Book: Дом



Селин Вадим

Дом

Селин Вадим

Дом

Наталья потянулась, сладко зевая. Повернулась на бок, дернула за веревочку, на конце веревочки красовалась кисточка. Через минуту в комнату постучали.

- Войдите, - пропела Ната. Коротенькая донельзя спальная рубашка обнажила ее ужасные целлюлитные ноги.

В спальную комнату тихо вошла прислуга.

- Вы звали меня? - спросила она у хозяйки.

- Звала, - сказала Наташа и распорядилась: - Принеси мне кофе в постель.

- Сливки подносить?

- Да.

- Что-нибудь еще? - поинтересовалась Вера, стараясь не смотреть хозяйке в глаза. Таковы правила вышколенной прислуги.

- Да. Еще принеси парочку булочек.

- Хорошо. Мама как раз только что достала их из духовки, - сообщила Вера.

- Вот и прекрасно. Можешь идти.

Вера кивнула, и как тень удалились. Наташа еще раз зевнула, нехотя встала с постели, отыскала ногами тапочки, юркнула в них и присела у трюмо наводить красоту.

Пока Наташа наводила красоту, Вера спустилась на кухню, дала распоряжение кухарке, чтобы та приготовила кофе и положила на постельный столик несколько пышных недавно испеченных булочек, еще отдающих жаром.

- Ну, у тебя всё готово? - поинтересовалась кухарка Зина у дочки. Зина была матерью Веры.

- Готово, - ответила дочь, откидывая с глаз прядку белокурых волос. Мам, если бы ты знала, как мне все это надоело. Сил больше нет.

Зина вытерла руки о фартук, обняла своего ребенка и ласково зашептала:

- Будем, деточка, и мы когда-нибудь богатыми.

- Будем, обязательно будем. И очень скоро, - таинственно пообещала Вера, выходя из кухни со столиком в руках. Она несла столик очень аккуратно, выдерживая равновесие. Вдруг кофе и сливки перельются? Тогда хозяйка будет ее ругать. Впрочем, Вере уже наплевать на хозяйкину ругань, ведь скоро...

Глаза Веры наткнулись на любимую собачку Наташи. Собака мирно дремала до тех пор, пока не увидела Веру. Они с Верой злейшие враги. Животное вечно кусает прислугу за пятки, а, когда в это время на горизонте появляется хозяйка, собака мигом делает вид, будто играется с Верой.

- Брысь, дрянь, - прошипела девушка, отталкивая красивой ногой псину. Она лежала прямо на Верином пути. Динка заскулила и убежала в неизвестном направлении, а Вера продолжила подниматься наверх. Наконец, Наташа получила свой кофе с булочками и выпроводила Веру из комнаты.

"Интересно, зачем я несла ей завтрак на постельном столике, если она поставила его на обычный стол?" - размышляла Вера. Тут она снова наткнулась на Динку. Вера огляделась по сторонам.

"Никого нет. Мы на высоте второго этажа..."

За размышлениями дочь кухарки не заметила, как к ее пяткам приблизилась собака и попыталась в них вгрызться. Едва зубы Динки коснулись Вериной плоти, как девушка резко дернула ногой, откидывая пакостницу. Собака сама не заметила, как полетела вниз с высоты второго этажа.

Раздался слабый писк, Вера посмотрела на лежавшую внизу животинку. Хотя Вера и ненавидела ее всем сердцем, но все-таки кинулась через три ступеньки в спальню Наташи и завопила:

- Ваша Динка упала вниз!!!

От неожиданности Ната поперхнулась кофе и недоуменно спросила:

- Как это?

- Вот так! Спускаюсь я, значит, на кухню. Вдруг слышу писк внизу, смотрю - там Динка валяется и скулит! Ну, я рванула к вам!!

Наташа быстро поставила чашку на стол и побежала вниз. Под ее домашним платьем жир трясся как холодец. Вера с омерзением посмотрела на эти "прелести" и припустила вслед за владелицей дома.

- Ах, Динка! - послышалось снизу. - Каким образом ты упала, зайка?

"Случайно упала" - хотела ответить Вера, но промолчала.

- Вера! - запричитала Наташа. - Срочно вызови ветеринара! У моей лапочки, кажется, перелом всего тела!

"Так ей и надо" - злорадно подумала Вера и вежливо поинтересовалась:

- Какого вызвать ветеринара? Самого лучшего в городе или любого?

- Самого лучшего, конечно! А, впрочем, зови любого! Лишь бы побыстрей! А-а-а! Динка! Моя бедна-а-ая Динка! - запричитала хозяйка, и Вера под эти аккомпанементы вызвала ветеринара.

Через три часа на Динку наложили восемнадцать швов, а на шею надели пластмассовый конус, чтобы животное не разгрызло швы и не расчесало их когтями. На всякий случай собаку оставили на ночь в ветеринарной клинике. Вдруг швы расползутся или еще что...

"Можешь считать, что сегодня ты была в этом доме последний раз. Как все удачно складывается!" - усмехнулась про себя Вера, смахивая пыль веничком из пушистых перьев со статуэток на первом этаже.

- Вера, я поехала в парикмахерскую, - известила девушку Наташа и вышла во двор, где стояла ее машина. Шоферов Наталья не признавала.

"Начинается!" - восторженно и с некоторым трепетом перед будущими событиями подумала Вера, отправляясь к себе в комнату делать последние приготовления, то есть морально готовиться.

...- Вы принесли всё, что я просила? - осведомилась Вера у тощенького мужичонки в драном кожаном пальто. Со стороны можно было подумать, что этот мужичонка - менее чем плохо обеспечен, на самом же деле он ворочал громадные суммы, нули которых подчас превышали количество пяти штук. Он промышлял продажей разных взрывных устройств. Также мужичок торговал из-под полы различным оружием. Вернее, торговал не он лично, а люди, работающие на него. Мужичка звали Тимофей Самойлович. Он - бывший военный. С первой чеченской войны его отправили домой по состоянию здоровья. Здоровье действительно подкачало Тимофея. Подкачало - мягко сказано.

Зимней ночью, когда отряд, в котором он служил, спал в убогих дырявых палатках на промерзшей земле, хитрый чеченский боевик проник на их территорию. Проник, затаился и мелкими шажками подобрался к скоплению палаток. Заглянул внутрь одной палатки и увидел то, что обрадовало его до глубины души. Укутавшись в грубые шинели, здесь спали прижавшиеся друг к другу уставшие русские бойцы.

- Прекрасно, - криво улыбнулся боевик и подбежал к следующей палатке. Там он наблюдал ту же картину. И в третьей палатке, и в четвертой, и в пятой...

Отбежав на безопасное расстояние, боевик вынул из кармана лимонку, выдернул чеку, бросил ее в сторону палаток. За ней отправились еще две лимонки.

В результате почти все люди погибли, Тимофею относительно повезло, - он остался без правой ноги и отправился "на гражданку". Сначала Тимофей пролежал три месяца в больнице - реабилитировался после ампутации остатков ноги, затем мужчина сделал то, что делают многие русские люди, когда на их пути встречаются какие-либо трудности: спился. Пил он с вдохновением, с чувством, со знанием дела. Просыпался утром, открывал форточку, выветривал из квартиры запах собственного перегара, понемногу приходил в себя и отправлял кого-то из друзей за очередной бутылкой. Иногда он сам ходил в ближайший ларек, натирая грубым протезом ампутированную ногу.

Так продолжалось до тех пор, пока Тимофей едва не умер от некачественной водки. Два года назад, утром, он очнулся под потолком в реанимации и очень удивился, увидев, что внизу на кровати лежит его собственное тело. Врачи бегали туда-сюда, кололи ему всякие лекарства, делали промывание желудка... наконец, Тимофей почувствовал, что потихоньку ускользает куда-то вниз, в свое тело. Он расслышал грубые, но справедливые слова доктора:

- Очнулся, алкоголик. Чуть не умер. Скажи спасибо своему собутыльнику, вовремя он "скорую" вызвал. Да и "скорой" тоже покланяйся в колеса. Она приехала на удивление быстро - всего за полчаса, - медик противно засмеялся, стягивая с ладоней резиновые перчатки.

Тимофей лишь с трудом вздохнул. В реанимации потушили свет, и бывший военный остался наедине с самим собой, если не брать во внимание передвижные железные каталки и различные медицинские приборы.

В желудке Тимы что-то противно пекло, самочувствие было отвратительное, жизнь казалась ненужной. Неожиданно в его голову вступила "замечательная" идея.

"У меня же дома несколько лимонок лежит. Что, если их продать каким-нибудь браткам? Ой, точно. У меня будут "бабки"".

С такими мыслями Тимофей Самойлович заснул.

После выписки из больницы ему действительно удалось заработать неплохую сумму. Эти деньги он передал одному из знакомых. Знакомый за приличный гонорар воровал потихоньку боеприпасы, а в документации писал, что припас, к примеру, затерялся... или пришел в негодность... или хранилище затопило.

Таким образом Тимофей наладил бизнес по схеме "деньги-знакомый-товар"...

...- Вы все мне принесли? - повторила вопрос Вера, нервно озираясь по сторонам.

- Да, всё, - усмехнулся Тимофей, передавая девушке сверток. Она прощупала его, кивнула и поместила пакет в хозяйственную сумку.

- Удачи, - пожелал Тимофей Самойлович, скрываясь в толпе.

Вера еще раз кивнула и отправилась на рынок за капустой и прочими овощами. На обед Наташа любила кушать суп из сельдерея. Сегодняшний обед Вера решила устроить по высшему разряду, чтобы он надолго запомнился хозяйке. Для этого девушка выбрала на рынке самый свежий сельдерей, самый резкий чеснок, самый нежный салат, самую красную свеклу...

Наташа встала с кресла и затопала ногами:

- Ира, ты что, вообще разучилась наводить порядок на моей голове?

Бедная Ира могла бы много сказать по этому поводу, но не сказала. Во-первых, эта истеричная Наталья Ивановна очень денежная клиентка, во-вторых, Ира была воспитанной дамой, и, в-третьих, зачем лишний раз нервничать?

- Что я сделала не так? - спокойно спросила она.

Ната вся покраснела от гнева:

- Ты ВСЁ сделала не так! Я ж попросила, чтобы ты постригла мне волосы лесенкой! А ты что натворила? Не лесенку выстригла, а какое-то уродство. Ответь мне на вопрос: за что я плачу тебе деньги, а?

- За парикмахерские услуги.

- Ха, услужила! Лучше б ты вообще к волосам не притрагивалась! выпалила Наташа, бросила на кресло двести долларов и убежала.

"Стареет клиентка" - с легкой грустью констатировала Ирина, пряча в кармане сто долларов. Стрижка стоила ровно половину оставленной Наташей суммы. Видно, истеричка случайно ей переплатила. Или не случайно? Ведь испорченные нервы тоже денег стоят... и Наташа это, наверное, понимала.

- Отменный супец, - тяжело вздохнула Наташа, похлопывая себя по туго набитому животу. - Молодчина, Зина, знаешь толк в готовке.

Зина зарделась. Она сама знала, что хорошо готовит, а когда об этом упоминает вслух хозяйка, становится в два раза приятнее от мысли, что руки у тебя золотые.

- Спасибо, - поблагодарила Зинаида Наташу за приятные слова.

- Не за что. Тебе спасибо, - улыбнулась Ната, поднялась со стула и вышла из-за стола.

Зина покраснела еще раз.

Вера засомневалась: может не стоит делать то, что она задумала? Но тут же мысли сомнений затоптала и выкинула их прочь из головы.

- Посплю чуть-чуть, - сказала Наташа. - Потом, вечерком, съезжу в город, погуляю с друзьями. В общем, все как всегда.

Зина кивнула, а Вера удовлетворенно отметила: "Все идет по плану" и стала убирать со стола.

Первый раз Наташа села за руль в десять лет. Сначала сидела у папы на коленях, делала вид, что сама водит машину, потом, через шесть лет получила права. Вместе с правами она приобрела машину. Точнее, отец подарил ей новый "Мерседес кабриолет" красного цвета. Тогда-то Наташа и почувствовала свободу. Как здорово - ехать на собственной машине по городу! Ветер развивает волосы, солнце слепит глаза, а рядом сидит любимый человек или просто подружка...

Вот и сейчас Наташа ехала на машине по городу на встречу с друзьями. Они собирались каждый вечер. Заходили шумной компанией в какое-нибудь кафе или в ресторан, заказывали горы пищи, потом до беспамятства напивались и начинали устраивать дебош. Наташа, например, обожала входить в роль царевны-лягушки. То есть, она одевала легкий свитерок или любую другую одежду, главное, чтобы были рукава, затем Наташа собирала с тарелок друзей куриные кости и прочие остатки пищи, сыпала все это в рукава, садилась на место, делала пальцы "мостиком", возлагала на "мостик" подбородок и говорила:

- Я - царевна-лягушка!

Потом она вставала... и давай размахивать руками во все стороны! С одного рукава летят кости, с другого апельсиновая кожура и грязные салфетки. Ну чем не царевна-лягушка? Только сказочная царевна создавала из вина и костей озеро и лебедей, а не свалку...

Официантки бегали, подбирали кости, извинялись перед посетителями ресторана, но выгнать разбойников не решались. Они были денежными клиентами. Лучше уж лишний раз извиниться, чем лишиться приличных чаевых.

Этот вечер прошел по традиционному сценарию. Приятели проводили Наташу до машины, усадили ее, а сами уехали. Их автомобили врезались в мусорные баки, распугивали кошек и собак. Всеобщее правило, что пьяным за руль нельзя садиться, весельчаки упорно игнорировали.

Все машины покинули стоянку. Луна сегодня не светила, звезды куда-то спрятались.

Наташа икнула и мутными глазами увидела промелькнувшую за углом тень.

- Маньяк, что ли? - удивилась она и беспечно махнула рукой: - Деньги будут - не помрем!

Наташа почувствовала легкий дискомфорт в районе локтя. Пощупала, что там такое. И рассмеялась, тряхнув рукой. Из рукава вылетела косточка.

- Хи-хи, косточка, - обрадовалась Наталья и принялась заталкивать ключ в замок зажигания.

Ключ полностью вошел в замок, она отпустила сцепление, и машина медленно поехала...

Неожиданно прогремел взрыв. Покой темной улицы нарушили трели сигнализаций, лаяния собак, крики прохожих.

..."Мерседес кабриолет" уже догорал, когда подъехала "скорая помощь".

- Я принесла огнетушитель, - крикнула врачу подбежавшая к автостоянке девушка.

- Тут уже никакой огнетушитель не поможет, - произнес мужчина в белом халате. - Вон, милиция приехала. Пусть она с этим и разбирается. А мы поехали по другим вызовам. К ЖИВЫМ людям.

- Подождите, так водитель мертв? - уточнила девушка с огнетушителем.

- А ты как думаешь? - съязвил мужчина.

Девушка растерялась:

- Ну, всякое случается...

- Случается, - согласился врач, закрывая дверь в "скорой помощи". - Но не в этом случае.

Девушка попыталась изобразить на лице расстройство, только у нее это плохо получилось.

- Вы свидетель? - обратился к ней полный милиционер в фуражке.

- Свидетель.

- Попрошу ваше имя, фамилию и отчество.

- Морозова Ирина Геннадьевна, - солгала девушка. Она подошла к догорающей машине, нажала на рычаг огнетушителя и ловко с ним управлялась.

- Зачем вы это делаете? - спросил милиционер. - Нам нужно взять у вас показания.

Свидетельница повернулась к нему, грустно улыбнулась и, проговорив:

- А брать-то у меня нечего, - развернулась и пошла по темной улице.

Начался дождь. Вскоре на земле образовались лужи.

- Качество товара Тимофея Самойловича не подвело. Вдруг что - буду обращаться только к нему, - дала себе слово девица.

Она шла по лужам, шлепая босыми ногами по воде, и смеялась от радости.

- Теперь весь дом будет наш с мамой, - вдохнула она полной грудью свежий воздух. - Остался второй шаг: как-нибудь подтасовать документы, чтобы домом владели мы.

Девушка в задумчивости остановилась.

- А как это сделать? - спросила она себя и, чуть погодя, воскликнула: Есть у меня один знакомый!...

Дождь тарабанил по крышам домов. Вера вприпрыжку направлялась к автобусной остановке, чтобы сесть на автобус и быстрее добраться до своего будущего собственного дома.

Вдруг Вера притормозила.

- А зачем медлить? - пожала она плечами. - Сяду лучше на такси...






home | my bookshelf | | Дом |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу