Book: Чернушка



Сигунов Петр Николаевич

Чернушка

Петр Николаевич СИГУНОВ

Чернушка

Повесть

Повесть Знакомит Читателей С Нелегким Трудом Геологов, Учит Любви К Природе.

________________________________________________________________

СОДЕРЖАНИЕ:

О. Чистовский. Об авторе этой книги

Памятный снимок

Мы летим в тайгу

"Идет-гудет Зеленый Шум..."

"В нашем полку прибыло"

Первый бросок в неведомое

Сон "младенца"

Бельчата

В няньках

И раз... и два...

Строгая воспитательница

И снова в путь

Рыжик

Обида Найды

Чернушка болеет

Целебная ягодка

Кедровые орехи

Беспокойная путешественница

"Принцесса на горошине"

С добрым утром!

Медвежья услуга

Забавные новости

Неразлучная игрушка и злая бестия

Полосатые гости

Тайна фотографии

Полыхание лета

Шалунья

В дождливую скуку

Таежный хлеб

Дерзкий хищник

В мертвой тайге

Окзирия

Ненавистный теремок

"Нет худа без добра"

Хищный грызун

Любовь к свободе

Конкурент Дурова

"Кто в тереме живет?"

Вездесущая хозяйка

С точки зрения Чернушки

Голос тоски

В зоопарке

Эпилог

________________________________________________________________

Однажды в книжном магазине я увидел книжку небольшого формата с интригующим названием "Танцующие иголочки". Имя и фамилию автора Петра Сигунова я раньше не встречал. Книга состояла из коротких рассказов и зарисовок о зверях, птицах, рыбах, цветах, травах и грибах. Чуть ли не на каждой страничке были смешные рисунки.

Тут же, стоя у прилавка, я начал читать эту занимательную книжку.

Короткое вступление начиналось с неожиданного вопроса: "Вы что думаете, писать умеют только люди?" И на поставленный перед читателем вопрос автор отвечал: "Пишут все: звери, птицы, рыбы. Но каждый пишет по-своему. Зайцы - лапами. Прыг-прыг - вот и буква, скок-скок - вон и вторая. И потянется, запетляет строчка по белой книге. Читай, коли умеешь. Здесь, под лиственницей, заяц лежал, там, в кустах, - закусывал прутьями ивы. А дальше росомаха закусывала зайцем.

Олени пишут копытами. Как сдвоенные лодочки плывут их следы по жестким волнам морозных сугробов. И вдруг перепутались, размазались, перехлестнулись замысловатыми линиями. Кто же стер оленьи буквы-лодочки? Да сами же писаки. Им захотелось есть и они начали копытить из-под снега ягель, взбивать рогами таинственные знаки.

Полярные песцы пишут не только лапами. По тому, какие строки начертят они своими пушистыми хвостами, остроглаз-охотник сразу же узнает, что делал зверь: выслеживал ли белых куропаток, или охотился за леммингами.

Пишут все, и каждый по-своему. Птицы - крыльями, ногами, клювом; нерпы - ластами и брюхом; рыбы - плавниками и головой.

Все живое на земле торопится написать о себе летопись. И я тоже хочу оставить частичку своей души в нескончаемом океане человеческих книг".

И автор, внимательно читая "летопись живой природы", умело "перевел" ее на общедоступный человеческий язык.

Так читатель узнает, что "танцующие иголочки" - это не что иное, как мальки-хариусенки, которые выпрыгивают из воды и ловят мошек.

"Их было такое множество, - поделился своими наблюдениями писатель, - казалось, они волшебным чудом сбежали сюда от всех швей мира. Беззвучно протыкали они розовую гладь воды, оставляя на ней еле заметные колечки, взлетали вверх, падали отвесно и снова взлетали, стремительные, порывистые. Я лег на камни и стал любоваться танцующими иголочками. Со снайперской меткостью хватали они мельчайшую, как точка, серенькую мошку и очень редко случалось, чтоб промазывали".

Героем другой небольшой новеллы под названием "Изумрудница" стала обычная зеленая ящерица, которая встречается повсюду довольно часто. О своем первом знакомстве с нею автор сообщил: "...на белой глыбе известняка лежала ящерица... необыкновенной красоты, словно вылезла из волшебной малахитовой шкатулки Бажова. Она была зеленая-презеленая. Как молодые всходы озимой пшеницы. Тонкие голубые жилки затейливо извивались на ее точеном панцире, будто просветы чистого неба среди майских березовых листьев. Под глазами яркими искорками светились красные крапинки... Каждый день я снова видел ее и открывал в ней неведомые красоты".

Так написать мог только человек, влюбленный в природу, зорко всматривающийся в окружающий его животный и растительный мир, в котором еще столько нераскрытых тайн и неразгаданных загадок.

В составе геологических экспедиций на протяжении многих полевых сезонов Петр Николаевич Сигунов искал полезные ископаемые в тундре Таймыра, в сибирской тайге, в диких горах Тувы и других районах нашей необъятной страны.

Но Петр Николаевич искал не только железную руду и кристаллы исландского шпата, но и встреч с редкими птицами и зверями. Он любовался чудесными горными пейзажами, неповторимыми рассветами и закатами, прислушивался к лесным шорохам, наслаждался трелями пернатых певцов, заглядывал в прозрачные реки и озера, где обитают таймени, хариусы и ленки. Его внимание привлекали растения, встречающиеся в тундре и тайге. Петр Николаевич интересовался решительно всем, что видел вокруг себя. И эта его неуемная страсть к познанию просто поражает. Кажется, ничего нет, на чем бы не задержал он свой зоркий, внимательный взгляд.

О самом важном, что удалось подглядеть, он обязательно записывал в свой походный дневник. Всегда был в действии и неразлучный спутник фотоаппарат. Так проходили дни за днями, месяц за месяцем в дальних странствиях. А возвращаясь из экспедиций на "зимние квартиры" в Ленинград, переполненный впечатлениями Петр Николаевич Сигунов в свободное от службы время писал увлекательные рассказы, очерки и повести.

Так буквально по горячим следам были написаны им чудесные книги: "Дороги начинаются с тропинки", "Сквозь пургу", "Ожерелья Джехангира", "Лесное счастье", "Зеленые звезды" и другие.

И вот перед юным читателем новая книга Петра Николаевича "Чернушка". Это повесть о белочке, которая является полноправным членом небольшого коллектива геологов, занятых исследованием одного из труднодоступных районов Красноярского края - бахтинской тайги.

Из повести читатель узнает о том, чем занимаются геологи-поисковики, и получит яркое представление об одном из интересных уголков сибирской тайги.

О л е г Ч и с т о в с к и й

Памятный снимок

Есть у меня редкостная, забавная фотография: на большом крутогорбом подосиновике сидит маленькая темная белочка. В передних лапах держит кусочек гриба, жиденький лохматый хвост прижала к пушистой круглой спине. Это - прихватка на память, картинка-незабудка из моей давнишней походной тетради, когда я был еще молодым, начинающим инженером.

Мы летим в тайгу

Оранжевая полярная "Аннушка" гулко взревела и, раскидывая веером пенистые брызги, помчалась по Нижней Тунгуске. Обогнув песчаную косу, остановилась, точно для передышки. Еще напористее зарокотал мотор. Стремительно рассекая алюминиевыми поплавками волны, гидросамолет ринулся против течения и, оторвавшись от воды, кругами, словно беркут, стал набирать высоту.

Внизу мутной желтой лентой тянулся располневший от весеннего разлива Енисей. Маленькие, будто игрушечные буксиры, попыхивая копотью, натруженно тянули к Игарке длинные караваны плотов золотистого леса. На холмистых берегах одиноко пестрели полосатые створные вехи.

Рядом со мной сидит рабочий отряда Сашка Волынов - невысокий юноша лет двадцати двух (может, и старше) - в коричневых остроконечных ботинках с надраенными бронзовыми пряжками; в узеньких голубовато-серебристых джинсах, обшитых множеством блестящих пуговиц, в желтой штапельной рубашке, на которой пестрели оранжевые обезьяны, фиолетовые павлины и синие попугаи. Длинные густые светло-русые волосы волнистыми прядями спадали на плечи. Над верхней губой виднелся белесый пушок усов.

Сашка жадно прильнул к иллюминатору. Он не покинул его даже в тот момент, когда гидросамолет резко накренился, готовый, казалось, вот-вот перевернуться под порывами ветра; и все мы испуганно прижались к полу, держась за привязанные к крючкам веревки! А бочонок с сухой картошкой запрыгал по нашим спинам.

Сашка смотрел, смотрел в круглое оконце и вдруг не выдержал:

- Ребята, глядите, какие там диковины!

Прораб геолог Курдюков, одетый в барашковый полушубок, процедил сквозь зубы:

- Ничего себе диковины нашел! Болотины ржавые его восхитили... Вот поползаешь, голубчик, по таким вонючим красотам на пузе, чтоб не засосало, - иные песенки запоешь... - Он поправил очки и чем-то стал напоминать взъерошенного филина.

Я не мог узнать своего помощника. В Ленинграде он был совсем иным. Там его круглое лицо всегда излучало добрую улыбку, и любой, даже самый вспыльчивый человек, мгновенно успокаивался, стоило только Курдюкову с ним заговорить. Голос у него был мягкий, бархатистый, а сам он походил на ласкового циркового медведя - широкоплечий, коренастый, большеголовый, в спортивном костюме.

Сашка снова прильнул к стеклу. Внизу серебрились сотни причудливых озер, обрамленных извилистыми валами красноватого мха. Деревья с высоты казались одинокими зелеными звездами. Они постепенно сгущались в созвездия.

- Ну-у, потянулась тоска сибирская, - пробурчал Курдюков.

Вероятно, дурное настроение прораба объяснялось тем, что он совсем не выносил воздушной качки.

Гидросамолет летел все дальше и дальше на восток. Уже давно скрылся из виду Енисей с прибрежными поселками, под крыльями лежало однообразное море зеленых, застывших волн. Мы летим час, летим второй. И ни одной охотничьей избушки, никакого признака человеческого существования. Все покрыто тайгой.

Неожиданно началась невероятнейшая болтанка. "Аннушка" то резко бросалась вниз, и тогда щемящей болью сдавливало сердце, то чуть ли (по крайней мере, казалось так) не опрокидывалась кверху поплавками. В ушах нудно звенело. Отяжелевшая, словно налитая расплавленным свинцом, голова кружилась, как после угара. К горлу подступал тошнотворный комок.

Волынов, понуро согнувшись, страдальчески обнимал железный вьючный ящик.

Курдюков стонал, еле слышно произнося: "О, проклятье! Все внутренности наизнанку выворачивает..."

Не мучался только один Повеликин. Растянувшись в резиновой лодке, он всякий раз, как гидросамолет проваливался в воздушный "колодец", блаженно улыбался во сне и храпел. Боже мой, как он храпел! Даже шум мотора не мог заглушить его потрясающих звуков.

Повеликина, как и Сашку Волынова, я нанял на полевой сезон в Красноярске. Он пришел ко мне в гостиницу вечером, высокий, стройный. Под густыми седыми бровями прятались умные серые глаза.

- Николай Панкратович Повеликин, - бодро отрекомендовался незнакомец. - Бухгалтер по профессии и пенсионер по социальному положению. Так сказать, законно отдыхающий элемент в возрасте шестидесяти трех лет. - При этом старик горделиво расправил могучие, как у доброго молодца, плечи. - Заявляю с чистосердечной откровенностью, - продолжал он, любовно поглаживая седые усы и хитро улыбаясь, - на данном жизненном этапе меня устраивает только высокооплачиваемая должность, ибо я хочу поднакопить финансов для приобретения персональной дачи.

- Вы когда-нибудь бывали в тайге?

- А как же! Родился в таежном поселке и жил там, промышляя в свободное от работы время летней рыбалкой да зимней охотой. Только вот в последние десятилетия городским гражданином сделался, так что не сомневайтесь - таежник я доподлинный.

- Значит, с лошадьми умеете обращаться?

- Что за вопрос?! Не хуже, чем с арифмометром! Только позвольте навести справку: какая штатная должность у вас еще не занята?

- Нам нужен промывальщик шлихов.

- А что это за такая хитрая специальность?

- Рабочий по промывке речного песка.

- Согласен на ваше предложение! Зачисляйте! - И старик протянул мне широченную, как лопата, ладонь.

Я ответил пожатием, хотя, признаться по совести, в душе колебался: "зачислять" ли его, или дать решительную "отставку"?

Всю ночь я беспокойно ворочался на кровати. А вдруг Сашка Волынов, успевший сменить десятки специальностей и всюду увольнявшийся "по собственному желанию", лентяй, каких не видывал белый свет?

Нянчиться, приучать его к труду - таким перевоспитанием заниматься в тайге некогда. Да и бывшему бухгалтеру, любителю высоких окладов, тоже в экспедиции не место.

Впрочем, переживал я совсем напрасно, хотя прораб Курдюков был настроен против Повеликина, да и Сашку не очень-то одобрял, никто больше не откликнулся на наше заманчивое предложение - поехать в дикую бахтинскую тайгу. Красноярцы строили новые заводы, фабрики, воздвигали жилые кварталы. У всех была постоянная работа. Сезонные полевые работы с ленинградскими геологами их не прельщали.

Гидросамолет круто развернулся, тайга опрокинулась вниз деревьями, под крыльями засверкал белопенный перекат Бахты. Спугнув лебедей, гидросамолет приводнился в тихой заводи.

Командир подрулил к берегу и ловким взмахом бросил за крупный валун капроновый канат с железной кошкой на конце, подтянул гидросамолет вплотную к суше. Мы быстро выгрузили на берег продукты и походное снаряжение.

Гидросамолет вскоре взмыл над Бахтой, приветливо качнув крыльями.

Курдюков долго смотрел вслед удаляющейся оранжевой точке и, когда она затерялась в густых сиреневых облаках, вздохнул:

- Прощай, цивилизация! Четыре месяца будем торчать в проклятой глуши без кино, телевизоров, писем и газет...

- Зато будем составлять геологическую карту, искать месторождения! воскликнул Сашка.

- Неважно, чем будем заниматься, лишь бы шуршащих финансов побольше начисляли, - произнес Николай Панкратович.

"Идет - гудет Зеленый Шум..."

Итак, мы остались на берегу, среди груды мешков, свертков и ящиков, вчетвером: Курдюков, Повеликин, Волынов и я. Будем ставить палатки и ждать, когда сюда придет младший коллектор Евгений Сергеевич Рыжов высокий, худощавый, как жердь, мужчина лет тридцати, со скуластым хмурым лицом. Он отправился из Ленинграда в приенисейский колхоз, чтобы нанять опытного проводника, помощников и несколько лошадей для перевозки по тайге нашего походного снаряжения и продуктов.

Вокруг, куда ни бросишь взгляд, расстилались лесные дебри. Деревья вплотную подступали к отвесным лиловым ярам.

Вдоль русла извилистой шумливой реки стлались по гладкой разноцветной гальке серые ивушки, ободранные льдинами и камнями. Ивушки еще не опомнились от бурного весеннего разлива, но широкие зубчатые листья, выбившиеся из глянцевито-багряных почек, упрямо тянулись к небу. Между рогулинами их веток застряли темные илистые комья с жухлой травой, похожие на растрепанные грачиные гнезда.

Выше склонились уже иные ивы - светлые, серебристые. Листья у них длинные, узкие, как ножи, собраны вееристыми пучками. Сережки - точно недоспелые колосья пшеницы. Пройдет день-другой - зеленые колосья лопнут, выбросив шелковистую вату.

У самой бровки крутоярья, за скопищем прибрежных тальников, столпились черемуховые деревья, да так густо - ни протиснуться среди них, ни пролезть. Они украсились белыми звездчатыми гроздьями, как будто их осыпали чистым пушистым снегом, и разливали такое благоухание, что захотелось дышать глубокими затяжками.

По светлым сухим ложбинам разбрелась в одиночку ломкая жимолость с ровными лиловыми стволиками. Между ворсистыми овальными листьями ее появляются сначала крошечные, словно бусины, завязи-колобки с желтоватыми колокольчиками. Только успеют колокольчики выбросить коричневые тычинки, как завязи уже превратились в ягоды, похожие на кувшинчики шиповника.

В сумрачную влажную прохладу гремучих ключей спряталась черная смородина. Она тоже радостно выбросила к солнцу медовые грозди коротких бубенчиков.

А вот рябины с редкими яркими листьями-перезимками все еще никак не опомнятся от зябких метелей. Сморщенные седоватые лепестки цветов недоверчиво выглядывают из набухших кистей, словно боятся: а вдруг ударит мороз?

Там, где кончается берег, за поясом серебряной черемухи, вперемешку хороводились березы, осины, лиственницы, кедры, пихты, ели.

Березы - ровные, стройные и такие чистые, без темных пестрин, что так и хочется их погладить. Белостволье еще не покрылось буйной зеленой завесой, и потому лес просвечивается далеко-далеко, обнажая бурые скелеты сухостоя.

Вот пирамида ершистого кедрика с острой вершиной. Стоит кедренок горделиво, широко раскинув руки-ветви, словно хочет раздвинуть, прогнать непокорных, напористых соседей. Каждый его ус, жесткий, трехгранный, собран в пучок по пять штук.

Рядом с ним пушисто распускается лиственница. У нее такие пахучие, такие нежные иголочки, что непременно хочется остановиться и прижаться к ним щекой.

А вон змеисто ползет разлапистый пихтач, поблескивая росистыми омоложенными верховниками.

В стылом вечернем тумане синеют черноствольные ели-великаны. Они тоже сияют чистотой и свежестью, словно радуются, что избавились наконец от прилипчатой снежной тяжести.

На сухих пролысинах пригорков - голубоватый, кудрявый ягель, белые островки распускающейся брусники, мохнатые шапки багульника. И повсюду, куда ни кинь взгляд, призывно рдеют крупные темно-фиолетовые и малиновые бутоны марьиных кореньев - диких сибирских пионов.



Саша Волынов носился по влажным полянам пестрого разнотравья, как вырвавшийся из тесной зимней конюшни жеребенок.

Он нарвал охапку оранжевых махровых жарков и ярких марьиных кореньев.

- Какие чудесные анютины глазки! - восхищался Сашка, потрясая тяжелым букетом.

Курдюков расхохотался:

- Ничего себе Анюта! Форменная красавица, да и только! Один глаз красный, как у злой крольчихи (он имел в виду дикий пион), второй желтухой заболел (прораб-геолог так ехидно окрестил сибирскую купальницу - цветки жарки, похожие на оранжевые звездчатые шары с причудливо разными пятилапчатыми листьями).

Моя голова кружилась от хмельной смеси сладковатого запаха багульника, грибного аромата ягеля, смолистых паров лиственниц; от острого, благоухающего настоя черемухи, смороды, клейких листиков березы.

Я хорошо понимал взволнованность городского парня. Ведь Волынов увидел настоящую, не тронутую человеком тайгу впервые. Он был ошеломлен ее сияющим весенним нарядом, когда все вокруг цвело и ликовало, наливаясь живительными соками. Ну разве можно молчать, если каждую веточку, каждую травинку хочется назвать по имени?! Пусть неправильно, зато ласково, от всей души!

Отдохнув от полета, мы принялись за работу: перетаскали походные пожитки с валунно-галечниковой поймы на высокую террасу, чтоб не унесло при разливе реки; поставили шестиместную палатку. Земля еще не оттаяла, не прогрелась: от нее так и тянуло сыростью. Чтобы не простудиться, мы сделали в нашем парусиновом домике водонепроницаемый пол из березовых жердин, поверх которых толстым слоем положили душистые еловые ветки. На зеленую перину постелили теплые пушистые оленьи шкуры и накрыли их брезентом.

Сашка выполнял все мои поручения старательно. Толстый спальный мешок, сшитый из простеганной ваты, вызвал у него восторг:

- Вот это штука! Я дома сплю очень беспокойно, всегда одеяло с кровати сползает. А тут вертись сколько хочешь, не разденешься, не замерзнешь...

"В нашем полку прибыло"

Сашка по нескольку раз в день забирался со своим неразлучным биноклем на вершину высокого мохнатого кедра, одиноко стоящего вблизи реки, и смотрел, смотрел на безбрежное "зеленое море тайги". Перед ним дыбились острые хребты ельников, тонкошпилистые пирамиды пихт, расстилались округлые, волнистые холмы берез, осин. Капризная, своенравная Бахта то прижималась к высоким склонам, то привольно разливалась вширь, то, резко изогнувшись, пенилась перекатами и водопадами.

Однажды рано утром Сашка вдруг истошно закричал:

- Идут! - И проворно, точно белка, спустился с кедра.

- Кто идет? - всполошился Николай Панкратович.

- Кто? Кто? - забеспокоился Курдюков.

- А шут их знает?! - усмехнулся Волынов.

К нашей стоянке приближались оборванные люди. Они чуть ли не силком вели за собой упиравшихся лошадей с громадными вьюками. Впереди, широко откидывая длиннущие ноги, обмотанные портянками, шагал бородач. На правом боку его висела потертая кожаная сумка, из которой торчал полевой бинокль; на левом - длинный, словно кавалерийская сабля, "медвежий тесак". За спиной елозила по земле двустволка.

Я с трудом узнал в этом "надвое переломанном" путнике нашего коллектора Рыжова.

Ветер донес дребезжание баталов. Послышались раздраженные, понукающие окрики погонщиков. Вскоре из чащи прибрежных кустов вылез Евгений Сергеевич.

- Привет, - сказал он хриплым, простуженным голосом и радостно принялся всем пожимать руки.

- Какова была прогулочка? - спросил Курдюков.

- Прелестная, товарищ прораб! - сердито буркнул Рыжов. - Весьма доволен! Дайте что-нибудь поесть.

Скорчившись, то и дело хватаясь рукой за поясницу, он медленно побрел к костру. Бледное, ввалившееся лицо, покрытое черной щетинистой бородой; кровавые ссадины на ладонях; порванная одежда с белыми подтеками засохшего пота; проколотые галоши, то есть нижние половины от резиновых сапог; вместо суконных портянок какие-то парусиновые тряпки, туго намотанные на икры ног... - все указывало на то, что поход был трудным.

- Повремените с обедом немножко, - сказал я. - Сейчас Николай Панкратович все приготовит и чай скипятит. А сперва побрейтесь, помойтесь в баньке. Воды всем хватит - полную бочку нагрели. Только булыжников накалить для парилки не успели. Переоденьтесь, новенькая спецодежда на ваш рост имеется. Одним словом, освобождайтесь от походной грязюки. А все-таки интересно: где это вас так скособочило?

- Да ничего страшного! - страдальчески улыбнулся Рыжов. - Попалась нам речушка неширокая, а глубина - не дай боже. Как переправиться? Резиновую лодку еще раньше распороли о коряжину. Топор, как назло, потерялся - где-то вывалился из вьючной сумы. Плот связать не смогли, да и поблизости не было подходящих сухих лесин. Оставалось одно переплывать речушку, держась за гривы лошадей. Ну вот после такого купания мой радикулит и разбуянился. Он ведь у меня с большим полярным стажем. И характер у него капризный - никаким лекарствам не подчиняется. Так что выход один - терпи, пока терпится.

Рыжов с предосторожностями сел на чурбан, закурил самокрутку.

- А все-таки долго вы двигались. Почему так задержались? - спросил Курдюков.

- Не тайга, а сущие баррикады! - произнес в ответ Рыжов. - Всюду вывороченные бурей деревья. Вздутые от половодья речки. Снеговые проталины, а под ними - колодины, спутанный валежник. Да еще по утрам гололедица.

- Ну а с кадрами как? - продолжал допытываться прораб.

- Одного только удалось нанять.

- Где же он?

Из-за морды лошади выглянуло серьезное детское лицо: маленькое, с пухлыми щеками, задорно вздернутым носиком. Сложив сбрую горкой, низенький щупленький паренек подошел к нам.

- Здорово, робятки, - протяжно окая, произнес он тонким девчоночьим голоском. - Давайте познакомимся. Зовут Павликом, по фамилии Игнатьев.

С первого взгляда пареньку можно было дать двенадцать-тринадцать лет. Но я посмотрел на него пристальней, внимательней и увидел на лбу, на щеках, у переносицы частые густые морщинки. "Мальчишка" был явно человеком в летах. В чистых серых глазах его плясали, лучились смешинки.

- В какой цирковой труппе откопал ты этого лилипута? - улыбнулся Курдюков, когда конюх отвел развьюченных лошадей кормиться на луговую поляну.

- Вы над ним не смейтесь. Мужик он хороший, работящий и всегда веселый.

- Не мог посолидней человека найти! - возмутился Курдюков.

- Ишь ты, умник нашелся! - рассердился Рыжов. - Попробуй найди! Никто из степенных семейных мужиков поселка, как я ни агитировал, не захотел идти со мной в поисково-съемочную партию.

Отведя лошадей на пастбище, маленький конюх снова подошел к нам, улыбаясь, протянул Повеликину кисет, расшитый красными петушками.

- Закуривайте! Махорка крепкая, духовитая - сам робил! На травах луговых выдерживал, с цветами лесными томил.

- Спасибо! Предпочитаю папиросами забавляться, - ответил Николай Панкратович.

- Папиросы не то, горечь от них. Ну да не будем спорить: на вкус и цвет товарищей нет. А погодка установилась нынче редкостная для здешней весны, - продолжал Павел. - Ласковая, теплая. Солнышко так и припекает! Благодать! Того и жди, комарики-жигунцы из холодных болот воспрянут, чтоб отогреть ножки. Белый свет скоро затмят, твари неугомонные! У вас есть накомарники или какое-нибудь отпугивающее средство?

- Есть! - сказал Николай Панкратович.

- Хорошо, а то я на всякий случай тюль привез. Плотная - ни один крылатый нахал не протиснется. Сам вязал зимой из черных шелковых ниток. Дай, думаю, прихвачу, авось кому-нибудь понадобится. Без спасательной сетки сгинешь в тайге.

- Да-а, от гнуса в одной шапке не спасешься, - подтвердил Курдюков.

Конюх молча докурил самокрутку, вынул из голенища кривой охотничий нож.

- Пойду седла подлатаю. А то мы в такие чертоломы попали, что даже уздечки у некоторых коняг порвались, подпруги ременные лопнули. Ремонт капитальный надо произвести.

- Да-а... - мрачно ухмыльнулся Курдюков. - Такого работничка любой вьюк придавит...

Несколько дней мы корпели над пошивкой брезентовых вьючных сум. Наши лошади за это время заметно окрепли, и теперь можно было идти к первой стоянке, откуда мы решили приступить к составлению геологической карты.

И вдруг однажды, когда мы сидели у дымного костра, в прибрежных тальниковых кустах послышался шорох.

- Тише! - прошептал Павел. - Кажись, росомаха к нам пожаловала.

Сашка схватил карабин, щелкнул затвором и прыжками бросился к реке.

- Постой! - пытался остановить его конюх. - Не надо горячиться!

Но парень уже скрылся в кустах. Немного спустя он вернулся, сокрушенно махнул рукой:

- Смоталась.

- Зачем спугнул? Я же тебе толковал: подожди, не ерепенься - а ты не послушался старшего.

- Боже мой! Сколько учителей развелось! - Юноша принял горделивую позу. - Курдюков учит, Рыжов учит, Повеликин учит и ты тоже. Не слишком ли много для одного бедного ученика?

- Э, вон куда хватил?! - удивился Павел. - Нешто я назидания делать собираюсь? Добрый совет хочу дать. Ежели и впредь, Саша, ты будешь скакать по тайге как очумелый, все птицы разлетятся, все звери разбегутся от твоей прыти. Понял?

- Это уж не ваша печаль! Не впервые огнестрельное оружие в руках держу. Так что как-нибудь обойдусь без посторонних нравоучений.

- Ладно, леший с тобой, обходись. Пойду-ка лучше проверю, кто подглядывал за нами.

- Зачем попусту ноги мозолить? И так ясно - черная лохматая росомаха. Сам видел, как она бросилась в чащобу, - сквозь зубы процедил Волынов.

Павел молча скрылся в тальниковых зарослях. Долго он лазал и шебуршил по кустам, потом весело крикнул:

- Александр! Подь сюда для приемных экзаменов на таежника.

- Вот что, дорогой охотничек! - с ехидной ухмылкой начал он. - В повадках диких зверей и в следах ихних ты покедова ни шута не смыслишь.

- Почему? - обидчиво вспылил Волынов.

- Во-первых, потому, что росомахи ходят неуклюже и развалисто, наподобие годовалых медвежат. И следы у них, как у медвежат, - широкие, туповатые, будто обрубленные. Во-вторых, ступают они очень осторожно, воровато, словно хвоста собственного боятся. Поэтому отпечатки их лап мягкие, расплывчатые, а здесь, на песке, твердые, грузные, да и форма следов иная - не плоская, а круглая, больше на цветок похожая.

- Может, это полярный волк? - предположил Сашка.

- Нет, еще никто из старожилов не видывал пестрых волков с черной да белой мастью. А тут, посмотри внимательней под куст, в корявинах запутались клочки шерсти. Факт, выдрались из шкуры линючей собаки.

Волынов расхохотался:

- Ох, уморил! Откуда же в дикой тайге собаке взяться? Поселков поблизости нет, охотники и рыбаки тоже тут не промышляют.

- За нами кралась собака. Вот здесь она лежала, притаившись, и почему-то следила за нами. Давайте покличем ее. Собака нам очень пригодилась бы.

Павел выбрался из тальников и, причмокивая языком, начал манить:

- На-на-на!.. Ну, иди, дорогуша, иди смелее! Рыбкой вареной, лепешками свежими накормим. Сюда! Сюда, дорогуша! Сюда!..

В кустах кто-то закопошился.

- Иди, миленькая, не бойся! На-на-на!.. Сюда!.. - повторял Павел.

Из-под листьев недоверчиво высунулась белая остроносая морда с чутко настороженными торчками черных ушей.

- Да это же Найда! - воскликнул Павел.

Услышав свою кличку, собака наконец поборола нерешительность и пугливость, медленно, робко подошла к Павлу. Тот ласково потрепал ее по груди. Она взвизгнула, подпрыгнув, лизнула его лицо и бросилась ластиться ко всем полевикам, радостно помахивая круто загнутым кренделем хвоста. На шее у нее болтался обрывок веревки.

- Эх ты, трусишка! Еще чуточку - и застрелили бы тебя, Найдушенька, как зверя лесного! - приговаривал Павел, заботливо поглаживая ее худые, ребристые бока. - Прячешься, пужаешься, бедняжка, а вдруг не примут, вдруг прогонят к твоему злому лиходею. Не бойся, Найдушечка, мы тебя в обиду не дадим! Ишь ты, горемычная, совсем одичала! И ужасть как изголодалась.

Собака преданно смотрела в глаза Павлу.

Конюх рассказал, что у него была умная сибирская лайка, но ее случайно убил городской "охотник", приняв со страху за медведя. А Найда принадлежит односельчанину Силину Косорукому - хитрому, вороватому мужичишке, очень свирепому хапуге. Перед походом в тайгу Павел попросил у него отпустить собаку на лето к геологам, но Силин ни за что не согласился. Мало того, опасаясь, как бы она сама не удрала за караваном лошадей, он запер ее в дровяном сарае. И вот все-таки лайка сбежала от ненавистного хозяина, последовав за нашим караваном.

Первый бросок в неведомое

Невыносимо жарко, словно над каракумской пустыней, пекло таежное солнце. Стволы хвойных деревьев обливались смолистым потом. Он тягучими струйками полз по извилистым глубоким бороздам шелудивой коры, облекая вездесущих муравьев, любопытных жучков и глупых, нерасторопных гусениц. Бедные насекомые безуспешно пытались вырваться из вязкого плена, не понимая того, что, быть может, судьба уготовила им завидное, вечное сохранение, лишенное всесокрушающего тлена. В размашистых ветвях кедров и скорбно поникших грузных лапах пихт путались голубовато-розовые испарения.

Павлу я поручил пригнать к лагерю лошадей. Они уже хорошо отдохнули, даже растолстели от ячменя и овса.

До места, где мы наметили разбить первый лагерь, было километров двадцать. Нужно поторапливаться, чтобы сумерки не застигли в пути.

Все смотрели, как будет вьючить свою лошадь начальник. А я, признаться по совести, даже понятия не имел, с какой стороны подступиться к ней. Поэтому искоса поглядывал на Рыжова, стараясь во всем подражать ему. Однако бывалый полевик Евгений Сергеевич почему-то не торопился. Он исподлобья смотрел то на груду пузатых вьючных сум, то на конюха Павла, который безразлично сидел у тлеющего костра, то на Повеликина, с важной суетливостью бегающего среди табуна. По всему было видно, что "доподлинный таежник", заявивший мне в Красноярске, будто он умеет обращаться с лошадьми не хуже, чем с арифмометром, тоже, как и я, не знал, как нужно вьючить лошадей. Но старый хитрец-притворщик не хотел признаваться в своей беспомощности. Заметив, что я растерялся, он решил совсем доконать меня вежливыми, подковыристыми вопросами:

- Виктор Иванович, как вы советуете, с каких коней лучше начинать погрузочные операции: с кобыл или с жеребцов? Что сперва подкладывать под вьючные седла - чистую марлю, мягкую мешковину или сразу же войлок? Впрочем, он слишком толст, коряв, дерябанье спины может произвести. Как прикажете поступить с сухарями: рассортировать по разным вьюкам или же сосредоточить в одном?

Я отвечал Николаю Панкратовичу не очень-то внятно и убедительно, потому показная суета бухгалтера выглядела куда внушительнее, чем мои сбивчивые советы. Старик играючи, словно тяжелоатлет, ворочал увесистыми сумами; громыхал, как барабанщик, ведрами и кастрюлями; властно покрикивал на Сашку, который не пытался увиливать от работы, а просто не знал, что и как делать, но лошади, несмотря на шумливые хлопоты Повеликина, по-прежнему стояли без седел.

Рыжов гневно косился на меня, и на его худых бледных скулах вздувались тугие, багровые желваки.

- С такой мышиной возней мы до морковкиных именин не тронемся с места, - сердито сказал он.

- А что вы конкретно предлагаете? - спросил я умоляющим тоном, дипломатично признаваясь в своей беспомощности.

- Если не можете отличить уздечку от шлеи, дайте в мое распоряжение всех людей, и караван через полчаса будет готов...

Я был поражен такой бесцеремонностью и грубостью. Однако коллектор все же был прав, хотя мог бы сказать то же самое, но не при всех, а наедине, деликатно отозвав меня в сторону.

- Что ж, Евгений Сергеевич, действуйте и руководите. На вас вся надежда. А мы помогать будем, - ответил я.

- Прежде всего необходимо разделить весь груз на двенадцать равных частей, - сказал коллектор. - Пусть Николай Панкратович взвесит содержимое каждой сумы, чтоб не перекашивались они в походе. Я, к сожалению, не могу поднимать тяжести из-за этого проклятого радикулита.

Но несмотря на предупреждение, Рыжов рьяно принялся таскать сумы и вовсе не считался с тем, какой груз ему подвертывался. Побагровев от боли, он с кряхтением подкидывал тяжелые вьюки на железные перекладины седел и все успевал подмечать хмурыми, зоркими глазами.

- Эй, кто там сунул в соль немытые консервные банки? - закричал он вдруг.

- Я, - сознался Николай Панкратович.

- Оно и видно, что "я" - последняя буква в алфавите, - съязвил Рыжов. - Шевелить мозгами надо. Теперь соль керосином или дегтем вонять будет. Внимательнее ко всему относитесь, а не через пень-колоду! Для себя же стараетесь.

Бухгалтер ответил ему злым и в то же время виноватым взглядом.

Дело заспорилось. Евгений Сергеевич делал четкие, ясные распоряжения, бросал совершенно правильные замечания, но каким-то резким, раздраженным тоном.

Обливаясь потом от жаркого солнца и тяжелого груза, все дружно носили к лошадям переметные сумы. Не сговариваясь, разбившись попарно, мы туго затягивали вьюки ремнями и веревками. Животные, уже привыкшие к вольным гулянкам по лугам, стояли беспокойно, то и дело сбивая седла. Самодельные лоскутные сумы - эти "рахитичные огурчики" и "капустные кочаны", сшитые не очень прочными нитками, - лопались. Все чертыхались не хуже главного распорядителя-караванщика Рыжова.



Один лишь Курдюков стоял с невозмутимым философским спокойствием. Развернув топографическую карту, он глубокомысленно, уже в который раз, изучал трассу для каравана.

- Задумался, как профессор на кафедре, забывший собственную лекцию. И очки на нос напялил! - выпалил коллектор.

Все засмеялись, но прораб-геолог сделал вид, что это замечание к нему не относится. Ни один мускул не дрогнул на его круглом лице. Он по-прежнему продолжал шуршать картой, прикладывать к ней циркуль, как будто намечал самый главный рубеж для прорыва преград тайги.

- Вы что, каникулы себе устроили? - спросил я, удивленный столь необычным поведением своего помощника. В Ленинграде, когда мы готовились к экспедиции, у него, бывало, все кипело в руках - сам делал, без указаний и намеков.

Курдюков повертел картой, аккуратно сложил ее гармошкой, спрятал в полевую сумку, протер чистым носовым платком очки и улыбнулся с неизменным добродушием.

- Виктор, - прошептал он. - Можно поговорить откровенно?

- Ну что там у тебя?

- Нет, нет, только не здесь. Давай лучше отойдем подальше от этого психа, - он пренебрежительно кивнул на Рыжова.

Когда мы скрылись за деревьями, Курдюков панибратски начал:

- Виктор, я хочу тебя по-дружески предупредить - не либеральничай с временными рабочими и коллекторами. Начальнику отряда не обязательно возиться с грязными мешками, с вонючими седлами. На то подсобники наняты. Прикажи - и пусть выполняют. Каждый сверчок должен знать свой шесток. С первых шагов приучай людей к дисциплине и порядку. Их взяли, чтобы обслуживать нас, геологов, а не наоборот. Именно за это им платят деньги. Иначе эта бесцеремонная публика сразу же сядет на твою шею. Начальник есть начальник, а в тайге - тем более...

Я был ошеломлен рассуждениями своего ближайшего помощника. Еле сдерживаясь, чтобы не вспылить, я с подчеркнутой вежливостью поблагодарил:

- Большое спасибо, Анатолий Юрьевич, за товарищеские советы. Надеюсь, что теперь, после откровенной беседы, мне не придется персонально приглашать вас к работе, которую мы обязаны делать все вместе, невзирая на служебные ранги и высшее образование. А именно: вьючить лошадей, вести их при переходах, ставить палатки, заготовлять для костров дрова и так далее в том же духе...

- Это что, официальный приказ?

- Да, если хотите, устный приказ начальника геологического отряда.

- Не ожидал, Виктор Иванович, от вас такого пренебрежительного отношения ко мне.

Курдюков обиженно, понуро побрел к каравану и с подчеркнутым старанием стал помогать затягивать веревками груз на седлах.

- Давно бы так, - буркнул Рыжов.

Все стали работать бойчее. И все же простая вьючка лошадей продолжалась слишком долго - не меньше двух часов. Мешки с сухарями пришлось привязать поверх сум, а к ним еще приторачивать всякую посуду. Вьюки получились неуклюжими и громоздкими.

И вот наконец наш караван тронулся в путь. Впереди бежала Найда, задрав хвост дугой, навострив уши.

За широкой луговиной, покрытой огненно-оранжевыми бутонами сибирской купальницы (жарками), мы свернули на восток и пошли вдоль берега Тынепа. Перед нами потянулась чистая твердая "мостовая". Она была выложена пестрыми круглыми булыжниками, вдавленными в речной песок ледоходом, гладко отшлифованными и отполированными до блеска. Каменная "улица" вскоре сузилась, затемнела бурыми лужищами, заструилась тончайшими ручейками.

Моя лошадь вдруг поскользнулась и, потеряв равновесие, шлепнулась средь вязкой илистой тины. Беспомощно растянувшись она дрыгала ногами, обдавая всех ошметками грязи. Кое-как мы высвободили ее из липкого плена. Но едва прошли с полкилометра, как другая лошадь споткнулась о замаскированный булыжник и в кровь ободрала коленку. Павел замазал рану клейкой пихтовой живицей и перевязал бинтом.

- Однако половину груза нужно оставить на холмике, где поприметнее. Иначе всех лошадей покалечим, - предложил он.

Пока мы занимались перевьючкой, откуда-то, подобно черному урагану, налетели комары. И пошла, пошла катавасия...

Лошади исступленно замотали головами, вырывая из рук поводья, яростно захлестали хвостами, задрыгали копытами.

Разомлевшие от духоты, люди двигались точно сонные мухи. Дышать через кисею было слишком тяжело, непривычно. Не успевали мы навьючить одну лошадь, как остальные, стряхивая назойливых кровососов, сбивали седла.

С горем пополам успокоили взбунтовавшийся караван и пошли дальше по старой звериной тропинке. Она уперлась в узкий глубокий ручей с высокими крутыми берегами. Лошадь, которую вел Курдюков, поскользнулась и медленно стала сползать к обрыву. Прорабу следовало бы помочь животному, но он испугался, как бы его не утянуло, бросил повод. Лошадь, лишившись поддержки, кубарем скатилась в ручей.

- Тонет! Тонет! - завопил Курдюков, растерянно бегая по берегу.

Раздался всплеск... Прямо в одежде с ножом в руках в ручей кинулся Павел.

- Убьет!.. - закричал Николай Панкратович, увидев конюха среди мелькающих копыт. Он перерезал веревки, которыми были затянуты вьюки, и лошадь, освобожденная от тяжелой поклажи, кое-как выбралась на пологий откос.

- Что рты разинули?! - крикнул Павел. - Спасайте продукты! - И снова ринулся в воду. К нему на помощь бросились Рыжов и Сашка.

Вытащили все, да что толку! Ржаные сухари превратились в месиво. Куски твердого синеватого рафинада таяли на глазах. Не дойдя до помеченной на карте лужайки, мы вынуждены были остановиться на ночлег. Вскоре были натянуты на террасе шесть марлевых приземистых пологов. А дальше, за ее желтой обрывистой кромкой в беспорядке хороводились березы, кедры, ели, пихты, лиственницы.

- Ну, вы как хотите, а я полезу в свой белый "дворец", - улыбнулся Курдюков и в ожидании, пока Сашка приготовит ужин, блаженно растянулся поверх спального мешка. (С той поры все путешественники стали величать марлевые противокомариные пологи - "дворцами".)

За темной, непроницаемой стеной тайги как-то незаметно спряталось багровое солнце, предвещавшее тихий, жаркий день.

Пологие холмы неоглядного леса окутались прохладной фиолетовой мглой.

Поужинав перловой кашей с мясными консервами, выпив по кружке чаю с сахаром и черными сухарями, все, кроме Павла, который повел коней на пастбище, разбрелись по своим марлевым "дворцам".

Сон "младенца"

- Подъем! Хватит дрыхнуть! - закричал Павел и принялся барабанить кедровой колотушкой по медной дырявой кастрюле, которую Евгений Сергеевич специально подобрал в приенисейском поселке в качестве колокола.

Хоть я и мгновенно проснулся от дребезжащего звона, но вылезать из спального мешка не хотелось. Сонное оцепенение сковало все тело, уставшее от вчерашнего похода.

Рядом кряхтел Николай Панкратович:

- Ох, не хочется вставать, стары косточки ломать.

С трудом открыл распухшие от комариных укусов веки и долго не мог понять, где я, куда попал. Вспомнил про белый "дворец" и засмеялся.

"Дворец" сделался черным, будто его обсыпали землей.

Когда Павел перестал барабанить в кастрюлю, я услышал неумолкаемый гнусавый гул и догадался, наконец, что мое жилище сплошь облеплено кровососущими насекомыми. Торопливо надел накомарник и, осторожно приподняв краешек полога, пулей вылетел к жаркому костру, чтобы обмануть копошащихся тварей.

Над безмолвной синей тайгой золотисто-красными переливами полыхала туманистая, прохладная заря. Мы уселись под густыми, едкими клубами дыма и стали завтракать комковатыми макаронами.

- А где же Александр? - спохватился Николай Панкратович.

- Да все дрыхнет! - сказал Павел. - Вот лежебока несусветный! Уж я будил его - и за ноги дергал, и над ухом свистел, и елкой колючей по щекам водил, а он лишь посапывал, как младенец. Сейчас, говорит, встану!

Павел взял пустое ведро, загромыхал над Сашкиной колыбелью.

- Никакого ответа! Как будто язык во сне проглотил! - беспомощно развел он руками.

- А ты пусти ему божьих пчелок для веселья! - посоветовал Курдюков.

Павел бесцеремонно задрал марлевый полог. Возбужденные комары мгновенно уселись на румяном лице Сашки. Не раскрывая глаз, Волынов зашлепал губами, начал выделывать страшные гримасы, чтоб отпугнуть злых кровососов. Но поняв, что так с ними не справиться, закрылся подушкой.

- А ну вставай, маменькин сыночек! - свирепо крикнул Рыжов и толкнул сонулю толстой жердиной в бок. Толкнул, вероятно, больно, потому что Сашка выскочил из-под полога как ошпаренный, суетливо, по-боксерски замахал кулаками перед Евгением Сергеевичем.

- Ты что дерешься? - закричал взбешенный Волынов.

- Еще не так двину, если будешь лодыря корчить! - грозно пообещал Рыжов. - Это тебе не детский садик, чтобы капризы устраивать.

Бельчата

У лагеря щелкнули выстрелы. Из кедровых зарослей с восторженным криком "Ура! Убил!" выбежал Волынов. В одной руке он держал охотничье ружье, в другой - какого-то красно-бурого зверька. Сашка перепрыгнул через поваленную бурей лесину и очутился возле нас. Накомарник у него был сбит на затылок. На лбу выступили капельки пота. В глазах так и пылала радость.

- Понимаете, какая удивительная хитрушка! - возбужденно принялся рассказывать он. - Пульнул я в нее - она кубарем с вершины. Ну, думаю, готова. Но представляете себе, почти у самой земли за сук умудрилась зацепиться. Повисла на одной лапе, барахтается, вот-вот упадет, я даже брезентовую робу расстелил под ней, чтобы вовремя сцапать. Но не тут-то было! Поднатужилась, подтянулась и - шасть по дереву наверх. Как будто пропала! Пригляделся внимательней, вижу: средь веток затаилась голубушка. Я снова - бах! Она перевернулась в воздухе. Однако опять успела к стволу прижаться, за мной следит. Я - туда, я - сюда, верчусь вокруг кедра. Никак, плутовка этакая, не дает спокойно прицелиться, по стволу спиралями скользит, в густых иголках прячется. Ну, прямо замучила меня. Но все-таки улизнуть ей не удалось, - и улыбающийся Сашка гордо приподнял исковерканную пулями белку.

- Зачем убил беззащитную зверюшку? - набросился на него Павел.

- Как зачем?! - вспыхнул Волынов. - Очень интересно было - вот и убил. Все-таки в живую цель метил, а не в консервную банку. Понимать надо!..

Павел был так поражен рассуждениями Сашки, что, казалось, онемел. Плотно сжатые губы его мелко вздрагивали.

- Фашист ты форменный, - с ненавистью прошептал он, придя, наконец, в себя. - Таких, как ты, глупых, слепых охотников надо пускать в лес только со связанными руками, иначе всю живность истребят. Ну, раздвинь свои бесстыжие гляделки пошире да посмотри, что натворил! Посмотри получше, коли такой понятливый! Ведь детишки у нее остались, сосунки малые!..

Волынов сердито швырнул в кусты никому не нужную добычу: шкурка летом у белок плохая, мясо невкусное.

- Ох, и надоел же ты мне со своими моралями! - процедил он сквозь зубы.

Однако Павел не слышал этого. Он озабоченно расхаживал вдоль прибрежной опушки и вдруг, скинув сапоги, проворно полез на старую елку.

- Что ты там обнаружил? - спросил я.

Павел хмуро молчал, вероятно, все еще находился под впечатлением Сашкиного поступка.

- Что увидел? - допытывался я.

- Гайно, - раздраженно ответил конюх.

- Что?!

- Ну как это вам получше растолковать? Домик беличий - вот что. Надо спасать малышей, а то погибнут без матери.

Как я ни напрягал зрение, но ничего интересного не заметил.

"Где же он, этот домик? - думал-гадал я. - Неужели в дупле? Но ведь ствол крепкий, целехонький, без единой дятловой пробоины, без дырок".

Павел тем временем поднялся до густо сросшихся ветвей, похожих на кудлатого ежа, запустил руки в хвойные колючки и, крикнув с досадой: "Пусто!", бросил "ежа" на землю.

С первого взгляда гайно напоминало неуклюжий комок из сухих веточек и какой-то черной, блестящей травы. Но когда я присмотрелся, то не мог сдержать восторга перед строительным искусством маленького зверька. Вот ведь, оказывается, какая умелая мастерица эта обыкновенная сибирская белка! Сперва загнула вверх и связала вместе несколько тонких зеленых лап. Между ними беспорядочно раскидала корявые сухие ветки. Все это оплела черными смолистыми прядями бородатого лишая, который обычно длинными косами свешивается с хвойных деревьев. Внутри из того же гибкого, эластичного лишая свила округлое гнездо с прямым лазом и запасным выходом. Середину гнезда выстелила птичьими перьями, клоками шерсти. Получился теплый уютный домик.

Белочка ловко замаскировала от хищников свое жилище: прикрепила к нему верховинку ветки с пожухлыми еловыми шишками, привязала пучки лишая, да так привязала, что нити свешивались точно живые. Вокруг томилась на солнце бурая прошлогодняя трава, валялись пожухлые, оранжевые хвоинки, багрянился мох, но белка брала на постройку гнезда лишь тот материал, какой был под стать темной окраске древних елей.

- Ах, малышки! Поди ждут да никак не дождутся свою матушку с молочком. Куда же она их спрятала? - нахмурившись, рассуждал конюх, пристально осматривая деревья.

- Успокойся, Павлуша! - сказал я. - Вероятно, они уже выросли и разбежались по тайге. Ведь гайно-то пустым оказалось.

- Э-э, сразу видать, что вы не ахти какой охотник. Да разве у белки одно гайно? Иная непоседка штук пять про запас настроит. Надоест старое или блохи невмоготу одолеют, перетащит детишек своих, как кошка котят, в новое. Кстати, эвон смотрите на кривой кедр, там и второе гнездо желтеет. Кажись, из мха накручено.

В самом деле, у красноватого шелушистого ствола, между развилками суков еле заметно выделялся рыжий холмик, похожий на вырост древесины.

Павел прытко полез на кедр.

- Бельчата! - радостно закричал он.

Из рыжего холмика испуганно выскочили четыре маленьких зверька. Спасаясь от рук человека, они растерянно заскользили вниз по стволу, но, увидев меня, повисли на ветках, неумело держась слабыми лапками. Я вовремя подставил накомарник, и два сорвавшихся детеныша угодили прямо в него. Остальные упали в мох и, точно мышата, юркнули под плетеные, узловатые корни кедра. Найти их не удалось.

В няньках

Мы с интересом рассматривали пугливых малышей.

У одного, самого крупного бельчонка, была темная, дымчатая спинка с тонкими бурыми и желтыми крапинками, черная пупырчатая кнопка носа, черные, лоснящиеся чулочки, черные пальцы. Усы, тоже черные, длиннущие, топорщились, словно колючки ежика. А хвост, похожий на ершистую щетку, блестел ярче смолы. На лбу - коричневая звездочка. На куцых черных ушах по две красные кисточки. Только грудь и живот беленькие.

- Настоящая Чернушка! - улыбнулся Павел.

Так и назвали мы симпатичную, аккуратно причесанную и приглаженную белочку.

Второго зверька-карапузика окрестили Рыжиком, потому что он был весь рыжий, даже усы рыжие. Только глазенки влажно поблескивали. Скорей всего малышка прихворнул. Худенький, взъерошенный, без кисточек, шерсть на подбородке неряшливо слиплась - одним словом, замухрышка.

Бельчата, ослепленные ярким дневным светом, жмурились, тыкались влажными мордашками в ладони, жадно чмокали губами, видимо, проголодались.

Павел намазал палец теплым сгущенным молоком. Зверюшки заурчали: "ур... уу-рр... уу-ур...", но лизать не стали. И насильно с кормлением ничего не получалось - они крепко стискивали рты.

Что же делать? Была бы хоть у кого детская резиновая соска... Но кто предполагал перед отъездом в экспедицию, что придется нянчиться в тайге с грудными младенцами?

Павел вооружился иголками, нитками, охотничьим ножом, стал мастерить из клеенки всевозможные рожки, пустышки - и остроконечные, и продолговатые. Но бельчата все равно отказались есть.

- Больно они квеленькие, беспомощные, боюсь - не выживут без матери... - вздохнул Павел.

Волынов, чувствуя за собой вину, покраснел и, не сказав ни слова, вышел из палатки. Все тягостно молчали. Только слышалось жалобное, просящее: "ур-рр... уу-рр..."

Через некоторое время, словно спохватившись, Волынов радостно воскликнул:

- Павел! А Павел!

- Ну чего тебе? - сердито отозвался тот.

- У нас же пипетка есть в походной аптечке! Может, пригодится...

- Где она? Давай скорей!

Набрал Павел в пипетку разведенной подогретой сгущенки, насильно сунул Чернушке в рот мягкий резиновый конец - она пренебрежительно вытолкнула; сунул стеклянную трубочку - она, нехотя, как бы проверяя, проглотила сладкую каплю, облизалась, ласково заурчала и вдруг, смешно причмокивая, посапывая, жадно принялась сосать.

- Ну и потеха! - восторгался Николай Панкратович.

А Рыжик пить молоко не стал, не понравилась ему "стеклянная мама".

Только посадил Павел сонных бельчат в карман, откуда ни возьмись, налетела Найда. Она злобно зарычала, вцепилась зубами в куртку да так рванула, что лопнул по швам рукав. Никогда прежде в лагере собака не была такой дерзкой. Всю жизнь эту сибирскую лайку охотники-промысловики заставляли выискивать, выслеживать по первому, еще неглубокому снегу зверей. Она могла равнодушно смотреть только на убитых белок, а тут появились живые - и где? - в кармане у человека!

"Ай-ай!.. Ай-ай-ай!.." - возмущалась Найда, требуя на своем собачьем языке немедленной расправы с бельчатами.

А беззаботные, глупенькие малыши спокойно спали в кармане. Они не понимали еще, с какой опасной соседкой им придется жить.

И раз... и два...

Наутро мы поднялись, как обычно, с робкими первыми лучами солнца. Лишь Сашка не обратил внимания на призывный звон кастрюли, то есть на сигнал дневального. А когда мы стали будить его хором, он обозвал всех "полуночными ведьмами" и забился в самую глубину спального мешка, откуда его невозможно было вытащить.

Тогда я позвал Рыжова. Мы схватили мешок, влезли на валун, стоящий у глубокой заводи, и вытряхнули неженку прямо в ледяную воду. Волынов, не успев даже охнуть и дрыгнуть ногами, столбиком пошел ко дну. Все ждали, что, всплыв, Сашка обязательно начнет ругаться. А он замотал смешливо головой, фыркнул по-моржиному, причем струистые брызги полетели сразу изо рта и ноздрей, перемахнул саженками через весь Тынеп, нырнул раз пять селезнем и, повернув к нам, миролюбиво вылез на берег.

- Теперь непременно каждое утро буду купаться, - улыбнулся он. Надо закалять волю, чтобы стать мужественным.

После завтрака я велел Сашке собираться в маршрут.

- В настоящий геологический маршрут?! - Он встрепенулся. - Вот здорово!

Он вскинул на плечо ружье, набил карман патронами, сбоку повесил охотничий топорик, на грудь - бинокль, за голенище кирзового сапога сунул остро наточенный кинжал в чехле.

Рыжов и Курдюков, глядя на него, тихонько посмеивались.

- Готов, товарищ начальник! - Лицо Сашки горело в предвкушении необычных приключений - ведь первый в жизни маршрут!

- А накомарник где?

- Я специально оставил его. Решил привыкать к комарам.

- Ну хорошо, смотри, потом не скули.

Мы круто завернули в синюю пасмурь тайги. В одной руке я зажал пластмассовый компас, чтобы не потерять его и точно, в соответствии с картой, выбирать направление пути; в другой - геологический молоток с длинным березовым черенком для опоры, на котором были вырезаны через равные интервалы риски-отметины для всяких быстрых линейных замеров. Так медленно, тяжело без привычки брел я по холмистому залесенному склону. Сашка понуро плелся сзади.

Через редкие кружевные прогалины хвойных ветвей пробивались горячие лучи солнца; от буйного пышного мха, пропитанного до самых верховинок болотной влагой, тянуло грибным духом. Плотная кисея накомарника мешала дышать, раздраженно рябила перед глазами; темные унылые деревья делались от того еще мрачнее.

Приостанавливаясь поминутно и глядя на фосфорическую стрелку компаса, чтобы не сбиться со строго намеченного азимута, я терпеливо считал парами пройденные шаги: "И раз... и два... и три..." Мой помощник остервенело махал осиновым веником, разгоняя клубящихся кровососов, которые так и льнули к его открытому, безбородому лицу. Хоть и слишком занят он был бесполезной расправой с неотвязным гнусом, напоминая порой крутящуюся ветряную мельницу, все же беспрерывно умудрялся болтать, то и дело задавая разные вопросы. А мне обязательно нужно было знать, сколько километров мы прошли, чтобы в любой момент можно было нанести на карту отрезок пути и, завернув по-иному азимуту, бормотать заново: "И раз... и два... и сто..." Пара шагов - это примерно полтора или два метра, смотря по сложности рельефа: по заболоченности и другим бесчисленным преградам тайги.

Через каждые двести метров мы вырывали с помощью молотка под вывороченными корнями или на бестравной чистовине ямку, черпали алюминиевой ложкой сухую рыхлую почву и ссыпали в кальковый пакетик, на котором был написан номер.

Я растолковал Сашке, что это не просто обыкновенная земля, а так называемая металлометрическая проба. Ее обязательно следует записать в специальный журнал документации и строго "привязывать" место взятия к аэрофотоснимку. Нашему отряду предстоит набрать за полевой сезон со всей площади исхоженной тайги две с половиной тысячи таких, с беглого взгляда пустяковых проб. Но они, как и речные шлихи, которые предстояло промывать Николаю Панкратовичу, нужны для поисков полезных ископаемых.

Если, например, около поверхности прячется от глаз человеческих какое-нибудь богатое месторождение, то мелкий рыхлый грунт над ним песок или, скажем, глина - будет насыщен тем металлом, который заботливая природа накопила в невидимых рудных залежах. Сделав тончайшие спектральные анализы всех набранных проб и нанося итоговые результаты на сводную карту в виде всевозможных разноцветных кружочков, мы соединим однотонные, однозначные бусинки-проценты в замкнутые ожерелья. Они-то как раз в форме плавных, но причудливо-извилистых линий оконтурят участки тайги, где скрываются под корнями деревьев заколдованные клады.

Конечно, я объяснил начинающему геологу основную суть метода подобных, так называемых геохимических поисков полезных ископаемых слишком упрощенно и, вероятно, не очень-то доходчиво. Но для более полного, широкого познания этой сложной, интересной науки надо долго и кропотливо учиться не только по учебникам, но и по каменным летописям Земли. Мало того, надо хорошо разбираться и в бесчисленных горных породах, и во всевозможных минералах, и в многообразном, запутанном мире растений, потому что некоторые травы и кустарники любят или, наоборот, избегают скапливаться над месторождениями избранных руд. Они, как сказочный огненный цветок папоротника, сами указывают, где спрятан таинственный клад Плутона.

Однако слишком долго читать вступительную лекцию по металлометрии я не мог, потому что намеченный на карте путь довольно длинный, а времени мало - волей-неволей приходится побаиваться: а вдруг не успеем засветло вернуться в лагерь?

Итак, я иду сегодня в первый поисково-съемочный геологический маршрут нынешнего полевого сезона, жадно смотрю по сторонам, надеясь увидеть хоть какой-нибудь завалящий камень. Но вокруг лишь деревья, деревья да чавкающий, хлюпающий мох.

"И раз... и два... и три..." - устало, с тупым монотонным упрямством, чтобы не потерять цифру пройденного расстояния, повторяю про себя. От жары сохнут и трескаются губы, соленый пот застилает глаза, черная вуаль противно липнет к лицу. Не выдержав мучительного наваждения "комариной слепоты", задираю на шляпу матерчатую кисею, достаю из бокового кармана драгоценный флакончик живительного эликсира диметилфтолата, прозрачной маслянистой жидкости, намазываю шею, щеки, руки. Дышать теперь можно свободнее, всей грудью и смотреть на тайгу широко открытыми глазами, не боясь, что на тебя налетят осатаневшие комары.

Чахленькие, тощие химеры-тонкокрылки с остервенелой настырностью тыкаются в лицо и пугливо отскакивают, словно опаленные невидимым огнем. Эти пробные лобовые атаки продолжаются беспрерывно. Они тоже угнетают и раздражают, но к ним притерпеться можно. Сперва кажется, что таежный шутник Берендей бросает в тебя пригоршнями мокрое, липучее просо. С ужасом закрываешь глаза, чтобы не ослепнуть от сора, однако невольный страх вскоре пропадает. Такова уж натура человеческая - привыкаешь ко всем неожиданным испытаниям.

Уже полуденное солнце почти отвесно повисло над вершинами деревьев, расплавив косые синие тени, а мы еще не увидели ни одного обломка коренной горной породы.

Тягостно бродить геологу-поисковику по мрачному сырому лесу вхолостую, когда на его тропках-дорожках не встречаются ни торжественно-величавые пики скал, ни грозные заманчивые обрывы-опасники "стратиграфических разрезов", ни веселые пестрые стайки заветных каменных развалов. Идешь-идешь впустую, и нет-нет да и закопошится где-то внутри раздражительный дьявольский голосок: "Зачем топать дальше, натирать суконными портянками водянисто-кровавые мозоли на ногах, зарабатывать из-за удушливых резиновых сапог ноющие ревматические ломоты в суставах? Бессмысленно и глупо рассчитывать на какие-то необыкновенные открытия, если на крупномасштабных аэрофотоснимках рельефа ясно видно, что ничего интересного не ждет тебя, упрямого дурака, ничего, кроме скучной путаной мешанины деревьев. Береги свое драгоценное здоровье, поворачивай в лагерь! Там - ароматные пшеничные лепешки с густым грузинским чаем и вареным сахаром! Там постель с теплым меховым мешком!"

Остановишься в нерешительности, как будто передохнуть, а гулкий властный бас приказывает: "Ты - инженер-геолог. Разве ты имеешь право обманывать собственную душу? Ныть, скулить, проклинать комаров и чащобу? Тебя, кроме совести твоей, никто не проверит, а если и пройдут по твоим невидимым тропинкам братья по профессии, то не скоро, когда, возможно, ты уже будешь там, где успокоились предки. Но разве твоя совесть - не самый строгий судья? Ты можешь заблудиться, ошибиться, но чтобы специально обмануть самого себя - нет, нет и нет. Иначе - бросай в костер диплом, полученный с таким трудом в нелегком институте. Для составления геологической карты нужны только строгие факты, а не досужие вымыслы; зримые наблюдения, а не фантастическая спекуляция".

И снова хрипло бормочу: "И раз... и два... и три..."

Чем выше мы поднимаемся, тем плотнее смыкается чащоба. Иногда приходится ползти буквально на четвереньках, меряя расстояние коленями или, случалось, даже ползком.

Из кустов то и дело неуклюже взлетают зажиревшие линялые глухари; по траве серенькими колобками скачут шустрые рябчата, вытянув смешные, как будто облезлые, шеи; волшебниками-невидимками растворяются в пестроте таежной подстилки тетеревятки-хамелеоны.

Сашкино лицо сплошь покрылось мелкой красной сыпью, веки вздулись, подобно маслянистым сдобным кренделям, от въедливых хоботков насекомых.

Все свое усердие парень направил на истребление кровожадных врагов. Он гневно хлестал их нудно гудящие рои еловыми ветками, однако черные крылатые полчища получали неисчислимое подкрепление из каждой затхлой болотины, из каждой теплой, заплесневшей мочажины. Бедняга рычал, стонал, скрежетал зубами, но ни разу не пожаловался, мужественно перенося адские пытки. Если б он посмотрел в зеркальце горного компаса, он бы отшатнулся от кроваво-багряной маски из раздавленных комаров.

Деликатно, скрыв жалостливое сострадание, я протянул "бесстрашному" воину заветный спасательный флакончик диметилфтолата.

- Нет, не соблазняйте! - ответил "железный" Александр.

- Хватай скорей, мажься погуще, пока все соки из лица не высосали!

- Отстаньте, говорю! - огрызнулся Волынов.

- Не валяй дурака! Эти дьяволы так закалят тебя, что на всю жизнь психопатом сделаешься. Коли не хочешь мазаться добровольно, приказываю официально. Рабочий-маршрутник в полевой экспедиции обязан подчиняться геологу, как в бою солдат командиру.

- Ну, если приказываете... - Сашка с нескрываемой радостью плеснул на ладонь густую жидкость, щедро, точно умывался, провел по вздутым щекам и болезненно сморщился: - Ой, как щиплет! Похлеще горчичников!

Он запрыгал на одной ноге, зачихал, будто в ноздри ему набили нюхательного табаку. Из глаз градом покатились крупные слезы. Но, в конце концов, успокоился, и мы пошли дальше.

Мшистые деревья перед нами расступились, открывая широкую солнечную поляну. Сердце мое заколотилось от волнения, язык перестал бормотать дурацкие неотвязные цифры, а ноги сами, не подчиняясь холодному рассудку, несли меня вперед. О, какое счастье! Вот оно, долгожданное коренное обнажение! И не какие-нибудь там бессмысленные, хаотичные развалы каменных глыб, обработанные морозными ветрами, а целехонькая, высоченная скала, темно-бурая, густо облепленная лохматыми, раковистыми ошметками седых и черносажистых лишайников.

Волынов помчался за мной с неменьшей скоростью и прытью, чем гонялся за порхающими линялыми глухарями.

Увидев, как я расхаживаю вокруг дряхлого пирамидального столба останца изверженной породы, как пристально, придирчиво осматриваю его со всех сторон, он уставился на меня внимательным, недоуменно испытующим взглядом. Он явно порывался что-то спросить, покусывая губы от неодолимого любопытства, но не решался, а терпеливо наблюдал, что же я буду делать дальше.

А я прикинул шагами примерные размеры коренного выхода, определил компасом азимуты простирания и падения всех ровноскалистых и корявых, извилистых трещин, записал результаты в геологический дневник. Потом грозно поднял свое главное оружие - долговязый, похожий на стариковский костыль, увесистый стальной молоток - и принялся колотить по скале. Звенящие, дробные звуки далеко-далеко возвестили диких таежных обитателей о вторжении в их непуганые владения беспокойного искателя подземных сокровищ.

Удивленный, ничего не понимающий Сашка только успевал складывать в матерчатые мешочки образцы с мудреными этикетками.

- И какая же ценная руда содержится в этой скале? - спросил он, разглядывая осколок.

- Никакой! Она абсолютно пуста...

- А я подумал, что вы месторождение нашли, - произнес Волынов разочарованно.

- Если бы, Саша, месторождения полезных ископаемых попадались на каждом шагу, как грибы в осеннем лесу, то геологам нечего было бы делать. Незачем было бы им составлять всевозможные мудреные карты, например тектонические, литологические, фациальные, палеогеографические, металлогенические, прогнозные и прочие-прочие, а также хитрые схемы, разрезы, колонки, диаграммы и многое-многое другое, что в конечном итоге предназначено для выявления промышленных залежей.

Я взглянул на его огорченное лицо и рассмеялся:

- Да ты не расстраивайся. Наша находка еще как пригодится другим исследователям.

В лагерь мы вернулись, когда тайга окуталась бледными, сиреневыми сумерками. Немного нам удалось узнать за весь день - только то, что вершина пологого холма состоит из габбро-долеритов темно-серой кристаллической породы. Мы нарисовали на топографической карте лишь одно, да и то еле заметное, синее пятнышко, означающее выход изверженных образований. И больше ничего! И никто в мире, кроме нас двоих, не знает, как может измучить здоровых, сильных, молодых мужчин это крохотное пятнышко!

За ужином я поймал себя на том, что черпаю ложкой гороховую кашу под команду: "И раз... и два..." Я обратил также внимание на то, что Сашка уже не разглядывал, как прежде, есть ли в мире вареные комары. Он уплетал подгоревшую размазню за обе щеки. И чай пил с такой жадностью, словно в кружке плавали не ошпаренные сибирские кровососы, а благоухающие лепестки болгарских роз. А закрыв глаза, он, вероятно, снова увидел подушки мха, таежные цветы и травы в пятнах солнечного света, и губы его чуть заметно шевелились, словно отсчитывая во сне: "И раз... и два... и три..."

Строгая воспитательница

На второй день и Рыжик стал пить из медицинской пипетки сладкое сгущенное молоко.

Павел очень радовался, когда зверьки с удовольствием ели и при этом нежно урчали, словно их кормила мать.

Насытившись, малышки норовили поскорее запрятаться в карман или юркнуть за пазуху. Они были еще совсем крохотные, боялись дневного света, особенно солнечных лучей, и знали только одно - спать да есть. Павел сажал их в большую меховую рукавицу.

Ночью бельчата будили нас переливчатым ворчанием, похожим на тихое мурлыканье сытых, разомлевших от материнской ласки котят. Они не могли допустить, чтоб в рукавице у них сделалось сыро. Если же мы не очень торопились вытащить их из мягкого "домика", начинали громко, отрывисто пищать, словно цыплята, потерявшие наседку-квохтушку.

- Ишь ты! Маленькие, а тоже понимающее соображение имеют! - умилялся Николай Панкратович.

...От охотников я слышал, будто белка приучает своих детишек к чистоплотности с первых дней рождения. Сначала, когда они еще квеленькие, беспомощные, сама вытаскивает их на улицу, затем заставляет их проситься, а как только подрастут, якобы применяет к непослушникам и грязнулям строгие меры наказания.

Мне тоже кое-что загадочное, интересное удалось подсмотреть из жизни этих забавных, игривых обитателей сибирской тайги.

Однажды белка вывела из бурого мшистого гнезда, которое лежало на развилистом суку толстого кедра, своих малышек на прогулку. Погода была добрая: тихая, теплая, солнечная.

Четыре кудлатеньких корноухих зверька восторженно гонялись друг за другом, шаловливо прятались под длинноусыми пучками растопыренной хвои, кувыркались, как веселые цирковые акробаты. То и дело какой-нибудь проказник норовил поймать за хвост мамашу или, забавляясь, теребил кисточки на ее ушах.

Озабоченная, деловито-строгая бельчиха терпеливо выносила все назойливые шалости бойких сорванцов. Но когда какой-нибудь слишком резвый малыш убегал далеко от родного домика-ворошка, белка сердито верещала: "цвирь-цвирь-цвирь..." Если упрямый непослушник долго не возвращался, она подскакивала к нему и загоняла в гнездо. При этом звонко свистела: "цик... цик... цик..." - видимо, бранилась.

Чаще всего цокотуха просто бесцеремонно схватывала разыгравшегося бельчонка зубами за шиворот и, словно кошка котенка, волокла прочь от "запретной зоны".

Время от времени белка срывала еще незрелую, липко-смолистую кедровую шишку, по очереди оделяла детишек мягкими белыми орешками.

Как-то незаметно подкралась темная косматая туча. Полил крупный сильный дождь. Веселая семейка поспешно спряталась в свое гнездо-гайно.

Я собрался покинуть наблюдательный пункт, но снова появилась та же попрыгушка-цокотушка. В лапах у нее отчаянно барахтался, пытаясь вырваться, корноухий рыженький пискун. Она равнодушно бросила малыша на сырые ветви, под проливной дождь. Бросила, а сама спряталась в круглый домик вблизи ствола, под плотным навесом хвоистых ветвей. Бельчонок вопил под холодным душем так, будто его за хвост дергали. Изгнанник намеревался залезть в теплое сухое гнездо, но сердитая мамаша почему-то не пускала. Малыш сиротливо притулился к мшистому ворошку и жалостливо пищал - то ли стонал от обиды, то ли плакал: "уу-оо... уу-оо..."

Когда взошло солнце, цокотуха подскочила к мокрому дрожащему ребятенку, которого она, вероятно, за что-то наказала, и ласково стала слизывать с его короткой жиденькой шерстки дождевые капли.

Белка летней бахтинской тайги - олицетворение резвости и миловидности. Мордочка - с круглым бархатистым носиком и пышными усами. Глаза как бы прищуренные, овально-продолговатые, темные-темные, с синеватым оттенком. Уши куцые, почти совсем без кисточек-мохнатушек (они вырастают в полную силу лишь к осени). Каждый волосок на "лице" густо-серый с рыжими и желтыми кончиками. Спина черная с красноватым отливом. Брюшко и подгрудок - беленькие, а бока и прижимные стороны лапок - светло-бурые. Смоляной хвост лоснится на солнце, как антрацит, лишь верховинка коричневая. Под острыми когтистыми пальцами - круглые, потрескавшиеся, точно кора, мягкие подушки.

Не скрою, люблю я этих забавных веселых зверьков, очень люблю. И всегда с печальным сожалением смотрю на женщин, которые кичливо щеголяют в модных беличьих шубках.

И снова в путь

Как ни хорошо нам жилось в лагере "Дунькин сюрприз", настало время покинуть песчаную желтую поляну, усыпанную поблекшими жарками. Мы залили водой костер, распихали по вьюкам закопченную посуду, скатали марлевые полога.

Вместо порванных брезентовых сум Павел сплел из тальниковых прутьев удобные корзины.

Злополучный поход научил меня многому. Нет, я уже больше не буду сносить, хоть и справедливые, но слишком грубые реплики Рыжова; смущенно опускать глаза под хитреньким сочувственным взглядом Николая Панкратовича; как школьник, выслушивать "дружеские" поучения Курдюкова. Я не буду больше метаться по лагерю в поисках затерявшихся вещей. Надоели мне эти вечные споры, препирательства. Все! Добрые товарищеские отношения в походе хороши, но твердая хозяйская рука лучше.

Я решил за каждым человеком закрепить на весь полевой сезон по лошади вместе с вьюками.

- Давно бы так! Нечего, как с малютками, нянчиться, - поддержал меня Рыжов.

Курдюков дипломатично промолчал. И хотя он по-прежнему добродушно, прямо-таки лучезарно улыбался, но в его мягком, угодливом взгляде нет-нет да и проскакивали отблески замаскированного негодования, чувствовалось, что прораб-геолог явно недоволен и даже оскорблен моим решением. Еще бы! Он, имеющий высшее университетское образование, аспирант геоморфологической кафедры, то есть будущий кандидат наук, и вот те на: его приравняли к лошадиному "командиру" Павлу, который едва кончил начальную школу.

Глядя, как я поднимаю тяжелые вьюки, помогая то Рыжову, то Николаю Панкратовичу, Курдюков презрительно отвернулся. Подковыристая ухмылка так и змеилась сквозь его неизменную добродушную улыбку.

"Черт с ним! - думал я. - Пускай ехидничает себе в утешение. В геологическом отряде все равны и все обязаны трудиться одинаково. Почему я должен стоять и смотреть, как надрывается Павел? Чем он хуже меня, Курдюкова, Рыжова?"

В то время, когда распределяли лошадей, Сашка возился у реки с резиновой лодкой: выжимал из нее воздух, сворачивал тугим катком и укладывал в брезентовый чехол. Когда он вернулся, весь "гужевой транспорт" был разобран, свободной осталась лишь одна кобыла Дунька.

Сашка возмущенно заявил, что он согласен на любую кличку, согласен даже вести сразу двух меринов, только избавьте его от этой "брыкливой шалавы". Но меняться с ним конями никто не захотел.

Наконец после долгих перевьючек наш караван тронулся.

Впереди, подняв баранкой черно-белый хвост, зигзагами бежит Найда, тщательно обнюхивает подозрительные, по ее мнению, камни; водит чутким носом среди деревьев, тревожно прядет острыми, настороженно оттопыренными ушами, пристально вглядывается в голубовато-зеленую, сумрачную даль. Она как-то вся преобразилась, подобралась, точно понимала, что перед ней большая ответственность - своевременно предупреждать отряд о коварных замыслах зверей.

За лайкой неторопливо шагаю я, прокладывая дорогу каравану, внимательно смотрю, нет ли крутых склонов, затаенных опасных рытвин-промоин, баррикадных нагромождений буревальных лесин, цепкого валежника, корневывертов, топких болотин, коварных ручьев... Да мало ли может встретиться на неведомом пути неожиданных преград! А задерживаться нам нельзя.

В одной руке у меня стальной молоток, чтоб при случае не пройти мимо встреченной породы; в другой - хрупкий бамбуковый спиннинг, который рискованно было привязывать к вьюкам. На правом боку - полевая сумка с топографическими картами, геологическими дневниками и всякими производственными журналами, на левом боку - непромокаемый клеенчатый планшет с ломкими аэрофотоснимками таежного рельефа Эти документы ни в коем случае нельзя терять... Но самая необычная, самая деликатная ноша спрятана за пазухой - меховая рукавица с Чернушкой и Рыжиком.

Павел сказал, что бельчат лучше и безопаснее нести мне, а он, как наиболее опытный, привычный к лошадям, поведет сразу двух "тяжеловозов". Конюх попросил, чтоб я шел как можно осторожнее - "не дай бог, спотыкнуться и раздавить малюток". Он бесцеремонно сунул мне в боковой карман пиджака стеклянный пузырь с молоком и пипетку в картонном футляре, строго-настрого предупредив, чтобы кормил зверьков ровно через каждые два часа. Так я получил должность главной походной нянечки.

Идем. У всех за поясами кинжалы, охотничьи ножи, топоры и топорики. Лиц не видно: все в черных масках, то есть в накомарниках. И одеты одинаково: в болотных резиновых сапогах, синих штанах и зеленых куртках.

Процессия движется молча, только побренькивает во вьюках посуда.

Погода испортилась. Подул шквалистый ветер, тайга заскрипела, застонала, зашумела. Средь мутно посиневшего неба бесновато закружились черные лохматые тучи. Комары так и льнули ко всему живому, словно спешили напиться кровью перед неминуемой погибелью. Закат был дурной, зловеще багровый. Мы спешно принялись ставить палатку. Едва успели накрыть брезентом вьючные сумы, начался ливень.

Рыжик

Наши воспитанники заметно повзрослели. Все очень полюбили зверюшек и с нетерпением ждали, когда они начнут играть.

Николай Панкратович частенько выпрашивал у Павла пипетку, чтобы покормить малышей. Лицо старика светилось восторгом, как будто он нянчился с родными внучатами. И хмурый, молчаливый Рыжов, глядя на бухгалтера, на крохотные пальцы бельчонка, обнимающего стеклянную "бутылочку", тоже добрел, улыбался.

От вкусной сгущенки наши малышки крепли довольно быстро, особенно худющий Рыжик. Он сделался просто неузнаваемым: на ушах появились красивые черные кисточки, хвост ощетинился густым пухом и, как положено взрослым поскакушкам, изгибался дугой. Потолстел бедный заморыш, стал колобкастым, пышный воротничок под бородой отрастил.

Но когда отряд прибыл в новый лагерь, обычно бодрый Рыжик проснулся вялым, отказался пить молоко. Мы никак не могли понять, что же с ним творится.

Вдруг бельчонок судорожно встрепенулся на ладони Павла, задергался, свернулся клубком и быстро принялся царапать острыми коготками себя бока, спину, шею. Глаза у него то расширялись, то превращались в узкие косые щелки. Он застонал и громко, без умолку, стал кричать: "уу-уо... уу-уу-оо... уу-оо..." А ночью завопил еще громче.

В ответ больному малышу тоскливо подвывала Найда, скулила, обиженная тем, что с той поры, как в лагере появились бельчата, ее бесцеремонно стали гнать из-под пологов. Гнать, будто самую захудалую дворняжку. О, как бы она расправилась с ненавистным пискуном, если бы только позволили!

Никто не мог заснуть от беспрерывных, протяжных звуков Рыжика и злобного завывания Найды.

- Ну, развели тут детские ясли. Ночной балаган устроили вместо нормального человеческого отдыха, - заворчал Курдюков.

- Да заткнись ты! - оборвал прораба-геолога Евгений Сергеевич.

А Рыжик исступленно вертелся волчком, усиленно скреб лапками головку, точно пытался освободиться от острой боли. Кружился и жалостливо, тягуче стонал: "уу-уо... у-уо-оо..."

- Такой крохотный, а так плачет, - удивился Сашка.

- Что же, по-твоему, выходит, все звери и птицы, что камни бесчувственные?! - взорвался Павел. - Бей их! Пали в них и дробью и пулями! Забавляйся своей меткостью! Они ведь бессловесные твари. Кто их поймет? Кому они могут пожаловаться?

Сашка с головой зарылся в меховой мешок. Он притворился спящим, но ветки долго хрустели под его боками.

- Павлуша, достань, пожалуйста, аптечку. Может, какое-нибудь лекарство там найдется, - попросил Повеликин. - Матушка моя сибирская! Сердце кровью обливается от мучительных уканий бедного малыша...

- Да я уже, дядя Коля, все пилюли перебрал - ничего подходящего нету. Аспирин толченый совал в рот - не помогло: то коченеет, то жаром пышет. Валерьяновые капли тоже лил под язычок - все равно не успокоился.

- А ты, Павлуша, стрептоцида или пенициллина посыпь ему в ноздри. Не исключена возможность, что он схватил воспаление легких.

- Ну что вы, дядя Коля! Тогда бы Рыжик хрипел и кашлял. А он все чешется. Крапивница-жгучка или короста лиходейная на него навалилась ума не приложу. Вот напасть какая...

Павел согревал Рыжика дыханием, держал его у костра, прикладывал холодные компрессы, мазал мордашку каким-то травным снадобьем - ничто не спасло бельчонка. Он так и умер, обхватив голову лапками. (Видно, во всем было виновато сгущенное молоко, лишенное витаминов.)

Эта ночь была муторной, тягостной. Мои помощники не выспались, но, как всегда, покинули уютные, бескомарные "дворцы" чуть свет.

Сашка вылез из теплого мешка добровольно, без посторонней "помощи". Он сделал зарядку, искупался.

После завтрака я всем дал поручения: Николай Панкратович должен прошлихтовать соседние речушки, Павел - дежурить в лагере, а мы попарно (Курдюков с Рыжовым и я с Волыновым) идти в очередные таежные маршруты составлять геологическую карту, собирать металлометрические пробы.

Я шел и думал о Павле. Вот ведь человек! Вчера, поднимая из трясины толстобрюхого мерина-лентяя, он уморился так, что даже рубашка прилипла от пота к телу. Поставив палатку, мы скорей забрались от взбесившихся комаров под защитные пологи. Павел же, как только стих ливень, погнал коней в ночное, потом примостился у костра, стал пришивать к седлам новые ремешки. Удалось ли ему хоть чуточку поспать? Вряд ли.

И сегодня я проснулся от жалобных, надрывных вскрикиваний. Смотрю, а Павел сидит у горящей свечи с Рыжиком в руках и баюкает, нянчит его, словно ребенка. Не знаю, когда же он приготовил завтрак? Однако едва заструился восток желтыми волнами, раздался знакомый дребезжащий звон кастрюли. Павел не только напек отличных румяных блинов, но и успел высушить резиновые сапоги, а у кого они оказались продырявленными, заклеил их, да так мастерски, что и в ателье не смогли бы сделать лучше. Он сменил всем огрубевшие, как черепаховый панцирь, стельки на теплые, мягкие, которые вырезал из войлока. Этот дефицитный материал, как, впрочем, и марлю для пологов, Павел купил за собственные деньги в рыбацком поселке. Подумать только, он обо всем побеспокоился заранее, понимая, что самое главное для работы в тайге - сухая обувь и крепкий бескомариный сон.

Обида Найды

После смерти Рыжика собака особенно обнаглела. Всякий раз, как только раздавалось переливчатое урканье, с каким Чернушка обхватывала когтистыми "ручонками" пипетку, раздраженная лайка с тупым диким упрямством увивалась поблизости. День и ночь дежурила она у палатки, намереваясь сцапать белочку, которая ничего плохого ей не сделала. Ведь Чернушка спала в меховой рукавице, словно оцепеневший от зимних морозов хомячок. Она вылезала из мягкой теплой колыбельки только по неотложным надобностям да попить сладкого молока.

Однажды свирепая Найда воровато прошмыгнула в палатку, чтобы навеки "успокоить" пискливую крошку, которая почему-то слишком раскапризничалась. Павел вовремя подоспел на помощь, отхлестал незваную "няньку". Лайка с визгом удрала в тайгу и несколько дней не показывалась. Мы слышали только, как выла она с каким-то печальным надрывом. Всем было ясно: лайка обиделась на людей, оскорбилась за то, что ее променяли на какую-то никудышную зверюшку.

В конце концов Найде наскучило одиночество, надоело жить в комариной глуши без теплых пшеничных лепешек, без таежной охоты. Она вернулась в лагерь присмиревшая, грустная, избегала смотреть в глаза сердитому хозяину, который избил ее.

- Да пойми же ты, дуреха непутевая! Нельзя Чернушку трогать! Она ведь маленькая, глупенькая, а ты большая, - ласково, будто человеку, внушал ей Павел.

Собака виновато помахивала кольцом хвоста, понуро прятала головку между лапами, скулила, точно жаловалась: "Кто же для вас нужнее - этот писклявый звереныш, которым вы забавляетесь, как дорогой игрушкой, или я, выслеживающая вам боровую дичь, охраняющая ночью лошадей от волков и медведей?"

- Будь умницей! - поглаживал Павел приунывшую Найду. - Ведь ты же хорошая, понятливая! Кормилица ты наша добрая, помощница незаменимая! А Чернушку трогать нельзя! Это тебе не дикая белка.

Да, действительно, лайка сделалась верной, незаменимой помощницей. Без этой страстной, неугомонной труженицы мы не видели бы свежего мяса.

А меж тем обстановка на нашем продовольственном складе сложилась не очень-то утешительная. Сахар в первом же походе подмок в речке, и хотя мы успели сварить его, все же очень много растаяло, утекло.

Ржаные сухари превратились по прихоти шаловливой Дуньки, осмелившейся полакомиться осиным гнездом, в жалкие крошки, куда набился лесной мусор и песок. Сливочное масло, как мы ни старались уберечь от жаркого солнца, частично расползлось, частично прогоркло, позеленело. Правда, мы перетопили его, но не избавились от затхлого привкуса.

Вот почему, отправляясь в маршруты, полевики всегда брали с собой оружие - кто охотничий топорик, кто старенькую двустволку. Мы набивали походные рюкзаки не только металлометрическими пробами. Попутно с работой старались подстрелить зазевавшуюся боровую дичинку, но выборочно - лишь самцов. Искать зажиревших таежных петухов - тетеревов, глухарей, рябчиков помогала нам Найда.

Чернушка болеет

Волынов сильно натер ногу и потому вынужден был остаться в лагере. Я предложил идти в маршрут Павлу. Он охотно согласился.

Несмотря на то, что Найда еще не помирилась со своим хозяином, не простила ему сердитой трепки из-за бельчонка, она все-таки азартно взвизгнула, увидев, как Павел собирается в тайгу.

- Саша, не бросай Чернушку без пригляда, - сказал конюх на прощание. - Не дай бог, Найда сбежит с охоты.

- А что я поделаю? - пожал плечами Волынов.

- Карауль повнимательней, вот что. Да ухаживай заботливей. Как только писк услышишь, пои молоком тепленьким. И проверяй почаще, чтоб не вылезала из рукавицы. Звери, они тоже доброе отношение понимают.

В лагерь мы вернулись поздно с тяжеленными рюкзаками, наполненными металлометрическими пробами, кроме того, мы принесли несколько глухарей и тетеревов.

Услышав о богатых охотничьих трофеях, Курдюков вылез из-под полога. Он весьма обожал боровую дичь и ласково величал ее "курками".

Прораб-геолог любовно погладил каждую птицу, по-хозяйски прощупал их, приподнял за ноги, чтобы определить вес. А когда мы попросили его ощипывать перья, он грустно вздохнул, вежливо извинился, заявив, что, к сожалению, не может нам помочь - уйма неотложных дел, - и снова залез под полог.

- Всегда ему некогда! Вечно занят! - выругался Рыжов. - Академика из себя корчит!

- Ну хватит воркотню разводить! - поморщился Павел. - Страсть не люблю, когда ругаются! Да, забыл спросить, сколько пипеток молока выпила сегодня Чернушка? - обратился он к Волынову.

- Ни одной! - хмуро ответил Сашка.

- Что с нею?

- Кажется, заболела.

- Почему же молчал до сих пор?

- А чем ты поможешь? У нее начались такие же приступы, как у Рыжика. - Сашка отвернулся, видимо, боялся, что конюх опять начнет его упрекать за бессмысленное убийство кормящей белки.

Павел шмыгнул в палатку, поднес к костру Чернушку, развел теплого молока и стал поить ее. Малышка не обхватила с проворной радостью своими шустрыми "ручонками" желанную пипетку, не заворковала. Глаза ее припухли, слиплись так, что почти не раскрывались, а по телу прокатывалась мелкая дрожь.

- Что же делать? - беспомощно прижимал Павел к морщинистым щекам пушистый комочек.

- Витамины ей нужны, вот что! - посоветовал Рыжов.

- Я всю аптеку перебрал, но витаминов не нашел, - сказал Сашка.

Павел порылся в походной торбе, вытащил несколько мешочков с таежными ягодами, которые насобирал в маршруте для киселя. Он совал насильно в рот Чернушке сладкую, перезрелую морошку, горькую фиолетовую жимолость и кислую зеленую клюкву. Но белочка с визгливым ворчанием выталкивала языком все лесные витамины. Павел вынул из кармана старую кедровую шишку, растолок в чашке несколько душистых масляных ядрышек, подсластил сахаром, однако Чернушка только морщила мордочку да фыркала, а глотать измельченные орехи не стала. Все, что росло поблизости и что могли есть белки, Павел заботливо положил перед больной малышкой: сочные побеги от веток лиственницы, смолистые почки пихт, кудрявые верховинки ягеля, молоденькие подберезовики, зрелые стручки дикого горошка, еловые шишки с семенами... И к этим щедрым подношениям наша воспитанница не притронулась. Точно так же, как и покойный братец Рыжик, она судорожно вздрагивала, раздраженно скребла коготками тело, будто ее одолели блохи.

Лайка издали с нескрываемой ревностью следила, как взрослые, серьезные люди озабоченно нянчились с капризной зверюшкой.

Целебная ягодка

Вернулись мы с Павлом в лагерь поздно, когда все уже спали. Аппетитно пахло пшеничными лепешками, жареной рыбой, перловой кашей, глухариной похлебкой. Сашка в белом поварском колпаке, с чистым кухонным полотенцем, засунутым за пояс, при виде нас засуетился у костра. Он торопился разогреть нам обед, вскипятить чай.

- Помойтесь, - сказал Волынов и поставил перед каждым по ведру с горячей водой. Затем принес мыло, мочалки, тазы, широко раздвинул веер из глухариных хвостов, приготовившись отгонять от нас нахальных комаров.

- Жива ли Чернушка? - спросил Павел.

- Понимаете ли какое дело, - начал Сашка взволнованно. - Только вы ушли в тайгу, белочка принялась громко вопить, ну точь-в-точь как перед смертью Рыжик. Уж чего я только не совал ей в рот! И кислое тесто, и сладкую кашу, и вареные подберезовики - все выплевывала. Тогда я нарвал возле палатки... Угадайте, что? Нет, не скажу, сами сейчас убедитесь, как ей понравились эти витамины...

Сашка поднес к костру черный комочек. Зверюшка сонно жмурила опухшие глазки. Как она похудела за эти дни! Даже растрепанная пушистая шерсть не могла прикрыть ее ребер... Волынов не спеша достал из кармана продолговатую ягоду, отливающую оранжевым блеском. Чернушка схватила тугой, недозрелый кувшинчик шиповника и принялась вертеть между зубками. Но она еще не проснулась как следует, а может, слишком ослабела - ягода вывалилась из вялых "ручек", лаковая кожурка прилипала к болезненно сморщенной мордашке. Но вскоре белочка с таким проворством закрутила оранжевый "бочонок" - только стружки полетели. Желтоватую мякоть она с удовольствием проглотила, а зерна выплюнула. Так Чернушка съела горсть шиповника.

Волынов прямо-таки сиял от радости.

- Ну, Сашок, наливай-ка скорей похлебки. Не жадничай, побольше наливай! Ты, чую, приготовил что-то вкусненькое? - весело произнес Павел.

- Да ничего особенного! Всего лишь двух глухарей застрелил и одного Найда вблизи лагеря обнаружила, - с притворной скромностью ответил Сашка. - И щуку на живца поймал! - добавил он.

Кедровые орехи

С той поры как Чернушка отведала румяных ягод шиповника, она преобразилась, кончились судороги, глазенки заблестели огоньками. Веселая, бойкая белочка теперь уже сама вылезала из меховой рукавицы и сама залезала туда. Найда по-прежнему неотлучно находилась возле палатки.

Чернушка все почему-то не выносила солнечных лучей, предпочитая спать в темноте.

- Ну и сонуля! - удивлялся Николай Панкратович. - Вот подобие нашего Сашки!

- Ничего, подрастет малость - покажет всем, на что она способна, сказал Павел. - Белки такие шалуньи - спасу нету от их проказ. У меня жила одна ручная шустрячка. Вот потеха была! Надо только за ней присматривать, чтобы собака не сцапала.

На сгущенке и шиповнике Чернушке уже было голодновато. Однако другие таежные ягоды, семена и корешки она отвергала. А вот кедровые шишки ее очень взбудоражили. Белочка азартно вертела, мусолила граненые коричневые орехи, но прокусить твердую скорлупу никак не могла, - видно, зубы были еще слабенькие. Предложили очищенное ядрышко - очень понравилось. Она прыгала к нам на плечи, урчала, просила еще.

Мы следили, как Чернушка ест орехи. Она цепко брала душистый шарик передними лапками, садилась на задние лапки, закидывала хвост между кисточками ушей. Лапки у нее точь-в-точь как руки человека. Когда коготки спрятаны внутрь, они похожи на кулачки с крохотными пальчиками. Только у белки на лапах всего четыре пальца, а вместо пятого, большого - круглая мягкая культяпка с точеным ноготком. Чернушка зажимала ядрышко в подушечные культяпки, словно в тиски, и вращала между гнутыми резцами. Маслянистые стружки и крошки она с аппетитом проглатывала.

У нас теперь появились новые неожиданные обязанности - чистить малышке кедровые орехи. Впрочем, все мы, даже мрачный, неразговорчивый Рыжов, делали это с явным удовольствием. Каждый норовил посадить белочку на свою ладонь и покормить ее. Не уделял внимания Чернушке только один Курдюков. Он занимался под марлевым пологом обработкой материалов для кандидатской диссертации о рельефе бахтинской тайги - мерил линейкой протяженность речушек и речек. Будущий ученый не тратил драгоценного времени на забавы.

Беспокойная путешественница

Намечался переезд к новому лагерю. Павел и Николай Панкратович ушли на Бахту, где была весенняя стоянка, чтобы привезти оттуда оставшиеся продукты. Мы опасались, как бы их не растащили звери.

А как же быть с Чернушкой? Кто же присмотрит за ней? Кто покормит малышку? У каждого из нас свои обязанности. Несколько дней, пока не вернется караван, палатка будет пустовать. Значит, белке придется отсиживаться одной, а следовательно, голодать. Этого допустить было нельзя. И поручить ее на попечение какому-нибудь сотруднику я не имел права. Мы прилетели в тайгу не со зверюшками нянчиться, а составлять геологическую карту, искать полезные ископаемые.

Выход один - брать малютку в маршруты. Я посадил ее в боковой карман куртки. То ли убаюканная покачиванием, то ли пригретая моим телом, Чернушка спала не шелохнувшись. Она совершенно не обращала внимания ни на гулкий стук молотка, которым я колотил по замшелым валунам, ни на частые мои поклоны, когда черпал металлометрические пробы. Сперва я чувствовал себя неуверенно, опасался, как бы случайно не споткнуться. Потому шел медленно, осторожно, но мало-помалу свыкся с новой ролью шагающей няньки.

Часа через два белочка высунула из кармана заспанную мордашку, рассыпчато заворковала. Я подогрел на берестяном факеле разведенное молоко, и Чернушка с причмокиванием принялась сосать из пипетки. Потом она обкорнала несколько рубиновых ягодин шиповника, съела горсть очищенных орехов. И снова юркнула за пазуху. Никаких попыток сбежать! Точно родилась на груди человека!

Дней пять я ходил в маршруты с белочкой. Когда она шевелила головкой и царапала изнутри куртку, я раздвигал молнию и тогда упитанная, сияющая шелковой шерсткой зверюшка бойко вылезала из темной, висячей "люльки" и протягивала атласные лапки к желанной "бутылочке".

Однажды мне попался валун голубоватой кристаллической породы, в котором заманчиво поблескивали золотистые крапинки. Я вынул из полевой сумки геологическую лупу и, усевшись на вывороченное дерево, стал рассматривать бисерные скопления желтоватых минералов.

Сашка в это время просушивал на солнце мокрые пакетики с пробами. Вдруг он как захохочет!

- Что с тобой? - всполошился я.

Смотрю, а моя беглянка стоит на задних лапах, ну прямо сказочный лесовичок в беличьей шубке. Стоит, а сама "ручонками" суматошно отмахивается - с гнусом воюет, мордашка злая, растерянная. Воевала, воевала Чернушка с кровососами, не выдержала - вскинула хвост растрепанной метелкой и стремглав помчалась ко мне. Юркнула за пазуху. Высунувшись из-за прорехи, сердитыми, испуганными глазенками стала следить за вьющимся клубком насекомых.

Это было ее первое, настоящее знакомство с комарами.

Отбив от круглого булыжника образцы, я пошел дальше, пытаясь отыскать выходы или развалы коренных пород. Но зеленая тайга опять не захотела подарить мне радости - тот одинокий валун был, по-видимому, принесен издалека ледником.

Шел я шел, грустный, и вдруг, к удивлению Сашки, разразился звонким смехом. Он подбежал ко мне, пристально, как врач-психиатр, уставился в глаза:

- Что с вами?

- Ой, не могу!.. Ох, умираю!.. - отплясывал я "буги-вуги", вертелся ужом, хлопал по спине ладонями.

- Да что же случилось?

- Ой, шалунья!.. Ха-ха-ха!.. Ой-ой, хи-хи-хи!..

- Ну что? - допытывался Сашка, все еще не догадываясь, почему я так странно себя веду.

- Да Чернушка... О-о-хо-хо!.. Ой, спасу нет, совсем защекотала...

Моя малышка вылезла из висячей спаленки и в поисках выхода из своей темницы принялась кружиться под курткой. А коготки у нее остренькие, царапучие...

Чтобы спокойно завершить маршрут, пришлось пересадить проказницу в рюкзак.

В тот день вернулся караван. За белочкой стал присматривать Павел.

"Принцесса на горошине"

Найда по-прежнему с нескрываемой злобой следила за белочкой. Оставлять игривую воспитанницу без присмотра, на свободе, было рискованно.

Павел нарезал в тальниковых кустах длинных гибких прутьев, ошпарил их кипятком и сплел красивую белоснежную кошелочку с откидной крышкой. Он напихал туда сухого шелковистого мха-долгунца, душистого сена, а середину выстелил мелкими перьями и пухом от боровой дичи.

Чернушке очень понравился новый просторный домик. Попьет она сладкого молочка, похрустит розовым шиповником или золотистыми ядрышками орехов - и сразу забирается в лукошко. Там тепло и мягко. Зароется в пестрые перья, из которых сделала аккуратно круглое гнездышко, похожее на глубокую ямку, и сидит там, пока пить да есть не захочет.

Раз мы решили посмотреть, как же белочка спит: клубочком, калачиком или вытянувшись. Приподняли крышку. Из плетенки испуганно высунулась сердитая сморщенная мордочка, уставилась на нас изумленными раскосыми глазенками. Заворчала, загукала: "Что вам надо среди ночи? Как посмели тревожить меня в неположенное время?" Чернушка сладко зевнула и спряталась. Из пуховой норки показалась лапка, заткнула за собой вход куделями мха: не мешайте, мол, спать.

Павел рассмеялся:

- Ишь ты, принцесса на горошине! Ну совсем как большая! В холодную пору все взрослые белки так поступают. Соберутся иногда для сугрева штук по пять в одно гайно, и пролазы плотно заткнут, чтоб не дуло, не морозило.

С добрым утром!

С каждым днем белочка делалась все забавнее. Она уже не хотела сидеть взаперти, по-своему требовала, чтобы с ней играли. Уберечь резвушку от зубов Найды становилось все труднее.

Рано утром, как только начинали тарахтеть таежные кедровки, из прутяного домика раздавалось переливчатое воркованье. Это наша воспитанница просила, чтобы ее выпустили из темной спаленки.

Кедровки - крикливые непоседливые птицы. Встают они чуть свет и начинают горланить на всю тайгу. Но горланят не от радости, что всходит красное солнышко, а просто из-за неуемной жадности. От малиновой зари до сиреневого заката выколупывают они из шишек орехи и прячут в свои бесчисленные тайники. Тем самым они помогают расселяться кедрам, сами не ведая того, что сажают "лесной хлеб". Но для белок, рассказывают охотники, эти назойливые трескучие скопидомки якобы страшнее кровожадных соболей, потому что часто оставляют белок и соболей без зимнего корма.

Итак, белочка настойчиво просила, чтобы ее выпустили на волю.

- Чернушка! Чернушка! - крикнул я нарочно громко, чтобы она запомнила свою кличку. Но не торопился открыть плетенку.

- Чернушка! Чернушка! Иди сюда!

Белочка сердито била головкой по крышке, царапала прутья, возмущенно урчала, если я слишком медлил. Приподнимал крышку-дверку. Хвостатый колобок усаживался мне на руку и начинал прихорашиваться.

Умывалась она очень старательно. Сперва облизывала красненьким шершавым язычком передние лапки, каждый пальчик в отдельности, а ладошки - особенно тщательно. При этом, как человек, поочередно поддерживала одну лапку другой. Затем терла влажными ладошками заспанную мордочку. Причесывала коготками, будто гребешком, спутанные шерстинки. Выщипывала зубами из хвоста перышки и застрявшие моховинки.

Потом начинался завтрак. Попив теплого молока, закусив кедровыми орешками и таежными ягодами, белочка норовила поскорей выскочить из палатки. Она очень любила утренние прогулки.

Все полевики, кроме Курдюкова, выбирались из палатки, чтобы посмотреть, как резвится наша воспитанница. А она смешно скакала. Задние лапки у нее, как у взрослых белок, длиннее передних, оттого кудлатенькая зверюшка будто качалась на невидимых волнах.

Сашка начинал бегать, и малышка за ним. Сашка петлял, кружился, и белочка не отставала. Неожиданно развернувшись, он приседал, прятался в кустах. Чернушка явно терялась, смотрела, оглядывалась по сторонам, но никого из-за высокой травы не видела. Ой, как страшно в тайге одной!

- Чернушка! Чернушка! - кричал я.

Она вздрагивала, прислушивалась и радостно неслась на мой голос.

Медвежья услуга

Недолго мы жили на одном месте - подгоняла полевая работа.

Возле нового лагеря, на густых ветвях лиственницы мы заметили круглый комок. Он хорошо выделялся среди чистой, светлой хвои своей пестрой окраской - смесью какой-то черной и бурой травы. Павел заявил, что это - гайно.

- Давай достанем! - предложил он. - Вот Чернушка обрадуется! Все-таки не в корзинке будет жить, а в настоящем беличьем домике.

Павел проворно полез на дерево. Но едва он прикоснулся к путаному ворошку, как оттуда выскочил темно-бурый зверек. Бесшумно обогнув планирующим полетом стоявшую напротив березу, он скрылся в глушняке пихт. Вскоре раздался жуткий, пронзительный вопль: так истошно орет заяц, схваченный лисой.

- Поймал! - обрадовался Павел. - Одна улетела, а другая сама ко мне в рукав заскочила.

Он бросил на землю гайно, которое было небрежно свито из черного бородатого лишайника и сухого мха-долгунца. Никакой дополнительной мягкой подстилки внутри гнезда не было - ни птичьих перышек, ни звериной шерсти.

Спустившись, Павел осторожно вытащил из рукава брезентовой куртки перепуганного зверька. Тот сонно щурил от солнца большие глаза, похожие на темные стеклянные шарики.

У белки-летяги на спине густая, мягкая, но очень короткая, точно подстриженная, дымчато-серая шерсть с шелковистым отливом и буровато-желтым крапом. Брюшко - белое. Хвост - черный, пышный, широкий, но не длинный, как и у ее родных "сестер" - обыкновенных белок. На передних лапах летяги тоже топорщились четыре пальца. Однако пятый не превратился в мягкую культяпку-подушку, а, наоборот, вымахал в здоровенный игловидный отросток, покрытый пушистой складчатой кожей. Эта волнистая, отвислая кожа, называемая летательной перепонкой, тянулась вдоль боков зверька от передних конечностей к задним.

Мы посадили летягу на ствол кедра, она точно приклеилась, втиснувшись острыми пружинистыми коготками в твердые чешуйки коры. Однако по-прежнему не шевелилась, - видимо, так сильно перепугалась, что даже оцепенела от страха.

Павел громко свистнул. Зверек проворно скользнул вверх, оттопырил пальцы-иглы и, не раздумывая, прыгнул с вершины дерева. Небрежные отвислые складки между его лапами расправились, натянулись. Смешная, кудлатая белка, похожая на сморщенный ком, превратилась в трапецию, парящую над нами в воздухе. Легко планируя, она описала плавную дугу, накренила в сторону взъерошенный хвост-руль и, круто изменив направление полета, далеко, метрах в пятидесяти от нас, прилепилась к стволу пихты.

Павел признался, что поймал летягу просто чудом, что такая удача случается очень редко. Животное это крайне осторожное, пугливое. Днем отсыпается в темных норах-дуплах или в гнездах-пристройках, которые якобы нагло отбирает у обыкновенных белок. А в сумерках выходит из укрытий, чтобы полакомиться ягодами, грибами, почками, листьями, корой, лишайниками, сережками, чтобы половить ночных бабочек, жуков, мух. Потому и глаза у нее такие странные - навыкате и большие.

Мы положили домик летяги возле плетенки. Чернушка возбужденно бегала вокруг, нашла вход и забралась вовнутрь. Долго шебаршила там, затем высунула лапку, заткнула мохом пролаз.

Ночью она вдруг пискливо загукала и стала метаться по палатке, прыгать средь марлевых пологов. Наделала такого переполоху, что все проснулись, не понимая, что случилось.

Зажгли свечки. Белочка вихрем кружилась на брезентовом полу, царапала коготками спину, бока, голову, как будто вновь собиралась умирать от недостатка витаминов.

Вскоре и мы заерзали и зачесались.

- О, матушка сибирская! - запричитал Повеликин. - И откуда такая непонятная, лютая напасть приключилась? И колет, и сверлит, наподобие комаров. И кровожадно вгрызается челюстями, как голодный паук. И обжигает тело похлеще весенней майской крапивы... А что это или кто? Какая неведомая тварь злобствует под нижним бельем? Чувствую, производит двигательные процедуры, а поймать вредного диверсанта не могу. И догадаться бессилен, отчего так мучаюсь, ибо никогда еще в жизни не испытывал таких невыносимых мучений. О, матушка сибирская, помоги! Уж не вонзились ли мне под кожу энцефалитные клещи, о которых я наслышался великую массу роковых историй?..

Кое-как мы дождались рассвета. Я внимательно осмотрел гайно белок-летяг: оно буквально кишело длинными темно-коричневыми насекомыми, похожими на блох со сплюснутыми боками. Эти крупные, тощие паразиты прыгали по всей палатке! С чувством омерзения я вышвырнул злополучный "подарок" в костер.

- Виктор Иванович, требуется немедленно баня. Надо срочными темпами избавиться от вредноопасных мучителей, - прыская от смеха, проговорил Павел. Он явно подражал Николаю Панкратовичу.

- Эй, Павел! Не ожидал я, что ты способен на пустые, злорадные насмешки, - обиделся старик. - Ну ответь, подковыристый элемент, какая же в дикой тайге натуральная баня?

- Не переживайте, дядя Коля! Мы вам сейчас в палатке такую турецкую баню сообразим, от которой косточки станут мягкие и гибкие, как у балерины, - пообещал Павел. - Только надо сперва Чернушку избавить от блох. Вишь, как чешется, бедняжка, того гляди, в кровь обдерется. Есть ли у кого-нибудь дуст?

Мы молчали.

- У тебя же есть, я сам видел, - обратился Сашка к Курдюкову.

- Ах да, простите, совсем забыл, - улыбнувшись, Анатолий Юрьевич порылся в своем пузатом рюкзаке и вскоре с подчеркнутой вежливостью вручил Павлу большую коробку дуста.

- Забыл?.. Ишь какой забывчивый! Ты вот, когда Чернушка умирала, и про витамины сказал, что они кончились, а сам пригоршнями до сих пор глотаешь их, - возмутился Сашка.

Курдюков промолчал.

Неожиданный объявленный "банный день" всем пришелся по душе. Что там правду скрывать, мы очень устали от монотонных маршрутов по таежной глухомани. "Война с блохами" превратилась в радостное событие.

И погода была теплая, солнечная, со свежим ветерком, который гнал комаров с территории лагеря и прижимал их к земле. Даже мрачный Рыжов заметно повеселел. Он растянул между деревьями толстую веревку, вывернул наизнанку меховой спальный мешок, вытряс хорошенько и повесил сушить. Мы последовали его примеру.

А Павел принялся осторожно расчесывать Чернушку частым гребешком, чтобы изгнать блох. Белочка ворковала от удовольствия. Но когда он стал связывать ей лапки, чтобы не царапалась, и пеленать бинтом мордашку, чтобы не кусалась, она заверещала так истошно, так пронзительно, что даже Найда загавкала с перепугу. Павел выкупал малютку в теплой мыльной воде, куда подсыпал немного дуста, насухо вытер ее мягким полотенцем и закрыл в плетеном домике, который предварительно заполнил чистыми тряпками. Чернушка сперва суматошно билась головой о прутья, намереваясь вырваться наружу, но вскоре успокоилась.

После бани Павел напихал в плетенку белочки чистого сухого мха. Чернушка принялась благоустраивать свой домик. Сперва она долго возилась и вертелась в кошелке, уминая лунку боками. Затем аккуратно, стебелек к стебельку, обвила изнутри спаленку длинными бархатистыми моховинками. Павел сказал, что бахтинские телеутки строят по нескольку гнезд именно из-за блох. Когда чересчур начнут одолевать эти прилипчивые паразиты, они якобы переносят своих детишек в новое гайно.

Забавные новости

Чернушке нравилось прыгать по "крышам" туго натянутых пологов. Она взвивалась, как на пружинистой сетке. Но часто коготки ее просовывались в кисею, и тогда проказница, извиваясь, обрушивала полог, прикрепленный к палатке булавками. Запеленавшись в марлю, Чернушка принималась отчаянно верещать, звать на помощь. Мы освобождали шалунью из плена, приводили все в порядок. Но беспечная непослушница вскоре опять начинала прыгать с полога на полог.

Белочка по-своему приветствовала всех, вернувшихся из маршрутов. Как только человек забирался в палатку, она прыгала ему на плечи, а то и на голову, нежно ворковала - просила угощения: орехов или ягод.

Особенно восторгался проказами нашей воспитанницы Сашка. Ему все было интересно: и как она ест, и как умывается, и как бегает. Он даже подглядел, как она спит. В прохладную погоду Чернушка сворачивалась калачиком, сунув мордочку между лапками в живот и обмотавшись хвостом. Она походила тогда на темный шелковистый шарик, обрамленный блестящим смоляным ободком. Сашка часами готов был забавляться с нею - так же, как девчонки и мальчишки со своими любимыми щенками или котятами.

Вскоре Чернушка всех удивила еще одной привычкой: она стала кружиться штопором. Хвост распушит, голову задерет, ушки пригнет к макушке, глядишь - завертелась по гладкому столбу быстрой спиралью.

Увидев это, Павел авторитетно заявил, что теперь Чернушке не страшны кровожадные хищные птицы.

Однажды он сам был свидетелем, как на дерево, где сидела белка, спикировал с растопыренными когтями ястреб-тетеревятник. Дерево было голое, обгоревшее. Некуда было спрятаться бедной жертве - внизу ни кустика, ни травинки, а густые, ветвистые ели росли далеко. Казалось, зверьку, застигнутому врасплох, грозила неминуемая гибель. Но белка не растерялась. Как только на нее ринулся хищник, она отскочила на противоположную сторону ствола. Лобовая атака не удалась - ястреб грудью ударился о дерево. И долго не мог прийти в себя, застыв неподвижно на сломанной макушке дерева. Передохнув, он с яростью бросился на добычу, пытаясь прижать ее к земле. Однако белка завертелась так проворно, что птица в конце концов перестала гоняться за ней. Нахохлившись и распустив перья, тетеревятник снова уселся на вершину одинокого дерева, к стволу которого комочком прилипла белка. Хищник терпеливо дожидался, когда зверек спустится на голую плешину, где легко можно было бы его настигнуть. Ждал, но не дождался - Павел отогнал прочь выстрелом разбойника...

Неразлучная игрушка и злая бестия

С каждым днем наша белочка заметно взрослела: заострились черные коготки, окрепли оранжевые зубки. Пила она теперь из большого стеклянного пузыря. Набегается, напрыгается, бывало, и... шмыг ко мне в рукав. Там, под ватником, висела ее неразлучная игрушка - толстая деревянная пуговица. Я спокойно занимаюсь своими делами: привожу в нужный порядок полевой журнал, вычерчиваю планы. Геологу-полевику всегда хватает работы, особенно чертежной. Сижу я на улице под прохладным ветерком, знаю: белочка никуда не убежит, не расстанется с любимой игрушкой. Часами, бывало, крутит, теребит она пуговицу, хрустит деревяшкой - "резцы" свои заправляет. И никакими приманками не выудишь ее оттуда. Будет возиться, пока не нагрызется вдоволь - до крови в деснах. А коли попытаешься оторвать ее от "вкусной" пуговицы, то услышишь ворчливое уканье: "уу-ууу-у..." Оно начиналось низкими, а заканчивалось высокими, визгливыми нотами. Это значит - Чернушка очень сердится. Не прислушаешься к ее гневному предупреждению - поточит зубы и о... палец.

Вскоре мы услышали от нее новый голос - голос страха.

Воспользовавшись случаем, когда в палатке никого не было, Найда подкралась к корзинке, куда Павел запер слишком расшалившуюся игрунью, и сбила крышку. Не знаю, каким образом удалось Чернушке спастись.

Мы прибежали ей на помощь, услышав ожесточенный лай и суматошную возню.

Белочка висела на столбе. Шерсть у нее взъерошилась, как на щетке. Она хлестала хвостом по пологу и цокала.

Найда свирепо грызла зубами столб.

Сначала цоканье было звонким и частым, затем к нему примешались свистящие звуки, вся эта трель завершалась глухим "ц", которое переходило в еле слышимое "ш". Хвост вгибался и с затиханием звуков медленно опускался.

Кончив одну тираду, белочка опять вскидывала хвост, хлестала им по палатке и ударяла лапками. На Найду сыпались новые трели, то похожие на стремительное "цири-цири-цири!", то на дробное "цирь-ри-ри! Цирь-ри-ри!", то на отрывистое "цык... цык... цык..."

Лайка бесилась от злости. А Чернушка... Как она перепугалась! Даже под ватником, где висел огрызок ее любимой пуговицы, долго не могла прийти в себя, и я чувствовал, как она в гневе топала крохотными лапками по моей груди и била хвостом.

Полосатые гости

Если бы Чернушка выросла в родной семье, заботливая мамаша познакомила бы ее со всеми тайнами лесной жизни: и как спасаться от врагов, и как добывать корм в любую погоду, и как вить удобные гнезда. Она "научила" бы ее многому, что знают лишь одни белки. Но, к сожалению, Чернушка слишком рано лишилась материнской заботы. У нее неожиданно появилось шесть больших "пап"-воспитателей, которые ласково называли ее "дочкой", играли с ней, баловали ее. Вот почему наша "ученица" очень растерялась, когда к ней явились таежные гости.

Однажды сидел я под пологом со своими дневниками и журналами, вдруг вижу: из-под брезента вылез зверек ростом с Чернушку. Был он весь желтенький, охристый, вдоль спины тянулись пять темных продольных полос. Я, конечно, сразу узнал, что это был бурундучок, подобный тому, которого Сашка поймал накомарником, только посветлее. Около стенки полога стояла миска, наполненная рисом. Зверек смело забрался в посудину и стал хрустеть зернами. Похрустел, похрустел - понравилось. Набил рот рисом даже щеки раздулись от жадности, словно мехи кузнечные.

- Ах ты, воришка! - погрозил я пальцем. Услышав голос, бурундук шмыгнул под брезент. Но вскоре появился снова. А за ним - еще один, второй, третий... Шесть зверьков выскочили друг за другом, и все такие крохотные, куда меньше Чернушки! - Батюшки мои, да это же бурундучиха со своими ребятками-бурундучатами! - удивился я.

Смотрю, а сам даже шевельнуться боюсь, чтобы не распугать. Впервые мне довелось увидеть такую милую семейку.

А зверятки затеяли вокруг миски возню. Особенно проказничал бурундучок с беленьким пятнышком на лбу. Все малыши усердно поглощали рис, а он, озорник, непослушный, бурундучиху за хвост дергал. Мамаша сердито заквохтала да как тяпнет шалуна зубами. Бедняжка взвизгнул знать, больно укусила.

В это время из плетеного теремка вылезла заспанная Чернушка. Увидев такое множество шумливых полосатиков, белочка замерла от неожиданности. Даже умыться забыла. Смотрела, смотрела на них, вскинула метелкой ершистый хвост и... юрк в свой домик. Залезла поглубже в мох, даже дырку не заткнула - вот как перепугалась! Бурундучиха надрывно свистнула - изо рта во все стороны брызгами полетел рис. Веселая семейка мигом скрылась под брезентовым покрывалом.

Тайна фотографии

Перебираясь в новый лагерь, мы попали под ливень, промокли, как говорят, до последней нитки.

Утро выдалось тихим, светлым, радостным, как будто вчера вовсе не было ливня. Ночной ветер сбил с ветвей деревьев тяжелые капли, и теперь листья и хвоинки лишь лоснились на солнце первозданной чистотой.

Мы запоздали с подъемом, потому что легли поздно - долго сушили у костра промокшую одежду и вещи. Чернушка уже давно возмущенно била головой в крышку плетенки. Она даже охрипла от крика и пищала приглушенно, как мышонок. Каждое утро мы пускали ее на прогулку, а сегодня с нами случилась заминка - проспали. Белочка не могла допустить, чтобы ее постелька промокла и потому сама себя освободила из темницы прогрызла в прутьях дыру для выхода. Спасибо, Павел своевременно заметил беглянку и скорей привязал Найду к березе.

- Не смей зубы скалить, дуреха! - произнес Павел. - Ишь как рассвирепела, будто росомаху увидела! Да когда же ты поймешь, наконец, нельзя на Чернушку гавкать! Нельзя! Ведь это - наша белка! Запомни наша, а не дикарка!

Павел всегда говорил Найде серьезным тоном, как человеку. Он был убежден, что она все понимала.

Белочка с радостью принялась скакать вокруг палатки. Она часто поднималась на задние лапки, смотрела по сторонам, возбужденно морщила мордашку. Новое незнакомое место волновало ее. Увидев густую куртинку высоких малиновых цветов кипрея, белочка шмыгнула в заросли. Выбежала на опушку леса, ан глядь - никого нет - ни людей, ни собаки, ни палатки. Малышка испуганно заукала.

- Чернушка! Чернушка! - позвал я.

Услышав голос, белочка стремглав кинулась ко мне. Однако на пути ей попался какой-то интересный предмет. Зверюшка остановилась, шевеля губешками, раздувая ноздри. Ну и чудеса! Да это же большой широкошляпный подосиновик! Игрунья вскочила на гладкую округлую шляпку великана и принялась жадно отламывать резцами тугой закраешек, зажимая его в кулачки и аппетитно шамкая. До чего же хорошо и вкусно!

Пользуясь неожиданно представившимся редким случаем, навожу на нее объектив фотоаппарата. Найда, по-видимому, решила, что я целюсь. Сделала пружинистую стойку. Резко щелкнул затвор. Собака с грозным свирепым лаем бросилась к Чернушке, но ремень, которым она была привязана к березе, остановил ее.

А белочка продолжала спокойно сидеть на рослом подосиновике, задрав к ушам жиденький хвост. Сидела и жевала темнеющую мякоть гриба. И вдруг тревожно засуетилась. К ней по мохнатой стружчатой ножке подосиновика карабкалось неведомое чудовище - крупный сизый жук с крючкастыми челюстями-клешнями. Конечно, он взбирался на красноголовик по своим жучиным делам. Но глупенькая малышка не знала этого, да и блестящее на солнце страшилище увидела впервые. Она в замешательстве: и неведомого "зверя" испугалась, и спрыгнуть на землю не могла решиться - уж больно высоко. Чернушка смотрела на меня испуганными глазенками: "Скорее помоги!" Я посадил трусишку на плечо, она, тихо воркуя, сразу же забралась под пиджак. Там безопасней.

Вот и вся история моей необыкновенной фотографии.

Полыхание лета

Дни мелькали своей извечно торопливой поступью, словно кадры кинофильма, удлинняя геологам бороды, укорачивая полевой сезон. И, покорная неодолимой силе времени, преображалась до неузнаваемости, менялась бахтинская тайга. Прибрежные ольховые кусты превратились в буйные заросли. Покалеченные, исцарапанные половодьем красноствольные тальники - в густую хлобыстучую непролазь. Слюдисто поблескивали широкие листья неспокойных осин-потрясучек. Янтарились светлые верховники-мутовки синеватых пихт. Среди чистой, веселой белизны берез плели затейливую кружевную кайму круглые как шары темно-сизые можжевельники. На розовых широких рукавах матерых кедров, средь стеклисто-зеленых усов ярко поблескивали смолистыми наплывами фиолетовые шишки, похожие на толстых крупночешуйчатых коротышей-хариусов. Из угрюмых еловых чапыжников тянуло рыжиками, белыми грибами, плавленной живицей.

Давным-давно померкли золотые лютики, погасли дивные солнечные цветки - махровые жарки-купальницы. С приречных желто-крапчатых деревьев черемухи свисали, словно растрепанные цыганские бороды, аспидно-черные грозди терпких ягод. Рубиновыми огоньками бисерилась среди мшистой изумрудности пунцовая брусника. Натужно гнулись под тяжестью пурпурчатых кувшинчиков вееристые кусты шиповника. Кудрявым туманом стыла на сквозистых полянах-прогалинах матовая голубика.

На сухих пригорках уже не краснели раскидистые колонии диких пионов - марьиных кореньев. Уже не разливался на зорях от ясных пушистых лиственниц утомительный аромат зеленой хвойной свежести. Суходольные таежные елани и кромки высоких приречных опушек покрылись новыми цветами - огнистым кипреем и белоснежными зонтиками-парашютиками раскидистых купырей.

Палатка наша, прижатая к крутому изгибу обрывистой террасы, окаймлена пышным разнотравьем. Туго натянутая, стройная, ровная, она стоит среди высоких душистых медоносов, точно светло-зеленый улей.

Как только начал распускаться кипрей, Николай Панкратович усаживался на пенек у костра-дымокура, чтоб не допекали кровососы. Блаженно потягивая самокрутку, он, словно зачарованный, смотрел на пестрое таежное разнотравье. И улыбался, и вздыхал, думая, вероятно, о чем-то радостном.

Однажды, когда кипрей заполыхал еще ярче, старик не выдержал. Надев чистый широкополый накомарник, он забрался в тростниковую глушь малинового кипрея - иван-чая.

Он ласково поглаживал метельчатые султанчики, заботливо расправлял острые, загнутые стружками концы длинных матовых темно-зеленых листьев, срывал, рассыпал на ладони шелковистые лепестки.

Вокруг мельтешились бабочки: голубые, белые, краснокрапчатые. Иногда проносились большие синие-пресиние махаоны с острыми коричневыми шпилями на задних опушинах широких мерцающих крыльев. Заунывно гудели басовитыми трубами черно-бархатистые шмели с серебристыми, оранжевыми и золотыми полосами. Трепеща прозрачными перепончатыми крылышками, неподвижно, как вертолетики, зависали над коробочками пыльников какие-то нарядные мушки в пестрых тельняшках. Певуче звенели осы-сладкоежки. Копошились в лепестках красноглазые жучки. Сноровисто, проворно мелькали и вдруг неожиданно садились на белопенные зонтики купырей лазоревые стрекозы.

Николай Панкратович задумчиво расхаживал среди зарослей кипрея, которые были так высоки, что порой щекотали ему лицо. Степенный, молчаливый, с густой седой бородой и усами, он напоминал древнего пасечника-ведуна. Накомарник, похожий на сетку пчеловода, особенно усиливал это сходство.

Сломив под корень несколько цветущих стеблей иван-чая, старик стал молча, внимательно рассматривать это растение. Стебель был длинный с темно-коричневым древесным основанием и пышной бахромчатой макушкой. С маковки-макушки свисали овально вытянутые ворсистые бубенчики-бутылочки, зеленовато-серые с одного бока и фиолетовые с другого. Кончик стебля увенчан ромашковой звездочкой с толстыми мягкими лучами. Узкие вытянутые листья со светлыми желтоватыми прожилками посредине и серповидно изогнутыми, вдавленными ложбинками обрамляли лаковый стволик живописной спиралью. Чем выше, тем они становились короче, и потому кипрей походил на пеструю пирамиду. Хорошо было видно, что он распускался постепенно по мере того как рос. Бубенчики-бутылочки лопались на четыре части, загибались темно-лиловыми стружками со светло-зеленым исподом. Между ними выклевывались и ширились по одному лилово-розовому лепестку с волнисто надрезанным краем в центре. Из корзиночки-нектарника вытягивался желтый торчок с четырьмя матово-белыми восковыми пружинками-рожками. Вокруг него на тонких шелковистых ниточках покачивались золотисто-коричневые туфельки с пыльцой. Отполыхав, нижние цветки завязывались в кинжалистые стручки-коробочки, наполненные малютками-семенами с ярко-серебряными пушистыми парашютиками из волосков, а верхние бубенчики выпускали округлые розово-красные крылышки бабочек.

- Сальдо - бульдо! - восторженно воскликнул старик. - До закатной пенсии дожил, а вот сроду не обращал внимания, что эта прозаическая трава, именуемая иван-чаем, обладает такой красотой. Что там говорить, чудеса, да и только! Доподлинная новогодняя елка! А какая медоносная! Вон, посмотрите, на венчике, наподобие росы-медвяницы, сочится нектарный сок!

Он протянул мне душистый малиновый султанчик.

- Эх, сальдо-бульдо! - продолжал Николай Панкратович. - Вот вернусь из этой геологической командировки, куплю дачу с садом, клумбу разобью с голландскими тюльпанами, а остальную землю обязательно засею кипреем. Пчел заведу и буду бесплатно угощать всех уличных ребятишек целебно-пользительным сотовым медом. Эх, дожить бы, сальдо-бульдо!

Старик размечтался. А над палатками, как на пасеке, висел крепкий, хмельной аромат кипрейного меда, да воздух неумолчно дрожал от звонкого гудения таежных "пчел", то бишь комаров.

Шалунья

Теперь Чернушка знала одно - играть. Разбежится по брезентовому полу, кажется, не остановится, но не успеешь и глазом моргнуть, как уже мчится назад. И снует, мелькает, неугомонная, словно ткацкий челнок. Или начнет кувыркаться, ловя зубами кончик своего хвоста. Или принималась прыгать козленком. А то вдруг подскакивала вверх, перевертывалась, точно акробатка. Движения у нее резкие, порывистые, но изящные, непринужденные. Очень любила она играть с веревочками и всякими тесемками-завязками: теребила, дергала их зубами, раскачивала "ручонками". Когда уж больно расшалится, цыкнешь на нее грозно, она вздыбит трубой хвост, взъерошится - и скорей в угол. Смотришь, воровато выглядывает из-под каких-нибудь вещей.

Особенно ей нравилось кружиться спиралями по гладкому опорному столбу, гоняясь за моей рукой, будто котенок за шариком. Уж как она извивалась, пытаясь поймать лапами ускользающие пальцы! Вот наконец поймала, урчит, воркует, а глазенки так и сверкают от восторга.

Белочка всех полевиков удивляла тем, что мгновенно отзывалась на свою кличку. Слух у нее был чуткий, конечно, только тогда, когда бегала. Спала же она по-прежнему очень крепко. Я обычно подходил к закрытой палатке и тихонько звал: "Чернушка! Чернушка!" Она подскакивала к "двери" и скребла коготками. Я звал громче: "Чернушка! На-ка! На-ка!" Она царапала брезент еще сильней, барабанила лапками, визгливо укала значит, сердилась. Откидываю борта палатки, белочка радостно прыгала на меня, мурлыкала, просила кедровых орехов.

Очень любил заниматься с белочкой и Николай Панкратович. Он насыпал в просторный боковой карман своей "робы" кедровых орехов, пускал туда Чернушку, а сам усаживался возле палатки на ствол вывороченной лиственницы. И старик смотрел на малиновые кисти цветущего кипрея, на огромные парашютные зонты белоснежных дудников. Чернушка выскакивала из-за пазухи, усаживалась ему на плечо и грызла орешки. Николай Панкратович ласково поглаживал белочку, теребил ей кисточки, трогал пышный хвост. Он знал: беспокойная, игривая зверюшка не убежит в тайгу, в дремучие заросли пестрого разнотравья. Она не покинет "ореховую кладовку". Нащелкавшись вдоволь, будет перепрятывать, совать орешки, куда вздумается: за шиворот, в рукава и даже... под густущую длинную бороду старика. Николай Панкратович только морщился от удовольствия, ворчливо обзывал Чернушку "плутовкой" и "расхитительницей".

Потом с белочкой на плече Повеликин степенно прогуливался вдоль кромки кипрейных полянок. Он ласково поглаживал метельчатые султанчики иван-чая, заботливо расправлял острые загнутые стружками концы длинных, как ланцеты, темно-зеленых листьев, срывал, рассыпая на ладони, шелковистые малиновые лепестки.

В дождливую скуку

Дождь и дождь. Тайга раскисла, растворилась в мутных водянистых брызгах. Крылья палатки, не выдержав тяжести, провисли и сморщились; в маленькой четырехместной палатке стало тесней. Чуть заденешь головой за мокрую "крышу", через брезент, как сквозь решето, посыплются крупные холодные капли, затем побегут ручейки - и уж ничем не остановишь эту течь.

Комары пропали, поэтому мы убрали марлевые пологи. Лежали на хвойных ветках, прижавшись друг к другу, чтобы теплей было, и скорчившись, чтоб не прикасаться к стенкам палатки. Храпим во всю ивановскую, наслаждаясь желанным отдыхом. Корявые болотистые маршруты и хлопотливые перекочевки всем уже до чертиков надоели.

На второй день мы занялись камералкой: заворачивали в бумагу образцы горных пород, взятых из речных валунов, и гальку, более подробно заполняли каталоги металлометрических проб, приводили в порядок походные дневники. А я, кроме того, составлял сводную геологическую карту, то есть, лежа на животе, разрисовывал цветными карандашами топографическую карту. Столом мне служил ровный лист толстой авиационной фанеры. Я обратил внимание, что Павел пристально наблюдал за мной.

- Ишь ты, напестрили, будто весенний луг нарисовали.

Я терпеливо принялся разъяснять Павлу, что коричневым цветом закрашены места, где залегают девонские породы, в которых могут быть пласты фосфоритов и гипса, что фосфориты необходимы для производства сельскохозяйственных удобрений, а гипс - для химической и строительной промышленности. А вот синим цветом закрашены выходы габбро-долеритов. Я показал Павлу кусок этой темно-серой кристаллической породы.

- А габбро-долериты для чего нужны?

- Слыхал про Норильск?

- Еще бы! Даже бывал там. Большой город!

- Так вот, именно в Норильске в габбро-долеритах залегают руды, из которых добывают медь, никель, кобальт, платину и еще множество редких металлов.

- Выходит, ваша карта применяется для поисков полезных ископаемых?

- Совершенно правильно, Павел!

- Чудно! Эх, найти какой-нибудь драгоценный богатый клад, чтоб на сто лет хватило! Подумать только, по нашей указке построят город! Аж дух захватывает, до чего же это здорово!

...А дождь шуршит и шуршит, без умолку отбивает нудную чечетку. Все промокло: и одежда, и постель. Хмуро, мрачно. Уныло. Ни обогреться, ни обсушиться. И нет ничего, чем бы заглушить вынужденную скуку. Мы всем пожертвовали ради работы - газетами, книгами, телевизорами, магнитофонами...

Дождь лил не переставая. Черные тучи казались бездонными плывущими озерами. Чтобы развеять скуку, мы играли в карты, в шашки и домино. Но вскоре и игры осточертели. Совсем невмоготу стало от затянувшегося ненастья.

Павел вдруг, накинув плащ, выбежал с топором на улицу. Вскоре он воткнул посредине палатки в хлюпающий грунт пышную елку.

- А ну, вытаскивайте из спального мешка Чернушку! Нечего ей там делать! - И он посадил белочку на дерево.

Чернушка зябко поежилась, затем умылась, приладила шерстку и вдруг весело замелькала по зеленым пахучим веткам. Она начала выделывать всякие забавные номера: то прыгала, перевертываясь в воздухе; то кружилась, как на турнике; то пыталась поймать себя за кончик хвоста. Уж так потешно играла! Все не выдержали и рассмеялись. Повеликин вылез из спального мешка и тоже начал передвигаться вокруг елки на четвереньках, пытаясь поймать Чернушку. Белочка от восторга зацюрюкала. Потом схватила лиственничную шишку и, усевшись на самую маковку елки, проворно защелкала семечками.

- Как в новогодней сказке! - засмеялся Сашка.

Мы с ним согласились. Всем стало хорошо. Пускай шуршит дождь.

На седьмые сутки Найда с лаем ворвалась в палатку, затормошила спальные мешки. Все мгновенно вскочили, схватили оружие: "Уж не Топтыгин ли пожаловал в гости?" Но Найда лаяла на... зарю. Она радовалась светлому дню и тому, что снова можно будет побегать за птицами и зверями.

Взошло солнце, и перед нами предстала ясная, вымытая до блеска тайга. Еловые колючки очистились от бурой пыли, занесенной ветром с речных яров; отстали с пихтовых игл белесые налеты плесени; исчезла с кедровых усов сизая туманная поволока. Все кругом стало ярким, зеленым.

На кончике каждой хвоинки висело по крупной дождевой капле. Они сверкали, искрились, переливались перламутровым блеском. Чудилось, тайга горела миллионами круглых хрусталинок. Вот-вот дунет ветер, и капли-хрусталинки все заглушат своим перезвоном.

Таежный хлеб

Откуда ни возьмись, на осину опустилась темно-коричневая птица, густо усыпанная белыми жемчужными крапинками. Она была крупней скворца, но меньше галки, остроносая, головастая. Увидев нас, пеструшка надрывно затарахтела, заскрипела, словно рассохшаяся дверь: "крээк-крээк-крээк".

- Ну, распелась сударыня-кукарыня! Теперь жди - полетят сюда нас приветствовать! - досадно сплюнул Павел.

- Что означает "кукарыня"? Не читал и не слышал такого странного названия.

- Не барыня-кукарыня, а правильней будет - кукара, - засмеялся Павел. - Это наши охотники так называют кедровку. Ух, страсть жаднущая до спелых орехов! Сырые шишки не трогает, бережет до поры до времени. А когда созреют, маслом нальются, то давай, давай дербанить их. Под языком у кукары есть особый мешочек-кошелечек. Так она умудряется набить в него штук сто отборных орешков. Раздует свой зоб грушей. Клюв ножницами растаращит. И летит, кувыркаясь от тяжести, поскорей спрятать добычу. Хоронит она орехи в конуры всякие, в медвежьи отворотины, в бурундучьи продырявинки. Но чаще всего норовит закопать под мох. Чтоб, значит, не распахали белки, мыши.

Не любят промысловики эту жаднюгу ненасытную. Ох как не любят! И потому частенько дробью свинцовой угощают. А того не разумеют, слепцы глупые, что кукара-тарабара - самая главная сеятельница кедров.

Пока Павел говорил, к нам подлетела вторая пеструшка-жемчужница. Вскоре появилась третья, четвертая... И вот уже целая ватага суетливых птиц истерично запищала, задребезжала в осиновой роще. Только слышалось: "крэ-э-кэ-кэ... дык... дык...". Они каркали, горланили так панически, будто предупреждали всех лесных обитателей: "дра-ата-дра..." ("Полундра-а! Идут разбойники!").

- Ишь ты, забеспокоились, скупердяйки несчастные! Боятся, как бы не обобрали шишки. Значит, кедровник поблизости, - сделал вывод Павел.

И действительно, вскоре перед нами, в пологой котловине широко раскинулось волнистое зелено-розовое море - царство "таежного хлеба". Тут, в тишинке, таились от бурь-свирепниц лишь одни кедры. Они напоминали надменных казаков-запорожцев в лилово-красных суконных свитках с лихо растопыренными усищами. Стояли горделиво, кичась красотой неподражаемой и важной значимостью. Словно хотели, да никак не могли выкрикнуть: "Звери и птицы! Птицы и звери! Знайте нас, храните, цените, почитайте! Мы безотказно кормим всех желающих вкусными маслянистыми семенами!"

Но тщетно стараются напомнить о себе могучие сибирские великаны-запорожцы. Ни звери глупые, ни люди умные пока не прислушиваются к их мольбе и гневному ропоту. Не помогают они выращивать "таежный хлеб".

И только трескучие, крэкающие кукары не бросают на произвол судьбы молчаливых кормильцев. От первых проталин до звонких слюдистых морозцев эти добрые, неугомонные жемчужницы терпеливо чистят их ветви от вредных, прожорливых гусениц и жучков.

Если большие кедры величаво пышные, броские, то молоденьким еще не дозволено щеголять в нарядных свитках. Стволы у них покрыты гладкой, тонкой невзрачно-серой кожицей. Зато усы - как у турецких султанов. Широкораскидистые ветви густо утыканы длиннущими сизоватыми хвоинками. Издали кедрята-пацанята похожи на голубых взъерошенных дикобразов.

Мы решили немножко передохнуть в смолистой прохладе. Недоверчивым, любопытным кукарам надоело горланить над нами. Они принялись набивать свои потайные, подъязычные мешочки гранеными орешками.

- Очень странное нынче лето, - задумчиво промолвил Павел, теребя сухой ершистый стержень от раздраконенной птицами шишки. - Не может быть, чтоб так рано созрели орехи. Тут что-то неладное. Не доводилось мне еще встречать таких скороспелых шишек. Вот загадка непонятная...

Павел попросил у меня бинокль и пристально начал рассматривать лохматые купола деревьев.

- Теперь все ясно, - удовлетворенно сказал он. - Два года перепутались вместе, вот и меня запутали, заставили голову ломать. В прошлую осень урожай кедровых орехов в бахтинской тайге был такой, что, случалось, ветви ломились от тяжести шишек. А нонче так себе, скудноватый. Здешние кедры, обратите внимание, спрятаны от буранов в тихую ложбину. Стоят, как в глубокой чаше. Старые шишки, ну те, которые желтеют на вершинах, заклекли, задубели от смолы, потому и не свалились. А летошние шишки, посмотрите внимательней, будто фиолетовым соком от жимолости обляпаны. Кукары их покамест не трогают, ждут, когда созреют. Им хватает и старого урожая!

Гляди-кось! Гляди-кось! Вон там шуруют хуторяне-скопидомы! Мужички себе на уме, себе - в кубышечку!

В самом деле, по кедрам возбужденно сновали небольшие полосатые зверьки. Размахивая пушистой, блестящей, как смоль, кисточкой хвоста, они торопливо набивали за щеки коричневые, глянцевитые орехи. Потом с раздувшимися скулами скользили по стволу вниз головой, прятали добычу в норы и снова проворно забирались на вершины, где шишки поблескивали на солнце, точно отполированная яшма. Издали казалось, что бурундучки соревновались с кедровками - кто скорей завладеет остатками прошлогоднего урожая.

Павел сказал, что это маленький зверек припасает себе на зиму до шести килограммов полнехоньких, увесистых орешков!

Из-под корней выскочила рыженькая востроносая мышка, схватила кем-то оброненный орех. Озираясь настороженно, словно боялась, как бы не отняли находку, она шмыгнула в густую траву. Долго не показывалась. Но как только упал новый орех, воровато зашустрила из потайного укрытия. Подняв зубами желанный "подарок", мышка-малышка поспешно исчезла.

Прямо под нами яростно долбил заклеклую, янтарную шишку пестрый дятел. То ли жучков-червячков искал, то ли забавлялся, оттачивая клюв, то ли решил тоже подкрепить свое здоровье целебным душистым лакомством.

- Запасайся не запасайся - все равно скоро умрешь, - изрек Павел.

- Это почему же? - удивился я.

- От сотрясения мозга, - авторитетно заявил он.

Меня разобрал такой неудержимый смех, что даже бурундук испугался словно градом окатил нас орехами, вылетевшими изо рта. Юркнув под пень, он плутовато выглядывал оттуда блестящим глазком. Вероятно, изучал, какой же неведомый зверь издает непонятные хохочущие раскаты.

Павел вспылил от обиды. Он упрямо пытался убедить меня, что дятлы живут очень мало, не больше двух лет. Ведь им приходится от зари до зари трясти головой. Да не просто трясти, а с неимоверной силой барабанить клювом по стволам, чтоб достать короеда. Вот якобы и умирают они преждевременно от сотрясения мозга...

Отдохнув, мы снова пошли по избранному азимуту маршрута. Завидя нас, бурундуки-резвунки взмахивали хвостами, словно дирижерскими палочками. А пестрые певуньи-ореховки оглашали розовый таежный храм неистовой трескотней. Кругом цокали, цвирикали белки. Попискивали мышки-лесовики. Методично стучали дятлы. Жизнь в кедровой котловине бурлила - так осенью, во время жатвы шумят поля.

Всюду виднелись давнишние и свежие следы медведей. Они тоже собрались сюда на запоздалый пир в честь осеннего, прошлогоднего урожая.

Возле одного кедра я остановился: многие толстые суки на нем были обломаны. Неужели это работа браконьеров-промысловиков? Осмотрелся вокруг, но никаких признаков, указывающих на то, что сюда заходили люди, не обнаружил. Вопросительно взглянул на Павла. Тот вдруг ни с того ни с сего неудержимо захохотал.

- Ой, умора! Ой, не могу! Как вспомню, так щекотка под мышками одолевает... Прошлой осенью колотили мы шишки недалеко от Подкаменной Тунгуски. Урожай был на редкость отменный. Даже мешков не хватило под орехи. Так мы ссыпали их прямо на землю - горками. Ну, работаем себе с увлечением, шелушим шишки, просеваем, провеваем орехи от лузги. Вдруг слышим - треск, еще треск, сучья кто-то ломает поблизости. Побежал я узнать, что за тварюга завелся в нашем краю. Прямо скажу, смертельно ненавижу хищников-браконьеров. Смотрю, а это - медведь разбойничает. Кедр дербанит, подлец этакий. Обхватит лапой ветку, которая погуще шишками увешана, рванет с силой и бросит вниз. А сам все наверх морду задирает. Шишки там ядреные, тяжелые, гирляндами свешиваются. Потапа Потапыча жадность разобрала. Ну и покарабкался он к самой макушке. А здоровенный был. Макушка, конечно, не выдержала, согнулась от грузной туши. Гнулась, гнулась, да - хрясь пополам. Медведь так и шмякнулся о землю, будто куль с мукой. Полежал, полежал - и давай кататься. А сам то ли стонет, то ли ругается: "ух... ух... ух..." Я бы мог запросто пристрелить бурого, да пожалел. Очухался зверь, посидел, повздыхал, как старичок, потом орехи принялся лущить. Очень забавно это у него получается. Он зажимает шишку передними лапами и крутит между зубами. Шелуху пустую выплевывает, орехи же давит, жует, словно поросенок, - прямо со скорлупой вместе. Все-таки неприлично "генералу Топтыгину" белочку из себя изображать, ядрышки-козявочки выколупывать.

Из рассказа Павла я понял, что мне как раз и попался искореженный, обломанный кедр, на котором промышлял "хозяин тайги".

Идем, регулярно, монотонно, как заведенные, черпаем металлометрические пробы. Повсюду темнеют какие-то странные ямы-воронки. Было ясно, что они вырыты дикими зверями. Но кем? Кабаны тут не водились. А больше никто, кроме бурых медведей, не способен на такие подвиги.

Павел подтвердил мои выводы. Он сказал, что старые топтыги не такие уж дураки, чтоб лазать по деревьям. Они предпочитают лакомиться чистенькими, отборными орешками из подземных кладовок запасливых бурундучков. Но для этого им нередко приходится вырывать глубокие, до полутора метров, "шурфы". Нелегкий "поисково-разведочный" труд хитрых дармоедов окупается с лихвой. Не надо трясти кедры, не надо ломать суки, не надо потом плеваться прилипчивой смолистой шелухой. Черпай себе из бурундучиных закромов увесистые орешки полными горстями и жуй со смачным хрустом, с наслаждением. Да еще, коли посчастливится, можно закусить и свежатинкой. А медведи, как и соболи, очень любят жирное, духовитое мясо бурундуков.

Дерзкий хищник

По тайге растекались призрачные сиреневые сумерки. Мы прошли уже больше двадцати километров. До лагеря осталось пустяки.

Вдруг раздались тонкие, торопливые трели: "цык-цык-цык". Мы насторожились. Странные, отрывистые звуки на мгновенье затихли. Потом, сменившись тихим, стонливым свистом, они перешли в быстрое верещание: "цурюк-цурюк-цурюк".

- Кто это?

- Постой! Не шуми! - погрозил пальцем Павел, глядя на косматую вершину кедра. - Почему она так ругается? На кого сердится? Или нас заметила? Или?..

Павел не успел договорить. С макушки высоченного кедра прыгнула на соседнюю березу красно-бурая белка. Едва коснувшись гладкого ствола, она точно прилипла к нему, но сразу же встрепенулась, порывисто замахала черным хвостом и снова разразилась невероятнейшей скороговоркой: "цурюк-цурюк-цурюк". Затем, рванувшись вверх, заметалась, точно пламя на ветру, средь пестрой белизны суков.

- Что с нею? Почему так суматошится?

И тут мы заметили, что по кедру быстро засновал какой-то проворный, вертлявый, словно горностай, темно-коричневый зверь.

Вот он вытянулся, зашипел, зафыркал. Пятнистая морда его оскалилась, блестя клыками. Щетинистые усы угрожающе откинулись назад. А узкие прищуренные глаза вспыхнули недобрым зеленоватым блеском. Хищник был похож на матерого облезлого кота (вероятно, линял), только более длинный и более гибкий.

- Батюшки мои! Да это же соболь! - возбужденно прошептал Павел.

Увидев так близко от себя страшного врага, пушистая краснушка-поскакушка растерянно съежилась... Однако соболь почему-то не решался нападать. Вздымая спину горбом, он принялся носиться как угорелый по толстым сукам. Бедняжка спряталась в развилку ствола, затаилась. Но соболь не спускал с намеченной жертвы узких злых глаз. Белка легко могла бы переметнуться на соседнее дерево, куда не допрыгнул бы грузный преследователь. Да панический страх помутил, видимо, рассудок шустрого зверька. Или, возможно, она выбилась из сил от длительной погони? Белка, глупенькая, соскочила на землю. Вслед за ней прыгнул и соболь. Белка помчалась в частокольный пихтач, чтоб спастись, но не успела. Раздался визг. Мы запоздало бросились на помощь.

А в сущности, что могли сделать мы? Подобные естественные трагедии испокон веков существуют в природе. Сильный всегда побеждает слабого, хитрый - простодушного, коварный - доверчивого. Стрелять соболя мы не стали, хотя у нас и было охотничье ружье. Неразумное вмешательство человека в жизнь диких животных и так уже обернулось для многих зверей, птиц, рыб бессмысленной гибелью.

- Вот, елки зеленые! - вздохнул Павел, держа в руках мертвую белку. - Ведь бегает и прыгает по деревьям проворней всех таежниц. А глядишь, то соболь сцапает, то куница, то горностай. То рысь не откажется от бельчатинки. И ястреб-тетеревятник. И медведь при случае не пропустит мимо лап. Полярная сова - крючкастая голова тоже поступает, как соболь. Заметит белку - и ну давай носиться вокруг, щелкать клювом, хлопать крыльями, пока не спугнет трусишку с дерева. Средь ветвей поймать ее трудно - изворотлива, быстра, не угонишься. А на земле она не дюже прыткая. Эх, что там говорить, - печально продолжал Павел. - Врагов у белки - по пальцам не перечтешь, а друзей нет.

- Есть, Павел! Есть! И у белки есть друзья! И у белки есть верные помощники!

- Кто же это? - искренне удивился всезнающий напарник.

- Клесты, Павел! Обыкновенные клесты! - ответил я.

- Что-то не слышал про таких зверей, - откровенно признался он. Где они водятся? У нас в Сибири нет.

- Есть, Павел.

И я рассказал все, что слышал про этих птиц. О том, что в синих еловых лесах живут клесты: самка - зелененькая, а самец - красный, будто малиновым соком облитый. Что у клестов-еловиков клюв, как ножницы, то есть острые, загнутые концы перекрещены дугами. Благодаря этому, они легко достают крылатые семена, отрывая чешуйки шишек.

В глухих розовых борах живут клесты-сосновики, нос у которых подобен тонко заточенному клину. Ведь сосновые шишки более крепкие, более клеклые, чем еловые. Их не щипать надо, а долбить.

В хвойной северной тайге Сибири живут белокрылые клесты, похожие на полосатых зебрят.

Я рассказал далее, что клесты выводят птенцов даже зимой. Но у этих удивительных морозолюбов тоже все-таки зябнут лапки, потому они часто роняют еловые, сосновые и лиственничные шишки в снег. В голодную пору белки отыскивают под глубокими сугробами птичьи подачки. Тем и кормятся до лучших времен...

- Вы сами все это видели? - спросил Павел.

- Нет, читал.

- Ну, мало ли что выдумают всякие сочинители, - разочарованно протянул "Фома неверующий".

- Почему выдумывают? Ну, а если, например, взять да написать про наш сегодняшний маршрут - ты тоже скажешь, что все выдумано, а? А ведь ребятам, поди, будет интересно знать, что мы видели в походе.

Павел недоуменно пожал плечами, с удивлением взглянул на меня:

- Да что же мы особенного повстречали?! Обыкновенная сибирская тайга, и только. Вот ежели б мы по другой планете путешествовали, тогда иное дело. Тогда всем интересно было б читать про это.

В мертвой тайге

Место, где мы устроили очередной лагерь, оказалось неуютным. Всюду, как корабельные мачты, уныло дыбились засохшие, обгорелые деревья. Они то вздымались вверх, то резко клонились, готовые рухнуть при первом же прикосновении. И многие стволы уже валялись, покореженные бурями. Жидкий подлесок бессилен был пока одолеть мертвые, обугленные стояки. Всюду лишайники. Тонкие, жесткие, словно конские волосы, длинные суховатые нити их свешивались с уцелевших от пожара лиственниц растрепанными черно-коричневыми космами.

Из-под этих бород уныло проглядывали чахлые блеклые иголки.

Напрасно Чернушка забиралась к нам после маршрутов в карманы, надеясь отыскать там, как всегда, что-нибудь вкусное. Ведь белочка давно уже привыкла к тому, что мы приносили из тайги "гостинцы". Однако на сей раз мы ничего не могли раздобыть в больном лесу - ни грибов, ни кедровых орехов, ни лиственничных шишек. Озабоченный Сашка хмуро сунул в рот Чернушке сухую макаронину.

Белочка решила, что это "бутылочка" со сливками. Она возбужденно засопела в трубку, но ничего сладкого, приятного на язычок не попало. Ах, значит обманули! Чернушка раздраженно стиснула зубками пустую "пипетку". От хрупкой, твердой трубки отлетел конец. Голодная белочка попробовала кусочек, второй - очень понравилось! Аппетитно, жадно захрустела макарониной. Мы радовались - проблема с ее питанием была решена. Решена-то решена, да не совсем. Чернушка долго не могла приспособиться к длинным неудобным трубкам. Когда ей дали новую макаронину, она крутила, вертела ею и так и сяк: то вверх задирала, как пипетку, то сжимала культяпками, как ягоды. Но круглая неуклюжая макаронина упиралась в грудь, выскальзывала из ручонок. И все же малышка наловчилась: обхватывала макаронину сразу за оба конца и, держа горизонтально, быстро крутила середину между резцами. Перепилив длинную "палку" на короткие "чурбанчики", она расправлялась теперь с ними не хуже, чем с орехами.

Окзирия

Мы ничего не могли раздобыть в мертвой тайге - ни ягод, ни грибов, ни дичи. Постная перловая каша комом застревала в горле. Товарищи мои размечтались:

- Эх, картошки б вареной сейчас...

- Щец бы из свежей капусты...

- Салата из красных помидорчиков...

- Компота из натуральных яблок...

Я решил их порадовать, приготовить домашние кушанья, по которым они соскучились. Еще перед отъездом в бахтинскую тайгу я проштудировал ботанический справочник диких съедобных растений.

Начал со щей. В справочнике в качестве заменителей капусты рекомендовались щавель, крапива, лебеда. Таковых растений вблизи лагеря не нашлось. Преобладали мох и ягель.

Для салатов предлагали использовать молодые зеленые листья клевера, одуванчика, сурепки и особенно побеги пастушьей сумки, в которых, оказывается, содержится много аскорбиновой кислоты. Моим товарищам витамин этот был бы весьма полезен, потому что при виде перловой каши у них портилось настроение. К сожалению, поиски салатных растений тоже не увенчались успехом.

Не нашел я и заменителей картофеля. Правда, можно было бы приготовить питательное пюре из корней таежного пиона, но я побоялся, что не определю, когда оно упарится как следует. Сырые же корни пиона, предупреждал справочник, очень ядовиты.

Таким образом, на поприще приготовления салата, картошки и щей я потерпел полное фиаско. Оставались компоты, кисели, напитки. Тут для меня расстилалось необозримо широкое поле деятельности! Вокруг лагеря росло много брусники, голубики, жимолости, по мху цепочками стелились кустики шикши с круглыми вороными ягодами. Я слышал, что из плодов жимолости готовят ароматное целебное варенье. Но в справочнике указывалось, что если перепутаешь сорта жимолости, можно отравиться. О шикше говорилось, что сок ее приятен, однако при употреблении в больших количествах вызывает головокружение. Испытывать вторично такое неприятное состояние никому бы из нас не захотелось, потому что Курдюков с Николаем Панкратовичем и так достаточно покружились по тайге в поисках лагеря. А у нас у всех желтые колеса вертелись перед глазами от вчерашнего крика. Нет, меня не устраивали съедобные растения с оговоркой "но"!

И тут я чуть не заплясал от радости, узнав, что буйные заросли, среди которых стояла наша палатка, не что иное, как окзирия. Да, да, та самая, про которую в справочнике ясно сказано, что ее легко определить по широким листьям с сухим перепончатым раструбом, что она очень вкусна, а главное, абсолютно безвредна. Вот чем я удивлю свою братию! Состряпаю такой компот - в жизни не забудут!

Нарубив кинжалом вязанку широких сочных листьев, я начал священнодействовать у костра.

- Что вы делаете? - любопытствовали мои товарищи.

- Компот варю.

- Впервые слышу, чтоб из травы компот варили, - удивился Павел, откусывая для пробы сочный молодой черешок окзирии. - А ведь, кажись, ничего штука - приятная, кисленькая и освежает наподобие лимона. Интересно, как ваше поварство пройдет?

Все засмеялись, вспоминая, чем каждый из них прославился в первый день своего дежурства. Павел умудрился все пересолить, даже клюквенный кисель посолил. Сашка напек таких лепешек, что они, как замазка, прилипали к зубам. Курдюков окрестил их "марципанами", и с той поры даже хорошие лепешки все стали называть марципанами. Николай Панкратович угостил нас "доподлинной ухой". Мы с Курдюковым еще ничем не прославились, потому что были освобождены от дневальства - хватало и своей работы.

Весь вечер я провозился с окзирией. Надо было снять с черешков плотную лиловую кожу, нарезать их на куски, промыть и хорошенько прокипятить. Одним словом, хлопот немало, особенно когда за спиной семья из пяти мужчин со слоновыми аппетитами.

Наконец два ведра компота были готовы. Маловеры пробовали и облизывались. Все умоляли разделить компот сейчас же. Но я был неумолим. Я решил сначала остудить его в ключевой воде, ибо подавать компот в горячем виде, рассуждал я, все равно что угощать холодным чаем. А мне хотелось покорить всех своим блюдом.

Итак, несмотря на нетерпение моих голодающих коллег, я твердо заявил, что пить компот будем завтра - перед походом на речку Майгушаша.

Все с ворчанием легли спать, обозвав меня жмотом.

А ночью мы услышали стоны: "Ох, умираю... умираю... Помогите..." Перед палаткой корчился человек, лицо его было искажено страшной гримасой. Мы с трудом узнали в этом мученике Николая Панкратовича.

- Ох, умираю... умираю... - тянул он жалобным голосом.

Увидев меня, он запрокинул голову, скривил губы.

- Простите... - еле слышно прошептал он. - Горячего компота без вашего позволения выпил... Спасите...

Но мы не знали, чем помочь. Мы понимали, что он отравился, что немедленно нужно что-то предпринять. Но что? Никаких лекарств у нас не было. Я насильно лил ему в рот холодное консервированное молоко, он стискивал зубы и, захлебываясь, бессвязно что-то бормотал.

Что же делать? До ближайшего населенного пункта дней двадцать ходу. Вызвать "скорую помощь" - самолет или вертолет, - но чем? Рация наша была слишком тяжела, и мы оставили ее на берегу Бахты. Туда тоже было не меньше семи дней ходу.

А пульс у Николая Панкратовича становился все слабее.

- Делайте искусственное дыхание, - распорядился Павел. - А ты, Саша, раздувай скорей костер, поставь воды. Вы, - обратился он к Курдюкову, настругайте в котелок мыла.

Распаковав резиновую лодку, он принялся отвинчивать от насоса шланг. Пробив в консервной банке дыры, он вставил туда шланг, налил в банку мыльной воды.

- Желудок надо от яда освободить, - пояснил он.

- Что вы со мной делаете, бесстыдники! - дико зарычал "умирающий".

От радости, что Николай Панкратович ожил, Павел бросился обнимать всех.

Промывание оказало эффективное действие. Ослабевший старик качался как пьяный. Его поддерживал коллектор, над ним, отгоняя комаров, размахивал веником Сашка.

- Хорош. Кажись, все доподлинно вычистило, - говорил он, заползая в палатку. Но немного спустя, снова умоляюще попросил: - Сашок, милый, скорей помахай веником.

Наконец старик угомонился.

- Товарищ начальник, как ваше блюдо в кулинарном реестре значится? Акзария, что ли? - обратился он ко мне под хохот всех сотрудников. Доподлинное блюдо! Вы мне обязательно подарите рецепт. Вот когда моя старуха пилить меня начнет по поводу строительства дачи - пропишу ей компот из акзарии.

До самого рассвета зубоскалили они надо мной. А на рассвете, позавтракав перловой кашей и поворчав на Николая Панкратовича, что он поступил не по-товарищески, выпив компот, мы двинулись к речке Майгушаша. Мы уже прошли порядочно, как вдруг Сашка спохватился: "Постойте, я забыл... - и побежал обратно в лагерь. Минут через десять он вернулся к каравану.

- Что забыл? - окружили мы Сашку.

- Да эту самую... окзирию для коллекции. - Он вытащил из-за пазухи жирный зеленый лопух такой величины, что в него свободно можно было бы завернуть самого коллекционера.

Ненавистный теремок

Чернушка почему-то возненавидела красивый деревянный домик. Все мы восторгались беличьим теремком, у которого были и труба, и окна. А вот хозяйку теремка приходилось запихивать туда насильно, она отказывалась сидеть там, норовила залезть в мой спальный мешок. Почему именно в мой, никто не знал. Наверное, потому, что несколько дней, когда пустовал лагерь, я носил ее в маршрутах за пазухой. Малышка, вероятно, запомнила это и стала считать меня "своим человеком", вернее, родной белкой. Сколько раз я бесцеремонно вытаскивал ее из спального мешка! Она пищала, цеплялась лапками за мех, царапалась и даже кусалась, правда, не больно уж так ей не хотелось находиться в своих деревянных хоромах. В конце концов мне стало жалко белочку и она поселилась в моем мешке. Заберется мне под бороду, опояшет шею, как будто воротником, и лежит себе, не шелохнувшись. В холодную погоду забиралась под мышку или растягивалась на груди. Пригреется, лапки в стороны раскинет. Любила, чтоб ее гладили и причесывали, особенно между пальчиками. Она даже урчала от удовольствия. Сперва я спал тревожно, боялся, как бы случайно не придавить малышку. Но постепенно приспособился спать осторожно. Один раз она разбудила меня среди ночи - вдруг принялась бегать по животу. А коготки у нее остренькие, царапучие - мертвого подымут. Спросонья я подумал, что она испугалась слишком громкого храпа Николая Панкратовича. Но, прислушавшись, понял - это были грозовые раскаты.

Чернушка не выносила одиночества. В деревянный теремок ее закрывали только от Найды; когда никого не оставалось в палатке. А так все к ней привязались, точно к забавному домашнему зверьку. И правда, в нашей серой, однообразной жизни она была чем-то вроде веселого, игривого котенка. Да и вела себя частенько, словно котенок, - опрокидывалась на спину, шустро ловила быстрыми лапками пальцы рук, хватала их зубами и кусала, но просто так, ради забавы.

Однажды мы с Сашкой ушли в многодневный маршрут. Ночевали прямо в тайге.

Ничего интересного нам не попадалось: только мох, травы, кусты и деревья.

Перед нами вздыбились чахлые лиственницы. Но странно, на многих из них темнели старые, покинутые гнезда белок. Вероятно, когда-то здесь расплодившиеся зверьки пировали богатым урожаем лиственничных шишек.

Я скинул сапоги. Влез на дерево. Там я тщательно осмотрел гайно. Обследовал и другие деревья, где были беличьи гнезда. Удивленный моими необычными занятиями, Волынов спросил:

- Мы что, не по азимуту идем? Заблудились? Или вы коренные обнажения ищите таким способом?

- Нет, Саша! Все в порядке! Мы идем правильно, не сбились с маршрута. Я просто воспользовался случаем, чтобы узнать, как белки устраивают свои жилища.

- Зачем?

- Да ведь ты, наверное, обратил внимание, что Чернушка боится деревянного домика больше, чем Найды. Может быть, мы сделаем его более естественным и удобным. Спальный мешок ей, конечно, нравится. Но я все еще побаиваюсь, как бы случайно во сне не придавил Чернушку. Всякое бывает...

Однако мои "исследования" ничего нового не дали. Бахтинские белки предпочитают строить гнезда не на качающихся суках, а прижимают их к стволам, чтоб не сбило ветром, чтобы не очень-то были заметны для хищных зверей и птиц. Делают они гнезда-шары из подручного материала: веток, травы, мха, лишайника и даже из размельченной коры. Каждое гайно обязательно имеет два лаза - вход и выход. Серединка - спаленка выстлана шерстью, перьями, пухом, тончайшими, как папиросная бумага, берестинками.

Попадались и совсем примитивные, грубо свитые гнезда, без "перин" и "одеялок". Вероятно, и среди белок, как и среди людей, есть хозяйственные, трудолюбивые, а есть лентяйки, которым лень набрать перышек для постели.

Наша Чернушка возненавидела свой теремок, вероятно, потому, что он имел только один вход, который мы всегда закрывали на крючок. Совершенно ясно, она хотела жить свободно, как все белки. Что ж, подросла, возмужала, пусть живет теперь самостоятельно. Надо непременно отпустить ее на свободу. Иначе попадет в зубы Найды.

Мы вернулись в лагерь через несколько дней. У костра кашеварил Павел, остальные были еще в тайге.

- Ну, что новенького, Павлуша?

- Да ничего особенного. Все по-старому. Кони целы, сыты, здоровы. И люди покамест не болеют.

- Ну, а Чернушка, жива ли?

- Чернушка у нас молодчина, носится как угорелая. Когда я в лагере, Найда за версту палатку обходит. Ну, а стоит мне отлучиться к лошадям, она тут как тут - так и норовит к белочке пробраться. Поэтому я не оставляю Чернушку без надзора, брал с собой или запирал в домике. Не хочет спокойно сидеть в домике, бьется, как рябчик в силке. Даже волосы на макушке вытерла о доски, лысой теперь стала. Когда вы ушли в маршрут, я взял ее к себе. Но она вскоре сбежала к вам в мешок. И чем вы ее приворожили? Интересно, узнает ли вас? Давайте войдем одновременно в палатку все вместе, она там сейчас мячик тряпочный гоняет, футболисткой сделалась. Войдем и всем хором начнем звать ее. Любопытно все-таки: к кому первому бросится?

Мы втроем приоткрыли полог и стали кричать:

- Чернушка! Чернушка! Чернушка!

Белочка встрепенулась, вытянула головку, навострила кисточки. "Ко-ко-ко!.." - заквохтала она наседкой и мигом очутилась на моем плече. Замурлыкала и заворковала, забившись под бороду, юркнула через расстегнутый воротник за пазуху, проверяя, какие подарки у меня в кармане. А принес я рябиновые ягоды и кедровые орехи. Чернушка выносила во рту кедровые орехи, каждый раз всего лишь по одному орешку, и, усевшись на плечо, проворно щелкала. И так сновала она без устали. Все улыбались. И я улыбался. Что там ни говори, очень приятно, когда тебя кто-то ждет в тайге, когда ты кому-то нужен. В тот день белочка стала для меня еще ближе, еще дороже. У меня появилась к ней какая-то необъяснимая, прямо-таки необыкновенно нежная привязанность. Я готов был ее целовать и, признаюсь, целовал, когда никто этого не видел. Не правда ли, смешно? Я твердо решил привезти белочку в Ленинград: ведь она сделалась совсем ручной.

Павел сказал, что теперь каждый вечер он носит Чернушку в тайгу, сажает на дерево, чтоб она привыкла к дикой жизни. Белочка далеко не убегает, она еще не умеет прыгать с ветки на ветку, боится высоты, колючих еловых иголок и мокрой осиновой листвы.

До ужина оставалось много времени, поэтому я решил заняться воспитанием Чернушки. Выбрал одинокую лиственницу с сухой хвоей и пустил на нее белочку. Зверюшка с радостью принялась кружиться по стволу, качаться на ветках, лакомиться смолистыми почками, откусывать и бросать на землю пустые шишки. Когда я звал ее и протягивал орех, она послушно спускалась вниз, вытянув голову, повисала на задних лапах и в такой неудобной позе, видимо, дурачась, грызла орехи. Постепенно я добился того, что она стала бегать за орехами на концы качающихся сучков. Белочка оказалась способной ученицей. Она так осмелела, что стала прыгать на меня с веток лиственницы, и, судя по восторженному квохтанью, по блеску глазенок, эта новая игра ей очень понравилась.

"Нет худа без добра"

Как только я возвращался из маршрута, первым делом заглядывал в Чернушкин теремок. Я всегда очень скучал по ней и, что греха таить, боялся, как бы она не убежала, не затерялась в тайге. Но однажды белочки в домике не оказалось, а дверка была открыта. Павел всполошился. Он только что играл с нею. Куда же она запропастилась? Неужели ее все-таки сцапала Найда? Едва ли! Собака бегала со мной в тайгу, помогала нам охотиться на глухарей и тетеревов.

А может, утащил соболь? Хищник этот, хоть и ночной, осторожный, но очень дерзкий, от него можно ожидать всего.

Нет, скорей всего удрала в тайгу: ведь Павел забыл закрыть дверку теремка. А может, на наше счастье, спряталась в палатке? Такие сюрпризы уже случались.

Мы вывернули наизнанку карманы во всех ватниках и спецовках, вытрясли все спальные мешки и рюкзаки, прощупали каждую тряпку - белочка как сквозь землю провалилась. Все очень огорчились, жалко было так неожиданно с ней расстаться...

Павел позвал на помощь Найду.

- Ищи! - сердито приказал он.

Собака обнюхала все вещи, но не поняв, кого надо искать, зевнула. Тогда поднесли к ней Чернушкин теремок и тоже заставили обнюхать.

Найда вопросительно посмотрела на Павла.

- Да, да, ищи Чернушку! - произнес он.

Собака неторопливо обошла вокруг палатки, потянула носом воздух и быстрыми прыжками с заливистым лаем бросилась к островку мелких приземистых елок.

"Пиик!" - точно ножом полоснуло мне по сердцу.

- Готова! - с жалостью промолвил Сашка.

- Загрызла! - сказал Николай Панкратович.

Вскоре Найда неторопливо подбежала к нам. В ее крепко стиснутой пасти судорожно дергался беспомощный, смоляной хвостик...

Сашка замахнулся на лайку тяжелой палкой, но Павел сердито, властно его остановил:

- Не бей напрасно собаку! На то она и лайка охотничья, чтобы белок хватать. Чернушку уже не воскресить.

Найда бережно положила добычу к ногам помрачневшего Павла. Зверюшка не шевелилась. Найда громко, отрывисто залаяла, Чернушка вдруг встрепенулась и прыгнула на Павла, с Павла - на Сашку, с Сашки - на меня. Юркнула ко мне за пазуху и мелко дрожала от испуга. Ни одной царапины не было на ней. Так осторожно схватила ее собака, так бережно держала в зубах.

Павел бросился тискать, обнимать лайку:

- Ай да Найда! Ай да молодчина!

В этот вечер все угощали собаку пшеничными лепешками. Она дурачилась, с веселым гавканьем скакала вокруг нас, а беглянка, выглядывая из-за пазухи, возмущенно цурюкала.

Хищный грызун

Составив геологическую карту, набрав нужное количество металлометрических и шлиховых проб, мы прибыли на метеостанцию, где наш отряд ожидал начальник партии Шустряков. Мои помощники хорошо отдохнули, попарились в баньке и пошли с караваном лошадей по берегу Бахты - на этот раз в рыбацкий поселок. На прощанье я поблагодарил их за добросовестную работу.

Курдюков и я остались временно на метеостанции готовить полевые материалы для приемной комиссии экспедиции. К ближайшей енисейской пристани мы отправимся на понтоне по Бахте.

Чернушка быстро приспособилась к новой обстановке: догадалась, что попасть из комнаты в другую можно только через дверь, и потому, словно кошка, дежурила у порога.

Белка одолевала нас игрой в "колы", которая запомнилась ей с тех пор, когда мы жили в палатке, и она кружилась по стоячным подпоркам. Но в бревенчатой избе не было ни колов, ни столбов.

Проказница нашла выход из такого положения. Забравшись на подоконник, она терпеливо дожидалась, когда начнут вылезать из спальных мешков геологи.

Первым вставал начальник партии, снимал майку и делал зарядку. Чернушка мгновенно прыгала на него. Раздавался крик.

Бедный "кол" не знал, как избавиться от белки. Коготки у нее, что колючки татарника: так и вонзаются в тело. Шустряков пытался схватить дерзкую шалунью, но она увертывалась с неуловимостью ртутного шарика, перескакивала на спину и выделывала там такие замысловатые крендели, только хвост мелькал.

- Снимите, пожалуйста! - умолял начальник партии, а сам извивался, как танцор.

Чернушка от удовольствия ворковала и кружилась еще быстрей. На помощь начальнику из спального мешка выползал Курдюков. Белка мигом перепрыгивала на прораба.

- О-ой! - раздавался новый истошный крик.

Вечером Чернушка забиралась в мою шапку и требовала, чтоб я щекотал ее, проказницу. Она вертелась, отбивалась лапками. Белка походила тогда на котенка, только не мяукала, а как-то смешно кряхтела. Потом, утомленная, крепко засыпала прямо в шапке.

А утро снова начиналось веселыми играми да забавами. И все было бы хорошо, если бы...

Как-то мы оставили ее одну в комнате. И вот что увидели, когда вернулись: Чернушка неизвестно куда затащила канцелярские резинки, обкорнала пробковую ручку у спиннинга, искромсала на мелкие кусочки цветные карандаши, не тронув почему-то один синий. Она гордо сидела среди груды карандашных огрызков и крошек. Но что с ней стало?! Она была не черная, а вся белая, точно вывалялась в муке. На полу лежала опрокинутая банка с сухими сливками.

- Ух ты, хищник, грызун двурезцовый! - не на шутку рассердился начальник партии, собирая уцелевшие огрызки карандашей. - Чем же мы теперь будем красить геологическую карту?

Любовь к свободе

Метеостанция располагалась на вершине холма. Кругом расстилалась необозримая осенняя тайга. Это был громадный ковер, сотканный из оранжевых лиственниц, зеленых елей, золотых берез, синих пихт, малиновых осин, сизых кедров.

Чернушка с утра до вечера металась на широком подоконнике, глядя на радужные переливы таежных красок. Она перестала играть, сделалась нелюдимкой, сварливой, на всех дерзко бросалась.

Однажды она юркнула в открытую дверь, стрелой взлетела на первую ближайшую лиственницу, перемахнула на березу. Никогда прежде я не видел ее такой прыткой, проворной и непослушной. Белку охватил какой-то безумный порыв. Я бежал за ней и звал: "Чернушка! Чернушка!" Но она точно оглохла, как будто сразу одичала. И вскоре пушистый чернявый комочек совсем затерялся в яркой осенней пестроте.

Растерянный, медленно бродил я между высокими деревьями и повторял без умолку, точно заведенный:

- Чернушка! Чернушка! Чернушка!

В ответ мне печально, надрывно кричали серые гуси, летящие стройными косяками на юг.

"Как жаль, что нет Найды! Она непременно помогла бы найти беглянку! - думал я. И ругал себя: - Ах, какой же все-таки я плохой, бездушный человек! Ну что из того, что мы вспоили, вскормили осиротевшего зверька? Неужели за это "благодеяние" я должен лишить Чернушку самого главного в жизни - свободы?! Очень даже хорошо, что нет Найды. Пускай белочка резвится в лесу, как все ее дикие подруги! Пускай живет так, как ей положено".

Грустный, вернулся я поздно вечером в избушку. Мы уже собрались тушить керосиновую лампу, как вдруг кто-то начал царапать стекло. Я выскочил на улицу, с радостью снял любимую зверюшку с деревянной рамы. Холодная, облезлая белочка забилась мне под бороду и сразу же уснула.

Утром густыми крупными хлопьями повалил снег. Оставить беззащитную Чернушку в суровой тайге я не мог. Ведь она еще не подготовилась к лютым сибирским морозам, не успела отрастить пушистую зимнюю шубку и, конечно, погибла бы.

Конкурент Дурова

И вот мы в рыбацком поселке.

К временной переносной пристани пришвартовался долгожданный старенький пароход "Спартак".

Мы разместились в небольшой каюте вчетвером: Повеликин, Волынов, Рыжов, я, ну и, конечно, Чернушка. Запыхавшись, на палубу поднялся Павел. Он торопливо раскрыл громадную корзину и, вытащив оттуда берестяные туески с затейливыми узорами, смущенно положил перед каждым из нас по штуке.

- Возьмите на добрую память, - сказал он. - Не обессудьте, сам в прошлом году мастерил. Я ведь сызмальства люблю возиться с лозой да с березовым корьем. Это вам харчи на дорогу, стерлядки копченые, в рыболовной артели заработал, - и подал тяжелый сверток. - А это Чернушке на пропитание! - Улыбаясь, он протянул мне ивовое лукошко с кедровыми шишками и орехами.

Мы горячо поблагодарили нашего заботливого друга.

Растроганный Сашка порывисто размотал роскошный красный шарф, протянул Павлу:

- Возьми на память!

Но Павел наотрез отказался принять подарок.

Долго, пока пароход не скрылся за изгибом реки, он стоял на берегу Енисея, размахивая рукой.

Монотонно похлюпывали колеса, за бортами плескались холодные белогривые волны. По нашей каюте резво бегала Чернушка. В последнее время она подурнела: облысела головка, облезла спинка, оголились лапки. Ее таежные подруги уже давно нарядились в теплые шубки, а у нашей воспитанницы линька слишком затянулась.

Но вот на ее затылке появились темно-синие разводы. Такие пятна бывают осенью у всех белок, когда они "цветут". Зверьков с синими головками охотники-промысловики называют "синеголовками", а с синими лапками - "синеручками".

И все же, несмотря на то что Чернушка была некрасивой - и лысой, и неряшливо клокастой, - любопытные пассажиры заполонили нашу каюту. Особенно все восторгались, как белка, словно маленький сказочный человечек, стояла на задних лапках и, обхватив пипетку, пила молоко.

- Вот это номер! - хохотали зрители.

Капитан парохода шутя предупредил, чтобы я убрал "артистку" с глаз долой, иначе от скопления людей на одном борту судно может перевернуться.

А что творилось с ребятишками! Они шумно наблюдали за Чернушкой.

Однажды в каюту явился мальчуган, с лицом, испачканным брусничным вареньем. Белка в это время сидела на корточках и усердно терла лапками заспанную мордочку.

- Что она делает? - спросил я детишек.

- Умывается! - хором ответили они.

- Вот видишь, - обратился я к чумазому. - Чернушка умывается каждый день, а ты ленишься. Она не любит грязнуль. Она сейчас же тебя прогонит, как Мойдодыр.

Наутро мальчишки наперебой хвастались: "Дяденька! Я чистый! А белочка меня не прогонит?"

И еще такой забавный случай произошел. Любопытная, шустрая девчонка поинтересовалась:

- А почему Чернушка не поет?

- Эти зверьки не умеют петь, - ответил я серьезным тоном.

- Нет, неправда! - возразила девочка и бойко продекламировала: "Белка песенки поет и орешки все грызет..."

- Наша еще не училась в музыкальной школе, - сказал я. - Зато она отлично гадает, например, может узнать, как тебя зовут.

- Ой, пусть отгадает! - загалдели ребята.

Я нарезал несколько чистых бумажных квадратиков и на каждом крупными буквами написал разные имена. Во все бумажки-фантики, словно конфеты, завернул пустые орехи, а в тот, где было указано имя девочки (ее имя я слышал ранее), - полный.

Чернушка послушно, как дрессированная морская свинка, вытаскивала из шляпы "гадальные" пакетики, перекладывала с лапки на лапку и тут же, не разворачивая, откидывала прочь. Так она забраковала несколько штук. Наконец попался орех, который ее заинтересовал. Она проворно развернула бумажку и защелкала скорлупой.

- Читайте, - сказал я, подав девочке последний "фантик".

- На-та-ша! - воскликнула она и захлопала в ладоши. Белка правильно отгадала ее имя.

Я, конечно, не стал раскрывать секрета "знаменитой гадалки". Чернушка просто "взвешивала", тяжелый орех или нет, то есть пустой или ядреный.

У белок, утверждают бывалые охотники, вдобавок еще такое тонкое чутье, что они способны через мощный покров снега безошибочно найти, где лежит еловая шишка, и определить, зрелые ли семена.

"Кто в тереме живет?"

Наконец-то, наконец-то я в Ленинграде!

- Здравствуй, таежный Берендей! Ишь ты, какую бородищу отпустил! Сбрей, сбрей ее, не идет тебе! - сказала жена.

Родные и знакомые обступили и принялись обо всем расспрашивать, как путешествовал, что интересного видел, какие месторождения открыл, каких зверей повстречал.

...В моем рюкзаке Чернушка раздраженно скребется и возмущенно ворчит. Все умолкают, прислушиваются.

- Кого ты привез? - спрашивает жена.

- Угадай!

- Сибирского кота! - уверенно произнесла теща, которая прямо-таки без ума была от кошек.

- Соболя! - предположила соседка.

Я вытащил из рюкзака деревянный домик, любовно сделанный в бахтинском поселке Павлом, - из желто-золотистых, чисто выструганных кедровых планок с красной трубой, зеленой крышей, с застекленными окошками в синих резных наличниках, с кружевным крылечком, на котором сидел петушок, выточенный из березовой коры. Шутливо запел: "Терем-терем-теремок! Кто в тереме живет?"

- Бурундук! - восклицает жена.

Неторопливо открыл за бронзовую цепочку синюю дверку домика.

Перед изумленными зрителями по всей своей величавой красе появилась Чернушка. Серо-дымчатая с голубым отливом спинка; белоснежная кофточка-манишка; черные, лоснящиеся, как лак, сапожки с коричневыми чулочками-налапниками; атласная, песочного цвета шапочка. На ушах высокие смоляные кисточки с плавным серповидным загибом назад. А какой у нее стал шикарный хвост! Снизу он напоминал серый шелковый шлейф, окаймленный темной бахромой с бледно-желтыми полосками, с оранжевым пучком на конце; сверху весь был черный, блестящий, как Енисей осенней ночью, и такой пышный.

- Белочка! - послышались голоса.

Я позвал:

- Чернушка! На-ка, на-ка!

И малая зверюшка, на удивление всем, послушно прыгнула ко мне, уселась на ладони и весело, словно в сказке Пушкина, стала грызть орешки. Я показал зрелую кедровую шишку. Она быстро вырвала ее из рук, с лихой проворностью затормошила зубами, катая по столу, - только шелуха полетела во все стороны. Вытащив орех, крепко зажала его ручками, на которых вместо прежних точеных коготков выросло по короткому пальчику с мизерными ноготками.

Кто-то угостил таежницу яблоком. Она смело схватила незнакомый круглый плод, вонзила в него длинные, острые, как иголки, нижние резцы. Действуя ими, точно рычагом, вырвала большой ломоть и аппетитно захрустела - понравилось.

Когда же я начал дразнить Чернушку кедровым орехом, она снова припрыгала ко мне и бесцеремонно, под веселый смех публики, стала отнимать самое любимое лакомство.

После пиршества Чернушка принялась умываться да прихорашиваться. Я теребил ей кисточки, тихонько щекотал по спинке, расчесывал гребешком хвост, изогнутый серпом, - белка сидела не шелохнувшись.

- Ах какая умница! - послышался комплимент.

Соседка тоже решила погладить ее, потрепать кисточки, но добрая, ласковая с виду зверюшка неожиданно хватила ее за палец.

- Ух ты, насквозь палец прокусила, - заохала соседка.

- Не трогайте ее, пожалуйста, руками, - предупредил я. - Она своенравная, не любит чужих, но ко мне привыкла. Я могу делать с ней все, что хочу, - и не укусит.

В подтверждение моих слов я нарочито грубовато взял Чернушку за лапы, легонько щелкнул по носу и понес из кухни в комнату, чтобы не мешала хозяйкам готовить тайменью солянку.

- А ко мне привыкнет? - спросила жена.

- Конечно, если будешь относиться к ней ласково.

Прослышав, что я привез из экспедиции потешную таежницу, к нам стали наведываться не только ребятишки, но и взрослые. Пришел и мой институтский приятель. Он поинтересовался, что белка ест. Я сказал, ест все: соленые огурцы, сыр, мясо, дыни, яйца, макароны, хлеб, капусту, творог, конфеты, мел, селедку, особенно любит лесные орехи.

- А сливочное масло?

- Давай попробуем.

Чернушка схватила кусок, но тут же отскочила и принялась облизывать измазанные пальчики. Незнакомая пища явно понравилась ей, хоть и была чересчур липкой. Она плясала вокруг масла, намереваясь полакомиться, и в то же время боясь испачкаться. Наконец изловчилась, брезгливо оттопырила передние лапки и так, не дотрагиваясь, заработала одним языком. Потом прыгнула на приятеля, тщательно вытерла мордочку о его новый выходной костюм.

- Чистюля ты этакая! - проворчал тот.

Вездесущая хозяйка

Если раньше в нашей маленькой, тесной комнате была одна законная хозяйка - моя жена Аленка, то теперь появилась самозванная конкурентка Чернушка. Она почти все переделывала по-своему.

Взять, к примеру, хотя бы простой будильник. Жена наивно считала, что будильник непременно должен стоять на тумбочке, у кровати, а белка прямо-таки из шкуры лезла вон, упрямо доказывая, что ему самое подходящее место под столом. Она никак не могла допустить, чтоб тишина домашнего уюта нарушалась бы нудным надоедливым тиканьем и неожиданными резкими звонками.

В этом принципиальном поединке победил настойчивый сибирский характер таежницы. Будильник навсегда умолк, и жена стала опаздывать на работу.

Ни одного светлого закоулка, ни одного темного уголка не было в коммунальной квартире, куда бы не успела заглянуть днем вездесущая проказница.

Как-то вечером, вернувшись из института, я решил угостить Чернушку кедровыми орехами, которые специально для нее привез из бахтинской тайги. Но рюкзак, где они хранились, оказался совершенно пустым. Неужели у кого-то хватило наглости ограбить маленького зверька? Сердито допросил всех квартирных ребятишек. Они клялись, что ничего не брали.

Добрейший дед Гаврил сочувственно покачивал седой головой - жалел белку. Вдруг вездесущая проныра бесцеремонно юркнула к нему за пазуху и вылезла с орехом во рту. Сконфуженный сосед вывернул все карманы своего пиджака - оттуда градом посыпались отборные кедровые орехи.

- Это вы, бесенята, подстроили? - обрушился дед на ребятишек. Посмеяться решили над беззубым? Ух, этакие шкодники! Я вам покажу!

Затем орехи были найдены почти во всех костюмах, брюках и пальто, которые висели в коридоре, но больше всего в пустых бутылках.

Оказывается Чернушке не понравился почему-то рюкзак, и она перенесла запасы в потайные "кладовые".

С той поры белка стала прятать и перепрятывать по темным углам все, что могла поднять и унести: крышки от чайников, ложки, вилки, карандаши, ручки. Но особенно ей нравились блестящие украшения. У женщин то и дело исчезали бусы, брошки, кольца, шпильки. Она умудрилась стянуть у соседки заграничные клипсы, которыми та очень гордилась. Одну клипсу засунула в энциклопедию, а куда дела вторую - никто не знал.

Все пострадавшие женщины потребовали, чтоб я немедленно убрал "воровку" с глаз долой - отнес бы в лес или в зоопарк. Но я не обращал внимания на их претензии.

Мирное доброе существование между двумя хозяйками, проживающими в одной комнате, явление недолговечное и противоестественное, тем более что обе они смотрели на вещи по-разному. Отношения жены и Чернушки с каждым днем ухудшались.

Жена купила где-то с величайшими трудностями потешного нарядного Буратино из разноцветной пластмассы. Она радостно посадила его перед зеркалом, среди флакончиков с духами, и воскликнула:

- Правда, какой симпатичный! Как хорошо сделали его мастера детских игрушек!

Чернушка и на этот раз не согласилась с женой. Когда мы ушли на работу, она усердно принялась переделывать "симпатичного" Буратино на свой художественный вкус: прежде всего начисто отгрызла половину слишком длинного острого носа и обкорнала концы слишком загнутых башмаков. Мы застали белку в тот момент, когда она сосредоточенно обтачивала своими оранжевыми резцами Буратинин колпак.

Жена схватила веник. И началась суматошная возня. Задрав хвост, Чернушка носилась по комнате с такой быстротой и проворностью, что жена не успевала поворачиваться, как шаловливая проказница оказывалась то под кроватью, то на голове у преследовательницы. Не добившись победы, жена устало повалилась на диван. А Чернушка с квохтаньем юркнула ко мне за пазуху.

С той поры веник стал для белки самым страшным предметом на свете. Стоило только показать ей веник, как она мчалась ко мне за пазуху.

С точки зрения Чернушки

С точки зрения Чернушки, я был не только добродушным человеком, который всегда прощал ей любые проделки, даже далеко не безобидные (например, она обгрызла праздничные лакированные туфли жены и мне пришлось купить замену), не только могучей крепостью, где можно спастись от страшного веника, но и... надежной кладовой для ее запасов. Часто она запихивала мне за шиворот то холодные огрызки яблок, то шершавые куски сухарей, то янтарные бусины от растерзанного ожерелья, то безносого Буратино, которого по-прежнему продолжала "прихорашивать".

С точки зрения Чернушки, я был еще... неисправимый растяпа. Бывало, сижу за столом, пишу о таежных путешествиях. Только задумаешься, замечтаешься, она тут как тут. Схватит авторучку зубами и давай скакать по комнате. Я за ней - да разве угонишься, разве поймаешь? Глядишь, снова прыгнула на стол, но уже без авторучки - куда-то успела спрятать. Начинаю долго елозить по полу, ползать с фонариком под кроватью, под диваном, пока не найду. А белка как ни в чем не бывало с копалухиным квохтаньем кружится на мне. Но разве можно на нее сердиться?..

С точки зрения Чернушки, я был также... безнадежный, закоренелый грязнуля. Каждое утро она садилась ко мне на плечо и, нежно воркуя, тщательно вылизывала небритые колючие щеки шершавым язычком.

Знаю, найдутся ехидные скептики, которые скажут, что я преувеличиваю. Но так было.

Все ли нам известно о скрытной жизни диких зверей и зверюшек? Ведь многие из нас всегда стремились и стремятся лишь к одному - убить, ободрать, съесть.

Вы теперь, возможно, поняли, почему я не могу молчать. Я хочу, чтобы все полюбили Чернушку, чтобы все наконец-то уяснили, что белка не только "предмет охотничье-пушного промысла", а прежде всего частичка живой природы, нечто более важное и ценное, чем женская шуба. В наш нейлоново-синтетический век легко можно сшить любую теплую меховую одежду, не снимая с "меньших братьев" шкур.

Каждый вечер, вернувшись из института, я писал до глубокой ночи про Чернушку. Мне хотелось подарить читателям простую, правдивую книгу. Писал и вспоминал непуганую, пока еще не тронутую человеком бахтинскую тайгу, вспоминал друзей, с которыми там работал. Сколько я с ними исходил километров! Сколько хвороста сожгли мы в геологических кострах! Сколько крови подарили комарам!

Я восторгался проделками белочки. Жена сердилась на меня. В конце концов не выдержала.

- Или я, или Чернушка! - сказала решительно. - Выбирай!

Только теперь я понял, как ей надоела моя любимица. Белочка пробуждалась очень рано и, не считаясь с тем, что мы еще спим, носилась по комнате. Она так громко шлепала лапками по паркету, так назойливо теребила нас за волосы и кусала за пятки, требуя, чтобы с ней играли, что волей-неволей приходилось вставать.

Этот маленький зверек из-за своей неугомонной резвости все в комнате перевертывал. Этажерка, на которой стояли всевозможные безделушки и статуэтки, исковеркана.

Нередко пронырливая резвушка забиралась в банку с вареньем, и тогда жена чуть не плакала, видя, как она старательно вытирает о простыни измазанную вареньем мордочку.

В общем, ультиматум был обоснован. Но я ни за что бы не разлучился с белочкой, если бы не уловил голоса тоски.

Голос тоски

Это было в теплые февральские дни. Во дворе стучали капели, хорохорились воробьи, ворковали голуби. Чернушка с утра до вечера просиживала у окна. Вид у нее был встревоженный, озабоченный. Она перестала играть, плохо ела, часами исступленно прыгала по раме, пытаясь протиснуться через непонятную прозрачную преграду на улицу. Когда мимо проезжали трескучие мотоциклы, которых белка почему-то боялась сильнее Найды, она с паническим цоканьем отскакивала. Но, преодолев страх, снова взбиралась на подоконник и снова билась о стекла. Чернушка стала сердиться и даже на меня бросалась с "кулачками".

Тайком от нас она носила за шкаф тряпки, бумагу, прутья от ненавистного веника и строила гнездо, опутывая прутья разноцветными шелковыми нитками, которые стянула у жены из шкатулки для рукоделья.

Вскоре мы услышали странные призывные звуки. Они походили на тягучий, стонущий свист. В нем звучала тоска.

На следующий день я уже был далеко от Ленинграда, в глухом лесу. Под лыжами скрипел снег. В рюкзаке барахталась Чернушка. Разлапистые ели, засыпанные сугробами, стояли безмолвно, точно уснули. В их ветвях таились волшебные звери из снега. Сиротливо желтели на осинах редкие зимующие листья. Лес казался безжизненным, застывшим.

Но вот я увидел следы взрослого беляка. А под сосной совсем недавно прошмыгнул маленький зайчонок. Задев куст, он выронил несколько буровато-дымчатых шерстинок с лиловым оттенком. Постой! Да где же это видано, чтобы у косоглазых была такого цвета шерсть? Конечно, здесь проходила куница. Ведь след у нее точь-в-точь как у молодого зайчонка.

"Ох, Чернушка, не на веселую волю я тебя отпускаю! Еще не нашлась такая белка, которая могла бы спастись от быстрой куницы. Пойдем подальше от этого страшного места!"

Над лыжами взлетает мягкая, еще не схваченная морозом пороша. Передо мной новые следы, неровные и четкие: впереди побольше, сзади поменьше.

Что это за неведомый зверек с такими разными лапами?

Гадать не приходится. У Чернушки тоже разные лапы. На снегу зеленеют разбросанные ветки с обкусанными почками. Сразу видно, что белкам в этом лесу несладко: только в голодные зимы питаются они еловыми почками.

"Чернушка ты, моя Чернушка, ты еще вспомнишь про банки с вареньем, которые любила вылизывать, про печенье, которое прятала в книгах!.. Ну что же, иди! Зови подруг в гости, они непременно придут к тебе!"

И, развесив на ветках ящички с орехами, я выпустил Чернушку. Она с квохтаньем взлетела на елку. Я смотрел, как она играла, веселая, беззаботная, и думал о том, какие испытания ее ожидают. Вспоминал почему-то слова Павла, который говорил, что у белки все враги, а друзей нет.

"Ну что же, моя любимая зверюшка! Бегай, выхаживай детишек. Ты совьешь себе уютное гайно, а рядом с ним еще несколько и будешь водить бельчат по новым домикам, чтоб не было им скучно.

Прощай, Чернушка! Берегись куниц, но пуще всего берегись охотников.

Прощай, пусть никто не тронет ни тебя, ни твоих детишек!"

Я надел лыжи. Белка спустилась с дерева и запрыгала вслед за мной по глубокому снегу. Настигла, бесцеремонно забилась под пальто. Я пытался вытащить ее оттуда. Она обиженно ворчала и ни за что не хотела уходить. Прогнать Чернушку, озябшую, в голодный опасный лес - мог ли я это сделать? Так и вернулся я в Ленинград с любимицей за пазухой. Оставалось одно - подарить ее в зоопарк.

В зоопарке

В зоопарке Чернушку посадили в специальный изолятор на три недели. Врачи не разрешили навещать ее. Вы не представляете, с каким волнением я туда приехал, когда кончился злополучный карантин!

"Узнает ли?" - думал с тревогой.

Вот и громадная высокая вольера с полукруглым верхом.

- Чернушка! Чернушка! - громко, на удивление публики, закричал я.

Из дупла высунулась серая мордочка, прислушалась. Я повторил еще раз. Белка прыгнула на сетку и заметалась, пытаясь прорваться ко мне. Зрители, конечно, не понимали причин ее необычной возбужденной суматохи. А когда я разъяснил, что она узнала хозяина, недоверчиво качали головами. Где это видано, чтобы дикий, пугливый зверек был так привязан к человеку? Но вскоре убедились, что я не обманываю.

К вольере подошла смотрительница белок Ольга Михайловна и открыла мне дверь. Только я появился, Чернушка бросилась ко мне, уселась на плечо и с нежным воркованием, по которому я так соскучился, начала тереть лапами щеки. Видимо, решила, что без нее некому было меня умывать.

- Что она шепчет? - спросил один зритель.

- Просит, чтоб я не верил тем ученым, которые все ее действия приписывают только слепому инстинкту, - шутливо ответил я.

Почти каждое воскресенье навещал я Чернушку. И она послушно появлялась на мой голос.

Как-то из-за болезни я не приходил больше месяца. "Наверное, забыла", - решил я. Но нет, не забыла!

С веселым воркованьем юркнула она ко мне за пазуху и уснула. Ольга Михайловна даже прослезилась от умиления:

- Вот ведь невелика зверюшка, а тоже понимает... Это она за доброту, за ласку вашу благодарит. Какая умница!

Я пытался объяснить, что белка льнет ко мне не от избытка благодарности, а просто по привычке, потому что выросла за пазухой. Однако Ольга Михайловна и слушать не хотела.

- У них, у зверюшек, чутье имеется, - говорила она. - Они чувствуют больше, чем иной человек. Где плохое, где хорошее - все понимают...

Чернушка чувствовала себя в зоопарке великолепно. В отличие от диких белок, которые редко подходили к людям, она резвилась на глазах у зрителей. Протянет ли кто конфету - Чернушка тут как тут. Развернет, похрустит - и айда закапывать в сугроб, запасы делает на случай голодовки.

Очень интересно было смотреть, как она строила тайники.

Сначала вырывала лунку, откидывая передними лапками снег, затем опускала туда конфету и засыпала ее. При этом пришлепывала снег лапками. Похоже, будто месила лепешки.

Закопает, глядишь - опять мчится к публике. Так в попрошайничестве проходил ее трудовой день. И зрителям весело, и Чернушке приятно.

Среди своих рыжеватых сверстниц она казалась великаншей.

Из-за частых визитов к Чернушке меня стали считать постоянным обитателем вольеры.

Однажды я прогостил у белок за железной решеткой все воскресенье, потому что Ольга Михайловна случайно закрыла меня на замок. Говорят, это был самый доходный день для Ленинградского зоопарка. Люди толпились передо мной. И все восторженно аплодировали, глядя, как Чернушка винтом носится по моей сникшей фигуре.

А может, кто пустил слух, что в клетке сидит снежный человек. Не отрицаю, все стремились посмотреть на меня.

Эпилог

Когда осенью вернулся я из новой экспедиции, то сразу же отправился в зоопарк. Чернушка моя сидела среди бельчат и по очереди раздавала им куски морковки. Это были ее дети: четыре красненьких и два чернявых малыша.

Увидев меня, она заквохтала, заворковала и прыгнула на плечо. А глупенькие бельчата испуганно забились в дупло, удивленно выглядывали оттуда, не понимая, почему их мама так ласкается ко мне.


home | my bookshelf | | Чернушка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу