Book: Наступление королей



Владимир Белобров, Олег Попов

Наступление королей

ИНОГДА ПОЛЕЗНО СЛАЗИТЬ НА ЧЕРДАК

Однажды мы решили провести уик-энд как теперь модно. Теперь, как известно, среди интеллигенции стало модно проводить уик-энд гоняя на крышах голубей специальной длинной палкой с резиновой нахлобучкой на конце. Мы решили не отставать от моды, взяли палку и полезли на крышу. Мы открыли люк и увидели на чердаке восемь человек бомжей. Бомжи здесь жили и пили вино. Мы дали каждому закурить, а они проводили нас на крышу. В первый раз нам не очень повезло — на крыше сидели только два голубя, которых мы быстро согнали при помощи палки. Больше сгонять было некого. Мы решили спрятаться на чердак и подождать там, пока голуби не сядут на крышу. Для приманки мы накрошили немного крупы. Вскорре прилетело много голубей. Мы выскочили из укрытия и палкой разогнали их с крыши. Потом мы набросали ещё крупы и снова спрятались. К нам подошли бомжи и пригласили выпить вина. Мы выпили с ними «Долгопрудненского крепкого»и разговорились о том о сём. Узнав, что мы учёные, один бомж дал нам почитать старинную книгу, которую он нашёл на чердаке. Книга была потрёпанная, обложки и титульного листа не было. Мы поблагодарили бомжей, пообещали через неделю книгу занести. Потом мы выскочили на крышу, разогнали палкой налетевших голубей и отправились домой. Давно мы не проводили уик-эндов с таким удовольствием.

Мы вернулись домой и пообедали. А после обеда наши супруги предложили нам сходить на улицу, выбить из ковров пыль. Мы наотрез отказались выбивать ковры, чтобы не испортить впечатление от прекрасно проведённого дня. Мы решили немного отдохнуть и полистать книгу. Книга оказалась очень интересная, мы не заметили, как пролетело время до ужина. Такой интересной книги мы давно уже не читали. Автор рассказывал в ней о королях. Книга нас настолько поразила своей неординарностью, что мы решили опубликовать её под своими фамилиями.

ГЛАВА 1. ОДИН ДЕНЬ ИЗ ЖИЗНИ ПТИШАМПУРА ДЕВЯТОГО СПРАВЕДЛИВОГО

За тысячу миль отсюда правит мудрейший царь Птишампур Девятый Справедливый.

Целыми днями сидит он на здоровенном троне. На голове у него — корона в локоть вышиной, а к короне сверху приделан искусно обработанный алмаз величиной с кулак. Могучие плечи его украшают золотые погоны с серебром посередине, а к груди диковинными узорами привязаны ослепительные аксельбанты. В накладных карманах лежат портсигары старинной работы, каждый по два кило, а в подлокотниках трона замурованы малахитовые пепельницы с музыкой. Слева на ремне у Птишампура висит длинная сабля в шикарных ножнах, а справа прицеплен кремниевый пистолет в кожаной кобуре. На рукоятке пистолета имеется памятная надпись: «Людовику XIV от жены за взятие крепости». Пистолет трофейный. Этим пистолетом Птишампур Девятый Справедливый пользуется, когда не может дотянуться с трона саблей. Кожаные ремешки его сандалий усыпаны драгоценными камнями, и когда он шевелит пальцами своих божественных ног, сверкание камней ослепляет.

Птишампур IX славится справедливостью и умением разрешить любой спор. Когда у его подданных возникают проблемы, подданные идут на приём к царю. Время от времени из дверей появляется лакей и командует:"Следующий!"Просители заходят, бухаются на коленки и ползут к трону

— целовать этому Птишампуру сандалии.

В таких примерно заботах и проводит своё время Птишампур IX Справедливый.

Выдался у него как-то особенно утомительный день. К вечеру Птишампур IX еле на троне держался. Лакея спрашивает:

— Много ещё народу?

— Нет, Ваше Величество. Всего двое. В коридоре сидят, друг с дружкой спорят. Может по домам разогнать?

— Ладно, сейчас с ними разделаюсь и ужинать… На ужин что?

— Лебедь фаршированный яблоками.

— А…

— Ну так звать что-ли?

— Зови уж…

И вот приползают эти двое.

— Ну?!

— Не вели казнить, Ваше Величество, — один говорит. — Вот его свинья забежала ко мне домой и съела золотые часы на цепочке. Я её словил и на кухне у себя запер. И вот он, — жалобщик ткнул пальцем, — теперь требует, чтобы я свинью отдал. А как я её отдам, когда у неё в животе мои золотые часы тикают?

Царь поморщился, вынул папиросу из портсигара и по подлокотнику постукивать принялся:

— Ну, а ты что скажешь?

— У меня, Ваше Величество, свинья блестящее любит. А этот проходимец захотел её украсть и специально часами подманил. К нему брат приехал, и он брата решил парной свининой накормить. — У царя потекли слюнки. — А свинья у меня прыгучая. Она прыгнула и его часы съела.

— Врёт он все, Ваше Величество! Брат у меня к тому времени уже уехал. А я просто решил посмотреть который час — не пора ли обедать. А тут эта свинья ка-а-к прыгнет! Часы мои съела. Как я её теперь отдам с моими-то часами?

— Не верьте, Ваше Величество! Никаких часов моя свинья не ела. Он свои часы ещё на прошлой неделе с братом пропил. Так ему все мало! Он и мою свинью пропить хочет!

— Ваше Величество! Клянусь, я вообще не пью! Я уже месяц назад пить бросил. Брат у меня, врать не буду, пьяница. А я — в рот не беру. У меня печень!

— Ага, Ваше Величество! Я слышал, как он своей жене говорил, что наделает колбасы из моей-то свиньи! Чужое сало жрать ему печень позволяет!

У царя засосало под ложечкой.

— Это я не жене говорил, а брату. И не про колбасу вовсе, а про то что эта соседская свинья по моему дому прыгает и часы жрёт.

— Не слушайте его, Ваше Величество! Он не первый раз такие штуки выкидывает. В прошлом году у другого соседа таким же способом козу схарчил! Тоже на часы её подманил и съел с братом!

— Ну, во-первых, не козу, а барана… А во-вторых, мне этот сосед его сам отдал. На, говорит, съешь мою козу,то есть барана. Вот мы с братом и съел.

Царь снова сглотнул слюну.

— Отдай, гад, свинью! — второй говорит. — Царя постыдись! Я может в ней…

Тут Птишампур вскочил с трона, выхватил саблю и разрубил каждого а две равные половинки.

— Все, — говорит, — на сегодня! Больше не могу! Есть охота.

В историю этот случай вошёл, как пример удачного применения радикальной системы царя Соломона.

ГЛАВА 2. КРИШНАХАН XIV ГРОМКИЙ

У Кришнахана XIV Громкого имеется в точности такой же трон, как у Птишампура IX

Справедливого, только без малахитовых пепельниц в подлокотниках. И не то, чтобы Кришнахан

XIV Громкий некурящий. Этого, пожалуй, про него не скажешь. Просто он когда курит — стряхивает пепел прямо на пол. И окурки разбрасывает. Поплюёт, правда, сначала на окурок, чтобы ненароком дворец не спалить, и — шмяк его на пол, потом пяткой под трон задвигает.

Так что нельзя сказать, что Кришнахан некурящий. Просто менее аккуратный. Немного мусорит у трона.

ГЛАВА 3. БРАХМАДУР МУДРЫЙ

Третий трон, и тоже с пепельницами, принадлежит Брахмадуру Мудрому. Тот, правда, не очень-то на нем сидит. Так — посидит, посидит, потом пойдёт ляжет. Потом опять посидит, посидит, но недолго.

ГЛАВА 4. САТРАП САМУРАБИ ПЕРВЫЙ СТРАННЫЙ

Самураби Первый Странный вообще не любит жить во дворце. Он приказал вырыть себе землянку в лесу и там теперь живёт.

ЦАРЬ ЖИВЁТ В ЗЕМЛЯНКЕ! Это не царь, а только одно названи. В котелке супчик себе варит.

ЭТО ЦАРЬ-ТО! Пошёл раз грибов набрать без короны, вернулся — короны нет. ТАК ОН СКОРО БЕЗ ШТАНОВ ОСТАНЕТСЯ.

Всей империи стыдно, что у неё такой государь! Ходят верноподданные — друг на друга не смотрят, глаза прячут. Не повезло им.

Короче, если на него потолок в землянке обвалится — никто по нему, дураку такому, плакать не будет.

ПУСТЬ НЕ НАДЕЕТСЯ, САТРАП!

ГЛАВА 5. СЛАВНЫЕ ДЕЛА ФЕЛЬДБУХЕЛЯ ВЕЛИКОГО

Фельдбухель Великий, сосед Самураби Странного, сидит как положено — спина прямая, бровями двигает. В одной руке держит скипетр, в другой — державу — символы царской власти. Сидит-сидит, а потом ка-а-ак вдарит одним символом по другому! Ого-го! За километр слышно! Искры во все стороны!

ГЛАВА 6. СТО ЖЁН АГУПТЫ IV ЛАСКОВОГО

У царя Агупты IV Ласкового было сто жён. И на этой истории надо бы поподробнее остановиться.

Примерно два раза в месяц Агупта IV женился на новенькой и закатывал пышные свадьбы. Три дня шла свадьба. Три дня Агупта IV Ласковый гулял на всю катушку. Потом он, главное дело, ехал с молодой супругой на неделю в свадебное путешествие. Итого: два раза в месяц по три дня — шесть дней. Плюс два раза по неделе — это четырнадцать дней. Итого:

14 + 6 = 20(дней)

Двадцать дней в месяц он тратил на свадьбы и свадебные путешествия.

Ещё приблизительно шесть дней он проводил со старыми жёнами, по которым успевал соскучиться в свадебных путешествиях.

Потом, правда, когда Агупта стал постарше и женщины ему маленько поднадоели, он увлёкся охотой. Все какое-то разнообразие. И эти шесть дней он стал проводить на охоте. Агупта купил себе свору охотничьих собак и стаю охотничьих соколов. Потом ему охота тоже надоела и он увлёкся игрой в гольф. Агупта ходил вокруг дворца с лопатой и выкапывал повсюду лунки для закатывания мячей. Все изрыл в пределах досягаемости. Однажды ночью он вышел во двор подышать воздухом, провалился ногой в лунку и разбил нос. После этого Агупта IV остыл к гольфу и увлёкся музыкой. Он купил лютню и стал на ней учиться играть. Он разучил на лютне аккомпанемент к песне «Какой на Вас огромный воротник». Там были примерно такие слова:

Какой на Вас огромный воротник

И рукава свисают до колен…

и так далее.

Но дальше у него дело не пошло, и он охладел к музыке. Потом к нему приехал погостить

Птишампур IX и Агупта отдал ему эту свою лютню в обмен на большую трубку с янтарным мундштуком. Агупта научил Птишампура играть песню «Какой на Вас огромный воротник».

Доремифасоль…

Когда Птишампур уехал,Агупта послонялся некоторое время по дворцу и со скуки запил. Потом он из запоя вышел и увлёкся рыбалкой. Но ненадолго, и снова запил.

Но давайте вернёмся к его первому увлечению, то есть к жёнам. Как мы уже говорили, у Агупты IV

Ласкового было сто жён. А как известно — каждому королю необходимо обзавестись наследником престола. Обычно наследником престола назначается старший сын короля или, в крайнем случае, средний, если старший, к примеру, полный идиот и страдает болезнью Паркинсона или же, скажем, он помер в раннем детстве от отравы. Бывает, конечно, что наследником становится младший сын, если средний сын, тоже полный идиот или умер от отравы. Но уж эта процедура обычно ни к чему хорошему не приводит, потому что, как правило, он тоже помирает в конце концов от отравы.

Вот что случилось в результате недальновидного многожёнства Агупты. Примерно сорок три жены родили ему одновременно первенцев-сыновей в один и тот же день и час. Одна даже двойню принесла.

И вот когда все эти жены к нему сразу после родов завалились, царю это дело крайне не понравилось. Он моментально смекнул — чем это пахнет. Но так и не решил — чего бы такого предпринять.

Лет двадцать думал, пока принцы не подросли и не обзавелись юношескими усами и бакенбардами. Тогда царь их всех позвал к себе в комнату, сам на трон сел и говорит:

— Внимание! Внимание! Говорит царь Агупта IV Ласковый. Он же — ваш родный папа. — Принцы притихли. — Вот что, мои дорогие наследники, — продолжил он, — все вы к сожалению абсолютные ровесники и среди вас по закону невозможно никого посадить на моё место. А если я даже кого и выберу, все равно вы все передерётесь, когда я скончаюсь. Нетрудно догадаться, чем обернутся ваши выкрутасы для нашей родной империи. Я этого так оставить не могу. Так что — вот чего я придумал.

Деритесь-ка вы лучше сейчас. Предоставляю вам для этого мою тронную залу. Каждый — сам за себя.

Кто всех побьёт, тот и наследник. Чур — лежачего не бить и трон не ломать ни в коем случае. Кто трон сломает — тому лично ноги вырву! Можете начинать.

Вышел царь и дверь за собой закрыл. А сам в щёлку подсматривает. Смотрит он в щёлку — стоят сыновья в нерешительности, с ноги на ногу переминаются.

Один говорит:

— Ну батя и отчебучил! Могли бы ведь и по-хорошему договориться… К примеру, этому рябому, — он указал пальцем на одного из братьев, — царём уж точно не бывать. Где вы, главное дело, рябого царя видели?

— А у тебя, Рыжий, — обратился он к другому, — для царя голова слишком мелкая — корона батина на нос сползать будет.

— Зато у него жопа здоровая, — пошутил другой, — на троне сидеть хорошо будет. Агупта, так сказать,

Ласковый Великожопный.

— Это я-то Великожопный?! Сам ты — жопа! Вот на трон сяду — я тебе покажу!

— Во! — ты на трон сядешь! — он сделал неприличный жест.Такой осел империей разве ж может управлять?! Ты ж — тупой! Тупее тебя только вон те пятеро недоносков.

— Точно. — подтвердил ещё один брат. — Эти шестеро в короли не годятся. Зря их папа позвал. И они не считаются.

— Чего ты сказал?! А ну-ка повтори!

— Чего-чего! Убирайтесь отсюда, придурки!

— Это мы-то придурки?!

— Вы-то!

— Братаны! Они нас придурками обзывают! Бей их!

Как начали они тут друг друга дубасить! Как начали лупцевать! Один за другим оглоушенные падают! Только и слышно:хрясь!хрясь! — На тебе! — Получай! — Бац подножку! Тресь ногой в живот! -

Вот падла — мне нос сломал! — Со шкафа на шею — рраз! — И ногами душит! — Хр-р-р! — На люстре раскачался и упал в самую кучу! — Стулом по голове — раз, раз, раз! — Шевелится, гад!Ещё — раз, раз, раз!Готов! — Сзади подскочил и — кубком по макушке!Отдыхай! — А ему в ухо — раз! — Куда побежал?! -

По ногам скульптурой — раз! — На — в поддых! Не нравится?! — Получай, братан! — Хрясь, хр-р-рясь! -

Шука, жубы выбил! — Кровищи! — Как даст! — А тот — ему! — А этот опять как даст! — А тот — ему! — А тут ещё один подбегает — как этому даст, и тому тоже как даст! Я,-кричит,-король! А ему сзади — получай, король, табуретом! — Сука, больно! — И-и-ых! — Кочергой нечестно! — А-на-подносом! — Бум! Бум!

Бум!

Бьются-бьются. Часа три уже бьются! Наконец, вроде, последний на ногах остался. Остальные валяются кто где. Вломил последний брат предпоследнему и присел на табуретку отдохнуть. Дышит тяжело — утомился.

А один сын, самый хитрый, сразу залез под кровать и всю битву там просидел. Только в самом конце оттуда незаметно вылез, подкрался тихонечко сзади к брату, который на табуретке отдыхал, и со свежими силами вломил ему по голове ножкой от рояля. Тот — кувырк с табуретки и все.

Распахнул тогда царь дверь, взял у сына из рук ножку от рояля, обнял его и сказал:

— Быть тебе наследником! Заслужил… А только ты, паря, больно хитрый. Того гляди и меня пристукнешь. Я лучше тебя в тюрьму покамест посажу. Потерпи, голубчик, пока я не помру своей смертью. А когда помру — тогда, конечно, царствуй на здоровье. Стража!Взять его!

Наследнику это, конечно, не очень понравилось. А ещё больше он расстроился, когда его в тюрьме для верности цепями к стене приковали.

— Ну, — говорит он тюремщикам, — царём стану — я вам покажу кузькину мать!

Потом ещё лет десять на цепи просидел, пока папа не помер своей смертью. Вышел из тюрьмы злой, как собака.

Так и вошёл он в историю, как Агупта V Злой.



ГЛАВА 7. КОНЕЦ ДВУХ ДИНАСТИЙ

Всем известно, какая дружба была между царями Асмофундилом Четырнадцатым Твёрдым и Якшибурмахом Восьмым Строгим, чьи королевства располагались по соседству, через речку Таракановку. Они весьма уважали друг друга, ходили в обнимку, как братья.

— Ты мне, уважаемый Асмофундил, как брат. — Частенько говаривал Якшибурмах VIII.

— И я тебя, почтённый Якшибурмах, тоже уважаю, знаешь. — Отвечал Асмофундил Твёрдый.

— Хочешь, я тебе алмаз подарю?

— Какой?

— Вот такой большой.

— Давай. А я тебе слона подарю индийского, хочешь?

— Не откажусь. Большой слон-то?

— Спрашиваешь! Гигантский! Я на него по лесенке сбоку забираюсь.

— Тогда уж и лесенку дари.

— Ладно, забирай.

— На алмаз!

— На слона!

Вот как они жили, душа в душу. Даже праздник Куканейро-Закука вместе отмечали. Два дня у Асмофундила гуляют. Потом к Якшибурмаху на пароме плывут, там догуливают.

Вот раз сидят они на речке, рыбу удят. На одном берегу, значит, Асмофундил на ведре сидит, а на другом,напротив него, сидит Якшибурмах со спиннингом.

— Эй, брат! — Якшибурмах кричит, — Клюёт?

— Да так, — Асмофундил отвечает, — Непонятно.

— И у меня не клюёт… Опа! Клюнула, что ли! Так-так-так… Ррраз!.. Сорвалась!

— Что ж ты. Рано дёрнул. Надо было обождать маленько и подсечь… Лягушки чего-то расквакались.

К дождю… Я в прошлом году гостил у Людовика. Он меня все пытался лягушками накормить.

Поешь, говорит, Асмофундил,вкусно. Я и так и эдак. Дескать, я их сегодня кушал уже. А он этих лягушек сотнями жрёт. Тьфу… Король жабами питается! Удав скользкий! Тьфу ещё раз!

— Это что же, он при всех лягушек ест?

— В том-то и дело! У него во дворце стоит стол, а он, значит, во главе стола садится и лягушек наворачивает. Ему только и успевает из кастрюли надкладывать.

— Это я не понимаю — как же нужно себя не уважать, чтобы на виду у людей такую дрянь лопать! Не король, а бревно на палочке!

— Точно! Если не сказать хуже.

— А фрейлины у него как? В смысле…

— Да ничего. Только тощие очень. И говорят только мерси-фурси.

— Понял.

— Мне лично мясистые нравятся. И чтоб понимали — чего я им повелеваю…Смотри, у тебя клюёт!

— Оп-ля! Карасик!

— Везёт тебе, ваше величество.

— Ого! В заглот взял!

— О! И у меня дёрнуло! Ррра-аз! Вот черт, крючок зацепился за что-то…Придётся в воду лезть…

Асмофундил Твёрдый принялся нехотя раздеваться. Через некоторое время он остался в одной короне и батистовых трусах с ленточками. Осторожно ступая босыми ногами, Асмофундил спустился к реке. Он зачерпнул ладонью воды, побрызгал немного себе на живот.

— Холодная, разъедри твою фрейлину! Ии-эх-ма! Расступись чешуя! О-о-о-А! — Король с разбегу бросился в воду. — Уф! Уф!.. Приятно как освежает… Уф!Уф!.. Эй, Якшибурмах, бросай ты эту удочку! Скупнись лучше, брат!

— Да ну… Неохота.

— Ну и дурак. Плавать полезно. Я мальчишкой каждое утро на речку, помнишь, бегал. Никто меня переплыть не мог. Я уж не говорю перенырять. Смотри — какая глубина. — Асмофундил поднял руки и погрузился в воду. — Видал? С ручками. Метров десять! Еле дно достал ногами.

— Ты бы, уважаемый Асмофундил, подальше от моего поплавка барахтался. Всю рыбу мне распугал, водолаз самодержавный!

— А-ха-ха! Какие мы строгие рыболовы! — Асмофундил замолотил по воде руками. — Ай-яй-яй! Уй, мамочки, тону, тону! Я не вижу вокруг ни одной руки помощи! Дай я на твой поплавок налягу, заместо буйка!

— Эй-эй! Земляк, кончай придуриваться! Давай отплывай, отплывай!

— Не шуми! Ты вот так можешь плавать?

— Могу.

— А вот так?.. А вот так?.. А так вот?

— Конечно. А ты на спине умеешь?

— А как же!

— Ну, покажи.

— Смотри. — Асмофундил перевернулся на спину. С головы короля соскочила корона, булькнула и утонула. — Блядь, корона утонула! — Асмофундил поднырнул. Некоторое время его не было видно.

Наконец он вынырнул. — Нету! Глубина большая. Ещё раз попробую нырну.Он снова нырнул.

Вынырнул. — Нету! Чего я теперь делать-то буду?! — Снова нырнул. Вынырнул. Нырнул. Вынырнул. Нету! Нигде нету,мать твою!

— Ты воздуха побольше набери. — Посоветовал Якшибурмах. — Советник нашёлся. Сколько могу, столько набираю. Больше не могу.

— Попробуй с камнем нырнуть? Я слышал, так ловцы жемчуга делают, когда жемчуг ловят.

— Попробовать можно. Тем более у меня вся корона жемчугом уделана.

— Давай я тебе камень брошу.

— Кидай его сюда.

— Погоди, потяжелее найду… Лови,брат!

Якшибурмах VIII размахнулся и зашвырнул камень в Асмофундила XIV.

— Уй! Убил, сука! — вскрикнул Асмофундил дурным голосом и скрылся под водой. Прошла минута.

Другая. Асмофундил не всплывал.

— Да как же это! — растерянно пробормотал Якшибурмах, — Да что же это получается?! Асмофундила я утопил! — Якшибурмах обхватил руками голову и забегал вдоль берега.Помогите! Помогите! Царь потонул! Слуги! Стража! Ко мне! Ко мне! Я ему по лбу камнем попал! Промеж прямо глаз!

Вода в реке забурлила и на поверхность всплыл Асмофундил XIV Твёрдый. На лбу у царя вздулась шишка величиной с яйцо.

Якшибурмах остановился:

— Живой. — облегчённо выдохнул он. — А я уж думал — ты — все — потонул.

— Ну ты и козёл! — выдавил сквозь зубы Асмофундил. — А если б я тебе так по лбу кинул? А?!

— Ты,сосед, полегче! — нахмурился Якшибурмах._ Не забывай, с кем разговариваешь! За козла ответишь!

— Ничего себе! Он меня ещё воспитывает! Такую шишку мне на лбу поставил и ещё учит! Козёл!

— Полегче, говорю! Последний раз предупреждаю! Меня ещё никто в жизни козлом не обзывал!

— Ишь, какие мы ранимые! А вот я сейчас на берег вылезу и наваляю тебе, козлу, по морде!

— Кто козёл?! — заорал Якшибурмах Строгий и с размаху ударил Асмофундила Твёрдого бамбуковым удилищем по голове.

— Ах, ты драться?! — Асмофундил ловко перехватил удилище и откусил леску. — Вот тебе!

— Леску откусывать?! На, получай! — Якшибурмах снова размахнулся удочкой, но Асмофундил вовремя успел поднырнуть, и удар пришёлся по воде. Асмофундил вынырнул около своего берега и показал Якшибурмаху нос.

— Что, съел, козёл?!

Якшибурмах схватил камень, забежал по колено в воду и кинул в Асмофундила. Камень попал в спину вылезавшего на берег царя. Асмофундил упал.

— У-я! В спину кидаться?!

— Получил, сволочь?! Никогда не называй меня козлом!

— Ну я тебе покажу! Объявляю тебе войну! — Асмофундил отошёл за куст и снял выжимать трусы.

— Как же, испугал! — заорал Якшибурмах.Смотрите все! Царь с голой жопой в кустах сидит!

Корону утопил и трусы выжимает! — Он захохотал. — Урод! Да ему она теперь без надобности, у него шишка есть! Блестит не хуже короны!

Асмофундил выскочил из кустов и погрозил Якшибурмаху кулаком:

— Ну я тебе сейчас, блядь, покажу, пидарас! — Он подхватил царский плащ и побежал во дворец.

"Ну, козёл! — царь перепрыгивал через канавы, — Корону утопил из-за этого козла! Ну ничего, сейчас я ему устрою войну. Война! Война! — Асмофундил рубил на ходу воздух ребром ладони, -

Война! Война! Вот я у него все порушу и корону отниму! И всех фрейлин его — того… Ни одной не пропущу!"

Он забежал в тронный зал и с размаху уселся на трон.

— Слуги, ко мне! — Асмофундил забарабанил скипетром по мраморному полу. — Быстрее! Быстрее!

Башки посрубаю!

На шум сбежались придворные.

— Звали, Ваше Величество?

— А что я, блядь, по-вашему, просто так ору?! По-вашему, что — у вас царь ебанутый? — Асмофундил принялся натягивать бархатные штаны. — По-вашему, значит, получается, что если царь не по форме одетый забрался на трон и орёт значит, получается, он — ебанутый? Да? Да? Я вас спрашиваю?

— Нет, Ваше Величество. Как вы могли так подумать?! У нас такого мудрого самодержца не было ещё.

— То-то, бляди! А то вот я вам башки-то всем поотрываю… Эй, ты, с усами, ну-ка подойди сюда. Да не бойся, не обижу. Ну-ка, помоги мне штаны сзади застегнуть. А то у меня не получается чего-то.

— Да вы, Ваше Величество, их задом наперёд изволили надеть.

— Ну?.. И правда…А я думаю, что за ерунда, с каких пор штаны сзади застёгиваются! Молодец!

Заметил! За внимательность к монаршей особе жалую тебе удел и… Ты кто по званию?

— Я, Ваше Величество, штатский. Мне звания не положены.

— Штатский, значит? А теперь будешь военным! Жалую тебе звание генерала артиллерии! Теперь у нас штатских не будет! Теперь все будут военными. Полная поголовная мобилизация! Нами,

Асмофундилами XIV Твёрдыми объявляется война этому козлу Якшибурмаху! Я только что вернулся с рыбалки и там объявил ему войну. Этот мудак кидался в меня камнями и утопил в речке мою корону! А ещё говорил — козлом его не называть! Козёл и есть! Так что, господа хорошие, — война! Мы назначаем себя главнокомандующими армией и флотом. Сегодня выступаем. С нами Бог! Надерём этому пидарасу жопу! Эй, ты, мордастый, постереги мою державу со скипетром.Асмофундил слез с трона. — А ты, усатый, за мной! И все остальные тоже! — Во главе мобилизованных Асмофундил помчался на башню, где у него стояла здоровая пушка.


— Бинокль мне! — скомандовал Асмофундил. Он подкрутил окуляры и поглядел вниз на речку. — Ага!

Сидит голубчик! Сейчас мы ему устроим кузькину мать! Приделаем из пушечки! Эй, усатый!

— Я, Ваше Величество.

— Тащи, генерал, ядро. Я буду командовать, а ты из пушки стрелять по команде.

Усатый зарядил пушку.

— Вон, видишь, — сказал Асмофундил, — Якшибурмах рыбу ловит с того берега. Целься ему в лоб. По врагу нашего отечества козлу вонючему огонь-пли!

Пушка стрельнула. Ядро, не долетев до Якшибурмаха две сажени, шлёпнулось в речку и взорвалось.

Якшибурмаха с ног до головы окатило водой. На месте взрыва всплыло несколько оглоушенных рыб. Якшибурмах вскочил на ноги, быстро смотал удочку и припустился к замку.

— Ага, не нравится?! Заряжай быстрее, — скомандовал Асмофундил, — уйдёт!

Генерал перезарядил пушку.

— Огонь! — Асмофундил махнул рукой. — Перелёт. Целься лучше, мазила! Заряжай! Пли! Эх,тебе только штаны рассматривать доверить можно! Давай я сам! Ба-бах! — Ядро разнесло беседку рядом с замком Якшибурмаха. — Понял, как стрелять надо?! Если б этот козёл сейчас в беседке сидел — ему бы хана!

Тем временем Якшибурмах добежал до замка и скрылся за воротами.

— Ушёл, гад! — Асмофундил сплюнул. — Ну ничего! От меня не уйдёшь! Давай, генерал, пальнём по замку! Огонь-пти!-! Ага -кирпичи посыпались! А теперь давай ему часы башенные разобьём!

Заряжай. Пли! Молодец, генерал! Попал! Жалую тебе ещё один хутор и медаль за отвагу. А теперь влупи вон по тому окошку. Это фрейлинская. За-ря-жай! Приготовились… Нет погоди,мы передумали.

Фрейлин мы оставим для другого случая. Давай ему лучше теперь вон те часы снесём, вон на той башне. Разворачивай пушку. Огонь-пли! Нет часов! Ку-ку — знай наших!

Ворота вражеского замка раскрылись и оттуда выехал Якшибурмах на индийском слоне. В руках он держал кремниевое ружьё. Якшибурмах прицелился и выстрелил. Пуля просвистела над ухом

Асмофундила.

— Ах ты, сволочь! Я ему слона подарил, а он меня же с него обстреливает! Рупор мне! — Асмофундилу подали рупор. — Эй ты, сволочь! — заорал он. — Слушай сюда! Это говорю я — Асмофундил XIV Твёрдый!

Я тебе слона подарил, а ты меня с него же и обстреливаешь?! Козёл неблагодарный!

Якшибурмах привстал на слоне и снова стрельнул:

— Меня ещё никто козлом не называл! — закричал он, приложив руку ко рту.

— Козёл, козёл, козёл и ещё раз козёл!

Якшибурмах опять стрельнул и, пришпорив слона, поскакал к речке.

— Ну-ка, генерал, заряжай пушечку. Зарядил? Без моей команды не стрелять. Мы эту кавалерию поближе подпустим. Так, при-го-то-вились. Вни-ма-ни-е… Огонь!

Ядро разорвалось рядом со слоном. Слон испуганно отскочил в сторону и поднялся на дыбы.

Якшибурмах свалился на землю. Слон развернулся и побежал назад к замку. Якшибурмах бросил ружьё и рванул вслед за слоном.

— Атака отбита! — торжественно провозгласил Асмофундил.Ура! Ура, господа!

— Ура-а-а!

— Надо отметить нашу победу!

На башню принесли несколько бутылок шампанского и фужеры.

— Ну, господа, — произнёс царь,предлагаю выпить за успешные боевые действия на фронте. Как писал наш любимый придворный поэт Кирбабаев:

Мы наступаем!

Пули свистят!

Враг отступает!

Победители мстят!

Выпьем, господа!

Все выпили и закусили шоколадными конфетами.

В это время над замком неприятеля поднялся воздушный шар и полетел в сторону асмофундильцев.

— Эй, генерал, — произнёс опешивший Асмофундил, — Это чего это?

— А это, Ваше Величество, воздушный шар-разведчик. Разрешите, я в него пустую бутылку кину?

Шар приближался. К шару была привязана верёвка, которая тянулась в замок Якшибурмаха. В корзине сидел сам Якшибурмах Строгий и держал в руках круглую бомбу.

— Наводи пушку, Усы. — скомандовал Асмофундил генералу. Пока генерал возился с пушкой, шар стремительно приближался.

— Ваше Величество, ничего не получается. Он, собака, так высоко летит, что ствол таким образом задрать нет никакой возможности.

— Меня это не ебет! — Разгневался царь. — Задирай как хочешь, сука. А то я тебя сейчас с башни столкну.

— Эй, Асмофундил! — закричал Якшибурмах из корзины, подкидывая на руке бомбу. — Молись, собака! Я сейчас в тебя бомбу кину!

— Плевал я на твою бомбу! — заорал в ответ Асмофундил, задрав голову. — Мы сейчас твой шар ядром проткнём!

— Не проткнёшь! Вы пушку так высоко не задерёте! Тут у меня мёртвая зона!

— Это мы-то не задерём?! Мы чего хочешь задерём! Мы вот сейчас тебя ядром собьём, а потом всем фрейлинам твоим юбки позадираем! Ха-ха-ха!

— Лови бомбу! — Якшибурмах прицелился и швырнул снаряд.

Бомба ударила Асмофундила Твёрдого по голове, и, отскочив в сторону, завертелась на полу.

Асмофундил зашатался и рухнул. Генерал прыгнул на бомбу и геройски накрыл её животом…

Прошло несколько минут. Первым, потирая ушибленную голову, поднялся Асмофундил Твёрдый.

— Где бомба? — спросил он.

Генерал приподнял голову:

— Тут она, Ваше Величество, — тихонько произнёс он. — У меня под животом лежит. Я на неё животом напрыгнул, чтобы спасти Ваше Величество от разрушительных последствий. Разрешите доложить,

Ваше Величество, бомба, веройтно, осечку дала и теперь, очевидно, уже не взорвётся.

Асмофундил повеселел:

— Это выходит, братец, ты мне жизнь спас? Пожертвовал что ли собою ради царя? Молодец! Жалую тебе звание генералиссимуса. — Асмофундил стряхнул со штанов пыль.

— Рад стараться, Ваше Величество Монсеньор! Генералиссимус взял под козырёк.

— Ты, братец генералиссимус, все ж-таки бомбу-то того убери от греха. А то мало ли… Может быть она замедленного действия… А ты уже с неё соскочил. Сбрось-ка её с башни к свиньям.

Генералиссимус схватил бомбу и швырнул её вниз. Раздался оглушительный взрыв. Башня зашаталась и рухнула, погребя под обломками Асмофундила XIV-го Твёрдого и его свиту. Взрывной волной оторвало от верёвки воздушный шар,и ветер унёс царя Якшибурмаха в неизвестном направлении.

Через двое суток шар начал сдуваться и падать с огромной высоты. Якшибурмаху пришлось перекидать за борт все свои вещи. Он поочерёдно выбросил все бомбы, сапоги с золотыми пряжками, саблю, пистолет, ружьё, кошелёк с золотыми, курительную трубку, секстант, компас, копчёную баранью ногу, жареную курицу и, наконец, корону. Но это лишь ненадолго отсрочило падение, и на третий день шар с треском грохнулся на сосновый лес. По счастливой случайности Якшибурмах остался жив. Три недели царь плутал по лесу, питаясь кедровыми шишками, сырыми грибами и ягодами. Через три недели ободранный и обессилевший он вышел, наконец, к речке Таракановке, где был немедленно схвачен отрядом асмофундильцев и расстрелян на месте, как цареубийца.

Так в одночасье прекратили своё существование две могущественные королевские династии.

Выводов из этой истории мы делать не будем. Кому надо сами сделают. Ибо — человек, обладающий логическим мышлением, способен делать обобщающие выводы.

ГЛАВА 8. НЕ СТРЕЛЯЙТЕ В МОКРЫХ ЛОШАДЕЙ ИЛИ СОКОЛИНАЯ ОХОТА ФУРДАШМЕДТА XV УМНОГО

У короля Фурдашмедта 15-го Умного умерла любимая лошадь Блюмзильда. И случилось это в то самое время, когда Фурдашмедт Умный собирался ехать на соколиную охоту. Стояла Блюмзильда в королевских конюшнях и ела овёс, как вдруг упала на бок, захрипела и умерла.

Фурдашмедт Умный очень расстроился и поначалу даже собрался было отменить охоту. Но потом опять передумал и решил ехать. "Королевский режим есть королевский режим передумал он.

— Лошади не должны его нарушать. Планеты, так сказать, вращаются вокруг солнца по неизменному расписанию, независимо от настроения солнца. Вот так-то! Понятно!"

С этими мыслями Фурдашмедт Умный отдал чистить адьютанту свои болотные сапоги, снял с ковра на стене кремниевый мушкет и распорядился переставить седло на новую лошадь.

На следующее утро Фурдашмедт на новой лошади отправился на охоту в долину Одиноких Камней.

— Ты что ж, герцог Гугенмонтский, седло мне на лошади пристегнул некрепко? Не видишь, что ли, — на бок сползаю! Того и гляди с лошади грохнусь. — Обратился король к скакавшему рядом придворному.

— Это, Ваше Величество, я тут ни при чем. Это у Вас, Ваше Величество, лошадь такая скользкая. Вы,



Ваше Величество, пожалуйста, потвёрже в стремена ногами упирайтесь для равновесия.

— Ничего себе! — Возмутился Фурдашмедт. — Ты что, герцог, короля будешь учить на лошади кататься?! Слыхали?! Обернулся он к свите, — Этот придурочный герцог меня верхом кататься учит!

Кто из нас Фурдашмедт Умный — я или ты?! — Он нагнулся с лошади и ткнул герцога Гугенмонтского кнутом в шею. — Так кто, отвечай?!

— Вы, Ваше Величество, — Фурдашмедт Умный. А я нет, естественно.

— То-то! — Фурдашмедт пришпорил лошадь и вырвался вперёд. — Эге-гей!

— Ка-ба-ны-ы! — Вдруг заорал скакавший впереди всех королевский егерь.

Король прищурился и выхватил из-за спины ружьё:

— Где, на хер?! — крикнул он.

— Извиняюсь, Ваше Величество, показалось.

— Ещё раз покажется — я тебе самому в задницу заряд влеплю, свинья!.. Ты, харя, соколов-то для охоты достаточно взял?

— Целый мешок, Ваше Величество. Должно, хватит.

— Ну-ка, подкинь одного. Я на ем мушкет опробую.

Егерь запустил руку в мешок и принялся там шарить:

— Ой! Кусаются! Никак ухватить не могу!

— Вот народ! — Скривился Фурдашмедт. — С кем на охоту приходится ехать! Ты, дурак, через мешок одного нащупай и придуши маленько. А потом уже внутрь за ним лезь.

— Есть, Ваше Величество! — Отдал честь егерь.

Через минуту он вытащил из мешка придушенного сокола.

— Подкидывай! — Приказал король.

Егерь подбросил сокола в воздух. Описав в воздухе дугу, задушенная птицаупала на землю.

— Что ж ты, гад, делаешь?! — Разозлился Фурдашмедт. — Сокола моего задушил, изверг!

— Так сами же приказали, Ваше Величество…

— Я тебе слегка придушить приказал, а ты, мудак, что наделал?! Давай, собака, второго вынимай.

Смотри, поосторожней, мудак!

Егерь вытащил второго сокола и подкинул в воздух. Фурдашмедт вскинул ружьё и выстрелил.

Метнувшись в сторону, перепуганный сокол уселся на плечо герцогу Гугенмонтскому.

Фурдашмедт перезарядил мушкет и выстрелил снова. На голову герцогу посыпались соколиные перья.

— Кучно стреляет. — Одобрил Фурдашмедт. — Смерть кабанам!

Охотники въехали в дубовую рощу.

— Эй, герцог. — Король указал кнутом на дерево. — Видишь гнездо на ветке?

— Так точно, Ваше Величество. — Отозвался герцог, близоруко щурясь.


— Давай, лезь на дерево — сними-ка мне его. Яйцо хочу.

Герцог Гугенмонтский подъехал к дереву, встал ногами на седло и уцепился за нижнюю ветку.

— Эй, ты, Гугенмонтский, дерево не тряси — гнездо, сука, стряхнёшь!

Герцог, наконец, добрался до гнёзда. В гнезде сидела лесная птица.

— Кыш! Кыш! — Пуганул птицу герцог. Птица неохотно перелетела на соседнюю ветку. Герцог снял с головы шляпу и собрал в неё яйца.

— Ба-бах! — Вдруг прогремел выстрел. Фурдашмедт застрелил птицу. От неожиданности герцог

Гугенмонтский потерял равновесие и упал с дерева.

— Хлоп! — Обрадовался Фурдашмедт. — Вторая есть! Эй, егерь, пристегни мне эту птицу к седлу, рядом с соколом!.. А этот дурак чего под деревом валяется? Не может такого простого дела исполнить! -

Фурдашмедт подъехал к упавшемугерцогу. К груди герцог прижимал кожаную шляпу. Король вытащил из кармана фляжку с ромом и полил с лошади на герцога. Герцог закашлялся.

— Очухался что ль, Гогель-Могель? — Фурдашмедт Умный отхлебнул рома. — Кости целы?

— Вроде целы, Ваше Величество. — Отозвался с земли герцог.

— А яйца-то в шляпе целы?

Герцог приподнял шляпу и заглянул в неё:

— Никак нет, Ваше Величество. Побились все. Вон они на какой высокой ветке были. Вот и побились все. Скорлупа слабая на них.

— Ну-ка, дай шляпу. — Приказал король.

Герцог, кряхтя, поднялся и протянул шляпу Фурдашмедту.

— Ну и осел ты, герцог, — все яйца побил. — Король макнул палец в шляпу и облизал. — Вкусно… Хорошо ещё, что у тебя шляпа кожаная, не протекает. Считай, что тебе повезло… Эй, егерь, ложку мне!

Фурдашмедт Умный вынул скорлупу на поля шляпы, помешал ложкой жижу и отхлебнул:

— Соли не хватает. А так ничего…

Кабанов обложили в кустарнике. Король Фурдашмедт XV Умный с герцогом Гугенмонтским и главным егерем поджидали в засаде.

— Когда гнать начнут, — распорядился Фурдашмедт, — без моей команды — не стрелять… Что ли закурим пока? Ветер-то откуда? Егерь облизал палец и выставил его над головой


— Можно, Ваше Величество, закурить. Ветер от кабанов на нас дует.

Они вытащили трубки и закурили.

Фурдашмедт похлопал лошадь по спине.

— Мокрая, сволочь. — Он брезгливо обтёр руку о штаны. — Лошадь потная! На такой охотиться — никакого удовольствия. То ли дело — Блюмзильда была, — вздохнул он. — Не лошадь, а золото! Умная какая! Все понимала, даром что глухая! Бывало, выедем на охоту, глядь — кабан бежит, я ей мушкет на башку между ушей положу и целюсь, а она стоит, как вкопанная. Очень удобно было у неё с головы стрелять. Она ж глухая — грохота не боится. Не то что ты, герцог! — Король засмеялся. — Эка ты сегодня, шельма Гугенмонтская, с дерева спикировал! А был бы глухой, так не ушибся бы! Хорошо бы на охоту брать только глухих лошадей и глухих герцогов Гугенмотских — за яйцами на дерево лазить.

— Ваше Величество, — вставил егерь, — можно лошадям в ухи перед охотою пробки от вина вставлять.

— Голова! — похвалил его король, — Я — Умный, а не догадался. Тогда уж и этому герцогу тоже пробки надо вставить. — Король захохотал.

Из кустарника послышалось улюлюканье, топот копыт и хрюканье кабанов.

— Гонят! — Встрепенулся Фурдашмедт. Он поспешно выбил трубку и спрятал её в карман. — Соколов выпускай! — приказалон егерю, снимая со спины мушкет.

Егерь развязал мешок и вытряхнул птиц. Соколы взвились в небо. Набрав достаточную высоту, они закружили над долиной.

Король задрал голову:

— Высоко парят. — Он щёлкнул языком. — Теперь главное — кабана не пропустить.

— Вон он, Ваше Величество! — крикнул егерь. — Ка-ба-ны-ы!

Шагах в двадцати от них из кустов выскочил крупный кабан секач. Кабан бешено сверкал маленькими красными глазками и угрожающе хрюкал.

Привычным движением Фурдашмедт положил мушкет на голову лошади и прицелился.

— Погоди, погоди — я его поближе подпущу… Так…Так…Давай, голубчик,.. ещё маленько…

Фурдашмедт выстрелил.

Обезумевшая от грохота лошадь встала на дыбы и понесла. Фурдашмедт натянул поводья, пытаясь её остановить, но лошадь не слушалась его.

Вскоре спина у лошади сильно вспотела и Фурдашмедт начал соскальзывать на бок. Чтобы удержать равновесие, Фурдашмедт Умный взмахнул пятками и вонзил шпоры в бока лошади. Заржав от боли, лошадь поскакала ещё быстрее.

Долина Одиноких Камней осталась далеко позади. Лошадь перемахнула через ручей и углубилась в Бурмингтонский лес. Сползая с лошади то влево, то вправо, Фурдашмедт Умный то и дело бился головой о стволы деревьев. Наконец он совершенно обессилел и не мог уже как следует упираться пятками в стремена. Седло окончательно сползло, оказавшись вместе с королём под брюхом у лошади. Очутись в это время кто-нибудь поблизости, престранная картина предстала бы его взору — скачущая во весь опор лошадь, и наездник, сидящий у неё на животе кверху ногами.

«Измена,измена! — застучало в голове у Фурдашмедта.Предатель герцог Гугенмонтский потную лошадь мне подсунул! А я-то его за дурака считал! Ну, погоди, подлец, я до тебя доберусь! Дай только из-под лошади вылезти!.. Что же делать?!. Думай, Фурдашмедт, думай!..»— Держась изо всех сил одной рукой за седло, король вытащил из-за пояса охотничий нож и потыкал остриём лошади в живот. Лошадь поскакала быстрее. «Не то… Может, подпругу ножом перерезать?.. Э, нет! Эдак я сам на скорости свалюсь и шею сломаю…Думай, Фурдашмедт, думай, Умный, как эту потную лошадь остановить… Может, ей на ходу одну ногу отрезать? Тремя-то ногами она, чай,медленней побежит?..»-

Фурдашмедт попытался схватить лошадь за переднюю ногу и чуть не вылетел из седла. «Та-а ат…отставить… Думай, Фурдашмедт, думай… Придумал!»

Фурдашмедт достал из-за спины мушкет, приставил дуло к лошадиному брюху и выстрелил.

Лошадь рухнула на землю и придавила Фурдашмедта Умного. «Сработало.подумал раздавленный лошадью Фурдашмедт Умный. — Ещё бы. С моим ли умом и эрудицией не одолеть какой-то потной ло…»— Король скончался.

ЭПИЛОГ

После смерти Фурдашмедта XV Умного на трон взошёл подлый герцог Гугенмонтский. Но народ не любил его. В памяти народа навсегда остался Фурдашмедт XV, как Умный и Абсолютный Монарх.

О счастливых временах царствования Фурдашмедта XV Умного и о его мученическом конце народ сложил трагическую песнь


«СМЕРТЬ КОРОЛЯ ФУРДАШМЕДТА ПЯТНАДЦАТОГО УМНОГО».

Однажды Фурдашмед Великий

Собрался ехать на охоту.

И сапоги свои начистить

Отдал он флигель-адъютанту.

Пыжом заткнул мушкета дуло.

Ягдташ через плечо повесил

И было уж собрался ехать,

Но герцог подлый Гугенмонт

Глухую лошадь отравил.

Тут короля сомненья взяли

Скорбил он сильно по Блюмзильде,

Так лошадь ту глухую звали -

Он отменить решил охоту.

Но, поразмыслив, передумал.

Он порешил обратно ехать

На новой лошади, на потной,

Которую подсунул подлый

Коварный и зловредный герцог.

С полмили от дворца отъехав,

Король неладное почуял.

Хотел он герцога прикончить,

Но передумал и не стал.

"Живи пока, собака герцог!

С тобой успею поквитаться

Я опосля охоты этой,

Когда прикончу кабана."

Тут из-за леса показалось

Голов в пятьсот кабанье стадо.

«Вперёд!»— Вскричал король бесстрашно.

Клинок разящий обнажив.

Но герцог подлый Гугенмонтский

Покинул спешно поле брани,

Друзей всех верных Фурдашмедта

Коварно по пути убив.

Один, как лев непобедимый,

Сражался Фурдашмедт с свиньями,

Разил направо и налево

И много вепрей победил,

Когда седло с кобылы потной

Сползло на бок непоправимо,

То очутился воин славный

На лошади ногами вверх.

"Предатель герцог Гугенмонтский

Мне лошадь потную подсунул!"

Подумал Фурдашмедт несчастный.

И в тот же самый миг злосчастный

Он был затоптан кабаном.

На царский ж трон взобрался герцог

Предатель герцог Гугенмонтский.

Но мы лишь Фурдашмедта любим!

Его ж, урода, ненавидим!

ГЛАВА 9. ЗАКУЛИСНАЯ ЖИЗНЬ ШОКЕНМОГЕНА ВТОРОГО СТРАШНОГО

В государстве Бурмания, более известном как Нижняя Тырция, правил король Шокенмоген Второй

Страшный. Своё прозвище Шокенмоген Второй носил вполне заслуженно. В отличие от некоторых других царей, Шокенмоген своё прозвище «Страшный»заслужил. Например, король

Муслим IV по прозвищу Рыжий, на самом деле брюнет, а волосы у него крашеные. Все подданные об этом знают и не уважают его за это. Но говорить об этом открыто боятся, и, чтобы не попасть на галеры, зовут Муслима Рыжий. Или вот ещё — король Иогафон Сильный. Это прозвище он получил за то, что сильно закладывает за воротник. Так что вернее было бы назвать его — Иогафон Пьющий.

Но кто же осмелится так короля называть? Или, скажем, король Анабабс XVIII Длинный, когда знакомится, говорит всем: «Очень приятно, Анабабс Длинный.»А на самом деле он никакой не

Анабабс, а звать его Альберт. Альберт Длинный. Он просто для важности имя сменил.

Про Шокенмогена же Второго Страшного ничего такого не скажешь. Во-первых, имя Шокенмоген у него подлинное. Ему это имя папа передал — Шокенмоген Первый. А во-вторых, Страшным его прозвали не напрасно, он любит всех пугать.

Так иногда ночью идёт какая-нибудь фрейлина по дворцу, идёт себе спокойненько, про платье, к примеру, думает. "Надо бы, — думает, — на муаровом платье зеленую рюшку с груди срезать, а туда заместо неё коралловую брошку пристегнуть она мне больше к лицу, чем эта безвкусная-то рюшка… А то ещё — думает, — герцог Курмонтский мне комплимент нынче сказал. Какая вы, говорит, мадемуазель, пухлая, нечто тарталетка с клубничным суфле… Впрочем, сколько я сегодня скушала?

Две тарелки бланманже, форель с картошкой скушала, полфазана, французский салат «Мизе», компоту клюквенного кувшин и все… А ещё мне Изабелла Фокинг-младшая говорила…"

Тут из-за портьеры как выскочит на неё Шокенмоген Второй Страшный в парике, руки расставил и в ухо ей:

— У-у-у! Я — Муслим Рррыжий! У-у-у!

Фрейлина:

— Ах! Мамочки! Караул! — И без сознания на пол. Платье задралось, панталоны розовые виднеются.

А Шокенмоген подошёл, посмотрел поближе и, довольный, опять за занавеску спрятался.

Идёт флигель-адъютант. Смотрит — фрейлина с задранной юбкой. "Бля! — думает он. — Какая встреча!

Фрейлина Анжелика с задранной юбкой! Неплохо. Мне сегодня с самого утра везёт. Сначала долг мне вернули, потом в карты ещё выиграл, а теперь вот фрейлина лежит. Чего это она разлеглась?

Может, притворяется, артистка?"

Флигель-адъютант над фрейлиной склонился:

— Ан-же-ла! Открой глазки, киска! Я тебя нашёл. Открой же, не притворяйся… «Да она и правда, кажется, в обмороке!»— Он взял её за плечи и начал трясти.

Из-за портьеры послышался зловещий голос:

— Ты, мерзавец, нарушил вчерашний королевский указ Шокенмогена Второго Страшного, запрещающий под страхом смерти лапать фрейлин во дворце. Сейчас тебе башку оттяпают! У-у-у!

Флигель-адъютант побледнел и на фрейлину без сознания рухнул.

Шокенмоген из-за портьеры вылез и кинжал адъютанту подмышку вставил. А сам обратно за портьеру спрятался. Со стороны получилось — вроде как адъютант на фрейлине зарезанный в спину лежит.

Тут третий идёт — граф, скажем, Кари Шницкнехт. Смотрит адъютант на фрейлине лежит зарезанный, на фиг, в спину.

«Майн Гот! — думает, — Убийство!»— И в обморок на них.

Шокенмоген тут из-за портьеры вылазит, руки от удовольствия потирает. Как это, дескать, все складно получилось. Потом ножик из адъютанта достал и графу подмышку переставил. И — снова за портьеру.

Так у него к утру — целая куча-мала из придворных лежит. До потолка.

А на следующий день у всех головы болят, и никто ничего вспомнить не может.

Шокенмоген так привык всех из-за портьеры пугать, что с некоторого времени вообще оттуда не выходил. За портьерами, буквально, жил и питался всухомятку.

Как-то раз он за портьерою сидел на подоконнике, задремал и вывалился из окошка. А королём стал его сын — Шокенмоген Третий Лютый. Этот ходил по дворцу со зверской физиономией, щёлкал плёткой и орал: «Запорю!»Не хуже, короче, папы.

ГЛАВА 10. СМЕРТЬ КОРОЛЯ РОБЕРТА ПЯТОГО НЕОБУЗДАННОГО

Благородному сэру Роберту Редникину посвящается.

После смерти короля Артура, невразумительные легенды и сомнительные домыслы о героических деяниях его и рыцарей Круглого Стола распространились по всему свету и дошли, наконец, до короля Гордоскриба V Необузданного.

Гордоскрибу Необузданному идея с круглым столом очень даже понравилась.

«Решено, — подумал он, — сделаю себе круглый стол, а посередине — с дыркой!»

Позвал приближённых и говорит им:

— Вот что, бездельники, старой жизни — конец. Будем жить по-новому. Короче, вот тут я стол поставлю круглый, в середине — дырка, там я буду сидеть на крутящемся троне. А вокруг вы будете сидеть в рыцарских доспехах. Вы теперь будете Рыцари Круглого Стола. А я буду над вами король. Имя я себе присваиваю новое — король сэр Роберт Пятый Необузданный. Поняли?.. Ну-ка, герцог

Гамзейский, скажи как меня зовут.

— Сэр Роберт, Ваше Величество.

— Не сэр Роберт, а король сэр Роберт. Повнимательнее слушайте, чего я вам говорю. Но, в целом, верно. Молодец. А ты теперь будешь называться — рыцарь сэр Динадабр Жестокий. И вы все тоже переименовывайтесь. Ты вот, барон, например, будешь… э-э… Берсульд Увёртливый. А ты, граф, отныне именуешься — сэр Саграмуд Благоуханный. На, целуй мне руку. А ты теперь будешь… Тебя как раньше звали?

— Жуилом де Мизье, Ваше Величество.

— Фу! Будешь теперь, де Музей, называтьсяблагородным именем сэр Аббласур Нетронутый. Понял?

— Так точно. Сэр Аббласур Нетронутый, короче, я. Разрешите,

Ваше Величество, я на манжете запишу, чтоб не забыть.

— О, это отличная мысль! Надо бы все это записать, а то я и сам забуду, как вы, господа, теперь называетесь. Я составлю список, как кого теперь из вас кличут, и в коридоре повешу. К вечеру чтобы выучили! А завтра, короче, с утра — все за стол.

— Разрешите вопрос, Ваше Величество.

— Ты кто такой?

— Я — герцог Адам Кларусс.

— Будешь теперь — сэр Глеоберис Мутный. Пиши пока на манжете. Ну, что там у тебя за вопрос, сэр

Глеоберис Мутный?

— Я, Ваше Величество, интересуюсь, как вы к дырке в столе подлазить будете — по столу или под столом?

— Вопрос по существу. Короче, по столу буду подлазить,понял? — Так точно, Ваше Величество.

— Так как тебя теперь зовут?

— Сэр Глеоберис Мудрый, Ваше Величество.

— Мудрый… Сейчас вот скипетром-то въебу! Не Мудрый, а Нудный! Глеоберис Нудный. Видали, короля хотел одурачить! Короля сэра Роберта Пятого не одурачишь! Ещё вопросы есть?

— У меня вопрос, Ваше Величество.

— Вопрошай, благородный рыцарь, как там тебя?

— Сэр Динадабр, Ваше Величество, Жестокий.

— Так. Погоди. С вопросами к королю рыцарей будете все теперь обращаться таким образом: вопрошающий снимает шлем, подходит к королю, припадает на одно колено и ,прежде чем открыть рот, целует свой меч. После чего обращается к королю рыцарей со следующими словами: «О, король рыцарей сэр Роберт Пятый, я, такой-то такой-то рыцарь, даю слово благородного рыцаря не погрешить против истины, и если я нарушу слово, пусть меня выгонят из-за стола и никогда не пустят обратно.»

Давай, прорепетируем. Давай, как там тебя, сэр, короче, Динажабр, начинай.

— Так у меня же, Ваше Величество, шлема нет и меча тоже.

— На тебе временно мою корону, заместо шлема. А вместо меча

— кочергу вон из камина вынь.

— Она же грязная, Ваше Величество. Как я такую грязную целовать буду?

— Ты, её, дурак, условно поцелуй. Понарошку. Это ж тебе, блядь, не меч! Держи корону.

Сэр Динадабр Жестокий надел корону, сунул за пояс кочергу и отошёл в сторону.

— Начинай! — махнул рукой король.

Сэр Динадабр снял корону и, чеканя шаг, подошёл к трону.

— На колено! — Приказал сэр Роберт. — И корону давай сюда, тебе она больше не пригодится…Целуй теперь кочергу.

Сэр Динадабр вытащил из-за пояса кочергу и,брезгливо морщась, чмокнул воздух.

— Неплохо. — Одобрил король. — Давай дальше.

— Э-э… О, король рыцарей сэр…э-э…Роберт Пятый, я,…э-э…сэр Динадабр Жестокий, даю…э-э…даю, короче, слово…э-э…благородного рыцаря, не погрешить…э-э…против истины и…э-э.., короче, пусть меня выгонят из-за стола в случае чего. И…э-э…я никогда туда не сяду.

— Память у тебя, сэр Держабр, нормальная. Ничего не пропустил. Выкладывай, что там у тебя.

— Ваше Величество, вон тот вон благородный рыцарь сэр Саграмуд Благоуханный выпросил у меня полгода назад карету покататься и до сих пор не отдаёт.

— Это как это не отдаёт? — переспросил король.

— Не отдаёт, Ваше Величество. — Сэр Динадабр развёл руками.Не отдаёт этот сэр Саграмуд и все! Во дворце он меня избегает, а когда я к нему домой приезжаю за каретой, прикидывается, будто его дома нет. А тут недавно ехал он мимо моего дома на моей же карете. Жена моя увидела и кричит ему…

— Не жена, — перебил его король, — а благородная дама твоего сердца леди…Как её зовут-то?

— Элоиза.

— Вот! Благородная дама твоего сердца леди Элоиза Динадабр. Продолжай.

— Так вот, Ваше Величество, выходит моя…э-э…благородная дама сердца леди Элоиза Динадабр на дорогу и орёт этому благоуханному, что де стыда у тебя, граф, нету — на нашей карете мимо нашего же дома фигурируешь. А он, Ваше Величество, мне прямо повторить неудобно, из кареты высунулся и коровой Гамзейской её обозвал, потом плюнул ей на причёску и кинул куриную кость. Примите меры,

Ваше Величество, к обидчику, а то меня моя…э-э…благородная дама Элоиза с этой каретой замучила совсем — каждое утро пилит — когда твой собутыльник карету вернёт. Прижимистая баба.

— Так это получается, что благородный рыцарь сэр Саграмуд Благоуханный оскорбил твою благородную даму сердца! — Обрадовался король.

— Выходит так, — согласился Динадабр.

— И ты, сэр Динадабр Жестокий, обязан провести с ним поединок под стенами нашего замка. А иначе ты будешь — говно, а не благородный рыцарь, понял?

— Понял, Ваше Величество. Разрешите вопрос, Ваше Величество?

— Валяй, сэр.

— Можно, Ваше Величество, я на другое колено встану? А то нога затекла с непривычки.

— Вставай на две ноги — сейчас во двор пойдём. Вы с Саграмудом биться будете, а мы — смотреть.

— Что, прямо сейчас?

— А чего тянуть-то? Ты чего, боишься что-ли? Говно ты, если боишься! За круглым столом — говну не место!

— Я, Ваше Величество, не боюсь. Я просто думаю — чем сражаться. Не кочергой же.

— Об этом не переживай. Оружие мы вам дадим. Все на улицу!

Все вышли на двор.

— Так, — сказал король сэр Роберт, — сражаться будете на лошадях. Сейчас вам принесут копья и мечи.

Мы, короче, вот тут все сядем и будем смотреть. А вы там возле клумбы сражайтесь. Если победит сэр Саграмуд Благоуханный, то оставляет себе карету, а в качестве приза получает благородную даму

Элоизу Динадабр Жестокую. А если победит сэр Динадабр Жестокий, то забирает себе обратно карету, а в придачу к карете — благородную даму Саграмуда Благоуханного.

— Ваше Величество, — вставил Динадабр, — так ведь сэр Саграмуд — неженатый.

— Да?.. — Король озадаченно почесал грудь. — А братья у тебя, Саграмуд, есть?

— Так точно, Ваше Величество, двое.

— Женатые?

— Один женатый.

— Вот и славно. Вот Динадабр эту жену и заберёт, если тебя заколет.

— Как же так, Ваше Величество? Она же не моя?

— А вот так! По справедливости. Раз тебе дама, то и ему дама. По коням! Давайте разъезжайтесь по сторонам, а как я платком махну — съезжайтесь.

Рыцари заняли боевые позиции. Король вытащил из кармана платок:

— Приготовились… Поехали! — Он взмахнул платком.

Рыцари опустили копья и поскакали друг на друга. На полном скаку сэр Саграмуд Благоуханный вонзил копьё в лошадь сэра Динадабра. Копьё проткнуло лошадь насквозь. Сэр Саграмуд от толчка вылетел из седла, грохнулся на землю и сломал шею. Лошадь сэра Динадабра рухнула на бок. Сэр

Динадабр Жестокий, падая вместе с лошадью, стукнулся головой о бордюр клумбы и тоже сломал шею.

— Браво! — Закричал король. — Поединок удался! Отныне два раза в неделю будем устраивать во дворе рыцарские турниры.Потирая руки, он подошёл к поверженным рыцарям. — Ещё дышат,заметил король. — Значит так, кто выживет — тот и победитель. Так мы присуждаем. Если оба выживут — повторим представление. На сегодня — все. Завтра утром жду вас к столу.

В тронной зале за круглым столом сидели благородные рыцари и завтракали. В середине стола, в дырке, сидел на крутящемся троне король рыцарей сэр Роберт.

— Ну что, благородные рыцари, как вам новая жизнь? — Сэр Роберт завернул в блин кусок говядины и откусил. — Недовольные есть?

— Ваше Величество, — подал голос сэр Берсульд Увёртливый.Вот вы мне вчера изволили присвоить новое имя — сэр Берсульд Увёртливый, а по списку в коридоре я получаюсь не Берсульд Увёртливый, а сэр Пленориус Прибрежный. Кто я окончательно буду?

— По списку ты кто?

— Сэр Пленориус Прибрежный.

— Ты печать сургучную на документе видел?

— Видел.

— Ну вот. А чего тогда спрашиваешь? Тебе вчера приснилось! Нет такого имени — сэр Берсульд

Увёртливый!

— Как же это, Ваше Величество? — Заволновался другой рыцарь. — Я же по списку и есть сэр Берсульд

Увёртливый.

— Да? А не врёшь?

— Как можно.

— Сейчас пойду посмотрю. — Король вылез из дырки на стол, прошёл между тарелками и спрыгнул. -

Пойду сейчас список посмотрю.

Он вышел в коридор и принялся изучать список. Под номером 18 числился маркиз Шарль

Курмуазент, названный сэром Берсульдом Увёртливым.

Король вытащил карандаш, жирно зачеркнул «Берсульд Увёртливый»и надписал сверху

«Брандель Африканский».

— Что ж ты, дурак, короля в коридор бегать заставляешь? — Пристыдил сэр Роберт рыцаря, возвращаясь к столу. — Где ты там, дурак, такое имя увидел? Шагом марш в коридор! Придёшь — доложишь.

Король залез на стол и забрался обратно в дырку. Скоро в зал вернулся сэр Брандель Африканский.

— Ну, докладывай, идиот, печать сургучную видел?

— Видел, Ваше Величество. — Потупившись, ответил рыцарь.

— Ну и как тебя по правде зовут?

— Сэр Брандель Африканский.

— То-то! А то выдумываешь невесть чего. — Король обглодал куриную ногу и запил вином. — Да, вот ещё! Надо бы будет ещё вам девиз присочинить. Например, так. Тебе бы, сэр Брандель, подошёл бы девиз… — Король почмокал. — Скажем,..э-э… «Жуткий по праву!»Запиши на манжете, а то опять какую-нибудь дрянь выдумаешь. А тебе, Аббласур Нетронутый, подойдёт девиз «Верность — мои доспехи». Бывают ещё в стихах девизы… Вот я такой, например, слышал:

"Скачу, стреляю и палю!

Колю, втыкаю и рублю!"

По-моему, неплохо. Кто хочет такой девиз?

— Я, Ваше Величество, хочу.

Перебирая ногами по полу, король повернулся на крутящемся троне:

— Ты кто такой по списку?

— Сэр Махобрюк Честный.

— Ну бери…Остальным — так: завтра второй список вывешу с девизами. Знать назубок!.. — Король поковырялся в зубах. — А как вчера славно рыцари-то бились! У сэра Саграмуда тяжёлая рука — лошадь насквозь проткнул! Такому воину под руку не попадайся! Жаль он шею свернул… Надо почаще турниры устраивать.

Король Роберт огляделся по сторонам. Сидевший напротив него сэр Мордрет Деликатный поднял кубок и поднёс его ко рту. Король Роберт слегка сполз с трона и, изловчившись, двинул сэра

Мордрета под столом ногой. Сэр Мордрет дёрнулся, опрокинув кубок на сидевшего рядом сэра

Агравейна Чёрного.

— Сэр Мордрет Деликатный, — сказал тот, — вы мне штаны вином облили! Какого черта?!

— Ага! — Закричал король. — Опять ссора! Пожалуйте, господа рыцари, во двор сражаться!

Во дворе рыцарей усадили на коней и развели в разные стороны. Король, заслоняясь от солнца, приложил ладонь ко лбу и оценивающе оглядел соперников.

— Что-господа рыцари, неважно вы смотритесь. Живописности не хватает. Как думаешь, сэр Глеоберис?

Он подтолкнул сидевшего рядом рыцаря.

— Так точно, Ваше Величество. — Ответил сэр рыцарь. — Скучноватое зрелище.

— Верно. Надо оживить картинку. Эй, слуги, давайте сюда страусиных перьев! И шёлковых отрезов ещё!

Слуги принесли перья и материю.

— Так, — король поднялся со скамейки. — За мной с мануфактурой! — Сэр Роберт со слугами подошёл к сэру Мордрету Деликатному. — Держи, сэр Мордрет, вот эти перья. Вставишь их сюда, сюда и вот сюда… О! Другое дело! — Король отошёл немного назад, склонив голову на бок. -

Настоящий теперь рыцарь. Нарядный. Эй, слуги, пошли к следующему. — Они приблизились к сэру

Агравейну Чёрному. — Материю мне. — Распорядился король. — Держи, сэр Агравейн. Этого цвета кусок на голову намотаешь. А этим — щит заверни. Извини, перьев не осталось. — Король похлопал рыцаря по колену и сморщился. — Фу! Чего это у тебя штаны мокрые?

— Так это ж на меня сэр Мордрет Деликатный налил.

— А-а-а, точно. Ну ты ему это… ты ему за это, сынок, въеби хорошенько.

— Есть, сэр.

— Ну вот, и ты теперь нарядно выглядишь, — удовлетворённо отметил король, вытирая платком руку. Все готово. — Он занял место на скамейках. — Внимание! — Всадники опустили забрала. Король махнул рукой. — Поехали!

Рыцари поскакали навстречу друг другу и сшиблись. Копьё сэра Мордрета Деликатного сломалось.

Сэр Мордрет пришпорил лошадь и отскакал несколько в сторону. Сэр Агравейн Чёрный поднял над головой увесистое копьё и потряс им. Привстав, король захлопал в ладоши. К нему присоединились остальные рыцари Круглого Стола. Сэр Агравейн прицелился и кинул копьё в сэра Мордрета.

Просвистев мимо, копьё воткнулось в клумбу. Рыцари спешились. Начали рубиться мечами. Сэр

Агравейн Чёрный споткнулся о бордюр клумбы и упал на спину. Сэр Мордрет Деликатный наступил ему коленом на грудь и отстегнул противнику шлем.

— Ваше Величество, чего дальше? — Обратился он к королю.

— Зарежь, что ли, его. Ему все равно теперь жить стыдно будет.


Рыцари сидели за круглым столом и обедали.

— Да, — вздохнул король рыцарей, — нас все меньше и меньше. Нет среди нас больше сэра Саграмуда

Благоуханного, — король загнул палец, — сэра Динадабра Жестокого и сэра Агравейна Чёрного.

Славные были рыцари. Нам их будет очень не хватать… Ну это ладно… А вот ещё я тут наметил ряд рыцарских подвигов. — Рыцари побледнели. Король вытащил из кармана бумагу и развернул. — Во первых… так… это вам пока ещё рано… Вот! Во-вторых, всем рыцарям Круглого Стола подобает искать, так называемый, Святой Грааль. Так вот и будем искать. Святым, короче, Граалем у нас будет вот этот кубок.Он поднял со стола посуду и, перебирая ногами, покрутился в дырке, демонстрируя рыцарям предмет. — Вот, значит, это и будет Святой Грааль. Вы, короче, благородные сэры, сейчас все выйдете в коридор. Я штуковину спрячу, а вы по команде вернётесь и будете искать.

Гремя доспехами, рыцари повставали с мест и вышли из зала. «Куда же его спрятать? — Подумал король. — Идея!»— Он засунул Грааль себе под зад и позвал:

— Входите, можно!

Вошли рыцари и стали искать Святой Грааль. Пока рыцари лазали под диваны, заглядывали за занавески и открывали шкафы, король Роберт сидел в дырке на троне и откусывал от бараньей ноги.

— Не там, дураки, ищете! — Хохотал он с полным ртом. — Ослы вы, а не рыцари! Будь среди вас сейчас

Динадабр Жестокий или Саграмуд Благоуханный — они бы враз нашли. Доблестные были рыцари.

— Ваше Величество! — Закричал Махобрюк Честный. — Я тут под диваном табакерку шикарную нашёл!

Случайно, не ваша?

— Может и наша. — Заинтересовался король. — Ну-ка, сэр Брандель Африканский, подлезь сюда на стол, я об тебя руки вытру.

Сэр Брандель Африканский забрался на стол. Король вытер об его плащ руки и промакнул рот.

— Дай-ка, Брандель, руку — я отсюда вылезу. — Король выбрался из дырки и пошёл смотреть табакерку.

— Ну-ка, ну-ка, сэр Махобрюк Честный, дай сюда эту табакерку мне.Рыцарь подал королю вещицу. — Точно, моя. Я её по изумруду на крышке опознал. Видишь изумруд-то, Махобрюк? На крышке? Моя, значит, потерянная табакерка. Ну ладно, ты чего застыл-то? Иди, Грааль ищи.

— Нааа-ше-оол! — Радостно заорал со стола сэр Брандель Африканский. Он нырнул в дырку и выудил с трона Святой Грааль. — Вот он, Ваше Величество, у вас на троне лежал!

— Вот гад, заметил-таки! — Король Роберт с досады плюнул. — Это все из-за тебя, Махобрюк паршивый!

Выманил меня, сволочь, из засады!

— Да я, Ваше Величество…

— Чего я, чего я?! Ты мне, сэр рыцарь, нанёс оскорбление! Тебе велено было Грааль искать, а ты табакерки какие-то под диваном собираешь! Ты, сэр, нанёс королю рыцарей смертельное оскорбление! Должна пролиться кровь! Мне, как королю, не по чину с тобой сражаться, поэтому будешь сражаться вон с ним. — Он указал пальцем на сэра Бранделя Африканского.Ну что, Брандель, постоишь за своего короля? За сэра Роберта?

— Так точно, Ваше Величество, — растерянно ответил Брандель, — умру за вас.

— Тогда все во двор, на турнир!

За круглым столом пустовало четыре сидения.

— Сегодня мы похоронили, — произнёс король Роберт,благородного рыцаря сэра Махобрюка

Честного. Хор-р-роший был рыцарь. Сражался доблестно. Если бы он в стременах не запутался, то неизвестно ещё, кого бы мы сегодня хоронили. Может быть, мы сегодня сэра бы Бранделя

Африканского хоронили…А здорово это я придумал — Махобрюка перед битвой лентами цветными разукрасить. Смотрелся как тюк персидский на верблюде. — Король посмеялся. — Он в этих лентах-то и запутался, бедолага. Давайте помянем его. — Рыцари подняли кубки. — Сэр Брандель, — спросил король, ты его благородную даму сердца-то забрал?

— Нет, а что?

— Как что! Чего ж ты её не забрал-то?!

— А разве можно?

— Интересное дело! Что ж я, каждый день об одном и том же говорить должен?! Сказано же было один раз — благородного сэра убил — благородную даму взял автоматически.

— Понял, Ваше Величество, сегодня же заберу… А можно, Ваше Величество, я его дом себе возьму?

— Негоже благородному рыцарю быть таким алчным! Получил благородную даму и радуйся. А дом — казне отходит. — Король потянулся. — Что-то давно у нас турниров не было. Никто покудова никого не оскорбил?

— Нет, Ваше Величество. — Рыцари заволновались.

— Жаль…— король почесал подбородок.-… Тогда ищем Грааль. Все — в коридор!

Рыцари обречённо покинули залу.

— Эх, — вздохнул Аббласур Нетронутый, — опять кому-нибудь головы не сносить. Сейчас какой-нибудь фокус выкинет и того добро пожаловать к клумбе!

— Это точно. — Поддакнул сэр Глеоберис Мутный. — Перо страусиное в задницу — и — поехали!

— Не говорите! — Подхватил сэр Брандель Африканский. — Мне за него Махобрюк чуть пузо не проткнул, а он дом пожалел!

— Зато тебе баба какая роскошная досталась, леди Махобрюк Честная. Я бы от такой не отказался!

— Да-а-а. Это штучка! — Вздохнул сэр Мордрет Деликатный. — А я, сэры рыцари, тут на мосту такую даму видел…

— Давай на дом меняться. — Предложил сэр Брандель Африканский. — Ты мне свой дом, а я тебе — леди Махобрюк Честную.

— Сказал тоже мне. Что я — дурак?! Она мне, может, в следующий раз в приз достанется.

Автоматически. Заколю тебя на турнире — дама моя.

— Шутите все, сэры, — вставил сэр Аббласур Нетронутый, — А кому-то сегодня опять погибать. Надо что то делать.

— Вы как хотите, а я больше не могу. — Махнул рукой сэр Глеоберис Мутный. — У меня семья, дети…и имя мне дал, как будто нарочно издевается. Мне перед людьми стыдно.

— Точно! Эдак пойдёт, так через неделю никого из нас в живых не останется… Как вы считаете, сэры, не зажился ли наш…— Аббласур указал пальцем на дверь.

— Определённо. — Подтвердил Брандель Африканский. — Я вместо него бьюсь, а он дом пожалел!

— Я — за. — Сэр Глеоберис Мутный поднял руку.

Рыцари отошли подальше от двери и зашушукались.

Наконец из зала донеслось:

— Входите, можно!

Рыцари вошли в залу.

— Ваше Величество, — выступил вперёд сэр Мордрет Деликатный, — есть предложение, прежде чем искать Святой Грааль, помянуть сначала сэра Динадабра Жестокого, сэра Саграмуда Благоуханного и сэра Агравейна Чёрного. Мы их ещё сегодня не поминали.

— Согласен. — Ответил король сэр Роберт. — Неплохое предложение.Давай, Мордрет, разливай.

Рыцари уселись за стол. Мордрет разлил по кубкам вино. Король поднял свой кубок и открыл было рот, как вдруг сэр Брандель Африканский крикнул:

— Раз, два, три!

Сэры рыцари по команде ухватились за край стола и одним махом перевернули его. Трон застрял в дырке и король рыцарей сэр Роберт V Необузданный очутился под столом кверху ногами. Из-под задницы у него выкатился Святой Грааль. Рыцари подскочили к дырке в столе и закололи перевёрнутого короля кинжалами.

Так неожиданно закончилась история сэра короля Роберта V Необузданного и рыцарей Круглого

Стола.

ГЛАВА 11. ЛЕГЕНДА ОБ УДАЧЛИВОМ ПРИНЦЕ ГЕНРИХЕ ФУРЦЕНБОКЕНЕ БОЛЬШОМ И ЕГО ГОСТЕПРИИМНОМ КУЗЕНЕ ЗИГМУНДЕ IV ФИЛОСОФЕ

Неизвестно также, почему висячие сады связывают с именем Семирамиды.

Семирамида была легендарной вавилоно ассирийской царицей, которая, если вообще когда-либо существовала, жила на много столетий раньше того времени, когда были построены висячие сады. И нет никаких доказательств того, что во время создания садов здесь жила царица, которая носила бы такое же имя."Из немецкой энциклопедии «Was ist was», том «Семь чудес света», стр. 18

Однажды к королю Зигмунду IV Философу приехал в гости его кузен высокородный принц

Генрих Фурценбокен Большой. Генрих Фурценбокен уже давно собирался навестить своего кузена, чтобы посмотреть на Висячие Сады Семирамиды, которые тот разбил на крыше замка.

Генрих Фурценбокен приехал к Зигмунду Философу как раз к обеду и застал родственника за столом.

— Мать честная! — Закричал Зигмунд. — Ну и дела! Рад видеть моего дорого кузена Генриха Фурценбокена у меня в замке. — Он встал из-за стола, вытер рот полотенцем и обнял гостя.

— Здравствуй, Зигмунд. — Ответил Фурценбокен. — Натоплено каку тебя. Дай, я камзол скину.

— Подсаживайся к столу. Проголодался поди, с дороги? Вина налить?

— Налей немного…Стоп-стоп-стоп!

— Да чего ты, Генрих?! Давай выпьем как следует — скольконе виделись-то! Ты пей значит, а чего не выпьешь — выльем, ничего страшного.

Родственники выпили вина и налегли на жареную телятину. Покончив, наконец, с телятиной, они приступили к медовому пирогу.

Откусывая кусок пирога, Генрих Фурценбокен наткнулся на что-то зубами. Он засунул палец в рот и вытащил оттуда медную монету с изображением Зигмунда Четвёртого Философа.

— Что это у тебя в пирогах присутствует? -Генрих кинул монету на стол.

— А-а-а, — ответил Зигмунд Философ, — везёт тебе. Это мой повар на счастье монеты в пироги подкладывает. Кому попалась тому счастье. Тебе попалась — тебе, значит, и счастье.

— Ничего себе, счастье! — Ответил Генрих Фурценбокен, брезгливо морщась. — Неизвестно какими руками хватали эту мелочь, а твой повар-холоп мне её в рот подкладывает!

— Да ладно. На вон, вином для гигиены запей и пошли, сады Семирамиды я тебе покажу.

Кузены выпили ещё по фужеру и отправились на крышу замка.

На крыше было здорово. Между фруктовыми деревьями летали тропические бабочки немыслимых расцветок, а на деревьях сидели величественные павлины. Тут и там возвышались резные беседки, оплетённые ливанским серебристым плющем. Рядом с беседками били изящные гамзейские фонтаны.

В фонтанах плескались золотые рыбки величиной с кошку.

Зигмунд Четвёртый подошёл к фонтану и покрошил рыбам хлеба.

— Эх, благодать! Райское получилось место. Век отсюда не уходил бы, если б не государственные дела.

Так бы и жил тут на крыше. А что? Так бы и жил. Хорошо, никто не мешает. Разве коршун какой иногда залетит — павлина съест. Так у меня их много, павлинов-то… — Они прошли вглубь. — Вон там за кустами гамак висит. Не желаешь, Генрих, отдохнуть с дороги на свежем воздухе?

— Попозже… Недурно ты тут все обустроил. С размахом.

Почвы-то много ушло? Как её сюда затаскивали?

— Очень просто. Я распорядился и затащили. Сейчас посмотрим сколько.Зигмунд Философ вытащил шпагу и воткнул её в землю по самую рукоятку. — Смотри, шпаги не хватает. Шпага кончилась, а крыши не достал.

Генрих Фурценбокен одобрительно цокнул.

— А крыша-то не провалится? — поинтересовался он.

— Чего ты говоришь?

— Крыша, спрашиваю, выдержит?

— Крыша-то? А чего ей сделается? — Зигмунд попрыгал. Видал? — Он вытащил из земли шпагу и ополоснул её в фонтане. К шпаге подплыла рыба. Зигмунд Философ изловчился и наколол рыбу шпагой. — Чувствуешь, Генрих? Дикость первозданная. Нетронутые твари… Я и охочусь тут, когда настроение бывает. У меня здесь на чердаке кролики живут. Они на крышу через норы вылезают — на травке порезвиться. Когда я охотиться прихожу, мой егерь их с чердака на крышу гонит. Он там палкой по стенам лупит и орёт на них. Кролики на крышу ошалелые выскакивают, а тут я по ним с двустволки — шарах, шарах!

— Неплохо…

— У меня все так. Один раз живём. Видишь перстень на руке?

Вот тут внизу написан мой девиз. Читай.

Генрих Фурценбокен прочёл:

«Живи достойно. Умри довольным!»

— Пошли в беседку. Чем-нибудь закусим. Родственники пошли в беседку. Посреди беседки стоял накрытый стол. Зигмунд Философ снял крышку с блюда. На блюде оказался фаршированный кролик.

— Как раз кстати. Это я сегодня утром на охоте подстрелил. Свежий.Зигмунд вытащил изо рта у кролика варёную морковку и выбросил её в кусты. — Это я не ем. Это кролики едят морковь, а я не ем.

Давай вина выпьем.

— Давай, но чуть-чуть…

Зигмунд Философ оторвал от кролика ногу:

— На, Генрих, ногой закуси. И я закушу… Намереваюсь на следующий год оленей тут завести, сообщил он, жуя мясо.Представляешь, Генрих, пятнистые олени ходят, из фонтанов воду пьют… Буду на оленей охотиться. Со всеми удобствами. Только нужно для этого решёткой крышу обнести, чтобы олени во двор не падали. Кролики, иногда, тоже падают, но их не жалко, у меня их много… Ты ешь, ешь. А то — вон какой худой. Есть надо. В здоровом, как говорится, теле — здоровая пища. Вон того паштета попробуй.

— А слона не хочешь тут завести? А то мне слон от Якшибурмаха Восьмого в наследство достался.

Не знаю, чего с ним делать.

— От Якшибурмаха, говоришь? Достойный король был. Строгих правил. Не позволял себя козлом называть. Старая закалка. Давай помянем его.

— Слона-то возьмёшь? Или как?

— Слона-то? На хуй он мне сдался. Он мне за один день всю Семирамиду вытопчет и крышу продавит.

Нет уж, брат, уволь. Оленей ещё взял бы, слона — нет. У меня тут тебе не зоопарк, а Висячие Сады

Семирамиды.

— Может, возьмёшь все-таки. В крайнем случае, его в конюшнях держать можно.

— Не возьму. Ты, Генрих, не обижайся. Сам — приезжай когда хочешь. Погостить там, на крыше отдохнуть. Я тебе всегда рад. А слона мне не надо.

— Эх…— Фурценбокен вздохнул. — Надоел мне этот слон. Гадит везде, сука. Вони от него. Отдал бы кому нибудь в хорошие руки. Поговоришь, может, с соседями — может возьмёт кто?

— Ладно, поговорю. Давай выпьем ещё.

— Да достаточно уже. У меня уже голова кружится.

— Пей, а то с соседями говорить не буду… Выпил? Молодец. А теперь закусывай кроликом.

Генрих Фурценбокен откусил от кролика.

— Что это? — Он сплюнул на ладонь монету с изображением Зигмунда Четвёртого Философа.

— Ну и везучий же ты, принц! Мне иногда по три дня монета ни в чем не попадается. А тебе за сегодня — уже вторая.

— Знал бы я раньше, так и вовсе за стол к тебе не сел, раз у тебя повара всякую грязь во все блюда рассовывают.

— Какой ты, право, кузен, нудный. — Зигмунд сморщился. Ладно бы тебе дерьма в тарелку положили — так нет же. Кому другому позолоченая монета бы в рот попалась — так он бы до потолка беседки прыгал от счастья. А ты брезгуешь. И вообще мне если чего не нравится, я вином запиваю и помалкиваю. Понял? Давай выпьем.

— Я больше не могу.

— А ты пробовал? Для дезинфекции.

— Ладно, наливай. — Махнул рукой Генрих.

— Вот, другой разговор. Пойдём теперь… Я тебе сад какследует покажу.

Родственники покинули беседку и углубились в заросли.

— Гляди, какие у меня здесь деревья огромные. — Хвастался Зигмунд Философ. — А вот эти ягоды ты, кузен, не ешь, они ядовитые.

— Да я вообще ничего немытого не ем.

— Нудный ты, Генрих. Какой ты нудный. — Зигмунд отставил руку в сторону и спел. — Не ем не-е емыто-го и я-довито-го!

— А зачем ты тут столько репейника насажал? У меня все штаны в репьях.

— Я его не сажал. Это сорняки. — Зигмунд Четвёртый выхватил шпагу и стал сосредоточенно рубить репейник. Из репейника выскочил кролик и умчался в сторону беседки. Зигмунд заулюлюкал…Ладно, пошли дальше. Я тебе сейчас такую штуковину покажу. Ты обалдеешь.

Вскоре послышался шум воды. Зигмунд Философ раздвинул ветки.

— Смотри! — сказал он.

Перед ними открылся величественный вид. С небольшой базальтовой скалы стекал могучий водопад. По бокам возвышались статуи олимпийских богов. Внизу, в маленьком озерце как бы купалась мраморная нимфа Эгерия.

— У-ух! — Выдохнул Генрих Фурценбокен. — Красотища! Как устроено?

— Как и все остальное. Я распорядился про водопад — вот и сделали водопад. У меня так… Скупнуться не хочешь?

— Не хочу. Боюсь простудиться.

— Ладно, тогда стой здесь, а я быстренько окунусь. До нимфы и обратно.

Зигмунд Философ быстро разделся догола и забежал в воду. Доплыв до нимфы Эгерии, Зигмунд залез к ней на плечи, выпрямился и похлопал себя по животу.

— Смотри, Генрих, ныряю ласточкой! — Он сложил руки и прыгнул в воду.

Через минуту Зигмунд уже стоял на берегу и одевался.

— Идём, Генрих, дальше. Я тебе сейчас ещё одну достопримечательность покажу.

Они снова углубились в заросли и пошли к противоположному концу крыши.

— Это что-ли ты мне показать собирался? — Спросил Фурценбокен, указывая пальцем на скелета в шляпе, стоявшего посреди клумбы. В руке скелет держал ветряной пропеллер.

— Нет, — махнул рукой Зигмунд, — Это так… Птиц отпугивает. Вроде чучела. Павлины-то его не боятся.

Культурная птица. А воробьи скелета боятся… Домой, Генрих, поедешь — я тебе с той клумбы флоксов надёргаю в дорогу. Своей подаришь. А завтра на зорьке охоту устроим. Кроликов в дорогу настреляем.

Они вышли на аллею.

— Смотри! — Торжественно произнёс Зигмунд Философ. Впереди на подстриженном газоне стояло десятка два ульев. — Пчёл развожу. — Гордо сказал он. — Понял? Тут у меня в кустах сетки приготовлены. Сейчас наденем — я тебе мёд покажу, какой он у меня янтарный.

— Может, лучше не надо? — Вяло возразил Фурценбокен. — Давай как-нибудь в следующий раз.

— Нет, ты непременно должен посмотреть, какой у меня мёд. Ты такого мёда никогда в жизни не видел.

Надевай сетку и пошли, а то я обижусь.

— Может, я лучше тут подожду. Ты принеси сюда.

— Отставить! Пошли и все.

Родственники надели защитные сетки и пошли к улью.

Зигмунд взял стоявший возле улья факел:

— Сейчас мы пчёл из улья выкуривм. — Он поджёг факел. — Смотри, какой дым едкий. — Философ подставил факел под нос Генриху. Фурценбокен закашлялся. — Что, кузен, не сахар? А вот мы пчёлам-то дадим прикурить! — Он открыл улей и сунул в него факел. Из улья вылетел рой недовольных пчёл.Что, не нравится? — Засмеялся Зигмунд. — И Фурценбокену вон тоже не понравилось.

— Зигмунд, Зигмунд! Мне пчела за шиворот залетела! — Заорал Фурценбокен. — По спине ползает!

— Держись, брат! Сейчас помогу.

Зигмунд Философ оставил факел в улье и стал колотить ладонями Генриха Фурценбокена по спине.

— Ниже, ниже бей! Она вниз поползла!

— Сейчас мы её пристукнем!

Король Зигмунд размахнулся и ударил Фурценбокена по пояснице.

— Ой! О-о-ой! Укусила! — Фурценбокен забегал по газону.

— Снимай рубаху, Генрих. Я тебе подорожник приложу.

В этот момент вспыхнул и запылал улей.

— Ах ты, е-моё! — Зигмунд хлопнул себя по коленям. Проглядел! Ну да ладно.Одним больше, одним меньше. Сгорит и хрен с ним! Главное дело, чтоб на другие огонь не перекинулся.

Через несколько минут улей догорел.

Зигмунд Философ разворошил шпагой головешки:

— Мёда не осталось, — заключил он. — Сгорел мёд. Ладно, пошли ещё один улей разорим. Хорош,

Фурценбокен, бегать. Иди сюда.

— Нет уж, все! Благодарю! Никаких пчёл! Иначе, я сейчас же уезжаю!

— Да? — Озадаченно спросил Зигмунд. — Ну, тогда пошли в беседку. Обмоем это дело.

Они прошли в беседку и уселись за стол.

— Давай, Генрих, вина выпьем, и я у тебя спину погляжу. Жало вытащу.

— Давай. — Устало согласился Фурценбокен.

— Что тут в блюде? — Зигмунд поднял крышку. — Опять кролик. Я сегодня на охоте пятерых подстрелил.

Сразу и не съешь. — Он вытащил изо рта у кролика морковку. — Хочешь, Генрих, морковку?

— Не хочу.

— Вот и я их не ем. — Зигмунд выбросил морковку. — Закусывай ногой, небось проголодался… Ну, теперь давай твою спину посмотрим.

Фурценбокен задрал рубаху.

— Фью-ус! — Присвистнул Зигмунд. — Разнесло-то как! У тебя, Генрих, вот такая здоровая шишка вздулась. Никакого жала в ней не видать… Точно, нету нигде жала. Посиди пока я за подорожником схожу.

Зигмунд Философ вышел из беседки и помочился в кусты. Потом он сорвал большой лист подорожника и вернулся к столу.

— Смотри, какой я лист сочный принёс. Это то, что надо. — Зигмунд плюнул на подорожник и прилепил его на спину кузену. — Все, опускай рубаху. До свадьбы заживёт… Доедай свою ногу и пойдём на олеандровую лужайку, я тебе там кое-что покажу. Тебе понравится.

— Да в меня эта нога уже не лезет.

— А ты вином запей.

Фурценбокен застонал.

— Что с тобой, Генрих? Спина что-ли разболелась?

Фурценбокен сплюнул на стол монету с изображением Зигмунда Четвёртого Философа.

— Ты, наверное, кузен, в рубашке родился! — Восхищённо произнёс Зигмунд Четвёртый. — Я впервые вижу, чтобы человеку так везло.

— Ну, все! — Фурценбокен пьяно ударил кулаком по столу. — Больше я у тебя кушать ничего не буду!

— Да ты не горячись. Ты просто не поймёшь никак. Это ж на счастье монеты в еду подкладывают.

Кому досталась — тому счастье. Тебе досталась — тебе счастье. Давай вином запей и пошли на лужайку.

— Пошли вниз лучше. Я устал. Домой поеду.

— Да ты что?! Чтобы я родного кузена домой отпустил и лужайку ему не показал?! За кого ты меня принимаешь?! Шалишь, брат! — Зигмунд погрозил пальцем. — За мной!

Выходя из беседки Генрих Фурценбокен потерял равновесие и упал со ступенек.

— Эка ты, брат, вином надрался. — Зигмунд укоризненно покачал головой. — Говорил я тебе — закусывай кроликом. — Он приподнял принца за подмышки. — Ну как, стоишь? Пошли на лужайку. Тут недалеко.

По пути Зигмунд Философ выдернул перо из сидевшего на ветке павлина и вставил его Генриху за ухо.

— А тут у меня картошка растёт, — показал он. — Для гарнира. Смотри — кролик, сволочь, ботву грызёт.

Сейчас я его.

Зигмунд побежал на кролика. Грызун припустился от короля и, достигнув края крыши, не удержался и свалился вниз. Зигмунд подскочил к краю.

— Эй, внизу! — Закричал он. — Не трогай кролика! Это мой королевский кролик! Кто кролика тронет — повешу!.. Генрих, — попросил он к подошедшего Фурценбокена, — ты давай за меня вниз кричи — чтобы кролика не трогали, а я сейчас…

Генрих улёгся на живот и, свесив вниз голову, заорал пьяным голосом:

— Э-эй! Кто там есть! Не трожь кролика! Там кролик должен быть! Это мой! Он ботву ел! По-о овешу! — Фурценбокена стошнило вниз.

Подбежал запыхавшийся Зигмунд Философ. В руке он держал картофельный куст.

— Молодец, Генрих! Так им! Сейчас я их картофелем обстреляю. — Зигмунд покидал вниз картошкой. — Смотри, Генрих! Вон из кареты какая-то баба вылезла. Давай её припечатаем! — Зигмунд кинул вниз последнюю картофелину. — Промазал! Смотри — как забегала! Эй! Эй! Мы тут! Ха-ха-ха!..

Ладно, поднимайся, кузен, на лужайку пойдём.

Генрих поднялся и, шатаясь, пошёл за Зигмундом Философом.


— А вот как раз под нами, между прочим, — сообщил Зигмунд,окна спальни моей жены. Давай её напугаем. Я недавно у Шокенмогена гостил. Такой, я тебе скажу, выдумщик. Мы с ним выпили и за портьерой в коридоре спрятались. Как кто мимо проходит, мы оттуда всех пугаем. Неплохо время провели… Ты, Генрих, держи меня за ноги, а я вниз свешусь и ей в окошко постучу. То-то она обалдеет!

Генрих Фурценбокен ухватил короля Зигмунда за ноги. Зигмунд свесился вниз головой и заглянул в окно.

— На месте. — Сообщил он. — Сидит, дура, на пяльцах вышивает. — Он вытащил шпагу и постучал ею по стеклу. — У-у! Я Муслим Рррыжий! У-у-у!

Окно открылось, из него показалась королева.

— Знаешь что, Зигмунд, — раздражённо сказала она, — ты мне со своим Муслимом уже — вот где! — Окно захлопнулось.

— Тяни назад, Генрих! Нас с тобой тут не понимают. Фурценбокен с трудом втянул короля обратно на крышу.

— Вот дура баба! — Сказал Зигмунд Философ, отряхивая со штанов землю.

— Пошли в беседку, выпьем. — Предложил Фурценбокен.

— Пошли. — Согласился Зигмунд. — И кроликом закусим!

Не дойдя до беседки, Генрих Фурценбокен упал в кусты жимолости и уснул. Зигмунд Четвёртый безуспешно пытался его растолкать. Он дёргал принца за нос, растирал ему уши, но тот не просыпался.

«Вот везунчик, — подумал Зигмунд, — упал и уснул. А я лежу вечно — ворочаюсь по полночи. — Он пошёл в беседку и допил вино. — Пойду на олеандровую лужайку, мне там чего-то надо было.»

Не дойдя до лужайки, Зигмунд Философ позабыл куда он шёл и что у него в Висячем Саду

Семирамиды лежит пьяный кузен высокородный принц Генрих Фурценбокен Большой. Зигмунд спустился во дворец и принялся вершить государственные дела.

Ночью пошёл дождь. Проведя много часов на голой земле,

Генрих Фурценбокен заработал воспаление лёгких, и, когда на утро его обнаружил королевский егерь, принц был еле живой. Его перенесли в лучшие покои. Сам король Зигмунд Четвёртый лично ухаживал за ним.

ЭПИЛОГ

Спустя месяц, принц начал поправляться. Как-то утром, когда он доедал королевский завтрак, в замок прискакал гонец с радостной вестью. Как оказалось, пока Генрих болел, умер его престарелый папа Вильгельм Фурценбокен Милосердный. Таким образом Генрих Фурценбокен становился полновластным монархом своего государства.

И выходит не зря ему три монеты в кушаньях доставались. Во-первых, выздоровел. Во-вторых, королём стал. И на третью монету ему наверняка ещё как-нибудь повезе.

Ну и везёт же этому Генриху Фурценбокену!

ГЛАВА 12. ИСТОРИЯ ЛЮБВИ АЛЬПУХАРА СЕДЬМОГО ДЛИННОБОРОДОГО

Горюнову Олегу влюблённому в Галю

В понедельник после завтрака король Альпухар Седьмой Длиннобородый выкурил, как обычно, трубку и отправился к себе в кабинет разбирать почту. Он уселся за стол и взял с подноса конверт.

«Эка. Опять от дяди Анабабса». Альпухар распечатал письмо:

"Здравствуй, дорогой племянник Альпухар Седьмой Длиннобородый! Пишет тебе твой дядя Анабабс. Вот уже третье письмо тебе пишу, а ты мне до сих пор не ответил. Что же ты, охламон такой, не отвечаешь дяде Анабабсу?! Я тебя помню ещё карапузом, когда ты ходил под стол, а ты мне теперь не отвечаешь. Ты вырос, и думаешь, что слишком умный — можешь не слушать старших.

Был бы жив мой брат, а твой отец Альпухар Шестой, я бы с тобой вообще не разговаривал, я бы с ним, с моим братом разговаривал. Я бы сказал ему, чтобы он тебя ремнём выдрал. Ты уж не обижайся, но папа-то твой поумнее тебя был и меня всегда слушал, как старшего своего брата. Но он скончался, и вот теперь, значит, ты стал королём, хоть у тебя молоко на губах не обсохло. И дядю своего не слушаешь, чего он советует. А дядя плохого не посоветует никому. Твоего дядю Анабабса Длинного все знают и боятся. А то вот дядя-то приедет и уши-то тебе, молокососу, оборвёт. Ты дождёшься!

Ну, да Бог тебе судья. А пишу я вот зачем. Задумал я, сынок, собрать все, что ни на есть, силы и напасть, как следует на моего западного соседа Иогафона Сильного. Во-первых, он меня окончательно зае…, а, во-вторых, я имею намерение расширить свои владения и укрепить западные границы. Дело, я думаю, верное — потому что, во-первых, этот Иогафон всех соседей тоже, вероятно, зае…, а, во вторых, мне нужны новые территории. Поэтому ты, племяш, снаряжай скорее войско и подтягивай сюда. Как подъедешь, мы Иогафону въе… неожиданно по первое число.

Если и на это письмо не ответишь, то я тебе, паршивцу…"

Альпухар скомкал бумагу и выбросил в корзину. Второй пакет был от принца Фурьяна Корнакеса. В конверте лежала красочная открытка. На открытке изображался величественный замок на фоне бирюзового океана. Альпухар перевернул открытку и прочитал:

"Привет тебе, Альпухар, с солнечного берега Замбрии! Вот уже вторую неделю я здесь наслаждаюсь. Пью красное молодое вино, ем баранину и не избегаю общества прекрасных дам. Здесь отдыхают такие симпатичные курочки, ты себе представить не можешь! С некоторыми из них я купаюсь по ночам в голом виде! Зря ты со мной отказался ехать, многое потерял. Ну и ладно, мне, как говорится, больше достанется. А теперь я вынужден попрощаться, так как под дверью уже поджидает одна пухленькая красотка. Догадайся, чем мы будем заниматься? С приветом! Твой друг

Высокородный Принц Фурьян Корнакес."

Альпухар Седьмой вздохнул и поставил открытку перед собой на стол, прислонив её к чернильнице.

Прежде чем взять следующее письмо, он некоторое время посидел, задумчиво глядя на открытку и барабаня пальцами по столу. Открыв наконец письмо, Альпухар прочитал:

«Здравствуй, дорогой племянник Альпухар Седьмой Длиннобородый! Пишет тебе твой дядя Анабабс…»

Альпухар скомкал листок и выбросил в корзину.

На подносе осталось одно единственное письмо в розовом конверте. Альпухар вскрыл конверт. По комнате распространился сильный запах духов. Он извлёк из конверта чистый лист гербовой бумаги. «Ага, — обрадовался король, — это наверняка от Элеоноры Блюмерляндской!»Он поспешно зажёг свечу и подержал лист над огнём. Постепенно начали проступать слова, написанные секретными чернилами. Король нетерпеливо поднёс листок поближе к пламени. Бумага вспыхнула. «Ах ты, незадача! — Он бросил письмо на пол и затоптал пламя ногой. — Слава Богу, не все сгорело.»Альпухар поднял с пола уцелевший клочок и прочитал:

"Здравствуй, мой храбрый Альпухар! Я ужас как соскучилась. Ведь с нашей прошлой встречи прошло столько времени! Мой Кришнахан совершенно меня замучил! Мало, что он извёл меня своей ревностью, так эта грязная свинья ещё вдобавок вечно пачкает свою одежду и хватает меня жирными лапами. Сегодня он наконец-то уезжает в… (Далее половина страницы сильно обгорела и можно было разобрать только отдельные слова)….я думаю дней на….

….успели бы…

….если ты воврем…

….на белом коне…шея…

…онец…как я считаю насладимся.

…тюльпан увы…ак в прошлый раз….когда…вся пылая….это воздушное платье с меня…бикус в столе…ты мой рыца…быстрее чем…твоя на вс….ора Блю…"

"Половина письма, блядь, сгорела. — Альпухар почесал затылок. — В целом понятно, что надо ехать. Непонятно когда. Соскучился я по моей возлюбленной Норе. — Он закрыл глаза и откинулся на спинку стула, представляя себе Элеонору Блюмерляндскую в соблазнительном муаровом платье.

Воображаемая Элеонора загадочно подмигивала и сладострастно виляла бёдрами. — Пропади все пропадом! Еду! Еду прямо сейчас! Альпухар вскочил со стула. — На месте разберёмся."

Он спустился вниз и отдал распоряжение слугам — седлать лошадей.

— Лошадей седлайте живо! Я отъезжаю. За старшего — герцог Феликс остаётся. Маркиз Германус — со мной.

Уже через час Альпухар Седьмой и маркиз Германус скакали по пыльной дороге.

— Как, Ваше Величество, поедем? — Поинтересовался Германус.

— Поедем через Зурабский лес. У Зураба Меченосца и заночуем.

— Ваше Величество?! У Зураба небезопасно. Про него недоброе рассказывают. Рассказывают, что он всю родню перетравил, теперь гостей травит.

— Пустое! Не посмеет. Нам ли его бояться?! Я ему недавно услугу оказал. С ним мой дядя Анабабс

Длинный войну хотел развязать. А я дядю успокоил. Так что не посмеет, я думаю. Тем более мы у него ничего кушать не будем. Провизии хватит на три дня.

Они доехали до перекрёстка и свернули к лесу.

В лесу было прохладно. Пахло подопревшей листвой и грибами. — Грибами пахнет. — Потянул носом

Альпухар. — Ты, маркиз, грибы любишь?

— Люблю, только опасаюсь ядовитый гриб съесть. Я не знаю — чем они отличаются.

— Ерунда. Я про грибы все знаю. По дороге грибов наберём и на палочках пожарим. Вон смотри — гриб торчит. Давай, Германус, рви его и — в сумку.

Маркиз соскочил с лошади, сорвал оранжевый гриб и сунул в сумку.

— Если не ошибаюсь, подосиновик. А вон, Германус, смотри, там под кустами ещё один примостился…

В сумку его… Ты тогда вот что, на лошадь пока не залезай, раз грибные места пошли, беги рядом, я тебе буду грибы показывать, а ты рвать.

Набрав целую сумку грибов, путники решили перекусить.

Маркиз Германус развёл огромный костёр.

— Смотри, сколько грибов набрали! — Альпухар вытряхнул на траву содержимое сумки. — Столько нам с тобой не съесть. На палочках жарить будем. А что останется — Зурабу подарим, Меченосцу. Он, я думаю, будет рад.

Маркиз настругал прутиков и насадил на них грибов. Пока Германус возился, Альпухар отошёл за кусты.

— Маркиз! — Закричал он оттуда. — Иди сюда! Чего я нашёл!

Германус бросил грибы и пошёл к Альпухару.

— Муравейник нашёл. — Похвалился король, показывая пальцем на огромную кучу. — Дай мне два прутика. — Альпухар воткнул прутики в муравейник и, немного обождав, вытащил их. — На, попробуй. Он протянул Германусу один. Германус взял палочку и послушно от неё откусил. — Ты не так. Смотри, как надо. — Альпухар облизал прутик. — Лизать надо, а ты кусаешь… Кисленько.

— Правда, кисло. — Германус сморщился.

— То-то. Я лес как свои пять пальцев знаю. Что в нем кислое, что сладкое, а что ядовитое… Ладно, пошли грибы жарить…

Пока маркиз обжаривал грибы, Альпухар сидел на пне и курил трубку.

— … Я говорю, — король затянулся, — любовь играет человеком, как еврей на скрипке. Если бы не любовь — сидел бы дома, трубку возле камина курил. Так нет — не успела она письмо прислать, как я сорвался и вот сижу тут с тобой. О-хо-хо… Ты грибочки-то подальше от огня держи. Подгорят… Вот я говорю — любовь — это, маркиз, сильная отрава. Сильная, но приятная отрава. Вот меня, знаешь, все боятся, и правильно делают — я никому спуску не даю. А вот пришло письмо от неё и я это… ну как его… -

Альпухар пощёлкал пальцами,дыхание, короче, на хер, перехватило и все — по коням! Сижу в лесу. — Он шлёпнул себя по шее. — Комары, сволочи… Ты грибы-то попробуй, может хватит их жарить… Кинь сюда головешку, маркиз, у меня трубка погасла… Ты сам-то, Германус, когда-нибудь любил по настоящему?

— Один раз, Ваше Величество. Но это было давно. Я ещё тогда совсем мальчишкой был.

— Ну? — Оживился король. — Расскажи.

— Готовы грибы, Ваше Величество.

— Тогда накрывай.

Маркиз вытащил из сумки ветчину, флягу с вином и разложил закуски на походной скатерти.

— Присаживайтесь, Ваше Величество.

Король откусил от гриба и запил вином. — Вкусно получилось. А ты, Германус, боялся! Я в грибах толк знаю. Ну, рассказывай теперь свою историю.

Германус откусил от гриба, вздохнул и начал:

— Мальчишкой я тогда совсем был. И вот как раз это произошло в то самое время, когда маменька моя выписали мне преподавательницу, гамзейскому языку меня учить. А преподавательница, я вам скажу, Ваше Величество, красоты была дивной. Роста она была, как все гамзейцы, большого, а лицом белая и талией тонкая. И стал я замечать, что когда маменька куда-нибудь погостить уезжали, то папа мой той тёте купидона устраивали. А папа мой мастером были на такие сюрпризы. И маменька на них за это очень сердились. Все они ему, бывало, говорят: "Вы, маркиз, кобель бесстыжий. Бога бы постыдились! Но папа обычно только смеялись и усы сильнее подкручивали.

— Молодец папа! — Похвалил Альпухар. — Не унывает! — Вот как-то раз уезжают маменька к своей сестре погостить. Только они за ворота — папа тут же к своей гамзейке в спальню. И не слышно их и не видно.

И остался я, так сказать, без присмотра. А была у этой папиной учительницы дочка. Она с дочкой к нам приехала. Как раз моего роста дочка. Я ей говорю: «Пошли, говорю, на лодке кататься». Сели мы в лодку и поплыли…

— Тут ты её в лодке, конечно, обесчестил! — Догадался Альпухар.

— Нет, Ваше Величество, по-другому вышло.

— По-дру-го-му?!

— … Гребу, короче, я, а она ноги в воде мочит. Кувшинки собирает. Сама невинность…Выплываем мы на середину озера. «Жарко что-то, — она мне говорит, — не искупаться ли?»И сама платье скидывает…

— И тут ты её конечно обесчестил! — Снова не удержался король.

— Нет, Ваше Величество.

— Ну ты даёшь!

— Ну вот… Она платье сняла и в воду ныряет. А я вокруг неё на лодке плаваю. Как вдруг — гляжу — приближается к нам ещё одна лодка. А в лодке той сидит сын герцога Феликса Рихтер с высокой девушкой. На голове у неё венок из кувшинок, в руке — веер из перьев. Подплывают они к нам поближе. Рихтер как увидел купающуюся гамзейку, так глаз оторвать от неё не может. «Это кто за такая?»— на ухо мне шепчет. «Это,-говорю, — одна моя знакомая купается». «Слушай, Германус, — он мне, — давай подругами меняться. Я тебе свою уступлю, а ты мне свою на время.»Я ему отвечаю, «Мне все равно с кем в лодке плавать.»"Ну вот и отлично."Пошептал он что-то девице своей, она ко мне в лодку и перелезла. Рихтер нашу лодку ногой оттолкнул, и мы дальше поплыли. Плывём мы, значит, дальше, молчим. Доплыли до острова, высадились. Там я её в первый раз и обесчестил.

Потом до берега отвёз, высадил, а сам назад домой поплыл. Плыву и думаю: «Какая,-думаю, восхитительная девушка! А я у неё даже не узнал — кто она и откуда.»Вижу — навстречу Рихтер плывёт с гамзейкой. «Забирай, — кричит, — свою подругу! Все нормально.»"Ладно. — говорю. — А скажи мне, Рихтер, что это за девушку ты ко мне подсадил?"«А я — отвечает,почём знаю? Она ко мне в лодку сама прыгнула.»"Не лги, Рихтер! Она не такая!"«Какая такая нетакая?! Точно такая же, как и твоя гамзейка! Все они такие!»"Подлец! — кричу,Защищайся!"И обнажаю шпагу. А у Рихтера своей шпаги не было, он весло схватил и меня веслом по голове ударил. Я после три месяца болел.

— Вот так да-а-а…Комары сожрали совсем… А с девушкой-то тою что?

— Не знаю. Я её с тех пор больше не встречал. А только и остался от любви вот этот шрам на голове. Германус наклонил голову.

— Любовь, маркиз, это такая штука. Она, брат, не только на голове, но и на сердце шрамы оставляет. Король похлопал Германуса по плечу. — Поехали, маркиз. Пока не стемнело, до Зураба добраться надо.

Вскоре лес остался позади и всадники поскакали по полям.

— Что это, маркиз, тебя шатает из стороны в сторону? -Поинтересовался Альпухар.

— Да что-то, Ваше Величество, голова кружится.

— Может, вина хлебнёшь, чтобы голова не кружилась?

— Не могу, меня тошнит.

— Ну потерпи тогда, до Зураба рукой подать.

Всадники пришпорили лошадей и понеслись ещё быстрее. Маркиз Германус вдруг застонал, взмахнул руками и упал с лошади.

— Тпр-р-ру! — Закричал Альпухар. Он спешился и подошёл к лежавшему на земле бледному, как снег, маркизу. Маркиз корчился, на губах у него выступила пена.

— Что с тобой?

— Ваше Величество,.. — еле слышно ответил Германус, — что-то мне плохо совсем…тошнит…

— Да ты, наверное, маркиз, грибами отравился. Выходит, ты и впрямь в грибах ни черта не смыслишь — какие грибы можно есть, какие нельзя. Вот и съел ядовитый. Ладно, Германус, не бойся, я тебя не брошу. Я сейчас до Зураба доскачу и пришлю его людей с каким-нибудь противоядием. У него наверняка какое-нибудь противоядие есть. Он это уважает — яды всякие.

Король вскочил на лошадь и поскакал.

Доскакав до замка, Альпухар стал изо всех сил колотить кнутом в ворота. Ворота открыл угрюмый стражник.

— Я — Альпухар Седьмой Длиннобородый! Веди меня к королю!


Зураб Меченосец сидел с закрытыми глазами в угловой зале и слушал старинную музыку. Напротив него стояли музыканты. Музыканты старались изо всех сил.

Зураб приоткрыл глаза:

— Скрипка фальшивит. Двадцать пять ударов плетью. Флейта за мелодией не успевает — двадцать пять ударов плетью. Репетировать надо больше, господа. Вы, вероятно, ночью все спите. А ночью-то спать не следует. Ночью следует бояться, как бы днём не выпороли. Репетировать и ещё раз репетировать, господа хорошие. А завтра если кто сфальшивит — по двадцать пять ударов всем.

Дверь открылась и вошедший слуга объявил:

— Ваше Величество, к вам король Альпухар Седьмой Длиннобородый!

Зураб Меченосец привстал с трона и скомандовал музыкантам:

— Марш в честь короля Альпухара!

Музыканты старательно грянули марш. Вбежал Альпухар Седьмой. Короли обнялись.

— Здравствуй, дорогой Альпухар. Рад видеть тебя живым и здоровым.

— Здравствуй, Зураб. Узнаю нестареющего любителя музыки.

— Какими судьбами в наших краях?

— Проездом к дяде Анабабсу, — соврал Альпухар. — Решил навестить дядю.

— Похвально, похвально. — Зураб поправил на голове корону. — Родственников забывать нельзя. А иначе — последние негодяи мы будем, если родственников навещать перестанем. Это святая обязанность — родственников принять и навестить. Я всегда навещал, покуда они живы были. Теперь-то уж некого навещать. — Король печально вздохнул. — Один я остался, как перст. Теперь вот все дома сижу — музыку слушаю. Только и радости в жизни — музыка… А ты, значит, к Анабабсу собрался?

— Ага.

— К дяде, значит, Анабабсу? Так-так… Ты уж меня, Альпухар, извини… ты знаешь как я к тебе отношусь, и чем я тебе обязан. Но дядя твой, извини меня, свинья. Напасть на меня хотел. Он, видишь ли, границы свои хотел за счёт меня укрепить.

— Да я помню. Я ж его тогда и отговорил. Говорю ему: «Ты, дядя, успокойся. Не петушись.»

— Ну да, ну да… Я ко мне твою доброту не забываю.

— Слушай, Зураб, прикажи своим музыкантам не шуметь — в ушах звенит.

Зураб махнул музыкантам:

— Всем спасибо… Свободны…

— Фуф! Тишина сразу какая. Как в лесу.

— А у меня, Альпухар, между прочим, принц Шульцвиндрейк гостит. Он как раз в лес поохотиться поехал. Птиц пострелять.

— Ну? Давненько я его не видел. Как он сам-то? Не женился? — Да нет. Охотится все.

— Понятно. А я тебе грибов привёз. В твоём лесу набрали с маркизом… Ой, забыл! — Альпухар всплеснул руками. — Маркиз-то Германус грибами отравился! В лесу твоём лежит помирает. Прикажи людей за ним послать.

— Это он поганками отравился. У меня от поганок отличное противоядие имеется, на основе молока. Мы его быстро поставим на ноги.

Вечером все собрались у Зураба за столом.

— Вы почему ничего не едите? — Обратился Зураб к Альпухару Седьмому и маркизу Германусу.

— Прошу нас извинить, — Альпухар поднял руки, — но у нас, Зураб, строгий режим. Мы рано ужинаем.

Уже поели. Да к тому же маркиз ещё не совсем оправился после грибов.

— Ну хоть вина выпейте.

— Спасибо. Мы и вино уже пили. Мы тут так посидим, за компанию.

— Ну и зря. А мы с принцем, с вашего позволения, покушаем.

Правда, Гельмунд?

— Угу… — подтвердил с набитым ртом Шульцвиндрейк. Он с трудом проглотил кусок и добавил, — Я на охоте ужас как проголодался. Целый день на свежем воздухе.

— Надо тебе было, принц, в лесу грибов на палочке пожарить, когда проголодался. — Сказал Альпухар. Покушал бы грибов и снова охоться. Ты, Гельмунд, грибы любишь?

— Я люблю все.

— Точно. — Подтвердил Зураб. — Завидую я его аппетиту. Ест, как лев. Только подкладывай. Моя покойная тётя Зибельда така же была..

— Да уж, — согласился Альпухар, — было на что посмотреть. Я твою тётю Зибельду хорошо помню. Я когда ребёнком был, набью, бывало, полный рот за столом. А мама мне — "Как ты себя ведёшь?

Набил рот как Зибельда!"

— Уважаемая была женщина. Но отъела…отъела своё…А вот жена-то моя столько не ела. Скромница.

Поклюёт как птичка, и уходит из-за стола. — Зураб вздохнул. Любил я её… Когда померла — не поверите — я неделю ничего не кушал — еда в глотку не лезла. Потом стал понемногу бульончик куриный принимать, потом — пюре, потом паровые котлетки, а потом уже все остальное.

— Выкарабкался, короче. — заключил Шульцвиндрейк. — Я от одного лекаря слышал, что так и надо.

Если долго голодаешь — из голодовки следует постепенно выходить. А то можно очень просто сдохнуть.

— Жена у тебя красавица была. — Сказал Альпухар. — Я помню. На Зибельду совсем непохожая. Ни капельки.

— Любил я её пуще жизни. А вот не уберёг. Сгорела, как свеча.

— Любовь — это такая отрава. — Альпухар поглядел на стол. — Сильная, но приятная отрава.

— При чем тут отрава? — Насторожился Зураб.

— Я это изречение в одной книге прочитал.

— Ааа…— Успокоился он. — А то я чего-то не понял.

— Очень интересная книга. Называется «Печальная история о невозмутимом (кажется) герцоге, благородном Эмбебесидо Желанном и его роковой (кажется) встрече с загадочной смуглянкой из Асталахского леса».

— Какое длинное название! — Удивился принц Шульцвиндрейк.

— Да и книга не маленькая. Во-о-от такая толстая! Альпухар показал на пальцах. — Я её читал, читал, так до конца и не дочитал. — Он махнул рукой. — Но, в общем, интересная книга. Могу вкратце изложить, если вам, господа, угодно.

— Расскажи, Альпухар. Ты все равно ничего не ешь. Сказал Зураб. — А мы с тобой Гельмунд, тем временем вина выпьем.

— Я тогда, господа, не буду рассказывать, как этот благородный герцог Эмбебесидо родился и вырос, это малоинтересно, и я, честно говоря, вообще не понял, для чего там все это написано. Я, честно говоря, это все пропустил, а начал читать с места, где герцог сидит на дереве, а за ним на дерево лезет медведь. Ну это мы тоже пропускаем, так как это малоинтересно.

— Погодите, погодите, — прервал его принц, — как же это неинтересно? Мне, например, очень даже интересно. Я про охоту люблю слушать. Чего ваш герцог на дерево-то полез?

— А хер его знает! Я же говорю,что я до этого не читал. Я как раз с этого места начал.

— Нет, я не понимаю тогда — зачем он на дерево полез? Я бы на его месте взял ружьё и в медведя выстрелил. Картечью…Я вот в прошлом году на охоту ходил — смотрю, в кустах что-то шевелится. Я по кустам выстрелил и ранил кабана. Подошёл и добил. И ни на какое дерево не стал лазить.

— Я, пардон, в охоте не разбираюсь. — Махнул рукой Альпухар. — И не очень это дело люблю. Я рыбу ловить люблю.

— Неее… — сказал принц Шульцвиндрейк, — я рыбу ловить не люблю. Мне это скучно. Закинул крючок и жди — когда она там клюнет. Тут от твоей ловкости ничего не зависит. Другое дело охота. Есть где себя показать.

— Как это ничего не зависит?! Ну не скажи, принц! Во-первых, — Альпухар загнул палец, — место надо выбрать правильно. Во-вторых, наживку подобрать подходящую. Рыба, она ведь какая? Она ведь умная рыба! Лещ, например, на червяка клюёт. А щука — на живца. А все почему? Потому что щука хищник. А ещё глубину нужно правильно установить и лесу выбрать. Да и подсечь правильно — на это ведь не всякий способен. Вот смотри, — Альпухар вытащил из-за пояса кнут и размотал. — Вот смотри, как будто это удочка. Вот смотри — я её закидываю. Он раскрутил кнут над головой и закинул на стол.

— Как будто рыба начинает играть с наживкой. А мы её должны подразнить.Альпухар легонько подёргал за рукоятку. — Но характер выдержать и раньше времени не вытаскивать. А вот она наживку-то заглотила, и тут мы вот так вот подсекаем и — опа! — Он резко рванул кнут. Кнут просвистел и сбил с лавки маркиза Германуса. — Ой! Извини, маркиз. Давай руку. Что-то не везёт тебе сегодня.

— Нет, все равно, не люблю я рыбалку. — Сказал принц Шульцвиндрейк.

— Ты, Альпухар, историю-то расскажешь? — Зураб вытерся салфеткой. -Ты историю обещал рассказать.

Про герцога, который по деревьям лазил.

— А я что рассказываю? Про то, как он на дереве сидел я тоже пропускаю. А начнём сразу с того места, где ему исполнилось 20 лет, и он пошёл в лес подышать свежим воздухом. Идёт он по лесу, птиц слушает. Зашёл довольно далеко. Решил маленько отдохнуть. Сел под дерево и уснул.

Просыпается стемнело уже. Он — туда-сюда! Короче, заблудился… Ну, думает, что делать? Решил до утра подождать. Залез опять этот герцог Эмбебесидо на дерево, чтобы хищные звери его ночью не загрызли. Сидит на дереве — холодно, мать честная, и неудобно. Спать охота, а уснуть боится — думает, усну сейчас и с дерева сорвусь. Смотрит — внизу медведь идёт…

— Постой, — прервал Зураб, — ты это уже один раз рассказывал.

— Да нет. Ты слушаешь невнимательно. В тот раз медведь за ним на дерево лез, а в этот — он внизу шёл.

Он шёл с подветренной стороны и герцога не унюхал. Ну вот. Потом герцог догадался ремнём к дереву привязаться и пару часиков до утра кое-как подремал. Утром с дерева слез, малины дикой поел, потом грибы на палочке пожарил. Идёт, в общем, по лесу — выходит к ручью. Смотрит — у ручья сидит черноволосая девушка как-то спиной к нему. Эмбебесидо думает -отлично, сейчас я у неё дорогу спрошу — как из леса выйти. Подходит он к ней сзади и говорит: «О, таинственная незнакомка, не будете ли вы так любезны указать дорогу одинокому путнику, заблудившемуся в здешних дремучих лесах». Девушка оборачивается. И видит Эмбебесидо, что красоты она первостатейной. «Кто вы, — говорит, — прекрасная незнакомка?»"Я -баронесса Сара Сигваридор. И сижу я тут по тому же недоразумению, что и вы. Третьего дня я пошла в лес, чтобы подышать свежим воздухом и сплести венок из лесных колокольчиков. И так увлеклась, что не заметила, как заблудилась."Ну, в общем, господа, начали они блуждать по лесу вдвоём, и пока блуждали, полюбили друг друга и поклялись — если выйдут, то поженятся. Герцог Эмбебесидо разломил свой медальон на две части — одну часть себе оставил, другую баронессе Сигваридор отдал. Это, говорит, на случай, если мы потеряемся, то узнаем друг друга по этому медальону. Ночью они заснули счастливые. А утром герцог просыпается — баронессы нету. Нету нигде. Он кинулся её искать, но не нашёл. На третий день герцог из леса все-таки вышел, а тут как раз война началась. Между его королевством и соседним королевством, где эта жила баронесса. Тут я опять пропустил, потому что я про войну читать не люблю. Я про любовь люблю и про природу… Потом я с того места начал читать, как герцог кому-то в трактире рассказывал свою историю про несчастную любовь. И как раз говорил эту самую сентенцию: любовь — это сильная, но приятная отрава… Дальше я опять пропустил. Потом прошло двадцать лет. И этот герцог сражается в бою с одним молодым дворянином на шпагах. Герцог старается воткнуть ему шпагу в грудь. И вдруг у него клинок ломается обо что-то твёрдое. Из-под рубахи у молодого человека выскакивает половинка медальона. Герцог Эмбебесидо прикладывает свою половинку к его половинке и спрашивает: «Сынок, где твоя мать?»"Она умерла при родах."

Герцог заплакал, обнял молодого человека и сказал: «Знай же, юноша, я — твой отец. Я всю жизнь искал твою мать, а нашёл тебя.»Вот такая вот примерно история. Дальше я читать не стал, там ещё страниц 150 оставалось. А и так уже все понятно.

— Бывает же такое! — Цокнул языком Зураб. — Чуть родного сына не убил.

— Да ну! Я не верю. — Махнул рукой Шульцвиндрейк. Писатели всегда врут. Вот у меня история была — вот это история! Тоже про бабу. А только я бабам после того случая не верю больше.

— Ну, это уж ты, Шульцвиндрейк, хватил. — Вставил Альпухар, — Женщинам надо верить. Не всем, но надо. А если уж не веришь женщине, (если какая-нибудь подозрительная вдруг), то вырви её из своего сердца и рану факелом прижги. Факелом, естественно, в переносном смысле, в поэтическом, так сказать.

— Ну да! — Громко возразил Шульцвиндрейк. — Стану я из-за всякой бабы себя жечь факелом! Тем более после того, что со мной случилось. Вот, послушайте. Пошёл я как-то раз на охоту. Иду по лесу, гляжу — в кустах что-то шевелится. Я выстрелил. Слышу — из кустов: «Иииии! Пресвятая дева гамзейская!»и тишина. Я думаю: «Черт подери! Никак человека убил. Надо убираться отсюда поскорей, пока меня никто не видел.»Разворачиваюсь я, но не успел нескольких шагов сделать, как из кустов жалким голосом: «Принц Шульцвиндрейк, помогите! Я истекаю кровью!»"Вот, блядь, — думаю, — узнали!

Придётся идти."Захожу в кусты, смотрю — баба какая-то в кустах разлеглась, одной рукой за бок держится. «Ах! Принц, я умираю!»"Вы кто, дама, будете, — спрашиваю, — и чего вы тут в кустах делали?"«Я, — отвечает она противным слабым голосом, — графиня Элеонора де Борс. Вы, принц, меня убили.»"Ну? — говорю, — Может обойдётся? У меня дробь мелкая, для птиц."«Ах! — Она отвечает, — не знаю, не знаю, а только чувствую — конец мне приходит.»И вдруг хватает меня цепко за сапог и говорит: «Я все равно скоро умру, но чтоб мне полегче умирать назовите меня своей женой. По крайней мере я умру принцессой. Мне это будет не так тягостно. „Ладно,думаю, — все одно умрёт, можно в таком случае временно жениться.“»Хорошо, — говорю ей, — раз уж так вышло, что вы в кустах невовремя пошевелились, даю слово принца на вас жениться, чтобы вам не так обидно было."

«Вы это, принц, серьёзно? — она спрашивает,Не шутите?»«Какие могут быть шутки?! — отвечаю. — Слово принца Шульцвиндрейка крепкое, как камень. Если я что сказал — так тому и быть.»"Кажется, — она говорит, — мне легче стало. Кажется я после ваших тёплых слов начинаю выздоравливать.

Поднимается она, представляете, с земли и весело так заявляет, — Мне уже намного легче. Пойдёмте, принц, быстрее в церковь и обвенчаемся, пока я не умерла."Тут вижу я — что-то не так. Начинаю соображать, что меня за нос водят. Посмотрел я на её бок — дырок никаких нет. «Ага», — понял. «Что то ты, — говорю, — невеста, быстро поправилась. Что-то раны на тебе слишком быстро затянулись. Ну ка, поворачивайся ко мне спиной, я тебе в жопу выстрелю, а потом, ладно, венчаться пойдём, как договаривались. Поворачивайся, поворачивайся, а то не женюсь.»"А как же слово? — она мне, — вы же слово дали."«Вот тебе ещё слово — если через минуту отсюда не убежишь, — говорю ей, — я тебе в жопу дробью выстрелю.»И мушкет перезаряжаю. Как она припустилась, только пятки сверкают. А я все-таки не удержался и выстрелил поверх головы. С тех пор веры у меня бабам нету.

— Девица-то хоть симпатичная была? — Спросил Альпухар.

— Уродина. Я её на всю жизнь запомнил. Я теперь как в городе эту невесту вижу — сразу за ружьё. А она от меня драпать.

— Тебе бы, вообще-то, жениться уже пора. — Сказал Зураб Меченосец.Человеку без семьи плохо. У меня вот все померли, знаешь как мне плохо? Одно утешение — музыка.

— Это уж точно, — Шульцвиндрейк отпил вина. — К тебе приедешь, так спасу нет! Целыми днями твоя музыка в ушах звенит!

— Тебе ещё рано музыку слушать — кровь у тебя пока слишком горячая. А я через музыку, можно сказать, со своей дорогой супругой познакомился. Помню как сейчас, лет мне тридцать. Приехали ко мне родственники на именины. Пировали до утра. Под утро один мой кузен не выдержал и умер прямо за столом. Желудок у него, по-моему, слабый был. И кузина опять же, тоже чуть не померла, но осталась жива. А умерла она только через два года, представляете себе, снова у мня на именинах. Вот совпадение! Ну так вот, а кузен, значит, в первый же раз умер. Пошли мы его на следующий день хоронить. Идём — впереди оркестр, похоронный марш играет. По обочине народ собрался похороны посмотреть. Вдруг из толпы дама какая-то выскакивает, на трубача с кулаками накидывается и кричит: «Ты что же, урод, си-бемоль фальшивишь?! Я тебе дам си-бемоль фальшивить!»"Вот это женщина, — думаю, — музыку как чувствует!"Подхожу к ней. «Вы, — говорю,благородная дама, кто будете?»"Я,отвечает, — девица дворянского звания Медония Сиверамба". "Я, о благородная девица

Сиверамба, потрясён вашей музыкальностью и беру вас в королевы! А трубача — повесить!"Вот как удачно я встретил женщину, с которой прожил в любви двадцать лет. Жаль, что она не дожила до этого часа.

— Слушай, Зураб, — спросил принц Шульцвиндрейк, — у тебя продукты свежие? А то у меня чего-то живот заболел.

— Что же я по-твоему — буду гостей тухлятиной кормить? Обиделся Зураб Меченосец. — Это у тебя желудок, наверное, слабый. Ты иди к себе в комнату, ляг на живот, и все пройдёт.

Шульцвиндрейк поднялся из-за стола, икнул и упал без чувств.

— Напился-таки Гельмунд. — Подозрительно спокойно сказал Зураб. — Меры не знает. Эй, слуги, унесите его в спальню. — Он повернулся к Альпухару и маркизу. — Да и нам, гости уважаемые, пора набоковую.

Король Альпухар и маркиз Германус вошли в спальню.

— А ведь Зураб-то принца отравил. — Задумчиво произнёс Альпухар.

— Я догадался, Ваше Величество. Хорошо, что мы ничего не кушали, а то бы он и нас с вами отравил.

— Вот что, маркиз, надо быть начеку. Сдаётся мне, что он ночью и до нас доберётся. Спать будем по очереди. Сначала ты охраняешь, а я сплю. Через два часа поменяемся.

Альпухар не раздеваясь лёг на кровать и тут же уснул.

Через два часа маркиз Германус стал робко будить короля. — Ваше Величество, два часа прошло.

Теперь ваша очередь.

— А?.. Что?.. Где я?.. — Альпухар сел. — А, это ты, маркиз.

— Вам дежурить, Ваше Величество.

— Знаешь что, — король зевнул, — лучше ты дежурь. А я спать буду.

Альпухар упал на подушку и заснул.

Маркиз походил какое-то время по комнате, потом сел в кресло и незаметно для себя задремал…

…Альпухар проснулся от того, что ему кто-то щекотал в ухе. Он захихикал и дёрнулся. Что-то выскочило из уха и покатилось по полу. Хлопнула дверь. Альпухар вскочил.

— Маркиз, свет!

Маркиз зажёг свечу. На полу валялись железная воронка и баночка с ядом.

— Ах, Зураб! Негодяй! — Выругался Альпухар. — Он мне эту воронку в ухо вставлял, чтобы яда через неё налить! Скотина! Жену отравил, родственников отравил, Шульцвиндрейка сегодня отравил, и все ему мало!

— Уезжать надо, Ваше Величество.

— Ты что, маркиз, испугался? А я никого не боюсь! Сейчас вот лягу и буду дальше спать. — Альпухар решительно сел на кровать.

— Надо уезжать, Ваше Величество, пока не поздно.

— Думаешь? Ну ладно, поехали.

Они быстро спустились во двор, оседлали лошадей и помчались прочь от замка Зураба Меченосца.

Светало. Всадники ехали вдоль ячменного поля.

— Зря я дядю Анабабса отговорил на Зураба нападать. — Задумчиво казал Альпухар. — Вот скотина!

Отравить меня хотел через воронку! Слыхал, Германус?

— Да, Ваше Величество.

— И музыка эта его! Станет разве нормальный человек такой дрянью заниматься?! А, маркиз? Скажи, станет или нет?

— Нет, конечно, Ваше Величество. Даже смешно предположить.

— Вот и я говорю. Я как в залу вошёл и оркестр услышал, так сразу недоброе заподозрил. Я ему ещё говорю, — «Что, дескать, за херня у меня в ушах звенит?»Я только не знал — заодно с ним

Шульцвиндрейк или нет. А вот когда Шульцвиндрейк после ужина зашатался, я сразу все понял. А ты понял?

— Понял, Ваше Величество. Я, как принц на пол упал, так все и понял.

— И я тогда понял, что он с Зурабом не заодно. Если бы Зураб с ним заодно был, то он бы сначала нас отравил, а потом уже Шульцвиндрейка…— Альпухар почесался. — Хороший парень был этот

Шульцвиндрейк. Так ничего в жизни и не успел. Умер, как говорится, нецелованный. Ты как думаешь, целовался он или нет?

— Не похоже. Разве, с той в кустах, на которой он жениться собирался.Помните, Ваше Величество, он рассказывал?

— Едва ли. Я думаю, он этим случаем не воспользовался. — Альпухар зевнул, — Позавтракать бы не мешало. Чего там у нас на завтрак, а, маркиз?

— Ваше Величество, — растерянно ответил Германус, — мы впопыхах, когда от Зураба уезжали, сумки с провизией у него забыли.

— Вот черт!.. И лес, как назло, кончился. Грибов не растёт… Ехать нам далеко. Без еды не доберёмся.

Давай-ка свернём к дяде Анабабсу. Сделаем небольшой крюк.

Вскоре впереди показался замок Анабабса Длинного.

— Ну вот, почти доехали. — Сказал Альпухар. — Как раз к обеду подоспеем. Смотри, маркиз, сколько флажков на стенах навешано! Не нас ли встречают? — Альпухар снял шляпу и помахал ею над головой.

Со стены бабахнуло, и просвистевшее ядро разорвалось неподалёку от всадников. Осколком ядра продырявило насквозь королевскую шляпу.

— Стреляют, Ваше Величество! По нам стреляют!

— Что за херня?! Это что это за фейерверк?! — Заорал король, нахлобучивая на голову дырявую шляпу. -

Эй, дядя, — Альпухар сложил руки рупором, — ты что, обалдел?! Это же я, твой племянник

Альпухар Длиннобородый! Не стре-е-ля-а-й! Убьёшь ведь, су-у-у-ка-а!

Неподалёку разорвалось ещё одно ядро.

— Ну я этому дяде устрою! — Альпухар погрозил кулаком. — Поскакали, маркиз, быстрее!

Они пришпорили лошадей и быстро доскакали до замка.

— Открывай, блядь, ворота, дядя шмуев! — Закричал Альпухар.

— Баааа! — Раздался со стены радостный вопль. — Да это ж кто?! Да это ж — ты! А я тебя не узнал! Что же ты не предупредил, что приедешь?! Я ж тебя чуть пушками не накрыл! Ну здравствуй, племянник!

Альпухар поднял голову — на стене стоял дядя Анабабс Длинный в каске и металлическом панцире.

— Дядя, ты соображаешь, чего делаешь?! — Альпухар покрутил пальцем у виска. — У тебя с головой все в порядке?! А если б ты в нас попал?

— Ты что, Альпухар, обиделся? Ты не обижайся. Я же как лучше хотел. Я ж тебя сразу не узнал, думал — это Зураб скачет. Думал его ядром сбить.

— Ты, дядя, в следующий раз глаза протри, прежде чем из пушки долбить! Мы к тебе пообедать заехали, а раз нас здесь так принимают, то мы уедем.

— Пообедать?! — Обрадовался Анабабс. — Это мы быстренько приготовим! Эй, стража, открыть ворота!

Кованая чугунная решётка со скрежетом поднялась. Всадники въехали во двор и спешились.

Подбежал Анабабс Длинный.

— Ну, здравствуй, Альпухар. Дай я тебя, сорванца, обниму.

— Чуть не убил сперва, а теперь обниматься лезет. — Альпухар обиженно дёрнул головой.

— Да ладно, ладно, забыли уже. Чего эти глупости вспоминать?!

— Ничего себе — глупости! В шляпу два раза попал, возле самой головы ядра свистели!

— Не жалей ты шляпу. Шляпа — пустяки. У тебя их ещё миллион будет! Хочешь, я тебе свою железную каску подарю? — Анабабс снял каску и постучал по ней пальцем. — Видишь, какая! На, забирай!

Случится тебе ещё раз под пушечный обстрел попасть — а у тебя каска на голове. Бум-бум!

— Ты мне лучше шляпу выдай новую с перьями. А касок я не ношу. Каски не в моде. Они не элегантные.

— Дурень ты, Альпухар, прости Господи! Тебе вещь предлагают, а ты… Модник… Вот примешь ядро на голову вспомнишь дядю Анабабса.

— Будет каркать.

— А это кто с тобой?

— Мой адъютант, маркиз Германус.

— Ясно. А войско-то что, в засаде оставил? В лесу сидят?

— Какое войско? — Деланно удивился Альпухар.

— Как какое?! Я ж тебе писал, что собираюсь в этот раз напасть на Иогафона Сильного, и что мне твоя помощь требуется. Ты что — писем не получал?

— Не получал я никаких писем. — Соврал Альпухар.

— Я ж тебе семь писем послал. Может, их Иогафон перехватывает? Мне этот Иогафон уже вот где сидит! Ты вот что, племянник, отдохни пару деньков у меня, а потом ехай за войском.

— Хорошо, — согласился Альпухар, — съезжу… Только, дядя, давай сначала на Зураба Меченосца нападём.

А потом уже на Иогафона. Меня этот Зураб чуть сегодня ночью не отравил через воронку. Мы сейчас от него как раз.

— Ага! — Обрадовался Анабабс. — И до тебя этот мерзавец Зураб добрался! А я тебе когда ещё предлагал ему надавать. А ты мне, помнишь что ответил? Не петушись, говорил, дядя! Мне, дяде, такие слова говорил! Эх ты!

— Извини, дядя. Я ещё тогда в Зурабе не разобрался. Думал, что у него на меня рука не поднимется.

— Думал он! — Передразнил Анабабс. — Ты вместо того, чтобы думать — дядю слушай. Дядя в людях разбирается… Скоты они все! — Анабабс задумался. — Ну ладно, умник… Пока за войском будешь ездить

— я с Зурабом сам разберусь. На Зураба у меня сил хватит. А подъедешь — двинем на Иогафона.

— Согласен.

— Вот и добре, а пока обед готовится, пойдёмте по стене прогуляемся. Я вам свою оборонную мощь покажу, как я там все устроил.

Они уселись втроём в специальную люльку.

— Тяни! — Скомандовал Анабабс Длинный.

Стоявшие наверху воины потянули за канаты и быстро затащили люльку на стену.

Стена оказалась шириной примерно в пять локтей.

— Вот где у меня пушечки-то стоят! — Похвалился Анабабс. — Вот из этой вот я как раз по вам долбил.

Пушка что надо! Дальнобойная! Я в вас хотел попасть, когда вы ещё только из-за поворота показались.

А потом думаю — дай поближе подпущу — так вернее будет.

— У тебя, дядя, ни стыда, ни совести! Чуть не убил и хвастается.

— И хвастаюсь! Пушки отличные — не стыдно показать. А вон там у меня бочка стоит со смолой. Только там смолы в ней нет. Смола кончилась. А вот здесь катапульта стоит. Это — моя любимица! Вот такими камнями швыряет! Что, не веришь? Так я сейчас покажу.

Анабабс распорядился зарядить катапульту. Канониры заложили в катапульту здоровенный камень и выстрелили. Описав дугу, камень упал довольно далеко от замка.

— Полный вперёд! — сказал Анабабс.

— Да-а-а, — рассеяно согласился Альпухар.

— Вот если бы я вас катапультой накрыл — ты бы дыркой в шляпе не отделался. Тут и каска металлическая не спасёт.

— Но, дядя, сколько можно…

— Ладно, молчу.

— Ваше Величество, — послышалось внизу, — обедать подано!

— Идём, идём! — Закричал в ответ Анабабс. — Сейчас я тебе, Альпухар, ещё один фокус покажу и пойдём есть. Кошку мне живо! — Приказал он канониру. Канонир притащил за шкирку толстую кошку. Смотри, Альпухар, вот кошка. Как её, тварь, не швырни — все эта зверюга норовит на четыре лапы опустится. И в этом смысле есть чему у неё поучиться. Я учусь. Вот, скажем, во время боя со стены падаешь вниз головой, а опускаешься, как положено, на ноги. Сейчас я вам её в действии покажу.

Анабабс зарядил кошкой катапульту и выстрелил. Описав дугу, кошка упала в ров с водой.

— Утонула, — заключил Анабабс. — Какая скотина сбила прицел?! Кошку мне!

Вторая кошка перелетела через ров и упала точно на четыре лапы. Анабабс гордо посмотрел на гостей:

— Говорил я вам — есть чему поучиться! Последнюю запустим и обедать пойдём.

— Я этого Иогафона Сильного, — рассказывал за обедом Анабабс — очень не уважаю. Не король — тряпка!

Пьющий. Пьёт, как лошадь. Я сам люблю выпить, но меру знаю. Выпью два графина и говорю себе

— стоп, Анабабс, достаточно. А эта свинья Иогафон хлещет, как лошадь! Без руля и ветрил!

— Дался тебе Иогафон, — сказал Альпухар. — Черт с ним. Ты, дядя, давай на Зураба ориентируйся. Всыпь ему, покуда я за войском езжу. А потом мы вместе на Иогафона нападём.

— Ты не сомневайся. Зураба я сделаю. У меня на этого гада давно руки чешутся. — Анабабс прищурился и разрубил ножом курицу.

— Он ещё вчера Шульцвиндрейка отравил. — Напомнил Альпухар.

— Это кто это такой — Шульцвиндрейк?

— Это сын Изабеллы Гальхерии Печальной.

— А, знаю. У неё ещё муж был — Курасон Второй Бескорыстный. Мы с ним по молодости дружили. А потом он мне чего-то разонравился, и я на него напасть хотел. Но он, сука, выкрутился. Как сейчас помню. Это было, когда я в первый и в последний раз влюбился. Молод был, дурак, военными усовершенствованиями не занимался. Голова была забита всякими романами, работала плохо. И вот приезжает ко мне в гости моя тётя Изольда со своей дочкой Брузейной и с собаками.

Она с ними, с собаками, никогда не расставалась. И я в Брузейну влюбился. Решил я однажды к ней под кровать залезть, чтобы ночью вылезти и в любви объясниться. Лежу под кроватью и чего-то предвкушаю. Вдруг входит тётя Изольда с собаками. Собаки меня учуяли, под кровать залезли и покусали чуть не до смерти. Думал — крышка.

— Любовь, — сказал Альпухар, — это отрава. Приятная, но сильная отрава.

— Отрава и есть. Эти собаки из меня всю дурь вышибли. После того случая я стал совсем другим человеком. Про баб слышать не хочу. Война — это то, что надо! Баллистика — вот моя любовь.

— Слушай, дядя, давай я завтра утром за войском отправлюсь. Чего тянуть-то?

— Что, Альпухар, у тебя руки чешутся?

— Чешутся, дядя, чешутся.

— Тогда езжай.

— А ещё лучше — я, дядя, сразу после обеда поеду.

— Узнаю в тебе сына моего брата! Был бы он жив, гордился бы тобой!

Пообедав как следует, Альпухар и маркиз попрощались с гостеприимным хозяином и сели на лошадей.

— На вот, каску возьми, — сказал Анабабс на прощание, — пригодится.

— Да не надо, дядя. Тебе она нужнее.

— Бери, бери, а то обижусь.

Альпухар нехотя взял каску и сунул подмышку.

— Ну бывай, Альпухар. Не задерживайся.

— До свидания, дядя. Я мигом.

Когда за ними закрылись ворота, маркиз Германус спросил Альпухара:

— Ваше Величество, а как же Элеонора Блюмерляндская? Мы же, вроде, к ней собирались.

— Мы к ней и едем.

— А за войском на обратном пути, что ли, заедем?

— А на хер?

— Вы же дяде Анабабсу Длинному обещали.

— Да пошёл он! Он нас из пушки расстреливал, а я ему войско! Во ему войско! — Король сложил кукиш. Пусть он Зураба кошками обстреливает!

Когда замок Анабабса Длинного скрылся за поворотом, Альпухар выбросил железную каску в кусты.

— Все равно не надену. — Сказал он.

Всадники подъехали к небольшой речке. Они спешились, чтобы напоить лошадей.

— Ишь, как водой надулась. — Альпухар похлопал лошадь по животу. — Пей, пей… — Он повернулся к

Германусу.Наполни фляги, маркиз.

— Обождать надо, Ваше Величество. Лошади всю воду взбаламутили.

— А ты поглубже зайди. Заодно и освежишься.

Маркиз снял штаны и, аккуратно разложив их на берегу, зашёл в речку.

— Ты, маркиз, пиявок боишься? — спросил Альпухар.

— Как не бояться, Ваше Величество. Они же у людей кровь отсасывают.

— А я знаю — в этой речке пиявок много.

— Ой, Ваше Величество!

— Ты не ойкай, а давай пошевеливайся. Нам ехать надо.

Германус осторожно начал двигаться вперёд. Вдруг он оступился, взмахнул руками и исчез под водой. Через несколько секунд он вынырнул, судорожно глотнул воздух и снова исчез. Опять вынырнул:

— Яма, яма, Ваше Ве..! — Маркиз скрылся под водой.

— Держись, Германус, сейчас тебя спасу! — Альпухар вскочил на лошадь и въехал на ней в реку.

Добравшись до утопающего, лошадь провалилась в яму, увлекая за собой короля. Альпухар с трудом вытащил ноги из стремян и всплыл. Не успел он глотнуть воздуха, как его голову обхватил руками маркиз Германус, и они снова ушли под воду. Вынырнули:

— Убери руки, су…!

— ..Я плавать не…

— … А я что, уме…

— Помогите! Помо…

— Пусти, блядь, убью!

— … Ваше Ве…

Так они барахтались до тех пор, пока их не отнесло к противоположному берегу и Альпухар не почувствовал под ногами дно.

— Вставай, пидарас, яма кончилась, — зло сказал он. — Говно ты, маркиз! Чуть короля не утопил!

Они вышли на берег.

— Ну и говно ты! В яму меня заманил, лошадь утопил, меня хотел утопить! Вдобавок все вещи на том берегу остались!

— Виноват, Ваше Величество. — Маркиз опустил голову. — Нет мне прощения. Умом я помутился, когда тонуть стал.

— Вот ты оказывается какой подлый! Сам тону и монарха за собой, значит, тяну?! Тони, дескать,

Ваше Величество, за компанию?! Чтоб мне, значит, не обидно было?! Так, значит?!

— Отрубите мне голову, Ваше Величество. — Германус расстегнул ворот рубахи, выставив кадык.

— И отрубил бы с удовольствием, если б шпага не утонула! У! — Король замахнулся на маркиза кулаком. Ладно, живи пока.

— А лошадь-то, Ваше Величество, не из-за меня утонула.Приободрился маркиз. — Это не я виноват. На ней слишком много нагружено было. Вот она и того… утонула, то есть… А я, значит, не виноват выходит что.

— Нагружена! — Передразнил Альпухар. — Я на этой лошади подарки для Элеоноры вёз. Цепь вёз золотую толстенную, кубки вёз, серебро столовое, диадему, подвески опять же… А теперь все это утонуло! Все погибло! Как я с пустыми руками поеду, без подарков?!

— Хорошо ещё, что вы, Ваше Величество, вовремя догадались каску дяди Анабабса выбросить. В каске вы бы точно потонули. Такая тяжесть…

— А ты, подлец, думал, что у тебя король в такой дурацкой каске ходить будет? Как ты себе представляешь, если б я к Элеоноре в каске заявился? Хорош бы я был любовник!

На противоположном берегу заржала лошадь.

— Что, маркиз, делать будем? Плавать мы не умеем, а лошадь последняя на том берегу осталась.

— И штаны мои, Ваше Величество, тоже.

— Да хуй с ними, с твоими штанами! Лошадь бы назад получить, а без твоих штанов я обойдусь.

— Надо бы её подманить, Ваше Величество.

— Эй, Звёздочка, фьють-фьють! Иди сюда! — Король поманил лошадь пальцем. — Не идёт, сволочь! А ну, давай ты. Твоя ж лошадь, может она тебя послушает.

— Звёздочка! Звёздочка! Ко мне! — Закричал маркиз.-…Вот, холера, не слушается!

— Надо её на чего-нибудь привлечь, типа овса.

— Овса нету, Ваше Величество.

— Тогда можно на сено. — Альпухар сорвал пучок травы.Фьють! Фьють! Ну, давай, холера, иди! Иди травы покушай! А ты, голожопый, чего стоишь?! Давай приманивай свою лошадь.

Германус сорвал травы.

— Фьють! Фьють! Иди поешь! На, на, на! Звёздочка, Звёздочка! И-го-го!

Маркиз тряс рукой с пучком травы, подбрасывал её, рвал новую, сыпал себе на голову, жевал траву, плевался, снова рвал.

— Не идёт, Ваше Величество.

— Ну-ка, маркиз, сбоку зайдём и камнями её обкидаем.Предложил Альпухар. — Нужно заставить эту скотину сдвинуться с места.

Они отошли в сторону и обстреляли лошадь камнями. Один камень угодил лошади в ногу.

Животное подпрыгнуло и отбежало на безопасное расстояние.

— Убежала, дура! Дотуда не докинуть… Ну и ладно. Пошли пешком, Германус. Как-нибудь доберёмся.

— Куда же я, Ваше Величество, без штанов?..

— Ты, маркиз, куртку сними и жопу обмотай, если стесняешься яйцами сверкать.

Маркиз прикрылся курткой, и они пошли дальше.

Вдруг сзади послышалось ржание. Путники оглянулись и увидели нагоняющую их мокрую лошадь.

— Сама прибежала, сучка! — Повеселел Альпухар.

— Она у меня такая. Сообразительная. — Торжественно сказал Германус.

— Чего же она не сообразила штаны тебе с того берега прихватить? — Король засмеялся. — Маркиз беспорточный! Ладно, сначала я сяду, а ты — сзади.

Альпухар залез на лошадь. Маркиз Германус влез сзади. Альпухар поёрзал:

— Знаешь что, маркиз, ты, пожалуй, слезай. Во-первых, мне так тесно, а во-вторых, как-то не хорошо — вдруг кто-нибудь подумает, что это я с голой жопой на лошади разъезжаю. Мне ни к чему такие фамильярности. Ты, маркиз, лучше беги за лошадью.

Маркиз покорно слез.

— Но! — Король пришпорил лошадь. — Догоняй, го-ло-жо-пый!

К вечеру маркиз еле стоял на ногах.

— Держись, маркиз! — Подбадривал его с лошади Альпухар.Немного осталось. Вон за теми холмами замок Иогафона Сильного. А от него до Элеоноры рукой подать. — Альпухар прищурился. — Кто это там впереди разлёгся? — Он подскакал к лежавшему. — Батюшки! Да это ж сам Иогафон Сильный валяется! Беги сюда, маркиз!

Подбежал запыхавшийся Германус.

— Погляди — что с ним.

Германус наклонился над телом и приложил ухо к груди Иогафона.

— От него вином сильно пахнет, Ваше Величество. Похоже, он пьяный вусмерть.

— Вот тебе и на! Ну, Иогафон! Позорит все королевское звание!

— Ваше Величество, — робко заметил Германус, — а я-то совсем без штанов…

— Да ну?! Неужели? — Усмехнулся Альпухар. — А я смотрю — чего это у тебя в гардеробе не хватает? И что же с того?

— Дозвольте, Ваше Величество, я его штаны на себя надену.

Альпухар почесал подбородок.

— А не жирно тебе будет в королевских портах?

— Так как же, Ваше Величество, можно?

— Снимай уж, раз у тебя штанов нет. Да смотри — эти не проеби.

— А сапоги можно взять, Ваше Величество? Сапоги хорошие.

— У, ты! Мародёр! Бери, чего уж… Хотя, постой. Дай-ка их сюда — я посмотрю… Правда, хорошие сапоги. Лучше моих. Ты вот что, маркиз, ты мои сапоги надевай. А я эти себе возьму. Я все-таки к любовнице еду. Мне нужно быть в форме. Подай мне ещё его шляпу, а то мою Анабабс пушкой пробил.

Альпухар надел сапоги и шляпу Иогафона Сильного. И пока маркиз Германус натягивал штаны, король вытащил из кармана маленькое зеркальце и оглядел себя.

— А мне идёт, — удовлетворённо отметил он. — Как на меня сшита. Быстрее, Германус, штаны застёгивай

— дальше поедем.

Раздетый Иогафон Сильный свернулся калачиком и захрапел.

— Жаль, Ваше Величество, у него с собой лошади нет.

— Но-но! Не очень! Пол-короля раздел и все ему мало! Много вас охотников до королевского добра!

Путники свернули в небольшой лесок неподалёку от замка Иогафона Сильного и решили немного отдохнуть и перекусить.

Маркиз Германус по приказу Альпухара набрал грибов, развёл костёр и поджарил грибы на палочках.

— Это вам, Ваше Величество. — Сказал Германус, протягивая грибы Альпухару.

— А ты что?

— А я что-то не проголодался ещё.

— Ты, маркиз, это брось — не проголодался! — Строго ответил король. — Ты сегодня много бегал и много потерял сил. Тебе их надо восстановить, потому что бегать тебе ещё предстоит прилично. Тем более — вдруг эти грибы обратно ядовитые окажутся. И что же я, по-твоему, из-за тебя от грибов умереть должен? В двух шагах от моей возлюбленной? Ты этого хочешь? Альпухар схватил маркиза за воротник. — Хочешь, да?! Ты с Зурабом заодно, а? Говори!

— Бог с вами, Ваше Величество. — Перепугался Германус. — Что вы такое говорите? Я за Ваше

Величество в огонь и в воду согласный.

— В воду, говоришь? Я помню, как ты меня вместе с лошадью чуть не утопил! Ты что, думаешь, я забыл уже? Я все помню. Альпухар отпустил маркиза. — Ешь, каналья, грибы! Будешь от каждого гриба надкусывать, прежде чем мне дать.

— Есть, Ваше Величество.

После ужина король Альпухар лежал на траве и смотрел в небо. Маркиз присел рядом на пенёк.

— Скоро, маркиз, увижу я свою Элеонору. — Король пожевал травинку. — А все-таки сладко — немного оттянуть час свидания. В этом что-то такое… Любовь — это отрава. Сильная, но приятная отрава. Да я тебе, кажется, это уже говорил?

— Говорили, Ваше Величество.

— Ну и что, что говорил. Кое-чего умное и повторить не грех. Ну-ка, маркиз, повтори.

— Любовь, Ваше Величество, это отрава. Сильная, но приятная отрава.

— Молодец. — Альпухар поднял ногу и осмотрел сапог. — Сапоги какие у Иогафона. Элегантные. Даром, что пьяница.

— И штаны хорошие, Ваше Величество. Только все карманы какой-то дрянью набиты.

— А ну-ка, погляди, чего у него там в карманах?

Маркиз принялся доставать из штанов Иогафона различные предметы. Он вытащил несколько пробок от бутылок, штопор, засохшую корку хлеба, круглую королевскую печать, надкусанное яблоко, курительную трубку.

— Барахла-то сколько! — Цокнул языком Альпухар.

— Ваше Величество, тут ещё письмо какое-то. Нераспечатанное. — Почитай мне вслух.

Альпухар повернулся на бок, подпёр голову рукой и приготовился слушать.

Маркиз Германус развернул скомканный конверт, вскрыл его и вытащил письмо:

"Здравствуй, уважаемый сосед Иогафон Сильный!

Пишет тебе твой надёжный друг Анабабс Длинный.

Как, Иогафон, поживаешь? Все ли у тебя в порядке? Давно ты мне что-то не писал. Наверное, опять закладываешь и тебе не до этого. Не жалеешь ты себя, Иогафон! Пей все-таки поумереннее, как пристало королям. А то, неровен час, погибнешь.

У меня же все в порядке. Вырыл новые окопы и укрепил их дубовыми досками. Теперь меня голыми руками не возьмёшь.

А пишу я тебе вот по какому поводу. Как ты, наверное, знаешь, у меня был брат — король Альпухар

Шестой — монарх достойный во всех отношениях. К сожалению, он умер, и королём стал его сын, а мой племянник Альпухар Седьмой Длиннобородый. Этот мой племянник — позор всего нашего семейства. Военными усовершенствованиями, как подобает настоящему королю, он не занимается, а на уме у него одни бабы. И выходит, что такие громадные территории, которые по праву должны принадлежать мне, пропадают зазря под этим молокососом Альпухаром.

Я долго размышлял и разработал стратегический план действий. Ты сейчас охуе. Я, короче, вызываю моего племянника письмом, в котором предлагаю ему приехать ко мне вместе с войском для того, чтобы, якобы, напасть на тебя соединёнными силами. Этот сосунок, ни о чем не подозревая, приезжает ко мне с войском, и мы едем нападать на тебя. При чем, заметь, племянник с войском едет впереди, а я со своим войском еду сзади. В берёзовой роще возле Бычьей Поляны ты со своим войском сидишь, короче, в засаде. И когда Альпухар со своим войском выезжает на поляну, ты со своим войском неожиданно нападаешь на него спереди. А я со своим войском тем временем нападаю на него сзади. Мы окружаем противника и разбиваем в пух и прах. Потом мы вместе поедем нападать на Зураба Меченосца и разбиваем его в пух и прах. Нам вдвоём это — раз плюнуть. Таким образом, мне достаются в наследство владения Альпухара, а ты заберёшь себе все Зурабское. А?

Каково? Здорово я придумал? Я полагаю, ты не будешь этого отрицать. Отвечай немедленно. Время не ждёт. Твой верный друг Анабабс Длинный. P.S. Это письмо, как ты понимаешь, никому не должно попасть на глаза. С одной стороны такой поворот может расстроить наши планы, с другой стороны — моё нападение на племянника дело семейное, щекотливое. И я не хотел бы, чтобы другие мои родственники прознали об этом. И когда мы уничтожим Альпухара, моё участие в этом деле должно остаться тайной. Все спишем на тебя. Лучше всего было бы, если бы ты сразу по прочтении письмо сжёг."

— Ни ху-я се-бе! — Только и смог произнести Альпухар. — Дядя хуев! Чего, сука, задумал! Старый козёл!

Выходит, это он нарочно нас из пушки обстреливал! Хорошо ещё этот пьяница Иогафон письмо прочесть не успел. — Король вскочил на ноги и принялся расхаживать взад и вперёд. — Ну я тебе, дядя, устрою! Я тебе, дядя, на хуй, яйца оторву! Я тебе покажу территории! — Альпухар сломал ветку и хлестнул ею по земле. — Погоди…погоди…Вот что, маркиз! Мы сейчас вернёмся к Иогафону и науськаем его против дяди! Есть у меня кое-какие соображения на этот счетец. По коням!

Не доскакав с полмили до места, где лежал Иогафон, Альпухар остановился и подождал маркиза

Германуса.

— Слушай, маркиз,-сказал Альпухар, когда Германус наконец поравнялся с ним, — надо будет сейчас

Иогафона будить, а на тебе штаны его надеты. Он хоть и пьяный, а вдруг их узнает. Так что или снимай штаны или давай их изуродуем до неузнаваемости. Можно их, например, до колена обрезать.Альпухар вытащил из-за пояса нож и подал его Германусу. — На, режь быстрее… И вот ещё что — сапоги-то его на мне. Мы их пока в сумку уберём, а ты мне мои отдай. Босиком, значит, маленько побегаешь.

Они подскакали к спавшему на дороге Иогафону Сильному. Альпухар слез с лошади и наклонился над королём.

— Иогафон! Иогафон! Просыпайся. — Он подёргал того за нос.

Иогафон открыл глаза и недоумевающе посмотрел на Альпухара.

— Ты кто? — спросил он.

— Не узнаешь? Я — Альпухар Длиннобородый.

— Ааа. Узнаю, — протянул Иогафон и снова закрыл глаза.

— Эй, Иогафон, не спи! Не спи! — Альпухар похлопал короля по щекам.

— Драться? Драться? — Забормотал Иогафон. — Я король. Ты мне за это ответишь…

— Просыпайся, говорю!

Иогафон открыл глаза:

— Ты кто? Где-то я тебя сегодня уже видел.

— Я тоже король. Альпухар Седьмой Длиннобородый.

— А где твоя длинная борода?

— Это неважно. Поднимайся быстрее. У тебя Анабабс штаны украл.

— Как это?

— Вот так это. Посмотри сам.

Иогафон с трудом сел и оглядел свои голые ноги.

— Ни хрена! А где штаны?!

— Я ж тебе говорю, Анабабс с тебя снял штаны, пока ты тут отдыхал.

— Зачем ему?

— А затем. Он над тобой издевается. Захотел над тобой посмеяться.

— Посмеяться? — Иогафон сдвинул брови к носу.-…Что-то я ничего не пойму. Башка трещит. У тебя, борода, выпить нету?

— На, выпей. — Альпухар подал Иогафону флягу с вином.

Иогафон вытащил зубами пробку, выплюнул её и двумя гигантскими глотками осушил посуду.

— Теперь живой. — Он облегчённо вздохнул. — Ну, рассказывай, чего хотел.

— Рассказываю ещё раз. Пока ты тут лежал, мимо Анабабс со свитой ехал. Он с тебя для смеха штаны снял и увёз. А дома у себя на осла их напялил, поил этого осла из ведра водкой и всем говорил, что этот осел — это ты, Иогафон Сильный. А потом он этого пьяного осла в твоих штанах зарядил в катапульту и выстрелил им в воздух. А потом всем хвастал, что и с тобой самим также вот разделается.

— А почему на тебе моя шляпа? — Спросил Иогафон.

— А, забыл совсем! — Не растерялся Альпухар. — Он ещё и шляпу на осла надевал. А я её незаметно снял, чтобы тебе вернуть.

— Ничего себе! Анабабс — говно какое! Мы с ним вместе выпивали, а он мне после этого — такое! Вот говно!

— Держи шляпу, — Альпухар снял шляпу и протянул её Иогафону.

— Я после осла не надену.

— Это кто осел? — насупился Альпухар.

— Да не ты. А тот осел, с которого ты снял.

— Ааа. А то я сразу не понял.

Иогафон поднялся и поприседал, разминая затёкшие ноги.

— До завтра отойду окончательно, — сказал он, — и все — поеду Анабабсу мстить. Он ещё пожалеет. С выпившего штаны снимать?! Это ему дорого обойдётся! Сейчас пойду в замок и распоряжусь готовиться к нападению. Ну, держись, Анабабс! — Иогафон погрозил кулаком.-…У тебя, борода, выпить не осталось?

— Больше не осталось. — Ответил Альпухар.

— Тогда пойду домой…Стоп. — Иогафон перестал приседать.Как же я теперь без штанов пойду? Негоже королю перед толпой без штанов появляться. Что же делать?

— Есть выход. Можно штаны на время у моего адъютанта снять, у маркиза Германуса.

— Вот спасибо. — Обрадовался Иогафон. — Ты, маркиз, не сомневайся, мне только до замка дойти, а там я тебе штаны верну.

Маркиз покорно снял штаны и протянул их Иогафону Сильному. Иогафон взял штаны и внимательно их осмотрел.

— Недлинные какие-то. — Сказал он. — Что это за фасон такой, голоногий?

— Это мода теперь такая, для адъютантов. Летние адъютантские штаны. Элегантные. — Пояснил

Альпухар.

Иогафон махнул рукой и надел.

— Как по мне сшитые. — Удивился он. — Только коротковаты. — Он сунул руку в карман и вытащил оттуда свою круглую королевскую печать. Иогафон нахмурился. — Эй, маркиз, откуда это у тебя в штанах моя круглая королевская печать?

Маркиз покраснел и что-то невнятно забормотал.

— Да это мы подобрали. — Сказал Альпухар. — У осла из кармана выпала, когда он из катапульты летел. Я подумал — тебе она ещё пригодится.

— Спасибо. — Иогафон сунул печать обратно в штаны. — Ну, пошли ко мне.

Иогафон Сильный пошёл вперёд, сверкая голыми коленками. Альпухар медленно тронулся за ним.

Маркиз Германус обвязал бедра курткой и побежал вслед за королями.

Альпухар Длиннобородый и маркиз Германус стояли на балконе замка Иогафона Сильного.

— Вон за тем лесом ещё мили три-четыре до Элеоноры. — Альпухар мечтательно вздохнул. — Элеонора,

Элеонора, тебя, быть может, увижу скоро…О, Германус, придумал! Я ей стихи сейчас напишу. Подарки утонули, а я ей стихи подарю. Она стихи почитать любит. Доставай, маркиз, бумагу и записывай.

Диктую. Значит так…

Элеонора, Элеонора!

Тебя, быть может, увижу скоро,

Мой гиацинт благоуханный,

Тобой я наслаждаюсь постоянно.

О, несравненный мой тюльпан,

Амур достанет свой колчан,

Стрелу он вытащит оттуда,

Запустит ту стрелу,

И раненый я буду,

Пробитый в сердце той стрелою,

Я истеку горячей кровью.

Любовь к тебе меня погубит.

Меня поймёт, замужнюю кто любит.

О, эта пытка наслажденьем,

Хожу я бледный, словно привиденье,

Я в поле чистом падаю на травы.

Любовь — приятная, но сильная отрава.

— Записал?

— Так точно, Ваше Величество.

— Смотри, не потеряй.

На балкон вышел переодевшийся Иогафон Сильный.

— Держи, маркиз, твои штаны. Спасибо, выручил. Отужинать не желаете?

— В принципе, с удовольствием, — сказал Альпухар.

— Ну, тогда пошли за мной.

Хозяин и гости уселись за накрытый стол.Слуга налил всем по большому кубку красного вина.

— Ну, со свиданьицем. — Сказал Иогафон и выпил.

Альпухар пригубил вино и поставил кубок на стол.

— Э, э, так не пойдёт. — Заметил Иогафон. — Первую — до дна.

Альпухар пожал плечами и допил вино.

Слуга снова наполнил кубки.

— Согласно королевскому указу — пьём по второму разу.

Поехали. — Объявил Иогафон и выпил.

Альпухар отпил немного и поставил кубок.

— Второй кубок вина пьётся категорически до дна!

Альпухар допил.

— Это ты сам, что ли, тосты сочиняешь? — Спросил он.

— Только некоторые. А в основном, мой папаша. Он это все ещё до того, как я родился сочинил.

Талант. Я когда подрос уже — бывало, сядем с ним за стол вино пить — так из него тосты так и сыпятся.

Слуга наполнил кубки.

— Кто выпивает третий раз, тому любая дама даст! — Произнёс Иогафон и выпил.

Альпухар и маркиз переглянулись и осушили кубки. Слуга наполнил кубки снова.

— Ну и здоров ты пить, Иогафон!

— Естественно. — Иогафон закусил помидором. — А вы, собственно, куда направляетесь?

— На побережье едем. Отдохнуть. Меня там, в принципе, мой друг ждёт, принц Фурьян Корнакес. Вот к нему и едем.

— А. Я там отдыхал однажды. Природа красивая. И море тёплое. Я месяц не просыхал. Предлагаю за это выпить. Имею намеренье твёрдое — опрокинуть с вами четвёртую!

Альпухар отодвинул от себя кубок:

— Мы все. Нам ехать нужно.

— Так не пойдёт. — Отрезал Иогафон. — Я что, по-вашему, один должен пить? Я же не алкоголик.

— Хорошо, — махнул рукой Альпухар, — по последней и все.

Они выпили, и слуга снова наполнил кубки.

— Так вы, значит, на побережье собрались? — Спросил Иогафон. — Ага.Альпухар икнул. — Там, говорят, бабы отличные. Корнакес пишет — там ими все кишмя кишит… Что-то я перебрал…Голова кружится.

— Ты, чтоб голова не кружилась, — предложил Иогафон, — в другую сторону голову поворачивай. Она у тебя в одну сторону кружится, а ты её в другую сторону поворачивай. Я из-за этого способа в одну интересную историю попал. Давайте выпьем, а после я расскажу. Кубок пятый не пьёт только горбатый! Иогафон выпил.

Альпухар и маркиз тоже выпили.

Слуга наполнил кубки.

— Ну так я рассказываю. Приезжает ко мне как-то мой шурин Полудокл Толковый. И мы с ним запили. Неделю пьём. Пьём другую. На третью, короче, неделю я шурину говорю: "Поехали,говорю, — к

Анабабсу, у него пить…

— Ты помнишь, чего Анабабс с твоими штанами сделал? — Перебил его Альпухар.

Иогафон нахмурился:

— Это ты про осла что-ли? Завтра встану и Анабабсу крышка! Хорошо, что ты напомнил. Выпьем за нашу победу. За победу над врагом пустим рюмочку кругом! — Иогафон выпил.

Слуга наполнил кубки.

— Короче, продолжаю. Поехали с шурином к Анабабсу пить. Приехали к Анабабсу и пили ещё две недели…

— Он тебе катапульту показывал? — Поинтересовался Альпухар.

— Да я не помню. Может и показывал, а я не запомнил.

— Не помнишь, а рассказываешь. — Альпухар укоризненно поднял палец.

— Ну, извини, извини… Очнулись мы на третью неделю с шурином Полудоклом в Зурабском лесу. Не помним — как туда попали…

— Не помнишь, а рассказываешь. — Снова вставил Альпухар.

— Мы — как туда попали не помним, а дальше помним.

Просыпаемся мы, короче, в Зурабском лесу…

— А, знаю, знаю, ик! — Альпухар пьяно прищурился. — Просыпаетесь, а у вас воронки в ушах!

— Какие воронки?

— У Зураба надо спать осторожнее. Он воронки в уши вставляет.

— Зачем он их вставляет?

— А я не помню, — Альпухар развёл руками.

— Может, он через них вино наливает? — Предположил Иогафон.

— Может и наливает. — Согласился Альпухар. — Ты не помнишь, Германус? — Он повернулся к маркизу.

Маркиз спал, подперев голову рукой. — Спит. Напился и спит. — Альпухар толкнул маркиза в бок.

Маркиз пошатнулся и стукнулся лбом об стол.

— Тут яма, Ваше Величество…Лошади тонут…— Забормотал он во сне.

— Слабак твой маркиз. — Сказал Иогафон. — Давай вдвоём выпьем за сильных и абсолютных монархов.

Они выпили.

Слуга наполнил кубки.

— Ты что-то там рассказывал вроде и не закончил. — Напомнил Альпухар.Расскажи.

— А про что?

— А хуй его знает. Про лес, кажется. Я люблю про природу слушать. Про природу и про любовь.

— Точно, я про лес рассказывал. Устроили мы как-то с моим шурином Полудоклом Толковым в лесу пикник. Развели вот такой костёр огромный. Зажарили барана. Напились и уснули. Просыпаемся…

— …в ушах — воронки. — Перебил Альпухар. — Это ты уже рассказывал.

— Воронок я чего-то не помню.

— Не помнишь, а рассказываешь.

— Ну извини, извини… Может, выпьем?

— Может и выпьем.

— Ну давай тогда.

Они выпили.

Слуга наполнил кубки.

— Ну вот, слушай. Просыпаемся мы с Полудоклом — все уже съедено и выпито. Пошли мы в замок пить. В замке мне Полудокл говорит: «Мне жениться надо.»"Зачем?"— спрашиваю. «Положено, говорит, — возраст пришёл». «Хочешь, — говорю ему,на моей сестре женись. У неё тоже уже лет десять как возраст пришёл. Женись на ней, будем чаще встречаться.»Он говорит: «Давай.»Вот он и женился спьяну. А когда протрезвел рассмотрел какая она страшная и обиделся на меня — страсть.

«Ну, — говорит, — ты мне и подсунул супругу». А я ему отвечаю: «Зато будем чаще видеться.»

— Любовь, — сказал Альпухар, — это отрава… — Он упал со стула и уснул.

Иогафон принёс из спальни плед и прикрыл им Альпухара.

Утром Альпухар проснулся первым. Он с трудом вылез из-под стола и сел на стул. Все тело ныло, мысли путались. Альпухар макнул палец в кубок с недопитым вином и смочил виски. Слева кто-то засопел. Альпухар с трудом повернул голову и заметил рядом на стуле спящего Германуса.

Альпухар вытащил из кармана часы на цепочке и нажал на кнопку. Крышка часов открылась, заиграла приятная мелодия. Альпухар застонал и захлопнул крышку. Он посидел ещё немного, потом собрался с силами, снова нажал на кнопку, быстро взглянул на циферблат и захлопнул крышку.

— Маркиз, проснись, ехать пора. — Король толкнул ногой стул под Германусом. Стул опрокинулся и

Германус оказался на полу вверх ногами.

— Ваше Величество, по нам стреляют! — Маркиз вскочил на ноги и ошалело разинул рот.

— Дурак, чего орёшь?! — Альпухар схватился за голову и прошептал.Ехать пора…Отправляемся.

— Есть, Ваше Величество, отправляться. — Прошептал в ответ Германус.

В залу вошёл Иогафон Сильный в ночной рубашке и с мокрым полотенцем на голове.

— Как спалось, гости дорогие? — Он подошёл к столу и заглянул в кувшины. — Эй, слуга! Наливай!

Слуга наполнил кувшины.

— Давайте, друзья мои, поправимся и будем здоровы. Если утром сохнут губы, значит надо выпить кубок! — Иогафон выпил и сразу порозовел. — А вы, друзья мои, чего не пьёте?

— Да я уже смотреть на это не могу! — Отрезал Альпухар. — Меня тошнит.

— Когда тошнит сверх всякой меры, тебя спасёт стакан мадеры! Понял?

Маркиза Германуса стошнило под стол.

Альпухар вышел на балкон. На свежем воздухе ему стало немного полегче.

Сзади подошёл Иогафон Сильный со слугой. На подносе у слуги стояли два полных кубка вина.

— Вот и я люблю на свежем воздухе выпить. — Сказал Иогафон. — Когда в организме вчерашнее бродит — выпить неплохо, мой друг, на природе. Давай, борода, на балконе выпьем. А то в зале твой маркизус харч мечет. Вонь жуткая. Не будем ему мешать.

Альпухар с трудом сдержался.

— Ты чего такое лицо сделал? — Нахмурился Иогафон. — Тебе что, у меня не нравится? А? Нет, ты скажи.

— Нравится. Но пить не буду.

— А не хочешь — не пей. — Иогафон выпил. — А может, выпьешь все-таки? Кто носом вертит от вина — не понимает ни хрена!

— Иогафон, нам ехать пора. Дай лошадь.

— Лошадь дам… — Иогафон почесал подбородок. — Нет, не дам. Вот выпьешь со мной — дам лошадь. А так — не дам.

Альпухар стиснул зубы:

— Не знал я, что ты такой! Ладно, наливай.

— Уже налито. Давай с тобой промочим горло, чтоб наши все враги подохли!

— Не в рифму, — заметил Альпухар, вытирая губы. — На «горло»лучше «промокли»рифмуется. Давай с тобой промочим горло, чтоб наши все враги промокли.

— Рифма отличная. Но смысл теряется. Лучше уж тогда так…Давай с тобой…это…скажем, протрём бинокли, чтоб наши все враги подохли…Выпьем?

— По последней и давай лошадь.

— Кто пьёт, как конь, кто пьёт, как лошадь, тот, верно, человек хороший!

Альпухар выпил вина и подумал: "Подозрительно как-то. Зураб меня музыкой довести хотел. Этот

— виршами одолевает. Подозрительно. Надо уносить ноги."

— Ты случайно музыкой не увлекаешься? — Спросил он.

— А что?

— Так просто спросил.

— У меня сестра увлекалась. Я, бывало, пью с шурином, а она напротив усядется назло и арфу свою щипает, чтобы мы быстрее закруглялись. Доводила нас, ведьма.

— Пошли за лошадью?

— Пошли.

Прихватив бледного маркиза, они спустились вниз.

Иогафон Сильный распорядился насчёт лошади для Германуса.

— Ты про Анабабса-то не забыл, Иогафон? — Спросил Альпухар, забираясь на лошадь.

— Погоди…— Иогафон наморщил лоб. — Это про осла, если не ошибаюсь?

— Про осла, про осла.

— Я ему этого никогда не забуду. Сегодня же поеду ему мстить. Или завтра, в крайнем случае. Он от меня не уйдёт.

— Смотри, не забудь.

— Не забуду.

— Ну, бывай. Спасибо за угощение.

— А то приезжайте ещё. Чаще надо видеться. Живём, вроде, рядом, а видимся редко.

Альпухар и маркиз въехали в лес. Германус неожиданно остановился и слез с лошади.

— Ты что, маркиз? — Спросил Альпухар.

— Не могу, Ваше Величество. Меня на лошади укачивает. Я лучше пешком пойду.

— Надо тебе было вина выпить. Я вот выпил и меня не укачивает…Альпухар задумался. — Скоро скоро я буду лобзать мою прекрасную Элеонору…Ну чего, полегче тебе?

— Вроде, полегче… Ваше Величество, вы не будете ругаться?

— Смотря за что. Если, например, лошадь опять хочешь утопить, то буду ругаться.

— Нет, Ваше Величество, лошадь тут не при чем.

— Тогда не буду.

— У меня, Ваше Величество, печать в штанах осталась. Круглая королевская печать Иогафона

Сильного. Будем возвращаться или как?

— Никак. Не будем возвращаться. Возвращаться — плохая примета. А что у тебя печать осталась — так это даже хорошо. Я её Элеоноре подарю. Пусть порадуется… Жаль, шляпу забыл у Иогафона попросить. Без шляпы — несолидно.

— Может, не надо вам было, Ваше Величество, тогда каску Анабабсову выкидывать. Лучше все же, чем ничего.

— Дурак ты, маркиз! Кто ж к любовнице в каске ездит?!

Они выехали из леса и поскакали по полям.

Вскоре впереди показался замок Кришнахана 14-го Громкого. Они остановились неподалёку от замка и спрятались за кустами. Маркиз Германус отвёл лошадей в овраг, привязал их к сломанной ели и вернулся к Альпухару.

— Чего делать, маркиз, будем? — Альпухар вытащил из кармана письмо Элеоноры и перечитал ещё раз…Короче, я так понимаю — Кришнахан вроде должен был уехать. А вроде и нет. Тем более — когда и насколько — тоже не ясно. Может, он и вернулся уже. А может, никуда и не уезжал. Делаю вывод — ехать напролом рискованно. Нет никакой уверенности, что его нет. Давай подождём дотемна и сходим в разведку.

Когда стемнело, король Альпухар Седьмой и маркиз Германус отправились на разведку.

Незамеченными они добрались почти до самых ворот и спрятались за деревом. У ворот стояли вооружённые до зубов стражники.

— Нужно их как-то отвлечь. — Прошептал Альпухар. — Сделаем так. Ты, маркиз, сейчас переползёшь на ту сторону дороги и с той стороны станешь шуметь и кричать, будто тебя режут. Стража услышит и пойдёт посмотреть — кого это там режут, а я тем временем проскользну в замок.

— А если, Ваше Величество, они меня поймают?

— А ты скажи, что разбойники убежали. Скажешь, что разбойники-де тебе штаны оторвали. Они и поверят.

— Понял, Ваше Величество.

— А раз понял — переползай. С Богом.

Маркиз Германус лёг на живот и пополз по дороге. Не успел он её переползти и спрятаться в кустах, как послышался топот копыт и мимо, по дороге к замку, проскакал король Кришнахан 14-ый со свитой.

— Открывайте ворота, уроды! — заорал он. — Ваш король вернулся.

Стражники засуетились и резко раскрыли ворота. Король Кришнахан со свитой заехали внутрь и ворота за ними закрылись.

— Ой! Ой! Помогите! Ка-ра-ул! Ре-жут! Ре-жут! — Раздался из кустов истошный голос маркиза.

— Заткнись, дебил! — Зашипел на него с противоположной стороны Альпухар. — Надо было раньше орать! Теперь-то и так понятно, что Кришнахан в замке.

— Орёт кто-то в кустах. — Послышался от ворот голос стражника. — Вдарь по этому крикуну из мушкета.

Грянул выстрел.

Альпухар и маркиз Германус бросились бежать.

Добежав до оврага, они упали на землю и долго не могли отдышаться.

— Чуть не убили из-за тебя! — Зло сказал Альпухар. — Для чего ты орать-то начал?

— Так вы же приказали, Ваше Величество.

— Дебил ты, маркиз, и есть. — Король помолчал. — Ладно, главное мы выяснили — Кришнахан, к сожалению, дома. И, выходит, зря мы сюда ехали. — Альпухар поднял с земли палку и сломал её об колено. — Но я не отступлю…Есть план. Ты, маркиз, печать иогафоновскую ещё не потерял?

— Тут она, Ваше Величество, в кармане.

— Отлично. Доставай бумагу и перо. Пиши:

"Кришнахану 14-ому Громкому от Иогафона Сильного.

Я, Великий и Могучий император Иогафон Сильный, объявляю тебе, грязный пачкун и выродок, смертельную войну. Ты, вонючка, уже давно меня раздражаешь, и я намереваюсь надрать тебе задницу. Чаша терпения переполнена, и ты, старый козёл, у меня дождёшься. Выезжай сейчас же биться на Бычью Поляну. А если ты, ишачья задница, обосрешься и попытаешься отсидеться в замке, то к утру ко мне присоединятся Анабабс Длинный, Зураб Меченосец и мой шурин Полудокл Толковый. И тогда тебе точно крышка. Скачи быстрее, я жду тебя, сука.

Король-Солнце Иогафон Сильный."Написал?

— Так точно, Ваше Величество.

— Поставь печать.

Маркиз подышал на печать, приложил к листку.

— Готово? Отнесёшь это письмо Кришнахану, вроде бы ты не маркиз Германус, а гонец Иогафона

Сильного. Кришнахан должен на это оскорбление клюнуть и уехать сражаться. Ты же постарайся как нибудь предупредить Элеонору, что я приехал и жду свидания. Сам оставайся в замке, а я, как только

Кришнахан уедет, проберусь к Элеоноре. Все понял?

— Так точно, Ваше Величество. Гениальный план.

— Тогда езжай.

Германус вскочил на лошадь и скрылся в темноте.

Вскоре он подъехал к воротам.

— Эй, стража, — закричал маркиз, — открывай ворота!

— Ты кто такой грозный?

— Я — посланник Короля-Солнца Иогафона Сильного. Везу срочное послание вашему королю.

Стражники открыли ворота и пропустили маркиза Германуса внутрь. Маркиз спешился:

— Ведите меня к королю. Имею для него срочное известие.

Его провели в королевские покои.

Король Кришнахан и королева Элеонора Блюмерляндская ужинали за длинным столом.

Маркиза подвели к королю.

— Кто таков? — Спросил Кришнахан, откусывая от бараньей ноги.

— Гонец Его Величества Короля-Солнца Иогафона Сильного.

Кришнахан уронил баранью ногу и громко заржал:

— Слышишь, Элеонора, Иогафон Сильный — Король-Солнца! Допился!

— Извольте вести себя как следует. — Покраснела Элеонора. — Вы брызжете слюной, у вас изо рта все падает, вы хватаете меня жирными руками! Извольте успокоиться!

— Да нет, ты послушай! Король-Солнце Иогафон Пьющий! Давай, гонец, сюда письмо. Повеселимся.

Маркиз подал скатанный в трубочку листок.

Кришнахан вытер руки об камзол и принялся читать.

Убедившись, что король отвлёкся, маркиз Германус стал подавать королеве Элеоноре условные знаки. Для начала он несколько раз ей подмигнул.

Королева недоуменно вскинула брови.

Увидев, что его не понимают, маркиз скорчил хитрую гримасу и приложил палец ко рту.

Элеонора положила вилку на стол.

Маркиз похлопал себя рукой по сердцу и чмокнул губами, а потом показал большим пальцем за спину.

Элеонора Блюмерляндская раскрыла от удивления рот.

Тогда маркиз стал прикладывать руки к подбородку, изображая длинную бороду.

В это время Кришнахан закончил читать, побагровел и швырнул письмо на стол.

— Нет, я не понимаю! Я не верю своим глазам! Этот забулдыга пишет мне такие слова! У меня язык не поворачивается, дорогая, повторить — чего он мне написал! На вот, лучше прочитай сама. — Он подвинул письмо королеве.

Королева быстро пробежала письмо глазами и тоже покраснела:

— Неслыханное хамство! С каких это пор всякие непромытые пьянчужки позволяют себе писать такие письма в приличные дома?

— Так это ты, значит, принёс нам этот пашквиль? — Обратилась она к маркизу.

Германус радостно закивал головой.

— Дорогой, — сказала Элеонора Кришнахану, — вели повесить этого негодяя. Тем более, что пока ты читал, он над нами издевался. Мало, что он посмел принести эту пакость, он и ведёт себя вызывающе!

— А что он сделал? — Спросил Кришнахан.

— Пока ты читал, он стоял и корчил рожи.

— Стража! — Закричал Кришнахан. В залу вбежало несколько плечистых стражников. — Взять его! И повесить немедленно! Стражники скрутили маркиза и уволокли его.

— Морды он, видишь ли, корчит! — Зло хмыкнул Кришнахан.Посмотрю я, какая у него завтра морда будет на верёвке…Так как ты считаешь, дорогая, мне уже ехать или не ехать?

— Если, в чем я сомневаюсь, в тебе осталась хоть капля достоинства, ты должен немедленно ехать и рассчитаться с этим забулдыгой. Впрочем, такое слово как достоинство — для тебя пустой звук.

Кришнахан закурил сигару:

— Напрасно ты так обо мне думаешь. Сейчас я докажу тебе, что достоинство для меня — не пустой звук.

Сейчас я выкурю последнюю сигару и ты увидишь. — Кришнахан глубоко затянулся.Хорошая сигара.

Крепкая и ароматная…Нет, я, право, возмущён! Какой-то опустившийся пьяница пишет мне такое.

Значит, ты считаешь — надо ехать? А может, это не серьёзно — с пьяницей связываться? Возможно, он просто выпил лишнего и написал эту чушь, а завтра будет жалеть и нового гонца пришлёт извиняться? А я, выходит, ему уже отомстил — одного гонца уже повесил. Он надолго запомнит этот урок! Пожалуй, я не поеду… Утро вечера мудрёнее. Правда ведь, дорогая?

Элеонора смерила супруга уничтожающим взглядом:

— Я не сомневалась, что ты окажешься ничтожеством. И надо же мне было выйти замуж за такого низкого человека, загубить свои лучшие годы?!

— Ну ты уж прямо…Слишком все это утрируешь. Так нельзя. Я же не отказываюсь, в принципе. Я, конечно, готов дать отпор хаму. Сейчас покурю и того…Но ты сама посуди — это же смешно. Мне, например, очень даже смешно. Ха-ха-ха! Ха-ха-ха! Король-солнце Иогафон. Ха-ха-ха! Король, ха ха-ха, солнце!..Мы сейчас с тобой отправимся спать, а назавтра встанем и вместе посмеёмся.

— Нет, я не могу больше этого выносить! — Элеонора вскочила из-за стола. — Изо дня в день одно и то же, одно и то же! Кто бы знал, как я страдаю! У тебя нет ничего святого! Никакого понятия о чести! Ты — свинья, форменная свинья!

— Ну ладно, ладно…Зачем же ты…Такие слова? Все — я покурил и еду.Кришнахан поплевал на окурок и бросил его на пол.

Элеонора заломила руки:

— Сколько раз я тебя просила не разбрасывать где попало свои вонючие паршивые окурки?! Грязный несносный человек! Она застонала.

— Я не понимаю, чего ты так нервничаешь? Не волнуйся уберут. Эй, слуги, подметите окурок!.. Вот и все. Стоило из-за этого убиваться?

Кришнахан 14-ый Громкий бросил на стол салфетку.

— Слуги! Бегите к маршалу Вассерману! Передайте ему мой приказ — поднимать войско. Готовность номер один! И чтоб все было — как следует! — Он покосился на Элеонору.А то голову, к свиньям, оторву!.. Вот видишь, дорогая, я уже собираюсь. А ты переживала.

Кришнахан снял со стены кольчугу и меч, положил их на стол. Потом сходил в соседнюю залу, принёс оттуда массивную рогатую каску гамзейской стали, сапоги со шпорами, высокое седло и колчан. Кришнахан свалил все на стол, вытер пот со лба.

— Уфф! Вот я и собрался. Зря ты, дорогая, сомневалась в своём муже. Ну, поцелуй меня на прощание, пока я не оделся.

Элеонора сверкнула глазами и, опершись кулаками на стол, прошипела:

— Не знаю, что надо иметь в голове, чтобы грязные сапоги и прочую дрянь класть на стол! — Она сорвалась на крик. — За что?! За что я страдаю?!

— Да чего ты кипятишься? — Растерянно произнёс Кришнахан. — Я все принёс, положил вот на стол, чтобы ты видела, что я собираюсь…

— Собираешься, говоришь?! — Элеонора схватила со стола рогатую каску. — Собираешься?! Иди во двор собираться, кровосос! — Она подбежала к окну и швырнула каску вниз.

— Ну зачем ты так? — Обиженно сказал Кришнахан. — Зачем каску-то выкидывать? Каску-то выкидывать зачем?

— У-у, не могу я больше тебя видеть! — Элеонора выбежала из залы и хлопнула дверью.

Альпухар Седьмой Длиннобородый сидел на поваленном дереве, курил трубку.

«Что-то Кришнахан не выезжает, — думал он. — Пора бы ему было уже отправляться…Может, маркиз чего напутал? — Альпухар выбил трубку о сапог и сунул её в карман. — Не могу больше терпеть. Пойду на разведку.»— Он встал и решительно зашагал к замку.

Неподалёку от ворот Альпухар спрятался за дерево, ожидая удобного случая, чтобы проскользнуть в замок. Удобный случай скоро представился. Стражники пошли отлить в кусты. Альпухар проскользнул в ворота и оказался во дворе замка.

Во дворе суетились солдаты.

«Отлично! — Подумал Альпухар. — Сработало. Ещё немного подожду, и Элеонора одна останется. — Он поднял голову. — Вот её окно. Хорошо бы она в нем показалась. Хорошо бы увидеть её хоть краешком глаза. Как я соскучился по моей нежной Элеоноре. — Не спуская глаз с окна, Альпухар подошёл поближе к стене.Ну покажись же, Элеонора! Ну выгляни хоть на миг! Я так долго ехал к тебе. Я несколько раз был на краю гибели. И вот я здесь, под твоими окнами. Я обожаю тебя, моя ненаглядная, моя благоуханная роза! Ты навсегда пленила меня, ты лишила меня покоя и сна. Я никогда раньше не думал, что любовь бывает такой! Любовь — это сильная, но приятная отрава.»

Из окна вылетела массивная рогатая каска и стукнула Альпухара по голове.

— Ой!

ЭПИЛОГ

Ночью Кришнахан 14-ый Громкий отправился со своим войском к Бычьей Поляне, но Иогафона Сильного там не обнаружил. Он немного подождал и поехал к Иогафоновскому замку, но и в замке Иогафона не оказалось. Иогафон в это время уехал со своим войском мстить Анабабсу Длинному, но Анабабса дома не застал, потому что нетерпеливый Анабабс Длинный поехал со своим войском нападать на Зураба Меченосца. Но Зураба Меченосца не было дома, так как тот уехал на похороны к своему дальнему родственнику Агупте 4-ому Ласковому. Анабабс Длинный огорчился и вернулся назад.

Иогафон Сильный, не дождавшись Анабабса, поехал домой и запил.

Кришнахан 14-ый Громкий вернулся к Элеоноре и заявил ей, что Иогафон струсил и убежал, уклонившись от сражения.

Той роковой ночью стражники Кришнахана обнаружили под окнами замка труп неизвестного мужчины. Чтобы не было лишних вопросов со стороны монарха, стражники потихоньку вынесли труп за ворота и закопали его неподалёку от замка.

В течение последующего года всюду искали короля Альпухара Седьмого Длиннобородого, который куда-то уехал с маркизом Германусом и не вернулся. Спустя год, поиски прекратили.

Дядя Анабабс Длинный получил в наследство королевство Альпухара. Объединив своё войско с войском племянника, он покорил Зураба Меченосца, Иогафона Сильного и его шурина Полудокла

Толкового.

Обладая такими значительными территориями и огромным войском, Анабабс Длинный вероломно напал на Кришнахана 14-го Громкого и пленил его в неравном бою. Расправившись с

Кришнаханом, Анабабс Длинный взял Элеонору Блюмерляндскую в жены.

Элеонора родила ему сына и назвала его Альпухаром, в честь своего пропавшего возлюбленного

Альпухара Седьмого Длиннобородого.


ГЛАВА 13. ИСТОРИЯ ПРО КОРОЛЯ МОРСКИХ РАЗБОЙНИКОВ ГУГО ПЯТОГО СПОКОЙНОГО, ГЕРОИЧЕСКОГО ФЕЛЬДМАРШАЛА ФИНКАЛЯ, НАБЛЮДАТЕЛЬНОГО ГУСТАВА ФОН КУРЦЛИХА, ГЛУХОГО БАРОНА ОТТО ФОН ШИРАЛАСА, ИЗОБРЕТАТЕЛЬНОГО ГРАФА ХУАНА СУРИДЭСА, КРОВОЖАДНОГО МАРКИЗА ИБРАГИМА ЛИНКОЛЬНА, ПРОСЛАВЛЕННОГО КУЛИНАРА КАЗИМИРА УСФАНДОПУЛО, УДАЧЛИВОГО РЫБОЛОВА ГАНСА РАБИБУЛИНА, МЯТЕЖНОГО ГЕРЦОГА ГУНЕХИСА И ИХ ПОТОНУВШУЮ СТРАНУ

Когда однажды в Замбрии прорвало плотину, короля Замбрии не оказалось на месте. Король Замбрии Гуго Пятый Спокойный находился в это время с визитом у своего соседа Полудокла Толкового и был, само собой, не в курсе, что его страну, затопило так, что над водой остался торчать только дворцовый шпиль. Все остальное безвозвратно поглотила пучина.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

В этот злосчастный день Гуго Пятый сидел за столом с Полудоклом и вёл переговоры. Гуго Пятый сватался к старшей дочке Полудокла принцессе Клавдии и сторонам оставалось уладить некоторые детали.

— В принципе, я не против. — Полудокл похлопал перчаткой по столу.Даже, я больше скажу, я рад, что мы с тобой, Гуго, породнимся. Ты мне всегда нравился и как король, и как личность вообще. Так что препятствий я никаких не вижу с моей стороны. Остаётся обговорить кое-какие мелочи.

— Я весь — внимании. — Гуго выпрямился на стуле и подался вперёд.

— Давай договоримся, — Сказал Полудокл, — за дочкой даю семь сундуков золота, табун породистых коней и корабль-флагман.

— Согласен, — Гуго покрутил ус. — Корабль, в принципе, я могу не брать. Мне он геополитически излишен. А лучше вместо корабля коней добавьте.

— Можно и так. А ты мне, как родственник, уступишь урочище Бурманских Перепелов и деревню Быки.

Гуго почесал кончик носа и уставился в тарелку.

— Уважаемый Полудокл, — наконец произнёс он, — мне, конечно, не жалко, но зачем, собственно говоря, вам это надо?

— Как зачем? — Полудокл повертел в руке стакан, — Я там охотиться буду. Ты же знаешь, какой я заядлый охотник.

— Это естественно. — Гуго вытащил из кармана платок и протёр шею. — Но… Уважаемый Полудокл, мы же с вами не чужие будем. Что ж я, своего тестя не пущу к себе в лес поохотиться? Я и сам другой раз с удовольствием с вами съезжу. Вы меня знаете.

Полудокл поставил стакан на стол и засунул руки в карманы:

— Это, конечно, да… Я на этот счёт нисколько не сомневаюсь. Но я уж такой человек — не люблю никого лишний раз беспокоить. Мне, чтобы к тебе в королевство охотиться ездить предупреждать тебя придётся, от дел отрывать. Вот ты будешь думать тогда — опять приехал этот, хе-хе, старый хрыч отрывать меня от дел… А так я потихонечку собрался, съездил в свой лес, поохотился там и в собственной деревне по-стариковски отдохнул.

— Дак в чем же дело? — Гуго откинулся на спинку стула. — Охотьтесь, отдыхайте сколько хотите. Никто вам слова не скажет. И предупреждать меня не надо. Все моё — считайте, что это ваше.

— Не-ет, я так не могу. — Полудокл поковырял ногтем стол. — Мне всего не надо. Я на все и не претендую.

А то есть такие, которые любят залезать на шею. Но я не из таких. Мне леса и деревни — вполне достаточно.

Гуго 5-ый заглянул под стол и почертил сапогом по полу.

— Знаете что… Можно я вас буду папой называть?

Полудокл прищурился и посмотрел на графин:

— Отчего же нет? Конечно, можно.

— Вы, папа, естественно, не из тех родственников, которые на шею садятся. А то бы я к вам вообще свататься не поехал. Но встречаются, конечно, разные родственники. Без стыда и совести. Вот моя тётя, например, Хурдоба. Тётя шмуева. Постоянно мне надоедает. Отдай, говорит, мне, племянник,

Нижние луга, ты ими все равно не пользуешься, а я там серные купальни устрою… Мало ли чем я не пользуюсь. Хочу — пользуюсь, хочу не пользуюсь. У меня, скажем, на стене в замке висит картина, я ей не пользуюсь и вообще не замечаю. Так что же, прикажете и картину тёте отдать? Эдак я скоро совсем без всего останусь. Вот какая у меня тётя бессовестная. Другое дело вы, папа. С вами приятно беседовать. Вы порядочный человек, мудрый, всем довольны и ничего вам чужого не надо. — Гуго отодвинулся от стола и закинул ногу на ногу.

— Чужого мне, действительно, не надо. На чужое я никогда не заглядывался. — Полудокл положил руки на стол ладонями вверх.Всю жизнь я добивался всего сам вот этими вот руками. — Он пошевелил пальцами. — Но как мы с тобой, Гуго, теперь родственники, то между родственниками нет никаких недомолвок. Да и дело-то пустячное. Я думаю, что на твоём месте любой бы другой жених не моргнув глазом согласился. К тому же, на днях обещался заехать Шокенмоген 3-ий Лютый за тем же самым, что и ты. Шокенмоген мне нравится. Хозяин крепкий, из хорошей семьи. И леса у него обильные — есть, где поохотиться.Полудокл приставил воображаемое ружьё к плечу и нажал на курок. — Пух!

— При чем тут Шокенмоген? У меня тоже леса хорошие. Лоси там водятся, белки много, грибы, ягоды…

— Так я и не спорю…

— И я не спорю. — Гуго подёргал себя за ухо. — Вы, мне, папа, лошадей добавьте, вместо корабля, а я вам подарю лес и деревню в честь свадьбы.

— Ну вот и хорошо. Значит, договорились.

Вечером того же дня Полудокл Толковый с женой Филоксеей, их дочь принцесса Клавдия и Гуго

5-ый Спокойный пили чай в беседке.

— Вот как бегут годы. — Полудокл подул на блюдечко и взял из вазы трюфель. — Ещё недавно эта мадемуазель, — он указал трюфелем на Клавдию — бегала под стол пешком. А теперь вот замуж надумала, озорница. Вчера ещё с куклами возилась, а сегодня, пигалица, о мужчинах воздыхает.

— Папенька, — Клавдия покраснела и потупилась в чашку, — вечно вы скажете…

— Ты, Полудокл, — королева Филоксея погрозила мужу пальцем, — совсем стыд потерял. За столом говорить такое…При посторонних…

— Какой же он нам теперь посторонний? — Полудокл отпил из блюдца. — Он нам теперь как родной.

Заместо,..того…сын, короче. Свадьба через две недели.

— А все равно ты неприлично себя ведёшь. — Возразила Филоксея. — Вы, Гуго, на него внимания не обращайте. Ему лишь бы позубоскалить.

— Все нормально, — Гуго кивнул.

— Ну вот, — Полудокл съел трюфель, — а ты на меня насела. А Гуго говорит — все нормально. Он все понимает. — Полудокл хитро подмигнул Гуго Пятому. — А, Гуго?..Через две недели свадьба…Понимаешь?

Гуго подмигнул Полудоклу в ответ.

Полудокл негромко рассмеялся.

— Молодец, Гуго! А, мать, — повернулся он к супруге, — повезло нам с женихом.

— Да я вижу, вижу, что повезло. — Филоксея заулыбалась. — Порядочный молодой человек.

— И мне нравится. — Полудокл вытер салфеткой рот. — Станем теперь, Гуго, чаще видеться. Я к тебе каждый раз после охоты заезжать буду. Опять же можем вместе охотиться на лосей. Ты, вроде, говорил, что в моем лесу лосей много?

— И белок ещё. — Гуго посерьёзнел.

— Вы только не пейте там. — Сказала королева Филоксея. — Я пьяниц не люблю. У меня брат такой,

Иогафон. Сколько уж я от него натерпелась. А теперь он ещё и мужа спаивает. Как поедет

Полудокл к нему в гости — обязательно они там пьют. Вы-то, Гуго, как насчёт этого дела? -

Филоксея пощёлкала пальцем по шее.

— Я, в принципе, не пью… Ну как…— Гуго разрезал ладонью воздух.Только по праздникам.

— Как это — только по праздникам? — Притворно удивился Полудокл и подмигнул Гуго. — А я-то думал — теперь есть с кем на старости лет выпить.

— К сожалению, только по праздникам. — Гуго подмигнул Полудоклу.

— Вот и хорошо. — Сказала королева. — Хоть один мужчина непьющий будет.

В беседку вошёл офицер.

— Ваше Величество, — отрапортавал он, — секретное сообщение.

— Докладывай.

— Ваше Величество…— офицер покосился на Гуго.

— Да ты не бойся, докладывай, тут все свои.

— Но, Ваше Величество…— Военный наклонился и зашептал что-то на ухо королю.

— Так…Так…Не может быть!.. — Полудокл нахмурился. — Ничего себе!.. И все-все?.. Ну и ну… Слава

Богу… Ну и дела…— Полудокл как-то странно поглядел на Гуго Пятого.Слушай, Гуго, — сказал он, — тут мне говорят, что у тебя все королевство под воду ушло.

— Не понял? — Удивился Гуго. — О чем это вы, папа?

— Да говорят у тебя там плотину прорвало и буквально все затопило. Даже, говорят, крыш не видно.

У Гуго Пятого Спокойного вытянулось лицо:

— Что за дурацкие шутки? — Да я тоже не верю, — Полудокл развёл руками,а вот говорят… Пошли на башню — в трубу посмотрим.

— А можно мы с маменькой тоже пойдём посмотрим? — Спросила принцесса Клавдия. — Нам тоже интересно.

На башне было прохладно. Ветром растрепало причёску принцессы Клавдии. Стражник подал

Полудоклу подзорную трубу.

Полудокл протёр манжетом стекло, приложил трубу к глазу.

— Хорошая труба. Сильно увеличивает. — Он направил трубу в сторону королевства Гуго Пятого.-…Вот это да! — Восторженно закричал король и присвистнул. — Лихо…— Он покрутил окуляры, наводя резкость. Ух, как залило.

— Папенька, дайте же и нам с маменькой поглядеть. — Нетерпеливо перебила Клавдия. — Нам же тоже хочется.

— Погодите вы, балаболки. У человека горе — пусть он первый посмотрит.Полудокл обернулся к Гуго

Пятому. — Будешь, Гуго, смотреть?.. Труба отличная. Хорошо приближает.

Гуго молча взял трубу.

— Ну как, Гуго? Видишь? — Спросил Полудокл. — Правдаужас?..А ты не верил. Вот тебе и доказательства… Дай, я ещё посмотрю.

Гуго вернул трубу и, пошатываясь, отошёл в сторону.

— Ну, мать честная, и картина! — Полудокл почесал затылок. — Я и не гадал, что у меня будет морская граница. — Он запел. Ра-аскинулось мо-оре ши-ы-ыроко… И волны бу-ушуют же-е-есто-око…

— Папенька, ну сколько можно? -Оборвала Клавдия. — Дайте же, наконец, и нам. — Она подёргала отца за рукав и запрыгала.Дайте же! Дайте же! Дайте же!

— На! А то ведь не отстанешь. И в кого ты такая капризная?

Принцесса Клавдия выхватила трубу.

— Ой, маменька, — воскликнула она, — вы не поверите! Такой вид! Куда ни посмотришь — кругом вода! А вон — чайка полетела! Какая прелесть! А вон — ещё одна! И ещё! И ещё! Смотрите, они, кажется, рыбу ловят! — Она передала трубу королеве-матери и захлопала в ладоши.

— Ну, надо же! — Филоксея покачала головой.

— Правда, маменька, потрясающе?! Прямо как на курорте. Помните, маменька, мы ездили?

— Дааа…— сказала Филоксея, — теперь и ездить никуда не надо. У самих теперь курорт под боком!

— Ну, ладно, хватит вам трещать, — осадил Полудокл. — Пойдёмте вниз. А то, я гляжу, у Гуго голова с непривычки закружилась.

Женщины пошли в замок вышивать. Полудокл и Гуго вернулись в беседку.

— Я тебя понимаю. Как тебе сейчас тяжело. — Полудокл положил руку на плечо Гуго Пятому. — Держись, мой мальчик. Не каждому на долю выпадают такие испытания. Это надо же, в один день потерять буквально все, что нажили отцы и деды! Кошмар! Но ты, сынок, не падай духом. Все, я думаю, образуется.

— Как же, папа, образуется, когда все-все утонуло! — Гуго ударил кулаком по столу, закрыл лицо руками.

— Я понимаю, понимаю…— Полудокл похлопал Гуго. — Я и сам не представляю, что бы на твоём месте делал. Но все-таки… это… Ты сильно не убивайся… Ты тут сидишь — живой и здоровый, руки-ноги целы. Хорошо ещё, что ты ко мне приехал, а то бы утоп… Вот, значит, и хорошо… Судьба, как говорится, вершит свой приговор, но мы не слишком ей подвластны, и над мужчиною напрасно она заносит свой топор! Понял, о чем я? Другими словами, может, и к лучшему, что у тебя все залило… А ты не сдавайся! Будь мужчиной!

У Гуго Пятого выступили слезы:

— Все-все потонуло!

— Ну, что ты, что ты! — Успокаивал его Полудокл. — Ну будь же мужчиной. Мужчины плакать не должны… Ну и потонуло… Бывает… У тебя, наверное, плотина неисправная была. Вот её и прорвало.

Плотина — дело такое… Опасное.

— Да ведь ремонтировали её недавно, — всхлипнул Гуго.

— Значит, плохо ремонтировали. — Рассудил Полудокл. — Надо было проследить. Народец-то нынче жуликоватый. Не то, что в старое время. Один — доску домой взял, другой — гвоздь, третий — паклей карманы набил. Вот плотина, как положено, и рухнула. А чему тут удивляться?

— Да ведь я следил… Все крепко держалось.

— Значит, кто-то специально навредил. Ты кого подозреваешь?

— Да кого тут подозревать?

— Так не бывает. — Полудокл поднял палец. — Всегда кого-нибудь подозревать надо. А то как иначе виноватого найдёшь? Не сам же ты эту плотину сломал. Ты же у меня третью неделю живёшь. Значит, кто-то со стороны… Погоди… Ты что-то про тётю рассказывал, будто она чего-то от тебя хотела, а ты ей не да.

— Тётя Хурдоба хотела, чтобы я ей Заливные луга подарил под серные купальни.

— Вот! — Полудокл ткнул пальцем Гуго в грудь. — Она и сломала! Я сразу почувствовал — что-то тут не так. А теперь мне все понятно! Скотина твоя тётя, вот что я тебе скажу!

— Тётя шмуева! — Гуго шмыгнул носом.

— Не плачь, Гуго, мы этой тёте ещё покажем. — Полудокл погрозил кулаком. — Устроила, стерва, себе серные купальни. Лизать ей сковородки на том свете. Черти-то, черти ей покажут серные купальни!

— Папа, — Гуго вытер рукавом слезы, — не надо мне лошадей добавлять, я согласен взять корабль. Дайте мне корабль, я на нем сплаваю.

Полудокл вытащил из кармана трубку, медленно её набил.

— Во-первых, — сказал он, — запомни: на кораблях не плавают, а ходят. Плавает бревно. А корабль ходит. А потом…— Полудокл раскурил трубку,-…корабль я дать не могу.

— Почему же?

— А потому, что ты сейчас на моем корабле уйдёшь, а что я Шокенмогену скажу, когда он приедет?

— При чем тут Шокенмоген?

— Ну, как это… приедет Шокенмоген-младший…это…ну я тебе, кажется, говорил уже…ему моя Клавдия нравится, так я это…должен же ему что-то в приданое предложить…

— А как же я? — Гуго Пятый вытаращил глаза. — Мы же, кажется, с вами договорились…папа…что это я на ней женюсь…через две недели.

Полудокл выпустил кольцо дыма и некоторое время смотрел, как оно расползается.

— Послушай, Гуго,…ты, конечно, человек хороший и мне, в принципе, нравишься… Но…ты же понимаешь…как я свою дочь отдам за короля, у которого все утонуло? Я же не враг своей дочери. Она у меня одна. А у тебя вместо королевства — лужа. Сам посуди, это же смешно, хе-хе… Правда, смешно?..

Ну, чего ты замолчал?.. Обиделся, да? Ты, Гуго, не обижайся. Если б у тебя плотину не прорвало, разве ж я тебе отказал бы? Нет, конечно! Я бы тебе и дочь отдал, и лошадей, и корабль. А так…лучше меня и не проси… Не могу. Сам понимаешь…

— Э-эх! — Выдохнул Гуго Пятый. — Я думал — вы порядочный человек. Я к вам, как к отцу родному…а вы… Ну и гад же вы! Гондон!

Полудокл покраснел, встал с лавки.

— Что ты сказал, молокосос?! Что ты себе позволяешь?! Вон из моего дома, голодранец! Не-ме-дле-нно!

Гуго Пятый поднялся и, гордо вскинув голову, покинул беседку.

Гуго 5-ый Спокойный и сопровождавший его барон Отто фон Ширалас ехали по дороге в направлении затонувшего королевства.

— Сволочь Полудокл. — Гуго плюнул вниз с лошади. — Какая сволочь! Я его ненавижу! — Он закусил губу. Все равно Клавдия будет моей! Веришь мне, Отто?

— Что, Ваше Величество? — переспросил барон и приставил ладонь к уху.

— Ты мне, глухой черт, уже вот где. — Гуго провёл ребром ладони по горлу. — Не доорешься до тебя.

Один единственный подданный остался — и тот глухой. — Он притормозил лошадь и, поравнявшись с бароном, заорал тому в самое ухо. — Клавдия будет моя! — Гуго постучал себя кулаком в грудь. — Моя!!!

От неожиданного шума лошадь барона отскочила в сторону и понесла.

Пришпорив своего скакуна, Гуго-5-й помчался вслед. Он скакал сзади и кричал:

— Моя! Моя! Клавдия моя будет! Клянусь, что моя!

Барон Ширалас оборачивался и кричал:

— Не понял, Ваше Величество!

— Идиот! — Орал Гуго. — Клавдия будет моя! Понял?!

— Чи-его?! — Орал барон.

— Останови лошадь, говорю! Сто-ой!

— Я ничего не слышу, Ваше Величество!

— Лошадь останови! Клавдия будет моя!

— Лошадь не слушается, Ваше Величество!

— Ах ты, сволочь!

Гуго выхватил пистолет и выстрелил лошади в жопу. Лошадь рухнула. Барон, по инерции пролетев несколько шагов, покатился в грязь.

Гуго 5-ый соскочил с лошади, схватил барона за шиворот и потряс:

— Клавдия будет моей! Ты понял?! Ты понял теперь?! Понял? Понял? А? Глухой черт?!

— Понял, Ваше Величество. — Пробормотал перепуганный насмерть барон.Клавдия будет, кажется, ваша.

— Что значит кажется?!

— Извините, Ваше Величество. — Залепетал барон. — Вы, кажется, только что сказали, что Клавдия будет ваша. Так вы сказали?

— Ты бы себе воронки в уши вставил, чтобы чего-нибудь слышать. Чтоб ты сдох! Знал бы, что все утонет, так я бы лучше вместо тебя графа Хуана Суридэса взял, а тебя бы тонуть оставил.

— Чего, Ваше Величество?

— Нет, напрасно я в лошадь стрелял! Надо было в тебя стрелять!

— Вы же знаете, Ваше Величество, — стал оправдываться Ширалас, — я слух на войне потерял, кровь проливая. Я ж не нарочно.

— Ещё бы нарочно. Я бы тогда точно не в лошадь стрелял. — Гуго отпустил Шираласа.

Вскоре впереди показалось море. Король и барон подъехали к берегу.

Гуго снял шапку.

— Все потонуло. — Сказал он скорбным голосом.

— Ваше Величество, все потонуло. — Барон тяжело вздохнул. — У меня там жена осталась…

— А у меня все осталось. Абсолютно все… А в женитьбе мне вообще отказали… Так что, считай, и у меня жена потонула… Все равно! Клавдия, я тебе, барон, говорю — будет моя!

Слева за кустами послышались какие-то голоса.

Гуго пришпорил лошадь и заехал в кусты.

За кустами на небольшом естественном пляже лежало несколько человек в трусах. Над костром висел котелок. Аппетитно пахло рыбным супом. Два человека лепили крепость из песка. Один стоял по колено в воде и удил рыбу. Трое играли в карты. На носах у некоторых были наклеены бумажки. Ещё один сидел на государственном флаге и обстругивал ножиком палку.

— Господа! — Крикнул рыболов, — я рака поймал!

— Ого, какой он грязный!

— Кидай его в котелок для навара!

Гуго 5-ый узнал в отдыхающих своих придворных.

— Пойду искупнусь, — сказал граф Хуан Суридэс. — Жарко, блядь, невозможно… — Он бросил карты и побежал к воде. Раскалённый песок жёг ему пятки, граф смешно подпрыгивал.

— Стой, предатель! — Гуго достал пистолет и выстрелил в воздух.Предатели! Иуды! Курорт развели! Я вам покажу курорт! — Гуго выстрелил в котелок. Из дырки хлынул наваристый бульон и загасил костёр.

Король слез с коня и, подскочив к барону Густаву фон Курцлиху, выдернул из-под него государственный флаг.

— Ты на чем сидишь?! — Он сунул знамя барону под нос. — Ты на моем знамени сидишь, да?! Да? На знамени? — Гуго размахнулся и стукнул барона рукояткой пистолета по голове.

Барон рухнул.

Гуго повернулся к остальным:

— Разболтались, да?! Думаете, больше нет короля? Всех в казематах сгною, псы!

Он обвёл отдыхающих злобным взглядом.

Придворные испуганно притихли.

— Напугал! — Хмыкнул вдруг рыболов герцог Гунехис. — Где твои казематы?.. Чего его, господа, слушать? У него ничего нету. Он теперь над нами не король. Он теперь король водорослей.

Придворные оживились и заулыбались.

— Теперь мы, — продолжал герцог, — господин, хе-хе, Гуго, с вами на равных. Одинаковые, то есть, голодранцы. Хе-хе-хе. — Гунехис вытащил из воды удочку и осмотрел наживку.Червяка обкусали рыбы. — Поплевав на крючок, он опять закинул удочку. — Так что, господин Оборванец, мы теперь с вами равны. У меня герцогства нет, а у вас королевства. И я плевал на вас, как на этого, хе-хе, червяка.

Гуго 5-ый вскинул пистолет и выстрелил герцогу в спину.

Уронив удочку, герцог плашмя упал в воду.

Придворные замерли.

— Да здравствует наш король Гуго Пятый Спокойный! Закричал вдруг фельдмаршал Финкаль. Наш помазанник король Гуго Пятый вернулся! Ура! Ура! Ура-а-а-а!

Остальные нестройно подхватили:

— Ура! Ура! Да здравствует король! Наш король-солнце Гуго Пятый вернулся!

— Кто ещё бунтовать желает? — Спросил Гуго, потрясая пистолетом.

— Не желаем, Ваше Величество, бунтовать! — загомонили придворный. — Это все Гунехис…

— Слушайте все! — Произнёс Гуго Пятый. — Я вашим королём был, я им и останусь! Кому не ясно — получит пулю! Кто сказал, что я король без королевства? Пока король жив, живо и государство…

Флот строить будем. Станем морские границы защищать от захватчиков…типа Полудокла… Кстати, мы, Гуго Пятый Спокойный, объявляем войну Полудоклу. Это — что касается Полудокла… Теперь о прочем… Всех, кто будет заплывать на наше королевство — топить без жалости. А тех, кто по берегам устраивает курорты — расстреливать на месте с кораблей ядрами.

Придворные захлопали.

— Повторяю, — сказал Гуго, — топить и расстреливать! — Он опустил руку и засунул пистолет за пояс. — А теперь, господа, Гуго похлопал себя по животу, — я бы с удовольствием чего-нибудь поел.

— Так у нас же, Ваше Величество, уха! — Граф Казимир Усфандопуло кинулся к костру и сковырнул с котелка крышку.Все выкипело, Ваше Величество. — Усфандопуло растерянно развёл руками. — Одна гуща осталась, без бульона.

— Неси сюда. — Гуго вытащил из-за пояса нож.

Усфандопуло поднёс котелок.

— Тут рак ещё, Ваше Величество. — Пояснил он.

Гуго поддел ножом рыбину и откусил от спины.

— Недоварилась. — Недовольно сказал он. — И костлявая вдобавок. Какой дурак готовил?

— Это все, Ваше Величество, герцог Гунехис. — Усфандопуло показал пальцем на море. — Он и ловил и готовил.

— Жаль, что его два раза нельзя пристрелить! Собака!

Гуго доел рыбу, приступил к раку.

— Вот рак вкусный. — Сказал он, обсасывая клешню.Разумеется — рака трудно испортить, даже такому ублюдку.

Покончив с раком, Гуго спустился к реке, помыл руки.

— Тёпленькая. — Заметил он. — Тёпленькая водичка. Ополоснусь, пожалуй.

Он быстро разделся, забежал в воду и поплыл.

Подданные заворожённо наблюдали за купающимся монархом. Наконец Гуго Пятый, вдоволь наплававшись, вышел на берег. Он немного поприседал, чтобы согреться, и улёгся на горячий песок.

— Эй, Хуан Суридэс, что это у тебя на носу?

— Бумажка, Ваше Величество, чтобы нос не облупился.

— Бумажка? Значит бумажки на нос вешаете, а флаг государственный под жопой валяется? Сейчас же всем бумажки снять, а флаг повесить вон на то дерево.

Барон Курцлих отклеил с носа бумажку и полез на дерево вешать знамя…

— А теперь, — приказал Гуго, — рассказывайте как дело было, как вы без меня государство проебали.

Подданные наперебой загалдели и замахали руками.

Обернувшись назад, Гуго поманил пальцем барона Шираласа.

— Скажи им, Ширалас, — заорал он в ухо ему, — чтобы рассказывали по очереди!

Барон быстро навёл порядок — ткнул пальцем в фельдмаршала Финкаля:

— Сначала ты…

Финкаль выступил вперёд.

— Значит так, Ваше Величество. Как вы мне и наказывали, тотчас после вашего отъезда я занялся укреплением фортификации. Ваше Величество, какие превосходные окопы я накопал! Четыре линии великолепных окопов оптимальной глубины! Как жаль, Ваше Величество, что я не могу вам их продемонстрировать. Ну, даст Бог, вода в землю впитается — и будем с окопами. Видели бы вы,

Ваше Величество, эти чудо-окопы. В них, Ваше Величество, можно было в полный рост на лошади ездить! Вот какие это были окопы! Жаль, Ваше Величество, жаль, что их залило, и вы их теперь не увидите. Так мне окопы жаль. У меня, Ваше Величество, такое чувство, как будто я битву проиграл.

Жена, царство ей небесное, меня подозревать стала. А я ей ещё говорю — что ты, дура, подозреваешь, я ж окопы копаю. Это ж, понимать должна, дело первостатейной важности. Сам, говорю, Его Величество

Гуго Пятый Спокойный придумал, а ты, дура, подозреваешь! Приедет Гуго Пятый — глядишь, мне орден с бантами даст. — Финкаль вздохнул, — Эхе-хе… Беда какая — ни окопов, ни жены, ни ордена…

Видели бы вы, Ваше Величество, эти окопы…

— Довольно об этом. — Гуго поднял с земли камень и швырнул его блинчиком в воду. — Приступай к наводнению.

— Есть, Ваше Величество! Так вот, две недели копал я окопы, не знал ни минуты отдыха. А когда закончил — смотрю, получилось прекрасно. Надо, думаю, это обмыть, как говорится. Пошёл я в кабак, заказал пунша и жульен. Сижу, значит. Вдруг как хлынет! Меня в окно вместе со столом смыло и я очутился посреди моря. Э, думаю, шалишь, брат! Фельдмаршала его королевского величества голыми руками не возьмёшь! И не в такие переделки старик Финкаль попадал! Ну вот, оказался я посреди моря. Я тогда на стол животом залез и до берега доплыл. И вот я здесь. Рад служить Вашему Величеству верой и правдой. — Фельдмаршал отдал честь.

— А с плотиной-то что случилось? — Спросил Гуго Пятый.

— Не имею понятия, Ваше Величество. Я в кабаке сидел, и откуда взялась вода не могу знать. А только заметил, что её неожиданно много.

— Ну и чего ты мне все это рассказывал, дурак? — Гуго зачерпнул горсть песка, высыпал его на большого чёрного жука. — Следующий.

Вперёд выступил граф Хуан Суридэс.

— Разрешите мне, Ваше Величество, рассказать как дело было. Гуго недоверчиво поглядел на Хуана

Суридэса и придавил жука пальцем.

— Ну попробуй, расскажи.

— Значит так. Проснулся я в тот день поздно. Часа, наверное, в два. Или в три. Точно не помню. А проснулся я поздно, потому что меня никто не разбудил. Если меня не будить, то я могу спать сколько хочешь. Могу целые сутки проспать. Так вот, проснулся я и в первую очередь отодрал за волосы лакея за то, что он меня вовремя не разбудил. Потом сразу позавтракал и пошёл к мадам…э э…— Хуан Суридэс покраснел и замялся.-… Ну да теперь, впрочем, все равно, так как он утонул. Граф махнул рукой. — Пошёл я, извиняюсь, к жене Марио Линкольна.

— Это зачем это ты к ней пошёл? — Спросил брат Марио Линкольна Ибрагим Линкольн.

— Да просто мы с ней договорились. Ты, Ибрагим, не обижайся. Твоему брату — теперь все равно…

Короче, Марио Линкольна весь день не должно было быть дома, и я пришёл к его жене, к Розе. Мы с ней пообедали с вином, а потом пошли в спальню порезвиться. Я, Ваше Величество, рассказываю все это начистоту не для того, чтобы скомпроментировать покойную женщину, а исключительно для того, чтобы представить вам объективную картину катастрофы. — Хуан Суридэс покосился на Ибрагима

Линкольна. — И, Ибрагим, нечего на меня зубами скрипеть. Или ты считаешь, что я должен королю врать? — Ибрагим Линкольн, не переставая скрипеть зубами, отвернулся в сторону.-…Ну так вот,

Ваше Величество, разделись мы с Розой догола. Роза мне говорит — какой ты, Хуан Суридэс, стройный и мускулистый, не то что мой проклятый муж. У него такое брюхо противное. И вообще он мерзкий. Я за него замуж только из-за денег пошла…

— Что ты сказал, собака?! — Ибрагим схватился за палку.

— Тихо. — Остановил его Гуго. — Пусть продолжает.

— Что было, то и говорю. — Приободрился Хуан Суридэс. — А ещё она мне говорила — какой у тебя большущий, как у коня, не то что у моего мужа. — Граф покосился на Ибрагима. — А я ей говорю — О, прекрасная Роза, мои глаза ослепляет твоя несравнимая ни с чем нагота. Я весь горю жгучим пламенем, который ты разожгла в моих чреслах, когда я увидел тебя без ничего. Остуди же, о Роза, этот невыносимый жар своим освежающим прохладным родником, иначе я погиб. Давай же покувыркаемся с тобой в постельке, пока не пришёл твой дурак муж. Потом я положил ей руку вот сюда, и мы страстно поцеловались. Потом я уложил её и мы начали вот так…потом вот так… Потом она говороит — давай как вначале, мне так больше понравилось. А я ей говорю — Пожалуйста, мне, в принципе, все равно… Потом мы пили в постели вино и Роза мне рассказала свою историю.

Однажды в юности, — говорила она, — я прогуливалась вечером в саду. Было свежо, и поэтому я хотела уже вернуться в дом, но тут какое-то странное свечение в кустах привлекло моё внимание. Я подошла поближе и остолбенела. На ветке жимолости сидел орлом мой покойный дедушка Иоганн. От страха я чуть было не умерла, как вдруг дедушка Иоганн заговорил дрожащим голосом: «Не бойся меня, внучка. Слушай, чего я тебе скажу. Выходи замуж за Марио Линкольна, у него много денег и большие связи. А ещё, Роза, опасайся воды, ибо в ней смерть твоя плавает.»Тут дедушка странно взвыл и исчез. А я вышла замуж за этого урода и с тех пор совсем не пью воды, а только вино, кофе, чай и молоко…

Не успела Роза закончить, как раздался стук в дверь и послышался голос её мужа. Роза перепугалась и приказала мне лезть в сундук. Сидя в сундуке, я слышал, как в спальню вбежал разъярённый толстяк

Марио. "Где Хуан Суридэс?! — кричал он. — Я знаю, что он здесь! Куда ты его спрятала, шлюха?!

Выходи, Хуан Суридэс, если ты мужчина, а не трусливый пёс!"Я было уже хотел вылезти, чтобы показать этому рогоносцу Марио кто из нас мужчина, но передумал, чтобы не компроментировать

Розу. От монотонной ругани меня разморило, и я вскоре уснул в сундуке. А проснулся я от какой то неприятной качки. Я осторожно приоткрыл крышку и с удивлением обнаружил себя плавающим в открытом море. Я сначала ничего не понял, а к вечеру сундук прибило к берегу, я встретил Ибрагима Линкольна, и он мне рассказал, что произошло. А потом на пляже мы встретили остальных. Вот на самом деле, как это было.

— Это все? — Спросил Гуго.

— Все, Ваше Величество. Ничего не утаил.

— Идиот. — Гуго сплюнул. — Следующий… — он оглядел придворных, — Барон Курцлих.

Барон Курцлих подтянул трусы.

— Я, Ваше Величество, по вашему распоряжению занимался в ваше отсутствие переписью населения и учётом подорожных налогов. Начнём с налогов. Налоги, Ваше Величество, все заплатили, кроме вот его — он показал пальцем на Линкольна. Он один не заплатил.

Все обернулись к Линкольну. Линкольн покраснел и почертил палкой по песку.

— А чего я? Чего я, Курцлих, тебе не заплатил? Я правильно не заплатил. Потому что…потому что…

Где, Курцлих, сейчас твои дороги и твои налоги? Сам же видишь, что все утонуло. Что толку платить было?

— Так ты же, Ибрагим, — сказал Курцлих, — платить отказался, когда ещё ничего не утонуло.

— Да! — поддержал король. — А?

— А я, может, предчувствовал, что так выйдет.

— Откуда? — насторожился Гуго. — Откуда ты знал, что так будет?

— Я и говорю — чувство у меня было.

— А не ты ли это часом плотину сломал? — Гуго прищурился и потянулся к пистолету.

— Что я — себе враг? У меня там брат остался и все остальное.

— Смотри, а то убью. — Гуго потряс пистолетом. — Мало ли, что все потонуло. Что же теперь, и платить не надо? Разболтались, я смотрю… Продолжай, барон.

— Переходим к переписи населения. К данному моменту население Замбрии составляет сто тысяч восемьсот восемьдесят два человека, включая женщин и детей. Из них низкого сословия — восемьдесят пять тысяч пятьдесят два человека, купцов — семь тысяч сто человек…

— Хватит! — Гуго скривился, как от зубной боли. — Рассказывай про наводнение.

— В тот день, Ваше Величество, я, как всегда, встал, сделал гимнастику, позавтракал и пошёл в канцелярию. Сидя в канцелярии, я заметил, что появилась вода и стала быстро прибывать. Сначала я перешёл на второй этаж. Когда вода появилась и на втором этаже, я перешёл на третий. Потом я вынужден был вылезти на крышу. Когда вода затопила крышу, я оттолкнулся от трубы и поплыл.

Потом приплыл сюда. Все.

— Все? — переспросил Гуго. — Значит, никто мне толком ничего сказать не может?

Придворные потупились.

— Та-а-ак. Не знаем… Как к чужим жёнам шляться знаем, а что в государстве происходит — не знаем.

Король поднялся и, заложив руки за спину, стал расхаживать по берегу. Наконец он остановился и сказал:

— Сделаем так. Там, — Гуго показал пальцем на море, — наша земля… И мы её не бросим. Мы должны построить корабль, чтобы на нем плавать, то есть ходить. Для этого нам надо осмотреться, чтобы окончательно овладеть ситуацией. Приказываю — графу Хуану Суридэсу и маркизу Ибрагиму

Линкольну отправляться в разведку по берегу и доложить.

— Разрешите обратиться, — спросил Хуан Суридэс, — в какую сторону идти — направо или налево?

— Ты, Суридэс, пойдёшь налево, а Линкольн — направо. Шагом марш!

Было жарко. Граф Хуан Суридэс разделся до трусов. Он свернул одежду в узелок, спрятал её под камень.

"Чего в одежде ходить, когда и так жарко. — Подумал он. Пойду налегке. А одежду на обратном пути вытащу. — Он огляделся вокруг, чтобы получше запомнить место.Место самое обычное. -

Суридэс почесал подбородок. — Хер запомнишь. Надо пометить как-то."

Он взял палку и написал на песке «ЗДЕСЬ БЫЛ ХУАН СУРИДЭС». Оставшись доволен, Хуан

Суридэс забросил палку в море.

Впереди послышались голоса. Хуан Суридэс ускорил шаг. Он обогнул кусты ежевики и увидел трех человек. Сидя вокруг костра, они жарили на вертеле курицу.

— Ничего себе! — Закричал Хуан Суридэс. — В то время, когда венценосный король Гуго прикладывает все силы, чтобы овладеть ситуацией, эти трое бездельников кушают, главное дело, курицу! Встать!

Я — граф Хуан Суридэс! Посол его величества по особо важным поручениям. Встать, кому говорю.

Незнакомцы недоверчиво на него поглядели. Один из них сказал:

— Почём мы знаем, что ты граф, когда ты к нам в трусах пришёл. Графы в трусах не ходют… Шумит ещё.

— Может, ему шею свернуть? — Предложил другой.

— Считай, что я этого не слышал. — Сказал граф со значением и добавил.Когда жарко, то ходят. Почему бы графу в трусах не походить, когда жарко?

— Я Хуана Суридэса несколько раз видел. — Сказал самый толстый. — Он все время на лошади ездил по

Кипарисовой аллее.

— В трусах? — спросил третий.

— Скажешь тоже! Нет, конечно. — Толстый снова оглядел Хуана Суридэса. — А этот пидор весь нечесанный какой-то, борода в репьях, ничего в нем от графа нету. Может, ему все-таки шею свернуть?

— Дурак! — Усмехнулся Хуан Суридэс. — Ничего нету, говоришь? А это что по-твоему? — Он щёлкнул резинкой шёлковых трусов. — У многих ты видел шёлковые трусы? У тебя есть шёлковые трусы? Это раз. А во-вторых, смотри внимательно. Все смотрите. — Граф подошёл поближе и показал монограмму

«Граф Х.С.»— Ну что, понял?

Сидевшие переглянулись и встали.

— То-то! — Победоносно сказал Хуан Суридэс. — Он уселся возле костра, снял вертел и откусил от курицы.

— Именем короля, — заявил Суридэс, жуя мясо, — приказываю вам отправляться по берегу в ту сторону.

Идите, пока не выйдете к королевскому лагерю, а там разберутся, что с вами делать, чтобы вы тут просто так не сидели. Шагом марш!

Трое неизвестных скрылись в кустах.

«Ну вот, — подумал граф, — с этими тремя уже двадцать семь человек я нашёл. Гуго будет доволен.»

Он доел курицу и пошёл дальше.

Солнце сильно обжигало мускулистую спину Хуана Суридэса. «Напрасно я одежду снял, — подумал он. Обгорю, как собака.»Кустарник закончился и на пути стали попадаться раскидистые ивы и окладистые кипарисы. На ветках сидели разноцветные сойки, толстые бакланы.

Сойки весело тенькали: «Тень-тень-тень.»

Им басовито вторили бакланы: «Бакла-бакла.»

Иногда к их нестройному хору присоединялся легкомысленный чижик: «Чики-фьюки-чу, чики фьюки-чу.»Однако чижика видно не было.

«Чуф-пыр-чуф-пыр — чижик, где ты?»— Вопрошала беспокойная куропатка.

Между деревьев пробежала дикая свинья и скрылась из виду.

"Не знал я, — думал Хуан Суридэс, — что в нашем королевстве есть такие райские уголки. А то договоришься с какой-нибудь бабой и не знаешь — куда с ней податься. Вот ведь штука! — Он подошёл к дикой яблоне, сорвал зеленое яблоко и откусил. — Фу, кислятина! — Граф швырнул яблоко в баклана.

Баклан каркнул, снялся с ветки и полетел над морем. Хуан Суридэс заметил впереди пару кроликов, занимающихся в траве любовью. — Он улыбнулся. — Безмозглый кролик с ушами, а и тот удовольствие знает. Я бы сейчас тоже…"— Суридэс затопал ногами и заулюлюкал. Испуганные кролики разбежались.

Вдруг, откуда ни возьмись, нагнало туч и пошёл дождь. Граф спрятался под дерево. Загрохотал гром. Засверкали извилистые зеленые молнии. Суридэс зажмурился и заткнул пальцами уши. Внезапно молния ударила в дерево, под которым укрылся Хуан Суридэс. Молния отшибла дереву макушку.

Тяжёлая макушка полетела вниз, крепко стукнув графа по затылку. Суридэс рухнул на спину и потерял сознание…

Когда он пришёл в себя, дождь уже кончился и вовсю светило солнце. Хуан Суридэс посмотрел вверх.

Прямо над ним на ветке искалеченного дерева сидел баклан и покачивал задницей. В клюве баклан держал рыбу.

— У-хх-у! — Шуганул на птицу граф.

Баклан вздрогнул и выронил рыбу. Рыба шлёпнулась Хуану Суридэсу на живот.

— Ых! — Сморщился граф. Рыба была холодная и осклизлая, неприятно воняла тиной. Хуан Суридэс надул живот, рыба съехала на землю. Сорвав пучок травы, он брезгливо вытер живот. Затем с трудом встал на ноги. Ощупал голову. На затылке вскочила большая шишка. Но, в целом, граф осмотром остался доволен.

— Врёшь — не так просто уделать Хуана Суридэса-младшего! Хуан Суридэс не дурак.

Граф развёл костёр и зажарил рыбу на палочке. Покушав рыбы, он отправился дальше.

Когда деревья закончились, опять начались кусты.

Хуан Суридэс сорвал с ветки горсть каких-то ягод и съел. Ягоды были сладкие, с косточками.

Вдруг из-за кустов у моря послышался плеск и женское повизгивание:

— Фыр! Фыр! Ой, мамочки! Фыр! Фыр!

Граф осторожно раздвинул кусты. На мелководье резвилась баронесса Анна фон Ширалас. Её одежда лежала на берегу неподалёку от кустов.

«Голая! — Хуан Суридэс довольно улыбнулся. Наконец-то! Сколько уже я без женщины, свихнуться можно!»

Он подобрал длинную сучковатую палку и, подцепив ею одежду, осторожно втянул в кусты.

Разбрызгивая воду, баронесса подгребла к берегу и, перевернувшись на спину, стала разыгрывать сцену с воображаемым кавалером.

— Приди ко мне, — постанывала она, — мой милый принц Корнакес! Я вся дрожу в предчувствии любви. — Баронесса побрызгала на живот водой. — Уж я страдаю без твоих объятий! Мне очень нравятся объятия твои!

Хуан Суридэс зажал себе ладонью рот.

Вдоволь наплескавшись, баронесса вылезла на берег и, наклонив голову, попрыгала на одной ноге. Потом отжала волосы. Похлопала себя руками по бёдрам.

Хуан Суридэс смотрел во все глаза.

Обсохнув, баронесса повернулась к кустам.

— Ах! — Воскликнула она. — Где же платье?!

— Ха-ха-ха! — Послышался из кустов радостный смех. — Ку-ку!

— Ах! Кто здесь?! — Анна Ширалас прикрылась как могла.

— Я — знаменитый разбойник Фридрих, похититель дамского белья! — Донеслось из кустов. — Мне очень нравится — чего я у вас украл.

— Отдайте одежду, бандит!

— Ха-ха-ха! Разбойник Фридрих отдаст даме одежду только за выкуп.

— Что вам от меня надо?

— Ха-ха-ха! Известно что!

— Да как вы смеете, животное?!

— Разбойник Фридрих — дерзкий и вероломный разбойник! Он на своём побережье делает чего захочет!

— Я — баронесса фон Ширалас! Мой муж — барон! Он вас повесит!

— Ха-ха-ха! — Опираясь на длинную палку, Хуан Суридэс вышел из кустов. На конце палки висели вещи баронессы. — Напугала! Ха-ха-ха!

Баронесса близоруко прищурилась.

— Неужели это вы?

— А то кто? Я и есть. — Граф постучал кулаком в грудь.

— А я-то испугалась. — Баронесса облегчённо вздохнула. Думала, вы, действительно, разбойник

Фридрих… Но…в каком вы странном виде?

— В приличном виде. — Хуан Суридэс щёлкнул резинкой. — У меня, во всяком случае, не видно ничего такого.

— Ой! — Вскрикнула опомнившаяся баронесса и отскочила за кусты.

— Куда же вы, мадам?

— Отдайте платье!

— Не отдам. Вы мне нравитесь.

— Бандит!

— Вы без платья выглядите как одна Венера Морская. Я видел такую картину про неё, как она стоит, загорает на ракушке прямо вы. Только вы даже пофигуристее.

— Хам! — Баронесса покраснела. — Отдайте платье!

Хуан Суридэс наклонил над кустами палку:

— Нате, пожалуйста.

Анна Ширалас подпрыгнула, пытаясь схватить вещи.

Суридэс резко приподнял палку.

— Ого! Какая вы прелесть! — Он опустил палку пониже.

Баронесса снова подпрыгнула.

— Оп-ля! — Граф поднял палку. — Какая у вас грудь большая! Вы мне ужасно нравитесь!

— Я мужу пожалуюсь!

— Это Шираласу-то? Бедному глухому Отто? — Хуан Суридэс слегка опустил палку. Баронесса подпрыгнула. — О! Вы делаете успехи. Ещё чуть-чуть — и я вас по колено увижу… Значит, мужу пожалуетесь? А как же принц Корнакес? Как вы декламировали? Возьми меня, ха-ха, скорее, принц Корнакес! Как я могу вам в ЭТОМ отказать?.. Давайте эту пиесу сыграем. Я буду за принца

Корнакеса, а вы как есть — за себя.

— Я это просто так говорила… Чужие стихи…

— А вот я Шираласу-то расскажу. Ай-яй-яй! Как нехорошо глухого обманывать… Отдайтесь мне,

Анна. Вы мне давно нравитесь. Только случая не было вам признаться. В любви…

— Грешно так говорить замужней даме. — Анна подпрыгнула.

— А я что могу поделать? — Суридэс поднял палку. — Если вы мой, оп-ля, идеал! Вы мне каждую ночь снитесь.

— Обманщик! Я не верю ни одному вашему слову! — Баронесса подпрыгнула.

— О, какая вы женщина! Я не могу! Соглашайтесь же, а то я за себя не ручаюсь.

— Говорю же вам, я замужем. Отдайте платье!

— НИ ЗА ЧТО! Оп-ля! Ну и что, что вы замужем. Королева Гвиневера тоже была замужем за королём сэром Артуром, однако ей это не мешало давать сэру Ланселоту. И его, между прочим, другие рыцари только больше за это уважали. Прыг-скок!

— Его-то, конечно, уважали, — Анна подпрыгнула, — а её-то, поди, и не уважали.

— Да нет, тоже уважали. Она же королева была.

— Вам, мужчинам, хорошо. Живёте со всеми подряд и слова дурного никто не скажет. А девушке стоит только один раз оступиться — так её уже все позорят.

— Да пусть кто-нибудь хоть слово худое про вас скажет — я тому непременно голову оторву!

— Это вы только сейчас так говорите, а получите от дамы удовольствие, так сами же на всю округу и раструбите.

— Ну, во-первых, не раструблю. А во-вторых, некому. Видите же сами — все утонули. Вот смотрите. -

Хуан Суридэс приложил ладонь ко рту и закричал. — Эге-гей! Есть тут кто живой?!.. Слышите, никого нету. Мы одни с вами остались, как Адам и Ева.

Анна Ширалас перестала прыгать и задумчиво посмотрела на

Суридэса.

— А как же мой муж? — Неуверенно спросила она.

— Э-э… Боюсь вас огорчить… Но у меня для вас есть одна неприятная новость… — Суридэс сделал скорбное лицо. — Ваш муж Ширалас скоропостижно скончался… В смысле, утонул…

— Как утонул?! — Анна высунула голову из куста. — Как он мог утонуть, когда они вместе с его величеством уехали к Полудоклу?

Хуан Суридэс почесал колено. — Колено что-то чешется.Сказал он. — Ну в общем, я не хотел вам говорить…но он никуда не ездил… Бедный Отто… Он попросил меня, как друга, сопровождать короля вместо него. А сам… А сам…отправился к…Розе Линкольн. Её мужа как раз не должно было быть дома. А муж почувствовал неладное и вернулся. Тогда Роза спрятала бедного Отто в сундук…

Охо-хо…И зачем только он полез в этот сундук?.. Короче, все утонули…и Роза утонула, и муж её утонул, и Отто утонул вместе с сундуком… Бедный глухой Отто.

— Не может быть… — Баронесса высунулась по пояс.

— Точно говорю. Он же тугой на ухо был, вот и не услышал в сундуке, когда кругом «спасайся кто может»кричали. Был бы он не глухой, тогда бы другое дело.

— Нет… Не верю… Не мог он к такой уродине пойти!

— Я сам удивляюсь. А вот пошёл на свою голову.

— Откуда вы все это знаете?

— Мне брат Марио Линкольна Ибрагим Линкольн рассказал.

Анна Ширалас наморщила лоб:

— Как он мог вам это рассказывать, если вы говорите, что все кроме нас утонули? Вы же только что утверждали, что мы здесь как Адам и Ева.

— Все правильно, — невозмутимо пояснил Хуан Суридэс. — Как Адам и Ева. Мы когда с его величеством вернулись, то обнаружили на пляже Ибрагима Линкольна. Он был при смерти. Из последних сил он нам рассказал про кончину вашего мужа и умер. Буквально у меня на руках.

— А где же его величество? — Спросила Анна.

— Его величество отправился назад за подмогой. — Хуан Суридэс переступил с ноги на ногу. — Ну так как же? Вы согласны? Вы теперь одна, об вас нужно кому-нибудь заботиться.

— А вы меня действительно любите? — Спросила баронесса, помолчав.

— Ещё как! — Обрадовался Хуан Суридэс. — Сами же видите!

Анна Ширалас вздохнула:

— Я согласна.

Хуан Суридэс победоносно воткнул палку в песок и решительно направился к баронессе.

— О, прекрасная Анна, мои глаза ослепляет твоя несравнимая ни с чем нагота. Я весь горю жгучим пламенем, который ты разожгла в моих чреслах, когда я увидел тебя без ничего. Остуди же, о Анна, этот невыносимый жар своим освежающим прохладным родником, иначе я погиб. — Снимая трусы,

Хуан Суридэс прыгал на одной ноге, стараясь сохранить равновесие,давай же покувыркаемся с тобой на этом горячем песочке.

Баронесса Ширалас смотрела на Хуана Суридэса со все возрастающим интересом.

— Какой вы широкоплечий и мускулистый.

— Вам, правда, нравится? — Граф поиграл мускулами.

— Бедный Отто был не такой стройный, как вы.

— Вот видите. А вы отказывались. Только время зря потеряли.

— Да…Да…поцелуйте меня…Ух…Ух…Я сейчас задохнусь…Какой вы пылкий…

Они повалились на песок и начали это самое.

— Ах, как хорошо…Какой…

— А вы как думали? Вы со мной про все забудете…

— Ой! Какой вы колючий. У вас репейник в бороде.

— Сейчас вытащу.

— Погодите, не вытаскивайте.

— Тогда не буду.

— Ах…Ах…Вот-вот-вот…

— Давайте теперь вот так.

— Я так не привыкла…как животные…и песок в рот лезет…

— Это с непривычки…А потом сами просить будете…Давайте на «ты»перейдём?

— Давай…Я все. А ты?

— И я. Все в порядке.

Анна Ширалас и Хуан Суридэс отдыхали на песке. Анна положила голову на плечо графу и пощекотала ему травинкой живот.

— Мой хороший.

Хуан Суридэс покосился на Анну и промолчал.

— Верно — это судьба, что все так случилось. Видно не зря ты вместо Отто уехал. Будем теперь вместе, да? — Она чмокнула графа в щеку. — Ты будешь обо мне заботиться?

— Эхе-хе. — Вздохнул Хуан Суридэс. — А как же… Что-то жарко. Пойду окунусь.

«До чего ж все бабы нудные, — думал он. — Обязательно им надо все испортить. Теперь не отвяжешься…— Он зашёл в воду и окунулся. — Вода какая грязная.»Некоторое время посидел в воде, потом вылез.

Баронесса спала на животе, тихо посапывая.

«Вот и прекрасно! — Пронеслось у Хуана Суридэса. — Сейчас потихонечку убежим, пока красавица спит.»Он надел трусы и, осторожно ступая, скрылся в кустах.

Не пройдя и нескольких шагов, граф почувствовал резкую боль в ноге. Хуан Суридэс сел на землю вытаскивать впившуюся в пятку колючку. Справившись с колючкой, уже хотел подняться, как вдруг что-то сильно ударило его по затылку. «Проклятая молния!»— Хуан Суридэс повалился на бок и потерял сознание…

Когда он открыл глаза, то увидел над собой маркиза Ибрагима Линкольна с палкой в руке.

— Очухался, гнида?! — Ибрагим ткнул Хуана Суридэса палкой в грудь. — Я ждал этой встречи. Я слышал твои ослиные крики и видел, как ты махал флагом на палке. Теперь молись. Через пять минут — ты покойник.

— За что, Ибрагим? — Прохрипел Суридэс. — Что я тебе плохого сделал?

— Молчи, собака! За брата ответишь!

— Погоди, Ибрагим. Мы же помирились. Гуго сказал…

— Здесь нет Гуго! Здесь — ты и я. И я тебя убью! Молись быстрее.

— Да погоди ты. Выслушай сначала…а потом поступай, как тебе совесть подскажет.

— Ладно, говори. Только коротко.

— Вот, правильно. Сейчас я тебе все расскажу и ты сразу поймёшь, что я не виноват.

— Не тяни, пёс! — Ибрагим надавил на палку.

Хуан Суридэс закашлялся:

— Не дави так сильно, мне же говорить трудно…кхе…кхе… Я, конечно же, прихвастнул маленько, а на самом деле мы с Розой ничего не успели. Я только разделся, а тут Марио идёт, и я, не переспав, в сундук залез и все. Ничего, как ты теперь видишь, не было. Абсолютно ничего. Клянусь честью…

— Все равно, — перебил Ибрагим, — брата обидел! Меня обидел! Убью, шакал!

— Погоди, погоди. Я же не договорил. Я, конечно же, все равно не прав и раскаиваюсь. И чтобы искупить свою вину я тебе, Ибрагим, хочу сделать предложение… Как ты знаешь, все женщины утонули. Вот ты, например, пока шёл встретил хоть одну женщину? А?

— Я? Я нет.

— И я встретил только одну. Ты знаешь, какая это прекрасная женщина? Это не женщина, а богиня!

Она умеет выделывать такие штуки! Я такой женщины никогда раньше не встречал. Но все равно, чтобы загладить недоразумение, возьми её себе. Можешь воспользоваться и мы, как говорится, ничего друг другу не должны. Линкольн призадумался.

— Покажи женщину. — Наконец сказал он. — Вот это другое дело! Пошли, покажу.

Они вернулись назад. Хуан Суридэс раздвинул кусты.

— Смотри — вон она лежит голая. Ах, какая женщина!

— Так это же баронесса Анна фон Ширалас.

— Ну и что. Других-то нет. Не Шираласу же её оставлять. Иди к ней. Покажи, какой ты мужчина.

— Ладно, — согласился Линкольн. — Но тебя я все равно потом убью. Сначала с женщиной пойду, а потом тебя прикончу.

Он привязал Хуана Суридэса к дереву верёвкой.

— Молись пока. Я — скоро.

Оставшись один, Хуан Суридэс начал изо всех сил дёргаться, пытаясь освободиться. У него ничего не получалось. Суридэс уронил голову и заплакал.

— Почему мне так не везёт! — Плакал он. — Сейчас вернётся этот шмуй и меня убьёт. Как же так?! Я такой молодой, вокруг столько всего, а меня не станет. Что же это?! Для того ли я спасся от полоумного Марио, для того ли я чуть не потонул в сундуке, чтобы теперь умереть? — Хуан Суридэс бешено задёргался. — Ы…Ы…Ы…Ы…Ы… — Он впился в верёвку зубами, стал её грызть. Он погрыз погрыз, потом посмотрел — что получилось. — Грызётся помаленьку… Только бы успеть… Ну, перегрызайся же, перегрызайся… Если жив останусь, буду относиться к себе серьёзней. Только вот в такие минуты и понимаешь, как прекрасна жизнь. Нужно ценить каждое мгновение. Если выживу

— стану жить по-другому. Ни одной мимо не пропущу. Ни одна сучка от меня не уйдёт. Ни одна…

Верёвка лопнула и упала на землю. Хуан Суридэс выплюнул огрызки, оттолкнулся от дерева и, сломя голову, пустился бежать.

Он бежал и бежал не останавливаясь, продираясь сквозь кусты и заросли репейника. Ветки хлестали его по лицу, животу и ногам, но граф не обращал на это никакого внимания. Наконец, Хуан

Суридэс добежал до того места, где он спрятал свою одежду. Граф поискал оставленную им на песке надпись. Вскоре он её обнаружил. К словам «ЗДЕСЬ БЫЛ ХУАН СУРИДЭС» было приписано «ДУРАК».

— Идиот! — Хуан Суридэс затёр последнее слово пяткой.

Он отвалил в сторону камень и уже было хотел взять одежду, как вдруг заметил на ней свернувшуюся калачиком гадюку. Гадюка злобно зашипела. Хуан Суридэс отскочил в сторону.

— Ах, ты, тварь! Пошла отсюда! — Он поднял булыжник и кинул в змею. Змея, зашипев ещё громче, угрожающе подняла голову. Граф кинул ещё один булыжник. Змея не уползала.

Вдруг неподалёку послышался хруст веток.

«Ибрагим!»— Мелькнуло у Суридэса.

Уже на ходу он кинул в змею третий булыжник и скрылся в кустах.

Хуан Суридэс стоял навытяжку, докладывая Гуго Пятому Спокойному.

— …И всего 27 человек выплывших мною было обнаружено и послано к вам сюда.

— Двадцать семь? — Переспросил Гуго. — А пришло только пятнадцать.

— Значит, Ваше Величество, двенадцать человек скрылись.

— Изменники! — Возмутился Гуго. — Они решили скрыться от возрождения государства! Объявляю их вне закона. И заочно приговариваю к казни колесованием.

— Так их, Ваше Величество! Правильно! — Хуан Суридэс захлопал. — Мудрое решение.

— А флота на воде не видел?

— В каком, Ваше Величество, смысле?

— Судоходства никакого не обнаружил?

— М-м-м… Да как будто нет, Ваше Величество.

— А не строит ли неприятель курортов на наших берегах?

— Пока, Ваше Величество, не строят — вода мутная. Ещё не отстоялась.

— Так-так…— Гуго заложил руки за спину. — А когда отстоится, как думаешь, будут строить?

— В принципе, — сказал Суридэс, — места живописные. Но, по сути…я думаю…кто ж посмеет на ваших берегах, Ваше Величество, чего-нибудь строить? У них кишка тонка.

— Пусть только посмеют! — Воодушевился Гуго. — Я им покажу курорты! Рассказывай дальше.

Суридэс потоптался.

— А ещё, Ваше Величество, я измену обнаружил.

— Как?! — Гуго встрепенулся.

— Вот вы скажите, Ваше Величество, сколько человек с Ибрагимовой стороны вернулось?

— Пока только двое.

— Вот, Ваше Величество! Этих двоих Ибрагим нарочно прислал, для отвода глаз. А на самом деле он решил сколотить свою шайку и объявить вас низложенным, а себя — королём Замбрии.

— Врёшь! — Гуго побагровел.

— Не вру, Ваше Величество. Чтоб мне провалиться! Я с ним на той стороне встретился, он и меня в свою шайку заманивал. Обещал в дальнейшем полкоролевства. Я на него накинулся. Ах ты, говорю, Иуда!

Как ты можешь мне такое! Убью, говорю, собака! И убил бы, да тут его сообщники со всех сторон налетели и палками меня избили. Глядите, Ваше Величество, у меня на голове шишки. — Хуан Суридэс показал голову.

— Как же он тебя отпустил?

— Самому до сих пор не верится, Ваше Величество. Я, когда в себя пришёл, смотрю — меня раздели до трусов и привязали к дереву. Ибрагим говорит: «Молись, — говрит, — шакал! Сейчас мы дров наберём и тебя на костре казним.»А я ему, Ваше Величество, за это в лицо плюнул… Пошли они за дровами, а я не растерялся, верёвку зубами перегрыз и ходу!

— Покажи зубы, — приказал Гуго.

Хуан Суридэс оскалился.

— М-да… — Гуго потеребил ухо.

— Возможно, Ваше Величество, он уже сюда двигается со своей шайкой. Надо его встретить.

— Встретим. — Король достал пистолет и покрутил перед носом у Хуана Суридэса. — Уж мы его встретим. — Он оглянулся назад, подманил пальцем барона Шираласа. Ширалас поспешно приблизился и подставил к уху воронку.

— Ши-ра-лас! — Закричал Гуго в воронку, — Изменник Ибрагим Линкольн хочет на нас напасть!

Немедленно распорядись выставить круговую охрану. А Курцлих пусть залезет на дерево и смотрит.

Когда увидит Ибрагима — пусть с дерева кричит, как кукушка.

— Есть, Ваше Величество. — Барон пошёл выполнять приказ.

Все были заняты делом. Одни строили большой шалаш. Другие ловили рыбу. Третьи собирали хворост. Посреди пляжа, как обычно, горел костёр. Над костром висел котелок с ухой.

Король Гуго Пятый играл в карты с Хуаном Суридэсом и бароном Шираласом.

Король побил шираласовского валета козырной семёркой.

— Бито. — Сказал Ширалас.

Гуго зевнул:

— Скучно. Расскажи, Суридэс, что-нибудь.

— А что, Ваше Величество?

— Да что хочешь.

— Тогда я вот что расскажу. Я расскажу, как я встречался с девицей Беатрисой Румпель.

— Это интересно. — Ширалас приставил воронку к уху.

— Приехал я как-то к своей тётке в деревню, — начал Хуан Суридэс. — И пошёл на речку купаться.

Подхожу к реке, слышу за кустами кто-то плещется. Раздвигаю кусты — мать честная! купается в реке девица абсолютно без ничего…

— Без чего? — Переспросил барон.

— Без чего, без чего! — Передразнил его Суридэс. — Голая, понял?

Ширалас потёр руки.

— Её видеть надо, чтобы понять. Такая женщина! Весьма… А одежда её лежала неподалёку от кустов.

Я тогда взял длинную палку, одежду на палку зацепил и в кусты втянул. Наплавалась она, выходит на берег, а одежды-то нету. Она туда-сюда. А я из кустов: «Ха-ха-ха! Я знаменитый разбойник Фридрих, похититель дамского белья!»Она перепугалась и говорит: «Отдайте мне одежду, разбойник!»А я ей: «Ха-ха-ха! Только за выкуп.»Она мне: «За какой выкуп?»А я ей: "Сами…

В это время с дерева закричал Курцлих:

— Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку, Ваше Величество! Ку-ку!

Гуго бросил карты и вскочил.

— Ибрагим идёт! Потом, Суридэс, расскажешь.

Из леса вышли люди. Впереди всех шёл Ибрагим Линкольн под ручку с баронессой Анной фон

Ширалас.

Гуго схватил пистолет и выстрелил в воздух.

— Ура! За мной! Смерть предателям!

С фланга выскочил фельдмаршал Финкаль с отрядом.

Люди Ибрагима бросились врассыпную. Ибрагим кинулся за ними. Отряд Финкаля пустился в погоню. На поле боя осталась только остолбеневшая баронесса Анна Ширалас. Выпучив глаза, она смотрела на своего живого мужа барона.

К ней подскочил Хуан Суридэс.

— Слушай внимательно. — Быстро заговорил он. — Насчёт твоего мужа я пошутил. Но говорить про то, что между нами было не в твоих, естественно, интересах. Скажешь всем, что Ибрагим предатель и захватил тебя силой. А лишнего сболтнёшь опозорю, поняла? — Он подхватил баронессу на руки и закричал.Эй, Ширалас, я отбил у Ибрагима твою жену! Радуйся!

Подбежал запыхавшийся Гуго.

— Ого, барон, смотри — как тебе повезло. Жена отыскалась. — Он засунул за пояс пистолет и вздохнул. А мою свадьбу сорвали… Но — все равно, Клавдия будет моей. Вы слышали? Клавдия будет моей!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Шли дни. Постепенно жизнь в королевском лагере приобрела размеренный характер. Заботы выживших замбрийцев не были слишком обременительны и многим такая жизнь даже нравилась.

Стало привычным, что ежедневно Гуго устраивал общий сбор, где говорил о том, что страну он возродит, что не допустит никаких курортов, что необходимо построить флот и что Клавдия будет его.

Придворные почтительно слушали короля, хлопали в ладоши и шли на пляж.

На пляже Гуго Пятый занимал лучшее место, проводя время за картами с Хуаном Суридэсом и

Отто Шираласом. Играли обычно на приседания.

Лагерь, на всякий случай, обнесли двумя рядами плетня, между которыми расхаживали часовые.

На дереве, где барон Курцлих наблюдал окрестности, спилили лишние ветки и сожгли.

Вокруг костра положили брёвен, чтобы было на чем сидеть во время еды. Там же сколотили деревянный трон для его величества. Хуан Суридэс раскрасил трон в цвета королевского флага. Трон получился нарядный.

Замбрийцы изловили в лесу несколько диких свиней и коз, и построили для них просторный загон.

Каждое утро король пил парное козье молоко, а по мере надобности закалывали свинью.

В один из дней король Гуго, как обычно, сидел на пляже и играл в карты на приседания.

— А вот козырная семёрка вас не устроит, Ваше Величество? — Хуан Суридэс бросил последнюю карту и улыбнулся. — Я вышел.

— Ну и пройдоха ты, Суридэс! А мы твою козырную семерочку валетом убьём. — Король накрыл семёрку валетом и быстро перевернул карты. — Бито. — Сказал он.

— Ваше Величество, — заметил Ширалас, — вы не козырным валетом побили.

— А ничего! — Объяснил Гуго. — Карте — место. Теперь мой ход. — Он посмотрел на карты и пошёл с бубновой дамы.

— Подмастили, Ваше Величество! — Обрадовался Ширалас, покрывая даму бубновым тузом. — Я вышел! Вам, Ваше Величество, приседать.

— Мухлюешь? — Нахмурился Гуго.

— Все честно. — Барон развёл руками.

— Одно жульё. Почему это, спрашивается, вы все время выигрываете? Вы что, умнее меня? Нет. Значит жульничаете. Ворчал король. — Ты, наверное, Ширалас, карту пометил? Жулик… Ну ладно. Карточный долг — долг чести. Эй, Курцлих! — Гуго задрал голову.

— Ку-ку, Ваше Величество! — Отозвался с дерева барон Курцлих.

— Слезай. Я опять проиграл.

Барон Курцлих спустился с дерева и подбежал к игрокам.

— Сколько, Ваше Величество?

— Какая, Суридэс, ставка на кону была? — Спросил Гуго.

— Двадцать раз вам приседать, Ваше Величество.

— Слышал, Курцлих? — Гуго потасовал замусоленную колоду. — Действуй.

Курцлих принялся отрабатывать карточный долг.

На двенадцатом приседании у Курцлиха подвернулась нога, и он плюхнулся на песок.

— Ты что? — Строго спросил Гуго. — Расселся здесь? Тебе ещё восемь раз приседать.

— Запомни, Курцлих. Заруби себе на носу: карточный долг — это долг чести… Пойду пока искупаюсь. — Он встал и пошёл к воде. На полпути король обернулся и добавил. — А на приседания играть больше не будем. Мне надоело. Будем на щелчки играть. — Гуго раскачался на тарзанке, — Ого го! — брякнулся в воду и поплыл.

Курцлих закончил приседать и залез обратно на дерево.

Хуан Суридэс подставил солнцу спину.

Барон Ширалас тронул Хуана Суридэса за плечо.

— А помнишь, Хуан, ты про девицу Беатрису Румпель рассказывал?

— Про какую ещё Румпель? — Недовольно буркнул граф.

— Ну как же. Ты рассказывал, как поехал к тётке в деревню и там на речке платье этой голой на палку надел.

— На палку? Что-то припоминаю…

— А потом ты ещё сказал ей, что ты знаменитый разбойник Фридрих.

— … Вспомнил.

— Я тебя давно хочу спросить, чем там у вас закончилось?

— Не заслоняй солнце… Чем-чем? Ясно чем.

— Погоди, я воронку получше в ухо вставлю.

— У, глухой черт. — Хуан Суридэс приподнялся и заорал в самую воронку.Трахнул я её, понял!? Не приставай ко мне! Загорать мешаешь!

— Ку-ку, Ваше Величество! — Отозвался с дерева Курцлих.

— Чего, дурак, орёшь?! — Рявкнул граф. — Его величество купаются. Но если ты соскучился — спускайся, я тебе щелчков надаю.

Курцлих притих.

— Эх…— Вздохнул барон Ширалас. — А у меня за всю жизнь кроме жены ни одной женщины не было… Эх…

И, видимо, не будет. Эх…

— Не плачь, Ширалас. У тебя жена нормальная вполне. У других теперь и такой нет.

Вернулся мокрый Гуго. Плюхнулся рядом на песок.

— Ну что, Ваше Величество, на щелчки играем? — Спросил Ширалас.

Гуго резко поднял голову.

— У меня созрел план. Труби, Ширалас, общий сбор.

Ширалас вытащил из уха воронку и продудел в неё:

— Ту-ту-ту, ту-ту-ту, ту-ту-ру-ту, ту-ру-ру!

Гуго Пятый сидел на деревянном троне возле костра, величественно поглядывая по сторонам.

Когда все, наконец, собрались, Гуго поднял руку и,выдержав паузу, заговорил:

— Я венценосный помазанник Гуго Пятый, плавая сегодня над нашим несчастным королевством, получил откровение. — Гуго со значением прикрыл глаза. — Теперь я знаю, что делать… Долгое время мы безуспешно пытались построить корабль… Но у нас ничего не получилось. Нам больше не нужно его строить! Потому что я знаю, где взять готовый.Гуго гордо осмотрел подданных. Он слез с трона и походил возле костра, похлопывая себя по ладони палкой. Подданные напряжённо следили за ним.

— Как вы знаете, — продолжал Гуго, — когда-то через наше королевство по реке Алпашмар проходил торговый путь. Это здорово раздражало моего папу Гуго Четвёртого Крестолова. Мой мудрый родитель повелел перекрыть речку Алпашмар плотиной, чтобы по ней никто не смел больше плавать.

Хорошо… Слушайте дальше. Теперь, когда плотина рухнула, неприятель захочет восстановить этот запрещённый путь через речку, по морю и далее опять по речке. — Гуго нарисовал палкой на песке круг, пересечённый насквозь прямой линией. — Круглое — море. А это — река Алпашмар. Ясно? Наша задача — дождаться первого торгового корабля и захватить его. Как видите — все просто. — Гуго отшвырнул палку. — Как раз недалеко отсюда в море впадает река Алпашмар. Мы устроим там засаду и будем ждать. Курцлих!

— Я, Ваше Величество.

— Будешь теперь с дерева смотреть на реку. Корабль пропустишь — голову сниму. Фельдмаршал

Финкаль отвечает за засаду.

— Есть, Ваше Величество! — Вскочил Финкаль.

— Захватив корабль, — продолжал Гуго, — мы сможем контролировать все побережье, чтобы неприятель не строил по берегам курорты. И всю водную поверхность тоже будем контролировать. Располагая флотом, мы сможем вступить в войну с нашим злейшим врагом

Полудоклом. Мы разобьём его на голову! Клавдия будет моей!

— Ура! Ура! — Зашумели подданные. — Ура! Клав-ди-я-бу-дет-ва-ша! Клав-ди-я-клав-ди-я-клав ди-я! Ура!..

Душевный подъем, вызванный превосходной речью Гуго 5-го, прошёл и жизнь потекла своим чередом.

Который месяц Курцлих сидел на дереве и смотрел на реку, а корабль все не появлялся.

У Гуго 5-го выросла длиннющая борода.

Граф Хуан Суридэс сшил себе костюм из козлиной шкуры.

А барон Ширалас поменял воронку на козий рог. Рог оказался куда как удобнее воронки. Через него и слышно было лучше и дудел он громче.

Фельдмаошал Финкаль выкопал вдоль реки окопы. Он сидел там в засаде.

Однажды Хуан Суридэс, соскучившись по женщине, подстерёг в кустах Анну Ширалас, когда та шла на море стирать бельё. Он подкрался к ней сзади и, обняв за талию, напомнил:

— Я знаменитый разбойник Фридрих пришёл навестить мою красавицу. Ты все ещё любишь меня,

Анна?

Баронесса попыталась высвободиться.

— Пустите меня. — Сердито сказала она.

— А вот и не пущу. Моя богиня сердится на меня? За что же она на меня сердится?

— Пустите же. Нас могут увидеть. И вообще… Я не хочу с вами теперь разговаривать.

— Это почему же? — Хуан Суридэс погладил баронессу по ноге.

— Потому что вы — лгун и мерзавец.

— Чем же я заслужил такие эпитеты? Помнится, не так давно, вы называли меня стройным и мускулистым.

— Это не мешает вам быть лгуном и мерзавцем. Во-первых, вы мне солгали про смерть моего мужа, а во вторых, сбежали, когда получили то, что хотели.

— Как вы можете так говорить? — Хуан Суридэс расстегнул пуговицу на кофточке баронессы. — Во первых, про мужа я нарочно вам сказал, чтобы сделать потом приятный сюрприз. Вы же ведь обрадовались, когда увидели его живым и невредимым? А во-вторых, я вовсе не убежал, получив, как вы считаете, то, что хотел, а побежал за подмогой, чтобы освободить вас из лап полоумного

Ибрагима.

— Больно складно у вас все получается. Я вам не верю.

— И зря не верите. — Хуан Суридэс попытался снять с баронессы кофточку.Я бы на вашем месте мне верил. На вашем-то незавидном месте.

— Почему это незавидном? — Баронесса стянула кофточку у подбородка.

— А потому и незавидном, что если я расскажу Шираласу и про принца Корнакеса, и про Ибрагима и про все такое? Как думаете — понравится ему?

Анна Ширалас перестала сопротивляться. Хуан Суридэс отнёс её в кусты и сделал это самое.

Баронесса лежала на спине, молчала и думала о пропавшем Ибрагиме Линкольне.

Могильный холмик подровняли лопатами и воткнули в него деревянный крест. Барон Ширалас и граф Хуан Суридэс повесили на крест еловый венок, перевитый лентой с надписью «БАРОНУ ГУСТАВУ ФОН КУРЦЛИХУ ОТ КОРОЛЯ И ЕГО ПРИДВОРНЫХ».

Король Гуго Пятый облокотился на палку:

— Сегодня мы провожаем в последний путь нашего испытанного боевого товарища барона Густава фон

Курцлиха. Барон Курцлих умер завидной смертью, он умер на посту…Да…На бовом, значит, посту… Любой из нас, как раз, был бы счастлив умереть такой почётной смертью. То есть, барон

Курцлих был прекрасным человеком, прекрасным и добросовестным исполнителем… М-да… Он провёл гигантскую работу по переписи населения и взыскания последнего, по-моему, подорожного налога…

Вот ведь как… Все помнят, как в день наводнения барон Курцлих до самого конца не покидал своего места, перебираясь с этажа на этаж… Это само собой… Он до последнего противостоял катастрофе, сидя на крыше канцелярии и держась двумя руками за трубу… Потом он поплыл… М да… Все помнят, что это именно Курцлих после катастрофы водрузил государственный флаг над лагерем… — Гуго посмотрел вверх на флаг. — Выцвел маленько…Да… Вот это я как раз хотел сказать… И ещё вот это… Все помнят с каким рвением он выполнял своё последнее задание. Он сидел на дереве, пока по несчастью, знаете ли, не упал оттуда и не разбился насмерть… Вот так… Ещё… Спи, значит, спокойно, Густав. Клянусь, что мы за тебя отомстим. Знай, что ты умер не напрасно. Клянёмся перед твоей могилой, что мы не позволим кому попало строить курорты на нашей земле. Клянёмся, что мы отомстим Полудоклу… И Клавдия будет моя… Пусть земля тебе будет пухом! Салют!

Фельдмаршал Финкаль трижды выстрелил из ружья.

В этот же день после обеда барон Ширалас объявил:

— Его Величество, король Гуго приказали никому не расходиться. Общий сбор. — Ширалас вытащил рог. — Ту-ту-ту, ту-ту-ту, ту-ту-ру-ту, ту-ру-ру!

Гуго доел уху, передал пустую тарелку Казимиру Усфандопуло и вытерся салфеткой.

— Курцлиха больше нет. — сказал он. — И на дереве никто не сидит… На место Курцлиха назначается граф Хуан Суридэс. К исполнению приступить немедленно.

— Ваше Величество, — вскочил взволнованный Суридэс, — меня на этот пост назначать никак нельзя! Я обязательно упаду. А я здесь нужнее. Пускай Усфандопуло лезет или вон Ганс Рабибулин.

— Рабибулин, как ты знаешь, рыбу ловит. А Усфандопуло уху варит, как никто. Ты самый подходящий. Шагом марш на дерево!

Хуан Суридэс вздохнул.

Гуго слез с трона, подошёл к костру, поворошил палкой угли.

— Я вот чего считаю. — Задумчиво произнёс он. — Когда страну возродим, то в первую очередь нужно

Курцлиху на могиле установить памятник. Памятник я вижу такой — на огромном мраморном дереве сидит барон Курцлих из базальта и делает рукой вот так. — Гуго приложил ладонь ко лбу. — Как будто он на реку смотрит. Как вам, господа? Красиво, по-моему.

Хуан Суридэс ёрзал на суку, стараясь устроиться поудобнее. Наконец, он кое-как устроился, прислонившись спиной к стволу и тоскливо поглядел вниз. Как всегда после обеда все высыпали на пляж. Кто-то купался, кто-то удил рыбу, кто-то играл на берегу в карты.

"Все развлекаются, — думал он, — а я на дереве. И каждый день теперь так… Пока не упадёшь… Разве жизнь это… Уж лучше сразу… Брошусь вниз, он тогда пожалеет, что меня сюда отправил. Скажет -

Хуан Суридэс умер завидной смертью, на боевом посту. Суридэс посмотрел на землю. У него закружилась голова. Граф обхватил руками ствол. — Жалко, понимаешь, себя… Сволочь Курцлих… Не сиделось ему… А теперь за него кукуй…"

— Эй, Суридэс, — к дереву подошёл Ганс Рабибулин с удочкой наперевес,как устроился? Не плывёт ли корабль?.. Ты отсюда на орла смахиваешь!

— Уйди! — Хуан Суридэс сорвал с дерева шишку и кинул в Рабибулина. Тот увернулся. — Пошёл в жопу!

— Что, обидно? — Невозмутимо спросил Рабибулин. — Я тебя понимаю. Не повезло. Мы купаемся, с тарзанки прыгаем, а тебе там сидеть и сидеть. Не повезло, так не повезло.

— Пошёл в жопу!

— Зря ты так, честное слово. — Рабибулин свернул самокрутку. — Я к тебе по-хорошему. А ты мне — такие слова, честное слово. К людям надо по-хорошему относиться. Слышишь?

Суридэс свесился с ветки и закричал:

— Убирайся отсюда, урод! Пошёл ты в жопу по-хорошему, пока я не слез и тебе, козлу, почки не отбил!

Рабибулин пожал плечами, положил удочку на плечо и ушёл.

Вытащив из кармана складной ножик, Суридэс почистил под ногтями. Потом немножко посидел, подумал и вырезал на стволе «Х.С.»Потом ещё немного подумал и вырезал рядом «А.Ш. — проститутка». Настроение улучшилось. Суридэс обвёл последнюю надпись в рамку и вырезал сбоку

«РАБИБУЛИН — ГОВНО». Граф отломал ветку и принялся её обстругивать. Обстругав ветку, он посмотрел наверх. Прямо над собой Суридэс заметил дупло.

"В дупле, в принципе, могут оказаться яйца. Их туда откладывают птицы. — Граф полез посмотреть. Он засунул руку в дупло, вытащил связку сухой воблы. — Все, что от Курцлиха осталось.

— Догадался граф. — Курцлих воблы мне оставил."Хуан Суридэс спустился на ветку есть воблу.

От солёного ему захотелось пить. Хуан Суридэс слез с дерева и пошёл к источнику.

У источника Казимир Усфандопуло мыл котелок.

— Привет, Суридэс. — Поздоровался Усфандопуло. — Ты чего не на дереве?

— А ты чего не в тюрьме? — Огрызнулся Хуан Суридэс. — Ты зачем тут котелок моешь, дурак? Сюда люди пить приходят.

— Да я начал на пляже мыть, а туда люди купаться приходят. Меня с пляжа прогнали. Говорят, им противно в жирной воде купаться.

— А мне противно жирную воду пи-и-ить! — Суридэс схватил Усфандопуло за ухо, оттащил от источника и дал пинка. — Пш-шол отсюда!

— Больно же! — Усфандопуло потёр вздувшееся ухо. — Я Гуго пожалуюсь.

Суридэс выхватил из источника недомытый котелок и швырнул в Усфандопуло.

Усфандопуло скрылся.

Суридэс, нагнувшись к воде, вдоволь напился.

Сзади послышались шаги. Он поднял голову и повернул её.

К источнику приближалась Анна Ширалас с кувшином на плече.

Хуан Суридэс улыбнулся.

Баронесса остановилась.

— А ты почему не на дереве? — Спросила она.

— Далось вам всем это дерево! — С досадой сказал Хуан Суридэс. — Как будто сговорились… Меня

Гуго на дерево временно посадил. А теперь у меня новое назначение — охранять от неприятеля источник. Чтобы воду не отравили. А также взимать с подданных водный налог.

— Да ну?.. — Удивилась Анна. — Это сколько же ты берёшь?

— Вообще, порядочно. Но с тобой, по старому знакомству, можем договориться. — Суридэс подмигнул.

— Я ухожу! — Анна развернулась. Но не успела она ступить и шага, как Суридэс её настиг.

— Ну чего ты ломаешься, как в первый раз? Мы же с тобой не чужие. Анна, пойдём в кусты.

— Пусти меня, ты мне не люб.

— А кто ж тебе люб? Не Ибрагим ли часом?

— А если и Ибрагим. У него, по крайней мере, получше это самое получается.

— Что ты говоришь? — Возмутился Суридэс. — Ты мне не смей такое говорить! Я — первый мужчина в

Замбрии!

— Уж не знаю для кого ты первый, а по-моему ничего особенного.

Граф растерялся и выпустил баронессу из рук. Ещё ни одна женщина ему такого не говорила.

В это время из кустов вышли король Гуго 5-ый и Казимир Усфандопуло с котелком.

— Ты что тут делаешь? — Строго спросил Гуго. — Ты почему не на дереве? Я тебя сейчас пристрелю, как

Гунехиса! — Король потянулся за пистолетом. — Разболтался совсем, да?! Королевское слово тебе не указ?! Убью, сволочь! — Он выстрелил в землю.

Хуан Суридэс побледнел.

— А я тут причём? — Дрожащим голосом сказал он. — Я разве виноват, что Курцлих, вместо того, чтобы за рекой следить, полное дупло воблой набил. Я от голода съел одну и пить захотел.

— Что ты про Курцлиха сказал? Курцлих — это наш национальный герой! Я никому не позволю пятнать его светлую память!

— Ваше Величество, — поддакнул Усфандопуло. — А он ещё и меня за ухо хватал…

— Ты погоди. — Отмахнулся Гуго. — А ты чего, Анна, — обратился он к Анне, — тебя он тоже за ухо хватал?

— Да нет, — Анна ухмыльнулась. — До ушей не дошло.

Хуан Суридэс напрягся.

— И нечего тогда тут стоять. А ты, Суридэс, — марш на дерево! Ещё раз слезешь — пеняй на себя! Ты меня знаешь.

Хуан Суридэс сидел на дереве и думал: «Ах, какая ты стерва, Анна. Значит, так…Ладно… Я тебя опозорю!»Граф яростно потряс дерево. С дерева посыпались шишки.

— Эй, ты чего кидаешься? — Внизу остановился фельдмаршал Финкаль. — Не хулигань.

— Салют, Финкаль. — Суридэс свесил ноги. — Куда идёшь?

— А пить иду. Пить хочу.

— Иди-иди попей. Там Усфандопуло котелок моет. Говно такое…

— Ну? — Удивился Финкаль. — А где же людям пить?

— Тут разве об людях думают? Смотри, куда меня загнали.

— Да, — согласился фельдмаршал.

— Хочешь, эпиграмму расскажу? Сам сочинил.

— Давай, расскажи.

— Рабибулин — дурачок,

Поймал себя за жопу на крючок!

Финкаль заржал.

— Хочешь ещё? — Приободрился Хуан Суридэс.

— Ага, — фельдмаршал закивал головой.

— Провалился кто сортир?

Усфандопул Казимир!

— Складно! Живот надорвёшь!

— Слушай ещё… Загадка!

Всегда и всем мужчинам даст

Баронесса…

— Ширалас! — Отгадал Финкаль. — Вот это да! Очень остроумно! Изобрази ещё что-нибудь!

— Але-оп! — Суридэс крутнулся вокруг ветки, на которой сидел. — Пока все. Держи, Финкаль, воблу.

— Благодарствуем. — Финкаль поднял воблу с земли и пошёл к источнику.

Встал на ветку, Хуан Суридэс оправился с дерева.

— Дождик, дождик, лей,

Чтобы был длинней!

— Суридэс! — Донёсся с пляжа властный голос Гуго. — Я проиграл двадцать щелчков! Спускайся к нам.

Хуан Суридэс весь сморщился и стукнул рукой по ветке. Упала шишка.

Из кустов вышел улыбающийся Финкаль.

— …баронесса Ширалас, баронесса Ширалас…— Бормотал он и потирал руки.

Казимир Усфандопуло пристраивал над костром котелок.

Ганс Рабибулин накладывал червяков в банку.

Анна Ширалас развешивала на верёвке бельё.

В загоне хрюкали свиньи и блеяли козы.

Тяжело вздохнув, Хуан Суридэс начал спускаться с дерева. Он опустил ногу веткой ниже, обхватил руками ствол и повернулся. По реке, по самой её середине, плыл прекрасный, великолепный корабль! Попутный ветер надувал его белоснежные паруса. На борту блестела начищенная надпись «СЧАСТЛИВАЯ ФЕОКАСТА».

— Вижу! Вижу! — Заорал Хуан Суридэс. — Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку, Ваше Величество! Корабль!

Корабль едет! Ку-ку-ку-ку-ку!

Финкаль подпрыгнул и побежал в засаду.

Усфандопуло схватил горящую головешку и кинулся к берегу реки — поджигать сигнальный костёр.

Ганс Рабибулин привязал к концу удочки рубашку и побежал вслед за Усфандопуло. Добежав до берега, он вылез на видное место и стал размахивать удочкой, изображая сигнал бедствия.

Последними с пистолетами в руках бежали Гуго и Ширалас.

На палубе фрегата загорала в шезлонге великая княгиня Хурдоба Брузилопотамская. У штурвала стоял капитан Авраам Эванс.

Хурдоба поправила шляпку.

— Расскажите что-нибудь, Эванс. — Попросила она.

Эванс вытащил изо рта трубку.

— Идём мы, значит, по морю. Смотрим — по правому борту бутылка плавает…

— Это я уже слышала. — Перебила княгиня.

— Это другая история. Смотрим — по правому борту бутылка плавает. Я приказываю: «Справа по борту — бутылка!»..

— Я же вам говорю — это я уже слышала.

— Хорошо. — Согласился капитан. — Тогда вот. Идём мы как-то по морю. Вдруг смотрим — кит фонтаны пускает. Мы его загарпунили, живот ему разрезали, а у него в животе — целый носорог.

— Врёте? — Княгиня наморщила носик.

— Не вру.

— Как это кит его с рогом проглотил?

— Кит все глотает, что у него на пути.

— Ну и как этот несчастный носорог у него на пути оказался?

— Как обычно. Носорог пошёл купаться, залез в воду, а там — кит.

Княгиня взяла со столика яблоко, откусила маленький кусочек.

— Ну расскажите ещё что-нибудь.

Эванс выпустил клуб дыма.

— Идём мы по морю в тропиках. Вышел я из каюты, смотрю — по палубе слон ходит, хоботом качает.

Подошёл я поближе — слона нет. Отошёл обратно — снова слон. Подошёл поближе — слон пропал.

Отошёл — слон появился.

— Ну и что это было?

— Естественно, мираж.

— Как это?

— Явление преломления воздушных слоёв. Вроде, понимаете ли, фокуса.

— Так я не поняла — был слон или нет?

— Никакого слона не было.

Хурдоба зевнула.

— Капитан, дайте что ли бинокль, я в него посмотрю.

— Бакланы раскаркались. К дождю. — Эванс подал княгине бинокль.

Княгиня поглядела в бинокль на небо.

— Небо, как будто, чистое.

— Моряки в небо не верят.

— Ну-ну. — Хурдоба навела окуляры на берег. — Места у нас какие живописные. Я тут купальни хотела устроить… Ой, смотрите, что это за дымок впереди?!

— Где?

— Да вон же, вон!

— Разрешите, я в бинокль погляжу… Вижу… Похоже кто-то бедствие терпит… Обычно, терпящие бедствие сигналят дымом… Точно… Вон кто-то белым флагом машет… Будем, ваша светлость, помощь оказывать или дальше поедем?

— Ой, как интересно! — Оживилась княгиня. — Конечно, будем оказывать! Не помогать ближнему — это не благородно.

Бросили якорь. Спустили шлюпку. В шлюпку сели капитан Эванс, княгиня Хурдоба

Брузилопотамская и два матроса на весла.

Пока гребли к берегу, княгиня то и дело нетерпеливо вставала и глядела вперёд. Наконец шлюпка уткнулась носом в прибрежный камыш.

Капитан вылез из лодки, подставил княгине спину. Хурдоба залезла и Эванс доставил её на берег.

На берегу Ганс Рабибулин отчаянно махал флагом.

— Боже мой! — Княгиня всплеснула руками. — Рабибулин, вы ли это?!

Рабибулин узнал княгиню и перестал махать.

— Это я. — Ответил он. — Добрый день, ваша светлость.

— Ты, выходит, жив остался!.. Что у тебя стряслось?

— Случилась беда, ваша светлость. — Рабибулин набрал воздуха. — Его величество, короля Гуго Пятого, придавило в лесу корабельной сосной, честное слово. Я, естественно, один поднять с него сосну не в силах.

— Что же, и Гуго — живой?! — Воскликнула Хурдоба, схватившись за щеки.

— Живой, ваша светлость. Да только если мы не поторопимся — недолго ему жить.

— Так побежим же скорее к нему!

— Нет, ваша светлость. Нам в таком составе дерево не одолеть. Чтобы этакую сосну приподнять, всю команду привлечь необходимо.

Княгиня повернулась к Эвансу.

— Капитан, немедленно прикажите матросам плыть сюда!

Авраам отсигналил на корабль.

С корабля спустили шлюпки. И вскоре вся команда «Счастливой Феокасты»была на берегу.

— Все за мной! — Рабибулин нырнул в кусты.


После того, как все скрылись в лесу, на берег из засады повыскакивали Гуго и подданные. Они залезли в шлюпки и быстро поплыли к кораблю.

Из леса выбежал Рабибулин. Он бросился в воду и, догнав последнюю лодку, влез в неё.

— Как ты от них так быстро убежал, Рабибулин?! — Крикнул с первой лодки Гуго.

— А я им говорю — минуточку, господа, погодите, я удочку на берегу забыл — и деру! Обвёл вокруг пальца, честное слово!

— Молодец! — Похвалил Гуго. — Награжу.

Они подъехали к кораблю и полезли на палубу.

— Поднять шлюпки! — Приказал Финкаль. — Зарядить пушки! К бою готовьсь!

Из леса на берег вернулись княгиня Хурдоба Брузилопотамская и капитан с командой.

— Ну-ка, подай рупор. — Приказал Гуго Хуану Суридэсу.

Хуан Суридэс снял с гвоздя рупор и дал королю.

— Здравствуйте, тётя! — Прокричал король. — Здравствуйте и до свидания! Спасибо за корабль!

Счастливо оставаться, мы очень спешим!

— Гуго, куда ты?! Я ничего не пойму! — Откликнулась с берега княгиня.

— Не валяй, тётя, дурака! Ты все прекрасно понимаешь! На войне, тётя, как на войне! Кровь за кровь!

— О чем ты, племянник?! Какая кровь?! — Она повернулась к капитану.Авраам, вы что-нибудь понимаете?

— Я так понимаю, — сказал капитан, — у нас корабль захватили.

— Как же так… Гуго, ты что?! Я же тебя спасать высадилась! — Ну и дура! — Захохотал Гуго. — Спасать она меня вздумала!

А ты когда плотину ломала — о чем думала?! Тётя шмуева!

— Ты что, Гуго?! Какую плотину?!

— Хватает наглости спрашивать! Скажи спасибо, что мне некогда, а то бы я тебя казнил! Ну-ка, фельдмаршал, жахни по ним!

Финкаль навёл на берег пушку и выстрелил. Ядро разорвалось неподалёку от берега.

— Вот тебе за серные купальни! — Крикнул Гуго. — Счастливо оставаться!.. Принимай командование кораблём, Финкаль. Держи курс на море.

— Поднять якорь! — Скомандовал фельдмаршал. — Полный вперёд!

Король построил команду на палубе.

— Все вышло, как я задумал. — Сказал он. — В этом я вижу недвусмысленный знак небес. С нами Бог!

Ура! Ура, господа!

— Ура-а-а! Да здравствует король!

— Теперь у нас есть флот, и мы всем покажем! Мы поплывём на море и осмотрим окрестности — не плавает ли неприятель по нашему королевству и не понастроил ли он курортов на его берегах.

Потом мы поплывём воевать с Полудоклом. Клавдия будет моей! Ура!

— Ура-а-а! Ва-а-аша! Ура-а-а!

— Всех награждаю! Особая благодарность Гансу Рабибулину, Казимиру Усфандопуло, фельдмаршалу

Финкалю и конечно Хуану Суридэсу.

Хуан Суридэс сделал шаг вперёд.

— Очень тронут, Ваше Величество, — сказал он. — Курцлих вон как долго на дереве просидел и ничего не видел, а я один день посидел и сразу корабль заметил.

— Молодец, ничего не скажешь. — Похвалил его король.Кстати, Ширалас должен тебе двадцать щелчков дать. Я ему проиграл. Смотри, Суридэс, не забудь получить.

— Может, Ваше Величество, барон вам долг простит в честь победы?

— Никак не возможно. Сам знаешь — карточный долг — это долг чести!

Корабль отплыл далеко от берега, когда Гуго Пятый вдруг вспомнил, что королевский флаг

Замбрии остался висеть над лагерем.

— Едрена мать! — Ругнулся он. — Флаг забыли!

Король вызвал к себе в каюту Хуана Суридэса и фельдмаршала Финкаля.

— Господа, — Гуго наклонился над секстантом, — мы не можем приступить к нашей кампании, не имея на мачте государственного флага.

— Ваше Величество, — Хуан Суридэс отдал честь, — разрешите я брузилопотамский флаг под наш перекрашу.

— Не спеши. — Гуго покрутил прибор. — Это не выход. Потому что мы не можем допустить, чтобы наш флаг, который мы забыли на берегу, оказался в руках противника.

— Так точно, Ваше Величество! — Фельдмаршал Финкаль отдал честь.

Хуан Суридэс покосился на Финкаля и тоже отдал честь.

Гуго оторвался от прибора.

— Пройдёмте, господа, на мостик, посмотрим оттуда.

Они поднялись на мостик.

— Жрут, сволочи! Из нашего котелка. — Гуго перевёл трубу левее. — Хурдоба в моем гамаке висит. Говно.

Бывшая команда «Счастливой Феокасты»обустраивалась в покинутом лагере. Матросы удили рыбу, купались и играли в карты. Капитан Эванс сидел на деревянном троне, курил трубку.

— Финкаль, — сказал король, — вдарь по ним из пушки.

— Осмелюсь доложить, Ваше Величество. — Финкаль отдал честь. — Пушка не дострелит.

— Ладно… — Гуго скрипнул зубами. — Тогда по-другому. Ночью устроим нападение. Ты, Суридэс, возьмёшь на себя флаг. А ты, Финкаль, уничтожишь лагерь.

— Как прикажете уничтожить?

— Сравнять с землёй! — Гуго поиграл желваками. — Не хуя на наших берегах пикники устраивать!

Когда стемнело, с корабля спустили шлюпку с Хуаном Суридэсом, Финкалем и парой матросов на вёслах.

— Хоть глаз выколи, — пожаловался Хуан Суридэс. — Ни черта не видно.

— Это хорошо. — Возразил Финкаль. — Ночью неприятель ничего не видит.

— Так и мы не видим. Как я в такую темень на дерево полезу?

— Не бойся, брат. — Финкаль зачерпнул воды и попил.Обойдётся… Эй, на вёслах! Что вы как сонные обезьяны! Гребите живее…

Лодка на полном ходу врезалась в берег. Хуан Суридэс перелетел через борт и упал в воду.

— Ой, бля! — Вырвалось у него. — Финкаль, я, кажется, ногу подвернул.

— Нашёл время ноги подворачивать! — Финкаль сплюнул. — Давай руку.

— М-м-м. — Застонал граф, поднимаясь.

— Тихо ты, услышат ещё! Будь мужчиной…

Они оставили матросов охранять шлюпку, а сами двинулись наощупь в сторону лагеря. Впереди шёл фельдмаршал Финкаль с саблей, а сзади, чавкая мокрыми сапогами, ковылял Хуан Суридэс.

— Сними сапоги. — Прошептал Финкаль. — Услышат ещё.

— Сам снимай. — Огрызнулся Хуан Суридэс. — Наступишь ещё на говно какое-нибудь.

— Ты не мужчина.

— Пошёл ты на хуй!

После долгих плутаний по пляжу, они вышли наконец к дереву, на котором висел флаг.

— Вот оно. — Финкаль похлопал ладонью по стволу. — Лезь.

— Я лезть не могу. — Сказал Хуан Суридэс. — Ты же видишь, Финкаль, — я ногу повредил. Лучше ты лезь.

— Эх, ничего тебе поручить нельзя. Держи саблю.

Финкаль полез на дерево.

Хуан Суридэс задрал голову. С дерева посыпалась кора и попала ему в глаз. Сев под дерево, граф стал тереть глаз пальцем.

Вдруг наверху захрустели ветки, и на землю грохнулся фельдмаршал Финкаль с флагом в руке.

— Эй, кто здесь?! — послышались голоса со стороны лагеря.

Фельдмаршал Финкаль с трудом приподнял голову.

— Возьми, Суридэс, флаг… Я умираю… Беги назад. Скажешь Гуго, что Финкаль бе…— Он уронил голову.

Хуан Суридэс схватил флаг и, хромая, бросился к берегу. Выскочив из кустов, он налетел лбом на деревянный трон. Трон опрокинулся на тлеющие угли костра. Суридэс чертыхнулся и побежал дальше. Он добрался до берега, залез в лодку и скомандовал матросам:

— За мной гонятся! Гребите!

Матросы налегли на весла.

Хуан Суридэс обернулся назад и увидел, как над пляжем занималось зарево пожара. Это горел деревянный трон Гуго Пятого.

Хуан Суридэс спустился в каюту короля.

— Где Финкаль? — Спросил Гуго.

— Убит, Ваше Величество… Погиб, как герой. Я тоже чуть не погиб.

Король опустил голову.

— Расскажи — как это было.

— Высадились мы, Ваше Величество, на берег. Я впереди пошёл, а Финкаль за мной. Подходим, значит, к дереву, на котором флаг висит. Я Финкалю говорю: «Смотри в оба!», и на дерево полез.

Залез на дерево, снял флаг, а в это время Финкаль снизу кричит: «Засада!»Смотрю — неприятель

Финкаля со всех сторон окружает. Я с дерева кричу: «Держись, Финкаль, я слезаю!»Слез я, да поздно уже. Уже Финкаля убили. Взял я у него из руки саблю и сразу двоих заколол. А потом остальных тоже заколол. Лагерь поджёг и назад с флагом.

— Да, я видел. — Задумчиво сказал Гуго. — Горело как следует. — А чего у тебя, Суридэс, с лицом?

— Это вы, Ваше Величество, про шишку?

— Про шишку.

— Не знаю, Ваше Величество. В бою не заметил, не до того было.

Наутро Гуго выстроил команду на палубе.

— Господа, — начал он, — сегодня ночью мы одержали вторую победу над неприятелем.

— Ура! Ура! Ура!

— Подвожу кое-какие итоги. Нами в течение последних суток захвачен вражеский корабль. Это раз.

Отбит у неприятеля государственный флаг. Это два. Неприятель понёс сокрушительные потери — он потерял корабль и потерпел урон в живой силе. Мы также до основания разгромили вражеский лагерь.

Не позволим всякой сволочи устраивать на наших берегах бардак… — Король вздохнул и помолчал. -

Снимем теперь шапки, господа. Сегодня ночью во время штурма пал героической смертью фельдмаршал Финкаль… Отныне наш корабль будет носить имя этого славного сына отечества… В штурме отличился граф Хуан Суридэс. За это я произвожу его в фельдмаршалы. — Король повернулся к Суридэсу.Фельдмаршал Хуан Суридэс!

— Я, Ваше Величество! — Суридэс отдал честь.

— Поднять флаг, фельдмаршал!

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Жаркое июльское солнце отражалось в море. Над морем кружились чайки, высматривая в воде осторожную рыбу. Неподалёку от берега резвились и подпрыгивали белогрудые дельфины.

Под навесом в шезлонгах сидели Полудокл Толковый, его жена королева Филоксея, их дочь Клавдия и зять Шокенмоген Третий Лютый.

Клавдия зевнула:

— Маменька, чего это вы говорили за завтраком про парчу?

— слышала я, будто бы парча нынче-то уж не в моде.

— Что вы, маменька! — Всплеснула руками Клавдия. — Слышал, Мося, чего маменька говорят? — Она подёргала Шокенмогена за руку.

— Угу. — Машинально ответил Шокенмоген.

— Какой ты ко мне, право, невнимательный. Я больше не могу твои «угу»выслушивать. Ты, в самом деле, муж мне или пенёк деревянный? — Клавдия нервно замахала веером.

— Чего ты к нему пристала? — Полудокл почесал горло. — Не видишь — человек загорает. А ты его дёргаешь. С мужем надо поласковее…это…как-нибудь. Я вот, дочка, целую жизнь, кхе-кхе, прожил и кое-какой опыт имею. И уж поверь мне — нет ничего хуже, когда сидишь отдыхаешь…да…а тебя какая-нибудь дёргает.

— Это кто это какая-нибудь?! — Вскинулась Филоксея. — Это я, значит, какая-нибудь? Что ты замолчал?

Нет, ты скажи.

Полудокл закинул ногу на ногу и покачал пяткой.

— Да ладно тебе, в самом деле… Заладила… Нам вот с Шокенмогеном пройтиться надо. Я ему одну штуку хотел показать. Пойдём, сынок, посмотрим.

— Знаю я твою штуку. — Филоксея выпятила губу. — Нечего мне зятя спаивать, бесстыжая рожа.

— Да я не за этим вовсе. Я ему одну штуку хотел показать.

— Ну какую, какую, а? Какую штуку ты хотел показать, пьяница?

— Ну эту… Мы пойдём посмотрим, как Ибрагим лодки смолит. Пошли, Шокенмоген, ты же хотел посмотреть, как Ибрагим смолит?

Они встали и направились к берегу.

— Ну если опять напьёшься! — Крикнула вслед Филоксея.

— Ну их, этих баб, сынок. — Негромко сказал Полудокл. — Бабы — такие нудные… У меня в воде фляжка охлаждается. Пойдём дёрнем.

— Чем она все время недовольна? — Пожаловался Шокенмоген. — Шпыняет меня, как мальчика.

— Да ну их… Плюнь… Я тебя сейчас таким коньячком угощу — сразу про все забудешь.

Возле берега голый по пояс Ибрагим Линкольн смолил лодку. Грудь и спину его покрывали густые волосы. На плече синела наколка — кинжал, воткнутый в бок свиньи, ниже изображалась лента с надписью «Убью свинью».

— Ибрагим, — позвал Полудокл, — как дела?

— Дела нормально, Ваше Величество. — Отозвался Линкольн.

Полудокл закатал штаны, вытащил из воды фляжку. Отвинтил крышечку, налил в неё коньяку и протянул Шокенмогену.

— Пей.

— А закуска есть?

— Найдётся. — Король достал из штанов лимон.

Шокенмоген выпив, откусил от лимона.

Полудокл выпил сразу две крышки и понюхал цитрус.

— Как говорит мой шурин Иогафон Сильный — лучше добрая фляжка, чем бабская ляжка.

— Конечно. Приехали отдыхать называется. — Шокенмоген угрюмо поглядел на ноги. — Шпыняет меня, как мальчика. Чего она все время недовольна?

— Выпей и забудь. — Полудокл протянул зятю крышечку, а сам приложился из горлышка. — Ибрагим, позвал он, — иди сюда. Ибрагим подошёл.

— Вино пьёшь? — Спросил Полудокл.

— Пью иногда, Ваше Величество.

— Молодец. — Полудокл отхлебнул из горлышка. — А почему я тебя никогда пьяным не видел?

— Мне, чтобы пьяным напиться — много надо.

— А вот моему шурину Иогафону достаточно рюмки — и он в жопу. Сила! Полудокл отхлебнул. -

Необычная какая у тебя наколка. Кто свинья?

— Свинья — это Гуго и его шакал Хуан Суридэс. Зарежу их! Клянусь — жить не буду — зарежу! — Ибрагим сверкнул глазами. Я Гуго служил честно, а он в Ибрагима из пистолета стрелял, засаду на Ибрагима делал, убить меня хотел. За что?! Мстить ему буду! Свинья — король! А его шакал Суридэс — брата обидел, меня обидел. Клянусь — зарежу!

— Ты, Ибрагим, — мужчина. — Полудокл вытер губы. — Слыхал, зять дорогой, какие мне орлы служат?

Шокенмоген исподлобья посмотрел на Ибрагима.

— Ибрагим тебе верный. — Сказал Линкольн. — Если ты меня на службу взял — служить верно буду. Твой враг — мой враг. Резать буду! — Он схватил палку. — Эх!

— Давай-давай. — Одобрил Полудокл. — Курорт мы роскошный построили. Караулить надо от всякого сброда… Нравится тебе, Шокенмоген, у меня? Смотри — какой вид на море.

— Против вида я ничего не имею. — Шокенмоген поморщился. — А только я люблю по морю на корабле кататься. А вы, между прочим, папа, мне корабль обещали за Клавдией дать, и не дали.

— Разве не дал? — Полудокл сдвинул брови. — Вроде бы дал…

Ах да… Да зачем он тебе такой дырявый нужен? Им и пользоваться нельзя.

— А зачем же вы обещали?

— Так я и не отказываюсь. Бери, если хочешь — весь в дырках. — Полудокл засмеялся.

— Вы же его починить обещали.

— Ну обещал… И чиню.

— Вы уже три года чините.

— А ты как думал? Корабль чинить — не носок штопать. Это долго… Тем более по суше путешествовать безопаснее. Помнишь, что с Хурдобой Брузилопотамской случилось? Тоже как ты по морю покататься любила. Докаталась, старая дура.

Полудокл и Шокенмоген вернулись в шезлонги.

Клавдия спала, приоткрыв рот. По щеке у неё ползла муха.

Филоксея потянула носом:

— Эх, нажрался все-таки!

— Где ты видишь? — Возмутился Полудокл. — Я удивляюсь!

— Сиди уж теперь…ирод.

Полудокл уселся в шезлонг.

— Скажи им, Шокенмоген, — ни в одном у нас глазу.

— Угу. — Шокенмоген чихнул.

Клавдия вздрогнула и проснулась:

— Вернулись уже. Ну и как лодки?

— Какие лодки?! — Фыркнула Филоксея. — Посмотри на их красные рожи! Бесстыжие!

— И правда, какой ты, Мося, красный. — Забеспокоилась Клавдия. — Надень шляпу — сгоришь…

С берега закричал Ибрагим:

— Тре-во-га! Гуго Спокойный идёт!

На горизонте показался корабль.

— Опять этот сумасшедший! — Филоксея чертыхнулась. — Нет, чтобы по пасмурным дням разезжать, так нет же — выберет, как нарочно, когда погода хорошая. На собственном курорте отдохнуть нельзя.

— А вы меня, маменька, за этого бешеного замуж хотели отдать. Слава Богу, что его затопило тогда, а то не видать бы нам с Мосиком друг друга. Да, Мосик?

— Да… Если бы твой папа корабль не прижали, я бы на него сел и давно бы на море порядок навёл.

— Ладно, — сказал Полудокл, — чего мы ждём. Пойдёмте в дом. Сейчас стрелять начнут.

Они ушли в дом.

Корабль «Фельдмаршал Финкаль»остановился на расстоянии пушечного выстрела. На носу показался король Гуго Пятый Спокойный с рупором.

— Эй, вы, сволочи! — Заорал он. — Убирайтесь с моей земли! Это мои земли! Понастроили, понимаешь, курорты! Су-у-уки! Я вам щас покажу! Я камня на камне не оставлю от вашего курорта! Я вас в порошок сотру! Огонь!

Раздался пушечный выстрел. Ядро просвистело в воздухе и расшибло в щепки стоявшую на причале лодку.

— Ага! Получили! — Закричал Гуго.

На берег выскочил Ибрагим Линкольн с длинным ружьём.

— Заебал, да! — Он выстрелил из ружья. — Шакал! Убью! Клянусь, убью!

— Заткнись, предатель! Смерть предателям! — Прогремел второй выстрел.

— Ты предатель! Свинья! Зарежу! — Ибрагим выстрелил из ружья.

— Получай, продажная шкура! Огонь! — Ядро просвистело над головой у Ибрагима и взорвалось на пляже.

— Ты меня не убьёшь! Я тебя убью! — Ибрагим выстрелил.

Корабль развернулся и поплыл в открытое море. Гуго перебежал на корму:

— Клавдия будет моей! Слышите?! Моё-е-ей! — Закричал он в рупор.

Из увитого плющом дома с колоннами вышли отдыхающие.

— И не лень ему? — Сказала Филоксея. — Каждый раз одно и то же. Покричит, постреляет и уедет. Надоел до смерти!

— Слушай, Шокенмоген, — Полудокл подмигнул зятю, — пойдём на берег, посмотрим, что от лодки осталось.

Филоксея тяжело вздохнула.

На палубе «Фельдмаршала Финкаля»Хуан Суридэс из подзорной трубы рассматривал берег.

«Эхе-хех. Баб-то! Баб-то сколько загорает! Эхе-хех. Три года уже ездим без баб. Анна не даёт. Разве ж можно без женщины три года? И чего ради сражаемся? Вода-то в землю уже не впитается. Это ясно. Отобрали бы у кого-нибудь курорт и жили, как люди. Загорали бы с женщинами».

Сзади подошёл Гуго.

— Опять на баб уставился! — Рявкнул он.

Хуан Суридэс от неожиданности чуть не выронил трубу.

— Что вы, Ваше Величество, фортификацию изучаю.

— Врёшь. Дай сюда трубу… Фортификация — что надо. — Цокнул он. — Ладно… Клавдия будет моей.

Хуан Суридэс вздохнул:

— Дай Бог, Ваше Величество.

— Не сомневайся, будет… — король помолчал. — У меня созрел план. Вот что, Суридэс. Я тебе поручаю важное задание. Сегодня же ночью ты и Казимир Усфандопуло поплывёте в шлюпке…

— Нет, — перебил Суридэс, — только не Усфандопуло! С кем хотите, только не с Усфандопуло. Хотя бы с

Рабибулиным, только не с Усфандопуло.

— Хорошо. — Согласился Гуго. — Сегодня же ночью ты и Ганс Рабибулин поплывёте в лодке на берег.

На берегу вы похитите для меня Клавдию и привезёте её сюда. Клавдия будет моей! Ха-ха-ха! — Гуго жизнерадостно засмеялся.

— Как же это мы её, Ваше Величество, похитим? — Насторожился Хуан Суридэс.

— Очень просто. Я вам мешок с собой дам из-под кофе. Джутовый. Вы её мешком прикроете, чтобы никто не заметил, и все.

Ночью с корабля спустили лодку.

В лодку сели Хуан Суридэс, Рабибулин и пара матросов на весла.

— Суридэс, — крикнул сверху Гуго Пятый, — ты все понял?!

— Так точно, Ваше Величество.

— А мешок не забыл?

— Вот он.

— Хорошо. Ну, плывите с Богом… Подожди. — Гуго снял с пальца кольцо.На вот, кольцо возьми.

Клавдии кольцо покажешь — она знает, что это моё. Лови! — Король кинул кольцо.

Кольцо пролетело мимо лодки и упало в воду.

— Ах, черт! Ну ничего, у меня ещё одно есть! Лови, Суридэс!

— Поймал!

— Ну — с Богом.

Матросы оттолкнулись вёслами от корабля. Лодка исчезла в темноте.

Вскоре из-за тучи показалась луна. Она осветила море и часть берега.

— Плохо, честное слово. — Тихо сказал Ганс Рабибулин. — Заметить могут.

— Дурак ты, Рабибулин. — Возразил Хуан Суридэс. — Наоборот хорошо — видно куда плыть. Мы вон когда с Финкалем в разведку ходили, он тоже все говорил, что нам темнота на руку, а сам впотьмах на Гугин трон налетел и башку расшиб. На шум неприятель прибежал и Финкаля убили.

— Что ты говоришь, честное слово? — Удивился Рабибулин. — Финкаль — герой.

— Да какой он, в жопу, герой. Если честно, то этот Финкаль просто с дерева ебанулся. Насмерть. А я еле удрал.

— Да ты что, честное слово? — Рабибулин тревожно покосился на матросов.

— Да чего мне теперь молчать?.. Ты, Рабибулин, дурак. Ты думаешь, мы после этой экспедиции живыми останемся?

— А как же Клавдия? — Спросил Ганс.

Хуан Суридэс грязно выругался.

Рабибулин притих.

Фельдмаршал вытащил из кармана Гугино кольцо, надел его на палец.

— Красивое. Поношу…

Они добрались до берега.

Хуан Суридэс и Ганс Рабибулин вылезли.

— Отплывайте пока подальше, чтобы вас тут не засекли.Приказал Суридэс матросам. — А мы, когда вернёмся, кукушкой посигналим.

Лазутчики отправились в кусты.

За кустами оказался забор.

— Подсади меня. — Сказал Хуан Суридэс.

Рабибулин присел на корточки. Фельдмаршал забрался к нему на плечи с ногами.

— Поднимайся.

Рабибулин начал осторожно выпрямляться. Когда голова Хуана Суридэса появилась над забором, с той стороны поднялось весло и ударило его по лбу. Вскрикнув, Хуан Суридэс свалился на землю без чувств.

Рабибулин, оттолкнувшись руками от забора, опрометью кинулся к берегу. Неподалёку от поверженного Суридэса распахнулась калитка, оттуда выскочил Ибрагим Линкольн и погнался за

Рабибулиным.

Добежал до берега, Ганс бросился с причала в воду. Мгновением позже на причале стоял Ибрагим.

Он занёс весло над водой, дождался когда Рабибулин вынырнет и со всего размаху опустил весло тому на голову.

Во всем доме горел свет. В зале для приёма гостей собралось все августейшее семейство.

Полудокл Толковый с супругой сидели на тронах. По правую руку от короля в креслах расположились

Шокенмоген Третий Лютый и Клавдия.

Посреди залы, удерживая за шиворот связанного по рукам и ногам Хуана Суридэса, стоял Ибрагим

Линкольн.

— Свинью поймал! Второго убил. Сломал ему в море голову. А этого вам привёл показать. Шакал!

Убью! — Ибрагим ткнул Суридэса кулаком под ребра. — Разреши, я его убью?

— Сначала допросим. — Сказал Полудокл.

Ибрагим снял с головы Суридэса джутовый мешок.

— Говори, шакал, что тут хотел! А потом — молись, я тебя убью! За брата. Теперь не убежишь.

Хуан Суридэс выплюнул изо рта солому.

— Разрешите объясниться, Ваше Величество. — Заговорил он. — Я — граф Хуан Суридэс. Я уже давно мечтал сбежать от полоумного Гуго, чтобы до вас добраться и служить вам, не щадя живота, на вашем курорте. Уже два года мечтал. Уж очень не к лицу дворянину заниматься разбойничьим пиратством.

Нехорошо это. Сами понимаете. Но убежать к вам никак не мог — на палубе все время охрана и, во вторых, если бы я к вам просто так прибежал, то вы бы мне не поверили и, чего доброго, повесили.

Но я пришёл не с пустыми руками. Я пришёл к вам с блестящим планом захвата Гуго Пятого

Спокойного…— Суридэс сделал многозначительную паузу.

— Не тяни, пёс! — Рявкнул Ибрагим. — Говори быстро, а потом я тебя убью!

— Погоди, не мешай. Не с тобой разговаривают… Так вот, вчера я предложил Гуго выкрасть Клавдию…

— Ах! — Вскрикнула Клавдия со стула. — Ты слышал, Мося?

— Гмы. — Отозвался Шокенмоген.

— Хорошо, что ты, Мося, рядом. С тобой мне нечего бояться, да?

— Да.

— Бояться совершенно нечего. — Подтвердил Хуан Суридэс.Кроме того, что у вас такой мощный защитник, прославленный Шокенмоген Третий Лютый, — никто вас красть вообще не собирался. Я предложил Гуго этот план для отвода глаз. Гуго обрадовался и велел мне немедленно отправляться на берег вместе с Казимиром Усфандопуло. Маркиз Линкольн его знает… Но на корабле был только один человек, которому я мог доверять — Ганс Рабибулин. Маркиз его тоже знает. Я настойчиво предложил королю заменить Усфандопуло Рабибулиным. Ночью Гуго нам выдал мешок для Клавдии, тот самый, который сняли у меня с головы…

— Фи! — Возмутилась Клавдия.

— Не извольте беспокоиться, ваше высочество. Вас никто туда сажать не собирался. — Связанный

Суридэс пошевелил пальцами, разгоняя кровь. — Мой план заключался в следующем. Мы с Рабибулиным должны были пробраться к вам и договориться с вами, чтобы посадить в мешок вместо Клавдии какого-нибудь головореза переодетого в её платье, и отвезти мешок обратно на корабль. На корабле головорез из мешка выскакивает и убивает Гуго. Правда, хороший план, Ваше Величество?

Полудокл прикрыл глаза.

— А почему мы должны тебе верить? — Наконец сказал он. — Может, ты все врёшь?

— Я так и думал, что вы мне не поверите. Знал, и заранее позаботился. Я, Ваше Величество, для убедительности похитил перед отъездом у Гуго его кольцо. Вот оно — у меня на пальце.

Ибрагим стащил с пальца Суридэса кольцо и передал его Полудоклу. Полудокл покрутил кольцо.

— Ну-ну…

— Дайте, папа, посмотреть. — Клавдия выхватила кольцо. — Это Гуго кольцо. Он его на мизинце носил. У него пальцы такие волосатые. Противно. — Клавдия сморщилась.

Полудокл оценивающе посмотрел на Суридэса.

— Как думаешь, сынок, — обратился он к Шокенмогену, — можно верить этому оборванцу?

— Почём мне знать, — буркнул Шокенмоген, — можно ему верить или нет… А только вы, папа, корабль мне обещали. И если б дали, как договаривались, то я бы вашему Гуго показал. Я бы давно уже с ним расправился и не нужно бы было меня среди ночи будить, чтобы посмотреть на этого мерзавца в козлиной шкуре.

— А вот мы нынче Гуго победим, вот и забирай себе его корабль.Полудокл зевнул. — Хорошо, поверим этому…как его…м…м…м…

— Хуану Суридэсу, Ваше Величество. — Подсказал Хуан Суридэс.

— Ага. Тем более, что мы все равно ничего не теряем. Кого посадим в мешок?

— Разреши, Ваше Величество, мне. — Ибрагим ткнул себя пальцем в грудь.Я убью эту свинью!

— Ну езжай тогда. Покажи ему кузькину мать. Всему побережью от него покоя нет. Гнус.

— Папенька, не ругайтесь. — Сделала замечание Клавдия.

— Действительно, что это ты разошёлся?! — Ввязалась Филоксея. — При дочке-то с зятем язык распускаешь!

— А чего я, собственно, такого сказал? — Спросил Полудокл.

Полудокл принёс Ибрагиму платье Клавдии.

— Ваше Величество, — обратился Ибрагим, снимая штаны, — разреши, когда я Гуго убью, я этого шакала Суридэса тоже убью.

— Как хочешь. — Полудокл махнул рукой.

Было ещё темно, когда в лодку положили мешок с переодетым в платье Ибрагимом Линкольном.

Хуан Суридэс сел на весла и погреб к кораблю.

"Вот вляпался…— думал он. — Скинуть бы этого в мешке в воду и дело с концом… Ну и что дальше?

Приеду я к Гуго… Клавдию не привёз… Рабибулин убит… Кольцо у Полудокла осталось… Гуго меня и шлёпнет сгоряча… Ладно, довезу этого бандита, а там посмотрим".

— Эй, Суридэс, — спросил Ибрагим из мешка, — долго ещё плыть?

— Потерпи, уже скоро.

— Э-эх, зарежу Гуго! А ты, Суридэс, молодец! Ловко придумал Гуго отомстить. Ты теперь как брат мне. Назад вернёмся барана зажарим, понял?

— Так ты на меня больше не сердишься?

— Нет. Я думал, что ты шакал. А ты теперь как брат мне… Слушай, Суридэс, как Анна?

— Анна нормально. Все о тебе вспоминает. Куда, говорит, делся мой Ибрагим?

— Это она кому, мужу так говорит?

— Да, мужу. Он все равно глухой, ни хера не слышит.

— Э-эх, какая прекрасная женщина!

— Да, ничего.

— Как ты можешь так говорить — ничего?! Не женщина — тюльпан, клянусь!

Суридэс промолчал.

Шлюпка подплыла к кораблю.

— Эй, на палубе! — Закричал Хуан Суридэс. — Я Клавдию привёз!

— Это ты, Суридэс? — Послышался голос Гуго.

— Я, Ваше Величество.

— Ты что, один? Где Клавдия? — Тут она, в мешке. А вот Рабибулина Ганса убили. Рабибулин утонул. Кстати, с вашим кольцом. А я еле ушёл. Ваше задание выполнено.

— Ха-ха! — Обрадовался Гуго. — Я говорил, что Клавдия будет моей! Моя Клавдия! Моя!

— Да, Ваше Величество, утёрли нос Полудоклу.

— Давай её наверх. — Гуго кинул Суридэсу конец верёвки.

«А хорошо бы, — пронеслось у Суридэса в голове, когда он привязывал верёвку к мешку, — чтобы верёвка не выдержала, и эта ваша так сказать Клавдия — того… И все шито-крыто.»Он вытащил нож и слегка надрезал верёвку.

— Тяните!

Мешок медленно пополз вверх. Хуан Суридэс отплыл в сторонку. Когда мешок был на полпути, со звуком — тыррр! — верёвка лопнула и драгоценный груз нырнул в воду.

— А-а-а! — Заорал Гуго. — Клавдия! Моя Клавдия! Тонет! Тонет!

— Человек за бортом! — Подхватил Усфандопуло.

Барон Отто Ширалас приложил козий рог ко рту и протрубил тревогу:

— Ту-ту-ру, ту-ту-ру, ту-ту-ру-ту, ту-ру-ру!

— Что ты стоишь?! Ныряй, Суридэс! — Замахал руками Гуго.

— Я плавать не умею. Бесполезно, Ваше Величество.

— Ах ты, сука! Ныряй, Усфандопуло!

— Я тоже не умею, Ваше Величество, плавать.

— У-убью, сволочь! Прыгай, говорю!

Казимир Усфандопуло схватил конец верёвки, прыгнул в воду и пошёл камнем ко дну. Он опустился как раз на стоявший на дне мешок.

Усфандопуло привязал к мешку верёвку, подёргал за неё.

Матросы налегли и потащили верёвку вверх.

Усфандопуло с мешком стремительно поднимались.

Неожиданно мешок врезался в дно шлюпки Хуана Суридэса. Оглоушенный Усфандопуло выпустил из рук верёвку и пошёл на дно. Шлюпка перевернулась, но Суридэс, успев ухватиться за верёвку, повис на мешке.

«Вляпался…»— Обречённо подумал он.

Мешок вытащили на борт. Хуан Суридэс поспешно спрыгнул и отбежал подальше.

Гуго дрожащими руками развязал узел. Из мешка вывалилась рука с ножом. Гуго замер.

— Моя Клавдия! Зачем ты это над собой сделала?.. Снимите мешок скорее!

Мешок сняли.

— Усы? Кто это? Это не моя Клавдия… — Гуго изумлённо посмотрел на тело Ибрагима Линкольна в женском платье. — Где Клавдия? Суридэс… Где Клав… — Он осёкся.Ибрагим?.. Измена… Убью,

Суридэс!

Хуан Суридэс бросился к мачте и полез наверх по верёвочной лестнице.

— Предатель! — Заорал король. — Ширалас, разворачивай мортиру!

— Что, Ваше Величество? — Переспросил Ширалас, подставляя к уху козий рог.

— Мортиру разворачивай, глухая тетеря! — Гуго врезал ладонью по рогу и выбил его из руки барона.

Кувыркнувшись в воздухе, рог булькнул за бортом.

Ширалас поспешно навёл мортиру на мачту и побежал на корму за ядром.

Гуго Пятый вскочил на борт. Оперевшись на мортиру, он стал заряжать пистолет. Руки не слушались. Пистолет выскользнул и упал на дно мортиры.

Король сплюнул и полез в мортиру за пистолетом.

В стволе было неуютно, пахло гарью.

Снаружи послышался топот.

— Ядро принёс! — Выпалил запыхавшийся Ширалас. — Где вы, Ваше Величество?

— Я тут, в дуле! — Донеслось из мортиры. — Пистолет, на хер, уронил!

— Вы где, Ваше Величество? — Ширалас приподнялся на цыпочках и закатил чугунное ядро в мортиру. — Ваше Величество, вы где?

Не дождавшись ответа, барон поднёс факел к пушке. Пушка выстрелила. Раскатистый гул прокатился над морем и откликнулся эхом с далёкого берега. Яркая вспышка озарила прижавшегося к мачте графа Хуана Суридэса и потухла.

ЭПИЛОГ

Собственно, на этом месте следовало бы закончить эту увлекательную и поучительную историю о жизни и печальной кончине смелого короля-освободителя Гуго Пятого Спокойного, но дорогой друг читатель наверняка будет недоволен тем обстоятельством, что мы ничего не рассказали о героях, которые, вопреки всем ожиданиям, остались живы и здоровы. И прав ты будешь, друг читатель, ибо никогда ещё мы не смели оставлять тебя разочарованным. Наоборот, всякий раз мы хотели тебе угодить. И в этот раз обязательно угодим. Хотя, по чести сказать, писать это послесловие не очень правильно. Потому что приписывать что-либо дальше к нашей складной истории было бы и не к месту, и неинтересно, и глупо, и безвкусно, и ломало бы непоправимо весь стиль. Но мы не первый раз уже все это проделываем. Так что проделать это ещё разик нам ничего не стоит. Нам вообще на это наплевать. Нам, признаться, даже самим нравится сделать что-нибудь глупо, безвкусно и не к месту.

К примеру, подрисовать усы какой-нибудь девушке на фотке, или сочинить, например, стих про какую-нибудь и всем его рассказывать, или ещё чего-нибудь в этом роде.

Итак, что же сталось потом с нашими героями?

С ними все нормально и все они живы-здоровы, за исключением барона Отто фон Шираласа и, должно быть, Хурдобы Брузилопотамской.

Но — по порядку.

После трагической кончины короля Гуго Пятого, его разбойничья команда подалась на берег и присягнула Хурдобе Брузилопотамской.

Корабль «Фельдмаршал Финкаль»был возвращён старой владелице и снова переименован в «Счастливую Феокасту».

Барон Отто фон Ширалас стал послом Брузилопотамии при дворе Зураба Меченосца. Но пробыл на этом посту недолго. Уже через две недели он скончался от слабости в желудке. (Конечно, Зураб

Меченосец его отравил через воронку).

Овдовевшая баронесса Анна фон Ширалас после предписанного траура вышла замуж за графа Хуана Суридэса.

По воле Хурдобы Хуан Суридэс должен был развлекать её частых гостей морскими прогулками по местам событий.

— Вот, господа, — рассказывал он гостям, — вот эта торчащая из воды палка, на самом деле, является шпилем затонувшего дворца Гуго, над которым мы сейчас проплываем. Глубина приблизительно 90 футов. Здесь хорошо ловится зеркальный карп, которого вы, господа, изволили кушать на ужин…Далее плывём к месту, где погибли знаменитые фельдмаршал Финкаль и барон Густав фон Курцлих.

Самое невероятное, господа, в том, что они погибли на одном и том же месте и оба — буквально у меня на руках. Я и сам, господа, чудом избежал тогда гибели под тем же роковым деревом. Потом мы направимся к месту трагической кончины Гуго Пятого Спокойного и его злейшего врага маркиза

Ибрагима Линкольна… И к тому же там Усфандопуло потонул.

Увлекательные морские прогулки Хуана Суридэса особенно нравились чувствительным женщинам.

Одной из них граф даже написал стихи.

О, дева, ты, увы, загадка

Для упоительной души.

Ты будто бы цветок-закладка,

Меж книжных ты страниц лежишь,

Между страниц печальной книги.

Ужели ей являюсь я,

Как лебединой шеи выгиб,

Свечи таинственные блики,

И чаек жалобные крики?

Ужели это жизнь моя?..

Шокенмоген Третий Лютый так и не дождался от Полудокла обещанного корабля-флагмана. В то лето он вернулся с Клавдией к себе домой и больше к Полудоклу не ездил.

А когда на Полудокла напал Анабабс Длинный, Шокенмоген отказался прислать тестю подмогу.

Поэтому Анабабс легко победил Полудокла Толкового и отобрал у него все королевство. Только курорт оставил.

На этом курорте Поудокл потихоньку доживает свой век. Его жена Филоксея умерла от страданий. После её смерти к Полудоклу на курорт переехал шурин Иогафон Сильный, к тому времени тоже побеждённый Анабабсом. Живут они душа в душу. Но только очень много пьют вина.

Шокенмоген Лютый за глаза называет Полудокла — Прибрежным. Так и говорит: «Полудокл Прибрежный нализался с дружком».

ГЛАВА 14. ПОВЕЛИТЕЛЬ ЛУНЫ И СОЛНЦА, СЧАСТЛИВЕЙШИЙ ИЗ СЧАСТЛИВЫХ, ХОЗЯИН МИЛЛИОНА СЛОНОВ СУЛТАН ХАБАЗЛАМ БАЗЗАЗЫ ГИБН НУФУС И ЕГО ВОЗЛЮБЛЕННЫЕ СЫНОВЬЯ

Аксакалу в законе Сергею Петченко заде посвящается

С тех самых пор, как у сына султана Хабазлама Баззазы гибн Нуфуса Бадрбасыма начали пробиваться первые усы, сын султана Бадрбасым гибн Хабазлам потерял сон и покой. Раньше, когда усов ещё не было, Бадрбасым, набегавшись за день, шмякался на роскошные бархатные подушки, мгновенно отключался и совершенно не чувствовал, как слуги стаскивают с него чалму, жилетку, шлёпанцы с загнутыми носами и вишнёвые атласные шаровары. Теперь же, с усами, все пошло из рук вон.

Бадрбасым кидался вечером по своему обыкновению на подушки, но заснуть уже не мог. Он долго ворочался со спины на живот, а когда слуги пытались его раздеть, Бадрбасым лягал их снизу в морды своими шлёпанцами с загнутыми кверху носами. Поэтому верные слуги не могли раздеть их господина до утра, он так и лежал себе в чалме и жилетке, весь потный, со свалявшимися волосами.

— Ах, шайтап! Голые женщины мерещутся! — Ворчал он. — Вай-вай-вай! Как тут уснёшь, екалемене?

Днём этот Бадрбасым, сын султана, шёл в мятых штанах на базар и подглядывал из-под телеги на голых женщин, продающихся тут.

— Вай-вай-вай! — Прикрывал свой рот рукой Бадрбасым, весь красный.Штуки!

Однажды засмотревшегося сына султана переехало телегой, под которой он глядел на этих голых. Бадрбасым с распростёртыми руками лежал в грязи. Вокруг него сгрудился народ.

— Бурдюк-мурдюк! Ведь это, вроде, наш Счастливый Бадрбасым, сын султана, лежит! Лежит сын нашего достопочтенного султана Хабазлама Баззазы гибн Нуфуса Бадрбасым гибн Хабазлам! Святой Махмуд!

— Какой такой несчастный позволил себе проехаться по сыну султана?! Каштан ему в глотку!

— Бежим к султану! Скажем, что тут, вроде, лежит его Любимый и Счастливый сын Бадрбасым гибн Хабазлам. Пускай выезжает… Что-то нужно делать!

Султан Хабазлам Баззазы сидел на ковре в чалме и курил кальян.

Тяжёлые позолоченные двери распахнулись. В комнату впорхнули две до пояса обнажённые полные девки с шёлковыми платками на бёдрах и сплясали перед султаном, закидывая на бок ноги.

Султан булькнул кальяном.

За девками зашёл чародей в чёрных шароварах. Он проглотил саблю и выпустил из своего рта пламя.

Следом за ним прошли два павлина.

К султану приблизился слуга с серебряным подносом. Присев на корточки, он преподнёс султану свиток.

— О, Богоподобный Повелитель Луны и Солнца, Счастливейший из Счастливых, Хозяин Миллиона

Слонов султан Хабазлам Баззазы гибн Нуфус, — вам письмо!

Султан булькнул в кальян и поднял глаза:

— Читай.

Слуга сел по-турецки на ковёр, развернул бумагу.

— "О, Богоподобный Повелитель Луны и Солнца, — прочёл он, — Счастливейший из Счастливых, Хозяин

Миллиона Слонов султан Хабазлам Баззазы гибн Нуфус, да продлятся во веки веков ваши годы, о, счастливый. Пусть все вам будет казаться сладким и приятным.

Мы, недостойные целовать ваши шлёпанцы с загнутыми носами, только что на базаре видели, вроде бы, вашего сына, Прекрасного и Счастливого Бадрбасыма гибн Хабазлама. Какой-то проклятый шайтап прокатился по вашему дорогому сыну на телеге. Припадаем к вашим ногам. Кардыбарды."

— Мама юух! — Вскочил султан. — Поехали на верблюде!

В последний момент султан передумал и предпочёл поехать на слоне в будке.

Слуги подсадили Хабазлама на слона, и Хабазлам поехал.

На базаре слон кое-что поломал и подавил несколько зазевавшихся дураков.

Султан торопил слона, постукивая тому по голове длинной палкой.

Один раз слон схватил хоботом какого-то невзрачного человека и приподнял его над головой.

— Ты кто? — Спросил его султан. — Чего тебе надо?

— Ихайя…— Замычал придушенный хоботом незнакомец.

— Вот ишак! — Султан покрепче стукнул слона по голове.

Слон от боли разжал хобот и затрубил. Незнакомец упал на мешки с курагой.

— Дай слону финик. — Приказал султан торговцу.

Торговец развязал мешок.

Слон запустил в мешок хобот и стал горстями закидывать финики себе прямо в свой рот. Подъев все финики, слон раздавил ногой дыню и пошёл дальше.

Впереди слона бежал глашатай. Он кричал:

— Раз-з-зойдись с дороги! Султан едет!

Позади слона в две шеренги маршировали воины с саблями кверху.

Бадрбасым, сын султана, сидел на земле и кушал виноград.

— Ты что тут сидишь? — Спросил султан. — А мне сказали, что тебя переехали.

— Папа, купи мне двух голых женщин. — Попросил Бадрбасым.

— Тебе они на что?

— Я ими стану наслаждаться в тени кустарников из роз. — Бадрбасым выплюнул косточку. — Купишь?

— О, мой возлюбленный сын. Ты становишься мужчиной, ибо мудрые говорят:

Как только юноша невин

Желает абрикос вкусить,

Ему юнцом довольно быть,

Пристало стать ему мужчиной.

Кто тебя переехал?

— Папа, я не заметил. Не знаю кто. Купи женщин.

— Сколько стоят эти женщины? — Султан положил палку слону на голову.

— Превосходные женщины! — Закричал торговец. — Удивительные женщины! У меня самые лучшие женщины на базаре! Смотрите, мой повелитель, какие у них у всех кудрявые причёски.

— Каких тебе купить? — Спросил султан у сына.

— Мне, папа, вон ту крайнюю, и вон ту голую, которая сидит на ящиках.

В ночь после того, как Бадрбасыма, сына султана, переехали — он спал хорошо.

Утром Бадрбасым встал, надел чалму и пошёл к отцу.

Он встретил в саду среднего брата Абызлабара гибн Хабазлама, сына султана.

— А на моих шлёпанцах носы сильнее кверху загнуты. — Сказал Абызлабар.

— Врёшь!

— Давай померяемся. — Абызлабар снял с ноги шлёпанец и дал Бадрбасыму посмотреть.

Возразить было нечего. Носы шлёпанцев Абызлабара оказались куда сильнее загнуты.

— Ну и что. — Не растерялся Бадрбасым. — А мне папа вчера двух голых женщин купил.

— Да ну? — Удивился Абызлабар.

Бадрбасым посмотрел свысока на брата и пошёл к папе.

— А таких шлёпанцев у тебя, брат, все равно никогда не будет! — Закричал ему в спину Абызлабар.

Султан Хабазлам Баззазы сидел на ковре и курил кальян. Массивные двери распахнулись и, вслед за раздетыми девками, чародеем и павлинами, вошёл Бадрбасым, сын султана.

— Да продлятся твои годы, папа. — Поклонился Бадрбасым. — Все куришь?

— Мой возлюбленный сын пришёл. Садись рядом — покурим.

Бадрбасым сел рядом и, взяв запасную трубку от кальяна, побулькал.

— Чем вообще занят? — Спросил султан.

— Встретил в коридоре Абызлабара. У него шлёпанцы сильнее моих загнуты. Почему так нехорошо получается, папа, что Абызлабару — все, а мне ничего?

— Я, что ли, тебе должен шлёпанцы загибать?! — Обозлился султан. — Иди отсюда!

Бадрбасым, сын султана, вышел из комнаты и пошёл на базар. На базаре он хотел засунуть шлёпанцы под телегу, чтобы у них сильнее загнулись носы. Когда он пристраивал шлёпанцы под колёса, телега тронулась и переехала Бадрбасыма, сына султана, на этот раз до смерти.

Сначала никто не поверил, что он умер, когда увидели его с распростёртыми руками в грязи. Но потом приехал султан на слоне. Он слез вниз, послушал, как у Бадрбасыма не бьётся сердце и сказал:

— О, мой возлюбленный сын Бадрбасым! Ты умер! Наследником быть Абызлабару.

ЭПИЛОГ

После смерти Бадрбасыма гибн Хабазлама его женщины достались Абызлабару.

Потом ещё султан Хабазлам Баззазы гибн Нуфус тоже умер, и Абызлабар стал султаном,

Повелителем Луны и Солнца, Счастливейшим из Счастливых, Хозяином Миллиона Слонов. Он сидит целыми днями на ковре и курит кальян, совсем как его папа.

А ведь на его месте должен был сидеть Бадрбасым.

Как писал мудрец древности Джамбул Алишах:

О, солнце дня, ты ярче, чем луна

Но как мне быть, когда и я не знаю,

Что ждёт меня, какая ждёт судьба?

«Кардыбарды!»— Кричит мне птичья стая.

ГЛАВА 15. ЗОЛОТОЙ ВЕК ГЕБЕЛЬСА ВОСЬМОГО ШРАЙБЕРА

Иванову Никите Анатольевичу, педагогу и человеку

В Золотом Веке по улицам ходили голые женщины.

Не зря говорят, что Гебельс 8-й Шрайбер был благородный. С детства его, во всяком случае, так воспитывали мама и папа.

Когда Гебельс вырос и стал королём, он объявил годы своего правления «Золотым Веком».

— Помните, — говорил он всегда, — что вам посчастливилось жить в Золотом Веке.

Когда Гебельс приговаривал преступника к смерти, он говорил всегда:

— Не повезло тебе, дураку. Все живут в Золотом Веке, а тебя в Золотом Веке повесят… Это же каким надо быть негодяем, чтобы тебя в Золотом Веке вешали?! Эх-ты-ы!..

Гебельс 8-й Шрайбер был просветитель. Он покровительствовал искусствам с науками.

Приходит к нему один механик:

— Ваше Величество, — говорит, — соблаговолите мне выдать мешок золота, чтобы я на эти средства изобрёл механического говорящего человека. Моё изобретение прославит время вашего царствования!

— Молодец! Вот мешок! Я счастлив!

Механик деньги тащит.

«Надо же, — думает, — король мешок золота подарил. Обосраться!»

А королева думает:"Ещё мешок отдал, идиот! Лучше бы мне отдал!"Но вслух замечания боится делать.

Приходит король через неделю к механику.

— Ну как, голубчик, дела идут? — спрашивает.

— Только что закончил ногу.

— Покажи.

Механик ставит на стол ногу.

— Это левая? — Гебельс спрашивает.

— Так точно, можно и переставить на левую, мой король.

— Славная конструкция. Ну, трудись. Время ещё есть.

Приходит Гебельс Шрайбер домой, королеве говорит:

— Одна нога уже готова.

— На что нам нога? — королева отвечает. — Зачем ты ему мешок золота дал? Он что у тебя — лишний был?!

Лучше бы мне отдал!

— Замолчи, а то стукну.

— Ну стукни, стукни! Мало я от тебя терпела?!

— Не выводи меня.

— Ну стукни, стукни, что же ты, а?! Стукни беззащитную женщину!

— Получай!

— У-у-у!

— Теперь не вой.

— У-у-у, изверг! Мешок отдал и ещё дерётся!

— Если б все такие как ты были, мир остановился бы в своём развитии!

— У-у-у! Золота жене пожалел! У-у-у!

— Нога, дура, это только начало. Когда всего человека доделает — увидишь — тебе понравится.

— Не хочу я никакого человека! Ты меня ударил! Дай денег! У-у-у!

— Ха-ха-ха! Куда поползла, змея?

— Ох, убил! Ох, убил!

— Вот и сиди там под столом, тварь, не вмешивайся!

Через неделю Гебельс 8-й Шрайбер к механику зашёл.

— Докладывай.

— Закончил, Ваше Величество, вторую ногу. Изволите взглянуть?

— Ставь на стол все ноги.

— Вот-с.

— Опять левая?

— Как приказывали.

— Слушай, жулик, моё терпение лопнуло! Делаешь по одной ноге в неделю! Я тебе не для этого мешок золота дал, чтобы ты по одной ноге в неделю делал!

Механик перепугался:

— Тык-мык, — бормочет.

— Что ты сказал?!

— … мык…

— Не проси. Ноги я у тебя возьму, а тебя повешу… Не повезло тебе, дураку. Все в Золотом Веке живут, а тебя в Золотом Веке повесят. Это же каким негодяем надо быть, чтобы тебя в Золотом-то Веке повесили?! Эх-ты-ы!

Механика повесили в мастерской.

Гебельс 8-й Шрайбер взял ноги и понёс в Храм Искусства И Науки.

Заходит в Храм. Там как раз цирк лилипутов выступает. Гебельс думает: «Красиво как. Уроды в жопе ноги!»Прошёл в угол, поставил железные ноги на пьедестал и на пьедестале вывел:

Железные ноги механического говорящего человека. Работы мастера Гермиппауса"

Пошёл Гебельс 8-й к художникам. Художники сидят кружком и срисовывают с натуры голую женщину. Восьмой Шрайбер спросил у рыжего художника:

— Ну как дела идут, рыжий?

— Только что ногу закончил, мон синьор.

— Скверная, дружок, нога. Мне не нравится… Милейший, сейчас у нас какой век?

— Золотой, Ваше Величество.

— Золотой, значит… В Золотом Веке все должно быть такое, чтобы мне нравилось. Остального быть не должно. Как бы ты отнёсся к такой идее, чтобы тебя повесить? Представляешь, все живут в Золотом

Веке, а тебя в Золотом Веке повесили? Эх-ты-ы… Кругом — рай. А ты висишь!

Гебельс Шрайбер пошёл дальше. У пожилого художника король выхватил из рук кисть и нанёс на холст один решительный мазок.

— Так-то, брат, лучше… — он похлопал старика по спине. — До свидания, господа художники. Пишите дальше. А натурщицу я у вас забираю.


Король быстро шагал по улице. Сзади семенила натурщица. Позади натурщицы маршировал духовой оркестр.

В толпе шептались:

— Король проститутку снял.

— С титьками!


Дома королева его спрашивает:

— Это что ты в дом привёл? — и заплакала.

— Молчать! Это моя муза Клио, понятно?

— Ещё как понятно! — королева бросилась на музу и вцепилась ей в волосы. — Я тебе, бесстыжая, гляделки то вырву!

Пока королева дралась, Гебельс 8-й разговаривал с духовым оркестром.

Потом он оттащил королеву от музы и запер супругу в кабинете.

После обеда король с музой пошёл в Храм Искусства и Науки смотреть лилипутов ещё раз.

Лилипуты прыгали через собаку и детскими голосами читали стихи. Король хохотал как резаный, хлопая музу по голой коленке. Лилипуты читали:

Ты, тра-ля-ля, перепутал

Мы, трам-па-па, лилипуты

Тра-ля-ля-ля, а не дети

Как прекрасно жить на свете!

После представления король прихватил пару лилипуток и пошёл к алхимикам вчетвером. У алхимиков

Гебельс 8-й Шрайбер одного повесил, другого предупредил.

Когда возвращались, уже стемнело. Одна лилипутка побежала за кошкой, а на вторую Гебельс Шрайбер случайно сел в карете. У музы Клио начался насморк.

— Не смей шмыгать носом! Я не потерплю!

Гебельс 8-й ещё чуть-чуть потерпел и вытолкал музу Клио из кареты.

Приехав во дворец Шрайбер выпустил из кабинета жену.

— Приходили ещё два механика, — пошутил он, — я отдал им по мешку золота. Один сделает мне механического говорящего слона, а второй — говорящего верблюда.

Королева упала в обморок.


Ночью, когда Гебельс 8-й Шрайбер спал, королева пробралась в спальню и запустила к мужу под одеяло кобру. Змея укусила короля и Гебельс 8-й Шрайбер умер во сне.

Золотой Век закончился.

ЭПИЛОГ

После смерти короля Храм Искусства и Науки сломали. А вещи растащили. Железные ноги говорящего человека взял ремесленник Себастьян Кохаузен. Собачья конура у него стояла в луже. Себастьян поставил конуру на эти ноги. Его собака выпрыгивала из конуры, как белка.

ГЛАВА 16. ПРОЦЕСС

Посвящается товарищу Гришину (Вячеславу) за храбрость

Король Дуглас 7-й Мозес Консерватор умер позавчера при загадочных обстоятельствах в бане.

Все с ног сбились, разыскивая его в парке. А нашли, ничего себе, в бане! Голый по-пояс король стоял на карачках. Голова же у него была всунута в ведро с водой. Со стороны можно было подумать, что на полу в бане находится на карачках поверженый рыцарь-крестоносец. Можно было подумать, что рыцарь крестоносец свалился с коня и ударился головой вниз.

Короля Дугласа вынули из ведра и перенесли на кровать.

Что же случилось с королём Дугласом? — сидели и думали родственники вокруг стола с вазой.

Первым поднял голову дядя Дугласа Снечкус Зильмун. Он посмотрел вниз на свою прижатую к коленкам руками шляпу и произнёс:

— Что же с ним случилось? Зачем он попал в баню с ведром на голове?.. Все искали его в парке… А он в это время просто лежал в бане, в ведре… Как же, черт подери, он оказался в бане там?!.. Вы как хотите, а я не знаю. — Дядя Снечкус развёл руками, при этом шляпа с колен упала на пол. — Поясняю. Как это объяснить — был ли это несчастный случай или убийство? Черт подери!.. Я не знаю… Я ничего тут не знаю… Вильгельм, дай кресало…

Вильгельм Моцарт дал прикурить.

— Монсиньоры, — сказал Фердинанд Дандрипа, — я решительно отказываюсь это как-то понять. Что он делал в бане? Ведь, как вам известно, все искали его в парке… А в парке его не было… Как это случилось?.. Если я что-то понимаю, то такого быть не должно… Я умываю руки… Его-точно-убили.

— Но кто, интересно, его убил?! — воскликнул Себастьян Кокс. — Что скажут об этом женщины?

— Женщины пока послушают, — сказала Изабелла Фокинг. — Женщины пока послушают.

— Мы думаем, что его убили, — сказала Бригитта Блюмерляндская.

Изабелла Фокинг утвердительно кивнула головой.

— Что скажет Цецилия Дворкин? — прищурился Себастьян Кокс.

— В бане было ужасно, — ответила Дворкин.

— Я вижу, — сказал Густав Карапендбах, — что все мы озадачены.

Ферисаук Борманахем ударил лбом об стол.

— Убили Дугласа, вот что! — взвизгнула Маргарита Финьо.

— Допустим, — сказал Кривой Маримутти, — это парк. — Он бросил на стол шляпу и подвинул к себе вазу. -

А это баня… Значит, где шляпа — мы его ищем… А он находится в вазе… А это, — Маримутти указал пальцем на голову Фересаука, лежавшую на обратном конце стола, — дворец… Далековато, господа, получается…

Густав Карапендбах потряс Фересаука Борманахема за плечо:

— Фересаук, вставай пожалуйста.

— Что может нам сказать Мартин Тышкер? — спросил Кокс.

— Мне не понятно, — ответил Тышкер, — заметил ли кто-нибудь что-то подозрительное?

Фогель Ламартин поднял голову и повертел шеей.

— Король лежал в гробу, как живой, — сказал он.

— Борманахем, вставай, не дури! — Карапендбах потряс Фересаука.

— Якшибурмах убил Асмофундила, — продолжал Снечкус Зилмун, — Так было всегда…

— Король должен был пойти в парк, — Кривой Маримутти встал и померял пальцами на столе расстояние от дворца до шляпы. — А это, — Маримутти померял то же самое до вазы, — другое расстояние. Одно и другое расстояние — равны…

— Я вспомнил, — сказал Фердинанд Дандриппа, — накануне король был в превосходном настроении…

Много шутил… Все время танцевал…

— А сегодня нашли его в бане с ведром на голове, — заключил Бенджамин Моцарт, брат Вильгельма. -

Когда я пришёл в баню, то в первую очередь принял его за покойного Муслим… Покойный Муслим пугал людей в ведре… Но это был не Муслим…

— Что ты можешь к этому добавить? — спросил Себастьян Кокс.

— Муслим тоже умер, но это совсем другое. Он умер не в бане… И давно уже.

— Теперь в бане будет привидение! — замогильным голосом сказала Цецилия Дворкин.

— Господа! Фересаук Борманахем мёртв! — обьявил Густав Карапендбах.

— Вы как хотите, черт подери, а я не знаю… — Снечкус развёл руками.

— Фересаука Борманахема отравили! — всвизгнула Бригитта Блюмерляндская.

— Кто отравил Фересаука Борманахема? — спросил Вильгельм Моцарт и посмотрел под столом. — Под столом никого.

— С этим надо разобраться, — произнёс Себастьян Кокс. — Все запутывается.

— Быть может, с нашим Фересауком произошёл несчастный случай? — спросила Изабелла Фокинг.

— Едва ли, — возразил Карапендбах. — Вы слышали, как Фересаук врезал по столу лбом?!

— Допустим, — сказал Кривой Маримутти, — что от головы до шляпы и от головы до вазы одно и то же расстояние. Теперь возьмём шляпу и кладём…

— Не трожь шляпу! — закричал Себастьян Кокс. — Пусть все остаётся на своих местах!

— Я читала в книге, — начала Изабелла Фокинг, — как один фокусник носил с собой гадюку. Он носил её под чалмой. Когда он снимал чалму — змея делала — пышшш! А когда одевал чалму — гадюка сидела у него под чалмой. Однажды змея укусила кого-то и тот умер.

Себастьян Кокс схватил вазу и ударил Кривого Маримутти по голове.

Маримутти съехал под стол.

— Мне все стало ясно! — сказал Себастьян Кокс. — Борманахема убил Кривой Маримутти… — Себастьян

Кокс ударил дном вазы по шляпе. Под шляпой оказалась пришибленная змея.

— Мне жаль Кривого Маримутти, — сказала Фокинг. — Оказывается, мы читали одни и те же книги.


В этот день они так и не решили, кто убил Дугласа 7-го.


Ночью к Рафаилу Мозесу, сыну короля Дугласа 7-го, пришёл из шкафа призрак отца с ведром. Рафаил проснулся от того, что над ним уже стоял призрак и гулко стучал костяшками пальцев по ведру.

— Сы-ы-ын мой, — прогудел призрак металлическим голосом, — знай, меня убил Кривой Маримутти.

— Не беспокойся, папа. Фересаука Борманахема тоже убил Кривой Маримутти. Маримутти получил по заслугам.

— Ну и правильно. Так ему и надо. Я пошёл.

Призрак выдал дробь по ведру и ушёл в шкаф.


ЭПИЛОГ

С тех пор призрак Дугласа 7-го Консерватора не появлялся. Зато появились два других привидения.

Привидение Кривого Маримутти со змеёй на голове и привидение Фересаука Борманахема. Кривой Маримутти мерял пальцами столы, а Фересаук Борманахем просто так ходил, в образе шкилета.

ГЛАВА 17. ХОРОШИЕ ПОСТУПКИ БОМБАСТА АНДЕРЗАЙНА НАЕЗДНИКА

Король Бомбаст Андерзайн Наездник слушал пение соловья. Соловей метался по клетке, громко пел.

Время от времени соловей успокаивался и опускался на жордочку. Тогда Бомбаст брал клетку и хорошенько встряхивал.

"А хорошо бы, — думал он, — всех на свете помирить. Чтобы все на свете были как братья. Приезжаю, скажем, к Шокенмогену Лютому. Чего ты, — говорю ему, — мой дорогой Шокенмоген, озлился на

Хурдобу? Сделай одолжение — помирись с ней… А они мне спасибо потом говорят. Скажут: Спасибо тебе, наш дорогой Бомбаст, за хороший поступок… — Андерзайн потряс клетку. -…А потом к

Фельдбухелю… Что же ты, мой дорогой Фельдбухель, такой грубый? Все время шумишь? Не шуми, пожалуйста… А он мне скажет: Спасибо, мой дорогой, за твой хороший поступок… А потом ещё к кому нибудь приеду и все улажу…"Король перевернул клетку вверх дном. Соловей моментально среагировал, заняв правильное положение вверх головой. На стол посыпалась крупа. Андерзайн потряс клетку.

Соловей тревожно заметался и запел.

— Чирик-чирик… — повторил за птицей король. — Ещё не поздно все исправить, когда звезда горит перед тобой… — Он надул щеку и потом её сдул. — Начнём эту цепь хороших поступков с соловья…

Король распахнул клетку и потряс её. Соловей тут же выскочил на волю, унесясь под потолок.

Бомбаст открыл форточку.

— Лети, птица! Я тебя отпускаю. Помни Андерзайна!

Соловей сидел на шкафу и, как видно, вылетать в форточку не думал.

— Давай-давай, лети! — Бомбаст подошёл к шкафу и постучал дверцами.

Соловей перелетел на другой шкаф.

Бомбаст погрозил соловью пальцем.

— Кыш, дурак, в форточку!

Соловей засвистал.

После серии неудачных попыток, Бомбаст Андерзайн пошёл спать, так как было уже поздно.


Жена Бомбаста, королева Исмеральда Андерзайн уже спала.

Король разделся и залез под одеяло.

— Какие у тебя ноги холодные, — забормотала Исмеральда сквозь сон.

— Я соловья выпустил, — сказал Бомбаст. — Он из клетки улетел… Сидит сейчас в библиотеке на шкафу.

— Зачем? — королева зевнула.

— Надо.

Король ещё немного полежал, думая о хороших поступках, потом тоже уснул.


На следующий день Бомбаст Андерзайн поехал к Шмеренделу Красному делать у него хороший поступок.

Вперёд король выслал гонца с подарком для Шмерендела, чтобы Шмерендел, получив подарок, заранее настроился на нужную волну. Бомбаст послал Шмеренделу барана архара с позолоченными рогами.

В полдень Бомбаст подьехал наконец к воротам замка Шмерендела Красного.

— Нас солнце согреет, как тёплое платье! — громко продекламировал он, отставив в сторону руку. — Мы будем добрее! Мы станем как братья! Открывай, мой дорогой Шмерендел! Вот я и приехал!

Шмерендел Красный открыл ворота.

— Зачем мне барана прислал?! — зло спросил он.

— Хороший баран, правда? — ответил Бомбаст, гарцуя возле ворот на коне. -… Шмерендел, а не гложет ли тебя совесть?

— Кого? — удивился Шмерендел. — Меня?.. Это разве я тебе барана прислал?..

— Нет, это я тебе барана прислал, чтобы настроить тебя на нужную волну.

— Хо-ро-шо… — прошипел Шмерендел. — Я тебе тоже подарочек приготовил… Я тебя сейчас с коня стащу и в морду дам!

Шмерендел кинулся на Бомбаста.

— Я тебе покажу золотые рога!

Бомбаст успел отьехать в сторону.

— Ты что, Шмерендел, делаешь?! Очумел?!

— Чтоб ноги твоей здесь больше не было! — Шмерендел схватил камень и бросил.

Камень больно ударил Бомбаста по бедру.

Бомбаст помрачнел.

— Я приехал к тебе, чтобы делать хороший поступок, чтобы все люди стали как братья. Ты же не хочешь, чтобы все люди стали как братья. Ты хочешь быть как паршивая овца! Смотри же — те кто братья соберуться и изобьют тебя до смерти! Тьфу на тебя! — Бомбаст плюнул с коня вниз. — Найдётся на тебя управа!

Шмерендел кинул камень.


Вечером того же дня Бомбаст Андерзайн хорошенько подумал над тем, что ему предпринять дальше.

На следующее утро он поехал к Рафаилу Мозесу Младшему.

В этот раз Бомбаст поосторожничал и барана архара дарить не стал. Вместо барана Бомбаст послал

Рафаилу ящик гамзейского вина.

Сам же Бомбаст ехал в превосходном настроении, думая, что теперь все выйдет как надо. Он ехал и пел:

Пришла одна пастушка

Попрыгать на лужок

Ей прошептал на ухо

Кудрявый пастушок:

Ты — добрая пастушка

А я — твой пастушок

Пойдём к реке, подружка

Подуешь в мой рожок

Тра-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля

Подуешь в мой рожок

Она ему сказала:

Послушай-ка, дружок

Отведай ты сначала

Мой сладкий пирожок

Тра-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля

Мой сладкий пирожок

И он тогда отведал

Пастушкин пирожок

Она ж не захотела

Подуть в его рожок

Тра-ля-ля-ля,тра-ля-ля-ля

Подуть в его рожок

Поймал пастух пастушку

На бережку крутом

И высек он болтушку

Пастушеским кнутом

Тра-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля

Пастушеским кнутом

Потом они у речки

С пастушкой улеглись…

А белые овечки

По лесу разбрелись

Тра-ля-ля-ля, тра-ля-ля-ля

По лесу разбрелись.

Когда до замка Рафаила Мозеса было рукой подать, Бомбаст заметил впереди каких-то людей. Один человек сидел на ящике и пил вино. А другой был привязан к дереву.

Подьехав поближе, Бомбаст узнал в сидевшем короля Иогафона Сильного, а в привязанном — своего гонца. На голове у гонца стояла пустая бутылка.

— Смотри не урони, — говорил Иогафон, — а то убью.

— Это как понимать?! — воскликнул Бомбаст Андерзайн.

Иогафон повернулся на ящике.

— Хэй-хо! Бомбаст приехал! — обрадовался он. — У тебя нюх, Бомбаст! Попал прямо к столу!

Бомбасту рад, как никогда!

Вина налью ему всегда!

Присаживайся. Всем хватит.

— С какой стати ты пьёшь моё вино?! Я это вино Рафаилу послал, для того чтобы сделать у него хороший поступок.

— Так это твоё вино? А я думал, это его, — Иогафон показал бутылкой на привязанного. — Ха-ха-ха!

Выходит, это ты меня угостил, а не я тебя!

— Я не тебя угощал, а Рафаила Мозеса!

— А меня что, по-твоему, и угостить нельзя?

Бомбаст слез с коня и подошёл к Иогафону.

— Я хочу, чтобы все люди были как братья, — сказал он. — Я езжу ко всем делать хорошие поступки.

Сегодня я собирался ехать к Рафаилу Мозесу и поэтому послал ему вино. А ты, — он ткнул Иогафона пальцем в грудь, — моё вино выдул! И Рафаил теперь не сможет настроиться на нужную волну. Ты все мне на сегодня испортил! — Бомбаст стукнул Иогафону кулаком в морду. Иогафон упал с ящика.

Андерзайн сел ему на грудь. — Все люди должны быть как братья. А тот, кто пьёт чужое вино — как брат быть не может. Чтоб ты сдох, пьянчуга! — Бомбаст ударил ещё раз.

— Драться?! — закричал Иогафон.

Андерзайн сел на коня и поехал обратно домой, так как без подарка к Рафаилу Мозесу ехать было бессмысленно.


На следующее утро Бомбаст Андерзайн проснулся бодрячком. Он забежал в библиотеку и увидел, что отпущенный на волю соловей проголодался и сидит в клетке. Закрыв клетку, Бомбаст пошёл завтракать.

После завтрака Бомбаст поехал к Фердинанду Дандриппе делать у него хороший поступок.

Впереди Бомбаста, на расстоянии мушкетного выстрела, скакал гонец с подарком.

Переезжая через мост, Бомбаст чуть не опрокинулся в реку.


У замка короля Фердинанда его уже ждали.

В центре на носилках сидел сам лысый король Фердинанд Дандриппа в горностаевой шубе. По бокам стояли рыцари с лентами через плечо.

Короли обнялись и пошли в трапезную.

— Как находишь мой подарок? — спросил Бомбаст, усаживаясь за стол.

— Превосходный соловей! — воскликнул Дандриппа.

— Ты ещё всего про него не знаешь. Это не просто соловей. Вели его сюда принести.

Принесли соловья.

Бомбаст Андерзайн взял клетку и быстро перевернул её вверх дном. Свистнув, соловей занял подобающее положение кверху головой. На стол посыпалась крупа.

— Ого! — восхитился Фердинанд. — Акробат!

— Удивительно ручной, — сообщил Бомбаст. Он открыл клетку. Соловей стремительно взвился к потолку и улетел через форточку. — Вот увидишь, проголодается и вернётся.


После обеда Бомбаст Андерзайн поссорился с Фердинандом Дандриппой. Дандриппа попросил у него взаймы, а Бомбаст ему не дал, потому что это не входило в его планы. Бомбаст Андерзайн сказал

Фердинанду Дандриппе, что братство людей обойдётся без него и поехал домой.


На следующий день Бомбаст поехал к королю Закиру Третьему.

У Закира Бомбасту удалось сделать хороший поступок. Андерзайн подарил ему флакончик эликсира бессмертия и Закир согласился с Бомбастом, что все люди как братья. Он пообещал Бомбасту помириться с Муслимом Рыжим, с которым давно воевал. Но ночью Закир неожиданно скончался от эликсира бессмертия. Хорошее дело расстроилось по уважительной причине.


На следующий день король Бомбаст Андерзайн Наездник решил немного передохнуть и никуда не поехал, потому что устал.

Он проснулся поздно, позавтракал и пошёл в библиотеку чего-нибудь почитать.

В библиотеке на шкафу сидел соловей, которого Бомбаст подарил Фердинанду Дандриппе.

— Проголодался! — обрадовался Бомбаст. — Очень хорошо.


В полдень приехал Шмерендел Красный выяснять отношения. Он долго колотил в ворота, но Бомбаст не пустил его. Назло.

— Пусти, Бомбаст, я тебе в морду дам! — орал под дверью Шмерендел.

Бомбаст Андерзайн вылил на него со стены помои.

— Все люди, — сказал он ему сверху, — будут жить как братья. Один ты будешь жить как паршивая овца!

Шмерендюк!

Облитый Шмерендел уехал ни с чем.


После обеда Бомбаст поругался с женой. За ужином помирился. А уже лёжа в постели, решил, что завтра поедет к Шокенмогену Лютому мирить его с Хурдобой Брузилопотамской.


Но из намеченного вчера — утром ничего не вышло. Утром оказалось, что Шмерендел Красный обложил замок Бомбаста войсками.

Видя, что дела плохи, Бомбаст Андерзайн приказал копать подземный ход.

Пока рыли подземный ход, Бомбаст ничего не делал. Он только ел, спал и слушал соловья.

Шмерендел Красный ходил вокруг замка и кричал:

— Сдавайся, Бомбаст! Все равно сдохнешь там от голода!

Бомбаст из принципа не отвечал.


Когда подземный ход докопали, Бомбаст полез через него и вылез наружу. Он отряхнулся и пошёл в гости к Фельдбухелю Великому. С собой из замка король прихватил клетку с соловьём.


Бомбаст дошёл до Фельдбухеля к вечеру.

— Это тебе, — он протянул Фельдбухелю клетку.

— Кенарь? — спросил тот.

— Соловей, — Бомбаст перевернул клетку вверх дном. — Акробат, — добавил он.

— Спасибо, — Фельдбухель поставил клетку на стол. — Какими судьбами?

— По делу… Что ж ты все, дорогой Фельдбухель, шумишь? Ты, давай, не шуми. Хорошо?

— А я и не шумел никогда.

— … Вот и ладно. Вот и не шуми тогда совсем… Все люди должны быть как братья… Один Шмерендел как братья быть не хочет. Надо его поучить.

— А я тут при чем?

— Ты что, тоже не хочешь быть как братья?

— Почему? Хочу.

— Тогда собирайся и поехали Шмерендела бить.

Короли поехали нападать на Шмерендела.


Впереди показался лагерь Красного.

— Вот он, — сказал Бомбаст. — Езжай — покажи ему.

Фельдбухель поскакал на Шмерендела. Завязалась битва.

Тем временем Бомбаст Андерзайн полез домой через подземный ход. Когда он лез, на голову ему свалился кирпич и у Бомбаста в голове что-то переключилось. Он забыл, что надо делать хорошие поступки, а решил издать эдикт о том, что овец необходимо тщательнее стричь, чтобы было больше шерсти.


home | my bookshelf | | Наступление королей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу