Book: Пленники Пограничья



Пленники Пограничья

Виталий Сертаков

Пленники Пограничья


(Пастухи вечности— 2)

Часть первая

ПОКРЫВАЛО СИЛЫ

Глава 1

ГРАНИТНЫЙ ДОГОВОР

— Недобрые вести, кровники… — начал дядя Эвальд на языке Долины, — Все вы знаете, ради чего мы в дом Филиппа Луазье съехались. На неделе этой, впервые за полвека, в Ольстере собралась Палата септов, поскольку нарушены Гранитные запреты были. Я представлял наш септ в Палате и старался о каждом из вас добро хранить… Главам пришлось очень быстро несколько решений принять. Как вы помните, зимой я поставил подпись на новом договоре с людьми Атласа, но там и подпись обычного человека, мальчика, была. Обычные не соблюдают Ритуалов, и формально подросток не имел права расписываться, но ситуация неординарная сложилась, и мнение его принято было…

Время показало, кровники, что правы были те из вас, кто на полном нейтралитете настаивал. Правы были те, кто настаивал даже на нарушении прежних договоров во имя спокойствия… Нас в войну и в большие проблемы вовлекли. Палата рассмотрела преступления Филиппа и Бернара Луазье, мы сознавали, что они непредумышленно совершены. Пятьдесят две руки поднялось против восемнадцати за то, что мальчик, не прошедший Ритуал Имени, не может еще вполне за свои поступки отвечать, а отец его должен быть прощен, так как своего ребенка защищал…

Дядя Эвальд помолчал. Стало слышно, как над лампами террасы кружат насекомые. Мне показалось, что вокруг меня образовалось открытое холодное пространство, точно все родственники разом прониклись ненавистью. Конечно, это было совсем не так: Добрые Соседи не умеют ненавидеть детей.

— Большинство глав также склонилось к тому, что проступки русских Фэйри нельзя трактовать как злокозненные преступления, поскольку наши братья и сестры несколько столетий оторваны от тепла септов были, — продолжал дядя Эвальд. — Напротив, они достаточно мужества сохранили, чтобы не скатиться в дикость и в обычных не превратиться. Они сумели собраться вместе, хотя, по нашим данным, четыре фины безвозвратно в войнах и революциях сгинули… Они собрались вместе и поселение в саянской тайге вдали от городов создали. Там замечательные места для Фэйри, смею вас заверить, хотя слишком суровая зима. В ситуации, когда соблюсти договор с людьми Атласа понадобилось, наши кровники верно действовали. Они собственной безопасностью во имя чести и исполнения взятых обязательств пренебрегли. Даже потеряв на сотню лет связь с Благим двором, они сохранили устные предания и честное имя сохранили… Но нашим сибирским братьям пришлось ввязаться в вооруженную борьбу с обычными, на стороне людей Атласа, и это на них беду навлекло. Русским Фэйри предстоит из Сибири бежать и, скорее всего, из России. Этой проблемой мы и занимались. Палата постановила, что каждый септ должен заявить, сколько беженцев сможет взять на свое обеспечение. Всего из России сто двадцать шесть человек, а возможно, и больше принять предстоит…

Дядя Эвальд слегка хлопнул в ладоши, давая возможность всем обсудить его слова. Так принято — младшие главы финов будут молчать, пока глава септа не разрешит прервать себя.

— А как Палата обеспечит их визами в Британию?

— Это будет выглядеть слишком подозрительно: такая масса людей — и разом переезжает в наше графство!

— Это точно! Почему бы им не перебраться в Бразилию, или в Уругвай?

— А что говорят мэнские братья и фины с Шетландских островов?

— Эвальд, ты не спросил канадцев? Кажется, фин О'Келли нуждалась в свежей крови? У них нет ни одного жениха…

Никто не кричал и не размахивал руками, а обычным наверняка бы показалось, что двадцать семь седых, худеньких старичков и старушек что-то сонно ворчат, уставившись в пол. Настоящие взрослые Фэйри ни за что не позволят себе крик. Я впервые видел пожилых глав финов в таком возбужденном состоянии. Я посмотрел на папу и маму; они сидели в углу, очень бледные, и держались за руки. Мой младший брат был тут же, играл в манеже. Сегодня он вел себя очень тихо и никому не мешал, как будто чувствовал важность момента. Возле папы сидел дядя Саня из России, он плохо понимал английский, но не обязательно много понимать, когда все говорят о тебе. С дядей Саней мы подружились еще когда жили в таежной деревне, но пока не выучили русский, общаться с ним приходилось на Древнем языке Долины. Как ни грустно, язык Долины он знал хуже, чем современный русский, в чем сам признавался. А молодые русские Фэйри — те вообще болтали только по-русски, и моя мама ужасалась, что дети растут вне Традиции…

Глава септа дважды хлопнул в ладоши.

— Вы забыли о том, что люди Григория приютили семью лесничего Филиппа Луазье, когда под него местная полиция копать начала? Семья Филиппа в Сибири почти четыре года мерзла, пока мы не дождались, чтобы этого придурка, комиссара Робинса, в Кардиганшир перевели! — строго промолвил дядя Эвальд на Древнем языке. — Или вы песни Кобальтового холма и законы гостеприимства позабыли?!

В ответ на дядюшкин гнев поднялся старый Питер Лотт. Вначале он, как водится, поклонился главам финов, затем долго откашливался, потом заговорил по-английски, подчеркивая свою демократичность.

— Ты зря нас упрекаешь, Эвальд, — сказал дядя Питер. — Все мы помним, что Благий двор уцелел только благодаря строжайшему соблюдению Гранитных запретов. Страшно представить, что сталось бы с нашими детьми, если бы обычные проведали, кто живет рядом с ними… Хвала духам Холмов, нашим дедам удалось убедить их, что Благий двор покинул Землю. Но если за Добрыми Соседями в России охотится спецслужба, то правильно ли привести русских шпионов сюда, на наши исконные земли? Мы все с нетерпением ждали, чем закончится заседание Палаты, мы все ждали тебя, главу септа…

— И чего же мы дождались, Эвальд? — подхватила тетушка Берта. — Разве кто-то из твоих кровников отказывается помочь? Разве не готовы все мы пожертвовать деньгами и временем, чтобы выручить далеких Соседей? Но пусть они едут в Америку или в Канаду, в Австралию, наконец! Питер прав — мы не должны подвергать опасности септы вблизи Священных холмов…

— Только Благий двор Британии и островов чтит Традицию, — сурово добавил старичок в зеленой куртке. — Только здесь из века в век исполняют долг перед Священным холмом, только здесь правильно ткут Покрывало силы!

— Все остальные разбежались по миру, и ты это знаешь, Эвальд! — подхватила тетушка Берта. — А многие фины, да спасут их духи, не чтут Традицию, и не всегда с рвением исполняют Ритуалы!

Все опять забурлили, а я даже немного обрадовался, что отвлеклись от меня. На самом деле, чем дольше я слушал дядю, тем сильнее во мне крепла уверенность, что основные новости еще впереди. И главные новости могут оказаться куда хуже того, что уже прозвучало. Не знаю, откуда взялась такая уверенность, будто бы дядюшка Эвальд принес с собой какой-то чужой запах… Каждому и так было ясно, что ничего нам с папой не сделают, раз уж разрешили мне пригласить в гости Анку Лунину. Мама сказала, что на памяти фины такого не случалось, чтобы в доме жил обычный человек, пусть даже девчонка. А папин брат Самюэль даже повздорил с папой из-за Анки. Естественно, как любой мужчина Фэйри, он почуял ее присутствие за сотню ярдов. Наш дом стоит не близко от человеческого жилья; обмануть кровников невозможно. Кстати, от Анки не так уж плохо пахнет, но это, конечно, на мой взгляд. Если честно, то от нее пахнет довольно вкусно, особенно когда она не пользуется этой жуткой химией для волос, лаками и помадами…

Я люблю дядю Самюэля, но в этот раз он сказал, что не уедет от нас только из уважения к дядюшке Эвальду. Остальные тоже крутили носами, но что я мог поделать — увести девчонку в лес?! Накануне родители шептались, я все слышал. Папа твердо заявил, что виноват перед Анкой, и она будет гостить у нас столько, сколько захочет, хоть до сентября. Папа даже сказал, что если девочка пожелает, то можно попробовать отдать ее в местную школу. Если, конечно, ее мать не будет против. Моя мама ответила, что это пустые разговоры, кроме того, Анка и так достаточно много пропустила, пока ее лечили люди Атласа…

Дяде Эвальду пришлось два раза сильно хлопнуть в ладоши.

— Я предвидел, что этим закончится, и мы заранее… — Он важно кивнул в сторону дяди Сани. — Мы заранее варианты обсудили. Предложение следующее. Григорий и его люди сами попросят Палату о помощи, но переезжать в Британию откажутся. Мы снабдим их деньгами и с септами Нового света договоримся. Денег понадобится много, очень много, ведь нам придется вопросы с иммиграционными ведомствами США и Канады решать… Я почти уверен, что за какое-то время все уладится, но проблема в другом. Все вы историю с Сэмом Дью помните… Так вот, русская разведка одного парня из септа Григория допрашивала. Его задержали в Красноярске под предлогом неточности в документах и тюрьмой угрожали, потому что парень в армии не отслужил. Они притворялись обычной милицией, делали вид, что интересуются совсем другим, но на самом деле на армию им наплевать было. Мы знаем, что обычные не способны учуять и, тем более, увидеть Фэйри, если он сам этого не захочет. Но парня как будто нарочно в Красноярске поджидали, они наблюдение за таежной деревней установили… Этих людей интересовали его волосы… Ну и остальное… Григорию вытащить парня люди Атласа помогли.

Дядя Эвальд многозначительно замолчал.

Старики замерли. Все прекрасно знали историю Сэма Дью. Хотя бы потому, что это был последний случай, когда Фэйри попал в лапы ученых. Семья Сэма Дью жила на материке, во Франции; они ехали зимой всей семьей на машине, и на обледенелом склоне у нее отказали тормоза. Слева и справа были глубокие овраги, а впереди оказался железнодорожный переезд. Объездной путь, по которому два раза в день лениво проезжает местный «подкидыш». Но как раз в то утро из-за снегопадов на резервную ветку перебросили несколько составов, и, вдобавок, испортился светофор. Короче, «рено» семейства Дью выкатился на переезд. За рулем сидела мама Сэма. Наверняка она пыталась тормозить двигателем, наверняка она испугалась оврагов и потому не заметила поезд. Держу пари, что если бы ей представилась лишняя секунда, Марианна Дью, не колеблясь, свернула бы в пропасть.

Позже спасатели смогли вытащить из того, что осталось от машины, только мальчишку. Случилось так, что ученые добрались до него в больнице раньше, чем глава ближайшей фины. У мальчика оказались порезы на лбу. Больничные медики попытались отстричь Сэму пучок запачканных, прилипших к ране волос, и мальчик чуть не умер от болевого шока и потери крови. К счастью, ему не исполнилось в тот момент девяти лет, и на ушах еще не прорезались кисточки. Но пронырливые медики уже успели всюду раззвонить о своем страшном открытии, и в больницу хлынули вивисекторы из Академии наук, а за ними — толпа журналистов. В газетах и на телевидении появились десятки снимков Дью, и раздались вопли о его феномене. Подумать только — «живые» волосы! Грех так говорить, но, к великому счастью, от родителей Дью почти ничего не осталось, и тела мы успели заменить до похорон. Впрочем, после похорон нашлись желающие заглянуть в могилу, но Палата септов отреагировала оперативно и снова заменила тела… Однако это совсем другая история.

Ученые накинулись на маленького Сэма, как стая коршунов. Очень быстро они установили отличия в строении глаза, затем осчастливили журналистов известием о скорости заживления его ран, а парень был избит так, словно побывал в мясорубке. Еще бы, ведь машину супругов Дью волокло по насыпи за товарным составом! Затем умники в халатах добрались до ног Сэма и публично изумились, отчего это у ребенка такие волосатые икры. Затем их заинтересовали странные пигментные пятна на спине… Это для них, для обычных, пятна кажутся странными, а любой Фэйри знает, что это рудиментарные хрящевые наросты, которые когда-то вырастали в крылья.

Французским кровникам пришлось приложить максимум усилий, чтобы вырвать ребенка из лап ученых. Неделя, другая — и происшествие забылось, на Сэма оформили опеку и перевезли в другой город. Но эти две недели Добрые Соседи переживали настоящую панику. Потому что за последние тридцать лет обычные очень сильно продвинулись в биологии, генетике и прочих науках. Им не хватило самой малости, чтобы откопать тела родителей Сэма, попросту помешала бюрократическая волокита. А когда в дело сунула нос французская служба безопасности, главы септов уже ликвидировали все следы и даже переселили за границу несколько родственников Дью, которые были на виду. Двоих тогда забрал наш сосед, Симон Дрю…

После того случая папа залез в Интернет и среди множества нелепых басен о Фэйри нашел целых три свидетельства о похожих происшествиях. Всякий раз в результате несчастного случая врачи либо полиция наталкивались на необычные тельца в крови, либо на кровеносную систему в волосах… Просто эти события произошли в разных странах, и обычные не догадались их обобщить.

«Пока что у них полно забот и без нас, — сказал тогда папа. — Они ловят Бен Ладена, они ловят басков, но нашим детям будет тяжелее прятаться, чем нам…»

Дядя Саня вскочил, потряс бородой и сухо подтвердил слова дядюшки Эвальда. Внешне они смотрелись почти одинаково, это оттого, что дядя Саня снова отпустил усы и бороду. А на самом деле, он совсем не старый, ему едва перевалило за пятьдесят. Он не старый, веселый и добрый, хотя поначалу мы долго не могли привыкнуть друг к другу. Папа говорит, что это из-за разницы менталитетов; саянские семьи совсем обрусели, а Саня с женой, к тому же, полжизни увлекались изучением древнерусского фольклора. Он даже на собрании Палаты ухитрился увлечь всех своими теориями всеобщего родства, хотя речь шла совсем не о родстве Фэйри, а о родстве обычных…

Саню вызвал приглашением дядя Эвальд, чтобы тот сам выступил на собрании Палаты и поведал обо всех бедах. Я слышал, как папа тихонько рассказывал об этом маме; оказалось, что у Сани даже не было в России заграничного паспорта, чтобы выезжать за рубеж, и дяде Эвальду пришлось подкупать русских чиновников. В отличие от родственников, мы ничему не удивлялись, потому что прожили всей семьей в России несколько лет. Там быстро привыкаешь ничему не удивляться и не обращать внимания на несуразности.

— Как сказать… Сорок раз солнце закатилось тихо, — забавно коверкая древнюю речь, начал дядя Саня. — До того заката, когда вновь, как сказать, спустились люди Атласа. Григорий открыл ладони, предупреждал их, что за финой, как сказать, верь-не-верь, смотрят много недобрых глаз… Духи берегли нас, пока в поселке не было юноши, Вали Лунина… Валентин выбрал путь к матери в Петербург, как сказать, квартиру ей покупать… Очень кстати один из кровников советника Николаса, неразумный самый старик Лукас выбрал путь вместе с юношей…

Услышав имена, я невольно скосил глаза на потолок, как будто сквозь потолок мог увидеть Анкину комнату. Девчонка была там, жевала печенье и смотрела телевизор. Папа заранее взял с нее слово, что она не выйдет, пока гости не разъедутся. Я подумал, что если она и слышит нас, то, хвала духам, ничего не понимает. Она вообще какая-то нервная в последние дни. Так хотела приехать в Англию, и маму ее еле уговорили; я почти ничего ей не успел показать, а тут она внезапно захандрила. И брату своему дозвониться никак не может, по сто раз на дню номер набирает…

Дядя Саня неловко округлял рот, слова без согласных у него получались довольно смешно. Но смеяться мне не хотелось, мне казалось, что вот-вот произойдет нечто отвратительное. Что-то меня беспокоило, какой-то посторонний запах носился в вечернем воздухе.

— Но вы, кровники с Холмов, как сказать… должны мир нашими глазами увидеть, — нервно продолжал дядя Саня. — Советники Атласа клятву верности с юношей дали. Валентин отказывался выбрать путь с ними, за дальние моря, и поступил разумно, потому что советники, как сказать, умерщвляли детей… Верь-не-верь, они могли спеленать его руки и разум, увезти в Бразилию, как спеленали много заходов солнца иных отпрысков, но хвала всеведущим духам, Палата септов мудростью насилие попрала. У Николаса не оставалось двух путей, как пригнать несколько магических черепах в саянскую тайгу… Еще две жизни человека, и Эхусы перестанут давать потомство, а поможет им, верь-не-верь, только русский юноша Валя. Советники спустились с туч на своем невидимом круглом звере, они разводили руками и говорили о том, как из холодной сибирской земли немного тепла для выпаса вытянуть. Они втыкали в траву, как сказать… приборы, делали замеры, а буквально спустя три заката с воздуха упали… ммм…



— Вертолеты, — подсказала английское слово тетя Берта.

— Да, вертолеты! — Саня плюнул на вежливость к языку и принялся вставлять новые русские слова. — Спустилась милиция и невольные собаки…

Я сидел на террасе, рядом с братьями Дрю и моими сестрами, Мардж и Каролиной. В гостиную нас не пустили, потому что и без нас там было очень тесно, но двери оставались открытыми, свободно пропуская каждое слово. Одним ухом я слушал то, что творилось в гостиной, а другим — то, что происходило вокруг. Солнце почти скрылось за лугом, на дорогу упали длинные тени, вот-вот должен был пойти дождь. Наши вежливые кровники оставили свои авто ярдов за двести от дома, на специальной утрамбованной площадке, чтобы весь дом не провонял бензином. Но мне казалось, что со стоянки тянет не только удушливыми ароматами техники. Вроде бы там прохаживался кто-то живой…

После слов дяди Сани все произошедшее в Сибири снова вспомнилось отчетливо и резко. Я снова услышал, как рыси, посланные моим папой, рвут на части русских снайперов, как предатель Шпеер стреляет в наездницу Марию, и как Анка Лунина случайно заслоняет его своим телом, и снова услышал, как втыкается в нее пуля, посланная моим отцом…

Мой папа, Филипп Луазье, попал в нее случайно, он испугался, что Шпеер убьет меня. Вместе с Григорием, Саней и другими русскими братьями папа пришел в лес и вооружился ненавистным огнестрельным металлом, чтобы помочь людям Атласа уберечь их магическую черепаху от рук русской разведки.

В результате люди Атласа спасли Эхуса и вывезли его на своем летающем звере, но с этого момента у фэйри начались неприятности…

Никто меня не обвинил, никто не назвал по имени, но и так было ясно, что думали мои родственники.

Я не был виноват в том, что случилось в России.

Но я похитил снегоход и отвез девочку Анну в горы, к ее брату. Мой папа стрелял, желая защитить меня, и перебил девочке позвоночник. Это я был виноват в том, что русские военные обратили внимание на поселок Фэйри в тайге. Это я виноват в том, что семьям Григория и дяди Сани пришлось пережить допросы, а теперь им придется бежать. Только куда им бежать, непонятно. Ведь это мы бежали к ним, в Россию, всей семьей, когда папу начала преследовать полиция.

— …Милиция спустилась, изображая богов, но не они были боги, и не те, кто их послал за нашей кровью. А люди Атласа, верь-не-верь, исчезли, — развел руками дядя Саня. — Шпионы со звездами на плечах до заката, как сказать… шныряли по садам, нарочно топтали сапогами наши всходы, делая вид, что ищут, как сказать… машины для выгонки пьянящего меда. Они не знали языка собак, но принуждали их обнюхивать сушеные травки в каждом сарае… Они жалили Григория черными словами, как сказать… Почему у взрослых нашего септа не заменены паспорта, и почему мы не принимали участия в их переписи? Но их черные слова остались пустыми, как дым, ведь у Добрых Соседей нет вины перед властью обычных. Верь-не-верь, перепись занимала милицию меньше всего… Они остатки ума от злобы, как крупу, рассыпали, потому что искали одного из наших юношей. Его незаконно заковали в Красноярске, но люди Атласа разбили цепи, и кровник уйти в тайгу успел…

Потом за милицией спустился вертолет, и жалкие служители зла не посмели никого с собой забрать. С их свирепых лиц капала злоба, но они не посмели. Вертолету у нас даже негде сесть, милиция по веревкам забиралась… На следующем восходе Григорий хлопнул в ладоши, собрался септ, и большинство рук поднялось за переселение. Мы просить английских кровников о помощи решили…

Я с трудом проглотил слюну. Дядя Саня говорил на Древнем языке с акцентом и путал слова, но ошибиться было невозможно. В Сибири затевалось что-то действительно плохое. Новость была отвратительная; только маленькие дети не поняли, что она может означать, но взрослые словно окаменели. Малыши бегали вокруг дома, смеялись, затевали возню под крыльцом, но их никто не останавливал. Здесь были близняшки дяди Дрю, дочка Самюэля, двое не знакомых мне малышей. Мы глядели на них с террасы и чувствовали себя жутко старыми, потому что старость — это не тогда, когда выпадают зубы, а когда узнаешь много лишнего. Когда узнаешь много лишнего — пропадает желание играть, руки опускаются, и ребенок становится взрослым. Мама говорит, что детям нельзя мешать в их играх.

Потому что детство может закончиться внезапно.

— А что сказали люди Атласа? — осведомилась тетушка Берта.

— Они согласились, что новый договор не может исполняться. Они согласились, что нам лучше уехать, и сразу же помочь деньгами вызвались. Но на своем звере они никого перевозить не будут, якобы он тоже не совсем здоров… Они сказали, что теперь и речи не может быть о переброске в тайгу дряхлых и больных Эхусов. Но самое худшее не это…

Дядя Саня остановился передохнуть, его голос дрожал. Я подумал, что никогда еще не видел его в таком состоянии. В деревне дядя Саня со всеми разговаривал весело, улыбка не сходила с его обветренного румяного лица. От мамы я знал, что за четыре дня в доме дядюшки Эвальда Саня ни разу не вышел на улицу и ничем не поинтересовался. Он сидел в своей комнате, уставившись в окно, и репетировал выступление перед Палатой.

— Мне больно вам черную весть нести! — выпалил русский кровник. — Но советники Атласа на восходе солнца потеряли юношу! Верь-не-верь, главы Палаты лицом к Священным холмам ручались за его здоровье, а Валентин Лунин не отвечает на призывы по воздуху…

— Вы имеете в виду телефон? — поморщился Питер Лотт.

— Да, да, телефон… Мы нашли телефон Игоря Лунина в Петербурге, но тот дал клятву, что не знает, где его племянник. С дядюшкой заключили малый гранитный договор, чтобы он рядом с матерью Валентина превращался в рыбу. Мать верит, что юноша у нас, в деревне, она занята в Петербурге и, верь-не-верь, не сознает размеров бури. Слишком большие горести и много золота бедную женщину ударило…

— Значит, они не долетели до Красноярска? — Это спросил мой папа. — Лукас тоже пропал?

— Оба растворились в пути. Причем у мальчика был британский паспорт. Негоже принимать в душу черные мысли, но… мальчик пропал.

Я переглянулся с сестрами. Обе старшие успели познакомиться с Валентином еще в России, им ничего не надо было объяснять. Странное дело, чем взрослее мы становимся, тем чаще разговариваем, не размыкая губ. Мама говорит, что это нормально, особенно в первой фине, то есть среди ближайших родственников. Мы поглядели друг на друга, и мне передался их трепет. Двоюродная сестра Бетси, дочка дяди Самюэля, слушала, раскрыв рот.

— Как же вы могли позволить такую беспечность? Ведь нам тоже были обещаны черепахи! — проворчал Питер Лотт. — И где же хваленая ловкость атлантов, если для них мальчишка так ценен? Или им уже все равно?!

— Им не все равно… — вместо Сани ответил дядя Эвальд, — Как я понимаю, на сегодняшний день, кроме этого самого Лунина, никто не может магических зверей почковаться заставить…

Донеслось тонкое пиликанье: дядя Эвальд набирал номер на сотовом телефоне. Все сидели очень тихо, поэтому я сразу расслышал шаги. И Каролина расслышала, и братья Дрю; мы все повернули головы к темной дороге. Потом и малыши прекратили играть. Они сбились в кучу, недоверчиво вглядываясь в темноту. Минуту спустя я уже знал, кто бродил по стоянке. Я знал человека, которого втайне привез дядюшка Эвальд. Она шла по тропинке почти беззвучно и издалека улыбнулась мне. Она тоже кое-что умела, хотя не принадлежала к народу Холмов. Например, я совершенно точно был уверен, что никто из моих обычных приятелей не разглядел бы меня с такого расстояния среди массы таких же лохматых гостей.

Боевой наездник атлантов, женщина по имени Мария.

«Вот оно! — подумал я. — Сейчас она зайдет в дом и скажет, что… забирает Анку…»

— Нарушены три запрета, — дядя Эвальд говорил очень тихо. — Фэйри ввязались в войну между обычными и людьми Атласа. Фэйри использовали свои способности для спасения обычных, и по просьбе обычных. И третий запрет тоже нарушен — Фэйри пришлось оставить письменное свидетельство. Мы расписались на новом договоре…

Для того чтобы услышали Фэйри, совсем необязательно кричать, можно вообще обойтись ночным языком Холма. В обычном древнем языке Холма есть буквы и слова, а ночным пользоваться очень непросто. Во всяком случае, я научился понимать, но говорить пока не умею.

Дядюшку слышали все двадцать семь дальних и ближних родственников, собравшихся в нашем доме. В гостиной сидели пожилые мужчины и женщины, но не было семейных пар. Внутри поместились только главы семей, те, кого дядя Эвальд сумел оповестить. Я знал тетю Берту, Питера Лотта и еще троих, которых видел давно, на праздниках Урожая. Еще до того, как мы уехали в Россию. Почти все из нашего графства, но двое прибыли из Уэльса и четверо с островов. Те, кто мог добраться до нас очень быстро…

Мария легко поднялась по ступенькам. Она была очень высокая и наверняка немало весила, но двигалась бесшумно, как леопард. Каким-то образом она догадалась, куда нельзя ставить ногу, чтобы не заскрипело дерево. Лишний раз я убедился, насколько опасна эта обычная женщина, и насколько она отличается от той же Анки. Девочка Анка внутри вся состоит из доброты, она очень похожа на мою маму, а Мария внутри похожа на стальной канат…

От нее даже пахло железом.

— Это младший советник Коллегии, ее слово имеет силу, — Дядя Эвальд отпил цветочного чая и дважды резко хлопнул в ладоши, пресекая шушуканье. — Она прибыла из России два часа назад, чтобы обратиться к Палате. Мы выслушали советника и…

— Вот зачем дядюшка всех собрал, — прошептала Мардж. — Не нравится мне все это…

Мне сегодняшний вечер нравился еще меньше. Я раздумывал, как бы поаккуратнее сообщить Анке, что ее брат снова попал в беду. Я признался себе, что совсем не хочу отпускать ее назад, в Россию. Ни в коем случае нельзя ее отпускать!

— Мы просим помощи, — хриплым голосом произнесла Мария. — Коллегия заранее согласна на любые условия. Коллегия полагается на мудрость Добрых Соседей. Мальчишку и бывшего пастуха Лукаса наверняка держат на одном из закрытых объектов Службы внешней разведки. Десять против одного — их не успели вывезти из Петербурга. Тут кто-то ляпнул, что мы не обеспечили мальчика охраной. Наши люди буквально грызли землю, ходили за Валентином в сортир все эти полтора месяца, пока его мать прописывалась и заселялась в новое жилье. Столько стараний, и впустую! Если бы вы не вмешались, парень давно бы жил в безопасности! О'кей, забыли прошлое!

Неделю назад мы полагали, что любой узелок развяжем военной силой, но теперь ситуация изменилась. Дармоеды Григорьева уже не одни. Почти наверняка в деле американцы. Если им приспичит, они прошерстят всю территорию своей страны и найдут выпасы. Зариф подозревает, что в слежке участвовал штатовский спутник. Мы не станем штурмовать закрытые объекты, этот путь приведет к новым смертям… Обоих, старика и мальчишку, накачают психотропными препаратами. Я не должна открывать вам то, что сейчас открою, но иначе не втолковать… Структура нашей организации веками приспосабливалась к потребностям конспирации; даже я, советник, могу выйти на связь не больше, чем с десятью членами Коллегии. Я понятия не имею, кто представляет Коллегию в России и как быстро найти нашего посла в Петербурге… Понимаете? Так вот, Лукас тоже не знал никого из России, но тех, кого знал, он предаст. В момент ареста он успел передать сигнал… Не будем касаться детально, но у каждого из нас на теле имеется электронное устройство. В случае опасности можно послать сигнал на спутник. Лукас понимал, что выложит все, что знает…

Он предаст тех, с кем контактировал в Америке и в Канаде. Не буду углубляться; естественно, мы уже вывели людей из-под удара. Мало того, в течение трех часов мы эвакуировали два выпаса в Мексике, о которых знал Лукас. Эвакуация некоторого оборудования идет до сих пор, поэтому я не могу вызвать свободного наездника… Не прошло и получаса после того, как Тхол стартовал с последними черепахами, как на границе выпаса объявились «синие береты». Они объединились, русские и американцы, это хуже всего. Есть подозрение, что русских теперь представляет Служба внешней разведки. Раньше в группе Григорьева у нас был информатор, но, очевидно, в Москве что-то разнюхали и препоручили Дела другой лавке…

Они давно обмениваются информацией с американцами, я имею в виду не простых людей и не правительственные органы, а спецподразделения. Им известны ставки в игре, для них возможность захватить одну черепаху перевешивает все раздоры и внутренние конфликты.

Вот кого нам надо бояться! Да, я не оговорилась, когда произнесла «нам», потому что мальчик тоже скажет им все, что знает, это абсолютно точно. К несчастью, он знает много — о поселке в Саянах и о планах Коллегии в России. Мы в этом совершенно уверены, потому что кто-то проверял его банковские счета и правомерность сделки с квартирой, где теперь проживает его мать. Им тоже многое известно. Хорошо еще, что у Лукаса хватило ума уговорить мальчишку не хранить деньги наличными, а раскидать по разным банкам… Британский консул в Петербурге оповещен об исчезновении мальчика, ведь Лунин теперь подданный Ее величества. Американское консульство тоже сделало запросы относительно Лукаса, он гражданин США. Но эти меры не дадут никаких плодов. Скорее всего, консул даже не представляет, что играет против своих. Скорее всего, его даже не поставят в известность, настолько высоки ставки…

— Вы хотите сказать, что ЦРУ теперь приедет сюда? Потому что Фэйри имели глупость следовать договору и оказали вам помощь?

Я вздрогнул. Это спросила моя мама. Я даже не сразу узнал ее голос, такой твердый и холодный он стал. Я поставил себя на ее место, и неприятный холодок пополз по спине. Мама боялась за четверых детей, она вспомнила, как скрывался ее отец, она вспомнила, как мы мучились первый год среди лютой сибирской зимы. Похоже, в эту секунду в гостиной вздрогнули все, словно отворилась дверь, и посреди лета завыла вьюга. Наверное, в каждом проснулась память сотен тысяч глупых Фэйри, истребленных в Темные века…

— Я хочу сказать, что Коллегия уполномочила меня расторгнуть договор, заключенный зимой в Саянах с Палатой ваших родов. Вы вправе требовать любой сатисфакции, но ни о каких новых выпасах в России не может быть речи. Ни один Эхус не будет доставлен в Архангельск или в Красноярск, как первоначально оговаривалось с Валентином Луниным…

— Чем мы можем помочь? — бросил дядя Самюэль. — Поехать в Россию и штурмом взять здание разведки?!

— Ребенка надо спасать, — вставил мой папа. — Даже если бы он не мог подарить Фэйри магическую черепаху.

Я расслышал, как Мария медленно выдохнула. Эта тигрица сдерживалась изо всех сил, чтобы никому не нахамить. Она была похожа на разогретый паровой котел или на баллисту со взведенной до предела пружиной.

Происходило немыслимое; в хрониках Благого двора упоминалось, что иногда люди Атласа обращались к Добрым Соседям за помощью, но всякий раз это выглядело как сделка. Иногда им требовались старинные рецепты, иногда они желали облагодетельствовать кого-то из ученых и предлагали лишние двадцать лет жизни. Но они никогда не вели закулисных переговоров; советникам Коллегии было отлично известно, что Фэйри нельзя купить поодиночке. Дядя Эвальд за свою жизнь трижды встречался с главой Коллегии, старшим советником Николасом. Оба раза советник обращался не к конкретному Фэйри, а к Палате. Говорилось примерно следующее:

«Нам известно, что такой-то Добрый Сосед может принести пользу Коллегии, и его возможные действия не повредят Благому двору. Мы можем предложить честный договор. Двадцать лет жизни и полное излечение от болезней, если таковые имеются, в обмен на честную работу…»

Обычно наши ученые соглашались, хотя учеными их называть не совсем правильно. Почти каждая женщина Фэйри способна вытягивать болезни и чистить кровь, но изредка рождаются очень сильные знахари. Знахари соглашались уехать с людьми Атласа, потому что их септ и фина получали от Коллегии очень большие деньги. Я слышал, что обычным атланты платили очень редко, потому что обычных они «вытаскивали» из неизлечимых болезней, а потом им приходилось делать новые документы, менять страну обитания… И получалось так, что один раз связавшись с людьми Атласа, человек на всю оставшуюся жизнь оказывался в зависимости.

С Добрыми Соседями все иначе.

— Мне приходится делиться закрытой информацией… — В голосе кудрявой великанши прозвучала тоска. — Коллегия состоит из пастухов и реаниматоров, также периодически рождаются потомственные боевые наездники, и очень редко — такие, как Валентин Лунин, кормильцы… До середины девятнадцатого века советники не догадывались проверять всех детей, рожденных от союзов с представителями других наций. Их было слишком много, и далеко не всех удавалось учесть. Кроме того, в Коллегии преобладала точка зрения, что только дети, рожденные от наших матерей и отцов-греков, дают более-менее приличное потомство… Мы считали, что так заложено в генетической программе нашего народа. Очевидно, мы сильно ошибались. Неизвестно, сколько кормильцев и кормилиц мы упустили, если один из них вдруг обнаружился в северной русской деревне…



— Но вы же не будете отрицать, что многих детей замучили до смерти? — вежливо напомнила моя мама. — К сожалению, Палате септов стало известно о ваших кошмарных опытах только в этом году…

— Если бы мы знали раньше, не имели бы с Коллегией ничего общего, — поспешно добавил дядя Эвальд.

— Мы вытащили с того света более ста Добрых Соседей, — быстро отреагировала наездница. — И продлили жизнь нескольким сотням обычных, как вы называете, людей. Не совсем обычным, а выдающимся ученым… Это только за последние четыре столетия. Формально вы правы, но каждое явление можно рассмотреть с разных точек зрения. Если единицы не будут рисковать жизнью ради тысяч, цивилизация повернет вспять. Да, мы поздно спохватились, и сколько-то детей погибло, но… Впрочем, я прошу меня простить. Коллегии известна точка зрения Добрых Соседей. И сейчас я здесь как раз для того, чтобы предотвратить возможные следующие жертвы. Я еще не закончила, прошу выслушать до конца. Иногда, раз в двести лет, среди атлантов появляются люди с неясными функциями, и почти всегда это бастарды… Они проживают свой короткий человеческий век и уходят, потому что ничем непримечательны для Коллегии. Еще недавно никто не понимал, для чего они нужны. Потому что сто лет назад Эхусы давали устойчивое потомство и не болели…

Мария тяжело вздохнула. Стало слышно, как посапывает кто-то из уснувших малышей и как мой папа шепотом переводит с английского слова наездницы дяде Сане.

— Мы сотню лет бьемся над проблемой Эхусов, реанимации проходят все медленнее… Только не воспринимайте то, что я сейчас скажу, как бред. Существует точка зрения, что младенцы с неясными функциями — это навигаторы… Почти забытое понятие.

— Такие, как этот русский мальчик? — недоуменно вставил дядюшка Эвальд.

— Нет, мальчик — кормилец. Черепаха регенерирует поврежденные ткани человека, но иногда нужен естественный катализатор, чтобы заставить ее почковаться до того, как зашлакованность достигнет критического уровня. Мальчик — это первый кормилец, который… гм… который не умер. Навигатор — это тот, кто способен найти причалы на затонувших островах. Редчайший тип. Учтите, что Лукас об этом тоже знал, вопрос ставился на Коллегии еще пять лет назад… Значит, скоро будут в курсе те, кто держит Лукаса. Мы уверены, что эти люди не остановятся ни перед чем, чтобы заполучить навигатора. Когда у них будет и кормилец, и навигатор, они выставят Коллегии свои требования. Если понадобится, они прикончат всех вас…

— А почему мы должны отвечать? Зачем нам вообще забивать голову вашими проблемами? — сварливо осведомился старичок в зеленой куртке.

— Вам придется забить голову, — с трудом сдерживаясь, произнесла Мария. — Дело в том, что о местонахождении навигатора мы узнали, как ни странно, от нашего осведомителя в русской разведке. Сегодняшней ночью сюда отправят оперативную группу. Мне неизвестно, русские это будут, британцы или американцы, но в любом случае, это специально тренированные люди. Вам не выстоять против них. А навигатор живет в этом доме… Это русская девочка Анна Лунина.

Глава 2

ПОКЕР

— Этого не может быть! Вы все выдумали, Анка — самая обыкновенная девчонка! — горячо напустился я на Марию. — Вы просто хотите нас запугать, чтобы ее отнять! Но она никуда с вами не пойдет, она теперь вам не верит!

— Ладно, она не верит мне. Но тебе она поверит?

— Как это?

— Ты сможешь сопровождать ее…

— Это исключено! — тут же вставила моя мама. Она стояла в дверях, провожая уходящих кровников, и держала на руках брата.

Один за другим в темноте заводились моторы, наш маленький септ разъезжался по домам. Глядя во мрак, на зубчатую стену леса, на посеребренную лунным светом траву, я вдруг ощутил, насколько нас на самом деле мало. Папа обнял сестер и кивнул уходящему брату. Самюэль немного потоптался на крыльце, повздыхал и сказал, что всех нас ждут в любой момент. Махнул рукой и кинулся догонять жену с детьми.

Я не винил дядю.

Только что все подняли руки за то, чтобы помочь людям Атласа. Само собой, Палата все решила за нас, и решила довольно умно. Оказывается, днем был подписан новый договор, отменяющий старый, и особую крепость договору придали двадцать миллионов долларов, которые Мария привезла наличными. Этих денег должно было с лихвой хватить на обустройство русских Фэйри в любой стране мира. Кроме того, люди Атласа уже оформили большую часть виз и прочих документов для въезда в Парагвай и в Бразилию. Как всегда, когда им что-то позарез нужно, они действовали четко и оперативно.

Взамен Палата обещала помочь в вызволении из плена Лукаса и Валентина. Когда я это услышал, чуть не подавился леденцом. Мария заявила, что в прошлом Коллегия сотни раз выручала нужных людей из тюрем и запросто применяла силу. Но сейчас все изменилось. Враг только и ждет, чтобы его атаковали. Враг подготовился и, в отличие от атлантов, не скрывается. Враг дает понять, что не оставит нас в покое. Следовало как можно быстрее сделать ответный ход, показать силу. Показать такую силу, чтобы у любопытных шпионов надолго отбилось желание к слежке. Мария сказала, что может полететь на Тхоле и включить его оружие над Петербургом или над Москвой, но это легче сказать, чем сделать. Скорее всего, погибнет много людей, а цели достигнуты не будут.

Тут наездница сделала потрясающее признание. Оказывается, люди Атласа сами толком не представляют, как действует их оружие. Я понял только, что Тхолы дисковой конструкции обладают тремя системами вооружений, но ни одна из них не имеет ничего общего с пушками и бомбами обычных. Можно вырвать с корнем все постройки и деревья и вспахать полосу шириной с трехрядное шоссе. Можно вывернуть породу на маленьком по площади участке, но очень глубоко, перемешать слои и вытянуть на поверхность то, что не достал бы никакой экскаватор. Можно оглушить до смерти всю живность в довольно большом радиусе, но при этом нарушится целостность темпорального кокона, и Тхол станет виден на радарах ПВО. Просто древние конструкторы не предусмотрели, что изобретут радары…

Также Коллегия не решалась штурмовать здания силовых структур наземными силами. Попросту среди долгоживущих атлантов не нашлось столько безумцев. Зато Фэйри могли бы проникнуть в любую тюрьму. При одном условии.

Если будут использованы знания, на применение которых наложено табу.

Палата обещала послать в Петербург шестерых сильных знахарей. Не следует употреблять слово «колдун» или «ведьма». Это хорошие слова, но на обычных они до сих пор действуют словно красная тряпка. Палата приняла очень тяжелое решение, поскольку оно означает необъявленную войну. Палата не может заставить, например, моего папу лезть под пули, мы же не в армии, но…

Но Палата посчитала, что в Россию должны поехать кровники из нашего септа. Потому что девочку Анну будут искать именно здесь. Потому что в ее бедах виноваты я и мой папа. Поедут шестеро опытных пожилых знахарей. Они найдут Лукаса и Валентина Лунина своими способами, которые непосвященным знать необязательно.

Главы приняли мудрое постановление, но они не догадывались, чем закончится сегодняшний вечер.

Я не виню глав септов.

Родственники подняли руки за то, чтобы отдать девочку Анну атлантам. Их я тоже не виню. У Марии на самом деле гораздо больше возможностей ее защитить. Все было бы замечательно, но я не верил, что Анка согласится улететь. Скорее она рванет пешком в Петербург, искать своего непутевого братца…

— Добрый Сосед, я потратила уйму времени, чтобы выяснить, где Аня Лунина находится, — Мария пыталась говорить со мной очень вежливо. — Откуда нам было знать, что мама отпустила ее к тебе в гости?.. Я не имею права ее оставить. Мы даже не знаем толком, кто против нас играет. Агенты разведки могут быть здесь в любую минуту…

— Сюда никто не пройдет, — рассеянно вставил папа. — Если понадобится, я…

Он не договорил, но всем оставшимся Фэйри и так было ясно, что Филипп Луазье имел в виду. Если понадобится, лесничий может свистом привлечь к обороне дома всех хищников в радиусе сорока миль.

Мама закрыла окна и задвинула шпингалеты. Теперь в гостиной нас осталась дюжина, не считая моего маленького брата. Родители, сестры, дядя Эвальд, Саня, тетушка Берта, Питер Лотт и еще двое старичков, главы дальних фин. И, разумеется, Мария. А наверху, в своей комнате, в сто первый раз пыталась дозвониться брату Анка.

— Филипп, не надо, — шепотом попросила мама.

— Это не выход, — покачал головой дядюшка Эвальд. — Нельзя допустить драки…

— На шоссе меня ждет машина, — нетерпеливо вклинилась Мария. — Мы немедленно забираем девочку и уезжаем, а вы вывозите остальных детей в безопасное место.

— Я не собираюсь бежать из собственного дома! — сказал папа. — Хватит с нас вечного страха!

— Давайте позовем ее, и пусть решает сама, — вставила Каролина.

Мария зыркнула в ее сторону, но промолчала. Она знала, что в семье Фэйри каждый прошедший Ритуал Имени имеет право голоса. Как это ни обидно, я больше всех был заинтересован в судьбе гостьи, но правом голоса не обладал.

— Бернар, позови, — приказал папа.

Анка спустилась вниз, и по нашим лицам сразу поняла, что случилась какая-то мерзость. Я очень боялся, что моя подруга начнет кричать и плакать, как свойственно обычным женщинам, но она всех нас удивила.

Она всех нас очень удивила, потому что вообще не стала говорить о себе. Выслушала Марию и пропустила мимо ушей.

— А что эти шестеро будут делать в Петербурге? — задала вопрос Аня.

Дядя Эвальд приподнял брови. Папа переглянулся с тетей Бертой, старички откашлялись.

— Я требую, чтобы вы мне сказали, как собираетесь спасать моего брата. Иначе я никуда не поеду.

— Уффф… — Мария схватилась за голову и демонстративно отвернулась в сторону.

Старики очень быстро посовещались на тайном языке. Так быстро, что я успел ухватить лишь самую суть.

— Хорошо, — откликнулся, наконец, дядя Эвальд, — слушай, но с одним условием. Ты ни разу не произнесешь фразу «этого не может быть!» Бернар, ты возьмешься переводить?

В течение следующих десяти минут мне самому раза четыре хотелось произнести фразу «этого не может быть!» У Каролины и Мардж тоже глаза едва не выпали от изумления. Я думал, что знал почти все о наших старейшинах, но оказалось вдруг, что не представлял и десятой доли их возможностей.

Впервые я услышал от взрослых разумных людей, что можно сдвигать Узлы слияния сил не только в ночь праздника Сауин, но и на майский Бельтайн, вызывая таким образом природные бедствия.

Впервые я услышал о свитках Йоркширских ведьм, в которых упоминалось о способах пересечь мир Изнанки по Пыльной тропе и при этом обмануть время. Я узнал о том, что не все ведьмы принадлежат к роду Фэйри.

И впервые я услышал о том, что Запечатанные двери в Пограничье существуют не только в легендах о Священных холмах.

Оказалось, что любимая тетушка Берта и тишайший Питер Лотт входят в клан колдунов, куда открыты двери далеко не каждому постаревшему Фэйри. Оказывается, их меньше всего волнуют проблемы, как проникнуть на закрытую базу в чужой стране. Как выяснилось, гораздо тяжелее будет вывести оттуда даже одного мальчика Валентина. Потому что всегда существует вероятность столкнуться с враждебным колдовством или со скрытыми видеокамерами. Колдуны вырабатывают в себе способности отводить обычным людям глаза, но сделать невидимыми два «пассивных объекта совсем не просто.

А потом дядя Эвальд меня добил. Он заявил, что после того, как отыщутся еще трое знахарей, они рассмотрят вариант прохода в Россию через Пограничье. То есть вне привычного пространства. Я даже не сразу набрался духа такое перевести для Анки; казалось, что она меня тут же примет за идиота. Но она даже не улыбнулась, смотрела своими огромными серыми глазищами и ждала помощи.

Из уважения к Марии глава септа говорил на английском, но порой у него в лексиконе не находилось точного перевода, и дядюшка сбивался на язык Долины. Папа слушал дядю Эвальда с таким равнодушием, словно речь шла о видах на урожай овса. Удивляло меня то, что ни папа, ни мама никогда не поднимали разговоров на тему табуированных знаний. Табу — это табу, так внушают любому Фэйри с детства. И вдруг выяснилось, что среди моих ближайших кровников есть люди, откровенно нарушающие запреты, и не мальчишки, а всеми уважаемые старики.

Знахари продолжали эксперименты с Темным знанием, оставшимся в наследство от Неблагого двора.

В отличие от нас, Мария сидела как на иголках. Много позже она призналась мне, что за четыре века периодического общения с Добрыми Соседями наслушалась наших волшебных баек по горло, и басни про Пограничье пропустила мимо ушей. Ее волновало подозрительное молчание подчиненных в эфире, больше ничего.

Пока старик ждал моего корявого перевода, папа сбегал на стоянку и подогнал к крыльцу нашу машину. Мама пошла наверх, чтобы собрать малыша.

— И что же вы будете делать, если сами говорите, что на подготовку нужно трое суток, а все уехали? — Анка обвела рукой пустые стаканы и блюда с недоеденным печеньем. — Откуда возьмутся знахари?

— Резонное замечание! — хмыкнула тетя Берта, когда я перевел. — Эвальд, девушка права. Допустим, поедет Питер, поедет кто-то из Дрю, но я не выдержу перелет…

— О тебе речи не идет, — мягко возразил дядюшка. — Если не согласятся Эндрю и Стив, я готов сам…

— Но ты тоже не имеешь права! Ты — глава и отвечаешь за всех.

— Еще неизвестно, в каком настроении пребывает Камилла, — буркнул один из сморщенных стариков, тот самый, кого звали Эндрю.

Главы фин снова с бешеной скоростью засвистели на Древнем языке.

— Кто такая Камилла? — спросил я у папы.

— Темная ведьма, — неохотно проворчал он. — Живет где-то в горах…

— Из какой фины?

— Ни из какой.

— Но… так не бывает… — Я запнулся. Все-таки не выдержал и произнес эту глупейшую фразу.

— Филипп, — позвала мама. Она спустилась вниз, мой братишка уже лежал упакованный в коляске. — Где ключи? Куда мы поедем?

— Папа, почему я о Камилле ничего не слышал?

— И я тоже, — добавила Мардж.

— Полагаю, вы еще многого не слышали, — откликнулся дядя Эвальд. — Есть знахари и знахарки, которые уходят от своих финов. Им необходимо одиночество для того, чтобы сосредоточиться.

— Садитесь в машину, — папа взял у мамы саквояж и повернулся к моим сестрам. — Я отвезу вас к Самюэлю, а сам вернусь сюда.

— Филипп, нет! — сказала мама.

— Я вернусь за вами буквально через день, — папа старательно изображал уверенность, но внутри него снова, как при первой встрече с комиссаром Робинсом, зашевелился страх. — Отправлю подружку Бернара и помогу знахарям собраться в дорогу.

— Филипп, если ты не возражаешь, мы втроем останемся здесь, — предложил дядя Эвальд. — Найдется для нас холодное пивко и чистая циновка?

— Нет проблем, — оживился папа. — Бернар, возьми вещи и давай в машину!

Я замер, чувствуя, как напряглись кисточки на кончиках моих ушей. В эту секунду мне показалось, что в доме стало темнее. За последний год такое уже случалось, всякий раз перед настоящей опасностью.

— Тогда я тоже остаюсь! — тряхнула кудряшками тетя Берта. — Эндрю, Стив, решили избавиться от меня?

— Куда нам без тебя? — рассмеялся Стив. — Да и четвертый партнер для покера не помешает! Филипп, у тебя в доме найдется нераспечатанная колода? Этой хищнице с ее картами нельзя доверять!

— Папа, я не могу оставить Анку. Кто ей будет переводить? — схитрил я. Про себя решил, что не оставлю ее одну ни при каких обстоятельствах. Хватило приключений зимой, а потом еще два месяца ожидания, пока Анка сращивала перебитый позвоночник в пазухе Эхуса. Впредь я не позволю ей попасть в беду.

Отец застыл с ключами в кулаке. Несколько секунд мы мерились взглядами, затем он махнул рукой вышел во двор. Изнутри дома ощущение было такое, словно он провалился в черную прорубь. Впервые за пятнадцать лет жизни родной двор, луг и лес показались мне чужими и враждебными. Я чувствовал моего домашнего лиса в закутке под крыльцом, чувствовал прирученных птиц на чердаке и еще десятка два знакомых живых существ в непосредственной близости от дома. Лошади, собаки, енот, совы… Когда ожидается гроза или бешеная пурга, они готовятся заранее и угадывают перемены в погоде гораздо раньше людей. Но сегодня вечером существа из маленьких народцев были спокойны, они ровным счетом ничего не слышали.

Потому что они не умели распознавать злых людей.

— Они тут будут ночевать? — догадалась Анка насчет стариков.

— Да, они переночуют. Им нужно найти еще троих, обговорить условия, а потом два дня они будут ткать Покрывало силы.

— Вы что, серьезно? Еще два дня? — Анка оглядела всех нас широко раскрытыми глазами, и я вдруг совсем не вовремя ощутил в животе знакомое томление. Девушка становилась все красивее и взрослее, но мы по-прежнему оставались только друзьями. — Наша мама сойдет с ума…

— А что ты предлагаешь? — сухо поинтересовалась Мария. — Позвонить в Москву президенту? Или нанять Иностранный легион? Для твоего брата лишние день или два уже не сыграют роли, нам важно спасти тебя!

— Раньше вы тоже обещали всех спасать, но обманули! — огрызнулась Анка. — Бернар, вы же не позволите ей забрать меня силой?

— У нас нет больше навигаторов, — обращаясь ко всем сразу, пожаловалась Мария. — Последние погибли почти двести лет назад. Они пытались добраться до дна океана, и это им почти удалось. Если помочь девочке раскрыть ее талант, есть шанс отыскать подводный вход…

— Заманчивая перспектива, — без улыбки заметила тетя Берта. — Отправить ребенка нырять в Атлантике, искать ваш остров!

— Но двести лет назад мы не знали, кто такие навигаторы и как им помочь…

Питер Лотт вышел из папиной комнаты с колодой карт, Эндрю и Стив сдвинули стулья вокруг стола, тетя Берта закурила трубку. Они как будто позабыли, что предстоит серьезная работа. Дядюшка Эвальд достал большущий накрахмаленный платок и завязал его на лице, на манер марлевой повязки, так что остались видны одни глаза.

— Эви, это тебе не поможет! — хихикнула тетя Берта.

— А что они говорили про Запечатанные двери? — гнула свою линию Анка.

— Это все сказки, — пробурчала из угла Мария. — Никаких Запечатанных дверей не существует.

— Сказки? — подняла брови Анка. — Неужели ваш самый мудрый родственник приехал, чтобы рассказывать сказки?

— Речь идет о старинных преданиях Фэйри, — объяснил я. — Якобы, в волшебных сидах есть Запечатанные двери, через которые можно попасть в Пограничье…

— По десять фунтов? — предложила тетя Берта.

— Бернар, ты не поможешь мне с поиском кофе? — обратился ко мне дядя Лотт. Он не играл и вызвался быть кем-то вроде бармена.

— Аня, нам следует уехать… — затянула свою песню Мария.

— Я не поеду с вами!

— Зато кто-то сюда едет, — сказал я, заправляя кофеварку.

— Это точно, — согласился старший Лотт. — Кто-то весьма неприятный.

— Вы все с ума посходили! — не выдержала великанша.

— Мне еще две! — проскрипел Стив.

— А мне — одну.

— Я пас! — Дядя Эвальд витиевато выругался.

Тетя Берта беззвучно захохотала.

Мне показалось, что я сейчас взорвусь. Наездница не обманула — за нашим домом велась слежка. Теперь мне припомнились многие незначительные детали, насторожившие меня за последние дни. Слишком долго чинившаяся машина на пересечении автострады с четвертой дорогой. Из нее могли наблюдать за теми, кто сворачивает в нашу сторону. Трижды пролетевший над лесом вертолет без опознавательных знаков. Вертолет летел так низко, что вчера я разглядел лицо пилота за прозрачным стеклом. Несколько абсолютно незнакомых рож в городе, куда мы с Мардж ездили за продуктами.

У Марии за пазухой зазвонил телефон. Она приложила трубку к уху и спешно произнесла несколько фраз на голландском.

— Они так и будут играть? — с изумлением произнесла Анка.

— Они не только играют, — сказал я. — Они ткут.

Моя грива нагрелась так, что по вискам побежали капельки пота. Волосы едва не искрили, как высоковольтные провода в грозу. От стариков, непринужденно рассевшихся вокруг обеденного стола, распространялись невидимые энергетические волны. Ни Анка, ни Мария их, естественно, не ощущали.

— Мне одну, — попросил дядя Эндрю и посмотрел на меня обеспокоенно. — Бернар, тебе стоило бы забрать девушку наверх.

— Удвоим? — мурлыкнула тетя Берта.

— Поддерживаю, — отозвался Стив. Он тоже, как и дядя Эвальд, закутал лицо в платок, вдобавок нацепил черные очки и стал похож на мексиканского грабителя.

— Бернар, что он говорил о клевере? Я не поняла… — Анка изо всех сил старалась не расплакаться.

— Четырехлистный клевер, — промямлил я. — Такое растение нигде не растет, и поэтому принято считать, что его никогда не существовало. Но есть поверье, что у ведьм можно найти засушенные цветы. Они настолько редкие, что не имеют цены, выражаемой обычными деньгами. Дядя Эвальд сказал, что… такой клевер входит в состав особой мази. Если ею намазать глаза, то можно заметить то, что не дано видеть простым смертным…

— Можно заметить входы в Священные холмы, — добавил вдруг дядя Саня.

— И вскрыть Запечатанные двери…

— А если понравишься Черному пастуху Ку Ши, он перенесет тебя в Пограничье…

— Но это же все неправда, — уперлась Анка. — Ведь ты сам говорил, что вы не можете найти входы уже много сотен лет?

— Не совсем так, — я посмотрел на дядю Эвальда, ища у него поддержки; старик слегка кивнул. — Наши знахари не ставят задачу увести Фэйри вслед за Неблагим двором. Мы привыкли жить при свете солнца, мрак не для нас. Даже если соблюсти страшные обряды, о которых мало что известно, можно, в лучшем случае, ненадолго открыть дверь в Пограничье. Но это совсем не то же самое, что найти вход в Священный холм, где собрана древняя мудрость и богатства королей…

Дядя Эвальд отложил карты и принял у Питера Лотта чашечку с кофе.

— Невозможно играть с этими жуликами, — пожаловался он.

— Сегодня не твой день, — сказал Питер и протянул Анке тарелку с пирожными.

— Сорок фунтов, — бросила тетя Берта. — Эндрю, не умничай! Все тузы у меня!

— Блефуешь, хитрая лисичка?

Я прислушивался к звукам на дороге. Две тяжелые машины с мощными моторами свернули с шоссе и сейчас перебирались через мостик над ручьем. Чужие машины и чужие люди. Еще полгода назад я бы их не учуял на таком расстоянии. Со мной что-то случилось в тот момент, когда папина пуля угодила Анке в грудь.

— Аня, пойдем наверх? — как можно непринужденнее предложил я.

— Подожди, Бернар, мы передумали, — заметив нашу суету, на языке Долины осадила меня тетя Берта. — Здесь вам будет безопаснее…

Я нащупал полотенце и вытер пот со лба. Стоило прикрыть глаза, и посредине гостиной возникало алое пульсирующее облако. Оно клубилось вокруг седых картежников и разрасталось все шире, набухая изнутри темно-багровыми трепещущими пузырями. Как будто под струей горячей воды разбухала пена для ванны. Я, если бы даже захотел, не сумел бы объяснить Анке, что я вижу. В затылке поселилась тугая пульсирующая боль, словно внутри шеи вверх-вниз ходил плохо притертый поршень…

Когда ткут Покрывало силы на празднике Урожая либо во время весенних хороводов, возникают совсем другие ощущения, радостные и легкие. Тогда начинают чесаться мозоли на лопатках, резко улучшаются зрение и слух, хочется бежать сквозь толщу леса, перекликаясь с друзьями, хочется переплывать реки и взлетать, тягаясь в скорости с птицами…

Мама говорит, что это срабатывает коллективная генетическая память Фэйри о временах, когда наши предки жили на деревьях, летали при помощи крыльев, и никакой магией тут не пахнет. Не знаю, какая память сработала сегодня вечером, но пахло чем-то таким, отчего у меня начали подрагивать кончики пальцев. Незаметно от Анки я несколько раз сжал и распустил кулаки, но дрожь только усилилась.

Впервые я стал свидетелем тому, как создается Темное Покрывало силы…

— А если ваша Камилла откажется дать клевер? — спросила Анка.

— Найдутся другие, — успокоил дядюшка Эвальд. Он внезапно стал какой-то рассеянный. Положил платок мимо кармана, открыл пакетик со сливками и забыл подлить их в кофе. — На островах есть еще две… женщины, которых я знаю.

— Восемьдесят фунтов, — квакнул Стив.

— Дядя Эвальд… — начал я.

— Я их слышу, не бойся, — ровно ответил старик. — А они не такие дураки, эти парни.

— Я уверена, они считали машины, — не отрываясь от карт, заметила тетя Берта. — Убедились, что вce мы разъехались по домам, и направляются сюда. Окончательно обнаглели…

— Бернар, что они говорят?! — встревожилась Анка. — Куда уехали твои родители? Почему нас не взяли?

— Аня, из-за твоего нелепого упрямства могут пострадать десятки людей! — злобно прошипела Мария. — Дайте мне машину, я вывезу ее!

— Сто шестьдесят! — Эндрю откинулся в кресле, с довольным видом набил трубку и обратился к великанше. — А вы, советник, кстати, еще можете успеть уехать.

— Без девочки я не уеду!

— Сто шестьдесят? Ну-ну, поддерживаю! — усмехнулась тетя Берта. — Питер, тебе не пора к нам присоединиться?

— Не беспокойся, мы тебя не оставим, — я взял Анку за руку. У обычных девчонок вечно холодные руки! — Дядя Эвальд, может, нам с Анкой лучше уйти? Я могу увезти ее на маминой машине вдоль просеки и по четвертой дороге…

— Ни в коем случае, — возмутилась тетушка. — Это так опасно — на ночь глядя, мальчишка за рулем, и без прав!

— Триста двадцать! — хихикнул Стив.

— Все трое никуда не двигайтесь, — посоветовал дядя Эвальд и отдельно кивнул Марии. — Слишком поздно…

Питер Лотт придвинул стул и уселся четвертым. Он не играл, просто положил ладони на плечи Стивену и Эндрю, прикрыл глаза и так застыл. Я бросил взгляд под стол. Тетушка Берта скинула сандалии и двумя пятками непринужденно обхватила лодыжку Питера. Эндрю тоже сбросил сандалии и скрестил ногу со Стивом. Дядю Саню никто не звал, но он принес себе стул, угнездился на углу стола, между тетей Бертой и Эндрю, приобняв их за плечи. Оба улыбнулись кровнику. Поршень внутри моей многострадальной головы ходил все чаще.

— Бернар, тебе нехорошо? — откуда-то издалека спросил Анкин голос.

С ума сойти! В такой момент она еще и обо мне успевала тревожиться!

— Со мной все в порядке.

Мария набирала номера сразу на двух телефонах, но ей не отвечали. Наконец, в трубке прорезался тонкий мужской голос. Несмотря на то что я его слышал очень давно, я сразу узнал реаниматора Маркуса.

— Я опоздала! — выкрикнула Мария. — Брюс и Ник не отвечают! Думаю, их уже накрыли! Срочно передай Зарифу… — Она покосилась на нас и заговорила на каком-то незнакомом языке.

Дядя Эвальд обтер крошки печенья с усов, бережно сложил в мойку чашки и присел на диванчик рядом с Питером, потеснив его плечом.

— Не пора ли пасовать, Эндрю?

— Они уже на повороте! — не выдержал я.

Мария извлекла из-за пазухи пистолет, проверила обойму, но прежде, чем она успела передернуть затвор, тетя Берта негромко произнесла: «Нет!»

— Не делайте этого, — повторила тетушка, даже не обернувшись. Она как сдавала карты, повернувшись к Марии затылком, так и продолжала сидеть. И тут же, с кокетливой интонацией: — Ах, чтоб вас разорвало, милые мои! Стиви, как тебе идея удвоить ставку?

— Судя по его понурым ушам, у парня стрит, а то и флэш! — расхохотался Питер Лотт.

Где-то вдали, со стороны шоссе, зарокотал вертолет, потом их стало два.

Наша большая гостиная разделена на две неравные части. В передней, ближе к террасе, стоят диваны и стол, а позади, возле двери в кухню, папа когда-то соорудил нечто вроде барной стойки. Я помню, что сидел там, болтая ногами, когда еще был совсем маленький. Мама усаживала меня, чтобы не мешал ей готовить, а самостоятельно спрыгнуть я побаивался.

— Пошли, поможешь мне… — Я ухватил Анку за руку, увлекая ее за стойку бара.

На поляне вплотную к нашему парадному крыльцу затормозила машина. Я не видел ее сквозь закрытые ставни, но уже знал, что это дизельный минивэн. Без скрипа отъехала дверца, хрустнули камешки под ботинками. Вторая машина остановилась чуть дальше, за сараем. Мария была права — прикатили профессионалы, настоящая группа захвата. Никогда мне не приходилось встречаться с людьми этой породы воочию. Они действительно перемещались почти бесшумно и не делали ни единого лишнего движения.

Четверо мужчин в первом автобусе, столько же во втором, плюс одна женщина.

— Шестьсот сорок фунтов! — со вкусом выговорил Эндрю и задорно обвел глазами соперников поверх очков. Своими сложенными в пачку картами он выразительно похлопывал по краю стола, показывая готовность перевернуть их по первому требованию.

— Поддерживаю! — пыхнув трубкой, кивнула тетя Берта.

Я затащил Анку за стойку бара, чуть ли не силой усадил на стул. Загорелая Мария стала почти белого цвета. Пистолет она спрятала, но переместилась в угол, между зеркалом и книжным шкафом. Я не успевал за ней следить, эта громоздкая женщина двигалась как пантера на охоте.

Ручка на входной двери начала поворачиваться.

Дядя Эвальд шумно высморкался в свой роскошный узорчатый носовой платок. Стив постукивал по столу костяшками пальцев, с хитрым видом ухмыляясь тете Берте. Дядя Саня сидел с закрытыми глазами; по спине его расплывалось темное пятно пота. Двое мужчин вскрывали отмычками нашу заднюю дверь и заметно нервничали. Остальные рассыпались вокруг дома. Никто из них не произносил ни слова. Наши враги пахли табаком, оружейным маслом и мятной жвачкой.

— Бернар, я не понимаю… — начала Аня.

— Тихо, ничего не говори! — шепотом прикрикнул я, стараясь не смотреть на кровников.

Почему-то мне совсем не хотелось, чтобы она увидела то, что должно произойти. Темное покрывало было почти готово. Старики продолжали сварливо переругиваться, подначивая друг друга поднять ставку до тысячи фунтов. Вокруг пяти моих кровников колыхалась многоцветная искрящаяся масса, похожая на шляпку исполинской поганки. Углы гостиной, видимые сквозь «поганку», слегка искривлялись, свет от лампы малость преломлялся, теряя не меньше трети мощности.

— Тысяча двести восемьдесят, — ощерил желтые зубы Стив.

— Во дает! — покрутил головой дядя Эвальд. — Приятель, твоя Алисия тебя прикончит, если продуешь ее денежки!

— Я на свои играю, — обиделся Стив.

— Поддерживаю, — важно заявил Эндрю.

— Безумцы… — внятно произнесла в углу Мария.

Дверь в гостиную распахнулась. Анка ойкнула, но я успел закрыть ей рот ладонью. На пороге стояли мужчина и женщина в просторных парусиновых костюмах, с одинаковым цепким выражением на гладких лицах. То, что они не русские, я понял сразу: на русских я насмотрелся за четыре года достаточно. Женщина несла маленький плоский чемоданчик.

Мужчине хватило секунды, чтобы осмотреться. Из всех нас он безошибочно выбрал Марию. Только что у него были свободные руки, и вот уже, откуда ни возьмись, появился черный пистолет с глушителем.

— Не будем сходить с ума, мальчишки? — заботливо, как старшая сестра у малышей, спросила у соперников по картам тетя Берта.

На вошедших никто из моих родственников даже не обернулся. В следующий миг я зажмурился и схватился обеими руками за стойку бара, потому что Покрывало силы рванулось во все стороны, словно раскрывшийся в небе парашют. Питер Лотт тяжело задышал, дядя Эвальд скрипнул зубами. Мне показалось, что сквозь тело протолкнулась раскаленная колючая проволока.

Кто-то вошел в кухню через черную дверь.

— У меня каре! — победоносно выкрикнул тощий Стив, шлепая картами о стол.

Мужчина с гладким лицом поднимал пистолет, направляя ствол на Марию. Та валилась на бок, одновременно выхватывая из-за пазухи свое оружие. Тетушка Берта подносила спичку к своей потухшей трубке, Эндрю шевелил губами, разглядывая карты. Женщина с чемоданом сделала шаг в сторону игроков; за ее спиной обнаружился еще один бесцветный тип с зализанной прической.

Кухонная дверь начала открываться, показалась рука в перчатке.

— Мамочки… — беззвучно произнесла Анка, что было сил сжимая мой локоть.

Три громких стука раздались одновременно. Выронил пистолет первый «налетчик», его спутница выронила чемодан, отлетел стул, на котором мгновение назад сидела Мария. Она уже лежала на полу, на животе, сжимая в каждой руке по пистолету.

Мужчина в парусиновом костюме упал на колени, покачался и рухнул лицом вниз. Те двое, что прокрались через запасной вход, свалились на пороге гостиной, распахнув своими головами дверь. Женщина с мужской прической лежала навзничь и шарила вокруг себя растопыренными пальцами. Из ее губы струйкой текла за ворот кровь.

— Флэш-рояль, мальчики! — звонко рассмеялась тетя Берта, переворачивая карты. — Не умеете играть — не садитесь!

Глава 3

ВЫПАС. МЕСЯЦ ТОМУ НАЗАД

Старшему казалось, что его голова весит несколько тонн. С невероятным трудом он разомкнул веки, но не увидел ничего, кроме ползающих в коричневом море квадратов света. Светлые квадратики плавали, покрывались рябью и растекались при попытке рассмотреть их получше. В какой-то момент прохладный твердый палец с силой приподнял Старшему верхнее веко, и в зрачок ударил огненный луч. Валька попытался вырваться, уклониться от пытки, но не сумел даже пошевелить кожей на лбу. Затем луч исчез, а вместо него появился глаз. Глаз был громадным, он занимал большую часть вселенной, но тоже не задержался надолго. Валька постарался сосредоточиться и вспомнить, что же случилось.

Яснее всего в памяти отпечатались события месячной давности…

Маркус привез Вальку на выпас. Сначала они летели на военном вертолете, арендованном в той же части, где служил старый знакомый, десантник Зураб. Правда, после гибели Леши и Криса, он совсем не балагурил и почти не улыбался…

Вертолет сел посреди полнейшего мрака, в десятке метров от него открылся освещенный изнутри люк, и оказалось, что в темноте притаился транспортный самолет. Почему-то пилоты все были нерусскими; на взгляд Старшего, они скорее походили на индейцев из фильмов. Лукас тогда поправил его, сказал, что не на индейцев, а на индийцев, но вслух об этом кричать не надо.

Индийцы дружно белозубо улыбнулись, задраили люк и исчезли в кабине. Следующие шесть часов полета Валентин стучал зубами от холода, то проваливаясь в дремоту, то просыпаясь от давящей боли в ушах. Маркус и Лукас накидали на него все теплое, что сумели найти, заставили выпить подряд две полные крышечки коньяка, а сами устроились с фляжкой и шахматами между длинными ящиками. Когда в запотевших иллюминаторах забрезжили первые рассветные сполохи, Старший разглядел над пушистыми горами облаков настоящие заснеженные вершины.

На земле оказалось еще холоднее, чем в самолете. На каменистых отвалах, на стрелах радиомачт лежал толстый слой инея, взлетная полоса искрила и переливалась под колючими лучами близкого светила. Вдалеке под маскировочной сетью дремали пузатые винтовые самолетики и ползал по краю поля оранжевый трактор. Здесь было тяжело дышать. Валентин несколько раз попытался вдохнуть полной грудью, но добился только звона в ушах, и перед глазами замелькали мелкие черные мушки.

Самолет ухитрился заехать под длинный тент, растянутый на высоких столбах. Реаниматора встречала военная машина с зарешеченными окнами и латинскими буквами на номерах. Оба атланта, несмотря на прикрытие сверху, вышли из самолета в шапочках, больших темных очках и с высоко поднятыми воротниками. В просторных пуховиках узнать их было невозможно. Маркус извинился за строгие правила Коллегии, нацепил Старшему неудобные солнцезащитные очки с резиновыми тесемками и замотал нижнюю часть лица шарфом. Старший попытался освободить переносицу, но оправа прилегала к щекам очень плотно, словно приклеенная. Очевидно, подобное приспособление использовалось как раз для встреч гостей

Последним, что успел увидеть Валька перед тем, как крытая машина рванулась вниз, в ущелье, была суровая хищная птица с белой головой. Птица горделиво сидела на заиндевевшем валуне, и меж ее когтистых лап белели кости мелкого зверька.

Грузовичок четырежды замирал, и четырежды слышался скрип ворот. Маркус никого не пускал в салон, разговаривая с проверяющими через щелочку в дверце. Старшему показалось, что реаниматор общался на трех разных языках. Позже он спросил об этом у Лукаса, и выяснилось, что он не ошибся. «Карл Маркс» разъяснил, что уже несколько веков наемников в охрану набирают специально из людей разных национальностей и вероисповеданий, причем расставляют на разных радиусах вокруг объекта. При подобном раскладе почти исключены случаи массового предательства и заговоров. Охранники всех четырех радиусов просто не понимают друг друга.

А потом в щелочку над водительской кабиной Валька увидел испугавшую его вещь. Дорога сузилась до предела, а впереди ждал самый настоящий обрыв, за которым торчали острые верхушки деревьев. Там нитка асфальта прерывалась, проваливаясь в черный колодец на краю поросшей бурным лесом котловины. Котловину окружало ожерелье голых скал, похожих на торчащие клыки доисторического дракона. Перспектива открывалась захватывающая, ветер звенел над брезентом, грузовик несся под откос, навстречу гибели. Однако шофер не снижал скорости, и вскоре Старший сделал удивительное открытие. Верхушки деревьев были… искусственными.

За миг до того, как налететь лобовым стеклом на торчащие острые ветки, машина провалилась под густую маскировочную сеть, растянутую между скал, и понеслась, виляя в изгибах серпантина, все ниже и ниже, минуя щели дотов и завалы из мешков. Голубое небо над головой пропало, сменившись плотным душным сумраком.

Выпас Валька угадал еще до того, как грузовик пересек последнюю линию обороны и Маркус разрешил снять очки. Здесь пахло Эхусами и немного навозом. Неуловимый запах зверей, гораздо слабее, чем в зоопарке, но такой узнаваемый для пастуха.

Старший уже приучил себя к мысли, ошеломившей его поначалу.

Он пастух. Он потомок одного из людей Атласа, генетически передавшего умение пасти и воспитывать чудо-черепах. Но едва он успел привыкнуть к этой мысли, как Маркус ошарашил следующим открытием. Оказывается, он не пастух, а кормилец, и специальность эта ценится атлантами в сто раз выше любой кучи золота.

Потому что кормильцы своим присутствием в пазухе постаревшего больного Эхуса стимулируют запуск программы почкования. Валька страшно удивился, когда узнал, что Эхусы не размножаются, как обычные теплокровные. Вначале он даже намеревался поднять Маркуса на смех и сказать, чтобы не вешали лапшу на уши, как маленькому. После школьного курса биологии ему было очевидно, что все высокоразвитые животные на планете разделены на два пола. И человек в том числе — так задумано кем-то наверху, и так всем удобно. А уж Эхус всяко будет поорганизованнее, чем корова Муха.

Валька не пролил ни слезинки по поводу гибели коровы, но, к собственному удивлению, долго плакал, когда узнал о гибели своего Эхуса. Того самого, внутри которого провел столько времени, и с которым успел свыкнуться…

Того Эхуса вытащили из расщелины и забрали на Тхола; по словам Маркуса, зверь прожил еще неделю после того, как вылечил Анку, он словно бы отдал сестре последние крохи своей силы, выплеснул татки целебной крови и тихо угас…

Маркус предупредил, что сведения о кормильцах крайне скудные, и Коллегии приходится действовать наугад. После великого атлантического потопа письменные руководства были утеряны, но несколько тысяч лет Эхусам удалось продержаться за счет программ самоочистки и варварского использования детей. Раньше существовало мнение, что заставить зверя почковаться может только особый ребенок до достижения половой зрелости, но угадать такого ребенка тоже было непросто. Долгое время единственным способом угадать было усыпить ребенка и запихать его в пазуху. Зверь сам включал организм человека в оборот своих жидкостей и, не обнаружив повреждений, сигнализировал реаниматору… А если здорового ребенка не вынимали, Эхус начинал его использовать в качестве мусорного ведра, сбрасывая свои шлаки, подпитываясь спинномозговой жидкостью, продуктами желез и даже мозгом…

Ребенок умирал в восьмидесяти процентах случаев. И только в трех процентах после подобного паразитического симбиоза начиналась фаза почкования. Таким образом, кормильцами могли быть от трех до пяти процентов рождавшихся бастардов. Естественно, что ни одна психически здоровая мать не отдала бы свое дитя для эксперимента, и потому воровали детей, рожденных от мужчин-атлантов обычными женщинами. Или не воровали, а заранее договаривались о покупке ребенка.

К счастью, это приходилось делать нечасто. Коллегия старательно ограничивала численность посвященных долгожителей, и новенькие Эхусы требовались пять раз за столетие.

Но к середине восемнадцатого века мужчины Атласа старательно грешили с посторонними женщинами, от их сожительства появлялись дети с волосами кудрявыми и волнистыми, смуглые и бледные, узкоглазые и чернокожие дети. «Внутренние» браки заключались все реже, и в результате таких семейных скрещиваний появлялось все больше уродов…

За столетие дважды рождались навигаторы, их успевали определить и спасти прежде, чем Эхусы высосали их мозг. Их извлекли и вырастили, как наездников, внутри Тхолов. Пожалуй, успешный симбиоз с Тхолами-бочонками — это единственное, что удалось выяснить в отношении навигаторов. Они вырастали и старились, так и не осознав своего предназначения. Обе попытки нырнуть на дно Атлантики в поисках утонувшего острова закончились катастрофой. Навигаторы справились со сложнейшим управлением Тхолов практически без помощи наездников и провели в океане тысячи часов, но при попытке приблизиться к теоретическому месту катастрофы погибли…

Тем временем Эхусы практически перестали плодиться.

После встречи с семьей Луниных коллегам Маркуса удалось выяснить удивительную вещь. Это открытие настолько переворачивало взгляды Коллегии, что ученые не сразу решились о нем заявить. Способности кормильца могли передаваться через несколько поколений, при любых наслоениях чужих генов, и при этом они не терялись…

Ведь Вальке понадобился совсем небольшой толчок, чтобы совместить свою психику с психикой зверя и приспособить к нему организм.

Но гораздо важнее было другое открытие. Чем «дальше» от первого «скрещивания» атлантов с людьми находился ребенок, тем больше шансов возникало, что он выживет и заставит почковаться несколько Эхусов. В своем докладе перед Коллегией Маркус упирал именно на то, что несколько поколений людей без примеси крови атлантов создают своего рода иммунитет к разрушающим воздействиям Эхусов. Получалось, что веками реаниматоры поступали неправильно. Они мучили собственных детей, даже не догадываясь, что рядом живут правнуки бастардов — готовые кормильцы и навигаторы. Старцы культивировали идею собственной исключительности, но она рухнула в одночасье. Рухнула с таким треском, что Старшие советники растерялись, и в кулуарах Коллегии даже поползли разговоры о том, что русского мальчишку следует немедленно уничтожить. Пусть даже в ущерб собственному здоровью. Но Маркус и не скрывал от Вальки, что из-за него в Коллегии наметился жуткий раскол, и кровопролития удалось избежать, только благодаря вмешательству Фэйри и открытиям украинца Михаила Харченко. Харченко понятия не имел о существовании людей Атласа, но его работы по молекулярному кодированию пришлись как нельзя вовремя. Маркус убедил Коллегию, что профессора необходимо излечить от рака и предоставить ему новейшее оборудование для продолжения изысканий. Оказалось, что выкладки Харченко позволяют создать универсальную систему скоростных тестов для детей с целью поиска кормильцев…

В Коллегии быстро поняли, что если украинский профессор окажется прав, можно будет быстро и легко решить задачу, над которой старцы бьются уже несколько десятков лет. Не нужно будет воровать младенцев и месяцами наугад проверять их в Эхусах; достаточно будет обойти детей с простыми тестерами, вроде лакмусовых бумажек. Например, можно замаскироваться под рекламистов нового сорта конфет, или провести бесплатную прививку от гриппа…

Тогда родятся новые черепахи, и жизнь людей Атласа продлится еще на двадцать лет.

Но измученный болезнью и, вдобавок, раненый профессор спал в пазухе Эхуса. Лукас шепнул Вальке, что пока профессор не проснется, его, то есть Вальку, никто не тронет. Потому что идеи — это замечательно, но на практике никто еще не доказал, что мир кишит кормильцами.

На сей момент есть только один. Лунин Валентин, Россия.

Пока летели в вертолете, и Маркус болтал с Зурабом, Лукас поведал немало любопытного. Оказывается, в среде более-менее молодого поколения атлантов еще в девятнадцатом веке зародилась партия «возвращенцев». Некоторые технические детали Тхолов наталкивали на мысль, что на дне океанов могли сохраниться нетронутыми причалы…

Насчет причалов Лукас говорить не имел права, но после гибели его любимой и отстранения от службы на выпасе старик резко сдал. Он стал каким-то заторможенным, неопрятным и болтливым. Как ни странно, он по-своему привязался к Старшему. В Штаты он возвращаться не торопился, поскольку бывшие друзья из Коллегии не хотели иметь с ренегатом ничего общего. Лукас сопровождал на выпас профессора Харченко, затем, не найдя себе применения, вернулся к Вальке и вместе с ним отправился в Петербург. Конечно, одних их Маркус не ставил, в аэропорту встречала охрана, и пару охранников даже приставили к мамане…

Зато когда Валька потом заикнулся насчет этих самых причалов, Маркус разозлился и обещал отправить Лукаса за треп в Антарктиду. Старший уже давно понял, наблюдая эту троицу, что Маркус, при всей интеллигентности, был самым жестким и даже опасным. Мария могла наорать, вспыхивала по делу и без дела, хваталась за оружие, но истинные боевые качества проявляла, лишь находясь в боевой рубке Тхола. Для Лукаса ничего не стоило убить человека, если перед ним оказывался враг, но, при всей аскетичности и суровых привычках воина, по отношению к Старшему он проявлял странную мягкость.

Маркус был потомственным реаниматором, мастером своего дела, представителем самой уважаемой и таинственной касты. В дебрях Коллегии ходила шутка, что пастухи работают руками, наездники — спинным мозгом, а реаниматоры — головой. Маркус не терпел панибратства, улыбался редко, всякую свободную минуту Валька видел его с книгой либо с открытым «лептопом» в руках. Он никогда не угрожал, не кричал на наемных подчиненных, но одним взглядом мог довести человека до инфаркта.

Он долго смотрел на Валентина пронзительными черными глазами, потом подумал и все же высказался.

— Причалы, причалы… Существует несколько типов Тхолов. Не вздумай спрашивать, сколько всего. Если узнаю, что задал этот вопрос, сам тебя застрелю. Ты понял?

— Понял… — икнул Старший.

— Мы думаем, что до катастрофы типов летающих судов было намного больше, и каждый выполнял свои функции. Сейчас боевые наездники летают на дисковых, но для передвижения в воде, и особенно в космосе, подходят только «бочонки». Выражаясь понятнее, дисковый Тхол не обладает полной изоляцией от окружающей среды. Но это не все.

Еще пятьсот лет назад Коллегия запретила наездникам использовать «бочонки», после того как несколько человек погибло в попытках достичь затонувшей родины. Однако и позже находились заговорщики, в прошлом веке их стали называть «возвращенцами». Несколько «возвращенцев» убедили советников, что вся проблема в отсутствии навигатора.

О навигаторах тебе знать ни к чему. Задашь вопрос…

— Я понял!

— Хорошо. В последний раз они вышли в открытый космос, достигли орбиты Марса, а на обратном пути осуществили давний план. Презрев запреты Коллегии, нырнули на дно Атлантики. Шестеро молодых наездников, причем не бастарды, а наследники Атласа! Все они погибли. И погубили двух Тхолов…

— А зачем… — Старший понимал, что его вряд ли пристрелит человек, приставивший для его охраны дюжину головорезов, но вопрос хотелось сформулировать поумнее. — А зачем вам искать острова? Там сокровища?

На всякий пожарный Валька отодвинулся от Маркуса подальше и опасливо вжал голову в плечи. Но реаниматор не рассердился.

— «Бочонки» устроены иначе, совсем не так, как дисковые Тхолы… В рубках управления есть оборудование, с которым наездники не могут справиться. Это похоже на дополнительные посты… Рабочие места навигаторов. Можно кое-как добраться до орбиты Марса, но нереально рассчитать дальний перелет, понятно? Есть подозрение, что без вахты навигатора основной двигатель Тхола не включается вовсе. Есть подозрение, что некоторые координатные сетки способен прочитать лишь навигатор. Наши деды очень строго подходили к идее разделения ответственности и власти. Также есть подозрение, что некоторые внешние устройства Тхола выполняют функции причальных мачт…

— Причальных — кого?

— Мачт. Неясного назначения наросты между кольцами… Ммм, это надо видеть, но на экскурсию не надейся. В обычной атмосфере Земли, даже при шквальном ветре, Тхол не нуждается в кнехтах и якорях. Он слишком тяжелый. И без пилотов прекрасно справляется с фиксацией в заданном районе. Мы подозреваем, что на большой глубине Тхолу требуется слишком много энергии для поддержания жизнедеятельности. Ему необходимо где-то причалить, причем присосаться очень плотно, в прямом смысле слова, чтобы не допустить попадания в герметичные каналы воды. По каналам может подаваться пища, воздух — все что угодно… Но, возможно, это ошибочная точка зрения, и причалы существуют только вне нашей планеты…

— Это где же? — чуть не задохнулся Валька. — На Луне?

— Неизвестно, — Маркус пожал плечами. — Наездники все равно не понимают, как пользоваться большей частью приспособлений.

Больше ничего от реаниматора Валентин не добился. Зато позже проснулся Лукас и добавил немало интересного.

Благодаря заступничеству Маркуса для ретроградов из Коллегии время было упущено, а ученые, тем временем, сделали следующее открытие. Простой математический анализ показал, сколько тысяч правнуков атлантов гуляет по Земле. Под предлогом сбора анализов и прививок в ряде стран Коллегия провела масштабные исследования. Выяснилась очередная удивительная вещь.

Способности кормильца и навигатора особенно ярко проявлялись в шестом и седьмом поколениях, а дальше вновь угасали. Никто не мог найти причины явления. Возможно, таким образом конструкторами Эхусов была когда-то составлена биологическая программа. Чтобы не утомлять детей одного поколения. Чтобы не создавать касту посвященных. Чтобы постоянно вливать черепахам свежую кровь.

— Уже твой сын будет просто человек, — подвел итог Лукас.

…Хватаясь за ручки на стенах грузовика, Валька переваривал потоки информации. Почти все время они катились под уклон, и становилось все теплее. Наконец, наступил момент, когда Маркус отпер заднюю дверь. Моргая и потирая глаза, Старший спрыгнул в густую траву.

Выпас…

Все оказалось именно так, как он ожидал, и все равно у Вальки застрял в горле ком. Несколько секунд он не мог пошевелиться, просто озирался и втягивал ноздрями терпкий животный запах.

Впрочем, трава здесь тоже пахла совсем не так, как дома. Старший уже догадался, что выпас находится где-то в тропиках; вероятно даже, что здешние травы никогда не покрывались снегом, а здешняя вода никогда не превращалась в лед. Ему на руку немедленно уселось летучее насекомое абсолютно незнакомой породы, сантиметров трех в длину, с крапчатыми зелеными крыльями. Валька стряхнул неведомого жука и тут же увидел над головой цветок. Очень похож на колокольчик, только в сто раз больше, и пахнет, словно разлили флакон с духами…

Восемь Эхусов отдыхали посреди ровной, присыпанной свежим сеном поляны. Издалека они смотрелись, как инопланетные слоны, собравшиеся у водопоя. Там, вдали, действительно имелся водопой, проточная вода непрерывно журчала в широком желобе, затем скапливалась в озерце с бетонированным дном и уходила в подземную трубу. Размерами поляна не превышала половины футбольного поля, посреди нее кое-где росли крупные деревья с голыми стволами, а на высоте десятка метров была растянута маскировочная сеть. Сеть крепилась в кронах деревьев и покрывала выпас клетчатой тенью, пропуская к земле мириады острых солнечных лучей.

Грузовик въехал через железные ворота, и створки тут же почти бесшумно задвинулись. Позади, за воротами, Старший успел заметить узкий тенистый проезд меж двух рядов колючей проволоки и смуглое лицо в амбразуре дота. Стена, огибавшая выпас, поднималась на десятиметровую высоту, а снаружи к ней почти вплотную подступали скалы. Скорее всего, Эхусы паслись в жерле вулкана, потухшего пару миллионов лет назад. Изнутри ограду увивали зеленые побеги плюща, а на ее кромке поблескивали провода и шашечки изоляторов. Вдоль ограды по кругу бежала веселая песчаная дорожка. Непосредственно от выпаса проезжую часть отделяла еще одна ограда из клубящихся колючих ежей. Грузовик уперся бампером в калитку. Над выпасом висела неестественная, звенящая тишина.

Чуть слышно шелестели растяжки огромной маскировочной сети, шептал ветер в кронах, и жужжали мухи над свежим мясом.

Семь коричневых, бочкообразных туш, подогнув волосатые конечности, лениво переваривали пищу. По краю поляны трактор оставил три плоские прицепные платформы на колесах; на одной грудой были навалены фрукты, на другой — прессованная зеленая трава, а от третьей платформы заметно несло гнилью. Там Эхусов ждали туши забитых свиней, целиком, с клыкастыми головами и грязными копытами.

Внезапно в десятке метров соломенная подстилка зашевелилась, и оказалось, что это вовсе не подстилка, а спина еще одного гигантского «хамелеона». Эхус легко разогнул мохнатые колонны ног, обнажил бородавчатое брюхо нежного, почти сливочного цвета и направился к людям. Маркус своим ключом открыл узкую калитку в изгороди и поманил Старшего за собой. Лукас тоже протиснулся в щель.

Двое мужчин протянули руки и гладили бледно-розовую «бороду» огромной черепахи. «Борода», скорее похожая на виноградные гроздья, росла у Эхуса со всех сторон по краю туловища. Зверь слегка переступал с ноги на ногу, чешуйчатая спина непрерывно шевелилась. Невозможно было понять, узнал он своих хозяев или нет, нравятся ему касания рук или он просто проявляет вежливость…

Старший глядел, не в силах оторваться. Он не сразу заметил, что на поле находились еще люди. Два пастуха работали на маленьком тракторе с прицепным орудием, напоминающим сеялку. Сейчас они просто собирали мусор. Закончив круг, подошли поздороваться. С Маркусом оба обнялись, Валентину серьезно пожали руку, а Лукасу только кивнули.

Старший удивился. Эти двое тоже не выглядели юнцами и несли в себе признак иной человеческой породы. Мужчина и женщина, оба статные, с длинными, загрубевшими руками и коротким ежиком темных волос. За ухом у каждого подрагивали связные офхолдеры. Ни южной смуглой кожи, ни черных горящих глаз. Про себя Старший решил, что после обязательно докопается до истины, насчет истинной национальности атлантов…

Пастухи перекинулись с Маркусом несколькими фразами на чужом языке. Лукас уселся на краю поля и достал из кармана газету.

— Пошли, он там, я хочу, чтобы ты начал с этого, — Маркус указал на крайнего слева Эхуса.

Пастух проводил их к черепахе и приказал ей открыть пазуху. Валька хотел осторожно заглянуть внутрь, но навстречу с такой силой пахнуло кислым теплом, что он отшатнулся. Когда-то он уже имел счастье наблюдать, как Эхус реанимировал любовницу Лукаса, но тогда было темно и холодно, и от страха он почти ничего не запомнил.

— Может быть, не стоит? — без тени улыбки спросил Маркус.

— Все нормально, — отмахнулся Старший.

Про себя он решил, что не просто посмотрит одним глазком, но будет здесь находиться столько, сколько понадобится, чтобы пропало отвращение. Если понадобится, он заночует на поляне, в компании зверей, или будет неделю убирать за ними навоз. Он изо всех сил стыдил себя! Вот ведь тюфяк, собрался строить выпас в России, собрался людей там спасать, а страшно заглянуть внутрь пазухи…

Саму черепаху он нисколечко не боялся, хотя эта даже внешне не походила на «его» Эхуса, в котором Валька носился по саянской тайге. Местная была помоложе, чуть покороче и имела более яркую чешую. Вальку так и тянуло выпросить у пастуха офхолдер, прицепить его к уху и отдать черепахе парочку команд. Хотелось настолько, что живот начало сводить, точно не пил целый день — и вдруг увидел запотевший стакан с квасом… Он даже сам испугался своих желаний, а Маркус, внимательно наблюдавший за ним, что-то заметил.

— Они тоже чуют тебя, — заметил атлант. — Чуют кормильца. Каждый из них так и ждет, чтобы ты улегся в пазуху…

Старшего передернуло от этих слов, и опять он себя мысленно выругал. Он сам согласился, подписал договор, получил уйму денег, а теперь трусит, как последняя девчонка! Он сделал несколько вдохов и выдохов, покосился на темноволосого пастуха, но тот стоял, как изваяние, и никуда не торопился.

«Ну конечно, — сказал себе Старший. — Куда ему спешить? Триста лет тут махал граблями на свежем воздухе и еще столько же проживет…»

Эхус покорно лежал, подвернув волосатые лапы. Где-то в глубине его многотонного тела равномерно ухало сердце. Левая пазуха была открыта, и виднелся край ярко-розовой, пронизанной сосудами изнанки. По вороненой шкуре его покатой спины метались солнечные зайчики. Маскировочная сеть наверху мелко дрожала. Женщина-пастушка остановила трактор и, сидя на кожаном сиденье, рассматривала что-то в своих руках.

Один из Эхусов тяжело поднялся и пошел к озеру. Он забрался на самую глубину водоема, так что над поверхностью воды торчал маленький черный холмик. Жужжали мухи над свежениной. Лукас перевернул страницу. Несмотря на то что до него было метров тридцать, звук получился оглушительный,

— Тут всегда так тихо? — спросил Валентин.

— А тебе будет приятно, если во время работы начнут орать над головой или включат пилу? — отозвался Маркус. — Здесь восемь черепах, и только одна свободна, остальные загружены.

«Четырнадцать человек, — умножил Старший, — и так, год за годом, тысячи лет они пасутся и лечат…»

Он больше не робел, потому что нашел причину своей робости. Точнее, он знал причину и раньше, но старательно ее забывал, гнал от себя всеми методами. Все очень просто. В левой пазухе Эхуса лежал профессор Харченко; смотреть на него не очень-то хотелось, но это было вполне терпимо.

Но в правой пазухе спала Анка.

С простреленным легким и позвоночником. На сестру Старший посмотреть боялся, потому что совсем не приличествовало при всех пустить слезу.

— Ты должен, — негромко напомнил Маркус. — Ты кормилец, и должен привыкнуть к зрелищу реанимации. Или ты научишься переносить кровь спокойно, или…

— На кровь мне наплевать! — огрызнулся Старший. — Ладно, я… я попробую еще раз.

Со второго захода получилось куда успешнее. И внутри Эхуса не встретилось ничего жуткого. Профессор Харченко выглядел гораздо лучше, чем раньше. Старший видел его всего дважды, и то мельком, но был потрясен произошедшими переменами. В тесном коконе цвета разведенной марганцовки на боку покоился крепкий, щекастый мужчина лет сорока, до самых глаз заросший рыжей бородой. Михаил спал, слегка подогнув ноги и прижав к груди руки крест-накрест. Его бицепсы стали толще раза в два; Старший вспомнил, каким доходягой профессор был, когда они вместе мылись в бане у дяди Сани. Как объяснил Маркус, погружаться в пазуху можно в любом положении. Эхус все равно развернет правильно, как наиболее естественно для человеческого организма. Тут Старший немного воспрял духом; его совсем не грела мысль о том, что голую Анку может разглядывать любой кому не лень. И он уже спокойнее стал спрашивать, что это за кишка торчит у профессора из пупка, и почему сзади, на спине, видны черные дырки.

— Это не дырки, — засмеялся Маркус. — Это искусственные свищи для доступа к почкам и их чистки. Эхус диагностирует весь организм, но лечит поэтапно. Видимо, проблемы профессора не ограничивались опухолью…

— А в пупок зачем?

— А как, по-твоему, спящего кормить? Специальный канал обеспечивает доступ к желудку и кишечнику.

Старший поежился, но промолчал. Предстояло открыть правую пазуху.

Он со всей силы закусил нижнюю губу и придал лицу самое равнодушное выражение, но не сумел сдержать крика. Там, внутри, Анка двигалась.

— Дядя Маркус, она… она… — непослушными губами прошептал Старший, отскочил назад, споткнулся и грохнулся в жесткую вонючую солому.

Маркус и пастух рванулись к пазухе одновременно, потом перебросились парой слов и засмеялись.

— С ней полный порядок, Эхус проводит стимуляцию мышц, иначе они атрофируются, — успокоил реаниматор. — Девочке осталось максимум три дня а потом вы встретитесь уже дома. Теперь тебе предстоит обойти всех и просто послушать… Поговорим после.

Старший в сопровождении молчаливого пастуха трижды садился в карманы, и трижды ему прикрепляли к голове управляющий офхолдер. Но на этом неудобства не заканчивались; для кормильца нашлось кое-что пострашнее, чем пара пиявок, вцепившихся в кожу головы. Из нижнего «люка», ведущего в брюхо зверя, Маркус извлек нечто вроде гибкого широкого пояса, заставил Вальку закатать рубашку и приладил пояс на голое тело. Боли не было, только горячая удавка облегала талию все крепче и крепче. Старшего усадили в кресло пастуха и велели дышать часто и поверхностно, чтобы не мешать зверю верно найти точки сцепления…

Валька немного испугался, когда из-под багрового жгута, охватившего поясницу, словно средних размеров анаконда, тонкой струйкой потекла по боку кровь. Маркус вытирал бинтом и убеждал, что это неопасно. Главное — не терпеть боль, ни в коем случае! Сильная боль означает, что данный Эхус создан для другого кормильца и не соглашается рожать…

Больно стало где-то через полчаса, но реаниматор попросил еще немного потерпеть. После освобождения от живого «пояса» Валька нащупал запекшуюся ранку на позвоночнике и еще две — по бокам.

К вечеру он чувствовал себя в крайней степени истощения. Он не бегал, не дрался, не скакал на дискотеке. Вместо этого плотно покушал и провел больше четырех часов в сидячем положении, но устал так, что из третьей черепахи не смог самостоятельно выбраться.

— На сегодня достаточно, — подвел итог Маркус, скармливая Вальке горсть витаминов. — Голова болит?

— Ага… Дядя Маркус, они совсем не такие, как тот… Ну, который был у дяди Лукаса…

— Ничего не говори. Сейчас спи, итоги будем подводить послезавтра.

Его устроили на ночевку прямо в кузове грузовичка. Расстелили спальник, а поверх устроили палатку в палатке, натянули плотную противомоскитную сетку. Валька прихватил с собой в дорогу несколько журналов, плеер и кассеты с новыми записями, но захрапел, едва коснувшись щекой мохнатой изнанки спального мешка.

Наутро повторилось то же самое, только с гораздо более плачевными последствиями для «испытателя». Ранки от присосок Эхуса саднили и кровоточили вместо того, чтобы затянуться, как раньше, за три минуты. Уже первая с утра черепаха довела кормильца до судорог и рвоты. Пришлось целых два часа отлеживаться в домике пастухов; Маркус предложил сделать перерыв, но Старший воспротивился. Он поставил себе задачу: все закончить за три дня.

Когда к трем часам пополудни Вальку вытащили второго Эхуса, цветом кожи он походил на молодого аллигатора. Когда он очнулся, его голова лежала на коленях у женщины-пастуха. Женщина гладило по волосам, промокала лоб влажным полотенцем и тихо напевала. Ее муж приехал к края выпаса с полной тачкой свиных копыт и непереваренных костей. Семья пастухов смотрела на Старшего с ужасом.

— Они восхищаются тобой, — перевел Лукас с мелодичного языка слова женщины. — Они четыреста лет работают на этом выпасе и никогда еще не видели кормильца такой силы.

— Я тоже не помню случая, чтобы пять черепах подпустили одного пастуха… — вставил Лукас. — Невероятно!

— Еще три… — чувствуя новые позывы к рвоте, пробормотал Старший.

— Нет, дальше мучить тебя я не имею права. Существует угроза, что откажет печень. Сейчас поставим капельницу, выпьешь мясного бульона и будем спать…

Спать.

Вальке казалось, что он проспал целую вечность. Несколько раз он открывал глаза, смотрел мутным взором на свою зашинированную руку с торчащей из сгиба локтя иглой и снова проваливался в забытье. Больно не было, он плавал на ватном облаке. Он плавал и пытался докричаться до тех, кто бродил внизу, но они почему-то не слышали. Утро пятого дня принесло удачу. Валька нашел своего Эхуса. Седьмая по счету черепаха не отторгла его, и вместо отравления Старший почувствовал такой знакомый прежде прилив сил. В мгновение ока прекратилась дрожь в руках, наладилось круговое зрение, и полностью исчезла головная боль. Только теперь он понял, что остальные звери его всего-навсего терпели или… уважали в нем универсального пастуха.

Наверное, Старший мог бы их подчинить своей воле, мог бы заставить бегать и плавать, но не размножаться. Прежде чем началось бы почкование, чужеродная кровь черепах неминуемо бы его убила.

— Нашел! — не сдерживаясь, завопил он, что было мочи, и выскочил на спину зверю, даже не потрудившись отсоединить от головы теплые живые шланги.

Вальке было немножко обидно, что будущим отцом маленькой черепашки станет не тот Эхус, где последний день выздоравливала его сестра. Вот было бы здорово потом рассказать Анке!..

…Дальнейшее он помнил смутно, хотя все это произошло совсем недавно. Помнил, что Маркус долго говорил с кем-то по телефону, затем Вальке снова втыкали в руку иголку и мазали мазью воспаленные язвочки на затылке, возникшие после присосок. А Лукас читал что-то смешное из газеты, и снова они ехали на грузовике, но только вверх…

…Что-то случилось. Где он сейчас? Почему никто не отзывается? Может быть, Маркус ошибся, и одна из черепах все-таки отравила его своей кровью? Или он заболел уже после, в Архангельске? Или нет, какой Архангельск, он же маму встречал…

Но где он встречал маму, Старший так и не смог вспомнить. Мимо по коричневому морю проплывали светлые квадратики. Если за ними не следить, квадратики двигались медленнее, но стоило сосредоточься, как они ускорялись, сливаясь в бешеный хоровод…

Что же произошло после?..

Старшему казалось, что он весит несколько тонн. Он был беспомощным тяжелым слоном, упавшим в жирную медлительную реку, забитую илом и водорослями. Река несла его, обволакивала и все глубже засасывала во влажное чрево. Чей-то тонкий голос произнес: «Он просыпается, добавьте еще!» Старший обрадовался, что рядом люди, собрал в груди воздух для крика… и немедленно пошел ко дну.

Глава 4

ПЕСНИ И ТАНЦЫ

Анке давно не было так страшно.

Словно завороженная, боясь выдохнуть, она наблюдала, как в гостиную дома Луазье один за другим входили люди. Они еле передвигали ноги, словно тяжелые больные на прогулке, или при каждом шаге боялись наступить на битое стекло. Всего собралось девять человек, восемь мужчин и одна женщина. В чем-то они были неуловимо схожи между собой.

Аккуратные короткие стрижки, невзрачная одежда, сглаженные, ничем не выдающиеся черты лица. У троих, неудачно упавших, из носов и прокушенных губ шла кровь, но ни один из ночных гостей не пытался воспользоваться платком. Самый главный, который ворвался первым и намеревался застрелить Марию, стоял перед тетей Бертой и монотонно нудел, как трехгодовалый ребенок. У него была сильно разбита бровь, из ноздрей при каждом выдохе лезли розовые пузыри, голубая рубашка покрылась темными пятнами.

Кроме его бормотания до ушей Младшей доносился лишь звук работавшего наверху телевизора и горячее дыхание Бернара. Потом сбоку раздался резкий щелчок, и она чуть не подпрыгнула. Оказалось, это дядя Эвальд включил электрический чайник.

Глава септа переступал очень мягко, стараясь не задеть окаменевшие фигуры. Он ни минуты не сидел на месте. Сходил в гараж и вывел машину матери Бернара, старый длинный «форд»; затем, не спрашивая разрешения, поднялся наверх и вернулся с Анкиным чемоданчиком и рюкзаком Бернара. Сделал еще один рейс, пришел с грудой теплых свитеров и двумя канистрами родниковой воды. Прихватил из комода осветительные шашки, охотничьи ножи, фонари, груду медикаментов и консервов. Вряд ли старику приходилось каждый день встречаться с вооруженными бандами, но вел он себя весьма невозмутимо, постоянно демонстрируя родне, что именно он несет за все ответственность.

— Помогите мне, — поманил он Марию.

Мария поднялась с пола, ошалевшими глазами следя за происходящим. Однако она очень быстро справилась с испугом и приняла участие в сборах. Тетя Берта, не отрывая рук и ног от кровников, о чем-то негромко спрашивала у «пленных». Мужик в светлом костюме отвечал. Издали было заметно, что он слегка покачивается. Остальные члены его команды смотрели в пространство пустыми безжизненными глазами. Стив и Эндрю безмятежно посапывали, потягивали чай из пузатых фарфоровых чашек. Дядя Саня с закрытыми глазами грыз печенье; у него был такой же несчастный вид, как и у Бернара. Анке казалось, что обоих вот-вот стошнит. Питер Лотт щурился на огонь в камине, как сытый кот.

Вдруг в тишине что-то зашуршало.

Это у одного из мужчин не выдержал мочевой пузырь; на светлом паркете возле его ног растеклась лужа. Мужчина даже не опустил головы, даже не переступил с места на место; так и стоял, слегка переваливаясь с пяток на носки, словно водоросль, колыхаемая прибоем. Младшая судорожно сглотнула.

Дядя Эвальд по-хозяйски залез в холодильник и начал складывать в сумку пригодную для путешествия еду. Мария помогала ему, разливала в термосы кофе. Бернар крепко обнял Младшую за плечи, она была очень ему за это благодарна.

— Уходим, — сказал дядя Эвальд. — Бернар, поведет Мария, садись рядом с ней, покажешь дорогу. Там у вас еще цела тропа в обход болота, машина пройдет?

— Пройдет, я покажу.

Бернар встряхнул головой, словно просыпаясь от сна. Анке очень не хотелось отпускать его руку и оставаться одной среди застывших теплых манекенов. Они вдвоем по стеночке обошли гостиную и, хватая ртами свежий воздух, вывалились в ночь. Мария сидела на корточках возле черного минивэна и пыталась перелить бензин через шланг в канистру. Следом вышла тетя Берта под ручку с дядей Саней и телефоном в другой руке. Анка услышала, как снова полились звуки удивительного языка почти без единой согласной, и раза два прозвучало имя «Камилла». Тетя Берта бродила взад-вперед по крыльцу и словно бы кого-то умоляла по телефону. За ее спиной в свете горящих в камине поленьев покачивались зачарованные агенты. Питер Лотт невозмутимо сдавал карты для новой игры.

— Что теперь будет? — Младшая нетерпеливо подергала Бернара за ворот куртки. — Они так и останутся у вас дома, дядя Лотт и другие старички?

— Они будут удерживать Покрывало, пока мы не доберемся до сидов…

— А где это?

— Это могильники в Ирландии.

Анка решила, что ослышалась, но не стала переспрашивать.

Тетя Берта захлопнула телефон, и все трое взрослых горячо о чем-то заспорили.

— Бернар, что они говорят?

— Тетя Берта говорит, что Камилла позвонила сама.

— Как это? — опешила Младшая. — Она заранее про нас знала?

— Камилла — не совсем человек… Это сложно объяснить, я сам ее не видел. Она умеет ткать такое Покрывало, которое опутывает всю Англию. Безопасная ткань для Фэйри, но позволяет слышать, когда приходит беда. — Бернар прислушался к перебранке взрослых. — Камилла сказала тете Берте, что духи зовут. Сегодня утром она видела, как мы пойдем в Изнанку, и видела, кто из нас оттуда выйдет…

— Ох ты, Господи… — От этих слов у Анки все похолодело внутри. — А моя мама считает, что пустой болтовне нельзя верить. Если думать, что про тебя заранее все известно, то можно лапки сложить и помереть!

— Камилла не болтает попусту! — строго заметил дядя Эвальд. — Если она позвонила сама… кстати, она не знала телефона Берты… Это означает, что время настало.

— Какое время? — не понял Бернар.

Дядя Эвальд замялся с ответом, переглянулся с Бертой, но от ответа его избавил рев мотора. Мария закидывала в багажник сумки и рюкзаки.

— Какое время настало? — не унимался Бернар и, к неудовольствию Младшей, тут же перескочил на свой тарабарский язык.

— Я обязательно вам расскажу, — пообещал дядюшка. — Просто Камилла угадала то, что и так должно было случиться… спустя год. Но теперь времени ждать нет.

— Бернар, я не хочу никуда ехать, — прошептала Младшая.

То ли от прохладного ночного ветра, то ли от компании зомби за спиной ее начало не на шутку колотить.

— В машину! — рявкнула Мария, выплевывая бензин. Анка подумала, что великанша опять возвращается к своей манере всеми командовать.

— А кто такие «сиды»? — стукаясь головой на первой же кочке, спросила Анка.

Ее зажали со всех сторон, слева пыхтел дядя Саня, справа вонял табаком лохматый Эвальд. «Форд» натужно взревел и, покачиваясь, пополз в лес. Сначала ехали по ровной дорожке, но вскоре пошли сплошные пеньки. Младшая изо всех сил сжимала зубы, чтобы не прикусить язык. Мария вполголоса материлась, Бернар махал руками, тетя Берта стонала, прижатая к дверце.

— Сиды Тир нан Ог, — из темноты салона отозвался дядюшка Эвальд. По-русски он говорил со смешным, ласкающим слух акцентом. — Так назывались когда-то Священные холмы. Похожие могильники встречаются повсюду на островах и в северной Шотландии, их насыпали разные народы. Но не везде можно отыскать знахаря, умеющего приоткрыть ворота… Очень давно люди верили, что во время праздника Сауин можно попасть в Пограничье и оказаться в загробном мире…

— Сауин наступит только тридцать первого октября, — добавил Бернар.

— Оказаться в аду? — испуганно перебила Младшая.

Машина вырвалась из леса и покатила прямо по низкорослому кустарнику. Фары выхватывали из темноты узловатые ветки, в стекло бились насекомые, по днищу царапали корни. Бернар поспешно указывал Марии, куда свернуть, та выполняла команды, как заправский гонщик.

— Никакого ада не существует, — дядя Эвальд погладил Младшую по голове. — Это вы, обычные, придумали ад и рай, чтобы легче было ждать смерти. Есть этот мир и, возможно, множество других, в каждом из которых живут по своим правилам. Но нет такого мира, где жили бы по правилам, изложенным в Библии или в Коране.

— И рая тоже нет? — подождав, пока колеса снова попадут в колеи, спросила Анка.

— Возможно, что существует Пограничье, а за ним — Изнанка Священных холмов. Многие верят в это, но мало кто уходил туда. Еще меньше тех, кто вернулся…

Анка открыла рот, чтобы задать следующий вопрос, как вдруг Мария ударила по тормозам и выключила фары. Двигатель продолжал тихонько постукивать. Тетя Берта опустила стекло, и в машину тут же ворвались сотни ночных ароматов. Младшая Вглядывалась в темноту, но различала лишь смутное шевеление листьев на фоне звездного неба.

— Впереди поворот и выезд на дорогу. Что мы имеем, Добрые Соседи? — отрывисто спросила Мария. Специально для Анки она говорила по-русски и, судя по всему, хорошо обдумала свой маленький спич. — Людей из моей обслуги наверняка захватили в плен или убили. Тхола я вызвать не могу, у меня нет с собой офхолдера. Район оцеплен, и у выезда на автостраду нас ждут. Отсюда видны габаритные огни машины, они даже не скрываются. На этом сарае мы далеко не уедем и, честно говоря, я считаю эту беготню пустой затеей.

— Ваши предложения? — вздохнул дядя Эвальд.

— Скоро они поймут, что с группой захвата что-то случилось, и вызовут подмогу. Если в деле британская разведка, они всю страну поставят на уши; нам не позволят доползти даже до границы графства, не то что переправиться в Ирландию… Нам следует отсидеться в лесу, пока мой связной не вызовет другого наездника. Я опасаюсь даже пользоваться своими телефонами, могут обнаружить нас со спутника. Возможно, следует бросить машину и пересечь шоссе пешком…

— На той стороне начинается участок Харрисонов, — вставил Бернар. — Шестьдесят акров леса, полно ручьев и лощин, где можно спрятаться…

У дядюшки Эвальда зазвонил телефон. Он поднял палец, призывая всех к молчанию, послушал и сказал:

— Камилла ждет нас.

Тетя Берта недовольно заговорила на английском, она была раздосадована, что в собственной стране не понимает ни слова. Пока Эвальд ей скороговоркой переводил, Младшая нащупала ладонь Бернара. Зажатая в жаркой тесноте между взрослыми, она вдруг заново пережила страшные моменты своего ранения. Вначале — тупой удар в грудь, звон в ушах, удар затылком о мерзлую землю, наползающая ватная темнота. Младшая даже не успела понять, что произошло, как оказалась совсем в другом месте. Внутри черепахи. Ей показалось тогда, что она — курица, которую бесконечно варят в кипящем бульоне

Когда был жив папаня, они всей семьей дважды выезжали на юг, и Анка хорошо запомнила ни с чем не сравнимое ощущение морского побережья. Настоящее южное пекло, плеск Черного моря, соль на коже и удивительные открытия по ночам. Ночью можно распахнуть окна и полной грудью вдохнуть остывающий жар, который никогда не остынет до конца. А потом, уже сидя на чемоданах, испытывать щемящую жалость к себе и не верить, что все это было взаправду, не верить, что существует мир, где никогда не наметает сугробов выше человеческого роста, и где никогда не трещат деревья от сорокаградусного мороза.

Она очнулась в пазухе Эхуса. Там тоже было нестерпимо жарко, но жар шел изнутри ее тела. Она ворочалась, открывала рот, высовывала язык, как собака, пытаясь хоть немного погасить бушующее внутри пламя. Она видела только темноту, перед глазами мелькали огненные круги. Казалось, что закипает кровь в каждом сосуде, сердце с трудом раздувалось и опадало в такт мощному сердцу черепахи. Анка протягивала руки во все стороны, но наталкивалась лишь на мокрое и горячее. Она снова представила себя курицей и провалилась в бурлящую лаву. Когда она очнулась в следующий раз, над головой крутился вентилятор, и очень болела спина.

Слева от постели сидел Валька, а справа — Бернар. И Бернар держал ее за руку… Прямо как сейчас.

— Бернар! — позвала Младшая. — Бернар, я не знаю, что такое «навигатор»… Что они хотят от меня?

Мария продолжала вполголоса переругиваться с дядей Эвальдом и тетей Бертой. В запале они забыли о дяде Сане и перешли на английский.

— Они хотят тебя спасти… — Бернар сжал ее ледяную ладошку. — Они считают, что ты сумеешь пришвартовать Тхола к подводным причалам их затонувшего острова.

— Я?! — У Младшей от удивления в голове перепутались все слова. — Шва… швартовать?!

— Ну-ка тихо, дети, — шикнул на Анку дядюшка Эвальд.

Теперь по телефону с кем-то переругивалась Мария.

— Даже хуже, чем я ожидала, — подвела она итог, щелчком захлопывая трубку. — В комиссариаты разосланы фотографии девочки и спущена информация, что ее похитители могут оказать сопротивление.

— Похитители? — ахнул дядя Саня. — Это мы «похитители»? Но мы еще даже не выбрались из леса!

— Все продумано заранее, они не надеялись на успех штурма, — мрачно кивнула Мария. В неясном свете приборной панели, Анка видела лишь ее блестящие глаза. — Теперь я убеждена, что Лукас заговорил. Они намерены вывернуть Коллегии руки, впервые у ЦРУ такой шанс…

— Вы полагаете, это американцы? — спросил дядя Эвальд.

— Пока неясно, — Мария стукнула кулаком в стекло, — Мой информатор черпает данные в среде агентов Интерпола. Чтобы у вас не возникало нелепых надежд вырваться на материк, могу добавить, что в тоннеле под Ла-Маншем проверяют каждую машину…

— Но остаются еще порты…

— И паромные переправы…

— Посмотрите на себя внимательно. Такую компанию спрятать труднее, чем труппу китайского цирка! Нас может вытащить только Тхол, но его придется долго ждать, — мрачно резюмировала Мария. — Или вас хватит на то, чтобы парализовать всю полицию Англии?

Дядя Эвальд извинился и спешно затараторил с тетей Бертой. К удивлению Анки, пожилая леди выглядела крайне спокойной. Она вела себя так, словно не сидела посреди ночи в лесу, ожидая нападения полиции, а уютно дремала под пледом в собственном замке. Анка немножко подумала и притянула к себе Бернара. Он наклонился с переднего сиденья.

— А тетя Берта самая главная, да?

Бернар засмеялся. Его теплые кудри щекотали Анке нос.

— Она не главная, она — хранитель Традиций в нашем септе. Септ не может принять серьезных решений, если они не соответствуют законам и нарушают запреты Традиции.

Анка еще немножко подумала, вдыхая запах его волос. Бернар тихонько пожимал ей ладошку. Младшая слышала, как в темноте, над ее головой, переругиваются взрослые.

— А дядя Эвальд — не хранитель?

— Дядя Эвальд боится за тебя, а тетя Берта говорит, что ты справишься.

— С чем справлюсь? — насторожилась Анка.

— Ну… ты же — обычная, а обычным нет дороги в Изнанку… — замялся Бернар. — Дядя Эвальд уверен, что Камилла будет следовать Обрядам и Традициям. Для тебя и для Марии могут придумать испытание, вроде нашего Ритуала Имени…

— Я справлюсь, если не надо носить ничего тяжелого. Мне дядя Маркус сказал, что нельзя тяжести поднимать.

— Носить? Нет, носить не придется… — Анке показалось, что Бернар знает гораздо больше, чем говорит. — В преданиях описаны очень неприятные обряды…

— Бернар, почему ты хитришь со мной? Что за обряды?

— Я не хитрю! — Бернар погладил ее пальцы. — Я даже не знаю, что означает мой Ритуал имени. Об этом не принято говорить, но… Просто будь готова к тому, что придется увидеть смерть.

— Ведьма захочет меня убить?!

— Нет, не так. Просто у Фэйри принято, что взрослым может стать лишь тот, кто встретил смерть сознательно и не убежал от нее.

— Так ты… ты даже не знаешь, как проходила этот обряд Каролина?

— Нет, это невозможно знать. Обычно Ритуал для каждого подростка придумывают главы септов… Ты тоже не сможешь никому рассказать. Это будет что-то такое, что человек не может никому рассказать до конца жизни.

— А как ты считаешь, я справлюсь?..

Вместо ответа он провел ей указательным пальцем по бровям. Анка почувствовала, что краснеет, и обрадовалась, что в машине так темно. За три недели, проведенные в Англии, они поцеловались всего лишь раз, и то в аэропорту, когда Бернар ездил ее встречать. Да и тот поцелуй получился скомканным, Анка потом всю дорогу корила себя за то, что первая отпрянула, застеснявшись дяди Филиппа, хотя он старательно не смотрел в их сторону. А когда они добрались до дома, Младшая была настолько восхищена, что все мысли о поцелуе вылетели у нее из головы.

Они бродили по дому, взявшись за руки. Младшая с изумлением узнала, что у каждого из родственников Бернара есть своя комната, и еще три комнаты для гостей; и два туалета, несмотря на то что вокруг стеной возвышался лес, и ванны с горячей водой на обоих этажах; и телевизор чуть ли не во всю стену, и взаправдашний камин, как показывали в кино про Шерлока Холмса; и ручные птицы, и лошади, на которых можно кататься; и потрясающих размеров кухня, с рядом висящих разнокалиберных сковородок, пучками травы под потолком и зевом кирпичной плиты… Бернар познакомил ее с мамой; та оказалась очень красивой, и у Анки даже слегка сжалось сердце от зависти; она тут же вспомнила свою маманю, в каком состоянии та прилетела в Петербург. Мама Бернара была моложе ее матери всего на два года, но выглядела как сестренка своей старшей дочери. В первый вечер она вела себя немножко напряженно, но перед сном сама пришла к Анке в комнату и принесла ей в подарок замечательный джинсовый костюм. Она смеялась и сказала, что тот, кто имеет дело с ее сыном, должен быть готов ползать по лесу, падать в лужи, и костюмчик как раз подойдет для этой цели. А после, специально для знакомства, приехали сестры Бернара. Девочки вначале показались Анке надутыми задаваками, но вскоре выяснилось, что это совсем не так: обе очень милые, особенно старшая, Каролина. Просто они не понимали, как себя вести с гостьей, и немножко побаивались, чем закончатся странные отношения брата и русской. Обе воспитывались в доме тетки и не посещали школу для обычных детей, но Каролине в этом году предстояло поступление в университет, и она со смехом заявила, что будет изучать на примере Анны повадки своих будущих сокурсниц… Обе сестры так мило и смешно коверкали русские слова, и вскоре Анка уже не чувствовала никакой неловкости, хотя между ними постоянно оставалось нечто вроде невидимой преграды.

Особенно остро это чувство охватывало ее, когда наступал вечер и семья Луазье собиралась на крыльце. Они не трепались, не грызли семечки, не играли на гитарах. Иногда приезжал кто-то из близких родственников; Бернар называл таких членами их фина. Родственники также садились рядком и просто молчали. Если Анка спускалась вниз, ее никто не прогонял, но Бернар знаками давал понять, что мешать не следует.

Не надо было иметь семи пядей во лбу, чтобы разгадать очевидное — эти удивительные Фэйри ухитряются общаться без единого слова. Дважды Луазье собирались всей толпой и сами уезжали к родственникам, оставляя Анку одну. Бернар сразу предупредил ее, что взять с собой не сможет, потому что речь идет о Ритуалах. Но пережить одной вечер оказалось совсем не страшно, столько всего интересного обнаружилось в доме и вокруг него.

Когда Луазье укатывали, она бродила по комнатам, трогала деревянные перила лестниц, книжные корешки и намытую до блеска кухонную электронику. Младшая не привыкла никому завидовать — наверное потому, что до сей поры не встречала никого, кто бы жил намного лучше нее. Конечно, у архангельских, да и питерских родственников житье было побогаче, но и бед своих хватало. Анка помнила, какая роскошь окружала ее во дворце Марии в Калькутте, да ведь люди Атласа не являлись, строго говоря, нормальными людьми. Они зарабатывали свои несметные состояния веками…

А вот здешняя простая английская семья, они… они жили, как настоящие буржуи. Чего уж говорить о тех буржуях, что окопались в городах…

Но самым захватывающим для Анки стали не экскурсии в Бирмингем, Ливерпуль и Лондон, а коллективные вылазки в лес. Папа Бернара разрешил сыну брать Анку с собой.

Это было круто, пожалуй, даже круче, чем фокусы Копперфильда, которые Младшая видела по телевизору. Потому что там были просто фокусы, это и ребенку понятно, а здесь перед ней разворачивалось самое настоящее колдовство. Правда, Бернар настаивал, что это совсем не колдовство, а обязательные Ритуалы, которые надо соблюдать, иначе Благий двор придет в запустение.

Они собирали вокруг себя десятки и сотни мелких лесных зверьков и птиц. Они затягивали песню, больше похожую на вой, и если Анка слушала ее близко и дольше пяти минут, в голове у нее начиналась тупая вибрация, потом она распространялась на все тело; хотелось вскочить и начать приплясывать. Папа Бернара сказал, что это не беда, лишь слабые отголоски колдовства Неблагого двора, ведь Темные Фэйри умели когда-то затанцевать случайного прохожего до смерти. А завывать подобным образом называлось «петь с маленькими народцами». Если этого не делать, народцы леса могли забыть древние договоры, Анка не спрашивала, о каких таких договорах идет речь; она просто сидела на пне, застыв, как изваяние боясь пошевелить пальцем или громко вздохнуть, до самого конца действия.

Они водили нелепые и устрашающие хороводы, Вначале квадратом разжигали четыре маленьких костерка и кидали туда коренья. От костров шел сладковатый дурманящий запашок, нечто среднее между запахом паленого сахара и коньячных сигарок. Мама Бернара брала дочерей за руки, к ним присоединялись другие родственницы женского пола, и вместе они начинали отплясывать вокруг отдельно стоящего дубка или бузины. При этом они тоже напевали, но это был совсем другой язык, чем у мужчин, и совсем иные мотивы. Женщины издавали низкие горловые звуки, больше похожие на клекот хищных птиц. Бернар шепнул Анке, что песня Холма исполняется на языке Горных Фэйри, на котором несколько тысяч лет никто не разговаривает.

Они притоптывали и раскачивались все быстрее и быстрее, трясли головами, и в их расширенных зрачках плясало пламя костров. Рты кривились, по подбородкам стекала слюна, пышные прически вставали дыбом, превращая головы в раздутые шары. Младшая наблюдала за пляской издалека, с ужасом убеждаясь, что и Каролина, и Мардж, и даже пожилые соседки совершенно перестают себя контролировать. Они скакали вокруг дерева, совсем как настоящие ведьмы, вскидывали ноги, задирали вверх руки; и специально надетые длинные зеленые платья развевались, как флаги безумного войска. В какой-то момент, без видимых причин, женщины и девушки валились на землю, песня прерывалась, и несколько минут все приходили в себя. Затем молча шли к ручью, купались и возвращались в дом. В гостиную уже никто не выходил, расползались по комнатам, а утром вели себя как ни в чем не бывало. Младшая заметила, что после ночных плясок мама Бернара из ванной идет не в супружескую спальню, а ложится в комнате Каролины. Все это было дико и непонятно.

Но самым страшным Анке казалось то, что творилось с погодой. Бешеный ветер мог раздувать кроны деревьев, ледяные градины — лупить о крышу, сбивать листья, но стоило одной из теток Бернара затянуть песню и сделать первые шаркающие шаги вокруг какого-нибудь ствола, как наступал полный штиль. Костры горели ровно, словно их развели в камине, а не посреди лесной поляны.

Младшая наблюдала за танцами Холма издалека, сидя рядом с Бернаром на толстенной ветке вяза. Когда они пробирались вдоль вечерней опушки, в обход луга, ее не оставляла мысль, что уж сегодня точно следует ждать поцелуев. У Анки даже сомнений не было, что Бернар не зря пригласил ее шпионить за родственницами; ведь все остальное время они оба оставались на виду и не могли себе позволить ничего лишнего. Младшая убеждала себя, что не хочет и не может хотеть ничего «лишнего» с этим кудрявым, тощеньким колдуном… но с каждым днем все сильнее убеждалась в обратном. Именно с ним она и мечтала начать…

Но Бернар совсем не торопился, хотя наедине он тоже вел себя странно, прятал глаза и не знал, куда девать руки. «Ну обними же меня, обними, — мысленно умоляла Анка, сидя рядом с ним на широкой замшелой ветке, — обними, и я обещаю, что не отодвинь…» Но вслух она сказала совсем другое. Она попросила Бернара объяснить смысл всей этой беготни вокруг куста бузины. Тут парень впервые замялся и начал шептать нечто невразумительное. А спустя миг Анка уже забыла, что совсем недавно минут двадцать начищала зубы и готовилась целоваться.

Потому что на лугу не только стих ветер, но начались и другие, не менее диковинные превращения. В низких тучах наметилось вращение, послышался тонкий свист, и вдруг прямо над лугом небо расчистилось, и засияли звезды.

Анка невольно прижалась к своему спутнику, и тут он наконец ее обнял, но все ожидаемое удовольствие так и не пришло. Потому что на них надвигалась вертикальная водяная завеса. От того места, где они сидели, до четырех огоньков костров было не меньше сотни метров, и оттуда, точно из эпицентра невидимого взрыва, стремительно распространялась стена раскаленного воздуха, выдавливая перед собой мокрый вечерний туман.

Когда сырой фронт ударил в лицо, Анка невольно зажмурилась, а Бернар только засмеялся. Стало очень тихо, остался только далекий гул, какой бывает, когда ныряешь у самого берега и снизу смотришь на накатывающуюся волну. А вслед за хлестким ударом воды пришла сухая жара, точно в предбаннике. Когда Младшая осмелилась разлепить левый глаз, ее одежда и волосы снова стали абсолютно сухими; а в лесу заметно потеплело.

— Как… как они это делают? — наблюдая за кружащимися зелеными фигурками, шепотом спросила она.

— Они призвали Зеленого духа, чтобы он изгнал болезни, — почесав затылок, просто ответил парень. Сколько Младшая ни билась, других объяснений не последовало.

Но и поцеловаться не получилось.

Мужчины тоже танцевали, но на мужские танцы Младшей было разрешено взглянуть лишь издалека. Каролина взяла ее за руку, отвела за излучину ручья, в орешник. Там старшая сестра Бернара заставила Анку улечься ничком в мокрую траву. Каролина заявила, что мужчины их все равно видят и слышат, но если не высовываться, то все притворятся, что ничего не заметили. Анка немедленно начала стучать зубами, но вскоре позабыла про холод и про сырость. Зрелище того стоило, куда там Копперфильду! На сей раз Зеленый дух не разгонял тучи и не устраивал посреди поля парилку. Мужчин было шестеро — четверо взрослых, Бернар и еще один молодой парень. Луна как раз спряталась за облака, и Младшая долго не могла понять, чем они там занимаются.

Сначала мужчины обнимали деревья. Ветра не было совершенно, Фэйри прикасались к стволам очень нежно, но не прошло и минуты, как вся рощица заходила ходуном. Листья тряслись, ветки трепетали, издавая непрерывный сухой стук, от которого у Анки что-то переворачивалось в животе. Лунный диск вырвался из объятий облаков, и в серебристом свете отчетливо стала видна стройная фигура Филиппа. Он стоял, широко расставив босые ступни, и в каждой руке сжимал по тонкому стволу орешника. Потом ноги его подломились, мужчина медленно опустился на колени, поникнув головой. Локти Филиппа чуть не вывернулись в суставах, но он так и не разжал пальцы. Анка чуть не вскрикнула, ей хотелось обратить внимание остальных, что их родственнику нехорошо, но Каролина вовремя зажала ей рот.

Остальным родственникам тоже было нехорошо. Они рывками перемещались в тени низкорослых деревьев и сипло дышали, как загнанные звери. У Анки не получалось различить, где же среди них Бернар. Зато потом, когда Луна выкатилась в зенит, им стало так хорошо, что Младшая всерьез испугалась за сердце своего друга. Потому что он, вслед за отцом и остальными, скакал, не переставая, больше двух часов. Больше всего это походило на странную смесь казацких плясок и цыганочки; впрочем, Младшая готова была признать, что подобные телодвижения ее завораживают.

Фэйри выступали вприсядку, выкидывая ноги попеременно в стороны, хлопая себя руками по бедрам и поочередно выкрикивая какое-то сложное заклинание. Старшие дядья затягивали басами и надолго замирали на стонущей басовой ноте, затем вплетались дребезжащие тенора, и мелодия становилась похожей на извилистую колючую змею… Младшая не заметила, когда мужчины расстались с одеждой. Оказалось, они чем-то до блеска натерли тела. Ореховая роща гудела, каждое деревцо стонало и подрагивало, словно рядом в землю вбивали сваи…

Анка не сразу сообразила, что с ней. Она лежала навзничь, под головой — свернутая кофта, а сверху склонилась озабоченная Каролина, брызгая из бутылки на лицо минеральной водой. Рядом шумел ручей; видимо, сестра Бернара оттащила ее в бессознательном состоянии довольно далеко.

— Что случилось? — Анка сделала попытку приподняться на непослушных руках, но они не желали ее держать.

— Тебе нельзя смотреть, — расстроенно отозвалась девушка. — Папа будет меня… — Она показала кулачком, как ей достанется, и заулыбалась.

— Зачем они пляшут? — Анка вдруг подумала, что Каролина тоже видела мужчин совсем без одежды, и залилась краской. Хорошо еще, что вокруг стоял почти полный мрак! Песня Фэйри глухо слышалась вдали, но весь бешеный настрой пропал. Младшей было холодно, она вдруг почувствовала, что вся насквозь промокла и вдобавок заработала несколько серьезных ссадин.

— Они вяжут Покрывало, — коротко ответила Каролина. — Пойдем домой. И не ходи больше вечером в лес…

— Но Бернар обещал, что мне будет можно…

— Бернар ничего не мог обещать, — довольно резко оборвала девушка. — Он еще не прошел Ритуал Имени. Я привела тебя сюда потому, что разрешил отец, а Бернар не имеет права голоса…

— Но он же… Он уже умеет призывать волков.

— Говорить с волками — еще не значит стать полноправным членом фина, — Каролина помогла Анке подняться, отряхнула с ее куртки налипшие комья земли. — Пошли домой, мама беспокоится…

— А ты?..

— Я — взрослая, — коротко отрубила Каролина.

— А они надолго там?…

— Не дождешься, часов до двух. Не переживай, ничего с твоим Бернаром не случится.

— И вовсе он не «мой»! — вспыхнула Анка.

— Ах, не обижайся, пока еще твой…

— Как это?.. — У Младшей внутри что-то надломилось, — Что значит «пока »?

Каролина часто путала русские слова, и Анка втайне понадеялась, что сейчас наступил как раз тот случай.

— Пока не пройдет Осенний Ритуал, — развеяла надежды Каролина. — А разве он тебе не говорил? Тогда спроси у него сама…

— Нет, пожалуйста! — взмолилась Анка. — Ну, Каролиночка, милая, скажи мне… Мы что, не сможем с ним больше быть друзьями?

— Уфф!.. Друзьями как раз сможете, — Каролина продолжала шагать, непонятно как находя дорогу в полной темноте.

Такой ответ понравился Младшей еще меньше.

— Каролина, ну, пожалуйста…

— Хорошо! — старшая сестра Бернара остановилась так внезапно, что Анка с разбегу воткнулась ей в спину. — Запомни, Анна, ты никогда не узнаешь, что такое Ритуал Имени, потому что ты — обычная! Когда наступает осень шестнадцатого года жизни, в канун священного праздника Сауин, Фэйри становятся взрослыми. Когда-то… когда-то наш народ тоже впадал в беспамятство, и молодые не желали проходить Ритуал, а родители жалели своих детей. Сказать тебе, девочка, чем это кончилось, сказать?!

Младшая могла только кивнуть. Она не видела лица Каролины, но горячее дыхание буквально обжигало ей щеку. Сестра Бернара была такая же маленькая и хрупкая, как все ее родственники.

— Фэйри, забывшие Ритуал Имени, женились на обычных и выходили за них замуж. И рожали ублюдков!

— Так значит дети все-таки…

— Молчи! Они так делали в средние века, тысячу лет назад, потому что фины надеялись спасти своих детей от истребления! Но ничего не помогло, рожденные дети все равно становились добычей клириков. Напротив, стало еще хуже; власти начали преследовать не только Фэйри, но и семьи тех обычных, кто породнился с нами. Слишком, заметны были эти дети, слишком отличались от тупых, толстоногих обычных! Если не веришь, спроси у тети Берты, она наизусть знает Хроники…

Я не помню точных дат, но тогда начались восстания крестьян, были убиты почти все Горные Фэйри, а кто уцелел — навсегда ушли в Священные холмы. Тогда собралась Палата, и главы септов обратились к колдунам-отшельникам за помощью. И колдуны, в числе прочего, сказали, что надо соблюдать Традиции и Ритуалы, иначе нашему народу грозит смерть…

— И что? Что было дальше? — У Анки внезапно сел голос.

— Дальше?.. — Каролина ненадолго задумалась. — Главы септов вернули старый Ритуал, и он спасает нас от вымирания…

— Так это же здорово… — несмело высказалась Анка.

— Здорово, — согласилась во мраке собеседница. — Потому что во время Ритуала мы и встречаем смерть.

Глава 5

ЛОШАДИ И КОШКИ

— Сколько вам понадобится времени? — спросила Мария.

— Не больше двух секунд, если там только один автомобиль.

— А вдруг их там внутри четверо?

— Мы справимся, — отрезала тетя Берта. — Проблема в том, как их выманить из машины.

— Только что вы обезвредили девятерых.

— Вот именно, — огрызнулась тетя Берта. — Мы устали. Кроме того, в тот момент мы находились в помещении, и нас было пятеро…

— Достаточно, — перебила наездница. — Если все так сложно, я пойду и уложу их одна.

— Это крайняя мера, — очень спокойно, как будто речь шла о травле крыс, отозвался дядя Эвальд. — Мы находимся на территории частного владения. Убитый спецагент навсегда испортит жизнь семье Луазье…

— Зато на противоположной обочине начинается земля Харрисона, — как бы невзначай подсказала тетя Берта.

— Совсем другое дело, — повеселела Мария и вытащила пистолет.

Дядя Саня хихикнул, показав в темноте длинные белые зубы. Его обычно гладкая бородка воинственно задралась вверх. Дядюшка Эвальд произнес русское ругательство. Саня засмеялся.

Я не мог отделаться от мысли, что мы все вместе сходим с ума.

— Нет! — дядя Эвальд перегородил Марии дорогу. — Здесь вы ни в кого не станете стрелять.

— Ради девчонки я убью кого угодно, — парировала наездница, и от ее тона мне стало холодно. — Кажется, мы обо всем договорились?

— Я верно вас поняла, советница? — дружелюбно откликнулась тетя Берта. Она уже вышла из машины и потихоньку обходила капот. — Коллегия в панике, вам велено перестрелять весь мир, лишь бы спасти десяток мумий, от которых давно никому нет пользы? А то что здесь останутся трупы, вам наплевать?

— Бернар, — ласково позвал дядя Эвальд, — Вы не прогуляетесь с Анной? Сумеете их выманить?

— Конечно, — я толкнул дверцу. — Мы отвлечем их!

Я выпрыгнул наружу и оказался по колено в мокрой траве. Пахло близкой грозой, бензином и духами тети Берты. Я потянул носом. От людей, спрятавшихся в фургончике на шоссе, здорово несло потом. Наверное, они устали караулить в духоте, а выходить наружу им не позволяло начальство. Последний момент мне очень не понравился. Эти люди подходили к охоте чересчур серьезно.

В этот момент я пожалел, что старики не послушали папу и не позволили ему свистеть.

Дядюшка Эвальд тоже вышел из машины и выпустил Анку. Луна скрылась за тучу; я не различал их лиц, лишь очертания фигур.

— Нет, — заупрямилась Мария. — Девочку нельзя посылать на риск. Если вы не в состоянии помочь, так не чините мне препятствий!

Великанша оказалась между моими кровниками. В спину ей дышал Саня, тетя Берта медленно двигалась в обход капота, дядюшка перекрывал тропу.

— Соседи, бросьте ваши штучки, — громко зачастила Мария, в ее руке еле слышно звякнуло оружие, — Я здесь для того, чтобы с этой девочкой ничего не случилось! Берта, ни шагу, иначе, клянусь, я…

— Что?

— Соседи, вы же вечно так печетесь о своих детках! — Мария попыталась взять себя в руки. — Не смейте подставлять девчонку!

Я испугался, что она разволнуется и в кого-нибудь выстрелит. Краем глаза я видел, что наши преследователи на шоссе погасили габаритные огни. Однако из микроавтобуса никто не вышел. Ветер налетал порывами, маленькие народцы боязливо прятались под корнями скрипящих деревьев, в любую секунду мог начаться ливень. В машине у одного из типов, охраняющих выезд, заверещал телефон. Расстояние было слишком большим, чтобы разобрать все слова, но суть я уловил. Мужчина разговаривал с одним из агентов, запертых Покрывалом силы в нашем доме. И тот, под чутким руководством Питера Лотта, ответил, что все идет по плану.

Еще пара минут у нас оставалась. Затем они поймут, что их дурачат, и ринутся к дому со всех сторон.

— Бернар, что происходит? — разволновалась Анка.

Пришлось переводить.

— Осмелюсь заметить, — процедил дядя Эвальд, — что уважаемая советница преследует сугубо эгоистические цели, а в нашу задачу входит спасение сотен людей…

— Но вы же сами никогда не кидали детей под пули!

В темноте Мария сделала шаг назад. Теперь она оказалась в окружении кровников, но с военной точки зрения это не играло роли. Физически наездница была сильнее всех нас, вместе взятых, кроме, разве что, дяди Сани.

— Я не брошу Добрых Соседей! — отчаянно заявила Анка.

— Любой ребенок тянется в росте, но не любой становится взрослым, — вступил в разговор Саня. На русском у него получалось излагать мысли гораздо лучше. — Мы оберегаем детей не для того, чтобы они выросли подлецами. Мы оберегаем их, чтобы дети стали лучше нас.

— Анка не пойдет с вами, — сказал я. — И нечего здесь командовать! Отправляйтесь в Бразилию и командуйте своими черепахами!

— Кого вы слушаете, Соседи? — Мария чуть не плакала. — Ведь они еще дети!

— Вот как, значит, Бернар глупее нас? — задумчиво проговорил дядюшка. — В таком случае мы немедленно проведем Ритуал Имени.

Внутри меня что-то перевернулось. Сегодняшний вечер принес немало проблем, но такого поворота я не ожидал. До официальной даты Ритуала оставалось чуть больше полутора месяцев. Хотя папа во мне не сомневался, от одного вида календаря, неумолимо приближавшего страшный день, у меня тряслись поджилки. Одно дело — подчинять волков и оленей, и совсем другое — подчинить себя…

Это все, что известно про Ритуал, до того как он наступит в твоей жизни. Взрослым мужчиной может считаться лишь тот, кто подчинит свои страсти и усмирит страх…

— Черт с вами! — Наездница досадливо сплюнула. — Допустим, вы их усыпите, а дальше что?

— Дальше мы отправимся в Ирландию.

— Зачем?! Вам туда все равно не добраться!

— Камилла ждет нас, — уверила тетя Берта. — Мы обещали помочь, и мы поможем. Будем надеяться, что дальше кордонов нет. Пройдем по Изнанке…

— О, дьявол… — простонала Мария. — Ну хорошо, допустим, я верю, что ваше колдовское подземелье существует! Но вас всего трое, никак не шестеро!

— Еще троих искать некогда, — согласился дядюшка Эвальд. — Поэтому мы просим уважаемую советницу пойти с нами. Мы стараемся не пользоваться оружием, а ваши… ты… способности могут очень пригодиться.

— Пожалуйста, Мария, — тихо добавила тетя Берта. — У нас нет другого пути. Вы уже убедились, что ваши телефоны прослушиваются. Лучше вообще выкиньте телефоны. Есть только один путь спасти детей и вашего пастуха — довериться ведьме.

Наездница помедлила, во мраке я слышал ее нервное дыхание. По трассе прошуршали одна за другой несколько машин, ни одна не остановилась. В свете фар мелькнули тонкие иглы дождя и блестящее зеркало асфальта. Донеслась веселая музыка, смех, и снова все стихло за трепещущей пеленой. Веселая компания пронеслась, люди даже не подозревали, что происходит рядом с дорогой. В десятке миль от нас гудела жизнь, сверкали огни кинотеатров, ребята гоняли на мотоциклах и дергались на дискотеке, а взрослые битком наполняли ресторанчики и пабы.

Я не завидовал обычным и не хотел бы родиться одним из них, но в эту минуту мне хотелось завыть от тоски.

Я вытер лицо рукавом. Мне стало наплевать на Валентина, на Лукаса, и даже на всех наших саянских кровников. Я думал о том, успели ли мама и сестры добраться до дяди Самюэля, и что станет с папой. Ведь он собирался вернуться домой, а дорога наверняка перекрыта. А потом Питер Лотт отпустит спецагентов, они ничего не вспомнят, но рано или поздно вернутся.

И где нам жить тогда…

— Ладно, — подвела итог Мария. — Но учтите, малейшая угроза по адресу девочки — и я стреляю.

После ее слов до меня дошло, что я теряю собственный дом. Теряю не так, как раньше, когда нашей семье пришлось сбежать в Россию от домогательств полиции. Сегодня вечером я ослушался отца, а теперь вернуться просто невозможно. В комнате на втором этаже остались все мои сбережения, большая часть одежды и документы. А во дворе остался прирученный лис, птицы и множество лесных друзей, которые будут скучать по мне. Но самое печальное заключалось в другом.

Я влез туда, куда меня совсем не звали, и неприятности только начинались.

Но понимал я и еще кое-что. Дядя Эвальд прекрасно сознавал, что даже сейчас меня можно отпустить, а точнее — прогнать. Противостоять воле знахарей невозможно, тетя Берта попросту могла бы меня усыпить.

Но в планы стариков не входило меня отпускать. Мы отправились к шоссе вдвоем с Анкой, взявшись за руки, а наши старики и дядя Саня двигались следом. Саня между ними. Он удивительно быстро научился контактировать с кровниками без слов, а ткать Покрывало умел не хуже наших. Хотя, если честно, у русских Фэйри все Обряды проходят иначе, я еще в тайге заметил. На первый взгляд — очень похоже, а потом, чем дольше живешь среди них, тем острее ощущаешь различия. Я слышал, как папа с мамой это много раз обсуждали. Папа удивлялся, что ни в одном фине мира, где ему довелось гостить, Добрые Соседи настолько не отдалились от родины. Он даже не мог толком объяснить, что ему не нравится.

Много месяцев спустя, когда мы подружились с русскими и начали понимать их язык, папа отважился серьезно поговорить с Григорием и Саней. Поводом к сборищу фина, помнится, послужила установка спутниковой антенны. И тогда дядя Саня надолго всех нас озадачил. Он заявил, что чем быстрее мы уедем назад в Англию, тем лучше для нас. Потому что Россия затягивает. На это мама засмеялась и заметила, что ее-то точно никогда не затянут морозы и ватаги пьяных уголовников. Мама, наверное, полагала, что кровники начнут спорить, однако все отмолчались, и мужчины, и их жены, а сидели мы большой компанией. Дядя Саня согласился, что морозы пережить нелегко, но если их пережить несколько лет, то возникает странное чувство…

Это чувство возникает практически в любой точке земного шара, куда бы ты ни уехал, и лучше нам его не знать. Россия начинает затягивать. Как затянула когда-то предков саянского фина…

Мы с Анкой вышли к автостраде, а кровники и Мария крались за нами следом в темноте. Еще до того как пересечь обочину, я уже засек второй автомобиль. Он стоял в полумиле, за поворотом, как раз там, где под полотном проходит дренажная труба. Эти парни пугали меня все сильнее, они устроили облаву по всем правилам и слишком хорошо знали местность.

Дядя Эвальд подтолкнул меня в плечо, и мы выбежали на обочину. Правда, Анка несколько раз чуть не грохнулась — это оттого, что я забывал про ее обычное зрение. Когда мы выскочили на открытое место, в микроавтобусе разом открылась передняя пассажирская дверца и отъехала задняя дверь на роликах.

— Эй, парень, не двигаться, полиция! — рявкнули в громкоговоритель, и тут же зажглись фары.

— Не оглядывайся, — шепнул я своей спутнице, спиной чувствуя пристальные взгляды и дуло пистолета. — Идем тихонько, как шли…

В ботинках хлюпала вода, мелкая морось постепенно превращалась в проливной дождь. По канаве топать было не очень-то удобно, но на асфальт вылезать не хотелось. Там, наверху, мы оказались бы совсем беззащитными. Навстречу, ослепительно светя галогенами, пролетел джип, нас обдало выхлопом и рокотом «раммштайна», позади джипа по мокрой гальке запрыгал искрящий окурок. Анкина рука дрожала в моей.

— Я повторяю — немедленно остановитесь!

В эту секунду произошло самое неприятное, что могло произойти. Второй микроавтобус, стоящий впереди, за поворотом, зажег фары. Пока еще он не развернулся. Оставалось молить духа дождя, чтобы гроза нарушила радиосвязь, и те, кто сидит в первой машине, не успели позвать на помощь.

Не оборачиваясь, я увлекал Анку за собой. Позади из машины выпрыгнули трое. В тот же миг я услышал мягкие шаги кровников.

— Бобби, слева! — кричал, видимо, тот, кто остался за рулем. Наверное, он уже успел передать сигнал тревоги в соседний автомобиль. Мне довелось родиться Фэйри, но я всего лишь человек, а не супермен. Поэтому пулю я услышал уже, когда она вжикнула высоко над головой.

— Бежим! — Я потянул Анку в сторону, в кусты, и только там позволил себе оглянуться.

Тетя Берта держала за руку первого из агентов. Он послушно передал дяде Сане пистолет и опустился на колени, прямо в лужу. Когда мы вернулись на проселок, уже трое мужчин стояли на коленях вдоль обочины, держа руки за головой. Перед ними, обнявшись, расположились кровники. Мария выпрыгнула из микроавтобуса, волоча за собой обмякшее тело четвертого. Видимо, она подобралась к нему с другой стороны и оглушила как раз тогда когда он выстрелил. Фары «Фольксвагена» вовсю светили, у него еще на крыше оказалось целых четыре штуки. В пронзительном белом свете стал виден быстро приближающийся кабриолет «БМВ», Его водитель гнал с такой скоростью, что машину постоянно заносило, задние покрышки буквально дымились. Мария отодвинулась за кузов, положила глушитель на сгиб локтя, но «БМВ» даже не притормозил.

Я подумал, что этой ночью все посходили с ума. Против одной русской девочки, не совершившей ни единого преступления, воюет целая армия. А вот я, похоже, совершаю одно преступление за другим, и неизвестно, что ждет впереди. Я не хотел даже думать о том, что придется, возможно, стрелять в человека.

Тут ударила молния, и над промокшей равниной рассыпалась первая громовая дробь. Мы с Анкой выбрались из канавы, стараясь не переломать ног. Я шел первым, чтобы она держалась строго за мной. Несколько раз я ощутимо приложился о коряги коленями и оцарапал лоб. Когда мы добрались до машины, Мария оттаскивала в кусты обмякшее тело в плаще и одном ботинке, а тетя Берта мирно ворковала с водителем.

На раскисшей земле сидел здоровенный мужик в защитной форме с нашивками, но к какому роду войск относилась форма, я так и не разглядел. Водитель держал у рта микрофон и повторял то, что приказывала тетушка. Он успокаивал кого-то, говорил, что тревога поднята напрасно, и следует дальше продолжать наблюдение. Сначала рация надрывалась, кто-то требовал лейтенанта, затем наступила тишина.

Дядюшка Эвальд и Саня удерживали в повиновении двоих в гражданском.

— Вы целы? — повернулась к нам тетя Берта.

Снова небо расколола молния. Я так и ахнул. Кофта и подбородок тетушки были в крови.

— Вы ранены?!

— Ерунда, перепад давления, — тетушка криво улыбнулась, запрокинула голову и зажала нос платком.

Но я слышал, как неровно стучит ее сердце. Ерундой тут и не пахло. Странно, как тетя Берта ухитрялась до сих пор оставаться на ногах. Дядю Эвальда тоже качало из стороны в сторону. Если бы сейчас нас кто-нибудь заметил, наверняка бы принял за компанию пропойц. Но, к счастью, по этой дороге ездят редко.

Лес гудел и стонал под ветром, как тысяча ночных духов. Мария закинула в салон автобуса отобранное оружие, затем подошла к заколдованным агентам и поочередно стала бить их по затылкам прикладом. Откуда-то у нее в руках оказался автомат. Наездница успевала подхватывать мужчин еще до того, как они падали лицами в грязь.

— Бернар… — Анку колотило то ли от холода, то ли от страха.

— Прекрати! — Я уже знал, что она скажет, и потому немножко грубо заткнул ей рот. — Никто не умер! Иначе нельзя, у тетушки не выдержит сердце…

Потом я помог дяде Сане и Марии затащить этих двоих в кусты и связать их ремнями. Когда вернулся к машине, дядя Эвальд уже сидел за рулем, включив печку на максимум. Я ввалился внутрь, не чувствуя ни рук, ни ног, одежда промокла насквозь.

— Ты молодец! — похвалил дядя Саня. Он успел снять куртку и теперь смешно выжимал бороду. — Возьмем их тачку?

— Все равно, — отмахнулась Мария. — Давайте я поведу. По какой дороге лучше?

— Бернар, где-то здесь был спуск к Харрисонам, я не ошибаюсь?

— Подальше! — Я показал пальцем. — Все верно, мы махнем вдоль ручья, а потом, за холмами, выскочим на старое ранчо…

— Там лошади? — удивилась Мария, пересаживаясь за руль.

«Фольксваген» клюнул носом и задергался, как припадочный. Что-то больно ударило меня по ноге. Я нагнулся и нашарил пакет, из которого на пол вывалились сразу несколько пистолетов, Мария оставила агентов безоружными.

— Там лет сорок не устраивают скачек, но лошади живут, если только Харрисон их не продал. Иногда на них катают детей… Просто поле и левады, но вдоль опушки когда-то катались на автомобилях, там можно и сейчас проехать. Мы сможем выбраться на третью дорогу уже со стороны участка Оллингтона…

Я нащупал на заднем сиденье мужской пиджак и укрыл им Анку. Она уже не так дрожала, как раньше, печка гудела, в машине становилось все теплее.

— Куда ехать, Добрый Сосед? — Мария затормозила у очередной лесной развилки.

— Теперь направо!

— Но там слишком узко.

— Должны проехать, мы ездили тут вместе с папой и Харрисоном, когда расчищали просеку! — сказал я и подумал: «Если только наши милые соседи не забывали расчищать дороги!» У папы лес всегда в полном порядке, чего нельзя сказать про обычных лесничих. «Фольксваген» тяжело урчал, протискиваясь в высоких кустах. С его вороненых боков наверняка содрало половину краски, щетки в бешеном темпе метались влево-вправо по стеклу, размазывая листья и дождевые потоки, а в скачущих световых лучах виднелись две узкие колеи, залитые водой. Мы с Анкой изо всех сил вцепились в передние сиденья и уперлись ногами, чтобы не свалиться на пол.

— У Оллингтонов нас вряд ли будут искать, — подтвердила тетушка. — Не могут же они стянуть сюда всю полицию страны!

Наверное, это была шутка, но никто не ответил. Мария, как сумасшедшая, крутила руль, объезжая лужи и рытвины.

— Развернемся и махнем на запад, — кивнула наездница. — А вы уверены, что нас не перехватят на пароме?

— Там есть свои люди, — утешила тетя Берта.

— В городке придется остановиться и сделать одно дело, — подал голос дядюшка.

— Это еще зачем? — изумилась Мария. — Как хотите, но останавливаться нам нельзя.

Я хотел спросить, какое у нас дело, но тут позади вспыхнули фары. За нами гналась другая машина.

— Бернар, это могут быть Соседи? — Наездница с трудом протиснула автобус между двумя вязами. Ветки хлестнули по окнам, правое зеркальце хрустнуло.

— Нет, только до второго поворота. Дальше Харрисон ездит на лошади…

— Значит, это они! Подберите с пола оружие!

Дядя Саня нагнулся и вылез из-под сиденья, держа в каждой руке по пистолету с длинными стволами.

— Я даже не знаю, на что тут нажимать, — грустно пошутил он. — Два раза в жизни двустволку в руках держал и то…

— Это «зауэр», — наездница дернула ручку скоростей и швырнула автомобиль через корягу. — Там ничего сложного, я покажу!

— Бернар, я боюсь… Они хотят меня убить? — Губы Анки тыкались мне в ухо.

— Никто тебя не тронет, я обещаю! — И тут, неожиданно для себя, я притянул ее и поцеловал в губы. В салоне было темно, но Фэйри и без света все прекрасно видят. Однако мне стало наплевать, что подумают старшие. Пусть даже решат прогнать меня из септа, я все равно не оставлю свою девушку, потому что…

— Тетя Мария, но я не умею, как это… навига-ром…

— Навигатором? — не оборачиваясь, покивала наездница, — Не беспокойся, научим!

— Но я не хочу! Я хочу домой, к маме!

— Пожалуйста, не зли ее, — взмолился я, растирая Анкины ледяные пальцы. — Теперь уже не важно, откажешься ты или нет, но пока все верят, что ты навигатор, никто не станет стрелять, и никто не причинит вреда Валентину…

— Ты взаправду так считаешь?

— Ну, конечно, — я постарался говорить максимально искренне. — Эти русские бандиты побоятся его пальцем тронуть; им нужно, чтобы ты согласилась с ними сотрудничать.

— А что я должна буду делать?

— Ты должна предать всех нас! — громогласно перебила меня Мария. — Только у недоумков из Москвы и Вашингтона все равно ничего не выйдет. Им никогда в жизни не отыскать «бочонки», а без навигатора о спуске во впадину можно навсегда забыть…

Нас догонял не микроавтобус. Скорее всего, это был армейский джип, поскольку колдобины он перескакивал гораздо легче нашей машины. Из джипа не кричали, не стреляли, он настойчиво полз по пятам, как корабль-призрак. Дядя Эвальд и Саня разобрались с оружием; теперь они спорили, как лучше стрелять, — распахнуть заднюю дверь или высунуться в боковое окно. Дядя Эвальд уверял, что целиться надо по колесам, но воинственный русский предлагал бить на поражение.

Наконец чаща отступила, мы выскочили к заброшенному ранчо, и скорость сразу возросла. Автобус летел вдоль черной границы леса, вздымая две волны из-под колес; не останавливаясь, проломил ворота, снес деревянный знак и начал подъем на холм. Я вспомнил, как в этот самый знак мы с ребятами на спор метали ножи. Это случилось чудовищно давно, несколько тысяч лет назад, и, скорее всего, не со мной. Просто немыслимо было представить, что я играл когда-то с обычными детьми, наряжался индейцем и строил шалаши на деревьях…

Я наклонился и тоже взял пистолет. Дядя Эвальд взглянул на меня во мраке, но ничего не сказал. Вначале мне показалось, что он на меня сердится, но потом я присмотрелся получше и ахнул. Пульс у старика зашкаливал за сотню, мышцы на лице подергивались, из глаз текли слезы. Глава септа держался изо всех сил. Выглядел он отвратительно: последний поединок изрядно подкосил его. Дяде Сане участие в колдовстве тоже далось нелегко, но он был моложе кровников лет на тридцать и отделался легким недомоганием.

Одно мне стало абсолютно ясно: пока что дядюшка Эвальд не в состоянии не только вести войну, но даже вести машину.

Когда мы были на середине подъема, машина забуксовала, а джип уже летел по полю. В этот миг фары ползущего позади преследователя полоснули по нашим лицам. Прямо перед собой я увидел Анкины пухлые приоткрытые губы и заплаканные глаза и невольно произнес слова, которые ну никак не следовало произносить…

Они вырвались случайно. Хотя моя мама утверждает, что на этом свете ничего случайно не происходит. Во всяком случае, Анка ничего не ответила, наверное, просто не расслышала, потому что двигатель ревел на высоких оборотах, Мария ругалась на трех языках, а корма автобуса заметалась из стороны в сторону, точно «Фольксваген» решил исполнить ламбаду. Противно запахло жженой резиной, тетя Берта открыла окошко, и, вместе с тучей ледяных брызг, мне в нос ударил… Запах табуна.

И все встало на свои места. Я сразу отложил оружие, оно мне только мешало. Теперь я знал наверняка, что надо делать и от кого ждать помощи.

Вдали слева промелькнули огоньки поместья Уэбли, и на секунду показалась нитка дороги, покрытая влажными языками от автомобильных фар. Нам оставалось совсем немного, чтобы влиться в поток и навсегда спрятаться от людей с одинаковыми квадратными прическами. Про себя я прикидывал, хватит ли им наглости перекрыть многорядное шоссе, но тут в стороне от дороги моргнули светлячки габаритов.

Огоньки блеснули так коротко, что любой обычный человек принял бы эти светлячки за рябь дождевых капель, за многократные радужные отражения фар, за игру лунного света в лужах. Любой обычный, только не я.

На выезде из леса нас поджидала засада. Я сразу понял, где притаился наш очередной враг, он перегораживал выезд на трассу в том самом месте, которое я считал своей маленькой тайной. До него еще было достаточно далеко, около полутора миль по петляющей тропе, и заметить машину мне удалось только потому, что я смотрел с холма, и как раз в этот самый момент, когда на секундочку вышла луна. Проезжающим по трассе узкий примыкающий проселок разглядеть было практически невозможно. О нем надо знать, для этого надо водить дружбу с ребятами Харрисона. С этой стороны нам врагов объехать тоже было негде, дорогу преграждали сплошной частокол свежих посадок и аккуратные штабеля дров после порубок леса. Разве что пешком, или по воздуху лететь…

Позади с веселым рокотом взбирался на гору джип.

Держу пари, что в ту секунду мы все подумали об одном. Поскольку никто из кровников физически не мог нас предать, напрашивалась мысль о вмешательстве злых духов. Какие-то потусторонние силы пожелали нам гибели. Я высунулся в окно и поверил головой, хотя бы приблизительно отыскивая направление на ферму Харрисона. Ферма — это громкое название, лесничий не стал бы заниматься у себя на участке бизнесом. Насколько я запомнил, там внизу, у края поля, от прежних владельцев-аристократов сохранился длинный кирпичный сарай, и в нем постоянно ночевали восемь или десять лошадок. Чуть больше, чем требуется лесничему для работы.

Я высунулся в окно.

— Бернар, куда ты полез? — Анка тянула меня обратно.

— Погодите, нам надо остановиться!

Я уже нащупал маленький народ, хотя лошадей никак нельзя назвать маленькими. Взрослых было восемь, плюс жеребенок. А прежнего красавца Лобастого сменил подросший Лепесток. Я не сразу узнал его запах, но когда узнал, тут же свистнул.

Лепесток проснулся и откликнулся, хотя я звал очень тихо. С лошадьми общаться вообще — сплошное наслаждение, гораздо проще и приятнее, чем с оленями и другими пугливыми обитателями леса. Именно поэтому Фэйри никогда или почти никогда не испытывают мальчишек в девятилетнем возрасте лошадьми. Слишком просто, и в то же время постепенно можно сойти с ума. Лошадь умная, как и собака, но не стоит с ней долго говорить на ее языке, лучше подыскать более сложную песню для тупой косули или усмирить волка. Папа говорит, что от долгого общения на языке лошадей можно попасть под обаяние их разума и решить, что они разумны по-настоящему. Но это совсем не так, лошади умные только для себя, человек для них всегда чужой. Поэтому для обороны, и уж тем более для нападения, во сто крат надежнее хищники.

Но сию минуту, как назло, мимо не пробегал ни один завалящий волк. Зато притаившийся у спуска к трассе автомобиль пришел в движение. У него под капотом рычал такой же мощный зверь, как и у нашего преследователя. Оставалось неясным, почему они так и не вызвали вертолет. Возможно, не ожидали сопротивления, или не хотели настолько засветиться. Так или иначе, нас зажимали на узкой тропе.

— Хорошо, малыш, — коснулся меня дядя Эвальд. — Все делаешь хорошо.

От его похвалы я не обрадовался, а, напротив, похолодел. Итак, вместо того чтобы мне помочь взрослые сговорились и кинули одного на произвол судьбы.

— Какого черта останавливаться? — огрызнулась великанша. — Полминуты простоя — и мы увязнем по ступицы.

— Впереди нас ждут, — коротко ответил дядя Эвальд.

— Что?! Опять засада, мать их так! — выругалась Мария, но дядюшке она немедленно поверила. — Бернар, куда еще можно свернуть?

Впереди наметилась низина. Фар встречающей нас машины стало не видно, но это ненадолго. Почти наверняка молчаливые мужчины сейчас прикручивают к стволам глушители и натягивают маски на лица. Такими их показывают во всех фильмах. Потом они бросят машину посреди колеи, чтобы мы не сумели объехать, а сами спрячутся снаружи и хладнокровно перестреляют всех, кроме Анки! Если бы я не занимался делом более важным, то непременно сумел бы их посчитать…

— Свернуть некуда, — ответила за меня тетя Берта, — Помолчите, не мешайте мальчику!

— Как это «помолчите»? — взвилась наездница. — Нас перебьют, как куропаток. Попробуем прорваться, все пригнитесь!

Тут две лохматые тучи расползлись в сторону наподобие театрального занавеса, и над лесом и лугами Харрисона разлилось тусклое лунное сияние.

— Вперед даже не думайте, — дядюшка Эвальд закашлялся. — Там не разъехаться! Их трое, и у них автоматы.

— Тогда куда? Назад?

Я свистнул еще раз, подыскивая верную мелодию. Дождь стучал по щекам, но очень скоро я перестал его замечать. Я свистел, то понижая голос, то повышая до уровня, не доступного птицам, и думал о том, что помимо сопротивления властям и соучастия в угоне меня скоро можно будет обвинить в вооруженном нападении на полицию или, бери выше, на десантников Ее величества. Интересно, сколько десятков лет отсидки насчитал бы младший братец Дрю? Он ведь у нас дока по части уголовного права…

Внизу, в миле отсюда, жеребец Лепесток встал на дыбы и проломил двери денника. Ему понадобилось ударить шесть раз, в рыжую шкуру воткнулось несколько заноз. Лепесток до крови оцарапал бок, но продолжал лупить, пока не своротил засовы. В соседних денниках взбесились Звездочка и Забияка. Обе они — дочери Зеленоглазки, принадлежащей моему папе. Забияка боком навалилась на прогнившие доски, Звездочка пришла к ней на помощь. С другой стороны коридора заржала Лимонница, старшая сестра Лепестка, и опустила передние копыта на перекладину дверки.

— Пожалуйста! — Я вернулся в салон машины. — Надо доехать до верха холма, там вроде круга с камнем в центре. Там развернуться и остановиться!

— Не вижу никакого круга, но вроде бы там, наверху, есть ровная площадка, — оскалилась Мария. — Если не зацепят с вертолета, есть шанс развернуться! Как только остановимся, все бегите к лесу и ложитесь. Саня, стреляем только по моей команде, когда они подберутся вплотную!

Я снова высунулся в окно. Джип был уже так близко, что удалось разглядеть на его бампере лебедку с тросом. Оттуда, как и прежде, не стреляли и не пытались командовать. Создавалось жутковатое ощущение, что за нами крадется сама машина, пустая, бессмысленная и жестокая, готовая на все и не приемлющая никаких оправданий. Мне вдруг представилась нелепая картина: Мария, Саня и дядя Эвальд стреляют с обеих рук, выпускают каждый по обойме, но наш железный враг продолжает движение. У джипа уже нет лобового стекла, спустили все колеса, свистит пар из пробитого радиатора, но он прет, как танк, гудит, и вот уже видны внутри измочаленные пустые сиденья…

Лепесток с разбегу ударил в ворота. Хорошо, что Харрисон никогда их качественно не запирал. Поранив морды, из денников вырвались еще три взбудораженные кобылы, они грудью кинулись на хлипкие ворота и, свалив их, оказались на свободе.

Наездница, матерясь, давила на педаль. Джип подобрался почти вплотную, его колеса тащили на себе тонны грязи. Вторая машина задумчиво пыхтела в лесу: очевидно, там оказалось слишком глубоко, или неопытный водитель загнал колесо в яму. У меня кисточки на ушах стояли дыбом, а волосы раздулись и налились кровью.

— Бернар… — прошептала мне в ухо Анка, — Бернарчик, вас всех хотят убить из-за меня? Да что ты там постоянно свистишь? Ты слышишь — я с тобой говорю! Можешь прекратить свой дурацкий свист хотя бы на минуту?!

Я на секунду опешил. Это огромная редкость — когда обычные слышат мужской свист.

— Он не может прекратить, маленькая леди, — дотронулся до ее плеча дядя Эвальд. — Потому что он всех нас спасает.

Конечно, дядюшка выразился чересчур напыщенно, но на Анку подействовало.

— Я просто… — растерянно заморгала она. — Я просто хотела сказать, что вы не должны страдать из-за меня. Давайте, я лучше выйду возле полиции и скажу, что потерялась. Пусть они звонят в посольство… В английской полиции же меня никто не тронет, верно?

Лошади галопом взбирались по отлогой стороне холма, наперерез джипу, под их копытами еле заметно вздрагивала земля. Где-то очень далеко на западе, куда откатывалась гроза, снова ударила молния. Трава на ночном лугу колыхалась, как волосы утопленницы.

Эвальд переглянулся с Саней и молча потрепал Анку по голове.

— Что вы молчите?! — разозлилась она.

— Ты необычно рассуждаешь, — отозвался, наконец, дядя Эвальд. — Здесь каждый ведет войну от лица своих кровников, но за кого сражаешься ты?

Наш автобус в который раз застрял. Марии пришлось сдать назад, чтобы ведущие колеса зацепились за твердый грунт. Летящей из-под колес грязью залепило задние окна, комки падали даже на крышу.

— Ни за кого я не сражаюсь, — шмыгнула носом моя девушка, — Я не солдат и не собираюсь воевать!

— Что за дьявол? — Мария изумленно уставилась в окно. — Такое чувство, что там… стадо буйволов!

Наш автобус одолел последние метры подъема, враг замешкался на том самом месте, где мы недавно буксовали. Очевидно, струи дождя размыли в глине широкое русло, и с наскоку его было не одолеть. Я высунулся в окно до пояса и свистел так, как никогда до того. Где-то внутри меня вдруг прорвало плотину, словно треснула застывшая корка на вулкане, и начал хлестать огненный фонтан.

Это было круто, особенно когда из темноты отозвались веселым яростным ржанием мои друзья.

Я собрал воедино все отголоски песен диких коней, напомнил им о буйстве шотландских лугов, где их предки скакали, скрываемые высотой двухметровых трав.

Я напомнил им о гордых табунах, не способных подчиниться слабому отродью человека, о конях, которые скорее предпочли бы броситься со скал, чем понуро плестись под уздой.

Я напомнил им о могучих жеребцах, чьи гривы развевались, как знамена, а от ударов копыт искры поднимались до неба и застывали там звездами. Я не слышал раньше и четверти тех песен, что успел пропеть, и дядюшка позже тоже удивился, что никогда их не слышал…

А тетя Берта не удивилась. Она сказала, что если Эвальд чего-то не встретил во вселенной, это лишь означает, что для него дальний край вселенной проходит между огородом и пивнушкой. Но их смешные разборки наступили гораздо позже, а пока мы внимали топоту коней, визгу ветра и хрипам перегретого мотора.

Джип преодолел канаву и, радостно блеснув грязными зубьями решетки, полез на гребень холма. Мария развернула машину на маленьком пятачке вокруг плоского камня.

— Вылезайте! — крикнула она, проверяя обоймы.

Никто не тронулся с места. Дальше дорожка сворачивала в лес. В переплетении мокрых веток замелькали огни фар. Судя по звуку, это был такой же «лендровер», что догонял нас сзади. Два братца готовились зажать автобус на вершине холма.

— Вылезайте — и бегом! — остервенело повторила женщина Атласа.

— Только не сейчас, — тетя Берта успокаивающе похлопала наездницу по руке. — Сейчас выходить очень опасно. Они подчиняются только Бернару…

— Да кто «они»?!

Глядя на скользкую поверхность придорожного валуна, отливающую желтыми бликами в свете фар, я внезапно вспомнил, как мы тут однажды завтракали. Мне было, наверное, лет шесть, папа привез меня в седле в гости к Харрисону, и с нами приехали еще несколько взрослых. Возможно, землевладельцы обсуждали какие-то свои дела, а меня посадили на горячий каменный блин, сунули в руки бутылочку с лимонадом и бинокль. Я приложил горячие окуляры к глазам, покрутил колесико и… задохнулся от нахлынувшей красоты. Луг спускался вниз четырьмя пологими ступенями, а на дне ослепительно зеленой котловины бегали жеребята, заигрывая с такими же молодыми облачками. Облачкам очень хотелось бы спуститься, но, очевидно, их звала за горизонт небесная мама-туча. Они успевали косматыми ежиками разок прокатиться по склону холма, а потом прятались за лесом. Меня вдохновила и почему-то обрадовала картина их развеселого знакомства, я засмеялся, а отец помахал мне шляпой, сидя на лошади. Сегодня я понял значение фразы «тот день умер навсегда».

Пожалуй, на всей тропе здесь было единственное место, где могли разъехаться два автомобиля. Но последняя машина тут прошла в незапамятные времена. Харрисон изредка катался по полузаросшим тропам на маленьком рыжем тракторе либо седлал одну из лошадей. Слева тропу подпирал бурелом, справа расстилался невидимый пологий откос, из-под которого размашистой рысью выскочили распаренные кони. Как я и просил, выскочили двумя группами.

Они успели.

Почти одновременно с лошадьми, подминая пурпурное покрывало вереска, из кустов юзом вылетел второй джип. Его дверцы открылись.

Я сам не успел заметить, когда мелодия табуна сменилась резким каркающим ржанием. Первый «лендровер» замер в десятке ярдов от нас, его заляпанные грязью фары были похожи на два наглых выпученных глаза. От левой дверцы отделился осанистый высокий мужчина в армейском плаще. Его лицо скрывал глубоко надвинутый капюшон, зато ладони мужчина сразу выставил вперед, как бы призывая к миру.

Второй джип никак не мог затормозить. Вылетая из лесочка, он промахнул дорогу и начал заваливаться над пологим спуском. Тем не менее из машины выпрыгнул человек, упал, перекувырнулся и залег.

— Ложись! Они стреляют! — Сиплый голос Марии долетел до меня одновременно с ударом в боковое стекло.

Очевидно, первый джип сбросил одного из стрелков за несколько метров до вершины холма, а мужик в капюшоне нарочно вышел, чтобы нас отвлечь. Тот стрелок… Мы потом нашли то, что от него осталось, на обратном пути. Он швырял гранаты со слезоточивым газом. Граната разбила стекло возле дяди Сани, но внутрь не попала, отскочила от борта и с шипением закрутилась в траве. Бородач среагировал очень быстро, он схватил в охапку дядюшку Эвальда, каким-то образом дотянулся до Анки, и все трое они свалились в кучу между сиденьями.

— Ой-ей! — глубокомысленно изрекла тетя Берта. На переднем сиденье прятаться ей было негде. Зато все остальные тут же закашлялись, потому что дым начал забираться сквозь щели в полу.

Мария невероятным образом изогнулась, ухитрившись высунуться в окно с двумя пистолетами одновременно.

— О, дьявол! — Она шумно выругалась на нескольких языках, но так и не спустила курки.

Потому что мои четвероногие друзья уже справлялись без нас.

Мужик в капюшоне заметил Лепестка, когда тот уже навис над ним распаренной рыжей горой. Тот стрелок, что пальнул в нас газом, выпал из дождя с другой стороны джипа. Он что-то орал, указывая в сторону. Жеребец долбанул «капюшона» в грудь обеими ногами. Агента швырнуло спиной на распахнутую дверцу, во все стороны брызнули осколки стекла. «Капюшон» сполз на землю, всхлипнул и больше не вставал.

Трое стрелков из второго джипа успели пробежать половину расстояния до нашего микроавтобуса, когда сбоку в них врезались Забияка и Лимонница. Один из мужчин открыл стрельбу, я догадался об этом только по свисту горячих гильз. Он успел сделать два выстрела, ранил одно из животных, а в следующий миг ему раскроили череп.

Стрелок, бросавший гранату, вскинул к плечу винтовку, целясь в Лепестка, но тут на него сбоку молча набросилась Звездочка. Она повалила его и принялась топтать. Из салона «лендровера» раздалась приглушенная автоматная очередь. Одна из лошадей заржала на такой высокой ноте, что у меня на секунду заложило уши. Так кричать могло только смертельно раненное животное.

Дядя Саня и Эвальд удерживали Анку на полу, навалившись на нее, не давая ей подняться. Девушка что-то кричала, отбрыкивалась, но ее не отпускали. Из задней дверцы второго джипа показалась нога и рука с пистолетом. Мужчина положил обе вытянутые руки на дверцу, как на подставку, и несколько раз выстрелил в раненую Лимонницу. Он слишком увлекся. Сзади, из мрака, вынырнула серая, почти седая на морду лошадь и изо всех сил врезалась грудью в распахнутую дверцу.

Раздался хруст и вслед за ним — вопль, переходящий в поросячий визг. Дверцей машины агенту одновременно сломало обе руки и ногу. Я смотрел в ту сторону всего миг и сразу отвернулся, но по прошествии месяцев все еще слышу по ночам этот булькающий вопль. Наверное, парень в тот момент желал быстрой смерти.

Граната дымила все сильнее. Мария запустила мотор и рванула с места, но не в обратном направлении, а к шоссе. Она все сделала правильно, но наглотаться химии успели все, кроме меня. Потому что я постоянно держал голову снаружи.

Лепесток подпрыгнул и дважды лягнул дверцу первого джипа. Я увидел внутри человеческий силуэт. Он пригибался между сиденьями, закрыв руками лицо. Тут водитель «лендровера» заметил, что мы убегаем, и выскочил наружу с пистолетом. Это была ошибка. Одна из подружек Лепестка запрыгнула им прямо на капот и несколько раз взбрыкнула задними ногами. Судя по воплям, она угодила водителю копытами в лицо, неуправляемый джип пополз к лесу, провалился левыми колесами в канаву и застрял. Впрочем, отчаянную лошадку тут же пристрелили из автомата.

— Выпустите меня! — отбивалась от кровников Анка. — Я уже не маленькая, отпустите!

— Берта, ты в порядке? — кричал дядя Эвальд.

— Обо мне не беспокойтесь, я пережила на своем веку четыре бомбежки, — тетя Берта сползла под сиденье, но спряталась очень странно, наподобие страуса. Ее… гм… тыльная часть уверенно возвышалась на фоне лобового стекла. Мария собиралась выпрыгнуть наружу, уже приоткрыла дверь, но вовремя поняла, что лучше этого не делать.

У команды второго «лендровера» дела обстояли не лучше, чем у их приятелей. Искалеченный дверцей мужик наконец затих — вероятно, потерял сознание. Его дружки застрелили одну и ранили в ноги вторую лошадь, но тут из тумана возникла разъяренная Зеленоглазка, которая, несмотря на преклонный возраст, была тут самая злая, потому что охраняла жеребенка. Жеребенок метался под ногами, орал и всем мешал.

Зеленоглазка, подкравшись с тылу, втоптала в землю одного из автоматчиков, затем развернулась и всем корпусом навалилась на багажник джипа. Лимонница пришла ей на помощь; сообща они спихнули автомобиль с дороги, и он пополз боком по скользкой грязи, все больше набирая скорость.

Из первого джипа доносились отчаянные вопли. Кто-то стрелял из пистолета в темноту, но Лепесток предусмотрительно увел уцелевших лошадей в туман. А для зрения обычных, если у них нет специальных приборов, туман непроницаем.

Тут автоматная очередь зацепила крышу нашего автобуса, образовалось четыре дыры. Мария все-таки не выдержала и послала назад несколько пуль. Не проверял, попала ли она в кого-то, да и не важно. Последнее, что я заметил, перед тем как мы нырнули в кустарник, была Забияка. Кажется, Забияка — утверждать не берусь. Она прыгала вокруг перевернутого «лендровера», точно исполняла пляску смерти у тела поверженного врага. Колеса машины еще вращались, а из-под сплющенной крыши торчала нога в белом носке. Еще одна лошадка пыталась встать, но не могла. Наверное, ей прострелили позвоночник…

Мне стало ее так жалко, что слезы сами навернулись на глаза.

Недаром считается, что домашнюю лошадь ни в коем случае нельзя поворачивать против человека, что все равно как отца повернуть с ножом против собственного ребенка: слишком серьезная, иногда необратимая ломка начинается. Если конь чует силу, он выполнит приказ, но заплатит за безумие Эйри собственным безумием, а иногда может прихватить Фэйри с собой, в страну вечных грез…

Я очнулся на коленях у Анки, она придерживала мою голову, а тетя Берта промокала мне нос платком. Во рту было полно крови, голова разрывалась на части, но мы ехали!

Мы ехали по абсолютно ровному шоссе, Мария за рулем включила Стинга, а на заднем сиденье кашлял дядюшка Эвальд.

— Я до сих пор не могу поверить! — качала головой Мария. — Там же были профессионалы!

— Нам просто повезло! — Дядюшка Эвальд подмигнул мне. — Они восприняли лошадей просто как лошадей. Им в голову не пришла бы сама возможность агрессии…

— Бедный Харрисон, как он будет объясняться с полицией? — Тетя Берта улыбалась, но шутка вышла невеселой.

— А я ничего не видела! — обиженно заявила Анка.

— Мы попали в табун, и кони нас прикрыли, — соврал я.

Тетя Берта незаметно мне кивнула. Стало быть, я все сделал верно, не солгал, а схитрил, как и положено поступать Фэйри при общении с обычными. Но, кажется, Анка надулась, она так до конца не поверила. Ну и пусть, мои мысли уже вертелись вокруг следующей проблемы.

— Ну как… оторвались? — Я чувствовал себя вполне сносно, но так понравилось лежать на коленях девушки, и чтобы она вот так же нежно и тихонько гладила мою шевелюру…

— Ты справился, — просто заметила тетя Берта, как будто похвалила домашнее задание. — Мария, не забудьте, на следующем повороте нам налево. Кажется, в этом городишке имеется то, что нам необходимо.

— Имеется, имеется, — проворчал дядя Эвальд. — Я сам туда дважды заезжал.

— Эй, Соседи, я все-таки за рулем! Имею право знать, какого хрена мы тут ночью ищем? — демонстрируя негодование, Мария заложила такой вираж, что я чуть не свалился с Анкиных колен на пол. Эта женщина прожила на свете дольше каждого из нас, но оставалась неисправимой и совершенно невозможной для общения. Ее учтивости хватило на десять минут…

— Мы ищем кошачий приют.

— Что-о?! Ну, это уж слишком! — Наездница ударила по тормозам.

Мы застыли у первого светофора. Кроме нас, на центральной улице городка не было ни души, только шевелились силуэты людей за окошками пабов, и целовалась парочка в припаркованном неподалеку «плимуте».

— Пожалуйста, сверните направо и еще раз направо, — невозмутимо продолжал дядюшка.

Мария скрипнула зубами, но взялась за руль.

— Стало быть, вы намерены взять на воспитание кошечку?

— И не одну… Да, вот здесь. Тормозите и развернитесь задней дверцей.

Мы остановились возле розового кирпичного фасада. Вокруг расстилался совершенный в своей пустоте мертвый переулок, ни одно окно не светилось, ни один автомобиль не подавал признаков механической жизни. После ливня от брусчатки тротуаров поднимался пар, в футе от поверхности мостовой Уже колыхались полоски тумана, а выше сизая пелена расползалась по закоулкам, как жуткий инопланетный спрут.

Пейзаж был в точности такой, как в старых готических фильмах ужасов или в «Приключениях Шерлока Холмса ». Я и не подозревал, во что может превратиться летней ночью мирный городок.

Мне вдруг пришло в голову, что я почти никогда не видел города ночью. Я всегда ночевал в собственном доме, вдали от скоплений людей. Там, где горожанин наверняка бы оробел, мне все казалось родным и безопасным. Зато здесь за каждым темным стеклом мне мерещились вооруженные фигуры, и отовсюду несло мерзкой химией…

— Прихватите оружие и какой-нибудь инструмент, — глава септа накинул кардиган. — Саня, а вы мне поможете взломать дверь.

— Сигнализация?

— Ах, оставьте, какая сигнализация в глубинке! Почтенные леди сдают сюда лишних котят, или дети находят… Кому тут нужна охрана?

— А если кто-то позвонит в полицию?

— Через час мы будем на пароме, а дальше нас ничего не интересует. Пусть дают интервью в газеты о загадочном исчезновении всех кошек из приюта…

Мужчины вылезли через заднюю дверь. Дядя Саня уже сломал замок на калитке розового особняка, когда наездница очнулась:

— Добрый Сосед, я надеюсь, ты так пошутил? Ты же не собираешься забрать отсюда всех кошек?

— Именно, — подтвердил старик. — Я рад, что наконец-то мы верно понимаем друг друга! Мы заберем отсюда всех живых кошек.

— Только целых, Эвальд, — вскользь добавила тетя Берта.

— Ну разумеется, целых, сестрица.

Мне очень не понравилось, как дядюшка упомянул о кошках. Он не сказал ничего предосудительного, не хихикал, не придуривался, как иногда он поступает в компании с малолетними детьми. Это меня больше всего и напугало.

Глава септа был совершенно серьезен. Они удалились в мрачную темноту дома и спустя минуту уже возвращались с сетчатым ящиком, разбитым на четыре секции.

— Бернар, зачем это?! — Похоже, Анка разделяла мой страх.

Я задумался и понял, что не смогу ей ответить. То есть у меня имелась парочка предположений, но оба такого свойства, что не хотелось даже озвучивать.

Кошки проснулись, некоторые начали мяукать и просить есть. Их было тут девять штук, некоторые с молочными котятами. Клетку впихнули вертикально, позади задних сидений, и с трудом опустили дверь.

Я представил дальнейшую дорогу в обществе котов и решил, что самое время облегчиться. Отойдя за угол, прислонился лбом к розовому кирпичу и только сейчас осознал, насколько вымотался. Я еще ничего существенного не сделал, а чувствовал себя так, словно неделю отпахал на погрузке в Ливерпульском порту. Совсем недавно показывали интервью с докерами, они бастовали, пили пиво и распевали песни перед камерой. Эти несчастные, угнетаемые парни выглядели намного здоровее меня.

Перед тем как возвращаться в машину я выглянул из-за угла и сделал несколько глубоких вдохов. Над переулком поскрипывал на ветру одинокий желтый фонарь, в его свете носились мотыльки. Глубоко под ногами в сточных трубах бурлили остатки дождя в помойном баке шуршала мышь. Меня бил озноб влажный туман лез обниматься, чужой город хмуро всматривался десятками темных глаз. Наш трофей на четырех колесах меньше всего походил на машину для пикников. Тонированные окна, два стекла в трещинах, заднее — отсутствует, в стойке и крыше — несколько пулевых отверстий, зеркальце оторвано, а цвет автомобиля почти невозможно установить. Мы словно нарочно выкупались в грязи.

Я спросил себя, сумею ли еще раз засвистеть, если нам встретится полиция. По крайней мере, если бы я был полицейским, остановил бы подобную банду непременно. А еще я подумал, сколько народу погибло под копытами коней, и, к собственному удивлению, не почувствовал жалости.

Вообще не почувствовал ничего, и это мне не понравилось.

— Бернар, ты скоро? — позвал дядя Саня.

— Уже иду…

Он помешал мне в тот момент, когда мысль почти далась в руки. Мысль была очень важная, гораздо важнее, чем все, что произошло за сегодняшний вечер. Я сжал зубы и попытался вернуться туда, где плавал минуту назад.

Мы все стали преступниками.

Мы все собираемся совершить еще больше преступлений.

Однако, судя по поведению кровников, это не самое важное.

Словно глава септа и хранительница Традиций только делали вид, что играют с Марией в ее игру, а сами подразумевали совершенно иную, еще не начавшуюся партию.

Я решил, что спрошу дядю Эвальда прямо, стоит ли нам всем умереть ради Валентина Лунина…

— Бернар, мы уезжаем!

— Как думаешь? — Дядюшка вернулся из дома с двумя пакетами молока и коробочкой сухого корма.

— Полагаю, достаточно, — деловито прикинула тетя Берта.

У Марии была такая физиономия, словно ее вот-вот стошнит. Кошачий ящик занимал кучу места, от него ощутимо разило мочой, прокисшим молоком и шерстью. Дядя Саня ногой захлопнул калитку. В левой руке он нес еще одну небольшую клетку с черепаховым «персом», в правой — упаковку «Вискаса».

— Зачем так много? — удивился дядюшка. — Это же все ненадолго… Впрочем, неважно. Скорее, нам еще надо на заправку, кое-что купить.

Наездница нарочито резко рванула с места. Саня не удержался и упал в проход, мы с Анкой стукнулись лбами.

— Бернар, смотри, какие маленькие, — умильно всплеснула руками Анка, и тут же осеклась, наткнувшись на всеобщее молчание. — Бернар, для чего нам кошки?

— Потом расскажу.

— Ой, а можно я их покормлю?

— Корми, только не выпускай!

— Вы решили что-то купить? Да неужели? Зачем же тратить деньги? — язвительно откликнулась на слова старика Мария. — Какая разница, одна кража со взломом или две. Чего мелочиться, Добрые Соседи, ведь это так скучно — грабить бензоколонки! Ограбим сразу универмаг! Поскольку я воровать не обучена, так и быть, постою на шухере, все равно всех посадят, как одну банду!

Я подумал, что она права. Старики совсем свихнулись. А еще, прислушиваясь к писку в багажнике я внезапно вспомнил, для чего нам могут понадобиться кошки.

Они нужны для того, чтобы их всех убивать в течение четырех дней. Очень болезненно и долго, хотя, возможно, повезет, и удастся сократить церемонию до одних суток. Пока не придет Тот, кто за них вступится.

Анке не стоило слышать его имя, произносимое на древнешотландский манер. Его имя произносят в крайне редких случаях. Ведь, запомнив его имя, девушка может его случайно произнести во сне, а вот этого делать ни в коем случае не стоит.

Тот, кто вступится за своих кровников.

Большеухий.

Глава 6

ФЕРМА-У-РУЧЬЯ

Она проснулась от рева гудка. Затем кто-то рядом хлопнул дверцей, под днищем захлюпала вода. Анка с трудом разлепила веки и ойкнула от изумления. За окнами полоскалась мерцающая, переливчатая ночь. Казалось, что машину до крыши погрузили в светящуюся краску. Днище как-то странно подрагивало, словно колеса прокручивались в песке. Анку забыли внутри, совсем одну, если не считать десятка кошек. Она свернулась калачиком под грудой плащей на разложенном сиденье длинного авто, чем-то похожего на санитарную «Волгу». Наверху отражал огни встречных машин полированный потолок, блестели поручни по бокам, стекали брызги дождя по окнам. Младшая смутно вспомнила, как отец Бернара названивал им по всем номерам, и как он потом доложил, что по пути им предоставят пикап. На окраине спящей деревни им поморгал фарами автомобиль. Кудрявый тоненький старичок обнялся с дядюшкой Эвальдом и отдал им ключи. А чужой «Фольксваген» Мария загнала в канаву… Еще Анка вспомнила, что Филипп непременно хотел догнать сына, но дядя Эвальд очень строго приказал ему присматривать за дочерьми. Тогда Филипп спросил, почему Бернара нельзя оставить у того дедушки, который отдал им «комби», но глава септа просто ответил, что Бернар им нужен.

«Валька!»

Точно сработала в голове фотовспышка. Младшая потянулась к мобильному телефону. Матери она звонить побоялась, а брата набирала трижды и всякий раз безрезультатно. Бернар купил ей самую крутую трубку, а Валька еще в России положил на счет кучу денег, чтобы не жалела и не выпрашивала телефон у англичан. Впрочем, Валька не отвечал и на вызовы Бернара.

И Лукас не отвечал ни по одному телефону.

Она сказала себе, что не заплачет. Не заплачет ни в коем случае, потому что раньше бывало гораздо страшнее.

Она не заметила, когда провалилась в сон, но по часам выходило, что проспала не меньше трех часов. Все это время Мария, не замедляясь, гнала на запад. Вначале Младшая честно сражалась с усталостью, вздрагивала, когда слышала во время остановок посторонние голоса, но настоящего страху натерпелась, когда их дважды остановил полицейский патруль.

К патрулю Фэйри выходили втроем. Дядя Эвальд и тетя Берта по бокам, а в центре — русский дядя Саня. Они ничего не делали, просто стояли, взявшись за руки, а потом возвращались в машину, и Мария трогала с места, объезжая одеревеневшие фигуры полицейских. Младшая глядела в заднее стекло, и по спине ее ползали мурашки. Особенно она запомнила молоденького блондинистого парня в красивой форме и промокшей насквозь фуражке. Вода стекала по его лицу, попадала за шиворот, потоками лилась с его прорезиненного плаща. В левой руке парень держал включенный фонарик. В последнюю секунду, перед тем как замереть, он направил его в лицо тете Берте. А правую руку поднес ко лбу, словно намеревался стряхнуть дождевые капли, но не успел, превратившись в статую. Он едва заметно покачивался, стоя прямо на разделительной полосе, а рядом моргал оранжевыми маячками переносной шлагбаум. Встречная машина с трудом объехала полицейского, скребя левыми колесами по обочине. Стекло пассажирского сиденья опустилось, высунулась недоумевающая физиономия пожилой дамы в буклях и круглых очках. Она что-то прокричала полицейскому, видимо, прося его хоть немного отодвинуться с дороги…

Затем глаза пожилой леди округлились, стекло быстро поползло вверх, и только мигнули в темноте задние габариты.

Другой рыжий маячок моргал на крыше полицейской машины. Там, с трубкой рации возле рта, застыл напарник блондина, пухлый, с коротким ежиком волос и торчащими ушами. Водительская дверца была распахнута, левая нога пухлого высунулась из машины, ботинок уже стоял в луже, а когда проехали чуть дальше, Младшая смогла увидеть и его левую руку. Левой рукой толстячок придерживал на панели что-то вроде планшетки с фотографиями.

Он не успел самую малость. Непонятно откуда у полицейского взялись фотографии. Стояла глубокая ночь, но он ухитрился узнать Добрых Соседей и едва не поднял тревогу.

— Это ненадолго, — прокомментировал дядя Саня. — Мы тоже с Гришкой такие шутки с ментами практиковали. Без пригляда минут на двадцать хватит…

— Зато он нас не вспомнит, — возразил дядюшка Эвальд.

Мария только покрутила головой и вновь спрятала за пазуху пистолет.

После второго полицейского поста дяде Эвальду стало плохо. Пришлось остановиться и ждать, пока подействует сердечная таблетка…

— Он очень старый, — поделился с Анкой Бернар, когда они грызли сладости на пустой автозаправке в маленьком городке. Тетя Берта послала их в ночной магазинчик за пирожными, чтобы можно было спокойно раздеть и полечить дядю Эвальда. — Он может бегать не хуже нас с тобой, а волшебной силы у него втрое больше, чем у папы, но сдают нервы.

— Нервные заболевания — это самое плохое, — авторитетно подтвердила Анка, откусывая кусок гигантского эклера. — От них начинаются все болезни. Мне… — Она чуть не добавила «мне доктор Шпеер говорил», но осеклась.

Теперь она вспомнила все окончательно, откинула чужие одежды и села. Машина плыла по воде. Это было так нелепо и в то же время смешно, что Анка даже тихонько рассмеялась. Она потерла рукавом запотевшее стекло, и все встало на свои места. Анка никогда не ездила на пароме, но сразу догадалась как называется эта широкая, слегка гудящая внизу платформа, на которой в несколько рядов стоят машины. Она даже разглядела запрокинутые лица спящих пассажиров; некоторые читали, пили кофе из термосов и смотрели портативные телевизоры. Свет, отраженный потолком пикапа, шел вовсе не от встречных фар, а от низких фонарей, расставленных по бортику. Бортик находился совсем недалеко; там, на лавочке, сидели Бернар с дядей Саней, а Мария в сторонке совещалась со старшими Фэйри.

Анка выбралась наружу, и ветер тут же лизнул ее соленым языком.

Насколько хватало глаз, вокруг перемигивались миллионы изломанных зеркал. Горизонта не было, ночное мглистое небо сливалось с мелкими волнами. Иногда на зеркале воды вскипали мелкие барашки, иногда издалека долетал голубоватый луч света. Где-то глубоко под ногами уверенно постукивал двигатель. Младшая еще раз обернулась по сторонам и заметила, что с одной стороны света становится все больше. Там крепло и разрасталось сияние, потом оно разделилось на множество мелких огоньков, одни висели в пространстве неподвижно, другие непрерывно перемещались или подмигивали.

— Ирландия, — Бернар положил ей руку на плечо.

— Мы убежали от них? — не оборачиваясь, спросила Анка.

Ей внезапно стало так сладко от этого прикосновения; она наклонила голову и потерлась щекой о его руку.

— Нет, Мы оторвались, но Мария говорит, что от них никогда не убежать.

— Бернар, обними меня…

Парень прислонился к Анкиной спине вплотную, горячий ветер от его дыхания щекотал ухо.

— Наездница злится?

— Мария? Говорит, что надо спрятаться. Она не верит, что ведьма сумеет нам помочь.

— А ты веришь? — Анке хотелось замычать от удовольствия; так это приятно оказалось, когда парень обнимает тебя сзади, сцепив руки у тебя на животе.

— Я верю, — серьезно сказал Бернар. — Септ обращался к ведьме лишь в самых крайних случаях, она всегда помогала. Вот только…

— Что «только»?

— Папа говорит, что иногда помощь обходилась очень дорого.

— Бернар, у меня есть куча денег, мне Валечка дал. Ты скажи, сколько надо, и помоги мне с этой карточкой в автомате, а то я путаюсь…

— Дело не в деньгах, — неожиданно резко оборвал он, и Младшая почувствовала, как напряглись мышцы на его жилистых тонких руках. — Иногда бумага ничего не значит. Камилла не продает товары с маркой обычных фабрик. Не будем об этом…

Анке показалось, что Бернар вздрогнул.

Младшая смахнула с лица соленые брызги. Ветер сменил направление и теперь все сильнее дул в лицо. Очевидно, паром разворачивался, чтобы пройти между двумя трехметровыми буями, что качались впереди на волнах. Прожектора далекой Ирландии придвинулись, и оказалось, что море вокруг буквально кишит судами.

— Бернар, мне очень плохо…

— Мы отыщем его, я тебе обещаю. Камилла нам поможет!

— Ты не понимаешь… Я позвонила маме. Я поклялась себе, что не буду ей звонить; ведь она так не хотела отпускать меня сюда, — Анка всхлипнула.

— И… что? Она не отвечает? Возможно, она просто забыла где-то телефон. Ты ведь знаешь, что твоя мама не очень хорошо справляется с техникой…

— По-твоему, моя мама такая дура, что и с домашним телефоном не справится? Она не берет ни ту ни другую трубку, а там глубокая ночь! Тебе не понять! Она и так не хотела уезжать, она прервала лечение в Архангельске, и все потому, что Вале пообещали помочь с клиникой в Петербурге!..

— Аня, ты же знаешь, что все мы рады…

— Знаю, знаю, — она обернулась и впервые ответно обняла его за плечи. — Вы все добрые, но мама пока боится. Она не может просто так взять и переехать в Англию. Она не понимает языка и боится, что не с кем будет поговорить…

На верхней палубе зычно проревела сирена.

— Дети, отойдите от борта! — Мария объявилась, как всегда, внезапно и довольно бесцеремонно поволокла обоих вниз по трапам.

Там Младшую ждало очередное потрясение. К борту парома пришвартовалась длинная лодка с деревянными бортами, с фонариком на носу и с самым настоящим пиратским капитаном на корме. Этот человек был тощ и стар, почти как дядя Эвальд, его мощную шевелюру прикрывала черная косынка, на голых предплечьях синели татуировки, а изо рта, когда он ухмылялся, торчали длинные золотые зубы. Между зубов лохматый пират перекатывал колоссальных размеров сигару, и, когда он делал выдох, казалось, что над катером взрывалась небольшая дымовая шашка. Одной рукой пират придерживал штурвал, сам сидел на высоком вращающемся стульчике, прямо как пианист, голыми заскорузлыми пятками упираясь в пол. Откуда-то сверху прожектор светил прямо на лодку, два парня в форме раздвигали железный трап, а Мария и дядя Саня уже оказались внизу, принимая сумки и клетку с котами. Затем, с предосторожностями, в лодку опустили тетю Берту, и не успела Младшая опомниться, как сама очутилась под брезентовым пологом.

Только теперь она смогла оценить размеры парома. Это был настоящий плавучий город; сияющие огоньки иллюминаторов поднимались по невидимой отвесной стене. Где-то на самой вершине на секунду возникла малюсенькая голова в фуражке и помахала в ответ на прощальное приветствие дядюшки Эвальда.

Пират прошипел что-то нечленораздельное, выпустил клок вонючего дыма и закрутил штурвал. Прожектор погас, а еще секунду спустя белая стена завибрировала; где-то в глубине заработало могучее сердце корабля.

«Обалдеть можно, — подумала Младшая. — Они же ради нас посреди моря остановились…»

Ее затащили глубже под брезент, и оказалось, что изнутри катер гораздо больше, чем снаружи. Здесь противно пахло соляркой и рыбой, в маленькие иллюминаторы плескала вода, а сидеть всем пришлось, тесно прижавшись друг к другу. Некоторые кошки от ужаса метались в своих домиках и завывали на все голоса. Дядя Эвальд поднялся наверх и надолго застрял в компании зубастого моряка. Отсюда, из подполья, Анка видела только голые ноги пирата. Что-то ей казалось в этих волосатых лодыжках неправильным, но лампа светила слишком тускло, и разглядеть не получалось.

— Он наш очень дальний родственник, точнее, он родня тете Берте, — зашептал ей в ухо Бернар, глазами показывая на свирепого капитана катера, — Настоящий Озерный Фэйри, их осталось совсем мало…

— Озерный?!

— Ну да, они могут жить только возле воды. Не обязательно у озера. Фин дяди Рогги, например, много поколений занимается контрабандой в проливе… — Бернар мрачно усмехнулся.

— А как же наша машина? — Младшая уже думала о другом.

Ей, ни с того ни с сего, вспомнился автомобиль, забытый в недрах плавучей горы. Там, внутри, остались куртка, расческа и всякие мелочи… Не представить было, что можно вот так, запросто, выкинуть дорогущую вещь!

— У тети Берты есть большие друзья в пароходстве, — снова зашептал Бернар. — Она позвонила из телефонной будки, и нас устроили на паром. А капитану пришлось заплатить за вынужденную остановку. Теперь те, кто нас ждет в Дублине, встретят пустую каюту…

— А нас там ждут? — похолодела Анка.

— Не дождутся. Дядюшка Рогги отвезет нас к своему причалу, а там уже рукой подать…

«Рукой подать» растянулось еще на два часа. Наконец катер сбросил скорость и пошел прямо на берег. Все ближе раздавался звук прибоя, черная неровная стена загородила небо, но во мраке не было, видно ни одного ориентира. Анка приготовилась, что нос суденышка вот-вот с размаху врежется в камни, и вся их компания окажется под водой, но тут капитан негромко свистнул, и в скале распахнулись ворота. Перед ними оказался длинный крытый док на сваях, а внутри, в ожидании канатов, напряглись два босых, чудовищно заросших парня, здорово похожих на капитана Рогги.

Катер по инерции заполз под крышу, один из внуков Рогги сдвинул ворота, второй включил свет и распахнул двери внутри помещения, где уже поджидал микроавтобус с включенным двигателем. Пока Добрые Соседи обнимались между собой, Младшая рассматривала ноги моряков. Ничего необычного, просто очень волосатые, большие-пребольшие ступни, издалека похожие на ласты. Потом один из внучков Рогги подошел поближе, и она разглядела перепонки между его длинными пальцами. Младший Рогги обладал очень длинными пальцами на ногах, а волосы на лодыжках, при ближайшем рассмотрении, оказались маслянисто блестящей шерстью. Капельки воды скатывались по мохнатым лодыжкам, словно ноги намазали жиром. Рогги распахнул щербатый рот, хохотнул и подмигнул Анке выпуклым пронзительно-голубым глазом.

Когда беглецы добрались до холмов, Луна перевалила через зенит и ухмыляющейся рожей повисла прямо над дорогой. Младшая дремала, прижавшись к теплому плечу Бернара, но толком уснуть так и не сумела. Она разговаривала с маманей, та упрекала свою непутевую дочку за непослушание и за внезапный отъезд в дикую Великобританию. Маманя поднимала бровь и едко интересовалась, не стыдно ли взрослой кобылице бросать больную мать на старости лет, да к тому же на чужбине. Анка отчасти понимала, что это сон, что Петербург для мамы совсем не чужбина, да и не старуха она вовсе, но все равно жалко оправдывалась, обещая непременно вернуться ближайшим рейсом.

Потому что от супруги Петровича, бывшей соседки по поселку, Младшая твердо знала — просто так ничего не снится. С маманей произошла какая-то беда…

Она даже думать не хотела, что там могло случиться. Валентин обещал, что никуда не уедет, что будет с мамой, пока дядя Игорь не решит все вопросы с больницей и жильем. Кроме того, провожая сестру на самолет, Старший обещал, что шагу не сделает без охраны…

Младшая незаметно потрогала вмятинку под правой грудью, след пулевого ранения. С той поры, как ее вытащили из Эхуса в первый раз, это вошло в привычку — в самых тяжелых ситуациях трогать заросшую рану. Младшей казалось, что так она прикасается к смерти и напоминает себе, что самое худшее — позади…

— Стой, здесь налево! — перебил ее мысли окрик дяди Эвальда. Возле уха он держал телефон.

— Где налево? — Мария свернула на обочину, дернула ручной тормоз, но двигатель не заглушила.

Глава септа тяжело выбрался наружу, задрав голову, изучил ряд выстроившихся вдоль обочины ясеней. Уже третий ствол терялся во мгле; беглецы остановились в безлюдном и на редкость темном месте. После нескольких часов непрерывного движения Анка впервые не наблюдала вокруг ни единого фонарика или освещенного окошка. Младшей показалось, что с улицы в салон вместе с ночной свежестью проникает какой-то неприятный запашок, но определить его источник было невозможно. Только отрезок мокрого асфальта и мрак.

— Все верно, налево, я слышу ее, — негромко, не размыкая глаз, подтвердила тетя Берта.

Анка тоже зажмурилась, но не расслышала ничего, кроме однотонного угрюмого завывания ветра в невидимых кронах.

Оказывается, Эвальд тоже толком не знал, куда ехать, а штурманом теперь стала тетушка Берта. Мария остановила автобус в низине. Налево никакой дороги не просматривалось, вплотную к светоотражательным столбикам тянулись жесткие ветви терновника, но наездница послушно вывернула руль, и автобус запрыгал по кочкам. Рулила великанша замечательно; она опустила стекло, чуть ли ни до пояса высунулась в боковое окно и ухитрялась не наехать ни на одно крупное препятствие.

— Когда нас окликнут, всем молчать! — предупредил русских дядя Эвальд. — Только отвечать на вопросы, иначе духи будут недобрые к нам.

Автобус замер у подножия холма, провалившись левыми колесами в скрытую травой колдобину. Младшей снаружи сразу не понравилось. Трава и кусты шевелились как-то неправильно, будто их раскачивал ветер, но в лицо не дуло, и растительности вдруг стало очень много, хотя минутой раньше из машины она видела голое ровное поле. Она оглянулась назад и не смогла разглядеть блестящий асфальт автострады, хотя они отъехали всего ничего. Но самым нелепым было то, что автобус замер, задрав нос, у основания величественной сопки.

Только что никакой сопки не было…

— В преданиях Фэйри это место называется «Черная горка» или «Ферма-у-ручья», — шепнул Бернар.

— Так ты знал, куда мы едем?

— Тихо, дети! — Дядюшка обнял их за плечи. — Никто не может угадать, где его встретит «Ферма-у-ручья», понятно? А теперь — тишина! — И приложил Младшей палец к губам, давая понять, что разговор окончен.

Саня и Мария вытащили из машины две сумки с поклажей и клетку с подозрительно затихшими котами. Как выяснилось, дядя Эвальд купил по пути снотворное и не поленился сделать каждому животному укол. Теперь зверьки умещались вповалку в одном рюкзаке, за спиной у Сани.

Сколько Младшая ни щурилась, вершина Черной горки расплывалась в сиреневой дымке. А потом туман резво начал спускаться; одна за другой погасли редкие звезды, и возникло крайне неприятное ощущение замкнутого пространства. Младшая старалась не выпускать из виду далекую группу яблонь, но корявые стволы искривились, затряслись и осыпались, как конфетти…

Откуда-то все сильнее тянуло затхлой сыростью.

Затем наступил самый ответственный момент. Тетя Берта извлекла из сумки толстую веревку с пришитыми по всей длине лоскутками цветной ткани и приказала всем обвязаться ею вокруг пояса. Как будто мы альпинисты какие, подумала Анка, но послушно закрутила вокруг себя веревку. Минуту спустя она поняла, насколько тетя Берта была права. Дядя Саня взбирался в гору впереди, метрах в двух от нее, но Младшая его не видела. Мало того, что Луна, весь последний час в машине светившая ей прямо в глаз, подло спряталась за тучей, так еще, откуда ни возьмись, подкрался туман.

Туман — это слабо сказано.

Первые секунды подъема Анка полагала, что цепляется курткой за кусты и потому собирает с них росу. Потом она осмелела и повела рукой вокруг себя. Рука была видна только до локтя, ладонь расплывалась, но никаких кустов не было и в помине. Слабо отдававшая розовым густая противная морось все интенсивнее набирала красный цвет, как будто кто-то поблизости распылял в атмосферу клюквенное варенье. Анка понюхала ладонь, от кожи пахло так, словно она целый час полоскала голыми руками половую тряпку в вонючей луже. Брюки отяжелели, кроссовки скользили по мокрой земле, свитер можно было выжимать.

— Не сходить с тропы! — Голос дяди Эвальда слышался будто сквозь многометровый слой ваты. — Не останавливаться, не терять веревку!

— Аня, тропа под ногами, — будто услышав ее мысли, подсказал сзади Бернар. — Не думай о том, куда наступаешь, просто иди строго по веревке…

Младшей совсем не понравилось такое напутствие. Туман капельку поредел; она тут же оглянулась и не увидела автобуса, хотя минуту назад он остывал в колючей траве, и на раскаленном капоте с шипением испарялась дождевая вода. На месте автобуса смутно угадывался разросшийся куст с острыми, агрессивно торчащими листьями. А веревка снова дернула Анку вверх, и с каждым шагом подъем становился все круче. Все привычные звуки куда-то подевались, исчез посвист ветра, шорох пролетающих машин на близком шоссе, исчезли голоса кровников, хлюпанье сандалий по луж покашливание, свистящее дыхание тети Берты.

Исчезли все звуки, которые издает жизнь.

Зато появился душок…

Здесь очень невкусно пахло, с каждым шагом все сильнее. Как будто наверху экскаватор раскопал яму в сырой земле, и в глубине натолкнулся на… на что-то гадкое. Анке припомнилось, как они с Валькой ездили праздновать Новый год к тетке в Архангельск. Сидели семьей у телевизора, термометр на балконе показывал минус тридцать два, и вдруг прямо перед домом из-под снега поперла дымящаяся жижа, крышка канализационного люка встала дыбом, и за несколько минут детская площадка, стоянка автомобилей и тротуар покрылись двадцатисантиметровым слоем застывших нечистот. Потом приехал экскаватор, он вгрызался в мерзлый грунт, рабочие день и ночь жгли костры, а тетка и соседки носили мужикам горячий чай, водку и остатки новогодних закусок. На второе утро внезапно потеплело, работа пошла споро, а выбравшейся на прогулку Анке уже от крыльца ударил в нос гадкий, дерущий ноздри аромат вскрытой оттаявшей раны. От ямы не пахло туалетом, хотя на дне ее и пролегала виноватая во всем треснувшая труба. От ямы, от морщинистых слоев почвы, как ни странно, пахло жизнью.

— Бернар…

Она снова ничего не видела, далее не различала собственных ног. Младшей казалось, что она превратилась в рыбу и дышит водой. Звук, сорвавшийся с губ, повис тут же, словно замерзший на морозе плевок, и рассыпался на тысячу беззвучных осколков.

— Бернар, ты где?!

В какой-то момент ей почудилось, что вокруг никого нет. Что пропал дядя Саня, сзади давно исчез Бернар, а если потянуть за концы веревки, то окажется, что они прикручены к сырым кустикам…

Она охнула и сильно дернула веревку.

— Осторожно! — чуть не оглушив ее, выдохнул парень в самое ухо. — Не рви так, а то я упаду на Марию.

— Бернар, я вся промокла и ничего не вижу… — Анка балансировала на склоне, который вдруг стал крутым, как детская горка. — Где ты?!

Что-то влажное и дурно пахнущее ударило ее по лицу, совсем рядом раздалось хлопанье крыльев и мышиный писк. Младшая прикусила язык, чтобы не заорать. Туман переливался багровыми оттенками, отчего-то стало светлее, но источник света разглядеть было невозможно.

— Не бойся, это неправда, — Бернар коснулся ее плеча. — Здесь сухо и ровно, просто так кажется…

— Я вижу…

— Что ты видишь? — Она плелась за невидимым дядей Саней, стараясь, чтобы веревка не натягивалась, и поминутно оглядывалась назад. — Бернар, куда подевалась дорога? И машин не слыхать…

— Я вижу не так, как ты, потому что я — Фэйри… Мы уходим, но совсем не в ту сторону, где шоссе… Это очень простые заговоры против обычных, чтобы наложить замок на путь… Зато теперь нас больше не найдут ни люди, ни собаки…

— Так что, гора… она заколдована? Но тут же не было горы!

— Потому что мы не «тут», а очень далеко. И это не гора, а могильник…

— Че-го?! Так ваша Камилла на кладбище живет?! — После высоты Младшая больше всего на свете боялась кладбищ, хотя никому в этом не признавалась. Кладбищ она боялась настолько, что дома, на севере, нарочно ходила туда по вечерам и подолгу сидела у оградки дедушкиной могилы, чтобы хоть ненадолго выжечь в душе поселившееся там желеобразное мерзкое существо.

— Могильник — не простое кладбище. Здесь спят великие вожди кельтов…

— Откуда ты знаешь? Ты здесь был?

— Здесь не был, но таких мест множество…

— В России их тоже полно, — вступил в разговор невидимый дядя Саня, — только люди позабыли и холмы на пашню разровняли…

— Тут самые мощные Узлы слияния сил, — добавил Бернар. — Но Фэйри Благого двора не могут жить возле могильников… Зато знахари устраивают фокусы… Чтобы не забредали любопытные, — он постарался изобразить веселый смех. — Не останавливайся, Аня, иди, иди…

Она послушно полезла на кручу, складываясь едва ли не пополам, чтобы не потерять равновесие. Где-то далеко впереди, в сотне километров от нее сопел дядя Саня.

— Бернар, там слева кто-то ходит…

— Не поворачивайся, это фантомы, — уже не так весело отозвался парень. — Следи за веревкой. Это специальная веревка тети Берты, без нее в сиды не ходят…

Младшая старалась смотреть прямо перед собой, на голубые и розовые лоскутки, привязанные к провисшей веревке, но глаза невольно скашивались направо. Там параллельно тропе плыл бледный силуэт.

Он то походил на человека с неестественно длинными, волочащимися по земле руками, то оборачивался горбатым псом, то, раскачиваясь, приближался почти вплотную, и тогда Анка боковым зрением видела огромный, налитый кровью глаз…

Просто желтый глаз, с треугольным черным зрачком. Глаз смотрел только на нее, разбухал, достигая высоты в несколько метров, и каким-то непонятным образом не исчезал в тумане. Из глаза с сухим противным стуком капали желтоватые слезы, падали в траву и с шипением превращались в мохнатых гусениц. Гусеницы были размером с Анкины кроссовки, они не мешали, но крались вплотную, невероятно шустро переставляя шелестящие ножки. Весь мир заполнился шелестом насекомых. Младшей хотелось зажмуриться и заорать.

Глава 7

ЗУБЫ КОЛДУНЬИ

После высоты и кладбищ больше всего на свете Младшая боялась гусениц. Они не сделали ей ровным счетом ничего плохого. Если не считать того случая, когда в детстве, опрокинув кружку с холодным молоком, она поймала вдруг губами влажное шевелящееся тельце и тут же извергла все молоко обратно, прямо на скатерть. После этого она месяца два проверяла все жидкости, переливая их из одной посуды в другую…

«Мама, мамочка, Валька, Валечка…» Чтобы не сорваться в крик, приходилось сосредоточивать зрение на розовой ленточке, то исчезающей, то появляющейся вместе с куском промокшей веревки. Младшая до такой степени сфокусировала взгляд на розовом клочке, что не заметила, как пропал чудовищный глаз, растаял туман, и резко нахлынуло тепло. А потом она с размаху уткнулась в мокрую спину дяди Сани и удивилась, зачем семенить, согнувшись дугой, вместо того, чтобы идти по-человечески.

Анке все еще казалось, что она штурмует крутой склон.

— Ну, надо же, братцы, добрались, — сипло прогудел бородач. — Вот она, «Ферма-у-ручья», будь она неладна…

— Господский дом, который никогда не ждет гостей, — в тон ему, как зачарованный, вторил Бернар. — А я не верил, что его увижу…

Из мрака вынырнула бледная, как привидение, тетя Берта и протянула открытый пузырек, показывая, что надо вдохнуть носом. Младшая послушно потянула ноздрями и сразу закашлялась. Показалось, что изнутри в лоб ударили кулаком, но сразу же мысли обрели резкость, а зрение нормализовалось. Все были на месте, стояли полукругом возле низенькой деревянной калитки. От калитки выложенная разноцветными камешками дорожка вела к деревенскому домику сказочной красоты. Анке хотелось потереть глаза: среди нагромождения камней, в краю диких скал, на вершине кургана ее поджидала увеличенная копия кукольного коттеджа. Распахнутые ставни окон зазывали внутрь; в гостиной, судя по мягким сполохам, горели свечи, внешние стены покрывала имитация каменной кладки, из печной трубы поднимался ароматный смолистый дымок.

Дядя Эвальд первым проник внутрь. Над дверью приветливо звякнул колокольчик, оттуда потянуло ароматом кофе и жареного мяса. Тем временем розоватая дымка полностью рассеялась, вернулась глубокая ночь, вернулся ветер и звезды, вот только луна куда-то запропастилась. Заходя в дом, Анка испытала неприятное сосущее чувство, словно упустила что-то важное и никак не могла припомнить. На пороге она обернулась в последний раз. Красный туман отступил, но недалеко. Оставалась видна лишь утоптанная площадка под ногами, пересохшая потрескавшаяся земля без единой травинки и звезды.

Посреди гостиной в плетеном кресле с высокой спинкой восседала ведьма.

Позади нее бархатно постукивали напольные часы, в клетке под потолком сонно шебуршалась канарейка, на подоконнике сохли пучки цветов. Создавалось впечатление, что Камилла секунду назад оторвалась от вечерней газеты и тарелки с печеньем. Младшая сразу догадалась, что это та, к кому они так стремились. Далее на расстоянии чувствовалась неукротимая бушующая энергия, исходившая от древней старухи. Колени Камиллы укрывал полосатый шерстяной плед с красивыми кисточками, стелющимися по намастиченному паркету. На плечи старухе была накинута свободная льняная сорочка, а поверх нее — грубая вязаная безрукавка с множеством кармашков. Кисти рук скрывались под кожаными перчатками, глубоко на лоб наползала игривая широкополая шляпка с вуалью. В левой руке, отставив мизинец, ведьма держала дымящуюся чашку с кофе. До Младшей доносился отчетливый аромат благородного заварного напитка. Когда хозяйка гостиной поднесла чашку ко рту, зубы лязгнули о фарфор.

Внезапно на спинке кресла вспыхнул фонарь, стилизованный под старинную керосиновую лампу. Внутри толстого цветного стекла ровно светила самая обычная лампочка, зато крючок, на котором висел фонарь, держал в клюве ворон. Настоящий живой ворон; он сидел, вцепившись когтистыми лапами в спинку кресла над головой старухи, и, наклонив голову, искоса глядел правым глазом на Анку.

Младшая сглотнула. В свете лампы вся одежда ведьмы окрасилась в красный цвет, а на пальцах, обхвативших чашку, засверкали огромные камни цвета кораллов. Ворон переступил лапами и распахнул крылья; половина его перьев были седыми, а размерами птица не уступала молодому гусю.

«Такого не бывает, — быстро подумала Младшая. — Это кукла такая, он не настоящий, он же летать не сможет…»

Тут произошло несколько событий, сильно поколебавших уверенность Анки в привычных физических законах. Ведьма сделала неуловимый жест свободной кистью, и в пустом камине запылал огонь. Сразу стало светло, как днем, люди попятились от голубого пламени. Огонь ревел так, будто в камин только что выплеснули ведро бензина, на цветастых обоях задвигались фигурки людей и животных, а канарейка в клетке обернулась пучеглазой ящерицей. У ног старухи невесть откуда материализовалась черная собака. Больше всего собака походила на рослого ротвейлера, если бы не торчащие, как у дога уши. Собака поднялась на задние лапы и бережно взяла из клюва ворона фонарь. Затем она поставила фонарь на землю и произнесла несколько вполне членораздельных фраз на не знакомом Анке языке. Старуха ответила и рассмеялась, из-под вуали на мгновение показался острый раздвоенный подбородок. Ворон захлопал седыми крыльями, развернулся, но не взлетел. Стоящая позади Анки Мария охнула. За спиной у ворона на тонких ремешках крепился узкий кожаный рюкзачок…

Ведьма поднялась с кресла. Разгибалась она чудовищно долго, придерживая костлявой рукой поясницу, и чем дольше разгибалась, тем выше задирался ее морщинистый волосатый подбородок и острые плечи. В результате она оказалась даже выше Марии на целую голову. Ведьма запустила руку в рюкзачок, надетый на ворона, и, пошарив там, передала собаке небольшой темный предмет.

Младшая подумала, что ни за какие коврижки не хочет встретиться с Камиллой взглядом. Потом до нее дошло: ведьма только что разговаривала с псом, и никто на это не отреагировал. Фэйри вежливо помалкивали, видимо, дожидались начала официальной аудиенции. Ведьма еще что-то произнесла на языке, который походил на английский не больше, чем кряканье утки на оперное пение. Собака медленно развернулась и уставилась на Младшую. В широкой слюнявой пасти она держала пузатый фарфоровый флакончик.

Анка почувствовала, что если собака подойдет к ней вплотную, то она не выдержит и непременно описается.

Она беспомощно обернулась к Марии. В неровных отблесках каминного пламени великанша выглядела больной. Она тихонько ругалась сквозь зубы на голландском языке. В ходе долгого общения с наездницей Анка успела выучить несколько ругательств, и сейчас они, как ни странно, подействовали на нее успокаивающе.

Не одна она боялась.

А за спиной у Марии, за полуоткрытой дверью, клубился багровый туман. Он никуда не делся, не рассосался, но застыл на невидимой границе, оставляя вершину могильника свободной. Младшая вдруг поняла, что ее так раздражает в этом ненастоящем доме. Здесь была всего одна большая комната — ни спальни, ни кухни, никаких проходов, кроме входной двери.

Камилла поднесла чашку под черную вуаль, сделала глоток и засмеялась неожиданно слащавым, глубоким смехом. Дядя Эвальд подошел к ней, поклонился и поцеловал запястье. За ним подошли тетя Берта, Саня и Бернар. По сравнению с Камиллой все они выглядели пигмеями. Пламя горело ровно и жарко, искры взлетали, спиралью ввинчиваясь в дымоход, но гореть на голых камнях было нечему.

— Чтоб мне сдохнуть… — сипло произнесла Мария и попятилась, сунув руку за воротник.

Ничего особенного не происходило, просто дядя Эвальд, встав на одно колено, пожимал лапу собаке. Ничего особенного, тысячи людей жмут лапы своим любимцам, но редкие псы отвечают людям хихиканьем и шепотом на ухо. Фарфоровый пузырек из пасти собаки снова перекочевал в руку ведьмы. Когда черное, как уголь, животное распахнуло пасть и рассмеялось вполне человеческим смехом, Анке показалось, что за рядом зубов свернулся очень длинный раздвоенный язык.

За окнами в бликах огня все время что-то крутилось, то ли бесшумный смерч, то ли пыльная буря. Младшая опять никак не могла рассмотреть небо, и это ей тоже очень не нравилось. То слева, то справа загорались и гасли россыпи звезд, в какой-то момент пролетела клином стая летучих мышей, затем снова нахлынули тучи. Складывалось ощущение, что время за дверью фермы бежит в десять раз быстрее. В камине над огнем, откуда ни возьмись, возникла перекладина и на ней — внушительных размеров котелок. В котелке что-то аппетитно забулькало, и тут же в ноздри Анки вторгся самый чарующий аромат, который только можно было себе представить. Там варилась ее самая любимая баранина! Ворон куда-то пропал, ударили часы, из пустоты соткался полный комплект для торжественного ужина. Добрые Соседи расселись на высоких табуретах вокруг резного дубового стола, ведьма примостилась во главе и широко повела рукой, приглашая к трапезе Анку и Марию. Младшая подумала, что еще никогда ей не доводилось ужинать среди ночи на кладбище. Мария настороженно попробовала табурет рукой и умостилась на самом краю, готовясь вскочить в любой момент. Даже на расстоянии Анка чувствовала, как наездница напряжена. Как ни странно, чем больше Мария волновалась, тем больше Анка успокаивалась.

Она почти спокойно восприняла, когда ворон вышел из-за кресла старухи, взмахнул крыльями и обернулся хромым несимпатичным человечком полуметрового роста. На кривых ножках карлик носил грубые кожаные башмаки с серебряными подбойками и синие чулки. Сверху он был облачен в потертый красный камзол, замызганное кружевное жабо и круглую шерстяную шапочку. Из-под шапочки во все стороны лезли черные перья. Бывший ворон с фантастической скоростью стал извлекать из воздуха серебряные и бронзовые миски с закусками, столовые приборы и хрустальные кубки. Ему никто не помогал, но в мгновение ока стол оказался сервирован. Котел с перекладины перекочевал в самый центр стола, из-под чугунной крышки повалил ароматнейший пар…

— Плиз-ззз… — скребущим голосом протянула старуха, и табурет пополз Анке навстречу, мелко перебирая квадратными ножками. — Пли-ззз, литтл лэди, трай май айрит-стью…

— Айй-ррит-сстьюю… — с улыбкой повторил пес.

Камилла резко зашептала что-то дяде Эвальду, он откашлялся и повернулся к Младшей.

— Так называется тушеная баранина со специями и редкими овощами, — перевел старик, и Анке не понравилось, как он прячет глаза. — Камилла приглашает вас отведать настоящей эльфийской еды. Вы вправе отклонить приглашение, но тогда следует немедленно покинуть сид, и в Пограничье уже не попадете никогда.

Откуда-то снизу, из-под земли, донесся глухой раскат, словно включился титанический бур. Красный туман за окном чуточку приблизился, или это ей только показалось? Стало еще жарче; в зыбком карминовом зареве, заменившем небо, все так же пищали летучие мыши. Карлик, накрывавший на стол, ухмыльнулся, щелкнул пальцами, и в руках у него появилась пыльная квадратная бутыль, заткнутая пробкой. Он вытащил пробку зубами, но не выплюнул, а с хрустом прожевал и проглотил, нагло таращась на Анку круглым черным глазом. В момент улыбки его рот распахнулся от уха до уха, верхняя губа вытянулась вперед и стала жесткой, наподобие клюва. Анка сморгнула, но в следующий миг кошмарный лакей уже отвернулся. Его затылок и спину укрывал водопад из черных с проседью вороньих перьев, а из задников ботинок торчали черные когти. Младшая незаметно вытерла пот со лба.

«Они нарочно меня пугают, нарочно, чтобы я отступилась, а отступиться нельзя, нельзя… — как молитву, повторяла себе Младшая. — Бернар говорил, что будут пугать, так им положено, они не любят людей… Ой, мамочки, какой ужас!!!»

Табурет игриво ткнул ее в коленку. Карлик разливал из бутыли по кубкам пахучую густую жидкость; над столом сразу повис щекочущий кисловато-сладкий аромат. Ведьма поварешкой раскладывала по тарелкам жаркое. От котла на столе божественно пахло горячей бараниной, у Анки буквально сводило живот от голода, рот наполнился слюнями. Она попыталась встретить взгляд Бернара, но он сидел очень ровно, сложив руки перед собой, и смотрел в свою пустую тарелку. Остальные Добрые Соседи поступили точно так же; лишь Мария настороженно озиралась по сторонам. Человечки и звери на розовых обоях плясали все быстрее, с потемневшего эстампа над камином таращился усатый мужик с повязкой на глазу. Сквозь вуаль на лице ведьмы ничего нельзя было различить, кроме блеска металлических зубов. Младшая опустила глаза на подрагивающий от нетерпения табурет. Она представила себе, как сядет на него, заколдованная деревяшка выпустит сучки, обхватит ее за ноги, выскочит на улицу и взлетит в самую гущу голодной стаи летучих мышей.

— Не верю! — вслух заявила табурету Младшая, сама подхватила его за ножку и решительно заняла свое место за столом.

Сразу все переменилось. Гости зашевелились и зазвенели посудой, огонь вспыхнул с новой силой по углам стола затрепетали свечи в бронзовых подсвечниках, над курганом полилась неровная пиликающая мелодия. Дядюшка Эвальд привстал и принялся элегантно ухаживать за дамами, подкладывая им из бронзовых мисок салаты, вилкой накалывая хлеб. Тетя Берта смеялась, даже Бернар подмигнул Анке через стол. Правда, подмигнул он как-то невесело, напряженно, но ей некогда было оценивать. За спиной у каждого гостя табуреты отрастили высокие резные спинки, черный пес улегся возле ног хозяйки и довольно заурчал, прямо как кошка. За плечом у Младшей вдруг очутился карлик, он радостно ухмыльнулся и нагнул над кубком свою безразмерную бутыль. Дядя Саня крякнул и насыпал себе салатов из трех мисок. Мария медленно жевала хлеб, страдальчески сдвинув брови.

Младшая отважно погрузила вилку в жаркое, но не успела донести ее до рта.

— Уважаемая Камилла желает гостям приятного аппетита, — со слащавой интонацией доложил Эвальд. — Она предупреждает, что некоторые обычные люди, вкусившие пищи Фэйри и ушедшие сквозь Запечатанные двери, впоследствии не захотели возвращаться обратно…

— Дьявол! — Мария растерянно пялилась в полную тарелку. — Она намекает, что мы не выберемся из этой глухомани? Или у меня должно отбить память? Эвальд, переведите ей, что не стоит угрожать советнику Коллегии!

— Я перевел. Никто вам не угрожает, можете покинуть сид в любой момент. Но если вы разделите трапезу, вам может очень понравиться в Изнанке…

— Или выход назад потеряется, — вполголоса процедил дядя Саня.

— И вы хотите, чтобы я поверила в этот бред? Простите меня за резкость, уважаемый Эвальд, но… — Тут Мария покосилась на Анку и перешла на английский.

— Проблема в том, уважаемая госпожа советник, — настойчиво продолжал по-русски старик, — что вы слишком много рассуждаете. В этом беда обычных — вы посещаете свои храмы, но перестали верить…

Анка вздохнула и мужественно отправила в рот первую порцию жаркого. Она сама не заметила, как опустошила тарелку и как вездесущая Камилла подложила добавки. Младшей даже стало немножко стыдно за свою жадность, но подобной вкуснятины она не пробовала никогда. Мясо таяло во рту, соус можно было пить литрами, а острые травки столь приятно нежили нёбо, что хотелось еще и еще… Больше всего ее удивляло, что сколько бы она ни ела, живот не раздувался.

— Дду-у йу-у лайк ма-ай айррит-сстьй-ю? — Волосатый подбородок хозяйки фермы нависал над Анкой.

— Тебя спрашивают, по нраву ли кушанье?

— Йес, фэнк… — Она вовремя остановилась, точно наколовшись языком на ставший острым, как бритва, взгляд Бернара.

…Ни в коем случае нельзя благодарить!

У Младшей вся спина тут же взмокла. Чуть не опозорилась, а ведь ей вдалбливали столько раз! Вот дуреха…

— Славное мясо, вкусное мясо, — она постаралась изобразить улыбку.

Похоже, Камилле не требовался перевод. Вуаль качнулась, пес ударил кончиком хвоста, затихшие разговоры возобновились как ни в чем не бывало. Дядюшка Эвальд запустил руку к Сане в рюкзак, выудил оттуда спящего «перса» и торжественно преподнес ведьме. Голова у кота безвольно болталась как у сломанной куклы. Камилла всплеснула руками, изображая умиление, ворон презрительно сплюнул, пес даже не повернул головы. Гости подняли кубки, тетя Берта затеяла тост на певучем языке Долины. Карлик подтолкнул Анку под локоть, намекая, что следует выпить. От содержимого кубка ощутимо разило крепким алкоголем.

— Я не могу такое крепкое, — начала она и запнулась.

Черный пес перестал ласково урчать, небрежно обмахнул языком морду и клацнул зубами. Тетя Берта нагнулась под стол и протянула псу кусок мяса, который он слизнул одним неуловимым движением. Камилла невнятно зашипела, пламя свечей метнулось в сторону.

— Это мед из вереска, — неживым голосом пояснил Бернар, — священный напиток, от которого нельзя отказаться.

— Вот, дьявол! — пробурчала сбоку Мария. — Я, кажется, начинаю верить… Анна, они правы, придется выпить. Без этой поганой травы нас не примут за своих!

Анка поднесла к губам толстый стеклянный бокал. Тягучая жидкость так и просилась в рот. Восемь пар глаз следили за ней с неослабным вниманием. Внезапно Анка заметила, что на лбу Бернара выступили капли пота. Его кулаки так стиснули рукоятки ножа и вилки, что побелели костяшки.

— Бернар, это… это яд? — руководствуясь странным наитием, спросила Младшая.

Парень беспомощно поглядел на дядю Эвальда. Тот, в свою очередь, пошептался с ведьмой и, получив согласие, важно кивнул.

— Уважаемая Камилла подтвердила, что для фэйри это не яд.

— Эээ, для Фэйри… — Анка не знала, что предпринять.

Сердце заколотилось вдвое быстрее обычного. Дядя Саня дергал себя за бороду, смотрел на нее озабоченно, но тоже ничем не мог или не хотел помочь.

— Уважаемая Камилла подтвердила, что никто из Добрых Соседей не умер, — тяжело выговорил Бернар. — Традиция запрещает лгать в ответ, но не обязывает ее отвечать честно. Для Фэйри это не яд.

— Вот сука! — отчетливо произнесла Мария, разглядывая свою пустую тарелку. — Если у меня будет несварение, я эту ряженую своей стряпней накормлю. Сто лет потом икать будет!

«Ряженая» каркнула в ответ, будто поняла русскую речь, хрипло рассмеялась и подложила дяде Сане еще ложку какого-то черного салата.

— Уважаемая Камилла говорит, — степенно перевел Эвальд, — если уважаемая советница уверена, что ей будет плохо после еды, то ей, скорее всего, будет плохо.

— Кровяная колбаска у них тут — обалдеть! — подмигнул Анке дядя Саня. — Надо спросить, где лабаз, не забыть прикупить пару колечек на обратной дороге. Н-да, такое дело, дочка… Иной в тайге заплутает, и мыслишки у него все о смерти… Для такого и водица чистая ядом станет, — глубокомысленно добавил бородач Саня. — А кому к людям выйти надо, да еще и спасти кого, тот непременно выживет… Сама понимаешь.

Анка сделала выдох и залпом опустошила кубок.

Несколько секунд она сидела, замерев, ожидая страшной рези в желудке и неминуемой гибели, но ничего не происходило. Мед оказался не таким уж противным, напомнил терпкую облепиху и незрелый крыжовник, он стек обжигающей волной по пищеводу и почти сразу, с размаху, ударил назад, в голову. В ушах у Младшей зашумело, табурет вдруг потерял устойчивость, а в ноздри ворвались запахи, которых она раньше не чувствовала. Противно и душно потянуло псиной и гнилью, по ногам задул ледяной сквозняк, вместо твердой земли под подошвами кроссовок захлюпала жидкая грязь.

Ведьма поднялась с места, черный пес тоже вскочил и щелкнул зубами.

Камилла шаркающей походкой направилась в обход стола прямо к Анке, на ходу вынимая пробку из белой бутылочки. Ротвейлер закончил общаться с тетушкой Бертой и затрусил следом. На его широкой лоснящейся груди висело какое-то стальное украшение сложной формы, похожее на грубый оттиск с ключа, с обвившейся вокруг змейкой. Чем ближе подходила собака, тем крупнее она становилась, и тем явственнее амулет светился синим огнем.

Старуха замерла напротив Младшей. От нее разило сырой землей и чем-то приторно-сладким, похожим на начинающие гнить персики.

— Анка, не бойся, дай помазать глаза!… — произнес где-то вдали дядя Саня.

— Это из клевера, — подсказал глава септа. — Иначе вы не сможете видеть…

Камилла сняла перчатки. Длинный указательный палец старухи окунулся в пузырек и вынырнул, обмазанный маслянистой зеленоватой массой.

— Я не дам ей свои глаза… — Мария дернулась вместе с табуретом, сжимая руку на рукоятке пистолета.

Голая кисть походила на скукоженную лапу земноводного: кожа осыпалась чешуйками, грязные ногти загибались крючками, на тыльной стороне ладони виднелась татуировка, выполненная красной краской. Младшая начала дышать ртом, такая вонь доносилась из распахнутой пасти пса. Потом ей показалось, что разит не только от собаки, но и от хозяйки. Анка очень удивилась, что раньше не чувствовала ничего подобного. Она даже успела подумать, что вряд ли смогла бы кушать с аппетитом в подобной атмосфере, и тут…

— Аплло-ллкоххнет, — внятно сказал пес и раздвоенным языком облизнул седые усы на морде. Вблизи его морда оказалась вся покрыта шрамами, уши были изодраны, а нижние клыки задирались вверх, как у хряка. Однако Анке ротвейлер совсем не показался страшным, хотя он вырос до размеров жеребенка и теперь возвышался над ней, как зубастое чудище.

— Угу, — деловито кивнула ведьма, и скрюченный, шишковатый палец поплыл к лицу Младшей.

— Нет — взвизгнула та, инстинктивно прижимаясь к бедру наездницы.

Ротвейлер обернулся и резко пролаял несколько фраз на английском.

— Аня, без волшебной мази ничего не получится… — нервно заговорил Эвальд.

— Но это чушь! Нет никакого четырехлепесткового клевера, это просто грязная трава! — огрызнулась Мария.

— Если ты веришь, что это грязная трава, наездник, то останешься здесь, — очень строго отрубил дядюшка Эвальд.

— Если ты не веришь в мазь, то не увидишь Запечатанные двери, — присоединился к старику Бернар.

— Черт с вами, — плюнула Мария и запрокинула лицо. — Уродуйте, клоуны, все равно спасаться придется на Тхоле…

Несмотря на страшные ногти, колдунья действовала очень ласково и очень быстро. Начала она не с Марии и не с Анки, а с дяди Сани. Младшая с замиранием сердца следила, как глазницы мужчины покрывались зеленоватой кашицей. Когда дело дошло до нее, довольно долго ничего не происходило, потом началось сильное покалывание, сменившееся нестерпимым жжением.

— Ох ты, ох ты! — покрикивал рядом Саня.

Мария материлась. Стонал в вышине ветер, потрескивали свечи, со свистом дышал пес.

— Пора! — осчастливил их, наконец, дядя Эвальд.

Младшая осторожно приоткрыла глаза и с трудом удержалась от вопля. Она никогда не видела Запечатанных дверей, но сразу их узнала. Никто не предупреждал о том, что потребуется от нее дальше, но Младшая сама догадалась.

Ведьма стояла перед ней с ножом и двигала железными зубами. Ведьма жаждала крови.

Глава 8

КРОВЬ И ВОЛОСЫ

Мне очень хотелось сорваться с места, подбежать к Анке и обнять ее, потому что я сразу почувствовал, как ей страшно. Боязно, конечно, было всем, но, вместе с боязнью, я поймал у себя в груди совсем иное чувство, нечто вроде радостного предвкушения полета. Наверняка то же самое чувствовали все мои кровники.

Потому что за многие десятилетия мы были первыми, кто проник в Пограничье.

Глаза еще очень сильно щипало от мази, но я послюнявил платок и протер их, чтобы ничего не упустить. Любой Фэйри, родившийся в семье, где чтут Традиции, с детства знает, что Пограничье — это еще не Изнанка, одолеть Запечатанные двери — вовсе не означает проникнуть в мир Неблагого двора. Если не соблюдать Обрядов и Запретов, можно навсегда застрять между дверями двух миров, и нет ничего страшнее этого. Застрявший человек будет биться, как комар между двух стекол, никем не слышимый и не замечаемый, пока за ним не придет…

Я чуть не произнес вслух одно из Запретных имен.

Анка и Мария поели еды Темного двора и запили медом. В преданиях упоминается о том, что это очень вредно для обычных, но нет ни одного живого человека, который смог бы высказаться по теме. Даже дядя Эвальд не встречал стариков, приходивших к Ферме-у-ручья в компании с обычными. Ходили слухи, что в Изнанку можно попасть не только с Черным псом, но и другими способами, и таких ушедших вроде бы помнили, однако назад ни один из них не вернулся. Потому что эльфийская еда отбивает память, однако дает человеку правильный запах.

А тех, кто неправильно пахнет, очень быстро сожрут.

Честно говоря, на Марию мне было наплевать, а за свою девушку я очень беспокоился. И все оттого, что кое-что об испытании знал заранее, но не имел права ей рассказать. Если бы мы подготовились, Камилла бы сразу почуяла и не пошла на сговор.

А так она согласилась принять плату. О деньгах договаривалась тетя Берта, а дядя Эвальд принял от старухи целый список трав на трех листах, которые предстояло собрать или купить. Некоторые травки росли на Тибете и в южном Китае. Дядюшка тут же перезвонил своякам, чтобы те занялись закупками, но даже этим наша плата не ограничилась. Камилле требовалось кое-что еще для размыкания вторых Запечатанных дверей. Волосы и кровь.

Вместо уютной фермы нас окружала смрадная пещера. Все исчезло — праздничный стол, камин и свечи. Место лакированного стола заняла поваленная гранитная плита, а Добрые Соседи теснились вокруг нее на сырых, заросших мхом булыжниках. Вместо неба в метре над головами нависал каменный свод, утыканный серыми сосульками. Стены узкой пещеры подпирали по кругу плиты, такие же, как та, что лежала в центре. Свет шел от двух факелов, воткнутых в глазницы огромного бычьего черепа. Череп висел на стене, прямо напротив выхода. Я не сразу заметил загнутый витой рог, торчащий у черепа между глаз. Черная вода сочилась из трещин на потолке и стекала на пол, в огромную лужу. Отчетливый запах гниющей листвы забивал все остальные ароматы. Я пошевелил ногой. Как выяснилось, кроссовки давно промокли насквозь, по брючине ползали несколько премерзких улиток и жуков, но самое страшное, ..

— О нет! — прошептала Анка, и еле успела отвернуться, прикрывая рукой рот.

Потому что увидела то, что совсем недавно ела. Конечно, такое не каждого порадует. Вместо изящной серебряной тарелки с аппетитными кушаньями на сыром граните стояла дырявая глиняная миска. В миске, в буром вареве, полоскались пучки почерневшей мерзлой травы, на поверхности дрожали маслянистые цветные разводы. Из бывшей бронзовой салатницы торчали какие-то обглоданные, точно полупереваренные и выплюнутые обратно корешки, по ним неспешно ползали сочные гусеницы с обвислыми животиками.

Я не успел ее предупредить, что айрит-стью было настоящим, а то, что она видит после употребления мази, — это «искривления Пограничья», как обозвал их дядя Эвальд. Хотя можно все воспринимать наоборот. Дядюшка говорит, это зависит от того, с какой стороны заглядывать в нужную реальность. Если считать, что на мир необходимо смотреть только через человеческие глаза, увидишь одно, тот же мир, но через глаза Соседа — уже совсем другой, но сложнее всего увидеть и себя, и Соседа со стороны… В Пограничье все будет не так, как «наверху», — нарочно, чтобы запугать, чтобы случайно забредшему человеку захотелось немедленно вырваться.

Ведь Запечатанные двери, те, что ведут в обычный мир, до сих пор были чуть приоткрыты, и в щели задувал сквознячок. Только они совсем не похожи на обычные двери, какие мы привыкли ставить в домах. Просто между каменными монолитами висело Кружево, размером с простыню. Оно еле заметно поворачивалось, а по краям его дрожали холодные огни. Издалека это походило на бесформенный обруч, обмазанный горючим составом, через который прыгают в цирках львы и тигры. Если приглядеться, сквозь обруч можно было различить моргающие звезды и колючие терновые кусты.

Я не особо удивился, потому что тетя Берта тоже умеет ткать Кружево, когда женщины собираются вместе. Разница только в том, что сквозь тетушкино Кружево можно многое увидеть, хоть за тысячу километров, но нельзя пройти…

Младшую не вырвало только потому, что, отвернувшись, она лицом к лицу столкнулась с Камиллой. Готовые выскочить назад кушанья Темного двора застряли у нее в пищеводе. Ведьма скинула шляпу, присела на корточки и теперь рассматривала Анку широко расставленными круглыми глазками — такими же, как у ее лакея-ворона. Я удивился, насколько мало она походила на нас. В узловатых конечностях ведьма держала две неожиданно красивые вещи — начищенный до блеска серебряный соусник, оформленный драгоценными камнями, и такого же качества дамский кинжал. Улыбчивый карлик с перьями на голове находился тут же. Он опустился на одно колено, оказавшись при этом чуть ли не по пояс в зловонной ледяной воде. На вытянутых руках он держал отполированный, как зеркало, поднос. На ручках подноса в свете чадящих факелов играли рубины, а в центре лежали старинные, в заусенцах и царапинах, серебряные ножницы.

Анка замерла; я заметил, что ножницы испугали и отрезвили ее больше всего. Ее больше не тошнило, но сердце колотилось, а на лбу выступила испарина. Я чувствовал все, что переживала она, но ничем не мог помочь. Если бы я попытался дать ей подсказку, ведьма немедленно вышвырнула бы нас обратно.

Таковы правила Пограничья.

Несведущий должен пожертвовать чем-то дорогим для себя, добровольно и без сожаления.

— Сс-ладка-айа деффо-чка-а… — произнес чей-то скребущий голос у меня за ухом. Жесткие волосы оцарапали щеку, на миг показалось, что от раскаленного смердящего дыхания можно получить ожог во все лицо

— Не поворачивайся сразу, — окликнул со своего булыжника дядя Эвальд. — Это Капельтуайт, добрый пастух, назови его по имени!

— Молодец, мальчик, ты нравишься Черному пастуху! — похвалила тетя Берта. — Но здесь он откликнется на имя Ку Ши…

Камилла облизнула волосатый подбородок и протянула вперед руку с кинжалом.

— Ох, матушки-святы… — пробормотал где-то позади дядя Саня.

— Ка… Капель-туайт! — выговорил я и скосил глаза, стараясь вдыхать ртом.

Черный пес улыбнулся и вильнул хвостом. Он изменился больше всех. Если ворон подурнел, а ведьма просто потеряла большую часть светского лоска, то Ку Ши принял свой истинный облик. Он стал огромен, как взрослая лошадь, на спине его можно был усесться втроем, а нижние клыки превратились в бивни, как у носорога. А еще, как потом выяснилось он болтал на древнеирландском, а с Камиллой ругался на валлийском и мэнском диалектах. Хуже всего дело обстояло с современным английским, но все равно, из всей троицы пастух оказался самым образованным.

— Ку Ши! — позвал я, протягивая ему свою миску с кореньями.

Это очень важно — расположить Черного пастуха, и от тети Берты я уже знал, что умащивать его придется именно мне, потому что собаки быстрее привязываются к детям. Очень важно дать понять ему, что не боишься и готов разделить с ним пищу в своей тарелке, тогда он вынесет через Пограничье и не будет шалить.

Но самое главное не это, объясняла тетушка Берта. Самое главное, что спустившись вниз, Ку Ши надо как можно скорее прогнать, отправить к его кровникам, пасти подземные стада, иначе он притащит за собой смерть.

Пес одним глотком опустошил мою миску и в благодарность лизнул руку. Я сжал зубы, чтобы не застонать: шершавый и горячий, как сковорода, язык распорол рукав на клочки, на коже вспухли кровавые царапины. Но это была ласка, которую пришлось вытерпеть.

— Осталось мало времени! — Вороний глаз ведьмы сверлил мне затылок. — Если сладкая девочка не предложит сама, красное светило ляжет за сиды мертвых воинов круитни, и Тот не выйдет к вам!

Камилла смешно изъяснялась на языке Долины, но еще труднее было понять ее на английском.

— Ссла-адка-ая… — сипло прорычал Ку Ши, ударяя лапищей о камень, его когти выбивали искры. — Ссслад-кая кровь…

— Бернар, подскажи ей! — прошептала тетя Берта.

— Стойте, вы с ума посходили! — внезапно очухалась Мария. — Если вампирше нужна кровь, лучше я сдам. Не трогайте ребенка!

Анка беспомощно повернулась ко мне; она по-прежнему ничего не понимала. До Камиллы же никак не могло дойти, что девушка приехала из России, и никогда не слышала о наших Тайных обычаях и Запретных знаниях; даже мне не полагалось их изучать до достижения сорока лет. Я разозлился на старую каргу, совсем закисшую в своем болоте, никак не способную хотя бы на дюйм отойти от жестких правил Обряда.

Камилла помахала ножом перед носом у Анки, та дернулась назад; пламя факелов плясало на начищенном лезвии. Рука Марии медленно поползла за пистолетом. Саня плевался и вытирал рукавом глаза, тетя Берта тихо ругалась, карлик с ножницами распахнул клювообразный рот и захохотал так громко, что своды пещеры задрожали. Звук понесся вниз, по скрытым переходам, достиг гробниц спящих воинов и затерялся в чреве кургана.

— Бернар, — спросила моя девушка. — Бернар, чего она хочет от меня?

Я уже дважды назвал Анку своей девушкой. В первый раз вышло непроизвольно, да и никто меня не мог услышать, но теперь я сделал это вполне осознанно. Сие не означает, что мы станцуем когда-нибудь в Весеннем хороводе, а у обычных — так вообще ничего не означает, кроме пустого звука, но я поклялся отцу, что буду чтить Традицию. Папа назвал маму своей девушкой за год и четыре месяца до весеннего танца Полной луны, и с той поры они не расставались.

Это очень серьезно, когда ты называешь кого-то своим.

За своего надо драться и платить за его ошибки.

— Духам Священных холмов нужна кровь девственницы, — выдавил я. — Кровь взрослых женщин их не привлекает.

Стало очень тихо. Мария выругалась по-немецки, дядя Саня вылил воду из ботинок. Черный пастух фыркал, собирая остатки пищи со стола, по его колючей шерсти ползали блохи и клещи. Лица моей девушки я не видел, факелы горели все хуже, зато видел перекошенные от изумления лица Марии и дяди Сани. Они замерли в восторге при виде Ку Ши, как кролики перед удавом. Я же тогда только об Анке думал, меня бы и сам Большеухий не испугал, не то что собака…

— Это… это обязательно? — Голос Анки показался мне слишком ровным.

— Осторожней, Бернар, — на языке Горных Фэйри быстро произнес дядя Эвальд. — Мы внутри бруга, одно неверное слово — и мы погибнем…

Я проглотил слюну, в горле першило. Дядя Эвальд говорил правду, я и сам чувствовал, что мы погребены в глубине скалы. Камилла заманила нас, наложив хитрое заклятье, и даже тетушка Берта не заметила, как мы спускались под землю. Пусть в окружающих стенах разветвлялись коридоры и вели наверх, на свободу, но духи кургана могли запечатать выходы из бруга. Духи не любят чужих, особенно когда им поручено охранять покой королевских семей Фэйри. Особенно духи не любят, когда нарушаются Традиции и неверно проводятся Обряды.

А нам необходимо выбраться наружу.

Наружу, но не обратно.

Это оказалось невероятно сложным — говорить безо лжи, но и без правды. Не поручусь, что я не наделал ошибок в русском языке. Камилла хищно переводила взгляд с меня на Анку.

— Духи не любят одолжений, но они помогают тем, кто готов на бескорыстный подарок.

— Я готова… — она вытянула руку.

Ведьма полоснула кинжалом и подставила соусник. Ноздри Черного пастуха затрепетали; он прекратил вылизывать шерсть и шумно втянул воздух. Анка не произносила ни звука, зато Мария вытащила оба пистолета и навела их на колдунью.

— Эвальд, переведите этой суке на ее собачий язык, что девочка для меня ценнее жизни. Если с ней хоть что-то случится…

Камилла широко улыбнулась. Я так и не разобрался, понимает ли она английскую речь. Во всяком случае, ответить она не удосужилась, а направленных на нее стволов словно не замечала. Впервые в жизни я пожалел, что духи подарили Фэйри острый слух. Я очень старался, но не мог себя заставить не слушать, как вытекает кровь из Анкиной вены. Она билась горячей струйкой в мой череп, она разрывала мне нервы приторным журчанием. Минуту спустя колдунья щелкнула пальцами. Черный пастух легко перешагнул плиту, заменяющую стол, дотянулся мордой и лизнул девушке открытую рану. Он сделал это столь молниеносно, что наездница ничего не успела предпринять. Я уже знал, что последует за прикосновением языка, это получше вся — кого бинта. Во всяком случае, Ку Ши сам меня поранил, сам же и залечил, от глубоких царапин не осталось и следа. Потом дядя Эвальд объяснил мне, что так и должно быть. Черный пастух не может наносить вред, но он приманивает смерть…

Неизвестно, сколько крови высосала проклятая вампирша, но Анка держалась отважно. Она махнула мне рукой и сама, без подсказок, обратилась к Камилле.

— Я хочу подарить вашим духам волосы…

Никто не переводил, но и так все стало ясно, когда Анка развязала ленточку на голове, ее русые косички упали, закрыв лицо ниже подбородка.

— Чтоб мне сдохнуть… — вновь проворчала Мария, но пистолеты спрятала.

— А никак без этого нельзя? — несмело прокряхтел Саня.

Дядя Эвальд на него предостерегающе шикнул. Все-таки русские Фэйри совсем оторвались от септов, раз солидный человек говорит такие глупости… Любой ребенок Фэйри, прошедший к тринадцати годам курс Традиции, согласился бы, что всем нам крупно повезло. В нашей компании оказалась девственница, добровольно предложившая духам, защищающим сиды, свою кровь и волосы. Главное — что добровольно, духи очень тонко чуют, когда их намерены надуть. Например, тетя Берта легко могла усыпить Анку в машине…

Камилла послала бы нас куда подальше. Традиции уходят корнями в такую древность, что даже сама ведьма не вспомнит, почему так важна добровольность… Тетя Берта рассказывала такую легенду: во времена больших гонений жила в Ирландии принцесса Фэйри, одна из дочерей короля. Никто не помнит ее имени, время стерло из устных преданий имя ее отца и имена врагов. История произошла в те незапамятные годы, когда Добрые Соседи еще не делились на Благий и Неблагий дворы, когда у нас еще были свои короли и свои земли. Враги теснили королевскую семью со свитой и, наконец, загнали несчастных в бруг одного из могильников. Какое-то время Фэйри провели в осаде, внутри каменного мешка. Они собирали воду для питья с каменных сводов, доедали последние лепешки, но не желали сдаваться на милость неприятеля. А бруги в сидах имеют только один извилистый вход, и оборонять его могут всего двое или трое воинов против целой армии.

Наступило утро, когда у свиты короля не осталось сил обороняться, кончилась вода и погас последний факел. Впереди их ожидала голодная смерть или позорное рабство. И тут принцесса услышала плач. Плакало маленькое замерзшее существо, один из духов сида. Как ни странно, оно озябло и проголодалось, хотя, по логике, духи не могут чувствовать холод и голод…

Ха, до сегодняшнего дня я тоже так считал! Одним словом, принцесса была единственная, кто заметил странное печальное создание. О дальнейшем догадается и младенец. Полуживая принцесса предложила духу единственную пищу, которая у нее была — ее кровь, и единственную одежду, которая подошла бы бестелесному созданию — прекрасные волосы Фэйри. Если девственница отдает духам кровь, это все равно, что… гм… Короче, тетя Берта считает, что в древности это могло трактоваться весьма двусмысленно. Вроде как принцесса отдалась хранителям сида. А что касаемо волос, то позорнее для девушки благородного рода ничего нельзя было и придумать, я уже не говорю о физической боли! Так или иначе, королевская дочь поступила мудро. Перед лицом смерти она не стала умолять духа о помощи, а добровольно предложила свою…

Когда враги, с большими предосторожностями, кидая впереди себя горшки с горящим маслом, спустились в сид, они там никого не обнаружили. Духи открыли Запечатанные двери, и путники смогли укрыться в Пограничье. Что с ними произошло дальше — неизвестно, спаслись они окончательно, вышли в мир в другом месте или навсегда остались в Изнанке… Важно то, что девушка отдала самое дорогое, и не потому, что ей светила выгодная сделка…

Ведьма сняла шляпку. Ворон склонился в глубоком поклоне, приподнимая перед собой поднос. Факелы вспыхнули, словно их облили бензином. Камилла подхватила ножницы, ее железные зубы сухо стукнули, как кастаньеты, а редкие седые волосы поднялись дыбом, так что стал виден голый череп в прожилках сосудов и болячки на висках.

Хрруп! Хрруп!

Я моргнуть не успел, а моя девушка уже выглядела, как обычный мальчик. Я хотел ей крикнуть, что мне она нравится любая и что не надо плакать, но тут факелы потухли, поднялся дикий свист, и Кружево заколыхалось.

— Быстро и не оглядываясь! — на языке древних ирландцев взвизгнула ведьма.

Это заклинание я слышал от мамы, еще в те времена, когда меня сажали во время готовки обеда на барную стойку. Так полагалось говорить, если во время игры принимаешь какое-нибудь решение, а дальше все зависит от твоей скорости, и решение ни в коем случае нельзя менять…

— Бегом! — фальцетом воскликнул дядя Эвальд. — Саня, Мария, держите девочку!

Кружевной обруч, до того спокойно висевший между каменными плитами, вспыхнул по краю сиреневым огнем. Запечатанные двери начали медленно открываться.

— Бысс-строо!! — выдохнул Черный пастух. Свист нарастал, переходя в оглушительный вой,

затевался нешуточный сквозняк между двумя мирами. У нас оставалось буквально несколько секунд, чтобы вырваться. Я рвался на свет, а ветер бил в лицо с такой силой, словно задумал вырвать мне все волосы или выдавить глаза.

— Быстрр-ррро! — придушенно каркнул во мраке ворон.

Кружево вращалось все скорее, белые нити по центру разошлись, теперь огненный обруч стал не меньше трех метров в диаметре, через него свободно мог бы проехать небольшой автомобиль. Я ничего не видел, кроме потока красноватого света, по щекам чиркнули несколько мелких камней, где-то вдали вскрикнула тетя Берта, и вдруг…

Шею обдало жаром, мощные челюсти схватили меня за ворот куртки и потащили вперед.

Ку Ши выпустил меня в том же месте, с которого мы начали спуск в курган. Разумеется, никакого дома тут не было в помине, как не было и самой Камиллы. Голая тоскливая плешь, мелкие камни, колючая трава. Туман клубился, сворачивался воронкой над неровной щелью в земле, откуда Ку Ши уже тащил тетушку Берту. Очевидно, кровница упала и ударилась головой. По щеке ее текла кровь, руки болтались, как у тряпичной куклы; мне было жутко видеть всегда деятельную, улыбчивую тетушку в таком состоянии.

Пес очень торопился помочь остальным. Видимо поэтому он не стал церемониться, а просто опустил женщину на меня. Некоторое время, пока она приходила в себя, я никак не мог вдохнуть. Я всегда подозревал, что тетя Берта не самая худая в нашем септе, но оказалось, что я сильно ее недооценивал. Перед глазами уже плавали круги, я изо всех сил пихался ногами, но тут из тумана возникла борода дяди Сани, и меня спасли. Дядя Эвальд уже был здесь, он подхватил тетю Берту и начал совать ей под нос пузырек с лекарством. Наконец она закашлялась, оттолкнула его и упала на колени. Саня подхватил с земли ее кофту, затем опять бросился ко мне. Мария спиной укрывала от ветра Анку. Она ее обняла так, что я даже немного заревновал, но тут мне в шею с размаху воткнулась здоровенная колючка, и стало не до ревности.

Ветер завывал так, будто затевалась сумасшедшая гроза или тайфун, над головой пролетали листья, сучья, всякий мелкий мусор. Стало капельку светлее, чем раньше, небо стремительно расчищалось с одного края, но стоило мне задрать голову, как в глаза угодила целая туча песка. Я не понимал, почему мы торчим тут, на открытой всем ветрам вершине вместо того чтобы укрыться. Я вообще ничего не понимал.

Куда делась ведьма? Почему нас выкинуло обратно, неужели волосы и кровь Анки не помогли? Если Камилла нас разыграла, все подстроила, то почему вместе с ней не сбежал Черный пастух? Огромный пес являлся самым реальным доказательством того, что нас не обманули. Он успел дважды обернуться вниз и обратно, а теперь опять куда-то ускакал, словно потерял к нам всякий интерес.

Но я был уверен, что провожатый вернется.

— Бернар, ты где?.. — донесся до меня самый прекрасный голос на свете.

Тетя Берта закашлялась. Мужчины помогли ей сесть. Дядя Саня ругался и вынимал из бороды колючки.

Я кое-как подобрался к Марии, схватил Анку за руку. С короткой стрижкой Анка смотрелась нисколечко не хуже.

— Ты очень красивая, — сказал я.

Анка хотела мне ответить, но не успела.

— Добрый Сосед, ты не видел, где спряталась эта усатая жопа со стальными коронками? — осведомилась Мария. — Я планирую исправить ей прикус!!

— Дети, не вставайте! — К нам подполз дядя Эвальд. — Берегите головы, ждем, пока не закроются двери!..

— У меня кошки в мешке просыпаются! — пожаловался Саня.

— Эвальд, простите меня, но вы еще долго собираетесь играть в скаутов? — зло спросила Мария. Она с такой силой прижимала Анку к себе, что я стал бояться за ребра моей девушки. — Вы что, слепой? На сколько сотен лысая грыжа вас надула?! Нет никаких Изнанок, мы только потеряли время, а у меня, ко всему прочему, кто-то из ее ряженых дружков спер телефоны!

Дядя Эвальд растерянно посмотрел на меня, затем перевел взгляд вверх. Я проследил за его взглядом и замер. Мария сидела спиной, и потому не видела того, что видели мы. Зато Саня и тетушка Берта глядели, не отрываясь, забыв об ушибах. Несмотря на возраст, сейчас они походили на пару маленьких детей, впервые попавших в Диснейленд.

— Эвальд! — Мария настойчиво потрясла его за руку. — Нам нельзя тут торчать! Пока не прилетит Тхол, надо найти укрытие… О, дьявол!!!

Она, наконец, соизволила оглянуться и моментально забыла о своих претензиях.

По сути, наездница была права. Мы вылезли из пещеры там же, где вошли. Никакой подземной глухомани с озерами кипящей серы и вурдалаками. Мы сидели на вершине того же самого кургана, непогода стихала, а нора с неровными ступенями осыпалась и исчезала на глазах. Зато на близком пурпурном небе поднимались в зенит сразу две луны.

Из сужавшегося отверстия в земле рывком вылез черный буйвол с ушами дога и клыками тигра. Он игриво махнул хвостом и не спеша побрел вниз по склону, а потом нетерпеливо рявкнул из темноты, зазывая нас за собой.

Мы угодили в Пограничье.

Глава 9

БРЕШЬ В ОБОРОНЕ

Второй раз Старший очнулся ночью. Перед глазами опять проплывали светлые неровные квадратики, но на сей раз гораздо медленнее. Каким-то образом Валька сразу поверил в то, что спустилась ночь, и поверил в то, что между поездкой на выпас и сегодняшним его положением пролегает значительный отрезок времени. Вот только заполнить этот отрезок никак пока не получалось.

Старший попытался шире открыть глаза, но оказалось, что они и так открыты широко, до предела, а желаемая резкость зрения не возвращалась. Вроде бы наверху тянулось что-то длинное, белое, а на самом краю, если скосить глаза влево, мерцал зеленый огонек. Он уже знал, что лежит на спине, а голова повернута на бок, и что-то мягкое, но шершавое упирается под правую лопатку.

Больше ничего. Когда, после периода затишья, перед ним вновь поплыли геометрические фигуры, Старший уловил некую связь между ними и дрожанием упругой поверхности под левой щекой. Некоторое время он мог лишь следить за наплывами света, затем мозг пронзила догадка. «Машины!»

Ну конечно же, машины! Просто вечером их было много, светлые пятна постоянно перемещались, а теперь их стало намного меньше…

Сделав такое грандиозное открытие, Валька обрадовался, а затем еще сильнее опечалился. Он знал теперь, что лежит с открытыми глазами напротив окна, но не различает ничего, кроме света. Равным образом он ничего не слышит, и не может даже пальцем пошевелить. Он понятия не имеет, который сейчас месяц и день, холодно ему или жарко, и вообще все хреново…

А вдруг те, кто его здесь уложил, решат, что он помер, и живьем зароют в могилу? Он ведь даже не сумеет им намекнуть, что жив…

Старший изо всех сил напряг голосовые связки, но в самый последний момент, когда понял, что может крикнуть и сейчас крикнет, замер. Он вспомнил голос человека, который приходил к нему раньше. Этот голос был похож на скрип колодезного ворота на дребезжание старого трамвая, на пение воздуха в прогнивших трубах.

«Вы с дозой не переборщили?» — визгливо спросил мужчина какое-то время назад.

«Я настаиваю, чтобы до утра никто не покидал здание… Да мне наплевать на их семейное положение! Никто не выйдет, пока я не скажу!» — прогремел он позже.

Это противное кретинское брюзжание могло принадлежать только одному человеку. Тому самому, кто зимой планировал отрезать Старшему руку, а потом приказывал снайперам стрелять на поражение. «Сергей Сергеевич!»

Имя рванулось откуда-то из глубин сознания, точно пробка, вытолкнутая из бутылки. Старший снова увидел блеск хирургических инструментов под марлей, слепящую лампу, волосатый живот донора в шрамах и бешеные прозрачные глаза под кустистыми бровями. Он сжал зубы, приказывая себе не орать и лихорадочно обдумывая, сколько еще времени сможет притворяться спящим, как вдруг прохладная рука легла ему на лоб, и Валька не выдержал.

Ему казалось, что он кричит, но с губ сорвался лишь невнятный стон. А потом снова опустилась тьма, но Старший уже вспомнил, что случилось после выпаса…

— …Это здесь! — уверенно показал Валька. — Вы меня наверху ждите! Если со мной пойдете, они испугаются и разбегутся!

Он прекрасно знал, что предупреждать в таком тоне бесполезно, что стоит сделать шаг наружу, как охранники там окажутся раньше, сжимаясь плотным кольцом. Маркус вообще был вначале категорически против вылазки в метро, но Старший неожиданно забастовал. Старший заявил, что ему надоело глядеть на мир сквозь окно автомобиля и, что если его не пустят навестить ребят, он все равно сбежит. Обычно Валентин не выпендривался, до сих пор свежи были воспоминания о «клинике» и подручных Сергея Сергеевича. Но Маркус заявил, что в Петербурге у Коллегии самая мощная база, и только здесь он сумеет обеспечить безопасность, пока в тайге не выстроят выпас…

Поэтому реаниматор покряхтел и предложил компромисс. Он отпускает Вальку в метро, пообщаться со старыми друзьями, а Валентин, в свою очередь, обязуется потом неделю не высовывать носа из особняка.

…Старший проверил, застегнуты ли кармашки на джинсовой куртке, и толкнул обшитую изнутри деревом дверцу «БМВ», У входа в метро толпа гудела, как рассерженный улей, раскачивались очереди к ларькам с шавермой, на три голоса ревели динамики. Валька вдруг оробел. Получалось смешно: второй раз за полгода он попадает в Петербург — и снова не может покататься в подземке. Мало того, похоже, он начал побаиваться людей. Он смотрел на сотни лиц, на яркие пятна футболок, на загорелые ноги девчонок и не мог решиться сделать следующий шаг. Он вспомнил, как атланты спорили между собой и Лукас горячо доказывал, что подростка ни в коем случае нельзя изолировать от сверстников. Лукас убеждал Маркуса, что для психики Валентина будет лучше, если поселить его в тайге среди Добрых Соседей или забрать в Парагвай, но не возить, как принца крови…

Но споры с Маркусом представлялись делом безнадежным. Во всяком случае, пока на далеком южном выпасе в пазухе Эхуса оставалась Анка. А когда Анку вылечили и привезли в Петербург, Маркус расслабляться все равно не позволил. Он не возражал против поездки Младшей в Британию, но потребовал от Добрых Соседей, чтобы Валькину сестру никогда не оставляли одну. Реаниматор был уверен, что затишье временное и вражеские разведки копят силы для очередного удара. После случая со Шпеером Коллегия перетряхнула сотни человек из обслуги. Лукас как-то заметил, что охранников и поваров на спецобъектах проверяли на детекторах лжи и с помощью гипнотизеров. Неизвестно, нашли ли еще предателей, но выпас в Саянах строить не спешили. Маркус был уверен, что силовики затаились, только ожидая момента для нападения, и разгуливать по городу — все равно, что лезть в клетку со львом.

Впрочем, Валька и не разгуливал. Точнее всего его положение можно было обозначить словосочетанием «мобильная тюрьма». О передвижении без машин сопровождения не могло быть и речи. Вальку содержали в той же усадьбе за городом, где раньше хозяйничал Оттис, но снаружи здание Старший так и не рассмотрел. Ему позволяли носиться по всем трем этажам; сюда привозили маму, и здесь пару суток до отъезда в Англию жила сестра — но никто из них не мог войти и выйти самостоятельно. Окна верхних этажей были забраны решетками и покрыты непрозрачным стеклом, а окна первого этажа выходили в сад, огороженный двумя высоченными стенами. Лукас обмолвился, что Коллегия купила эту дачку у бывшего хозяйственного управления компартии.

Несколько раз Старший, как бы в шутку, пытался сбежать или принимался мучить своих бодигардов: истерически метался по городу, внезапно заявлял о желании посетить туалет или купить авторучку, но бесстрастные суровые парни держали его на невидимом поводке. Они никогда не болтали на личные темы, ни разу не показали, что обижены или считают своего клиента полным идиотом. Охрану для Вальки нанимал лично Маркус и привозил парней откуда-то издалека, питерских не брал принципиально. Некоторые из них даже русские слова произносили чудно, нараспев, но зато все имели лицензии и разрешения и расхаживали с пушками. Первые дни Старший испытывал страшную неловкость от послушной маленькой армии, но постепенно привык. Тем более что и к мамане Маркус приставил охрану. Реаниматор честно признавал, что если бы не договор с Добрыми Соседями, Коллегия и дня бы не позволила Валентину оставаться в России. Маркус предупредил семейство Луниных, что всем родственникам и знакомым следует твердить одно — дескать, мама вышла замуж за дядю Лукаса, он богатый иностранец, но не дуралей какой-нибудь, а имеет связи и контракты на самом верху. Посему — охрана, секретность и никаких лишних расспросов. Маркус еще посмеялся, мол, вот и Лукасу нашлась работенка!

Масла в огонь нервозности подлил приезд Марии. Валентин видел наездницу вскользь, в коридоре особняка, но вечером подтянулся Лукас и кое-что разболтал. Через друзей в посольстве Марии удалось выяснить, что в Петербург под видом бизнесменов прибыла группа цэрэушников. Часть американской команды отправилась на встречу с губернатором, они действительно собирались строить какой-то объект. Но далеко не все. Мария даже не сомневалась, что американские спецы прибыли по следу Лукаса, который «засветился» во время прошлогоднего бегства через Канаду.

Старший удивился, почему американцев скопом нельзя сдать в милицию или в ФСБ. Лукас на это даже не улыбнулся. Оказывается, Мария, по прилете в Петербург, контактировала с одним из информаторов из российской силовой конторы. Информатор располагал скудными данными, но их хватило, чтобы напугать атлантов. Материалы, связанные с охотой на атлантов, по приказу из Москвы передали внешней разведке, а в этой лавочке у Марии зацепок не было. Также информатор сообщил, что вначале соответствующему отделу было приказано взять в разработку группу американских «подрядчиков», но вскоре приказ отменили.

— Мария считает, что есть кто-то, да… Здесь прикрывать американцев, — хмуро заключил Лукас. — Она предлагать тебя немедленно вывезти, а все работы в Сибири перестать!

— Но как же это?.. — поразился Старший. — Как они могут быть заодно, когда всю жизнь враги?

— Они не заодно, — пробасил бывший пастух. — Они против нас…

На следующее утро Лукас повез Старшего к брокерам, затем они посетили три представительства западных банков и вместе с маманей долго сидели у нотариуса. Лукас старательно изображал доброго отчима, а девушка-секретарь с испугом поглядывала на амбалов-охранников, разогнавших очередь. К обеду весь Валькин капитал был переведен в ценные бумаги и, по большей части, отправился за границу. На сто тысяч купили акций, оформив их сразу на имя Младшей. Валька упрямо напоминал Лукасу о собственных планах строительства выпаса в Северодвинске, но старик ловко заговорил зубы. Он поклялся, что в заполярном климате Эхусы все равно не приживутся, и обещал подобрать для Вальки плацдарм в Крыму.

Когда вернулись в особняк, Маркус уже ждал их, злой, как взведенная пружина. Ни слова ни говоря, реаниматор швырнул на журнальный столик перед Лукасом пачку фотографий. Старший тоже полез разглядывать, но так ничего и не понял. На всех снимках были мужские лица, снятые под нелепыми углами, а пространство вокруг лиц чаще всего было смазано, точно камерой водили очень быстро. Атланты потрепались на своем языке, Лукас защищался, шеф наседал на повышенных тонах. Потом, за дверью, Маркус отдельно набросился на охранников.

Специально нанятые детективы отслеживали путь кортежа в городе и обнаружили «хвост». Об этом еще два дня назад они доложили Лукасу, но Валькин «отчим» пропустил мимо ушей. Он даже не сумел внятно ответить, почему не предпринял мер. Вроде бы посчитал слежку вызванной интересами местных криминальных кругов. Маркус был разъярен. Он связался с Коллегией и безапелляционным тоном сообщил вердикт. Сутки на сборы и срочная эвакуация в Красноярск. Добрые Соседи обещали встретить и окружить теплом, пока Коллегия разберется с «хвостами» в Петербурге. Старший от обиды за то, что с его мнением не считаются, закатил порядочную истерику. Он заявил, что выпрыгнет из самолета, если ему не позволят заглянуть в Питере к немногочисленным друзьям. Он нарочно запас пачку наличных долларов после посещения банка, чтобы навестить команду Лейтенанта. Старший даже не был уверен, тусуются ли еще малолетние бандиты в метро, или их компания рассыпалась по приютам и комнатам милиции. Вначале он заставил Лукаса смотаться к бане, на чердаке которой пацаны ночевали, но слуховые окна оказались заколоченными, а лестница, по которой раньше лазили на крышу, исчезла. Валька вбил себе в голову, что бывших соратников необходимо найти. В конце концов, именно шайка Лейтенанта спасла его в самый тяжкий момент, когда он, раненый, с офхолдером на руке, бежал из «клиники». И вот он прикатил к той самой станции, где совсем недавно сидел в милиции…

…Старший оглянулся на своих провожатых. Команда выглядела впечатляюще. И ничто не предвещало серьезных проблем.

Раздвинув спешащих граждан, впритирку ко входу в метро припарковались черный «брабус» и серебристый «БМВ» последней серии. Четверо охранников профессионально держали вокруг Вальки периметр, молчаливые и спокойные, как гранитные истуканы. Один уже спустился в подземный переход, другой ушел за угол следить за улицей. Проще было взлететь на небо, чем от них избавиться.

А на пассажирском сиденье «мерседеса» щелкал по клавишам «лэптопа» бородатый Лукас. Он рассеянно окинул Вальку взглядом поверх темных очков и помахал рукой. В Петербурге Лукас почти постоянно одевался в белое, полюбил роскошные шейные платки с алмазными заколками и начал курить сигары. Кроме того, он раздобыл себе точно такую же трость, как была у Оттиса. Он снял умопомрачительную квартиру в «золотом треугольнике», с видом на Неву, но Маркус его туда жить все равно не отпустил. Он целыми днями катался со Старшим по городу, вспоминал русские слова. Вроде бы не грустил, но предупредил, что зимовать в России отказывается. Он тратил деньги, но порой даже не распаковывал дорогие вещи, и покупки покрывались пылью. Заказывал редкие вина и забывал на столиках ресторанов початые бутылки стоимостью по триста баксов. И вообще, по мнению Старшего, с бывшим пастухом происходили тревожные перемены.

Он терял интерес к жизни.

Возможно, причиной была гибель подружки, которую он не мог забыть, и не мог себе простить ее смерти. Возможно также, что после столетий напряженного труда, отстраненный от работы, он заболел от безделья. Но, скорее всего, причина ипохондрии была гораздо проще. Валька не сумел бы сформулировать, но, как ни странно, понимал бывшего пастуха очень хорошо.

Лукас устал жить.

Старший раньше не верил, что такое возможно. За последние месяцы они со стариком еще больше сблизились, но Старший так и не решился спросить, сколько же лет атланту. Лукас явно не был самым старым членом Коллегии, но теперь его отовсюду исключили и запросто могли лишить очередной реанимации. В таком более чем преклонном возрасте шанс продержаться двадцать лет без Эхуса был ничтожен. У Лукаса имелось достаточно денег, чтобы купить самолет, или даже ост-Ров с кофейной плантацией, но не нашлось таблетки, спасающей от смерти.

Наблюдая за стариком, Валька пришел к выводу что Коллегия, по сути, подписала пастуху смертный приговор. За кражу Эхуса его не посадили в тюрьму, не лишили состояния, не расстреляли. Его всего лишь прогнали пинком под зад. Умирать в обществе примитивных людишек, которых Бернар называет обычными…

…Валька набрал в грудь побольше чистого воздуха и шагнул в темный подземный переход. Если бы не крепкие парни Маркуса, его бы тут же затолкали локтями, Оказалось, что он совершенно разучился ориентироваться в толпе. Гогочущие и орущие граждане мчались вверх и вниз, на ходу жевали хот-доги и листали газеты. Чтобы протиснуться к нужной стенке, требовалось идти буквально напролом. Чернявый телохранитель притворился бульдозером, проделал в живой реке брешь, и Старшему удалось пробраться к заветному пятачку, где ошивались мелкие торговцы и нищие. Он уже забыл, как здесь смердит; а может быть, зимой воздух был почище. Старший сразу отыскал свое место, где попрошайничал в компании с дедом Махно. Деда не было, но возле перевернутой кепки, с котенком на руках сидел Молодой.

— Привет, — поздоровался Старший и показал ладонь. — Не признал?

— Язва! Ты?! — ахнул мальчишка. — А мы тогда решили, что сгнобили тебя менты! Оба-на, покажь краба! Неужто вылечил?

Они по-мужски пожали руки, а потом неловко обнялись. С внезапной щемящей нежностью Валька отметил, что Молодой совсем не вырос, хотя в свои девять лет должен был на пару сантиметров подтянуться.

— А где дедуля наш?

— Так это… в больницу загремел.

— А где Белка, Димон? — спрашивал Валька.

— Так Димон щас с Лейтенантом поехали за шмотками, а Белка тута!

— За какими шмотками?

— А на халяву сливают, из Германии, что ли…

— Что с дедом? Как это в больницу?

— Так ты насовсем в Питере?! Родаков нашел? Жируешь? — не слышал его Молодой. — Оба-на — ишь как вырядился, щеки отрастил!

— Вы все так же, в метро? И Лейтенант с вами?

— Да куда он денется? Ему, дураку, менты зубы выбили!

Они радостно трясли друг друга, пока Молодой не заметил нависающие над ним крепкие фигуры в костюмах.

— Е-мое, Язва, это что за?..

— Это со мной, мои друзья, — поспешил успокоить Валька.

Два квадратных «друга» дипломатично загородили Старшего спинами. Бабульки, торговавшие по соседству семечками, с ропотом подвинулись в сторону. Пестрая гудящая толпа в тоннеле набирала плотность, стеклянные двери крутились без передышки.

— Ни хрена себе, друзья! Ты че, крутым стал? А че не зашел ни разу?

— Саша, да меня тут не было, в Питере! Слушай, я вам денег принес! Вы сможете сообща квартиру снять, и чтобы больше не побираться!

— Оба-на, вон Белка идет! — Молодой истерически замахал руками.

Белка узнал Старшего издалека, но еще до того он приметил охранников и замер на одной ноге, как испуганная зверюшка, готовый задать стрекача.

— Бела, позырь, кто нарисовался!

— Язва, мы тебя тогда отпели и похоронили! Ух блин, сидюху клевую надыбал? — грязные пальцы ухватились за наушники плеера. — Ой, дай послушать, не жмотись!

— Да забери совсем!

Старшему на секундочку показалось, будто из гущи людей на него уставился серый неморгающий глаз. Это неуютное тревожащее ощущение длилось короткий момент, и снова заголосили вокруг, захохотали, завизжали. Но что-то осталось… Он повертел головой; охранник вопросительно поднял брови. Нет, ничего, почудилось…

— Белка, ты позырь, как Язва зажирел!

Подоспел еще один член группировки, бритый, с выбитым зубом, солидно сплюнул, солидно пожал руку.

— А кумара нету? Ой, да ты же не смолишь!

— Куртка — зашибись!

— Да возьми, возьми, я принес… — Старший чуть не плакал.

Он снимал с себя вещи, выворачивал карманы, доставал специально купленные сигареты, шоколад, пиво…

— Молодой, Лейтенант увидит, что не работаешь, — вломит, — вскользь заметил Белка.

Один из бодигардов поймал взгляд Старшего и выразительно постучал ногтем по циферблату наручных часов. Второй незаметно общался по телефону. В переход спустился их третий приятель и замер у газетного киоска, с интересом изучая открытки. Охранникам все сложнее становилось торчать на открытом месте, их пихала и растаскивала толпа.

Вальке снова показалось, точно по затылку прошелся чей-то сверлящий взгляд. Он сказал себе, что ничего удивительного, в метро полно всяких гопников и придурков, а ребята Маркуса, если беда — всегда защитят…

— Да пошел он в жопу!.. — Молодой с наслаждением выгрызал орехи из шоколадной плитки. — А где это чмо? Ты видал его?

— Там, внизу, на станции, с ментами трет. Он бухой уже…

— Это хреново, — поежился младший член шайки.

— Погодите, пацаны, я ведь специально… Я ведь вас найти хотел, — заторопился Старший. — Слушайте, вы только не спрашивайте ни о чем! Я тут денег получил… Короче, это, меня отец разыскал!

— Оте-ец? Ты же говорил, что отец умер!

— Ну… не отец, неважно. Короче, вот. — Старший расстегнул карман, попытался сунуть в кулак Белке пачку долларов, но тот неожиданно ловко отдернул руку.

— Ты че, братан? — Пацаны опешили. — Это че, реальное бабло?

— Реальнее некуда, тут пятнадцать тысяч. Вы уйдете от Лейтенанта, снимете хату, купите одежды нормальной. Потом сможете в училище поступить, а Молодого отведете в школу…

Старший заглядывал в их чумазые лица и никак не мог поймать понимание. Пацаны смотрели сквозь него. Они хмурились, точно прислушивались к далеким объявлениям вокзального диспетчера, но никак не могли разобрать слов. Похоже, они перестали понимать даже русский язык.

— Не-е, туфту гонишь! — Белка бочком подался в сторону, не сводя глаз с Валькиных телохранителей.

Те старательно делали вид, что ничего не слышат и не видят. Молодой, как зачарованный, глядел на деньги, но тоже не делал попыток их взять. Старший застыл на месте. Он осознал, что поступил неправильно; вероятно, следовало послушаться Лукаса и принести ребятам сотню, максимум две. Он уже проклинал себя за глупость и представлял, как втайне будут смеяться телохранители, но в этот момент из толпы материализовался Лейтенант. Самое хреновое, что не один, а в компании милицейского сержанта. Лейтенант за полгода высох, как гороховый стручок, почернел, но не от солнца, а точно повалялся на сковородке. Кроме того, он был пьян, чего раньше за ним не замечалось.

И, в отличие от ребят, Лейтенант сразу замети деньги.

— Что за херня? — Мутный голос атамана, как обычно, парализовал волю мальчишек.

Старший вздрогнул, на миг припомнив, в каком кошмаре он провел несколько дней под командованием Лейтенанта. Этот человек был ничтожеством в преступной иерархии, но подчиненных истязал, как настоящий сатрап.

— Что за крендель? Какие проблемы? — Лейтенант с ходу ввинтился между Валькой и ребятами, а цепкие пальцы сами потянулись к деньгам.

Старший принялся засовывать сверток в карман, но тут, как назло, резинка порвалась, толстая пачка начала расползаться. Сзади его толкнули, это Молодой пытался пролезть вдоль стенки, но пьяный окрик Лейтенанта догнал его.

— Так, чьи деньги? — вдруг вступил в разговор кряжистый сержант с наручниками и дубинкой на поясе.

— Мои, — ответил Старший.

— Сержант тра-ля-ля, — скороговоркой отрекомендовался милиционер, нехорошо кося глазом на Валькиных телохранителей. — Попрошу документы, и вас тоже!

Старшему показалось, что вдоль дальней стенки с торчащими капюшонами телефонов-автоматов шустро пробираются трое или четверо в невзрачных спортивных формах. Но долго смотреть ему не дали, милицейский сержант толкался и нудел, требуя свое.

— Молодой, собака, живо ко мне! — окликнул Лейтенант. — Тебе кто позволил бухать на работе?

— Лейтенант, ты меня не узнаешь? — попытался исправить положение Старший. — Он не бухал, это я им пива принес!

Парни Маркуса небрежно помахали перед физиономией сержанта корочками, и так же небрежно сдвинулись, оттесняя Вальку на задний план. Валька не знал, что в корочках написано, но при встречах с ГАИ срабатывало как нельзя лучше. Однако здешний страж порядка только отступил на шаг и быстро забормотал в рацию.

— Это что за понты? — Лейтенант продвинулся вперед и вдруг, резким движением, попытался перехватить руку Старшего, в которой были зажаты доллары.

Валька отпрянул назад, судорожно запихивая деньги в карман брюк. Часть купюр веером разлетелась по грязному полу. Молодой воспользовался суматохой и юркнул между ног взрослых, но Лейтенант его перехватил и сильно съездил по уху. Два парня из толпы остановились, ошалело глядя на зеленые купюры. Белка стучал зубами.

Краем глаза Старший заметил, что на противоположной стороне тоннеля, за плотным потоком пассажиров началась потасовка. Он вначале даже не обратил на нее внимания и лишь по отрывистым движениям смуглого бодигарда понял, что их это тоже касается. В дальнем углу, за киоском, двое в милицейской форме и один в спортивном костюме зажимали третьего охранника Старшего. Каким образом парня вычислили, оставалось только догадываться: он спускался в переход отдельно от остальных, и даже приехал на другой машине.

— Быстро уходим, и не отрывайся! — произнес в ухо Вальке старший охранник.

Но легко уйти не удалось.

Молодой отступал в угол, заранее начиная всхлипывать. Белка ползал на коленях. Человек восемь случайных прохожих ринулись подбирать зеленые бумажки. Рослая девица с рюкзаком споткнулась о чью-то ногу и проехалась по полу носом. У бабушки раскатились банки с домашними соленьями; она шустро поползла собирать товар, став причиной еще нескольких падений. С перрона вырвался очередной сгусток пассажиров и с размаху влепился в кучу-малу. Раздались первые недовольные вопли.

Четвертый телохранитель, вызванный коллегами, пробирался поперек потока, заходя милиционеру за спину, но тут его сбили с ног. Высокий мужчина в синем костюме «адидас» повис у него сзади на шее, а сбоку, блокируя правую руку, уже летел растрепанный милиционер. Мент не дотянулся совсем чуточку, не хватило инерции в толпе, его тоже сбило и закружило, а у Валькиного охранника появился шанс вырваться. Он сунул мужчине в «адидасе» локтем в лицо, и вместе они покатились по ступенькам, захватывая в кучу-малу мирных граждан.

Вокруг тонко вопили женщины.

Старушки с семечками повскакали с мест, девочка лет восьми упала ничком, ей на спину приземлился пацан со сложенным самокатом. Мать девочки орала, прижимая к груди еще одного, грудного, ребенка. Самокат вырвался из рук пацана и ударился в витрину ларька. Со звоном осыпалось стекло, завопили сразу с десяток глоток, людей шатнуло к противоположной стене подземного перехода. Боковым зрением Старший заметил, как вместе с острыми стеклянными осколками, словно рыбки из разбитого аквариума, из ларя разлетаются банки джин-тоника, «сникерсы», «баунти» и сигареты. В спешащей толпе появились азартные личности, кто-то кричал, что раздают деньги. Многие начали останавливаться еще на лестнице, даже не видя, что происходит.

Из дверей пикета, грубо распихивая публику, бежали еще два милиционера. Клубок из дерущихся мужчин скатился с лестницы и соединился со вторым таким же клубком, крутящимся возле ларьков. В центре драки матерились так, что старухи прекратили собирать семечки, некоторые крестились. Буквально по плечам и головам людей сверху пробирался еще один парень из окружения Маркуса. Чернявый охранник подхватил Вальку под мышки и сделал попытку прорваться наверх, однако сержант с важным видом загородил дорогу.

— Пропусти, — почти не разжимая губ, сказал чернявый. Валька точно не мог вспомнить, кажется, его, как и Молодого, звали Саша.

Сержант уже держал в руке пистолет.

— Всем оставаться на месте! — неожиданно визгливо закричал он, разглядев за головами людей подмогу. Со стороны станции появились фуражки.

Откуда ни возьмись, из толпы вывинтился Лейтенант, ударил Старшему сбоку в челюсть и сунул свою удивительно гибкую руку в карман его джинсов. Второй телохранитель отреагировал моментально. Лейтенант отлетел к стенке, прижимая сломанную кисть к груди; его черное лицо стремительно белело, глаза закатились, однако в пальцах трепыхались зеленые банкноты. Лейтенант пронзительно крикнул, и этот крик подействовал на спрессованную толпу, как детонатор.

Два милиционера завязли в шаге, не в силах прорваться ближе. Охранник Саша вывернул руку сержанту, но тот перехватил дубинку и успел дважды ударить соперника — по плечу и по локтю. Он целился в голову, но попал в подставленную руку. Сержант замахнулся и в третий раз, но тут масса пассажиров, напиравшая со станции, наклонила газетный киоск, с киоска сорвалась одна из железных ставень и разбила милиционеру в кровь затылок.

Все это Валька видел фрагментами, потому что белобрысый охранник рывками тянул его вдоль стенки к выходу, а под ногами продолжали копошиться озверевшие от «зелени» граждане, и кому-то наступили на руку, а другие двое дрались, катаясь прямо по грудам тыквенных семечек и завалам конфет, а из разбитого ларя голосила продавщица, не в силах остановить мальчишек, безнаказанно разбиравших ее товар…

— Пригнись, пригнись! — оглушительно орали Старшему в ухо, кто-то лупил его по ногам, двое тянули за карманы. Он думал об одном — только бы не упасть, иначе конец!

На лестнице женщина причитала, что внизу авария, другой голос вещал, что на перроне бомба, и скоро все взлетят на воздух. На станции надрывалась в мегафон дежурная. Краснощекая тетка с перекошенным набок ртом оседала на пол, не переставая что-то выкрикивать. Старший видел, как из ее рта вылетают ошметки слюны, а потом тетку загородил серый, перепачканный гражданин с веером рваных долларов в окровавленных пальцах. Гражданин ногами и руками отбивался от других преследующих его «старателей». Молодые мужчины в форме торгового флота пытались организовать заслон, чтобы дать подняться упавшим, но тут толпа на лестнице качнулась вниз, что-то протяжно захрустело, и добровольных спасателей потащило в сторону турникетов.

Вой и крик достигли предела. Белобрысый охранник держал Вальку на руках, боком ввинчивался между людьми, свободным кулаком прокладывая дорогу. Он попадал по носам и подбородкам, лица дергались, но не пропадали, потому что им некуда было упасть. Старший хотел вырваться и приказать охране, чтобы не смели никого бить, но тут к белобрысому присоединился чернявый Саша с разбитым ухом; Валька встретил его яростный взгляд и заткнулся. Он так и не увидел, что стало с милицейским сержантом, с остальными телохранителями.

— Их тут до хрена! — сдавленным голосом докладывал в микрофон чернявый Саша. — Да, мы уже на ступеньках… да, цел он, цел… наплевать, прикрою…

Несколько минут всех троих крутило в сумасшедшем потном водовороте. Потом белобрысый извернулся к Вальке спиной, обдав его кислым запахом пота, он, почти не скрываясь, держал в руках короткоствольный револьвер, а мужик в красной шапочке с перекошенным лицом едва не бился об этот револьвер носом, а рядом кашляла тетка в рваной кофте, а снизу деловито, по спинам и головам, карабкались двое в светлых костюмах, и лица у них были нехорошие, пустые лица…

Но тут сверху протянулись руки, Старшего рванули с такой силой, что чуть не вывернули плечевые суставы. Затем он увидел трясущиеся губы и седую бороду Лукаса.

— Как, что, не ранен? — без конца повторял старик, ругаясь на трех языках.

Распугивая прохожих, валя урны, «брабус» задом рванул на проезжую часть, заполыхала «мигалка», визгнули тормоза.

Спустя полчаса Валька уже стоял перед кипящим от бешенства Маркусом. Реаниматор долго бродил взад-вперед по ковру, сцепив пальцы за спиной в замок, но вместо того, чтобы устроить нагоняй, заговорил о другом.

— Профессор Харченко покинул пазуху… Ты его помнишь? Хорошо. Он вполне здоров и приступил к работе. Тебе говорили, чем он занят?

— Ну да… Лукас сказал, что он будет изучать, как продлить жизнь Эхусам.

Еще недавно Коллегия держалась того же мнения… — Потомственный колдун задумчиво крутил колечко волос у виска. — Его работы по молекулярному кодированию находятся так глубоко в области теории, что нашим биологам тяжело с ним общаться. Оказалось, что, сам того не желая, профессор один сделал больше для изучения Эхусов, чем все наши биохимики. Харченко вывел оригинальную теорию передачи генной информации вне двуполой системы размножения. У него, кстати сказать, нашлось много врагов…

— Мне Аня рассказывала, его хотели застрелить!

— Нет, нет, это не те враги, — усмехнулся Маркус. — Это всего лишь топорная работа украинских чекистов. Харченко подставил его же приятель, Шпеер… Научные оппоненты Харченко не допускают мысли, что высокоразвитым организмам может быть присуща успешная регенерация, а Михаил идет дальше. Представь себе, он допускает в будущем почкование гомо сапиенса… Но это так, к делу не относится. Дело в том, что в Коллегии есть отдел, специально занятый изучением научной периодики; в основном, это привлеченные специалисты. Наше внимание на опыты Харченко обратил Семен…

Старшему вдруг показалось, что Маркус чем-то смущен. Вместо того чтобы наорать на него за самодеятельность в метро, кудрявый великан мямлил и спотыкался.

— Профессор полагал, что мы ему предоставим научную базу где-то в Греции, экспериментальное оборудование и лет на пять оставим в покое… Но после расшифровки последних серий его опытов вылезли необычные результаты. Помнишь, я тебе говорил, что у твоей сестры очень хорошие анализы?

— Да… — У Старшего под сердцем шевельнулась мерзкая змейка. — А что с ней не так?

— С ней все отлично… — Маркус опять начал мерить шагами «охотничий» зал особняка. — Ты можешь ей позвонить и убедиться, что все в порядке. Дело в следующем. Пока Харченко был в реанимации наши спецы прогнали на компьютерах результаты последних серий и выяснили, что некоторые его спорные выводы прекрасно укладываются в схему «навигатора»…

— Навигатора?

— Это человек, способный управлять редкой породой Тхолов, выражаясь современным языком подводного и космического базирования. В распоряжении Коллегии… всего несколько «бочонков». Один из них мы перегнали в Саяны, туда же привезли профессора. Климатический колпак для Эхусов пока не закончен, им нужна постоянная жара и влажность, но для Тхола в пещерах вполне приличные условия. На сегодня Харченко закончил сравнение образцов и провел шестнадцать опытов с клетками твоей сестры.

— Анка?!

— Да, на сегодняшний день она единственная, кто может управлять постом навигатора.

— Оставьте мою сестру в покое, она же девчонка! Какой из нее навигатор?!

Маркус вздохнул.

— Не перебивай, Валентин, тогда я попытаюсь объяснить. Мы сами удостоверились только сегодня. По результатам седьмой серии мы получаем в точности запланированную реакцию. Ткани Тхола реагируют на присутствие в среде клеток крови твоей сестры особым образом, на посту навигатора активизируется оборудование…

— Быть не может…

— Почему же? Ведь тебе удалось войти в контакт с черепахой!

— А без нее это оборудование… никак?

— Это именно то, что требуется от Харченко: добиться, чтобы можно было обойтись без Анны… До сих пор указанные результаты сам Харченко считал побочными и не заслуживающими внимания. После пробуждения мы отвезли профессора в одну из наших лабораторий и попросили уделить максимум внимания именно этим «тупиковым ветвям» исследований. Пойми же, Валентин, для Коллегии это колоссальная удача. Двести лет назад погибли последние навигаторы, и погибли потому, что очертя голову кинулись на дно. С этого момента Харченко останется в Саянах и будет ждать твою сестру. Мы ее не торопим…

— Вы ей сказали?

— Нет, в том-то и дело, не хочется ее пугать. Мы просим, чтобы ты сам с ней поговорил.

— А что она должна делать?

— Сейчас пусть отдыхает, не надо волноваться. Харченко все равно понадобится несколько недель времени и дополнительная аппаратура. Ты скажешь ей, что вы нужны нам в Саянах оба, скажем, месяца на два. Для тебя мы привезем того Эхуса, который готов к почкованию, а с Анной займется кто-нибудь из наездников. Они сообща должны выяснить, чем же на самом деле управляет навигатор…

— А обязательно… опять забираться в тайгу?

— Мы могли бы определить место работы на одном из наших выпасов, но Старшие советники посчитали, что риск слишком велик. После предательства Шпеера и так пришлось перевезти два института, а часть материальной базы просто брошена на произвол судьбы. Лучше мы проведем опыты там, где для Коллегии ничего не ценно, а, с другой стороны, Добрые Соседи не позволят никаким врагам подойти близко.

Старший смотрел исподлобья.

— Два месяца? А не соврете?

— Анна получит большую сумму денег.

— Да хрен с ними, с деньгами! — Старший мучительно соображал. Он уже понял, что выкрутиться не удастся, что все будет так, как скажет кучерявый колдун. Но то, что атланты снова впутали в свои дела Анку, выбивало у него почву из-под ног. — А мамане мне что сказать? Она с ума сойдет, если с нового года мы учиться не пойдем!

— Все уже продумано. Мы доставим вам лучших репетиторов в поселок. Тебе все равно надо готовить маму к мысли, что в России вы жить не будете…

— Стойте! — внезапно спохватился Валька. — А зачем тогда этот Харченко, если Мария все умеет и без него?

— Он должен выяснить, откуда берутся навигаторы. Сейчас для Коллегии это важнее всего.

— Важнее новых Эхусов?

— Важнее… — с заметным усилием подтвердил Маркус. — Сейчас твоя сестра важнее всего. Только она может найти то, что утеряно тысячи лет назад.

Глава 10

СИДЫ ТИР НАН ОГ

— Смотри! — Бернар толкнул Анку в бок.

— Сиды… — прошептал дядя Саня. — Глянь-ка, вот они, скрытые от глаз человечьих…

Молния полыхала еще долю секунды, но Анка успела увидеть. И от того, что она увидела, захотелось зажмуриться и громко позвать маму. Лучше бы ей этого не показывали! У Младшей складывалось впечатление, что все тут собрались с единственной целью — свести ее с ума…

Привычный мир разрушился. Молнии били снизу вверх, крошились о низкое лиловое небо и рассыпались тревожными искрами. В сумрачном зените висели две луны и ухмылялись одинаковыми, скошенными набок ртами. Левая луна была желтая и гораздо более яркая, чем правая. На небосклоне пылали неистово близкие звезды, великое их множество вызывало резь в глазах, созвездия медленно вращались, как в планетарии, а под ними клубились тучи — ненатуральные, словно сделанные из ваты. Ощущение складывалось такое, будто обеих спутниц Земли кто-то приклеил к толстому бархатному покрывалу. Неуютное небо словно съежилось, притягивая за собой горизонт.

Казалось, над землей повис вечный закат. На востоке или, по крайней мере, там, где раньше находился восток, господствовали мандариновые оттенки, и тамошняя луна виделась какой-то унылой, похожей на синяк. Младшей показалось, что между пузатыми тучами пролетел косяк воронов, таких же, как прислужник Камиллы. До нее донесся хлопающий звук и тоскливые завывания, ничем не напоминающие привычное карканье.

Пахло предбанником, пахло пылью и жженым пером. Где-то вдали раздался шум камнепада, с другой стороны ему ответило скрежетание, как будто По кирпичу водили двуручной пилой.

Определенно, здесь что-то творилось со зрением или у строителей этих чертовых сидов наблюдались проблемы с перспективой. Умом Анка понимала, что до звезд никак не может быть близко, но тут на ее глазах от созвездия оторвалось довольно крупное светило и с шипением рухнуло в болото.

— Да уж… — неопределенно прокомментировал дядя Саня.

Лиловый закат уступал дымчато-черному времени суток, но темнее не становилось.

Оба спутника планеты не отражали света невидимого солнца, а как бы светились изнутри, мглистое небо нависало, точно намокшая дырявая палатка, и продолжало снижаться, вытягивая на себя линию горизонта. Дальние предметы не уплывали постепенно вниз, как это принято на планете Земля, а, напротив, задирались вверх. У Младшей создавалось впечатление, что она находится в центре колоссального кратера, а если лечь спать на вершине Черной горки, то мир стянется вокруг и задушит…

Туман потяжелел, стек в каменистые лощины между холмами и там плескался, как расплавленный металл. На плоской вершине Черной горки не осталось и следов Фермы-у-ручья, а у подножия пропали яблони, заросли терновника, даже трава. Докуда хватало глаз, до самого горизонта поднимались мрачные насыпные холмы, такие же, как тот, где жила ведьма. Каменистые склоны едва заметно дымились, лысые плоские вершины торчали над озерами красного тумана, как картофелины в кипящем бульоне. На вершинах кругами располагались грубо обтесанные каменные плиты, кое-где из щелей в земле вырывались клочки пламени, словно внутри сидов работали кузницы, а в небо периодически втыкались изломанные блики молний.

Обе луны спустились еще ниже, вдвое увеличившись в размерах и словно притянув за собой низкий грязно-лиловый небосклон. До горизонта казалось рукой подать, вселенная свернулась до размера стадиона и продолжала уменьшаться. От обеих перекошенных спутников исходил пронзительный, но неровный свет, словно в невидимой электросети происходили колебания мощности. Зато запахло гораздо приятнее, чем в момент восхождения. Теперь пахло благовониями, засушенными цветами, немного воском и алкоголем.

Здесь пахло, как на тщательно ухоженной могилке.

Туман уползал, но внизу не появились ни брошенный микроавтобус, ни линия шоссе. Впрочем, пурпурные цветы терновника оказались примяты именно в том месте, где забуксовала машина, но теперь вместо нее громоздилось нечто непонятное, похожее на ржавую полевую кухню. Зато нашлась дорога и стройные ряды ясеней вдоль нее. Правда, дорога была проселочной; вся в лепешках навоза и следах копыт, она живописно взбегала на ближайший холм и разветвлялась, пропадая в мглистой низине.

Младшая присмотрелась. На развилке дорог торчал из земли толстенный кол с насаженным сверху черепом. По размерам череп никак не мог принадлежать корове или лошади, скорее небольшому бегемоту.

Опять снизу вверх полыхнула молния. В сизо-лиловой дали промелькнула еще одна стая птиц — на сей раз очень похожих на сов.

— Тетя Берта говорит, что две луны — это хорошо, — с вымученной улыбкой перевел Бернар. Он растирал на затылке следы ушиба от клыков. — Это означает, что Изнанка совсем близко. Не всегда так бывает. Но нам нужно успеть, пока луны не столкнулись…

— А что тогда будет? — Младшую потянуло потрогать, что же осталось от ее волос после ножниц Камиллы, но она сдержалась. Еще она чувствовала, что Бернар нарочно отвлекает ее болтовней от грустных мыслей, и была очень ему за это благодарна.

— Лучше нам это не выяснять, — дядя Эвальд озабоченно вглядывался в даль, туда, где полыхали зарницы. — Когда луны встретятся, захлопнутся короткие сутки Пограничья… Берта, ты можешь идти?

— Попытаюсь…

— Саня, рюкзак не потерял?

— Все свое ношу с собой!

Мария молча пнула ногой сумку с припасами.

— Отлично! — Дядя Эвальд взялся за замки на ремнях. — Прежде чем идти мы все немедленно должны переодеться.

И принялся, как фокусник, тянуть из сумки тряпки салатного цвета. Теперь Младшая догадалась, зачем старик заставлял их останавливаться на шести автозаправках. Он скупил изрядное количество самых невероятных предметов, но больше всего здесь было дождевиков.

— Извините, Добрый Сосед, но я это не надену, — презрительно скривилась Мария. — Вы в привидений играть собрались или уходите в монастырь?

— Это не монашеская одежда, — терпеливо объяснил дядюшка. — Вы просто накиньте сверху, как плащ, и завяжите тесемки.

— Но зачем?! — Наездница крутила в руках зеленую клеенку.

— Затем, что в стране Фэйри следует соблюдать этикет, — веско произнес дядя Саня. Он уже закутался в дождевик и, на взгляд Анки, стал похож на странствующего студента. — Если мы хотим быть правильно поняты, мы должны быть в зеленом.

— А вас, Саня, я до сих пор считала нормальным человеком, — вздохнула Мария. — Чье мнение в тундре вас так сильно занимает? Например, мне нравится моя черная куртка и брюки. Что теперь? Здесь живут оголтелые экологи? Они затеют драку из-за свинки, чью кожу я так удобно ношу уже пятый год?!

Дядя Эвальд затянул у себя на шее тесемки. Подошел к наезднице вплотную. Ему пришлось запрокидывать голову, чтобы смотреть великанше в глаза. По Анкиным прикидкам, глава септа едва перерос метр шестьдесят восемь. Рост старика ее не волновал, но порой Анка задумывалась, перерастет ли его Бернар. Отец Бернара не вырос больше метра семидесяти…

— То, что я сейчас скажу, относится не только к уважаемой советнице, но и ко всем вам. Я скажу это один раз и больше не повторюсь… — Он повторил свою речь на английском, тетя Берта покивала, — Слушайте, Соседи… и обычные люди. Мы представляем лишь приблизительно, кто здесь живет. И, возможно, сильно ошибаемся. Уж точно я не знаю, как хозяева поведут себя при встрече. Я надеюсь, что жители Изнанки говорят на одном из знакомых Фэйри языков. Все представления о Пограничье и Изнанке мы вынесли из устных легенд… — Дядя Эвальд помолчал, Мария не перебивала. — Уверенно могу заявить следующее. Здесь иначе течет время, и очень важно выбрать правильную дорогу в правильном потоке времени… Здесь опаснее, чем в верхнем мире, но от мира не стоит сразу же отстреливаться. Здесь опасно только потому, что мы чужие. Постарайтесь использовать огнестрельное оружие лишь в крайнем случае. Поймите, Зеленая страна осталась навсегда молодой, здесь можно встретить арбалет, в крайнем случае — пищаль, но не автомат…

— Однако, в отличие от телефонов, оружие у меня в полном порядке, — ворчливо вставила Мария.

— Очень может быть. Просто телефону негде взять радиоволны… И последнее, о чем я заявляю с уверенностью. Предания скупы, но они требуют от нас вежливости. Если я настаиваю на том, что следует облачиться в зеленый цвет, значит, это необходимо.

— А если в преданиях найдется строка о том, что нам надлежит измазаться в дерьме?

— Значит, мы измажемся в дерьме, — не моргнув глазом, ответил Эвальд. — Более того. Если потребуют обстоятельства, мы залезем в дерьмо по горло и просидим там сутки.

Мария оскалилась. Пистолет она по-прежнему держала в руке. Анка, затаив дыхание, следила за словесным поединком.

— Какие же обстоятельства, Добрый Сосед?

— Я напомню уважаемой советнице. Мы обещали спасти девочку, и мы спасли ее. Палата взялась за спасение еще двух обычных, и мы намерены выполнить свои обязательства. В процессе, советница, могут возникнуть самые разные обстоятельства, в том числе я бы не исключал лужи с дерьмом.

— Иными словами, Добрый Сосед, вы претендуете на роль главаря в нашей банде? — Мария кисло улыбнулась.

Тут дядя Эвальд отрицательно помотал головой, чем здорово удивил Анку.

— Хранительница Традиций не в пример лучше меня ориентируется в памяти народа, — серьезно произнес Эвальд. — Я предлагаю, не сходя с места, просить уважаемую Берту возглавить наш поход…

— Я чокнусь с вами! — Мария плюхнулась на камень и обхватила голову руками.

Анка следила за небом. Россыпи колючего серебра кружили, выстраиваясь в строгие узоры, на секунду возникали знакомые созвездия, но стоило присмотреться внимательнее, как небесный калейдоскоп рассыпался нитями северного сияния. Косорылые луны хохотали, под ногами волнами прокатывалась дрожь.

— Я согласен, — выступил вперед бородатый Саня. — Вы простите, Мария, но командовать должен тот, у кого не кипит кровь!

— А после того как мы достигнем славянских земель, командование стоит передать уважаемому Соседу Александру, — бесстрастно закончил дядя Эвальд.

— Э-э-э…Чего? — всполошился русский Фэйри. — Но из меня плохой начальник!

— Зато вы — единственный, кто разбирается в истории России!

— А нам придется?… — Саня не договорил.

— Никто не знает, что нас ждет за Хрустальным мостом, — пожал плечами Эвальд. — С Камиллой непросто вести переговоры. Она сказала… гм. Она сказала, что в России выходить обратно придется… Сейчас скажу точно — «через реку Смородину, по мосту…» Забыл, про мост забыл!

— «По Калинову мосту», — упавшим голосом завершил строку Саня.

— Что это означает? Вы знаете? — оживился Эвальд.

— Это означает худшее, что можно представить, я права? — повернулась к русскому Фэйри наездница.

— Не совсем., . — подергал бороду дядя Саня. — Но символика восходит к временам мезолита…

— Как это «достигнем России»? Пешком, что ли? — осмелилась вставить Анка.

— Вот именно! — Мария обрадовалась неожиданному союзнику. — Черт с вами, командуйте, обещаю подчиняться! Но не убеждайте меня, что уважаемая Берта дойдет пешком до России!

Тут они забыли про Анку, перешли на английский и минуты три препирались, пока под ногами не заплясали камешки. С низким гулом из щелей в соседнем сиде вырвалось пламя, по склонам пополз черный песок. Эвальд подхватил тетю Берту с одной стороны, Бернар — с другой, и отряд начал спуск. По пути старики совещались на языке Фэйри, и тетушка платочком вытирала с лица кровь. Она придирчиво оглядывала себя в зеркальце, которое держал перед ней Бернар, и, похоже, нисколько не разделяла общих тревог.

— Ну, вроде, договорились, — подмигнул Анке дядя Саня. — Осталось сообразить, в какую сторону идти, и как поймать это самое, нужное время!

— Все зависит от нас, — туманно пояснил глава септа. — Если вовремя попадем в Изнанку и сумеем сторговать хороших коней, есть шанс догнать и обогнать течение времени. А с направлением… — Эвальд указал рукой между черных холмов. Там, после развилки, вновь появилась дорога. — Мы должны идти за Ку Ши, все время на восток. Если до встречи лун не найдем заставу брауни, то застава найдет нас.

— Тяжело дышать! — пожаловался Саня.

Берта заговорила с кровником. Эвальд выслушал тетушку, терпеливо покивал, затем перевел:

— Камилла предупреждала: воздух сильно отличается. И не только воздух… Встречаются колодцы и ручьи с отравленной водой. Встречаются малинники, где от одной ягоды можно потерять разум, и ореховые рощи, где путников заманивает в ямы старушка Пег. В то же время, можно найти ягоды, дающие невиданную силу, но их мы не умеем отличать. И в диких местах, и в городах мы обязаны держаться вместе. Ни в коем случае нельзя далеко отходить в заросли, особенно во время охоты.

— Да на кого ж тут охотиться? — Саня выразительным жестом обвел лунный пейзаж.

— Кстати говоря, — невозмутимо продолжал седой Фэйри. — Перед тем как замахнуться на живое существо, непременно спросите разрешения у Берты. У меня спрашивать не стоит, я сам не слишком разбираюсь в обличьях духов…

— Выходит, мне и комара на лбу нельзя раздавить? — саркастически заметила Мария. — Следует бежать к уважаемой Берте?

— Комара лучше смахнуть, поскольку это может оказаться совсем не комар, — спокойно отреагировал Эвальд. — Убивать следует только того, кто явно угрожает твоей жизни. И пока к нам не вернется Черный пастух, никто не должен отходить в сторону. Можно угодить в поток «ленивого» времени и пропасть там на долгие годы. Или, наоборот, очутиться в воронке «хищного» времени, оно способно обратить человека в прах за пару минут. Можно погнаться за пустышкой и угодить в лапы к Баван Ши… Можно встретить… Много кого можно встретить. Кстати говоря, в Изнанке действует Запрет на имена.

— Запрет на что? — переспросила Младшая. Она уже не соображала, смеются над ней или говорят серьезно, слишком много невероятных событий произошло в последний час.

— Лучше не называть друг друга по именам, — отозвался Бернар. — Существуют духи, которые могут подслушать имя человека и подчинить человека себе.

— А как же тогда называть? — опешила Анка.

Но ей никто не ответил, потому что земля снова затряслась. Из оставшейся позади вершины, снизу вверх, с гулким хлопком ударила ветвистая молния, но не исчезла, а продолжала искрить, уткнувшись в Млечный путь. Саня, державший Анку за руку, отшатнулся, прикрывая глаза. Анке показалось, что она ослепла, но зрение постепенно восстановилось и…

— Там человек, смотрите! — Она не могла сдержаться и все тыкала пальцем в небо.

В зените снова промчалось несколько пернатых хищников из отряда совиных. Когда птичьи силуэты выстроились на фоне лунного диска, стал ясно различим силуэт всадника в остроконечной шапке, низко пригнувшегося над лукой седла. Коротконогий человечек крепко сжимал коленями бока птицы, а за плечом у него торчал какой-то длинный предмет вроде пики.

В следующий миг все пропало. Желтую луну заволокло тучами, и десятком метров ниже по склону пошел… град. Градины стукались о черный песок, подпрыгивали и катились вниз, создавая непрерывный шум, как будто разом раскололись тысячи орехов. Дорога впереди покрылась блестящими шариками. Градины все падали, но упорно не желали таять, хотя воздух внизу становился жарче и жарче.

Совиный клин сделал еще один круг. Сквозь рокот подземных кузниц донеслось мерное хлопанье крыльев и прерывистый клекот. Головная сова пикировала прямо на Анку, круглые глаза горели желтым огнем, поперек груди проходил спаренный ремень, а на мохнатом загривке совершенно отчетливо стал виден маленький всадник. Физиономию всадника скрывал красный шарф и низко надвинутая красная шапка. Видение продолжалось секунду, сова резко взмахнула крыльями и устремилась в вышину, остальные птицы последовали ее примеру. Младшую качнуло воздушной волной, на склоне сида поднялась небольшая песочная буря.

— Вы видели? Видели? — тормошила Анка Добрых Соседей. — Она огромная, прямо как орел! Бернар, там был человечек, я уверена!

— Скорее всего, брауни, — почесал в затылке дядя Эвальд. — Значит, сегодня застава недалеко.

И, больше не говоря ни слова, он продолжил спуск, держа курс на шест с черепушкой.

— Заметили, что здесь со звуком? — Мария вертела головой с таким видом, словно находилась в кольце врагов. — Я кричу, а звук словно растворяется, зато спустя минуту непременно возвращается эхом. Откуда тут эхо, черт побери?

— Тут все будет несколько иначе, — дядя Эвальд помог тетушке Берте перебраться через груду горячих булыжников. — Все иначе, но, если вдуматься любое явление имеет свое оправдание. Вот вы крикнули зря, потревожили сиды, и к вам вернулось ваше же неуважение…

Мария недовольно фыркнула и перевела разговор на другую тему.

— Если уж вы такой знаток здешних скал, подскажите, кто такой брауни, и чего от него ждать?

— Брауни… Он не один, это целый народец. Существует множество преданий о том, что они жили среди людей, помогали или вредили, а потом ушли в Изнанку.

— Под землю?

— Сколько раз повторять, что мы не под землей. В грунте, к вашему сведению, живут кроты, жуки и черви…

— И на кой они нам сдались?

— Берта купит у них траву Ахир-Люсс. Трава сохраняет память. Без этой травы человек не может вернуться во внешний мир.

— А если они откажутся?

— Тогда придется выпустить в их городе кошку. Брауни панически боятся кошек.

— А потом что? Если они продадут траву, мы ее должны будем съесть?

— Если верить легендам, брауни допустят нас на заставу.

— Но это же бред! А вдруг они не испугаются кошки?..

Пока они так пикировались, маленький отряд добрался до подножия сида и вступил на дорогу. Прежде змеившаяся среди кочек, дорога как-то резко распрямилась и стала походить на широкое столбовое шоссе. Не сговариваясь, путники опустили поклажу. Бернар подергал Анку за рукав, глазами указывая в пыль.

Следы.

Младшая была уверена, что им предстоит ковылять по колено в жидкой грязи, ведь совсем недавно прошел дождь и град, но поверхность тракта выглядела так, словно тут несколько месяцев не было осадков. В обе стороны тянулись цепочки следов от копыт, босых пяток и отпечатки подкованных башмаков. Они наслаивались друг на друга, мешая разобраться. Кроме лошадей и маленьких людей, по дороге ходили вполне взрослые мужчины и женщины, как обутые, так и босиком.

— Смотри, здесь прошел старый брауни… Он вел в поводу быков, запряженных в телегу.

— Почему старый?

— Потому что косолапит, сбиты каблуки, и рядом — видишь? — следы его посоха.

Анка воззрилась на Бернара с восхищением. Она поставила ногу рядом с отчетливым отпечатком сапога и ахнула. Старый брауни носил обувь тридцать третьего размера!

Бернар возбужденно метался по дороге, играя в следопыта. Саня угощал тетю Берту газированной водой, Эвальд, опустившись на одно колено, что-то показывал Марии на песке. Анка проследила взглядом за его рукой и вздрогнула.

— Бернар, глянь, кака-ая лапища! Это что за зверь?

Следы здоровенных когтистых лап тянулись вдоль обочины, параллельно со следами изящных босых ступней, без сомнения, принадлежащих ребенку лет семи. Хотя нет, поправила себя Анка здесь мог пройти совсем не ребенок, и даже вовсе не человек! Потом она представила, как должен выглядеть тигр с такой лапой, и пожалела, что не помнит ни одной молитвы.

Сквозь затихающий рокот кузниц раздался дробный перестук. Младшая невольно вжала голову в плечи и оглянулась назад. Мария уже стояла на полусогнутых, небрежно придерживая у бедра вороненый ствол, Саня тоже вскочил. Но позади никого не было, это осыпались камни с ближайшего склона. На мертвых деревьях неведомой породы, замерших вдоль обочины, не шевелилась даже малая веточка. От трещин в сером песке несло гарью и пересохшим навозом. Коровьи лепешки крошились на комки от удара ногой. Созвездия продолжали плавный хоровод среди беззвучных молний, разноцветные луны неумолимо сближались.

— Это всего лишь старые следы нашего проводника Ку Ши, — дядя Эвальд поднялся с колен, не скрывая озабоченности. — Или другой собаки из его стаи. Черных пастухов не надо бояться, тут есть кое-кто пострашнее…

Теперь Мария совещалась с Бертой. Великанша больше не подсмеивалась и не задирала нос, а послушно кивала и доставала из сумки трофейные стволы.

— Аня, тебе придется взять у Сани рюкзак, а Бернар понесет сумку! Мы идем очень быстро, не останавливаясь, всем понятно? Впереди Мария с Бертой, затем вы втроем. Бернар и Саня, держитесь так, чтобы Аня была между вами. Я пойду сзади. Мария, вы нам объясните, как пользоваться оружием?

— Бернар, что случилось? — Анка подтягивала лямки рюкзака. Внутри чуть заметно шевелились теплые кошки.

— Следы… вон там, слева. Тете Берте не понравились…

— Так это коза прошла, что ты меня пугаешь! — У Анки отлегло от сердца. — Я же не дура, у нас в деревне козы всю жизнь…

— Быстрее, — дядя Эвальд подталкивал Младшую в спину.

— Это не козы, — тихонько сказал Саня. — Кажется, шотландцы эту пакость звали Баван Ши. Тетки с козлиными копытами, очень неприятные, они танцуют, а потом высасывают кровь…

Анка подумала и решила не выспрашивать. Шли очень быстро, Младшей было стыдно, что Бернар тащит тяжесть, а она бежит налегке. Она трижды порывалась подержать одну из лямок хозяйственной сумки, но парень отказывался. Мария на ходу передала Эвальду и Сане пистолеты, Берта засучила рукава блузки, раскатала на предплечьях резинки и распихивала под них сушеную траву. Хранительница не улыбалась, с ее лица исчезло привычное добродушное выражение, но она также перестала горбиться, даже стала выше ростом.

Дядя Эвальд замыкал шествие с тяжелым баулом на плече и с пистолетом за поясом. Когда Младшая оглядывалась, старик широко улыбался, но она замечала, как его серые глаза внимательно обшаривает обочины. Только когда козьи следы свернули в сторону, Эвальд немножко расслабился.

Теперь Младшая сумела оценить истинные масштабы могильников. Неведомые строители натаскали кучи камней и песка высотой с шестиэтажный дом, прорыли внутри ходы и, вдобавок, ухитрились втащить наверх каменные изваяния. Желтая луна выползла из-за туч, и выяснилось, что на голых склонах не выросло даже крохотной зеленой травинки; здесь преобладали бурые и серые тона, а в лощинах между холмами плавал багровый туман. Деревья у дороги все оказались мертвыми, сгоревшими остовами, да и сама, такая приветливая издалека, дорожка, походила теперь на след от пересохшего ручья. Напрасно Анка прислушивалась, пытаясь уловить птичье пение. Кроме сбитого дыхания ее спутников и щелканья мелких камешков под ногами, до ее ушей доносился только один звук.

Мерный гул пламени в глубинах сидов. Но те, кто поддерживал огонь в усыпальницах предков, не желали выходить.

Ни одно насекомое не кружило в воздухе.

«Марсианская пустыня, — думала Младшая. — Как эти брауни живут без колодцев?..»

Стоило Анке подумать о воде, как сразу мучительно захотелось пить. Она вспомнила, что предусмотрительный Эвальд купил на заправках несколько бутылок воды, но, очевидно, это был неприкосновенный запас. Саня тащил на себе рюкзак с водой и провизией и портфель с оружием, которое наездница конфисковала у зачарованных агентов. В портфеле было пять или шесть пистолетов, и даже — самый настоящий автомат. Мария и Берта двигались налегке. Несмотря на то что наездница была гораздо сильнее, дядя Эвальд так и тащился позади с пудовой поклажей. Анка слышала, как свистит воздух у него в легких. Берта хромала, она до сих пор не оправилась от ушиба. Тетушка что-то тихо напевала. Младшая глазела по сторонам, не в силах вымолвить ни слова.

Пограничье опять начало меняться. На голых склонах сидов внезапно заколосились молодые зеленые всходы, в основаниях рукотворных гор обнаружились грубо вырубленные ходы, из которых наружу вырывался слабый колеблющийся свет. К этим входам от проезжего тракта разбегались мощенные булыжником тропки, в темные провалы вполне мог забраться человек…

По глазам ударил пыльный ветерок. Анка сморгнула и ойкнула от неожиданности.

В долинах между холмами на глазах расцвели яблоневые и ореховые рощи, заросли бузины соперничали с пурпурным буйством терновника. И сами холмы неуловимым образом начали отдаляться друг от друга, оставляя все больше пространства лужкам и рощицам. Обе луны поползли вверх и разошлись в разные стороны, с полей дохнуло привычным летним теплом и наконец…. О, какое счастье испытала Младшая, когда ей в волосы врезалась самая обыкновенная пчела. Пчела воткнулась и почти сразу улетела, но Пограничье больше не было кладбищем.

Дорога, еще минуту назад казавшаяся сухим потрескавшимся руслом, вдруг размякла, от обочин повалил пар, запахло сеном и навозом, град растаял, в ослепительно-синих лужах отразилось небо.

Темно-синее чистое небо, правда, с двумя лунами и без солнца, но тоже неплохо! Тетя Берта махнула рукой, что-то коротко произнесла на английском, Но Анка и так поняла — привал!

Они плюхнулись рядком на бархатную зелень обочины. Бернар потихоньку сунул в Анкину руку шоколадку, Младшая развернула, но так и не донесла лакомство до рта.

Потому что время сошло с ума.

Ясени у дороги стремительно наливались свежей листвой, тянулись вверх, переплетались ветками. За первым рядом помолодевших красавцев расправлял клейкие листочки зеленый молодняк. В махровом ковре травы шустрили мелкие грызуны, горланистые птицы свивали гнезда над головой, по левую руку от путников забил ключ, и вдоль дороги зажурчал самый красочный ручей, какой можно себе представить. В прозрачной воде друг за другом гонялись три разноцветные рыбы, на дне распускались феерические водные цветы, но самое поразительное явление поджидало Анку на мокром камне, у излучины.

После Младшая призналась себе, что именно в тот момент она и выронила шоколадку.

Несомненно, существо, отдыхавшее на камне, состояло в дальнем родстве с человеком или очень умело человеком притворялось. Анка успела заметить широченный губастый рот, свисающий над ним, как слива, нос, и два круглых ярко-красных зрачка посреди выпученных глазных яблок. Портрет дополняли длиннющие застенчивые ресницы и серый, покрытый комьями водорослей, плащ с капюшоном. Анке показалось, что человечек сидел на корточках, сложив длинные синие руки под плащом. Но едва она успела набрать в грудь воздуха, чтобы сообщить о своем открытии остальным, как открытие показало язык и бросилось в искристый водоворот.

На всплеск среагировала только Мария. Подержала расслабленно пистолет, потянула ноздрями воздух и так же неторопливо спрятала оружие в заплечную кобуру. Впрочем, спустя минуту Анка забыла о водяном человеке, поскольку дорогу перебежало стадо пятнистых оленей, а за ними одним прыжком выскочил старый знакомый, ротвейлер Камиллы. Впрочем, поправила она себя, никакой Ку Ши не ротвейлер, и вряд ли Камилла его хозяйка. Вообще сомнительно, что у такого слона могут быть живые хозяева. Анка даже не успела испугаться, хотя морда Черного пастуха была в крови, а с одного из клыков свешивались скользкие лохмотья. Он замедлился на секунду с таким выражением, словно встретил знакомого, к которому имелось важное дело, но никак не вспомнить, какое именно. Затем стукнул по луже хвостом и с рычанием углубился в заросли. После него в густом орешнике осталась колея, как будто пронесся асфальтовый каток.

— Вот, чертяка, напугал! — воскликнул дядя Саня, — Прикинь, я его не почуял! С малолетства любую зверюгу за километр чую, а этого — нет! Оленей слышал и думал — от кого так бегут?..

— Дядя Эвальд, я тоже не слышал, — забеспокоился Бернар.

— Потому что Ку Ши — не просто зверь, — отмахнулся глава септа и вновь углубился в бесшумный разговор с Бертой.

Подкрепившись бутербродами, построились в прежнем порядке. Анка внимательно следила за дорогой, но следов козьих копыт не обнаруживала. Она запрокидывала голову и тонула в глубоком индиго, сквозь которое опять начинали проступать звезды. Складывалось впечатление, что второй раз за день наступал вечер. Анка втягивала ноздрями воздух и медленно выпускала обратно, стараясь удержать вкусные ароматы леса. На очередном повороте дядя Саня присел, поманив ее и Бернара к себе.

— Глянь, на телеге здесь ездили, и не раз. Вон, колею протоптали!

— И верно…

— Что еще? Кровник, ты разве не замечаешь?

— Не лошадей запрягали, это точно…

— Молодец, кровник! Это быки. Глянь, вон и вон, разные отпечатки. Четверку цугом запрягали. Что-то очень тяжелое везли, потому и колею пробили. Что еще скажешь?

— Ммм… Вот эти дырки, шипы, да?

— Ну, востроглазый! Ясное дело, колеса деревянные, никаких резиновых шин и в помине, обиты, скорее всего, медью. Теперь следите оба, пригодится! Я сколько живу, таких следов у коров не встречал, порода незнакомая…

— Но кто же сейчас на быках грузы возит? — проявила осведомленность Анка. — Разве что в Индии! Я там, когда с Марией была, видела таких, с длинными рогами…

— В том и непонятка… — Саня задрал голову, всматриваясь в небо. В плавающем свете Луны его загорелая физиономия приобрела желтушный оттенок. — Стало быть, по старинке тут живут, ой, по старинке…

Анка дышала.

Каждый вдох давался ей с трудом, колючий воздух ленивой струйкой втекал в легкие и так же лениво вытекал обратно. Вначале Анка напрягалась, поминутно ожидая удушья, но постепенно нашла в этом особую прелесть. Воздух в Пограничье был тяжел, но восхитительно вкусен. Казалось, он вобрал в себя благоухание тысяч лакомых цветов. Само собой, не обошлось и без всякой гадости, но гадости эти не имели фабричного начала… Ее так и подмывало высунуть язык и полакомиться воздухом, как легчайшим ванильным зефиром…

Много времени спустя она нашла верное определение.

Здесь воздух был юным, как и все остальное.

Мир Изнанки ухитрился остаться таким же, какой была верхняя Земля несколько тысяч лет назад. Здесь можно было нарезать ножом воздух, пить воду из рек, глотать сырое мясо и руками ловить рыбу. Здесь можно было возводить замки, замешивая раствор на яйцах, учиться колдовству при свете свечей, отлитых из медвежьего жира, и дружить с нечистой силой. Лишь два процесса оставались крайне затруднительными и смертельно опасными.

Это вход сюда и выход.

— Смотри, зайцы! — указал Бернар.

Лиловое светило уступило место своей охряной подружке, а плащ земли окончательно разгладил складки. Могильники канули в прошлое; впереди, насколько хватало глаз, открывалась захватывающая картина: справа — волнующиеся, засеянные ячменем поля, а слева — полноводная река, в которую совсем недавно превратился ручей. Над полями кружили хищные птицы, а за рекой, в болотистых зарослях, играло десятка два ушастых животных. Запахло большой водой и чуть-чуть… теплым хлебом.

— Смотри, свиньи, — в тон Бернару ахнула Анка.

— Оба не угадали, — засмеялся дядя Эвальд. — Это дикие кролики и кабаны.

— А разве бывают дикие кролики?

— А разве были когда-то дикие люди? — усмехнулся старик.

Тетя Берта негромко хлопнула в ладоши и попросила Бернара перевести:

— Главное — не потеряться, иначе можно застрять в сидах навсегда. Никуда не отходить и не бежать, что бы ни случилось!

— А разве мы еще в сидах?

— Посмотрите на небо! Что вы видите? Вам кажется, что наступило прекрасное летнее утро? А почему вам кажется, что наступило веселое утро, а не мрачная ночь среди могильников?

— Потому что человек склонен к оптимизму, — засмеялся Саня.

— Верно, мы склонны поверить скорее в доброе, — кивнула Хранительница. — Камилла предупреждала меня, это очень опасно.

— Что опасно? — подала голос Мария.

— Опасно верить тому, что видишь, и тому, что слышишь.

— О, дьявол! А чему же тогда верить? Вы хотите сказать, что здесь распыляют наркотик?.. Или нет, стойте! — Наезднице вдруг пришла в голову другая идея. — Добрая Соседка, если я не могу верить своим глазам, значит, могло быть и так — нас всех усыпила ваша подружка с железными зубами, и нет вообще ничего, кроме сна?!

— В таком случае — это только ваш сон, — парировал дядя Эвальд. — А мы вам снимся. И будет замечательно, если вы, хотя бы во сне, не будете перебивать!

— Я готова не перебивать, если мне ответят над ва вопроса, — наездница повторила для тети Берты на английском.

— Если сумею, то обещаю ответить честно, — склонила голову Хранительница.

— Первое. Если я верно поняла Саню, пока в этих краях проходит год, в нормальном мире может запросто пролететь пара веков. При таком темпе мы выйдем наружу, если вообще выйдем, когда цель нашего предприятия потеряет актуальность. Иначе говоря, мальчик и старик будут давно мертвы…

Анка вздрогнула и непроизвольно прижалась к Бернару.

— …И второе. Я считаю шаги. Тысяча двадцать шагов, примерно семьсот метров по прямой дороге. Только прямой дороги нет и в помине, оглянитесь!

Все послушно оглянулись. В двадцати метрах дороги действительно не было, ни прямой, ни кривой. Никакой. Двадцать метров утрамбованного шляха, до сих пор хранящего их следы, обрывались в чащу. Там, на веточке, чистил перышки дрозд, из дупла выглядывали бельчата, а на влажных опавших листьях дымились свежие катышки оленьего навоза. Анка даже различала нежный рисунок паутины, растянутой между кустами. Такую паутину невозможно выстроить за минуту, ее создателю понадобился многочасовой кропотливый труд.

Впечатление было такое, будто по пятам за отрядом полз неведомый червяк, питающийся дорогами.

— Но раньше тропа была… — растерялся Бернар, — Я же все время оглядывался!

— Мы все оглядывались! — подхватил дядя Саня. — Только, видать, тем, кто мостил, тропа не нужна более!

— Хорошо сказано, кровник, — неизвестно чему рассмеялся дядя Эвальд.

— Я не закончила! — повысила голос Мария. — Позади дороги нет. Я хочу увидеть карту, по которой мы пойдем, когда дорога исчезнет и впереди!

— Карта здесь, — дядя Эвальд нежно прикоснулся ко лбу Берты. — Ну хорошо, если вы так настаиваете… — Тетушка подняла ясные глаза. — Конечно, было бы лучше, если бы в Изнанку спустились шесть знахарей, но, при общем дружеском согласии, мы сумеем провести церемонию и втроем…

— Тем более что с нами дети, — туманно добавил Саня.

— Бернар, о чем они говорят? — зашептала Анка.

— Тем более, — кивнул Эвальд. — После Великой стены круитни, если она существует… наша задача — добыть коней Туата-де-Дананн и верно выбрать временной поток. Кони выведут нас к Священным рощам, и Хрустальному мосту…

— Достаточно, — закатила глаза Мария. — Допустим, что мы все рехнулись одновременно. Мы добыли коней и добрались, куда положено. Но самый главный вопрос не снят. Здесь три человека, способные держать оружие…

— Я тоже могу стрелять! — обиделся Бернар.

— Допустим, четверо, — неожиданно легко согласилась наездница. — Я верю, что вы нас можете выкинуть в нужной точке, но как мы одолеем охрану? Один раз они уже этого парня упустили, теперь будут охранять как золотой запас!

Тетя Берта дождалась перевода, поправила пучки травы, прижатые к полным рукам, и произнесла несколько фраз на своем певучем наречии.

— Хранительница Традиций говорит, что, если нам не хватит сил, придется прибегнуть к помощи духов Изнанки…

— И что эти духи? — поджала губы Мария. — Будут устрашающе завывать?

— Уважаемая Берта говорит, что духи не будут завывать, Они выпустят в Верхний мир вовкулаков, — сухо ответил Эвальд. — В этом случае нам важно успеть вывести в Пограничье наших пленников.

Анку передернуло. Она вспомнила окровавленные клыки Ку Ши.

— Они что, эти вовкулаки, жрут всех без разбору?

— Это неизвестно, Камилла нас тоже не просветила, — словно извиняясь, перевел Эвальд. — Дело в том, что последний раз оборотней в Верхний мир выпускал один из магистров Тайной ложи при дворе Ее величества, это было в середине семнадцатого века от Иисуса… Гм… Потом их всех, конечно, перебили, но… Одним словом, оборотней можно выпустить, но никому не дано загнать их обратно…

Глава 11

ЗАСТАВА БРАУНИ

Дорога круто рванула в гору и привела нас на мост. Мост был высоченный, деревянный и держался на толстых гудящих канатах. Ручей, непонятно когда, вобрал в себя столько воды, что разлился в полноводную шумную реку. Река билась, точно пойманная рыба, скакала по камням под мостом, а потом обрушивалась в озеро небольшим, но оглушительным водопадом. Озеро отражало ярость мандариновой луны и имело цвет пожара. На середине моста сидел Черный пастух Капельтуайт, и с губ его капала кровь. Черный пастух был сыт и разглядывал нас прищуренными сонными глазами.

Тетя Берта подняла палец. Мы отстали. Правда, Аня, как всегда, засмотрелась на пса и забыла о предупреждении: пришлось мне ее оттаскивать назад. Тетушка, как бы невзначай, выставила впереди себя обнаженные локти. Она произнесла несколько обязательных коротких приветствий. Пришло время проклинать себя за нерадивость в учебе; на языке Холма я не понимал половины слов, слова выскальзывали из моих ушей, как ласточки из гнезд.

— Кхларрро-хваннонн, — заметил гигантский ротвейлер, недовольно косясь на обереги.

Тетушка сделала шаг вперед, Ку Ши отполз назад. Он был крупнее быка, мог бы убить тетушку одним легким ударом лапы, но проводник смерти боялся запаха волшебных трав.

— Угу, — тетя Берта разожгла трубку и напела ему пару четверостиший из эпоса круитни. Она показала этому вонючему полиглоту, что Фэйри тоже не лыком шиты!

Ку Ши встал, потянулся, поскреб когтями по мореным бревнам моста. Больше он не произнес ни слова, тяжелой трусцой спустился к берегу и исчез в кустах. После его когтей остались глубокие борозды, а в воздухе запахло недавней смертью. Звериным весельем запахло.

— Он пытался нас задержать? — спросил дядюшка.

— Он донес, что брауни ждут нас, — Хранительница обернулась, и я убедился, что мои подозрения были верны.

Наша славная тетя Берта молодела на глазах. Она перестала горбиться, на руках ее пропали червяки сосудов, мешок сухой кожи, свисавший с подбородка, разгладился, а на лбу стало вдвое меньше морщин. Дядю Эвальда процесс пока еще не затронул так сильно, разве что потемнели седые кудри на висках.

Не знаю, как другие, а я испугался. Изнанка поступала с нами не совсем так, как описано в легендах Священных холмов. В сказках Фэйри поется, что Изнанка дарует молодость и силу, но при этом отбирает память. Глядя на порозовевшие гладкие щеки тетушки Берты, я догадался, где зарыт обман. Изнанке ни к чему отбирать память, любой пожилой человек сам не захочет отсюда уходить…

— Вперед, мало времени, — дядя Эвальд подхватил баул и чертыхнулся, привычно кинув взгляд на часы.

— Что он хотел? На каком языке они говорили? — по пути полезла ко мне с расспросами Анка. — Разве пес не слушается Камиллу?..

Я очень не хотел свою девушку пугать. Последний час она торпедировала меня десятками вопросов. Но обычной девчонке совершенно незачем знать, кто такая Камилла на самом деле, и почему ее до сих пор терпят духи Холмов. Таких сильных ведьм, как Камилла, рождается не так уж много. есть еще старичок на острове Мэн, есть две бабки где-то на севере Шотландии, но тетя Берта с ними не контактирует. Может, есть и еще кто-нибудь, но праздные вопросы о знахарях задавать не принято. Вообще-то, в нашем фине, самый большой знаток колдовства — это Питер Лотт; когда наступает его черед учить детей, его слушают, затаив дыхание. Рассказывать Питер умеет лучше старого Эвальда, и даже лучше, чем тетушка Берта. Хотя, формально, она, как старшая женщина септа, отвечает за контакты с колдунами. И сколько бы взрослые ни внушали, что следует называть одиночек знахарями, все равно понятно, кто они такие. Питер Лотт, когда пришел его черед учить, загибал четыре пальца.

Лишь в четырех случаях может обратиться Фэйри к тем, кто представляет на свету Неблагий двор.

Когда смертельная опасность угрожает ребенку, и женщины септа не могут спасти дитя.

Когда смертельная вражда охватывает два септа, или два фина, и Палата не в силах рассудить их. Такого, кстати, никогда не случалось.

Когда мор охватывает скотину, или засуха, или эпидемия… Дядюшка Лотт говорит, что последние сто лет подобные проблемы потеряли насущное значение.

И последний случай, самый неприятный. Когда септам угрожает смертельная опасность от обычных. Традиционно знахари не вмешиваются в войны и споры людей; это оттого, что до восемнадцатого христианского века их жгли на кострах. В Британии сожгли десятки тысяч знахарей, но еще больше — на материке. Среди знахарей встречались не только Фэйри. Скажем честно, Фэйри среди них было меньшинство, а больше половины казненных во все времена составляли бастарды и всяческие помеси с обычными. Питер Лотт даже как-то раз невнятно упомянул о ведьмах из народа пикси и о колдовском племени с Оркнейских островов, которое целиком сгинуло в казематах и пламени костров, а с людьми имело столько же общего, сколько мы имеем с гориллами и медведями. Издалека похожи, но совершенно разные…

Но я рассудил, что Анке совсем не обязательно знать, что такое Неблагий двор и почему такие, как Камилла, вечно прячутся от людей. Она ведь немножко наивная, я имею в виду Аню. Она наверняка начала бы приставать с идеями: например, построить медицинский центр и там собрать знахарей, чтобы они бесплатно лечили людей. Или брали бы деньги с богатых и бесплатно лечили всех бедных. От ее брата я уже слышал, как она деньгами распоряжается, которые им люди Атласа заплатили. Он, конечно, тоже не жадный, Валентин, но за пару дней потратить шестнадцать тысяч долларов на лекарства и подарить эти лекарства больнице…

Это круто.

Валентин звонил мне из аэропорта, когда провожал Анку на самолет, и предупредил, чтобы мы с сестрами присматривали… за Анкиным кошельком. Не дай Бог, ей в Британии придет в голову идея накупить кислородных подушек и тестов для диабета…

Ну как я после такого объясню ей, что Камилла вовсе не стремится никого лечить? У меня от одного ее присутствия рядом поднялись кисточки на ушах и захотелось оскалить зубы! Дядя Эвальд меня предупреждал еще в машине, что захочется рычать, но я не поверил.

Как я объясню Анке, как предков Камиллы отринул Неблагий двор? А Добрые Соседи тоже не могут и не захотят ее принять…

И теперь такие, как она, мечутся между двух вселенных, руководствуясь своими непонятными законами, законами Пограничья. Иногда они способны пойти навстречу, иногда поступают назло…

— Дети, не напирайте! — Окрик дяди Сани вывел меня из задумчивости.

В глаз мне словно попала мошка, а в ноздри влился запах черного ячменного пива, горячего хлеба и топленого масла. Стоило дважды сморгнуть, и я едва не воткнулся кровнику в спину. Все наши стояли, задрав головы, и не шевелились. Я уже догадался, что никаких мошек в глазу нет, просто таким образом Пограничье реагирует на излишне любознательных. Как только пытаешься уследить за изменениями, получаешь пыль в глаза или молнию в небе. Анка затихла рядом, разинув рот, но вопросов пока не задавала. Полагаю, что у меня вид был не намного лучше.

Мы вышли к заставе.

Застава брауни больше всего походила на средневековую крепость, с одной оговоркой. Она была выстроена из дерева, и ее нельзя было обойти. Частокол толстых, плотно пригнанных дубовых стволов тянулся в обе стороны, насколько хватало глаз. За частоколом поднимались сторожевые башни с острыми крышами, заляпанными совиным пометом. Из бойниц башен за нами следили цепкие бессонные глаза, но сами брауни не показывались. Совы задумчиво прохаживались по конькам крыш, чистили перья и кормились из железных лоханей. Мне показалось, что на двух птицах были надеты седла.

Далеко слева, в поле, двигалась упряжка длиннорогих быков. Верхом на белом быке сидел человечек в красном колпаке. Я уже привык, что в Пограничье верно оценить расстояние почти невозможно, до быков могло быть в равной степени как сто ярдов, так и несколько миль. Небо цвета крепкой марганцовки тянуло за собой ячменное поле вверх, и казалось, что бычья упряжка ползет по наклонной стене. Здесь все было наоборот, Пограничье заключалось в сферу, а не натягивалось на поверхность планеты, как Верхний мир.

У центральных ворот смердело невероятно, просто не верилось, что это парадный вход в городок. Дорога, по которой мы пришли, упиралась в глубокий ров, на дне которого валялся всякий хлам. Мне даже стыдно стало за легендарных брауни. На камнях догнивали тряпки и кожаные сапоги, ржавели подковы, куски чайников, в помоях копошились жирные крысы. Судя по всему, отходы кухонь выливали прямо через крепостную стену.

Пока тетушка Берта вела переговоры через дырку в воротах, я повернулся, глядя в другую сторону. Мне было жутко интересно, что случится, если рвануть вдоль крепостной стены к далекому лесу у горизонта. Куда тогда денется горизонт, будет так же быстро удаляться, как в Верхнем мире, или земля станет наклонной, а потом и вовсе поднимется вертикально, замыкая сферу изнутри? Но тогда это будет означать, что мир обрел стены, а любые стены можно проломить…

Позади нас широко разливалась река. По сути, это была уже не река, а настоящее море, и противоположный берег скрывался в туманной мгле. По седым барашкам, под оранжевым диском луны скользили лодочки, плясали поплавки сетей, а у берега, на песке, дымили коптильни. Присмотревшись внимательнее, дальше по берегу я разглядел деревню из круглых каменных домиков. Там пологий пляж переходил в крутой откос, на ковре вереска полыхали костры, и мелкие фигурки водили хороводы…

От ворот заставы было слишком далеко, чтобы понять, люди танцуют в рыбацкой деревушке или брауни. Мне показалось, что они нас заметили. Стройные женские фигурки в зеленых платьях до земли махали платками и смеялись.

От воды несло копченой рыбой и вересковым медом. Оранжевый свет смягчился вечерними облаками, в третий раз вплотную приступила ночь. И сразу же, словно отвечая на сумрак, вдоль озера зажглись огоньки еще в трех деревнях, и влажный соленый ветер донес хоровое пение. Я никогда не слышал этой мелодии раньше, но сразу же ее признал, потому что это была древняя песня Долины, настолько древняя, что неважно было, кто ее напевает, Фэйри, брауни, пикси или другие, ушедшие в Изнанку, расы…

Я не хотел никуда отсюда уходить. Если не считать мелких странностей и не обращать внимания на две луны, в Пограничье мне все больше нравилось. Здесь было красиво и хотелось жить. Я посмотрел на Саню: в его голубых глазах, как и в глазах дяди Эвальда, плескалась тоска. Дядя Саня выпустил из рук портфель с оружием, старый Эвальд поставил в дорожную пыль баул. Я видел, что им тоже хочется построить дом на берегу оранжевого моря, тоже не терпится влиться в хоровод и сварить черное пиво к празднику…

Мария тоже чувствовала себя неуютно, дергала шеей, по ее широкому затылку стекали капельки пота. Понурившись, она что-то разглядывала на земле.

От протяжного скрипа ворот меня будто ударило током.

Я вспомнил, кто мы такие, и также вспомнил, что Пограничье сильнее всего затягивает на окраине.

Я вспомнил, что надо сопротивляться, но не мог придумать, как же встряхнуть остальных. И тогда я набрал в грудь воздуха и издал боевой клич Фэйри. Разом заухали и захлопали крыльями совы, из-за крепостной стены донеслось конское ржание, в поле вспорхнули десятки птиц и принялись кружиться над нами. Дядя Эвальд ойкнул и несколько раз ударил себя по щекам. Саня схватился за пистолет, Мария и Анка вскрикнули.

Все смотрели на меня, и никто больше не спал. А я себя чувствовал жутко виноватым, потому что тетя Берта не разрешала шуметь. Ну как я им мог передать, что почувствовал опасность? Ведь я кричал точно так же дома, и неоднократно, и никакой реакции боевой клич не вызывал. Максимум, на что я мог рассчитывать в Верхнем мире — это напугать котенка Мардж. А мама смеялась надо мной и говорила, что примерно так должна звучать партитура труб Страшного Суда.

Но сейчас тетя Берта заулыбалась и показала мне большой палец.

Створки ворот медленно раздвигались в стороны.

Внутри нас ждали брауни. Шестеро сидели на крошечных саврасых лошадках, таких лохматых, что волосы, свисающие с боков, стлались по земле, а гривы были заплетены в косы. Торсы всадников защищали грубо связанные кольчуги, а у седел болтались кривые зазубренные топоры. Стражники не выглядели слишком угрожающими, но мне как-то сразу подумалось, что пистолеты нам вряд ли помогут. Мария могла бы застрелить этих шестерых, но еще дюжина целилась в нас из луков сквозь щели в башнях…

Анка попятилась, от ее страха у меня закололо в затылке. Я совсем позабыл, что моя девушка — не Фэйри. Я взял ее за руку и молча приказал ее страху отступить. Если бы на месте Анки были Джина или Бетси, они бы меня сразу поняли, и вместе нам стало бы совсем не страшно. Потому что это только так говорится, будто можно повелевать чувствами другого человека. Дядя Эвальд уже давно рассказал, как и почему Фэйри общаются без слов. Среди Добрых Соседей, оказывается, тоже есть ученые, они все давно изучили. Просто мы умеем настраивать свой мозг не только на мозг другого человека — неважно, Фэйри или обычного, — но и на другие его органы.

Например, я могу представить себе, что поглаживаю нежно Анкино сердце, а сильный знахарь, вроде тети Берты, может чужое сердце остановить…

— Так ты явилась угрожать нам, Соседка? — гнусавым голосом спросил младший брауни.

Карликовый всадник объяснялся на смеси языка Долины и того саксонского, на котором могли бы объясняться рыцари Круглого стола. То, что он младший, я тоже вспомнил. Видимо, от волнения в мозгу у меня что-то переклинило, и неожиданно выплыли уроки истории, которые лет пять назад преподавал Питер Лотт. Младший всегда начинает разговор первым, а старшие слушают; так уж у них заведено, чтобы не опозориться. Они свое старшее мнение держат на «потом», чтобы последнее слово всегда оставалось за ними. А еще, по мнению дядюшки Лотта, брауни отличаются хитростью и скверным характером.

Как вскоре выяснилось, дядя Лотт был прав…

— Мы пришли без угроз, — тетушка распрямила плечи и незаметно щелкнула за спиной пальцами. Дядя Эвальд приблизился и вложил ей в руку полиэтиленовый мешочек с рекламой очков. — Мы ищем путь в Изнанку.

— Ты не получишь здесь проводника, Соседка.

— У нас есть проводник. Я пришла внести плату отважным защитникам ворот.

— Так это с тобой пришел Черный пастух? — Брауни посовещались, после чего всадник заговорил чуть мягче. — Он сожрал несколько коров в деревнях у ручья. Старики обрадовались, что пес решил поселиться в наших краях. Они решили, что пес приведет подружку, осядет поблизости, и ему можно будет поручить охранять стада. Так было когда-то…Для него всегда готова пещера и жирная свинья на привязи…

— Он не останется, Сосед…

— Мы так и поняли, — разочарованно протянул второй всадник. — Женщины Фэйри владеют сильным колдовством…

Волосатые всадники затихли, точно ждали от тетушки какого-то откровения.

— Так ты нам скажешь, как ты подчиняешь Ку Ши?

— Да, расскажи нам, как уложить поперек дверей подручного смерти?

— Как сделать его ласковым, Соседка? Если ты нам откроешь тайну, тебе не придется платить стражникам! Твои люди получат постель и сытный обед, и много еды в дорогу…

— Не я подчиняю Ку Ши, — вздохнула тетя Берта. — Он выпил кровь девственницы.

И она указала на Анку.

Жадные взгляды брауни скрестились на моей девушке. Они ничего не могли ей сделать, могли только завидовать, но я все равно ощутил, как наливаются кровью волосы и чешутся остатки крыльев на спине. Если бы кто-то из них посмел дотронуться до Анки, в тот момент я бы, наверное, перегрыз ему горло.

Но всадники не пошевелились.

— Как я могу поверить тебе, Соседка? От этой девчонки дурно пахнет! Она ведь из обычных, она не Фэйри, не Глейстиг и не из Отрядных, верно?

— Да, она обычный человек.

— Ты хочешь сказать, что обычная девчонка из этой трусливой безмозглой породы добровольно предложила Ку Ши свою кровь?

— Именно так и было, клянусь Священными холмами. Хотя у нее сердце ребенка, воля ее крепка, как стальной канат, и отвагой она превосходит многих мужчин. Она сама предложила кровь и подарила духам сидов свои волосы.

— Так девственницу никто не принуждал? — Самый старший из стражников даже привстал на стременах, чтобы получше разглядеть Анку.

— Иначе как бы она заручилась благосклонностью Черного пастуха? — резонно возразила тетя Берта. — Она дала подручному смерти облизать свои раны. Теперь девочка может призвать его в любую минуту.

Наверняка тетушка Берта слегка преувеличила, но брауни затихли. Несколько минут они шепотом общались на своем каркающем языке, на Анку поглядывали уже не с презрением, а скорее с опаской, а после заговорили уже в ином, торгашеско-развязном тоне.

Я смотрел на лимонную луну, которую отделяла от мучнисто-сизой подруги щель толщиной в лезвие бритвы. Они застыли над башнями крепости, как два набрякших пьяных глаза, и две тени от ближайшей башни, наконец-то, почти слились в одну. Лучник в амбразуре продолжал удерживать натянутой тетиву. Я слышал, как бычья жила подрагивала в его мозолистых пальцах, и как терлась об нее шершавым оперением звонкая стрела. Совы переступали по крыше железными когтями, с озера тянуло рыбой и гарью костров. Наше время утекало, как песок между пальцами, и никто не мог сказать, сколько часов или лет проносится сейчас наверху.

Брауни продолжали выпендриваться.

— Ты принесла с собой противных тварей!

— Они надежно связаны, Сосед. Ты знаешь, кому они предназначены.

— Ты выбрала не самый лучший путь в Зеленую страну.

— Я принесла вам славные ножи и отменные стекла.

— Ты знаешь, что все брауни станут твоими врагами, если хоть одна тварь останется жива?

— Я клянусь, они не проникнут на заставу, Сосед.

Тетя Берта вела себя достойно. Если она и волновалась, то внешне никак этого не показывала. Она твердым голосом отвечала на вопросы, но не более того, не рассыпалась в объяснениях и не подлизывалась. Мария, насупившись, оглядывала сторожевые башни. Дядя Эвальд, очень бледный, поставил баул и держал руку под полой своего замшевого пиджака. Дядя Саня, раскрыв рот, крутил головой, Анка прижималась ко мне и вся дрожала, как новорожденный лосенок, которого мы с отцом выходили в тайге. Она совсем не походила на покорительницу Ку Ши.

Мы стояли на круглой площади, мощенной булыжником, усыпанной гнилой соломой и сухим навозом. Высоченный забор из бревен, рассекавший мир снаружи заставы, в обе стороны, до близких горизонтов, свернулся в мощную замкнутую ограду. Тени башен нависали над площадью, как обветренные клыки. За спинами встречавших нас всадников толпились деревянные строения, почти все одноэтажные. Дым вырывался из отверстий в крышах, на веревках сохло домотканое белье, два длиннорогих быка с кольцами в носах с мычанием крутили ворот водозабора. Среди неказистых строений я по запаху различил пекарню, склады кож, маслобойню, конюшню и псарню. Из узких окошек домов выглядывали рожицы детей; по настилам, укрепленным изнутри ограды, перебегали любопытные лучники, а на башнях переступали удлиненными железными когтями боевые совы.

Совсем молодой брауни босиком пробирался по гребню стены, башмаки его болтались на веревках на шее, а в длинных ручищах он нес длинный шест с застекленным масляным фонарем на конце. Через равные промежутки времени фонарщик останавливался, подносил огонь к торчащим над кольями факелам, и в крепости на глазах становилось все светлее.

— Священные духи… — Дядя Саня, задрав подбородок, уставился на небо.

Луны почти соединились и теперь давали заметно меньше света. Или мне показалось, или вправду стало значительно холоднее. Пока тетя Берта дискутировала со старейшинами, молодой фонарщик, перепархивая по остриям бревен, уходил все дальше по окружности и, наконец, достиг противоположного края крепостной стены. Он совсем пропал из виду, только плясал крохотный язычок огня. Там, вдали, фонарщик поджег сразу четыре стационарные лампы, и голубые блики заплясали на поверхности металла.

Ворота, ведущие в Изнанку, оказались из железа.

Но стражники не спешили их отпирать.

— Что случилось в Измененном мире? — ерничал младший всадник. Теперь он прицепился к Марии. — Фэйри докатились до того, что лижут пятки обычным?

— Это мои друзья, Сосед, — с достоинством отозвалась тетя Берта.

— Ах, вот как… — Брауни противно рассмеялся, — Они жгли вас на кострах, а теперь я слышу жалкие речи о дружбе!

— Наши отцы подписали договор с людьми Атласа.

— Не понимаю, о чем ты толкуешь, Соседка. Ты хочешь пройти в Изнанку навсегда?

— Нет, мне непременно надо вернуться. Ты знаешь наши законы, Сосед. Эта женщина и эта девочка поступили благородно по отношению к Фэйри, в них нет зависти и коварства. Кроме того, в сердце девочки живет истинная любовь, что само по себе большая редкость…

— Если не хитришь, то это большая редкость, а за редкость стоит платить, — туманно отозвался старейшина, шевеля седыми бровями. — У тебя сильные травы на руках, Соседка…

— Я принесла и вам трав.

— Как все хитрые Фэйри, ты поступаешь неблагородно. Ты могла бы принести нам семян, они нам очень нужны, особенно то, что мы называем Хинсса-орр.

— Я несла вам семена, но знахарка, стерегущая сиды, отняла их у меня, — не моргнув глазом, соврала тетушка. — У нее слишком острое чутье, а семена Хинсса-орр пахнут за милю. Но у меня целый мешочек сушеной травы…

— Это хорошо! Очень хорошо! — Брауни загремели своим неказистым железом.

— Насколько я помню, эта трава разжижает мозги суккубам Баван Ши, — осторожно закинула удочку тетя Берта. — Неужели отважные брауни еще не вывели в округе нечисть?

— Мы выводим одних чудищ, а Зеленая страна рождает других, — лаконично ответил третий всадник. — В Зеленой стране — не как в вашем Измененном мире, там все имеют право на жизнь, и даже на истинную любовь, хе-хе… Ты видишь, какую стену пришлось выстроить четырнадцать лет назад?

— Вижу, вижу, — со знанием дела отреагировала тетушка. — Наверное, ее не одолеют никакие враги?

— Пятнадцать лет прошло после вылазки фоморов. Вы там, в Измененном мире, наверняка о них забыли?

— Отчего же, помним прекрасно!

Тетя Берта с жаром пустилась в рассуждения об одноглазых и одноруких великанах, а я задумался, что могут означать для Измененного, то есть нашего мира местные четырнадцать лет. Я смотрел на почерневшие дубовые колья. Если здесь древесина портится с той же скоростью, что и «наверху», то получается порядка двухсот лет. Мне стало интересно, сколько лет живут брауни, и тоскливая игла зависти кольнула под сердце.

Они сохранили то, что мы утратили. Теперь мы бегаем с протянутой рукой за людьми Атласа, а могли бы жить по несколько столетий.

— Хорошо, Соседка. Если обычные не боятся за свою шкуру, они могут пройти, хотя им в Зеленой стране делать нечего…

— Бернар, ты его понимаешь? — сквозь зубы произнесла Мария.

— Пока он не хочет пропускать вас.

— Мне это не нравится!

— Я умоляю вас не вмешиваться, — так же тихо отреагировал дядя Эвальд.

— Но они пробираются со всех сторон…

— Я вижу. Нет причин волноваться, просто брауни не выносят кошек. Для них нет более противной твари. Главное, что нас пустили, а остальное сделает Берта. Вот увидите, они постараются избавиться от нас как можно скорее…

— Прелестно… — пробурчала наездница, — но избавиться можно разными способами. Эти парни вооружены и целятся в нас из луков.

— Стойте спокойно, не машите руками!

Не поворачиваясь, я скосил глаза. Мне совсем не хотелось, чтобы Анка заметила мою робость. Еще до Марии я знал, что нас окружают, но обитатели крепости не таили враждебности. Они повылезали из своих землянок, побросали работу в мастерских и тихо обступали нас, скрываясь в тени стен. Толпились женщины в кожаных фартуках, их волосатые руки были испачканы сырой глиной и серой мукой, от них пахло овечьим сыром и дегтем, а дети брауни выглядели очень смешно, как маленькие плюшевые зверушки с человеческими рожицами.

Совсем некстати вспомнилась одна из долгих стихотворных историй дядюшки Лотта. В ней живописался окончательный разгром круитни войсками скоттов на севере страны. Фэйри в этой истории, к счастью, места не нашлось, а вот маленьких брауни, судя по многочисленным воспоминаниям современников, убивали прямо в собственных домах. Солдаты забавлялись тем, что швыряли детей брауни в костры. Тогдашние хозяева положения особо не церемонились и не разбирали, где обычные люди, а где народ, хранящий сиды.

Наверное, это было последней каплей, переполнившей чашу терпения, и брауни ушли в Зеленую страну. Согласно легендам, с ними ушла и уцелевшая часть круитни, хотя они были обычными, а обычные панически боятся покидать солнечный мир. В ту эпоху существовало несколько ритуалов, соблюдя которые, в Изнанку мог спуститься кто угодно, даже упертые и неверующие, вроде наездницы Марии. Некоторые уцелевшие кланы брауни осели в Пограничье, поскольку не могли бросить священные могильники, а большинство вместе с круитни проследовали дальше…

Помнится, Питер Лотт закончил свою стихотворную сказку довольно неожиданно. Он обвел нас, притихших малышей, строгими глазами и поведал, что после ухода брауни все мы, и Фэйри, и обычные, потеряли искусство строительства сидов. «Могильный холм может насыпать любая толпа родственников во всякой точке земного шара, — сказал дядя Лотт. — Но куча земли останется навсегда лишь кучей земли над зарытыми костями. А сиды Тир Нан Ог, которые брауни строили на заказ, позволяли говорить с умершими, просить у них совета, а иногда и помощи. Много веков назад брауни были уничтожены, и великая тайна оказалась потеряна. Конечно, единицы их не покинули Верхний мир, но это действительно единицы. Они растеряли навыки, утратили волшебство; они способны только путать людям крупы в буфетах и связывать ночами шнурки от ботинок. Жалкое зрелище, а не древний народ волшебников…»

И вот я встретил живых брауни. Я их слышал, вдыхал их запах и видел косые зеленоватые глаза. Предки брауни сбежали сюда, куда сбегали все, по мере того как Верхний мир изменялся. Предки соблюдали запреты, не размножались сильнее, чем позволяло плодородие полей и глубина рек. Они берегли существующий порядок, поклонялись сидам и взамен получали долгую жизнь. А нынче брауни, затаив дыхание, разглядывали нас, и в их темных глазах шевелился страх. Малыши жили здесь медленно и боялись, что Измененный мир все еще жаждет их гибели.

Они не могли нас убить просто так, ведь мы еще не в Изнанке, где гостей, не защищенных договорами, не спасет никто. В Изнанке каждый сам за себя, по крайней мере мне очень не хотелось думать, что нас сейчас прикончат, но от разлившейся вокруг недоброжелательности я даже вспотел.

За воротами колыхалась изрядная толпа. Очевидно, подоспели взглянуть на нас рыбаки из прибрежных деревень и обитатели лесных поселков. Они стояли плотной молчаливой стеной, у многих в волосатых руках были зажаты топоры и багры, а возле ног сидели послушные мохнатые собаки-крысоловы и собаки-загонщики невиданных пород. От них пахло шерстью крыс и потрохами кроликов. Эти собаки чуяли меня так же, как я чуял их, но не лаяли и даже не скулили от нетерпения.

Вместе с хозяевами они ждали, чем закончатся переговоры.

Тетя Берта не думала так легко сдаваться.

— Я принесла славную плату за обеих женщин и подарки для смелых стражников!

Тетушка бережно опустила пакет посреди двора. На мятом полиэтилене выделялись улыбающиеся мужчина и женщина, оба в очках, только мужчина в старинной круглой оправе с цепочкой, а дама — в новомодных дымчатых стеклах. Рекламная акция концерна. Содержимое пакета дядя Эвальд приобрел в дежурной аптеке на последней заправке.

Младший брауни соскочил с коня. Как и его соплеменники, воин был одет в грубую зеленую куртку без рукавов и жесткий красный колпак. Как и его кровники, он был безобразно волосат, а глаза его косили так страшно, что непонятно было, как он не промахивается ногой мимо стремени. Младший брауни заглянул в мешочек и прищелкнул языком; на миг я разглядел его коричневые от пива и золистого хлеба зубы.

— Отменный материал, — проскрипел брауни и передал мешок соседу.

Сосед тоже заглянул, сперва одним глазом, затем другим, потому что был косой, почти как ворон Камиллы. Его сплющенный боксерский шнобель покраснел от волнения. Похоже, отважного защитника заставы больше увлекло не содержимое, а упаковка. Он попробовал полиэтилен на зуб, затем проткнул его пальцем и наверняка сожрал бы мешок, если бы не вмешался третий всадник.

— Стекло чародеев! — Третий брауни приподнял колпак и почесал пятерней в лохматой седой голове, а четвертый, самый главный, отважно запустил руку в мешок и выудил несколько уродливых оправ с сильными стеклами от близорукости.

Отменный подарок из Верхнего мира едва тянул на десять фунтов.

— Берта, мало времени, — молча послал тревогу дядя Эвальд.

— Мы просим отважных стражников отпереть нам западные ворота, — вежливо поклонилась тетушка.

— Свежий эль и свежий теленок, — предложил главный всадник. — Свежая постель и свежие песни!

Возможно, он произнес эту фразу не совсем так, но основной смысл я ухватил. Плата была принята, нас приглашали погостить. Тетя Берта принялась отказываться в самых витиеватых выражениях.

— Хорошо, пусть обычные идут! — благосклонно кивнул старший всадник и ткнул в рюкзак с сонными кошками грязным ногтем. — Только смотри, чтобы противные твари не освободились!

— У меня еще одна просьба, Сосед. Нам нужна молодая трава Ахир-Люсс.

— Сколько угодно! — Старший брауни нацепил подаренные очки и стал похож на ученого ежа. — Ее полно внизу, хе-хе…

Видимо, косматый старикан подал какой-то знак, двадцатифутовые ворота неторопливо сомкнулись у нас за спиной. В последний раз рыжими искрами полыхнуло озеро, в последний раз мелькнули горбатый мост, разлив ячменных полей, ряды мрачных брауни с топорами; а потом отполированные бревна-засовы попали в пазы и задвинулись. Мне почудилось, что на мосту, обмахиваясь хвостом, сидит очень знакомый пес. За Ку Ши можно было не беспокоиться, он легко преодолеет границу без нашей помощи. Я знал, что он не враг и не друг, но связан обещанием и потому непременно найдется…

Застава приняла чужих.

Поднялся шум. Я поднял глаза навстречу гомону. Нас окружало не меньше сотни пеших брауни. Видимо, все население крепости высыпало поглазеть на чужеземцев и потрогать их руками. Дядюшки держались вежливо, просто стояли и ждали, пока десятки лохматых созданий подергают их за одежду. Хуже всего приходилось Марии с ее ростом. Некоторые малые дети даже ухитрялись попробовать на зуб ее кожаные ботинки и обшлага рукавов.

— Не мешайте им, — одними губами скомандовал Марии дядя Эвальд. — Эта застава много десятков лет не встречала гостей.

— Я не мешаю. Если двинусь с места, непременно кого-нибудь раздавлю. Они так и будут глазеть на меня? Они вообще понимают английскую речь?

— Образованные понимают…

— Вот как? В этой клоаке есть образованные? — Мария в третий раз взяла за шкирки и поставила на землю двоих детишек. Девочкам было лет по шесть, а может и больше, они хихикали и настойчиво пытались проникнуть в карманы кожаной куртки наездницы. Непросто разобраться с возрастом ребенка, если он похож на обросшую мартышку и при этом одет как средневековый старичок.

— Брауни покинули Измененный мир не так давно, во всяком случае, после истребления круитни их еще часто видели. По слухам, они помогали круитни строить могильники еще при Кромвеле, а одиночки живут в стенах старых домов до сих пор! — Через плечо докладывал глава септа, пока мы медленно двигались по раздолбанной мостовой к западным воротам.

— Что за круитни? — Мария вытащила из кармана очередную попрошайку.

— Так раньше называли пиктов. Это один из народов Острова, полностью истребленный скоттами у озера Лох-Несс…

— Тихо! — перебила тетя Берта. Она оглянулась, и стало заметно, что теперь милой кровнице нельзя дать больше шестидесяти. За какой-то час тетушка сбросила четверть века. Я слышал, как ее сердце возвращается к забытому степенному ритму. — Эви, скажи всем, чтобы держались за руки!

Она поспешала за младшим всадником, его лошадка довольно бойко цокала копытами по мостовой, так что нам с Анкой иногда приходилось пускаться рысью. Остальные всадники куда-то подевались, а голосящая веселая толпа буквально висла у нас на руках. От них шел острый запах, не то чтобы противный, но постоянно щекотало в носу и хотелось чихнуть. Эти малышки даже не пытались говорить на языке Долины, тетя Берта заметила, что они пользуются одним из галльских диалектов, и понять их невозможно.

Потому что этот язык умер пару тысяч лет назад. На очередном повороте дядя Эвальд крикнул, чтобы мы подождали Саню, он раздает детям леденцы, купленные в той же дежурной аптеке. Наконец улыбающийся, обалдевший дядя Саня вырвался, и тут свора туземцев как-то разом отступила. Сквозь возбужденный гомон послышался равномерно нарастающий и спадающий, шипящий звук. Звук был очень знакомым, и в то же время таинственным, так могло бы похрапывать спящее чудовище.

Я оглянулся. Восточные ворота скрылись с глаз. Заслоняя их, выросли десятки одинаковых домиков, похожих на просмоленные бочки; в каждом светились одинаковые окошки, и плясали между домиками одинаковые переулки. В переулках кривлялись и гомонили волосатые дети в деревянных, звонко стучащих башмачках и фиолетовых суконных чулочках. Они махали нам руками, но не продвигались дальше какой-то невидимой черты.

Сполохи факелов сливались у меня перед глазами в пестрые искрящиеся ленты, поэтому я не сразу заметил, что мы уже выбежали на пригорок перед железными воротами. Никакой черты не было, однако мирные жители не желали подходить близко к западному рубежу.

В ноздри вплыл жирный запах варящейся говядины, сдобренной пряными травами. На одной из башен протрубил рожок, хозяйки одновременно начали готовить ужин, и одновременно заголосили тонкие женские голоса, призывая домочадцев к очагам.

Снова раздался шершавый сиплый всхлип, только гораздо ближе. Мне по щеке будто проехалась соленая мокрая ладонь, но дождь и не думал начинаться. Мы очутились возле западных ворот, они тянулись в небеса бесконечной ржавой стеной. Где-то в неизмеримой высоте сторожа вращали лебедку, лязгали зубчатые колеса, стонал канат. Нижняя петля ворот, если ее поставить на землю, достала бы мне до плеча. И забор из бревен с этой стороны вымахал несоизмеримо выше, чем со стороны уютных полей. А в толщину… Каждый ствол не смогли бы обхватить и три человека.

Кое-что еще я заметил. Между ближайшими постройками и стеной с этой стороны крепости везде оставалось пространство. На нем свободно могли бы разминуться два грузовика или две конные повозки, но ни животные, ни люди не заходили на «нейтральную полосу».

— От какого же Кинг Конга такую калитку склепали? — Дядя Саня постучал по влажной броне.

Ворота ответили низким гулом на пределе слышимости. Внизу они очень плотно примыкали к земле, и булыжник здесь уступил место отшлифованным каменным плитам. На уровне четырехэтажного дома из примыкающей к воротам башенки высунулась бородатая голова и что-то прокричала. Стражник сильно шепелявил, но тетя Берта поняла.

— Он посоветовал нам отойти, сейчас отопрет.

Улочки стремительно пустели. Я приучен ориентироваться в любом лесу, но сейчас никак не мог понять, по какой из них мы пришли. Совсем недавно мне казалось, что в крепости, от силы, дюжина жилых строений, а теперь позади раскинулся целый город. На плоских крышах сушилось сено, кто-то трогал во мраке струны неведомого инструмента, кто-то пробовал хриплую дудочку. Лениво тявкали собаки, ржали в конюшнях лошади. В лиловом киселе две враждебные луны соединились краями, и вспыхнули бенгальскими огнями звезды. Храп невидимого сонного чудовища заглушал все звуки.

Пограничье снова играло с нами в свои непонятные игры.

— Вот это да… — прошептала возле меня Анка.

Западные ворота начали открываться.

И мгновенно стало ясно, кто протяжно вздыхал в темноте. В образовавшуюся щель хлынул просоленный морской ветер и, как ни странно, стало светлее. Колоссальные створки раздвигались все шире, за ними открывалась столь захватывающая перспектива, что тетя Берта и Мария разом охнули, Саня присвистнул, а мне захотелось, как маленькому, запрыгать от радости.

Я сдержался, потому что вовремя оглянулся назад. Многие мирные жители заставы не ушли ужинать, они так и стояли плотной массой в темноте и жадно вдыхали ароматы побережья. Наверное, западные ворота открывались нечасто.

Там было настоящее море, или даже океан. Но какой океан! Он не покоился в своем ложе плоской спиной вверх, он прогнулся, точно готовился для прыжка, и жгуты пенных мышц вспухли, окатывая сияющий хребет Млечного пути! Луны потемнели, по звездной простыне прокатилась мелкая рябь, и вдруг все небо и вода засияли мрачным рубиновым блеском. Млечный путь, густой, как гель для волос, наполненный тысячами холодных блесток, окунулся и достал до дна, а жадная глубина рванулась ему навстречу, как будто намеревалась погасить сияние.

Там, вдали, на пределе видимости, где все оттенки синевы словно сошли с ума от безнаказанности, где звезды, смеясь, горели сквозь толщу воды, море и небо терлись друг о друга бархатными животами, — там зародилась первая волна.

Она вспучилась пенным пузырем, было захватывающе красиво, а потом стало страшно, когда оказалось, что это не обман зрения, горизонт действительно опрокидывается на нас и с ревом товарного экспресса несется к берегу…

Волна была дьявольски хороша, она сияла всеми оттенками красного, она затмевала собой весь мир. Она несла на нитях розовой паутины тишину, какую могут подарить лишь ватные глубины океана.

В ту секунду у меня возникло острейшее чувство досады. Ну никто не догадался захватить фотокамеру! Держу пари, что за пяток снимков этой водной стихии «Нэшнл Джиогрэфик» отвалил бы самую почетную премию, а, продав пленку целиком, можно было бы купить небольшой островок!

В пяти шагах впереди каменный козырек берега обрывался вертикалью. До поверхности бурлящей воды было не менее двухсот футов. На краю обрыва, привязанная цепью к железному кольцу, ждала нас перевернутая длинная лодка, целиком выдолбленная из ствола дерева. Я сначала не понял, зачем тут лодка, когда ни один нормальный человек не прыгнет с такой высоты в воду, да и сдвинуть с места подобную махину мы бы не смогли, но тут Мария легла на живот, подползла к краю и заглянула вниз. Она почти тут же вернулась назад и что-то прокричала, но шквалистый ветер унес ее слова в сторону. Лишь со второго раза, когда мы сомкнулись головами, стало понятно.

— … Внизу… пещера… Надо ждать прилива!..

Действительно я мог бы и сам догадаться, что в мире, где вместо солнца светят две луны, где водятся собаки размером с трактор, должны быть и приливы по двести футов! Но в ту минуту мне было не до раздумий, я искал руками, за что бы ухватиться, и чувствовал непреодолимое желание сесть, а то и лечь на землю.

Мы смотрелись как горстка жалких букашек на самом краю вселенной.

Море было везде и вплотную подступало к обрыву. Я уже не задавался глупым вопросом, откуда оно взялось и каким образом успело так незаметно подкрасться. Как и со стороны тихих полей, забор тянулся в обе стороны до горизонта. Он возвышался по краю обрыва — неприступный забор из неохватных дубовых стволов. Можно было пойти налево или направо по сглаженной каменистой тропке, но у меня даже сомнений не было, что наш путь лежит совсем в другом направлении.

Нам предстояло ждать прилива. Но прилив не ждал.

Волна врезалась в основание утеса, и камни завыли, как от зубной боли. Мне показалась, что вся застава брауни должна была подпрыгнуть, но, с другой стороны, в Пограничье ничто не происходит правильно. Вполне вероятно, что мохнатолицые прижимистые людишки за железными воротами даже не подозревают о приливах и отливах.

Очень возможно, подумал я, что за стеной прошло несколько лет.

Ветер размашисто ударил в лицо с новой силой. Он уже не водил робкой ладошкой, а надавал нам всем хлестких пощечин. Тетя Берта вытирала глаза, Анка отвернулась и моргала, ее стриженый затылок смешно взъерошился. Мне вдруг остро захотелось поцеловать ее туда, но моя девушка уже отодвинулась. Она бросилась помогать дяде Эвальду ловить его шляпу. Я знаю, что если доживу до его возраста, то тоже буду носить такую вот летнюю шляпу с широкими полями. Конечно, глава септа выглядит в ней немного потешно, но иначе не спрятать огромный шар седых волос…

Они поймали шляпу возле самых ворот, в тот момент, когда от закрывающегося прохода снова осталась узкая щель. Прилив ревел, как ревут, наверное, тысячи кашалотов, и совершенно заглушал лязг воротных механизмов. Брауни спешили отгородиться от нас, они даже не вышли попрощаться. Зато теперь я разглядел толщину ворот. Между двумя пластинами брони, каждая из которых была толщиной в полдюйма, пролегало десять дюймов мореного дуба, схваченного болтами. Кулак сырой мороси ударил в наружный слой металла, и створки страдальчески застонали.

Море и небо плавно соединялись на горизонте, но не так, как нормальное небо и нормальное море. Луны наложились друг на друга, и образовавшееся светило заливало кипящую массу воды жидким малиновым огнем. Я посмотрел на свои руки: кожа стала такого цвета, как панцирь у вареного рака. Жгучие малиновые небеса смыкались со стеной кипящей воды, которая неслась на нас, точно дикое цунами.

Вторая волна опять ударила далеко внизу, но вертикально вверх поднялся и опал рубиновый веер брызг; в одну секунду мы вымокли насквозь. Я тут же замерз, футболка прилипла к телу, но ночной ветер высушил влагу за несколько секунд.

Анка разевала рот, но я ее не слышал. Саня отфыркивался и выжимал бороду, дядя Эвальд кричал в ухо Марии и показывал на лодку.

Тетя Берта потащила нас назад, к воротам. Впрочем, три шага роли не сыграли, третья волна снова окатила нас с головы до ног. Соль была у меня везде — во рту, в носу и в волосах.

Над взбаламученной пучиной бесновался ураган, но задувал он только в одну сторону. Нас буквально пригвоздило к порыжевшему металлу ворот.

Я не представлял себе, что когда-нибудь увижу, как на меня идет вертикальная поверхность моря. Это даже не вызывало ужаса, весь ужас перегорел раньше; это захватывало сильнее, чем любая игра и любое самое жуткое кино.

Четвертая волна приподняла лодку, а после пятой мужчины и Мария кинулись ее переворачивать. Я тоже хотел помочь, но дядя Эвальд указал мне на место. Он сказал, чтобы я ни при каких обстоятельствах не выпускал Анку. Мне в руки сунули оба баула, рюкзаки и девушку. Когда шапка малиновой пены отхлынула, лодка уже качалась на воде.

— Скорее же! — понукала Мария, она уже забралась в лодку и вставляла в уключины громоздкие весла. — Скорее, надо отойти, пока нас не разбило об этот дурацкий забор!

Наездница была права, шестую волну ждать явно не стоило. По колено в воде мы ринулись к лодке, дядя Саня с трудом удерживал цепь. Каменные ручищи Марии втащили нас с Анкой внутрь лодки, мы вдоволь покатались по твердому колючему дну, стукнулись головами с тетей Бертой и вместе расхохотались. Мы хохотали, все никак не могли остановиться, а Саня и Мария гребли, наваливаясь, упираясь ногами в выдолбленные внутри лавки, а потом вдруг стало тихо, и в тишине дядя Эвальд произнес:

— Вот вам следы Кинг Конга!

Тогда я выглянул наружу и совсем недалеко увидел железные ворота. Просто мы раньше находились слишком близко, а с берега никак не могли заметить того, что открылось издалека. Нижнюю треть ворот и бревна частокола покрывали глубокие царапины, очень похожие на следы от когтей. А в одном месте дюймовый металл смялся в гармошку, там явно отпечатался чей-то прикус, только клыков у подводного кусаки было не четыре, а восемь.

Вокруг шумели и рычали малиновые водовороты, но прилив уже закончился, море пошло на спад. Лучше бы дядя Эвальд не обращал внимания на отметины чужих зубов, потому что я теперь непрерывно думал, какого размера должно быть животное, если челюсть у него раза в два шире, чем у гиппопотама.

А потом сочащаяся влагой неровная стена утеса поползла вверх, и перед нами открылся перекошенный зев пещеры. А из пещеры, перекрывая ароматы йода, соли и гниения водорослей, приторно запахло смертью.

Я никогда не вдыхал его дух, но сразу догадался. По сравнению с ним клыкастые морские твари были всего лишь дрожащими пиявками. Эти пещеры навещал Тот, кого не называют.

Еще месяц назад я считал существование демонов детской сказкой.

Сегодня мне предстояло самому вызвать Большеухого.

Глава 12

ДВОЕ В КЛЕТКЕ

В третий раз он проснулся утром.

Наконец-то, прошлое разгладилось, и каждый отдельно болтавшийся час занял свое место. Старший даже испытал минутное облегчение; раньше он и не подозревал, насколько это печально — потерять память.

— Очухался, красавец? — произнес неприятно-тонкий, знакомый до зубной боли голос.

Старший скосил глаза, и сразу же скрутило живот.

— Ага, узнал, ешкин кот! — дребезжащим смехом откликнулся посетитель, бровастый толстяк в белой рубахе и мятых, обсыпанных крошками брюках. — Засекай, как мир тесен. Говорили тебе — не фиг бегать, так и так дорожки пересекутся…

Сергей Сергеевич был не в меру оживлен и изо всех сил излучал неуставную доброжелательность. Старший вспомнил последнюю встречу, когда доблестный жирняк, прячась за спины десантников, приказывал им не церемониться и прикончить мальчишку…

Значит, он не погиб в тайге; а Маркус был уверен, что Тхол уничтожил всю живность под скалой. Хотя удивляться тут особо нечему! Таких подлых гнид, как Эсэсович, никакая пуля не берет…

Старший лежал, пристегнутый наручником к узкой койке, а его персональный враг сидел на узком венском стуле и вытирал платочком вспотевший лоб. Потом он бережно убрал платочек в карман, о чем-то задумавшись. Валька поводил глазами. Было очевидно, что вторично сбежать ему не позволят. В этот раз не было на ладони спасительного офхолдера, да и кровать не потащишь за собой. Он убедился, что почти не ошибся в своих предположениях во время вечерних пробуждений. В комнате была одна дверь без ручки и два окна. Одно окно, с совершенно черным непрозрачным стеклом, тянулось позади кровати. Стекло другого окна, толстое, мутно-коричневое, тем не менее, пропускало на серый линолеум солнечный свет, но толстые прутья решетки нарезали его на косые прямоугольники, словно проверяя, нет ли в целом куске света чего запрещенного…

Глаза пленника волей-неволей возвращались к самому неприятному предмету обстановки. Перед окном примостился металлический передвижной столик на колесиках. Верх столика прикрывало вафельное белое полотенце, и непонятно было, что там, под полотенцем, лежит. Валькино воображение мигом нарисовало щипцы для вырывания ногтей, скальпели и зазубренные ножички.

Обострившееся чутье подсказывало Старшему, что за их диалогом в клетке наблюдают еще несколько человек. Соратники Сергея Сергеевича с трепетом ждут итогов переговоров. Старший представлял себе, как они замерли по ту сторону темного стекла, напружинив лодыжки и подрагивая от охотничьего возбуждения кончиками носов. Зачем-то он был до крайности нужен этим Сергеям Сергеевичам, и вряд ли — прикованный к койке.

…Он вспомнил, как старший охраны, чернявый Саша, помахал ему из-за турникетов, а Лукас по очереди пожал руки всем шестерым телохранителям. Бледный мужик с рыхлым носом, в форме, положил на стойку раскрытую ладонь, ожидая, когда в нее вежливо всунут паспорт. Перед этим ментом, или кто он такой, Валька испытывал непонятную робость, хотя документы были в полном порядке и человек за стойкой не сделал ему ничего плохого. Он мазнул вялым взглядом по валькиной прическе, несколько раз перевернул новенький британский паспорт, сунул его в какую-то щель, вернул и потерял к пассажиру всякий интерес.

Потом они долго передвигались между полупрозрачными ширмами по каким-то закоулкам, снова вытряхивали из карманов мелочь, показывали пряжки и телефоны, Лукаса даже заставили снять ботинки и поводили вокруг них специальным приборчиком. Возможно потому, что Лукас прикупил невероятно крутые ботинки, на высоких каблуках, из плетеной кожи, с красивыми железными пряжками сбоку. Но и в ботинках ничего опасного для самолета не нашлось, потому что оба ножа и даже отравленные стрелки Лукас сдал в багаж, а огнестрельное оружие ему должны были доставить встречающие в Красноярске.

Маркус приобрел билеты буквально за полчаса до начала регистрации. В зале отправления собралось человек сорок, многие уже дремали, укрывшись газетами; потом явились транзитники, но посадку все не объявляли. Лукас проворчал, что с такими ценами Аэрофлот скоро потеряет пассажиров, и тоже уткнулся в журнал. Старший прилип лбом к стеклу, разглядывая летное поле, гадал, какой же из белых «Тушек» понесет их на сей раз и что дадут покушать на борту.

Наконец у выхода лихо развернулся автобус с резиновой кишкой посередине, и девушка в белых перчатках открыла дверь. Вальке очень хотелось заглянуть ей в глаза, но летная девушка смотрела все время куда-то вдаль, поверх голов, и вид имела очень суровый.

А потом, уже когда они были на трапе, в последний раз позвонил Маркус, и Лукас коротко отчитался, что все у них хорошо. Возможно, Маркус звонил еще не раз, но они об этом уже не узнали.

Еще одна голубоглазая круглолицая девушка направила их в первый салон, там сидели три человека. Лукас пробирался первым, Валька позади, слушая смешную болтовню двух студентов за спиной. Судя по разговору, они занимались геологией, летели на практику и, хихикая, обсуждали какой-то загадочный коллоквиум. На этом самом коллоквиуме что-то не задалось, образцы оказались негодными, но почему надо смеяться, Валька так и не уразумел.

За месяцы вынужденного заточения Старший совсем позабыл, как выглядят и о чем говорят обычные люди. Он теперь смотрел и слушал их несколько свысока, недоумевая, как это можно хихикать, пить пиво и плевать под ноги, когда совсем рядом происходят вещи, по размаху не уступающие открытию нового материка.

Собственно, так оно и было, только материк он открыл старый…

Лукас потянулся, чтобы засунуть рюкзачок на полку. Сидящий впереди усатый мужчина вскочил, извиняясь, начал двигать там свою сумку. Лукас сказал, что это пустяки, что он воспользуется другим отделением, как раз в эту секунду Старший почувствовал укол в шею. Ключица и плечо сразу онемели стало очень горячо, рот открылся, чтобы крикнуть но язык повис, как у уставшей собаки.

Мужчина с усиками посторонился, пропуская Лукаса к свободной полке, и вдруг что-то быстро сделал у него за спиной.

Валька почувствовал, как один из студентов легко поднял его на руки и понес вперед, в сторону кухни. Второй студент протиснулся мимо первого, пошел на обгон. Вместе с усатым они взвалили на плечи Лукаса. Рюкзачок усатый захватил с собой. Занавеска на секунду отдернулась, Старшего развернули, он успел сфотографировать сетчаткой распахнутый люк. Там был трап, точно такой же, как тот, по которому они поднимались.

Внизу у трапа хищно раскинул задние дверцы белый «форд» с эмблемой реанимации.

На этом моменте воспоминания обрывались…

— … Никакого нету понту играть в партизана, — тактично намекнул Сергей Сергеевич. — Угадай, почему? Потому как все уже доложил, ешкин кот. Пост сдал — пост принял! Ай, не веришь?

Старший молчал.

Толстяк порылся в карманах, в пальцах у него оказался пульт, и вдруг тишину разорвал ломкий прерывистый голос. Старший не сразу осознал, что слышит себя; по ушам резанул писклявый монотонный речитатив.

— Что рыло воротишь, молодой человек? Смотри, смотри!..

Оказывается, в углу, скрытый изножьем кровати, прятался телевизор. Старший очень хотел отвернуться, но не мог. его со страшной силой потянуло к экрану. Изображение подпрыгивало, сбоку мешали цифры, иногда влезала чья-то рука, и грубый мужской голос просил дать повтор, но в главном ошибиться было невозможно.

Это был он, Валька, лежащий в глубоком кресле и покорно отвечающий на вопросы. Он рассказал им все, о чем они спросили.

Но далеко не все, что они хотели бы узнать. Зато теперь Старший мысленно поблагодарил Маркуса за конспирацию, которая раньше его так раздражала. Почти на половину вопросов Валька с закрытыми глазами ответил «не знаю» или «не видел». Он побывал на двух выпасах за пределами России, но коллеги Сергея Сергеевича сумели проследить его путь лишь до пересадки в частный самолет. Дальнейшую дорогу Старший не смог бы нарисовать даже под пыткой. Равным образом, он понятия не имел, как искать в Саянах строительную площадку, где искать Марию и Маркуса, он даже не представлял, где в окрестностях Питера расположен особняк Коллегии. В данном вопросе оперативники оказались даже более сведущими.

Гораздо хуже было другое. Соратникам Сергея Сергеевича стало известно, что Маркус возлагает на Вальку серьезные надежды. Как ни старайся, больше не удастся изображать дурачка, случайно подобравшего связную медузу.

Как ни странно, после такого ошеломляющего открытия Старшему не захотелось выпрыгнуть в окно. Он вспомнил, как боялся в прошлый раз белых халатов в «операционной», и обрадовался, что позывов к самоубийству не ощущает. Гораздо больше Вальку занимала мысль, куда же они подевали Лукаса. Старик непременно должен находиться где-то поблизости, а атланты своих в беде не бросают… Бровастый щелкнул пультом.

— Сколь веревочка ни вейся, три дорожки у нас с тобой, красавчик, — словно не замечая валькиного затравленного взгляда, рассуждал Сергей Сергеевич. — Первый вариант — проще пареной репки. Будешь воротить рыло — останется от гордого, ешкин кот, миллионера Лунина безымянный бомж подвальный. Это — как два пальца, уж поверь. На воле ты нам не нужен, свою роль уже отквакал, всех, кого мог, продал… Только ты на героику не настраивайся, никто в тебя пулять не будет и веревку в камеру не принесут. Все гораздо проще: пара укольчиков — потом выкинут где-нибудь, в том же Красноярске. И господин Лунин никогда не вспомнит, что он был за гордая пташка…

Валька помертвел.

— А если, ешкин кот, еще добавить в шприц дозу героина, можно навсегда тебя зачеркнуть, никакие киллеры не потребуются, — откровенничал Сергей Сергеевич. Все его юродство куда-то пропало, голос стал жестким, как корчетка. — Отдельный интерес для налоговой инспекции и следственных органов представляют также Лунина Тамара Ефимовна и Лунина Анна Сергеевна. В частности, Лунина Тамара Ефимовна, твоя мать, получила по дарственной квартиру, а в прошлом месяце приобрела в собственность автомобиль «пежо» стоимостью четырнадцать тысяч условных единиц, а также два мебельных гарнитура — кухню стоимостью тысячу двести евро и итальянскую гостиную стоимостью шесть тысяч евро. Кроме того, ею же проплачен в медицинский центр «Альто» аванс за стационарное обследование в сумме девятьсот долларов США… — Оперативник оторвался от бумажки, — Но это, как говорится, цветочки! Лунина Анна Сергеевна после внезапного получения английского гражданства вылетает в Лондон; дальше, признаюсь, ее следы теряются. Но это пока, ненадолго… В Лондоне госпожа Лунина приобретает по кредитным карточкам товаров медицинского назначения на общую сумму девять тысяч четыреста двадцать фунтов стерлингов и отправляет указанные товары контейнером на адрес одной из архангельских больниц…

Старший чуть не застонал.

— Как и в случае с Луниной Тамарой, доходы Луниной Анны ничем не подкреплены, — отчеканил Сергей Сергеевич. — Очень возможно, что обеим удастся выпутаться, если Валентин Лунин подтвердит факт получения внезапного наследства от гражданина США Лукаса Покадакиласа. Однако мистер Покадакилас, как и ты, навсегда потерял способность что-либо доказывать в суде. Если родственники очень постараются, то вас обоих найдут в каком-нибудь красноярском подвале. Если к тому времени ты не загнешься от некачественного героина, то, вне сомнения, подхватишь сифилис или СПИД от подвальных дружков. Твои мать и сестра лишатся денег, все зарубежные счета будут арестованы, а потом их обеих упекут в тюрьму за сокрытие налогов в крупных размерах. Впрочем, у Луниной Анны могут при обыске найти наркотики, а это срок…

Сергей Сергеевич окончательно сорвал галстук, выудил из кармана висящего пиджака банку «Пепси» и, причмокивая, начал пить. Старшему показалось, что в его голове завелся червь. Этот червь ползал и выгрызал мозги. Он не мешал слушать, не мешал видеть и даже не причинял особой боли, но обглоданные мозги напрочь отказывались соображать. Он слышал только два слова. «Конец всему».

— Вы ничего не поняли, — замельтешил Валька, ненавидя себя за угодливый, слабовольный тон, — Я никого не предавал, я хотел построить выпас. Я же вам все рассказал, а вы не поняли. Я не из-за денег… Мы с Анкой хотели построить выпас у себя в деревне и лечить больных…

Старшему было очень неприятно оправдываться, тем более, лежа пластом. Он предпринял попытку сесть, но оказалось, что не только рука, но и обе лодыжки в наручниках. Валька вдруг представил себе, что тюремщику ничего не стоит подойти и выдавить ему глаз или вырвать щипцами зуб…

Столик под белым полотенцем невольно снова приковал его внимание.

— Глянь-ка, ты простых слов не хочешь понимать, — опечалился Сергей Сергеевич и снова стал похож на придурковатого сказочного персонажа. — Ай, лады, расскажу о нашем с тобой втором варианте. Слушай, да на ус мотай, не то после начнешь подушку кусать, что не предупредили… Женилка небось выросла… хе-хе… и можешь отвечать по всей строгости закона. Что смотришь? На открытый суд, где тебя, малохольного, все придут жалеть, можешь даже не надеяться. Получишь лет двадцать по молодости за пособничество вражеской разведке, за нападение на сотрудников милиции с оружием в руках, за соучастие в убийстве офицеров ФСБ…

— Они первые в нас стреляли…

— Ай, ты в зоне расскажешь, кто тебя первый, хе-хе… Вот так, юноша. Все эти эпизоды доказали, загремишь по полной. А про атлантов и черепах будешь байки травить знаешь кому? Своим, ешкин кот, соседям по нарам. Только не тогда, когда ты захочешь, а когда тебе прикажут. Когда тебе будет позволено из-под нар вылезти… А я тебя буду раз в пять лет в Сибири навещать, спрашивать, не вырос ли, не поумнел ли для серьезного разговора!

Самое жуткое заключалось в том, что толстяк даже не злился. Он произносил свои кошмарные посулы ровным, слегка уставшим голосом, и не было в этом голосе ни капли злодейства, но у Вальки вдруг начал пульсировать мочевой пузырь.

— Что вам надо? — разжал сухие губы Старший. — Ведь я уже все сказал, больше ничего не знаю!

— Как это «что надо»? — вполне искренне изумился Сергей Сергеевич. — Надо, чтобы ты понты поглубже зарыл, а за поступки поганые научился отвечать!

— Я отвечаю…

— Ай, не смеши! Ты до сей поры, похоже, веришь, что подонки эти тебе родину заменят!

— Развяжите меня, — попросил Старший. — Я же никуда не убегу.

— Ай, кто тебя знает? — игриво подмигнул толстяк. — Мне, ешкин кот, никакого понту за тобой бегать! Натворил ты делов, теперь отдохни, а я не гордый, я постою, хе-хе…

«Боятся, что вырвусь, — с некоторой гордостью определил Старший. — До сих пор ничего не знают про офхолдеры…»

— Мне не сделали ничего плохого! Мы собирались вместе лечить…

— Тю-тю-тю, юноша! Скоро засыпать начну от побасенок твоих, — деланно зевнул Сергей Сергеевич. — Покажи мне хоть одного, кого вылечили, а? А как насчет того, что лучшие ученые из секретных институтов пропадают?

— Так пропадают же те, кто болен смертельно. Их атланты укладывают лечить к Эхусам в пазухи…

— Ай да атланты, аи да молодцы! — всплеснул руками бровастый. — А мы тут, дураки беспонтовые, сидим, в носу ковыряем и никак не поймем, откуда в США выплыли два старших научных сотрудника из экспериментального института Средмаша? С новыми документами, и даже рожи закамуфлировали! — Он вскочил и забегал по комнате, не забывая сверлить Старшего прозрачными шурупами зрачков. — А в позапрошлом году, ешкин кот, исчезли два пенсионера союзного значения, один в«Алмазе» тридцать лет оттрубил, даже на дачу выезжал под расписку, ешкин кот! А второй… даже не могу тебе, юноша, сказать, чем до пенсии занимался. Нету человеков, так то — полбеды. Обстановочка в стране криминальная, могли наркоманы на старика напасть, на часы да на пенсию позариться. Только никто на них не напал, веришь? Мы обоих уже ждали, и одного дождались. Угадай где, юноша? В Парагвае, ешкин кот, не больше, не меньше. Деревенька в лесу, несколько корпусов за колючей проволокой, частная, ешкин кот, инкорпорейтед. Хрен подступишься, вся полиция местная куплена. Чудом деда засекли, потому как там, в городке ближайшем, резидент сидел, одной дружественной нам лавки… Ну, ешкин кот, тебе, юноша, это ни к чему! Говорю же — сколь веревочке ни виться… Знал бы ты, чего нам стоило нашего бывшего союзного пенсионера домой доставить! Три месяца пасли, а когда взяли, тут промашка, конечно, вышла. Погорячились, надеялись услышать от химика в отставке про соратников его… Ты же у нас умный, угадай, почему промашка вышла?

— Вы его застрелили? — скромно предположил Старший.

— Уфф! — Толстяк закатил глаза. — Его застрелили, когда ребята везли его в аэропорт. Их уже ждал борт, и старичок начал давать показания прямо в машине, правда, старичком он уже не был… — Сергей Сергеевич свирепо хмыкнул. — Их догнали и положили, всех четверых, прекрасные парни были…А когда, через трое суток, в ту дыру добралась вторая группа, нашли пустую деревню и пустые цеха. Никакой там американской исследовательской, ешкин кот, фирмы…

— Я вам не верю, — Старший перевел дыхание. — Вы меня специально против атлантов настраиваете, а ваши же люди хотели Харченко убить!

— Я ему про Фому, а он — про Ерему! — Сергей Сергеевич изобразил бурное негодование. — Ладно, утомил ты меня. Даю последнюю наводку, тут и насчет твоего любимого Харченко… — Он порылся в кармане и кинул на грудь Вальке скрепленную пачку листов. — Ознакомься, я скоро вернусь.

— Погодите, я в туалет хочу! — вослед закричал Валька.

Дверца без ручки беззвучно открылась и снова захлопнулась за толстяком в белом.

Теперь Старший понял, зачем ему оставили свободную руку. Хрустящие разлинованные листы хранили список пятидесяти фамилий. Первые минуты у Старшего все скакало перед глазами. Он никак не мог сосредоточиться, и даже хотел отшвырнуть бесполезные бумажки на пол. Вдобавок, начали чесаться сразу обе ноги и спина, именно в тех местах, которые он не мог достать свободной рукой. Наконец, Валька сосредоточился, вчитался в списки и, неожиданно для себя, обнаружил немало интересного.

Сначала шли подробнейшие анкетные данные, включая место рождения, прежние фамилии и имена их детей. Затем указывалось место работы, весь послужной список и дата последнего увольнения. Большинство людей в списках были серьезными учеными или работниками промышленности; среди них затесался и профессор двух украинских вузов Харченко. Почти в половине случаев место работы обозначалось цифрой, а двадцать семь человек из пятидесяти, судя по дате рождения, давно находились на пенсии.

Любопытнее всего выглядели последние две графы. Валька не сразу разобрался, что означают даты и латинские названия населенных пунктов. Из всего списка лишь восемь человек, включая украинского биолога, могли похвастать заполненной последней графой. Напротив фамилии Харченко, вместо названия города, карандашом были вписаны значения широты и долготы. И дата…

Валька метнулся взглядом вверх по строчке.

Девятое число. Как раз девятого, четыре дня назад, Харченко привезли в Красноярск. Точнее, в сам Красноярск Маркус лететь запретил, профессора доставили специальным транспортом несколько южнее, и туда же собирался Лукас.

Выходит, дружки Сергея Сергеевича каким-то образом обнаружили Харченко в тайге?.. Или его уже поймали?

У Вальки по коже забегали мурашки. Он плюнул на тех, кто наблюдал за ним сквозь темное стекло, еще раз внимательно пробежал фамилии, но знакомых больше не встретил.

Старший уже намеревался отложить списки, когда заметил, что рассмотрел не все. На отдельной скрепке держались еще три листа. Структура текста выглядела так же, но текст шел на английском языке, и все имена тоже были не русские.

— Разобрался? — Толстяк появился так же бесшумно, с полной банкой лимонада. — Полной статистики, ешкин кот, у нас нет, да и ладно. Это данные за последние сорок лет, раньше мы не залезали. Ты вот в кулачке небрежно мнешь, а люди серьезные головы ломали, в командировках землю рыли, в архивах неделями паутину нюхали… — Сергей Сергеевич неизвестно чему рассмеялся, будто за дверью его развлекли скабрезным анекдотом. — Вначале идут отечественные, ешкин кот, корифеи наук, а затем те, по кому сумели собрать данные коллеги из Чехии, Венгрии и Польши. А в самом конце, последний листочек, — это те, кто исчез за последние годы в Израиле. Как раз сейчас мы ведем работу с компетентными органами США и Англии, так что списки вырастут в несколько раз. Спасибо президенту — наконец приняли стратегию борьбы с террором, и точки зрения сблизились, хе-хе…

— А вдруг вы все это сочинили? — отважился Старший. — И нарочно туда Харченко вставили?

— Ну-у, ешкин кот, как с тобой непросто! — загудел Сергей Сергеевич, — Это твое конституционное право, право на раздумья, так-то… Списочек, конечно, не полный, просто мы подметили такую особенность. Твоим дружкам на фиг не нужны металлурги литераторы и спортсмены. А также дрессировщики, певцы, электрики, сварщики и повара! — Толстяк засмеялся, но смех его зазвучал, как старый будильник, — Угадай-ка, с чего этот списочек начинался? Верно, от обратного. Сначала провели подробный анализ по этим тринадцати «найденышам». То есть таких сигналов намного больше, но мы не контора Павла Глобы, мы документальными данными оперируем… Эти тринадцать человек были опознаны в разное время, в разных странах, не только в бывшем СССР. Их считали мертвыми либо пропавшими без вести, а опознали не с самолета и не по снимкам в газете…

Толстяк поправил галстук и снова навис над Старшим разгневанным носорогом.

— Сначала их уверенно опознали родственники или друзья, но после попыток контакта опознавать пришлось вторично, уже в морге. Существуют газетные вырезки, копии полицейских протоколов, акты дактилоскопии, допросы свидетелей, целая библиотека материалов. Их прикончили твои дружки, когда стало ясно, что обман раскрылся. Прикончили, чтобы вновь ожившие не могли рассказать, на кого работают и откуда у них новые документы.

Старший забыл, что он привязан, и что нестерпимо хочется в туалет. Он хотел снова выкрикнуть, что ни во что не верит, но слова прилипли к языку, сухому, как сапожная щетка, и не желали выходить наружу.

— Большинство этих случаев относится ко временам двадцатилетней давности, — продолжал оперативник. — Имеется и другая статистика, она тоже неточна. По заданным параметрам, с помощью зарубежных коллег ребята отыскали больше сотни случаев встреч с ожившими, хе-хе, мертвецами, из них около трети идеально вписываются в рамки нашего поиска. Людей встречают один раз; они умело скрываются, и второй встречи обычно не происходит.

— Почему?

— Ну… Наверное, старики опасаются, что второй раз им жизнь не продлят… Настолько трусят, что ни разу за двадцать лет не позвонят своим близким? Настолько трусят, что сбегают, едва их окликнут друзья, случайно приехавшие в страну туристами?

Валька вспомнил рассказы Младшей о докторе Шпеере. Он никого не боялся, и не боялся сорок лет путешествовать по миру. Вряд ли все сорок лет он делился тайнами с советской разведкой. Но вновь обретенное здоровье он отважно поставил на кон и проиграл…

— А может… им больше не хочется звонить домой?

— Сильная версия, — засопел Сергеевич. — А как тебе, юноша, такой вариант — домашних телефонов они просто не помнят?.. И всегда, ешкин кот, видные ученые, но в узких, специфических областях. И все лежали при смерти, загибались от болячек…

— Я знаю, — всполошился Валька. — Медики, генетики, химики еще! Атланты нарочно таких спасали, чтобы Эхусов починить, ..

— А как насчет геологов? Они кого чинят, ешкин кот? Угадай, чем заняты больше половины из этого списка? — Толстяк потряс листочками, — Лимонова бывший член-корр. академии, ведущий специалист по географии морского шельфа. Стасич Никола… так, тут не по-русски… Глубоководные исследования, восемнадцать лет проработал в северной Атлантике, ставил нефтяные платформы. Ахмеджанов, завкафедрой, опять же, подводное бурение… А вот — Симоняк, Ахлупко, два конструктора батискафов, Хаевич, бывший конструктор наших подлодок, как тебе?

— Я не понимаю…

— Врешь, все ты понимаешь.

— Лукас говорил, что атланты реанимируют только тех, кто может помочь в лечении черепах…

— О черепахах поговорим позже. Нету такой нации, уяснил? Этот грек, как ты его называешь, которого под Рыбинском пристрелили, у него три гражданства оказалось, одно другого круче. Интерпол давно его персоной интересовался, из-за махинациий с кофе и табаком, но это, ешкин кот, другая песня… Твой приятель, что в соседнем номере дает показания, как бы вроде гражданин США, и понтов выше крыши, хе-хе… но если копнуть поглубже, то выходец с Балкан, так-то. По отпечаткам пальцев, на нем, как минимум, два эпизода с покупкой оружия, а еще до этого — серьезные махинации с греческим банком. И два вооруженных ограбления в Канаде, оба раза отнимал у фермеров скотину. Про похождения в России умолчим, хе-хе…

— Это он не для себя, он черепаху кормил, — засопел Валька.

— Да кто ее видел, черепаху? — гоготнул Сергей Сергеевич, — Вашего главного мы тоже проверили, он гражданин Нидерландов, тут все чисто, да вот с бизнесом у него бо-ольшие неувязки получаются, очень большие. Под ним несколько фирм, все открыты срочно и выглядят красиво, сразу заметно, что юристы высокого класса поработали. Но все эти фирмы — пустышки, «крыша», не более того, и в любой момент я могу посадить этого Маркуса лет на десять, несмотря на все его паспорта. Все твои благородные, ешкин кот, атланты — это просто говнюки международного масштаба. И нам полиция любой страны только спасибо скажет за поимку аферистов, хе-хе…

Бровастый закинул за спину галстук и отхлебнул из банки.

— Но я-то в делах Маркуса не замешан.

— Нет, красавец. Ты замешан в серьезных преступлениях, а Уголовный кодекс пока никто не отменял. Тебя будут судить, а потом, в Сибири, отрежут пальцы на ногах и на руках, — Сергей Сергеевич резко поднялся и вместе со стулом пересел поближе. Теперь его бешеные глазки сверлили Старшего в упор. — Только вначале ты их отморозишь, пальцы почернеют, с них отвалятся ногти, а вместо ногтей заведутся черви. Ты будешь валить лес в темноте, на морозе, а вечером корчиться в бараке, у самой дальней стенки, покрытой льдом, потому что старшие-товарищи тебя не подпустят к печке. Старшие товарищи будут насиловать тебя, но недолго, потому что очень скоро ты начнешь вонять и заживо гнить. А вонючих мертвецов даже самые злобные зэки не трахают. На морозе у тебя начнется гангрена, а без витаминов в первую же зиму выпадут зубы. Затем у тебя разовьется куриная слепота, но окулиста там не полагается. Ты сам откажешься от свиданий с матерью, чтобы не убить ее окончательно. Ты хочешь этого?

Сергей Сергеевич шумно высосал из банки последние капли и покосился в тонированное окно. Старший никак не мог проглотить комок, застрявший в горле.

— Я — гражданин Великобритании, — запоздало вспомнил Валька наставления Маркуса.

— Ага! Паспорт, что состряпали твои «папаши», можешь засунуть себе в одно место, — отрезал собеседник. И тут у него в кармане завибрировал телефон.

Червь продолжал выгрызать мозги, но в небольшой промежуток времени, который понадобился толстяку для телефонного разговора, к Вальке неожиданно пришла догадка. Очевидно, Сергей Сергеевич чуточку превысил накал, довел интенсивность угроз до такого уровня, что они начали преобразовываться в ушах Старшего в пустое бессмысленное бормотание. Или организм, не вполне отошедший от действия транквилизатора, сигнализировал о перегрузке.

Валька уже не сомневался, что его снова надувают, что где-то в словах старого жирняка таится обман, таится слово-перевертыш, угадав которое можно было бы выиграть предстоящую партию. Однако Сергей Сергеевич вряд ли за последние полгода поглупел. Он очень основательно подготовился к этой встрече и моментально нашел самые болезненные точки.

Старший ни минуты не сомневался, что эти люди способны уничтожить и маму, и сестру. Совсем не потому, что коллег Сергея Сергеевича учили в институтах на специальность садиста. Нет, здесь было что-то другое, к защите родины прямого отношения не имевшее. Когда бровастый затянул старую песню о предательстве, перед Старшим возникла картина: Лукас стреляет из автомата в колено Лелика, того самого Лелика, который преследовал Лукаса от Новодвинска до Ярославля, а затем убил атланта Оттиса и его телохранителей.

Последнее свидание с Леликом на берегу водохранилища прокручивалось перед Старшим, как бесконечная кинопленка. Лелика застрелил Лукас, а может быть, тот умер от потери крови, Валька в разговорах с Лукасом эту тему никогда не затрагивал, но сам неоднократно просыпался по ночам и долго лежал, пожирая мрак распахнутыми сухими глазами.

Потому что Лелик, при всей его сволочной натуре, был совсем не такой, как Сергей Сергеевич. Наверное, он был такой, как самые первые чекисты, истовый хранитель огня, до мозга костей преданный идеям, которые сам постеснялся бы озвучить. Лелик тоже упрекал Старшего в предательстве, и от него почему-то слышать такие слова было стыдно. Старшему даже как-то приснилось, что оперативник не погиб, что они затеяли тот же спор и вот-вот поймут друг друга…

Сергей Сергеевич обходился без высоких идей.

Он трепался по телефону, и светло-коричневые квадраты света ползали по его рыхлому туловищу. Потом толстяк повернулся, и безумное лицо его выразило некоторую степень довольства.

— Да-а, увлекательная у вас семейка, Лунины, Лунины, — он со вкусом, словно удивляясь неожиданно созревшему плоду, дважды произнес Валькину фамилию.

Старшему совсем не понравился этот тон.

— Обнаружена Лунина Анна, в крайне любопытной компании… Собственно, она и не пряталась. Признаюсь, красавец, новость хреноватая…

— Что с Анкой?!

— От нее не убудет, целее некуда… — рассеянно проговорил толстяк. Его мысли явно приняли новое направление. — Ладненько, юноша, потехе — час, некогда мне с тобой…

— Подождите! — Валька сам испугался собственного крика.

— Да чего ждать-то, ешкин кот? — Сергей Сергеевич уже стоял на пороге. — Никакого понту мне с тобой время тратить, некогда! Через недельку освобожусь — так забегу! Все равно ты мне не веришь, в бирюльки играешься. Ну, играйся дальше!

— Я не играюсь, — заморгал Старший. — Я насчет списков хотел сказать…

— Ну? — Сергей Сергеевич держался за косяк.

— Доктор Шпеер все помнил.

— Кто-о? А, Семен… Он у твоих американских «папаш» клинику возглавлял, тут особый случай, не сравнивай.

— А моя сестра? — уцепился за последнюю возможность Старший. — Ее тоже лечили в пазухе, но она ничего не забыла!

— Твоя сестра им понадобилась только сегодня! — осклабился Сергей Сергеевич. — Ее лечили из большой любезности, как будто сам не знаешь? Уясни, юноша, сколько бы тебе на уши ни грузили, они — это они, а мы — это Россия. Нет никаких атлантов! Есть Америка, есть Запад, и есть русские люди. И никогда твои голландские «атланты» нам друзьями не станут! И накласть им на реанимацию, понял? Твой любимый Маркус сколько угодно может притворяться благодетелем человеков. И тебя, и сестру они вытряхнут и вышвырнут…

— Что им надо от Анки? Маркус ничего мне не говорил…

Сергей Сергеевич бросил быстрый взгляд в тонированное окно. Очевидно, его извилины выдали новое решение.

— Им нужен затопленный остров. На глубине может найтись много интересного. Твоя сестра что-то умеет… И, похоже, ешкин кот, никто толком не понимает, что именно! Если твои любимые атланты туда доберутся, можешь не сомневаться, очень быстро все атланты вспомнят, что они граждане США. А Лунину Анну, скорее всего, скормят рыбкам. Размечтался ты, юноша, выпас собрался строить, хе-хе… Все, пока, мне некогда! Пост сдал — пост принял! Мне никто миллионы за убийство друзей не дарит, мы за зарплату работаем…

— Стойте, вы говорили про третий путь…

— Я передумал. Некогда язык о твою тупость стачивать!

— Пожалуйста! — Старший дернулся так, что чуть не вывернул кисть.

Сергей Сергеевич переглянулся с черным окном и вернулся на стул.

— Мы можем тебя отпустить.

— Что? — Старший испугался, что начались слуховые галлюцинации. — Как отпустить?

Он поерзал взмокшей спиной о шершавое одеяло. Тени от оконной решетки ползали по белой рубашке Сергеевича.

— Ай, ты небось думаешь, мы тебя и твоего придурочного Лукаса не могли месяц назад взять?! Плохо о нас думаешь, красавец. Вас ждет в Красноярске Харченко, по документам умерший в Полтавской больнице. Вас ждут, ешкин кот, чтобы вплотную заняться батискафом. Мы можем отпустить только тебя, старикана не проведешь…

— И что я должен делать?

— Первые толковые слова от тебя, юноша, слышу! То же самое, что и делал. Полетишь в Красноярск. Найдешь Харченко. Найдешь батискаф. Позвонишь мне. Так, чтобы мы успели первыми. Дальше можете валить с сестрой по своим драгоценным паспортам в Англию…

— А Лукас?

— Побудет здесь.

— Вы хотите забрать себе Тхола-бочонка?

— Если ты поможешь, американцам он не достанется.

— Но Маркус не поверит, что вы меня отпустили!

— Твой Маркус спит этажом ниже, — Сергей Сергеевич не сдержал довольной ухмылки. — Никакого подвоха, тебе не придется врать. Скажешь, что напали в аэропорту, всех усыпили, а ты случайно находился в туалете. Отсиделся в подвале, телефон, ешкин кот, не отвечал, домой ехать побоялся, купил билет на другой рейс.

— Но я не знаю тех, кто должен был встречать… — Старший задумался, сердце отбивало чечетку. — Вдруг они не поверят?

— А у друзей Маркуса есть повод считать тебя вруном?

— Да вроде нет…

— Мы уже объявили тебя в розыск, — поделился Сергей Сергеевич и выразительно постучал ногтем по циферблату. — Но в Красноярск тебя пропустят. Три минуты на обдумывание, уяснил? Или передаем государству ключ к вражеской технике, или мать возвращается помирать в деревню, сестра садится за героин, а тебя…

— Не надо, я согласен, я полечу…

Сергей Сергеевич склонил голову набок, будто к чему-то прислушивался, и посмотрел на Вальку долгим обволакивающим взглядом.

— Ты, юноша, на авось-то не надейся! В телефоне и в курточке у тебя будут микрофоны, так что, не дай Боже, потеряешь или глупость какую сочинишь! И здесь, и на месте за тобой будут смотреть. Отзваниваться придется каждый час, за время полета выучишь специальные слова. И не напрягайся, я таких, как ты, хитровывернутых, много навидался!

Он плотно закрыл за собой дверь. Старший откинулся на плоскую подушку, жесткую, как половик. Он уже забыл о раздувшемся мочевом пузыре, он думал о маме Сергея Сергеевича. Ведь не может быть, чтобы у жирного гада не было матери? Наверняка у мамы Сергея Сергеевича тоже отняли квартиру, выкинули ее из больницы и отправили умирать на север.

Иначе, чем объяснить, что он — честный офицер, а Валька — подлый предатель…

Глава 13

ТАГАЙРИМ

Мария и Саня кое-как сумели направить неповоротливую лодку в непроницаемо-черный зев пещеры. Над нами вздымалась покрытая лишайниками влажная скала малинового оттенка. Когда начало стихать волнение и мы сумели приблизиться я с удивлением убедился в правильности своей догадки.

Пещеру вырубили в центре колоссальной скалы, состоящей из красного мрамора. Абсолютно немыслимое по своим объемам месторождение ценного камня! Красный мраморный архипелаг вздымался над нами, словно основание собора, построенного титанами…

Где-то на неимоверной высоте слабо мелькал огонек часовых над воротами заставы. Багровое море продолжало волноваться, далеко слева и справа свирепые валы бросались на отвесную преграду, но вокруг нас качка заметно ослабла. Дождавшись отлива, над бурлящей пучиной вспухал туман.

Видимость стремительно падала, пока, наконец, не создалось впечатление, что лодка висит над молочной паровой баней. Кое-как сквозь хлопья мокрой ваты проглядывал пунцовый блеск камня и неровная дыра, в которую предстояло пропихнуть наше неказистое судно.

Мне совсем не нравилось, что под дюймом мореного дерева не прощупывалось дно. Вода была, а дна никакого. Я ведь не впервые выхожу в море, и с родителями мы трижды плавали на паромах. Всегда, стоило чуть напрячься, я легко нашаривал дно. Где-то до глубины футов в сто пятьдесят — вообще никаких проблем, мы с папой даже играли в такую игру — кто первый угадает, что за останки застряли в иле.

Здесь под килем вообще не было дна.

Стоило мне задуматься о данном обстоятельстве серьезно, как немедленно начиналось головокружение и боль в ушах. Я сказал себе, что переволновался, что не буду пока об этом думать. Я убедил себя, что имеется более веская причина для волнения, и стал думать о кошках.

От кошек зависела наша жизнь. Убедившись, что отлив достиг нижней точки, дядя Саня снял обувь. С самого носа он прыгнул вперед. Мария последовала за ним, вдвоем они втянули лодку под мокрые гудящие своды. Для лодки как будто нарочно был оставлен глубокий желоб, а вдоль него, с обеих сторон, можно было идти по узким тропкам. Я не мог даже предположить, кто и когда выдолбил эти ходы в сердцевине горы. Сверху, из крепости, спуститься сюда можно было только на очень длинной веревке. Сане и Марии приходилось пробираться в полной темноте, пока над нами не забрезжило слабое розоватое свечение.

Сначала наметилась узкая расщелина, пропускавшая лучи луны, затем стало ясно, что пещера гораздо больше, чем показалась на первый взгляд. В скальном монолите имелось достаточно дыр, пропускающих естественный свет. Неудобство заключалось в том, что все мы словно попали под дождь; после скоростного отлива отовсюду капало за шиворот, моя грива насквозь промокла.

Беснующаяся стихия осталась позади. Два крутых поворота — и днище заскрежетало по камням.

— Вижу крюк, — произнес, наконец, дядя Эвальд и зажег фонарь.

Впереди расстилалась довольно сухая пещера с полого поднимавшимся полом. Слева она была похожа на глубокую горизонтальную трещину, а справа, одна над другой, вздымались несколько естественных ступеней. Свет фонарика рассеивался не достигая темных углов. В камне действительно обнаружился забитый в незапамятные времена причальный крюк.

Меня сразу непроизвольно потянуло взглянуть направо и наверх, туда, где клубился мрак.

Тот, кто приходил, приходил именно оттуда. Из пещеры не было иных выходов, кроме водного коридора, по которому мы приплыли, но Тому не нужны были двери. Как и Черному пастуху. Но Черный пастух благоразумно отправился в Изнанку своими тропами, предпочитая не связываться с другими демонами.

Хитрый Ку Ши берег себя. Пахло отвратительно. Едва я ступил на камень, мне захотелось вернуться в лодку. Это не были запах гниения или вонь от химикатов. Так не пах ни один знакомый мне зверь, но я бы назвал это запахом зверя. Пожалуй, пещеру посещали очень странные существа. Сейчас вокруг нас было пусто на сотни ярдов, но спокойнее мне не становилось. Кое о чем я догадался без подсказки дяди Эвальда.

Те могли вернуться гораздо быстрее, чем за четверо суток обычной земной церемонии. Потому что мы оказались гораздо ближе к их тропе. И еще я уловил.

Те никогда не поднимались даже в Пограничье. Иначе их запах ударил бы мне в ноздри еще раньше, среди Священных сидов. Те туда не могли подниматься, хотя иногда им этого очень хотелось. Их не пускали заклятия и травы знахарей.

— А вот и трава, — удовлетворенно произнесла тетя Берта, указывая налево.

— Дети, поможете набрать Ахир-Люсс? — бодро спросил дядя Эвальд и незаметно мне подмигнул.

Впрочем, он мог бы не подмигивать. Для Ани было слишком темно, она его хитростей не заметила. Она не заметила, чем отличается левый берег лагуны от правого. На левом, при свете фонарика, нам предстояло собирать траву, а высокие ступени правого берега скрывал от нее борт лодки. Хорошо, что обычные не видят в темноте. Хотя именно поэтому они приписывают темноте нелепые мистические свойства.

Когда мы с тетушкой забрались на правый бережок, оказалось, что скорее это похоже не на ступени крыльца, а на широкие, удивительно гладкие террасы. Меня поджидало очередное открытие: под лучом фонаря в камне заплясали тысячи золотистых блесток. Потолок, там, куда доходил свет, тоже стал неровным, шероховатым, появились наплывы, похожие на карстовые образования в испанских горах, куда мы ездили с папой на экскурсию. Мрамор сменился пористым золотисто-красным кварцитом. Фэйри полагается разбираться в минералах, но такой камень я встречал впервые, и о нем не упоминали учебники.

Пол на верхней террасе густо устилал слой золы.

Кости валялись повсюду.

Многие из них готовы были рассыпаться на части при первом прикосновении, они пролежали тут не один десяток лет. Я нагнулся и потрогал рукой сухую золу. Она сыпалась сквозь пальцы, как остывший вулканический пепел. Это было совершенно невозможно, но это было так. Каким-то чудом во время прилива тут оставалось не просто сухо, на террасы даже не залетала соленая водяная пыль. Я расправлял кисточки на ушах и тянул сквозь себя тишину прошлых дней.

Сюда никто не спускался безумно долго. Может быть, лет сорок. Дольше, чем зреет поколение в солнечном мире.

Вначале могло показаться, что мелкие косточки раскиданы в беспорядке, что их тут бросили на корм собакам, но стоило подойти поближе и нагнуться, как мигом родился совсем другой вывод.

Кошек никто не ел. Их потрепанные скелеты разметало от времени, но в некоторых местах еще сохранились колышки и обрывки веревок. В глазницах просоленных истончившихся черепов много лет назад угасла последняя капля боли. Пока тетя Берта вполголоса объясняла Сане, как защитить наших обычных женщин, я не удержался и погладил маленький оскалившийся череп. Во мне не шевельнулось далее слабого воспоминания, как бывает, когда трогаешь кости недавно погибшего животного. Почти всегда можно уловить призрачные нити, связывающие два мира. Обычные называют это душой, они привыкли считать, что душа умерших людей иногда крутится поблизости от тела.

Мой папа говорит, что на религиозные темы с обычными лучше не спорить, даже с теми, кто не верит в богов. Потому что обычные боятся смерти не так, как мы. Они придумали свои религии, чтобы оттолкнуть ужас перед смертью, хотя бы ненадолго. Они составили запутанные правила для общения с придуманными божествами, они сочинили красочные легенды — и все для того, чтобы усмирить страх. Папа считает, это для того, чтобы не было так одиноко склоняться над бездной. Но Добрым Соседям такие подпорки ни к чему, поскольку мы иначе видим вселенную.

Я трогаю кошачий череп, невесть сколько лет назад подаривший червям последние остатки шерсти, и слышу покой. Я знаю, что Анка бы вскрикнула и, скорее всего, мне еще предстоит наслушаться ее причитаний, потому что она остро переживает чужую боль. Как это ни грустно, она не способна слышать покой, поскольку обычные представляют мир разрозненно. Анка будет жалеть кошку, хотя надо жалеть совсем не ее, и не тех, кто ее распял на колышках. Жалеть нужно Того, кто приходит по зову боли.

Он ведь тоже часть мироздания, и в равной степени заслуживает жалости. Примерно так объяснял мне мой папа, когда в первый раз взял меня делать порубки. Папа говорил, что нельзя обрывать жизнь дерева во имя удобства или необходимости человека. Это философия обычных, и она приведет планету к состоянию пыльной пустыни. Дерево можно убивать лишь тогда, когда оно мешает собственным детям…

Это все сложно.

Нам с тетей Бертой предстояло здорово потрудиться. Глядя на Анку, я впервые за время нашего с ней знакомства почувствовал, что сегодня что-то может сломаться. Сегодня лишний раз предстояло проверить, насколько обычные далеки от нас. Не самое удачное время и способ проверки. А пока у нас нашлась работа, и работа не самая простая. В левой части пещеры было сыро, в выбоинах кирпично-красного кварцита плескались лужицы, неистово текло с потолков, прилив еще заявлял о себе. Здесь и воздух был самый обычный, морской и полезный, а не такой, как на террасах, — сухой буквально дерущий ноздри.

Мне жутко не хотелось взбираться наверх, туда где с рюкзаком ждала тетя Берта. Она достала тонкое лезвие, шепча, отмеряла шаги и делала пометки на скатавшейся золе. Следовало очень точно измерить расстояния между жаровнями, как того требовали древние описания церемонии. На самом деле, идеальных описаний не существовало, тетя Берта надеялась на удачную импровизацию. Больше нам надеяться было не на что. Трава росла в расщелинах, имела мучнисто-бледный, почти прозрачный цвет, но держалась невероятно крепко. Резать ножом ее нельзя, главная сила Ахир-Люсс заключена в длинных корнях, уходящих на несколько футов в мутный кварц. Корни нам предстояло потом хитрым образом заваривать и пить, чтобы обрести силы для возвращения.

Силы необходимы, потому что Изнанка затягивает. Потому что Изнанка дает иллюзию вечной жизни, и покидать ее гораздо тяжелее, чем туда добраться.

Пока мы ползали по твердому отсыревшему кварцу, дядя Эвальд развел костер. Оказалось, что в нише у стены были кем-то нарочно оставлены вязанки хвороста и несколько внушительных поленьев.

— Бернар, — жалобно простонала моя девушка. — У меня все руки порезаны…

Честно говоря, мои ладони тоже выглядели не лучше, но я переглянулся с дядей Эвальдом и сказал, что надо продолжать сбор. Анка не стала спорить, только попыталась перевязать ладони носовыми платками. В некоторых местах о неровный потолок можно было стукнуться головой, но чаще он терялся где-то высоко, и оттуда сползало искаженное, шепчущее эхо. Вода лагуны, где покачивалась наша громоздкая лодка, слегка светилась, точно работала сварка. Вероятнее всего, там обитала светящаяся плесень или особые подземные рыбы, но лазить в воду с научными целями мне совсем не хотелось.

Я рвал коренья и думал о Тех, кто сюда приходит.

Я не сумел бы их описать. Они приходили откуда-то из иных пространств, чтобы улечься на этих продрогших плоских камнях и завыть на луны, примерно как воют земные волки. Возможно, они не издавали никаких звуков, но все их устремления сводились к недостижимому.

Те очень хотели бы попасть в наш мир. Вместе с дыханием вырывался пар. Дядюшка позвал Саню, чтобы он сменил меня, а Мария отправилась вдоль канала к выходу из пещеры. Все-таки ей не давали покоя зубастые морские обитатели. Дядюшка даже не пытался уверить наездницу, что в эти каверны не посмеет проникнуть ни одна тварь из плоти и крови. А я сразу понял тайную мысль, которую он мне передал: пусть Мария делает что хочет, но нельзя позволять Анке сесть и успокоиться. Скала мигом вытянет из нее тепло и принесет болезнь. Несмотря на костер, здесь стоял дикий промозглый холод.

Анка продолжала собирать упрямые корешки.

Все же она была не совсем такая, как многие обычные. Она была очень сильной внутри, моя девушка. Она не пасовала… Как бы это сказать?

Одним словом, мне становилось стыдно возле нее показывать слабость.

Мы с тетушкой и дядей Эвальдом начали приготовления. Если честно, меня знобило, и я далее не считал нужным это скрывать. Старики все равно раскусили бы меня за минуту, и внешняя храбрость не имела никакого смысла. Однако у меня постоянно крутилось в мозгах, что тетушке было бы гораздо спокойнее со взрослым Саней на моем месте.

Ведь я тогда еще не знал, что задумал глава септа.

Вначале мы разделись. На террасах температура неведомым образом держалась градусов на семь выше, чем внизу, возле лодки. Дядя Эвальд предложил хитрое решение — раздеться до белья, но набросить наши зеленые дождевики. Перед тем как закутаться в дождевик, мы помогли друг другу намазаться мазью, которую дала тете Берте Камилла. Ведьма ничего не дала даром, за пять бутылочек кровники расплатились вполне обычными фунтами. Мазь не пахла. Не прошло и минуты, как начала действовать. Я разрезал мешочек с углем, убедился, что он не подмок, и тут меня прихватило…

Я слышал, как Мария дышит и чистит оружие, хотя до нее было довольно далеко. Я слышал, как Анка спрашивает у дяди Сани, куда мы запропастились. Я слышал, как в глубинах океана перемещаются дивные, лишенные разума создания и как стучит зубами от холода часовой брауни в двух сотнях футов над нами. Я слышал, как едва заметно трещит и осыпается в море мрамор. Снадобье ведьмы обостряло чувства до предела. Но не только чувства, я начал вспоминать то, чего со мной не было. Тетя Берта еще не наметила точек для пентаграммы, а я уже знал, как следует расположить костры. Виски буквально распирало от умственной энергии, вернулись позабытые заговоры и песни Долины, откуда ни возьмись, на язык попросились даже мамины присказки для огорода…

Мне осталось совсем немного, чтобы подхватить за тетушкой заклятия Тагайрим.

Мир Пограничья окутала тьма.

Теперь я учуял, что старики тоже боятся. Сердце дяди Эвальда билось неровно, он потел, пока раскладывал и укреплял на ножках складные жаровни. У тетушки Берты едва не выскакивало сердце, она сглатывала и никак не могла остановить икоту.

— Я не уверена, что мы все делаем верно, — просигналила нам тетушка. — Бернар, следи за мной, хорошо?

— Тетя Берта…

— Что бы ни случилось со мной или с Эви, ты обязан закончить. Иначе Тот уйдет, и мы никогда…

— Тихо! — беззвучно прикрикнул на двоюродную сестру Эвальд. — Ни к чему пока!..

Снаружи море начало превращаться в вогнутое зеркало. Я не мог видеть его сквозь толщу камня, но чувствовал, как Пограничье стремится принять форму замкнутой сферы. Во время прилива вода вспучилась пузырем, а теперь размазывалась, точно выдавливаемая по центру беспощадной силой.

Океан без дна сворачивался в шар, замыкая в звездную горловину две взбесившиеся луны. На периферии мира смутно перешептывались сиды умерших пиктов. Я открытым ртом втягивал смрадный воздух могилы.

Мне страшно хотелось проснуться.

Или сесть в лодку и любым путем вернуться назад

— Как закончить? — спросил я. Я не стал задавать глупых вопросов, что с ними может случиться, после встречи с ведьмой Камиллой я ожидал от наших знахарей чего угодно. — Тетя Берта, как закончить, если я не знаю слов?

— Слова не нужны, будем петь, — снова ответил за нее дядя Эвальд. — Тебе понадобится только одно — мужество, которого нам может не хватить! Мы собирались сюда вшестером, а не вдвоем…

— Бернар, ты поймешь, что надо делать, если я устану, — тетя Берта потрепала меня по щеке, — только не поднимайся с земли и не смотри!

Я впитывал каждый звук внезапно обострившимся слухом и сразу заметил невесомую нотку фальши, проскользнувшую между взрослыми. Даже не фальшь, а невнятную несогласованность; словно тетушка ровно вела беседу о чем-то серьезном, но тут ее перебили напоминанием о вещи, несравненно более важной, требующей немедленного переключения всех сил и внимания. Что-то они задумали, касающееся меня.

Я хотел спросить, но не успел.

— Мы уже много собрали! — Голос Анки звонким набатом отскакивал от покрытых моросью стен, — Бернар, а можно мне к вам?

Дядя Эвальд кивнул мне.

— Поднимайтесь, — позвал я. — Мария, никто нас не тронет, слышите?! Вы тоже идите сюда!

Все равно им нельзя было оставаться вдалеке, и нас бы действительно никто не тронул. Глубины кишели рыбой и другими водяными тварями, но ни одна из них не смела приближаться к пещерам красного кварца.

Потому что здесь начиналась Пыльная тропа, пока что скрытая от нас.

Дядя Эвальд кинул мне моток проволоки и жестом приказал размотать. Тетя Берта по одной доставала из рюкзака спеленутых, уже почти проснувшихся кошек с завязанными мордами. Я откусил плоскогубцами первые четыре кусочка проволоки и накрепко затянул их вокруг безвольно висящих кошачьих лапок. Потом разрезал липкую ленту на мохнатой мордочке.

Мазь Камиллы вызывала дикое брожение в мозгу. Меня никто толком не учил, что надо делать, но руки справлялись сами. Настолько сами, что я следил за собственными манипуляциями даже с каким-то трепетом.

Дядя Саня подсадил Анку на первый уровень террас, Мария взобралась следом. Разожженное внизу пламя вдруг начало метаться, и вместе с ним задрыгались причудливые тени в изломах отсыревших потолков. Пурпурные сталактиты раскачивались вместе с языками костра, а под лодкой засеребрилась вдруг легкая рябь. Сквозь узкие щели в толще горы проклюнулись звезды: снаружи, по-видимому, происходило настоящее чудо, наступала ночь.

Четыре переносные жаровни дядюшка тоже приобрел на автозаправке, из-за них баул весил, как ящик со снарядами. Теперь мы видели, что можно было этого и не делать. Тот, кто сорок лет назад побывал тут до нас, обошелся без решеток барбекю. В кварце сохранились отверстия и крюки.

— Давай, Бернар! — подбодрил дядюшка.

Он словно нарочно дождался, когда все соберутся. Я положил кошку спиной на решетку и прикрутил ей задние лапы. Когда начал прикручивать передние, кошка приоткрыла мутные глаза и жалобно мяукнула. Ее теплый живот беззащитно подрагивал В мои голые пятки впивались мелкие иглы. Я старался не думать, откуда здесь пепел толщиной в дюйм. Моя девушка покачнулась, но Саня ее подхватил,

— Чем тут разит? — недовольно рыкнула Мария.

Тетя Берта разровняла под жаровнями угли и заготовила бензин.

— Ой, как тут жарко… — протянула Анка. Она держалась за руку дяди Сани и подслеповато щурилась, пока дядя Эвальд не зажег фонарь. Она пока ничего не видела.

— Что это вы задумали? — грубо окликнула наездница. Оказывается, пока мы занимались углями, Мария натянула над костром веревку и, никого не стесняясь, сушила свою одежду. Она осталась лишь в нижнем белье спортивного покроя. Такие мускулы у женщин я видел только на соревнованиях по бодибилдингу.

— Вам втроем надо спрятаться вон там, в углу! — Тетя Берта повелительно махнула рукой.

— Бернар, что ты делаешь?!

Я повернулся к Анке.

— Обещай мне, что будешь тихо лежать в углу и молчать! Нет, ничего не спрашивай, просто обещай! Если ты веришь мне, то ни о чем не спросишь! — Мой голос разносился в сырых лакунах, как плеск безглазых рыб.

— Обещаю, — сразу кивнула она, застывшим взглядом упираясь в мои голые ноги.

Я плотнее запахнул клеенку. По сравнению со мной раздетая, измазанная бурой мазью тетя Берта выглядела как живой кошмар.

— Эй, вы хотите, чтобы я валялась тут мордой вниз? — занервничала Мария.

— Позвольте предложить вам сухой свитер? — галантно обратился к наезднице дядя Саня и, подхватив обеих дам под руки, чуть ли не насильно поволок в угол.

Согласно легендам, церемонию проводили без магического круга, но посторонних следовало окружить растертой травой. Эти же дикорастущие травки не позволяли Тем, когда они спускались на зов, выбираться по низкой воде из пещеры. Дядя Саня выбрал замечательное место. Под нависающим зернистым козырьком можно было только лежать или сидеть, согнувшись, а траву не пришлось выстилать по кругу. Судя по заблестевшим глазам, русский Фэйри был сражен Марией наповал. Он во все глаза пялился на мускулистые плечи наездницы. Мария была шире его раза в полтора. Мне внезапно тоже стало не по себе, словно раскаленной проволокой провели по позвоночнику. Все это происходило крайне не вовремя, у Фэйри начинался период весенних танцев. За себя я, в общем-то, был спокоен, лишь бы не накатывало сильнее, чем в прошлом году, а вот от Сани неизвестно чего можно было ожидать.

Дядя Саня усердно разыгрывал роль балаганного шута, а сам косо переглядывался со стариками.

Никто не знал, что произойдет, когда Тот почует посторонних.

Если Тот вообще появится на зов.

Дядюшка Эвальд достал из баула остальные запечатанные герметичные пакеты с углем и высыпал угли под жаровнями. Тетя Берта, ползая на коленях, рассыпала вокруг Анки и Марии мокрую траву, добавляя в пучки Ахир-Люсс кашицу из пузырька. Затем, не удовлетворившись этим, потребовала от Сани и женщин натереть шеи и затылки той же дрянью что натерлись мы. Намазавшись, дядя Саня подал пример и первый растянулся на животе, подложив под себя джемпер.

Мария улеглась от него слева, Анка оказалась в центре. Я знал, что она следит из темноты за каждым моим движением. Тетя Берта разожгла три костерка.

— Надо торопиться, — на языке Долины напомнил дядя Эвальд. — Мы не знаем, когда начнется прилив.

Я достал из рюкзака следующую кошку и привязал ее возле первой. Мои руки двигались чисто механически, я старался ни о чем не думать. Сейчас необходимо было настроиться на совместное пение.

Тетя Берта вполголоса начала напевать. Такого Покрывала силы я еще не встречал. Подобных песен не пели ни на хороводах, ни на праздниках Фэйри.

— Мамочки… — вздрогнула во мраке Анка. Одна из кошек невероятным образом освободила пасть от скотча и принялась орать. Как ни странно, ее вопли на меня подействовали успокаивающе. Меня охватило удивительное двойственное ощущение. От удивления я даже перестал чувствовать холод, хотя ноги покрылись мурашками и дрожали, как листочки в бурю. С одной стороны, над нами поднималась вполне материальная толща скальной породы, высотой в сотни футов, она была незыблема и конечна, как подтверждение законов тяготения. С другой стороны, я никак не мог зацепиться за морское дно. Мои кисточки сигнализировали, что под нами дна нет.

Под нами расстилалось бесконечное безразмерное пространство. Возможно, оно притворялось водой, возможно, что в других местах вселенной оно притворялось чем-то иным — например, космосом, густо нашпигованным звездами и метеоритами. Я подумал, что каждый мир имеет право на свою бесконечность.

Дядя Эвальд устроил распятия еще четверым кошкам. Почти все они очнулись и принялись мяукать. Пока они подавали слабые недоуменные звуки, дергали лапками, не пытаясь освободиться.

Тетя Берта соорудила еще два костра на равном расстоянии вокруг жаровен, подкинула хвороста и опустилась на колени. Получилось нечто вроде неровной пентаграммы. В самом центре остался пятачок, где нам надлежало сесть, прижавшись спинами друг к другу, а вокруг извивались на стальных решетках несчастные, ни в чем не повинные животные.

Дядя Эвальд плеснул из канистры. Противно понесло бензином, любого Фэйри с детства выворачивает от этого запаха. Вдобавок ко всему несколько кисок от страха обделались.

— Аррех… — хрипло произнесла, точно выплюнула, тетя Берта, и я не узнал ее голос.

Старики сели на пятках, сдвинувшись спинами.

— Аррех…нсассс…аал, — подхватил дядя.

— Аррех, — повторили мои губы, и вдруг на моей ладони очутился спичечный коробок.

Кровники доверили мне начать церемонию Тагайрим.

Так получилось, что Фэйри, до двадцатого колена предков принадлежащий к Благому двору, начинал свой путь с Темной церемонии.

А для того, кто не прошел Ритуал имени, это вдвойне опасно. Мир может покачнуться в глазах такого человека. Обычным этого не понять, потому что их дети уже много лет не проходят Ритуалов. Обычные растут в высоту быстрее нас и обгоняют нас в толщину, но редко кто из них достигает внутренней высоты.

Потому что они не умеют выходить из детства.

— Ааалло…ххпонс…аррехх…

Я зажег длинную спичку. Стало слышно, как Саня уговаривает Марию и Анку затолкать в уши ватные тампоны.

— Аррехх…

В раскатистых звуках мертвого языка сквозили сполохи пожаров, топот загнанных хрипящих коней и скрежет затупившихся мечей. Этот язык был древнее, чем память всех поколений Фэйри, он перетирал нашу память в бесцветную муку вечности, он лепил из нее бесформенные лепешки легенд.

— Аррехх…

Я бросил спичку.

В ушах зашумело, словно неподалеку прорвало небольшую плотину. Это дядя Эвальд и тетя Берта начали ткать. Я зажег уголь под всеми жаровнями и лучистый потолок заколыхался и потек мне навстречу. В изломах кварца миллионы раз отразились наши перекошенные лица.

Мне показалось, что оставленная на привязи лодка капельку сдвинулась и потерлась ободранными боками о сглаженные стенки лагуны. Получился звук, как будто кто-то скрипнул зубами. Мне не понравилось, что застывшее зеркало воды снова неспокойно. Если начался прилив, нас затопит, а если снаружи, у входа в наше убежище появился кто-то или что-то…

— Добрая Соседка, может, девочке не стоит присутствовать? — проявила заботу Мария.

Наездница обнимала трясущиеся лопатки Анки, та прятала лицо в ладонях, но сквозь растопыренные пальцы горели глаза. На камешке перед собой Мария разложила в ряд три пистолета. Ее приготовления были смешны.

— А потом что с ней будет? — прервалась тетя Берта.

— Как понять?!

Сегодня тетушке никто не мог мешать. Сегодня был ее день. Мужчины Фэйри не умеют вызывать Темных духов, тем более Тех, чье имя нельзя упоминать без повода.

Мужчины не умеют, если их этому не научат женщины.

— Что будет с девочкой потом, если она не заглянет в колодец своей души? — раздраженно повторила тетя Берта. — Бернар, спроси Аню, она хочет уйти?

— Нет… — замотала головой Анка. — Я со всеми…

Кошки визжали истошно, чтобы их перекричать, тетушке приходилось напрягать голос.

— Но вы ее мучаете, ее всю колотит! — взвилась Мария. — Кому нужен ребенок-психопат?! Вы сами вечно кричите, что надо беречь детей!

— Беречь детей от угрозы для здоровья, — поправил дядя Эвальд. — Но не беречь их от сквозняков. А теперь, будьте любезны, закройте рот и не мешайте!

Дядя произнес это таким тоном, что великанша послушалась.

Кошки орали, все восемь, хотя им еще не было больно. Я слышал биение каждого сердечка, я слышал, как вытекают остатки слабого кошачьего разума.

Дядя Эвальд жесткими пальцами ухватил меня за плечо и усадил рядом. Сидеть оказалось тяжелее, чем стоять.

— Аррехх…сноооос…ааалло…

— Аррехх…

Потянуло паленой шерстью.

Я прикрыл глаза, не в силах выносить блеск камня. На моей спине когда-то росли крылья. Сейчас я чувствовал, как в раздувшихся, болезненно-усохших наростах пульсирует кровь. Я слышал ее жаркое биение в каждом уголке тела. Лопатками, сквозь нелепый зеленый плащ, я соприкасался с трясущейся плотью кровников.

Их сердца стучали с перебоями, но Покрывало силы уже зародилось в сердцевине нашей песни. У меня было ощущение, какое возникает, если слабой машиной тащишь на прицепе грузовичок. Мотор колотит, а сцепление проворачивается.

Я был их сцеплением, посредником между миром Пограничья, не вполне адекватным, но пригодным для жизни, и миром Тех. Миром демонов, куда не могли попасть ни люди, ни другие расы разумных.

Ибо разум пришлось бы оставить на пороге.

Я пел, надрывая глотку, но почти не раскрывая рта. Так надо было, потому что наша песня не предназначалась для окружающих. Покрывало силы можно ткать и в полной тишине.

Особенно такое Покрывало, без единой светлой нити. Поэтому кровники и нуждались во мне, их потрепанные сердца не справлялись с нагрузкой.

— Сснооос…ааллоо…бепрееер…хынн…

— Ты, с чьих когтей стекает свет последних звезд…

— Ты, чьи уши слышат, как дробятся льды на хребте планеты…

— Ты, чьи зубы перекусывают надежды неродившихся детей…

Иногда, теряя нить мертвых звуков, тетя Берта переходила на язык Холмов.

— …Выйдешь ли из пламени, чтобы пролить слезы по кровникам своим?

— Выйдешь ли, Большеухий?.. Ааллоо…

Где-то на краю восприятия, в немыслимой дали, девочку по имени Анка начало тошнить. Я отметил это малозначащее событие как досадный факт. Аня пока нам не мешала, но если она попытается встать, Покрывало может порваться.

Дядя Эвальд тяжко всхрапывал при каждом вздохе. С его напряженных лодыжек струями стекал пот, и пепел под ногами превратился в грязную лужу.

Мы сидели спина к спине.

На ближайшей ко мне кошке загорелась шерсть. Животное выгнулось, едва не оторвав лапы, оставляя на жаровне чадящие клочья. Ее соседка по несчастью, светло-бежевая «сиамка» издавала душераздирающие вопли, какие могут издавать только представители этой породы. Проволочные путы до крови растерли ее тонкие конечности, когти то вылезали, то прятались, хвост бился о решетку, обрастал искрами и на глазах обугливался.

Горький жирный дым окутывал террасы.

По углям разгуливали лиловые сполохи.

Я не ожидал, что это окажется так больно. С меня словно заживо сдирали кожу. Кисточки доносили страдание каждого животного, разрыв каждого нерва, шипение каждой капли крови, падающей в огонь.

Мы пели.

Свет потускнел, а вскоре сместился куда-то вбок. Я открыл глаза, ожидая увидеть потухшие костры, но ничего не изменилось. Тусклым багровым светом переливались прогоревшие угли, решетки под кошками раскалились.

Почти все они бились в своих путах.

На голове у меня шевелились волосы, пот тек двумя грязными струями по вискам и бровям, периодически приходилось сплевывать. Пот имел кисловатый отвратительный привкус гари. Глаза я не отваживался открыть, потому что кошки смотрели на нас.

Мы пели, не пытаясь перекрикивать визг и вой. Покрывало трепетало, прорастая сквозь пространство нашего мира, как многослойный энергетический плед, как вывернутая шляпка медузы, покрытая подвижной, пропитанной электричеством бахромой.

Кошки горели. Тетушка приказало мне ослабить пламя, убрать в сторону часть углей.

Я давно потерял счет времени, хотя обычно без часов не ошибаюсь больше, чем на три минуты. Я охрип и вторил дядюшке скорее носоглоткой, чем голосовыми связками. Возможно, прошло несколько часов, а может быть, и несколько суток.

Я слышал, как Анка и Мария уснули. Меня немножко успокаивало, что дядя Саня не подвел. Мы договаривались — когда начнется самое неприятное, он незаметно усыпит обеих, а потом еще и введет им по капсуле со снотворным. Они уснули очень вовремя.

Только усилием воли я заставлял себя не чувствовать невероятный смрад от горящего мяса. Для фэйри отключить обоняние носа — не великая проблема, но как отключить кисточки…

Кисточки показывали мне все, даже при закрытых глазах. У мужчин Фэйри кисточки дают картину вроде рентгена или УЗИ. Если очень постараться, я могу увидеть людей сквозь стену дома, стоящего в полумиле, но дальше все расплывается. Люди похожи на выпуклые сгустки разного цвета, они плывут среди неподвижных граней и вздрагивают в ритме своих сердец. Мой папа узнает знакомых через три кирпичные стены, а могучие знахари, вроде дядюшки Эвальда, способны на большее, но не признаются. Однажды дядя Эвальд угадал наших кровников в пролетавшем самолете. Иногда мне жаль, что кисточки невозможно отключить.

У обычных нет такого органа чувств, потому они способны мирно спать, когда рядом убивают их кровников.

Дядя Саня пришел к нам, разделся и влился в общий круг. Его сердце пристроилось к суммарному биению за каких-то пять секунд.

Мне сразу стало легче. Только теперь я заметил, какую нагрузку возложила на меня тетя Берта. Описать человеческим языком это невозможно; меня как будто расплющило под массой темной энергии Покрывала.

И еще приходилось выдерживать взгляд выпученных, налитых кровью кошачьих глаз.

Добрые Соседи не поступают так, как мы сегодня. Все вывернулось наизнанку, все происходило наоборот. Мы творили церемонию Темного двора…

— Выйдешь ли из пламени, Ты, чьи усы оставляют борозды в металле?..

— Выйдешь ли изо льда, Ты, чьи лапы раскачивают корни дубов?

— Выйдешь ли заступиться за своих кровников?

— Аррехх…

Наступил миг, когда в области затылка точно треснула скорлупка. Это случилось одновременно внутри и снаружи, во всех направлениях. Если раньше я не ощущал конечности мира под толщей воды, то теперь бездонная вселенная прорвалась со всех сторон.

Саня и Эвальд тоже почувствовали, их разгоряченные плечи разом вздрогнули. Мы раскачивались на пятках, спинами друг к другу, как четырехликое языческое божество или как стайка молящихся хасидов.

Сквозь трещины мироздания в уютную гавань Пограничья проникла мрачная чужеродная сила.

— Покажи нам Пыльную тропу — и мы выпустим твоих кровников…

— Покажи нам тропу! — Я выхаркивал эти подлые слова вместе со всеми, а мир продолжал трещать по швам.

И Тот пришел.

Дохнуло таким холодом, что моментально пересохли губы, натянулась и обветрилась кожа на скулах. Что-то дотронулось до моего лица и груди. Очень похоже обнюхивал Черный пастух, но дыхание пса отдавало огнем, Ку Ши принадлежал к породе демонов из плоти, он умел выходить в мир обычных людей, и, наверное, его можно было убить.

Меня же коснулось нечто неосязаемое и прозрачное, точно несколько острых, как бритва, и ледяных, как струи застывшего азота, волосков вспороли кожу. От ужаса я снял защиту с обоняния, но так и не почуял ничего, кроме горелой кошачьей плоти. Я осмелился приподнять веки, но встретил плотный дым, который начал немедленно выжирать мне глаза. Затем сквозь дым что-то промелькнуло. Не так, как мелькает колония мотыльков, и не так, как скользко проносится в жару преследования хищник. Это было нечто… Нечто запредельное. Нечто отвратительное.

Я не успел заметить, имел ли Тот морду, хвост или бока. Скорее всего, у него не было ничего того, что положено зверю из Верхнего мира. Скорее всего, в сгустке холода имелись совсем иные конечности и органы чувств. Невозможно внятно описать присутствие существа из плоского мира. Оно слишком счастливо и безумно от внезапной свободы, только его счастье и безумие губительны для всего живого. Оно ухитряется плыть одновременно слева и справа, зеркально повторяясь и тысячи раз в секунду пробуя на прочность Покрывало силы. Я не заметил, как распахнулась щель. И воздух Пограничья начал с воем проваливаться в Дыру. Зато я успел заметить, что сделала со мной Щетина Того. Или не щетина, а лапа…

Плащ поперек груди рассекли четыре параллельных разреза, дюймов по пять в длину, разрезана была и кожа, но боли не ощущалось, а кровь выступила мелкими каплями только по краям. Кожа на груди стала похожа на мрамор. Не представлялось возможным разобрать, насколько глубоки порезы, края их разошлись и застыли. Не хотелось видеть такое на собственном туловище, точно разглядываешь вскрытый и замороженный труп в больнице. Пока я пялился вниз, со щек и со лба на колени тоже упали несколько кровавых капель. Я поднес пальцы ко лбу и не ощутил их. Зато пальцы ощутили гладкую, обжигающе холодную поверхность.

Тот, проходя, заморозил нас, небрежно махнув лапой. Хотя почти наверняка у него не было ни лап, ни ушей.

— Покажи нам Пыльную тропу…

Сзади протяжно застонала тетя Берта. Мои губы продолжали автоматически повторять слова заклинаний.

Я его не видел и не слышал, но Тот кружил подле нашей группы, не в состоянии разрушить заклятия, не в силах преодолеть Покрывало. Вдруг дядя Эвальд покачнулся, на миг узор нашей песни подернулся рябью, а по ногам из мрака потянуло лютым сквозняком. Не просто северным морозным ветром; этот сквозняк останавливал молекулы воздуха в полете. Я перестал чувствовать ноги ниже колена, губы не слушались, в лицо ударил снежный вихрь. Костры мигом погасли, жаровни с шипением остывали, кошачьи стоны разом прекратились.

Большеухий стонал.

Услышать его стон можно было лишь низом живота, но никак не ушами. Если бы Покрывало силы пропустило в уши его стон, наши черепа взорвались бы мгновенно, наши глазные яблоки брызнули бы на кварцевые стены. Воздух сжимался в гармошку и дробился на куски от его немого страдания.

Внезапно я понял одну все время тревожащую меня вещь. Тот не был котом и не имел никакого отношения к животным Верхнего мира. Всего-навсего, кошки оказались теми чрезвычайно редкими созданиями, которые могли воспринимать миры демонов. А демоны воспринимали их, таких привычных для нас, пушистых домашних кисок.

За это кисок жгли веками вместе с ведьмами.

Мы орали песню, повторяя за тетей Бертой, и каждый вдох обжигал гортань, как будто в глотку попадал неразбавленный спирт. Щеки обметывала снежная крупа, снежинки из маленьких сказочных звездочек превратились в шрапнель. Очертания кварцевых стен размылись, все тонуло в сиреневой вьюжной мгле. Мы повторяли заклинания втроем, дядюшка Эвальд затих. Он внезапно начал крениться в мою сторону, но я не знал, как поступить. То ли бросить все и проверить, что с ним случилось, то ли продолжать рвать глотку. Старика трясло, в горле у него клокотало, дядюшка силился передать мне что-то важное, но не мог. Его хватало лишь на то, чтобы удержать Покрывало. Я слышал, как кровь сочится из перерезанных сосудов его спины и застывает ледяным пурпурным панцирем.

— Не трогай его! — гневно окликнула меня тетушка. То есть она не произнесла ни слова, я ощутил ее окрик, как пощечину на щеке. — Не трогай его, у тебя есть дело поважнее!..

…Дело поважнее, чем жизнь человека! И это говорит моя кровница…

…Покажи нам Пыльную тропу…

…Покажи нам…

Вдруг напор ветра стих. Разом, словно захлопну, ли форточку. Вернулись изломы мраморных плит, вернулись звезды в расщелинах, вернулась удушливая вонь жаровен. У меня с плеч будто свалилась штанга. Покрывало силы больше никто не держал. В последний миг оно показалось мне измочаленным, изодранным в клочья, и тут же рассеялось, как стайка невесомых бабочек.

В сгустившейся тишине я разобрал самый сладкий звук на планете. Неподалеку, живая и невредимая, мерно вздыхала во сне моя Анка.

— Кажись, отыграли… — сипло каркнул Саня и сплюнул.

Я его не видел, просто не в силах был повернуть шею. Я услышал, как звякнула о камень его застывшая слюна. Достаточно того, что все мы были живы; сердце дяди Эвальда билось неровно, но не умолкало.

Нас почти по пояс занесло снегом, но температура уже росла.

Я оторвался от кровников с величайшим усилием и тут же упал на колени в белое хрусткое одеяло. Плащ взметнулся за спиной, как сломанное крыло. Он пропитался моим потом и точно окостенел. Обе ноги страшно затекли, я их совсем не чувствовал, вдобавок кружилась голова. Из носа пошла кровь, я машинально вытер ее рукавом плаща.

Клеенчатый плащ затрещал, как пересохшие вафли. Рукав покрывала толстая ледяная корка. Кровь катилась у меня из ноздрей мелкими каплями, они застывали, не долетая до земли. Порезы на груди вздулись и начали побаливать. Кроме того, я убедился, что с каждой секундой все труднее управлять мимикой. По мере того как к задубевшей коже лица возвращалась эластичность, все шире раскрывались глубокие порезы.

Оставалось надеяться, что крупные сосуды не затронуты. И конечно, на врачебное искусство тети Берты.

По мраморным лакунам гулял пронизывающий ветер.

Я понимал только две вещи — что все мы замерзнем, если немедленно не начнем двигаться, и что церемония завершилась. Все были живы, но пока не могли прийти в себя. Сердца стариков стучали с перебоями, почти в два раза медленнее обычного. Состояние дяди Эвальда можно было назвать обмороком. С ним что-то случилось, я никак не мог определить, что именно. То есть конечности целы и мозг функционировал, но…

Мой любимый кровник словно надорвался.

На остывших жаровнях скрючились три кошачьих трупа, остальные исчезли. Большеухий унес их с собой.

От камней поднимался пар, как в деревенской бане дяди Сани. Багровый ночной свет, проникавший раньше сквозь щели в мраморе, сменился пульсирующим голубоватым сиянием. Вокруг нашей пентаграммы волнами наметало рыхлой перловки. Снег походил на пенопластовую труху, он скрипел и вздрагивал под моими голыми пятками, точно на глубине начиналось извержение вулкана.

Прошло гораздо больше времени, чем мне казалось раньше. Не час, и не два, возможно, целые сутки. Угли почти прогорели, вместо костров тети Берты остались темные колодцы в сугробах. Меня качало из стороны в сторону. Анка и Мария спали прижавшись друг к другу, полузасыпанные снегом. Большеухий не решился пересечь запретную черту из травы.

С неровных потолков протянулись сосульки, пурпурный камень подернулся инеем, словно его присыпали мукой. Я обернулся ко входу в пещеру и понял, что не ошибся. Море тряслось, от падающих сверху валунов вскипали буруны. Но это было еще не все.

Я чувствовал, как снизу, из бездонной дыры, что-то поднималось.

Часть вторая

ПЫЛЬНАЯ ТРОПА

Глава 14

РИТУАЛ ИМЕНИ

Мрамор трясло. Всю гору трясло. Моя шевелюра резко заныла, отдавая тупой болью в виски, что означало крайнюю опасность.

— Что?… — первой очнулась тетя Берта. — Что? Бернар, ты где, мальчик?..

— Я тут. Надо скорее бежать!

Возможно, это было землетрясение, или действительно проснулся вулкан, разбираться было уже некогда.

— Буди девочек! — распорядилась тетушка. Не обращая внимания на мороз и на свою наготу, она принялась хлестать по щекам окаменевших мужчин.

Саня и дядя Эвальд походили на застывшие статуи, иней покрывал их щеки и губы, ресницы стали, как на рекламе туши, только белого цвета. Тетя Берта, тормоша кровников, одновременно натягивала хрустящую одежду. Я тоже ринулся надевать брюки. Брюки и рубашка, оставленные на краю верхней террасы, смотрелись так, словно искупались в цементном растворе. Пытаясь застегнуть «молнию», я содрал ноготь, даже не почувствовав боли.

Разбудить женщин оказалось несложно. Я еще не умею усыплять, как это делают взрослые, но вывести сознание из сумрака — дело трех секунд. Мария очухалась, тут же схватившись за пистолеты, поводя вокруг себя осоловевшим взглядом. Анка ойкнула и села в снег, не отрывая взгляда от чего-то у меня за спиной.

На ее белом, как простыня, лице играли голубоватые молнии.

— Скорее! — позвал я. — Разотри уши и нос, можно замерзнуть! Скорее вставайте, здесь опасно!

Позади надрывно кашлял дядя Эвальд. Он перевернулся на бок. От его зада по заиндевевшему песку расползалась паутинка дымящихся кровавых ручейков.

— Священные духи, о нет! — всхлипнула тетя Берта. — Помогите же ему!

Глава септа лежал ничком в тающей луже. Он силился подняться, но трясущиеся руки разъезжались в мокром крошеве, и дядюшка снова тяжело падал лицом вниз. Мы кинулись к нему одновременно с трех сторон, подняли и перенесли вниз, к лодке. Там не было теплее, но мы накидали одежды и стянули с дядюшки то, что осталось от зеленого дождевика. Дождевик превратился в бахрому. Очевидно, кружась возле нас, демон ухитрился отыскать щель в Покрывале и нанес удар.

— Бинты, живее сюда все тряпки!

Порезы обнаружились и у Сани: у него почти надвое была рассечена щека в четверти дюйма от глаза. Тетушка наскоро залепила наши дырки, затем все вместе мы накинулись на раны дяди Эвальда.

Большеухий порвал ему спину в нескольких местах, и порвал очень глубоко. Тетя Берта остановила кровь, но не могла с уверенностью сказать, не повреждены ли внутренние органы. Когда дядюшка снова открыл глаза, он несколько минут никого не узнавал. Затем его щеки порозовели, дядюшка подмигнул мне и погладил по ладони тетю Берту. Впервые я видел, как тетушка плачет. Зато пока мы суетились, тряска прекратилась, и камни больше не сыпались снаружи по стене. Теплее так и не стало; но тетю о холоде предупреждала Камилла, и мы захватили свитера.

— Вот так штука, верь-не-верь… — прохрипел Саня. Он как раз спустился к озерку отмыть от копоти физиономию, да так и застыл возле воды в молитвенной позе.

Я обернулся к лодке и испытал новый шок. Розовая вода лагуны до дна превратилась в лед, наша могучая лодка вмерзла килем. Узкий проход, по которому Саня и Мария с трудом нас буксировали, расширился в несколько раз, только вместо канала теперь была суша. За краями неровной дыры, сквозь которую мы проникли в пещеру, в безмолвном прыжке замерло багряное море. Волны застыли, словно на них дохнул холодом волшебный дракон. А среди пенных бурунов выросло то, что я с таким испугом предвкушал раньше. Крайне необычная суша.

Больше всего это походило на хребет доисторического динозавра. Невысокие, пологие сопки, покрытые розоватым песком, начинались возле самого выхода из пещеры. Они торчали из воды, тянулись вдаль и вверх, вместе с закругляющимся волнистым горизонтом, все увеличиваясь в размерах. Небо придвинулось вплотную, роняя скупой маслянистый отсвет на уснувшую фотографию волн.

— Вот так дорожка в небеса… — Сплюнула черную от сажи слюну Мария.

— Пыльная тропа… — поправила тетя Берта. В ее голосе звенели слезы. — Эви, ты слышишь? Эви, мы сумели, мы попадем в Изнанку, мы прикоснемся к Священным холмам…

— Да, да, холмы… — Сонный взгляд дядюшки скользил, как луч слабого фонарика в густом тумане. — Бернар, ты где?

— Я здесь, дядя Эвальд!

— Ты должен дойти по Пыльной тропе до конца, понимаешь меня? — Потная ладонь дядюшки накрыла мое запястье. Я слышал, как неровно взбрыкивает его уставшее сердце.

— Я понимаю, дядя Эвальд. Мы дойдем вместе.

— Нет, ты не понял, наклонись ко мне!

Я послушно нагнулся. Под глазами кровника залегли темные круги, кожа вокруг рта шелушилась от перепадов температур.

— Где эта женщина… советница? Она не слышит нас, Бернар?

— Нет, она далеко, моется.

— Хорошо… — Кровник облизал потрескавшиеся губы. — Она… она не должна нас услышать… Все получилось не так, как мы хотели. Случайностями полон мир, от них не убежать. Мы надеялись выступить осенью, в канун Сауина, когда знахари септа в полной силе… Если бы не Григорий с его деревней…

Мне показалось, что дядя бредит, но тетя Берта издалека покивала мне. Я все еще ничего не понимал.

— Бернар, если я не дойду, ты должен выполнить то, ради чего мы затеяли поход… Поклянись духами своего фина!

— Клянусь духами, оберегающими здоровье моей матери! — торжественно произнес я. — Я вытащу Лукаса и брата Анны!

— Это не главное, — поморщился дядюшка. — Теперь ты взрослый, наклонись ниже. Я скажу тебе новое Имя…

С замершим сердцем я упал на колени и получил от главы септа Имя. Несмотря на то что я так давно ждал этого момента, оказалось все равно неожиданно и очень приятно. Формально дядюшка имел право провести Ритуал, потому что с ним были еще двое взрослых Фэйри. Теперь я стал взрослым и мог наравне с кровниками принимать любые решения. Меня даже могли выбрать главой фина. А еще я мог…

Я теперь мог станцевать с любимой девушкой весенний танец.

Оставалось только продержаться и не погибнуть до этого светлого дня.

Дядюшка тяжело поднялся. Мне не понравилось, как от него пахнет. За порогом пещеры, над полировкой водной глади вспухли розовые кочки. На ближайшей сидел черный пес Ку Ши и умиротворенно вылизывал шерсть. Затем он потянулся и небрежно перемахнул на следующую кочку. Облачко розовой пыли повисло, как миниатюрный снарядный разрыв.

— Пора, пора, нельзя отставать от пастуха, — засуетился дядюшка. — Саня, заберите всю траву! Видишь ли, Бернар, Камилла не стала бы нам помогать ради людей Атласа…

— А ради чего же? — остолбенел я.

— Пыльная тропа открывается тем, кто готов отдать жизнь, — устало улыбнулся дядя. — Но не жизнь взамен жизни. Духи Священного холма не поймут, если мы все погибнем, а обычный мальчик останется жить. Что бы ни случилось, ты дойдешь до Священного холма. Мы собирались сделать это на следующий год, мы изучали предания и готовили эликсиры… Не все складывается так, как хотелось, не все случайности происходят вовремя… Я знаю, что ты хочешь спросить, Бернар. Тебе непонятно, почему до сих пор никто из наших септов не спустился в Изнанку и не попытался отыскать вход в Священный холм…

— Я уже понял, дядя.

— Ты уверен?

— Да, я понял это сегодня, когда мы пели. Ведьмы не пропускают в Пограничье, если не обещать им собственную жизнь. Кто-то из нас погибнет, да? Поэтому Фэйри не спускались сюда…

Дядя потрепал меня по щеке.

— Спускались, Бернар.

Кажется, до меня начало доходить.

— Значит, экспедиции уже были?

— Если ты доживешь до моих лет и станешь знахарем, ты узнаешь многое. И очень многое из того, что ты узнаешь, перевернет твою душу.

— Они все погибли… да?

Они не вернулись. Это не одно и то же, согласен? Иногда лучше погибнуть в пути, чем не вернуться к тем, кто тебя ждет. Сокровища Священного холма остаются для нас пустой сказкой, потому что Изнанка не выпускает тех, кто пришел за ними. Обещай мне, Бернар, что ты пройдешь тропу до конца и непременно вернешься наверх, как бы сильно тебе ни хотелось остаться…

— Мы вернемся вместе, дядя Эвальд! — Я произнес эту фразу излишне горячо, уже чувствуя собственную фальшь.

Кому-то из нас суждено навсегда остаться тут.

Старик молча ждал. В уголках его губ запеклась кровь, в груди влажно чавкали легкие. Мы кое-как выбрались наружу и ступили на первую сопку.

— Какую клятву я должен принести, дядя Эвальд?

— Постой, это не все. Пыльная тропа приведет нас во владения Неблагого двора. Когда ты их увидишь, возможно… возможно, ты поймешь, что они тебе такие же кровники, как и мы с Бертой.

У меня язык прилип к гортани. Неблагий двор — наши кровники?! Похоже, душа уже начала переворачиваться.

Мария помогала тете Берте перескочить на следующую горку. Там, где прошел Ку Ши, между сопками плескалась вода; достаточно было сделать неосторожный шаг в сторону, и уснувшее время могло засосать человека навечно.

— Я вижу, что ты прикипел к этой обычной девочке… Тихо, тихо! — Дядюшка пресек мои попытки оправдаться. — Сейчас, после того как получил Имя, ты имеешь право кое-что узнать. Твой отец… Ты думаешь, разве он отпустил бы тебя с нами? Конечно нет. Но твой отец поверил Берте, а она, как никто, видит связи, возникающие между людьми. Вы оба еще слишком юны, чтобы претендовать на серьезное чувство, но Берта хочет дать тебе и Анне шанс…

— Шанс? — снова не понял я.

— По преданиям, именно Неблагий двор порождал бастардов, которых потом невежественные церковники жгли на кострах. Их ведьмы умеют сделать так, чтобы у Фэйри и обычных рождались дети…

— Так мои родители… об этом знали?

— Все, прошедшие Ритуал Имени, об этом знают. Твоя старшая сестра, она тебя очень любит. Она первая пришла к Берте и заговорила о том, что ты захочешь попытать счастья в Изнанке.

— Каролина…

— Да, она просила взять тебя с собой, если мы соберем следующую экспедицию. Так что ты все равно бы узнал. Все, Бернар, ничего сейчас не говори. Когда придет время выбирать, ты вспомнишь мои слова. Обещай мне, что, когда придет время выбирать, не забудешь о тех, кто ждет наверху…

В тот момент слова дяди Эвальда показались мне кощунством. Я даже представить не мог, что забуду родителей.

Я еще не был знаком с Пыльной тропой.

Глава 15

ПО СЛЕДУ КУ ШИ

В самом страшном сне Младшая не смогла бы вообразить столь дикий и нелепый пейзаж. Едва маленький отряд выбрался за пределы пещеры, как она разом забыла про ноющую боль в висках, про кошмарный запах паленой шерсти, про все свои обиды на Бернара за то, что он позволил ее усыпить. Младшая не сомневалась, что, пока она спала, Добрые Соседи занимались чем-то невероятно гадким. Достаточно было взглянуть на их покрытые сажей руки или понюхать их жирные волосы.

А еще дядюшка Эвальд. Ему наложили бинты, его тело растерли травами, после чего старик поднялся. Он довольно бодро ковылял, опираясь попеременно на Саню или Марию, но Младшая робела заглянуть ему в лицо. Она видела, как много крови осталось на камнях в пещере, но интуиция ей подсказывала, что Бернара лучше на эту тему не тормошить. Она попыталась поймать его взгляд в пещере, когда он мылся, наклонясь над последней замерзающей лужей, и ужаснулась.

В зрачках у парня отражалась бездна. Теперь Анка цепко держалась за его руку и послушно брела след в след. Похоже, Бернар, да и все остальные, начали приходить в себя.

Но она не могла себя заставить не глазеть по сторонам, и потому раз десять налетала сзади на Бернара, когда колонна, предводительствуемая тетей Бертой, внезапно останавливалась. Это происходило всякий раз, когда Черный пастух резко менял направление.

Мир Изнанки не походил на картинки из учебников географии. Для начала, здесь было очень холодно, но мороз стоял какой-то особенный, сухой и безветренный. Такой мороз можно наблюдать внутри заводских холодильников, где хранят запасы мяса. Ничто не тревожит воздух — ни дуновение ветерка, ни жужжание одинокого насекомого, ни посторонние запахи.

Здесь было холодно и стерильно. Младшая с содроганием вспомнила, как они с маманей приходили прощаться к отцу. В том помещении, где лежал в гробу папа, было так же сумрачно, тихо и безрадостно.

Не прошло и минуты, как они покинули пещеру, вырубленную в утесе из красного мрамора. Теперь с высоченной, казалось бы, незыблемой скалой происходили чудовищные метаморфозы. Далекий верхний край, где жили брауни, заслонили вязкие лиловые тучи. Затем тучи стремительно опустились, пожирая свет и укорачивая гору. Пурпурный цвет камня начал бледнеть и бледнел до тех пор, пока шестидесятиметровая скала не распалась на ряд неровных бледно-розовых торосов. Торосы оплывали, как кусочки мыла, распадались на мелкие фрагменты и таяли на горизонте.

Скала будто растворилась.

Нижний мохнатый край облачности трепыхался на высоте не больше трех десятков метров. Анке казалось, что вся эта водная масса может сорваться вниз и прихлопнуть людей, растереть их в пыль, как человек растирает жалкую моль на ковре. Горизонт ловко спрятался за линию туч, хлопающих и гудящих, как обвисшее дакроновое полотнище. Застава брауни исчезла.

Помимо влажного хлопанья Анкино ухо улавливало однотонный ноющий гул. На памяти Анки так гудел бабушкин обогреватель, но никак не ветер, и уж явно не морской прибой.

Привычный плоский мир превратился в котел, и люди находились в его самой нижней точке. Куда ни поверни, пришлось бы карабкаться в гору. Стены «котла» плавно закруглялись кверху и терялись в полумраке. Младшей показалось, что море обмелело и тут же до дна промерзло. Из заледеневшего розового покрывала со всех сторон выперли мелкие острова, больше всего, и в самом деле, похожие на обглоданные позвонки титанического морского змея. Бесконечные цепочки невысоких, присыпанных мельчайшей пылью сопок разбегались во всех направлениях и терялись в лиловом сумраке. По ним можно было двигаться, хотя и с большим трудом, поскольку постоянно приходилось то взбираться в гору, то, балансируя, скатываться вниз.

Но лишь одно направление было верным — то, которому следовал проводник. Анка видела в розовой пыли мощные отпечатки лап Ку Ши и вспоминала, как пес, щурясь и мурлыча от удовольствия, лакомился ее кровью.

Теперь он трусил где-то впереди, то превращаясь в мелкую черную точку, то возвращаясь сложным зигзагом среди сопок.

При каждом шаге ноги по щиколотку зарывались в грязно-розовый тальк. Пыль кружилась над тропой, оседала алебастровой пыльцой на одежде, на коже, но так же легко стряхивалась. В горле першило от сухости, слюна стала густой и горчила, но воздух при этом оставался неподвижным и холодным. Очевидно, здесь никогда не шли дожди. Позже Младшая сделала еще одно неприятное открытие. Уже в трех шагах от нее пропадал звук. Голос Марии, искаженный, словно из железной трубы, она еще слышала, а о чем впереди говорили Саня и дядя Эвальд, разобрать было невозможно.

Пушистые хвосты лиловых туч висели так низко, что, чудилось, достаточно протянуть руку — и можно вырвать клок сырой ваты. Казалось, наступил вечный сумрак, закатная минута слабо барахталась на краю тьмы, как мошка, попавшая на мороз.

Но ночь не торопилась.

Ночь осталась там, где время подчинялось ходу вселенских часов. Вдоль Пыльной тропы время металось зигзагами, словно взбесившееся или внезапно ослепшее животное. Пыльные костяные горы вздымались над окаменевшим морем. Анка так и считала море замерзшим, пока они не добрались до первого плавника.

Спинной плавник неведомой рыбы торчал из неподвижного киселя, а вокруг него, ничем не поддерживаемые, повисли сотни капель, отражая тусклый йодистый блеск взбаламученной глубины. Чем ближе подбирался отряд к плавнику, тем яснее становилось, что под водой таится совсем не рыба. Могучее костяное образование, избитое, изрезанное в схватках, возвышалось над головами людей на два с лишним метра. По форме оно скорее походило на стаксель затонувшей яхты, чем на плавник живого существа. Но существо присутствовало тут же, в какой-то дюжине метров от «позвонка» тропы, оно выгнуло вороненую пластинчатую спину, набираясь пружинящей мощи для прыжка в глубину.

Колонна замерла. В почтительном молчании все разглядывали доисторического колосса. Проследив за его вытянутой, как лезвия ножниц, мордой, Анка с дрожью осознала, что море вовсе не замерзло, а всего лишь, вода находится в каком-то ином, незнакомом состоянии. Достаточно было сделать шажок в сторону от проторенного пути, как страшные твари запрыгали бы вокруг! Где-то там вчера или миллион лет назад зубастый хищник уверенно догонял другого обитателя глубин, больше похожего на трехметровую черепаху без панциря. Пятнистая черепаха, с бешеной силой напрягая мышцы, улепетывала от челюстей гиганта. Одна из задних лап беглянки, напоминающая ковш от небольшого экскаватора, вспорола треугольными когтями свинцовое зеркало воды.

— Вот от кого брауни построили стену, — почтительно произнес Бернар. — Во время приливов они поднимаются…

— Откуда такие твари? — Мария достала из сумки бинокль, тревожно обшарила окрестности. — Вон там еще… О, дьявол! Смотрите, летят! — Она указала пальцем в сторону, куда удалился Ку Ши. — Не знаю, как вы, а у меня такое чувство, словно я угодила в пресловутый юрский период.

Анка вгляделась туда, куда указывала наездница, и невольно вздрогнула. Над розовыми пыльными барханами, ниже туч, поджав мускулистые черные, лапы, зависли четыре зверя. То, что это не птицы, Младшая поняла сразу. Даже отсюда были различимы когти на кончиках кожистых крыльев.

— В какой-то мере вы правы, — откликнулся дядя Эвальд. — Но с уверенностью говорить про определенную историческую эпоху невозможно. Вы в курсе, откуда Фэйри узнали о существовании Изнанки? Вот именно, от зверей. Разум на Земле возник не так давно, а животные миллионы лет находили здесь прибежище. Никто не проверял, как они сюда попадали, скорее всего, чисто инстинктивно.

— В минуту большой опасности? — предположил русский Фэйри.

— Очень может быть, — согласился старик. — Скажем, предчувствуя извержение вулкана или наводнение, не находя другого выхода, наши неразумные братья включали органы чувств, которых мы уже лишены.

— Это мы лишены, а у вас все в ажуре, — изображая обиду, протянула Мария.

— К сожалению, как видите, у нас тоже не все в ажуре, — вздохнул старик, имея в виду свою забинтованную спину.

— Бернар, я боюсь… — тихонько пожаловалась Анка. — Мне кажется, они вот-вот сорвутся с места.

— Не сорвутся! — Парень впервые привлек Младшую к себе, обнял и погладил по плечу. — У Черных пастухов отменное чутье. Иначе они не смогли бы пасти волшебный скот. Он всегда найдет тропу вне хода времени.

— Только по следу Ку Ши! — строго подтвердила тетя Берта, и Анка поняла ее даже без переводчика.

— Как они… как они тут под землей живут? — озвучила, наконец, свое изумление Младшая.

— Они не под землей, — помотал головой Бернар. — Это для удобства так говорится про нижний мир. Дядя Эвальд называет Изнанку «альтернативной геометрией вселенной».

— Геометрией? — вслух задумалась Младшая.

— Мне тоже непонятно. Я могу только объяснить, как я это чувствую. В Изнанке нет дна.

— Так не бывает! А на чем же тогда весь этот океан под нами? Он же не висит в космосе!

— Не висит… Он как бы замкнут на себя, понимаешь?

— Он круглый? Как целиком планета, да?

— Нет, не круглый, — виновато улыбнулся Бернар. — Чертеж очень сложный, я не смог бы нарисовать. Зато география в чем-то отражает нашу географию. Мы были в Ирландии и сейчас возвращаемся назад, только что пересекли пролив. Теперь надо преодолеть Британию, там будет новый пролив с материковой сушей, то, что французы наверху называют Ла-Манш.

Анка, закусив губу, производила мучительные расчеты. После путешествия с Марией в Индию она начала по-другому воспринимать планетарные расстояния.

— Но тогда мы окажемся во Франции, а до России придется ползти еще несколько месяцев! Или в Изнанке тоже ходят поезда?

— Мы не пойдем во Францию. Если мы достанем коней и если нам удастся уговорить духов, то срежем путь по Хрустальному мосту через пролив и сквозь владения кобольдов проскачем к землям славян. Очень быстро.

— Угу… сквозь кобольдов, — Анка незаметно ущипнула себя за ногу, уже в шестой раз. — Очень быстро.

— Я не могу точно объяснить… Дядя Эвальд говорит, что в Изнанке до минимума свернуты и искривлены три привычных измерения, а за счет них свободно развернуто время. То есть это мир внутри нашего мира. Здесь можно найти такие же континенты, реки и горы, но свободный ход времени меняет пространство.

— И потому ты не чувствуешь дна?

— Ухх… Наверное, я не слышу дна, потому что… Ну, например, если бы у нас был батискаф, то потребовалось бы слишком много времени для того, чтобы достичь дна. Мы бы опускались все ниже и думали бы, что плывем ко дну, а на самом деле вынырнули бы здесь же. Ушло бы так много времени на погружение, что пространство успело бы искривиться…

Младшая решила больше не расспрашивать, ей уже было худо от всех этих искривлений. Зато она обнаружила страшно увлекательное свойство тропы. Если долго всматриваться вперед, затем резко оглянуться назад, то хитрый пейзаж всякий раз дергался, как будто не успевал спрятать свой обман. Бернар сказал верно — сильнее всего тропа походила на позвоночник исполинского морского змея, уснувшего и навечно вмерзшего в лед. Барханы розовой пыли вздымались удушливо тоскливыми синусами на высоту примерно в пять метров, затем снова начинался пологий спуск. Под пылью кроссовки ступали по очень твердой поверхности. Возможно, это была кость. Обман заключался в том, что ноги постоянно шли в гору, мышцы побаливали, дыхание сбивалось. И блестящая, идеально ровная поверхность припорошенного льда изгибалась вверх вместе с барханами. Но стоило обернуться, как оказывалось, что не взбиралась два часа в гору, а наоборот, спускалась, и находишься в самой нижней точке.

Здесь было полно живности, но ни в одном фильме или книге Младшая не встречала описаний таких монстров. Впрочем, однажды она разглядела торчащие из воды морды белых медведей, ничем особо не выдающиеся. В другой раз слева из тумана выплыл айсберг, похожий на обглоданный исполинский клык. На его уступах, поодиночке и гроздями, расположились сотни пингвинов. Впрочем, от привычных пингвинов их отличало более сухое туловище и явная способность к полету. Некоторые пикировали в воду, некоторые возвращались, горделиво таща в клювах жирных лососей. У Младшей было ощущение, словно ее привели в музей зоологии.

Далеко впереди, прячась в изгибах низких туч, поднимал фонтанчики пыли Черный пастух. Пес невозмутимо трусил, не уставая и не оглядываясь, переваливал с бархана на бархан, оставляя после себя цепочку следов, каждый — размером с большую сковородку. Иногда он замирал, настороженно поводя ушами, приподняв одну, серую от пыли, лапу, и мог внезапно сменить направление.

Даже если маневры Ку Ши казались глупыми и приходилось повторно тащиться в пяти метрах от собственных следов, никто из взрослых не высказывал раздражения. Даже вечно недовольная Мария примолкла, поскольку успела убедиться, как опасно отклоняться от маршрута. Однажды наезднице пришла в голову идея кинуть в сторону пуговицу. Всего лишь пуговицу от нагрудного кармана. Мария привязала кусочек пластмассы к леске и забросила в сторону, словно собиралась удить рыбу.

Пуговица повисла на высоте полутора метров над водой, и никакой силой нельзя было выдернуть ее обратно.

Тучи хлопали над головой, как влажные простыни. Иногда Бернар указывал Анке на воду. Она вглядывалась и вздрагивала: на нее из туманного зыбкого студня смотрели остекленевшие буркалы, или виднелась разинутая треугольная пасть с тремя рядами крючкообразных зубов.

После сто первого привала, когда Младшей уже мнилось, что они вечно будут блуждать в мире уснувшего времени и умрут тут без воды, откуда-то внезапно потянуло дымком.

Подъем закончился.

Горизонт вновь опрокинулся вниз, облачность взметнулась в зенит, в просвете появились две неразлучные подружки-луны. Море измельчало, покрылось щетиной засохшего камыша, плавно переросло в болото и вдруг ожило. Запахло тиной, птичьим пометом и ржавой застоявшейся грязью. За полосой волнующейся осоки, за полем лишайника из тумана выступал столетний дубовый лес. Тропа продолжалась и дальше, но превратилась теперь в наезженную дорогу посреди жирной чавкающей равнины. Черный пес, усердно сопровождавший экспедицию несколько часов, помаячил на горизонте и исчез в молодой дубовой поросли.

Первыми встречающими на британском берегу оказались скелеты. Их было штук шесть, человеческих, или принадлежавших иным расам гуманоидов, но точное количество учету не поддавалось. Выбеленные дождями черепа скалились из болотной травы, позеленевшие пряди волос игриво мотал ветер. Остальные кости валялись поодаль, полузасыпанные песком, и выглядели так, словно несчастных путников прожевала мясорубка. Никто из взрослых не произнес ни слова, но Младшей показалось, что у стариков шевелятся губы. Черепа улыбались, Фэйри творили молитву. Отряд выбрался на сушу.

Глава 16

ТАБАК И УЗДЕЧКА

Тысячелетние дубовые леса Слеах Майт… Задрав голову, Младшая разглядывала желуди размером с лимон. К счастью, они еще не созрели, но покачивались на десятиметровой высоте довольно угрожающе. Дубовые внучата, вытесненные своими мускулистыми дедами, толпились вдоль опушки, мешая заглянуть в сумрачную чащу.

Смуглый зеленый молодняк настырно цеплялся за кочки, охватывая болотистое побережье, словно крадущиеся партизанские разведчики. Вблизи встреча зелени и болота походила на две равносильные армии, окопавшиеся в глубоких позиционных боях. Где-то болото прорвало оборону и жадным языком трепало и гноило махровый ковер травы, подтаскивая вослед свинцовые воды пролива, а где-то, напротив, дубки отважились на контратаку и тащили за собой подкову сухой почвы. Младшая чувствовала себя все хуже. Ее мучило неприятное ощущение, как будто собиралась гроза. Или в роще ждала засада… Но в зените задумчиво фланировали несколько вполне безобидных тучек цвета разбавленных чернил, а среди раскидистых крон, царапающих низкое небо, флиртовали громадные бабочки неописуемой красоты. Они без страха порхали среди глубокой травы, садились на цветы и снова заводили хороводы. В глубине дубравы гудели невидимые пчелы и заливались на сотни голосов любопытные непуганые птицы.

Вначале Младшая решила, что ей кажется. Минут десять она напряженно прислушивалась, не отваживаясь поделиться новостью с Бернаром, чтобы не выглядеть глупо, но потом он сам с улыбкой показал ей на ухо.

Лес пел. Зыбкая мелодия налетала вместе с порывами ветерка, обволакивала вуалью слабых вздохов, Дробилась нежными пиццикато, словно тысячи малюсеньких скрипачей разом щипали крошечные струны, затем вступал невидимый хорал альтов, и тут же рассыпался на отдельные партии, слишком похожие на голоса дроздов, славок и малиновок…

Пыльная тропа проваливалась в изумрудный лес, как шомпол в сумрачный ствол винтовки.

Тропа не заканчивалась, она лишь слегка сужалась, обрастала по обочинам болотником и осокой, а под сенью дубов оборачивалась элегической дорожкой, усыпанной шуршащими листьями, за каждым поворотом которой Анке мнились загадочные беседки и домики на курьих ножках. А еще к основной дороге примыкало множество натоптанных узких тропок, но те, кто их протоптал, не высовывались. Либо ушли на работу, либо у них наступил тихий час.

Однажды Саня указал на следы лошадиных копыт. В каждый след Анка без труда могла уместить обе ноги, еще бы место осталось. В другой раз Бернар заметил в сторонке черную проплешину от кострища, окруженную бревнышками, но дядя Эвальд сурово крикнул, чтобы даже не вздумали туда ходить. Хитрый пастух Ку Ши, как былинный богатырь, трусил где-то впереди и показался лишь дважды, когда на Пыльной тропе намечались развилки.

Деревьев таких размеров Анка никогда не видела и даже не могла представить себе, что подобные великаны существуют на ее родной планете. За каждым морщинистым стволом можно было спрятать грузовик. На метр от земли массивные стволы покрывал коричневый мох, скорее похожий на верблюжью шерсть. Во мху клубились корни, каждый толщиной со взрослое дерево, между корнями темнели глубокие расщелины, скрытые травой. Траву хотелось смять в руках, собрать в пучок и провести по щеке, такая она была мягкая и нежная, вот только неясно, какого цвета. А лес пел все громче…

Первое дупло заметил Бернар и указал на него остальным. Сначала Анка не разобрала, что там такого примечательного среди переливов теней и бесконечного трепетания листвы. Дупло находилось на высоте человеческого роста, над ним зияло следующее, а над нижней, поросшей лишайником веткой тускло поблескивала бронзой самая настоящая дверь, такая, как рисуют в сказочных мультиках.

— Мать честная… — всполошился Саня. — Да тут город целый, вы гляньте! И позади нас, и всюду… Сложили! А ну как разом выбегут?!

Добрые Соседи собрали совещание, Анка невольно прижалась к Бернару. Ни одна из сказочных дверок, запирающих входы в стволы, не распахнулась, ни один посторонний звук не потревожил тишины. Сосредоточив внимание на ветвях, Младшая заметила то, что раньше укрывалось от ее взгляда. В некоторых местах от одной дверцы к другой были перекинуты мостки; по спирали, вокруг стволов, вели вырубленные в коре ступеньки и едва заметно раскачивались веревочные лесенки.

Потом Мария углядела ловчую сеть. К счастью, сеть была натянута не над главной дорогой, а в стороне и замаскирована искуснейшим образом. Чтобы увидеть произведение охотничьего искусства, Анке пришлось улечься на землю и вслед за Бернаром проползти несколько метров в высокой траве. Узенькая тропка приглашала путешественника насладиться отдыхом на пригорке, но Бернар указал на прижатые к стволам ветви и умело замаскированные растяжки. В любую секунду кокон был готов вихрем подсечь неосторожную жертву и вознести ее на двадцатиметровую высоту…

— Неужели древесные пикси? — усомнился дядя Эвальд.

— Ты не помнишь, что-то мы им должны за проход? — озабоченно наморщила лоб тетя Берта.

Наконец, порешили, что стоит подвесить на ближайшей ветке пучок травы Ахир-Люсс, которая, по мнению ведьмы Камиллы, являлась в Изнанке чем-то вроде универсальной валюты. После этого постановили, что никто никому не должен и серьезной опасности обитатели дубравы не должны представлять. Бернар убеждал Анку, что дядя Эвальд непременно бы насторожился, если бы почуял агрессию. Младшая кивала, а сама вспоминала скелеты на берегу. Возможно, те путешественники тоже не насторожились вовремя.

На обочинах тропы встречались горки свежего оленьего помета, раза три Бернар указал Анке на убегающих косуль, а однажды очень близко прозвучало хрюканье и показалось многочисленное семейство диких свиней. Отряд выбрался на полянку, земля здесь была перекопана, как будто потрудилась армия гигантских кротов. Мария схватилась за пистолеты, но кабаны стремительно ретировались. Анка заметила, что близко к Пыльной тропе ни один зверь не приближался, словно они ощущали в ней нечто чужеродное…

Цвет здесь менялся ежеминутно.

Младшая никак не могла привыкнуть, что окружающие предметы и растения то начинают нестерпимо ярко сверкать и переливаться, словно умытые дождем, то приобретают нездоровую угреватую окраску.

Цвет в Изнанке напрямую зависел от того, что происходило на небе. За последний час светило дважды пряталось за фиолетовыми изодранными тучами, тем возвращалось по сложной траектории с совершенно неожиданной стороны. Дядя Эвальд принялся убеждать всех, что никакой тайны нет, напротив, присутствует явная закономерность: луна плывет по расширяющейся спирали, а когда спираль достигает максимума, выглядывают звезды и наступает ночь.

— Почему тогда две луны? — хитро осведомилась Анка.

— Интерференция, — выдал умное слово Саня.

Анка напрягла мозг: кажется, в школе этому не учили…

— Лично я, верь-не-верь, не сомневаюсь, что луна одна, — Саня галантно протянул Анке горсточку земляники. — Либо нас запутывает хитрое атмосферное явление, оптический обман, либо…

— Либо?

— Либо, как сказать, все гораздо сложнее…

— Утешить ты умеешь, — сквозь зубы процедила Мария. С каждой минутой она становилась мрачнее, несмотря на кишащую радостной жизнью чащобу. Вероятно, наездница, как и Анка, до сих пор дулась на новоявленного ухажера за то, что усыпил ее в пещере. Она трижды отвергла собранные им букетики полевых цветов и ладони, полные ягод.

— Я не физик, извиняй, ежели глупость какую брякну, — с ухмылкой повинился русский Фэйри. — Одним словом, ковыляю я, и всю дорогу, как сказать, кумекаю, как оно могло так выйти, чтоб в одной и той же точке две вселенные друг на друга наложились. И что ты думаешь — пусть дурную идейку подкину, зато собственного разлива!

— Ну подкинь, — уныло откликнулась наездница. На дорогу она почти не смотрела, все ее внимание приковывали нижние ветви дубов. Анка подумала, что там, в густой тени, действительно может спрятаться кто угодно, но Бернар непременно почует врагов раньше.

Она сама не понимала, откуда взялось такое убеждение, что поблизости может скрываться что-то злобное. Так привольно голосили пташки, так вкусно пах настоянный на медоносах воздух, так добродушно кряхтели столетние красавцы, и все органы чувств смеялись над глупой интуицией.

Младшая нашла верное слово. Слишком.

Здесь было слишком хорошо, даже для сказочной Зеленой страны.

— Есть такое мнение, верь-не-верь, что каждой точке Евклидова пространства, ей же соответствует точка этого… как сказать… альтернативного пространства…

— Впечатляюще, — похоронным голосом одобрила Мария.

— Например, пространство Лобачевского, изогнутое до предела, — не сдавался кудрявый Саня. — Но описывающая его формула может быть совсем иной, ее еще не создали. Я ведь как думаю… если этого… наблюдателя посадить в кресло, равно удаленное от обоих пространств…

— Что невозможно! — обернулся идущий впереди дядя Эвальд. — Ты только что сформулировал условия. Если пространств всего два, куда же мы усадим наблюдателя?

— Ишь как! Стало быть, их больше, — элегантно разрубил «гордиев узел» Саня. — Нам же нужна точка отсчета, хоть какая-то система координат, верно? Сторонний наблюдатель, как сказать, увидит словно бы холст с голографической картиной, но сбоку. Он нормально сможет наблюдать только одну вселенную, потому что вторая, верь-не-верь, никогда не будет идентична во времени…

— То есть либо Изнанка, либо Верхний мир исчезает в боковой грани холста? — заинтересовался дядя Эвальд. — Идея неплохая, но не может быть, чтобы геометрия оказалась столь убогой.

— Конечно же, нет! — замахал руками Саня. — Я понимаю, что начиркал двухмерное пространство, но иначе не объяснить, как выглядит время. Благодаря координате времени, как сказать, один из миров приобретает объем…

— А если наблюдатель смотрит из Верхнего мира? — отважилась на вопрос Анка.

— Он видит, верь-не-верь, именно то, что мы видели наверху каждый день, — Саня выставил указательный палец. — Он видит не край холста, а точку, но думает, что не видит ничего! Просто эта точка… как сказать… исчезающе мала. А жители Изнанки видят Верхний мир точно так же, исключение составляют… кто? — Саня уставился на Анку, но за нее ответил Бернар.

— Ведьмы, такие, как Камилла, ..

— Ведьмы, а также эти, как сказать, сущности из тонких миров, которые мы в просторечье зовем демонами. А кроме ведьм, наверху Запечатанные двери способны заметить многие животные, те же кошки, например…

Русский Фэйри по расщепленной отвалившейся ветке полез на дерево и все продолжал разглагольствовать, но Анка быстро потеряла нить рассуждений. Всякий раз, когда упоминалось время, она мысленно проваливалась в тоскливый колодец и безнадежно звала брата. Время шло и, несмотря на увещевания стариков, Младшая никак не могла поверить, что наверху все свернулось в точку с заклинившими навек будильниками…

А луна тем временем зашла на максимально широкий виток; она катилась среди листвы, по самому краешку далеких холмов, и смутные тени совершали вместе с ней непрерывный одуряющий хоровод. Младшая смотрела под ноги, как зачарованная, наблюдала за собственной тенью, кружащей вокруг нее. Ветер тоже вел себя крайне странно. Внизу он барахтался, прочесывая каждую травинку, щекотал ноздри резкими ароматами, а выше, по словам Сани, забравшегося на ветку, налетал короткими, пропахшими медом рывками.

Русский Фэйри спрыгнул и доложил, что дубовые заросли тянутся до реки, моста поблизости нет, река широченная и очень быстрая, зато в сотне метров выше по течению находится пристань, там качаются на воде лодки. А на той стороне реки явственно просматривается продолжение тропы.

— Дым идет, и мяском тянет! Верь-не-верь, на месте перевозчики, — увлеченно поведал Саня, — вот только радости особой на бережку том нету… Заместо приличного леса парят болота угрюмые, и гуси грязные какие-то…

Берта и Эвальд, вместо того чтобы искать способ переправиться, яростно заспорили, что за река впереди. Мария предложила не тащиться вдоль берега всем вместе, а послать к перевозчикам парламентера. Остальным же разбить пока лагерь на берегу, разжечь костер и разогреть консервы. А еще лучше — до условного утра, то есть до восхода желтой луны не рыпаться, поскольку дети уже клюют носом. Тем более что Саня заприметил на самом берегу хижину, до крыши заросшую цветами, там можно выспаться и спрятаться от возможного дождя.

— Замечательно, дети там отдохнут, а мы пока осмотримся, — кивнул дядя Эвальд. — Бернар, ты разве не замечаешь, что у Анны болит нога?

— Я ее спрашивал, но она…

— Мужчина не должен задавать много лишних вопросов, — отрезал Эвальд. — Она молчит, потому что стесняется, а потом нам придется нести ее на руках. Чтобы этого не случилось, помоги ей. Сам найди нужные средства…

— Я знаю, что делать, дядюшка…

Анка покраснела. Глава септа, в который раз, ради нее нарочно разговаривал на русском языке и нарочито строго обращался с Бернаром.

Сверху прилетела холодная капля и ударила ее по щеке. Вторая такая же капля забралась за шиворот…

«…Ан-н-аа… Ан-нна-а…»

Младшая встряхнула головой, как будто ей в уши попала дождевая вода, затем подозрительно оглянулась, но все были заняты своими делами. Бернар и не думал ее разыгрывать. Шепчущий голос растворился в шуме листвы, спрятался в стрекоте трав.

— Гроза будет, — дядя Саня указал на иссиня-черный клубок, разматывающийся над лесом. — В грозу переправляться явно не стоит…

Дядя Эвальд посоветовался с тетей Бертой. Анка подумала, что если ее сейчас положат на дорогу, она уснет прямо так, не раздеваясь, без одеяла и подушек. Оказывается, она жутко устала, до крови стерла пятку, вдобавок у нее ныли плечи и лодыжки. Нечего удивляться, что голоса начали мерещиться…

— Я и Саня пойдем к перевозчикам, — заявил дядюшка. — Попробуем арендовать лодку…

— Эви, это я пойду с Саней, а ты тоже останешься и отдохнешь, — уперлась тетя Берта. — Во-первых, здесь я командую, а, во-вторых, ты и так потерял много крови…

Не прошло и минуты, как ожидаемая река стала явью. Младшая даже ойкнула, когда за очередным изгибом тропы глубокими искрами засияла поверхность воды. Тетя Берта тихонько засмеялась, Мария потянула носом воздух. Анка тоже почуяла свежесть; она начинала привыкать, что в Изнанке смены пейзажа и климата происходили чрезвычайно резко. Только что их окутывала дремотная пахучая меланхолия, но уже осели на щеках брызги росы, и ударил по ушам ни с чем не сравнимый плеск бегущей воды. Медлительная полоса цвета индиго, вспоротая по центру несколькими, стоящими дыбом валунами, а чуть ниже по течению обрывающаяся с грохотом в трехметровую пропасть. А еще ниже в знойной дымке скапливались фиолетовые тучи и мелькали далекие молнии. «…А-н-на-а… Аа-ннн-аа…» На сей раз она от неожиданности чуть не прикусила язык, но решила пока не жаловаться. И без ее глюков забот у взрослых было предостаточно. Кроме того, вкрадчивый мужской голос произносил ее имя с таким ласковым мелодичным придыханием, что Младшая даже и не подумала испугаться.

…Она решила, что, скорее всего, шалят эти… как их… древесные малыши, что живут в дуплах…

Добрые Соседи заспорили на своем певучем языке, во все стороны указывая руками.

— Священные духи, это же Клайд… — удивился Бернар. — Анка, представляешь, это Клайд, только здесь он совсем другой, он более узкий, и скорость течения бешеная…

Младшая понятия не имела, где находится другой Клайд, но касательно течения парень явно не ошибся. Пыльная тропа упиралась в обрывистый берег, застревала среди вздыбившихся корней и растерянно растекалась по обрыву. Из пенных водоворотов торчали огрызки свай, но мост, видимо, рухнул в незапамятные времена. Анка посмотрела на грязно-коричневую кромку противоположного берега и разом испытала два противоположных чувства. Обрадовалась и огорчилась. За рекой, за болотами, в колышущейся ультрамариновой кисее вздымались силуэты гор. Где-то там, у подножий, жили люди, сдававшие внаем волшебных коней, без которых не одолеть Хрустальный мост. Все именно так, как обещал дядя Эвальд, но горы казались чудовищно далекими…

Анка чувствовала, что никогда больше не возьмет в руки книжки сказок. Сейчас она с радостью ухватила бы за шкирку Люиса Кэррола и надавала бы ему тумаков за то, что описал Зазеркалье столь уютным и милым. В Зазеркалье нет ничего уютного, убить здесь могут самым настоящим образом, и синяки тут жутко болючие, от них слезы наворачиваются.

Младшая покосилась на Бернара. Если бы впереди ждало что-то плохое, он бы уже заволновался. Однако Бернар ей только улыбнулся и ничего не сказал. После церемонии с кошками он вел себя очень замкнуто. Остальные Добрые Соседи тоже затихли, оглядывая ревущий простор.

Никто их не атаковал, но что-то здесь было не так. У глинистого обрыва, хранящего сотни ласточкиных квартир, действительно притулились две полуразрушенные хижины. Их стены из грубого камня так густо поросли вьюном и лишайниками, что издалека домишки можно было принять за камни, покинутые отступавшим ледником. Собранные из соломы и сучьев крыши почернели и прогнулись, пропуская внутрь свет сквозь множество дыр.

Младшей хотелось спать, но поддаваться усталости было нельзя. Саня с Бернаром вовсю обсуждали прелести предстоящей ночевки, а Младшая уже знала, что не заснет ни за какие коврижки. Особенно в этом кошмарном сарае.

Сарай таил опасность.

«…А-ан-нн-а…»

Нет, она уже не была уверена, что сарай опасен. Это всего лишь кучка камней с прогоревшим очагом в углу. Но как же сладок зовущий трепетный голос…

— Все верно, — тетя Берта улыбнулась, сверившись с не видимой никому картой. — Камилла не обманула. Без тропы, сквозь рощи Слеах Майт мы пробирались бы несколько недель.

— А кто там перевозчики? Люди или?.. О, дьявол… — Мария не договорила, потому что перевозчики внезапно объявились сами.

Это были коренастые женщины, росточком чуть пониже брауни, одетые в мужские грубые куртки, чулки, сапожки со шнуровкой и красные кожаные передники. Остриженные «под горшок», с плоскими негроидными носами, с прическами, спрятанными под грубые колпаки, они корчили злобные рожи И сразу напомнили Анке коварных гномов из какой-то детской книжки.

Гномки бесшумно поднялись из низких кустарников, сразу со всех сторон, отрезая пути к отступлению, угрожающе потрясая миниатюрными луками. Их оружие лишь поначалу казалось игрушечным, но на заостренных концах стрел поблескивал металл и, кроме того, около двадцати таких же свирепых матрон свесились с ближайших веток.

— Стойте очень тихо, — краем рта прошипел дядя Эвальд. — Их стрелы намазаны сильным снотворным…

Мария застыла, растопырив пальцы над засунутыми за ремень пистолетами. Анка с перепугу позабыла, как дышать. Спиной она скорее чувствовала, чем слышала шустрые перемещения в гуще листвы. Тетя Берта запела, но первая попытка прошла неудачно. Эвальд сквозь зубы подсказывал что-то хранительнице, но сам вступать в диалог не решался. Гномки хмурились, переглядывались, но не размыкали кольца.

— Штук сорок… — выдавил Саня. — Не считая тех, что наверху…

И вдруг — о, чудо! После того как хранительница издала, с точки зрения Анки, совсем уж невнятное клокотание, мелкие женщины разом заклокотали в ответ. И сразу же, словно по команде, опустили луки.

— Надо же, язык Холма! — подпрыгнул Бернар. — Так это не пикси, это Клури Каун! Вот здорово!

«Очень здорово, — подумала Анка. — Просто здоровее не бывает! Непонятно, чего он так пляшет! Еще одна такая гостеприимная встреча, — и впору памперсы заказывать…»

В метре от дороги, на ближайшем дубе зашевелился мох, и с тихим скрипом приоткрылась в коре потайная дверца. Младшая успела заметить плавно изгибавшийся вниз сводчатый коридор, освещенный гирляндой желтых фонариков. Из дверцы с важным видом выпрыгнули четверо низкорослых мужчин с раскрашенными лицами и острыми бородками. Слуги раскатали на траве цветастый коврик в форме шестигранника, в центре водрузили резное кресло с подушечками и с молчаливыми почестями приняли на руки седовласую полную даму. На лунообразном, в нездоровых старческих пятнах личике тряслись два подбородка и росли редкие усы. Окруженные морщинами глазки изумленно смотрели сквозь треснувшие очки в железной оправе. Толстуха дождалась, пока придворные укутают ее распухшие ноги покрывалом из беличьего меха, и произнесла низким контральто несколько булькающих фраз.

— Вторая принцесса септа Клури Каун позволяет нам охотиться на земле ее предков, — перевела тетя Берта. — Этикет требует, чтобы глаза наши ниже глаз Ее высочества располагались.

Вслед за Добрыми Соседями Анка плюхнулась в пыль. Теперь круглая тетка в рыжей выцветшей мантии могла наслаждаться своим главенствующим положением. Вторая принцесса носила на шее шесть рядов бус, а на сморщенных пальчиках — несколько перстней с драгоценными камнями, но от этого сходство Ее высочества с печеным, слегка подгнившим яблоком не уменьшалось.

Берта говорила довольно долго, иногда путалась, и дядя Эвальд приходил ей на помощь, но делал это вполголоса, не поднимая низко опущенной головы. Бернар и Саня вели себя точно так же, будто в чем-то сильно провинились. Младшая тоже хотела изобразить стыдливость, но тетя Берта вдруг прервала речь и потребовала, чтобы Анка и Мария кивали и улыбались.

— У них матриархат, ядрить их в душу, — не поднимая покорно склоненной головы, подал голос Саня. — Улыбайся, дочка, а то эта калоша решит, что мужики вас угнетают, и захочет вас освободить…

Младшая немедленно изобразила самую широкую улыбку, которую были способны выдержать ее челюсти. Краем глаза она увидела, как сбоку, на другом дубе, переместился кусок коры, и из дупла выглянули три совсем крошечные девчушки. Дети лесного народца не желали соблюдать придворный этикет, они пересмеивались и показывали на страшных гостей пальцами.

— Путников милостиво встречает Вторая принцесса… поскольку у Ее высочества Первой принцессы наступило время сна… а подданных нельзя оставлять без лучезарного руководства… — отрывисто переводил Бернар.

— Неплохо задумано, — усмехнулась Мария. — Круглосуточное присутствие монарха, фиг расслабишься!

— Ее высочество благодарно за нижайшее подношение. Трава Ахир-Люсс высоко ценится лекарями и пользу окажет, однако, нет ли у отважной принцессы из мира Измененных немного табаку? Аня, кивни, это тебя спрашивают! Ну, кивни же!..

Младшая истошно закивала, чувствуя себя пупсиком на ветровом стекле автомобиля. Одновременно она чувствовала себя грязным головастиком, потому что дождь поливал все сильнее, и сидеть уже приходилось в раскисшей колее. Подданные Второй принцессы благоразумно попрятались в своих дубовых квартирах, а четверо ближних лакеев развернули над колпаком царственной особы четырехугольный тент. Ее высочество никуда не торопилась, по Пыльной тропе бежали ручьи, и очень скоро гости изрядно подмокли.

— Бернар, скажите же ей, что я никакая не принцесса!

— Тсс!.. Она считает тебя Первой в нашем посольстве, потому что ты — самая молодая из женщин. По понятиям Клури Каун, ценности септа передаются по материнской линии, и, стало быть, табак должен быть у тебя.

— Табак здесь — огромная редкость, большинство местных понятия не имеют, как выращивать это растение… Ух ты!.. Ее высочество говорит, что несколько ее храбрых подданных шесть лет назад поднимались в Измененный мир и добыли много табака, но теперь запасы подходят к концу…

— Стало быть, пробираются, бесенята! — сварливо проворчал Саня. — А мы-то гадаем, откуда полтергейст берется…

— Аня, покажи ей горизонтально один мизинец, — всколыхнулся вдруг дядя Эвальд. — Это будет означать, что ты готова насыпать в табакерку на такую глубину…

Младшая выставила палец. Принцесса немедленно сложила четыре пальца, собираясь, видимо, долго и со вкусом торговаться. Дядя Эвальд застонал, хранительница Традиций кланялась и говорила извиняющимся тоном.

— У Берты нет столько табака… — простонал Бернар. — Чертова Камилла, не могла предупредить!

— У меня есть сигареты, — неожиданно вспомнил Саня. — Непонятно зачем таскаю с собой, вот и пригодились!

Он уже полез в карман, но глава септа его решительно остановил. Кажется, тете Берте удалось достигнуть компромисса, и вскрытая пачка ее любимой отравы перекочевала на коврик лесной атаманши. Та приложила щепотку черных листьев к сплющенному носу и закачалась в своем креслице, изображая экстаз.

— Ее высочество разрешает тебе убить в пищу одного оленя и взять для переправы одну из больших лодок, кланяйся! У них женщины — главные, с нами даже не будут говорить!

— Кланяйся и улыбайся! Улыбайся, но не смейся! Кланяйся, но не вставай! Не вставай, но делай вид, что приподнимаешься!

Младшая окончательно запуталась в наставлениях. Она судорожно пыталась изобразить реверанс и счастливую улыбку, не вставая с колен, в то время как ее спутники вольготно развалились в луже. Ее высочество жадно набила трубку, слуга выхватил щипцами из горшочка искрящий уголек. Когда правительница блаженно выдохнула первую порцию дыма, по роще пронесся благоговейный вздох.

— Ее высочество говорит, что выбранный путь далек и труден. Мы не встретим врагов среди разумных, ибо, благодарение Священным духам холмов, нет в Зеленой стране кровной вражды. Однако никто из ее знакомых и подданных не проходил по Пыльной тропе так далеко на восточный материк… Ее высочество спросила, зачем мы здесь, и тетя Берта сказала правду, что мы спустились за помощью, чтобы вырвать из застенков твоего брата… Подданные принцессы далее не помнят, что такое тюрьма… Ее высочество спрашивает, хорошо ли будет, если погибнут шестеро достойных человек ради жизни одного, юного, который не принес еще пользу своему фину? Аня, отвечай, она спрашивает тебя…

У Младшей во рту внезапно стало очень сухо, язык распух и мешал произнести хоть слово. Дубовая роща Слеах Майт прекратила петь, установилась гнетущая тишина, прерываемая лишь стуком дождевых капель. Младшая не сомневалась, что лесные малыши не понимают русский язык, но плечом к плечу с ней находились те, кто понимал его прекрасно. Хранительница Традиций тоже напряженно ждала и впервые ей не улыбнулась.

Бернар тоже ждал и не улыбался.

— Передайте Ее высочеству… Я не считаю… что жизни уважаемых кровников можно продать за жизнь одного моего брата. Передайте Ее высочеству, что мы спасаем не просто моего брата, а человека, способного вылечить тысячи больных людей.

— Принцесса спрашивает: твой брат — великий травник?

— Нет… Но мой брат обладает целебной кровью…

— А если сумеешь проникнуть ты в темницу, и окажется, что в соседнем застенке томится знахарь, чей дар способен облагодетельствовать не тысячу, а десять тысяч смертных?

— Я… я сделаю так… — Анка чувствовала, как кровь отхлынула от щек. Противная толстуха не зря носила свой титул; она только притворялась тупой и медлительной. — Я поступлю так, как решат мои спутники, Они старше меня и мудрее.

Лесная начальница задумчиво пожевала губами, перебросилась парой фраз с Бертой.

— А зачем вам лечить тысячи больных?

— Как понять… — растерялась Младшая. — А зачем тогда жить, если не спасать других?

— Ответить вопросом на вопрос — это самое простое для изворотливого ума.

— Уфф! — Младшая потрясла головой, смахивая воду. Вот чего она не ожидала — так это философских диспутов с пигмеями, заселявшими дупла деревьев. — Ну… людей просто надо лечить, чтобы они жили дольше, чтобы не умирали рано… Тогда они сумеют дольше работать и сделают для других еще много хорошего… — Она замялась, потому что после перевода Берты на лице принцессы не отразилось ровным счетом ничего.

— Значит, обычные спасают от гибели и болезней своих кровников, чтобы те делали много хорошего? Я правильно повторяю мысль?

— Ну да… правильно… — Младшая чуяла какой-то подвох, но друзья не желали приходить к ней на помощь. — Нет, не только…

— Но ваша Третья принцесса, — толстуха кивнула на Берту, — утверждает совсем иное. Она говорит, что чудесные черепахи исцеляют лишь несколько септов очень богатых людей, которые не делают для тысяч умирающих ровно ничего хорошего… Напротив, по вине этих людей случилось много смертей и несчастий. Зачем же ты рвешься им помогать? Зачем твой брат помогает им? Зачем ты обманываешь нас? Разве народ Клури Каун принес тебе зло? — Принцесса выпустила струю дыма. Черные глазки за линзами очков смотрели пристально, не моргая.

Мария выругалась на английском, начала что-то сердито выговаривать Берте. За Берту немедленно вступился дядя Эвальд.

— Мария ругается, что тетушка рассказала про Эхусов, а дядя Эвальд ей сказал, что здесь ее миллионы и ее самомнение гроша не стоят, потому что в Изнанке играют роль совсем другие ценности, — шепнул Бернар. — А обманывать здесь совсем нельзя, можно промолчать или сказать хитро, но не лгать. Это одна из главных Традиций, потому здесь все живут в мире.

— Я не хотела обманывать, — сказала Анка. — Я говорю, как думаю…

— Ее высочество говорит, что табак превосходен. Она хотела бы сделать для нашей Первой принцессы нечто приятное, — почтительно поклонился Анке Бернар. — Ее высочество предлагает тебе в подарок уздечку, чтобы поймать Кабилл-Ушти…

— Уздечку? — Младшая почти примирилась с очередной бредовой идеей; по крайней мере безумие охватило всех одновременно. — Передайте Ее высочеству, что я в восхищении. Уздечка — это как раз то, о чем я мечтала…

— Нужно серебро, много серебра! — ответила тетя Берта. — Просто так здесь ничего не дарят, необходим встречный подарок. Камилла предупредила, что серебро и золото здесь принимают повсеместно. У меня еще остались два колечка и, кроме того… — Тетушка улыбнулась Бернару. — Твоя мама разрешила взять кое-что из ее безделушек.

— У меня тоже найдется серебро, — наездница потянулась расстегнуть ворот, но снимать цепочку ей не пришлось.

Слуги вынесли изнутри дерева круглый туесок с плотно притертой крышкой и поставили его на обочине. На Пыльную тропу никто из них так и не наступил.

— Открой, — кивнула хранительница. — Покажи, как ты счастлива…

Младшая показала счастье. Стоило приоткрыть туесок, как изнутри раздалось постукивание, бряцание, и по ладоням разлился слабый голубоватый отсвет. Там действительно находилась сложенная уздечка, но более странного кожаного приспособления Анка в своей жизни не встречала. Уздечка вздрагивала, как живая, а широченный трензель тоненько звенел.

— Ее высочество советует намотать уздечку на пояс, под одеждой…

Вторая принцесса величаво махнула пухлой ладошкой, и набежавшие слуги утащили ее в королевские покои, вместе с креслом. Некоторое время в тишине Анка слышала лишь дыхание Бернара и стук капель по листьям. Лесной народец испарился, не оставив малейших следов; только невесомое благоухание табака висело над тропой, и слегка царапалась изнутри туеска о кору дикая уздечка.

Саня первый поднялся, помог встать старикам, вытряхнул воду из сандалий. Потом все обступили Анку с ее загадочной добычей.

— Не нравится мне это, — нахмурилась Мария. — Совсем не нравится. Не люблю я, когда не понимаю… Эвальд, может быть, девочке лучше выкинуть эту дрянь?

— Боюсь, что уже поздно. Ладно, пойдемте за лодкой, пока не стемнело.

— Но вы хотя бы в курсе, где та лошадь, которую предстоит взнуздать?

— Молите вашего бога, чтобы не пришлось с ней встретиться, — очень серьезно сказал глава септа. — По нашим сведениям, наверху Кабилл-Ушти вымерли тысячу лет назад. Молите всех богов, чтобы Вторая принцесса пошутила, и они действительно вымерли. Иначе нас не спасет никакая уздечка…

Глава 17

КАБИЛЛ-УШТИ

— Никакой стрельбы! — стояла на своем тетя Берта. — Любого зверя мы отгоним песней! Как вы не понимаете, что запах огнестрельного оружия для местных жителей — все равно что отработанный плутоний у вас под кроватью…

— Прикажете вырезать деревянные мечи? — с издевкой осведомилась наездница. — Тогда поручите это детям, я уж как-нибудь обойдусь!

— А нам что делать? — спросил Бернар.

— Вы заготовите дрова, разожжете костер… Я надеюсь, молодой человек, не так давно прошедший Ритуал Имени, не забыл песню оленя? — Дядя Эвальд изобразил явное сомнение.

— Не забыл!

— Вот и прекрасно. Подманишь, усыпишь, зарежешь и освежуешь. Приготовление оставим тете Берте, у нее это получится лучше.

— Хорошо, дядюшка.

— Бернар, я в эту халупу спать не пойду, — взмолилась Младшая. — Лучше вернемся в лес и построим шалаш…

— Мне тоже здесь не нравится, — парень поводил ноздрями, как лис, почуявший охотников. — Но это всего лишь нервы, ты переутомилась! Поверь мне, здесь нет зверей-каннибалов. А если бы водились, я бы их к тебе не подпустил.

— А эти? Которые в деревьях?

— Они — мирный народ. Мы возьмем у них всего лишь одного слабого олененка, и то поделимся…

…Это нервы. Я переутомилась. Просто нервы. А Бернар со мной ведет себя совсем как мама…

Анка собирала сухие сучья для костра и следила глазами за взрослыми, пробиравшимися вдоль берегового обрыва. Спины тети Берты и Сани уже превратились в крошечные цветные пятнышки. Мария соорудила для дяди Эвальда постель в одном из домиков; оказалось, что старик может лежать только на животе. Он никого не подпустил к своим ранам, попросил накидать сверху него одежды, лег и затих…

Анка едва не подпрыгнула, когда из кустов, пошатываясь, выбрался Бернар с тушей красного олененка на плечах.

— Как ты его поймал?

— Очень просто. Он сам ко мне пришел. Я всего лишь остановил ему сердце… А ты умеешь свежевать дичь?

Бернар улыбался и шутил, очень довольный своей сноровкой. Анка двигалась механически, помогала Марии налаживать вертел, срезать шкуру, а сама думала про способы охоты.

…Интересно, милый, а мне бы ты сумел остановить сердце?..

— Во дают, как мы такого слона скушаем! — издалека, из лодки, засмеялся Саня. — Вы прямо как настоящие индейцы!

Он помахивал веслами, а тетя Берта сидела на руле, баюкая на коленях корзину, полную ягод. Оба успели насквозь промокнуть. От попадания бесчисленных дробин дождя река покрылась миллионами морщинок, хлесткий ветер налетал порывами, в семи метрах видимость полностью исчезала. Лодку им предоставили здоровенную, на три пары уключин, с мачтой и скатанным парусом. Сане повезло, что пристань находилась выше по течению, теперь течение само их несло, оставалось лишь не промахнуться и грамотно причалить…

— В грозу нечего и думать! — перекрикивая вой стихии, ответила Мария. — Как переговоры?

— Обошлись без стрельбы, — улыбнулся Саня, бросая веревку. — Велено привязать на том берегу… Милейшие люди, рекомендовали нам ни в коем случае не ночевать на берегу…

Анка вздрогнула.

Из домика, прихрамывая, выбрался дядя Эвальд, перебросился парой фраз с Бертой. Бернар перевел для Анки:

— Там рыбачьи дома… Кровники из другого септа Клури Каун. Они обычно селятся одиночками… Ага, до сих пор имеют родственников наверху, но те так и не смогли адаптироваться к обычным, скрываются в старых постройках, играют в призраков… К себе Клури не позвали, в лесу ночевать принцесса не приглашала, до восхода желтой луны лучше в реку не соваться… А на берегу можно отдохнуть, но не стоит спать, потому что шалят всякие…

— Спать будем по очереди, — постановила тетя Берта.

Общими усилиями судно выволокли на берег. Потом все вместе набились в хижину, где сбоку в потолке была здоровенная дыра, и кое-как развели под ней второй костер. Очень скоро домик прогрелся, стало почти уютно и совсем не страшно. Пол здесь покрывал толстый слой сухих листьев, соломы, под соломой шуршали полевки, но мышей Анка не боялась. Она согрелась и задремала. Вот только было стыдно, что она оказалась таким рахитом и не помогла тете Берте, которая колдовала в углу над раненым кровником. Дядя Эвальд держался молодцом, но когда тетушка вернулась к костру, на ней лица не было.

Никто не стал спрашивать. Эти Добрые Соседи вообще порой вели себя чудаковато…

Когда мясо поджарилось, Анка поняла, что не в состоянии сама даже откусить кусочек.

— Кто такие Кабилл-Ушти? — из последних сил борясь со сном, осведомилась она.

— Водяные кони, — лаконично ответил Бернар.

Он отрезал ножом тонкие дольки оленины и опускал Младшей в рот. С другой стороны костра, на куче листьев, Саня точно так же угощал Марию.

— Потрясающе, — хохотала наездница. — Лет сто никто за мной так не ухаживал…

Потом она поднялась и в полной темноте ушла к берегу мыться. Дождь колотил по дранке, по полусгнившей двери, как тысяча барабанщиков, река ворочалась и пыхтела в ставшем ей узком русле. Три четверти неба заволокло тучами.

— Ох, нельзя мне было к вам ехать… — вдруг вырвалось у Младшей. Она задрала свитер и закрутила вокруг пояса уздечку. Так просто, на всякий случай.

— Это почему? — Бернар замер с ножом в руке.

— Так уж… — Младшая отвернулась. — Ты не думай, это не из-за вас, совсем наоборот.

— Из-за мамы?

Младшая мелко покивала, не поворачиваясь. Саня подкинул в огонь подсохших веток. Все равно часть дыма не уходила вверх, у Младшей щипало глаза. Лиловая луна недобро подмигивала сквозь разрывы в тучах, река превратилась в бормочущее сонное чудовище, а невидимые дубы, казалось, придвинулись ближе и шарили по воздуху ветвями, как ослепшие циклопы.

— Я когда с Валей в последний раз говорила, мама себя опять хуже почувствовала… — бубнила Анка. — Поскольку надо было еще весной лечь в больницу, а в суматохе-то закрутились и переезд затеяли. Но самое худшее, мама расстроилась, что дом весь разворовали. Она ведь на нас с Валькой надеялась…

Бернар придвинулся и щекой погладил ее по плечу. Анке нестерпимо хотелось повернуться и зарыться ему в грудь лицом, но у костра нес вахту дядя Саня. Раньше Саню Младшая почему-то не стеснялась, считала его своим, но после событий в мраморной пещере весельчак внушал ей робость. Он был Фэйри, и в то же время — русский. Много шутил, никогда не спорил со стариками, но внутри оставался себе на уме. С Марией было общаться даже проще. Ведь наездница никогда и не скрывала своих побуждений. Она честно заявляла, что ищет выгоду только для людей Атласа…

Анка не могла отделаться от ощущения, будто Саня притворяется. Она не могла разобраться, в чем его притворство, честно старалась выбросить нелепые мысли из головы и даже пожаловалась Бернару но он проявил редкую бестолковость…

— Ты же говорила, что Лукас ее устроил в больницу в Петербурге?

— Устроил, конечно… Только она до сих пор туда не пошла. Уперлась, мол, сперва меня дождется. А так долго ей нельзя, вот кровь снова плохая…

— И как теперь поступить? Ведь мой папа предлагал, чтобы она в Британию лечиться приехала!

— Ты же ее видел, она упрямая и боится всего. Например, я ей даже не стану объяснять, кто такие фэйри, все равно не поверит, еще больше испугается. Она и так подозревает, что с колдовством связаны…

Глаза Младшей окончательно сомкнулись.

— А чем так страшно колдовство? — невесело засмеялся парень, но развивать тему не стал, улегся рядом, голова к голове.

— Бернар, а почему брауни называют наш мир Измененным?

— Они считают, что тысячи лет назад вселенная жила по правильным законам, а теперь изменилась. Люди расплодились и все испортили…

— Бернар, посиди со мной еще…

И Младшая провалилась.

«…Ан-на-а… Ан-н-аа-а…»

Она силилась разомкнуть веки, но ничего не получалось. Краем сознания Младшая цеплялась за реальность, отдавала себе отчет, что лежит, закутанная в плед, под курткой Бернара, возле переливающихся жаркой радугой углей костра. Добрых Соседей подле нее не было, все куда-то вышли, зато рядом дышал кто-то большой, сильный и по-настоящему добрый. Не хитрец и не обманщик, как все остальные взрослые, а самый родной и близкий человек, от которого уж точно не захочется убежать…

Анка улыбнулась и протянула ему руку.

«…Аа-нн-на… Ан-нн-на…»

Его ладонь приятно холодила, и в то же время обожгла ее. Младшая вспыхнула до корней волос. Мгновением назад она намеревалась спросить у ночного незнакомца, почему он только повторяет ее имя и больше ни слова не говорит, но после прикосновения и так все стало ясно.

К чему бессмысленные слова, когда счастье совсем в другом?..

Младшая осмелела и подняла глаза на парня, присевшего подле нее. Ей вдруг стало необыкновенно стыдно за свои мысли. Потому что он был красив, он был дьявольски красив именно той мужской красотой, отсветы которой она порой ловила в модных журналах или угадывала в киноартистах. Но ни один киноартист не отражал полностью ее идеал… Это был он. Смуглый, высокий, с мелкими каштановыми кудряшками, обрамлявшими высокий лоб, может быть, чуточку излишне высокий лоб, но это не делало его хуже. Влажные, трогательно-выпуклые глаза смотрели на Анку с выражением бесконечного почтения и трепетной робости. Он почти сразу отдернул руку, словно тоже устыдился нескромного прикосновения, но Младшую буквально бросило в жар. Она не видела ничего вокруг, только его, своего любимого…

Он был наг и бос, и рельефные мышцы его сильных ног так и звали пройтись по ним ладонью. Его накачанная, лоснящаяся в пламени костра грудь притягивала Младшую с неистовой силой. Но окончательно ее покорили губы…

В точности такие, какие она искала в кино, не признаваясь об этом далее себе. Она искала их в кино, потому что в жизни давно поняла, что встретить парня с такими губами просто нереально. Впервые в жизни ей до одури, до помрачения рассудка захотелось поцеловаться с мужчиной, захотелось упасть навзничь и подставить рот под эти чувственные, слегка вывернутые, полные, как у негра, губы и позволить его языку делать в ее рту что угодно…

«…Ан-нна-а…Аа-ннн-а…»

Ночной гость произносил ее имя, как будто пил из кувшина волшебный нектар, как будто перекатывал его на кончике языка и наслаждался оттенками вкуса. От него безумно вкусно пахло, не сладко, а как раз наоборот, горько и терпко, полынью, мятой, шалфеем и тертым имбирем… От него пахло буйным ураганом трав и скоростью полевых дорог, ночевками у диких костров и плясками при полной луне…

Он был дик и непостоянен, как вода, но это был ее мужчина, который в нужный час пришел за ней…

И она пошла.

Пошла, ухватившись ладонью за кончики его крепких, удивительно твердых пальцев, не отрывая взгляда от его засасывающих, занимавших, кажется, половину лица и странно косящих глаз, не обращая внимания на вздрагивающие, прижатые к кудрявому темечку уши… И кудри его сзади оказались вовсе не кудрями, а длинными, до ямочек над ягодицами, жесткими, волнистыми косицами, так удивительно похожими на гриву…

Анка уже не стеснялась его наготы, его колоссального роста, ведь парень мечты и должен быть именно таким, могучим и сильным, способным защитить женщину от любых врагов… Анка уже не боялась того, что он мог бы с ней сейчас сделать, и даже голос мамы, обещавшей прибить на месте, не стучался в голове…

Она готова была спускаться за своим любимым в любые бездны и парить в любых облаках…

— Ах ты тварь! Маша, стреляй, стреляй скорее!!

Потом отрывисто закричали по-английски, а дальше — на языке Долины.

— Саня, не дай ему прорваться к реке! Не пускайте эту гадину в реку, а то девочке конец!!

Что-то щелкнуло у Анки в висках. Она распахнула глаза и обнаружила себя стоящей среди гнилых коряг, по колено в обжигающе холодной воде. И почти сразу она начала заваливаться набок, поскольку оказалось, что ноги не слушаются и руки тоже отказали. Кто-то больно передавил ей ребра, подхватил поперек живота, черное зеркало реки опрокинулось вертикально, в лицо понеслись частые пенные барашки, вспыхнули и закрутились звезды…

Снова крики на английском и резкий, противный до рвоты, запах конского пота.

— Держи его!

Вспыхнула осветительная шашка, над клубками прибрежных коряг поплыл оранжевый дым. Только теперь Младшая с ужасом поняла, что нет больше ни хижины, ни теплого костра, ни дыхания Бернара. Она каким-то неведомым образом, не просыпаясь, ухитрилась покинуть убежище и, не сломав себе шею, спустилась в полном мраке по крутому глиняному откосу. Дождь почти кончился, глина сползала в бурлящую переполненную реку целыми пластами. Где-то потерялась левая кроссовка, по коленям больно хлестала трава, передавленные легкие со свистом втягивали воздух.

Прекрасный юноша не исчез, но до крайности изменился. Его чудесная загорелая кожа проросла жестким серым волосом, плечи стали покатыми, бедра превратились в узловатые колонны с копытами. Он продолжал цепко держать Младшую под мышкой, с такой силой сдавливая ей грудь, что перед глазами у нее уже носились темные круги, и шагал против течения, норовя нырнуть в глубину. Но от большой воды его отсекал Саня, размахивая перед носом полужеребца горящей головней.

Кабилл-Ушти всхрапывал, его мощные ребра раздвигались, причиняя Анке дополнительные страдания, острые лошадиные уши поднялись над косматой гривой. Он с ворчанием шагал навстречу потоку, с каждой секундой все отчетливее приобретая лошадиные черты. Оступаясь и падая, Саня бежал параллельным курсом, головня в его руках остывала, забрызганная водой.

— Пусти девку, сукин сын! Я те покажу!.. — раздалось с берега. С обрыва наперерез кубарем катилась Мария, подняв над головой шипящую осветительную шашку, а по следу Анки, шлепая в грязи, бежал Бернар.

Но первым к месту событий подоспел… дядя Эвальд. Фантастическим образом проскакал по корням, ни разу не запнувшись, и прыгнул с крутого бережка демону на шею.

Человек-конь пошатнулся, головня Сани тут же попала ему в щеку, и Кабилл-Ушти с ворчанием отпрянул назад. В ярком свете Младшая совсем близко увидела скользкую, бледно-серую кожу в прожилках вен, затем демон повернул к ней то, что совсем недавно было гладким лицом изнеженного большеротого юноши, с такими печальными и обольстительными глазами…

— Ах, сукин сын! — Саня вылетел из воды, повис у человека-коня на гриве.

Мария материлась на трех языках сразу, Бернар рычал, как взбесившийся пес.

Гигант упал на колено и высоко заржал, только нога его сложилась в суставе не вперед, как у человека, а назад. Дядя Эвальд висел, вцепившись в лохматые уши, стараясь добраться до набухших безумных глаз. Анка спиной чувствовала, как раздувается стальная грудная клетка, но в ушах у нее громыхало лишь собственное сердце. Ее ноги, как у марионетки, беспомощно болтались из стороны в сторону.

— Маша, стреляй в сустав!

— Ах, гнида такая, ты кусаться?!

Тетя Берта истошно вопила с обрыва, показывая в реку. Лиловая луна глумливо хихикала из-за туч.

Один за другим четыре выстрела. Демон взбрыкнул и повалился лицом вперед, придавив Саню. Оба завопили одновременно. На миг лицо Анки оказалось под водой; она испугалась, что утонет вместе с человеком-конем, но он тут же подскочил, как ванька-встанька, и с глухим ревом кинулся в глубину.

Саня не выпустил его даже под водой, он висел, намертво вцепившись в гриву, левой рукой наотмашь нанося удары ножом. Кабилл-Ушти задрал лицо вверх и был вынужден отпустить Анку, чтобы защитить то, что было уже совсем не лицом. Серая конская морда, вся в пузырящейся крови, с жутким оскалом и вытекшим на щеку глазом, пронеслась перед ней, и Анка со всего размаху шлепнулась в пенящуюся пучину. В другую сторону полетел дядя Эвальд.

Удар был так силен, что несколько секунд Анка не могла вдохнуть и была уверена, что чем-то насквозь пробила спину. Потом ее плечо угодило в стальной захват, и очнулась она уже на руках у наездницы. Впрочем, та довольно грубо перебросила Анку на мелководье, а сама ринулась помогать мужчинам. Здесь глубины было сантиметров тридцать, но течение несло палки и всякий мусор с такой силой, что подняться Младшей удалось лишь с третьей попытки. Очень болело все тело, но тут тетя Берта запалила еще одну шашку и, разглядев, что творится в воде, Анка мигом позабыла про собственные невзгоды.

Демон собрал силы и сделал отчаянную попытку прорваться в родную стихию, толкнулся задними конечностями, но поскользнулся и снова упал, потому что Бернар руками и ногами обхватил его ногу. Парень сковывал движения жеребца, мотаясь вместе с ним из стороны в сторону. Тот норовил спихнуть неожиданный груз свободной ногой, но передние конечности еще не трансформировались окончательно и не держали демона на плаву.

— Стреляй, Маша!!

В стороне, на коленях, опустив голову, полз к берегу дядя Эвальд. Тетя Берта, неловко оскальзываясь, спускалась навстречу родственнику по мокрой траве.

— Ах, чтоб тебе, скотина!

— Саня, пустите его, пусть уходит! — Это голос Бернара.

— Машка, в морду целься! Вот, сука, он мне ногу прокусил!

Еще два сполоха выстрелов. Кабилл-Ушти верещал, как кабан-подранок, но не сдавался. Младшая только поняла, что Саня выбил демону правый глаз и подбирается уже к левому, когда серый дьявол опрокинулся на бок и покатился, погребая Саню и Бернара под себя. Его руки успели удлиниться вдвое и вместо ладоней заканчивались широченными волосатыми копытами…

— Не-ет!! — Анка сама поразилась собственному крику, когда одно из копыт задело Бернара. Прежде чем свалиться в реку парень несколько раз перекувырнулся в воздухе.

— Нет смысла! — Мария выстрелила еще раз, затем согнулась и встала, как уставший футболист, упираясь ладонями в колени; в отсветах луны Анка видела струи воды, стекающие с ее мокрых свалявшихся кудрей. — Саня, брось его, эту сволочь пули не берут!

К счастью Анки, Бернар вынырнул, отплевываясь, и снова ринулся на помощь кровнику. Тетя Берта кое-как вытащила на сухое место Эвальда, дядюшка отхаркивал воду, его легкие хрипели, как меха у рваной гармоники. Там, где Саня в одиночку продолжал сражение, поднимались маленькие цунами, мешающие разглядеть противников.

— Он растет, сволочь, он растет!!

— Нельзя… — Дядя Эвальд укрепился на четвереньках. — Нельзя его отпускать, он не даст нам переправиться, перевернет лодку…

— О, майн гот, но как его прикончить?! — Мария отшвырнула пистолет на берег и отважно кинулась туда, где взлетал трехметровый столб брызг и слышалась непрерывная матерщина. В обеих руках она держала зазубренные охотничьи ножи. Ночное светило, словно заинтригованное редким зрелищем, растолкало тучи и сонной перекошенной личиной отразилось во взбаламученных омутах. Человек-конь застрял где-то на середине своего жуткого превращения; видимо, на мелководье он не мог окончательно обернуться жеребцом. Задняя часть его крупа окрепла, округлилась, достигнув почти титанического размера, как у тех коней, что Анка видела на Аничковом мосту в Петербурге, башка тоже разрослась, а между массивной холкой и задницей все оставалось тонким, словно недоделанным. Даже шерсть выросла клочьями, и между этих пепельных пятен блестела потная черная кожа, изрезанная ножами. Мария подоспела очень вовремя, ухитрилась запрыгнуть на спину демону и со звучным хеканьем принялась полосовать его своими тесаками. Несмотря на фонтаны крови, порезы моментально затягивались. Однако Саня и Бернар получили минутку передышки…

— Бернар, ремень затягивай!… — хрипел из воды Саня. — Маня, не давай ему подняться, сухожилие режь!…

Тетя Берта сосредоточенно напевала одну из своих нудных песенок: Анка подумала, что старушка потихоньку сходит с ума.

Она ухватилась за скользкую корягу и, сжав зубы от боли в ребрах, выкатилась на край твердой земли. «Ой, мамочки, как же встать-то… Надо встать, — причитала она. — Надо встать… Ой, мамочки…»

Она набрала полную кроссовку грязи, джинсы весили сто килограмм, весь правый бок саднило так, будто по нему прошлись наждаком.

— Бернар, ноги береги, кусается! А-а-а!!

Но Анка не слышала, что ответил Бернар, потому что у нее началась очередная галлюцинация. Она чуть не расплакалась от бессилия и ненависти к себе. Только что приняла жеребца за красавчика из мексиканских сериалов и чуть не погубила всех своей тупостью, и тут же — новая напасть…

Крутой обрыв над ее головой осветился множеством маленьких фонарей. Там в два ряда, положив стрелы на тетивы луков, чинно дожидались конца драки малыши Клури Каун. Серебряные застежки их красных кожаных курточек сверкали и переливались, как близкие звезды. Раздвинув собратьев, вперед выбралась низкорослая и кособокая тетка в высоком колпаке и длинноносых сапогах на каблуках. На плече она придерживала здоровенный арбалет.

— Уздечку, Анка! Скорее, уздечку!!

Ахнув, позабыв про свои мелкие невзгоды, Младшая кинулась в поток. Ей тут же угодило чем-то твердым по затылку, в нос попала вода, но она сумела вынырнуть и на ходу потянуть с пояса туго завязанный кожаный ремень. Уже разматывая, поняла, отчего так больно было раньше — удила передавили ей ребра…

— Аня, скорее, он растет! — вопил Бернар.

Вместе с Саней они ухитрились обернуть вокруг шеи раненого демона поясные ремни, и теперь висели с двух сторон, не давая ему задрать. Мария, мокрая до нитки, каким-то чудом удерживалась над скачущим крупом и ухитрялась непрерывно наносить жеребцу новые раны.

Уздечка фосфоресцировала в темноте. Стоило Анке взяться за мокрую кожу, как остальная часть не ушла под воду, а вытянулась в сторону и вверх, свободно раскачиваясь, как дрессированная кобра перед факиром.

— Анка, надевай! Надевай, пока зубы держим!!

— Аня, быстрее! Это только твоя уздечка! — внезапно из мрака возник дядя Эвальд. Он подтолкнул ее к морде коня, а сам нырнул вниз, целясь ножом в сухожилие на передней ноге. — Если ты сама накинешь, нам удастся его скрутить!

Подводная атака Эвальда достигла цели. Чудовищный жеребец снова поскользнулся и грохнулся на бок, едва не придавив Марию. Анка кинулась вперед, по щиколотку проваливаясь в ил, обеими руками сжимая уздечку. Кабилл-Ушти разинул пасть, нож Сани воткнулся ему между зубов, Бернар потянул вниз его нижнюю челюсть, а Младшая с ревом упала сверху, просовывая в горячую глотку сталь.

Хрипы демона моментально стихли. Он еще вздрогнул несколько раз, попытался лягнуть Марию, но сопротивление было сломлено. Младшая, не веря в происходящее, застегнула на челюстях гиганта капсюль и потянула его за собой, туда, где подпрыгивали от нетерпения жители дубовой рощи. Водяной монстр мог бы убить ее одним ударом копыта, но не сделал даже попытки вырваться. Он покорно взобрался по склону, подволакивая раненую ногу, а наверху, на сухом месте, упал, выдыхая черную кровь. Анка так и не успела разглядеть, какое жуткое создание она ведет в поводу…

Потому что женщины Клури Каун оттеснили ее, они уже тащили сети и веревки, они с радостным визгом опутали ноги гиганта, накинули ему на морду мешок. Вторая же принцесса не сидела больше на троне, а лично явилась поклониться спасительнице и что-то долго бормотала…

— Ага, расслабился, гад, привык таскать диких пони с водопоя! — Саня кряхтел, сдерживая стоны, пока тетя Берта обрабатывала ему прокушенное бедро.

— Он просто не ожидал, что всем скопом навалимся!

— Аня, ты что? Ну, натерпелась, бедная!

— Не плачь, девка! Верь-не-верь, теперь прорвемся!

Младшая не могла не плакать. Она смотрела, как стайка фонариков рывками удаляется в чащу, волоча за собой связанного, голого, избитого человека. Жеребец претерпевал обратные превращения. Сквозь частую сеть на нее глядел тусклый укоряющий глаз.

— Бернар, что с ним будет?

— С кем?! — Бернар, сдерживая стон, погрузил в горячий отвар израненные кисти рук. — А, с ним… Теперь его подвесят в сети к верхушке дерева. Тетушка говорит, что это единственный способ убить демона реки: не подпускать его к воде. Ты что, жалеешь его? — Парень беспомощно потерся о ее плечо. — Ты не понимаешь! Он воровал прирученных пони, коз, и даже уволакивал на дно детей народа Клури Каун. Теперь он будет много дней умирать на вершине дуба и, благодаря его стонам, другие Кабилл-Ушти будут знать, что их ждет у переправы…

Дядя Эвальд присел возле Анки и ласково обнял ее. Младшая чувствовала, как с ее одежды комьями отваливается подсыхающая глина.

— Ты ведь плачешь потому, что он тебе показался разумным, так?

— Ага… — Анка еще сильнее зашмыгала носом. — Он… он был совсем как человек…

— Наверняка очень привлекательный, верно? Он большой хитрец, умеет читать чужие желания. Но это не делает водяного коня разумным. Он не разумнее собаки, которая тоже читает желания хозяина, не намного умнее попугая… Попугай ведь тоже умеет повторять всякие слова, верно? А Кабилл-Ушти — своеобразное существо, он описан в легендах как очень опасный мимикрирующий хищник, опасен именно тем, что не различает людей и животных… Когда-то, очень давно, они жили в Верхнем мире, но люди их полностью истребили. Возможно, если бы их не перевешали на деревьях, то через миллион лет они набрались бы разума… Н-да… Остались только сказки, в которые никто не верит. Так что нам вдвойне повезло! — Дядя Эвальд говорил нарочито бодрым голосом. — Мы остались живы и встретили самого настоящего водяного коня…

«Нам повезло, нам повезло, я не буду плакать, — механически повторяла Анка, пока Мария и Бернар с усилием налегали на весла. — Нам вдвойне повезло, не буду плакать, теперь никто не будет кушать пони, и мы доберемся до этой чертовой таверны, там поспим, поспим, поспим…»

Но толком поспать ей не довелось еще долго.

Глава 18

ХИЩНОЕ ВРЕМЯ

Примерно так Младшая представляла себе по книжке загадочные баскервильские болота. Шафранно-желтые кочки чередовались с бурыми, заросшими неопрятной травой прогалинами. Кое-где среди торфяников торчали чахлые приземистые ивы, или вдруг колосились рощицы высокой, в рост человека, пушицы. Стаи непуганых уток всех пород с противным кряканьем носились над камышами и над блестящими затоками. Голенастые серо-белые цапли задумчиво вышагивали по колено в антрацитовой жиже. Выводки тетеревов шумно вспархивали из сиреневых кисточек вересчатника. Где-то замычала корова, затем донеслось тюканье топора. Несмотря на угнетающий пейзаж дышалось здесь легко.

Младшая жмурилась от удовольствия.

Она впитывала звуки, точно пила целебный нектар. Самый обычный собачий лай, липкое жужжание насекомых, посвист ветра и пиликанье пернатых в гнездах, но Младшей этот незамысловатый шум казался райской мелодией.

Никакого ржания.

Никаких больше оборотней…

Экспедиция шагала по твердой земле. Вдоль обочины простирался низкий каменный забор, а за забором металась стая собак, совсем не таких, как волшебный Черный пастух. Эти псы размерами были не больше эрдельтерьера, их шелковистая, завитая шерсть отливала пронзительно яркими голубыми и красными цветами. На фоне бурого, тающего во мгле болота тявкающие псы смотрелись как яркие мазки на загубленной палитре.

Собак становилось все больше. Негромко поскуливая, вытянув удлиненные умные морды, они сопровождали гостей, труся со своей стороны изгороди.

— Охотничьи псы Отрядных эльфов, — возбужденно шепнул Анке Бернар. — Они не кусаются…

— Откуда ты знаешь?

— Нам рассказывали про них, это особая порода! — Бернар заговорил с неожиданной гордостью. — Они выслеживают…

Но Анка так и не услышала продолжения, потому что раздался пронзительный свист, и собачья стая мгновенно снялась с места.

Тетя Берта повернулась и хлопнула в ладоши.

— Не расслабляйтесь, ночевать на дороге слишком опасно. Мы обязаны до темноты выйти к постоялому двору. Камилла обещала, что таверна находится в трех часах пути!

Сколько Младшая ни вглядывалась, впереди так и не возникало ничего, похожего на гостиницу. Иногда встречались развалины древних построек, заросшие мхом, раза три попадались отшлифованные каменные круги со странными спиральными узорами и каменными же плитами, поставленными на попа. Один раз посреди каменного круга обнаружился смуглый мужчина, раскрашенный, как натурщик после сеанса боди-арта. Диаметр каменного круга раза в три превышал цирковую арену, на его рябой, разглаженной дождями поверхности четко выделялись двухцветные спиральные узоры. Кто-то здорово потрудился, проделывая в камне борозды и заполняя их краской. В состав краски, видимо, добавляли какой-то блестящий минерал, смотрелось очень похоже на битое стекло. Мужчина ничего не делал, просто стоял, сгорбившись, глядя себе под ноги.

Анка зевала и отрешенно думала, что сверху все эти художества, наверняка, смотрятся довольно симпатично.

Бернар показывал ей на горизонте низкие круглые домики, но для Анкиного слабого зрения это было слишком далеко. Луны тускнели, подкрадывался туман, а по сторонам от дороги все так же расстилались тоскливые неуютные пустоши. Становилось прохладнее, порывистый ветер приносил пряные запахи цветущих трав и ворчание невидимых зверей. Анка чувствовала, что снова натерла ногу, она дважды садилась, пытаясь иначе переодеть носок, но на пятке уже вздулся пузырь и доставлял ей все больше страданий. Она хромала все сильнее, пока Бернар не пожаловался тете Берте, и та не применила одну из своих мазей.

Позже Саня проклинал себя, что поддался уговорам дяди Эвальда и позволил тому идти одному. Глава септа убеждал, что вполне сносно себя чувствует, что порезы на спине затянулись, и он может не только идти сам, но и взять на себя часть поклажи. Их прений никто не слушал, поскольку после ночных разборок все чертовски устали и плелись кое-как. Даже вечно настороженная Мария за три часа перехода сквозь убаюкивающую тишину потеряла бдительность.

Впрочем, ее бдительность не помогла бы в любом случае.

К тому моменту желтая луна закатилась, в сиянии ночного неба лица приобрели неприятный оттенок умбры, окружающие предметы смазались, а жирный Млечный путь начал свое угнетающе спокойное вращение. Вдали справа поднялся первый холм, покрытый россыпью огней; там находилась большая деревня. Потом такая же деревня заискрила на склоне слева, донесся отчетливый аромат жареной баранины и звуки волынки. У Младшей на ходу закрывались глаза; она поймала вялую мысль, что ей даже неинтересно, люди живут в деревеньках, брауни или какие-нибудь еще местные чудики. Возможно, они совсем не злые и пустили бы к себе переночевать. После вчерашнего совершенно не хотелось ночевать в поле…

Анка очнулась от крика. Кричала тетя Берта.

Оно возникло неизвестно откуда и несколько секунд нагоняло отряд параллельно обочине, метрах в трех от нее. В первую секунду Анке показалось, что бесформенная седая овца, поджав ноги, плывет над жидкими остролистыми кустиками. Затем оно, не издав ни звука, сменило направление и ринулось к дороге.

— Ложитесь! — рявкнула Берта. — Это Бескостный, не дайте ему прикоснуться к вам!

Грохнул выстрел. Мария упала на одно колено, профессионально поддерживая левой рукой кисть с дымящимся пистолетом. Анка была уверена, что наездница не промахнулась, она и с двадцати метров из пистолета не мазала.

Саня исполнительно рухнул животом в розовую пыль, дядя Эвальд замешкался, неловко опускаясь на колени. Видимо, быстро согнуться ему мешала располосованная спина. Бернар навалился на Младшую сзади, всей тяжестью увлекая вниз.

Звук выстрела гулял по кочкам; с истерическим гоготом вспорхнули дикие гуси, сердито захохотала сова, зашуршали мелкие твари в лужах. Бескостный не увеличил скорости, не дернулся от пули; он продолжал парить в полуметре от земли и неуклонно догонял отряд. Глотая пыль, придавленная горячим плечом Бернара, Анка пыталась разобрать, что же происходит вокруг.

Тварь не издавала ни звука, но нестерпимо мерзко воняла. Она смердела, как сто тысяч половых тряпок, забытых в мокром тазу, она пропиталась затхлостью, как забытый в затопленном подвале ковер. Субстанция, похожая на комок сероватой свалявшейся шерсти, меняя форму, перекатываясь из стороны в сторону, точно горб верблюда, приблизилась на расстояние трех метров.

— Что это, Бернар? Кто это? Ой, мамочки…

Младшая чувствовала: еще немного — и она напрудит в штаны. Ведьма Камилла была страшная, и жеребец был страшный, но они вели себя понятно хоть и не совсем по-человечески. А от одного взгляда на безногую овцу хотелось закопаться в землю и заскулить, как потерявшийся волчонок.

— Бескостный… демон Отметины, — у Бернара глаза налились кровью, Младшей через кожу передавалось шумное биение его сердца.

— Он убьет нас?

— Нет, не должен… По преданию, он ползет за тем, кого скоро ждет смерть…

— Как же… как же он ползет? Ведь мы на тропе, а Берта говорила…

— Что я-то могу поделать?! — в отчаянии воскликнул Бернар. — Я слышал про Изнанку только в песнях! Откуда мне знать, как демоны летают сквозь время?! Для него время роли не играет, он живет иначе! Лежи и не шевелись, он не должен коснуться тебя…

Мария выстрелила еще раз, с тем же результатом, стоя прямо на пути безглазого и безголового чудища. Затем упала и перекатилась в сторону, как заправский десантник. Анка в очередной раз восхитилась наездницей. Ей самой никогда в жизни не хватило бы отваги вот так, лицом к лицу, выйти даже против дикой собаки, не то что против этого…

— Эви, ложись! — Саня и Берта орали вместе. Младшая никак не могла понять, отчего дядя Эвальд их не слушается.

Мария отскочила в сторону чуть более резко, чем следовало. Наездница натренировала замечательную реакцию, но не научилась бояться пустых обочин. Она не удержалась на коленях и левой ладонью попыталась нащупать опору за пределами дороги, там, где розовый песок сменялся жухлой почерневшей травой.

Воронка быстрого времени, бесшумная и прозрачная, как медуза, ползла вдоль Пыльной тропы. Дикие растения за тысячи лет эволюции приноровились к невидимым воронкам, а звери и насекомые разбегались, не позволяя захватить себя врасплох.

Человеческая рука с масляным чмокающим звуком погрузилась в завтрашний день.

Во мраке истошно заухала сова, словно ей прищемили лапу. Темно-лиловая луна ехидно прищурилась в просветы облаков. С болот покатился протяжный собачий… или волчий вой…

Краем глаза Анка увидела переднюю часть туловища наездницы. Лицо и одежду Марии покрывала хрустящая наледь; демон толкал перед собой волну запредельного холода. Наездница пыталась лечь, но не могла, она словно застряла, угодив левой рукой в капкан. Бескостный зацепил ее краем. Младшая услышала пронзительный визг и только спустя несколько секунд осознала, что визжит она сама. Ноги Марии дергались, будто в припадке, из пульсирующей дряблой массы торчала рука с зажатым в ладони пистолетом; затем ладонь разжалась, пистолет выпал в пыль, и конечности наездницы обмякли, и как у брошенной марионетки. Женщина осталась лежать на краю дороги, неудобно вывернув ноги, словно подвешенная на застрявшей в воздухе левой руке.

— Эви, ложись! — всхлипывала Берта. Но дядя Эвальд, вместо того чтобы лечь, снова поднялся. Он стоял, согнувшись, ощупывал спину, глядел почему-то совсем в другую сторону, даже показывал туда пальцем. Саня отважно приподнялся, пытаясь увлечь старика вниз, но сам чуть не попал под удар и был вынужден вновь распластаться в пыли.

Бескостный раздулся, как наполненный гнилью аэростат. Он слегка развернулся, продолжая атаку.

Демон изменил направление, сейчас он летел прямо на главу септа. Струя вонючего воздуха тащилась за ним, как змеиный хвост, а впереди катилось чуть заметное облако пара. Дядя Эвальд щурился и моргал, как будто ничего не видел.

«Так он же вправду ничего не видит!» — мысленно охнула Анка.

— Эви, не-ет! — на пределе связок орала тетя Берта.

В пяти сантиметрах от Анкиного затылка прокатилась ледяная пульсирующая масса.

— Вот, гадина! — Бернар привстал и запустил вслед летящему бурдюку мелким булыжником. Камень потерялся в складках смердящей псевдошерсти. Бескостный мешок размером с автомобиль настиг дядю Эвальда.

У Анки крик застыл в горле. Она начала дышать ртом, чтобы не стошнило.

Мария стонала, взбрыкивая ногами, как раненая лошадь. Наконец ей удалось подняться на четвереньки. Кожаная куртка лопнула в местах сгибов на локтях, подмышках и на спине, правая брючина покрылась трещинами, став похожей на чешую. Наездница мотала головой, пытаясь открыть глаза, но ресницы намертво примерзли к нижним векам.

Когда демон окутал старого Фэйри, тот издал слабый квохчущий стон. Саня стонал и бил кулаком по дороге, проклиная себя за неловкость и трусость. Ночные птицы затихли в кустах. Младшая ожидала всего чего угодно, она зажмурилась и приготовилась к худшему. Приготовилась к тому, что от старика останутся одни ноги до колена, или что его заморозят заживо, и он рассыплется на части, как показывали в страшном американском фильме про инопланетян. Но ничего такого не случилось. Бескостный пробуравил дядюшку насквозь и, колыхаясь, уплыл в заросли терновника. Дядя Эвальд покачнулся и рухнул на четвереньки. Он кашлял, изо рта его капала кровь, но внешне старик ни капельки не пострадал. Он так же, как Мария, покрылся льдом, весь посинел и трясся. Пока тетя Берта с плачем обнимала кровника, он вздрагивал и непонимающе озирался.

— Священные духи! — шептал Бернар. — Пусть падет гнев…

— Это я виноват, — причитал Саня. — Верь-не-верь, мог же его удержать, вот напасть какая…

Анка уже угадывала несколько волшебных фраз, которые произносил Бернар в моменты крайней опасности. Раньше она полагала, что это молитвы, но заклятия отличались от молитв православному Богу самым коренным образом. Добрые Соседи никогда не обращались к своим таинственным покровителям униженно; похоже, они считали многочисленных духов кем-то вроде партнеров.

Мария хрюкала и трясла шевелюрой, превратившейся в комок белой паутины. От ее висков поднимался пар. Наезднице удалось разомкнуть веки и удалось выдернуть руку из хищного времени обочины.

Звук был такой, словно в фортепьяно лопнули сразу несколько басовых струн. Наездница перекатилась на спину и шевелила подогнутыми ногами, как опрокинувшийся скарабей.

Насчет дяди Эвальда Младшая уже не сомневалась. Эвальд действительно ничего не заметил, и это было даже страшнее, чем появление демона. Ведь человек никогда не видит собственной гибели. Зато он первым увидел что-то далеко в поле и силился показать остальным.

— Скачут… на конях, с фонарями… — Бернар приподнял шевелюру, и Младшая увидела встопорщенные кисточки на ушах. — Нет, нет, можно не бояться, это дальние кровники…

Дядю Эвальда общими усилиями усадили на сумку, закутали во все имеющиеся тряпки и влили в рот несколько глотков бурбона. Он непрерывно валился на бок и бормотал нечто бессвязное, но внешне почти не пострадал, если не считать царапин на щеке. Гораздо хуже дело обстояло у Марии. Ей удалось-таки освободить левую руку, но с кистью что-то случилось. Великанша прижимала ее к груди и баюкала, скрипя зубами, словно отогревала котенка. Впервые Анка слышала, чтобы железная капитанша воздушного корабля стонала от боли. Сквозь ее стоны все четче слышался дробный топот копыт.

Адская тварь испарилась среди кочек, как будто ее и не было, оставив после себя удушливый смрад. Анка поднялась, кое-как отряхнулась. На макушке лежал иней, щеки Бернар ей растер рукавом. Тетя Берта взяла себя в руки, прислонила покорного дядюшку к баулу и кинулась к наезднице. Саня подобрал оброненный в пыль пистолет и сразу же с воем выпустил его из рук. Замерзший металл содрал ему кожу с пальцев. Русский Фэйри отплевывался и тихо ругался в темноте.

— Что с вами? Покажите руку!

Мария раскачивалась, сидя на кромке дороги. Берта и Саня пытались ее согреть, Бернара послали сторожить дядю Эвальда. Анка тоже приняла участие в спасении Марии, изо всех сил дышала наезднице на лицо, пока к той не начал возвращаться румянец.

— Покажите руку! — требовала Берта.

Младшая не понимала английскую речь, но хорошо поняла, что экспедиция угодила в очередную беду. Про такие раны доктор Шпеер Анке ничего не рассказывал, даже не упоминал. Рука Марии от кончиков пальцев до локтя… постарела.

От локтя и выше начиналась упругая смуглая кожа в мелких черных волосках, кое-где покрытая шрамами и следами ранений; кожа вечно юной женщины, натянутая на вечно юное мясо, обновляемое реанимациями атлантов. Но ниже локтя предплечье съежилось в полтора раза, оформилась кость, игравший мускулами атлас кожи преобразился в морщинистую, в старческих пятнах тряпочку. Мария с ужасом в глазах притрагивалась здоровой правой рукой к искалеченной лапке столетней старухи. Ногти ее шелушились и осыпались, суставы вспухли болезненными шишками, на тыльной стороне ладони змеились старческие узловатые вены.

— Я ее не чувствую… не могу ничего удержать… кости ноют… — с каждым словом у наездницы лопались замерзшие губы и вскоре весь подбородок оказался залит кровью.

Берта жестами приказала Анке помочь ей наложить повязки. Затем предстояло в сумерках разыскать брошенную на дороге сумку с медикаментами и найти нужную мазь для губ и век.

— Эй, слышите? Они едут сюда! — предупредил Бернар из темноты.

Младшая оглянулась. Над тропой колыхался неровный свет масляных фонарей. Доносились звон металла и фырканье разгоряченных животных. Приближалось не меньше пятнадцати всадников. Невдалеке они замедлились и остановились — видимо, посовещаться. Дядя Эвальд поворочался в пыли, сделал усилие встать, но снова рухнул на дорогу. Ему удалось приподнять голову, плечи тряслись, по подбородку стекала розовая слюна. Старик что-то приказал Бернару и снова без сил опустился на землю. Парень метнулся к сумке с оружием.

В этот момент, совершенно не вовремя, над горизонтом вылупился краешек желтой луны, и болота начали оживать. Анка так и не успела понять, прошла целая ночь, или это только начало.

— Тетя Берта говорит, что Марию надо оттуда немедленно убрать! — перевел шепот старухи Бернар.

Тетя Берта прикрикнула на растерявшегося Саню, а сама потрусила к Эвальду. Бернар прикладывал все силы, чтобы поднять старика на ноги.

— А ну-ка, вместе! — скомандовал дядя Саня, подлезая под плечо великанше. — Машенька, давай, милая, надо встать!

У Марии тряслись губы. Она все так же тупым, остановившимся взглядом рассматривала усохшую кисть. Анка забралась к ней под другое плечо и, вместе с Саней, они сделали неудачную попытку подняться. Анке хотелось заплакать от бессилия, наездница была слишком тяжелой, ее ноги загребали песок, но отказывались держать туловище вертикально.

Желтая луна целиком вылезла из-за гребня далеких холмов. Она больше не казалась Анке приветливой, скорее, походила на шляпку ядовитой жабы, злорадно насмехающейся над людьми. Очнулись и затренькали на разные голоса ночные птицы, с сухим шорохом пикировали летучие мыши, донесся сонный вопль какого-то потревоженного зверя.

Вместо тети Берты прибежал Бернар. Он сменил Анку, и вдвоем мужчины кое-как придали наезднице вертикальное положение. Берта сидела рядышком с Эвальдом, обняв его за плечи, положив себе на грудь его мохнатую седую голову. Обеими руками старик сжимал рукоять пистолета.

По Пыльной тропе низкими кучерявыми волнами наступал розоватый туман. В тумане передвигались конные фигуры. Звякала амуниция, неровно дышали собаки. Первые синие гончие замерли в нескольких шагах от сидящих на бауле стариков. Они тревожно поднимали морды, но не лаяли и не скулили. Затем к ним присоединились огненно-рыжие подруги с длинными мордами и красивой расчесанной шерстью. Эти были плоские, как рыба камбала. Они тоже зря не тявкали. Младшая смутно припоминала, что существуют разные породы охотничьих собак, но ей казалось крайне удивительным, что собаки выкрашены как попугаи.

— Рука… — как заведенная, повторяла Мария. — Мне хуже, плечо немеет…

— Соберись, Машенька, все хорошо будет, — увещевал весь красный от натуги Саня. — Берта вылечит тебя, вот увидишь…

Анке хотелось зареветь в голос. До сего момента она бежала за всеми, постоянно догоняя, чисто механически доверяясь взрослым, но внезапно ощутила меру собственной ответственности. Если так пойдет и дальше, то ей никогда не спасти Вальку. Если Фэйри начнут гибнуть один за другим, как предрекала Вторая принцесса, ей никогда не выбраться отсюда. Век блуждать в болотах, пока ее не заморозит до смерти очередной мешок с дерьмом…

Из тумана показался первый всадник на каурой, заросшей шерстью лошадке размером с рослого пони. Он был в длинном зеленом плаще и высокой красной шапке, чем-то смахивающей на буденовский шлем.

Бернар подобрался к Младшей сзади и обнял за плечи. Опять Младшая заметила, что его повадки изменились. Парень как будто подрос, от его волос и пахнуть стало иначе. Почему-то это Анку одновременно напугало и обрадовало.

Тетя Берта поднимала дядю Эвальда, но он упорно валился. Цеплялся за нее руками и хрипел, словно никак не мог прокашляться.

Всадник спешился, за ним с коней слезли еще трое. Ростом они совсем чуточку не дотягивали до метра шестидесяти и казались почти нормальными мужчинами.

Пока не подошли ближе и не заговорили. Двое в зеленых плащах несли фонари на длинных шестах, а посредине выступал самый главный. Его вытянутые, то ли ослиные, то ли кошачьи уши торчали по обеим сторонам кожаной шапочки. По сравнению с зарослями седой щетины, покрывающей его уши, кисточки Бернара казались верхом изящества. Огромные, вытянутые к вискам глаза, несомненно, вбирали максимум света из вечного сумрака болот. С тяжелой нижней челюсти свисали три завитые косичками огненно-рыжие пряди бороды. На кончиках косичек болтались монеты. Седые волосы плавно перекатывались с ушей на широкие скулы, образуя торчащие жесткие пейсы. Обветренная, задубевшая кожа выглядела как африканская маска.

Отрядный эльф снял перчатки и растянул в улыбке узкие губы. Его большие пальцы были раза в два длиннее, чем у обычных людей, а узкая коричневая ладонь напоминала скорее обезьянью лапу, если бы не татуировки и несколько стальных колец. Анке показалось, что с кольцами что-то не так, но издалека она не рассмотрела.

Эльф открыл рот и запел неожиданно приятным тенором, Тетя Берта поднялась, поклонилась и запела в ответ, гораздо медленнее. Эльф коротко махнул ладонью, и его отряд пришел в движение. Четко и слаженно, как единый механизм, конные охотники выстроились в каре, окружив пеших странников. Их оказалось четырнадцать человек. За седлами, в чехлах, позвякивало невидимое оружие, длинные пики глядели в небо.

Тетушка повернула заплаканное лицо:

— Не бойтесь, нас приветствует Добрый народ Слеах Майт… Они рады встретить Фэйри Благого двора. Охотничий разъезд патрулирует тропу, они проводят нас… Егерь Брудо говорит, что их прислал Черный пастух, но они не успели отогнать демона… Бескостные всегда чуют свежую кровь на тропе.

— Спросите их, что же сам пастух не вернулся нам помочь? — язвительно бросил Саня.

Тетя Берта недовольно покачала головой, но перевела. Зеленый охотник невозмутимо хлопал длинными седыми ресницами. Его подчиненные, не шевелясь, сидели в седлах. Языки розового тумана щекотали ноги лошадей, сползали в темные обочины. Языки пламени метались в слюдяных шарах фонарей. Со свистом дышала Мария, охал и кашлял дядя Эвальд.

— Егерь Брудо говорит, что Черный пастух поступает так, как выгодно его стае. Пастуха Ку Ши молено расположить к себе, но невозможно нанять на службу… Егерь говорит, что тот, кого коснулся демон Отметины, не обязательно умрет сегодня. Но тот, кто намерен провести ночь под темной луной, погибнет непременно. Он считает, что большой женщине очень повезло, что задета только рука. Возможно, еще не поздно остановить распад, но надо торопиться. Под Темной луной быстрое время иногда выбирается на тропу, ему помогают демоны, враждебные народу Слеах Майт. Нас проводят на постоялый двор. Если найдется, чем заплатить, мы получим лошадей до следующей таверны. Если платить нечем, нам придется продать свои руки на ярмарке в Блекдауне…

Младшая непроизвольно прижалась к Бернару, обхватила его рукой за бок и вдруг, совсем некстати, ее обожгла кощунственная мысль: ведь Бернар спустился в Изнанку, чтобы спасти ее брата. А если с ним что-то случится, как она будет жить дальше? А если придется выбирать между Валечкой и этим тоненьким невысоким мальчиком с кисточками на ушах?

Младшая подумала, что отдала бы все что угодно, лишь бы не пришлось выбирать между ними. И в то же время гадкий голос нашептывал ей, что очень скоро ей придется много и сильно плакать.

Потому что существует выбор, который сделать невозможно.

Глава 19

ДОСТАВКА ПОКОЙНИКОВ

Старший приклеился носом к холодному стеклу иллюминатора. Он бы так и просидел всю дорогу, но молодой человек с простым именем Андрей проявил редкую навязчивость. С Андреем была девушка, изображавшая его жену. К счастью, хотя бы она сидела молча, листала журнальчик и гладила Андрея по руке. До того как стюардессы начали разносить первую порцию обеденных контейнеров, Вальке пришлось четырежды повторить кодовые слова, обозначающие различные ситуации.

— Объект обнаружен?

— Звоню по номеру один…

— Объект пытаются вывезти?

— Звоню маме, когда возьмут трубку, говорю, что не слышу…

— Появляются незнакомые, посторонние? Чувствуешь опасность?

— Звоню по номеру мамы, когда там берут трубку, говорю, что шипит, как ветер…

От бесцветного голоса Андрея Старшего слегка подташнивало. А за спиной увлеченно хрустел газетой спортивный молодой человек по имени Слава. Потом Слава с удовольствием съел свою порцию еды и порцию Старшего. Он поделил масло на маленькие кусочки, намазал каждый ломтик и обстоятельно их прожевал, запив тремя кружками чая.

Валька на еду не мог смотреть. На него напало тягостное оцепенение, точно опрокинулась сверху бочка клейкого сиропа, который немедленно начал твердеть, превращая его в застывшую муху. Старший чувствовал, что необходимо встряхнуться, необходимо заставить мозг работать и срочно придумать, как выпутаться из бредовой игры, навязанной извне, но ничего не помогало. Он дважды обливал в туалете физиономию холодной водой, пытался читать газету, включал плеер, но клейкий сироп проник внутрь него и сонными потоками перекатывался по венам.

Был момент, когда он всерьез начал мечтать, чтобы самолет потерпел крушение. По крайней мере это разом сняло бы все проблемы. Валька смотрелся в узкое зеркальце самолетного клозета и не узнавал себя. Внезапно он начал понимать, что чувствуют люди, обреченные на смерть, какие-нибудь самураи, обороняющие последнюю башню в крепости, или неизлечимые больные.

Многое меняется, когда тебе начинает казаться, что смерть — это всего лишь один из возможных, и не самых ужасных, выходов.

Стюардессы улыбались, жирная тетка слева через проход спала, разинув рот, а по ковровой дорожке нетвердой походкой, посасывая палец, бродил трехлетний ребенок. Его мать и отец поочередно помогали своему чаду здороваться с пассажирами, взрослые умильно сюсюкали.

Старший все видел и слышал, но ему казалось, что он смотрит телевизор. До самой посадки его не отпускало ощущение нереальности происходящего, хотя обоих оперативников можно было понюхать и потрогать. Старшему хотелось встать и крикнуть, как-то привлечь к себе внимание, чтобы все эти довольно посапывающие, развалившиеся в креслах люди заерзали и вскочили…

Лайнер коснулся земли, а Валька так ничего и не придумал.

— Выходим — и налево, — сказал Андрей. — Дальше пойдешь один. Гостиницу запомнил?

— Да…

— Берешь номер и никуда не выходишь, пока я тебе не позвоню. Мы селимся в соседнем. Не вздумай никому звонить, ни по сотовому, ни по городскому.

— Одна твоя шалость — и операция прекращается, — добавила девушка Наташа. Вальку от ее приветливого голоса передернуло. Служебная жена Андрея была старше «мужа» лет на восемь, и она обладала одним крайне неприятным качеством. Даже когда она стояла к Старшему боком, выпуклые лазоревые глазки настойчиво держали его под прицелом.

— Я не буду звонить.

— Вот и славненько.

И оба погрузились в газеты.

А Старший смотрел вниз, на казавшийся игрушечным аркадный мост, на разноцветные крошечные автобусы, ползущие над ребристой ширью Енисея, и представлял, как двигатель отказывает, и лайнер штопором вонзается в воду.

Это решило бы кучу проблем.

По трапу Старший спускался уже один. Он продирался сквозь галдящую толпу аэропорта и гадал, продолжают за ним следить или отстали. Слава обладал узнаваемой внешностью и атлетической фигурой, а мимо девушки Наташи Валька прошел бы, не оглянувшись.

Существовало три телефонных номера.

Первым делом, еще вчера, следовало звонить Николаю. Это был тот самый парень, что спасал Вальку зимой из питерского метро. Раньше он работал на Оттиса, но после его гибели Коллегия серьезно перетряхнула весь обслуживающий персонал. Николая, как одного из самых надежных, перебросили встречать Лукаса в Красноярск.

Еще можно было набрать Григория, самого главного из Добрых Соседей. Лукас ввел его номер в память телефона на самый крайний случай. Но Валька рассудил, что от деревенских Фэйри в городе толку мало. Следовало поступить как-то так, чтобы вывести Харченко и Тхола из-под удара и при этом остаться в стороне.

Предупредить маму он уже не успевал, да и не поймет она! Мама ведь до сих пор пребывала в уверенности, что Лукас — президент фонда поддержки детских инициатив. Водились у «Карла Маркса» такие визитные карточки…

Заставляя себя не слишком крутить головой, Валька пересек площадь.

Только один человек в отсутствие Маркуса мог принять быстрое решение. Боевой наездник Мария. Десять цифр ее номера Валька заучил еще в тайге. Кажется, они намертво отложились в памяти. Но сообщить Марии о провале — означало моментально подставить маму и Анку.

Теперь сомнений не было, Сергей Сергеевич не блефовал. Они усыпили Лукаса и выведали у него насчет гостиничной брони. Никто, кроме старика, не знал, где Николай заказал номера.

В гостинице Старший первым делом увидел спортсмена Славу. Тот уже заполнил квитанцию, а, может, ничего и не заполнял. Он прошел навстречу, помахивая деревянной шишкой с ключиком от номера.

— Лунин? — приветливо растянула губы бесформенная дама за стойкой. — Распишитесь вот здесь, со вчерашнего дня вас ждем.

Валька кивал, что-то послушно отвечал администратору, еще раз расписался, выслушал лекцию о пользовании телефоном и телевизором, но не запомнил ни единого слова. В номере он выпустил из рук рюкзак, уселся на одну из крахмально хрустящих кроватей и предался размышлениям о собственном ничтожестве. Ему неистово хотелось облечь свои переживания в некую систему, подобрать для них верную форму, чтобы почувствовать себя, наконец, виноватым. Старший, как никогда остро, ощущал нехватку сведений. Он попросту слишком мало успел узнать о мире, проведя детство в деревне. Зато в последние месяцы информационный поток страшной силы буквально выворачивал воспаленные мозги наизнанку.

Он уже готов был поверить, что люди Атласа продались американцам, что ученых оживляли для зловещих подв