Book: Второе рождение Жолта Керекеша



Второе рождение Жолта Керекеша

Шандор Шомоди Тот

Второе рождение Жолта Керекеша

МАЛЬЧИК, СОБАКА И ВЕСЬ МИР

Ты держишь в руках книгу, которую не просто читать.

Есть книги, фильмы, спектакли легкие, как воздушные шарики. Перелистнув последнюю страницу, выйдя из кинозала или театра, ты тут же забываешь, о чем шла речь. Вопросы, которые задавались тебе вначале, были как бы с известными ответами. И ответы эти оказывались банальными, как в элементарной задаче: сколько будет дважды два…

Вот почему я предупреждаю тебя: если ты привык к легким задачам, если предпочитаешь книги, после которых не о чем думать, лучше сразу откажись от этого романа.

Венгерский писатель Шандор Шомоди Тот написал сложный роман о сложном человеке, которому четырнадцать лет и которого зовут Жолт Керекеш.

В четырнадцать-то лет? Сложный?

Впрочем, посмотри на себя: а ты простой человек?

Простых людей, мне кажется, не бывает. Все, даже самые обыкновенные люди сложны, и в этом нет ничего удивительного: человек, создающий сложнейшие конструкции, сложнейшие вычислительные машины, не может быть примитивным.

Принято считать, что все это можно сказать про мир взрослых, а с детьми дело будто бы обстоит гораздо проще. И в этом-то и таится ошибка.

Дети, а точнее сказать, их духовный мир, как я считаю, ничуть не проще, не элементарнее мира взрослых. Дети пока лишь не обогащены, а порой не отягощены багажом жизненного опыта.

Итак, ни у кого нет сомнения, что дети, став взрослыми, смогут сделать, создать, построить все то, что умеют взрослые, – это естественно, не правда ли? Нет сомнения и в том, что вчерашние дети будут и мыслить и жить, как взрослые. Знания и опыт – дело наживное. А вот чувства, как с ними быть?

Приобретаются ли с возрастом они?

Может ли, к примеру, человек, ненавидящий с детства щенков и котят, отрывающий у бабочек разноцветные крылья из одной лишь жестокости, достигнув определенного возраста, полюбить собак, кошек и все сущее?

Мне могут сказать: может. Но я не поверю. Я утверждаю: не может.

Человек, который любуется красотой золотого вечернего заката в детстве, будет ценить эту радость жизни и в старости, даже с большей силой. Человек, который добр с детства, не может стать злым, когда вырастет. Тот, кто сострадает чужой беде, чужой боли, когда он мал, будет помогать в беде другим, став взрослым…

Обо всем этом думает писатель Шандор Шомоди Тот, рассказывая нам о своем герое.

Жолт Керекеш – обыкновенный современный мальчишка. Таких, как он, множество в мире – и в Венгрии, и у нас, и где хотите. Правда, у него есть одна особенность, но и эта особенность типична – он пребывает в том возрасте, когда его уже не назовешь ребенком, по еще и не назовешь взрослым.

Жолт Керекеш – подросток. И здесь я хочу оговориться о правах и сложностях этого удивительного, волшебного возраста. Это возраст открытий и самоутверждения.

Еще год назад мальчишка мог смотреть вполне равнодушно на знакомую девчонку с пушистым бантом в косе. Но через год он совершает потрясающее открытие. Он узнает, что у нее огромные голубые, как васильки, глаза. Что у нее бархатный голос. Что у нее, к примеру, таинственно мягкая походка. Он смотрит на нее вовсе не так, как посмотрел бы год назад. Он будто видит ее новым зрением. Это зрение дает ему его возраст, его возмужавшее сердце, ждущее любви.

Возраст, в который вступают вчерашние дети, прежде чем стать взрослыми, удивителен, он полон сложностей и конфликтов.

Родители да и все вокруг еще смотрят на тебя как на ребенка, а ты уже «взрослый», хотя на самом деле еще не взрослый, не обольщайся… Но ты и не ребенок, это уже факт, и факт упрямый, как ты сам. И взрослым – я абсолютно с этим согласен – надо это понять.

Понять такую простую по виду истину, что человек может измениться всего лишь за месяц. Для мира взрослых месяц жизни – крохотный отрезок времени, а для такого, как ты, – иногда целая эпоха, не правда ли?

Взрослому порой кажется, что повышенным тоном, увещеваниями, наконец, оплеухой они могут чего-то достичь. Да, год назад они, возможно, и достигли бы, но теперь дело другое. «Я не ребенок!» – восклицаешь ты, и ты прав на сто процентов. «Я взрослый!» – утверждаешь ты, и вот тут, пожалуй, ты ошибаешься. Но это ошибка того же порядка, что и истина. Называя себя взрослым, ты как бы требуешь себе прав впрок…

Жолт Керекеш растет и меняется у нас на глазах. Он замечает девчонку и влюбляется в нее. Он дружит со сверстником и сплошь и рядом содрогается от маленьких, пока мальчишеских измен. Жолт живет вроде бы обыкновенно, без всяких видимых трагедий, – по крайней мере, в первой части романа, – но постепенно мы выясняем, что в его начинающейся только жизни далеко не все благополучно. Он живет с отцом и мачехой. Но у него есть и мать. Не зря писатель, сильно и справедливо заострив ситуацию, называет и мать и мачеху одним именем – Магда. Магда-один и Магда-два. Это, конечно, разные характеры, одно им одинаково непосильно: Жолт. Жолт, который не понятен своим ближним. Жолт, который совершает нелогичные, с их точки зрения, поступки. Жолт, которого родители его приятеля прямо считают ненормальным, «с приветом».

А Жолт обычен.

Он только обыкновенен. Только лишь сложен.

Он уже не ребенок, вот в чем дело.

И этот Жолт порой отвратителен, на сторонний взгляд особенно. Он давит муху, наблюдая ее коматозное, то есть предсмертное, состояние. Он лихо вытаскивает шнурки из ботинок кассирши в магазине, вызывая восхищение группы чуждых ему, в общем-то, сверстников, и крадет какие-то безделушки. Он, наконец, напивается, пробуя на самом себе впервые в жизни, что такое алкоголь.

И все-таки Жолт, повторяю, обычен. Он просто перешагнул невидимую черту в своей жизни, он не ребенок, он сложен так же, как прост.

В его жизни возникает порог. Автор очень серьезен, рассказывая об этом. И тут автор, пожалуй, выступает как ученый-психолог, врач, социолог.

С возрастным порогом связан и недуг Жолта. Недуг состоит в том, что он начинает заикаться, стесняется этого, прячется от людей. Жолт на краю пропасти, катастрофы, и врач-отец – не зря отец его по профессии врач – бессилен ему помочь, потому что в данном случае и медицинские препараты бессильны. Лекарство тут иное: доверие, откровенность, понимание.

Доктор Амбруш, к которому приводят Жолта, внешне похож на традиционного волшебника, но он вовсе не волшебник, а психиатр. Он-то и помогает Жолту обрести уверенность в себе и снова стать естественной частицей мира, из которого он стал уже выпадать из-за неуверенности и неоткровенности, конфликтов с отцом, из-за создавшегося непонимания.

Вот, пожалуй, и найдено это слово.

Понимание.

Понимание есть ключ ко всему роману Шандора Шомоди Тота и к гораздо большему – целому возрасту, возрасту подростка.

А возраст, как известно, принадлежит и одному человеку и целому поколению. Вот почему столь важно все, о чем сказал в своем романе Шандор Шомоди Тот. Это важно не только подростку Жолту, но и его отцу, взрослому человеку, доктору Тамашу Керекешу. Как важна и нужна эта книга и юношеству и взрослым.

Книга откровенна. Привыкшего к гладкописи она вначале может и покоробить.

Книга Шандора Шомоди Тота правдива. Она необычна, остра неприукрашенной остротой истинной правды. Вот почему ее порой нелегко читать.

Нелегко, но необходимо.

Все, что заставляет думать, пусть думать мучительно, – прекрасно.

В книге три главных действующих лица.

Это подросток Жолт Керекеш, его собака, которая есть как бы яркое освещение внутренней доброты Жолта, и весь мир.

Прекрасный и грустный, счастливый и сложный, блистающий Мир Человека, в который вступаете вы – все новые и новые люди мира, каждый день и каждый час переступая ту невидимую черту, за которой вы – «уже не дети».

Альберт Лиханов

Глава I

ПОДЖИГАТЕЛЬ

В квартире главврача Керекеша витали тени собак: легавой, боксера, овчарки, сеттера, фокстерьера, – одним словом, собак, о которых мечтали домашние. Самым частым и самым желанным гостем был датский дог, чья могучая стать затмевала собой остальных. Лишь Беате хотелось маленькую собачку, и ее вполне бы устроила такса. А из таксы – в этом можно не сомневаться – никогда большой собаки не вырастет. Жена доктора Керекеша, восхищавшаяся собакой-поводырем, мечтала о немецкой овчарке. Жолт – ему минуло недавно тринадцать, – хотя и недоумевал, зачем зрячей семье поводырь, тем не менее энергично поддерживал мачеху. Вообще-то ему хотелось иметь не собаку, а льва или, скажем, гепарда. Даже лучше гепарда. Он где-то читал, что в Англии существует обычай держать в доме прирученных хищников. Но на улице Арона Габора никогда, к сожалению, не встречали детей, которые бы прогуливали гепарда. И, мирясь с обстоятельствами, когда не могло быть и речи о каком-то несчастном доге, так как дог, дескать, слишком много ест, Жолт соглашался на немецкую овчарку. И с овчаркой ведь можно держать в страхе тех, кого хочется держать в страхе.

Эти ребяческие или же легкомысленные мечтания Жолта для доктора Керекеша вовсе не были тайной. Его тоже привлекала идея заиметь в доме собаку. А ожидания, с нею связанные, были, кстати, не менее фантастическими, чем у прочих членов семьи. Правда, вслух своих мыслей он не высказывал. Но по редким, вскользь оброненным репликам можно было догадываться, что на собаку он возлагает определенные надежды. С годами, когда забот с сыном все прибавлялось и прибавлялось и неприятности из-за мальчика росли угрожающе, отец все чаще, почти каждый день, стал помышлять о собаке. Рассуждения его вовсе не были умозрительными, отвлеченными, необычными. Наоборот! Рассуждал он чисто житейски. О том, например, что собаку надо вовремя и ежедневно кормить, и в этом крылось уже будущее спасение. Собака не лазает по деревьям. Значит, и ее хозяин больше времени будет проводить на земле. Собаки, и в особенности щенки, совершенно не выносят пальбы, грохот выстрела приводит их в ужас. Следовательно… Чтоб собака не одичала, не отбилась от рук, ее надо дрессировать. Первое же условие дрессировки – система, строгий, железный режим. Стало быть, у того, кто будет такой режим соблюдать, не останется времени для бесполезных и бесцельных скитаний. В этом месте доктор Керекеш свои мечтания прерывал и, не желая преувеличивать, вносил в них существенную поправку: меньше останется времени для бесполезных и бесцельных скитаний.

Словом, мысли и чаяния доктора Керекеша, связанные с собакой, были столь просты и логичны, что обвинить его в беспочвенном фантазерстве, назвать прожектером было бы, конечно, несправедливо. Факт, однако ж, есть факт: несмотря на то что порода, окрас, голос собаки пока еще в воображении доктора Керекеша не прояснились, собака тем не менее с каждым днем становилась для пего все более умным, надежным, даже замечательным существом, которому предстояло внести в их жизнь известные перемены; разительные, может быть, перемены.

В общем, так: чем больше скандальных историй устраивал Жолт, тем чаще подумывал о собаке его отец. И хотя доктор Керекеш старался не слишком надеяться на собаку, в конце концов собака-мечта превратилась в некоего всесильного чародея.

И все же от этого чародея Керекеш сердито отмахивался. «Несбыточные мечты», – думал он в смущении и – в надежде.

Собственно, идея приобрести собаку принадлежала не ему, а Магде. Это Магда вынудила его прийти к такому решению. А может быть, и не Магда, а Жолт и его верный союзник – случай.

И вот Беата рассказала обо всем дяде Тибору.

– Собака?! Зачем? – Взволнованный сообщением, старик даже вскрикнул.

Девочка вздрогнула: голос дяди был мрачен, как туча, и, естественно, предвещал грозу. Целый ливень упреков. Так что лучше дядю не раздражать и помалкивать. Опасаясь, что он угадает ее мысли, и про себя осторожно отметив, что вопрос его не очень разумен, Беата склонилась над книгой с картинками, но время от времени с тревогой поглядывала на дядино высохшее лицо.


– Чтобы лаять? – с прежним волнением продолжал дядя Тибор.

Ну конечно, собака будет лаять, Беата в этом ни секунды не сомневалась, в ее ушах даже зазвенел заливистый, частый лай. Мечтательно улыбаясь, она молчала.

– Ведь в доме не будет ни минуты покоя! – жалобно стенал дядя Тибор.

Зажав в костлявых руках очки и газету и шаркая негнущимися ногами, он взад и вперед сновал по кухне.

– Что я хотел? – спросил он беспомощно.

– Палинку, – сказал Беата.

– Верно, палинку! Ты очень внимательна, моя бесценная девочка.

Дядя Тибор плеснул в рюмку палинки, сделал глоток, прополоскал горло и, подкрепившись, дал волю потоку ужасающих предсказаний.

– Собака коварна! – решительно сказал он. – К твоему отцу придут пациенты, собака их искусает, и нам придется платить за увечье!

Беата молчала. Она бесшумно закрыла книгу и явно без надобности начала расплетать и заплетать косу. «Собака будет ласковой, кроткой, ноон этого ведь не знает», – размышляла она. Дядя тем временем к чему-то чутко прислушивался, а когда заговорил, Беата в испуге открыла рот.

– Все собаки вначале кротки. Но кротости их бывает предел. Кто ее будет воспитывать? Отец занят больными, мать… Быть может, твой брат, этот разбойник и плут?


– Мы купим спокойную, незлую собаку, – виновато сказала девочка, уставившись с робкой почтительностью на дядю, который каким-то непостижимым образом подслушал не высказанную ею мысль.

Из его плоских ушных раковин, как антенны, торчали длинные волоски; может, и правда их закрученные концы улавливали беззвучные тайны мира.

Дядя Тибор вдруг снова ожесточился.

– Купим? – спросил он. – Как это – купим?

Девочка упрямо молчала. Ее нежно-белое, как лепесток ромашки, лицо внезапно порозовело, большие синие глаза заблестели.

– Вы хотите купить собаку за деньги? – безжалостно допытывался дядя.

– Купить можно только за деньги, – с удивлением сказала Беата.

– Модную и, разумеется, страшно дорогую собаку? С завитой головой? Да? Вот что я скажу тебе, девочка: мы станем всеобщим посмешищем.

Непонятное сопротивление дяди постепенно развеяло радостное настроение Беаты.

– Папа обещал, и Магда хочет…

– А я скажу моему младшему брату, что, покуда я жив… собаки в доме не будет!

Беата пристально смотрела на пергаментно-лысую голову дяди, потом перевела взгляд на его старческую шею. Тут она вспомнила, что о плохом думать нельзя, но уже было поздно.

– Ты ведь думаешь, что все равно я скоро умру. Да?

Для девочки это было слишком, ее хорошенькое личико сморщилось, губы плаксиво опустились.

– О чем ты? – спросил раздраженно дядя. – У-у, какая ты некрасивая, когда плачешь! Тебе тоже хочется собаку?

Слезы Беаты моментально высохли.

– Хочется.

– А почему не кошку? Девочке больше подходит кошка.

– А я хочу собаку.

– Таково решение твоего отца? – Дядя Тибор обожал звучные слова: «информация», «решение» и все такое.

– Да.

– Почему именно собаку? Вот я чего не в силах понять, – бормотал дядя Тибор. – Ох, люди! Сами не ведают, что творят!

Он усадил девочку себе на колени и снова пустился в пространные наставления, как надо воспитывать собак. Собаку нельзя ласкать, потому что собака бациллоноситель. В квартире собаку держать нельзя, потому что от нее повсюду грязь. И вообще, зачем в доме собака! Вот другие же обходятся без собак. Конечно, собака полезна. Но где? На пастбище. От одной даже маленькой овчарки куда больше пользы, чем от сотни подпасков.

Беата слушала с легким разочарованием: ничего нового дядя ей не сказал.


*

Итак, новость о покупке собаки дядю Тибора лишила покоя. Взволнованный, он бродил по саду, останавливался, топтался на месте, срывал одуванчики и рассуждал сам с собой:

«Подожду, пока семья будет в сборе, и тогда сообщу им свое мнение. Я спрошу брата, и пусть он ответит на мой вопрос: взвесил ли он, обдумал ли это решение или принял его наобум? Подумал ли он о гигиене? Сперва они заставили меня присматривать за детьми, что меня, в общем, обременяло. Теперь же приставят к собаке. А с какой стати? У меня гипертония и малокровие. Мне следует больше спать. Спать – пожалуйста. Я сплю! Но ухаживать за собакой – увольте! Это не мое амплуа. Весьма любопытно, почему именно мне, с моей высокой квалификацией, предложили уйти на пенсию? Я же не инвалид войны. Собственно говоря, просто вынудили».

Такую полемику вел Тибор с воображаемым собеседником, когда бессильно волок по траве шезлонг, стараясь его поставить так, чтоб голова его, Тибора, укрывалась в тени.

Что касается ухода на пенсию, то он был, в сущности, прав. Не всякого, кто в рабочее время спит, принято отправлять на пенсию. Его начальнику такое бы и в голову не пришло, но не кто иной, как доктор Керекеш, принял меры к тому, чтоб старика, довольно хилого от рождения, а после смерти жены ставшего особенно забывчивым и рассеянным – на работе он даже засыпал на ходу, и, по глубокому убеждению Керекеша, в аптечном складе его держали только из жалости, – в конце концов проводили на пенсию. Какое-то время Тибор противился, но от споров быстро устал, ибо доводы младшего брата, Тамаша, всегда были вески, разумны и основательны. А старика уже от первых фраз безудержно клонило ко сну. В обволакивающем его дремотном тумане очкастое усталое лицо брата навевало обещание спокойных и долгих снов. Шезлонг в саду, прохладное дыхание легкого западного ветерка, серебристые и темно-зеленые ели, розы, кактусы среди камней, кусты смородины, голубизна небес и белым мотыльком порхающая в траве Беата – вот что окружало его, лишь только он открывал глаза. Но порой эти сказочные видения прорезал лихой разбойничий свист, и Тибору начинали чудиться раскаленные ехидным вниманием черные миндалевидные глаза племянника… «Ох и достанется мне забот со щенком!» – мелькнула в мозгу его мысль, рожденная внезапным и острым раздражением. Но в ту же секунду ему сделалось совестно, потому что и в сонном забытьи его не покидало чувство благодарности к брату, который, конечно, только из любви не поместил его в дом для престарелых и пригласил жить к себе.



Тибор получил комнату с окном на юго-запад. Ему вменили в обязанность присматривать за детьми. Вооружившись терпением, он старался как мог, то есть время от времени собирал информацию у соседей, когда и куда исчез Жолт, так как племянник его был неисправимым бродягой.

Осуждать старика за слишком суровый и даже грубоватый отзыв о племяннике было бы, пожалуй, несправедливо. Люди более снисходительные и более терпеливые, чем Тибор, то есть учителя, соседи и ближайшие родственники, о поведении Жолта Керекеша также отзывались довольно резко. А старика, в конечном счете, огорчало не столько поручение «пасти детей», сколько необузданная натура Жолта, его грубоватая речь и, главное, его порой странные шутки, которые вряд ли можно было назвать утонченными или хотя бы приятными.

Была, однако, причина, вынуждавшая старика становиться иногда сообщником Жолта. Беата, конечно, очень милая девочка, в этом не было никаких сомнений. Она подавала ему одежду, чистые полотенца, готовила чай и приносила даже палинку. Беата ангел! Но у нее такие маленькие, такие неподходящие для массажа ручки. Зато у бродяги племянника руки были что надо, как будто их специально создали для массажа! Даже покойная жена Тибора, Тэрка, не шла с ним ни в какое сравнение. Жолту без колебаний можно было вручить диплом массажиста. Ни одному профессионалу не удалось бы взбодрить его мышцы так, как умел это делать Жолт. Таково было глубокое убеждение Тибора. Руки Жолта часто бывали немыты, пахли смазкой, ржавчиной, илом, но зато они были как сталь, и захват у них был железный. Без массажа Тибор сразу дряхлел, и все его тело прямо взывало к благотворному лечению Жолта.

Вот почему дядя Тибор вел против Жолта несколько ограниченную войну. Причем он был всерьез убежден, что если мальчик и получает какое-то воспитание, то получает именно от него. Ибо безнадежные споры с племянником и словесные баталии, которые он неизменно проигрывал, Тибор и считал воспитанием.

Он не просто с презрением, а даже с некоторым злорадством взирал на явные промахи укоренившейся в семье Керекешей ультрасовременной системы воспитания и не без основания полагал, что для успеха на этом поприще нужна твердая рука. И что только такая рука решительным образом изменила бы характер Жолта. Но, к сожалению, младший брат Тамаш, по мнению Тибора, не достиг еще тех высот проницательности и мудрости, чтоб признать и применить на практике этот простейший воспитательный метод – метод «твердой руки». К тому же старик искренне верил, что многократные напоминания о приличиях могут привить хорошие манеры. Главное – об этом без конца повторять, и тогда успех обеспечен.

«Небрежное» современное воспитание допускает, чтобы дети родителей называли по имени. Тибор решительно осуждал золовку, безропотно терпевшую, что Жолт запросто называл ее Магда-два, проводя таким образом грань между приемной матерью и родной, которую по случайному совпадению звали тоже Магдой.

Он просто не понимал безразличия Магды. Такое обращение ее нисколько не задевало. Она считала его совершенно нормальным, а то, что родную мать Жолт ставил на первое место, – закономерным.

Старик с горечью отмечал, что упрямство и наглость Жолта всегда брали верх, и никто его за Магду-два не одергивал.

Но в этой борьбе он не сдастся, твердо решил дядя Тибор. Вот и позавчера – или когда? – мальчик под вечер явился домой.

– Магда-два дома? – спросил он.

– Это что еще за новости? – с живостью откликнулся Тибор. Он недавно проснулся и чувствовал себя в прекрасной форме. – Не Магда-два, а мамочка! – внес он решительную поправку.

– Ладно, Тобичек. Мамочка-два вернулась?

– Она давно дома. Ах ты хулиган!

– Ты не видел еще хулиганов, Тобичек. Ты же понятия не имеешь о жизни!

– Ты хуже, чем хулиган!

– Не будем спорить. Ты ведь старший.

Это был тот самый случай, когда теряются даже люди, куда более сообразительные, чем Тибор. Старик смешался и что-то пробормотал, не зная, похвала это или чистое издевательство.

Нравоучительные беседы, подобные этой, происходили между дядей и племянником ежедневно. Причем оба старательно следили за тем, чтоб их перепалка не коснулась слуха Керекеша, в противном случае Жолт получал штрафные задания.

Тибор жаловался на Жолта лишь в крайних случаях. Кто же станет доносить на своего массажиста, работой которого страшно доволен! Вот и сегодня старик очень нуждался в услугах племянника. Побаливала поясница, и немел левый бок. «Когда же появится этот бродяга? – думал старик. – И какой день сегодня: понедельник, вторник?» Если вчера было все-таки воскресенье, то сегодня, естественно, понедельник. Тут порядок армейский. Но если память ему вдруг изменила и воскресенье было позавчера?

Солнце вновь обошло шезлонг, и на него упали тени. Старик подвинул его чуть дальше. Беспокойство не проходило. Тогда, стянув потуже пояс халата, Тибор проворно вышел на улицу. Прошаркал по тротуару двадцать метров вперед и двадцать назад, основательно проверил ограду, осмотрел каштан – никого.

– Жолти! Жолтика! – негромко, без уверенности приговаривал он. В нем теплилась слабая искорка надежды: вдруг на дороге появится Жолт. Хотя он знал, что ждет напрасно.

Старик повернул назад и увидел на балконе золовку. Магда тоже была в халате: значит, она дома давно.

Тибор побрел к балкону. Магда сидела за плетеным столом, отрезала ломтики ветчины, читала и ела. Она всегда одновременно делала несколько дел. «А для чего?» – с неудовольствием подумал старик.

– Привет, милая! О чем я хотел тебя спросить? – вслух сказал он.

– Чао, Тибор. Понятия не имею, о чем ты хотел меня спросить.

– Да вот, милая, Жолт бесследно исчез.

– Объявится, – спокойно сказала Магда.

– Конечно, – согласился Тибор, сознавая, что Магда безусловно права. Она ведь и раньше не ошибалась: Жолт объявлялся всегда.

Старик почти успокоился и поплелся к шезлонгу. Бросив взгляд на могучий каштан, он внезапно вспомнил, что ему говорила Беата: под каштаном поставят покрашенную в зеленый цвет собачью будку.

Тибор тяжело опустился в шезлонг.

– Чудно! Прелестно! Просто нет слов. Собака будет тявкать мне в самые уши, будить! – забормотал он, но огорчиться по-настоящему не успел: голова его запрокинулась и он заснул.

Итак, новость, что решено приобрести собаку, до дяди Тибора дошла, но со значительным опозданием. Ибо тот, кто спит, новостей не знает. Решение же купить собаку родилось примерно в полдень, после пожара, о котором старик даже не подозревал, так как был в то время у себя в комнате и, как обычно, видел сладкие сны. Заметив под окном клубы черного дыма, он, правда, буркнул: «Какие страшные тучи» – и сразу вновь погрузился в сон. Позднее он услыхал телефонный звонок, отдаленные крики, какую-то возню, проснулся и констатировал, что в доме вечно шумят.

А в подвале, когда пенсионер-почтальон увидел густой, плотный дым, вырывавшийся через вентиляционное окно, весело трещал огонь. Почтальон позвонил жильцам, потом взял шланг для поливки двора, втащил в подвал и тщательно залил очаг пожара. И весьма своевременно, потому что в отсеке, принадлежавшем художнику, горели санки, метла и пламя лизало уже поленницу.

Покрытый копотью, возбужденный, экс-почтальон объяснял во дворе происшедшее. С быстротой поистине феноменальной жильцы всех шести квартир оказались на месте события. Вскоре прибыла и милиция. А спустя еще несколько минут на такси примчался доктор Керекеш. Более бледный и измученный, чем обычно, он бросился сразу в подвал.

– Что случилось? – спросил он художника, который стоял позади всех и нервно пощипывал рыжеватую бороду.

– Вы же видите, что случилось. Как раз мой подвал. Кому-то понадобилось поджечь наш дом.

– И кто-то его поджег, – ревниво сказал экс-почтальон.

– Но кто… кто? – запинаясь от волнения, спрашивал Керекеш.

– Все-о узнается, господин главный врач. Все-о при допросе выяснится, – сказал экс-почтальон, и в его мрачном, хриплом голосе Керекеш уловил затаенную угрозу.

– Вы полагаете? – спросил он.

– Я знаю, – отрезал экс-почтальон.

Оба умолкли под неодобрительным взглядом старшего сержанта милиции. Острый луч милицейского фонарика прошелся по дымящейся закопченной поленнице, по обгоревшим санкам, потом выхватил из подвального сумрака обуглившуюся, совсем черную чурку и на ней расплавленную металлическую тарелку.

– Ага! – обронил старший сержант и многозначительно оглянулся.

Младший сержант, шаривший по полу, тоже нашел кое-что и, подняв пинцетом находку, подошел к старшему. В пинцете был грязный от копоти носовой платок.

– На полу валялся, – таинственным шепотом сообщил младший сержант.

Мельком взглянув на платок, Керекеш вздрогнул. Скомканный, грязный, он, однако, был страшно знаком.

– Свечные огарки, – сказал старший сержант.

– И промасленная тряпица, – словно продолжая стихотворную строфу, подхватил младший.

– Вы чувствуете запах пороха в дыме?

– И как еще, товарищ старший сержант!

– Ребячья работа.

– Вот именно. Ребячья.

– Давайте, товарищ младший сержант, собаку!

Из подвала Керекеш не выходил, а пятился задом. И, спотыкаясь, поднимался в свою квартиру. На лестнице он остановился и посмотрел в сад. Все – трава, сирень, одуванчики, ели – изменило цвет, стало серым, как камень.

– Это не может быть явью, это сон, – бормотал он почти в отчаянии. – Сейчас я проснусь.

Но он не просыпался, в ушах его, перекатываясь, гремел грозный, низкий голос сержанта: «Ведите собаку наверх!» — «Почему наверх? – вдруг со злостью спросил себя Керекеш. – Почему не вниз? Собаку следует вести вниз, ведь поджог совершен не на чердаке, а в подвале».

Он неторопливо шагал по последнему лестничному пролету и ругал себя страшным образом. «Я думаю о самых пустячных вещах, как узник в камере смертников, – говорил он себе. – Не все ли равно, куда поведут собаку? Вверх или вниз – разницы никакой. Вопрос лишь в том…» Но мысль, «в чем вопрос», он не решился додумать до конца и испуганно оглянулся, будто услышал за собой мерный, негромкий стук собачьих лап. «Они действительно поведут собаку наверх, и собака приведет их к нашим дверям!.. Ужас! Кошмар!»

В дверях он столкнулся с женой. Ничего не подозревавшая Магда безмятежно улыбалась, и Керекешу показалось, что мягкий, ласковый свет ее карих глаз находится в чудовищном противоречии с жестокой действительностью.

– Добрый день! – тихо поздоровался Керекеш, едва сдерживая волнение.

– Что с тобой? – спросила Магда.

Керекеша всего передернуло.

– Где Жолт? – спросил он вместо ответа.

– В Тёрёкмезё, – сказала с удивлением Магда.

– Ты уверена, что он в Тёрёкмезё?

– Абсолютно. А где же еще? Ты же сам его отпустил.

– Войдем в квартиру. Зачем стоять здесь!

Магда устремила на мужа долгий, испытующий взгляд. Керекеш был бледен до синевы, и лицо его странно подергивалось.

– Что-то там внизу загорелось, сгорела какая-то ерунда… – сказала Магда.

– Кто знает, что там сгорело, – пробормотал Керекеш и вошел торопливо в ванную. – Почему ты дома? – наконец спросил он более спокойно.

Магда засмеялась.

– Мне позвонили, что горит дом.

– Хм! Звонил я.

– И забыл. Ну, неважно. Какие-то санки. Стена закоптилась. Сущие пустяки.

– Пустяки?

Он вышел из ванной, подошел к входной двери и прислушался к звукам на лестнице: шум голосов словно бы приближался…

Керекеш глубоко вздохнул, отвернулся и закурил; ему было стыдно, что страх перекрасил лицо его так, будто его покрыли густым слоем косметики.

Вдруг он схватился за голову:

– Тибор! Что сейчас делает Тибор?

– То же, что и всегда, – сказала Магда.

– А ты, как всегда, совершенно спокойна, – обиженно сказал Керекеш.

Магда промолчала, неслышно подошла к комнате Тибора, заглянула в дверь и кивнула: ну конечно, то же, что и всегда.

– Этот Тибор настоящее бедствие! – сказал Керекеш.

– А что он может с собой поделать?

– Ты даже не спрашиваешь, почему я взволнован!

– Спрашиваю.

– Я тебя все же не понимаю, Магда.

– Тамаш! Я почти уверена… нет, убеждена, что ты волнуешься зря. Ничего не произошло!

– Что-то, к сожалению, очевидно, произошло! – Керекеш нервно погасил сигарету. – Все признаки указывают на то, что дом поджег Жолт.

– Не говори чепухи!

– Я был бы счастлив, если бы оказался неправ! Но я собственными глазами видел свечные огарки, крышку коробки, я ощутил запах пороха…

– Ну и что? Жолти в Тёрёкмезё. Трудновато, находясь к Тёрёкмезё, поджечь дом в Буде.

– Скажи, пожалуйста, был ли случай, чтобы Жолт уходил не туда, куда собирался?

– Нет. Но…

– Для поджога, который был совершен сейчас, его присутствие вовсе не обязательно. Он сделал адскую машину, а сам ушел. Ты ведь помнишь, как год назад он взорвал этот камень, дорожный указатель?

– И все-таки это не он.

– Почему?


– Если бы это сделал Жолт, он остался бы, чтоб увидеть свой механизм в действии. Если бы дом поджег он, то стал бы смотреть, как дом горит.

– Об этом я тоже думал. Но я бы не удивился, если б за результатом своих деяний он наблюдал, скрываясь где-то поблизости…

– Ты сошел с ума!

– Магда! Это так мило, великодушно, что ты всеми силами стараешься подчеркнуть свое доверие к мальчику. Но это смешно. Нас накажут и будут правы. Жолту тринадцать лет, и ответственность за него несу я. Но как, как разговаривать с собственным сыном, когда он… сделался поджигателем?!

Лицо Керекеша нервно подергивалось.

Магда смотрела на него в нерешительности, потом отвернулась к окну, чтоб не смущать своим взглядом. Вдруг она что-то вспомнила:

– Но ведь в Тёрёкмезё он собирался давно. Поэтому совсем непонятно, что именно в этот день…

– Да что тебе далось это Тёрёкмезё! Со мной ты споришь, но сама такой возможности не исключаешь. Скажи честно: способен на это Жолт или нет?

– Нет, – сказала Магда с некоторой досадой.

– Хм!.. Ты просто хочешь меня утешить. Я ведь еще успею прийти в отчаяние, когда заявятся к нам с собакой… Ждать, кстати, придется недолго…

– При чем тут собака?

– Я не рассказал тебе всего до конца. В подвале нашли носовой платок Жолта.

– Платок Жолта?


– Я его узнал.

Магда онемела, потом выглянула во двор из окна.

– Вон ведут собаку, – сказала она с удивлением.

– Ведут собаку?

– Вернее, наоборот: собака ведет милиционера.

Керекеш бросился к окну. Так и есть! Черная с пестриной немецкая овчарка, принюхиваясь к земле и туго натягивая длинный поводок, тащила младшего сержанта к воротам. На улице она пустилась трусцой. За ними, в измятой рубашке, исполненный горячего воодушевления, спешил экс-почтальон. Потом показался старший сержант и, оглянувшись в воротах, дружелюбно помахал жильцам. Керекеш в смятении повернулся к жене:

– Что это значит?

– Ничего особенного. Они ушли. Очевидно, собака взяла след.

Керекеш промолчал и уставился вдаль, от волнения слегка закосив глазами. Магда смотрела на него с состраданием.

– Поверь, никаких неприятностей не будет, – сказала она совсем тихо.

Керекеш встрепенулся.

– Собака взяла неверный след. Но что же тут удивительного? Городской дом такого типа, как наш, для собаки – целое море различных запахов…

– Послушай, Тамаш! Носовой платок не такое уж неопровержимое доказательство.

– Каждый божий день мой сын терзает мне нервы!

– Потому что ты ждешь от него больше того, что он в состоянии дать. Он ведь еще ребенок…

– То, чего ждут от него, не в счет. В восемь месяцев он выбрался из манежа сам и чуть не сломал себе шею. Ни один его сверстник не был на это способен. Тогда я этого от сына не ждал. До сих пор поражаюсь, где он взял столько силы.

– Ты же в нем и развил эту силу. Ему было всего два месяца, когда ты стал с ним заниматься гимнастикой. И, надо сказать, не без успеха.

– Успех блестящий. Как у десятков других детей: ушибы, трещины, шрамы. Само по себе все это пустяки. Мальчик пробует свои силы, и это в порядке вещей. Но в Жолте постоянно присутствует нечто: то ли какая-то необоримая бесчувственность, то ли жестокость. И эта непонятная жестокость меня настораживает.

– Ты не можешь простить ему ту недобрую шутку…

– Недобрую шутку? Уничтожать несчастных букашек, сжигая их с помощью увеличительного стекла, – это всего лишь недобрая шутка? О господи!.. Пусть себе ребенок резвится, а мы должны набраться терпения и все, все сносить. Но до каких пор?!

– Ты слишком мнителен, Тамаш. А это усиливает…

– Всего лишь раз, и то по недоразумению, он получил от меня затрещину. С тех пор мной владеет настоящий комплекс. Я не смею даже прикоснуться к родному сыну, потому что он оказался так же чувствителен, как и упрям. Но если выяснится, что дом поджег он…

– Перестань фантазировать, Тамаш! Дался тебе этот несчастный платок! А мальчик в полусотне километров отсюда. Даже для милиции это безусловное алиби. Какой был платок?

– Грязный! Грязный до омерзения.

– Ладно. А цвет?

– То ли синий, то ли зеленый и в клетку.



– У каждого второго человека носовой платок в зеленую или синюю клетку, а у мальчишек вдобавок и грязный.

– Магда, – сказал Керекеш раздраженно, – я бы очень хотел ошибиться.

– Пожалуйста, не сердись, но это смешно: у тебя ни на минуту не возникает сомнений, что виноват именно Жолт.

Керекеш помолчал, вздохнул, сел, закурил, обвел комнату странным косящим взглядом, словно впервые видел тут все: мебель, солнечный свет и собственную жену.

– Будь я в этом совершенно уверен, я не стал бы прятаться дома, а давно бы пошел в милицию, – сказал он по-прежнему раздраженно.

…Все доводы были исчерпаны. Оба устало молчали. Потом без аппетита что-то поели. Керекеш про себя решил, что непременно поговорит с кем-нибудь из милиции. Где-то в глубине души, у него еще тлела надежда: а вдруг ищейка все-таки не ошиблась? Но лишь только эта ребяческая надежда вспыхивала чуть ярче, он мигом ее гасил; как это может быть? Кто-то совсем чужой, посторонний ни с того ни с сего пробирается к ним в подвал с порохом и свечой и закладывает «зажигательную бомбу замедленного действия»? Нет и нет! Разумеется, нет. Речь может идти либо о больном пироманией, либо… Ни один довод Магды не мог его убедить. Магда – мачеха и оправдывать, заступаться за пасынка считает своим неотъемлемым долгом. Ее, естественно, можно понять.

Магда часа два на балконе курила. Потом увидела экс-почтальона. Со слипшимися волосами, с багровым лицом, он шел пошатываясь, один, поминутно поддергивал сползавшие на ходу штаны и оживленно объяснял что-то воображаемому партнеру.

– Он, кажется, еще не окончательно захмелел, – заметила Магда.

Керекеш махнул рукой:

– Он всегда до краев налит палинкой.

– Не позвать ли его? Может быть, он что-нибудь знает.

– Конечно, знает. Наглый всезнайка. Он всегда и все знает.

– Не выношу, меня просто тошнит от пьяных! Но можно его расспросить…

Они совещались, так как знали этого нахала и горлопана, корчившего из себя хозяина дома.

В это время раздался звонок, затем в проеме двери появилась ухмыляющаяся опухшая физиономия почтальона.

– Что-нибудь случилось, господин Липтак? – робко спросила Магда.

– Целую ручки, мадам, – последовал галантный ответ. – Пока я здесь, вам беспокоиться не о чем.

– Входите, пожалуйста, – с усилием сказал Керекеш.

– Мое почтение, господин главный врач. Я, правда, не совсем одет… – сказал экс-почтальон, шагая по квартире. Затем он уселся и покосился на Керекеша, наливавшего в рюмки коньяк. – Несчастье, могу сказать, было предотвращено, – заявил он, когда рюмки стояли уже на столе.

– Прошу вас! – пригласил его Керекеш. – Много времени Уделить вам, правда, я не могу, так как должен вернуться в клинику. Ваше здоровье!

– Это я принимаю, потому как вполне заслужил. Ваше здоровье! – сказал почтальон и осушил рюмку залпом. – Если б не я, дом бы сгорел…

– Мы страшно вам благодарны, господин Липтак! – нетерпеливо прервал его Керекеш. – Вы, я видел, сопровождали милицию. Что-нибудь уже выяснилось?

– Я, извиняюсь, запах дыма почуял еще там, внутри. И так спокойно подумал: жгут, мол, фитиль. Дым-то шел снизу, вам понятно? Из дымохода-то дым идти не мог, дымоход-то на крыше, вы понимаете?

– Понимаю, – сказал Керекеш.

– Вот тут меня это забеспокоило, крепко, скажу вам, забеспокоило.

– Что именно? – спросил Керекеш.

– А то, что с утра жгут фитиль.

– Но ведь горел не фитиль.

– А кто его знал, что там горит, господин главный врач! Это я уж после узнал, а тогда крепко забеспокоился…

– Скажите, господин Липтак, ищейка что-нибудь обнаружила?

– Так ведь тогда она где была, извиняюсь, ищейка? Не было ищейки. Был я один. И, само собой, без промедления спустился вниз поглядеть…

– Дым шел из подвала, это мы знаем! – так же нетерпеливо сказал Керекеш.

– Ах, господин Липтак, нам очень хочется знать, кто мог это сделать. Возможно, кто-нибудь из жильцов забыл зажженную свечу… – вмешалась в разговор мужчин Магда, заметив, что Керекеш совсем теряет терпение и лоб его покрывается красными пятнами.

– Вот и я про то же хотел бы знать: кто это сделал?! Но тогда еще, извиняюсь, вопрос не стоял, кто сделал, а кто не сделал. Тогда, извиняюсь, валил тучей дым, и я, покамест прибыл в подвальный этаж, совсем и начисто задохнулся. Надо было тушить, извиняюсь, пожар. А когда у тебя перед глазами пожар, ты, извиняюсь, не думаешь, что да как, а берешься этот пожар тушить. Само собой, ежели можешь. Ежели, значит, можешь. Ну, прав я, по-вашему, или неправ?

– Правы, – процедил сквозь зубы доктор Керекеш, призывая взглядом на помощь жену.

Магда пожала плечами.

– Позвольте налить вам еще, господин Липтак, – любезно предложил Керекеш.

– Потребляю я это редко. Но сегодня я заслужил. Да.

– Вам благодарен весь дом, – сказала Магда.

– Время мое, к сожалению, истекло! – Керекеш вскочил и схватил портфель.

Липтак перепугался и вмиг изменил тактику.

– Много всякого плетут люди. И про вашу семью тоже плетут, господин главный врач. А вернее, про Жолта. Сами понимаете – бабы. Ну, и судачат, мелют языком без толку, без умолку.

Керекеш потянулся за своим пиджаком.

– Ну, я милиции так и сказал, – продолжал Липтак, – об жильцах нашего дома чтоб ни гугу.

Рука Керекеша остановилась, держа на весу пиджак.

– Я прямо так и сказал: не такой он парень, этот Жолт.

– Что значит «не такой»? – спросил сквозь зубы Керекеш.

– Ну, как прошлый вон год был еще взрыв… потом похищение персиков…

– Каких персиков?

– Э-э, господин главный врач! Кому есть дело до каких-то там, извиняюсь, дерьмовых персиков… И было всего-то их несколько штук, и давно это было, а может, и вовсе не было. Только вот мадам Гечеи дала показания, и записали ее показания в протокол. Вот в чем беда. Записали, что Жолт любит поджоги и что Гечеи видела, как он прилаживал шнур.

– Шнур?

– Ага, шнур. Запальный шнур. Веревку обмазал варом…

– Но ведь это было на прошлогоднее рождество, когда он хотел устроить бенгальский огонь, – перебила Липтака Магда. – Я поговорю с мадам Гечеи.

– Мы ни с кем говорить не будем! Хватит! – дрожащим голосом сказал Керекеш. – Благодарю вас, господин Липтак.

Почтальон не шевельнулся.

– Господин главный врач, покамест я здесь, – снисходительно сказал он, – бояться вам нечего.

Я не боюсь, господин Липтак, но…

– Протокол этот – тьфу. Уж я, господин главный врач, о том позаботился.

– Вот как! И что же?

– «Ха-ха, старший сержант, – старшему я сказал. – Хо-хо, говорю, знаем, знаем, ветер откуда дует». А старший только глазами хлопает. Во!

– Откуда же дует ветер, господин Липтак?

– Вот я и спрашиваю: «Кто взломал ту лавчонку, господин старший сержант? И кто стащил у Гашпаров дамскую, извиняюсь, сорочку? Не хочу я этим никого обижать… Кто переманил ирландского сеттера, вот что скажите мне, господин или товарищ старший сержант» …Никогда ведь не знаешь, как обратиться, чтоб не обиделся ненароком…

– Вы совершенно правы, господин Липтак, за обращением надо очень следить, – заметила Магда, разыгрывая сочувственное внимание.

Почтальон оторопел. Потом покосился на Керекеша, повертел в руках пустую рюмку, хотел что-то сказать, но Керекеш его опередил:

– Послушайте, господин Липтак, меня интересует один лишь момент. Если я вас правильно понял, то на основании показаний, данных мадам Гечеи, мой сын… возможно, оказался на подозрении. Известно об этом вам что-нибудь или нет?

– А то как же, чтоб неизвестно, господин главный врач! Кто, как не я, навел милицию на след?

– Прекрасно, вы навели на след…

– Я и Бижу.

– Кто такой Бижу?

– Бижу? Да ищейка же. Вон у кого, извиняюсь, нюх так нюх. Можно сказать, замечательный нюх. С ходу определила преступника.

– Значит, преступник известен? – спросил Керекеш.

– А как же! Я так старшему сержанту и сказал, когда прибыли мы в тот дом. Знаете, тот франтоватый дом на склоне горы… Я супруге своей говорю: «Не дом, а загон для овец, черт бы его побрал… делают из стекла загон овечий для хулиганов».

Керекеш швырнул портфель. Магда поняла, что он сейчас вспылит, и сделала успокаивающий жест.

– Так что же вы сказали старшему сержанту, господин Липтак? – кротко спросила она.

– «Мы на месте, господин старший сержант», – вот что я ему сказал.

– Вы это ему сказали, – проговорил задумчиво Керекеш, и с лица его словно смыли выражение страха. – Выпейте, прошу вас, еще стаканчик!

Почтальон расплылся в благодарной улыбке. С молниеносной быстротой он опрокинул коньяк и теперь уже без смущения стал рассказывать дальше, вволю расплескивая «философские речения», густо отдающие духом пивной.

– Так вот и было, господин главный врач. Я не очень-то привычный, чтоб ошибаться, я и погоду предскажу вернее, чем весь метеорологический прогноз. Всех я в округе знаю. Как же мне было жулика не узнать? Ну, само собой, дело это нелегкое, и надобен ко всему свой, особый подход. Вон и сам господь бог мир наш творил целых шесть дней. Нашли, значит, главного педагога, только он был не директором, директор толстый, а этот длинный и тощий, как старый сухарь… Собаку в институт, мол, приводить запрещается. Ну, посмеялся же я до упаду: дескать, тут тебе институт и все тебе тут запрещается. Старший, значит, сержант в момент ему объяснил, где, стало быть, раки зимуют. Мигом жуликов привели, рядком выстроили, и собака перед ними прошлась раз, два и три. Ну, думаю, пришло время взяться за дело мне. А старший сержант мне бормочет: молчи. И тут собака – вы не поверите, господин главный врач, – останавливается перед белобрысым одним хулиганом и давай тыкать носом в его штаны… Только что человеческим языком не сказала: вот он, жулик этот, злодей!

– Он и был поджигатель?

– Какой поджигатель, господин главный врач! Белобрысый стоял на стреме, велосипед поджидал. Потому как велосипед они хотели украсть. Жульё. У белобрысого, значит, был платок. Носовой. Собака его запах учуяла, то есть носового платка, понятно?

– Собака все-таки не ошиблась, – пробормотал Керекеш.

– Ни в жисть собака не ошибется, – авторитетно подтвердил почтальон.

– Но кто же был истинный преступник, вы не скажете, господин Липтак?


– Белобрысый, знаете, так перетрусил, что, не сходя с места, назвал сообщника. Он уже за решеткой.

– А… кто же он? – спросила Магда.

– А это, извиняюсь, служебная тайна. Ясно?

– Но вам-то она известна, господин Липтак?

– Я, извиняюсь, всех знаю в округе наперечет.

– Желание украсть велосипед понять как-то можно, но поджог… Зачем понадобилось ему поджигать?

– А затем, что он негодяй, – решительно сказал почтальон.

– Об этом я не подумал, но, должно быть, вы правы, господин Липтак. Ну что ж… весьма благодарны за информацию.

– С нашим большим удовольствием, господин главный врач, – сказал почтальон, внезапно скисая.

С большим трудом он поднялся, нерешительно посмотрел по сторонам – уходить, по всей видимости, ему не хотелось. Пошатнувшись в дверях, он покрутил пальцем перед лицом Керекеша и на ухо ему зашептал:

– Скажу вам одно, господин главный врач. Дом наш мало-помалу станет притоном хулиганья. А будь у нас, к примеру, собака… Такой дом, представляете? Шестеро жильцов, ворота настежь и ни одной собаки. Хотя бы одна махонькая совсем собачонка, уже можно бы, извиняюсь, спокойно жить. Собака же гавкает, господин главный врач. Ну скажите, прав я или неправ?

– Вы всегда правы, господин Липтак. Ну… всего хорошего.

Что-то бормоча, почтальон нетвердой походкой вышел.

Керекеш щелкнул французским замком и с чувством облегчения быстро вернулся в комнату. Магда на него не смотрела. Она знала, что он собой недоволен и жаждет как можно скорее покончить со всеми недоразумениями.

– Я смалодушничал, – начал он свою исповедь.

– Да нет же, – сказала Магда. – Носовой платок мог ввести в заблуждение кого угодно.

– Но я ведь даже не рассуждал, я сразу же заподозрил мальчика.

Глаза Керекеша от волнения закосили.

– Тамаш, мне надо в лабораторию. А ты, очевидно, собираешься еще долго копаться в своей душе. Нужно ли это? Собирайся! Пойдем!

– Погоди! Я все больше прихожу к убеждению, что совершенно не разбираюсь в том, как воспитывать мальчика.

Магда молчала.

– Впрочем, Жолта совсем не трудно и заподозрить, – ворчливо добавил Керекеш.

– Твое замечание сейчас неуместно.

– Ты права. Постепенно я начну мыслить так же, как этот Липтак. Почему некто совершает дурные поступки? Потому что он негодяй.

– Мне показалось, что старик страшно действовал тебе на нервы.

– В конечном счете я ему благодарен. Он создал моему сыну славу. Не правда ли?

– Славу? Ты сам выдумал эту славу из ничего.

– Пусть так. Но мы с тобой сейчас счастливы оба! Ты утрируешь.

– И не думаю. Мы сейчас вне себя от счастья, что поджег совершил не Жолт. Примерный, прекрасно воспитанный мальчик, который даже дом не стал поджигать, хотя для этого было все: порох, свеча и мужество… Чего нам желать еще?

Магда снисходительно улыбнулась.


*

Совершенно бесспорно, что «примерный, прекрасно воспитанный мальчик» с помощью своих непрерывных «экспериментов» держал семью в состоянии непреходящей тревоги. Порой с бесстрастным вниманием, как видавший виды прозектор, он не только анатомировал какого-нибудь ужа, но и с неубывающим любопытством словно бы анатомировал поведение людей, реакцию учителей и родителей, их мимику, жестикуляцию, почти не придавая значения тем страданиям и эмоциям, которые он своими поступками вызывал. Но Магда заметила, что в черных глазах мальчишки вдруг пробегала синеватая тень, и она ее объясняла как признак мелькавшей в душе его жалости, а может быть, и любви. Такое объяснение она давала охотно, потому что ей нравились его жгучая пытливость, его самолюбие и неустрашимость. А Жолт, должно быть, все это чувствовал и почти учтиво, даже с долей нежности отвечал на терпеливое отношение к нему мачехи.

Зато Керекеш сгорал со стыда за невоспитанность своего сына. Слишком часто отца вызывали в школу, где он покорно выслушивал благожелательные наставления классного руководителя и давал безответственные обещания. А что ему оставалось еще? Он ведь слышал всегда одно и то же: мальчик плохо учится, дерется, дерзит, мальчик забывчив, жесток, нетерпим, мальчик… и т. д. и т. п. Некоторые определения Керекеш бы, возможно, оспорил, но зачем? К перечню «добродетелей» сына кое-что он мог добавить и сам. Магические слова система и выдержка, которые неустанно твердили учителя, к Жолту были неприменимы и лопались как мыльные пузыри. Есть дети, которым наказания нипочем, они на них просто не реагируют, и Жолт относился к их числу. К нему приложим был один лишь метод воздействия: домашний арест. Жолт его принимал без спора, с невысказанной обидой, с презрительным равнодушием – как тюремное заключение. Он никогда не выполнял предписанной работы и развлекался вещами, как казалось доктору Керекешу, совершенно не соответствующими его возрасту. Вооружившись самодельной миниатюрной рогаткой, он устраивал, например, охоту на мух; поднимал гантели, заводил магнитофон, в лучшем случае читал что-либо приключенческое. Керекеш тем не менее довольно точно представлял себе ход мыслей сына: запрет выходить из дому – не что иное, как отцовская месть, и надо вытерпеть ее, переждать, как пережидают затяжные дожди. Керекеш слишком остро ощущал собственное бессилие, он знал и выражение брезгливости на своем лице, и свой косящий от волнения взгляд, когда выносил убийственно скучный приговор:

«После обеда ты останешься дома!»


«До которого часа?» – спрашивал сын.

«До шести».

«До пяти!»

«Не спорь!»

В результате в пять часов пополудни репетитор по математике тщетно дожидался Жолта. А через несколько дней, когда все выяснялось, Жолт чувствовал себя праведником, так как имел все основания сказать: «Я хотел идти на урок, но мне не позволили выйти из дома». Керекеш пускался в длинные рассуждения, бушевал, называл сына отъявленным лицемером; потом, глубоко сожалея о собственной грубости, начинал размышлять: хитрил мальчик или обиделся и, как всякий обиженный, был скуп на слова? Отцу очень хотелось верить в последнее, и потому, видя открытое лицо Жолта, он успокаивался. А Жолт кутерьму, поднимавшуюся из-за часа занятий с репетитором, считал бессмысленной и просто ничтожной. Не состоялся урок. Ну и что? Кто от этого пострадал? Но разговор с отцом скуки у него, как ни странно, не вызывал: Керекеш волновался, размахивал белыми, с длинными пальцами руками, присаживался на краешек стула и сидел так, словно готовился выполнить упражнение по гимнастике; Жолт с интересом следил за стулом, который вот-вот опрокинется. Странно косящий взгляд отца тоже занимал его немало. Ему было интересно знать, меняют ли предметы свои места в папиных косящих глазах.

Магду это противоборство, разумеется, тяготило и в то же время в какой-то степени забавляло. Она отлично понимала, что пристрастные расспросы и поучения отца едва ли улучшат отношения между ним и сыном. Потому что сын не понимал или не хотел понимать, чего требует от него отец, а отца раздражали его постоянные неудачи на поприще воспитания; вполне вероятно, что именно из-за этого постоянного напряжения Керекеш был не в силах найти с мальчиком верный тон. Вот почему для отца становилось так важно настоять на своем, и добивался он этого любой ценой. При разводе Керекеш и родная мать Жолта пришли к соглашению, что мальчика с семи лет воспитывать будет он. Но матери было трудно расстаться с сыном, и Жолт перешел к отцу, когда ему минуло девять лет. На первый взгляд такое решение выглядело естественным и разумным. С тех пор прошло четыре года. В семье Керекеша росла, вызывая всеобщую любовь, единокровная сестра Жолта Беата, все поведение которой особенно оттеняло трудный, неровный характер мальчика, внушая отцу еще большую тревогу.

Магда была полна сострадания, потому что все усилия Керекеша, в общем-то, пропадали зря. Сколько бы ни горячился отец, сын оставался прежним. Что же касается будущего, испуганному воображению Керекеша оно рисовалось зловещим.

Магда бесшумно вернулась из кухни. Удрученный Керекеш, сутулясь, сидел, облокотившись на низкий столик. Он потянулся за чашкой кофе, но не взял ее и стал потирать белые как мел, костлявые руки.

– В клинику тебе больше не нужно? – осторожно спросила Магда.

Керекеш промолчал, не глядя взял чашку, но, прежде чем поднести ее ко рту, спросил:

– Как ты думаешь, кого он все-таки любит?

Магду вопрос слегка удивил, но она знала, что отвечать надо сразу.

– Странный вопрос! Ну конечно, он любит мать. И Дани…

– Мать упрашивает его по нескольку дней, чтоб он ее навестил. Что же это?

– Он все-таки очень загружен. Одни уроки по математике…

– И совершенно бесцельные скитания… Но я спрашиваю совсем о другом. Я хочу знать, любит ли он кого-нибудь вообще? Например, мать. И из чего это видно?

– Тамаш, пожалуйста, не сердись, но твои вопросы сводятся к одному: любит ли сын тебя.

– И к этому тоже.

– У него не так много способов для выражения своих чувств, – медленно проговорила Магда.

– Когда речь идет о любви или нелюбви сына ко мне, я должен быть максимально чувствителен. Но я не хочу быть излишне чувствительным.

– Ты кое о чем догадался и ищешь сейчас доказательств.

– Я хочу знать, способен ли этот мальчик любить вообще! Понимаешь? – Керекеш вскочил, и глаза его потемнели.

– Тамаш! Прошу тебя! Если бы Жолт умел четко выражать свои мысли, о том же самом он мог бы спросить тебя.

Керекеш, ошеломленный, молчал.

– Любовь стоит чего-нибудь лишь тогда, когда она обоюдна, – сказала Магда.

– Ты хочешь сказать…

– Нет, нет! Но человек посторонний, который тебя не знает, едва ли поверит, что ты любишь сына…

– Хм, посторонний… До посторонних мне нет никакого дела.

Керекеш почувствовал некоторое облегчение. А Магда еще уверенней продолжала атаку:

– Жолт не из тех, кто приспосабливается. Характер у него действительно независимый и строптивый. Некоторые его эмоции и поступки оправдать иногда бывает сложно.

– Мне припомнился сейчас один случай! Это было несколько лет назад. Беата тогда два месяца проболела. Я наблюдал за ними, когда после болезни они встретились в нашем саду. Жолт ее ждал. Она вышла. Я думал, что он бросится к ней, поздоровается или как-нибудь еще выразит свою радость при виде сестры. Но он, точно норовистый жеребец, упорно и молча топтал ногой землю. Беата повисла у него на шее, и видно было, как она счастлива. А Жолт лишь терпел ласку сестры, он весь извертелся, а потом как-то снисходительно буркнул: «Привет, Беа! Как поживаешь?» И это все.

Магда чувствовала, что спокойствие ее на пределе.

– Ну и что! Что это доказывает?

– Ровным счетом ничего, – сердито сказал Керекеш.

– Ты считаешь, что душа его омертвела?

– Ладно! Я не собираюсь тебя убеждать.

– Потому что я мачеха и защищаю его по обязанности? Но ты ошибаешься. Об его истинных чувствах мы действительно ничего не знаем. Меня это, кстати, не удивляет.

– А… почему?

– Потому что ты не отец, а диктатор. Диктатор, который знает одно: приказывать и наказывать!

– Будь это так, горю было бы нетрудно помочь.

– Потом, правда, ты стараешься все объяснить, но Жолту уже это не интересно. Ему совершенно не интересны твои пояснения.

– Что же ему интересно?

– Сказать?

– Не стоит. Я знаю. Да будет благословенна собака, хозяином которой станет Жолт.

– Давай попробуем, Тамаш! Мы ведь ничего не теряем! Уже несколько лет он умоляет нас взять собаку, а ты все ставишь и ставишь условия. Непрерывно. Ты полагаешь, что он воспринимает твои веские доводы! Он же считает, что ты просто дорожишь своими удобствами, или думает о вещах, еще более примитивных. Как, например, господин Липтак.


– Мне кажется, Магда, что тебе самой хочется иметь щенка! – сказал Керекеш, подходя к жене.

– Конечно, хочется. А тебе?

– И мне. Но скажи, какая судьба ожидает у нас собаку?

– Не знаю. Но за то, что мы будем ее любить, я ручаюсь.

– Жолт тоже?

– Он больше всех.

– Посмотрим, – задумчиво сказал Керекеш.

– Я скажу ему, – просящим тоном сказала Магда.

– Согласен, – сказал Керекеш, и оба засмеялись.

К девяти часам вечера радость их значительно потускнела. Жолту полагалось быть дома в семь. Магда и Керекеш молча сидели и молча слушали брюзжание Тибора. Тибор же спрашивал брата, подумал ли он о гигиене.

– Я думал, – сказал Керекеш. – Но дело в том, что с собакой у меня связаны особые планы, Тибор.

– Планы? С собакой?

Каким-то образом получалось, что мысли Тибора всегда отклонялись от существа дела. Какие планы могут быть связаны у человека с собакой? Что умеют собаки? Есть, лаять, кусаться, выполнять отдельные трюки, если их, конечно, обучат.

Пока все остальные томились в ожидании Жолта, Тибор тихо произносил монолог, смысл которого сводился к тому, что другие люди как-то обходятся без собак и что в жизни существуют дела куда важнее собаки.

В половине десятого в квартиру ввалился Жолт, весь, с головы до ног, покрытый пылью и похожий на поседевшего в молодости негра. Он был не один. За ним на какой-то ветхой веревке ковыляла пятнистая дворняга с гремящими, как у скелета, костями и глазами, подернутыми старческой катарактой. На вид ей было лет двадцать…

Жолт рывком втащил ее в квартиру и, посмеиваясь от смущения, сказал:

– Она сирота, эта собака. Ее потеряли. Я найду хозяина, и дело с концом. А пока пускай поживет у нас. О'кэй?

Керекеш встал, молча вышел в свой кабинет и так хлопнул дверью, что она треснула, как сломанная кость.

Глава II

СЕРДЦЕ УЧАЩЕННО ЗАБИЛОСЬ ТРИЖДЫ

Доктор Керекеш был убежден, что сын целый день без передышки, без отдыха охотился за бродячими собаками. А может быть, просто украл это жалкое, отвратительное животное… Кто знает, чем и почему оно пленило его. Керекеш даже с некоторой брезгливостью припомнил момент, когда полуслепая собака рухнула на серый ковер. Весь ее вид производил впечатление близкой агонии; казалось, еще несколько минут – и несчастное существо у них на глазах испустит дух. В душе Керекеша к тому же родилось подозрение, что съездить в Зебегень, а может, совсем в другое место Жолт выпросил разрешение с определенным умыслом. Он задался целью приобрести собаку и поставить семью перед свершившимся фактом.

По предположениям Керекеша, Жолт рассуждал примерно так: вот теперь станет ясно, что вы за люди и как поступите в сложившейся ситуации. Может, выкинете беднягу на улицу и пусть она там подохнет с голоду?

Мысли эти настойчиво теснились в голове доктора, однако догадки его были неверными…

Получив свободу, к тому же на целый день, Жолт был так переполнен счастьем, что ни в одном, даже сокровеннейшем закоулке его души не осталось места для мыслей о собаке. То ли сам господь бог, то ли случай, словно глумясь над ним, подсунул ему это животное – жалкую карикатуру на предмет страстных мечтаний Жолта.

Утром, когда, набив полотняный портфель и проследив за движением облаков, Жолт отправился на Западный вокзал, где была назначена встреча с Дани, он весь был пронизан радостным чувством свободы. Он пробежался по саду, вдохнул полной грудью воздух, напоенный теплом и летними запахами, лизнул указательный палец и определил направление ветра.

– Южный, – сказал он решительно.

Ветер, кстати, был западный, но Жолту ничто никогда не мешало подгонять факты так, чтобы сделать их более благоприятными. Он был по-своему дальновиден и весьма искусно забыл свою куртку дома. Ну, а если пронесется гроза и его промочит ливень, всегда можно сослаться на южный ветер.

Но Жолта беспокоила совсем не погода – все уловки его были ответом на смехотворное условие отца:

«В семь ты должен быть дома!»

«Хорошо!» – ответил Жолт.

«В семь! Иначе на целый день я отпускаю тебя в последний раз».

Хотя диалог был чеканный, оба отчетливо понимали, что договор этот нереален, что вернуться к семи часам Жолт просто-напросто не успеет. Понятие «точность» было так несовместимо с характером Жолта, что в применении к нему давным-давно превратилось в одну из самых несуразных иллюзий. Такие правонарушения даже в семье Керекешей считались пустячными, и на них смотрели сквозь пальцы. А Жолт, как нарочно, заботился постоянно о том, чтоб на точность его надеялись все меньше и меньше. И разговоры относительно точности велись всегда формально и вяло, и если из Тёрёкмезё он не притащит иных, более значительных неприятностей, то все будут счастливы, по-настоящему счастливы!

Явиться к семи часам! Пустая болтовня, думал Жолт, вот и все. Но она извинительна. Потому что приказ явно был отдан в затмении родительского рассудка. Он и не собирался его выполнять, такого намерения не было ни в одной клеточке его мозга. По той же причине он обычно игнорировал споры. Вступать в споры с предком, доведенным до белого каления, казалось ему ненужным и бесполезным. Пока ничего не произошло, спорить попросту не о чем. Когда что-нибудь произойдет, тогда он и поспорит.

Молчал он, правда, не только из соображений тактических. Он ведь знал: отца прямо мутило, что приходится порой отдавать приказания, которые, конечно, не будут выполнены.

Разговоры, которыми Керекеш угостил его вчера, произвели на Жолта не слишком приятное, однако же сильное впечатление. Лицо отца странно сморщилось, словно он надкусил лимон; взгляд нервно метался по комнате, избегая притворно-внимательных, широко открытых глаз сына; рот страдальчески дергался, высокий голос временами срывался; с губ слетали и слетали слова и, как осы, носились по комнате, но не касались сознания Жолта. Лишь изредка он кое-какие ловил: расписание, пуловер, обещание, пятьдесят форинтов, математика, экзамен, Беата, двоечник… Все остальное слилось в сплошное жужжание, в какой-то однообразный стрекочущий гул. Вдруг Керекеш схватил себя за ухо. «Этого еще не бывало, – подумал Жолт, удивившись, – раньше он поправлял на переносице очки. Что же будет теперь с очками? Он все время трясет головой, и очки вот-вот свалятся». Жолт внимательно следил за отцом: когда тот пускался в бесконечные назидания, то вел себя так, словно в ухо ему забрался жук, и он тряс головой, будто хотел от жука избавиться.

Отец говорил, а Жолт тем временем взвешивал собственные заботы. «Это я довел папу, из-за меня он, наверное, спятил, – с искренним сожалением думал Жолт. – Иначе он не ставил бы таких глупых условий. Быть дома в семь! Смехота! Может, оп вообразил, что сын его стайер и в Зебегень едет тренироваться?.. Поезд приходит туда в половине двенадцатого. Я, то есть стайер, ракетой взлетаю на вершину Бёржёнь, делаю круг и мчусь сломя голову вниз, чтоб успеть на поезд, отходящий в полтретьего».

Так думал Жолт, но вслух не сказал ни слова. А утром, распластавшись под смородиновым кустом, дождался, когда отец уйдет, и незаметно улизнул…

Небо не было сплошь голубым, по его синеве одно за другим проплывали белые облачка, похожие на разных животных: белоснежные зайцы, ласки, козы и крокодилы; с запада в серой пушистой шубе грузно тащился полярный медведь.

Жолт сурово свел брови и сделал жест, будто снял с плеча охотничье ружье.

– Пш-ш-ш-та-та! – сказал он. – Этого я прикончил. Пусть не таскается по Южному полушарию!

Трамвай, громыхая, прополз по проспекту Мучеников, затем по мосту Маргит. Жолт плотно прижался к алюминиевой скобе, но пассажиры преклонного возраста все-таки сверлили его гневными взглядами. Какой-то тип с животом-бочкой сопел ему прямо в лицо, и Жолт с точностью вычислил, сколько места он занимает в трамвае: там вполне уместилось бы четверо худых. «И пыхтит еще в самый нос!» – подумал Жолт и постарался отвернуться к окну. На его движение моментально последовала реакция.

– Не вертись, не один едешь! – рявкнул толстяк.

– Нет, один, – с олимпийским спокойствием отозвался Жолт.

Толстяк не счел нужным продолжать праздный спор и, не задумываясь, толкнул Жолта в бок: по его представлениям, другого ответа мальчишка, естественно, не заслуживал.

– Спасибо, – с подчеркнутой признательностью сказал ему Жолт и вернул себе равновесие.

У Вышеградской улицы Жолт посмотрел на часы. Потом посмотрел еще раз, так как на циферблате, который он сам окрасил в бордовый цвет, распознать время было трудно. «Опоздаю!» – пронеслось у него в мозгу, и эта мысль привела его в ужас.

На площадке, у выхода, мечтательно любуясь снующей по бульварам толпой, стояла девушка в коротеньких шортах.

– Вы выходите? – вежливо спросил ее Жолт.

– Пока нет, – сказала девушка и взмахнула искусственными ресницами.

Жолт сделал попытку протиснуться к двери.

– Вы выйдете у вокзала? – опять спросил он.

– На следующей, – так сурово ответила девушка, словно ей нанесли жестокое оскорбление.

– Тогда давайте меняться местами, – предложил Жолт.

Девушка отодвинулась сантиметра на полтора, и Жолту понадобилась вся его ловкость, чтоб выскочить прежде, чем дверь вагона захлопнулась.


Это ему удалось, и в прыжке его досада прошла. Красный от волнения, Дани стоял, а вернее, горбился на перроне, придавленный плотно набитым рюкзаком.

– Жолт! Тугоухий верблюд! Я изгрыз себе все кулаки!

– Покажи!

Дани показал.

– И правда изгрыз, – согласился Жолт.

– Это свинство – являться в последнюю минуту!

– Последней минуты не бывает. За минутой всегда приходит другая.

– Ух ты! Шуточка – блеск! Ну, давай поднажмем, наш поезд уже подошел.

– Слушай, старик, я в этот черный, для уголовников, поезд не сяду.

– Тогда, дружище, прощай. Пиши!

– Так и быть, сяду. Но помни: только по принуждению.

– Ладно. Протолкни мой рюкзак!

– Сразу видно, что ты собрался в Антарктику. А как насчет теплых кальсон? Не забыл?

– Мама забыла. А без них я погибну, старик. Окоченею.

– Господи, не рюкзак, а глыба! Ты вышагиваешь под ним, как откормленный индюк.

– Что делать несчастным детям, у которых упрямые родители!

– Родителей, старик, надо воспитывать. А ты своих распустил. Никудышный ты воспитатель, и в этом твоя беда. Давай прилунимся в этом купе, оно, в общем, довольно уютное. По-моему, в этом поезде проверяют билеты.

– Вот твой билет, двенадцать монеток.

Они заняли места у окна. Так как Дани до сетки не доставал, его рюкзак запихнул Жолт, потом они наконец уселись, и Дани счастливо сощурился за толстыми стеклами очков.

– Роскошный у нас будет денек! – сказал он.

– Как ты с этакой глыбой взберешься на гору? – спросил Жолт, кивнув на здоровенный рюкзак.

– Может, потащим его по очереди… – нерешительно сказал Дани и смущенно потер свои худенькие плечи.

– Ах, какой ты у нас остроумный! Нет уж, мой мальчик, каждый потащит свой собственный груз.

– Ладно, как-нибудь дотащу, – сказал Дани с легкой обидой.

Он ждал утешения, ободряющих слов, но Жолт безучастно молчал.

Наконец поезд тронулся.

Дани вынул путеводитель по Зебегени и стал листать, надеясь привлечь внимание друга. Но Жолт смотрел в окно на пробегающий мимо пейзаж, на встречные поезда, на вереницу «шкод», выстроившихся на открытых платформах товарного поезда, и молча злился. Для чего он хитрил с самим собой дома, не взял почти никаких вещей, даже куртки не взял, только бы идти налегке! Для чего? Чтобы сделаться вьючным ослом у этого несчастного лилипута! Тащить на себе его чертов рюкзак! Ну и кретин же Дани! Целыми днями бренчит на гитаре и запоем читает книги. А от родителей все равно ему достается.

Не выдержав длительного молчания, Дани стал объяснять:

– Понимаешь ли, я торговался как мог. Я старался избавиться от пуловера, одеяла, половины консервов, коробки с едой… Но спорить с мамой – гиблое дело. Все-таки она настояла…

Жолт в ответ что-то буркнул.

– Зато у нас вдоволь вкуснейших мясных консервов.

– В этом твоя беда, – сказал Жолт.

– В чем?

– В том, что ты препираешься! Язык не держишь на привязи.

– Беда вовсе не в этом.

– Не надо болтать языком! Разумные существа языком не болтают. Разумные существа запихивают лишний скарб в шкаф и говорят на прощанье: адьё.

– Тут, старик, дело в другом. Главное заключалось не в этом. Меня попросту не хотели пускать.

– Из-за меня?

– Из-за тебя. Стоит только назвать твое имя, как всех начинает трясти.

– Маму тоже?

– Конечно! И еще как! Знаешь, что она говорит? Жолт мальчик хороший, но у него один недостаток: он ненормальный.

Жолт хотел что-то сказать, но передумал и отвернулся к окну. Поезд мчался мимо бесконечных скошенных желтых полей, после ливня блестевших, как лакированные, мимо высившихся шпалерами вдоль шоссе исполинских пирамидальных тополей.

– Они еще не забыли прошлогодний взрыв, – сказал Дани.

– Подумаешь, взрыв! Жалкая дырка в земле.

– А ограда?! Ограда частично тоже ведь обвалилась. Слушай, старик, дома меня чуть не связали. Мама уверена, что именно ты вечно втягиваешь меня во всякую пакость.

Жолт молчал. В глазах его промелькнули темно-синие тени.

– Конечно, она не совсем так сказала, – поправился Дани.

– Все равно. Ты бы слышал, что говорит про меня мой отец.

– Что?

– Это неважно. Знать о себе можно много всего, но, если очень захочется, можно про это забыть, и конец. Скажем, так: ночью во сне ты видишь какую-то ерунду. Правда?

– Да!

– Вот мне недавно приснилось, что зовут меня Повер, и во сне все меня так и звали: Повер. Понимаешь? Это было ужасно, страшная чертовщина, потому что я никак не мог вспомнить свое настоящее имя. Зато утром я совершенно забыл про Повера и знал только одно: меня зовут Жолт.

– Как же ты вспомнил его сейчас?

– Кого?

– Да Повера же.

– Не знаю. Простая случайность. Ну ладно. Мы уже в Ваце. А с твоим рюкзаком что-нибудь да придумаем, – прибавил он неожиданно.

– Но ведь все, что я взял, мне придется тащить назад. А дома увидят, – сказал Дани уныло.

– Беда твоя в том, что ты трусишь, как заяц. Есть у тебя какое-нибудь свежее чтиво?

У Дани заблестели глаза.

– Есть. Папина книга. Про любовь. Я ее свистнул. Один субъект в ней выражается так: девушка – будто наглый лепесток цветка.

– Наглый лепесток цветка?

– Ага. Ты когда-нибудь видел, чтобы лепесток вел себя нагло?

– Старик, я ломаю над этой проблемой голову. Это, видишь ли, поэтично.

– А по-моему, психопатично.

В это время к купе подошел невысокий человечек с румяными щеками и седыми усами.

– Младенец с усами, – прошептал Жолт.

После долгих раздумий человечек вошел в купе и скромно сел в уголок.

– Не хотите ли сесть к окну? – спросил его Жолт.

– Да нет, мне и здесь хорошо, – приятно удивленный, сказал старичок.

– У окна лучше, виден пейзаж, – настаивал Жолт.

– Сиди на месте, не беспокойся, сынок. Вы куда едете?

– В Кереченалмади.

– Куда?

– В Кереченалмади.

Старичок был озадачен.

– Я такой деревни не знаю! – сказал он сокрушенно.

– До нее еще далеко, – сказал в утешение Жолт.

Старичок затих, и казалось, будто он роется в памяти, отыскивая там деревню под этим названием.

Дани тихонько хохотнул. Жолт строго взглянул на него, и Дани сделал гримасу, как будто его поймали с поличным.

– Отдыхать? – спросил старичок.

Поезд стоял, в купе витали скука и тишина.

– Мы едем к бабушке, – сказал Жолт.

– Стало быть, едете в гости к бабушке.

– Переезжаем, – обронил Жолт.

– Навсегда?

– Нас, знаете, распихали по родственникам. Я и младший братишка попали к бабушке.

– Как же зовут братишку?

– Йожо… Веди себя прилично и не хихикай, как дурачок!

Дани гримасничал, фыркал, и старичок смотрел на него неприязненно.

– Ты, как я вижу, за ним следишь, и правильно делаешь: за ним, конечно, надо следить.

– Да с ним ничего особенного, просто он очень веселый. Он всегда очень веселый, а почему, неизвестно. Даже на похоронах он два раза смеялся.

– Неправда, – сказал Дани и показал язык.

– Я же сам это видел, – сказал Жолт.

– У вас кто-нибудь умер?.. – спросил старичок.

– Папа, – не дрогнув ни одним мускулом на лице и глядя спокойно в глаза старику, мрачно ответил Жолт.

Тут Дани вскочил и выбежал в коридор.

– Бедные мальчики! – участливо сказал старичок. – Сколько же у тебя братьев, сестер? – спросил он затем.

– Восемь, – ответил Жолт, внимательно вглядываясь в розовое старческое лицо и пытаясь прочесть на нем признаки недоверия.

Но он ничего не прочел, кроме кроткого изумления и неподдельного сострадания, затопившего светящиеся среди морщин голубые глаза. И продолжать в том же духе у него пропала охота.

– Пойду посмотрю, куда девался мой дурачок. Вдруг он вывалится из поезда, а виноват буду я, – сказал Жолт.

– Бедные мальчики! – со вздохом повторил старичок.

Жолт искоса взглянул на доверчивого человечка и пошел искать Дани. Он нашел его в третьем купе. Дани старчески сгорбился, очки у него на носу подпрыгивали, и он демонстративно смотрел в окно.

Стиснув зубы, Жолт с минуту стоял молча.

– Еще я хотел наврать старику, – наконец сказал он, – что дома нас столько, сколько муравьев в муравейнике, что мы едим один хлеб и спим все вместе в одной постели.

Дани и на это не проронил ни звука.

– И что нет у нас ни туалета, ни ванной. И только крохотный гномик ходит-бродит ночами по нашему саду. Клянусь, старик с жадностью проглотил бы и это.

Тут Дани встал, сунул руки в карманы и с необычной серьезностью, хотя и понизив немного голос, словно опасаясь ухмылки и темного взгляда Жолта, сказал:

– Скверная была шутка, Жолт…

– Но ты же сам чуть не загнулся от смеха.

– Я иначе не мог. Удержаться не мог. Но ты-то как мог… зачем ты похоронил своего отца?

– Кого? Твоего отца.

– И твоего, Йожо.

– Это тоже подлость. Я-то тебе не брат.

– Ты просто дурак, Дани! Никто ведь не умер. Умер тот, кого и на свете нет!

– Придумал бы что-нибудь другое.

Они замолчали. Дани смотрел на Дунай, кативший зеленые, мшистого цвета воды. В вагон ворвалось вдруг дыхание воды: запах дождя, горького болиголова, сладковатый запах болот, волны теплых испарений и холодных брызг. По реке, задрав нос, мчалась моторная лодка, на корме ее, как изваяние, застыл человек.

– Ты бы мог там стоять? – вдруг спросил Дани.

– Мог бы.

– А я нет. У меня наверняка закружилась бы голова.

– В этом твоя беда.

– В чем?

– Ты вечно боишься, что закружится голова. Ты только об этом и думаешь, больше в башку тебе ничего не приходит.

Простояв несколько минут, поезд медленно пополз дальше. Путевые рабочие хмуро смотрели на пассажиров.

Из-за поворота, окруженная рощей, появилась станция Зебегень. Они приехали.

Жолт ринулся в прежнее купе, сдернул сверху туго набитый рюкзак и схватил с сиденья свою легкую сумку. Старичок, клюя носом, дремал.

– Скорей, Жолт! А то мы останемся! – крикнул Дани.

Они спрыгнули уже на ходу.

Дани еще впрягался в свой страшный рюкзак, а Жолт, беззаботно размахивая сумкой, уже двинулся к лестнице виадука. Его горло и грудь были словно в хмелю – так переполнила его жажда странствий. Друзья быстро миновали белые уютные домики, пестревшие цветами и зеленью улицы и вышли на дорогу, которая вилась параллельно Мельничьему ручью.

– Жолт, – сказал Дани, – да будет тебе известно, что ручей журчит где-то здесь.

– Не беда, – сказал Жолт, – он мне не мешает.

– Можешь включить это в свое сочинение.

– Что ручей журчит? – спросил Жолт с отвращением. – За кого ты меня принимаешь? Вот указатель.

– А вот прихотливо извивающаяся долина Мельничьего ручья, – торжественно процитировал Дани.

– Что такое? Это ты объясняешь мне? Как извивается долина? – спрашивал Жолт, глядя с некоторым смущением на четыре ореховые веснушки Дани, они светились довольно весело.

– Я хочу знать, видишь ли ты то, на что смотришь, – сказал Дани, и очки на носу у него подпрыгнули.

Жолт размышлял, где тут кроется западня, потому что Дани всегда обставлял его по дотошности.

– Не долина извивается, старик, а ручей, – сказал Жолт не очень уверенно.

– Ты, старик, глубоко заблуждаешься. Я ведь спрашиваю тебя о другом. Кто кого сотворил: ручей долину или долина ручей, вот в чем вопрос.

– Ты победил, – признал честно Жолт, но настроение его слегка понизилось.

– И это еще не все! – засмеялся Дани. – Ты понятия не имеешь, по каким местам сейчас шествуешь, где помахиваешь своей мерзостной допотопной сумкой.

– Где? По долине Мельничьего ручья. Вот по каким местам я шествую. Не станешь же ты это отрицать?

– Привязался ты к этой долине! А где свежие зеленые побеги?

– Сразу видно, что толстый рюкзак придавил твои свежие зеленые мозги. Откуда быть свежей зелени осенью?

– Здесь, старик, море свежих зеленых побегов, которые тебе не видны, потому что ты тупо плетешься, как вол по проселочной дороге.

Тут Жолт неожиданно взял реванш.

– Послушай, Даниэль. Как только ты выучишься читать по слогам, ты уже знаешь, что следует видеть. Ясно? Стоит, скажем, поднять тебе вверх глаза, и над тобой сразу же начинает синеть небесный купол и сиять вон тот желтый шарик, который, конечно, не что иное, как наше старое доброе теплое солнышко.

– Ты растешь, развиваешься, – сказал Дани, – и постепенно начинаешь замечать, что долина, например, не прямая, а извилистая.

– Для того чтобы это заметить, надо раскрыть любой дурацкий путеводитель, – торжествующе объявил Жолт, – где все чудеса расписаны как по нотам.

– Хочешь, я открою тебе страшную тайну? Эта книжица написана для слепых.

– И кретинов. Пусть кретины тоже читают!

– Жолт, ты не только слеп, но ты еще глух, как пень! Просто тебе повезло. Потому что путеводитель написан и для глухих. Мы бредем с тобой по долине, и если ты еще до конца не оглох, то чуть позже наслушаешься всяких чудес.

– Сгораю от любопытства.

– Каких, например?

– Например, что ветви все время колышутся.

– Не может быть!!

– Может. В этом нет никаких сомнений.

– Значит, ветви все время колышутся. От ветра, наверно?

– Ты зверски, непростительно заблуждаешься, старик. Все намного-намного проще. В пути нас сопровождает несметное множество пернатых певцов.

– Еще что! Вранье!

– Не вранье, а святая правда. Показать тебе книжицу? Я тут все подчеркнул…

– По физиономии твоей видно, что пора тебе отдохнуть. Пусть бы твоя мама купила тебе мула, тогда не пришлось бы тебе обливаться потом…

– Тс-с! Я что-то слышу!


*

Они вышли к лужайке. Дорога здесь от ручья удалялась и вилась позади нависших над водой ив. Они шли по склону холма. Дани тяжело дышал. Лицо его было пунцовым, в грязных потных разводах, как будто он искупался в болоте.

Саженными шагами Жолт неумолимо шагал вперед.

– Я слышу голоса, – сказал Дани.

– Я тоже, – насмешливо отозвался Жолт.

– Кто бы это мог быть? – спросил Дани.

– Ты, – спокойно ответил Жолт, так просто разрешив «каверзный» вопрос.

– Я слышу смех, – упрямо настаивал Дани. – А ты в самом деле глух, как пень.

Жолт внезапно остановился. У купы ив, там, где ручей мелел и переходил в широкую, покрытую кочками трясину и где поодаль блестели небольшие озерца, в высокой траве копошились какие-то фигурки. Потом они замерли, сделались изваяниями, словно их не было, словно был мираж, сотканный из игры света, тени, тумана и зыбкой, вибрирующей дали. А может, это были совсем крохотные, с ноготок, человечки.

– Лесные гномы, – прошептал Жолт.

Ему хотелось увидеть что-то необычайное, и он увидел: два островерхих колпака, красный и белый.

– Что там? – спросил Дани, привалившись рюкзаком к дереву.

– Да тише ты! Бинокль, надеюсь, ты не забыл?

– Я, старик, как обычно, взял с собой все необходимое снаряжение, – сказал Дани и мигом сбросил на землю рюкзак.

Достав из него кожаный футляр, он открыл его и вынул тяжелый военный бинокль. Жолт, отдавая должное биноклю и Дани, прищелкнул от восхищения языком.

– Давай его скорее сюда! – нетерпеливо скомандовал он.

– Момент! – вскрикнул Дани и спрятал бинокль за спину.

– Не ори! Спугнешь гномов!

– А ты не делай ошеломляющих открытий. Турист-новичок! – Дани послушно перешел на шепот. – Одним словом, ты пустился в путешествие без подзорной трубы, так как главное для туриста-новичка – элегантность.

С этими словами Дани поднес к глазам бинокль и подкрутил.

– Хороши гномы! – сказал он. – Шуточка – блеск! Три девчонки, сидящие в луже.

– Дай бинокль!

– Посмотри через свою пустую сумочку.

Глаза Жолта сузились. Не проронив ни слова, он двинулся вниз, к трясине. Он крался по всем правилам – как настоящий охотник: от дерева к дереву, согнутый, настороженный. Не гномы, ну и пусть не гномы. В конце концов, обойдемся без гномов.

Дани тоже ни секунды не медлил. Сунув рюкзак в кусты, он с биноклем в руках припустил за Жолтом.

Ручей был неширокий, с болотистой кромкой. Друзья поискали брод. В одном месте Жолт, легко балансируя, переправился по толстой, нависшей над водой ветви. Но Дани таким способом перейти не пытался и, когда выбрался на другой берег, его ноги по колени были в грязи, точно он их обул в сапоги. Укрывшись за большим деревом, друзья распластались на животе и стали сверху смотреть на озерцо. Оно было наполнено коричневато-зеленой жижей, покрытой водяным мхом и прелыми листьями. На берегу вплотную друг к дружке, болтая ногами в грязной воде, сидели три девочки.

– Вот идиотки! – прошептал Дани. – Пришли сюда полоскать ноги.

– А куда им еще идти?

– У меня, как ни странно, другие привычки. Я мою ноги в чистой воде.

– Старик, они вовсе не моют ноги! – заявил решительным шепотом Жолт.

– Так ведь это и не вода! Знаешь, на что это похоже? На гороховую похлебку. Громадная кастрюля с гороховой похлебкой.

Жолт молчал. Он приглядывался, пытаясь разобраться в этой загадке. «Вон та, в красной шапке и белой блузке, даже вблизи похожа на гнома. Девчонка что надо, – думал Жолт, – хотя видно ее только до пояса. Сидит на траве, а ноги держит в грязной воде».

– Не все три – девчонки, – сказал Дани. – Вон то черноголовое существо, по-моему, парень.

«Черноголовое существо» было полунагим, в синих, закатанных до колен брюках.

Жолт хмыкал и, укрывшись в тени, старался разглядеть, парень это или девчонка.

– Волосы короткие, – сказал Дани.

Он неуверенно прищурился и подолом рубашки быстро протер очки.

– Волосы не в счет, – сказал Жолт.

– Неужели не парень? – озадаченный, спросил Дани и стал молча таращить глаза.

– Вблизи разглядим, – сказал Жолт.

– Скоро час. До Тёрёкмезё еще минут пятьдесят.

Жолт прополз вперед и залег за чахлым кустом. Дани нехотя полз за ним.

– Сейчас двинем. Только ты разгляди, какого черта они там делают.

– Ничего особенного. Дурака валяют, – сказал Дани.

Он смотрел на загадочное полунагое существо, и существо это, как показалось ему сейчас, было более округлым и хрупким, чем полагается быть мальчишке. А в общем, этот вопрос его нисколько не занимал, ему хотелось поскорее отправиться в путь. Но девочки вели себя действительно странно. Они пристально, молча смотрели в воду, в которой были их ноги. Жолт что есть силы напрягал глаза и время от времени бросал смущенный и вопросительный взгляд на Дани. Главное внимание он сосредоточил на красной шапке. Изредка она, как котенок, пронзительно взвизгивала, а вообще-то сидела, стиснув зубы и пытаясь сохранить на лице выражение величайшей серьезности. Но было видно, что дается ей это с трудом.

– Там в воде что-то есть, – предположил Дани.

Жолт думал о том же. Что за дьявольщина там, в яме, наполненной гороховой похлебкой? Но замечание Дани чем-то его задело.

– Ничего там нет! Что может там быть? Киты, что ли?

– Они глазеют на водяных жуков, – строил догадки Дани.

Друзья подползли еще ближе.

– Йес![1] – взвизгнула полуголая и дрыгнула ногой.

– Ух! – откликнулась белая шапка и так откинула голову, словно сзади кто-то ее резко рванул.


– Очень странные у них рожи, – сказал с недоумением Дани.

– Они над чем-то там ржут.

– Им только хочется ржать, но они не умеют.

– Почему не умеют?

– Жолт, да они просто глухонемые!

Эта версия, однако, оказалась несостоятельной, потому что красная шапка вдруг выдернула из воды ноги и, истерически засмеявшись, принялась тереть их о траву. Потом внятно сказала:

– Я больше не выдержу. Это ужасно!

Белая шапка тоже выкатилась на берег.

– Я думала, что умру, – сказала она.

– А Ольга факир, – сказала красная шапка. – Настоящий факир.

– Вот противная, дольше всех вытерпела!

Полуголая черноволосая девочка все еще болтала в воде ногами, и лицо ее было спокойно.

– Нечего из-за такой ерунды волноваться, – сказала она и, скрестив на груди руки, осторожно встала и начала опускать штанины. Но тут же остановилась: ноги были облеплены прелыми листьями и илом.

– Девчонка что надо, – сказал Жолт и неожиданно выпрямился.

Девочки сразу насторожились, черноволосая взвизгнула и мгновенно натянула на себя кофту. Кофта, как и брюки, была тоже синяя.

– Я же говорил, что девчонка! – сказал Жолт, хотя и так это было ясно.

Жолт чувствовал, что лицо его как-то странно покалывает, словно от девочек толчками к нему поступал электрический ток.

«Может, я, как папа, кошу глазами?..» – с ужасом подумал он вдруг, но тем отважнее устремился вперед.

Дани с гримасой недовольства шел вслед за ним.

Девочки прижались друг к дружке, точно ягнята.

– Привет! – сказал Жолт. – Вы не знаете, какой указатель направляет странников в Тёрёкмезё?

– Знаем! – сказала красная шапка.

– Не отвечай им, Юли, – тряхнув головой, сказала белая шапка. – Они только строят из себя дураков. Вы, наверно, заблудившиеся туристы? – обратилась она к ребятам.

– Вот ты им и ответила, – с укором сказала красная шапка.

Девочка в синем – ростом она была выше Жолта – смешно вытянулась и, глядя на мальчиков сверху вниз, заговорила небрежной скороговоркой:

– Вы же шли от зеленого указателя, а теперь спрашиваете, где он. Врите своим мамашам!

– Зеленый указатель! Мы его знаем. Только этот зеленый уводит в сторону. Те, кто его устанавливал, наверное, были навеселе…

– К тому же, – громко вмешался Дани, – если вам неизвестно, то сейчас я скажу: ручей в этом месте причудливо извивается.

– И мы целый час кружили вокруг…

– Время от времени здесь колышется кустарник, и путника в дороге сопровождают крохотные певцы…

– Мой братишка, конечно, свалился в ручей, – приврал Жолт.

– Твой братишка, без сомнения, дремучий осел! – в бешенстве крикнул Дани.

– В общем, братишка, этот дремучий осел, в турпоход отправился в кедах…

Девочки сперва лишь посмеивались, но во время краткой дискуссии об осле развеселились по-настоящему.

– Сразу видно, что вы кретины, – жестко сказала красная шапка.

Момент был вполне подходящий для нескольких жгуче важных вопросов.

Первый вопрос был поставлен Дани.

– Чем вы тут занимались? Полоскали копыта? – спросил он нетерпеливо.

– Сказать им? – спросила красная шапка, с сомнением глядя на девочку в синем.

– Мы состязались, – сказала синяя.

И тогда, перебивая друг друга и вскрикивая, все три заговорили разом. Они хотели узнать, кто дольше выдержит, когда щекочут пятки.

– Что-о? – остолбенев, спросил Жолт.

– Когда щекочут пятки. В воде полным-полно головастиков. Сунь туда ноги, и тут же к тебе подплывут головастики и примутся щекотать.

– Щекотно до ужаса, просто не выдержать! Особенно когда они скользят по пальцам, – сказала белая шапка.

– Никакого ужаса нет. Интересно, и всё.

– Тебе интересно, потому что ты факир. Ольга у нас прирожденный факир.

– Хотите попробовать? – спросила мальчиков красная шапка.

Жолт и Дани молчали как каменные.

– В общем, ты победила, – выдавил наконец с отвращением Дани. – Поздравляю!

– Спасибо, – сказала Ольга. – А почему ты скорчил такую кислую мину? Мы подурачились, только и всего. Вы уже уходите?

– Мы спешим, – сказал Дани. – В Тёрёкмезё нас дожидается дедушка. Привет!

Жолт от девочек уходил с трудом. Их эксперимент, по правде сказать, произвел на него впечатление. Головастики щекочут пятки – неплохо! Он бы охотно испробовал это ощущение на себе и посмотрел, сколько может выдержать. Но время бежало стремительно, и Дани уже вышагивал берегом ручья. Жолт простился и бросился его догонять.

– Тринадцать часов ноль-ноль минут! – с упреком сказал ему Дани. – Придется прибавить работы копытам, ты слышишь меня, глухарь?

– Для чего? Дедушка от нас не уйдет, ему спешить некуда.

– Тратить время на каких-то глупых девчонок! Головастики! Блеск!

Дани выхватил из кустов рюкзак и сердито пошел вперед.

– Интересны не головастики, – сказал Жолт. – Та, в синем, девчушка-экстра!

– Девчушка? Да она на голову выше тебя!

– Ну и что? Моя подруга жизни тоже громадина.

– Кто?

– Я же сказал. Рост можно нагнать потом. Девчонки вообще сперва растут быстро, а потом у них рост затормаживается.

Дани залился всхлипывающим смехом. Но, оглянувшись, увидел, что Жолт совсем не смеется. Может быть, он не шутил?

– Что ты такое сказал?

– Ничего, – буркнул Жолт.

Дорога вела их вдоль прохладной лесной опушки, поодаль виднелся чудесный луг, где трава доходила до пояса и мягко волновалась под ветром. Там вилась тропинка, и Жолту страшно хотелось по ней пойти, но из солидарности он трусил вслед за Дани.

«Он весь уже взмыленный. Но пусть потерпит еще четверть часа», – подумал Жолт и тихонко сошел с лесной дороги. Теперь из высокой травы видна была только его черная мускулистая спина. Дани, огорченный донельзя, вытирал залитые соленым потом глаза и старался о Жолте не думать. А Жолт, идя лугом, занялся своеобразной игрой. Бросившись на шмеля, он хватал его носовым платком и долго-долго исследовал золотисто-желтое бархатистое брюшко и головку в форме топорика. Потом ловил мотылька, изумленно разглядывал его небесно-голубые крылышки и, не в силах оторваться от изящного черно-серого узора, наблюдал за их ритмичными взмахами, повторявшими, словно в замедленной съемке, все движения и приемы полета. По лугу прыгали мириады крохотных лягушек. Время от времени Жолт какую-нибудь ловил, сажал на ладонь, позволяя ей прыгнуть, затем дотошно вымерял длину прыжка.

Было уже половина второго. Черепашьим шагом друзья двигались в Тёрёкмезё. Если б они думали о приказе родителей, то именно сейчас им бы следовало повернуть назад. Но они ни разу о нем не вспомнили.

В конце луга Жолт взял у Дани рюкзак.

– Не такой уж он и тяжелый, – сказал он небрежно.

– Ну конечно, – отдуваясь, с благодарностью отозвался Дани и вытянул руки вверх, стараясь расслабить онемевшие мышцы. – Скоро начнется короткий подъем, – сказал он затем в утешение.

Но Жолту не нужны были утешения. Он вышел вперед и широким шагом пошел по тропе, которая сворачивала в чащу леса.

От радости и облегчения Дани запел:

– «Я яблоко ем, оно хрустит у меня на зубах…»

Сперва он отбивал ритм руками, хлопая себя по ногам, а потом с помощью двух засохших сучков сымпровизировал барабанный аккомпанемент.

– Так как там твоя подруга жизни? – спросил он погодя. – Передай ей от меня почтительнейший привет.

– Не могу. Мы с ней в разводе, – сказал Жолт, и по глазам его вновь метнулось темно-синее облачко.

Дани это заметил.

– Ну и цирк! А причина?

– Предательство.

– Кто кого предал?

– Сам понимаешь, что предателем стал не я. Ливи меня предала: переметнулась к одному восьмикласснику. Пучеглазому. Знаешь, старик, глаза у него, как шары из стекла.

Дани не рискнул рассмеяться, хотя в горле у него першило от смеха.

– Видишь ли, Йожо, – продолжал Жолт, пронзив друга колючим взглядом, – в классе «Б», откуда меня в прошлом году отфутболили, у каждого приличного парня была подруга жизни.

– А для чего тебе нужна подруга? – зло спросил Дани, обидевшись из-за «Йожо».

– Знаешь, старик, ростом Ливи – настоящая телебашня, но по красоте из девчонок третья в классе. Третья из двадцати трех. Имей это в виду.

– Что же вы с ней делали?

– Да ничего, – неохотно ответил Жолт, так как терпеть не мог что-нибудь объяснять.

– А если ничего, то зачем подруга?

Жолт, не желая отвечать, шагал упорно и быстро. Лес был густой, и они шли в полумраке, похожем на сумерки.

Вдруг он резко остановился, прислонившись к дереву, поправил рюкзак, и на руках его резко обозначились мышцы. Он свысока посмотрел на Дани:

– Подруга, старик, очень нужна! На экскурсии, например. Или на вечеринке. Ливи живет на Силадифашор.

– И свадьба была?

– Еще какая! С венчанием.

– А кто венчал?

Жолт густо сплюнул.

– Священник с красно-бело-зеленой лентой на рукаве. Все было как полагается. В толстую книжищу записали, что такой-то и такая-то «друг и подруга навеки». И знаешь, кто был священником? В этом заключен для меня горчайший момент: тот, из восьмого «А», с шарами навыкате. Я потом его так отделал, что он неделю не появлялся в школе.

– За что? А-а, понятно: Ливи переметнулась к нему.

Жолт сердито и растерянно заморгал. Бывали минуты, до странности непонятные, когда простейшая, элементарная истина сбивала его почему-то с ног – эту слабость он сам за собой замечал, – и в эти минуты он все с ожесточением отрицал.

– Вовсе не из-за этого!

– Из-за чего же тогда?

– Да просто из-за его прекрасных глаз.

– И ты его за это избил?

– Терпеть не могу пучеглазых.

Объяснение было неубедительным, и Дани в знак сомнения подвигал ушами. У него это получалось великолепно. И по этому движению Жолт отчетливо понял, что Дани ему не верит. Ну, и не надо, с холодной злостью подумал он.

– Если хочешь знать, мы и сейчас еще по-настоящему не в разводе, – сказал Жолт.

– А почему?

– А потому, что разводит только священник.

– Все ясно, – сказал Дани и, так как многие из привычек Жолта были ему прекрасно известны, не стал настаивать на продолжении разговора. – Здесь родник с одиннадцатью скотопоилками, – заметил он.

Но Жолт не пожелал менять тему:

– А ведь Ливи экстра-малютка!

Дани молчал, и тогда Жолт поправился:

– Не малютка, но экстра.

Они уже одолевали крутой подъем, и, казалось бы, чрезмерное напряжение должно было оборвать разговор. Но Жолт упрямо продолжал говорить, чувствуя в горле какой-то набухающий ком. Ему хотелось сгладить неловкую увертку, с помощью которой он пытался уклониться от истины, но получилось совсем неуклюже, и оба знали, что лишь из ревности, мести он поколотил пучеглазого.

– Но несмотря ни на что, – сказал Жолт, – я найду себе другую подругу.

– Ну конечно! – скупо ответил Дани.

– Папа тоже женился дважды, – продолжал Жолт, – и оба раза на Магдах. Здорово, правда? – Он принужденно засмеялся.

Дани молчал.

– Обе Магды вполне приличные жены. Каждая, конечно, по-своему.

Дани было уже просто невмоготу. Он давно потерял нить разговора.

– Поправилась тебе девочка в синем? – спросил он.

Жолт ухватился за вопрос моментально:

– Девочка-экстра…

– Я сочинил про нее стихи. «Синяя девочка высотой с телебашенку, щекочут пятки ее головастики». А теперь давай ты.

Жолт мигом нанес ответный удар:


– «Даже вообразить невозможно причину, отчего Дани такой дурачина!»

– Старо, – пренебрежительно бросил Дани. – Рифма давным-давно известная.

Жолт не возразил ничего.


*

Крутой подъем кончался. А вон и дом для туристов, похожий на охотничий, но громоздкий и слишком парадный.

Друзья стремительно промчались мимо него. Место было удивительно живописное, однако их оно привлечь не могло. Там повсюду были туристы. Одни, осоловев от еды, расположились на траве. Другие, развалившись на стульях, сидели за столиками, покрытыми красными скатертями, пили пиво и кока-колу.

Через несколько минут ходьбы туристы из виду исчезли. Ребята подошли к плато Копар. Оно походило на лысый человеческий череп с остроконечной макушкой. Вокруг зеленели мохнатые леса, а на плато отважились взобраться лишь одинокие буки да за серовато-белую каменистую почву цеплялась чахлая, уже пожелтевшая трава. Туда вели отдельные тропинки, но они обрывались у подножия плато, словно путешественники, испуганные видом серого лысого черепа, в нерешительности останавливались и поворачивали назад.

Друзья даже не взглянули на эти неровные, внезапно обрывавшиеся тропки и продолжали идти вперед.

– Слева должна быть земляничная поляна, – сказал неуверенно Дани.

– Какая еще земляничная? – не желая признаться, что он ее забыл, агрессивно откликнулся Жолт.

Он шел, не сбавляя шага, уверенный в том, что инстинкт его не обманет. На плато его, правда, покачивало, будто он шел в полусне, и он не чувствовал даже тяжести рюкзака. А когда они добрались до вершины, Жолт на секунду остановился и повернулся лицом к ветру, гнавшему облака. Облака были белые и цвета дождя и стлались над землей низко-низко. Лицо и руки Жолта омывала легкая прохлада.

– Ветер южный, – опрометчиво сказал он.

– Западный, – поправил немедленно Дани.

В другое время Жолт стал бы спорить, потому что давно и очень хотел, чтобы в этот день дул южный ветер. Но сейчас замечание Дани всего лишь на миг вытряхнуло его из состояния восторженности и счастья.

Остро пахло сосной, небо было так близко, что его можно было, казалось, коснуться рукой, и каждой клеточкой своего существа Жолт чувствовал, что знакомое «корыто» близко – на южной стороне плато. «Корытом» была впадина, похожая на круглую комнату, где в прошлом году из камня был сложен очаг. Еще немного – и в очаге запылает огонь, затрещит сосновый валежник, зашипит на вертеле сало…

И нет на свете большего счастья, чем знать, что все это будет и будет сделано своими руками. Грязными от сажи, исцарапанными руками сгребет он сухую сосновую хвою и станет поддерживать в очаге огонь; одежда его измажется, лицо вспотеет; он будет бродить по лесу, выслеживать косуль, разыскивать гнезда фазанов, собирать птичьи яйца: голубые, в крапинку… Да не все ли равно какие… Главное же, самое главное, что никто не будет на него наседать: «Жолт, Жолт, Жолт, перестань, умойся, перевяжи палец, иначе тебе грозит сепсис». Здесь, в Тёрёкмезё, ничего этого нет! Здесь, в Тёрёкмезё, не надо никому подчиняться.

Дани умница, но командует в Тёрёкмезё не он, здесь Дани сделает все, что ему прикажет Жолт. Тёрёкмезё громоздится над миром, Тёрёкмезё – царство свободы, и это царство – в полном владении Жолта.

И вместе с тем в душе Жолта шевельнулось смутное недовольство: небольшой клочок земли под названием «Тёрёкмезё» превратился для него в нечто космическое. Конечно, если сравнить его с домашней клеткой, где свобода раздроблена на минуты, где он связан по рукам и ногам ко всему глухими приказами… В общем, нынешняя свобода, эта крохотная свобода, хороша, очень хороша, она прекрасна. Но где лихие собачьи упряжки Джека Лондона, где разумные дельфины, где Алиса, где прирученный лев, где саванны, джунгли, моря, где ошеломляющая, головокружительная высота, с которой словно бы начинает развертываться географическая карта мира! Он как-то видел в кинематографе съемки, сделанные с вертолета, и сердце его дрогнуло тогда от восторга. Мир распахивался с высоты, пугая и восхищая; поля, города, Дунай – все-все претворялось именно так, как под портативным японским микроскопом ножка блохи; он прилепил ее к стеклу и не ждал ничего особенного, а потом… Он едва сдержался, он чуть не взвизгнул, когда в черной лохматой палочке вдруг открылись алые ручейки, пульсирующие облачка, сверкающие золотом ниточки паутины, какие-то черные головки, похожие на головы мостовых опорных быков, и, наконец, озерцо, освещенное желтым светом, и на нем стройные лодочки и даже погруженные вглубь весла. «Ага, – со злостью пробормотал тогда Жолт, – я уже долго живу на свете, а такого еще не видел». И он не мог оторвать глаз от открывавшегося под микроскопом совсем нового, неведомого ему мира, от нежданных чудес, когда под увеличивающей в триста раз линзой он рассматривал то лепесток цветка, то щепотку муки, то нитку, то капельку крови.

Вполне возможно, что именно микроскоп породил в нем страх, подобный тому, какой бывает от грянувшего внезапно мощного громового раската, страх, который непрерывно его подгонял, заставлял мчаться туда, где он мог познать новые ощущения, где что-то есть, происходит, но происходит и есть без него.

Во время прогулок, которые ему разрешали или которые он совершал самовольно, Жолта огорчала лишь быстротечность времени. Он считал бы себя очень несчастным, если бы постоянно таскал с собой в памяти скучные приказания отца. Но он поступал с ними иначе, он выбрасывал их из головы на первом же перекрестке, как выбрасывают ненужный хлам, но всегда с чувством неясной горечи: нет, он от них не избавился, на обратном пути они снова окажутся с ним.

И не было еще случая, чтоб он не ощутил бега времени. Как бы ярко ни светило, ни жарило солнце, после двенадцати оно пускалось по небу вскачь и неожиданно, вдруг скрывалось. И тогда наступали сумерки, а за ними падала темнота.

Жолт все прибавлял шагу, и Дани намного отстал. Вот уже показался знакомый хвойный лес, а потом и овражек в виде корыта.

– Жолт, – сказал запыхавшийся Дани. – уже четверть третьего. – В его голосе звучал вполне понятный испуг.

– Не беспокойся. Будет и больше.

– Мы опоздаем на поезд.

– По-твоему, Даниэль, существует всего один поезд? Их множество, поездов, которые идут в Будапешт. Надеюсь, старик, ты не наобещал своим какой-нибудь глупости.

– Да нет же. Я просто сказал, что вернусь домой вечером.

– Вечером. О'кэй. Ручаюсь, что к вечеру ты будешь дома. Но если ты очень волнуешься, отправляйся назад. Зеленый указатель…

– Нет, нет! Пойдем вместе, – сказал быстро Дани.

– Тогда подправь очаг.

Жолт бросил ему на прощание предостерегающий взгляд и помчался к хвойному лесу.

Дани немедленно принялся за работу. Усердием он старался искупить свой прошлогодний грех. Был грех или не был, но то, что произошло, остро врезалось в память обоих. Стоит Дани проявить теперь хотя бы тень колебаний, черные глаза Жолта сразу суживаются. Они как будто бы говорят: «Я тебя, заяц, знаю! Мы с тобой тогда решили бежать, но у Холодного колодца ты просто струсил и подло бросил меня одного. Одного на произвол судьбы. Вот именно, на произвол судьбы! В том и беда твоя, Дани, что никогда у тебя не хватит духу выкинуть настоящее коленце».

Случилось это в прошлом году. Но и сейчас достаточно было пронзительного взгляда Жолта, чтоб у Дани перед глазами возникла драматическая картина: рыдая и закрыв руками лицо, он поворачивает назад, а Жолт зовет его, уговаривает, потом в отчаянии кричит: «Дани!» И тоже начинает рыдать и бежит в неизвестность один.

Теперь Жолт уже точно знал, что о возвращении домой нет и речи. Придет время – и они отправятся в обратный путь. Но как летит, мчится время, он чувствовал остро. И потому принудил себя заняться делом. Он собрал в кучу валежник, исследовав попутно паучью норку, и, делая на земле отметки, неслышно, крадучись продвигался вперед в прозрачной и хрупкой, как стекло, тишине хвойного леса. Порой он застывал на месте: а вдруг покажется козел или косуля? Его ожидания сбылись. Вдали, на опушке лиственного леса, неожиданно появились два детеныша-косуленка. Они щипали траву, вскидывая время от времени головы. Детеныш с полосатой спиной был моложе и глядел по сторонам удивленно и жадно. Жолту казалось, что он уставился прямо на него, на самом же деле косуленок ничего не заметил. Изредка он подпрыгивал и застывал на месте в скульптурной и чуть гротескной позе. Потом Жолт увидел, как что-то блеснуло: у косуленка была белая грудка.

Жолт хотел позвать Дани, но передумал. Продираясь сквозь кусты, Дани наделает шуму, и косули исчезнут, словно видения: были и нет. И вдруг, неожиданно для себя, Жолт закричал:

– Дани! Смотри!

Дани взглянул, успел лишь заметить быстро мелькнувшее ржавое пятно и замахал от счастья руками.

Когда Жолт вернулся к «корыту», огонь уж пылал вовсю, на грубошерстном одеяле лежали две очищенные от коры заостренные палочки, а Дани резал ломтями сало.

Жолт молча разложил коробки, где барахтались и жужжали жуки, подбросил в костер две сухие ветки и зачарованно, словно видел пламя впервые, уставился на золотистые и голубые языки огня.

– Я видел, – сказал Дани, переполненный восторгом.

– Что?

– Косулю. Она только-только бросилась в чащу, и в этот миг я ее увидел.

Жолт молча взял в руки хлеб и стал нарезать тонкими, ровными ломтиками. Лезвие его огромного комбинированного ножа было черным, серебристо поблескивало лишь одно острие.

Дани сорвал очки, близоруко прищурился, и его голубые глаза сделались до смешного маленькими. Лицо стало странно беспомощным, и он моргал так взволнованно, будто окружавший его мир вдруг исчез, и он хотел его отыскать немедленно.

– Может, это была не косуля? – спросил он смиренно.

– Нет, – бросил Жолт и подумал, что без очков Дани попросту слеп.

– А кто же?.. То, что прыгнуло, было по величине вот таким..

– Заяц, – с презрительной гримасой солгал ему Жолт. Он бы не смог объяснить, почему солгал другу. «Ему все равно», – решил он с пренебрежительным состраданием. А Дани к этой теме больше не возвращался. Он насаживал на вертел сало, и его, очевидно, нисколько не волновало, что он никогда не узнает, кого видел в действительности: зайца или косулю.

У мальчиков не было ни времени, ни терпения хорошенько прожарить сало. Хлеб они ели с черным от копоти жиром, за обе щеки уплетали горячее сало, запивая его прямо из фляги тепловатым апельсиновым соком. А мясные консервы… консервы были попросту объедение, но ни тот, ни другой не желали в этом признаться и попеременно расхваливали только соленое, противно скрипящее на зубах сало. Потом они съели отдельно три помидора, извлеченные, разумеется, из рюкзака Дани. Потому что у Жолта не было ничего, кроме сала да краюхи хлеба.

И вдруг на них обрушились сумерки.

Теперь уже Жолт стал подгонять товарища.

– Ну, скорей, скорей, Дани, – понукал он, – если не хочешь спотыкаться в потемках по лесу.

Они собрали пожитки и двинулись в обратный путь.

За домом туристов, в долине, где было одиннадцать скотопоилок, Жолт резко остановился.

– Что случилось? – спросил Дани.

– Трава в крови, – взволнованно сказал Жолт.

Дани смотрел без интереса, хотя трава и в самом деле была в крови.

А Жолт распластался уже на земле, сорвал измазанную кровью травинку и положил в коробку. Потом прополз на коленях вокруг кровавого следа, но, увы, безрезультатно.

– Дойди до куста, – скомандовал он Дани.

Дани поплелся к кусту. Он не хотел ничего находить. Он хотел домой. Скорее домой! Ему мерещилось лицо матери, сперва беспокойно, потом уже в полном отчаянии поминутно поглядывающей на часы. А сколько будет слез и упреков, когда он почти в полночь заявится наконец домой!

Но Дани не повезло. В кустах он сразу же нашел то, чего находить не хотел.

– Это здесь! – сказал он.

– Что это? – с жадностью спросил Жолт и в два прыжка оказался рядом с Дани.

Дани показал на землю. Там лежал растерзанный, окровавленный уж.

– Ага, – сказал Жолт, – уж! – И щепкой перевернул мертвого ужа.

– Был, – сказал Дани. – Пойдем!

– Что с ним могло случиться? Посмотри, глаза одного не хватает.

– Тут много чего не хватает, – отвернувшись, с отвращением сказал Дани и сплюнул. – Перестань ковыряться в этой гадости! Меня сейчас вырвет.

– Так сразу и вырвет? Послушай, старик, сердце ужа трехъячеечное и кровь совсем не такая, как у тебя. Она скорей синеватая. Видишь?

– Откуда ты знаешь? – с завистью спросил Дани.

Жолт промолчал.

– Как ты думаешь, что с ним случилось? – спросил он потом.

– Ты хочешь выяснить причину смерти ужа?

– Да.

– Для чего, черт возьми! – закричал панически Дани. – Может, дикая кошка его загрызла.

– Ну же, хватит истерик! Вот смотри! – сказал Жолт возбужденно. – Он убит клювом! Ха-ха! Теперь я знаю, кто его убил!

Жолт выпрямился и внимательно оглядел окрестные деревья. В листьях застыла тишина, лишь кое-где попискивали пичужки. «Как будто сонные и зевают», – мельком подумал Жолт.

Поодаль желтел голый скалистый склон.

У Жолта блеснули глаза.

– Видишь вон ту скалу? – спросил он.

– Вижу, – процедил сквозь зубы Дани.

– Так вот! Там гнездятся птицы-хищники. Сказать тебе, что случилось? Оттуда слетел сарыч… и кружил вот здесь, над кустами.

– И увидел ужа.

– Да, – сердито продолжал Жолт. – А теперь слушай! Уж тоже ведь не дурак, и он хотел заползти в кусты. Но не успел. Сарыч рухнул на него камнем и пытался поднять, но уж каким-то образом выскользнул. Тогда сарыч бросился снова и на этот раз добычу схватил. Посмотри, вот следы когтей. Уж барахтался, вырывался и дотащился вместе с сарычом до куста. Тут хищник и нанес ему смертельный удар. Клювом по голове! Понимаешь? Сарыч совершенно осатанел и в злобе вспорол ужу брюхо.

– Да ну его к черту! – сказал раздраженно Дани.

– Не веришь, что было именно так?

– Верю, – отмахнувшись, ответил Дани. – Но почему сарыч не сожрал добычу? Почему он ее оставил?

– Наконец-то и ты зашевелил мозгами! Сарыч оставил ужа потому, что кто-то ему помешал.

– Конечно, кто-то здесь проходил. Наверное, экскурсант.

– Но кровь совсем свежая.

– Ну и что?

– Слушай, Дани. Тот, кто испортил пиршество хищнику, должен быть где-то неподалеку. Может быть, это еж, а может, дикая кошка…


*

Дани захлестнула тоска. Теперь они будут обшаривать каждый куст и разыскивать какого-нибудь отвратительного ежа. «Наверное, мама права: Жолт парень хороший, но, к сожалению, ненормальный», – подумал Дани и вдруг увидел серую тень. Всего лишь в нескольких метрах от них. Как же они ее не заметили раньше!

– Жо… Жолт! – заикаясь от страха, позвал он – Что там? С-смотри!

Но Жолт тоже увидел тень, вернее, зверя, похожего на серую тень, и лицо его испуганно дернулось.

– Не двигайся! – сказал он, побледнев. – Это волк… или…

– Что?

Лицо Дани перекосилось от страха, и он начал пятиться. Ужас Дани, как это бывает, пробудил в душе Жолта некое подобие смелости.

– Стой на месте! – сдавленно крикнул он. – Здесь волков нет!

Помертвев, не смея даже пошевельнуться, оба смотрели на зверя.

– Что нам делать? – прошептал Дани.

Жолт неожиданно встрепенулся.

– Собака, – кратко сказал он.

Дани с облегчением вздохнул и начал нервно посмеиваться.

– Ну, вот вам! Собака, черт ее подери! Знаешь, старик, я ведь чуть не хлопнулся без сознания.

– Перестань ржать! Весь вопрос в том, какая это собака.

– Какая? А нам что за дело? По-моему, самая обыкновенная. Не все ли равно, какая. Такая, как есть. Тощая. – Дани так и сыпал словами.

Страх исчез, и в глазах его вновь засветилась жизнь. Невдалеке от кустов стоял не серый голодный волк, а облезлая, тощая собака. Ее выжидательная, настороженная поза и поджатый хвост говорили о том, что в любую секунду она готова удрать.

– Мне не все равно, – сказал тихо Жолт.

Он не спускал с собаки глаз и стоял неподвижно, будто ждал нападения.

– Но почему? Почему? Я просто не понимаю! – простонал Дани.

– Потому что мне интересно, здоровая она или бешеная.

– Этого еще не хватало! – вырвалось у Дани с прерывистым вздохом.

– Теперь понимаешь, что это не все равно? – сказал Жолт.

– Да, конечно, – упавшим голосом сказал Дани и застыл, с надеждой глядя на Жолта.

Ему было ясно: Жолт знает, что надо делать.

– Дай мне бинокль! – потребовал Жолт. Приставив бинокль к глазам, он заявил: – Пены на губах нет.

«Слава богу», – хотел пролепетать уже Дани, по слова застряли у него в горле, потому что Жолт вдруг нагнулся, схватил с земли камешек и швырнул в собаку. Та прыгнула в сторону и пустилась наутек. Но у ближайших деревьев остановилась и, повернувшись как-то боком, с несчастным, вызывающим жалость видом укоризненно поглядела назад.

– Рефлексы у нее неплохие, – сказал Жолт.

Он действовал и говорил со знанием дела, и это очень нравилось Дани.

– Значит, не бешеная? Да? – спросил он.

– Не бешеная, – ответил Жолт.

– Тогда к чертям ее, и пошли, – сказал Дани.

– Пошли.

Жолт чуточку сник.

Заметно со всех сторон их обступали сумерки. Идти было еще добрых четверть часа и все лесом. Кругом царила глубокая тишина, и сверху тоже опускался на лес все темнеющий синий сумрак.

Шли быстро. Жолт пропустил Дани вперед, а сам украдкой то и дело оглядывался. Он знал, что собака бежит за ними. Вот тощее серое существо показалось у Мельничьего ручья и, остановившись, недоверчиво смотрело на мост: ступить или не ступить?

Жолт почувствовал, как в груди у него что-то тупо заныло и перестал оглядываться. Приключение было, конечно, интересным, но началось слишком поздно. Сейчас они сядут в поезд, а собака останется здесь. Кто-нибудь о ней «позаботится». Может, уведет живодер, а может, пристрелит обходчик. В конце концов, все равно. Жолту про эту встречу хотелось забыть.

И правда, когда они подошли к окраине Зебегени, он о ней почти что забыл. Во всяком случае, было ясно: как бы ни началась эта история, сегодня она и закончилась.

Во всем, что случилось после, Жолт был виновен лишь со строгой отцовской точки зрения.


Когда они вышли из леса, собака шла по их следу, уже не скрываясь. Она трусила за ними, отстав шагов на пятнадцать – двадцать. Останавливались они, останавливалась она. Вид у нее при этом был смущенный и какой-то робко-выжидательный. Может быть, она помнила о брошенном в нее камне.

– Забавная собака, – заметил Дани. – Она, наверно, тащилась бы за нами до самого дома.

– Не сомневаюсь, – откликнулся Жолт. – Но ее все равно не пустят.

– Кто не пустит? – не понял Дани.

– Без намордника собак перевозить запрещается.

– Куда ты страшилище это хочешь везти?

– Никуда, – сказал Жолт, и настроение у него испортилось окончательно.

– Эта уродина-беспородина, – сострил Дани.

Жолт поморщился и оглянулся: собака осторожно плелась за ними. Жолт остановился, собака негнущимися ногами сделала еще несколько неуверенных шагов и тоже остановилась. Жолт окинул ее взглядом с долей брезгливости, «Уродина-беспородина, – подумал он. – Ну и что! Шерсть чуть заметно кудрявится, ноги прямые, как палки. Среди ее предков был, наверное, фокстерьер или овчарка. А головой она похожа на волкодава; шкура ржавого цвета, местами ободрана, это следы жестоких и частых боев – да, мини-волкодав с курчавой шерстью. Любопытная штучка. Бока очень впалые. Зато грудная клетка выпуклая, широкая. Но почему она голову держит набок?»

– В общем, ты не красавица, – сказал он ей тихо.

Собака чуть-чуть повернула голову, навострила уши и села. Сейчас вид у нее был куда лучше. Если можно так выразиться – просто более «человеческий» вид.

– Поди сюда! – нерешительно, словно пробуя, позвал ее Жолт.

Собака сразу зашевелилась. Она легла на вытянутые лапы и, двигая взад и вперед ушами, проползла на животе несколько метров, дважды хлопнула хвостом по земле, потом внимательно уставилась в лицо Жолта.

Движения эти так красноречиво просили о дружбе, что сердце Жолта учащенно забилось. Впервые.

Дани с любопытством поглядывал то на Жолта, то на собаку.

От собаки их отделяло не более полутора метров. И теперь уже оба знали, почему она голову держит набок: один ее глаз был лучистый и карий, второй – мутновато-серый.

– Она слепая, – сказал Дани, и голос у него чуть заметно дрогнул.

– На один только глаз. На этом глазу у нее бельмо. Можно сделать ей операцию, – сказал быстро Жолт.

По этому заявлению было ясно, что планы его зашли далеко. Дани промолчал.

– Она старая, – наконец сказал он.

– Нет, не старая, – сказал Жолт.

– Откуда ты знаешь?

Вместо ответа Жолт снова позвал собаку.

– Поди сюда! – сказал он тихим, теплым голосом.

Если бы в этот миг кто-нибудь чутким ухом приложился к сердцу Жолта, он услышал бы, как оно сильно забилось – сегодня во второй уже раз.

Собака моментально повиновалась. Она подползла к ногам Жолта, положила на них голову и глубоко-глубоко вздохнула.


*

Предсказание Жолта сбылось – в поезд их не пустили.

Задумчивые, растерянные, они вели собаку на веревочке по улицам Зебегени. Потом напоили ее из водокачки, накормили остатками мясных консервов, и собака доверчиво приняла еду и питье из рук Жолта. Она трусила с ним рядом, словно целую жизнь он был ее хозяином.

На ходу они ее окрестили.

– Удалец. Давай назовем ее Удалец, – предложил Жолт.

– Может быть, лучше Хитрец? – отозвался Дани.

– Ладно. Пусть будет Хитрец, – став покладистым, согласился Жолт, не без основания опасаясь, как бы Дани опять не захныкал, что они опаздывают.

Было половина седьмого. Еще час, и настанет кромешная тьма, а о том, как они доберутся домой, Жолт имел весьма смутное представление.

Но удача их сегодня не покидала, как и эта привязавшаяся собака: на шоссе их подобрал самосвал. В неуютном железном кузове собака сделалась беспокойной; шум мотора, очевидно, внушал ей страх, но бежать она всерьез не пыталась. Возле Ваца их взял в машину еще один добрый шофер. Они мчались к Пешту в открытом грузовике и дрожали от холода. Это был грузовик, в котором днем возили песок, и когда на Вацском шоссе они слезли и простились с водителем, то с минуту изумленно таращились друг на друга: оба с головы до ног были покрыты желтовато-белой пылью.


– Ничего, дома отмоемся, – сказал Жолт, чтобы утешить Дани, чьи расклешенные синие джинсы сделались совершенно белыми.

В трамвае Жолт по всем правилам купил собаке билет, и, пока с контролером велась дискуссия, считать ли намордником намотанную ей на нос веревку, они доехали до Западного вокзала. Потом их высаживали еще несколько раз, и все-таки они добрались до дома быстрее, чем если бы ехали поездом.

На площади Пашарет Дани с мягким сочувствием попрощался.

– Только девять часов. Значит, у меня все в порядке. А у тебя? – спросил он, поглядев на собаку.

– Не беспокойся! Привет! – ответил Жолт, и голос у него даже не дрогнул.

На самом же деле от волнения его стало подташнивать. А кроме того, ему было стыдно, что он боится, страшно боится ожидавшей его дома баталии и других непредвиденных последствий. Но он все-таки крикнул собаке:

– Пошли!

Забежав немного вперед, собака туго натянула веревочный поводок. Жолт ее с досадой одернул, и собака сразу подладилась под его шаг.

На углу Жолт остановился. Ему надо было передохнуть и собраться с силами. Он сел на корточки и прислонился спиной к ограде. Ласково помахивая мохнатым хвостом, собака уселась рядом, потом доверчиво прижалась к его коленям понуренной головой и затихла.

– Бедное слепое животное, – прошептал растроганно Жолт, слушая довольные, долгие вздохи собаки. Опять – уже в третий раз – сердце его учащенно забилось. Но время летело, пора было подниматься.

«Вот и кончился день!» – сказал мысленно Жолт, печально и медленно направляясь к дому. Но сказать ему хотелось совсем другое. Если б не отвращение к пышным словам, он бы выразился примерно так: кончилось ощущение счастья, наполнявшее его с той минуты, когда к нему подползла эта жалкая собака и доверчиво прижалась к его ногам.

Глава III

«ЗНАЧИТ, ТЫ СИДЕЛ НА ДЕРЕВЕ?»

Вот уже полчаса доктор Керекеш придумывал всевозможные хитроумные предлоги, чтобы оттянуть прогулку с собакой. Щепок тихо повизгивал и, косолапя, семенил по комнате. Временами по неизвестной причине он вздрагивал и робко поглядывал на вздымавшееся над ним гигантское двуногое существо. Керекеш, разумеется, не питал к нему никакой неприязни. Более того, он прилагал все усилия, чтоб полюбить его всей душой. Он как бы приказывал себе любить щенка, ибо смотрел на него как на будущего союзника. Выбрав его из пяти крохотных пойнтеров, Керекеш не без оснований надеялся, что белый длинноногий щенок, отпрыск победителя международных соревнований, унаследует от своего знаменитого отца не только изящную, царственную осанку, но и смелый, великодушный нрав.

С щенком, однако, что-то стряслось. И произошло это не далее, как три дня назад.

Раздосадованный, доктор разыскал свои старые брюки, вполне пригодные для подобной прогулки. Затем неторопливо переоделся, стараясь не выходить из себя от тоненького щенячьего визга и намереваясь вытерпеть всю последующую мучительную, но неизбежную процедуру.

Щенок сидел в дверях, прижав большие черные уши. Иногда, изгибаясь всем телом, он пытался стянуть с себя задней лапой ошейник. Это продолжалось недолго, потому что его отвлекали действия Керекеша.

Стремясь создать видимость веселого настроения, Керекеш стал подбрасывать туго надутый резиновый мяч. В коричнево-золотистых глазах щенка странно чередовались страх и желание поиграть. Он тихонько повизгивал, стучал по полу несоразмерно большими лапами, но к Керекешу не подходил. Если же Керекеш сам к нему приближался, щенок начинал сразу пятиться и, натыкаясь на стулья, улепетывал в укрытие под маленький стол, где его ждали коврик из губки и пуловер. Столик напоминал ему, должно быть, прежнюю будку, и только там он чувствовал себя в безопасности. Целыми днями он либо глодал резиновую желтую кость, либо спал. Вначале своим послушанием он очаровал всю семью. Его спрашивали: «Где твое место?» – и щенок, смешно переваливаясь, бежал на место, то есть под стол. Но однажды он заупрямился, и с тех пор выманить его из-под стола удавалось с великим трудом и то лишь с помощью разных уловок. Позднее Керекеши сделали еще одно наблюдение: когда над щенком не бывало стола, он просто дрожал от страха. Ему было уже три месяца, но в сад его приходилось таскать на руках; в саду несколько минут он принюхивался, делал свое дело и затем стремглав мчался в дом.

Жолт вначале смотрел на щенка сердито и прозвал его «Заячье ухо». Как безгранично далек был этот щенок от собаки с сердцем льва, жившей в воображении мальчика! Не без злорадства Жолт наблюдал за настойчивыми усилиями отца отыскать причину досадной робости, вдруг появившейся у щенка. Болезней у него не было и в помине. Специалисты же по части собак иронически замечали: пойнтер есть пойнтер, это ведь не овчарка. И Керекеш с беспокойством продолжал исследования. Он искал и нашел. Когда щенок лежал на правом боку, легко было заметить, что сердце его колотится аритмично: сперва оно билось быстро, затем надолго затихало, чтобы снова заработать в таком торопливом ритме, словно оно стремилось наверстать перебои в работе. Были и другие симптомы, вызывавшие беспокойство: взгляд золотистых щенячьих глаз часто мутнел и постоянно убегал в сторону. И, наконец, слишком неуверенные движения щенка – они говорили либо о нарушении физического равновесия, либо о наличии легкого головокружения.

И вот сейчас Керекеш со вздохом нагнулся и пристегнул к ошейнику поводок. Щенок в ожидании, что его вытащат из-под стола, трясся всем телом. Керекеш его погладил, и щенок с поглупевшей мордочкой стерпел эту ласку, слегка прикусив приласкавшие его пальцы.

– Не бойся, Зебулон, – бормотал Керекеш. – Кто-то тебя напугал, поэтому ничего удивительного, что ты так боишься. У тебя, по всей очевидности, шок, но поверь мне, это пройдет. Я уже позаботился, чтоб с тобой обращались прилично. Теперь дело лишь за тобой. И уйми, пожалуйста, свое сердце. Тебе нравится жить под столом? Но ведь это никуда не годится! Небольшая прогулка тебе нисколько не повредит. Ты же здоров. Я убежден, что ты совершенно здоров. Ну, иди, иди. Зебулон! Наберись чуть-чуть храбрости и увидишь, что Жолт тебя тоже полюбит, хотя пока – и в этом ты совершенно прав – он ведет себя недостойно. Но кое-что зависит и от тебя, иначе вы проиграете оба. Ты это хорошенько запомни. Ну, пошли, Зебулон!

Нет сомнений, что из этой пространной речи Зебулон не понял ни слова, но дрожать тем не менее перестал и на хозяина уже поглядывал без боязни. Сгорбившись, он присел на задние лапы, оперся на передние и в этой позе был как-то особенно смешон и жалок.

Керекешу хотелось внушить щенку, что с его, Керекеша, стороны защита ему на веки вечные обеспечена, что позавчерашняя неумная и жестокая выходка Жолта – случайность и что больше такое не повторится. Протащить по панели щенка, чтоб у него пресеклось дыхание, – какой стыд! У щенка, конечно, развился шок, а Жолт едва избежал пощечины. Потому что Керекеш вдруг увидел, как в ожидании удара сын его побледнел, и в последний момент сдержался.

– Папа, ты прав. Так нельзя! – сказал мальчик, сам потрясенный своим поступком.

– Болван! – бросил Керекеш, и на лбу его заблестели капельки пота.

Он нагнулся к перепуганному насмерть щенку, но тот, прижимаясь к земле, пустился ползком наутек, завернул в дом, ударился там о ступеньку лестницы и пронзительно взвизгнул.

– Ты его бил? – спросил сына Керекеш, и взгляд его стал угрожающим.

– Нет, – быстро ответил Жолт. – Я его не бил. Просто я думал, что, если ему будет нечем дышать, он… перестанет сопротивляться.

– Болван! – выругался Керекеш снова.

Душевное состояние Керекеша было понятно. Во-первых, Жолт отвечал ему ледяным, даже небрежным тоном, во-вторых, отец знал истинную причину этого отвратительного поступка. Сын хотел видеть, как поведет себя щенок, когда ему станет нечем дышать: прекратит ли сопротивление и послушно пойдет на поводке или… Эксперимент все прояснил: Зебулон забился в судорогах, он был совершенно не в состоянии подчиниться, а принуждение его просто парализовало. Вот и все.

«Да, – думал с горечью Керекеш, – лицо Жолта отражало именно то спокойствие, которое мы испытываем, когда приходим к определенному, ясному выводу. А Жолт очень любит определенность и ясность. И старается прийти к ним, не считаясь ни с чем. Есть в этом что-то уродливое, атавистическое…»

Пока Керекеш в глубокой задумчивости припоминал события минувших дней, щенок добровольно вылез из-под стола. Керекеш очнулся, осторожно взял поводок и отворил дверь.

– Пошли, Зебулон? – сказал он, дожидаясь, когда щенок доковыляет до двери.

Зебулон шел довольно быстро, хотя и с поджатым хвостом. На лестнице он заскулил, завертел головой, заглянул в лестничный глубокий колодец и побежал. Керекеш быстро шагал за ним, чтобы пройти через двор, не натягивая поводка.

Щенок сразу присел в траву и с невинным видом принялся удобрять землю возле розовых кустов. Керекеш забеспокоился, чтобы Зебулон, как уже однажды случилось, не угодил ненароком в колючки. В тот раз, уколовшись, он отчаянно завизжал и пустился бежать. К счастью, сейчас он прошел через испытание успешно.

– Молодец, Зебулон, – тихо похвалил его Керекеш и осторожно оглянулся, чтоб убедиться, не наблюдает ни кто-нибудь за ними. Он представил себе это зрелище со стороны, и ему вдруг сделалось неприятно.

«Смешно! – думал Керекеш. – Никто не смеется, но мне кажется, что смеются все. Потому что из-за проказ и выходок Жолта я всегда готов сгореть со стыда».

Это утешительное открытие его необычайно «приободрило», и потому он обратился к собаке принужденно-ласковым тоном:

– Что ж, Зебулон, пойдем погуляем. Тебе следует познавать окружающий мир! – добавил он, чтобы придать словам какой-нибудь смысл, так как разговаривать со щенком было, по его мнению, ребяческой глупостью.

Он зашагал, стараясь не дергать за поводок. И – чудо из чудес! – Зебулон последовал за ним очень резво. Он бежал у ног Керекеша, по временам сворачивая в сторону и вынуждая Керекеша выделывать смешные, почти танцевальные па.

До дома инженера Эрнста они дошли, в общем, без приключений. Там, за железной оградой, стоял сонный и старый рыжий ирландский сеттер.

– Только бы эта дохлятина не залаяла, иначе конец всем достижениям в воспитании, – пробормотал Керекеш, сердито гипнотизируя рыжего сеттера.

Зебулон, хлопая глазами, уставился через ограду, завилял хвостом – какое счастье ему привалило! – и просунул сквозь решетку передние лапы. Сеттер его дружелюбно обнюхал, и Зебулон, очень довольный, еще веселей замахал хвостом и тут же затрусил дальше.

«Итак, мир расширяется! – рассуждал про себя Керекеш. – Сперва знакомство с окружением по соседству, затем с близлежащими улицами; постепенно возникает дружеское общение с собаками и людьми. Нужно набраться лишь мужества и терпения, выждать определенное время. Главное же – иметь хорошее настроение пли что-нибудь в этом роде. Правда, с Жолтом щенок ходить отказывается; инстинкт ему, очевидно, подсказывает, что мальчик его невзлюбил. Хотя при чем тут инстинкт? Он ведь пережил страшное потрясение. Случись нечто подобное с человеком, он, возможно, не избавился бы от нервной травмы до конца своей жизни!»

Умиленный смирением щенка, послушно семенившего у его ноги, Керекеш не хотел продолжать размышления над этой мучительной для него темой.

И вдруг глаза доктора заблестели. «А ведь без риска воспитание невозможно!» – мелькнула у него дерзкая мысль, и, следуя ей, он отстегнул от ошейника поводок: сойдет или не сойдет щенок на мостовую? Зебулон не сошел. Труся косолапо рядом, он то делал небольшие зигзаги, то чуть-чуть отставал, но всякий раз преданно возвращался назад.

«Вот и это у нас получилось!» – подумал Керекеш горделиво. Тем не менее он снова пристегнул поводок, не желая злоупотреблять своим доверием.

– Какой ты смышленый, Зебука! – вконец растроганный, никого уже не стесняясь, сказал громко Керекеш.

Ему даже хотелось, чтоб и другие видели, какого он добился успеха. Улица, увы, была тиха и пустынна. Но и отсутствие зрителей ничуть не испортило хорошего настроения Керекеша.

И все же беда их подстерегала и настигла у детского сада.

Ребятишки, увидев щенка, разразились оглушительными криками:

– Смотри, смотри, настоящий жучок!

– Ага, бело-черный. Давайте ловить!

– Пошли! Окружайте его, а то убежит!

– Это дог. Я видел дога. Во огромный, как лошадь!

– Бежим за ним! Жучишка, жучишка, бежим!

Они пустились бежать, высовывая руки из-за ограды.

– Питю! Юдитка! Сейчас же назад! – тоненьким, беспомощным голоском взывала воспитательница. – Дети, немедленно возвращайтесь назад!

Керекеш пытался ускорить шаг, но Зебулона уже сковал страх. Стараясь уйти от кричащих детей, он в отчаянии рвался и тянул хозяина к мостовой. В конце концов он уселся и, часто моргая, с мольбой смотрел на своего вожатого; в глазах его, полных слез, застыл ужас, а тело дрожало мелкой дрожью.

Керекеш не мог дождаться момента, пока две воспитательницы справятся с оравой своих подопечных и скачущие вдоль ограды неистовствующие ребятишки окажутся наконец за пределами видимости и слышимости.

Попытки увести щенка были тщетны. Зебулон заартачился, как норовистая лошадка, и сидел, вцепившись когтями в асфальт. Когда он чуть сдвинулся с места, на тротуаре остались влажные от пота отпечатки щенячьих лап.

– Как зовут его, дяденька? – спросила Керекеша девочка с косичками.

– Как зовут щенка, дядя? – требовал ответа хор мальчуганов, прижавшихся рожицами к решетке.

– Собачий дядя! Собачий дядя! – дружно завопила горластая ватага.

И Керекеш отступил. Он отказался от дальнейшей борьбы и, схватив щепка под мышку, большими шагами устремился домой. Но вопли «Собачий дядя! Собачий дядя!» преследовали его еще долго.

Тащить на руках щенка было делом нелегким. Его длинные ноги свисали почти до земли, а сам Зебулон, не чувствуя твердой опоры, вел себя так, будто несли его на смертную казнь: он был в полуобморочном состоянии.

Как только за спиной стихли детские голоса, Керекеш бережно поставил щенка на землю. Щенок, поджав хвост, галопом помчался к дому.

Керекеш вернулся в квартиру расстроенный и по здравом размышлении пришел к выводу, что успех, достигнутый сегодня, в общем, равен нулю. В конечном счете все свелось лишь к нескольким наблюдениям, о которых он сообщит Беате и Жолту.

Взглянув на часы, Керекеш прошел в комнату брата. Тибор был на ногах и не спеша потягивал палинку.

– Ты уже дома? – в замешательстве спросил Тибор, и по его смущению легко было догадаться, что сам он только что встал.

– Как ты себя чувствуешь? – приняв вдруг веселый вид, спросил в ответ Керекеш.

– Спину слегка покалывает.

– Завтра я тебя покажу ревматологу.

– Не надо. Зачем?

– Ладно. Мы еще это обсудим. Вот что, Тибор. Сейчас девять часов. Прошу тебя часов в одиннадцать погулять со щенком в саду. Хорошо?

– Ну конечно. О животных нужно заботиться. Я не забуду, не беспокойся. А щенок дорогой. Очень дорогой. За него, должно быть, немало денег заплачено, – говорил Тибор, с ребяческой хитрецой косясь на брата.

– Сейчас он спит. Но в одиннадцать…

– Щенок дорогой, – сказал снова Тибор.

– Да, – отозвался Керекеш.

– Лежит себе тихонько на месте, не лает. Прекрасный, спокойный щенок. Я очень этому рад.

– Завести тебе часы на одиннадцать?

– Вообще-то не нужно, но если ты хочешь…

Керекеш поставил будильник на четверть двенадцатого.

– Пожалуйста, не забудь, – сказал он на прощание, – иначе щенок напакостит. До свиданья!

– Погоди! Я хочу знать, какой породы собака.

Керекеш с кислым видом ответил (по его приблизительным подсчетам, Тибор спрашивал об этом не менее пятнадцати раз):

– Это пойнтер. Английская легавая.

– М-гм! Значит, пойнтер. Так я и думал. Собака охотничья. Да?

– Да.

– Ты собираешься охотиться?

– Я не собираюсь охотиться.

У Тибора блеснули глаза. Так он и знал. Охотничья собака, с которой на охоту не ходят. Легкомыслие в духе века.

– А как зовут щенка? Кажется, я забыл, – спросил Тибор.

– Зебулон.

– Значит, Зебулон. Собаку зовут Зебулон, – сказал Тибор подчеркнуто.

Керекеш не прореагировал и ушел, а Тибор тут же отхлебнул палинки и уселся разгадывать кроссворд. Он натянул на костистый череп узкую белую резинку, на которой держались его очки со стеклами в восемь диоптрий, и улегся локтями и грудью на стол; в таком положении ряды черно-белых квадратов находились в приличной близости от его носа. Стороннему наблюдателю могло показаться, что он смотрит не глазами, а носом. Нос-огурец прилежно ползал по клеткам кроссворда. Усеянные веснушками костлявые руки время от времени вписывали в квадраты несколько кособоких букв.

За дверью послышался тихий визг.

Тибор усмехнулся.

– Зебулон что-то лепечет, – сказал он с восторгом.

Несколько секунд старик прислушивался. За дверью была тишина. Нос Тибора вновь задвигался по клеткам кроссворда, но уже гораздо медленнее.

– Дорогая собака, – забормотал Тибор, вдруг направляясь к кровати. – Охотничья собака, которая никогда не узнает охоты. Кто видел такое?

Полусонный, он опять усмехнулся.

Будильник прозвонил в четверть двенадцатого. Для чего – неизвестно, потому что на трескучий, назойливый звон ответом был негодующий храп.

Зато Зебулон, услыхав звонок, моментально вскочил на ноги. Он бросился к двери, черным носом прижался к щелке и принюхался. Звон не издавал ни малейшего запаха и вскоре утих совсем.

Зебулон подождал еще, потом широко зевнул и побрел к своему коврику. По пути он заметил, что дверь в комнату приоткрыта.

А в комнате была вещь, возбуждавшая его любопытство: зеленый персидский ковер, точнее – его пышная бахрома.

И Зебулон, не колеблясь, накинулся на ковер. Он хлопнул лапами по легко взметнувшейся бахроме и прислушался: не прозвучит ли магическое «Нельзя!». Слово не прозвучало, кругом царила первозданная тишина.

Тогда Зебулон осторожно обошел «противника» и снова ринулся в бой. Под ударами лап бахрома удивительным образом взлетала, Зебулон схватывал кисточку зубами, ковер вздрагивал и норовил накрыть собою щенка. Это была уже контратака. Но Зебулон из-под ковра мгновенно выскальзывал и издавал ворчание, напоминавшее ломающийся голос мальчишки-подростка. И вот наступил момент, когда кисточка, ставшая первой жертвой его энергичных атак, наконец пала. На вкус она оказалась приятной, и Зебулон проглотил ее единым духом. И снова ринулся в бой.


Зеленый ковер был ободран довольно быстро. И тогда с не меньшим азартом Зебулон набросился на красный ковер, но в самый разгар сражения остановился, чтобы дать себе передышку.

После стольких трудов щенку, естественно, захотелось развлечений полегче. Такое именно развлечение его уже поджидало, причем совсем рядом. Во время битвы с коврами, сопровождавшейся многократным и яростным столкновением разных предметов мебели, с письменного стола на пол рухнула стопка книг и потащила за собой портфель, чудесно пахнувший кожей. Выпотрошить этот портфель было делом одной минуты. Оскалив зубы и мотая головой, Зебулон вытаскивал из отделений всевозможных цветов бумаги: те, что потверже, пробовал на вкус, а мягкие раздирал лапами в мелкие клочья.

Успех операции был почти полным. Паркет был усеян кучами изжеванной в кашу бумаги, обрывками денег и похожими на конфетти разноцветными клочками квитанций.

Стакан из пластмассы и авторучка, «обработанные» с не меньшим старанием, превратились в жалкие обломки. Напоследок Зебулон прогрыз стоявший в углу матрац «Эпеда»; наткнувшись на медные пружины и не зная, что с ними делать, он расширил отверстие до размеров своей головы, чтобы облегчить последующую работу.

Наконец, тихо повизгивая, он улегся на отведенное ему место и принялся глодать собственные лапы. Глодал он их до тех пор, пока домой не вернулась Беата.

– Господи! – заглянув в дверь, едва слышно сказала девочка. – Щенок съел всю комнату!

Беата, безусловно, преувеличивала. Трехмесячный щенок не может съесть комнату ни в буквальном, ни в переносном смысле слова. Однако ощипанные ковры, зияющая в тахте дыра, изорванные в клочья документы и стофоринтовые банкноты свидетельствовали о невосполнимом ущербе и самым угрожающим образом предсказывали будущий хаос: неизменному порядку и уюту пришел конец. Отныне эта комната да и вся квартира станут добычей щенка.

Беата разрыдалась. Она поняла, что пробил час их разлуки. Щенок верно и неуклонно шел к судьбе, постигшей его предшественника, серого несчастного приблудного пса: быть удаленным из дома.

Опасения Беаты были далеко не беспочвенны. Среди растерзанных документов оказались новенькие водительские права Керекеша, одна половина которых превратилась в кашу, а вторая напоминала чем-то гусиное крыло, неизвестно почему ощипанное не до конца.


*

Жолт не хотел оглядываться на школу, но на углу все-таки обернулся и рассек кулаком воздух. Четырехэтажное здание, обвитое плющом, глазело на него всеми своими окнами со спокойным, даже довольным видом.

Утверждать, что Жолт ненавидел школу, в общем, конечно, трудно. Но в этот день он вышел из нее с чувством недобрым. В ее белых стенах, среди узких скамей, где вся жизнь наперед распланирована такой скучищей, как расписание, Жолт считал, что массу времени тратит зря.

Появись у него желание объяснить связь явлений и своих ощущений, он сказал бы, возможно, так: жизнь в школе слишком размеренна и омрачена множеством церемоний. И главная из них – церемония ответа.

Сегодняшние неприятные воспоминания он охотно оставил бы за школьной оградой, но они упорно сопровождали его большую часть пути. Снова и снова в ушах Жолта звучал его собственный неуверенный голос, когда сбивчиво и с запинками он отвечал у доски, вызывая суровое изумление и досаду учительницы. «Тройка», – сказала она наконец, причем таким тоном, словно тройка была каким-то непоправимым несчастьем. И в самом деле, отец заводился от тройки несравненно сильнее, чем от всякой другой отметки. Жолт знал: неся домой тройку, он должен приготовиться к куда более внушительным и пространным упрекам, чем если бы получил кол. «Лучше бы кол», – сердито бормотал Жолт, поглядывая на школу, заросшую плющом, словно зеленой бородой. Школа… как гигантская кассета с магнитофонной лентой… Господи, сколько она хранит дурацких, косноязычных ответов! Жолта всегда бросало в жар, когда ему приходилось высказывать свое мнение о вещах, о которых он вообще не имел никакого мнения, В ушах Жолта все звучал и звучал его «ответ» из Йокаи – это был какой-то унизительный лепет. Из него явствовало, что Мор Йокаи здорово у кого-то сдувал, когда писал свои романтические истории. Учительница – Жолт прекрасно это почувствовал – от такого комментария рассердилась, а он-то старался ей угодить. Для чего? Объяснить это Жолт не мог. Ни одного романа Йокаи до конца он не дочитал, и его невежество могло оставаться тайной всего лишь мгновения. В результате – тройка. Оценка даже слишком хорошая! Но кол гораздо определеннее. Кол вполне ясен и не внушает отцу розовых иллюзий, что еще одно, дескать, небольшое усилие, и никто не сможет оспорить гениальность его сына. Как можно реагировать на кол? Либо сплюнуть от отвращения, либо отделаться сакраментальной фразой: «Убирайся! Видеть тебя не желаю!» Ну и пусть! А кто желает, чтоб его видели в связи с таким «торжеством», как получение кола? Жолт уже сожалел, что вообще стал отвечать. Надо было молчать, и все. Молчание, правда, не есть признак сообразительности, но выглядит, по крайней мере, глубокомысленным – это он испытал на собственном опыте. «Старики» прилежно ломают голову, стараясь докопаться, почему ты молчишь: то ли обижен, то ли болен. Ты, конечно, отрицаешь и то и другое, и бедлам готов. «Старики» растеряны, а тебе хоть бы хны: иди себе на все четыре стороны, возьми, если хочешь шершня, пристрой под микроскоп, и перед тобой начнет прокручиваться изумительный кинофильм.

Вот тут-то и может возникнуть сомнение: не прав ли в действительности доктор Керекеш? Не прав ли он в том, что умственное развитие Жолта не соответствует его возрасту? Ведь Жолт, по мнению доктора Керекеша, упорно путает ценности жизни: для него изучение шмеля гораздо важнее покоя семьи, важнее собственного будущего; в конце концов, считал доктор, куча двоек, которую сын так бездумно нагромоздил, закроет перед ним двери гимназии; иными словами, этот довольно толковый мальчик разобьет себе нос у первого же препятствия. И так далее, и тому подобное, и прочая чепуха, – так продолжил бы ход мыслей своего отца Жолт, если бы вообще следил за ходом этих мыслей. Ибо жесточайшая правда заключалась в том, что Жолт никогда, ни на одно мгновение не задумывался о своем будущем. Шмель – вот он, здесь, близкий, доступный, его так интересно разглядывать. А будущее – где оно? Руками его не потрогаешь. Его нет, его просто придумали. Да мало ли что придет в голову отцу! А глаза шершня мрачно пульсируют. Скорее, скорее под микроскоп!

Но сочувствуя тревоге отца, нельзя, однако, категорически осуждать и Жолта, посчитав его грубым, с примитивным мышлением существом.

Потому что в вопросе о будущем кое-что Жолта приводило в смущение. Его беспокоила озабоченность отца. А то зачем бы в половине второго пополудни, то есть в минуты полной свободы, он непрерывно думал о тройке, полученной вопреки его желанию? Казалось бы, этот незначительный инцидент было так просто забыть. Ни единица, ни двойка, ни даже пятерка не могли огорчить или обрадовать Жолта. Но тройка… Тройка вызывала в его воображении самую тягостную картину, измученное лицо отца, выражающее одновременно испуг и надежду; нервно подрагивающие седоватые виски; невыносимая благожелательность, с какой он станет расспрашивать: «Почему ты не прочел роман? Он тебе не понравился? Чем?» И т. д. и т. п. И радость от всякого разумного слова, которое он услышит от мальчика. Отец будет судорожно цепляться за каждую мелочь, только бы понять побуждения сына; он будет искать ему оправдания, ободрять, стараться утешить и что-то еще объяснить. А Жолту придется смотреть, как на лице отца почернеют две длинные косые морщины, как он на глазах постареет. Вот этого внезапного старения, всегда казавшегося глубоким и необратимым, этого страшного, едва замаскированного отчаяния Жолт боялся больше всего. По временам ему чудился даже крик отца, душераздирающий, какой-то протяжный, звериный, но загнанный внутрь неимоверным усилием воли.

Помочь отцу Жолт, однако, не мог.

Он только испытывал неприязнь и боялся, боялся до тошноты этих сцен самоистязания. Тем более, что в них не было и тени притворства, потому что отец никогда в жизни не притворялся и, к сожалению, никогда не шутил, а сквозь лохмотья и клочья гнева ясно проглядывала обнаженная грусть.

Вот это чувство, от которого просто сжималось горло, и мешало Жолту осуществить замысел, лелеемый им годами, – совершить великий побег. Замысел, кстати, очень простой. Джинсы, рубашка, свитер, кеды, видавший виды цвета хаки рюкзак да несколько сотен сбереженных форинтов – и в путь. Видеть мир. Можно ехать поездом, на попутных машинах или идти пешком, как угодно. А в какую сторону – безразлично, только были бы новые горы, новые города, селения, реки, поля, безвестные тропы, леса и – время. Неограниченное свободное время, без звонков, без уроков, без морфологии и математики, без вгоняющих в сон объяснений, без твоих собственных косноязычных ответов… Время, которое ты заполнишь, как и чем тебе вздумается. Всего две недели, от силы – три… Как объяснить свое исчезновение, Жолт продумал до мелочей и в успехе не сомневался. За большой серой вазой он оставит записку: «Милый папа, за меня не волнуйся. Я только чуть-чуть осмотрю Матру. В милицию не звони. Недели через две я вернусь. С уважением твой сын Жолт». Отправится же он вовсе не в Матру, а на юг, в Задунайский край. Отец, конечно, проведет бессонную ночь, но никуда звонить не станет. Правда, год назад он милицию известил. Но записки ведь Жолт тогда не оставил. Так что записка вещь очень важная. И в прошлый раз все зависело от какого-то жалкого клочка бумаги. Вернее, от двух, потому что и Дани должен был оставить записку за какой-нибудь вазой или же на столе.

Еще и сейчас Жолт с удовольствием вспоминал подробности их «побега», хотя затея была совершенно дурацкая и хромала, как говорится, на обе ноги.

Жолт слонялся вокруг конечной станции фуникулера и усмехнулся, узнав место, где был задуман прошлогодний побег.

…Идея побега принадлежала Дани.

– С замечанием в дневнике я домой не пойду! – покраснев, сказал Дани. – Скандал будет зверский. Думаешь, я шучу? Не пойду домой, и дело с концом. Вот увидишь!

– Ты много болтаешь, а еще больше ржешь. В этом твоя беда.

– А зачем ты на уроке гримасничал?

– Ну и что? Если б ты не трясся от смеха, никто бы ничего не заметил.

– Мой отец капитан, и замечание по дисциплине для него просто зарез.

Жолт не отозвался, и они молча брели по Силадифашор.

– Сколько у тебя денег? – вдруг спросил Жолт.

– Что? Денег? Почти пятнадцать.

– И у меня десять. Хватит вполне.

– Куда?

– За Холодным колодцем есть изумительный лес. Заповедник.

– И мы станем лесовиками, – с чуть преувеличенным воодушевлением подхватил Дани.

Они вышли из трамвая у Хювёшвёлди, купили килограмм хлеба и двести граммов масла. До Холодного колодца доехали на автобусе. Но когда показалась дорога в лес, Жолт заметил, что приятель его помрачнел.

– Дома уже пообедали, – неосторожно сказал Дани.

– Ну и что? Через полчаса будет родник, устроим привал и закусим.

– Знаешь, старик, здесь есть такие укромные местечки, где нас никогда не найдут, если даже пошлют за нами целую армию, – старался приободрить себя Дани.

Они шли краем обширного капустного поля. Кучи выдернутых и срезанных капустных голов лежали вдоль всей тропы.

– Здесь, наверное, пировали олени, а может быть, вепри, – сказал, озираясь, Жолт.

– Откуда ты знаешь?

Жолт показал на землю. К капустному полю вели следы парных копыт. Дани вытаращил глаза, и под толстыми стеклами очков они стали огромными.

– Я мог бы взять у отца револьвер. В лесу бы он очень нам пригодился.

Они продолжали путь. Жолт шел молча, а Дани все утешал самого себя:

– Знаешь, старик, я сварганю из веток такой шалаш, что не протечет ни единой капли.

– А зачем? Здесь есть навес от дождя. Притащим сена, будет тепло. А завтра спустимся на берег Дуная и будем ловить рыбу.

Они подошли к опушке леса, и Жолт вдруг почувствовал, что налетела беда.

– Мама плачет уже, – сказал Дани и остановился.

– Замолчи! – крикнул Жолт. – Теперь все равно!

– Не все равно! Нет! Жоли, вернемся! И твоя мама плачет. Твои обе мамы плачут.

– Замолчи, трус! Свинья!

– Ну ладно. До родника я тебя провожу. А про маму я почти что забыл.

– Уходи сейчас же, катись домой, жалкий тип! Трус! Подонок! И ты можешь меня здесь бросить?

– Нет, – смущенно ответил Дани.

Он медленно отступал назад, задевая ногами отрубленные капустные головы, которые тут же откатывались от кучи.

– Убирайся же, трус! Предатель! Иди к своей маме, я сам… Ах ты предатель! Предатель!

– Жоли! Не злись! Мама так испугается… э-эх! – Из горла Дани вырвался странный, похожий на рыдание звук.

Он круто повернулся и пустился бежать. Не по тропе, а напрямик, через капустное поле. Вот он исчез в канаве, выбросил оттуда портфель и на четвереньках выбрался на бетонированную дорогу.

– Дани! – вслед ему крикнул Жолт.

Губы его опустились, на глаза навернулись слезы. Согнувшись, он вытирал их тыльной стороной ладони; и вид у него был такой, словно он хочет спрятаться от глазеющей вокруг толпы.

Он пошел вдоль лесной дороги, хотя знал, что один никуда не уйдет.

На лес опустилась мгла, и осенние краски вдруг сразу померкли.

– Он и хлеб с собой утащил, этот жалкий гнусный подонок! – бормотал Жолт. – Ну и пусть, перебьюсь. Поем капусты. Как вепрь.

Когда Жолт вернулся домой, был поздний вечер. Все двери, даже в ванную, распахнуты были настежь и балкон освещен. Трещал телефонный звонок.

– Да, я звонила, – сказал голос Магды-два. – Слушаю вас.

Затем наступила тишина. На балкон в пиджаке и галстуке выбежал отец. Лица его видно не было. Он облокотился на перила и прислушался к звукам улицы. Потом вышла Магда-два и что-то ему сказала. Отец как-то сгорбился и повалился на перила, как будто его хлопнули по голове.

Жолт уже собрался войти в ворота, когда на балконе появился кто-то еще. Его первая мамочка. Она тоже здесь. Лицо белое, кулаки прижаты к глазам.

Жолт колебался. Он, конечно, предполагал, что без скандала не обойтись, но совсем не рассчитывал, что будет мобилизована и Магда-один.

Жолт перемахнул через изгородь и влез на каштан. Он просидел на нем полчаса и все просмотрел до конца: суету, рыдания и прочее. Потом обе Магды подошли к воротам и, тихо разговаривая, остановились. Жолт видел, что его мать дрожит, а мачеха что-то нервно ей объясняет. Она сказала: «Двадцать четыре часа. Розыск начнется лишь по истечении двадцати четырех часов». Жолт догадался, что говорят про милицию, но это его заботило мало. Даже скорей успокаивало: официально искать его начнут только завтра во второй половине дня. А к тому времени он будет, конечно, дома и разыскивать станет некого. Он устроился в ветвях поудобней и с любопытством следил за происходящим. Мигающий неоновый свет выхватывал из полутьмы то испуганное лицо матери, то дрожащие руки мачехи, когда она бессознательно прикуривала сигарету от сигареты. Жолт смотрел. Его долго не тревожили ни беспокойство, ни совесть. Его не терзали сомнения. Сидеть на дереве и смотреть – вот что он считал своим делом. Тогда ему даже и в голову не пришло считать свой поступок преступным. Они же его не видели, а у него вдруг такая возможность: проследить поведение их в необычных и тягостных обстоятельствах – ведь это редкостный, изумительный случай!

Когда обе Магды опять вошли в дом, Жолт тихонько слез с дерева и прокрался за ними.

– Мамочка! Я здесь! – крикнул он.

Две женщины бросились к нему одновременно, и он снисходительно терпел их объятия. На объятия матери он ответил чуть-чуть нежнее, надеясь, что это ее как-то утешит.

Прошло довольно много времени, прежде чем они спросили его, где он был.


– У Холодного колодца, – кратко ответил Жолт.

Тут появился отец и вздохнул с облегчением, не скрывая, что с души его свалился тяжелый камень.

Допрос прошел быстро и достаточно мягко. И вдруг Жолт все испортил сам.

– Известите милицию, что я нашелся, – сказал он без тени дурных предчувствий.

Отец остолбенел и сорвал с себя очки.

– Откуда ты знаешь, что мы звонили в милицию?

Жолт сказал.

– Значит, ты сидел на дереве и все видел?

– Да.

Жолт все еще не догадывался, какая над ним нависла беда: ведь отец, слушая его рассказ, с таким сочувствием и пониманием кивал головой.

– Ты боялся? – с надеждой спросил его Керекеш.

Но Жолту отвечать уже не хотелось. Отец вломился в его душу слишком внезапно. Конечно, Жолт растерялся, но в одном был уверен неколебимо: боязнь тут ни при чем. Он рассказал о побеге и сидел на дереве вовсе не потому, что боялся.

Лицо Керекеша мгновенно и поразительно изменилось. Сжав руками виски и наклонившись вперед, он пристально уставился в пол.

– Кто же ты после этого? – сказал он каким-то срывающимся фальцетом.

Ответить на это Жолт не мог. Он низко опустил голову. А когда поднял глаза, отца в комнате уже не было.


*

Припоминая эпизоды прошлогоднего бегства, Жолт решил пропустить сегодня обед. Из всех возложенных на него обязанностей он охотней всего отказывался от обеда. Каждый день в один и тот же час садиться за стол, прихлебывать суп, резать мясо, жевать и вежливо, предупредительно разговаривать – Жолта начинало мутить, когда он только думал об этой обязанности.

Ведь еда не обязанность, еда просто необходимость. А если он этой необходимости не испытывает, то может от нее отказаться или поесть позднее. Кто пропустит обед, останется голодным. Ну и что? У дяди Тибора в худшем случае за столом будет единственный слушатель: Беата. Беата же, к великому счастью, совсем неплохо переносит напыщенную болтовню старика. И еще, добавил мысленно Жолт, будет эта смехотворная пародия на собаку, этот уродец с длинными белыми лапами, которого папа купил, чтоб развлекать старика и Беату.

Неприятная мысль о щенке еще больше укрепила Жолта в его решении. Пусть обедают сегодня одни, прекрасно поедят без него. Он выгреб из карманов несколько форинтов и в палатке у фуникулера купил две черствые булочки и бутылку молока. Молоко было ледяное. Подкрепившись, Жолт быстро зашагал к Варошмайору, словно там его ожидало срочное дело. Напускать на себя подобный вид Жолту, кстати, не приходилось – его никогда не покидало ощущение, что где-то его очень и очень ждут, что совсем рядом вот-вот разыграются увлекательные, волнующие события, начнется какое-то неповторимое Представление, которое можно увидеть один раз в жизни. Надо спешить, надо очень спешить, потому что – кто знает? – а вдруг действовать придется немедленно.

И если Жолт с такой жадностью ждал встречи с миром, то и мир ждал его: скитания Жолта никогда не бывали скучными.

Целых полчаса уже он стоял на углу, озираясь по сторонам, но пока еще ничего не случилось. Что это значило? Всего лишь то, что он приглядывался не слишком старательно.

Наконец ему повезло. Его внимание привлек человек, тощий, морщинистый, у которого так тряслись руки, что он не мог с ними сладить и зажечь сигарету. Человек стоял очень прямо, совсем как свеча, но голова его временами смешно как-то падала; он тотчас ее поднимал и укоризненно взглядывал на прохожих, словно они были виноваты в том, что голова у него не держится. К потемневшей от никотина губе лепилась мятая сигарета «Симфония», рот вздрагивал, шевелился сердито и резко, и казалось, что сигарета ругается, оттого что не может встретиться с пламенем спички.

Жолт скользнул через мостовую и, слегка наклонившись, заглянул в изрезанное морщинами лицо.

– Так вон оно что! Мы, оказывается, налакались! – сказал Жолт, уже весь наэлектризованный. – Любопытное зрелище! Голова болтается, как на ниточке. Поднимите ее, папаша, а то ниточка оборвется и вы голову нечаянно потеряете!

Голова пьяного снова качнулась и неожиданно оказалась на месте.

– Вот это другое дело! – одобрительно сказал Жолт и подошел совсем близко.

Только он собрался помочь пьяному закурить, как его опередил длинноволосый парень в джинсах.

– Прошу, сэр! – сказал парень галантно, так как был еще не в курсе дела.

– Покорно благодарю! – изумился пьяный и на всякий случай откинул голову.

– Скажите, метр, вы, очевидно, выиграли в лото, что так помпезно начинаете неделю?

– Уважаемый! Сударь! – торжественно произнес пьяный. – Вы меня не забудете!

– Никогда, метр! У меня роскошная память.

– Позвольте же в ответ на любезный… любезность… – Не в силах довести до конца изысканный монолог, пьяный с поразительной бойкостью вдруг начал ругаться.

От энергичной брани его повело слегка в сторону, но он тут же, как ванька-встанька, выпрямился, вытащил из кармана флакончик в пятьдесят граммов и протянул длинноволосому.

– Празднуем, значит, папаша? – скаля зубы, спросил длинноволосый, потом сорвал металлический колпачок и одним коротким глотком опустошил флакончик.

Жолт заметил, что пьяный пытается поймать какую-то мысль, глаза его блуждали по лицу длинноволосого, словно бы в поисках точки опоры, но останавливались лишь на миг то на мочке уха, то на пуговице джемпера. «Он не может управлять глазами…» – подумал Жолт с удивлением.

– Тс-с! Давай тихо, приятель! – пробормотал, запинаясь, пьяный. – Сказать тебе это… но чтоб секрет? А?

– Вот именно, тайна.

– Стало быть, глухо?

– Глухо. Могила.

– Тогда ладно. Вы кто? – спросил пьяный длинноволосого.

– В партикулярном платье я этимолог.

Жолт засмеялся, а пьяный посмотрел вокруг, но будто плотная завеса отгородила его от мира.

– Не видно, – сказал пьяный.

– Чего?

– Мозолей от молота на руках.

– Послушайте, папаша, я не молотобоец, а этимолог. И за это получу степень доктора.

– Понятно, – сказал без уверенности пьяный и подтянулся. – Одним словом, доктор… Прохвост!

– Ну-ну, маэстро. Полегче!

– Господин доктор! – рявкнул пьяный. – Выпьем сливянки, как все порядочные венгры. Ну как, понятливый я человек? – И он тряхнул карманом, набитым пятидесятиграммовыми флакончиками.

Они выпили.

Пустые флакончики длинноволосый ставил в ряд на панели под витриной продмага.

– Пьем, как пьют одни только венгры, – сказал длинноволосый. – Наше здоровье!

Тут Жолт с изумлением увидел, что пьяница приходит в себя: лицо его прояснилось и речь стала почти нормальной.

– Хоть я и выпил, сынок, а знаю, что говорю, – сказал он.

– Ясно! – сказал длинноволосый.

– Вы-то считаете, что я вовсе никто?

– Как же вы можете быть «никто»? – двусмысленно отозвался длинноволосый.

– Знаете, где я был в субботу?

– Не имею ни малейшего представления.

– Положение, стало быть, таково, что скоро меня назначат на высокую должность. Вот так, сынок!

– Поздравляю.

– Расспрашивали меня основательно, тут ничего не скажешь.

– О чем?

– Ну, как водится, про всякую всячину. Одного я не знаю: на кой черт им сдалась гвоздика… Что я, садовник, что ли?

– Да они, старина, вас на пушку брали.

– Черт их разберет. Они спросили, чем похожи клоп и гвоздика.

– Ага! – осклабился длинноволосый.

– И я ответил: клоп паразит и кусается, а гвоздика прекрасный душистый цветок.

– Этим они отличаются.

– Что?

– Вас ведь спросили, чем они похожи, а вы ответили, чем отличаются. Не доходит?

– А вы меня не учите!

– Если вы говорили такие глупости, не видать вам высокой должности.

– Хулиган и свинья!

Пьяный поднял кулак, но вдруг покачнулся и, потеряв равновесие, рухнул, будто подкошенный.

– Подойди, малыш, усадим дядю получше! – ласково обратился к Жолту длинноволосый.

Они аккуратно усадили пьяного у витрины и, словно бы сговорившись, двинулись вместе по мостовой к Майору.

– Ну и тип! Настоящий алкоголик. А с этой гвоздикой в вытрезвителе неплохо придумали. Ничего шутка! Они, очевидно, хотели выяснить, законченный он дурак или нет, – объяснил длинноволосый.

– Здорово он упал. Ушибся, наверное, – сказал Жолт.

– Что поделаешь – сам виноват, – беззаботно отозвался длинноволосый, закурил и простился. – Чао, малыш.

Жолту захотелось еще раз взглянуть на человека, сравнивавшего клопа и гвоздику. Он вернулся. Пьяный как раз поднимался с асфальта, и вокруг него со звоном катились бутылочки. С большим трудом он все-таки встал и пошел. Шагов десять он сделал, не выписывая восьмерок. Затем невидимая сила потянула его в сторону. Тогда, отыскивая опору, он пошарил в воздухе левой рукой и медленно выпрямился. Жолт смотрел на него неотрывно. Пьяный поднял глаза, и его разжиженный взгляд как бы растекся по Жолту и скатился на землю, а на физиономии появилось бессмысленно-блаженное выражение. Жолту вдруг захотелось узнать, чему этот пьяный радуется, когда и невооруженным глазом видно, что ему скверно, худо. Он попытался понять его состояние и для верности даже стал в его позу, но, кроме легкого головокружения, как при катании на карусели, не ощутил ничего.

– Баранья рожа, – с досадой констатировал Жолт. – И на эту свинью я убил целых полчаса!

Он снова пересек мостовую, злясь на себя за бесполезно потраченное время, так как все его наблюдения в конечном счете свелись к одному: в пьяном сидит несколько животных сразу – это сочетание свиньи, барана и крысы. Было в нем, правда, что-то еще, чего Жолт распознать уже не мог.

«Не беда! – с ожесточением решил он. – Выпью когда-нибудь граммов двести палинки и узнаю все как есть».

Прошло, однако, целых полгода, прежде чем он узнал все как есть.

Глава IV

ПРЕКРАСНЫЙ МИР СОБАК

Впоследствии Жолт был совершенно уверен, что девочка узнала его еще в тот момент, когда он спустился с лестницы. Во-первых, у нее смешно подпрыгнули брови; во-вторых, тот, кто сидит на скамье, сразу заметит человека, который к нему идет; в-третьих, она страшно старалась, чтоб их чудесная встреча – а она была действительно чудом – случайно не сорвалась. Для начала девочка пропела ему нехитрую песенку, которую, конечно, сто раз напевала ей мать. Но фальшивила она здорово, в искусстве притворства ей еще надо было поупражняться.

Жолт первым делом заметил собаку. Это была замечательная немецкая овчарка, вернее, трех– или четырехмесячный щенок с небрежно-вкрадчивой, как у тигра, поступью и остро торчащими ушами. Щенок сел. Он смотрел на Жолта. Жолт приближался.

Зависть, словно оса, ужалила его в самое сердце: какая собака! Она просто великолепна! Чья? И тут он узнал синие брюки с разрезами и синюю блузу, сшитую чуть короче, чем надо, чтоб хорошенько был виден живот. Ну, если так, если блузу так старательно мастерили, Жолт бросил туда небрежный взгляд.

– Чао! – сказал Жолт.

– Ты здороваешься со мной? – глядя куда-то вверх, подозрительно быстро, словно заученный текст, произнесла девочка.

– С тобой, – сказал Жолт. – Посвети вокруг фарами и сразу увидишь.

– Значит, мы знакомы?..

– Значит, знакомы.

– А по-моему, ты ошибаешься!

Ясное дело, девчонка что есть сил притворялась, а притворство и всякие там ужимки Жолт ненавидел всей душой. Но времени у него была уйма и, кроме того, привлекала собака. Он не ушел.

– Сказать, как тебя зовут? – спросил он.

– Скажи.

– Ольга.

– Зато фамилии моей ты не знаешь.

– Не знаю.

– Значит, мы не знакомы.


Лицо девочки было очень красиво. Гладкое, цвета слоновой кости, но не мертвого желтоватого тона, а с примесью матового к почти ярко-розового оттенков; оно светилось, и глаза тоже светились – каким-то особенным золотистым блеском. Смесь красок была потрясающая. «Просто здорово, – подумал Жолт. – Но текст «вступительной речи» на редкость дешевый».

– Ступни у тебя еще зудят? – спросил он.

– Ты о чем?

– Могу достать по случаю несколько головастиков.

– А-а, ты ведь тоже был тогда в Зебегени, – сказала она, сделав вид, что узнала его только сейчас.

– Ага, и я тоже, – сказал Жолт.

– Неужели ты думаешь, что я запоминаю каждого мальчика, с которым один разок встретилась?

Жолт вообще об этом не думал и потому иронически промолчал. Да и времени у него было достаточно, так как встреча с Хенриком и компанией была назначена только под вечер. Он свел с ними знакомство на соревнованиях по гандболу, и Хенрик показался ему просто замечательным парнем: у него была куча автоэмблем, и он сам, без просьбы Жолта, пообещал показать, где можно их раздобыть. Хенрик думал, конечно, что Жолт несмышленыш или что он свалился с луны и потому не догадывается, где зреют плоды, именуемые автоэмблемой. Сегодня же он докажет Хенрику, что тот основательно заблуждается; а кроме того, знакомство с Хенриком может вылиться во что-нибудь необыкновенное, потому что Хенрик парень отважный. Чтобы красть автоэмблемы, тоже ведь требуется отвага. Это ясно, как дважды два.

Жолт взглянул на часы. Было только половина третьего.

– Можешь сесть, – блеснув глазами, сказала девочка.

– Спасибо! – сказал Жолт.

А сам подумал: вот провокатор, и еще какой! Он же видел, что овчарка насторожила уши, прислушивается. Но, затормозив свои рефлексы, Жолт решительно шагнул к скамье и сел. Без предостерегающего ворчания собака коротко взвизгнула и вцепилась зубами в руку Жолта, прикрытую рукавом рубашки, и он почувствовал, как клыки впиваются в кожу.

– Отпусти, Кристи! – спокойно скомандовала девочка и с сияющим лицом повернулась к Жолту: – Видишь, как Кристи меня охраняет! А ей еще только пять месяцев. Ничего ведь страшного, правда? Немного порван рукав, – добавила она со смешком.

– Не беда! – сказал Жолт, почесал собаку под подбородком и моментально с ней подружился. Теперь уже играя, Кристи легонько покусывала его ладонь. – Умная ты собака, – сказал ей Жолт. – Зато про твою хозяйку этого не скажешь.

– Я же не знала, что она будет кусаться… – глядя на разодранный рукав, начала в свое оправдание девочка. – Схватить она может, но никого еще ни разу не укусила. Правда! – Все с большей тревогой она смотрела на руку Жолта: сквозь ткань на месте укуса просачивалась кровь, и красное пятно вокруг быстро увеличивалось. – Господи! Кровь! У тебя же рука в крови!

– Конечно, в крови, раз меня укусили, – сказал Жолт со злостью.

– Честное слово, так сильно она еще никогда не кусалась… Жолт, не сердись!

– Разве ты знаешь, как меня зовут?

– Конечно, знаю… то есть я вспомнила… Надо скорей промыть рану!

– Не надо ничего промывать! Сейчас я высосу кровь, и все! – сказал Жолт и засучил рукав. На руке выше кисти кровоточила продолговатая рана.

– Давай я! – сказала девочка.

– Ты что, спятила? Ведь противно!

– Давай!

У Жолта округлились глаза. Он протянул ей руку и сидел одеревенев, как истукан. Девочка нагнулась и приникла губами к ране.

Когда она подняла голову, глаза у нее были смущенные и лицо выражало неприкрытое отвращение.

– Сплюнь! – сказал Жолт, оглушенный сочувствием.

Она сплюнула.

– Соленая! – сказала она затем и, вынув из кармана белый платочек, аккуратно вытерла рот.

– Надо еще чуть-чуть отсосать, – сказал Жолт. – Теперь я сам.

– Да, – сказала она.

– И правда соленая, – сказал Жолт, звучно сплюнув.

– Давай перевяжем, – сказала девочка.

Перевязав рану носовым платком, она погладила руку Жолта легким движением, словно перебрала струны гитары.

– Как твоя фамилия? – спросил Жолт.

– Жедени.

– А собака твоя?

– Конечно.

– Через полгода, когда она подрастет, ты с ней не справишься. Она будет сильно тянуть.

– К тому времени я ее натаскаю… А теперь мне пора идти. Ты больше не сердишься?

– Нет. Сказать тебе мою фамилию?

– А я знаю. Твой папа главврач Керекеш.

– Зачем же ты притворялась?

– Не знаю. Может быть, для того, чтобы ты не зазнался.

– Да я сразу же понял, что ты меня узнала. Глаза тебя выдали.

– А ты никогда не врешь?

– Только тогда, когда очень нужно. И если этого очень хотят.

– А кто может хотеть, чтоб ты ему врал?

– И такое бывает. Девочке этого не понять, – кратко ответил Жолт.

На солнце глаза ее вспыхнули золотисто-желтым светом.

– Ну зачем ты мне все это напеваешь? Я и сама умею не хуже. Дома я никогда не рассказываю, когда за мной ухаживают мужчины.

– Какие мужчины? – спросил Жолт, пораженный.

– А всякие. Которые в меня постоянно влюбляются. Один на мне даже хотел жениться.

– Жениться?

– Да, жениться. Правда, смешно?

– Довольно смешно, – буркнул Жолт.

– Мои предки и собаку купили, чтоб она меня охраняла. Потому что поклонники меня просто преследуют.

Жолт молчал, точно каменный.

Он нагнулся и стал обрывать вокруг траву. Настроение его было испорчено. Потрясенный тем, что услышал, и не умея преодолеть преграду, которую она воздвигла между ним и собой, он чувствовал себя так, будто сел в лужу и сидит в ней по самую шею. Все ее россказни походили на правду и даже были ему интересны. Он украдкой взглянул на ее тонкое, ослепительное лицо: кожа сверкала, будто сквозь нее просвечивало яркое пламя. Он с трудом удерживал руки – они так и тянулись к ее лицу! Она говорила мягкой скороговоркой, и в словах ее проглядывало безудержное, просто безумное любопытство. Любопытство и, может быть, нечто большее звучало в ее нежно летящем смехе.

– Жолт! – тихо позвала девочка.

Он робко прислушался. Призыв был так явствен и звенел так чисто, словно долгий и одинокий звук гитарной струны.

– Да, – сказал он, и голос его прервался.

– Нет, ничего. Я просто попробовала, как звучит твое имя. Жолт, – повторила она и сама чутко прислушалась.

«Ну и девчонка! Что со мной теперь будет?» – думал Жолт.

Совершенно беспомощный, он как-то неловко сидел на краю скамьи с крепко прижатыми к спинке руками. Ему стало вдруг жарко. А молчание между тем превращалось в глупость, и девочка с любопытством смотрела ему в лицо. Ну и взгляд у нее!.. Такой золотистый, такой мило внимательный – когда на тебя вот так смотрят, ты говоришь совсем не то, что хочешь.

– Ольга, – сказал глухо Жолт.

– Да? – Девочка понимающе засмеялась.

– Нет, ничего. Я только попробовал, как звучит твое имя.

Жолт услышал, что в голосе его проскользнула отвратительная покорность.

– Получилось совсем неплохо. Но ты сможешь поупражняться еще. Хочешь?

– Хочу, – сказал Жолт, чувствуя, что его скованность понемногу проходит: временами ему казалось, будто рот у него онемел, как в прошлом году, когда заныл коренной зуб.

Девочка вдруг вскочила:

– Который час? Ох, четвертый!

– Я тебя провожу, – с облегчением сказал Жолт и поспешил вслед за ней.

– Отлично! Пойдем с нами на гору Шаш.

– А что там такое?

– Дрессировочная площадка.

– Да ну, я туда не пойду.

– Почему? А вообще-то как хочешь…

Поколебавшись, Жолт все же пошел, решив поделиться с ней своим огорчением. Кристи бежала зигзагообразной трусцой, выпучив глаза и натягивая поводок, а девочка время от времени безжалостным рывком дергала собаку назад. Жолт плелся рядом.

– Знаешь, – начал он разговор, – у нас дома тоже есть… собака.

– У тебя есть собака? Так это чудесно! – сказала девочка.

– Она не моя, – подчеркнуто сказал Жолт.

– А чья?

– Семейная.

– Ну и что? Тебе ведь разрешат привести ее на гору Шаш?

– Разрешат, но я сам не хочу.

– Привет. «Не хочу»! Ведь ты на горе еще не был!

Жолт промолчал. Они уже свернули на площадь Москвы. По ней мчался поток трамваев, машин, и пересечь ее вместе с щенком, который то упирался, то в самый неподходящий и опасный момент неожиданно вырывался, усаживался на дорожке для пешеходов и начинал усердно чесаться, а потом вдруг с силой натягивал поводок, так что Ольга чуть не взлетала в воздух, было делом достаточно сложным. Жолт был вынужден помогать.

– Отличная собака! – сказал он с завистью.

– Противная, – раздраженно сказала Ольга. – Вот придем на площадку, я припомню ей все. Там она у меня поработает!.. Ну как, идешь с нами? Здесь я сажусь в трамвай.

– Нет, – решительно сказал Жолт.

И – покорно вошел в трамвай. Он усадил щенка под сиденье водителя и, смущенно моргая, смотрел на Ольгу. Его мучил стыд. Он знал, что сдался по всем статьям, что ведет себя глупо, нелепо, но его интересовало одно: что она о нем думает, не потешается ли над ним в глубине души. Однако выводов он никаких не сделал.

– Жолт, признайся, – сказала она.

– В чем?

– Ты не любишь собак вообще или только вашу собаку?

До Фаркашрета они шли пешком, выписывая зигзаги вслед за Кристи, и Жолт подробно рассказал плачевную историю собаки, которую нашел в Зебегени.

– Ты думаешь, меня беспокоило, что она беспородная? Что значит беспородная? Это значит, что в ней смешались две, а то и три породы. Ну и что? Грудь у нее была широкая, как у дога, и она меня слушалась, меня одного. А что с ней сейчас? Может, сейчас у нее две головы, а может быть, ей привили рак. Потому что отец мой удивительно добрый. Он отдал ее в ветеринарную клинику. Как по-твоему, имел он на это право? Говори же: имел или не имел?

Задавая вопрос, Жолт почти кричал, и его покрасневшее от волнения лицо походило на лицо бегуна, который прошел дистанцию в пять тысяч метров и на последней стометровке мучительно пытается схватить глоток воздуха.

Ольга смотрела на него испуганными глазами, и выбора у нее не было: возможен был только один ответ.

– Не имел, – сказала она быстро и облизнула уголок рта, где все еще темнела крохотная капелька засохшей крови. – Но…

– Но?.. – повторил за ней Жолт срывающимся фальцетом.

– Нет, ничего, – задумчиво проговорила Ольга, и взгляд ее мягко и робко коснулся лица Жолта. – Жолт, – сказала она затем не очень уверенным голосом, – ты немного косишь. Ты это знаешь?

– Что? – спросил он и посмотрел на нее прямо; ему почти Удалось скрыть смущение, только в душе у него заныло: «Слепой дурак Дани! Не мог сказать!»

Это врожденное, – бросил он со злостью.

– Теперь все нормально. Абсолютно нормально, – сказала Ольга. – А я испугалась!

Жолт угрюмо молчал, не в силах сразу подавить в себе злость: ведь он давным-давно опасался, что унаследует от своего абсолютно нормального отца этот его единственный «замечательный» недостаток.

– Послушай, Ольга, я ведь не какой-нибудь сверхотличник. В прошлом году я чуть-чуть не провалился, а в этом наверняка провалюсь.

– На чем?

– На математике или на чем-нибудь еще.

– Но почему? Это в начальной-то школе? Ты что, кретин?

– Можно сказать и так. Конечно, я кретин.

– Господи, я совсем не учу уроков, но никогда меньше четверки не получаю. Как же так?

– Я лишен ощущения обстановки, как говорит мой отец. В этом моя беда.

Для нее объяснение было явно мудреным, и потому она промолчала.

– Меня совсем не интересует то, что должно бы интересовать. Так что папа прав, – продолжал Жолт.

– А что… что тебя интересует?

Ольга остановилась на краю тротуара. Теперь она была гораздо выше Жолта.

– Всякая ерунда, – ответил Жолт, бросив дерзкий взгляд на девочку. Потом, очевидно, чтобы было понятней, небрежно ткнул пальцем в сторону ее живота. Жест был достаточно неуклюжий. Но лицо Жолта выразило такое самодовольство, словно ответ его неожиданно оказался исчерпывающим.

Она вспыхнула и, одернув блузу, закрутила ее на осиной талии тугим узлом. Но ничего не прикрыла. Жолт насмешливо усмехнулся.

– Вот дурак! – сказала Ольга, беспомощно перекладывая поводок из руки в руку.

Она растерялась, а Жолт в это время разглядывал ее самым нахальным образом.

– Твой папа прав, – наконец сказала она, – ума у тебя в обрез.

– Папа вовсе не утверждает, что я дурак, – возразил догадливо Жолт.

И тут его сердце снова сдавили злость и жалость к себе: вот так и оправдываются папины утверждения. Раз он смотрит, на что ему предлагают смотреть, значит, нет у него ощущения обстановки. Ясно, как день.

От смущения и беспомощности Ольга промахнулась еще раз, дав Жолту возможность уничтожить ее окончательно.

– Что ты уставился? – сказала она. – Уставился, как баран.

– А для чего ты выставляешь живот? Конечно, чтоб на него смотрели. Для чего же еще!

– Свинья ты! Ничего я не выставляю!

– Не выставляешь? А это что? И спорить тут не о чем!

– Это мода! Вот что!

– И я то же самое говорю! Выставочная мода.

– Тебе не нравится? – спросила она.

Жолт отвернулся. «Ловко вывернулась», – подумал он с горечью. Потому что терпеть не мог вот такие прямые, можно сказать, пакостные вопросы.

– Если тебе интересно, могу информировать: нравится, – сказал он брюзгливо.

– Не интересно.

– Тогда для чего… – начал Жолт, желая выбраться за пределы личных отношений.

– Может быть – для кого? Это ты хочешь спросить?

– Ничего я спрашивать не хочу.

– Нет, хочешь. Пойдем. Увидишь на дрессировочной площадке. А на малышню, такую, как ты, я просто не обращаю внимания.

Жолт молчал. Только губы его подергивались. И он коротко свистнул, как обычно, когда кто-нибудь его поучал.

– Ты гримасничаешь, тычешь пальцами в мой живот, – материнским тоном продолжала Ольга, – как пятилетний ребенок.

– Я, знаешь ли… слегка инфантильный.

– Какой? – недоверчиво спросила она.

– Инфантильный! – радостно повторил Жолт. Было ясно, что она этого слова не понимает.

– Это тоже сказал твой папа? – с хитринкой спросила Ольга.

– Нет. Другой человек.

Ольга рванула щенка и легко повернулась, давая понять, что его загадки ее нисколько не интересуют.

– Ты идешь? – спросила она.

Жолт пожал плечами и пошел за ней, стараясь свое внимание сосредоточить на каменистой тропинке.

Пока они шли рядом, у него было странное чувство, что весь он вывернут наизнанку; теперь он брел сзади, и ощущение это исчезло.

Ольга украдкой оглянулась. И мир вокруг Жолта вдруг посветлел: в уголке ее рта он заметил крохотное бурое пятнышко. След был настолько бледным, что объяснить его происхождение было почти невозможно.

– Вытри губы, – сказал он ей тихо.

Она быстро, с досадой схватилась за рот и сразу взглянула на пальцы: на кончике одного остался бледный, ржавого цвета след. Жолт не лгал.

– Рука не болит? – спросила она.

Жолт сорвал с запястья платок.

– Спасибо! – сказал оп.

– Глупый! Я же сказала не потому. Завяжи, завяжи опять.

– Зачем? Все засохло.

Ольга, дожидаясь его, сошла с тропинки, и теперь их головы были вровень. Она поискала на лице Жолта следы обиды, но их уже не было.

– Много с тобой хлопот, – сказала она.

– Много, – сказал Жолт и кивнул.

– Тебя что-нибудь беспокоит?

– Нет. То есть да.

– Что тебя беспокоит теперь?

Жолт задумался и вдруг заметил, что тон у нее стал чуть рассеянный, а глаза смотрят в сторону – на высокого парня в розовой рубашке, который, хвастливо покачивая атлетическими плечами, приближался к ним по тропинке. У ноги его рысьим шагом шла крупная черная собака.

– Ну ладно, хватит допрашивать! – сказал Жолт угрюмо.

– Господи, что случилось еще?! – спросила она.

Но что случилось, она знала, конечно, отлично.

– Ненавижу, когда притворяются.

– Хорошо, хорошо, – стремительно заговорила Ольга, торопясь высказаться прежде, чем парень в розовой рубашке сможет услышать ее слова. – Видишь вон того мальчика с доберманом? Я с ним дружу.

– Не беда. Я ведь справок не наводил, – сказал Жолт, не успев удержать метнувшуюся по лицу его горечь.

– Мальчик что надо. Его зовут Чаба. Берегись добермана, а то схватит сразу!

«Мальчик что надо» наконец подошел, раздвинул их могучими плечами и экономным движением притянул к себе вплотную собаку. Отступив на обочину и сердито сжав губы, Жолт вынужден был слушать почти непонятный ему разговор.

– Ну как? Что ей давали? How do you do[2] , Кристи? – сказал парень и почесал голову овчарки.

– Только витамин «В», и все, – сказала с гордостью Ольга, снизу вверх вызывающе глядя на долговязого Чабу.

– А я что предсказывал? Можешь мне верить, – сказал долговязый.

– Я и верю. О чумке и речи нет. А как Сули?

– За ним еще надо понаблюдать.

– Интереса не проявляет?

– Подушка для нюха ничего не дала.

– А ты принес подходящий запах?

– Забыл.

– Зато я принесла.

– Ольга! Ты просто прелесть! Спасибо. Надушим подушку! А это кто? – спросил парень и повел плечом назад, где стоял позабытый Жолт.

– Жолт. У него тоже собака, – сказала Ольга.

– Нет у меня собаки, – буркнул Жолт.

– Как же нет? – возразила Ольга. – Ты сам сказал, что собака есть. Только она семейная.

– Семейная собака! Умора! – сказал Чаба и, смерив Жолта ироническим взглядом, засмеялся. – Ты, колобок, всегда такой остроумный?

– Собака не моя. Понятно? – покраснев, сказал Жолт.

– Да, сэр, совершенно понятно. – Чаба вновь засмеялся низким, гортанным смехом.

– Как ты погано ржешь! – бросил Жолт.

– Попридержи язык, птенчик! Моя собака не выносит таких наглецов, как ты…

Ольга схватила долговязого за руку:

– Чаба, ну что ты к нему привязался! Эта дуреха его укусила. Чуть выше кисти.

– Как укусила? Может, ты ее натравила?

– Да нет же! Она сама…

– Вот это уже беда. И немалая. За собакой надо следить. А впрочем, не так уж это и важно! Зубы-то у нее молочные. Подумаешь, укусила. Просто смешно. А все потому, что ты злобствуешь, шкварка…

– Шкварка – твоя крестная мать!

– Послушай, тебе, как видно, неймется! Хочешь получить в рожу? – сказал Чаба, мрачнея.

– Если твоя рожа не была еще бита… – усмехнувшись, откликнулся Жолт и сжал кулаки.

Доберман, прижав уши, метнулся к нему, как торпеда.

– Сули, ко мне! – Чаба рванул поводок и выразительно посмотрел на Жолта.

Жолт побледнел, но не двинулся с места и лишь косился на хрипящую собаку, которая подобралась для нового прыжка.

– Видишь, птенец? Тебе выгодней сохранять выдержку.

– Не боюсь я твоей дрянной собаки! – сказал Жолт с лихорадочной злостью, и губы у него задрожали.

– Это я вижу, – сказал Чаба. – Пойдем, Ольга! Щенок так и рвется схватить его за штаны.

– Какой ты, Чаба, сегодня противный!.. Ты даже не замечаешь… – сказала Ольга и стала прямо напротив Чабы.

– А что я должен заметить? – нехотя спросил он.

– Что я не хочу, чтоб вы ссорились! Нет! – сказала она решительно и даже прикрикнула.

И это подействовало: Чаба удивленно посмотрел на Ольгу, и брови у него нервно зашевелились.

– Черт! Из-за какого-то колобка…

– Не называй его колобком! Его зовут Жолт, и он пришел сюда по моему приглашению. Я хочу, чтоб ты принял к сведению: его пригласила я. Значит, Жолт мой гость, и поэтому, я надеюсь, твой гость тоже. Мы покажем ему дрессировочную площадку. И пожалуйста, слушай внимательно, когда я тебе что-нибудь говорю, очень прошу тебя, – взволнованно и стремительно говорила девочка.

Чаба схватился за голову. Даже Жолта разобрал смех.

– Ладно, ладно, я все понял, – наконец сказал Чаба. – Какое счастье, что бабушка меня крестила. Когда восемнадцать лет назад она подставила мою голову под струю святой воды, то предвидела именно такие минуты. Тебя тоже крестили? – дружелюбно спросил он Жолта и показал на него рукой.

– Меня нет, – слегка озадаченный, сказал Жолт.

– Об этом я догадался. Значит, ты язычник.

– Ага, – внимательно слушая, сказал Жолт. – Забывчивые родители. Они подвели.

– Возможно. И вот сейчас ты стоишь у подножия горы Шаш, как не знающий милосердия варвар.

– Не беда, здесь он научится дружбе, – вставила Ольга, сияющими глазами глядя на мальчиков, которые чуть было не подрались.


– Что же вы, дружбе учитесь у собак? – спросил Жолт, усмехнувшись.

– Конечно, – ответил Чаба. – У кого же еще? Не хочешь же ты сказать, что дружбе учатся у людей!

Жолт, очень довольный, хохотнул. Чаба ему уже нравился.

– Так и быть. Посмотрим на это поближе. Ха-ха!

– Здорово ты хохочешь, младший братишка. Мелодично.

– Я не младший, – буркнул Жолт. – И никогда уже им не буду.

– Значит, ты старший.

– В отношении меня титул младшего звучит достаточно глупо. Я старшая ветвь, а вернее, сучок, если это вас не шокирует. Моей сестре десять лет.

– Ладно, тогда я буду звать тебя Сучком, – сказал Чаба. – А теперь пойдем. Профессор, наверное, ждет.

Он свистом отдал доберману команду, и доберман молча последовал за ним. Ольга шла посредине. Сначала они поднимались вместе, а когда тропа сузилась и дорогу стали загораживать ветви, пошли гуськом.

– Вперед выходи, Сучок! – сказал Чаба.

Жолт пожал плечами. Он смутно чувствовал, что дружелюбие Чабы вызвано только тем, что этого хочет девочка.

– Как зовут твою сестру? – спросила Ольга.

– Беата.

– Беата. Значит – «счастливая».

– Да.

– Она и правда счастливая?

– Откуда мне знать? Смеется она довольно часто.

– Это ей купили собаку? Да? Чтоб она ее охраняла, – сказала Ольга.

– Да нет. За настоящей собакой ведь надо следить… А эта собака просто так, для забавы.

– Молодая? Сколько ей? – с интересом спросила Ольга.

– Семь месяцев.

– А порода?

– Пойнтер… или как там его…

– Господи! – Ольга даже вскрикнула.

Чаба нагнулся к своему доберману и обратился к нему с непонятной речью. Доберман слушал с глубоким вниманием.

– Сулиман, Сулиман, ты, должно быть, ошеломлен. Ты, если можно так выразиться, разинул уши. По-моему, это смешно. А по-твоему? Тоже? Тогда хохотни, и дело с концом!

Доберман взвизгнул, потом коротко тявкнул.

– Громче! – скомандовал Чаба.

Доберман рявкнул во всю глотку.

Жолт, пораженный, смотрел на них, вытаращив глаза.

А Ольга, волнуясь, отрывисто дыша и словно бы ни к кому не обращаясь, говорила запинающейся от возмущения скороговоркой:

– Для него пойнтер всего лишь «как там его», для него пойнтер собака для забавы. Пойнтер собака для забавы?! Кто когда-нибудь слышал такое? Нет, я сейчас же умру! Ей-богу, умру на месте!

– Аутсайдер! – презрительно бросил Чаба.

– Ты пойнтера когда-нибудь видел? – обрушилась Ольга на Жолта.

– На картинках он его видел. На раскрашенных фотографиях…

– А может, в книге, где пишется про собак.

– Или прочитал Джека Лондона «Майкл, брат Джерри».

– Зато делает заявления, как глава государства. Премьер. А сам понятия не имеет…

– Конечно, не имеет. Но не беда. Со временем, братец, ты это выучишь! А пока лучше-ка помолчи. Свои мнения как эксперта держи при себе, а то Сулиман лопнет от смеха.

– Что я выучу? – спросил растерянно Жолт.

– Что пойнтер собака необыкновенная! – крикнула Ольга.

– Ничего себе необыкновенная! – сказал Жолт. – Да она пугливая, как овца.

– Погоди, храбростью она еще перещеголяет тебя. Вот что. Приводи ее на следующей неделе сюда, и мы на нее посмотрим вблизи. Но послушай, что я тебе скажу: я собаками занимаюсь уже шесть лет, и пойнтеры – лучшая из пород, какие я когда-либо видел. Приводи ее в следующее воскресенье!

– Ладно, приведу, – сказал Жолт.

И вдруг он почувствовал жгучий интерес, как несколько месяцев назад в Зебегени, когда беспородный серый пес лег к его ногам и взглянул на него благодарными, преданными глазами.

Жолт уселся на склоне холма и стал жадно смотреть на процессию собак. Группа начинающих выполняла упражнения по команде. Ольга вместе с лениво шагавшей Кристи тоже включилась в процессию, которую возглавлял серый, с черными пятнами дог-исполин. Кристи весело, хотя и неторопливо выполнила все упражнения. По команде остановилась, села, легла, потом при легком рывке вскочила. Между делом она не забывала и об игре и норовила схватить зубами маячивший перед ней хвост датского дога. Когда это ей удавалось, дог во весь рот ухмылялся и благосклонно оглядывался. Но потом он все-таки заворчал. Тогда Ольга увела Кристи и поставила позади желтоглазой венгерской легавой.

Наконец хозяева скомандовали собакам сесть, а сами отошли на несколько метров.

– Хорошо получается, – признал Жолт.

Дог скучал. Черная, как дьявол, немецкая овчарка следила за каждым шагом своего хозяина с зоркостью дикого зверя. Фокстерьер истерически лаял. Желтоглазая легавая с кроткой мордой ждала новой команды, и на ее складчатом лбу отчетливо читалось повиновение. Только крупный боксер с белой грудью покинул место и, снисходительно скалясь, крался за своей хозяйкой, восьмилетней девочкой с косичками и пунцовым, как мак, лицом.

– Билл! Место! – раздался ее тоненький голосок.

Но Билл усмехался и терся черномазой мордой о ноги девчушки.

– Понаблюдай за легавой! – крикнула Жолту Ольга.

Легавая усердно выполняла тихие команды хозяина. Это была самая старательная собака в группе, но Жолту она не понравилась. Лишь позднее он почувствовал к ней некоторое уважение: оставшись на площадке одна, легавая аккуратно сложила длинный поводок, взяла в зубы связку ремней, гордо вышла из круга и направилась в тень под кустом.

– Какое у тебя впечатление? – спросила Ольга у Жолта.

– Самое лучшее, – сказал он.

– Подожди. Ты еще хлопнешься без сознания, когда увидишь все, что умеет эта легавая.

Жолт не успел ответить. В тот же миг между собаками вспыхнула грызня. Когда она кончилась, в кругу радиусом метра в два со смущенной, виноватой улыбкой на лице оставалась девчушка с косичками и коренастый боксер, удовлетворенно развалившийся у ее ног. В воздухе висел душераздирающий собачий плач и визг; на земле барахталась кудрявая маленькая овчарка, по склону горы, хромая, удирал серый шнаутцер, а немецкие овчарки, хрипя и рыча, вставали на дыбки и рвались с поводков.

Какой-то мускулистый молодой человек взял Билла за поводок и повел за собой. Боксер покорно трусил, поминутно поглядывая вверх. За ними спешила девчушка с косичками, и Жолт слышал, как молодой человек негромко ее отчитывал:

– Где твой брат? Сколько раз я тебе говорил, чтоб ты одна собаку не выводила!

– Начала та овчарка… – защищалась девочка.

– Не спорь! И чтоб с боксером я тебя здесь больше не видел. Бери намордник и марш домой!

Жолт вдруг ощутил какой-то восторг и сразу выложил свои чувства Ольге:

– Знаешь, Ольга, это было великолепно!

– Боксер собака очень трудная, – серьезно сказала Ольга.

– Но ведь он раскидал их всех! Всех до единой! Он бы и с догом расправился!

– Тебе это нравится? – резко спросила Ольга.

– А почему бы и нет?

Взглянув в огорченное лицо Ольги, Жолт неожиданно для себя проглотил слова, которые так и просились ему на язык: «Это же был наглядный урок истинной дружбы!»

– А нам не нравится! – с прежней резкостью заявила Ольга. – Цили еще не умеет заставить свою собаку повиноваться. Со временем она, конечно, научится.

Жолту не верилось, что могучий боксер станет слушать когда-нибудь малышку с косичками, но спорить он не хотел.

– А что с той овчаркой? – спросил он с любопытством.

– Ничего особенного, – ответила Ольга. – Немного разорвана кожа. Цили поводка ведь не выпустила. Пошли! Посмотрим, как работает Сулиман… Такие драки случаются редко, – добавила она.

Но Ольге явно не везло с предсказаниями. По дороге они стали свидетелями еще одной собачьей схватки, когда сцепились вдруг желтый боксер и черная, как уголь, немецкая овчарка. В их сражение вмешались хозяева, так что бой был нешуточный – словно бой гладиаторов. Жолт смотрел во все глаза.

Два громадных зверя, лязгая зубами, кинулись друг на друга. Хрип, визг, рычание, неуловимое мелькание черно-желтого, из мускулов и шерсти клубка, грудь, прижатая к груди, обращенные к небу головы-торпеды, клочья шерсти на траве, скрежет и блеск острых белых, как жемчуг, зубов, налитые кровью, полные бешенства волчьи глаза, тела весом в пятьдесят килограммов, падающие быстро, как подрубленные деревья, – и вдруг в этом вихре сцепившихся тел на какую-то долю мгновения пауза: от страшного, чудовищного толчка боксер со всего размаха опрокидывается навзничь, а за ним, вытянув тело, как берущая барьер лошадь, летит черный волк и вот-вот застынет в позе грозного победителя. Но тут боксер вскакивает, снизу впивается в горло противника, слышится клацанье сомкнувшихся челюстей, горстями летят клочья шерсти…

Вокруг дерущихся собак кружили двое парней: один – с плетеным ременным поводком, другой – с огромной поноской. Время от времени им удавалось нанести удар какой-нибудь из собак, но грызущиеся животные не обращали на это внимания и продолжали яростно рвать друг друга.

– Багира, пусти! Пусти, Багира! – кричал блондин в синей рубашке.

– Томми, ко мне! Томми! – надрывался приземистый парень с красным лицом.

Все другие собаки заливались яростным лаем, и голоса дрессировщиков тонули в этом адском неистовстве. Но тут выбежал Чаба.

– Погодите, – сказал он и бросил Ольге поводок добермана. – Так ничего не выйдет!

Изготовившись для прыжка, он, как вратарь, метнулся вперед, стараясь схватить за заднюю ногу черного волкодава. Удачной оказалась только вторая попытка. Чаба резко рванул собаку на себя. На помощь ему бросился блондин, сгреб овчарку за ошейник, и она, оскалившись, взвилась в воздух.

– Спасибо, Чаба!

Жаждавший мщения боксер снова хотел броситься на Багиру, но поводок уже был в руках хозяина.

– Какая муха их укусила? – спросил Чаба.

Парни, тяжело дыша, лишь пожали плечами. Они осматривали собак. Великолепную черную шубу Багиры портили серые проплешины, на задней лапе боксера кровоточила резаная длинная рана.

– Надо будет скрепить зажимами, – спокойно сказал парень с красным лицом.

Боксер не хромал. Он угрюмо брел у ноги хозяина.

Жолт не спускал с них глаз. Он ждал, что черноволосый подойдет к блондину и врежет ему за то, что тот спустил собаку. И будет прав, думал Жолт, потому что Томми был на поводке и вырвался только во время схватки. Теперь боксера надо вести к ветеринару. Кому-то придется платить.

Черноволосый действительно подошел к блондину. Жолт не спускал с них глаз. Но ничего не произошло. Ребята тихо перекинулись словами, нагнулись, ощупали ногу Томми, потом попрощались, и коренастый увел боксера.

Жолт разинул от изумления рот.

Он бросился к Ольге, уговаривавшей Кристи прыгнуть через какое-то невысокое препятствие.

– Ты видела? – взволнованно спросил Жолт.

– Собаки сегодня как будто взбесились, – пояснила Ольга. – Наверное, от жары.

– А кто будет платить ветеринару? Ведь боксера потрепали всерьез.

– Платить будет Иштван. Хозяин Томми. Томми самая драчливая собака на горе Шаш.

– Но это несправедливо. Он держал собаку на поводке, она сама вырвалась…

– Иштван умышленно ее отпустил.

– Неправда! – сказал Жолт запальчиво. – Я сам видел…

На лице Ольги блестели капельки пота, губы были ярко-пунцовые. Она улыбнулась с долей высокомерия:

– Вот что, Жолт. Когда собака на поводке, а на нее набрасывается другая, ту, что на поводке, полагается отпустить.

– Зачем?

– Чтобы она могла защищаться. Это же совсем просто. Ну, пошли, посмотришь, как работает Жюльетта!

Жолт скривил губы. Жюльетта! Конечно, легавая. А кого интересуют легавые! Багира – вот это собака!

– Здесь все любят своих собак, – тихо сказала Ольга, словно прочитав мысли Жолта.

Жолт промолчал. И стал смотреть дрессировку служебной собаки. Работала она изумительно. Отважно бросалась на «жулика», решительно хватала его за руку и по команде вмиг отпускала. Успех у нее был огромный. Однако Жолт от этого веселее не стал. Низкорослая, но грациозная Жюльетта ничем не походила на его «семейную» собаку. Ольга говорила, что Зебулон пока робок, но потом от его робости не останется и следа, потом он привыкнет к городу и характер его изменится. Жолт горько смеялся в душе. Для чего ему это потом, когда вот здесь, рядом, – Сулиман и Багира, а в сравнении с ними, свирепыми и красивыми, Зебулон всего лишь жалкое неуклюжее существо. А все папа с его несуразным юмором. Купил бы уж лучше козу!

Глава V

«ТЫ ПРОСТО ГАДЕНЬКИЙ ХУЛИГАН!»

Вырвавшись из сонных кошмаров и все еще вздрагивая от внезапно накативших рыданий, Жолт проснулся весь в холодном поту. «Кажется, я реву», – отметил он с удивлением и сел на тахте. Солнце сияло, а у него перед глазами носились красные сверкающие круги. Одурело горланил приемник – женский голос был нестерпимо знаком. Почему он так вопит?

Упрячу в мешок свою печаль —

Уроню его с моста в Дунай.

– Роняй, черт с тобой, роняй, но зачем так зверски орать!

Жолт ощупал свою голову: она была нормальной величины. А ему казалось, что голова адски распухла и болтается из стороны в сторону. Потом он испуганно взглянул на ноги. Ноги были на месте. «Мне мерещилась всякая ерунда», – подумал он и прислушался: теперь пел хриплый бас. Жолт старался забыть страшный сон, но сонные видения вцепились в него мертвой хваткой. Снились же ему крысы. Он откинул матрац, и в ящике для постели увидел крыс. Их было целое стадо. Какая гадость! Он хотел вскочить, но во сне ведь не вскочишь!

«Что у меня с головой? – окончательно проснувшись, думал Жолт. – Я, наверное, заболел. Может быть, подскочила температура или что-нибудь там еще. В ушах звон. А вдруг это бешенство?.. Но рана на запястье ведь побурела и стала как хлебная корочка. Значит, воспаления нет. Ага! Гора Шаш! Такого скопища собак я еще ни разу не видел. Да это же настоящие звери: жестокие, свирепые, беспощадные. Правда, я знал, что есть на свете собаки, как Сулиман и Багира. И они действительно есть. Надо бы показать их папе. Если вам хочется видеть настоящих собак, пожалуйста, – их можно увидеть на горе Шаш. Но мне сейчас нужно другое: я хочу знать, почему в доме такая мертвая тишина».

Жолт с трудом приподнялся. На столе лежала записка.

«Жолти! Черт бы побрал все твои художества! Тебя нельзя было добудиться. Сперва я решила, что у тебя жар, но жара нет…

Желая хорошенько порадовать семью, ты, судя по всему, поставил новый рекорд по свинству. Меня просто снедает любопытство: как попала к тебе в постель пятисотграммовая гиря? И еще есть вопросы, которые мне бы хотелось тебе задать. Оставайся в постели. Часов в двенадцать приду. Магда».

И тут в его памяти всплыл вчерашний день.


Они встретились с Дани на проспекте Арняш и сразу схватились.

– Зачем тебе этот Хенрик? Он же настоящий ублюдок. Посмотри на его рожу! – сказал Дани.

– Рожа, правда, чуть-чуть кривая, зато ловкости тьма.

– Да, ловкости тьма: одной рукой берет чашку кофе.

– Знаю я, почему ты завел этот треп. Просто-напросто ты боишься! А если так, то катись. Скатертью дорога! Беги домой к своей подружке гитаре.

– А у меня новая гитара, старик. Звучит восхитительно. Но сегодня желание бренчать унеслось.

– Куда же оно понеслось?

– Зуб болит адски, – вяло махнув рукой, сказал Дани.

– Покажи!

Жолт долго исследовал зубы Дани.

– Надо выдрать. Но не сейчас, а когда опухоль опадет.

– И во рту одним зубом станет меньше. Не понимаю, почему зубы не вырастают снова. По-моему, они устроены отвратительно.

– М-м… заячьи зубы бесспорно устроены лучше, – сказал Жолт.

– Почему? – рассеянно спросил Дани.

– Если б у человека они росли так же…

– …то мы бы жевали с утра до вечера.

– Представь такую картину, старик: в класс входит учитель, располагается уютно на кафедре, достает из портфеля репу и начинает хрустеть…

– …чтоб обтесать какой-нибудь зуб…

Они засмеялись, но Дани вдруг опять помрачнел.

– Вон твои приятели, – сказал он.

Хенрик, альбинос, с сигаретой в зубах, привалившись спиной к стене виадука и прилизывая белобрысые волосы, что-то такое рассказывал, а дружки его хохотали.

– Хелло! – сказал Жолт.

– Хелло, Жоли! Что с тобой, Даничек? Тебя стукнули по носу?

Дани не ответил. Хенрик, парень с асимметричной челюстью и невообразимо подвижным лицом, чтобы позабавить вновь подошедших, стал, гримасничая, как клоун, пересказывать свою «сногсшибательную историю»:


– Сидит на скамье один тип и девчонку кадрит. Так увлекся, что чертям даже тошно: ничего не слышит, не замечает. Я бритвой по штанам его сзади веду, весь шов распорол, а он и не чувствует. Тогда Бружи, из восьмого «В», да вы его знаете, с другого конца ка-ак запустит гнилым помидором и прямо угодил в черепок. Тут этот тип вскочил, портки с него вниз – так и было задумано, – и знаете, в чем остался? В лиловых подштанниках, старики! А по роже ползет томатный сок… Я думал, сдохну на месте… Что с тобой, Даничек? Не нравится?

– И правда, что подштанники были лиловые? – спросил Дани, когда утих гомерический смех.

– Ярко-лиловые, старик.

– А не зеленые?

– Если тебе приспичило погудеть, я с тобой, деточка, мигом расправлюсь. – И Хенрик угрожающе шагнул к Дани.

Вообще-то он был ненамного выше, но все знали, что Хенрик травленый волк, завзятый драчун и занимается к тому же дзю-до. Дани попятился, но провокационных вопросов не прекратил.

– Каким же лезвием ты воспользовался? Суперфигаро? – спросил он.

– А за это ты моментом схватишь супернокаут.

– Стоп! – сказал Жолт и, уперев в бока руки, стал между ними. – Полегче, Хенрик. Друг мой сказкам не верит.

– А мне плевать на твоих друзей.

– Мой друг имеет полное право усомниться. А как по-твоему? Нет? Я считаю, что такое право у него есть. Кипятиться из-за этого, однако, не стоит!

– Какой кипучий человек, – заметил вскользь Дани. – Заклокотал по всем правилам кипения.

– Но ты, Хенрик, можешь продемонстрировать все, что умеешь, – продолжал Жолт. – Вон «фольксваген». Сними эмблему, и Дани тогда поверит всему. Давай!

Хенрик колебался. Несколько минут он молча жевал резинку, потом выплюнул жвачку и произнес целую речь:

– Идиоты! Дебилы! Форменные кретины! Средь бела дня мы эмблем не снимаем. Но если вам хочется кое-что посмотреть – за мной! Гаврики! Пошли раздавать милостыню!

Два его приятеля, перекатывавшие во рту жевательные резинки, одобрительно хохотнули.

– Жми, Фради[3] , – сказал один сиплым голосом.

– Подадим бедным трудягам, – подхватил второй.

– Видели вы когда-нибудь, как раздается милостыня? – спросил Хенрик.

– Нет, не видели.

– Ладно. Кто не видел, увидит. Пошли! Только предупреждаю: громко не ржать, а то садану по загривку. Без шуток.

У продовольственного магазина по улице Тромбиташ Хенрик и двое его приятелей отделились и шепотом держали военный совет.

– Они собираются вытворить какую-то несусветную глупость, – сказал Дани.

– Ну и что? Мы посмотрим, – сказал Жолт.

В магазине все пятеро взяли пустые корзинки и впились глазами в Хенрика. Альбинос подошел к прилавку. Подождал, пока преклонного возраста покупательница возьмет свои свертки, и положил на прилавок монету в пятьдесят филлеров.

– Отложите! – сказал он продавцу.

Продавец, лысый и краснолицый, естественно, ничего не понял.

– Говори скорей, мальчик, что тебе нужно!

– Отложите, – повторил Хенрик, – это ваше.

Продавец вытаращил глаза. Один из жующих резинку дружков захихикал.

– Что это? – в замешательстве спросил продавец, всматриваясь в асимметричную физиономию Хенрика.

– Это? Милостыня! – высунув голову из-за лежавших на прилавке сыров, прошипел Хенрик.

Прошло несколько минут, прежде чем к продавцу вернулся дар речи. О чем-то он, видимо, догадался, и шея его медленно покраснела.

– Что?

– Милостыня! – отчетливо сказал Хенрик и попятился к выходу.

– Товарищ директор! – нечленораздельно залепетал продавец. – Товарищ директор! Этих не выпускать!

Тогда Хенрик поставил у кассы пустую корзину и, обращаясь к кассирше, заныл:

– Будьте любезны, жалобную книгу!

Тучная дама не понимала.

– Что тебе нужно? – спросила она, беспомощно глядя на Хенрика, который умело разыгрывал возмущение.

Приятели отдышались только в Майоре.

– Глупость жуткая, – сказал Дани и прыснул.

– Вот это наколочка. Знаешь, старик, получи он нокаут, и то бы он так не обалдел. А какая у него сделалась рожа! Как будто ее растянули. Вы видели? – взволнованно, жуя жвачку, говорил тощий парень, похожий на вопросительный знак.

– Конечно, – подыграл ему Жолт, – ведь милостыню он получает не часто.

– Теперь в той лавчонке идет конференция. Участники не в силах сообразить, что там такое произошло, – сказал Дани.

– На это у них не хватает паров. Надо вернуться и поддать… Значит, так. Я войду и спрошу: «Скажите, дядя, пожалуйста, не заходил ли сюда мой братишка? Он альбинос. И всем сует милостыню. Такое у него, знаете, хобби. А вам он, дяденька, милостыни не подавал?»

– «Будьте добры вернуть деньги! – подхватил с жаром Дани. – Мы, к вашему сведению, совсем не миллионеры!»

Вообразив эту сцену, все пятеро громко захохотали. Хенрик был наверху блаженства. Бесцветные глаза его победоносно вращались. Он глядел на приятелей и все время подмигивал.

– А как с тренингом? Тренироваться мы будем?

– Фради, вперед! – пробормотал сиплоголосый.

– Тренироваться, старики, полагается каждый день!

– Бегать я не могу! – сказал Дани.

– Бегать? – презрительно фыркнул Хенрик. – Никто и не собирается бегать! Направление – хозяйственный магазин.

– Пойдем, Жоли! Ну их, этих кретинов, с их дурацкими фокусами!

– Боишься последствий? В этом твоя беда, – сказал Жолт строго.

– Да нет же! Просто у меня болит зуб, – испуганно сказал Дани.

– Ну ладно. Иди домой. Я к тебе как-нибудь забегу.

Дани с благодарностью улыбнулся и на углу улицы Тромбиташ незаметно исчез. Хенрик обнаружил его отсутствие только у самого магазина.

– А где Даничек? – спросил он.

– Нет его, растворился. Кто куда хочет, туда и идет, – сказал Жолт. – Какой трюк будет выкинут здесь?

По знаку Хенрика сиплоголосый и тощий мигом выплюнули жевательные резинки и вошли в хозяйственный магазин.

Через несколько минут, ссутулившись, с засунутыми в карманы руками они появились на улице и, молча гримасничая, пошли рядом с Жолтом и Хенриком. У бара гостиницы «Будапешт» все четверо остановились.

– Ну, удильщики, показывайте улов! – скомандовал Хенрик.

– В магазине ошивалось не больше трех покупателей, – сказал, оправдываясь, сиплоголосый и вытащил из кармана пластмассовую синюю мыльницу.

– А у тебя?

– Хе-хе! – ухмыльнулся тощий, поднося к носу каждого мыло «Каола». – Чтоб мыльница не стояла пустая. Верно?

– Скудоумно, – резюмировал Хенрик. – Что ж вы притащите теперь? Таз? Надо приносить вещи, – пояснил он Жолту, – между которыми есть какая-то связь.

– Не приносить, а красть, – уточнил Жолт.

– Это, старик, не кража, а всего только тренинг, – наставительно сказал Хенрик. – Подождите!..

Двое приятелей, сунув в рот жевательные резинки, принялись за догадки, чем поживится Хенрик. Хенрик принес пластмассовый крючок и, показывая его, был явно не в духе. Но приятели одобрительно закивали, воздавая Хенрику должное: теперь можно мыльницу прикрепить к стене.

– Ты пойдешь? – спросил Хенрик Жолта.

– Воровать неохота, – сказал Жолт.

– Решил отвертеться?

– Еще что! Ты, тупица, помалкивай!

Несколько минут Жолт слонялся по магазину и наконец собрал все, что присмотрел. Его забавляло, что люди так невнимательны.

– Поглядим! – сказал с любопытством Хенрик, когда Жолт появился у бара.

Сперва Жолт достал газету.

– Что это? – спросил Хенрик.

– «Эшти хирлап». Сегодняшняя. Принадлежит господину кладовщику.

– Принадлежала. Роскошно, – ухмыльнулся Хенрик. – И это все?

– Не все. Еще есть шнурки. Я их вытащил из туфель кассирши, валявшихся возле прилавка.

– Сила! – хохотнул тощий.

– Прирожденный грабитель! – сказал сиплоголосый.

– Грабитель ты, а я только прохожу тренировку. И не каркай мне в уши, глупая ворона, а то я заткну тебе глотку!

– Не ссорьтесь, друзья! Ты победил, Жоли!

– И это еще не все, – сказал Жолт. – Я взял на память вот эту гирю.

– Ну, знаете, это блеск! Как тебе удалось?

– А я купил двести пятьдесят граммов гипса, и, пока продавщица взвешивала, пятисотграммовая гиря перекочевала ко мне в карман.

Компания зааплодировала.

Спустя некоторое время все четверо поднялись в квартиру Хенрика. Хенрик показал свою коллекцию. В гардеробной, в огромном стенном шкафу, за занавесью тонкой ручной работы с прелестным шаркёзским узором скрывался диковинный склад. На полках, на вешалках, по образцу торговых заведений, лежали и висели всевозможные товары: намордник, бумажные носовые платки, бульонные кубики, венгерские и заграничные этикетки, сигареты, трубки десяти разных видов, резной штопор, моющее средство «Унимо», коробки со спагетти, батарейки, детская кукла, защитные очки разных цветов и размеров, электролампочки, коллекция книжных закладок (из кожи, полотна, бумаги, синтетики), самодельные домашние туфли – изделие народных мастеров, карты, одеколон и прочее – словом, все, что можно незаметно сунуть в карман. На отдельной полке были собраны автоэмблемы – десятка три. Они лежали рядами, а некоторые, подвешенные на стенке шкафа, были выделены особо: «вартбург», «ЗИЛ», «шкода», «Варшава», «фиат», «рено« и даже «порше«, хотя по улицам Будапешта машин «порше» ездило очень немного.

Жолт огляделся в этой роскошно убранной квартире, и голова у него слегка закружилась. То, что здесь жил криворожий Хенрик, казалось ему чем-то неправдоподобным.

– Ты ни разу не попадался? – спросил он.

– Попадался, – сказал Хенрик. И вдруг превратился в любезного хозяина дома. – Садитесь, пожалуйства, – сказал он элегантно и просто.

Они уселись в желтые пушистые кресла, и Хенрик открыл бар. Озабоченно перебрав бутылки, он нашел две откупоренные: с шотландским виски и водкой.

– С содовой или без? – спросил Хенрик.

– Жми, Фради! – сказал сиплоголосый. – Будем пить чистое.

– Льда нет? – спросил тощий.

– Лед есть, но он не нужен, – сказал Хенрик. – Да здравствует Жолт!

Они выпили. На глазах у Жолта выступили слезы.

– Пусть подохнут все владельцы табачных лавчонок, – пробормотал сиплоголосый.

– Верно! Смерть табачникам! – сказал Хенрик. – Выпьем за это!

– Почему именно табачникам? – спросил Жолт.

– Потому что один тупоголовый табачник написал донос… – объяснил Хенрик.

– Какой табачник?

– Неважно! Теперь он уже не табачник, а потерпевший. Он потерпевший, и ему от этого легче. Ничего, однако, страшного, старики. Он получит стоимость трубки, а я от моего предка – пару полновесных затрещин, и все дела.

Хенрик опрокинул в себя остатки виски и включил магнитофон. Пела Жужа Конц. Трое потягивали водку небольшими глотками, только сиплоголосый пил ее, как воду.

Жолт сперва чувствовал лишь легкое головокружение, но после четвертого большого глотка мир вокруг него покачнулся. Белая кружевная скатерть поползла по черному столу, как гусеница, а Жолт стал приподниматься из кресла, потому что заметил какое-то мягкое движение: комната словно бы взбиралась на гребень не очень высокой волны, потом опускалась на прежнее место. У Жолта громко стучало, почти звенело сердце. Переменчиво, тихо жужжала beat-музыка, и Жолт невольно потянулся к магнитофону. Он усилил звук. Несколько секунд играл только ударник, и стук барабанных палочек словно бил Жолта по лбу, причиняя острую боль. Самым странным, однако, было вот что: он никак не мог понять разговора приятелей, хотя знал, что они говорят о табачнике, который сейчас именуется потерпевшим, но долго в этом качестве не пробудет. Потом к Жолту приблизился карандашный рисунок, а может быть, сам он приблизился к рисунку; потом рисунок превратился вдруг в черный паровоз и загрохотал и залязгал у самых ушей. Жолт нагнулся. И со злобой почувствовал, что его собственной улыбкой управляет не он, а вынырнувший откуда-то белобрысый Хенрик. Мальчишки прыгали, как кузнечики, – может быть, они танцевали?

«Сплошная несуразица», – думал Жолт, потому что не мог ничего удержать в памяти. Тело его стремилось взлететь, но он сделал несколько шагов в сторону двери и про себя отметил, что довольно легко и ровно прошел по кромке ковра. Ему почти удалось зафиксировать общую картину: сиплоголосый пытался взломать дверцу бара, Хенрик орал: «Перестань, а то врежу, скотина!», а Фради, скрючившись в кресле, икал.

Вдруг Жолт увидел, что сиплоголосый стоит уже на противоположном конце ковра. Тогда он нагнулся и рванул ковер на себя… Сиплоголосый растянулся.

– Жми, Фради! – хрюкнул худой.

– Идите к черту! Пьяные дегенераты! – ругался Хенрик.

– Будьте здоровы! – сказал Жолт. – Мерси за выпивку. Я сматываюсь.

Язык у него еще работал.

– Жоли! – уже в прихожей догнал его крик Хенрика. – Не уходи! Останься, Жоли!

По дороге у него мелькнула еще отчетливо мысль: взглянуть на часы. Дело было нелегкое, так как стрелки на красном поле сползались.

– Семь, – невнятно выговорил на лестнице Жолт. – Югурт[4] , надеюсь, дома найдется.


Тут он столкнулся с элегантным мужчиной, голова которого была в белых плешинах, как будто наполовину ощипанная.

– Кто ты такой? – спросил мужчина.

Жолт обошел его широким полукругом. Ошибки быть не могло: это был Хенрик-старший.

На мглистой, мигающей неоновым светом улице Жолт все и сразу забыл. Неведомая, до лютости жестокая сила стиснула, как в кулаке, его желудок. Сейчас она его вырвет с корнем, сейчас она его выдерет!

– Ой! – простонал испуганно Жолт.

Никогда он не думал, что может громко застонать прямо на улице. И тогда он взял курс на церковь и поплелся к ближайшей от выхода скамье. Там, судорожно вцепившись в подлокотники, он в отчаянии огляделся, потом дрожащей рукой стер с лица холодный пот…


Нечеловеческие страдания сейчас нахлынули снова, по они уже были другого рода. Жолт без сил опустился на тахту, положил рядом записку Магды, потом судорожно смял ее в кулаке и долго смотрел на свои побелевшие пальцы. «Если б я умер, – думал он, – то сделался бы таким. А спастись нельзя, потому что внутри у меня взорвалась водка. Это я помню. Мой желудок был разорван в куски, я их выкинул, и кругом была кровь, сплошная кровь, сгустки крови на гравии. Я это видел. Пятьсот граммов взрывчатки разорвали меня на части. Чтобы взорвать желудок мальчишки, пятисот граммов, наверно, достаточно. Голова и горло болят. Неправда, что я сижу в комнате, что я еще жив».

Все было неправдой, а сердце колотилось и громыхало. «Подохну я, наверное, позже. Завтра или, в крайнем случае, послезавтра». Вконец измученный, Жолт рухнул на тахту, повернулся животом вниз, прижав покрепче прыгающий желудок и оставив на свободе мятущиеся мысли.


*

«Я совсем забыл про вермут. Его я выпил два чайных стакана. Он был сладкий, и пить его после водки было приятно. На улице, на мостовой, я заснул, и мне снилось, что мама старается отнять у меня стакан, который я подношу к губам, и несколько капель вина выплескивается мне на свитер. А где свитер? Спал я у бровки тротуара, но спал не совсем, было больно глазам, в них как будто насыпали песку. Что будет, если кто-нибудь вдруг увидит напившегося мальчишку, лежащего на краю тротуара? Его тут же с рук на руки передадут милиции. «Жми, Фради! – скажу я тогда. – У меня все в порядке, и, пожалуйста, оставьте меня в покое». Может быть, так и было? Не было или было? Я же вовсе не спал, меня тошнило, но я сдержался, и голова у меня качалась, как у того пьяного типа. Все-таки я вернулся домой и, возможно, на глаза никому не попался, потому что мне тоже никто не попался. Фонари были далеко-далеко, точно звезды… По дороге мне снилась мама. Было это, кажется, так. Я присел на минутку на камень, он был ледяной, а мама спросила: «Почему тебе плохо с папой?» Спросила она с любопытством, потому что чего-то ждала. «Вообще-то мне с ним неплохо, но он меня пилит и пилит, накачивает мозги, а я не могу быть таким, как он. У него все время распределено по минутам и в клинике кабинет для осмотра больных. В детстве он был сверхотличник. Ах, мамочка, желудок у меня ходуном так и ходит! Как добраться до ванной, когда все разрывается – и горло и голова? Ты не взяла у меня стакан, и теперь я умру, околею, как кошка, которую подстрелили; у нее остекленели глаза, но она еще долго дергалась… Скоро я стану трупом. Мамочка! Мама!»

Жолту казалось, что он кричит, на самом же деле из горла его вырывался лишь слабый скулящий звук. Он нагнулся над унитазом, его рвало, из глаз текли слезы, но всего ужасней был страх, что на лбу лопнут жилы, и он представлял себя лежащим уже на полу, без малейшей надежды на помощь, потому что папа в клинике, Тибор спит, а Магда вернется не раньше полудня и найдет его труп… с остекленевшими глазами.

Он почувствовал некоторое облегчение и уставился в зеркало. «Кто это? Я. Совсем как из кареты «скорой помощи». Спотыкаясь, он побрел к тахте. От подушки шел сладковатый запах, и желудок его снова дернулся, но один только раз. Это был запах мамы, он струился из подушки и просочился в его жилы; и вот мягкие белые руки обнимают Жолта за плечи, его покачивает от легкого головокружения, вместе с мамой он то взлетает ввысь, то падает вниз на огромных, как корабль, качелях, и в ушах его свистит ветер, напоенный запахом меда. Он прижимается лицом к теплому маминому плечу, сверху синеют ее глаза, и словно рассыпают по ее лицу серебристо-синие слюдяные чешуйки, под подбородком ее пульсирует жилка, и ее пульс сливается со слабым пульсом Жолта.

«Мамочка, милая, я хочу остаться с тобой навсегда!»

«За четыре года, мой мальчик, ты все-таки немного исправился».

«Каким мне быть, скажи, мамочка!»

«Однажды… ты жестоко избил своего друга, Жолти!»

«Ведь один только раз, мамочка».

«Тебя память подводит, мой мальчик».

«Я ничего для тебя не значу, мамочка?»

«Я люблю тебя больше всего на свете, мой мальчик!»

«Не плачь! Я прочитал светящиеся неоновые буквы. А ведь был почти без сознания. Там было написано: Intrazmas. Я прочитал, хотя было ужасно далеко. Тебе не понятно, мамочка?»

«Ты умница, Жолти. Но все же…»

«Все же ты сбыла меня с рук. А я прочитал неоновые буквы…»

«Нужна была папина сила. А я слабая женщина. У меня совсем слабые нервы…»


*

Жолт очнулся, услыхав свой собственный голос. «Какая-то чепуха! – подумал он. – И зачем я скулю, жалуюсь маме, выплескиваю всю эту ерунду? Но, слава богу, я пока еще жив. И мама ничего не узнает, потому что я здесь, а она на улице Яс. Мне нужно ее навестить, она уже дважды звонила».

Жолт вскочил. Ноги держали его сносно. «Пятьсот граммов свинца во мне еще, конечно, сидят, но теперь копыта я уже не откину».

Он принял душ, и двигаться стало немного легче. Заурчало в желудке, – значит, он цел-невредим. Жолт нашел в холодильнике бутылку югурта и помчался с ней в кухню.

Тибор едва успел отдернуть от губ бутылку с палинкой.

– А-а, вот чем ты занимаешься, Тиборенко! – напустился на него Жолт.

– Чем? Вот именно, что ничем, – смутившись, сказал дядя Тибор.

– Ты наливаешься мерзостным пойлом, имя которому алкоголь.

– Я отхлебнул один глоточек. А ты лучше заботься о своих делах.

– Палинка разрушает желудок и печень. А еще, дядечка, если ты будешь много пить, то попросту превратишься в дурня.

– А ты не делай замечаний взрослым.

– А почему? – с полным ртом полюбопытствовал Жолт. – Нельзя?

У Тибора вдруг подпрыгнули брови. Он заметил, как мальчик поглощает югурт.

– В полдень он пьет югурт! – сказал старик с возмущением.

– Когда же, по-твоему, его пьют?

– Вечером.

– В этом вопросе я с тобой не согласен.

– Щенок ты нахальный! – вскричал дядя Тибор, но гнев его в тот же миг остыл. Он взглянул на часы и неловко потоптался на месте. – Послушай, Жолти, разве сегодня праздник?

– Конечно. Великий праздник.

– А колокола не звонят, – сказал старик с удивлением и стал шарить рукой по столу, отыскивая очки.

– Вон, выглядывают из твоего кармана, – подсказал ему Жолт.

– Кто выглядывает?

– Никто, – сказал коротко Жолт.

Старик беспокойно тыкался из угла в угол, стараясь выяснить обстановку прежде, чем он окончательно осовеет. Он прислушивался к звукам на кухне и размышлял вслух:

– Колокольный звон отменили. Раньше колокола гудели весь день. Но ты этого, конечно, не помнишь. Какой же праздник сегодня?

– Никакого.

Тибор с живостью обернулся:

– Ты не врешь? А как же школа?

– Я заболел.

– Неужели? – испуганно спросил Тибор. – А мне никто ничего не сказал.

– Но массаж я тебе сделаю, не волнуйся.

– Не надо массажа, – сказал растроганный Тибор. – Ты милый, ты просто бесценный мальчик, вот что.

– Сколько же я приблизительно стою? Ты можешь это определить? Ну-ка, хорошенечко посмотри! – сказал Жолт и поправил очки на расшитом лиловыми прожилками носу Тибора.

– Что? – спросил Тибор в полном смятении. – Сколько? Ну, сколько же… Как это можно определить? Определить можно только цену лошади.

– Ну и как, кто стоит дороже: я или лошадь?

– Конечно, ты стоишь дороже! Гораздо дороже! – озадаченно сказал Тибор. – Что за вздор!.. Но я хотел тебя о чем-то спросить… А-а, знаю. Что стряслось с тобой, Жолти? Вот о чем я хотел спросить.

– Желудок болит. Как будто внутри у меня взорвалось полкило динамита. Вообрази только. Тибор. Я подыхаю!

– Что за выражения! «Подыхаю»!

– Так я и знал. Тебя интересует не то, что я подыхаю, а только выражение «подыхаю». Как посмел я такое сказать! А я действительно подыхаю.

– Не говори глупостей, Жолти!

– Послушай, Тибор, а где тот козленок?

– Зебулон? В холле. Мне кажется, что он там.

Жолт вскочил и вышел в холл. Щенок лежал на отведенном ему месте и жевал рукав пуловера. Часть выдранной пряжи он проглотил, остальное расплевал по паркету.

– Обедаешь, лопоухий?! Если хочешь, пойдем погуляем.

Щенок перестал жевать, положил черную голову на передние лапы, белки его глаз встревоженно засверкали.

– Ну, иди! Иди ко мне, Зебу!

Зебулон, очевидно, истолковал его зов по-своему: он вытянул задние лапы и с неописуемо покорной мордашкой подполз на животе к Жолту.

– Пресмыкаешься, как истинный раб. Кто же так делает, Зебу! Ну ладно, глупыш! – говорил Жолт, тронутый буквально до слез.

Он сел на пол и окончательно поразился: Зебулон бросился к нему со всех ног и стал бесстрашно покусывать его руки. Он вертелся, как вьюн, а потом, совсем ошалев от радости, захлопал большими лапами по джинсам Жолта.

– Как кошка! – воскликнул Жолт.

Зебулон с неуклюжей нежностью подергал его за рубашку, и Жолт, улегшись на ковер, стал подбивать щенка на борьбу. Они резвились, барахтались, и вдруг в какой-то момент Жолт почувствовал в горле странное щекотанье. Он опустил голову, прижал кулаки к глазам и неожиданно для себя громко, с облегчением разрыдался. Щенок отскочил в сторону, озадаченный необычным звуком рыданий, потом, косолапя, обошел вокруг Жолта и влажным носом ласково ткнулся ему в лицо.

В это самое время вошла Беата и, увидев в полутемном холле брата, радостно закричала:

– Чао, Жоли, чао!

Она опустилась на колени и обняла его за шею.

– Перестань, – буркнул Жолт, заставляя себя обозлиться.

– Господи, Жоли, ты плачешь! Так тебе больно?

– Зверски больно, старушка. Но уже проходит. Теперь почти совсем прошло.

– Бедненький! – проникновенно и с жалостью сказала девочка, снова нежно обняла брата и прижалась лицом к его лицу.

– Хватит, Беата. Какого черта ты все обнимаешься?

– Но я же тебя люблю! – сказала Беата.

– Всех ты любишь и всех немедленно ставишь об этом в известность! – проворчал Жолт и захлопнул ногою дверь.

В холле стало темно.

– Да, – сказала Беата счастливым голосом.

– Ну и политика, лучше не надо, – сказал Жолт.

Он вытер глаза, и опять ему захотелось плакать, но он удержал подступавшие к горлу слезы.

– Совсем не политика, – сказала Беата, прижимаясь русой головой к лицу Жолта.

Жолт подул на ее волосы.


– Ольга меня спросила: ты и в самом деле счастливая?

– Какая Ольга?

– Ты не знаешь ее. Одна девчонка с собакой.

– С собакой?

– Ага. Послушай, Беа, я буду натаскивать Зебулона,

– Ладно, – согласилась Беата. – Но сейчас его надо вывести… Я…

– Вечно ты его тащишь! Все, наверное, покатываются со смеху.

– А вот и нет. Всем как раз очень нравится. Зебулон ведь красавчик. Можно мне его вывести?

– Веди. И будь счастлива.

– А я и счастлива, – сказала Беата.

– Тебе дали хорошее имя. А мое вот совсем ничего не означает.

– Означает.

– Что?

– Тебя. Оно означает тебя, – сияя, сказала девочка.

– Глупости, – уныло обронил Жолт, прижимая руку к задергавшемуся желудку.

– У тебя совсем белое лицо, – с тревогой сказала Беата.

– А каким оно должно быть? Черным, что ли?

Жолт скрипнул стиснутыми зубами, и сквозь них просочился странно тоненький свистящий звук. Он ненавидел, когда его страдания моментально отражались на физиономии.

– Ляг, Жоли! Магда звонила в школу и сказала, что ты болен.

– Значит, я болен официально? Любопытно! Весьма! – сказал Жолт.

– Конечно, официально.

– Слушай, Беа, сейчас я официально лягу в постель и официально засну. Все в официальном порядке. Ты согласна?

– Согласна. Все же знают, что ты заболел. Бедненький мой!

– Чаю притащишь?

Беата бросилась в кухню. А щенок стоял в двери, нюхал воздух и не осмеливался войти.

Голова кружилась, и Жолт, шатаясь, едва добрел до тахты.

Он проспал часов пять. Снились ему всякие ужасы и кошмары, но запомнился всего один сон.

– Вот и папа ошибся. На пять минут, – сказал Жолт, проснувшись и вспомнив сон, и как-то безрадостно усмехнулся.

Позднее, когда у него развилась та болезнь, он рассказал этот сон врачу.


*

Доктор Керекеш прошел две остановки пешком. Воздух на улице был тускло-синий и душный, перемешанный с дымом и плотными испарениями бензина. Прогулка не освежила Керекеша. Было ощущение, что воздух давит, прижимает его к асфальту. Он шел ссутулившись, внутренне напряженный, и ему страшно хотелось, чтоб причиной его безграничной усталости был только смог[5]. И он поддался этой утешающей мысли. Смог! Дома горячий душ, несколько шагов по овеянному прохладой саду, и действие смога кончится.

День у Керекеша выдался небывало тяжелый. Неожиданно умер его больной, и Керекеш не мог забыть детскую улыбку под аккуратно причесанными желтовато-белыми усами покойного – он ушел из жизни, не ожидая прихода смерти. Дядя Иван был сосед Керекеша и умер, как говорится, у него на руках. Никому нет дела, что за жизнь старика врачи боролись в течение двух недель и, когда его почти выходили, вдруг отказало сердце. Переполох, волнение: в одной игле для инъекций обнаружен засохший тромб. Потом выяснилось, что в этот раз дяде Ивану инъекций не делали. Утром, после вскрытия, все станет ясно… Да, утром станет известно больше.

Керекеш с горечью усмехнулся. Ему, врачу, что-то станет известно. А старого Ивана ждет последнее пристанище – земля.

И вот в самый разгар треволнений и суматохи, часов, должно быть, в одиннадцать, раздался звонок из школы. «Хенрик Бактаи для Жолта товарищ неподходящий», – сказала по телефону директор. «Разумеется», – сказал Керекеш, стараясь припомнить, кто такой Хенрик Бактаи. Тогда директор заверила, что роль Жолта в этой истории уже выяснилась, в кражах он не участвовал, однако не повредит, если отец с ним побеседует. Просто так, вообще, о его друзьях. Вот и прекрасно, что просто так, вообще. Он, Керекеш, побеседует с Жолтом о его друзьях грабителях вообще. И еще кой о чем говорила директор, в частности о торжественном вечере, когда все стояли, а Жолт…

С Керекешем поздоровался пожилой сосед, переводчик Янош Бор. Обычно они обменивались мнениями о погоде, но именно сейчас, сияя улыбкой неведения, Бор обрушил на Керекеша самый неприятный для него вопрос:

– Скажите, доктор, как чувствует себя Иван? Ему стало лучше?

– К сожалению, дядя Янош… – Керекеш не договорил.

– Неужто? – спросил старик Бор.

Он стащил с головы шляпу, но по инерции продолжал улыбаться.

– Он умер, – лаконично ответил Керекеш, вежливо поклонился и проскочил в ворота.

На садовой дорожке ему подвернулся экс-почтальон с видом знающим и удрученным. Нынче все любопытные словно бы сговорились бить Керекеша по самым больным местам.

– По дошедшим до меня слухам, господин главный врач, – сказал Липтак, – Иван, как говорится, отправился к праотцам.

– Да, – сказал Керекеш и, волей-неволей остановившись, мысленно поставил почтальону диагноз: цирроз печени.

– А вы, доктор, про это не думайте.

– Как прикажете вас понять?

– Предначертано это было, так я понимаю.

– Вот как?

– Литр чистого алкоголя, господин главный врач, никогда, можно сказать, не приносил пользы здоровью. Не укреплял, так сказать. Я тоже пью, но не…

– Господин Липтак, точно еще ничего не известно. Во всяком случае, алкоголь не явился непосредственной причиной…

– Нет?

– Нет.

– В той пузатой бутылке был метиловый спирт. Притащил он его с работы. Я что знаю, то знаю. Иван, мир праху его, был натуральный перегонный куб.

Керекеш понуро молчал.

– Все одно он сыграл бы в ящик. Раньше ли, позже, все одно бы сыграл, – рассуждал почтальон.

– Почему вы мне это говорите? – вдруг рассердился Керекеш.

– Да-да, господин главный врач, – с хитровато-покорной ухмылкой сказал Липтак. – Хорошему врачу говорить про это оплошка, потому как надежа есть завсегда. Разве не так?

Керекеш молча обошел болтливого старика и взбежал вверх по лестнице.

– Приятного аппетита вам к ужину! – крикнул вслед ему Липтак.

Магда поцеловала мужа, заметила его подернутые тенью глаза и вытянутое лицо, но сказать об этом вслух поостереглась. Ей хотелось поднять его настроение доброй вестью.

– Жолту немного лучше, – вполголоса сообщила она, так как дверь столовой была открыта.

– Ты хочешь сказать, что он протрезвился?

– Нет худа без добра, Тамаш. Ведь против алкоголя взбунтовался весь его организм, сама природа замучила мальчика. Мне кажется, он и сам уже сделал соответствующий вывод.

Керекеш отмахнулся.

А чуть позже, несмотря на всю свою осмотрительность, Магда все-таки ступила на мину.

– Как твой коматозный больной? Дядя Иван?

Керекеш в изнеможении рухнул на стул. Напротив сидела Беата и голодными глазами смотрела на сандвичи, Жолт потирал бледную физиономию, а Тибор улыбался неизвестно чему.

Керекеш бросил на жену мрачный, предостерегающий взгляд и кратко ответил:

– Экзитировал.

Жолт поднял голову.

– Экзитировал? – переспросил он фальцетом.

Керекеш положил сандвич, налил вина и выпил.

– Ты его знал? – спросил он Жолта.

– Да так… – неопределенно ответил Жолт.

И вспомнил, как однажды старик Иван, копавшийся возле изгороди, глотнул палинку прямо из бутылки, а он, Жолт, подошел к проволочной ограде и прочел ему идиотское двустишие, которое сочинил Дани: «Чего жаждет бедняга Иван? Выпить он жаждет водки и пива». Старик страшно тогда рассердился. Сейчас бы это двустишие прозвучало так: «Экзитировал бедняга Иван, не надо ему ни водки, ни пива». Жолту вдруг страшно захотелось узнать, как происходит экзитус.

Он взглянул на Беату. Ее гладкое личико не выражало вопроса. К слову «экзитус», как и к другим иноязычным словам, она была вообще равнодушна. А сейчас ее интересовали только сандвичи. Вот что значит быть Беатой, то есть счастливой.

Ужинали без аппетита. Жолт жевал сухую галету, запивая ее минеральной водой, и делал вид, будто ест с удовольствием. Тибор не очень разборчиво бормотал, говоря о себе во множественном числе.

– Посолим сыр! – едва слышно приговаривал он. – Снимем кожицу! Выпьем не торопясь за наше здоровье! Вино прекрасное. Еще стаканчик… Вот так. М-м-м, вот это букет!

Жолт чувствовал, что к сандвичам с ветчиной Магда-два подсовывает отцу сюжеты успокоительного характера. В лаборатории с непроизносимым названием, где работала Магда и где изобретали какой-то новый неоновый светильник, сотрудники приступили к весьма обнадеживающему эксперименту. Отец слушал, одобрительно кивал, словно его и в самом деле интересовали эти события.

– Обнадеживающему? – переспросил он.

Жолт набил рот галетой и незаметно ощупал желудок. Потом выпил минеральной воды. На минуту ему полегчало. Тогда он украдкой взглянул на отца – на лице его уже был написан вопрос: «Почему ты напился, Жолт?» Печальнее всего было то, что этого Жолт не знал и сам.

Дрожа от нетерпения, он норовил выйти из-за стола и улизнуть.

– Останься! – окликнул его Керекеш. – Подойди ко мне!

Жолт вскочил и стал перед отцом; складки на лбу Керекеша прорезались глубже, глаза потемнели.

Он оттянул пальцем нижнее веко Жолта.

– Тебе может сделаться хуже. Прими две таблетки энтеросептола.

– Такие серые шарики? – спросил Жолт, принуждая себя быть приветливым.

– Завтра чай и сухари. И пока побудешь дома.

– Хорошо.

– Кстати, кто такой Хенрик?

– Да мальчишка один, альбинос.

– Альбинос?

– У него совсем белые волосы.

– Ладно, ложись спать!

Жолту не верилось, что допрос окончен. Вновь вырвался у него странный тоненький свист, и, не оглянувшись, он вышел в соседнюю комнату. Одна половина комнаты, отгороженная ширмой, принадлежала ему, а другая, обставленная детской мебелью с зеленой обивкой, – Беате.

Жолт вынул из ящика постельные принадлежности. Он очень спешил, как будто его подгоняли, и все-таки лечь не успел; только-только он влез в пижаму, как дверь тихонько открылась и, потирая подбородок, вошел отец.

– В общем, он альбинос? – спросил Керекеш.

– Да.

– Суть, стало быть, в том, что он альбинос и лишь между делом вор.

Жолт молчал. Комната перед его глазами тихонько кружилась, и он старался держаться прямо. Ему казалось, что в этот раз отец будет краток: в глазах его светилась тихая грусть, не соответствующая произносимым словам. Без пиджака его худые плечи казались насильно выпрямленными.

– Будь тебе, скажем, лет восемь, я бы, пожалуй, понял, зачем ты крадешь в магазине гирю. Желание восьмилетнего мальчугана выкинуть этакий трюк как-то объяснить еще можно. Что ты украл еще?

– Шнурки.

– Шнурки?

– Я их вытянул из туфель кассирши.

– Понятно. Экстраординарная ловкость.

– Ох! – простонал Жолт, подавляя позыв к рвоте.

– Тебе кажется, что ты невесть какой ухарь.

Конечно, от этой истории осадок у Жолта был самый скверный. «Надо молчать», – внушал себе Жолт. Тошнить его стало чуть меньше, и тут же ему захотелось понять странное безразличие на сером лице отца.

– Так вот, – сказал Керекеш, – ставлю тебя в известность, что ты не ухарь. Смешно. Твой альбинос вел себя, как истинный рыцарь: он решительно отрицал твое участие в краже. Итак, ты считаешь, что ты действительно ухарь?

– Нет.

– Зачем же ты украл шнурки?

– Просто так. Из спортивного интереса.

Керекеш говорил задумчиво, почти закрыв глаза:

– Во всех твоих делах и поступках нет ни малейшего равновесия. Допустим, ты стал бы победителем олимпиады по математике или по биологии, тогда бы еще стоило поразмыслить, на кой черт тебе понадобились эти шнурки. Но у тебя ведь по математике двойка. Или я ошибаюсь?

– Да.

– Значит, ты вовсе не ухарь. Ни в чем ты не ухарь. Мне бы очень хотелось, чтоб ты им был. Но ты не ухарь.

– А я совсем не хочу им быть…

– Ты себя утешаешь, Жолт?

– Нет.

– Да, Жолт, да.

У Жолта не осталось времени сказать еще одно упрямое «нет», потому что в горле у него что-то набухло, что-то похожее на ком ваты, отчего дыхание стало короче и воздух в легкие, казалось, проникает с трудом. «Его, наверное, поглощает запах алкогольного перегара», – подумал Жолт… Желание разгадать странное безразличие на лице отца не проходило. И вдруг его осенило: «Папе ведь тоже несладко, вот он и отыгрывается на мне. Ему бы тоже очень хотелось, чтобы дядя Иван, веселый, смеющийся, вернулся из больницы домой, все ведь знают, что он лежал в его отделении. А старик не подумал и свалял дурака, то есть умер, и приходится сейчас говорить, что он экзитировал! Просто экзитировал, и все тут. Слово такое же, как черпая глянцевая клеенка, которой покрывают покойников».

Жолт поспешил отвернуться. Отец пристально из-под опущенных век смотрел ему прямо в лицо, и Жолт уже готов был поверить, что мысли его угаданы. Но отец только спросил:

– У тебя кружится голова?

– Нет, – твердо ответил Жолт.

– Ты думаешь, я не вижу, как тебе тягостно, когда я с тобой разговариваю? Ничего удивительного. Годы идут, а я только и делаю, что перечисляю твои сумасбродства и пытаюсь в них разобраться. Приятного для меня мало. Ну ладно, ложись и спокойно спи.

Жолт не шевельнулся, не издал ни звука. Он испытывал даже известное облегчение, когда отец начинал своп бесконечные нравоучения; тут надо было лишь слушать, как он старается разобраться в побуждениях сына, дает им свое, любопытное, толкование, а в конце концов заявляет, что все поступки Жолта, в общем-то, «непонятны» и «инфантильны». Жолт не слишком ошибся и в этот раз, потому что Керекеш снова наговорил кучу мудрых и вполне обоснованных вещей, стремясь объяснить, почему они вчера у Хенрика напились; он говорил о слепом подражании взрослым и поразительной силе алкоголя, а также о том, что Жолт, напиваясь пьяным, просто хотел похвастать перед девчонками и думал, что все они лопнут от зависти. Любая девчонка, продолжал отец, способна нагородить про себя с три короба самой невероятной лжи – ну, скажем, что ей вспороли живот, – но у нее вполне хватит здравого смысла не вспарывать для правдоподобия свой живот. Жолт слабым смешком сопровождал оживленную жестикуляцию отца и изредка согласно кивал. Напоследок Керекеш выразил надежду, что Жолту теперь все понятно. Затем он перешел к жалобе директора и спросил, почему Жолт на школьном празднике уселся на стул, в то время как вся школа стояла.

– Там был всего один стул, – нерешительно сказал Жолт.

Тогда Керекеш откровенно сообщил Жолту свое мнение: мотивировка поступка так же глупа, как и сам поступок, но его это нисколько не удивляет, ибо Жолт совершенно не способен постичь определенные человеческие отношения. В данном случае он возомнил, очевидно, что стул поставили специально для того, чтоб он, Жолт Керекеш, мог отдохнуть. То была, разумеется, единственная цель, с которой стул был поставлен.

Керекеш был в ударе, он оседлал своего конька, и это усыпило бдительность Жолта: мысленно развлекаясь, он дополнил картину школьного праздника некоторыми деталями. Самым забавным был момент, когда Жока Боднар, читая стихи, вдруг запнулась. «Всю неделю я думаю только о маме», – сказала Жока Боднар, потом повторила, потом замолчала и в конце концов разревелась. Тогда ее усадили на его стул и начали утешать: дескать, все это чепуха и может случиться с каждым. Потом Жоке дали шоколадку, и, пока произносилась торжественная речь, Жока весело жевала шоколад. А папа не понимает элементарных вещей: смеяться нравится всем, а маршировать или стоять навытяжку – удовольствия никакого. Стул же для того и придуман, чтоб на нем сидеть.

Беседа, казалось, вот-вот закончится, как обычно. И тут по непонятной причине отец неожиданно пришел в ярость. Из-за чего? Из-за реплики Жолта, что Йокаи читать он не будет.

– Нет? А почему?

Вот тут-то Жолт и совершил роковую ошибку. Подавив судорожный позыв к кашлю, он с трудом выдавил:

– Йокаи меня не интересует.

– Прекрасно, – холодно, с расстановкой произнес Керекеш. – Однако я должен сказать тебе, Жолт, что вообще ты не ухарь. И нет никакой надежды, что ты им когда-нибудь станешь. В настоящую минуту ты просто гаденький хулиган! И эти украденные шнурки отнюдь не делают тебя ухарем. Умойся, Жолт, и ложись спать.

Отец вышел, а Жолт бросился в ванную и изверг из себя сухари и чай.


*

Лежа на тахте, Магда читала. Махнув приветственно Керекешу рукой, она сказала:

– Я хочу тебя кое о чем спросить.

Керекеш рассеянно взъерошил ее черные, коротко стриженные волосы.

– Читай.

Магда засмеялась. Она знала, что дочитать книгу сегодня ей не удастся: сегодня Керекеш не в ладу сам с собой и, безусловно, ему нужен арбитр. Вот он, уже уйдя в свои мысли, бесцельно передвигает на столе блокноты и книги, потом направляется к двери, как будто хочет уйти, но неожиданно поворачивает назад, и глаза его начинают слегка косить.

– По-моему, здесь немыслимый беспорядок, – сказал Керекеш.

– Да, – согласилась Магда.


– Не понимаю, почему тренировочный костюм и грязные носки мальчика валяются в кресле. И почему свисает антенна приемника. Она болтается так по меньшей мере недели две. Жолт обещал ее сделать. Обещания Жолта… У меня, очевидно, бред.

Неожиданно из холла ворвался Тибор:

– Я запретил ему трогать приемник! Правда, милая, мы ему запретили?

– Правда, – сказала Магда, переворачивая страницу.

– Ты сегодня, надеюсь, гулял? – обратился Керекеш к брату.

– Разумеется, – сказал Тибор.

– Сколько? – с пристрастием допрашивал Керекеш.

– До церкви на площади Пашарет, потом дальше, до самого ада. Тебе не попадалась сегодняшняя газета?

– Ты гулял недостаточно. Очень мало. Если ты будешь торчать в квартире и к тому же лежать, тебе снова не миновать пневмонии.

– Я сгребал в саду опавшие листья. А завтра пойду на могилу к Тэрике. Ее надо расчистить. Доброй вам ночи, милые, – пролепетал Тибор смущенно, так как вспомнил, что листья сгребать он так и не кончил.

– Вот газета. Спокойной ночи!

Керекеш продолжал прокладывать дорогу от двери к столу и обратно.

– Сейчас, – сказала Магда. – Еще полстраницы.

– Читай, не спеши.

Магда снова коротко засмеялась и захлопнула книгу.

– Мы забыли про щенка, – сказал Керекеш.

– Его перед сном выводила Беата.

– Конечно, Беата.

Глаза Керекеша на мгновение блеснули.

– Я тебя слушаю, – садясь и закуривая, сказала Магда.

Керекеш слабо улыбнулся и присел на тахту.

– Что-то во мне подошло к концу.

– Твое терпение?

– Нет. Раздумья.

– Но раздумьям никогда не бывает конца.

– Я имею в виду Жолта.

– Разумеется. Ты думал достаточно громко, из детской было отчетливо слышно. Это был монолог. Мальчик и не пытался бить по мячу.

– Нет, конечно. Но сейчас и это мне уже безразлично. Тысячу раз я старался вызвать Жолта на откровенность… Минутку, позволь мне закончить. Ты утверждаешь, что Жолт всего лишь отбивает мне мяч. В действительности же он от мяча уходит и заставляет меня играть в одиночку. Но почему? Можешь ты мне сказать?

– Из-за его положения…

– Понятно. Я согласен, что мы сталкиваемся с ним в положениях противоборствующих. После побега, после драки мы обсуждаем его непонятную жестокость, его грубость, жалобы учителей на неуспеваемость, на угрозу провала, на проказы et cetera[6] . Положения эти создал не я. Ты собираешься возразить?

– Собираюсь. Но то, что я хочу сказать, сформулировать трудно. Послушай. Ты ему заявляешь, что он ошибается, причисляя себя к категории ухарей. Ты ему заявляешь, что он вовсе не ухарь. Что же он отвечает? «Нет, конечно, и быть им не желаю». Будь скромен, мой мальчик, – это ты ему говоришь, – читай Йокаи, и чтоб тебя не было ни видно, ни слышно. На это он отвечает: согласен, но Йокаи мне не интересен. Тебе не кажется это странным?

– Что ты усмотрела здесь странного?

– Его искренность. Разве ты ее не заметил?

– Так ты полагаешь, что он искренен? Что он действительно не хочет казаться кем-то?

– В разговоре с тобой – нет. В разговоре с тобой больше всего ему хочется превратиться в ничто. В известном смысле это и происходит.

– Это ты говоришь серьезно?

– Совершенно серьезно. Сегодня утром он спрашивал Тибора, какова его, Жолта, стоимость. Стоит ли он столько, сколько, к примеру, лошадь.

– Лошадь? Почему именно лошадь?

– Не знаю. И это ли важно?

– Итак, он спрашивает у Тибора, какова его стоимость,

– Да. Спрашивать об этом тебя по меньшей мере бессмысленно: ты и без всяких его вопросов прямо врубаешь ему в сознание, что он гаденький хулиган.

– Ты считаешь, что я неправ, Магда?

Магда долго и молча гасила сигарету.

– У мальчика появилась странная привычка. Этот его тоненький свист. Ты заметил?

– Еще бы! Свист означает, что он сыт наставлениями по горло или чтоб я убирался восвояси. В общем, нечто подобное.

– Уверен ли ты, что свист означает именно это?

– Да, уверен. У него уже вошло в привычку выказывать мне таким образом свое уважение. А между тем его ответы и аргументы такого сорта, словно он дебил.

– Какие же аргументы?

– Никаких. «Кто такой Хенрик?» – «Альбинос». – «Почему ты уселся?» – «Потому что был стул». Вот его аргументы. Какие тут аргументы? Скажи!

– Дурацкие, если это тебе желательно слышать.

– Вот видишь! Только этим и можно его оправдать. И вот почему моим раздумьям настал конец… Доказать, что он не мой генотип, – детская забава, и только.

– А чей? Его матери?

– В чем дело? Прежде и ты не подвергала сомнениям…

– Потому что видела, что ты вбил себе это в голову.

– Разве это не правда?

– Возможно, и правда. Но Жолт тебе говорит невероятные глупости вовсе не оттого, что похож на мать.

– Стало быть, нет, – с холодком сказал Керекеш. – Я всегда готов признать свои заблуждения.

– Не сердись, Тамаш, – в нерешительности сказала Магда.

Керекеш весь как-то сжался.

– Господи, – сказал он, – оказывается, ты знаешь тайну! Так открой эту тайну мне. Скажи, почему мальчик корчит из себя невесть кого?

– Потому что боится. Тебя.

– Вот оно! Так я и знал. И мог бы все это описать заранее. – Керекеш воздел руки и с вымученно-насмешливой улыбкой запротестовал: – Нет, нет! Оставим. Слишком это сложно, не правда ли?

– Факт остается фактом: Жолт разыгрывает… перед тобой идиота.

– Это, бесспорно, очень выгодная позиция.

– Да?

– Он вынуждает меня к объяснениям. Он заставляет меня размышлять, без конца размышлять! Мне, естественно, полагается понимать, почему мой сын пьет водку. И вот, когда это становится мне понятным, что же я обнаруживаю? Примитивную манию величия, вульгарное фанфаронство…

– Таково твое объяснение?

– Он же помалкивает, а в душе надо мной смеется.

– Он не помалкивает. Мне он рассказывал, что чувствовал себя больным, искалеченным, что у него будто бы взорвался желудок и что-то в этом роде еще. Он страшно боялся умереть.

– Вот как… А мне он этого не сказал.

– У меня создалось впечатление, что ему хотелось заглянуть еще в один микроскоп. Узнать, что творит алкоголь.

– Ясно. Однажды он спрыгнет с пятого этажа, чтоб узнать ощущение во время полета. Совершенно нечаянно он может столкнуть и Беату.

– Беда в том, что ты усматриваешь во всем некую злую волю.

– Я не верю тебе, Магда.

– Ладно. Продолжать я не буду. По логике вещей ты веришь только себе. Ты разочарован в сыне и не можешь его терпеть.

– Какая редкая проницательность! Я именно тот человек, который затыкает ребенку рот, ставит его в угол, применяет физическое воздействие et cetera! Из мальчика вырвалось что-то чудовищное, а я не в силах с этим справиться. Какой-то наследственный порок… Мальчик недостаточно жизнестоек и старается компенсировать это любой дурацкой выходкой. Он ведь даже не умеет трудиться! Если бы он хоть сносно, на четверки, учился, тогда имело бы смысл поразмыслить над прочими его странностями. Но что бы там ни было, ответственность за все несу я. Ошибка совершена была значительно раньше: с тех пор как он появился на свет, все мои помыслы направлены были к тому, чтобы сын мой стал творцом, созидателем. Человеком, способным воспринять и осмыслить не только свое личное положение, но и… Словом, я полагал совершенно естественным, что мой сын будет интеллигентом и даже больше. Ты понимаешь? Я непростительно, страшно ошибся! Будь внимательна, Магда: когда я ставлю себе целью в будущем году определить Жолта в гимназию, все делается сомнительным, даже угрожающим. Он же провалится как миленький. Но лишь только я ставлю иную цель – ремесленное училище, – все сразу же упрощается. Жолт будет квалифицированным рабочим. Вот и все!

– Этим, очевидно, и завершается ход твоих мыслей, – сказала задумчиво Магда.

– Да. А как ты считаешь?

– Я считаю это сверхчестным.

– Как?

– Это так честно, что кажется совершенно неправдоподобным.

– Почему?

– Нельзя предвидеть, как изменится впоследствии характер тринадцатилетнего мальчика.

– Ты считаешь мой вывод необоснованным? Значит, ты меня только утешаешь?

– Что в этом плохого?

– Горько, конечно, что и говорить… Семья по обеим линиям интеллигентна.

– Разве мы говорим не о Жолте?

– Магда, не впервые сегодня я жду от тебя единомыслия.

Магда закурила.

– Репетитор сказал, что Жолт самостоятельно не решил ни одного примера.

– Вот видишь.

– Но если он однажды возьмется, то, без сомнения, решит.

– Это тоже сказал репетитор?

– Это говорю я.

– Значит, ты со мной не согласна?

– Нет.

Чуть позже напряжение как-то разрядилось, Керекеш сказал, что отказывается от своих педагогических методов, потерпевших такое фиаско. Отказывается судить о мальчике по его порой не поддающимся оценке поступкам.

Магда приняла это заявление спокойно, назвала его вполне логичным и попросила мужа лишь об одном: постараться быть объективным и скрывать, если можно, от мальчика свое разочарование в нем.

– Невозможно, – сказал Керекеш. – Я не машина!


*

Жолт принял душ и снова с удовольствием ощутил в себе ток крови. Исчезли жар и свинцовая тяжесть в руках, перестали дрожать ноги. Стало быть, ничего страшного не произошло.

В ванне хлюпала грязная пена. Жолт пытался припомнить, когда в последний раз он мылся как следует. Он вытащил тапочки и, крадучись, пробрался в свою комнату. Потянулся к магнитофону, но тут же себя обругал: идея дурацкая, вот и все. Он не стал задумываться над тем, почему не ложится в постель, раз он болен легально.

На миг перед ним возникло лицо отца: веки полуопущены, усталые, непривычно потухшие глаза. И горло его сдавило от жалости – как будто оно наполнилось ватой.

Внезапно сонную тишину нарушило резкое, раздражающее жужжание. На белую гардину села толстая черная муха. Она зацепилась за ткань, потом кое-как выпуталась, взлетела, прочертила в воздухе несколько коротеньких полукружий и опять приземлилась. Тишина. От черной точки на гардине взгляд Жолта скользнул к потолку. Там тоже сидели мухи. Их было не меньше пяти.

– Мушиное поселение! – воскликнул Жолт с оживлением.

Ему не надо было сейчас никого из себя разыгрывать, сейчас он мог быть самим собой. С помощью полотенца он сбил нескольких мух и достал из коробки японский микроскоп.

Первые четыре мухи оказались дохлыми, зато пятая наконец дала возможность увидеть момент, когда ее покидала жизнь. Муха вздрагивала всем телом.

«Что-то здесь происходит, какая-то тайна, – размышлял Жолт. – Ей больно или не больно? Когда ей больно? Есть ли у нее сердце? Мухи, конечно, вредные существа. Мух следует истреблять, хотя, когда их убивают, им, должно быть, ужасно больно. Мухи тоже ведь не хотят умирать. Экзитировать. Очень удачное выражение: муха экзитировала. Экзитировала, и все тут!»

– Была муха – нет мухи! – сказал громко и с облегчением Жолт, так как другое выражение ничего не говорило ему.

В голове Жолта вновь завертелись стишки, придуманные про дядю Ивана. В это время из холла послышался шум быстрых шагов. Жолт сразу же их узнал. Но встревожился лишь тогда, когда они затихли у его двери.

«Там, за дверью, о господи, стоит папа. Неужели он войдет?» – подумал с ужасом Жолт и схватился за выключатель. Но было поздно. Отец уже стоял в комнате и щурил глаза – он был без очков.

– Я думал, ты давно спишь, – сказал Керекеш, подслеповато оглядываясь.

– Я сейчас лягу.

– Ты себя плохо чувствуешь?

– Хорошо. Желудок уже в полном порядке.

Жолт сказал правду, но в горле его набухал, разрастался ватный ком.

Глаза Керекеша ощупали босого, с ноги на ногу переминавшегося мальчишку и дважды задержались на его лице. Жолт выдержал взгляд отца, но не мог унять свои вздрагивающие веки. Белая рубашка Керекеша как бы осветила комнату. Жолт невольно следовал за взглядом отца, переходя глазами от предмета к предмету. На гардинном карнизе и радиаторе, едва держась, сидели пластмассовые разноцветные самолеты и геликоптеры. Если их тронуть, они покачиваются, делая раз-другой ныряющее движение. На стене висели разноцветные снимки автомашин. Цветные открытки. Потом три сплетенных бича. Деревянное ожерелье. Магнитофон. Чучело вороны с желтыми глазами. За стеклами книжного шкафа – образцовый порядок, свойственный вещам, не бывающим в употреблении. Автодорога из киноленты, по желобку которой из шкафа под тахту сбегают стальные и стеклянные шарики. Это новинка.

Микроскоп. Дохлые мухи на столе. Надежда, что отец не заметит их, никакой. Их освещала лампа.

Да. Вот голова его уже дернулась.

– Что ты делаешь здесь? – спросил Керекеш.

Жолт молчал, чувствуя, как лоб его покрывается колючими крупинками пота. Смутившись, он раздумывал, стоит ли вообще вступать в объяснения.

«Говорить или не говорить?» – в нерешительности спрашивал себя Жолт. Он уже открыл рот, но отец его опередил.

– Что это? – опять спросил Керекеш. – Но если ты скажешь, что это трупы мух, то получишь затрещину.

Снова Жолт промолчал. Он вспыхнул. Значит, ему грозит затрещина, если он скажет, что труп мухи не что иное, как труп мухи. Но в тот же миг Жолт остыл: каким-то неведомым образом он проникся вдруг тем же чувством, которое, видимо, испытал отец: конечно, зрелище агонии мух развлечение, говоря мягко, кретинское.

– Я, кажется, тебя о чем-то спросил, – предостерегающим тоном сказал Керекеш.

Жолт, подавленный и несчастный, водил по столу указательным пальцем. Руки его дрожали.

– Они… экзитировали.

– Экзитировали, – повторил Керекеш.

Лоб его надломился. Изрезанный горизонтальными мрачными морщинами, он стал похож на нотный стан.

И тут Жолт кое о чем догадался: сделав выстрел вслепую, сказав это слово наугад, он попал в самое яблочко. Но исправить это уже было нельзя.

– Про мух тоже так можно сказать, – пробормотал он смущенно.

Керекеш не ответил, повернулся и вышел. Жолт смел мух и выбросил в корзину для мусора. Ватный ком из горла скользнул куда-то в желудок. Все тело гудело, требуя покоя. Тем не менее он не лег. Немного погодя в дверь постучали.

– Можно?

– Угу, – промямлил Жолт, хотя сейчас видеть мачеху ему совсем не хотелось.

– Я прочту тебе стихи. Коротенькие, – сказала Магда-два.

– Ладно, – согласился Жолт.

Она пришла в желтом халате и удобно уселась с краю тахты.

Стихи были про мальчика, который пожелал убить муху и испрашивал на это разрешение у отца. Жолт слушал вполуха и устало смотрел на Магду.

– Этому мальчугану всего шесть лет, – сказала Магда подчеркнуто.

– Ладно. Я понял, – сказал Жолт. – Папа, что ли, прислал?

– Нет. Но он из-за тебя очень расстроен.

– Мух я выкинул.

– Ты страшно забывчив, Жолти. Ты натворил кучу глупостей. А в том, что ты занимался изучением мух, кстати, нет ничего предосудительного.

Жолт молчал. Мысли его разбегались, словно он бродил в туманном сне. Вот дядя Иван поднимает бревно, которое будет распиливать… Желтоватая щетина его усов топорщится… Жолту казалось, что Магда сидит здесь уже много часов и ее желтый халат будто распространяет какое-то желтое благоухание… Она сидит здесь сейчас вместо мамы. Магда-два папина любовь. А Магда-один вышла из игры. Кто плохо играет, тот из игры выходит.


– Жолти, ты, наверное, болен, – как будто из густого тумана, донесся до него голос Магды.

Она говорила что-то еще, но Жолт уже ничего не слышал, он лишь чувствовал, как прохладная ладонь мачехи поглаживает его руку.

Снова он остался один и в раздражении бросился на тахту. За плотно прикрытыми веками судорожно метались глазные яблоки. «И меня, и меня скоро выкинут из игры. Я же совсем не в форме».

Глава VI

ЗАИКАНИЕ

Ждали, должно быть, чуда. В июне, во всяком случае, еще была надежда, что Жолт не провалится ни по одному предмету. Члены семьи доктора Керекеша, недостаточно информированные, радовались заранее. Беата сияла.

– Дядя Тиби, – говорила она, – у Жолти не будет ни единого колышка!

– Колышка? Какого колышка? – слегка пошатываясь, спрашивал Тибор. – Что ты меня, кузнечик, разыгрываешь?

– Это значит, – пояснил «кузнечик», – что Жолт перейдет, не провалится.

– Неужели? Это прекрасно! А с какой стати ему проваливаться? Он ведь умница, он же бесценный мальчик! Мой племянник!

– Но он, бедненький, очень долго болел.

– Да, я слышал, что какой-то хулиган его напоил.

– Так это же было давно!

Жолт, бледный как мел, слушал разговор Тибора и Беаты. На его застывшем, казалось, даже сонном лице неестественно резко темнели густые брови и синеватая черточка пробивающихся усов. Время от времени он делал нервные глотательные движения, очень быстро, одно за другим, и его худенькая шея вздрагивала.

– Иди, Жоли, поешь!

– Я провалился, – сказал Жолт едва слышно.

И глаза его потухли.

– Да? – с ужасом спросила Беата. – Нет, это неправда. Магда же узнавала. Ты сочиняешь, Жоли. Ты просто шутишь. Чтоб меня посмешить. Правда?

– Можно и посмеяться, – сказал Жолт угрюмо.

– Но я не смеюсь, ведь нет ничего смешного, если ты не смог перебраться через эту… как ее… из колов ограду.

– Через частокол, – поправил Жолт.

– Но ведь это неправда? – с пылающим лицом, растерянно, умоляюще говорила Беата.

– Правда. Я провалился. Зато папа… папа не провалился.

Беата вертела головой, склоняя ее то вправо, то влево и пытаясь увидеть на мрачном лице Жолта хотя бы проблеск надежды.

– Папа никогда не провалится… ему же не ставят отметок, – наконец сказала она.

Уголки губ у Жолта опустились, челюсти словно налились свинцом. Стиснув зубы, он мысленно произнес злые стишки: «Экзитировал старый Иван, и не надо ему ни водки, ни пива».

Не выдержав внутреннего напряжения, он пропел вслух:

– Рам-тарам-тарам-тарам, рам-тарам-тарам-там-там!

– Почему ты поешь? – проворчал Тибор. – Только безумцы поют во время еды.

– Ошибаешься, Тиборенко. Сейчас я ведь только пою. Я люблю петь. Трам-тара-рам…

– Что ж ты тогда глотаешь? Во рту у тебя ничего нет, а ты все время глотаешь…

– Но ведь это неправда, да? – упрямо настаивала Беата. – Я же знаю, что ты меня просто разыгрываешь.

Жолт молча вышел из кухни, не слушая бормотания Тибора и не глядя на озадаченное лицо Беаты. Он бросил в портфель несколько книг, с усталым видом опустился на стул и по гладкому полированному столу стал щелчками гонять брючную пуговицу.

В поведении его, впрочем, не было ничего загадочного. Просто не произошло никакого чуда. За время долгой, шестинедельной болезни, состоящей из отвращения, тоски и тревожных снов, когда в этих снах перемежались геометрические фигуры – красные кубы и усеченные пирамиды, – ничего не изменилось. У доски он, как прежде, неловко переминался с ноги на ногу и, скрипя мелом, неотрывно смотрел на свои побелевшие пальцы и на меловую пыль, которая в солнечном луче становилась золотистой. С тригонометрией тоже не ладилось; знания его в этой области были совсем невесомы, и учительница, закусив губу, просто сажала его на место.

Пока он болел желтухой, в доме была тишина, – может быть, потому, что сам он вел себя слишком тихо. Устало сгорбившись в уголке тахты, он запоем читал. На стеганом одеяле громоздились сочинения Джека Лондона; один роман – «Люди бездны» – отец предписал прочесть по-немецки, но книга ему показалась настолько скучной, что он перевел всего три страницы. Упреки Магды он оставлял без ответа. А Дани навещал его редко и сидел недолго, так как каждый день три часа посвящал упражнениям на гитаре. И Жолт его не удерживал.

Потом эту мертвящую тишину стал нарушать пронзительный, нервный голос очкастой девушки-репетитора, которая приходила дважды в педелю. Потом она ходить перестала, и говорили, что ее поразил паралич лицевого нерва. Жолт испытал тогда мрачное удовлетворение. Для него было так очевидно: от угрюмо-коричневой геометрии у любого может отняться половина лица. Даже и у него. Как втиснуть их в голову, все эти бесчисленные призмы, кубы, пирамиды… Нет, здоровее от них не станешь – тут все ясно, как дважды два.

А вареный картофель, который он изо дня в день глотал, а яблоки без кожуры, а кашица для беззубых младенцев, а вязкая, с тошнотворным запахом сырная масса… С последней, правда, ему повезло: Зебулон обожал сырную массу и уничтожал ее молниеносно. Таким образом, оба, щенок и хозяин, были крайне довольны друг другом.

Зебулон подрос и превратился в высокого, стройного пса с гладкой белоснежной шерстью и темно-серыми, цвета копоти, крапинами. Его кроткая черная морда с грустными умными карими глазами и горделивые, похожие на кошачьи движения давали мальчику достаточно пищи для наблюдений и размышлений.

Лежа ничком на тахте, Жолт подолгу, часами, смотрел на собаку.

Даже сон Зебулона был зрелищем не только любопытным, но и комичным. Ноги его во сне ритмично вздрагивали, и было видно, что он выбрасывает их прямо, как будто бежит. Вот он слегка замедлил бег, – значит, учуял какой-то запах; а теперь его ноги судорожно напряглись, словно он приготовился броситься на кошку или на зайца. Жолт поражался: спящая собака наглядно и точно воспроизводила все, что видела во сне. Она выходила на охоту, преследовала зверя, дралась и, ощетинив шерсть, бросалась на добычу; а вот досталось и ей – недаром она жалобно заскулила; иногда она принималась лаять, и голос у нее был трубный, хотя и глухой, словно доносился издалека. И еще удивляла Жолта способность Зебулона мгновенно, словно бы от толчка, переходить от состояния сна к состоянию пружинистой бодрости, его неустанная преданность и умение безгранично любить. Открытая пасть, учащенное дыхание, посланный вперед корпус, готовое к прыжку тело, сверкание лучистых меланхоличных глаз, беззвучный смех – все это блаженное состояние у Зебулона вызывал Жолт. По первому знаку Зебулон, пританцовывая, бросался к его постели. Он не резвился, а лишь доверчиво укладывал голову на руки мальчика и глубоко-глубоко дышал. И было видно, как его радует один лишь запах хозяина; он урчал грудным необычным голосом, словно гигантская кошка, и осторожно клал передние лапы на одеяло. Жолт гладил его по голове, и Зебулон вздрагивал, садился и влажными от обожания глазами смотрел Жолту прямо в лицо, ни на секунду не отводя взгляда. Жолт задумчиво всматривался в его глаза, пытаясь в них что-то прочесть, но ему были не очень понятны ни беззаветная самоотверженность пса, ни причины его горячей привязанности – ведь он по опыту знал, что Зебулон желает лишь одного: повиноваться его приказаниям. Для Зебулона это было счастьем. От остальных членов семьи он старался держаться подальше и приказания их выполнял вяло и неохотно. А с чужими он вообще бывал презрительно-холоден, иногда даже по-звериному просто жесток.

«Что он во мне нашел?» – спрашивал себя Жолт с каким-то радостным удивлением. Совсем недавно Зебулон дал ясно попять – и, надо сказать, достаточно грубо, – кому навечно отдано его сердце. До этого случая все знали, что хозяином номер один или, если угодно, верховной властью для Зебулона является, естественно, доктор Керекеш. Только ему принадлежало право отдавать приказания, выносить приговоры, награждать и наказывать пса.

И вот одним прекрасным весенним утром вышли вместе из дома Керекеш, Жолт и Зебулон. Жолт отправлялся в школу, а Керекеш вывел Зебулона на непродолжительную прогулку. Зебулон, еще без поводка, прыгал рядом с ними и был совершенно счастлив – он любил такие совместные семейные выходы.

За воротами Жолт простился и поспешил направо, к автобусной остановке. Керекеш, держа в руке свернутый поводок, повернул налево. Ни Жолт, ни Керекеш не заметили, что их расставание повергло Зебулона в глубокое смятение. Он стоял на, тротуаре, расставив лапы и вертя головой, потом в глазах его полыхнул вдруг безумный огонь, в пять огромных скачков он догнал Жолта, завилял хвостом и, поминутно поглядывая вверх, пристроился к его ноге.

– Ты? – с изумлением спросил Жолт и остановился.

Керекеш свистнул, уши Зебулона, отзываясь на свист, шевельнулись, но он не бросился к главному хозяину, а уселся перед Жолтом и уставился в лицо ему умоляющим и одновременно требовательным взглядом.

– Зебу! Пошли! – позвал его Керекеш.

Зебулон лег на живот и не двинулся с места.

Кроткий, всегда послушный Зебулон вел себя очень странно – будто его накрепко приковали к ногам Жолта. И ласковый зов, и приказание Керекеша, отданное уже раздраженным тоном, вызывали лишь беспокойное постукивание лапой.

В конце концов Жолт отвел его сам, и Керекеш с изумлением посмотрел на сына. Жолт пожал плечами. Они снова простились. Когда Керекеш пристегивал поводок, Зебулон весь дрожал. Дальше он пошел, поджав хвост и упираясь на каждом шагу, беспокойный, угрюмый.

Его бесхитростная собачья душа возмутилась. Невиданно и неслыханно: как могли пренебречь его искренностью, с которой он выбрал вожака стаи! Именно так объяснил Магде эту странную перемену Керекеш, немного обидевшись, что Зебулон не его, а Жолта выбрал «вожаком стаи». Итак, говорил Керекеш, с точки зрения собаки хозяин – всего лишь вожак стаи, но вожаком может быть кто-то один. Даже с собачьей точки зрения, если угодно, двух вожаков быть не может.

Магда, смеясь, рассказала Жолту про обиду отца. А Керекеш, желая придать факту какую-то определенность, выразился следующим образом: «Similis simile gaudet», то есть: «Подобный подобному радуется»[7] . Разумеется, он имел в виду, что щенок еще очень молод.

И Керекеш снова ошибся: Зебулон в своей привязанности был последователен до конца. Жолт приобрел над ним такую безграничную власть, что стоило ему только хмыкнуть, как Зебулон тут же отказывался от еды, которую протягивал Керекеш.

Конечно, всем было ясно, что Керекеш поставлен в непривычное, можно даже сказать, оскорбительное положение.

Страстную привязанность собаки Жолт сносил молча и недоверчиво, а тот факт, что выбор «вожака стаи» пал на него, был принят им, без сомнения, с гордостью и удивлением. Так же примерно он принимал и необъяснимую нежность Беаты. Неистощимая, беспричинно горячая любовь Беаты и Зебулона его как-то стесняла и тяготила. И еще одно смущало его: когда он с ними встречался, его наполняла непонятная тихая радость. Никогда в жизни Жолт не доискивался причины, за что его любят девочка и собака. Да если бы он и думал над этим, что бы он выяснил? Что он мог знать о чувствах, налетающих внезапно, как вихрь?

Возможно, мы не слишком удалимся от истины, сделав такое предположение: Жолт понимал, что привязанность к нему Беаты и Зебулона в его нынешнем положении ничего не изменит. Пожелай он разобраться в этом странном явлении, то, очевидно, пришел бы к мысли, что любят его существа только самые маленькие и самые незначительные, ибо в глазах взрослых, значительных он был просто ничтожеством. Об этом легко было догадаться по устремленным на него взглядам. Он не забыл сказанного отцом, что он всего лишь гаденький хулиган и что в поступках его нет ни логики, ни равновесия. Но при чем тут логика, равновесие? Об этом рассуждать может только отец, потому что он не догадывается, что Жолт давно уже приговорил сам себя к молчанию. Он чувствовал себя словно лежащим глубоко под землей, как будто в воронке от бомбы, беспомощным и бессловесным.

Конечно, нельзя с достоверностью утверждать, что Жолт молчал, выполняя лишь данный себе обет. Дело тут было еще и в другом. В горле Жолта с недавнего времени, словно толстая улитка, непрерывно перекатывался какой-то напоминающий вату ком. Бессчетное число раз он пробовал его проглотить, и, когда ему это удавалось, Жолт привольно дышал, всей грудью впитывал весну, свежий запах конского каштана, а в ушах его чисто и явственно звучали клекот фазанов, щебетанье птиц, хор собак с горы Шаш и трубный лай Зебулона.

Случалось, ком исчезал на несколько недель, и Жолт уже тешил себя надеждой, что избавился от него навсегда.

Наступило второе июня. Магда-два знаком подозвала к себе Жолта, холодным взглядом скользнула по его потному лицу, по заговорила совсем о другом:

– Лучше, если об этом скажу тебе я. По математике тебе выставили удовлетворительную оценку.

Жолт как-то пискнул, странно и жалко, и Зебулон в тот же миг лег на живот у его левой ноги.

Жолт не спеша надел на него ошейник. Магда закурила и выпустила в сторону струю дыма.

– Дело не в том, что ты исправился. Ты знаешь сам, как обстоят дела.

– А как обстоят дела? – задал Жолт ненужный вопрос.

– А так, мой милый, что только благодаря папе тебя со скрипом перетащили в восьмой класс.

Жолт молчал. В горле его быстро разрасталась «ватная улитка». Но он не хотел сдаваться. И снял со щенка ошейник.

– Мне надо в школу, – с трудом выдавил он.

– Сначала умойся. Ты ничего не хочешь сказать? Ведь это будет последний год, Жоли… Как ты себе его представляешь?

И снова у Жолта из горла вырвался странный и жалкий писк, и щенок сразу поднял на него взгляд.

– Как ты это делаешь? – спросила Магда.

Жолт молчал. Если бы в ее горле, думал он, сидела такая же толстая улитка, ей бы тоже не захотелось ораторствовать. Магда странно и пристально смотрела на его губы.

– Ты втягиваешь воздух или выпускаешь? – спросила она с каким-то особенным, полным участия интересом.

Жолт опять странно пискнул и попробовал засмеяться.

– Ну ладно. Поторопись, – сказала Магда.

По дороге в школу, ни на минуту не отвлекаясь, Жолт напряженно следил за горлом. Ватный ком не рассасывался, и в душе Жолта зашевелилось какое-то мрачное предчувствие. Колеблясь и пересиливая себя, он прошел в ворота школы и, чтоб поднять себе настроение, запел: «Я вату грызу, она хрустит у меня на зубах». Потом он остановился перед портретом Гардони[8] .

– Старина, – сказал Жолт портрету, – вата ведь не хрустит… Ладно, пусть в горле у меня вата, но зато я прекрасно таскаю стулья. Я чемпион по тасканию стульев. И я притащу стул для Дани, он сядет на него и будет играть на гитаре. Дани, наверно, еще не пришел.

В актовом зале уже толпились ребята, и Дани прилежно расставлял стулья.

– Чао, Керекеш! А где твой галстук? – спросил Дани, и глаза его за толстыми стеклами очков округлились и стали громадными.

Жолт хлопнул себя по карману.

– Ты таскаешь его в кармане! – озадаченно сказал Дани и вдруг прыснул. – Послушай, Жоли! Ты знаешь, что такое гузка?

Жолт отрицательно качнул головой.

– Ты что, онемел? – сказал Дани. – Вот слушай: «Сзади гузка, а в ней торчит хвост из перьев».

Жолт громко рассмеялся, и ком, стеснявший его горло, как будто стал меньше. «Я проглочу ее, эту проклятую улитку», – мысленно сказал он и скрипнул зубами.

– Я вычитал это в старинной книге, – пояснил Дани. – Теперь ты, надеюсь, догадался, что значит гузка?

– Задняя часть зажаренной птицы! – заорал Жолт и чуть не заплакал от радости.

Ком в горле исчез. Жолт снова почувствовал себя счастливым.


*

Торжественный вечер, посвященный окончанию учебного года, казался бесконечным. Жолт в белой рубашке и красном галстуке устало переминался в общей шеренге.

Директор сказала заученную короткую речь – каждый год ведь говорила одно и то же.

Жара была адская, настоящее пекло, и трое учеников – два мальчика и девочка – потеряли сознание. Жолту очень хотелось уйти, и, упади в обморок кто-нибудь рядом с ним, он мог бы выйти из зала под предлогом оказания помощи. На освещенных подмостках девочка читала длиннющие стихи, и по лицу ее текли ручьи пота. Потом пел хор. И наконец вышел Дани. Ух ты! Он склонился над гитарой, как врач, выслушивающий сердце больного. О'кэй! С настройкой он справился, лучше всего получилось вот это: па-па-па-пам-пам, английская штучка. И Бах получился неплохо.

Большая гитара словно разрезала его маленькую фигуру надвое. Играть он, наверное, будет стоя. Малыши, чтобы видеть его, поднимались на цыпочки, девочки вытягивали шею. Благодаря классической гитаре Дани невольно снискал себе огромную популярность в школе. Невольно ли? Ведь родители приневоливали его к скрипке, и шесть лет он послушно, правда жалуясь и стеная, играл свои экзерсисы. Играл он и на электрогитаре в самодеятельном школьном оркестре. Но оркестр был слабенький, и сам Дани относился к нему несерьезно. Безвкусица, которая треплет нервы, дешевая клоунада, говорил Дани и, скрежеща зубами, продолжал пиликать на скрипке. Не вот однажды, год или полтора назад, он услышал артиста, игравшего на классической гитаре. Все в нем будто перевернулось. Ни о чем другом он не мог больше думать. И родители его в конце концов уступили и купили ему классическую гитару. С тех пор Дани ею просто живет. Всё – прогулки, футбол было забыто, остались гитара и книги.

С уважением, отрешенно и пристально Жолт смотрел из тонкие пальцы Дани, из-под которых в актовый зал словно бы струилась желанная прохлада. Все ребята, казалось, затаили дыхание; в искрометном ритме выпорхнул из гитары прелюд, пальцы Дани безостановочно рассыпали звуки; порой гитара пела глубоко, как орган, порой щебетала, как дрозды спозаранок.

В немой тишине зала звенел струнный перебор гитары. Жолт вдруг прозрел: с покалывающей завистью он понял, что его близорукий, как будто такой незаметный, друг Дани разительно отличается от всех. От декламаторов, за которыми таким волнением следили мальчишки и девчонки, когда они, декламаторы, кое-как, спотыкаясь, читали стихотворные строчки; от директрисы, произносившей прошлогоднюю речь, которую, конечно, никто не слушал; от заводил-проказников, которые прямо-таки надрываются, чтобы вызвать побольше смеха. Да и сам он, Жолт, тоже ведь лезет из кожи вон, только бы на него обратили внимание. Смотрите все, старики, малышня! Вот я, Жолт Керекеш, зверски интересный парень, тот самый, который веселится порой на уроках во время объяснений учителя, потешается над зазевавшимися растяпами, который и бровью не поведет, если его срежут по какому-нибудь предмету, потому что главное для него – «блистательные» проделки, сверкающие, как ртутные шарики, он набил ими до отказа карманы и разбрасывает, где ему вздумается… Но в конце концов он остается один; один со всеми своими ртутными шариками, и о нем забывают начисто; а ртутные шарики раскатываются и, утратив блеск, становятся просто грязными шариками…

Жолт глубоко перевел дыхание. Во время своей мысленной исповеди он почувствовал, как у него снова сдавило горло.

А в актовом зале звенела гитара. Все, что исполнял Дани, отражалось на лицах трехсот человек. Триста лиц выражали всевозможные чувства: ошеломление, восхищение, радость.

Аплодисменты гремели.

Дани, спотыкаясь, спустился с подмостков, он шел со смущенной улыбкой и с трудом отыскал свое место. И все же он был триумфатор. Бесспорно и несомненно.

Жолт, даже не просмотрев свой табель, спрятал его под рубашку. В восьмой перетащили – и ладно.

Ему хотелось пробраться поближе к Дани. Дани и его мать окружила толпа ребят, там же стоял учитель физики, и они разговаривали. Жолт уловил обрывки фраз.

– Вибрация воздуха, вот и все, – умно шутил учитель.

– Дани вибрирует удивительно тонко, – сказал Эрнё Пайор, одноклассник Жолта.

Ага, сердито подумал Жолт, лезет, чтоб всем было видно, какой он замечательно умный.

– Цвет ведь тоже вибрация. Красный, например, состоит из семисот колебаний. Правда, господин учитель? – кокетливо прочирикала девочка с русой косой.

Тоже умничает, безмозглая курица, думал Жолт, и совсем не догадывается, как больно поддела Дани. Ведь Дани с его отвратительным зрением даже представления не имеет о красном. В глазах Дани совсем другое число колебаний.

Мать приглашала одноклассников Дани на домашний вечер, каковой был назначен на среду, в шесть. Жолт подался назад, потому что в дом Дани приглашали не всех, некоторых «ненормальных» обычно не приглашали. А Жолт Керекеш относился к их числу. Значит, он лишний. Кто же, в таком случае, будет? Кучка благопристойных, смирных созданий, аккуратненько шаркающих ногами под магнитофонную музыку и заботливо прихлебывающих какао… до девяти… вот и все.

Дани, напрягаясь, смотрел по сторонам, но Жолта все-таки не увидел. А Жолт отступал медленно, осторожно, как скрывающийся в лесу индеец, – так ему не хотелось быть замеченным. Ни под каким видом не желал он себя навязывать.


*

Жолт собрал в дорогу Зебулона: взял намордник, надел тесный ошейник – все. Табель с отметками он засунул между рубашкой и пуловером. Потом рывком стянул потуже широкий пояс расклешенных джинсов.

Зебулон косился на хозяина подозрительно, потому что ненавидел трамвай и намордник. На остановке, однако, он покорно сунул голову в кожаную сумку и с таким проворством вскочил в трамвай, будто в конце пути их ждали несказанные радости. Но в глазах его не было блеска, и поза была самой несчастной: лапы иксом, когти судорожно вытянуты, хвост где-то под животом. Время от времени он принюхивался к двери.

Жолт рассеянно глядел на людную, суетливую улицу.

Тягостную церемонию семейного обеда он перенес сегодня с еще большим трудом, чем обычно. Пока Беата болтала о конкурсе рисунков, а Тибор робко намекал на вечерний массаж, Жолт с чуть презрительной миной на неподвижном лице украдкой следил за отцом. Когда отец начинал говорить, сердце у Жолта ёкало. Время тянулось дьявольски медленно. Но всему бывает конец, и. когда Жолт с яблоком в руке скромно поднялся из-за стола, никто его не удерживал.

– Папа все еще в состоянии войны, – пробормотал с удивлением Жолт.

Отец с ним не разговаривал уже несколько недель. Молчание было плотным, и Жолт был растерян, хотя притворялся веселым и выжидал. Чего? Он не знал и сам. С достоверностью утверждать можно только одно: недостатка в настойчивом внимании отца сын отнюдь не испытывал. По вечерам, когда они сидели перед телевизором, отец время от времени останавливался у них за спиной, и у Жолта начинала пылать голова – он боялся, что будет вырван из безопасности, которую ему обеспечивал телеэкран. Он забыл уже, как разговаривал обычно с отцом, когда они еще разговаривали. Ему чудилось, что отец бросал ясные, круглые фразы, они катились к нему легко и плавно, а он хитро от них уклонялся и что-то ворчал.

Жолт хотел бы поверить, что глупое положение, в котором оп находился прежде, больше никогда не вернется, что отец его «выпустил из рук» окончательно. Но тут же внутри него раздавался едва слышный голос: «Не окончательно, нет». Был ли угрожающим или ободряющим этот голос, определить Жолт не мог.

Если бы отец хотел разговаривать о другом, а не только об успеваемости и «будущем», Жолт рассказал бы ему, в какой прекрасной форме находится Зебулон: как отличился он на горе Шаш, сдав успешно экзамен и получив бронзовую медаль. Каким интересным и человеческим мог стать разговор о Зебулоне!

Но Жолт, к сожалению, изменить «педагогическую» тему не может, потому что между ним и отцом другой темы для разговора нет, а сейчас даже и этой единственной нет. Есть лишь сообщение, переданное Магдой и устанавливающее неприятный факт: только благодаря отцу Жолта Керекеша перетащили в восьмой класс.

Никто не говорил Жолту, что табель с отметками надо показать матери. Ей уже, наверно, доложили по телефону, что сына с грехом пополам перевели в следующий класс и что прочие его отметки – тройки и единственная пятерка по биологии – не представляют собой сколько-нибудь отрадного зрелища.

Несмотря на все это, он сунул под пуловер табель с отметками.

Жолт надеялся, что на улице Яс не окажется ни гостей, ни родственников, что у мамы, быть может, счастливый день и она не будет поминутно потирать глаза. А из-за табеля он и вовсе не беспокоился. Магде-один, разумеется, неприятно, что сын ее скверно учится, но свои огорчения, как и вечную мигрень, она всегда умела скрывать. Жолт видел тысячу раз, как незаметно, беззвучно мать плачет от боли: просто глаза ее наполнялись слезами. С ее красивого, овального, матового лица никогда не сходила чуть застывшая жизнерадостная улыбка. Видеть эту улыбку было тягостно. Однажды мама сказала: она так привыкла к головной боли, что без нее чувствовала бы себя, наверное, странно. Неприятно принимать лишь кучу таблеток, потому что от них пропадает аппетит. Только и всего. Неужели только-то и всего? Чтоб не быть никому в тягость, мама притворяется и лжет просто с блеском. Она вынуждена лгать вечно, потому что не хочет вечно жаловаться.

Это объяснение Жолт услышал как-то от Керекеша и поверил каждому слову.

Готовясь к встрече с матерью, Жолт всегда волновался и одновременно радовался: они так душевно, с таким удовольствием болтали друг с другом часок-другой. Потом мама вдруг умолкала. Она утомлялась. Она всегда очень быстро утомлялась, в этом была ее беда.

Когда в прихожей они обнялись, сын испытующе заглянул в лицо матери, но ничего на нем не прочел.

Магда-один была очень красива. Белое трикотажное прямое и очень свободное платье удачно скрывало ее худобу; на бледном выпуклом лбу под большим темным узлом волос едва заметно проступала вертикальная тоненькая морщинка; продолговатое матовое лицо освещала привычная радостная улыбка. Даже в глазах Жолт не заметил предательского влажного блеска и поэтому быстро определил, что мама действительно рада встрече, хотя на Зебулона поглядывает с некоторой боязнью.

– Его не надо бояться, мамочка, – сказал Жолт.

– Я не боюсь, – сказала она, не испытывая при этом к Зебулону никакого расположения. – Как поживаешь, песик?

– Поздоровайся, Зебулон! – приказал Жолт.

Зебулон тявкнул.

Мать вздрогнула от его трубного голоса, потом похвалила щенка за ум.

Они прошли в комнату, тесно заставленную мебелью и слегка пахнувшую пылью, и Жолт, примостившись в кресле, стал рассказывать о горе Шаш, о собачьих драках, в которых участвовал Зебулон. Рассказывал, зная, что мать это ни капли не интересует. Тем не менее она внимательно слушала либо делала вид, что слушает, и тем временем обслуживала Жолта, как заправская официантка. Она принесла холодное жаркое, хрен, апельсиновый сок. Жолт ел неохотно, но сока выпил два стакана.

Мать говорила о своих учениках. Изредка Жолт у нее их встречал. К ней ходил разный интересный народ, в основном студенты – русские, вьетнамцы, арабы. Мать учила их венгерскому языку. Среди учеников был один сириец, Хасан. Он приезжал в огромнейшем «мерседесе», денег у него была куча, и этому удивляться не приходилось, потому что отец Хасана был какой-то эмир и будто бы имел восемь жен. Последнее обстоятельство Жолта особенно забавляло, и положению Хасана он ничуть не завидовал – восемь мамочек все-таки многовато.

Мать сообщила новость: Хасан собрался жениться на венгерке, эмир поэтому страшно разгневан и грозит отречься от сына. А Хасану придется продать «мерседес»!

Потом Жолт увидел, как веки матери стали медленно опускаться. Он вытащил табель:

– Спокойно, мамочка, меня перетащили в восьмой. Надеюсь, эта новость тебя обрадует.

Мать в замешательстве просматривала отметки.

– По-моему, Жолти, в будущем тебе следует приносить табель получше.

– Лучше этого?

– Ты ведь шутишь, мой мальчик. Я уверена, что…

– Мамочка, я ничего не знаю и не умею.

– А что ты хотел бы уметь?

– Например, играть на гитаре…

– Хорошо, я поговорю с папой.

– Не говори. Я не хочу играть на гитаре.

– Но ты ведь только что сказал…

– Я сказал просто так.

– Не тревожься, милый. В конце концов и у тебя появится к чему-то влечение.

– Когда?

– Мне почему-то кажется, когда ты станешь взрослым, мой мальчик, то будешь заниматься людьми. А сейчас не ломай над этим голову… Значит, ты не хочешь гитару?

– Зачем она мне? Играть же я не умею.

– Научишься, раз есть желание…

– Нет у меня никакого желания.

Несколько минут они молча смотрели друг на друга. Жолт прекрасно знал, что мать совсем не догадывается, о чем он ей говорит, да и говорил он совсем не то, что хотел.

Когда зазвенел дверной звонок, оба с облегчением встали. Зебулон свирепо залаял.

На улице, пристегивая к ошейнику поводок, Жолт пристально вглядывался в карие внимательные глаза Зебулона.

– Вот мы и здесь побывали, Зебулон. А лучше всего, если хочешь знать, нам жилось бы в дремучем лесу. Завели бы с тобой еще собак. Не пугайся, ты ведь сразу родился умницей. Пойнтеры прирожденные умницы… так сказал главный Начальник. Для меня ты всегда будешь собакой номер один, Зебулон!

Внезапно грудь Жолта стеснила странная неловкость, и язык словно стал чужим; какое-то время он еще говорил, обращаясь к собаке и опять удивляясь, с каким старанием, не дыша, Зебулон силится понять его слова.

В конце концов Жолту сделалось его жалко.

– Ну, пошли! – сказал он.

Зебулон с благодарностью затопал лапами и тихонечко завизжал.

– Только это ему и понятно. Ну ладно, пошли, глупый козел! – пробормотал Жолт презрительно и отвернулся.

…На горе Шаш, отдавая собаке приказы, Жолту пришлось кричать, хотя давалось ему это с трудом. Как было бы хорошо, если б Зебулон повиновался немым приказаниям! Но на дрессировочной площадке такие команды все равно бы не засчитали.

Надо было кричать во все горло, потому что кричали все. «Стоять! Вперед! К ноге! Сидеть! Барьер! Ты что, не видишь: барьер! Пошли!» Доберман замедлил бег и обогнул железное кольцо. Фридеш вытянул его хлыстом, и доберман щелкнул зубами. Вот псих: прыгнул на собственного хозяина. Фридеш заорал и сделался пунцовым, как мак. Казалось, пунцовыми стали даже глаза и словно пунцовый пот стекал по лицу в три ручья. Доберман исподлобья поглядел на хозяина, легко прыгнул и получил поцелуй во влажный черный нос.

Другой доберман, Сулиман, сурово сознавая свой долг, работал с поноской. Быстроту его действий можно было измерить секундомером. Взяв поноску, он важно трусил назад, прикидывал место, куда присесть, и в тот же миг ее отдавал. Чаба был очень доволен.

Ольга в красных тренировочных брюках и белой кофте работала с Кристи. Пестрая немецкая овчарка с блестящими глазами стерегла носовой платок. Беда была в том, что Кристи стерегла его слишком усердно: она не только ворчала на подходившего к платку человека, но тут же его хватала. Тренировать Кристи означало непрестанно подвергаться опасности. Поэтому, когда Ольга подзывала кого-нибудь из ребят, они, усмехаясь, чуть застенчиво говорили: «Мне что-то не хочется идти сегодня к врачу».

– Что делать? – вконец расстроенная, спросила Ольга у Чабы. – Наказать?

– Не надо. Она поумнеет. Попробуем сделать обманный жест. Руками.

Но Кристи совсем не интересовали руки, она бросилась на ноги Чабы, промахнулась, и руки хлопнули ее по голове. Тогда Кристи, хрипя, отступила и остановилась возле платка. На губах Чабы играла настороженная улыбка.

Потом он и Ольга стали советоваться.

Чаба обнял ее за плечи, и смотреть на них Жолту было не очень приятно.


Зебулон в нерешительности остановился у перекладины и с тревогой дожидался команды. Когда она прозвучала, пес, прикидывая длину разбега, замешкался и прыгнуть решился с трудом. Он опасался за свои длинные ноги и старался как можно скорее забыть про недавний ушиб.

– Барьер! – крикнул Жолт. – Давай, Зебу! Барьер! Гон, барьер!

Жолт страшно устал. Но, не сознавая усталости, продолжал что есть сил кричать, до хрипоты, до слез, от которых у него порой рябило в глазах. Ему было жаль Зебулона, так как он чувствовал, что пес прав и незачем его понукать: ведь ясно же, через день-два он прыгнет прекрасно сам, ибо накопленная уверенность в своих силах легко перенесет его через этот барьер. И все-таки он кричал, подгонял… В конце концов Зебулон взял препятствие, но так плохо и неуклюже, что пришлось повторить.

– Жолти, ты остаешься? – крикнула Ольга.

У него не было сил отозваться. Он поплелся к Ольге, словно сам получил команду. Ольга смотрела на него в упор.

– Что с тобой, Жолти? Ты болен?

Он хотел сразу ответить и дважды торопливо глотнул.

– Нет… нет…

Он умолк, издал тонкий свистящий звук и почувствовал, как все, кто собрался уже уходить, обратили на него внимание. К счастью, в этот миг началась собачья свалка, и всем стало не до него.

С горы шли гуськом. Зебулон беспокойно поглядывал вверх и, свесив набок красный язык, словно бы усмехался.

У входа на кладбище Фаркашрет Жолт еще раз попытался начать разговор, стараясь говорить легко и неторопливо:

– В последний раз он перелетел перекладину, как лебедь… Но он пятится все время назад. Собака… собака…

– «Собака… собака»! – передразнил его Чаба.

Жолт бросил на него сверкающий взгляд. Этот мерзкий тип с атлетическими плечами его передразнивает! Жолт готов был его убить.

– Собака чувствует, – спокойно продолжал Чаба, – что ты нервничаешь. Что с тобой, старик? Могу поспорить, что это из-за отца. Он, наверное, с немалым трудом пробился сквозь гущу твоих двоек.

Жолт, стиснув губы, молчал.

– Не унывай, Жоли. Мне, например, через семь недель предстоит устный экзамен. И что же я делаю? Я заманиваю удачу, потому что игра идет по крупной. Отметка нужна мне для документа, причем только хорошая. Мне ведь придется сдавать вступительные. Иначе два года армии. Сам понимаешь, какая роскошная перспектива…

Ольга взглянула на Чабу. Видно было, что она волнуется.

– Ты зайдешь ко мне, Чаба? Зайдешь? – спросила она, не скрывая своего беспокойства.

– Я же тебе обещал, – коротко сказал Чаба.

Ну, ясно, раз он ей обещал, значит, зайдет. Это же так естественно.

Жолт хотел продолжить разговор о собаке. Ему не терпелось рассказать, каким смелым становится Зебулон. Он уже может помериться силой с боксерами, если они на него накинутся. Но какой-то спазм тупо сдавил его горло, перехватил обручем грудь и медленно сполз вниз, к брюшине.

Теперь поневоле пришлось хранить обиженное молчание. Впрочем, для Ольги и Чабы это не имело значения, он был для них пустым местом, просто не существовал. Реплики, которыми они обменивались, движения, взгляды – словом, все говорило о том, что Жолт был здесь лишним.

На Силадифашор он все еще слушал их дружное воркование и спохватился тогда лишь, когда паузы в их разговоре стали длиннее. Терзаясь, он заметил, как нервно поглядывает в его сторону Ольга, и приготовился попрощаться. «Если я сию минуту не смоюсь, они попросту вышвырнут меня из трамвая», – подумал он. И, дернув Зебулона, одеревеневшими губами выдавил:

– Чао!

– Ты не забежишь на минутку? – рассеянно улыбнувшись, спросила Ольга.

Подняв в знак прощания руку и растянув рот в беспечной улыбке, он шагнул с подножки вслед за Зебулоном. Зебулон изо всех сил натягивал поводок, но Жолт медлил. Он надеялся, что его окликнут, и сгорал со стыда. «Ты не забежишь?.. Нет?» — слышался ему голос Ольги. А ему так хотелось, чтобы она его позвала: «Пойдем с нами, Жоли!» И то, что это сказано не было, казалось ему непоправимым несчастьем.

Какое-то время Жолт шел с закрытыми глазами. И устоял перед искушением – не оглянулся.


*

Давясь, он глотал в кухне югурт. И зря спешил: Беата подкралась к нему незаметно и позвала смотреть свои рисунки.

– Мне хочется послать на конкурс «Танцоров». А тебе? – начала Беата.

Что это? Нарядная группа девочек, взявшихся за руки, в национальных калочайских костюмах; каждая в отдельности раскрашена, как кукла, без всяких цветовых переходов и оттенков, но все вместе они создавали видимость движения. Жолт смотрел в изумлении: куклы и в самом деле отплясывали, они кружились в вихре танца, и, хотя это было абсурдом, у него родилось ощущение, будто их ненатурально большие и неправдоподобно черные бусины-глаза создают эффект движения по кругу справа налево.

– Хорошо, – сказал Жолт.

– Моей учительнице тоже нравится. Как ты думаешь, ведь это лучше всего, да?

– Да.

– Хоть бы один рисунок послали в Дели.

– Здорово у тебя получается.

– А тебе я нарисовала пастуха.

Жолт взглянул на пастуха. Деревянная кукла, усы, как бычьи рога, черные пуговки глаз, белая овечья шуба. И надпись: «Жолту от Беаты на память». В горле у Жолта запершило.

– Спасибо, Беа, – сказал он. – Давай я его спрячу… Скажи нашим, что я поел. В общем, придумай что-нибудь и соври, потому что ужинать мне неохота. Сумеешь соврать правдиво?

– Сумею. Я совру, что ты занимаешься математикой.

– Ты что?

– Не подходит?

– Нет, конечно. Кто же этому поверит!

– Тогда я совру, что ты устал на горе Шаш и лег спать. Сойдет?

– Ладно, сойдет, – махнул рукой Жолт.

Беата встала на цыпочки, поцеловала брата в щеку и тихонько вышла.

Жолт взял карту мира, отыскал на ней Индию и старательно измерил линейкой расстояние от Будапешта до Дели. По воздуху оно составляло пять тысяч километров. В Дели откроют выставку, и там на одной из стен закружатся в хороводе большеглазые девочки; на них с любопытством и интересом будут смотреть тысячи зрителей. И конечно, увидят выведенную тушью подпись: «Беата Керекеш, Венгрия». Вот как талантливо рисуют венгерские дети, станут думать посетители выставки, особенно эта Керекеш, которую вдобавок зовут Беата, то есть «счастливая». «Что ж, она этого и в самом деле заслуживает. Конечно, заслуживает, – пробормотал Жолт, – потому что прекрасно малюет». У него было чувство, что в этом определении мелькнул некий оттенок предательства, но на более честный положительный отзыв он был тем не менее неспособен.

Беата, кстати, подала неплохую идею: лучше всего сейчас уснуть, и тогда это дурацкое состояние, возможно, пройдет.

На маленьком столике лежал раскрытый журнал – днем наверняка в нем рылась Магда. Жолт пробежал статью. Статья была медицинская, а вернее, медико-историческая. Автор приводил старинные названия болезней, и Магда некоторые из них подчеркнула. «Ну и текст! Дани просто лопнет от смеха», – подумал Жолт и стал выписывать в блокнот наиболее забавные выражения: «порча ног, дурная рана, худосочие, вгоняющий в горячку нарыв, страшный тлен головы, водянка…»

Один из разделов статьи был посвящен английскому врачу Эдварду Дженнеру, открывшему противооспенную вакцину. Дженнер был исключительно наблюдательный человек. Когда он был еще сельским врачом, он обратил внимание на то, что люди, заразившиеся коровьей оспой, натуральной, человеческой не болеют. У женщин, которые ухаживали за коровами, на руках появлялись лишь оспенные пузырьки и изредка совсем легкое недомогание. После длительных наблюдений, сопоставлений, исследований Дженнер пришел постепенно к выводу, что, если человека искусственно заразить коровьей оспой, его можно иммунизировать. Так он и сделал. И сейчас от оспы защищаются этим же способом. Умница Эдвард Дженнер!

Жолт пришел в восхищение. Ну конечно, главное – наблюдать! Наблюдать, и, если тебе хоть капельку повезет, ты откроешь замечательные вещи. Есть ведь целая куча болезней, которые еще никто не умеет лечить.

Больной умирает, а врач находит этому утонченное выражение: больной экзитировал. Иными словами, ушел. А Эдвард Дженнер… Вдруг у Жолта возникло странное ощущение, будто Дженнера он откуда-то уже знает. Вот Дженнер наклонился над микроскопом, смотрит, и на пластине ему открывается пестрый фантастический мир, красные озера, по глади которых плывет цветок с бело-желтыми лепестками, а глубже, в кратере, серебром сверкает вода; Дженнер выпрямился и кулаком рассек воздух; он страшно рад, потому что первый в мире увидел серебряную воду, и эта серебряная вода прекрасно послужит людям… Но дальше Жолт грезить уже не мог, с самого начала он чувствовал в именах какую-то путаницу, во сне ему виделся вовсе не Дженнер, а Повер, то есть во сне его, Жолта, звали Повером, а когда он проснулся, то не знал, как быть: радоваться ли, что он больше не Повер, а Жолт, или наоборот.

– Бред какой-то! – пробормотал с досадой Жолт и постарался переключиться на что-нибудь более приятное.

Было очень интересно думать о том, какие, например, мысли роятся в мозгу у собаки и как это она заранее догадывается, пойдут ли они на прогулку или за дровами в подвал. И еще: каким образом Зебулону передается его беспокойство.

Он только хотел позвать Зебулона, как вдруг в голове его раздался звук, похожий на треск. Жолт точно знал, что этот звук означает, но действовать времени уже не было.

Керекеш вошел без стука и заговорил непринужденным тоном, словно разговор был прерван совсем недавно:

– Почему ты отказался от ужина?

– Я ужинал, – сказал Жолт и с робостью ощутил, как язык его снова становится чужим.

– Беата сказала, что ты лег спать.

Керекеш показал на тахту, хотя жест не имел ни малейшего смысла. Затем он подсел к столу, вертя в руках блокнот.

– Ты был на горе Шаш? – наконец спросил он.

– Да.

– Каковы успехи пойнтера?

Лицо Жолта оживилось, он открыл уже рот, чтоб ответить, но тут губы его сами собой сомкнулись, и он несколько раз молча сглотнул.

Керекеш заметил эти судорожные глотательные движения, но объяснил их по-своему.

– Ты никогда не бывал со мной особенно разговорчив.

Жолт, отвернувшись, упрямо смотрел на штору.

Керекеш встал из-за стола, лег на тахту и закинул руки за голову. Жолт неловко повернулся к нему лицом.

– Может быть, ты обижен, что я теперь мало тобой занимаюсь? Говорят, что виноват в этом я. Не спорю, возможно. Но как бы то ни было, радостей ты мне доставляешь немного. Мы взаимно друг в друге разочарованы. Правда, Жолт?

Мальчик изо всех сил глотал.

– Ты лишился дара речи?

– Я не разочарован… разочарован…

Жолт, помертвев, почувствовал всю неуместность этого повторения.

Керекеш не утратил самообладания и ничем своих чувств не выдал. У него лишь потемнело лицо, и он заставил себя смотреть в потолок.

– Повтори!

– Я не разочарован, – совсем четко выговорил Жолт.

Но Керекеш слышал все. Он слышал в начале слова усилие, похожее на стон; в душе его воскресли страшные воспоминания, и в ушах, словно эхо, назойливо зазвучали какие-то стишки: «Шумят леса, летят…» Господи, что летит? Он хотел прийти к определенному выводу. Во что бы то ни стало внести ясность и узнать все до конца. Он приподнялся на локте:

– Жолт! Посмотри на меня секунду!

Губы у Жолта задергались. Зрачки расширились и стали огромными. Глаза теперь казались черными бездонными провалами.

– Я хотел поговорить с тобой о своих планах на лето, – сказал Керекеш. – Но ты, как видно, устал. Утром поговорим.

Глядя поверх головы сына и сутулясь, он медленно направился к двери. Когда он обернулся, взгляд у него был пронзительный и полный решимости. В памяти неожиданно всплыл точный ритмический текст.

– «Шумят леса, гудят машины и бьются юные сердца», – сказал он. – Ты это помнишь?

Жолт отшатнулся так, будто получил пощечину. Он сделал большие глаза и с притворным удивлением отрицательно мотнул головой.

– Ну, неважно. Повторяй за мной, – тихо, уговаривая, сказал Керекеш. – Повторяй за мной, Жолт: «Шумят леса, гудят машины…» Повторяй же за мной!

Губы Жолта искривились.

– Оставь меня… папа… оставь! – опустив низко голову, глухо простонал он.

У Керекеша на мгновение исказилось лицо, но тут же приняло обычное выражение, и, вздохом смягчив укол в самую грудь, он спросил:

– Почему ты хочешь, чтобы я тебя оставил, Жолт?

И снова спросил, очень бдительно и со страхом ожидая ответа.

– Потому что я… потому что я… не могу с тобой… не могу… – По лицу Жолта текли слезы, плечи тряслись, но все-таки он еще раз попробовал что-то сказать: – Не могу… могу раз… разговаривать.

Керекеш подошел к сыну и прижался лбом к его голове.

– Ничего страшного, старина! Страшного ничего, – сказал он в смятении.

Он похлопал мальчика по плечу и поспешно вышел.

Медленно, ощупью он прошел через холл и в нерешительности остановился у двери кабинета. Он слышал, как простучали по полу лапы Зебулона, затем почувствовал его мягкое прикосновение к своему колену.

Потом он вошел в кабинет. Магда оторвала взгляд от книги.

– С мальчиком, наверное, не все благополучно? – спросила она.

– Мне кажется, случилось худшее, – сказал Керекеш и дрожащими руками закурил сигарету. – Возобновилось заикание.

В тишине, наполненной ужасом, они оба чего-то ждали, читая в глазах друг друга панику.

– Знаешь, этот свистящий звук… я догадывалась, что…

– Да… нет, – сказал Керекеш.

Он выдвинул ящик стола и достал седуксен.

– Пойди к нему. Пусть он примет таблетку… нет, лучше две. С водой.

Магда поспешно вышла.

Керекеш снял телефонную трубку. Набрал номер. Пока в трубке раздавались гудки, глаза его, полные муки, растерянно блуждали по комнате, словно он не мог понять, как здесь очутился и что вообще произошло. «Этого еще не хватало», – повторял оп про себя, как оглушенный.

– Да, – послышалось на другом конце провода.

Керекеш заговорил с трудом.

– Привет. Тебя беспокоит Тамаш Керекеш. Фери, я должен тебя немедленно повидать. С Жолтом снова неладно.

– Что именно?

– Он заикается.

– Подробнее, Тамаш!

– Сейчас не могу. Скажи, когда мы можем к тебе прийти?

– Погоди… Завтра днем. В три. Хорошо?

– Хорошо.

– Пожалуйста, Тамаш, сейчас не анализируй…

– Хорошо. Значит, в три. В институте. Благодарю.

Он быстро положил трубку и несколько минут сидел в глубокой и мрачной задумчивости. Потом отсутствующим взглядом еще раз окинул комнату.

Его вновь охватило знакомое ощущение страха. Сердце болезненно сжалось, и мысли лихорадочно заметались в поисках способа действия. В то же время он отчетливо понимал, что сегодняшние его усилия, каковы бы они ни были, окажутся совершенно бесплодными.

Он тяжело поднялся и вошел в детскую.

Жолт уже лежал, повернувшись лицом к стене, видны были только его черноволосая голова и плечи. Посреди комнаты, криво держа стакан с водой, стояла Магда.

Глава VII

КЛОП И ГВОЗДИКА

Ну и голова! Сплошная голова. Человек состоит, казалось, только из головы. И это роскошество принадлежало доктору Амбрушу. Над обычным лицом с глазами и носом возвышалось как бы еще одно лицо, совсем голое, то есть без глаз и без носа: ото была могучая лысина, сливавшаяся со лбом, осененным добродушными морщинами, и на ней живо повторялась дружелюбная улыбка Амбруша.

Жолту Амбруш понравился сразу, хотя вначале к посещению врача-психоневролога он отнесся враждебно и недоверчиво. Он был уверен, что это лишь преддверие к чему-то ужасному. Что его запихнут в операционную, вскроют горло и вытащат эту вату-улитку… вернее, тот вязкий, стесняющий дыхание ком, который он прозвал ватной улиткой. Потому-то к лицам обоих, отца и доктора Амбруша, были приклеены улыбки, а у психоневролога даже две. Потому-то оп говорил медовым голосом, а отец подозрительно запинался, – словом, Жолт решил, что все ясно: заговор против него налицо.

Его мягко, но в то же время настойчиво уговаривали два-три раза в неделю обязательно приходить к Амбрушу в институт или домой. И получилось совсем неожиданное: навязанная ему против воли обязанность оказалась ничуть не обременительной. Даже… Жолт в этом бы никогда не признался, но, не будь доктора Амбруша, он бы просто пропал.

Позднее Жолт не раз вспоминал свои нелепые страхи, когда они с отцом впервые шли в институт. Жолт плелся туда, стиснув зубы, и ему казалось, что его сухое, как пергамент, лицо потрескивает под лучами июньского солнца, а каждый вздох вызывает в легких колющую, острую боль. Он чувствовал себя неуверенно и цеплялся за отца, как трехлетний ребенок. В то же время в нем закипала ненависть, и раз десять он собирался сбежать – отец никогда бы его не догнал, потому что Жолт бегает, как гепард. Но едва он принимал такое решение, как тут же начинал сомневаться: бегает ли он сейчас, как гепард? А отец с его энергичной походкой и сильными руками – Жолт в этом мог убедиться, когда Керекеш помогал ему сесть в трамвай, – казался ему необыкновенно проворным. Про себя Жолт твердил, что ни за что не войдет в это мерзкое траурно-мрачное заведение. Еще чего! И тем не менее покорно-устало волочил ноги по лестнице. Керекеш усадил его в большом и не очень уютном зале и ушел искать доктора Амбруша. Жолту представился исключительный случай сбежать.

Но он не сбежал. В душе его вдруг шевельнулось любопытство. Зал был полон народа: мужчины, женщины, мальчики, девочки – человек, наверное, двадцать. Никто из них не казался больным.

В углу четверо молодых людей – двое из них в полосатых пижамах – в полном молчании играли в реми. За их игрой наблюдали три девушки. Они стояли позади игроков, изредка тихо посмеивались и о чем-то шептались.

За соседним столом писал седоволосый мужчина в очках. Лицом к окну, повязанная нарядным платком, с закрытыми глазами сидела крестьянка: ждала кого-то и нечаянно, должно быть, заснула.

По залу торопливо и деловито проходили люди в белых халатах, врачи и сестры, исчезали за какой-нибудь белой дверью или за поворотом белого коридора.

Все выглядело естественным, будничным, даже фигуры в пижамах и купальных халатах.

Но еще и сейчас, по прошествии нескольких месяцев, Жолт отлично помнил, как вдруг картина тревожно преобразилась: все фигуры без исключения, двигавшиеся и неподвижные, приковали его внимание какими-то подозрительно странными признаками.

Когда же он ощутил перемену? Когда из-за столика поднялся седоволосый мужчина, отвесил тоненькой медицинской сестре глубокий поклон, потом поднес к глазам исписанный лист и начал благоговейно читать; наверное, это были стихи.

Сестра быстрым взглядом окинула зал, затем с этакой приторной улыбочкой преувеличенно громко сказала:

– Прекрасно, прекрасно, господин Вайкаи!

Загадочный смешок сестры расставил все по своим местам: стихи господина Вайкаи были, конечно, бессмыслицей. Потом ни с того ни с сего разрыдалась крестьянка. Она рыдала и всхлипывала, и половину ее лица свела судорога, а когда к пей обратилась сидевшая рядом девочка, она громко, на весь зал, объявила, что она вовсе не плачет.

– Все думают, что я плачу, милочка, а я такими делами не занимаюсь, ты уж поверь. Чего они от меня хотят? Чтоб я открыла глаза. Только этого все и хотят. А я давно их закрыла, глаза-то.

Мужчина в белом халате взял ее под руку и повел в кабинет с надписью: «Амбулатория».

Жолт удивился, почему эта женщина не открывает глаза. Может, ослепла? Нет, не похоже.

Когда наконец в коридоре появился отец, Жолт почувствовал огромное облегчение.

Доктор Амбруш с его двойной улыбкой, лысым черепом и тихой речью вмиг рассеял тревоги Жолта; но Жолт стоял перед ним с сумрачным видом и молча терпел, пока Амбруш тряс его руку.

– Господин доктор… мой старинный друг, – без всякой надобности буднично сказал Керекеш.

– Я рад случаю, – сказал доктор Амбруш, – познакомиться с экспертом по пойнтерам.

Фыркнув легонько, он засмеялся, и его огромные карие глаза восторженно засияли. Жолт с радостью отметил, что доктор с «двухэтажным» лицом сильно грассирует! Его совсем нетрудно будет копировать. Но Амбруш, конечно, хитрит: тему о пойнтере они, конечно, обсудили заранее, хотели, как дурачка, обвести его вокруг пальца. По лицам их видно, что предстоит операция. Горло у Жолта опять сдавило. Настороженный, враждебный, он стоял, вызывающе выставив вперед ногу, и думал, что они побуждают его к каким-либо объяснениям. Но они от него не ждали никаких объяснений. Даже наоборот. Амбруш заговорил легко и непринужденно.

– Папа может нас ненадолго оставить, – сказал он.

Отец кивнул и быстро, бесшумно исчез.

Кроме общей слабости, никаких болевых ощущений у Жолта не было. А то, что отца отослали, ему определенно доставило удовольствие: пусть побудет за дверью. Здесь обойдутся и без него. Это было сказано очень ясно.

– Садись, Жолт!

Жолт не двинулся с места. И вообще он не был уверен, что останется в этой покрашенной в белый и желтый цвета комнате, лицом к лицу с этим улыбчивым, ласковым доктором. Вообще-то он был даже разочарован, особенно обстановкой кабинета, но разочарование было приятным. Ведь он ожидал другого. Он думал, что врач будет сдержанный, сухой, узкоглазый, такой, как его отец, и он усадит его в отвратительное черное кресло, засунет его голову в специальное приспособление, чтобы придержать подбородок, потом влезет к нему чем-нибудь в горло и станет там ковыряться; или же его будут вращать на этом черном вертящемся кресле, и везде будут руки, инструменты, лекарства… Потом выключат свет, и на черной стене загорится красная лампочка. Но ничего даже похожего не было. Его ввели в белую просторную комнату с магнитофоном в углу и справа, что его особенно удивило, с застекленным шкафом, уставленным разноцветными кубиками, коробками, куклами, пластмассовыми игрушками… А сам Амбруш нисколько не походил на Керекеша, у него были широко распахнутые, как у Беаты, глаза, только не голубые, а золотисто-карие, и в них было легко смотреть.

– Если не хочешь, можешь и не садиться. Можешь даже ходить, – сказал ему Амбруш.

Жолт сразу сел.

– Правильно, – сказал Амбруш и засмеялся.

«Ловко взял он меня на пушку», – с досадой подумал Жолт. Ему ведь был предоставлен выбор: сидеть, стоять или ходить. И в любом случае все равно приказание будет выполнено. Жолт твердо решил молчать и отвечать лишь тогда, когда к чему-нибудь можно будет придраться.

Амбруш сразу взял быка за рога:

– Знаешь ли ты, почему тебя ко мне привели, Жолт?

– Потому что я заикаюсь, – небрежно ответил Жолт.

– Не совсем… – начал Амбруш.

– Значит, отчасти, – быстро перебил его Жолт.


Но эффекта не получилось. Жолт и сам почувствовал, что фейерверк остроумия не удался; Амбруш на эту потугу откликнулся своим фыркающим благодушным смехом и продолжал задавать вопросы. Беседа кружилась, как кассета магнитофона и Амбруш словно включал свои двойные улыбки.

– Кого ты больше всех любишь, Жолт?

– Зебулона.

– Ничего удивительного. Возможно, и я свою собаку люблю больше всех. Но я не посмел бы сказать это с такой категоричностью.

– А я смею, – резко взмахнув рукой, сказал Жолт.

– Иногда мне кажется, что у моей собаки Сиси есть душа. Примитивная, правда, но все же душа.

– Какой она породы? – спросил Жолт.

– Такса.

– Такса не собака.

– А что?

– Собачка.

– Понятно.

– Собаки начинаются с легавой.

– Ты знаешь свою собаку, Жолт?

– Конечно!

– Расскажи о ней. Какая она?

Жолт надул губы. Этот «двухголовый» врач заставляет его говорить. Врачу желательно знать, заикаемся мы или нет. При этой мысли Жолт в основании языка сразу почувствовал знакомый спазм.

– Разумеется, если ты хочешь… А если не хочешь…

– Хочу, – бросил со злостью Жолт.

– Можешь ли ты дать своей собаке характеристику?

– Могу.

– Отлично. Какая собака Зебулон?

– Смелая.

– Откуда ты знаешь?

– Откуда? Знал же я, когда она была робкой.

– Прекрасно! Ты хочешь со мной поиграть?

– В футбол?

– Можно в блошки. Но сначала поиграем в вопросы-ответы, если ты, конечно, не возражаешь. Дело в том, что я хочу кое-что о тебе узнать. Я от тебя этого не скрываю, потому что ты все равно догадаешься сам.

Жолт размышлял.

– А для чего это нужно?

– Я уже сказал.

– Из-за заикания?

– Нет. К заиканию это отношения не имеет.

Жолт снова нахмурился. И здесь, наверно, какой-то подвох.

– Не надо! – сказал он грубо.

Амбруш откинулся на спинку кресла. Несокрушимая улыбка, освещавшая его лоб, освободила горло Жолта от напряжения. «А он ведь совсем не злой», – подумал мальчик с некоторым разочарованием.

– В конце я, конечно, тебе объясню, для чего это нужно, – сказал Амбруш.

– В конце чего?

– Игры.

– Ладно, – согласился Жолт.

Амбруш неторопливо поднялся и положил на стол кучу коробок. Снимая с них крышки, он, как показалось Жолту, напускал на себя слишком большую таинственность.

От подозрения, что его заманят в ловушку, Жолт не избавился. Тем не менее скованность, напряжение покидали его надолго. А когда они возвращались, он пытался высечь в себе искру злости: не-ет, Амбруш вовсе не друг отца, про это они, конечно, наврали. Будь он другом, он бы к ним приходил и Жолт запомнил бы его шишковатый голый череп; такой череп никогда не забудешь. Значит, Амбруш у них не бывал. Только из-за него, из-за Жолта, они сейчас притворились друзьями. Так думал Жолт, но долго сердиться не мог. Злость его испарялась молниеносно, и секрет этого был чрезвычайно прост: как бы резко ни отвечал он Амбрушу, как бы грубо ни высказывал свои мысли, большелобый врач лишь одобрительно улыбался; он не только его ни разу не осадил, но даже явно хотел, чтобы Жолт оставался самим собой.

К концу первой встречи злость в душе Жолта вспыхнула еще один раз – когда они добрались до игры в вопросы-ответы. Все, что происходило до этого, – если не считать того сверхстранного обстоятельства, что врач просто играет с ним, Жолтом Керекешем, задавая вопросы на сообразительность, словно нет у него иных, более значительных дел! – было, по правде сказать, интересно. Амбруш дал Жолту фотографии каких-то странных мужчин и женщин, истории которых были смешаны, перепутаны, и надо было сложить их в логическом порядке. Одна фотография изображала субъекта с физиономией типичного гангстера, и Жолт долго подозревал, что это закоренелый убийца, который пытается спрятать в машине расчлененную им на части жертву. Но оказалось, что этот человек привез в подарок ребенку куклу. Потом надо было собрать руки – составные их части были сделаны из белого дерева, а пальцы почему-то отсутствовали, – и Амбруш следил по часам, сколько времени потратит на это Жолт. Почему руки без пальцев? Амбруш в ответ лишь улыбнулся. Потом из разноцветных частей Жолт складывал какие-то глупые рожи – забава совершенно дурацкая, но именно потому интересная. Игра в вопросы-ответы поначалу шла тоже отлично: пришлось думать над такими вещами, над которыми прежде Жолт никогда не задумывался. Почему глухой от рождения человек становится еще и немым? Или: как ориентироваться, если ты заблудился в лесу?

Затем Амбруш спросил, где находится остров Целебес. Вот тут-то Жолт обозлился.

– Что это такое? Экзамен? – прошипел он.

– Наберись терпения, Жолт, и тогда все узнаешь.

Жолт продолжал отвечать, но, когда был задан вопрос, чем похожи клоп и гвоздика, он сорвался и с ужасом уставился в лицо Амбруша.

– К-к… к-к… ч-черту… ч-черту… к-клопа… – говорил он, то бледнея, то багровея.

– Тебе что-то вспомнилось, Жолт? Расскажи, в чем дело, и успокойся.

Но Жолт замотал головой и отвел глаза в сторону. Амбруш его не торопил.

– Расскажи, – мягко повторил врач. – Но если не хочешь, оставим это.

Жолт помолчал, сглатывая мешающий ему ком, затем глаза у него блеснули.

– Я расскажу в самом конце.

– Отлично. Продолжим?

Игру они продолжали, но уже в менее безоблачном настроении.

При третьей встрече оба, Амбруш и Жолт, свои обещания сдержали.

Амбруш объяснил, что игры дают возможность определить и выразить числовой формулой интеллектуальный уровень Жолта. Итог исследований уже подведен, и математическое частное выведено. Формула его такова: КИ 109. Это значит, что сообразительность Жолта значительно выше средней. Они еще не раз займутся такими вещами, которые называются тестами. Он, Амбруш, считает тесты своеобразным контролем. Но для него важно лишь то, что рассказывает сам Жолт. Что бы ни говорили отец и обе Магды, что бы ни показывали тесты, ничему окончательно он не верит. Для него существует лишь один правдивый источник – то, что говорит о себе сам Жолт. Если же он и Жолт в чем-то во мнениях разойдутся, то потом они вместе всё подробно обсудят.

Жолт почувствовал облегчение. Впервые в жизни ему отдали предпочтение перед отцом. И лишь его слово Амбруш считает единственно верным. Потом они вместе всё, возможно, обсудят. Вот это уже отношение честное, так и полагается поступать.

И Жолт без всякого принуждения, добровольно рассказал Амбрушу, почему вопрос клоп – гвоздика привел его в такое смятение. Он сразу подумал: у него не все дома. Недаром же тому пьянице в вытрезвителе задали этот вопрос. Но выясняли, наверно, не степень его интеллекта, а степень дурости. Ну конечно, они хотели выразить формулой именно это.

Жолт и Амбруш непринужденно, весело засмеялись. Жолту все чаще казалось, что Амбруша он уже где-то видел – и, может быть, даже во сне. Во всяком случае, Амбруш чужим ему не был.

Надо отметить, что у самого Жолта на этот счет к тому времени появились лишь смутные предположения, зато все домашние могли засвидетельствовать, положа руку на сердце, что мальчик питает к Амбрушу необычайное, почти безграничное доверие и авторитет его для Жолта непререкаем. Однажды Керекеш, уязвленно посмеиваясь, высказался в том смысле, что Амбруш приобрел над Жолтом совершенно необъяснимую власть.

Время шло, и Жолт как-то, набравшись мужества, стал расспрашивать Амбруша о его больных. Он уже знал по опыту, что Амбруш скажет ему чистую правду.

– Почему та женщина не открывает глаза? – спросил Жолт.

– У нее парализован нерв. Ей предстоит операция.

– Но она ведь не хочет их открывать.

– Она утверждает, что родственники ее обобрали, лишив доли наследства, и она не открывает глаза потому, что не желает их видеть.

– Это понятно, – сказал Жолт. – Ее родственники, наверное, гнусные скряги.

– Возможно. Но глаза у нее закрыты не по этой причине.

– А как это стало известно?

– Ее наблюдали во время сна. Она и во сне их не открывает.

– Но все люди ведь спят с закрытыми глазами, – возразил Жолт.

Ему было как-то очень понятно, что женщина не желает видеть отвратительных родственников, хитростью лишивших ее доли наследства.

– Бывает, что человек вовсе не лжет, рассказывая о том, что он якобы видел и слышал, хотя в действительности этого не было. И это тоже болезнь. Галлюцинации, – тихо добавил Амбруш.

Жолт понял и помрачнел.

– Мне тоже предстоит операция? – спросил он.

– Нет, Жолт. Что за фантазии!

– Тогда как же… как меня вылечат?

– Беседами.

Жолт на минуту углубился в себя. Громадный лоб Амбруша излучал спокойную убежденность; так бывает, когда человек говорит о чем-то совершенно естественном, что должно произойти само собой. Можно ли этому верить? Прежде над таким заявлением он и Дани просто бы посмеялись. Жолту не нравилось, что его считают больным. Было бы куда лучше, если б его несчастье называлось попроще. Например, так: иногда ему просто не хочется говорить, иногда у него в горле появляется ком, но это пройдет, как проходит лето или зима…

Несколько месяцев Жолт по совету Амбруша своих приятелей избегал. В семье с ним были все ласково-внимательны, необыкновенно тактичны. Тибор лишь изредка застенчиво просил его сделать массаж, Магда контрабандой подсовывала ему романы Агаты Кристи, а Керекеш обходил его стороной, хотя при этом сконфуженно и ободряюще улыбался.

Вначале все было до чрезвычайности странно, но Жолт к этим переменам вскоре привык, к тому же он получил почти неограниченную свободу. Ведя Зебулона на поводке, он целыми днями бродил в будайских горах. Захочется ему вдруг отправиться в Хорань, и он отправлялся, предупредив об этом только Беату. Он ездил по пригородным железным дорогам, на паромах, в автобусах, ходил пешком, продирался сквозь чащу леса, переваливал через горы, а когда вечером, к девяти, возвращался домой, не слышал ни единого слова упрека. Больше того, на всех лицах при его появлении изображалась величайшая радость, и все высказывали надежду, что он и Зебулон чувствуют себя отлично.

Лишь дважды за лето Жолт сделал попытку вырваться из вынужденного, предписанного ему одиночества и дважды потерпел неудачу; тогда, скрипя зубами, он снова уединялся и, нагнувшись к Зебулону, шептал ему в смущении на ухо, что и на сотню людей он не променяет свою собаку.

В июле с разрешения Амбруша Жолт и Беата уехали к тетке в Замарди. Там, в простом деревенском доме, они предполагали прожить неделю. Тетка была очень ласкова, но излишне чувствительна и говорлива, к тому же по вечерам она вслух читала молитвы. Дети много купались и загорали, но по ночам Жолт спал беспокойно: ему мешали теткины вздохи, напоминавшие чем-то звук непрерывно капающей воды.

Шел пятый день пребывания в Замарди, когда на имя Жолта пришло срочное письмо. Оно было короткое. «Жоли, дружище! – писал отец. – С Зебулоном творится неладное. После твоего отъезда он не ест, не пьет, бродит по квартире как неприкаянный. Он похудел, остались кожа да кости. Один раз ветеринар его накормил насильно, но после этого в приемной у него был приступ эпилепсии, если ты знаешь, что это такое. Советую немедленно ехать домой, тем более что, по договоренности с доктором Амбрушем, тебе осталось провести там всего лишь три дня. Беата пусть останется, она вернется с Магдой пятнадцатого. Зебулон пес удивительный, и ты можешь вполне им гордиться. Обнимаю тебя. Отец».

Жолт в тот же день уехал домой.


Поздоровавшись с отцом на ходу, он бросился в холл.

– Где же этот удивительный пес? – спросил он.

Зебулон, учащенно дыша, кинулся к нему со всех ног. На спине его проступали позвонки, живот обвис, и все ребра были наперечет.

– Дай же я на тебя посмотрю! – сказал Жолт.

Зебулон встал на задние лапы, передние положил Жолту на грудь и, откинув назад голову, с немым обожанием смотрел в лицо хозяину.

Жолт с некоторой неловкостью принял это неистовое проявление любви и, учитывая, что они не одни – отец и Тибор стояли рядом, – тихо бранил щенка. А сам в это время гладил его большие бархатистые уши.

– Ну, что это за капризы, Зебулон? Почему ты не ешь? Ах, как ты похудел! Ты же превратился в дохлятину! Надо есть!

– Бесценная собака! Ни одной сардельки не съела, – сказал двусмысленно Тибор.

Жолту пришлось уделить часть внимания и отцу, так как его изумление заслуживало ничуть не меньшего интереса, чем восторг Зебулона. «Папа не понимает, за что так любит меня собака, и он прав. Но кто это может понять?»

Слегка конфузясь, Керекеш объяснял, что каждый день выводил щенка на прогулку, но гулянье Зебулона не радовало и он все время рвался домой. Дома он обнюхивал углы, словно подозревал, что тот, кого он ищет, ловко спрятался от него; потом уныло укладывался в холле и время от времени скулил так, что разрывалось сердце. Когда его выводили во двор, он забивался в зеленую будку и отказывался от пищи.

– А воду он пил?

– Всего раз или два.

– Сейчас мы посмотрим, болен ты, Зебулон, или здоров.

Жолт принялся готовить обед. Налил в большую белую миску молока, размочил в нем куски хлеба с маслом, потом добавил витаминизированный концентрат для собак, имеющий вкус говядины.

Зебулон в нерешительности помахивал хвостом и к миске не приближался.

– Ешь, Зебу, это твое, – сказал ему Жолт.

И тогда Зебулон, очень довольный, накинулся на еду.

– Да он совершенно здоров. Просто он по тебе тосковал, – сказал Керекеш.

Вечером, прихватив грубошерстное одеяло, Жолт прокрался в холл, улегся на ковер неподалеку от Зебулона и стал поглаживать его черные мягкие уши. Сердце мальчика сильно стучало, а по лицу расплывалась улыбка, когда он слышал глухое довольное ворчание Зебулона.

– Теперь, когда я дома, тебе стало лучше? – спросил он шепотом.

Зебулон вздохнул и с наслаждением потянулся, коснувшись передними лапами шеи Жолта.

– Да не лягайся ты, козлотур! – выбранил его Жолт. – Разве можно так спать!

Тем не менее он заснул и спал всю ночь крепко. А утром Тибор споткнулся о его ноги.

– Это ты? Ты? Спишь на полу с собакой? – запинаясь от возмущения, говорил Тибор.

– В комнате было жарко, – пробормотал Жолт и выскользнул потихоньку из холла.

– Спать на полу! И где? В доме врача! Это же, можно сказать, патология! Да, патология!

В ванной Жолт слегка ополоснул лицо и оделся. Зебулон нетерпеливо бил лапой, визжал и рвался скорей на прогулку.

– Тише! – строго прикрикнул на него Жолт. – Говори лишь в том случае, когда я тебя спрашиваю!

– А что он тебе говорит? – спросил из комнаты голос Магды.

– Что я слишком долго копаюсь и ему непонятно, почему мы еще не мчимся как угорелые по склону горы.

Магда выглянула из двери и засмеялась, Зебулон мычал, как теленок, но все, что он хотел сказать, Жолту было совершенно понятно.


*

Наступил сентябрь, и Жолта вдруг стало тяготить одиночество. Каждое утро он с грустью смотрел в окно, где по улице, крича и размахивая портфелями, шли мальчишки и семенили девчонки в синих фартуках. Только после восьми он, крадучись, выбирался из дому. Безграничная свобода постепенно утрачивала для него свою прелесть, его все реже манили к себе высокие горы, девственные лужайки и лесные тропы.

Больше всего времени Жолт проводил на склоне холма, нависавшем над Куруцлешской дорогой. Он с любопытством наблюдал за Зебулоном. который всегда бывал чем-нибудь занят и никогда не скучал. Жолт пытался понять, что именно заставляет собаку приспосабливаться к одной-единственной, такой беспокойной роли – служить человеку. Зебулона, как и множество других собак, совсем не надо было учить стремглав мчаться на зов хозяина. Одним глазом он постоянно поглядывал назад, и даже охотничий азарт – когда он гнался за куропаткой, кошкой или фазаном – захватывал его лишь до тех пор, пока он не выбегал за круг радиусом метров в двести, незримо очерченный вокруг Жолта. Стоило ему оказаться за этой чертой, и он, словно бы по тревожному звонку, притормаживал и быстро трусил назад, поглядывая на мальчика вопросительно и преданно. Когда Жолт останавливался, Зебулон суживал круг метров до сорока и сразу же находил себе дело: свежевал ветку, зажав ее между передними лапами, будто «трепал перо»; ветка, очевидно, была для него как бы символом дикой утки, куропатки или фазана. Вот так бы он расправился с птицей, если б это было позволено. Зебулон не раз уже ловил куропаток, по отпускал их по первому слову хозяина. Правда, с видом немного разочарованным.


Теперь Жолт все чаще часами лежал на траве, с грустью глядя на яблоки цвета киновари, на продолговатые, светящиеся голубоватым налетом сливы, на пчел, собиравших взяток с цветов люцерны, на скользящего ужа, на ящерицу, уставившуюся в небо, но в глазах его редко вспыхивал огонек жадного любопытства; в коробке барахтались и жужжали всего три тоскующих жука – у него пропала даже охота собирать коллекцию.

Жолт стал заниматься тем, чем никогда прежде не занимался: он размышлял о своем будущем.

Была середина сентября; около полудня Жолт в особенно подавленном настроении взбирался наверх, на территорию производственного кооператива «Хризантема».

Миновав заржавевшую дощечку с надписью «Посторонним вход запрещен», он вошел и сквозь кусты и чахлые ели добрался до запущенного и все же плодоносящего фруктового сада. Минуя сад, он вышел к началу Зуглигетского леса.

– Посторонние, – бормотал Жолт. – Только посторонние сюда и таскаются, особенно по субботам и воскресеньям, а члены кооператива, как видно, редко заглядывают, чтоб опрыскать деревья или скосить траву; деревья уничтожают черви и экскурсанты. А трава вымахала до пояса.


Он стащил с себя свитер и под тусклыми лучами нежаркого солнца, весь красный, распаренный, стал взбираться на Янош-гору. На холме, в океане листвы, переплелись два цвета: зеленый и желтый. Еще вчера во всем было больше сияния: испарения, словно устремившийся к небу прозрачный дрожащий ливень, окутали золотые листья, сделали серовато-коричневыми черные ветки и перемешали запахи земли, травы и прелой прошлогодней листвы.

Зебулон – это было видно по его умной морде – пытался разобраться в волнах запахов и как-то их разделить, но главное его внимание было приковано к Жолту, будто он спрашивал: отдохнем с тобой здесь или помчимся на вершину Хуняди? Ага, мы останемся здесь. Вот и отлично.

Осторожно обойдя участок, намеченный Желтом для привала, Зебулон убедился, что непосредственной опасности нет. Кругом было тихо, безлюдно. Зебулон устроился неподалеку от хозяина, выбрав такое место, откуда просматривалась тропинка. Он знал, что «опасность» обычно угрожает со стороны тропы. Когда Жолт отдыхал, то есть сидел или лежал на земле, то он, с точки зрения Зебулона, бывал беззащитен, и тогда любой человек или зверь, даже занесенный ветром обрывок газеты был в глазах Зебулона полным коварства врагом. Что заставляло пса охранять своего «вожака»? Очевидно, древний, извечный долг, перешедший к нему через множество поколений от далеких-далеких предков.

Жолт сидел, охватив руками колени, и смотрел на щепка. Широкая грудная клетка, черная торпедовидная голова, резко вздернутый короткий нос и белоснежный корпус, испещренный пятнами цвета сажи, и даже в сидячем положении весь натянутый, как струна, – это зрелище было прекрасным. И то, что такой красавец оберегает его, Жолту тоже было приятно.

«Ему ведь нет еще и полутора лет, – думал Жолт. – И я ни разу ему не приказывал меня охранять». В душе Жолта шевельнулось что-то похожее на зависть. Зебулон отчетливо понимает приказы, еще не высказанные, а лишь возникшие в мозгу человека. А его приказы в первую очередь. Он любит их выполнять и не испытывает против них ни малейшего раздражения. Странное существо.

Жолт с досадой думал о главной причине своего угнетенного состояния. В легкой, шутливой форме он спросил недавно Амбруша, что будет, если он вот сейчас пойдет в школу.

– Не знаю, – ответил Амбруш.

– Тогда завтра или же… послезавтра…

– Я не знаю, что будет, вот что я имею в виду.

Жолт сразу же успокоился. Нет так нет. А поспорить бы не мешало. Ведь уже несколько недель, как у него не появлялось расстройства ритма речи – таким изысканным выражением называл его заикание Амбруш. Жолт был уверен, что это не произойдет и в школе. Но если бы вдруг он почувствовал напряжение, которое обычно предшествовало возникновению в горле ватного кома, он бы попросту замолчал… он и прежде так делал, и очень долго никто ничего не замечал. Кроме Магды-два. Да и она обратила на это внимание раза три, не больше. Но Амбруш ходить в школу еще не советовал, он считал, что несколько недель лучше выждать. А пока встречаться с кем-либо из друзей, но только с теми, кого он ни капельки… не боится.

И эту горькую пилюлю Жолт проглотил.

Ничего другого ему не оставалось. Он сам однажды брякнул Амбрушу, что боится этаких молодцов-удальцов вроде Хенрика, которые с такой легкостью относятся к своим дурацким проделкам, которым плевать на колы и двойки, на строгие записи в дневнике, на суды, скандалы, милицию; которые и не вздрогнут от отцовской пощечины, а в другую школу им перейти так же просто, как надеть другие штаны. Неприятны ему и такие высокомерно-ленивые парни, как Чаба, с его доберманом, с его аттестатом зрелости, с небрежной манерой речи и этой Ольгой, которая к нему так и липнет, прямо вешается на шею, а он с усмешечкой держит ее на коротком поводке, словно Сулимана. Еще он жаловался Амбрушу на учителя математики. Да, господин учитель Хайнал однажды со всей неопровержимостью доказал, что Жолт Керекеш просто нуль. Он доказал это последовательным уничижением, почему-то оскорбленный, что Жолт от имени класса попросил его отложить на неделю контрольную.

«Кто ты такой, мой мальчик?» – спросил тогда Хайнал.

«Разве вы со мной не знакомы, господин учитель?» – огрызнулся Жолт.

Класс сдержанно засмеялся, но учитель сбить себя с толку не дал.

«С тобой я знаком, – сказал он, – и спрашиваю тебя не об этом. Я хочу знать, чем ты так отличился, что выступаешь от имени класса?»

Жолт сердито молчал.

«Должно быть, класс ослеплен твоим математическим гением».

Ребята хохотали, прямо выли от хохота. Тетради были розданы, контрольная написана, а Жолта до сих пор жег отчаянный стыд: он не мог забыть чувства собственного бессилия, когда над его головой заходили волны мальчишеского беспощадного смеха.

Что же делать теперь? Снова встретиться с ними, с Чабой, Хайналом, Хенриком и другими подобными им? Может быть, Амбруш прав: неудачу тоже можно предвидеть заранее. Но до каких же пор убегать? Бояться и убегать?

– Хватит! – трясущимися губами вслух сказал Жолт. – Дальше так продолжаться не может.

Жолт вскочил и замотал головой, отгоняя тягостные мысли.

Зебулон вдруг угрожающе заворчал, потом часто, сердито залаял. «Его сбило с толку, что я вскочил», – подумал Жолт. Но тут же заметил, что Зебулон не ошибся. По склону холма к ним мчался огромный черно-рыжий пес. Голова у него походила на топор.

Паша. Он снова сбежал. Погоди, Зебулон. Посмотрим, что будет дальше.

У Жолта ёкнуло сердце. Паша был крупный, тяжелый, свирепый и довольно неумный эрдельтерьер. Зебулон, насторожившись, всегда уступал ему дорогу. Правда, встречались они обычно на поводках. Хозяином Паши был молчаливый бледный юноша. Когда он выводил Пашу на прогулку, это было настоящее представление. Хозяин судорожно держался за поводок, а могучий терьер тащил его за собой – со стороны казалось, будто несутся двое пьяных или безумных, связанные одним ремнем.

Но сейчас мчавшийся по склону Паша совсем не был смешон.

Жолт хотел позвать Зебулона – он страшно боялся, что Паша разорвет, изуродует его собаку, – но потом махнул рукой.

– Посмотрим, – повторил он пересохшими губами и, сцепив зубы, впился взглядом в черно-рыжего страшного зверя.

Зебулон замер как изваяние, глухо заворчал, шерсть на спине его вздыбилась, кроткий взгляд помрачнел, а мышцы вздрагивали от ярости. От чего? От ярости или страха?

Паша притормозил, и Жолт облегченно вздохнул, увидев, что из нападения, которому был дан такой чудовищный, дикий разбег, уже ничего не выйдет. Паша остановился, и в его черных пуговицах-глазах были злоба и оторопь.

Зебулон ожил. Горделиво ставя ноги, изогнув широкой дугой хвост, он неторопливым танцующим шагом двинулся на сближение с Пашой. И смотрел на него сверху вниз грозно и очень бдительно.

Паша тоненько заскулил, потом заворчал и, не выдержав взгляда Зебулона, прыгнул вперед. Зебулон ждал прыжка. Оп всем телом по змеиному изогнулся, и зубы Паши лязгнули в воздухе. Оба зверя взвились, и в следующее мгновение клыки пойнтера сомкнулись на горле эрдельтерьера. Зебулон встряхнул Пашу, как ворох тряпья. Паша еле вырвался и с оскаленной пастью попятился.

Жолт даже ослабел от счастья, когда Зебулон почти по пятам стал преследовать врага, а затем с видом величайшего равнодушия вернулся к хозяину.

– Умница! Молодец! – вне себя от радости сказал щенку Жолт и стал гладить Зебулона по голове.

Но Зебулон в ответ на ласку лишь слегка повилял хвостом: нежности он признавал только дома.

Потом Зебулон опять заворчал, но ворчание тут же сменилось глубоким вздохом: в подходившем человеке он узнал Дани.

– Ты видел? – спросил Жолт.

– Привет. Видел, – неуверенно сказал Дани и схватился за свои очки.

Жолт молчал. Он подозревал, что толстые стекла очков не позволяют Дани видеть то, что следует видеть. Дани тяжело дышал. В конце концов он плюхнулся на траву. На его белом лице горели красные веснушки. Загар его совсем не коснулся – наверное, целое лето он плесневел в четырех стенах, перебирая струны гитары.

– Они что, схватились? – спросил Дани.

Жолт обозлился. Как можно таким примитивно-наивным словом определить то, что случилось! «Схватились»!

– Хорошо, что ты не прячешься в дремучем лесу, – пробормотал Дани. – Я убил полчаса, чтоб отыскать эту индейскую тропу.

Жолт не отозвался. Очень любопытно: даже тропу насилу нашел! Что же он вообще тогда видит?

– Полгода назад Зебу трясся от страха при виде какого-нибудь несчастного гуся, а теперь, как мешок с тряпьем, тряхнул громаднейшего эрделя. Здорово он развился! Правда?

– Что ты с ним делаешь?

– Развиваю в нем чувство злобы. Дергаю за уши или за хвост. Он может сделаться таким злобным, что готов будет броситься даже на меня.

– Вот идиотство! Дергать собаку за уши! Тьфу!

– Да ты просто не разбираешься в дрессировке, Дани.

– Я ужасно исстрадался, старик, – сказал Дани. – На завтрак мне подали барий. А барий я, знаешь ли, ненавижу.

– Ты ходил на рентген? Просвечивал внутренности?

– Да. Все время болит желудок.

– Ерунда. У меня дела посерьезней. Я заикаюсь, старик.

Дани ухмыльнулся:

– Ты взял их, конечно, на пушку! Спросил дядечку через забор: извините, мол, как пройти на Убойную улицу?

– Никаких пушек. Я не шучу.

– Неплохо. Идейка что надо. Школу побоку, и да здравствуют горы! Повезло тебе, что твой папочка врач.

– А мне на тебя наплевать.

Внутри у Жолта все задрожало, горло на какой-то миг напряглось, и он лихорадочно прислушался к себе. Но напряжение быстро прошло. «Ну конечно, – думал Жолт, – что спрашивать с Дани, если солнце ему кажется серым, косулю он принимает за зайца и на завтрак глотает барий. Жалко тратить на него время».

Жолт подозвал Зебулона, бросил свитер и приказал:

– Стереги!

– И он будет стеречь? – спросил Дани.

– Попробуй отнять!

Дани протянул руку. Зебулон издал грозное глухое ворчание, и все тело его напружинилось. Рука Дани приближалась. Зебулон примял свитер передними лапами, коротко тявкнул и встал.

– Зебу! – испуганно крикнул Дани. – Неужели ты смог бы…

– И еще как! – сказал Жолт. – Его давно уже не приходится дергать за уши. Он становится злым по команде. Ну что?

– Любопытно, – сказал Дани и устало прилег на траву.

– Почти все, что Зебулон делает, он делает для того, чтобы мне угодить. Знаешь, старик, когда я копаюсь иглой в его ранах, он стоит точно вкопанный и следит лишь за тем, чтоб меня случайно не рассердить. А когда я сержусь, он просто трясется от страха.

– А почему сейчас ты не заикаешься? – вдруг спросил Дани, приподнимаясь на локте.

– Это никому не известно, – помолчав, сказал Жолт.

– Что за черт! Просто так, ни с того ни с сего, у тебя отнимается язык? Я ни разу не слышал, чтоб ты заикался.

– Многие заикаются. Ты даже не представляешь, как много заик. У Восточного вокзала есть институт. Знаешь, какая там толчея? Как в продовольственном магазине.

– Отчего эта пакость бывает?

– Оттого, что человека оскорбляют. Например, ему говорят: ты гаденький хулиган.

– Взял бы да смазал разок за такое.

– Отцу?

– Это дело другое! Тогда все понятно!

– Ничего тебе не понятно. Беда не в том, что говорят, а в том, что ты этому веришь.

– Да ты свихнулся!

– Врач видит массу страданий, они его закаляют, и потому он мыслит очень решительно, без всякой чувствительности, – вот что сказал лечащий меня врач. Я и сам был свидетель: когда человек отдал концы – ведь ты понимаешь, что это значит, – врач сказал: он экзитировал, и все.

– Мой отец тоже мыслит решительно. Он ведь военный, – сказал Дани. – И зудит, все время зудит, что я мало ем и останусь вот таким лилипутом. Но ведь должны быть на свете и лилипуты! Правда? Так что на это мне наплевать.

Лоб Дани, однако, прорезала злая морщинка, – значит, ему было не наплевать.

– Сколько в тебе сантиметров?

– Откуда мне знать!

– Да ты ростом еще обставишь отца. Вот увидишь, мое предсказание сбудется.

Дани весь просиял:

– Вот была бы потеха! Я смеялся бы как помешанный.

Дани задумался.

– Не понимаю, как это… и сколько может оно продолжаться? – спросил он затем.

– Ты имеешь в виду заикание? Амбруш считает, что это от страха. Я квакаю от страха перед отцом.

Жолт мрачно смотрел перед собой.

– А кто такой Амбруш?

– Он меня лечит. Мой врач. Ну и голова этот Амбруш – блеск! А его лечение – сила. Можно ставить Знак качества. Я так считаю.

– Хочешь заморочить мне голову?

– Ни капельки. Это в самом деле захватывающе. Мы играем, занимаемся тестами. Знаешь, что такое тесты?

– Не очень.

– Например, так. Перед тобой кладут доску, а на ней разноцветные чернильные кляксы. И ты должен сказать про кляксу все, что взбредет тебе в голову. То есть что в этих кляксах ты видишь. Получаются самые разные и весьма любопытные фигуры. По-моему, это картины. Говорить можно что хочешь. Амбруш только смеется. Слушай, старик, посмотрел бы ты, как он смеется.

– А что ты увидел в кляксе?

– Смотрю я, к примеру, на такое пятно и говорю: «Это дьявол; он охвачен красным пламенем. Тут врата ада». Отлично. Амбруш очень доволен. «А тут карабкающиеся по краю пропасти люди, они хотят броситься в пропасть». Если перевернуть, получается майский жук, только без усиков. Я снова переворачиваю и вижу карикатуру: молодой бородатый субъект или лисий мех, шкура. А если прищуриться, голова клопа…

– Стой! Где ты выуживаешь весь этот вздор? – спросил недоверчиво Дани.

Жолт ткнул пальцем в небо:

– Там. Вон из той тучи, если хочешь. Всмотрись в нее хорошенько и тоже увидишь, что это не туча, а голова клоуна. Он ухмыляется. Да или нет? Говори же!

– Там и правда что-то похожее на голову… и волосы даже растрепаны…

– Правильно. А вот этот лист с веткой – морской конек. Если же посмотришь отсюда – ласточка. А этот – король в какой-то дурацкой короне.

– Да, действительно, – задумчиво сказал Дани. – Послушай, Жоли, твой врач тебя просто экзаменует. С какой стороны ни смотри, выходит экзамен.

– Ах, и я так вначале думал. Но говорю тебе: это совсем не экзамен.

– Тогда чего же он добивается кляксами?

– Точно не знаю. Но игра просто отличная.

– Может, он заставляет тебя говорить, чтоб потом, когда ты запнешься…

– Нет. Это делают при исправлении речи. Нужно отбивать ритм и читать стихи. Послушай, как хорошо: «Там, внизу, в городе, вспыхивает электричество, а наверху, в огромном небе, сверкают тысячи звезд; электричество земное, звезды небесные, электричество юное, звезды древние».

– И правда неплохо, – одобрительно сказал Дани.

– Я только должен следить за тем, чтобы не повторяться. Я всегда, как идиот, повторялся. Но сейчас я уже туда не хожу… Амбруш считает это излишним.

– Да и с кляксами тоже что-то не так. Разве это метод лечения?

– Есть еще один метод, старик. Амбрушу можно рассказывать все, даже сны. Он слушает так, как будто я делаю какое-то открытие. И в конце концов мы и правда что-то с ним открываем. Что-то новое.

– Что?

Жолт долго молчал.

– Кто я, что я за человек, – наконец выпалил он.

Дани схватился за очки и впился глазами в друга:

– А ты разве не знаешь, кто ты?

– Всякий человек должен много и долго думать, чтобы узнать, кто он.

– Никогда ничего подобного не слыхал!

– Я узнал о себе страшно интересные вещи. Тот мой образ, который папа мне вколачивает в мозги, – а при нем, скажу тебе откровенно, дурака из себя строить не стоит, потому что он все принимает всерьез, – так вот, этот образ адски бледнеет. А вот Амбруш установил, что я такой тип, который лишь в теории делает сальто. Тебе понятно?

– Не очень.

– Дело в том, что теоретически делать сальто нельзя. Либо ты его делаешь, либо нет.

– Ты занимаешься гимнастикой?

– Да нет же. Это только пример. Я должен обыграть папу на его собственном поле. Убедить его в том, что я другой.

– Вот это сила! А как?

– Я уже знаю. Но даже тебе не скажу.

– Не скажешь мне? Ты, наверно, взбесился, Жоли!

– Ну ладно, скажу. Я стану врачом. Но не таким, как отец, а как Амбруш.

– А Амбруш об этом знает?

– Конечно.

– Так он же все растрезвонит родителям.

– Никогда.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю.

Дани задумался.

– Жоли! Я тоже пойду когда-нибудь к Амбрушу.

– Зачем? Он ведь желудки не лечит.

– Жаль.

Светлые ресницы Дани задрожали, а глаза, увеличенные очками, подозрительно заблестели.

– Ну ладно, я попрошу, может быть, папу, чтоб он отвел тебя к Амбрушу.

– Не надо. Хватит с меня врачей.

Жолт молчал. В голове его роились странные мысли. Было бы несправедливо, думал он, если б Дани вообще не знал в этой жизни никаких забот и тревог. Ведь он потрясающе играет на гитаре, он срывает аплодисменты, все только и говорят, что у него великий талант, лица учителей сияют, когда они беседуют с Дани. Что в сравнении с этим какой-то жалкий гастрит! Примет несколько таблеток – и гастриту конец. И продолжай бренчать на гитаре.

И еще была причина, почему Жолт молчал. Он ждал, что Дани напомнит ему о математике и вмиг развеет его голубые мечты, доказав, что они и ломаного гроша не стоят: как можешь ты стать врачом, когда у тебя не башка, а тыква, во всяком случае с точки зрения математика. Вот тогда Жолт с ним и поспорит, потому что в запасе у него есть оценка доктора Амбруша. Амбруш же с предельной ясностью заявил, что Жолт не бездарен, а деконцентрирован. Но и тут замешан отец: Жолт потому не хочет знать математику, что этого страстно желает отец. И еще одно интересное, адски забавное слово произнес Амбруш, но Жолт, к сожалению, его позабыл. Впрочем, для Дани вполне хватит того, что он прекрасно запомнил.

– Я деконцентрирован, если ты понимаешь, что это значит.

Но Дани не придирался, и Жолт даже чуточку скис. Дани несколько раз вздохнул, пощупал живот, и глаза его внезапно повеселели.

– У меня тоже когда-то болел желудок, – сказал Жолт.

– Ага, – вежливо сказал Дани, думая уже о другом. – Послушай, Жоли, вчера выступал главный егерь.

Жолт ухмыльнулся. Его загорелое лицо выразило веселое ожидание.

– Это прекрасно, – сказал он осторожно.

– Было б лучше, конечно, если бы главный егерь стрелял. Но если он выступает, тоже неплохо. Прав ли я, как ты считаешь?

– Прав. Нельзя же ему без передышки палить.

– А то повыведутся все хищники до единого.

– А так один выстрел, одно выступление.

– Ты все подмечаешь с поразительной точностью. А что именно заявил главный егерь, тебя, наверное, не волнует?

– Да что ты! Ничто на свете меня так не волнует, как заявление главного егеря.

– В этом нет ничего удивительного. Потому что заявление сногсшибательное. Не хохочи, а то я не смогу его пересказать.

Дани пытался сохранить на лице серьезность и справиться с прорывавшимся смехом.

– Разве я хохочу? Я тебя слушаю очень благочестиво.

– Может быть, благоговейно?

– Ну конечно, благоговейно.

– Вот что отмочил главный егерь: «Каждая особь через наемного иностранного стрелка попадает на отстрел».

– Как жалко! Что?

Пока Жолт хохотал, Дани повторил заявление.

– Что ты на это скажешь?

– Дани, я потрясен!

– Тебе бы такое и в голову не пришло. Знаешь ли ты, что такое особь?

– Погоди. Может, это «особливо-торопливо – у коня большая грива…».

– Не прикидывайся болваном! Я тебя как главный егерь спрашиваю: отловила твоя собака какую-нибудь особь?

– Было дело…

– Какую особь?

– Фазанью.

– Вот она-то и находится под запретом.

– Почему? На отлов никакого запрета нет, запрет только лишь на отстрел.

– Так и быть, отлов разрешаю. А ты ответь мне на следующее: Зебулон – кто? Наемный иностранный стрелок или нет?

– Зебулон не наемный стрелок, но иностранец из иностранцев.

– Что-что?

– Английская охотничья.

– В таком случае должен быть судебный процесс и определена мера наказания. Для тебя, как видно, речь главного егеря горох вопиющего в пустыне.

– Да нет же. Заявление главного егеря…

Жолт хохотал и молотил кулаками по земле, а Дани, все еще пытаясь сохранить серьезность, взвизгивал от смеха и понукал Жолта закончить фразу.

– Ну же! – вскрикивал он.

Зебулон несколько минут подозрительно смотрел на заливисто хохотавших мальчишек, потом, словно бы поняв шутку, лениво заулыбался и стал ритмично покачивать хвостом, как маятником.

– Из заявления главного егеря мне навеки врезалось в память: не все, что блестит до дна, то коту масленица.

Совершенно обессиленные, некоторое время они лежали на пожелтевшей траве, потом Дани спросил:

– Как по-твоему, этот главный егерь венгр?

– Нет. Он зулус. Или вахлак.

– Так и есть. Именно вахлак. А ты ведь прекрасно концентрируешься.

Жолт стал серьезным. И втайне был рад, что минуту назад не сунулся к Дани с научным термином, что он, дескать, деконцентрирован. Дани бы это наверняка не ошеломило.

– Пошли! – спохватился вдруг Дани и испуганно взглянул на часы.

– Мне тоже надо домой. Предстоит еще один визит. К маме.

– Чао! – простился Дани. – Когда придешь в школу?

– Не знаю…

Зебулон проводил Дани до тропинки, потом потрусил назад и лег возле Жолта, с наслаждением вытянув лапы.

Жолт грыз травинку и размышлял, когда ему навестить мать: сегодня или лучше завтра. «Но и завтра встанет та же проблема, и послезавтра я буду спрашивать себя все о том же». Визиты к матери, как правило, были связаны с заботами, это заметил даже Амбруш. Вблизи нее Жолта всегда обдавало волной какой-то неловкости и смятения. Женщина с прозрачным лицом, скрывавшая вечные слезы, была, казалось, не Магда-один, а совсем другая, чужая женщина, по неизвестной причине присвоившая имя его родной матери. Столько времени он жил с нею вместе и был от нее совершенно неотделим. Позднее, взяв за руку, она водила его в зоопарк, на концерты и выставки. Перед картинами он нередко скучал. В квартире на улице Яс он бы тоже скучал, если б не помогал себе сам, потихоньку исчезая из дому. Он прятал под вазу с цветами записку, которая служила ему впоследствии оправданием, и уходил, когда мать в тишине врачевала свою мигрень или занималась с бесчисленными учениками.

О матери Амбруш расспрашивал Жолта неоднократно. Но за живое задел его лишь однажды, когда спросил: не испытывает ли Жолт неудобства, что его настоящая мать живет не с ними.

Жолт его понял и хотел увильнуть от прямого ответа.

– Это неинтересно, – сказал он Амбрушу. – Меня любят и здесь и там.

– Почему они развелись?

– Потому что надоели друг другу.

– Да?

– Так они сказали.

– Именно так?

– Примерно так.

Амбруш удивился, что Жолт принял такое нехитрое объяснение. А сам Жолт рассуждал еще проще, еще грубее: Магду-один попросту заменили. Так бывает всегда. Когда игрок не устраивает партнера, его заменяют или же… уступают другой команде.

Но как скажешь об этом? Однажды у него все-таки вырвалось:

– Мама меня уступила, но я на нее не сержусь.

– Кто сказал, что она тебя уступила?

– Никто.

Со страшною неохотой и горечью Жолт все же признался, что часто во сне упрекает мать за то, что она его уступила отцу. Мать, конечно, не отвечает. А что она может ответить? Ведь это же все во сне. Амбруш улыбался. Его очень интересовал сон с качелями. Прижавшись друг к дружке, Жолт и мать качались на громадных качелях. Качели взлетали выше деревьев, но с матерью ему было не страшно. Чем кончился сон? Что-то вдруг громыхнуло, и Жолт сорвался. Ощущение было скверное, потому что он свалился на брусчатку, верней, не свалился, а грохнулся с треском…

– Этот треск, – рассказывал Амбрушу Жолт, – так в ушах и остался; иногда это совсем слабенький шум, словно кто-то скребется в барабанную перепонку.

– А качели? – очень внимательно спросил Амбруш.

– Качели улетают, а я от падения просыпаюсь.

– И часто ты видишь этот сон?

– Да. Прямо какой-то идиотизм.

– Хм!

– Потому что я совсем не сержусь на маму, хотя она и уступила меня.

Амбруш хмыкал, как будто не верил. А Жолт злился на себя за этот рассказ – ведь все и так было ясно, на маму он сердиться не может. Чего он только не вытворял, какие коленца не выкидывал! Трубил в трубу, стучал на барабане, сто раз сбегал из дому и вконец истрепал маме нервы.

О снах Амбруш расспрашивал постоянно. Да и сам Жолт какое-то время охотно развлекался своими сказками-снами. Потом ему надоело, и он стал их скрывать, чтобы встречи с Амбрушем не превращались в бесконечные и скучные разговоры. Амбруш чуть ли не клещами вытягивал из него сон, в котором отец предсказал, что в десять часов на земле кончится жизнь. Отец взволнованно бегал по комнате и сквозь штору следил за небом. Одновременно он давал указания: всем снять обувь, Беате сесть в кресло с карандашом и бумагой для рисования, Магде смыть с губ помаду, Жолту неподвижно сидеть на ковре, скрестив по-турецки ноги. Жолт не верил странному предсказанию, он возился со своим микроскопом и не хотел сидеть по-турецки. Тогда отец на него закричал:

«Делай, что я велел!»

«В десять часов?» – спросил Жолт.

«Да, – торжественно заявил отец, – точно в десять часов».

Жолт взглянул на часы. Осталось еще семь минут. Странно, что никто и не спрашивал, почему в десять часов остановится жизнь. То ли будет взорвана водородная бомба, то ли Земля врежется в Солнце, а это, конечно, было интересней всего. Что-то сообщали по радио. Говорила женщина невообразимо унылым голосом, потом она вскрикнула, потом голос ее сделался ниже и все сползал и сползал, пока не превратился в бас и тогда наконец умолк, как бывает, когда останавливается диск магнитофона. Стало тихо, и Жолт увидел, что Беата направилась к креслу, но, не дойдя, застыла, как деревянная кукла; отец сгорбился над столом и тоже замер. Жолт посмотрел на часы и с ужасом почувствовал, что уже не может отвести взгляд. Он прекрасно помнит, что на часах было без пяти десять.

– А папа предсказывал катастрофу в десять? – спросил Амбруш.

– Да. Жизнь кончится ровно в десять. Но я видел: было без пяти десять. Значит, папа ошибся.

Амбруш чуть не подпрыгнул.

– На пять минут, – сказал Жолт. – Папа окоченел. Это считается?

– Вполне возможно.

Жолт ухмыльнулся:

– Такая галиматья мне снится не часто.

– Ты был рад, что папа ошибся?

– Мы все застыли в самых дурацких позах. Папе будто подставили ножку, он должен был вот-вот растянуться… но так и замер, словно окаменел.

Амбруш расспрашивал еще долго. Жолт, пощипывая пальцами рот, отвечал. Увидев, что Амбруш что-то записывает, он присочинил к своему бессмысленному сну еще два момента: по комнате будто бы носились нетопыри и папа их страшно боялся.

– А вата в горле? Ее ты не чувствовал?

– Нет, – кратко ответил Жолт.

Он не лгал. Он и во сне понимал, что видит сон. Жолт стал уже настоящим специалистом и знал прекрасно: ком ваты в горле разрастается и живет благодаря действительному, реальному страху.

За все лето он лишь дважды почувствовал мешающее дышать напряжение в горле. Вспоминая об этом, Жолт мрачнел. Второй случай был в особенности тяжелым: ком не исчезал в течение нескольких часов. В тот раз, что он заикается, заметила даже Ольга.

Глава VIII

ДОБРОГО ПУТИ ТЕБЕ, ЖОЛТ!

Встреча была случайной. Зебулон просто притащил его к девочке, чуть не безумствуя от восторга. Он встал на задние лапы и смотрел ей прямо в глаза; он смеялся и осторожно потряхивал в воздухе передними лапами, с нежной настойчивостью требуя от нее ласки. Так он приветствовал друзей с горы Шаш.

Ольга нагнулась и прижалась лицом к его бархатистым ушам, вслушиваясь в его глубокое, радостное урчание.

– Зебука! – растроганная, говорила она, зная, какие чувства питает к ней пойнтер. Такой ураганной любовью он дарил всего трех или четырех человек.

Потом Ольга легко коснулась губами щеки Жолта.

– Ты совсем исчез, Жоли! – сказала она. – Мы искали тебя тысячу раз. Ты стал просто неуловимым. Как твоя болезнь?

– Я уже вылечился. Как Чаба?

– Он в лагере… или еще где-нибудь… Откуда мне знать!

– Кристи?

– Пошли ко мне. Я отвела ее недавно домой.

Сердце Жолта учащенно забилось. Еще можно было сбежать… Но нет! Так опозориться он себе не позволит. И он пошел рядом с ней. В горле его быстро набухал ком и, скользя, перекатывался с места на место. Жолт поминутно глотал и отвечал очень кратко. А Ольга, радуясь встрече, взяла у него поводок и весело, бездумно болтала. Она отрастила волосы, теперь они закрывали ей лоб и уши. Страшно волнуясь, Жолт заметил, что кожа Ольги, тронутая летним загаром, стала еще ослепительнее – она была теперь чуть темнее цвета слоновой кости. Эта девочка жила, как-то по-особенному светясь. Ее легкие шаги не только съедали расстояние – в их танцевальном ритме была и другая цель. Будь Ольга в лесу одна – Жолт это знал, – она двигалась бы, конечно, иначе.


Когда Жолт очнулся, они стояли уже перед дверью с табличкой: «Пал Жедени». Щелкнул английский замок, Кристи и Зебулон бросились друг к дружке и тут же затеяли возню. Они играли и визжали от радости, пока не услышали приказание разойтись. Зебулон получил воду в белой миске, а Кристи пришлось придержать: ей не понравилось, что Зебулон пользуется ее посудой.

– Тварь завистливая! – обругала свою собаку Ольга.

Зебулон улегся в холле, Кристи, которую отправили в комнату, несколько минут бушевала, потом, смирившись, повалилась на толстый ковер. В холл проникали странные звуки: казалось, будто тикают взрывные механизмы. Жолт боязливо прислушался. «Почему я здесь?» – с какой-то строгостью думал он, словно готовясь к ответу на случай, если ему будет задан вопрос, зачем он сюда пришел.

Но едва он вошел в комнату, тайна сразу открылась: тикали и звенели, вторгаясь в мерные звуки друг друга, часы, десятка три часов; когда с этим звоном и тиканьем слух Жолта начал постепенно свыкаться, он стал в них улавливать даже тончайшие оттенки. Это был настоящий часовой оркестр.

Ольга смеялась:

– Мой отец часовщик. Ты разве не знал?

Жолт это знал. И все же музыка часов его заворожила. Исчез на минуту раздражающий страх, но на смену ему пришло опасение, что в комнате вдруг появится часовщик.

– Предка нет дома, нам повезло, – словно угадав его беспокойство, сказала Ольга. – Садись на софу. Я поставлю пластинку. Ладно?

Жолт кивнул.

– Когда ты рассмотришь часы, мы пойдем в мою комнату. Это комната папина. Что поставить? «Ten years after»?[9]

– Не надо. Я слушаю часы…

– Тебя это разве не раздражает?

Жолт отрицательно мотнул головой. Узнав, что часовщика нет дома, он успокоился.

– А твоя мама? – спросил он,

– Она приходит под вечер. За мной присматривает отец. В нашей семье у него самый зоркий глаз. И он постоянно за мной подсматривает.

– Почему?

– А потому что ему любопытно, провожают меня мальчики или нет. Однажды мы с Чабой стояли в самой глубине подворотни, и он все равно нас увидел.

Она потянула Жолта к окну.


– Подойди и скажи: видно отсюда, что делается напротив, в воротах?

Жолт сжал губы. Часовщик наверняка пользуется биноклем.

– Ты только подумай: привязался, будто мы обнимались, и до того взбеленился, что надавал мне пощечин.

– У вас такие порядки?

– Он же дерется из любви, понимаешь? Так что на пощечины наплевать. Главное – это его дурацкая болтовня. Он боится, чтоб не вышло из меня магдалины. Что это, знаешь?

– Твой отец просто зверь! – с возмущением сказал Жолт и, выместив обиду на незнакомом часовщике, испытал облегчение.

Он сел в красное кресло, откинулся назад и крепко прижался к спинке.

– Неважно, – сказала Ольга. – Четыре года я как-нибудь вытерплю. Всего несколько десятков пощечин. Вытерплю.

– Почему четыре?

– Тогда я уже стану совершеннолетней. Беда, понимаешь ли, в том, что я обожаю дразнить мальчишек. Я их дразню, и мне от этого весело.

Ольга вытянула красивые руки, потом мгновенно присела на корточки.

Жолт оцепенел. Все обрело вдруг определенный и ясный смысл: ее танцующая походка, вспыхивающие в глазах золотистые огоньки, множество хитроумных вырезов на одежде. Он искоса на нее взглянул, и у него закружилась голова.

Тысячетактное тиканье часов внезапно оборвалось, и густым, долгим звоном зазвучали часы в окованном медью стеклянном футляре. Донг-донг-донг! Гудящий бой и многократное тиканье смешались с мелодичным голосом девочки. Все вместе это звучало, будто нездешняя музыка, нежная и зловещая одновременно.

– Тебя долго не было на горе Шаш. Я без тебя скучала. А ты без меня?

– И я… я тоже… – прошептал онемевшими губами Жолт и смолк.

Ольга выпрямилась.

– Что с тобой? – испуганно спросила она.

Жолт в полном отчаянии твердил про себя стихотворный текст, который всегда ему помогал, когда он чувствовал себя неловко: «Внизу, в городе, сияет электрический свет…»

– Со мной ничего, – сказал он наконец более или менее сносно, но губы его все-таки прыгали.

Было видно, что Ольга потрясена.

– Я давно замечала, – отвернувшись, быстро заговорила она, – что с тобой что-то неладно. Еще тогда, когда водилась с Чабой. Чаба считал, что это от самолюбия. Правда? Жоли, скажи, что с тобой? Или это уже прошло?

Жолт покачал головой.

– Почему ты молчишь?

Жолт как-то судорожно, отрывисто засмеялся. Ну конечно, сейчас он начнет объяснять ей то, что объяснить он не может, – в этом же вся загвоздка. И он молча завертел головой: на стенах висели яркие тарелки с циферблатами, на одной была даже репродукция с картины Ван-Гога. Вот это здорово – тикающая картина. На железной подставке два мраморных стержня поддерживали белый циферблат, на циферблате стояла медная фигурка с топориком, а перед ней чурбачок. В другом углу медные сверкающие фигурки, мужская и женская, пилили бревно. Часы показали четыре, и дровосек ударил по чурке; раздался тонкий, высокий звук – тим-тим! – словно заиграл клавесин. Тут принялись за дело и пильщики; пила ходила, громко воркуя, будто дикий голубь.

– Тебе нравится? – спросила Ольга.

– Любопытно, – сдавленно сказал Жолт, преодолев на миг свою скованность.

А ведь все могло быть иначе. Он мог бы непринужденно заговорить о том, как можно спать под тиканье всех этих часов; они могли бы обсудить вопрос о часовщике и посоветоваться, как с ним быть; Жолт бы рассказал о своем отце, ладить с которым тоже ведь нелегко, потому что отец забивает ему голову множеством прописных, убийственно скучных истин, а он, Жолт, в это время думает о своем: все непоправимая, непростительная ошибка; человеку, которому никогда ни в чем не везло, который никогда и ни в чем не добился успеха, просто незачем было родиться. Любопытно, как рассудит эту проблему Ольга: зря он родился или не зря? И еще бы он мог рассказать об Амбруше. Потом, усилив громкость магнитофона и заглушив таким образом тиканье часов, они могли бы потанцевать. Но в том и загвоздка, что он точно приклеенный сидит в красном кресте, судорожно глотает и молчит как дурак. Ольга, расстроенная, тоже молчала. Ей казалось, что сейчас должно быть тихо, как в морге. Она неслышно прошлась по комнате, что-то быстро закинула в шкаф, потом так же тихонько выскользнула за дверь и вернулась с вазой конфет. Поставив ее на стол, она улыбнулась Жолту и молча показала на вазу.

– У нас есть кока-кола. Принести?

Глубокая тишина, взаимная неловкость толкали Жолта на неизбежное: броситься головой в омут, то есть признаться в своем поражении.

– Если хочешь знать… знать… – начал со злостью он, запинаясь и делая глотательные движения, – уже однажды, ко-ко-гда мне было т-три го-да, я стал довольно хорошо, по всем правилам, заикаться. Заикаться, понятно?

– Конечно, – сконфуженно, но с любопытством сказала Ольга. – Я знаю, ребята рассказывали…

– Ребята… на ребят… наплевать.

– Домонкош говорил, что ты вообще лишился способности говорить. Балда этот Домонкош, – объявила она с беспокойством.

– Что… что он сказал?

– Ничего интересного. Будто бы ты не можешь произносить слова и потому станешь вратарем или форвардом, левым крайним.

– Сам он станет!.. Только… речь… речь… ритм… – Побагровев, с искаженным лицом, Жолт силился связно произнести фразу, потом махнул рукой и встал.

Ольга робко пыталась его удержать.

– Не напрягайся, Жоли! Подожди, я сейчас принесу кока-колу. И покажу интересную книгу… Да вот она, писатель – американец. Я сейчас же вернусь, а ты пока посмотри…


Жолт не стал ее ждать. Он крадучись вышел в холл, сорвал с вешалки поводок, и Зебулон обрадованно устремился вперед. Но на улице он почувствовал угнетенное состояние мальчика и задрожал. Шерсть на его спине вздыбилась, и, полный ярости, он стал искать невидимого врага. Навстречу им шел прохожий и испуганно замедлил шаги. Зебулон взвыл и бросился на него.

– Отпусти! Ко мне! – крикнул Жолт.

Зебулон, ворча, отступил. Прохожий, утратив дар речи, обошел их далеко стороной. А у Жолта внутри что-то словно бы прорвалось, и команда пробилась сквозь ватный ком. Но когда он брал Зебулона на поводок, руки у него были как деревянные. Он мучительно втягивал в легкие воздух, и жгучий стыд захлестывал все его существо.

Потом была ночь. Во сне под звеняще тикающую музыку часового оркестра Жолт танцевал с Ольгой. Его руки лежали на ее плечах, и он испытывал какое-то непередаваемое блаженство.

Настало утро. Он проснулся и, еще одурманенный сном, рядом с кроватью увидел Тибора. Тибор протягивал ему письмо. Это была совсем коротенькая записка:

Жоли! Я хочу тебя видеть. О.

Целый день Жолт бродил по окрестностям и лишь к вечеру сочинил ответ.

Ольга! Я тоже очень хочу тебя видеть, но теперь ничего не выйдет. Почему – ты знаешь. Потом, когда уже будет можно, я тебя разыщу. Если хватит терпения, дождись. Жолт.

На следующий день в почтовом ящике опять его ждало письмо:

«Милый Жоли, терпения у меня хватит надолго. Но ты все же поторопись. О.».

Жолт был уверен, что это самое прекрасное письмо, какое он в жизни когда-либо получал или когда-либо в жизни получит. И все-таки, следуя совету Амбруша, Ольгу он старательно избегал. Изредка он ее видел издалека. Она сидела на скамье или, помахивая длинным ременным поводком, спешила на гору Шаш. И всегда бывала одна. Вернее, не одна, а с Кристи, бежавшей рысью у ее ноги


*

К этому решению он пришел совсем просто. Не пойдет к матери, и все.

Ему хотелось побыть на холме еще, но, когда он взглянул на Зебулона, решимость его поколебалась. Как они изучили друг друга! Зебулон был воплощением печали. Он вытянул вперед белоснежные лапы и положил на них сверкающе-черную голову; глаза его возбужденно поблескивали, лоб прорезали хмурые морщины, а громадные уши висели неподвижно и траурно. Картину можно было бы назвать так: «Зебулон, жертва несчастья».

Жолт осторожно оперся на локоть, стараясь не прикасаться к кофте, чтобы Зебулон не истолковал его жест по-своему.

– Тебе здесь плохо? – спросил его Жолт.

Зебулон покосился в сторону горы.

«Фазан кричит», – как будто бы сказал он.

– Тогда пойди и поймай фазана!

Зебулон слегка шевельнул хвостом, словно он понял шутку.

«Нельзя», – как будто бы сказал он.

– Почему же нельзя? Ты думаешь, меня украдут, если ты перестанешь меня охранять?

Зебулон поднял уши, но мученической позы не изменил.

– Ты стараешься понять? Да? – спросил Жолт.

Влажные карие глаза Зебулона блеснули.

– Не хочется мне сейчас домой, – сказал Жолт. – Зря ты настаиваешь. Мы останемся здесь. Дома мне делать абсолютно нечего, а те две жалкие задачки я прикончу за полчаса. Если, конечно, не буду декоцентрирован. Кстати, сегодня я точно буду деконцентрирован.

Зебулон выпрямился. Его белый стройный корпус был устремлен вперед, словно скульптура, изображающая безудержный порыв к действию.

– А ведь правда, – продолжал свой монолог Жолт, – с тобой можно поговорить. Так вот. Я ненавижу, когда ты напускаешь на себя такой разнесчастный вид. Не то ты лежишь, не то стоишь, в общем, не разбери-поймешь. А ведешь ты себя так потому, что тебе хорошо известно: я не выношу, когда ты меня о чем-нибудь умоляешь.

Зебулон слушал, неподвижный, как изваяние, и только слева так отчетливо аритмично колотилось его сердце, что можно было вести счет ударам.

– Не может быть, – с нежностью пробормотал Жолт, – не может быть, чтоб он ничего не понимал! Но этому несчастному созданию трудно одолевать слова… Если ты очень хочешь, я скажу тебе, – медленно, по слогам говорил Жолт. – Беда, Зебулон, в том, что я боюсь.

Зебулон вскинул голову, и глаза его затуманились.

– Не веришь? А это правда. Я боюсь. Этот чертов ком в горле у меня ведь от страха.

Зебулон застучал двумя лапами сразу.

– Видишь ли, – задумчиво продолжал Жолт, – я еще ничего не знаю. Но что-нибудь, наверно, придумаю.

Зебулон тяжело вздохнул и снова устало уронил голову на лапы.

– Тебе трудно понять? – спросил его Жолт. – Да, конечно, ничего ты не понял… Эх, да что я тут распинаюсь! – сказал он, неожиданно закипая. – Я упражняюсь. А для чего? Зебу этим пронять нельзя. Так же как Дани. Как Магду-два. Даже если б я сыпал словами без запинки, как автомат. А вот Ольгу это бы тронуло. Она бы разволновалась так, что у нее у самой, возможно, появился бы ком. С папой же дело обстоит иначе. Он молчит, – продолжал свои рассуждения Жолт, – потому что ему приказали заткнуться… Ну ладно, пошли!


Зебулон пустился бежать, но, заметив не слишком поспешные сборы Жолта, приплелся назад.

– Кто знает, как я стану себя вести. В этом-то вся беда. А сейчас, Зебулон, положение таково: меня словно втиснули под окуляр микроскопа и, как личинку, как тлю, разглядывают. Но до каких пор? – скрипнув зубами, спросил себя Жолт и рассек рукой воздух. – Хватит! Зебу, пошли! Я никому не позволю над собой издеваться! – добавил он, и на глазах его показались слезы.

Зебулон поглядывал на хозяина с беспокойством и брел понуро и неуверенно, прижимаясь к его ноге. На извилистой тропинке Жолт снова остановился. Он стоял под сливовым деревом.

– Что-то должно случиться, Зебу, что-то дьявольски интересное, потому что мозги у меня закрутились совсем по-другому. Но само по себе ничего не бывает. Я должен за себя взяться сам и что-то свершить, понимаешь? Сам, сам, без помощи Амбруша. Стало быть, с ним покончено, я списал его с корабля. Простись с Амбрушем, Зебулон!

Зебулон дважды настойчиво пролаял. Лай этот требовал от Жолта улыбки.

И Жолт улыбнулся одними глазами.

– Ну, посмотрим, что будет! – решительно сказал он. – Пошли!

Еще несколько часов они бродили в горах, взобрались на вершину Хуняди, потом, делая большой крюк, поднялись на гору Сабадшаг. Жолт купил в лавочке дешевую колбаску для Зебулона, а для себя – молоко и свежий хлеб. Молоко он выпил залпом, хлеб пожевал без аппетита и остатки отдал собаке – Зебулон их сразу умял.

Варошмайор погрузился уже в белесовато-серую мглу, детская площадка была тиха и пустынна. Светлой лентой вилась асфальтовая дорога. Жолт, напрягая зрение, вглядывался в прохожих.

Теперь ему должно повезти. Хотя бы чуточку повезти. Он всмотрелся в циферблат своих дурацких часов, закрашенных красной краской, было около шести. А когда поднял голову, прямо перед ним, метрах в двух, стояла та, кого он так долго и терпеливо ждал, – Ольга. В синих брюках и синем пуловере.

Ольга удивилась не меньше, чем он. Глаза ее расширились, лицо засветилось радостью, и она пошла к нему мелкими, как у японки, шажками.

– Жоли! Милый!

Это «милый» проникло в самое сердце Жолта. В самом буквальном смысле слова. Что же это?

– Чао, Ольга, – сказал он и, верный своей детской привычке, отбил ступней ритм фразы.

– Мы ведь встретились совершенно случайно? – спросила Ольга, подходя к нему медленно-медленно, словно старалась продлить радость нежданной встречи.

– Конечно, – ответил Жолт.

Он был переполнен счастьем. Вот перед ним ее сияющее лицо, вот ее руки… Но тут между ними вклинился Зебулон, стал на задние лапы, а передние осторожно положил на плечи девочки.

Ольга торопливо погладила его бархатистые уши, затем чуть нетерпеливо отступила назад.

– Хорошо, хорошо, Зебу, – сказала она.

Жолт, стараясь выиграть время, на миг сердито прислушался к своему горлу: в нем было чисто и дышалось легко.

– Как ты? – спросила Ольга.

Вопрос был не важен, важно было другое: она взяла в ладони его лицо и мягко коснулась его губами.

– О'кэй, – сказал Жолт, – все уже совершенно о-к… – Он не закончил фразу, потому что почувствовал вдруг на губах ее губы.

Он даже вздрогнул от этого еще неведомого ему ощущения, а Ольга поцеловала его еще раз. Жолт встал на цыпочки и обнял ее за плечи. Несколько секунд, дрожа как в лихорадке, он держал в руках целый ворох живой, дышащей радости. «Такого со мной еще не бывало, – думал он, – ни разу в жизни еще не бывало и не могло быть. Выходит, я все же не тля, наконец я что-то свершил».

Ольга быстро перевела дыхание, заглянула на миг в глаза Жолту и отступила.

Жолт опять вздрогнул. Он и сам не знал отчего: от рыданий или от смеха.

– У-ух! – задохнувшись, простонал он тоненьким голосом.

Ольга засмеялась. Они засмеялись оба, чуть нервно, но весело, с облегчением, как люди, которым удалось пройти вместе тяжкое испытание.

– Значит, у-ух? – спросила она.

– Да. И даже больше, – застенчиво улыбаясь, ответил Жолт.

– Что же больше? Скажи!

– Удача. Хочешь устроить экзамен?

– Что за глупости! Я страшно рада, что могу быть для тебя удачей. Значит, правда, что я удача?

– Да. Именно ты.

– Для тебя?

– Может быть, для кого-то еще?

– Нет, нет, нет!

– Три раза?

– Целых три. Теперь я счастлива почти так же, как мать, нашедшая сына.

– Да что ты?!

– А что? Это ведь только сравнение. Зачем же ты, мой старый друг, так мне отвечаешь?

– Потому что мне не хочется быть старым. Лучше я буду новым.

– Хорошо. Но сначала я на тебя посмотрю. Подойди сюда, под фонарь, здесь светлее. Ты и правда стал совсем новый, как будто тебя подменили.

На какой-то миг пальцы Ольги закрыли его глаза.

– Вот так новости! Усы! У тебя отросли усы! Черные, крохотные… Ой, какие мягкие усики!

Жолт, совсем поглупев, стерпел и это настойчиво-нежное прикосновение пальцев к своим губам, и у него появилось вдруг странное ощущение своей «шоколадности».

«Сейчас здесь под фонарем меня станут посасывать, как шоколадку», – со смешинкой подумал он, но все же не шевельнулся.

Горло его ничто не стесняло, язык был послушен – да он бы сейчас первоклассной скороговоркой отбарабанил любые стихи.

Ольга взяла его под руку.

– Давай погуляем. Я люблю гулять под вечер, в сумерках.

– Где? Там? И мы с Зебу любим прогулки в таких местах. Пошли, Зебулон. И не волнуйся: людей здесь нет.

– А кто же здесь? – спросила Ольга.

– Тени. И статуи. Черных статуй больше всего. А то, что статуи движутся, не в счет. Их можно остановить, как в кинофильме.

– Значит, Зебулон видит то, что ты хочешь?

– Не только Зебулон, но и ты.

Жолт наслаждался сознанием, что «под вечер, в сумерках» он разговаривает совершенно свободно. И слегка пожал руку Ольги.

– Скажи, что ты там видишь, под фонарем? – спросил он тихо.

– Что вижу? Скамью. А рядом парня и девушку. Они обнимаются.

– Ничего подобного. Это казак-кавалерист. Он в длинной черной бурке. Видишь: у него квадратные плечи.

– И правда. А лошадь лежит.

– Не лежит, а несется вскачь. Смотреть надо снизу.

– Здорово! А теперь там Балканский полуостров.

– Тебе всегда видится географическая карта.

– Потому что я хочу стать учительницей. Преподавать географию.

Жолт онемел. И не желал отзываться. «Его будущее», о котором столько твердил отец, сегодня к нему придвинулось ближе, но в то же время он отчетливо сознавал, что, заговори он сейчас о будущем, каждое его слово будет безудержным бахвальством, а перед Ольгой он бахвалиться не хотел.

Они брели по дороге, развлекаясь игрой теней, но вдруг позади эстрады Ольга остановилась.

– А ведь я совсем не удачлива, Жоли. С тех пор как я вернулась из Шиофока, я каждый день ходила вокруг скамьи, где тебя укусила Кристи. Уже неделя… наверняка.

– Ты была в Шиофоке?

– В Шиофоке я думала непрерывно о том… – Она оборвала фразу.

Жолт упрямо молчал. Ольга тихонько засмеялась:

– А папочка в доме отдыха следил за мною в бинокль.

– Я так и знал, что у него есть бинокль.

– Раньше я папу очень любила. Целыми часами дожидалась его на площади Сена. Я его и теперь люблю, но уже не так сильно.

Это была тема, которую Жолт ненавидел всей душой. Он считал, что часовщик с его подзорной трубой – случай весьма примитивный. Но Ольга, к сожалению, не мальчишка, она даже не представляет, как разделаться с этой трубой. На миг Жолт прислушался к себе: что у него там внутри – там было спокойно. Ольга поглядывала на него украдкой с непривычно смущенной улыбкой.

– А Чаба как… испарился? – рискнул спросить Жолт.

– Тебе это интересно? Я больше с ним не дружу.

– Хм!..

– Ну ладно. Он не дружит со мной. Разве это имеет значение?

– Понятно.

Жолт поджал губы. Он жалел, что задал этот вопрос, задел ее больное место, к тому же умышленно, и тогда вдруг вынырнула другая глупая боль, теперь уже его собственная. Он тяжело вздохнул.

– Скоро я пойду в школу. Надоело шататься без дела.

Ольга подняла на него глаза, в вечернем тумане они казались непроглядно черными.

– Когда ты один, – продолжал Жолт, – толку от тебя мало.

– Послушай, Жолт! Ведь ты здоров уже, правда? Ну, скажи, ты выздоровел уже или нет?

В голосе Ольги Жолт слышал искреннюю тревогу. Он был тронут до глубины души.

– Не знаю, – ответил он.

– Как ты можешь не знать, Жоли?

– Амбруш считает, что я на верном пути.

– Амбруш?

– Врач. У которого я лечусь. Но смешнее всего, что излечит меня не он.

– А кто?

– Я сам.

Какое-то время Ольга робко молчала, так как явно не поняла сущности его слов. Она думала, что дело в каких-то речевых упражнениях, и потому спросила с непривычной робостью, не может ли она ему как-то помочь.

Он покачал головой, хотя знал, что этот отрицательный жест чистая ложь. Но он скорее бы навсегда онемел, чем принял бы от кого-нибудь помощь из жалости. Жалость Ольги! Нет! Никогда!

Но, не желая объяснять эти чувства, он сразу сказал:

– Дело вовсе не в этом. Я прощелкаю тебе сколько хочешь слов без единой запинки и остановки. А ну, попробуй за мной повторить:

За дровами на дворе трава

За дворами на траве дрова.

Ольга принялась повторять, но путалась и сбивалась, и они оба над этим смеялись. Потом они обнаружили, что сумерки кончились и наступил вечер. Ольга заспешила домой. После этого на углу улицы Чабы они еще добрых полчаса говорили без умолку. В Шиофоке, рассказывала Ольга, она как-то села верхом на козу. У козы был такой твердый, прямо каменный позвоночник, что несколько недель у нее, Ольги, не проходили синяки. Жолт, держа ее за руки, признался, что никогда не сидел верхом на козе, зато в Надьмароше сделал попытку сесть на муракёзского жеребца. Но коварный жеребец схватил зубами его рукав и оторвал от рубашки. Иными словами, лошади тоже кусаются. А вчера, на лету подхватила Ольга, в продовольственном магазине она хотела погладить совсем крохотного ребенка, но мать отчаянно закричала, что он кусается. Жолт тут же рассказал о четырехлетнем мальчугане, разговор с которым передавался по радио. Когда корреспондент, знакомый Жолта, на секунду отвернулся, малыш запихнул себе в рот микрофон. Потом Жолт рассказал, как он ворует иногда черешню в саду на склоне холма. Ольга скороговоркой сообщила, что в день рождения ей подарили зонтик от солнца и что Жолт непременно должен его посмотреть. Снова напомнив, что ей надо спешить, она все же спросила, принимает ли он лекарства, и, получив утвердительный ответ, удивилась, откуда лекарству известно, в каком месте и что болит. На прощание они торопливо поцеловались и разошлись.


Расставшись с Ольгой, Жолт повернул к горам. И подумал, что с лета почему-то страшится тьмы. Как давно прошло лето! Они шли с Зебулоном по Хедьалской дороге, пес бежал рядом и поминутно с удивлением оборачивался назад, потому что хотел домой. Но Жолт, не оглядываясь, мчался вперед. Он задыхался, и грудь его распирала новая, совсем незнакомая радость.

Зебулон внезапно исчез, и тут же послышался подозрительный шум.

– Назад! Ты гоняешь кур? Может, ты спятил? – спросил его Жолт.

Зебулон, запросив прощения, завилял хвостом, а Жолт прибавил шагу: в саду кто-то ругался.

Жолт шел торопливо, но через некоторое время устало прислонился к дереву. Зебулон дрожал от холода.

– Я и представить себе не мог, что на свете бывает такое, – говорил Жолт, глядя перед собой и счастливо улыбаясь.

Владевшее им с утра ощущение, что он похож на подопытную букашку, осталось в такой неизмеримой дали, словно это касалось не его, а другого, постороннего человека.

На красном циферблате своих часов он с великим трудом разглядел стрелки. Было десять часов.


*

Незадолго до десяти Тибор ворвался в кабинет Керекеша.

– Где мальчик? – спросил он.

Из-за лампы, похожей на пушку, Керекеш грозно взглянул на брата. Но взгляд должного эффекта не произвел: старик ничего не замечал и лишь пытался что-нибудь разузнать.

– Я не имею ни малейшего представления, – продолжал Тибор торжественно, – где сейчас находится мальчик.

Магда, расчесывавшая красной гребенкой искрящиеся от влаги русые волосы Беаты, молча взглянула на мужа.

«У кого из нас есть представление?» – спросил сердитый взгляд Керекеша.

«Ни у кого», – терпеливо ответил взгляд Магды, не терявшей надежды, что Жолт сию минуту заявится, выпалит какую-нибудь свою дурацкую шуточку и Керекеш усталой улыбкой сотрет со своего лица гнев. Потому что мальчика надо обязательно щадить.

– Я уже догадался, что вам это неизвестно. Никто не знает, где шатается мальчик. Дрова в подвале складывал я один, и у меня разломило поясницу. Стал искать Жолта, его нигде нет. А стемнело уже изрядно. Да, изрядно. Тамаш, заявляю тебе, что такое положение ненормально. Помнишь, что было в прошлом году? Мальчик пришел домой пьяным!

– Я приготовила тебе югурт, Тибор, – сказала Магда, стремясь направить разговор в другое русло.

– Прекрасно, – коротко отозвался старик. – Но куда девался мальчик?

– Я думаю, on идет по следу, – беспокойно вертясь, подала вдруг голос Беата.

Керекеш, жалея девочку, заставил себя улыбнуться. Магда протянула руку за феном с таким озабоченным видом, словно сейчас это было самое важное дело на свете.

– Ночью? По следу? – сердито прошипел Тибор. – По чьему ж это следу, позвольте узнать? В одиночку никто по следу не ходит.

– Постой, я вспомнила: Жолт звал с собой Дани, – сказала Беата.

Керекеш со слабой надеждой слушал их диалог, но не унизился до расспросов Беаты. Девочка явно лгала. «Это мне напевает синичка», – раскрыл он быстро немудреную тайну.

– Тебе изменила память, девочка! – воинственно затоптался Тибор. – Как раз вчера я и мать Дани обменялись между собой мнениями. Да, по-моему, это было вчера.

– А сегодня совсем не вчера! – стараясь запутать старика, воскликнула с загоревшимися глазами Беата.

Но Тибор был в боевом настроении.

– Это я знаю прекрасно, милая. Сегодня же воскресенье.

– Да, конечно…

– При чем же тут «да, конечно»? Я ведь говорю о другом.

– Дядя Тиби, послушай! В воскресенье у Зебулона экзамен.

– В воскресенье? – неуверенно спросил Тибор, потому что с временем он был в неладах постоянно.

– Конечно. В будущее воскресенье.

Вот тут-то Беата и просчиталась – Тибор снова попал в колею верного времени. По лицу его разбежались хмурые морщины, и он обратился к Керекешу:

– Тамаш, не верь, что в такой поздний час Дани выпустят из дома на улицу. Вчера я разговаривал с его матерью, и должен тебе сказать, что Дани такой свободы не предоставляют…

– Разумеется, – сказал Керекеш, любуясь розово-белым личиком Беаты.

– В каком это смысле? – спросил Тибор.

– В каком я сказал.

– Тамаш, я удивлен. Мальчик бродит допоздна неизвестно где и вовсе не с Дани. Если бы с Дани, куда ни шло. Дани прекрасно воспитанный, совершенно нормальный мальчик…

Тишина. Магда включила фен. Беата следила за лицом Керекеша. Он пристально и задумчиво смотрел на светлый круг, который отбрасывала лампа. Беата, пожалуй, знала, о чем думал отец.

Он думал о том, что Дани нормальный воспитанный мальчик, а вот Жолт…

Беата выключила жужжащий фен и с непривычной резкостью вдруг заявила:

– Дани всегда ходит вместе с Жоли. Даже когда его не пускают.

– Вот как? – сказал Керекеш, с усилием овладев лицом, чтоб не дать ему расплыться в улыбку.

– С чего ты это взяла? Он тебе это сказал? – спросила Магда, ободряюще обнимая Беату за плечи.

– Конечно! – с горячностью сказала Беата. – С Жоли все пойдут. Кто угодно.

– Ну да! – презрительно сказал Тибор. – Потому он и бродит с собакой один.

– Не потому. А потому что со всяким Жоли ходить не станет!

– Вы мальчика страшно избаловали! Слышишь, Тамаш? – возвестил Тибор, тыча в воздух костлявым указательным пальцем. – Мальчик хороший и умный, тут ничего не скажешь, но воспитывать его надо тверже. Да, тверже.

Магда придумывала предлог, как выпроводить Тибора прежде, чем муж утратит терпение. Но ото оказалось невозможным – Тибор умолкать не желал.

– Вы говорили, что мальчик болен. А по-моему, Тамаш, твой друг доктор Амбруш несет невесть что. Мальчик говорит прекрасно! Вот на днях он стал меня обучать стихам, и я чуть не сломал язык. Я их уже не помню… погодите… Ну вот: «Ехал грек через реку…»

Все засмеялись.

А Беата продолжала:

Видит грек: в реке рак!

Сунул грек руку в реку.

Рак за руку грека цап.

– Бесценный мальчик, – нерешительно оглядываясь, вдруг сказал Тибор. – Привет, милая, – махнул он Беате, – спокойной ночи!

Он пошел к двери, устало волоча ноги и растроганным голосом отклоняя предложение Магды прислать для массажа Жолта, как только он вернется.

– Да я совсем не желаю массажа, – говорил Тибор.

Магда проводила старика в его комнату, потом отвела в детскую Беату.

– Ложись спать, Беата.

– Я лягу, но спать пока что не буду.

Керекеш погасил свою электропушку.

Магда вернулась и попыталась завязать непринужденный разговор:

– Тибор просто чудак и день ото дня становится все рассеяннее.

Керекеш поморщился и промолчал.

– Беате десять лет, и она прекрасно все понимает, – продолжала Магда.

– Ах, Беата пристрастна. Критическое отношение и обожание просто несовместимы.

– Но она, без сомнения, знает, за что любит Жолта, – сказала, маневрируя, Магда.

– Мы говорим не о Беате. Мы всегда говорим только о Жолте. Тебе это еще не надоело?

– Мне – нет.

Несколько минут оба молчали. Керекеш стоял перед книжной полкой.

Он взял книгу, в нерешительности ее раскрыл, потом резко захлопнул.

– Все вздор!

Магда поняла, что спора не миновать.

– Пока Амбруш забавлялся тестами, я искал. Искал и наконец нашел. У мальчика определенно скачущее давление, – сказал Керекеш.

– Прежде ты никогда об этом не говорил.

– Не говорил, потому что стабилизировал давление. Но я еще не знаю, симптом это или уже заболевание.

– А… что он означает? Амбруш…

– Амбруш! Тот, у кого прыгает давление, болен. И его надо лечить, а не копаться в его душе.

– Я хотела сказать, что Амбруш добился потрясающих результатов.

– Прекрасно. Допустим, что это так. Два месяца назад расстройство речи исчезло.

– Не только расстройство речи…

– Да, да. Мальчик стал мягче. Прекратились его отвратительные выходки. Но ведь он и в школу не ходит. Так что все это чепуха. Директор школы, спросившая так театрально: «Мы Жолта лишим коллектива?!», в конечном счете оказалась права. Вопрос был поставлен высокопарно, тем не менее директор права. Психоневролог Амбруш прекрасный, но он всегда слегка заблуждался…

Магда молча кусала губы. Керекеш с возрастающим раздражением видел, что жену убедить не удалось.

На лбу у него заблестели капельки пота, и он сердито продолжал:

– Не спорю, Амбруш как личность оказывает на мальчика благотворное влияние. Но все остальное – блеф. Знаешь ли ты, что, когда Фери сообщил мне свои премудрые выводы относительно Жолта, мне понадобилось все мое самообладание, чтобы сдержаться, не выйти из себя? Тринадцать лет я слежу за каждым движением сына, и вдруг на сцену выходит великий чародей и ошеломляет меня несколькими банальностями, которые он выкопал из своих тестов. То, что он мне сказал, не было для меня откровением. Мальчик декоцентрирован. Грандиозно! Открытие Америки! Он жаден до нового, любознателен, но объекты его любознательности постоянно меняются. Очередное открытие Америки. Я вежливо сказал Амбрушу, что я весь внимание. Следующее откровение: расстройство речи, возникшее у него в три года, результат того, что он якобы не смог безболезненно пережить распад семьи. Еще бы! Такое вообще нелегко пережить, даже любому взрослому человеку. Он шепнул мне, что Жолт страдает отцовским комплексом. Под этим, очевидно, следует понимать, что мальчик боится меня и моих к нему требований и старается это как-то уравновесить. Потрясающее открытие, сплошь новизна и свежесть. Когда же он отдал приказ свести мои аналитические беседы с сыном до минимума, у меня появилось желание поздравить его. Что может быть нелепее всего этого! Ведь Жолт осатанел именно тогда, когда я почти перестал с ним разговаривать… Почему ты молчишь? Ну скажи что-нибудь!

– Получается вот что, – медленно проговорила Магда, – все, что ты знал, Амбруш узнал через мальчика.

– Я должен этому верить?

– Ты должен этому радоваться.

– Милая, чему же я должен радоваться? Его трюкам? Надеюсь, он сумел узнать через мальчика, что мое настойчивое требование не провалиться по математике исходит не от меня одного.

– Возможно, Амбрушу удалось и это.

– Смешно!

– Тамаш… спорить с тобой сейчас трудновато… но тут, по-моему, дело в другом. Мне кажется, что главное состоит в подходе Амбруша. Именно подход Амбруша и есть та неведомая сила, которая, очевидно, и обладает особой властью над мальчиком. Возможно, какой-то магической властью. А ты возмущен, что эта власть не твоя.

Керекеш остолбенел.

– Разумеется. Я не настолько эмоционален. Я просто не верю в метод лечения Амбруша. Какие-то заклинания. Это блеф. Через две недели он возвращает парню здоровье. Возможно, Жолт больше не будет заикаться. Это возможно. Но что еще изменилось? Его нервная система окрепла? Амбруш избавил его от наследственной расслабленности? Теперь мальчик станет трудиться, теперь у него появится чувство обстановки? Чудо-доктор сотворил ему новый характер? Вздор! Все осталось, как было. Он поддерживает Жолта с помощью весьма зыбких, туманных советов, а я по-прежнему буду бороться, как зверь, чтоб не стыдиться за собственного сына, не искать ему легких путей и не засунуть потом в какую-нибудь дыру, где его будут только терпеть, как терпели когда-то Тибора. Почему никаких этих комплексов нет у Беаты? Я ведь тот же, а Жолт и Беата такие разные!

– К счастью, – вставила Магда.

– К счастью для Беаты, – быстро уточнил Керекеш. – Труд для Беаты естественен, Беата знает, когда, что и кому сказать. Беата безошибочно чувствует, с кем она говорит, и заранее обдумывает манеру речи. А Жолт?

– Оставим это. Почему Жолт должен обдумывать все заранее? Ему только тринадцать лет.

– Скоро четырнадцать. А он лишь попусту тратит время. Так же, как его мать.

– Тамаш, мне неприятно слушать это.

– А мне неприятно говорить.

– К тому же это какое-то упрощение, внушенное злостью. Мать не виновата. Что она может с собой поделать? – сказала Магда.

– Упрощение? Пусть так. Но упрощаю не я, а жизнь. Дети приносят с собой задатки то отцов, то матерей. Таков закон. Закон этот иногда бывает хорош, иногда плох… Который час?

– Четверть одиннадцатого.

– Вот, пожалуйста. Он не чувствует, что его ждут. Или ему на это попросту наплевать. Ты думаешь, с ним что-нибудь такое стряслось?

– Нет, не думаю.

Мысли у Магды метались, как в лихорадке. Но ни муж, ни она не желали признаться, что каждого из них гложет тревога. Они замолчали.

Керекеш потирал лицо, Магда давила в пепельнице еще горящую сигарету.

– Словом, помочь ничем нельзя, – раздраженно бросил Керекеш.

– Можно. Но помощи надо ждать не от Амбруша.

Керекеш вмиг перенял ее тон, и оба яростно кидались словами.

– От кого же?

– От самого Жолта.

– Ты в это веришь?

– Только в это я верю.

– Прекрасно!

– Мальчик для тебя как камень на шее.

– Это ложь!

– Нет, не ложь! Зачем отрицать! Ты знаешь, что такое снежная слепота?

– Я столько лет так страшно напрягал свое зрение, что ничего удивительного, если я ослеп.

– Тамаш, я очень боюсь, что ты не сможешь ему помочь.

– А кто поможет? Отступиться от него я не могу. Все-таки я отец.

– Мальчик чувствует, что ты не веришь в него.

– Это он чувствует прекрасно. И я поражен, что он согласился продлить каникулы.

– Ему посоветовал это Амбруш, а он с доверием…

– К черту доверие! Почему он не стал брыкаться, что его причислили к контингенту больных? Он ведь не болен! По-моему, больше месяца, как он совершенно здоров.

– Это действительно на него совсем не похоже. Спроси Амбруша.

– Зачем? Мальчишке просто нравится шататься без дела. Как будто мы этого не знаем!

Магда встала и вынесла наполненную окурками пепельницу. Потом открыла окно, выглянула украдкой в сад и глубоко вздохнула. Она видела, что Керекеш устало улыбнулся.

– Как странно. У нас с тобой нет разногласий, мы никогда не ссоримся. Единственная тема – Жолт…

– Нет, мы не ссоримся! Даже теперь!

– Нет?

– Нет! Но у Жолта такой сложный, противоречивый характер…

– Это бесспорно… Половина одиннадцатого. Я больше не могу сидеть и ждать.

Магда снова подбежала к окну, на лице ее было отчаяние, но она еще пыталась бороться.

– Сейчас он придет. Не волнуйся.

Глаза Керекеша вдруг увлажнились.

– Этот мальчик никогда в жизни не ждал меня. Всегда жду я.

– Да вот он идет. Успокойся.

Керекеш махнул рукой. Отвернулся, подышал на очки. Тихо хлопнули снаружи ворота. Но знакомого пошаркиванья ног слышно не было.

Магда вопросительно взглянула на мужа.

– Он привязывает собаку, – сказал Керекеш.

Оба прислушивались. Мальчик, должно быть, шел на цыпочках. Вот скрипнула дверь прихожей, раздался короткий щелчок, и наступила долгая тишина.

Магда шагнула к двери, но Керекеш сделал предостерегающий жест: никаких встреч.

Они ждали. Ждать пришлось долго. Потом послышалось тихое урчание воды и приглушенный смех.

Жолт прокрался в приоткрытую дверь. Лицо его было чистым, смугло-румяным, глаза с восточным разрезом то вспыхивали, как пламя, то гасли до черноты.

Он стоял смущенный, выставив вперед ногу и нервно отстукивая по паркету ритм.

– Я пришел, – сказал он.

Керекеш сморщился, словно голову его пронзила нестерпимая боль.

Магда вскочила. Лицо ее было бледным, нервы до предела натянуты.

– Я взгляну на Беату, – шепотом сказала она и собралась уже выскользнуть.

– Она спит, – сказал Жолт, остановив ее взглядом.

– Ты ошибаешься, – сдавленно, но ледяным тоном произнес Керекеш. – Беата ждет тебя.

– Уже не ждет. Я прочел ей одно двустишие, она засмеялась и сразу заснула.

– Она тебе не сказала, что мы все совершенно измучились?

Керекеш говорил как-то странно, словно бы жалуясь. Жолт слушал очень внимательно.

– Сказала. Что вы беспокоились. А Тибор вышел на сцену уже в девять часов. И выступил с заявлением, что воспитывать меня надо тверже, а вы меня распускаете.

Керекеш кашлянул. Это был сигнал Магде: внимание, ты слышишь – опять та же дурацкая болтовня! Разве я не был прав?

На лице Жолта появилась блуждающая усмешка, и он привалился к двери.

– Отойди от двери, – буркнул Керекеш.

– Господи, где ты так долго был? – с испугом вмешалась Магда. – У тебя остановились часы? – спросила она, взглядом гипнотизируя Жолта.

Жолт поднес к уху часы:


– Нет. Идут. Просто я бродил по лесу и, кажется, сбился с дороги. То есть дорогу потом я нашел, но с трудом… – Жолт приглядывался к отцу и одновременно с ужасом прислушивался к себе: в горле у него зашевелился липкий комок. И Жолт пошел напролом. – Я много сегодня думал, – сказал он с расстановкой, чеканя каждое слово и глядя отцу в глаза.

Керекеш насторожился. Он не верил, что пришла пора радоваться. Но ведь он ясно, отчетливо слышал: Жолт сегодня думал, к тому же много.

– О чем же ты думал? – спросил он, оживившись.

– Мне надоело шататься. Всегда одному.

– Только-то и всего?

Отец был слегка разочарован. Но Жолт все же чувствовал, что выстрел его почти попал в цель. И язык его сразу стал подвижным.

– Завтра я пойду в школу.

Керекеш посмотрел на Магду. Жолт перехватил его взгляд, но не догадался о причине, вызвавшей у отца изумление. Керекеш, весь подозрение, привычным жестом сдвинул на переносице очки.

– Тебе, очевидно, посоветовал это Фери Амбруш?

– Хм! – презрительно хмыкнул Жолт.

– Ты опять за свое? – спросил его Керекеш.

– Ага, – сказал Жолт, стараясь говорить в своей обычной манере. Он надеялся, что ком в горле от этого рассосется. Кажется, он исчез… Кажется, его нет…

Керекеш не понял состояния сына и сделал неловкую попытку перейти на шутливый тон:

– Ну что ж, доктор Амбруш еще побеседует с твоей душой.

Жолт пожал плечами.

– Завтра я пойду в школу, – упрямо повторил он.

– Итак, ты принял решение один. В лесу, наедине с самим собой.

– Не наедине. А вместе с Зебулоном.

В темном стекле окна Жолт увидел, как Магда у него за спиной делает какие-то знаки.

– Папа, – сказал он, – Магда хочет тебе что-то сказать.

Магда сконфуженно засмеялась.

– Поздно уже… Вы спать не хотите? – вышла она из неловкого положения.

Керекеш бросил на нее выразительный взгляд, и Жолт понял, что их педагогический спор не закончен. «Оставь свой допрос, не мучь бедного мальчика». – «Я знаю, что делаю, а ты пытаешься все замазать. Мальчик видит в окне, что ты как безумная размахиваешь руками». – «Ладно, ладно, действуй как знаешь».

Жолт развлекся этим беззвучным диалогом и затем решил, что наконец он свободен.

– Я прощаюсь, – сказал он. – Спокойной ночи! Спокойной ночи!

– Ничего подобного! Останься! – Керекеш едва сдерживал раздражение. – Ответь мне, пожалуйста, хорошо ли ты все обдумал? Не случится ли снова беды?

Жолт, гримасничая, молча тер нос и в то же время был предельно внимателен. «Вам угодно было спросить, не случится ли снова беды. Вопросик что надо. Отдает гениальностью». У отца напряженные глаза. Разгадать его мысли сейчас не трудно. Прохладный сентябрьский воздух, струившийся сквозь приоткрытое окно, словно раздул тлеющий внутри Жолта жар, и Жолт вспыхнул. Так и есть: папа страшно боится, потому что не знает, кто пойдет завтра в школу. Кто? Да Жолт Керекеш, упрямый, «декоцентрированный» Жолт Керекеш, – познакомьтесь, пожалуйста! Он сын главврача и невозможный проказник, с которым отец не в состоянии справиться; он типичный, отъявленный двоечник, да он просто дубина – неужто не знаете? К тому же этот тип заикается, еле-еле выговаривает слова; вызовут его отвечать, а он ква-ква – на потеху целому классу; словом, все по-дурацки, но ведь это несчастье, пусть комическое, а все же несчастье, – вот о чем отец наш изволит думать.

– Если ты в себе не очень уверен… – начал Керекеш, желая ему помочь.

– Почему я должен быть в себе не уверен! – высокомерно бросил Жолт.

Но Керекеш развивал уже новую мысль и не обращал внимания на Магду, умолявшую его глазами, чтоб он, ради бога, замолчал.

– Ты прав, Жолт. Иди в школу. Надо быть среди людей. Я никогда не был сторонником этой программы отшельнического уединения. И попробуй трудиться. Но не так, как прежде, а по-настоящему. Согласен? А я побеседую с Фери Амбрушем и с твоим директором.

– До верстака мне все это.

– Что?

– Согласен.

– Я рад, что ты принял решение сам.

– Тогда я сейчас же иду спать.

– Конечно! Двенадцатый час, – нервно вмешалась Магда.

– Минутку, – сказал Керекеш. – Итак, ты и Зебулон бродили по лесу. Расскажи что-нибудь.

– Что-нибудь? – спросил Жолт. И бросил взгляд на Магду.

Магда тут же подала знак: отец сегодня, дескать, слегка чудит, надо с этим смириться!

Все еще сердясь, но уже не испытывая страха, Жолт заметил, что отец пристально смотрит на его губы. «Ага, мы приглядываемся. Даешь практику речи с округлыми фразами! Мои лицо и горло под неусыпным наблюдением. Сейчас придется глотнуть, но это не в счет. Что ж, давайте, экзаменуйте, – язвительно думал Жолт, – и я расскажу вам про «грека». «Ехал грека через реку…» Нет, материал для экзамена неподходящий. Надо что-нибудь… как его… оригинальное. Тогда сочиним про зайчишку. Хотя про зайца, кажется, уже было. Правда, давно, но было. Ладно, расскажем все-таки про зайчонка, и отец все проглотит, не поперхнется».

– Зебулон нашел зайца, – начал Жолт, снисходительно усмехаясь.

– Не говори! – Керекеш разыгрывал величайшее изумление, и очки его хитровато поблескивали.

– Ты же сам просил. Так как же: говорить или не говорить?

– Разумеется, говорить. Я тебя слушаю.

– Зебулон случайно нашел гнездо. В траве, у самой дороги. А в гнезде сидел зайчик. Такой мини-зайчик, величиной с мою ладонь. Нет, с ладошку Беаты. Мне хотелось узнать, как он сюда попал. А Зебулон ступил на гнездо и поднял лапу. Потому что Зебулону важно одно: может он схватить зайчика или нет. Тогда я сказал ему следующее: «Что за низменные помыслы, Зебулон! Воспитанная собака не должна думать только о том, как сожрать зайца». Продолжать?

– Конечно, – сказал Керекеш, внимательно следя за речью Жолта.

– Откуда же взялся зайчонок? – спросила сконфуженно Магда, зная, что Жолт обо всем догадался.

Жолт повернулся к Магде и стал объяснять, слегка подражая тону проповедника:

– Он попал туда вместе с зайчихой, которая спустилась в долину. Какое-то время они кормились в кооперативном саду. Потом явилась собака, а может быть, человек или кто-то еще. Зайчиха убежала на холм, а детеныш приютился в траве.

– Почему ты говоришь в такой поповской манере? – спросил Керекеш.

– А что, непонятно? – скрипучим голосом, неприязненно спросил Жолт.

– Отчего же? Понятно.

Воцарилась тягостная тишина.

– Что же стало с зайчонком? – разрядила напряжение Магда.

– Я завернул его в лист лопуха и отнес на холм.

– В лист лопуха? – спросил отрешенно Керекеш.

– Чтобы не было запаха человека.

– Понятно.

– Теперь мне уже можно лечь? Спокойной ночи!

Жолт попятился к двери.

Керекеш сделал несколько неуверенных шагов, но Жолт, словно спасаясь от преследования, выскользнул молниеносно за дверь.

– Этот экзамен был не только не нужен, но и бестактен, – с упреком, с досадой сказала Магда.

– Возможно, – ответил Керекеш. – Но я должен был знать, в состоянии ли он связно вести рассказ.

Магда молчала и думала о том, что муж ее, как ни странно, совершенно не сознает своей бесчувственности. Как он этим похож на сына или наоборот: сын на него. Одним словом, феноменальное сходство.

Керекеш не мог заснуть. Он курил, стараясь избавиться от чувства неловкости.


*

«Так обстоят дела!» – с безмерным удивлением сказал себе Жолт. Он машинально сполоснул водой лицо, переоделся в пижаму и легкими шагами вошел в свою комнату. На половине Беаты было полутемно. Девочка спала очень тихо. Жолт всегда с любопытством заглядывал к ней и прикидывал расстояние от одеяла до звезды висевшего на стене ковра: если при дыхании они друг друга касались, значит, все в порядке, девочка спит. Обычно он говорил ей несколько слов, но вообще-то будить ее не имело смысла, потому что Беата лишь улыбалась слипающимися, затуманенными глазами, что-то невнятно лепетала и, счастливо вздохнув, тут же засыпала опять.

По волнистому желобку кинопленки Жолт запустил стальной шарик. Шарик противно застучал по паркету, но Беата и от этого не проснулась. В какие безвестные дали унесли ее сны? А могла бы проснуться, хотя бы раз в жизни, чтобы выслушать его историю. Ведь что-то произошло. Но что? Что, черт подери, произошло? Жолт все еще чувствовал на лице холодный, изучающий взгляд отца. А потом, без всякого перехода, его щек, играя, коснулись мягкие руки Ольги. Для начала эти ощущения надо было как-то разъединить.

«Ну, посмотрим», – сказал себе Жолт и стал резко насвистывать сквозь зубы.

Беата зашевелилась, и Жолт бросился к ней. Она подняла русую голову. Сонный, затуманенный взгляд и чуть удивленная улыбка.

– Ты свистишь? – спросила она.

– И ты засвистела бы, если б знала, что сегодня случилось. Ты проснулась, Беата?

– Да, – послушно ответила девочка.

– Нет, ты совсем не проснулась. Иначе бы ты спросила, что со мной сегодня произошло.

Приподняв голову и пытаясь проснуться, Беата что-то забормотала.

– Наконец-то я перестал чувствовать себя букашкой, – сказал Жолт.

Голова Беаты медленно поникла.

– Ну ладно, спи. – Жолт побрел на свою половину, обходя на ковре круг света от лампы. – Главное – что я перестал быть ничтожеством, я уже не букашка! Линзу, о которой мне рассказывал Амбруш, я держал спокойно, без всякого напряжения. И мог держать ее бесконечно. Надо бы рассказать это Амбрушу. Но как я ему расскажу? Ведь в этом же вся загвоздка. Ясно одно: Амбруш был прав, когда говорил, что и я могу все душевные силы собрать хотя бы в «крошечный фокус», как Григорс, победивший злого брата.

Это был, очевидно, рассказ, который прочел ему Амбруш, внимательно следя за выражением лица мальчика и зачем-то прикрыв обложку книги. Жолт запомнил название: «Удар кулаком». Удар этот был особенный. Его делала мощным не физическая сила. Злобный брат Григорса – Франн черпал силу в своем мускулистом, грубо скроенном теле. А у Григорса был дар необычный: когда ему было нужно, он все душевные силы собирал воедино и вкладывал в свой удар.

Амбруш объяснил это так: увеличительная линза в свою выпуклую поверхность собирает солнечные лучи; если под пучок этих лучей подставить руку, рука моментально дернется…

– И убьет букашку, – подхватил Жолт.

– Вот именно. И у тебя есть нечто вроде этой линзы. Как у Григорса…

Тогда у Жолта мелькнула мысль, от которой даже блеснули глаза: это новое знание пригодится ему когда-нибудь в драке.

Жолт бросился на низкую тахту, погасил под красным абажуром лампу и при неоновом свете, проникающем с улицы, глубоко задумался. Что же это? Неожиданно встретив Ольгу, припоминал Жолт, он вдруг ослабел и сразу ощутил набухающий в горле ком. Но длилось это считанные секунды, потому что он, как Григорс, собрал в «фокус» все свои душевные силы… и кома в горле не стало. А потом, когда пальцы Ольги коснулись его лица, он задышал полной грудью, легко и вольно вбирая свежий, прохладный воздух, и понял, что муке конец: больше ему не придется ловить поминутно ускользающие звуки. «Где-то во лбу у меня скрыта эта самая «линза», но не Амбруш ее нашел. Амбруш только хотел, чтоб она у меня была. Я почувствовал ее сам. Когда папа, уставившись на мои губы, велел мне рассказывать, я стал спокойно рассказывать. Потому что собрал свои силы в «фокус»… И я сразу же разгадал папину мысль. Значит, я могу сказать Амбрушу, что случилось: больше я не букашка, не тля. Таковы дела», – думал Жолт уже в преддверии сна.

Ночью он много раз просыпался, но и в полусне мысль его оставалась отчетливой, ясной. «Магда тоже заметила, что я выстоял в разговоре с папой. Это случилось впервые. Таковы дела».

Ближе к рассвету Жолт снова насторожился. Что-то спросонок бормотала Беата. Его обступили страхи: а вдруг завтра в школе ребята снова станут над ним потешаться. Что тогда? И тут он почувствовал, как от одной этой мысли силы его собрались в кулак. Что тогда? Очень просто – бить, как Григорс! Не теряться, не заикаться, а победить. Так и будет! Жолт опять задремал и на рассвете проснулся с чувством пронзительной радости. Ему казалось, что он на вершине счастья и что с этой вершины он смотрит вниз, в освещенную мягким послеполуденным солнцем долину, а в зеленой долине на красной скамье в синем платье сидит Ольга.


*

Жолту, как сказал доктор Керекеш, скоро будет четырнадцать. Как сложится судьба мальчика, сейчас сказать трудно, и говорить об этом – значит, пускаться в область гаданий или фантазий. Будущее не написано в книге судеб; ни опасения доктора Керекеша, ни добрые чаяния доктора Амбруша не могут определить заранее будущность мальчика. Просто надо надеяться, что после своего второго рождения Жолт Керекеш станет соразмерять свои силы.

Что сказать ему на прощание?

Собери все мужество, и доброго пути тебе, Жолт! Сил у тебя достаточно, и от тебя лишь зависит по дороге эти силы не растерять.

БЕЗ ДИДАКТИЧЕСКИХ ГВОЗДЕЙ

Каждый рождается дважды… Но что значит это второе, нефизическое рождение? Каков путь к нему?

Шандор Шомоди Тот, написавший светлый, сверкающий юмором роман о воспитании души подростка Жолта, не спешит сразу привести читателя к полезным и поучительным выводам.

Чудесных превращений здесь нет. Мы всерьез заинтересованы судьбой Жолта, вместе с писателем переживаем каждую ошибку юного героя и радуемся его душевному обновлению.

В прошлом педагог и воспитатель, воспитатель по призванию, Шомоди Тот любил и знал своих воспитанников, их характеры, психологию, глубоко и тонко понимал мотивы их поведения, был к ним добр и справедлив, и они платили ему безграничным доверием и любовью. Не его ли двойник в романе – доктор Амбруш!

«Самыми беззаветными моими друзьями, – сказал однажды писатель, – всегда были дети. Что бы я ни делал – преподавал или вел воспитательную работу в коллегиуме, писал учебник или роман о детях и для детей, – мой интерес к ним ни на минуту не угасал, и трудом моим были нескончаемые задушевные разговоры с детьми. Мой вечный животворный источник – дети…»

Второе рождение Жолта происходит незадолго до его четырнадцатилетия.

Жолт в семье главврача Керекеша считается трудным ребенком. Еще не познакомившись с ним непосредственно, мы наслышаны из уст дяди Тибора о том, сколько забот, неприятностей «подарил» он ближним своими «блистательными» проделками: побегом из дома, взрывом, двойками, грубостью. По мнению дяди, Жолт «неисправимый бродяга и плут».

Трудные отношения сложились у Жолта с отцом. «Каждый божий день мой сын терзает мне нервы», – жалуется доктор Керекеш жене. Не только терзает нервы, но и задает психологические, педагогические загадки. Керекеш теряется, не знает, как воспитывать сына.

В отличие от дяди Тибора, который этот трудный педагогический вопрос решал просто – нужен метод твердой руки, – доктор Керекеш не так прямолинеен и самонадеян. Автор художественно убедительно показал, что отец Жолта неплохой человек и любит сына, но от этого их отношения не менее драматичны. Он упорно ищет путь к душе Жолта, анализирует его поступки сам и вместе с женой. Мы не раз становимся участниками его педагогических размышлений и педагогических баталий, разыгрывающихся в доме. А Жолт с каждым днем задает своим родителям всё более трудные педагогические задачи.

Вот он – правда, как выясняется, ради познания – с помощью увеличительного стекла сжигает букашек… Вот он, поздно придя домой, влезает на дерево и с наслаждением наблюдает поведение встревоженных его долгим отсутствием родителей… Вот он впервые напивается пьяным…

А между этими поступками долгие разговоры с отцом, наставления, угрозы, даже затрещина (правда, единственная и никогда потом больше не повторявшаяся)… И все без пользы, без результата.

«Постепенно я начну мыслить так же, как этот Липтак, – говорит, отчаявшись, доктор Керекеш жене. – Почему некто совершает дурные поступки? Потому что он негодяй».

Как соблазнительно и легко назвать Жолта бесчувственным негодяем, гаденьким хулиганом (глава пятая «Ты просто гаденький хулиган!»). Но разве это объяснит что-нибудь в Жолте и разве поможет ему такая характеристика! Они, эти характеристики, даются отцом после каждого проступка Жолта, их много, и в результате сам Керекеш ни в одну из них не верит (в противном случае, зачем их постоянно менять?). Керекеш попадает в заколдованный педагогический круг.

Третьему наставнику Жолта, его мачехе Магде-два, дано иначе видеть Жолта. Поэтому она меньше спорит с Жолтом и больше – с мужем, доктором Керекешем, в обращении которого с сыном она находит немало изъянов. Ей, как и Жолту, не по душе метод проработок. «Магда понимала, – пишет автор, – что пристрастные расспросы и поучения отца едва ли улучшат отношения между ним и сыном». Магда даже называет Керекеша диктатором, знающим только одно: приказывать и наказывать. Но Жолт не слышит этих размышлений Магды о нем самом. Магда делится ими с мужем. С Жолтом же она ровна, приветлива, заботлива. И вовсе не потому, что ее положение в доме несколько иное, чем положение родной матери.

Шомоди Тот вовлекает нас в сложный мир отношений в семье постепенно, заставляя нас самих думать и размышлять о Жолте и его поступках. В начале романа он как бы закадровый герой. О нем много говорят дядя Тибор, отец, Магда, учителя и соседи. И вот появляется сам Жолт… «В половине десятого в квартиру ввалился Жолт, с головы до ног покрытый пылью и похожий на поседевшего в молодости негра. Он был не один. За ним на какой-то ветхой веревке ковыляла пятнистая дворняга с гремящими, как у скелета, костями и глазами, подернутыми старческой катарактой. На вид ей было лет двадцать…

Жолт рывком втащил ее в квартиру и, посмеиваясь от смущения, сказал:

– Она сирота, эта собака. Ее потеряли. Я найду хозяина, и дело с концом. А пока пускай поживет у нас. О'кэй?

Керекеш встал, молча вышел в свой кабинет и так хлопнул дверью, что она треснула, как сломанная кость».

Это одна из завязок романа. Я не случайно подробно привожу эту сцену.

Теперь мы видим все как бы двойным зрением: своим собственным и окружающих Жолта людей. С этой сцены нам приоткрываются чувства Жолта, о которых, как говорит Магда, они с отцом «почти ничего не знают».

Отец не понял Жолта. Он подумал, что сын, может быть, украл это «жалкое, отвратительное животное». И зачем? Ведь это же убогая карикатура на предмет страстных мечтаний Жолта.

Но дело ведь не в карикатуре, не во внешнем! Здесь важно понять и оценить чувства Жолта! Он, мечтавший о прекрасной собаке, вдруг трогательно заботится о бездомном существе. И мы видим, как автор тонко, неназойливо меняет мнение о Жолте как о бесчувственном мальчике. Оказывается, он любит животных, у него есть чувство жалости, сострадания. А как же быть с мухами, которых Жолт умерщвлял с помощью увеличительного стекла, рассматривая в микроскоп их предсмертные судороги? Казалось бы, эти эмоции и поступки оправдать невозможно. И тем не менее здесь есть оттенок, и очень важный: Жолт это делает не из желания насладиться страданиями насекомого, а совсем по другой причине – его привлекает наблюдение, анализ, момент познания.

Пытливость, иногда слишком обостренная, никогда не покидала Жолта, даже в самых неподходящих для нее случаях. Когда отец ругал Жолта за его проступки, сын не реагировал на его слова, а внимательно изучал его поведение, словно читал захватывающую книгу.

«Тогда ему даже и в голову не пришло считать свой поступок преступным. Они же его не видели, а у него вдруг такая возможность: проследить поведение их в необычных и тягостных обстоятельствах – ведь это редкостный, изумительный случай!»

Разумеется, трудно принять то, что Жолт, как бы анатомируя поведение людей, реакции учителей и родителей, их жесты и мимику, почти не придавал значения тем страданиям и эмоциям, которые он своими поступками вызывал. В этом есть, как говорит писатель, «что-то уродливое, атавистическое».

Однажды он пытался анатомировать и себя. Попав в компанию завзятого драчуна и воришки Хенрика, он пил водку, но не из удовольствия, а опять-таки из любопытства. Ему хотелось заглянуть в себя, чтобы узнать, что творит алкоголь.

Та же самая пытливость Жолта превращает его поездку с Дани в Зебегень в содержательный, необыкновенный день. Если Дани «все равно», кого увидеть в лесу, зайца или косулю, «все равно», отчего умер уж, то Жолту это в высшей степени интересно. Он с жадностью исследователя рассматривает растерзанного, окровавленного ужа, сообщает равнодушному к его увлечению Дани много интересных сведений о внутреннем строении ужа и по некоторым приметам точно определяет, что уж стал жертвой сарыча. Зачарованно и с восхищением наблюдает Жолт за детенышами-косулями.

Но не только пытливым и умным, понимающим и чувствующим красоту природы раскрывается в этой поездке Жолт. Автор дает нам возможность заглянуть и в его сердце, открытое добру.

Доволен ли Жолт собой? Можно ли считать его слова другу «В том-то и беда твоя, Дани, что никогда у тебя не хватит духу выкинуть настоящее коленце» основой его жизни? Думается, что нет. Это амплуа его случайного знакомого Хенрика, подбившего Жолта к выпивке и к нелепым кражам в магазине. Но Жолту «подвиги» Хенрика вовсе не по душе, и он бежит из его квартиры с ее диковинным хламом, бежит от ее отвратительных хозяев. И осадок от этой истории остается у него скверный.

Но еще более прозревает Жолт во время игры Дани на гитаре. Это случилось на торжественном вечере, посвященном окончанию учебного года. Дани, которого Жолт упрекал в неромантичности, играл потрясающе. И тогда Жолт понял, что его близорукий, внешне такой незаметный друг разительно отличается от всех. Он был словно укор многим – в том числе и Жолту, – из кожи лезшим, чтобы на них обратили внимание. Вмиг обесценились «блистательные проделки» Жолта, и он мысленно творит исповедь:

«Смотрите все, старики, малышня! Вот я, Жолт Керекеш, зверски интересный парень, тот самый, который веселится порой на уроках во время объяснений учителя, потешается над зазевавшимися растяпами, который и бровью не поведет, если его срежут по какому-нибудь предмету, потому что главное для него – «блистательные» проделки, сверкающие, как ртутные шарики, он набил ими до отказа карманы и разбрасывает, где ему вздумается… Но в конце концов он остается один; один со всеми своими ртутными шариками, и о нем забывают начисто; а ртутные шарики раскатываются и, утратив блеск, становятся просто грязными шариками».

Жолт умеет анализировать свои поступки, отличать добро от зла. И если он совершает ошибки, то вовсе не из-за упоения ими. У него открытое лицо. Он искренен. Когда отец говорит ему о необходимости быть скромным, он соглашается, но предложение читать Йокаи отвергает: он ему не интересен.

Ему бы очень хотелось ладить с отцом, разговаривать с ним, а не выслушивать только его назидания. «Если бы отец мог разговаривать о другом, а не только об успеваемости и «будущем», Жолт рассказал бы ему, в какой отличной форме находится Зебулон, как прекрасно он сдал экзамен на горе Шаш и получил бронзовую медаль. Каким интересным и человеческим мог стать разговор о Зебулоне». Но сам изменить трудные отношения с отцом он не может, не хватает душевного опыта. И он то затевает с ним спор или чаще совсем уходит от спора, разыгрывает перед отцом «дурачка», превращается в ничто. Он боится отца. И эта боязнь, страх развивают в нем уже, казалось, оставившую его болезнь – заикание. Но более страшен, чем эта болезнь, развившийся комплекс неполноценности. В этот образ никчемного, неудавшегося мальчика Жолт поверил. «Я ничего не знаю и не умею», – говорит он в порыве откровенности матери.

Ему было бы совсем нелегко, если бы не любовь и нежная привязанность к нему его милой, доброй младшей сестры Беаты и собаки Зебулона. Собаку приобрели недавно, но мечтали о ней давно. Отец полагал, что она поможет исправить Жолта. Зебулон пылко привязался к Жолту. «Неистощимая, беспричинно горячая любовь Беаты и Зебулона его как-то стесняла и тяготила. И еще одно смущало его: когда он с ними встречался, его наполняла непонятная тихая радость.

Никогда в жизни Жолт не доискивался причины, почему его любят девочка и собака. Да если бы он и думал над этим, что бы он выяснил? Что он мог знать о чувствах, налетающих внезапно, как вихрь? Жолт понимал, что привязанность к нему Беаты и Зебулона в его нынешнем положении ничего не изменит. Любят его существа лишь маленькие и незначительнее».

Жолт прав и неправ. И Беата, и Зебулон, конечно, не доктор Амбруш, практически выведший Жолта, из морального тупика, явившегося причиной его физического заболевания. Но и этим маленьким существам суждено сыграть в истории Жолта большую роль. Своей любовью и верой в него они его согревали и не давали очерстветь его сердцу, они подготовит его внутренний перелом.

И вот наступил этот счастливый день, когда Жолт решительно сказал своему страху: «Хватит… Дальше так продолжаться не может».

Как воздух были для него беседы с умным, душевным врачом-психоневрологом Амбрушем, лечившим его от заикания. Амбруш лечил не заикание, а душу Жолта. Он открыл Жолту все карты, и ничего не утаил этот добрый, благожелательный человек, которого, как казалось мальчику, он уже давно-давно знает. У Жолта возникло безграничное доверие к Амбрушу, а авторитет его был для него непререкаем.

О чем только не говорили мальчик и врач! Но больше всего, кажется, о чувствах, о том, что считалось невозможным в родном доме. Жолт раскрылся, как цветок под живительными лучами солнца, ничего не утаил, и… его злополучный ком в горле куда-то исчез. Амбруш пленил Жолта пониманием жизни и души человека, своим совершенным искусством врача. Содержание всех бесед его с Жолтом показывает, что он умеет не только лечить, но и воспитывать. Так и хочется, чтобы он сказал доктору Керекешу, которого больше всего заботило, кем станет Жолт: не торопитесь учить ребенка наукам, прежде подготовьте его душу, а прочее приложится потом.

Раньше мальчику и в голову не могло прийти желание избрать профессию отца. Но после встречи с Амбрушем он захотел стать врачом: «Я стану врачом. Но не таким, как отец, а как Амбруш».

Благодаря Амбрушу, учителю жизни, Жолт многое узнал о себе, понял, что тот образ никчемного мальчишки, который внушали ему постоянно отец, учитель математики, не его удел. Он не бездарен, а, выражаясь языком научным, по Амбрушу, «деконцентрирован». Он не букашка, не ничтожество. Теперь он будет жить, как Григорс, герой рассказа, который прочел ему Амбруш. «Злобный брат Григорса Франн черпал силу в своем мускулистом, грубо скроенном теле. А у Григорса был дар необычный: когда ему было нужно, он все душевные силы собирал воедино и вкладывал в свой удар».

Но это знание не для драки, как наивно думает Жолт, оно учит душевной собранности, внутреннему спокойствию. Оно – толчок к новым высотам того внутреннего знания, которое с годами откроется отзывчивому сердцу Жолта.

А пока он преисполнен конкретными желаниями. Ему не нужно больше убегать от людей, от отца, от школьных друзей, от учителей. Бояться и убегать – глупо, это шаг назад, а нужно идти вперед, навстречу трудностям.

После болезни Жолт сам принимает решение вернуться в школу. И мы, читатели, радуемся вместе с Жолтом. Радуемся, что чувство его поняла девочка Ольга, что она предпочла его небрежно-высокомерному Чабе. Именно о ней Жолт вспоминает особо светло в то необычное утро.

Счастливый конец романа Шандора Шомоди Тота – не стандартная благополучная развязка: Жолт прошел нелегкий путь познания. Мы увидели трудные реальные, а не придуманные отношения детей и взрослых, их живые чувства, борьбу. Светлая и глубокая мораль этой повести входит в сознание и душу читателя. И, закрывая книгу, невольно вспоминаешь мудрые стихи Маршака:

Мораль нужна, но прибивать не надо

Ее гвоздем к живым деревьям сада,

К живым страницам детских повестей,

Мораль нужна. Но – никаких гвоздей.

А герой книги Жолт становится для юных читателей, по словам Горького, «таким же человечком, каковы они».

В. Мамонтов

Примечания

1

Да! (англ.)

2

Как поживаешь? (англ.)

3

Фради – болельщик команды «Вашаш».

4

Югурт – напиток типа кефира.

5

Смог – туман, смешанный с выхлопными газами.

6

И так далее (франц.).

7

Соответствует русскому «Рыбак рыбака видит издалека».

8

Гардони Геза (1863 – 1922) – известный венгерский писатель.

9

«Десять лет спустя» (англ.).


home | my bookshelf | | Второе рождение Жолта Керекеша |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу