Book: Ведомые 'Дракона'



Тищенко Александр Трофимович

Ведомые 'Дракона'

Тищенко Александр Трофимович

Ведомые "Дракона"

Аннотация издательства: К аэродрому приближалась необычная процессия. Два советских "яка", возвращаясь с боевого задания, вели под дулами пушек "мессершмитта". Перед заходом на посадку "мессер" в последний раз попытался вырваться из "клещей", но трассы пушечных очередей моментально отрезали ему путь. Он вынужден был сесть на наш аэродром. В книге Героя Советского Союза А. Т. Тищенко немало подобных эпизодов. Автор прошел большой и славный боевой путь. Он дрался с фашистами в небе Кубани, Украины, Белоруссии, Польши, штурмовал Берлин. Бесстрашный воздушный боец, один из ведомых "Дракона" (такой позывной был тогда у командира авиационного корпуса дважды Героя Советского Союза ныне маршала авиации Е. Я. Савицкого), сбил двадцать один вражеский самолет лично и три - в групповых боях. Глубокие раздумья автора, простота и доходчивость изложения делают его воспоминания интересными для всех.

Содержание

В таежной глуши

Над Голубой линией

Здравствуй, родная Украина!

Звезды над Крымом

Впереди граница

На главном направлении

Последние старты

В таежной глуши

1

Осень на Дальнем Востоке начинается рано. Уже в августе в зелень деревьев вкрапливается бронза, и ветер с океана начинает безжалостно гонять по земле опавшие листья. Все чаще хмурится небо, надоедливее становятся дожди. А по утрам иногда серебрится инеем трава и отполированными ледяными стеклами поблескивают лужи.

В один из осенних дней 1941 года наша эскадрилья на "чайках" - так называли истребитель И-153 - перелетела на таежную площадку Сита. Название она позаимствовала у крохотного железнодорожного разъезда, через который один раз в сутки проходил товаро-пассажирский поезд из пяти-семи вагонов. Неторопливая "кукушка" доставляла пассажиров и лес на магистраль Хабаровск Владивосток.

Двум другим эскадрильям нашего полка и его штабу, прямо скажем, повезло с размещением. Они обосновались около бойкой железнодорожной станции, что на Транссибирской магистрали. Но нам некогда было сетовать на военную судьбу, забросившую нас в медвежий угол. Предстояла большая работа по оборудованию аэродрома.

- Сита теперь наша хата, и в ней нужно навести авиационный порядок, сказал командир эскадрильи старший лейтенант Иван Батычко, едва мы успели вылезти из самолетов после посадки и собраться вокруг него.

Батычко сравнительно недавно пришел в эскадрилью, но уже сумел завоевать авторитет у летчиков, техников, механиков и мотористов. Выше среднего роста, с открытым скуластым лицом, спокойным, но твердым голосом, он даже своим внешним видом олицетворял образец командира. Если к этому еще прибавить его неиссякаемую жизнерадостность, заботливое отношение к людям и отличные летные качества, то можно понять, за что мы уважали Батычко, почему стремились ему подражать.

Несмотря на то что ему было всего двадцать пять лет, он хорошо знал жизнь. Мы охотно шли к нему со своими радостями и невзгодами и всегда получали дружеский совет или помощь.

Назвав Ситу хатой, Батычко улыбнулся и развел руки в стороны, словно приглашая нас войти. Но входить было некуда. Аэродром представлял собой большую поляну, окруженную хмурой тайгой. Ни одного домика, ни одной землянки. Лишь на опушке леса кое-где чернели шалаши, которые сейчас, осенью, никого не интересовали.

- Все построим сами, - Батычко погасил улыбку, и в его голосе послышались командирские нотки. - Три дня в неделю летаем, остальные работаем. На сегодня задача - рассредоточить и замаскировать самолеты. Помните: в пятидесяти километрах граница, Маньчжурия...

Да, соседство у нас тревожное. В Маньчжурии хозяйничает отборная Квантунская армия. Мы знали о существовании разбойничьей оси Рим - Берлин Токио и не сомневались в агрессивных намерениях японских самураев, зарившихся на советский Дальний Восток. Но никто не мог сказать, когда они раскроют свои карты и попытаются бросить через наши границы вооруженные до зубов дивизии. Может, уже сейчас поднимаются стволы артиллерийских орудий, запускаются моторы самолетов и танков, занимает исходные позиции пехота для нанесения внезапного удара. Обстановка для этого самая благоприятная. На советско-германском фронте наши войска, несмотря на их невиданное мужество и героизм, оставляют врагу город за городом. Фашистские полчища оскверняют Украину, Белоруссию, Прибалтику. Немецкое командование уже нацеливает свои танковые клинья на столицу нашей Родины...

На следующий день на аэродроме закипела работа. Нам нужно было построить капониры для самолетов, склады боеприпасов и горючего, землянки для жилья, столовую, клуб. На работу вышли все. Обязанности прораба взял на себя командир батальона аэродромного обслуживания, его главным советником стал инженер эскадрильи Макарищев. Они разбили нас на бригады, основу которых составили пять эскадрильских звеньев. Люди трудились на совесть, до минимума сокращая минуты отдыха.

К вечеру в Ситу прилетел комиссар полка Тимофей Евстафьевич Пасынок. Он привез газеты, журналы, письма и внушительный кисет махорки: с куревом было неважно. Махорку комиссар "зарабатывал" докладами в колхозах. Мы радовались этим дарам, но еще больше - появлению Пасынка. Он, пожалуй, был самым уважаемым человеком в полку. Смелый летчик, справедливый и отзывчивый политработник, Пасынок любил и хорошо знал людей, всегда находился среди них. С ним можно было и полечить душу, если нападет хандра, и поделиться сокровенными мыслями. К нему не постесняешься обратиться с вопросом, который не задашь другому. Но если уж провинился, то пеняй на себя.

Страдал, на наш взгляд, Пасынок одним недостатком: чрезмерным увлечением стихами и стремлением обратить нас в "поэтическую веру". Но мы из этого извлекали пользу, угадывая хорошее настроение комиссара по употреблению в разговоре стихотворных цитат. Вот и сейчас, когда мы вдоволь наглотались самосадного дыма, он сказал:

- А теперь показывайте, как планету оборудуете. - И пошел вместе с Батычко вдоль аэродрома.

Все ясно: если Маяковский пришел на помощь, то настроение у комиссара хорошее, и с ним можно потолковать обо всем, что нас в последнее время волнует. Но на этот раз мы ошиблись в прогнозах. Вчера Пасынок был в штабе дивизии на совещании. Там он узнал много такого, о чем не сообщалось в газетах: о больших потерях наших войск, тяжелом положении на советско-германском фронте, нехватке оружия и боеприпасов. Где тут до хорошего настроения! Просто он виду не показывал, что расстроен...

Вечером мы собрались у костра. Разговор, как всегда, шел о войне. На душе было тревожно. Ждали комиссара полка, который что-то обсуждал наедине с командиром эскадрильи.

Наконец в отблесках костра появилась невысокая худощавая фигура Пасынка. Ему освободили видное место. Он сел, закурил и негромко сказал:

- Ну, други, выкладывайте новости.

- Какие у нас могут быть новости, товарищ комиссар. Роем и строим. Всех волнует одно: что нового там, на фронте, - ответил старшина Патраков. Чернявый, курносый, с хитроватыми глазами, он любил захватывать инициативу в разговоре.

- Новости неважные. Фашисты продолжают наступать, - задумчиво произнес Пасынок, сдвинув фуражку на лоб. Ямочки на его щеках стали заметнее. - Но близок день, когда они покатятся обратно.

- В этом мы не сомневаемся, - Патраков обвел взглядом собравшихся, словно заручаясь их поддержкой. - Вот только не ясно, почему немцы до сих пор наступают? Ведь в каждой сводке Совинформбюро указываются тысячи убитых фрицев, сотни сожженных танков и сбитых самолетов противника. А он уже к Москве подбирается...

- Со сводками, товарищ Патраков, вы перегнули. В них сообщается и горькая правда. Наши войска ведут тяжелые бои, оставляют города... Что же касается причин временных успехов фашистов, то вы их знаете: внезапность нападения, превосходство в танках и самолетах... - Комиссар, видимо, хотел что-то еще добавить, но замолчал, вспомнив указание, полученное на вчерашнем совещании: "Не доводить до всего личного состава". Об этом совещании он рассказал нам лишь несколько месяцев спустя.

- А откуда взялось это превосходство? - не унимался Патраков. - Куда же делась наша Красная Армия, про которую даже в песнях пелось, что она всех сильней? И почему мы не бьем фашистов на их территории, малой кровью, могучим ударом? Это тоже из песни...

- И с внезапностью нападения тоже непонятно, - высказался командир звена лейтенант Тюгаев, самый спокойный и самый смелый человек в эскадрилье. - Трудно поверить, что можно проглядеть сосредоточение на границах многомиллионной армии. А почему ТАСС за неделю до войны выступило с заявлением, что фашисты не собираются на нас нападать?

Вопросы, вопросы, вопросы... Мы любили свою Родину, ее и наши судьбы были нераздельны, а потому хотели знать о ней все. В тот вечер нас впервые не удовлетворил разговор с комиссаром. Но мы были благодарны ему хотя бы за то, что он не мешал людям откровенно говорить о том, что их волновало и тревожило.

Шли дни, недели, месяцы... Наша Сита постепенно превращалась в благоустроенный авиационный городок. Правда, забот еще было много, особенно хозяйственных. Одна из них - организация питания. Тыловой паек не отличался разнообразием и калорийностью, случались и перебои в снабжении. Командование вынуждено было использовать местные резервы. Регулярно в тайгу снаряжались группы охотников, рыболовов, и наша столовая не испытывала недостатка в медвежатине, оленине, рыбе и в других деликатесах обильного природного царства. После завершения основных работ по оборудованию аэродрома боевая учеба пошла планомернее, но о ней следует поговорить особо.

Эскадрилья была на отшибе. Однако мы не ощущали одиночества и оторванности от полка и других вышестоящих инстанций. В Ситу регулярно наведывались командир полка, его заместители и особенно часто комиссар Пасынок. Нередко прилетал к нам командир дивизии Е. Я. Савицкий, строгий тридцатилетний майор. Он не любил сидеть в штабе. Почти все время находился в частях, лично знал почти каждого летчика. Мы уважали его за нетерпимость к недостаткам, за справедливость и отеческую заботу о подчиненных. Что касается летного дела, комдив знал его до тонкостей. Для нас он во всех вопросах являлся непререкаемым авторитетом.

Находясь вдалеке от фронта, где решалась судьба Родины, мы сердцами и помыслами были с теми, кто непосредственно участвовал в боях. Но всем хотелось другого, большего - самим сразиться с заклятым врагом. Особенно сильно это стремление стало проявляться, когда нависла смертельная угроза над Москвой. Снова посыпались рапорты с настойчивыми просьбами направить в действующую армию. Нелегко отклонять патриотические требования. Командование вынуждено было даже издать специальный приказ.

Вскоре радио и газеты принесли в Ситу долгожданную весть о контрнаступлении советских войск под Москвой. Радости нашей не было предела. Казалось, небо над тайгой посветлело, а от улыбок людей попятилась декабрьская стужа. Только за Амуром и Уссури по-прежнему хмурились тучи. Маньчжурия, прищурясь, смотрела в японские бинокли на наши границы.

2

В первые месяцы войны учеба наших летчиков по содержанию напоминала довоенную. Фронтовой опыт, доходивший до Дальнего Востока в виде служебных информации, газетных и журнальных заметок, робко заглядывал в учебные планы. Новым было только то, что мы занимались в условиях повышенной боевой готовности. Это проявлялось в круглосуточном дежурстве определенного количества летчиков, в напряженной работе технического состава, который старался содержать самолеты в постоянной готовности к вылету, в максимальной интенсивности полетов, проходивших днем и ночью. Мы шлифовали технику пилотирования, стреляли по наземным и воздушным целям, бомбили, вели воздушные бои, наносили штурмовые удары по удаленным объектам.

Больше внимания стало уделяться изучению немецкой авиации. Знание тактико-технических данных вражеских самолетов позволяло нашим летчикам предметнее строить свою учебу, анализировать ошибки, делать выводы.

Наиболее видное место в боевой учебе занимали стрельбы по наземным и воздушным целям, особенно по конусу. Оценки выставлялись в зависимости от количества пробоин в нем. Поэтому каждый стремился открывать огонь с короткой дистанции, когда рассеивание пуль минимальное. Это, конечно, требовало виртуозной техники пилотирования, точного расчета, смелости и выдержки. И надо сказать, что летчики нашей эскадрильи в большинстве своем были мастерами этого вида стрельбы. Они одинаково успешно вели огонь и днем, и ночью.

До войны и в самом начале ее мы не сомневались в правильности методики обучения летчиков огневому мастерству. Но вот однажды старшина Сергей Крысов, будучи в командировке, встретился в Хабаровске со знакомым летчиком-фронтовиком. Разговорились. Тот рассказал о своем первом бое с "юнкерсом". Привыкший стрелять с коротких дистанций, наш летчик долго сближался с бомбардировщиком. За это время вражеский стрелок успел пристреляться и сбил его.

Возвратившись в эскадрилью, Крысов рассказал об этом случае товарищам. Возник оживленный спор.

- Слабаком был твой друг, - язвительно заметил Патраков. - Он не в атаку шел, а к теще в гости. Ногами и ручкой шуровать нужно было.

- Не горячитесь, Патраков, - прервал его командир эскадрильи Батычко. Случай серьезнее, чем вам кажется, и обмозговать его надо без тещиных блинов. Кому слово? Вам, Тюгаев? Пожалуйста.

- Возможно, Патраков кое в чем и прав, - как всегда, спокойно начал Дмитрий Тюгаев. - Но он не уловил главного из рассказа Крысова. А ведь этот бой с "юнкерсом" действительно - камушек в наш огород...

- Непонятно, товарищ лейтенант, - недоуменно развел руками Патраков.

- Сейчас объясню. Камушек потому, что бросает тень на методику обучения наших летчиков стрельбе. Давайте подумаем: всегда ли мы учитываем возможность противодействия противника, когда ведем огонь по конусу? Тюгаев обвел взглядом летчиков и после небольшой паузы заключил: - На мой взгляд, не всегда.

- Я согласен с вами, товарищ лейтенант, - поддержал его сержант Василий Луговой. - Ведь как мы стреляем? Подходим к конусу на пятьдесят - шестьдесят метров, когда на нем даже швы видны, и режем очередью. А если вместо него будет самолет противника? Ведь он тоже врезать может... Так, наверное, случилось и с тем летчиком, о котором рассказал Крысов.

- Да и стреляем мы только на попутном курсе и на малой скорости, включился в разговор старшина Павел Заспин, самый молчаливый летчик в эскадрилье. - Какая же здесь внезапность атаки?

Молодец Сергей Крысов! Интересный вопрос затронул. Правда, мы и раньше иногда говорили на эту тему, но не так конкретно и не в такой тесной связи с нашей учебой. Какое же решение примет командир эскадрильи? Ведь это же замах на установленные в полку порядки... Батычко не заставил себя ждать:

- Сделаем гак, товарищи. Завтра я буду у командира полка и доложу об этом разговоре. Я согласен, что в нашу учебу надо внести изменения. И чем раньше, тем лучше.

Но командир полка не спешил с принятием решения, несмотря на энергичный нажим комиссара Пасынка, поддержавшего нас. Лишь после того как этот вопрос был утрясен с инспектором из Москвы, проверявшим дивизию, наши предложения начали претворяться в жизнь. Но довести дело до конца мы не успели, с тем и уехали на фронт.

А фронтовой опыт требовал внести и другие коррективы в боевую подготовку летчиков. Взять хотя бы учебные воздушные бои. После Халхин-Гола, как известно, начали широко практиковаться поединки между большими группами истребителей. Эскадрилья мерялась силами с эскадрильей, полк с полком. Результаты этих боев занимали важное место в оценке боеготовности части и подразделения. И если мне не изменяет память, только в начале 1942 года летчики-дальневосточники прекратили вести учебные бои такими большими группами. С этого времени стали чаще практиковаться поединки между звеньями и отдельными самолетами. Летчики оттачивали групповую слетанность, согласованность в действиях, учились вести борьбу с противником в широком диапазоне скоростей и высот.

Помнится, в ту пору возникали жаркие споры и о боевых порядках истребителей. До нас уже доходили слухи, что на фронте истребители довольно часто действуют в составе пар. У нас же узаконенной тактической единицей было звено, состоящее из трех самолетов. Сравнивая его с парой, мы находили в том и другом боевом порядке как положительные стороны, так и недостатки. Звено нам казалось мощнее, пара - маневреннее, а предпочтение все-таки отдавалось первому. Лишь в конце 1942 года пара стала чаще и смелее использоваться в учебных воздушных боях. Окончательно в ее преимуществах мы убедились уже на фронте.



Таким образом, боевая подготовка летчиков под влиянием фронтового опыта становилась все более целеустремленной: учиться тому, что необходимо на войне. Но в целом она, пожалуй, не отвечала предъявляемым требованиям.

Вести с фронта вызывали оживленные разговоры и о боевых качествах наших самолетов. Особенно запомнился мне спор об истребителях И-153, которыми была вооружена наша эскадрилья. Мы привыкли к "чайке", считали ее приличной боевой машиной. Но до поры, до времени...

Поводом для разговора послужил учебный воздушный бой между истребителями И-16 и И-153, который нам довелось наблюдать. Для "чайки" он сложился неудачно. Как только она где-то на вираже приближалась к "ишаку", тот или круто уходил вверх, или пикировал. Когда же атаковал И-16, то "чайке" не всегда удавалось использовать свои высокие маневренные качества.

- Я думаю, не случайно "ишак" победил, - начал Луговой. - Превосходство в скорости - великая вещь.

- - На одной скорости далеко не уедешь, - возразил ему Патраков, горячий поклонник "чайки". - Маневренный истребитель всегда увернется от огня противника.

- А почему тогда немцы отказались от малоскоростных, но маневренных бипланов? - отпарировал Луговой. - Бесперспективными, наверное, считают эти самолеты...

- Немцы мне не указ, - сверкнул глазами Патраков. - А ты читал, как на Халхин-Голе "чайки" лупили самураев?

- Читал, конечно. Только, говорят, там было и по-другому...

- Тогда давай спросим Новикова, он сейчас у комэска. - Этим предложением Патраков как бы заключил перемирие.

Старший лейтенант Тимофей Новиков, заместитель командира третьей эскадрильи нашего полка, участвовал в воздушных боях в районе Халхин-Гола, был награжден орденом Красного Знамени. Когда он вышел из землянки Батычко, мы забросали его вопросами. Новиков рассказал, как действовали "чайки" в Монголии. К месту боя они подходили с выпущенными шасси, на небольшой скорости. Японцы, конечно, скептически посматривали на "тихоходов". Но в решающий момент наши летчики убирали шасси, давали полный газ двигателям и устремлялись на врага. Внезапность атаки, шквал огня (И-153 был вооружен четырьмя скорострельными пулеметами) вносили замешательство в ряды японцев, и они, неся потери, покидали поле боя.

- Но так продолжалось недолго, - заключил Новиков. - Японцы раскусили нашу тактику, пообвыклись и стали вступать в бой с "чайками" охотнее, чем со старенькими И-16.

Рассказ Новикова заставил нас призадуматься. Обычно каждый новый самолет обладает гораздо лучшими качествами по сравнению с предшествующими. А вот истребитель И-153 почему-то не подчинился этой закономерности. Поступив на вооружение в 1939 году, он оказался не лучше существовавшего до него "ишака". Невольно возникали вопросы: почему наши конструкторы создали такой самолет, не является ли биплан И-153 шагом назад по сравнению с монопланом И-16? Более того, не затормозила ли "чайка" оснащение нашей авиации лучшими истребителями?

Разговор, как говорится, начал переходить на крутые виражи. Но нам не удалось довести его до конца. Над аэродромом появился самолет, который мы еще не видели. Остроносый, с тонким удлиненным фюзеляжем, он стремительно сделал круг и пошел на посадку.

- Неужели комдив на новом? - высказал догадку Батычко и поспешил к самолету.

Так оно и оказалось. Подполковник Савицкий, всегда первым в дивизии осваивавший новые машины, на этот раз прилетел на истребителе Як-1. Мы, конечно, окружили самолет, с нетерпением ожидая окончания разговора между командиром дивизии и Батычко. Вот Савицкий подошел к нам и, похлопав рукой по крылу "яка",сказал:

- Хорошая машина. Скорость около шестисот. Исключительно легка в пилотировании. Вооружение - пушка и крупнокалиберный пулемет. Смотрите, а то времени у меня в обрез.

Мы удивленно переглянулись. Обычно командир дивизии, беседуя с летчиками, не ссылался на недостаток времени. Он всегда доводил разговор до конца, отвечал на все наши вопросы. Особенно когда речь шла о чем-то новом. А тут... Видимо заметив наше недоумение, Савицкий внес ясность:

- Прощаться прилетел. Уезжаю на фронт.

Вот оно что! И сразу же мелькнула мысль: а может, всей дивизии приказано подняться с места? Но Савицкий погасил нашу робкую надежду.

- А когда же мы на фронт, товарищ подполковник? - спросил командир эскадрильи.

- И ваше время придет, товарищ Батычко. Непременно! Война оказалась тяжелой. Всем дела хватит, - ответил Савицкий, садясь в самолет.

Провожая взглядом удаляющийся истребитель, мы не переставали любоваться им. Куда "чайке" и "ишаку" до него! Вот бы нам такие! Мы понимали, что новые самолеты нужнее там, на фронте, но все же не теряли надежды, что и нам скоро доведется полететь на "яке", а может быть, и повоевать на нем.

3

И наше время, правда спустя несколько месяцев после прощального разговора с командиром дивизии, все же пришло. В конце 1942 года летчики полка, передав "чаек" новым хозяевам, пололи руки своим боевым друзьям техникам, механикам, мотористам - и сели в скорый поезд Владивосток Москва.

Незадолго до отъезда в руководстве полка произошли изменения. Командиром был назначен майор Еремин. Осанистый, спокойный, с требовательным баском и волевым подбородком, он производил впечатление человека командирского склада. И все же мы без особого воодушевления восприняли его приход. Еремин был новым человеком в полку, людей не знал, да и мы не успели как следует присмотреться к нему. А ведь нас отправляли на фронт...

Заместителем командира полка по летной подготовке назначили капитана Николаенкова, который раньше возглавлял третью эскадрилью. Невысокого роста, подтянутый, он был хорошим летчиком и пользовался авторитетом у подчиненных.

Как только мы проехали Байкал, майор Еремин собрал руководящий состав и сообщил!

- Едем в запасной полк. Будем переучиваться на новые самолеты.

Наконец-то! Неважная эта вещь - неизвестность, даже на фоне радостного сознания, что с каждым днем приближаемся к фронту. Но какие самолеты нам дадут? "Яки", "лагги", "миги"? Хорошо бы получить "яки". В оставшиеся дни пути нас не покидала надежда, что наши мечты сбудутся.

И они сбылись. Прибыв на новое место, мы начали переучиваться на истребителе Як-1. Все трудились старательно, с огоньком, стремясь до винтика изучить боевую машину. К удивлению инструкторов, все наши летчики уже после двух-трех провозных полетов вылетели самостоятельно. Забегая вперед, отмечу, что после окончания переучивания командир запасного полка издал специальный приказ. В нем наш сколоченный, дисциплинированный и настойчивый коллектив ставился в пример другим подразделениям, осваивавшим новую технику.

Эскадрилью Батычко переучивал опытный летчик-инструктор старшина Алексей Машенкин. В запасном полку, пожалуй, никто не знал "як" так хорошо, как он, никто не мог соперничать с ним в технике пилотирования.

- Художник полета, - сказал о нем Пасынок, и это была заслуженная характеристика.

Понравился Машенкин всем и как человек. Скромный, общительный, с обаятельной улыбкой, он охотно делился с летчиками всем, что имел: знаниями, опытом, добротой. Алексей, как и мы, рвался на фронт. Но его не отпускали: тыл нуждался в опытных инструкторах.

- Замучил рапортами командира, - жаловался Машенкин, - но он все отказывает. А вчера пообещал посадить на гауптвахту, если снова буду надоедать.

- Не горюй, Леша, - успокаивали мы его. - Закончим переучивание, заберем с собой. Украдем...

Осторожные люди предупреждали Машенкина и нас, что такая "кража" в военное время может квалифицироваться кое-кем, как дезертирство и пособничество ему. Тогда наверняка не избежишь трибунала. Но большинство считало, что побег на фронт - поступок патриотический. Тем более такого хорошего парня, как Машенкина. Кто-кто, а он принесет больше пользы на фронте, чем в тылу.

Но как все это сделать? Пошли к Пасынку посоветоваться. А он сидит хмурый, недовольный. Таким мы впервые видели Тимофея Евстафьевича. Наверняка у него что-то случилось. Поинтересовались, в чем дело.

- В полк нового замполита назначили, - ответил Пасынок. - Мне предлагают остаться здесь.

- Как это нового? - возмутились мы. - Вместе ехали, переучивались...

- Бывают такие чудеса, - Тимофей Евстафьевич невесело улыбнулся. - Но не все потеряно. Есть последний шанс восстановить справедливость. И с Машенкиным что-нибудь придумаем. Я давно его взял на заметку. Только никому ни слова...

Через несколько дней Алексей Машенкин исчез из запасного полка. Кто-то нам сказал, что его послали перегнать под Москву тренировочный самолет для генерала Савицкого. Только впоследствии мы узнали, что все это подстроил Пасынок. Оказывается, он снабдил Машенкина письмами в ЦК партии и к генералу Савицкому, в которых просил изменить решение о назначении нового замполита и направить его, Пасынка, на фронт со своим полком. Одновременно Тимофей Евстафьевич рекомендовал генералу задержать Машенкина, с тем чтобы он в дальнейшем служил в нашем полку. Вскоре была получена телеграмма, в которой удовлетворялась просьба Тимофея Евстафьевича. А Машенкин так и не вернулся в учебный центр.

Как только мы закончили программу переучивания, нам приказали перегнать боевые самолеты на фронт, в район, где завершалось великое сражение на Волге. Посадку произвели около Миллерова, только что освобожденного от фашистов. Сдав самолеты, поспешили в город. Места отгремевших боев раскрылись перед нами неожиданной суровостью: подбитые танки, исковерканные машины, застывшие в неестественных позах трупы людей, разрушенные дома. Тяжелое безмолвие смерти. Но рядом кипела жизнь. Она шла на запад серыми колоннами войск, а на восток - торопливыми группками женщин, детей, стариков. И город, словно очнувшись от кошмарного сна, засуетился в радостной деловитости. Подумалось: вот она жизнь, торжествующая над смертью, ничто не помешает ей победно шествовать по земле.

В марте 1943 года наш полк, пополнившись боевыми самолетами, перелетел на один из подмосковных аэродромов. Здесь мы узнали, что он включен в состав только что сформированного 3-го истребительного авиационного корпуса, командиром которого назначен генерал Е. Я. Савицкий. Корпус находился в распоряжении Ставки Верховного Главнокомандования и состоял из двух дивизий, по три полка в каждой.

На новом месте сразу же началась интенсивная подготовка к боям. Мы изучали немецкие самолеты, тактику истребительной авиации противника, совершенствовали свои летные навыки, вели учебные воздушные бои. Об одном из них хочется рассказать подробнее.

Весенний воздух был наполнен рокотом авиационных моторов. Два истребителя: Як-1, с эмблемой в виде птичьего крыла на капоте, и желтоносый "мессершмитт" - вели "бой". То снижаясь почти до крыш домов, то свечой взмывая вверх, они виртуозно маневрировали, пытаясь зайти друг другу в хвост.

Вот "мессершмитт", набрав высоту, стремительно свалился на "яка" сверху, пронесся рядом с ним и, заложив глубокий крен, начал разворот. Вскоре "як" догнал его на вираже. Расстояние между самолетами стало неумолимо сокращаться. Но в этот момент "мессершмитт" резко ушел вверх. Так повторялось несколько раз. Чувствовалось, что "бой" ведут опытные летчики. У всех, кто зачарованно наблюдал за ними с земли, не было единого мнения о победителе.

Наконец из репродуктора донесся спокойный голос:

- Сто двадцать первый! Я "Дракон", захожу на посадку!

Мы увидели, как "мессершмитт" быстро снизился, сделал небольшой круг над аэродромом и с ходу произвел посадку на мокрую от талого снега кирпичную полосу. Вслед за ним сел и "як". Истребители зарулили на стоянку, где собралась группа летчиков. Из кабины "мессершмитта" вышел генерал Савицкий, из кабины "яка" - командир нашего полка майор Еремин.

- Вот мы и встретились, товарищи дальневосточники! - сказал командир корпуса, здороваясь с нами. - А теперь скажите, какое впечатление оставил у вас этот "бой"? Кто победил?

Летчики не спешили высказываться. И не потому, что у них не было своего мнения. Просто они побаивались запросто толковать с генералом. Но Савицкий сразу же разрушил этот ледок скованности:

- Что же молчите? Батычко, Свеженцев, Николаенков!

- Я думаю, товарищ генерал, что в этом "бою" не было победителя, сказал Батычко.

- Почему?

- Чтобы сбить истребитель, нужно по крайней мере секунд пять - десять держать его в прицеле. А такого в "бою" не было.

- А ваше мнение, товарищ Свеженцев?

Старший лейтенант Федор Свеженцев, командир третьей эскадрильи нашего полка, после небольшого раздумья ответил:

- Мне думается, что вы побеждены, товарищ генерал. "Як" чаще заходил в хвост "мессершмитту".

Савицкий улыбнулся и не стал опровергать ни того, ни другого мнения. Он дал разговору иное направление:

- Определить исход боя трудно, когда не применяется оружие. Но, надеюсь, вы убедились, что наш истребитель не уступает немецкому. Более того, он имеет ряд преимуществ, особенно при бое на горизонталях. Время виража у "яка" на несколько секунд меньше, чем у "мессершмитта". Помните об этом и стремитесь навязывать врагу бой на виражах.

Затем генерал познакомил летчиков с "мессершмиттом", который мы видели впервые, рассказал о его сильных и слабых сторонах. Нам никогда не доводилось присутствовать на таких занятиях, слушать такою умного преподавателя.

Чтобы быстрее и лучше подготовить нас к боевым действиям, командование корпуса и дивизии направляло в полк летчиков, имеющих фронтовой опыт. Они проводили занятия в классе, летали вместе с нами, анализировали наши действия при ведении учебных воздушных боев. Неоднократно бывал в нашем полку Герой Советского Союза капитан А. И. Новиков - помощник командира корпуса по воздушнострелковой службе. Его фронтовая биография, начавшаяся в первые дни войны, была на редкость богата поучительными боевыми эпизодами. Сам он неохотно рассказывал о себе. Но от его фронтового товарища нам удалось кое-что выведать.

Мы, например, узнали, как летом 1942 года под Воронежем три летчика во главе с Новиковым вступила в неравный бой с двадцатью четырьмя немецкими истребителями. Сбив пять вражеских самолетов, они обратили остальных в бегство. Высокое мастерство и смелость проявили летчики звена под командованием Новикова и при штурмовке крупного железнодорожного узла, расположенного в тылу у врага. Истребители прошли за облаками сто пятьдесят километров и внезапно атаковали станцию. В результате точного удара два эшелона с боеприпасами взлетели на воздух. Железнодорожный узел был надолго выведен из строя. Пожалуй, и бомбардировщики могли бы позавидовать такому успеху.

Естественно, что каждое слово капитана Новикова мы, как говорится, ловили на лету. Да и всем своим внешним видом - широкоплечий, коренастый, с большими сильными руками - он олицетворял собой летчика волевого, смелого, на которого нельзя не равняться.

Разбирая учебный бой, только что проведенный лейтенантом Тюгаевым и мной, Новиков заметил:

- Пилотировали хорошо, а дрались плохо. На серебряном блюде подносили друг другу хвосты. Поэт сказал бы про ваш бой: стихотворение без концовки. А летчик - бой без победы.

Обидно было слушать такие слова, но и опровергнуть их мы не могли. Не станешь же говорить, что летчики нашей эскадрильи по своей подготовке держали первенство в дивизии, что Тюгаев и я получили ценные подарки. Мы, конечно, чувствовали себя неловко. Новиков рассмеялся и постарался поправить наше настроение:

- Не горюйте, хлопцы, научитесь. Запомните: бой - это ум, мастерство, злость летчика. Умно вести бой - значит добиваться преимущества над врагом в скорости, высоте, маневре. И смотреть в оба, действовать внезапно и молниеносно. А теперь расшифруем это...

И Новиков подробно разобрал наши действия на всех этапах воздушного боя, посоветовал, как нужно было его вести. Мы были благодарны ему за науку, но, пожалуй, не смогли до конца осознать важность его слов. Нам все еще казалось, что летчики полка имеют вполне достаточную подготовку для успешной борьбы с фашистами. Конечно, есть в ней отдельные недоработки, но это же мелочи. В настоящем бою они не сыграют решающей роли. Чего греха таить, некоторая самоуверенность всегда присуща молодости. Ведь каждому из нас было тогда немногим больше двадцати лет. И только первые бои заставили нас по-настоящему оценить свои возможности.

Около месяца пробыл наш полк под Москвой. Здесь были окончательно улажены организационные, хозяйственные и прочие вопросы. А в середине апреля 1943 года мы поэскадрильно, пристроившись к "лидерам" - бомбардировщикам Пе-2, взяли курс на юг. Туда, где клокотало огнем небо Кубани.

Над Голубой линией

1

17 апреля 1943 года части 3-го истребительного авиационного корпуса сосредоточились в районе Краснодара. Наш 812-й полк обосновался на полевом аэродроме вблизи станицы Красноармейской. Летный состав сразу же приступил к изучению района боевых действий, наземной и воздушной обстановки.



А обстановка к этому времени на Кубани сложилась такая. В результате зимних и весенних боев войска Северо-Кавказского фронта нанесли серьезное поражение немецко-фашистским захватчикам и отбросили их на Таманский полуостров. Одновременно западнее Новороссийска, на полуострове Мысхако, был высажен морской десант. Готовясь к дальнейшим наступательным боям, командование фронта проводило перегруппировку войск, направляло в них подкрепления, подтягивало тылы.

Не теряли времени и гитлеровцы. Они пополняли потрепанные в боях части, укрепляли оборонительные рубежи. Основу вражеской обороны составила так называемая Голубая линия - сильно укрепленная полоса, перерезавшая Кубань пополам, от Азовского до Черного моря. Фашистское командование стремилось во что бы то ни стало сохранить плацдарм на Таманском полуострове, прикрывавший подступы к Крыму. При этом особую роль оно отводило авиации, намереваясь компенсировать ею недостаток в наземных войсках. Для боевых действий на Кубани были сосредоточены основные силы 4-го воздушного флота и несколько эскадр, укомплектованных опытными летчиками и новыми самолетами. В начале апреля фашистская авиация стала наносить массированные удары по советским войскам.

После небольшой оперативной паузы войска Северо-Кавказского фронта возобновили наступление в районе станицы Крымской. Однако противнику, имевшему превосходство в воздухе, удалось приостановить продвижение наших частей. Воспользовавшись этим, немецко-фашистское командование решило уничтожить десант на полуострове Мысхако. Вражеская пехота при мощной поддержке авиации и артиллерии перешла в наступление. Защитники Малой земли оказались в тяжелом положении. На помощь им советское командование бросило большие силы бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей. Боевого приказа ожидали и летчики нашего полка.

Утром 19 апреля мы расположились в небольшом саду на окраине станицы. Весна уже вступила в свои права. Щедро светило солнце. Теплый ветерок ерошил молодую листву яблонь. Земля дышала тонким ароматом трав. Мы слушали двух летчиков-фронтовиков из соседней дивизии. Им поручили ввести нас, как говорится, в строй; сначала теоретически, а потом практически - в совместных боевых вылетах. Сейчас мы осваивали теоретическую часть программы. Летчики советовали нам не увлекаться на первых порах атаками, не стараться сбивать самолеты. Все это, мол, придет потом, а пока нужно внимательно смотреть за воздухом, воспитывать в себе выдержку, отработать взаимодействие. Скажу откровенно: такие советы нам не понравились. Мы рвались в бой, жаждали победы, а нам рекомендовали смотреть, воспитывать, отрабатывать...

Как только беседа закончилась, к нам подошел начальник штаба майор Лепилин. Прибыл он в полк недавно, а уже стал здесь уважаемым человеком. Его полюбили не только за разносторонность и глубину знаний, приобретенных им в академии, но и за ревностное отношение к службе. Непоседливый и энергичный, майор за день успевал, как он выражался, исколесить полк вдоль и поперек. Его можно было видеть всюду - в штабе, на аэродроме, в столовой, в казарме.

- По настоящему делу скучаете? - спросил Лепилин и, не ожидая ответа, сказал: - Будет дело! Но трудное.

Фашисты сюрприз подбросили. Кто знает, что такое "удет"?

- Наверное, какой-нибудь новый план войны, - высказал догадку старший сержант Александр Туманов, стройный, светловолосый летчик, у которого Пасынок находил внешнее сходство с Есениным. - Вроде плана "Барбаросса"...

- А не кличка ли это какого-нибудь фашиста? - вмешался в разговор старшина Иван Федоров. Невысокого роста, худощавый, энергичный и смелый, он считался одним из лучших летчиков полка. - Нам все равно кого бить: с псевдонимом или без...

- Да что гадать, товарищ майор? - перебил его Алексей Машенкин. - Лучше уж сами сюрприз на русский переведите.

- "Удет" - это фашистская истребительная эскадра, - сказал Лепилин. Переброшена сюда из Италии по распоряжению Геринга. В ней многие летчики имеют рыцарские кресты. Командует эскадрой майор Вильке. На его счету несколько десятков сбитых самолетов.

- Сюрпризец неплохой, - Дмитрий Тюгаев резанул воздух ладонью. - Но нас не запугаешь! "Удет" не уйдет! Верно я говорю?

- Точно, товарищ лейтенант, - поддержал его Василий Луговой. - Пусть Геринг гробы заказывает.

- Уверенность - хорошая вещь, - как бы подвел итог разговору майор Лепилин. - Но одной ее мало. Враг опытный, коварный. И пусть никто не рассчитывает на легкую победу.

В это время над станицей прошли два "мессершмитта", за которыми цепочкой тянулись разрывы зенитных снарядов. Мы, не отрываясь, следили за самолетами. Пожалуй, у нас в этот момент было больше любопытства, чем злости, ненависти к фашистам. Кажется, странное чувство... Но это было так. Уже потом, в конце войны, я не раз вспоминал о нем. И пришел к выводу, что та ненависть, которая нужна для победы, приобретается не сразу. Она зарождается в сердце и начинает жечь тогда, когда своими глазами видишь следы фашистских зверств, сотни и тысячи обездоленных соотечественников, развалины городов и пожарища деревень. Когда на твоих руках умирает раненный в бою товарищ, а ты не можешь ничем помочь. Когда из-за колючей проволоки концлагеря со слезами радости навстречу тебе, освободителю, бросаются изможденные люди... И тогда это чувство ненависти приказывает тебе: иди смело в бой, добивайся только победы и не жалей для нее ни крови своей, ни жизни. Пусть ты умрешь, но Родина должна жить!

Едва "мессершмитты" скрылись, майор Лепилин сообщил нам еще одну новость:

- В полк поступило боевое распоряжение. Сейчас командиры эскадрилий получают от командира полка указания на завтрашний день.

Вот и кончилась наша учебная страда. Почти два года мы с нетерпением ждали этого дня. Трудно найти слова, которые бы выразили наше воодушевление, наше стремление померяться силами с врагом.

Вскоре подошли командир полка и командиры эскадрилий. Майор Еремин, оглядев летчиков, сказал:

- Завтра будем прикрывать наши войска, обороняющие Мысхако. А сегодня облет района. Я иду с первой эскадрильей. Вылет через час.

Что же, облет района боевых действий - дело нужное. Надо присмотреться к наземным ориентирам, к линии фронта, к соседним аэродромам. Но почему вылет через час? Столько времени понадобится только для того, чтобы добраться до аэродрома и принять самолеты. А когда же готовиться? Хотя бы изучить маршрут...

- Маршрут простой, - словно угадав наши мысли, закончил командир полка. - Идем на Абинскую, потом на юг, вдоль линии фронта, и возвращаемся домой.

И вот полк в воздухе. В центре - первая эскадрилья, возглавляемая майором Ереминым. Я у него ведомым. Справа - эскадрилья Свеженцева, слева Новикова. Набрали высоту и взяли курс на Абинскую, расположенную неподалеку от линии фронта.

Через несколько минут полета внизу, под нами, появился двухмоторный самолет. Он шел встречным курсом. "Наверняка фашист пробирается в наш тыл", - мелькнула у меня мысль. Такое же подозрение, видимо, родилось и у майора Еремина. Сделав переворот через крыло, он пошел на снижение. Я повторил его маневр. Неизвестный самолет начал разворачиваться, мы за ним. Когда догнали его, оказалось, что это наш бомбардировщик Пе-2. Пришлось возвращаться к группе.

Набрали высоту, огляделись. Но где же полк? В воздухе не было ни одного самолета. Начали маневрировать: вверх, вниз, вправо, влево. Все оказалось напрасным. Разыскивая своих, мы забыли об ориентировке и заблудились. Где Абинская? Где линия фронта? Где наш аэродром? А стрелка бензиномера неумолимо скользила к нулю...

- Прямо под нами аэродром, - торопливо доложил я ведущему, заметив на земле выложенное из белых полотнищ "Т". Это был чужой аэродром.

- Пошли на посадку, - в голосе командира полка не слышалось обычных твердых ноток.

Понять состояние майора Еремина было, конечно, нетрудно. Полк неизвестно где, облет района сорвался. И все из-за того, что он не сдержался, на какое-то время забыл о своих командирских обязанностях. Уж больно хотелось открыть боевой счет...

Только успели мы сесть, как к самолетам подкатил бензозаправщик. Сопровождавший его техник спросил:

- А патроны нужны?

- Нет, только горючее.

Хорошая традиция существовала на фронтовых аэродромах. Какой бы самолет ни произвел посадку, его старались обеспечить всем необходимым. Бывало, не только заправят горючим, пополнят боекомплект, но и накормят летчика, помогут ему подлатать машину, если требуется.

На свой аэродром - оказывается, он находился всего в нескольких километрах - мы прилетели первыми. Остальные летчики, забредшие кто куда, возвратились поздно. Некрасивая получилась история. Дивизионное начальство, конечно, было недовольно. Но все, к счастью, обошлось благополучно, и майор Еремин отделался нагоняем. Правда, кое-кто высказывал мнение, что неважное начало не сулит хорошего в дальнейшем, однако эти голоса не могли поколебать всеобщей уверенности в успехе предстоящих боев.

Утром следующего дня летчики нашей эскадрильи первыми прибыли на аэродром. Им предстояло раньше других вылететь на задание. Погода выдалась солнечная, безветренная. Этому все радовались, как доброму предзнаменованию. После краткого напутствия командира эскадрильи мы разошлись по своим самолетам. Приняли доклады от механиков, проверили все, что нужно, и стали ожидать команды на взлет. Томительно тянулось время. Но вот взвилась зеленая ракета. Раздался голос Батычко:

- По самолетам!

Через несколько минут эскадрилья уже находилась в воздухе. Боевой порядок ее состоял из двух групп: ударной и прикрытия. Первую вел Батычко, во второй были я и Патраков. Пройдя линию фронта, взяли курс на Мысхако. Вот она, знаменитая Малая земля! С высоты нескольких километров она кажется крохотной, беззащитной. Там, очевидно, идет бой. Отчетливо видны частые вспышки разрывов снарядов или мин. Хочется крикнуть: "Держитесь, друзья, поможем. Не допустим, чтобы сыпались на вас бомбы!"

Над Новороссийском ударная группа начала разворот в сторону моря. Оттуда вероятнее всего могли появиться бомбардировщики. Но я с опозданием последовал примеру Батычко, так как своевременно не заметил его маневра. Выполняя разворот, я увидел две тройки бомбардировщиков Ю-88. Фашисты! Держат курс на Мысхако! Не допустить их туда! Ни о чем другом в этот момент я не думал. Даже о том, чтобы сообщить по радио Батычко о появлении фашистов. Повернул голову: ведомый на месте. Покачал крыльями, чтобы привлечь его внимание, и устремился к заднему звену бомбардировщиков. Фашисты тоже нас заметили. Они увеличили скорость и стали смыкаться в более плотный строй. И тут-то я вспомнил, что еще не доложил командиру. Вызываю его по радио, но ответа не слышу. Наушники забила немецкая речь. Пытаюсь еще раз связаться с Батычко, но безрезультатно. Как будто кто-то специально барабанит чужими словами на нашей волне. А бомбардировщики все ближе и ближе...

Сосредоточиваю внимание на "юнкерсе", который идет справа. Даю газ, и "як" увеличивает скорость. До бомбардировщика метров триста. Решаю, что открывать огонь еще рано. В этот момент по моему самолету хлестнула огненная струя. Мимо! Небольшая пауза, и снова очередь. Опять мимо! Маневрируя по направлению, стараюсь поймать в перекрестие прицела кабину стрелка. Когда мне это удается, даю длинную очередь из крупнокалиберного пулемета. Она проходит чуть выше хвоста бомбардировщика. Делаю небольшой доворот и снова нажимаю на гашетку. Вижу, как очередь прошивает кабину стрелка.

Перезарядив пушку, даю несколько очередей по моторам "юнкерса". Один из них начал дымить. Порядок! Теперь еще одну очередь и... Но вдруг бронеспинка задрожала от частых ударов, и что-то горячее обожгло мне ноги. Я повернул голову и похолодел, увидев сквозь потрескавшееся бронестекло желтый нос "мессершмитта". Скорее инстинктивно, чем осознанно, отворачиваю влево и открываю фонарь кабины. Затем перевожу "як" в пике. В ушах - свист и резкая боль от перепада давления. Земля стремительно несется навстречу. Осторожно начинаю выводить раненый самолет из пикирования. В глазах темнеет, сильно прижимает к спинке сиденья. Наконец удается выровнять истребитель, но мотор уже не работает. Мелькает тревожная мысль: не гонится ли фашист? Оглядываюсь - нет, не видно. Зато надо мной проносится пара "яков". "Друзья прикрывают", - подумал я, и на душе потеплело.

Но что же делать дальше? Куда садиться? Посматриваю по сторонам, ищу подходящую площадку. Но, кроме кустарника, изрытого воронками и траншеями, ничего не вижу. Надо садиться на фюзеляж, не выпуская шасси. И я направляю самолет туда, где меньше воронок. Коснувшись земли, "як" утюжит кустарник, срезает брустверы траншей и вскоре останавливается. И сразу же вокруг самолета начинают рваться мины. Из огня да в полымя, мелькает мысль. Я мигом вываливаюсь из кабины, сбрасываю парашют и падаю в воронку. Теперь хоть отдышусь...

- Хенде хох!

От неожиданности я растерялся. Неужели фашисты? Ведь я, кажется, перетянул линию фронта. Выхватываю пистолет и резко поворачиваюсь на окрик. В двух шагах - наш солдат с винтовкой, штык направлен на меня. Второй недвусмысленно щелкает затвором.

- Вы что, братцы, очумели, что ли? - кричу им.

Солдаты удивленно переглянулись и, заметив красную звезду на самолете, перевели винтовки в мирное положение. Как только обстрел прекратился, они помогли мне снять с самолета часы, радиостанцию и показали дорогу к командному пункту стрелкового батальона.

В полк я возвращался в прескверном настроении. Надо же так случиться! Первый боевой вылет и - неудача. Не радовал даже сбитый "юнкерс". Почему же так получилось? И я стал разбирать весь бой, анализировать свои ошибки. Сначала прозевал маневр ударной группы, потом не смог связаться с Батычко. Но это, пожалуй, не самое важное. Непростительно то, что пренебрег осмотрительностью, забыл о советах опытных товарищей. Да и Патраков хорош: не прикрыл ведущего. Потом я узнал, что он, не обнаружив поблизости вражеских истребителей и решив, что мне никто не угрожает, сам бросился в атаку и сбил бомбардировщика.

Но и в такой обстановке, раздумывал я, можно было избежать случившегося. Каким образом? Стремительностью атаки! Сближался я с "юнкерсом" медленно, долго болтался у нею в хвосте. А сколько времени ушло на охоту за стрелком! Лучше было сразу бить по моторам и кабине летчика. Тогда и "мессершмитт" не успел бы подойти.

Вернувшись в полк, я узнал о результатах боев 20 апреля. Оказывается, группа Батычко не сумела прорваться к бомбардировщикам: путь преградили "мессершмитты". Завязался напряженный бой, проходивший с переменным успехом. Опыту фашистов наши летчики противопоставили напористость и неустрашимость. Если они и не одержали победы, то и не ушли побежденными, с честью выдержали первое боевое испытание. Так же примерно действовали и летчики других эскадрилий. В этот день полк открыл боевой счет: в воздушных боях было уничтожено несколько вражеских самолетов.

Но и мы понесли большие потери. Не вернулись с задания шесть летчиков, в их числе - Дмитрий Тюгаев, Павел Заспин, Сергей Крысов. Это была тяжелая утрата и неожиданная. Как-то не укладывалось в сознании, что погибли такие хорошие летчики. Совсем недавно они были среди нас, улыбались, спорили, шутили. А теперь их нет. И не будет. Проклятые фашисты! Ну погодите, вы еще заплатите за гибель наших боевых друзей! Пощады не будет!

21 апреля обстановка на полуострове Мысхако еще более обострилась. Озлобленные неудачей четырехдневных боев, гитлеровцы предприняли отчаянную попытку окончательно разделаться с защитниками Малой земли. Они бросили на штурм позиций советских десантников значительные силы пехоты. Атаку наземных войск поддерживали большие группы бомбардировщиков и истребителей. Нашему полку, как и другим истребительным частям, было приказано не допустить вражескую авиацию в район Мысхако. Мне, к сожалению, в этот день не пришлось вылететь - был "безлошадным".

Когда группа под командованием Батычко направлялась к Новороссийску, со станции наведения сообщили, что к Мысхако с запада подходят "юнкерсы". Истребители развернулись и через несколько минут были в указанном районе. Вскоре Батычко увидел "лаптежников" (так мы называли пикирующие бомбардировщики Ю-87, неубирающиеся шасси которых были похожи на лапти). Они шли в плотном боевом порядке, под прикрытием истребителей. Оценив обстановку, командир группы принял решение выделить пару Лугового для борьбы с "мессершмиттами", а основными силами атаковать бомбардировщиков.

Резко увеличив скорость, Батычко пошел в атаку на ведущего "юнкерса". Энергичным маневром он зашел в хвост бомбардировщику и дал по нему длинную очередь. "Юнкерс" вспыхнул и, свалившись на крыло, устремился к земле. Строй фашистов нарушился. Бомбардировщики начали поворачивать в сторону моря, сбрасывая бомбы на свои войска. В короткой схватке летчики группы сбили трех "юнкерсов".

В это время пара Лугового вела неравный бой с "мессершмиттами". Несмотря на численное меньшинство, наши летчики действовали активно, стремясь навязать волю врагу. Вот Луговому удалось зайти в хвост фашисту. Тот, чувствуя опасность, попытался сманеврировать, но не успел. Меткая очередь Лугового прошила бензобаки "мессера", и на его крыльях вспыхнули яркие языки пламени. Вражеский летчик покинул самолет и раскрыл парашют. Луговой бросил свой "як" в новую атаку...

Так же успешно действовали в этот день и другие летчики полка. Свой боевой счет увеличили Федор Свеженцев, Алексей Машенкин, Иван Федоров, Александр Туманов, Тимофей Новиков.

А вечером по радио мы услышали сводку Совинформбюро. В ней сообщалось:

"На Кубани части Н-ского соединения отражали ожесточенные атаки значительных сил противника. Гитлеровцы непрерывно штурмовали советские позиции, стремясь любой ценой добиться успеха... В результате упорного боя все атаки немцев были отбиты".

Нам радостно было слышать это сообщение о мужестве защитников Малой земли. Мы сознавали, что в их победе есть и частица нашего труда. Пусть небольшая, но есть!

Со следующего дня наступательные действия фашистов на Мысхако стали ослабевать, а затем и вовсе прекратились. Из-за значительных потерь снизила свою активность в этом районе и вражеская авиация. Защитники Малой земли мужественно выдержали многодневный штурм превосходящих сил гитлеровцев.

2

После тяжелых боев в районе Мысхако на фронте установилось временное затишье. Но только на земле, а не в воздухе. В то время когда советские войска готовились к наступательным действиям, а фашисты совершенствовали свою оборону, в небе происходили ожесточенные схватки. Несмотря на значительные потери, вражеская авиация продолжала наносить бомбовые удары по нашим наземным частям и пыталась препятствовать действиям советских бомбардировщиков и штурмовиков. В борьбе с авиацией противника активно участвовал и наш полк. Мы ежедневно делали по четыре-пять вылетов.

Ранним утром группа истребителей, возглавляемая Батычко, вылетела на прикрытие наших войск в районе станицы Крымской. При подходе к линии фронта летчики увидели вытянувшихся цепочкой "юнкерсов". Ведущий бомбардировщик уже начал пикировать, остальные готовились последовать за ним. Нельзя было терять ни секунды. Находившийся несколько в стороне Батычко приказал мне по радио:

- "Ястреб сто второй", атакуй "юнкерсов", прикрываю!

Помахав крыльями Патракову, я устремился к бомбардировщикам, а точнее, ко второму из них, который входил в пике. Скорость "яка" быстро нарастала. Только собрался я открыть огонь, как увидел, что от "юнкерса" отделился черный комок. Что это? Бомба? Нет, человек. За ним тянется парашют. А что же с бомбардировщиком? Он продолжает пикировать, и мотор у него вроде дымит. Значит, его уже угостил кто-то из наших. Что ж, надо добавить... Открываю огонь из пушки и пулемета. Вижу, как трассы снарядов и пуль впиваются в фюзеляж и крылья. "Юнкерс" сваливается на крыло, но еще не горит. Начинаю выводить самолет из пикирования. Земля совсем рядом. На развороте бросаю взгляд на фашиста. Бомбардировщик врезается в землю и разваливается на куски.

Набираю высоту и оглядываюсь. В небе так много самолетов, что трудно понять, где наша группа. Делаю по радио один вызов, другой... Но эфир настолько забит перекличкой голосов, что невозможно ничего разобрать. Решаю возвращаться на пункт сбора, в район станицы Абинской: горючего остается мало.

В тот же момент замечаю, как сзади ко мне приближаются два самолета. Не наши ли? Вглядываюсь в силуэты истребителей. "Мессершмитты"! Даю полный газ и лезу на вертикаль. Фашисты - за мной. Один из них уже открывает огонь. У него скорость больше, а я еще не успел разогнать свой "як". Бросаю самолет то вправо, то влево. А дистанция между мной и "мессером" все сокращается. Ну, думаю, влип. Как же выкрутиться? И вдруг "мессершмитты" почему-то оставляют меня и стремительно сваливаются в пике. Что случилось? Оглядываюсь и вижу двух "яков". Они спешат на выручку. Вот оно что! Фашисты струсили и удирают.

Вызволил меня из беды Александр Туманов со своим ведомым. У летчиков кончились боеприпасы, горючее было на исходе, но это не остановило их. Рискуя собой, они пришли на помощь товарищу. Так Туманов поступал всякий раз, когда замечал, что боевые друзья находятся в тяжелом положении. Я не ошибусь, если скажу, что многие летчики полка обязаны ему своим спасением. Туманов обладал удивительным боевым зрением, увереннее, чем кто-либо из нас, ориентировался в обстановке. За время кубанских боев он ни разу не был атакован внезапно, и его самолет не получил ни одной пробоины.

В этот же день мне довелось участвовать еще в одном воздушном бою. Восьмерку истребителей вел заместитель командира полка майор Николаенков. Боевой порядок группы был эшелонирован по высоте: выше нас с Луговым находилась пара Федорова, ниже - пары Машенкина и Николаенкова. Это позволяло хорошо просматривать воздушное пространство, осуществлять тесное взаимодействие и при необходимости оказывать друг другу помощь.

Поддерживая связь по радио, мы ныряли между стайками кучевых облаков, посматривали по сторонам. В воздухе было спокойно. Станция наведения молчала. Но вдруг из-за лохматого облака выскочила пара "мессершмиттов". Фашисты заметили нас и заложили глубокий вираж. Мы с Луговым повторили их маневр, рассчитывая этим задержать врага, втянуть его в бой. Но фашисты и не думали уходить. На вираже самолеты настолько сблизились, что я увидел на фюзеляже ведущего "мессера" голубую стрелу, пронизывающую красный шар. А у ведомого на хвосте было изображено какое-то животное: не то козел, не то кенгуру. Фашисты любили разрисовывать свои самолеты всякой всячиной. Что греха таить, вначале нас немного нервировали эти рисунки, но потом мы перестали обращать на них внимание. Более тою, даже стали охотнее сбивать разрисованные самолеты.

Несколько минут мы виражили, наблюдая друг за другом и выбирая удобный момент для атаки. Вот ведущий "мессер" уменьшил скорость и начал приближаться ко мне. Я разгадал его намерение зайти в хвост моего самолета и устремился вверх. Луговой же почему-то замешкался, и на него сразу же нацелился ведущий фашист. Энергично развернувшись, я бросил свой самолет в пике, чтобы оказать помощь Луговому. И в этот момент прямо перед собой увидел ведомого фашиста. Дистанция была небольшой, и я с ходу дал по "мессершмитту" длинную очередь. Он вспыхнул, летчик сбросил фонарь и выпрыгнул с парашютом.

А тем временем ведущий вражеский истребитель догнал Лугового и стал поливать его пушечными очередями. Наш летчик не маневрировал и не пытался от него оторваться. Я подумал, что он ранен и с трудом управляет истребителем. Имея преимущество в высоте, я свалил самолет на левое крыло и с полупереворота дал по фашисту очередь. Мимо! Потом нырнул "мессеру" под брюхо и выскочил у него перед самым носом. Маневр удался. Фашист перестал преследовать Лугового и бросился за мной вверх. А мне только это и нужно было.

Видя, что "мессершмитт" догоняет меня, я перевел самолет в вираж. Возникла своеобразная обстановка. Мы ходили по кругу, постепенно уменьшая его диаметр. От перегрузки в глазах стояла красная пелена, самолет дрожал и готов был вот-вот свалиться в штопор. Я понимал, что такое напряжение долго не выдержать. Но что делать? Боеприпасы у меня кончились, а подставить спину фашисту и получить солидную очередь из подвесных пушек "мессершмитта" удовольствие не из приятных. Лихорадочно ищу выхода из тяжелого положения. И вдруг в наушниках торопливый голос Ивана Федорова:

- Держись, Саша! Вижу тебя.

Теплой волной нахлынула радость. Ваня, друг, ну какой ты молодчина! Не знаю, крикнул я это или только подумал. Сил сразу прибавилось, и я потянул ручку управления на себя. Черт с ней, с перегрузкой, все равно теперь выдержу! Через несколько секунд слышу уже торжествующий голос Федорова:

- Ага, не нравится, фриц. Сейчас еще прибавлю...

Это Иван меня подбадривает, расстреливая с короткой дистанции увлекшегося каруселью фашиста. Вот выпущенная им длинная пушечная очередь впивается во вражеский самолет, и "мессершмитт", перевернувшись на спину, начинает беспорядочно падать. Туда ему и дорога! А наш путь - на аэродром, домой.

На земле я, увидев Лугового совершенно невредимого, обрушился на него:

- В чем дело? Кто же так воюет? Зачем подставил хвост врагу и не маневрировал?

- Это я умышленно, - спокойно ответил Луговой. - Ведь боеприпасы у меня кончились. Чем еще я мог вам помочь?

- Умышленно? - удивился я. - Захотел, чтобы сбили? Даже риском это не назовешь.

- Возможно, и так... Но если бы я маневрировал, то же самое делал бы и фашист. И тогда вам было бы труднее целиться.

Так вот оно что! Луговой, находясь в тяжелом положении, хотел, оказывается, помочь мне. И чем? Тем, что ради уничтожения фашиста рисковал своей жизнью. Да, такое сознание долга может быть только у нашего, советского человека. Ничего он не пожалеет во имя победы над врагом.

Это был наш последний совместный вылет в паре. Через несколько дней Василий Луговой не вернулся с боевого задания. Не хотелось верить, что погиб такой умелый и решительный летчик. Очевидцы рассказывали, что в своем последнем бою Луговой сбил "мессершмитта", но и сам был подбит. Схватка проходила над вражеской территорией, и никто не знал о судьбе летчика, спустившегося с парашютом. Все же мы не теряли надежды на его возвращение в полк даже из плена. Но Луговой не вернулся.

В то время когда мы с Луговым вели бой с двумя "мессершмиттами", другие летчики нашей группы обрушились на бомбардировщиков. Федоров и Машенкин с первой же атаки сбили по "юнкерсу". Но пара Николаенкова не сумела прорваться к бомбардировщикам, на нее навалились вражеские истребители. Завязался ожесточенный бой. Фашистам удалось сбить ведомого. Николаенков остался один. Один против четырех "мессершмиттов".

Имея такое преимущество, фашисты обнаглели. Они посчитали, что наш летчик обречен, не будет сопротивляться, и стали пренебрегать осторожностью. Этим не замедлил воспользоваться Николаенков. Он догнал на вираже "мессера" и почти в упор расстрелял его. Через несколько минут ему удалось зайти в хвост еще одному фашисту и с первой же очереди поджечь его.

Но в этот момент в "як" угодил вражеский снаряд. Управлять самолетом стало трудно. Кончились боеприпасы. Николаенков решил использовать последнее средство борьбы - таран. К месту боя подошла еще пара фашистских истребителей. Теперь они всей четверкой навалились на подбитый "як". Пушечные очереди следовали одна за другой. Вспыхнул мотор. Огонь, ворвавшись в кабину, обжигал лицо и руки, начала гореть одежда. Николаенков бросил самолет вниз, намереваясь сбить пламя. И здесь он увидел группу наших штурмовиков, возвращавшихся с задания в сопровождении истребителей. Решение созрело мгновенно - войти в строй группы и под прикрытием своих самолетов произвести посадку.

Летчик так и сделал. А машина его продолжала гореть, дышать становилось трудно. Николаенков взглянул вниз, там были плавни, вода, и повел самолет на посадку. Подминая под себя камыши, "як" прополз несколько десятков метров и остановился. Пожар на нем прекратился. И в этот момент Николаенков потерял сознание. Подбежавшие пехотинцы вытащили его из кабины, оказали первую помощь. Летчика отправили в госпиталь. Трудно словами оценить мужество и волю майора Николаенкова.

Бои над Голубой линией не ослабевали. Кубанское небо дрожало от пушечных и пулеметных очередей, от разрывов зенитных снарядов. Объятые пламенем самолеты прочерчивали дымные трассы и врезались в землю. Горели "юнкерсы", "хейнкели", "мессершмитты". Горели наши бомбардировщики, штурмовики и истребители. Но уже чувствовалось, что фашисты выдыхаются, начинают действовать осторожнее. Господство в воздухе переходило к нам.

В разгар боев Машенкина и меня послали на пункт наведения, находившийся неподалеку от передовой. Перед нами поставили задачу: наводить на цель истребителей и изучать тактику вражеской авиации. Прибыв на место, мы сразу же попали под сильную бомбежку. Скажу откровенно: ни раньше, ни позже мне не приходилось бывать в таких переплетах.

Один за другим "юнкерсы" пикировали и бросали бомбы. Нам казалось, что все они нацелены на наш окоп. Оглушительные взрывы, пронзительный свист осколков, содрогание земли, желтая мгла пыли, закрывающая солнце, - все это действовало на психику, требовало нечеловеческого напряжения. Вот здесь-то я впервые по-настоящему понял, как тяжело бывает порой наземным войскам и как заблуждаются некоторые из летчиков, недооценивая роль пехотинцев в войне.

Ведь им не всегда приходится сидеть в окопе и пережидать, когда кончится бомбежка или артиллерийский налет. Они должны идти вперед, завоевывать победу, гнать врага с родной земли...

Два дня пробыли мы на станции наведения. Я вел боевой дневник, куда записывал наблюдения о тактике действий вражеской авиации. Причем учитывал не только то, что мы видели здесь, но и опыт ранее проведенных воздушных боев.

В первую очередь нас, конечно, интересовала тактика немецких истребителей. Прикрывая своих бомбардировщиков, они обычно находились выше и несколько сзади. Хороший обзор и преимущество в высоте позволяли им быстро приходить на помощь своим подопечным и с ходу вступать в бой. Выполняя самостоятельные задачи, истребители действовали обычно небольшими группами, а то и парами. Атаковывали они неожиданно и на больших скоростях, умело использовали облака и солнце. Если внезапная атака не удавалась, сразу же уходили, не принимая боя. Наряду с горизонтальным они часто применяли и вертикальный маневр.

В последний день нашего пребывания на пункте наведения мы стали свидетелями ожесточенного воздушного боя. В нем приняла участие эскадрилья нашего полка под командованием капитана Тимофея Новикова.

Большая группа "юнкерсов" намеревалась нанести бомбовый удар по нашим наземным войскам. Едва бомбардировщики начали перестраиваться для пикирования, как сверху на них свалились "яки". Атака была настолько неожиданной, что фашисты растерялись и стали поворачивать назад.

Наши летчики воспользовались замешательством противника. Капитан Новиков первой же очередью поджег "юнкерса". Затем от его меткого огня пошел к земле и второй бомбардировщик. Советский летчик удачно зашел в хвост и третьему "лаптежнику",, но у него кончились боеприпасы.

В этот момент на пару наших истребителей набросились четыре "мессершмитта". Им удалось расколоть ее. Началась карусель.

Мы, не отрываясь, следили за этим поединком, готовые хотя бы советом по радио помочь нашим летчикам. Подкрепление уже вызвано, но успеет ли оно прийти.

Вот Новиков догнал на вираже "мессершмитта" и, вероятно, решил отрубить ему хвост винтом. Но сзади к нему подкрадывается другой фашист. Новиков его почему-то не видит.

- "Ястреб", "Ястреб", у тебя в хвосте "мессер"! - кричит в микрофон Машенкин. Однако Новиков не реагирует на предупреждение. Я снова вызываю его по радио, и опять никакой реакции; очевидно, вышло из строя радио.

Пытаясь уйти от тарана, вражеский летчик устремился вниз. Новиков бросился за ним. А второй "мессершмитт" продолжает висеть у него в хвосте. Когда до земли остается метров триста, фашист поджигает нашего "яка". Новиков покидает кабину, но его парашют не успевает наполниться воздухом.

И на войне нелегко видеть гибель боевых друзей. А смерть Тимофея Новикова - вдвойне тяжело. Машенкин и я не смогли сдержать слез...

Когда мы вернулись в полк, небо нахмурилось, начал накрапывать дождь. Ненастная погода на Кубани в конце апреля - явление довольно редкое. Все были уверены, что это ненадолго, завтра опять будем летать. Но следующее утро выдалось дождливое, и мы получили отдых. Заслуженный отдых. Ведь больше недели с рассвета до темноты наши летчики почти непрерывно находились в воздухе. Уставали так, что некоторые из них в паузах между вылетами засыпали в кабине самолета. Но никто не жаловался на усталость. Все понимали, что идет тяжелая война, что этого требуют интересы победы.

Утром мы с Машенкиным доложили командиру полка свои соображения относительно тактики вражеской истребительной авиации. Он внимательно выслушал нас, посоветовал еще раз продумать выводы и пообещал организовать нечто вроде конференции летчиков. Назначена она была на вторую половину дня. Машенкин и я начали готовиться к выступлениям. Вскоре подошли Федоров и Туманов, и мы сообща стали обдумывать вопросы, которые следовало разобрать.

- Прежде всего нужно поговорить об инициативе летчиков, - начал Машенкин. - А то у нас она иногда сковывается.

- Верно, - поддержал его Туманов. - Сверху нам определяют район патрулирования, скорость и высоту полета. Где уж здесь развернуться и проявить инициативу!

- А фашисты этим и пользуются, - продолжал Федоров. - Как говорится, бесплатно получают преимущества в бою.

- Вот только насчет района патрулирования вы не правы, - заметил Машенкин. - Он все-таки должен определяться сверху. А то инициатива заведет не туда, куда нужно.

- И в отношении высоты надо уточнить, - добавил я. - На мой взгляд, какая-то часть группы должна находиться на заданной высоте.

- Итак, - подвел итог Машенкин, - будем предлагать, чтобы ведущему группы представлялась полная инициатива в определении скорости полета и частичная - высоты. С районом патрулирования все остается по-прежнему. Согласны?

- Согласны!

- А теперь давайте попытаемся сформулировать правила ведения боя, предложил я.

После довольно длительного обсуждения тактики действий истребителей мы пришли к следующим выводам:

- В район барражирования приходи на большой высоте и максимальной скорости. Тогда получаешь преимущество над противником и гарантию, что не будешь атакован внезапно.

- Потерял высоту - уходи для ее набора в сторону. Иначе можешь стать хорошей мишенью для врага.

- Сближайся и атакуй на максимальной скорости.

- Над объектом прикрытия эшелонируй группу в несколько ярусов.

- В бою лучше действовать отдельными парами, поддерживающими связь зрительно или по радио.

- Пара должна быть слетанной. Надо четко определить обязанности ведущего и ведомого.

- Учись метко стрелять на больших скоростях с любой дальности и из различных положений истребителя.

- Для обеспечения внезапности атаки максимально используй солнце и облака.

Может быть, для летчиков, уже имевших солидный фронтовой опыт, эти правила не были новыми. Но для нас, которые лишь несколько дней назад впервые встретились с немецкой авиацией, они представляли немалую ценность. Это была первая попытка как-то обобщить опыт боев. Разумеется, нам не все удалось продумать до конца.

Наши мнения мы намеревались изложить на конференции, но она по каким-то причинам не состоялась в этот день. А в последующем стало уже не до нее: летчики снова начали бороздить небо с рассвета до темноты, вести напряженные бои. Нам жалко было этого пасмурного дня. Он мог многое изменить и, пожалуй, уберечь полк от неоправданных потерь.

3

В конце апреля войска Северо-Кавказского фронта при поддержке авиации и артиллерии перешли в наступление в районе станицы Крымской. Преодолевая упорное сопротивление противника, они вклинились в его оборону. Завязались ожесточенные бои, переходившие на отдельных участках в рукопашные схватки. Немецко-фашистское командование, пытаясь сорвать наше наступление, бросило в бой значительные силы бомбардировщиков. Они начали наносить удары по боевым порядкам советских войск и огневым позициям артиллерии. Истребители корпуса, в том числе нашего полка, получили задачу прикрыть с воздуха свои наступающие наземные части.

Ранним утром шестерка истребителей, которую возглавил майор Еремин, вылетела на задание. Патрулируя в районе Крымской, летчики обнаружили две группы "юнкерсов" по восемнадцать - двадцать самолетов в каждой. Под прикрытием истребителей они шли к линии фронта. Соотношение сил было явно не в нашу пользу. Поэтому требовалось принять решение, выполнив которое наши летчики могли бы внести замешательство в ряды врага и заставить его отказаться от своих намерений. И Еремин нашел его. Он приказал паре Ивана Федорова сковать истребителей, а основным силам атаковать первую группу бомбардировщиков. Расчет был на дерзкую и неожиданную атаку, способную деморализовать фашистов.

Имея преимущество в высоте, наши летчики устремились к "юнкерсам". Заработали пушки и пулеметы. Внезапность атаки и лавина мощного огня ошеломили фашистов. Потеряв два бомбардировщика, они начали поворачивать обратно, беспорядочно бросая бомбы. Воспользовавшись растерянностью врага, наши летчики сбили еще трех "юнкерсов".

Вторая группа бомбардировщиков развернулась перед линией фронта и поспешила убраться восвояси.

А в это время пара Ивана Федорова вела тяжелый бой с "мессершмиттами". Здесь численное преимущество врага было еще большим. Гитлеровцам удалось расчленить пару.

На самолет Федорова со стороны солнца устремились в атаку четыре "мессершмитта". Как только они приблизились на дальность действительного огня, советский летчик энергичным разворотом ушел в сторону. Но здесь путь ему преградили еще два истребителя. Один против шестерых. Что делать? Уходить или вступать в бой? И Федоров решает навязать врагу свою волю. Опередив гитлеровцев, он бросается в атаку. Смелым маневром заходит в хвост ведущему и меткой пушечной очередью буквально раскалывает "мессершмитта". Видя, что ведомый фашист замешкался, Федоров устремляется к нему. И когда дистанция сократилась, нажимает на гашетку. Но оружие молчит: кончились боеприпасы. Обстановка обострилась до предела.

И в этот момент к "яку" потянулись огненные трассы подошедшей пары "мессершмиттов". Федоров свалил самолет на крыло и ушел вниз. Фашисты бросились за ним. А другая пара истребителей стала в круг, готовясь к атаке. Вражеским летчикам удалось подбить "як". Несколько снарядов попало в правую плоскость. Федоров потянул ручку управления на себя. Самолет стремительно пошел вверх. От перегрузки потемнело в глазах, тело придавило к спинке сиденья. Надо выводить машину в горизонтальный полет, иначе потеряешь сознание. Стоило Федорову это сделать, как к нему бросилась пара, находившаяся на вираже. Федоров развернулся, дал полный газ и направил самолет на ведущего "мессершмитта". Дистанция стала неумолимо сокращаться.

Фашист, почувствовав недоброе, попытался отвернуть в сторону. Но было поздно. Крыло "яка" срезало кабину "мессершмитта", и оба самолета стали падать. Советский летчик покинул истребитель, раскрыл парашют и благополучно приземлился.

Этот воздушный бой проходил над нашим госпиталем, и многие наблюдали за ним. И когда врач перевязывал раненного в голову Федорова, то не мог скрыть своего восхищения:

- Экий ты, батенька, молодчина. Один против шестерых вышел победителем. Герой, настоящий герой. Имел бы я право, сейчас же Золотую Звезду вручил.

- Что вы, доктор, - смущенно сказал Федоров, - были бы на моем месте, так же выкручивались.

- Вы послушайте, что он говорит, - обратился врач к окружившим их медсестрам. - "Выкручивался", а? Ты, брат, брось медицине пыль в глаза пускать. Она ведь тоже разбирается в авиации, раз крылышки подлечивает.

В этот день летчики нашего полка сбили девять фашистских самолетов, а потеряли лишь один. Приобретенный опыт и знание тактики врага давали о себе знать. Так и сказал генерал Савицкий, позвонив вечером в полк и поздравив нас с победой.

А обстановка в воздухе по-прежнему оставалась напряженной. Командование полка едва успевало формировать группы и пары и отправлять их на задания. Мы прикрывали наземные войска, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, изредка вели разведку. Основной нашей задачей было, конечно, уничтожение вражеской авиации.

Когда мы ожидали очередного вылета, в землянку вбежал кто-то из летчиков и крикнул:

- "Мессера" ведут в плен!

Всех, словно ветром, выдуло наверх.

Мы увидели странную процессию, приближающуюся к аэродрому. Впереди, переваливаясь с крыла на крыло, плелся "мессершмитт", а чуть сзади, слева и справа, шли два наших истребителя. У самого аэродрома фашист бросил машину вниз, пытаясь вырваться из "клещей". Но к нему сразу же приблизился "як" и выпустил короткую предупредительную очередь из пушки. "Мессер" снова вынужден был занять свое место в боевом порядке. Второй наш истребитель развернулся и показал пленнику место посадки. Но тот, очевидно не заметив посадочных знаков, убрал обороты мотора и плюхнулся на вспаханное поле рядом с аэродромом. А "яки", выпустив шасси, пошли на посадку.

- Вот так "язык"! - восхищенно сказал Машенкин. - "Мессер"! Такого я еще не видел.

Да, случай был необычным. Мы знали, что советским летчикам удавалось сажать вражеские бомбардировщики на своем аэродроме. Но пленить истребителя, да еще "мессершмитта"! В это как-то не верилось. Оказывается, и такое по плечу нашим летчикам.

Пленил фашиста капитан Тарасов со своим ведомым. Павел Тарасов невысокий, плотный летчик, с добродушной улыбкой и неторопливыми движениями. Он прибыл в наш полк накануне кубанских боев. Тарасов с первого дня войны на фронте. Свой боевой счет он открыл 22 июня 1941 года, сбив фашистского "хейнкеля". Отважный летчик сражался в небе Ленинграда, на Воронежском и Сталинградском фронтах. О несгибаемом мужестве и высоком мастерстве Павла Тарасова убедительно свидетельствует воздушный бой, в котором он уничтожил три фашистских истребителя: два - огнем и один - таранным ударом. Родина достойно отметила советского сокола, присвоив ему звание Героя Советского Союза.

Когда Тарасов, посадив самолет, подошел к нам, мы сразу же обступили его с вопросами.

- Дело было так, - начал Павел Тарасов. - Выполнив задание, мы возвращались домой. Только перелетели линию фронта, увидели четырех "яков", гоняющих двух "мессеров". Думаем: помощь наша не нужна - сами справятся. Да и горючее у нас на исходе...

Тарасов прервал рассказ. Мимо нас в сопровождении конвоиров прошел фашистский летчик - рыжеволосый верзила. Он был ранен в руку, но старался идти бодро, надменно поглядывая на нас.

- И вдруг заметили вот этого фрукта, - продолжал Тарасов, указав рукой на фашиста. - Вместо того чтобы поддержать своих, он ушел вниз и там прохлаждался. Мы к нему, фриц - наутек. Но высота небольшая, развернуться негде, к тому же мы находились сверху. Прижали его к земле и повели к аэродрому.

Трижды он пытался улизнуть, но каждый раз мы подбрасывали ему огонька. Видно, тогда его и ранили. Задуманный план удалось выполнить.

Как только Тарасов заикнулся о плане, нам сразу стало понятно не совсем обычное поведение летчиков в последние дни. Они часто уединялись, о чем-то горячо спорили, что-то чертили прутиками на земле. Им явно не хотелось посвящать других в свои секреты. Когда к ним подходил кто-нибудь, они сразу переводили разговор на другую тему. Лишь парторга полка Лисицына посвятили в свои планы.

Вскоре в полк поступило приказание подготовить "мессершмитта" к перегонке в Москву для показа на выставке трофейного немецкого оружия.

И вот пришел Первомай. Каждый из нас, следуя традиции, стремился достойно встретить этот праздник, преподнести Родине свой подарок. Какой? Ну конечно же сбитый вражеский самолет. Такое стремление было у всех, но повезло лишь Машенкину, Туманову, Федорову и Свеженцеву. Правда, и остальные летчики воевали неплохо, хотя и не увеличили боевого счета.

После майских праздников активность наших наземных войск возросла. В результате упорных боев они сломили сопротивление противника и 5 мая освободили станицу Крымскую. Впереди была Голубая линия - главная полоса вражеской обороны. Возникла реальная возможность уничтожить немецко-фашистские войска на кубанском плацдарме. Гитлеровское командование всполошилось. Оно перебросило из Крыма свежие пехотные части, значительно усилило свою авиацию. Советские войска приостановили наступление на этом участке. Необходимо было перегруппировать силы, подготовиться к новому удару по врагу.

Мы продолжали летать на прикрытие наземных войск, В воздухе нередко вспыхивали ожесточенные схватки. В одной из них погиб командир эскадрильи Федор Свеженцев. В неравном бою с "мессершмиттами" он израсходовал боеприпасы, но не покинул товарищей. Спасая летчика, оказавшегося в тяжелом положении, Свеженцев таранил вражеский самолет. Когда он выбросился с парашютом, фашисты расстреляли его в воздухе.

Гибель Федора Свеженцева потрясла нас. Мы уважали и любили этого виртуозного летчика, умного командира и обаятельного товарища. Он сбил одиннадцать вражеских самолетов - больше всех в полку. А сам всегда возвращался с заданий без единой пробоины.

Вскоре в полк пришло письмо от жены Федора Свеженцева. Заканчивалось оно так: "Хотелось написать такие слова, которые помогли бы вам бить ненавистного врага. Но мне трудно сейчас излагать свои мысли. Пишу то, что у меня на душе. Прошу всех, кто знает моего Федю, об одном - отомстить немецким фашистам за его гибель".

И мы поклялись беспощадно уничтожать гитлеровскую нечисть.

Над аэродромом взвилась зеленая ракета. Мы бросились к самолетам, запустили моторы и через несколько минут были уже в воздухе. Не знаю, как это произошло, но в нашей шестерке оказались почти все те, кто хорошо знал Федора Свеженцева: Батычко, Федоров, Машенкин, Туманов и я. Группа получила задачу сопровождать штурмовиков, которые должны были нанести удар по колонне вражеских войск, двигавшейся к Голубой линии.

Сразу же после взлета мы пристроились к "илам". Около Крымской прошли линию фронта. Вскоре показалась и вытянувшаяся неприятельская колонна. Штурмовики с ходу пошли в атаку. Нам хорошо были видны трассы реактивных снарядов, которые они обрушили на врага. Гитлеровцы начали в панике разбегаться. Вспыхнуло несколько автомашин. А "илы" уже разворачивались для повторного удара.

Но нам не пришлось долго любоваться работой штурмовиков. Со стороны солнца появилась большая группа "мессеров". Распределившись попарно, они на большой скорости устремились к "илам". Наши истребители преградили им путь. Завязался ожесточенный бой. Хотя фашистов было почти вдвое больше, чем нас, им так и не удалось прорваться к штурмовикам. В короткой схватке четырех "мессеров" мы сбили, а остальных вынудили покинуть поле боя. Разгромив вражескую колонну, штурмовики взяли курс на восток. Мы снова пристроились к ним и довели их до самого аэродрома.

Вечером, за ужином, только и говорили об этом бое. Ведь нам впервые пришлось прикрывать штурмовиков в такой сложной обстановке. Желая отметить наш успех, начпрод выставил на стол дополнительную порцию вина. Но меня удивила не столько щедрость хозяйственника, сколько поведение Батычко. Он пил больше всех. "В чем дело? - раздумывал я. - Ведь Батычко никогда не был поклонником "зеленого змия".

- Что случилось, Иван? - спросил я его, когда мы вышли из столовой. Зачем так много пил? Может, с рассветом опять в бой...

Батычко ничего не ответил, но по его нахмуренному лицу я понял, что какая-то закавыка у него есть. Спросил еще раз.

- Знаешь, друг, - задумчиво сказал он. - Из всех неприятных вещей на свете самая паршивая - недоверие.

- Недоверие? Кто же тебе не доверяет? - возмутили меня его несуразные мысли.

- Нашелся такой... Помнишь, мне дважды приходилось возвращаться из-за того, что шасси не убирались? Так вот... сегодня мне намекнули, что случаи эти довольно странные.

- Преувеличиваешь! Ведь все знают, что виноват был механик. Причем же здесь ты?

- Так-то оно так. Но намек был уж очень прозрачным.

Мне так и не удалось переубедить впечатлительного и до скрупулезности честного Батычко. Его всегда возмущали малейшая недоговоренность и фальшь. От возбуждения, подхлестнутого солидной дозой вина, он, как потом выяснилось, не спал почти всю ночь.

А рано утром нас вызвали на аэродром. Вид у Батычко был усталый. Подумав, что это после вчерашнего ужина, я посоветовал ему повременить с вылетом. Но он улыбнулся и сказал, что чувствует себя отлично. Его ответ меня немного успокоил, и я направился, к своей группе летчиков. Нам предстояло вылетать во вторую очередь.

Когда Батычко взлетел, я невольно стал наблюдать за ним. Из головы не шел вчерашний разговор. И надо же было так случиться: правая нога его самолета опять убралась не до конца. Я сразу представил себе состояние летчика. Теперь Батычко ни за что не вернется на аэродром, хотя это обязательно нужно сделать. Так оно и вышло. На неисправной машине командир эскадрильи повел свою группу к линии фронта.

Как потом рассказывали очевидцы, нашим летчикам пришлось вести очень тяжелый бой. Батычко удалось сбить "мессершмитта", но когда он настигал второго, у его "яка" вывалились шасси. Самолет отяжелел, потерял маневренность. На него сразу же набросились три фашиста. Помощь боевых друзей пришла слишком поздно...

Узнав о гибели Батычко, мы не находили себе места. Война унесла еще одного замечательного человека. Кто виноват в его гибели? Фашисты? Да. Но у каждого из нас, хорошо знавших Батычко, появлялись и другие мысли. Мы думали и о душевной травме, нанесенной этому рыцарю мужества, прямоты и честности. К чему, не разобравшись, бросать человеку намеки, которых он не заслужил?

Возмущала также практика поощрения отличившихся летчиков - двойная, а то и тройная норма "наркомовской" водки. А такие порядки у нас укоренились прочно. Сбил самолет - получай лишнюю чарку. Кое-кто не понимал, что это вознаграждение пагубно для летчика, особенно в обстановке напряженнейших кубанских боев. Отдыхать нам приходилось урывками, а регулярные выпивки ослабляли организм, расшатывали нервную систему. И чего греха таить, именно лишняя чарка была одной из причин гибели некоторых летчиков.

С этими мыслями Туманов, Машенкин и я пришли как-то к парторгу Михаилу Лисицыну. Он замещал Пасынка, убывшего перед отлетом на Кубань в госпиталь с острым приступом аппендицита.

- Надо запретить выдавать летчикам винные "награды", - предложили мы. Каждый из нас готов вообще отказаться от положенных ста граммов.

- Вполне согласен с вами. Только как на это посмотрит начальство? неуверенно поддержал нас Лисицын. - Ведь указание выдавать такие наградные дано не дивизией и даже не корпусом...

- Неважно, чье это распоряжение! - перебил его Туманов. - Важно, что оно неправильное, вредное. Пора с этим кончать.

- Хорошо, друзья, завтра я буду в штабе дивизии и посоветуюсь...

"Эх, Миша, Миша, - подумал я, когда мы уходили от него. - Парень ты хороший, но идти против течения почему-то побаиваешься. Жаль, что нет сейчас с нами Пасынка. Он бы обязательно добился отмены этого нелепого распоряжения. Ничего, скоро комиссар вернется".

Рассуждая так, мы, пожалуй, слишком много требовали от Михаила Лисицына. Политработник он был молодой, неопытный, жизнь его, как говорится, еще не обстреляла. А вообще-то он работал весело, с огоньком, в любое дело вкладывал душу.

Перед вечером в полк прилетел генерал Савицкий, усталый, недовольный. Мы, конечно, понимали его состояние. Шутка ли, за какие-то две недели потерять столько летчиков! И каких! Где найти им замену? Как воевать дальше? Видимо, об этом генерал и разговаривал с командиром полка с глазу на глаз в штабной землянке. О том, что разговор был не из приятных, мы догадались по настроению майора Еремина, который провожал командира корпуса.

В последующие дни обстановка в воздухе несколько разрядилась. Активность вражеской авиации снизилась. Реже стали вылетать и мы. А в середине мая поступило распоряжение - перебазироваться на аэродром, расположенный около станицы Ново-Титаровская. Там, оказывается, нас ждали летчики, которым нужно было помочь переучиться на новые самолеты.

4

С перелетом в Ново-Титаровскую кубанские бои для нас закончились. Почти месяц мы изо дня в день вели ожесточенные схватки с немецко-фашистской авиацией. Вполне естественно, что за это время наш полк, по сравнению с другими частями корпуса, уничтожил наибольшее количество вражеских самолетов - шестьдесят четыре! Правда, и у нас потери оказались немалые: двадцать пять машин и девятнадцать летчиков.

Хотя внешне все выглядело благополучно - побед в два с лишним раза больше, чем поражений, - мы были недовольны таким итогом. К чему заниматься арифметикой, если полк лишился более половины воздушных бойцов?

Стали искать причины этих неоправданных потерь. Одной из них было, разумеется, отсутствие у наших летчиков достаточного боевого опыта. К предстоящим схваткам с гитлеровцами мы готовились в основном по урокам Халхин-Гола и Хасана. А многие применявшиеся там тактические приемы к началу Отечественной войны устарели. Отсталость в тактике особенно отрицательно сказалась на результатах наших первых боев.

Правда, с прибытием на Кубань командование дивизии и корпуса кое-что сделало для ознакомления нас со свежим фронтовым опытом. Но этих наспех проведенных мероприятий оказалось мало для того, чтобы восполнить пробел в тактической подготовке летного состава.

Ведь в небе Кубани нам пришлось встретиться с гвардией фашистской авиации - с истребительной эскадрой "удет". Она состояла из отборных, самых опытных летчиков, многие из которых имели на своем счету по нескольку десятков сбитых самолетов. Соперничать с такими "асами" нам вначале было очень и очень трудно.

Таковы, если можно так выразиться, объективные причины наших сравнительно больших потерь. Но были и субъективные. К ним в первую очередь нужно отнести, пожалуй, шаблон в постановке задач летчикам. Дело в том, что на первых порах вся наша боевая деятельность зависела от воли начальников штабов, которые сами не летали. Они определяли не только районы, но также высоты и скорости барражирования истребителей. И, конечно, "навели порядок". Каждый день мы летали по одним и тем же маршрутам, на одних и тех же скоростях и высотах.

Фашисты не замедлили воспользоваться шаблоном в наших действиях. Они заранее занимали наиболее выгодное положение и, когда мы появлялись, били нас наверняка, Понадобилось энергичное вмешательство командиров и летчиков, чтобы искоренить эту косность.

Требовалось коренным образом улучшить практику разбора воздушных боев.

Некоторые начальники считали наши большие потери случайностью и не заботились о детальном анализе действий летчиков, особенно неправильных, не вскрывали причин их неудач.

Правда, отдельные командиры проводили такую работу на свой риск и страх, но их опыт не стал достоянием всех. И когда руководители осознали эту ошибку, время оказалось потерянным.

Думается, что конференция, которую мы однажды подготовили, могла бы в известной мере восполнить пробел в тактической подготовке летчиков. Но ее, к сожалению, провести не удалось.

Значительная доля вины за наши неудачи ложилась и на партийно-политический аппарат полка. Отдавая должное энергии и находчивости парторга Михаила Лисицына и комсорга Бориса Тендлера, нужно отметить, что они все-таки недостаточно конкретно и целеустремленно проводили свою работу, нередко ограничивали ее собраниями, докладами, информациями и беседами на общеполитические темы. Даже пропагандируя опыт отличившихся в боях, они не старались сломить устаревшие взгляды на тактику ведения воздушной борьбы. Чувствовалось отсутствие Пасынка, обладающего удивительной способностью работать с людьми, умением смотреть вперед, подмечать новое, передовое и решительно претворять это в жизнь. Настойчивость Тимофея Евстафьевича в сочетании с партийной принципиальностью всегда позволяла ему доводить начатое дело до конца.

Воздушное сражение на Кубани явилось для нас, таким образом, хорошей школой боевого мастерства. В ходе напряженной и трудной борьбы с вражеской авиацией было решительно отброшено все устаревшее, найдены и освоены новые приемы боевого применения истребителей.

Прежде всего основной тактической единицей при ведении воздушных боев стала пара. Хотя раньше мы и применяли ее, но делали это неумело, непродуманно. В частности, не было стабильности в ее составе, перед каждым очередным вылетом она комплектовалась заново. Это непостоянство отрицательно сказывалось на слетанности.

В ходе кубанских боев наши летчики в совершенстве освоили вертикальный маневр, без которого немыслима наступательная тактика.

Теперь в поединках с врагом они стали действовать смелее, активнее, не обороняться, а нападать, решительно навязывать свою волю противнику, атаковать внезапно и на больших скоростях.

Много нового было внесено и в тактику. Опыт боев на Кубани показал, что истребители должны действовать небольшими группами (по четыре - шесть самолетов в каждой), эшелонированными по высоте. Этот порядок не только расширяет возможности для маневра, особенно вертикального, но и позволяет своевременно приходить на помощь друг другу.

Так появилась знаменитая "кубанская этажерка". Каждая группа, из которых она состояла, решала в бою свою, определенную задачу. Одна являлась ударной и предназначалась для разгрома бомбардировщиков противника, другая сковывала вражеских истребителей прикрытия, третья, самая верхняя, прикрывала остальные и приходила им в нужный момент на выручку.

Во время воздушных боев над Голубой линией очень много пришлось потрудиться инженерно-техническому составу нашего полка. Требовалось предельное напряжение сил и исключительное мастерство для того, чтобы обеспечить вылет каждого самолета по четыре-пять раз в день. И, кроме того, надо было своевременно ввести в строй поврежденную технику.

Всю работу инженерно-технического состава возглавлял майор Ерохин. Выше среднего роста, плотный, энергичный, он был замечательным специалистом и умелым организатором.

Под стать ему подобрались и инженеры эскадрилий: быстрый, вездесущий Агейкин, степенный, но ничуть не медлительный Кирилюк, такой же рассудительный "академик" Горюнов. Они умело руководили своими подчиненными, соперничая между собой в быстроте и качестве подготовки самолетов к вылетам.

Неутомимым тружеником зарекомендовал себя механик Хантимиров. Он, казалось, был способен работать без отдыха. Его самолет всегда был в боевой готовности. Недаром впоследствии, когда мы воевали уже на Украине, на эскадрильской стоянке появился щит с надписью:

Механик!

Если хочешь скорее домой,

Если жаждешь победы и мира.

Готовь самолет свой в бой,

Как готовит его Хантимиров.

Мою машину обслуживали механик Иван Григорьев и моторист Илья Лившиц. В эскадрилье, казалось, не было слаженнее этой технической пары, несмотря на резкую разницу в их характерах. Если первый был очень спокойным, даже флегматичным, то второй, как говорил сам, любил ходить с песней по жизни.

Эти люди как бы дополняли друг друга. Я всегда был спокоен за свою машину. Она ни разу не отказала за все годы войны.

Прибыв в Ново-Титаровскую, мы сразу же приступили к переучиванию летчиков другой части. Несмотря на то что у большинства из нас инструкторской практики не было, мы неплохо справились с поставленной задачей. За короткий срок все наши ученики освоили новый для них истребитель Як-1. Мы постарались передать им и боевой опыт, накопленный в кубанских боях.

Когда переучивание летчиков было закончено, майор Еремин собрал нас в штабном домике и объявил:

- Получено распоряжение перебазироваться в тыл - на отдых и пополнение...

Что же, подумалось мне, решение правильное и своевременное. В полку большой некомплект летчиков, да и отдохнуть неплохо после тяжелых кубанских боев. А может быть, и самолеты новые дадут...

Только мы начали строить прогнозы на будущее, как открылась дверь, и вошел Тимофей Евстафьевич Пасынок. Изрядно похудевший (видимо, операция была тяжелой), усталый, но радостный, он бросился всех обнимать.

- А где же остальные? - спросил Пасынок, когда несколько улеглось возбуждение от встречи, - Батычко, Новиков, Свеженцев?..

Все опустили головы, не решаясь смотреть в глаза замполиту.

- Что ж молчите? Отвечайте! - голос Тимофея Евстафьевича дрогнул.

- Нет больше их, - глухо проговорил Еремин. - И многих других... Здесь почти все...

Пасынок нахмурился, его плечи ссутулились. Тяжелая задумчивость сковала замполита. Наконец пересилив себя, он обронил:

- Такие люди погибли! Гордость полка! Совесть не простит, если мы их забудем... А наградные листы оформили?

- Нет. Не до них было, - ответил Лисицын.

- Нужно немедленно это сделать! И надо начинать писать историю полка. К нам скоро прибудет молодежь. Она должна знать о боевых традициях дальневосточников.

В тот же день Пасынок вызвал к себе старшину Ганкина, который до войны был фотокорреспондентом "Ленинградской правды". Замполит уважал этого энергичного, находчивого, исполнительного человека.

- Марк, есть важное дело, - сказал Пасынок. - Надо побывать в районе боев и сфотографировать все сбитые нашими летчиками вражеские самолеты. Кроме того, на каждый из них получить подтверждение от командования наземных войск. Справишься?

- Какой может быть разговор, Тимофей Евстафьевич, - ответил старшина. Раз дело важное - нужно выполнять.

Через несколько дней Ганкин вернулся с фотографиями и с документами, подтверждающими боевую работу летчиков. На их основе были оформлены наградные листы. Постепенно начала создаваться история части. А некоторое время спустя Борис Тендлер, старшина Ганкин и сержант Кличко положили перед Пасынком старательно переплетенный и красочно оформленный "Боевой путь полка". В нем рассказывалось о создании части и о славных фронтовых делах летчиков, техников и механиков.

- Молодцы, друзья, - сказал Пасынок, бережно листая историю полка. Эту книгу надо хранить пуще глаза, ей нет цены. А теперь хочу дать вам еще одно задание: надо создать художественную самодеятельность.

Тендлер и Ганкин развернули кипучую деятельность. Оказалось, что в полку талантов - непочатый край. Нашлись певцы, танцоры, чтецы и даже гипнотизер.

Первый концерт прошел с успехом. Переполненный станичный клуб, куда были приглашены и местные жители, казалось, вот-вот развалится от грома аплодисментов.

Марк Ганкин выделялся в самодеятельном коллективе широким диапазоном способностей. Он был конферансье, аккомпанировал на пианино, баяне и гитаре, пел веселые песенки, лихо отплясывал чечетку.

Зрители долго не отпускали со сцены и техника Серебрякова, который покорил их своим сильным и колоритным голосом. В его исполнении даже хорошо известные песни звучали как-то по-особому и цепко брали за душу. Мы пророчили Серебрякову большое вокальное будущее и советовали ему после войны поступить в специальное учебное заведение. Возможно, так бы оно и произошло, если бы не нелепый случай, оборвавший жизнь этого одаренного человека.

Демоническим успехом пользовался врач полка Гусаченко, демонстрировавший искусство гипноза. Восхищаясь им, зрители в то же время побаивались его. Не все, конечно, а те, у которых под влиянием неотразимого взгляда гипнотизера развязывался язык, и они раскрывали свою душу.

С этого концерта коллектив самодеятельности начал быстро расти и приобретать широкую известность сначала в дивизии, а затем и в корпусе.

Вскоре мы уже были на новом месте. Нас разместили в здании авиационного училища и сказали: несколько дней отдыхать самостоятельно. Мы, конечно, не стали возражать против такой неорганизованности и начали осваивать песчаные берега реки Воронеж. С утра до вечера купались, загорали, читали книги, играли в шахматы и домино. И не отказывали себе в удовольствии подольше поспать. Постоянное недосыпание на фронте и напряженные бои нас изрядно измотали.

Я уже говорил о том, что капитан Пасынок настойчиво старался обратить нас в поэтическую веру. Он использовал всякую возможность для того, чтобы привить нам любовь к поэзии. Тимофей Евстафьевич знал на память великое множество стихов, охотно и с воодушевлением читал их, да и сам нередко брался за перо.

- Поэзия для человека - все равно что хлеб, - часто говорил он. - Она воспитывает людей, делает их красивыми. А летчику, у которого и профессия на редкость поэтична, стихи вдвойне необходимы.

Мы же, не очень подкованные в этой области, пытались оспаривать его мнение. Нам казалось, что увлечение стихами - дело любительское. Конечно, иной раз, когда есть желание и время, неплохо послушать или почитать стихи, но зачем же равнять их с хлебом насущным? Однако убежденный в своей правоте, Пасынок разбивал наши шаткие доводы.

Тимофей Евстафьевич часто организовывал литературные конференции, посвященные творчеству того или иного поэта. Заканчивались они неизменно чтением стихов.

Мы с интересом относились к этим культурным мероприятиям. Перед нами раскрывался удивительный поэтический мир. Мы узнавали много нового и о том времени, в которое жил и работал поэт.

Во время отдыха летчики глубже изучили творчество Пушкина, Лермонтова, Некрасова и Маяковского, как бы заново открыли Блока и Есенина. Немало интересного узнали мы о творчестве Симонова, Твардовского, Суркова, Тихонова и других советских поэтов.

Тимофей Евстафьевич Пасынок иногда читал нам и свои произведения. Особенно удавались ему стихи о летчиках. Его перу принадлежит и текст полкового марша.

Замполит Пасынок хорошо знал не только литературу, но и историю, искусство, музыку. Это тоже в какой-то степени объясняет, почему так тянулись к нему люди.

Вскоре после приезда в тыловой город состоялось торжественное собрание, на котором награжденным авиаторам были вручены ордена и медали. Мы горячо поздравляли друг друга, особенно Алексея Машенкина и Ивана Федорова, получивших ордена Красного Знамени.

Недолгим был наш отдых. Через неделю началась подготовка к новым боям.

К этому времени в полку произошли изменения. Ушел от нас майор Еремин. Генерал Савицкий перевел его в другой полк.

Только впоследствии, много лет спустя, я узнал истинную причину ухода Еремина. Однажды, когда он вернулся с рыбалки, Пасынок сказал ему:

- Зря на реке время убиваешь. В полку дел невпроворот. Надо готовить молодежь к предстоящим боям.

- Лучшая подготовка летчика - это бой, - ответил Еремин. - Если я не навоевал с Батычко, Свеженцевым и Новиковым, то с такими и подавно ничего не получится.

- Ну знаешь, - вспылил Пасынок, - такого паникерства я тебе простить не могу. Как же поведешь в бой людей, в которых не веришь?! Советую сказать об этом "Дракону".

- И скажу, хоть сейчас...

- Тогда летим вместе в штаб корпуса.

И вот командир полка и его заместитель по политчасти предстали перед генералом Савицким. Выслушав обоих, командир корпуса дал нагоняй Еремину и после небольшого раздумья решил:

- Пасынок остается на старом месте. Еремина переведем в другой полк.

На место Еремина назначили майора Николаенкова, который раньше служил в нашем полку заместителем. Он только что вернулся из госпиталя. Командирами эскадрилий стали Алексей Машенкин, я и Егор Анкудинов, пришедший к нам из другой дивизии. Заместителем к нему назначили Ивана Федорова, а ко мне Ивана Мартыненко, высокого, худощавого и энергичного лейтенанта. На фронт он прибыл вместе со всеми с Дальнего Востока, служил в соседней эскадрилье. Во время кубанских боев сбил два вражеских самолета. Его отличала неукротимая ненависть к фашистам, неистощимое желание летать, заботливое отношение к боевым друзьям.

Полк пополнился многими новыми летчиками. Несколько человек пришли и в нашу эскадрилью. Я стал знакомиться с молодыми лейтенантами, недавно закончившими училище.

Вот добродушный богатырь Федор Тихомиров. В его внешне неуклюжей, сутуловатой фигуре с длинными цепкими руками угадывалась большая сила и целеустремленность. Казалось, поручи ему труднейшее задание, и он, как говорится, костьми ляжет, но выполнит его.

Такой же высокий Павел Сереженко оказался очень застенчивым, говорил мало и неохотно. Зато потом, в бою, он буквально преображался, становился смелым, решительным и инициативным летчиком. Прямой противоположностью Тихомирову и Сереженко был Андрей Кузнецов. Энергичный, порывистый, с горящими черными глазами, он не сидел без дела ни минуты. Его работоспособность, старательность и дисциплинированность позволили ему со временем стать отличным воздушным бойцом. Золотую середину между ними занимал Андрей Казак. В его характере удивительно сочетались спокойствие и неиссякаемая энергия - ценнейшие качества для летчика-истребителя.

Первое впечатление о молодых летчиках у меня сложилось хорошее: подтянуты, рвутся в бой, перерыв в полетах, судя по документам, у них небольшой, новые истребители знают неплохо.

Контрольно-вывозные полеты на "спарке" подтвердили мои предположения об уровне их подготовки. Большинство новичков хоть сейчас можно было выпускать самостоятельно на боевых самолетах.

На фронт нам предстояло летать на истребителях Як-9. Эти самолеты имели лучшие летно-технические данные, чем Як-1, - большую скорость, лучшую скороподъемность, более мощное вооружение.

Подготовка молодежи к боям продолжалась около двух месяцев. Особое внимание обращалось на изучение противника и совершенствование тактики. В практику обучения широко внедрялся опыт кубанских боев.

Командование торопило с вводом в строй молодых летчиков. Наш корпус, находившийся в Резерве Ставки, мог в любой момент получить боевой приказ.

В конце августа такой приказ поступил. Корпус передавался в распоряжение командующего 8-й воздушной армией, обеспечивавшей наступление войск Южного фронта.

Здравствуй, родная Украина!

1

В начале сентября 1943 года полк базировался возле города Шахты. Там был не аэродром, а слегка укатанный участок поля. На Украине мы часто использовали такие площадки. Выбирались они обычно по соседству с населенными пунктами и приличными дорогами.

На шахтинский аэродром полк прибыл в разгар нашего наступления, начавшегося 18 августа. Прорвав сильно укрепленный Миусский оборонительный рубеж, войска Южного фронта расчленили вражескую группировку на две части. В конце августа в прорыв были введены кавалерийский и механизированный корпуса, которые стремительным броском отрезали противнику пути отхода из Таганрога. Фашисты попытались эвакуироваться из города морем, но наши бомбардировщики и штурмовики мощными ударами с воздуха заставили их отказаться от своего намерения. После решительного штурма Таганрог был освобожден.

Советские войска добились успеха и на других участках фронта. 6 сентября они освободили Макеевку, затем Мариуполь и продолжали продвигаться на запад.

Наш полк, как и другие части корпуса, получил задачу прикрывать наступающие наземные войска. Нам предстояло действовать в обстановке, значительно отличающейся от кубанской. Слабая активность фашистской авиации позволяла посылать на задания не только опытных летчиков, но и молодых, чтобы они быстрее вошли в строй. Как и ветераны, они летали главным образом на штурмовку наземных целей. А трудности состояли в том, что в связи с быстрым продвижением пехоты и танков нам часто приходилось перебазироваться. На последнее обстоятельство командование, партийно-политический аппарат да и летно-технический состав обращали, конечно, особое внимание.

С получением боевого приказа гвардия Пасынка, как любовно называли мы политработников своего полка, развернула активную деятельность. Во всех подразделениях были проведены партийные и комсомольские собрания, беседы, выпущены боевые листки. На аэродроме появились красочно оформленные щиты, лозунги и плакаты, призывающие равняться на героев Кубани и с честью выполнять поставленные задачи.

Из наглядной агитации щиты пользовались наибольшей популярностью среди летчиков и техников. Подготовкой их занимался сам замполит вместе с художником Кличко. Каждое важное событие в жизни полка находило отражение в рисунках и стихотворных текстовках к ним.

Но наиболее действенными были, пожалуй, так называемые малые формы партийно-политической работы, то есть индивидуальные беседы. Тимофей Евстафьевич Пасынок, Михаил Лисицын и Борис Тендлер постоянно находились с людьми, хорошо знали их нужды и запросы, своевременно давали советы и оказывали помощь. Особое внимание они уделяли молодым летчикам, только начинающим свой фронтовой путь.

В первые дни наступления, когда над боевыми порядками наших войск появлялись лишь одиночные вражеские разведчики или истребители, летчики полка действовали в основном по наземным целям: штабам и маршевым колоннам, бронетранспортерам и орудиям. Они вели также разведку, снабжая свое командование свежими данными о противнике.

Но вскоре фашистская авиация усилила активность. Над полем боя стали появляться группы вражеских бомбардировщиков. Нашим летчикам приходилось по нескольку раз в день подниматься в воздух. В большинстве случаев они рассеивали гитлеровцев, но сбивали самолеты редко. Объяснялось это тем, что летала в основном молодежь, еще не имеющая боевого опыта.

В такое-то время и нагрянул к нам работник политотдела дивизии. Фамилию его я не запомнил, но разговор между ним и Пасынком крепко запал в память.

- Неважно воюете, товарищ Пасынок! - начальственным тоном сказал подполковник. - И знаете почему? Формально ведете партийно-политическую работу, не мобилизуете людей...

- Как не мобилизуем? - удивился замполит. - Делаем мы много: проводим собрания, беседы, выпускаем боевые листки, используем наглядную агитацию.

- Если нет сбитых самолетов, значит, и партполитработа никуда не годится...

- Не сбиваем потому, что летает молодежь, опыта у нее еще нет, пояснил Пасынок. - Разве это не объективная причина?

- Никаких объективных причин я не признаю! - категорически заявил подполковник. - Учитесь работать, как наш пропагандист: побывал позавчера в соседнем полку, побеседовал с двумя молодыми летчиками, а сегодня они уже сбили по одному самолету. Понятно?

Я взглянул на Пасынка. В его глазах заплясали хитроватые искорки. Ну, думаю, сейчас он отколет номер по поводу этих бесед! И не ошибся.

- Есть просьба, товарищ подполковник, - сказал он с подчеркнутой серьезностью. - Пришлите этого пропагандиста в наш полк. Соберу на беседу тридцать человек. Тогда у нас на счету наверняка будет еще тридцать сбитых самолетов.

Увидев вытянувшееся лицо подполковника, я поспешил уйти. Мне, как подчиненному Пасынка, было неудобно присутствовать при его споре с работником политотдела.

Когда Пасынок доложил командиру полка о своем разговоре с подполковником, тот сказал:

- И в корпусе недовольны нашими делами. Генерал приказал своему помощнику майору Новикову разобраться на месте. Завтра он будет у нас.

Если начальство недовольно, не жди добра. Все предполагали, что помощник командира корпуса устроит нам разнос. Но майор Новиков своим поведением удивил нас. Собрав летчиков, он заявил:

- Ругать кого-либо из вас и читать лекцию не буду. Лучше покажу, как надо сбивать фашистов.

"Не слишком ли смелое заявление?" - подумал я и тут же представил, что будет, если Новиков не сдержит слова. Тогда молодежь окончательно потеряет веру в свои силы. Как не хотелось, чтобы это случилось! Ведь Новиков не просто летчик. Его грудь украшает Золотая Звезда Героя.

- Вылетаем восьмеркой, - заключил майор. - Сначала атакую только я, а вы наблюдаете. В бой вступите по моей команде.

И вот группа в воздухе. Хотя станция наведения сообщила, что противник где-то рядом, его пока не видно. Летчики начинают волноваться: а вдруг фашисты совсем не появятся? Попробуй тогда получи еще раз разрешение посмотреть показательный воздушный бой.

Вскоре на западе показались черные точки. Увеличиваясь в размерах, они превратились в "юнкерсов". Их было тринадцать. Один из них почему-то шел чуть позади общего строя. Летчики решили, что Новиков будет атаковать именно его. Но майор поступил иначе.

- Бью ведущего, - послышался в наушниках его хрипловатый голос. Смотрите за "мессерами".

Самолет Новикова ринулся вверх, затем, круто развернувшись, стал пикировать на голову колонны вражеских бомбардировщиков. Расстояние между ними быстро сокращалось. Вдруг передний "юнкерс" вспыхнул и окутался дымом. Казалось, что в него врезался "як". Но в следующий момент наш истребитель вынырнул из дымного облака и направился к своей группе. А "юнкерсы", поспешно сбрасывая бомбы, начали разворачиваться на запад.

- Атакуйте "бомберов"! - услышали летчики команду Новикова. - Я, кажется, подбит, иду на посадку.

На земле, после окончания боя, летчики окружили самолет Новикова. Он был весь покрыт сажей. Да и немудрено: ведь он пролетел в нескольких метрах от "юнкерса", когда у того взорвался бензобак. Для наглядности Новиков расписался пальцем на крыле.

- Сколько снарядов выпустили? - поинтересовался кто-то из летчиков.

- Три, - ответил оружейник за Новикова.

Что могло быть убедительнее этой демонстрации боевого мастерства! Не только у молодежи, даже у опытных летчиков она оставила неизгладимое впечатление.

- Надо сближаться с противником на максимальной скорости, - пояснил Новиков. - При стремительном и внезапном нападении стрелок "бомбера" теряется и не способен вести прицельный огонь.

Выводы майора подтвердились при допросе членов экипажа сбитого им "юнкерса". Все они успели выброситься на парашютах и попали в плен.

- Как могло получиться, что дюжина "юнкерсов" не отразила атаку одного истребителя? - спросили у командира экипажа сбитого самолета.

- Мы его поздно заметили, - ответил тот.

- А может быть, стрелок у вас неопытный?

- Нет. Он уже сбил несколько ваших самолетов... А в этот раз растерялся. Истребитель атаковал его внезапно, дерзко и открыл огонь с малой дальности.

После показательного воздушного боя дела в полку пошли лучше. Заслуга в этом не только майора Новикова. Большую работу проделала гвардия Пасынка. Политработники провели с молодыми летчиками беседы, организовали выступления ветеранов войны, умело использовали наглядную агитацию для пропаганды передового опыта.

Вспоминается такой факт. Примерно через два дня после показательного боя я зашел в штаб полка и увидел склонившихся над столом майора Пасынка и сержанта Кличко. Они оживленно беседовали, рассматривая какой-то рисунок.

- Ну-ка взгляни, - сказал мне Тимофей Евстафьевич. - Поймут это летчики?

На листе бумаги был нарисован немецкий истребитель "фокке-вульф", уходящий в облака. Из его кабины высовывалась ухмыляющаяся физиономия вражеского летчика с огромными рыжими усами. Где-то сзади немецкого самолета плелся наш истребитель. Под рисунком стояла подпись:

В облака уходит "фоккер",

Фриц накручивает ус.

Бьет с дистанции далекой

Только неуч или трус.

- Здoрово! - не скрывая восхищения, ответил я. - Не в бровь, а в глаз.

- А посмотри, что нам прислали. - И Пасынок развернул серенький плакат, на котором невыразительным типографским шрифтом была тиснута фраза: "Летчик, открывай огонь по врагу с короткой дистанции!" - Чем только думают те, кто изготовляет такую наглядную агитацию?

Эти два плаката нельзя было даже сравнивать. Если первый сразу бросался в глаза, заставлял задуматься и сделать выводы, то второй, типографский, отталкивал своей серостью и казенными фразами.

* * *

Погожим сентябрьским утром четверка истребителей нашей эскадрильи вылетела в район Мелитополя. В первой паре были Тихомиров и я, во второй Кузнецов и Сереженко. Достигнув линии фронта, мы стали свидетелями танкового боя, в котором с обеих сторон участвовало до ста машин. С высоты трех километров было хорошо видно, как по скошенному полю навстречу друг другу движутся, маневрируя и стреляя, танки. Время патрулирования близилось к концу, а в воздухе было спокойно. Мы уже собрались помочь своим танкистам, как вдруг под нами появилась большая группа самолетов, похожих на наши "илы". Ну, думаю, сейчас штурмовики наведут порядок в немецких танковых войсках.

Но что это? Самолеты начинают бросать бомбы на наши танки. И тут я понял, что это фашистские штурмовики "хеншели".

- "Сокол сто двадцать шестой", - командую Кузнецову, - атакуй! Прикрываю...

Кузнецов и Сереженко устремились вниз и с первой же атаки подбили "хеншеля". Тот с убранными шасси плюхнулся на поле. Летчики решили его добить.

- Бросьте этого, - кричу им. - Бейте следующего! А сам посматриваю по сторонам, нет ли вражеских истребителей? Нет, небо чистое. А что, если и нам атаковать? Обстановка вполне благоприятная. "Хеншели" - не "мессершмитты", с ними легче бороться. Да и Тихомирову, чувствую, не терпится понюхать пороху. Даю команду ведомому и бросаю свой "як" в пике. Поймав в прицел "хеншеля", нажимаю на гашетку. Но пушка не стреляет. Лишь пулемет делает несколько выстрелов и замолкает. Вот досада!

- "Ястреб сто двадцать пятый", атакуй! - командую Тихомирову, а сам выхожу из пикирования и перезаряжаю оружие.

Тихомиров энергичным маневром заходит в хвост крайнему "хеншелю", но тот закладывает глубокий вираж и прижимается к земле. Начинается карусель вокруг соломенных скирд, разбросанных по полю. Ну, думаю, теперь фашист закрутит моего ведомого, раз заставил его вести бой в невыгодных условиях. И все же Тихомирову удается поджечь "хеншеля". Я советую ему поскорее набрать высоту.

Ошеломленные нашим внезапным ударом и потерей двух самолетов, гитлеровцы спешат покинуть поле боя. Мы их не преследуем: горючее на исходе.

По возвращении на аэродром у молодых летчиков только и разговоров было об этой схватке с противником. Еще бы! Они получили боевое крещение, открыли счет, а у самих - ни одной пробоины. Как тут не радоваться?

Доволен был и я. Но сразу же почувствовал, что молодежь несколько переоценивает свои силы и недооценивает противника. А это очень опасно. Ведь в сегодняшнем бою, по сути дела, не было настоящего противодействия. Если бы на месте "хеншелей" оказались "мессершмитты", исход схватки мог стать иным. Потому-то я и решил подробно разобрать проведенный бой, отметить плюсы и минусы в действиях летчиков.

Похвалу они, разумеется, встретили как должное, а вот критические замечания оказались для них неприятным сюрпризом. Вот те раз, говорили их лица, из боя вышли победителями, а командир выискивает какие-то недостатки. Стоит ли заниматься такими мелочами? "Да, - решил я, - стоит! Чтобы не повторилось то, что было в начале кубанских боев".

- Ошибки были у всех, - заметил я. - Кузнецову и Сереженко не следовало добивать лежачего - "хеншеля". Их могли атаковать другие вражеские самолеты. А Тихомиров пошел на поводу у фашиста, не сумел навязать ему свою волю. Так что всем надо учиться и учиться...

В конце разбора Тихомиров спросил:

- А стоило нам вступать в бой? Ведь по боевому заданию наша пара должна была прикрывать Кузнецова и Сереженко...

- Обязательно стоило! - убежденно ответил я. - Если в воздухе нет вражеских истребителей противника, то командир группы может принять решение - всеми силами атаковать бомбардировщиков или штурмовиков. Определенный риск здесь, конечно, есть: трудно предугадать намерения противника. Но без риска, безусловно разумного, воевать невозможно. Да и приказы нужно выполнять не формально, а творчески, с инициативой.

От полета к полету росло мастерство молодых летчиков. Лейтенантов Мартыненко, Кузнецова, Сереженко и Казака я все чаще стал назначать командирами групп, и они оправдывали это доверие.

Особенно быстро приобретал командирские навыки мой новый заместитель Иван Мартыненко. Хотя он получил боевое крещение еще на Кубани, в полку его считали пока молодым летчиком, не решались доверять ему группу. И не потому, что сомневались в его способностях. Нет! Просто, видимо, некоторых начальников смущал его двадцатилетний возраст. Да и сержантские погоны на лейтенантские он сменил совсем недавно.

Внутренне я был не согласен с таким положением дел и старался больше доверять молодым летчикам. Ведь только в поединках с врагом они могли стать настоящими бойцами и научиться командовать.

Мне хочется рассказать о бое, в котором молодежь проявила себя не хуже ветеранов. С этого дня даже скептики изменили свое мнение о ней.

Шестерка наших истребителей вылетела на прикрытие наземных войск. Погода была ясная, солнечная. Лишь за линией фронта на маршруте стали появляться редкие облака. Группа была в боевом порядке, напоминающем этажерку: впереди - пара Мартыненко, чуть сзади и выше - пара Кузнецова, а над ней - прикрывающая пара Тихомирова.

Время патрулирования близилось к концу, когда Тихомиров сообщил по радио:

- Справа, ниже, вижу шесть "юнкерсов" и пару "мессеров".

Оценив выгодное положение своей группы, Мартыненко решил атаковать противника всей шестеркой. - Тихомиров! - скомандовал он. - Бери на себя "худых", а мы с Кузнецовым займемся бомбардировщиками.

Пара Тихомирова, срезав круг, устремилась к вражеским истребителям прикрытия. Те, ничего не подозревая, плелись за "юнкерсами". Но вот один из фашистов заметил "яков" и начал разворот. В этот момент Кузнецов первой же очередью сбил его. Тихомиров обрушился на второго истребителя, но тот искусным маневром ушел из-под удара, спикировал вниз и скрылся в сизой дымке.

Тем временем Мартыненко атаковал сверху ведущего "юнкерса". Одна из пушечных очередей угодила в мотор. Бомбардировщик загорелся и пошел к земле. Выходя из атаки, командир группы заметил, что и второй "юнкерс", свалившись на крыло, начал падать. Его подбил Кузнецов.

Строй бомбардировщиков рассыпался. Освобождаясь от бомбового груза, они поодиночке стали уходить на запад. Воспользовавшись замешательством противника, наши летчики сбили еще две вражеские машины.

Когда группа возвратилась на свой аэродром и Мартыненко доложил о результатах боя, многие удивились. Как же так? Птенцы... и вдруг уничтожили пять самолетов. Но удивляться было нечему: молодые летчики, закалившись в огне боев, научились воевать.

Упорные бои шли и на земле. Наша пехота, поддерживаемая танками, артиллерией и авиацией, вышла к реке Молочная. Но на этом рубеже противник, подтянув свежие силы, остановил наступление советских войск.

Мы базировались тогда на аэродроме, расположенном в шестидесяти километрах от Мелитополя, рядом с Большим Токмаком. Однажды вечером к нам приехал командующий воздушной армией. Он поинтересовался, как идут дела в полку, похвалил отличившихся молодых летчиков, угостил курящих генеральскими папиросами. Словом, генерал был в отличном настроении. Пожелав нам новых успехов, он направился к поджидавшей его автомашине.

Как раз в этот момент западнее Большого Токмака начали ошалело стрелять зенитки. Мы посмотрели в ту сторону и на красноватом фоне заката увидели большую группу вражеских бомбардировщиков. Вскоре до слуха донеслись взрывы. Фашисты бомбили кавалерийский корпус генерала Н. Я. Кириченко, который мы прикрывали.

Хорошего настроения у командующего как не бывало. Наблюдая в бинокль, он не заметил в воздухе ни одного нашего истребителя.

- Товарищ генерал, разрешите поднять полк, - обратился к нему майор Николаенков.

- Действуйте по своему плану, - ответил командующий, не отрываясь от бинокля. Видимо, он надеялся, что наши истребители все-таки появятся.

Но вместо советских самолетов к Большому Токмаку подходили все новые и новые группы вражеских бомбардировщиков. Каждую из них прикрывали две-три пары "мессершмиттов".

Когда Николаенков повторил свою просьбу, генерал в знак согласия молча кивнул головой и, оставив машину, направился к домику, где находилась радиостанция. И тотчас же в небо взлетела зеленая ракета. Летчики бросились к самолетам. Через несколько минут группа истребителей под командованием Федорова была уже в воздухе.

Майор Николаенков взял в руку микрофон и приказал группе атаковать противника. С ходу? - удивились мы. Как же можно вступать в бой, не имея преимущества ни в высоте, ни в скорости? Эта самоуверенность может привести к плохим последствиям.

Так оно и получилось. Нашим летчикам, которые вступили в схватку с врагом в невыгодных для них условиях, не удалось прорваться к бомбардировщикам. Двое из них погибли в неравном бою.

Командующего возмутил этот факт. Когда на КП появился командир дивизии полковник Корягин, он гневно бросил ему:

- Командира полка и командира группы - под суд! - Сказал, сел в автомашину и уехал.

Такого оборота никто не ожидал. Отдать под суд людей, которые не совершили никакого преступления? Невероятно! Да, майор Николаенков погорячился и допустил ошибку. Но ведь намерения его были добрыми: побыстрее прийти на помощь конникам. А в чем виноват Федоров? Он же выполнял приказ командира полка. Скорее всего, генерал произнес эти суровые слова не подумав, в порыве гнева. Завтра он забудет о них...

Но на следующий день в полк приехали два следователя из военного трибунала армии. Они заявили, что им приказано подготовить материал для отдачи под суд Николаенкова и Федорова. Первого - за плохое руководство боем, второго - за трусость. Если в отношении Николаенкова такое обвинение было в какой-то степени оправданным, то Федорова ни в чем нельзя было упрекнуть. Не только в полку, но в дивизии и корпусе он считался одним из самых смелых и опытных летчиков.

Однако с мнением коллектива работники трибунала не посчитались. Не помогло также вмешательство майора Пасынка и полковника Корягина. Вскоре Николаенков был осужден на двенадцать, а Федоров на восемь лег лишения свободы с отбыванием наказания после войны. Решено было отчислить их из авиации и направить в стрелковую часть. Но генерал Савицкий добился того, чтобы осужденных оставили в корпусе. Правда, Николаенкова освободили от должности и перевели в другой полк.

К счастью, ни тому, ни другому офицеру не пришлось отбывать наказание. Через некоторое время тот же трибунал снял с них судимость за героизм и мужество, проявленные в боях.

* * *

В конце сентября, когда советские войска готовились к прорыву вражеской обороны на реке Молочная, фашистская авиация активизировалась. Но наши летчики надежно прикрывали боевые порядки своих частей. К линии фронта прорывались лишь одиночные бомбардировщики противника.

В этот период в одном из воздушных боев был сбит Алексей Машенкин. Выпрыгнув из горящего самолета с парашютом, он приземлился на территории, занятой гитлеровцами. О его дальнейшей судьбе никто ничего не знал. Федоров и я особенно тяжело переживали потерю друга.

Мы надеялись, что Алексей Машенкин жив, что он обязательно вернется в полк. И, как потом выяснилось, - не ошиблись.

2

Утро 26 сентября 1943 года началось мощной артиллерийской канонадой. Гул ее докатился и до нашего аэродрома, хотя он находился в нескольких десятках километров от передовой.

С рубежа реки Молочная войска Южного фронта перешли в наступление. Перед ними стояла задача - уничтожить мелитопольскую группировку противника, переправиться через Днепр и захватить плацдарм на его правом берегу. Затем они должны были ворваться на Перекопский перешеек и блокировать вражеские части, оборонявшие Крым. Гитлеровцы оказали нашим войскам упорное сопротивление. На всех участках фронта развернулись ожесточенные бои.

Летчики нашего полка делали по нескольку боевых вылетов в день. Они прикрывали наступающие войска, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, наносили удары по наземным целям. А когда в прорыв были введены кавалерийский и танковый корпуса, нам приходилось вести и разведку.

Обстановка заставляла нас менять аэродромы через каждые два-три дня. Возникли трудности со снабжением горючим и боеприпасами. Но и в этих условиях полк успешно справлялся с поставленными перед ним задачами.

В ходе совместных боевых действий наши летчики крепко сдружились с конниками генерала Кириченко. В часы затишья мы нередко ходили друг к другу в гости, обменивались концертами художественной самодеятельности.

Однажды под вечер к нам на тачанках приехали два офицера в кавалерийских бурках. Встретил их майор Пасынок, оставшийся за командира полка.

- Милости прошу к нашему шалашу, - сказал он, усаживая гостей за стол. - Друзьям мы всегда рады.

- Некогда, - ответил один из конников. - Мы за вами. Комдив прислал. Он сегодня именинник - орден Кутузова получил. Обмыть полагается.

"Любопытное предложение, - подумал Пасынок. - Генерал не может без летчиков отметить свой праздник. Нет, тут что-то не так. Видимо, у него есть какое-то серьезное дело к авиации. Что же, соседям надо помочь".

Тимофей Евстафьевич, решивший вначале отказаться от приглашения, согласился.

- Выручай, - сказал комдив Пасынку после того, как они выпили по стакану красного вина. - Завтра наступаем, а прикрывать с воздуха некому. Говорят, все самолеты будут действовать над Сивашом. А без авиационного прикрытия тяжело. Сам знаешь, как сатанеют кони под бомбежкой. Их ведь в щели не затащишь.

Пасынок задумался. Он понимал, что конникам нужно помочь. Но как? Все исправные самолеты на завтра запланированы. Да и начальство не похвалит. Оно-то ведь отказало комдиву в поддержке с воздуха. А что, если попросить механиков и техников за ночь ввести в строй неисправные самолеты? Наверняка возьмутся, если им рассказать про положение конников.

Подняв голову, Пасынок заметил, что на него выжидательно уставились десятки глаз. И у всех, кажется, одна мысль в голове: помогай, комиссар, без поддержки летчиков большое дело может сорваться.

- Постараемся, товарищ генерал. Есть у нас четыре неисправных самолета... - начал Пасынок. Но дружеское "ура" кавалеристов заглушило его голос. Он засмеялся и махнул рукой: дескать, что объяснять, поможем и никаких гвоздей.

Поздно вечером замполит вместе с группой летчиков возвратился домой, вызвал инженера и отдал необходимые распоряжения.

А на рассвете две пары - Пасынок с Тарасовым и я с Тихомировым вылетели прикрывать конников. Когда мы появились над их расположением, они пошли в атаку.

Сначала небо было чистым. Но через несколько минут с запада появилась группа бомбардировщиков. Их было около двадцати. За ними, чуть выше, шли пять или шесть истребителей прикрытия.

- Атакую в лоб, - передал по радио Пасынок и, обращаясь ко мне, добавил: - Займись "худыми", тяни их на верхотуру.

Мы с Тихомировым дали полный газ и стали быстро набирать высоту. Надо было занять выгодное положение. Увидев нас, "мессершмитты" покинули бомбардировщиков и устремились нам навстречу. Завязался неравный бой. Мы еле успевали увертываться от огня противника.

Воспользовавшись отсутствием истребителей прикрытия, Пасынок и Тарасов с первой же атаки сбили по "юнкерсу". Остальные, ошеломленные дерзостью наших летчиков и потерей двух самолетов, начали поворачивать на запад. Бомбы, предназначавшиеся для наших конников, они сбросили на боевые порядки своих войск. "Яки" начали их преследовать.

- Пробит мотор, ухожу домой, - вдруг раздался в наушниках голос Пасынка. Как потом выяснилось, во время третьей атаки одна очередь, выпущенная стрелком "юнкерса", все же попала в его машину. И не только мотор оказался поврежденным. Была разбита приборная доска. Самолет стал плохо слушаться рулей управления.

- Уходите со снижением. Прикрываем, - торопливо прокричал я и начал отрываться от "мессершмиттов". А те продолжали наседать. Один из них бросился к самолету Пасынка и стал расстреливать его короткими очередями. Пока на помощь подоспел Тарасов, фашистскому летчику удалось изрешетить "як". Но он каким-то чудом держался в воздухе.

- Иду на вынужденную, - послышался усталый голос Пасынка, когда мы отразили атаки "мессершмиттов".

Кружа над подбитым самолетом, мы видели, как он неуклюже сел на кукурузное поле, всего в нескольких километрах от аэродрома. Видимо, дальше тянуть было уже нельзя.

С нашей помощью конники успешно выполнили боевую задачу. Они прорвали оборону противника и совершили смелый рейд по его тылам.

Вскоре по представлению командира кавалерийской дивизии майора Пасынка наградили орденом Красного Знамени.

В результате наступления войска 4-го Украинского фронта (так с 20 октября 1943 года начал называться Южный фронт) очистили от противника весь левый берег Днепра, за исключением небольшого участка в районе Никополя, ворвались на Перекопский перешеек и, форсировав Сиваш, захватили плацдарм в Крыму.

Погода начала портиться. С утра обычно выглядывало солнце, а во второй половине дня небо заволакивалось тучами и моросил холодный дождь вперемешку с мокрым снегом. В воздух поднимались лишь опытные летчики.

Как-то Федорова и меня вызвал к себе командир полка майор Корнилов, назначенный вместо Николаенкова. Мы застали его за изучением карты.

- Только что звонили из дивизии, - сказал Корнилов. - Приказали разыскать аэродромы, с которых противник делает налеты на наши войска. Они где-то у никокольского плацдарма. Поручаю это дело вам.

Мы тоже подошли к карте и вместе с командиром стали намечать район разведки. Я предложил искать эти аэродромы севернее и западнее Никополя. Корнилов согласился со мной.

Два раза мы с Федоровым слетали вхолостую. Лишь на третий день обнаружили наконец аэродромы. Один - вблизи Большой Костромки, другой - у станции Апостолово. Они были забиты бомбардировщиками и истребителями.

Когда мы возвратились домой, командир немедленно доложил о результатах разведки в штаб дивизии. Он был уверен, что по этим целям сразу же будет нанесен удар с воздуха. Но прошел день, другой, а разведанные нами аэродромы оставались нетронутыми. Видимо, наши бомбардировщики и штурмовики выполняли другие, более важные задачи.

- А что, если нам самим ударить по одному из этих аэродромов? предложил Иван Федоров. - Тридцатисемимиллиметровыми пушками можно много дров наколоть...

- Отличная идея, - поддержал его я. - Давай только обмозгуем, как лучше это сделать. Потом доложим командиру полка.

- Чего тут мозговать! Вылетим парой на рассвете. Пока фашисты после сна будут протирать глаза, мы и подпустим им красного петуха!

- А не лучше ли двумя парами? Одна атакует, другая прикрывает. Ведь на аэродроме есть и зенитки, и "мессершмитты"...

- Согласен. Пошли к командиру полка. Для начала предложим Большую Костромку.

Майор Корнилов поддержал нас, но сказал, что он должен согласовать наш вылет с дивизионным начальством. Ведь таких задач летчики полка еще не выполняли. Вскоре из штаба дивизии дали "добро" и сообщили, что генерал Савицкий, одобрив нашу инициативу, порекомендовал нам получше разведать противовоздушную оборону аэродрома.

- Хороший новогодний подарочек преподнесем гитлеровцам, - резюмировал Федоров, потирая от удовольствия руки.

Едва забрезжил рассвет, мы взлетели. Сразу же попали в облака. Пришлось снизиться. Да и с небольшой высоты земля просматривалась плохо. За Днепром нижняя кромка облаков поднялась до двух-трех километров, видимость улучшилась. Теперь на снегу отчетливо различались даже следы автомашин и танков.

Вот и Большая Костромка. Над крышами домов покачиваются тонкие столбы дыма. По улице пробирается тупоносый грузовик. От колодца идет женщина с ведрами на коромысле. Сразу за деревней расположена зенитная батарея, у пушек никого нет. А вот и летное поле.

Федоров покачал крыльями и, прикрываемый ведомым, перешел в пологое пикирование. Засверкали трассы пушечных очередей. Когда я, набрав высоту, глянул вниз, там ярким пламенем горел "юнкерс". Пара Федорова уже разворачивалась для новой атаки. Начали бить зенитки, но снаряды рвались в стороне. Вот вспыхнула бензоцистерна. Затем - "мессершмитт". А наши истребители не унимаются, проходят еще раз над стоянкой самолетов. Вражеские зенитчики усиливают огонь. Разрывы снарядов, кажется, заполнили все небо над аэродромом.

- Хватит, Иван! - кричу. - Надо уходить. Федоров и его ведомый разворачиваются и берут курс на восток. Зенитки, как по команде, смолкают. Немцы, наверное, не видят нашу пару: мы ходим в стороне от аэродрома и на значительной высоте. Я подумал: "Не везти же нам боекомплект домой". Предупредив ведомого, разворачиваюсь и бросаю машину в пике. Хорошо вижу, как несколько выпущенных мной снарядов разрываются в крыльях огромного трехмоторного самолета. Зенитки снова открывают огонь, но с запозданием. Мы уже над окраиной деревни...

Наш почин оказался заразительным. Не только мои однополчане, но и летчики других полков стали летать на штурмовку аэродромов у Большой Костромки и Апостолова. Эти удары оказались настолько эффективными, что фашисты сразу же после нового года убрали оттуда свои самолеты.

Но куда они перелетели, пока никто не знал. Снова разведчики начали бороздить небо за Днепром. Проходили дни за днями, а новое место базирования вражеской авиации никак не удавалось обнаружить. Корпусное и дивизионное начальство метало громы и молнии.

Выручил случай. Нет, пожалуй, не случай, а находчивость Ивана Федорова. Возвращаясь однажды из разведки, он увидел транспортный самолет "Ю-52". Сначала у него появилось желание сбить "юнкерса", но он сразу же передумал и решил проследить за его полетом.

Немного приотстав, Федоров долго шел за транспортником. Но горючее в баках его машины стало подходить к концу. Остался один выход: разделаться с фашистом и возвратиться домой.

Как раз в этот момент "юнкерс" пошел на снижение. Федоров глянул вниз. Там на ровном поле рядами стояли десятки вражеских самолетов различных типов. Больше всего было истребителей. "Вот так находка!" - обрадовался летчик. И, сфотографировав аэродром, поспешил домой.

Когда Федоров произвел посадку и доложил о результатах полета, его сразу же вызвали в штаб корпуса. Проявленная фотопленка и рассказ летчика позволили установить, что новый вражеский аэродром находится у деревни Ворошиловка. Генерал Савицкий принял решение немедленно нанести по нему удар двумя полками.

И вот в воздух поднялась первая группа самолетов. Ведет ее Федоров.

За Днепром погода резко ухудшилась. Небо закрыла густая облачность. Ориентиры можно было видеть только через "окна". Все внимание ведущий сосредоточил на приборах: в такой обстановке требовалось особенно точно выдерживать курс и скорость полета. Вдруг в наушниках послышался знакомый спокойный голос:

- "Скворцы", я "Дракон". Аэродром справа. Атакуем!

Оказывается, с нами шел генерал Савицкий. Он находился где-то выше, над группой. Очевидно, оттуда земля просматривается лучше.

Федоров тоже заметил аэродром. Покачав крыльями, он повел свою ударную группу в атаку. Мы, набрав высоту, стали прикрывать ее.

Вражеская зенитная артиллерия открыла заградительный огонь. А наши истребители, не обращая на него внимания, попарно устремились к аэродрому. Сбросив бомбы, они тут же начали стрелять из пушек. Заходы следовали один за другим. На аэродроме возникали все новые очаги пожаров.

В воздухе появилось несколько "мессершмиттов". Но группа прикрытия сразу же сковала их. Боем руководил генерал Савицкий. Схватка была нелегкой. Но нам удалось отразить нападение вражеских истребителей и надежно прикрыть действия своих товарищей, штурмовавших аэродром.

- "Скворцы", я "Дракон", уходим от цели, - спокойным голосом скомандовал генерал.

Когда мы, развернувшись, взяли курс на восток, кто-то из летчиков скороговоркой передал по радио:

- У "Дракона" пробито крыло и отбит элерон...

Истребители сразу же перестроились. Два "яка" заняли места на "флангах" самолета командира корпуса и стали наблюдать за ним.

- Держаться можете? - спросил Федоров, увидев дыру на крыле командирского самолета.

- Могу. Только на небольшой скорости.

- В случае чего - садитесь. Вывезем!

Через несколько минут показался аэродром. Пока садился генерал Савицкий, все находились в воздухе а не спускали с него глаз. Вот, наконец, он приземлился и зарулил самолет на стоянку.

- Благодарю, друзья! - по радио услышали мы голос "Дракона" и тоже стали заходить на посадку.

В последующие дни мы регулярно летали на штурмовку вражеских аэродромов и, надо сказать, неплохо освоили новый для нас вид боевых действий. Наши летчики научились не только метко поражать самолеты на земле, но и вести активную борьбу с зенитной артиллерией противника.

В этот период в соседнем полку произошел случай, о котором просто невозможно умолчать. Летчики нанесли штурмовой удар по аэродрому и возвращались домой. Группу вел командир эскадрильи Спартак Маковский.

Когда истребители проходили над Днепром, по ним открыли огонь вражеские зенитки. Один снаряд угодил в самолет Виктора Кузнецова - ведомого Маковского. "Як" окутался дымом.

- Пробит бензопровод. Иду на вынужденную, - торопливо доложил Кузнецов командиру.

Маковский стал кружить над планирующим самолетом. Он думал только об одном: как помочь товарищу. Ведь летчик садился на территорию, занятую фашистами. Его опасения подтвердились. Едва успел Кузнецов приземлиться и выскочить из горящего "яка", к нему поспешила группа гитлеровцев. Маковский перевел истребитель в пикирование и длинной пушечной очередью заставил врагов залечь. "Что же делать дальше? - мучительно думал он. - Нельзя же оставлять товарища в беде!" И командир решился на отчаянный шаг: сесть и забрать Кузнецова. А тот, догадавшись о его намерении, стал размахивать руками, указывая место посадки.

Когда Маковский приземлил свою машину, фашисты открыли по нему огонь из винтовок и автоматов. К самолету подбежал запыхавшийся Кузнецов.

- Одну ногу в кабину, голову - за козырек! - крикнул ему командир. Держись за пульт и прицел!

Мотор взревел, и самолет медленно начал разбег. Вот он наконец с трудом оторвался от земли. Буквально из-под крыльев шарахнулись в стороны темно-зеленые фигуры фашистов.

Управлять машиной было очень трудно. Кузнецов своим телом закрыл все приборы. Но Маковский понимал, что другу еще тяжелее. Встречный поток холодного воздуха насквозь пронизывал тело летчика, угрожая сбросить его с крыла.

Когда впереди показался родной аэродром, командир облегченно вздохнул. Но он сознавал, что наступают самые опасные минуты. "Як" перегружен, рулей слушается плохо, при малейшей ошибке в управлении он может свалиться на крыло и врезаться в землю. К счастью, все обошлось благополучно. Воля и мастерство победили!

Можно много говорить о дружбе и товариществе. Но лучше, чем сказал об этом своим подвигом Спартак Маковский, пожалуй, не скажешь.

* * *

Наступил новый, 1944 год, а зима и не думала приходить на Украину. Изредка выпадавший снег тут же сгонялся дождями. Земля напиталась водой. После нескольких взлетов и посадок аэродром выходил из строя, приходилось искать для него новое место. И все же мы не прекращали боевой работы.

Особенно много хлопот распутица доставляла инженерно-техническому составу. Из-за неровностей летного поля часто случались поломки самолетов, а подвозить запасные части было крайне трудно. Но и в этих условиях наши боевые друзья успевали своевременно вводить машины в строй, содержать авиационную технику в постоянной боевой готовности.

С некоторых пор у нас стало правилом обозначать каждый сбитый самолет противника звездочкой на фюзеляже. Механики и мотористы гордились победами своих летчиков, остро переживали, если на их машинах не было этих знаков отличия. Ведь по звездочкам в известной мере оценивался и их труд.

В таких неудачниках одно время ходил Константин Мотыгин. Старательному и опытному механику не повезло. На машине, которую он обслуживал, летали молодые летчики, причем часто менялись.

- Вот лягу с кинжалом у самолета и никого не подпущу, - горько шутил старшина Мотыгин в разговоре с товарищами. - Буду лежать до тех пор, пока не появится настоящий командир экипажа.

Вскоре его машину принял Иван Федоров, прежний самолет которого был отправлен в ремонт. Мотыгин встретил эту новость без энтузиазма: мол, опять дали временного командира.

Когда Федоров вернулся с первого боевого задания, механик унылым голосом спросил, какие будут замечания.

- Нет замечаний, - ответил летчик. - Машина действовала отлично. - И с улыбкой добавил: - Можешь изобразить на ней звездочку.

- А вы не шутите, товарищ лейтенант? - оживился Мотыгин.

- Конечно нет, - сказал Федоров.

- Вот здорово! - радостно воскликнул механик. - Наконец-то мой самолет попал в надежные руки!

Так Константин Мотыгин стал механиком в экипаже Федорова. Они не расставались до конца войны. Их самолет выработал два моторесурса и ни разу не отказал в воздухе. На нем. появилось пятнадцать звездочек, прежде чем его списали и отправили в ремонт.

Работая механиком, Константин Мотыгин не переставал думать об учебе в летной школе. Но ему удалось осуществить свою мечту лишь после войны.

В феврале боевое напряжение на нашем участке фронта немного спало. Командир полка разрешил мне и Павлу Тарасову съездить в освобожденный Днепропетровск и разыскать родных.

Моя мать, сестра и младший брат раньше жили неподалеку от города, в левобережном поселке Амур. Когда мы добрались туда, то увидели жуткую картину. На месте красивых домов были кучи кирпичей и пепла. Я даже не мог определить, где находилась наша улица. В поселке не осталось ни души. Навести справки о родных было не у кого.

- Пошли, - услышал я глуховатый голос Павла и почувствовал на плече его руку.

Через час мы уже были в другом пригородном поселке - Нижне-Днепровске, где жила семья Тарасова. Он оказался также разрушенным. Там, где стоял дом Павла, мы увидели землянку. Здесь и приютились родители, жена и дочь Павла. Радостной была их встреча. А у меня на сердце стало еще тяжелее, и я пошел бродить по городу.

В Нижне-Днепровском порту не уцелело ни одного складского помещения.

Полуразрушенный металлургический завод имени Коминтерна тоже был мертв. Не дымили трубы, не слышалось звона металла и людских голосов.

Вот бывшая столовая водников... Когда-то мне частенько здесь приходилось обедать. Наверху, на лесах, трудится группа строителей. Подхожу поближе и узнаю в одном из рабочих своего друга детства Васю Дьяченко. Когда я поздоровался с ним, он как-то вяло ответил на мое приветствие и снова занялся делом. Его поведение меня озадачило.

- Вася, друг, ты ли это? - кричу ему радостно.

- А кто же еще, - равнодушно ответил он, продолжая орудовать топором.

- А ну, слазь! Не узнаешь, что ли?

- Как не узнать... Сейчас, - он начал медленно спускаться по лестнице.

Нас окружили рабочие. На лицах у всех любопытство и настороженность. Особенно у Васи. Будто он боялся чего. Оказывается, фашисты, покидая город, запугали жителей россказнями о том, что Красная Армия сурово расправляется с теми, кто находился в оккупации. Когда я высмеял эту брехню, Дьяченко стал прежним, общительным и веселым, Васей. Он рассказал, что моя семья уцелела, живет в какой-то деревне у дальних родственников. Хотя весточка была скупая и неопределенная, она обрадовала меня. Оставив Васе свой адрес, я поспешил к Павлу Тарасову: надо было возвращаться, в полк.

Когда я вернулся и рассказал о своей поездке в Днепропетровск, летчики места не находили себе от негодования.

- Сволочи! - возмутился Федоров. - Не только землю нашу поганят, но и людей калечат. И физически, и морально...

- Вот тебе и "новый порядок", - в тон ему отозвался Туманов, - хуже средневекового. Ничего, скоро похороним его...

- Верно, Саша! - сказал вошедший майор Пасынок. - Теперь советским людям осталось недолго мучиться в фашистской неволе. Граница-то уже рядом.

Он сел за стол, закурил и после небольшого раздумья добавил:

- Только всем нам надо честно потрудиться во имя победы.

- А мы разве жульничаем? - удивленно спросил Федоров, краснея от волнения. - Что-то непонятны ваши слова, Тимофей Евстафьевич.

- Ладно, не кипятись. - Пасынок дружески хлопнул его по плечу. - Не по твоему адресу сказано.

- А по чьему же? По их, что ли? - кивнул в нашу сторону Федоров.

- Нет. Но адресок скоро станет известен. - Пасынок с минуту помолчал и продолжал: - Вот что, други мои, есть к вам важный разговор. Только между нами...

- За кого вы нас принимаете, Тимофей Евстафьевич? - обиженно заметил Туманов. - Не доверяете, что ли?

- Не доверял бы - не пришел, - спокойно возразил Пасынок. - Дело вот в чем. Недавно ко мне заходил Сухоруков и настойчиво просил перевести его в другую пару. Не поладили они с Халугиным. Не знаете почему?

Все промолчали. Лейтенант Сухоруков пришел к нам в полк недавно, и мы еще мало его знали. Халугин же прибыл на фронт вместе со всеми с Дальнего Востока. Вроде летчик он был неплохой, но с большим самомнением, любил подсмеиваться над другими. За это его недолюбливали товарищи. Настораживало и то, что за время кубанских боев его самолет не получил ни одной пробоины.

- А у кого Халугин тогда летал ведомым? - поинтересовался Пасынок.

- У многих, - ответил Федоров. Теперь Халугин служил в его эскадрилье. - У Батычко, Новикова, Свеженцева.

- Вон что... - удивился Пасынок, закуривая новую папиросу. - А не странно, что все они погибли, тогда как самолет Халугина не получил ни одной царапины?

- Тогда некогда было думать об этом, - развел руками Туманов. - А вообще-то действительно странно.

- Так вот, други, - резюмировал Тимофей Евстафьевич, обводя летчиков взглядом. - Я сомневаюсь в честности Халугина. Видимо, Сухоруков тоже... Скажу по секрету, что в свое время я возражал против того, чтобы Халугин ехал с нами на фронт. Со мной тогда не посчиталась, а теперь некоторые товарищи меня же и упрекают в переоценке качеств этого летчика.

- Что ж, надо понаблюдать за Халугиным, - предложил Федоров.

- Ну, кажется, договорились, - сказал Пасынок, направляясь к выходу. Как-нибудь я сам слетаю с ним.

Однажды под вечер в полк поступило распоряжение немедленно поднять в воздух четверку истребителей. К линии фронта шла большая группа вражеских самолетов. На аэродроме в это время находились Пасынок, Туманов и Халугин со своим ведомым. Они бросились к самолетам, запустили моторы и один за другим взлетели.

Немецких бомбардировщиков летчики встретили на подходе к переднему краю наших войск. Те уже перестраивали боевой порядок, для того чтобы наносить удары с пикирования. Сверху их прикрывали истребители.

- Атакую "юнкерсов". Халугин, свяжите боем "мессеров"! - скомандовал Пасынок, направляя свой самолет к ведущему бомбардировщику.

Первой же атакой ему и Туманову удалось нарушить строй "юнкерсов". Те начали бросать бомбы куда попало. Но когда летчики пошли во вторую атаку, путь им преградили "мессершмитты". Завязался напряженный бой. На стороне фашистов было численное превосходство. Только тут Пасынок заметил уходящую на восток пару Халугина.

- Халугин, вернитесь! - приказал он по радио, но ответа не получил.

Неизвестно, чем бы закончился этот бой для Пасынка и Туманова, если бы на помощь им не пришли летчики соседнего полка.

Возвратившись на аэродром, Пасынок сразу же созвал заседание партбюро. За трусость в бою Халугин был исключен из кандидатов в члены партии. Коммунисты обратились к командованию с ходатайством применить к нему строгие дисциплинарные меры.

Случай был настолько невероятным, что генерал Савицкий усомнился в его правдивости. На следующий день он решил сам слетать с Халугиным. Но тот на пути к корпусному аэродрому имитировал "блудежку", сделал несколько посадок и лишь к вечеру добрался до указанного пункта. Все стало ясно. Халугина разжаловали в рядовые и отправили в штрафную роту. Это был первый и последний в полку случай, когда летчик струсил и в бою бросил товарищей.

В один из пасмурных февральских дней в полк возвратился Алексей Машенкин. Взглянули мы на него и ахнули - худющий, с обгоревшим лицом и руками, в потрепанной пехотной шинелишке. Только глаза блестели молодо и радостно.

Все бросились обнимать его. Все-таки вернулся, дружище! А как же иначе? Ведь мы же верили в тебя и ждали, ой как ждали! А ну-ка садись и рассказывай. И Алексей поведал нам о том, что произошло с ним после того злополучного вылета на боевое задание.

3

- В тот день, - начал Машенкин, - мы шестеркою патрулировали над заданным районом. До конца дежурства оставалось несколько минут, когда со станции наведения сообщили, что неподалеку летит группа "хейнкелей". Крутой разворот с набором высоты, и мы оказались рядом с фашистами. К моему "яку" потянулись от бомбардировщиков пулеметные трассы.

Маневрируя, я старался поймать в прицел крайний "хейнкель". Когда мне это удалось, нажал на гашетку. "Як" вздрогнул от пушечной очереди. Из-под капота бомбардировщика сначала показался дымок, затем пламя. С одним было покончено!

Ухожу вниз, разворачиваюсь и атакую второго "хейнкеля". Его стрелок беспрерывно строчит по мне из пулемета. Трассы все ближе и ближе. Уклоняясь от них, стараюсь загнать в сетку прицела мотор бомбардировщика. Только собрался нажать на гашетку, как раздался сильный удар, и в кабине появилось пламя.

Резким отворотом выхожу из атаки. В кабине уже нечем дышать. Горит комбинезон. Огонь нестерпимо жжет руки и лицо. Пытаюсь открыть фонарь, но замок не поддается. Изо всех сил бью по нему левой рукой, а правой отстегиваю привязные ремни. Хочется глотнуть свежего воздуха. Но в кабине лишь гарь и дым. Все... На какое-то мгновение у меня появляется даже безразличие. Из последних сил я рванул рычаг замка, и фонарь открылся. Смутно помню, как вывалился из самолета и раскрыл парашют.

Очнулся в воздухе. Глянул вниз. Подо мной - безлюдный хутор. Я обрадовался, хотя и знал, что приземлюсь за линией фронта. Но когда до земли оставалось метров пятьдесят, из хат высыпали фашисты. Рука инстинктивно потянулась к пистолету, но его не оказалось на месте. В этот момент я упал на землю. Фашисты окружили меня, наставив автоматы...

Допрашивал меня офицер, холеный такой, надменный. Он больше смотрел на переводчика. Наверное, не нравился ему мой вид: обгоревшие лохмотья комбинезона, волдыри на лице и руках. Ах ты, гад, думаю, встретился бы ты мне, когда я был здоров и при оружии. А сам еле стою, голова кружится, обгоревшее тело ноет.

- Из какой части? - спрашивает фашист.

Молчу.

- С какого аэродрома вылетел?

Опять молчу.

- Какое настроение у русских летчиков?

Здесь я не сдержался и хриплым голосом ответил:

- Отличное настроение! Бьем фашистов в хвост и в гриву.

Офицер вскочил как ужаленный, когда ему перевели мои слова. Ну, думаю, сейчас ударит. Сам невольно сжал кулаки. Терять мне было нечего. Но гитлеровец отошел к двери и что-то крикнул.

Вскоре в хату вошел не то врач, не то фельдшер. Он снял с меня шлемофон, разрезал перчатки, стащил остатки комбинезона.

- Летчик-ас? - спросил офицер, увидев на моей гимнастерке два ордена. И после небольшой паузы добавил:

- Поедешь в лазарет.

Вот так штука, подумал я, вместо расстрела - лечение. Неужели ордена спасли? Вспомнилось, как кто-то говорил, что фашисты не сразу пускают в расход орденоносцев. Значит, время будет, чтобы подумать о побеге.

В лазарет меня повезли в коляске мотоцикла, под охраной двух автоматчиков. Боялись, что убегу. А ведь знали, в каком я состоянии. Ну и трусы!

Пока ехали, лицо у меня настолько распухло, что глаза нельзя было открыть. От высокой температуры я то и дело терял сознание. Тут уж не до побега...

Меня доставили в какой-то дом и положили на пол. Чем-то смазали лицо и руки. Ночь прошла в кошмарном полузабытьи. Очнулся от грохота взрывов. На деревню налетели наши самолеты. Вот бы бежать в этой суматохе! Но что ты сделаешь, если беспомощен, словно слепой котенок?

На следующий день меня перевезли в другой лазарет, подальше в тыл. Мне стало еще хуже, вконец измучили кошмары. В затуманенном сознании всплывали картины последнего боя, горло сдавливали спазмы, словно я снова находился в объятой пламенем кабине. В бреду я, видимо, часто кричал.

- Что, родненький, больно? - услышал я однажды негромкий голос. Потерпи, сейчас воды принесу.

- Кто ты? - спросил я, обрадовавшись родной речи. - Что здесь делаешь?

- Наташа. Меня заставляют здесь полы мыть.

Так я познакомился с Наташей Артеменко - девушкой удивительной доброты. Она украдкой приносила мне хлеба, ломти арбузов, прикладывала какие-то травы к моим ожогам.

Наташа обещала помочь мне уйти к партизанам, да не успела. Меня перевезли в лазарет криворожского концлагеря. Врачом там был наш военнопленный Глеб Васильевич. Он старался сделать для нас все, что мог. Но, кроме марганцовки, никаких медикаментов ему не давали. Этой марганцовкой Глеб Васильевич и врачевал мои ожоги.

Через несколько дней я уже стал видеть. Посмотрелся как-то в осколок зеркальца и ужаснулся: не лицо, а черная маска, твердая, как панцирь. Ничего, успокоил себя, потом отмоюсь, главное - убежать отсюда.

К этому времени я познакомился с двумя коллегами, тоже обгоревшими летчиками, - Владимиром Палащенко и Аркадием Лодвяковым. Задумали бежать, ждали удобного случая.

И вот однажды мы услышали нарастающий гул артиллерийской канонады. Это наши войска перешли в наступление. Фашисты всполошились и стали партию за партией отправлять пленных на запад. Воспользовавшись суматохой, мы забрались в какой-то склад. Там увидели груды гражданской одежды и обуви. Видимо, это были вещи расстрелянных... Мы переоделись. Когда наступила темнота, выбрались с территории лагеря. Не верилось, что нас не преследовали. Очевидно, фашистам было не до этого.

Двинулись на восток, Ночью шли, днем прятались. Никто не жаловался на голод, недомогание. Каждому хотелось как можно быстрее выбраться из фашистского ада.

На четырнадцатый день пути мы подошли к линии фронта. До нашей передовой осталось каких-то два-три километра. Но как их пройти? Ведь вокруг фашисты. Да и обессилели мы вконец. Решили день переждать, отдохнуть, осмотреться, а ночью перейти линию фронта.

Расположились в кустарнике. Сидим, а от голода тошнит и голова кружится. Один из нас не выдержал, выполз на опушку и увидел неподалеку трупы наших солдат. Наверное, совсем недавно здесь шел сильный бой. "Что, если поискать оружие? - подумал я, когда вернувшийся товарищ рассказал об увиденном. - А может, у кого-нибудь в вещмешке окажется кусок хлеба?"

Мы вылезли из кустов и подошли к убитым. Оружия при них не было, а немного хлеба нашли.

Только мы разделили находку, как на дороге, проходившей неподалеку, показалась группа мотоциклистов. Они ехали в нашу сторону. Что делать? Бежать? Но ведь фашисты моментально покосят нас - из пулеметов.

Хорошо, что в окопчике, рядом с которым лежали убитые, оказались две лопаты. Решение созрело сразу: сделать вид, что пришли закопать трупы. Мы же в гражданской одежде. Так и поступили. Схватили лопаты и начали рыть могилу.

Тем временем подъехали гитлеровцы. Смотрят на нас и о чем-то переговариваются. Мы же, не обращая на них внимания, неторопливо роем землю. Сердце так колотится, что кажется вот-вот выскочит из груди, на лбу выступил холодный пот. А вдруг фашисты потребуют документы?

Проходит минута, другая... Никогда в жизни я раньше не чувствовал, что так медленно может тянуться время! В голове одна мысль: только бы не сорваться, только бы выдержать игру в равнодушие.

Вот офицер что-то скомандовал, мотоциклисты развернулись и стали удаляться. Едва они скрылись из виду, мы бросились в кусты. Бежали до тех пор, пока не свалились от усталости.

С наступлением вечера осторожно двинулись к передовой. Ориентировались по вспышкам ракет и пулеметным трассам. Часа в четыре миновали освещавшийся район. Решив, что главная опасность позади, встали во весь рост и побежали. Но по нас тут же открыли огонь вражеские автоматчики. Пришлось залечь. Рядом послышалась немецкая речь... Подбежали фашисты и начали избивать нас прикладами автоматов.

Так мы снова оказались в плену. А потом нас с группой других военнопленных загнали в телячий вагон и повезли куда-то на запад. Ехали около недели. Было холодно, есть почти ничего не давали. Согревала лишь надежда на очередной побег...

Когда нас привезли в шепетовский концлагерь, началась зима. Одеты мы были плохо, а в бараках постоянно гулял леденящий ветер. Особенно изнуряли длительные простои в очередях за тухлой баландой.

Над нами издевались, как хотели. Особенно усердствовали в мордобоях полицаи и власовцы. Приходилось скрипеть зубами, но терпеть. За малейшее сопротивление расстреливали на месте.

А за колючей проволокой шумел лес... С тоской и надеждой смотрели мы на него. Для нас он был символом свободы и жизни.

Несмотря на жуткие лагерные условия, большинство из нас не падали духом. Мы знали, что фронт движется на запад, что где-то рядом действуют партизаны. Это прибавляло нам сил, подогревало в сознании мысль о побеге. Много и тревожно думали о своих семьях. Я представлял, как жена получила похоронную, как оберегала двух мальчишек от страшной вести об отце. Не знаю, что бы я ни отдал за то, чтобы они узнали обо мне правду.

Перед новым годом нас построили в колонну и под усиленной охраной автоматчиков погнали еще дальше, на запад. Предупредили: шаг в сторону стреляем, отстал или остановился - стреляем, разговариваешь - стреляем. Так нас пригнали в славутский концлагерь. В пути многих расстреляли.

В сравнении с другими этот лагерь был оборудован, как говорится, по последнему слову техники. Я, конечно, имею в виду не удобства для военнопленных, а систему охраны и строгость режима. Территорию лагеря окружало несколько рядов колючей проволоки. Перед последним из них фашисты оставили дорожку, по которой ходили автоматчики. На вышках, расставленных в нескольких десятках метров друг от друга, дежурили пулеметчики.

Выбраться из такого лагеря было очень трудно, но нас это не остановило. Сразу по прибытии сюда мы всемером стали разрабатывать план побега. Определив участок, где дорожка патрулей была наиболее длинной, мы наметили место для проделывания прохода в заграждении. Заранее обусловили время и способы сбора группы у колючей проволоки. Подготовкой к побегу руководил майор-артиллерист, толковый и смелый офицер. Он достал где-то кусачки и сам вызвался сделать проходы в проволочном заграждении.

Ночью мы собрались в назначенном месте. Как только часовой стал удаляться, подползли к проволочному заграждению. Майор пустил в ход кусачки. Нам казалось, что их щелканье звучит, как удары колокола. Когда проход был сделан, один за другим выползли к дорожке.

Послышались шаги приближающегося охранника. Через полминуты он будет здесь. Теперь нам уже не успеть сделать проход в последнем ряду проволоки. Что же предпринять? Мы растерялись. Но в этот момент майор вскочил и, негромко скомандовав "За мной", ринулся к проволочному забору. Все бросились за ним.

Страшная это вещь - перелезать через колючку. Ее острые шипы рвут одежду, впиваются в тело так, что, кажется, не оторвешься от проволоки. Но ради близкой свободы пойдешь на все.

Перебравшись через забор, мы поползли по глубокому снегу к лесу. В лагере по-прежнему стояла тишина. Значит, нас не заметили. Видимо, помогли темная ночь и начавшаяся метель.

Через несколько часов пути мы добрались до небольшой лесной деревушки. Местные жители накормили нас и помогли связаться с партизанским отрядом имени В. И. Ленина.

В партизанах, скажу откровенно, мы особого героизма не проявили. После больших боев с карателями отряд отдыхал. Правда, изредка мы ходили на задания. Захватывали и приводили "языков", ловили предателей.

Когда район действий отряда был. освобожден нашими войсками, мы, летчики, - Юрий Осипов, Аркадий Лодвиков, Владимир Палащенко и я обратились к командиру одной из частей. Рассказали ему все о себе и попросили помочь нам вернуться в свои авиационные полки. Нас внимательно выслушали (каждого в отдельности) и с провожатым отправили в тыл. Здесь с нами вторично поговорили и отослали еще дальше, но уже под конвоем.

Вскоре нас почему-то включили в группу сомнительных, где было немало вчерашних полицаев и власовцев. Мы, конечно, возмутились таким решением, стали требовать, чтобы нас отделили от предателей Родины. Нам категорически отказали, а вскоре начались допросы. Каждый раз задавали одни и те же вопросы, зачастую самые нелепые. Например, почему не застрелился, когда попал в плен? Как это удалось бежать из концлагеря, который так сильно охранялся? Почему не проявил героизма в партизанах?

По характеру вопросов нетрудно было понять, что нам не доверяют, смотрят на нас, как на предателей. И все-таки мы верили, что такое отношение ошибочно, что скоро разберутся во всем и направят нас в свои авиационные полки.

Но судьба-злодейка привела нас в штрафной батальон. Нам выдали серые солдатские шинели, ботинки с обмотками и сказали: будете кровью искупать свою вину перед Родиной. Вот как повернулось дело! Мы ничего не имели против отправки нас в пехоту, но вины перед Родиной за собой не чувствовали. Каждый из нас делал все, для того чтобы быть полезным ей и в плену, и в партизанах.

Возмущенный несправедливостью, я пошел в штаб и попросил одного подполковника выслушать меня. Жаль, что не запомнил фамилию этого умного и душевного человека. Памятник бы ему при жизни поставить!

Подполковник поверил мне и обещал помочь вернуться в авиацию. Он понимал, что там я принесу больше пользы, чем в пехоте. Вскоре мне вручили командировочное предписание, и я направился в штаб воздушной армии.

Принял меня командующий. Поздоровался, пригласил сесть, задал несколько вопросов. Но почему-то разговаривал настороженно. Это меня очень удивило.

Ведь он, хоть и немного, но знал меня, даже орден мне вручал.

В конце разговора генерал неожиданно заявил, что не имеет права направить меня в свою часть. Он не договорил, но я, кажется, понял его намерение: пусть, мол, те, кому следует, со мной разбираются. Чуть не плача от обиды, я попросил доложить обо мне командиру нашего корпуса. Генерал наконец согласился.

Через три дня Евгений Яковлевич Савицкий прилетел в штаб армии. Поговорив с командующим, он забрал меня с собой. Его поручительство возвратило мне честь и крылья. Такое доверие не забывается! Вот так и оказался я в родном полку.

4

В конце февраля 1944 года наш полк перелетел на аэродром Веселое, расположенный неподалеку от местечка Аскания-Нова. Хотя деревня и носила такое радостное название, жить в ней было отнюдь не весело. И все из-за надоедливого водного раздолья. Вода преследовала нас всюду: на аэродроме, на улице, в штабе, в общежитии, в столовой. От непрерывных дождей и мокрого снега аэродром настолько раскис, что самолеты приходилось вытаскивать гусеничными тракторами. Пригодной для взлета и посадки оставалась лишь узкая полоса на небольшой возвышенности.

А летать нам приходилось много. Мы действовали, если можно так выразиться, на широком фронте: на севере - над никопольским плацдармом, на западе - над нижним течением Днепра и на юге - над Сивашом.

Как-то Федорова и меня вызвал к себе командир дивизии полковник А. А. Корягин. По его озабоченному виду мы поняли, что он намерен сообщить что-то важное.

- Полетите на разведку в район никопольского плацдарма, - сказал полковник. - О результатах будете докладывать командующему фронтом генералу Толбухину. Особое внимание обратите на переправы через Днепр и возможные пути отхода противника.

Весь следующий день мы утюжили небо над никопольским плацдармом. Сфотографировали переправы через Днепр, разведали все дороги на левом и правом берегах реки. На одной из них обнаружили большую колонну вражеских войск, двигавшуюся на запад. Стало ясно, что противник начал отход с плацдарма.

Возвратившись из разведки, мы пересели на связной самолет и направились в Акимовку - большое село, расположенное южнее Мелитополя. Здесь размещался штаб 4-го Украинского фронта.

Дом, в котором жил генерал Ф. И. Толбухин, ничем не выделялся среди других - маленький, с соломенной крышей. Удивило нас отсутствие свиты и большой охраны. Нам почему-то казалось, что командующий фронтом обязательно должен находиться в окружении множества людей с солидными воинскими званиями. А он сидел один у окна и брился. Посчитав, что более благоприятного случая не представится, мы попытались тотчас же попасть к генералу. Но нас остановил его адъютант, молодой стройный майор. Он попросил немного подождать и пошел доложить о нашем прибытии. "Плохи дела, огорченно подумал я. - Сейчас нагрянет свита, и тогда мы не скоро попадем к командующему".

Но не прошло и десяти минут, как адъютант вернулся и пригласил нас к генералу. Едва мы вошли в комнату, как командующий встал из-за стола и приветливо поздоровался с нами. Он был среднего роста, полный, с волевым открытым лицом.

Энергичным жестом Толбухин предложил нам подойти к карте и доложить о результатах воздушной разведки. Выслушав наши доклады, он начал задавать вопросы. Командующий интересовался всем: системой обороны противника, переправами, дорогами за Днепром, местами скопления вражеских войск. После каждого ответа он одобрительно кивал головой, изредка вставлял свои замечания. Видимо, доставленные нами сведения ему понравились.

Тактично прервав разговор, генерал Толбухин связался по телефону с командующим воздушной армией и предложил ему послать бомбардировщиков и штурмовиков для нанесения ударов по отходящим с плацдарма колоннам вражеских войск. Именно предложил, а не приказал. Откровенно говоря, нас удивила и восхитила такая демократичная форма постановки боевой задачи.

Примерно около часа мы пробыли у генерала Толбухина. Никто не прервал нашего разговора, и сам командующий ни разу не поторопил нас, хотя у него было, конечно, немало других дел. Невольно подумалось, что генерал принадлежит к той категории руководителей, которые всегда четко планируют свою работу, никогда не допускают спешки, необдуманности и в то же время способны быстро принимать необходимые решения.

Возвратившись из штаба фронта, мы узнали, что полку предстоит не только сопровождать бомбардировщиков и штурмовиков на никопольский плацдарм, но и участвовать в нанесении ударов по отступающим вражеским колоннам. Молодые летчики оживились, настроение у них поднялось. Они радовались; что придется много летать. Да и задач таких многие из них еще не выполняли.

Началась, боевая работа. По нескольку раз в день летчики поднимались в воздух. Они чувствовали себя хозяевами в небе над вражеским плацдармом. Ни огонь зениток, ни наскоки "мессершмиттов" не могли укротить их боевого порыва. Наши истребители бомбили переправы через Днепр, уничтожали из пушек и пулеметов живую силу и технику врага.

...Вот бросил свой самолет в пике Александр Туманов. Под ним - колонна вражеских автомашин. От истребителя к земле потянулись пушечные и пулеметные трассы. Вспыхнула одна машина, другая. Теперь пора выводить самолет из пикирования. Туманов потянул ручку управления на себя, и послушный "як" вышел в горизонтальный полет. Но в этот момент зенитный снаряд попал ему в мотор, и самолет загорелся.

Высота около двухсот метров. Прыгать с парашютом невозможно, да и некуда - везде фашисты. Секунды раздумья, и Туманов направляет свой горящий самолет к переправе. Ему хорошо видны фашисты, в панике бросающиеся в воды Днепра.

- Прощайте, друзья! Погибаю за Ро... - в последний раз услышали мы по радио взволнованный голос Александра Туманова.

Над переправой взметнулся огромный столб дыма и огня. Он встал над водой, словно суровый памятник мужественному советскому патриоту.

Траурным выдался этот день. Люди ходили хмурые, молчаливые. Невозможно выразить словами всю нашу боль и печаль. Мы лишились одного из лучших летчиков - любимца полка.

Вечером в дом, где жили Туманов и я, пришла Шура - его невеста. Я знал о крепкой и чистой взаимной любви этих замечательных молодых людей и постарался успокоить девушку. Но она была настолько убита горем, что, казалось, не слышала моих слов. Я взял фотографию Саши, которая стояла в рамке на моем столе, и молча протянул ей.

Когда Шура ушла, я невольно взглянул на койку Туманова и вспомнил наш вчерашний ночной разговор. Саша вернулся домой поздновато. Тихо разделся, лег и, закинув руки за голову, задумался. Лунный свет скупо освещал его немного грустное лицо, обрамленное кудряшками светлых волос. Вдруг он чему-то улыбнулся и посмотрел в мою сторону. Я понял, что ему. не терпится поделиться своими сокровенными мыслями.

- Что с тобой, Саша? - негромко спросил я.

- Понимаешь, тезка, - ответил он. - У меня сейчас какое-то странное состояние. Будто я парю высоко-высоко над землей. А вокруг звезды. И в свете каждой - ее улыбка.

- Был у Шуры?

- Да. Удивительный она человек, - задумчиво продолжал Саша. - Вроде обычная, неприметная девушка. А вот как взглянет, улыбнется, как-то невольно тянешься к ней. Обо всем забываешь - о времени, делах, даже о товарищах. Нехорошо это - знаю, но ничего поделать с собой не могу. Что это?

- Просто ты ее любишь.

- Люблю? - удивленно переспросил Саша. - Нет, здесь требуется какое-то другое слово. Люди говорят: люблю летать, люблю спать, люблю читать. Издергали и обесцветили это слово! Будь моя воля, я разрешил бы употреблять его только в одном значении...

- Подожди, - возразил я, - реформами в языке потом займешься. А сейчас скажи: что надумал делать?

- Договорились, что после войны поженимся.

- А зачем ждать, если встретил человека по сердцу? Бери пример с Федорова. Смотри, как хорошо получилось у них с Валентиной. Даже свадьбу сыграли.

- Я думал об этом, - вздохнул Саша. - Только ведь война идет, со мной и с ней всякое может случиться. Как потом перенести утрату.

- А Иван - исключение, - добавил он после некоторого раздумья. - Таким, как он, сто лет жить... Заколдованный...

Мне хотелось спросить, почему он считает Федорова заколдованным, но я сдержался. Иван тоже был моим другом, и нехорошо, неприлично рассуждать, даже думать о том, сколько лет он проживет.

- Да и Тимофея Евстафьевича не хочется подводить, - продолжал Саша. Он уже столько взысканий из-за нас нахватал... За одного Ивана два получил.

"В самом деле, - подумал я, - Пасынок - мастер получать взыскания"... И не за какие-то там серьезные упущения по службе, нет. Скорее - за прямоту, за неумение быть дипломатом, за смелость в решении вопросов, выходящих за рамки обычных. Он не побоялся, например, организовать фронтовую свадьбу Федорова или выступить в его защиту на суде. За это и был в обоих случаях наказан. Если Пасынок заметит какое-либо безобразие, он прямо говорит об этом, независимо от того, кем оно допущено. Даже нам, которых он называл другами, крепко доставалось от него, когда мы что-то делали не так, как нужно. Но мы уважали, любили его и до самого конца войны по старой привычке называли комиссаром.

- О чем задумался? - услышал я голос Саши.

- О Тимофее Евстафьевиче.

- Знаешь, а что, если завтра я поговорю с ним?

- Правильно. Сам хотел тебе посоветовать.

- Так и сделаю. - Туманов снова помолчал, потом неожиданно спросил: - А ты с женой когда-нибудь ругался?

Я растерялся от такого вопроса. Почему его вдруг заинтересовала моя семейная жизнь? Потом понял: надумав жениться, Саша хотел побольше узнать о том, как относятся друг к другу два человека, решившие всю жизнь прожить вместе. Хотя среди мужчин и не принято откровенничать по этому поводу, я все же, в порядке исключения, немного рассказал о ней.

- Ругаться вроде не ругался, - ответил я, - но разногласия иногда бывали. Не принципиальные, конечно.

- А без них нельзя?

- Думаю, что нет, - ударился я в философию. - Говорят, на свете нет двух одинаковых людей по взглядам, характерам, наклонностям. А если это так, то противоречия обязательно будут. Сходили, скажем, в кино. Ей понравилась картина, а ему не очень. Начинают спорить. Вот и возникают трения. Иногда из-за таких мелочей даже семья распадается.

- У нас не распадется, - убежденно сказал Саша. - А теперь давай-ка спать. Завтра летать.

Но мне теперь уже не спалось. Неожиданный вопрос Саши разбередил незаживающую рану - тоску по семье. Когда идут бои и нервы напряжены до предела, эта рана словно зарубцовывается. Но стоит тронуть ее в спокойной обстановке, и она начинает кровоточить. Вот и сейчас на меня напала тоска. Вспомнились жена, дочь, дни нашей недолгой семейной жизни. Лишь усилием воли мне удалось отогнать воспоминания и утопить тоску в тяжелом, беспокойном сне.

* * *

А фронтовая жизнь шла своим чередом. По распоряжению командира корпуса была создана специальная группа для ведения воздушной разведки в районе нижнего течения Днепра. От нашего полка в нее вошли Федоров и я. Ставя разведчикам задачу, генерал Савицкий говорил:

- На херсонском направлении противник удерживает небольшой плацдарм. По последним данным, он начал проявлять там подозрительную активность. На днях группа вражеских войск переправилась в районе Очакова через Днепровский лиман и закрепилась на Кингсбургской косе. Не исключено, что фашисты готовят здесь контрудар. Вы должны внимательно наблюдать за этим районом, чтобы вовремя заметить возможное сосредоточение войск противника на правом берегу Днепра.

В течение нескольких дней разведчики корпуса тщательно просматривали местность от Каховки до Черного моря. Мы с Федоровым сосредоточили внимание на районе Очакова: ни один вражеский корабль не должен был подойти к нему незамеченным. Вылетали по два-три раза в день. Но ничего подозрительного так и не обнаружили. Не могли похвастаться результатами разведки и другие летчики группы. Видимо, повышенная активность противника на этом направлении была демонстративной, рассчитанной на то, чтобы ввести в заблуждение командование нашего фронта.

С улучшением погоды над правобережьем стали летать и молодые летчики. Вражеская авиация вела себя пассивно, и нам кроме разведки приходилось также штурмовать наземные цели. Эти удары оказались настолько результативными, что передвижение войск противника днем по дорогам совершенно прекратилось. Мы охотились буквально за каждой автомашиной, подводой, небольшими группами солдат, чувствовали себя в воздухе полными хозяевами. Те, кто воевали в 1941 году, утверждали, что нынешняя воздушная обстановка во многом похожа на тогдашнюю. Только теперь наша и вражеская авиация поменялись ролями.

Вскоре полк получил новую задачу - прикрыть понтонную переправу через Сиваш. Построенная ценой нечеловеческих усилий, она связывала наши войска, захватившие плацдарм в Крыму, с Большой землей. По переправе на южный берег Сиваша доставлялись боеприпасы, продовольствие, медикаменты, пополнение. Она должна была сыграть важную роль в подготовке наступления советских войск в глубь Крымского полуострова.

Все это хорошо понимало немецко-фашистское командование и настойчиво стремилось разрушить переправу. По ней почти непрерывно вела огонь вражеская артиллерия, днем и ночью ее бомбили "юнкерсы" и "хейнкели". Но переправа жила. Жила благодаря мужеству зенитчиков, летчиков-истребителей и самоотверженности саперов, залечивавших ее раны.

В начале марта активность фашистской авиации з районе Сиваша резко возросла. Над переправой стали появляться большие группы бомбардировщиков в сопровождении истребителей. С рассвета и до темноты вражеские самолеты висели над Сивашом, пытаясь оборвать нить, связывавшую его берега. Особенно накалилась воздушная обстановка над переправой 11 марта.

...На рассвете шестерка истребителей нашей эскадрильи вылетела по тревоге в район прикрытия. Едва мы набрали заданную высоту, как с командного пункта сообщили, что к переправе приближается большая группа вражеских бомбардировщиков и истребителей.

Я начал обдумывать, как лучше поступить. Инструкция запрещала нам вести бои над переправой в зоне зенитного огня. Значит, нужно встречать бомбардировщиков где-то на подходе к Сивашу. Далее, противник имеет двойное или тройное численное превосходство. Следовательно, успеха можно добиться лишь внезапной, стремительной атакой. А для этого нужно иметь преимущество в высоте и скорости.

Приняв решение, я дал команду летчикам набрать высоту, увеличить скорость и подходить к переправе слева, со стороны восходящего солнца. Но намеченный план осуществить не удалось. Бомбардировщики уже вышли в район переправы и, вытянувшись в цепочку, начали снижаться. Дорога была каждая секунда, и я передал по радио:

- Атакуем пикирующих!

Свой "як" я бросил к ведущему "юнкерсу". Огонь открыл с наиболее выгодной дальности. Увидев, что снаряды попали в фюзеляж вражеского самолета, стал выводить машину из атаки. Летчики повторили мой маневр, и наша группа вскоре перемешалась с бомбардировщиками. Обстановка в воздухе осложнилась. На переправу пикировали "юнкерсы", а за ними носились "яки". И все это происходило под непрерывным обстрелом зениток. Плотность зенитного огня была настолько большой, что потом мы сами удивлялись, как нам удалось выйти из боя без потерь.

Первая атака истребителей оказалась неожиданной для противника. Но в дальнейшем действия нашей группы были скованы "мессершмиттами". Пришлось вести с ними, тяжелый неравный бой. И мы сумели выдержать их натиск до подхода к нам подкрепления.

Группа возвратилась на аэродром в полном составе. Правда, в самолетах оказалось много пробоин. В таком бою большинству летчиков эскадрильи еще не приходилось участвовать. По напряженности он напоминал кубанские схватки с врагом. Но наша молодежь успешно сдала экзамены на боевую зрелость. Было приятно, видеть, как светятся радостью возбужденные лица лейтенантов Кузнецова, Сереженко, Казака и Тихомирова.

В последующие дни гитлеровцы, понеся значительные потери, несколько изменили тактику. Вместо больших групп бомбардировщиков они стали посылать одиночные самолеты, причем чаще всего ночью.

Эта тактика противника вначале поставила нас в затруднительное положение. Дело в том, что летчикам полка еще не приходилось участвовать в ночных боях на новых истребителях. Опыт, приобретенный некоторыми из нас на Дальнем Востоке, оказался почти утраченным, к тому же во многом устарел.

Сейчас, как известно, ночные полеты стали обычными. Современные самолеты оснащены совершенными радиолокационными прицелами и навигационными приборами, с земли за ними зорко наблюдают локаторы. А тогда ничего этого не было. С командного пункта нам сообщался по радио лишь примерный район нахождения вражеских самолетов. Правда, иногда помогали прожектористы, но четкого взаимодействия с ними не было.

Даже самый обычный ночной полет в то время был сопряжен с большими трудностями. Взлетишь и сразу попадаешь в кромешную тьму. Ориентируешься больше визуально, чем по приборам. Земли не видно, а звезды - плохие помощники. И настроение не дневное. Нет-нет да и мелькнет мыслишка, что не мудрено с кем-нибудь столкнуться или перепутать небо с землей... Когда появляется луна, летчики приветствуют ее, пожалуй, с большим энтузиазмом, чем влюбленные.

Еще сложнее ночью обнаружить самолет противника. Трудно и прицеливаться. Если это сделаешь неточно и откроешь огонь, то вспышки от выстрелов ослепят тебя настолько, что наверняка потеряешь цель.

Потому-то ночной бой требует от летчика поистине ювелирного мастерства в управлении самолетом, острой наблюдательности, выдержки, инициативы и умения хорошо применять оружие.

Как-то мне довелось вылететь ночью в район переправы. Хожу по большому кругу и пристально всматриваюсь в темноту. В стороне бродят лучи прожекторов. Вверху мигают звезды, внизу, на земле, мерцают вспышки артиллерийских разрывов и пунктиры пулеметных трасс.

И вдруг совсем рядом, чуть выше, мелькнул темный силуэт бомбардировщика. Повезло, думаю, и спешу к нему. Вот уже четко видны красноватые струйки выхлопных газов. Накладываю перекрестие прицела на "хейнкеля" и... мой самолет попадает в прожекторный луч. В глазах запрыгали яркие сполохи. Не только противника, но и своего прицела не разгляжу. Торопливо нажимаю на гашетку, и вспышки выстрелов окончательно ослепляют меня. Попал или не попал? Резко отворачиваю истребитель и выскакиваю из прожекторного луча. Глаза понемногу свыкаются с темнотой. Оглядываюсь, но горящего "хейнкеля" не вижу. Значит, ушел. Приходится возвращаться домой с пустыми руками.

Ну как тут было не обрушиться с проклятиями в адрес прожектористов! Когда же успокоился, подумал, то пришел к выводу, что они тоже не виноваты. Попробуй определи ночью с земли, где свой, а где чужой самолет...

И все же мы приноровились к новой обстановке, начали сбивать вражеские самолеты. А если не сбивали, то прогоняли фашистов от переправы, заставляли их бросать бомбы куда попало. Переправа продолжала действовать!

Для ночных полетов командование выделяло наиболее опытных летчиков. Остальные прикрывали переправу днем. Получилось так, что молодые летчики стали летать без своих командиров. Мы понимали опасность такой ситуации и тщательно подбирали пары. Когда же над переправой нависала особенно серьезная угроза, приходилось поднимать в воздух всех. И вот в один из таких дней не вернулся с задания Федор Тихомиров.

Сбив над Сивашом "юнкерс", Тихомиров возвращался домой. Погода была пасмурной, и летчик слишком поздно заметил вынырнувших из-за облака "мессершмиттов". Один из них с короткой дистанции открыл огонь и изрешетил кабину "яка". Летчик был убит.

Оборвалась молодая жизнь: Феде Тихомирову только что исполнилось двадцать лет. До сих пор я не могу забыть этого добродушного здоровяка с застенчивым взглядом и белесыми бровями. Ему бы жить да жить. Как все-таки суровы законы войны!

Готовя освобождение Крыма, командование нашего фронта снова особое внимание стало уделять воздушной разведке. В ней принял участие и наш полк. Мы бороздили небо над полуостровом вдоль и поперек, вскрывали систему вражеской обороны, места расположения огневых позиций, наблюдали за дорогами. Предметом особого внимания были аэродромы. Места нахождения большинства из них знали, а о том, какие самолеты там базируются, сколько их, командование не имело достоверных данных. Во-первых, противник часто перебрасывал авиацию из одного пункта в другой, а во-вторых, он нередко использовал для взлета и посадки временные площадки.

В этот период летчикам нашего полка пришлось "контактировать" с начальником разведки дивизии майором Цыбиным. Любопытный это был человек. С нами он держался всегда официально и напускал на себя такой вид, будто в его руках находились тайны, по крайней мере, десяти государств. Мы так и прозвали его - "тайна мадридского двора".

Майор Цыбин был удивительно недоверчив к мнению других. Бывало, придешь к нему и скажешь, что там-то обнаружил аэродром. А он подозрительно посмотрит на тебя и заметит:

- Обнаружил, обнаружил... А пленка есть? Нет? Так что же ты мне голову морочишь? Не могу же я положить на стол командира дивизии твои слова?

Особое мнение майор Цыбин имел и о качестве фотоснимков. Он признавал лишь те, которые сделаны с высоты пятьсот метров. Его вовсе не интересовало, что вражеские зенитные автоматы на этой высоте поражают цели довольно точно. И мы вынуждены были привозить такие снимки, какие он требовал.

Однажды меня вызвали к майору Цыбину. Уткнувшись в карту, он строго спросил:

- Аэродром Сарабуз знаете?

- Бывал.

- Так вот, надо его сфотографировать. И пленка чтобы была сам знаешь какая. В корпус буду докладывать.

Ранним утром мы вылетели с лейтенантом Сереженко. Погода выдалась хорошая, сквозь высокие облака проглядывало солнце, видимость была отличной. Набрав солидную высоту, взяли курс на юг. Километров за двадцать перед Сарабузом нас начали обстреливать зенитки среднего калибра. Скорость мы держали большую, и снаряды рвались в стороне и сзади.

Показался аэродром. На нем было много самолетов - бомбардировщиков и истребителей. "Вот так удача", - подумал я и пошел на снижение. У границы аэродрома на нас обрушился мощный шквал зенитного огня. Казалось, даже небо потемнело от разрывов. У меня, да, видимо, и у Сереженко, побежали по спине мурашки: так горячо нас еще не встречали. Но, выполняя указание майора Цыбина, я бросил самолет в пикирование и включил фотоаппарат.

Как мы выбрались из этого огненного пекла, ума не приложу. Но зато я был уверен, что пленка получится, выражаясь словами начальника разведки, "сам знаешь какая". Правда, в наших самолетах оказалось много пробоин, у Сереженко вышла из строя радиостанция.

Перед Сивашом ведомый подошел ко мне вплотную слева и стал показывать вверх. Я посмотрел в ту сторону и увидел, что справа над нами идет четверка вражеских истребителей. Выглядели они необычно: тупые носы, длинные фюзеляжи, обрезанные почти под прямым углом концы крыльев. Это были фашистские истребители "фокке-вульфы". Встречаться с ними сейчас, после такой разведки аэродрома, совсем не хотелось, и мы пошли своей дорогой. Но желание померяться когда-нибудь силами с этими самолетами появилось.

Майор Цыбин, разумеется, остался доволен качеством фотопленки, привезенной мной. Когда же я заикнулся о том, в каких условиях ее пришлось добывать, он безапелляционно заявил:

- Иначе и быть не может. Мы на войне, а не на крымском курорте!

Что можно было на это ответить? Для Цыбина, как. впрочем, и для некоторых других, главным было добиться своей цели. А какой ценой она достигалась, их вовсе не волновало. Я не всегда понимал таких руководителей. Ведь задачу выполняют люди, они рискуют жизнью. И потому все, от кого это зависит, должны всячески беречь людей, добиваться победы с наименьшими потерями. Невольно подумалось: если бы майору Цыбину самому довелось выполнять свои указания, он наверняка бы заговорил по-другому. Но начальник разведки не был летчиком...

По аэродрому Сарабуз в тот же день истребители корпуса нанесли мощный удар. Многие вражеские самолеты были сожжены и выведены из строя. Уцелевшие спешно перебазировались в другое место. Разведчики снова начали бороздить крымское небо.

В вылетах на разведку запрещалось выполнять какие-либо другие задачи. Но мы, летчики, иногда нарушали это правило. И вовсе не потому, что были противниками фронтовой дисциплины. Нет! Мы просто стремились нанести врагу как можно больший урон. Такие нарушения допускались обычно после выполнения разведывательной задачи. Возвращаешься, бывало, на свой аэродром и встречаешь легкопоразимую цель. Ну как здесь удержаться от атаки?! И, чего греха таить: нередко за такие нарушения приходилось расплачиваться.

Расскажу о случае, когда мне и Сереженко впервые пришлось встретиться в бою с "фокке-вульфами".

Нам приказали сфотографировать аэродром южнее Джанкоя. Предупредили, что напрямую к нему идти опасно: на пути много зениток, часто барражируют вражеские истребители. Поэтому мы наметили обходный маршрут. Вышли на Арабатскую стрелку и вдоль нее направились на юг, будто интересуясь объектами на побережье. В районе Ички резко повернули вправо, к Джанкою, и пошли со снижением. Только здесь нас начали обстреливать зенитки. Но снаряды рвались где-то сзади: скорость истребителей была большая, к тому же мы маневрировали по направлению и высоте.

Вот и аэродром. Он забит самолетами. Два из них пошли на взлет. Опоздали фрицы, думаю, и включаю фотоаппарат. Хорошая получится пленка, майор Цыбин будет доволен. Пронеслись над аэродромом и, прижавшись к земле, легли на обратный курс. Попробуй теперь догони нас...

Вскоре показалась железная дорога, связывающая Джанкой с Армянском. А по ней шел поезд. Подумалось: а что, если попутно с ним разделаться? Вражеские истребители отстали, зенитки не стреляют, положения для атаки лучше не найдешь.

- Атакую паровоз, - передал я Сереженко, и тот сразу же несколько отстал, выбирая удобную позицию для прикрытия ведущего.

Набрав побольше высоту, я направил "як" вдоль железнодорожного полотна. Не спеша прицелился и дал очередь из пушки и пулемета. Фонтанчики разрывов взметнулись метрах в пяти от паровоза. "Ветер", - подумал я и, сделав поправку, снова нажал на гашетку. На этот раз очередь прошла по тендеру паровоза и первому вагону. Полетели щепки, а поезд, как ни в чем не бывало, продолжал двигаться. Вот оказия... Стрелять, что ли, разучился?

Увидев мой промах, Сереженко зашел под небольшим углом к поезду и первой же очередью попал в паровоз. Тот окутался паром. "Надо добить", решил я и стал разворачиваться. А где же Сереженко? Взглянул в его сторону, и внутри у меня похолодело. Прямо на него пикировали два "фокке-вульфа". Надо что-то делать. Но что? И тут я вспомнил о слабом месте у этих истребителей: об ограниченности вертикального маневра и небольшой скороподъемности.

- Паша, сзади "фоккеры", переходи на вертикаль, - закричал я и, дав мотору полные обороты, потянул ручку на себя.

Мой самолет стрелой пошел вверх, но Сереженко замешкался, и в тот же момент ведущий "фокке-вульф" прошил его "як" пушечной очередью. Мало того, он продолжал сближаться, ведя огонь из пушек. Я мигом свалил истребитель на крыло и оказался в хвосте у фашиста. В спешке прицелившись, дал очередь. Но снаряды прошли перед носом "фокке-вульфа". Увидев трассы, вражеский летчик перестал преследовать Сереженко и стал в вираж. Его ведомый повторил маневр. Я снова приник к прицелу, усилием воли подавляя волнение. На этот раз длинная очередь одновременно из пушки и пулемета оказалась точной. Из спины "фокке-вульфа" показался сизоватый дым, а затем и пламя. Летчик сбросил фонарь, готовясь выброситься с парашютом. Его ведомый юркнул вниз. "Черт с тобой", - подумал я и спросил Сереженко:

- Паша, как дела?

Ответа не последовало. Я посмотрел в сторону, где должен был находиться самолет ведомого. Вот он, рядом. Но что это? "Як" как-то странно клюнул носом, чуть развернулся и с левым креном направился в сторону Сиваша.

- Пашка, отвечай, что случилось? - закричал я, предчувствуя недоброе.

- Ранен в руку, - послышался усталый голос Сереженко.

- До дома дотянешь?

- Дотяну.

Я пристроился к Сереженко, тревожно посматривая за воздухом. Сейчас совсем ни к чему была бы встреча с вражескими истребителями.

Сели мы нормально. Рана у Сереженко оказалась серьезной, но кость не пострадала. Через месяц летчик был снова в строю. После этого полета я уже не стал рисковать при выполнении разведывательных задач...

Первая встреча с "фокке-вульфами" еще более укрепила во мне уверенность, что и с ними можно вести успешную борьбу. Хотя этот орешек покрепче "мессершмитта", но и его можно раскусить. Надо только хорошенько знать его сильные и слабые стороны и не забывать о них в бою.

ФВ-190, появившийся на фронте летом 1942 года, кое в чем превосходил Ме-109. Он имел более мощное вооружение (четыре пушки и два пулемета в основном варианте), солидную скорость (примерно шестьсот километров в час) и лучшую систему бронирования. К его недостаткам следует отнести худшую, чем у Ме-109, маневренность и скороподъемность, большие полетный вес и посадочную скорость. Отмечу, что летчики "фокке-вульфов" стремились уклониться от боя на вертикалях и предпочитали маневрировать в горизонтальной плоскости. Из боя они выходили или резким пикированием, или сваливанием на крыло.

* * *

На аэродроме Веселое вместе с нами базировалось одно из подразделений корректировочно-разведывательного полка. Мы крепко сдружились с соседями: вместе летали на боевые задания, вместе проводили короткие часы фронтового отдыха.

Как-то капитану Анкудинову и мне поручили сопровождать самолет Ил-2, экипажу которого предстояло разведать и сфотографировать в Крыму участок железной дороги между Армянском и Джанкоем. Задание было несложное, времени на подготовку к нему дали достаточно, погода стояла хорошая. Словом, все благоприятствовало полету.

Взлетели, набрали высоту и направились к Сивашу. Взглянули вниз, на переправу, - она стояла целехонькой. Вокруг нее, на мелководье, торчали хвосты и носы вражеских самолетов. А у торцов понтонного моста виднелись многочисленные воронки от бомб и снарядов. Да, нелегко живется тем, кто обслуживает переправу...

И вот наша группа уже над железной дорогой. Экипаж разведчика предупреждает, что он начинает выполнять задание. Мы внимательно посматриваем за воздухом, готовые в любой момент прийти на помощь "илу".

Справа появляется вражеский транспортный самолет. Хорошая цель, но мы не имеем права ее атаковывать. Не успели проводить взглядами "транспортника", как увидели двух "мессершмиттов", направлявшихся в нашу сторону. Приготовились к бою. Пара Анкудинова немного оттянулась назад, а я со своим ведомым стал набирать высоту и "захватывать солнце". Но в последний момент "мессершмитты" отвернули и быстро скрылись. Очевидно, не решились вступать в бой с нашей четверкой.

Наконец разведчик закончил работу и, развернувшись, начал снижаться. Мы в недоумении: зачем? Ведь на небольшой высоте фашистские зенитные автоматы стреляют довольно точно. И в самом деле, вокруг "ила" стали рваться снаряды. Анкудинов спешит предупредить об опасности экипаж разведчика. Но тот все больше и больше прижимается к земле.

Показался Сиваш, скоро наш аэродром. Но что это? "Ил" вздрогнул, накренился и, сминая голые кусты лозняка, приземлился на прибрежный песок. Пораженные нелепостью случая, мы начали кружить над самолетом. На наших глазах экипаж выбрался из "ила" и куда-то скрылся. По истребителям открыли огонь зенитки. Значит, это вражеская территория. Вот так история... И экипажу ничем нельзя помочь.

Понуро плетемся домой, садимся. Доложить толком не можем: не знаем причину такого поведения экипажа разведчика. То ли у "ила" отказал мотор, то ли в него попали снаряды вражеских зениток, то ли летчик допустил ошибку в пилотировании - непонятно. Мы чувствуем себя неловко, хотя и понимаем, что не виноваты. Разведчик, которого нам поручили сопровождать, задачу не выполнил, экипаж или погиб, или попал в плен. Выходит, что и мы не справились со своим заданием...

- Самолет сгорел? - спросил генерал Савицкий, прилетевший вскоре на аэродром.

- Нет, цел.

- Нельзя оставлять его фашистам. И пленку - тоже.

И снова мы с Анкудиновым поднимаемся в воздух.

Теперь у нас необычная задача: уничтожить свой, ставший чужим, самолет. Делаем несколько заходов, расстреливаем почти весь боекомплект. Но "ил" не горит и не взрывается. Нас сменяют генерал Савицкий и Федоров. А "ил" опять не горит, несмотря на то, что весь изрешечен снарядами. Так и пришлось его оставить...

Хотя и неприятным был этот случай, но он наглядно показал, насколько крепки наши самолеты. И не только штурмовики, но и истребители. Смотришь иногда и поражаешься: в крыльях, стабилизаторе и фюзеляже зияют пробоины, а машина благополучно садится. Мы, летчики, конечно, гордились отечественными самолетами, построенными заботливыми руками советских людей.

Как-то вечером меня опять вызвал начальник разведки дивизии майор Цыбин.

- Аэродром Сейтлер знаете? - этой фразой он обычно начинал разговор с летчиками.

Я задумался. Уже месяц я колесил по Крымскому полуострову, искал аэродромы, наблюдал за движением поездов и колонн автомашин, засекал расположение вражеских штабов. Знал, как говорится, каждый кустик. Но аэродрома в районе небольшого местечка Сейтлер что-то не видел.

- Нет, не знаю.

- Плохо смотрите, - Цыбин метнул на меня осуждающий взгляд. - Завтра к десяти утра у меня должен быть снимок аэродрома. Он восточнее населенного пункта, километрах в четырех. С кем полетите?

- Подумаю, товарищ майор.

- Чего думать? Надо лететь с Сереженко.

Не только я, но и Цыбин хорошо знал разведывательные способности Павла Сереженко. Тот прекрасно видел все, что делается на земле и в воздухе. А главное - имел феноменальную зрительную память. После разведки аэродрома он мог безошибочно доложить, сколько каких самолетов находилось на каждой стоянке, сколько зенитных точек вели огонь, и о многом другом.

- Сереженко в госпитале, - ответил я.

- Что с ним?

- Ранен в руку после первого знакомства с "фоккерами".

- При каких обстоятельствах? - допытывался Цыбин, и мне показалось, что неспроста.

- Неудачный бой, - начал хитрить я, зная, что Цыбин любит раздувать ошибку до масштабов преступления. - Выполняли обычное задание.

- Когда это было?

- Двадцать восьмого.

Цыбин заглянул в какую-то книжицу, полистал ее и возмущенно сказал:

- Как это обычное задание? Вы вылетали на разведку! Это поважнее, чем сбить какого-то "фоккера".

- Мы и паровозик прихватили, - уточнил я и тут же пожалел о сказанном.

- Ах вот оно что! Нарушили приказ, отвлеклись от разведзадания. Теперь понятно, почему тогда плохую пленку привезли. Надо поставить этот вопрос перед командованием дивизии...

Но вопрос так и не был поставлен. Видимо, из-за давности случившегося.

На следующее утро мы с Кузнецовым вылетели на разведку. Взошедшее из-за Арабатской стрелки солнце раскинуло свои лучи по однообразному крымскому ландшафту. Апрель в этом году не радовал: было холодно и сухо. Сильные ветры, взаимодействуя с солнцем, начисто высушили крымскую землю, прежде чем на ней появилась первая весенняя травка.

Мы прошли вдоль Арабатской стрелки, повернули на Джанкой, а затем взяли курс на юго-восток. Я начал внимательно присматриваться к местности. Вот Сейтлер, вот железная дорога на Керчь. Аэродрома нет. Направились вдоль полотна в сторону Феодосии. И здесь ничего не обнаружили. Вернулись к Сейтлеру и, снизившись до высоты восемьсот метров, сделали над ним один круг, второй, третий... Нет аэродрома. Подумав, что Цыбин без снимков не поверит результатам разведки, сфотографировали этот район.

- Справа, выше - четыре "фоккера", - услышал я голос Кузнецова и взглянул в указанном направлении.

Две пары истребителей шли на восток со снижением. Мелькнула мысль: а зачем они туда направляются, да еще со снижением? Ведь восточнее Джанкоя, по нашим сведениям, аэродромов нет. Что-то здесь не так. Развернулись и пошли в ту же сторону. Но горючее кончалось, и нам пришлось возвратиться домой.

- Фотоснимки привезли? - спросил у меня Цыбин, как только мы произвели посадку. Он, оказывается, специально за ними приехал в полк.

- Привезли.

- Аэродром нашли?

- Нет аэродрома.

- Что вы мне голову морочите? - закричал Цыбин. - Как это понимать: снимки есть, а аэродрома нет?

- Аэродром не найми, а местность, где он должен быть, сфотографировали.

- Зачем она мне, эта местность? Ее на стол командиру дивизии не положишь. Что мне с вами делать?

- А ничего, товарищ майор, - и я рассказал ему о своих предположениях относительно четырех "фокке-вульфов", которых встретили. - Сейчас заправимся и пойдем опять искать.

- С этого и надо было начинать, - успокоившись, сказал Цыбин. - А то местность привез...

Через полтора часа мы снова были в воздухе. В районе Джанкоя повернули на восток и снизились до восьмисот метров. Выше попадались кучевые облака, мешавшие наблюдению.

Вдруг по нас с земли ударили зенитные автоматы. И в тот же момент я увидел самолеты, находящиеся в овальных капонирах. Много машин, несколько десятков. Считать их было некогда, требовалось быстрее уходить от аэродрома.

- Андрей, пикируем! - крикнул я и бросил самолет вниз.

Перед нами встала почти сплошная стена белых разрывов. Где-то внутри забился холодный комочек страха. Передернул плечами. Скованность исчезла. Торопливо дал из пушки две короткие очереди по стоявшему на открытом месте самолету и, едва не столкнувшись с заходящим на посадку истребителем, прошел над самыми крышами поселка. Оглянулся назад: Кузнецов был на месте. Порядок!

Вскоре мы вышли на Арабатскую стрелку, прижались к самой воде и направились домой. Когда сели, я спросил Кузнецова:

- Напугался?

- Было дело. Как-то внезапно все вышло. А вы?

- Тоже.

Обнаружнв немецкий аэродром Ички, мы не сделали никакого открытия. Этот аэродром давно значился в материалах разведки, но был показан в другом месте. К тому же считалось, что на нем не базировались вражеские самолеты. Мы только лишь внесли некоторые коррективы в разведданные.

На следующий день мне поручили вывести на этот аэродром, группу истребителей соседнего полка. Штурмовой удар был неожиданным для противника. Результат: несколько сожженных на земле и уничтоженных в воздухе вражеских самолетов.

Начинался апрель. На Украине весна уверенно вступала в свои права. Припекало солнце, кое-где зеленела трава, реже хмурилась погода. Изредка гремел гром, и небо прорезали яркие трассы молний. Мы знали, что скоро загрохочут иные громы и засверкают иные молнии. Близился час освобождения родного Крыма.

Звезды над Крымом

1

Едва на Сиваш упали первые лучи солнца, как воздух потряс мощный грохот артиллерийской подготовки. А вскоре над разбуженным заливом появились самолеты, шедшие курсом на юг.

8 апреля 1944 года войска 4-го Украинского фронта начали разгром врага, окопавшегося в Крыму. Они нанесли одновременно два удара: вдоль Перекопского перешейка и с плацдарма на южном берегу Сиваша. Сломив сопротивление противника на его оборонительных рубежах, наша пехота стала продвигаться в глубь полуострова. Были освобождены Армянск и Джанкой.

Через три дня в наступление перешла Отдельная Приморская армия. Освободив Керчь, она устремилась вдоль Черноморского побережья. К середине апреля враг был выбит из Евпатории, Симферополя и Бахчисарая. А передовые механизированные части вышли к внешнему оборонительному обводу Севастополя.

В течение этой недели наш полк решал в основном две задачи: сопровождал бомбардировщиков и штурмовиков, прикрывал и поддерживал наступающие наземные войска. Вначале вражеская авиация действовала активно, пытаясь наносить удары по боевым порядкам наших частей. Но успеха она не смогла добиться. Советские летчики, прочно удерживая господство в крымском небе, срывали вражеские планы.

Через два дня после начала наступления наш полк перелетел на небольшую ровную площадку за Сивашом. Здесь нас ожидала передовая команда технического состава, которая двигалась за вторыми эшелонами пехотных частей. Вместе с техниками и механиками летчики быстро осмотрели самолеты, заправили их горючим, пополнили боеприпасы и ушли в воздух. За первым вылетом последовал второй, третий...

Перед вечером, когда мы произвели последнюю посадку, адъютант эскадрильи Петр Корюков доложил, что нам разрешено отдыхать. Мне нравился этот энергичный, неугомонный человек. В недавнем прошлом он был хорошим боевым летчиком, отмечен несколькими наградами. После тяжелого ранения старший лейтенант Корюков снова вернулся в авиацию. Став начальником штаба, он и здесь проявил себя с самой лучшей стороны. Добросовестно выполняя свои прямые обязанности по службе, адъютант добровольно взял на себя также заботы о быте и питании личного состава.

Вот и на этот раз Корюков ухитрился почти на голом месте создать людям приличные условия для отдыха, организовать ужин и обеспечить всех топливом. Кто был на фронте, тот знает, как такая забота поднимает у бойцов боевой дух.

Возле Сиваша наш полк пробыл недолго. Вскоре мы перелетели на другой аэродром.

Со второй половины апреля началась непосредственная подготовка к штурму Севастополя. Проводилась разведка оборонительных рубежей противника, наземные войска пополнялись людьми и техникой, подтягивались тылы.

Однажды под вечер всех комэсков вызвали в штаб полка. Там были наш новый командир майор Попов, сменивший Корнилова, и командир дивизии полковник Корягин.

Комдив собрал нас затем, чтобы ознакомить со свежими данными о противнике. Он сообщил, что вражеская авиация сосредоточена в основном в двух местах: на мысе Херсонес и в районе поселка Шестая Верста. Там находятся преимущественно истребители, а бомбардировщики базируются на аэродромах Румынии.

- Нашей дивизии, - сказал в заключение полковник Корягин, - поставлена задача - завтра же нанести удар по аэродрому на мысе Херсонес. В налете будут участвовать два полка - ваш и майора Рубахина. Вылет на рассвете.

...Мы стали готовиться к завтрашнему дню, а Федоров по приказу командира полка отправился на разведку аэродрома. Надо было уточнить место его нахождения, расположение на нем самолетов и нанести на карту позиции зенитной артиллерии.

- Аэродром находится на косе за Севастополем, - доложил Федоров, вернувшись из разведки. - Самолеты стоят у самой воды, их не меньше сотни. Зенитчики по мне не стреляли, их позиции не обнаружил...

Хотя доклад Федорова не отличался обилием сведений, он все же помог командиру уточнить план выполнения задачи.

- Полк идет колонной, - объявил свое решение майор Попов. - Впереди эскадрилья Машенкина, замыкает колонну эскадрилья Федорова. На Херсонес выходим через Северную бухту. За Севастополем начинаем снижение. Бомбы сбрасываем с первого захода. Затем используем пушки и пулеметы. Дальнейшие действия - в зависимости от обстановки.

...Мекензиевы горы остались позади. Показалась Северная бухта, прикрытая редким туманом. Хорошо видны вражеские корабли на рейде, развалины Севастополя.

- Растянуться в кильватер. Приготовиться к бомбометанию! - послышалась в наушниках команда ведущего группы полковника Корягина.

И в этот момент по истребителям открывают огонь крупнокалиберные зенитные орудия вражеских кораблей. Сначала снаряды рвутся где-то в стороне и сзади, но постепенно разрывы становятся все ближе и ближе. Приходится маневрировать.

Когда показался вражеский аэродром, майор Попов скомандовал:

- Машенкину - южная стоянка, Тищенко - западная. Я атакую северную.

Одна за другой восьмерки истребителей устремились вниз, сбрасывая бомбы. Над аэродромом взметнулись десятки разрывов, в нескольких местах вспыхнули пожары.

- Рубахин, с востока приближаются "мессершмитты", - услышал я голос командира дивизии, когда выводил самолет из пикирования.

- Вас понял. Атакую!

Над аэродромом возникла своеобразная обстановка. Внизу, среди разрывов зенитных снарядов, кружили истребители нашего полка, атакуя стоянки самолетов. Чуть выше группа прикрытия вела бой с "мессершмиттами".

Во время второго захода ловлю в прицел "юнкерса" и даю по нему длинную очередь. Вижу, как снаряды рвутся на его плоскостях и фюзеляже. Вдруг мой "як", словно наткнувшись на какое-то невидимое препятствие, вздрагивает и начинает крениться. В него угодил снаряд зенитки. С трудом вывожу самолет в горизонтальный полет и направляюсь в сторону моря. Оглядываюсь: летчики эскадрильи идут за мной. Хорошо, думаю, все целы. И в этот момент в эфире раздалась команда полковника Корягина:

- Задание выполнено. Уходим вдоль побережья.

Едва мы успели произвести посадку, как над аэродромом пронеслась пара "фокке-вульфов". И сразу же рядом со стоянкой разорвалась бомба. А через несколько секунд, когда самолеты скрылись, грохнул второй взрыв - у командного пункта. От неожиданности мы на минуту растерялись, а потом бросились к щелям. Вот так штука! На штурмовку вражеского аэродрома фашисты немедленно ответили нам тем же.

- Двухсоткилограммовые! - определил кто-то калибр бомб. - А одна - с замедленным взрывателем.

- Находчивые, черти, - отозвался другой. - Момент для налета выбрали удачный: наши еще не успели заправить самолеты.

Начиная с этого дня налеты гитлеровцев стали регулярными. Стоило какой-нибудь группе сесть, как на аэродром с большой высоты неожиданно сваливались вражеские истребители. Сбросив бомбы, они на бреющем стремительно уходили прочь. Мы пытались бороться с ними, стали выделять дежурную пару для прикрытия посадки, но эффект был незначительным. Фашисты, внимательно наблюдая за нашим аэродромом, все-таки умудрялись выбрать подходящий момент, для того чтобы преподнести нам сюрприз.

Однако скоро налеты вражеских истребителей внезапно прекратились. Мы, конечно, не без удовольствия это восприняли и заинтересовались, кто же отучил фашистов от таких прогулок. Пристали с вопросом к Ивану Федорову, которого недавно зачем-то вызывали в штаб корпуса.

- Верно, вызывали, - с лукавой улыбкой ответил Федоров. - А вы что, скучаете без гостей?

- Брось туманить. Выкладывай, как было, - насели на него летчики.

- Да очень просто. Караулили немцев неподалеку от их аэродрома. Как только они взлетали, мы прицеплялись к ним и учили их уму-разуму, - все так же весело продолжал Федоров.

- Кто это мы?

- Всего было пять пар, выделенных по распоряже_нию генерала Савицкого.

* * *

На наш аэродром села эскадрилья разведывательно-корректировочного полка. Старые знакомые! Анкудинову и мне было как-то неудобно смотреть в глаза летчикам после того злополучного случая с "илом". Но они поспешили заверить, что никакой обиды на нас не имеют, что, мол, глупо из-за нелепой случайности нарушать былую дружбу. Хорошие ребята, эти разведчики-корректировщики. И служба у них, пожалуй, потруднее нашей. Как ни говори, истребитель имеет больше возможностей вернуться с задания невредимым.

В исключительной выдержке и смелости наших боевых друзей мне пришлось вскоре еще раз убедиться. Нашей четверке истребителей приказали сопровождать "ила"-корректировщика. Мне казалось, что после взлета он наберет солидную высоту и станет корректировать огонь нашей тяжелой артиллерии, не перелетая линию фронта. Но не тут-то было. "Ил" углубился на вражескую территорию и, к моему удивлению, начал кружить над аэродромом у поселка Шестая Верста. Ну, думаю, пропал "горбатый", сейчас зенитки его собьют. А те и в самом деле ожесточились, сосредоточили огонь только по нему, будто нас и не замечали. Однако корректировщик, как ни в чем не бывало, продолжал выполнять свою нелегкую задачу.

С аэродрома взлетела пара "мессеров". Набрав высоту, они бросились на "ила". Мы преградили путь фашистам. Не приняв боя, они отвернули. Но через некоторое время еще раз попытались "клюнуть" корректировщика сверху. И опять это им не удалось. Зная, что мы не можем покинуть корректировщика и вступить с ними в бой, фашисты совсем осмелели. На смену первой паре пришла другая, и все началось сначала. Но как ни старались гитлеровцы, они не смогли пробиться к нашему подопечному.

Вскоре корректировщик закончил работу, и мы взяли курс на аэродром. Когда сели, я вылез из кабины и поспешил высказать экипажу "ильюшина" свое восхищение его смелостью и выдержкой. Только начал было говорить, как летчик, махнув рукой, с улыбкой прервал меня:

- Что ж тут особенного? Это же обычный полет. Жаль вот "горбатого" немного поцарапали...

Посмотрел я на самолет и от удивления захлопал глазами. Хороши царапины! На крыльях и в фюзеляже зияли огромные рваные дыры. Буквально на честном слове прилетел. Представляю, как трудно им было управлять.

- Не такое случалось, - спокойно сказал летчик. - Недавно почти без хвоста сел. Не машина, а золото...

Подумалось: вот ведь какие у нас люди! Совершают подвиги и считают их будничным делом. Рискуют жизнью, а замечают только, что "горбатого" поцарапали. Начинаешь говорить им об этом, они или смущаются, или смеются. С такими никто не может сравниться по смелости, выдержке и моральной стойкости.

Взять хотя бы вражеских летчиков. Воюют они, кажется, с умом, расчетливо, в бою не очень теряются. А как только обострится обстановка или заметят, что их меньше, сразу спешат выйти из боя. Им наплевать, что их корректировщик оказался в беде и без помощи истребителей может погибнуть. Для них нет ничего святого, собственная шкура дороже всего.

* * *

1 мая 1944 года. Этот праздничный день порадовал нас удивительно теплой погодой. Под яркими лучами солнца изумрудом отливала молодая зелень. Весело чирикали неугомонные пичужки. Такой активный натиск пробудившейся природы в здешних краях наблюдается обычно лишь в июне.

В конце дня, когда летчики совершили по нескольку боевых вылетов, на аэродроме состоялось торжественное собрание. Гвардия Пасынка к этому времени создала соответствующую обстановку: стол для президиума застелила кумачом, развесила географическую карту, красочные лозунги и плакаты. Все выглядело, как в доброе довоенное время. И настроение у людей было приподнятое.

С докладом выступил майор Пасынок, Его речь была образной, живой, насыщенной яркими примерами и свежими фактами. Он умел пользоваться и выразительной стихотворной строфой, и пословицами, и поговорками.

Тимофей Евстафьевич рассказал нам о международной обстановке, об успехах Красной Армии на фронтах, о славных трудовых подвигах советских людей в тылу, о положении в гитлеровской империи, которая стоит на пороге краха. Его слушали с исключительным вниманием. Редко доводилось мне встречать политработников с таким даром речи, с таким покоряющим обаянием.

После доклада состоялся концерт художественной самодеятельности. Он снова - уже в который раз - показал, что в полку - неиссякаемый источник самых разнообразных талантов.

* * *

После майских праздников в полк поступило распоряжение организовать разведку прибрежной полосы моря - от Качи до Севастополя. По ночам в этот район стали наведываться вражеские корабли и производить артиллерийские обстрелы наших войск. Такой удар они нанесли и по аэродрому Кача, где базировался один из полков нашего корпуса.

На рассвете мы с Андреем Кузнецовым вылетели на разведку. Невеселое это дело - полеты над морем. Смотришь вокруг, и не на чем глазу остановиться. Никаких ориентиров! В голове иногда проскальзывает тревожная мыслишка: если подобьют или откажет мотор, на спасение не рассчитывай. Но раз боевая задача поставлена, ее надо выполнять.

Бороздим небо над морем и посматриваем вниз. На темной глади воды видны лишь белесые гребешки волн.

Через несколько минут мы заметили, что с моря, в направлении Качи, движутся хлопья тумана. Связываюсь по радио с командным пунктом и предупреждаю об этом. Берем курс на юг, где небо над морем чистое. Но и там не видно ни одного корабля.

- "Ястребы", "ястребы"! Немедленно возвращайтесь домой, - слышится в наушниках тревожная команда.

Что ж, домой так домой. Разворачиваемся и идем вдоль берега на север. А берег уже закрыли молочные клубы тумана. Ориентироваться трудно. Не поймешь, где кончается море и начинается суша. Кача словно сквозь землю провалилась. Как найти аэродром?

- Где находитесь? - спрашивают с командного пункта.

- Где-то в районе аэродрома, - отвечаю. - Но его не видим.

- Наш аэродром закрыт. Идите на восток.

Вот так история! Других предупредили о тумане, а сами не можем сесть! Хоть плачь, хоть смейся! На восток идти нет смысла: горючего осталось на пятнадцать минут полета. Неужели придется бросать самолеты и прыгать с парашютами? Кузнецов жмется ко мне, волнуется, ждет решения. Набираем высоту. И вдруг в небольшом окошке, образовавшемся в туманном покрывале, вижу посадочный знак. Аэродром!

- Андрей, за мной! - кричу ему по радио и направляю самолет к земле.

Оказалось, что это аэродром наших соседей - Альма-Тамак.

Едва успели сесть, как волна тумана окутала самолеты. Выключив моторы, побежали в штаб сообщить по телефону в полк о благополучной посадке.

Лишь на следующий день туман рассеялся. Вернувшись в полк, мы вместе с другими летчиками начали готовиться к выполнению новой боевой задачи.

2

Потерпев поражение на севере и востоке Крыма, немецко-фашистские войска откатились к Севастополю. Сюда морем и по воздуху было переброшено еще несколько тысяч вражеских солдат и офицеров. Противник укреплял оборонительные рубежи, особенно на Сапун-горе, Мекензиевых горах, в районах Сахарной Головки и Инкермана. Наши войска заканчивали подготовку к штурму города.

Рано утром 7 мая на Сапун-гору обрушился мощный шквал артиллерийского и минометного огня. В вебе появились колонны бомбардировщиков и штурмовиков. Одну из них сопровождали летчики нашего полка. Ни плотный огонь зениток, ни противодействие истребителей противника не в силах были помешать советской авиации наносить сокрушительные удары.

После артиллерийской и авиационной подготовки на штурм Сапун-горы пошла пехота. На многоярусных оборонительных позициях фашистов завязались ожесточенные бои. Прикрывая наземные части, мы почти все время находились в воздухе. К исходу дня сопротивление гитлеровцев было сломлено, и Сапун-гора снова стала нашей.

Мне как-то довелось побывать в Севастополе и посмотреть панораму "Штурм Сапун-горы". Ничего не скажешь! Замечательное произведение создали художники студии имени Грекова. Но роль авиации в этом сражении они, на мой взгляд, показали несколько схематично. Художники в этом, конечно, не виноваты. Видимо, просто невозможно широко и полно отразить массовость и напряженность боевых действий бомбардировщиков, штурмовиков и истребителей, передать красками наше господство в воздухе.

8 мая советские войска подошли к внутреннему оборонительному обводу Севастополя, а на следующий день ворвались в город и освободили его. Всего трое суток понадобилось им для того, чтобы взять эту крепость.

Невольно вспомнились 1941 и 1942 годы. Тогда наши мужественные защитники Севастополя в течение восьми месяцев стойко обороняли город, срывая все фашистские планы. Они сковывали здесь огромные силы вражеских войск. Трое суток и восемь месяцев! Вот неопровержимое доказательство беспредельного мужества, железной стойкости и непоколебимого морального духа советского воина-патриота!

После освобождения Севастополя потрепанные части противника стали стекаться на "пятачок" - на мыс Херсонес. На что они рассчитывали неизвестно. Эвакуация морем была нереальной: советская авиация не позволила бы уйти ни одному кораблю. А о воздушном пути им даже думать было нечего. Наши истребители стали полновластными хозяевами неба.

Видимо, фашисты верили, что их командование, удравшее из Крыма на подводных лодках, что-то придумает и пришлет помощь. Потому и отклонили они разумное советское предложение о сдаче в плен. Пришлось убеждать врага более вескими аргументами - артиллерией и танками.

Стремительный захват нашими войсками мыса Херсонес, видимо, явился неожиданностью для немецко-фашистского командования. Оно рассчитывало, что оставшиеся в Крыму части, используя благоприятную для обороны местность, сумеют зацепиться за "пятачок" и задержат наступающие советские войска. Иначе чем можно объяснить тот факт, что и после захвата нами Херсонеса к нему пытались подойти вражеские корабли, а над ним нередко появлялись фашистские самолеты?

Взять хотя бы случай с "мессершмиттом". Над херсонесским аэродромом он появился несколько часов спустя после того, как было сломлено сопротивление последней группы вражеских войск. Выпустив шасси, самолет начал снижаться. Наши зенитчики не стреляли: пусть, мол, садится.

На последней прямой фашистский летчик заметил, что посадка невозможна: полоса была забита людьми, танками, орудиями и автомашинами. Делая круг за кругом, он бросал зеленые ракеты - просил освободить аэродром. Никто, конечно, не стал выполнять его просьбу. Только тогда, очевидно, до летчика дошло, что хозяева на аэродроме уже другие. Он мигом убрал шасси и попытался скрыться в сторону моря. Но не успел. На развороте "мессершмитта" настигла очередь зенитного автомата. Самолет свалился в крутое пике и упал в залив.

Едва улегся столб воды, поднятой упавшим самолетом, как кто-то из наших летчиков крикнул:

- Смотрите, фрицы плывут сдаваться...

Мы оглянулись. К берегу приближались два плота с белыми флажками. На них находилось десятка полтора немецких солдат. Вот плоты ткнулись в прибрежный, песок, и с них один за другим, с поднятыми руками, начали сходить "гости".

- Откуда? - спросил по-немецки наш офицер у первого появившегося на берегу солдата.

- В Румынию плыли, - ответил тот. - Потом раздумали и решили сдаться в плен.

- А зачем плыли? Дорога трудная...

- Офицер приказал...

- Где же он?

- Там, - и солдат махнул рукой в сторону моря. - Капут.

Итак, Крым опять стал нашим, советским. Удивительно необычной казалась наступившая тишина. Мы привыкли к раскатам артиллерийского грома, к разрывам авиабомб и снарядов, к перебранке пушечных и пулеметных очередей в воздухе. А теперь тишина нарушалась лишь смехом, песнями и лихими переборами баяна. Казалось, война уже за тридевять земель от нас. Может, именно таким явится к нам День Победы? Нет, он будет другим - наполненным оглушительным звоном оркестровой меди, победными залпами отвоевавшего оружия, гирляндами праздничных салютов, улыбками и песнями счастливых людей.

Вот об этом мы и разговорились однажды вечером. Никто не сомневался, что День Победы станет самым большим праздником. И конечно, каждый хотел, чтобы в этот день на его груди сверкали награды, как оценки фронтового труда, чтобы на какой-то странице истории упомянули и его имя.

- Знаете, все-таки обидно, что нас обходят, - проговорил в раздумье Алексей Машенкин.

- Кто, кто обходит? - раздались голоса.

- Газетчики. Развернул сегодня газету, и опять в ней статья о Покрышкине и братьях Глинках. А о наших летчиках по-прежнему - ни слова.

- Это точно, - поддержал его инженер полка Ерохин. - Все знают, что Покрышкин и Глинки - отличные летчики, но ведь не одни они воюют... Им самим, наверное, уже неудобно от такого внимания прессы.

- А что о нас писать? - саркастически заметил Иван Федоров. - Корпус молодой, героев - раз-два и обчелся. А газетчиков, как видно, больше всего интересуют известные имена...

"В самом деле, - подумал я, - почему о нас не пишут? Почему ни одного журналиста не побывало в нашем полку? Наши летчики прошли Кубань, Украину, а теперь вот Крым. Воевали на совесть. Разве не заслуживают Иван Батычко, Тимофей Новиков, Федор Свеженцев того, чтобы о них написали? Они отдали свои жизни за победу, но продолжают служить для нас примером высочайшего патриотизма, мужества и смелости. А Иван Федоров и Алексей Машенкин? Разве их фронтовые биографии не могут стать образцом для летной молодежи?".

Подходит майор Пасынок. Послушав нас, он спокойно говорит:

- Будет и о нас написано, друзья. Не сейчас, так позже. Но не в этом самое главное. Важно то, что Крым очищен от оккупантов, что над ним снова сияют красные звезды. Будем же гнать фашистов дальше. До самого Берлина!

- А куда теперь нас направят, Тимофей Евстафьевич?

- Этого не знаю. У нашего корпуса начальство - Ставка, - ответил Пасынок и после небольшого раздумья прибавил: - Туда, где наиболее трудно. Как всегда!

Улицу Аджи-Булата окутала темнота южной ночи. В небе мерцали россыпи звезд. Они и в самом деле казались красноватыми. Легкий ветерок доносил прохладное дыхание моря.

Вдруг под Севастополем взметнулись в небо синие лучи прожекторов и затараторили зенитки. Мы поспешили на командный пункт, чтобы узнать, в чем дело. Оказывается, над Крымом появился фашистский бомбардировщик. Он сбросил несколько бомб и поспешил скрыться в сторону моря. Нас не стали поднимать в воздух.

А со следующей ночи вражеские самолеты стали наведываться в Крым регулярно. Особого ущерба нашим войскам они не наносили, но беспокойства от них было немало. Видимо, в этом и заключалась цель налетов.

Снова летчикам нашего полка, как и на Сиваше, пришлось выполнять задания ночью. Причем в воздух поднимались лишь те, кто имел опыт таких полетов. Прожекторов в Крыму было немного. Взаимодействие с ними истребителей тоже нельзя было назвать хорошим. Это, естественно, создавало дополнительные трудности в борьбе с вражескими бомбардировщиками.

Первым в нашем полку на перехват противника ночью вылетел Алексей Машенкин. С командного пункта ему сообщили, что к Севастополю с запада, на высоте трех километров, приближается фашистский бомбардировщик. Машенкин направился в указанный район. А там уже рыскали по небу лучи прожекторов. Летчик отошел чуть в сторону а стал наблюдать.

Вдруг прожекторные лучи скрестились, выхватив из темноты какой-то самолет. Машенкин устремился туда и, подойдя поближе, доложил на командный пункт:

- Вижу "хейнкеля". Атакую!

Только летчик начал заходить в хвост бомбардировщику, как прожекторы почему-то погасли, и противника поглотила темнота. Машенкин напряг зрение. Вот впереди показались два темно-красных пульсирующих ручейка. Это светились выхлопные патрубки "хейнкеля". Ориентируясь по ним, летчик довернул истребитель и прибавил скорость. Ручейки пламени стали быстро расти. Зная, что ночью светящиеся предметы кажутся ближе, чем днем, Машенкин не спешил с открытием огня. Он понимал, что стрелять надо с короткой дистанции, наверняка.

Привычным движением Машенкин уменьшил накал сетки прицела и стал накладывать его центр на темное пятно между светящимися выхлопами. Томительно потянулись секунды. Пора! - решает летчик и нажимает на гашетку. Темноту прорезает яркая трасса. Через мгновение "хейнкель" вспыхивает как свеча и, резко накренившись, устремляется вниз. Машенкин разворачивается и берет курс на свой аэродром.

Пришлось выполнять задания ночью и другим летчикам полка. Но не все их вылеты были успешными. Иногда прожекторы уделяли истребителям чрезмерное внимание, и, ослепленные, летчики теряли из виду вражеские самолеты. А когда мы наладили взаимодействие с прожектористами и приобрели некоторый опыт ночных действий, фашисты перестали наведываться в Крым. Видимо, поняли, что потери самолетов не компенсируются результатами их бомбовых ударов.

Во второй половине мая в полк, которому присвоили наименование Севастопольского, поступило распоряжение сдать боевую технику, погрузиться в эшелон и следовать в тыл.

- Ясное дело, за новыми самолетами, - утверждали полковые провидцы. И конечно, не без оснований. Все знали, что там, куда мы поедем, находится большой авиационный завод, выпускающий истребители Яковлева.

На этот переезд я возлагал большие надежды. Наш путь пролегал в каких-то ста километрах от села, где жила моя семья. Жену и дочь я не видел около полутора лет, и каждый поймет, как велико было желание встретиться с ними. Впереди нас ждали новые фронтовые дороги, новые бои, и, кто знает, когда еще представится возможность повидаться с семьей. И представится ли вообще? Командир полка разрешил мне отлучиться на несколько дней. Посматривая в окно вагона, я подсчитывал часы, оставшиеся до встречи с родными.

На узловой станции я покинул товарищей и забрался в товарный поезд. Несколько часов езды показались вечностью. Вот и конечная станция. От нее до села Телегино около пятнадцати километров. Еще не начало рассветать, когда я пешком отправился в путь.

Часа через три я уже входил в село. Кажется, никогда раньше не было у меня такой волнующей встречи с близкими! Двухлетняя дочурка Мила сначала не признавала меня. А потом все время повторяла одно и то же слово: "Папа, папа, папа". Жена, радостная и чуть растерянная от неожиданности, не отпускала меня от себя.

Три дня пролетели, как три часа. Надо возвращаться в полк. Как тяжела минута прощания! Как трудно сделать первый шаг от родного порога! Но этого не избежать. Суров, но нерушим воинский долг. Война еще не окончена. Я обязан вернуться к боевым друзьям. И иду. Иду ради того, чтобы больше не было разлук и прощаний.

Впереди граница

1

В тыловом городе летчики полка пробыли недолго. На заводе мы получили совсем новенькие истребители Як-7. Хорошие это были самолеты - скоростные, маневренные, надежные, с тридцатисемимиллиметровой пушкой и крупнокалиберным пулеметом. А эскадрилья Машенкина приобрела даже машины с сорокапятимиллиметровой пушкой. По этому поводу летчики шутили:

- Зверобоями заделались. Теперь все фашистские "тигры" и "пантеры" разбегутся.

Здесь же, на заводском аэродроме, мы изучили и проверили истребители, а затем перелетели на них под Орел. На новом месте полк пополнился несколькими молодыми летчиками, прибывшими из училищ. Они оказались боевыми хлопцами. Не только хорошо летали и стреляли, но и были обучены действиям в составе пары, владели тактическими приемами. Такому пополнению сразу можно доверять решение сложных боевых задач.

В нашу эскадрилью пришли лейтенанты Дмитрий Шувалов и Федор Селютин. Несмотря на разницу в характерах (Шувалов отличался веселым, задиристым нравом, Селютин был задумчивым и не особенно разговорчивым), они крепко дружили на земле и в воздухе. Их объединяло неукротимое стремление поскорее вступить в бой и померяться силами с вражескими летчиками.

На следующий день майор Пасынок собрал молодежь, чтобы потолковать с ней, как он выразился, о делах насущных. "Старичкам" было велено явиться при орденах и в готовности сказать подчиненным несколько напутственных слов. Такие встречи стали в нашем полку традицией, и Пасынок был их душой. Вот и сейчас, рассадив нас на видных местах и подойдя к карте, где был отражен боевой путь полка, он обратился к молодежи:

- Друзья, вы теперь члены нашей семьи. И вам, конечно, небезынтересно знать, что она собой представляет, как жила до вашего прихода. Могу вас заверить, а в дальнейшем вы сами убедитесь в этом, что наша полковая семья на редкость дружная, боевая и честная. У нас все за одного и один за всех, а все вместе - за победу, за Родину и за счастье советского народа. Лучшие сыны этой семьи - перед вами, - и Пасынок представил нас, смущенных его словами. - Но не всем довелось прийти на эту встречу. В жестоких боях отдали свою жизнь за победу Иван Батычко, Тимофей Новиков, Федор Свеженцев, Александр Туманов и другие соколы. Эти мужественные сыны полка всегда с нами: в памяти и в сердце, на земле и в воздухе...

Взволнованно рассказывал Тимофей Евстафьевич о боевом пути полка, о том, как сражался он на Кубани, Украине и в Крыму. По выражению лиц молодых летчиков нетрудно было понять, что они гордятся полком и постараются приумножить традиции нашей боевой семьи.

А вечером состоялась встреча с орловцами и, конечно, концерт художественной самодеятельности. Потом были танцы под джаз, который уже завоевал популярность в городе.

Через две недели летчики полка находились уже на аэродроме восточнее Витебска. Перелет был проведен скрытно, мелкими группами, по разным маршрутам, на небольшой высоте. По ночам мимо нашего аэродрома нескончаемым потоком шли колонны пехоты, танков, автомашин. Чувствовалось, что скоро начнется большое наступление.

22 июня, во второй половине дня, командиров эскадрилий вызвали в штаб полка. Там уже находился командир дивизии полковник Корягин. Предложив нам сесть, он подошел к карте и сказал:

- Завтра советские войска переходят в наступление. Задача дивизии прикрыть правый фланг 3-го Белорусского фронта. С началом наступления будем патрулировать южнее Витебска. Ни одна вражеская бомба не должна упасть на наши войска!

Уточнив задачи с командиром и начальником штаба полка, мы разошлись по своим эскадрильям, чтобы организовать подготовку к завтрашнему дню.

Рассвет 23 июня 1944 года, вопреки прогнозам синоптиков, выдался пасмурным. Плотные облака окружили аэродром, едва не задевая верхушки радиомачт. Выползший из леса туман окутал самолеты серой пеленой. Летчики пали духом: в такую погоду о полетах думать нечего.

Но с началом артиллерийской подготовки подул сильный ветер. Он безжалостно растрепал тучи и рассеял туман. На аэродром упали робкие лучи солнца. И сразу же взревели десятки авиационных моторов. Полк в полном составе поднялся в воздух.

В этот день летчики сделали по три-четыре вылета. Встреч с вражеской авиацией почти не было. Ее самолеты, в основном истребители, действовали мелкими группами и осторожно. Выскочат к линии фронта на малой высоте, сбросят поспешно бомбы и на максимальной скорости уходят на запад. Попробуй догони их!

К исходу 23 июня наши наземные войска на правом фланге фронта прорвали вражескую оборону и продвинулись примерно на десять километров. А на следующий день они овладели городом Богушевском, В прорыв была введена конно-механизированная группа генерала Н. С. Осликовского. Прикрывать ее действия с воздуха поручили летчикам нашего корпуса.

Мы, конечно, понимали особую важность поставленной нам задачи. Для кавалерии, как я уже говорил раньше, удары авиации - весьма неприятная вещь. Поэтому ни в коем случае нельзя было допускать, чтобы вражеская авиация бомбила нашу конницу.

Однако прикрывать конно-механизированную группу оказалось делом нелегким. Она продвигалась по тридцать - сорок километров в сутки, лесами и по труднопроходимым районам. Если вначале нам удавалось непрерывно патрулировать над боевыми порядками конницы, то в дальнейшем решать эту задачу становилось все сложнее. По мере удаления конницы от наших аэродромов время пребывания истребителей над районами прикрытия неумолимо сокращалось.

Противник старался пользоваться такими паузами. Как только мы уходили домой, появлялись "фокке-вульфы". Действуя внезапно и с бреющего полета, они доставляли конникам немало неприятностей своими бомбами и пушечно-пулеметным огнем. И все же наши подвижные части неудержимо рвались на запад.

В конце июня конно-механизированная группа вышла к реке Березине, севернее Борисова, и передовыми отрядами форсировала ее. Тем временем наш полк перебрался на аэродром под Лепелем, и у нас появилась возможность лучше прикрывать конников. Но здесь возникла новая трудность - не стало хватать горючего. Подвезут его на один-два вылета, и делай что хочешь. А активность вражеской авиации возросла, кроме истребителей стали появляться и бомбардировщики. Особенно энергично они действовали в районе переправы через Березину.

Как-то к вечеру конники по радио попросили вылететь к переправе. Что делать? Горючего в цистернах уже нет, и неизвестно, когда его подвезут. А боевых друзей нельзя оставлять в беде.

- Слить бензин со всех самолетов и заправить эскадрилью Машенкина! распорядился командир полка.

Вскоре шестерка истребителей во главе с капитаном Мельниковым поднялась в воздух. Василий Мельников, заместитель командира эскадрильи, прибыл в полк недавно.

С первых же дней он проявил себя опытным, напористым и инициативным летчиком. За высокий рост, большую силу и смелость в бою его, с легкой руки Пасынка, прозвали Буслаем. Летчики в шутку советовали ему брать с собой в воздух оглоблю, оценивая мощь этого оружия по кинофильму "Александр Невский".

Когда истребители появились над Березиной, с командного пункта сообщили, что с юго-запада приближается группа вражеских самолетов. Летчики поспешили им навстречу, чтобы не допустить к переправе.

По команде Мельникова шестерка набрала высоту и заняла солнечную сторону неба. Противник не заставил себя долго ждать. Появилась большая группа "юнкерсов" - примерно около двадцати. За ними, чуть выше, шли две пары "мессершмиттов". Мельников понимал, что при таком неравном соотношении сил добиться успеха можно лишь внезапной и стремительной атакой. А условия для нее есть: преимущества в высоте, скорости и положении.

- Атакуем "лаптежников". Паре прикрытия - отсечь истребителей! скомандовал Мельников.

Четверка "яков" устремилась к бомбардировщикам. Фашисты слишком поздно заметили атакующих. От меткой очереди вспыхнул ведущий "юнкерс", а вслед за ним - еще один. Строй вражеской группы распался. Поспешно сбросив бомбы в лес, самолеты начали разбредаться в разные стороны. Тут-то наши летчики и развернулись. Воспользовавшись растерянностью противника, они сбили еще три самолета. А "мессершмитты" так и не смогли помочь своим подопечным: их сковала группа прикрытия.

Вернувшись на аэродром, летчики узнали, что командир конно-механизированной группы генерал Осликовский объявил им благодарность за смелые и решительные действия по прикрытию переправы на Березине. Заслуженная благодарность! Пять уничтоженных в одном бою самолетов, причем два - лично Василием Мельниковым. Такие результаты не нуждаются в комментариях.

На следующий день в полк почему-то совсем не привезли горючего. Летчики недоумевали: куда же оно делось? На Кубани и Украине как будто не меньше летали, а недостатка в бензине не испытывали. В первые дни наступления нехватку горючего еще можно было объяснить трудностями его подвоза. Но сейчас, когда с дорогами дело наладилось...

Пристали к снабженцам. Те недоуменно разводят руками: не дают, мол, и все. Тогда обратились к Пасынку: тот помогал нам разбираться и не в таких вопросах.

- И я не знаю, - поначалу разочаровал нас Пасынок.

- Но догадка есть. Давайте сравним, сколько машин у нас было раньше и сколько их сейчас. Советская Армия в нынешнем году не та, что в прошлом, а тем более в позапрошлом. Никогда у нее не было столько танков, самолетов, автомобилей и тракторов. Причем она все время наступает, гонит фашистов. Вот и прикиньте, сколько нужно горючего для такой машинной армады. А ведь его надо добыть из-под земли и переработать, прежде чем доставить на фронт. Ясно, что перебои могут иногда быть. Но это явление временное. Наш тыл никогда не подводил и не подведет фронт...

Аргументы Тимофея Евстафьевича, как всегда, были вескими. И что примечательно, они не только объясняли причину нехватки горючего, но и вызывали у каждого из нас чувство гордости за Советскую Армию, за тружеников тыла, которые под руководством родной партии мужественно куют победу над врагом. Так зорко видеть в малом большое - дано не всякому. И не каждый способен убедить других, разжечь у них неукротимое стремление бороться за это большое, не щадя ни сил, ни жизни. Да, Пасынок обладал глубоким зрением и крепкой силой убеждения. Подумалось: без таких качеств нельзя быть настоящим политработником.

В один из последних июньских дней, когда мы в ожидании горючего отдыхали в тени развесистого дуба, к нам подкатил юркий "виллис". Из машины вылезли командир дивизии полковник Корягин и невысокий человек в запыленном темно-синем костюме и берете. В одной руке гость держал небольшой портфель, в другой - видавший виды плащ-дождевик. Когда они подошли к нам, все вскочили, приветствуя командира.

- Разрешите познакомить вас, товарищи, со специальным корреспондентом "Правды" Ильей Эренбургом, - обратился к нам полковник Корягин. - Он хочет побеседовать с вами.

Вот так гость! Сам Илья Эренбург, известный писатель и публицист. Может быть, и не все из нас читали его романы и повести, но каждый был хорошо знаком с эренбургскими статьями в газетах. Написанные взволнованно, образно и хлестко, эти статьи всегда встречались с интересом, перечитывались и хранились. Они воспитывали у нас ненависть к фашистам, воодушевляли на беспощадную борьбу. Пожалуй, в военные годы никто из публицистов не пользовался у нас таким высоким авторитетом, как Илья Эренбург.

Вначале летчики, конечно, оробели от такого знакомства и не знали, как себя вести и что говорить. Нам казалось, что с писателем, да еще с таким, как Эренбург, надо разговаривать как-то по-особому: степенно, умно и без лишних слов. А он, видимо поняв наше состояние, улыбнулся, неторопливо раскурил трубку и сказал:

- Экие вы робкие на земле... а в небе я бы, пожалуй, побоялся с вами встречаться. В качестве врага, конечно.

Все засмеялись. Шутка Эренбурга как-то сразу сократила кажущуюся дистанцию между ним и нами, придала беседе откровенный, непринужденный характер.

- Я часто бываю в войсках, - продолжал Эренбург, - но у летчиков редко. Как-то так получается... Считаю, что это упущение, и я его постараюсь исправить.

- Товарищ Эренбург, - спросил расхрабрившийся Василий Мельников, - а о летчиках вы не собираетесь книгу писать? А то большинство писателей занимаются пехотой - Алексей Толстой, Шолохов, Симонов, Твардовский... Обидно, как будто и не заслуживаем...

- Что ж, справедливая обида, - Эренбург задумчиво обвел взглядом летчиков. - Только писать про вас трудно. Надо много знать об авиации, а лучше всего - самому стать летчиком, чтобы, как говорится, своей шкурой все прочувствовать. Тогда и книга добрая получится. А ведь летчиком стать - не то что пехотинцем.

- Это, конечно, правильно, - не унимался Мельников. - А вы не знаете, кто из писателей собирается про нас писать?

- Знаю, но не скажу, - Эренбург шутливо погрозил Мельникову пальцем. Мы тоже обязаны соблюдать писательскую тайну. Скажу, что такой-то работает над книгой, вы и навалитесь на него. А он за это время, может быть, уже раздумал. Тогда меня за разглашение тайны - под трибунал, да и его не помилуете. Верно?

- Точно. В авиации любят порядок, - согласился Анкудинов и, будучи старшим в нашей группе, спросил: - Вас, должно быть, что-нибудь интересует? А то мы отвлекаем вас своими вопросами.

- Да, интересует, хотя и вопросы ваши далеко не безынтересны. Эренбург раскурил потухшую трубку. - Скажите, чем изменились немецкие летчики за последний год?

- Нахальства поубавилось, - после небольшой паузы ответил Иван Федоров, - и трусливее стали.

- Значит, легче стало воевать против них?

- Легче, но не легко, - сказал Анкудинов. - Если у фашистов меньше сил, то стараются удрать, если больше - редко выходят из боя. А решили драться, то дерутся на совесть. Хвост не подставляй - откусят.

- Это интересно, - Эренбург повернулся к Анкудинову. - А мне недавно один генерал - он, правда, не летчик - говорил, что немецкие летчики сейчас морально подавлены, убиты. И что, мол, нашим остается лишь их добивать физически...

- А вы поговорите с нашим генералом - с Савицким. Он недавно едва выскочил из клещей "фоккеров", - сказал Анкудинов, имея в виду тяжелый бой, проведенный командиром корпуса и его ведомым с четверкой вражеских самолетов.

- Обязательно поговорю, - Эренбург достал из портфеля блокнот и что-то записал. - А теперь прошу ваши вопросы. И без всякого стеснения.

Мы переглянулись. Все-таки робость не проходила. Да и стоит ли отрывать время у человека, который занимается таким большим и нужным для всех делом? Выручил, как, впрочем, всегда, майор Пасынок:

- Вы не знаете, как реагируют фашисты на ваши выступления в газетах?

- Злобно, - ответил Эренбург. - Геббельс даже про меня книжонку написал. Наврал с три короба. Этот сукин сын утверждает, что у меня есть незаконнорожденный ребенок от бразильской королевы.

- Над чем сейчас вы работаете?

- Над статьей в "Правду".

- Она тоже будет разоблачать звериное лицо фашизма?

- Да! - Эренбург улыбнулся, почувствовав какой-то второй смысл в вопросе Пасынка. - Вы хотите спросить, не надоело ли мне все время писать об одном и том же? Отвечаю вопросом: а вам не надоело летать и ежечасно рисковать своей жизнью?

Тимофей Евстафьевич, конечно, не имел в виду придавать такой смысл своему вопросу и, естественно, расстроился. Но Эренбург заверил его, что пошутил.

- Я где-то читал, что вы в 1906 году в Париже встречались с Владимиром Ильичей Лениным? Расскажите, пожалуйста, - попросил Пасынок.

- Да, встречался. Незабываемые были встречи! - сказал Эренбург и задумался, видимо восстанавливая в памяти события далекого времени.

Но он, к сожалению, не успел нам рассказать о своих встречах с В. И. Лениным. Из штаба прибежал посыльный и сообщил, что его срочно вызывают к телефону. После телефонного разговора Эренбург торопливо вышел из штаба и направился к машине. Взглянув в нашу сторону, он сокрушенно развел руками, сожалея, что не может удовлетворить наше желание. Мы долго провожали взглядом удалявшуюся машину.

* * *

Сломив сопротивление противника, конно-механизированная группа начала быстро продвигаться на запад. Один из ее корпусов, овладев городами Вилейка и Красное, перехватил железнодорожную магистраль Минск - Вильнюс. Пути отступления противника из Минска на северо-запад оказались отрезанными. А 3 июля мы узнали об освобождении столицы Советской Белоруссии. Еще крепче стала наша уверенность в том, что скоро вся советская земля будет очищена от фашистской нечисти.

В Лепеле наш полк задержался на несколько дней. Летали по-прежнему мало: не хватало горючего. Его доставляли на транспортных самолетах. Железнодорожный путь еще не успели восстановить, а перевозка бензина на автомашинах отнимала много времени.

Здесь мы крепко сдружились с партизанами. После освобождения города они вышли из лесов и по-хозяйски принялись за мирные дела. Мы с восхищением смотрели на веселых бородачей, которые три года вели мужественную борьбу в тылу врага. Их созидательный энтузиазм, казалось, не знал предела. Но это не помешало им взяться за обучение нас приемам владения трофейным оружием.

- Пригодится, - убежденно утверждали партизаны, - до Германии - рукой подать.

И пригодилось. Но об этом разговор пойдет позже. Только освоение оружия не для всех прошло благополучно. Из-за небрежного обращения с гранатой погиб техник Серебряков. Тот самый полковой "соловей" Серебряков, голосом которого все восхищались.

И еще одну неоправданную потерю понес полковой коллектив в Лепеле. Разбился летчик Павел Тарасов, который вместе со своим ведомым пленил на Кубани "мессершмитта". Ему поручили облетать новый истребитель Як-3. Все шло нормально до тех пор, пока летчик не начал испытывать машину на перегрузку. При выходе из пикирования у самолета неожиданно начало разваливаться крыло. Тарасов на небольшой высоте покинул машину, но парашют зацепился за хвост и не успел раскрыться.

Выяснилось, что причина разрушения крыла - в плохой клейке обшивки. Когда упрекнули в этом прибывшую в полк заводскую бригаду, пожилой рабочий сказал:

- Вы бы, товарищи, посмотрели, кто эти самолеты собирает. Мальчишки да девчонки! Из-за станка не видать. Им бы мяч гонять, а они по две нормы вырабатывают...

Больно было за нелепую гибель Павла Тарасова. Но мы прекрасно понимали и старого рабочего. Война! Она даже подростков заставила прийти на помощь взрослым. Пройдут годы, и повзрослевшие мальчишки и девчонки, свидетели сурового времени, все сделают, для того чтобы над Родиной никогда не грохотали военные грозы. Не по публикациям и рассказам, а по своей многотрудной жизни они осознают великую значимость слова "Мир".

* * *

Стремительно развивалось наступление Советской Армии. Каждый день приносил радостные сообщения об освобожденных родных городах. Не давая опомниться врагу, войска рвались на запад, к границам Восточной Пруссии. Наш полк едва успевал менять аэродромы.

С середины июля, по распоряжению штаба дивизии, я почти полностью переключился на воздушную разведку. Остальные летчики эскадрильи прикрывали боевые порядки наступавших наземных войск, особенно кавалеристов, преследовавших фашистов по белорусским лесам.

Однажды вечером меня вызвали на командный пункт полка и приказали завтра утром вылететь на разведку путей подхода вражеских резервов к Неману из районов Тильзита и Инстербурга. Вместе с лейтенантом Казаком мы изучили по карте маршрут полета, наметили план действий и легли спать.

На рассвете, задолго до вылета, нас разбудил гул авиационных моторов. Оказалось, что нашу эскадрилью подняли по тревоге. Мне стало как-то не по себе: подчиненные - в воздухе, а командир - на земле. Правда, и у меня есть задание, но все же... Группу повел Мартыненко, мой заместитель. Хотя я считал его хорошим летчиком и командиром, тревожное чувство не проходило. Я с нетерпением ждал возвращения группы.

Вот истребители один за другим подходят к аэродрому, садятся. Их шесть. А где же еще два? Бегу к самолету Мартыненко. Он с трудом вылезает из кабины, опираясь на правую руку. Левая - в крови. Пока подоспевший доктор перевязывает рану, спрашиваю, что случилось. Мартыненко, бледный и уставший, скупо рассказывает:

- Нас навели на группу из шестнадцати "фоккеров". В бой пришлось вступить на горизонталях. Шувалов и я сбили по фашисту. Но и сами мы потеряли два самолета...

Неприятное известие. Когда я обо всем доложил командиру полка, тот преподнес еще один сюрприз:

- Звонил генерал Савицкий. Он наблюдал за боем и остался недоволен действиями наших летчиков. Потребовал объяснений...

А вечером из штаба корпуса была получена телефонограмма о снятии меня с должности командира эскадрильи и назначении командиром звена. Такое решение, конечно, обидело и расстроило меня. Но делать нечего. Приказ нужно выполнять. А кому передать эскадрилью? Никто в полку не мог ответить на мой вопрос. Возникла своеобразная ситуация. Новый командир не назначен, я не имею права командовать, а эскадрилью без руководства оставлять нельзя. Тем более сейчас, когда вылетать приходится часто. Мартыненко отправили в госпиталь, и все обращались ко мне по любому вопросу. Распоряжений я не отдавал, но эскадрилья продолжала жить по заведенному порядку.

В конце июля войска 3-го Белорусского фронта перешли в наступление на каунасском направлении. Гитлеровцы оказывали упорное сопротивление, часто предпринимали контратаки. Вражеская авиация группами по пятнадцать-двадцать самолетов бомбила советские войска и переправы через Неман. Особенно напряженной была обстановка на правом фланге. Фашистское командование подтянуло резервы и бросило их в бой. На помощь нашим наземным войскам пришли бомбардировщики и штурмовики.

Наша эскадрилья сопровождала полк штурмовиков, который должен был нанести удар по колонне вражеских танков юго-западнее Шауляя. Вместе со своим ведомым Казаком я находился сзади и выше группы. Отсюда хорошо было видно, как штурмовики, устремляясь один за другим в пикирование, сбрасывали бомбы и вели огонь реактивными снарядами. Попытки фашистских истребителей помешать им ни к чему не приводили: наши летчики надежно прикрывали боевых друзей. Закончив работу, штурмовики взяли курс на свой аэродром. Мы шли рядом с ними.

До линии фронта оставалось километров восемь, когда на нас с Казаком свалились сверху две пары "фокке-вульфов". Имея преимущество в скорости и высоте, они стали поочередно атаковать нас. Мы еле успевали отворачивать от пушечных трасс, ища выхода из тяжелого положения.

- Уходим на вертикаль! - кричу Казаку и тяну ручку на себя. Расчет прост: нужно использовать преимущество наших истребителей в этом виде маневра.

Но беда, как говорится, не приходит в одиночку. Едва мы оторвались от "фокке-вульфов" и облегченно вздохнули, как попали под атаку "мессершмиттов". Первая же вражеская очередь перебила у моего "яка" трос руля поворота. Самолетом стало трудно управлять. А фашисты продолжают наседать. Ну, думаю, все, конец. Сейчас "мессершмитты" подойдут поближе и в упор расстреляют подбитый самолет. И вдруг мелькнула мысль: а не попытаться ли использовать огонь своих зенитчиков? Это единственная надежда на спасение.

- Пикируем к рубежу отсечения! - командую по радио ведомому.

С большим трудом я довернул самолет и направил его к земле. "Мессершмитты" бросились за мной, ведя огонь короткими очередями. Один из снарядов угодил в бронеспинку, и его разрыв оглушил меня. Осторожно вывожу "як" из пикирования и вижу, как с земли устремились вверх трассы зенитных автоматов. Они пересекают путь вражеским истребителям. Спасибо, друзья! Оглядываюсь, но вижу лишь одного "мессершмитта", уходящего на запад. Как потом выяснилось, второй был сбит зенитчиками.

Подойдя к аэродрому Шяуляй, пытаюсь выпустить шасси. Не получается. Видимо, повреждена воздушная система. Вот оказия! Что же делать? Садиться на бетонку с убранными шасси? Опасно. Самолет может загореться, и не успеешь выскочить из него. И бросать его жалко - из такого переплета вместе выбрались, да и пригодится он. После небольшого раздумья решаю садиться на грунт, параллельно бетонной полосе. Еле-еле разворачиваю "як" и плюхаюсь на землю. От резкого торможения бронеспинка срывается с кронштейна и бьет по спине. В глазах темнеет, позвоночник пронзает тупая боль. Меня вытаскивают из кабины, сажают в машину и отправляют в медсанбат.

Ночью медсанбат, расположенный на окраине Шауляя, подвергся жестокой бомбардировке. Около трех часов, с небольшими перерывами, фашистские самолеты висели над городом и методически бросали бомбы. Яркие вспышки и грохот разрывов, объятые пламенем дома, проклятия раненых - все это жутко действовало на психику. Хотелось сорваться с койки, бежать, зарыться глубоко-глубоко в землю. Но я не мог сдвинуться с места и покорно отдался в руки капризной фронтовой судьбе. И, к счастью, она оставила меня в живых наполовину оглохшего и охваченного нервной лихорадкой. Да, это страшно: чувствовать опасность и не иметь сил для борьбы с ней. Лучше любой бой, пусть самый безнадежный, но не пассивное ожидание решения своей судьбы...

Через несколько дней в медсанбат заявился Пасынок. С большим трудом нам удалось уговорить врачей отпустить меня в полк. Мне пришлось заверить медсанбатовское начальство, что буду обходить все противопоказанное...

- Как дела в полку? - спрашиваю Пасынка.

- Нормально, - отвечает он и улыбается. - Генерал Савицкий справлялся о твоем здоровье и сказал, что можешь принимать эскадрилью.

- У кого?

- У самого себя...

Хорошо возвращаться в полк в веселом настроении!

2

1 августа 1944 года советские войска освободили Каунас. Еще над одной столицей Советской республики взметнулось алое знамя свободы. Дальнейшее наступление наших частей натолкнулось на упорное сопротивление врага. Гитлеровцы цеплялись за каждую деревню, за каждую складку местности, пытаясь оттянуть час вторжения Советской Армии в Восточную Пруссию.

В это время резко активизировалась вражеская авиация. Фашистские истребители, действуя небольшими группами, стали наносить штурмовые удары по боевым порядкам наших войск. Бороться с ними было трудно. Они появлялись на большой скорости, малой высоте и, сбросив бомбы, быстро уходили. Командование корпуса решило уничтожать вражеские самолеты на аэродромах. Но для этого необходимо было их найти.

Меня снова вызвал в штаб дивизии майор Цыбин. Я, конечно, знал зачем и, хотя любил разведывательные полеты, побаивался, как бы без меня в эскадрилье опять не случилась неприятность. Но Цыбин, не придав значения моим сетованиям, сказал:

- Командир корпуса приказал вести разведку наиболее опытным летчикам. Кстати, и Федоров получил такую же задачу...

Мы подошли к карте. На ней в полосе наступления нашего фронта не значилось вражеских аэродромов, если не считать хорошо известных стационарных. Начальник разведки провел ладонью по участку местности между нижним течением Немана и Шауляем:

- Вот ваш район разведки. Нас интересуют полевые аэродромы. И не только где они находятся, но также количество и типы базирующихся на них самолетов.

- Когда вылетать?

- Завтра.

...Второй день утюжим с Федоровым воздух в намеченном районе. Внимательно осматриваем каждую мало-мальски подходящую для самолетов площадку. Но аэродромов нет. Майор Цыбин, разумеется, недоволен. Мы, конечно, его понимаем: на него давит корпусное начальство, - но ничего сделать не можем. А вдруг здесь вообще полевых аэродромов нет? Но откуда тогда налетают фашисты? Стационары далековато, очевидно, с них гитлеровцы перелетают на временные полевые площадки. Где же эти площадки?

Как-то утром мы пролетали над поселком Немокшты. Знакомое место, не раз над ним бывали. Вот дорога, хугорок, редкий кустарник и большое ровное поле. Но почему часть его вспахана? Это в августе-то! Снижаемся и видим трактор с прицепом, напоминающим тяжелый каток. Уж не готовится ли место для посадки самолетов? Но ничего другого поблизости нет - ни строений, ни машин. Может, все это делается для отвлечения нашего внимания от других мест? Такие вещи фашисты не раз проделывали. Все-таки завязываем узелок на память относительно Немокшты...

К вечеру я снова оказался в этом районе. И ахнул от удивления. Аэродром забит самолетами - "мессершмиттами" и "фокке-вульфами". Насчитал их около пятидесяти. Вот так удача! Прохожу мимо аэродрома, будто ничего не вижу, и включаю фотоаппарат. А затем - быстрехонько домой.

Командование корпуса решило завтра утром нанести удар по аэродрому. Для этого выделили около сорока наиболее подготовленных экипажей из нашего и соседнего полков. Мы узнали, что с группой полетит и генерал Савицкий. Кстати говоря, он часто так делал. Обычно "Дракон" не руководил группой, но при возникновении опасности не только предупреждал о ней летчиков, но и сам приходил им на помощь. Вместе с тем генерал Савицкий нередко вылетал на боевые задания в паре со многими летчиками корпуса. Из нашего полка роль ведомых "Дракона" чаще других выполняли Федоров, Машенкин и я. Летать с генералом Савицким, особенно держаться в боевом порядке, было нелегко. Он часто и энергично маневрировал, принимал смелые решения и стремился навязать свою волю противнику. Каждый бой, проводимый им, отличался скоротечностью и решительностью. А это, как известно, первейшие условия победы. И мы, ведомые Савицкого, брали примере командира корпуса, перенимали его опыт, учились у него максимально использовать боевые возможности самолета-истребителя.

Утро выдалось ясное, тихое. Я взлетел первым, так как мне поручили вывести группу на вражеский аэродром. Построились и взяли курс на северо-запад. Оглядываюсь. Справа идут шестерка Мельникова - Васи Буслая - и летчики нашей эскадрильи. Слева - четверка Машенкина и две эскадрильи соседнего полка. Федоров, как обычно, возглавляет группу прикрытия - она над нами. В эфире - тишина, изредка нарушаемая короткими командами.

Подходим к Немокштам. Слева виден аэродром. Над ним взвивается зеленая ракета. Значит, фашисты нас заметили и объявили тревогу. Сейчас взлетит дежурное подразделение и откроют огонь зенитки. Так оно и есть. Четыре "мессершмитта" уже выруливают на взлетную полосу, и перед нами начинают рваться зенитные снаряды. Надо спешить!

Перевожу "як" в пикирование, за мной следуют другие. Сбрасываем бомбы и проходимся пушечными очередями по стоянкам самолетов. Когда я вывел истребитель в горизонтальный полет, то увидел несколько очагов пожаров: первый заход был удачным.

- Я "Дракон", над аэродромом четыре "мессершмитта" - раздается в наушниках голос Савицкого.

- Вас понял, - отвечает Федоров.

А мы тем временем разворачиваемся и вторично заходим вдоль стоянки. Только я приготовился открыть огонь, как прямо перед собой увидел двух "фокке-вульфов", выруливающих для взлета. Моментально убираю обороты двигателя и доворачиваю "як" в сторону фашистов. А те уже начали взлет. Я за ними. Рядом проносятся очереди зенитных "эрликонов" - это вражеские зенитчики пытаются отсечь меня от взлетающих истребителей. Поздно! Задний "фокке-вульф" уже в прицеле. Даю длинную очередь из пушки и пулемета, которая прошивает мотор самолета. Фашист сваливается на крыло и, перевернувшись, врезается в землю.

Второй "фокке-вульф" успел уйти, и я снова поворачиваю к аэродрому. А над ним - клубок самолетов, из которого то и дело вываливаются дымные факелы. Идет ожесточенное сражение. Зенитные пушки, кажется, бьют без разбору по чужим и по своим.

- "Ястребы", я "Дракон", - раздается спокойный голос Савицкого. Задача выполнена. Уходим с курсом девяносто... Федоров, фотографируйте аэродром.

Домой возвращаемся на малой высоте.

Спустя полчаса вернулся Федоров со своим ведомым Сухоруковым. На их самолетах было значительно больше пробоин, чем на наших. В баках совсем не осталось горючего.

- Что так задержались? - спросил я у Ивана. - Мы уже забеспокоились.

- Влипли в историю, - устало ответил он. - Еле ноги унесли.

- Зенитки потрепали?

- В том-то и дело, что нет. К "фоккерам" в клещи попали.

- Откуда же они появились? Мы ведь столько там их поколошматили!

- Наверно, вызвали с других аэродромов.

- Расскажи подробнее, - попросил я.

И вот что рассказал Федоров. Когда по команде генерала Савицкого группа взяла курс на свой аэродром, пара Федорова развернулась и пошла с набором высоты на запад.

Намерение было такое: подойти к вражескому аэродрому с тыла, на большой скорости, со снижением, произвести фотографирование и вернуться домой. Но намеченному не суждено было сбыться. Только Федоров включил фотоаппарат, как Сухоруков доложил:

- "Фоккеры"! Окружают нас.

Федоров осмотрелся. Сверху, снизу, справа и слева висели четверки "фокке-вульфов". Они не спешили атаковать, а постепенно сжимали кольцо, рассчитывая, очевидно, заставить нашу пару сесть на их аэродром. Расчет фашистов имел солидное основание: шестнадцать против двух. Этой пассивностью вражеских летчиков и решил воспользоваться Федоров. Он не признавал оборону даже в борьбе с превосходящими силами, в сложной обстановке чувствовал себя как рыба в воде и всегда стремился навязать противнику свою волю. Его решения отличались дерзкой неожиданностью и сбивали с толку врага.

- Атакую нижних, - скомандовал Федоров и бросил свой самолет вниз.

Первая же его пушечная очередь вырвала из четверки ведущего "фокке-вульфа", вспыхнувшего ярким факелом. И сразу же пара рванулась вверх, к другой четверке. Снова очередь с короткой дистанции, и фашист выбрасывается с парашютом.

Только теперь вражеские летчики пришли в себя и обрушили на дерзкую пару всю мощь своего огня. Но безрезультатно. "Яки", имея значительные преимущества в вертикальном маневре, всякий раз уходили из-под атак вражеских истребителей. Сбив четыре "фокке-вульфа", Федоров и Сухоруков затянули фашистских летчиков на свою территорию и, прикрываемые зенитками, оторвались от преследователей.

- Если бы не Коля, наверное, загорал бы я на том свете, - закончил рассказ Федоров. - Удивляюсь, как он дотянул на своем скелете.

Да, и на этот раз Николай Сухоруков оказался, как говорится, на высоте. Он в нужный момент обнаружил "фокке-вульфов" и на протяжении всего боя надежно прикрывал ведущего. Нет, недаром майор Пасынок и сержант Кличко посвятили ему плакат с броской подписью:

В воздухе не слышишь звуков,

Трудно различаешь силуэт.

Замечай врага, как Сухоруков, 

Будешь рыцарем побед.

Лейтенант Сухоруков - среднего роста, русоволосый, с голубыми смеющимися глазами, - прибыл в наш полк недавно. К нему сразу же прилипла кличка "кацо". Вероятно, потому, что он часто и охотно рассказывал летчикам об экзотических прелестях родного Нальчика. Но эта кличка верно отражала и характер Николая: он был надежным другом на земле и в воздухе.

Поначалу Сухорукову часто приходилось менять "прописку" в парах. Стоило какому-либо ведомому выйти из строя, как он занимал его место. И никогда не жаловался, что его перебрасывали из пары в пару. Только однажды, оказавшись в подчинении труса Халугина, попросил перевести от него. С этого времени он стал ведомым у Федорова и летал с ним до конца войны.

Быть ведомым у энергичного и нервного Федорова, который, по мнению летчиков, в каждом воздушном бою вертелся, как черт, - дело нелегкое. Но Сухоруков блестяще справлялся со своими обязанностями. Он имел острое зрение, хорошо ориентировался в воздухе и, что очень важно, никогда не отставал от ведущего, надежно его прикрывал. С таким ведомым Федоров сбил двадцать шесть вражеских самолетов. Это была лучшая пара в полку.

Но одна странность была у Николая Сухорукова. Он не признавал парашют как средство спасения и всегда старался посадить подбитый самолет. А подбивали его несколько раз. Сухорукова ругали, убеждали, а он улыбался и говорил:

- Жалко, товарищ командир, гробить машину. Рука не поднимается.

Так, например, получилось и в разведывательном полете, о котором только что рассказывалось. "Фокке-вульфы" превратили самолет Сухорукова, как выразился Федоров, в скелет. Удивительно, как он держался в воздухе. Когда летчики подошли к аэродрому, Сухорукову приказали выпрыгнуть с парашютом: садиться на истерзанном самолете было опасно. Но Николай заверил, что все будет в порядке. И сел. Только, как потом шутили полковые остряки, еще больше загнул свой нос кверху.

* * *

После двух-трех таких штурмовок фашисты вынуждены были убраться с аэродрома Немокшты. Но куда? И опять корпусные разведчики принялись за свою нелегкую работу.

Нет, не случайно назвал я разведывательные полеты нелегкой работой. Кажется, куда проще: взлетел, миновал линию фронта и посматривай, как говорится, в оба. Держи любую скорость и высоту, маневрируй, как заблагорассудится. Нашел объект - фотографируй и возвращайся домой. Но так кажется лишь на первый взгляд.

Разведывательный полет связан с большими трудностями. И не только с теми, которые касаются существа самой задачи, но и со многими другими, порой самыми неожиданными. Разведчик все время находится над вражеской территорией, может быть в любое время внезапно атакован истребителями противника или попасть под огонь зениток.

Особенно опасно его положение в момент фотографирования, когда высота небольшая и ограничено маневрирование. К тому же разведывательный полет обычно выполняется парой, и противник имеет возможность атаковать ее превосходящими силами. Я не говори уже о трудностях ориентировки над незнакомой местностью и о моральном факторе, связанном с тем, что летишь не в группе, а в паре или один. Вот почему разведка поручается лишь опытным летчикам.

В связи с этим мне хочется рассказать об одном полете, который выполнял Федоров со своим ведомым Сухоруковым. Им приказали разведать и сфотографировать вражеский аэродром около Тильзита, в Восточной Пруссии. Задача, казалось, была нетрудной: место нахождения аэродрома и система его противовоздушной обороны известны, дорога к нему проторена.

При подходе к аэродрому летчики приняли все меры предосторожности. Зашли со стороны солнца, на большой высоте и скорости. Но как только снизились и начали фотографировать, на них неожиданно сверху свалились четыре "мессершмитта". Видимо, они дежурили неподалеку от аэродрома. Летчикам пришлось принять бой - неравный и в невыгодных условиях. Вести его долго было, конечно, нельзя: мало горючего.

- Кацо, уходим к Неману, - скомандовал Федоров, когда натиск фашистов на какое-то мгновение ослаб.

Увертываясь от вражеских пушечных очередей, летчики устремились к реке, надеясь прикрыться ее крутыми берегами. А к гитлеровцам подошла еще одна пара "мессершмиттов". Может быть, это и помогло нашим летчикам добраться до Немана. Решив, что победа близка, каждый из фашистов намеревался сам одержать ее, мешая вести бой другим.

Вот и Неман. Федоров и Сухоруков снизились до самой воды и пошли вдоль реки на восток. Крутые берега затрудняли действия фашистов, не позволяли им выполнять боевой маневр и прицеливание. Так "мессершмиттам" и не удалось расправиться с нашими разведчиками.

Когда Федоров и Сухоруков произвели посадку, мы не могли скрыть своего удивления. "Яки" представляли жалкое зрелище. Сорванная во многих местах обшивка фюзеляжей, большие пробоины в крыльях, изуродованные стабилизаторы и элероны, поврежденные воздушная и гидравлическая системы. Благополучно вернуться на таких самолетах, да еще совершенно невредимыми, - что может быть убедительнее характеристики мастерства, смелости, находчивости и решительности летчиков Федорова и Сухорукова.

* * *

Наступил сентябрь. А осень до Прибалтики еще не добралась. Солнце немилосердно палило землю, куда-то запропастились дожди. От духоты и пыли можно спрятаться только у Немана. Золотистый прибрежный песок, приятная прохлада воды, обилие рыбы и раков... Лишь изредка пользуемся добрыми природными прелестями. Вылетать приходится по нескольку раз в день, хотя наземные войска перешли к обороне и начали подготовку к новому наступлению. К наступлению через границу фашистской Германии.

Как-то в первых числах сентября командиров эскадрилий вызвали в штаб полка. Мы в недоумении: вместо запланированного сопровождения штурмовиков совещание. Нас уже поджидают замполит Пасынок и начальник штаба полка Лепилин. Здороваются, приглашают садиться.

- А ну-ка разверните свои карты, - говорит Пасынок и заговорщически улыбается, ожидая, когда мы выполним его распоряжение. - Есть на них Брест и Львов?

- Брест есть, а Львова нет, - отвечаем, а сами думаем: почему такой интерес к столь отдаленным местам?

- Тогда, Егор Ефремович, - обращается он к Анкудинову, - распорядитесь, чтобы получили карты в штабе дивизии.

Входит командир полка. Все встают. Попов спрашивает Пасынка:

- Они знают, зачем собрались?

- Нет еще.

Попов не спеша садится, развертывает карту.

- По распоряжению Ставки, - говорит он, - наш корпус перебрасывается в район Владимира-Волынского. Вылет - завтра на рассвете. Промежуточные аэродромы будут сообщены вам через два часа. А сейчас - готовиться к перелету...

Итак, мы перелетаем на новый фронт. Да на какой! На тот самый, войска которого нацелены в самое сердце фашистской Германии. Летчики не скрывают своей радости: им доведется сражаться на решающем направлении войны и быть участниками событий, которые наверняка займут видное место в истории человечества.

На главном направлении

1

Владимир-Волынский встретил нас доброй погодой. И сюда еще не добралась осень, хотя сентябрь уже подходил к концу.

- Бабье лето не хочет обижать мужчин, - шутил Пасынок. - Надо дорожить, орлы, такой заботой...

Хорошая погода позволила нам привести в порядок самолеты, освоить район базирования и приступить к тренировочным полетам с молодыми летчиками. Но вскоре она начала портиться. Небо все чаще заволакивалось тучами, гремел осенний гром, надоедливо моросил дождь. Тогда мы стали тренировать наши старые кадры в сложных метеорологических условиях. Этот опыт в дальнейшем нам очень пригодился.

В начале октября командование корпуса организовало во Владимире-Волынском дом отдыха для летчиков. Недели две мы пробыли в необычной обстановке. Все напоминало довоенное время: тишина, уютная столовая, клуб и мягкие постели. В таких условиях было, разумеется, нетрудно, как выразился, Машенкин, "подремонтировать нервишки".

Как только мы возвратились из дома отдыха, меня вызвал майор Попов.

- Думаем назначить вас штурманом полка, - сказал он. - Как на это смотрите?

Предложение было неожиданным для меня. Не хотелось расставаться с эскадрильей, которую полюбил. Да и летать в новой должности пришлось бы меньше.

- Отрицательно смотрю, - ответил я и изложил свои соображения.

- Но вас рекомендует командование дивизии, - возразил Попов. - Вам оказывают доверие, а вы...

- Тогда придется согласиться, - ответил я без особого воодушевления. Только прошу разрешить летать на боевые задания с первой эскадрильей.

- Разрешаю. Принимайте хозяйство у Анкудинова.

Так я стал штурманом полка. Одновременно продолжал руководить эскадрильей, поскольку нового командира туда пока не назначили.

Через несколько дней в полку появился невысокий худощавый капитан с залихватскими усиками. Он выглядел, как перед парадом, в своем отутюженном костюме и начищенных до блеска сапогах.

- Капитан Джабидзе, - отрекомендовался офицер. - Назначен командиром первой эскадрильи.

Пижон ты тбилисский, хотелось сказать. Ишь вырядился, а, спрашивается, зачем? Здесь не проспект Руставели. Но ничего такого я, конечно, ему не сказал, и, как потом подтвердилось, сделал правильно. Давид Васильевич Джабидзе оказался на редкость аккуратным, подтянутым человеком и отличным товарищем. Он всегда выглядел так, как в день прибытия. Мы невольно стали равняться на него, хотя и безуспешно. Никто из нас не мог добиться такого шика.

- Солдат, душа мой любезный, должен быть картинкой, - говорил Джабидзе. - Защитнику Родины не к лицу неряшество.

Давид Васильевич очень быстро нашел общий язык со всеми. Через месяц мы считали его уже своим человеком. Я радовался, что моя бывшая эскадрилья попала в такие надежные руки.

Джабидзе пришел к нам с солидным боевым опытом. Сражаясь в небе Ленинграда, он проявил себя смелым и решительным воздушным бойцом. Однажды, например, ему и еще двум летчикам пришлось вступить в бой с пятнадцатью вражескими самолетами. Схватка была напряженной. И наши ребята, несмотря на пятикратное превосходство противника, сумели выйти победителями. В том поединке Джабидзе не только подбил вражеский бомбардировщик, но и заставил его сесть на ленинградский аэродром. А ведь сам он был тяжело ранен.

После госпиталя Джабидзе попал в наш корпус, в соседнюю дивизию. Здесь он тоже умело и храбро сражался с врагом. Как-то четверка истребителей, в которую входили Давид Джабидзе и Спартак Маковский, встретилась с двадцатью бомбардировщиками противника и шестью "фокке-вульфами". Советские летчики смело ринулись в атаку. Одна пара связала боем вражеских истребителей, а другая - обрушилась на бомбардировщиков. В ожесточенной схватке Джабидзе и Маковский сбили по два самолета противника. Остальные, ошеломленные дерзкими атаками советских летчиков, беспорядочно сбросили бомбы и повернули назад. Врагу не удалось нанести удар по нашим войскам.

Теперь вот этого бесстрашного воздушного бойца выдвинули на должность командира эскадрильи. Наша полковая семья получила хорошее пополнение.

* * *

В последнее время я перестал получать письма от матери, которая жила с младшим сыном в деревне под Уманью. Она перенесла тяжелую фашистскую оккупацию, чувствовала себя плохо, и ее молчание меня встревожило. Я попросил краткосрочный отпуск. Командир разрешил, но с условием, что я возьму с собой сержанта Кличко, которого тоже на несколько дней отпустили к родителям. Такой попутчик меня вполне устраивал: вдвоем путешествовать веселее, тем более с бортовым механиком...

Вылетели мы на По-2 рано утром и к вечеру, преодолев пятисоткилометровый путь, приземлились около Умани. Поскольку горючее было на исходе, Кличко решил добираться до Кировограда на попутных машинах.

Трудно найти слова, которыми бы можно было передать радость моей встречи с матерью и младшим братом! Мы не виделись пять лет. Рассказы, расспросы, слезы... И больше о том, что довелось испытать в фашистской неволе. Страшное это было время. Но мои земляки не мирились с издевательствами оккупантов. Одни сражались в партизанском отряде, другие всячески саботировали распоряжения гитлеровской администрации. Даже мой пятнадцатилетний брат Николай участвовал в этой борьбе. Когда немецкий хозфюрер Мюллер собрался бежать на запад, брат, рискуя жизнью, угнал подготовленную подводу в лес. Фашисту пришлось пешком и без награбленного добра драпать из деревни...

Несколько дней отпуска пролетели незаметно. Надо было возвращаться в полк. Но тут-то и начались осложнения.

Поскольку Кличко рядом не было, пришлось учить брата, чтобы он помог мне запустить мотор. А горючего в баках осталось очень мало, надо было экономить каждую каплю. И еще одна неприятность случилась: разворачивая самолет, деревенские парни перестарались и сломали хвостовой костыль.

Кое-как я добрался до первого аэродрома. Пока заменяли костыль и заправляли самолет бензином, прошло несколько часов. Вылетел уже после обеда. Вскоре понял, что из-за сильного встречного ветра во Владимир-Волынский в этот день не попаду. Решил где-нибудь переночевать.

Сел около небольшой деревушки. Уже стемнело. Постучал в дверь крайней хаты - ни ответа, ни привета. Снова принялся барабанить. Наконец встревоженный женский голос спросил из-за двери, кто я и что мне нужно. Долго пришлось объясняться, прежде чем меня впустили в хату.

- Почему так долго не открывали? - спросил я пожилую женщину. Боитесь, что ли?

- А как же? - ответила она. - Здесь по лесам разный народ бродит. Бандеровцы, сказывают, появились...

Сообщение хозяйки меня не обрадовало. Я попросил ее сына сбегать за председателем сельсовета. Надо было организовать охрану самолета. Пока я укутывал "кукурузника" в брезентовый чехол, вернулся мальчик в сопровождении высокого бородатого старика.

- Вы и есть председатель сельсовета? - с сомнением спросил я у этого человека, так непохожего на "власть".

- А как же? Старостой избрали, - ответил он и, усмехнувшись, ни с того, ни с сего добавил: - Мой племяш у бандеровцев за главного. Вот меня и допустили до власти, чтоб он не грабил в своей деревне...

"Ну и история, - подумал я. - Еще не известно, чем кончится мое пребывание здесь. Если бандеровцы узнают обо мне, они наверняка попытаются завладеть самолетом и расправиться со мной. Мне немало приходилось слышать об их черных делах. Что же делать?"

- Помогите организовать охрану самолета, - попросил я старосту, стараясь не выдавать своей тревоги.

- Не беспокойся, ложись спать. Охрана будет добрая...

После скромного ужина я сходил к самолету, снял пулемет и установил его на столе, перед окном, напротив того места, где стоял По-2. Затем зарядил пистолет и прилег на лавку.

На рассвете меня разбудили какие-то звуки, похожие на отдаленные выстрелы. Неужели бандеровцы? Не раздумывая, я бросился к пулемету.

- Дядьку, вставайте! - послышался с улицы голос хозяйского сына. И он снова постучал в ставню.

- Что случилось?

- Дед вас требует.

Ничего не понимая, выбегаю на улицу. Утренняя свежесть окончательно прогоняет сон. Гляжу на самолет и вижу: брезентовый чехол на нем стал белым от инея. Навстречу идет староста с палкой в руках. Вот она, оказывается, какая добрая охрана! Но что это? Дед в шубе и босиком. Не верю своим глазам. Ходить всю ночь по инею без сапог? А он виновато улыбается и говорит:

- Прости, что разбудил. Совсем замерз.

Вот так дед, вот так староста! А я-то еще сомневался в нем. На таких, как он, видно, и держится наша земля. Сделает доброе дело, да еще извиняется. Нет, это не племянничек его, выросший уродцем. Такие деды Советскую власть в обиду не дадут.

- А почему ты босый, дедушка? Сапог, что ли, нет?

- Да нет, - отвечает он. - Сапоги есть, только рано еще их обувать...

Поблагодарив старосту за охрану самолета, я с помощью деревенских хлопцев запустил мотор и расстался с этими замечательными людьми. От встречи е ними на сердце осталась приятная теплота.

Вернувшись в полк, я узнал новость: Ивану Федорову присвоили звание Героя Советского Союза. Заслуженная награда! Двадцать пять вражеских самолетов уничтожил этот храбрый и умный воздушный боец. А сколько выполнил он других сложных боевых заданий! Мы от души поздравили своего товарища.

Стали думать, как доставить Федорова в Москву для получения награды. Поезда в прифронтовой полосе в то время ходили не регулярно, да и до железной дороги было далеко. Решили подбросить именинника на станцию самолетом. Так я и сделал.

В конце ноября полк перелетел поближе к фронту - на аэродром Вышнице, расположенный на территории Польши. Мы впервые оказались за границей и, естественно, не скрывали своего любопытства. Всюду на вывесках пестрели имена владельцев магазинов и предприятий. От них веяло далеким, чуждым нам миром. Но трудовые люди были такие же, как у нас, - гостеприимные и отзывчивые. Встречали они нас радушно, как освободителей.

На новом месте мы продолжали усиленно тренироваться, особенно в сложных метеорологических условиях. Совершенствовали тактические приемы борьбы в воздухе, учились ориентироваться и пилотировать самолет при ограниченной видимости, знакомились с вражеской авиацией и новыми способами ее действий.

Погода была капризная, менялась порой по несколько раз за сутки. Часто аэродром закрывал плотный туман. В один из таких туманных дней погиб наш командир полка майор Попов. Он потерял в полете ориентировку и разбился.

На место Попова назначили майора Михаила Васильевича Власова. До этого он служил в соседней дивизии. Невысокого роста, спокойный и уравновешенный, майор пришелся по душе летчикам. Будучи хорошим воздушным бойцом, он обладал всеми качествами воспитателя. Власов оказался, пожалуй, самым подходящим из наших командиров.

В конце декабря мы перелетели на аэродром Гарволин, расположенный рядом с магнушевским плацдармом. Этот клочок земли на западном берегу Вислы был захвачен советскими войсками еще в июле 1944 года. С тех пор там непрерывно шли ожесточенные бои.

- Быть наступлению! - говорили летчики, привыкшие к тому, что перед началом активных боевых действий полки корпуса перебрасываются поближе к фронту.

Строить такие предположения позволяло и усилившееся передвижение войск: днем - на восток, ночью - на запад. Видимо, на магнушевском плацдарме, происходила смена частей, сосредоточивались свежие силы.

С аэродрома Гарволин мы из-за плохой погоды летали очень мало. Наши самолеты тогда не имели таких приборов, которые позволяли бы уверенно действовать ночью и в облаках. Наземные радиолокационные станции тоже использовались главным образом в интересах воздушной разведки. Их не применяли для наведения истребителей на цель. Системы слепой посадки на аэродромах в то время не было. Поэтому и самые опытные летчики нередко теряли ориентировку. Мне, штурману полка, естественно, доставалось от командира за эти "блудежки".

Несмотря на эти трудности, все мы жили близостью наступления. Каждый горел желанием сразиться с врагом и ускорить нашу победу.

2

И все же артиллерийская канонада утром 14 января 1945 года была для нас несколько неожиданной. Мы не предполагали, что наступление начнется без нашего участия. А в этот день погода стояла пасмурная. О полетах даже думать не приходилось.

- Такого еще не бывало, - сокрушались летчики. - Наземные части ведут бои, а мы прохлаждаемся... В пехоту, что ли, податься...

В первый же день наступления войска 1-го Белорусского фронта мощными ударами с магнушевского и пулавского плацдармов прорвали главную полосу обороны противника на этих двух участках. В образовавшиеся бреши были введены 1-я и 2-я гвардейские танковые армии. Ломая сопротивление противника, они устремились на запад.

16 января погода несколько улучшилась. Снегопад перестал, и сквозь облака стали прорываться лучи солнца. Полк получил задачу прикрыть части 2-й танковой армии, вырвавшиеся на оперативный простор.

Неустойчивая погода затрудняла действия и вражеской авиации. В воздухе изредка появлялись одна-две пары "фокке-вульфов", которые поспешно сбрасывали бомбы и скрывались. В бой с нашими истребителями они предпочитали не вступать. Такая тактика, естественно, не могла не вызвать у нас презрения. Казалось, в решающий момент войны, когда советские войска вот-вот вторгнутся на территорию Германии, вражеские летчики должны драться ожесточенно, не на жизнь, а на смерть. А они действовали пассивно и трусливо. Другое дело - наши, советские летчики. В грозном 1941 году, когда над страной нависла смертельная опасность, они проявляли невиданный героизм и самоотверженность.

Вместе с другими в этот день поднялась в воздух эскадрилья капитана Джабидзе. Патрулируя над полем боя, летчики наблюдали за стремительным наступлением наших танковых колонн и не подпускали к ним фашистских истребителей.

Когда они возвращались на свой аэродром, то увидели вражеский эшелон, идущий на запад. Его преследовали наши танки, ведя огонь из пушек. Но поезд продолжал двигаться, все больше и больше отрываясь от танкистов.

- Поможем друзьям, - скомандовал по радио Джабидзе. - Шувалов, атакуйте эшелон!

Четверка "яков" развернулась и устремилась вниз. После первых же очередей паровоз окутался белым облаком и остановился. Из вагонов посыпались темные фигурки. Истребители еще раз прошлись вдоль поезда. А к нему уже приближались танки...

Поздним вечером руководящий состав полка вызвали на командный пункт. Майор Власов объявил:

- Приказано завтра перелетать на аэродром Сохачев, захваченный танкистами. Так что мы обгоняем пехоту.

Авиация впереди наступающей пехоты! Такого еще не было.

- А как с горючим? - забеспокоились летчики.

- Танкисты говорят, что его много. Трофейного... И вот мы подходим к сохачевскому аэродрому. Но что это? Из соседнего леска к самолетам тянутся трассы зенитных пулеметов. Недоумеваем: неужели свои так встречают? Когда сели, еще более удивились. Где-то рядом бухают пушки, стучат пулеметы, рвутся гранаты.

- В чем дело? - спрашиваем у танкиста, встретившего нас.

- Добиваем фрицев, - отвечает он, махнув рукой в сторону леска. - Уже дважды они пытались отобрать аэродром...

- Это они нас обстреливали?

- Они. Советую вам запастись оружием. Его у того вон ангара - куча. А то, неровен час...

V Мы, конечно, не замедлили воспользоваться советом танкиста. Но пускать в ход трофейные автоматы и пулеметы не пришлось. Подошедшие на следующий день пехотинцы очистили район Сохачева от вражеских войск.

На аэродроме фашисты оставили не только горючее, но и несколько исправных самолетов. Ими особенно заинтересовался Пасынок. Он ходил от машины к машине, залезал в кабины, что-то там делал. Такое внимание замполита к трофейной технике нас заинтриговало.

- Уж не выставку ли хотите организовать, Тимофей Евстафьевич? спрашиваем его.

- Да нет. Конька-горбунка себе ищу...

Мы недоумевали. На что Пасынку немецкий самолет, когда у него есть наш, отечественный? Да еще какой - "як" последнего выпуска.

- Запретили мне летать на боевых самолетах. - сокрушенно махнул рукой Пасынок. - Врачи говорят: от большой скорости в организме гайки отвертываются...

Летчик лучше, чем кто другой, поймет летчика. Мы не стали успокаивать Пасынка - бесполезно, но все же решили помочь ему. Кто-то увидел в ангаре небольшой связной немецкий самолет, похожий на кузнечика. Его-то мы и вручили замполиту. Он стал летать на нем. Правда, не обошлось без курьезов. "Кузнечика" не раз обстреливали свои зенитчики, а однажды с ним пытались разделаться и наши истребители. Пришлось на крыльях самолета нарисовать звезды. Пожалуй, на "кузнечике" Пасынок и закончил бы войну, если бы инженер дивизии не отрубил хвост этому самолету, отработавшему все ресурсы.

Вскоре на сохачевском аэродроме произвел посадку полк штурмовиков. Быстро заправившись горючим, "илы" ушли на задание. Сопровождать их поручили эскадрилье Джабидзе, с нею вылетел и я.

Миновав реку Варту, у которой фашисты пытались остановить советских танкистов, штурмовики вышли к небольшой железнодорожной станции. Они подоспели вовремя: разгружался вражеский состав с боевой техникой. "Илы" с ходу пошли в атаку. К земле устремились десятки реактивных снарядов. Загорелся один вагон, второй, третий... Штурмовики продолжали атаковать до тех пор, пока станция не превратилась в море огня и дыма. Впечатляющее зрелище!

Когда "илы" взяли курс на свой аэродром, в воздухе появились две пары "фокке-вульфов". Вместе с ведомым Казаком я отстал от сопровождающей группы, чтобы дать фашистам отпор, если они попытаются прорваться к штурмовикам. Но гитлеровцы не стали атаковать, кружась над разгромленной железнодорожной станцией. Да, не те пошли фашисты. Имеют численное превосходство, а не проявляют активности. Что ж, придется побеспокоить их. Вместе с Казаком разворачиваемся, подходим поближе и открываем огонь из "тридцатисемимиллиметровок". "Фокке-вульфы" шарахаются в сторону...

После 20 января погода снова ухудшилась. То и дело идет мокрый снег, солнце закрывают плотные облака, низкие места окутываются непроглядным туманом. Полевые аэродромы раскисают, взлетать и садиться становится все труднее. И все же летчики полка регулярно вылетают на прикрытие танковых частей, приближающихся к границам Германии.

Аэродромы меняем через два-три дня, чтобы не отставать далеко от танкистов. Пехота по-прежнему движется сзади. И вот мы перелетаем на аэродром Иновроцлав, расположенный южнее крупного польского города Быдгощ. Машенкина и меня сразу же вызвали в штаб корпуса, к генералу Савицкому. Предполагаем, что это неспроста. Так оно и оказалось.

Когда мы вошли к командиру корпуса, он вместе с подполковником Новиковым рассматривал карту, висевшую на стене. Генерал поздоровался с нами, пригласил сесть.

- Задание, которое хочу поручить вам троим, не совсем обычное, - сказал он. - Надо пройти над Берлином, показать немцам истребителей с красными звездами и сбросить листовки. До него немногим более трехсот километров. Как на это смотрите?

Что за вопрос? Конечно положительно. Машенкин опередил всех:

- Разрешите вылетать завтра, товарищ генерал!

- Экий вы быстрый, - Савицкий улыбнулся. - А погода? Над Берлином можно наткнуться на аэростаты, да и звезды не очень хорошо будут видны с земли...

- Посложнее задания выполняли, - поддержал Машенкина Новиков. - Все равно ведь к Кюстрину и Франкфурту летаем. А оттуда до Берлина рукой подать.

- Не будем рисковать, товарищи, - сказал после небольшого раздумья генерал. - Улучшится погода - сразу же вылетите. А сейчас готовьтесь...

И мы начали готовиться. Тщательно изучили географию Берлина, особенно ориентиры, познакомились с противовоздушной обороной города, наметили маршрут. Обращали внимание даже на мелочи. У всех было приподнятое настроение: советские истребители впервые должны появиться над столицей фашистской Германии. И не чьи-нибудь, а нашего корпуса.

Наконец погода несколько улучшилась. Перестал идти снег, чуть поднялась нижняя кромка облаков. Получив разрешение на вылет, мы поспешили сесть в самолеты и подняться в воздух.

Шли на высоте нескольких сотен метров. Два-три раза попадали под обстрел вражеских зениток. Однажды пришлось спикировать и прижаться к земле.

К Берлину подошли с северо-востока. Нас никто не обстреливал с земли, и пролетавшие мимо вражеские истребители не уделяли нам внимания. Видимо, фашисты принимали за своих - фронт проходил в нескольких сотнях километров. Как только перед нами открылась панорама города, каждого охватило волнение. Это же логово фашизма! И над ним - мы, советские летчики. Хочется поделиться радостью с товарищами, поздравить их с таким незабываемым событием. Но выдержка берет вверх: договорились использовать радио лишь в исключительных случаях.

Вот и центральная часть города. Отчетливо видны массивное здание имперской канцелярии, купол рейхстага, Бранденбургские ворота. Сбросив листовки, мы развернулись над парком Тиргартен и направились в сторону аэродрома Темпельгоф. Здесь по нас открыли сильный огонь зенитки, пошли на взлет две пары фашистских истребителей.

- Снижаемся до бреющего, - спокойно скомандовал Новиков.

Мы спикировали и над самыми крышами вышли к окраине Берлина. Затем взяли курс строго на восток. Домой возвратились без каких-либо происшествий.

Как только мы произвели посадку, нас окружили летчики, техники и механики. Не скрывая зависти, они засыпали нас вопросами. Пришлось подробно рассказывать обо всех перипетиях полета и о том, что довелось увидеть.

- Скоро все будем там, - ободряюще сказал Машенкин. - И победу справим, и насмотримся...

В общежитии Машенкина и меня поджидали Анкудинов и Федоров. Их лица выражали загадочность.

- Дорогие товарищи! - с улыбкой обратился к нам Иван Федоров. - Вы сегодня великие именинники. Поздравляем вас с первым берлинским полетом и считаем, что такое незабываемое событие надо обязательно отметить...

Отступив на шаг, он энергичным жестом пригласил нас к столу. А там, как на параде, выстроилась батарея пузырьков с яркими этикетками.

- Что это? - спросил Машенкин.

- Заграничный ром, - не без гордости ответил Анкудинов. - Специально для вас приберегли...

- А где взяли?

- Танкисты подарили. За хорошее прикрытие.

- Тогда наливай, - предложил Машенкин. - Никогда не пробовал рома, да еще заграничного.

Анкудинов открыл пузырек и вылил его содержимое в кружки - Машенкину и мне. Второй поделил с Федоровым.

- За успех, друзья! - Анкудинов и Федоров дружно опрокинули кружки.

Выпил и я. В нос ударил больничный запах, язык обожгла горечь. Машенкин, пригубив кружку, состроил болезненную гримасу и вылил остатки питья в кадку с фикусом.

- Гадость какая-то, хуже самогона, - сказал он. - А может, это не ром?

- Как не ром? - удивился Федоров, взяв пузырек и ткнув пальцем в этикетку. - Тендлер расшифровывал, а он первый знаток немецкого в полку.

- Конечно, ром не первого сорта, но пить можно, - поддержал Федорова Анкудинов.

Однако пить никто больше не стал. На следующий день врач полка Гусаченко, зайдя в общежитие, обнаружил несколько пустых пузырьков.

- Это что за медикаменты? - спросил он адъютанта первой эскадрильи Корюкова.

- Порожняк из-под трофейного рома, - ответил тот. Врач внимательно осмотрел один из пузырьков, понюхал его и брезгливо поморщился.

- Кто сказал, что это ром?

- Все говорят. Комсорг Тендлер переводил.

- Да здесь по-латыни, а не по-немецки, - засмеялся врач. - Это не ром, а примочка от потертостей кожи... для лошадей.

Корюков раскрыл рот от неожиданности. По его лицу было видно, что в человеке боролись два авторитета: медицинский и комсорговский. Последний, видимо, все же брал верх, и Корюков спросил:

- Это точно?

- Как пить дать!

Когда об этом случае узнали, то Анкудинову и Федорову проходу не давали.

- Как насчет лошадиного рома? - встречали их вопросом. - Неплохо бы отметить...

Анкудинов и Федоров смущенно улыбались. Бориса Тендлера не задевали: побаивались его острого языка.

* * *

Недолго полку пришлось находиться в Иновроцлаве. В конце января части 1-й гвардейской танковой армии вышли к Познани и захватили южный аэродром. Мы сразу же перелетели на него. Совсем рядом шли ожесточенные бои. Окруженные в Познани фашистские войска оказывали упорное сопротивление. Почти месяц потребовался на ликвидацию этого "котла".

Познанский аэродром был оборудован, как говорится, по последнему слову техники. Бетонированная взлетно-посадочная полоса, такие же рулежные дорожки, капитальные ангары и склады. А совсем рядом - авиасборочный завод. Как нам рассказали местные жители - поляки, за несколько дней до прихода советских войск по заводу нанесли удар американские "летающие крепости". Дело было так. Самолеты-разведчики повесили над заводом дымный оранжевый круг. И вскоре в него с бомбардировщиков, летевших на большой высоте, посыпались бомбы. Завод фактически перестал существовать.

Слушая рассказ, мы не могли скрыть своего удивления. Ведь американцы знали, что советские войска находятся поблизости и скоро займут этот район. Зачем же уничтожать завод, который можно использовать в интересах победы над фашизмом? И разве так поступают истинные союзники? Только впоследствии нам стала ясна такая дальновидная политика американского командования.

Не только завод, но и окружавшие его дома рабочих пострадали от бомбежки. Следы пожаров, груды битого кирпича и стекла, поломанные деревья вот что осталось на том месте. Но зато стоял целехоньким старинный замок, находившийся в километре от завода.

- Не иначе, барон здесь жил, - сказал кто-то из летчиков, когда мы подошли к замку, заинтересованные его готической архитектурой. - Теперь понятно, почему пожалели его американцы. Свой, небось, капиталист...

К замку примыкал большой парк. В нем, казалось, были собраны все деревья земного шара: от северной березы до тропической пальмы. Для деликатных пород предназначалась стеклянная оранжерея.

- Вот куда денежки народные шли, - возмутился летчик. - Один, как бог живет, а другие вкалывают. Непорядок...

На окраине парка виднелось несколько прудов, расположенных амфитеатром и соединенных друг с другом шлюзами. Мы подошли к верхнему пруду и удивились: в нем было полно рыбы.

- Люблю руками ловить, - сказал командир полка майор Власов и торопливо начал раздеваться. - Кто со мной?

Мы переглянулись: мол, давай, рыбаки, выходи.

Хотя таковых не оказалось, все по примеру командира разделись и полезли в воду. А она была холодной-холодной: весна еще только вступала в свои права. Как ни старалась наша артель, ничего не получалось: скользкие карпы не давались в руки. Чеховское "За зебры!" тоже не помогло.

За этим занятием и застал нас пожилой поляк - то ли управляющий, то ли сторож. Он недвусмысленно махнул рукой: мол, вылезайте, чудаки, и следуйте за мной. Мы не заставили себя долго ждать. Старик подошел к верхнему пруду и открыл шлюз. Вода через сетку устремилась вниз, ее уровень начал быстро падать. Власов запротестовал:

- Зря открыли шлюз, пропадет рыба.

- Проше пане, теперь вшистско едно, - сказал старик и позвал сына, парнишку лет шестнадцати. Тот мигом притащил две вместительные корзины. Когда они оказались наполовину наполненными рыбой, старик бросился ко второму шлюзу. Но Власов остановил его:

- Берегите рыбу и все остальное. Скоро придут настоящие хозяева...

- Цо пан мови? - удивленно спросил поляк. Пришлось разъяснять, что теперь хозяева замка с его замечательным парком и прудами - польские трудящиеся. Они-то и распорядятся всем по своему усмотрению. Когда мы уходили, старик, обняв сына, долго смотрел нам вслед. Его лицо, иссеченное морщинами, было задумчивым. Кто знает, может быть, этот человек впервые за свою долгую жизнь почувствовал себя хозяином родной земли.

* * *

Обходим аэродром. Повсюду - танки, бронетранспортеры. Многие из них находятся в ангарах, а два танка замаскированы в кустах, у самой стоянки наших самолетов. Как и на сохачевском аэродроме, вооружаемся до зубов трофейными автоматами, пулеметами и гранатами. С тревогой посматриваем на свои самолеты. На земле они выглядят беспомощными.

Едва летчики расположились на ночлег, как поблизости начали стрелять пушки и пулеметы, рваться снаряды: фашисты предприняли попытку захватить аэродром. Мы выскочили из дома, расхватали оружие и приготовились к бою. Но танкисты пушками и гусеницами быстро охладили пыл атакующих, хотя перестрелка не прекращалась до самого утра.

На следующую ночь повторилась та же история. Однако танкисты опять были начеку. Видимо, фашисты решили надолго обосноваться в Познани, чтобы задержать здесь побольше советских войск и тем самым ослабить наш натиск на западе, около Одера.

Как только погода улучшилась, возросла активность вражеской авиации. Небольшие группы "фокке-вульфов" стали появляться над советскими войсками, окружившими Познань. Они придерживались прежней тактики: на большой скорости и малой высоте подойдут к линии фронта, с ходу сбросят бомбы и сразу же скрываются. И мы не можем ничего сделать: только взлетим, а "фокке-вульфов" уже нет.

Командование наземными войсками недовольно. И есть чем. Свои истребители находятся под боком, а вражеские бомбежки продолжаются, части несут потери.

В конце дня майор Власов собрал руководящий состав полка. Вид у командира хмурый, недовольный. Наверняка из дивизии нагоняй получил. Да и без нагоняя совестно перед танкистами и пехотинцами: аэродром для нас захватили, а мы им не помогаем.

- Сегодня ни одна из наших групп не сумела перехватить противника, Власов обвел собравшихся взглядом. - Так дальше нельзя. Давайте думать, что делать.

Думаем, вносим предложения. Наиболее приемлемым признается мнение Джабидзе:

- Надо патрулировать в воздухе весь день. Мелкими группами, поочередно.

- На том и порешим, - заключил Власов. - Завтра с рассвета начинаем дежурить парами и звеньями.

Новая тактика сразу же дала результаты. Нашим летчикам удалось перехватить первую группу налетевших "фокке-вульфов" и сбить один самолет. Через некоторое время история повторилась. Фашисты стали действовать осторожнее. Едва увидев наших истребителей, они наугад бросали бомбы и, не ввязываясь в бой, уходили. Настроение у танкистов и пехотинцев поднялось.

- Совсем другое дело, - сказал Власов, когда мы собрались, чтобы подвести итоги дня. - А теперь разверните карты и будем снова мозговать...

Несколько минут командир полка внимательно рассматривал карту, что-то подсчитывал. Потом неторопливо начал:

- Обе танковые армии рвутся к Одеру. Через несколько дней на них навалится авиация, базирующаяся на берлинских аэродромах. Какая задача вытекает из такой обстановки для нашего полка?

- Опять менять аэродром? - высказал догадку Федоров.

- Да. Это самое логичное...

- Что ж, не привыкать, - вставил Машенкин. - Можем и в Берлине сесть, если прикажут. Пусть только аэродром захватят.

- Так-то оно так, - задумчиво проговорил майор Власов. - Но есть здесь одно "но"... Перебазироваться будем на немецкую территорию, а это ко многому обязывает. Во-первых, аэродром, куда мы перелетим, обязательно подвергнется нападению вражеской авиации. Значит, надо рассредоточить и хорошо замаскировать самолеты. И организовать постоянное наблюдение за воздухом. Во-вторых, потребуется повышенная бдительность на земле. Фашисты наверняка оставят диверсионные группы. Нужно подумать о дополнительном вооружении полка. А теперь вам слово, Тимофей Евстафьевич.

- Есть и еще одна важная задача, товарищи, - сказал Пасынок. - Мы должны разъяснять нашим людям, что Германия Германии рознь. В этой стране не одни фашисты. Много в ней наших друзей, врагов гитлеризма. А мы не собираемся воевать с мирным населением.

- Трудно убедить солдат, что среди немцев есть наши друзья, - высказал свое мнение Машенкин. - Ведь каждый видел совсем другое на Украине, в Белоруссии...

- Да, трудно. Но необходимо.

- А как тогда понимать плакаты у границы? - прервал Пасынка Федоров, имея в виду огромные щиты, на которых был изображен советский солдат, указывающий рукой на запад, и подпись: "Вот она - проклятая Германия!"

- Думаю, что это ошибка. И ее обязательно исправят. Надпись, конечно, ответил Пасынок. - И с газетным лозунгом "Воин, убей немца!" тоже разберутся. Некоторые писатели и журналисты здесь явно перегнули...

Долгим был разговор в этот вечер. Не каждый из нас смог сразу осознать значимость того, о чем говорил Пасынок. Разум как будто воспринимал все это, но сердце... Невольно вспоминались разрушенные города и села, концентрационные лагеря, кровавые следы фашистского "нового порядка" на советской земле. Трудно такое забыть.

Наступил февраль 1945 года. Несмотря на непролазную грязь, наши войска продолжали наступление. В первых числах февраля они вышли к Одеру и в ряде мест форсировали его, захватив плацдармы на левом берегу реки.

Как и предполагал майор Власов, вражеская авиация навалилась на наши войска, особенно в районе кюстринского плацдарма. Одновременно немецко-фашистское командование перебросило на этот участок фронта свежие силы. Наше наступление на некоторое время приостановилось.

Когда мы обсуждали фронтовые новости, в комнату вошел майор Лепилин.

- Получена радиограмма от танкистов, - сообщил начальник штаба. - Они подыскали новый аэродром. Командир дивизии приказал готовиться к перелету.

- Где он? Покажите.

Лепилин развернул карту и обвел красным карандашом небольшой городок Реппен, расположенный неподалеку от Франкфурта-на-Одере.

- А что известно об аэродроме? - спросил Федоров.

- Танкисты говорят, что нормальный...

- А конкретнее?

- Других сведений нет.

Вошел майор Власов. Он только что вернулся из штаба дивизии. Мы выжидательно посмотрели на него. - Обстановка в районе Реппена сложная, озабоченно сказал командир полка. - Вражеская авиация почти непрерывно висит над Одером. После перелета полка она, конечно, не оставит нас в покое. Зенитных средств на аэродроме мет. Они у танкистов, которые занимают оборону на Одере, рядом с аэродромом. Власов сделал паузу и посмотрел на меня:

- Поручаю вам четверкой перелететь в Реппен и обеспечить посадку всего полка. Кого из летчиков возьмете?

- Кузнецова, Шувалова и Селютина, - ответил я.

- Добро! Когда будет все готово к приему самолетов, сообщите по радио. При подходе к аэродрому полковых групп держите пару истребителей в воздухе. Вылет - завтра утром.

Да, задание ответственное, подумал я, когда все было согласовано. И почетное: первыми сесть на аэродром, находящийся на немецкой территории, такое выпадает не каждому. Интересно, как выглядит Германия. С земли, конечно. Сверху насмотрелись...

3

Про такую погоду обычно говорят: ни то ни се. Облака немного приподнялись над землей. Дождя и снега нет. Видимость средняя. Мы поспешили к самолетам: того и гляди погода испортится.

- Это здорово, что мы будем первыми советскими летчиками в Германии, возбужденно говорит Шувалов. - Такое событие обязательно должны включить в историю Отечественной войны.

- Верно, Дима, - отвечаю я. - Только я не уверен, что мы самые первые. Ведь границу перешли не только на нашем фронте...

И вот мы в воздухе. Идем под самой кромкой облаков, иногда, попадая в них. И тогда кажется, что самолет стоит на месте, а клочья облачности несутся мимо. Внизу серая, унылая картина: голые деревья и кусты, темные прямоугольники полей, садов и огородов, островерхие крыши домов, шпили кирх. Лишь на дорогах кипит жизнь. Почти непрерывным потоком движутся танки, орудия, автомашины, повозки, колонны людей.

Подходим к Реппену. Где же аэродром? Вот он, в самом лесу. Это хорошо: можно замаскировать самолеты. Запрашиваю аэродром по радио, но никто не отвечает, хотя видны два белых полотнища, сложенных буквой "Т". Наверное, нет никого у рации, думаю, и сразу же решаю:

- Шувалов, я сажусь. Прикрывайте. Ваша посадка - по моей команде.

- Вас понял, выполняю.

Мы с Кузнецовым быстро снижаемся и заходим вдоль аэродрома. Колеса самолетов мягко касаются травянистой полосы. Едва мы выбрались из кабин, как увидели двух "мессершмиттов". Они вынырнули из-за верхушек деревьев и прошли над аэродромом. Обнаружили, думаю, нас и бросаюсь к радиостанции. А Шувалов, увидев фашистов, начал преследовать их. Раздаются пушечные очереди.

- Шувалов, возвращайтесь на аэродром! - бросаю в микрофон. Горючее у самолетов на исходе, надо дозаправиться, пока не появились другие вражеские самолеты. В том, что они пожалуют, не сомневаюсь.

Пока пара Шувалова садится, пытаюсь связаться с познаньским аэродромом. Но в эфире сплошной шум. До полка далеко, а радиостанция рассчитана на связь с самолетами только в районе аэродрома. Кто додумался прислать ее сюда?

- Зенитки на аэродроме есть? - спрашиваю Илью Лившица. Он накануне прибыл в Реппен с передовой командой инженерно-технического состава.

- Счетверенная установка, - отвечает механик и скептически ухмыляется: - Одни девушки...

Слышится лихорадочный перестук пулеметов.

- Они, - кивает головой Лившиц в сторону опушки леса.

И в этот момент над аэродромом появляются шесть "фокке-вульфов". Они вытягиваются цепочкой и начинают пикировать. Бомбы рвутся далеко от места, где замаскированы наши самолеты. Хорошо, думаю, пусть стараются...

Мои мысли прерываются оглушительным взрывом бомбы, упавшей метрах в тридцати от нас. Взрывная волна швыряет меня в щель, туда же опрокидывается радиостанция. От неожиданности я растерялся, несколько секунд лежу без движения. Потом инстинктивно покрутил головой, подергал руками и ногами вроде цел.

- Жив, товарищ командир? - спрашивают подоспевшие летчики.

- Обошлось, - отвечаю и тревожно смотрю на рацию, не вышла ли из строя. Поднимаю ее, пробую. Все в порядке, работает. - Шувалов, Селютин, быстро заправить самолеты. Организуйте наблюдение за воздухом.

- А мне что делать? - - говорит Кузнецов.

- Останешься со мной. Всякое может случиться... Будем принимать самолеты.

Надеваю наушники, настраиваю радиостанцию. Через несколько минут слышу голос Машенкина. Его группа приближается к аэродрому. А в воздухе опять появляются "фокке-вульфы". Девушки-зенитчицы стреляют без перерыва. Когда они только успевают менять патронные ленты?

- Самолеты заправлены, - докладывает прибежавший Илья Лившиц.

- Передайте Шувалову и Селютину, чтобы немедленно взлетали. Надо прикрыть посадку эскадрильи Машенкина.

А вражеских истребителей становится все больше и больше. Они бомбят самолетную стоянку, зенитную установку, аэродромные постройки.

Когда на несколько минут установилось затишье, взлетели Шувалов и Селютин. Они набрали высоту и приготовились к бою.

Еще раз связываюсь с Машенкиным. Сообщаю ему обстановку над аэродромом и прошу доложить о ней командиру полка.

Надо же так случиться: к аэродрому одновременно подходят две группы истребителей. С востока - наша, с запада - вражеская. Эскадрилья Машенкина с ходу вступает в бой с "фокке-вульфами". С первой же атаки Машенкин и Мельников сбивают по фашисту. Вражеские самолеты становятся в круг и начинают набирать высоту. Но сверху на них сваливаются Шувалов и Селютин. "Фокке-вульфы" ретируются за Одер. Скатертью дорога!

Только прилетевшая группа произвела посадку, как с востока неожиданно появились четыре "мессершмитта". Они стали бомбить полосу, с которой еще не успели срулить "яки".

Вот бомба летит прямо на самолет Машенкина. Тот видит ее и моментально дает мотору полный газ. С диким ревом самолет срывается с места, а сзади гулко рвется бомба. Истребитель изуродован, но Машенкин жив. Его спасла бронеспинка.

Кто был на фронте, тот знает, что падающая на тебя бомба обладает жуткой силой гипноза, она парализует тело, сковывает действия. Надо обладать поистине нечеловеческой волей, чтобы заставить себя что-то предпринять.

А "мессершмитты" не собираются уходить. Они кружат над аэродромом, высматривая добычу. Навожу на них Шувалова и Селютина, имеющих преимущество в высоте. Вот Селютин пикирует на "мессершмитта" и с первой же атаки прошивает его длинной очередью. У задымившегося самолета отваливается кусок хвоста, потом консоль крыла. Фашистский летчик выбрасывается с парашютом, а "мессершмитт" врезается в землю на окраине аэродрома.

Появляется группа "фокке-вульфов". Их встречает дружный огонь зенитчиц. Ну и девушки! Почти все они ранены, но не покидают боевого поста. Пожалуй, не грешно кое-кому из нас, мужчин, взять у них урок мужества и самоотверженности.

"Фокке-вульфы" проносятся над аэродромом, бросая бомбы. Один из них взрывается в воздухе - то ли от очереди Шувалова, то ли от огня зенитчиц. На землю летят горящие обломки.

- Кончается горючее, - слышу голос Шувалова.

- Садитесь!

Хватаю телефон и прошу зенитчиц прикрыть посадку самолетов. Два "фокке-вульфа" преследуют наших летчиков. Но над аэродромом уже появились группы Федорова и Джабидзе. Фашистские самолеты поспешно уходят к Одеру.

И здесь мне докладывают, что вражеская бомба попала в самолет Феди Селютина. Погиб чудесный парень. Я пророчил ему большое летное будущее, видя его настойчивость, старание и недюжинные способности...

До самого вечера группы вражеских истребителей поочередно висели над аэродромом. Но наши летчики, которым почти непрерывно приходилось дежурить в воздухе, срывали их планы.

А вечером, за ужином, все оживленно обсуждали итоги напряженного боевого дня. Радовались, что с задачей справились неплохо. На новом аэродроме обосновались прочно, выдержали натиск фашистской авиации, сбили несколько самолетов. Пожалуй, такую ожесточенность схваток - и где! над своим аэродромом - можно сравнить только с кубанскими боями.

- А знаете, товарищи, новость? - проговорил Пасынок и сделал интригующую паузу. - Наш инженер отправил на тот свет "худого".

- Да не может быть! Когда? Каким образом? - удивились летчики.

- Очень просто. Вылетел из Познани в Реппен на По-2. По пути попались два "мессера". Ерохин приказал летчику догнать одного и влепил ему очередь из турельного пулемета. Вот как нужно воевать!

От мощного взрыва хохота вздрогнули стекла окон.

- Не верите? - улыбнулся Пасынок. - Спросите самого инженера. Да вот он...

Ерохин вошел в столовую, сел за стол.

- Говорят, вы сегодня "мессера" резанули? - спросил Федоров, с трудом удерживая на лице серьезное выражение. Как ни говори, а инженер полка начальство немалое, с ним шутить надо умеючи.

- Было дело, - скупо ответил Ерохин и потянулся за ложкой.

Мы вытаращили глаза. Скептические улыбки слетели с лиц. Инженер никогда не бросал слов на ветер. Само собой разумеется, попросили Ерохина рассказать.

- Взлетели, пошли над самой землей, - неторопливо начал он. - От нечего делать перезарядил "шкасс": чем черт не шутит. Посматриваю по сторонам, а сам думаю, как лучше организовать работу на новом месте. И вдруг прямо перед собой увидел "мессера". Нашим же курсом идет. Но выше метров на сто и, наверное, не видит "кукурузника". Внутри все похолодело. Подумал: "Пропадешь ни за грош. А что, если попробовать из "шкасса" его, пока он слепой? Аэродром рядом, в случае чего - свои помогут". Развернул пулемет, выпустил всю ленту в брюхо "худому" и глазам своим не верю: самолет накренился, клюнул носом и, ломая деревья, грохнулся в лес. Ну и чудеса!

Второй "мессер", увидев такую картину, начал разворачиваться, чтобы разделаться с нами. Дудки! "Кукурузник " уже около аэродрома. К тому же перед "худым" с земли забил фонтан трассирующих пуль. Зенитчицы постарались. Недавно был у них, спасибо сказал...

Все, кто был в столовой, бросились поздравлять Ерохина. Еще бы: инженер, да еще летевший на По-2, сбил "мессершмитта". Разумеется, история полка не будет историей, если в ней не найдется места такому невероятному случаю.

- Счет открыт, теперь его надо увеличивать, - советуем инженеру.

- Без работы останетесь, - шутит он и принимается за ужин.

Поздно вечером в полк на бронетранспортере приехал генерал Савицкий.

- Говорят, фашисты вас здорово погоняли сегодня по аэродрому? - спросил он.

- Досталось немного, - скупо ответил Власов, не зная, что последует за таким нейтральным вступлением командира корпуса. Наземные войска полк сегодня не сумел прикрыть, да и летчика одного потеряли.

- Молодцы! Танкисты вами очень довольны. - Генерал увидел удивленное лицо Власова. - Да, да, очень довольны, их сегодня не бомбили. Вы приняли на себя удар большей части авиации Берлинского оборонительного района. Завтра утром пришлют вам зенитный дивизион. Потери есть?

- В воздухе нет. На земле погиб от взрыва бомбы летчик Селютин.

- Жаль, очень жаль, - нахмурился генерал. - Когда летчик гибнет в воздушном бою, это еще может быть как-то оправдано. Но если на земле...

После небольшой паузы Савицкий заметил:

- Сегодня вам пришлось тяжело. Но не рассчитывайте, что завтра будет легче. Фашисты едва ли смирятся с тем, что наши истребители у них под боком. Так что готовьтесь. Измените места стоянок самолетов, выройте побольше щелей и убежищ.

- Будет сделано, товарищ генерал!

- Скажите, Власов, реактивные самолеты сегодня не появлялись?

- Нет.

- Тогда готовьтесь к встрече. - Командир корпуса заспешил к бронетранспортеру.

Утром следующего дня майор Власов собрал руководящий состав полка. Подойдя к карте, он сказал:

- Вчера мы вели бой с истребителями противника, базирующимися на аэродромах Фюрстенвальде, Штраусберг, Вернойхен. Там находятся недавно сформированные части, летный состав которых раньше летал на бомбардировщиках. Так что заслуга наша не так уж велика. Мы должны готовиться к встрече с более серьезным противником. С истребительной эскадрой "удет" и эскадрой противовоздушной обороны Берлина...

Слушая майора Власова, мы с тревогой посматривали в окна. Туман, окутавший аэродром ночью, не собирался рассеиваться. А наземные войска крайне нуждались в поддержке авиации. Они вели тяжелые бои за Одером, на плацдармах.

- Да, товарищи, сегодня летать не будем, - сказал командир полка. - Из дивизии пришло распоряжение отдыхать.

Майор Пасынок в последние дни сильно простудился. Он гулко кашляет, каждый раз хватаясь рукой за правую сторону живота. Никак не заживает шов после операции аппендицита. Но от госпиталя отмахивается, предпочитая помощь полкового врача. Мы понимаем замполита: в такое решающее время никому не хочется лежать на госпитальной койке.

- Предлагаю осмотреть город, - негромко говорит Пасынок. - Вы обязательно увидите две Германии в одной стране. Пожалуй, мне нет нужды советовать вам, как себя вести. Долг освободителей обязывает ко многому...

Полуторка быстро домчала нас до Реппена. Сошли на окраине. Повсюду воронки от бомб и снарядов, груды кирпича и черепицы, осколки оконного стекла. Островерхие дома выглядят хмуро и, кажется, от страха тесно прижались друг к другу.

- Тендлер, какая это улица? - спрашивает Власов..

- Бисмаркштрассе.

Борис Тендлер отважился выступать в роли переводчика. Он считался лучшим знатоком немецкого языка в полку.

За углом встретили группу пехотинцев, обступивших девушку с корзиной. Солдаты что-то говорили ей, смеялись. Та смотрела на них испуганно, но не без любопытства.

- Ну, Борис, демонстрируй... - кивает Власов.

Тендлер подошел к девушке. Солдаты, очевидно застеснявшись офицеров, ушли. Минут десять длился разговор между Борисом и девушкой. Но чувствовалось, что они не очень-то понимают друг друга.

- Наверное, на уроках немецкого в шахматы играл, - бросил кто-то из летчиков.

Борис обернулся. Лицо у него красное, растерянное.

- К бабушке идет, - сказал комсорг.

- И больше ничего не узнал? Ведь столько шпрехал...

- Ничего интересного. Язык у нее какой-то чужой, вроде и не немецкий... диалект.

Его слова тонут во взрыве смеха.

- Дай-ка я попробую, - говорю Борису и перебираю в памяти известные мне немецкие слова. Чем короче вопрос, тем короче и понятнее будет ответ.

- Как вас зовут? - спрашиваю.

- Ингрид.

- Сколько вам лет?

- Двадцать.

- Где бабушка живет?

Девушка показывает дом напротив.

- Сколько бабушке лет?

- Восемьдесят.

Мой словарный запас иссяк, и я замолкаю.

- Скажите ей, чтобы она вела нас к своей бабушке, - обращается ко мне Власов. - Посмотрим, как немцы живут.

Я в затруднении. Откуда взять столько слов? Смотрю на Тендлера, он на меня. И оба - на девушку. Кое-как растолковали ей, чего хотим. Кивком головы она приглашает нас следовать за ней.

Входим в подъезд дома, поднимаемся на третий этаж. Стучим долго, настойчиво. Потом - долгое объяснение через дверь. Наконец открывают, и мы входим. В большой комнате несколько стариков и женщин с детьми. Около окна в кресле сидит старушка с седой головой и изможденным лицом.

- Почему много людей? - спрашиваю девушку.

- Не так страшно. Война, солдаты...

- А почему собрались здесь?

- Бабушка - коммунистка. Восемь лет была в тюрьме. - Для убедительности девушка изображает руками тюремную решетку.

Мы во все глаза смотрим на старушку. Так вот она какая! Работала в подполье, скрывалась от фашистов, прошла сквозь тюремные испытания. Как наши русские революционеры! Правильно говорил Пасынок насчет двух Германий. И если мы на первой же улице крохотного немецкого городка встречаем борца-антифашиста, то, значит, не так уж мала эта вторая, свободолюбивая Германия.

- Спросите, чем мы можем помочь бабушке, - говорит Власов. - Есть ли у нее продукты?

Мы с Тендлером словами и жестами переводим эти слова. Старушка благодарит за заботу и говорит, что немного продуктов у нее есть.

Мы прощаемся, выходим на улицу. Ингрид провожает нас, приглашает в гости.

- Кирха? - спрашиваю я девушку, указывая на башню с часами.

- Нет, ратуша.

Потом в Германии мы не раз видели такие башни. Это чуть ли не обязательная принадлежность каждого немецкого города. В ратуше находилось городское самоуправление.

Заходим в какое-то учреждение. Двери сорваны, окна выбиты. На полу, около открытого сейфа, - кучи денег. Обмениваемся мнениями:

- Похоже, банк!

- Видно, драпали без оглядки. При немецкой аккуратности и бережливости оставить столько денег...

- Ничего удивительного. Наши танкисты продвигались по восемьдесят километров в сутки!

Рядом с банком - красивый кирпичный особняк. Нижний этаж его разворочен, в стене второго - огромная дыра. Вокруг особняка крутятся ребятишки. Они с любопытством посматривают на нас, но близко подходить побаиваются. Тендлер машет ребятишкам рукой, и они робко подходят. Подаренный шоколад развязывает им языки. Показывая на особняк, они, перебивая друг друга, о чем-то рассказывают. Мы с Тендлером просим ребятишек говорить медленнее и короткими фразами. Только тогда перед нами вырисовывается событие, происшедшее у особняка.

Когда на площади появился первый советский танк, по нему из окна особняка выстрелили фаустпатроном. Танк загорелся, его экипаж выбрался из машины и скрылся в соседнем доме. Увидев это, командир второго танка направил "тридцатьчетверку" в застекленную витрину особняка, резко развернулся и выскочил на площадь. Но верхний этаж не обрушился.

- Кто там был? - спросили мы у ребят.

- Офицер эс-эс...

Заходим в небольшой двор особняка. Повсюду упакованные ящики, готовые к отправке. Опять помешали наши танкисты! Заглядываем в ящики. В них серебряная посуда. Удивляемся.

- И откуда столько посуды набрали?

- Как откуда? Награбили... со всей Европы.

- А зачем так много для одной семьи?

- Да это же семья капиталиста...

- Ну и что?

- А то, что у них разные приемы и балы организуются. Как у нас до революции...

Переговариваясь, идем от дома к дому. На улицах не видно местных жителей. Одни убежали за Одер, другие - старики, женщины с детьми попрятались. И от кого? От нас. От Красной Армии, которая пришла сюда, чтобы освободить немецкий народ от фашизма...

Вернувшись на аэродром, продолжаем делиться впечатлениями об увиденном. Мы не чувствуем ненависти к этой стране, нам просто становится жалко ее простых людей. Конечно, мы люто ненавидим тех, кто опутал коричневой паутиной демагогии немецкое население, кто с оружием в руках окопался за Одером. Но мы симпатизируем другой Германии; ее представительница - седая женщина-коммунистка.

- Слушай, Борис, - обратился к Тендлеру Василий Мельников. - Неплохо бы отвезти старушке подарок от летчиков. Например, продовольственный.

- Хорошая идея, - откликнулся комсорг. - Надо только посоветоваться с замполитом, как лучше это сделать.

Пасынок поддержал предложение и сразу же позвонил хозяйственникам. Разговор был долгим и в начале безуспешным.

- Ну, знаете, - взволнованно бросил в телефонную трубку Пасынок, нельзя все время жить по инструкции. Вы проявляете политическое недомыслие, да, да...

Последний аргумент, видимо, сломил сопротивление хозяйственников. Пасынок улыбнулся и положил трубку.

- Тяжелый народ... Говорят, что мы допускаем местничество. Скоро, мол, будет создана советская администрация, и она займется снабжением населения продовольствием. И добавили: немцы бережливые, у каждого есть запасец... А кто старушке его приготовил, когда она сидела в тюрьме? В общем, Борис, организуй делегацию в город.

Несколько дней пробыли мы на аэродроме возле Реппена. Летали мало: мешала ненастная погода. И когда в полк пришло распоряжение перебазироваться на другой аэродром в район Морина, настроение у летчиков поднялось. Все почему-то были убеждены, что на новом месте доведется больше летать.

Едва мы успели произвести посадку на аэродроме в районе Морина, как в воздухе появились "фокке-вульфы". Их много, десятка три. Они стреляют из пушек и пулеметов, бросают металлические кассеты, начиненные гранатами. Кассеты раскрываются в воздухе, и гранаты, словно крупный горох, разлетаются по большой площади. Непрерывный гул разрывов, свист осколков заставляют нас метаться по аэродрому в поисках убежищ. Но их нет. Не успели выкопать даже щелей. И взлететь нельзя: самолеты не заправлены.

Последствия такого налета могли стать печальными для нас, вернее, для беззащитных самолетов, если бы над аэродромом не появились истребители соседнего полка. Они отогнали "фокке-вульфов". Поддержка боевых друзей позволила нам подготовить самолеты к вылету.

Кое-как освоившись на новом месте, вылетаем на прикрытие наземных войск и переправ через Одер в районе кюстринского плацдарма. Сначала эскадрилья Федорова, потом - Машенкина и, наконец, - Джабидзе. Часть истребителей непрерывно дежурит над аэродромом. Фашисты не оставляют нас в покое.

Только в сумерках мы покидаем аэродром. В автобусе Борис Тендлер веселит нас забавными историями. Их в его памяти - неиссякаемое множество. А ну, комсомольский бог, давай еще - уж больно складно заливаешь. Да ты не обижайся. Раз это правда, то куда от нее денешься? А если и подзагнул малость, то не беда - люди свои, не посетуем. Что бы мы без тебя делали, дружище?

Наконец, останавливаемся возле высокого мрачного здания, похожего на средневековый замок.

- Ты куда нас привез? - обращаемся к Тендлеру.

- В ресторан, друзья, - весело отвечает он. - Без выпивки, но зато с заграничной официанткой.

Входим, осматриваемся. Ну и ну. На столах белоснежные скатерти, хрусталь. Светло, чисто, уютно. И на фоне этого ресторанного великолепия белозубая улыбка новой официантки. Да, молодцы наши тыловики. Утром в Реппене проводили нас завтраком, а теперь встречают здесь, в Морине, роскошным ужином. Догадываемся, что дело здесь не обошлось без Бориса Тендлера. В последнее время он обычно возглавляет передовую команду.

Садимся за столы. Новая официантка, ее звали Эльза, разносит ужин. Высокая, стройная, красивая, с обаятельной улыбкой, она сразу же покоряет полковых сердцеедов. Ее часто приглашают к столам, просят добавки, расспрашивают. Эльза ведет себя непринужденно, она предупредительна и всем дарит обворожительные улыбки. Такое поведение нам в диковинку. Наши девушки куда скромнее, сдержаннее и серьезнее. А от Эльзы веет чем-то наигранным, неестественным. И это кое-кого из нас настораживает.

Ночью просыпаемся от раскатистого грохота. Вокруг дома, где мы расположились на ночлег, рвутся бомбы. В паузах между разрывами слышится завывание моторов вражеских бомбардировщиков. Они бомбят наш квартал долго и настойчиво, видимо, их кто-то наводит по радио. А утром мы узнаем об исчезновении Эльзы. Неужели это она все организовала? Борис Тендлер держит перед Пасынком ответ за инициативу с заграничной официанткой. О чем они говорили - неизвестно, но до конца войны в персонале столовой никаких изменений не происходило.

В течение дня вражеские самолеты несколько раз появлялись над аэродромом. Но их встречали дежурные истребители и плотный огонь зениток. Потеряв несколько машин, фашисты отказались от дальнейших налетов.

Особенно отличился Иван Федоров. Он сбил два вражеских самолета. Пасынок и Кличко посвятили храброму летчику плакат с подписью:

Его союзники - маневр и высота.

И скорость ценит наш Герой,

Он бьет врага наверняка 

Вот запылал сорок второй.

Да, к этому времени Федоров уничтожил сорок два фашистских самолета: тридцать три - в воздушных боях и девять - на земле. Командование представило его ко второй медали "Золотая Звезда". Но представление по каким-то причинам затерялось в вышестоящих штабах.

В середине дня над аэродромом появился "мессершмитт". Он вел себя странно: не спеша делал круг за кругом, то снижаясь, то набирая высоту. Как будто собрался садиться. Что ж, пожалуйста, примем, как положено. Зенитчики по нему не стреляли. "Мессершмитт" очень уж далек был от агрессивных намерений. Но он все кружил и кружил, не решаясь заходить на посадку.

"Мессершмитта" заметили истребители, возвращавшиеся с задания. Вел их Иван Кожедуб.

- Чей "мессер"? - раздался по радио его басок.

- Черт его знает, - ответили с командного пункта. - Приплелся и кружит...

Кожедуб нагнал фашиста и знаками приказал ему идти на посадку. Тот не подчинился, а может, не понял, и заложил глубокий вираж. Тогда Кожедуб энергичным маневром зашел "мессершмитту" в хвост и выпустил по нему длинную пушечную очередь. В тот же момент вражеский летчик покинул самолет и раскрыл парашют. Оказалось, что это был заблудившийся инструктор немецкой летной школы.

И еще один любопытный случай произошел в этот день. Рассказал о нем Вася Буслай - Василий Мельников. Когда он со своей группой патрулировал в районе Кюстрина, летчикам повстречалась странная процессия. Возглавлял ее двухмоторный "юнкерс", на спине которого сидел "мессершмитт". Чуть сзади следовали два истребителя - видимо, группа прикрытия.

- Атакую "юнкерса", - скомандовал Мельников, - берите на себя прикрывающих.

Только он начал прицеливаться, как "мессершмитт" сорвался с бомбардировщика, убрал шасси и открыл лихорадочный огонь из пушек. Мельникову пришлось отвернуть. Пока разворачивался для новой атаки, вражеские истребители успели скрыться. А бомбардировщик перешел в крутое пикирование и врезался в землю недалеко от переправы через Одер. На месте падения самолета взметнулся большой столб огня и дыма. "Юнкерс" был начинен взрывчаткой...

Так группа Василия Мельникова впервые встретилась с новым приемом противника. Устаревший "юнкерс" использовался в качестве летающей торпеды. Управлял ею летчик-истребитель.

* * *

Обязанности штурмана меня не очень обременяли. Дела в полку шли хорошо, и я, не заботясь о проведении занятий по самолетовождению, часто вылетал на боевые задания. Моя оплошность, конечно, не могла остаться без последствий. Однажды меня вызвал майор Власов. По его нахмуренному лицу я понял, что случилась неприятность.

- Заблудились два летчика, - сказал командир полка. - Считаю, что по вашей вине. В последнее время в полку не ведется никакой штурманской работы. Садитесь в самолет и ищите летчиков!

...До вечера ищу пропавших на аэродромах восточнее Одера. Но безрезультатно. Летчики словно сквозь землю провалились. Уж не попали ли к фашистам? Нет, не должно быть этого. Они докладывали по радио, что пошли от Одера на восток. А может быть, горючее кончилось, и они не дотянули до ближайшего аэродрома? Или еще что случилось?

На следующий день продолжаю поиски, но уже над территорией соседнего фронта. Этот район мне почти незнаком. Вот очередной аэродром с бетонированной взлетно-посадочной полосой. На нем мало самолетов, летное поле опутано траншеями и ходами сообщения, посадочных знаков нет.

Захожу вдоль полосы, выпускаю шасси и планирую к центру аэродрома. И вдруг вижу красный купол грузового парашюта, рядом с ним второй, третий... Недоумеваю: зачем сбрасывать грузы на парашютах, когда можно сесть и выгрузиться? Прибавляю обороты мотору, убираю шасси и делаю круг над аэродромом. И сразу же по мне начинают стрелять зенитки. На аэродроме фашисты! Они окружены. Потому-то здесь траншеи и грузовые парашюты. Да это же аэродром Бреслау! Как я раньше не догадался об этом? Ну и дела. Чуть в гости к фашистам не пожаловал...

Уныло плетусь в Морин. Теперь не жди добра. Сажусь в прескверном настроении. Только вылез из кабины, механик Илья Лившиц радостно говорит:

- Летчики нашлись. С полчаса, как вернулись.

По пути на командный пункт встречаю Ивана Федорова. Интересуюсь полковыми новостями, так как два дня почти не вылезал из самолета.

- Машенкин ногу сломал, - сокрушенно говорит Федоров. - Трофейный мотоцикл подвел.

Надо же такому случиться: выйти из строя перед самым концом войны, накануне штурма Берлина. Обидно, до слез обидно. Особенно для Алексея Машенкина, не раз говорившего, что его сокровенная мечта - своими глазами увидеть разгром врага. А вместо этого - госпитальная койка.

- Как дела, Алеша? - спросил я Машенкина, ожидавшего санитарную машину. Его нога была туго прихвачена бинтами к доске. - Болит?

- Черт с ней, с ногой, - сокрушенно сказал он. - Душа болит... отвоевался...

И мне вспомнился недавний разговор с Пасынком. Мы с Иваном Федоровым спросили Тимофея Евстафьевича:

- А почему Машенкину Героя не присваивают? У него около двухсот боевых вылетов и двенадцать сбитых самолетов...

- Не принимают представление, - ответил Пасынок. - Не раз обращался...

- Почему?

- Говорят, в плену был, не положено...

- Ну и дела, - Федоров задохнулся от возмущения. - Так что, он сам, что ли, пошел в плен? Или с фашистами там целовался?

- Не кипятись, Иван, - попытался успокоить его Пасынок. - Когда-нибудь все встанет на свои места. Вот возьмем Берлин, до Москвы дойду за Машенкина. И сам он, глядишь, мне поможет: подбросит парочку фрицев.

"Да, не сможет теперь помочь Пасынку Алексей, - подумал я, всматриваясь в хмурое лицо друга. - А жаль, очень жаль..." Каждый из нас, хорошо знавших Машенкина, был убежден, что он, пожалуй, больше всех заслуживает наивысшей награды за свой многотрудный путь. А может, потом, когда, как сказал Пасынок, все встанет на свои места, снова вернутся к этому вопросу? Как бы это было справедливо!

Наш разговор прерывает раскатистая команда:

- Воздух!

К аэродрому приближается самолет необычной конструкции. Он издает непривычный свист и как бы всасывается в воздушное пространство. Скорость у него очень большая.

- Реактивный, - вздыхает Машенкин. - Вот бы кого сбить напоследок.

Мы понимаем состояние Алексея и молча посматриваем на чудо авиационной техники. А оно, плавно развернувшись над аэродромом, величаво удаляется в сторону Берлина.

- Демонстрация новейшего оружия, - скептически бросает Федоров. Непонятно только: для кого? Нас не запугаешь. Должно быть, для поддержки духа своих войск...

* * *

Шли дни. Мы с нетерпением ожидали наступления, но оно все не начиналось. И вот однажды вечером узнали, что майора Власова вызвали в штаб дивизии. Не сговариваясь, потянулись на КП. Вызовы командира полка в вышестоящий штаб во время боевых действий практиковались в исключительных случаях. Неужели наступление?

Власов возвратился скоро. Видя наше нетерпение, он улыбнулся и этак по-будничному обронил:

- Завтра улетаем в Брест...

Все смолкли от неожиданности. В Брест? В тыл? В такое решающее время, когда вот-вот начнется штурм Берлина? Если бы Власов сказал, что нам нужно перебраться в Париж или Рим, то мы удивились бы не больше. А все-таки: почему именно в Брест?

- Будем получать новые самолеты, - после интригующей паузы уточнил командир полка. - Як-9у!

Конечно, перевооружиться на лучшие истребители - дело хорошее. Но как бы не прозевать решающее наступление! И когда мы высказали беспокойство по этому поводу, Власов авторитетно заявил:

- В дивизии заверили, что к началу наступления вернемся.

Короткие сборы, и мы на транспортном самолете летим на восток. После скоростных истребителей такое путешествие кажется утомительно-скучным. Разговор кружится вокруг одного: что это за самолет, который нам предстоит освоить?

- Молодец конструктор Яковлев, - говорит Анкудинов, - все время совершенствует свои истребители...

- Упорный мужик, - поддерживает его Федоров. - За два года столько выдал на-гора... Первые "яки" ходили на скоростях чуть больше четырехсот пятидесяти, а нынешние перешагивают за шестьсот.

Самолет закладывает глубокий крен. Смотрим в окн.а. Под нами небольшой городишко. Нет, это не Брест. Где же мы находимся?

- Малашевичи! - кричит штурман корабля. - Садимся здесь. Брест напротив, за Бугом.

Аэродром Малашевичи - своеобразная перевалочная база по снабжению фронта самолетами. Как на ярмарке, по его окраинам выстроились машины различных назначений и конструкций - истребители, штурмовики, бомбардировщики, связные и транспортные самолеты. Выбирай, что нужно, из этого отечественного авиационного изобилия! Но настроение испортил летчик, которого встретили в общежитии.

- Новенькие? - ехидно улыбнулся он. - Поздновато явились... Мы уже третью неделю загораем...

- Веселая перспектива, нечего сказать. Отсюда и к первому мая не выберешься, - вторит ему в тон Василий Мельников. Он сравнительно недавно прибыл на фронт и стремился наверстать упущенное: как можно чаще вылетать на боевые задания. Если не удавалось, то недовольно ворчал по поводу зажима патриотизма молодежи.

Настроением Васи Буслая заразились и остальные летчики. Очень уж не хотелось стоять в стороне от решающих событий войны. И мы стали нажимать на Власова, чувствуя, что и он недоволен таким оборотом дела.

- Транспортные самолеты здесь, и я предлагаю завтра возвратиться на них в Морин, - высказал общее мнение Анкудинов. - А сегодня вечером телеграфировать об этом в дивизию.

Власов так и поступил. А утром получил нагоняй по телефону от командира дивизии. Нам предписывалось ждать, а транспортные самолеты отправить на завод за запасными частями. Мы окончательно потеряли надежду принять участие в штурме Берлина. Угнетало и то, что делать было нечего. В Малашевичах, находившихся на польской территории, не оказалось ни клуба, ни библиотеки.

- А что, если поехать в Брест на экскурсию? - предложил кто-то из летчиков.

Предложение поддержали все.

Мы сходили в кино, в баню, побродили по городу. Побывали в Брестской крепости. Правда, тогда мы еще не знали о мужестве и героизме ее защитников, о которых много лет спустя взволнованно рассказал писатель Сергей Смирнов. Но мы видели следы боев в крепости, гарнизон которой одним из первых вступил в борьбу с немецко-фашистскими захватчиками.

Поступление новых самолетов задерживалось, и я попросил командира полка отпустить меня на несколько дней в Умань, к семье. Он разрешил. Когда я вернулся, Давид Джабидзе обрадовал меня новостью:

- А мы, Сандро, уже летаем на новых, - он теперь всех нас называл по-грузински: Сандро, Вано, Васо. Только Машенкина звал по-русски - Леша.

- Вот здорово! Ну, как они?

- Картинка, Сандро, - и Джабидзе поднял над головой большой палец руки. - Таких еще не было.

- И много получили самолетов?

- Пока пять. Остальные обещают на следующей неделе.

- Повезло нашему полку...

- Не сглазь, Сандро, - предостерег Джабидзе. - Говорят, генерал Савицкий поднажал насчет самолетов...

- Живем на прежнем месте?

- На прежнем. Только малость потеснили...

В общежитии я обратил внимание на группу иностранных летчиков, игравших в карты. Они громко разговаривали, резко жестикулировали.

- Кто это? - спросил я Джабидзе.

- Американцы, союзники, - ответил он. - Позавчера прилетели. Целая история с ними...

- Расскажи.

- Вон Вано идет. Он все видел и лучше расскажет.

Подошел Федоров, поздоровался. Потом начал рассказывать:

- Перед обедом над аэродромом появился четырехмоторный самолет. С американскими опознавательными знаками, с черными звездами, значит. Пригляделись: бомбардировщик "Либерейтор". Покружил немного и решил садиться. А аэродром - как тарелка с киселем. Ноги из грязи не вытащишь. Гостю, конечно, выложили белый крест вместо "Т". Пытались связаться с экипажем по радио - не получилось. А "Либерейтор" уже выпустил шасси, потом закрылки и планирует в центр аэродрома.

- Расстреляли две коробки красных ракет, - вставил Джабидзе.

- Да. Только тогда американцы, видимо, поняли, что нельзя садиться из-за грязи, - продолжает Федоров. - Думаем, сейчас уйдут на другой аэродром. Дудки! Убрали шасси, отошли километра на четыре, сбросили бомбы на "невзрыв" и опять к нам. Несмотря на предупреждения, стали садиться. Плюхнулись в самую грязь. "Либерейтор" прополз на животе метров двести и остановился. Совсем целехонький!

- Если не считать погнутых винтов и щитков-закрылков, - уточнил Джабидзе.

- А эти чудаки, - ухмыльнулся Федоров, - выбрались на крыло "Либерейтора" и давай отплясывать и фотографироваться. Чему обрадовались непонятно. Загнали в грязь такую дорогую машину...

- Как непонятно? - не утерпел Джабидзе. - Обрадовались, что войну закончили. Союзнички...

- А зачем они садились здесь?

- Кто их разберет? - Федоров махнул рукой в сторону американцев. Говорят, бомбили Берлин, да мотор забарахлил. Вот и решили подремонтировать его у нас.

- А бомбы почему не сбросили в Берлине?

- Спрашивали их - не отвечают, только руками размахивают, - говорит Федоров. - Вообще, люди какие-то непонятные. Одни шутки да смех на уме. Первое, о чем нас спросили после посадки, где достать русской водки.

...На следующий день я начал знакомиться с новым истребителем. Як-9у выгодно отличался от своих предшественников. Он развивал скорость до семисот километров в час, имел высокую скороподъемность, более мощное вооружение. Немецким истребителям было трудно соперничать с ним. Каждый из нас, осваивая новый самолет, испытывал чувство гордости за советских конструкторов, инженеров, техников и рабочих, создавших такое грозное оружие.

* * *

В начале апреля 1945 года летчики полка закончили освоение истребителей Як-9у и вернулись на них в Морин.

Оснащение истребительных полков новыми самолетами внесло известные коррективы в воздушную обстановку. Фашистские летчики стали реже вступать с нами в бой, предпочитая действовать методом внезапных наскоков. Господство нашей авиации в воздухе было бесспорным.

Такие условия благоприятствовали вводу в строй пополнения. Молодежь стала чаще вылетать на боевые задания.

Как-то мне довелось с группой молодых летчиков патрулировать над кюстринским плацдармом.

- Под нами пара "фоккеров"! - доложил Андрей Кузнецов.

Взглянув вниз, я увидел два грязно-бурых вражеских истребителя, направлявшихся в сторону Берлина. Они, очевидно, уже успели сбросить бомбы и спешили налегке уйти на свой аэродром. Что ж, неплохая возможность испытать новые истребители, подумал я и скомандовал:

- Кузнецов и Шувалов, атакуйте! Прикрываю!

"Яки" рванулись вниз. Фашисты заметались. У наших истребителей преимущество в высоте и скорости. Вот ведомый Шувалова, лейтенант Иванов, недавно прибывший из училища, прижал "фокке-вульфа" к земле и первой же очередью отрубил ему почти половину хвостового оперения. Пытаясь уйти, фашист сманеврировал, но не рассчитал и задел плоскостью за дерево. Другой "фокке-вульф" стал набирать высоту, намереваясь скрыться в облаках. Но не успел: от меткой очереди Шувалова самолет задымился и штопором пошел к земле.

* * *

Вечером было много разговоров об этом воздушном бое. Мы поздравляли молодых летчиков с победой, и особенно лейтенанта Иванова. На фронте - без году неделю, а уже открыл боевой счет. Счастливец! - решили его одногодки. А мы, "старички", радовались, что молодежь готова к боям и не прочь посоперничать с опытными летчиками.

Но наше радостное настроение омрачило невероятное событие. По аэродрому нанесли штурмовой удар американские истребители "мустанги". Несколько самолетов оказались выведенными из строя. Более того, американцы сбили наш истребитель, совершавший тренировочный полет. Летчик погиб, не успев выброситься с парашютом.

Возмущению нашему не было предела. Особенно негодовал Федоров. Увидев Пасынка, он бросился к нему:

- Товарищ комиссар, разрешите приложить парочку их "крепостей". Проучить надо сволочей...

- Нельзя, Иван, - сказал Пасынок. - Командующий запретил что-либо предпринимать. Не к лицу нам, советским летчикам, так поступать.

Этот инцидент наглядно показал нам, как относятся некоторые американцы к выполнению своего союзнического долга. Мы неоднократно спасали их бомбардировщиков от наскоков "мессершмиттов" и "фокке-вульфов", ведя тяжелые бои и рискуя своей жизнью! А каким вниманием мы окружали американских летчиков, совершавших посадки на нашем аэродроме! И в ответ такая черная неблагодарность!

* * *

В первых числах апреля 1945 года советские войска продолжали подготовку к наступлению. В светлое время жизнь на плацдарме и дорогах замирала, а с наступлением темноты глухо урчали моторы танков, тягачей, автомашин, слышался негромкий говор пехотных колонн. А затем и по ночам установилась тишина. Стало ясно: закончились последние приготовления к наступлению. Нет, мы не заходили в штабы и не заглядывали в оперативные документы, чтобы узнать, когда начнутся активные боевые действия. Фронтовой опыт и натренированное чутье позволяли нам безошибочно находить ответы на интересующие нас вопросы...

Последние старты

1

Во второй половине дня 15 апреля 1945 года весь личный состав полка построился у штабной землянки. Такого давно не бывало. Значит, произошло что-то очень важное.

- Под Знамя, смирно! - раздался зычный голос капитана Анкудинова. Равнение - налево!

Из землянки показался Иван Федоров со Знаменем полка. За ним вышли Власов, Пасынок и Лепилин. Перед строем они остановились.

- Товарищи! - торжественно и взволнованно начал командир полка. Слушайте обращение Военного совета Первого Белорусского фронта...

Наконец-то настал долгожданный час! Советские войска переходят в решительное наступление. А за ним - победа, конец войне! Не один год ждали мы этого события. К нему шли долго, настойчиво. Через неимоверные трудности, через радости и горе. И дошли! Потому что верили в нашу победу и боролись за нее, не щадя ни сил своих, ни жизни. И вот она, совсем рядом...

- За нашу Советскую Родину - вперед, на Берлин! Заключительные слова обращения были встречены раскатистым "ура". Все забыли, что стоят в строю. Бросились обниматься, целоваться...

После построения командный состав собрался в штабной землянке. Майор Власов поставил задачу. Полку предстояло завтра, с рассветом, вылететь на прикрытие наступающих наземных войск. Часть сил привлекалась для сопровождения штурмовиков.

- Мы должны быть готовы к перебазированию на один из берлинских аэродромов, - заключил командир полка.

Посадка в Берлине, в столице Германии! Высокое доверие оказано нашему полку. И его, конечно, нужно с честью оправдать!

Совещание было недолгим, и мы направились в эскадрильи, чтобы организовать подготовку к завтрашнему дню.

Вместе с командирами бурную деятельность развернула гвардия Пасынка. В подразделениях состоялись партийные и комсомольские собрания. Активистов расставили по решающим участкам подготовки к завтрашним боевым действиям. Ветераны части и агитаторы провели беседы. Были выпущены боевые листки, на стоянках самолетов появились плакаты.

- Жалко, концерта самодеятельности нельзя дать, - сокрушался комсорг Борис Тендлер. - Не успели репетицию провести...

- Не тужи, Борис, - шутили летчики. - В Берлине все запоем и запляшем. Такой концерт устроим...

За два часа до рассвета началась артиллерийская подготовка. В конце ее на оборону противника обрушились яркие лучи прожекторов. Советская пехота бросилась на штурм вражеских укреплений. Над полем боя взметнулось мощное "ура".

С рассветом начали боевые действия и летчики нашего полка. Маршрут у всех был один - на запад, через Одер. Рядом с нами волна за волной шли боевые друзья - штурмовики, бомбардировщики и истребители других частей. Кажется, все воздушное пространство над кюстринским плацдармом забито самолетами.

16 апреля полк сделал несколько вылетов. Когда летчики возвращались с заданий, их окружали техники, механики, мотористы. Вопрос задавался один и тот же:

- Как идет наступление?

Мы охотно рассказывали своим друзьям о делах на фронте. И они, довольные, принимались старательно готовить самолеты к очередному вылету.

Вскоре обстановка в полосе наступления фронта стала осложняться. Оправившись от первого удара, гитлеровцы начали оказывать упорное сопротивление. Особенно на Зееловских высотах, откуда хорошо просматривалась местность до самого Одера. Здесь развернулись кровопролитные бои. Лишь на следующий день советским войскам удалось овладеть городом Зеелов. Вторая полоса обороны противника оказалась прорванной. Но все же войска 1-го Белорусского фронта медленно продвигались вперед.

Не только в первый, но и в последующие два дня наступления фашистская авиация не проявляла высокой активности. Лишь 19 апреля над боевыми порядками советских войск начали появляться группы по тридцать и более самолетов. Но они не в силах были что-либо сделать. Господство нашей авиации в воздухе оставалось бесспорным.

Что касается реактивных самолетов, то в Берлинской операции они почти не использовались. Как стало известно впоследствии, десятки их находились в ангарах аэродромов. Но не вылетали, хотя были заправлены горючим и боеприпасами. Видимо, вражеские летчики не хотели летать на новых самолетах, обладающих большой скоростью, но не надежных в эксплуатации. По существу, это были экспериментальные, а не серийные машины. Они еще требовали доводки. К тому же, пожалуй, большинство немецких летчиков понимало, что война проиграна и что перед самым ее концом незачем рисковать своей жизнью.

Как-то меня вызвал командир полка. Когда я вошел в землянку, он вместе с Пасынком рассматривал карту, делал на ней какие-то пометки.

- Аэродром Темпельгоф знаете? - спросил меня Власов.

- Бывал над ним.

- Предполагается, что мы будем туда перелетать, - Власов указал карандашом на южную окраину Берлина. - Надо аэродром сфотографировать.

- Когда вылетать?

- Завтра утром, если будет подходящая погода.

- Кого ведомым возьмете? - спросил Пасынок.

- Шувалова, - после короткого раздумья ответил я. - Он уже бывал над Берлином.

- Добро!

Майор Пасынок всегда интересовался составом боевых пар. Он хорошо понимал, что успеха в бою добьется только сколоченная пара, в которой летчики понимают друг друга с полуслова. Замполит советовал ведомым присматриваться к ведущим на земле, изучать их характер и наклонности. И если по тем или иным причинам в паре возникал разлад, он старался его устранить, а если это не удавалось, то выступал за пересмотр состава пары.

Я немало знал политработников, но, к сожалению, многие из них считали подбор пар обязанностью командиров и не вмешивались в это дело. И напрасно. Разве может быть действенной партийно-политическая работа, если она носит общий, просветительский характер и не занимается тем конкретным, от чего зависит боеготовность и боеспособность части, подразделения и каждого летчика?

...Утром погода, как по заказу, выдалась ясной. Мы поспешили запустить моторы и взлететь. Прошли бывший плацдарм, потом Штраусберг, Вернойхен и повернули влево, к центру Берлина.

Вот и темпельгофский аэродром. Он виден как на ладони. Когда мы снизились и я включил фотоаппарат, с земли начали лихорадочно стрелять зенитки. Но поздно. Мы уже выполнили задачу.

Однако снимки аэродрома нам не понадобились. Полк получил задачу перебазироваться в район Вернойхена, расположенного севернее Берлина. Его вот-вот должны были захватить наши танкисты.

В конце дня полк облетела весть о том, что Джабидзе сбил "раму" немецкий самолет-корректировщик "Фокке-Вульф-189". Ту самую "раму", которая в последние дни надоедливо висела над боевыми порядками наших войск. До этого с ней безуспешно пытались разделаться наши летчики. "Рама" была маневренным и живучим самолетом, и сбить ее считалось завидной доблестью для каждого летчика-истребителя.

Пасынок и Кличко посвятили Джабидзе щит с надписью:

Над Одером резвилась "рама",

Шел бой на левом берегу,

Но налетел грузин упрямый

И сократил маршрут врагу.

Давид Джабидзе, прочитав эту надпись, покачал головой и смущенно сказал:

- Вай, вай, в стихи попал. Что скажут теперь в Тбилиси?

Я не знаю, что говорили в Тбилиси, но мы от души поздравляли своего товарища с замечательной победой.

21 апреля советские войска ворвались на северную и северо-восточную окраину Берлина, а на следующий день мы уже перелетели на аэродром Вернойхен.

Только успели произвести посадку, как получили распоряжение нанести удар по вражескому аэродрому в районе Ной Рупина. Этот город находился севернее Берлина, вблизи большого озера.

- Поведете полк, - говорит мне Власов.

- Разрешите посмотреть, что за аэродром, - предлагаю я. - Там из наших никто не был.

- У нас достаточно сведений об этом аэродроме, даже схема есть. Соседи постарались, - Власов улыбнулся. - Штурман должен быть всегда готов к таким полетам!

И вот летчики в воздухе. Впереди мы с Казаком. За нами - группы Джабидзе и Мельникова, заменившего убывшего в госпиталь Машенкина. Федоров со своей эскадрильей, как всегда, прикрывает нас сверху. Полковой щит - эта характеристика, данная Пасынком, прочно за ним закрепилась.

Так уж повелось на фронте: кто ведет группу, тот ею и командует. Несмотря на то что здесь же, рядом, летит командир полка. Стараюсь подавать короткие распоряжения. По собственному опыту знаю, как благотворно действует на летчиков, особенно молодых, спокойный голос ведущего: мол, не волнуйтесь, все в порядке, все идет по намеченному плану. А сам, конечно, волнуюсь. Вести, полк - не шутка, да еще на незнакомый аэродром.

Наконец показывается Ной Рупин. Аэродром большой, и самолетов на нем много: истребители, бомбардировщики, транспортные...

- Цель прямо перед нами. Заход и атака с разворотом вправо, - передаю по радио команду.

Подойдя к аэродрому, ввожу "як" в пикирование. За мной устремляется ударная группа. На стоянки вражеских самолетов обрушивается шквал пушечных очередей. За первым заходом следует второй, третий... Полк возвращается домой, оставив в Ной Рупине несколько уничтоженных вражеских самолетов.

Прилетев со штурмовки аэродрома, мы узнали о полном окружении советскими войсками Берлина. Столица фашистской Германии в "котле"! И это сделала наша Красная Армия, прошедшая с боями большой и трудный путь. Создав берлинский "котел", она двинулась дальше на запад, к Эльбе, где встретилась с союзными войсками.

* * *

Штаб дивизии нам снова запланировал перебазирование. На этот раз - в районе Ораниенбурга. Но какая там обстановка? И пригоден ли аэродром для посадки? Решено использовать для разведки По-2. Он может сесть на "пятачке".

Вылетаем с Анкудиновым. Берем курс на северо-запад. Чем ближе к Ораниенбургу, тем меньше наших войск. А вскоре и вообще никого не стало видно. Неужели все ушли на запад? Обстановка неясная, хоть возвращайся...

- Что будем делать? - спрашиваю Анкудинова.

- Надо взглянуть на аэродром, - отвечает он. Показался Ораниенбург. Аэродром рядом с ним. Он весь изрыт воронками.

- Американцы, наверное, постарались, - зло бросает Анкудинов. - Любят бомбить места, в которые мы должны прийти.

Делаем круг над аэродромом. На нем ни души. Но на окраине видим группу наших солдат, окруживших костер. Свои, можно садиться.

Подруливаем к большому ангару, вылезаем из самолета. Осматриваем аэродром: он, конечно, непригоден для полетов и нуждается в капитальном ремонте. Придется подыскать другой.

- Давай заглянем в ангар, - предлагает Анкудинов.

Открываем массивную дверь, входим и останавливаемся в удивлении. Ангар забит какими-то диковинными самолетами. Большими и крохотными. С крыльями и крылышками. С винтами и без них.

Впереди самолет с двумя винтами: спереди и сзади. Вдоль обоих крыльев антенные устройства.

- Ночной перехватчик, что ли? - неуверенно говорю я.

- Вроде он, - почесывает затылок Анкудинов. - Только где у него нос и где хвост?

Идем дальше. Что за чудо? Какой-то бочонок с маленькими крыльями. Мотора не видно.

- Похоже на торпеду, - замечает Анкудинов. - Только зачем ей кабина и столько приборов?

- Вот он, движок! - кричу я. - Под самым хвостом, реактивный. И пушка миллиметров тридцати.

- Смотри, да он без колес. На какой-то тележке. Как же взлетает и садится?

Мы осмотрели около десятка самолетов, находившихся в ангаре. Все они, конечно, были экспериментальными. Если бы гитлеровцам удалось наладить серийное производство, то они не замедлили бы пустить новинки в ход.

2

Окружив Берлин, советские войска начали настойчиво сжимать огненное кольцо. Фашисты оказывали упорное сопротивление, цепляясь за каждую улицу, за каждый дом. Бои, приняли ожесточенный характер.

На помощь нашим наземным войскам пришла авиация. Она нанесла по окруженной группировке противника мощные удары - 25-го и в ночь на 26 апреля. И когда утром следующего дня мы появились над Берлином, то увидели его в дыму и огне. Особенно большой столб дыма поднимался над имперской канцелярией. Он как бы олицетворял крах фашистской тирании и возвещал о близости нашей победы.

Вражеских истребителей над Берлином не было, зато зенитки стреляли не переставая. Но мы патрулировали на приличной высоте и скорости, и огонь с земли не причинял нам вреда.

Когда группа вернулась с задания, нас встретил Пасынок. Он завидовал летавшим над Берлином и сокрушался, что ему не разрешают взглянуть на него сверху. "Баловни истории", - как-то бросил он летчикам, только что побывавшим над логовом фашизма.

- Ну, как там? - нетерпеливо спросил Пасынок.

- Дымит и огрызается...

- Скоро закончит... А знаете, хлопцы, генерал Савицкий сегодня реактивного поджег.

- Здорово! А как это было?

- Только девятка наших бомбардировщиков отбомбилась, как сзади нее появился реактивный "мессершмитт", - начал Пасынок. - Скорость у него была большая, и он уже нагонял задний бомбардировщик. Но вдруг откуда-то сверху на "мессера" свалилась пара "яков" - генерал с ведомым. Летчики сразу же открыли огонь из пушек. "Мессер" накренился и пошел со снижением. А затем из его двигателя вырвались языки пламени и повалил дым. Наверняка самолет в конце концов упал.

- Повезло генералу, - не без зависти проговорил Федоров. - Открыл счет реактивным.

- Кому бы завидовать, только не тебе, Вано, - проговорил Джабидзе, намекая на то, что на счету Федорова больше сорока сбитых фашистских самолетов.

Через два дня наш полк перелетел на берлинский аэродром Дальгов. Аэродром первоклассный, с капитальными сооружениями, надежной взлетно-посадочной полосой и даже дренажной системой. В ангарах находилось много немецких самолетов различных типов, в том числе и реактивных.

Как-то мы с Федоровым зашли в один из ангаров. В кабине реактивного истребителя сидел генерал Савицкий. На одном крыле стояли подполковник Новиков и пожилой немец в штатской одежде, на другом - главный инженер корпуса и переводчик. Между ними шел оживленный разговор. Мы подошли поближе, прислушались.

- Изучает реактивный, - шепчет мне Федоров. - Наверное, летать на нем собрался.

Да, Евгений Яковлевич Савицкий оставался верным своей привычке: как только увидит новый самолет, сразу принимается изучать его, а затем первым вылетает на нем. За это его очень уважали летчики. Он показывал пример подчиненным в освоении новой техники. А в авиации, пожалуй, больше, чем где-либо, оценивают командира по уровню его летной выучки.

В последние дни апреля в Берлине продолжались упорные бои. Наземные части настойчиво продвигались к центру города. Активность нашей авиации над Берлином, особенно бомбардировочной и штурмовой, резко упала: летчикам трудно было установить, где свои и чужие. Истребители же продолжали быть хозяевами берлинского неба, в котором лишь изредка появлялись фашистские самолеты.

30 апреля командир полка приказал мне дежурить на пункте наведения. Вместе с радистом мы забрались на плоскую крышу ангара. Отсюда все хорошо просматривалось на два-три километра. Настроили радиостанцию, связались с командными пунктами дивизии и соседних полков. Теперь можно выпускать летчиков.

Только я собрался дать команду на вылет, со стороны Фалькензее, где расположен штаб корпуса, показался связной немецкий самолет - такой же, на котором когда-то летал Пасынок. "Кузнечик" шел над самыми крышами.

- Генерал Савицкий, не иначе, - предположил радист.

Самолет подошел к аэродрому, прижался к земле и направился к ангару, на крыше которого мы обосновались. Затем стал виражить вокруг нас. Когда он оказался совсем близко, я заметил, что летчик в немецкой форме. Ну и нахальство! Но что же делать? Поднимать истребителей поздно, позвонить зенитчикам тоже не успею. Инстинктивно хватаю сигнальную ракетницу, прицеливаюсь и нажимаю на спуск. Ракету сносит в сторону. Тогда выхватываю пистолет и расстреливаю почти всю обойму. А фашист, как мне показалось, оскалил зубы в улыбке и не спеша направился на запад.

Позвонил на КП дивизии и доложил о случившемся начальнику штаба. Тот засмеялся:

- Надо было хватать его за хвост.

Вскоре на аэродром приехал начальник политотдела дивизии полковник Захаров. Мы засыпали его вопросами о положении в Берлине.

- Бои сейчас идут в центре города, - голос у Захарова спокойный, уверенный. - Говорят, что Гитлер, Геббельс и их ближайшие помощники все еще в Берлине. Они отдали приказ своим войскам сражаться до последнего солдата.

- Все равно не поможет, - сказал кто-то из летчиков.

- Да, товарищи, не поможет, - продолжал Захаров. - Через пару дней весь Берлин будет в наших руках. Но благодушия у нас не должно быть. Фашистское руководство призвало немцев к партизанской борьбе, диверсиям и саботажу. Так что держите порох сухим. И ни одного вражеского самолета не выпускайте из города.

Когда полковник Захаров уехал, мы стали оживленно обсуждать новости, сообщенные им. Шутка ли! Воевали почти четыре года, и вдруг через два-три дня победа. Как-то не верилось, что скоро не будет бомбежек, артналетов, воздушных боев...

Последний военный Первомай был отмечен в полку праздничным ужином и концертом художественной самодеятельности. Поздним вечером мы разошлись по домам.

А на рассвете я неожиданно проснулся от какого-то тревожного предчувствия. Оно заставило меня встать и выйти из дома. И я увидел что-то невообразимое. По улице бежали, ехали на велосипедах и скакали на лошадях люди.

- Стой! - крикнул я высокому солдату. - Куда несешься? Что случилось?

- Фашисты! - испуганно ответил он и ускорил бег. Я бросился в дом, разбудил Анкудинова и Федорова.

Через минуту мы уже мчались к аэродрому. На ходу перебрасывались короткими репликами. В чем дело? Какие фашисты и откуда они? Ведь Берлин почти весь наш. Не сегодня-завтра конец войне.

На аэродроме тоже суматоха. Узнаем, что откуда-то в наш район прорвались фашисты. Сколько их, куда они движутся, никто толком не мог сказать.

- После вылета штурмовать колонну фашистов, - распоряжается начальник штаба дивизии подполковник Ловков. - Посадка в Вернойхене.

Я получаю приказание возглавить группу молодых летчиков и вести ее прямо на аэродром посадки.

Пара за парой взлетают истребители. Вслед за молодыми летчиками выруливаю на старт и я. А сам не перестаю думать: что же все-таки случилось?

А случилось, как выяснилось впоследствии, следующее. После отклонения фашистским руководством советского предложения о безоговорочной капитуляции наши части возобновили удары по окруженному и разобщенному берлинскому гарнизону. Отступающие группы вражеских войск в течение первого мая постепенно скапливались в западной части Берлина. На рассвете они прорвали возле Шпандау кольцо окружения и устремились по дороге на Дальгов, Эльшталь, Кетцен.

Попав под огонь зенитчиков, охранявших аэродром, и взлетевших истребителей, фашисты приостановили движение. Их командование выслало парламентеров, которых встретил начальник штаба дивизии подполковник Ловков.

- У вас пятьсот солдат, - заявил через переводчика фашистский офицер, а у нас около трех тысяч. Пропустите нас на запад, и мы вас не тронем.

Да, любопытное предложение, подумал Ловков. Но что же предпринять? Вступать в бой с врагом, имеющим такое превосходство, опасно. Значит, нужно искать другой выход. А что, если попытаться выиграть время? Ведь наше командование наверняка знает о случившемся и поспешит оказать помощь. Если бы у нас было пятьсот человек, как заявили фашисты, то и разговор с ними был бы иным. А то ведь и сотни не наберется, да и вооружение не ахти какое. Но показывать этого фашистам нельзя.

- Предложение для нас неожиданное, - спокойно сказал Ловков парламентеру, - и полномочий на пропуск у нас нет. А почему бы вам не сдаться в плен здесь? Войне все равно скоро конец. Вы получите соответствующие гарантии...

- Я выполняю приказ своего командования, - заявил офицер. - Оно решило выйти на Эльбу и сдаться в плен американской армии.

- До Эльбы вам не дойти, повсюду наши войска, - продолжал настаивать Ловков, но видя, что на парламентера не действуют его доводы, предложил: Тогда сделаем перерыв в переговорах на два часа, чтобы мы получили полномочия на пропуск вашей колонны. А лучший вариант для вас - сложить оружие. Передайте это вашему командованию.

- Хорошо. Только перерыв на два часа нас не устраивает. Предлагаю сорок минут.

- Что ж, идем вам навстречу, - согласился Ловков. Как только парламентеры удалились, он приказал начальнику штаба Лепилину и комсоргу Тендлеру: - Пройдите по цепи наших людей и предупредите их, чтобы были готовы ко всяким неожиданностям. Пока фашисты ведут себя смирно, огня не открывать. Людей с фаустпатронами расставьте поближе к бронетранспортерам.

Едва Ловков отдал это распоряжение, как над аэродромом появился "як". Переваливаясь с крыла на крыло, он с трудом развернулся и пошел на посадку. Где-то в середине полосы истребитель неуклюже коснулся земли, подскочил и перевернулся. "Кто бы это мог быть?" - подумал Ловков и стал ожидать, когда летчик выберется из кабины. Прошла минута, другая, но никто не появлялся.

Мы подбежали к самолету, подняли его и открыли фонарь. В кабине, привалившись головой к борту, сидел окровавленный человек. Он был мертв.

Это был летчик соседнего полка Герой Советского Союза капитан Дугин. При штурмовке вражеской колонны, прорвавшейся к нашему аэродрому, его тяжело ранило в Грудь осколком зенитного снаряда. Истекая кровью и теряя сознание, он все-таки успел дотянуть до своих и произвести посадку.

Через несколько минут со стороны дороги показалась группа солдат и офицеров с белым флагом.

- Немцы идут в плен, - донесся до Ловкова чей-то голос.

Начальник штаба обернулся и, увидев группу, сказал стоявшему рядом офицеру:

- Подберите двух-трех боевых ребят и займитесь пленными. Их можно разместить в ангаре.

За первой группой пленных потянулись вторая, третья... Они складывали оружие и заходили в ангар. Старшим назначили пожилого подполковника, отрекомендовавшегося врачом. Он разговаривал по-русски.

Вдруг на дороге прозвучала автоматная очередь, а вслед за ней несколько пистолетных выстрелов. Из кустов выбежали четыре немецких солдата и направились к ангару с пленными. Они поспешно бросили оружие и начали о чем-то возбужденно говорить старшему.

- О чем они? Что случилось? - спросил Ловков подполковника.

- Офицер эс-эс запретил сдаваться, - ответил тот. - Убил несколько солдат.

В этот момент на шоссе заурчали моторы. Ловкова вызвали к телефону. Из штаба дивизии сообщили, что к аэродрому уже направлены танки и мотопехота. Они будут через пятнадцать - двадцать минут. Надо любыми средствами задержать фашистов.

- Передайте Лепилину и Тендлеру, что нужно продержаться двадцать минут, - приказал Ловков посыльному. - Фашистов на запад не пускать!

Получив распоряжение, Лепилин и Тендлер поспешили в ангар, где находились механики и мотористы о фаустпатронами. Лепилин взглянул на часы: до конца "перемирия" оставалось десять минут. А колонна фашистов уже начала движение. Возглавляли ее бронетранспортеры, за ними тянулись автомашины с пехотой. Когда колонна поравнялась с ангаром, Лепилин скомандовал:

- По двум головным бронетранспортерам - огонь! Ангар вздрогнул от сильных хлопков, наполнился дымом. Но бронетранспортеры продолжали движение, зловеще урча.

Раздалось еще несколько хлопков. Передний бронетранспортер остановился и задымил. Но со второго по ангару хлестнула длинная очередь из крупнокалиберного пулемета.

- Огрызаются, сволочи! - сказал кто-то со злостью. - Пушчонку бы сюда...

К Лепилину подбежала девушка-связистка и торопливо проговорила:

- Подполковник Ловков ранен. Вы остаетесь за него. Приказано держаться. Помощь подходит.

- Огонь по пехоте! - крикнул Лепилин, и сразу же застрекотали автоматы.

А вражеские пехотинцы, выскочив из машин, залегли по ту сторону шоссе и лениво начали постреливать в нашу сторону. Вдоль цепи бегал офицер с черной повязкой на рукаве. Он размахивал пистолетом и что-то выкрикивал. Видимо, эсэсовец пытался поднять солдат в атаку.

Вдруг залегшие фашисты вскочили и начали рассыпаться по кустам. Со стороны Олимпишесдорфа показались наши танки, шедшие на большой скорости. Они развернулись в цепь и обрушились на вражескую колонну. Через несколько минут с нею было покончено.

На следующий день летчики возвратились на аэродром. Всюду они видели следы вчерашнего боя. Между ангарами чернела большая груда трофейного оружия. Шоссе было забито покореженными бронетранспортерами и автомашинами.

- Ну, как повоевали? - спросил я механика Григорьева. Выглядел он воинственно: за спиной немецкий автомат, у пояса несколько гранат.

- Пришлось, товарищ командир, - ответил сержант. - На каждого из нас по сотне фрицев приходилось. Только не очень уж они нажимали.

...Вечером 3 мая 1945 года руководящий состав полка собрался в штабе. Майор Власов сообщил, что закончилась капитуляция берлинского гарнизона. Так что войну можно считать законченной. Правда, небольшие разрозненные группы еще пытаются сопротивляться, но их добьют, непременно добьют.

Победа! Долгожданная победа! Наконец-то мы завоевали тебя!

Когда наше возбуждение немного улеглось, Власов сказал:

- Командир корпуса приказал нам приступать к учебе. Прошу командиров эскадрилий через три дня представить свои предложения к плану. И, помолчав, добавил: - Но боевую готовность сохранять на высоте. Ведь фашистская Германия в целом еще не капитулировала.

Мы вышли из штаба. Майское солнце щедро разбрасывало свои лучи по аэродрому. Мирно шелестела листва деревьев. Пахнущая гарью земля покрывалась зеленым ковром. Первая послевоенная весна вступала в свои права.

* * *

Отгремели последние залпы Великой Отечественной войны. Армейская судьба разбросала людей по разным жизненным дорогам. Одни продолжают служить в Вооруженных Силах, другие стали трудиться в народном хозяйстве, третьи ушли на заслуженный отдых.

Но минувшие двадцать с лишним лет не поколебали у однополчан дружбы, закаленной в грозовое военное время. Хотя у каждого теперь свой путь и нас разделяют многие километры, мы поддерживаем тесную связь друг с другом. И радостно сознавать, что сейчас, как когда-то на фронте, однополчане честно выполняют свой долг перед Родиной.

Мы гордимся тем, что наш бывший командир корпуса дважды Герой Советского Союза Е. Я. Савицкий стал Маршалом авиации, видным военачальником. Занимая высокий пост, он продолжает сегодня обучать и воспитывать новое поколение авиаторов - зорких часовых наших воздушных рубежей.

Последний командир нашего полка М. В. Власов - сейчас генерал, служит в кадрах Вооруженных Сил. Командир эскадрильи И. В. Федоров тоже стал генералом. Он окончил военную академию и летает на реактивных самолетах.

Бывший комиссар, а затем замполит полка Т. Е. Пасынок после демобилизации посвятил себя преподавательской деятельности. Он живет и трудится в городе Липецке, ведет большую общественную работу.

Нелегкая жизнь сложилась после войны у А. М. Машенкина. Так же, как и мы с Федоровым, он изъявил желание учиться в военной академии. Но ему отказали - из-за того, что был в плену. По той же причине его даже уволили в запас. Два месяца Машенкин обивал пороги аэроклубов и аэропортов, чтобы устроиться на работу, но безуспешно. Слово "плен", словно баррикада, стояло на дороге. Только энергичное вмешательство Е. Я. Савицкого помогло ему вернуться в военную авиацию. Сейчас Машенкин полковник, служит в Ленинграде.

Бывший командир эскадрильи нашего полка Д. В. Джабидзе, которому после войны присвоили звание Героя Советского Союза, уволился в запас и вернулся в родной Тбилиси. Он окончил университет, защитил кандидатскую диссертацию и сейчас работает преподавателем в том же университете.

В 1953 году расстался с военной авиацией и бывший заместитель командира нашего полка Е. Е. Анкудинов, Герой Советского Союза. Сейчас он живет и трудится в Ленинграде.

Боевую вахту на трудовую сменил также комсорг полка Б. В. Тендлер. Ныне он - заместитель директора одной из ленинградских фабрик. А парторг полка М. В. Лисицын остался в воинском строю. В 1944 году он уехал от нас учиться в академию, закончил ее и сейчас находится на партийно-политической работе.

Хочется сказать несколько слов о послевоенной жизни летчиков эскадрильи, которой мне довелось когда-то командовать.

Андрей Кузнецов и Андрей Казак сейчас подполковники, летают на реактивных самолетах, обучают и воспитывают молодежь. Продолжает службу в военной авиации и Павел Сереженко.

Во время боев на Кубани, как я писал, не вернулся с задания мой ведомый Василий Луговой. Все считали, что он погиб. Но совсем недавно я узнал, что Луговой остался жив. В том воздушном бою ему пришлось сражаться с несколькими вражескими истребителями, и его самолет подбили. Луговой попал в плен и вернулся на Родину лишь в 1945 году. Сейчас он работает в Ярославле на железнодорожном транспорте.

Не могу без боли в сердце вспоминать о безвременной смерти Дмитрия Шувалова. Работая летчиком гражданской авиации, он умер за штурвалом самолета от инфаркта.

Да, разные судьбы у людей. Но одно их роднит и объединяет, как двадцать с лишним лет назад, - стремление отдать все свои силы и знания великому делу служения Родине.


home | my bookshelf | | Ведомые 'Дракона' |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу