Book: Преследование миллионера



Джун Томсон

Преследование миллионера

* * *

Заглядывая в свои записки, я вижу, что случилось зто в четверг, 21 апреля 1895 года, всего за несколько дней до того, как к нам пожаловала мисс Вайолетт Смит, поведавшая об удивительном происшествии, приключившемся с ней в Сюррее [1]. Именно в тот день нам на Бейкер-стрит [2] доставили телеграмму.

Ничего необычного в этом не было: моему старому другу Шерлоку Холмсу и прежде случалось получать подобные послания с просьбой о помощи в той или иной чрезвычайной ситуации, но лишь в очень немногих из них просьба о помощи была выражена в столь безапелляционной манере.

Прочитав телеграмму и насмешливо подняв брови, Холмс передал ее мне и спросил:

— Ну, Ватсон, что вы об этом думаете?

Достаточно обширное послание гласило:

Получил несколько анонимных писем угрозами моей жизни тчк местная полиция не может меня защитить тчк передаю дело ваши руки тчк мой экипаж будет ожидать вас станции мэйдстоун к поезду который отправится вокзала чаринг кросс 2 23 тчк размеры гонорара назовите сами тчк джон винсент хардерн

— Ясно, что деньги для этого человека ничего не значат и он привык поступать по-своему, — заметил я.

— Вы хотите сказать, — поправил меня Холмс, — богатый американец? Миллионер, возможно сколотивший свое состояние на табаке?

Я всегда восхищался замечательными способностями моего друга, но, должен признаться, был озадачен его комментариями, так как сам я не нашел в телеграмме ничего такого, что позволяло бы сделать столь точные выводы.

— Как вам удалось прийти к столь удивительным выводам, Холмс? — растерянно спросил я.

— Никакой тайны здесь нет, — рассмеялся Холмс и пояснил: — Дело в том, что Джону Винсенту Хардерну три недели назад была посвящена короткая заметка в газете «Таймс». Тогда он только что прибыл в Англию, и его состояние и факты из биографии не прошли мимо внимания репортеров. Это первый визит Хардерна в Англию. Он намеревается пробыть у нас около года, главным образом для того, чтобы ввести в высший свет свою дочь Эдит, и для этой цели снял загородное поместье и дом в Белгравии. Ввести юную девушку в великосветское общество вызвалась Довагер, леди Роксэм. А так как у ее светлости есть сын подходящего возраста, то, думаю, не ошибусь, если скажу, что в скором времени мы можем ожидать появления в «Таймс» объявления о помолвке мисс Хардерн и лорда Роксэма. Так заключаются браки, Ватсон, — не Господом на небесах, а хозяйками светских салонов на Парк-лейн и Гросвенор-сквер.

С учетом всего изложенного я полагаю, что приму предложение Хардерна, поскольку его высокомерный тон меня мало трогает.

— В телеграмме говорится, что вы сами можете назначить размеры вашего вознаграждения, — напомнил я.

— Деньги в такого рода делах не имеют никакого значения! — Холмс небрежно махнул рукой. — Мне неоднократно приходилось отказывать весьма состоятельным клиентам, если их дело не представляло особого интереса. Но угрозы жизни Хардерна! Тут все не так просто. Мы можем, успеть на поезд два двадцать три, о котором сообщает Хардерн, и я убежден, что в ходе раших расследований нам удастся разгадать один из загадочных аспектов этого дела, который представляется мне особенно любопытным.

— Вы имеете в виду установление личности негодяя, который угрожает жизни Хардерна?

— И это тоже, мой дорогой друг. Но признаться, еще больше меня интересует последовательность событий.

— Не улавливаю вашей мысли, Холмс.

— В таком случае рассмотрим те факты, которые нам известны. По сообщению «Таймс», Хардерн прибыл в Англию — в первый раз за свою жизнь — всего лишь три недели назад и тем не менее уже получил несколько угрожающих писем. Вряд ли за столь короткое время он успел заиметь в Англии смертельного врага, если только я не недооцениваю способность Хардерна вызывать к себе яростную ненависть.

— Вы считаете, что автор угрожающих посланий не англичанин?

— Я не сказал ничего подобного. Я только заметил, что один из аспектов этого дела представляется мне сомнительным.

— Но если он не англичанин, — настаивал я, — то разве нельзя сделать из этого вывод о том, что автором писем должен быть американец, некто, имеющий зуб против Хардерна и поехавший за ним в Лондон?

— Возможно, но ответ и на этот вопрос зависит от последовательности событий. Почему автор писем должен был ждать, пока Хардерн не отправится в Англию? Почему не привел свои угрозы в исполнение дома, в Америке? Ведь так было бы логичнее, не так ли?

— Возможно, какие-то обстоятельства мешали ему осуществить свой замысел.

— Такая возможность не исключается. Но пока мы — располагаем всеми необходимыми фактами, любое суждение этого дела не более чем чисто умозрительные умозаключения. Я уже говорил вам, как опасно при строении теории опираться на недостаточно полные данные. [3]

Больше Шерлок Холмс не произнес о деле ни слова и хранил упорное молчание даже в поезде, доставившем нас в Мэйдстоун, где на станции уже ожидал присланный Хардерном двухместный экипаж. Проехав мили три среди цветущих садов Кента, мы добрались до резиденции нашего клиента — Маршэм-холла, здания в стиле королевы Анны, окруженного обширными лужайками.

Дворецкий, исполненный достоинства слуга средних лет, с лицом длинным и бледным, как стеариновая свечка, провел Холмса и меня в большую гостиную, где нас ожидал мистер Хардерн.

Это был высокий человек плотного телосложения, лет пятидесяти, с властными манерами, не терпящий никаких возражений и, казалось, настолько переполненный энергией, что она, того и гляди, вырвется из него наружу, как пар из закипевшего чайника. Широкое лицо с грубыми чертами и копна рыжеватых волос говорили о холерическом темпераменте.

Едва мы представились, Хардерн тут же приступил к делу.

— Как вы понимаете, джентльмены, — заявил он, — я человек дела и не привык тратить слова даром. Мне дорого и ваше время, и мое. Я изложу вам все факты как можно более коротко. Первое письмо с угрозами я получил через несколько дней после того, как поселился в этом доме.

— Так быстро? — пробормотал Холмс, искоса посмотрев на меня. — Считаю, что эта деталь заслуживает всяческого внимания.

— Я тоже так считаю, сэр! Я тоже! Почему стоило мне ступить на берег Англии, как какой-то негодяй нагло заявляет мне, чтобы я немедленно отсюда убирался, иначе, видите ли, очень пожалею?

— Вы не знаете, кто бы это мог быть?

— Не имею ни малейшего представления, сэр! Если бы знал, кто это, мне не понадобилась бы ваша помощь. Я сам разыскал бы негодяя и устроил ему хорошую взбучку.

— Соверши вы подобный поступок, ваши действия вряд ли можно было бы назвать разумными, — холодно заметил Холмс. — Могу ли я взглянуть на письма? Надеюсь, вы их сохранили?

— Все, кроме первого. Я не придал ему значения и сжег тотчас же после получения.

— В вашей телеграмме говорилось о нескольких письмах. Сколько всего их было?

— Четыре. Следующие три письма я сохранил. Вот они.

Хардерн быстрыми шагами пересек гостиную, рывком выдвинул ящик из бюро и, достав оттуда письма, вручил их Холмсу.

— Я вижу, все они отправлены из Мэйдстоуна, — заметил мой друг, осмотрев конверты, — и адреса на всех конвертах написаны печатными буквами одной и той же рукой. А как насчет содержания?

Вынув письма из конвертов, он молча перечитал их и лишь затем передал мне, заметив:

— Обратите внимание на качество бумаги, Ватсон, и на правописание. Вряд ли мне нужно говорить, чтобы вы обратили внимание на отпечаток пальца в нижнем углу каждой страницы.

Действительно, не обратить внимание на особенности, о которых упомянул Холмс, было просто невозможно. В конце каждого письма, там, где обычно должна была бы находиться подпись, красовался отпечаток пальца, вымазанного черными чернилами.

Они выделялись на фоне белой дешевой бумаги того сорта, который можно купить в любой лавочке. Однако в правописании я ничего особенного не заметил, разве что не было ошибок. Текст самих писем был, как и на конвертах, словно напечатан четкими буквами, выведенными теми же черными чернилами, которыми сделаны отпечатки пальцев.

Письмо с отпечатком безымянного пальца гласило:

«Тебя предупреждали, Хардерн. Убирайся из Англии, покуда цел».

Следующее письмо с отпечатком среднего пальца развивало ту же тему несколько подробнее:

«Покуда ты в Англии, твоя жизнь в опасности. Это — не пустое предупреждение».

Наиболее угрожающим было последнее письмо с отпечатком указательного пальца:

«Ты дурак, Хардерн, но из твоего упрямства ничего хорошего не выйдет. Я не намерен ждать дольше. Укладывай вещи и отчаливай, иначе, клянусь, можешь считать себя покойником».

Хардерн, с видимым нетерпением ожидавший, пока мы закончим читать письма, не мог больше сдерживаться.

— Ну, мистер Холмс, к каким выводам вы пришли? Кто этот мерзавец? И почему он меня преследует таким способом?

— Уважаемый сэр, я не ясновидец, — спокойно ответствовал Холмс, и в его глубоко посаженных глазах мелькнула насмешливая искорка. — Я не могу назвать вашего неизвестного корреспондента по имени. Для этого потребуется более подробное расследование. Однако уже сейчас готов сообщить вам кое-какие детали, которые я установил. Отправитель писем, несомненно, мужчина лет тридцати, правша и клерк, если не по профессии, то по своей подготовке. Кроме того, он британский подданный.

— А не американец, Холмс? — вмешался я, несколько задетый тем, что моя теория относительно национальности отправителя писем отвергнута.

— Нет, Ватсон, решительно нет. Именно поэтому я и попросил вас обратить внимание на правописание. Все слова написаны на английский манер. Как вы знаете, американцы иногда пропускают «лишние» гласные.

— Что же касается всего остального, — продолжал Холмс, повернувшись к Хардерну, — то я изучил множество разных почерков и смею заверить вес, что мои заключения правильны. По выражению вашего лица, сэр, я вижу, что мое описание вам никого не напоминает.

— Нет, мистер Холмс! — возбужденно ответил наш клиент. — С того самого момента, как я прибыл в Англию, мне не доводилось встречать никого из тех, кто подходил бы к данному описанию. Единственные люди, с кем я успел познакомиться в Англии, это Довагер, леди Роксэм и ее сын, но у них нет ни малейшей причины угрожать мне. Скажу больше того. Именно по приглашению лорда Роксэм мы с дочерью решили отправиться в Англию.

— При каких обстоятельствах вы получили приглашение? — поинтересовался Холмс.

— Впервые я встретил Джеральда, то есть лорда Роксэма, года полтора назад, когда он навещал в Соединенных Штатах своих родственников. Его тетушка замужем за одним из моих старинных друзей, Брайтли, из виргинского аристократического рода, который может проследить свое происхождение до времен Тюдоров. Мы получили приглашение на прием, устроенный Брайтли в честь их родственника из Англии. На этом приеме Эдит и я были представлены Джеральду Роксэму.

Нужно ли говорить, мистер Холмс, что молодые люди сразу же воспылали любовью друг к другу. Мне стали намекать на возможность брака, но я возражал, считая, что они недостаточно долго знают друг друга. Тогда Джеральд Роксэм и предложил мне привезти дочь в Англию, где бы он мог познакомить ее со своей матерью и ввести в светское общество Лондона. Если по истечении более продолжительного срока молодые люди не охладеют друг к другу, то в конце сезона будет объявлена официальная помолвка.

Довагер, леди Роксэм, одобрила такое решение и вызвалась подыскать подходящие апартаменты в Лондоне и загородную резиденцию, где Эдит и я могли бы остановиться. Нам очень повезло, что это поместье неожиданно появилось на рынке. Оно принадлежало престарелому джентльмену сэру Седрику Форстер-Драйку, которого родственники решили поместить в приют. Он полностью оглох и прикован к постели. Семья сэра Седрика была очень рада найти нанимателя, готового снять поместье на целый год, и оставить прежнюю прислугу.

С моей точки зрения, это было особенно удачно по двум причинам. Во-первых, поместье леди Роксэм — Уайтхэвен-Мэнор — находится всего в трех милях отсюда, а это означало, что молодые люди могли часто встречаться, и Эдит предоставлялась возможность познакомиться с семьей и друзьями Джеральда. Во-вторых, договор об аренде дома в Суссексе, который леди Роксэм сняла для нас раньше, пришлось неожиданно расторгнуть из-за пожара, случившегося в том крыле, где располагались комнаты прислуги.

Все это произошло, когда Эдит и я уже находились на борту судна, доставившего нас в Англию. По прибытии в Лондон мы были встречены на вокзале Джеральдом Роксэмом, от которого и узнали о пожаре Суссексе и о неожиданно представившейся возможности снять Маршэм-Холл.

Холмс прервал нашего клиента, воскликнув:

— Мистер Хардерн, ваш рассказ, по существу, приводит лишь к одному возможному заключению!

— К какому же, мистер Холмс?

— Кто-то из ваших врагов в Штатах нанял сообщника здесь, чтобы тот посылал вам письма с угрозами от его имени. А поскольку вы сами узнали, что ваша загородная резиденция будет не в Суссексе, а в Кенте только по прибытии в Лондон, он вряд ли мог заранее подготовиться к тому, чтобы преследовать вас здесь. Но я прервал вас, мистер Хардерн. Прошу простить меня и продолжить рассказ.

— Мне осталось сообщить совсем немного, сэр. По совету Джеральда Роксэма мы остановились на несколько дней в лондонском отеле, пока в Маршэм-Холле все не было готово к нашему приезду. Джеральд проводил нас до самого Маршэм-Холла и проследил за тем, чтобы мы устроились с комфортом. Первое письмо с угрозами пришло через четыре дня.

— С меткой! Я имею в виду — с чернильным отпечатком мизинца.

— Именно так, мистер Холмс!

— Вы уведомили полицию?

— Только по получении второго письма. Инспектор Уиффен из полиции графства Кент прибыл, осмотрел второе письмо и последующие, но не смог предложить никаких объяснений. По-видимому, он считал все происшествие чьей-то хитроумной шуткой или розыгрышей.

— Дело гораздо серьезнее, — заметил Холмс— Я убежден, что аноним ничуть не шутит. Я также не сомневаюсь, что вскоре вы получите еще одно письмо, на этот раз — с отпечатком большого пальца, и соберете таким образом отпечатки всей пятерни. Черная Рука, мистер Хардерн. Говорит ли это вам о чем-нибудь?

— Я теряюсь в догадках, мистер Холмс. Черная Рука! Что вы посоветуете? Как мне себя вести?

— Отнестись с полной серьезностью к предупреждениям и покинуть Англию как можно скорее — до получения последнего письма. После того как придет пятое письмо, вашу безопасность нельзя будет гарантировать.

— Вы рекомендуете мне вернуться в Штаты? Нет, сэр! — негодующе воскликнул Хардерн. — Я не допущу, чтобы меня принудили к бегству.

— Тогда, по крайней мере, вернитесь в ваш дом в Лондоне.

Хардерн, доселе сдерживавший гнев, дал волю своему негодованию. Его синие глаза метали молнии. Он с силой ударил кулаком по подлокотнику кресла.

— Ни за что на свете, мистер Холмс! Это было бы постыдной капитуляцией. Никому и никогда еще не удавалось помыкать Джоном Винсентом Хардерном!

— Но речь идет не только о вашей безопасности, — мягко напомнил Холмс, — но и о безопасности вашей дочери.

— Я хорошо об этом помню, сэр. В настоящий момент она совершает верховую прогулку в обществе Джеральда Роксэма и его сестры. Как только они вернутся, я спрошу, позволено ли будет Эдит переселиться в Уайтхэвен-Мэнор. Не сомневаюсь, что леди Роксэм даст свое согласие. И она, и ее сын знают о полученных мной угрозах. Именно Джеральд Роксэм порекомендовал обратиться к вам, мистер Холмс. Что же касается меня, то я намерен остаться здесь.

— В таком случае я настоятельно рекомендую вам не выходить с наступлением темноты из дома и проследить за тем, чтобы окна на ночь были закрыты ставнями, а двери заперты. У вас есть револьвер?

— «Кольт», мистер Холмс.

— Держите его все время при себе, — посоветовал Холмс, вставая, — и как только получите пятое письмо — с отпечатком большого пальца — немедленно дайте мне знать.

— Вы действительно полагаете, что жизнь Хардерна находится в опасности? — спросил я, когда мы возвращались в экипаже на станцию Мэйдстоун.

— Боюсь, что так, Ватсон, — мрачно произнес Холмс. — Поскольку Хардерн отказался немедленно покинуть Маршэм-Холл, нам остается только уповать на то, что, когда его таинственный враг решит нанести удар, мы окажемся рядом и сумеем отвести беду. Каким сложным оказалось это дело! Я имею в виду не только роковые последствия, к которым могут привести угрозы, ио и мотив преступления. Почему кому-то так хочется заставить Хардерна покинуть Англию? А эта странная история с Черной Рукой! Здесь напрашивается мысль о каком-то тайном братстве. И хотя я горжусь своей осведомленностью о делах преступного мира, должен признаться, мне не известно ни одно криминальное сообщество, которое действовало бы под таким названием.



Придется порасспросить своих знакомых, как вы говорите, из сомнительной среды. А пока я намереваюсь вернуться завтра в Мэйдстоун, чтобы обследовать местные гостиницы и постоялые дворы: не найдется ли там постояльца, который подходил бы под мое описание.

— Вы хотите, чтобы я сопровождал вас?

— Благодарю, но думаю, что мне лучше отправиться одному. Если мы хотим установить личность этого человека и узнать, где он находится, необходимо действовать незаметно. Если же мы примемся за расспросы вдвоем, это может вызвать подозрения.

На следующее утро Холмс отправился в Мэйдстоун рано утром и не возвращался на Бейкер-стрит до позднего вечера.

— Вам никого не удалось отыскать? — спросил я угрюмого Холмса.

— Никакой зацепки, — подтвердил он, устало располагаясь у камина. — Думается, я не пропустил ни одной гостиницы в городе. Никакого результата. Разумеется, остались еще пансионаты, их наберется несколько десятков, и завтра я непременно обследую их вce до единого. Откровенно говоря, это все равно что искать иголку в стоге сена. Но у меня нет другого выбора: я должен во что бы то ни стало найти мерзавца.

Однако случилось так, что Холмсу не удалось вернуться в Кент так быстро, как он рассчитывал. На следующий день прибыла мисс Вайолетт Смит из Чарлингтона и, рассказав нам необыкновенную историю о том, как ее преследовал неизвестный велосипедист, попросила Холмса о помощи. Мой друг очень не хотел приниматься за новое расследование, поскольку уже погрузился в обстоятельства дела Хардерна, но затруднительное положение, в котором оказалась мисс Смит, и совершенно необычная поведанная ею история вынудили Холмса в конце концов согласиться, хотя я настоятельно рекомендовал ему отказаться.

— Мой дорогой Ватсон, я вряд ли имею право отказать, — возразил мне Холмс. — Она одинокая женщина, и защитить ее некому. Согласен, что это отвлечет меня от дела Хардерна. Но я полагаю, что мы не услышим из Кента ничего нового еще несколько дней, пока не придет пятое, и последнее, письмо, а за это время я вполне могу заняться новым расследованием.

— А как же ваши расспросы в Кенте?

— Я смогу продолжить их в понедельник, А если вы согласитесь помочь мне, я буду вам бесконечно признателен.

— Разумеется, Холмс, я всегда к вашим услугам, — заверил я великого детектива.

По его поручению в понедельник я отправился в Чарлингтон, чтобы попытаться собрать необходимые сведения. Мои поиски оказались безуспешными, и Холмс подверг их уничтожающей критике. [4] Признаюсь, в то время замечания Холмса меня глубоко задели. Его собственные розыски в Кенте, как и расспросы знакомых из уголовного мира, пока не дали никаких результатов, и потому Холмс находился в состоянии сильного нервного напряжения.

Приключение в Сюррее завершилось вполне удовлетворительно в ближайшую субботу, 30 апреля. Холмсу и мне удалось предотвратить похищение мисс Вайолетт Смит.

Мой старый друг одержал великолепную победу и теперь снова мог без помех полностью сосредоточиться на деле Хардерна.

Между тем от американского миллионера никаких вестей не поступало, и из-за этой неопределенности мои друг впал в глубочайшую депрессию. Холмс опасался, что ввел клиента в заблуждение по поводу непременного пятого письма и того, что Черная Рука нанесет смертельный удар уже без предупреждения.

Так продолжалось до следующего понедельника, 2 мая, когда на Бейкер-стрит со второй почтой пришло наконец долгожданное известие от Хардерна. Едва почтальон вручил письмо, как Холмс нетерпеливо разорвал конверт и вынул из него два листка бумаги.

Один — послание от самого Хардерна — Холмс отложил в сторону, а сам быстро прочитал то, что было написано на втором листке, и передал его мне. Как Холмс и ожидал, внизу красовался отпечаток большого пальца Черной Руки. Содержание послания было столь же зловещим, как и отпечаток, от взгляда на который становилось не по себе.

Послание было датировано 30 апреля и гласило:

«Я ждал достаточно долго, Хардерн, но теперь все. Время вышло. Убирайся из Англии немедленно, ибо дни твои сочтены».

— Очаровательное послание, не правда ли, Ватсон? — спросил Холмс с угрюмой улыбкой. — Но, по крайней мере, теперь мы знаем, что мерзавец не нанес свой удар, чего я так опасался.

— Может быть, Хардерн поймет наконец, что все это очень опасно, и решит покинуть Англию, — высказал я предположение, хотя, должен признаться, и сам не надеялся на благоразумие нашего клиента.

— Об этом и думать нечего! — подтвердил Холмс мои сомнения. — Этот человек упрям, как мул. Он не собирается покидать Англию, а вместо этого предлагает нам прибыть в Мэйдстоун сегодня поездом три семнадцать и провести ночь в Маршэм-Холле, хотя я решительно не понимаю, чем это, по его мнению, может помочь, Мы ничуть не приблизимся к установлению личности Черной Руки, не говоря уже о его задержании. Единственное, чем мы могли бы быть полезными нашему клиенту, это охранять его. Впрочем, от этого мало пользы.

Вскочив на ноги, Холмс принялся расхаживать по гостиной.

— Это самое гнусное дело из всех, какие мне приводилось расследовать, Ватсон! Таинственный аноним и клиент, который отказывается следовать моим советам! Трудно придумать худшую комбинацию.

— Мы могли бы отказаться от этого дела, — заметил я.

— И оставить жизнь Хардерна под угрозой? Нет, ни за что! Кроме того, отказаться от дела означало бы признать свое поражение, — горячо возразил Холмс.

Несмотря на всю серьезность положения, последнее восклицание моего друга позабавило меня: Холмс оказался столь же упрямым, как и его клиент.

При сложившихся обстоятельствах нам не оставалось ничего другого, как с огромной неохотой последовать инструкциям Хардерна. Поездом три семнадцать мы отбыли в Мэйдстоун, уверенные, что только напрасно тратим время. В качестве меры предосторожности Холмс все же настоял, чтобы я прихватил свой армейский револьвер.

Как только мы добрались до Маршэм-Холла, нам сразу стало ясно, что с момента получения письма от Хардерна произошли какие-то драматические события. Хозяин нетерпеливо ожидал нас, безостановочно расхаживая по террасе, словно лев в клетке. Не успел экипаж остановиться, как он сбежал по ступеням, возбужденно крича:

— Этот мерзавец прислал мне еще одну из своих проклятых угроз! На этот раз он проник в дом! Идемте, и вы сами все увидите! — И Хардерн устремился к дверям, продолжая на ходу давать нам объяснения: — Случилось это, должно быть, прошлой ночью или сегодня рано утром…

Тут он прервал себя, чтобы бросить на ходу несколько слов дворецкому, который подошел, чтобы принять у нас пальто.

— Поторопитесь, Мэллоу! — приказал Хардерн не терпящим возражения тоном. — Немедленно пришлите ко мне инспектора Уиффена. Вы знаете, где его найти.

Торопливо сбросив верхнюю одежду, мы поспешили за Хардерном, который несся впереди с энергией парового локомотива. Так мы добрались до дальней части дома, где располагались кухня и подсобные помещения.

Наш клиент открыл ключом дверь, распахнул ее и трагически провозгласил:

— Взгляните, джентльмены!

Мы очутились в тесной кладовке с полками, раковиной и деревянной сушилкой для посуды, над которой раскачивалась на петлях открытая настежь небольшая форточка — не более трех квадратных футов. Прямо под форточкой на выбеленной стене красовалась черная рука с растопыренными пальцами. Отпечаток был таким четким, что даже с порога можно было различить рисунок на поверхности кожи.

Отпечаток сопровождало послание, написанное, как и все предыдущие послания Черной Руки, печатными буквами:

«Твое время пришло, Хардерн! Трепещи от ужаса, который настигает ночью».

— Видите, мистер Холмс! — возмущенно заявил американский миллионер. — У этого мерзавца хватило наглости вторгнуться в мой дом. Я не потерплю такого!

Холмс подошел осмотреть оконную раму, он притворил форточку, а затем снова открыл ее.

— Форточка закрывается неплотно, — заметил он. — Достаточно было просунуть в щель лезвие ножа и поднять крючок. Слышал ли кто-то в доме какой-нибудь шум при вторжении?

— Сам я не слышал ничего, — сообщил Хардерн. — Что же касается слуг, то они спят на верхнем этаже в другом крыле здания. Инспектор Уиффен уже опрашивал их сегодня утром, но никто из них не слыхал никакого шума.

— А кто обнаружил, что кладовая взломана?

— Экономка. К счастью, она женщина разумная и сразу поспешила ко мне. Я осмотрел отпечаток пятерни этого мерзавца, приказал запереть кладовку на ключ и под страхом немедленного увольнения запретил экономке рассказывать кому бы то ни было об увиденном. Я отнюдь не желаю, чтобы мои дела стали предметом пересудов прислуги. Затем я послал за инспектором Уиффеном. А вот и он!

Мы все трое повернулись на звук шагов — кто-то действительно приближался к нам по выложенному камнем переходу — и увидели плотно сложенного, несколько туповатого на вид человека в сопровождении Мэллоу, дворецкого.

Было ясно, что Уиффен уже осмотрел и отпечаток пятерни, и послание, потому что едва дал себе труд взглянуть на них перед тем, как Хардерн представил его Холмсу и мне.

На Мэллоу отпечаток руки произвел гораздо более сильное впечатление. Он остановился в дверях за спиной инспектора и словно завороженный смотрел на стену. Его и без того бледное лицо побледнело еще сильнее, а глаза от ужаса едва не вылезли из орбит.

— О, мистер Хардерн! — воскликнул он. — Какой ужас, сэр!

Хардерн, казалось, только тут заметил присутствие дворецкого.

— Теперь вы знаете, почему я приказал послать за полицией, — резко проговорил он. — Но если вы дорожите своим местом, ни слова никому из прислуги! Это их не касается. Им следует знать только то, что прошлой ночью была совершена попытка насильственно вторгнуться в Маршэм-Холл, и ничего больше. Именно поэтому здесь инспектор Уиффен и эти джентльмены. Вы поняли? Тогда можете идти.

— Как прикажете, сэр, — ответствовал Мэллоу с выражением вежливого безразличия, которое хорошо вышколенные слуги умудряются сохранять при любых обстоятельствах.

— А теперь, — продолжил Хардерн, когда дворецкий удалился, — я предлагаю снова запереть кладовую и вернуться в гостиную, чтобы обсудить, как действовать дальше. И должен предупредить, я жду от вас действий.

Свое требование Хардерн повторил еще раз, когда через несколько минут мы расположились в креслах просторной гостиной. Миллионер застыл перед камином, глядя на нас с явным неодобрением.

— Итак, я хочу знать, — рявкнул он, — как именно вы собираетесь выследить этого негодяя? Инспектор Уиффен?

— Видите ли, мистер Хардерн, — начал инспектор, слегка испуганный тем, что приходится говорить первым, — в настоящее время мои люди, сержант и констебль, прочесывают местность, чтобы установить, где именно злоумышленник вступил на территорию Маршэм-Аолла.

— Но владения Маршэм-Холла занимают несколько акров, — возразил Хардери. — Чтобы обследовать их понадобится не один час!

— Не думаю, — вмешался Холмс.

Он удобно раскинулся в кресле, скрестив вытянутые ноги. Повышенный тон, который избрал для беседы с нами клиент, не произвел на детектива ни малейшего впечатления.

— Поскольку все письма были отправлены из Мэйдстоуна, я полагаю, мы не ошибемся, если предположим, что Черная Рука обитает где-то в городке или поблизости от него. Поэтому я предлагаю начать поиски с той части поместья, которая примыкает к мэйдстоунской дороге. Инспектор Уиффен, если вы и ваши коллеги захотите нас сопровождать, наша задача существенно облегчится.

— А что мы будем искать, мистер Холмс? — поинтересовался Уиффен.

— Любой признак того, что кто-то недавно проник на территорию поместья — свежий след ноги, недавно примятая трава. А пока мы займемся поисками, вы, мистер Хардерн, останетесь в доме.

— Но, мистер Холмс, посудите сами…— начал было Хардерн.

— Нет, сэр, вы не будете сопровождать нас, — твердо сказал мой старый друг. — Я не могу гарантировать вашу безопасность. Не исключено, что в этот самый момент Черная Рука где-то поблизости и выжидает, когда вы выйдете из дома. В прошлом вы отказались следовать моему совету, мистер Хардерн. На этот раз я решительно настаиваю на том, чтобы вы придерживались моих инструкций.

По выражению лица миллионера было ясно, что никто и никогда прежде не брал на себя смелость разговаривать с ним в таком тоне. Но возражений с его стороны не последовало, и вскоре мы остались втроем. Холмс, инспектор Уиффен и я вышли из дома, прихватив с собой сержанта и констебля, которые безрезультатно тыкали в кустарник палками, и отправились в ту часть поместья, которая примыкала к основной дороге, ведущей из Мэйдстоуна.

Следуя указаниям Холмса, мы растянулись дугой, и каждый из нас принялся осматривать свой участок изгороди из кустарника.

Первым обнаружил следы инспектор Уиффен.

— Сюда, мистер Холмс! — позвал он, возбужденно показывая на кусты.

Действительно, судя по поврежденным листьям и следам на земле, кто-то недавно продирался сквозь кустарник. Как гончая, взявшая горячий след, Холмс опустился на колени, осмотрел кусты и почву, тщательно вглядываясь в малейшие детали и комментируя каждое открытие вслух не только для себя, но и для вас.

— Обратите внимание на то, как повреждены листья! И веточки — тоже! Что же касается следов, то они со всей определенностью говорят одно.

— Что именно, мистер Холмс? — озадаченно спросил инспектор Уиффен.

— То, что наш приятель проник на территорию поместья, но еще не ушел, по крайней мере этим путем. Все листья, которые он задел, продираясь сквозь кусты, смотрят внутрь участка. Следы тоже идут в одном направлении. Это означает, джентльмены, что Черная Рука прячется где-то в Маршэм-Холле.

— Следует ли нам расширить круг наших поисков, мистер Холмс? — спросил инспектор Уиффен, явно признавая за моим старым другом право распоряжаться.

— У нас нет для этого времени. Придется избрать другую стратегию, — отрывисто заметил в ответ Холмс. — Теперь нам известно не только место, где преступник проник в поместье, но и где он собирается покинуть его, когда это потребуется. Негодяй может быть хитер, как лисица, но, подобно всем диким животным, он предпочитает ходить торной тропой.

— Вы полагаете, Холмс, что он вскоре нанесет свой удар? — спросил я.

— Несомненно. Возможно, это произойдет сегодня вечером. Черная Рука и послание на стене в кладовке предостережением об ужасе, который настигает ночью, позволяют предположить, что этот человек готов идти на крайности. Я совершенно уверен, что к тому времени, когда дело вступит в завершающую фазу, мы приготовим западню — ведь с нами инспектор Уиффен и его коллеги.

Мой друг еще раз внимательно все осмотрел вокруг и, повернувшись к инспектору, предложил следующий план действий.

— Я предлагаю, чтобы с наступлением темноты вы, инспектор, и ваши люди спрятались в кустарнике поблизости и были готовы арестовать Черную Руку, как только он появится. Доктор Ватсон вооружен и будет находиться рядом с мистером Хардерном, чтобы охранять его. Я же останусь в доме на тот случай, если Черная Рука предпримет попытку проникнуть во внутренние покои, хотя я не думаю, что он решится нанести визит до тех пор, пока все не уснут.

Как показали дальнейшие события, прогнозируя развитие событий, Холмс был слишком оптимистично настроен.

Мы вернулись в дом и изложили план клиенту, который выслушал вас со вниманием. Единственное возражение с его стороны встретил пункт, касающийся его безопасности. Здесь в полной мере снова проявилось то самое присущее ему упрямство, которое нам было уже знакомо.

— Послушайте, мистер Холмс! — взвился он от негодования. — Уж не думаете ли вы, что я буду сидеть здесь сложа руки, а вы и доктор Ватсон станете присматривать за мной, словно нянюшка за малым ребенком? Нет, сэр! У меня есть ружье, и, клянусь Богом, я намерен им воспользоваться! Должен вам заметить, что считаюсь лучшим стрелком во всей Западной Вирджинии.

И снова американскому миллионеру пришлось уступить Холмсу. Холодным, как сталь, голосом знаменитый сыщик возразил:

— Не сомневаюсь, мистер Хардерв. Но и я должен заботиться о своей репутации и любыми доступными мне средствами оберегать жизнь моего клиента. А теперь, сэр, начинает смеркаться, и вскоре совсем стемнеет. Прошу вас распорядиться, чтобы инспектору Уиффену и его людям подали ужин, прежде чем они отправятся в засаду.

Нахмурившись, Хардерн пересек гостиную и, позвонив в колокольчик, отдал приказ появившемуся на зов Мэллоу относительно ужина. Вскоре Уиффена и его полицейских пригласили в комнату, где собиралась на трапезу прислуга.

Нам ужин накрыли в гостиной, где по случаю наступающих сумерек занавеси на окнах были опущены. По просьбе Холмса ужин был незатейливым: суп и холодное мясо, хотя Хардерн, выступавший в роли гостеприимного хозяина, приказал Мэллоу подать бутылку превосходного кларета.



И в тот момент, когда слуга разливал вино по бокалам, Черная Рука нанес удар.

Все произошло настолько внезапно и мгновенно, что я только услышал громкий звук, словно где-то неподалеку разорвался снаряд. Занавеси распахнулись, и осколки оконного стекла дождем усеяли всю гостиную. В тот же момент какой-то круглый темный предмет с грохотом обрушился на обеденный стол и, сокрушая фарфор и разбрасывая столовое серебро, крутясь все медленнее и медленнее, остановился перед моим прибором. Только теперь я смог разглядеть, что таинственный предмет был всего-навсего увесистым камнем.

Мэллоу, единственный из нас, кто не сидел за столом, начал действовать первым.

Выронив графин, он бросился к двери, ведущей в прихожую. Вслед за ним, отшвырнув свое кресло, устремился Холмс. К тому времени, когда я пришел в себя, чтобы последовать за ними, оба уже выбежали в сад.

Вечер выдался ненастным. Сильный ветер нес облака, которые то и дело закрывали луну, поэтому пейзаж передо мной то освещался ярким лунным све-гом, то погружался во тьму. Я остановился на верхней ступени крыльца, чтобы осмотреться. Небо на мгновение очистилось, темнота расступилась, и я увидел тотощую сутуловатую фигуру дворецкого, бегущего по лужайке к живой изгороди из кустарника. Холмс на бегу обернулся, чтобы предупредить меня:

— Не давайте Хардерну выходить из дома, Ватсон! Всё это может быть ловушкой!

Но поздно! Хардерн, должно быть выбежавший на крыльцо вслед за мной, уже мчался по темному саду, крича во все горло:

— Клянусь Богом, я сам догоню этого мерзавца!

То, что случилось затем, произошло буквально в одно мгновенье.

Луна внезапно вышла из-за облаков, бледным холодным светом очертив посреди лужайки силуэт огромного кедрового дерева. Под его тревожно шумевшими ветвями я успел разглядеть Хардерна, который, опустив голову и напружинив плечи, словно разъяренный бык, несся вперед.

В тот же момент из кустов прогремел выстрел, сопровождавшийся вспышкой желтого пламени, и я услышал, как передо мной просвистела пуля.

Этот звук был хорошо знаком мне еще со времен битвы при Майванде [5], но прежде чем я извлек свой револьвер, Хардеря уже ничком упал иа землю.

Первой моей мыслью было, что он мертв, и я бросился к Хардерну, позвав Холмса. Но едва мы приблизились к распростертой на земле фигуре, как Хардерн вскочил на ноги.

— Я споткнулся об этот чертов корень! — прорычал он. — Бегите за ним! Мерзавец не должен от нас уйти!

— Прекрасно сказано, мистер Хардерн! — произнес Холмс с искренним восхищением. — Но дальнейшее участие в преследовании с моей стороны бесполезно. У Черной Руки слишком большое преимущество. Нам остается только надеяться, что либо вашему дворецкому, либо Уиффену с его сотрудниками удастся схватить негодяя прежде, чем тот успеет скрыться. А пока я настоятельно рекомендую вам возвратиться в дом. Возможно, на вас готовится еще одно покушение.

Холмс умолк, как только к нам присоединился дворецкий. Он тяжело дышал, одежда и волосы его были в беспорядке.

— Упустили? — спросил Холмс.

— Да, сэр, он скрылся в кустах. — Мэллоу все никак не мог отдышаться, и его прямо-таки трясло от возбуждения.

— Удалось ли вам разглядеть его?

— Мельком. Это крупный мужчина, мистер Холмс, ростом с вас, но гораздо шире в плечах.

— Великолепно, Мэллоу! — воскликнул Холмс. — Теперь мы, по крайней мере, знаем, как выглядит Черная Рука. А сейчас, если вы и доктор Ватсон не сочтете за труд сопроводить мистера Хардерна в дом, я хотел бы тщательно осмотреть решающую улику.

— Что вы имеете в виду, мистер Холмс? — требовательно вопросил Хардерн.

— Вы непременно увидите, сэр, когда я заполучу ее, — пообещал Холмс.

В голосе моего друга звучала странная торжествующая нотка, которая как-то не соответствовала серьезности ситуации. Хардерн и дворецкий направились к дому, а я позволил себе чуть замешкаться и отстать от них.

— Меня вы не проведете, Холмс, — заметил я. — Ваше скрытое ликование означает одно: вы что-то унюхали.

— Так, пустячок, Ватсон, — согласился Холмс, и глаза его блеснули в лунном свете, снова озарившем окрестности. — Но я уверен, что он приведет нас прямо к тому зверю, за которым мы охотимся. А теперь будьте другом и отправляйтесь вслед за нашим клиентом. После столь близкого знакомства с Черной Рукой ему, несомненно, потребуется ваша медицинская помощь, поскольку он явно испытал шок.

Холмс быстро и решительно направился к кустарнику, а я послушно пошел к дому.

От ночного приключения Джон Винсент Хардерн впал не столько в шок, сколько в ярость. Хотя я посоветовал ему тихо посидеть в кресле и успокоиться, Хардерн вскочил и принялся носиться по гостиной, на чем свет понося Черную Руку и гнусное преследование, которому тот его подверг. Мэллоу и я беспомощно наблюдали за ним.

— Это просто невыносимо! — бушевал Хардерн. — Глаза бы мои не видели эту проклятую страну! Закон и порядок, сэр! Вам, англичанам, неведом смысл этих слов. Что же касается хваленой репутации мистера Холмса как сыщика-консультанта, то он всего лишь жалкий любитель!

Я уже оыло приготовился возразить против совершенно несправедливых нападок на профессионализм моего старого друга, как дверь отворилась, ив гостиную вошел Холмс.

— Я охотно готов согласиться, — радостно заявил он с порога. — что до сих пор расследование шло не вполне успешно, но теперь загадка решена.

— Решена? Каким образом? — удивился Хардерн, перестав метаться из угла в угол и глядя на Холмса в величайшем изумлении.

— Если вы будете так любезны присесть, мистер Хардерн, я постараюсь все объяснить. Ваше присутствие тоже потребуется, Мэллоу, — добавил Холмс, когда дворецкий направился к двери.

— Мое, сэр?

Мэллоу остановился на пороге, и его длинное бледное лицо обратилось к нам.

— Да, ваше. Ибо вам известно об этом деле больше, чем вы делаете вид, не так ли? Ваша ошибка состояла в том, что вы описали Черную Руку как широкоплечего человека. Однако, совершив ошибку, вы дали мне в руки тот самый кончик, потянув за который я сумел наконец размотать весь клубок этого сложного дела.

Прежде чем оставить отпечаток своей руки на стене в кладовке, Черная Рука проник в дом через небольшое оконце, в которое мог пролезть только узкоплечий человек. Это дало мне первые сведения о телосложении преступника.

— А второй уликой стало это. — Холмс извлек из кармана револьвер с коротким стволом. В длину револьвер был не более двух с половиной дюймов.

— Из этого револьвера стреляли в Хардерна. Когда я бежал за Черной Рукой, то слышал, как он швырнул оружие в кусты, несомненно, потому, что револьвер этот использовался не только при покушении на убийство сегодня вечером, но и при совершении более серьезного преступления. Поэтому Черная Рука бросил револьвер на тот случай, если его все же поймают. И я вернулся, чтобы отыскать оружие. Это «Уэббли», который повсюду известен как «Британский Бульдог».

Аналогичный револьвер был использовав в прошлом году, в марте, при дерзком ограблении, когда был смертельно ранен полицейский. Перед смертью он успел дать точное описание и оружия [6], и человека, который из него стрелял. Тот был высокого роста, худощав, лет тридцати, с длинным бледным лицом. Описание удивительно подходит вам, Мэллоу, не так ли? Кто преступник? Ваш младший брат?

Прежде чем дворецкий собрался с духом, чтобы ответить, в холле послышался шум. Мгновение спустя дверь распахнулась, и в комнату ввалились инспектор Уиффен и его полицейские, таща за собой человека, закованного в наручники.

Мэллоу невольно сделал шаг вперед.

— Виктор! — воскликнул он с мукой в голосе. Нам, наблюдавшим за этой сценой, сходство этих двух людей показалось необыкновенным. Если бы не разница в возрасте, их вполне можно было бы принять за близнецов. У обоих были темные глаза и мертвенно-бледная кожа. Но на лице дворецкого застыла гримаса отчаяния, тогда как черты лица его брата, известного нам под кличкой Черная Рука, были искажены такой страшной яростью и несли на себе отпечаток такого порока, что я невольно отпрянул.

— Заткнись! — заорал Черная Рука, обращаясь к Мэллоу. — Эти идиоты ничего не знают!

— Слишком поздно, — горестно возразил ему брат. — Этот джентльмен — мистер Шерлок Холмс, и он уже знает почти все,

— Холмс! Это тот умник, который доходит до всего с помощью какой-то там дедукции? — выкрикнул Виктор Мэллоу и гнусно выругался.

— Те факты, которые мне неизвестны, нетрудно строить с помощью логической дедукции, — невозмутимо произнес Холмс— Думаю, инспектор Уиффен, вашим полицейским лучше вывести преступника из гостиной, а всем остальным выслушать заключительную часть моего рассказа, прежде чем предъявлять Виктору Мэллоу обвинение в убийстве, взломе, воровстве и покушении на убийство.

Брови Уиффена взлетели на лоб, но он быстро справился с изумлением, и по его приказу сержант и констебль потащили Виктора Мэллоу, все еще яростно сопротивлявшегося и выкрикивавшего проклятия.

— Позвольте мне повторить для вас, инспектор, то о чем я уже сообщил этим джентльменам, — обратили к Уиффену Холмс. — Черная Рука, он же Виктор Мэллоу, младший брат дворецкого мистера Хардерна, принял участие в совершении ограбления немногим более года назад. О деталях преступления я узнал из газет.

Налет был совершен на меняльную контору в Лондоне, в которой Виктор Мэллоу, он же Джордж Халлем, служил клерком. Именно он разработал план ограбления и, используя дубликаты ключей, впустил своего сообщника, знаменитого взломщика Уильяма Стоуна, через черный ход. Им удалось открыть комнату-сейф, из которой они похитили ящик со слитками золота в вынесли его в узкий переулок, где их поджидал нанятый заранее экипаж.

В тот момент, когда воры пытались взгромоздить тяжелый груз на повозку, их неожиданно заметил полицейский, совершавший обход своего участка. Виктор Мэллоу выхватил из кармана револьвер, тот самый, с которым покушался сегодня вечером на жизнь мистера Хардерна, и хладнокровно выстрелил в полицейского. Даже такой матерый преступник, как Стоун, пришел в ужас от содеянного Мэллоу и пустился бежать с места преступления.

Все эти факты, джентльмены, известны нам потому, что впоследствии Стоун был арестован и полностью признался во всем, хотя и отрицал свое участие в совершении убийства. Он был осужден на длительный срок и в настоящее время отбывает наказание.

Показания Стоуна были подтверждены констеблем, которого обнаружил случайный прохожий и доставил в госпиталь Чаринг-Кросс. Перед смертью констебль подробно описал оружие и своего убийцу.

На этом точные факты, которыми мы располагаем, исчерпываются, но, думаю, нетрудно представить, о чем мог думать Виктор Мэллоу сразу же по совершении ограбления.

Представьте себе такую картину, джентльмены. Мэллоу стоит один в пустынном переулке. Его сообщник исчез в ночи. Смертельно раненный полисмен лежит на мостовой. Вскоре весь Скотленд-Ярд пустится по ложным следам! Если поймают, виселицы не миновать. Прежде чем скрыться, ему необходимо где-то спрятать добычу. Но где? Ясно, что в таком месте, куда легко можно наведаться, когда шум утихнет.

И тогда, сдается мне, Виктор подумал о Маршэм-Холле, где его брат служил дворецким. В ту пору в поместье обитал только престарелый сэр Седрик Форстер-Дайк, немощный и к тому же совершенно глухой. Слуги также не могли ничего услышать, поскольку их комнаты расположены в другом крыле на верхнем этаже.

Думаю, что ящик со слитками золота преступник доставил сюда в ту же ночь, когда было совершено ограбление, и спрятал где-то здесь не без вашей помощи, Мэллоу.

Дворецкий слушал Холмса, все более цепенея от ужаса. Наконец он нарушил молчание.

— Сначала я отказался, сэр! Сказал, что не хочу иметь с тем, что он натворил, ничего общего. Но я не мог выгнать брата. Это означало отправить его на виселицу. Он поклялся мне, что не хотел убивать полисмена, а думал только попугать того. И я поверил Виктору. Мальчиком он бывал необузданным, но не совершал ничего дурного, или, по крайней мере, мне так казалось. И только в Лондоне, когда стал работать клерком, попал в плохую компанию и пристрастился к картам. Тогда-то он и начал совершать преступления, чтобы расплатиться с долгами: сначала совершил мошенничество в банке, где служил клерком, и получил за это свой первый срок. Выйдя из тюрьмы, он сменил имя на Джорджа Халлема и по подложным документам устроился клерком в меняльную контору.

— А по чьим рекомендациям? — поинтересовался Холмс.

Мэллоу совсем пал духом.

— Рекомендации дал я. Виктор поклялся, что извлек для себя урок из случившегося и больше не ступит кривую дорожку. Я дал ему рекомендацию, воспользовавшись адресом Маршэм-Холла, и от имени сэра Седрика написал, будто Джордж Халлем последние пять лет проработал у меня личным секретарем. Теперь я понимаю, как глупо было с моей стороны поверить Виктору и согласиться помочь, когда он пришел ко мне в ту ночь с украденным золотом.

— Думаю, будет лучше всего, — заметил Холмс, — если вы расскажете нам все, как было.

— Виктор отпустил экипаж, немного не доехав до Маршэм-Холла, чтобы никто случайно не услышал стука колес. В дом он проник через окно в кладовке которое не было заперто, и, поднявшись наверх, разбудил меня. Я помог отнести ящик в погреб, где мы спрятал похищенное золото под кирпичной кладкой в полу.

— Откуда ваш брат намеревался извлечь добьть позднее, — прервал дворецкого Холмс. — Но его планам не суждено было сбыться, так как родственники настояли на том, чтобы сэра Седрика поместили в частную лечебницу, а мистер Хардерн снял Маршэм-Холл в аренду сроком на год.

— Я не мог предупредить Виктора о прибытии мистера Хардерна, — пояснил Мэллоу. — Он скрывался м полиции.

— И тогда Мэллоу-младший начал вынюхивать вокруг поместья и разузнал обо всем сам, — продолжил Холмс, повернувшись к Хардерну. — Он принялся преследовать вас, мистер Хардерн. Его цель состояла не в том, чтобы заставить вас покинуть Англию, как мы первоначально предполагали. Виктору нужно было выдворить вас из Маршэм-Холла и забрать свою добычу. Ведь в отличие от сэра Седрика вы человек деятельный и находитесь в расцвете сил. Если бы Мэллоу вернулся и попытался выкопать ящик в погребе, вы наверняка бы услышали шум. Пойти на такой риск он не мог, поэтому и решил отправить вам письма с угрозами. Именно эти письма вы, Мэллоу, исправно приносили своему хозяину. Разве вы не узнавали в написанном печатными буквами адресе на конвертах руку своего братца?

— Нет, сэр! — запротестовал Мэллоу, лоб которого покрылся капельками пота. — Я припоминаю, что несколько писем были адресованы мистеру Хардерну печатными буквами, но мне и в голову не пришло, что они от Виктора. Даю вам слово, что я не усматривал никакой связи, пока не увидел открытое окно в кухонной кладовке. Я сразу вспомнил, что однажды мой брат уже проник в дом таким способом, и понял, что он оставил отпечаток руки на стене и надпись с угрозой.

— Вам следовало тогда не безмолвствовать, а рассказать все, что вы знаете, — сурово заметил Холмс. — Разве вы не поняли, что ваш брат стал опасным преступником? Однажды он уже совершил убийство и был готов еще раз убить человека, лишь бы снова завладеть золотом. Не сомневаюсь, что если бы все пошло по задуманному им плану, то мистер Хардерн был бы уже мертв, а полиция терялась в догадках о мотивах преступления.

Дворецкий опустил голову на грудь и тихо сказал:

— Теперь я сознаю это, сэр. Я полагал, что, пока вы и инспектор Уиффен находитесь в Маршэм-Холле, жизни мистера Хардерна не угрожает реальная опасность. Я не знал, что Виктор все еще вооружен и действительно намеревается выполнить свою угрозу. Когда он пришел в ту ночь ко мне за помощью, то поклялся, что выбросил оружие. Он мой младший брат, сэр, и я ему поверил. Я и подумать не мог, что он способен на такую ужасную подлость.

— Все это очень хорошо, но не оправдывает вас в глазах закона, — перебил Мэллоу инспектор Уиффен, утверждая свой авторитет как официального представителя властей. — Вы совершили несколько уголовно наказуемых деяний, Мэллоу, в том числе утаивание информации от полиции. Я предъявляю вам и более серьезные обвинения: в укрывании краденой собственности, а также в оказании содействия известному преступнику и предоставлении ему убежища. Я должен арестовать вас.

В отличие от своего брата Мэллоу безмолвно подошел к инспектору и протянул руки, чтобы Уиффен щелкнул на них наручники. Лицо дворецкого оставлось бесстрастным. И только на пороге гостиной он обернулся, и, когда заговорил, в его дрожащем голосе явственно слышались почтительные нотки:

— Мне очень жаль, джентльмены, что я причинил столько беспокойства, особенно вам, мистер Хардерн. Приношу мои глубочайшие извинения за то, что не оправдал вашего доверия.

Даже Хардерна поразило достоинство этого человека.

Так на щемящей ноте закончилось преследована Джона Винсента Хардерна.

К моему рассказу остается добавить совсем немного; сообщить, что ящик со слитками золота на следующее утро был выкопан из погреба и после выполнения надлежащих формальностей возвращен владельцу. За оказанные услуги Холмс получил от мистера Хардервс внушительное вознаграждение, но решительно отказался принять приглашение на состоявшуюся черес год свадьбу дочери Хардерна Эдит и лорда Роксэма.

В силу того странного стечения обстоятельств, которые подкидывает нам Судьба, свадебная церемония происходила в тот же месяц, когда Виктор Мэллоу был повешен за убийство полисмена.

Но не по этой причине и не из-за имени американского миллионера я решил воздержаться от публикации рассказа об этом деле. [7]

Отчет об этих событиях я решил хранить среди своих самых конфиденциальных бумаг (я твердо надеюсь, что они никогда не появятся в печати), чтобы избавить отбывающего в настоящее время наказание в тюрьме дворецкого Мэллоу от новых унижений.

[1]

Отчет о деле мнсс Вайолетт Смит был опубликован под названием «Одинокая велосипедистка». — Прим. доктора Джона Ф. Ватсона.

[2]

По возвращении мистера Шерлока Холмса весной 1894 года в Англию после покушения на него профессора Морнарти у Райхенбахского водопада доктор Джон Г. Ватсон, у которого к тому времени умерла жена, урожденная мисс Мэри Морстен, снова поселился вместе со своим старым другом на Бейкер-стрнт, 221-Б. — Прим. доктора Джона Ф. Ватсона.

[3]

В рассказе «Пестрая лента» мистер Шерлок Холмс делает следующее замечание: «В начале я пришел к совершенно неправильным выводам, мой дорогой Ватсон, и это доказывает, как опасно опираться на неполные денные». — Прим. доктора Джона Ф. Ватсона.

[4]

Шерлок Холмс считал, что доктор Ватсон неправильно выбрал место для наблюдения за таинственным преследователем мисс Смит, в также совершил ошибку, расспрашивая об обитателях Чарлингтон-Холла у лондонского агента по торговле недвижимостью вместо того, чтобы зайти в ближайшую таверну, где без труда узнал бы все местные сплетни. См. рассказ «Одинокая велосипедистка». — Прим, доктора Джона Ф.Ватсона.

[5]

Будучи помощником хирурга в Беркширском полку, доктор Джон Г. Ватсон был ранен в битве при Майванде 27 нюня 1880 года, когда англичане были наголову разбиты превосходящими силами афганских повстанцев. — Прим. доктора Джона Ф.Ватсона.

[6]

Этот тип револьвера был выпущен в 1878 году английскими оружейни ка П.Уэббли и его сыновьями. Более поздний вариант револьвера калибра 0,45 состоял на вооружении лондонской полиции и других полицейских подразделений. Может быть по этой причине раненый полицейский столь точно описал это оружие перед смертью. — Прим. доктора Джона Ф. Ватсона.

[7]

В рассказе «Одинокая велосипедистка» доктор Джон Г. Ватсон не упоминает о Мэллоу, а говорит лишь об «одном сложном и загадочном деле — преследовании, которому подвергся Джон Винсент Хардерн, известный миллионер — Прим. доктора Джона Ф.Ватсона.


home | my bookshelf | | Преследование миллионера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу