Book: Кристиан Тринадцатый



Кристиан Тринадцатый

Дмитрий Суслин

Кристиан Тринадцатый

повесть

Глава первая

НА ПОИСКИ ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Когда рыцарь Катерино и его брат Принц Белой башни покинули Страну остановленного времени, пусто стало на сердце у Кристиана. Словно что-то очень дорогое отняли у него.

В сущности, так оно и было.

Друзья покинули его, и хотя с ним остался маленький тролль Друль, все равно ему было ужасно одиноко. Даже родные братья, которые стали к нему совсем по-другому относиться, с той минуты, как он был посвящен в рыцари, даже они не могли рассеять его грусть. Немного легче становилось Крису, когда он встречал добрый взгляд прекрасных глаз Феи вечной юности. Но это случалось не часто. И лишь на короткое мгновение. Тут же на Фею налетал вихрь придворных, и они уносили ее в свой вечно веселый мир, который так не соответствовал настроению мальчика.

Точно так же как и Крис, переживал разлуку с друзьями и Друль. Он тоже сразу затосковал по Кате. И даже конфеты, пирожные и прочие сладости, которых было бесчисленное множество на веселых пирушках, не радовали его. Чтобы как-то скрасить тоску он ни на шаг не отставал от Криса, но мальчик был такой невеселый, что, глядя на него, Друлю становилось еще хуже.

И все-таки друзья не покидали друг друга.

Рядом они поехали и в Столицу вместе с кортежем Феи вечной юности.

О, это был великий караван, какого еще не видела страна за все свое существование. Сразу после победы над Алехандро Черным и Леонари и коронации Феи в Столицу были отправлены послы с известием, Что теперь в Стране остановленного времени новый правитель – Фея. С быстротой птичьего полета эта весть облетела всю страну, и со всех ее сторон к Фее помчались правители провинций, областей и княжеств, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение и заручиться ее благоволением.

Утомленная войнами и раздорами страна приветствовала новую повелительницу, которая гарантировала воцарение порядка, покоя и законности.

Вот почему маленький скромный кортеж, состоявший из трех сотен человек, через неделю превратился в многотысячный караван, у которого не разглядишь ни начала, ни конца. И вся эта разноцветная торжествующая кавалькада направлялась на восток, к Столице. Она двигалась быстро, но очень часто останавливалась, чтобы устроить очередной прием того или иного властителя, который спешили заявить о своей лояльности Фее вечной юности, а по вечерам каждый раз устраивался веселый пир с танцами и развлечениями, которые Фея так любила.

Но все это не радовало Кристиана. Ему было скучно на этом празднике жизни. Даже фее его вечно тоскливый вид, наконец, надоел, и она сделала ему замечание.

– Рыцарь Кристиан, – сказала она, – я прекрасно понимаю, как тебе было горько расстаться с твоими друзьями, но нельзя же скучать вечно!

Кристиан попросил прощения и попытался улыбнуться, но улыбка его получилась такой кислой, что фея только обиженно скривила губы и ничего больше не сказала. Она ехала в красивой карете, а Кристиан с Друлем ехали рядом на лошадях. Хорошо, что ее отвлек очередной паж, который объявил ей, что властитель Зеленого княжества князь Аринако приехал к ней, чтобы попросить ее о милости и принять его княжество в свое подданство.

Фея вздохнула, но велела остановиться, чтобы, как полагается, встретить знаменитого и почтенного князя.

Крис и Друль поспешили покинуть фею и поехали в лагерь, где находились братья Криса.

Навстречу мимо них проехал отряд всадников во главе с красивым седовласым мужчиной. Все, кто сопровождал его, были одеты в зеленые костюмы, и Крис догадался, что это и есть князь Аринако, о котором он знал из Катиных рассказов.

Рядом с князем на великолепном скакуне ехал мальчик десяти лет, и юный рыцарь понял, что это его сын Ариан который мог стать оруженосцем рыцаря Катерино, но не стал им, потому что был слегка пьян. Крис опять вспомнил Катю и улыбнулся.

– Ты вспомнил, как впервые встретился с рыцарем Катерино? – Друль словно угадал его мысли.

Крис покраснел. Да, его первая встреча с рыцарем Катерино для всех троих кончилась весьма весело, Катерино чуть не поколотили, а сам он попался в ловушку Друля.

– Послушай, Сладкоежка, – обратился мальчик к Друлю, потому что это было прозвище тролля. – Знаешь, с каждым днем мне все тяжелее оставаться здесь.

Друль ничего не ответил, но стал внимательно слушать, о чем говорили его встрепенувшиеся большие смешные уши.

Крис продолжал:

– Эта придворная жизнь не по мне. Неужели я стал рыцарем, чтобы участвовать в балах и церемониях двора ее величества? Я создан для приключений и странствий. Моя лошадь застоялась от вечной ходьбы шагом. Она хочет нестись галопом навстречу новым, и мимо стремительно проносились деревья, дома и кусты. Ты меня понимаешь?

– Конечно, ответил Друль. – Тебе скучно. Жизнь с рыцарем Катерино была куда интереснее. Но где ты сейчас найдешь приключения! Они сами нас найдут! Ты готов отправиться со мной в странствие?

Друль покраснел от удовольствия. Он был счастлив, то ему оказали такое внимание.

– Ты зовешь меня с собой?

– Да, я предлагаю тебе стать моим оруженосцем и отправиться странствовать по белому свету. Иначе мы с тобой оба сгинем от тоски в этой толпе придворных весельчаков и льстецов. Разве мы с тобой научимся когда-нибудь так умело льстить, вести светскую беседу и произносить за столом здравницы? Нет никогда! Или ты не можешь покинуть эти забитые тортами и пирожными столы?

Друль обиделся.

– Я конечно очень люблю торты и пирожные, – сказал он, – но дружбу я ценю превыше всего.

– Это великие слова, Друль! Я готов подписаться за каждым. И не обижайся на меня. Я в тебе не сомневался.

– Спасибо, – обрадовался Друль. – Конечно, я согласен быть твоим оруженосцем, и буду служить тебе так же, как ты служил рыцарю Катерино. Без страха и упрека. Когда мы отправляемся?

– Завтра утром. Нечего тянуть! Сегодня вечером мы пойдем к Фее вечной юности и попросим ее отпустить нас странствовать. Я уверен, она нам не откажет. Мы слишком молоды с тобой, чтобы киснуть в придворной закваске.

Так они и порешили. Сказано-сделано, Друзья стали готовиться в дорогу. На это у них ушло всего лишь полчаса. Они были опытными путешественниками.

Когда все было готово и можно было хоть сейчас отправляться в дорогу, они стали обсуждать, в какую строну отправляться путешествовать. Крис хотел вернуться в те места, где они уже побывали, потому что опасностей там было хоть пруд пруди, Друль же, что надо посмотреть новые места, потому что так полагается настоящим путешественникам. Они немного поспорили, а потом решили бросить жребий. Это был хороший выход, и они решили воспользоваться им, когда окажутся на первом же перекрестке дорог.

Пока они спорили, наступил вечер. Они сидели в палатке, и снаружи стали доноситься звуки музыки и бой барабанов. Как всегда начиналось веселье.

– Надо идти к Фее, – Крис сразу стал серьезным и озабоченным. Он начал обдумывать речь, с которой он обратиться к повелительнице. – Настал наш час!

Друзья осмотрели друг друга – прилично ли они выглядели, хорошо ли смотрятся их костюмы. Опозориться было бы очень некстати. Вокруг Феи всегда было очень много народа, не дай бог пустят слух, что они неряхи. Нельзя забывать, что Кристиан сейчас был самым молодым рыцарем во всей стране, и к нему приковано пристальное внимание всего каравана. А когда тебе тринадцать лет, и ты в центре внимания сотен и тысяч взрослых людей, это накладывает на тебя большую ответственность. К тому речь шла о его чести и чести его семьи, его братьев.

Вроде все было нормально. Кристиан помолился на дорожку, вспомнил свою матушку, мысленно попросил у нее благословения, и они с Друлем вышли из палатки. Одеты они были по-походному. На поясе у каждого висел меч, а лица были суровы и серьезны. На них сразу обратили внимания.

– Эй, Крис! – крикнул ему один из братьев. – Куда это ты собрался?

И только тут мальчик вспомнил, что ничего не сказал своим братьям и не посоветовался с ними.

– Энолио, – сказал он брату, который задал ему вопрос. – Мне надо вам всем кое-что сказать. Ты не соберешь братьев в большом шатре?

Лицо мальчика было таким серьезным, когда он это говорил, что только что смеющийся Энолио тоже сразу стал серьезным. Он внимательно посмотрел на младшего брата и кивнул в знак согласия.

– Конечно, братишка, я сейчас всех соберу. Жди нас! – и со всех ног кинулся собирать братьев.

А Крис пошел в шатер, где они с братьями вместе обедали. Он сел на свое место и посадил рядом с собой Друля.

Не прошло и минут, как в шатер один за другим стали собираться братья. И вот, оруженосец Ричарда даже не успел расставить на столе все кубки, как они были уже все вместе. Все тринадцать.

– Кристиан, сын Ричарда Отважного и Элизы Недоступной, – обратился к нему самый старший брат Ричард. – Что ты хотел нам объявить?

И Крис все им рассказал. Кончил он такими словами,

– Я уже столько дней рыцарь, а ведь в этом звании я еще ничего не совершил. Ни одного подвига. Так ведь может пройти и вся жизнь.

Несколько минут прошло в молчании. Братья обдумывали, что он сказал. Наконец Ричард встал и сказал:

– И ты просишь нас благословить тебя в отсутствии нашей матушки?

– Да!

– Ты решил пойти по нашим стопам?

– Да!

– Что ж, – грустно вздохнул Ричард. – Мы не вправе тебя останавливать. Любой из рода Отважных сам выбирает свою судьбу. И ты ее выбрал.

Братья одобрительно закивали, соглашаясь со словами старшего. А тот продолжал:

– Ты выбрал самый сложный удел. Удел странствующего рыцаря. Теперь ты будешь жить по особым законам. И не нарушай их. Служи им честно и доблестно. Не урони чести нашего имени. Каждый из нас тоже побывал странствующим рыцарем, и не один из нас не запятнал наше имя позором. Мы уверены, что и ты не будешь исключением. Получи наше благословение.

И с этими словами он подошел к Кристиану и обнял его. Все братья встали и сделали то же самое. Каждый из них к тому же прибавил от себя пожелание. Когда церемония благословения была закончена, все снова заняли свои места, а Ричард напоследок сказал:

Пусть будет с тобой удача, младший брат. Сегодня мы вправе вспомнить, что это благодаря тебе мы сейчас можем разговаривать, дышать воздухом, ехать верхом. Ты спас нас, и мы благодарны тебе. После того, как Фея сядет на трон Белой башни, мы отправимся в наш родной замок к матушке, – при этом голос сурового рыцаря дрогнул, – Она не видела нас столько лет! Мы скрасим ее одиночество и окружим ее заботой и сыновней лаской. Она это заслужила. Отец наш погиб, и наши сердца полны скорби о нем, так в память о нем поклянемся, братья, что непрерывно четверо из нас будут с ней до…. По очереди. Пусть никогда больше она не познает горького одиночества. Как она, должно быть, страдает! А тебе, Крис, от нас задание. Первой твоей задачей мы тебе наставляем в наш замок и сообщить матушке, что мы скоро приедем к ней, и пусть она готовится к встрече.

Так сам собой решился вопрос, в какую сторону должен был отправиться Крис. Вот и настала пора, наконец, идти на аудиенцию к Фее вечной юности.

Когда два друга подошли к лагерю Феи и смогли протиснуться сквозь толпу придворных и охранников, то их увидел сам Альвансор Безупречный, начальник охраны ее величества. Он всегда хорошо относился к Крису, и в этот раз, увидев его, он обрадовался и пошел ему навстречу.

– Вижу по твоему лицу, рыцарь Кристиан, что у тебя важное дело, – вместо приветствия перешел сразу к делу Альвансор. – Ты и твой друг хотите встретиться с ее величеством?

– Так точно, господин Альвансор, – смиренно ответил мальчик.

– И ты хочешь поговорить с ней, чтобы при этом было как можно меньше народу? – словно читая мысли Криса, продолжал Альвансор.

– Мы будем вам очень признательны. – Крис поклонился.

– Нет ничего легче, – подмигнул мальчику Альвансор. – Только что ее величество принимало у себя одного из правителей провинций. У низ была очень долгая беседа. После нее Фея вечной юности просила никого к ней не пускать некоторое время, пока она отдохнет. Но я почему-то думаю, что для вас она сделает исключение.

Альвансор сказал все это и скрылся в шатре повелительницы. Через минуту он вышел обратно, и по его торжествующему лицу Крис понял, что все будет в порядке.

– Ее величество вас, господин рыцарь, и вас, господин тролль, пройти в ее покои. Она ждет вас.

Друзья несколько растерянные от такой торжественности.

– Кристиан Тринадцатый, сын Ричарда Отважного и Элизы Недоступной, и младший из семейства троллей Хоскингсов, владетелей замка Аль де Баран Друль Хоскингс!

Это королевский камердинер объявил их имена, и Кристиан впервые узнал, что у Друля кроме имени и прозвища есть еще и фамилия.

Ее величество Фея вечной юности сидела в дорогом походном кресле. Она посмотрела на наших друзей прекрасными добрыми глазами и приветственно им поклонилась. Они в свою очередь поклонились ей, чуть не до земли.

– Крис, Друль, – как к старым друзьям обратилась она к ним.

– Что вас привело ко мне? Разве это так важно и нельзя сказать на балу?

Крис набрал побольше воздуха для смелости и выложил ей все, что хотел сказать. Фея вечной юности слушала его очень внимательно и постепенно, как продолжался рассказ, ее лицо омрачалось. К тому моменту, как мальчик закончил, она стала такой грустной, что Крис и Друль, которые не могли не заметить этого, тоже приуныли, сами не зная почему.

– Я тебя прекрасно поняла, Кристиан, – сказала Фея. Она встала с кресла и подошла к мальчику. Волшебница совершенно не была похожа не повелительницу и королеву. Она больше напоминала девушку почти одних лет с Крисом. – И твоя просьба мне ясна.

Крис просветлел и сделал шаг вперед.

– Но я должна тебя огорчить, – сказала волшебница.

– Что такое? – хором спросили Крис и Друль, в недоумении поглядев друг на друга.

– Потому что просьбу твою я могу выполнить только наполовину.

Кристиан пожал плечами, показав, что он не совсем понимает, что этим хочет сказать ее величество. Фея продолжала:

– Ты просишь, чтобы я отпустила тебя и Друля странствовать по свету. Тебе хочется приключений? Что ж, они у тебя будут. Но дело в том, что сейчас я сама обращаюсь к вам двоим с просьбой.

Два друга опять недоуменно посмотрели друг на друга. Сама Фея вечной юности собирается их о чем-то просить! Это неслыханная честь.

– Моя просьба больше адресована Друлю, а тебя, Крис, я попрошу разрешить ему выполнить ее.

– Мы оба к вашим услугам! – Мальчик и тролль опять глубоко поклонились.

– Я прошу тебя, Друль, остаться со мной, – взяв тролльчонка за руки и заглянув ему в глаза, ласково сказала Фея.

– Что?!!

И Друль, а еще больше Крис, были поражены.

– Да, ты мне нужен, Друль, и я попрошу тебя остаться со мной на некоторое время.

Это было так неожиданно, но они ничего не могли поделать. Судьба распоряжалась так, что они должны были расстаться.

– Прощай, Друль! – Крис повернулся к тролльчонку и не выдержал, бросился к нему в объятия. – Ты должен остаться здесь, в этом шатре. Ты будешь служить не мне. Что ж, твоя служба более почетна, чем быть оруженосцем у никому неизвестного рыцаря, да еще к тому же мальчишки.

– Нет, Крис, – стал успокаивать его Друль. – Просто так надо. Так ведь, ваше величество?

– Ты все понимаешь правильно, – ответила Фея. – Можете попрощаться здесь, где вас никто не увидит, и я тоже не буду вам мешать. До встречи, Кристиан!

Иона вышла из шатра наружу, на воздух, где ее ждали тысячи людей.

Через несколько минут твердым шагом вышел Крис. Прощание с Друлем не заняло у него много времени. Он же не девчонка, чтобы долго размазывать слезы. Хотя девчонки тоже бывают разные. Такая девочка, как Катя Константинова даст десять очков вперед любому мальчишке.

Крис вспомнил Катю, и ему стало так грустно, что он чуть не заплакал. Не сделал этого, потому что слишком много было вокруг народу. Но на душе было хуже некуда. Все-таки ему было очень больно опять разлучаться с Друлем, и он это понял только сейчас.

Но делать было нечего. Крис сжал покрепче кулаки и направился к своему лагерю. Он решил ехать прямо сейчас, потому что ни минуты больше не хотел здесь оставаться. И тут кто-то дернул его за рукав куртки.



Глава вторая

ОРУЖЕНОСЕЦ

Крис оглянулся. Он уже было нахмурил брови, и приготовился достойно ответить тому нахалу, который посмел так нагло его остановить. Но перед ним оказался просто мальчишка. Ниже его на целую голову, ему наверное было лет десять от силы. Было темно уже, и лицо мальчика Крис не сразу смог рассмотреть, поэтому он скорее догадался, что перед ним сын князя Аринако – Ариан. Крис убедился в этом, когда мимо прошел солдат с факелом, и отблеск огня упал на голову мальчика. Его волосы были слегка зеленоватые.

– Что тебе надо? – несколько даже грубовато спросил Кристиан.

По тому, как тот закусил губы, было видно, что это его глубоко оскорбило. Тем не менее, мальчик стерпел обиду и со всем дружелюбием на какое способен спросил:

– Скажи, ты рыцарь Кристиан? Кристиан Тринадцатый?

– Допустим, – Крис все еще не понимал, что от него хочет этот мальчишка.

– Я Ариан, сын князя Аринако, – представился тот.

Было видно, что тот прекрасно воспитан, и что такое чувство собственного достоинства, ему хорошо известно. – Мне надо с тобой поговорить. Согласишься ли ты меня выслушать?

Ариан так старался держаться достойно, но глаза его так блестели, и в них было столько ярко выраженного восхищения, оттого что он разговаривает с настоящим рыцарем, что Крис невольно смягчился. В конце концов, сам он тоже совсем недавно стал рыцарем, и еще не набрался рыцарской спеси.

– Что ты хочешь мне сказать? – спросил он куда приветливее, чем несколько секунд назад.

– Это правда, что ты собираешься отправиться в странствие?

Брови Криса поднялись от удивления.

– Кто тебе это сказал?

– Мне сказала, вернее моему отцу, Фея вечной юности.

Крис еще более удивился?

– Сегодня днем во время аудиенции.

– Как днем? – не столько Ариана, сколько самого себя спросил Крис. – Ведь я ей сам об этом сказал только сейчас?

Но он тут же вспомнил, что Фея вечной юности самая могущественная волшебница в Стране остановленного времени, и замолчал.

– Допустим, что так оно и есть, – сказал он. – И что из этого следует?

– А еще она сказала, что тебе понадобится верный оруженосец.

– Она так сказала?

– Слово в слово, – Ариан говорил таким убедительным голосом, что не поверить ему было нельзя. – Это случилось, когда мой отец попросил ее, по моей просьбе, определить меня оруженосцем к кому-нибудь из рыцарей. Тогда она сказала, что в данную минуту только один рыцарь нуждается в оруженосце, и назвала твое имя.

– Иными словами, – перебил мальчика Крис, – ты хочешь стать моим оруженосцем?

– Да!

Кристиан критическим взором оглядел мальчика с ног до головы, когда его взгляд прошелся по его крепкой фигурке от головы до ног, что сильно смутился.

– Я понимаю, что я еще недостаточно взрослый чтобы …

– Недостаточно взрослый? – Кристиан рассмеялся, и от его смеха Ариан вспыхнул до корней волос. – Ты же еще совершенный ребенок! Посмотри на себя! Ведь ты еще даже мне носишь мужских штанов, а хочешь ехать со мной. Да надо мной будут смеяться даже деревенские собаки и кошки, видя меня с такой свитой.

Ариан действительно по мерка Страны остановленного времени, которая не прикрывала колен, и больше была похожа на тунику эльфа, короткие сапожки. Штанов на нем действительно не было.

– Рыцарь Катерино был не немного старше меня, а тем не менее ты сам служил у него оруженосцем!

Крис смутился. Ариан заметил это и возобновил свое выступление на него:

– Я прекрасно езжу верхом, стреляю из лука и сражаюсь мечом и конным и пешим. И это не хвастовство. Просто любой из рода князей Зеленого леса должен уметь все это с пеленок. Я плаваю, как рыба и лазаю по деревьям, как белка. Метаю нож и с десяти шагов попадаю в тонкую ветку рябины. А бегаю я так…

– А язык у тебя такой длинный, что ты им наверное звезды можешь слизывать, не вставая с постели.

Кристиан сам не ожидал, что у него получиться такая злая шутка, но слово не воробей. Оскорбление было нанесено. И оба мальчика поняли это.

– Ты забываешься рыцарь! – Ариан сразу вспомнил, что он из княжеского рода. – Может быть, мой язык и действительно не всегда следит за собой, зато он у меня не змеиный и не наносит оскорбления человеку, которого видит впервые в жизни. Я вызываю тебя на поединок, и ты сам убедишься, что смеялся надо мной напрасно, а про рыцарей видимо и вправду говорят, что спесивее их на свете ни кого нет! Я знал только одного рыцаря, который никогда не задирал ни перед кем носа – это рыцарь Катерино!

Кристиан понял, что он оказался не совсем прав в этой ситуации. Он уже хотел было извиниться перед княжичем, но тот успел сам столько наговорить ему, что об извинениях не могло быть и речи.

– Я готов хоть сейчас удовлетворить твое оскорбленное достоинство! – Сказал Крис. – Здесь неподалеку есть небольшой овражек. Так вот я буду тебя ждать там, и мне даже не понадобятся секунданты, что бы превратить твою роскошную княжескую рубашку в праздничные разноцветные ленты.

– Посмотрим еще, кто кого! – огрызнулся Ариан и побежал за оружием.

Через десять минут мальчики уже стояли на дне оврага и готовились сразиться друг с другом. Была уже глубокая ночь, но сюда на дно оврага посылала огромная луна, да еще доходили отблески от сотен костров. Так что ничего не мешало противникам видеть друг друга.

Кристиан был вооружен коротким мечом и охотничьим ножом, у Ариана в одной руке был меч, в другой щит.

– Ну, мальчуган, – Кристиан решил подразнить Ариана и вывести его из душевного равновесия. – Нападай первым. Ведь это ты меня вызвал на поединок.

Но видно Ариан не хуже его знал все эти тонкости поединка, потому что даже не моргнул глазом, а терпеливо ждал.

– А, так ты трусишь?! – крикнул Кристиан и обрушил на мальчика первый удар.

Крис конечно же не собирался убивать или даже ранить Ариана, поэтому удар был направлен мимо. Но его противник воспользовался этим, развернулся на сто восемьдесят градусов и так огрел рыцаря щитом, что тот кубарем покатился по дну оврага. Кристиан встал ошеломленный.

– Я не знаю такого приема, – сказал он, и в голосе его послышалось уважение. – Может, и в самом деле я был не прав?

От этих слов у Ариана рот разъехался чуть не до ушей. Он не ожидал такого быстрого признания.

– А как тебе понравится вот это? – спросил он.

Обманным движением он проник в оборону Криса, и, прикрывшись от его кинжала щитом, мечом выбил у него из руки меч. Тогда Крис в свою очередь бросил на землю кинжал, схватил щит Ариана за нижний край обеими руками и вывернул его вместе с рукой противника. Ариан закричал от боли и выронил меч. Крис положил его на землю носом вниз и сказал:

– Ты молодец, малыш, – но тебе надо еще многому учиться.

Он отпустил мальчика, и растрепанный и обиженный до глубины души Ариан поплелся прочь.

– Ты забыл свои щит и меч! – крикнул ему вслед Крис. Он даже почувствовал жалость к этому, в принципе, смелому мальчику.

Ариан махнул рукой.

– Они теперь твои! – не оборачиваясь, крикнул он.

Крису показалось, что в голосе княжеского сына стоят слезы, и он очень пожалел, что так жестоко обошелся с ним. У него возникла мысль окликнуть Ариана и согласиться взять его с собой в качестве оруженосца, но в эту самую секунду, Ариан зашипел от боли, потому что по его голым ногам хлестнул куст крапивы, и Крис передумал. Нет, мелюзга ему ни к чему. Лишняя возня, а не подвиги. К тому же этого лесного жителя тянуло в поход только из ребячьего баловства, а раз так, то пусть он немного подрастет.

И Крис отправился седлать Лауру, так звали его лошадь, красивую и черную, как вороново крыло, кобылу. Когда он отправился в свою палатку за уздечкой и седлом и уже собирался уходить, как в палатку вошел седовласый и широкоплечий мужчина. Кристиан сразу узнала его – это был князь Аринако.

– Это ты, рыцарь Кристиан, из рода Отважного?

– Я! – Кристиан поклонился. – Чем обязан столь высокому визиту, князь?

– Только что у тебя, рыцарь, была дуэль с моим сыном Арианом. Это так?

– Я бы не стал называть это дуэлью. Ариан ребенок.

– Ариан, прежде всего мой сын! Сын князя Аринако! И он отвечает за свою честь также, как я за его. Он вызвал тебя на поединок, так рыцарь?

– Так, – вынужден был согласиться Крис. Он все еще не понимал, к чему клонит князь.

– И ты этот вызов принял?

– И это верно.

– И ваш поединок состоялся? – князь даже не столько спрашивал, сколько утверждал.

Крис ничего не ответил, только кивнул головой.

– И ты победил!

– Да, – прошептал Крис.

– Так почему же ты не убил моего сына, а отпустил его с позором восвояси? – грозным обвиняющим голосом произнес князь. – За что ты нанес такое оскорбление мне и моему роду?

– Как я мог убить его? Ведь он младше меня, и вовсе даже не рыцарь.

– Тогда зачем же ты принял его вызов, вместо того чтобы надрать мальчишке уши или даже выпороть его, пошел не поединок? Нет, раз ты поступил так, значит ты принял его за равного. А раз так, то почему ты оставил ему жизнь? Зачем она ему обесчещенному? Ариан! – князь крикнул зычным голосом, и в палатку несмело вошел его сын. Князь Аринако взял его за плечо и подвел к Кристиану. – Вот мой сын. Ты победил его в поединке, и не нуждается в твоей жалости. Я и он, мы оба требуем, чтобы ты сейчас же все исправил, и смыл с нас пятно позора!

– Но как я это могу сделать?

Князь резким движением распахнул рубашку Ариана и обнажил его грудь.

– Ты должен убить его!

– Убить?

– Да, убить! Или я сам сейчас его убью.

– Я не могу этого сделать, – Крис пожал плечами. – Я не убийца!

– Об этом надо было думать раньше! Рыцарь, я тебе не позволю не решить этот вопрос. Если ты не убьешь его, то я это сделаю сам и на твоих глазах, и его смерть будет на тебе. Тогда наш род и твой род будут вечными врагами. И пока сбудет существовать тот или иной, не будет им обоим покоя.

Да, Кристиан даже не подозревал, какую он заварил кашу. Надо было искать какой-то выход.

– Неужели ничего нельзя сделать, чтобы разрешить наш конфликт?

Князь Аринако задумался. На минуту он перестал быть таким грозным и важным.

– Это зависит от тебя.

– Все, что от меня зависит, я сделаю, естественно кроме убийства!

– Тогда забирай его с собой.

– Кого?

– Ариана.

– А что я с ним буду делать?

– Что тебе будет угодно.

– Он теперь твоя собственность. Пока не выслужит прощения, он будет твоим рабом.

– Рабом?!!

– Ну не совсем, конечно, рабом, задумчиво произнес князь Аринако. – Продать ты его, конечно, не имеешь права. Продать или поменять, даже проиграть. Он будет с тобой, пока не спасет тебе жизнь. Как только это случится, сразу можешь прогнать его от себя. Иначе никак не получается.

Кристиан посмотрел на Ариана, и ему показалось, что у того в глазах появилась хитринка. Но Ариан поспешил уткнуть взор в землю, и убедиться Крису в своем предположении не удалось.

– То есть получается, что я беру его в оруженосцы против своей воли?

– Ты можешь думать об этом, как тебе будет угодно. Итак, ты принимаешь мое предложение? Если нет, то мальчик не выйдет из этой палатки живым.

Кристиану ничего не оставалось делать.

– Я согласен, – вздохнул он.

– Благодарю тебя! Ты благородный рыцарь!

С этим восклицанием князь Аринако протянул руку Кристиану, и тот пожал ее. Затем князь повернулся к сыну и сказал:

– Теперь в своих силах смыть позор с нашего имени, Ариан. Пока это не произойдет, я не смогу вновь называть тебя своим сыном.

– Я смою позор с нашего имени, отец, – горячо воскликнул мальчик. – Или я погибну, защищая моего господина.

– Служи честно и достойно нашего рода.

Князь сказал это, и быстрым шагом вышел из палатки, где происходил весь этот разговор.

Мальчики остались одни. Они посмотрели друг на друга. Ариан смотрел виновато и смущенно. Взгляд Кристиана, как и положено рыцарю, был стальным и суровым. Он долго смотрел на Ариана и не говорил ни слова. Рука его судорожно сжимала рукоятку меча. Все это явно Ариану не нравилось. Он стал мрачнеть, и даже чуть не шмыгнул носом, но вовремя спохватился и прекратил разводить сырость. \он готов был вынести что-угодно от этого молодого, но не по годам сурового рыцаря, только бы остаться у него на службе.

Кристиан вдруг неожиданно для себя вспомнил, как совсем недавно, когда он был еще только оруженосцем рыцаря Катерино, его родные братья, все до одного рыцари, тоже н хотели иметь с ним никаких дел. Как они игнорировали и открыто указывали ему на его возраст, и как это ему было обидно, и только Катя утешала и успокаивала его, да еще названный братишка Женя. И вот перед ним тоже стоит десятилетний мальчишка, который рискнул жизнью и даже честью для того, чтобы стать его оруженосцем, а он ведет себя с ним точно так же, как недавно вели себя с ним его братья.

И вот взгляд Кристиана стал понемногу смягчаться. Исчезла из светлых глаз сталь, расправились на переносице брови, и теперь он смотрит открыто и без неприязни.

Ариан, чуткий, как домашняя кошка, тут же заметил это и поднял голову. В глазах у него мелькнула хитринка. Чтобы скрыть смущение, он спрятал руки за спину.

Крис не выдержал и улыбнулся. Больше он не мог сердиться на своего оруженосца.

И тот это понял.

– Я бегу седлать твою лошадь! – крикнул он и схватил седло и уздечку, которые до этого лежали на земле и не могли дождаться своего часа. Секунда, и его уже не было в палатке.

– Только ничего не делать без моего разрешения! – вслед ему крикнул Кристиан.

Так самым неожиданным образом у юного рыцаря Кристиана Тринадцатого появился оруженосец, когда он этого совсем не ждал. Но в Стране остановленного времени, как нигде жизнью человека распоряжается судьба. И в этот раз судьба тоже распорядилась по-своему.

Глава третья

ЗНАМЕНИЕ

Караван, сопровождающий правительницу Страны остановленного времени веселился вовсю, потому что Фею вечной юности больше всего на свете любила праздники, когда два мальчика покинули его верхом на лошадях и направились в сторону Колдовского леса. Никто, однако, не обратил на них внимания, потому что всем было не до них. Только один человек посмотрел им вслед и задумчиво покачал головой. Это был Ричард, старший брат Кристиана.

– Эх, настали времена, – сказал он сам себе. – Мальчишки да девчонки стали теперь рыцарями. Куда ж теперь нам то старикам податься? Вот и эти двое сейчас заберут себе все самое интересное и увлекательное, а нам только и остается, что превращайся в камень и жди, когда тебя освободит какой-нибудь в коротких штанишках, а то и вовсе без них.

Всадники скрылись из виду, и он уже хотел тоже пойти пировать, но увидел, как на земле, в десяти шагах от него, что-то блеснуло при свете луны. Он подошел и поднял с земли подкову. Увидев ее, Ричард сумрачно нахмурил брови. Это была подкова с копыта Лауры, лошади Кристиана. Ричард хотел было побежать и окликнуть мальчиков и даже сделал несколько шагов, но было уже поздно. Тех уже и след простыл. Ричард только покачал головой и горько вздохнул. Нет хуже приметы, чем странствующему рыцарю потерять подкову в тот самый момент, когда он отправляется странствовать.

– Эх, Кристиан, Кристиан, – покачал головой Ричард. – Одно слово – тринадцатый!

А ничего не подозревающие ребята мчались во весь опор, стремясь, как можно быстрее оказаться подальше от веселого каравана, где вряд ли можно найти хорошие приключения. Лошади у них были быстрые и сильные, их даже не надо было пришпоривать, они сами неслись без понуканий, как будто и им перешло настроение хозяев. Поэтому, когда наступило утро, и всадники почувствовали первую усталость, они были уже далеко от Феи вечной юности и ее двора. Перед ними расстилались невозделанные поля, луга, а слева на горизонте виднелась синяя полоска Колдовского леса.

– Мы отправимся туда? – спросил Ариан.

– Нет, – ответил Крис. – Сначала мы посетим мой замок. Я должен выполнить поручение моих братьев, а потом решим, в какую сторону отправиться. Колдовской лес конечно место замечательное для таких искателей приключений, как мы. Но знаешь, меня туда не очень тянет. Во-первых я там уже побывал. Ну а потом, слишком там необычные обитатели. Они живут не по людским законам, поэтому у них нет никакого почтения к странствующим рыцарям. Только не подумай, что я трушу!

– Нет, что ты, – поспешил ответить Ариан. – Ты волен поступать, как тебе вздумается. Я всего лишь твой оруженосец, и последую за тобой, куда ты скажешь. Меня кстати тоже не очень тянет в этот лес.

– Почему?

Мне до смерти надоел мой собственный лес. Я в нем прожил десять лет. Вред ли в Колдовском лесу есть что-то такое, чего нет в моем лесу.

– Ты прав, – Кристиан остановил лошадь и огляделся. – В нашей стране столько интересных мест. Нам не придется много трудиться, чтобы найти что-нибудь поопасней и понепроходимей, чем какой-то Колдовской лес. Оставим его гномам да русалкам. Э, да что это с моей лошадью?

Крис заметил, что его лошадь начала слегка прихрамывать. Он остановил ее и спрыгнул на землю.



– Задери меня гоблин! – выругался он, когда окончил осмотр. – Она потеряла подкову.

Лицо мальчика сильно помрачнело. Оруженосец тоже прекрасно разбирался в рыцарских приметах, поэтому он тоже нахмурился.

– Хорошее начало! – Крис почесал затылок.

– Может, попробуем ее найти? – предложил Ариан. – Вернемся назад.

– Нет, ничего не выйдет. Смотри, как сильно стерлось копыто. Видно подкова потерялась очень давно. Мы ее не найдем. Придется идти пешком, пока не дойдем до какой-нибудь деревни, где есть кузница. Верхом больше ехать нельзя. Такого верного коня просто так не сыскать. Даже жеребенком она отличалась верностью мне. Никого к себе не подпускала. Даже Яна.

– А кто такой Ян?

– Ян, это мой дядька. Он учил меня всему, чему должен был учить мой собственный отец.

– У тебя разве нет отца? – спросил Ариан.

– Нет. Он погиб в тот день, когда я родился.

Ариан вздохнул.

– А моя мама тоже умерла, после того, как родила меня. Моим воспитанием занимался только отец.

Мальчики долго после этих слов молчали. Они продолжали дорогу, и каждый шел около своей лошади и думал о своем. Разговаривать не хотелось. Потерянная подкова и грустные воспоминания обоим испортили настроение.

Так прошел час, и на их пути не встретилось ни одного человеческого жилья. Не было даже его признаков. Это было видно по беспечности животных и птиц, которые обитали здесь. Они совершенно не боялись людей, и даже зайцы не пускались наутек, видя их, а с любопытством посматривали на мальчиков и смешно шевелили ушами.

– Это место похоже на лесные угодья моего замка, – заметил Кристиан. – Я никогда не любил охотиться, и в моем лесу звери тоже никого не бояться.

– А далеко до твоего замка? – поинтересовался Ариан.

– Нет. Мы будем в нем через несколько часов, если ничего нам не помешает.

– Т ы наверно очень давно не был дома?

Кристиан задумался. На самом деле прошло всего два месяца, как он покинул отчий дом и отправился на поиски своих братьев. Но за это время с ним произошло столько событий, что казалось, будто минул не один год, с того дня, как за его спиной скрылись башни родного замка. И когда он так подумал, то сразу почувствовал страстное желание оказаться дома и обнять свою матушку. Только сейчас Крис понял, как он скучает по ней, по старику Яну и кормилице Жанне. Да и желание их обрадовать радостным известием, тоже гнало его к дому.

Крис ускорил шаг. Ариан тоже. Оруженосец уже порядком устал от тяжкого пути. Он еще не привык к далеким переходам и большим расстояниям. Да и идти пешком ему тоже было тяжело. Выросший в лесном княжестве, он больше привык лазать по деревьям и прыгать с ветки на ветку, и идти не неровной дороге и по голой земле ему было немного не привычно. Верхом было бы конечно намного легче, но Ариан не мог себе этого позволить, ведь его господин шел пешком, и ему не пристало ехать верхом. Поэтому, когда Крис ускорил шаг, то оруженосец сразу стал спотыкаться, и раз даже чуть не упал.

Кристиан заметил это, но не стал смеяться, а сделал вид, что не видит усталости оруженосца.

– Пожалуй, моя лошадь нуждается в отдыхе, – сказал он. – Она хромает все больше и больше. Давай сделаем привал.

Ариан обрадовался, и тут же повалился на траву. Крис сел с ним рядом и достал из своей сумки пакет с едой и флягу воды. Они слегка перекусили, потому что набивать желудки в походе большой грех. Сытый человек, ленивый человек, он уже не так осторожен, и его легко взять врасплох. Мальчики это хорошо понимали. Но после еды их обоих потянуло в сон, потому что оба не спали всю ночь, и теперь это сказалось. Они начали зевать и тереть глаза. Наконец Кристиан, увидев, что его оруженосец сейчас упадет от сонливости, дал команду:

– Ничего страшного не будет в том, если мы немного вздремнем. – сказал он. – Нигде не написано, что рыцари не должны спать.

С этими словами, он расстелил свой плащ на траве, и лег. Ариан с завистью посмотрел на него. У него не было плаща. Его заменяла легкая детская накидка, совершенно не пригодная, чтобы на ней спать. Да и команды спать, Крис ему не давал. Рыцарь все понял.

– Ложись со мной, оруженосец Ариан, – сказал он. – Нам с тобой отныне придется делить все пополам, хлеб и постель, приключения и опасности.

Ариану не пришлось повторять дважды. И очень скоро и рыцарь и оруженосец спали сладким сном, и их охраняли только ветер, да верные лошади.

Усталость сделала свое дело. Ребята проспали несколько часов, и когда Крис проснулся, он увидел, что солнце давно зашло за полдень. Он встал, потянулся, зевнул и сбросил с себя остатки сна. Посмотрел на Ариана и подумал, что будить его можно попозже. Торопиться им все равно пока особенно некогда, а мальчишка сильно устал. Для десятилетнего он слишком долго находится в дороге, и его ноги не успели окрепнуть как следует.

Но Ариан проснулся сам. Он встал и огляделся по сторонам. По его заспанной физиономии было видно, что он не совсем понимает, где и с кем находится. Но постепенно сон покинул оруженосца, и он все вспомнил. И сразу на его лице словно солнышко заиграла радостная улыбка.

– А я и забыл, что ты взял меня с собой. Думал, что это все сон, – поделился он своими впечатлениями. – А это все на самом деле.

– Как ты себя чувствуешь?

– Прекрасно! – Оруженосец вскочил на ноги и запрыгал вокруг плаща, на котором они спали. – Я готов идти с тобой хоть на край света и сражаться со всем светом. Никого и ничего не боюсь!

Кристиан улыбнулся. Все-таки его оруженосец страшный хвастунишка, и его не исправишь.

– Собирайся в дорогу. Собери сумки, подготовь лошадей и проверь оружие, – дал он приказание.

Ариан вспомнил, что он находится на службе, а не на прогулке и с жаром принялся выполнять то, что ему было велено.

Через пять минут они снова шли туда, где находился замок Отважного. Сначала они шли молча. Кристиан, потому что, как он полагал, так положено рыцарю, а Ариан, потому что был занят своими мыслями. Он о чем-то размышлял и, казалось, все время порывался о чем-то спросить, но не решался. Наконец он не выдержал.

– Послушай, Кристиан, можно тебе задать вопрос?

– Спрашивай, только для начала договоримся.

– О чем?

– Называй меня Крисом. Так будет короче. И тебе удобнее и мне привычнее.

– Хорошо, Крис.

– Так о чем ты хотел меня спросить?

– Тебе не кажется странным то, что мы уже столько с тобой путешествуем, а ни одного даже самого жалкого приключения не свалилось нам на головы?

Крис задумался.

– Это действительно странно, – согласился он с оруженосцем.

– И совсем не похоже на Страну остановленного времени. Когда я странствовал с рыцарем Катерино, то у нас ни минуты спокойной не было.

– С рыцарем Катерино! – воскликнул Ариан. – Слушай, Крис, такая скука идти и молчать! Может, ты расскажешь мне о ваших с ним приключениях? Ведь все равно делать нечего, а хороший рассказ скрасит и укоротит любую дорогу.

Крис не стал возражать. Делать действительно было нечего, и он стал рассказывать о своей службе у рыцаря Катерино. Ариан слушал его и только вздыхал от зависти.

– Здорово! – воскликнул он, когда рассказ Кристиана был закончен. – И почему я оказался таким простофилей, что рыцарь Катерино поехал странствовать без меня? Такие приключения!

– Да, это было славное время, – голосом многоопытного старика ответил Крис. – Не то, что сейчас. Уже скоро вечер, а нам на пути не попалось ни одного злодея, ни одного разбойника.

– Это точно! У меня просто руки чешутся, так хочется взяться за меч.

Мальчики еще немного посокрушались по этому поводу, и уже стали подумывать о ночлеге, как увидели деревеньку, которая лежала на их пути.

– А вон и кузница! – Кристиан показал рукой на маленькую избушку на кособоком холме в стороне от остальных домов.

– Откуда ты это узнал? – удивился Ариан.

– Кузнецы всегда живут в стороне от остальных сельчан, потому что люди боятся духов, которые помогают им обрабатывать железо. Для фермеров кузнец и колдун это почти одно и то же.

– Странно, – сказал Ариан, – а у нас наоборот, кузнецы самые уважаемые люди и живут на самых могучих и толстых деревьях в самом центре нашего города.

– У вас в Лесном княжестве все не как у людей, – заметил Крис. – У вас все по-другому. Так что тебе придется многому удивляться. Но одно я знаю точно, что лучше ваших кузнецов никто не делает рыцарского оружия.

– Это точно, – Ариан был горд оттого, что похвалили подданных его отца. – Меч и Щит рыцаря Катерино, с которыми он победил Черного дракона, тоже были сделаны их руками. Недаром старый Повелитель так не любил наше княжество. Между прочим, мое оружие тоже делали наши мастера.

Так разговаривая, они подошли к кузнице. Уже на несколько шагов от нее шел невыносимый жар, а когда они вошли внутрь, то им показалось, что они оказались в преисподней. Волосы на головах у них стали сразу такими горячими, что к ним невозможно было прикоснуться.

У наковальни стоял могучий богатырь. Он был голый по пояс, и его могучие мускулы блестели от пота. Он посмотрел на ребят, и глаза его усмехнулись. Именно только глаза, потому что само лицо осталось недвижимым.

– Что вам надо? – перекрывая густым басом рев горна, спросил он.

– Мне нужно подковать лошадь! – прокричал ему Крис.

– Подождите меня снаружи, я сейчас выйду. Вот только закончу ковать этот меч.

В руке у него действительно был раскаленный до бела меч. И он бил по нему молотом. Мальчики не стали спорить, потому что сами были рады покинуть это жаркое место. Они вышли наружу и стали ждать, когда появится кузнец. Кристиан даже не думал сердиться за то, что он не вышел сразу. Он прекрасно понимал, что такое важное дело, как ковка боевого меча, не признает никаких авторитетов. Даже если бы в эту кузницу вошел сам король, то и тогда бы кузнец не отложил свою работу. Меч никогда не простит ему этого и навсегда отнимет у него дар повелевать огнем и железом, который когда-то первому кузнецу подарили рудничные гномы. – Какой добрый мастер, – сказал Ариан Крису. – Он работает без подмастерья.

– Да, это точно, – согласился Крис. – Даже стыдно приставать к нему с таким пустячным делом, как подковка лошади. Но ничего не поделаешь. Вряд ли в округе есть еще хотя бы один кузнец.

Тем временем кузнец вышел из кузницы и сунул готовый меч в бочку с ледяной водой. Сразу в ней зашипело, и пошел густой пар.

– Показывай свою лошадь, господин рыцарь.

Крис подвел к нему Лауру и рассказал о том, что случилось. Услышав рассказ, кузнец помрачнел.

– Первый раз о таком слышу. И чем это ты прогневил небо, рыцарь? Жди теперь неприятностей, а то и сам Черный рыцарь к тебе пожалует.

Услышав про Черного рыцаря, Кристиан побледнел, но не сказал ни слова.

– У вас в деревне есть гостиница или постоялый двор? – спросил кузнеца Ариан, когда тот начал прилаживать к копыту Лауры новую подкову.

– Откуда? – махнул тот рукой. Рот у него был полон гвоздей, и он ответил, даже не вынимая их. – Откуда в наших краях посетители? Гиблое дело – держать такое заведение. Быстро прогоришь!

Он быстро сделал свое дело, и вскоре лошадь была подкована. Кузнец осмотрел остальные ноги Лауры и еще больше удивился.

– Ее подковали совсем недавно, и сделал это человек, который хорошо знает свое дело. Это просто чудо, что подкова отлетела. Это плохое предзнаменование.

Кристиану наконец надоело слушать причитания кузнеца. И без того у него было неспокойно на душе. Он поспешил расплатиться с ним, и на всякий случай велел ему проверить лошадь Ариана.

– С ней все в порядке, – махнул рукой кузнец. – Я и так это прекрасно вижу.

Внезапно он побледнел как смерть, хотя только что был красный как вареный рак от жара и весь запачканный копотью.

– Что случилось? – спросили его ребята.

Вместо ответа кузнец показал пальцем на деревню. Мальчики посмотрели туда, но ничего не могли понять.

– Смотрите! – сказал дрожащим голосом кузнец. – Это он, Черный рыцарь!

И только после этих слов рыцарь и оруженосец поняли, что он показывает им не на деревню, а поверх нее прямо в небо. Когда они подняли головы, то почувствовали оба, как волосы у них обоих становятся дыбом.

В небе среди черных предзакатных туч ехал всадник. Он был исполинского роста – настоящий великан. Его черные доспехи поглощали свет, и именно от этого, а не оттого, что он такой огромный, всем сразу стало невыносимо страшно и тоскливо. А лошадь его выпускала изо рта черный пар. Туда, куда он попадал, словно приходила смерть. Деревья теряли листву, трава засыхала, а птицы падали замертво.

– Это он по твою душу! – опять запричитал кузнец. – Лучше бы тебе было оставаться простым человеком и не лезть в странствующие рыцари.

– Это не твое дело, – грозно сказал ему Кристиан. – Стыдись, кузнец. Тому, кто повелевает огнем и железом, не пристало бояться призрака.

Кузнец опустил взгляд. Слова Криса задели его за живое.

Черный рыцарь тем временем продолжал путь. И направлялся он совсем в другую сторону. Так что кузнец ошибся. Пока он шел не к рыцарю Кристиану. Сын Ричарда Отважного вздохнул с облегчением. На этот раз пронесло.

Черный рыцарь вдруг оглянулся и посмотрел на Кристиана своими черными дырками шлема.

Крис почувствовал, как его окутал невыносимый холод, словно сама смерть посмотрела на него. Рыцарь отвернулся и продолжил путь. Мальчик облегченно вздохнул. Если бы тот посмотрел бы на него еще немного, он бы наверно сошел с ума.

Внезапно наступила темнота, какая бывает только глубокой ночью. Только никаких звезд и луны на небе не было. Поднялся ветер и с яростью обрушился на людей. В испуге заржали лошади, и ребятам стоило большого труда удержать их вместе. Кузнец помог им. Он был очень силен, и Крису пришла в голову мысль, что возможно без него они бы не справились.

Темнота пропала так же быстро и неожиданно, как и появилась. Ветер тоже стих. Все трое сразу посмотрели туда, где только что был Черный рыцарь.

Того уже не было. Только все также мертвыми остались деревья, кусты и трава, на которые дыхнула черным паром лошадь призрака.

– Вот тебе и приключение! – совершенно без радости сказал Ариан.

Крис посмотрел на него и рассмеялся, уж больно напуган был его оруженосец.

– Хорошо, что у тебя пока еще нет штанов, Ариан, – сказал Крис, – а не то бы ты наложил в них от страза.

Ариан даже не стал обижаться на столь глупую шутку.

– Ты бы видел себя, – огрызнулся он. – У тебя ноги дрожали, как у только что рожденного жеребенка.

Они оба пытались шутками и препирательством скрыть страх и неуверенность.

– Я в этой деревне не останусь, – заявил Ариан. От страха он забыл, что не ему давать приказания.

Но Кристиан был с ним солидарен.

– Давай поедем дальше. До ночи еще не скоро, и мы через пару часов будем отсюда далеко. Хорошо, что нам идти не по тому пути, по какому поехал этот…

Крис даже не стал называть, а просто кивнул в ту сторону, где недавно был черный рыцарь.

Они поспешили расплатиться с кузнецом, сели на лошадей и помчались дальше.

Глава четвертая

ЛЕГЕНДА О ЧЕРНОМ РЫЦАРЕ

Почти час они ехали быстрой рысью, и за все это время не проронили ни слова. На душе у них было очень нехорошо, словно они повстречались со смертью. Но время шло, плохие мысли стали улетучиваться. Настроение поднялось, снова хотелось поговорить. И опять первым нарушил молчание Ариан.

– Крис, – обратился он к рыцарю, как только их лошади перешли на шаг. – Я не раз слышал про Черного рыцаря, но подробностей про него не знаю. Ты не мог бы мне про него рассказать?

– Конечно, – не охотно отозвался Крис. – В общем, ты зря боялся Черного рыцаря. Он оруженосцев, так же, как и кузнецов, не трогает.

– Да, ну?

– Точно. Это касается только рыцарей. Странствующих рыцарей. Только мы должны опасаться его.

– Почему? Он что, убивает только странствующих рыцарей?

– В том то и дело, что он их не убивает.

– Вот это да! – удивился Ариан. – А что же он с ними делает?

– Он вызывает их на поединок.

– На поединок? Это же здорово!

– И побеждает их.

– Побеждает?

– Да побеждает, потому что его самого победить невозможно. Как невозможно победить дьявола. Он побеждает странствующего рыцаря и уходит. А рыцарь после этого уже перестает быть рыцарем. И никогда уже им не становится. Потому что, чтобы снова стать рыцарем, ему надо победить Черного рыцаря, а это невозможно. Его даже найти невозможно. Только он сам может найти, кого хочет. А его самого найти нельзя. Если хочешь, я расскажу тебе его историю.

– Конечно хочу, – обрадовался Ариан.

– Это было давно, – начал Крис, – в глубокой древности. Еще были живы рыцари основатели: Артруа, Готфилд и Зигфрид. Они покинули Фею вечной юности у пещеры белого дракона Войдрага и разделили страну на три части. Каждый поехал в свою сторону. Так вот, у Артруа был младший брат по имени Франсуа. И этот Франсуа был самым настоящим странствующим рыцарем. Он странствовал по Стране остановленного времени и совершал бесчисленные подвиги. А ты знаешь, что тогда это было куда опаснее чем сейчас. И вот однажды этот рыцарь Франсуа попал в замок окруженный рвом, в котором вместо воды была кровь. Настоящая человеческая кровь. Франсуа понял, что в замке живет знаменитый Душегуб, про которого рассказывали ужасные вещи. Этот Душегуб принял рыцаря очень ласково. Накормил, напоил и познакомил со своей дочерью. Вот тут то Франсуа и попал в ловушку. Он влюбился в дочь Душегуба и стал просить его отдать ее ему в жены.

– Так я и знал! – перебил Кристиана оруженосец. – Если в рассказ пожаловала девица, то тогда, конечно же жди неприятностей.

– Не перебивай. Да, ты прав. Душегуб сказал странствующему рыцарю, что только тогда отдаст ему в жены свою дочь, когда тот отслужит ему три желания. По приказу Душегуба Франсуа должен был совершить три преступления: убить невинного человека, предать своего брата и отречься от родителей. И так был влюблен Франсуа в дочь негодяя, что в безумии своем поклялся выполнить все три желания, и подписал договор об этом собственной кровью. Засмеялся Душегуб от радости и спрятал договор у себя на груди. А Франсуа сел не коня и отправился выполнять обещанные преступления. Однако, чем дальше он отъезжал от замка Душегуба, тем сильнее его охватывали сомнения в правильности того, что он совершил. Колдовские чары Душегуба и его дочери слабели с каждой сотней метров, и вот наконец Франсуа отъехал так далеко, что воскликнул:

– Нет, никогда я не стану преступником! Не бывать этому!

Но он вспомнил и про клятву, которую дал негодяю. Он был ею связан и отказаться от нее, значило для него впасть в бесчестие.

– Нет, пусть я лучше потеряю честь свою, чем свершу эти преступления!

Так сказал он и слез с коня. Снял с себя все свое оружие, скинул доспехи и сложил все это на седло, а сам пошел дальше пешком в одной одежде, которая не могла его защитить даже от дождя.

Прошло несколько недель, и из славного рыцаря Франсуа превратился в простого бродягу, и когда он пришел ко двору старшего брата, то его даже никто не узнал. И грустно стало бывшему рыцарю, горько было ему глядеть на веселые рыцарские турниры, которые устраивались при королевском дворе, ведь он не мог принять в них участие. Но вспомнил Франсуа, что недостоин он звания рыцаря и уходил прочь от того места, где сидели благородные вельможи, рыцари и бароны. Стыдно было ему глядеть в глаза этим людям, стыдно было ему показываться лишний раз перед братом, а вдруг он его узнает, и придется поведать ему о постигшем его позоре. Нет, лучше он останется вместе с бродягами и пообедает объедками!

А Душегуб, который все это время следил за Франсуа в волшебное зеркало, забеспокоился. Этак глядишь, и не исполнит этот проклятый рыцарь своего обещания, и его дочь тогда останется старой девой. И решил он помочь молодому человеку исполнить клятву, и сделать этот так, чтобы он ни о чем не догадался.

Отправился он в подвал, где у него хранилось волшебное снадобье, потому что был он самым настоящим колдуном. И достал он из самого большого сундука маленькую шкатулку. В шкатулке было обманное зелье. Стоит засыпать этим порошком глаза любому человеку, и тот сразу будет видеть все наоборот. Хорошее покажется ему злым, а злое добрым.

Обернулся Душегуб черным стервятником и а тот же вечер прилетел замку короля Артруа, где находился Франсуа. Прикинулся он таким же грязным бродягой и подошел к молодому человеку и говорит:

– Я давно за тобой наблюдаю. Кругом веселье и смех. Последние нищие радуются как дети. Почему только ты один ходишь грустный и недовольный?

– Не приставай ко мне, старик со своими глупыми вопросами! Не до тебя мне сейчас.

– По тому, как ты отвечаешь, видно, что ты малый из благородных. Как же ты дошел до такого низкого состояния? – не отставал Душегуб.

Так тяжело было на душе у Франсуа, и так хотелось ему поделиться своими бедами, что доверился он старому бродяге и все ему рассказал. Ах, если бы он знал, кому доверил тайну!

– Это верно, – опять перебил рассказ Ариан. – С этими колдунами всегда так. Никогда не знаешь, что от них можно ожидать. Вот помню у нас тоже жила одна колдунья. Ее звали Руина…

– Какой ты, Ариан, бестолковый! – возмутился Крис. – Ты уже второй раз меня перебиваешь. Разве ты не знаешь, что это невежливо? Как же тогда поют песни барды при дворе твоего отца? Ты наверно и слова не даешь вымолвить своими восклицаниями!

Упрек был вполне справедливым. Ариан смутился так, что его уши стали красными как свекла.

– Извини меня, господин, – смиренно сказал он. – Я больше не буду тебя перебивать. Продолжай свой интереснейший рассказ.

– А вот теперь ты подлизываешься, – удовлетворенный тем, что его урок не прошел даром, сказал Кристиан. – Ладно, слушай, что было дальше.

Франсуа поведал свою историю старику-бродяге, не зная, что перед ним самый настоящий Душегуб, а тот и говорит ему:

– Я знаю, как помочь твоей беде. Пойдем со мной. Я хочу тебе кое-что показать.

И повел он Франсуа по темному коридору королевского замка, ведь ты помнишь, что его старший брат Артруа был в ту пору уже не графом, а королем своего собственного королевства, и поэтому его замок тоже был королевским. В замке этом было очень много темных коридоров. Заманил Душегуб Франсуа в самый темный из них, в нем даже факелы на стенах не могли разогнать темноту, и выпустил колдовское зелье юноше прямо в глаза. Тот даже не заметил этого, потому что подумал, что это просто старая пыль поднялась от их шагов. А Душегуб, увидел, что его черное дело сделано, громко расхохотался и исчез.

– Эй, старик! – крикнул Франсуа. – Куда ты делся?

Молчание было ему ответом.

– Проклятый обманщик! – пробормотал Франсуа. – Решил подшутить надо мной. – Ну, погоди, только попадись мне на глаза, я пересчитаю твои старые хилые ребра.

И стал он искать выход. Надоело ему бродить по темным коридорам. Но не знал Франсуа, что Душегуб завел его в подземелье замка, где в железных клетках сидели страшные преступники, воры, грабители, разбойники и убийцы. И вышел он на то место, стояла клетка, в которой сидел самый страшный убийца и разбойник королевства Синий Мельник, который заманивал прохожих и странников к себе на мельницу, убивал их и кидал в мельницу, делал из них муку, а из муки пек хлеб и продавал его на базаре. Но Франсуа увидел в клетке не страшного убийцу, а прекрасного принца. Ведь он уже был околдован и видел все по-другому, чем есть на самом деле.

– Как ты попал сюда? – спросил он у пленника.

– О, я несчастный, – заплакал Синий Мельник, который сразу смекнул, в чем дело. Ведь все злодеи очень хорошо видят, когда им сочувствуют и принимают за нормальных честных людей. – Я старший сын короля Зигфрида, и меня похитил главный министр твоего старшего брата Мормок. Он злодей и предатель сделал это для того, чтобы между нашими королевствами началась война, в которой короли убьют друг друга, а сам он займет их место и будет королем двух королевств.

Не думай, что Синий Мельник такой умный и ловкий интриган. Нет! Но накануне ночью к нему в клетку пришел Душегуб и велел ему говорить это, а за службу он пообещал ему свободу.

Но Франсуа этого не знал и страшно забеспокоился за брата.

– Я спасу короля Артруа! – воскликнул он. – А этого предателя Мормока я убью.

Сказав так, он голыми руками сломал замки у клетки и выпустил из нее Синего Мельника. Тот обрадовался и побежал на свободу, а по пути убил еще и двух стражников.

Франсуа побежал к королю и вбежал прямо в тронный зал, где в эту минуту король и его первый министр решали важные государственные дела. Стражники не остановили его, потому что он воспользовался потайным ходом, который ему показал старший брат, когда тот еще был рыцарем. Накинулся Франсуа на Мормока и, не успели даже стражники и сам король опомниться, убил его одним сокрушительным ударом.

Так Франсуа выполнил первое желание Душегуба – убил невинного человека.

Да, Мормок был настоящий и самый преданный друг короля Артруа и служил у него еще с тех пор, когда они оба странствовали по Европе и совершали подвиги в честь Феи вечной юности. И конечно ни о каком предательстве он никогда даже не помышлял.

– Я спас тебя, король, – воскликнул Франсуа. – Слава Богу, я успел это сделать.

Засверкали от гнева глаза короля.

– Ах, ты негодный бродяга! – закричал он. – Ты убил моего лучшего друга и смеешь говорить о том, что спас меня? Стража! Схватить его и сегодня же казнить!

Стражники кинулись на Франсуа, но он раскидал их словно детвору, ведь он был рыцарем и побеждал драконов и гоблинов. Что ему какие-то стражники? И с обидой воскликнул:

– Ты не узнаешь меня, брат? Ведь я же Франсуа!

– Франсуа? – Король подошел к молодому человеку и посмотрел на него внимательнее. Трудно было в этом бродяге узнать красавца рыцаря. Но король узнал его. – Зачем же ты это сделал?

Франсуа все ему рассказал про Мормока и принца, сына короля Зигфрида.

От этого рассказа волосы стали дыбом на голове короля.

– Несчастный! – заплакал он. – В моем подземелье никогда не было сына короля Зигфрида. А того, которого ты принял за него и выпустил на свободу, зовут Синий Мельник. Он страшный преступник и убийца! Ты же, мой брат, безумен! И я вынужден арестовать тебя. Закон есть закон.

Он хлопнул в ладоши и стражники связали Франсуа. А тот был так растерян, что даже не стал сопротивляться. И посадили его в ту же самую клетку, где сидел Синий Мельник.

Несчастный юноша ничего не мог понять. Он сидел и думал, что же случилось с его братом. Почему он ему не поверил. В подземелье было темно. Не горело тут ни одного факела. Но вечером пришел тюремщик и принес молодому человеку еды, и зажег три факела.

– Таков приказ его величества, – сказал он. – Король не хочет, чтобы его безумный брат сидел в таком же положении, как и грязные преступники. Для тебя готовят отдельную темницу в башне. Там будет тепло и светло. Пока посиди здесь. Это всего на несколько дней.

Сказал так тюремщик, оставил еду и вышел.

Франсуа огляделся по сторонам и увидел в соседней клетке прекрасную девушку. Опять его обманутые глаза не разглядели в ней отвратительную старую ведьму, которая похищала маленьких детей, съедала их, не оставляя даже косточек.

– Как ты здесь оказалась? – спросил он ее.

– О, юный рыцарь Франсуа, меня сюда посадил Мормок.

– Опять Мормок? – закричал рыцарь. – Но ведь я убил его!

– Да, но он успел околдовать твоего брата. Он подсыпал ему в еду зелье, и король слушает только его. А я дочь знатного вельможи. Мормок хотел жениться на мне, но я не любила его, и наотрез отказалась от женитьбы. Тогда он похитил меня и посадил в эту клетку, а королю сказал, что я ведьма.

– Несчастная ты! – посочувствовал ей Франсуа. – Несчастен я! И брат мой тоже несчастен. Как бы мне спасти его?

– Нет ничего легче, – сказала ведьма. – У ворот королевского замка сейчас стоит мой отец со своими воинами. Он приехал, чтобы освободить меня из лап Мормока. Открой ему ворота и впусти в замок. У моего отца есть противоядие от чар негодяя. Он спасет и меня и тебя и твоего брата.

Поверил ей Франсуа, потому что такой красивой девушке с такими прекрасными и честными глазами (так ему казалось), нельзя было не поверить. И сломал он клетку, сначала свою, потом ее, и вдвоем они пошли к воротам замка, чтобы открыть их и впустить в него отца «принцессы».

Конечно же ведьма тоже выполняла приказ Душегуба, а у ворот замка был вовсе не ее отец, а главный враг короля Артруа, герцог Тартунский со своей армией, в которой были ведьмы, гоблины и даже дракон. Герцог Тартунский был мятежник и предатель, и больше всего на свете хотел погубить короля Артруа. И вот этого человека Франсуа шел впустить в замок.

Ведьма, чтобы их не остановили стражники, усыпляла их, и они без труда добрались до ворот. Была темная ночь, и даже собаки спали и не слышали, как у стен замка собирались враги. Но забыли они, что у короля была покровительница – Фея вечной юности. В эту ночь она явилась королю в облике белой голубки и разбудила его словами:

Враг входит в твой дом, король Артруа. Просыпайся.

Король тут же поднял тревогу, и когда ворота открылись, враги ворвались внутрь, их со всех сторон встретили воины и солдаты короля и перебили всех до единого. Только одного пленника схватили они.

Это был Франсуа. Это он открыл врагам ворота.

Так он выполнил второе желание Душегуба – предал своего брата и короля.

– Как ты смог это сделать? – грустно спросил король младшего брата.

– Но ведь они хотели спасти тебя, – сказал наивный и околдованный Франсуа.

Тогда король взял его за руку и повел за собой. Он привел брата в свою спальню, где на стене висели портреты его отца и матери. Это были также и родители Франсуа.

– Посмотри на них, – сказал король, – и скажи, кто это такие?

Посмотрел Франсуа на портреты и увидел на одном из них Мормока, а на другом Душегуба.

– Зачем ты повесил их в своей спальне? – воскликнул Франсуа и бросился к портретам с явным намерением уничтожить их. – Это же злодеи! Они околдовали тебя.

– Опомнись, Франсуа, – закричал король, – разве ты не видишь, что на портрете наши с тобой отец и мать?

– Нет, это не мои отец с матерью! – возразил Франсуа.

Так он выполнил третье желание Душегуба – отрекся от своих родителей.

В эту самую секунду в небе грянул гром и сверкнула молния, и перед королем и Франсуа как будто из под земли вырос Душегуб. Он хохотал от радости и потирал руки.

– Теперь этот рыцарь мой, навсегда! – кричал он.

И спала пелена с глаз Франсуа. Перестало действовать колдовтсво, и он увидел, как он страшно ошибался.

– Брат, – сказал он растерянно, – я не хотел. Я в самом деле был безумен, и это человек, который сделал меня таким. Теперь я понял, что это он обманул меня и лишил разума.

Король Артруа выхватил меч и хотел убить Душегуба, но не успел он и шага сделать, как колдун схватил его младшего брата, завернул его в свой колдовской плащ и исчез. И ничего не осталось на том месте, где они только что стояли. Горько заплакал король, но ничего поделать уже не мог, потому что против колдовства бессильна даже королевская власть.

А Душегуб принес Франсуа к себе в замок, где его уже ждала дочка, которой не терпелось выйти замуж за красавца рыцаря, И когда Франсуа ее увидел, то даже зажмурился от отвращения. Только теперь он увидел, какая она на самом деле. Страшнее болотной жабы и самой мерзкой крысы.

– Ну вот, рыцарь, теперь ты женишься на ней, на моей славной дочурке. Она так ждала тебя все это время! Ну, подойди же к ней, поцелуй ее и обними. И поклянись любить ее вечно.

– Нет, я не сделаю этого! – Франсуа сжал кулаки от негодования. – Ты обманул меня и обманом и колдовством заставил выполнить твои желания. Я не женюсь на твоей дочери, потому что больше не люблю ее!

Дочка Душегуба закричала и заплакала от разочарования, а колдун почернел от гнева и закричал:

– Гадкий мальчишка, да как ты смеешь отказываться от своего обещания? Ведь ты подписался под ним кровью. Посмотри!

Он вытащил из-за пазухи бумагу, на которой рукой Франсуа была написана клятва, и его подпись сделанная кровью.

– Ты видишь это?

– Да, вижу. Теперь я в твоей власти и ты можешь сделать со мной, что хочешь. Ты уже погубил мою душу, делай же со мною, что хочешь. Но жениться я не буду.

– Глупец, ты сам не понимаешь, от чего ты отказываешься, – Душегуб все-таки не терял надежды уговорить строптивого рыцаря.

– Хорошо. Убивать я тебя пока не буду. Дам тебе время подумать. Кто знает, может ты и образумишься. А пока посиди в моей темнице.

Он произнес заклинание, и Франсуа оказался в темнице. Он перенесся в глубокий подвал, заполненный человеческими костями, по которым бегали крысы и ползали ядовитые змеи. Это были верные стражники Душегуба, которым он велел им охранять Франсуа, чтобы тот не сумел сбежать. Так он ему и сказал.

– Да и куда тебе бежать от меня? – Душегуб похлопал себя по карману, в котором лежала клятва рыцаря и засмеялся. – Пока это лежит у меня, ты мой, и никуда не можешь деться.

И колдун ушел. А Франсуа горько заплакал о своей несчастной судьбе. Но прошло несколько часов, и слезы кончились, и не осталось больше сил плакать. Тогда стал он думать, что ему делать и как быть. И решил он бежать из подвала. Но как обмануть ужасных стражников, которые караулили его день и ночь? Думал он думал и придумал. Это оказалось на редкость легко. Он просто нашел один из скелетов, на котором еще не истлела одежда, и поменялся с ним платьем. Положил его на свое место и накрыл шляпой. Со стороны казалось, что он спит. А сам пополз к выходу. Глупые крысы и змеи даже ничего не поняли и продолжали караулить мертвеца, и не мешали ему.

Он добрался до крепостной стены, перелез ее и свалился в ров. Ты же помнишь, что ров был наполнен человеческой кровью. Когда он свалился, то кровь, до этого жидкая как вода, стала густеть и скоро стала такая густая, что плыть по ней стало совершенно невозможно, и он стал тонуть.

– Ну и пусть, – сказал себе Франсуа. – Лучше я утону.

Но утонуть ему не удалось. Мимо замка пролетал гигантский орел. Он увидел рыцаря, спустился вниз и, схватив его, улетел в горы. Долго он летел или нет, неизвестно. Франсуа от усталости потерял сознание, и когда пришел в себя, то был уже в гнезде орла. Птица не стала его сразу есть, потому что была сытой, а полетела вновь на охоту. Рыцарь остался один. Он попытался с отвесной скалы, но это было невозможно. Тогда он стал плести веревку из лиан, из которых было свито гнездо. Он сплел уже довольно длинную веревку, но еще недостаточно длинную для того, чтобы спуститься с горы, как увидел летящего мимо дракона. Обрадовался Франсуа, сделал на конце веревки петлю и накинул ее на шею дракону, когда тот пролетал мимо. Дракон вытащил его из гнезда и полетел с ним вниз. Он не тронул молодого смельчака, потому что чутьем почувствовал в нем рыцаря, а к рыцарям драконы относятся с опаской и в то же время с уважением, и перенес его в долину.

Но не прошел и несколько шагов Франсуа, как перед ним появился Душегуб.

– Как ты посмел бежать от меня? – закричал он. – За это ты будешь наказан, рыцарь! Я налагаю на тебя проклятие. Отныне ты будешь вечно скитаться по земле и нести в мир беды и несчастья. Отныне ты будешь рыцарем смерти!

Сказал он проклятие, и Франсуа превратился в Черного рыцаря – рыцаря смерти, потому что колдун владел его душой и поэтому превратил его в призрак.

– А теперь езжай и найди свою первую жертву, – сказал он. – И пусть это будет твой брат, король Артруа.

И ничего не оставалось делать Черному рыцарю, как идти выполнять приказ Душегуба.

Поехал он к своему брату, чтобы убить его и разрушить его королевство. В ужасе бежали люди, когда видели его, ехавшего на таком же как и он сам черном коне.

Но король Артруа уже ехал ему навстречу, готовый к бою.

Они встретились и стали биться. Это был долгий и тяжелый бой. Долго никто не мог победить. Но призрак был сильнее, потому что за ним стояли колдовство и даже сама смерть. И сбросил он с коня короля и занес над ним меч, чтобы нанести последний удар, как на его меч села белая голубка, и Черный рыцарь не смог опустить его.

– Я Фея вечной юности, – сказала голубка. – Снимаю с тебя проклятие. Вернуть тебе прежний облик я не могу, но с этого дня ты никого не будешь убивать, а сражаться можешь только с теми, кто будет подобен тебе, то есть со странствующими рыцарями. И те, кого ты победишь, перестанут быть после этого рыцарями и потеряют навсегда это звание. Но если среди них найдется тот, кто сможет победить тебя, то его победа снимет твое проклятие, и твоя душа обретет покой. Но это сможет сделать только тот, кто будет сражаться с тобой во второй раз. Только раз, кого ты однажды победишь, сможет одолеть тебя. Ищи такого героя.

Сказала так голубка и улетела, а Черный рыцарь отправился прочь и с тех самых пор ищет рыцаря, который бы снял с него проклятие.

Глава пятая

В ОТЧЕМ ДОМЕ

– Какая печальная история! – задумчиво произнес Ариан, когда рассказ Кристиана подошел к концу.

Они немного помолчали. Обоим мальчикам стало слегка грустно. Очень им было жаль бедного рыцаря Франсуа. А вокруг уже стояла глубокая ночь. За рассказом они и не заметили, как прошло время. К грусти сразу прибавился и страх. После страшной истории темнота пугает очень легко.

К тому же не забывайте, что они все-таки были детьми, и это им простительно, потому что, открою вам секрет, многие взрослые тоже боятся ходить в темноте. Темнота пугает своей неизвестностью. Никогда нельзя сказать, что тебя ожидает через несколько шагов. В голове рождаются разные фантазии, а они, надо сказать, не успокаивают, а пугают еще больше.

Вот и нашим героям стало казаться, что вокруг них собираются всякие страшные существа, которые хотят напасть на них. И Крис и Ариан взялись за рукоятки своих мечей. Лошадям тоже передалось беспокойство их хозяев, и они шли быстро и тревожно всхрапывали, когда их слишком усердно дергали за узду.

А темнота тем временем сгущалась все сильнее и сильнее, и наконец стало так темно, что не видно было даже того, что находилось в нескольких шагах.

– Может нам остановиться и развести костер? – предложил было Ариан.

Но Крис возразил:

– Где ты в такой кромешной тьме отыщешь дрова или хотя бы хворост? Нет уж, давай лучше продолжим путь. Я думаю, лошади нас вывезут. Они всегда чуют беду, хищных зверей или яму. А они вполне спокойны. Так что ничего не бойся.

Но только он сказал эти слова, как Лаура тревожно фыркнула и остановилась.

– Что с ней? – шепотом спросил Ариан. – Ой, моя Пальма тоже не хочет идти вперед.

Пальмой звали лошадь оруженосца. В его княжестве очень часто давали лошадям имена по названиям деревьев, потому что деревья для жителей Зеленого княжества были также священны, как и лошади. И хотя Пальмы в Зеленом княжестве не растут, Ариан слышал про такие деревья от своей кормилицы. Ему понравилось это слово, к тому же его лошадь действительно была очень грациозной и стройной, если можно так сказать про лошадь. И даже Крис поглядывал на нее с завистью.

И вот обе лошади остановились и их ноздри тревожно стали втягивать в себя прохладный ночной воздух. Бока животных мелко задрожали, и они стали пятиться. Ребятам даже пришлось их заставить стоять на месте.

– Наверно это разбойники, – сделал предположение Ариан.

– Если бы так, – вздохнул Крис. – Разбойники это те же люди, а лошади никогда так не реагируют на людей. Это или звери или…

– Или что?

– Или, – Кристиан немного помолчал, затем добавил, – какая-нибудь нечисть.

На всякий случай Крис перекрестился. Ариан посмотрел на него, затем расстегнул ворот рубахи и сжал висящий на шее амулет. Он не был христианином, как Крис, а поклонялся лесным богам.

Вдруг в темноте раздался протяжный вой. Очень печальный и жуткий.

– Это наверно оборотни, – сказал Крис. – Вот уж с кем бы мне не хотелось встречаться.

– Однажды в нашем княжестве тоже появилась стая этих тварей, – прошептал Ариан. – Они нападают только на одиноких путников или всадников, потому что они трусливые как шакалы. И они очень боятся огня. Давай зажжем факелы.

– Откуда ты возьмешь факелы? – удивился Крис.

– У меня в сумке всегда есть факелы. Мы у себя в княжестве никогда с ними не расстаемся. Лучшее средство, если надо прогнать или испугать крупного зверя. А их на нашей земле не мало. Есть даже такие, которые не хуже нас лазают по деревьям.

Ариан болтал и одновременно зажигал факелы. Голос у него был уже не такой испуганный, и Крис почувствовал большое удовлетворение оттого, что у него такой смелый оруженосец. Чтобы руки у Ариана были свободны, Крис держал его лошадь вместе со своей.

Ариан зажег факелы с помощью двух кремневых камней, и когда вспыхнуло пламя, мальчишки увидели, что со всех сторон они окружены целой стаей оборотне. Полуволков, полулюдей. Чудовища стояли на задних лапах и скалили мерзкие пасти. Увидев огонь, они сразу разбежались на безопасное расстояние и завыли от негодования.

– Пожалуй, стоит подстрелить одного из них, – Кристиан передал факел оруженосцу, а сам вынул лук и вложил в него стрелу.

– Если на твоей стреле не серебряный наконечник, то лучше этого не делай, – дал совет Ариан. – Только раздразним их. А когда их дразнят, то они часто забывают про страх.

Совет был хорошо. Кристиан расслабил тетиву и положил стрелу обратно в колчан.

– Тогда давай, продолжим путь, и не будем обращать на них внимания, – сказал он и тронул поводья.

Лаура попыталась было сопротивляться. Она хотела остаться на месте, но мальчик ударил ее по бокам пятками, и она, недовольно захрапев, тронулась с места. Пальму понукать не пришлось. Она увидела, что останется одна, если будет упрямиться, и послушно пошла за Лаурой.

Оборотни пропустили двух всадников, хотя щелканье острых и крепких клыков показывало их недовольство. Когда всадники отъехали от них на несколько десятков шагов, они как по команде встали на все четыре лапы и бросились мелкой трусцой за ними.

– Они будут преследовать нас так всю ночь, а перед рассветом поймут, что добыча ускользает и от отчаяния, скорее всего, кинутся в атаку, – оглянувшись назад, сказал Ариан, и чтобы досадить им, подпалил высокий засохший кустарник, мимо которого они проезжали.

Кустарник вспыхнул и несколько секунд горел сильным ярким пламенем. Оборотни просто завыли от возмущения.

– Эх, если бы мы были в лесу! – вздохнул оруженосец. – Развели бы огонь или лучше всего залезли бы на дерево повыше и спали бы себе спокойненько.

И тут раздался дикий крик. Это один из оборотней набрался смелости и кинулся на лошадь Кристиана, пытаясь схватить ее за горло. Крис был начеку и тут же сунул ему в морду факел. Оборотень отлетел на десять шагов и стал кататься по земле и визжать. Это сразу подействовало на остальных оборотне отрезвляюще. Они поняли, что имеют дело с существами, которые могут за себя постоять, поэтому тут же разбежались во все стороны. Ариан был прав. Они были трусливы, как зайцы.

– Ага! – засмеялся Ариан, размахивая факелом. – Не понравилось! Попробуйте, суньтесь еще!

– Не рано ли ты радуешься? – спросил его Крис. – Может они еще вернутся?

– Нет, – уверено ответил оруженосец. – Больше они не посмеют.

И он оказался прав. Оборотни больше не показывались. Они ехали всю ночь, и их лошади скакали и больше не подавали признаков тревоги. И все-таки друзья не решились остановиться на ночлег, и когда, наконец, наступил рассвет, они чуть не падали с седел от усталости. Всю ночь провести в седле, это не каждому под силу. Когда стало совсем светло, и уже скоро должно было показаться солнце, Крис дал команду спешиться.

– Я думаю, что с тобой честно заслужили отдых.

– Я тоже так думаю, – пробормотал Ариан и просто взял и свалился с Пальмы на землю. Едва его голова коснулась земли, а тело приняло горизонтальное положение, как он сразу уснул и громко засопел.

Крис слез с лошади и возмущенно воскликнул:

– Эй, оруженосец, а кто будет готовить место для сна? Кто расседлает лошадей и разведет огонь?

– Я сейчас, – пробормотал оруженосец, – уже встаю, еще минуточку…

С этими словами перевернулся на другой бок, положил руку под щеку и больше уже не произнес ни слова.

Крис только посмеялся над ним. Без слов сделал сам все, что полагается, и только после этого прилег рядом с Арианом. Как ни странно, он уснул не сразу, хотя устал ничуть не меньше оруженосца. Просто ему вспомнилось, что он находится в нескольких часах пути от родного дома. Только сейчас он вдруг понял, как сильно он соскучился по нему, по матушке Элизе, кормилице Жанне и старику Яну. Сердце и душа его уже находились там, вот почему он уснул не сразу, а пролежал на земле, ворочаясь с боку на бок, а в голову лезли разные мысли и воспоминания. Но усталость все-таки сделала свое дело, и Крис тоже уснул.

Его разбудил Ариан.

– Господин, странствующий рыцарь, – растолкал он его, – скоро уже полдень. Этак можно проспать и до вечера, а потом опять придется ехать ночью. А мне это не очень по нраву.

Крис посмотрел на небо. Солнце и в самом деле было уже в зените.

– Ты прав, – вскочил он на ноги, – нельзя терять ни минуты!

– Я уже приготовил еду и оседлал лошадей! – похвастался Ариан.

Через полчаса их лошади снова весело преодолевали милю за милей, а мальчики развлекали друг друга рассказами. Ариан рассказывал про жизнь и обычаи своей страны, про подвиги своего отца, князя Аринако, а Крис по настоятельной просьбе оруженосца, рассказывал ему о своих приключениях, которые были с ним, когда служил оруженосцем у рыцаря Катерино. Ариан слушал его, раскрыв от удивления рот, и часто вздыхал от зависти.

– Это надо же! – несколько раз восклицал он. – И это все могло бы произойти со мной!

И чуть не плакал от обиды.

– Ничего, – утешал оруженосца рыцарь, – и на твою долю хватит приключений и подвигов. В нашей стране за этим дело не встанет!

– Я ужасно хочу этого! Клянусь драконом! – Ариан даже подпрыгивал в седле от нетерпения. – Вот увидишь, рыцарь Кристиан, я буду таким же верным оруженосцем! Только не прогоняй меня, пожалуйста. А если я что-нибудь сделаю не так, лучше возьми палку да отлупи меня, как следует. Я не обижусь.

Крис промолчал. Он конечно не собирался колотить Ариана, но говорить ему об этом не стал, чтобы тот не расслаблялся.

– И все-таки нам с тобой далеко до рыцаря Катерино, – сказал он Ариану. – Таких подвигов нам конечно не совершить.

– Это почему же?

– Да потому, – вздохнул Крис, – что в нашей стране практически не осталось колдунов, ведьм и драконов, с которыми приличному рыцарю стоит иметь дело. Осталось, можно сказать, одна мелюзга, вроде ночных оборотней.

– Это верно, – согласился Ариан. – Нам с тобой осталась одна мелочь.

Оба мальчика не отличались скромностью. Впрочем, скромность это не отличительная черта странствующих рыцарей.

Пока они разговаривали и сокрушались по поводу отсутствия порядочных злодеев, с которыми можно было бы сразиться, впереди на горизонте показалась полоска леса.

– А вот и моя земля! – обрадовался Крис. – Мой лес. Еще час, и мы будем в моем замке.

Он пришпорил Лауру, потому что просто сгорал от нетерпения. А та тоже, словно поняла, что совсем недалеко ее родная конюшня, и мчалась, почти не касаясь земли. Ариан тоже порадовался за Криса, к тому же он никогда не бывал в настоящем рыцарском замке, который расположен не на деревьях, а а стоит прямо на земле, и ему было очень любопытно на него взглянуть. Да и лес, в который они въехали, лес Криса, совсем не был похож на его родной лес в Зеленом княжестве. Он был намного приветливее и красивее, а листья деревьев словно пропускали солнечный свет, и от этого лес сверкал тысячью ярких красок. И животные смотрели на людей без страха и не убегали, заслышав стук копыт, а выходили встречать путешественника, который вернулся из дальнего похода. Радостно на все голоса пели птицы. Они тоже были счастливы оттого, что мальчик выросший в их лесу и воспитанный ими и их песнями, наконец, вернулся. И что он цел и невредим.

Когда до замка уже оставалось совсем немного, Крисом овладело такое нетерпение, что он пустил лошадь в галоп и помчался к дому со скоростью, соперничая с ветром. Ариан еле поспевал за ним.

Вот деревья расступились перед ними и на огромной солнечной поляне вырос замок Отважного. Крис не выдержал, выхватил охотничий рог, и окрестности огласились радостным ревом бегущего королевского оленя. Когда до замка еще оставалось около двух сотен шагов, его ворота гостеприимно отворились, и на ров плавно опустился подъемный мост. И грохоча копытами, всадники въехали по нему в замок. Крис спрыгнул с седла и бросился в объятия кинувшейся ему навстречу женщине. Это была его мать, госпожа Элиза, жена Ричарда Отважного.

Ариан с легкой завистью смотрел, как она обнимает и целует вернувшегося сына. Сам он никогда не испытывал этого, ведь его мама умерла так давно, что он даже не помнит ее. И еще Ариан был очень рад за Криса, так рад, что ему даже захотелось заплакать от счастья, но он этого не сделал, потому что считал себя большим и взрослым, да к тому же настоящим оруженосцем настоящего странствующего рыцаря, а им не полагается проливать слезы.

– Я привез тебе радостную весть! – Таковы были первые слова, сказанные Кристианом матери. – Я нашел моих братьев. Они все живы и здоровы и скоро будут здесь.

И матушка Элиза даже слов не нашла, чтобы что-либо сказать. Счастье лишило ее дара речи. Она только обнимала, целовала Криса, то радостно смеялась или наоборот плакала.

– Ну что ты, мама, – прижимал ее к себе самый младший из ее сыновей. – Больше ты никогда не будешь плакать и горевать. И больше ты никогда не останешься в доме одна. Браться поклялись мне в этом. Теперь всегда с тобой будет кто-то из нас.

Он говорил и говорил, а радом стояли кормилица Жанна и старый Ян и громко плакали от счастья и не стыдились этого и даже не пытались скрыть слез.

– Познакомьтесь, друзья мои, – обратился, наконец, ко всем Крис. – Это Ариан, сын князя Аринако. Он мой оруженосец.

– Твой оруженосец? – Матушка Элиза наконец-то заговорила.

– Да, ведь я теперь рыцарь! Самый настоящий странствующий рыцарь. А Ариан мой оруженосец! И если бы не он, я мог бы не добраться до дома.

Услыхав такую похвалу в свой адрес, Ариан покраснел до корней своих красивых вьющихся и слегка зеленоватых волос. Он подошел к матушке Элизе, поклонился ей и поцеловал ее руку. Матушка Элиза крепко обняла его и прижала к себе.

– Славный мальчик, – сказала она. – Я много слышала о твоем отце и о княгине, твоей матери. Как они поживают? Надеюсь, оба здоровы?

Ариан помрачнел от такого вопроса, но стойко ответил на него:

– Мой отец здравствует, да дадут ему лесные боги долгих лет. А моя мама умерла, когда мне было два года от роду.

И тут на глазах у него впервые навернулись слезы, как он не крепился.

– Какое несчастье! – воскликнула матушка Элиза и снова обняла Ариана и прижала его к себе. – Но что же мы тут стоим? Давайте пройдем в дом. Вам надо отдохнуть, помыться и поесть! Давайте быстрее!

Глава шестая

ТАЛИСМАН

Ровно три дня пробыл Кристиан в доме матушки Элизы. Он полностью насладился гостеприимством родного дома. Два вечера подряд за столом он рассказывал о приключениях, которые ему довелось пережить за последние месяцы. Это был длинный рассказ о том, как они с Катей добирались до Столицы, и что им пришлось преодолеть на этом пути, о том, как они нашли Принца Белой башни, Катиного брата, который оказался заколдован, и им пришлось спасать его, вступив в борьбу с самим Повелителем. Как он Крис в поединке с ним отрубил ему голову, и как они все трое бежали на запад к Фее вечной юности, а по дороге попали в Долину заколдованных рыцарей и нашли там братьев Криса и расколдовали их. А вечером третьего дня, после того, как Крис рассказал про поединок рыцаря Катерино с Черным драконом, он дал приказ оруженосцу готовиться в дорогу.

– Мы выступаем завтра на рассвете, – сказал он.

Матушка Элиза, когда услыхала эти его слова, горько вздохнула.

– Неужели ты так скоро хочешь нас покинуть? – спросила она.

Крис вздохнул. Что он мог сказать в ответ? По его лицу было видно, что удержать его дома было невозможно. Уже в это утро он проснулся с сильным чувством, которое знакомо каждому странствующему рыцарю. Его звала дорога. А для странствующего рыцаря ее голос сильнее рассудка, сильнее страха и любви к спокойно комфортной жизни. Крис почувствовал, как ему неудобно спать на мягкой чистой постели, всю ночь он промучился от духоты, потому что привык спать на свежем воздухе. А утром, за завтраком он сидел хмурый, потому что стол и стул стали казаться ему неудобными и тесными. Но разве мог он об этом сказать родной матери? Это бы ее глубоко обидело, поэтому он просто подошел к матушке Элизе, крепко обнял ее и сказал:

– Мне пора, мама. Ведь ты родила меня странствующим рыцарем. И я встал на этот путь. Братья благословили меня, благослови и ты.

– Я надеялась, что ты пробудешь со мной хотя бы неделю. А ты пробыл так мало.

– Я ничего не могу с собой поделать, – признался Крис. – Это сильнее меня.

– Точно так же говорили и твои братья, – матушка Элиза смахнула набежавшую слезу. – Ну что ж, я не могу тебя сдерживать. Значит такова твоя судьба, и я не в силах противиться ей. Только выполни напоследок одну мою просьбу.

– Я готов исполнить тысячу твоих желаний! – воскликнул Крис. – Говори, что я должен сделать?

Матушка Элиза на мгновение задумалась, а потом сказала:

– Ты прекрасно знаешь, что когда твои братья отправлялись странствовать по свету, то каждый раз мы с твоим отцом выходили их провожать. Но твоего отца нет среди живых, и он этого сделать не сможет. Поэтому я подумала, что раз он не может выйти проводить тебя, то может быть, ты сходишь проститься с ним? Я уверена что он благословит тебя из могилы.

– Конечно, я схожу к отцу! – обрадовано ответил Крис, который в глубине души боялся, что матушка попросит его побыть дома еще несколько дней.

И не теряя времени, он кликнул Ариана и отправился в часовню, которая стояла посреди двора, а в ней находился семейный склеп рода Отважных. Кристиан оставил оруженосца у входа, а сам вошел внутрь и спустился в подземелье.

Это было мрачное место, и Крис не очень любил здесь бывать, потому что инстинктивно боялся всего, что связано с покойниками. Но в этот раз он вступил сюда без всякого страха, ведь он пришел к праху отца, чтобы попросить благословения, а разве можно бояться того, у кого просишь благословения?

В склепе было темно, и Крис зажег свечу, чтобы не стукнуться о чей-нибудь гроб. А их тут было не мало. Род Отважного один из старейших и знаменитых в Стране остановленного времени, и ведет свою родословную от рыцарей-основателей. Саркофаг Ричарда Отважного стоял в самом центре усыпальницы. Крис подошел к нему, поставил свечу рядом с изголовьем, и встал перед гробом на колени. Он сложил руки для молитвы и уже произнес первые слова, как в одном из темных углов послышался шорох. Мальчик вздрогнул от неожиданности. Ему стало не по себе, хотя он прекрасно понимал, что это всего лишь крысы.

В своей молитве, обращенной к отцу, к деду, прадеду и всем остальным предкам, что покоились здесь в этом склепе, Кристиан просил их помогать ему в подвигах, в преодолении трудностей и злых сил, а также просил укрепить его дух. В свою очередь он поклялся не нарушить данных им обязательств и тщательно блюсти рыцарский кодекс чести.

Когда Кристиан кончил читать молитву, он встал с колен, и тут в углу опять что-то зашуршало.

– Проклятые крысы! – выругался мальчик. – И что они здесь ищут? Ведь тут нет еды. Неужели их прельщают старые кости?

Только сказал он это, как вдруг усыпальница озарилась ярким светом. Факелы, которые висели на стенах, и которые уже лет сто никто не зажигал, вдруг вспыхнули сами собой. Крис вздрогнул. Он огляделся вокруг себя и внимательно осмотрел все подземелье. На серых сырых стенах было множество картин, написанных прямо на штукатурке. Фрески изображали тех, кто покоился в этом скрепе. Суровые и отважные лица смотрели на Кристиана со всех сторон. Мальчик понял, что его молитва услышана. Он мысленно поблагодарил своих предков и направился к выходу, но когда он сделал несколько шагов по ступеням, которые вели наверх, то вдруг дверь, ведущая наружу, с шумом захлопнулась сама собой. Крис отпрянул назад. Он оглянулся на портреты предков и понял, что это они не отпускают его из склепа. Значит, его миссия еще не окончена. Крис внимательно оглядел один за другим все портреты. Когда он дошел до портрета Ричарда Отважного, то увидел, что его отец изображен на нем не как всегда. Крис видел этот портрет не один раз и очень хорошо его знал. Но сегодня Ричард Отважный был изображен не как обычно. Он внимательно смотрел со стены на сына, и где бы Крис не стоял, он непрерывно ловил на себе взгляд Ричарда Отважного. Фреска словно ожила. И Крис понял, что отец хочет ему что-то сказать. Он подошел к портрету вплотную и понял в чем дело.

Правая рука рыцаря, в которой всегда был меч, теперь была безоружна, меч покоился в ножнах, а она указывала указательным пальцем за спину Криса. Мальчик оглянулся и посмотрел в ту сторону, куда она указывала. Она указывала в тот самый угол, из которого Крис два раза слышал какие-то звуки.

– Я все понял! – горячо произнес мальчик, обращаясь к отцу, который был изображен на фреске, и подбежал к указанному месту.

Угол был завален старым пыльным хламом, и Крис стал отбрасывать в сторону древние щиты, копья и алебарды, все это было уже ветхим и поломанным и никуда не годилось. Когда Крис расчистил угол от этой рухляди и отбросил в сторону последний щит, он обнаружил на полу крышку люка. Она была так занесена песком и пылью, что ее очень трудно было заметить. В другой раз, если бы мальчику просто надо было разобрать эту кучу, он ни за что бы ее не заметил. Но сейчас Крис был очень внимателен и поэтому обнаружил ее без труда.

– Я должен спуститься туда? – спросил он, обратившись к отцу, вернее не к отцу, а к его портрету.

Конечно же портрет ему ничего не сказал, но мальчик понял по взгляду Отважного, что он именно это и должен сделать. Никакой ручки на крышке не было, и Крису пришлось поддеть ее ржавым наконечником копья. Крышка долго не хотела открываться, старая пыль так сильно въелась в щели, что держала ее не хуже цемента. Крису пришлось повозиться, чтобы открыть люк. Наконец ему это удалось, и перед ним открылся вход еще в одно подземелье. Крис заглянул туда, но ничего не увидел, потому что там было темно, как в погребе. Естественно, ведь это подземелье. Пришлось взять факел.

Спустившись вниз, оказалось совсем не глубоко, мальчик обнаружил небольшую комнату, вырытую прямо в земле и совершенно пустую.

Крис удивленно оглянулся. Он ничего не понимал. Что он должен здесь сделать? Комната была абсолютно пуста. В ней не было ничего кроме голых земляных стен, на которых были видны разные корешки, белые засохшие травы и дырки, проделанные кротами и земляными червями. На секунду Крису даже страшно. Ему показалось, что он покоится в могиле, но потом он вспомнил, что находится здесь по воле отца, и устыдился своего страха. Он начал внимательно, метр за метром, осматривать сырые черные пласты земли. От сырости и плесени стало щипать в носу. Даже в склепе не было так неприятно, как здесь, но Крис не отступал и продолжал осмотр. И его старания увенчались успехом. Когда он дотронулся рукой до одного корешка, который слишком сильно торчал наружу, то от стены отвалился большой кусок земли и обнажил глубокую впадину. Крис понял, что нашел тайник. Он сунул туда факел и увидел небольшой сверток. Он вытащил этот сверток и стал вертеть в руках. Это было что-то твердое, похожее на ларец и завернутое в несколько слоев пропитанных жиром шкур и обвязанных просмоленными веревками. Крис еще раз сунул в нишу факел, чтобы посмотреть, не лежит ли в ней еще чего-нибудь. Но там ничего больше не было. Лишь валялись прогнившие насквозь доски. Крис понял, что из них был сделан сундучок, в котором лежал сверток, просто он со временем сгнил и развалился.

Бережно прижав сверток к груди, Крис вылез из подземелья наружу, вернее он вылез пока еще только в склеп, и закрыл за собой крышку люка и снова завалил ее старым мусором. После этого он поглядел на портрет Отважного и громко спросил:

– Я должен был взять это, отец?

Перед Крисом снова был прежний Ричард Отважный. Как и прежде он смотрел со стены куда-то вдаль, и его рука сжимала меч, а в глазах было спокойствие и твердая уверенность в своей силе.

Крис понял, что он сделал все, что надо.

Факелы на стенах перестали гореть, и склеп рода Отважных снова погрузился в сумрак вечного покоя.

Крис мысленно попрощался с предками и вышел наружу, где его с нетерпением ожидал Ариан.

– Почему ты был там так долго? А что это у тебя такое? – сразу засыпал он вопросами Кристиана. – А почему у тебя такое бледное лицо?

Крис только отмахнулся. Он был слишком взволнован, чтобы что-то говорить. Он поспешил в замок в пиршественную залу, где его уже ждали матушка Элиза и Жанна с Яном. Ариан, подпрыгивая от нетерпения, побежал за ним.

Когда все расселись за столом, Крис рассказал присутствующим о том, что с ним произошло, и выложил на стол найденный сверток.

Конечно же все были поражены случившимся. Даже невозмутимая и много повидавшая на своем веку матушка Элиза и та была сильно взволнованна рассказом сына.

– Давай же быстрее разворачивай сверток! – воскликнула она, когда он кончил. – Что же там все-таки такое?

При полном молчании Крис стал разворачивать сверток, шкуры и кожа были ужасно старыми и буквально въелись друг в друга, пришлось разрезать их ножом.

Внутри действительно оказался ларец. Совсем небольшой, сделанный из дорогого красного дерева и покрытый золотой инкрустацией. Он был необычайно красив, но открыть его оказалось было нельзя. На ларчике висел маленький серебряный замок. Это обстоятельство поставило всех в трудное положение.

– Неужели придется разбить эту шкатулку? – воскликнул Кристиан, и уже было приготовился нанести по крышке удар ножом, который все еще был у него в руках.

Его остановил Ариан.

– Подожди! – крикнул он. – Может посмотреть в этих тряпках? Может ключ там?

И он оказался прав. Ключ действительно оказался в тех лохмотьях, в которые был завернут ларец, просто от волнения его не заметили.

Крис взял ключ и осторожно открыл замок и открыл крышку. В ларце оказался небольшой продолговатый предмет темно-коричневого цвета. Крис, его мать и слуги в недоумении уставились на него не в силах понять, что это такое. Они недоуменно смотрели друг на друга и молчали.

– Что это? – спросил Крис, первым нарушив молчание.

Ему никто не ответил. Все думали.

– Кажется, я знаю, что это такое, – наконец сказал Ариан, который даже взял странный предмет в руки и подкинул его на ладони.

– Что? – хором спросили его все четверо.

– У меня есть нечто похожее на эту штуку, – сказал мальчик, расстегнул ворот своей рубашки и вынул из под нее действительно похожую штуковину, только меньшего размера и посветлее.

– Что это? – опять спросили его.

– Эту штуку дал мне мой отец, – пояснил Ариан. – Два месяца назад в нашем княжестве появился рыцарь Катерино, вы его знаете, и убил лесного дракона. Из дракона мы сделали чучело, а этот зуб мой отец вырвал из его пасти и повесил мне на шею, как амулет. Это мой талисман. Он отгоняет от меня злых духов.

– Зуб дракона! – воскликнула матушка Элиза. – Ну конечно это он. И как я сразу об этом не догадалась?

– Зуб дракона? – также удивился и Крис. – Неужели это тот самый?

Все эти разговоры заинтересовали Ариана.

– О чем это вы говорите? – спросил он.

– Наш предок, по имени Кронитар, первый из рода Отважных, потому что именно он первым получил это прозвище, убил в поединке великого дракона Серых скал. У дракона вся его волшебная сила была в зубах, и Кронитару пришлось выбить их ему все до единого. Один из зубов он оставил себе на память и потом передал его своему сыну, а тот своему. Потом этот зуб куда-то пропал, и о нем осталась только память в рассказах потомков, – ответила на вопрос Ариана матушка Элиза. – Пойдемте посмотрим на портрет Кронитара, ведь на нем он изображен около поверженного дракона и держит в руке тот самый зуб. Мы посмотрим, сравним их и узнаем, тот ли это самый.

Ходить никуда не пришлось, потому что портрет Кронитара висел здесь же в пиршественном зале. Все они с волнением подошли к нему и сразу увидели, что они вынули из ларца тот самый зуб, который первый Отважный вырвал из пасти дракона Серых скал.

– Вот это да! – воскликнула кормилица Жанна. – Так значит наши предки взяли Кристиана под свое покровительство, раз вручили ему этот волшебный зуб. Теперь я спокойна за тебя, мальчик мой! – добрая женщина кинулась обнимать своего воспитанника. – Этот талисман оградит тебя от всех бед.

Она так тискала и обнимала Криса, что тому даже стало неудобно, что его как маленького ласкают, да еще на глазах его собственного оруженосца. Чтобы скрыть смущение, Крис опять обратился к Ариану:

– Как наши лошади?

– Они готовы выехать хоть сейчас.

На рассвете следующего дня они отправились в новое путешествие. Куда? Они этого и сами еще не знали. И снова их вышли провожать обитатели замка. Конечно, им было грустно вновь расставаться с мальчиком, но их поддерживала мысль, что через несколько дней они встретятся с братьями Криса. Поэтому прощание не было таким грустным по сравнению с тем, когда мальчик впервые покидал отчий дом. Да и замок Отважного уже не выглядел столь унылым и заброшенным. Он будто тоже готовился к встрече со своими детьми, ведь все, кто жил в нем были его детьми.

Так же как и в прошлый раз, Крис пришпорил коня и помчался, не оглядываясь навстречу новым приключениям. Когда он уже отъехал на такое дальнее расстояние, когда остались видны только башни замка, он остановил Лауру и оглянулся.

– Разве мы что-то забыли? – спросил его Ариан.

Крис смутился.

– Нет, – ответил он. – Просто мне кажется, что я очень не скоро увижу мой дом и родных.

– А вот я нисколько не скучаю по своему княжеству, – бодро сказал оруженосец. – За десять лет оно мне вот так надоело!

– Ничего, вот постранствуешь немного со мной, и тебя тоже потянет домой.

– Никогда!

Крис не стал спорить с Арианом и пришпорил лошадь. Ему хотелось быстрее оказаться как можно дальше от дома, чтобы его уже ничего с ним не связывало. Вот почему они скакали почти два часа без остановки и с довольно приличной скоростью, так что лошади, в конце концов, стали покрываться пеной.

– Мы загоним лошадей! – крикнул ему Ариан, который и сам уже еле держался в седле от усталости.

Крис так резко остановился, что Лаура даже встала на дыбы и от обиды громко заржала.

– Ладно, давай сделаем привал, – сказал рыцарь.

– Давно пора, – Ариан тут же спрыгнул на землю. – А то мы так быстро неслись, что наверно пропустили не одно приключение. Если бы нас кто-то увидел, он мог бы подумать, что мы от кого-то бежим.

– Перестань ворчать, и вытри лошадей, – приказал оруженосцу Крис.

– Вообще-то мне по должности положено быть ворчливым, – огрызнулся Ариан, послушно выполняя приказание. – Мы оруженосцы должны беспокоиться за честь господина. Вот точно скажу, что мы наверно проехали мимо дракона и не убили его.

– Где ты видел дракона? – удивился Крис, который хоть и дал приказ вытирать лошадей, сам же помогал Ариану.

– Там в березовой роще, мне показалось, что что-то пролетело. Большое и черное. Наверняка дракон.

– Что же ты мне раньше не сказал? – возмутился рыцарь. – Я же должен был с ним сразиться!

– Я тебе кричал, но ты даже не остановился, – Ариан почувствовал себя виноватым. – К тому же у меня в этот момент нога в стремени застряла.

– Нога застряла! – передразнил его Крис. – На кой черт мне нужен такой оруженосец, который умалчивает про дракона? Теперь, даже если он и был, то мы его уже не догоним. Какой он хоть был то? Большой или маленький?

– Да я его не видел целиком. Он так быстро пролетел. Может это и не дракон вовсе? Может это гигантский орел?

– Гигантские орлы не летают по рощам, они охотятся только в долинах, да и то они живут далеко в горах. В наши края они и не залетают.

– А что драконы разве к вам залетают? – спросил Ариан.

Крис задумался. Действительно, драконы в этих лесах тоже не попадались лет триста.

– Кто же это тогда был?

Мальчики задумались. Они привели в порядок лошадей, вытерли их, расседлали и пустили попастись, а сами занялись оружием. Их охватило легкое беспокойство.

– Сейчас отдохнем и съездим туда, посмотрим, – сказал Кристиан, – что там за чудо-юдо.

Глава седьмая

МИРАНДА – ЖЕНЩИНА, ЛЕТУЧАЯ МЫШЬ

Мальчики сидели целый час и ждали, когда отдохнут лошади. Все-таки они их сильно загнали. Сами они тоже устали от такой скачки, но не настолько, чтобы завалиться спать. К тому же было еще рано. От нечего делать они стали играть в камешки, которых много валялось поблизости прямо на траве, словно их кто-то специально для них рассыпал. Игра их так сильно увлекла, что на время они забыли обо всем на свете и опомнились только, когда солнце было уже в зените.

– Ну вот, – расстроился Крис, – теперь уже пора и обедать самим и лошадей кормить.

– Да ладно! – махнул рукой Ариан. – Неужели мы помрем оттого, что один раз пропустим трапезу?

– Ты прав! – хлопнул его по плечу Крис. – По коням!

Они вскочили на лошадей и поскакали назад к березовой роще, туда, где Ариан якобы заметил дракона. Через полчаса они были уже на месте. Их окружали высокие стройные березы, облитые солнечными лучами, они словно светились от удовольствия. Здесь было так чудесно и так красиво, что просто глаз радовался.

Но это было только самое первое впечатление. Так казалось только вначале, вслед за этим ребят охватило неясное чувство тревоги, почему они не сразу поняли.

– Здесь не поют птицы, и вообще такая тишина, что даже в ушах больно, – как истинный лесной житель, Ариан первый нашел причину тревоги. – Значит, здесь действительно кто-то есть. Кто-то очень нехороший и злой. Ну точно, наверно дракон и есть.

Оруженосец поерзал в седле и на всякий случай вытащил из ножен меч. Кристиан не спешил вооружаться. Он поворачивал Лауру на месте, внимательно вслушивался и всматривался вокруг.

– В какой стороне ты его видел? – спросил он наконец, когда ничего подозрительного не обнаружил.

Ариан, молча, указал на кривую березу, которая стояла вдалеке и так низко клонилась к земле, словно в нее ударило молнией.

Крис спешился и пошел по направлению к березе.

– Куда ты? – крикнул ему Ариан. – Это же кривое дерево. Неужели ты хочешь пройти под ним? В нашем княжестве нет хуже приметы, чем пройти под кривым деревом!

– Не будь суеверным, Ариан, – ответил Крис и даже не остановился. Ему ужасно хотелось вытащить меч, но он не делал этого, потому что храбрился перед Арианом. На оруженосца это подействовало должным образом. Он тоже вложил меч обратно и пошел за хозяином, ведя на поводу и свою и его лошадь. Но не сделал он и нескольких шагов, как лошади вдруг остановились и заупрямились. Как не тянул их мальчик, они не желали сделать вперед и шагу, а только пятились назад и храпели.

– Это еще что такое? – возмутился Ариан. – Вы что же хотите оставить нас? И после этого вы хотите называться благородными животными?

Это подействовало. Пальма и Лаура виновато понурили морды, помахали хвостами и послушно пошли за Арианом. Мальчик отстал от Криса на несколько шагов, но не терял его из виду. Сердце у него колотилось от волнения. Он чувствовал, что сейчас случится что-то важное, может быть это будет самое настоящее приключение.

То же самое чувствовал и Крис. Впереди ничего не было, но что-то подсказывало ему, что это не так. Что-то там все-таки есть, и это что-то они сейчас увидят. С такой мыслью он сделал еще несколько шагов и остановился. Через несколько секунд к нему подошел Ариан.

– Смотри, – сказал ему Крис. – Эта кривая береза словно образует ворота, видишь, с другой стороны стоит точно такая же, просто ее не видно с дороги.

– Точно! – обрадовался Ариан. – Вот в эти ворота это черное и залетело и сразу исчезло. Неужели мы тоже пойдем туда? Да еще и под двумя кривыми деревьями сразу!

– А ты думаешь, что я поверну назад?

Ариан смутился. Конечно, он задал глупый вопрос. Какой рыцарь повернет назад, если впереди опасность? Да если он поступит так, то сразу перестанет быть рыцарем!

– Впрочем, ты можешь со мной не ходить, – сказал Кристиан мальчику, тем самым, смутив его еще больше.

– Ну, уж нет! – сказал покрасневший Ариан. – Я тебя не брошу ни в какой ситуации. Или я не сын князя Аринако!

– Тогда пошли, – сказал Крис, обнажил меч и пошел вперед под березу.

Ариан вместе с лошадьми последовал за ним. Он слегка сопел носом от волнения, но когда они миновали кривые деревья, тут же затаил дыхание.

Но ничего не случилось. Они были все в том же лесу, все также светило солнце и стояла такая же тишина. Так было несколько секунд. Затем с треском и шумом обе кривые березы свалились, вырвав из земли все свои корни.

Рыцарь и оруженосец вздрогнули от неожиданности. Их лошади громко заржали от страха и встали на дыбы. Ариан, однако, не выпустил поводья из рук, и животные оторвали его от земли. Крис бросился Ариану на помощь. Он еле успел схватить его за подол рубашки и подхватить на руки. Иначе бы тот сильно ушибся.

Это событие отвлекло их, и они забыли о страхе. Когда же они успокоили лошадей и привели себя в порядок и оглянулись, они увидели, что за это время все вокруг изменилось.

Они были уже не в светлой березовой роще. Вокруг них теперь возвышался гигантскими соснами незнакомый лес. Он был сумрачный, потому что хвойные кроны деревьев почти не пропускали солнечный свет, и зловещий, потому что в отличие от березовой рощи он был наполнен звуками. И это были нехорошие звуки.

– А вот и логово дракона, – тихо сказал Крис.

Ариан громко ойкнул, потому что в его голые ноги сразу как живые впились несколько колючих кустарников. Крис велел ему сесть в седло, оруженосец замешкался, и он сам подсадил его.

– Еще попадешь в капкан, – проворчал он. – Возись потом с тобой.

Ариан виновато улыбнулся.

Крис тоже вскочил в седло, потому что к нему тоже пополз один подозрительный кустик. Лошади, как только почувствовали на себе всадников, сразу перестали волноваться, наполнились ответственностью за седоков и замерли на месте, как вкопанные. Кустиков они не боялись, и те почувствовав это, тут же отступили.

– Это место очень похоже на Колдовской лес, – пробормотал Крис. – В какую сторону мы поедем?

Ариан пожал плечами.

– Ты ведь рыцарь, а не я.

Кристиана это даже развеселило. Он рассмеялся.

– Ах, ты, хитрец! Ведь это тебе мерещатся драконы.

– Ой, вот он опять! – вдруг закричал Ариан, показывая пальцем за спину Криса. Тот повернулся и тоже успел заметить, как что-то черное и большое промелькнуло среди деревьев.

– За ним! – закричал Крис и погнал Лауру в сторону, где исчезло неизвестное существо.

Ариан поскакал за ним. Через минуту они увидели то, из-за чего они оказались здесь.

то был вовсе не дракон. Это была миранда – женщина невиданной красоты из спины которой торчали гигантские черные крылья, похожие на те, какие бывают у летучих мышей. Оба мальчика не раз слышали про это создание, но увидели его впервые. От неожиданности они растерялись и не сразу вынули мечи.

Это чуть не стоило им жизни. Миранды очень воинственные существа, такие же как и амазонки, только в отличии от них они не скачут верхом, а летают на собственных крыльях. Миранда увидела всадников, взлетела над деревьями, испустила боевой клич, и тут же у нее в руках оказался боевой тяжелый лук, и она осыпала ребят градом острых длинных стрел. Все это произошло так быстро, что они даже не успели опомниться. Зато их лошади оказались куда проворнее, и тот час рванулись с места и бросились под защиту деревьев.

К счастью миранда оказалась плохим стрелком. Все ее стрелы летели мимо, и лишь одна попала в щит Криса и пробила его насквозь. Мальчика она не задела и воткнулась в седло прямо у его бедра. В свою очередь Крис тоже вынул лук и уже собрался выстрелить в летающую амазонку, но затем вспомнил, что рыцарям совсем не во славу сражаться с женщинами и замешкался.

– Стреляй же, Крис! – закричал ему Ариан.

А миранда, у которой видимо, кончились стрелы, выхватила из-за спины длинный двуручный меч и пошла в атаку. Вихрь воздуха налетел на мальчиков от ее могучих крыльев. Миранда сразу распознала, кто из мальчиков более достоин ее внимания, и ее первый удар был направлен на Кристиана. Удар был сокрушительный, и Крис едва успел прикрыться щитом и еле удержался в седле. Зато от удара крылом слетел с лошади Ариан. Увидев это, миранда испустила победный клич и снова бросилась на Криса. Но тот уже опомнился и достойно встретил противника. Чтобы им было легче сражаться и Крис и миранда выбрались на открытое место и яростно сражались друг с другом. Оба они были прекрасными фехтовальщиками, и их мечи сверкали как молнии и разбрызгивали вокруг себя искры. Долго никто из них не мог одержать вверх, Кристиан был проворен и быстр, а миранда с яростью коршуна летала вокруг него и не могла пробиться сквозь его оборону. Они были достойными противниками друг другу.

А Ариан в это время пытался встать на ноги. Когда он упал на землю, то на него сразу накинулась несколько особенно колючих кустов, и они моментально обвили его со всех сторон, и теперь мальчик боролся с ними, пытаясь освободиться с помощью кинжала. Меч он уронил во время падения, да и вряд ли бы он ему пригодился в такой ситуации, когда нужны короткие и экономные, а не размашистые движения. Вот почему он не мог прийти на помощь рыцарю.

А Крис сражался один. Впрочем, он бы и не позволил Ариану вмешиваться, потому что это был честный поединок, и он не нуждался в помощи.

Оба они уже начали уставать. Первый порыв кончился, и противники стали действовать осторожнее. Миранда злобно оскалилась, и ее, в общем-то, симпатичное лицо сразу стало безобразным. Особенно портили его длинные острые клыки. Но Крис не обратил на это внимание. Обычный прием для устрашения противника. Он сам тоже может скалиться сколько угодно.

Миранда снова атаковала его. Крис ждал этого. Он отклонился чуть влево и вперед и ударил мечом по направленному на него оружию миранды. Раздался звон, и миранда растерянно уставилась на свой меч. У того лезвие было отколото почти у самой рукоятки. Крис и сам не понял, как это у него так получилось.

Оставшись без оружия, миранда тут же взлетела вверх и снова камнем упала вниз. Крис подумал, что она от отчаяния и стыда решился разбиться о землю. Но он ошибся. Та и не думала кончать с собой, а просто набросилась на Ариана, которому как раз удалось подняться. Мальчик не успел ничего понять, как сильные руки миранды схватили его и оторвали от земли. Уже в воздухе он попытался было сопротивляться, но миранда пригрозила ему:

– Если будешь махать своим жалким ножичком, я взлечу к облакам и сброшу тебя вниз.

– Жалкий ножичек? – возмутился Ариан, но последовал совету миранды, потому что перспектива быть сброшенным с огромной высоты его совсем не радовала, и он подчинился.

Кристиан был до глубины души возмущен поступком миранды. Да как она посмела похитить его оруженосца? И он помчался за ней в погоню. Миранда летела низко, потому что высоко летать они могут очень недолго, к тому же ей сильно мешал мальчишка. Не то, чтобы он был очень тяжелый, но маневрировать с ним было совершенно невозможно. И все же она летела достаточно быстро, ловко огибая деревья, стоявшие на ее пути.

Крис пришпорил Лауру и пустился за ней в погоню. Пальма поскакала за ними, потому что не хотела оставаться одна в таком мрачном месте. Они мчались изо всех сил и скоро оказались на небольшом расстоянии от миранды. Та заметила погоню и прибавила скорость. Им повезло, что она летела не на открытом месте, а в лесу, иначе бы они ее не догнали.

Когда Крис увидел, что до миранды осталось совсем немного, он быстро снял с седла веревку с петлей на конце и метнул ее Ариану. Миранда этого не заметила, поэтому для нее было полной неожиданностью то, что лететь стало гораздо труднее, почти невозможно. Ариан быстро сунул одну из ее ног в петлю, и Крис тут же крепко затянул ее.

Миранда оказалась в ловушке. Еще одного мальчика, да еще вместе с лошадью она поднять не могла. Осознав свое положение, она закричала диким голосом, но было уже поздно. Крис тянул ее к себе, и вскоре летающая воительница оказалась на земле. Она яростно била по траве крыльями и от злости пыталась задушить Ариана.

– Прекрати! – приказал ей Крис. – Иначе сейчас расстанешься со своей головой. Ты моя пленница.

Миранда зашипела от негодования, но Ариана выпустила.

– Ух, как было здорово! – воскликнул мальчик. Он был весь растрепан, исцарапан, но глаза его блестели от счастья. – Вот это приключение! А здорово мы ее поймали?

– Двое на одного! – миранда стала раздуваться от негодования.

– А кто тебя просил похищать моего оруженосца? – строго спросил ее Крис.

Миранда смутилась. Она уже перестала сопротивляться, сложила крылья и сразу стала похожа на прелестную девушку в роскошном и широком платье.

– Я хотела взять трофей, – пробормотала она.

– Трофеи достаются победителю, – возмутился Ариан, – а ты проиграла. И потом, как может быть трофеем живой человек?

– Что-то я не вижу, где здесь человек, – проворчала миранда. По видимому она решила не церемониться с Арианом.

– А я, по-твоему, кто? – рассердился тот.

– Жалкий мальчишка, годный только для того, чтобы получить выкуп от его знатных родителей.

– Между прочим, я оруженосец рыцаря Кристиана! – завопил Ариан. – И к тому же это ты у нас в плену, и это за тебя мы будем требовать выкуп.

– Не беспокойтесь, – гордо ответила миранда. – Мой господин заплатит вам любой выкуп. Правда он потому отрубит мне голову, но честь свою он не уронит.

– Твой господин отрубит тебе голову за то что проиграла поединок? – в один голос спросили ее оба мальчика. Они от удивления просто ошалели.

– Да, – все также гордо ответила миранда. – Мой господин суров, но справедлив.

Крис со звоном спрятал свой меч в ножны.

– А как зовут твоего господина? – спросил он. – И вообще где мы находимся?

– Моего господина зовут маркиз Анри де Костиньяк. Он хозяин этих этих мест. И он лучший друг черной королевы.

– Черной королевы?

– Да, наша королева Анкуста обожает его!

– Погоди, – задумался Крис. – Ты хочешь сказать, что мы находимся в Мортавии, Черном королевстве?

– Ха-ха, а думаете, вы где?

– Еще сегодня утром мы были в Стране остановленного времени, где правит Фея вечной юности.

– Лучше вам не произносить вслух это имя, – вдруг прошептала миранда. – Наша королева и маркиз Костиньяк даже слышать его не могут.

Мальчики побледнели. Они переглянулись друг с другом и вздохнули.

– Вот это мы попали! – подумал вслух Ариан.

Миранда смотрела на мальчиков и ожидала своей участи.

– Ну вы долго будете решать, что со мной делать? – наконец спросила она. – Или вяжите меня веревками или кончайте на месте. В первом случае я больше не скажу ни слова, потому что в плену я обязана молчать, а во втором вы увидите, как умирают миранды.

И женщина-летучая мышь гордо сложила на груди руки.

– Мы не собираемся тебя убивать, – сказал Крис. – Я отпускаю тебя без выкупа. Ты свободна.

– Свободна? – миранда была поражена.

– Да, можешь лететь. Только скажи, почему ты напала на нас?

– Вы перешли границу, – ответила миранда. – А я пограничник и стою на страже владений моего господина.

– Ты верно служишь своему господину, – похвалил ее Крис. – Мы не думали, что нарушаем границу и без разрешения вторгаемся в чужое королевство.

– Так вы не лазутчики и шпионы Феи вечной юности?

– Конечно, нет. Я странствующий рыцарь Кристиан Тринадцатый из рода Отважных, а это мой оруженосец Ариан. Он сын властителя Зеленого княжества князя Аринако.

Миранда с сожалением посмотрела на оруженосца.

– Я же говорила, что за него можно получить приличный выкуп.

– Даже не мечтай об этом! – сердито прервал ее Ариан.

Но миранда уже на него не смотрела. Она снова обратилась к Кристиану:

– Так значит, я могу быть свободна, благородный рыцарь?

– Разумеется, – ответил мальчик. – И не волнуйся, мы сейчас покинем пределы вашего королевства.

– Теперь уж это вам решать. Хотите, возвращайтесь, хотите, можете странствовать по нашим землям. Границу и пограничника вы уже одолели. Больше уж вам никто не помешает. Кстати, ты очень хороший воин, рыцарь Кристиан.

Кристиан покраснел от такой похвалы. А миранда продолжала говорить:

– Ты мог бы стать украшением нашего турнира.

– Турнир? – Кристиан оживился. – У вас проходит рыцарский турнир?

– Да, он начнется послезавтра. Его устраивает мой господин, и в нем примут участие лучшие воины нашего королевства. Так что если ты тоже захочешь принять в нем участие, то мой господин будет очень рад. А теперь прощайте!

Миранда расправила крылья и приготовилась взлететь. В тот самый момент, когда ее крылья уже готовы были поднять ее в воздух, она повернулась и крикнула:

– А напоследок, благородный рыцарь, я хочу тебе сказать, что в нашей стране не принято щадить поверженного противника, а тем более отпускать его на свободу. Может быть, ты об этом пожалеешь!

С этими словами она оторвалась от земли и скоро исчезла из виду. Мальчики проводили ее изумленными взглядами.

– Вот это женщина! – с удивлением и восторгом сказал ей вслед Ариан. – Вот бы иметь такие крылья. Это было бы здорово.

– Затем он обратился к Крису: – Ну что, возвращаемся, пока не наступила ночь?

Крис с неохотой сел на Лауру и направил ее в ту сторону, откуда они прискакали. Он был глубоко задумчив и молчал всю дорогу. Ариан же, напротив, болтал без умолку. При чем молол всякую чушь. Говорил о крыльях, о том, как ему понравилось летать, и сокрушался, что они отпустили миранду на свободу, вместо того, чтобы потребовать у нее секрет ее крыльев. Ведь всем известно, что миранды могут снимать свои крылья и надевать их, когда захотят. А больше всего он восхищался поединком Криса и миранды.

– Вот это был бой! – Размахивал он руками и повторял все движения своего рыцаря. – Она так, а ты ее так….

Они уже были совсем недалеко от того места, где стояли кривые, теперь уже не березы, а сосны, когда Крис резко остановил лошадь. Он явно хотел что-то сказать Ариану. Лицо его было серьезно, и оруженосец сразу умолк и тоже остановил Пальму, потому что понял, что рыцарь хочет сказать что-то очень важное.

Глава восьмая

В СТРАНЕ МОРТАВИИ

– Послушай, Ариан, – обратился к оруженосцу Кристиан. – Ты слышал про рыцарский турнир? Про него говорила миранда.

– Да, она что-то там такое болтала.

– Так вот, – серьезно сказал Крис, – я решил принять в нем участие. Для рыцаря нет лучшего испытания, чем турнир.

– Ты хочешь остаться в этом ужасном месте? – Ариан даже побледнел от волнения. – Это же Мортавия, страна смерти. Отсюда почти не возвращаются. Да эта штучка, которая напала на нас, наверно игрушка по сравнению с теми, кто здесь водится. Слушай, Крис, не дури. Давай вернемся в наш мир. Там ведь не меньше интересного. Давай лучше отправимся искать птицу Феникс, или…

– Нет, Ариан, – перебил его Крис. – Я решил остаться здесь. А тебя освобождаю от службы. Ты можешь вернуться.

Оруженосец даже не раздумывал.

– Ну, уж нет, ни за что я тебя не покину. Я ведь поклялся служить тебе. И никто меня от этой клятвы освободить не может. Я останусь с тобой!

Крис ничего не сказал. Он просто повернул лошадь и поехал в обратном направлении. Ариан, как и положено верному оруженосцу, за ним. Теперь лес, окружавший их, не казался мальчикам таким мрачным и зловещим. Решение принято, и отступать поздно. Так можно ли после этого бояться леса, когда впереди приключения куда более опасные? Ведь они попали в королевство Мортавия.

Теперь, пожалуй, пришла пора немного рассказать про это королевство. Хотя про него мало что известно. Таких как оно множество в Стране остановленного времени. Они не подчиняются его правителям, потому что существуют сами по себе, независимо оттого, что делается в волшебной стране. И в летописях и хрониках Страны остановленного времени о таких королевствах почти ничего не говорится. Только иногда они упоминаются в легендах и сказаниях, да и то далеко не все. Однажды рыцарю Катерино, Принцу Белой башни и Крису удалось даже обнаружить одно из таких королевств. Это было королевство подземных гномов, и оно было сокрыто от посторонних глаз волшебством, которое наложил на него король подземных гномов. Потом аналогичным способом появились еще несколько королевств. Их тоже построили колдуны и волшебники. Это случилось после того, как в Стране остановленного времени воцарился Повелитель. Он был великий волшебник. И как все волшебники он опасался своих собратьев по ремеслу. Мало ли что они могут сделать? Вдруг отнимут у него власть с помощью колдовства более могучего, чем обладал он? И Повелитель преследовал самых великих и опасных колдунов. Многих он уничтожил или заколдовал, а некоторые вместе со своими землями и подданными скрылись от него так же, как это сделал король подземных гномов, который не хотел, чтобы кто-нибудь опять нарушил спокойствие его народа.

Королевство Мортавия появилось почти таким же образом. Только намного раньше. События, связанные с этим уходят глубоко в древность, в те времена, когда Страной остановленного времени правили первые рыцари основатели, а сама она была поделена на три королевства.

Вот как это произошло.

Конечно же в свите одного из новоиспеченных королей нашелся человек, который был недоволен создавшимся положением. Ему показалось несправедливым такой дележ.

– Как же так, – говорил он, – ведь мы вместе с рыцарями были бок о бок в тяжелых странствиях и скитаниях, и теперь они короли, а мы опять простые вассалы.

И у него нашлись сторонники, которые рассуждали точно так же. Так в молодом государстве возник первый заговор. И конечно же он привел к раздору и к войне. Из-за власти в Стране остановленного времени началась первая война. Во главе оппозиции встал хитрый и коварный барон Гринберг. В своем неудержимом стремлении к власти он призрел христианские заповеди и законы и привлек на свою сторону знаменитых колдунов, а также много другой нечисти, которой, как вы знаете, множество водилось на той земле, где возникла Страна остановленного времени.

Рыцари основатели воссоединились, чтобы одолеть общего и страшного врага, и барон Гринберг не смог победить всех троих. Ведь он рассчитывал одолеть их по одиночке, как и делают всегда низкие предатели. Поэтому в одном из жестоких сражений он был убит.

Скупо и мало говорят о тех событиях летописи. Трудно воссоздать цельную картину. К тому же в них есть большие разногласия. Одни хроники пишут так, другие иначе. Отчего разобраться еще труднее. То, что было дальше, можно сказать несколькими строчками.

После смерти барона армию изменников возглавила его жена, хитрая и коварная волшебница Анкуста. Но и она, несмотря на все свое коварство не смогла одолеть рыцарей. К тому им на помощь пришла сама Фея вечной юности. Вместе они окружили мятежников в одном из горных ущелий, и уже хотели разбить его, но когда утром вышли в долину, где оно находилось, то обнаружили лишь пустоту. Ни было никого. А ведь через окружение не могла бы пройти даже мышь.

Люди вздохнули с облегчением. Армия мятежников хоть и была мала и немногочисленна, состояла сплошь из слуг и поданных Анкусты. А это все были самые мерзкие люди, да еще разные чудовища и прочие волшебные существа, с которыми людям лучше всего вообще не встречаться.

Но куда же они все подевались? Никто не мог этого понять. Только Фея обнаружила следы колдовства и поняла в чем дело. Просто Анкуста и ее армия спрятались во времени. В стране, где время остановлено, это не так уж трудно сделать.

Чтобы Анкуста не вернулась, Фея вечной юности запечатала то место во времени, она смогла найти его, через которое удрали мятежники, своим заклинанием.

– Теперь они не смогут вернуться! – сказала она людям. – Можете жить спокойно.

Так закончилась первая война, которая продолжалась тридцать лет. Больше никаких черных событий во время царствование рыцарей основателей не было. Только после их смерти снова начались войны и раздоры, но это уже совсем другая страница в истории Страны остановленного времени, и Анкуста больше в ней никогда не фигурировала. Она пропала в лабиринте времени, и про нее долгое время никому было ничего неизвестно.

Правда через четыреста лет один из зеркальных гномов, тех самых гномов, которые живут в зеркалах и могут свободно путешествовать во времени, видел ее и записал в своих дневниках, что мечта Анкусты исполнилась. Она стала королевой в королевстве, которое сама создала. Это королевство называется Мортавия, оно довольно большое и густо населенное, а люди в нем живут по страшным законам, главным из которых является правило – сильный повелевает слабым. И никакой справедливости. Само это слово запрещено в этой стране. Народ, живущий в этом королевстве, называет его Черным, а королеву Анкусту черной королевой, потому что она всегда носит только черные одежды и творит только черные дела, помощников в которых у нее хоть отбавляй. Главная ее мечта – это вернуться в большой мир и посеять в нем зло. Но ей это не удается. Заклинание Феи вечной юности не пускает ее обратно. Изредка из Мортавии вырывается одно или другое чудовище, или негодяй в человеческом обличье, тогда туго приходится в большом мире. Героям и рыцарям приходится браться за оружие и сражаться со злом.

Однажды из Мортавии случайно вырвалось целое княжество со злым и жестоким князем по имени Алехандро. Алехандро, которого за жестокость и злобу прозвали Черным князем, даже вступил в борьбу с самим Повелителем. Конечно, он проиграл, но прославился как очень опасный для государства человек.

Не только из Мортавии попадали в большой мир люди и прочие существа, но и, наоборот, в Черное королевство иногда уходили рыцари, разбойники и искатели приключений. Но живым из них никто не возвращался.

Крис и Ариан конечно знали обо всем этом, но старались не думать о плохом, и ехали, молча, делая беззаботный вид. Да и как же иначе? Они свою дорогу выбрали, а там будь, что будет. Семи смертям не бывать, а одной не миновать. Да и слишком они были юны, чтобы думать о смерти.

Лес тем временем начал редеть, а потом и вовсе кончился. Перед всадниками до горизонта расстелилась долина. Боже! Какое унылое зрелище она представляла. Там в большом мире, где мир так богат красками, а воздух наполнен ароматом цветов и трав, по сравнению с этим унынием настоящий рай. А это больше напоминает ад.

– Я это уже видел, – высказал в слух свою мысль Кристиан.

– Где? – тут же спросил его оруженосец.

– В черном княжестве. Мы однажды проезжали через его землю. Не самое лучшее место на земле.

– Местечко конечно не сахар, – беззаботно отозвался Ариан, – но я думаю, что бывают и хуже.

– Это уж точно.

Совсем недалеко от леса тянулась разбитая и грязная дорога. Всадники направили к ней лошадей, но как только они миновали колею, то животные сразу увязли в грязи чуть не по колено, и друзья вернули их на траву. По ней ехать было легче.

– Наверно тут недавно прошел дождь, – сделал предположение Ариан.

– А мне кажется, что здесь всегда такая дорога. Ты посмотри, на ней нет ни следов от копыт, ни от колес, – сказал Крис.

– Может тут и вовсе не принято пользоваться дорогами. Может они предназначены для другого.

– Все может быть, – согласился Ариан. – Ведь ставят же некоторые люди свои дома прямо на землю, вместо того, чтобы построить их прямо на дереве, а потом конечно не могут поднять их наверх и мучатся потом всю жизнь.

Крис рассмеялся и попросил Ариан рассказать ему об обычаях в Зеленом княжестве.

– Ваше княжество спокон веков было мятежным, и про него вечно рассказывали небылицы. Даже не знаешь чему верить, чему нет. Правда, что вы питаетесь только листьями?

– Конечно, нет!

И Ариан стал рассказывать про свою родину, а Крис с удивлением для себя узнал, что жители Зеленого княжества мало чем отличались от остального населения Страны остановленного времени. Разве только лишь тем, что строили свои дома в кронах могучих деревьев, а от постоянной жизни в лесу и от тесной духовной связи с ними, их волосы за века приобрели зеленоватый оттенок. Но Ариан от этого только выглядел еще более симпатичным и таинственным. Кто может похвастать таким оруженосцем?

Ребята разговорились, и тревога, которая была у них на сердце, тут же куда-то исчезла.

Но она тут же вернулась, когда они услышали чьи-то крики, зовущие на помощь. Мальчики, не задумываясь, погнали лошадей в ту сторону, откуда они доносились, и когда они миновали невысокий холм, то им представилось такое зрелище.

У подножья холма стояла длинная повозка с крытым верхом. Такие обычно бывают у странствующих комедиантов. Судя по разноцветным одеждам, украшенных пестрыми лентами, видимо это они и были. Около заднего колеса прыгал и яростно рычал медведь, но он был на цепи и напрасно старался освободиться. А кричала и звала на помощь красивая девушка в голубом платье. Она пыталась защитить старика, которого били трое вооруженных воинов. На девушку они не обращали внимания, потому что возились со стариком. Тот хоть и был стар, но, однако был здоровым как тот медведь, что сидел на цепи, и только кряхтел под ударами солдат. Судя по всему, он мог и один справиться с ними со всеми, но он не сопротивлялся и покорно сносил побои. Зато девушка вела себя совершенно иначе. Она ругалась с солдатами, хватала их за руки, а одного, который нанес старику особенно сильный удар по лицу, так что даже кровь пошла, она даже схватила за волосы. Солдат взвыл от боли и стал бить уже девушку.

Увидев все это, Кристиан рассердился не на шутку. Он, как всякий настоящий рыцарь не мог смотреть, как при нем обижают женщину, поэтому он выхватил меч, и вскоре оказался около повозки. Ариан не отставал от него ни на шаг и следовал за ним тенью, но, как положено оруженосцу, держался все время чуть позади и не говорил ни слова.

– Сейчас же прекратите, негодяи! – закричал Крис на солдат. Те, увидев его, сильно удивились и конечно же перестали бить старика и девушку.

– А теперь принесите свои извинения даме и этому почтенному старцу! – грозным голосом приказал им Крис.

Но солдаты явно не были расположены выполнять приказы Криса. Они прекратили избивать старика совсем не потому, что он им это приказал, а просто удивились, тому, что откуда-то появился мальчишка, машет мечом и дает нелепые приказания.

– Чего, чего ты, щенок, тут протявкал?

– Если ты глухой, – ответил ему Крис, – то я тебе в этом помочь ничем не могу, а если ты все прекрасно слышал, то дважды я повторять не собираюсь.

От подобной наглости солдаты даже рты порасскрывали.

– Так, я жду, – опять строго сказал Крис.

Эти его слова послужили для солдат поводом к действиям. Они дико заорали и кинулись все трое на Кристиана. Тот даже бровью не пошевельнул. И когда самый здоровый и крепкий на вид воин с густыми рыжими бакенбардами схватил Лауру за узду, чтобы стащить мальчика с седла, он так огрел его рукояткой меча по голове, что солдат закричал от боли, схватился за голову, хотя та и была в шлеме, и повалился на землю.

Остальные двое сразу остановились. Они сразу поняли, что с парнем, который может нанести такой грамотный и сильный удар, лучше не связываться. Он не просто так держит в руках оружие и может пользоваться им куда лучше них, простых рядовых воинов. Солдаты сразу сменили тон и заговорили с Крисом совсем другим тоном.

– Мы только выполняем приказ нашего господина, барона де Костиньяка, о благородный юноша, – запричитали они.

Крис поймал на себе благодарный взгляд девушки и недоуменный взгляд старика и спросил:

– И за что же ваш господин приказал избить этого несчастного старца?

– Он осмелился петь про него куплеты, – ответил один из солдат, – и барон, когда узнал об этом, приказал его повесить, а перед этим проучить, как следует.

– Меня оклеветали, – тут же залепетал старик, – я никогда не позволял себе вольность по отношению к благородным господам. Я всегда смеялся только над простолюдинами.

– Разве можно за такие пустяки вешать человека? – удивился Крис. – Ведь он комедиант, а разве можно такому благородному господину, как барон Костиньяк, обращать на подобные пустяки внимания? У нас господа специально держат шутов, чтобы те говорили им всю правду, все, что о них думают простые люди.

Солдаты слушали его, выпучив от удивления глаза. Им явно были в диковинку такие мысли.

– И где вы должны повесить этого несчастного? – снова задал им вопрос Крис.

– На главной площади города Бенвильморт. – ответил один из солдат. – Мы должны доставить его туда.

– Это ваши лошади? – спросил их Крис, кивнув головой на трех не очень хорошего вида коняг.

– Да.

– Тогда садитесь верхом и скачите к своему господину. Доложите ему, что рыцарь Кристиан Тринадцатый из рода Отважного, просит принять его и позволить принять участие в турнире. Ведь у вас устраивается турнир?

– Да, – услыхав про турнир, солдат просто затрясся от страха, и стал отвечать Крису с еще большим почтением. – Я обязательно выполню твой приказ и передам барону твои слова. Но как мне оставить их? – Солдат посмотрел на комедиантов.

– Я сам привезу их в город, – сказал Крис. – А вашего товарища вы можете положить в их повозку, так вам будет спокойнее.

Рыжий солдат уже очнулся. Он сидел на земле и держался за голову и подвывал. Видимо Крис нанес ему действительно очень сильный удар. Его приятели подняли его и довольно грубо кинули в повозку, а сами сели на коней и поскакали, также не по дороге, а рядом с ней.

– Вот и мы тоже поедем в ту сторону, – сказал Крис Ариану.

– О, добрый юноша, благодарим тебя!

Это, как только солдаты скрылись из виду, к Крису бросились комедианты. Их было девять человек, среди которых были даже дети. Просто все это время они прятались в повозке.

– Вам не за что меня благодарить, – ответил им Крис. – Я еще ничего не сделал для вас.

В повозке что-то упало. Это опять рыжий солдат потерял сознание. Крис посмотрел на него и задумался.

– А что если я вас отпущу? – спросил он комедиантов. – А этого бедолагу доставлю в замок барона на вашей повозке.

Лица комедиантов сразу помрачнели. Видимо мысль расстаться с повозкой пришлась им не по душе. Крис сразу все понял.

– Вам жалко бросать эту колымагу? – спросил он.

– Это наше единственное жилье, – ответила девушка в голубом платье. Она была очень мила, и Крис даже залюбовался ею. – А по нашим законам, те кто не имеет жилья, подлежат смертной казни.

– Какие суровые у вас законы! – поразился Крис. – Ну так, тогда я покупаю у вас эту повозку. Возьмите деньги и бегите. А в ближайшем селении купите себе новую. Сколько она стоит?

– Пол динара, – ответила девушка.

Крис вынул из кармана золотой.

– Этого хватит?

– О, на эти деньги можно купить две таких повозки! Да еще с отличными лошадями!

– Тогда берите! – И Крис бросил золотой девушке. Та ловко его поймала и стала нерешительно вертеть монету в руках. Что-нибудь не так? – спросил Крис. – Это настоящее золото.

– У нас нет столько сдачи, господин, – вместо девушки сказал старик.

– Можете оставить ее себе, – пожал плечами Крис.

– Мы люди бедные, но гордые и честные, – с достоинством сказал старик. – Мы зарабатываем деньги своим умением и искусством, а не просим милостыню у прохожих. Ты обижаешь нас, храбрый юноша.

– Если вы будете долго раздумывать, то сейчас стражник, который лежит в вашей повозке очнется, и я уже не смогу помешать ему отправить вас всех на виселицу.

Комедианты встревожились и стали обсуждать, что им делать. Они стали раздумывать, что можно отдать, чтобы честно взять за повозку золотой.

– Постойте, – перебил их Крис. Он услышал, что артисты собрались всучить ему медведя, и решительно воспротивился этому. – Давайте договоримся так. Берите себе золотой, забирайте все свои вещи и медведя и ступайте своей дорогой.

Комедианты завопили, но мальчик повелительным жестом заставил их замолчать.

– А когда мы с вами встретимся еще раз, то вы покажете мне ваше представление и этим заплатите долг.

Этот вариант понравился артистам. Они с радостью согласились и стали собирать вещи. Их у них было не так уж и много, поэтому времени это почти не заняло. Через две минуты они уже наутек пустились к лесу и один за другим скрывались за деревьями. Последней убежала девушка в голубом платье. Но перед этим она подбежала к Крису и с волнением и благодарностью заговорила с ним:

– Добрый юноша! Зачем ты едешь к маркизу Костиньяку? Он страшный человек. Он погубит тебя и твою душу! Не делай этого! Отправляйся назад!

– Не волнуйся за меня, красавица! – Крис слегка покраснел.

– Мой меч всегда при мне, и я смогу за себя постоять.

– Безумный! – чуть не со слезами в голосе воскликнула девушка. – Еще никто не победил в этом турнире ужасных слуг маркиза. В Бенвильморте тебя и твоего друга ждет смерть. Уезжай назад, откуда приехал. Это говорю тебя я, Мелица, дочь предсказательницы Касандры.

– Спасибо за совет, Мелица, – искренне поблагодарил девушку Кристиан. – Но я уже принял вызов и объявил об этом. Так что я еду в Бенвильморт на турнир. Молись за меня. Мое имя Кристиан.

– Да хранят тебя добрые духи! – На лице Мелицы появилась настоящая жалость к Крису. Она горячо поцеловала ему руку и бросилась бежать вслед за своими друзьями, которых уже не было видно.

– Мелица, какое красивое имя, – сказал ей вслед Крис. – Правда, она хороша, Ариан?

– Вот еще! – фыркнул оруженосец. – Девица, как девица. Смелая конечно. А так, ничего особенного.

– Что ты понимаешь! – Крис был недоволен таким ответом.

– Где уж нам, – согласился Ариан. – Это не дело оруженосцев, смотреть на красавиц. Вот стану рыцарем, тоже буду волочиться за каждой встречной юбкой.

Крис только плюнул. Ариан оказался плохим собеседником в подобном вопросе.

– Ладно, – сказал он. – Давай сядем в нашу повозку и поедем в этот, как его, Бенвильморт.

Они привязали Лауру и Пальму к повозке, сели на козлы и тронули двух низеньких мулов, которые были в нее запряжены.

Глава девятая

МАРКИЗ АНРИ ДЕ КОСТИНЬЯК

Город Бенвильморт расположился у подножья горы Тенивезис. Он был достаточно велик и насчитывал около двух с половиной десятков тысяч жителей. И все население города платило дань маркизу Анри де Костиньяку, замок которого находился в нескольких сотнях шагах от города и был отделен от него неширокой, но бурной рекой Тальвирой. Город этот был древний и знаменитый. Когда-то он был вольный, богатый и еще более многолюдный. Даже название у него было другое. Он назывался Бенвильтерра, и его жители славились своими искусными товарами и веселым нравом. Но это было давно. Даже не осталось стариков, которые помнили бы те времена. С тех пор, как город и его земли были подарены королевой Анкустой маркизу Костиньяку, все изменилось. Изменился город, изменились его жители. Никто не осмелился противиться власти маркиза. Господин был жесток с теми, кто хотя бы сомневался в его власти. В первые же десятилетия своего правления он уничтожил все очаги сопротивления и недовольства и навел свои порядки. По ним люди стали его рабами. Все, от мала до велика были собственностью маркиза. Собственностью маркиза были и воины и шпионы и полицейские, которые следили за всем, нет ли где измены. Но об измене никто даже не помышлял. Об этом даже подумать боялись, не то, чтобы говорить. Поэтому все больше молчали. Даже дети, что лежали в колыбельках, когда хотели заплакать, их матери шептали им:

– Тихо, не кричи, а то придут слуги маркиза и унесут тебя в его замок.

И младенцы тут же замолкали и лежали тихо в своих кроватках и колыбельках, как мышки. А когда они вырастали, то очень хорошо умели держать язык за зубами.

Но раз в десять лет на один месяц в году маркиз объявлял прощение всем своим подданным, и приказывал им быть веселыми и довольными, потому что в это время он проводил великий воинский турнир, на который кроме многочисленных благородных гостей, в основном таких же тиранов и злодеев, как и сам Костиньяк, съезжались также воины и герои со всей страны, чтобы померяться с силами со слугами маркиза. Только это были не простые слуги. Я хочу сказать, что это были не люди, а волшебные существа, такие как миранда, женщина-летучая мышь, шестирукий, но одноглазый великан Краш, Дрон, человек-волк и многие другие подобные твари, которых у маркиза было не мало, и за счет которых он и держал в повиновении все свои земли. Люди замирали от страха, когда видели летящую в небе миранду, которая могла в любой момент накинуться на любого человека и без пощады убить его. Все они отличались жестокостью и беззаветной преданностью своему господину. Они подчинялись ему, потому что маркиз был колдун, искусством которого восхищалась сама Черная королева.

Четыре раза уже проводился великий турнир в Бенвильморте. Смельчаки, которые решались принять в нем участие должны были сразиться с чудовищами маркиза. В случае победы, маркиз обещал победителю в награду отдать доспехи Солнечного Бога, обладатель, которых становился непобедимым в бою. Принять участие в турнире может любой желающий. Однако с каждым разом желающих становилось все меньше и меньше, потому что так никто ни разу не смог победить всех слуг маркиза, и до финала не доходил никто. Вот почему в последний раз в турнире приняло участие только десять воинов, и маркиз опасался, что в этот раз будет еще меньше. И он не ошибся. До турнира оставалось три дня, а еще не было ни одного воина, который бы вызвался принять в нем участие. Маркиз поэтому был встревожен и недоволен. А утром он сказал, что если никого не найдется, то он сам наберет в городе две сотни человек, еще столько же из своего войска, и насильно заставит их драться со своими чудовищами, потому что он пригласил много важных гостей, и разочаровывать их не намерен.

В Бенвильморте сразу воцарился ужас, и люди молились, чтобы нашелся какой-нибудь герой, который бы принял вызов. Но такого не находилось.

Маркиз сидел мрачнее тучи в приемном зале, смотрел на висевший на стене портрет черной королевы и выдумывал самые страшные кары для своих подданных. Ему было уже почти триста лет, но выглядел он цветущим мужчиной, которому нет и сорока. Колдуны и злодеи живут долго. На столе перед маркизом стоял поднос с жареным быком, но он даже не притронулся к нему.

– Этот бык плохо пахнет, – сказал он. – А ну привести мне сюда негодяя повара!

Через полминуты стражники уже притащили перепуганного до смерти повара и бросили его к ногам маркиза.

– Ты сегодня приготовил очень плохой обед, – сказал Костиньяк повару. – У быка очень жесткое мясо.

Он врал, потому что бык был очень хорошо приготовлен. Даже лучше обычного. Но повар даже не стал спорить с господином, он бросился целовать ему ноги и умолял простить его. Маркиз посмотрел на него, усмехнулся и сказал:

– Ты провинился, и должен загладить свою вину. Сейчас ты пойдешь и приготовишь мне новое блюдо.

– О, господин, я приготовлю все, что ты пожелаешь! – завопил счастливый, что так легко отделался, повар.

– Да. Ты приготовишь мне новое блюдо.

Повар стал опять целовать сапоги господина и обливать их слезами благодарности.

– Я слышал, что у тебя есть маленький сын? – вдруг спросил его Костиньяк.

– Да, господин!

– Сколько ему лет?

– Вчера исполнилось три года, – удивленный и напуганный таким вопросом, ответил повар.

– Вот и прекрасно! – засмеялся маркиз де Костиньяк. – Обожаю трехлетних мальчиков. Вот ты иди и приготовь мне жаркое из твоего сына. Да смотри, чтобы блюдо было великолепным и вкусным, не испорть его, иначе я заставлю тебя зажарить и твою жену и всех твоих других детей, да еще и твоих родителей, и самому все это съесть.

– Пощади! – закричал повар и упал без чувств. Он знал, что маркиз не шутит. Он и в самом деле может съесть зажаренного ребенка, и не раз это проделывал. Он ничуть не хуже, чем его чудовища.

Костиньяк только расхохотался и отпихнул от себя повара ногой. Он уже хотел отдать приказ повесить повара и всю его семью, после того, как он приготовит жаркое из собственного сына, как в его огромное окно влетела миранда. Маркиз сразу забыл про повара.

Женщина-летучая мышь сложила крылья и приклонила перед господином колени.

– Что ты скажешь, Изаура? – спросил ее Костиньяк. По лицу миранды он видел, что она принесла важные вести.

– Господин мой, – не вставая с колен, заговорила миранда, – границу Мортавии нарушил человек из большого мира.

– Человек из большого мира пришел в Мортавию? – возбужденно спросил Костиньяк. – Ты убила его?

– Нет.

Маркиз сразу нахмурился.

– Почему?

– Он оказался сильнее меня. В поединке мой меч разлетелся на куски, когда мы стали драться. Но и без этого я бы не справилась с ним. Это великий воин.

– И он пощадил тебя?

Миранда утвердительно кивнула.

– Тогда я сам убью тебя.

Миранда поклонилась.

– На все твоя воля, господин. Но я не все сказала тебе.

– Что еще? Говори!

– Этот воин – странствующий рыцарь, и он едет в твой город, чтобы принять участие в турнире. Он уже послал тебе вызов и дал слово. Я ему рассказала про турнир, и он загорелся, как спичка, не зная ни условий, ни награды. Он вызвался сразу. Он безрассуден, и он будет украшением твоего турнира, господин.

С каждым словом миранды лицо маркиза прояснялось, а под конец он просто светился от радости.

– Что это за человек? – стал он расспрашивать миранду. – Сколько ему лет? Он очень силен?

– Он молод. Совсем еще мальчик, а его оруженосец и вовсе ребенок. Но он настоящий рыцарь. У него рыцарское оружие, а равных ему мечу я просто не знаю.

После ее слов маркиз совсем обрадовался, а когда в зал вбежали два солдата его гвардии, упали на колени и рассказали про рыцаря Кристиана из рода Отважного, маркиз даже подобрел, и когда увидел, что повар, валявшийся на полу, пришел в себя, он пнул его и велел убираться.

– Я отменяю мой приказ, – сказал он ему. – Пошел вон. А я хочу есть и не собираюсь ждать тебя. Ладно, довольствуюсь этим быком.

И он стал есть мясо быка, а повар со всех ног кинулся в кухню, надавал там подзатыльников поварятам, упал на скамейку и долго-долго рыдал во весь голос. Когда же он кончил рыдать и снял с себя белый колпак, чтобы утереть слезы, то все увидели, что его черная роскошная шевелюра стала белой, как снег.

А Костиньяк вызвал начальника своей гвардии и сказал ему:

– Если кроме этого рыцаря больше никого не найдется, то участвовать в турнире будешь ты.

Меренго, так звали начальника гвардии, молча, поклонился. Он был верен господину, как пес, и готов был выполнить любой его приказ. А жизнь свою он не ценил и мечтал только об одном, умереть в бою.

– А третьим пусть будет кто-нибудь из этих городских скотов! – приказал маркиз. – Пусть они сами выбирают. Если не выберут, то я сам выберу, но уже не одного, а двести. Пусть мои собачки наедятся как следует.

Собачками маркиз называл своих чудовищ.

Глава десятая

НЕОБДУМАННЫЙ ШАГ

Мулы двигались еле-еле, а повозка сильно тряслась и переваливалась с боку на бок. Крис и Ариан не были в восторге от такой езды, но делать было нечего. Не бросать же эту повозку на дороге?

Очень скоро от тряски пришел в себя рыжий солдат. Сначала он долго не мог понять, что с ним произошло, и где он находится, когда же голова его вконец прояснилась, он закричал:

– А куда делись эти чертовы комедианты?

– А они убежали, – спокойно ответил ему Ариан.

Крис даже не обернулся.

– Как так, убежали? – не понял солдат.

– А вот так вот, – со злорадством сказал Ариан. – Ты спал, и они воспользовались этим.

Солдат понял, что он не шутит. Он ошалело заморгал, затем из его глаз полились слезы, а из уст вырвались рыдания.

– О, горе мне, горе! – запричитал он. – Что же вы со мной сделали? Теперь меня повесят. И все из-за этого проклятого старика. Кто тебя просил вмешиваться? – Эти слова предназначались уже Крису.

Мальчик ничего ему не ответил. Тогда солдат стал осыпать его бранью и проклятиями.

– Будь ты проклят, проклятый мальчишка! – кричал он, размазывая по лицу слезы. – Ну ничего, мой господин меня повесит, но и тебе тоже придется не сладко. Он не прощает тех, кто обижает его людей.

– Скажи лучше, сколько осталось до города? – спросил его Крис, которого все эти причитания нисколько не трогали. Он никогда особенно не почитал наемников, потому что считал их трусливыми и продажными.

– Осталось пять миль, – сказал солдат и побледнел. Его начало трясти от страха.

– Знаешь, чтобы я сделал, будь на его месте? – нарочно громко спросил Криса Ариан.

– Что?

Солдат насторожился. Его уши зашевелились от любопытства, и весь он обратился во внимание.

– Я бы убежал вслед за теми комедиантами. Бросил бы свой мундир, нашел другую одежду и перебрался бы в другое королевство.

– Я бы сделал то же самое, – ответил Крис.

И мальчики стали усердно глядеть на дорогу. Солдат несколько минут усердно о чем-то размышлял, затем выскочил из повозки и бросился в лес, который все еще не кончился, а все тянулся вдоль дороги. Он уже скрылся среди деревьев, и даже прошло немало времени, как до ребят донесся его крик:

– Будь ты проклят, рыцарь!

– Вот негодяй! – возмутился Ариан. – Мы ему, можно сказать, жизнь спасли, а он нас еще и проклинает.

Крис не сказал ни слова, только сжал зубы и подстегнул мулов, чтобы шли поскорее. Он был озабочен происходящим. Слишком много было мелочей, которые складывались не в его пользу. Сначала потерялась подкова, потом встреча с Черным рыцарем, затем кривые березы, предостережение Мелицы, а теперь вот еще проклятье рыжего солдата. А всем известно, что проклятье рыжего человека почти всегда сбывается.

Ариан же быстро забыл обо всех неприятностях и болтал без умолку. Его десятилетняя кипучая натура требовала деятельности, а раз в повозке не больно то развернешься, то хотя бы надо было наговориться всласть.

– Послушай, Крис, а как это тебе удалось так быстро справиться с этим воякой? – стал он расспрашивать друга. – По его виду, можно сказать, что он быка может свалить одним ударом, а ты его одной левой!

– Во-первых, не левой, а правой, а во-вторых, у меня в руке был меч, и я стукнул его рукоятью.

– Ну и что? Это тоже надо уметь. Где ты этому научился?

– Ян многому меня научил, – задумчиво ответил Крис. – И ты еще не забывай, что я и мой меч побывали во многих переделках, а они, как известно, лучше всего закаляют рыцарей и рыцарское оружие. Помнишь, я тебе рассказывал, как мой меч побывал под взглядом золотого сфинкса?

– Было дело, – согласился Ариан.

– А потом еще ему довелось побывать в теле Черного дракона, еще до того, как он был убит рыцарем Катерино. Вот тебе и ответ на вопрос, почему закаленный дамасский клинок миранды ломается под моим ударом, как тростник, а исполинский солдат валится как сноп. В моем мече столько силы, что он просто не может не передать ее мне, когда это нужно.

– Все понятно, – с завистью погладил рукоятку меча Криса оруженосец. – Может, и я когда-нибудь стану рыцарем, и мой меч тоже будет моим стальным братом?

– Конечно, будешь.

Впереди показались первые человеческие поселения, которые они увидели в Мортавии. И они ожидали увидеть куда более жалкое зрелище. Однажды Крису довелось увидеть, как живут простые люди в Черном княжестве, и он до сих пор содрогался при одном только воспоминании об этом. Ожидал он увидеть нечто подобное и сейчас. Но нет, деревня, через которую проходила дорога, была вполне приличная. Ее окружали хорошо возделанные поля и богатые луга, на которых пасся великолепный скот. Картина такая же, какие в большом мире встречаются на каждом шагу.

Вот только деревня была пуста. Никто не гулял по улицам, хотя уже приближался вечер, и все работы должны уже подойти к концу, не сидели на лавочках старики и старушки, не бегали ребятишки.

Мальчики проехали через всю деревню, а она была не маленькая, но так никого и не встретили. Зато они очень хорошо чувствовали, как за ними следят невидимые взгляды. Так что в деревне все-таки люди жили.

– Странная деревня, – Ариан вертелся на своем месте и все пытался кого-нибудь увидеть. – Никого нет. Может они нас боятся?

– Больше, похоже, что они боятся друг друга, – сказал Крис. То же самое произошло и в следующей деревне, и в третьей и в четвертой. А когда солнце стало приближаться к закату, они увидели гору, а у ее подножья город.

– Готов спорить, что это Бенвильморт! – привстал с места Ариан. – А вон и встречающие.

Группа всадников спешно мчалась прямо на них. Лошади бешено стучали копытами о твердую каменистую землю, а лица всадников были искажены яростью и со злобой смотрели на ребят. Они окружили повозку и стали ездить вокруг и при этом не говорили ни слова. Любой бы другой на месте Кристиана испугался, но не он. Рыцарь спокойно смотрел на воинов и ждал, что будет дальше.

Наконец всадники остановились, им дал команду высокий статный воин, который своим видом напомнил Крису Альвансора Безупречного. Он слез с коня и подошел к повозке.

– Кто из вас рыцарь Кристиан? – спросил он.

– Он перед тобой, – Крис спрыгнул на землю и встал перед воином. – С кем имею честь разговаривать?

– Меня зовут Меренго, – ответил воин. – Я начальник гвардии маркиза Анри де Костиньяка, и уполномочен встретить тебя, рыцарь Кристиан. Это правда, что ты согласился принять участие в турнире?

– Да, это так!

– Тогда маркиз ждет тебя в своем замке! Я и мои люди проводят вас.

– Пусть кто-нибудь из них приведет мою повозку, – попросил Меренго мальчик. – Мы отправимся с вами верхом.

– Как будет угодно.

Солнце опустилось за горизонт, когда рыцарь Кристиан Тринадцатый и его оруженосец в сопровождении гвардейцев и Меренго проехали через город, который в этот час был также пуст, как и те деревни, проехали по высокому узкому мосту через реку и оказались перед высоким и зловещим замком, который подобно хищной птице находился на горном плато. С одной стороны к нему вела дорога от города, который был виден отсюда как на ладони, с другой стороны замка была бездонная пропасть, да еще плюс ко всему он был окружен широким и глубоким рвом, полным черной маслянистой воды. В воде этой не росло ни одной травинки, ни одной кувшинки.

По подъемному мосту отряд въехал в ворота замка, которые, пропустив их, тут же закрылись, а мост поднялся. Отряд остановился в квадратном дворе замка. Навстречу приехавшим по крутой каменной лестнице спускался высокий черноволосый мужчина с тонкими усами и острой бородкой. Он широко улыбался, но тем не менее все присутствующие при одном его появлении оцепенели и опустили глаза.

– Добро пожаловать сюда, славный рыцарь, – мужчина сразу обратился к Крису, подошел к нему и отвесил низкий полный уважения поклон. – Я маркиз Анри де Костиньяк, владелец этого замка и господин этой земли, покорный подданный нашей королевы, приветствую тебя в моем доме. Как только мне сообщили о тебе, я потерял терпение, ожидая тебя, и даже послал навстречу тебе своих гвардейцев.

Маркиз просто засыпал Криса словами. Тот даже не знал, когда ему ответить не любезностью хозяина. Наконец он услышал паузу в словах маркиза и сказал:

– Право, господин Костиньяк, не стоило беспокоиться. Просто по дороге я купил у бродячих комедиантов повозку и ехал на ней, а не верхом. Этим и объясняется мое столь медленное путешествие к Бенвильморту. Надеюсь, я не опоздал на рыцарский турнир?

Лицо маркиза при упоминании о комедиантах на мгновение омрачилось, но когда Крис заговорил о турнире, он снова заулыбался.

– Конечно, нет! Турнир начнется в субботу. Неужели ты решил принять в нем участие?

– А почему бы и нет?

Маркиз осмотрел Криса с ног до головы, и тому это не очень понравилось.

– Может быть, я по вашим законам слишком молод для подобных мероприятий.

– О нет, нисколько! В моем турнире может принять участие любой желающий.

– Ну вот и прекрасно!

– Однако, я должен сразу предупредить тебя, юноша, что у тебя будут очень серьезные противники. Обдумай все, как следует. Многие, увидев их поближе, потом отказываются с ними драться. А это наносит ущерб репутации моего турнира.

Во время этого разговора маркиз ввел Криса в замок. Внутри он был таким же неприветливым, как и снаружи. Темные, узкие коридоры, да голые каменные стены, украшенные в некоторых местах гобеленами. Ариан следовал за ними тенью, не отставал от Криса ни на шаг, и в то же время не нарушал дистанцию в три шага. Маркиз несколько раз недовольно посмотрел на него, но ничего не сказал, потому что был занят разговором с Крисом.

– Я никогда не отказываюсь драться после того, как уже заявил о своем желании. К тому же с одной из ваших служанок я уже имел честь скрестить меч. И ничего.

Тут Крису стало неловко, потому что получилось, что он будто бы хвастается, но маркиз сделал вид, что ничего не заметил.

– Это прекрасно! – закричал он. – Я восхищаюсь твоей смелости, рыцарь. И все-таки…

Крис уловил в его голосе некоторую неловкость.

– Что я должен сделать, чтобы мне поверили? Устроить поединок прямо сейчас?

– Вовсе нет! – замахал руками маркиз. – Но ради моего спокойствия подпиши одну грамоту. В ней сказано, что ты согласен принять участие в турнире, в случае поражения претензий иметь не будешь, а в случае победы получаешь доспехи солнечного бога. Это просто обычай, традиция. Пустая формальность.

– Хороши же у вас традиции, не верить слову благородного человека! – проворчал Крис.

Маркиз виновато поклонился.

– В нашей стране слово, это пустой звук, от кого бы оно не исходило, – с улыбкой сказал он. – Даже королева скрепляет все свои слова подписью. Таков закон!

– Хорошо, давайте сюда вашу бумагу! Я подпишу ее.

Крис так разгорячился оттого, что не верят его слову, что даже не расспросил маркиза о правилах турнира, и что это вообще за турнир такой, как он собирался это сделать сначала. И даже когда Ариан, которому весь этот разговор очень не понравился, начал кашлять, чтобы обратить на себя внимание Криса, ничего не добился, и только поймал не себе злобный взгляд маркиза де Костиньяка. Ариан хотел предостеречь Криса, но не успел. Слуга, который все это время шел вместе с ними тут же подскочил к Кристиану и протянул ему поднос, на котором лежала уже написанная грамота, нож и гусиное перо.

Крис взял перо.

– А где чернила? – спросил он.

Маркиз тут же протянул ему нож.

– У нас подписываются кровью.

– Кровью?

– Да. Можно даже не своей, если не хочешь, – маркиз кивнул на Ариана. – Вполне годится твой оруженосец. Перережь ему глотку и дело с концом.

– Ну, уж нет! – решительно заявил Крис. Взял нож, сделал себе надрез на ладони и поставил свою кровную подпись на грамоту.

И опять Ариан хотел предостеречь его, и стал делать усиленные знаки, чтобы рыцарь не делал того, что делает. Но маркиз увидел это, и встал между Крисом и Арианом, так чтобы рыцарь не видел оруженосца. Когда подпись была поставлена, маркиз торжествующе выхватил грамоту прямо из рук Криса и спрятал ее на своей груди. После этого он взглядом победителя посмотрел вокруг себя и рассмеялся, звонко, как мальчишка.

– Вот дело и сделано!

А Крису почему-то было не до веселья. Он увидел торжествующее лицо Костиньяка, расстроенное лицо Ариана и до него вдруг дошло, что он сделал что-то не так. Но было уже поздно.

– Вас отведут в ваши покои, – сказал маркиз. – Отдохните с дороги, а в полночь я жду вас не ужин.

С этими словами он удалился. При чем сделал это так быстро и незаметно, только зашуршал его широкий черный без единого украшения или узора плащ, и они даже не поняли, в какую сторону он ушел.

Вместо него перед мальчиками склонился слуга. Не говоря ни слова, он жестом руки приглашал их следовать за собой.

Только оказавшись вдвоем в большой, завешанной коврами, комнате, мальчики заговорили друг с другом. Первым начал Ариан.

– Не нравится мне все это, – сказал он.

– Что тебе не нравится?

– Все! Этот город, этот замок, а особенно этот маркиз. Зачем ты подписал его бумагу? Да еще кровью!

– Ты же слышал, – виноватым голосом стал оправдываться Крис, – он обвинял меня в трусости.

– А по моему ему во что бы то ни стало надо было, чтобы ты принял участие в его дурацком турнире. Кстати мне очень не нравится и этот странный турнир тоже.

– Что ты находишь в нем странного? Турнир, есть турнир. Обычное рыцарское дело.

– А тебе не показалось странным, что маркиз ни разу не сказал, что это именно рыцарский турнир?

– А разве может быть какой-нибудь другой турнир?

– А почему бы и нет? В этой стране все по-другому. И люди тоже другие. – Ариан разгорячился. – И вообще не исключено, что за нами сейчас наблюдают.

Сделав такое предположение, Ариан стал бегать по комнате и оглядывать все углы и стены. Он заглянул под кровать и посмотрел за всеми коврами.

– Уж не боишься ли ты? – попробовал поддеть его Крис.

– Да, – чистосердечно признался Ариан. – Я боюсь за тебя, потому что ты мой рыцарь, а я твой оруженосец. Твоя жизнь мне дороже своей. Я и так веду себя хорошо. Ни разу тебя не опозорил, вмешавшись в твой разговор. А вот тебе бы почаще следовало смотреть на меня, тогда бы не стал подписывать всякие сомнительные документы. Так ведь и душу продать можно, случайно. Этот маркиз, он все это делает с каким-то подвохом.

– Хватит ворчать, – Крис не ожидал, что Ариан так будет сердиться не него. – Сейчас пойдем на ужин к маркизу, и все выяснится. Ты увидишь, что напрасно волнуешься.

Ариан поднял вверх указательный палец.

– И все-таки подвох тут есть!

Глава одиннадцатая

УЧАСТНИКИ

Как только Ариан сказал это, дверь их комнаты распахнулась, и вошла миранда.

– Ты все-таки решил принять участие в турнире? – не здороваясь, спросила она.

– Да, – ответил Крис.

– Напрасно, – миранда по-хозяйски прошлась по комнате и села на стоящее у камина кресло. – Лучше бы тебе было вернуться в твой мир.

– Разве к лицу рыцарю бежать от рыцарского турнира?

Миранда усмехнулась.

– Кто тебе сказал, что это рыцарский турнир?

Крис растерялся. Ариан тоже. А миранда продолжала:

– Это вовсе не рыцарский турнир. Мой господин как раз прислал меня, чтобы я объяснила тебе его правила. Ведь ты чужеземец, и он подумал, что может быть, ты их не знаешь.

– Рассказывай! – приказал миранде Крис.

– У моего господина кроме гвардии есть еще личная охрана. В ней служат такие как я, его рабы. Мы не люди. Для вас мы чудовища, монстры! Нас девять на сегодняшний день. Как ты мог уже убедиться справиться с подобными нам нелегко.

– Однако мы с тобой справились! – перебил ее Ариан.

Миранда посмотрела на мальчика и злобно зашипела. Но тот нисколько этого не испугался.

– И, тем не менее, нас все здесь боятся, даже королева. Хотя мой господин никогда не причинит ей ничего плохого.

– Это почему? – тут же спросил миранду Ариан. Почему-то он не считал нужным с ней церемониться. – Она, что, его боится?

– Это не твое дело, дерзкий оруженосец! Оно тебя не касается. И вообще, помолчи, я разговариваю с твоим господином.

– Хорошо, – согласился мальчик. – Я буду слушать и не пропущу ни одного слова.

И Ариан стал вертеть в руках меч Криса, который тот дал ему на осмотр.

– Но наши услуги не пригодились маркизу ни разу, потому что никто не осмеливается стать его недругом, а те, кто осмеливался, тех мы тут же убивали. Но это было очень редко и давно, И вот чтобы мы не застоялись, наш господин и придумал этот турнир. Он бросил вызов лучшим воинам и храбрецам Мортавии и вызвал их биться с нами. Тогда нас было куда больше. Но за пять турниров больше половины рабов Костиньяка были убиты. Все-таки среди людей иногда попадались неплохие воины. Но победителя не было ни разу. Никто не дошел до финала.

– А что надо сделать, чтобы дойти до финала? – спросил Крис.

– Победить нас всех.

– Ну тебя мы уже победили, – опять не выдержал Ариан, – значит теперь дело за остальными. Если они все такие же вояки, как ты, то я думаю, мы здесь надолго не задержимся.

– Твой оруженосец не только дерзок, но еще и хвастлив, – заметила миранда. – Но в одном он прав. Я не буду принимать участия в турнире.

– Какая радость! – Ариан опять не сдержался, чтобы не съязвить.

– Но зато другие слуги маркиза справятся с вами, – злобно усмехнулась миранда и посмотрела на Ариана. – Так что, когда твоего рыцаря раздерет на части слепой белый ящер, или посадит на рог ринатаг, я поймаю тебя, маленький нахальный оруженосец, и вырву сначала твой остренький язычок, а потом убью и тебя. Обещаю, что ты умрешь в жутких мучениях. Никто так не разбирается в пытках, как миранды.

Она так сладострастно это сказала, словно Ариан был уже у нее в руках.

– Посмотрим еще, кто кого! – буркнул оруженосец. Но прежней бравады в его голосе уже не было.

Миранда резко встала с кресла, ее крылья с шумом распахнулись у нее за спиной, а потом снова сложились, словно хотели размяться.

– Встретимся за ужином, – сказала она, направляясь к выходу. – Там за столом у маркиза соберутся все участники турнира. И рабы, и якобы свободные.

Она посмотрела на дверь, и та под ее взглядом распахнулась на обе створки. Миранда стрелой вылетела из комнаты. Мальчики поглядели ей вслед и тревожно переглянулись. Дверь закрылась.

Сама.

– Так я и знал! – сказал Ариан Крису. – Никакой это не рыцарский турнир. Это ловушка. А этот маркиз просто убийца. Надо бежать из этого замка.

– Поздно, – вздохнул Крис. – У него моя подпись, и она держит меня крепче любой цепи. Я словно это чувствую. Наверно этот маркиз еще и колдун.

– Конечно колдун, – согласился Ариан. – Разве у нормальных людей бывают такие рабы? Ведь их можно удержать в повиновении только колдовством.

– Теперь он держит в повиновении и меня, – Крис взял из рук Кристиан свой меч. – И пока я не одержу победу в этом турнире или не погибну в бою, я не буду свободен. Моя честь удерживает меня здесь. Рыцарь из рода Отважных должен отвечать за свое слово. Даже если бы маркиз не заставил меня подписаться кровью, то и тогда бы я не отступился. А теперь пойдем к маркизу. Скоро полночь, а мы приглашены на ужин.

Словно услыхав его слова, в дверях снова появился безмолвный слуга и жестом позвал их за собой. По темным коридорам, где им не встретилось по дороге ни души, они дошли до круглого, как арена цирка, пиршественного зала, в котором стояли длинные столы, за центральным из них сидели, стояли и лежали девять рабов маркиза. Это были ужасные твари, самыми большими из которых были трехметровый ящер, белый, как снег, и шестирукий одноглазый великан с маленькой, как у младенца головой. Оба они были безобразны до омерзения. Впрочем, остальные тоже были не намного лучше. Тут были два карлика, братья-близнецы, покрытые со всех сторон зеркальными панцирями, трехголовый и щестиногий с длинным драконьим хвостом кентавр, двухметровый мутант: смесь волка с человеком. И еще был человек, у которого ноги были лошадиными, а на лице вместо носа торчал огромный и острый, как у носорога, рог. Крис и Ариан догадались, что это и был ринатаг, о котором говорила миранда. Сама миранда сидела отдельно от остальных и внимательно наблюдала за Крисом. Видимо ей было интересно, какова будет его реакция.

Крис спокойно смотрел на чудовищ. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Ариан вертел головой и тоже с интересом рассматривал будущих противников своего рыцаря. Он своих чувств не скрывал. Только на лице его были не страх и ужас, а только отвращение и брезгливость. Когда же его неожиданно схватила и привлекла к себе толстая отвратительная женщина, вместо рук у которой прямо из туловища росли живые ядовитые змеи, а вместо ног были щупальца осьминога, он сделал вид, что его сейчас вырвет. Толстуха рассмеялась.

– Неужели мне надо будет сражаться с этим птенчиком? Да он же слабее комара. Я могу съесть его прямо сейчас.

И она открыла, вдруг ставшую невероятно огромной, пасть усеянную большими и острыми акульими зубами.

Ариан отпрянул от нее в ужасе, а Крис выхватил меч и даже занес руку для удара. Увидев это, чудовище отпустило мальчика и замахало руками-змеями.

– Это была шутка!

Все твари сидевшие за столом весело и громко заржали. Ариан спрятался за Крисом и испуганно шмыгнул. Теперь он держался от чудовищ подальше. Ему было не по себе, и он по настоящему испугался. Ариан даже хотел схватиться за руку Криса, но увидел, как насмешливо смотрит на него миранда, которая выглядела на фоне остальных прекрасной принцессой, вспомнил, что он оруженосец рыцаря Кристиана, а не маленький мальчик, и сразу приобрел уверенность в себе и расправил плечи. Крис понял его состояние и ободряюще похлопал его по плечу.

– Не трусь, братишка, – шепнул он ему. – Прорвемся!

Ариан был ему благодарен за то, что Крис не стал ругать его за испуг, поэтому он робко пожал Кристиану руку и весь просветлел, когда тот ответил ему крепким пожатием. Теперь он ничего не боялся.

И они оба направились к тому месту, где сидел маркиз Анри де Костиньяк, и звал их к себе.

– Ну как, рыцарь, тебе мои собачки? – спросил он Кристиана, когда тот подошел и сел с ним рядом. Ариан тут же встал у него за спиной, готовый исполнить любой приказ рыцаря. – Не правда ли они милы?

– Да, они забавны, – согласился Крис. – Только я думал, что буду драться с благородными рыцарями, а не с этими уродами.

– Не надо называть их так, – обиделся за своих слуг маркиз де Костиньяк. – А разве ты не знал, с кем будешь иметь дело?

– Нет.

– Ах, какая жалость! – засокрушался маркиз. – Но теперь ведь ничего не поделаешь. Я ведь тебя предупреждал, что ты должен подумать, прежде чем соглашаться.

Крис молчал. Что он мог сказать? То, что он повел себя, как ребенок и повел себя безрассудно. Он не хотел говорить об этом.

– Я буду драться, – сказал он маркизу.

Тот прямо весь засветился.

– Я знал, что ты не подведешь, рыцарь. В город уже начали съезжаться гости со всей страны. Это самые знатные и могущественные люди. Я думаю, что они получат удовольствие от турнира. Кстати, тебе наверно не терпится познакомиться с твоими товарищами, вместе с которыми тебе придется отстаивать свою жизнь. Да-да жизнь! Ведь каждый бой, это бой насмерть. Смертельная схватка. К сожалению их только двое. Совершенно стало невозможно найти желающих принять участие в турнире. Вот помню сорок лет назад, было девяносто участников против тридцати моих слуг. Все они погибли. Печально, согласен, но разве кто-то сможет устоять против моих телохранителей? – Маркиз покачал головой и даже сочувственно посмотрел на Криса. – Пусть войдет Меренго!

В зал вошел начальник гвардии маркиза. Чудовища увидели его и завизжали от восторга.

– Видишь, как они искренне радуются, что видят его. Они совершенно не злобные, мои крошки. Через несколько дней им предстоит сражаться с ним, и может быть погибнуть, а они радуются, как дети.

Меренго, прошел через весь пиршественный зал и сел рядом с Крисом.

– А где горожанин? – строго спросил Костиньяк. – Кого они выбрали?

– Они никого не выбрали, – ответил Меренго.

Маркиз грозно нахмурил брови.

– Среди них нашелся доброволец.

– Доброволец? – На лице маркиза возникло недоумение. – Среди этих скотов?

– Да.

– Кто он?

– Кузнец Брусила.

Как только Меренго произнес это имя, двое гвардейцев ввели в зал человека, закованного в цепи. Как только Крис увидел его, он сразу вскочил со своего места и обернулся к Ариану.

– Ты видишь?

Оруженосец, не отрывая взгляда от кузнеца, кивнул головой. Причиной их удивления было то, что кузнец Брусила был как две капли воды похож на того кузнеца, которого они встретили, когда обнаружили, что у лошади Криса потерялось подкова.

Маркиз заметил их удивление и в свою очередь удивился.

– Вы знаете этого простолюдина? – спросил он их.

– Нет! – в один голос ответили ребята.

Тогда Костиньяк обратился к Брусиле.

– Ты действительно добровольно согласился принять участие в турнире? – спросил он его.

Кузнец поглядел на маркиза взглядом, который очень тому не понравился, и утвердительно кивнул.

– Да это так!

– И почему ты это сделал? – Костиньяк чуть ли не сверлил кузнеца колючим взглядом.

– Я не хочу, чтобы напрасно погибли люди. Ведь ты приказал бросить своим монстрам людоедам двести человек, если не найдется желающих?

Крис удивленно посмотрел на маркиза. Тот поймал его взгляд и смутился.

– Я обещал показать сыну королевы турнир, поэтому и приказал сказать так, – сделав вид, что он виноват, сказал маркиз Крису. Затем гордо посмотрел на кузнеца и произнес:

– Ну и что?

– Я решил их спасти.

– Ценой собственной жизни? Не так ли? – Маркиз вскочил со своего места, подбежал к кузнецу и посмотрел ему в глаза.

– Пусть я умру, пусть погибну в смертельном бою, но знать, что, погибают невинные люди, я не смогу.

От таких слов в пиршественном зале воцарилась тишина. Даже чудовища перестали кричать и чавкать и недоуменно смотрели на человека в цепях. До них не доходило, что он хочет сказать. Они не могли понять, как это можно пожертвовать своей жизнью за других. А Костиньяк просто затрясся от бешенства.

– Меренго! – подбежал он к начальнику гвардии. – Как же это так. Я больше ста лет угнетаю этот город и этих людей, и никогда среди них не было никого, кто был бы способен на благородство и самопожертвование. Откуда он взялся?

– Я родился в Бенвильморте, – вмешался Брусила, – и всю свою жизнь я вижу, как мучатся жители этого города под твоим правлением, Костиньяк. И всю свою жизнь я мечтал, чтобы они взяли в руки оружие и свергли тебя. Но чудес не бывает. Люди боятся тебя и твоего колдовства, и этих уродов!

Чудовища, услышав эти слова, возмущенно зарычали.

– Да ты бунтовщик! – маркиз внимательно посмотрел на кузнеца, опять подошел к нему и похлопал его по плечу. – И как это мои шпионы прозевали тебя? Но меня не обманешь. Твое благородство тебя сгубило и выдало. Мой приказ заставил тебя прийти ко мне и положить твою жизнь к моим ногам.

Брусила с ненавистью посмотрел на Костиньяка и заскрипел зубами от ненависти к нему. Мышцы на его могучих руках вздулись, и цепи, одна за другой, со звоном разорвались и упали к его ногам.

Чудовища одобрительно закивали головами. Маркиз хмыкнул.

– Впечатляет, – сказал он. – Но зачем было портить хорошую вещь? Я ведь и так приказал бы тебя расковать, кузнец. Но раз ты сам это сделал, то садись с нами за стол. Теперь ты можешь разговаривать на равных с любым рыцарем и герцогом. Не так ли Меренго?

Начальник гвардии грустно кивнул головой. Кузнец подошел и сел через стул от него. Маркиз опять оскалился в улыбке.

– А почему ты не захотел сесть рядом с Меренго? Он что тебе не нравится?

– Да! – громко ответил кузнец и с той же ненавистью, что глядел на маркиза, посмотрел на Меренго. – Он верный пес тирана, значит, он тоже отвечает за муки и страдания людей.

– Ладно! – вдруг грубо перебил Брусилу маркиз. Он сразу потерял всю свою любезность, и стал похож на человека, которого мучит головная боль. – Мне надоело слушать об этом. Это уже не интересно и не свежо. Я надеюсь, что драться ты будешь так же хорошо, как мелешь языком. Садись и ешь!

Кузнец послушно взял в руки большой кусок мяса и вонзил в него крепкие белые зубы.

– А разве пристало тебе есть пищу в доме человека, которого ты ненавидишь? – язвительно спросил его маркиз.

– В любом другом случае я не съел бы ни крошки. Но теперь пусть твоя пища даст мне силы и поможет справиться с твоими уродами.

– Однако, если ты будешь продолжать мне дерзить и оскорблять моих рабов, я велю убить тебя на месте, прежде вырвав твой поганый язык, а вместо тебя будут драться двести горожан. Нет не двести, а триста, четыреста, пятьсот! – маркиз так разозлился, что стал стучать по столу кулаками.

Все замерли. Крис и Ариан испугались за жизнь Брусилы, а остальным просто было любопытно, чем все это кончится. Маркиз опомнился и огляделся.

– Это была шутка, – сказал он.

Все засмеялись, выражая радость веселому нраву маркиза. Только Крис был хмур, да и Меренго, ни разу с того момента, как маркиз приказал ему драться, ни разу не улыбнулся. Ну и конечно не смеялся Брусила.

А зал тем временем начал наполняться гостями маркиза. Тут были такие отвратительные, хоть и людские лица, что в пору было их принять за чудовищ маркиза. Все эти герцоги и графы, маркизы и бароны, больше напоминали разбойников с большой дороги. Крис смотрел на них с удивлением. Меренго увидел его недоумение и тихо сказал ему:

– В нашей стране знатный человек не имеет права быть красавцем, потому что так велела королева.

– А маркиз? – спросил Крис. – Он ведь весьма недурен.

– Он исключение из правил. Почему? Это его тайна. Только королева чтит его, словно родного отца.

Только один из гостей был не страшен и некрасив лицом. Это был принц Лаутар, сын Черной королевы и ее наследник. Он был даже красив, как и положено принцу. Это был бледный мальчик, почти одних лет с Крисом. Во время всего пира он не спускал глаз с рыцаря и Ариана.

Лицо принца Лаутара было грустным и печальным. Он равнодушно смотрел на окружающих его людей, а когда маркиз его о чем-либо спрашивал, он только кивал ему в ответ или отвечал одним или двумя словами. Он напоминал цветок, который вырос посреди болота.

Пир продолжался до утра. Гости приветствовали хозяина дома, пили за его здоровье, благодарили за будущее удовольствие, которое они получат во время турнира. Конечно же они с любопытством разглядывали будущих участников зрелища, обсуждали результаты будущих боев и тут же держали пари.

Крис почувствовал себя гладиатором, жизнь которого брошена на потеху публике и от негодования, прежде всего к самому себе, сжал кулаки. И тут же поймал на себе взгляд Меренго. Воин посмотрел Крису прямо в глаза и опустил голову. Крису показалось, что ему стыдно смотреть ему в глаза.

А пир шел своим чередом. Вино лилось рекой, и вскоре многие гости опьянели и стали буйствовать, кричать грязные ругательства и драться между собой. Прошло совсем немного времени, когда эта толпа в миг превратилась в самую отвратительную свору, на которую даже чудовища маркиза смотрели с легким недоумением. Кристиану даже показалось, что это не они, а гости маркиза есть те самые монстры, с которыми ему придется скрестить меч. Еще с большим презрением и ненавистью смотрел на них Брусила. Кузнец вот-вот был готов наброситься на них всех и перебить их своим молотом. Только вот молота в его руках не было, а за спиной стоят вооруженные стражники и смотрят за каждым его движением и взглядом.

Встал со своего места принц Лаутар, на мгновение окинул все вокруг тревожным, слегка удивленным взглядом и вышел вон из зала, даже не взглянув на маркиза.

Маркиз же смотрел на свой пир, вернее уже не пир, а самую настоящую оргию и смеялся и радовался. Зрелище ползающих и пьяных в стельку аристократов доставляло ему несказанное удовольствие.

Крис подумал, что и ему здесь больше нечего делать и обернулся, чтобы сказать об этом Ариану.

Но оруженосца за его спиной не было.

– Странно, – пробормотал себе под нос мальчик. – Только что он был здесь. Уж не случилось ли с ним чего?

Глава двенадцатая

МИРАНДЫ ИЗАУРА И ИЗАБЕЛЛА

С Арианом ничего не случилось. Просто оруженосцу надоело смотреть на диких гостей маркиза Костиньяка, и он решил пройтись по замку. Это решение он принял с целью все как следует осмотреть и изучить. Случай для этого был самый подходящий. Маркиз и его охрана были в пиршественном зале на пиру. Вряд ли они покинут его до утра. Значит, никто не помешает ему произвести разведку. Сначала Ариан хотел попросить разрешения на это у Криса. Но лицо рыцаря было таким недовольным и сердитым, что оруженосец засомневался в том, что он сразу получит разрешение. Ариан уже успел немного понять характер Криса, и одно он понял очень хорошо. Уж слишком Крис старался во всем опекать его. Все хочет сделать сам. Это не совсем устраивало Ариана. Ему хотелось больше самостоятельности в действиях. Вот почему он ничего не сказал Крису и незаметно покинул зал. К тому же дверь находилась буквально за его спиной, и в его сторону никто не смотрел, потому что все взоры в это время как раз были устремлены в сторону одного графа, который спьяну вдруг возомнил себя героем и накинулся на слепого ящера.

Ариан спрятался в коридоре и стал ждать, не заметил ли кто его маневр. Прошло несколько минут, никто не прошел мимо, и мальчик, успокоившись, вылез из-за гобелена, под которым он спрятался, наружу и пошел бродить по замку. Жилище маркиза не отличалось оригинальностью, и было построено по образцу многих рыцарских замков. Поэтому Ариану нетрудно было в нем ориентироваться. Он шел по коридорам, заглядывал в залы и комнаты, никто ему не мешал. В замке было очень мало людей, и теперь они все находились в пиршественном зале. Оруженосец бродил по замку, но ничего подозрительного не находил. Замок как замок. Так же сыро и темно, как в других замках. Дым от чадящих факелов лезет в нос, и хочется чихнуть. Ариан уже начал скучать и стал подумывать о том, чтобы вернуться к своему рыцарю, как его внимание привлек странный тихий шум доносившийся из одного маленького коридорчика, который вел куда-то вниз, скорее всего в погреб. Обычно этот коридор видимо запирался, потому что его отделяла от основного коридора толстая приземистая дверь, но сейчас она почему-то была открыта. Словно ее забыли закрыть. Ариан сразу весь наполнился любопытством и решил пойти туда, куда ведет эта дверь. В коридорчике конечно же не было факелов, и разглядеть, что в нем такое не было никакой возможности. Тогда Ариан снял со стены один из факелов, помахал им, чтобы тот как следует, разгорелся, и смело вошел в коридор. Через два шага он обнаружил ступеньки ведущие вниз. Звук шел оттуда. Ариан стал всматриваться в темноту, и хотя у себя в лесу он видел в темноте как дикая лесная кошка, здесь он ничего не мог разглядеть. А шум оттуда продолжал доноситься и даже усилился. Вот только Ариан никак не мог определить, что он из себя представляет. Характер звуков постоянно менялся. Если сначала мальчику показалось, что он слышит чей-то голос, зовущий на помощь, то потом звук стал похожим то ли на шипение змеи, то ли на выходящий из под земли газ, когда он сделал несколько шагов вперед, то ясно услышал детский плач. Вот тут то Ариану сразу стало не по себе, и он пожалел, что он один и без Криса. Оружия при нем почти не было. На поясе висели три кинжала. Да и то это были не боевые ножи, а те, с помощью которых, жители лесного княжества взбираются на деревья. Но на всякий случай Ариан вытащил один из них и крепко зажал его в руке.

– Кто тут? – спросил он.

Вместо ответа с глухим стуком закрылась дверь, в которую он вошел. Мурашки стайкой пробежали по спине оруженосца. Он почувствовал, как задрожали ноги. Ариан даже рассердился на себя.

– Рыцарь Кристиан был прав, когда называл меня хвастунишкой, – отругал он сам себя. – Да, я самый настоящий трус!

После этого Ариан смело стал спускаться по ступенькам, освещая себе дорогу факелом, пока не оказался в обширном подвале, заставленном бочками.

– А, так это просто винный погреб! – разочаровано произнес он. – А я то думал.

Он уже хотел повернуться и уйти, как вдруг увидел на полу связанную толстыми и крепкими ремнями миранду. Она лежала и извивалась, пытаясь освободиться от веревок. Только это была не та миранда, с которой сражался Крис. Та была с черными волосами, и ее глаза сверкали злобой и ненавистью ко всему живому. У этой же были вьющиеся золотистые локоны, длинные, чуть не доходящие до ее ног, а в небесно-синих глазах ее была не злоба, а боль и страх. Да и одета она была совсем по-другому. Если рабыня маркиза была одета в короткую темно-серую тунику и такого же цвета высокие сапоги, а крылья у нее были черные как смола, то у этой тоже короткая туника была белоснежная, ноги обуты в изящные сандалии, а за спиной светло-серые, словно посеребренные крылья. И вообще эта миранда была куда более привлекательна, чем та. Рот ее был заткнут ремнем, завязанным на затылке, и она не могла кричать. Звуки же, которые услыхал Ариан, исходили от ее правого крыла, один конец которого сумел освободиться. Ариан, как только увидел ее, сразу присел на колени и стал освобождать несчастную пленницу.

– Кто ты? – спросил он ее сразу, как только разрезал ремень, мешающий ей говорить.

– Я миранда Изабелла! – ответила та. – Зачем ты освобождаешь меня, смелый мальчик? Ведь маркиз убьет тебя за это.

– Маркизу сейчас не до меня, – Ариан быстро разрезал ремни, которыми была связана миранда. – А вот что ты здесь делаешь, и почему сидишь в подземелье маркиза?

– Я прилетела сегодня утром, чтобы освободить мою сестру Изауру и убить маркиза. Но Дрон и Ринатаг схватили меня, и им помогла, – миранда всхлипнула, и Ариану сразу стало ее жалко, – моя сестра.

– Это такая черноволосая, да? – спросил мальчик.

– Да, это она.

– Ну и сестрица у тебя! – не удержался, чтобы не воскликнуть, Ариан.

– Что ты! – вступилась за сестру Изабелла. – Когда-то она была прекрасной мирандой и любящей сестрой. Пока… – миранда всхлипнула и попыталась расправить отекшие крылья, потому что Ариан окончательно освободил ее. – Пока маркиз не поймал ее в ловушку и не овладел ее душой. Теперь она злое чудовище и ненавидит меня. Ты покажешь мне выход?

– Конечно!

Ариан помог миранде встать и повел ее наверх. Вместе они вышли в общий коридор. Мальчик осмотрелся и, увидев, что никого поблизости нет, потянул Изабеллу за собой. Он держал ее за руку.

– Я видел тут рядом выход на смотровую башню. Мы выйдем на нее, и ты улетишь.

– Да я полечу в горы, где живет мое племя. Спасибо тебе, славный мальчик. Скажи только, как имя моего маленького спасителя?

Ариан покраснел.

– Меня зовут Ариан. Я сын князя Аринако. И вовсе я не маленький. Я уже оруженосец настоящего странствующего рыцаря.

– Спасибо тебе, Ариан!

Они вышли на площадку смотровой башни, и миранда расправила крылья и приготовилась к полету. Она была очень красивая, и Ариан залюбовался ею. Прежде чем взлететь, Изабелла подошла к мальчику, обняла его и поцеловала.

– Прощай, оруженосец. Надеюсь, с тобой ничего не случится плохого. Пусть небесные боги хранят тебя. А я снова вернусь и освобожу мою сестру.

– Прощай, Изабелла.

Миранда снова расправила крылья, наполнила их воздухом, и ее красивые стройные ноги оторвались от площадки. Белая туника затрепетала от ветра, и ее дрожание отразилось в серебре крыльев. Ариан подумал, что он ничего красивее этого в своей жизни не видел. Изабелла сделала круг над башней и полетела в сторону Бенвильморта. Видимо горы, где она жила были в той стороне. Ариан смотрел ей вслед, и ему почему-то даже было грустно расставаться с таким сказочным и красивым существом. Они так мало пробыли вместе. А Изабелла уже была так далеко, что ее уже трудно было разглядеть. Она была маленькой точкой в небе, которое уже начинало светлеть. Близился рассвет.

Вдруг Ариан услыхал за спиной громкий шорох. Он обернулся и похолодел от страха.

Перед ним, грозная, как богиня войны, стояла совсем другая миранда. Это была черноволосая Изаура. Она сначала внимательно посмотрела на улетающую Изабеллу, потом на Ариана. В глазах у нее вспыхнул недобрый огонек.

– Ага, – ухмыляясь, сказала она. – Это снова тот самый сопливый оруженосец странствующего рыцаря, который вечно лезет не в свои дела!

Ариан не успел и слова сказать, как она с шумом налетела на него, схватила в свои цепкие железные объятия и взмыла в воздух. Секунда, и Ариан увидел под собой землю. Она была так далека, что у него с непривычки даже голова закружилась, а к горлу подступила тошнота.

– Нравится? – спросила его миранда. – А что, если я сброшу тебя вниз? Как тебе это понравится?

Ариан промолчал. Почему-то в этот раз ему совсем не хотелось подтрунивать над Изаурой.

А миранда набирала скорость. Она была полна сил и несла оруженосца, словно он ничего не весил. Это в прошлый раз после поединка с Крисом, когда она выбилась из сил, они летели низко и медленно. Сейчас Изаура после сытного пира и крепкого вина была полна сил, и только ветер свистел в ушах Ариана.

Изаура летела в погоню за своей сестрой. Она не выпускала ее из виду и быстро догоняла. Белокурая миранда была слишком ослаблена после заточения в подвале, чтобы лететь быстро, к тому же она не знала, что за ней гонятся, и когда черные крылья сестры зашумели у Изабеллы над головой, для нее это было полной неожиданностью.

– Остановись! – закричала ей Изаура. – Остановись и оглянись на меня.

Изабелла остановилась и недоуменно посмотрела на свою сестру. Когда она увидела в руках у нее Ариана, в глазах Изабеллы появилась боль.

– А, так тебе жалко этого мальчишку? – сразу обрадовалась черная миранда. – Тогда, если ты не будешь меня слушаться, я убью его.

Ариан почувствовал на своей шее холодное лезвие меча Изауры. Он хотел крикнуть Изабелле, чтобы она не слушалась, но черная миранда так сжала его горло, что он только захрипел.

– Не убивай мальчика, – взмолилась Изабелла. – Изаура, сестра моя, ты и так совершила много грехов на службе маркиза. Не делай еще одного. Я сделаю все, что ты скажешь.

– Тогда ты полетишь за мной и предстанешь перед маркизом.

– О, сестра, сестра! – вздохнула Изабелла. – Ведь ты губишь меня.

– Ничего не знаю. Ты убежала от маркиза, поэтому вернись к нему. Он послал меня за тобой. А ты улизнула с этим маленьким негодяем.

– Поклянись, что ты не скажешь об этом маркизу. Иначе он убьет этого юного героя, тогда я зря вернусь в замок.

Изаура опять со злобой сжала Ариана, да так крепко, что у того кости затрещали.

– Ладно, будь по твоему. Я клянусь, что ничего не расскажу про мальчишку.

Изаура развернулась и полетела обратно к замку. Она даже не оглядывалась, потому что была уверена, что сестра летит за ней. И она была права. Ариан, который во время полета болтался как цыпленок в когтях коршуна, видел как печально она махала крыльями.

Прошло совсем мало времени, и вот все они приземлились обратно на площадку смотровой башни. Изаура отпустила Ариана и сказала ему приглушенным от злости голосом:

– Иди к своему рыцарю и больше не попадайся на моем пути. Еще одна наша встреча будет последней. Для тебя.

Не очень-то ее Ариан испугался. Прежде чем пойти к Крису, он подошел к Изабелле.

– Жаль, что так получилось, – грустно сказал он. – Это я виноват в этом. Не надо было мне стоять так долго на башне. Но ты так красиво летела.

– Ты ни в чем не виноват, Ариан, – ответила белая миранда.

– Просто так распорядилась судьба.

– Хватит болтать! – грубо перебила ее Изаура. – Иди за мной! А этот пусть катится своей дорогой.

– Да ты противней любой летучей мыши, – проворчал про себя Ариан и побежал к пиршественному залу, на пути раздумывая, что он скажет Крису о своем отсутствии.

Глава тринадцатая

ЕЩЕ ДВЕ ЖЕРТВЫ МАРКИЗА

А в это время в пиршественном зале происходили следующие события.

Крис тоже хотел покинуть пир и отправиться в свою комнату или поискать оруженосца, но тут его внимание, также как и внимание всех присутствующих, привлекло поведение графа Барбизона. Этот здоровячек выпил слишком большое количество вина и возомнил себя великим героем, который может сразиться с кем угодно.

– Что мне эти страшилы! – начал он кричать своим собутыльникам. – Да я могу с ними со всеми справиться.

А такие же выпивохи и буяны, как и он сам, его друзья обрадовались и стали его дразнить.

– Это ты все хвастаешь, потому что пьян и ничего не соображаешь. А вот дашь тебе меч, и поставишь против кого-нибудь из рабов маркиза, то ты сразу побежишь!

Так они стали ему кричать наперебой, хитро поглядывая друг на друга и перемигиваясь. А граф Барбизон рассердился, выхватил шпагу и стал ею размахивать перед друзьями.

– Да я вас всех могу вызвать на дуэль! Вы слышите? Всех!

Друзья только смеялись над ним.

– Да ты хотя бы с Дроном схватись! О других уже и говорить не хотим.

– Да что с Дроном, я с самим слепым ящером сражусь!

– Сразись, сразись!

– А вот и сражусь!

И граф побежал к слепому ящеру и стал тыкать его своей шпагой в разные места его шкуры. Слепой ящер удивленно замотал головой. Он никак не мог понять, в чем дело. А вокруг все громко и весело смеялись. И еще больше раздразнили Барбизона. Он стал так ожесточенно тыкать в ящера шпагу, что та в конце концов сломалась. А на шкуре ящера даже не осталось царапины. Все засмеялись еще громче. Это привело Барбизона в ярость. Он подбежал к одному из стражников и стал вырывать у него из рук алебарду. Стражник посмотрел на маркиза. Костиньяк сделал ему знак, чтобы он подчинился.

Схватив оружие, граф снова бросился на слепого ящера. Со всей силы он обрушился на чудовище, и то наконец поняло, что на него напали и заревело от боли и бешенства. Слепой ящер покинул свое место и стал искать обидчика. Он тоже выпил немало вина, поэтому ориентировался с трудом, а его чуткие уши и обоняние были обмануты шумом пирующих и запахом вин. Поэтому он долго не мог понять, с какой стороны на него нападают и смешно вертелся на месте. От этого шум в зале еще больше возрос, а граф совсем расхрабрился и стал колотить ящера часто и ожесточенно. Маркиз Костиньяк смотрел на то, что происходит, и когда ящер заскулил от боли и поджал под себя хвост, он покинул свое место и подбежал к графу Барбизону.

– Остановись, граф! – схватил он его за руку. – с какой стати ты напал на моего раба и бьешь его, да еще боевым оружием? Кто тебе позволил?

Он изо всех сил старался быть любезным.

– Я убью эту трусливую скотину! – взревел от ярости Барбизон. – Я всем докажу, кто я такой!

– Пожалуйста, – ответил маркиз. – Но только, учти, что я никому не позволю убивать моего раба. Ему послезавтра нужно будет принимать участие в турнире. Как же он по твоему будет драться, если ты его изувечишь уже сегодня?

– А, так его нельзя убивать сегодня?

– Нельзя!

– Что же мне делать? Каким же образом я докажу моим друзьям, что я не трус, а великий воин?

– Нет ничего легче! – радостно воскликнул маркиз. – Прими участие в турнире, и в честном поединке убей слепого ящера. Никаким другим способом расправиться с ним я тебе не дам.

Граф Барбизон уставился на маркиза мутными и почти ничего невидящими глазами. Соображал он тоже с большим трудом.

– В турнире? – пошатываясь, спросил он. – В поединке?

– Да, – маркиз обнял графа и радостно ему улыбнулся. – Делов-то! Ты же видел, какой он не поворотливый и трусливый. Такой смельчак, как ты, справится с ним в два счета.

Толпа пирующих громкими радостными криками подхватила эти слова маркиза, призывая графа убить «ящерицу» в поединке.

– А какое удовольствие ты доставишь своим друзьям! – продолжал искушать графа Костиньяк. – Какая слава о тебе пронесется по всей стране. Даже королева узнает! А рукоплескать тебе будет ее сын принц Лаутар. Соглашайся, граф!

Граф заулыбался, закачался еще сильнее, посмотрел еще раз на слепого ящера, который все еще крутился около стола и смешно отмахивался лапами, махнул рукой и громко сказал:

– Я согласен.

Его слова были встречены громом оваций и рукоплесканий. Все славили Барбизона и его храбрость. Неизвестно откуда появились девушки в коротких платьях. Они вбежали в зал и закидали графа цветами и воздушными поцелуями. Барбизон тут же сам расцвел, как одна из роз, которая застряла в его волосах.

В руках маркиза тут же появился текст договора.

– Тогда подпиши эту бумагу, – сказал он Барбизону. – Только кровью. Простые чернила в этом деле не годятся.

– Кровью? – спросил Барбизон и икнул.

Маркиз утвердительно кивнул.

– Нет ничего проще! – сказал граф и чуть не упал на пол. Маркиз едва успел его подхватить.

Тут появился слуга с подносом, на котором лежали перья и нож, и все было кончено. Граф Барбизон поставил свою подпись, куда полагается, и тут же рухнул под ноги маркиза. Через секунду он громко захрапел, а Костиньяк закричал:

– Да здравствует граф Барбизон. Да здравствует наш новый герой, господа!

Все закричали ему в ответ, радуясь, что турнир с каждым часом обещает быть все более интересным и увлекательным.

На все это Крис смотрел с презрением. Когда он видел, как глупо ведет себя граф, он нисколько не жалел его. Но еще ему пришла в голову мысль о том, что он сам совсем недавно вел себя так же глупо и неосмотрительно, как и Барбизон.

– Где же Ариан? – в очередной раз спросил он себя.

И тут в ухо ему кашлянули. Крис обернулся и облегченно вздохнул. За его спиной стоял оруженосец. Вид у него был немного растрепанный, а сам он был словно чем-то испуган. Но Крис не не обратил на это внимания.

– Где ты был?

Оруженосец огорченно махнул рукой.

– Гулял по замку. Чуть не совершил подвиг, но сам все испортил.

Крис удивленно поднял брови.

– О чем ты говоришь? Что с тобой произошло?

– Потом расскажу, а сейчас посмотри. Это миранда Изабелла, она сестра маркизовой рабыни.

Крис посмотрел в ту сторону, куда указывал ему Ариан, и увидел, как в зал входят две миранды.

– Она пыталась убить маркиза, но ее схватили, – шепотом объяснил ему на ухо Ариан. – Я пытался помочь ей, но эта чертова Изаура нас увидела, и все сорвалось. Непонятно, что они теперь сделают с Изабеллой. Мне ее так жалко. Если они попытаются ее убить, то клянусь моим мечом, они сделают это, только после моей смерти.

Крис остался сидеть на своем месте, хотя только что собирался уйти. Он решил досмотреть все до конца. Миранда Изабелла заинтересовала его. Да к тому же он был уверен, что Ариана ему с собой не утащить. Оруженосец глаз не сводил с миранды.

А на двух миранд уже были обращены взоры всех присутствующих. Сестры смотрелись очень красиво и необычно. Они были такие разные, и в то же время в них было столько общего. Шум начал стихать.

Последним сестер увидел сам маркиз.

– А вот и сестренка моей Изауры! – воскликнул он, потирая от удовольствия руки. – Что скажешь, Изабелла? Ты все еще хочешь меня убить?

Белая миранда с ненавистью посмотрела на маркиза, но ничего не сказала.

– Молчишь? – подошел к ней Костиньяк. – Гордая и недоступная миранда Изабелла. Ты даже не желаешь со мной разговаривать? Ну что ж, не зря у нас говорят: Горда, как миранда. Ваше горное племя, которое я почти истребил, всегда не давало мне покоя. Много ли вас еще осталось? Или ты последняя? Говори!

Изабелла даже не моргнула глазом.

– Молчи, молчи себе на здоровье, – Костиньяк сложил на груди руки и обратился к гостям, словно забыв про Изабеллу: – А у меня для вас имеется потеха. Хотите посмотреть на смертную казнь?

– Конечно хотим! – тут же был ему всеобщий ответ.

– И вы ее увидите! – радостно, как конферансье в цирке, сообщил маркиз и хлопнул в ладоши.

Крис почувствовал, как весь напрягся и подался вперед за его спиной Ариан.

– Ты надеешься меня испугать? – презрительно спросила маркиза Изабелла.

Тот посмотрел на нее удивленно.

– А ты тут при чем? – спросил он.

– Разве твоя казнь предназначена не мне?

– Конечно не тебе, – развел руками Костиньяк. – Ведь ты мне не рабыня, чтобы я мог тебя публично казнить или миловать. Изаура, подойди ко мне.

Черная миранда послушно подошла к маркизу и склонила перед ним голову. Маркиз артистично развел руками.

– Дорогая Изаура, скажи нам всем, что случилось с тобой сегодня днем на границе нашей страны, которую ты должна охранять?

Тихим, но спокойным голосом миранда рассказала о своей встрече с Крисом, о поединке с ним и о своем поражении. Когда она кончила, в зале воцарилась глубокая тишина. Одни из здесь присутствующих смотрели на нее, другие на Криса, и все ждали, что скажет маркиз.

– А теперь скажи нам, что полагается пограничнику, который не выполнил свое предназначение и пропустил на охраняемую им территорию пришельца?

– За это полагается смерть, – все также спокойно ответила Изаура.

– Правильно, – согласился маркиз. – Таков закон. Он суров. Да, мы живем в государстве с суровыми законами, но именно благодаря им и их неукоснительному выполнению, мы процветаем. Наш народ не ропщет, наша знать не мечтает о переменах, и поэтому у нас нет заговоров и интриг, как в других королевствах, и наша королева правит спокойно. Поэтому закон для нас это главное. Вот почему ты умрешь, Изаура, хотя ты дорога мне, и моя самая верная и преданная рабыня.

Некоторые гости одобрительно закивали головами, соглашаясь с хозяином дома. А миранда покорно склонила перед господином голову.

Зато Изабелла и не думала покоряться.

– Негодяй! – воскликнула она. – Все ты врешь, и жизнь моей сестры в твоей власти.

– Это неправда! – замахал руками маркиз. – Я самый покорный подданный нашей королевы, и кому, как не мне следить за выполнением законов? Что будет, если я не буду их соблюдать? Какой это пример для народа?

– Не лги! – опять не поверила ему Изабелла. – Тут все прекрасно знают, что законы Мортавии писаны тобою же, но не для тебя. Что ты хочешь, негодяй, чтобы моя сестра осталась жива? Ведь я прекрасно тебя поняла, для чего ты разыгрываешь эту комедию. Ты имеешь на это право, раз я в твоих руках. Говори.

Маркиз опять сделал обиженное лицо и укоризненно покачал головой.

– Ай, яй, яй! Столько оскорблений выслушал я из уст этой миранды, которая сама пыталась проникнуть в мой дом, чтобы убить меня. За что? Только за то, что ее сестра верно и предано служит мне?

– Лучше молчи об этом! Ведь это ты заколдовал ее!

– Ну и что? Разве законы нашей королевы запрещают колдовать? Этим может заниматься кто угодно. У нас свобода.

– Это верно! – опять поддержали маркиза гости.

– У тебя на все готов ответ, – вздохнула Изабелла. – Я устала с тобой спорить и пререкаться. Говори, что тебе нужно?

– У меня действительно есть право не исполнить закон о смерти пограничника. Это право мне дается раз в десять лет, во время великого турнира. И я воспользуюсь этим правом и пощажу твою сестру, если ты кое-что сделаешь для меня.

– Я сделаю все, что угодно, но только не подлость и низость. Если ты потребуешь от меня этого, то я пожертвую и своей жизнью, и жизнью моей сестры.

При этих словах маркиз просто заскрипел зубами от злости.

– О, это благородство миранд. Как я его ненавижу. Истребил бы весь ваш род.

– Ты и так уже это сделал. Тебе было мало того, что мы ушил жить в горы.

– Да, вы слишком благородны, чтобы спокойно жить в моей стране! – закричал Костиньяк. – Именно для таких, как вы, я придумал этот турнир. Он лучше всего очищает эту землю от глупых храбрецов, которые готовы встать на защиту слабого и униженного. Это вы мешаете нам править миром! Так умрите же лучше в бою с чудовищами, которых вам не одолеть. Именно этого я от тебя и хочу, Изабелла. Ведь ты и эти, – он кивнул в сторону Криса, Брусилы и Меренго, – наверно последние в нашей стране люди, в которых есть эти качества. И они попали в мою ловушку, как муха попадает в сети паука. Ты тоже разделишь их участь, не так ли? Конечно так, ведь у тебя нет другого выхода. Твое благородство не даст тебе отказаться от моего предложения. Ты не сможешь не спасти свою сестру, даже если она уже не та миранда, что была прежде. Подпиши эту бумагу своей кровью. В ней написано, что ты будешь драться на турнире с моими рабами, и твоя душа будет мне в этом залогом.

Маркиз протянул миранде очередной пергамент. Изабелла смерила его презрительным взглядом, от которого Костиньяк оскалил свои желтые острые зубы в гримасе ненависти, и сделала, что он ей приказал.

Сразу после этого снова заиграла музыка. Маркиз повеселел и опять стал добрым радушным хозяином праздника.

– А теперь иди к гостям и своим будущим товарищам по оружию и наслаждайся моим гостеприимством. Ты сделала свой выбор, спасла свою сестренку, я так благодарен тебе за это! Так благодарен! Теперь ты свободна, потому что моя гостья и участница турнира, а не пленница!

Не ответив ему ни слова, Изабелла пошла к тому месту стола, где сидели участники турнира. Она села Рядом с Брусилой, и выросший за ее спиной Ариан, тут же налил в ее бокал вина.

Пир продолжался.

Глава четырнадцатая

ДЕНЬ И НОЧЬ ПЕРЕД ТУРНИРОМ

На следующий день все пять участников турнира, пять гладиаторов были приглашены маркизом в оружейный зал замка. Здесь должно было состояться посвящение в герои. Оно заключалось в том, что им показывают доспехи солнечного бога, которые должен был получить победитель, а также объясняют правила турнира и дают выбрать любое оружие.

Гладиаторы держались спокойно и мужественно, все кроме графа Барбизона. Этот пьянчужка, когда очнулся после попойки и узнал, что стал участником турнира, чуть не сошел с ума от ужаса, и теперь его, вчера еще бравые, пышные усы, висели поникшие и испуганные.

Доспехи солнечного бога оказались обыкновенными рыцарскими доспехами, покрытые позолотой. А правила были очень простые. Сражения с чудовищами должны были быть по жребию и на смерть. Победитель тот, кто останется жив.

Крис посмотрел на оружие, которое хранилось в оружейном зале маркиза и понял, что здесь ему мало что может пригодиться.

– Знаешь, что Ариан, – сказал он своему оруженосцу, который не отходил от него ни на шаг, – ты, как знаешь, а я обойдусь моим верным двуручным мечом. Да и кольчуга у меня легче и надежней, чем эти. А шлем мне не нужен. Я привык, чтобы голова у меня всегда была на свежем воздухе.

– Правильно, – согласился Ариан. – Если твой меч смог разбить меч Изауры, то уж шкуры этих тварей пробьет наверняка. Но у меня то такого меча нет. Я уж пороюсь в этой куче ржавого хлама, и поверь мне, стесняться не буду, наберу столько, столько смогу унести.

Остальные думали точно так же. Ведь ни у кого из них не было настоящего волшебного оружия, которое побывало бы в теле Черного дракона или под взглядом золотого сфинкса. Изабелла и Брусила, у которых вообще не было оружия, сразу стали искать себе подходящую амуницию. Меренго равнодушно взирал на горы доспехов, мечей, сабель, копий, алебард и тому подобный железный лом. Он не торопился. Зато граф Барбизон сразу кинулся к кольчугам, панцирям и щитам. Видимо его очень волновал вопрос, как и чем укрыться от когтей и клыков чудовищ. Когда все снова собрались перед алтарем, на котором возвышались доспехи солнечного бога, он был так закован в латы, что добраться до него было практически невозможно ни мечом, ни копьем. Брусила и Изабелла вооружились совсем иначе. Миранда взяла только легкий грудной панцирь и длинный двуручный меч прикрыла голову стальным шлемом с орлиными крыльями на затылке, а кузнец вооружился огромным молотом на длинной ручке. Он подкидывал его на руке, словно перышко. А Меренго оставался в том же наряде гвардейца, только взял себе еще один меч и повесил его за спину. Так что все кроме графа Барбизона выбрали тактику легковооруженного боя. Они знали, что чудовища только с виду кажутся неповоротливыми и грузными. На самом деле они были быстры и легки в сражении, и вряд ли от них спрячешься за броней, как на это надеялся граф.

После того, как с вооружением было покончено, стали тянуть жребий, кому, когда и с кем драться.

Первым выпало сражаться Меренго. В противники ему достался Дрон, человек-волк. Вторым на очереди оказался Крис. Ему предстояло драться с братьями-черепахами. За ним следовал граф Барбизон. Ему достался ринатаг. Когда граф узнал об этом, он чуть не заплакал и еле сдержался, чтобы не сделать этого на глазах у всех. Четвертой дралась с женщиной с щупальцами Изабелла, и последним с великаном Крашем должен был сразиться Брусила. Это был первый тур. Что будет во втором, покажут результаты первого.

Во время вытягивания жребия в зале находились все гости, которые приехали на турнир. Это был цвет мортавийской знати. Они бурно кричали во время жеребьевки и тут же делали ставки. Шум стоял невообразимый, и над всем этим словно дирижер в оркестре, возвышался маркиз Анри де Костиньяк. Это он громким голосом объявлял результаты жребия и делал веселые комментарии. Крису захотелось его зарубить. Так он ненавидел этого маркиза. Все его чувства отражались на его лице. Он с такой ненавистью смотрел на весь этот спектакль, участником и одним из главных действующих лиц, которого ему довелось быть, что, в конце концов, привлек к себе внимание самого маркиза.

– Что вы так на меня смотрите, мой юный друг? – обратился он к нему, когда все уже было сделано. – Я что-нибудь не так сделал? Вы сомневаетесь в честности нашей жеребьевки?

– Почему это ты обращаешься ко мне во множественном числе? – вопросом на вопрос ответил мальчик. – Разве я коронованная особа?

Маркиз засмеялся.

– Ах, моя старая французская галантность! Но в чем-то ты прав. Да, вы сегодня все короли. Настоящие короли великого турнира. И вы коронованы до того момента, пока ваши короны не слетят вместе с вашими головами! Вы слышали? – обратился он к гостям. – Отныне я приказываю всех участников турнира называть: «ваше величество».

Анри де Костиньяк был великим шутником. И его шутка была оценена по достоинству. Все весело и восхищенно засмеялись.

Крис посмотрел на эту мерзкую веселившуюся толпу, в которой среди противных рож только один человек выглядел прилично и не смеялся над тем, что происходит, (это был принц Лаутар), и только плюнул от досады. И ради этих дикарей он будет рисковать своей жизнью? В эту минуту мальчик дал себе клятву никогда не принимать участия ни в каких турнирах, даже если они будут рыцарскими.

– Завтра начнется первый тур! – объявил маркиз. – Гости могут отдохнуть, поехать повеселиться в город, а участники могут отдыхать или готовиться к завтрашнему дню, как им будет угодно. А я покидаю вас, господа. Сегодня вечером у меня с королевой. Я должен дать отчет ее величеству и уверить ее, что ее сыну ничего не угрожает в моем доме. Не правда ли, ваше высочество?

Говоря последние слова, маркиз подошел к принцу Лаутару и склонился перед ним в глубоком поклоне. Когда знатные гости увидели это, они сделали то же самое. Но Крис не заметил ни в ком из них особой почтительности к принцу.

А Лаутар тоже в свою очередь равнодушно окинул всех взглядом и лишь крепче сжал тонкие бескровные губы.

– Пройдемте со мной, ваше высочество, – маркиз пошел в один из коридоров, и принц вынужден был пойти за ним. Невооруженным взглядом было видно, что это ему меньше всего на свете хочется делать.

– Какой странный, этот принц, – шепнул Крис на ухо Ариану.

– Он совершенно не вписывается в эту кампанию. Такое чувство, что его тут держат насильно. Не мешало бы разузнать о нем подробней. Почему-то он мне куда более симпатичен, чем этот маркиз, которого, я, даст Бог, еще заставлю попрыгать под моим мечом. А Лаутара мне даже жалко.

В эту же секунду, Лаутар, словно услыхал, что о нем говорит Крис, потому что он повернулся и, прежде чем выйти из оружейного зала, пристально посмотрел Кристиану в глаза. И юный рыцарь прочитал в его взгляде тоску и безнадежность.

– Ты сможешь разузнать про него? – спросил он Ариана.

– Я думаю, что про него каждый тут знает, – ответил оруженосец. – Попробуй расспросить Меренго или Изабеллу. А я лучше попробую подглядеть, куда это маркиз повел принца, и что он с ним будет делать. Ты разрешишь?

– Попробуй, – пожал плечами Крис. – Только смотри, чтобы тебя кто-нибудь не поймал.

– Ну уж в этот раз я буду осторожен!

С этими словами Ариан исчез. Так ловко у него это получилось, что Крис даже не заметил, когда это произошло. Его оруженосец оказался парнем не промах.

Вслед за маркизом и принцем из оружейного зала повалили толпой знатные гости. Их уже больше не интересовали участники турнира. Они забыли про них и вспомнят только завтра на турнире, когда займут зрительские места. Участники же турнира остались одни. У них была возможность или отдохнуть перед завтрашним днем, или потренироваться здесь же в оружейном зале. Места для этого тут было, хоть отбавляй. Этим решила воспользоваться Изабелла и предложила тренировочный поединок графу Барбизону. Тот вежливо отказался, сказав, что предпочитает как следует поесть, а потом с помощью хорошего глубокого сна набраться сил перед смертельной схваткой с ринатагом. Зато Брусила сам вызвался драться с мирандой.

– Кто знает, – сказал он, – может мне выпадет драться с этой чертовой черноволосой мирандой. Так хоть вашу тактику боя изучу.

При упоминании о сестре, Изабелла закусила губы и взялась за меч. Они с Брусилой стали разминаться.

А Крис решил поговорить о Лаутаре с Меренго. Он подошел к бывшему начальнику гвардии и попросил уделить ему несколько минут для беседы.

– Я весь в твоем распоряжении, юноша, – ответил Меренго. – Но не взять ли нам пример с Изабеллы и этого храброго кузнеца? Я думаю, что во время тренировки мы сможем поговорить о чем угодно.

Крис согласился, и они с Меренго тоже стали кружиться друг против друга.

– Эти братья черепахи очень опасны, потому что сражаются в паре и действуют очень согласованно, – в начале тренировки стал рассказывать Крису Меренго. – Они вооружены короткими мечами, поэтому старайся со своим длинным мечом держаться от них на хорошей дистанции. Не подпускай их близко и не давай им взять тебя в клещи. Панцири у них непробиваемые, поэтому лучше и не пытайся разбить их, а целься им в конечности и в щели между спинным и грудным панцирями.

– Благодарю за совет, – Крис отбил несколько ударов Меренго и сам пошел в атаку. – Но меня интересует принц Лаутар. Почему он такой грустный и непохожий на остальных?

Меренго задумался, что не мешало ему атаковать Криса и самому обороняться от его меча. Он был отличный воин, опытный и хладнокровный. Крис подумал, что завтра у Дрона будет очень опасный соперник, и неизвестно, чем кончится их поединок.

– Принц Лаутар сын нашей королевы, – начал рассказывать Меренго. Ему всего четырнадцать лет, и никто не знает, кто его отец. Об этом очень опасно спрашивать. Те, кто осмеливался, быстро лишались головы. Маркиз следил за этим неукоснительно. Больше я тебе ничего не могу сказать, так как сам ничего не знаю. Принца с самого его рождения очень тщательно охраняют рабы королевы. Что он делает в замке, что любит, кого ненавидит, этого никто не знает. Во второй раз его привезли сюда, чтобы он полюбовался турниром. В принце хотят воспитать жестокость и беспощадность, чтобы он был настоящим королем, когда вырастет. Только могу заметить, что не больно то это у них получается. В прошлый раз, когда маркиз привез его на турнир, мальчик упал в обморок при виде первого же поединка и наотрез отказался смотреть продолжение. С ним так ничего сделать и не смогли. Как он поведет себя в этот раз, неизвестно. Но похоже, что ему не очень-то нравится все это мероприятие. Даже маркиз и королева начали сомневаться, что он станет достойным правителем.

– Достойным правителем? – усмехнулся Крис, уворачиваясь от особо опасного удара.

– Ты очень хорошо дерешься, – одобрительно заметил Меренго.

– У тебя был очень хороший учитель, настоящий мастер. Но в нашей стране достойным считается только тот правитель, кто правит жестоко и беспощадно, чтобы у подданных не было никаких надеж на перемены. Правда у нас всегда был только один правитель. Вернее правительница.

– А сколько лет вашей стране?

– Этого никто не знает. Кажется около трехсот.

– И все это время правит королева Анкуста?

– Да, и еще маркиз Костиньяк. Они самые старые жители Мортавии. Люди живут и умирают, а они только живут. Живут и управляют, уничтожая врагов и карая провинившихся.

– И этот турнир, лучшее средство для этого! – Крис сделал обманное движение, зашел противнику за спину, и его меч зафиксировал удар в шею Меренго.

– Отлично сделано! – восхитился бывший гвардеец.

Они тренировались еще два часа, меняясь парами, сражаясь двое на двое, один против трех и хорошо размяли кости и мышцы для завтрашнего боя. К тому же они обсуждали сильные и слабые стороны своих будущих противников, давали друг другу советы, какой тактике придерживаться. В общем, они серьезно готовились к завтрашнему дню. Наконец, утомившись и пожелав друг другу удачи, они разошлись по своим комнатам на отдых.

Крис сразу повалился на кровать и тут же заснул крепким сном. Он даже не стал есть. Только выпил из кубка немного воды. Проспал он долго, потому что когда открыл глаза, за окнами была глубокая ночь. В черном небе плавала зеленоватая луна. Она была такая яркая, что в комнате было так светло, от чего отчетливо просматривались все детали. Крис потянулся, перевернулся на другой бок, чтобы снова заснуть, как вдруг только сейчас вспомнил про своего оруженосца. Ариан до сих пор не вернулся с разведки. А ведь прошло уже столько времени. Может быть, с ним что случилось? Крис отругал себя за забывчивость. Разве можно забывать про друга? Мальчик встал с кровати и поплелся к двери с намерением идти искать Ариана. Но тут он сам появился собственной персоной. Глаза его сияли таким торжеством, словно Крис уже убил всех противников и стал победителем турнира. Но в то же время в них были страх и испуг.

– Я кое-что разузнал! – шепотом сообщил он. – Ты сейчас упадешь!

И вот, что он рассказал Кристиану.

Ариан незаметно постарался проследить за маркизом и принцем Лаутаром, когда те шли по коридору, и это ему удалось, потому что в коридорах было темно, как в погребе, стражи не было, а сам он крался так тихо, что даже чуткие уши собак ничего бы не услышали, если бы тут были.

Маркиз и принц пришли в приемный зал, где было множество кресел и столов и закрыли за собой двери. Ариан на минуту расстроился, что он ничего не узнает, но не растерялся и вспомнил, что он уже был в той комнате, и что в ней под самым потолком есть небольшой балкончик, предназначенный видимо для музыкантов. Поэтому, не теряя времени даром, он поднялся по лестнице на следующий этаж, на нем жила прислуга, а сейчас ее не было – услали на время турнира. Ариан быстро нашел дверцу, ведущую на балкончик. К его великому облегчению она была не заперта. Маркизу это было совершенно ни к чему. Он никогда не запирал двери, потому что был уверен, что никому даже в голову не придет следить за ним.

А вот Ариану пришло. Он тихо прокрался на балкончик и притаился в нем, глядя вниз через колонны перил. Все, что происходило в приемном зале, было перед ним как на ладони.

Костиньяк и принц Лаутар уже стояли посередине комнаты и молчали. Они оба смотрели на большущую в два человеческих роста картину, на которой была изображена красивая черноволосая женщина в черном платье. Ариан догадался, что это был портрет черной королевы.

– Когда? – спросил Костиньяк Лаутара.

– Сейчас, – ответил мальчик. Он был сосредоточен, и руки держал перед собой ладонями вверх.

В зале стало темно, а в руках принца вдруг засветился зеленоватый огонь. Этот огонь стал расплываться по всей комнате и вскоре затопил ее полностью. Портрет на стене вдруг ожил, и черноволосая красавица сошла с него на пол и подошла к маркизу.

– Здравствуй, отец! – сказала она ему.

Маркиз обнял ее и привлек к себе.

Ариан почувствовал, как его уши зашевелились от любопытства. Так значит, вот почему маркиз имеет такую безграничную власть над Мортавией. Он отец королевы Анкусты! Ариан посмотрел на Лаутара и увидел, что принц ничего не видит и не слышит из того, что происходит. Он стоял в оцепенении, словно статуя, и хотя глаза его были открыты, видно было, что он без сознания.

– Колдовство, черная магия! – прошептал Ариан. Он поспешил достать свой талисман, зуб лесного дракона, поцеловал его и сжал в, ставшей горячей, руке, моля добрых лесных духов заступиться за него в случае необходимости. И хотя оруженосец рыцаря Кристиана был напуган, он ни слова не пропустил из того, что услышал.

– Как поживает мое любимое дитя? – спросил Костиньяк королеву.

– У меня все спокойно. А вот тебе, отец, грозит опасность.

– Опасность?

– Да, я видела плохой сон. Мне приснилось, что ты сам принял участие в турнире и погиб в бою.

Маркиз побледнел.

– Твой сон дурной, дочь моя, со мной ничего не случится.

– Зачем тебе нужен этот турнир? Неужели нет других развлечений?

– Конечно нет. Мы живем здесь уже триста лет, и в этой стране уже не осталось противников достойных меня. Этот турнир моя последняя радость. К тому же это лучшее средство уничтожать тех, кто может представлять для нас тобой какую-либо угрозу. Они сами идут на смерть, как бабочки на пламя свечи. Ведь знают, что погибнут, а идут. Ах, это людское упрямство. Сколько душ я сгубил, а они все летят и летят на мой огонек.

– И все-таки я боюсь за тебя.

– Что тебе за меня бояться, ведь я передал тебе все мое могущество.

– Зато сам остался незащищенным. Вдруг кто-нибудь догадается, что ты вовсе уже не великий колдун, а простой смертный?

– Этого не может быть. А если даже случится, то ты поможешь мне. Ведь триста лет назад ты чуть было не овладела Страной остановленного времени с помощью моего колдовства.

Королева горько усмехнулась.

– Я ведь могу и не успеть спасти тебя. Ты так далеко.

– Принц Лаутар покажет тебе, если что случится, и ты успеешь. К тому же, когда ты уйдешь, я кое-что спрошу у него. Не думай, что я такой уж неосторожный.

– Нам пора прощаться, – сказала королева. – Мое время истекло. Будь осторожен.

– Не волнуйся, дочка.

Маркиз за руку проводил Анкусту обратно в портрет. Та вошла в него прямо по воздуху, словно по невидимым ступенькам.

– Призрак, – прошептал в своем укрытии Ариан.

Когда черная королева замерла на своем портрете, зеленый свет погас, и принц Лаутар опустил руки. Маркиз посмотрел на него с недовольством и сказал:

– И почему это ты такой слабый. Как тебя ненадолго хватает. Почему я не нашел в свое время мальчишку посильнее тебя?

Взгляд Лаутара обрел осмысленное выражение, и маркиз сразу заулыбался ему, как родному сыну.

– Ты не устал, мой мальчик? – ласково спросил он его.

– Устал, – согласился с ним Лаутар.

– Но ты мне нужен, Мне нужна твоя чудесная способность предвидения.

– Сейчас не могу, – сказал принц и виновато опустил голову.

– Когда же?

– Ночью, не раньше.

Маркиз закусил губы от досады.

– Что ж, мы придем сюда ночью.

После этого он взял принца за руку и как безвольную живую куклу увел его прочь из зала.

Ариан облегченно вздохнул. Он уже хотел побежать и обо всем рассказать Крису, но вспомнил, что маркиз с принцем о чем-то хочет поговорить, подумал, что не мешает подслушать и этот разговор. Сначала он решил вернуться сюда ночью, но потом услышал в коридоре чьи-то шаги и подумал, что это может не удастся. Вдруг ему кто-то помешает? Вдруг ночью наставят стражников?

И Ариан решился дождаться ночи прямо здесь, на балкончике для музыкантов. А так как до ночи было далеко, то он лег прямо на пол и заснул. Мальчик не боялся проспать нужный момент, потому что умел спать чутко, как лесной зверь. И когда ночью скрипнула дверь, он тут же проснулся и занял свой наблюдательный пост.

И снова он увидел, как маркиз заставил войти мальчика в транс, и все вокруг осветилось уже красноватым светом.

– Скажи мне, чем кончится этот турнир? – спросил Лаутара Костиньяк.

– Смертью, – прошептали тонкие губы принца.

– Чьей?

– Твоей.

– Моей?!! – Маркиз в ужасе отпрянул от мальчика и даже закрылся от него руками. Несколько секунд он не двигался с места и сам походил на статую изображавшую страх. Затем он опомнился, и лицо его исказилось гневом. – Но почему?

– Не знаю. Тебя убьет победитель. Сначала он победит всех твоих рабов, а потом тебя. Перед твоей смертью будет разрушен твой замок. Сначала он, потом ты.

Костиньяк схватил Лаутара за руки и закричал:

– Кто он? Назови мне его имя!!! Который из пяти? Граф, миранда или кузнец?

– Не знаю, – все также равнодушным спокойным голосом ответил принц.

– Нет, я не допущу этого! Может отменить турнир? Или всех убить сегодня ночью? – стал он рассуждать сам с собой.

– От судьбы не уйдешь, – сказал Лаутар и замолчал. Свет у него в руках и вокруг него стал меркнуть.

Маркиз сжал кулаки.

– Посмотрим еще, кто кого? Разве я не раз обманывал судьбу?

– Что? – непонимающе спросил его принц, который уже пришел в себя и недоуменно смотрел на Костиньяка.

– Это тебя не касается, глупый мальчишка! – грубо ответил маркиз. – Иди спать!

Лаутар смерил маркиза презрительным взглядом и гордо вышел.

– И откуда у этого простолюдина такой величественный королевский взгляд? – вслед ему сам себя спросил Костиньяк.

Маркиз постоял еще около портрета черной королевы, раздумывая над своими делами, затем тоже покинул приемный зал.

Ариан в своем укрытии облегченно вздохнул. Он уже порядком устал прятаться. У него затекли ноги и руки. Он прислушался. Было тихо. Ни один звук не доносился до него. Мальчик осторожно покинул балкончик для музыкантов и без помех прокрался в комнату, где находился Крис. Но перед тем, как он уже был в десятке шагов от комнаты, с Арианом произошла еще одна история, которая немало его напугала. Дело было в том, что у той самой двери, которая вела в комнату Кристиана, стоял стражник, и пройти мимо него незамеченным не было никакой возможности. Ариан опять спрятался в уголке и стал ждать, что стражник или отойдет, или вообще сменит место караула. Впрочем надежды на это было мало. У маркиза Костиньяка стража была вышколена и исполняла свои обязанности свято. Можно было прождать и до утра и ничего не дождаться. А мальчик должен был как можно быстрее увидеть своего рыцаря и рассказать ему о том, что он увидел и услышал.

Мальчик стал вертеть головой вокруг себя, силясь что-нибудь придумать, и тут его взгляд упал на узкое оконце. Ариан подошел к нему и выглянул наружу, так как оно было открыто. Он поглядел на стену и увидел, что окно комнаты его рыцаря было совсем близко, а сама стена была вполне пригодна для того, чтобы добраться по ней до Криса. А для такого умельца лазать по деревья, каким был Ариан, это не составляло особенного труда.

Не долго думая, Ариан полез в окно. Проделал он это бесшумно и быстро и очень скоро уже лез по стене с ловкостью ящерицы, а кинжалы ему заменяли когти. Высоты он не боялся, к тому же было не так уж и высоко, и даже если он свалится вниз, то попадет в ров с водой. А плавал Ариан как рыба.

Он уже преодолел почти половину расстояния, и до нужного ему окна осталось совсем немного, как увидел, что дорогу ему преграждает широкий железный карниз. Ариан даже плюнул с досады. Из окна его не было видно. Зацепиться за металл не было никакой возможности. Только поранишься, упадешь вниз да наделаешь шуму. Пришлось возвращаться. А это оказалось намного труднее, чем идти сюда. И все-таки делать было нечего. Не оставаться же здесь на стене? Бормоча проклятия в адрес маркиза Костиньяка, Ариан стал возвращаться.

Из-за тучи выглянула луна и осветила все ярким светом.

– Этого только не хватало! – проворчал оруженосец.

Теперь его могли заметить стражники со стены. Пришлось ползти к тому месту на стене, которое было сокрыто тенью. Дорога тем самым удвоилась. Теперь Ариан был у самой смотровой башни, на которой он прощался с мирандой. Только теперь на смотровой площадке, гулко стуча подкованными сапогами, ходил взад-вперед стражник, и алебарда в его руках грозно поблескивала при свете луны. Чтобы его не заметили, Ариану пришлось просто вжаться в стену, по которой он лез. Мальчик уже несколько раз раскаялся, что решил воспользоваться таким средством для возвращения к Крису.

К тому же оказалось, что он смертельно устал и совершенно не в силах продолжать лезть. Ариан чуть не заплакал. Только какой смысл теперь плакать? Ведь плачь, не плачь, а никто тебя отсюда не снимет кроме тебя самого. Ведь не звать же на помощь стражников?

Ариан посмотрел вниз, и его настроение улучшилось. Он увидел совсем маленькую площадку у самой воды рва. Добраться до нее было совсем просто, почти также легко, как спуститься по лестнице. Ариан спрыгнул на нее и облегченно вздохнул. Теперь можно было размяться и отдохнуть и набраться сил для следующего восхождения.

Оруженосец отдышался. Посидел немного, отдохнул. Перед тем, как снова возвращаться на стену, он решил умыться. Вода была совсем рядом, только протяни руки, а Ариан весь вспотел и пропылился. Еще он очень хотел пить, но сделать этого не решился. Ров, это не колодец и не ручей. Вода в нем стоячая и наверно противная. А вот для умывания вполне сгодится!

Он зачерпнул полную пригоршню воды и уже поднес ее к лицу, как в нос ему ударил едкий запах чего-то очень кислого, неприятного и тягучего.

Вода была тухлая. Такая тухлая, какую он даже никогда не видел. Такую не то что пить, а и умываться ею противно!

Ариан брезгливо поморщился, нет, умываться он не станет, и разжал ладони. Вода вылилась обратно. Правда половина ее оказалось на рубашке мальчика, но тот даже не обратил на подобный пустяк внимания и снова полез на стену. На его счастье одна черная тучка на несколько минут прикрыла собой луну, и стало так темно, что ничего не разглядишь. Ариану это было только на руку, и он спокойно добрался до того окна, из которого вышел погулять по стене.

Тут его ожидала еще одна удача. Стражника около двери не было. Его шаги тихо отдавались в соседнем коридоре. Оруженосец облегченно вздохнул и через секунду уже встретил Криса, которому тут же без утайки и со всеми подробностями все рассказал.

А рыцарь Кристиан только руками развел, когда услышал этот рассказ.

– Опять колдовство, – произнес он. – Я так и знал, что этот маркиз не просто маркиз. Разве у нормального человека могут быть рабами такие твари?

– Так сколько раз я тебе об этом говорил! – с жаром откликнулся Ариан.

– Только зачем ему наши расписки? – сам себя спросил Крис. Затем он удивленно посмотрел на Ариана и дотронулся до подола его рубахи. – Что с твоей одеждой?

– А что с ней? – Ариан посмотрел на свою рубашку и увидел, что она вся темная внизу. – А, это? Это я испачкался водой из рва. Представляешь, хотел умыться, а она такая противная. Тухлая, да ржавая.

Крис понюхал руку, которой взялся за мокрую ткань и с сомнением покачал головой. Затем он зажег свечу и осмотрел оруженосца повнимательнее.

– Это не вода, Ариан, – наконец сказал он. – Я знаю, что это такое.

– Что?

– Это кровь.

– Кровь?

– Да.

Мальчики несколько минут, молча, смотрели друг на друга.

– Значит наш маркиз вовсе не маркиз, – выдохнул, прервав молчание, Ариан.

– А кто же?

– Это Душегуб! Тот самый, который погубил рыцаря Франсуа!

Глава пятнадцатая

ТУРНИР – ПЕРВЫЙ ДЕНЬ

Вот и наступил роковой день, когда добровольцы должны были скрестить свое оружие с рабами маркиза Костиньяка. По программе он делился на две части. В первой половине дня должны были состояться два поединка, а после обеда еще три. Это значило, что утром должны были драться Меренго с Дроном, и Кристиан Тринадцатый с братьями-черепахами.

Как только труба протрубила окончание завтрака, гости побежали занимать лучшие места. Арена, на которой должен был состояться турнир, находилась во дворе замка. Она была посыпана песком, а зрительские места находились на колоннаде, окружающей двор. Зрителей было не много – несколько сотен человек. На самых почетных местах сидел устроитель турнира маркиз Анри де Костиньяк, рядом с ним сидел понурый принц Лаутар, а их обоих окружало два кольца стражников. Остальные зрители сидели, стояли и висели на перилах, на скамейках, а то и на голых досках настила.

Во время завтрака никто из них не ел много, а также не пил, чтобы во время сражений не мешало переваривание пищи или головная боль. Все прекрасно сознавали, что в этот день они получат куда более острые ощущения, чем еда или пьянка.

Нельзя сказать, что турнир был обставлен пышно и изысканно, как это делается на настоящих рыцарских турнирах. Никаких украшений, никаких нарядных герольдов и трубачей-фанфаристов не потрудился предоставить маркиз на это состязание. Да и никто из зрителей в этом и не нуждался. Вряд ли эта плохо проспавшаяся после ночной оргии толпа хоть что-то понимала в красоте и изысканности. Им нужно было одно – насладиться видом крови и смерти. Вряд ли их что-либо интересовало еще.

Крис готовился к бою. Ариан не отходил от него ни на шаг. Он проверял все, что только можно. До блеска вычистил и надраил песком щит Кристиана.

– Сегодня очень яркое солнце, – сказал он рыцарю. – А у этих братьев панцири словно зеркала. Смотри, как бы они не ослепили тебе солнечными бликами. Лучше держи их в тени, и сам ослепляй их. Я отполировал твой щит, и теперь он не хуже любого зеркала.

Крис молчал. Не следовало попусту болтать языком в такую ответственную пору, когда душа и тело должны готовиться к тому, чтобы забыть про страх смерти и боль ран. Ариан его прекрасно понимал. Но оруженосцу болтать не возбранялось, и мальчик старался разговорами отвлечь себя от тревоги за Кристиана. Рядом готовился к поединку Меренго. Он тоже был молчалив и суров. Он не смотрел в сторону маркиза, хотя тот просто сверлил его острым колючим взглядом. Меренго смотрел в землю, и его губы что-то шептали. Крис понял, что он молится, и в душе пожелал ему удачи. Затем он бросил взгляд на клетки, которые находились напротив него прямо под маркизом. Они были сделаны прямо в стене, и из-за их толстых решеток на Криса и Меренго посматривали мутанты маркиза. Крис посмотрел на них без неприязни. Нельзя злиться на того, с кем будешь драться. Злость самый плохой помощник в смертельном бою. Она ослепляет и лишает бдительности и правильной оценки происходящего. К тому же Крис увидел, что они совсем не похожи на вчерашних беззаботных чудищ, которые веселились за пиршественным столом. Он обратил внимание на то, что они были серьезны и даже, как ему показалось, грустны.

Крис почувствовал себя наемным убийцей, который к тому же готовится совершить свое преступление публично, на потеху толпе. Мальчик бросил взгляд на зрителей, и они показались ему куда более омерзительными и страшными, чем те, что были в клетке. А чудовищ ему даже стало жалко. Неужели он станет их убивать?

Ударил гонг.

Это был сигнал к началу первого боя.

Меренго услышал его и встал со стула, на котором сидел. Спустившись по лестнице, он вышел на арену. За ним с шумом захлопнулась крепкая окованная железом дверь. Меренго даже не оглянулся.

Заскрипела и завизжала открывающаяся дверца клетки, в которой находился Дрон. Закричали, зашумели и засвистели зрители. Их безобразные лица от охватившего их возбуждения, стали еще более безобразными. Но ни Меренго, ни вышедший на арену человек-волк даже голов не повернули в их стороны.

Дрон был вооружен коротким трезубцем, который он словно легкую веточку крутил в руках-лапах, и длинными и острыми как бритва когтями. Он возвышался над Меренго, хотя тот тоже был высок ростом и широк в плечах.

Противники встали друг против друга и приготовились к схватке. Они оба ждали сигнала.

Зрители замолчали. Они тоже ждали сигнала.

Маркиз щелкнул пальцем.

Зрители завопили, как оглашенные.

И поединок начался.

Меренго был вооружен двуручным мечом, а его тело защищал кожаный панцирь, на голове его был все тот же гвардейский стальной шлем. Больше у него ничего не было.

Они не сразу вступили в бой, а сначала стали кружиться, выискивая момент для нападения.

Дрон выкинул трезубец вперед и промахнулся. Меренго отскочил в сторону и нанес ему ответный удар. И тут все поняли, почему на Дроне не было ни кольчуги, ни панциря. Они ему были просто не нужны. Меч Меренго отскочил от головы Дрона, не оставив на ней даже царапины. Зато когти Дрона прочертили на грудном панцире Меренго три глубокие борозды. Всем стало видно, какого цвета на Меренго рубаха.

Гвардеец отскочил вновь, чтобы длинная лапа Дрона опять его не достала.

Они были равноправные соперники – Дрон и Меренго.

Меренго был великолепным фехтовальщиком и отлично владел мечом. Дрон был невероятно ловок и быстр, и его трезубец летал как молния.

Поединок не стал стремительным. Каждый бился на смерть, и никто не собирался уступать.

Зрители ревели от восторга. Такого зрелища они не видели очень давно.

Маркиз сидел и почти не дышал, следя за поединком. Его руки были сжаты так сильно, что кончики пальцев побелели.

Крис бросил на него взгляд и тихо пробормотал проклятие в адрес маркиза и снова уставился на арену. Он восхищался мужеством, силой и воинским искусством Меренго.

Но Дрон оказался более выносливым, чем обычный человек. Минута проходила за минутой, а он не выглядел усталым не на грош. А вот Меренго начал уставать. Он все никак не мог обнаружить слабое место Дрона, где бы его меч мог повредить чудовищу. Шкура у него была непробиваема, а череп крепкий, словно железо. Никакие самые мощные и умелые удары не наносили ему ущерба.

– Эх, ему бы твой кладенец! – горячо прошептал Крису на ухо Ариан.

Крис тоже так думал. Но у Меренго был простой меч, не затронутый сенью рыцарства, и человек начал сдаваться. Он все реже и реже нападал и все больше оборонялся.

На губах маркиза заиграла торжествующая улыбка. Все время боя Крис незаметно старался следить за Костиньяком.

Зрители шумели и кричали. Те, кто болел за Меренго и поставил на него, ругали своего избранника. Впрочем, таких было мало. В основном радостно кричали болельщики Дрона, подбадривающие и подзадоривающие его.

Пот тек по лицу Меренго ручьями. Он начал задыхаться и даже один раз упал. Его спасло только чудо. Дрон промахнулся, и его трезубец с размаху врезался в землю в сантиметре от лица Меренго и раскололся. Такой силы был удар. Последовавший за ним удар когтистой лапы сорвал с человека шлем. Если бы ремни не порвались на несколько секунд раньше, то шлем бы полетел на землю вместе с головой хозяина.

Но это было видно только Крису и Ариану, которые сидели ближе всех к арене и видели все. Остальным такие подробности были видны не сразу, поэтому зрители встали со своих мест и закричали, думая, что с Меренго покончено.

Но они тут же разочаровано сели. Меренго был жив и его последний отчаянный удар, который он нанес, едва только встал с земли, отрубил Дрону правую лапу. Фонтаном хлынула кровь. Дрон заревел от боли.

– А, вот где твое слабое место! – закричал Меренго и отрубил ему вторую лапу.

Дрон повалился на колени. Кровь лилась из него тугими толстыми струями. С потерей ее он терял и силы и разум. Он уже не сопротивлялся. И Меренго наносил ему удар за ударом.

Потрясенные зрители молчали.

В полной тишине Меренго добил Дрона яростными безжалостными ударами меча. Затем обезумевшим взглядом обвел арену и смотревших на него зрителей. Меренго встретил взгляды Криса и Ариана. Он ожидал увидеть в их глазах одобрение и радость, но вместо этого увидел на лицах ребят испуг и жалость.

Меренго понял, что это его жалеют эти мальчики, а не Дрона. Впрочем, кто их знает? Может им и Дрона жалко?

Меренго посмотрел на маркиза, и увидел, что его господин смотрит на него с ненавистью. Мало того, Костиньяк вдруг вскочил со своего трона и куда-то убежал.

На арену выбежали слуги маркиза и баграми с крючьями уволокли мертвого Дрона, а кровь на земле засыпали песком.

– Победил Меренго! – в полной тишине объявил слуга, который исполнял роль герольда.

Пропела труба. Снова на свое место вернулся маркиз, и зрители наконец-то радостно зашумели. При чем даже те, кто поставил не на Меренго.

Бывший начальник гвардии покинул арену. Он был растерян и, казалось не мог поверить, что он жив.

На этом турнире такое бывало крайне редко.

– Теперь твоя очередь, – испуганным глухим шепотом произнес Ариан. Он крепко схватился за руку Криса, словно не хотел отпускать его от себя. Только сейчас Крис понял, что перед ним вовсе ни какой не оруженосец рыцаря Кристиана Тринадцатого, а самый обыкновенный десятилетний мальчишка, который до смерти боится за его, Криса, жизнь.

А герольд уже объявлял его имя, и мальчик ловил на себе полные любопытства взгляды. «Что же нам сейчас покажет этот щенок?» – казалось, говорили они.

Крис прижал Ариана к себе. Уверенность и спокойствие вмиг покинули его. Куда и зачем идет он драться? Кого и от кого он защищает? Кого спасает от опасности или смерти? Для чего это нужно? Разве враги ему эти братья-черепахи?

Но пружина уже была заведена, и он ничего не мог с собой поделать. Что-то сильнее его двигало и заставляло идти его ноги к арене. Он не мог себя остановить.

– Молись за меня, Ариан. – Крис отстранил от себя оруженосца и направился к арене. На миг он оглянулся и увидел, что на щеках Ариана блестят слезы. Он плакал. Крис отвернулся. Сейчас он действительно пожалел, что взял мальчика с собой.

А Ариан в бессильной злобе сжал рукоятку одного из своих кинжалов.

Неизвестно откуда тут оказалась миранда Изаура. Она посмотрела на Ариана и радостно улыбнулась. Его слезы доставили ей несказанное наслаждение.

– Скоро ты будешь моим! – крикнула Изаура и улетела на крышу замка, с которой она смотрела турнир.

Ариан не шелохнулся. Ему были безразличны ее слова. Его волновало только то, что сейчас будет на арене.

Он сам не заметил, как ноги вынесли его на арену и он оказался рядом с Кристианом.

Хлопнула, закрывшись, дверь.

– Что ты здесь делаешь? – крикнул удивленный Крис.

– Я буду с тобой! Ведь я твой оруженосец и не имею права тебя покидать во время боя. А вдруг тебя ранят? Тогда я вынесу тебя с поля боя.

– Дурак! – закричал Крис. – Кого ранят? Тут не бывает раненых. Возвращайся на свое место.

Но было уже поздно. Заскрипела решетка на клетке братьев-черепах.

– Так нечестно! – закричали зрители, которые болели за черепах. – Рыцарь должен сражаться один, без помощника! Уберите второго мальчишку!

Кристиан увидел, что это были почти все зрители.

– Пусть дерется и второй! – вдруг зычным голосом выкрикнул со своего места старый герцог Вальпериус. Его слово значило в этой стране много. И он поставил на Криса. Единственный.

Зрители вынуждены были замолчать. Даже маркиз Костиньяк не проронил ни слова. Только махнул рукой в знак согласия. Он не относился к Крису слишком серьезно, и, несмотря на его рыцарский сан, видимо все-таки был о нем невысокого мнения. Поэтому он и дал согласие. К тому же убийство двух мальчиков, вместо одного, как предполагалось, было даже интереснее. Поступок Ариана был для него как никак кстати. Настроение маркиза даже слегка улучшилось. Он махнул платком.

Заиграла труба.

Братья-черепахи медленно и осторожно вышли из клетки. В руках у каждого был короткий, но широкий меч. Они приближались к ребятам.

– Встань за моей спиной! – приказал Крис Ариану.

И тут до оруженосца дошло, что он вместо помощи только сковал действия Криса. Мальчик послушно выполнил приказ. Он знал, что ничего он со своими кинжалами здесь сделать не сможет. И, тем не менее, Ариан решил дорого продать свою жизнь.

Черепахи сорвались с места и одновременно кинулись на рыцаря. Меренго был прав. Действовали они очень синхронно. Только за долю секунды Крис сделал шаг вперед и прошел между ними. А карлики врезались друг в друга на том самом месте, где только что стоял Крис. Раздался оглушительный грохот от их столкновения, и они полетели в разные стороны. Один брат упал на землю и, несколько раз перевернувшись, грохнулся на спину. Другой пробежал несколько шагов и врезался в стену, которая окружала арену.

Зрители просто завыли от восторга. Они стали кричать Крису, чтобы он расправился с черепахами по одиночке. Но Крис не собирался этого делать. Он стоял и ждал, когда его противники опомнятся и продолжат бой.

Карлики поднялись на короткие ножки. Ростом они были чуть повыше Ариана. И вид у них был несколько растерянный. Атаковать сразу они больше не решались. Теперь они стали обходить Криса, намереваясь взять его в клещи. Чтобы избежать этого, мальчик сделал шаг назад и оказался у самой стены. Теперь со спины удара опасаться было не надо.

Черепахи снова бросились на него одновременно. Крис отбил все их удары и даже заставил братьев отступить. Зрители захлопали в ладоши, одобряя его мастерство фехтовальщика.

Крис воспользовался советом Меренго и старался держать братьев на дистанции, чтобы их короткие мечи не достали его. Отбиваться сразу от двоих, да еще следить за тем, чтобы они не зашли ему за спину и в то же время охранять и защищать Ариана, было неимоверно трудно. А братья нападали то оба разом, то по одиночке. Они выбрали очень хорошую тактику. Они выматывали Кристиана и ждали, когда у того кончатся силы. Они не были хорошими бойцами, но их преимущество было прямо-таки в фантастической быстроте, чего от таких с виду неповоротливых существ, трудно было ожидать, и в совершенно непробиваемых панцирях. Меч Криса только громко звенел, когда обрушивался на их гладкую сверкающую зеркальную поверхность. Он не оставлял на них даже царапин. И такие панцири прикрывали им не только грудь и спины, но и ноги, руки и головы. У черепах практически не было слабых мест.

В конце концов Крис почувствовал собственное бессилие. Его начало охватывать отчаяние. Его мастерство оказывалось бесполезным против двух коротышек с короткими мечами.

Сам Крис сражался с одним только двуручным мечом. Он не взял в бой щит, потому что понимал, что тогда просто не сможет долго и хорошо отбиваться сразу от двух противников. Тут надо было действовать только двумя руками. И поэтому он до сих пор оставался жив. Но всем, и зрителям и братьям-черепахам и самому рыцарю было ясно, что ему осталось жить совсем недолго.

Ариан, тоже прекрасно видевший и прекрасно понимавший все это чуть не плакал от злости. Сам он в бой вступить просто не имел возможности. Как он жалел, что не догадался взять с собой меч.

И тут то, о чем он мечтал, упало к его ногам. Мальчик поглядел наверх и встретил хитроватый взгляд герцога Вальпериуса. Ариан понял, что это герцог бросил ему меч.

Впрочем, какая разница, кто это сделал?

Ариан схватил оружие и бросился на помощь Крису. Сделал он это очень вовремя. Черепахи все-таки сумели взять рыцаря в клещи, и тому приходилось очень худо. Ариан отвлек на себя обоих братьев. Коротышки так разозлились на его вмешательство, что оба разом, бросив Криса, накинулись на него.

Ариан был еще малоопытным фехтовальщиком, а в настоящем бою он и вовсе никогда не был, плюс ко всему меч герцога был для него слишком велик. Все эти причины привели к тому, что вместо того, чтобы сражаться с карликами, он был ими просто опрокинут на землю. В свою очередь братья не ожидали, что оборона будет такой слабой, они со всех сил кинулись в атаку, и когда препятствие вдруг исчезло с их пути, они по инерции сами повалились на Ариана.

Образовалась куча мала. Только вот Ариан, быстрый как ящерица, моментально отполз в сторону, чтобы черепахи не задавили его своими панцирями. А вот карлики копошились на земле. Теперь их тяжелые панцири им очень мешали. То, что в бою было преимуществом, на земле не давало им быстро подняться.

Теперь уже Крис с ними церемониться не стал. Он подбежал к ним и сильным ударом ногой по голове оглушил одного противника, а другому просто наступил на руку, в которой у того был меч, и обезоружил его. Для верности он еще крепко врезал ему в челюсть рукояткой своего меча.

– Добей этих тварей! Добей! – кричали восторженные зрители. Свои слова они подтверждали жестами. Большой палец правой руки каждый из них выразительно направлял вниз. – Убей их!

Черепахи оба лежали без сознания и даже не слышали, как решается их судьба.

Крис взял два отобранных меча и забросил их на одну из крепостных стен замка. После этого он поднялся и пошел к выходу с арены.

Черепахи разом очнулись, подняли головы и смотрели ему вслед большими глупыми и недоуменными глазами.

Зрители возмущенно кричали и свистели.

Ариан смотрел на них и ничего не понимал. Вдруг он увидел бледное, какое-то испуганное лицо маркиза Костиньяка. Даже не просто испуганное. Нет. На лице маркиза был самый настоящий ужас. Рядом с ним сидел Лаутар. Принц внимательно смотрел на Криса. В глазах у него был неподдельный интерес. Маркиз увидел, что Ариан на него смотрит, и опомнился.

– Постой рыцарь! – громким голосом, перекрывшим весь остальной шум, крикнул он.

Крис остановился. Очень медленно он повернулся в сторону маркиза. Он ничего не стал говорить, просто посмотрел ему в глаза. Маркиз вздрогнул, но тут же поспешил оправиться.

– Ты кое-что забыл, рыцарь! – сказал он.

– Я ничего не забыл, – спокойным голосом ответил Крис.

– Ошибаешься, рыцарь. Ты забыл добить побежденных тобою соперников. Выполни свой долг.

– Я не убиваю безоружных.

– Таков закон. Ты победил, и ты должен убить!

Крис поднял брови вверх.

– Я победил. Это верно. Но где сказано, что я должен убить того, кого я победил?

Маркиз смутился. Крис продолжал:

– В моей клятве, которую я подписал собственной кровью не сказано, что я должен убить побежденного мною. Там сказано, что меня в случае поражения могут убить. Этот так. Но что я должен убить, там ничего об этом не сказано. Я очень хорошо помню, что там написано.

– При чем тут твоя клятва! – закричал Костиньяк. – В нашей стране так положено! Победил – убей!

– Я живу не в вашей стране. И убивать никого не буду.

– Но это же глупо! – Маркиз, так же как и все остальные тут, явно ничего не мог понять. – Почему?

– Потому что я рыцарь. Странствующий рыцарь. А не убийца.

Крис вложил меч в ножны.

– Пойдем, Ариан.

И оба мальчика покинули арену, оставив лежать на ней поверженных, но живых братьев-черепах.

– Еще один! – прошептал маркиз и в изнеможении упал на спинку трона.

Глава шестнадцатая

ТУРНИР – ДЕНЬ ПЕРВЫЙ

(продолжение)

Первая половина дня закончилась победой людей и поражением чудовищ. Такого еще никогда не случалось на этом турнире. Зрители даже были несколько разочарованы подобным результатом. А поступок Криса их просто разозлил. Они не могли ему простить того, что он оставил жизнь братьям-черепахам, и вслух желали ему смерти в следующем поединке.

Но больше всех потрясен был маркиз Костиньяк. Как только зрители покинули свои места и помчались в пиршественный зал, чтобы поесть, выпить и обсудить ход турнира, он не последовал за ними а побежал в приемный зал и заперся там в одиночестве.

За обедом все просто дрожали от нетерпения. Гости не могли дождаться продолжения зрелища. Шум и гвалт стояли невообразимые.

Крис и Ариан находились в своей комнате и молчали. Они никак не могли опомниться оттого, что произошло.

– Ты спас мне жизнь, Ариан, – сказал Крис оруженосцу, когда молчать уже стало совсем невмоготу.

– Ерунда, – отмахнулся Ариан. – Я тебе только мешал.

– Нет, ты не прав. Если бы не ты…

Крис не успел докончить. Дверь открылась, и в комнату вошли Меренго, Изабелла и Брусила.

– Мы можем войти? – спросила изабелла.

– Конечно! – Крис встал, чтобы достойно встретить гостей.

– Мы пришли поздравить тебя, – сказал Меренго. – Ты вел себя замечательно. И даже кое-чему нас научил, ты, рыцарь из незнакомой страны.

Крис пожал плечами. Он не считал, что совершил что-то доблестное или великое. Так он и сказал своим товарищам по мечу.

– Твоя страна прекрасна, если в ней рассуждают так, – грустно сказала миранда Изабелла. – Ты не братьев-черепах победил только что, ты нанес удар самому Костиньяку. Теперь берегись его.

Крис промолчал. Он подумал, стоит ли рассказывать им о том, что они с Арианом узнали про Костиньяка. Но тут раздался сигнал к продолжению турнира, и все они пошли на арену.

Крис и рад был бы остаться в своей комнате, но это запрещали правила. Участники должны сидеть на самых лучших местах и видеть все.

Когда они заняли свои места. Граф Барбизон уже стоял в центре арены и ждал, когда на него нападет ринатаг. Но тот еще был в своей клетке. Граф был закован в железо с головы до пят. В руках он держал большую палицу с острыми шипами. Выглядел он очень внушительно. Но только до того момента, как открылась клетка, и на арену вышел ринатаг.

Это был страшный противник, и многие сразу усомнились в победе графа, даже если и помышляли о ней. Он сразу кинулся на графа с яростью и мощью быка. Первый же его удар достиг цели, и Барбизон, пролетев несколько метров вверх, с грохотом упал на землю.

Крис отвернулся. Он не хотел смотреть на то, что будет дальше.

– Смотри, он встает! – восторженно воскликнул Ариан. – Это после такого удара и падения. Этот граф молодчина!

Крис повернулся назад и увидел, что Барбизон действительно поднялся с земли и пошел в атаку на ринатага. Железо грозно гремело на нем, палица свистела в воздухе. Граф не зря выбрал тяжелые доспехи. Их на нем словно и не было. Он двигался легко и свободно.

Зрители поддерживали его криками и топаньем ног. Они сразу стали держать его сторону, хотя ставили все равно на ринатага.

У чудовища не было никакого оружия. Он использовал только свою мощь и силу и гигантский рог на голове, на который он норовил насадить человека. Двигался он не быстро, но в каждом его движении была огромная сила. Он почти не обращал внимания на оглушительные удары палицы графа.

А Барбизон целился в рог чудовища, но тот был словно сделан из стали. Ринатаг только громко кричал и отводил назад голову при ударах, сам же напирал и напирал вперед, гоня графа к стене. Барбизон видел его намерения, но ничего сделать не мог и с каждым шагом отступал все дальше и дальше. Вот уже отступать стало совсем некуда. Он был прижат к стене. И тут его охватил ужас. Все храбрость, которая была в нем, вдруг улетучилась. Граф дико закричал от страха.

Ринатаг тоже закричал, только это был торжествующий рев. Он нагнулся. Палица обрушилась ему на голову, но он только уперся посильнее ногами в землю и нанес последний самый сильный удар своим страшным рогом.

И граф Барбизон был пригвожден.

Зрители закричали от ужаса.

Маркиз облегченно вздохнул, и на его губах заиграла блаженная улыбка.

Принц Лаутар, миранда Изабелла, Крис с Арианом отвернулись. Они не хотели видеть дальнейшее…

– Победил ринатаг! – в полной тишине объявил слуга-герольд, когда с Барбизоном все было кончено. – Раб маркиза Анри де Костиньяка.

Раздались оглушительные аплодисменты.

– Он насадил Барбизона на рог и ходит с ним по арене, – пробормотал Ариан. – Меня сейчас вырвет!

– Иди в комнату, – посоветовал Крис.

– Ну уж нет! Сейчас будет сражаться Изабелла.

– Не вздумай бежать ей на помощь, только помешаешь.

Ариан и без него знал, что лучше не вмешиваться в то, что сейчас будет.

Изабелла вышла на арену. Настал ее черед испытать судьбу.

Шипя и плюясь кислотой, от которой дымился песок, к ней поползла женщина осьминог. Она выпустила из одного щупальца черное газовое облако.

С шумом раскрылись крылья миранды, и Изабелла взлетела вверх на два метра. Облако не причинило ей вреда. Как коршун сверху она набросилась на чудовище, села ей на плечи, зажала ногами ее толстую короткую шею и приложила меч к ее рту.

– Выливай свой яд! – приказала она. – Или мой меч достанет все твои внутренности.

Женщине-осьминогу ничего не оставалось делать, как подчиниться. Зелеными струями потек из ее змей щупалец яд. С каждой его каплей толстуха теряла силы. В конце концов, Изабелла также как и Крис оглушила ее рукоятью меча. Как студень повалилось ужасное создание на землю, расползаясь во все стороны.

Так быстро и неожиданно закончила бой белая миранда.

И опять зрители требовали убить чудовище.

Изабелла просто не стала ни с кем разговаривать. Она вложила меч в ножны и спокойным красивым шагом покинула арену.

Взбешенный и до смерти напуганный Костиньяк хотел ее окликнуть, но не решился, только с ненавистью посмотрел на Криса, Меренго и Брусилу.

Зрители разочаровано галдели. Они были недовольны. Вот уже второй раз они не видят того, ради чего они вообще сюда приехали. Маркиз впервые поймал на себе недовольные взгляды.

А на арену уже спешил с молотом в руках Брусила. Он был в одной набедренной повязке и в кожаном кузнечном фартуке – излюбленной своей одежде. Его густые светлые слегка вьющиеся волосы были стянуты ободком, чтобы не мешали в бою. Добрые голубые глаза его светились бесстрашием, чуть ли не радостью.

– Ад ждет тебя! – тихо выругался в его сторону маркиз. Он уже начал бояться, что и Брусила будет победителем в поединке.

Так оно впоследствии и оказалось.

Когда шестирукий великан Краш вышел на арену, зрители закричали в предвкушении красивого боя. Он был без оружия. Да оно ему было и не к чему. Шесть его могучих рук могли разметать целое войско, и никто не сомневался в его победе.

Никто, кроме маркиза Костиньяка.

Бой начался с удара Брусилы. Он взмахнул молотом, целя великану в грудь. Он бы и рад был метить в голову, но три метра роста великана, не позволяли ему этого. Но и удар в грудь не достиг цели. Великан ловко увернулся от него, и сразу три кулака обрушились на кузнеца.

Первых два ужасных удара Брусила выдержал прямо-таки с фантастической выносливостью, но третий удар все же сбил его с ног. Брусила упал на спину, но молот из рук не выпустил.

Краш торжествующе поднял все шесть рук и победно замахал ими в воздухе. Зрители криками и аплодисментами приветствовали его.

Великан обошел всю арену, затем снова вернулся к месту боя.

Брусила уже встал. Краш увидел, что он готов и бросился на него с кулаками. В этот раз он обрушил на Брусилу целую серию мощных убийственных ударов. Но кузнец ловко блокировал их молотом. Тогда великан, видя, что его кулаки не достигли цели, пустил в ход ноги и лягнул Брусилу в грудь. От этого удара молот не спас кузнеца, и он отлетел к стене, стукнувшись об нее всем телом.

Зрители закричали от восторга, а великан снова обошел арену кругом, собирая поздравления, похвалу и поддержку болельщиков.

Брусила с трудом поднялся на ноги. Его шатало. Но и в этот раз он не выронил молот. Встряхнув головой, как это делают собаки, вылезая из воды, он пошел в атаку. Великан его уже ждал. Он стоял в боевой стойке кулачного бойца и готовился к встрече с противником. Он был не очень поворотливым, шестирукий Краш. Иначе он бы успел увернуться от следующего удара. К тому же он оказался еще и не очень сообразительным. Он так и не понял, почему вдруг Брусила направил удар молота не в его грудь, нет, кузнец подошел к нему так близко, что великан обрадовался и уже хотел вбить кузнеца в землю всеми шестью кулаками, но не успел, потому что кузнец ударил первым, и совсем не туда, куда думалось великану.

А Брусила ударил великана не в грудь, и не в живот. Что толку туда бить, когда там сплошные твердые, как железо мускулы? Нет, Брусила ударил в самое слабое место, которое как он полагал, нашел у великана. Он ударил его молотом прямо по большому пальцу его правой ноги. Сделал он это так мастерски и сильно, словно вбил в землю гвоздь.

Великан завизжал от боли. Именно завизжал, а не закричал. Завизжал, как щенок, которому наступили на хвост. И запрыгал на одной ноге, всеми руками, хватаясь за пострадавший палец.

А Брусила не теряя времени даром, тут же пригвоздил к земле большой палец левой ноги Краша.

Теперь великан просто не закрывал рта, который извергал неумолкаемый вой, Он повалился на землю и стал по ней кататься. О том, чтобы продолжать бой, он и не помышлял.

Все, кто это видел, от изумления встали.

Четвертая победа за один день. Из пяти человек, участвовавших в турнире в первый день, победили четверо! Воистину мир перевернулся.

А великан катался по земле, плакал, пускал пузыри, и его младенческая голова дергалась, а единственный глаз смотрел на Брусилу с обидой и болью.

– Уа! Уа! Уа! – совсем как грудной ребенок, голосил бывший непобедимый боец маркиза Костиньяка. А когда кузнец случайно сделал в его сторону один шаг, великан визгливо закричал, затрясся и стал отползать в сторону своей клетки, словно надеялся спрятаться в ней.

Брусила улыбнулся, смахнул с лица пот и бросил ненужный теперь молот на землю.

В этот раз никто не стал требовать, чтобы Брусила покончил с великаном. По лицу кузнеца было видно, что он этого делать не собирается.

– Ну что, господин маркиз? – громко спросил он. – Не правда ли, что в этот раз все идет совсем не так, как ты этого хочешь?

Костиньяк даже не смог скрыть своего страха и ненависти. Он так сильно вжался в кресло, на котором сидел, словно боялся, что Брусила прямо сейчас побежит его убивать.

Но никто из участников турнира не собирался этого делать. Крис, Ариан, миранда Изабелла и даже Меренго выбежали на арену и стали поздравлять Брусилу с победой. Даже зрители встали на сторону кузнеца и откровенно радовались поражению шестирукого великана. На их глазах рушился миф о непобедимости чудовищ маркиза Костиньяка. А рак так, то значит, и сам маркиз тоже утратил свое былое могущество. Это было просто написано на его лице.

А добило маркиза то, что принц Лаутар покинул свое место, и несмотря на ненавидящий взгляд маркиза, тоже побежал на арену. Маркиз никогда не видел принца таким радостным и воодушевленным. Он чуть не заплакал от страха и побежал в окружении стражников в свои апартаменты. Теперь ему казалось, что и стражники смотрят на него не с таким почтением и страхом, как прежде. Страх змеей влез в его душу и уже не собирался ее покидать.

Четыре победителя! Кто же из них станет его убийцей? Костиньяк ломал руки в отчаянных попытках разгадать эту загадку.

Кто? Кто из них?

Глава семнадцатая

НОЧЬ ПОКУШЕНИЙ И БИТВА СО СЛЕПЫМ ЯЩЕРОМ

Первый день турнира закончился грандиозным пиром, на котором присутствовали все гости, а также победители первого тура. Так что из чудовищ за столом сидел только ринатаг.

А тело графа Барбизона его слуги повезли в родовой замок, чтобы так с достоинством похоронить его в семейном склепе.

Только место хозяина пустовало. Маркиз не пришел на пир. Попросил извинить его, сослался на то, что сильная мигрень уложила его в постель.

Многие из гостей в глубине души только посмеялись над ним. Место принца Лаутара тоже было пустым, но не потому что он не пришел на пир, а потому что сидел рядом с Крисом и Арианом и болтал с ними о разных пустяках. Он подружился с мальчиками после того, как подошел к Брусиле и протянул ему руку.

– Я поздравляю тебя, смелый и находчивый воин, – сказа он, не оборачиваясь на аристократов, что неодобрительно смотрели на принца, который разговаривает с простолюдином. Пусть с бойцом, даже победителем, но ведь с простолюдином!

Брусила тоже был удивлен поступком Лаутара и руку протянул ему с опаской, словно боясь, что это всего лишь плохая шутка, на которые падки знатные люди. Но никакого обмана не было, принц Лаутар чистосердечно пожал кузнецу руку. Затем повернулся к Крису и обратился к нему:

– А ты тоже здорово дрался!

Так они и познакомились и теперь сидели и все втроем разговаривали о том, о чем любят разговаривать мальчишки во все времена и во всех странах. Об играх, о лошадях (а в нашем мире о машинах), об оружии.

Пир был веселый шумный. Гости кричали и пели и на все голоса славили и ободряли Криса, Меренго, Брусилу и Изабеллу. Теперь ставки делались все больше на них.

В самый разгар веселья в зал быстрый как яростная буря и злой как черт ворвался маркиз де Костиньяк.

– Завтра второй тур! – не здороваясь, объявил он. – Люди дерутся со слепым ящером. Четверо против одного!

Сразу над столом повисла тишина. Гости смотрели то на участников, то на маркиза.

Воля последнего была высказана, а хозяином и распорядителем турнира все еще был он.

Костиньяк окинул всех присутствующих злым взором хищника и снова вышел.

Крис почувствовал, как он смертельно устал. Надо же, а он и забыл, что турнир только начался, и все еще впереди.

– Мне надо отдохнуть, – сказал он Ариану. – Я буду в своей комнате.

Ариан встал, чтобы идти с ним, но Крис поймал сразу ставший грустным взгляд принца Лаутара и остановил его.

– А ты будь здесь и следи за обстановкой, – приказал он. Сам он пошел в свою комнату и, не раздеваясь, бросился на кровать. Через минуту он уже спал. Это лучший отдых для того, кого завтра ждет смертельный бой.

Проснулся он от неожиданного и тихого скрипа.

– Ариан, это ты?

Ответа не последовало. Крис насторожился. Была глубокая ночь, и ничего разглядеть без огня было невозможно. На всякий случай он тихо сполз с кровати и взялся за меч, который повесил на ее спинке.

Как только он это сделал, кровать вдруг стала плавно опускаться вниз. У Криса замерло сердце. Он понял, что чуть не угодил в ловушку. Если бы он не проснулся, то…

Мальчик сразу догадался, чьих рук это дело.

Значит, маркиз решил убрать всех участников турнира, чтобы не было никакого победителя!

Кровать тем временем опустилась вниз на первый этаж. Пламя тусклого факела в образовавшемся пространстве позволило Крису увидеть, как к ней бросились трое стражников, вооруженных мечами и стали с силой рубить ее.

Крис прыгнул на стражников. Одного он свалил сразу одним только своим падением. Другой был оглушен по голове рукояткой меча, а третий, тот, что держал факел, даже не стал сопротивляться, а сразу пустился в бегство. Тремя прыжками Крис догнал его и повалил на пол. Стражник был достаточно рослый детина, но оказался порядочным трусом.

– Не убивай меня! – взмолился он.

Крис приставил к его горлу острие меча.

– Это маркиз приказал вам убить меня?

– Я не могу этого сказать! Меня повесят!

– Тогда я убью тебя прямо сейчас.

Стражник испугался. Он весь трясся от страха, и зубы его гулко и часто стучали.

– Да, нам приказано убить всех участников турнира, – признался он.

У Криса сжалось сердце.

– Кого вы уже успели убить? – спросил он.

– Никого. Мы начали с тебя.

Крис задумался. Значит, все его друзья живы. Это было хорошее известие. Но вот что делать дальше? Этого он не знал. Идти к маркизу? Или сначала предупредить друзей о готовящейся опасности?

Крис выбрал последнее. Он оставил стражника и побежал искать комнаты товарищей по оружию. И вдруг его окликнули по имени. Крис оглянулся и увидел Изауру. Миранда стояла, и ее крылья были раскрыты, видимо она только что откуда-то прилетела.

– Что тебе надо? – спросил ее Крис. – Или ты тоже послана, чтобы убить меня? На какую еще подлость решился ваш маркиз?

– Да, это он послал меня к тебе. Мой господин поймал твоего оруженосца.

– Поймал Ариана? Что ты такое говоришь? Как он посмел?

– Да. Твой оруженосец пытался пробраться в казну маркиза, и был пойман при этом. Господин приказал бросить его к чудовищам на растерзание. Он терпеть не может воров. Вот об этом мне и велено тебе рассказать и от имени маркиза принести свои глубокие извинения.

– Ариан не вор! – возмутился Крис. – Это очередная подлость Душегуба!

И не говоря ни слова, он побежал туда, где сегодня утром дрался с братьями-черепахами.

Ариан действительно был там. Он лежал связанный на самой середине арены. В глазах у него был ужас. На своем месте сидел маркиз и змеиным полным ненависти взглядом смотрел на мальчика.

– Что ты делал в моем подвале? – спросил он в тот момент, когда вбежал Крис.

– Ты меня не испугаешь, Душегуб! Я все о тебе знаю! – Ариан задергался, пытаясь освободиться.

– Сейчас ты умрешь, – тихо ответил маркиз. – И об этом никто больше не узнает.

Громко заскрипела дверца на самой большой клетке, и из нее вылез слепой ящер. Он с шумом раздувал широкие ноздри. Его маленькие ушки часто вздрагивали. Принюхивался и прислушивался. Он услышал Ариана и уловил его запах и медленно двинулся в его сторону. Ариан увидел его и попытался отползти. Тщетно. Он был связан по рукам и ногам.

Крис не стал больше думать. Дверь, ведущая на арену, была заперта, и он просто прыгнул вниз. Было высоко, но толстый слой песка смягчил падение, и Крис очутился на арене. Он подбежал к оруженосцу и одним движением освободил его.

– А вот и рыцарь Кристиан пожаловал, – ядовитым голосом произнес Костиньяк.

Крис не стал вступать с ним в беседу. Было не до этого. Нужно было думать о том, как бы спастись самому и спасти Ариана. А слепой ящер уже нетерпеливо стучал передними лапами и бил длинным с острыми шипами на конце хвостом.

– Сожри их, чертова скотина! – крикнул ему маркиз и свистнул, как это делают охотники, когда натравливают на зверя собаку.

Ящер кинулся вперед, туда, где находились мальчики. Они едва успели отбежать в сторону и слепой гигант не нашел их. Он только обнюхал песок, на котором они только что стояли, и взял след. Ноздри его шумно вдыхали воздух.

Вдруг Ариан сорвался с места, Крис не только не успел остановить его, он даже не понял, что произошло. Оруженосец подбежал к Белому ящеру почти вплотную, набрал с земли полную пригоршню песка и кинул его ящеру прямо в нос.

Белый ящер зарычал от негодования. Из пустых глазниц у него сразу потекли слезы. Он встал на задние лапы и передними стал тереть морду.

– Вы только разозлили его, – деланно веселым голосом заметил маркиз.

Ариан плюнул в его сторону. Крис покрепче сжал в руках меч. Белый ящер стал прислушиваться. Раз его лишили нюха, он положился на слух. Мальчики замерли. Они старались не дышать и не делали движений. И тем не менее ящер услышал их. Он пошел прямо к ребятам. Хвост его извивался, как у змеи и поднимал клубы пыли. Хоть была и ночь, множество факелов отлично освещали арену. Маркиз позаботился о том, чтобы зрелище хорошо просматривалось.

Вдруг меч в руках Криса начал светиться. Он стал белым, будто готов был исторгнуть из себя молнию. И мальчики и маркиз удивленно уставились на него.

– Крис, посмотри на свой пояс! – вдруг крикнул Ариан.

Рыцарь опустил взгляд и увидел, что зуб дракона, который он получил от своих предков и взял с собой из родного замка, и который носил в кошельке, светится точно таким же светом, что и меч. Он понял, что наступил тот самый миг, когда талисман должен сделать то, для чего он предназначен. Рыцарь открыл сумку и левой рукой схватился за зуб.

И тут словно что-то стало подсказывать Крису, что надо делать. Он сделал шаг вперед и светящимся мечом окружил себя и Ариана тройным кругом, начертив его прямо на песке. И в самый раз, потому что ящер уже сделал бросок. Крис успел вовремя. Чудовище словно врезалось в скалу, Оно отскочило назад и стало бить по невидимой стене гигантским хвостом. Стоял оглушительный грохот. Невидимая преграда сотрясалась, и ребята чувствовали это сотрясание. Ящер бился об нее уже не только хвостом, но и лапами и всем телом. От бешенства он ничего не ощущал и не соображал. Его задачей было пробиться к людям и уничтожить их. И он старался изо всех сил. А от его яростного рева дрожали стены замка.

– Что делать дальше? – сам себя спросил Крис. – Эта преграда остановит его ненадолго. Надо что-то придумать!

А вокруг арены уже стали собираться зрители. Их привлек шум, который сотворил слепой ящер. Они обиженно галдели и возмущались, что их не позвали посмотреть на бой с ящером, и почему вообще так рано начали представление.

Но грохот и шум привлекли не только любопытных до зрелища гостей маркиза. Сюда пришли и товарищи Криса по оружию. Все трое. Когда они увидели, что творится на арене, они, не долго думая, один за другим попрыгали вниз и все трое атаковали слепого ящера. Меренго и Изабелла стали бить его непробиваемую шкуру мечами, а Брусила молотом, с которым он теперь не расставался ни днем ни ночью.

Ящер зарычал и кинулся на храбрых героев.

А в зрительских рядах уже делали ставки и зрители спорили, кто победит, ящер или люди.

А положение людей было незавидным. Волшебный круг перестал действовать, и очередной удар хвоста достиг цели. Мальчики отлетели на десять шагов и оба потеряли сознание. Если бы в них попал один из шипов, что были на хвосте чудовища, они бы непременно погибли. Но этого к счастью не произошло. Им повезло, потому что удар был не слишком силен, оттого, что ящера отвлекло новое нападение.

Первым пришел в себя Крис и тут же растормошил оруженосца. Слишком опасно было оставлять его на арене, где дрались с гигантским монстром.

А битва уже разгорелась вовсю. Когда мальчики посмотрели на своих спасителей, они увидели, что им приходится туго. Ящер был страшным соперником даже для всех троих. Не говоря ни слова, Крис и Ариан бросились на помощь друзьям. Но даже и они мало чем могли решить исход боя. К ящеру просто было невозможно подступиться. Он крутился на месте и яростно бил хвостом. Только чудо, что он еще никого не успел убить. Мечи не приносили ему почти никакого ущерба. Даже рыцарский меч Кристиана и тот не мог пробить толстой чешуи ящера, несмотря на магическую силу. А чудовище уже успело опомниться от неожиданного нападения и само начало атаковать противников. Положение их становилось с каждой секундой все опаснее и опаснее.

Душегуб даже встал со своего места, чтобы лучше рассмотреть, как погибнут его враги.

Мощный удар хвоста достиг, наконец, первой цели. Жертвой его шипа оказался Меренго, который стоял ближе всех к ящеру и яростно махал мечом. Он не успел увернуться, и острый полуметровый шип с легкостью пробил нагрудный панцирь и пронзил его насквозь. Зрители и сражавшиеся закричали от ужаса, когда увидели, как у него из спины вылез белый шип, который сразу же стал красным от крови. Затем шип исчез. Хвост ящера был уже в другом месте.

Меренго упал на землю и застонал. Он был еще жив, но все видели, что его душа уже готова была расстаться с телом.

А ящер победно заревел встал на задние лапы и передними лапами стал бить себя в грудь.

– Что ты радуешься, урод? – закричал на него маркиз. – Кончай с остальными!

Но ящер был слишком глуп и тщеславен. Он не послушался маркиза и продолжал радоваться.

Крис, Ариан, Брусила и Изабелла воспользовались этим и бросились поднимать Меренго. Они не хотели, чтобы ящер его затоптал, когда снова начнет атаковать, и оттащили его в сторону и положили у стены.

– Со мной все кончено, друзья, – с трудом пробормотал Меренго, глядя на них затуманенным взором умирающего. – Я не смог вам помочь.

– Ты сделал все, что мог, – сказал ему Крис. – Ты был храбрым воином и сражался доблестно и честно.

– Я не смог победить ящера, потому что не был так чист душой и сердцем, как вы. Всю мою жизнь я потратил на неправедное служение злодею, который даже был не в состоянии оценить моей верности и послал меня на смерть. Я был верным псом негодяю и помогал ему угнетать и убивать невинных людей. За это я наказан. Я получил то, что заслужил.

Меренго говорил с трудом, изо рта у него лилась кровь. Если бы Ариан не поддерживал его, он бы даже не смог сидеть. С каждой секундой голос его становился все слабее и тише.

– Прощайте, – наконец сказал он, чувствуя, что сил уже совсем не осталось. – Вы сможете победить, я в это верю. Ваша правда поможет вам.

И после этих слов Меренго уронил голову на грудь и больше не сказал ни слова.

– Он умер, – тихо сказал Ариан.

– Скоро наша очередь, – также тихо сказал Брусила. Но в его глазах не было ни страха, ни горечи. Он только подкинул в руке свой молот. – Этот зверь уже не ликует.

Слепой ящер действительно уже перестал радоваться и снова опустился на все четыре лапы и прислушивался в поисках новой жертвы.

Брусила и Изабелла не стали ждать его, а сами пошли в бой. Крис и Ариан положили мертвого Меренго и закрыли ему глаза. Ариан взял его меч, с которым храбрый воин не расставался до последней минуты, и они с Крисом тоже пошли сражаться. Они прекрасно понимали, что только все вместе они смогут победить слепого ящера. Победить или погибнуть. И погибнуть в бою, сражаясь, а не стоя, в ожидании своей гибели, если той не избежать.

Ариан обогнал Криса и побежал к Брусиле. Крис хотел его остановить, но случайно увидел маркиза. Тот смотрел на него, и мальчик уловил в его взгляде страх. И в эту секунду он понял, что они победят.

Он снова взялся за зуб дракона и увидел, как по его руке пробежали искры. В то же мгновение Крис увидел перед собой бушующее пламя. Он увидел летящего по черному небу дракона, того самого, которого убил его предок, дракон изрыгал из пасти столбы огня.

Видение исчезло. Крис снова видел арену, зрителей, слепого ящера и своих друзей, готовых сразиться с ним.

Крис подбежал к миранде и встал рядом. И вдруг его осенило.

– Огонь! – закричал он. – Нам нужен огонь! Если ящер не боится железа, то он должен бояться огня.

– Где мы тут возьмем огонь? – недоуменно пожал плечами Брусила.

А ящер уже сдвинулся с места и пошел на их голоса.

– Нет ничего проще, – сказала миранда Изабелла и взлетела вверх. Она поднялась на два метра и сняла со стены один из факелов, которые были тут для освещения. – Держи, рыцарь Кристиан!

Затем она кинула по такому же факелу Брусиле и Ариану. Кристиан как только, у него в руке оказался огонь тут же подбежал к ящеру и ткнул ему пламенем прямо в морду. Через секунду это же сделали кузнец и оруженосец.

Рыцарь оказался прав. Ящер взревел от боли и отпрянул назад. Он даже встал на задние лапы. И тут же к нему подлетела Изабелла, тоже с факелом, и сунула ему горящий факел прямо в пасть.

От страха и боли ящер повалился на спину. Он даже не пытался сопротивляться. Против дыма, который душил его, и пламени он оказался бессилен. К тому же на нем вдруг вспыхнула шкура. Ящер просто обезумел. Инстинкт самосохранения подсказал ему, что надо делать. Он бросился на землю и стал кататься по ней, пытаясь сбить пламя. Это ему удалось. Но когда он снова поднялся на лапы, то от его воинственности не осталось и следа. Он был больше похож на перепуганного крота переростка. И скоро с ним было покончено.

Четверка храбрецов окружила его с трех сторон. Люди махали перед ним факелами и ему ничего не оставалось делать, как спасаться бегством. Жалобно скуля, он кое-как добрел до своей клетки, нырнул в нее, как мышь в свою нору, когда спасается от кошки, и забился там в самый дальний угол. Было видно, что его оттуда не удасться выманить никакой приманкой.

Друзья заперли за ним дверь и только тогда побросали факелы на землю. Затем все они повернулись в сторону, где сидел маркиз.

– Мы победили, Душегуб! – крикнул ему Ариан. – Турнир закончен.

Глава восемнадцатая

РАСПИСКИ

– Вовсе нет! – грубо ответил маркиз. – Победите сначала всех моих рабов.

Сказав так, он взмахнул рукой, и все клетки открылись и из них стали выходить все те, с кем уже пришлось драться нашим героям и еще с ними был кентавр с тремя головами. Единственный, кто еще не принял участия в турнире.

– Убейте из всех! – закричал им Душегуб. – Всех до единого. Если хоть кто из них останется жив, я вас всех перевешаю.

Чудовища нерешительно направились к четырем друзьям, которые встали кругом, готовые к новому испытанию. А маркиз громко смеялся и хлопал в ладоши.

– Ну что? Теперь то вам придется убить хотя бы пару из них, прежде, чем убьют вас? – громко спросил он.

– Если кого-то тут и надо убить, – в полной тишине, потому что никто из зрителей не решался издать ни звука, люди словно поняли, что видят уже не просто турнир, а кое-что куда более важное, сказал Крис. – То это тебя.

Маркиз даже побелел, когда услышал это.

– Скорее! – закричал он своим рабам, – Чего вы медлите? Кончайте с ними. И ты, Изаура, тоже иди с ними.

Черная миранда послушно покинула свое место на одной из башен и приземлилась на арену в двух шагах от Криса и его друзей. Она выхватила меч и накинулась с ним на Ариана. Только вот между ней и мальчиком оказалась Изабелла. Она отбила удар меча сестры и сказала:

– Только убив меня, ты сможешь продолжать исполнять волю маркиза, сестра, – сказала она.

– Хорошо, тогда я убью тебя, – ответила Изаура.

И сестры взлетели в небо и вступили в жестокий поединок.

Остальные чудовища не спешили нападать. Они боялись, потому что уже один раз проиграли сражение этим людям, и теперь опасались повторения этого.

Брусила поднял молот и встал между чудовищами и мальчиками. Кузнец улыбнулся, и от его улыбки чудовищам стало еще страшнее. Все они разом отступили. А шестирукий великан даже присел от страха. Он все еще прихрамывал. И все-таки это был минутный страх. Чудовища боялись людей, но Костиньяка они боялись еще больше. Первым опомнился кентавр. Он был менее всех напуган, потому что еще не дрался ни с кем и не потерпел поражения. Он громко по лошадиному заржал, щелкнул своим длинным драконьим хвостом и пошел на Брусилу.

Но не успел он сделать и шага, как перед ним оказался Крис. Меч мальчика снова светился. Он снова заключил себя, кузнеца и Ариана в магический круг. Увидев это, чудовища все разом пришли в страшную ярость. Видимо они очень не любили, когда от них прячутся таким образом. Всей массой они обрушились на невидимую стену с намерением пробиться сквозь нее и выполнить приказ маркиза.

– Так я и знал, что все эти рабы маркиза всего лишь обыкновенная нечисть, – сказал друзьям Крис. – Нормальным существам не страшен круг дракона. Нам надо продержаться хотя бы до утра, а там они все погибнут.

Продержаться до утра. Легко было сказать. Невидимая преграда просто трещала от обрушивающихся на нее ударов. Чудовища неистово бились в нее и рычали от злости.

К друзьям присоединилась Изабелла. Она без помехи прилетела к ним, а вот ее сестра стукнулась о невидимую преграду и осталась за волшебной чертой в неистовом безумии биться о круг дракона.

А друзья стояли в центре этого круга и смотрели на то, что творилось вокруг них. Они видели, как в страхе разбегались со своих мест зрители, как стражники бегали между рядами, а маркиз давал им какие-то приказы. Какие? За общим шумом было не слышно. Но ясно было, что они касались непосредственно их.

Значит, маркиз уже не верил во всесилие своих демонов.

– Долго нам не продержаться, – задумчиво произнесла Изабелла. – До утра они сумеют добраться до нас.

– Что же делать? – спросил Брусила.

Никто не знал ответа на этот вопрос.

– Может быть, попробуем опять использовать огонь? – предложил Крис.

– Вряд ли эти молодцы боятся огня. Они ведь не слепые, смогут от него увернуться, – вздохнула Изабелла.

Крис с ненавистью посмотрел на маркиза, который к этому моменту вышел на арену в сопровождении стражников, которые подгоняли чудовищ алебардами и копьями.

– А почему это интересно они не трогают стражников, – заметил он.

– Стражники ведь не подписывали бумаг, в которых обязались сражаться с ними, – усмехнулся Брусила. – Этим демонам нужны наши души, и они их скоро получат.

– Не получат! – воскликнул Ариан. – Я совсем забыл вам сказать, что у меня все ваши расписки.

– Наши расписки? – воскликнули все трое.

– Да, – оруженосец вытряхнул из-за пазухи свиток с пергаментами. – Я украл их, когда был в подвале маркиза. В том самом, где нашел тебя, Изабелла. Я решил пойти туда еще разок. Думал найти и освободить еще какого-нибудь пленника. Но там никого не было. Я уже хотел пойти назад, но тут пришел Душегуб, и я спрятался. Я подсмотрел, как он что-то спрятал в старом бочонке из под вина, и когда он ушел, я нашел в нем эти бумаги. Вот только принести не успел. Меня поймали прямо в подвале.

Ариан так быстро все это протараторил, что даже запыхался.

– Неужели тебя не обыскали? – удивился Крис.

– Еще как обыскали, – хитро улыбнулся мальчик. – Но ничего не нашли.

– Такой большой сверток?

– Когда меня обыскивали, его не было.

– Но почему?

Улыбка на лице Ариана разъехалась до ушей.

– У меня ведь тоже есть зуб дракона.

Больше разбираться было некогда. Нельзя было терять ни секунды. Надо было уничтожить расписки, дающие маркизу власть над их душами. Тут были все расписки, которые получил маркиз несколько дней назад от участников турнира. Но расписки графа Барбизона и Меренго были им уже не к чему, а вот бумаги с подписями Брусилы, Изабеллы и Криса, среди них оказалась даже расписка Изауры, были очень кстати.

– Я сейчас принесу факел, – сказала Изабелла. Для того, чтобы слетать за ним ей понадобилось всего несколько секунд. Даже Изаура не смогла ей помешать, потому что просто не успела ничего понять. – Вот он. Возьми его, Ариан.

Ариан взял горящий факел, а все остальные взяли каждый по своей расписке.

– Эй, Душегуб! – окликнул маркиза Крис. – Ты видишь, что у нас в руках?

Маркиз сразу узнал свои пергаменты. Лицо его перекосилось от ужаса. Он едва устоял на ногах.

– Ты нарушил все правила, – продолжал Крис. – Повел нечестную игру.

– Это не так! – закричал маркиз. – Вы не можете этого сделать. Вы покроете свое имя позором.

– Наоборот мы очистим свои имена от той грязи, которой ты их облил своим коварством и ложью. Больше тебе никогда не устраивать свой мерзкий турнир! Мы победили и не собираемся продолжать принимать участие в торговле нашими душами. Мы забираем назад свои обязательства, которые ты выманил у нас подлостью обманом или шантажом.

После этих его слов все трое сунули все расписки, которые у них были в пламя факела, который держал Ариан.

В ту же секунды в небе загромыхали молнии и оглушительный гром до основания потряс замок Душегуба. Одна за другой молнии стал падать на демонов Костиньяка. Чудовища, на которых они падали, тут же исчезали. Они с грохотом и треском лопались, словно мыльные пузыри. Только искры разлетались на том месте, где они были. Через несколько секунд никого из них не осталось на арене, где все эти дни лилась кровь и летала в поисках добычи крылатая смерть. Даже слепой ящер и тот исчез из своей клетки. Только одна миранда Изаура осталась лежать на песке. Она упала, когда в нее попала молния и осталась лежать без сознания.

И тут же пошел дождь. Он лил как из ведра. Факел в руках Ариана погас. От расписок не осталось даже пепла. Поднявшийся во время грозы ветер унес его. Друзья вышли из спасшего их круга. Изабелла тут же бросилась к Изауре.

– Сестра! – стала она трясти ее. – Неужели ты погибла? Изаура подняла голову и изумленно огляделась вокруг себя.

Только сейчас все увидели, как она красива.

– Что со мной было? – удивленно спросила она. – И почему вы не убьете меня? Ведь я так перед вами виновата.

– Ты тоже свободна, Изаура! – кинулась обнимать и целовать сестру Изабелла. – Ты больше не рабыня маркиза! Он не властен над тобой!

– Сестра! – воскликнула Изаура и по ее прекрасному доброму лицу потекли слезы. – Прости меня! Я чуть тебя не убила.

– Ты не виновата в этом! Теперь мы с тобой спасены и можем вернуться домой.

– Домой? – удивилась Изаура. Ее лицо стало суровым и строгим, как у всех миранд ее племени. – Ну уж нет, сначала я кое с кем тут поквитаюсь.

И она взялась за рукоять своего меча и грозно расправила за спиной крылья.

– А и правда! – воскликнул Брусила. – Где этот любитель кровавых зрелищ? Мне кажется, что он заслужил хороший удар по голове моим молотом!

Они все обернулись на то место, где только что был Костиньяк.

Маркиз лежал на земле в большой и глубокой луже. Стражники в страхе разбежались, когда стали падать молнии, и больше некому было охранять Костиньяка. Единственного своего верного воина и защитника Меренго не было в живых по его же желанию. И теперь маркиз Анри де Костиньяк, бывший страшный колдун Душегуб был совершенно один перед участниками своего страшного турнира. Он смотрел на тех, кого недавно еще метил себе в жертву, и дрожал от страха. Когда его окружили со всех сторон грозные воины, он завизжал от страха.

– Не убивайте меня! Не убивайте!

Маркиз ползал перед ними на коленях и молил о пощаде. Этот еще недавно наводивший ужас на всю страну волшебник теперь вел себя как последний из последних, чтобы только сохранить себя жизнь. Все его былое величие исчезло. Перед людьми и мирандами ползал ничтожный червяк. Всем им стало противно. Даже Брусила опустил молот и презрительно плюнул в лужу, в которой барахтался Костиньяк.

– Настоящий воин никогда не осквернит своего меча о такое ничтожество, как ты, Душегуб, – сказал Крис. – Мы не будем тебя убивать.

Все согласились с ним. Никто не захотел марать руки о недостойного маркиза. Поэтому все они покинули арену и двинулись к воротам замка. Они ни минуты не хотели оставаться здесь. Ворота находились в другом конец двора. Они уже были у самых ворот, как Крис вспомнил, что они с Арианом забыли взять лошадей.

– Пешком мы далеко не уйдем, – сказал он. – Маркиз не долго будет сидеть в луже. Он поднимет тревогу и попытается нас схватить.

Крис оказался прав. По направлению к ним уже бежали стражники. Увидев их, обе миранды выхватили мечи и полетели им навстречу. Стражники закричали от страха. Они прекрасно знали, на что способны эти воинственные создания. К тому же страх перед Изаурой был у них в крови. Они бросились в бегство. Но тут перед ними возник разъяренный маркиз с еще одним отрядом стражников. Маркиза они боялись еще сильнее, поэтому повернулись обратно и стали сражаться с мирандами.

А Крис, Ариан и Брусила занялись воротами. Они были закрыты, и рядом с ними никого не было, а чтобы открыть их нужно было не менее четырех человек крутящих огромный ворот. Не долго думая, Брусила обрушил молот на цепь, державшую ворота и в несколько ударов разбил ее звенья. Кузнец хорошо знал, как и куда бить. Ворота рухнули и разбились в щепки. За долю секунды до этого, Брусила успел прыгнуть по нему и оказался на той стороне рва. А вот мальчики не успели этого сделать и растерянно встали перед остатками моста, прикидывая, можно ли по ним перебраться к Брусиле. Но это было невозможно. Они уже хотели повернуть назад и заняться поисками другого выхода, как две миранды, которые отбили натиск стражников подхватили Криса и Ариана под руки и вместе с ними вылетели из замка. Остался внизу ров с кровью вместо воды и страшный замок Душегуба. Мальчики видели, как махал им руками на прощанье Брусила. Потом смелый кузнец побежал к мосту через быструю Тальвиру.

– Зачем он бежит в город? – удивился Ариан. – Куда легче спрятаться на этой горе.

– Кузнец куда лучше знает свой город, – ответила Изаура, которая его несла. – Там ему будет легче спрятаться от мести маркиза. А вот на Тенивезисе спрячетесь вы. Подождете, когда все успокоится, и уйдете в свою страну.

– Не пристало рыцарю прятаться подобно зайцу, – заметил Крис.

– Мы слетаем в наши горы и вернемся с отрядом наших сестер, – сказала Изабелла. – Мы уничтожим это осиное гнездо и поможем вам вернуться. Маркиз вовсе не так опасен, как мы предполагали.

– Он самый обычный шарлатан, – согласился Ариан. Свое волшебство он давно отдал черной королеве.

– Как бы она не пришла ему на помощь, – вздохнула Изабелла.

Они уже были почти на самой вершине Тенивезиса.

– Интересно, что сейчас делает маркиз? – спросил Ариан, когда миранды опустились на поверхность горы.

А маркиз Костиньяк весь кипевший от злости и охваченный жаждой мести собрал во дворе всех стражников и аристократов, бывших гостей и зрителей турнира и обратился к ним с речью.

– Наш турнир сорвался по вине его участников, – начал он, – они предательски отказались от своих обязательств и тем самым поставили себя вне закона. Так что я предлагаю вам, господа, новое развлечение взамен утерянного старого. Я предлагаю вам поохотиться на двух мальчишек и кузнеца, которые сбежали их моего замка. Они не могли далеко уйти. Так что собирайтесь, сделайте коней. Мы отправляемся в погоню за беглецами. Собираемся во дворе через полчаса. Нас ждет славная охота!

Глава девятнадцатая

КРЫЛЬЯ МИРАНДЫ

Когда маркиз кончил говорить, гости обрадовано закричали и побежали собираться на обещанную им охоту. Они оживленно переглядывались друг с другом. Что может быть интереснее охоты на человека?

А Душегуб пошел в приемный зал, туда, где на стене висел портрет королевы Анкусты и приказал привести к себе принца Лаутара. Через минуту мальчик был перед ним.

– Мне опять понадобилась ваша помощь, ваше высочество, – обратился к нему Душегуб. – Я хочу кое-что разузнать.

– Я не собираюсь тебе помогать, – запальчиво ответил Лаутар. – Я знаю, что тебе надо. Ты хочешь погубить этих смелых людей, которых не смогли уничтожить твои чудовища. Так вот, я в этом принимать участия не собираюсь.

– Ошибаешься, строптивый мальчишка, – засмеялся Костиньяк.

– Уж на тебя то я управу всегда найду.

Он подошел к мальчику вплотную и заглянул ему в глаза. Лаутар вздрогнул и замер на месте, не в силах оторвать взгляда от змеиных глаз маркиза. А тот продолжал буравить принца взглядом до тех пор, пока мальчик не стал входить в транс всеведения.

Когда все было готово и принц был полностью во власти маркиза, Костиньяк взял его руки в свои и сказал:

– Теперь покажи мне всех, кто только что покинул мой замок! Облако света в руках Лаутара превратилось в изображение.

Сначала Костиньяк увидел кузнеца Брусилу, который пробирался по темным улицам Бенвильморта.

– С этим я всегда успею разобраться, – махнул он рукой. – Где остальные?

Затем он увидел летящих по небу миранд и заскрежетал зубами от злости.

– Этих мне не догнать! – воскликнул он. – Проклятые твари! Ладно, давай мальчишек.

Миранды исчезли.

Если бы маркиз не был так возбужден и смотрел внимательнее, то он обратил бы внимание на то, как странно летели миранды. Они летели медленно и тяжело и крепко держали друг дружку за руки. Причиной тому было то, что у каждой из сестер было только по одному крылу. У одной левое, у другой правое. И они вдвоем составляли единое целое.

Но Душегуб этого не успел разглядеть. Ему не терпелось увидеть Криса и Ариана. И он их увидел. Мальчики стояли на самой вершине горы Тенивезис и держались за руки.

– Вот вы куда забрались, голубчики! – маркиз даже запрыгал от радости. – Сами залезли в мышеловку. Ну, теперь ждите гостей.

Больше ему ничего не надо было от Лаутара. Он выпустил его руки и быстро вышел из комнаты.

Принц тяжело вздохнул и, не открывая глаз, сел на пол. Волшебный свет вокруг него продолжал светиться.

На портрете опять ожила королева. Она сошла на пол и подошла к Лаутару. Лицо ее было полно скорби и печали.

– Значит отец уже пошел навстречу своей судьбе? – спросила она принца.

– Да, – ответил тот. – Смерть уже раскрыла крылья за его спиной. Его уже никто не спасет. Он сам идет ей навстречу.

Королева печально вздохнула.

– Что ж, значит, настало время мне править одной. Твои предсказания начинают сбываться, мой мальчик. Ни минуты не оставайся в этом замке, принц. Возвращайся домой. Ты мне еще нужен.

Сказав это, черная королева вернулась в картину.

Принц Лаутар пришел в себя.

– Они не погибнут, – сказал он тихим голосом самому себе.

А внизу во дворе замка уже гремели оружием знатные охотники, лаяли собаки, стучали копытами лошади. Скрипел цепь, открывающая вторые ворота, дорога от которых шла на Тенивезис.

Дущегуб начал охоту.

А мы с вами обгоним его и даже вернемся на некоторое время назад, чтобы узнать, что произошло с рыцарем Кристианом и его оруженосцем Арианом.

Когда они и миранды оказались на вершине Тенивезиса, Крис обратился к сестрам со словами благодарности.

– Не трать понапрасну слов, рыцарь, – перебила его Изабелла. – Это мы обязаны тебе и твоему верному оруженосцу всем. Нашей свободой и нашей жизнью. Сейчас мы полетим к себе на родину, а вечером вернемся с подмогой и вызволим вас отсюда. Вы без нас лучше ничего не предпринимайте.

– А вдруг маркиз найдет их здесь до того, как мы вернемся? – озабочено спросила Изабелла. – Тогда они погибнут.

– Мы будем драться, как тигры! – воскликнул Ариан. – Что нам какой-то маркиз? Он трус и предатель.

– Вот именно, предатель! – сказала Изаура. – Мы зря не прикончили его тогда в луже. Как бы наше ложное благородство не вышло нам боком. Но будем надеяться, что он будет искать нас в Бенвильморте. А на это у него уйдет уйма времени.

– А что если он все же придет сюда? – продолжала сомневаться в правильности своих действий Изабелла. – Ведь он способен на многое.

– На этот случай, сестра, мы оставим храбрым юношам наши крылья.

Ариан хихикнул.

– Храбрым юношам, – он с озорством посмотрел на Изауру. – А ведь раньше ты меня называла только скверным мальчишкой, который сует нос в чужие дела.

Изаура посмотрела на Ариана.

– Я была не права.

– О каких крыльях вы говорите? – вмешался в разговор Крис.

– О наших, – ответила Изаура. – Мы с сестрой каждая оставим вам по крылу. Если вам будет нужно, вы сможете отсюда улететь. Но Только на очень небольшое расстояние.

Говоря эти слова, она сняла со своей спины одно крыло и протянула его Крису. То же самое сделала Изабелла.

– Кто-нибудь из вас приставит крыло к спине и скажет: «крылья миранды, во имя бездонного великого неба, оторвите меня от земли».

– А как же Ариан? Я ведь не смогу улететь один.

– Посадишь его себе на плечи или неси в руках. Крылья сильные унесут и двоих. Можно конечно каждому лететь и с одним крылом, взявшись за руки, но для этого нужна единая воля, а без долгих утомительных тренировок это невозможно. Ну а теперь, нам пора лететь. До встречи, друзья!

И миранды, взявшись за руки, полетели в сторону Бенвильморта. На горизонте в этот самый миг появилось солнце и встретило их нежными рассветными лучами.

– Эх, вот бы и нам так научиться! – в восторге произнес Ариан. – Может попробуем. Что там надо сказать?

– А где твой меч? – вместо ответа спросил оруженосца Крис.

– Мой меч? – смутился Ариан. – Кажется я его выронил, когда меня подхватила под руки Изаура. Никак не могу привыкнуть к ее железной хватке. А ведь с виду такая хрупкая девушка.

Крис только посмеялся над незадачливым оруженосцем.

– Это бывает, – успокоил он Ариана. – Но вот когда ты станешь рыцарем, твой меч сам ни за что не покинет тебя. Чтобы не произошло.

– Скорее бы, – вздохнул Ариан. – Очень уж мне не терпится.

– Во всяком случае, оруженосец из тебя вышел отменный, – Крис похлопал Ариана по плечу.

– Правда? – Ариан прямо засветился от радости. Как всегда рот у него разъехался до ушей, а пальцы стали теребить край рубашки.

– Конечно! Если бы не ты, мы бы все погибли. Кто достал расписки? Так что, больше ты не являешься моей собственностью. Ты спас мне жизнь и теперь свободен.

– Но ведь ты не прогонишь меня со службы оруженосца?

– Не прогоню. Где я еще найду такого славного малого? И потом, мы ведь с тобой друзья? Не правда ли?

– Друзья!

– Ну вот и прекрасно. Раз мы друзья, то нам следует подумать о том, что делать дальше. Тенивезис хоть и не высок, но холодно тут, как на самой высокой горе у нас дома. А у тебя ноги голые. Того и гляди простудишься. А наши сумки с теплой одеждой остались в замке.

– Это точно, – согласился Ариан и поежился. – Может, костер разведем?

– Нельзя, дым могу увидеть снизу и тогда сразу поймут, где мы.

– А по-моему они уже давно поняли, где мы, – сказал Ариан и показал пальцем вниз.

Крис глянул туда же и увидел, как на гору вступил большой отряд всадников и пехотинцев.

– Так что пора улетать отсюда, – заметил Ариан. – Можно я одену крылья?

– Нет, полечу я, – не согласился Крис. – Помоги мне их надеть.

Крылья были большие и на первый взгляд неудобные. Но когда Ариан приставил одно из них к спине Криса, оно сразу приросло к рыцарю, словно всегда там и было. Точно так же легко приросло и второе крыло. Крис выпрямился и попытался мысленно расправить крылья. Они с мягким шуршанием выполнили его команду.

– Ты похож на ворону, – с ехидством сказал Ариан. Он немного завидовал Крису и подобным образом хотел успокоить себя.

На самом же деле Крис выглядел очень внушительно и красиво. Он был похож на миранда.

– Я сяду тебе на плечи? – спросил оруженосец.

– Тебя и прикреплю к себе ремнем, – ответил Крис. – А то ты зазеваешься и свалишься, а я могу не успеть поймать тебя.

Так он и сделал. Обнял оруженосца левой рукой, и прижав к себе, опоясал себя и его своим широким ремнем.

– Щекотно! – пискнул Ариан и захихикал.

– Ничего. Зато теперь я за тебя спокоен. Что там надо говорить?

– Не помню.

Эх ты!

– Но ведь не я одел крылья.

– У тебя на все готов ответ, – с деланным недовольством буркнул Крис. – Крылья миранды, во имя бездонного великого неба, оторвите нас от земли.

Как только он это сказал, воздух ходуном заходил под их ногами, которые тут же оторвались от поверхности горы.

Они взлетели.

Это было так здорово, что мальчики на некоторое время даже забыли, зачем они, собственно говоря, вообще взлетели в воздух. Однако через минуту, когда они снизились на несколько десятков метров, до них долетели яростные крики всадников, и они вспомнили, что им надо уносить отсюда ноги подальше. Вернее крылья.

Крис велел крыльям нести их с Арианом в сторону Бенвильморта, в ту сторону, откуда они попали в замок маркиза. Туда, где был выход в Страну Остановленного времени.

Когда Душегуб увидел, что его добыча ускользает, он просто заревел от бешенства.

– Нет, вы не уйдете от меня! – закричал он. – Я еще с вами разделаюсь. Не думайте, что если вы умеете летать, то я не доберусь до вас. Нет, у меня еще найдется для вас колдовство. Я еще не все потерял от сил тьмы.

Сказав эти слова, он спрыгнул с лошади, на которой ехал и стал читать заклинания. Те, кто сопровождал его, в ужасе повернули лошадей и помчались обратно. Лучше не находиться рядом с тем местом, где творится колдовство.

А Душегуб вдруг окутался клубами густого черного дыма. Его просто не стало видно, а с того места, где он только что стоял в небо взлетел гигантский двухметровый стервятник с железными когтями на лапах. Стервятник сделал круг над мортавийской знатью, которая в страхе уносила ноги и полетел вдогонку за Крисом и Арианом.

Первым погоню заметил оруженосец.

– Смотри! – закричал он летящему рыцарю.

Крис обернулся и увидел стервятника. Хищная птица летела быстро и стремительно. Сверкнули на солнце ее злые знакомые глазки, громко щелкнул железный клюв, и зазвенели стальные когти.

– Это Душегуб! – закричал Ариан. – Он сейчас нас догонит!

Крис велел крыльям лететь быстрее. Но тем было тяжело нести сразу двух летунов и из этого мало что получилось. Скорость они прибавили, но ненамного.

Стервятник нагонял их с каждой секундой.

– Сражения не миновать, – сказал Крис и обнажил меч.

Он развернулся и приготовился встретить врага лицом к лицу. Стервятник видимо этого не ожидал и еле-еле успел повернуть в сторону, чтобы не врезаться в Кристиана. Все-таки Душегуб был отъявленным трусом. Мальчик ударил мечом и попал ему в левое крыло и чуть не перерубил его. Не хватило размаха. Но Душегуб и так закричал от боли. Неожиданно он потерял рассудок, а вместе с рассудком и страх и с яростью набросился на противника. Разгорелся жестокий бой.

Крису было очень тяжело лететь, держать левой рукой Ариана, а правой отбиваться от стервятника. Он начал терять высоту. К этому моменту они были над Тальвирой. Стервятник увидел это и удвоил натиск. Крис догадался. Душегуб намеревался сбросить их в реку, где крылья миранды размокнут, станут тяжелыми и уже не смогут нести сразу двоих. К тому же птица кружилась над ними и не давала отлететь к берегу. Тогда Крис нашел единственное место, куда можно было приземлиться. Он уже устал летать и хотел сражаться на твердой земле, где расправиться с Душегубом было куда проще. Это был мост. Узенький непрочный мост, перекинутый через бурную реку. Крис увидел, как по нему проехала золоченная карета. Он вспомнил, что на ней приехал принц Лаутар. Крис стал незаметно для стервятника приближаться к мосту. Они были все ближе и ближе к воде, редкие брызги даже касались их ног. Сражаться становилось все труднее и труднее. Вот-вот они упадут.

Раздался оглушительный грохот. Затем задрожала земля.

И Душегуб и мальчики посмотрели в ту сторону, откуда он доносился и даже прекратили бой.

Шум шел от Тенивезиса. Это гора сотрясалась и сотрясала землю. Куски камня величиной с целый замок откалывались от вершины и падали вниз, сметая на своем пути все, что было.

По дороге, которая пролегала от подножия, до самой вершины спасались бегством бывшие зрители кровавого турнира и нынешние горе-охотники. Не жалея лошадей, мчались они вниз. Многие из них падали на землю и разбивались, другие попадали под обвалы и тоже погибали, третьи проваливались в неизвестно откуда взявшиеся пропасти. Погибал цвет мортавийской знати.

Но погибали не только люди.

Душегуб посмотрел на свой замок и завизжал от страха. Его замок тоже погибал. Он рушился. Башня за башней, стена за стеной, падал он в кровавый ров. Сама природа стирала с лица земли это ужасное строение, в котором обитали подлость, коварство, черное колдовство и смерть. Злой колдун вспомнил предсказание Лаутара. Но видимо он уже ничего не боялся. Им владело только одно стремление, одно желание – уничтожить Криса и Ариана, и он снова кинулся в бой.

Крис встретил его мечом, и стервятник отлетел на несколько десятков метров, чтобы снова пойти в атаку. Летать с каждой секундой становилось все тяжелее. От воды крылья миранд намокли и стали тяжелыми, вот-вот они потеряют силы и рухнут вместе с мальчиками в реку. И тут Крис заметил, что Ариан пытается одним из своих ножей, разрезать ремень, которым он был связан с Крисом. Он понял, что мальчик делает это для того, чтобы покинуть его и тем самым дать ему свободу действий. Но внизу была река. Бурная река. Которая так быстро несла свои воды вперед, что даже взглядом невозможно уследить за брошенной в нее щепкой. А там впереди через полмили гремит и бросает свои воды в бездонную пропасть водопад.

– Не смей этого делать! – закричал Крис.

Но было уже поздно. Ариан последний раз взмахнул ножом, Крис не успел его схватить, и мальчик полетел вниз. Секунда и он исчез в воде. Крис хотел броситься за ним, но тут на него налетел Душегуб и они схватились в яростной схватке. В дело пошли руки, крылья, ноги и лапы. Крис даже не заметил как они оба оказались на земле. От падения оба крыла Криса сломались и свалились со спины рыцаря. Когда Крис пришел в себя он схватил стервятника за крылья и стал с силой ломать их. Душегуб стал вырываться и его стальные лапы чуть не разорвали рыцарю грудь. Наконец ему удалось вырваться, и он взлетел в небо. Крис стал ждать, когда он снова бросится в атаку. Меч все еще был с ним. Рыцарь ни при каких обстоятельствах не расстанется с ним.

Но Душегуб полетел не на мальчика. Он полетел к мосту, который был от них в нескольких шагах. Крис посмотрел, куда он летит, и у него похолодело внутри. Он увидел, Ариана, который пытался по балке, за которую ему видимо, удалось уцепиться после падения, выбраться на мост. Он уже почти вылез, как на него сверху камнем свалился Душегуб.

– Ариан! – закричал Крис. – Осторожнее!

Но он опоздал. Ариан поглядел вверх, увидел летящего на него стрелой стервятника, и от страха разжал руки. Он еще секунду держался ногами за балку, но птица ударила его в грудь клювом, и мальчик опять полетел в воду. Крис только и успел разглядеть, его голубую рубашку. Течение стремительно несло его вниз. Кристиан забыв про Душегуба помчался вниз по течению, стараясь не упускать Ариана из виду. Ему надо было пробежать мимо моста, и тут он упал, споткнувшись о камень.

Это спасло ему жизнь.

По мосту промчался отряд всадников, тех, кому посчастливилось спастись на Тенивезисе. Около сотни человек и еще полсотни лошадей оставшихся без седоков на огромной скорости пронеслись по мосту и чуть не растоптали Криса. Они проскакали в двух шагах от него и умчались в сторону Бенвильморта.

Крису повезло.

Зато Душегуб оказался не таким везучим, как он.

Когда стервятник скинул Ариана в реку, он исторг из себя победный крик радости и, расправив крылья, стал танцевать, смешно прыгая на коротких кривых лапах. Когда же он увидел, что на него мчатся лошади, то от страха Душегуб забыл, что он птица и умеет летать, а времени для превращения не было, и заметался по мосту, бегая то в одну, то в другую сторону.

Стервятник издал последний крик и через секунду был затоптан сотнями конских копыт. Только перья полетели во все стороны. Когда на мосту больше никого не было, на том месте, где был Душегуб, почти ничего не осталось. Только грязные перья да окровавленные ошметки мяса.

Так бесславно закончил свою жизнь великий колдун Душегуб.

С трудом Крис поднялся на ноги. Тело, руки и ноги невыносимо болели после схватки с Душегубом. Глаза мальчика были полны отчаяния. Все мысли Криса были о погибшем друге. Он потерял те драгоценные секунды, которые были ему необходимы для того, чтобы спасти Ариана. Славного оруженосца унесли бурные воды Тальвиры и отдали его в жертву водопаду. На всякий случай Крис решил пойти вниз по течению в надежде на чудо. Он сделал несколько шагов вперед и услышал за спиной знакомое ржание. Он оглянулся. Так оно и есть. Перед ним стояла Лаура и радостно фыркала, показывая свою радость от встречи с хозяином.

По лицу мальчика пробежала слеза. Он не стал ее вытирать. Лаура была оседлана. Видимо кто-то из знатных вельмож позарился на нее и присвоил себе. Наверно этот незадачливый воришка погиб на Тенивезисе. Крису было все равно. Он взобрался в седло и поехал на поиски Ариана.

Глава двадцатая

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СТРАНУ ОСТАНОВЛЕННОГО ВРЕМЕНИ И ВСТРЕЧА СО СТАРЫМ ЗНАКОМЫМ

Весь день Крис потратил на поиски Ариана. Но они ни к чему не привели. Он надеялся на чудо, на то, что мальчик сможет вылезти на берег или зацепиться за какую-нибудь корягу. Кристиан непрестанно молился об этом. Но чуда не произошло. Мало того, к вечеру, когда Крис спустился вниз к самому водопаду, он нашел выброшенный на берег сапожок Ариана. У Криса появилась надежда, что и Ариану удалось выбраться на берег и теперь он где-то здесь лежит без сознания. Мальчик стал отчаянно искать и звать оруженосца. Он охрип и потерял голос. Прислушивался, надеясь услышать ответ. Шум от водопада стоял такой, что на это не приходилось рассчитывать. М все-таки Крис не прекращал поисков. Он поклялся себе, что не покинет Мортавию, пока не найдет Ариана. Он уже готов был броситься в водопад, как его кто-то окликнул по имени. Крис обернулся и увидел того самого старика, которого он спас от солдат маркиза несколько дней назад.

– Что ты тут делаешь, благородный рыцарь Кристиан?

– Я ищу моего друга, он упал в реку. Вы не видели его?

– Так это твоего друга поглотил Тальвирский водопад? – покачал головой старик. – Я скорблю вместе с тобой.

– Ты видел, как это произошло? – дрожащим от горя голосом спросил Крис.

Старик с грустью кивнул. Крис закрыл лицо руками и заплакал. Теперь он не стыдился слез. Ему было все равно. Старик подошел к нему и ласково как ребенка погладил его по голове.

– Возвращайся в свой мир, юноша, – сказал он. – Здесь тебе больше нечего делать. Ты убил маркиза Костиньяка и тебе здесь оставаться нельзя. Черная королева не оставит его смерть безнаказанной.

– Нет, я должен найти моего друга и с честью похоронить его.

– К сожалению это невозможно.

– Почему?

– Тальвирский водопад не зря называют водопадом-убийцей. Очень много людей погибли в его водах. В старину, когда было так много непокорных, что палачи Костиньяка не справлялись со своими обязанностями, людей просто бросали в Тальвиру, и они исчезали навсегда. Никто и никогда не видел их ни живыми ни мертвыми. Водопад никогда не отдает обратно то, что однажды взял. Даже и не пытайся найти его.

– Нет, – не согласился со стариком Крис. – Я отправлюсь в город, найду там кузнеца Брусилу и попрошу его мне помочь. Если надо будет, мы спустимся на дно водопада, но найдем Ариана.

Старик покачал головой.

Не говоря больше ни слова, Крис снова сел на лошадь и поехал в сторону Бенвильморта. К городским воротам он подъехал уже в темноте. Наступил вечер. Как ни странно, но ворота были открыты, и около них не было стражи. Крис проехал в город. На его улицах не было не единого человека. Только ветер раскачивал уличные фонари, которые не горели, а только тоскливо скрипели.

– Где же мне тут найти Брусилу? – подумал Крис. Он медленно ехал и смотрел по сторонам, надеясь найти хоть одного прохожего и спросить его про кузнеца.

Но он никого не встретил. Крис уже еле держался в седле от усталости. Голова кружилась. Очень хотелось спать. Сказывалась предыдущая бессонная ночь и тяжелый день. С огромным трудом он доехал до главной городской площади. Площадь также была пуста. Ни одного человека. Только в центре, Крис даже сначала не понял, что это такое, а когда понял, то не поверил своим глазам, стояла виселица, на которой покачивался на резком ночном ветру повешенный. Рядом с ним вместо фонаря горел факел.

Крис проехал мимо висельника, стараясь не смотреть в его сторону. Однако, когда он уже проехал мимо, то не выдержал и оглянулся.

На голову повешенного был надет мешок. Но как раз в тот момент когда оглянулся Крис, ветер задрал его вверх, факел осветил рыжие бакенбарды и доску на груди с надписью: дезертир и изменник.

Крис вспомнил рыжего солдата, которого они с Арианом прогнали в лес, и почувствовал, как сознание покидает его.

Очнулся он рано утром и с удивлением обнаружил, что он все еще сидит в седле на Лауре, но находится вовсе не городе Бенвильморте, а в лесу.

Кристиан огляделся и узнал тот самый лес, в котором они с Арианом встретили миранду Изауру и вступили с ней в бой. Это было всего несколько дней назад, а Крису казалось, что прошла целая вечность.

Рыцарь вспомнил все, что произошло с ним за последние дни. Когда голова его прояснилась, он захотел повернуть лошадь назад, чтобы вернуться в Бенвильморт, но Лаура не послушалась его. Мальчик пришпорил ее, но та даже мордой не повела и продолжала идти вперед. Крис догадался, что она несет его к выходу из Мортавии. Этого он допустить не мог. Крис считал, что не имеет права возвращаться без Ариана. Он захотел стукнуть лошадь, но не смог поднять руки.

И не только руки, но и ноги и все тело отказалось вдруг служить Кристиану. Он сидел в седле и не мог пошевелиться. Со всех сторон на него враждебно смотрел лес, тот самый неприветливый мортавийский лес, в котором кусты и деревья охотятся на живые существа также, как хищные звери или птицы. Но рыцаря они почему-то не смели тронуть, только смотрели на него и досадливо качали ветвями и недовольно скрипели, хотя не было никакого ветра.

Лаура прибавила шаг. Впереди показались два кривых дерева, под которыми находился вход в страну черной королевы. Когда Крис и Ариан проехали под ними и оказались здесь, они рухнули на землю за ними, словно навсегда закрыв ход обратно. Но теперь они словно увидели и узнали Кристиана и как по взмаху волшебной палочки поднялись на прежнее место.

Кристиан понял, что Мортавия изгоняет его со своей территории. И он ничего с этим не мог поделать. Слезы отчаяния, обиды и боли полились по лицу рыцаря, когда он видел, как бесповоротно вошла в волшебные ворота Лаура.

– Прощай, Ариан, – только и сумели прошептать губы Криса. Ворота снова остались за спиной, и Крис опять услышал, как они упали на землю. И тут он сумел обернуться и посмотреть назад.

Кривых берез больше не было. Валялись только два обугленных бревна вместо них.

Крис стал озираться по сторонам и увидел, что нет больше и других берез, и что он вообще находится не в той березовой роще, в которой Ариан увидел летящую миранду.

Суровые горы и неприступные скалы окружали его со всех сторон.

Крис спешился и сел на землю. Он охватил руками голову и долго сидел так без движений. Лаура лезла к нему мордой в лицо, утешала, но он словно не видел ее. Лошадь обижено заржала.

Когда Крис очнулся, то стал смотреть на небо, чтобы по солнцу определить, где он находится. Примерно он был в западных горах. Недалеко был горный замок Феи вечной юности и пещера, в которой жил белый дракон Войдраг. А он то уж вначале решил, что Мортавия выбросила его на край земли. Но даже и это открытие не утешало мальчика.

Без особой радости он сел на Лауру и направил ее на восток в сторону Столицы. На душе было хуже некуда. Его ни на секунду не оставляла мысль о погибшем оруженосце. Крис был твердо уверен, что тот погиб по его вине. Как он мог так забыться и перестать держать мальчика? Его не оправдывало то, что он сражался с Душегубом, и для этого ему нужны были обе руки. Он просто струсил и запаниковал и стал держать меч двумя руками!

Так Крис ехал и ругал и клял себя последними словами. Он даже не заметил как из одного ущелья, мимо которого он проехал, показался всадник. В руке у всадника было копье. Длинное боевое рыцарское копье.

– Рыцарь Кристиан! – закричал всадник. – Остановись!

Крис обернулся и без особого удивления посмотрел на всадника.

Это был рыцарь. Он ехал против солнца, и трудно было разглядеть, какие на нем были доспехи и что было изображено на его щите. Но это был рыцарь. Самый настоящий странствующий рыцарь. Об этом говорил весь его силуэт. Это было видно и по его осанке и по всему его облику.

– Я вызываю тебя на поединок, рыцарь! – закричал он.

Крис без страха обнажил меч и приготовился к бою. Не испугался он даже и тогда, когда рыцарь приблизился на столько, что его можно было хорошо рассмотреть. Его черный силуэт так и остался черным, даже когда на него упал свет. Все на рыцаре было черным: и доспехи и лошадь и оружие. И все это было черным даже под солнечными лучами. Они не в силах были победить его черноту.

Потому что это был Черный рыцарь. Создание тьмы.

Кристиан увидел, узнал его и понял, почему так глухо звучал голос рыцаря, когда он бросал вызов. У него не было эха. Даже здесь в горах, где эхо есть даже у мышей.

– Я готов сразиться с тобой, – ответил Крис и надел щит на левую руку. По какой-то неведомой случайности он находился у седла Лауры. Там же неизвестно откуда в его руке оказалось и копье. Настоящее турнирное рыцарское копье.

Рыцари разъехались на расстояние, с которого было удобно скакать навстречу друг другу.

Это был необычный турнир. Не было ни зрителей, ни трубачей, ни герольда. Черный рыцарь пришпорил своего черного коня, и это послужило знаком для начала поединка. Крис поскакал ему навстречу, держа копье наперевес.

Они сшиблись. Грохнули щиты, сломались копья, но оба рыцаря остались в седле. Они поехали на исходные позиции и нашли там себе по новому копью.

Все повторилось заново. На миг Крис даже почувствовал себя счастливым. Разве не об этом он всегда мечтал? Ну и пусть его никто не видит, ну и что, что его противник призрак. Нет ничего в мире лучше рыцарского поединка. Честного и благородного. После того, как он удержался в седле, Крис забыл обо всем на свете.

Но счастье длилось недолго. Ровно до того момента, как он оказался на земле. Крис даже не понял, как это произошло, и где он допустил ошибку. Почему Черный рыцарь сшиб его?

Падение было серьезным. Крису показалось, что из него вышибли душу. Несколько секунд он не мог не шевелиться, не дышать. Но потом он увидел над собой рыцаря. В руках у него был меч, и этот меч летел на него.

Крис успел увернуться и даже поднялся на ноги и обнажил меч. Теперь они бились пешими на мечах.

Черный рыцарь не говорил ни слова. Крис старался не смотреть ему в глаза. Он боялся этих черных бездонных впадин, поэтому не смотрел на них. А ведь Ян всегда учил его глядеть в глаза противнику. Но он смотрел Черному рыцарю в грудь и сражался.

Поединок длился долго. Крис поклялся, что не проиграет бой, и бился вдохновенно и упорно. Несколько раз он даже сумел заставить рыцаря отступить. Когда щит Криса разлетелся вдребезги, то и тогда он не струсил, а только схватил меч обоими руками и продолжал сражаться.

Пот лил с него градом, а Черный рыцарь продолжал молчать. Он вообще не издавал ни звука, дрался как какая-то машина. И от этого было жутко. Но Крис старался не поддаваться страху. Он знал, что если испугается, то с ним сразу все будет кончено. Черный рыцарь был отменный фехтовальщик. Но со времен рыцарей основателей было найдено и изобретено очень много приемов, которые он не знал. Это и дало Крису возможность так долго держаться против него. Но сам он до рыцаря добраться не мог, как ни старался. Тот был словно заговорен. Вернее он и был заговорен. Даже когда Крис наносил удар, который невозможно было отбить, его меч рассекал пустоту.

В конце концов, Крису все это надоело, и он остановился, чтобы утереть с лица пот, который мешал ему драться. Черный рыцарь тоже остановился. Крис, до этого старавшийся не смотреть ему в лицо, забыл об этом и посмотрел в глаза. И ему сразу стало нехорошо. Очень не хорошо. Он почувствовал, как черные пропасти втягивают его в себя.

И еще он понял, что до сих пор Черный рыцарь просто играл с ним. Как кошка играет с мышью перед тем как убить ее.

Это разозлило Кристиана. Очень разозлило. Он даже задохнулся от злости к Черному рыцарю, к самому себе, к Мортавии, которая похитила у него Ариана и вообще ко всему миру в целом.

Крис закричал от ярости и снова кинулся на Черного рыцаря. Тот видимо не ожидал такого натиска, отступил и опрокинулся навзничь.

Крис не стал нападать на него. Нет, он дождался, когда рыцарь встанет. И ему показалось, что он увидел в глазах рыцаря какое-то чувство. Что-то похожее на удивление. Но это было лишь на мгновение. Через секунду рыцарь встал, и его глаза снова были пустыми бездонными черными впадинами.

– Ты зря это сделал, рыцарь Кристиан. – глухим голосом сказал Черный рыцарь. – Почему ты не убил меня?

И опять в его голосе Крису показалось что-то живое. Похожее на страдание и боль. Он промолчал.

Ему было не до разговоров. Рыцарь снова напал на него. Только теперь атака его была по настоящему яростной и беспощадной. Такой беспощадной, что Крис отступил. Он еле успевал отбивать удары и отступал и отступал. Чуть не бежал. От отчаяния на глазах у него выступили слезы.

И вот рука его не выдержала. Каким-то образом из нее вылетел меч. Он пролетел высоко над землей куда-то за спину Черному рыцарю и со звоном упал на каменистую землю. А сам Крис повалился на спину и чуть не ударился головой о камень.

Черный рыцарь наступил мальчику на грудь иприставил к его горлу меч. Его фигура не выражала ни радости от победы, ни торжества. Ничего. Это была все та же мертвая статуя.

– Ну, убей меня! Убей! – закричал ему Крис. Он действительно очень сильно этого хотел. Он не хотел жить после всего, что с ним случилось. – Что ты на меня смотришь?

– Я рыцарь смерти, но я не убийца! – ответил Черный рыцарь.

– Я никого не собираюсь убивать, Кристиан.

Мальчика больно задело то, что он не назвал его рыцарем.

Да, теперь он больше не рыцарь.

Неужели после этого он сможет жить?

А Черный рыцарь оставил его, вложил меч в ножны и пошел к своему коню. Тот встретил его шумным храпом.

– Мы с тобой опять победили, мой верный конь, – сказал черному коню хозяин.

Он сел в седло, и не оглядываясь, поехал прочь.

А Кристиан остался лежать на земле.

Он не хотел вставать. Он желал остаться здесь навсегда.

Жизнь его кончилась, осталось только чистое голубое небо над головой и чистый горный воздух вокруг.

А Черный рыцарь снова стал великаном. Таким же, каким они с Арианом увидели его тогда у кузницы. Вот он направил коня к горному ущелью, такому глубокому и узкому, что в него никогда не попадали солнечные лучи. До Криса донеслось позвякивание его доспехов. Он закрыл на секунду глаза, и когда открыл их, Черного рыцаря уже не было.

Как будто все это было во сне.

Глава двадцать первая

ВСТРЕЧА С ЕЩЕ ОДНИМ СТАРЫМ ДРУГОМ И ВОСХОЖДЕНИЕ НА РОУЗБЛАН

Крис лежал на земле несколько часов. Все это время он мечтал только о том, чтобы умереть. Как он теперь вернется к людям? Что он им скажет? Он, который погубил своего оруженосца, а затем и вовсе лишился рыцарского звания. Кто теперь будет с ним разговаривать? Он опозорен. Крис постоянно думал о Черном рыцаре, о том, как несчастному Франсуа было тяжело, когда он скитался среди людей и не смел сказать им, кто он такой. Как он теперь его понимал! Не в такой ли и сам он находится сейчас ситуации? Такой же изгнанник и одиночка. Ну и что, что ему не надо никого убивать, как это должен был сделать рыцарь Франсуа? Разве это что-нибудь меняет в его бесчестии? Он уже убил. Ариан погиб по его вине. И тут ничего больше не сделаешь. Мальчик думал и о том, что в том, что случилось с ним, виноват был он сам, при чем в самом начале. Ошибку он совершил тогда, когда решил отправиться странствовать и взял с собой Ариана. И вот чем это кончилось. Но почему? Что он сделал не так? Разве он хоть в чем-то отступил от правил?

На этот вопрос ответа он не находил.

Время шло, а смерть не приходила. Постепенно Крис начал понимать, что не сможет он здесь лежать вечно. Горечь поражения потеряла свою остроту. В конце концов он будет опять простым мальчиком Кристианом из приличной семьи и знатного рода, тринадцатым сыном своей матери. Что в этом плохого? Он поедет в Столицу к Фее вечной юности и станет служить при ее дворе, будет придворным, научится льстить и угодничать, интриговать, чтобы достичь высокого служебного положения. Ведь все так делают! Он что же лучше других? Конечно нет.

От подобных мыслей Крису захотелось завыть.

Ну уж нет!

Только не это. Что угодно, только не это.

Нет, конечно он не поедет в Столицу. Зачем? Выслушивать насмешки и даже не иметь возможности вызвать обидчиков на дуэль? Ведь он бывший рыцарь! Кто с ним станет драться? Только себя позорить. Крис уйдет от людей подальше. Туда, где ему никому ничего объяснять не понадобиться. Мало ли в Стране остановленного времени монастырей? Кого заинтересует молодой монашек? Или лучше, приняв сан, он вообще уйдет в пустыню, и будет там жить одинокий в пещере и читать божественные книги. Может быть даже потом, когда вера войдет в него так глубоко и прочно, что все сомнения покинут его, он отправится к язычникам и будет обращать их в истинную веру. Вот там то и понадобиться его умение владеть мечом и скакать на коне. Да, конечно, он станет воинствующим монахом. Крестоносцем святой веры. И его имя прогремит на всю страну.

В конце концов, не на странствующих рыцарях свет клином сошелся. А там, глядишь, и снова встретится он с Черным рыцарем, и уж под знаком креста он обязательно его победит и снова станет странствующим рыцарем.

Так Крис утешал себя и убеждал, что жизнь его еще не окончена, и надо надеяться на лучшее будущее. Однако это слабо ему помогало, но все-таки он поднялся с холодной каменистой земли и поежился. День близился к завершению, а в горах очень рано дневная жара уступает место ночной прохладе. Он подошел к Лауре, взял ее за узду и пошел вместе с ней на восток. По пути он поднял свой меч и повесил его себе за спину. Теперь каждый узнает в нем бывшего странствующего рыцаря, которого победил Черный собрат. Крис не ехал верхом. Ведь Лаура несмотря ни на что оставалась рыцарской лошадью, и он теперь не имел права даже сидеть на ней.

Солнце спряталось за самой высокой горой, и стразу стало темно, как будто наступила ночь. На небе можно было разглядеть звезды. Темнота сгущалась очень быстро. Прошло совсем не много времени, и уже ничего нельзя было разглядеть. Дорога становилась опасной. К темноте прибавились голоса ночных хищников – птиц и зверей. Закричала сова, застучал клювом горный орел, протяжно, как плачет ребенок, завыл шакал. Горы подхватили эти звуки и, усилив громкость, размножили их эхом.

Но Крис не обращал на все это внимания и упрямо продолжал свой путь. Он обогнул подножье одной невысокой, но крутой скалы и вышел на небольшое плато.

В самом центре его горел небольшой костерок, около которого кто-то сидел.

Враг или друг?

Разбойник? Или злой волшебник?

Крис не стал долго думать и направился прямо к костру. Существо, которое сидело у костра не шевелилось. Чем ближе подходил Крис, тем более узнаваемым становился силуэт. Маленький, кругленький.

Крис сделал еще два шага и остановился.

У костра сидел Друль.

Он сидел спиной к Крису, а рядом с ним лежал прямо на земле меч. Крис сразу узнал его. Это был меч рыцаря Катерино. Он удивленно уставился на Сладкоежку, а тот даже не повернулся к нему и продолжал жарить на огне колбаску.

– Здравствуй, Крис, – сказал он.

– Здравствуй, Друль, – сказал Крис и сел рядом со старым другом, по мальчишески обхватив руками колени.

– Как твои дела?

– Хуже некуда, – ответил Крис. Он не мог врать Друлю и делать вид, что у него все в порядке. – Сначала все шло так здорово, а потом…

И он рассказал Друлю обо всем, что случилось с ним после того, как он вышел из шатра Феи вечной юности.

– Да, – почесал за ухом Друль. – Дела!

Они оба вздохнули и немного помолчали.

– И теперь ты хочешь стать монахом? – неожиданно спросил Крис.

Мальчик смутился. Об этом он ничего не говорил Друлю. Он просто не знал, что ответить.

– Довольно странное желание, – заметил Друль. – А тебе не кажется, Крис, что если ты пойдешь по этому пути, то он тебя тоже приведет к поражению?

– Почему?

– Мотивы, – задумчиво сказал тролль. – У тебя не те мотивы, по которым идут в монахи. Тебя толкает на этот путь совсем не те причины, которыми должны руководствоваться люди.

– Что ты имеешь в виду?

Друль блеснул глазками. Он был все тем же добрым славны товарищем, который даже горькие вещи мог говорить так, что не было неприятно.

– Люди идут в монахи, когда хотят посвятить себя их Богу. Крис покраснел. Почему-то он о Боге думал в последнюю очередь.

– Вот видишь, – продолжал Друль. – Когда ты отправился странствовать в качестве оруженосца рыцаря Катерино, то тобой двигали совсем другие чувства. Ты ехал, чтобы помочь Кате найти и спасти брата, а главное найти твоих братьев. А все остальное для тебя было неважно.

Крис опустил голову. Он все понял. Да, конечно, его друг был прав. Когда он отправился странствовать с Арианом, важнее всего ему было прославиться. Стать таким же знаменитым рыцарем, как Катерино. Тщеславие отправило его в дорогу. Гордость и тщеславие, больше ничего. И на турнир он отправился только для, того, чтобы покрыть свое имя славой.

И где теперь его слава? Слава непобедимого воина?

Она осталась на дне Тальвирского водопада.

Крис обнял Друля и расплакался.

– Да, я сам виноват во всем, да еще впутал в свою авантюру Ариана и не смог спасти его, когда было нужно. Что мне делать, Друль?

– Начни все заново.

– Заново?

– Да. Я здесь именно для того, чтобы сказать тебе это. Стань снова оруженосцем, раз больше ты уже не рыцарь. Вновь заслужи это звание.

– Оруженосцем? – Крис всхлипнул. – Кому я нужен?

– Вот тут ты ошибаешься, – сказал Друль. – Кое-кому ты сейчас очень нужен.

Слезы разом высохли на лице Криса.

– Кому я нужен?

– Узнаешь этот меч?

– Да! Я нужен Кате? Рыцарю Катерино? Она зовет меня?

– Нет, не Катя. В тебе нуждается другой.

– Кто он, говори!

– Принц Белой башни.

– Женя? Мой названный братишка?

– Да.

– Где он? Я сейчас же иду к нему!

– Принц Белой башни сейчас у себя, в своем мире. И он в большой опасности. Только ты можешь ему помочь.

– Что я должен сделать?

– Ты должен доставить ему этот меч. Без него он не справится с теми, кто хочет погубить его.

Кристиан задумался.

– Но как я доберусь до него?

– Этот меч отнесет тебя туда. Доставит куда надо. Только ты должен до восхода солнца взобраться на вершину Роузблана. Только оттуда ты сможешь покинуть нашу страну. Жаль что я не смогу отправиться вместе с тобой. Но я там тоже буду, вот только найду свой путь и тут же прибуду. Так что жди меня там.

– Надо торопиться, – Крис встал на ноги. – Роузблан очень высокая гора. Я должен успеть.

– Сейчас очень темно, так что будь осторожен, – Друль помогал Кристиану собраться. Меч рыцаря Катерино он повесил ему за спину рядом с его собственным. – Да, чуть не забыл. Там на вершине растут бессмертные розы. Сорви одну из них и прикрепи к волосам.

– Я сделаю все, что нужно.

Друль проводил мальчика до самой горы. Она была самая высокая в Стране Остановленного времени и практически неприступная. Но Криса это не остановило. В его жизни появился смысл. Перед ним была цель, и чтобы достичь ее, он сделает все.

– Прощай, Друль, – сказал он и вступил на гору.

– Скорее, до скорой встречи, Кристиан, – ответил Сладкоежка.

Он держал в руке факел, и очень долго, пока поднимался, Крис видел его маленькую одинокую фигурку. В нескольких шагах от него стояла, понурив морду, Лаура. Он не хотел оглядываться, но все равно волей неволей несколько раз поворачивался и смотрел вниз.

Сначала он шел. Склон был плавнмм, но потом резко пошел вверх, и Крис начал карабкаться. Он лез, лез и лез. Потом снова можно стало идти. Когда он глянул вниз, то уже больше ничего не увидел. Под ним была чернота. Над ним было звездное небо. Перед ним была дорога наверх. Отдыхать было некогда.

Крис воодушевился и забыл про всякую усталость. Словно и не было безумных и утомительных дней. Его что-то гнало вперед, и он лез и опять лез, не боясь сорваться вниз и сломать в темноте ноги или руки.

Потому что он был нужен. Действительно был нужен своему названному брату из неизвестной далекой страны. Что добраться до него, доставить необходимый меч и помочь ему, он сделает все. Пусть это даже недоступно человеческим усилиям. Он сделает это.

Прошло несколько часов. Крис продолжал восхождение. Звезды равнодушно смотрели на него сверху, и мальчику было одиноко. Одиночество лучшее средство для размышления. Он думал о многом за эти несколько часов. И меньше всего он думал в этот раз о себе. Все его мысли были заняты маленьким мальчиком, с которым он побратался несколько месяцев назад. Он просто горел от волнения за него, до дрожи в руках и ногах и боялся, что не успеет. И он шел и шел, по колени в снегу, потому что чем выше, тем холоднее и тяжелее становилось идти. А кое-где надо было карабкаться по ледяным кручам, хватаясь пальцами за примерзшие к горе глыбы льда. И он карабкался.

Стало трудно дышать. Воздух просто свистел в легких и обжигал их холодным огнем.

Но Кристиан не замечал этого и лез. Осталось совсем немного.

Начался рассвет.

Крис набрал в рот снега, его мучила жажда, и поглядел на восток. Скоро появится солнце. Он должен успеть. Успеть во что бы то ни стало.

И он успел.

Небо стало совсем красным, когда он взобрался на гладкую, как полотно вершину Роузблана. Здесь прямо в снегу росли кусты роз. Цветы еще спали укрывшись в бутонах, как дети в одеяле, но легкое подрагивание показывало, что они готовы проснуться.

Крис сорвал с самого большого и пышного куста один бутон и вставил его себе в волосы. Получилось как у девчонки, которая собралась на свидание. Со стороны он был даже красив. Но мальчик меньше всего думал об этом. Он встал на середину розовой поляны, взял в правую руку обнаженный меч рыцаря Катерино, поднял его над собой лезвием вверх и повернулся лицом к восходящему солнцу.

Едва первые лучи огненного бога окрасили вершину Роузблана, один за другим стали раскрываться на кустах розы. Более красивого зрелища в своей жизни Кристиан никогда не видел. Миллионы роз самых разных цветов раскрылись, так что не стало видно снега, на котором они росли, и поляна накрылась самым красивым на свете ковром. Ковром из цветов.

Крис почувствовал, как и в его волосах раскрылся нежный бутон. Раскрылся и стал пить солнечные лучи, словно это была роса богов. Мальчик почувствовал, как цветок наполняет его живительной силой. Мигом пропали усталость и боль в разбитом восхождением теле. Перестали болеть руки и ноги. Забылись голод, жажда и холод. Словно он заново родился на свет.

Меч рыцаря Катерино в его руке тоже наполнялся солнечными лучами. Он как и роза пил их и не мог напиться. Вот их в нем накопилось столько, что и сам он стал испускать яркое сияние. Сияние становилось все ярче и ярче. Стало больно в глазах, и Крис больше не мог смотреть на него.

Но он почувствовал, как меч отрывает его от земли. Крис посмотрел под ноги и увидел, что он больше не стоит на вершине Роузблана, а летит над ней, с каждой секундой поднимаясь все выше и выше. Не было ощущения, что меч тащит его за собой. Нет, он сам парил в воздухе, словно в нем вовсе не было никакого веса.

Роузблан остался внизу, а потом поплыл куда-то назад. Крис не сразу сообразил, что это он летит вперед. А когда сообразил, то насладился полетом. Отдался ему весь без остатка.

А меч рыцаря Катерино, с каждой секундой увеличивая скорость, нес его вперед на встречу новому и неизвестному. Вот позади остались горы и далеко впереди, на горизонте показалась серая полоска.

Это текли воды Океана безвременья.

Крис понял, что через несколько секунд он оставит Страну Остановленного времени и крепче взялся за волшебный меч. Лететь было так здорово, и впервые на душе у мальчика было легко и спокойно.


home | my bookshelf | | Кристиан Тринадцатый |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу