и не понимающих причину своего раздражения.

Общий план зала. Объектив наплывает то на одного гостя князя, то на другого.

Средним планом: седовласый младенец шамкает в испуге: - Куда мы идем?!

Снова общий план зала. Гости, один за другим, без звука, - жестами, мимикой, -повторяют друг другу одно и то же: "Куда мы идем?!!

Мы останавливаемся на мгновенье у различных столов. За одним образуется патриотическое общество по дешевому производству, для армии и флотов, колбасы из еловых шишек и никуда не годных мясных обрезков. За другим сочиняется патриотическое воззвание с широко известными виршами:

" О Росс непобедимый,

О твердокаменная грудь!" Все гости вдруг повернултсь к одной из групп, где обсуждается какой-то спасительный для России прожект. Прожект о "расстрелянии", составленный ветлужским помещиком Поскудниковым.

Поскудников горделиво читает свое произведение: -...Отчего все ужасное происходит? Конечно же, от недостатка спасительной строгости. - Если бы, например, было своевременно прибегнуть к расстрелянии, то и общество было бы спасено, и молодое поколение ограждено от заразы заблуждений... Зал внимает с надеждой: кто-то из них не ахает-стонет, а предлагает спасение.

-... Конечно, не легко лишить человека жизни, но он, Поскудников, и не требует, чтобы расстреливали всех поголовно, а предлагает только: " расстреливать, по внимательном всех вин рассмотрении, но неукоснительно. И тогда "все сие" исчезнет. И лицо же добродетели, ныне потускнвшее, воссияет вновь...

ГОЛОС ЗА ЭКРАНОМ: - И всего замечательнее то, что и вступление, и самый проект Поскудникова умещаются на одном листе, написанном очень разгонистою рукой. Как мало нужно, чтоб заставить воссиять лицо добродетели!

В особенности же кратко заключение, к которому приходит автор. Вот оно:

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД: "... А потому полагается небесполезным подвергнуть расстрелянию нижеследующих лиц:

(Перечисление этих лиц сопровождается укрупненными планами слушающих гостей. Каждый из них по своему реагирует на близкий его душе пункт.)

- ...Итак, подвергнуть расстрелянию:

Первое, всех несогласно мыслящих (общий восторг).

Второе, всех, в поведении коих замечается скрытность и отсутствие чистосердечия.

Третье, всех, кои угрюмым очертанием лица огорчают сердца благонамеренных обывателей.

Четвертое, зубоскалов и газетчиков." (общий восторг)

... Я был ошарашен.. Тихо, не прощаясь, выскочили вместе с Прокопом на улицу. -Айда к Палкину!- скомандовал Прокоп извозчику.- Ужинать у ДЮССО хорошо, когда на сердце легко... А как наслушаешься прожектов!

Ныне я внимал Прокопу с гораздо большим интересом.

- ... Как Иван Грозный нас построил в колонну: НА КАЗАНЬ! Затем НА ЛИВОНИЮ! Так и стоим. В ожидании очередного приказа.

Нас можно легко бросить в горнило любой беды. По приказу, разумеется... Мера талантливости русского человека, скажу тебе по чести, находится в теснейшей зависимости от "приказания"... Ежели мы не изобрели пороха, то значит нам не было это приказано; ежели мы не опередили Европу на поприще общественного и политического устройства, означает, что и по сему предмету никаких распоряжений не последовало. Мы не виноваты. Прикажут - и Россия завтра же покроется школами и университетами; прикажут - и просвещение вместо школ сосредоточится в полицейских управлениях...

-Все по правде, Прокоп, а вот... Ташкент так и не взят. Шипка взята! Всенародное торжество!.. О Бухаре газеты объявили скромнее, наша она! Российская! А о Ташкенте ни слова. "Заговоренный город..."

- Ташкент еще не наш, а ташкентцы уже... вот они, - продолжил свое язвительный Прокоп. - Вчера был в итальянской опере - и вдруг увидел ташкентца, и что всего удивительнее ташкентца - французского генерала Флери... Что-то безнадежное сказывалось в его сухой и мускулистой фигуре, как будто там, внутри него, все давно застыло и умерло... кроме больших и постоянно подвижных скул ... выдающих его чувства плотоядности. Я инстинктивно обратился к моему соседу:

-Посмотрите, какой ташкентец! - И он меня понял...

- Мы шли от Палкина, пошатывясь. Как тут не выпить? Снова на каждом шагу наслаждались разговорами прохожих такого рода:

-" Я бы его, каналью, в бараний рог согнул!- говорит один: - да и жаловаться бы не велел.

- Этого человека четвертовать мало! - восклицает другой

-На необитаемый остров! Пускай там морошку сбирает-с!- вопиет третий.

-Вот они, наши доблестные ташкентцы!- печально усмехнулся Прокоп.

Они прошелестил мимо, косясь на нас, как на привидения, и остервенело браня все на свете.

Естественно, невдомек им было, - это я тоже постиг не сразу, но уж всей своей шкурой: Ташкент есть страна, лежащая всюду, где бьют по зубам и где имеет право гражданственности предание о Макаре, телят не гоняющем.

То-то доблестная русская армия стоит под незримым Ташкентом, а взять не спешит. Не под силу.

______________________________

Михаил Евграфович Салтыков ( Н. Щедрин) скончался в 1889 году. Менее З0 -ти лет отделяло Россию от часа, когда фантастический прожект помещика Поскудникова, рожденный в голове великого сатирика, начал - пункт за пунктом- исполняться вживу. Правда, изменилось направление расстрельного огня. (Но это все уж непредвиденные исторические выверты...)

__________________________ Конец 2-ой части.

Григорий СВИРСКИЙ

НАШ СОВРЕМЕННИК - САЛТЫКОВ- ЩЕДРИН.

Литературный сценарий. Часть 3 -я и последняя. (в выдержках)

"ИСТОРИЯ ОДНОГО ГОРОДА"

Убить первоначальный замысел на корню замыслил не коварный гебист, а мой приятель-киношник. Звонок из Москвы: "Если ты хочешь, чтобы твой сценарий о Щедрине стал фильмом, он должен быть о любви. Добрых 2/3 о любви. Такие времена. Устали люди от проститутки-политики. От Глупого-города и глупых наяву... Уже готов сценарий? В архив его! Выстраивай заново. Любовь пиши, страстную, плотскую, если ты еще не забыл, что это такое..."

Я отложил динамичный сценарий о власти помпадуров, как о втором татарском нашествии.. И решил взглянуть на эпоху с другой стороны!

В пучину бед, ни раз и ни два, окунали русский народ и потому ( и потому, господа!), что в России из великого Щедрина во всех школах "проходили" лишь "Сказки" и "Господа Головлевы (Про "Иудушку"), но никогда, на моей памяти - "ИСТОРИЮ ГОРОДА ГЛУПОВА, - бессмертный дар Михаила Евграфовича ДУМАЮЩЕЙ РОССИИ, которая озабочена будущим страны.

И так, ЩЕДРИН о ЛЮБВИ.

Без любви - откуда бы взяться у Щедрина столь острой боли за русских людей?!

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Первый же князь, которому они били челом, видя, что они и здесь, перед лицом его, своей розни не покидают, сильно распалился и начал учить их жезлом

-Глупые вы, глупые! - сказал он: - не головотяпами следует вам, по делам вашим, называться, а глуповцами. Не хочу я володеть глупыми!

-За что он нас раскатал?- задумались глуповцы. И отправились на дальние болота искать себе князя поглупее. Помог друг-приятель по прозванью вор-новотор. Шепнул князю: "драть их, ваша княжеская светлость, завсегда свободно."

- Ладно. Володеть вам я желаю,- сказал князь,- а чтоб итти к вам жить - не пойду, потому как живете звериным обычаем... Посылаю к вам, заместо себя, самого этого вора-новатора. Пущай он вами правит, а я отсель и им и вами помыкать буду...

Покорилсь глуповцы. Однако вору-новотору эта покорность была не с руки. Ему нужны были бунты...Чтоб бросил народ под раскат- "отвести душу"-непослушного ему, вору, Митьку, Ивашку, Порфишку, да другого Митьку...

Бысть затем и " четыре войны за просвещение", и бабий бунт "за престол", где бесчинствовали и Штокфиш, белокурая немка, и Клементинка"польская интрига", и единокровные Дунька -толстомясая и Матренка-ноздря. Динамики и захватывающих зрелищ битв "за оПчество" тут на несколько полнометражных киносерий, но можно ограничиться и "ГОЛОСОМ ЗА КАДРОМ": "Перебивши и перетопивши целую уйму народа, глуповцы заключили, что теперь в Глупове крамольного греха не осталось. Уцелели только благонамеренные"

Но все бунты уже описаны академиками. Сейчас - о ЛЮБВИ. ... Даже свирепые помпадуры любви не чужды ... Кто не верит в волшебные превращения, тот пусть не читает летописи Глупова...

ЗРЕЛИЩНЫЙ РЯД "... в это самое время, на выезде из города, в слободе Навозной, цвела красотой посадская жена Алена Осипова. Повидимому, эта женщина представляла собой тип той сладкой русской красавицы, при взгляде на которую человек не загорается страстью. Но чувствует, что все его существо потихоньку тает. При среднем росте, она была полна, бела и румяна, имела большие серые глаза на выкате, не то бесстыжие, не то застенчивые, пухлые вишневые губы, темнорусую косу до пят и ходила по улице "серой утицей"... Муж ее, Дмитрий Прокофьев, занимался ямщиной и был тоже под стать жене... Он не чаял души в Аленке, а Аленка не чаяла души в Дмитрии. Частенько похаживали они в соседний кабак и, счастливые, распевали там вместе песни. Глуповцы же не могли нарадоваться на их согласную жизнь.

Поставить бы тут точку?! Ах, какое бы было красивое кино! Красавцы-герои. Задушевные народные песни - хорошо поставленными голосами... Замечательное кино и ... беспредельно лживое, как и почти все советское кино...

В начале 1776 года в тот самый кабак... зашел градоначальник Фердыщенко. Зашел, выпил косушку, увидел Аленку и почувствоал, что язык у него прилип к гортани... выбрел на улицу и поманил за собой Аленку.

- Хочешь, молодка, со мною в любви жить?

- А на что мне тебя... гунявого? - отвечала Аленка.

На другой день градоначальник послал к Дмитрию Прокофеву на постой двух инвалидов, наказав им при этом действовать " с утеснением. ".. Аленка, вооружась ухватом, гнала ивалидов прочь и на всю улицу орала:

- Ай да, бригадир! К мужней жене, словно клоп, на перину всползти хочет!..

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: -Так-как время было еще либеральное и в публике ходили толки о пользе выборного начала, то градоначльник собрал излюбленных глуповцев и... потребовал наказания ослушников.

Излюбленные посоветовались... и вынесли приговор: "шельмов учить следовает..."

Когда Аленка с Митькой воротились, после экзекуции домой, то шатались словно пьяные..

Уходя, огрызнулась: - Ишь тебя, старого пса, ущемило! или мало на стыдобушку мою насмотрелся!

И дома разревелась: -Видать, как ни как, а быть мне у бригадира в полюбовницах! - сказала, обливаясь слезами. Митька полез было за вожжами на полати, чтоб проучить Аленку, но вдруг затрясся всем телом, повалился на лавку и заревел. Кричал он шибко, что мочи, а про что кричал, разобрать было невозможно, Видно было только, что человек бунтует.

Бунтовщика заковали в цепи и увели на съезжую. Как полоумная, бросилсь Аленка на бригадирский двор... рвала на себе сарафан и безобразно кричала:

-На, пес, жри! Жри! Жри!

-Ну, чего ты, паскуда, жалеешь, подумай-ко!- увещевала старая бригадирова экономка.- Митьку жалко!- отвечала Аленка, но таким нерешительным тоном, что было очевидно, что она уже начинает помышлять о сдаче...

В ту же ночь у бригадира случился пожар, который успели потушить. Сгорел только архив, в котором временно откармливалась к праздникам свинья. Натурально, возникло подозрение о поджоге. Митька отпирался. Словам его не поверили. Производство о нем велось с упрощением.

Через месяц он уже был бит на плащади кнутом. и, по наложении клейм, отправлен в Сибирь, в числе прочих сущих воров и разбойников.

Бригадир ходил в вицмундире по городу и строго-настрого приказывал, чтоб людей имеющих "унылый вид"забирали на съезжую... По дороге заглядывал в лавки и все тащил, все тащил. Даже Аленка начала кобениться, пОходя тащить и требовать, чтоб ее признавали не за ямщичиху, а за поповскую дочь.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Все изменилось с тех пор в городе. Казалось, уж и сама природа перестала быть благосклонной к глуповцам. "Новая сия Иезавель, говорит об Аленке летописец, навела на наш город сухость."

Базары опустели...город обезлюдел. "кои померли, кои, обеспамятев, разбежались кто куда...продавать было нечего. Пропал даже хлеб.

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Хлеб хлебом, но, когда Помпадур купил Аленке новый драдедамовый платок, глуповцы так встревожились, что целой громадой ввалили на бригадировый двор.

- А ведь это, поди ты, не ладно, бригадир, делаешь, что с мужней женой уводом живешь... Да и не затем ты сюда от начальства прислан, чтобы мы, сироты,

за твою дурость напасти терпели..

Градоначальник ругателей оборвал и... тут же отрапортовал начальству так: коли хлеба не имеется, так, по крайности, пускай хоть команда прибудет...

-...Этак власть, братцы, и всех нас задавит! - догадывались уцелевшие глуповцы. И, без всякого предварительного уговора, разом остановились у дома градоначальника. -Аленку! Аленку! - гудела толпа. - Выходи!

Градоначальник понял, что народ остервел и ... спрятался в архив. Замок щелкнул, и Аленка осталась снаружи...Тут ее и схватили. Попыталась она оправдаться: "Атаманы-молодцы... ведомо вам самим, что он меня силком от мужа увел!

Но толпа ничего уж не слышала.

-Сказывай, ведьма! - гудела она: - через какое твое колдовство на наш город сухость нашла?..

Аленку разом, словно пух, взнесли на верхний ярус колокольни, и бросили оттуда под раскат с вышины более пятнадцати саженей.

" И не осталось от той бригадировой сладкой утехи ни единого лоскута..."

В то самое время, когда совершалась эта бесознательная кровавая драма. Вдали, по дороге, вдруг поднялось густое облако пыли.

-Хлеб идет! - вскрикнули глуповцы, внезапно переходя от ярости к радости.

-Ту-ру! ту-ру!- явственно раздалось из внутренностей пыльного облака.

... В колонну

Соберись бегом!

Трезвону

Зададим штыком

Скорей!

Скорей!

Скорей! (прод. след.)

Cовсем другое, господа, любовь возышенная. Застенчивая...

ГОЛОС ЗА КАДРОМ. В 1815 году прибыл в Глупов помпадуром виконт ДюШарно, французский выходец. Париж был взят. Враг человеческий навсегда водворен на острове Св. Елены. Ликование было общее, а вместе со всеми ликовал и Глупов. Вспомнили про купчиху Распопову, как она ...интриговала в пользу Наполеона, выволокли ее на улицу и разрешили мальчишкам дразнить...

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Дю-Шарио любил и много болтал. Начал объясниять глуповцам права человека; но, к счастью, кончил тем, что объяснил права Бурбонов. Убеждал обывателей уверовать в богиню Разума и кончил тем, что просил признать непогрешимость Папы.

Он веселился без устали, почти ежедневно устраивал маскарады, танцевал канкан и любил интриговать мужчин, в этом не было ничего удивительного: впоследствии он был подвергнут исследованию и оказался женщиной

Дел он( она) не вершил и в администрацию не вмешивался. Это обещало продлить благополучие глуповцев без конца.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: -Глуповцы изнемогали под бременем своего счастья. Исчезли, точно в подпол провалились, и пугавший люд помпадур Брудастый у которого в голове был органчик с пьеской из двух слов: "не потерплю! " и "запорю!". И "польская интрига" за каждым углом, и козни "лондонских агитаторов". Не раздражали даже жиды. Глуповцы забылись...возмечтали, что счастье принадлежит им по праву и что никто не в силах отнять его у них. Победа над Наполеоном еще больше утвердила их а этом мнении; в ту эпоху и сложилась знаментое: "шапками закидаем"

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Почувствовав себя на воле, глуповцы... вздумали строить башню, с таким расчетом, чтобы верхний ее конец непременно упирался в небеса. Но так-как архитекторов у них не было, а плотники были неученые и часто не трезвые, то довели башню до половины и бросили, только благодаря тому миру удалось избежать смешения языков.

Но и того им показалось мало. Забыли глуповцы истинного бога и прилепились к идолам. Вытащили из архива Перуна и Волоса. Идолы, несколько веков не знавшие ремонта, оказались в страшном запустении. У Перуна были даже нарисованы углем усы.....

Развращение нравов развивалось не по дням, а по часам. Появились кокотки и кокодессы.. И за все тем глуповцы продолжали считать себя самым мудрым народом в мире...

В таком положении застал глуповские дела статский советник Эраст Андреевич Грустилов. Человек он был, видать, болезненно чувствительный, и когда говорил о взаимных отношениях двух полов, то краснел. Только что перед этим он сочинил повесть под названием "Сатурн, останавливаюший свой бег в объятиях Венеры". Под именем Сатурна он изображал себя, под именем Венеры известную тогда красавицу Наталью Кириловну де-Помпадур.

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Меланхолик и Дон Жуан Грустилов. Меланхолический вид прикрывал в нем много иных наклонностей. Находясь, скажем, при действующей армии провиантмейстером, он непринужденно распоряжался казенной собственностью, облегчая себя от нареканий тем, что, взирая на солдат, евших затхлый хлеб, проливал слезы. К мадам Помпадур проник просто с помощью своих несчитанных денег.

- А часто у вас секут гостей?- спросил Грустилов у письмоводителя, не подымая глаз - Кто же не знал, что градоначальник есть хозяин города, обыватели суть его гости. ...- Ну-с, я сечь буду... девочек,- сказал Грустилов, внезапно покраснев.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ. Влияние кратковременой стоянки русских войск в Париже сказывалось повсюду. Победители, принявшие впопыхах гидру деспотизма за гидру революции, были в свою очередь покорены побежденными...Для непристойности существовал отныне особый язык. Любовное свидание именовалось "ездою на остров любви". Грубая терминология анатомии сменилась утонченной, вроде "шаловливый мизантроп", "милая отшельница..."

Царили - и в обществе, и у власти- благодетели...Почему-то многие думают, что ежели человек умеет незаметным образом вытащить платок из кармана своего соседа, этого уже достаточно, чтобы упрочить за ним репутацию политика или сердцеведа, ... Но это ошибка. Ежели человек, произведший в свою пользу отчуждение на сумму в несколько миллионов рублей, сделается впоследствии меценатом и построит мраморный палаццо, в котором сосредоточит все чудеса науки и искусства, то его все-таки нельзя назвать общественным деятелем, а следует назвать мошенником. И только ...

Но в то время истины эти были еще неизвестны и репутация сердцеведа утвердилась за Грустиловым-градоначальником беспрепятственно.

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Все спешило жить и наслаждаться; спешил и Грустилов.Он совсе бросил городническое правление и ограничил свою деятельность тем, что удвоил прежние оклады и требовал, чтобы они поступали в назначенные сроки.

Последствия этого сказались очень скоро. Уже в 1815 году в Глупове был чувствительный недород. А в следующем не родилось вообще ничего, протому что обыватели, развращенные пьяной гульбой , до того понадеялись на свое счастье, что, не вспахав земли, зря разбросали зерно по целине.

- И так, шельма, родит, - говорили они в чаду гордыни..

Грустилов присутствовал на костюмированном балу, когда весть о бедствии, угрожавшем Глупову, дошла до него...

Этому вечеру суждено было провести глубокую деморкационную черту во внутренней политике Грустилова. В ту самую минуту перед ним явилась маска и положила на его плечо свою руку. Он сразу понял, что это ОНА...

- Проснись, падший брат! - сказала она Грустилову.

Грустилов не понял, он думал, ей представилось будто помпадур спит, он стал простирать руки.

- Не о теле, а о душе говорю я...- С этими словами она сняла с лица своего маску.

Грустилов был поражен. Перед ним было прелестнейшее женское личико, какое когда-нибудь удавалаось ему видеть... Подобное встречалось разве в вольном городе Гамбурге, но это было так давно..

- Но кто же ты?- вскричал встревоженный Грустилов.

-Я та самая юродивая дева, которую ты видел потухшим светильником в городе Гамбурге... Явился здешний аптекарь Пфейфер и, вступив со мной в брак, увлек меня в Глупов...Здесь я познакомилась с мудрой Аксиньюшкой...

Я избавлю читателей от страниц о юродиво- мистических увлечениях и знати и смердов, чтобы осталось место для эпизодов реалистических. Развращение нравов дошло до того, что глуповцы посягнули проникнуть аж в тайну построения миров и рукоплескали учителю каллиграфии, который проповедывал с кафедры, что мир не мог быть сотворен за шесть дней.

ЗРИТЕЛЬНЫЙ РЯД. Это взрывало основы, на которых стоял Глупов. Пока Грустилов колебался, обыватели все решили за него. Они ворвались на квартиру учителя каллиграфии Линкина, произвели в ней обыск и нашли в ней книгу "Средства для истребления блох, клопов и других насекомых..." С торжеством вытолкали они Линкина на улицу и повели его на градоначальнический двор... Линкин начал объяснять, что эта книга не заключает в себе ничего против религии, ничего против властей...

-Плохо ты, верно, читал! - дерзко кричали они градоначальнику и подняли такой гвадт, что Грустилов испугался и рассудил, что благоразумие повелевает уступить требованиям общественного мнения...

Едва градоначальник разинул рот... как толпа загудела:

- Что ты с ним балы-то точишь! Он в бога не верит!

Тогда Грустлов в ужасе разорвал на себе вицмундир.

-Точно ли ты в бога не веришь? - подскочил он к Линкину и по важности обвинения, не выждав ответа, слегка ударил его. В виде задатка, по щеке...

- Никогда я о сем не объявлял,- уклонился Линкин от прямого ответа.

- Свидетели есть! Свидетели! - гремела толпа.

Если прежде у Грустилова были кой-какие сомнения насчет предстоящего ему образа действий, то с этой минуты они исчезли... Он приказал отвести Линкина в часть. Вечером того же дня он назначил главного"свидетеля" дурака Парамошу инспектором глуповских училищ, а другому юродивому Яшеньке предоставил кафедру философии, которую нарочно для него создал в уездном училище...

В одну из ночей кавалеры и дамы собрались на "духовный вечер". Среди них был и "штаб-офицер", который зорко следил за всем, что на подобных сборищах происходило.. и потому только он один знал, отчего за стеной вдруг начался шум.

У выхода стоял Угрюм-Бурчеев, и вперял в толпу цепеняющий взор.

Но что это был за взор!.. О, господи, что это был за взор! Он был ужасен.

Но сам сознавал это лишь в слабой степени и с какой-то суровой скромностью как бы оговаривался: " Идет некто за мною, который будет еще ужаснее меня..."

Сам летописец, вообще довольно благосклонный к градоначальникам, не может скрыть смутного чувства страха, приступая к описанию Угрюм-Бурчеева ...

В городском архиве до сих пор сохранился портрет Угрюм-Бурчеева. Это мужчина среднего роста с каким-то деревянным лицом, видно, никогда не освещавшимся улыбкой. Густо остриженные под гребенку волосы покрывают конический череп и плотно, как ермолка,обрамляют узкий и покатый лоб. Губы тонкие, опушенные подстриженною щетиной усов. Одет он в военного покроя сюртук, застегнутый на все пуговицы, и держит в правой руке сочиненный Бородавкиным " Устав о неуклонном сечении".

Портрет этот производит впечатление очень тяжелое. Перед глазами зрителя восстает чистейштй тип идиота, принявшего какое-то мрачное решение и давшего себе клятву привести его в исполнение...

Еще до прибытия в Глупов он уже составил в своей голове целый систематический бред, в котором до последней мелочи было урегулировано будущее города и его жителей.

Присутственные места в его городе да называются штабами... Школ нет, и грамотности не полагается; наука чисел преподается на пальцах. Нет ни прошедшего, ни будущего, а потому летоисчисление отменяется... Праздники от будней отличаются только усиленным упражнением в маршировке. Город Глупов переименовывается в НЕПРЕКЛОНСК. Во главе - комендант. Возле него-шпион.

Управившись с Грустиловым и разогнав безумное скопище, Угрюм-Бурчеев немедленно приступил к осуществлению своего бреда. Обошел весь город. Наткнувшись на какую-нибудь неправильность...на кривизну улиц он выходил из оцепенения и молча делал жест вперед, как бы проектируя прямую линию.

И вдруг... Излучистая полоса полоса жидкой стали сверкнула ему в глаза, сверкнула и не только не исчезла, но даже не замерла под его взглядом..

- Кто тут?- спросил он в ужасе.

Но река продолжала свой говор, и в этом говоре слышалось что-то искушающее, почти зловешее.

- Зачем?- спросил он, указывая глазами на реку.

Квартальные не поняли. -Река-с... навоз-с, - лепетали они.

-Зачем?- повторил он испуганно и вдруг, как бы боясь углубиться в дальнейшие распросы, круто повернул налево кругом и пошел назад.

Судорожным шагом возвращался он домой и бормотал себе под нос:

- Уйму я ее, уйму!

Дома через минуту он уже решил дело по существу. Два одинаково великих подвига предстояло ему: разрушить город и устранить реку...

И тут я, автор сценария о Щедрине- нашем современнике, почувствовал, что мне не хочется продолжать повествование об Идиоте, прозорливо описанном великим русским писателем. Вырисовывать его образ во всей красе сейчас и здесь, на русском сайте, ни к чему. Причины, надеюсь, очевидны: то, что Угрюм-Бурчеев хотел "унять реку", слыхали не только образованные люди, но даже те, кто книги Салтыкова-Щедрина никогда и в руках не держали. Но самое главное не это.

ГОЛОС ЗА КАДРОМ.: - Главное- это то, что мы с вами, господа, сознавая это или нет, жили в эпоху Угрюм-Бурчеева, под его самодержавной властью, о которой и мечтать не могли никакие султаны и короли.

( НА ЭКРАНЕ в то же время: вышки ГУЛАГа и другие документальные кадры ...)

- ...О будущих революционных потрясениях Щедрин высказался лаконично. Образом КУЧЕРА . Мчит кучер в желанном простому человеку направлении. Хлещет всех оказавшихся на пути хлыстом, дико оря: "УПАДИ! Мчит в противоположном направлении, врезает кого-никого хлыстом и орет: "УПАДИ!

Наш Угрюм-Бурчеев с кавказским акцентом то же пытался остановить реку навозом и рухлядью; в ученой литературе они назывались "социализмом в одной отдельно взятой стране". Унимая реку, он уложил в мать-сыру землю - пулей, бесхлебьем и непосильным трудом - половину. жителей подвластной ему страны.

Угрюм- Бурчеев - по кличке "деревенский дурачек" или "кукурузник", справедливо уличил предшественника в кровавом злодействе и разрушил ГУЛАГ. Затем он явно хотел володеть и княжить, как лучше... По его взволнованному приказу, ему тут же доставили "Требование будапештского рабочего Совета". Он скользнул безучастным взглядом по требованиям венграми свободы совести , печати, собраний, откинул их, как несущественные. Блажь! Подсказка Вашингтона! Задержал взгляд на пункте четвертом. Квартиры!

- Сколько квадратных метров жилья приходится на человека в восставшем Будапеште? - спросил он свою службу? Ему ответили - девять!

- А в Москве?

- Два с половиной! - честно ответила служба

Господи, как он испугался! И начал панически-скоростную стройку "хрущеб..." Чтоб унять нетерпеливых, заодно обвесил все стены российских городов транспарантами "Все дороги ведут к коммунизму"...

Но недовольство граждан почему-то не убывало, и тогда - деревенские дурачки - народец хи-итрый- чтобы пресечь опасные слухи о том, что Россия под началом дурачка увязла в бездорожье, распорядился поставить на всех перекрестках фанерные щиты с тщательно прорисованной ленинской кепкой. Кепка подтверждала: "Правильной дорогой идете, товарищи!"

Но иные даже в этом сомневались, и тогда он отдал приказ расстреливать и своих, и чужих. Так же, как затем и следующий , "тихий" Угрюм-Бурчеев, закидавший навозом "пражскую весну" и заливший кровью Афганистан.. Но "деревенский дурак" был куда амбициознее "тихого" и потому стал предельно опасным. Расстрел венгерской революции и своих новочеркасских рабочих он считал недостаточным для высокого предназначения вождя мирового коммунистического движения.

И ... отправил ракеты и торпеды с атомным зарядом на Кубу

НА ЭКРАНЕ. Документальные кадры "карибского кризиса". Ракеты "дурачка" на Кубе. Советские подлодки у американских берегов...

А затем калейдоскоп известных портретов, сливающийся вдруг в портрет неулыбчивого прохвоста ...

ГОЛОС ЗА КАДРОМ продолжает: -... Несколько минут оставалось до атомных залпов, которые покончили бы со всеми нами, а заодно и с земной цивилизацией.

Вот уж кто в России действительно " вечно живой" - УГРЮМ-БУРЧЕЕВ

..Михаил Евграфович Салтыков заплатил восьмилетней ссылкой за свою горячую любовь к людям, царевой опалой за редкую прозорливость гения и честность. Однако на века высказал все, что он думает о своем родном народе, несчастнейшем народе, который веками терпит на плечах тех, о ком он предупредил нас устами своего героя- государственного идиота Угрюм-Бурчеева : "идет некто за мною, который будет ужаснее меня..."


home | my bookshelf | | Наш современник Cалтыков-Щедрин |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу