Book: Бегство с планеты



Бегство с планеты

Стивен Голдин

Бегство с планеты

ГЛАВА 1

РАЗГОВОР С ЛЕДИ А

Молодая женщина выглядела неуместно среди людей, ожидающих разрешения на выход и ордера на квартиру. Красивая, высокая, стройная, можно сказать, величественная, она была похожа на тюльпан среди кактусов. Мужчины и женщины, стоящие в очереди, прошли самую суровую школу в Галактике — имперскую тюрьму. Они были сильные и большей частью необразованные; о планетах, с которых они прибыли, можно было судить по сленгу, на котором они говорили, и непристойностям, которыми был пересыпан их разговор.

Женщина как бы не имела к ним никакого отношения. Ее одежда прекрасно сидела на ней и была сшита явно в одном из лучших домов мод Земли. Глаза ее светились умом, а длинные черные волосы были уложены в аккуратную прическу. Осанка, манеры, самоуверенность — все свидетельствовало о том, что эта женщина была богатой, а может, даже принадлежала к верхушке общества.

Она терпеливо ждала своей очереди в грязно-сером коридоре, устремив взгляд на столы, где программисты вводили информацию с карточек прибывших в тихо гудевшие компьютеры. Казалось, она совершенно не замечала ни похотливых взглядов мужчин, ни завистливых — женщин. Если бы она не продвигалась на шаг-другой вперед вместе с очередью, ее вполне можно было бы принять за статую.

Наконец, подошла ее очередь. Она вручила свою карточку женщине за столом. Не поднимая глаз, та начала вводить в компьютер,

— Имя? — спросила чиновница скучающим тоном.

— Хейзел Уайтинг, — ответила молодая леди. — Оно на карточке. Если вы соизволите посмотреть.

Женщина с интересом взглянула на нее: люди подобного типа были большой редкостью в этом месте.

— Что вы здесь делаете? — спросила она.

— То же, что и все остальные, — ищу убежища.

Чиновница пребывала в сомнении: молодая леди была слишком интеллигентной и невинной, чтобы нуждаться в специфических услугах этой планеты. Она нажала потайную кнопку, сигнализируя боссу о происшествии в офисе, выбивавшемся из общего ряда. Тривизионные камеры, размещенные по углам комнаты, передадут изображение в его кабинет, где он сможет принять решение, сам оставаясь невидимым.

— Что же вы сделали такого, чтобы нуждаться в Убежище? — продолжила она расспросы.

— И это тоже отмечено в карточке, — ответила Хейзел Уайтинг. — Кража драгоценностей, мошенничество… — Она сделала паузу, а затем с сарказмом добавила:

— Это обеспечивало мне свободный вход в круги высшего общества. Там я выбирала себе очередную жертву.

Женщина за столом молча печатала. Затем выдвинула ретиноскоп и сделала знак Хейзел Уайтинг наклониться для проверки ее радужной оболочки. Удовлетворившись увиденным, она вручила госпоже Уайтинг пластиковую карту-ключ, брошюру и памятку.

— На Убежище вы будете жить на свои прежние сбережения, — заученно сообщила она в который уже раз за сегодняшний день. — Здесь не крадут друг у друга. Обратитесь в комнату J-5, там вам помогут с временным жильем, пока вы не найдете более подходящее в городе.

Хейзел Уайтинг направилась к выходу. Когда она шла вдоль очереди, один из мужчин грубо схватил ее за руку.

— Эй, Хейзел Уайтинг! Как тебе нравится мысль взять меня в компаньоны, когда ты найдешь себе жилье?

Девушка оглядела его с головы до ног. Мужчина был плотного телосложения, и у него явно было больше мышц, чем мозгов; от него несло так, будто он месяца три не пользовался ванной, а борода, казалось, была подстрижена тупыми ножницами.

— Думаю, — холодно ответила она, — я предпочту пить вакуум через соломинку.

Мужчина расхохотался и потянул ее к себе.

— Я отучу тебя быть высокомерной.

Хейзел Уайтинг выждала, пока не оказалась в непосредственной близости к мужчине, и проделала несколько быстрых движений. Левой ногой она с силой ударила по надкостнице правой голени мужчины, заставив того взвыть от боли и выпустить ее руку, а носком правой ткнула его под ребра. Такой удар мог оказаться смертельным, но это не входило в ее намерения. Мужчина согнулся пополам, и она коленом правой ноги ударила его в подбородок. Как подкошенный, он рухнул на пол.

Под аккомпанемент одобрительных возгласов и восторженного свиста очереди Хейзел Уайтинг продолжила свой путь.

Гарст по понятным причинам нервничал. Напротив него сидела женщина, которую он знал как Леди А и которой был обязан своим нынешним положением. Она была самой красивой женщиной, какую он когда бы то ни было встречал. Классически правильные черты, смугловатое лицо, зеленые глаза. Тело ее было воплощением чувственности, тонкий аромат духов подчеркивал ее женственность. Она могла иметь возраст от тридцати до шестидесяти, сказать точно было невозможно, а спросить Гарст не осмеливался.

На ней был комбинезон из панбархата с широкими рукавами и расклешенными брюками. Комбинезон по диагонали был разделен на зеленую и черную половины: левая брючина и рукав были черными и окаймлены тонкими изумрудно-зелеными полосками, остальное — зеленым с черной оторочкой. Плотный капюшон был тоже зеленого цвета и крепился к комбинезону золотой тесьмой, прикрывая большую часть черных как смоль волос женщины. На лоб с края капюшона свисала жемчужина, а на шее висела золотая цепочка с кристалликом интегральной схемы.

Несмотря на физическое совершенство, холодность Снежной Королевы отталкивала всех от нее. В ее словах сквозили сарказм и издевка. За те несколько месяцев, что он был знаком с ней, Гарст ни разу не видел Леди А смеющейся. Наградив ее идеальным телом, Бог, похоже, забыл вложить в него душу.

Леди А сидела в кресле через стол от него, закинув ногу на ногу и изящно сложив руки на коленях. Пока Гарст говорил, она смотрела на него пронизывающим взглядом.

— Я очень довольна той работой, которую вы проделали, — наконец сказала она. — С тех пор как вы немногим более трех месяцев назад приняли руководство организацией, вы добились огромных успехов. Наша «колония» стремительно растет. В нашем распоряжении скоро будет достаточно людей, чтобы заняться реальной работой.

Гарст склонил голову в знак признательности. Хотя из уст Леди А и звучала похвала, тон ее не изменился — она оставалась бесстрастной, как астероид.

— Благодарю. Как я уже говорил вам при нашей первой встрече, моя сила в таланте организатора. Система, которую я создал на Весе, держалась почти исключительно на мне и великолепно работала два десятилетия, пока в прошлом году ее не разрушил злой рок. А с вашей поддержкой я мог бы совершить много больше.

Он откинулся в кресле, позволив себе немного расслабиться.

— Я не удивлюсь, — полушутя продолжил он, — если с моими талантами и вашими связями мы через пару лет вдвоем будем править Империей.

Женщина фыркнула.

— Сомневаюсь. Один раз этот фрукт уже был в пределах моей досягаемости, но его оказалось труднее сорвать, чем то казалось. Нам потребуется много времени и огромная подготовительная работа для успешного завершения дела.

Гарст еле сдержался, чтобы не отпустить едкое замечание. Его слова были шуткой, она же ответила совершенно серьезно. Леди А действительно претендовала на Трон; но что она имела в виду, когда говорила, что упустила удобный случай?

На столе зажглась лампочка, выведя его из задумчивости. Леди А спросила:

— Что-то случилось?

Гарст потянулся через стол и нажал несколько кнопок на компьютере.

— Сигнал из офиса, — сообщил он через несколько секунд.

— Тревога?

— Думаю, ничего особенного. Сегодня прибыл корабль с «грузом», и я приказал провести его выборочную проверку. Обо всех подозрительных случаях распорядился извещать меня, чтобы лично принимать решение. Предпочитаю быть в курсе всех дел вверенной мне организации. Именно в этом причина успеха.

Гарст не стал упоминать, что после развала его организации душителей на Весе он был помешан на безопасности, стараясь избежать неприятных последствий утечки информации.

Нажав еще пару кнопок, Гарст включил мониторы и стал наблюдать за происходящим в офисе пропускного пункта. Из вежливости он повернул монитор так, чтобы его посетительница тоже могла все видеть.

Они выслушали разговор Хейзел Уайтинг с клерком, потом просмотрели эпизод схватки девушки с грубияном из очереди, и Гарст тихо присвистнул, оценив ее способности к рукопашному бою.

— А эта Хейзел Уайтинг умеет постоять за себя, — произнес он, когда объект исчез из поля камеры.

— Да уж, — признала Леди А ледяным тоном. — Только имя ее не Хейзел Уайтинг — это Хелена фон Вильменхорст.

Последовала пауза, во время которой Гарст переваривал полученную информацию.

— Какая-нибудь родственница великого герцога? — спросил он наконец.

— Его дочь, — ответила Леди А с плохо скрытым сарказмом. — И его преемница.

Гарст был поражен и озадачен. Семья фон Вильменхорстов владела Сектором Четыре, одним из богатейших в освоенной людьми части Галактики. Значит, в один прекрасный день Хелена фон Вильменхорст получит в свое распоряжение судьбы более чем сотни планет, подчиняясь только директивам Трона.

— Но каким образом она попала сюда и что ей здесь нужно? — подумал он вслух.

— Что касается первого, — растягивая слова произнесла Леди А, — то я думаю, что в той хваленой организации, о которой вы мне говорили, есть какой-то изъян. Вряд ли она тот человек, которому мы должны помогать, и, похоже, кто-то получил взятку за то, чтобы ее сюда доставили. Что до второго… — она помолчала, о чем-то размышляя, и все же решила довериться Гарсту:

— Что до второго, вот вам один интересный факт: Зандер фон Вильменхорст является Шефом Службы Имперской Безопасности.

Гарст с недоверием смотрел на нее. Служба Имперской Безопасности, или СИБ, практически была правой рукой самого Императора. Это была самая элитарная разведывательная сеть, из когда-либо созданных. Укомплектована она была самыми лояльными и опытными агентами Галактики.

Леди А, заметив его замешательство, впервые за время их знакомства улыбнулась. Правда, улыбка эта была холодна и не имела целью его успокоить.

— Это факт, вообще говоря, мало известный, — добавила она, — и было бы неразумно выносить его за пределы этих стен.

— СИБ… — Мозг Гарста работал с невероятной быстротой. — Это значит, она здесь, чтобы предпринять какое-то расследование.

— Ваша сообразительность не перестает удивлять меня.

Гарст проигнорировал сарказм Леди А и торопливо набрал команду на персональном компьютере. Через несколько секунд из узкой прорези в боковой поверхности его стола появилась распечатка досье. Хейзел Уайтинг. Он стал читать ее, в то время как его собеседница с терпеливым любопытством глядела на него.

— Согласно нашим данным, Хейзел Уайтинг впервые обратилась к нам на планете Кизел в Секторе Пять. Она вступила в контакт с одним из наших агентов, выдавая себя за воровку и мошенницу. Предлогом для прибытия на Убежище послужило то, что ее партнера убили во время их последнего дела, и в руках полиции оказалось множество улик, свидетельствовавших о ее причастности примерно к семидесяти мошенничествам. Она правильно рассчитала, что охоту за ней начнет не только полиция, но и СИБ. Она утверждает, что прошла обучение в нескольких лучших школах Сектора Пять, а значит, она гораздо образованнее большинства людей, нашедших у нас пристанище. — Гарст полистал распечатку. — Не вижу серьезного подтверждения этой версии; похоже, мой человек многому поверил на слово. Надо немедленно разобраться с этим случаем.

Гарст встал и принялся ходить позади стола, чувствуя на себе взгляд Леди А. Она наблюдала за ним, словно за препаратом под микроскопом, и у него было ощущение, что его будущее в большой степени зависит от того, как он выпутается из этой весьма неприятной ситуации.

— Оставим на время вопрос о том, как она попала сюда, — начал Гарст осторожно. — Более важным является вопрос, что делать с ней теперь, когда она здесь.

Ледяное молчание Леди А пугало Гарста. Он вдруг почувствовал, что покрывается потом, хотя в кабинете было прохладно.

— Можно ликвидировать ее, а можно схватить и допросить под нитробарбом. Или позволить ей остаться на свободе и следить за ней с целью выявить ее контакты. Я против ликвидации. Убийство — последнее средство, поскольку будет утеряна известная ей информация. Это скорее акт отчаяния. Пока представляемая ею угроза не так уж серьезна. Конечно, ликвидация — самая надежная мера, но и, повторяю, самая крайняя. Второе более привлекательно. Никто не сможет лгать под действием нитробарба, и она расскажет нам все: как она вышла на нас, как ей удалось сюда попасть, каковы ее дальнейшие планы и что думают в СИБ относительно нас. Если даже она умрет во время допроса, мы все равно многое узнаем.

— Однако я чувствую нотки сомнения в вашем голосе, — заметила Леди А. — Если введение ей нитробарба позволит нам все узнать, почему бы не сделать это?

— На то имеется несколько причин. Предположим, у нее есть контакт — кто-то, кого она сама не знает, но кто войдет с ней в контакт через какой-нибудь пароль. В этом случае, захватив ее сейчас, мы его спугнем. Позволив ей ходить на поводке, мы сможем выявить все ее связи. Кроме того, оставив ее в живых, мы получим ценного заложника на случай возникновения каких-либо непредвиденных обстоятельств. Чем дольше мы будем держать ее на привязи, тем больше сможем узнать.

— Этот метод наименее безопасный из всех, — заметила Леди А.

— И потенциально наиболее результативный. Представляемая ею опасность пока минимальна. У нее нет никакой возможности передавать сообщения с этой планеты, чтобы мы ни узнали об этом. Я прикажу тщательно досмотреть ее вещи — осторожно — на предмет наличия у нее передатчика. Единственный способ покинуть планету — на борту нашего корабля, охрана космопорта будет увеличена, и у шпиона не будет шансов ускользнуть от нас.

— Что может помешать ее друзьям тайно посадить здесь корабль и забрать ее? Гарст улыбнулся.

— Эта планета находится далеко в стороне от главных торговых путей и, как вам известно, числится в картотеке Империи как непригодная для заселения. Корабли здесь только наши, и я прекрасно знаю расписание полетов. Любой другой звездолет, войдя в атмосферу планеты, будет уничтожен. Я гарантирую это.

Леди А помолчала какое-то время. Гарст смотрел в красивое бесстрастное лицо, пытаясь прочитать на нем ее мысли. Выдержал ли он экзамен, сохранил ли ее доверие или же допустил ошибки и будет уличен в некомпетентности?

Наконец женщина заговорила.

— Я согласна с вами: введение нитробарба Хелене фон Вильменхорст мало что даст нам в конечном итоге. Мы и так уже знаем большую часть информации, которую она могла бы сообщить нам о действиях СИБ вообще. Что касается ее особой миссии здесь, то вы можете добиться не меньшего, если будете неотступно следить за ней. Но вы должны позаботиться, чтобы слежка была постоянной, плотной, исключающей лазейки, утечку информации. В противном случае… — В голосе ее прозвучала неприкрытая угроза.

— Не беспокойтесь. Каждый уголок в ее квартире будет тщательно обыскан, каждый ее шаг будет контролироваться моими лучшими филерами. Ее одежду мы нашпигуем «жучками», и, куда бы она ни пошла, за ней всегда будут следовать два «хвоста». Мы будет вести запись всех, с кем она будет контактировать, и установим слежку и за ними. Я лично буду проверять ход расследования и не допущу просчетов. Госпоже фон Вильменхорст будет уделено внимания больше, чем всей Императорской Семье. Ничто не ускользнет от нас. Ручаюсь жизнью.

— Будем надеяться, — процедила Леди А. ^ После того, как Леди А ушла, Гарст отдал необходимые распоряжения и теперь сидел в кресле в мрачной задумчивости. «Во что я впутался? — думал он. — С кем я связал себя?»

Протянув руку через стол, он нажал кнопку на магнитофоне. Гарст взял себе за правило записывать каждую встречу в его кабинете с тем, чтобы позже обновить все в памяти. Теперь, сидя за столом в полумраке кабинета, он вновь переживал события сегодняшнего дня.

Ему не давали покоя некоторые фразы. Например, эта «Один раз этот фрукт уже был в пределах моей досягаемости», она имела в виду Трон. Или вот эта: «Мы и так уже знаем большую часть информации, которую она могла бы сообщить нам о действиях СИБ вообще».

После его фальшивой смерти и поспешного бегства со спутника Веса Гарст в отчаянии использовал все известные ему контакты в преступном мире Галактики, пока через цепочку друзей не связался с Леди А и попросил у нее работу. Он надеялся проникнуть в ее криминальную организацию, чтобы реализовать там свой талант. Сегодняшний разговор с Леди А не оставил сомнений в том, что он по существу оказался связан с заговором против самого Императора и его семьи. Одна только мысль об этом наполняла его страхом и заставляла трепетать его сердце в ожидании великих событий.



Гарст был чрезвычайно честолюбивым человеком. До недавнего времени его честолюбивым замыслам мешала ограниченность планеты; теперь перед ним открывалась перспектива настоящей власти. Ее аромат пьянил.

Он прикоснулся к медальону, который получил при вступлении в организацию Это был, сообщили ему, знак принадлежности к заговорщикам — крошечный кристаллик интегральной схемы на тонкой золотой цепочке, почти невидимый, если не разглядывать его специально. Но он делал его, Гарста, частью заговора, который охватывал, очевидно, всю Галактику и имел целью достижение власти над всей человеческой расой.

Гарст знал, что никогда не согласится быть простой спицей в чьем бы то ни было колесе. Он найдет лестницу на вершину структуры власти и быстро взберется по ней. Он знал, что способен на большие дела.

Конечно, будет нелегко. В настоящий момент, хотя его поставили во главе целой планеты, ни единый член подчиненного ему персонала не был лоялен к нему лично. Все они были верны Леди А. Даже Джинда Ролинг, глава его отдела безопасности и первый помощник, немедленно отречется от него, если его верность подвергнется сомнению. Придется идти к цели в одиночку. Никому нельзя доверять полностью, если он хочет достичь вершины. А он хотел ее достичь.

Хелена фон Вильменхорст могла бы стать ключом к его продвижению вверх. Гарст был осторожен и вида не показал Леди А, что это было главной причиной, по которой он решил сохранить жизнь молодой женщине и содержать ее под неусыпным наблюдением.

ГЛАВА 2

МИССИЯ НА МЕЛЛИСАНДЕ

Планета Меллисанда имела пять лун Самая большая из них размером почти вдвое превосходила луну Земли, а две другие были почти такими же большими, а потому ночи на Меллисанде редко бывали темными. Серебристое свечение пронизывало атмосферу, придавая волшебную ауру даже самым обычным вещам. Когда в небе висели одновременно все луны, ночью было почти так же светло, как днем.

Но сегодня лишь одна большая и одна малая луны висели над горизонтом, чему две призрачные фигуры, пробирающиеся среди кустов, были весьма рады.

Развернувшаяся перед ними картина была безмятежной: большой особняк, построенный более чем в двух километрах от соседей и окруженный с трех сторон открытой лужайкой. Его задняя стена примыкала к крутому обрыву, поднимавшемуся вверх метров на пятьдесят. Обрыв был настолько крутой и гладкий, что считался неприступным. Во всяком случае, обитатели дома были уверены в невозможности нападения с этой стороны.

Двое очень надеялись, что жильцы в эту ночь чувствуют себя в полной безопасности. Несколько минут они полежали на вершине обрыва, изучая картину внизу. Перед домом были припаркованы десять автомобилей. Пока они наблюдали, появился одиннадцатый, медленно двигавшийся по узкой грязной проселочной дороге со стороны главного шоссе. Наконец он остановился рядом с другими автомобилями. Из него вышли два человека и направились к парадному подъезду дома. Спустя несколько секунд двери открылись и они вошли внутрь.

— Похоже, все в сборе, — произнес один из лежавших низким мужским голосом.

Другой человек, видимо женщина, сказал;

— Хватит бездельничать, пора за работу.

Мужчина встал и поднял устройство, которое напоминало гарпунную пушку. Пока он поднимал его и наводил на цель, его спутница вынула веревку из своего пояса-сумки и привязала ее к столбу, крепко вбитому в землю у края обрыва.

— Готово, — произнесла она.

Мужчина прицелился и выстрелил. Гарпун полетел вниз к крыше дома. Его пластиковый наконечник разбился в трещине между дымовой трубой и скатом крыши. Из него вытекла смолистая белая жидкость — инставелд, — которая мгновенно затвердела при соприкосновении с воздухом. Инставелд образовал прочное сцепление между верхом крыши и гарпуном; только специальный растворитель мог теперь извлечь гарпун оттуда.

Единственным звуком, нарушившим тишину ночи, был короткий удар, раздавшийся при соприкосновении наконечника гарпуна с крышей. Двое на обрыве не дыша ждали, не последует ли на звук какая-нибудь реакция. Убедившись, что ничего не произошло, они с облегчением перевели дух: это была самая шумная часть задания.

Мужчина кивнул своей спутнице, ухватился за веревку и начал спускаться к крыше дома, быстро перебирая руками.

Женщина наблюдала за спуском своего товарища и посматривала вокруг, нет ли какой опасности: ведь он представлял собой прекрасную мишень, открытую со всех сторон. Но вот он благополучно достиг крыши, посигналил ей, и они поменялись ролями: она начала спуск, а он прикрывал ее.

Вновь оказавшись вместе, они без промедления приступили к выполнению следующей части плана. Окно для проникновения в дом было выбрано заранее. Подвинувшись к краю крыши, мужчина лег на живот, держа в руках веревку. Женщина ухватилась за ее свободный конец и стала спускаться к окну, чтобы проверить, заперто ли оно и установлена ли на нем сигнализация.

Спуск на веревке явно был не в новинку для этих людей. Женщину звали Иветта д'Аламбер, мужчину, ее брата, — Жюль. С год тому назад они считались ведущими воздушными акробатами Галактического Цирка.

Правда, работа, которой они занимались этой ночью, не имела ничего общего с цирковым представлением. Сейчас они выступали в роли секретных агентов Службы Имперской Безопасности. Они сами и все члены их цирковой семья относились к числу самых преданных слуг Короны. Они многократно доказали это и не требовали взамен ничего, кроме чести служения ей и в дальнейшем.

Иветта висела у намеченного ими окна, тщательно его осматривая. Окно оказалось запертым изнутри на простой шпингалет и, похоже, не имело сигнализации, которую могли обнаружить ее карманные датчики. Плотно прижавшись к стене, она смогла отогнуть шпингалет и открыть окно. Теперь оставалось только ухватиться за подоконник и проникнуть внутрь. В комнате было темно и тихо. По-видимому, она служила спальней для гостей и сейчас пустовала. Убедившись, что все спокойно, девушка с силой дернула за веревку, сигнализируя брату, что он может следовать за ней.

Через минуту Жюль стоял рядом с сестрой. Оба приготовили станнеры.

Подкравшись к двери, Жюль приоткрыл ее и выглянул в коридор. Коридор был хорошо освещен, но в этот момент, к счастью, оказался безлюдным. В дальнем конце коридора он увидел лестницу — по ней им предстояло спуститься вниз. Между дверью, из которой он выглядывал, и лестницей находились три закрытые и две открытые двери.

Первые две комнаты оказались пустыми. В третьей они нашли парочку, занятую любовными утехами; Иветта чувствовала себя премерзко, когда послала в них луч станнера, установленного на четверку, испортив людям удовольствие и на целых два часа лишив их сознания, но она понимала, что другого выхода не было. Они не могли позволить оставить позади себя людей, которые поднимут тревогу. Прошептав извинение, которое парочка в бессознательном состоянии не услышала, Иветта закрыла за собой дверь.

В четвертой комнате за столом к ним спиной сидел мужчина и что-то писал. Он оглянулся, и это было его последнее действие на несколько ближайших часов. Молниеносный выстрел Жюля сразил его, не дав ему даже рта раскрыть. Пятая комната оказалась пуста.

Наконец, они достигли лестницы. Брат с сестрой обменялись ободряющим взглядом. Пока все шло гладко; но неприятностей следовало ожидать в любой момент. По их расчетам, на первом этаже здания находилось не менее двух десятков человек. Шанс захватить всех их врасплох был ничтожен. Им придется вступить в бой еще до окончания этой ночи, но они были, готовы к этому. В отличие от их врагов.

Время прятаться прошло; теперь их главным оружием будет быстрота. Держась рядом друг с другом, они бросились вниз по лестнице с такой скоростью, которая казалась нереальной для нормальных людей.

Д'Аламберы не были, строго говоря, нормальными людьми. На протяжении более десяти поколений они жили на планете ДеПлейн, планете тяжелых металлов и неприступных гор, сила тяжести на которой втрое превышала земную. Слабые отсеялись в течение первых двух поколений из-за тяжелых природных условий планеты. Выжили только сильные. Нынешние же обитатели ДеПлейна были сверхсильными и сверхбыстрыми людьми. Сама природа позаботилась об этом — даже просто ходьба в столь сильном гравитационном поле требовала больших затрат энергии; а когда на планете предметы падают с ускорением, — втрое превышавшим земное, жители ее должны иметь молниеносные рефлексы.

Такая генетика была у более семи миллионов теперешних обитателей планеты. А на Жюля и Иветту наложила отпечаток еще и фамильная наследственность д'Аламберов. Их род состоял исключительно из цирковых артистов и восходил к истокам создания Галактического Цирка. Физическая сила и ловкость были на первом месте в их воспитании со дня рождения; а теперь, на пике их карьеры, Жюль и Иветта в этом смысле были совершенством.

Агенты СИБ молнией пронеслись по лестнице, рассчитывая ошеломить тех, на кого они вели охоту. На втором этаже в данный момент находились слуги, которых отправили сюда, чтобы они не мешали важному совещанию, проходившему на первом. Это была мелкая рыбешка, но тем не менее их тоже необходимо было вывести из строя.

Все шло хорошо до тех пор, пока Жюль в последней комнате второго этажа не наткнулся на стоявшую у раковины служанку и не выстрелил из станнера, тут же поняв свою ошибку. Женщина пила из стакана воду. Тот выскользнул из руки потерявшей сознание женщины, и, как ни были быстры рефлексы Жюля, он не успел подхватить стакан, тот упал на пол и разбился со звуком, подобным взрыву бомбы.

Ничего поделать уже было нельзя — сейчас поднимется тревога.

Жюль и Иветта бросились к лестнице. Слова не были нужны: они так долго работали одной командой, когда их жизни в буквальном смысле зависели от точности, измеряемой долями секунды, что их мозг действовал как единое целое. Оба знали, что нужно делать, и каждый чувствовал, как поступит другой в любых мыслимых обстоятельствах.

Они сбежали с лестницы и увидели идущего им навстречу человека. Глаза его расширились, он издал возглас удивления. Иветта выстрелила из своего станнера, но человек увернулся и тотчас поднял тревогу. Битва началась. Лестница выходила в коридор с большой столовой слева и несколько меньшей гостиной справа. Жюль свернул в столовую.

Невысокого роста, что характерно для деплейниан, с развитой мускулатурой, Жюль имел вид человека, с которым шутки плохи. Он был одет в серый комбинезон (они с сестрой решили, что серый цвет будет более подходящим для яркого лунного света Меллисанды, нежели черный), плотно облегающий его фигуру и подчеркивающий мощные мышцы его стокилограммового тела. Он влетел в столовую и остановился.

В комнате находилось семь человек — пятеро мужчин и две женщины. Все были ему знакомы по фотографиям, которые он заблаговременно изучил. Они представляли собой верхушку криминального мира этой планеты. Перечень преступлений, совершенных только этой семеркой, был настолько велик, что вряд ли кто-нибудь из них мог рассчитывать на снисхождение судей.

Ближайший к двери мужчина сидел в кресле. Увидев Жюля, он начал вставать, рука его потянулась за пазуху пиджака за оружием. Жюль схватил руку мужчины прежде, чем тот дотянулся до кобуры, и рывком поставил его на ноги. Сделав незадачливого гангстера осью вращения, Жюль один раз крутнулся вокруг него, неожиданно остановился и теперь уже крутанул мужчину вокруг себя. Затем оторвал его от пола и швырнул его в парочку на другом конце комнаты. Бандит врезался в мужчину и женщину, сбил их с ног и рухнул сам, потеряв сознание.

К этому времени остальные четверо опомнились и схватились за свои бластеры.

И все же реакция Жюля оказалась быстрее. Он успел уложить из своего станнера двоих, прежде чем ему пришлось увертываться от луча бластера, раскалившего воздух над его головой. Он бросился на пол, перекатился и сделал подсечку последнему из оставшихся на ногах мужчин. Тот упал прямо на Жюля, заслонив его от луча бластера, принадлежавшего женщине средних лет со стальным блеском в глазах.

Жюль был галантным кавалером. Но когда женщина пытается убить его, галантность неуместна. Луч станнера Жюля уложил женщину, не дав ей возможности сделать выстрел. Теперь надо было помочь сестре.

Когда Иветта вторглась в гостиную, она вряд ли выглядела менее грозно, чем ее брат. Хотя она и была на десять сантиметров ниже брата и килограммов на тридцать легче, ее тело было телом деплейнианки. Серый комбинезон, такой же, как у брата, подчеркивал ее женственные формы. Она была приятной для глаз любого мужчины, за исключением, конечно, тех, что находились сейчас в гостиной.

Их было пятеро. Иветта успела сразить двоих, прежде чем остальные принялись поливать комнату лучами бластеров.

Девушка, спасаясь от луча, нырнула за большое кресло. Укрывшись за ним, она уложила еще одного. Остальные двое решили спасаться бегством. Один, отстреливаясь, побежал к двери. Подняв массивное кресло, Иветта швырнула его в убегавшего. Кресло пригвоздило его к стене, и он без сознания свалился на пол.

Бросив кресло, Иветта лишила себя последнего прикрытия от лучей бластера оставшегося гангстера. Она отчаянно изогнулась, стараясь уклониться от луча, который лишь зацепил край ее станнера, нагрев его до такой степени, что Иветта не смогла больше держать его. Бросив оружие, она прыгнула за низкий кофейный столик, на котором стояли безделушки.

Последний из оставшихся мужчин, посчитав ее безоружной, встал и тщательно прицелился, уверенный, что на этот раз поразит свою мишень. Но он не знал изобретательности Иветты. Схватив со столика мраморную статуэтку, девушка бросила ее изо всех своих деплейнианских сил и с точностью циркового артиста. Статуэтка попала бандиту точно в челюсть, раздробив кости. Тот замертво свалился.

В этот момент в комнату влетел ее брат. Оглядев поле боя, он спросил:

— Помощь нужна? Иветта покачала головой.

— Все в порядке. Рутинная операция. Давай лучше проверим, всех ли мы взяли.

Сибсы (Сибсы — родные братья и сестры. (Прим, пер.) осмотрели весь дом, но больше никого не нашли. Они связали слуг на случай, если те вдруг придут в сознание, пока внизу будет проходить допрос. Затем связали лежащих в гостиной и столовой. Теперь осталось подождать, пока закончится действие лучей от станнеров, и можно будет приступать к допросу.

Во время их прошлого задания были обнаружены следы заговора против Трона, размах которого вызвал дрожь. Герцог Федор Пасков, правитель планеты Колоков, и его помощник, врач Эммануэль Рустин, создали некоторое количество роботов, и видом, и образом действий не отличающихся от обычных людей. Один из этих роботов был использован в заговоре против принцессы Эдны, но этот коварный план был сорван агентами СИБ.

Теперь перед Службой стояла задача найти остальных андроидов и нейтрализовать их. Никто не имел представления, сколько их было, а герцога и доктора уже не было в живых. Не было найдено никаких записей о том, как выглядели роботы, куда они были засланы и с какой миссией. Единственное, что было известно точно: речь шла об измене.

Работа по выявлению этих роботов была не из простых, вот почему Шеф поручил Жюлю и Иветте, своим лучших агентам, вести расследование. Они обладали азартом настоящих ищеек, и чем труднее было задание, тем больше оно им нравилось.

Поскольку именно д-р Рустин стоял у истоков создания роботов, д'Аламберы для начала сосредоточили все свое внимание на его деятельности за последние несколько лет. Было установлено, что он без всякой видимой цели совершил ряд поездок сюда, на планету Мелли-санда. Они выяснили, что его частенько видели в компании гангстерской верхушки планеты. Выяснилось, что на Меллисанде вскоре должно было состояться крупное сборище крестных отцов местной мафии — прекрасная возможность накрыть всех подозреваемых разом. Вот почему эти двое оказались здесь в эту ночь.

Двое деплейниан приступили к тщательному осмотру связанных пленников. Иветта первой заметила крошечные украшения у двух из них кристаллики интегральных схем на золотых цепочках.

— Взгляни-ка на это, — позвала она брата. — Я припоминаю, что герцог Федор и д-р Рустин носили подобные кулоны.

Жюль внимательно осмотрел безделушки.

— Ты права, — сказал он. — Похоже, мы вышли на след. Возможно, это нечто вроде опознавательного знака или знака принадлежности к некоему братству. Что бы это ни было, ясно одно — мы должны сосредоточить все наши усилия на этих двоих. Им нитробарб, остальным детразин.

Иветта кивнула, достала из сумочки на поясе препараты и начала готовить их для инъекции. Оба состава являлись разновидностями сыворотки правды; детразин был распространен более широко, хотя человек, обладающий сильной волей, мог противостоять его действию. Нитробарбу, самому мощному из известных человеку препаратов правды, противостоять было невозможно. Под его воздействием никто не мог лгать, но его главный недостаток состоял в том, что в пятидесяти процентах случаев он приводил к смерти. Это побочное действие вынудило объявить нитробарб вне закона. Даже владение им считалось серьезным преступлением, что, конечно, не останавливало людей от его использования.



Нитробарб начинал действовать через двадцать минут. Пока же Жюль и Иветта решили допросить тех, которым ввели быстродействующий детразин. Все, что они говорили, писалось на миниатюрный магнитофон. Агенты Службы перетрясли немало грязного белья, но информация, представлявшая для них наибольший интерес, была довольно скудной. Некоторые из этих людей были знакомы с Рустином, имели с ним беседы на светских раутах, но либо ничего не знали о заговоре, к которому невольно примкнули, либо в мозгу у них стояли гипноблоки, взломать которые детразин не мог.

Но вот к допросу были готовы главные подозреваемые. Медленно и терпеливо Иветта выясняла все, что эти двое знали о заговоре. Информация обнадежила и в то же время расстроила д'Аламберов.

Оба знали о программе изготовления роботов, но смогли рассказать только о четырех изготовленных роботах, один из которых был уже уничтожен. Из прочих трех двое были женщинами и один мужчиной. Мужчина и одна из женщин были похожи на уроженцев планеты с большой силой тяжести, подобной ДеПлейну, но, судя по всему, не дублировали ни одного из д'Аламберов. Жюль и Иветта облегченно вздохнули; у них синхронно возникла мысль о том, что было бы, если б их личности были раскрыты, и их тайно подменили. К счастью, этого не случилось.

Ни один из получивших дозу нитробарба не знал, что сталось с роботами после их изготовления, и Жюлю с Иветтой предстояло начать все сначала.

Допрашиваемые одинаково мало знали о самом заговоре. Они получали распоряжения не от Рустика, который имел примерно их уровень компетентности, а от некой Леди А. Они встречались с ней всего лишь раз и описали ее, как женщину необычайно красивую, но холодную. Ее приказания поступали от случая к случаю и предписывали им сделать то или иное, что, как им казалось, не имело особого смысла; но все понимали, что должны выполнять приказания в точности — за это им хорошо платили.

Да, подтвердили они, золотые кулоны с кристалликами интегральных схем — опознавательный знак заговорщиков. Нет, они не в курсе, возглавляла ли Леди А весь заговор или нет. Д-р Рустин говорил о ком-то еще, от кого он получал указания и кого называл «О». Д'Аламберам не удалось получить еще какой-нибудь информации на этот счет, и они не смогли установить точно, ссылался доктор на своего господина — герцога Федора — или еще на какую-то фигуру в иерархии заговорщиков.

Полученная информация представлялась ничтожной и все же она имела определенную ценность, а потому можно, было считать рейд успешным.

— Потребуется еще много подобных вылазок, прежде чем мы наткнемся на что-то действительно стоящее, — со вздохом сказала Иветта.

Они покинули дом тем же путем, каким проникли в него, взобравшись по веревке на вершину обрыва, где их ждал автомобиль. Эта машина чем-то напоминала безвкусные спортивные модели Фраскати, а в действительности представляла собой «Марк-41, служебный, специальный», который можно было трансформировать в летательный аппарат. Жюль воспользовался этим. Во время полета он связался по радио с местным отделением СИБ, пользуясь своим кодовым именем Вомбат, и описал ситуацию в доме, когда они покидали его. Сообщение о пленках допроса взбудоражило штат отделения, который уже давно предпринимал тщетные попытки получить более точную информацию об этих людях. Пленки дадут местным властям достаточно оснований, чтобы судить крестных отцов мафии и очистить Меллисанду от скверны.

Д'Аламберы оставили пленки в заранее оговоренном месте и продолжили путь к космопор-ту, где их ждал личный двухместный корабль «Медная комета». Жюль по пандусу загнал автомобиль в специальный отсек, расположенный в нижней части корабля. Брат с сестрой выбрались из автомобиля, мечтая побыстрее принять душ и хоть немного поспать.

И сразу же поняли, что им это вряд ли удастся. На пульте яростно мигал красный огонек срочного вызова. Сообщение поступило от самого Шефа, с приоритетом Класса Пять. Сибсы обменялись встревоженными взглядами. В сообщении говорилось, что им следует немедленно связаться с Землей по личному номеру Шефа.

ГЛАВА 3

ИСЧЕЗНУВШАЯ ПЯТНИЦА

Усталость была забыта; Жюль приступил к сложной процедуре посылки межзвездного вызова Шефу на Землю, находящуюся на расстоянии ста десяти парсеков от них.

Субпространственный двигатель, изобретенный Оливером Фентоном Арнольдом в 2011 году, открыл возможность для великого исхода человечества с Земли, которое и совершилось в двадцать первом столетии. За пятьдесят лет, прошедших после изобретения Арнольда, более биллиона людей покинули родную планету Человека и расселились на пятистах планетах, где они могли свободно строить собственные миры согласно своим философским концепциям.

Но если блестящее изобретение Арнольда снискало ему титул «Консьерж Галактики», то изобретение Анной Сиппи субпространственного коммуникатора, или субкома, в 2027 году сделало ее настоящим «Голосом Империи». Совершенно очевидно, что ни одна из политических группировок, разбросанных почти по всей Галактике, не могла бы собраться, не имея мгновенной связи. Именно ее обеспечивал суб-ком. Но даже теперь, спустя более четырех сотен лет после его изобретения, он применялся не очень широко, так как требовал огромных затрат энергии, а лишь для правительственных, промышленных и информационных служб. Субпространственная связь объединила заселенную людьми Галактику.

Корабль д'Аламберов, хоть и был маленьким, тем не менее имел собственный блок субкома. Кроме того, небольшое встроенное в субком устройство позволяло расшифровывать сообщения Службы, секретные коды которой менялись в среднем каждые два месяца. Шифратор обеспечивал максимум секретности, возможной при сеансах связи между агентами на работе и дома.

Через десять минут замысловатого набора номера засветился трискрин, и в крошечном ящике появилось трехмерное изображение головы и плеч Шефа Службы Имперской Безопасности. Зандер фон Вильменхорст был почти лыс, морщинист, из-за чего он казался старше своих сорока восьми лет. Он славился своим высоким интеллектом и проницательностью. Он был главным специалистом по безопасности и первоклассным тактиком. Можно сказать, в основном на нем держался мир между звездами.

Шеф улыбнулся изображениям Жюля и Иветты, появившимся на его собственном экране.

— Спасибо за быстрый ответ на мое сообщение, — произнес он.

— Иначе нельзя — приоритет Класса Пять требует того, — сказал Жюль,

— Да, но я думал, вы будете заняты делом и не сразу откликнитесь.

— Мы только что закончили очередной этап нашего расследования, — подтвердила Иветта. — Нам потребуется некоторое время для его анализа и планирования наших дальнейших действий. В любом случае мы собирались обо всем проинформировать вас.

— Тогда, пожалуйста, сделайте это.

Стремясь не пропустить ни малейшей детали, Жюль и Иветта рассказали Шефу о своем рейде. По выражению его лица было видно, что он не был обрадован тем, что услышал.

— Заговор, похоже, разрастается, — подытожил он. — Полученные вами ответы указывают на это. То, что этим людям известно только о четырех роботах, отнюдь не означает, что их не может быть больше. Мы имеем отправную точку, и только. Моя обязанность сомневаться. Я должен допустить, что фактическое число значительно больше, пока не будет доказано обратное. Напишите подробный отчет и передайте его в мой офис. Я дам задание отделу Компьютерной обработки проанализировать их и решу, в каком направлении спланировать ваш следующий шаг. А сейчас у меня есть для вас кое-что весьма личное.

Он помолчал. Наконец медленно произнес:

— Исчезла Хелена.

Новость потрясла их. Д'Аламберы были знакомы с дочерью герцога и любили ее.

— Как это случилось?!

— Вы помните, когда вы последний раз были у меня, я сказал, что отправил ее отдохнуть на месяц, другой. Она изнуряла себя работой, и я хотел, чтобы она отвлеклась, развеялась. Сначала я почти каждый день получал от нее весточку. Она сообщала, какой виноватой чувствует себя, оставив меня одного управляться с делами. Сказать по правде, мне ее действительно не хватало. Потом, примерно недели через две связь прекратилась. Я предположил, что она отрешилась от всего и просто наслаждается свободой. Но через два месяца я понял, что что-то случилось. Я провел кое-какое расследование. При нашем последнем контакте она находилась на планете Эваноэ. Совершенно случайно в это же время там находилась Мараск Кантана, и я вызвал ее, чтобы выяснить, не знает ли она чего-нибудь. Вы, конечно, помните ее?

Да, они действительно помнили. Во время их первой встречи Мараск Кантана была Шефом Службы на планете Чандаха. Она проявила себя на этом посту настолько хорошо, что ее повысили в должности, сделав специальным исполнительным следователем при самом Шефе. В ее обязанности входило предотвращать беспорядки, обнаруживать заговоры до того, как они станут серьезной опасностью для Империи.

— Как она там? — спросил Жюль.

— Хорошо. И похоже, прекрасно справляется с работой. С ее помощью нам удалось решить несколько проблем такого характера. Одна из них касалась планеты Эваноэ, где в то время была Хелена. Они вместе завтракали в день моей последней связи с Хеленой, и Кантана рассказала ей, в чем суть этой проблемы. Мараск сообщила мне, что Хелену это дело сильно взволновало и она попросила ввести ее в курс дела. Я вспомнил, что вы говорили мне при нашей последней встрече о стремлении Хелены заняться практической работой, о том, что ее тяготит канцелярщина и она жаждет романтики.

— И вы полагаете, она решила действовать самостоятельно. — Иветта произнесла это тоном утверждения, нежели вопроса.

— Да. Думаю, она хотела показать своему старому отцу, что способна сделать больше, чем просто выполнять роль суперсекретаря. — Он вздохнул.

— Какое образование она получила? — спросил Жюль.

— Она закончила Академию с хорошими оценками по всем предметам, так что с теорией у нее все в порядке, Она изучала оружие, занималась борьбой и может постоять за себя. При тестировании она набрала девятьсот сорок восемь очков из тысячи. Весьма неплохой результат. Но у нее нет никакого практического опыта, необходимого для выполнения заданий вашего плана и масштаба, о чем она мечтает. Она прочитала массу отчетов о том, как вели себя агенты в стрессовых ситуациях. Но одно дело читать о том, что происходит с другими, и совершенно иное — знать, как надо действовать, когда сам оказываешься в сложных условиях. Это единственное, что меня беспокоит, — Хелена еще слишком наивна, чтобы правильно вести дело. Он покачал головой.

— К тому же она необходима мне здесь. Конкретная работа разваливается, три человека должны работать там, где она справлялась одна.

— Как я понимаю, — сказала Иветта, — вы хотите, чтобы мы нашли ее, отшлепали и вернули.

— Да, найдите ее. Несколько моих агентов уже пытались сделать это и не смогли, вот почему я решил побеспокоить вас. Что касается остального… Практический опыт, конечно, не принесет ей вреда, поскольку, как я вам уже говорил, я готовлю ее к тому, что когда-нибудь она займет мое место. Ей будет полезно узнать, что происходит в Галактике; и она сможет лучше понимать проблемы оперативных работников. Но я должен убедиться, что она не влезла во что-то, что ей не по силам. В конце концов, у нее был доступ к сверхважным секретным документам. Ее знания, попав в чужие руки, могут нанести непоправимый удар Службе Имперской Безопасности. Меня особенно беспокоит то, что она знает вас и знает роль Цирка в наших делах.

Депдейниане кивнули. Лишь небольшая горстка людей вне семьи д'Аламберов знала о причастности Цирка к СИБ. Система была настолько секретна и надежна, что не было нужды вносить сведения о ней в банк данных Империи. Цирк был главной опорой СИБ в борьбе с заговорами и изменой, а Хелена была одной из тех, кто знал об этом. Если эта информация попадет в чужие руки, пойдет насмарку работа нескольких столетий по обеспечению безопасности.

Шеф помолчал и продолжил:

— Если вы, найдя ее, убедитесь, что она в силах справиться с тем, за что взялась, предоставьте ей свободу действий — это ей не повредит. Если ей нужна помощь, помогите — вы лучшие мои агенты. Если она запуталась, спасайте ее как можете. Все.

Зоркие глаза агентов заметили, однако, что это не все: на лице Шефа читалось отчаянное беспокойство. Его слова подтверждали их правоту.

— Убедитесь, что она жива и в безопасности и сделайте так, чтобы с ней ничего не случилось. — Шеф перешел на деловой тон. — Я распорядился, чтобы Мараск проинформировала вас обо всем подробнее… Вы можете позвонить ей в штаб-квартиру СИБ на Эваноэ.

Иветте хотелось как-то утешить Шефа, сказать, что все будет хорошо. К сожалению, это было трудно сделать через расстояние в сто десять парсеков. Поэтому она просто сказала:

— Мы сделаем все возможное.

— Я знаю, — улыбнулся он. — и спасибо заранее.

Он отключил связь, и экран стал медленно затухать, становясь черным.

Иветта приготовила поесть в маленьком, но хорошо оборудованном камбузе корабля, пока Жюль возился с ручками управления субкома, пытаясь связаться с Мараск Кантаной. Это оказалось делом довольно сложным, так как исполнительный помощник не имела постоянного номера. Трудности усугублялись еще и тем, что до рассвета на планете Эваноэ оставалось несколько часов, а дежурный персонал в штаб-квартире СИБ не относился к числу служащих высокого ранга.

Пробиться через стену бюрократии удалось, лишь когда Жюль использовал свое и Иветты кодовые имена: Вомбат и Барвинок: не было ни, одного служащего СИБ, который не бросил бы тут же все дела и не подчинился их распоряжениям. Вскоре его соединили с Кантаной.

Иветта принесла еду в рубку как раз в тот момент, когда на экране появилось ее сонное лицо. Ее явно подняли с постели, она была без макияжа, а потому казалась несколько старше своих сорока. Ее черные с легкой сединой волосы были в беспорядке, глаза чуть воспалены.

— Приветствую вас, — проговорила она. — Шеф сказал мне, что вы обязательно свяжетесь со мной, но я не предполагала, что это будет так скоро.

— Быстрота залог успеха, — «ВШВИИЙ Ивет-та. — Рада видеть вас снова.

— А я — снова слышать вас.

Кантана не видела их: видеотранслятор в рубке «Медной Кометы» был на всякий случай отключен — для безопасности. Со стороны д'Аламберов передача велась лишь на аудиока-нале, естественно, через шифратор.

— Шеф сообщил, что исчезла Пятница, — сказал Жюль без каких бы то ни было предисловий. — Нам нужно знать вашу версию случившегося.

Мараск кивнула.

— Завтракая с ней пару месяцев тому назад, я рассказала ей о деле, которое тогда изучала, — речь шла о загадочном исчезновении множества людей.

Иветта и Жюль переглянулись: дело, которое они расследовали на Весе, а именно там они впервые встретились с Мараск, как раз касалось исчезновения огромного количества людей на протяжении двух десятков лет. Оказалось, все они были убиты с целью грабежа.

— Может, кто-нибудь прознал о системе Гарста и решил начать все сначала? — спросил Жюль.

Мараск покачала головой.

— Нет, здесь другое Исчезновения на Весе носили случайный характер — преступники не знали имен жертв. Кроме того, заговор на Весе ограничивался одним спутником. Здесь же охвачено, по крайней мере, два десятка планет, и исчезают достаточно известные персоны, а именно крупные преступники: главари банд, грабители банков, коррумпированные политики, взятые Службой на заметку. Как только полиция или Служба начинает затягивать петлю вокруг шеи кого-нибудь из подобного рода людей, он тут же бесследно исчезает. Случись такое на одной-двух планетах, это показалось бы загадочным, но вряд ли вызвало к себе столь пристальное внимание, но это происходило на двадцати семи планетах и при схожих обстоятельствах. А поскольку моя работа состоит в том, чтобы из разрозненных фактов вывести закономерность, я, поразмыслив над ними, пришла к такому выводу: какой-то человек или люди занялись укрывательством беглецов в межпланетном масштабе. Беглецы не просто кочуют с одной планеты на другую — полиция действует достаточно эффективно, чтобы заметить это. «Исчезнувших» где-то прячут и держат вне пределов нашей досягаемости.

— А это означает, что где-то, — рассудила Иветта, — создана колония воров, убийц, мошеннлков и прочих преступных элементов. Я вполне допускаю, что только предоставление этим людям убежища приносит организаторам огромный доход. Но не существует ли здесь какого-то далеко идущего замысла?

— Эта мысль мне тоже приходила в голову, — откликнулась Мараск.

— Подумать только: колония самых отъявленных преступников этой части Галактики! Отличное сырье для любого заговора, имеющего целью не только извлечение незаконной прибыли… — сказала Иветта.

— Благодатная почва для измены, — согласился Жюль. — Это нельзя упускать из виду. Как заметил Шеф, нам платят и за то, чтобы мы были подозрительными.

— Теперь я понимаю, насколько это было бы привлекательно для Пятницы, — продолжила Иветта, не называя Хелену по имени, чтобы не выдать ее невзначай даже по субкому. — Прикинувшись преступницей, она могла выйти на членов этой тайной организации и попросить у них убежища. Получив его, вызнать как можно больше и с триумфом вернуться в штаб-квартиру СИБ.

— Если только она сможет оттуда выбраться, — заметил Жюль. — Тот, кто создал эту систему, наверняка во главу угла поставил ее безопасность. Попасть туда, наверное, можно при наличии нужных связей, а вот выбраться!.. Она может оказаться в ловушке.

— Именно так я и представляю себе ее положение, — согласилась с ними Кантана. — Я не знала об ее исчезновении, пока дня два тому назад мне не сообщил об этом Шеф. Учитывая все, что мне известно, и настойчивость, с которой она задавала вопросы по поводу этого дела, думаю, все так и было.

Разговор продолжался еще около часа. Когда д'Аламберы убедились, что владеют всей известной Мараск информацией, они поблагодарили ее за помощь и попросили больше не беспокоиться, так как берут это дело в свои руки.

— Легко предложить не беспокоиться, — сказала Иветта, когда лицо женщины исчезло с трискрина. — Хороший агент беспокоится обо всем, пока дело не будет закончено, а Мараск — прекрасный агент.

— Все так, — согласился Жюль. — А беспокоиться есть о чем. Судя по тому, как поставлена работа, банда, похоже, представляет собой группу первоклассных профессионалов. Они не будут рисковать. Если Хелена даст им малейший повод для подозрений, они могут ликвидировать ее, не раздумывая.

— Итак, нам следует составить наш собственный план проникновения на их базу и розыска Хелены. Очевидно, нам придется самим прикинуться мошенниками.

— Не прикинуться! — поправил Жюль. — Нам необходимо действительно стать преступниками с солидным хвостом грехов. Нельзя допустить даже малейших промашек, если мы собираемся войти в клетку со львом

— Звучит туманно, но я поняла, что ты имеешь в виду. За нами будет установлена тщательная слежка, и если мы хотим успешно провести спасательную операцию, наши верительные грамоты должны быть безупречны.

Хотя оба очень устали, они понимали, что не смогут уснуть, пока по крайней мере вчерне не набросают план спасения Хелены. В течение трех часов они обсуждали различные идеи. Наконец, план атаки был выработан. Только тогда они позволили себе несколько часов крепкого сна, перед тем как отправиться на выполнение новой миссии за две сотни парсеков отсюда, в совершенно другой сектор Галактики.

ГЛАВА 4

ВОРЫ-ВЗЛОМЩИКИ КОРДОБЫ

Кордоба относилась к числу относительно процветающих планет. При численности населения чуть более девятисот миллионов человек, разбросанных по трем крупным континентам, угрозы перенаселения с сопровождающими его бедствиями не возникало. Большие площади плодородной земли были отведены под сельское хозяйство, и тем не менее целины оставалось еще достаточно. Промышленность вполне могла обеспечить потребности планеты. Население каждого города не превышало двух миллионов человек.

Конечно, жители Кордобы имели довольно проблем, но в целом были вполне удовлетворены выпавшей на их долю судьбой. В официальных картотеках Службы Имперской Безопасности Кордоба занимала одну из последних строк в рейтинге неблагонадежности.

Баронесса Авилы, столицы планеты, считалась одной из богатейших леди Кордобы. Хотя ее титул стоял на самой низкой ступени аристократической иерархии, статус правительницы столицы давал ей привилегии, выходившие за рамки титула, и налоговую базу, которой позавидовали бы многие графы, контролировавшие гораздо большие территории.

Женщина прекрасного вкуса и высокой культуры, баронесса предпочитала инвестировать деньги в произведения искусства и драгоценности, а не в коммерческие предприятия. Она собрала уникальную коллекцию изумрудов и золотых украшений, включая гарнитур из десяти предметов, изготовленных с большим мастерством специально по ее заказу, весом более трех тысяч карат. Кроме того, в специальной галерее были выставлены все миниатюры прославленного художника Мастровной — всего семьдесят произведений, застрахованных на сумму более девяноста тысяч рублей. Ее главный особняк, Каса Авила, считался одной из главных достопримечательностей планеты.

В тот вечер баронессы не было дома — она председательствовала на благотворительном мероприятии. Поводов для особого беспокойства о сохранности ее собственности не было, поскольку Каса Авила надежно охранялась многочисленными электронными устройствами и армией сторожей. Драгоценностям и произведениям искусства вряд ли могли угрожать даже весьма искусные воры, но система безопасности явно не была рассчитана на повышенное внимание со стороны уже хорошо известных нам парочки деплейниан.

Гладкая металлическая стена высотой четыре метра с пропущенным через нее током высокого напряжения окружала имение. Два агента СИБ, одетые в черные кожаные комбинезоны с черными же атласными капюшонами, с огромной скоростью мчались к стене со стороны лесистого участка, примыкавшего к имению баронессы. Перед самой стеной они синхронно подпрыгнули и перемахнули через нее. Приземлившись на полусогнутые ноги, они использовали инерцию прыжка, чтобы кувырнуться через голову, затем вкочили на ноги и бросились бежать. Они, словно две тени, бесшумно неслись в темноте и менее чем через минуту достигли торца главного здания. Их никто не заметил.

Осмотрев боковую стену дома, они обнаружили на втором этаже окно, через которое можно было проникнуть внутрь. Жюль, расставив ноги, встал под окном, Иветта отошла от него на десяток метров и стремительно побежала. Не добежав до брата метров двух, она прыгнула. Жюль, полуприсев, поймал ее ногу в сложенные чашкой ладони, распрямился, словно пружина, и подбросил девушку вверх. Его мускулы, тренированные в условиях силы тяжести, втрое превышающей обычную земную, не подвели. Иветта уцепилась за подоконники, подтянувшись, заглянула в комнату. Убедившись, что та пуста, достала из-за пояса захват и одной рукой прикрепила его рядом с окном, продолжая другой держаться за подоконник. Захват представлял собой простой металлический стержень, надежно крепившийся к стене двумя присосками. Она закрепила второй захват по другую сторону окна, затем соединила их прочным ремнем. Создав себе опору, как это делают мойщики окон, она приступила к отключению сигнализации. Жюль ждал внизу. В безлунную ночь на Кордобе было почти невозможно что-либо разглядеть, потому, услышав какой-то шум, Жюль инстинктивно выстрелил из станнера в его направлении. Послышался тихий визг, и что-то упало на землю. Жюль рискнул на секунду отойти от стены, чтобы посмотреть, что это.

Пошарив перед собой руками, он нащупал существо, похожее на большую собаку, только шерсть у него была явно не собачья. Во рту он обнаружил два ряда острых зубов и содрогнулся при мысли, что могло быть, пусти их этот зверь в ход. Видимо, его держали в качестве сторожа. Станнер Жюля был установлен на тройку — двадцать минут бессознательного состояния для человека. Зверь был меньше человека, так что в бессознательном состоянии он будет несколько дольше.

— У тебя все в порядке? — прозвучал у него в ушах голос Иветты. Оба имели миниатюрные приемники и чувствительные микрофоны, позволявшие общаться на расстоянии. — Я слышала звук станнера.

— Местный эквивалент сторожевой собаки. Молчаливая, но злобная, и у нее острые зубы, так что надо быть осторожнее.

— Окно готово, — сообщила Иветта через несколько секунд. Открыв его, она забралась внутрь, потом спустила веревку брату. Еще через тридцать секунд он был рядом с ней.

У Жюля и Иветты было небольшое преимущество перед обычными грабителями-взломщиками: дело в том, что они уже посещали этот дом. Шесть лет тому назад Цирк выступал на Кордобе, и они в составе группы звезд были приглашены для осмотра коллекции баронессы. Естественно, они не предполагали, что им придется ТАКИМ способом побывать здесь еще раз,

Иветта осторожно приоткрыла дверь. Коридор, куда выходила комната, был ярко освещен, и, должно быть, его время от времени обходила охрана. Станнеры агентов СИБ были установлены на тройку, что соответствовало двадцати минутам отключки — наиболее гуманный способ обращения с противником. Жюль и Иветта не хотели никому причинять вреда, если можно было этого избежать. Любой повстречавшийся им охранник лишь ненадолго заснет, а потом еще некоторое время будет нетвердо стоять на ногах, и это все — никаких вредных последствий. А двадцати минут вполне хватит для выполнения операции.

По сигналу Жюля Иветта широко открыла дверь, и они выскочили в коридор. И сразу же разделились, Иветта отправилась за драгоценностями, а ее брат — за коллекцией миниатюр.

Иветта столкнулась с охранником, как только повернула за угол и стала спускаться по лестнице. Человек лишь успел испугаться, после чего рухнул на пол, сраженный лучом станнера Иветты, которая продолжила свой путь, даже не замедлив шага.

Дверь комнаты с драгоценностями охранялась двумя охранниками, но ни один из них не получил времени на какие-либо действия, успев лишь выразить удивление, когда дважды прошелестел станнер деплейнианки. В самой комнате подверглись той же участи еще двое. Нельзя сказать, чтобы эти люди оказались нерасторопными или растерялись — просто их реакция не могла сравниться с реакцией агента СИБ д'Аламбер.

Коллекция изумрудов была разложена в трех отдельных стеклянных витринах, каждая с индивидуальной системой сигнализации. Иветте потребовалось целых десять минут, чтобы отключить ее. Когда это было сделано, ей осталось только собрать драгоценности. Разбив стекло кулаком в черной перчатке, она быстро сгребла безделушки в бархатный мешочек и помчалась обратно тем же путем, что и пришла, никого не встретив по дороге.

Брата не было, но они договорились не ждать друг друга. В три прыжка девушка пересекла комнату и осторожно выглянула из окна. Она заметила какое-то движение у основания дома и, помня предупреждение Жюля о сторожевых собаках, послала пару зарядов станнера в темноту. Послышался тихий визг, свидетельствовавший о том, что она попала в цель. Девушка прикрепила мешочек с добычей к поясу на талии и быстро спустилась по веревке на землю. Оказавшись на земле, она тут же бросилась по кратчайшему пути к стене. Возможность быть обнаруженной не имела теперь большого значения: сейчас важна была только скорость. Иветта перепрыгнула через стену с той же легкостью, как и в первый раз. Спустя несколько секунд она уже была у своей машины, припаркованной на небольшой боковой дороге в километре от имения баронессы.

Жюль еще не вернулся, но этого следовало ожидать. Картины, за которыми он отправился, были гораздо более объемными, чем драгоценности, и отключение сигнализации должно было занять больше времени. Наконец Иветта увидела бегущего к автомобилю Жюля. Она запустила двигатель и, как только брат вскочил в машину, включила систему трансформации. Через несколько секунд их «автомобиль» превратился в летательный аппарат, на максимальной скорости устремившийся к космопорту. Жюль улыбнулся.

— Думаю, можно поздравить друг друга с успехом, — сказал он.

— Если мы не сделаем этого, то кто же? — Иветта была радостно возбуждена. Мысль о хорошо сделанной работе поднимала настроение. Откинувшись на спинку своего сиденья. Жюль сплел пальцы рук за головой. — Думаю, дорогая сестрица, мы заслужим здесь нужную репутацию.

История об отчаянных взломщиках, похитивших у баронессы драгоценностей и миниатюр на сумму более двухсот тысяч рублей, распространялась в средствах массовой информации со скоростью лесного пожара. Ролики новостей пестрели подробностями преступления, а информационные агентства разнесли новость по ближайшим звездным системам. Через двадцать четыре часа история о ворах-взломщиках Кордобы была известна уже на пяти планетах почти каждому жителю.

Жюль и Иветта, однако, не почивали на лаврах. Получив вселенскую известность, они совершили еще ряд дерзких грабежей. Сенсационной огласки теперь уже не требовалось, потому они обратили свое внимание просто на богатых людей. Добыча была скромнее, но это не имело значения. Важнее было не подвергать себя риску быть пойманными еще до того, как они начнут настоящую работу.

В прессе высказывалось множество предположений о личностях этих изобретательных преступников. Неоднократно отмечалось, что воры не могли рассчитывать на сбыт ими похищенного, поскольку большая его часть легко идентифицировалась, а полиция тщательно контролировала всех известных скупщиков краденого. Жюля и Иветту все это не трогало: после завершения операции они предполагали подбросить куда надо в целости и сохранности все награбленное.

Тем временем, отводя ночные часы совершению преступлений, днем наши герои занимались выполнением другой части своего плана. Необходимо было войти в доверие к местным преступникам и через них наладить контакт с лицом (или лицами), которое в случае необходимости поможет им «исчезнуть».

Чтобы ускорить дело, они разделились и по одиночке посещали злачные места. Жюль ходил по барам — занятие это ему очень не нравилось, поскольку деплейниане испытывали отвращение к алкогольным напиткам. В жизни имелось достаточно иных способов получения удовольствий — например, от успешно выполненного трудного задания, — чтобы отравлять свое тело всякой гадостью. Но работа есть работа.

Через неделю он прослыл завсегдатаем нескольких баров. Везде мельтешили одни и те же лица, и по подслушанным разговорам он мог судить, кто и в каких противозаконных делах был замешан. Жюль свел знакомство с несколькими, по его мнению, наиболее ценными личностями. Сначала они отнеслись к нему с подозрением; новичок мог оказаться полицейским шпионом или осведомителем. Но Жюль упорно старался развеять их опасения, проявляя абсолютное равнодушие к деталям их преступлений, — в самом деле, СИБ не полиция, и не его дело ловить преступников, если только их деятельность не переступала определенные рамки.

В конце концов бандиты решили, что этот вежливый незнакомец не представляет для них угрозы, найдя в его лице благодарного слушателя их хвастливых россказней о своих подвигах. Жюль намекнул как-то, что занимается тем же бизнесом, хотя и не претендует на принадлежность к братству знаменитых грабителей-взломщиков. Еще через несколько дней Жюль почувствовал, что легкие приятельские отношения с дружками-преступниками вот-вот перерастут во вполне доверительные.

Тем временем Иветта пыталась наладить связи в игорных домах и казино. Формально азартные игры считались запрещенными на Кордобе, но запрещение повсеместно игнорировалось, и правоохранительные органы просто закрыли на это глаза. Казино, остававшиеся в рамках респектабельности, даже преуспевали.

Игорные дома были нескольких типов. Некоторые, предназначенные для высшего общества, располагались в великолепных особняках — богатые люди Кордобы могли проигрывать там свои состояния с шиком и достоинством. Казино для среднего класса обычно маскировались под частный клуб или общественную организацию с членскими взносами и уставом.

Эти заведения Иветта не посещала. Ее объектом были дешевые ресторанчики, грязные задние комнаты, тесные мрачные погребки. Игра здесь была отнюдь не средством расслабиться. Иветта не могла сравнить здешнюю обстановку с роскошью, которая царила в знаменитых казино на Весе.

Женщины не были редкостью в местах подобного рода и обычно имели здесь свой небольшой бизнес. Иветта была хорошим игроком, в меру удачливым, и ей удалось заслужить доверие многих постоянных посетителей… Прошло всего несколько дней, и ее пригласили на частную игру, проходившую в задних комнатах. Разговоры там велись отрывистыми фразами, но Иветта извлекла гораздо больше информации из случайных реплик, чем могли предполагать игроки. Девушка наметила нескольких кандидатов., к которым посчитала возможным обратиться в случае необходимости за помощью.

Однажды, выйдя из задней комнаты после частной игры в покер в общий зал, девушка увидела брата — он стоял к ней спиной в центре группы людей в другом конце комнаты. Она немного испугалась: считалось, что это сфера ее деятельности, и Жюль должен был появиться здесь только в случае крайней необходимости. Подойдя к нему, Иветта бросила:

— Я не ожидала увидеть тебя здесь.

Мужчина обернулся, и она поняла свою ошибку. Это был вовсе не ее брат, а просто человек с характерной фигурой уроженца планеты с боль шой силой тяжести. Он окинул ее взглядом с головы до ног и одарил улыбкой.

— Я тоже не ожидал увидеть вас здесь, — сказал он. — Но весьма рад, что это случилось.

Иветта быстро, но внимательно оглядела его. Мужчина был очень красив, довольно молод, лет тридцати с небольшим, с голубыми глазами и светло-каштановыми волосами, кольцами спадавшими на лоб. Он был одет в комбинезон без рукавов из черной блестящей ткани, с глубоким вырезом на груди и с расклешенными от колена брюками. Под ним он носил белую атласную рубашку с рюшами и широкими рукавами. Короткая черная бархатная накидка была небрежно наброшена на плечи. На голове лихо сидела широкополая шляпа с плоским верхом. В нее была воткнута большая красная роза.

— Извините, — пробормотала в замешательстве Иветта. — Со спины я приняла вас за моего брата Яро.

Мужчина снял шляпу и, кланяясь, махнул ею перед собой.

— Вы мне льстите, госпожа. Любой мужчина, состоящий в родственных отношениях с вами, должен выглядеть гораздо лучше. Мое имя Пайас Нев, если вам что-либо нужно, я к вашим услугам.

Послышались смешки по поводу столь изысканного поведения в такой непрезентабельной обстановке, но врожденное благородство Пайаса Нева, достоинство, с которым он держался, делало его неуязвимым.

— Благодарю, господин, за вашу любезность, но она ни к чему. Между прочим, мое имя Ярмилла — Ярмилла Дубчек.

Он поцеловал ей руку, будто она была важной герцогиней, а не обычным игроком третьеразрядного казино.

Иветта не знала, как вести себя с этим молодым человеком. К тому же у нее скоро было свидание с братом в его комнате в отеле, и она не могла тратить время на этого красивого незнакомца Девушка неохотно высвободила свою руку и сказала:

— Было приятно познакомиться, даже при столь необычных обстоятельствах. Но сейчас мне действительно пора к брату. Он очень рассердится, если я заставлю его ждать.

— Я бы тоже рассердился, моя госпожа. Какой мужчина сможет долго выносить ваше отсутствие? Я отпускаю вас с величайшим сожалением и самым искренним пожеланием счастья До новой встречи. Надеюсь, мы еще увидимся. — Он раскланялся.

ГЛАВА 5

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ЯРОСЛАВА И ЯРМИЛЛЫ

— Как хорошо, что мы живем в достатке, — сказала Иветта — С нашим мастерством мы могли бы стать грозой космических дорог.

Она стояла, уперев руки в бока, перед кучей богатств, награбленных ими за последние десять дней. Здесь были драгоценности и предметы искусства. Новоявленные воры прятали их в холодильнике на заброшенном мясокомбинате. Когда их миссия будет окончена, полиция узнает о местонахождении похищенного, и оно будет возвращено владельцам.

— Жалей не жалей, — откликнулся Жюль, — но наша криминальная карьера практически закончена. Пора приступать к настоящей работе.

— Это верно. Приятно будет снова смотреть на себя в зеркало с уважением.

Жюль направился к кабинке общественного видикома и набрал номер главного полицейского управления Авилы.

— Алло, — закрыв камеру, произнес он ворчливым голосом, совершенно не похожим на его собственный. — У меня тут есть для вас кое-какая информация об ворах-взломщиках.

— Если вы подождете минутку, господин, — ответил женский голос, — я соединю вас с детективами, занимающимися этим расследованием.

— Нет! — нервно прокричал Жюль. — Либо я говорю вам, либо не говорю никому.

Девушка на другом конце линии оказалась неглупой; если бы она смогла убедить его не разъединять линию, вызов был бы прослежен до самой кабинки. А Жюль хотел, чтобы его звонок был анонимным.

— Очень хорошо, господин, я приму сообщение. — Девушка все равно просигналит кому-нибудь, чтобы проследили вызов, но Жюль уже не волновался: он закончит передачу прежде, чем они это сделают.

— Ищите мужчину и женщину по имени Ярослав и Ярмилла Дубчек. Они, похоже, брат и сестра и остановились в отеле Андронова. — Сказав это, он сразу отключил линию. — «Пусть теперь попытаются проследить меня», — подумал он.

Д'Аламберы могли достаточно точно предположить дальнейшее развитие событий. Через пятнадцать минут несколько отрядов полиции блокируют отель Андронова. Они установят, что Ярослав и Ярмилла Дубчек действительно были зарегистрированы в соседних комнатах на втором этаже и часто отсутствовали в ночное время. Потом они обнаружат, что подозреваемых нигде нет, но зато найдут всякое оборудование — веревки, захваты, кусачки для проволоки, электрические приборы — свидетельствующее, что Дубчеки действительно были ворами-взломщиками. Никаких следов похищенного обнаружено не будет, как и не будут найдены отпечатки пальцев грабителей. Что касается последнего, Жюль и Иветта были весьма осторожны: оставить свои отпечатки было равносильно самоубийству.

Получив подтверждение их преступной деятельности, полиция начнет поиск всерьез. Допросит персонал и жильцов отеля. Описание беглецов будет разослано полицейским постам по всей планете. Через два-три часа д'Аламберы будут объявлены во всепланетном розыске.

Это, как они считали, была важнейшая часть их плана. Пришло время просить помощи у новых приятелей. Кордоба была выбрана не случайно, с этой планеты исчезло больше преступников, чем с какой бы то ни было другой. Но это отнюдь не значило, что им помогут. Заговорщики укрывали преступников родом только с этой планеты, имеющих к тому же большой послужной список. Д'Аламберы надеялись, что по своим делам они достойны того, чтобы их рассматривали как перспективных членов организации.

Если им не удастся войти в контакт с заговорщиками, дело плохо. Они станут объектами такой охоты, которой эта планета еще не видывала. Все отлетающие корабли, включая и их собственный, будут тщательно досмотрены. Возвращение всего награбленного не снимет с них вину за то, что они сделали, и охота на них будет продолжена. Если их схватят, они даже не смогут открыть свои истинные имена, ведь это нанесет непоправимый удар по деятельности Службы Имперской Безопасности. Им, как и всем преступникам, придется отбывать наказание в тюрьме.

План должен сработать. У них нет другого выхода.

Они подождали часа три, пока новость о Дубчеках не проникла в ряды преступников. Затем, убедившись, что люди только о них и говорят, попытались по видикому связаться с некоторыми из новых приятелей.

— Нас разыскивает полиция, — говорили они им, — нам нужно спрятаться, срочно. Сможете помочь?

Чаще всего на другом конце просто прерывали связь, не удосуживаясь ответить. Лишь дважды коротко ответили: нет. «Друзья познаются в беде», — с горечью подумала Иветта после шестого безрезультатного звонка.

Повезло Жюлю. Человек на другом конце линии с минуту молчал, затем осторожно проговорил:

— Может быть, я смогу помочь. Я слышал о людях, которые занимаются подобными делами. Сколько дашь, чтобы узнать об этом подробнее?

— Пять тысяч рублей.

— Десять.

Собеседник понимал, что все козыри у него, на руках и собирался использовать их в максимальной степени.

Жюль притворился, что колеблется.

— Хорошо, твоя взяла. Как быстро ты сможешь все выяснить?

— Это может занять час или два. Есть номер, по которому тебя можно найти? Жюль горько усмехнулся.

— Нет, обстоятельства вынуждают меня все время быть в движении. Я позвоню снова по этому номеру, скажем, через три часа? Идет?

— Хорошо, — человек отключился, а Жюль поспешил сообщить сестре, что рыбка будто клюнула.

Теперь перед ними стояла проблема: как провести оставшееся время и не быть схваченными. Они зашли в общественную уборную, переоделись и — изменили внешность. Затем направились в местный парк развлечений — в толпе легче затеряться. Захватывающие аттракционы, крики зазывал и запахи еды из ларьков напоминали им атмосферу родного Цирка. Время от времени кто-то из них останавливался, зачарованный. Другой терпеливо стоял и ждал, пока восторг пройдет, и тогда оба двигались дальше, не произнеся ни слова. Каждый знал, что чувствовал другой. Цирк был всей их жизнью в течение более чем двадцати пяти лет; и даже их служба в СИБ не смогла целиком заполнить пустоту, образовавшуюся, когда они покинули Цирк.

Наконец три часа миновали. Передышка была короткой, пора возвращаться к работе. Они уже направились к центральным воротам, когда Иветта вдруг сжала руку Жюля, шепнув одно только слово: «Руб».

Это было сокращение от старого циркового боевого клича «Хей, руб!», и Жюль внутренне собрался. Исподтишка глянув в направлении, которое показала взглядом сестра, он увидел полицейского, медленно направлявшегося к ним. Он не вынул оружия И; казалось, несколько колебался, что было хорошим признаком. Вероятно, ему надлежало проверять любого, кто по комплекции напоминал бы выходцев с планет с большой силой тяжести. Хотя д'Аламберы были одеты в свободные одежды и изменили внешность, по описанию они были достаточно близки к грабителям, чтобы вызвать подозрение полицейского.

— Внимание, — шепнул Жюль. — Расходимся, без паники. Встретимся в пункте В.

— Хорошо.

Они стали неторопливо расходиться в разные стороны. Когда расстояние между ними достигло тридцати метров, полицейский понял их маневр, его подозрение возросло. Не имея напарника, он решил пойти за Жюлем и оставил Иветту в покое. Заметив это, Жюль ускорил шаг. Полицейский тоже пошел быстрее. Каждый раз, когда полицейский прибавлял скорость, Жюль делал то же самое.

Наконец, полицейскому надоела эта игра.

— Эй, вы! Подождите! — крикнул он Жюлю. — Я хотел бы поговорить с вами.

Жюль с готовностью остановился и обернулся к полицейскому с выражением полнейшей невинности на лице. Тот ослабил бдительность, Жюль внезапно рванулся к группе палаток со скоростью, приведшей полицейского в крайнее изумление. Ему потребовалось целых две секунды, чтобы вспомнить об оружии, но Жюль был уже далеко от него. К тому же стрелять в людном месте было нельзя. Полицейскому ничего не оставалось, как попытаться догнать подозреваемого.

А Жюлю при его атлетической подготовке и физических данных сына планеты ДеПлейн ничего не стоило увеличить расстояние между собой и преследователем. С каждой секундой он удалялся все дальше, лавируя между людьми. Полицейскому пока удавалось держать его в поле зрения, но и только.

Наконец, Жюль достиг палаток и нырнул за них. На короткое мгновение он стал невидим для стража закона. Прямо за рядом палаток находилась наружная стена парка высотой не более трех метров — не столь уж сложное препятствие для Жюля. Но он не воспользовался этой возможностью для спасения. Как только полицейский поймет, что Жюль бежал этим путем, он свяжется со штаб-квартирой, и весь район, окружающий парк, будет оцеплен в радиусе нескольких километров. Он, конечно, попытался бы проскользнуть и через такую блокаду, но риск был бы велик.

Вместо этого он вспрыгнул на крышу палатки и теперь ждал, припав к ней, появления своего преследователя.

Полисмен забежал за угол, держа наготове оружие, увидел стену и остановился в раздумье, а не успел ли подозреваемый уже перемахнуть через нее. В этот момент с крыши палатки на него обрушилось стокилограммовое тело Жюля. Полицейский и его оружие полетели в разные стороны, а Жюль перекатился вперед, схватил станнер, поднялся на ноги, проверил оружие — оно было на тройке — и выстрелил. И все это одним непрерывным движением.

Теперь, когда полицейский оказался без сознания на двадцать минут, а потом еще десять минут будет не в состоянии что-либо предпринять, Жюль мог бежать через ограду. Через полчаса он будет настолько далеко отсюда, что никакой кордон не поможет, — полиции будет это известно, и она рассредоточит свои силы по всему городу, что вполне его устраивало. А сейчас нужно было срочно найти кабинку видикома.

— Ты опоздал! — укорил его мужчина на другом конце линии, когда Жюль наконец добрался до видикома и сделал вызов. — Я не люблю, когда меня заставляют ждать.

— А мне не улыбается быть пойманным, — сердито парировал Жюль. — Или ты не знаешь, вся полиция в городе ищет меня. Узнал, что мне нужно?

— Все в порядке. Это для тебя и твоей сестры, так?

— Да. —

— Это тебе будет стоить…

— Сколько?

— Пятьдесят тысяч рублей.

— Не так плохо, если они смогут доставить нас в надежное место.

— За каждого.

Жюль прикинулся потрясенным.

— Это грабеж! Я заплачу по сорок с носа.

— В твоем положении не торгуются, товарищ. Мне ясно дали понять: сотня за двоих или сделка не состоится. Выбирай.

— Ты прав, выбора у меня нет. Хорошо, я согласен. Что дальше?

— Вы собираете ваши пожитки в один небольшой сверток. Все расчеты только наличными, так что захвати с собой побольше денег. Помимо сотни тысяч для него и десяти для меня, рассчитывай на жизнь в течение нескольких лет. Срок довольно долгий, но это необходимо, чтобы замести все следы.

— Понял.

Человек дал Жюлю адрес склада в южной стороне города.

— Вы с сестрой должны быть там через девяносто минут, не позже. Если вас там не будет в означенное время, вы опоздаете на корабль, и уже никто не будет снова слушать вашу историю. Понял?

— Понял, понял, — уверил его Жюль. Мужчина кивнул и отключился. Жюль почувствовал радостное возбуждение — план сработал!

Пункт В — это группа кустов на площади напротив одного из главных отелей Авилы. Иветта ждала его и, когда он проходил мимо, схватила за руку словно давно потерянного возлюбленного.

— Однако ты не торопился, — упрекнула она его. — Я уж было начала беспокоиться.

— Возможно, я и задержался, но у меня есть хорошие новости, — Жюль рассказал ей о своем разговоре и о том, что им предстоит сделать.

Иветта тихо присвистнула.

— Жадные, сволочи. Сумма, которую они просят, это почти все, что мы имеем в наличии. А что, если это ловушка? Что, если они нарочно завлекают беглецов, обещая им убежище, убивают их, забирают все, что было у бедняг, а частенько это довольно крупные суммы, а затем избавляются от тел? Неплохая задумка — концы в воду и никаких свидетелей, чтобы разоблачить их.

— Отступать поздно Мы вскоре все выясним сами. Думаю, Хелена шла именно этим путем. И если ее убили, мы сегодня же будем знать об этом. Но идти как агнец на заклание я туда не собираюсь. Хотя, — добавил он, посмотрев на часы, — если мы не поспешим, можем вообще туда не ходить.

Они направились к гаражу, где оставили заранее нанятый автомобиль. В чемодане в багажнике было пара смен белья для каждого и двести тысяч рублей наличными. Цирк имел банковские счета на всех планетах, которые посещал, и они всегда могли воспользоваться этими средствами на случай непредвиденных расходов. Их работа была настолько секретной, что они даже не проходили по ведомостям СИБ. Император позаботился о том, чтобы налоги Цирка были тайно урезаны, и сумма их была настолько большой, что ее хватало для любых операций службы.

Жюль и Иветта взяли сто десять тысяч рублей наличными, сели в машину и поехали в сторону склада. Не доезжая до него трех кварталов, бросили машину и остаток пути прошли пешком. Жюль нес чемодан в левой руке. Правую руку он держал у кармана, где был спрятан министаннер; свой министаннер Иветта сжимала в руке. Они были готовы к любой неожиданности.

Д'Аламберы приблизились к складу. Дверь его была слегка приоткрыта, и им пришлось по очереди протискиваться в нее, отдавая себе полный отчет в том, что на них будут наведены бластеры.

Потолок ангара возвышался над головой более чем на пятнадцать метров, длина его была, вероятно, метров двести. Большие ящики и тяжелые клети стояли аккуратными рядами, между ними были оставлены довольно широкие проходы, чтобы дать возможность ездить электрокарам. Пахло опилками.

Жюль и Иветта шли по центральному проходу, думая о возможной засаде. Когда они приблизились к первому перекрестку, из-за клети вдруг появился знакомец Жюля. Похоже, он был без оружия.

— Рад, что вы благополучно добрались сюда, — сказал он. — Полагаю, вы принесли мои десять тысяч.

Иветта открыла сумочку и вынула нужную сумму.

Мужчина взял деньги и пересчитал их с поразительной быстротой.

— Хорошо, — кивнул он головой. — Было приятно иметь с вами дело. А теперь я передам вас господину Харману, вы поступаете в полное его распоряжение.

Из бокового прохода вышел мужчина среднего роста, с рыжей бородой. По левой стороне лица от виска до губ тянулся белый шрам, левый глаз казался больше и краснее правого. Харман слегка прихрамывал на левую ногу. Он тоже вроде был не вооружен, но д'Аламберы догадывались, что где-то скрываются его вооруженные сообщники.

— Здравствуйте, товарищи. Думаю, наш общий друг объяснил вам подробности нашей сделки. — Он кивнул в сторону посредника, который в этот момент скрылся в дверях.

— Кое-какие, — ответил Жюль. — Он был непреклонен в отношении оплаты.

— Цена стандартная, — пожал плечами Харман. — С вас берут не больше и не меньше, чем с других, кто пользуется нашими услугами. Думаю, в этом чемодане достаточно денег, чтобы продержаться какое-то время. Вы отправитесь в довольно уединенное место, где будете жить на ваши прежние заработки.

— Нас устраивает, — кивнул головой Жюль,

— Хорошо. Тогда, если не возражаете, я хотел бы получить деньги, после чего мы сможем приступить к делу.

Вновь Иветта открыла сумочку и вынула требуемую сумму. Харман небрежно взял пачку и даже не потрудился пересчитать деньги.

— Уверен, вы не станете обманывать нас, — произнес он. — Ваши жизни отныне в наших руках, и обман не пойдет вам во благо. Теперь, пожалуйста, сюда.

Харман повел их мимо ряда клетей и остановился перед большим свинцовым ящиком, на котором яркими красными буквами было написано:

ОПАСНО

РАДИОАКТИВНЫЕ РАСЩЕПЛЯЮЩИЕСЯ

МАТЕРИАЛЫ

Харман надавил на почти невидимую кнопку на боковой поверхности ящика. Одна сторона его открылась. Внутри был меньший свинцовый ящик, способный только-только вместить двух человек.

— Вам надо влезть сюда. Не роскошь, конечно, но вы пробудете здесь максимум три часа. Вам выдадут кислородные маски. Как только вы займете свои места, ящик будет загерметизиро-ван, и нам придется заполнить остальную емкость радиоактивным материалом, чтобы пройти проверку в космопорте. Не волнуйтесь, ваш собственный контейнер снабжен более чем надежным экраном. Все очень просто: власти проявляют меньше рвения, когда видят подобный груз, и пропускают его с минимальной проверкой. И, конечно, они не станут подвергать ящик рентгеновскому просвечиванию. Как только корабль взлетит, вас выпустят и предоставят в ваше распоряжение лучшие каюты, какие только есть на корабле. В них вы и достигнете пункта назначения. Пожалуйста, располагайтесь.

Д'Аламберы со своим чемоданом забрались в ящик и надели кислородные маски. Оба пожалели, что не научились быть людьми-змеями, как некоторые из их родственников в Цирке. Три часа, проведенные здесь, будут тяжелым испытанием.

Как только ящик был закрыт, они почувствовали, что его передвигают в другое место — по-видимому, для заполнения радиоактивным материалом пространства вокруг них. Их контейнер был хорошо звукоизолирован, а потому они скорее чувствовали, чем слышали, удары при загрузке. Потом, минут через тридцать, они стали ощущать непрерывные толчки — их куда-то везли. Они надеялись, что в космопорт.

В глубине души у них все еще таилось опасение, что это какая-то сложная ловушка. Их не беспокоило, что ящик могут просто выбросить в космическое пространство — Харман тогда не позволил бы им взять с собой чемодан, если бы собирался сделать это, — но они прекрасно понимали, насколько были зависимы от кислородных масок. Харману достаточно было закачать ядовитый газ, чтобы покончить с ними без всяких усилий, потом открыть ящик и забрать деньги.

Спокойнее продолжать верить в гипотезу, что заговор, стоящий за этими исчезновениями, имеет далеко идущие планы в отношении преступных талантов и что заговорщикам их клиенты будут больше нужны живыми, чем мертвыми. По мере того как тянулось время, эта гипотеза представлялась им все более вероятной. Если Харман намеревался убить д'Аламберов, он бы давно сделал это и уже избавился от трупов. Тот факт, что их отправили в длительную поездку, свидетельствовал о том, что он был искренен с ними.

Через час тряская езда закончилась. Ящик резко подняли в воздух, и они больно ударялись теперь о стенки своего контейнера, пока свинцовую громаду куда-то не опустили. Через полчаса процедура подъема и спуска повторилась еще раз. Д'Аламберы уже начали было приходить к заключению, что это было не столько побегом, сколько серией тщательно продуманных пыток, когда почувствовали, что неимоверная сила прижала их к полу контейнера. Это было хорошо знакомое ощущение — ускорение взлетающего космического корабля. Ускорение в 3 G было бы естественным для них в нормальных условиях, но теперь, скрючившимся, оно доставляло им только дополнительные мучения.

Ощущение наступившей за этим невесомости несколько умерило их боль. Наконец, казалось, спустя целую вечность они почувствовали, что материал вокруг начали выгружать. Затем открыли их ящик, и внутрь ворвался луч света, буквально ослепив их. Прошло некоторое время, прежде чем они смогли различить силуэты трех стоявших перед ними мужчин. Грубые руки вытащили их из контейнера.

— Добро пожаловать на борт корабля «Линнеа Рос», — произнес скрипучий голос. — Вы на пути в Убежище.

ГЛАВА 6

ПОЛЕТ НА УБЕЖИЩЕ

Д'Аламберы с радостью покинули свой тайник. Они очутились в трюме грузового корабля, окруженные десятками других ящиков и клетей, весьма похожих на их собственный.

— Неужели все эти ящики скрывают людей? — удивился Жюль, разминая мышцы физическими упражнениями. Рядом потягивалась и изгибалась Иветта.

— Нет, мы перевозим всего несколько человек за рейс, — с готовностью ответил один из мужчин, распаковавших их. — Места не так много, как кажется. Идемте, я покажу вам каюты.

Он всплыл к потолку помещения и направился к выходу. Жюль и Иветта — их мышцы еще ныли, но уже функционировали — поплыли следом. На всех пассажирских лайнерах для удобства пассажиров были предусмотрены ультрагравитационные системы, но грузовой корабль не мог позволить себе подобной роскоши. Члены команды таких кораблей привыкали к невесомости, либо находили себе другую работу.

Коридор, по которому они теперь плыли, закончился двумя металлическими дверями. Две смежные каюты были абсолютно похожи: койка-гамак, натянутая вдоль одной стены, небольшой шкаф для личных вещей, встроенный в стену, и закрепленный в углу персональный туалет, годный для условий невесомости. Голые металлические стены, серые и холодные.

— Лучше, чем тот ящик, который мы только что покинули, — заметила Иветта. — Но не намного,

— А ты думала, что за пятьдесят тысяч рублей получишь каюту-люкс? — усмехнулся Жюль.

— Хватит ворчать, вы платите нам за услуги, а не за удобства, — оскорбился один из членов команды. — Пассажирские корабли досматривают более строго. Потерпите немного. На Убежище вы найдете себе вполне приличное жилье. Обед через два часа. Кают-кампания вперед по коридору. — Роль его как радушного хозяина на этом закончилась, и он вернулся к выполнению своих прямых обязанностей.

— Как бы ни было здесь тесно, это все-таки лучше тюремной камеры. — Говоря это, Иветта слегка коснулась плеча брата. Ее пальцы отстучали короткое кодированное сообщение: «Комната, вероятно, прослушивается».

Жюль еле заметно кивнул. На борту корабля будет довольно трудно найти место, где они смогут свободно поговорить.

— Думаю, ты права, — громко сказал он. — Лично мне хочется только лечь, вытянуться и немного подремать.

Брат и сестра разошлись по своим каютам.

Через два часа наши герои уже плыли к носу корабля, где располагалась кают-компания. К тому времени, когда они добрались туда, там уже собрались почти все, кто находился на борту «Линнеа Рос».

Команда из двадцати одного человека и еще трое пассажиров, кроме д'Аламберов, которые были здесь, вне всяких сомнений, по той же причине, что Жюль и Иветта.

Окидывая взглядом их лица, Иветта вздрогнула; она увидела того самого денди из казино в Авиле, которого она ошибочно приняла за Жюля. Лихорадочно порывшись в памяти, она вспомнила его имя — Пайас Нев.

Игрок был одет так же великолепно, как в казино, только, может, практичнее, с учетом условий невесомости: отсутствовали шляпа и короткая накидка. Красная искусственная роза была приколота теперь на груди, лепестки из мягкой ткани трепетали в воздухе при каждом его движении. Он тоже заметил Иветту, лицо его радостно засветилось.

— Госпожа Дубчек! — громко окликнул ее он. Головы всех повернулись к объекту его внимания. — Какая приятная неожиданность! Мне сказали, что на корабле есть леди, но я и подумать не мог, что это окажетесь вы. А это, должно быть, ваш брат. Плывите сюда, здесь для вас найдется местечко.

Иветта улыбнулась в ответ и направилась к нему. Жюль, озадаченный, последовал за ней.

— Кто это? — шепнул он, пока они плыли.

— Это малый, которого я приняла за тебя в одном казино. Я говорила тебе о нем.

Жюль окинул Пайаса неодобрительным взглядом.

— Не понимаю, как ты могла так ошибиться. Я гораздо красивее. Иветта рассмеялась.

— И с гораздо большим самомнением. Он очарователен.

— Похоже, из очень крупных мошенников, иначе не оказался бы здесь. Прошу тебя, помни об этом, — предупредил Жюль.

Они повисли рядом с Пайасом.

— Я бы поклонился, миледи, но в невесомости это не очень хорошо получается, — извинился он. — Но, если вы позволите поцеловать вашу ручку в знак моего глубокого уважения…

Иветта протянула руку, и Нев прикоснулся к ней губами так же галантно, как если бы это было на балу в Императорском Дворце.

Жюль отплыл на некоторое расстояние, что-то бормоча себе под нос о «этих чертовых актеришках». Потом, чтобы не чувствовать себя брошенным, полетел к раздатчику пищи, взял приборы для себя и Иветты и вернулся к сестре, поглощенной беседой с Невом.

Еда была типично космической и вряд ли могла вызвать аппетит. Прозрачный бульон в мягкой бутылочке, шарик протеиновой пасты, напоминающей рубленое мясо, и тюбики с заправленными сливками овощами, горячим кофе и десертом.

— Да, едва ли нам стоит беспокоиться по поводу фигуры, — заметил Жюль, вручая сестре еду.

— Пустяки, миледи, — сказал Нев. — Рядом с вами даже сухари покажутся лакомством.

«Кажется, меня сейчас вырвет», — подумал Жюль, но оставил при себе свое мнение о болтливости соседа.

В какой-то степени, однако, болтовня Нева оказалась полезной. Натура общительная, он уже многое узнал о своих товарищах по путешествию.

— Вон тот парень, — рассказывал он, указывая на тощего, рано облысевшего мужчину средних лет с раскосыми глазами, — бывший бухгалтер графа Араболии. Говорят, он припрятал почти два миллиона рублей перед тем, как покинул свой пост в некоторой поспешности. Сам он, правда, отказывается назвать точную цифру, А вон тот мужчина — Роу Карнери, в прошлом космический пират, разыскивается полицией за ограбление более десятка кораблей.

Иветте показалось, что тон голоса Нева, когда он говорил о Карнери, был не очень-то дружелюбным.

«Между Невом и Карнери что-то произошло», — подсказала ей интуиция.

Она решила более внимательно присмотреться к Карнери. Это был крупный мужчина ростом под два метра и весом не менее ста десяти килограммов, с остриженными ежиком черными волосами и сросшимися кустистыми бровями. На лице топорщилась двухдневная щетина, нос, видимо, был сломан в драках. Его глубоко посаженные темные глаза таили какие-то мрачные мысли.

«Определенно не тот человек, с которым захотелось бы отправиться на пикник, — подумала Иветта. — Интересно, какая связь между ним и Невом?»

Она рассказала Неву о себе и брате, о том, что они известные воры-взломщики, вынужденные скрываться от полиции. Это произвело на него должное впечатление.

— А теперь расскажите о себе, — попросила она. — Что сделали вы, что пришлось отправиться на Убежище?

— О, по сравнению с вашими мои прегрешения ничтожны, — церемонно произнес Нев. — Я по профессии игрок, и игрок довольно неплохой, что, как вы понимаете, пришлось не по душе владельцам некоторых казино на Кордобе. После того как я выиграл у некоторых из них несколько сотен тысяч рублей, они сосредоточили все свои помыслы на изобретении способов рассчитаться со мной. Они наслали на меня пару головорезов. Я защищался. В результате один из бандитов в схватке погиб, чем они и воспользовались, чтобы обвинить меня в убийстве. А тут подвернулась эта поездка. Она представляется мне лучшей альтернативой конфликту с местной полицией.

— Вы не похожи на опытного борца, — заметил Жюль ледяным тоном.

— Да, вы правы, — согласился Нев с веселой улыбкой. — Обычно вся моя энергия направлена на предотвращение насилия. Но, как вам, полагаю, известно, эти люди с планет с малой силой тяжести двигаются гораздо медленнее, чем это необходимо для их же собственного блага.

Подобный оборот в разговоре предоставил Иветте прекрасную возможность спросить:

— Кстати, откуда вы? Акцент ваш явно не деплейнианский, на выходца с Пуританин вы не похожи. Планет с большой силой тяжести не так много.

— Да, это верно, — улыбнулся Нев. — Я родом с Ньюфореста.

Глаза Иветты слегка расширились. Ньюфорест, так называемая Потерянная Колония, была мифом в течение нескольких веков, пока, наконец, ее не обнаружили пятьдесят лет тому назад. В начале двадцать первого столетия два десятка небольших кораблей с цыганами и новыми хиппи отбыли из Англия, чтобы избежать чистки, прокатившейся по всей Земле. Связь с ними была потеряна, и в официальном бюллетене правительства Империи Земли от 2225 года говорилось, что корабли либо затерялись в неисследованных просторах Галактики, либо приземлились на какой-то негостеприимной планете, и все люди погибли.

Однако потом стали происходить странные вещи. То вдруг на какой-нибудь планете появлялся космический корабль, команда которого заявляла, что они обитатели мира под названием Ньюфорест и являются потомками людей с тех пропавших кораблей. В конце концов эти ньюфорестиане стали притчей во языцех. О них было известно только то, что они живут на планете с большой силой тяжести, местонахождение которой тщательно скрывают.

Наконец, после сложных и длительных разысканий Службой Имперской Безопасности было установлено фактическое местонахождение Ньюфореста. Планета вращалась вокруг красной звезды, такой незаметной, что ее игнорировали в галактических обзорах. Население Ньюфореста весьма подозрительно относилось к Империи, помня о чистках, которые послужили причиной бегства их предков с Земли. Но когда флот из двадцати пяти имперских боевых крейсеров появился в их солнечной системе, требуя верности Империи и угрожая в противном случае уничтожить планету, им ничего другого не оставалось, кроме как присоединиться к системе Земли.

Это дело вызвало сенсацию пять десятилетий тому назад, но с тех пор кануло в историю. Ньюфорест, планета с силой тяжести, вдвое превышающей земную, была в основном сельскохозяйственной. Ее жители по большей части занимались своим мелким бизнесом и не причиняли больших хлопот. Как все жители планет с большой силой тяжести, они редко путешествовали из-за необходимости постоянно приспосабливаться к звездным системам с меньшей силой тяжести. Вот почему планета Ньюфорест славилась больше своим прошлым, чем настоящим.

— Я никогда раньше не встречала уроженца Ньюфореста, — честно призналась Иветта. — Ну и как там у вас?

Пайас в свойственных ему витиеватых выражениях принялся рассказывать Иветте о том, какова была жизнь под туманной красной звездой. Он живописал сверкающую темно-красную листву цветов и деревьев, описал местных животных, поведал о некоторых обычаях, возникших на планете за столетия изоляции от остального человечества, о быте ньюфорестиан. Он оказался красноречивым рассказчиком, Иветта слушала его, как зачарованная.

Тем временем Жюль, закончив обед, скучал. Сестра все свое внимание отдала этому краснобаю, да и другие слушали его. Несколько реплик, брошенных Жюлем мимоходом, остались незамеченными, и он почувствовал себя лишним. Наконец, устав от бесцельного плавания, пока эти двое болтали, он извинился и покинул кают-компанию. Уход его едва ли был замечен.

Устав от лежания в гамаке и размышлений о том, чем это словоохотливое ничтожество смогло покорить сестру, Жюль решил исследовать корабль. Плавая по коридорам, он узнал, где находятся камбуз, рециркуляционные станции, грузовые трюмы и каюты для отдыха командного состава. Вход в жилой отсек пассажирам был запрещен. Им надлежало главным образом быть в собственных каютах, за исключением времени приема пищи — порядок, который мог стать весьма обременительным.

Путешествуя по кораблю, Жюль обнаружил кое-что весьма полезное. Это был маленький люк, почти незаметный на первый взгляд, открыв который он увидел склад кислородных баллонов и какого-то оборудования. Там пахло плесенью, как в любом помещении, которым давно не пользуются, и здесь наверняка не было подслушивающих устройств. Он и Иветта смогут приходить сюда поговорить. Окрыленный своим открытием, он вернулся и постучал в каюту сестры, чтобы сообщить ей о нем. Но она еще не вернулась с обеда, и он, надувшись, отправился в свою каюту.

Через час сорок три минуты — Жюль следил за временем — он услышал голоса в коридоре. Он выглянул, чтобы посмотреть, что происходит, и увидел Иветту в объятьях ее нового знакомца. В смущении Жюль отвел глаза. Поцелуй, казалось, длился целую вечность. Если бы это было возможным в условиях невесомости, Жюль, вероятно, постукивал бы ногой в нетерпении. Наконец, Нев выпустил девушку, и она проскользнула к себе в каюту.

Дождавшись, когда ухажер удалился, Жюль тихо выплыл в коридор и легонько постучал в дверь Иветты. Она открыла ее и готова была уже радостно поделиться с ним впечатлениями, но он приложил палец к губам, призывая ее к молчанию, и поманил за собой. Сестра с готовностью последовала за ним.

Жюль привел ее в обнаруженный им склад.

— Я думаю, мы сможем поговорить здесь конфиденциально, — сказал он. — Не могу вообразить себе человека в здравом рассудке, установившего подслушивающее устройство в подобном месте.

— Я тоже, — кивнула Иветта. Жюль начал без обиняков:

— Думаю, тебе следует быть осторожнее с этим красноречивым ньюфорестианином. Он мне не нравится.

— Почему? Только потому, что он очарователен, занимателен и галантен по отношению к женщине?..

— Он мошенник, мы не можем позволить себе романтических отношений с людьми подобного рода. При нашей работе.

Иветта с иронией посмотрела на него.

— Бог мой, мой братец стал не в меру щепетилен! Никогда бы не поверила этому! — Она попыталась обратить неприятную ситуацию в шутку, но запнулась, увидев, что он очень серьезен.

— Послушай, он ведь не преступник. Он профессиональный игрок, что вполне законно на большинстве планет. Он находится здесь, потому что попал в ситуацию, из которой не может выбраться сам.

— Значит, ты веришь его истории?

— Пока да. Он не дал мне повода не верить ему.

— Он убийца.

— Так же, как и мы, мой дорогой брат, так же, как и мы. Нам приходится иногда убивать в целях самозащиты и на благо Империи. Я не стала бы осуждать его только на этом основании.

Жюль ударил кулаком правой руки по левой ладони.

— Что-то в нем не так, Ив. Это все, что я могу сказать сейчас. Но что-то не сходится в его легенде. Он не совсем честен с нами.

— Давай сделаем так, — Иветта дотронулась до плеча брата. — Представь мне доказательства, и я не буду возражать. Я верю твоей интуиции, когда ты говоришь, что он не совсем честен, но прошу и тебя поверить моим чувствам — он хороший человек.

Жюль сделал гримасу.

— Убедила. Но предупреждаю тебя, я собираюсь как следует присмотреться к нему.

— Зная тебя, — улыбнулась Иветта, — я ничего другого и не ожидала.

На следующий день за завтраком Пайас Нее был все таким же веселым и разговорчивым, очаровывая Иветту и раздражая Жюля. Но к ленчу, когда все уже были в сборе, игрок в кают-компании не появился. Это вызвало у Жюля подозрение: на корабле, где прием пищи был единственным светским развлечением, отсутствие кого-то в кают-компании не могло быть случайным. Жюль быстро поел и тут же удалился. Ситуация нуждалась в проверке.

Он поплыл по коридору туда, где, как ему объяснили, была каюта Нева. Но вдруг передумал и направился к их с Иветтой каютам, ожидая там найти ньюфорестианина, обыскивающего их вещи. Но нет, он ошибся. Жюль плыл по коридору, гадая, где может быть этот человек и что он замышляет.

Вдруг он услышал какой-то шум. Дверь слева была слегка приоткрыта — он знал, что это была каюта Роу Карнери. Осторожно приблизившись, он приложил глаз к щелке и заглянул внутрь. В каюте Нев, вынимая из встроенного шкафа вещь за вещью и тщательно обследовав каждую, аккуратно клал на место. Наконец, он нашел то, что, видимо, искал — большой круглый медальон на серебряной цепочке. С минуту Нев рассматривал его, потом сжал в кулаке. Выражение его лица изменилось: теперь оно выражало жгучую ненависть. Жюля бросило в дрожь. «Что бы ни говорила Ив, он отнюдь не невинный агнец, — подумал Жюль. — Не хотел бы я столкнуться с ним на узкой дорожке». /

Успокоившись, Нев осторожно положил медальон наместо.

«Пора линять», — подумал Жюль и быстро поплыл по коридору.

В тот же день, когда они направлялись обедать, Жюль попросил сестру:

— Займи, пожалуйста, своего нового друга на час-два после ужина. Я бы хотел обыскать его каюту.

— На час-два? — В глазах Иветты мелькнул озорной огонек. — Никаких проблем. Но держу пари, ты ничего не найдешь.

— И тем не менее. — Жюль решил пока не говорить ей о том, чему стал свидетелем утром.

После ужина Жюль выскользнул из кают-компании, не привлекая к себе внимания. Пайас Нев был слишком поглощен Иветтой, чтобы беспокоиться о ее брате. И тот решительно поплыл по коридору к каюте игрока.

Дверь была заперта, но замок был настолько прост, что Жюлю с его подготовкой и опытом в подобного рода делах не составило большого труда открыть его. Каюта мало чем отличалась от его собственной; а значит, мест для тайника было немного. Если Неву пришлось бежать так же поспешно, как им, у него не было времени на сборы, и он захватил самое необходимое, так что работы у Жюля будет мало. И все же он надеялся найти что-нибудь, что даст ему дополнительную информацию об этом таинственном ньюфорестианине.

Да, было похоже, что Нев торопился и захватил с собой много драгоценностей — главным образом кольца и броши, но была и пара роскошных колье. Он не успел обратить все это в деньги. Правда, и деньги были — толстые пачки банкнот. Интересный факт, но Жюль не нашел ни костей, ни карт, ни каких-либо других атрибутов ремесла игрока. Странно, хотя особого криминала здесь не было.

Жюль уже собирался было в раздражении закрыть последний ящик и признать свое поражение, как вдруг обратил внимание на одну деталь. Вынимая одежду, он наткнулся на аккуратно сложенные носовые платки с инициалами ПБ, изящно вышитыми в уголке.

«Либо это не его носовые платки, — подумал Жюль, — либо он не тот, за кого себя выдает. Интересно, что скажет на это Ив».

Еще раз осмотрев каюту, чтобы убедиться, что он ничего не упустил, Жюль осторожно запер дверь и был таков.

Ничего определенного, что можно было бы представить Иветте в качестве фактов, компрометирующих ньюфорестианина. Обыск в каюте Карнери и носовой платок с другими инициалами давали повод для подозрений, но ни о чем пока не свидетельствовали. Пайас Нев не был простым игроком, за какого себя выдавал. В этом Жюль не сомневался. История эта требовала более тщательного изучения.

«Пайас Нев, — сказал себе Жюль, — я выведу тебя на чистую воду».

ГЛАВА 7

ВСЕЛЕНИЕ

Полет от Кордобы до Убежища продолжался еще четыре дня. За все это время, хотя Жюль очень внимательно следил за поведением Нева, ньюфорестианин не сделал больше ничего, что могло бы показаться странным. Нев все больше времени проводил в обществе Иветты, на что девушка абсолютно не сетовала. Казалось, что она даже получает удовольствие от флирта, который вызывал отвращение у брата. Пару раз Жюль заметил, что сестра смотрит на Нева с тоской в глазах. Что бы это могло значить, думал он.

Обладай он способностью вылезти из собственной шкуры и посмотреть на себя со стороны, Жюль понял бы, что это значило. Такой же тоскующий огонек частенько горел в его глазах в присутствии его невесты Ивонны Руменье. Все очень просто: Иветта постепенно влюблялась в этого сладкоречивого незнакомца с цыганской планеты.

Жюль весь отдался делу. Он завел знакомство с двумя другими пассажирами, но мало чего добился. Паскаль Ортиц, растратчик, оказался никчемным человечишкой, относившимся к тому типу людей, о которых легко забываешь, даже стоя рядом с ними. Кроме искусства выманивать деньги у других людей, он не имел талантов. Роу Карнери, наоборот, провел слишком бурную жизнь и не хотел говорить о ней. На вопросы он отвечал односложно, в лучшем случае отделывался короткими фразами. Жюль не сомневался, что этот человек был склонен к насилию, и не стремился вызвать его на откровенность — добром бы это не кончилось. Стоит ли вступать в антагонизм с товарищем по бегству от правосудия?

Жюль попытался завести дружбу с командой «Линнеа Рос», но нашел их почти столь же некоммуникабельными, как и Карнери. Они выполняли свою работу, и когда Жюль скорее от скуки, чем из каких-то других побуждений, энергично брался помогать им, они в разговоре старательно избегали любых тем, кроме самых тривиальных. В частности, он не смог получить никакой информации относительно пункта их назначения. Либо команда ничего не знала об Убежище, либо у них были строгие указания молчать о нем.

Вот почему большую часть времени Жюль проводил в одиночестве в своей каюте, злясь на Иветту за ее привязанность к Неву и придумывая самые невероятные объяснения загадочному поведению ньюфорестианина.

О конце путешествия пассажиров предупредили лишь за десять минут до выхода корабля из субпространства над поверхностью Убежища. Они пристегнулись в своих койках и испытали особое ощущение, которое отмечало переход от субпространства к обычной реальности. Еще через два часа они пережили процесс торможения, когда «Линнеа Рос» прорезала атмосферу планеты и мягко опустилась на поле космопорта.

Пассажиров корабля отвели в длинное, низкое, выкрашенное в белый цвет здание. Там под большой вывеской с надписью «Добро пожаловать на Убежище» их багаж открыли и тщательно проверили в их присутствии, чтобы потом не было обвинений в краже. Их самих тоже обыскали в поисках оружия. «На Убежище запрещено ношение оружия, — объяснил один из охранников. — Мы предпочитаем жить мирно. К тому же оно вам не потребуется — вы здесь среди друзей»,

Д'Аламберы позволили охранникам найти два министаннера, хотя обыск оказался менее строгим, чем они ожидали. Жюль подумал о тех миниатюрных электронных игрушках, которые он мог бы контрабандой провезти под носом у этих людей из службы безопасности, но понял, что в этом не было бы большого смысла. Все микрооборудование Галактики не поможет им выбраться с этой планеты. Для этого им потребуется космический корабль, а охрана, похоже, тщательно контролировала все подступы к космопорту.

Агентов СИБ не беспокоило отсутствие оружия. Охранники в большом количестве имели и бластеры и станнеры. Двое деплейниан чувствовали себя вполне в состоянии воспользоваться этим источником, когда придет время. «Первоклассный агент, — много раз повторял им отец, — это агент, способный на импровизацию. Если заранее все тщательно спланировать, что-нибудь где-нибудь обязательно сорвется и поставит вас в затруднительное положение».

После обыска они встали в очередь для получения временного жилья, подобно тому, как это некоторое время назад проделала Хелена. Собеседование прошло без помех, они ничем не вызвали подозрения клерка, а потому их изображения, к счастью для них, не были посланы в кабинет Гарста. Увидев Жюля с Иветтой, тот приказал бы убить их на месте. Он слишком хорошо помнил, как эти агенты разгромили его организацию на Весе.

Легенда д'Аламберов сработала как нельзя лучше, их фотоизображения были прикреплены к личному делу и обычным путем отправлены в картотеку.

Как все вновь прибывшие, д'Аламберы получили временное жилье — до тех пор, пока они не найдут более подходящее. Им предоставили комнаты в деревянном барачного типа здании, хотя и более просторные, чем каюты на корабле, но далеко не роскошные, как их уверяли. Однако в выданном им буклете говорилось, что они сами могут подобрать себе жилье по средствам — от дешевого до самого элитарного.

— Кое-что мне здесь нравится! — воскликнула Иветта. Д'Аламберы не сомневались, что комнаты прослушивались, а потому были начеку. — Я выбрала бы вот эту квартиру, — сказала она, указывая на одну из фотографий, которые, верные принципу рекламы, весьма приукрашенно изображали то, что было на самом деле.

Жюль посмотрел на показанную сестрой картинку и ответил:

— Нам это не по карману. Давай лучше возьмем вот ту с двумя спальнями. При плате сто пятьдесят рублей в месяц мы сможем немного больше тратить на другие вещи.

Они немного поспорили по этому поводу, после чего Иветта сдалась.

— Ты, как всегда, практичен, — заявила она.

На следующий день они перебрались в квартиру с двумя спальнями, сходную с той, что в брошюре, но не такую безупречную, как на картинке. Иветта нехотя согласилась, что она вполне приемлема, и разговор на этом окончился.

Тем временем они прочли выданный им путеводитель под названием «Ваш гид по Убежищу». В городе с населением чуть более двадцати семи тысяч человек почти две трети были «беженцами», подобно д'Аламберам, а остальные административными служащими, призванными удовлетворять их запросы.

Хозяева Убежища не пожалели средств в стремлении сделать жизнь иммигрантов счастливой. Город был прекрасно спланирован, жилые здания искусно вписаны в природный пейзаж. Никакой скученности. Взгляд радовали парки и зеленые насаждения. Здесь было много плавательных бассейнов, гимнастических залов, спортивных площадок и магазинов. Вновь прибывшие жители могли проводить время в ресторанах, барах, казино и прочих местах, не опасаясь полиции.

Однако наблюдательный человек заметил бы некоторые упущения в путеводителе. В нем не упоминалось о правительстве или о ином органе, его заменяющем. Не было сказано о связях с другими планетами, а главное, о том, как покинуть планету.

В действительности Убежище было тюрьмой без решеток. Роскошная, правда, но тюрьма. Обитатели его, должно быть, сознавали этот факт, по крайней мере, на уровне подсознания. По большей части это были преступники в прошлом, которые трудно привыкали к ничего неделанью. Алкоголь и наркотики поглощались ими в огромных количествах, и редко какой день проходил без крупных потасовок, заканчивавшихся заключением кого-нибудь под стражу.

В лучшем случае Убежище была несовершенным раем.

Теперь, когда д'Аламберы, наконец, оказались здесь, они могли сосредоточить свое внимание на их настоящем задании — поиске Хелены и побеге отсюда. Жюль надеялся, что сестра, наконец, перестанет встречаться с Невом и будет в полную силу работать. Она работала, но от встреч с Невом отказываться не собиралась.

— Взгляни на проблему с другой стороны, — убеждала брата Иветта, когда они вдвоем прогуливались по уединенной дорожке, которую облюбовали сразу после прибытия сюда; это был единственный способ поговорить без опасения быть подслушанными. — В городе более двадцати семи тысяч человек, а нам нужен один-единственный. Мы удвоим наши шансы найти Хелену, если будем искать по отдельности. Если Пайас хочет сопровождать меня в прогулках по городу, лучшего спутника и пожелать нельзя. А ты будешь ходить по другим маршрутам.

План сестры имел определенный смысл, и все же он беспокоил Жюля.

— Нев нечестен с тобой, — настаивал он. — И скрывает что-то нехорошее.

— Опять ты за свое! Ты уже неделю следишь за ним. Нашел что-нибудь?

И тогда Жюль рассказал ей о странном поведении Нева в каюте Карнери на второй день их пребывания на корабле. Иветта внимательно слушала брат, а когда он закончил, сказала:

— Я знала, что между Пайасом и Карнери кошка пробежала, я почувствовала это сразу, как только Пайас заговорил об этом человеке. Хорошо, возможно, у них с Карнери из-за чего-то личная антипатия. Но может ли это быть причиной, чтобы он мне не нравился?

— Ты не видела выражения его лица. Говорю тебе, этот человек опасен.

— Все мужчины опасны, — улыбнулась Иветта. — Это один из уроков, который узнает девушка, когда вырастает. Если бы нас это останавливало, человечество исчезло бы тысячелетия тому назад. Это все, что ты имеешь против него?

— Нет. Он обманывает нас, он совсем не тот, за кого выдает себя — Я нашел носовой платок в его каюте с монограммой «ПБ» в углу.

— Мы тоже не те, за кого себя выдаем. Я в действительности вовсе не Ярмилла Дубчек. Могу представить себе целый ряд обстоятельств, когда профессиональному игроку требуется поменять имя. Меня больше интересует не имя, а человек, носящий его. Он хороший человек, Жюль; я знаю это так же хорошо, как то, что меня зовут Иветта д'Аламбер. — Она поцеловала его в лоб. — Очень приятно, что ты так обо мне беспокоишься, правда, приятно. Я знаю, это потому, что ты меня любишь, и я тоже люблю тебя. Но помни, я на год старше тебя. И могу сама о себе позаботиться, честно, могу. Мы не сиамские близнецы, и у меня своя жизнь. Я не упрекаю тебя за то время, что ты проводишь с Ивонной, так, пожалуйста, предоставь мне такое же право. — Она посмотрела на свои кольцо-часики. — У меня сейчас больше нет времени на пустую болтовню. Я обещала встретить Нева через десять минут и, если потороплюсь, еще успею. Я не забуду, что ты сказал мне о нем. Я буду искать Хелену. Это моя главная задача здесь, и я знаю об этом так же хорошо, как и ты. Но предоставь мне делать это так, как я считаю нужным. Пока!

Она ушла. Жюль был очень расстроен из-за того, что он не смог убедить ее в опасности Нева.

Иветта встретила Нева в ресторане, специализировавшемся на нагалезской кухне. Она сделала вид, что сразу не заметила его, это дало ей возможность быстро осмотреть зал. Хелены не было. Она поприветствовала Пайаса взмахом руки и направилась к его столику.

Он встал и, как всегда, поцеловал ей руку. Они заказали фирменное блюдо ресторана, — сырую рыбу с зажаренными в тесте овощами. К нему подавалось множество соусов.

В середине обеда ньюфорестианин вдруг сменил тему до сих пор безобидного разговора:

— Ваш брат не любит меня, не так ли?

— Что вы имеете в виду?

— Я не слепой, Ярмилла. Всегда, когда он оказывается в одной комнате с нами, я чувствую недобрые взгляды, которые он бросает на меня. А его отрывистые фразы красноречиво свидетельствует, что он не желает разговаривать со мной. У вас из-за меня неприятности?

— Он просто обеспокоен, — медленно произнесла Иветта. Говоря это, она раздумывала, как бы подипломатичнее ускользнуть от прямого ответа. — Он чувствует себя обязанным защищать меня, хотя я и на год старше его, честь семьи. Он боится, что я выйду замуж за человека низкого сословия.

Пайас Нев усмехнулся.

— Что в этом смешного? — нахмурилась Иветта.

Ньюфорестианин вернул лицу серьезное выражение.

— О, ничего особенного. Я… просто подумал, насколько я ниже вас по статусу. Я игрок, а вы взломщик, в конце концов. И оба мы находимся на самом дне, если иметь в виду табель о рангах.

Иветта прокляла себя за оплошность. Их отец был герцогом планеты ДеПлейн, хотя предпочитал путешествовать вместе с Цирком в качестве его главного менеджера. Браки между знатью и простыми людьми были обычным явлением и даже поощрялись в некоторых кругах, а потому не было никаких основательных препятствий для брака Иветты с Невом, если он того захочет. Тем не менее она была уверена, что именно их положение было главной причиной беспокойства Жюля.

К счастью, ньюфорестианин принял ее заявление за шутку. В самом деле, в их ситуации было нелепо беспокоиться о рангах.

— Думаю, что Яро мало кого считает заслуживающим моего внимания, — пояснила Иветта. — Братская ревность очень серьезная штука. Но, возможно, вам трудно это понять.

— Нетрудно, — ответил Нев. — У меня у самого три сестры. Две из них вышли замуж за мужчин, которых я считаю настоящей деревенщиной; третьей только шестнадцать, поэтому мне пока не приходится волноваться за нее — в определенном смысле. Но мне знакомо беспокойство брата. Особенно на Ньюфоресте — мы считаем наших женщин почти святыми. Древние обычаи умирают с трудом.

Он посмотрел на Иветту долгим взглядом, помолчал и затем повторил:

— Да, святыми.

У девушки вдруг пересохло в горле, но она заставила себя сохранить легкость тона, когда задавала свой вопрос.

— Мнение брата действительно так важно для вас?

— Да, — Нев почти прошептал это слово, но оно повисло в воздухе между ними, будто он его прокричал. — То есть значило бы, если бы… Я больше ничего не знаю. Действительно не знаю. Мне не следовало так поддаваться этому. Мы только спутники, случайно оказавшиеся здесь вместе; давайте развлекаться и не думать о будущем, хорошо?

Иветта еще не видела Нева таким серьезным.

— Я чувствую то же. Временами все складывается очень странно; мы можем расстаться и никогда не встретиться снова, тогда зачем привязываться друг к другу больше, чем сейчас?

— Согласен, — кивнул он. — О браке не может быть и речи.

— Я никогда не поднимала этот вопрос.

— А я никогда не имел этого в виду, — медленно произнес он. — Забудем об этом. — Он посмотрел на свою почти пустую тарелку. — Думаю, с меня хватит. Давайте расплатимся и погуляем по городу, хорошо?

На улице он повеселел. Погода была хорошая, светило солнце. Они шли, взявшись за руки, по прохладной траве парка, глядя перед собой. Вдруг он повернулся к ней.

— Я знаю, что мы сделаем. Поедемте на представление сенсабля.

— Отличная мысль, — улыбнулась она в ответ.

Молодые люди направились на угол улицы и нажали кнопку на стойке» вызова. Через две минуты к остановке с тихим шуршанием подкатил двухместный автомобиль. Они сели в него. Нев набрал код общественного сенсабля. Экран перед ними загорелся, показав стоимость проезда. Нев опустил семь двадцатикопеечных монет в прорезь, и машина тронулась с места.

Стандартная скорость движения по городу была пятнадцать километров в час. По пути им попалось еще несколько машин, ехавших с той же скоростью. Эти машины были единственным видом транспорта на планете, хотя д'Аламберы подозревали, что стража имела скоростные автомобили, иначе как бы она справлялась со своей задачей? Отсутствие быстроходного транспорта способствовало спокойной обстановке на улицах Убежища. Здесь не случайно не было никаких волнений, не возникало ситуаций, которые невозможно было бы взять под контроль. Жюль и Иветта были поражены простотой такой системы.

Нев и Иветта прибыли в театр и нашли отдельную кабинку. Они просмотрели перечень имеющихся представлений и остановились на эпическом произведении из времен Французского Ренессанса. Затем, откинувшись в специальных креслах, приготовились смотреть представление.

В принципе сенсабль работал почти так же, как и станнер. Каждое из этих устройств посылало специальный луч в свою мишень, и он действовал на нервную систему реципиента. В случае станнера его результатом становился паралич, потеря сознания или даже смерть — в зависимости от мощности луча. Проектор вызывал в человеческом подсознании явления более сложные.

Если не вдаваться в подробности, сенсабль воздействовал на все чувства человека и с его участием разыгрывал представление. Человек, подвергавшийся действию его лучей, был не просто зрителем, а участвовал в постановке, жил ощущениями героев спектакля. Как герой воспринимал события, происходящие на сцене, ощущал запахи; а если герой ел, — вкус пищи. Все, что чувствовал и делал герой, повторял и зритель, сидя в кресле сенсорной кабинки. По существу он был марионеткой, разыгрывающей написанную автором историю.

Представление, которое переживали Иветта и Нев, было предназначено специально для влюбленных пар. Сценаристом были предусмотрены две главные роли — герой и героиня. Зрителей тоже было два, они с удовольствием разыгрывали свои роли. Иветта нашла образ героини занимательным. Она была меланхоличной женщиной, которую герой должен был спасать в опасных ситуациях. В реальной жизни Иветта никогда бы не примирилась с таким положением вещей, но находила это забавным в придуманной истории.

Они покинули театр в радостно-возбужденном настроении. Огорчение, вызванное разговором за обедом, у обоих прошло.

— Я всегда чувствовал, что принадлежу к эре, подобной той, что в спектакле, — сказал Нев, нажимая кнопку на стойке остановки, чтобы вызвать автомобиль. — Посмотрим на сегодняшнюю жизнь. Где романтики, тоскующие по возлюбленной? Кто взбирается на балкон миледи и вешается на ее портьере? Кто сражается на шпагах из-за женщины? — Боюсь, все они исчезли из этого мира, оставив его торгашам и бухгалтерам.

— А как же вы? — спросила Иветта.

— Да, мы возродились в пламени, реликты давно оплаканного века. Но мы сегодня не в моде. — Он вздохнул. — Я чувствую, что должен всегда носить шпагу, розу и накидку — как дань романтике.

— У вас есть роза и накидка. Шпага на многих планетах объявлена вне закона, к тому же она не сочеталась бы с вашим гардеробом.

— Вы правы. Сегодня такое вызвало бы только удивление, — согласился Нев. Подошла их машина, Нев помог Иветте сесть в нее, а потом сел сам. — Куда? — спросил он.

— Домой, — ответила Иветта. — Я очень устала. Я слишком долго прожила на планетах с малой силой тяжести и от этого устаю быстрее, чем следовало бы.

— Со мной то же самое. Я бы все отдал, чтобы оказаться сейчас на Ныофоресте, сидеть на поляне в лесу, ощущая настоящую силу тяжести, и насвистывать какой-нибудь цыганский мотив.

Нев направил машину к дому Иветты. Оба всю дорогу молчали. Иветта ощущала рядом с собой сильное мускулистое мужское тело, и ей было очень хорошо. И все же где-то в глубине души она чувствовала: то, что пытался внушить ей брат, было правдой. Она выполнит свое задание здесь, надо надеяться, что скоро, и приступит к другой опасной операции. А Пайас… Возможно, он тоже отправится куда-нибудь, послушный своей судьбе игрока.

Иветта вздохнула.

Выйдя из машины, они пошли, обняв друг друга за талию. Прощальный поцелуй длился долго, и все равно им не хотелось расставаться. Иветта уже намерилась было пригласить его в дом, независимо от того, что подумает об этом Жюль; когда вспомнила их разговор во время обеда и решила, что все же не стоит. Она сказала:

— Мне пора. Нев кивнул.

— Я позвоню. В конце концов, мы долго будем здесь. Возможно, все кончится тем, что мы надоедим друг другу.

Иветта постояла у раскрытой двери, пока он не завернул за угол. Послушала немного, как он насвистывает цыганский мотив, и вошла в дом.

На следующее утро, когда они отправились на традиционную прогулку, Жюль спросил сестру, как она провела вчерашний вечер.

— Никаких признаков Хелены, — ответила она, уклоняясь от истинного значения вопроса.

— Мне тоже пока не удалось обнаружить ее. Это начинает серьезно меня беспокоить. Что, если они уже обнаружили и убили ее?

— Не будем отчаиваться. Здесь живет двадцать семь тысяч человек; нельзя же рассчитывать, что увидишь всех за два дня.

— Конечно, было бы неплохо, если бы ты перестала так много внимания уделять одному человеку.

Иветта взорвалась:

— Послушай. Брат ты мне или не брат, но ты не имеешь права так грубо вмешиваться в мои дела. Мне начинают надоедать твои постоянные придирки. Пайас галантен и вежлив со мной с первого момента нашей встречи. И даже если он внезапно превратится в Монстра Верхней Галактики, я вполне способна постоять за себя. Так что благодарю за заботу, не надо.

Жюль постарался сдержать гнев.

— Я просто не могу не вспомнить, — медленно произнес он, — что Пол Симон был тоже невероятно красив и дружелюбен и что один из роботов Рустина, был создан как двойник мужчины с планеты с большой силой тяжести…

Аргумент застал Иветту врасплох. Она остановилась и охнула. Пол Симон был первым обнаруженным ими роботом, сделанным специально, чтобы привлекать внимание женщин — вернее, одной определенной женщины: Принцессы Крови Эдны. Доктор Рустин и его босс, герцог Федор Пасков с Колокова, предполагали женить свое творение на принцессе и таким образом получить контроль над Империей. Этот заговор был раскрыт д'Аламберами, но, к сожалению, осталось еще несколько необнаруженных роботов. Иветта лично проводила допрос, во время которого выяснилось, что существует робот-мужчина, подобный жителю планеты с большой силой тяжести.

Когда она снова обрела дар речи, она промолвила:

— Невозможно, он не мог…

— Как ты можешь быть так уверена? Симон был прекрасным обманщиком. Потребовались специальные детекторы, чтобы мы смогли определить, что это робот. А сейчас у нас нет таких детекторов.

Иветта присела на камень и тупо смотрела в пространство.

— Он настоящий, я это знаю.

— Ты можешь воткнуть в него иглу, чтобы посмотреть, пойдет ли кровь.

— А ты бываешь жестоким, брат.

Жюль вдруг перестал на нее сердиться. Она его сестра, в конце концов, он не должен причинять ей боль.

— Я вовсе не утверждаю, что он робот, — сказал он. — Я просто считаю, что люди в нашем положении должны быть более осмотрительными. Мы находимся на вражеской территории совершенно одни, в любой момент мы должны быть готовы бороться за свою жизнь. Нам надо следить, за каждым своим шагом, вот что я имею ввиду.

Она посмотрела ему прямо в глаза. Показалось ли ему, или на самом деле в ее глазах стояли слезы?

— Единственное, что я знаю, — произнесла Иветта ровным голосом, — это то, что я не могу вот так сразу перестать чувствовать то, что я чувствую к нему, так же, как ты не можешь перестать чувствовать то же к Вонни. Но я обещаю быть хорошим агентом и не допущу, чтобы мои чувства мешали исполнению долга.

— Я ни на миг не сомневался в этом, — Жюль впервые за последнее время одобрительно улыбнулся сестре. — Сейчас мы разойдемся до конца дня. Почему бы тебе не заняться этой частью города? А я поброжу по западной. Посмотрим, что нам удастся сделать/

— Хорошо. — Иветта опять овладела собой.

После двух часов безуспешных хождений по торговому центру Жюль уже было собрался попытать счастья в другом месте, когда вдруг увидел Хелену! Она вышла из магазина с небольшим свертком под мышкой и направилась в противоположную от него сторону.

Сердце Жюля бешено забилось: Хелена жива! Теперь перед ними стояло два вопроса. Первый — что она успела узнать об интересующем СИБ деле. И второй, гораздо более важный, как им троим выбраться с этой планеты?

ГЛАВА 8

СУМАТОХА

Жюль был уже готов пойти за Хеленой, когда заметил, что за ней следят. Мужчина, стоявший привалясь к стене, внезапно выпрямился и пошел чуть поодаль от девушки. Походка его была небрежной, и он не проявлял явного интереса к Хелене, но Жюля было не так-то просто провести: он имел отличную подготовку и сам по роду службы занимался слежкой. Окинув взглядом толпу, он заметил еще один «хвост» — на этот раз женщину. Наверное, чтобы Хелена не могла воспользоваться проверенным приемом — зайти в общественную женскую уборную и оставить мужчину снаружи, исчезнув через окно.

У Жюля упало сердце. Если заговорщики приставили к ней двух филеров, значит, инкогнито Хелены раскрыто. То, что ее оставили на свободе, для Жюля это означало только одно — они достаточно уверены в своей безопасности и могут арестовать ее в любой момент. Похоже, ее используют как приманку для других возможных агентов СИБ, таких, как он сам и Иветта. Д'Аламберы не могли вступить с ней в контакт, пока не будут приняты меры безопасности.

И все же теперь, когда он, наконец, нашел ее, Жюль не должен выпускать ее из виду, пока не узнает, где сможет ее найти; нельзя полагаться на вторую случайную встречу. Убедившись, что за ним никто не следит, Жюль двинулся за Хеленой и двумя ее «хвостами».

Они миновали торговую площадь, при этом Хелена посетила еще два небольших магазина. Потом она остановилась и нажала кнопку на стойке вызова машины на углу. Жюль подошел к стойке на другом углу и тоже вызвал машину. То же самое, как он заметил, проделали и те двое. Машины управлялись пассажирами; до тех пор, пока не иссякнет запас монет, значит, Жюль может раза три объехать весь город. В этом отношении можно быть спокойным. К тому же при скорости пятнадцать километров в час далеко Хелена не уедет.

Он проследовал за ней до самого дома. Двое ее сопровождающих заняли, по всей видимости, привычные для них позиции, откуда они могли наблюдать за дверью. Значит, квартира Хелены, так же, как и его собственная, вне всякого сомнения, имела только один выход. Жюль запомнил адрес и проехал дальше, убедившись, что ничем не привлек к себе внимания.

Первая часть плана была выполнена: теперь он знал, что Хелена жива и где она живет. Следующая задача-связаться с ней. Он не мог прийти к ней: филеров, разумеется, проинструктировали, чтобы они брали на заметку каждого входящего в дом. Линия связи Хелены, безусловно, прослушивается; если даже он позвонит ей из общественной кабины и будет говорить кодом, прослушивающие ее люди поймут, что она находится в контакте с кем-то, и будут начеку. Он мог бы, конечно, подождать, пока она уйдет по какому-либо делу, проникнуть в ее квартиру и оставить там записку, но скорее всего там установлены микрофоны и камеры, его тут же обнаружат, сфотографируют и опознают.

Жюль припарковал свою машину и пересек улицу, размышляя над этой проблемой. Наконец, его осенило. Он направился в ближайшую лавочку и купил блокнот, ручку и коробок мела. Затем сел в парке на скамейку и тщательно составил записку кодом СИБ самого высокого уровня. В расшифрованном виде записка гласила:

— «Позвоните по следующему номеру ровно в семь вечера: 84-76-873. Это общественный телефон в Кафе Бичвуд. Ответит кто-нибудь из нас. Скажите, что набрали не правильный номер, и сразу повесьте трубку». Далее в записке были даны инструкции по организации тайной встречи с ними.

Когда записка была написана, он осмотрелся вокруг, нашел камень нужного размера, поднял его и направился к ближайшему от квартиры Хелены углу. Он положил камень рядом с угловой стойкой вызова машины и подложил под него записку так, чтобы был слегка виден ее уголок. Две тени у двери Хелены не видели его, и когда Жюль убедился, что за ним никто не наблюдает, взял кусок мела и изобразил на стойке нечто вроде символа. Это было сердце. В верхнем углу он написал имя «Вомбат» (свое кодовое имя), а в нижнем противоположном углу — «Барвинок» (кодовое имя Иветты). Через центр сердца он прочертил стрелу.

Для случайных глаз рисунок показался бы просто шалостью незрелого ума, чем-то таким, что можно увидеть на любой планете Галактики. Вряд ли кто-нибудь сообразит, что на Убежище нет детей и обратит внимание на надпись. Цивилизованные люди научились не придавать этому значения.

Но глаза Хелены не были «случайными». По опыту Жюль знал, как быстро она распознает самые сложные коды и мгновенно расшифровывает их. Эта стойка вызова была ближайшей к квартире Хелены, несомненно, именно ей она пользуется для вызова машины. Два кодовых имени немедленно привлекут ее внимание, и ее глаза проследят за направлением стрелы, которая указывает точно на камень. Жюль рассчитывал, что она найдет какой-нибудь предлог, чтобы наклониться, заметит записку и спрячет ее, чтобы потом прочитать,

Жюль окинул взглядом результат своего творчества, чтобы убедиться в его совершенстве, а заторопился. Чем дольше он находился здесь, тем больше были шансы вызвать подозрение.

Он прошел два квартала до следующей стойки и уже собирался вызвать машину, чтобы ехать домой, когда увидел на противоположной стороне улицы Пайаса Нева. Игрок вышел из переулка, посмотрел в обе стороны, как будто убеждаясь, что за ним никто не наблюдает. Он не заметил Жюля, стоящего на другой стороне улицы, более чем в шестидесяти метрах от него, нервно вытер руки о комбинезон и быстро пошел в противоположном от Жюля направлении.

А тот стоял и размышлял над столь странным его поведением. «Что-то произошло в этом переулке, и он не хочет, чтобы это связали с ним, — думал он. — Что бы это ни было, я хочу это знать — ради Ив».

Перейдя улицу, он с напускным безразличием направился к переулку. Пространство между двумя зданиями было довольно узким, высокие здания пропускали мало света, и глаза с трудом различали что-либо. Жюль осторожно пробирался между разбросанными ящиками и мусором, загромождавшими проход, пока не достиг конца переулка. Он огляделся, но ничего необычного не увидел. Он собирался было возвратиться на улицу, как вдруг поскользнулся на чем-то мокром…

То была лужица свежей крови. Она натекла из большого перевернутого ящика. Жюль подошел к нему и поднял картон, чтобы посмотреть, что там.

Там лежало тело Роу Карнери. Пират был связан, в рот ему вбили кляп. Оба запястья и горло были перерезаны. В открытых остекленевших глазах застыл ужас.

Жюль был потрясен этим зрелищем. Его качало. Он отошел к стене дома и оперся на нее.

Значит, так и есть: Пайас — убийца.

Роу Карнери его не интересовал. По существу, все на этой планете оказались потому, что совершили достаточно преступлений. Жюля не взволновало бы, даже поубивай они все друг друга. Но это дело касалось его сестры. Бедная Иветта! Как рассказать ей об увиденном?

Он вернулся домой и ждал ее возвращения. Короткий знак рукой показал ей, что он хочет поговорить с ней в полном уединении. Они отправились на прогулку.

Сначала он сообщил ей о Хелене и оставленной записке. Пока Иветта находилась в радостно-возбужденном состоянии и размышляла, каковы теперь их дальнейшие планы, Жюль поведал ей о кровавом преступлении Пайаса Нева.

— Не могу поверить, — прошептала она побелевшими губами.

— Я не стал бы лгать.

— Я знаю. Просто… я знаю Пайаса. Или, по крайней мере, думала, что знаю. Никогда не поверила бы, что он способен на нечто подобное… Может, это убийство совершил кто-то другой, а он просто случайно наткнулся на тело Карнери, как и ты?

Жюль откашлялся.

— Ну, предположим, что так. Тогда что он делал на этой темной узкой улочке? И потом — выражение, которое я увидел на его лице в каюте Карнери… Один шанс из биллиона, но держать пари я бы не стал.

Иветта опустила голову.

— Ты прав, как всегда. Я знала с той первой встречи на корабле, что что-то не так между Пайасом и Карнери. Тон Пайаса менялся, когда он говорил о Карнери. А Карнери совсем не обращал на него внимания:

— Она замотала головой. — Пайас, почему, почему, почему?! Почему ты сделал это? Почему все должно было случиться так, как случилось?

Жюль положил руку сестре на плечо.

— Боюсь, я не могу тебе этого объяснить.

— В прошлом месяце мне исполнилось тридцать, и все еще, как говорят, без каких-либо «перспектив». Ты должен признать, что это довольно необычно для нашей семьи. Большинство наших женщин выходят замуж и уже имеют большие семьи в этом возрасте.

— Но даже для нашей семьи ты не совсем обычная. Любая женщина может иметь мужа и детей; но кто из них мог спасать Империю, как это неоднократно делала ты?

Иветта посмотрела на него, улыбнувшись сквозь слезы.

— У тебя привычка, братец, придавать деловой характер самым интимным разговорам. Конечно, ты прав: у меня есть дела поважнее. Пора ими заняться.

Ее глаза высохли, голос стал твердым. Она снова стала Иветтой д'Аламбер, лучшим агентом Службы Имперской Безопасности — профессионалом высочайшего класса. Пайас Нев был если не забыт, то, по крайней мере, оттеснен в дальний уголок ее мозга, где мог оставаться до тех пор, пока не появится время для более детального осмысления происшедшего.

— Как я понимаю, — продолжала она, — сегодня в семь вечера мы сидим в Кафе Бичвуд. Если Хелена не позвонит, значит, еще не нашла записку, и мы придем туда завтра.

— Верно. Если она не позвонит в течение трех вечеров подряд, мы проверим ее квартиру и попытаемся предпринять что-нибудь еще. Хотя я не думаю, что она не найдет мою записку — она умная девушка.

— Но ты учти, что за каждым ее шагом следят два «хвоста» и, вероятно, в ее доме больше электронных игрушек, чем мог придумать самый сумасшедший изобретатель.

— Возможно, она знает, что за ней следят, но пока не считает нужным избавиться от них. Иветта покачала головой.

— Можешь называть это предчувствием, но думаю, ситуация не такова. Вспомни, у Хелены хорошая подготовка, но полностью отсутствует практический опыт. Она ввязалась в это дело, потому что хотела показать всем, что может справиться с работой. Готова биться об заклад, что она настолько уверовала в свою непогрешимость, что даже и помыслить не может, что ее выследили. Ты сказал, что эти «хвосты» довольно опытные, а Хелена подсознательно просто не хочет видеть их.

— Она узнает о них, когда получит мою записку; я совершенно определенно написал ей обо всем.

— Бедняжка, для нее это будет ударом. Но я думаю, она выдержит его. Только бы нам найти способ выбраться отсюда. Мы были настолько поглощены ее поисками, что фактически не имели возможности изучить обстановку.

— Возможно, она поможет нам в этом. Она здесь уже несколько недель. Ей должно быть что-нибудь известно о расписании прилета и отлета кораблей, о том, как организовано дело, и тому подобное. С ее информацией и нашей дьявольской ловкостью мы горы свернем.

— Ты не страдаешь от избытка скромности, не находишь? Итак, мы обедаем сегодня в Кафе Бичвуд и надеемся получить в семь часов «ошибочный» звонок.

В половине седьмого они были в ресторане и заказали обед, потребовав кабинет поближе к общественному аппарату связи. Без пяти семь Иветта встала из-за стола и подошла к аппарату. Она держалась непринужденно и не смотрела на свои часики в кольце. Минуты ползли медленно.

Ровно в семь аппарат зазвонил. Иветта дала ему позвенеть несколько секунд, подняла трубку, проверив, что кнопка визуальной передачи выключена, и сказала:

— Алло?

— О, извините, пожалуйста, — донесся голос Хелены, — кажется, я не правильно набрала номер. — И, как ее и проинструктировали, сразу же отключилась.

Иветта вернулась к столику и сообщила брату:

— Связь состоялась. Жюль едва заметно кивнул.

— Пообедаем и отправимся домой, спать. Завтра нам предстоит важная встреча.

Операция по избавлению Хелены от филеров была назначена на завтра, на девять часов, в том же торговом центре, где Жюль встретил ее. Пятница появилась точно в назначенное время и вошла в ресторан, чтобы позавтракать перед тем, как отправиться за покупками. Две тени двинулись следом.

Иветта д'Аламбер, несшая охапку свертков, столкнулась с женщиной — «хвостом» и уронила их.

— Что ты наделала, недотепа! — закричала Иветта. — Надеюсь, там ничего не разбилось. Ты ничего не слышала?

— Нет, — ответила женщина, стараясь ускользнуть от нее. — Не думаю. Я тороплюсь…

— Конечно, торопишься! — лезла Иветта на рожон. Она схватила женщину за руку. — Думаешь, это дает тебе право сбивать людей с ног?1 Если бы ты так не торопилась, м^жет, у тебя было бы время посмотреть, куда идешь. Может быть, ты не налетала бы на посторонних!

Скандал начал собирать толпу, что было совершенно нежелательно для женщины: «тень» не должна привлекать к себе внимания.

— Послушайте, мне очень жаль, действительно очень жаль, но…

— Что мне толку от этого «жаль»? Это мне поможет собрать мои свертки? — Иветта начала прихрамывать, все еще держа женщину за руку. — К тому же, кажется, я растянула связки, когда ты сбила меня с ног.

— Я не сбивала вас с ног…

— Тогда почему мои свертки рассыпались по всей улице? Думаешь, я просто разбросала их для своего удовольствия? И сама себе лодыжку повредила? Я чувствую, что она опухает. Это ты во всем виновата.

— Но послушайте, я же извинилась, отпустите меня! — Женщина оттолкнула Иветту и бросилась за Хеленой. Иветта могла бы попытаться задержать ее еще на какое-то время, но это было бы слишком. Она задержала «хвост» достаточно, чтобы Хелена успела сделать то, что от нее требовалось.

Тем временем мужчина-тень, не подозревавший о судьбе товарки, проник за Хеленой в ресторан. Здесь уже был наготове Жюль с аналогичной уловкой. Шпик старался не очень отставать от быстро идущей Хелены, как вдруг перед ним оказался Жюль с подносом, полным еды и напитков. Через секунду все это было вывалено на одежду преследователя.

— О, прошу прощения, я не заметил вас, — произнес Жюль так искренне, что вполне мог бы быть удостоен Премии Галактики за актерское мастерство. — Ах, позвольте мне помочь вам стереть это месиво.

— В этом нет необходимости, — нетерпеливо произнес мужчина и хотел было продолжить свой путь.

— Нет, я настаиваю! — Жюль крепко схватил мужчину за запястье и повел его к одному из столиков, на котором лежала стопка салфеток. У шпика не было иного выхода, кроме как идти с ним рядом: Жюль был достаточно силен, чтобы тащить за собой лошадь, если это потребуется.

— Пожалуйста, мне нужно кое с кем встретиться, — протестовал мужчина.

— Это займет только одну секунду, не сомневайтесь, — убеждал его Жюль. С преувеличенной тщательностью одной рукой он вытирал салфеткой одежду мужчины, другой удерживая его на месте. Он намочил салфетку. — Так лучше стирать пятна, — бормотал он. — Меня этому научила моя мама.

— Мне наплевать на твою маму! — в ярости заорал шпик. Он попытался выскользнуть из рук Жюля, но, поняв, что это не так просто, рванулся изо всех своих сил, а Жюль нашел этот момент подходящим, чтобы отпустить его. В результате мужчина опрокинулся на стол, перевернулся через голову, столкнувшись при этом с двумя обедающими и опрокинув на пол их еду.

Мужчина пытался подняться с пола, Жюль с готовностью бросился ему помочь. Мужчина уже почти встал, когда нога Жюля поскользнулась». Естественно, Жюль использовал прием, известный как подсечка, и результат оказался ожидаемым: злополучный шпик еще раз хлопнулся на пол. На этот раз он некоторое время даже не пытался встать.

— Уйди от меня! — завопил он, когда Жюль вновь приблизился к нему. — Я в состоянии справиться сам, спасибо.

— До сих пор у вас это получалось не так уж хорошо, — спокойно заметил Жюль.

Мужчина медленно поднялся на ноги, бормоча себе под нос что-то нелестное в адрес «помощника». В этот момент в дверь ворвалась женщина-шпик, осмотрелась и, увидев своего товарища в таком состоянии, поняла, что Хелена ускользнула. Она знала, что ее подопечная не выходила через главный вход, а потому, подхватив напарника, поспешила к черному ходу.

В ресторане действительно был черный ход, выходивший в переулок. Туда же выходили задние двери еще нескольких магазинов. Увидев, что переулок пуст, женщина велела своему партнеру, чтобы он шел направо, а сама двинулась налево. Каждый из них дошел до конца переулка, но Хелена исчезла.

Когда они вернулись в ресторан, там и следа не было двух человек, чья «неуклюжесть» задержала их.

Неудачливые филеры поплелись к ближайшей кабинке видикома, чтобы сообщить боссу, что потеряли подопечную, понимая, что Гарст не обрадуется этому.

Как только Хелена увидела, что Жюль вступил в игру, она тоже начала действовать. В своей записке Жюль велел ей сесть в машину, стоящую в переулке у задней двери ресторана. Он опустил много монет и оставил двигатель работающим, чтобы машину не вызвали в местный диспетчерский пункт. Хелена выехала из переулка на улицу. Скорость пятнадцать километров в час приводила ее в отчаяние, но, поразмыслив, она решила смириться с этим: машина была медленная, но неутомимая и могла двигаться до бесконечности.

Было время ленча, и на улице оказалось достаточно других машин, так что нетрудно было затеряться среди них. После двадцатиминутной езды по кружному пути она достигла парка, назначенного Жюлем в качестве места встречи. Выйдя из машины, она подошла к обособленной группе деревьев, которую указал Жюль в своей записке.

Через несколько минут к ней присоединились д'Аламберы.

— Как приятно снова увидеть вас! — Хелена поцеловала Жюля и Иветгу. — Но что вы здесь делаете?

— Ищем вас, — сказал Жюль. — Человек вашей должности и с вашими обязанностями не имеет права кидаться в опасную авантюру, когда ему это заблагорассудится. Если знания, которые вы носите в голове, попадут в чужие руки, вся СИБ окажется в беде.

— Но… — начала было Хелена.

— К тому же, — добавила Иветта, — ваш отец в смертельной тревоге за вас. Если вы пренебрегаете своими профессиональными обязанностями, то хотя бы подумайте о нем.

— Вас в любой момент могли убить. И могут. Сейчас, когда вы ускользнули от сопровождения, даже с большей вероятностью. Видите, что вы могли натворить? — Жюль не щадил ее.

Хелена опустила голову.

— Я сожалею.

— Бьюсь об заклад, будете сожалеть еще больше, когда мы доберемся до дома. ЕСЛИ доберемся, — поддержала брата Иветта. — Сейчас нас больше заботит проблема доставки туда вас; шлепки можно отложить. Вы здесь уже по крайней мере несколько недель. Что вы узнали об этом месте, что могло бы нам помочь?

— Не так много, как хотелось бы, — призналась Хелена. — Фактически я ничего не узнала о том, кто здесь всем заправляет. Управление ведется тайно. Мне удалось выяснить, что все контролируется из комплекса, находящегося в северной части города, менее чем в километре от космопорта. Там есть несколько низких белых зданий, снаружи особо не охраняемых. Но, думаю, внутри охраны более чем достаточно. Адрес Кроули Дайв 666. Убеждена, что внутри там что-то происходит, но я еще не успела проникнуть туда, чтобы проверить, что именно.

— Отсутствие видимой охраны может означать и то, что им есть что скрывать, — размышлял Жюль, — и, наоборот, что скрывать нечего. Сейчас трудно сказать. А что с кораблями? Нам нужен какой-то транспорт, если мы собираемся выбираться отсюда.

— На поле космопорта всегда немало кораблей. На Убежище нет ни сельского хозяйства, ни промышленности. Сплошь импорт. Поэтому здешние цены шокируют.

Иветта присвистнула.

— И таким образом снабжает город с населением в двадцать семь тысяч человек? Это все надо организовать…

— Только для привоза продуктов нужна ежедневно сотня кораблей, — продолжал раздумывать вслух Жюль.

— Да, и это только верхняя часть айсберга. Ведь необходимо доставлять и все другое, — заметила Хелена. — Я и сама много думала над этим — я иногда могу думать. Движение кораблей с грузами должно координироваться. Все корабли отклоняются от какого-то маршрута, так как этой планеты официально нет ни на одной карте. Работа ювелирная, судя по тому. Как они ухитряются отправлять грузы, не называя места их назначения?

— Речь идет о заговоре, охватившем всю Империю, — констатировал Жюль. — Возможно, в его основе — история с роботами.

— Если бы я не видела своими глазами, как Гарст упал в чан с химикатами, — сказала Иветта, — я бы поклялась, что это его стиль. Во-первых, люди исчезают бесследно. Во-вторых, все организовано исключительно эффективно. В-третьих, он был первым советником маркизы Гиндри с безвоздушной луны Весы, которой приходилось импортировать все, чтобы содержать население, превышающее по численности здешнее. Если кто-то и знает, как это организовать, так только он.

— Я думаю, он не владеет, вернее, не владел монополией на подобные таланты, — сказал Жюль. — Совпадение странное, конечно. Вероятно, боссом этого предприятия является кто-то, кто работал с ним когда-то или читал о его методах.

Жюль видел, что разговор о Гарсте разволновал сестру. Когда они вдвоем вели расследование на Весе, у Иветты была там романтическая история с одним мужчиной. Но Дак Леман умер в числе множества других, ставших жертвами созданной Гарстом организации душителей, Иветта возненавидела Гарста. Она преследовала его с целью отомстить. Гарст упал в чан с химикатами на перерабатывающем заводе Весы. Но до сих пор это имя она не могла слышать спокойно.

— В сущности, не очень важно, кто стоит за этой организацией в данный момент. Нам нужно выбраться с Убежища, чтобы мы могли сообщить обо всем в штаб-квартиру. Служба Имперской Безопасности сможет заняться разбором деталей.

Иветта кивнула.

— Совершенно ясно, что мы не можем вернуться в наши квартиры. Босс уже знает, что Хелена ускользнула от его людей, а это означает, что у вас были для этого основания. Он оставил вас на свободе в надежде держать вас под неусыпным наблюдением. Теперь, когда его игра испорчена, он либо убьет вас, либо схватит для допроса, как только найдет.

— Описания наших личностей тоже будут распространены, — добавил Жюль. — Те двое шпионов не слишком хорошо нас рассмотрели, но любой, похожий на нас даже отдаленно, будет схвачен.

Хелена пожала плечами.

— У меня нет ничего ценного, за чем стоило бы возвращаться в квартиру. Возможно, несколько записей, но я помню их содержание. Полагаю, у нас единственный выход — бежать к космопорту в надежде попасть на отправляющийся корабль до того, как они устроят на нас облаву.

— Да, медлить нельзя, — сказал Жюль.

Опытный агент, он понимал, что все происходившее до этого момента, — грабежи, страх быть пойманными полицией, бегство на Убежище под фальшивыми именами — было детской забавой по сравнению с конечной стадией операции. Все силы безопасности этого города будут мобилизованы, чтобы помешать им бежать отсюда с полученной информацией. Будучи вывезена, она станет приговором для вожаков Убежища.

Трое агентов СИБ должны были тщательно обдумывать каждый шаг, ибо он мог оказаться последним.

ГЛАВА 9

ЗАСАДА И СОЮЗНИК

— Как могло случиться, что вы потеряли eel — В неописуемом гневе Гарст ударил кулаком по столу.

Женщина, которой было поручено следить за Хеленой, сникла. Она докладывала по видикому из ресторана, но ярость босса была так велика, что она в полной мере ощущалась на экране перед ней.

— Ей помогли, — пыталась она оправдаться. — Мы не ожидали этого.

— Это действительно так, — попытался защитить ее напарник. — До этого момента мы и не подозревали, что она догадывалась о нашем существовании.

— Поэтому вы позволили вовлечь себя в простейшую детскую игру? Разве вы не получили специальных предупреждений, что она важный член СИБ? Вы что, be ожидали, что она так изобретательна? Не знали, что причина слежки за ней в том, что у нее могут быть союзники?

Он с отвращением выключил видиком, встал, обошел вокруг стола. Его гнев несколько остыл после такой прогулки, он, снова сел и с яростью нажал на кнопку интеркома. Через секунду экран засветился, и на нем появилось лицо Джинды Ролинг, главы его отдела безопасности.

— Полагаю, вы проконтролировали эти последние сообщения? — спросил Гарст.

— Да, сэр, — ответила женщина. — Я должна извиниться за неквалифицированность моих людей. Я считала их лучше обученными, чем это оказалось.

— Нечего извиняться, теперь уже поздно. Что вы предприняли для того, чтобы вновь напасть на след женщины?

— По-вашему приказанию, сэр, во время ее отсутствия в квартире мы спрятали генераторы направленного звукового излучения в ее одежде. Генераторы пришлось поставить очень маленькие, чтобы она не смогла их обнаружить; дальность их действия не более километра. Я послала отряды для систематического прочесывания города. За час мы можем охватить всю территорию метрополии; если нам повезет, мы найдем ее даже быстрее.

— Хорошо. Держите меня в курсе.

— Да, сэр. Что вы хотите, чтобы мы сделали с ней, когда найдем?

— Организуйте дистанционное тривизионное слежение, — сказал Гарст после небольшой паузы. — Сейчас, когда девушка думает, что вырвалась от нас, она может расслабиться. Но меня беспокоит этот час. За это время можно потерять весь мир. Если поиск продлится минутой больше, вы пожалеете.

— Мы сделаем все возможное, сэр!

Ролинг гордилась своей работой и отличалась повышенной чувствительностью на этот счет. Она постоянно муштровала свой персонал, и Гарсту приходилось признать, что это был один из лучших отрядов, какие он когда-либо видел.

Гарст коротко кивнул ей и выключил интер-ком. Он верил в способности Ролинг, хотя двое ее людей совершили большую оплошность. Надо было постараться извлечь выгоду из этой оплошности. Осуществив так легко свой план, агенты СИБ могли впасть в эйфорию, что было на руку Гарсту.

Повернувшись к компьютерному терминалу, он нажал ряд кнопок и приказал выдать ему факсимильную копию дела Хелены фон Виль-менхорст. Он быстро пробежал глазами строчки. Молодая леди проявила достаточно высокую активность за тот короткий срок, что находилась здесь, но узнала мало существенного. Несколько раз она прогулялась вокруг комплекса штаб-квартиры, но ни разу ей не удалось проникнуть внутрь, так что никакого реального вреда причинено не было. Она побывала во всех частях города и, по-видимому, теперь хорошо ориентировалась в нем, но это же можно было сказать и о людях Ролинг, так что здесь у нее нет преимущества. Она много времени провела у космопорта, изучая график прилета и отлета; ну так он позаботится о том, чтобы эти ее знания стали бесполезными.

В целом он чувствовал, что все еще сохраняет превосходство над ней. Добытая Хеленой информация была незначительной. Судя по сообщениям, она не имела никакого представления о системе подземных коммуникаций, но которым в считанные минуты его охрана могла попасть практически в любое место города. По всей видимости, у нее не было оружия. Ее сообщники, правда, оставались пока не раскрыты, но даже с учетом этого им мало что удастся сделать против его сил безопасности.

Теперь, когда СИБ проявила инициативу, ему не терпелось вступить в открытую борьбу. Тактика выжидания представляла определенный интерес, но его внимание стало в последнее время понемногу ослабевать. Сегодняшние события оживили игру.

Насколько он мог судить, у проникших сюда агентов было три возможных выхода. Первый — бежать из города в неосвоенные земли за его пределами. Но у них нет средств передвижения и продуктов питания, чтобы продержаться долго, а его войска хорошо вооружены, сыты и могут патрулировать территорию на геликоптерах и в бронированных машинах.

Второй — попытаться в лоб атаковать штаб-квартиру. Это тоже мало что им даст — она надежно защищена от любого вторжения. Если даже они и смогут каким-то образом проникнуть туда и добыть какие-то сведения, им не удастся передать их куда надо: с планеты не выбраться.

Третий — попытаться бежать через космопорт. Гарсту это представлялось наиболее вероятным. В порту интенсивное движение и порой возникает путаница, так что есть возможность проскользнуть мимо охраны. Но с момента прибытия Хелены Гарст вчетверо увеличил численность охраны космопорта. Он может послать туда подкрепление, если возникнет такая необходимость.

Так что, подвел итог Гарст, ему нечего особо волноваться за исход операции. Тем не менее он поймал себя на том, что следит за циферблатом часов на своем столе в ожидании донесений от Ролинг.

Минуты тянулись медленно, и Гарст понял, что не может сосредоточиться ни на какой другой работе. Он прошелся по кабинету и еще дважды перечитал дело Хелены. Наконец лицо Ролинг появилось на экране интеркома.

— Нам удалось определить район ее местонахождения, сэр, — сообщила глава службы безопасности.

— Где она?

— В настоящий момент в парке. Через минуту там будет наш геликоптер, снаряженный дистанционной камерой, так что вы сможете сами увидеть все.

Лицо Ролинг сменилось нечетким изображением трех людей в парке, стоящих у кустарника и о чем-то беседующих. Хелена фон Вильмен-хорст была среди них.

Но взгляд Гарста приковало другое: мужчина и женщина рядом с ней были ему знакомы. Он встречал уже эту женщину, тогда она называла себя Кармен Веласкес; мужчина в то время носил имя Жоржа дю Шана. Они работали на какое-то правоохранительное учреждение и, видимо, раз они знают Хелену фон Вильменхорст, являлись агентами СИБ.

Они раскрыли, его организацию на Весе — организацию, которой он отдал двадцать лет своей жизни. Ему удалось спастись только хитростью. Иногда, в ночном кошмаре, он вновь переживал случившееся тогда. Он просыпался от этих страшных снов, обливаясь потом и дрожа. И долго еще в его глазах стояло лицо этой деплейнианки, взиравшей на него с непримиримой ненавистью…

Его вернул к действительности голос Ролинг. Она говорила об изображениях на вьюере.

— Мы проверили их личности по нашим картотекам. Их имена Ярослав и Ярмилла Дубчек, брат и сестра. Прибыли с Кордобы дня два тому назад.

— Мне безразлично, как их сейчас зовут, но это ядовитые гадины! — завопил Гарст. — Я уже сталкивался с ними раньше. Они обладают нечеловеческими способностями. Вы должны ликвидировать их немедленно!

— Это приказ, сэр?

— Да. Они должны быть убиты на месте — бластерами, не станнерами. Не давать им никакого шанса для спасения.

— В настоящий момент они вне досягаемости геликоптера, а если он начнет приближаться к ним, они могут это заметить. Если хотите, через минуту там будет целый отряд охранников.

— Да! Они скоро начнут действовать, — Гарст потряс головой, чтобы прояснить мысли. — У них только одна причина приезда сюда — добраться до меня. Они узнали, что я жив, и приехали, чтобы закончить работу, начатую раньше. Как только они кончат беседовать, они направятся сюда, в штаб-квартиру. Но им до меня не добраться. Ролинг, я хочу, чтобы вы собрали всю вашу охрану и расставили вокруг здания. Этих троих нельзя допустить сюда.

— Всю мою охрану? Даже из космопорта?

— Вы слышали меня!

— И вы хотите, чтобы всех троих убили из бластеров?

— Да. Ну, если вы сможете захватить фон Вильменхорст живой, тем лучше. Но не это главное. Любыми возможными средствами уничтожить двух других!

Связь закончилась. Джинда Ролинг прищелкнула языком. Она никогда не видела босса в таком состоянии, и это обеспокоило ее. Если что-то могло до такой степени напугать невозмутимого Гарста, значит, это действительно было опасно. Она позаботится, чтобы вся ее охрана получила приказ убить двух деплейниан на месте.

Но как хороший тактик, она усомнилась в разумности отзыва всех людей из района космопорта. Если Гарст был прав, и троица из СИБ атакует штаб-квартиру, здешняя охрана сможет если не уничтожить их, то отбить атаку точно. В последнем случае агенты наверняка направятся в космопорт. Если там будет охрана, даже малочисленная, она сможет взять их в клещи.

«Я отзову оттуда недавно приданное подкрепление и оставлю обычную охрану, — решила она. — Если босс будет ругать меня, скажу, что не правильно поняла его указания».

Трое сотрудников СИБ шли по улице. Они не решались воспользоваться медленно двигавшимися машинами: быть застигнутыми средь бела дня в одной из этих машин было равносильно самоубийству. Поэтому они пробирались окраинными улицами или смешивались с группами людей, двигавшимися в том же направлении.

Они достигли космопорта к концу дня и спрятались позади здания, дожидаясь захода солнца. Ночь будет их союзником, хотя, конечно, поле космопорта будут освещать прожектора.

Пока они ждали, Жюль и Иветта осматривали поле, простиравшееся перед ними, и пытались найти охрану и оценить ее возможности.

— Странно, — сказал Жюль. — Охрана не так уж многочисленна. Им же должно быть известно, что мы направились сюда.

— Полагаю, это облегчит нашу задачу, — произнесла Хелена.

Иветта покачала головой.

— Охрана, которую не видишь, гораздо опаснее.

Наступила ночь, а признаков чрезвычайного положения не наблюдалось. Каждая секунда промедления была смерти подобна. Жюль и Иветта решили действовать.

Первым делом надо было добыть оружие. Они подобрались к вышке, находящейся в отдалении от других, и приготовились к штурму.

Хотя Пятница жаждала деятельности, д'Аламберы убедили ее остаться внизу и в случае чего предупредить их свистом.

Жюль и Иветта бесшумно карабкались по противоположным сторонам металлической конструкции, держась за ванты и перекладины. Достигнув верха, они увидели трех человек, которые вели себя так, будто не ждали никаких неприятностей. Это обеспокоило Жюля; безусловно, хозяева Убежища не могли не понять, что эта троица из СИБ попытается бежать через космопорт. Почему же охрана была такой малочисленной?

Во всяком случае, следовало воспользоваться благоприятной ситуацией, пока она существовала. Жюль поймал взгляд сестры и сделал ей знак приготовиться. Через секунду двое деплейниан кинулись в бой.

Перелетев через ограждение, они напали на стражников. Жюль свалил одного ударом кулака в челюсть. Иветта нанесла второму удар по почкам, тот согнулся от боли, и она прикончила его ударом по шее. Жюль ударил третьего в солнечное сплетение. Стражник охнул и начал падать на Иветту. Она развернула его и нанесла в лицо «удар милосердия». И полминуты не прошло, как д'Аламберы захватили вышку.

Агенты были удивлены, что охранники были вооружены только бластерами.

— Кажется, они решили действовать наверняка, — сказала Иветта. Жюль кивнул. Если и остальная охрана вооружена так же, их бегство будет сопряжено с большим риском.

Они спустились вниз, и Жюль вручил Хелене бластер. Затем все трое направились через поле к ближайшему кораблю, готовому к полету.

Из-за мягкого климата Убежища значительная часть грузов, выгружавшихся из кораблей, оставалась сложенной по краям поля в ожидании сортировки и только потом отправлялась на склады. Поэтому пространство между воротами и кораблями представляло собой настоящий склад из ящиков, клетей, корзин и контейнеров. Они создавали неплохое укрытие, так что пока троице удавалось продвигаться незамеченной.

Свет прожекторов высветил группу охранников, изготовившихся к атаке, Иветта первая заметила их.

Они бросились к последнему ряду ящиков, дальше шло пустое пространство до самых кораблей. Обсудив обстановку, решили пересечь это расстояние одним стремительным броском между вспышками прожекторов. Они ждали, пока погаснут прожектора, чтобы кинуться вперед, когда в двадцати метрах от них появился отряд охранников. Они выстроились в ряд и приготовили свои бластеры, поджидая беглецов.

Осторожность была отброшена — их присутствие уже ни для кого не было секретом.

— Руб! — крикнула Иветта, предупреждая брата, и, подскочив к Хелене, грубо отбросила ее на штабель клетей, который, распавшись, прикрыл девушку.

Услышав возглас сестры, Жюль рванулся в сторону атакующих, двигаясь зигзагами и не давая прицелиться в себя. Он врезался в штабель ящиков, те посыпались на него. Ящики приняли на себя огненные лучи бластеров. Некоторые из них загорелись. Жюль выбрался из завала, чтобы ответить огнем на огонь.

Он оказался перед тремя мужчинами и одной женщиной, которые вели по нему огонь. Со скоростью, доступной немногим даже среди жителей планет с большой силой тяжести, он качал маятник, уворачиваясь от лучей и лишь получил несколько незначительных ожогов, пока не заметил штабель из металлических ящиков, которые могли дать ему хоть какое-то укрытие. Он начал стрелять. Один охранник упал. Другие мгновенно прекратили стрельбу и сами стали искать укрытие.

Жюль воспользовался передышкой в несколько секунд, выскочил из укрытия и понесся по проходу со скоростью, которая любого привела бы в изумление. У его врагов не было времени на изумление; они только поняли, что он вмиг оказался на пределе досягаемости для их бластеров, к тому же как движущаяся мишень. Попасть в него было практически невозможно, и они бросились за ним в погоню.

Жюль старался отвлечь преследователей от женщин, чтобы у них было больше шансов убежать. О себе он думал меньше всего. Его собственная смерть мало значила, если в конечном итоге она служила делу укрепления Империи.

У Иветты и Хелены были свои проблемы. Они видели, что Жюль отвлек по крайней мере нескольких стражников. Но сколько придется на них? Их шанс на спасение — в движении.

— Пошли! — шепнула Хелене Иветта. — Стоять опасно.

Хелена сделала героическое усилие и поднялась на ноги. Ее волосы закрывали ей глаза, она едва разбирала, куда идет. Иветта вела ее за РУКУ-

Иветта перестала планировать действия, полагаясь на свою реакцию. Если она не спасет, то уже ничто не поможет.

Перед ней возник силуэт человека. Иветта инстинктивно выстрелила, и человек упал. Теперь их появилось несколько. Иветта с силой оттолкнула Хелену в сторону с линии огня и начала танец маятника.

Слева поднялась стена огня. Какие-то ящики на этом участке, — видимо, содержали горючие материалы, и луч бластера воспламенил штабель.

Иветта задыхалась от дыма, дым ел глаза. Когда она вновь смогла что-то видеть, обнаружилось, что Хелены нет рядом.

Сквозь выступившие слезы с трудом разглядела, как брыкающуюся Хелену тащили охранники. Иветта бросилась к ней, но путь ей преградили упавшие горящие ящики. Ее опалило огнем. Когда она вновь пришла в себя, Хелены не было.

Она бежала, стреляя в охранников. С каждой секундой, казалось, их становилось все больше, а энергозапас ее оружия подходил к концу. Тогда она схватила оружие убитого охранника и побежала дальше.

Все поле сейчас было залито светом и оцеплено охранниками. Она слышала их крики там и тут: они координировали свои действия. Судя по всему, их было человек пятьдесят.

Впервые в жизни Иветта почувствовала отчаяние. Вряд ли она сможет одолеть в одиночку пятьдесят вооруженных людей или ускользнуть от них. Даже вместе с братом, борясь спиной к спине, им было бы трудно победить при соотношении сил один к двадцати пяти.

Иветта чувствовала не страх. Она давно приучила себя к мысли о смерти. Ее угнетала мысль, что она не справилась со своим заданием. Умереть, добившись успеха, было славным концом; умереть побежденной было позорно.

Она услышала рев мотора и пронзительный визг шин. Из ниоткуда появился лимузин. Он был черный, длиной метров в пять и шириной около трех. Он приближался с головокружительной скоростью, разбрасывая на своем пути штабеля клетей и ящиков.

Лимузин остановился прямо перед ней, одна из боковых дверей открылась. Иветта подняла свой бластер, готовая выстрелить, но что-то остановило ее.

— Быстро, садитесь! — крикнул водитель.

Она нырнула в автомобиль, и тот рванул вперед на полной скорости.

Водитель управлял машиной с такой безрассудной отвагой, что она была уверена — за рулем брат. Но Иветта ошиблась.

Человек за рулем был не кто иной, как Пайас Нев.

ГЛАВА 10

ДОПРОС

Тысячи мыслей пронеслись в голове Иветты, возникли сотни вопросов, на которые должен был ответить Нев. На время она отложила их. Сейчас было неважно, какие преступления совершил Нев; он спасал ее от охранников, и это было главное. Позже, в более удобный момент, можно будет вернуться к ним.

Поэтому вместо благодарности или вопроса, что он здесь делает, ее первыми словами были: «мой брат», Нев кивнул головой.

Появление лимузина ошеломило охранников. Это был один из их автомобилей, но почему он так вел себя? Поняв, в чем дело, они стали посылать в его направлении лучи бластеров, но те отлетали от его металлических боков, не причиняя вреда: автомобиль имел достаточно прочную броню, чтобы выдержать огонь ручного оружия. Были, правда, несколько опасных выстрелов, которые могли попасть в Нева, но он отклонялся то в одну, то в другую сторону с такой быстротой, что стражники не могли среагировать и прицелиться точно.

После тридцатисекундной бешеной езды они приблизились к группе охранников, преследующих, подобно своре собак, какого-то человека. То был Жюль. Пока ему удавалось увертываться, но он был на пределе своих возможностей.

Нев направил автомобиль на группу стражников с тыла, откуда те не ожидали нападения. Они мгновенно рассеялись, чтобы не быть раздавленными. Нев пронесся мимо них и остановил машину перед Жюлем. Иветта, открыв дверцу, крикнула:

— Сюда!

Второго приглашения Жюлю не потребовалось. Иветта подвинулась на сиденье ближе к Неву, освобождая место для брата. Нев до предела выжал акселератор. Он развернул автомобиль и помчался к воротам космопорта со скоростью 175 километров в час, сметая все на своем пути. Он очутился за воротами прежде, чем охрана смогла добраться до собственных автомобилей и пуститься в погоню.

Гарст был зол на себя. «Я переоценил их на этот раз, — думал он. — Я считал, они здесь потому, что узнали обо мне. Они ничего не знают. Они просто исследовали само Убежище».

Он был благодарен небу за то, что у него во главе службы безопасности стоит такой человек, как Ролинг. Если бы она подчинилась его распоряжениям, то трое из СИБ выбрались бы отсюда, и он выглядел бы сущим идиотом в глазах Леди А. Ролинг действовала с похвальной скоростью; по первому сигналу тревоги, поступившему из порта, она мобилизовала почти весь свой персонал на поимку шпионов. Только благодаря ей была захвачена Хелена фон Вильмен-хорст. Двое деплейниан бежали, но не по вине Ролинг: никто не мог ожидать вмешательства, по-видимому, четвертого агента СИБ.

Говоря с ним по интеркому, Ролинг извинилась за это, но заверила его, что ее люди прочесывают весь город, и никому не удастся ускользнуть от них. Гарст кивнул, зная основательность Ролинг, и спросил:

— Могу я осмотреть мое приобретение? Пришлите ко мне Хелену фон Вильменхорст.

Хелену вкатили в комнату. Она была привязана к креслу, чтобы не сбежала. При виде Гарста девушка впала в шок:

— Боже мой!

— Значит, вы узнали меня, Ваша Светлость? Обратившись к ней так, Гарст хотел показать, что для него секретов нет.

— Я… я видела ваши фото. Вы Гарст. Но… но вы же мертвы.

— Преувеличенный, но весьма удобный слух. Без сомнения, ваши деплейнианские друзья описывали мою кончину во всех подробностях.

Хелена молчала.

— Но они этих подробностей как раз и не знали. Когда я убегал, я поскользнулся и упал в чан с химикатами. Однако для удобства рабочих были предоусмотрены мостки, проходящие по краю чана. Я приземлился на них и добежал до задней двери прежде, чем кто-нибудь успел засечь мой маневр. Все были убеждены, что я упал в химикаты и растворился. Я не видел смысла разубеждать их в этом. Я покинул Весу. Наладил некоторые свои контакты, я стал в конце концов главой здешней организации.

Он подошел к Хелене, подвинул стул и сел рядом с ней.

— Теперь, когда я был настолько любезен, что рассказал вам кое-что о себе, может быть, вы ответите тем же. Что вы делаете здесь?

Хелена только смотрела на него.

— Я знаю, что вы герцогиня Хелена фон Вильменхорст, главный административный помощник Шефа СИБ, Но есть еще многое, что мне неизвестно и нужно знать. Например, кто ваши друзья и что ожидать от них.

Хелена продолжала молчать.

Гарст вздохнул и поднялся.

— Я и не предполагал, что вы будете говорить. Персонал СИБ имеет прекрасную традицию не разглашать информацию даже под пыткой. Говорят, вам прививают иммунитет против разрешенной при допросах сыворотки правды. У меня остается только один выход.

Он подошел к столу и из верхнего ящика вынул шприц для подкожной инъекции, наполненный бесцветной жидкостью. Хелена не сомневалась, что это нитробарб. Под его воздействием она скажет Гарсту все, что он хочет знать, и у нее будет только пятьдесят процентов шансов выжить, даже если Гарст решит оставить ее в живых.

— Не надо, — сказала она. — Я буду говорить.

— Очень хорошая новость, Ваша Светлость. Но на этой стадии наших отношений не очень правдоподобная. Вы будете говорить очень гладко и очень нечестно, пересыпая ложь минимальной правдой, чтобы я вам поверил. Я думаю, будет лучше, если я все же воспользуюсь проверенным способом.

Когда он приблизился к связанной девушке, она попыталась уклониться, но безуспешно. Гарст сделал инъекцию ей в руку, и через несколько секунд она погрузилась в глубокую кому, которая была первым этапом действия препарата. Через двадцать минут она придет в полусознательное состояние и скажет ему все, о чем он спросит.

Гарст приготовился ждать.

Неподалеку от космопорта трое беглецов столкнули украденный автомобиль под откос. Поскольку все трое были жителями планет с большой силой тяжести, они могли бежать с большой скоростью и вскоре были достаточно далеко от автомобиля. Какое-то время они были в относительной безопасности.

Они укрылись в переулке позади магазинов, закрытых на ночь, и стали решать, что делать дальше. Жюль был обеспокоен подобным оборотом событий и задавался вопросом, что все это значило. Он пока и двумя словами не обмолвился с Невом, но Сейчас, когда появилась возможность, он желал бы узнать кое-какие детали.

— Я, конечно, благодарен вам за наше спасение, — начал он, — но хотел бы знать, каким образом из всех возможных мест в Галактике вы оказались на здешнем космодроме.

— Я не думаю, что вы поверите мне, если я скажу, что просто был поблизости и заглянул на огонек, — сказал Нев с простодушной улыбкой. Жюль никак не прореагировал, и улыбка Нева погасла. — Хорошо, я скажу вам правду. Я немного устал от этой планеты и хотел отправиться дальше. Полагаю, сказались мои цыганские гены… Я был у космопорта, прикидывая, как лучше проникнуть туда, когда на поле началась перестрелка и пожар. Я увидел, что вы в беде, и подумал, что смогу помочь.

— Исключительно по доброте душевной? — съязвил Жюль.

— Главным образом, ради вашей сестры, — парировал игрок. — Я беспокоюсь о… ну, о ее благополучии.

Жюль хмыкнул, а Иветта отвернулась, так что Нев не увидел выражения ее лица.

— Что с вами обоими? Я только что спас вам жизнь, а вы вместо благодарности начинаете критиковать меня. Вам не пришло в голову, что я теперь тоже в большой опасности из-за этого? Что вы хотите от меня?

Жюль посмотрел ему прямо в глаза.

— А как насчет кое-какой правды для разнообразия?

— Что вы имеете в виду? Наступила очередь ньюфорестианина отвести взгляд.

— Я имею в виду, что ваше имя не Пайас Нев, — начал Жюль. — Инициалы на вашем носовом платке ПБ.

— У меня много имен. Необходимость вынуждает…

— И я видел, что вы сделали с Роу Карнери, — закончил Жюль ледяным голосом.

В воздухе повисло молчание, Нев напрягся, несколько раз сжал и разжал кулаки. Наконец повернулся спиной к ним.

— Я не обязан давать какие бы то ни было объяснения грабителям, — произнес он грубо.

Иветта схватила его за руку и, развернув лицом к себе, спросила:

— А как же я? Мне вы тоже ничего не объясните?

Они стояли с непроницаемыми лицами и смотрели в глаза друг другу. Нев сдался первым. Он опустил взгляд. Его плечи поникли.

— Хорошо, Ярмилла, — произнес он голосом, близким к шепоту. — Только ради вас. Он сел на край мусорной корзины.

— Вы правы в отношении моего имени — по крайней мере, наполовину. Мое первое имя Пайас, а второе Бейвол. Я действительно с Ньюфореста и лишь в течение последних двух лет был игроком. Возможно, я бы никогда не покинул Ньюфореста, если бы не Роу Карнери.

В то время я был обручен с красивой девушкой по имени Мири. Я не стану утомлять вас рассказом, как я любил ее. Мири возвращалась на Ньюфорест с Аппени. У нее было значительное состояние, в основном из драгоценностей, которые она хранила в личном сейфе, специально установленном в ее каюте. Она была единственной на борту корабля, кто знал, как он открывается.

Пираты захватили корабль незадолго перед прилетом на Ньюфорест. Они убили капитана, когда тот поклялся, что не знает, как открыть сейф. Мири повезло меньше.

Они… допрашивали ее, мягко говоря. Мири всегда была упрямой: она отказалась говорить. Пираты торопились и применяли примитивные, но очень болезненные пытки. В конце концов им пришлось отступиться и бежать. Драгоценности уцелели, но что они сделали с Мири!

Ньюфорестианин сжал кулаки и закрыл глаза. Он тяжело дышал. На лбу выступили капельки пота.

— Это было ужасно. Ее отвезли в госпиталь на Ньюфоресте. Меня не пускали к ней, пока не смыли с нее кровь. Но даже после этого… даже после этого…

Он вынужден был замолчать, пока вновь не овладел собой.

— Она умирала три дня. Я почти все время находился с ней. Они напичкали ее болеутоляющими средствами, но это мало облегчало ее страдания. В глазах ее были ужас и боль…

Нев не сдержался и разразился рыданиями. Иветта подошла к нему, обняла и крепко прижала к себе. Пайас Бейвол спрятал лицо у нее на груди. Иветта говорила ему тихие успокаивающие слова. Жюль смущенно стоял в стороне.

Наконец, Бейвол поднял голову.

— Я должен извиниться, — хрипло пробормотал он. — Я так долго носил это в себе, что вот…

— Я понимаю, — успокоила его Иветта. Бейвол помолчал, откашлялся и продолжил:

— В минуты просветления она достаточно хорошо описала мне вожака пиратов. Упомянула подвеску, которую он носил на серебряной цепочке. Когда она… умерла, я поклялся отомстить за ее смерть. Помните, я говорил вам, что мы на Ньюфоресте очень бережем наших женщин. Этот пират совершил непростительный грех. Он причинил огромные страдания девушке, которую я любил. Из-за него она умерла.

Я поклялся отомстить. Я покинул дом и начал выслеживать этого монстра. Я узнал его имя — Роу Карнери. Однако выйти на него было не так-то легко. Я принял имя Пайас Нев, стал вести жизнь игрока и бездельника — я убедился, что люди откровеннее с человеком из их среды.

— Карнери путешествовал с планеты на планету, что очень затрудняло его поиски. Я следил за ним, о чем он даже не подозревал. Наконец, он прибыл на Кордобу. Я был уже готов разделаться с ним, но он решил приехать сюда, на Убежище. У меня не было другого выхода, кроме как следовать за ним. Я не осмеливался убить его на корабле; там было мало людей, на которых могло пасть подозрение, и меня быстро бы раскрыли. Здесь у меня было больше шансов ускользнуть незамеченным. — Он посмотрел прямо в лицо Жюлю. — Но клянусь вам: Карнерл — единственный, кого я убил за всю мою жизнь. И не сожалею об этом. После того, что этот мерзавец сотворил с Мири…

— Минуту, — сказал Жюль. — Вы говорили нам на корабле, что убили кого-то на Кордобе и должны были спешно покинуть планету, потому и отправились на Убежище.

— Я солгал. Когда я узнал, что Карнери собирается на Убежище, я понял, что мне нужно ввязаться в какую-нибудь неприятную историю, чтобы попасть сюда. Я последовал за двумя головорезами, работавшими на владельца одного казино, и видел, как они убили кого-то, кто, видимо, пытался скрыться, не уплатив долг. Потом я подстроил против себя ложное обвинение в убийстве, оставив отпечатки пальцев и еще кое-какие улики, чтобы полиция подумала, что это сделал я. Это был мой пропуск на корабль. Я столько врал вам раньше, что вы можете сейчас не поверить мне, но клянусь, это правда.

Иветта серьезно посмотрела на него.

— Я верю вам.

Она повернулась к брату. На лице ее было такое выражение, что он не посмел возразить ей.

Жюль задумался. Объяснение Бейвола выглядело логичным и проясняло многое. И недавняя эмоциональная вспышка его была искренней, Жюль не сомневался в этом. И хотя он не оправдывал кровавого убийства Карнери, но не мог и осуждать Бейвола за это — в подобных обстоятельствах он, может быть, поступил бы так же. Он представил себе, что кто-то сделал бы то же самое с его невестой, Вонни Руменье, и содрогнулся. Кроме того, Бейвол рисковал своей жизнью, спасая их. Это чего-нибудь да стоит.

— Хорошо, — Жюль кивнул, — я верю вам.

— Я бы тоже хотел кое-что выяснить, — сказал Бейвол, — Теперь, когда вы знаете все обо мне, я ожидаю правды от вас. После истории в космопорте, после этого допроса с пристрастием, который вы мне устроили, я чувствую, что вы не просто грабители.

— Мы действительно грабители, которых искала полиция на Кордобе, — сказала Иветта, уклоняясь от прямого ответа.

— Но это не является вашей настоящей профессией, не так ли?

Жюль должен был отдать должное Бейволу: этот человек был не глуп.

— Боюсь, пока мы ничего больше сказать не можем.

Бейвол посмотрел на Иветту, которая только покачала головой.

— Пожалуйста, не спрашивайте, — попросила она.

Ньюфорестианин пожал плечами.

— Тогда на время я остаюсь игроком, а вы двумя грабителями, и все мы бежали, опасаясь за наши жизни. Мы не можем дольше сидеть здесь, поэтому полагаю, нам нужно составить какой-то план — либо мы скрываемся, либо как можно быстрее отбываем с этой планеты.

Иветта покачала головой.

— Нам нужно еще кое-что сделать, прежде чем мы сможем покинуть ее. Наш друг в беде.

— Да, я видел с вами какую-то женщину. Жюль положил руку ему на плечо.

— Да, мы должны ее спасти. Но вы уже сделали для нас больше, чем мы имели право ожидать. Вы можете уйти и испытать собственные шансы на удачу.

Бейвол отрицательно покачал головой.

— Теперь это уже слишком поздно. Охрана будет думать, что я с вами, поэтому будет охотиться за мной так же рьяно. Наши судьбы связаны, — к добру это или нет. — Он посмотрел на Иветту долгим взглядом. — Пока смерть не разлучит нас.

— Тогда добро пожаловать в нашу команду, — сказал Жюль.

— Вероятно, они будут держать Хел… нашего друга в надежном месте, скорее всего в штаб-квартире. Они знают, что мы придем за ней, а потому организуют самую прочную оборону, на какую только способны.

— Вы знаете, где их штаб-квартира? — спросил Бейвол.

— Думаю, да, — ответила Иветта. — Кроули Дайв 666. Туда надо отправиться в первую очередь.

— Согласен, — сказал Жюль. — И лучше сделать это побыстрее, поскольку у нас не будет никаких шансов, если они захватят нас в этом переулке.

ГЛАВА 11

ИГРА С ОГНЕМ

Гарст был буквально потрясен ценностью информации, которую ему удалось добыть от несчастной Хелены. Чем глубже он копал, тем больше узнавал о важнейших секретах Службы Имперской Безопасности. Он стал еще больше уважать СИБ.

«Подумать только, использовать Галактический Цирк для засылки агентов на любую планету! — думал он. — Способности д'Аламберов поистине невероятны — особенно Жюля и Иветты. И все же, если бы я не действовал так глупо, я мог бы покончить с ними уже сегодня вечером».

Он понимал также, что не все потеряно: пока эта девушка находится у него в руках, они сами придут к нему. Пусть приходят, он готов к встрече.

Хелена бессильно лежала в своем кресле после почти двухчасового допроса. Она находилась в коме, которая продлится по крайней мере двадцать часов. Это была последняя стадия действия нитробарба. Либо она выйдет из комы в конце этого периода, либо тихо перейдет в небытие. Гарст надеялся, что девушка выживет — она еще может пригодиться, — но он не станет проливать слез, если она умрет.

Он встал с кресла и потянулся. Ноги затекли от долгого сидения. Ему нужно подумать над очень важными вещами. Хотя Леди А сказала ему, что ее организация знала фактически все, что делала СИБ, он сильно сомневался, что ей было известно о д'Аламберах и Цирке. По словам Хелены, эта информация была настолько секретной, что ее никогда не записывали и не вводили в память компьютера; ее передавали только на словах, и знали всего несколько человек в СИБ и, конечно, Императорская семья.

Теперь он владел ключом, о существовании которого другие даже не подозревали. Он понимал, что знание — это власть. По существующим правилам, он должен немедленно вызвать Землю и поставить в известность Леди А о добытых им сведениях. У него не было ее точного номера; как всегда, он должен был оставить сообщение в безличной машине, Леди А свяжется с ним, когда ей будет удобно. Она объясняла такой порядок тем, что, если его схватят, он не сможет навести кого-нибудь на ее след. Хотя, впрочем, он подозревал, что она хотела также держать его на расстоянии в деловом плане.

Но он уже знал, что ни о чем не сообщит ей. Если она имела секреты от него, то он вправе иметь свои. Наверняка существует путь нажить себе капитал на этих его новых знаниях, нужно только пораскинуть мозгами.

Но это мысли на будущее. Он заставил себя сосредоточиться на данном моменте и данном месте. Жюль и Иветта д'Аламбер все еще на свободе и находятся где-то на Убежище вместе с их таинственным союзником, которого не знала даже Хелена. Трое людей, двое из которых лучшие во всей Галактике агенты СИБ, и один — совершенно неизвестный. Но если даже его мастерство было равноценно мастерству д'Аламберов — быть лучше их он, конечно, не мог, — все равно они были в безнадежном меньшинстве. Даже после побоища в космопорте Гарст все еще имел более сотни вооруженных людей. Этого было более чем достаточно, чтобы справиться с тремя людьми.

Он вызвал по интеркому Ролинг. Когда ее лицо высветилось на экране, спросил:

— Как там охрана?

— В порту работает удвоенная смена, удвоенная смена здесь, в штаб-квартире, остальные занимаются поиском.

— Поисковую группу пришлите сюда. Наши друзья должны сами прийти к нам, если хотят получить девушку, а именно это они и хотят. Нам нужно сконцентрировать, а не распылять наши силы.

— Хорошо, — Ролинг записала распоряжение на листе бумаги. — Что-нибудь еще, сэр?

— Да, снимите всю внешнюю охрану с этого комплекса.

— Сэр?!

— Не стоит сразу обескураживать их; пусть проникнут сюда, внутрь. Хорошая ловушка должна быть, как паутина паука — легко попасть и очень трудно выпутаться.

— Хорошо, сэр. Я сделаю это сейчас же.

Д'Аламберы и их новый союзник пробирались по окраинным улицам на Кроули Драйв. Как она и говорила, это было недалеко от космопорта. Они не встретили никакого сопротивления на своем пути, что очень беспокоило Жюля.

Здание по указанному адресу было низким, длинным, покрашенным в белое строением, к которому примыкало несколько других, точно таких же. Оно стояло метрах в сорока от дороги. Вокруг здания была возведена ограда высотой не более полутора метров. Фасад не имел никаких украшений. Дверь была такой узкой, что могла впустить только одного человека за раз. На наружной стороне здания не было окон.

— Проникнуть внутрь будет не так-то просто, — констатировал Жюль. — Не можем же мы просто входить туда поодиночке у всех на виду.

— Может быть, на крыше есть люк, я видел, как туда садились геликоптеры, — предположил Бейвол.

— Но площадка хорошо освещена, и нам не удастся пересечь ее незамеченными, — возразил Жюль.

— Должно жа быть что-то еще, — сказала Иветта. — А что они делают в экстренных случаях? Должны быть какие-то средства доставки большого количества людей сюда и вывоза их обратно. Тот, кто планировал все это, вряд ли уж был таким бездарным.

— Но я не вижу ничего, что могло бы хоть отдаленно свидетельствовать об этом, — заметил Бейвол.

Они замолчали, напрягая зрение в попытках разглядеть детали здания. Наконец Иветта проговорила:

— Кстати. Мы здесь несколько дней, и я что-то не припомню, чтобы мне довелось видеть автомобили, подобные тому, на котором вы спасли нас. Ничего, кроме этих чертовых колымаг, движущихся со скоростью пятнадцать километров в час. Между прочим, где вы его нашли?

— Несколько стражников подъехали в нем и оставили его готовым к движению, — объяснил Бейвол. — Не знаю, откуда они взялись, да я и не собирался задавать вопросы этому троянскому коню, тем более что он оказался так кстати.

— Улицы не приспособлены для него, — заметил Жюль. — Бессмысленно использовать подобные роскошные машины на тех же улицах, по которым ползают эти убогие тихоходы, которые заставляли бы ползти их черепашьим шагом.

— Значит, — продолжила Иветта нить рассуждений, — для лимузинов нужны специальные дороги.

— Я что-то их не видел, — протянул Бейвол.

— Верно! — воскликнула Иветта. — А это означает, что они размещаются там, где их никто не видит.

— Под землей? — догадался Жюль.

— Похоже на то, — кивнула Иветта.

— Могу себе это вообразить — целая сеть дорог под городом, расходящихся подобно спицам колеса, возможно, от этой штаб-квартиры, — Жюль с энтузиазмом развивал догадку.

— С дугами, через определенные интервалы пересекающими радиусы. И должны быть хорошо замаскированные выходы на поверхность. Таким образом отряды охранников могут доставляться из штаб-квартиры в любое место за считанные минуты.

— Неужели все это можно сделать под землей? — спросил Бейвол.

— Вы, очевидно, никогда не были на Весе, иначе не задали бы подобного вопроса. Вся эта луна изрешечена подземными туннелями и пещерами. Эта технология существует столетия. Где вы скрывались?

— На Ньюфоресте, — смущенно ответил Бей-вол. — Мы там несколько провинциальны. Жюль начинал терять терпение.

— Лучший план нападения, — начал он, — проигнорировать эту дверь. Это верная смерть — идти туда. А вот подземным лабиринтом, достаточно сложным, каким ему и надлежит быть, стоит попробовать. Мы найдем какой-нибудь способ проскользнуть туда.

— Если только обнаружим вход в подземную систему, — заметила Иветта.

— Но даже если мы попадем куда надо, вокруг вашего друга будет плотный кордон охраны, — возразил Бейвол. — Мы не сможем пробиться через эту стену.

— Мы можем заняться обеими проблемами одновременно, — уверенно сказал Жюль. — У меня есть план.

Через полчаса в отделе безопасности и всей штаб-квартире ревели сирены тревоги. Джинда Ролинг нажала несколько кнопок на настольном пульте, чтобы выяснить причину. Почти в тот же момент Гарст вызвал ее по интеркому. Она могла заниматься этими двумя операциями одновременно: все еще продолжая поиск информации, Джинда ответила боссу:

— Да, сэр?

— Что происходит, черт возьми?

— Одну секунду, сэр, — информация поступала, пока она говорила. — Сейчас поглядим. В трех жилых зданиях в разных концах города возникли пожары.

— Три? Подходящее число. Похоже, наши друзья искусны в поджогах, как и в нанесении увечий.

— Да, сэр. Послать пожарные команды?

— Нет.

— Но, сэр?!

— Мы не можем никого послать. Именно этого они и хотят — чтобы мы распылили наши силы, и вот тогда они и атакуют нас. Мы должны оставаться сильными, если хотим победить.

— Но клиенты…

— Сейчас нужно заботиться о себе. Ролинг бросила в сердцах:

— Есть, сэр, — и разъединила линию интеркома. Она просто не знала, что и подумать. Через пятнадцать минут начались еще три пожара. Потом еще три. И еще. Ролинг вызвала кабинет Гарста. — Сэр, нам нужно что-то делать с этими пожарами.

— Абсолютно ничего. Мы не можем ослабить охрану в штаб-квартире. Ролинг потеряла терпение.

— Прошу прощения, сэр, — сказала она в холодной ярости, — но, черт возьми, что проку защищать эту штаб-квартиру, если весь город сгорит дотла?

— Мы должны заставить их прийти к нам и уничтожить. Это жизненно важно.

— Пожалуйста, объясните мне, в чем эта важность. Я умираю от любопытства.

Гарст не рискнул доверить этой женщине информацию о том, что эти агенты являются самыми первоклассными в СИБ; он знал, что она сообщит об этом Леди А при первой же возможности, и он лишится монополии на эту информацию.

— Смерть этих людей будет, в конечном счете, гораздо важнее десятка Убежищ.

— Но почему, сэр?

Настала очередь Гарста потерять терпение:

— Потому, что я даю вам прямой приказ, вот почему! Если вы не подчинитесь ему, я найду кого-нибудь еще, кто его выполнит! — И он отключил интерком.

Глава службы безопасности несколько секунд сидела, глядя в пространство и пытаясь найти смысл в приказаниях босса. Наконец, она пришла к выводу, что они не имеют никакого смысла; ее босс просто обезумел с появлением этих агентов СИБ. Он не может принять объективного решения. Никакие три человека, будь они семи пядей во лбу, не стоят того, чтобы из-за них сгорел целый город.

«Меня поставили во главе службы безопасности всей этой планеты, — думала она. — Было бы предательством с моей стороны позволить городу сгореть дотла по прихоти сумасшедшего». Недавно она не подчинилась прямому приказу и оказалась права. Сейчас надо поступить так же.

Взяв свой микрофон, она передала приказы своим людям. Два отряда должны остаться в центре, один — в космопорте. Остальные должны взять противопожарное оборудование и отправиться на борьбу с пожарами, бушующими по всему городу.

Немного подумав, она решила и сама пойти на линию обороны, чтобы не сидеть у интеркома в прямой досягаемости Гарста. Что касается Гарста, то до этого нормальный человек превратился, по ее мнению, во взбесившегося параноика. Мысленно она сделала для себя заметку, чтобы сообщить о его поведении Леди А при первой же возможности.

«Два отряда должны справиться с защитой штаб-квартиры от трех человек», — думала она, беря свой бластер и выходя из кабинета.

Определение «кромешный ад» было бы слишком мягким, чтобы описать то, что творилось в городе.

Все пожары, устроенные д'Аламберами и Пайасом Бейволом, происходили в жилых зданиях, где в это время ночи находилось большинство обитателей Убежища. Хотя здания имели автоматические средства тушения небольших пожаров, д'Аламберы знали тонкости искусства поджога и смогли быстро ознакомить с ними своего союзника. Зажженные ими пожары не поддавались автоматическому тушению. Вскоре горели уже целые здания, а жители, спасая свои жизни, покидали их.

Охранники, однако, не спешили на пожары, их вообще нигде не было.

— Должны же они когда-нибудь появиться, — рассуждал Жюль, — иначе им нечего будет защищать.

Через час казалось, что огонь охватил уже половину города. Граждане Убежища метались по улицам; здесь вообще не существовало системы вызова помощи, и растерянность людей среди смертельной опасности перерастала в гнев и возмущение: они заплатили огромные деньги, чтобы попасть сюда, а в трудную минуту их бросают на произвол судьбы.

Жюль и Иветта подогревали атмосферу. Они бегали в толпе и кричали: «Почему они нам не помогают? Почему они бросили нас в беде?»

Такая тактика дала свои плоды: люди были готовы на все. Этим надо было воспользоваться в полной мере. Жюль и Иветта объяснили Бейволу свой план.

— Вы умеете хорошо говорить, и власти толком не видели вас в качестве нашего помощника. Будоражьте людей и ведите их в атаку на здание штаб-квартиры. Они не станут убивать вас на месте, как убили бы нас. Пока мы будем действовать под землей, вы сможете держать их в напряжении наверху. — Иветта слегка коснулась его руки. — Но, прошу вас, не лезьте сами в первые ряды, — добавила она потише, так, чтобы слышал только он.

— Не беспокойтесь, я записной трус, — улыбнулся Пайас. Он коснулся губами ее лба и побежал выполнять свое новое задание.

Жюль проследил за его уходом.

— Побольше бы нам таких трусов.

Иветта про себя улыбнулась.

Но вот начала прибывать охрана. Теперь охранникам пришлось иметь дело не только с пожарами, но и с разгневанными жителями. Пока они устанавливали оборудование для борьбы с огнем, их начали забрасывать камнями — Пайас хорошо справлялся со своей работой. Когда толпа накалилась до крайности, он предложил атаковать саму штаб-квартиру. Воинственный клич эхом разнесся по улицам Убежища.

Между тем Иветта и Жюль проследили, откуда появились машины с охранниками. Невдалеке были сооружения, которые снаружи казались офисными зданиями., а фактически были только коробками. Задняя сторона их могла откидываться, давая проезд автомобилям, проход людям.

Двое суперагентов ждали у одного из таких входов, пока разгрузят все пожарное оборудование. Когда большая дверь начала автоматически закрываться, они незаметно проскользнули внутрь и оказались на верху широкого пандуса. Он спускался на пятнадцать метров, а потом выравнивался и превращался в широкий хорошо освещенный коридор.

В нижнем конце пандуса стояли три длинных черных автомобиля, охраняемых двумя людьми. Они не ожидали опасности и мирно беседовали друг с другом, даже не глядя на пандус. Их бластеры находились в кобурах.

Жюль и Иветта бесшумно скользили по пандусу, тесно прижимаясь к стене, чтобы привлекать как можно меньше внимания. Когда один из стражников случайно глянул вверх и увидел их, ему, как и его партнеру, было слишком поздно что-либо предпринять.

Две мощные деплейнианские фигуры налетели на них, прежде чем они успели дотянуться до своего оружия. Жертва Иветты получила прямой удар в подбородок, который свалил охранника без чувств; Жюлю пришлось повозиться. Однако колено в живот и удар ребром ладони по горлу отключили и другого сторожа.

Агенты вскочили в ближайший автомобиль; Жюль сел за руль. Автомобиль рванулся по крытой дороге к зданию штаб-квартиры.

ГЛАВА 12

ВЫЛАЗКА НА УБЕЖИЩЕ

Они не встретили на пути никаких препятствий. Все люди, без сомнения, были заняты борьбой с пожаром и бунтовщиками наверху. А основная группа охраны, видимо, сосредоточилась у командного центра.

Жюль вел машину, пока не увидел примерно метрах в ста впереди главный терминал. Остановив машину, он произнес:

— Думаю, дальше нам лучше идти пешком. Так у нас будет больше возможностей для маневра.

Они выбрались из автомобиля и побежали по коридору, пока не достигли очередного пересечения дорог. Там, под большим сводчатым куполом оказалась широкая деревянная дверь, перед которой стояли три охранника. Еще по одному стражу находилось в непроницаемых для бластеров будках по обе стороны двери. Оружие в будках было установлено снаружи, так что стража могла стрелять, сама оставаясь неуязвимой.

— Мы можем сразить троих у двери, — шепнула Иветта, — но эти двое в будках будут проблемой.

— Вернемся к машине. У меня есть идея, — сказал Жюль.

Они помчались обратно по коридору к их автомобилю. Когда они сели в него, Жюль сказал:

— Позаботься о тех троих, что стоят снаружи, а потом держись крепко.

Он отвел автомобиль назад по туннелю на полкилометра, чтобы дать ему пространство для разгона. А затем на полной скорости рванул вперед ко входу в штаб-квартиру.

Охрана даже не успела понять, что происходит. Иветте потребовалась все ее умение, чтобы за такое короткое время выстрелить по трем мишеням. Наружные стражники пали жертвами ее смертоносного бластера.

Жюль не снижая скорости протаранил деревянные двери входа. Удар оказался очень силен, но д'Аламберы были готовы к нему. Автомобиль замер — он выполнил предназначенную ему роль.

Агенты выбрались из разбитой машины. Будки, в которых находились двое стражей, не были защищены с тыла, да никто и не ждал нападения оттуда. У стражников были личные бластеры, но не было времени воспользоваться ими — так стремительно действовали д'Аламберы. Вместо того, чтобы убить охранников из бластеров, Иветта и Жюль решили просто вывести их из строя. Два сильнейших удара, и они бесформенными грудами остались лежать без сознания в своих будках.

В подземном комплексе завыли сирены, но прошло еще несколько секунд, пока персонал службы безопасности понял, в каком секторе произошло ЧП. Это были секунды, которые д'Аламберы использовали с большой эффективностью. Простиравшийся перед ними коридор имел в длину метров семьдесят; они одолели его за пять секунд. В конце коридора оказалось еще несколько закрытых дверей, но охраны возле них не было. Жюль и Иветта решили, что она, видимо, внутри.

Двое агентов рывком распахнули двери и ворвались внутрь. Там их ждали пять человек с бластерами наготове, но деплейниан не так просто было взять.

Иветта сбила одного — женщину — одним мощным ударом в челюсть и сразу бросилась на второго. Жюль тем временем схватил одного мужчину и швырнул его на другого. Сила удара была такова, что оба, хватая ртом воздух, свалились на пол. Будь у Жюля вместо бластера станнер, он просто вывел бы этих двоих из строя на время — ему была отвратительна мысль об убийстве беспомощных людей, хотя он прекрасно понимал, что, когда они придут в себя, они будут представлять для него смертельную угрозу. Но битва, вероятно, уже окончится, поэтому он сосредоточил свое внимание на остальных.

Иветта ударила кулаком в живот своего второго противника, а когда тот согнулся пополам, добила его ребром ладони по шее. Повернулась, ища новую жертву, и уперлась взглядом в дуло мощного бластера.

Женщина, державшая его, опоздала с выстрелом на какую-то долю секунды. Одним резким ударом правой ноги Жюль выбил из ее рук оружие и уже собирался нанести ей сокрушительный удар, когда заметил на ее форме знаки отличия, свидетельствовавшие о ее принадлежности к верхушке службы безопасности. Она будет полезной, находясь в сознании, подумал он и изменил свое намерение.

Женщина, носившая имя Ролинг, как гласила нашивка на ее груди, умела постоять за себя. Она нанесла Жюлю мощный удар, который отбросил его на другой конец комнаты. Но тут же получила от Иветты удар по почкам, согнулась пополам, задохнувшись от боли, и ее вырвало на пол коридора.

Жюль уже был на ногах. Ему пришлось проглотить тот факт, что он, опытный профессионал, не сумел блокировать удар, который свалил его с ног. Но сейчас было не до переживаний — опасность далеко не миновала.

Он подбежал к корчившейся на полу женщине и рывком поставил ее на ноги.

— Вы захватили нашего друга. Мы хотим вернуть ее.

— Я… не знаю, о чем вы говорите, — пробормотала Ролинг.

Иветга схватила руку женщины и вывернула ее за спину.

— Я заметила, — сказала она, — что память восстанавливается со скоростью, прямо пропорциональной причиняемой боли. Если будете молчать, я переломаю вам все кости.

— Она в… главном офисе.

— Уже лучше. А теперь не хотите ли вы провести нас туда, сообщая по пути о всех возможных ловушках?

Ролинг пыталась сохранить достоинство. Она задыхалась, превозмогая боль, но смотрела на них с вызовом.

— Бога вы не боитесь, — промолвила она.

— Это ставит нас в один ряд с вами. Человек может ходить и говорить, лишившись левой руки, но если хотите все-таки сохранить свою, пошевеливайтесь. Быстро! — тон Иветты не предвещал ничего хорошего.

Ролинг ничего не оставалось, как только подчиниться. Она была достаточно умной женщиной, чтобы понимать, что любой исход предпочтительнее смерти от рук этих двух деплейниан. Если даже вся эта организация будет уничтожена и ей придется предстать перед судом, ее собственные преступления будут не столь серьезны, чтобы за них ее сурово наказали. Так что пока лучше смириться.

— Хорошо, — вздохнула она. — Сюда.

Из двери, расположенной чуть дальше по коридору, выбежали еще трое охранников с оружием в руках и увидели д'Аламберов, которых им было приказано убить на месте. Они уже приготовились стрелять, но, увидев своего шефа, заколебались, не зная, как поступить. Пока они стояли в нерешительности, Жюль сказал тихо Ролинг:

— Нам не приносит удовольствия убивать людей. Мы не хотим, чтобы это закончилось кровавой бойней. Выбор за вами.

До них донесся шум драки.

— Похоже, прибыло подкрепление, — заметила Иветта и добавила для ушей Ролинг:

— Там, наверху, наши люди устроили беспорядки, и, думаю, ваша охрана была бы полезнее в городе, чтобы усмирить бунтовщиков.

Глава службы безопасности не имела желания умереть под перекрестным огнем.

— Наведите порядок там, наверху! — крикнула она своим людям. — Это приказ! — Стража, по-видимому, не решалась оставить своего босса в столь затруднительном положении, но помочь ей ничем не могла. Они молча повернулись и ушли.

Ролинг повела их по коридору к одной из дверей и прошла внутрь. Ее спутники последовали за ней. И тут она сделала попытку бежать. Но выстрел Иветты опалил ее ботинки. Ролинг вскрикнула и остановилась.

— Не так быстро, — предупредила Иветта. — Мы не хотели бы отстать от вас.

Ролинг подождала, пока пара приблизится к ней, и двинулась дальше.

Следуя за ней по лабиринту коридоров, д'Аламберы поняли, как им повезло с проводником — у них бы ушла целая вечность на поиски пути.

Пару раз они сталкивались с охранниками, но каждый раз Ролинг отсылала их наверх усмирять бунтовщиков. По звукам, доносившимся сверху, охране пока не удавалось добиться успеха. Пайас Бейвол прекрасно справился со своей задачей.

Наконец они остановились перед дверью, и Ролинг заколебалась, когда ей велели открыть ее.

— Вы первая, — приказал ей Жюль. — Ну, вперед.

— Не могу, — ответила женщина. — В этой комнате устроена ловушка.

— Какая?

— К ручке подведен токоведущий провод, и стоит только открыть дверь, как бластер, направленный на нее, убьет всякого, кто войдет.

— Нельзя ли отключить его? — спросила Иветта.

— Можно, но у меня нет ключа. Он у Гарста. Гарст? Впервые агенты СИБ услышали это имя в связи с этим делом. Иветта была в шоке.

— Значит, во главе планеты Гарст? — спросил Жюль у Ролинг.

— Да, последних три месяца.

Жюль не знал, что и думать: он своими глазами видел, как главарь шайки душителей упал в чан с химикатами — верная смерть. На лице Иветты появилось выражение, которое Жюль видел на нем только раз — тогда. Это была смесь ненависти, гнева и… чего? Жюль сомневался, знала ли сама Иветта, что она в тот момент испытывала.

Значит, Гарсту каким-то образом удалось выжить и прибыть сюда, чтобы возглавить новое преступное предприятие. Жюль отложил на потом размышления по этому поводу. Сейчас надо было действовать.

— Есть ли какой-нибудь другой путь, кроме этой двери? — спросил Жюль у своей пленницы. Ролинг отрицательно покачала головой.

— На этом уровне нет. Нужно снова пройти наверх и выйти на другую сторону.

— А к этому времени, — рассуждал Жюль, — все может случиться. Хорошо, отойдите в сторону. Посмотрим, насколько эффективна эта ловушка.

Все трое встали сбоку от двери, и Жюль с Иветтой навели свои бластеры на петли деревянной двери. Металлическая арматура начала плавиться под действием непрерывно поступающего тепла, и через минуту дверь рухнула под собственной тяжестью. Падение двери разорвало электрическое соединение, и тут же сквозь дверной проем на уровне талии сверкнул луч бластера. Всякий, стоявший там, был бы разрезан пополам.

— Мне кажется, ничего страшного, — заметил Жюль, мгновенно оценив положение. — Ролинг, вперед, мы за вами!

— Но я не могу идти туда, меня убьет.

— Никто не говорит «идти», — усмехнулась Иветта, — вы можете проползти на животе под этими лучами. Если, конечно, пол тоже не заряжен.

— Нет… насколько я знаю.

— Ну что ж, сейчас вы это узнаете точно. Вперед!

Под угрозой оружия Ролинг легла на пол и переползла через упавшую дверь. Ничего не случилось, и она с большей уверенностью поползла к двери в дальнем конце комнаты. Жюль и Иветта, видя ее невредимой, тоже легли и последовали за ней.

Через ту дверь она вползла в другой коридор, встала и оглянулась. Жюль и Иветта все еще лежали на животах. Не теряя ни секунды, Ролинг повернула направо и побежала изо всех сил. Жюль выстрелил из бластера, но она уже скрылась из вида.

— Черт возьми! — Жюль метнулся за ней следом. Ролинг была уже в конце коридора, недосягаемая для бластера.

— Догони ее во что бы то ни стало! — крикнула Иветта. — Она соберет своих людей и приведет их сюда.

— А как же ты?

— Я иду за Гарстом. У меня к нему особый счет.

Жюль кивнул. Он знал, что ни он, никакая другая сила во Вселенной не может встать между ней и Гарстом теперь, когда она вышла на его след.

— Хорошо, но будь осторожна, когда будешь открывать двери. — И он побежал за Ролинг.

Иветта мгновение постояла, размышляя. «Ролинг побежала направо, наверняка, чтобы увести нас от кабинета Гарста», — подумала она и бросилась в противоположную сторону.

Метров через сто коридор заканчивался тупиком. Справа от нее было пять дверей. Одна из них та, которая ей нужна, но которая? Придется проверять все.

Первая комната оказалась командным центром. В этот момент там никого не было. Ролинг, должно быть, покинула его, чтобы самой быть в передних рядах. Может, им не хватало людей? Беглый осмотр показал, что здесь нет ничего интересного. Иветта продолжила поиск.

Вторая дверь оказалась с ловушкой. Когда Иветта открыла ее, заработал бластер, готовый испепелить любого входящего. Она проползла под лучом и оказалась внутри комнаты, которая тоже была пуста.

Третья дверь, без ловушки, вела в хорошо оборудованные личные апартаменты. —

«Должно быть, здесь живет Гарст», — подумала Иветта, обходя квартиру.

Когда следующая дверь упала от огня ее бластера, Иветта увидела Хелену, скорчившуюся в кресле у дальней стены. Она влетела внутрь с бластером наизготовку, готовая выстрелить в любого, кто шевельнется.

Когда Иветта пересекла порог, фотоэлемент привел в действие механизм, который освободил тяжелый металлический блок над ее головой. Любой нормальный человек был бы раздавлен этим куском металла, но Иветта д'Аламбер, строго говоря, не была нормальным человеком. Сила тяжести на Убежище была примерно такой же, как на Земле, а это означало, что смертельный груз падал с ускорением 1 G. Иветта происходила с планеты, где предметы падали со скоростью, в три раза большей, а потому успела соответствующим образом среагировать. Она отскочила в сторону. Массивный блок все-таки зацепил ее плечо, боль пронзила руку, но Иветта осталась живой.

Она бросилась на пол, перекатилась, вскочила на ноги и огляделась. В углу съежился Гарст, сжимая оружие. Он нацелил его на то место, где она упала и где ее уже не было.

Он торопливо прицелился вновь, но соперничать с реакцией Иветты оказался не в состоянии.

Луч ее бластера нашел свою цель раньше. Преступник издал пронзительный крик, когда плазма прожгла его кожу, кости и мозговую ткань.

Гарст умер мгновенно, но Иветта все еще продолжала стрелять. Она водила лучом по всему телу Гарста, обугливая его, пока воздух в комнате не наполнился запахом сгоревшей человеческой плоти.

— Это за Дана, — шептала она. — Это за четверть миллиона людей, но больше всего за Дака, негодяй! Ненавижу тебя!

Наконец, приступ гнева прошел, Иветта сняла палец с курка и опустила оружие. Она дрожала всем телом, и ей потребовалась еще секунда, чтобы вспомнить об истинной цели ее прихода сюда. Она повернулась к Хелене.

Дочь Шефа была без сознания. Ее глаза были налиты кровью, пульс бешено стучал, и, когда Иветта быстро закатала рукава, она увидела безобразно набухшие вены на руках Хелены. Иветта легко распознала симптомы — это были последствия дозы нитробарба.

Было бы рискованно трогать Хелену в таком состоянии. Иветта подвинула свободное кресло к креслу Хелены и села ждать появления брата.

ГЛАВА 13

ВЗРЫВЫ

Ролинг неслась по коридору, зная, что в быстроте ее жизнь. Деплейниане славились своей скоростью, и через считанные секунды они настигнут ее.

Ее главным преимуществом было то, что она хорошо знала планировку комплекса. Сейчас у нее не было оружия, а впереди больше не было комнат с ловушками, и, возможно, ей удастся найти кого-нибудь из охраны. Если этого не случится, нужно попытаться добраться до арсенала. Она понимала, что тот удачный удар, которым она свалила мужчину, был чистой случайностью, и не собиралась в дальнейшем проверять свое искусство рукопашного боя с явным профессионалом. К тому же он имеет оружие н без колебания воспользуется им.

Она подбежала к двери арсенала, но та оказалась запертой. У нее был ключ, но она не могла позволить себе терять драгоценные секунды на его поиски. Ей уже казалось, что она слышит шаги бегущего за ней человека. Переведя дух, Ролинг побежала дальше.

Свернув за угол, она налетела еще на мужчину, явно уроженца планеты с большой силой тяжести, одетого как дендиОт неожиданного столкновения оба упали на пол, но Ролинг опомнилась на какую-то долю секунды раньше.

Она ударила его ногой. Удар пришелся Пайасу Бейволу в челюсть. Его голова откинулась назад, ударившись о пол, тело обмякло. Глава службы безопасности вскочила на ноги и схватила бластер мужчины. Теперь она тоже была вооружена, о чем ее преследователи не знал. Через несколько секунд он появится из-за угла.

Она установила оружие на самый большой угол поражения, так что промахнуться теперь было трудно. Отступив в дверной проем, она сосредоточила все свое внимание на входе в коридор.

Жюль старался бежать как можно тише, но все равно шаги его эхом отдавались в пустых коридорах. Ролинг рассчитала его приближение достаточно точно, он же не подозревал о засаде. Только свернув за угол, он заметил Ролинг, стоявшую в дверном проеме с изготовленным к стрельбе бластером. Жюль поднял свой бластер, прекрасно понимая, что все равно опоздает.

Но тут Ролинг рухнула на пол.

Пайас Бейвол медленно поднялся на ноги. В правой руке он держал министаннер, левой поглаживал ушибленную челюсть.

— У нее неплохой удар, у этой леди. Полагаю, она не ваш Друг.

Жюль склонил в поклоне голову.

— Второй раз за сегодняшнюю ночь вы спасли мне жизнь.

Пайас галантным взмахом руки прервал изъявление благодарности.

— К вашим услугам. Я рад, что моя любимая собака когда-то научила меня притворяться мертвым — трюк, который оказался весьма кстати.

— Откуда вы взяли эту штуку? — спросил Жюль, показывая на министаннер. Он знал, что такого оружия вообще не должно было быть на Убежище.

— Вот отсюда, — ньюфорестианин снял шляпу, и Жюль увидел, что под цветком находилась небольшая кобура. Ее невозможно было обнаружить, если не знать точно, куда смотреть.

— Роза должна иметь шипы, — улыбнулся Пайас, убирая свое оружие.

— Вы не так беспомощны, как кажетесь на первый взгляд, — заметил Жюль. Похвала далась ему с трудом.

— Спасибо. Я предпочитаю, чтобы мои враги недооценивали меня. Так безопаснее. Где ваша сестра?

— Она пошла в другую сторону в поисках нашего друга. — Он посмотрел на лежащую Ролинг. — Как долго она будет без сознания?

— Максимальная установка для такого мини, как у меня, — индекс пять. Она будет без сознания шесть часов.

— Тогда у нас много времени. Мы можем пока оставить ее здесь. Пойдемте посмотрим, нужна ли Ив… Ярмилле наша помощь.

Они шли быстро и все же успевали оценивать обстановку вокруг. Жюль остановился перед дверью с надписью «Арсенал».

— Это представляется интересным, — сказал он. — Давайте посмотрим.

Дверь была заперта. Нацелив на нее бластеры, они выжгли замок. Оружия здесь оказалось достаточно, чтобы вооружить небольшую армию. Бластеры разной мощности, начиная с легких ручных моделей и кончая тяжелыми, устанавливаемыми на подвижных треногах. Ящики с надписью «Взрывчатые вещества» и периферийное оборудование для взрывных устройств. Комплекты бронеодежды как для наземного, так и для космического использования, и много чего еще. Пайас присвистнул.

— Они хорошо подготовились, не так ли?

— Здесь достаточно вооружения, чтобы отразить любое нападение, — подтвердил Жюль. — Или самим напасть. С этим оружием и хорошо обученными людьми они могли бы захватить небольшую сельскохозяйственную планету, удачно выбрав время для нападения… Однако мы не можем задерживаться. Найдем сестру, а потом решим, что делать со всем этим.

Они прошли под лучом бластера, который продолжал вылетать из одной двери, где была ловушка, и подошли к другой, которую Иветта намеренно оставила открытой, Жюль осторожно заглянул внутрь. Его сестра наблюдала за входом, держа бластер в руке. При виде брата у нее вырвался вздох облегчения. Рядом с Ивет-той они увидели Хелену, скорчившуюся в кресле.

— Что с ней? — быстро спросил Жюль.

— Нитробарб. — Этим словом было сказано все. Через секунду Иветта добавила:

— Я убила Гарста. На этот раз никаких сомнений.

— Хорошо.

Жюль не знал, что сказать еще. Пайас вошел в комнату вслед за ним. Иветта чуть оживилась. Жюль кивнул на Хелену.

— Можно ее трогать?

— Пока нет, — ответила Иветта. — Именно сейчас ее метаболизм пребывает в неустойчивом равновесии. Любое резкое изменение ее положения может изменить это равновесие в опасную сторону,

— Сколько нам придется ждать?

— Десять, а может, двадцать часов, в зависимости от того, сколько времени она уже находится в коме. Трудно сказать точно.

— Я, признаться, новичок во всех этих делах, — заговорил Пайас Бейвол, — но, честно говоря, не думаю, что мы можем столько ждать. Бунтовщики и стража сражаются сейчас наверху, что нам выгодно, но это долго не продлится. Та или другая сторона победит, и победители придут сюда. Кто бы это ни был, я не хотел бы находиться здесь, когда это произойдет.

— Он прав, — вздохнул Жюль. — Опасно это или нет, но нам придется забрать ее отсюда.

— Но куда? — спросила Иветта. — Мы не можем нести ее тем же путем, каким проникли сюда. Вокруг слишком много охраны.

— Возможно, этого и не потребуется, — сказал Пайас. — Я подозреваю, здесь есть другой, более легкий путь.

Жюль хлопнул в ладоши.

— Конечно! Гарст прибыл с Весы, планеты подземных туннелей. Его менталитет — это менталитет хитрого, живущего в норе животного, а большинство живущих в норах животных роют себе запасные ходы на случай опасности.

Пайас задумчиво потер подбородок:

— Но куда вообще можно бежать на этой планете? Не обратно же в город? Там слишком много шансов быть обнаруженными снова. Может, есть какая-нибудь подземная база за городом, на случай длительной осады?

Иветта покачала головой,

— Не думаю. Гарст сидению в осаде предпочел бы бегство как можно дальше от места преступления, на другой конец Галактики, к примеру.

— Корабль! — воскликнул Жюль. — Он должен иметь личный корабль, готовый к полету при первой необходимости. И у него, видимо, есть собственный туннель к нему, так как в экстренной ситуации он не смог бы добраться до космопорта обычным путем. Давайте тщательно обыщем его комнату; могу поспорить, вход в туннель именно там.

С первого раза они ничего не нашли. Однако при повторном осмотре Жюль нашел замаскированный выдвижной ящик. В нем он обнаружил несколько десятков кассет с видеопленками, путеводителями и другими записями.

— Гарст был хорошим счетоводом, — заметила Иветта. — Его записи на Весе очень нам помогли. Предлагаю взять их с собой, когда будем уходить. Я знаю кое-кого, кто заинтересуется ими.

Жюль кивнул и продолжил поиск.

Они нашли что искали с третьего раза. Иветта нажала на ряд, казалось, декоративных кнопок, и вдруг часть стены сдвинулась, открыв узкий коридор. Конечно же, он вел в космопорт.

— Идем, — сказал Пайас.

— Все не так просто, — возразил ему Жюль. — Надо кое-что предусмотреть, спланировать.

— Что, например?

— Например, — ответила Иветта, — как только мы попадем в космос, мы точно узнаем, сделав астронавигационные измерения, где находится это место, а затем свяжемся с одним нашим другом и вызовем подкрепление, которое позаботится о том, чтобы блокировать Убежище.

— Прекрасная мысль, — согласился Пайас.

— Но, — продолжала Иветта, — как только бунт немного уляжется, кое-кто поймет, что произошло, а поняв, попытается бежать на тех кораблях, что стоят сейчас наготове в космопорте. Если бы мы могли придумать, как уничтожить все эти корабли, полиция по прибытии провела бы здесь основательную чистку.

— Я знаю, как это сделать, — заявил Жюль. — У них в арсенале масса взрывчатых веществ и оружия — больше, чем нам нужно.

— Хорошо, — подвела итог Иветта. — Я понесу на корабль нашу спящую красавицу, а вы возвращайтесь и возьмите взрывчатку. И лучше поторопитесь — скоро утро, а это может значительно осложнить нашу работу.

По дороге в арсенал Пайас признался, что очень плохо знаком с экзотическим оружием, находившимся там, так что Жюлю пришлось взять выбор вооружения на себя. Он взял по бластеру для каждого из них и два комплекта взрывчатки. Потом установил в арсенале бомбы с часовым механизмом.

— Это уничтожит все их запасы оружия, чтобы они не смогли оказать серьезного сопротивления, когда здесь появятся добрые люди, — объяснил он озадаченному ньюфорестианину. В этом деле, подумал Пайас, оказалось гораздо больше важных мелочей, чем он мог себе вообразить.

Затем, взвалив на плечи груз, мужчины вернулись в кабинет Гарста и по тайному туннелю добрались до корабля, где их ожидала Иветта с Хеленой, все еще не пришедшей в сознание.

— Это достаточно простой корабль, — сказала им девушка, — только очень маленький — двухместный. Очевидно, Гарст не собирался в случае опасности брать с собой сообщников.

Д'Аламберы провели для своего нового друга краткий семинар по минерному делу. Потом заставили дважды повторить инструкции, чтобы убедиться, что он хорошо усвоил свою задачу. Наконец, оставив Хелену одну в корабле Гарста, предназначенном для побега, они втроем отправились на космодром.

На поле космопорта стояло девяносто шесть кораблей, которые охранялись всего лишь одним отрядом стражников. В ранней утренней полутьме троица незаметно установила свои адские машинки на корпуса готовых к вылету кораблей. Эта работа заняла у них более двух часов, встретиться они договорились у корабля Гарста.

Жюль и Иветта вернулись раньше Пайаса. Жюль сел в кресло пилота и начал предстартовую подготовку, Иветта стояла у люка и осматривала поле в надежде увидеть своего друга.

Со стороны комплекса штаб-квартиры раздался мощный взрыв.

— Это взорвался арсенал, — заметил Жюль, не отрывая глаз от пульта управления. — В любую минуту могут сработать и остальные заряды.

— Я бы хотела, чтобы он уже вернулся, — прошептала Иветта.

Охрана космопорта была ошеломлена взрывом штаб-квартиры и не знала, как следует реагировать в такой ситуации. Через пару минут в самом удаленном от корабля Гарста конце поля взорвался грузовой корабль. И сразу включились все прожектора, освещавшие порт. Лишь самые отдаленные уголки его оставались в темноте.

Бейвол как раз только что закончил установку взрывного устройства на последнем корабле и возвращался назад. Он попал в лучи света на открытом месте.

— Пайас! — закричала Иветта, хотя понимала, что он был слишком далеко, чтобы услышать ее.

Жюль молниеносно оценил ситуацию и понял, что нужно делать.

— Оставайся здесь с Хеленой, — приказал он Иветте, — А я пойду за ним.

И прежде чем она успела запротестовать, он выскочил из люка и сбежал по трапу.

Еще два взрыва потрясли землю. Потом еще несколько… Теперь они следовали непрерывной чередой.

Охрана была в полном смятении, не зная, чьих рук это дело, кого ловить. Фигуры Жюля и Пайаса были хорошо заметны на пустом поле. Охранники подняли стрельбу.

Жюль был уже в пятидесяти метрах от Пайаса, когда тот упал, задетый в ногу лучом бластера. Жюль удвоил свои усилия, чтобы достичь ньюфорестианина раньше, чем охрана сможет добить его.

Иветта закрыла лицо руками.

«Неужели все мужчины, которых я люблю, должны погибать по вине Гарста? — думала она в отчаянии. — Это несправедливо, несправедливо!..»

Наконец Жюль достиг Пайаса и оттащил его под прикрытие корабля, который, по его расчетам, не должен был взлететь на воздух минут пять. Пайас был в сознании, Жюль осмотрел ногу. Похоже, рана не очень страшная. Жюль помог ньюфорестианину встать, и Пайас понял, что сможет двигаться сам.

Жюль пустил его впереди себя. Пайас пытался бежать, но не смог из-за боли в ноге. Жюль следовал за ним с оружием, готовый уложить каждого, кто попытается стрелять в человека, дважды за сутки спасшего ему жизнь.

Земля содрогалась от взрывов. Возникло еще несколько пожаров, но все противопожарное оборудование было в городе, и охране нечем было бороться с огнем. Густой черный дым скрывал Жюля и Пайаса от охранников.

Но вот они добрались до лестницы и начали подниматься. Это был самый опасный момент — они представляли собой прекрасную мишень на фоне гладкого металлического корпуса корабля. Иветта следила за ними не дыша.

Вдруг какое-то движение слева привлекло ее внимание. Девушка инстинктивно выстрелила. Охранник, собиравшийся открыть огонь по карабкавшимся фигурам, был на пределе досягаемости оружия Иветты, и выстрел ее бластера не убил его. Однако луч нанес ему сильный тепловой удар, и он упал. А Жюль и Пайас уже залезли в люк. Жюль тут же загерметизировал его и прошел в кабину управления.

— Я должен быть в этом кресле на этапе ускорения, — сказал Жюль. — Пятнице потребуется другое, чтобы по возможности облегчить ей этот этап, так что вам останется немного места.

— Как быстро вы будете взлетать? — спросил Пайас. Иветта уже достала корабельную аптечку и перевязывала ему ногу. Бластер вырвал кусок кожи на его левом бедре — рана была скорее болезненной, чем серьезной.

— С ускорением не более 3 G, — посоветовала Иветта брату. — Наш второй пациент не выдержит большего. Нам приходится полагаться только на ее молодость и крепкое здоровье. Резкая перегрузка уменьшит ее шансы на выживание.

— Хорошо, — согласился Жюль, — будем подниматься медленно.

— В таком случае, — сказал Пайас, — мы с Ярмиллой можем лечь рядом у задней стены.

При 3 G это будет все равно что лежать на земле на родной планете.

Жюль кивнул и продолжал проверять кнопки управления. На поле продолжали взрываться корабли. Через пять минут он объявил, что готов. Иветта и Пайас обнялись.

Послышался монотонный гул двигателей. Постепенно он перерос в рев, и они почувствовали, что их с силой прижимает к полу. Ускорение в 3 G, привычное для них, создавало ощущение комфорта, которого все трое были лишены достаточно долго.

Маленький корабль взлетел в небеса. Трое искателей приключений совершили невозможное — бежали из Убежища.

ГЛАВА 14

МАРКИЗ С НЬЮФОРЕСТА

Поскольку они поднимались со сравнительно небольшой скоростью, им потребовалось больше времени, чтобы выйти на орбиту. Но вот, наконец, Жюль выключил тягу. Они вошли в состояние невесомости, и, хотя Жюль предупредил всех об этом моменте, все же это вывело пассажиров из привычной колеи.

Первой заботой Иветты была Хелена. Дочь Шефа была очень бледна. Иветта подплыла к ней и пощупала пульс на горле.

— Неровный, слабый, — вздохнула она. — Будем надеяться, что все же она выкарабкается.

А Жюль по звездам начал определять, в каком октанте Галактики они находились и каковы точные координаты этой звездной системы. Ему потребовалось более получаса для проведения основных измерений и еще полчаса для расчетов на бортовом компьютере. В конце концов он установил их точное местонахождение и послал вызов на субком Шефа на Земле.

Иветта нашла предлог, чтобы увести Пайаса в камбуз. Хотя ньюфорестианин и проявил себя как надежный союзник, агенты не рискнули раскрыть личность Хелены человеку, которого они все еще недостаточно знали.

Субком на корабле Гарста не имел устройства кодирования речи, как на корабле д'Аламберов, поэтому Жюль намеренно отключил визуальные схемы как для передачи, так и для приема. Когда голос Шефа стал слышен в динамике, Жюль заговорил, кодируя свое сообщение одним из самых сложных шифров СИБ. Прежде всего он сообщил, что они нашли Хелену, что она находится под действием нитробарба и еще нe переступила опасный рубеж. Он сообщил также, что операцией на Убежище руководил Гарст и, вероятно, это он ввел нитробарб и знал все известные Хелене секретные сведения. Но Гарст мертв, и все, что ему удалось узнать, умерло вместе с ним, если только, со значением добавил Жюль, он не успел передать информацию еще кому-нибудь до того, как до него добрались д'Аламберы. Шеф выслушал сообщение Жюля не перебивая.

Жюль передал координаты звездной системы. Убежища и попросил прислать несколько: кораблей для ареста преступников, скрывающихся на этой планете. Жюль сообщил, что они уничтожили большую часть кораблей на поле космопорта, но каждый день туда прибывали десятки новых, и любой из них мог привезти туда еще несколько «клиентов» до прибытия Имперского Флота.

Шеф посмотрел расположение кораблей флота в этом секторе и уверил своего агента, что Имперский крейсер сможет достичь Убежища самое позднее через двое с половиной суток. Он тотчас даст распоряжение заблокировать весь район вокруг Убежища, чтобы досматривать все корабли, отбывающие из данного сектора космоса. Горстка наиболее счастливых мошенников, вероятно, проскользнет-таки через блокаду, но основная масса будет схвачена и передана властям соответствующих планет.

Жюль упомянул их вновь приобретенного друга Пайаса Бейвола и попросил провести необходимую проверку сведений о нем. На другом конце линии связи в течение какого-то времени было молчание, затем Шеф ответил:

— Не думаю, что в этом есть необходимость.

— Почему, сэр?

— Семейство Бейволов уже тщательно проверяли на лояльность, это обычное дело. Пай-ас — старший сын герцога Ньюфореста, маркиз и наследник всей планеты. Ньюфорестиане вызвали подозрение, когда их впервые пригласили в Империю пятьдесят лет тому назад, но с тех пор доказали свою лояльность. Если только у вас нет особых причин сомневаться в нем, я бы дал ему довольно высокий рейтинг.

Жюль был ошеломлен. Пайас и намеком не давал им понять, что происходит из знатного рода; но и они скрыли от него тот же факт, касающийся их. Их отец, Этьен д'Аламбер, был герцогом ДеПлейна. Наследовать титул должен был их старший брат, Роберт. Жголь и Иветта были Лордом и Леди, хотя они редко имели возможность пользоваться этими званиями.

Жюль сообщил боссу, что они направляются на Землю. Он точно не знал, как быстро мог двигаться корабль Гарста, но полагал, что полет может продлиться дней семь-десять. И, конечно, он сразу передаст по субкому, выдержала ли Хелена действие нитробарба. Шеф поблагодарил его за его доброту и заботу, и собеседники прервали связь. После чего Жюль проделал не-эбходимые приготовления для выхода корабля в подпространство.

Иветта была тоже поражена, узнав о титуле Пайаса.

— Почему же вы не сказали нам об этом сразу? — спросила у него Иветта.

— Это представлялось неуместным в той ситуации, — ответил Пайас, пожав плечами.

Хелена уже несколько часов пребывала на грани жизни и смерти. Вскоре после их выхода в подпространство девушка покрылась обильной испариной, одежда прилипла к ней подобно второй коже. В какой-то момент температура ее тела дошла до сорока градусов по Цельсию, так что друзья ее начали приходить в отчаяние.

Через несколько часов она впала в стадию галлюцинаций. Она визжала, кричала что-то невнятное, можно было разобрать лишь отдельные слова. Она металась так, что потребовалась вся деплейнианская сила Жюля, чтобы удержать ее и не позволить нанести себе травму. Согда припадки миновали, Хелену начал бить озноб. Они завернули ее в два одеяла, оказавшихся на корабле и Жюль снова крепко сжал ее в объятиях, на этот раз чтобы передать ей тепло своего тела. Наконец приступ озноба прекратился, и Жюль отпустил Хелену. Ее ресницы начали подрагивать. Один глаз на секунду приоткрылся. Жюль позвал сестру.

Хелена открыла глаза. Она смотрела вокруг, ничего не понимая. Иветта уменьшила освещение в кабине, чтобы свет не был таким ослепительным.

— Как вы себя чувствуете? — склонился над ней Жюль.

Какое-то время Хелена смотрела на него не узнавая. Потом стала что-то вспоминать: битву в космопорте, допрос — до того момента, как Гарст ввел ей нитробарб… Наконец она поняла, что спаслась, что ее друзья с ней и что они все в невесомости Но, кроме этого, понять ничего не могла.

— Очень кружится голова, я ничего не соображаю, — ответила она. — Так хорошо видеть вас снова. — Когда в поле ее зрения попал Пай-ас, девушка встревожилась. — Кто это? — спросила она.

Осторожно, шаг за шагом Жюль и Иветта рассказали ей о событиях, происходивших после ее захвата в космопорте. Осторожность требовалась не в отношении Хелены, а в отношении Пайаса. Даже при условии полнейшей его лояльности они не могли открыто говорить о том, что ему не надлежало знать: секреты оставались секретами.

Пока Жюль посылал Шефу новый вызов по субкому, чтобы сообщить ему о состоянии дочери, Иветта отослала Пайаса из кабины и спросила Хелену:

— Итак, что вы теперь думаете, о практичен кой работе?

Хелена грустно улыбнулась.

— Вы были правы. Думаю, я получила урок на всю оставшуюся жизнь. Есть свои преимущетва в сидении в безопасности и предоставлении зам возможности брать на себя весь риск.

— Каждый должен делать то, на что он больше всего способен, — заметила Иветта.

Их полет длился целых восемь дней. За это время им ничего не оставалось, как ближе познакомиться друг с другом. Хелена была представлена маркизу Пайасу, хотя Жюль и Иветта воздержались от упоминания полного имени Хелены. Ни один из трех агентов СИБ не мог иного говорить о себе, но если Пайаса в какой-го мере и задевала их скрытность, он не подавал вида. Ко времени прилета на Землю даже Жюль вынужден был признать, что его первоначальное впечатление от ньюфорестианина оказалось ошибочным и что тот был действительно хорошим парнем.

Когда они приземлились на космодроме Мыса Канаверал, их встретила карета «скорой помощи», которая увезла Хелену в госпиталь, несмотря на ее уверения, что она чувствует себя почти здоровой. Жюль, Иветта и Пайас, покинули корабль, направились в отель. Как только Неф убедился в том, что корабль пуст, он приказал конфисковать его. Записи Гарста были переданы в аналитический отдел для изучения.

Для Жюля и Иветты два дня прошли без всяких событий. Они начали уже думать, не забыли ли про них, когда получили распоряжение прибыть вечером в номер Посла на верхнем этаже их отеля для весьма секретного совещания. Великий герцог Зандер фон Вильменхорст сам открыл им двери и провел в номер. На софе лежала герцогиня Хелена; она хотела было подняться, когда они вошли, но сибсы настояли, чтобы она осталась лежать. Она была бледна, хотя небольшой румянец начинал уже проступать на ее щеках.

— Прежде всего, — начал Шеф после обмена приветствиями, — я бы хотел выразить мою личную благодарность вам обоим за все то, что вы сделали. Вы вернули мне дочь живой; не знаю, кто еще мог бы так хорошо справиться с работой в столь тяжелых обстоятельствах.

— У нас была кое-какая помощь, — заметила Иветта.

— Да, я намерен поговорить о вашем друге маркизе немного позже. А сейчас, пожалуйста, примите признательность, отца за счастливое возвращение его дочери.

— Как ваш босс, — продолжал Шеф деловым тоном, — я хотел бы выразить мое удовлетворение той работой, которую вы проделали, пусть даже она только дала направление, в котором еще предстоит работать и работать. Заговор огромен; он может оказаться даже крупнее сети Баньона.

Д'Аламберы обменялись взглядами. Заговор, разработанный Баньоном, охватывал более трех четвертей Империи, проник на самые высокие уровни самой Службы Имперской Безопасности и готовился более пятидесяти лет. Могло ли быть что-нибудь грандиознее?

— Как много записей Гарста вы просмотрели? — продолжал Шеф.

— Не много, — признался Жюль. — Большая их часть была на лентах, а у нас на корабле не было соответствующей аппаратуры. К тому же в присутствии Пайаса мы не могли работать в открытую.

— Похвально, — кивнул Шеф. — Но я изучил все, что вы привезли и, откровенно говоря, меня это пугает. Особенно одна лента.

— Как вы помните, сначала нам стало известно о глубоко законспирированном заговоре, когда ваш кузен Луи узнал от доктора Рустина об остальных изготовленных им роботах. Информация, полученная вами на Меллисанде, подтвердила это и добавила еще одну загадку — Леди А. Похоже, она — очень важное лицо в этом заговоре. Она объявилась у Гарста, к сожалению, в день прибытия Хелены. Нам повезло, что Гарст вел записи большей части разговоров, которые происходили у него в кабинете, в частности этот. Разрешите, я включу ленту.

Шеф подошел к видеомагнитофону, стоявшему в углу комнаты, и нажал кнопку. Д'Аламберы молча смотрели на экран. Они видели Леди А и слышали ее голос, когда она определила Зандера фон Вильменхорста как Шефа Службы Имперской Безопасности и Хелену как его главного помощника. Они услышали заявление, что она и ее организация знают большую часть того, что происходит в СИБ, как и ее намек на то, что она планирует свержение Императора. Когда лента закончилась, они несколько минут сидели ошеломленные.

— Я показал эту ленту Биллу, — тихо промолвил Шеф, — и его реакция была почти такой же, как и ваша. — Речь шла о Его Императорском Величестве Уильяме Стэнли, десятом в династии Стэнли, верховном правителе Империи Земля. — Я предложил ему мою отставку на том основании, что известность моей личности будет мешать эффективности моей работы. Он отказал мне, сказав, что все еще считает меня самой подходящей фигурой для этой работы.

— Я с ним согласен, сэр, — сказал Жюль. — Я совершенно уверен в вас. Но эта лента меня пугает.

— Спасибо. Но у вас есть свойство недооценивать опасность. Мы считали, что перекрыли все каналы утечки в нашем учреждении после дела Баньона, а оказывается, у нас еще больше дыр, чем раньше. Я бы поклялся своей жизнью за преданность людей, которые работают под моим началом, а тем не менее кто-то нам здорово вредит.

— Не мог ли один из наших верных людей быть заменен роботом доктора Рустина? — предположила Иветта. —

Босс отрицательно покачал головой.

— Нет. Это первое, что мне пришло в голову. Но как только мы узнали о существовании этих роботов, мы подвергли рентгеновской проверке весь наш персонал, и она показала, что все они — люди. Мы вновь повторили проверку вчера после просмотра этой ленты — и с теми же результатами. Значит, в верхнем эшелоне роботов нет. Какой бы ни оказалась правда, она гораздо сложнее. Кто-нибудь из вас узнал эту женщину?

Жюль и Иветта должны были признать, что никогда не видели ее раньше.

— Я тоже не видел, — вздохнул Шеф. — Тем не менее она, должно быть, развернула широкую работу на Земле, так как именно здесь находится правительство; она должна быть где-то рядом, если хочет держать руку на пульсе СИБ. Кроме того, ее одежда сшита по последней дворцовой моде, что свидетельствует о ее принадлежности к высшему обществу.

— Что вы предполагаете, сэр? — спросил Жюль.

— Шпионаж-это игра тайн среди тайн. Речь идет не только о том, чтобы выяснить, что известно другой стороне; вам тоже приходится заставлять их угадывать, как много вам известно, В настоящее время в Галактике есть только пять человек, которые знают, что мы видели эту ленту, — четверо находящихся в этой комнате и Билл. Даже Ирен и Эдна не были информированы о ней и пока не будут. Вы не должны никому говорить об этом. Нигде не будет записей о ее существовании. Что касается официальных отчетов Службы, то найденные в кабинете Гарста ленты ничего значительного собой не представляют.

— А как быть с нами? — спросил Жюль. — Одним из наших преимуществ всегда было то, что, кроме нас, никто в Службе не знал о роли Цирка. Только несколько человек в СИБ, например Мараск Кантана, видели наши лица, но и они не знают всей правды. Что может знать противник об этом?

Хелена покраснела.

— Я чувствую себя предательницей. Существует лента моего допроса. Я рассказала Гарсту все о вас и о Цирке.

— Вы не могли не сделать этого, — успокоила ее Иветта. — Вы находились под воздействием нитробарба. Вам повезло, что вы выжили.

— По тому, как Гарст ее допрашивал, — продолжал отец Хелены, — видно, что информация была для него неожиданной и ошеломляющей. Если Леди А и ее друзья знали об этом, то они не сочли нужным поделиться с ним. И по каким-то причинам он тоже не сообщил им о результатах допроса. Персонал Флота, захвативший Убежище, сообщает, что субком не использовался в период от допроса Хелены Гарстом вплоть до его убийства Иветтой. Все, что он знал, умерло вместе с ним. Конечно, у нас нет возможности выяснить, знает ли Леди А о вас из других источников, но что-то, называйте это интуицией, заставляет меня усомниться в этом. Иначе она не была бы столь самоуверенной и приказала бы Гарсту немедленно ликвидировать Хелену, зная, что я послал за ней вас. Возможно, ей известны ваши кодовые имена — они известны всем в Службе, — но она не подозревает о ваших способностях. Этот разговор возвращает нас к вопросу о Пайасе Бейволе. Как я понимаю, моя дорогая Иветта, вы совершенно очарованы этим человеком.

— Вчера утром он сделал мне предложение, — тихо произнесла Иветта. — Я сказала, что мне нужно подумать.

— Имея в виду, что хотите обсудить это со мной? — улыбнулся Шеф. — Очень разумно с вашей стороны. Скажите мне, как вы относитесь к нему?

— Я очень его люблю, — ответила девушка без малейшего колебания — Я бы хотела выйти за него замуж Но у меня есть обязанности перед Службой, и я не могу допустить конфликта интересов. Если вы полагаете, что он будет опасен для Службы Безопасности, я буду вынуждена ответить ему отказом.

— А что вы о нем думаете, Жюлъ?

— Сначала он мне не понравился, — признался агент. — Он был слишком гротескным, болтливым и вел себя как-то подозрительно. Я не могу полностью оправдать его за то, что он сдечал с Карнери, но не могу сказать, что не сделал бы того же, если бы кто-нибудь убил Вонни.

— Если он женится на Иветте, нам придется ввести его в сеть и обучить как агента. Как вы полагаете, он справится?

— Поначалу я не слишком высоко оценивал его способности. Но он в течение двух лет выслеживал человека, не имея вообще никакой подготовки. Он попал на Убежище и исполнил свою миссию без чьей бы то ни было помощи. Он, вероятно, смог бы и покинуть Убежище без посторонней помощи, если бы наши пути не пересеклись. Если, как вы говорите, его лояльность вне всякого сомнения, то да, я за его поступление в Академию.

Шеф посмотрел на Иветту.

— Бы понимаете, что ему придется рассказать фактически все — о вашем происхождении, о Цирке — обо всей работе. Баша семья захочет встретиться с ним прежде, чем дать свое согласие, хотя не думаю, что Этьенн станет возражать против такого брака. Бейвол должен будет узнать все, за исключением ленты Гарста; это я собираюсь держать в тайне от всех, кроме нас пятерых. Я полагаюсь на ваше суждение; вы доверяете маркизу в такой степени? Ваши жизни будут зависеть от вашего ответа.

— Он уже однажды спас жизнь мне и дважды Жюлю, — ответила Иветта. — И оба раза он не был обязан это делать. Он мог предоставить нам умереть, но не пошел на это. Да, я доверилась бы ему снова без колебания.

Жюль просто кивнул.

— Хорошо, — произнес Шеф с улыбкой. — Если двое моих лучших агентов готовы отдать свои жизни в руки этого человека, что я могу поделать? Я предоставляю вам сообщить ему новость и позабочусь о его принятии в Академию Службы.

В глазах Иветты появились слезы. Хелена встала с софы, подошла к ней и поцеловала ее в щеку как сестру, и две женщины стали обсуждать детали свадебной церемонии.

Зандер фон Вильменхорст наблюдал за ними со смешанным чувством. Он тоже думал о бракосочетании, но о том, о котором знали лишь немногие. Скоро будет объявлено о свадьбе Принцессы Крови Эдны и человека по имени Чен Ли. Так как Эдна — единственный ребенок Императора, то ее бракосочетание привлечет внимание всей Галактики, и он рассчитывал, что внимание Леди А и ее шайки тоже. Что-то произойдет, он был в этом уверен, хотя, что именно, не брался пока гадать.

Он отложил эти мысли, вновь сосредоточившись на двух своих лучших агентах, Жюле и Иветте д'Аламбер. «Они заслужили небольшой отпуск, — сказал он себе. — Надо дать им немного отдохнуть, до тех пор, пока им снова придется спасать Галактику.


home | my bookshelf | | Бегство с планеты |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу