Book: Интервью с холостяком



Джудит СПЕНСЕР

ИНТЕРВЬЮ С ХОЛОСТЯКОМ

1

На рекламных щитах перед входом в подчеркнуто-старомодное, стилизованное под пятидесятые годы здание афиши уже сменились. Прошлый месяц был целиком и полностью посвящен творчеству Чарли Чаплина — 16 апреля отмечалась восьмидесятая годовщина со дня рождения великого актера и режиссера. На экране элитных кинотеатров “Тиндалл-ретро” с аншлагом прошли шедевры золотого фонда мировой кинематографии: “Золотая лихорадка”, “Огни большого города”, “Король в Нью-Йорке”. В конференц-зале читался цикл лекций о немом кино и о творчестве Чаплина, создателя бессмертного трагикомического образа “маленького человека” в шляпе и с тросточкой, кумира целого поколения зрителей. А теперь щиты пестрели рекламой классических американских мюзиклов Роджерса и Хаммерстайна. Открывали показ “Звуки музыки”, “Оклахома!”, “Тихоокеанский юг”.

Кинотеатры “Тиндалл-ретро” в Аделаиде, портовом городе в заливе Сент-Винсент, пользовались немалой популярностью. По плану их основателя и владельца Рейнера Тиндалла они должны были стать своего рода центрами культурной жизни города. И замысел себя оправдал. В “Тиндалл-ретро” не просто крутили старые фильмы, здесь воспитывали зрителя. Тематические показы сопровождались лекциями и выставками. Здесь же собирались поклонники того или иного актера или кинематографического жанра. Тут же проходили встречи со звездами кино и театра и даже костюмированные балы в духе тридцатых, сороковых годов и так далее.

А в последние годы кинотеатры все активнее включались в программу знаменитого Международного аделаидского фестиваля искусств, что проводится раз в два года в марте. Сеть “Тиндалл-ретро” неуклонно расширялась — сейчас в городе было три таких кинотеатра, на окраинах строились два новых…

Ноэль Лайсетт переступила порог буфета — еще одно неотъемлемое достоинство “Тиндалл-ретро” — и глубоко вдохнула, наслаждаясь густым ароматом кофе свежего помола. Кинотеатры дополнялись ресторанчиком, буфетом и баром, выдержанными в стиле тех же пятидесятых. Завсегдатаи “Тиндалл-ретро” весьма ценили возможность поужинать после фильма в по-домашнему уютной атмосфере здешнего ресторана или выпить с друзьями кофе перед началом показа.

Ноэль, как и многие другие жители Аделаиды, обожала старые фильмы и, высмотрев в афишах что-нибудь любопытное, частенько сюда заглядывала. Но сегодня молодую женщину привела в кино не тяга к прекрасному. Здесь, в буфете самого первого из кинотеатров “Тиндалл-ретро”, ей назначили встречу. И не кто иной, как единоличный владелец и создатель всего этого великолепия…

Ноэль Лайсетт поправила очки и скользнула оценивающим взглядом по парню у стойки. Пижонский костюм, явно сшитый на заказ, тяжелая золотая цепь на шее, волосы густо напомажены! Разумеется, это Рейнер Тиндалл и есть. Стоит ли удивляться, что с виду он точная копия всех прочих молодых холостяков, у которых Ноэль брала интервью для своей статьи на прошлой неделе.

Она шагнула к стойке, мысленно проклиная последний редакторский проект с завлекательным названием “Знакомьтесь: Мистер Холостяк”. Брать интервью у неженатых молодых людей, как две капли воды похожих на ее бессовестного бывшего муженька Руперта, казалось делом пустячным. Но главный редактор пообещал хорошую премию тому, кто напишет лучшую статью, и Ноэль всерьез рассчитывала обставить конкурентов.

Сам замысел бесил ее до крайности: предполагалось, что в “Ботани-Бей” будет опубликован ряд документальных очерков, посвященных местным богатым холостякам, а потом каждому из них назначит свидание одна из читательниц газеты. Но Ноэль взяла бы интервью и у Франкенштейна, лишь бы выкупить заложенный-перезаложенный дом: замечательное наследство, оставленное ей экс-мужем в тот день, когда два года назад он растратил доверительный фонд и сбежал неведомо куда с лучшей подругой Ноэль. А она осталась с просроченным долгом в банке и закладной на дом.

Вот уже который месяц подряд журналистка из сил выбивалась, пытаясь выплатить чудовищные суммы и непрерывно растущие проценты. В тысячный раз молодая женщина выругала себя за непредусмотрительность: и почему она только не догадалась закрыть совместный счет еще до того, как год назад был оформлен развод?

По спине ее пробежал холодок. Кто-кто, а Ноэль отлично знала, к чему ведет мотовство. Она вовсе не собиралась повторять ошибок матери. И дома своего никому не отдаст. Никому и никогда!

Нахмурившись, Ноэль сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, пытаясь успокоиться и собраться с мыслями. Глупо было бы отпугнуть Рейнера Тиндалла кислым выражением лица ведь это интервью, возможно, изменит ее жизнь к лучшему раз и навсегда. Молодая женщина изобразила самую свою эффектную репортерскую улыбку. Да, она непременно выберется из “долговой ямы”, чего бы ей это ни стоило, и начнет новую жизнь, ни на кого не рассчитывая!

— Чем могу служить? — осведомился напомаженный пижон.

— Здравствуйте, мистер Тиндалл. Я Ноэль Лайсетт, сотрудница “Ботани-Бей”. — Молодая женщина протянула руку через стойку.

Но напомаженный пижон покачал головой.

— Приятно познакомиться, мисс Лайсетт, однако я всего лишь Эндрю Пакстон, управляющий. А мистер Тиндалл — вот. — Он указал на молодого человека, только что водрузившего на стойку поднос с грязными кофейными чашками.

Ноэль так и охнула от изумления. И это Рейнер Тиндалл, преуспевающий предприниматель? Одетый в затрапезные синие джинсы и бежевую тенниску? С виду он смахивал на кассира или на подсобного рабочего, но никак не на миллионера и владельца стремительно растущей сети элитных кинотеатров города!

Усилием воли Ноэль переключила внимание с управляющего на хозяина. А женское любопытство уже разыгралось не на шутку. Рейнер Тиндалл был весьма хорош собой — да что там хорош, красавец редкостный! — причем не просто красив, а красив нестандартной, запоминающейся красотой. Темно-русые, в беспорядке разметавшиеся волосы, в которых вспыхивают и гаснут золотые блики. Строгие, правильные черты лица, точно высеченные из мрамора рукой искусного скульптора. Губы пухлые, но мужественные, а глаза… Рейнер Тиндалл, отставив поднос, обернулся к ней — и дыхание у молодой женщины перехватило. Глаз такого потрясающего изумрудного оттенка она в жизни своей не видела.

Облегающая тенниска эффектно подчеркивала широкую мускулистую грудь, мощные плечи, скульптурный торс, стройную талию. Высокий, крепкий, поджарый… Да, если приглядеться повнимательнее, за кассира его точно не примешь. Уж слишком много в нем самоуверенности, слишком много властности. Сердце дрогнуло у нее в груди. Ноэль отпрянула было, но тотчас же опомнилась и сурово отчитала себя за глупость. Еще не хватало, чтобы при виде первого со времен развода действительно привлекательного мужчины с ней приключился сердечный приступ! Вот точно так же и Руперт ослеплял показным блеском, зато душа его больше всего походила на гнилое, изъеденное червями яблоко. Внешность обманчива, в чем Ноэль имела несчастье убедиться на собственном опыте.

Она глубоко вдохнула и вежливо улыбнулась.

— О, вижу, я ошиблась. — И вновь протянула руку. — Меня зовут Ноэль Лайсетт.

Русоволосый красавец вытер руки о полотенце и пожал ее узкую ладонь.

— Мистер Тиндалл, — представился он. — Сейчас я тут приберусь, и мы с вами посидим в уголке, выпьем кофе и потолкуем.

От этого теплого, крепкого рукопожатия до самого плеча молодой женщины разлилось тепло. Ноэль смущенно высвободила руку. Слова застряли в горле, точно кусок масла. Как это пишут в романах — героиня утратила дар речи? То-то порадовалась бы ее матушка! Рейнер недоуменно нахмурился.

— Что-то не так?

Ноэль откашлялась, мысленно стараясь загасить огненные искорки, “выстреливающие” от пальцев в кровь. Похоже, перспектива давать интервью мистера Тиндалла отнюдь не прельщала: уж больно вид у него был недовольный. Недобрый признак, увы!

— Нет-нет, все в порядке, — пролепетала она, от души надеясь, что жаркий румянец на ее лице не очень бросается в глаза. Я вот там вас подожду. — Она указала на синий, в цветочках, диван у дальней стены.

Тиндалл кивнул. Ноэль подошла к мягкому дивану и опустилась на него. Изобразила на лице безмятежное спокойствие. Хорошо, если столь странная реакция на русоволосого красавца подсказана всего лишь удивлением, ведь он и впрямь на диво хорош собой и при этом совсем не выпендривается — по крайней мере, внешне. Как бы уж там ни было, поскольку на карту поставлен ее дом, не самый удачный момент она выбрала, чтобы расчувствоваться из-за какого-то там мужчины.

Но пока Ноэль ждала, взгляд ее то и дело обращался в сторону Рейнера: как ловко и профессионально он управляется за стойкой! Молодая женщина поневоле отмечала, с какой гибкостью он двигается и как эффектно вздуваются и перекатываются под тканью тенниски мускулы, пока он колдует над капучино.

Когда же мистер Тиндалл вышел наконец из-за стойки и направился к ней, Ноэль до боли закусила губу, веля себе: опомнись! Нижняя его часть ничуть не уступала верхней. Вот Тиндалл развернулся вполоборота, здороваясь с клиентом, и молодая женщина восхищенно прошептала:

— Ух ты! — Таких упругих, таких эффектных ягодиц она в жизни не видела.

Молодая женщина с усилием отвела взгляд, гадая, с какой стати Рейнер Тиндалл так ее очаровал. Наверное, она слишком долго пробыла одна. Да, именно. С тех пор как Руперт разбил ей сердце, Ноэль не впускала мужчин в свою жизнь — видимо, в том-то и проблема. Наверняка любая особь мужского пола средней привлекательности произвела бы на нее впечатление точно такое же.

Расслабившись, она откинулась на спинку дивана и порылась в сумочке, ища диктофон.

В конце концов, ее какое дело, даже если Рейнер Тиндалл великолепен, как кинозвезда! Никакие мужчины ей вообще не нужны, тем более после кошмарного брака и мучительного развода.

Единственный мужчина, которого она любила в своей жизни, не считая отца, бросил ее, как надоевшую игрушку, и ушел к другой, а в довершение удовольствия объявил, что разорен, поскольку по-глупому распорядился чужими вкладами.

В день, когда развод их был оформлен официально, Ноэль как смогла склеила разбитое сердце, выбросила из дому Рупертовы вещи и поклялась никогда не иметь дела с мужчинами и о любви забыть раз и навсегда. И этот обет она намеревалась соблюсти: она станет работать не покладая рук, выпутается из долгов, отстоит свой дом и свое самоуважение. Ни один мужчина не стоит ни головной боли, ни одной-единственной пролитой ради него слезы, даже если у него глаза ярко-изумрудного цвета и потрясающая фигура.


Рейнер шел через зал к роскошной блондинке из “Ботани-Бей”, думая, что предпочел бы треклятому интервью самую изощренную пытку. Например, охотно загнал бы под ногти с десяток иголок, лишь бы его избавили от необходимости отвечать на дурацкие вопросы. Что за странная особа? С какой стати она так жарко вспыхнула в момент их знакомства? Видимо, просто смутилась из-за того, что приняла Эндрю за него…

А может, нарочно кокетничает, “прощупывает” потенциальную добычу. Сколько женщин поступали так же, надеясь его заарканить!

Балансируя чашкой горячего кофе в одной руке и тарелкой с шоколадными эклерами — в другой, он ловко пробирался между столиков к дивану в дальнем углу. Хорошо бы интервью закончилось побыстрее и он вернулся к работе. Рейнер терпеть не мог тратить время попусту. И согласился на этот фарс с крайней неохотой только потому, что предприятию “Тиндалл-ретро” требуется реклама. Если бы не это, он бы к представителям прессы и близко не подошел. Ведь теперь ему нужно думать о Денни и Долли.

Он остановился перед диваном. Журналистка подняла глаза — огромные, выразительные, необыкновенного шоколадного оттенка…

— Спасибо, что подождали.

Рейнер поставил капучино и тарелку с эклерами на низкий столик перед диваном, гоня невесть откуда взявшееся желание заглянуть в эти глаза, провести рукой по бархатистой кремовой щеке. Опустившись в кресло напротив молодой женщины, он велел себе опомниться. Он отделается парой-тройкой клишированных фраз, а затем отпустит журналистку на все четыре стороны.

— Итак, не начать ли нам?

— Вы часто работаете за стойкой? — удивленно изогнула брови Ноэль.

— Не то чтобы, но я зашел обсудить кое-какие дела с менеджером, ну и помог заодно… А то у него сегодня сразу два официанта приболели, так что людей не хватает.

Молодая женщина взяла в руки диктофон.

— Вы не возражаете, если я включу запись?

Первым побуждением Рейнера было отказаться: с какой стати упрощать жизнь этой особе? Но, в конце концов, данная конкретная журналистка ничего дурного ему не сделала. Кроме того, статья в “Ботани-Бей” пойдет его кинотеатрам на пользу.

— Да, пожалуйста, — ответил он, сдерживая досаду. — И угощайтесь кофе с эклерами.

Молодая женщина коротко, застенчиво улыбнулась.

— Обожаю кофе с эклерами. Она взяла с тарелки один и с наслаждением откусила сразу треть. — Спасибо огромное.

Рейнер улыбнулся. Молодая женщина со здоровым аппетитом, не то что какая-нибудь манерная фифа, подсчитывающая каждую калорию, — смотреть приятно! Эклеры входили в число его любимых сладостей, потому-то он их и выбрал. Пожалуй, это интервью окажется не таким уж паршивым. Откинувшись на спинку кресла, он положил ногу на ногу, любуясь тем, как журналистка с явным удовольствием ест эклер.

Тиндалл знал, что пялиться на незнакомку не следует, однако все равно глядел во все глаза, любуясь нежно-розового оттенка кожей и золотистыми веснушками на вздернутом, очаровательном носике. Интересно, а эта густая, пышная копна светлых кудрей такая же мягкая и шелковистая на ощупь, как кажется на взгляд? Вот бы запустить в них пальцы, поиграть непослушным локоном, упавшим на лоб… Он задержал взгляд на пухлых губах, в точности того же оттенка, что изящные гвоздики “шабо”, посаженные им на заднем дворе. Вдохнув поглубже, Рейнер опустил глаза ниже. Ее темно-зеленую юбку особенно короткой назвать было нельзя, но она открывала ноги ниже колен. И какие же это были ноги — безупречной формы, изящные, в нужных местах округлые. Словом, потрясающие ноги!

Сердце глухо забилось в его груди. Накатил жар. Рейнер вновь поднял взгляд — молодая женщина слизывала с пальцев шоколадный крем. Он с трудом подавил стон: при виде этого розового язычка и святой бы не устоял. Рейнер сглотнул, снова отвернулся, сделал вид, что поправляет часы.

Не будь идиотом. Выбрось эту женщину из головы — она тебе ни к чему. Закрутить интрижку с прожженной газетчицей — это почти наверняка отдать маленьких Денни с Долли на растерзание жадной до сенсаций прессе, строго сказал он себе.

Когда Рейнер вновь поднял глаза, молодая женщина, по счастью, закончила облизывать пальцы. Она вытерла руки салфеткой и включила диктофон.

— Сначала я задам вам несколько традиционных вопросов: сколько вам лет? чем вы любите заниматься? Ну и все в таком духе. А потом вы сами о себе расскажете, идет?

Тиндалл сдержанно кивнул. Ноэль сдвинулась на самый край дивана, и расстояние, разделяющее их, сократилось до какого-нибудь фута. Тонкий аромат ее духов — жасмин и роза — разливался в воздухе, и Рейнер с трудом справился с желанием вдохнуть поглубже этот чудесный, женственный запах. Последний раз он нюхал нечто подобное в своем саду среди цветочных клумб, когда белый шиповник стоял в цвету.

— Сколько вам лет? — осведомилась она.

— Тридцать два. — Рейнер старался отвечать спокойно, как если бы звук ее голоса не сводил его с ума подобно аромату духов.

— И вы прожили в Аделаиде всю свою жизнь?

— Да.

— Ита-а-ак… а какие у вас интересы? — Ноэль провела языком по губам, слизывая крем. И Рейнер ощутил, как в крови разливается жаркая волна.

— Что? Интересы?

Молодая женщина взяла чашку с капучино.

— Ну, хобби… Что вы любите, чего не любите, чем увлекаетесь…

Усилием воли Рейнер отвел взгляд от ее губ. Лучше не думать о том, как ему хочется самому слизнуть это кремовое пятнышко…

— Ну, я люблю коньки и еще огородничать…

Ноэль, едва не поперхнувшись, отняла чашку от губ.

— Вы любите… огородничать?

— Ну да. — Рейнер изогнул бровь. — У меня на столе все лето овощи со своего огорода не переводятся.

— Да полно сочинять! — Ноэль отставила чашку. — Вы сами выращиваете овощи к столу?

Тиндалл холодно поглядел на нее. Странное влечение разом уступило место раздражению и настороженности.

— Да, представьте себе, выращиваю, мисс Лайсетт. А еще я люблю готовить. Вы удивлены?

— Если честно, то да, — призналась журналистка, заправляя за ухо непослушный локон. — Большинство мужчин вашего типа не стали бы пачкать руки, вкалывая в саду или в кухне. Я ожидала, что вас скорее занимают спортивные автомобили, веселые вечеринки и доступные красавицы в неглиже. Ну, вы меня понимаете…



Рейнер стиснул зубы. Доступные красавицы в неглиже! Черт подери, именно так его все и воспринимают: богатый бездельник, живет без забот, гоняет себе на дорогом автомобиле, гудками распугивая пешеходов, и ухлестывает за каждой юбкой. Да, безусловно, есть у него и машина, и всякие другие классные штучки, но не он ли вкалывал сутками, чтобы превратить кинотеатры “Тиндалл-ретро” в то, чем они в итоге стали, и обеспечить себе уровень жизни, связанный с образом преуспевающего молодого бизнесмена. Да, конечно, в женщинах у него тоже недостатка не было — во времена буйной молодости, но теперь, когда в жизнь его вошли Денни и Долли, ему не до пустяков…

— Значит, на большинство мужчин я не похож, — процедил Рейнер, с трудом сдерживаясь.

Ноэль скользнула по нему долгим оценивающим взглядом, на долю секунды задержав его на золотых наручных часах, и многозначительно улыбнулась.

— Ну, не всякому повезло жить на проценты с капитала.

Тиндалл сжал кулаки. Да, предчувствия его не обманули. Прав он был, полагая, что с прессой лучше не связываться. Журналисты всю жизнь не дают ему прохода, вечно разнюхивают и выведывают, пытаются раскопать какие-нибудь пикантные подробности о его знаменитом семействе. С год назад одной настырной девице пришлось пригрозить подать на нее в суд за клевету. Тогда погибла Октавия, его сводная сестра.

Представители желтой прессы из кожи вон лезли, стараясь выяснить обстоятельства смерти дочери знаменитой фотомодели Джорджианы Кэссиди. Орда репортеров дневала и ночевала на подступах к его дому после того трагического происшествия с мотоциклом Октавии. А уж когда он удочерил семимесячных близняшек Октавии, Денни и Долли, журналисты и вовсе как с цепи сорвались. Все бульварные газетенки пытались перещеголять друг друга, помещая на первой странице фотографию Октавии крупным планом — чем пикантнее, тем лучше. То-то разозлилась бы она, доживи до этого дня!

Сердце вновь болезненно сжалось — нахлынуло знакомое чувство вины. Он так и не смог спасти сестру, как ни старался! Рейнеру отчаянно захотелось оборвать интервью, встать и уйти. Да, конечно, он поведет себя неадекватно… но газетчица сама виновата; нечего лезть в чужую жизнь. Да, мисс Лайсетт хороша как картинка, но за прелестной внешностью, конечно же, скрывается своекорыстная, жадная до сенсаций репортерша, и только. Он встал, глядя на журналистку сверху вниз.

— Проценты с капитала? Откуда, черт возьми, вы знаете, на что я живу?

Ноэль смущенно заморгала, нервно поправила очки. Реакция собеседника явно застала ее врасплох. По счастью, сам-то он подготовился к возможным подвохам и ловушкам.

— Интервью закончено, дорогуша, — сухо объявил Рейнер. Он нагнулся, уперся ладонями в стол, и аромат ее духов вновь защекотал ему ноздри, но гнев оказался надежной защитой. — К вашему сведению, я всю свою жизнь вкалывал как проклятый, чтобы добиться того, что у меня сегодня есть, и я не потерплю, чтобы вы презрительно отзывались о моем образе жизни да задирали нос. — Он выпрямился и вновь смерил ее суровым взглядом. — Найдите себе другой объект для оскорблений. — И повернулся, собираясь уйти.

— Мистер Тиндалл!..

Что-то в ее мелодичном голосе удержало его на месте. Но кулаков Рейнер не разжал и обернуться не обернулся.

— Я выбрала вас в герои моей статьи, поскольку вы ведете тот образ жизни, который так привлекает наших читателей. К сожалению, я так понимаю, что деньги — это часть вашей жизни. Моя работа — писать заказанные редакцией статьи.

Ничуть не смягчившись, он крутанулся на каблуках и оказался лицом к собеседнице. Строго говоря, напрямую она ничего такого не сказала, но отчетливо намекнула, что он — бездельник, которому делать нечего, кроме как разбазаривать отцовское наследство. И намек этот задел Рейнера за живое. Как у любого человека, у него было свое больное место. Сильнее всего его ранило бытующее мнение, будто он достиг всего благодаря влиятельному папочке. Грубые измышления были настолько далеки от истины, что тут уместнее было бы посмеяться… если бы не было так обидно. Создавая свой собственный бизнес, Рейнер не потратил ни пенни из миллионов Тиндаллов и по праву этим гордился.

Да, он послушается внутреннего голоса. Черт с ней, со статьей! Он и минуты лишней здесь не задержится.

— Ничем не могу вам помочь. — Выразительные карие глаза потрясение расширились, но Рейнер сделал вид, что не заметил этого. — Можете отправляться обратно в редакцию и сказать, что богатенький бездельник передумал. Я отменяю интервью.

И он ушел не оглядываясь, а она осталась сидеть на диване, с недоеденным эклером на тарелке и с все еще включенным диктофоном… Ноэль проводила его взглядом, не удержавшись от искушения в последний раз полюбоваться на этого великолепного мужчину, вид сзади. Сердце ее учащенно билось. Несговорчивый тип только что дал ей от ворот поворот, но при этом кровь все равно пульсировала в жилах, точно сквозь нее пропустили электрический ток. Что за ирония судьбы: так “заводиться” от отказа!

Но это как раз неважно. Важно, что положение ее самое что ни на есть отчаянное. И дернул же ее черт упомянуть о красотках в нижнем белье! Она провалилась, провалилась с треском…

Грызя ноготь, Ноэль мысленно признала, что чувствовала себя не в своей тарелке с той самой минуты, как увидела Рейнера за стойкой. Итак, либидо, которым она долго пренебрегала, возобладало над здравым смыслом? Похоже, проблема действительно в этом. Иначе почему она упустила прекрасную возможность, подвернувшуюся ей впервые за многие месяцы, поставила под угрозу свой единственный шанс выплатить долги Руперта и спасти дом?

Качая головой, Ноэль выключила диктофон. И что теперь? Она удрученно сидела на диване, дожевывая эклер, но шоколадный крем и хрустящее тесто внезапно показались ей горькими, как хина.

Да, следовало признать, что Рейнер оказался совсем не таким, каким рисовало ее воображение. Она-то готовилась к встрече с недалеким самовлюбленным типом. А судьба, словно и насмешку, свела ее с красавцем, у которого бездонные зеленые глаза, фигура, как у греческого бога, и в придачу он еще овощи к столу выращивает! Да если бы Рейнер представился как потомственное привидение здешних мест, она и то бы так не удивилась. Может, это только маска, надетая с расчетом на интервью? От зоркого взгляда молодой женщины не укрылся ни золотой “ролекс”, ни ярлычок модного дизайнера на вроде бы обычных джинсах. Руперт, между прочим, носил такие же часы и предпочитал ту же марку в одежде.

Невзирая на подкупающую простоту, Рейнер, по всей видимости, точная копия Руперта, а поэтому красавец этот не для нее. Даже если она готова утонуть в его изумрудно-зеленых озерах глаз и завороженно смотреть на мускулистую, мужественную фигуру. Да, под взглядом Рейнера Тиндалла тело ее пробудилось к жизни, но, с другой стороны, Руперт разбил ее сердце на мелкие осколки, да так, что уже не склеишь. Для любви она все равно что умерла. Вот и нечего предаваться эротическим фантазиям на пустом месте.

Ноэль негодующе фыркнула. После разрыва с Рупертом она научилась не верить грезам и снам. Сможет ли она когда-либо забыть, с каким презрением относился к ней муж, горькое ощущение собственной никчемности? В глазах Руперта она всегда была ничтожеством точно так же, как и в глазах матери. И унизительный развод лишь укрепил молодую женщину в этой мысли.

Она задумчиво затеребила цепочку на шее, единственное осязаемое напоминание о том, что нельзя, ни в коем случае нельзя позволять себе любить мужчину.

Ноэль тряхнула головой, гоня тягостные воспоминания и нарастающее ощущение обреченности, затем убрала в сумку блокнот, ручку и диктофон, одним глотком допила капучино и вышла на улицу. Запрокинула голову к солнцу, наслаждаясь теплым майским днем и пытаясь не думать о с треском провалившемся интервью.

Она свернула за угол и зашагала в редакцию. Дошла до перекрестка и остановилась, дожидаясь зеленого света. Она снова и снова прокручивала в уме список потенциальных кандидатов на интервью из числа богатых городских холостяков: не упустила ли кого? Увы, не упустила. Рейнер Тиндалл — ее единственная надежда. И она должна, хоть убей, выиграть главный приз!

Внезапно слуха ее коснулась знакомая мелодия. Ноэль повернулась на звук. Музыка доносилась из серебристого “порше” с опущенным верхом, что застыл перед светофором в нескольких шагах от нее. Она пригляделась и изумленно заморгала. Рейнер Тиндалл. Нет, роскошный спортивный автомобиль в образ как раз укладывался на все сто. Озадачивало другое: включенное на полную громкость радио оглашало окрестности мелодией популярного шлягера, водитель самозабвенно подпевал ему, а огромный лохматый пес, устроившийся на переднем сиденье, вторил хозяину. Оба — и хозяин, и пес — пели, не попадая ни в одну ноту, зато с энтузиазмом. Молодая женщина так и прыснула. В жизни своей ничего подобного не слышала!

На светофоре зажглась зеленая стрелка, и машины, дожидающиеся разрешения повернуть, тронулись с места. Серебристый “порше” проплыл мимо, и Ноэль заметила на заднем сиденье детское креслице, для собаки явно маловатое.

От изумления она буквально окаменела. Огородничество. Певчая собака, не больше не меньше. Детское креслице. Вот уж воистину Рейнер Тиндалл — человек-загадка.

Поскольку время поджимало, Ноэль просмотрела биографические материалы о Рейнере весьма поверхностно, но готова была поклясться: никаких детей в них не фигурировало. Да он даже не женат, если на то пошло!

Молодая женщина была заинтригована. Уж не воспитывает ли он незаконнорожденного ребенка, дитя любви? Или сочетался тайным браком? До чего же любопытно заглянуть под маску, снять все наносное слой за слоем и докопаться наконец до настоящего Рейнера, каков он есть на самом деле.

И вновь в мозгу оглушительно взвыла сирена. О чем она думает? Только самовлюбленного, избалованного вниманием эгоцентрика ей не хватает! Однако, как бы то ни было, сегодняшняя их встреча отнюдь не последняя, хочет она того или нет. Премия ей позарез нужна, а инстинкт журналистки подсказывал: если она не напишет злополучную статью, рассчитывать ей не на что.

Рейнер Тиндалл — личность в городе весьма популярная, равно как и вся его семейка. Если она не проинтервьюирует красавца, это сделает кто-нибудь другой — и загребет все денежки себе. Нет-нет, она так просто не сдается! Никуда от нее жеребец Тиндалл не уйдет, пусть даже не надеется!

А в следующую минуту она подумала о нем как о фермере Тиндалле, что тоже выглядело весьма уместным. И еще — как о папочке Тиндалле.

Вспыхнул зеленый свет для пешеходов, и молодая женщина пересекла дорогу, размышляя, а каков же настоящий Рейнер Тиндалл. Таков ли, каким кажется? Самым что ни на есть рубахой-парнем, который обожает собак, детишек и свои грядки и способен полюбить женщину так, как она всегда мечтала: и сердцем, и душой, и всем своим существом?

Мужчина, совершенно непохожий на Руперта…

Нет, такого заведомо не существует. И, однако же, при одной мысли о том, что кто-то полюбит ее спустя столько лет душевного одиночества, в груди Ноэль потеплело. Столько лет прошло с тех пор, как отец ее застрелился. Глубокой ночью в доме прогремел выстрел, переполошив домашних, а после началось настоящее столпотворение — съехались полиция, кредиторы, соседи…

Она вновь стиснула в кулаке дешевую металлическую цепочку, на которой некогда висели две сережки на манер кулона… Серьги подарил ей отец за несколько дней до смерти. О, если бы он любил ее достаточно сильно для того, чтобы не бросать одну!.. Ноэль на мгновение закрыла глаза, вновь переживая боль того дня, когда мать сорвала цепочку с ее шеи и отнесла серьги в скупку.

Превозмогая тоску и горе, она заставила себя сосредоточиться на нынешнем положении дел. Что толку вспоминать былые обиды, когда на повестке дня непростое настоящее. Как ей выбираться из тупиковой ситуации, в которую она сама же себя и загнала, Ноэль понятия не имела. Но знала одно: судьбе не удастся снова поставить ее на колени. Руперт вверг ее в ад, но она выкарабкается, чего бы ей это ни стоило! Не мытьем, так катаньем, но она возьмет интервью, получит премию и при этом еще свое женское любопытство удовлетворит, узнав, каков Тиндалл на самом деле! Ноэль шагала по улице, наслаждаясь погожим майским днем. Над головой синело ясное небо, теплый ветерок овевал ее пылающие щеки, умиротворенно шелестел листвой деревьев. Такой чудесный денек, конечно же, не обернется крушением всей ее жизни! Так или иначе, но она уломает упрямца Рейнера. Другого выхода у нее просто нет.

2

Ноэль поднялась на верхний этаж здания, где располагался офис Тиндалла, и минуту помедлила, собираясь с духом и мысленно проговаривая все то, что скажет владельцу кабинета.

Вчера, вернувшись в редакцию, она занялась сбором материала о мистере Тиндалле. Нашла массу информации о его покойном отце, одном из крупнейших финансовых воротил Аделаиды, составившем состояние на продаже недвижимости. Обнаружила весьма отрывочные сведения о сводной сестре Рейнера, дочери Джорджианы Кэссиди, известной фотомодели, умершей от рака три года назад. У помянутой сестры Октавии были проблемы с наркотиками. Нашла множество всяких статей о кинотеатрах “Тиндалл-ретро”, особенно того периода, когда такого рода заведения были в новинку. И лишь в одной газете наткнулась на упоминание о том, что Рейнер удочерил своих двойняшек-племянниц после того, как сестра разбилась на мотоцикле.

Ага! Вот объяснение детского креслица! Рейнер воспитывает осиротевших малышек!

Женское любопытство было удовлетворено, но вопрос с интервью по-прежнему оставался открытым. Ноэль нервно разгладила складки бежевой льняной юбки. К горлу подкатывала тошнота, белая шелковая блузка липла к влажному телу. Молодая женщина от души надеялась, что вспышка неуемного влечения, пробудившегося в ней в буфете “Тиндалл-ретро”, — это самообман, не более.

Она осмотрелась по сторонам, задержав восхищенный взгляд на садике-оранжерее — видимо, творении Рейнера. Да уж, огородничать-садовничать он, судя по всему, и впрямь любит. Ну, вперед, хватит робеть!

Рейнер обнаружился в углу садика. Устроившись на корточках спиной к двери, он сосредоточенно копался в огромном горшке. В груди у молодой женщины вновь стеснилось, а сердце так и запрыгало вверх-вниз, словно дикий кенгуру.

Буркнув нечто непечатное, Ноэль попятилась и властно приказала себе: успокойся! Затем медленно досчитала до десяти, одернула юбку, вновь шагнула вперед и, призвав на помощь всю свою храбрость, позвала:

— Мистер… мистер Тиндалл…

Отличное начало! Ни дать ни взять перепуганная девочка при виде страшной буки из бабушкиной сказки!

Рейнер резко повернулся, недоуменно нахмурился, поднялся на ноги. И направился к незваной гостье, по дороге вытирая ладони о хлопчатобумажный фартук, надетый поверх лимонного цвета футболки, эффектно оттеняющей изумрудный цвет глаз.

— А вы что здесь забыли?

Ноэль вздернула подбородок, будто ей и дела нет до того, что собеседник возвышается над нею этаким грозным утесом, а его широкие плечи заслоняют от нее солнце и синее небо.

— Ваша секретарша сказала мне, что вы здесь.

— Да ну? А с какой бы стати ей это делать, если я дал вполне конкретные указания меня не беспокоить?

Ноэль нервно дернула плечом. Ох, до чего же непросто изображать невозмутимость, когда после вчерашней встречи с Рейнером она вот уже второй день явно не в себе.

— Ну, я вроде как сказала ей, что мне необходимо задать вам еще вопрос-другой…

— Еще вопрос-другой? А не забыли ли вы, часом, упомянуть, что я отказался от интервью?

Ноэль потупилась. Да уж, лгунья из нее никудышная!

— Я… гмм… кажется, и впрямь забыла…

— Что вам надо?

От грубого тона собеседника молодая женщина непроизвольно вздрогнула, но тут же овладела собой и улыбнулась дрожащей, неуверенной улыбкой. При мысли о том, сколь многое поставлено на карту, по ее спине побежали мурашки. Нет, никак нельзя терять головы!

— Я пришла… извиниться за свое в высшей степени непрофессиональное поведение.

Зеленые глаза угрожающе сощурились.

— А еще зачем? — Рейнер демонстративно скрестил руки на широкой груди. — Вы ведь не только извиняться пришли.

Он конечно же не ошибся. Усилием воли Ноэль уняла дрожь. Надо покончить с неприятным делом и выкарабкаться из западни, которую сама же себе и уготовила.

— По правде говоря, мистер Тиндалл, я надеялась, что вы передумаете и согласитесь на интервью…

— А с какой бы стати мне передумать?

— Ну, вы же обещали… — пролепетала Ноэль, взывая к его благородству, если, конечно, он таковым обладал.

Рейнер покачал головой.

— Соглашаясь на интервью, я рассчитывал, что меня не будут оскорблять ни за что ни про что и ставить в один ряд с безмозглыми пижонами.

Ноэль всплеснула руками.



— Я понимаю, я все понимаю! Я сказала не подумав. Вечно сболтну первое, что в голову придет, а потом жалею. Мне бы очень хотелось начать все сначала.

Рейнер вновь уселся на корточки и принялся сосредоточенно копаться в другом горшке.

— Вы-то, может, и хотите, да только ничего не выйдет. Я согласился на интервью только потому, что мои специалисты по связям с общественностью сочли такую публикацию хорошей рекламой. Но никакая реклама не стоит того, чтобы настырные репортеришки выступали с сомнительными заявлениями относительно моих денег и моего образа жизни.

Вообще-то никаких вопиюще оскорбительных предположений Ноэль не выдвигала, но сейчас готова была согласиться с чем угодно, лишь бы уломать несговорчивого Рейнера дать ей еще шанс.

— Можно, я все объясню? И, не дожидаясь ответа, торопливо продолжила: — Я взяла уже несколько интервью, и все, с кем беседовала, все без исключения являли собой олицетворение испорченного, ленивого, богатого маменькиного сынка. Вот я и решила, что вы — один из них. Я допустила ошибку и очень раскаиваюсь в том, что вас обидела. — Ноэль перевела дух и призвала на помощь все свое обаяние. — Поймите, мне позарез нужно написать эту статью. Пожалуйста, пересмотрите свое решение. Я понимаю, что сама идея — не блещет остроумием, да и свидание может оказаться не самым приятным…

Рейнер резко поднял голову.

— Свидание? Что еще за свидание?

— Это часть проекта. “Ботани-Бей” публикует посвященную вам статью в субботнем выпуске, после чего читательницы, если захотят, станут писать в редакцию, убеждая вас пригласить их на свидание. Мой редактор выберет победительницу, и…

— Исключено. — Рейнер поднялся на ноги и отряхнул ладони от земли. — С кем мне встречаться, выбираю я сам, и никто больше. Извините, мисс Лайсетт, но мое решение остается в силе. — Он раздраженно сдернул с себя фартук и швырнул его в ящик с садовым инвентарем в углу. — На сем позвольте откланяться.

Ноэль охватила паника. Почему, ну почему этот тип воспринял мысль о невинном свидании в штыки? Впрочем, не время раскисать, надо бороться до последнего!

Рейнер прошел мимо нее и направился к лестнице. Она поспешила следом, невольно отмечая, как эффектно смотрятся эти мускулистые плечи, эта узкая талия, эти… Усилием воли молодая женщина направила свои мысли в другое русло.

— Мистер Тиндалл, ну пожалуйста! Мне действительно необходимо это интервью, а реклама пойдет на пользу вашему бизнесу…

— Я, знаете ли, не настолько нуждаюсь в рекламе, — буркнул он, спускаясь по ступенькам.

— Но вы же сами сказали, что ваши специалисты по связям с общественностью считают идею стоящей, — не сдавалась Ноэль, подлаживаясь под его быстрый шаг.

Рейнер остановился перед дверью офиса и повернул ключ в замке.

— Послушайте, мисс Лайсетт, я ценю вашу заботу… — Он толкнул дверь. — Но решения своего я не изменю.

Из офиса пулей вылетел рыжий щенок спаниеля и весело запрыгал у ног Рейнера, норовя лизнуть хозяйскую руку. Ноэль тотчас же забыла и про статью, и про все свои неприятности.

— Ой, какой хорошенький! Лапочка, иди, ну, иди сюда! — Она присела на корточки и протянула руки. — Ах ты маленький… Ну и как же нас зовут?

Пушистый комок рыжей шерсти подкатился к Ноэль и прыгнул в ее объятия. Восхищенная молодая женщина уселась на пол — насколько позволяла юбка — и прижала песика к груди. А тот, радостно тявкая, принялся вылизывать ей щеки.

Ноэль обожала собак. Когда-то у нее тоже был пес — лохматая черно-белая дворняга с громким именем Лорд, отцовский любимец. Но отец погиб, когда ей было восемь, и мать отдала собаку, утверждая, что от Лорда у нее обостряется аллергия. Ноэль впервые тогда услышала, что у матери какая-то там аллергия, и так ей об этом и заявила. Но только что могла маленькая девочка против своей властной, требовательной родительницы? Собака исчезла буквально в одночасье, куда ее отправили, Ноэль так и не узнала. Она потом долго плакала — втайне, конечно. Мать придиралась ко всему, что та делала, но главным грехом дочери считала излишнюю сентиментальность и нарочитость в проявлении чувств.

— Ах ты мой миленький! — Ноэль самозабвенно гладила шелковистую шерстку и целовала длинные вислые уши, полностью погрузившись в воспоминания об отце и Лорде.

Сколько счастливых часов провели они втроем, гуляя в парке, резвясь и бегая на свободе! Только в те дни, когда отец был рядом, она чувствовала себя любимой, нужной, окруженной заботой. К сожалению, этому счастью вскоре пришел коней: уж таков неписаный закон ее жизни. Отец покончил с собой — так нелепо, так глупо! — и она осталась одна… Молодая женщина стряхнула с себя ностальгическую грусть и подняла голову. Рейнер так и сверлил ее взглядом, сурово сведя брови. Что-то не так?

— Вы действительно любите собак или просто пытаетесь меня растрогать, чтобы заставить согласиться на интервью? — саркастически улыбнулся он.

Ноэль поднялась с пола, по-прежнему держа щенка на руках, и одернула юбку. Затем бесстрашно посмотрела в глаза собеседнику.

— Я люблю собак вне зависимости от каких-то там интервью. — Она озадаченно покачала головой. — И вообще, причем тут мое отношение к животным?

— Вы вполне могли притвориться, что без ума от собак, а я бы смотрел на вас и думал, как мило вы смотритесь вместе, и…

Ноэль протянула щенка хозяину.

— Ну, знаете ли, это уже слишком. Я повела себя именно так, как поступаю всегда при виде четвероногого малыша: усаживаюсь на пол и принимаюсь с ним играть. Странное желание, не правда ли?

Ноэль сгорала от любопытства: отчего этот мужчина так цепляется к любому ее слову и жесту, к любому самому невинному поступку? Она посмотрела ему в глаза и вопросительно изогнула бровь.

— Вы мне не доверяете, верно, мистер Тиндалл?

— Не то чтобы я подозреваю в чем-то вас лично, мисс Лайсетт, — произнес он, тщательно подбирая слова. — Извините, если обидел, но с прессой надо держать ухо востро. В этом я, к сожалению, убедился на собственном горьком опыте.

Ноэль многое отдала бы за то, чтобы узнать, что стоит за этой настороженностью. По счастью, знакомство их закончится раньше, чем она выяснит это. Вряд ли для статьи ей понадобится докапываться до таких глубин. И вполне определенно, сейчас не место и не время расспрашивать его о приемных дочках.

— Я заметила.

Молодая женщина наклонилась и чмокнула щенка в нос. Внезапно осознав, как близко она оказалась к собеседнику, Ноэль испуганно подняла глаза. Взгляды их встретились — оба застыли неподвижно, точно разом превратившись в камень. Воцарилась тишина — напряженная, неуютная. Ноэль чувствовала его запах — аромат кофе и свежей земли, — от которого почему-то голова шла кругом, а во всем теле ощущалось легкое, будоражащее покалывание. Сердце неистово колотилось. Необъяснимое влечение, пробудившееся в ней в момент первой встречи, оказалось куда более стойким, чем она полагала.

Взгляд Рейнера скользнул по ее лицу и остановился на губах. Ноэль напряглась, затем качнулась вперед, подсознательно мечтая, чтобы Рейнер преодолел разделяющее их расстояние и властно, не спрашивая разрешения, припал к ней с долгим, глубоким поцелуем. Щенок нетерпеливо тявкнул — чары развеялись. Ноэль отпрянула, борясь с головокружением, и со всхлипом перевела дыхание. До глубины души потрясенная, она отступила еще на шаг и усилием воли отвела глаза, очень надеясь, что Рейнер не заметил, как жарко вспыхнули ее щеки.

Надо сосредоточиться на том, зачем она пришла. Статья. Интервью. Премия. Разрешение финансовых проблем.

— Так как же все-таки насчет интервью? — спросила она, гордясь тем, как спокойно и ровно звучит ее голос, притом что в груди бушует пламя.

Рейнер повернулся и подошел к массивному дубовому письменному столу. Лицо его вновь сделалось абсолютно непроницаемым.

— А вы все о своем.

— Это моя работа, сдержанно напомнила Ноэль.

Держа щенка под мышкой, Рейнер свободной рукой поворошил бумаги на столе. С неистово бьющимся сердцем молодая женщина ждала ответа, который столь много для нее значил.

Наконец владелец кабинета оторвался от бумаг, поднял голову и холодно обронил:

— Извините, мисс Лайсетт. Мой ответ по-прежнему “нет”.

— Даже если я пришлю вам на одобрение окончательный вариант текста? — хватаясь за соломинку, пролепетала Ноэль.

Рейнер заколебался было, но тут же вновь покачал головой.

— Нет.

Ноэль беспомощно уронила руки. Проиграла, опять проиграла! Сердце в груди обратилось в лед. И как ей теперь выбираться из долгов, куда она угодила стараниями Руперта, и как ей теперь писать статью из серии “Знакомьтесь: Мистер Холостяк”? Она убито кивнула.

Наверное… наверное, я пойду, — с трудом выговорила Ноэль. Чего бы только она не отдала за то, чтобы позабыть и эту досадную историю, и Рейнера Тиндалла, и все события последних двух дней!

И поскольку выбора у нее не осталось, она повернулась и зашагала прочь, надеясь, что вот-вот проснется и обнаружит, что ее позорный провал — лишь ночной кошмар, не более.

Рейнер проводил взглядом уходящую женщину, невольно восхищаясь ее стройными ногами и округлыми бедрами. Как выгодно узкая юбка подчеркивает их безупречную форму!

Когда она скрылась за дверью, он рассеянно потрепал щенка за ушами. Подумать только, он едва не поцеловал эту журналистку! Спасибо Роверу, вовремя тявкнул. Вот уж кто заслужил награду — печеньице или кусочек сахару.

Рейнер досадовал на себя: внезапный всплеск влечения к хорошенькой репортерше в создавшихся обстоятельствах был более чем неуместен. И при этом угрюмо размышлял, а не следовало бы все же согласиться на интервью. Если его специалисты по связям с общественностью сказали, что реклама “Тиндалл-ретро” не повредит, значит, потребность в ней действительно есть.

Неужели инстинктивное желание защитить Денни и Долли от назойливого любопытства прессы возобладало над деловой хваткой прирожденного бизнесмена? Может, все же стоит вернуть Ноэль?

Тот жаркий взгляд, которым они обменялись, сам по себе аргумент весьма веский. А как очаровательно она выглядела, когда играла на полу с Ровером: юбка задралась выше колен, являя взгляду длинные стройные ноги. И эти ее золотистые кудри, в беспорядке разметавшиеся вокруг разрумянившегося лица, и глаза цвета растопленного шоколада с золотыми искорками… Дриада, лесная нимфа, чудом перенесенная в город…

Уймись, с досадой одернул себя Рейнер. В конце концов, красавиц вокруг него вьется — пруд пруди. Ну и зачем ему звать назад настырную журналистку? С какой стати доверять прессе, особенно сейчас, когда они с малышками только начинают приходить в себя после трагической гибели Октавии?

Не хватало усложнять жизнь интрижкой с Ноэль Лайсетт или с любой другой женщиной, если на то пошло. Взять хотя бы отца. Сколько раз тот был женат и все неудачно: жены его бросили, и умирал он в одиночестве, забытый и покинутый всеми, кроме сына. Урок этот Рейнер прекрасно усвоил: нельзя впускать женщину в свою жизнь, рано или поздно она все равно тебя оставит либо воспользуется тобой в своих целях. Он должен защитить себя самого, а теперь еще и Денни с Долли.

Ноэль Лайсетт требуется скандальная статейка для ее мерзкой газетенки. Таким, как она, протяни палец, всю руку оттяпают. И эти ее губки оттенка весенних гвоздик и карие глазки с золотистыми искорками ровным счетом ничего не меняют. Она — газетчица, этим все сказано. У него с самого начала душа не лежала к этому интервью, так что все к лучшему. Рейнер ссадил с колен Ровера и откинулся на спинку стула. Прикрыв глаза, он в который раз прокручивая в голове все подробности беседы с Ноэль…

Отвлекли его от раздумий нежданные гости. В дверном проеме, словно из ниоткуда, возникла миссис Буш, держа за руки полуторагодовалых питомиц. Денни и Долли, похожие как две капли воды, были очаровательны — с пушистыми белокурыми кудряшками, в одинаковых салатных комбинезончиках с белыми мышками на груди.

— Папа, папа! — радостно завизжали девочки и, выпустив нянину руку, наперегонки помчались через кабинет и с разбегу бросились в его объятия.

Рейнер подхватил близняшек на руки, покружил по комнате и, вновь поставив на пол, взъерошил им волосы, наслаждаясь чистым детским запахом.

— Привет, мышата, что за приятный сюрприз! — И вопросительно оглянулся на миссис Буш.

Няня пригладила седые волосы, стянутые сзади в строгий пучок, и виновато развела руками.

— Да они мне все утро покою не давали, все приставали: хотим к папе да хотим к папе! Вы не возражаете, что мы вас потревожили?

— Конечно, не возражаю! Я своим мышатам всегда рад!

Опустившись на корточки, он пощекотал девочек за бока, и те залились звонким смехом. Весело запрыгали вокруг него, нетерпеливо дергая за руки.

— Папа, папа, поиграем в лошадку!

— Ах, в лошадку? Ну, тогда держитесь крепче!

Улыбаясь, Рейнер подхватил одну из малышек на руки, усадил на шею и поскакал по кабинету, топая ногами и встряхивая воображаемой гривой, как самый настоящий норовистый копь арабских кровей. Близнецы восторженно визжали, причем непонятно, которая громче. После Долли настала очередь Денни. Она весело подпрыгивала “в седле” вверх-вниз, а сестренка бегала за “скакуном” по пятам и радовалась и за себя, и за “всадницу”.

В жизни своей Рейнер не слышал звука более отрадного, нежели звонкий, счастливый смех его дочурок. Он ни за что не допустит, чтобы в один прекрасный день небосклон над девочками омрачило темное облако и они разучились хохотать от души, — ни за какие блага мира!

Он сделал свой выбор и решения не изменит. А Ноэль Лайсетт пусть катится на все четыре стороны. Он ей не доверяет и конечно же прав. Слишком многое поставлено на карту, чтобы откровенничать с этой девицей. Лучше всего, раз и навсегда выбросить прелестную журналистку из головы и думать лишь о Денизе и Дороти. Беспечный смех девочек эхом отозвался в его сердце, заполняя пустоту, от которой он и не чаял избавиться. Они — все, что ему нужно.


Ноэль со вздохом подняла глаза от блокнота.

— Эй, — окликнула она Розанну, свою лучшую подругу и утешительницу во всех горестях, — иди-ка сюда и помоги мне. Мне позарез нужно взять интервью у этого парня. Нужно, и все тут!

Розанна, сосредоточенно изучающая содержимое холодильника, неохотно прикрыла дверцу и обернулась к хозяйке дома.

— Потерпеть минутку можешь? Сама же сожгла ужин, а я, между прочим, с голоду умираю.

Ноэль с укоризненным видом поправила очки.

— Да как ты можешь думать о еде в такое время? На карту поставлено мое будущее, а ты все про ужин!

Хлопнула дверца холодильника. Розанна, поигрывал яблоком, неспешно направилась к подруге.

— А кто виноват, скажи-ка на милость? — ехидно осведомилась она.

Ноэль воздела руки, признавая поражение.

— Ну, знаю, знаю, я провалила важное интервью, я сама во всем виновата. Незачем повторять в сотый раз.

— А я буду! — Розанна многозначительно улыбнулась. — В кои-то веки тебе приглянулся мужчина. Это же из ряда вон выходящее событие!

— Не понимаю, о чем ты, — возмущенно фыркнула Ноэль, сама себе веря едва ли наполовину. — Меня, как всегда, подвел язык: сперва ляпну что-нибудь и только потом подумаю.

— Может, и так, но не ты ли говорила, что парень сногсшибательно красив? Спроси себя: а провалила бы ты интервью, если бы объект его смахивал на Квазимодо?

Подруга попала в самую точку. Как ни унизительно это сознавать, но под жарким, заинтересованным взглядом Рейнера она, Ноэль, и впрямь растаяла, точно масло под солнцем. Похоже, ее решение избегать мужского общества сыграло против нее же самой.

— Ладно, мисс Всезнайка, допустим, что ты права, — нехотя признала молодая женщина. — Да, меня к нему влечет. Но это как раз неважно. — Ноэль задумчиво сощурилась. — А я тебе говорила, что Рейнер, оказывается, удочерил своих маленьких племянниц. Год назад, после смерти сестры.

— Да, вроде бы упомянула об этом раз или два… или двадцать два, сообщила Розанна, вгрызаясь в яблоко.

— Сознаюсь: этот факт меня заинтриговал, — нетерпеливо дернула плечом Ноэль. — Многие ли молодые холостяки согласятся взять на себя заботу о ребенке?

— Не многие, согласилась Розанна. — Так что этот тип тебя совершенно очаровал. Уж не чую ли я начало бурного романа?

— Совсем нет, — отрезала Ноэль. — Меня интересует только то, как бы выполнить работу. Поверь, сейчас мне не до романов.

— Допустим. А как насчет секса?

Прямолинейное заявление подруги Ноэль ничуть не удивило. У Розанны все сводилось к сексу. Молодая женщина неодобрительно сощурилась.

— Секс тут вообще ни при чем. Вопрос в том, как мне получить обещанную премию.

— Секс еще как при чем, можешь мне поверить, — лукаво улыбнулась Розанна. — Мужчины реагируют на секс лучше, чем на что-либо еще. Так воспользуйся этим милым мужским свойством, чтобы вытрясти из твоего типа треклятое интервью.

— Хочешь сказать, что… чтобы взять интервью, я должна переспать с Рейнером? — захлопала ресницами Ноэль.

— Конечно нет! Просто воспользуйся своей сексапильностью, чтобы уломать упрямца. Эффектная, уверенная в себе красавица всегда своего добьется.

Она в который раз подосадовала на непроходимую глупость подруги. Ничего сексапильного в ней, Ноэль, нет, да и никакой уверенности в себе она не ощущает. Но… но Рейнер и впрямь смотрел на нее заинтересованно. Со времени развода Ноэль вела почти монашеский образ жизни, но распознавать восхищенные мужские взгляды не разучилась. Однако пользоваться подобного рода методами как-то непорядочно, что ли?.. В своей журналистской практике ей доводилось прибегать к различным уловкам и хитростям, но не к таким, нет! Кроме того, ей ли изображать неотразимую женщину-вамп?

Она до боли закусила губу, вспоминая, как Руперт в сердцах назвал ее жирной коровой. В тот самый день, когда бросил ее и сбежал. И рана на сердце не затянулась до сих пор.

— Не выйдет, — обреченно покачала голо вой Ноэль. — Секс исключается целиком и полностью.

— Я вовсе не предлагаю тебе раздеться догола и повалить его на пол, — фыркнула Розанна. — Воспользуйся своими природными данными, чтобы его умаслить, вот и все. Только не прибедняйся: у тебя роскошные ноги, потрясающие волосы, огромные выразительные глаза. Вот и пусти их в ход. Пробудив интерес мистера Тиндалла, ты свое интервью получишь, помяни мое слово.

Ноэль задумчиво пожевала карандаш. Пожалуй, в словах Розанны что-то есть. Ведь далеко заходить и не надо: немного трогательных извинений, немного флирта, этак покачать ножкой, похлопать ресницами…

Правда, при одной мысли об этом у нее тут же душа ушла в пятки. Господи, да она глаз на Рейнера поднять не решится! Но положение у нее отчаянное, а других путей к спасению не предвидится. Ей позарез нужна премия, а значит, и интервью. Стало быть, настал черед радикальных мер.

Ноэль не без зависти посмотрела на стильную прическу подруги, на эффектно наложенный макияж.

— Ты мне поможешь? — робко спросила она. Комплекс неполноценности вновь заявил о себе — и до чего же неприятная это штука! — Ну, мне не помешал бы совет-другой насчет одежды там и косметики. Ты как, готова поработать визажисткой?

Розанна заговорщицки подмигнула и хищно потерла руки.

— Ты обратилась по адресу, детка. Так что за работу!

Ноэль попыталась храбро улыбнуться в ответ, но губы словно одеревенели. Да она просто сумасшедшая, если думает, что способна заинтересовать такого мужчину, как Рейнер Тиндалл, пусть даже настолько, чтобы он смягчился и ответил на вопрос-другой. Циничное обращение Руперта раз и навсегда подорвало ее самооценку, лишило какой бы то ни было уверенности в себе. Но что ей остается, кроме как воспользоваться единственным оставшимся шансом? Возможно, пострадает ее достоинство, но не сердце…


Рейнер внимательно прочел карточку, приложенную к небольшой плоской посылке, завернутой в бумагу с узором из ромашек и незабудок и с кокетливым бантиком в углу.

Уважаемый мистер Тиндалл! Пожалуйста, примите этот маленький подарок в знак моего глубокого раскаяния по поводу нашей вчерашней — и позавчерашней — беседы. Я готова искупить свою вину всеми возможными мне способами. Кроме того, мне хотелось бы пригласить вас на ланч в “Нилию” в двенадцать тридцать. До встречи. Искренне Ваша.

Ноэль Лайсетт.

Он покачал головой, развязал золоченый шнурок, разорвал тонкую оберточную бумагу. Внутри обнаружилась красивая книга о цветах и травах Австралии. Рейнер не сдержал улыбки. Мисс Лайсетт, по всей видимости, пыталась искупить свое бестактное замечание насчет его пристрастия к садоводству.

Восхищаясь настойчивостью журналистки, он, тем не менее, был не склонен менять решение и уж тем более идти на спланированное газетчиками свидание. Взгляд его скользнул по висящей на стене фотографии близняшек: девочки широко улыбались, являя миру четыре только что прорезавшихся зубика. В смысле, по четыре у каждой, а в общей сложности восемь. И Рейнер в очередной раз напомнил себе об обете любой ценой оградить жизнь двойняшек от бестактного вмешательства прессы.

Но ведь можно просто пойти в ресторан с Ноэль, посидеть с ней за столиком, поболтать о том о сем, не сказав о себе ровным счетом ничего нового. В очередной раз подтвердить, что никакого интервью не будет, и полюбоваться на выражение ее лица. Эта встреча ни к чему его не обяжет, какие бы планы ни лелеяла журналистка. Это просто игра, ничего больше. И даже если он примет приглашение, ее манящие карие, с золотыми искорками, глаза будут тут абсолютно ни при чем… Равно как и стройные ноги, и густая грива золотых волос, в которые так хочется погрузить пальцы… Нет, конечно же это все ни при чем.

В дверь деликатно постучали. А в следующий миг на пороге возник глава отдела по связям с общественностью Росс Кэрингтон.

— Простите, босс, у вас есть минутка-другая?

Усилием воли отрешившись от мыслей о кареглазой Ноэль Лайсетт и ее интервью, Рейнер кивнул и махнул рукой.

— Конечно, заходи.

Коротышка Росс, в свои тридцать пять выглядевший от силы на двадцать, шагнул к столу и положил перед боссом пухлую виниловую папку.

— Ежеквартальные данные по продажам и график роста прибыли. Вот это — материалы из бухгалтерии, а это — наши комментарии с подробным анализом и приблизительным прогнозом на ближайшее будущее. — Прозвучало все не слишком оптимистично.

— Что-то не заладилось? — спросил Рейнер, изогнув бровь.

Росс опустился в кресло напротив Тиндалла и задумчиво потер подбородок.

— Ничего катастрофически ужасного, но могло быть и лучше. Тот же “Колизей” или “Ведалия” таким прибылям обзавидовались бы. Но для нас это скорее минус, чем плюс.

— Серьезно? — Рейнер раскрыл папку и погрузился в изучение столбцов цифр и таблиц. А когда вновь поднял голову, в глазах его читалась озабоченность. Росс, блестящий специалист своего дела, как всегда, не ошибся. За последние шесть месяцев прибыли росли медленнее, нежели можно было ожидать. В работе сети “Тиндалл-ретро” наметился определенный спад.

— А в чем причина? — осведомился Рейнер. — Нет, твои комментарии я прочту потом. Для начала сформулируй в двух словах самую суть.

Росс пожал плечами. В отличие от Тиндалла, не признающего официального стиля одежды, глава отдела по связям с общественностью неизменно появлялся на работе в пиджаке и при галстуке.

Сложно сказать. Может, просто сезонный спад в силу естественных причин. Но что-то мне подсказывает, что конкуренция ужесточается, в этом-то и проблема. С некоторых пор “Ведалия” включает в свой репертуар старые фильмы, явно подражая нам. До нашего уровня они не дотягивают, разумеется, но и цены у них заметно ниже, как вы знаете. По счастью, скоро выйдет эта статейка из серии “Знакомьтесь: Мистер Холостяк”. Бесплатная реклама пойдет нам на пользу.

Рейнер неуютно заерзал в кресле, рассеянно ломая в пальцах скрепку.

— Вообще-то я отказался от интервью.

— Босс, вы шутите? — Росс ослабил галстук и расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке.

— Вовсе нет. Журналистка, которую прислали из редакции, — в первые же пять минут умудрилась мне нахамить. Так что я ее… послал. — На вид сущий персик, ничего не скажешь, но грубиянка та еще.

— Вы поставили крест и на интервью, и на статье?

Рейнер подумал о дочерях и недовольно нахмурился.

— Вот именно. Я с самого начала не желал в это ввязываться, а газетчики еще захотели, чтобы я пошел на какое-то там свидание с совершенно незнакомой мне девицей…

Росс Кэринггон наклонился вперед.

— Мистер Тиндалл, реклама нам необходима. Думаю, вам разумнее пересмотреть решение.

Рейнер швырнул скрепку в корзину для бумаг.

— Росс, мы это уже обсуждали, и не единожды. Я вообще не считаю, что в этом интервью есть хоть какая-то необходимость…

— Даже после того, как ознакомились с данными по продажам? Мы просто не можем себе позволить упустить этот шанс, — гнул свое Росс. — Именно сейчас такая статья для нас на вес золота. Вы прогнали газетчиков, а что, если теперь они пойдут к Эду Малтраверзу? Тогда бесплатную рекламу получит “Ведалия”. Вы вправду этого хотите?

И вновь Рейнер вынужден был признать правоту своего подчиненного. Эд Малтраверз, владелец “Ведалии”, этой третьеразрядной киношки, безусловно, холостяк и, безусловно, подходит под критерии “Ботани-Бей”. То-то он порадуется возможности обойти конкурента и на дармовщинку расхвалить до небес свое заведение на первых страницах популярной газеты! Росс Кэрингтон нисколько не преувеличивал, говоря, что такая статья для “Тин-далл-ретро” на вес золота и шанса упускать нельзя. Оставалось лишь надеяться, что мисс Лайсетт не удалось раскопать никаких сведений относительно близняшек. В любом случае, на эту тему он говорить откажется, а на все прочие вопросы, так и быть, ответит. А насчет свидания… ну, еще не факт, что самым популярным холостяком года выберут именно его.

— Ладно, уговорил, — буркнул Рейнер. — Я дам интервью. Скрепя сердце, но дам.

— Да чего тут страшного-то? — улыбнулся Росс, вставая. — Подбросите журналистке пару-тройку пикантных подробностей вроде сорта мюсли, которые едите на завтрак, и цвета пиджака, который предпочитаете, сводите предложенную вам даму в ресторан, и все.

Рейнер проводил подчиненного мрачным взглядом и с досадой стукнул кулаком по столу. Пикантную подробность-другую? Что-то ему подсказывало, что ерундой вроде мюсли и пиджаков Ноэль Лайсетт не ограничится. Недаром же она из кожи вон лезла, лишь бы взять у него интервью… Наверное, планирует статейку с размахом, страницы на три!

Но Росс Кэрингтон, как всегда, прав: кинотеатры “Тиндалл-ретро” остро нуждаются в рекламе. И его прямой долг, как владельца и основателя, эту рекламу обеспечить, хочет он того или нет. И Рейнер, злясь на весь мир и на себя в первую очередь, вновь уткнулся в бумаги.

3

— Чертова юбка! — бормотала сквозь зубы Ноэль, поднимаясь по ступенькам ресторана “Нилия”, где назначила встречу Рейнеру.

Пока стоишь на месте, юбка, безусловно, смотрится великолепно, но стоит сделать шаг, и блестящая черная ткань липнет к бедрам, а главное, так и норовит уползти выше. И как только женщины справляются с такими непрактичными моделями? Может, есть клей какой-нибудь особенный, фиксирующий мини-юбки на их законном месте?..

И лифчик с поролоновыми прокладками, на котором настояла Розанна, себя “оправдал”. Благодаря этой мерзкой, несгибаемой штуковине грудь под обтягивающим черным лифом с низким вырезом величественно вздымалась, поражая монументальностью форм. Ноэль в жизни не чувствовала себя так неловко.

Она в очередной раз споткнулась, но удержалась на ногах. Конечно, кожаные пыточные приспособления под названием “туфли на шпильках” прибавляют ей сексапильности. Но если она грохнется навзничь посреди ресторана, вряд ли зрители скажут: жаль ее, конечно, зато до чего эффектно смотрится!

Ноэль переступила порог зала, тут же углядела Рейнера за угловым столиком и облегченно выдохнула. По крайней мере, он пришел, хотя, что там надумал насчет интервью, одному Богу известно. Кажется, Рейнер Тиндалл — упрямец, каких поискать. Но издали — вылитый мужчина ее мечты. Одна рука вальяжно лежит на спинке стула, темно-зеленая рубашка выгодно оттеняет оливковый цвет лица и изумрудные глаза, и весь он — воплощение уверенности в себе и мужественной силы. Интригует, завораживает, притягивает… Рейнер тоже ее заметил и теперь следил за ней взглядом. Сердце Ноэль сладко затрепетало в груди: в изумрудно-зеленых глазах читалось явное одобрение. Значит, она и впрямь неплохо выглядит. Значит, все ее усилия не пропали даром. Молодая женщина расправила плечи, выставила вперед шикарный бюст так, как учила ее Розанна, и томно качнула бедрами. Она всем еще покажет…

— Ой!

Увлекшись имитацией сексапильной походки, Ноэль налетела на официанта. А в следующий миг зацепилась каблуком за ковер и мгновение-другое балансировала на одной ноге, отчаянно пытаясь удержать равновесие. Каким-то чудом ей удалось-таки не шлепнуться на задницу прямо посреди зала. Вот вам и секс-бомба!

Вспыхнув до корней волос, молодая женщина посмотрела на Рейнера, и сердце ее упало. Восхищенный взгляд исчез — Тиндалл прикрывал рот рукой, а в зеленых глазах плясали бесенята. Неужели ее великий план потерпел крах еще на подготовительной стадии? Вновь накатила мучительная неуверенность в себе. Не предназначена она для того, чтобы соблазнять мужчин, так незачем и браться не за свое дело.

Но лучше поступиться гордостью, нежели остаться без крыши над головой. Надо довести задуманное до конца, а там будь что будет. И, гордо вскинув голову, Ноэль шагнула вперед.

Рейнер поднялся из-за стола ей навстречу, протянул руку.

— Маленькая неприятность?

Ноэль покачала головой. От прикосновения его пальцев по всему телу разлилась жаркая волна. Язвительный ответ уже дрожал на кончике ее языка, но, вспомнив про интервью, молодая женщина благоразумно сдержалась. Она не на свидание пришла, она здесь по делу.

— Можно сказать и так. Зацепилась каблуком за ковер.

— А ваша юбка, она тоже за что-то зацепилась? — с деланной серьезностью осведомился Рейнер, опуская взгляд.

Ноэль посмотрела вниз — и задохнулась от ужаса. Пока она шла через весь зал к столику, мерзкая штуковина уползала все выше. Еще дюйм-полтора — и ее, чего доброго, примут за стриптизершу.

— О Господи! — Молодая женщина судорожно дернула юбку вниз. — Черт бы ее побрал!

Рейнер улыбнулся, изогнул бровь, но, по счастью, промолчал. Ноэль сняла с плеча сумочку и уселась на стул. Да, достоинство ее слегка пострадало, но приходится с этим мириться. В конце концов, у нее — работа. Молодая женщина вскинула глаза.

— Мистер Тиндалл…

— Рейнер.

Она сдержанно кивнула. В голове у нее вертелось “красив, как Аполлон”, и Ноэль отнюдь не была уверена, что разумно переходить на более фамильярный стиль общения, учитывая направление ее мыслей. Обращение “мистер Тиндалл” само по себе создает некую дистанцию. Но называть его запросто по имени и на “ты”… Однако она решила не придираться к мелочам.

— Рейнер, я так рада, что ты принял мое приглашение. Если честно, я ужасно боялась, что ты не придешь.

В зеленых глазах по-прежнему плясали бесенята.

— Что ты, я бы этого ланча ни за что на свете не пропустил.

— То есть? — опасливо спросила Ноэль. — Ты ведь пришел потому, что передумал на счет интервью, правда?

— Может, мне просто захотелось перекусить на дармовщинку, — лукаво изогнул бровь Рейнер. — Кстати, спасибо за книгу.

Молодая женщина похолодела от тревожного предчувствия. Это ее последний шанс выкарабкаться из финансовой западни. Она нервно сглотнула и улыбнулась самой своей сексапильной, зазывающей улыбкой — они с Розанной битый час отрабатывали ее перед зеркалом.

— О, я так надеюсь, что ты не откажешься от сотрудничества с нами… Самого что ни на есть тесного сотрудничества.

Рейнер смотрел на нее как-то странно. Во всяком случае, проинтерпретировать этот взгляд она затруднялась.

— С тобой все в порядке? — внезапно осведомился он.

— Да, конечно, — не переставая улыбаться, промурлыкала молодая женщина. — А почему ты спрашиваешь?

— Ты такую гримасу состроила, да и бровь слегка подергивается. И он с деланной заботливостью поинтересовался: Надеюсь, это не нервный тик?

Улыбка Ноэль разом погасла. Гримаса? Тик? Нет, не такого эффекта она добивалась!

— Гмм… ничего подобного. Просто в глаз что-то попало. — И она трогательно захлопала ресницами.

— Дать платок? — предложил Тиндалл с комичной серьезностью.

— Нет-нет, все в порядке.

Когда молодая женщина осмелилась вновь поднять взгляд, Рейнер уже изучал меню. Но в уголках его губ затаилась улыбка. И сердце Ноэль вновь болезненно сжалось. Она пришла сюда, разодетая в пух и прах, надеясь очаровать несносного упрямца, а вовсе не насмешить его! И о чем она только думала? Изображать из себя то, чем она не является, не дурацкое ли занятие? Кроме того, судя по тону Рейнера, похоже, насчет интервью он так и не передумал. Неужели она зря старалась? И все ее жертвы на алтарь гордости ни к чему не привели?

Ноэль искоса посмотрела на своего собеседника. Рейнер перехватил ее взгляд и минуту-другую неотрывно смотрел на нее своими выразительными изумрудными глазами, от которых просто дух захватывало. Затем широко улыбнулся белозубой улыбкой — и в груди у нее разом потеплело. Он действительно такой сногсшибательный, как ей запомнилось, черт его подери! Куда проще было бы иметь дело с мужчиной, не обладающим фантастической способностью кружить ей голову, просто сидя напротив нее и выглядя на все сто! Ноэль в панике схватила меню и сделала вид, что внимательно читает. Явился официант, выслушал заказ и вновь исчез. Но Ноэль подумала, что, чего доброго, не сможет проглотить ни кусочка.

Однако, несмотря на хаос в мыслях и в сердце, пора было переходить к делу. Похоже, поговорить с Рейнером напрямую, по-честному — единственно возможный способ добиться своего. Хватит с нее кокетливого притворства.

А если он с той же суровой прямотой заявит, что ни о каком интервью речи по-прежнему не идет, и попросит ее больше не возвращаться к этой теме? Что ей останется? Просить милостыню на улицах?

В сознании разом всплыли воспоминания детства — тех мучительно-долгих месяцев, что они с матерью балансировали на грани полной нищеты, ожидая, что не сегодня-завтра их выгонят из дома. Запутавшийся в долгах отец малодушно предпочел самый легкий выход, предоставив жене и дочери выкарабкиваться, как смогут…

Ноэль со всхлипом перевела дыхание. Нет, она никогда больше не будет так жить, просто не сможет! Но она опять сваляла дурака, опять упустила свой шанс… Идиотский план Розанны только ухудшил ситуацию: она так старалась, так долго репетировала, а в результате выставила себя полной дурочкой, страдающей тиком, гримасничающей идиоткой в мини-юбке и на шпильках…

— Скажи правду: интервью… не будет? — с трудом выговорила молодая женщина, проглотив комок в горле.

Рейнер покачал головой.

— Не будет.

Она обреченно уставилась в тарелку, борясь с подступающими слезами.

— Эй, с тобой все в порядке? — Теперь в голосе Рейнера звучала неподдельная тревога.

Ноэль с трудом подавила истерический смешок. Какое ему, в сущности, дело, в порядке она или нет? Она — одна-одинешенька в целом мире, ей не к кому пойти, некого попросить о помощи в трудную минуту…

— Да, все в порядке, — мужественно солгала она.

Рейнер ей не поможет, он над ней не сжалится. За все время работы в редакции ей не подворачивалось возможности настолько блестящей, и эту-то она по собственной глупости упустила! Упустила шанс написать авторскую статью и выиграть премию, упустила шанс получить повышение, что, возможно, изменило бы ее жизнь к лучшему. И теперь она непременно потеряет и дом, и все, ради чего так упорно трудилась последние два года. Потому что она — прирожденная неудачница!..

Огромные, выразительные карие глаза были опущены. На темных ресницах дрожали слезы. Да она вот-вот расплачется… Тоже мне, циничная, прожженная газетчица! Да было бы кого опасаться! Уж не сделался ли он параноиком в своем отчаянном желании защитить близняшек от всех неприятностей? Эта прелестная кареглазая Ноэль, такая трогательная в своем горе, уж точно не таит в себе никакой угрозы.

Ну, допустим, он даст ей интервью, а потом сходит на дурацкое свидание — что в этом такого страшного? Мир не перевернется, молния с небес не ударит! Кажется, неприятный опыт общения с прессой в прошлом заставил его закрыть глаза на очевидную финансовую выгоду, а там, где речь идет о бизнесе, личным пристрастиям и слабостям не место! Кроме того, Рейнера слегка мучила совесть: чего доброго, Ноэль работу потеряет, если не сдаст в редакцию злополучную статью. Недаром же она так упорствует!

Надо отдать журналистке должное: ради того, чтобы выполнить заказанную работу, она усилий не жалеет. Даже оделась с явным расчетом на то, чтобы привлечь его внимание. И, черт подери, уловка сработала! Рейнер всегда ценил в людях упорство и настойчивость, умение не сдаваться и идти вперед даже тогда, когда все, казалось бы, потеряно. Кроме того, интервью принесет немалую пользу его бизнесу. А его эротические фантазии насчет кареглазой красавицы пусть так фантазиями и остаются.

Рейнер глубоко вздохнул, гадая, не сошел ли он с ума.

— Вообще-то я передумал, — невозмутимо сообщил он. Пожалуй, интервью все-таки состоится.

Ноэль просияла улыбкой — вот так солнце проглядывает из-за туч и словно по волшебству стихает унылый моросящий дождик.

— Ох, спасибо огромное! — Она порывисто схватила и пожала его руку.

От прикосновения ее пальцев Рейнера словно ударило током. А в следующий миг она выпустила руку и в глазах ее промелькнуло задумчивое, оценивающее выражение.

А могу я спросить, что заставило тебя передумать?

Ноэль наклонилась, и аромат ее духов — тонкое благоухание жасмина и розы — закружил голову, лишая остатков самообладания. Но не успел Рейнер собраться с мыслями для ответа, как молодая женщина уже дала “задний ход”.

— Нет, не говори, если не хочешь. Не буду искушать судьбу — и заткнусь. В кои-то веки.

Рейнер с облегчением кивнул. Со всей очевидностью, он преувеличил опасность и ударился в панику на пустом месте. Эта женщина достаточно деликатна и не перейдет раз и навсегда установленной границы. Денни и Долли ничего не угрожает. И ему самому тоже.

— Вот и славно, — откашлявшись, произнес он. — Итак, мои условия. Во-первых, никаких вопросов и никаких комментариев насчет денег. Во-вторых, для официального интервью по всем правилам сегодня у меня времени нет. Но ты можешь провести остаток дня в моем обществе и таким образом собрать необходимую информацию. Я буду отвечать на твои вопросы по ходу дела, а ты своими глазами увидишь, как проходит мой самый обычный рабочий день. Как тебе такой план?

Ноэль вновь улыбнулась. И Рейнер против воли залюбовался ее пухлыми, манящими губами.

— Отлично. Когда начнем?

Рейнер отвел глаза — надо же в конце концов и честь знать! — извлек из кармана записную книжку и сверился с расписанием.

— Прямо сейчас. На повестке дня важная деловая встреча. Через полчаса нам нужно быть в Гринлоу. — Он небрежно бросил на стол не сколько банкнот.

— Так пойдем, — сказала Ноэль, поднимаясь, и направилась к двери.

И вновь Рейнер почувствовал, что дыхание у него перехватило, а в крови запылал пожар, — мини-юбка ничуть не скрывала длинных стройных ног. Он завороженно застыл на месте на целую минуту, никак не менее, а затем, опомнившись, вспыхнул до корней волос и бросился следом.

Ну да, Ноэль — на редкость привлекательная женщина. И что такого? Да ничего! Будто мало красавиц встречал он на своем пути! Отныне и впредь он, Рейнер, вообще не станет обращать внимания на роскошные формы своей спутницы и сосредоточится на том, что для него важнее любых любовных интрижек — на своем бизнесе и своей семье.


Спустя пять часов серебристый “порше” наконец-то катил обратно в Аделаиду. Ноэль, устроившись на переднем сиденье, задумчиво молчала. Она побывала в пяти пригородах и на четырех деловых встречах и уже после первой поняла, как глубоко ошибалась в Рейнере Тиндалле. Возможно, он богат, но отнюдь не инфантильный лентяй! Он трудится не покладая рук, а его деловой хватке и интуиции остается только позавидовать.

Сеть кинотеатров расширялась, и Тиндалл подыскивал место для постройки еще одного. Причем на сей раз где-нибудь в пригороде. Они исколесили окрестности Аделаиды вдоль и поперек, а уж сколько пешком прошли, даже подумать страшно, особенно учитывая ее “шпильки”.

Всякий раз, когда молодая женщина говорила себе, что, наверное, это все, Тиндалл предлагал “съездить взглянуть на еще одно местечко”. В каждом “местечке” он придирчиво исследовал каждый квадратный дюйм площади, въедливо расспрашивал агента по недвижимости обо всем на свете, а потом оглядывался по сторонам… и задавал новый каверзный вопрос, едва не доводя собеседника до помешательства.

Ноэль только успевала записывать. Она упорно старалась сосредоточиться на бизнесе, но это оказалось непросто.

Как только они с Рейнером уселись в спортивный автомобиль — усилием воли молодая женщина воздержалась от комментариев, — Ноэль с запозданием осознала, что остаток дня они проведут в очень близком соседстве. Причем если для ее статьи такое соседство — манна небесная, то для нее самой отнюдь не лучший вариант. Все женские инстинкты мгновенно отзывались на каждое движение и каждое слово Рейнера Тиндалла.

— А теперь не хочешь ли поработать шпионом на пару со мной? — шутливо осведомился он, выводя спутницу из задумчивости. — Я подумал: а не заехать ли в “Ведалию”, не поглядеть ли, что поделывают наши конкуренты?

— Что, прямо вот так взять и заехать? — удивилась молодая женщина, — Промышленный шпионаж, да?

— Звучит чертовски захватывающе, — подмигнул Рейнер, сворачивая налево. — Мы притворимся самыми что ни на есть обыкновенными посетителями, а там будь что будет!

Ноэль не сдержала смеха.

— Понадобится ли мне маска и черный плащ? — зловещим шепотом осведомилась она, подделываясь под его заговорщицкий тон.

— Не сегодня, — с серьезным видом заверил ее Рейнер. — Но смотри, не теряй головы. Шпионаж в кинотеатрах — дело опасное. Немногие возвращаются живыми…

Ноэль кивнула и лукаво подмигнула в ответ. Эта новая, шутливая “ипостась” Рейнера казалась ей неодолимо притягательной.

— Ясно, шеф. Будет сделано, шеф. — А сердце ее на мгновение томительно сжалось: ну почему пять лет назад она повстречала Руперта, а не Рейнера! Такой обаятельный, и чувства юмора не занимать… Ноэль всегда нравились мужчины именно такого типа.

И что с того? Низкое предательство Руперта научило ее, сколь опасно и губительно поддаваться мужскому обаянию. Сегодняшняя поездка — это бизнес, и только. “Шпионской миссией” она отлично воспользуется для того, чтобы задать герою своей статьи еще вопрос-другой. Если повезет, то о дочерях…

Пять минут спустя “порше” заехал на стоянку перед внушительным, несколько тяжеловесным на вид зданием с вывеской “Ведалия”. Буквы сияли свежей позолотой, по обе стороны от дверей красовались эффектные изображения двух божьих коровок — ведалией называют их австралийскую разновидность, так эффективно защищающую апельсиновые и лимонные плантации от тли. Однако взгляд поневоле отмечал местами облупившуюся розовую штукатурку, заросший сорняками газон перед входом, афишу с оборванным краем, которую никто не удосужился заменить, — все это производило не лучшее впечатление.

Молодые люди вошли. Рейнер купил в кассе два билета на ближайший сеанс в зал Б, не заботясь, что за фильм там идет, и потащил свою спутницу в буфет. Сегодня, как он заранее объяснил Ноэль, им предстояло проинспектировать “дополнительные услуги”, поскольку репертуар кинотеатра можно изучить и в офисе. В буфете народу почти не было — до начала сеанса оставалось еще с полчаса. Рейнер подошел к стойке. Общение с буфетчицей несколько затянулось, потому что он то и дело просил заменить одно на другое, словно не решаясь, на чем остановить выбор. Наконец, погрузив чашки с кофе, бутерброды и пирожные на поднос, Рейнер перенес это все на угловой столик, выдвинул стул для Ноэль и сел сам.

Молодая женщина неуютно заерзала на стуле.

— Эти деревянные сиденья просто кошмар что такое! Да еще спинка прямая…

Вот именно, — кивнул Рейнер. — Поэтому у себя я использую мягкие диванчики и стулья, обитые велюром. Приходя в кино, люди хотят отдохнуть, расслабиться, выпить чашечку чаю или кофе в комфортных условиях. А мне говорят, что я просто сумасшедший, раз использую дорогую обивку там, где едят и пьют: дескать, на одной мебели можно разориться… — Рейнер оборвал себя на полуслове и смущенно откашлялся. — Извини, стоит мне заговорить о деле, и меня тут же “заносит”…

— Так я же с удовольствием слушаю. И начинаю лучше понимать, что ты собой представляешь, — возразила Ноэль.

Теперь Рейнер представал перед ней в высшей степени привлекательным человеком, который заботится о своих клиентах, следит за спросом, не пускает дело на самотек. Тогда как владельцу “Ведалии”, по всей видимости, на посетителей плевать: деньги платят, а дальше хоть трава не расти. Рейнер же готов предоставить людям то, что им нужно, даже себе в убыток…

Пока она предавалась размышлениям, Рейнер пододвинул к ней чашку дымящегося кофе и тарелку с пирожными — два миндальных, два коржика с кремом, два фруктовых. Ноэль с детства обожала сладкое, несмотря на все усилия матери отучить ее от этой дурной склонности.

— И персонал здесь особым терпением не отличается. Как и хорошими манерами тоже, — заметил Рейнер, прихлебывая горячий кофе.

— Значит, ты нарочно так долго выбирал, требовал то одно, то другое, по десять раз менял заказ?

Рейнер комично потупился.

— Виноват, ваша честь. Я хотел проверить, достаточно ли девушка за стойкой внимательна, чтобы запомнить все, что я заказал и перезаказал, ну и как у нее обстоят дела с вежливостью и тактом. — Он сделал очередной глоток. — Во-первых, она перепутала заказ: я просил коржики с шоколадным кремом, а она дала со сливочным. Во-вторых, после того как я “передумал” в третий раз, она мне нахамила.

— А своих сотрудников ты тоже проверяешь?

— Разумеется. У меня есть “подсадные утки”, которые приходят и общаются с обслуживающим персоналом, словно самые обычные клиенты. Поэтому мои люди постоянно “в форме”.

— Вот уж ничуть не удивляюсь! — Сколько в этом человеке изобретательности и деловой сметки, что за живой, острый ум! Ноэль наслаждалась каждой минутой, проведенной в обществе Рейнера, но у нее еще осталось несколько незаданных вопросов. Покопавшись в сумочке, она извлекла диктофон и нажала на кнопку. — Все, у кого я брала интервью, рассказали мне о том, как им представляется идеальное свидание. Теперь твоя очередь.

Он в задумчивости забарабанил пальцами по столу. Ноэль ждала его ответа с нескрываемым интересом. Если скажет что-нибудь вроде “двуспальная кровать со встроенным вибратором” — именно эта деталь играла ключевую роль в рассказе ее предыдущего опрашиваемого, — она поставит крест на Рейнере. Наконец он нарушил молчание:

— Итак, идеальное свидание. Неспешно проехаться на машине вдоль моря. Остановиться в какой-нибудь деревушке, прогуляться по берегу, поглазеть на выставленные на продажу сувениры — ракушки, камешки, морские звезды, кораллы… Подкрепиться в уютном придорожном кафе неподалеку. Зайти в деревенскую пекарню, купить еще горячего хлеба, отщипывать от него по кусочку и есть, пока не остыл. Затем возвратиться в город, прошвырнуться по магазинам. Завернуть в парк, прокатиться на карусели, купить сахарной ваты, мне — бутылочку пивка, ей — кока-колы или фанты. Покормить морских львов в вольере. Потом, уже в сумерках, посидеть в ресторанчике на берегу, заказать креветочный суп, салат из даров моря, все, что приглянется… И чтобы терраса была открытая, и фонарики горели… А там можно и домой ехать. Как говорится, усталые, но счастливые…

Ноэль сидела неподвижно, не поднимая глаз, потрясенная услышанным. Даже если бы Рейнер обладал чудесной способностью читать ее мысли, он и тогда не подобрал бы лучшего описания. Вот только она бы еще добавила долгую ночь в маленькой гостинице с видом на море. С условием, разумеется, что с ней будет Рейнер, и никто иной…

Не пора ли остановиться? Она прижала руку к пылающей щеке, затем выключила записывающее устройство. Похоже, своевольное воображение шутит с ней скверные шутки. Надо уходить. Прямо сейчас. Прежде чем она выставит себя полной идиоткой, а Рейнер догадается, что у нее на уме.

Но вот Ноэль подняла голову, и под взглядом его изумрудных, с золотыми искорками, глаз здравый смысл развеялся, точно дым на ветру. В груди стеснилось, а в следующий миг в крови запылал пожар: в глазах собеседника читалось пылкое желание такое ни с чем не спутаешь! Незамысловатый рассказ, один-единственный обжигающий взгляд — и все ее чувства разом вырвались из-под контроля!

— Ну, как тебе такое описание? — осведомился Рейнер. Голос его, грудной, завораживающий, звучал чуть хрипло.

Ноэль нервно затеребила цепочку на шее, откашлялась, попыталась заговорить, но слова не шли.

— Чудесно, — наконец выдавила она. — Просто чудесно. — И, ощущая себя на грани сердечного приступа, усилием воли отвела взгляд.

Надо отвлечься… Не глядя, Ноэль потянулась к чашке с кофе, сделала большой глоток. По счастью, напиток уже остыл и она не обожгла губ. Затем взяла коржик и поняла, что совершенно не хочет есть.

Скверный признак. До сих пор никакие стрессы на ее аппетите не сказывались. После развода она даже поправилась на десять фунтов — гамбургеры и чизбургеры уплетала с прежним удовольствием, несмотря на разбитое сердце. Ноэль изумленно покачала головой, гадая, что с ней такое.

Впрочем, какая разница. Что ей за дело до странных реакций собственного тела? Она взяла-таки это злополучное интервью, она напишет потрясающую статью и получит премию. Осталось только прояснить загадку насчет дочерей…

— Ну что ж, у меня остался последний вопрос.

— Давай выкладывай!

Ноэль нервно сглотнула.

— Э-э-э… в тот день, когда мы впервые встретились, я заметила у тебя в машине детское сиденьице… Покопавшись в подшивках старых газет, я выяснила, что ты удочерил своих племянниц…

Рейнер долго глядел на нее, не шевелясь. Смешливые золотые искры в глазах погасли, сменились холодным отблеском изумрудного льда. На щеке подергивался мускул.

— Без комментариев, — наконец мрачно обронил он.

По спине Ноэль пробежал холодок, столь же пугающий и тревожный, как еще недавно пылающий в крови огонь. Да что с ней такое? И откуда в Рейнере Тиндалле эта скрытность? Чувствуя себя не в своей тарелке под его настороженным, угрюмым взглядом — и куда только подевалась его очаровательная сердечность, — молодая женщина сказала первое, что пришло и голову:

— Наверное, мне пора.

— Как угодно, — сухо кивнул он. Безошибочный инстинкт журналистки подсказывал: история про близнецов это же золотое дно. Напиши она пару строк — и точно подучит вожделенную премию, а то и прибавку к жалованью. И все же Ноэль встала, убрала диктофон в сумочку, одернула непослушную юбку. Несколько шагов — и она выйдет из “опасной зоны”, душевное равновесие к ней вернется, и…

— Ноэль!

— Да? — Молодая женщина словно приросла к месту, но обернуться не рискнула.

— Ты же без машины. Ты вообще-то со мной приехала.

Ноэль едва не застонала вслух.

— Да, конечно. Я помню, — с трудом выговорила она, не узнавая собственного голоса. Увы, сбежать не удастся, разве что воспользовавшись общественным транспортом. Но ведь она понятия не имеет, где здесь ближайшая автобусная остановка и какой автобус куда идет. Она — в ловушке…

Рейнер неторопливо поднялся из-за стола, подошел к молодой женщине и, доведя до выхода, придержал для нее дверь.

Прошу.

Колени Ноэль подгибались. Ну да ладно, еще минут пятнадцать — и она спасена.

Но по злой иронии судьбы, не успели они вырулить на шоссе, как застряли в пробке — из такой и за полчаса не выберешься. Рейнер включил радио, отыскал любимый канал, и из динамиков полилась знакомая с детства мелодия “Мельницы моего сердца”. Разговаривать они почти не разговаривали, чему Ноэль втайне порадовалась: нервы у нее были на пределе, а способность связно излагать мысли уже давно ее оставила.

Сидя в машине рядом с Рейнером, она чувствовала, как каждая клеточка тела отзывается на близость этого мужчины. Любое его движение было четко выверено, отточено… и исполнено сексапильности. При одном взгляде на его широкую ладонь на рычаге коробки скоростей Ноэль сходила с ума, а руль он поворачивал так, что хотелось все бросить и ехать с ним хоть на край света…

Когда же Рейнер принялся вполголоса подпевать, Ноэль не знала, радоваться ей или огорчаться. Благодаря музыке напряженность несколько развеялась, зато привлекательность Рейнера умножилась многократно. Голос у него был ужасный, но его, похоже, это нимало не заботило.

Ноэль слегка расслабилась и сама не заметила, как замурлыкала себе под нос — совсем тихо, еле слышно. Вообще-то, будь она одна, уже бы давно самозабвенно распевала в полный голос. Но рядом с ней сидел Рейнер, а в его присутствии молодая женщина ни за что не решилась бы демонстрировать свои вокальные данные. Точнее, полное их отсутствие. Голос у нее, как говорится, оставлял желать лучшего, да и на ухо медведь наступил. Руперт никогда не упускал случая жестоко ее за это высмеять.

Ноэль искоса взглянула на своего спутника, восхищаясь его чеканным профилем и смелостью — пусть не в унисон, зато с каким энтузиазмом подтягивает певице!

— Что такое? — Рейнер поймал ее взгляд и усмехнулся. — Слов не знаешь?

— Отлично знаю…

— Тогда подпевай, трусишка!

Уф! Это кто здесь трусишка? Если Рейнер позволяет себе петь, значит, и ей бояться нечего. И Ноэль запела — сначала робко, вполголоса, но едва зазвучал припев, расслабилась, успокоилась и радостно подхватила знакомый мотив.

Рейнер тоже знал слова назубок. Они пели вдвоем. Былая напряженность окончательно развеялась, и Ноэль чувствовала себя на седьмом небе. Но долго это ощущение не продлилось. Песня закончилась, начались новости, и Тиндалл выключил радио.

В машине воцарилась мертвая тишина. Ноэль отчаянно перебирала в голове возможные темы для разговора, но язык у нее словно отнялся — ни дать ни взять школьница на первом свидании. Вот уже второй раз за два дня она утратила дар речи — чудеса, да и только! Розанна бы от такого в обморок грохнулась. А мать Ноэль, наверное, прочла бы благодарственную молитву, надеясь, что этот недуг затянется надолго.

Вечность спустя, никак не меньше, Ноэль объяснила своему спутнику, как проехать к ее дому. Рейнер остановился у самого входа. Он выключил зажигание и обернулся к ней. Рука словно невзначай легла на спинку ее кресла. Сидел он не то чтобы совсем близко, однако Ноэль ощущала его запах — аромат кофе со сливками и пряного мужского лосьона. Она опустила взгляд и теперь сосредоточенно изучала блестящую ткань юбки, надеясь, что сумеет не потерять самоконтроля.

Но нет, созерцание юбки ничем не помогло. С каждой секундой Ноэль все сильнее охватывала паника. Сердце у нее бешено билось, и вся она напряглась, точно туго натянутая струна. Рейнер был слишком близко… Как он внушителен, как чертовски хорош собой! Молодая женщина нерешительно взялась за ручку дверцы, упорно не смотря в его сторону, позамешкалась. Она ждала… Господи, чего? И тут он придвинулся ближе. Ноэль ощутила на себе испытующий взгляд его зеленых глаз. Она дернула ручку, приказывая себе открыть дверцу и уйти, убежать, пока не поздно. Но где найти силы отодвинуться, вырваться из зоны влияния этой властно заявляющей о себе мужественности, как отказаться от надежды на то, что она обретет в его объятиях? Покой? Удовольствие? Конец одиночества? Что бы ни сулили ей объятия Рейнера, это будет рай — после циничного предательства Руперта и ее последующей эмоциональной и психологической изоляции. Молодая женщина чувствовала, что между нею и Рейнером возникла некая незримая связь, понять которую не могла.

Нет, с нее довольно! Ей просто необходимо удостовериться, чувствует ли Рейнер то же, что и она. Ноэль подняла голову и повернулась к нему. И от того, что прочла в потемневших глазах, дыхание у нее перехватило: Рейнера влечет к ней с той же силой, что и ее к нему. А она уже и забыла, какое это блаженство — чувствовать себя желанной и прекрасной. Точнее, никогда прежде не испытывала…

Он коснулся ее щеки — невесомо, осторожно, точно крылом бабочки. И от одного этого прикосновения кровь в ее жилах превратилась в жидкий огонь.

— Рейнер… — Ноэль блаженно потерлась щекой о его ладонь.

Пальцы скользнули по ее рту.

— У тебя губы словно гвоздики. Я весь день гадал, действительно ли они такие мягкие и нежные, как выглядят.

— В самом деле? — выдохнула она так тихо, что не знала, услышал ли он.

Рейнер заглянул в самую глубину ее глаз и придвинулся так близко, что его теплое дыхание защекотало ей ухо.

— В самом деле. И мне отчаянно хотелось поцеловать тебя, чтобы проверить… — Очень медленно и осторожно он снял с нее очки и положил их на приборную доску.

Ноэль жарко вспыхнула. Она нуждалась в поцелуе Рейнера больше, нежели в следующем вдохе. Молодая женщина выжидательно застыла под его взглядом, не в силах ни отвернуться, ни отстраниться. В предвкушении его объятий голова кружилась, как от крепкого вина, — такого пьянящего ощущения она в жизни своей не знала. Она так устала от одиночества, от постоянного отказа от эмоций… Такова была ужасная цена, которую она платила вновь и вновь за подлость и низость Руперта, за свою позорную слабость…

Ладонь Рейнера скользнула по ее щеке, легла на основание шеи, пальцы взъерошили волосы. Ноэль наслаждалась каждым мигом: о, как давно не знала она мужских ласк! Она закрыла глаза, ожидая поцелуя. А в следующее мгновение губы их встретились.

Ноэль застонала. Куда только девалась ее решимость сохранять дистанцию? Губы его были влажными, теплыми, неправдоподобно нежными. Поцелуй начался с легчайшего касания — Рейнер словно пробовал ее на вкус, маня и поддразнивая. Но этого оказалось недостаточно, и он сразу же понял это. Едва Ноэль обвила рукой его шею и притянула ближе, он глухо зарычал и жадно припал к ее губам. Она запрокинула голову, и в следующую секунду его язык оказался у нее во рту. Давно позабытое желание захлестнуло ее — словно прорвало плотину. Ноэль в свою очередь провела языком по его губам, наслаждаясь привкусом кофе со взбитыми сливками и его, Рейнера, вкусом.

Он попытался отстраниться, но Ноэль еще была не готова отпустить его. Слишком долго она себе отказывала, чтобы позволить поцелую прерваться вот так сразу. Еще немного… и еще… Они целовались словно безумные, забыв обо всем на свете. Откинувшись назад, молодая женщина потянула Рейнера на себя так, чтобы всем телом ощутить его тяжесть. Сильные ладони скользнули по ее спине, легли на талию. Он словно знал, что ей нужно, чего хочется, и охотно дарил желаемое — голова у нее шла кругом. Сколько она себя помнила, никому и дела не было до ее потребностей — все, кого она любила, заботились только о себе…

— Ноэль, милая, — зашептал Рейнер в ее приоткрытые губы, — поедем ко мне…

— Бип-би-и-и-ип!

Рейнер резко выпрямился и, тяжело дыша, оглянулся на машину, вставшую впритык за ними. Поспешно схватился за руль, включил зажигание — и “порше” рванул с места, освобождая проезд, только шины жалобно взвизгнули. Ноэль от неожиданности качнулась вперед и судорожно вцепилась в приборную доску.

О чем она только думала? Где ее хваленое самообладание? Униженная, раздосадованная, молодая женщина закрыла лицо руками, молясь, чтобы достало сил затушить разбушевавшееся в крови желание.

— Да я, похоже, напрочь забыл, где мы находимся, посетовал Рейнер, вновь останавливая машину у входа в ее дом.

Сердце Ноэль бешено билось в груди. Их неистовые поцелуи и то, насколько уютно и “как дома” ощущала она себя в объятиях Рейнера, пугало и шокировало ее.

— И я тоже…

Он повернулся и поглядел на молодую женщину. Глаза его, потемневшие до оттенка сосновой хвои, все еще пылали желанием. Ей отчаянно хотелось рвануть его на себя и завершить поцелуй, но нельзя, никак нельзя позволять себе идти на поводу у своих эмоций! Иначе рано или поздно придется расплачиваться, и дорогой ценой. Разрыв любых отношений мучителен и тягостен, а Ноэль ни минуты не сомневалась: надолго Рейнер с ней не останется, на что она ему сдалась? Даже родной отец любил ее недостаточно сильно, чтобы ради нее остаться в живых, а уж про Руперта и говорить нечего. Да и у Рейнера своя жизнь, свои секреты. Лучше всего уйти от него подобру-поздорову, не оглянувшись. Навсегда.

Ноэль на мгновение стиснула пальцами цепочку на шее, а затем отвернулась, собираясь с силами. Взяла с приборной доски очки, надела их.

— Ну что ж, спасибо за интервью… и за то, что до дома подбросил.

— Пожалуйста, — ответил Рейнер.

Ноэль выбралась из машины, захлопнула дверцу и только тогда обернулась к полуопущенному окну, стараясь не встречаться с Рейнером глазами, ведь под его взглядом она разом теряет и дар речи, и способность трезво мыслить. Нет, рядом с этим человеком она себе не доверяет, ведь так просто влюбиться в него по уши, как когда-то вышло с Рупертом. Спустя какое-то время она словно “сломалась”, перестала существовать как личность. И потребовалось много времени на то, чтобы вновь стать собой. Второй раз она рисковать не станет.

— Я тебе позвоню как-нибудь, — обронил он.

Ноэль отчаянно замотала головой.

— Нет, я… Пожалуйста, не надо, — пролепетала она, вспыхнув до корней волос.

В ответ Рейнер коротко кивнул.

Призвав на помощь всю свою выдержку, Ноэль повернулась и направилась к двери. Как только окажется по ту ее сторону — она спасена.

Однако, переступая порог дома, Ноэль чувствовала отнюдь не облегчение, а мучительную пустоту одиночества и горечь незавершенности. Нет, не на это она надеялась!

4

Придя в редакцию, Ноэль устало опустилась в кресло перед письменным столом и мрачно уставилась на Розанну. Предстоял обед в обществе матери, и настроения ей это отнюдь не улучшало.

— И почему я ей это позволяю?

— Что именно?

— Провести меня. Всякий раз даю себе слово, что больше на пушечный выстрел к ней не подойду, а она всякий раз уверяет, что многое поняла и теперь между нами все будет по-другому, и всякий раз я верю, что мы действительно поладим… — Ноэль вздохнула и потерла пульсирующий висок. — Но ровным счетом ничего не меняется. Она по-прежнему делает все, чтобы в ее присутствии я чувство вала себя глупой и беспомощной маленькой девочкой. Ох, и ведь с ночевкой же, как всегда, нагрянула…

Мать Ноэль жила в Мельбурне. Приезжая к дочери в гости, она не упускала случая посвятить часть дня походу по магазинам, вечером шла в театр или кино и уезжала обратно только утром. А то и на пару дней задерживалась…

— Хочешь, я ее выставлю? Ты же знаешь, у меня это просто.

Ноэль удрученно улыбнулась и выдвинула верхний ящик стола, где хранила таблетки от головной боли.

— Звучит чертовски соблазнительно, но нет, не надо. Вообще-то она, наверное, и впрямь старается наладить отношения, с тех пор как ее второй муж с ней развелся. Скорее всего ей ужасно одиноко, и, сколько бы она меня ни унижала, она — моя мать…

Розанна заправила за ухо выбившуюся черную прядь.

— Ну, если передумаешь, только свистни. — Насмешница задумчиво сощурилась. — Итак, сегодня наконец настал день долгожданного свидания Рейнера с его дамой.

Ноэль недовольно поморщилась: за последние несколько дней подруга все уши ей прожужжала про Рейнера!

— Ничего “долгожданного” в этом свидании нет, а дату назначил главный редактор. Я всего лишь пишу серию заказных статей, не более того. И буду весьма признательна, если ты раз и навсегда закроешь тему мистера Тиндалла. — Молодая женщина вытряхнула из пузырька на ладонь две таблетки.

— После того как вы с ним взасос целовались в машине? — прыснула Розанна. — Вот еще! Я уже лет сто как ничего такого пикантного из твоих уст не слышала. Ты же просто монах в юбке…

— Монахиня, — не без ехидства поправила Ноэль. — Монах женского пола называется “монахиня”, чтоб ты знала.

— Неважно, — отмахнулась Розанна. — Ты живешь как монахиня. И вдруг гром среди ясного неба: Ноэль Лайсетт обжимается, в машине с героем своего интервью! Это же сенсация года!

Ноэль возмущенно фыркнула, в сердцах пожелала подруге провалиться в тартарары и в сотый раз прокляла день и час, когда вздумала разоткровенничаться. Разумеется, о том, что произошло у них с Рейнером, она сообщила буквально в двух словах, но в глубине души по-прежнему пребывала в смятении. За три недели, прошедшие с тех пор, как взяла то интервью, Ноэль совершенно потеряла покой и сон. А теперь ей предстоит снова оказаться лицом к лицу с Рейнером и с женщиной, которую главный редактор отобрал из сотен читательниц, написавших в редакцию и обуреваемых желанием уловить в свои сети миллионера. Рейнеp согласился на свидание с крайней неохотой, и теперь Ноэль должна расспросить их, удачно ли проходит встреча, чем они довольны, чем недовольны, увидятся ли снова… и изложить все это в очередной статье.

Что ж, по крайней мере, премию и право на авторскую статью за свой вклад в серию “Знакомьтесь: Мистер Холостяк” она получила. Сумма оказалась довольно приличная. Большую часть задолженности банку она покрыла, теперь оставались выплаты по закладной, тоже, впрочем, немаленькие. Ноэль по-прежнему жила в режиме строгой экономии, но, по крайней мере, в ближайшее время дом у нее не отберут и нищета ей не грозит. Но надолго ли она себя обезопасила?

Журналистка сверилась с часами. Нет, дольше откладывать миг встречи с Рейнером невозможно. Впрочем, она ничуть не нервничает, ей просто хочется поскорее покончить с этим делом и выбросить из головы сексапильною красавца, собаколюба и заботливого папочку. Хотя, по мере того как шли дни, Ноэль одолевало все большее любопытство: отчего Рейнер наотрез отказывается говорить о своих малышках?

Она проглотила таблетки, запила их водой и, понимая, что дальше оттягивать мучительный миг бесполезно, перебросила через плечо сумочку и обреченно кивнула Розанне.

— Мне пора.

— Эй, выше нос! Ты на интервью идешь, не на казнь!

Ноэль выпрямилась и бодро улыбнулась подруге, изображая оптимизм, которого отнюдь не испытывала.

— Так лучше?

— Гораздо лучше! Только смотри, не придуши ее ненароком.

— О чем ты? — недоуменно подняла брови Ноэль, хотя отлично понимала, куда клонит подруга.

— О том. Не придуши даму Рейнера.

— С какой бы стати мне ее душить? — нахмурилась Ноэль.

— Ты что, меня за полную идиотку держишь?

— Ты…

— Это был чисто риторический вопрос, можешь на него не отвечать. Я к тому, что вы с Рейнером целовались — всерьез, со знанием дела. И теперь ты ревнуешь. Так втяни коготочки-то, не выставляй их напоказ.

И хотя Розанна оказалась весьма не далека от истины, Ноэль в жизни бы в этом не созналась. Ее помешательству на Рейнере пора положить конец, и, как только она напишет статью, в отношениях с Тиндаллом тоже поставит точку — решительно и бесповоротно.

— Да ни к кому я не ревную, выдумала тоже, — отмахнулась она.

— Ну конечно. Как скажешь.

На перебранку с подругой у Ноэль не осталось ни сил, ни времени, тем более если уж Розанна упрется, ее с места не стронешь. Молодая женщина просто вздохнула и собралась уходить.

— Да, кстати, — небрежно обронила Розанна, дождавшись, чтобы Ноэль уже взялась за ручку двери. — Чуть не забыла: Питер, между прочим, уже отпечатал фотографии всех наших “холостяков” и их “дам”. Ну, кто с кем пойдет на свидание…

Ноэль резко обернулась и бросилась к столу коллеги, как коршун на добычу.

— Правда? Где?

— Да вот же! — Розанна не спеша отобрала из пачки одну фотографию и протянула подруге.

Та жадно схватила карточку и вгляделась в изображение, молясь про себя, чтобы дама Рейнера оказалась сущим страшилищем. Ноэль знала: нехорошо желать зла ни в чем не повинной читательнице, но как удержаться? Ей хотелось самой стать для Рейнера центром вселенной — чисто теоретически, конечно, ведь в реальной жизни она дала зарок не подпускать к себе мужчин на пушечный выстрел…

Надежда угасла, едва родившись. Сумочка сорвалась с плеча и с глухим стуком упала на пол. В груди похолодело — это мучительно и властно заявляла о себе ревность.

С фотографии на журналистку смотрела настоящая красавица. Миниатюрная, изящная, с высокой грудью, с модельной стрижкой, с кремовой кожей и синими миндалевидными глазами. Ноэль до нее — как до звезды небесной.

Утонченная. Аристократичная. И волосы в безупречном порядке…

А она с детства была верзилой неуклюжей. И эта буйная копна светлых кудрей, через которую с расческой не продерешься. Дня не проходило, чтобы мать не выругала ее в сердцах за “лохматую гриву”.

С самого детства Ноэль мечтала стать другой, непохожей на себя — эффектной красавицей, с которой все глаз не сводят. А такая, какая есть, кому она нужна? Впрочем, один раз она этот путь уже прошла. И оказалась в тупике — в объятиях Руперта. Теперь история повторяется заново — с другим мужчиной и в других декорациях. Но нет, Ноэль хорошо усвоила урок. Она такова, какова есть.

— Эй, с тобой все в порядке? встревоженно спросила Розанна.

Молодая женщина усилием воли отогнала невеселые мысли.

— Все отлично, — бодро солгала она, возвращая фотографию подруге.

С какой стати эта синеглазая красотка так ее расстроила? Рейнер для нее, Ноэль, совершенно посторонний человек. Ну да, он явно сделан из того же материала, что мужчины из снов и грез, но хватит с нее и снов, и грез! Он волен назначать свидания кому угодно, ей до этого нет никакого дела.

— Честное слово, все это пустяки, — заверила молодая женщина подругу, уже гораздо искреннее. — Вот покончу со статьей и скорее всего никогда больше его не увижу.

— А ты хочешь с ним снова встретиться?

Вопрос Розанны застал журналистку врасплох. Ноэль вынуждена была признать, что ее действительно влечет к Рейнеру, вот только ни к чему не обязывающая интрижка не для нее. А серьезные отношения исключаются. Один раз она поставила на кон все — и проиграла. Она — неудачница. И довольно об этом.

— Нет, не хочу, — решительно ответила Ноэль, обращаясь не столько к настырной подруге, сколько к себе самой. — Ты же знаешь, я на мужчинах крест поставила — раз и навсегда.

— Да, но это же Рейнер Тиндалл, — напомнила практичная Розанна. — Такие парни на дороге не валяются…

— Мне пора, — безжалостно оборвала ее Ноэль и едва ли не бегом устремилась к двери, не желая слушать разглагольствований подруги о том, какая Рейнер завидная партия и как глупо его упускать. Можно подумать, она сама не видит, как он привлекателен.

— До завтра!

— Ну, убегай, убегай! — Розанна игриво помахала подруге рукой. — Все равно я тебя насквозь вижу!

Ноэль даже не оглянулась. Да, у подруги масса опыта в отношении мужчин: всех, кто носит штаны, она считает своей законной добычей. Однако в ее случае искушенная Розанна ошибается. Ничего серьезного не происходит, просто гормоны разбушевались. А с разбушевавшимися гормонами она отлично справится.

Она напишет последнюю статью из серии и навеки позабудет о том, как губы Рейнера прижимались к ее губам, и что за непередаваемые ощущения она пережила в его объятиях, и как ей хотелось хоть одним глазком взглянуть на его дочурок…


— Отвяжись, псина, кому говорю! Отстань!

Рейнер наблюдал за тем, как Мертл отгоняет от себя Ровера, и в душе его нарастало раздражение. Холеная дамочка явно терпеть не могла животных: на протяжении всего “свидания” она только и делала, что фыркала да цыкала на рыжего спаниеля.

На взгляд Рейнера время текло слишком медленно… просто ползло улиткой. Неужели чертово свидание никогда не закончится? На эту авантюру он согласился скрепя сердце, только ради рекламы. И хотя Мертл, по счастью, оказалась ничего себе в смысле внешности и не то чтобы злобной мегерой, но была со странностями, мягко говоря. В первые же пять минут с места в карьер осведомилась, считает ли Рейнер, что “Гамлета” написал Фрэнсис Бэкон, или флотоводец Уолтер Райи, или сама королева Елизавета. В ответ на робкое замечание о том, что со школьной скамьи он наивно полагал, будто автор “Гамлета” Шекспир, Рейнер удостоился получасовой лекции. Когда Мертл перешла к криптограммам и системам дешифровки, он окончательно потерял нить рассуждений. А когда речь зашла о какой-то “бедняжке Делии Бэкон”, которой жестокие и бесчувственные современники помешали отодвинуть могильный камень к стратфордской церкви — под которым, как она полагала, спрятаны какие-то документы, — владелец кинотеатров мысленно посетовал, что Мертл Клэм вовремя не упекли в психушку заодно с этой Делией.

Ни Мертл Клэм, ни тем более Делия Бэкон не вызвали у Рейнера даже искры интереса, и неудивительно: он все время думал о Ноэль. Вообще с тех пор, как они целовались в машине, Рейнер то и дело возвращался мыслями к хорошенькой журналистке. Только благодаря ей он понял, что такое “неодолимое физическое влечение”. Стоило ему закрыть глаза, и перед внутренним взором возникала стройная кареглазая блондинка в черной мини-юбке. А какой покорной, нежной, женственной была она в его объятиях!

Но Рейнер смирился с ее волей и не позвонил Ноэль. Он знал — это к лучшему. Тем более что журналистка уже прознала про дочек, а он не мог себе позволить отдать Долли и Денни на растерзание прессы…

Но до чего же ему хотелось позвонить Ноэль! Воспоминания о ее податливом, гибком теле преследовали его днем и ночью, он сделался раздражителен, злился по пустякам… Да, Ноэль ему понравилась, очень понравилась! Так естественно и просто держится, такая скромная, милая, деликатная… И с Ровером мгновенно нашла общий язык — наверное, действительно любит собак.

Рейнер надеялся, что сегодняшняя встреча с журналисткой все расставит по своим местам. Он посмотрит на нее повнимательнее — и наваждение развеется само собой. Просто он навоображал себе всякой ерунды, а на самом деле это ерунда и есть.

И тут он увидел предмет своих размышлений.

Ноэль!

Сердце его дрогнуло, в груди потеплело. Так в самом ли деле его внезапно вспыхнувшая одержимость журналисткой сущая ерунда и развеется сама собой? Ноэль походила на дриаду — в темно-зеленых джинсах и зеленой кожаной курточке она казалась истинной дочерью леса. Ее светлые, разметавшиеся по плечам волосы вспыхивали и искрились под лучами солнца, точно расплавленное золото, эффектно контрастируя с розовыми, точно гвоздики, губами. Потрясающая красавица!

Чем ближе подходила молодая женщина, тем его пульс становился чаще. Рейнер с досадой одернул себя: Ноэль пришла за материалом для статьи, только и всего! Вот и заруби это себе на носу, и нечего тут размышлять о том, до чего же она хорошенькая и как ему нравится. В конце концов, золотоволосые кареглазые журналистки и кипение чувств в крови не играют в его жизни никакой роли. А вот Денни с Долли, напротив, самое ценное, что у него есть.

— Привет! — весело окликнула их Ноэль. — Что за чудесное местечко для пикника!

Ровер с радостным тявканьем помчался к ней. Молодая женщина присела и подхватила щенка на руки. Тот принялся вылизывать ей щеки. Ноэль ничуть не возражала, она заливисто смеялась и трепала песика за рыжие уши. Рейнер не сдержал улыбки. Ноэль Лайсетт нравилась ему все больше. За его спиной негодующе фыркнула Мертл.

Со щенком на руках Ноэль подошла к молодым людям.

— Извините, что прерываю ваш пикник, но мне необходимо задать вам несколько вопросов. Я отниму у вас буквально несколько минут.

Рейнера так и подмывало попросить журналистку остаться и провести с ним остаток дня вместо Мертл… Но это прозвучало бы невежливо.

— Без проблем, Ноэль. Познакомься, пожалуйста, это Мертл Клэм. Мертл, это Ноэль Лайсетт из “Ботани-Бей”. Ей поручена серия статей о нашем покорном слуге, в том числе и о сегодняшнем “выходе в свет”.

— Очень приятно, Ноэль, — сдержанно улыбнулась Мертл.

Молодая женщина присела на краешек расстеленного на земле пледа, явно выбрав местечко подальше от Рейнера, спустила Ровера на траву и принялась рыться в сумочке. Но рыжий спаниель вскарабкался к ней на колени и уютно свернулся клубочком. Ноэль и Ровер смотрелись вместе до того очаровательно, что Рейнер с трудом поборол желание придвинуться к ним ближе. Лишь усилием воли он заставил себя вспомнить, что Ноэль здесь не ради собственного удовольствия, а только по работе, и незачем усложнять жизнь ей и себе.

— Ну вот, готово. — Ноэль сменила кассету в записывающем устройстве. — Обещаю, много времени это не займет.

Рейнер наблюдал за тем, как журналистка возится с диктофоном, недоумевая, отчего та упорно отказывается встречаться с ним взглядом. Он-то надеялся на одну из ее чудесных застенчивых улыбок. И ему так хотелось скова увидеть эти выразительные карие глаза — точно растопленный шоколад. Но Ноэль, похоже, думала только об интервью… Что, если придвинуться достаточно близко, почувствует ли он снова манящий аромат весенних роз?.. Ноэль включила диктофон, и сухой щелчок разом вернул Рейнера на грешную землю.

— Итак, сначала вы, Мертл. Расскажите о вашем сегодняшнем свидании с Рейнером, — обратилась журналистка к его даме.

— Честно говоря, я не в восторге, — наморщила безупречный носик Мертл. — Он позвал меня на… пикник, — выговорила она с нескрываемым отвращением. — И зачем-то эту рыжую псину с собой притащил. — Мертл кивнула на Ровера. — Так что ни поговорить толком нельзя, ни заняться чем-нибудь ос мысленным.

Рейнер скептически улыбнулся. Уж что-что, а поговорить Мертл удалось: она трещала как сорока в промежутках между жалобами на беднягу Ровера, за весь день рта ни на минуту не закрыла. Когда девица принялась с надрывом декламировать “Эпитафию Шекспиру”, написанную каким-то парнем по имени Мильтон, Рейнер пожалел, что в его распоряжении нет надежного кляпа. Он старался не выходить из границ приличия, но все эти криптограммы Голубей и Фениксов — кажется, фамилии такие, — и прочие “оксфордианские гипотезы” нимало его не интересовали.

Да и сам он, похоже, Мертл Клэм нимало не заинтересовал, поскольку не был ни Фрэнсисом Бэконом, ни Уолтером Рэли, ни тем более королевой Елизаветой… А в придачу дамочка попыталась вынудить его раскошелиться на нужды Общества необэконианцев Австралии. С расчетливыми хищницами Рейнер сталкивался на своем жизненном пути не раз и безошибочно распознавал “долларовые значки” в их глазах…

— Вы не любите собак? — поинтересовалась Ноэль у Мертл.

Мертл вновь наморщила носик.

— Нет конечно. Шерсть во все стороны лезет, противные, слюнявые твари… Фу!

— “Мне стоит выйти — и собаки лают…” — мстительно процитировала Ноэль и уже громче полюбопытствовала: Значит, вы совсем не заинтересованы в том, чтобы “заарканить” миллионера?

— Я заинтересована в мужчине, который разделяет мои интересы, — с чопорным достоинством ответила Мертл. — А Рейнер не способен отличить “фолио 1623 года” от “честеровского сборника”!

Журналистка посмотрела на Рейнера. В карих глазах плясали озорные искорки, в уголках губ затаилась понимающая улыбка.

Рейнер, а теперь вы расскажите, почему решили позвать Мертл на пикник? Отчего не выбрали что-нибудь более романтическое и интимное? Ну, там ужин при свечах, например?

Рейнер изогнул бровь.

— Я парень простой, приземленный, без изысков. Денек сегодня чудесный, солнышко светит. Вот я и подумал, что пикник это то, что надо. — А мысленно добавил: романтический ужин при свечах в дорогом ресторане именно то, чего ждут от меня женщины, поэтому он исключается. Что же до “идеального свидания” с поездкой на побережье, его он прибережет для женщины своей мечты, которую до сих пор не встретил и которой, возможно, и не существует вовсе… Ну да надеяться никто не запрещает.

Ноэль задумчиво сощурилась.

— Итак, что интересного и удивительного вы узнали сегодня о Мертл?

Господи, что тут скажешь? Рейнер лихорадочно перебирал в уме возможные варианты ответов. “Кандидатка в психушку” — явно не подойдет.

— Э-э-э… — Он потер подбородок. — Мертл без ума от Фрэнсиса Бэкона, который на самом деле Шекспир. А может быть, Уолтер Рэли?

— Это вопрос или ответ? — улыбнулась журналистка. И от этой улыбки голова у Рейнера пошла кругом.

— Э-э-э… ответ. Да, Мертл здорово разбирается в этих ребятах. Ах да, однажды ей довелось пожать руку самому Пибоди Хаффлпафферу-Уиддрингтону.

— О! — Ноэль, с трудом сдерживая смех, обернулась к миниатюрной брюнетке. — А кто такой Пибоди Хаффлпаффер-Уиддринггон?

— Профессор Пибоди Хаффлпаффер-Уиддринггон — ведущий специалист Мельбурна по Спиритуальным контактам с выдающимися елизаветинцами, почетный председатель общества “Канберрские ересиархи”. Он лично общался с Бэконом посредством самопишущих дощечек… — Мертл возвела страдальческий взгляд к небесам. Вы что, совсем не следите за сенсациями в шекспировском вопросе?

— Нет, — охотно подтвердил Рейнер.

— И я тоже полный профан, — кивнула Ноэль.

Черт подери, еще очко в ее пользу! Нет, положительно, кареглазая журналистка нравилась Рейнеру все больше.

Ноэль заговорщицки улыбнулась герою своего интервью. Но не успела она задать следующий вопрос, как из-за ближайшего дерева выскочил эрдельтерьер, и Ровер, победно тявкнув, бросился в погоню. Рейнер вскочил на ноги.

— Эй, Ровер! Назад! Назад, я кому сказал!

Он помчался вслед за собаками — эрдель, конечно, выглядел вполне добродушно, а там кто его знает? — радуясь про себя неожиданной передышке. Что может быть хуже, чем пересказывать подробности скучнейшего свидания молодой женщине, которая в сто раз интереснее и желаннее, нежели навязанная ему дама? Чего уж тут скрывать!

Ровер и эрдельтерьер описали пару кругов по лужайке, промчались по луже, которую Рейнер благоразумно обошел стороной, взбежали на пригорок. После чего спаниель выдохся, утратил интерес к погоне и неспешно затрусил обратно к месту пикника. Рейнер поплелся следом — перспектива вновь оказаться в обществе Мертл прельщала его мало.

И тут тишину прорезал пронзительный визг. Рейнер поднял голову — и с трудом сдержал смех. Возмущенная и негодующая Мертл размахивала руками, как ветряная мельница, а у ее ног, весело тявкая, прыгал Ровер. На белых брючках и на кремовой блузке Мертл красовались отпечатки грязных лап. Видимо, упорный щенок снова попытался подружиться с просвещенной шекспироведкой и с разбегу прыгнул в ее объятия. Безукоризненный костюм “от кутюр” погиб безвозвратно.

Гадкая, мерзкая, невоспитанная тварь! — кричала Мертл, тщетно пытаясь отогнать собаку.

Ноэль поспешно схватила щенка, чьи перепачканные лапы ее, похоже, нисколько не пугали.

— Все в порядке, я его поймала.

Мертл смерила подошедшего Рейнера яростным взглядом и обвиняющим жестом указала на себя.

— Полюбуйся, что натворила твоя шавка!

Рейнер изобразил искреннее раскаяние.

— Мне очень жаль. Вот, возьми… — Он достал из кармана бумажник и отсчитал несколько банкнот. — Это на химчистку. Но лучше заняться костюмом побыстрее. Застарелые пятна вывести трудно.

Как Рейнер и предполагал, Мертл цепко схватила деньги.

— Вот и отлично. Я по горло сыта этим пикником… и невоспитанными собаками тоже. — Недовольно ворча себе под нос, она собрала вещи и бросила через плечо: — И, Рейнер, не трудись мне перезванивать. Ты вообще не в моем вкусе.

С этим уничижительным комментарием Мертл Клэм удалилась, даже не подозревая, что на “пятой точке” ее красуется особенно выразительный отпечаток собачьей лапы — можно было подумать, что спаниель в сердцах отвесил ей хорошего шлепка.

Как только она исчезла за деревьями, Рейнер взглянул на Ноэль. Одной рукой та по-прежнему прижимала к себе вырывающегося Ровера, другой прикрывала рот, сдерживая смех.

— Вот ведь история! — Рейнер комично развел руками. — И ведь посмеяться нельзя: это было бы просто гадко.

— Еще как гадко, — прыснула в кулак Ноэль. — Просто ужас до чего гадко!

Рейнер закусил губу, но, не сдержавшись, фыркнул, сдавленно хихикнул и наконец расхохотался в голос. Пусть это нехорошо и невежливо, но при одном воспоминании об отпечатке собачьей лапы точно посередине задницы Мертл его разобрал неодолимый смех.

Рассмеялась и Ноэль — звонко, от души. Рейнеру правился ее смех, такой заразительный, такой сердечный и искренний! Странное ощущение овладело им, настолько странное, что он распознал его далеко не сразу, — блаженное ощущение уюта и покоя. Да, рядом с Ноэль он чувствовал себя довольным и счастливым.

Рейнер разом перестал смеяться и попытался вспомнить, когда в последний раз переживал нечто подобное. Он намеренно держал женщин на расстоянии, не желая повторять отцовских ошибок и подвергать опасности близняшек. Однако же уют и покой ассоциировались у него не с женщинами как таковыми, а с одной-единственной кареглазой красавицей, что стояла рядом с ним, в зеленой курточке, испещренной отпечатками собачьих лап. Но ведь Ноэль — журналистка! Да, и от этого никуда не деться, однако ему приятно быть с ней, более того, отчаянно этого хочется.

Ну, хватит самоистязанием заниматься, в сердцах одернул себя Рейнер. Отчего бы просто не получить удовольствие от чудесного погожего дня и приятного общества? Пикник в парке — что может быть невиннее?

Ноэль на миг сняла очки, смахнула с глаз выступившие слезы, спустила с рук Ровера.

— Ну? Не расскажешь ли еще чего-нибудь про Шекспира и Бэкона? Как насчет криптограмм и эпитафий? Не узнал ли ты от своей собеседницы еще каких-нибудь сакральных истин?

— Боюсь, не впрок они мне пошли, покаянно развел руками Рейнер, опускаясь на плед. Он скользнул взглядом по куртке журналистки и озабоченно нахмурился: — Извини, мне страшно жаль. Этот негодник и тебя испачкал!

Ноэль в свою очередь оглядела куртку, беззаботно пожала плечами и тоже уселась, на сей раз куда ближе к нему.

— Ерунда. Это же просто грязь. Она легко смывается.

Рейнер потянулся за бумажником.

— Позволь мне…

Журналистка негодующе сощурилась и вызывающе вздернула подбородок.

— Будь добр, убери деньги! Мне они не нужны!

Рейнер отдернул руку от кармана, словно обжегшись. Собственное предложение вдруг показалось ему возмутительным. Он настолько привык, что женщины рассчитывают на подачки как само собой разумеющееся, что того же ожидал и от Ноэль.

Вспыхнув до корней волос, он потянулся за плетеной корзинкой для пикника.

— Ты, часом, не проголодалась? У меня тут куриные ножки по-мексикански и картошечка в мундире…

— Даже не знаю. — Молодая женщина взъерошила себе волосы. — Вообще-то мне пора. Пока ты гонялся за Ровером, я задала Мертл еще вопрос-другой. Здорово же мне придется поднапрячься, чтобы сочинить что-то стоящее!

— Да ладно тебе, — принялся уговаривать ее Рейнер. — Вкуснотень — пальчики оближешь! — Он достал из коробки картофелину, присыпал солью, надкусил и демонстративно облизнулся.

— Нашел мое слабое место, да? — фыркнула Ноэль.

— А что такое?

Молодая женщина обличающим жестом указала на корзинку и улыбнулась краешком губ. О, как ему нравилась эта застенчивая, неуверенная, такая милая улыбка!

— Это то, что я люблю, — к негодованию моей матушки. Сколько раз в присутствии друзей и соседей она заявляла, что такого аппетита, как у меня, даже шофер-дальнобойщик устыдился бы!

Вот в этом Рейнер позволил себе усомниться, тем более при взгляде на длинные стройные ноги своей собеседницы.

— Поверь мне, на шофера-дальнобойщика ты нисколько не похожа!

Ноэль резко наклонила, а затем подняла голову. На мгновение золотые кудри сверкающей полной упали на лицо — и вновь рассыпались по плечам.

— Ах, спасибо вам, добрый сэр! Вы меня просто утешили.

Во рту у Рейнера пересохло. Эта ее улыбка всякий раз заставала его врасплох и едва с ума не сводила.

— Рад служить. — Борясь с желанием потянуться к молодой женщине и обнять ее, Рейнер вместо этого взял куриную ножку. — Ну, так как насчет угоститься?

Ноэль заколебалась, изогнула изящную бровь, глаза заискрились мягким светом. И наконец улыбнулась — уже не робко, широко, от души.

— Ну хорошо. Только кусочек.

До крайности довольный таким исходом и все еще в блаженном экстазе от ее улыбки, Рейнер протянул ей куриную ножку на бумажной тарелке.

— Эй, подожди. Без картошки никак нельзя. Ну что это за пикник без картошки?

Ноэль кивнула и с аппетитом взялась за еду.

— Итак, я полагаю, с Мертл Клэм ты больше встречаться не намерен?

Рейнер лукаво сощурился.

— Ах вот, значит, что тебя занимает? И к чему бы это? — поддразнил он. В конце концов, малая толика невинного флирта еще никому не повредила.

Молодая женщина разом перестала жевать, вскинула на Рейнера глаза и заморгала.

— Э-э-э… мне для статьи нужно. Читатели непременно захотят это узнать.

Он кивнул и заглянул ей в глаза, гадая, в самом ли деле Ноэль согласилась остаться только ради работы или есть и другая причина.

— Ммм… А личной заинтересованности тут совсем нет? — Ведь не привиделся же ему тот поцелуй в машине. Ноэль отвечала ему пылко и искренне и чувств своих нимало не скрывала.

Она помолчала немного и подняла взгляд. Между ними словно проскочила электрическая искра — мгновенная и слепяще-яркая, точно молния.

Рейнеру отчаянно захотелось притянуть Ноэль к себе, поцеловать в эти губы, похожие на лепестки гвоздики. Но что, если поцелуй снова ее спугнет и она убежит, как в прошлый раз? А он намеревался наслаждаться ее обществом как можно дольше, прежде чем они распрощаются навсегда.

Ведь после того, как пикник закончится, он и впрямь встанет и уйдет. Ему необходимо думать о близняшках. Журналисты — народ опасный, а Ноэль уже разузнала про его дочек. Еще не хватало отдать свое сердце женщине, которая того и гляди им бессовестно воспользуется. Но, даже сознавая это, Рейнер с трудом боролся с желанием привлечь Ноэль к себе и отдаться на волю того непривычного, ускользающего, неуловимого счастья, что пришло нежданно-негаданно…

Тиндалл, опомнись! Сегодня все это закончится. Они с Ноэль перекусят курятиной с картошкой, поболтают о том о сем и разойдутся в разные стороны… И никаких тебе неприятностей, никаких проблем.

5

День выдался погожий и теплый, в синем небе ни облачка. Картинка, да и только. Мертл Клэм убралась восвояси вместе со своими заляпанными грязью брюками и Бэконом. И очаровательный, интригующий, неотразимый Рейнер Тиндалл достался ей, Ноэль, целиком и полностью в личное пользование. Молодой женщине хотелось ущипнуть себя и убедиться, что это не сон.

Но нет, проверять она не станет. Нет ничего дурного в том, что она позволит себе расслабиться и отдохнет в обществе Рейнера часок-другой, прежде чем распрощаться с ним навсегда. Пикник в парке — что тут дурного? Ничего, даже притом что мучительная мысль о предательстве Руперта стала для нее постоянным напоминанием о горьком уроке прошлого и предостережением на будущее.

Ноэль твердо вознамерилась получить от пикника максимум удовольствия. Она прилегла на плед и довольно облизнулась.

— В жизни не ела курятины вкуснее.

— Это только мне известный рецепт, — подмигнул Рейнер. До чего же эффектно бежевая рубашка подчеркивает изумрудный цвет глаз! — Я рад, что тебе понравилось.

— Ушам своим не верю. — Молодая женщина резко села. — Ты еще и готовишь?

Он с улыбкой кивнул.

— И, между прочим, сам на себя стираю.

Стирает? Молчи, глупое сердце! Руперт в жизни ни разу не соизволил даже собрать разбросанную по полу грязную одежду.

— Значит, это все твоя стряпня? указала Ноэль на корзинку.

— Ну да. Все, кроме пирожков с яблоками. Печь я так и не научился…

— А пытался?

— Еще как пытался. Я взял себе за правило осваивать все блюда, которые мне по-настоящему нравятся.

Ноэль глядела на собеседника с нескрываемым восхищением. Сама она, как говорила ее мать, даже воду вскипятить не в состоянии, чтобы чего-нибудь не сжечь, а Руперт к плите и на милю не приближался.

— И что, ты много готовишь?

— Не так много, как хотелось бы.

Молодая женщина покачала головой и вновь откинулась на плед, твердя себе, что Рейнер ну никак не может быть таким совершенством, каким кажется. Такого просто не бывает.

А Рейнер между тем улыбнулся не без горечи, приподнялся на локте, поглядел куда-то вдаль.

— Все это время мне ужасно хотелось тебе позвонить, но я боялся. Ты ведь не разрешила.

Сердце дрогнуло у нее в груди, пропустив удар, по всему телу разлилась теплая волна неизбывного счастья. Ноэль вдохнула поглубже, пытаясь успокоиться, и тут же безжалостно подавила надежду в зародыше. Доверительное признание Рейнера ровным счетом ничего не значит. После сегодняшнего дня он станет для нее посторонним, всего-навсего одним из тех, у кого ей довелось брать интервью. Он осторожно убрал с ее лба непослушный локон.

— Слепому видно, как меня к тебе влечет. И сдается мне, ты чувствуешь то же самое…

Дыхание у нее снова перехватило, сердце неистово забилось в груди, точно после забега на длинную дистанцию. Прочь-прочь от этого человека, пока не поздно! Он представляет для нее реальную опасность… И однако же она была не в силах пошевелиться. Как он ласков, как нежен, как ей по душе его непритязательные вкусы, не говоря уже о том, что ее влечет к нему и влечение это обоюдно. До чего же трудно воспринимать этот пикник с подобающим безразличием и отстраненностью, раз уж Рейнер включил обаяние, как говорится, на полную катушку. Ноэль хотелось знать о нем все до последней мельчайшей подробности. Ей хотелось, чтобы пальцы его касались не только волос. Ей хотелось большего, куда большего…

Легкий весенний ветерок холодил щеки. В ветвях щебетали птицы, где-то вдали приглушенно жужжала газонокосилка.

А в следующий миг Рейнер остановил на ней свой взгляд — серьезный, пристальный, требовательный. Тело ее слегка покалывало, как если бы тысячи крошечных стрел разом впились в свою жертву. Сердце уже грозило пробить ребра и выскочить из груди.

Он неспешно пропустил ее волосы сквозь пальцы.

— Я мечтал об этом с той самой минуты, как впервые тебя увидел.

Его жадный взор задержался на губах Ноэль. Она затаила дыхание. О том, чтобы бежать от этого удивительного, чудесного, потрясающего мужчины, она и думать забыла. Как можно лишить себя столь желанного поцелуя? Одного-единственного, пустячного, ни к чему не обязывающего поцелуя…

— Ноэль, — хрипло произнес Рейнер, склоняясь над ней. — Вели мне остановиться, если хочешь, потому что я твердо намерен поцеловать тебя.

Она попыталась что-то сказать, но слова не шли с языка. И ответом ему стал лишь еле слышный не то всхлип, не то вздох. Они же в парке, в общественном месте, вокруг полно народу. Что страшного может произойти? Это же просто-напросто поцелуй, сущий пустяк, нечего бояться, и… О, как ей хотелось снова почувствовать на губах его губы! Слишком долго пробыла она в одиночестве.

Рейнер осторожно снял с нее очки, положил их на плед. И Ноэль вновь ощутила такой знакомый, дразнящий запах — смесь кофе, сливок и пряного мужского лосьона. Глаза ее закрылись словно сами собой. И когда Ноэль подумала, что сейчас умрет от нетерпения, губы Рейнера нашли ее губы.

О да!

Он не стал тратить времени на нежности. С самого начала поцелуй был глубок и жарок. Ноэль глухо застонала. Воли к сопротивлению не осталось, разгоряченная, трепещущая, она жаждала большего.

Ладони Рейнера легли ей на талию, затем скользнули выше, накрыли грудь. Ноэль задохнулась — даже сквозь ткань она ощущала, как горячи его пальцы. На мгновение он отстранился, осыпал быстрыми поцелуями ее щеки, шею и пробормотал:

— До чего же ты ароматная… Я хочу тебя…

Как давно никто ее так явно не желал, а может, и никогда. Охваченная яростным желанием, исполненная головокружительного осознания собственной власти, Ноэль изогнулась всем телом, в упоении лаская его мускулистую спину и плечи. О, она могла бы часами исследовать каждый дюйм этого роскошного мужского тела, так непохожего на ее собственное…

Где-то рядом с ее ухом послышалось повизгивание, а в следующий миг горячий шершавый язык лизнул в щеку. Нет, это определенно не Рейнер… Ровер?

Рейнер отстранился, уголки его губ поползли вверх.

Задержи поцелуй, Ноэль, как дыхание задерживают!

Он уселся на пледе, взял щенка на руки, погладил лохматую рыжую шерстку.

— Эй, малыш, ты что, ревновать вздумал? Думаешь, хозяин о тебе забыл?

Ноэль завороженно следила за тем, как Рейнер успокаивает обиженного пса. О, Ровер может быть уверен в том, что любящий хозяин никогда его не предаст и не обделит вниманием. Вот ведь счастливец!

А что до нее, то Рейнер играючи разобьет ее сердце и даже не заметит!

Реальность обрушилась на Ноэль всей своей несусветной тяжестью. Надо это прекратить. Прямо сейчас. Незачем повторять ошибки прошлого и начинать к чему-то обязывающие отношения. Рана на сердце еще не затянулась.

Рейнер спустил с рук спаниеля и вновь потянулся к Ноэль. Она поспешно отодвинулась и со всхлипом перепела дыхание.

— Рейнер… нет!

Он машинально взъерошил свои коротко подстриженные волосы.

— Наверное, ты права. Я забываюсь, как школьник, когда ты рядом. — Он принялся сосредоточенно складывать остатки еды в корзинку. — Господи, да что на меня нашло?

Сердце Ноэль ныло. Он что, укоряет себя за то, что его к ней влечет? Молодая женщина закрыла глаза, приказывая и чувствам, и телу немедленно прийти в норму. В конце концов, Рейнер вовсе не хотел ее оскорбить или обидеть.

— Со мной та же история. Я внушаю себе, что ты не для меня, но то и дело забываю об этом.

— Не для тебя? Вот, значит, как, — невесело рассмеялся Рейнер.

Ее слова прозвучали грубостью? Возможно. Но это необходимая мера предосторожности. Еще одного удара она не переживет.

— Не… не везет мне с мужчинами, — срывающимся голосом пояснила она. — Вечно я выбираю неправильно.

— Выходит, я — неправильный выбор?

— Еще какой неправильный, — пробормотала она себе под нос. Да, Рейнер совсем не похож на Руперта. Однако роман с ним сулит ей новые потери и новую душевную боль.

— Что? — настойчиво переспросил Рейнер.

— Неправильнее и быть не может, — прошептала она.

На щеке Тиндалла подергивался мускул. Он ссыпал оставшийся после ланча мусор в пакет и отставил его в сторону.

— Но почему?

Ноэль выпрямилась и затеребила висящую на шее цепочку.

— Рейнер, я вообще не хочу вступать ни в какие отношения. Мой бывший муж причинил мне немало зла. Я застала его в постели с одной из моих подруг, и еще он оставил мне кучу неоплаченных счетов. Я просто не смогу снова пройти через весь этот ад. Никогда, ни за что.

— Что за подлец! — мрачно подвел итог Рейнер.

— Можно сказать и так. — Ноэль надела очки и взяла на руки рыжего щенка.

— Я знаю, что такое обида и боль… — Рейнер на мгновение замолк. — Может, нам просто не стоит торопиться?..

Ноэль внимательно поглядела в лицо собеседнику, гадая, что же могло причинить боль мужчине настолько сильному и независимому. Но тут же отогнала эту мысль, пытаясь сосредоточиться на том, что ему ответить. “Не стоит торопиться…” Да она вообще не намерена позволять себе лишнего, она ни за что не станет рисковать своим душенным спокойствием во имя любви к мужчине.

— Скажи, готов ли ты сейчас к серьезным отношениям? — спросила Ноэль, подходя к проблеме с другой стороны. — Только честно.

— Нет. — Рейнер потянулся к собаке, потрепал Ровера по загривку. — Тем хуже для меня, — пробормотал он, и в глазах его отразилось глубокое сожаление. — И для тебя тоже. Нам могло бы быть чертовски хорошо друг с другом, Ноэль.

Он взял молодую женщину за подбородок и поцеловал, заставив приоткрыться нежные губы, лаская горячим, дерзким языком. Ноэль самозабвенно льнула к нему, упивалась жадным поцелуем. Ах, если бы она могла позволить себе полюбить этого чудесного, неподражаемого, непредсказуемого мужчину!

Но это только мечта.

Рейнер резко отстранился и заглянул в самую глубину ее золотисто-карих глаз.

— Чертовски хорошо, — повторил он.

Он перекатился на бок, поднялся на ноги, забрал у молодой женщины Ровера, подхватил корзинку для пикника и пакет с мусором и направился к машине. А Ноэль осталась сидеть — губы у нее еще ныли от его неистового поцелуя, слова обещания эхом раздавались в голове снова и снова.

“Чертовски хорошо…” О, как он прав!


— Треклятая колымага! — выругалась Ноэль сквозь зубы, барабаня пальцами по рулю.

Рейнер снова поколдовал под капотом и приподнял голову.

— А ну-ка, попробуй еще раз!

Она повернула ключ зажигания, но в ответ не раздалось ни звука. Ни характерного тарахтенья, ни постукивания, ни гула мотора, Вообще ничего. Машина по-прежнему оставалась мертвой грудой металлолома.

Рейнер обошел ее кругом и заглянул в окно водителя.

— Похоже, все дело в аккумуляторе. Видимо, тебе нужен новый. — Он с отвращением оглядел исцарапанную, побитую развалюху, что служила Ноэль средством передвижения. — А еще лучше — заменить машину.

— Да знаю, знаю. Но закладная — на первом месте. Так что придется обходиться тем, что есть. Давай-ка подсоедини провода.

Полчаса спустя, даже после того, как соединительные провода были закреплены и серебристый “порше” перекачал в видавший виды “форд” столько энергии, что хватило бы поджечь небольшой город, он так и не ожил. Рейнер удрученно покачал головой.

— Да, тебе надо сменить либо аккумулятор, либо генератор.

Молодая женщина вышла из машины и с досадой пнула шину.

— Словом, опять придется эту груду железа в мастерскую тащить. Ноэль очень надеялась, что необходимая деталь обойдется ей не слишком дорого, ведь на ее счету денег оставалось всего ничего, только на самое необходимое.

— Не тревожься. Я подброшу тебя домой и позвоню в мастерскую, чтобы приехали и забрали машину.

Это Ноэль не понравилось. Ей жизненно необходимо бежать прочь от его жарких взглядов, от его одурманивающих поцелуев, от его обаяния. А получается, что она снова окажется с Рейнером в замкнутом пространстве серебристого “порше”. Воля к сопротивлению таяла, точно сосулька под солнцем. Наверняка можно что-то придумать… Но что?

— Ну ладно. Отвези меня домой. Что еще мне остается?

И молодая женщина взмолилась к высшим силам, прося их послать ей достаточно выдержки и самообладания. С каждой минутой, что она проводила в обществе Рейнера, убывала ее решимость держать его на расстоянии.

Всю дорогу до ее дома Рейнер непринужденно болтал обо всяких пустяках, то и дело поворачиваясь к своей спутнице и широко улыбался. И каждая такая улыбка повергала Ноэль в смятение. Рейнер чересчур хорош, чересчур обаятелен и при этом деликатен и заботлив! Окажись он дураком или подонком, как легко было бы послать его куда подальше! Но, к сожалению, Рейнер Тиндалл не был ни тем, ни другим. Он был яркой, незаурядной личность. Он смешил ее и дразнил, восхищал и завораживал… Хотя то, что говорить о дочерях Рейнер по-прежнему отказывался, молодую женщину отчасти настораживало.

В голове зазвенели колокольчики тревоги. Ах, если бы у нее достало храбрости снова спросить про близняшек! Это бы решило все проблемы: Рейнер бы разом помрачнел, замкнулся в себе, а то и высадил ее у ближайшего поворота. Но вопрос застрял в горле. Ноэль сидела смирно, борясь с желанием сгрызть ноготь до основания, и гладила Ровера.

К тому времени, когда Рейнер свернул на нужную улицу, молодая женщина уже вся извелась. Если он высадит ее и сразу уедет, то, возможно, все еще закончится благополучно… О нет, только не это! На крыльце стояла ее мать собственной персоной. Как же она забыла, что ее мать здесь? Ноэль закусила губу и внутренне сжалась.

Рейнер выключил мотор и спросил:

— А это кто?

— Моя мама, — Ноэль натянуто улыбнулась. — Она у меня в гостях.

— Что ж, буду рад с нею познакомиться. — Широко улыбнувшись, Рейнер открыл дверцу.

С трудом сдерживая панику, Ноэль смотрела, как ее мать неторопливо шествует по бетонированной дорожке к машине. Агата Лайсетт выглядела, как всегда, безупречно. Бежевое приталенное платье с отложным воротником, на шее нитка фальшивого жемчуга, пепельно-белокурые волосы уложены в сложную прическу.

— Отлично, — пробормотала Ноэль себе под нос, гадая, как ей теперь управляться одновременно с мистером Совершенство и матушкой, рядом с которой индийская кобра покажется милой домашней зверушкой. В конце концов, силы слабой девушки не безграничны!

Смирившись с неизбежным, она вышла из машины.

— Добрый вечер, мама.

Миссис Лайсетт сдержанно улыбнулась, не сводя с Рейнера пронзительного, оценивающего взгляда.

— А кто этот молодой человек?

— Мама, это Рейнер Тиндалл… с работы, — поспешно добавила Ноэль. До какой-то степени это соответствует истине: их действительно свело вместе редакторское задание. — У меня машина сломалась, и Рейнер подвез меня домой. — Она оглянулась на своего спутника. — Рейнер, это моя мама, Агата Лайсетт.

— Очень приятно! — Рейнер протянул руку.

— Как поживаете? — Агата опасливо пожала протянутую ладонь. А затем оглянулась на дочь и демонстративно взглянула на часы на запястье. — Я давно готова. Пойдем.

— Куда пойдем? — недоуменно заморгала Ноэль.

Агата Лайсетт неодобрительно поморщилась.

— Как это куда? Не ты ли обещала, что мы поужинаем вместе?

Ноэль с трудом подавила стон. Она и впрямь напрочь позабыла, что обещала сводить мать в ее любимый ресторанчик. К слову сказать, часы показывали только без двадцати пять…

— Я привыкла ужинать рано, — заявила Агата, проследив за взглядом дочери. — Кроме того, вечером обычно там полно народу.

— Тогда поедем все вместе, — весело предложил Рейнер. — Я, например, умираю с голоду.

— Вот и отлично, — подхватила миссис Лайсетт.

— Нет! — запротестовала Ноэль.

Но Рейнер, чтоб ему пусто было, пропустил ее восклицание мимо ушей.

— Чур, я угощаю! — заявил он.

Агата зябко потерла руки.

— Что-то похолодало, вы не находите? Пойду возьму плащ. — И она скрылась в доме.

Ноэль встревоженно посмотрела на Рейнера. Что еще он затеял? И как это он мог проголодаться, когда и двух часов не прошло с тех пор, как он уплетал на пикнике курятину с картошкой, да так что за ушами трещало!

— Зачем тебе ехать с нами?

— Миссис Буш и девочки ждут меня только к вечеру, а я уже настроился поужинать в твоем обществе. Да и мама у тебя вроде бы очень милая.

Ага, как же. Агата Лайсетт — барракуда в женском платье и — будь она неладна — спит и видит, чтобы дочь ее заарканила подходящего парня. А Рейнер Тиндалл, к несчастью, вполне отвечает ее требованиям: богат и хорош собой. Вот и с Рупертом миссис Лайсетт отлично “спелась”: оба они, то вместе, а то и по отдельности превращали каждый день жизни Ноэль в сущий ад.

Она покосилась на своего спутника. Тот ободряюще улыбнулся ей: мол, выше нос, все будет хорошо. Может, он прав? Ведь Рейнер нисколько не похож на Руперта. И подыгрывать ее матери вряд ли станет.

Кроме того, Ноэль ужасно не хотелось показаться капризной, вздорной эгоисткой, а ее отказ будет воспринят именно так. Тогда Агата Лайсетт совсем ее “запилит”. Так и быть, она поедет ужинать, уповая на лучшее…

Если Рейнер — это ожившая мечта, воплощение самых несбыточных грез, то ее мать — ходячий ночной кошмар. Удастся ли ей нынче вечером сохранить в целости как сердце, так и самоуважение?

Придется попытаться, а что еще ей остается?


Рейнер припарковался в тени огромного платана и, выходя из машины, оставил окна чуть приоткрытыми — ради Ровера. Полчаса спустя он уже сидел вместе с Ноэль и ее матерью за грубым деревянным столом в пригородном ресторанчике, стилизованном под средневековый трактир.

Однако здорово же я ошибся относительно старушенции, удивлялся Рейнер. На вид истинная леди, от безупречной прически до строгих черных “лодочек” и дорогого, хотя и старомодного платья. Но, как выяснилось, все ее хорошие манеры — это лишь внешнее, наносное. Миссис Лайсетт ни разу не повысила на дочь голос, ни единого грубого слова ей не сказала, но при этом умудрилась раскритиковать все, что Ноэль говорила и делала.

А хуже всего то, что Ноэль на глазах увяла, стушевалась, превратилась в бесхарактерную немую невольницу. Каждое замечание, каждую придирку матери она сносила покорно и кротко, ни разу не попытавшись возразить. Куда подевалась та решительная, изобретательная журналистка, которая задалась целью получить интервью — и получила, хотя он, Рейнер, был категорически против?

Он от души сочувствовал молодой женщине. Интересно, удостоилась ли она хоть раз за свою жизнь доброго слова из уст матери? Но тут снова раздался резкий, чуть гнусавый голос Агаты:

— Милочка, не стоит так налегать на чесночный хлеб. В нем полно калорий.

Рейнер посмотрел на Ноэль, надеясь, что та одернет мать или хотя бы отшутится. Однако она промолчала. Просто сидела и доедала булочку.

Молодая женщина поймала его взгляд и смущенно потупилась. До чего же ей неуютно, неловко, до чего же она несчастна! У Рейнера чуть сердце не разорвалось от жалости к Ноэль. Упрямая, дерзкая, неуступчивая красавица исчезла, мать меньше чем за час превратила ее в молчаливое ничтожество. Но не успел он сказать несколько ободряющих слов, как вниманием его вновь завладела Агата.

— Рейнер, а вы случайно не знакомы с Рупертом? Ноэль этого во всех отношениях замечательного джентльмена, к сожалению, упустила… — Он молча покачал головой. — Нет? Руперт из мельбурнских Бленкинсопов. “Бленкинсоп инкорпорейтед”, наверняка слышали.

Рейнер откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. Бестактное упоминание о бывшем супруге Ноэль в присутствии “пострадавшей стороны” глубоко его возмутило. Что за вульгарная особа эта миссис Лайсетт!

— Такой был милый, щедрый молодой человек, — продолжала между тем Агата как ни в чем не бывало и осуждающе воззрилась на дочь. — Ноэль придется коренным образом пересмотреть свое отношение к жизни и к людям, иначе она и следующий свой брак загубит. Если, конечно, вообще кого-нибудь себе найдет. Ей давно пора понять, что с весом у нее проблемы. Я тоже склонна к полноте, но я-то слежу за собой, подсчитываю каждую калорию. О, Руперт был истинная находка, благодаря ему мы все жили, горя не зная…

— Ага, — буркнула Ноэль себе под нос. — До тех пор пока подлец не сбежал с моей подругой и не оставил мне все свои долги.

— Да, Ноэль немало глупостей натворила, — продолжала Агата, словно не слыша слов дочери. — Ей многому предстоит учиться. Тебе надо работать над собой, моя милочка, очень серьезно работать! К слову сказать, Рейнер, а кто вы по специальности?

Рейнер себя не помнил от возмущения. Если эта женщина рассчитывает, что он так и будет спокойно наблюдать, как вздорная стерва смешивает дочь с грязью, то очень ошибается. Конечно, Агата Лайсетт мечтает о зяте, при котором могла бы “жить, горя не зная”. И теперь всячески превозносит бывшего мужа Ноэль, при этом унижая собственную дочь. А раз так, уж он-то знает, как поставить на место зарвавшуюся особу! С удовольствием развлечется за ее счет! Ну, миссис Лайсетт, погодите!

Нагло ухмыляясь, Рейнер поднял глаза на собеседницу.

— Вообще-то я сейчас вроде как безработный. С одной работы меня выперли, а новую пока не подыскал…

От неожиданности Ноэль подавилась соком и сдавленно закашлялась.

— Безработный?! — гнусаво протянула Агата — ни дать ни взять засорившийся сифон для газировки.

Рейнер безмятежно закивал.

— Что правда, то правда. Но уж пустые бутылки-то у меня никто не отнимет…

— Значит, у вас бизнес по сбору и переработке стеклотары?

— Вроде того, — ухмыльнулся Тиндалл. — Бизнес, конечно, невелик: мой пикапчик, я, да городские помойки… Но оно того стоит. Вчера вот долларов пятнадцать заработал, и ни центом меньше! А ежели и газеты прибавить!.. Ну, пройдешься по улице, газеты из почтовых ящиков повытаскиваешь, сдашь в макулатуру — тоже какой-никакой, а приработок…

Агата схватилась за грудь.

— Вы… воруете газеты из почтовых ящиков?

— Ну, это между нами… Вы ж меня закладывать не станете, надеюсь? — заговорщицки подмигнул Тиндалл.

Около их столика возник официант с подносом. Ноэль отпила еще соку и вопросительно поглядела на Рейнера, словно безмолвно спрашивая, что тот еще такое затеял. Но он лишь пожал плечами и улыбнулся в ответ. Конечно, Агату Лайсетт можно было поставить на место иным, более “цивилизованным” способом, но Рейнер решил запугать старую ведьму до полусмерти. Будет знать, как тиранить дочь да гоняться за богатыми зятьями! Сейчас он ей такого зятя покажет — в страшном сне не привидится!

Ага, жратву притащили! — сердечно сообщил он, внимательно изучил свою порцию, затем скользнул взглядом по порции Агаты. — А вам бифштекс потолще достался. Мой совсем тонюсенький да и пережаренный вдобавок. — Рейнер бесцеремонно взял мясо с ее тарелки — пальцами, без помощи вилки — и подержал на весу, рассматривая со всех сторон. — А что, махнемся не глядя! Ведь вы ж каждую калорию подсчитываете, за весом следите, так что возражать не будете, верно, дорогая? — И, не дожидаясь ответа, переложил Агатин бифштекс к себе на тарелку, а свой тем же способом передал ей. — Ну вот, теперь в самый раз. Спасибо, крошка, вы очень любезны.

Агата Лайсетт, “истинная леди” от прически до туфель, в ужасе смотрела на него, поджав губы и не говоря ни слова. Со стороны Ноэль доносились сдавленные всхлипывающие звуки: молодая женщина боролась с истерикой. Не оборачиваясь к ней, Рейнер развернул салфетку и аккуратно заткнул за воротник на манер детского нагрудника. Поднял глаза, встретил потрясенный взгляд Агаты. Пожал плечами, взялся за вилку и нож.

— Еда — дело серьезное, — торжественно пояснил он и атаковал бифштекс.

Агата, прямая как палка, смотрела прямо перед собой, неодобрительно покачивая головой. Рейнер покосился на Ноэль: та уже совладала со смехом и тоже приступила к еде. Вид у нее был уже не настолько удрученный и потерянный. Агата с детства изводила дочь, житья ей не давала, и от накопившейся за долгие годы боли никуда не денешься. Но он, по крайней мере, в силах оказать Ноэль эту пустячную услугу: поставить тиранку-мать на место и поддержать ее.

Ведь поддержку и помощь он ей, строго говоря, задолжал — за то, что вздумал целовать ее, в то время как ничего хорошего это не сулило.

Некоторое время Рейнер вел себя вполне пристойно, усыпляя бдительность миссис Лайсетт. Пока та, изящно разрезая бифштекс, не проворковала:

— Рейнер, а вы не расскажете нам о вашей семье?

Ом перестал жевать, сглотнул, вытер губы салфеткой.

— Ну, папашу своего я вообще-то почти не вижу. Я ж обычно дрыхну до полудня, а часы посещений в тюряге с восьми до девяти. Но раз в месяц непременно выбираюсь, это уж святое. Опять-таки психушка по дороге, можно заодно и брата навестить. — Рейнер многозначительно покрутил пальцем у виска. — Братан, как в последний раз барбитурой под завязку накачался, так “неотложку” вызывать пришлось, еле откачали. Вот он с тех пор и не в себе маленько. А маманя… Вот уж у кого деловая хватка, просто позавидуешь! Ее червеферма процветает!

— Черве… что? — Глаза Агаты увеличились до размера чайных блюдец.

— Червеферма, — невозмутимо повторил Рейнер. — Ну, червей она разводит — для рыбалки и все такое прочее. Деньгу лопатой гребет, не то что я. В том году трейлер себе купила. Классный дом на колесах, хоть и подержанный. И новый муженек у нее что надо. Правда, Гэри не всегда дома, он, видите ли, в розыске числится, так что порой “на дно” залегает. Ну да она с ним вполне счастлива. Детишки просто обожают к ней в гости наведываться — их из трейлера потом пинками не выгонишь.

Брони Агаты взлетели к самой кромке волос.

— Д-детишки?

— Ага, — с гордостью подтвердил Рейнер. — У меня их целый выводок — шесть штук, если считать всех. Правда, Рич сейчас в колонии для несовершеннолетних, а Бесси в бегах, так что пока получается четыре… Но Лиз как раз на сносях, так что скоро еще один прибавится…

— Лиз?

— Ну-ну, только не пугайтесь. Я не женат, не думайте. Но свой долг помню, я не из таковских, что о собственных детях забывают. Алименты плачу исправно и Лиз, и Симонне, и Карем… Я ж их соплякам отец, как-никак… Вот насчет Мэгги с ее Патриком не уверен, но на всякий случай и их обеспечиваю.

На лице Агаты отразился безмерный ужас. Рейнер подмигнул Ноэль, которая прикрыла рот ладонью, стараясь не расхохотаться, и вновь набросился на бифштекс. Зря он в актеры не подался. Какая потеря для сцены!

Ноэль крепилась еще минуту-другую и наконец не выдержала, рассмеялась — неудержимо, чистосердечно. Ничего отраднее Рейнер в жизни не слышал, если, конечно, не считать звонкого детского смеха близняшек.


По дороге обратно и машине царило гробовое молчание. Ноэль сидела рядом с Рейнером, изо всех сил подавляя желание улыбнуться. На лице ее матери застыло выражение просто неописуемое — десять лет жизни отдать, чтобы такое увидеть, и то мало будет. Впервые на памяти Ноэль Агата Лайсетт утратила дар речи. Что за восхитительное зрелище!

Ноэль ни секунды не сомневалась в том, что россказни Рейнера — выдумка от первого слова до последнего. Наверное, шутка вышла злая. Но, с другой стороны, за всю свою жизнь Ноэль ни единого доброго слова от матери не слышала. Отплатить ей той же монетой, более чем справедливо. Притом у Агаты Лайсетт воля железная, а упрямства хоть отбавляй, так что вряд ли безобидная выходка Рейнера надолго выбьет ее из равновесия.

О том, этично ли себя вести так, как Рейнер, можно было поспорить, но молодая женщина была ему очень благодарна. Ведь он сделал то, что сделал, ради нее, Ноэль, стремясь поддержать в трудной ситуации. Никогда еще на памяти журналистки никто не оказывал ей подобной услуги, никто и никогда не принимал в расчет ее чувств. Какой он заботливый, этот Рейнер Тиндалл, какой во всех отношениях замечательный!..

Машина затормозила у дома Ноэль, Миссис Лайсетт точно ошпаренная кошка выскочила из серебристого “порше” — наглядного опровержения всех Рейнеровых россказней! — и опрометью бросилась в дом. Ноэль одарила своего спутника застенчивой улыбкой.

— Похоже, она всерьез опасается, что твой папаша дал деру из тюрьмы и теперь того и гляди выскочит из-за ближайшей помойки с топором в руке и уложит ее наповал.

Рейнер покаянно потупился.

Извини, сам не знаю, что на меня нашло. Мне просто хотелось…

— Нет, не извиняйся, — запротестовала Но эль. — Поверь мне, она это заслужила.

— Всецело с тобой согласен. Главное, что бы ты не сочла меня нахалом и невежей, — усмехнулся Рейнер. — Если честно, я озверел от ярости: она же нарочно слова подбирала, чтобы уязвить тебя побольнее и унизить. Как ты ее только терпишь?

Ноэль неуютно заерзала на сиденье. Невзирая на все свои благие намерения, она и на сей раз покорно позволила матери втаптывать себя в грязь.

— По привычке, наверное.

— По-моему, очень вредная привычка. Не пора ли от нее избавляться?

Разумеется, Рейнер тысячу раз прав. Но при одной только мысли о том, чтобы дать отпор матери, которая всегда умела несколькими насмешливыми фразами заставить дочь потерянно умолкнуть, по спине Ноэль пробегал холодок. Даже притом, что за последнее время Агата Лайсетт вроде бы немножко “оттаяла”, помягчела…

— Должен сказать тебе, продолжал между тем Рейнер, — я тобой восхищаюсь… за то, что ты до сих пор не придушила свою мамочку и не спятила. Тяжко тебе с ней приходится, да?

Секунду-другую молодая женщина просто смотрела на него, не говоря ни слова, потрясенная и обрадованная этим его ободряющим, сочувственным замечанием. Как он не похож на Руперта! Тот вечно твердил: “И почему ты не способна найти общий язык с собственной матерью?”

— Увы, да, — тихо промолвила она наконец. — Но я хорошенько обдумаю то, что ты сейчас…

Ноэль умолкла на середине фразы и смущенно закашлялась, увидев, что Агата Лайсетт выглянула из-за двери, испепеляя ее негодующим взглядом.

— Ни за что туда не пойду! — объявила молодая женщина, скрестив руки на груди. Она способна постоять за себя, пусть в мелочах, но способна!

— Вот и славно, — одобрил Рейнер. — А можно, в дом зайду я? Воспользуюсь твоим телефоном?

Ноэль отчаянно хотелось завизжать: “О нет, пожалуйста!” Терпение Агаты Лайсетт наверняка на исходе, незачем искушать судьбу. Но как отказать Рейнеру в такой мелочи?

— Д-да, конечно, — пролепетала Ноэль. — Тогда я, пожалуй, тебя провожу. Сам ты телефона не найдешь.

Она схватила сумочку, правда не за тот конец, так что все содержимое вывалилось на пол. Вот досада: мало того, что показала себя безвольной тряпкой, так теперь Рейнер сочтет ее еще и нескладехой неуклюжей! Ноэль поспешно затолкала все обратно в сумочку как попало, без разбора, помахала на прощание Роверу и вышла из машины.

Рейнер следовал за ней. Они поднялись по ступеням, Ноэль отворила дверь, пропуская гостя вперед, и вошла сама.

— Телефон в кухне, махнула она рукой в нужном направлении, надеясь, что матери там не окажется.

— Спасибо, — поблагодарил Рейнер.

И снова при виде его широких плеч и мускулистой фигуры Ноэль вспомнила, как кружат голову его поцелуи и как глупое тело жаждет большего… Она оглядела прихожую. Ага, дверь в комнату для гостей закрыта — значит, мать обосновалась там. Ну, одной заботой меньше… до поры до времени. Ноэль рассеянно грызла ноготь, пытаясь унять нервную дрожь. И почему это Рейнер всякий раз умудряется вывести ее из душевного равновесия?

Довольно глупостей! — в сердцах упрекнула себя Ноэль. Она подождет в прихожей, даст ему возможность спокойно поговорить по телефону, а затем Рейнер уедет и все вернется на круги своя. Кровь остынет, она позабудет о том, как ей ужасно нравится этот молодой человек и как это чудесно, когда он за тебя вступается…

С кухни доносился громкий голос Рейнера. Что это, он выругался или ей почудилось? Вот он со злостью швырнул трубку на рычаг. Молодая женщина словно приросла к месту. Что происходит, в самом-то деле?

Рейнер вышел в коридор. Он мрачно хмурился, от улыбки не осталось и следа.

— Мне нужно уехать, — коротко бросил он. Значит ли это, что он собирался остаться?

Проигнорировав этот волнующий вопрос, Ноэль, заранее преисполнившись сочувствия к его неведомой беде, озабоченно спросила:

— Что-то случилось?

— Просто… семейные обстоятельства, — покачал головой Рейнер. — И смотри, непременно вызови техпомощь, — напомнил он, уже выходя за дверь. — Если понадобится машина, пока твоя в ремонте, я дам тебе одну из своих.

Ноэль убито застыла в дверях. Ах, если бы только Рейнер доверял ей достаточно, чтобы поделиться своими неприятностями! А раз доверия нет, необходимо разорвать все связи между ними, пусть даже тривиальные!

— Нет-нет, не надо. В случае чего я возьму машину напрокат… Слоном, придумаю что-нибудь.

— И что ты за упрямица! — вздохнул Рейнер, помешкав на верхней ступеньке. — От того, что ты примешь от меня пустяковую услугу, мир не перевернется.

Молодая женщина покачала головой.

— Знаю и благодарна тебе за заботу. Но нет. Я как-нибудь выкручусь. Уж слишком соблазнительно звучало его предложение. Нет, она ни за что не позволит вновь заманить себя в тот ад, где разбиваются сердца…

На лице Рейнера отразилось что-то очень похожее на разочарование, но тут же исчезло. Наверняка ей показалось.

— Ладно. Спасибо за компанию. — Он небрежно помахал рукой и зашагал к машине. Ноэль неуверенно махнула в ответ. Прижавшись щекой к холодному дверному косяку, она с тоской наблюдала, как машина тронулась с места и скрылась за поворотом, увозя Рейнера Тиндалла прочь… прочь от ее дома, прочь из ее жизни.

Постояв еще немного, Ноэль повернулась и побрела в дом, мечтая, чтобы все сложилось иначе. Ах, если бы прокрутить жизнь, как кинопленку, далеко в прошлое, перемотать те несколько лет, что связаны с Рупертом… Ведь это подлое предательство бывшего мужа, помноженное на боль, причиненную смертью отца, нанесло ей незаживающие раны… Были времена, когда она верила в любовь до гроба, и родственные души, и прочую романтическую чепуху. Она доверилась Руперту, решила отчего-то, что они самой судьбой предназначены друг для друга. Но он обманул ее мечты, посмеялся над нею, причинил ей немалое зло, забыть которое она не в состоянии. Равно как и допустить повторения горького опыта.

Нет, она ни за что не позволит себе увлечься мужчиной. Никогда такому не бывать! Даже таким мужчиной, как чудесный, заботливый, ласковый Рейнер, от одной улыбки которого она тает, точно мороженое под солнцем…

6

С тихим шорохом распахнулись автоматические двери. Холодея от страха, Рейнер переступил порог — и едва не задохнулся от антисептического, такого знакомого больничного запаха. Всякий раз, оказываясь в больнице, он поневоле вспоминал то время, что провел у постели умирающего отца, и те мучительные часы в приемном покое, когда он молился, чтобы Октавия выжила, вопреки ее многочисленным травмам. Специфический запах, белый цвет, приглушенный шепот. Все это вновь пробуждало болезненные воспоминания об умирающем мужчине, о его истерзанном душевной пыткой сыне и об израненной женщине, которой никто уже не смог бы помочь.

Рейнер решительно прогнал мысли о прошлом. Он нужен Долли, и он будет рядом с девочкой во что бы то ни стало, Следуя указателям, он едва ли не бегом спешил в приемный покой. Миссис Буш сообщила по телефону, что Долли упала, ударилась о край стола и поранила голову. Помощь оказана вовремя, опасности нет, но он должен был убедиться в этом своими глазами и обнять девочку, прежде чем позволит себе расслабиться. Близняшки для него все, только Долли с Денни любят его искренне, безо всяких оговорок и условий. Он не может, просто не может допустить, чтобы с ними что-то случилось.

Черт подери, ему полагалось быть дома, с его ненаглядными мышатами, а не тратить время попусту на дурацкое свидание и развлекаться с Ноэль.

Рейнера захлестнуло знакомое чувство вины. Он не сумел спасти Октавию, когда та нуждалась в нем больше всего. Слишком уж поглощала его собственная боль, слишком занят он был, создавая свой бизнес, чтобы обращать внимание на младшую сестру, эту истерзанную юную душу, что, спасаясь от стрессов неблагополучной семьи и ее скандальной известности, связалась с дурной компанией, злоупотребляющей алкоголем и наркотиками. Жестокую цену заплатила она за свое неразумие: мотоцикл, мчавшийся на полной скорости, не вписался в поворот и врезался в дерево. Погибли и Октавия, и ее вдребезги пьяный парень, отец близняшек.

Да, он подвел Октавию, не поддержал ее, не попытался понять… Но он ни за что не подведет ее дочурок, не станет крутить роман с журналисткой, способной здорово испортить жизнь двум ничего не подозревающим маленьким девочкам.

Переговорив с дежурной медсестрой, Рейнер пошел в конец коридора к палате, где, как ему сообщили, находились Долли и миссис Буш. Он толкнул дверь, переступил порог — и кровь застыла у него в жилах. Долли, устроившись на коленях няни, задумчиво сосала пальчик. Светлокудрую головенку стягивала белая повязка, а на пухлых, побледневших щечках виднелись следы слез.

Рейнер на мгновение закрыл глаза и вдохнул поглубже. Нельзя, никак нельзя впадать в панику, даже если при одном только виде его ненаглядной малютки с бинтом вокруг головы на стенку лезть хочется. Девочка и без того напугана, нечего тревожить ее еще больше. Миссис Буш подняла взгляд, лицо ее было белее мела.

— Мистер Тиндалл… — произнесла она. В ее карих глазах стояли слезы. Вскинула головку и Долли.

— Папа! — воскликнула она, пытаясь слезть с няниных коленей. — Папа!

Рейнер шагнул ей навстречу, раскрыв объятия.

— Долли, мышонок!

А в следующую секунду он уже прижимал свое сокровище к груди, зарываясь носом в ее волосы, всей грудью вдыхая чистый детский запах. Слава Богу, с ней и впрямь все в порядке! Рейнер в очередной раз поклялся защитить близняшек от всего на свете, от любых мыслимых и немыслимых опасностей. Долли тихонько захныкала.

— Бо-бо… — Она прижала ручонку ко лбу. — Папа, бо-бо…

Рейнер осторожно отвел ручку, ласково поцеловал девочку в затылок.

— Знаю, мышонок, знаю. Но ты же у меня храбрая мышка, потерпи немного. До свадьбы заживет…

Все еще поглаживая Долли по волосам, Рейнер обернулся к няне.

— Сколько швов наложили?

— Четыре.

Рейнер стиснул зубы. Миссис Буш нервно сняла очки и протерла запотевшие стекла.

— Мистер Тиндалл, мне так жаль, так ужасно жаль… Я же все время при них находилась, неотлучно. Но она споткнулась об игрушечную машинку, и…

— Вы ни в чем не виноваты, миссис Буш, — возразил Рейнер, обрывая поток ее извинений. — Все дети падают, все дети ушибаются. Это возраст такой. — Кроме того, именно мне следовало быть рядом с девочками… а не в ресторане сидеть, мысленно добавил он.

— Знаю, — вздохнула миссис Буш, проводя рукой по растрепавшимся седым волосам. Вид у нее был — краше в гроб кладут. — И все равно…

— Отчего бы вам не поехать домой, миссис Буш? — Рейнер перехватил девочку поудобнее, и Долли уткнулась личиком ему и плечо. — Я останусь с малышкой.

— О нет, я не могу позволить, чтобы…

— Вам необходимо отдохнуть, а двоим тут делать нечего. Ей ведь собираются провести обследование?

— Да, потому что она на несколько минут потеряла сознание…

Рейнер крепче прижал к себе девочку. При мысли о том, что мог потерять одну из своих любимиц, он просто с ума сходил. Тем важнее обезопасить девочек от угроз окружающего мира.

В частности, от журналистки Ноэль Лайсетт… Со временем Рейнер убедил-таки няню поехать домой. Та и впрямь нуждалась в отдыхе. Кроме того, нужно было позаботиться и о Денни, временно доверенной попечению домработницы. Затем он подробно расспросил обо всем лечащего врача. Тот заверил, что собирается провести обследование только в качестве меры предосторожности, не более того. Между тем медсестра принесла запоздалый ужин для Долли.

Рейнер, усевшись в единственное кресло и усадив малышку на колени, уговорил съесть ее несколько ложек пюре и выпить яблочного сока.

— Поезд чу-чу-у-у! — вдохновенно импровизировал он, неся ложку от тарелки ко рту девочки.

После ужина Рейнер в красках живописал девочке приключения Красной Шапочки, очень убедительно рыча и клацая зубами за волка и по очереди изображая то густой бас дровосека, то старческий дребезжащий голосок бабушки. Долли слушала, замирая от восторга и наконец задремала у него на руках. Дышала она спокойно и ровно: опасность вроде и впрямь миновала.

Рейнер долго сидел в кресле, укачивая девочку и любуясь ее сонной улыбкой. Вновь накатило желание защищать беспомощную малышку от всех опасностей мира. Он чувствовал себя ее единственным заступником, ее отцом и опекуном одновременно — и горе тому, кто посягнет на безопасность и благополучие невинной крошки!

Врач сказал, что с девочкой все в порядке, рана неопасна, сотрясения нет. И все равно Рейнер не мог избавиться от одуряющего ощущения беспомощности. Он не сумел уберечь свою маленькую девочку так же, как когда-то не сумел уберечь Октавию…

В палате мало-помалу сгустилась тьма. И перед внутренним взором Рейнера ожили картины прошлого — одна другой болезненнее. Приемный покой год назад. Самый ужасный, самый мучительный день его жизни. Медленно ползут минуты, каждая словно час. Он молится о несбыточном — горячо, исступленно, цепляясь за соломинку. Удрученно-серьезное лицо врача. Октавия мертва…

А в следующий миг он переносился в прошлое еще более далекое. Ему шестнадцать, он в больничной палате, сжимает руку умирающего отца. Одинокого, всеми забытого, несчастного отца.

Женщины появлялись в его жизни и исчезали, их интересовали отцовские миллионы, а не он сам. На нескольких своих пассиях он даже женился — на матери Рейнера и на матери Октавии… Но ни одна из этих женщин с ним так и не осталась. Все они были жадны до денег, однако ни одна не попыталась понять и полюбить мужчину, который прятал одиночество и боль под маской ледяного равнодушия. Эту маску Тиндалл-старший являл всему миру, в том числе и собственному сыну.

Однако Рейнер оставался с отцом до конца, отчаянно надеясь обнаружить в нем хоть искру сердечности и приязни, хоть какое-то проявление простых человеческих чувств. Но нет, все, что досталось в удел Рейнеру, — это такие знакомые разочарование и обида. С губ отца так и не сорвалось ни слова любви. Старик умер таким же одиноким, непримиримым и холодным, как и жил. И ни одна из тех, что когда-либо заверяли его в вечной любви, не пришла к его смертному одру, не скрасила ему последних минут земного бытия.

В тот день Рейнер поклялся не повторять ошибок отца и не подпускать к себе женщин достаточно близко, ибо женщины — прирожденные хищницы, они беззастенчиво используют тебя, а затем бросят, уйдут и не оглянутся. За такого рода любовь приходится платить дорогой ценой, и она того не стоит.

Осторожно, чтобы не разбудить девочку, Рейнер встал с кресла, шагнул к детской кроватке, уложил Долли, накрыл ее одеяльцем. Малышка тихо всхлипнула во сне. Рейнер зашептал ей что-то успокаивающее, погладил по волосам. Долли успокоилась и вновь заснула, мирно посапывая.

В последний раз оглянувшись на девочку, он на цыпочках прокрался к двери. Надо бы раздобыть чашечку кофе и подкрепиться чем-нибудь. Рейнер вышел в коридор и застыл как вкопанный.

Ноэль. В дальнем конце коридора стояла Ноэль — в потрепанных джинсах и серой футболке. Минуту он себя не помнил от изумления, а потом накатил гнев. Да как эта пронырливая журналистка только посмела явиться сюда, в больницу? Какое право имеет бессовестно вторгаться в его личную жизнь?

Рейнер до боли стиснул кулаки и решительно зашагал по направлению к незваной гостье.

— Ты что, всякий стыд потеряла? С какой стати тут ошиваешься, скажи на милость? Вынюхиваешь да высматриваешь то, что тебя не касается?

Ноэль покачала головой.

— Я забыла диктофон в твоей машине, а мне он срочно нужен. — Молодая женщина с опаской посмотрела на него. — Клянусь, это все!

Рейнер настороженно рассматривал молодую женщину — как если бы увидел перед собой змею. Может, он и впрямь несправедлив к ней? Что, если она вовсе не замышляет ничего дурного?

— Диктофон?

Ноэль кивнула.

Рейпер взял ее за локоть и повел прочь от палаты Долли.

— Как ты меня нашла?

— Ну… ну, в общем, всеми правдами и не правдами вытянула адрес из твоей секретарши, — смущенно пролепетала она.

Рейнер хищно сощурился.

— Опять?

— У меня просто выхода не было. Мне завтра очередную статью сдавать, а я ее закончить не могу без сегодняшних записей. Я случайно рассыпала содержимое сумочки в твоей машине, и диктофон, видимо, завалился под сиденье…

Рейнер вздохнул, задумчиво потер нос.

— Ладно, — протянул он, роясь в кармане в поисках ключей.

Склонив голову набок, Ноэль внимательно пригляделась к нему.

— С тобой все в порядке? Вид у тебя… гмм… ужасный.

— Спасибо за любезность, — саркастически хмыкнул он.

Она подошла чуть ближе. На лице ее отражалась искренняя тревога и еще что-то, чему Рейнер затруднился бы подобрать название.

— Семейные проблемы? Стряслось что-то серьезное?

Рейнер стиснул зубы, в сотый раз напоминая себе: Ноэль — журналистка.

— Я не хочу это обсуждать.

Молодая женщина смущенно потупилась.

Это твое право. Но… час уже поздний. Может, тебе поехать домой и отдохнуть немного?

Ноздри ему щекотал легкий, еле уловимый аромат жасмина и роз. Такой манящий, такой соблазнительный. Досадуя на себя, Рейнер ответил резче, чем следовало бы:

— Опять ты со своими вопросами! Да сколько можно, право слово! Интервью окончено!

Ноэль нахмурилась, засунула руки в карманы джинсов.

— Послушай, я всего лишь хотела сказать, что… Нет, нет, ты, конечно, прав. Интервью окончено. — Молодая женщина отвернулась, губы ее дрожали.

Ну и дурак же он! Непроходимый, непрошибаемый дуралей!

— Ноэль, прости меня, пожалуйста. Ночь выдалась кошмарная.

Она покачала головой.

— Я не собиралась тебе досаждать.

— Знаю.

Ноэль коснулась рукой его плеча, и он вздрогнул, словно от разряда электрического тока.

— Сдается мне, время посещения истекает. Сейчас непрошеных гостей отсюда “попросят”.

Рейнер устало кивнул, гоня мысль о том, как ему приятны ее прикосновения, как хочется заключить Ноэль в объятия и рассказать обо всех своих проблемах — “выплакаться в жилетку”, как говорится. Боже, да что на него нашло?

— Тогда зачем задерживаться? С утра пораньше ты сюда вернешься. — Ноэль помолчала. — Кроме того, ты мог бы меня подбросить до дома моей подруги Розаны. Она согласилась одолжить мне машину. Я не знала, долго ли здесь пробуду, поэтому отпустила такси.

Ну нет, Долли он одну не оставит. Об этом не может быть и речи. Что, если девочка проснется и испугается, а его рядом не будет?

— Извини, но я должен остаться. Я провожу тебя до парковки, мы найдем твой диктофон, я вызову такси. Только давай заключим джентльменский договор. Никаких вопросов!

— Как скажешь, — кивнула Ноэль. — Мне бы только заполучить обратно диктофон… а там хоть трава не расти.

Они молча шли к парковочной площадке. Рейнер отпер машину, Ноэль отыскала диктофон — он и впрямь завалился под сиденье, — и они так же молча вернулись в больницу.

— А я думал, ты пришла за пикантными подробностями для скандальной статейки, — виновато обронил наконец Рейнер.

— С чего ты взял? — недоуменно спросила Ноэль.

— Ну ты же журналистка, — дернув плечом, пояснил он.

Молодая женщина кивнула.

— Да, я журналистка, отрицать не стану. У нас, папарацци, репутация та еще. Тем более что я специализируюсь на публикациях, интересных для широкой публики. Серьезных тем мне пока не дают. Мне бы, что называется, показать, на что я способна… Ну, знаешь, откопать какую-нибудь действительно сногсшибательную сенсацию, чтобы босс понял: мне можно поручать и то, что потруднее!

Ах, сногсшибательную сенсацию, значит? Например, про богатенького холостяка, удочерившего двойняшек своей покойной сестры, кинозвезды со скандальной репутацией… И про то, что отец из этого самого холостяка никудышный: пока он в ресторане прохлаждается с очередной поклонницей, одна из малюток получает серьезную травму! Каждая минута, проведенная наедине с Ноэль, вдруг показалась Рейнеру преступлением.

Молодые люди вошли в лифт — и вновь Рейнера окутало незримое облако тонкого аромата жасмина и роз. Мысли приняли новый оборот: всезнании вновь воскресли картинки пикника в парке, “хулиганского” ужина в ресторане в обществе миссис Лайсетт. От милой улыбки Ноэль на сердце становилось теплее. А ее поцелуи — жизнь за них отдать, и то мало…

Черт подери! Ему полагается думать о бедняжке Долли, а не о благоухающей розами журналистке, которая вполне способна растрепать подробности жизни его семьи на страницах желтой прессы. Между прочим, Ноэль уже произвела некие изыскания и узнала про близняшек. Надо бежать от этой женщины… Однако попробуй объясни это собственному телу, которое наотрез отказывается внимать голосу здравого смысла! К тому времени, когда лифт остановился на нужном этаже, от былой апатичной усталости не осталось и следа, он весь изнывал от жгучего, неутолимого желания. Заключить Ноэль в объятия, шепнуть ей на ухо о том, что она для него значит!..

Двери лифта разошлись в разные стороны. Нечеловеческим усилием воли Рейнер взял себя в руки. Приказал себе остыть, успокоиться, позабыть об аромате жасмина и роз…

— Рейнер, — Ноэль встревоженно всматривалась в его лицо, — тебе нездоровится?

— Со мной все в порядке, — буркнул он.

Она погладила его по плечу.

— Ты уверен? Расскажи, что с тобой происходит, поделись со мной, и тебе сразу ста нет легче.

Ах вот как! На откровенность вызывает! Рейнер скрипнул зубами — легкое прикосновение тонких пальцев обжигало даже сквозь рубашку. В груди нарастал гнев. Стало быть, она и впрямь охотится за сенсацией!

— Не твое дело.

— Знаю, — вздохнула Ноэль. — Но ты расстроен, тебе плохо. Может, я бы могла тебе чем-то помочь?

Рейнер досадливо отвернулся, скрывая обуревающее его волнение.

— Помочь? — Он с трудом сдержал истерический смех. Эта женщина способна лишь еще больше распалить испепеляющее его желание. — О какой помощи ты говоришь?

Ноэль так и не убрала руки — ее ладонь по-прежнему невесомо покоилась на его плече.

— Иногда человеку необходимо выговориться, знаешь ли.

Не в состоянии долее сопротивляться, Рейнер посмотрел на нежную, миниатюрную руку. Ах, если бы эта рука скользнула ниже, под рубашку, легла ему на грудь…

Невнятно выругавшись, он заставил себя отвести взгляд. “Выговориться…” Да уж, конечно! Ей только это и надо! Хитрая, пронырливая особа наверняка хочет знать, что он делает в больнице в такой час, что у него за “семейные проблемы”. Черт бы ее подрал! Да она врет не моргнув глазом, беззастенчиво пытается им манипулировать! Отчего бы тогда и не поцеловать ее. Если Ноэль бессовестно пользуется им в своих целях, то и ему не грех последовать ее примеру!

Один-единственный поцелуй — ничего серьезного! Твердая решимость Рейнера сопротивляться чарам кареглазой красавицы таяла, точно снег под солнцем. Он окинул взглядом безлюдный полутемный коридор, а затем неуловимым движением схватил Ноэль за руку, рванул к себе так, что лица их оказались на расстоянии какого-нибудь дюйма.

— Мне никакой помощи от тебя не нужно, кроме этой.

И Рейнер припал к ее губам. Он целовал Ноэль медленно, неспешно и жарко, сплетая язык с языком, наслаждаясь каждым мгновением, каждым неуловимым оттенком вкуса, аромата, касания.

Ноэль льнула к нему, щедро возвращая поцелуи. Она казалась такой теплой, такой податливой, такой… такой настоящей и удивительной. И, как ни странно, тревога за Долли отчего-то временно улеглась, ноющая боль сменилась смутным дискомфортным ощущением где-то в глубине подсознания.

Рейнер попытался воскресить в себе гнев, напомнить, зачем и почему он целует эту женщину. Увы, не сработало. Она им манипулирует… Он ею пользуется… Что за чепуха! Вздорные мысли растаяли, растеклись неуловимым туманом. Все утратило значение, осталась только Ноэль — такая покорная и уступчивая в его объятиях, — и испепеляющее, сводящее с ума желание. Ом притянул молодую женщину ближе, мечтая об одном: затеряться в благоухании жасмина и роз, забыть обо всем на свете…

Неожиданно Ноэль уперлась ладонями в его грудь.

— Перестань, пожалуйста.

Перестать? Он резко отстранился. Здравый смысл властно заявил о себе, а вместе с ним пришло и чувство вины. Да что он себе позволяет, целуется с журналисткой едва ли не на пороге больничной палаты Долли?

Рейнер взглянул на Ноэль. Та в ужасе прикрыла рот ладонью, пальцы ее заметно дрожали. В расширенных карих глазах читалась паника. И он с трудом подавил безумное желание вновь обнять ее, но уже затем, чтобы успокоить, утешить…

— Извини, — пробормотал Рейнер, глядя в пол. — Мне не следовало так забываться. Давай распрощаемся… и забудем о том, что было.

Ноэль кивнула.

— Статья почти готова, так что… Ну, словом, больше я тебе вопросов задавать не стану.

— Да. — При мысли о том, что он никогда больше не увидит эту женщину, Рейнер испытал горькое разочарование, но не дал ему воли.

— И вот еще что: я о тебе думаю как о хорошем друге и ни за что не стану копаться в твоей личной жизни и выносить ее на суд публики, так что можешь спать спокойно, — серьезно добавила Ноэль, словно прочитав мыс ли собеседника.

Рейнер кивнул, в очередной раз поражаясь чуткости этой женщины.

— Спасибо.

— Пока. — И, грустно улыбнувшись, Ноэль повернулась и направилась к лифту.

Ему отчаянно хотелось окликнуть ее, позвать, попросить остаться. Но он сдержался. Хотя ему до смерти жаль расставаться с Ноэль, то, что произошло, — к лучшему. Явно к лучшему.

Пусть даже глупое сердце нашептывает ему совсем другое.

7

Просидев за письменным столом до полуночи, Ноэль состряпала вполне приличную статью — ее последний вклад в проект “Знакомьтесь: Мистер Холостяк”. Да, свидание Рейнера и Мертл Клэм прошло не слишком удачно, однако Ноэль, призвав на помощь воображение, изложила события в наиболее выгодном свете, благоразумно опустив ряд подробностей, в том числе и отпечаток грязной собачьей лапы на “пятой точке” мисс Клэм.

Оставшуюся часть ночи она заново переживала их с Рейнером жгучий, одурманивающий поцелуй и прокручивала в голове те нелепые байки, которыми он потчевал ее снобку-матушку. Неужели он напридумывал всю ту забавную чушь только ради нее, Ноэль? Если бы только не ложка дегтя в бочке меда — упрямое нежелание Рейнера говорить о дочках. Ведь наверняка он оказался в больнице в связи с девочками… Увы, Рейнер Тиндалл ей не довернет, считает ее беспринципной интриганкой и лгуньей, не желает говорить с ней откровенно. Ох, как это гадко!

Ладно, неважно. Редакторское задание выполнено, статья написана, Рейнера она больше не увидит. Никогда в жизни.


В офис Ноэль явилась на час раньше, благоразумно сбежав из дому до того, как мать встанет. Ей вовсе не улыбалась перспектива выслушивать за завтраком рассуждения миссис Лайсетт о подходящих молодых людях и новомодных диетах. Ноэль бросила портфель на стол, внушая себе, что на самом деле она рада счастливому завершению проекта, который обернулся для нее сильной эмоциональной встряской. Теперь наконец она вольна выбросить Рейнера Тиндалла из головы и вернуться к нормальной жизни. Пусть эта жизнь одинока и тосклива… зато свободна от потрясений и катастроф, которые в изобилии обеспечил ей мерзавец Руперт.

— Ноэль! — прогремел на весь офис гулкий голос Гордона, главного редактора “Ботани-Бей”. — Пойди-ка сюда!

Ноэль извлекла из портфеля последнюю порцию “Мистера Холостяка” и последовала за боссом в его кабинет.

— Вот, пожалуйста. Все готово, — не без тайной гордости произнесла она, кладя рукопись на стол.

Гордон, не глядя, сдвинул стопку листов в сторону.

— Это я на досуге прогляжу. Есть вещи и поважнее. — Он жестом указал на стул. — Присаживайся.

Озадаченная Ноэль повиновалась. Да какая муха укусила Гордона? “Знакомьтесь: Мистер Холостяк” — его любимое детище; босс над каждой новой статьей так и трясся, а теперь даже не взглянул.

— Я вся внимание.

— Ты знаешь, что у Рейнера Тиндалла есть дочери?

— Ну да, а что?

— К нам только что поступил анонимный звонок. Говорят, одна из дочек Тиндалла угодила в больницу, вроде бы по недосмотру няни.

О нет! Худшие подозрения Ноэль подтвердились. Вот отчего Рейнер был как на иголках, вот отчего нервничал и злился на весь белый свет и на нее тоже — до тех пор, пока они не поцеловались…

— В самом деле? — Она постаралась, чтобы голос ее звучал ровно, как если бы не столкнулась с Рейнером в этой самой больнице не далее как вчера вечером, как если бы семейные дела мистера Тиндалла оставляли ее глубоко равнодушной.

Да знай Гордон о вчерашней их встрече, он бы разбушевался не на шутку: с какой стати она тут же не ухватилась за пикантную историйку, с какой стати не раскрутила многообещающий сюжет? А что ей на это сказать? Что ей было любопытно, но это личный интерес, не профессиональный… При одном взгляде на измученное лицо Рейнера о работе и о газете Ноэль позабыла напрочь.

А вот Рейнер, напротив, подумал о ней самое худшее. Стоило ей появиться в больнице, и он решил, что пронырливая журналистка пронюхала о его несчастье и уже готова воспользоваться случившимся в корыстных целях. Сколько же боли причиняла эта мысль! Гордон с энтузиазмом закивал.

— Вот именно. А ты знаешь, кто бабушка этих девчонок?

— Что-то такое слышала… Кажется, фото-модель Джорджиана Кэссиди.

Гордон ослабил галстук и с довольным видом подмигнул.

— Вроде бы этот Тиндалл удочерил двойняшек своей сводной сестрицы, после того как она разбилась на мотоцикле. Это была сенсация та еще: бабушка близнецов вся из себя знаменитость, да и семейство Тиндалл в городе хорошо известно. Но прежде, чем что-то удалось опубликовать, Тиндалл позатыкал всем рты, одного репортера чуть на месте не пришиб, а потом сдал на руки полиции “за нарушение частных владений”, и шумиха как-то сама собой улеглась. Теперь вот одна из девчонок угодила в больницу, и мы — первые, кто об этом прослышал. Из этой истории такую конфетку можно сделать — пальчики оближешь!

Ноэль похолодела, в душе ее что-то оборвалось. Разговор с боссом принял самое что ни на есть нежелательное для нее направление. Но журналистка ощущала себя беспомощной марионеткой в чужих руках.

Словом, отправляйся в больницу святого Павла и все там разведай. Ты ведь с Тиндаллом уже знакома, верно? Это нам только на руку. Надави на него, если надо, пусти в ход свои чары… И помни: мы должны любой ценой опередить конкурентов.

Да, но Ноэль меньше всего на свете хотела “давить” на Рейнера или выведывать его тайны. Она пообещала не делать его личную жизнь достоянием прессы и обещание свое собиралась сдержать. Любая скандальная публикация такого рода способна навредить Рейнеру и его дочкам. Маленьким, ни в чем не повинным девочкам.

Ноэль в замешательстве грызла ноготь большого пальца.

— Гордон, знаешь, боюсь, что с этим заданием я не справлюсь.

— Как это не справишься? — возмущенно взревел босс. — Не ты ли уже полгода умоляешь, чтобы тебе поручили что-нибудь серьезное? Вот твой шанс. Смотри не упусти его, слышишь!

Но она не может, никак не может. Даже ради того, чтобы пробиться в “большую журналистику”, вырвавшись из порочного круга “газетных сплетен”. Нет, это задание не для нее!

Как яростно накинулся на нее Рейнер вчера вечером. И это только прелюдия к тому, что ее ждет, если у нее действительно хватит храбрости заявиться к нему с утра пораньше с диктофоном в руках.

“Кстати, Рейнер, расскажи-ка мне поподробнее про твоих удочеренных близняшек, и про их алкоголичку-мать, и про бестолковую няню. А то я как раз пишу заметку для колонки “Сплетни”!”

В груди у Ноэль стеснилось. Да он ее на кусочки разорвет, это уж как пить дать! Но она журналистка, и там, где речь идет о работе, личным чувствам и пристрастиям не место. Однако и глубине души Ноэль знала: всякий человек, а уж тем более Рейнер Тиндалл имеет право на неприкосновенность личной жизни. Тем более сейчас, когда его маленькая дочурка угодила в больницу…

Но работа есть работа, ее нужно делать, хочешь ты того или нет. А Ноэль свою работу любила, не говоря уже о том, что остро в ней нуждалась. Так что придется забыть о своих чувствах и о том, как неловко ей тревожить Рейнера в такой тяжелый момент жизни.

Может, удастся убедить, что для него же лучше, если статью напишет она, а не кто-нибудь другой? Слабый лучик надежды замерцал и снова погас. Она сгладит острые углы, подаст материал под его собственным углом зрения, воспрепятствует искажению фактов… Да только пойди объясни это Рейнеру — он же ничего и слушать не станет!

— Ну? — нетерпеливо осведомился Гордон. — Ты здесь до второго пришествия будешь сидеть и думать?

— Ладно, уже иду. — Ноэль удрученно встала, поднесла руку к пылающему лбу. — Но заранее скажу: Тиндаллу это ой как не понравится, Гордон!

— Ах, жалость-то какая! — небрежно отмахнулся главный редактор. — И отчего это никто не любит, когда о его личной жизни в газетах пропечатывают? Так что не робей, вперед! И грязи, побольше грязи.

“Побольше грязи”. Гадость какая! Возможно. Но только это ее шанс получить прибавку к жалованью и продвинугься в редакционной иерархии на ступеньку выше. На карту поставлена ее карьера — и ее самоуважение. Нужно сделать так, чтобы материал был, и точка!

Господи, ну что за мучительный выбор: с блеском выполнить порученную работу… или защитить мужчину, который затронул ее сердце!


В дверь больничной палаты негромко посту чали.

Рейнер встал, потянулся, разминая затекшие руки и ноги, шагнул к двери, опасливо ее приоткрыл.

К его удивлению, на пороге стояла Ноэль в облегающем белом свитере и темно-синих джинсах, эффектно обрисовывающих ее плавно-округлые формы. Золотистые волосы были забраны в пышный пучок на затылке, но несколько непослушных кудряшек выбились и мило обрамляли лицо.

— Ты пришла как друг или как журналистка? — осторожно осведомился Рейнер.

В карих глазах отразилась боль. Молодая женщина заморгала, отпрянула. И Рейнер тут же раскаялся в опрометчивых словах. Ведь Ноэль заверила его не далее как вчера, что не собирается писать никаких скандальных статей о его семье. И он ей поверил.

Так отчего бы и не побеседовать с гостьей?.. Вот только не в палате Долли.

— Слушай, извини, пожалуйста, — прошептал Рейнер, выходя в коридор. — Опять я тебе нахамил. Просто всякий раз, когда я оказываюсь в больнице, газетчики вокруг так и рыщут, точно шакалы…

Карие глаза потеплели, теперь в них читались искренняя тревога и сострадание.

— Ты как сегодня?

Рейнер не сводил с молодой женщины взгляда, гадая, вправе ли откровенничать с нею. Хотя лечащий врач вновь заверил его поутру, что девочке ничто не угрожает, пережитый вчера стресс и бессонная ночь давали о себе знать. До самого рассвета он просидел в кресле, прислушиваясь к сонному дыханию малышки, а в голове его роились мучительные воспоминания о прошлых, роковых визитах в больницы… Рейнер был измучен до крайности и физически, и духовно и отчаянно нуждался в сочувствии и поддержке. Что делать, больницы — его, как говорится, больное место…

Он задумчиво взъерошил волосы, мечтая о горячем, бодрящем душе.

— Со мной все в порядке.

Ноэль легонько коснулась его плеча. Эта хрупкая, теплая рука сулила столько утешения!

— Что-то не похоже.

Рейнер глубоко вдохнул. Как ему хотелось накрыть ее ладонь своей, вбирая тепло, наслаждаясь мягкой ласковостью. Вправе ли он довериться этой женщине? Он снова заглянул в золотисто-карие, широко распахнутые глаза, высматривая свидетельства скрытых мотивов и сомнительных побуждений, Но журналистка смотрела на него прямо и бесхитростно, ни тени лукавства или расчетливости не отражалось в этих темных зрачках. И Рейнер понял: вчера Ноэль не лгала ему, говоря, что не намерена отдавать их с дочкой на растерзание прессе.

— Если честно, то ты права. Долли… Видишь ли, моя дочка упала и рассадила себе лобик…

Ноэль удивленно изогнула бровь.

— Да ты, никак, надумал наконец рассказать мне о дочери?

Он помолчал, не сводя с молодой женщины глаз. А затем, склонив голову набок, одарил ослепительной белозубой улыбкой.

— Выходит, так.

— А почему?

— Ты, как я понимаю, о Долли с Денни знаешь уже не первую неделю. Но ты не стала раскручивать эту историю и стряпать из нее очередную бульварную статейку, — ответил Рейнер. — Ты доказала, что я могу тебе доверять.

По лицу молодой женщины пробежала тень. Мимолетный отблеск, не более. Возможно, ему это только привиделось.

— Ну, продолжай, раз уж начал, — ободрила его Ноэль.

— Ты знала, что я удочерил близняшек-племянниц, когда в прошлом году моя сестра разбилась на мотоцикле. — Сердце Рейнера вновь сжалось от боли, а в следующий миг нахлынуло знакомое чувство вины, но он продолжал: — Октавия связалась с дурной компанией. Она и отец девочек попали в аварию и погибли. По счастью, на тот момент малышки были у меня.

— О, Рейнер, мне так жаль!

Он оглянулся на дверь палаты и в очередной раз подумал о своем ненаглядном сокровище, мирно спящем в кроватке, и о том, сколько радости близнецы принесли в его жизнь.

— С Долли все будет в порядке. Врачи уверяют, что она вне опасности. Но эти больницы… — Он удрученно покачал головой. — Ненавижу больницы.

— Мало кто их любит, — кивнула Ноэль.

— Это не просто нелюбовь. Всякий раз, покидая больницу, я планировал в уме очередные похороны. А тут еще журналисты слетаются, как мухи на мед. Вот и сейчас я с ужасом предчувствую, как нагрянет эта банда.

— С чего ты взял, что она непременно нагрянет?

Рейнер невесело рассмеялся.

— Горький опыт подсказывает. Я же Тиндалл. Отец — преуспевающий бизнесмен. Мать Октавии, бабушка близняшек, — известная фотомодель со скандальной репутацией. Да и Октавия, пустившись во все тяжкие, стала лакомым кусочком для желтой прессы. — Он тяжело вздохнул. — Не удивлюсь, если из-за угла того и гляди вынырнет какой-нибудь беспринципный мерзавец, готовый состряпать гнусную статейку про мою дочь. Она в самом деле упала или, может, с ней дурно обращаются дома? Может, даже избивают? Это няня во всем виновата? А где в тот момент находился отец? — Рейнер выругался сквозь зубы. — Омерзительно, одно слово.

Ноэль болезненно поморщилась. Она покачала головой, замерла, собираясь с духом, и, точно бросаясь с моста в воду, призналась:

— Рейнер, я скажу тебе всю правду как есть. — Она извлекла из сумочки диктофон. — Я пришла за материалом для статьи.

Зеленые глаза яростно вспыхнули.

— Какого черта? — прорычал Рейнер, хватая ее за руку. — Я тебе доверял…

— Спокойно, Рейнер. Эта штука не включена. Клянусь тебе!

Хищно сощурившись, он вглядывался в лицо собеседницы.

— Откуда ты узнала, что моя дочь здесь? Допросила вчера с пристрастием медицинский персонал, сложила два и два и получила четыре?

Ноэль опустила глаза.

— Вовсе нет. В редакцию поступил анонимный звонок. Мой босс вызвал меня и дал задание собрать материал для статьи.

Рейнер сам на себя изумлялся. Ну почему, скажите на милость, он позволил себе забыть об осторожности, когда на карту поставлено столь многое!

— Погоди минутку, дай в себя прийти. Стало быть, ты решила, что, раз уж вчера мы… целовались, ты можешь заявиться сюда как к себе домой, рассчитывал, что в промежутке между новыми поцелуями я предоставлю тебе все необходимые сведения! — Он саркастически рассмеялся. — Ох уж эти мне папарацци, в погоне за сенсацией мать родную продадут!

Ноэль вздрогнула, как от удара, и заломила тонкие пальцы.

— Послушай, я же не включала диктофон! — Она нажала на кнопку, извлекла чистую кассету и протянула Рейнеру. И писать я о тебе ничего не стану. Видишь, я же сама во всем призналась!

Рейнер, до крайности удивленный, взял кассету из ее рук и машинально сунул в карман.

— А почему ты не стала включать диктофон?

Ноэль пожала плечами, подняла на него взгляд. В ясных карих глазах стояли слезы.

— Ты говорил со мной как друг, а друзей я не предаю, — тихо произнесла она. — Я сказала тебе вчера, что в твоем случае охотиться за сенсациями ни за что не стану. Мой босс поручил мне это задание, — что ж, мне очень жаль, но выполнить его я не смогу. Клянусь тебе, я говорю правду. Я не хочу навредить тебе или твоей дочке.

Рейнер почесал нос. Ему отчаянно хотелось верить ей, но горький опыт подсказывал, что надежнее было бы вернуться к прежней, годами отработанной тактике: отгородиться от Ноэль, вычеркнуть ее из своей жизни.

Он принялся нервно расхаживать по коридору взад-вперед, глядя в потолок и гадая, может ли он доверять Ноэль. Она же и впрямь знала о Долли с Денни, но знанием этим до сих пор не воспользовалась. Сама, по собственному почину рассказала ему о редакторском задании и вручила кассету. И до сих пор не давала повода усомниться в своем слове.

Наконец Рейнер повернулся к молодой женщине и невесело улыбнулся ей.

— Извини. Я повел себя как последний болван. Напридумывал Бог весть что, накричал на тебя…

Ноэль вздохнула с явным облегчением, морщинка, прорезавшая лоб, разгладилась.

— Ты можешь мне доверять, правда. Все, что ты рассказал, дальше меня никуда не пойдет. — Она шагнула к нему, взяла под руку. — Договорились?

От локтя до плеча разлилось отрадное тепло. Рейнер накрыл ее ладонь своей, наслаждаясь прикосновением к тонким, чутким, ласковым пальцам.

— Договорились, — подтвердил он, а за тем наклонился, легонько чмокнул в губы и привлек к себе, чувствуя, как благоухание роз и мягкая податливость тела прогоняют последние сомнения. — Дальше тебя не пойдет. Все, забудем.

Ноэль обвила его руками, прижалась крепче. В груди у Рейнера стеснилось, по жилам разлилась жаркая волна. До чего же славно иметь возможность доверять Ноэль Лайсетт!

Все его подозрения развеялись, нервозность прошла. Одна-единственная мысль владела им: как же ему хорошо с этой женщиной, какой родной и близкой она кажется. Ноэль доказала свою верность, доказала, что ни при каких обстоятельствах его не предаст.

И расставаться с ней ему отчаянно не хотелось.

— Послушай, — произнес Рейнер, отстраняясь и заглядывая ей в глаза, — я забираю Долли домой. Хочешь поехать с нами?

Она изумленно заморгала. Поколебалась минуту, затем просияла улыбкой.

— С удовольствием.

Рейнер снова чмокнул ее в губы.

— Вот и славно. Мне нужно напоследок проконсультироваться с ее лечащим врачом, а потом уладить всякие формальности. Не хочу заставлять тебя ждать. Давай я продиктую тебе адрес и расскажу, как проехать. Словом, жду тебя у себя через час-полтора.

— Звучит заманчиво, — весело кивнула Ноэль.

То же самое Рейнер мог повторить и от своего имени. Звучит чертовски заманчиво!

Чтобы не терять даром времени, Ноэль заехала на работу — постаравшись, чтобы Гордон ее не заметил, — забрала из стола нужные ей материалы к июльскому номеру, чтобы поработать над ними на досуге, и, следуя указаниям Рейнера, через два часа уже подъезжала к его дому, с трудом справляясь с нарастающей паникой. Ну не дурочка ли она? Опять велит голосу здравого смысла умолкнуть, опьяненная глупыми романтическими грезами!

Усилием воли молодая женщина прогнала сомнения. Раз в кои-то веки можно себе позволить жить сегодняшним днем, не думая о дне завтрашнем…

К изумлению Ноэль, особняк Рейнера находился в пригороде, вдали от фешенебельных районов, среди сосновых лесов, в царстве зелени. В указанном месте молодая женщина свернула с шоссе на дорогу из гравия, петляющую между деревьями, миновала рощицу. И вскоре ее взгляду открылся дом.

Она восхищенно охнула. Изящный двухэтажный особняк из темно-красного кирпича с декоративными башенками и фронтонами походил на дворец из викторианского сборника сказок. Солнечные лучи отражались в высоких створчатых окнах. Зеленый плющ пышным ковром затянул стены. Перед входом красовались вазоны с цветами. Впрочем, цветы здесь росли повсюду, всех мыслимых и немыслимых оттенков и форм, в горшках под окнами, на клумбах, разбитых тут и там в прихотливом беспорядке.

Дорожку, которая вела к дому по безупречному зеленому газону, обрамляли кусты, подстриженные в форме зверушек, — на радость близняшкам, не иначе. Словом, талант Рейнера как садовода и озеленителя проявились здесь во всей красе. В дальнем конце лужайки рассыпал серебристые струи фонтан, украшенный мраморной статуей дриады.

Чудесное место, просто чудесное! Усадьба, достойная короля. Впрочем, Бог с ними, с королями, — усадьба, достойная Рейнера Тиндалла!

Подъехав ближе, Ноэль увидела серебристый “порше”, припаркованный на бетонированной площадке сбоку от дома. Итак, хозяин уже здесь. Молодая женщина притормозила рядом и выключила зажигание.

В дверях появился Рейнер с Долли на руках. Голову девочки по-прежнему стягивала повязка. Следом за ними выбежала вторая малышка, точная копия первой, но без бинтов, естественно.

— Ну как тебе? — осведомился Рейнер, приветствуя гостью.

— Потрясающе! — совершенно искренне воскликнула Ноэль.

Она вышла из машины и, вдохнув полной грудью чистый, напоенный сосновым ароматом воздух, огляделась по сторонам. На ступеньках стояла кукольная коляска. На скамейке у фонтана валялся плюшевый мишка с оторванным ухом. Игрушки Долли и Денни.

На сердце у Ноэль разом потеплело. Денни возбужденно запрыгала на верхней ступеньке, дергая Рейнера за рукав. Долли, удобно устроившаяся на руках папы, с любопытством разглядывала незнакомую тетю.

— Привет! — весело помахала она девочкам. — Здравствуй, Долли, здравствуй, Денни. Меня зовут Ноэль.

— Ноэль, — хором повторили близняшки, словно пробуя неизвестное им слово на вкус. И разом заулыбались — слово им явно понравилось.

— Красивое имя, правда, мышата? — улыбнулся Рейнер, чмокая Долли в щеку.

Сердце Ноэль так и таяло в груди. Но не успела она окончательно расчувствоваться, как из дома пулей вылетели две собаки — рыжий щенок спаниеля и лохматая черно-белая дворняга, в которой гостья без труда узнала симпатичную псину, что однажды “распевала” вместе с хозяином в серебристом “порше”. Собаки возбужденно запрыгали у ног Рейнера, требуя внимания и ласки.

Долли тут же вспомнила о долге гостеприимной хозяйки.

— Уовел! — представила она журналистке спаниеля, тыча в его сторону пальчиком. — Лоуд. — Девочка указала на черно-белую дворнягу.

Собаки, точно повинуясь требованиям этикета, встали на задние лапы и замахали передними в воздухе. Близняшки звонко рассмеялись.

— Привет, ребята! — заулыбалась и Ноэль. Что за совпадение! Старшего пса, оказывается, зовут Лордом, как и ее друга детства. Да и похожи они и окрасом, и выражением глаз, и хвостом этот Лорд виляет точно так же умильно и приветливо!

Рейнер, не спуская с рук девочку, присел на корточки и потрепал каждого из псов за ушами, Долли тянула ручки к собакам. Спаниель, упершись лапами в колени хозяина, с наслаждением подставлял ему и Денни то шею, то затылок: дескать, почешите, почешите еще! Лорд, засунув нос в хозяйский карман, что-то там сосредоточенно выискивал. Лицо Рейнера лучилось таким умиротворением и счастьем, что Ноэль отчаянно захотелось опуститься на корточки рядом с ним и присоединиться к общему веселью. Но она осталась стоять. Среди всех этих приветствий, поцелуев и ласк она — чужая. Это — семья, которой у нее никогда не было и о которой она страстно мечтала. Но она, увы, в эту чудесную семью не входит.

Сердце ее заныло. Кажется, только сейчас Ноэль с ужасающей отчетливостью осознана, как мало знает и как плохо понимает она Рейнера. В этом человеке заключено гораздо больше, нежели она успела разглядеть до сих пор. И ей отчаянно захотелось узнать о нем все. И понять его до конца.

Рейнер Тиндалл оказался не воображалой и не пижоном, а трудолюбивым, внимательным, заботливым парнем и отличным семьянином. Он заступился за нее, Ноэль, в крайне неприятной для молодой женщины ситуации. Нет, это не развязный, избалованный богатенький сынок богатеньких родителей, представитель “золотой молодежи”, каким показался ей в первую встречу. Тем труднее перед ним устоять.

Маленькая Денни по-хозяйски завладела рукой гостьи и потянула в дом. Идя к двери вслед за девочкой, Рейнером и собаками, Ноэль размышляла, а не совершила ли она непоправимую ошибку, приехав в этот идиллический мир цветов, собак и детей. И если да, то как ей теперь исправлять эту ошибку?


— Пока-пока, Ноэль. — Сонно улыбаясь, девочки помахали ей на прощание.

Рейнер, наклонившись, подхватил на руки обеих и понес укладывать — для близнецов настало время дневного сна. Ноэль ненадолго оказалась предоставлена самой себе — одна в просторной светлой гостиной. Молодая женщина задумчиво бродила по комнате, все еще под глубоким впечатлением от дома и от всего увиденного.

Ясно как день: Рейнер нисколько не похож на Руперта, просто небо и земля, даром что имена с одной и той же буквы начинаются! Это, конечно, замечательно, но в душе Ноэль нарастало тревожное, неуютное чувство. Вне всякого сомнения, Рейнер — мужчина ее мечты. Он способен играючи приготовить ланч с двумя девчушками на коленях, готов в сотый раз читать одну и ту же сказку про Золушку только потому, что не в силах сказать малышкам “нет”. А как он чуток, заботлив и ласков! Словом, Рейнер Тиндалл — совершенство во всех отношениях.

Молодая женщина тяжко вздохнула: влипла так влипла! Она в очередной раз обвела взглядом валяющиеся на полу игрушки, заглянула в уютную, безупречно чистую кухню, выглянула в окно, полюбовалась на сад в цвету, на обширный огород, на деревянные детские лесенки и горки. И тут накатила тоска — тоска настолько острая и осязаемая, что Ноэль едва не застонала.

Она все отдала бы за то, чтобы войти в эту семью. Она все отдала бы за то, чтобы заполучить мужчину, создавшего этот домашний очаг. За мужчину, который не спускал с рук пострадавшую дочь с тех самых пор, как привез домой, мужчину, который умеет рассказывать сказки, потешно меняя голоса, и самозабвенно горланит в машине популярные песенки, да так, что даже собака ему подпевает! Ноэль отчаянно хотелось, чтобы Рейнер заботился о ней так же, как об очаровательных близняшках. Этот потрясающий, удивительный мужчина глядел на своих дочурок с такой неизбывной любовью и восхищением, что у Ноэль слезы на глазах выступали. Каково это — когда на тебя изливают подобную нежность и преданность? Только отец любил Ноэль вот так, безо всяких условий, безоговорочно, безгранично, не предъявляя требований, соответствовать которым не в ее власти. Но эта любовь продлилась недолго…

Ноэль погрустнела. Это все волшебная сказка, которой сбыться не суждено, благословенная пристань, приготовленная для другой женщины — самодостаточной, уверенной в себе. А из нее, Ноэль, получилась плохая дочь, да и в качестве жены она, прямо скажем, не блистала. Рейнер сразу разглядит все ее недостатки и уязвимые места, в точности как мать и Руперт.

Надо бы уехать, да побыстрее, прямо сейчас, не откладывая. Но она не могла. Она позволит себе провести этот день с Рейнером.

Один-единственный чудесный, незабываемый день, а потом навсегда распрощается с ним и затворится в одиночестве — залечивать израненное сердце…

Вернулся Рейнер и пригласил ее на террасу — выпить лимонаду и посидеть на солнышке, наслаждаясь погожим днем и великолепным пейзажем вокруг. Ноэль встретилась с ним взглядом. О, эти смеющиеся изумрудно-зеленые, с золотыми искорками, глаза! Ну как можно отказаться от него по доброй воле!

Они устроились на мягком диванчике. Теплый ветерок, напоенный ароматом смолистых сосен и садовой жимолости, шелестел в листве, ласково овевал лица. А ведь они с Рейнером совсем одни в самой что ни на есть романтической обстановке. Чудесное местечко для влюбленных, неожиданно промелькнуло в ее голове.

А ну-ка, перестань! — тут же одернула себя Ноэль и, посмотрев на Рейнера, изобразила улыбку, правда не слишком успешно. Тот лукаво усмехнулся в ответ — и словно незримая нить протянулась между ними. Молодая женщина отпила лимонаду, очень надеясь, что головы не потеряет.

— Очень люблю это место. Здесь просто душой отдыхаешь, — негромко промолвил Рейнер.

— И я понимаю почему. — Ноэль обвела рукою сад, и двор, и дом. — Знаешь, ты просто волшебник.

Рейнер словно ненароком придвинулся ближе.

— Спасибо большое. Мне хотелось, чтобы девочки росли на природе, а не в душном загазованном городе. Близняшки обожают играть в саду. Целыми днями возятся с собаками, цветы собирают, на качелях качаются…

— Ты очень привязан к ним? — спросила Ноэль, хотя ответ напрашивался сам собой.

— Долли с Денни — самое дорогое, что у меня есть, — просто ответил он.

И вновь на Ноэль накатило знакомое тоскливое желание быть кому-то нужной. Но за долгие годы молодая женщина уже привыкла с ним справляться.

— Девочкам очень повезло, что у них есть ты, прошептала она, но в голосе ее помимо воли прозвучали печальные нотки.

— Эй! — Рейнер потянулся к гостье, завладел ее рукой, погладил тонкие пальцы. — Что не так?

Его хрипловатый голос обволакивал ее точно мягким шелком, будоражил и пробуждал чувства, которые молодая женщина отчаянно пыталась проигнорировать или похоронить в глубине души. Страх. Мучительное одиночество. Сожаление о том, чему никогда не сбыться. Судя по интонациям Рейнера, она ему вовсе не безразлична. Ах, если бы позволить себе забыться, утонуть в зеленых омутах его глаз… Но эта роскошь не для нее. Ноэль знала: слова и прикосновения долго не продлятся, на смену им неизбежно придет боль.

— Пустяки, — прошептала она. Как можно объяснить, что с ней происходит?

Не выпуская ее пальцев, Рейнер свободной рукой ласково провел по щеке Ноэль. Что за утонченная пытка: прикосновение легкое, как перышко, а проникает в самые глубины, точно остро отточенная, с раскаленным наконечником стрела. Она с трудом сдержала стон. Нельзя допустить, чтобы Рейнер заметил ее постыдную неспособность поверить в себя. Отрешиться от унизительных “уроков” Руперта.

— Я тоже надеюсь, что пустяки. — Рейнер вновь погладил ее по щеке, на сей раз настойчивее. — Потому что ты меня просто с ума сводишь, хочешь того или нет.

Ноэль повернула голову, взгляды их встретились — и в изумрудно-зеленых глазах она прочла ласку, и надежду, и желание. Все ее эмоции разом вырвались из-под контроля. Она словно падала в бездонную пропасть, и никакая сила в мире не остановила бы этого падения.

Рейнер обнял ее лицо ладонями.

— Все еще злишься, что я нахамил тебе в больнице?

— Нет. — Она покачала головой. — Я вообще не злюсь. Я просто… в смятении.

— Из-за чего же?

— Из-за нас, — с трудом выговорила Ноэль. Разговор принимал опасное для нее направление, учитывая, что она и без того уже почти не владела собой. — Мы же еще на пикнике обсудили, почему не можем быть вместе.

Рейнер придвинулся настолько близко, что теперь его мускулистое бедро прижималось к ее ноге.

— Верно, обсудили. Но у меня, знаешь ли, скверная память. Вечно все забываю!

Ноэль закрыла глаза, пытаясь отрешиться от мысли о том, как он близко и как распаляет ее это соседство.

— Вот и я тоже.

— Отлично. — Рейнер обнял ее за плечи, притянул к себе, осторожно снял с нее очки и положил их на деревянный столик рядом с диваном.

В груди у молодой женщины стеснилось. Что это? Тревога? Волнение? Предвкушение?..

— Давай-ка лучше сделаем вот что. — Рейнер наклонился и поцеловал ее в щеку. Поцелуй был теплым, и долгим, и пах лимонадом. — Или, может, лучше вот что?

Он вновь поцеловал ее в щеку, в подбородок и наконец добрался до губ. Прикосновение, поначалу совсем легкое, почти неощутимое, набирало силу, делалось настойчивее и жарче.

Ноэль самозабвенно отвечала на поцелуй. В конце концов, физическое влечение — это и впрямь пустяки. А в том, что касается эмоциональной вовлеченности, о, здесь она настороже, здесь она ничего лишнего себе не позволит!

Да и какая женщина смогла бы воспротивиться этим ласкам, этому поцелую, этому блаженству, которые Ноэль неизменно обретала в его объятиях? О, как ей хотелось полностью отдаться во власть этого поцелуя, невзирая на все сомнения, страхи и колебания, что дрожали в ее затуманенном сознании, точно бабочки на ветру?

Где-то в мозгу зазвучал предостерегающий голосок здравого смысла, но Ноэль мысленно щелкнула выключателем и сосредоточилась на дивных ощущениях, переполняющих ее в ту минуту. Вкус поцелуя губ Рейнера на ее губах. Только ему свойственный пьянящий, дразнящий запах — такой мужественный и в то же время неповторимый. Чувство, что наконец-то она рядом с тем, кому принадлежит по праву. Здесь ее место. Здесь ее дом.

Для сопротивления не осталось ни воли, ни сил. К добру или к худу, но ее слишком влечет к Рейнеру, чтобы просто так взять и уйти. Уйти? Что за чепуха. Об этом не идет и речи!

Позже она за все заплатит. Но это позже.

8

Чарующий, обольстительный аромат жасмина и роз кружил голову. Губы Ноэль казались нежными, податливыми, благоуханными, точно лепестки гвоздики по весне. Ощущение неизбывного счастья, которое и словами-то не опишешь, нахлынуло на него… Нечто подобное он испытывал, когда распевал с ней в машине “Мельницы моего сердца” или когда они вдвоем уплетали жареную курицу в парке. До чего ему с ней уютно и хорошо!..

До чего он счастлив!

Где-то на задворках сознания тихонько зазвенели колокольчики тревоги, но Рейнер не обратил на них ни малейшего внимания. Он чуть отстранился и заглянул в бездонные карие глаза Ноэль.

— До чего же с тобой хорошо!

Ноэль улыбнулась ему мечтательной улыбкой, от которой у Рейнера перехватило дыхание. Никогда еще он не видел ее настолько безмятежно-счастливой!

— С тобой тоже, — пробормотала она чуть слышно и провела пальцем по его губам. — Поцелуй меня еще раз.

Ее легкое прикосновение обожгло Рейнера огнем. Колокольчики тревоги зазвенели громче.

Он неохотно отстранился, усилием воли отгораживаясь от пьянящего благоухания жасмина и роз и дурманящих поцелуев. Нельзя допустить, чтобы ситуация вышла из-под контроля.

— Ноэль, твои поцелуи сводят меня с ума… но нам нужно поговорить.

— О чем? — вскинула голову молодая женщина.

— О тебе. — Рейнер ласково убрал с ее лба шелковистый локон.

Лицо женщины на мгновение омрачилось.

— Зачем?

Зачем?.. Затем, что мне хотелось бы знать о тебе больше.

Ноэль досадливо выдохнула и чуть отодвинулась.

— Что именно?

— Ну, для начала расскажи о твоем детстве, — ласково подсказал Рейнер, борясь с подступающим чувством тревоги.

— Сначала я была совсем маленькой, а потом выросла. — Ноэль вновь решительно придвинулась к нему. — А теперь поцелуй меня.

Тревога нарастала, в груди образовалась сосущая пустота. Ноэль Лайсетт не впускала его в свою жизнь, отказывалась поговорить по душам — в точности как его отец.

— Ноэль, мне в самом деле хотелось бы поговорить.

Она резко встала и принялась нервно мерить шагами террасу.

— Вот с разговорами по душам у меня проблемы, — неохотно пробормотала она, стискивая кулаки.

— Почему? — удивился Рейнер.

Ноэль остановилась, повернулась к нему лицом, обреченно пожала плечами.

— Я, конечно, могу рассказать… Но что, если тебе не понравится то, что ты услышишь?

От этого еле слышно заданного вопроса у Рейнера перевернулось сердце. Он встал с дивана, шагнул к Ноэль.

— Это еще с какой стати?

Она отвела взгляд, до боли закусила губу, затеребила цепочку на шее.

— Не знаю…

Рейнер ухватил ее за плечи и привлек к себе.

— Знаешь, — возразил он.

Мгновение молодая женщина сопротивлялась, а затем сдалась. Она подняла взгляд, в темно-карих глазах плескалась неизбывная боль.

— Не заставляй меня об этом рассказывать.

— О чем “об этом”?

— О моих неудачах, недостатках, провалах, — с трудом выговорила она. — Обо всем, что мешает мне жить. Что мешает мне быть… с тобой.

— Что же это за неудачи, Ноэль? — Рейнер провел пальцем по ее бархатистой щеке. Сердце у него разрывалось от жалости к молодой женщине. — Расскажи мне.

— Я так боюсь… боюсь привязываться, — призналась Ноэль, собравшись с духом. — Мой бывший муж закрутил интрижку с моей подругой, а потом сбежал вместе с ней и оставил мне одни долги. Я их до сих пор выплачиваю…

Взгляд Рейнера задержался на цепочке. Ноэль до сих пор судорожно стискивала ее в кулаке, сама того не осознавая.

— Зачем ты все время теребишь эту цепочку?

— Это напоминание.

— Напоминание о чем?

— О том, что надо быть осторожной… Когда мне было девять, отец подарил мне серьги. Старинные, они ему от бабушки достались. Тяжелые, филигранные, с темно-алыми рубинами в окружении крохотных бриллиантов. Красивые — глаз не оторвать! Но слишком уж массивные и дорогие, никак не для девятилетней девочки. Да и уши у меня еще были не проколоты. Я их часами разглядывала, положив на ладонь, любовалась тонкой работой. Вот такие украшения носят сказочные принцессы, думала я. На все свои сбережения я купила посеребренную цепочку и стала носить серьги на груди, точно кулон или подвеску. Отец обещал, что в следующие же выходные мне проколют уши и я смогу померить свое сокровище…

Ноэль со всхлипом перевела дыхание, глаза ее подозрительно заблестели.

— Но в выходные мы с отцом так никуда и не пошли. Потому что в субботу он застрелился. Оставил записку, что банк его лопнул, он кругом в долгах и выплатить эти долги не в состоянии. — Молодая женщина невесело улыбнулась. — Так ему, очевидно, было проще. А с долгами все равно пришлось разбираться, только уже не ему, а нам. Но дело даже не в этом. Я… я думала, что отец меня любит. А он меня бросил…

Представив маленькую испуганную девочку, разом утратившую и любимого отца, и ощущение надежности, незыблемости окружающего мира, Рейнер содрогнулся. Каким ударом, должно быть, обернулась для Ноэль эта смерть! Предательство самого близкого человека всегда наносит незаживающую рану, а уж для ребенка оборачивается катастрофой вселенского масштаба! Рейнер погладил молодую женщину по щеке, заправил за ухо золотистый локон.

— А с серьгами что сталось?

Ноэль фыркнула сквозь слезы.

— Мама отнесла их в скупку.

У Рейнера вновь заныло в груди. До чего же тяжко пришлось Ноэль, сколько потерь выпало на ее долю, и сколько пришлось ей выстрадать по вине самых близких людей, в том числе и родной матери!

— Выходит, ты носишь цепочку как напоминание о предательстве отца?

Ноэль медленно, задумчиво кивнула.

— Да. Цепочка помогает мне не забыть о том, что все мужчины, которых я когда-либо любила, меня бросали.

Рейнер неотрывно глядел на нее, затаив дыхание. В сознании разом воскресли все его собственные страхи и сомнения в том, что касается любви, серьезных отношений и взаимных обязательств. Как хорошо понимал он Ноэль, как глубоко ей сочувствовал! Ведь у него та же самая проблема.

— Кстати, раз уж мы говорим по душам, то как насчет тебя? — спросила Ноэль, слов но прочитав его мысли. — Отчего ты до сих пор не женат?

Рейнер уставился в пол, сжал и разжал кулаки, стиснул зубы.

— Уж больно дорого они обходятся, отношения такого рода, я имею в виду, — неохотно ответил он и тяжело вздохнул.

Как так вышло, что разговор сам собой перешел на него вместе с его чувствами? И как так вышло, что, поклявшись не подпускать к себе Ноэль ближе, чем подсказывает здравый смысл, он, тем не менее, говорит ей вещи, в которых не признавался никому на свете? Его влечет к этой женщине, причем таким непостижимым образом, что даже страшно делается.

— Отчего ты так уверен, что за то, чтобы быть со мной, ты непременно заплатишь дорогую цену? — спросила Ноэль.

— Я рано усвоил на примере отца и всех его женщин, что любовь всегда влечет за собой условия, обязательства, долги, по которым надо рассчитываться, — признался он. — Долли и Денни — единственные, кто любят меня безоговорочно, ничего не требуя взамен.

Задумчиво сощурившись, Ноэль внимательно глядела на него.

— Возможно, и так. Но достаточно ли тебе любви детей? Ты думал о том, что будет, когда Долли и Денни вырастут, повзрослеют, уедут от тебя, заживут собственной жизнью?

Вопрос Ноэль разбередил ненавистные ему сомнения и тревоги, от которых никак не удавалось полностью отрешиться.

— Ни в какой иной любви я не нуждаюсь! — отрезал Рейнер, пытаясь убедить скорее себя самого, нежели гостью.

— Что ж, в таком случае, ты прав. Ограничения, обязательства, боль… — Молодая женщина прервалась на полуслове.

Рейнеру отчаянно хотелось задать отменную взбучку всем тем мужчинам, из-за которых Ноэль поверила, будто любовь неразрывно связана с болью. А уж ее матери — тем более. Он разрывался между желанием впустить Ноэль в свою жизнь и инстинктивной потребностью обезопасить себя от любых сомнительных привязанностей.

Но, с другой стороны, сколько можно себя изводить? Попытки отгородиться от Ноэль, распрощаться с ней раз и навсегда, вычеркнуть ее из памяти измотали его до предела. Пустое это занятие — бороться с желанием.

Что, если он драматизирует события? В чем проблема в конце-то концов? В обществе Ноэль ему хорошо и уютно. Она забавная, она умница, она на диво обаятельна и мила. Если он встречается с понравившейся девушкой, это же не значит, что он всю оставшуюся жизнь обязан провести с ней? Отчего бы и не насладиться сегодняшним днем, не задумываясь о завтрашнем? Тем более что Ноэль ясно дает понять: она ничего не требует и ни на что не претендует.

Если посмотреть на ситуацию под иным ракурсом, так Ноэль просто идеально ему подходит!

Рейнер подошел ближе и, гоня прочь докучные опасения, положил руки ей на плечи.

— Ты права. Довольно нам разговоры разговаривать. — И, притянув молодую женщину к себе, вновь поцеловал в губы, наслаждаясь ее покорной податливостью, пьянея от аромата жасмина и роз.

Ноэль не спорила, не сопротивлялась. О нет! Она обвила его руками за талию и отвечала на поцелуи с таким жаром, что очень скоро голова у Рейнера закружилась, сердце забилось часто-часто, а дыхания перестало хватать.

И разговор по душам, и все его опасения и страхи мгновенно изгладились из памяти. Он тонул в цветочном благоухании, упивался каждым прикосновением, каждой лаской. Все в порядке, все в полном порядке… Если он сумеет опомниться и взять себя в руки, все будет в полном порядке…

Но сумеет ли?


Во второй половине дня Ноэль возвратилась в редакцию, притихшая, озадаченная, глубоко потрясенная тем, что пережила в объятиях Рейнера. На губах ее еще пылали его поцелуи, голова кружилась от слов, что он нашептывал на ухо.

Он нужен ей как воздух, как вода, как земля под ногами. И пусть эти грезы грозят ей очередной душевной драмой и незаживающими сердечными ранами, ради чудесного, потрясающего, лучшего в мире мужчины стоит рискнуть. При одной мысли о том, что в жизнь ее войдут Рейнер Тиндалл и его девочки, в груди разливалось тепло, а на губах начинала играть мечтательная, отрешенная улыбка.

Словно на “автомате”, она уселась за свой письменный стол, представляя себе счастливую семью — Рейнера, двойняшек и себя…

Тишину офиса нарушил гулкий голос Гордона — и воздушные замки Ноэль развеялись, точно предрассветный туман.

— Долго же тебя не было! Зайди ко мне!

Не успела она сесть в кресло для посетителей в кабинете босса, как он нетерпеливо спросил:

— Ну, раздобыла что-нибудь?

По спине молодой женщины пробежал холодок. Черт возьми, вот досада! Про заказанную статью она напрочь забыла!

— Э-э-э… я… Словом, нет.

— То есть Тиндалла ты не застала?

Ноэль неуютно заерзала в кресле. Она терпеть не могла лгать.

— Вообще-то застала.

— Тогда почему не вытрясла из него никаких сведений?

— Я не смогла.

— Не смогла или не захотела?

Молодая женщина набрала в грудь побольше воздуха, словно перед прыжком в холодную воду.

— Не захотела.

Гордон смерил непокорную сотрудницу взглядом, покачал головой, словно не веря своим ушам, почесал в затылке.

— Освободи стол, буркнул он наконец. — Чек с последней зарплатой получишь по почте.

Ноэль еле слышно охнула. Гордон ее уволил! Не отчитал, не накричал на нее перед всеми сотрудниками редакции, а взял и уволил! Отказ написать статью в глазах босса равносилен предательству. Ему не объяснить, что в данном конкретном случае личные чувства Ноэль возобладали над профессиональной гордостью. Да с ним, пожалуй, инфаркт приключился бы, приведи журналистка подобную причину в качестве оправдания.

Нет, ничего она объяснять Гордону не станет. Зачем? Она поступила правильно. Ноэль ни минуты в этом не сомневалась — с тех пор как увидела Рейнера в больнице, удрученного, истерзанного тревогой за дочку. С тех пор как Рейнер заключил ее в объятия и голова у нее пошла кругом от его поцелуев.

Молодая женщина вдохнула поглубже, пытаясь взять себя в руки.

— Как скажешь. Пойду приберусь на столе. — Она встала и на негнущихся ногах пошла к двери.

— Ноэль…

Журналистка замерла, не поднимая головы. В сердце пробудилась безумная надежда.

— Мне очень жаль, но послаблений я никому не даю. У меня в штате три репортера, и все готовы наизнанку вывернуться, лишь бы заполучить нужные сведения. — Гордон помолчал и подвел итог: — Хороший журналист не позволяет себе рассиропиться. Никогда и ни под каким видом.

Слова босса прозвучали как пощечина. С тех пор как Руперт ее бросил, Ноэль осталось одно: ее работа. Работе посвящала она все свое время и силы, она считала себя профессионалом с большой буквы. А что теперь? Опять неудача, опить провал. Она не оправдала надежд главного редактора, “завалила” важное задание. Она сущее ничтожество…

Зато по отношению к Рейнеру она поступила как должно, как подсказывает этика, да что там этика — простое человеческое сострадание. Она защитила любимого и его семью. Щеки Ноэль порозовели. Что с того, что она потеряла работу? Зато Рейнер ей доверяет. Он впустил ее в свою жизнь, он держал ее в объятиях. Одного воспоминания об этом достаточно, чтобы пережить очередной жизненный кризис.

Не говоря ни слова, Ноэль вышла из кабинета Гордона и вернулась к своему столу. Постояла немного, глядя перед собой невидящим взглядом. И хотя по логике вещей ей следовало бы уже впасть в панику и рвать на себе волосы, молодая женщина оставалась на редкость спокойной. Она даже изумлялась своей безмятежности.

Рейнер ей в самом деле доверяет. Он не только поделился с ней своими тревогами за дочку, но еще и домой пригласил. Он поддержал ее на том злополучном ужине с ее матерью, взял ее сторону и решительно осадил миссис Лайсетт. При мысли об этом по всему телу разлилось приятное тепло, не давая переживать из-за внезапной потери работы. Ну, подыщет она себе другое место. На “Ботани-Бсй” свет клином не сошелся.

В сердце пробудилась безумная надежда. И впервые с момента знакомства с Рейнером Ноэль не подавила эту надежду в зародыше, а позволила ей расцвести пышным цветом.

Рейнер Тиндалл доказал ей не раз и не два, что он мужчина ее мечты. За такое сокровище любая женщина все на свете отдала бы!

Может статься, что Рейнер Тиндалл больше, чем просто герой ее интервью. Может статься, у нее есть шанс…

9

— Какого черта!

Рейнер стоял в кухне, со свежим номером “Ботани-Бей” в руке. На первой странице красовался заголовок: “Миллионеры тоже плачут. Дочь Рейнера Тиндалла в больнице. Халатность няни или недосмотр отца?”.

На мгновение взгляд ему словно застлала багровая пелена. Он доверился Ноэль, познакомил с близнецами. А она… она предала его!

Судорожно вцепившись в газету, Рейнер проглядел статью. Короткая, зато по существу. Дороти Тиндалл в больнице. Недосмотр няни. Внучка известной фотомодели Джорджианы Кэссиди и финансового воротилы Барта Тиндалла, ныне покойного. Год назад Рейнер Тиндалл удочерил двойняшек-племянниц после того, как его сводная сестра, алкоголичка и наркоманка, разбилась на мотоцикле.

Да уж, Ноэль есть чем гордиться. Она запомнила все, о чем он ей поведал там, в больнице, и мигом состряпала статеечку на первую страницу газеты.

Эта женщина коварно втерлась к нему в доверие, обменялась с ним поцелуем-другим и решила, что теперь ей все позволено.

Рейнер досадливо взъерошил волосы. Вот только этого ему сейчас не хватало. Того и гляди нагрянут журналисты, требуя подробностей про Долли, и Денни, и няню, и Бог весть кого еще. Он положился на честное слово Ноэль, пошел на поводу у банального физического влечения — и подвел маленькую Долли точно так же, как некогда Октавию. Ярость клокотала в груди, ища выхода…

Рейнер задержался дома еще на полчаса, чтобы позавтракать вместе с девочками. Эти совместные завтраки давно стали семейным ритуалом. Близнецы чинно восседали в кухне за детским столиком, а папа по очереди кормил их с ложечки овсянкой со свежими ягодами. Лишь покончив с трапезой и торжественно пообещав дочерям вернуться домой к ужину и почитать все про ту же Золушку, Рейнер укатил в офис.

Ведя машину знакомой дорогой по направлению к городу, Рейнер поражался: и как это он позволил обвести себя вокруг пальца, поддался на тривиальнейшую уловку прожженной журналистки? А ведь знал же, отлично знал, что женщин и близко подпускать к себе нельзя. Воистину дорогой ценой приходится расплачиваться за доверчивость!

Ну не дурак ли он, что увлекся очередной юбкой!


Ноэль выключила телевизор. Диснеевские мультики начинали действовать ей на нервы, тем более что заканчиваются они все счастливо, а это не ее случай. Так бывает только в сказках, не в жизни.

После последней выплаты по закладной на счету у нее осталось денег на неделю-другую. А ремонт машины окончательно истощил и без того скудный бюджет. Так что с поиском работы мешкать не следовало. Однако молодая женщина позволила себе выходной. Ей хотелось немного расслабиться, собраться с мыслями, прежде чем начать обзванивать потенциальных работодателей. В конце концов, часто ли ей выпадал день блаженного ничегонеделания?

Впрочем, ничего блаженного в безделье, как выяснилось, не было. Мультики быстро приелись, готовить Ноэль не любила, на улице накрапывал дождь, так что прогулка по парку тоже особой приятности не сулила. Подремать? Но сна ни в одном глазу. С тех пор как Ноэль вернулась из усадьбы Тиндалла, ей так и не удалось заснуть. Мысли о Рейнере лишали покоя, сводили с ума. Всю ночь она ворочалась в постели, тщетно надеясь, что в один прекрасный миг мозг наконец отключится и наступит желанное забытье.

Молодая женщина побрела в кухню, налила себе чаю. Под руку подвернулась газета, Ноэль досадливо скомкала ее и швырнула в угол. В обеденный перерыв забежала Розанна и принесла подруге свежий номер: дескать, той будет небезынтересно. Так что Ноэль уже имела удовольствие прочесть злополучную статью: и про трагические обстоятельства смерти Октавии, матери близнецов, и про якобы недосмотревшую за девочкой няню, и про разнообразные скандальные сплетни, ассоциирующиеся с семейством Тиндалл.

Рейнер будет вне себя от ярости, это точно. Ноэль в очередной раз порадовалась, что с материалом работала не она. Грег Патерсон, честолюбивый юнец, совсем недавно зачисленный в штат, оказался “на высоте”. Взял те немногие факты, что и без того были общеизвестны, расцветил их, что-то преувеличивая, что-то подтасовывая, и статейка вышла что надо…

В дверь позвонили. Молодая женщина даже вздрогнула от неожиданности. Нахмурившись, она вышла в прихожую и посмотрела в глазок. Сердце у нее оборвалось.

На пороге стоял Рейнер с газетой в руке. Рейнер, чьи глаза метали молнии.

Со всей очевидностью, он прочел статью и, что вполне понятно, здорово разозлился. Он пришел к ней поделиться своим негодованием? Или за утешением? За поддержкой?

Вся во власти безумной надежды, молодая женщина распахнула дверь.

— Здравствуй!

Рейнер шагнул веред и швырнул газету к ее ногам.

— Что, написала все-таки эту дрянь? Не удержалась?

Ноэль вздернула подбородок.

— Рейнер…

— Вот уже второй день как за мной по пятам штук восемь газетных шавок ходят и на задних лапках выпрашивают интервью. И всех я шлю куда подальше. А ты… ты получила, что хотела, даже особенных усилий к тому не прикладывая. Прими мои поздравления. Я восхищен!

Ноэль внутренне похолодела, как если бы сердце и груди превратилось в кусок льда. Рейнер решил, что статью написала она. Что за ирония судьбы!

А если так, то и черт с ним. Он твердо уверен, что она нарушила данное ему обещание и накропала скандальную статейку для первой страницы “Ботани-Бей”. Как это низко с его стороны, подумать о ней такое! Он, как Руперт, считает ее полным ничтожеством, неспособным отвечать за свои слова и поступки, с готовностью верит в худшее о ней. А ведь она не единожды убедительно доказывала ему, что не лжет, не ведет двойной игры.

Чувства словно разом отключились, осталась лишь тупая ноющая боль. И безнадежность… Сколько можно пытаться доказывать что-то мужчинам, которые все равно никогда ей не поверят? Отчего она не прислушалась к внутреннему голосу и впустила Рейнера в свою жизнь?

— Пошел вон! — Для большего эффекта Ноэль указала на дверь.

От неожиданности он отпрянул и натянуто рассмеялся.

— Ты меня выгоняешь?

Ноэль распахнула дверь шире.

— Вот именно, выгоняю. И ничего с тобой обсуждать не собираюсь. Оправдываться — тем более. Ты поймал меня с поличным. Я — жадная до сенсаций журналистка, на все готовая ради пикантной статьи. И говорить тут больше не о чем.

Рейнер неотрывно глядел на нее, и в глазах его отражалось смятение. Как если бы он надеялся, что на самом деле статью написал кто-то другой. Молодая женщина с трудом сдержала истерический смех. Да, она действительно непричастна к этой публикации, но мистер Тиндалл слишком упрям и слишком уверен в своей правоте, чтобы прислушаться к голосу здравого смысла.

Рейнер угрожающе сощурился.

— Так ты признаешь, что это твои происки? Ты признаешь, что нарушила обещание и накропала эту дрянь?

— Рейнер, я не обязана тебе что-то доказывать. Я не давала тебе ни малейшего повода во мне усомниться, но ты с самого начала решил, что доверять мне нельзя. — Ноэль отвернулась и закусила губу: не хватало еще рас плакаться перед ним! — Уходи и думай, что хочешь. Твоей предвзятостью и твоей омерзительной убежденностью в собственной непогрешимости я сыта по горло!

Он с такой готовностью навесил на нее ярлык беспринципной, прожженной журналистки, что не желает видеть очевидного: она, Ноэль, просто не в состоянии нарушить однажды данного слова.

Рейнер по-прежнему не сводил с Ноэль глаз, словно ожидал, что молодая женщина станет оправдываться, и был страшно разочарован, что этого не произошло.

— Ну и с какой стати ты еще здесь? — бросила она. — Чего стоишь, будто к месту прирос? Я только что подтвердила твои наихудшие подозрения. Радуйся!

Он медленно покачал головой и шагнул к двери.

— Не вижу, чему тут радоваться. Я думал, что могу тебе доверять. Поделился с тобой тем, о чем в жизни никому не рассказывал. А ты воспользовалась моей откровенностью в своих корыстных целях. Я ожидал, что ты хотя бы устыдишься содеянного. — На пороге Рейнер повернулся и удрученно промолвил: — Честно говоря, я глубоко разочарован.

Это он-то разочарован? Ха! Да знает ли он вообще, что означает это слово? Знает ли он, что это такое — когда тебя несправедливо осуждают и признают виновной еще до того, как выслушали! В груди толчками пульсировала боль.

Молодая женщина подняла глаза и, не отводя взгляда от его лица, произнесла:

— Поверь мне, я тоже.

Рейнер замер на месте. Не иначе размышлял, каким же это образом она, Ноэль, сумела обвести его вокруг пальца и воспользоваться его слабостями. Вполне можно утешиться тем, что и ему несладко приходится, что он очень собой недоволен, ощущает себя последним идиотом. Так ему и надо!

Но отчего-то эта мысль не приносила утешения.

О, как Ноэль хотелось сунуть газету под нос этому непроходимому упрямцу и ткнуть пальцем в подпись под статьей! Доказать раз и навсегда, что достойна доверия! Но она закусила губу, чтобы не произнести вслух слов, которые способны обелить ее в глазах Рейнера. Гордость ей не позволяла.

— Чего ждешь? — вызывающе осведомилась Ноэль. Отчего бы ему не убраться наконец восвояси, раз уж она настолько ему противна?

Рейнер покачал головой.

— Я думал, ты совсем другая. — Он рассмеялся горьким, безрадостным смехом. — Дурак, ничему меня жизнь не научила.

Его слова вонзались ей в сердце сотней острых кинжалов.

— Я и есть другая, Рейнер. — Она схватилась за цепочку и судорожно стиснула ее в кулаке. — Да ты просто слеп: не видишь того, что само бросается в глаза, не способен отличить черное от белого!

— И что же, по-твоему, бросается в глаза? — Он пригвоздил Ноэль к месту негодующим взглядом. — Ты предала меня. Вот все, что я вижу.

— Именно так. Вот все, что ты видишь, все, что ты знаешь. Так что, сдается мне, и говорить нам больше не о чем. — Молодая женщина прислонилась к дверному косяку, опасаясь, что того и гляди ноги у нее подогнутся и она упадет. — Прощай, Рейнер.

Он долго смотрел на нее, не отрываясь, и Ноэль готова была поклясться, что в изумрудно-зеленых глазах читается нечто очень похожее на сожаление. Впрочем, наверняка это фантазия ее разыгралась. О чем ему сожалеть? О том, что коварная интриганка сбросила маску и явила истинное свое лицо? Ведь теперь он уйдет, утешаясь сознанием, что эта женщина доверия не достойна.

Как это удобно, как своевременно!

— Прощай, Ноэль, — наконец произнес он до странности мягко и зачем-то подобрал с полу газету.

Потом повернулся и спустился по ступеням крыльца, ни разу не оглянувшись. Сел в машину, швырнул газету на заднее сиденье, завел мотор. Дал задний ход и медленно выехал с подъездной дорожки, по-прежнему не глядя на хозяйку дома. Молодая женщина смотрела ему вслед, приучая себя к мысли, что Рейнер уезжает из ее жизни навсегда и никогда более не вернется. Машина взревела — и исчезла за поворотом дороги.

И вот тогда накатила глубокая, неизбывная печаль. В глазах защипало, однако Ноэль храбро сдержала слезы. Безумная мечта погибла, развеялась по ветру. Но она не станет плакать, нет…

Ноэль без сил опустилась на верхнюю ступеньку. Она упрямо отказывалась признавать, что Рейнер пробился-таки сквозь все ее заслоны и завладел сердцем. Однако его оскорбительные предположения, его недоверие причиняли боль ничуть не меньшую, нежели Ноэль испытала в тот день, когда обожаемый отец ушел из жизни и оставил ее одну. О Господи, ничуть не меньшую!

10

На следующий день Рейнер честно попытался выбросить из головы все, что произошло в доме Ноэль. Он позавтракал с близняшками, перебинтовал Долли лобик, почитал девочкам сказку и уехал в офис, твердо вознамерившись с головой погрузиться в повседневную рутину и не вспоминать более о Ноэль. Все утро он просидел за бумагами, придирчиво изучая цифры ежемесячного отчета и пытаясь понять, в чем причина того, что в одном из кинотеатров прибыль явно идет на спад, а в двух других, напротив, стремительно растет.

В полдень Рейнер собрал совещание начальников отделов и безжалостно терзал их часа полтора, стараясь составить наиболее эффективный план работы на ближайший квартал. Однако на протяжении всего заседания перед его глазами стояло лицо Ноэль — печальное, удрученное, разочарованное. Наконец планы были утверждены, подчиненные разошлись, а Рейнер остался сидеть за письменным столом, слепо глядя в пространство, не в состоянии избавиться от мысли, что, кажется, совершил роковую ошибку.

Отчего Ноэль повела себя с ним вызывающе? Уж больно не похоже это было на обычную вспышку раздражения при неприятной беседе. Да, конечно, расчетливой интриганке досадно, что ее разоблачили… Рейнер так надеялся, что эта кареглазая красавица не похожа на всех тех хищниц, что чередой прошли через жизнь отца и его собственную жизнь! Его справедливые обвинения ее явно оскорбили и обидели… Но почему? Она пыталась что-то объяснить ему своим молчанием? Но что?..

После ланча нервы Рейнера окончательно сдали. Он понял, что должен вновь увидеться с Ноэль и объясниться начистоту, а работа может и подождать. И отчего-то, предвкушая минуту, когда он вновь вдохнет жасминно-розовый аромат, заглянет в карие, точно растопленный шоколад, глаза, услышит ее серебристый смех, сердце Тиндалла забилось чаше.

По дороге в редакцию Рейнер дважды проехал на красный свет и трижды превысил скорость. Припарковавшись у нужного здания, он взбежал по ступеням, толкнул стеклянную дверь и направился прямиком к секретарше.

— Мне нужна Ноэль Лайсетт. Не подскажете, как мне ее найти? — нетерпеливо осведомился он.

— Извините, сэр, но мисс Лайсетт здесь больше не работает.

— Как не работает? — нахмурился Рейнер. — Она брала у меня интервью для статьи.

— Да, сэр, брала. Но она здесь больше не работает.

— Почему?

Секретарша пожала плечами.

— Честное слово, не знаю. Мне просто велено переводить все поступающие к ней звонки на другого сотрудника.

Рейнер убито кивнул. Неужели Ноэль уволили? Или она сама ушла? Может, после той пакостной статейки ей предложили местечко получше?

Но интуиция подсказывала, что Ноэль покинула редакцию отнюдь не по доброй воле. Она любила свою работу, гордилась ею. На мгновение Рейнер закрыл глаза, вспоминая побледневшее, осунувшееся лицо Ноэль, ее дрожащие губы. Неудивительно, что она казалась такой огорченной.

Что бы там ни случилось, но работы Ноэль лишилась, это очевидно. Однако вчера она и словечком не обмолвилась об этом, когда он обрушил на нее поток обвинений. А ведь вполне могла бы сослаться на потерю работы, рассчитывая пробудить в нем сочувствие, но именно этого и не стала делать.

Рейнер поневоле преисполнился к ней восхищением. Боже, как ему хотелось броситься к Ноэль, заключить в объятия, смахнуть с глаз непрошеные слезы… Он ведь видел вчера отчаяние на лице Ноэль и не мог избавиться от мысли, что виной тому — он сам…

Возвращаясь обратно в офис, Рейнер в сотый раз прокручивал в голове фрагменты их вчерашней беседы.

“Я не давала тебе ни малейшего повода во мне усомниться…” “Я и есть другая, Рейнер… Да ты просто слеп: не видишь того, что само бросается в глаза, не способен отличить черное от белого!”

В карих глазах — обида и боль. Вымученная, печальная улыбка…

Рейнер остановил машину у тротуара, потянулся за газетой, развернул шуршащие листы, сдвинув брови, вновь внимательно перечитал статью. И наконец заметил то, на что в запале не обратил внимании накануне, на подпись: “Грег Патерсон”.

Эти два слова произвели на Рейнера впечатление разорвавшейся бомбы. Оглушенный, потрясенный, он тупо глядел в пространство, а перед глазами вспыхивали и гасли огненные круги.

Ноэль его не предавала! Ноэль выступила на его стороне и в результате потеряла работу!

Последний, недостающий кусочек головоломки с легким щелчком встал на место. И накатило раскаяние.

Он ворвался в дом Ноэль, точно имел на это право, ни минуты не сомневаясь, что молодая женщина кругом перед ним виновата. В то время как она, по всей видимости, пожертвовала любимой работой ради того, чтобы сдержать слово.

Болван! Твердолобый, непроходимый болван!

А ведь Ноэль точно так же, как и он, не приучена доверять людям. И он, Рейнер, только что доказал ей, что ее доверия ни в коей мере не достоин, дал ей отличный повод вычеркнуть его из своей жизни. Сумеет ли он исправить содеянное? Ведь только сейчас он понял со всей отчетливостью: будущего без Ноэль он себе не мыслит.


— Прежде чем уехать, я хочу серьезно поговорить с тобой, Ноэль.

Миссис Лайсетт застегнула молнию на сумке и, поставив ее в угол, уселась в кресло, положив руки на колени, и одарила дочь в высшей мере недовольным взглядом.

Ноэль обреченно вздохнула. С того злополучного ужина она с замирающим сердцем ждала, когда же наконец мать отругает ее за “неподходящее знакомство”. Но Агата Лайсетт молчала. По всей видимости, выходка Рейнера настолько ее потрясла, что почтенная дама предпочла вовсе не возвращаться к неприятной теме. И лишь сейчас, уже прощаясь с дочерью, решила-таки исполнить свой “материнский долг” до конца и отчитать ее по полной программе.

— Я изо всех сил старалась сдержаться и не наговорить лишнего. Но, кажется, зря. Бог весть чего еще ты натворишь в мое отсутствие. О чем ты вообще думаешь? Бомж, собиратель бутылок? Тоже мне, достойная партия!

Только этого ей и не хватало! После мучительного разговора с Рейнером, когда стало ясно, что вместе им не быть, выслушать лекцию на тему, что тот ей совершенно не подходит, было выше сил Ноэль.

Можно было бы, конечно, рассказать матери всю правду о Рейнере и о его сети кинотеатров.

Ноэль украдкой ущипнула себя за руку: может, она спит и видит сон? Или внезапно перенеслась в некую альтернативную реальность? Нет, это явь. Кажется, они с матерью наконец нашли общий язык… или хотя бы некое его подобие. Вряд ли они когда-либо станут лучшими подругами, но им есть к чему стремиться!

Агата Лайсетт подхватила сумку и направилась к двери. На пороге она обернулась и, к удивлению дочери, подмигнула.

— Вижу, ты наконец повзрослела. Так что я уезжаю со спокойной душой, как говорится.

— Мама… — Ноэль просто не находила слов, — так ты приезжаешь… потому, что волнуешься за меня?

— Ну конечно. Дочь ты мне или нет? Я к тебе, между прочим, очень привязана. Гораздо больше, чем ты думаешь.

В груди Ноэль всколыхнулась теплая волна. Впервые в жизни она поняла, что мать ее любит — по-своему, но любит. И пусть порой проявления этой любви способны обидеть и ранить, все равно такая мать лучше, нежели та, которой до родной дочери вовсе нет дела.

Словно подслушав ее мысли, Агата Лайсетт на мгновение сжала руку Ноэль в своей и сказала:

— Ладно, мне пора. И знаешь, ты права. Этот твой бомжик действительно хорош собой. — Мать толкнула дверь, вышла на крыльцо и весело помахала дочери. — Удачи тебе!

Не в силах стронуться с места, разом утратившая дар речи, Ноэль слабо помахала в ответ. А потом закрыла дверь и еще долго стоила в коридоре, прислонившись к стене и заново переживая недавний разговор. До чего же это славно — уметь постоять за свои права и нежданно-негаданно обнаружить материнскую любовь там, где привыкла усматривать вечное недовольство и придирки!

И в это самое мгновение Ноэль с удивительной ясностью осознала: она, и не кто иной, ответственна за собственное счастье и благополучие. Никакой не Руперт. И не мать. И даже не Рейнер. Она и только она вправе выбирать свой путь. Свое будущее. И никто не лишит ее этого права!..

В дверь позвонили. Неужели мама что-то забыла? Ноэль посмотрела в глазок — и остолбенела.

Рейнер? Но откуда он взялся? Ноэль прижала руку к сердцу. О нет! К этой встрече она не готова. Она еще не привыкла к пьянящему чувству уверенности в себе. Ей нужно время. Но Рейнер уже здесь. Он стоит на пороге, А она только что поняла, что не может вечно убегать от него, открещиваться от собственных чувств, зачеркивать собственные надежды. Молодая женщина стиснула зубы и открыла дверь.

О, как он хорош! Всякий раз при одном только взгляде на Рейнера у нее перехватывало дыхание. А он, между тем, явно нервничал, словно боялся, что Ноэль захлопнет дверь перед самым его носом. Как на него не похоже!

Впрочем, зря тратить время Рейнер не стал.

— Я… Сдается мне, что я должен извиниться, — объявил он с порога, точно бросаясь в холодную воду.

— Да ну? — изогнула брови молодая женщина.

— О да. — Рейнер шагнул вперед и сжал ее пальцы в своей широкой теплой ладони. — Да, должен. — Он покачал головой и на мгновение уставился в пол. — Ты той статьи не писала.

Ноэль замерла, пытаясь отрешиться от того, какое это наслаждение — ощущать свою руку в его руке. Она открыла было рот, собираясь заговорить, но ей это не удалось.

— Вижу, я застал тебя врасплох, — отметил Рейнер.

Собравшись с духом, Ноэль решительно высвободила руку.

— Честно говоря, да. — Она сухо улыбнулась. — Ты, никак, удосужился взглянуть на подпись, верно?

— Верно. — Рейнер поднял голову, изумрудно-зеленые глаза потемнели до черноты грозового неба. — Теперь я знаю, что ты не из тех, кто предает доверие и доверившегося…

— Ключевое слово “теперь”, — безжалостно оборвала его Ноэль, несмотря на то что под взглядом этих глаз по спине у нее пробе жал волнующий холодок. — А не далее как вчера все было иначе. Ты был полностью уверен, что я — бессовестная газетчица, готовая воспользоваться чужим горем в своих гнусных целях. После того как я дала тебе слово, ты подумал обо мне самое худшее, как большинство людей в моей жизни. Это обидно и это больно…

— Признаю, я был идиотом, — еле слышно выдохнул Рейнер. — Ты пыталась защитить меня и мою семью и в результате лишилась работы, так? Я правильно догадался? Ноэль, мне стыдно, что я в тебе усомнился. Мое прошлое… Горький опыт научил меня: людям доверять нельзя. Я так боялся повторить ошибки отца, что в результате вел себя в точности как он. Я не позволял себе искренне привязаться к кому-либо, выбирал отношения поверхностные и ни к чему не обязывающие, так на какую же ответную любовь мог я рассчитывать? Я швырял деньги направо и налево как замену сердцу и получал то, чего заслуживал… Дарил бриллианты, но никогда не разговаривал по душам. — Рейнер перевел дух. — Теперь я попробую иначе…

И, к изумлению Ноэль, он церемонно опустился на одно колено и торжественно произнес:

— Ноэль, я люблю тебя и жить без тебя не могу. Если ты согласишься выйти за меня замуж, я буду счастливейшим человеком на земле. — Он подбросил на ладони что-то яркое и блестящее. — В знак моей вечной любви и серьезных намерений, пожалуйста, прими вот это кольцо.

Ноэль потрясенно заморгала, пригляделась повнимательнее — но наваждение не исчезло. Это было ярко-красное пластмассовое колечко вроде тех, в которых щеголяют девочки детсадовского возраста, дополняя их бабушкиным боа, теткиной шалью и мамиными туфлями на высоких каблуках.

Ярко-красное пластмассовое обручальное кольцо?

— Посмотрим, подойдет ли. — Рейнер вновь завладел ее рукой и попытался надеть колечко на палец, но дальше первого сустава оно не лезло.

Тогда он склонил голову набок, оценивая эффект, и усмехнулся.

— Отлично смотрится. Просто твой цвет! С размером, правда, промашка вышла… Ну да пустяки, отнесем к ювелиру, он подгонит…

Ноэль так и прыснула. Смятения и горечи как не бывало. Перед ней был ее Рейнер, выдумщик, фантазер и шутник… самый потрясающий мужчина на свете!

— Ради Бога, где ты это взял?

— Из детской хлопушки, — невозмутимо пояснил он. — Пришлось взорвать целую коробку, прежде чем попалось то, что нужно. Но для хорошего человека не жалко! — Рейнер погладил ее руку, и на сей раз голос его прозвучал серьезно: — Я люблю тебя, Ноэль, и сделаю все на свете, чтобы доказать это.

Ноэль затрепетала. В горле застрял комок, и молодая женщина сумела выговорить только:

— О, Рейнер…

Он поднялся с колена, привлек ее к себе и еле слышно прошептал в губы:

— Скажи, что меня любишь… Ноэль, я знаю, что это так.

Восхитительный аромат кофе со сливками и пряного мужского лосьона обволакивал ее дурманящим облаком. Ноэль тихо вздохнула и крепче прижалась к нему.

— Я люблю тебя, Рейнер, я уже давно тебя люблю. Просто боялась тебе признаться.

Рейнер Тиндалл просиял широкой белозубой улыбкой, в изумрудно-зеленых глазах заплясали бесенята.

— Чистосердечное признание облегчает вину, мисс Лайсетт. А теперь, когда ты наконец произнесла те самые слова, которых я так ждал… сюрприз, сюрприз! — Он сунул руку в карман джинсов и извлек оттуда плоскую коробочку алого бархата. — Теперь, когда пластмассовая штукенция сработала, можно и к настоящим подаркам перейти.

Рейнер заглянул в глаза любимой, нажал на замочек, и крышка откинулась. Внутри, на черном бархате, лежал изумительной красоты гарнитур: тяжелые, “под старину”, серьги и кольцо с темно-алыми, как кровь, рубинами в окружении крохотных бриллиантов. Серьги очень походили на те, что когда-то подарил Ноэль отец. А кольцо, сделанное в том же стиле, идеально подходило к серьгам и при этом заключало в себе некую неповторимую уникальность.

— О, Рейнер, — прошептала она, прижимая руку к сердцу, — ты запомнил…

— Еще как запомнил, — усмехнулся он. — Ювелир чуть с ума не сошел, пока я на своем непрофессиональном языке пытался объяснить, чего именно хочу и как это в целом должно выглядеть. И при этом потребовал изготовить все чуть ли не немедленно.

Рейнер открепил серьги от бархатной подкладки и, отведя в сторону пушистые золотые локоны, осторожно вдел их в уши Ноэль.

— Это тебе в память об утратах детства. Отец искренне любил тебя, я уверен, хотя был человеком слабым и безответственным. Наверняка ему отрадно было бы думать, что ты по-прежнему носишь его подарок… ну, пусть копию. Это тебе от отца… и от меня. А это… — Рейнер извлек из коробочки кольцо и торжественно надел на палец Ноэль. — А это — залог будущего, которое не знает утрат и измен. Это от меня и только от меня.

Нужно ли удивляться, что кольцо с рубином в отличие от пластмассового подошло идеально? Как если бы было создано специально для Ноэль. Точно так же, как и Рейнер. Точно так же, как и она — для Рейнера… Это была последняя связная мысль, промелькнувшая в голове Ноэль, прежде чем губы их слились и мир вокруг временно перестал существовать…


КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Интервью с холостяком |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу