Book: Беспризорница Юна и моркие рыбы (Книга 1)



Трамп Ена

Беспризорница Юна и моркие рыбы (Книга 1)

Эна Трамп

БЕСПРИЗОРНИЦА ЮНА И МОРСКИЕ РЫБЫ

Книга 1. НАЧАЛО

Содержание:

Часть 1. ВСТУПЛЕНИЕ

1. ЧЕРНАЯ КОШКА, БЕГУЩАЯ ПО ДОРОГЕ

2. КОРОЛЕВА ЯБЛОЧНОГО ЗАМКА

3. ЛЕС И ГОРОД

4. НЕЗАКОННАЯ ВЕСНА

5. ВОРОБЕЙ СИДИТ НА КРЫШЕ

6. БЕСПРИЗОРНИЦА ЮНА И ПЛОХАЯ КОМПАНИЯ

7. ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН

Часть 2. ВЫСТУПЛЕНИЕ

1. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЗАМОК

2. СЮРПРИЗ

3. ПРОЩАНИЕ

4. ТАЙНА

5. В ПУТЬ!..

Часть 1. ВСТУПЛЕНИЕ

1. ЧЕРНАЯ КОШКА, БЕГУЩАЯ ПО ДОРОГЕ.

В некотором царстве, в некотором государстве был один город. Город как город, не самый большой, но и не самый маленький, не старый, но и не только что построенный - с асфальтовыми дорогами и фонарями, с машинами и двенадцатиэтажными домами, с полицейскими и школами. Все школы были похожи друг на друга, поэтому совершенно неважно, в какой из них училась беспризорница Юна.

Беспризорнице Юне лет было тринадцать или четырнадцать, и она была самая настоящая беспризорница. Это вовсе не означает, что у нее не было мамы и папы, вовсе нет: у нее была мама, и это была самая настоящая мама, которая умела вкусно готовить и ругала Юну за двойки и плохое поведение, да и папа у нее тоже где-то был. Несмотря на это, Юна была самой настоящей беспризорницей, так говорили все учителя, и директриса, и полицейские, которым Юна нет-нет, да и попадалась, и даже некоторые одноклассники: "Форменная беспризорница!" Думаешь, Юна обижалась на это или как-нибудь страдала - нет, нисколечки! Если кто и страдал, так это ее мама, которая, конечно, хотела, чтобы у нее была нормальная дочка, а не какая-то там беспризорница, ну, а саму Юну такое положение дел вполне устраивало, и она даже гордилась этим своим вторым именем. Да, но пора уже рассказать про Юну еще что-нибудь, кроме того, что она беспризорница. У Юны были хитрые зеленые глаза и большие уши, любимое ее слово было "зыканско!", она умела пронзительно свистеть в два пальца (как ни странно, этому ее научила ее мама - на свою голову), а также лазить по деревьям и драться. Она была похожа на мальчишку, да она и считала себя мальчишкой, и стриглась всегда коротко, а если кто-нибудь напоминал ей, что она же все-таки девочка, очень обижалась и лезла сразу драться. Все мальчишки из ее класса боялись Юну и уважали ее; Юна же относилась к ним свысока, полагая, что она главнее; так оно и было, потому что все безобразия в классе и школе начинались с нее; с девчонками же беспризорница Юна вообще никогда не имела дел, считая их плаксами, ябедами и дурами.

Любимое время года у беспризорницы Юны было, конечно же, лето, во-первых, потому, что летом нет этой дурацкой школы, во-вторых, вообще зыканско: можно влезть на парапет речки с гранитными берегами и на виду у прохожих плюхнуться в воду прямо в одежде, а когда соберется толпа, и все будут шуметь и звать полицию и скорую помощь, тихонько вынырнуть под мостом, незаметно выбраться на берег и уйти, насвистывая; можно еще пойти на базар, где торгуют фруктами и напробоваться всякого до того, что язык заболит; а можно, например, не пойти ночевать домой, а, покружив по городу, найти старый полуразрушенный дом с забитыми окнами - мечта всех беспризорниц! - и обследовать его сверху донизу, пугая кошек и крыс, а потом улечься спать на каком-нибудь позабытом матрасе лето же, тепло! Жаль только, что в этом городе осталось мало старых полуразрушенных домов, а, наверно, должны быть такие города, которые целиком состоят из этих домов - вот туда бы как-нибудь! И вот бы еще... вот бы еще за летом шло лето, а за летом - опять лето!.. Вот бы!

И, однако, за летом шла осень, как ей и полагается, сначала золотая, потом золота становилось все меньше, а дождей все больше, а школа каждое утро ждала на своем месте, как злая собака, от которой никому нет прохода. Но беспризорница Юна прекрасно знала, что проход есть, и частенько проходила мимо, посмеиваясь и показывая язык, - эта злая собака сидела на своей цепи и никак не могла ее достать, ха. Зато потом, вечером, приходилось честно таращить глаза, доказывая маме, что вовсе нет, вовсе я сегодня и не уходила с уроков (и держать на всякий случай фигу в кармане), и в конце концов, обидевшись на такое недоверие, запереться в своей комнате и сидеть там, и извести многие коробки спичек, учась зажигать их об стену, и все время поглядывать в окно, на голые ветки, качаемые ветром, а дальше - черная дорога, застывшая в фонарях.

Чирк, чирк! Одна из трех спичек зажигалась обязательно, и, подержав ее за головку, пока она не догорит до самого конца и не погаснет, Юна бросала ее и засовывала палец в рот, и грызла ноготь, и смотрела в окно. Перед домом Юны стоял еще один дом, и из-за этого дома выходила дорога - черная дорога, и свет фонарей, отражающийся в асфальте, подрагивал под дождем. Беспризорница Юна вставала на стол и высовывала голову в форточку, под дождь. Выбежав из-за дома, дорога сворачивала легко, плавно и круто, и сияли над ней фонари, как елочная гирлянда... БАМС!

Это глаза беспризорницы Юны врезались в дальний дом, за который уносилась дорога, за который так же легко она сворачивала, а что там, что там? Дорога исчезала за дальним домом так же легко, как и появлялась из-за ближнего, оставив с носом беспризорницу Юну.

Да ну тебя, фыркала Юна, осторожно высовывая голову из окна и оказываясь опять дома, где за дверью ее комнаты ходила и ворчала мама, а на столе лежал коробок спичек, наполовину спаленных.

Что ж, разве не знала она, куда эта дорога ведет? Знала, и ходила... днем: мимо школы (не той, в которой училась Юна, но точно такой же), а дальше прачечная, а еще дальше - новый район с большими домами, там дорога входила в широкий проспект, по которому ездили троллейбусы, - ну не дура ли ты, беспризорница Юна? Так думала Юна, глядя на редкую машину, которая проезжала по дороге и исчезала за углом дальнего дома, а в час над дорогой вдруг гасли все фонари - спокойной ночи!

Нет.

Было около двенадцати ночи, или, как говорят в телефоне, "двадцать три часа сорок девять минут", и было тихо, потому что мама уже улеглась спать. Беспризорница Юна сидела на столе, рассматривала свои обгрызенные ногти и тихонько напевала песенку, которую она придумала прошлой весной.

Это была такая песенка:

Собак выпускают в дверь.

Собак выпускают в дверь.

Собак выпускают, собак выпускают,

Собак выпускают в дверь.

А птиц выпускают в окно,

А птиц выпускают в окно,

А птиц, а птиц, а птиц, а птиц,

А птиц выпускают в окно!..

Спев песенку, беспризорница Юна немного помолчала, и потом сказала:

- Нет.

Хорошо разговаривать самому с собой - всегда понятно, что имел в виду. Нет ни собак, ни птиц, некого выпускать, да и до весны еще столько, что можно состариться, - вот о чем думала беспризорница Юна, вот что она сказала сама себе, произнеся всего одно слово. Но не только это. Да, не только это сказала себе Юна, а что же еще?

Она соскочила со стола.

В прихожей было слышно, как храпит мама - она уже точно спала. Юна открыла шкаф, и шкаф скрипнул. Юна замерла, но потом решительно вытащила из-под груды обуви свои старые и любимые кеды, и стала поспешно одевать их, - мама могла проснуться, открыть дверь в коридор и спросить Юну: "Ты куда?" Что могла бы ответить ей Юна, если она боялась ответить на этот вопрос даже самой себе? Только - "Никуда", и снять кеды, и войти в свою комнату, и лечь спать.

Дверь все-таки щелкнула, и Юна, как ошпаренная, сбежала по лестнице и, оказавшись на улице, еще немного пробежала, но никто и не думал за ней гнаться, никого не было вокруг, все уже легли спать, и только она одна. Темно и тихо было на улице, дождя не было, но асфальт был мокрым, и воздух, который Юна, остановившись, глубоко вдохнула несколько раз, пахнул дождем. Юна постояла с минуту, всматриваясь и вслушиваясь, и потом пошла: легко и бесшумно, собранно и напряженно, руки согнуты в локтях, кеды неслышно прикасаются к асфальту. Что-то дрожало у нее внутри, как будто струна, или, может, парус. Она обогнула дом и остановилась. Дорога лежала прямо перед ней. Эта дорога, с этими фонарями - так близко.

Вдруг послышались голоса. В ту же секунду Юна оказалась в кустах. Она следила сквозь ветки. Какие-то запоздалые дяденьки шли к себе домой, громко разговаривая. Она не заметили Юну, а Юна следила за ними, пока они не зашли за дома. Вот и все, теперь было можно, но Юна медлила. Та беспризорница Юна, которую знали все, в том числе и она, никогда бы не стала так поступать прятаться по кустам от каких-то там дяденек.

- Зыканско, - пробормотала Юна удивленно. - Кажется, я уже не я. Но тогда меня не должно быть - а я - вот. А тогда - кто я?

Но никто ей не ответил - никого же не было вокруг, и Юна бесшумно выбралась из кустов и подошла прямо к дороге, поминутно оглядываясь. Остановившись перед ней, Юна задрала голову и посмотрела на фонари вверху, затем посмотрела на асфальт и решительно шагнула, и, не задумываясь больше и не останавливаясь, пошла вперед, нет, не пошла, а побежала, и опять нет! Это был не шаг и не бег - а как же тогда?..

А вот так!!! Дорога мчалась под ноги, фонари мелькали над головой, ветер дул в лицо, - было так легко и свободно, как будто дорога летела сама, а она была вовсе не при чем, как будто раз плюнуть было - побежать по этой дороге, почему только она не сделала этого раньше? Отпустить свои ноги, четыре мягкие лапы, отпустить их мелькать по послушному асфальту, хвост по ветру, и теперь понятно, кто ты такая: ты кошка! Черная кошка, бегущая по дороге, - не вздумайте перейти ей путь! И нет никакой прачечной, никакого проспекта с троллейбусами, а разве она не знала этого всегда? - только дорога, только фонари и только вперед, - это ли не счастье?..

И вот она бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, и мимолетом отметила, что фонарей уже нет, но разве дело в фонарях, дорога ведь продолжается; и она бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, но вот кончился асфальт, и это было очень странно, как будто волна набежала на берег, да так и осталась лежать, но все-таки дорога продолжалась, дорога была теперь песчаной, и она бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала, бежала,

А впереди вставал черный-черный лес. И дорога, превратившаяся в узенькую тропинку, ныряла прямо в него.

- Тормози, - скомандовала Юна своим ногам, глядя вперед, на неуклонно приближающуюся стену леса. Но не так-то просто тормозить, если так долго, не знаю сколько, бежала и бежала, вперед и вперед.

- Стой! - крикнула она себе уже испуганно. - Это же совсем не та доро...

В следующую секунду лес поглотил ее.

2. КОРОЛЕВА ЯБЛОЧНОГО ЗАМКА.

Тропинка вильнула из-под ног и пропала.

Ветви сплетались высоко вверху, не пропуская неба. Там, высоко вверху, они переговаривались о чем-то непонятном. Тихим и грозным гулом.

Было очень темно. И очень страшно.

Останавливаться поздно. Шаг. Еще шаг. Это муравейник. Нет, в муравейник совсем не надо идти. Где же ты, тропиночка? По тропинке можно обратно. Где оно теперь, это обратно? Кажется, вон там. Или нет?.. Так темно, ничего не разобрать.

А они шумят, высоко над головой. Если прислушаться, можно разобрать слова. Они смеются, смех пересыпается с ветки на ветку, с дерева на дерево, по всему лесу. И возвращается назад.

Обратно - она говорит: обратно! - разве можно обратно - разве река течет обратно - разве дерево растет обратно - она хочет, чтобы солнце село на восходе - она хочет родиться обратно - обратно... обратно.

Нет, лучше их не слушать. Тем более, что это только кажется. Надо идти. Куда-нибудь выйти. Хоть куда-нибудь...

И вдруг!..

Юна не успела понять, даже подумать не успела, но ноги успели! она рванула в какие-то кусты, а что-то камнем обрушилось за ее спиной, и хлопанье крыльев, и злобное уханье; и она, уже не видя ровно ничего, продиралась сквозь какие-то колючие ветки, бросалась из стороны в сторону; она неслась быстрее стрелы, быстрее даже, чем по дороге, хотя какая уж тут стрела, и какая уж тут дорога, - убежать, убежать, ноги-ноженьки, выносите... ну, пожалуйста!..

Почти задохнувшись, она выскочила куда-то и упала, и зажмурилась.

И, когда долго ничего не случилось, медленно начала разжмуриваться.

Прямо над ней было такое... что она тут же зажмурилась назад. Впрочем, это была собачья морда. А она была уже не кошка. Поняв это, беспризорница Юна открыла глаза окончательно. И села.

Перед ней стоял большой черный пес и внимательно смотрел на нее. Вокруг были деревья. Но это были не лесные деревья. Их ветви пропускали небо. На небе было несколько звезд. Дальше стоял большой деревянный дом. Все это Юна увидела сразу, хотя смотрела на пса. Пес тоже смотрел на нее, потом он повернулся к дому и несколько раз гавкнул. И снова повернулся к ней. Юна не испугалась. Просто ей стало немного неприятно.

- Ты чего, - сказала она. - Думаешь, я воровать яблоки пришла? Очень надо, если я захочу, мне мама купит! Я нечаянно... я по дороге... а там, - она тыкнула пальцем в сторону, - с крыльями, страшное, у-у! - Она показала, какое. - В общем, я заблудилась, а вовсе не воровать пришла. Понял?

Пес еще раз гавкнул. В доме открылась дверь. Юна вскочила. Она знала, что нельзя убегать от собак, тогда они могут укусить. Поэтому она просто стояла, настороженно глядя на приближающегося человека с факелом.

Человек подошел. Он был рыжий и бородатый.

- Привет, - сказал он, посветив на Юну факелом.

- Привет, - ответила Юна настороженно, щурясь от яркого света.

- Поздновато ты явилась, - сказал человек.

- А?.. - спросила Юна.

- Я говорю, время позднее, - пояснил человек с рыжей бородой, кивая на звезды. - Все почти уже спят. Картошка, правда, осталась... но холодная. Будешь холодную?

- Ага, - сказала Юна, поняв, что ее за кого-то принимают, и мгновенно решивши не раскалываться почем зря. - Буду.

- Ну пошли, - сказал человек.

Юна пошла вслед за ним.

Они вошли в дом. "Сними обувь", - сказал человек, и Юна послушно стащила кеды, - что если ее ни за кого не принимают, а просто заманили?!.. Между тем они прошли через несколько темных комнат, повернули, потом еще повернули. И вдруг вышли в большой зал. "Садись, - сказал рыжебородый, - я сейчас принесу еду". В зале было темно, хотя и не совсем - в углу стояла печка, а перед печкой сидела женщина, спиной к Юне. Она сидела прямо на полу и смотрела в открытую дверцу печки. Юна тоже села на пол, потому что стульев в зале не было. Не было - и все тут! Правда, на полу оказался ковер, мягкий и теплый, и Юна, поерзав у стены, устроилась достаточно удобно. Рыжего все не было, и, Юна сидела молча и осматривалась. Глаза ее уже почти совсем привыкли к темноте.

Вокруг не было ничего, что можно было бы схватить и бросить, если ее вдруг захотят... Только поленья, - но там сидела эта тетка: она даже не повернулась к Юне, ни разу! Зато было много окон, и одно, в том конце, где печка, было открыто, - увидев это, Юна сразу успокоилась. Теперь ее стали занимать другие мысли: в открытое окно торчали ветки какого-то дерева, - интересно, а как оно закрывается?.. В открытое окно ворвался порыв ветра, прошелестев листьями и заставив поежиться беспризорницу Юну. Женщина у печки пошевелилась и бросила в нее полено, и снова замерла неподвижно. Юна шмыгнула носом и устроилась поудобнее, обхватив колени руками. А может, про нее просто забыли? Этот, рыжий?.. Она стала смотреть на волосы этой тетки у печки, которые были такие длинные (черные), что, пробежав по всей спине, спускались на пол. Но потом ей это надоело, и она перевела взгляд на что-то черное, стоящее посреди зала и, зевнув, потянулась было пальцем ко рту, но некстати вспомнила, что грызть ногти неприлично! Поборовшись с собой, Юна вдруг разозлилась и засунула в рот аж все пальцы разом, - но за это время желание погрызть их начисто исчезло. Как-то так вдруг оказалось, что она очень устала, даже глаза закрывались. Потом она услышала музыку.

Музыка эта была очень странная, может и не музыка вовсе. Может, это пела какая-то птица, только это была сказочная птица. Белая птица? Да, белая птица! Юне вдруг стало все понятно, про что эта музыка: про все на свете! И она была там, беспризорница Юна тоже, она бежала по дороге, превратившись в черную кошку! Юне вдруг стало стыдно, аж жарко, она-то думала - никто ее не видит! Разве стала бы она нестись, сломя голову, если б знала, что за ней наблюдают? Нетушки, она бы остановилась, как вкопанная, или вообще пошла бы домой! Ну, вот еще! - рассердилась вдруг музыка. Глупая беспризорница, ничего не знаешь, с тобой еще разговаривать - спи давай. Ты что ли знаешь, огрызнулась Юна, так, для порядка: ведь и вправду она уже проваливалась в сон, так хорошо и спокойно... Ничего я больше тебе не скажу, отрезала музыка. Нет, взмолилась Юна последним усилием, ну скажи!..

Вошел человек с рыжей бородой, в одной руке он держал факел, а в другой тарелку с картошкой.

- Я все-таки подогрел... - начал он, но увидел, что Юна спит. Тогда он поставил картошку на пол, а факел сунул в специальную такую штуку на стене. Теперь, если бы Юна не спала, она могла бы рассмотреть этот черный предмет посреди зала, только теперь он не был черным. Он горел миллионом глубоких зеленых огней, и это был трон. Но Юна спала. Рыжебородый поднял ее на руки. Юна что-то пробормотала.



- Что? - спросил рыжебородый. - Что ты хочешь узнать?

Юна открыла глаза и некоторое время молча смотрела на него.

Взгляд ее упал на окно, из которого торчали ветки дерева. - А...- сказала Юна хрипло, - ...как оно закрывается?

- Оно не закрывается, - сказал рыжебородый.

Юна проснулась.

Она вынырнула на поверхность. Она где-то плутала, в каких-то глубоких водах, кошкой... или мышкой? Может, собакой? Но тут ее стало звать: просыпайся, просыпайся! - болтая ногами и помогая руками она стала поспешно всплывать на этот зов, и - раз! - вынырнула: несколько секунд все было мутное, и вдруг приобрело четкость.

Она лежала на кровати в маленькой комнатке. Сквозь ветки дерева в окно пробивалось солнце. И кто-то на нее смотрел. Не в окно (это она в окно), а откуда-то сбоку.

Юна притворно потянулась и зевнула, - и вдруг резко повернулась в ту сторону, к двери.

Дверь захлопнулась. Но потом там, видимо, поняли, что проиграли. Дверь отворилась и в комнату вошла девчонка. Подойдя к кровати, она остановилась и стала бесцеремонно разглядывать Юну.

Девчонка была настоящая красавица. К тому же, она сама об этом явно знала. У нее были длинные темные волосы, распущенные по плечам, цветом как каштан, а вместо одежды на ней была занавеска с окна, хитроумно закрученная и схваченная черным широким кожаным поясом, а на груди заколотая большой брошкой. Больше всего на свете Юна не любила таких девчонок.

Девчонка смотрела на нее в упор черными блестящими глазами. Потом она сказала:

- Я королева.

- ...Да? - спросила Юна язвительно. - А я - четырнадцать тигров из зоопарка.

Девчонке это не понравилось, она дернула головой. Она сказала:

- Черта с два! Черта с два, - повторила она с удовольствием, - ты не четырнадцать тигров. А я - королева. Повелительница всех изумрудов мира, королева Яблочного Замка Санта Первая!

- Фу-ты ну-ты, - сказала Юна, садясь на кровати. - Нацепила занавеску и воображает! Видали мы таких королев знаешь где в белых тапочках? Щас дам по башке, так уедешь на горшке!..

Девчонка наконец обиделась. Она сказала противным взрослым голосом:

- Нельзя ли повежливее? Ты у меня в гостях, во-первых!

- Фигос под нос, - отрезала Юна. - Я тебя и знать не знаю! И в гости я не просилась, я просто себе бежала, а этот, - она покрутила рукой у лица, - с рыжей бородой, это он меня сюда затащил. А никакие и не гости.

- Юрис Рыжебородый, - сказала девчонка важно. - Он доложил нам поутру о появлении нового человека нынешней ночью, и мы прибыли сюда самолично убедиться в этом, а также пригласить ГОСТЯ к завтраку, это великая честь, дура!.. Как, ты сказала, тебя зовут?

- Я никак не сказала, - сказала Юна, - а за дуру...

Девчонка расхохоталась и выбежала за дверь. Но тотчас дверь открылась снова, девчонка всунула голову в комнату:

- Да, и перед тем, как спускаться вниз, не забудь открыть окно, пусть ветер здесь подметет! - Дверь захлопнулась. Юна слышала, как девчонка сбегает вниз по лестнице. Слышно было еще, что внизу тоже есть люди, они ходили и разговаривали. Похоже, здесь было полно народу. Юна еще посидела на кровати, ожесточенно грызя все ногти на правой руке сразу - она вспомнила, что вчера не успела этого сделать. Пионерский лагерь какой-нибудь, - подумала она. Однажды Юна была в пионерском лагере, правда, всего три дня, потом ее выгнали. Но в пионерском лагере никто бы ей не дал спать сколько хочешь, и потом, лагерь это летом, а сейчас осень. Ну тогда... еще что-нибудь. Хорошо бы, лесные разбойники, только их не бывает, знаем, не маленькие. Юна откинула одеяло, под которым оказались ее ноги в штанах - ни одна беспризорница не раздевается на ночь! - пошла к двери, но потом вспомнила, подошла к окну и открыла его. Ветер ворвался в комнату. Юна поежилась - он был все-таки холодный, несмотря на солнце.

Спустившись по маленькой деревянной лестнице, Юна оказалась в темном коридорчике. Куда дальше идти, она не знала, и наугад толкнула одну из нескольких дверей.

В этой комнате было тоже распахнуто окно и, кроме того, дверь, ведущая на улицу, и ветер гулял по ней совершенно свободно. В комнате никого не было, если не считать здоровенного дядьки, косматого и бородатого, который сидел на посудном шкафу, почти упираясь головой в потолок. Юна уставилась на него, раскрыв рот. Дядька повернулся к ней.

- Здоров! - рявкнул он. - Держи яблоко! - И швырнул в нее красное яблоко. Шлеп! - в последний момент Юна успела заслонить лицо руками, и яблоко попало ей в ладони. Яблоко было ничего себе.

- Сп... спасибо, - сказала Юна.

В окне появилась голова мальчика лет семи.

- Папаша Маугли, - сказал он заискивающе, тонким голосом. - Ну слазь. Мы больше не будем.

- Черта с два! - рявкнул дядька. - Черта с два я слезу, будьте вы прокляты! Не вижу тебя в упор.

- Ну Папаша Маугли, - сказал мальчик. - Ты же обещал. Говорю тебе, мы больше не будем. Ну что ты как дурак.

- А ты... ты... - Дядька задохнулся от возмущения. - Иди отсюда, сопля зеленая! - заревел он.

Юна попятилась и задом вышла обратно в коридор, плотно закрыв дверь, и толкая взамен следующую. К счастью, в этой комнате было все нормально; то есть там никого не было, а на столе стояла тарелка и чашка, в тарелке дымилась жареная картошка с грибами, а в чашке - малиновый компот. Не раздумывая долго. Юна села и навернула это дело в две минуты. Она допивала холодный компот, тоненькой струйкой пропуская его сквозь зубы, когда открылась дверь и вошел вчерашний человек с рыжей бородой.

- О, привет, - сказал он.

- Я съела, - объявила Юна, ткнув пальцем в пустую тарелку.

- Правильно сделала, - сказал рыжебородый. - Ну и как?

- Чего - как?

- Да все.

- Нормально, - сказала Юна с некоторым сомнением. Рыжебородый больше ничего не спросил, он смотрел в окно. Юна тоже молчала, не потому, что ей было нечего спросить, - но выказывать любопытство настоящие беспризорницы считают ниже своего достоинства. Но он, как видно, собирался глядеть в окно до следующей весны. Поэтому, кашлянув, Юна наконец сказала независимым голосом:

- Эй, послушай... те. Мне надо домой. В город.

- В город?.. - удивился рыжебородый. Он по-прежнему смотрел в окно.

- Ну да, - сказала Юна. - А что, нельзя? Может быть, вы еще скажете, что я у вас в плену?

Рыжебородый оторвался от окна и взглянул на беспризорницу Юну.

- Нет, почему же, - сказал он. - Ты прямо сейчас пойдешь? Тогда надо только чтобы я, или кто-нибудь, провел тебя через лес до электрички. Электричкой до города час езды.

- Да? - сказала Юна.

- Вот, правда, лес, - сказал рыжебородый задумчиво. Он опять смотрел в окно.

- А что - лес? - спросила Юна.

- Лес... - рыжебородый качнул головой, - он, понимаешь... лес. Он может и не пустить...

Юна долго ждала, но так как продолжения не последовало, то она наконец догадалась обернуться и тоже посмотреть в открытое окно.

Она увидела вчерашнюю женщину с длиннющими черными волосами. Женщина стояла в саду и держала ладонь раскрытой. Над ладонью летали птицы. Некоторые присаживались, а некоторые склевывали на лету.

- Извини. - Рыжебородый повернулся к Юне. - Красиво, - объяснил он, кивая на окно, - люблю смотреть. Так про что ты спрашивала?

- Про лес? - предположила Юна.

- А, ну да, - сказал рыжебородый. - Все нормально с лесом. Я думаю, ты можешь не бояться. Раз уж ты сюда попала... Только, знаешь, я тут только что встретил на речке королеву, она совершала утреннее омовение. Она просила, чтобы ты ее подождала...

- Королеву?.. - спросила Юна.

- Королеву Санту, - рыжебородый кивнул. - Она хочет тебе что-то показать, а может, она хочет, чтобы ты ей что-то показала...

Дверь распахнулась, впуская утреннюю девчонку - только теперь она была одета не в занавеску, а в чьи-то громадные штаны, подпоясанные тем же широким поясом и неоднократно подвернутые снизу, - и с ней была еще одна девчонка, вся кудрявая и кругленькая.

- Юрис! - воскликнула Санта (теперь мы будем называть ее так; почему бы и нет?) - Смотри, это Кондора штаны, красиво, да?

- Очень, королева, - важно отвечал рыжебородый.

- Все, ты свободен, - объявила Санта, - и ты тоже. - Она кивнула кудрявой девчонке на дверь.

- А можно я с вами, королева? - запищала та.

- Еще чего не хватало! - Санта фыркнула. Девчонка, однако, ничуть не обидевшись, спросила:

- А ты представишь нас друг другу? - и уставилась на Юну. Санта фыркнула снова, но все-таки сделала церемонный жест в сторону девчонки:

- Анна-Лидия Вега-Серова. Она маленькая, - сказала Санта беспризорнице Юне, - оттого у нее и имя такое длинное. Она ничего, только глупая совсем. А ты, я не знаю, как тебя зовут.

- Беспризорница Юна, - сказала беспризорница Юна.

- Ее зовут беспризорница Юна, - сказала Санта кудрявой Анне-Лидии, слышала? Все, иди отсюда! - Анна-Лидия Вега-Серова вышла вслед за Юрисом, Санта закрыла за ними дверь, повернулась к Юне, прижала палец к губам. Тихо!.. - некоторое время она стояла, прислушиваясь, потом подошла к Юне. Они ушли, - сказала она, - я их выгнала, теперь мы вдвоем. Ну вот что, слушай, в моем замке есть куча всяких тайн и интересных вещей. Я тебе, может быть, кое-что покажу... если ты только будешь себя хорошо вести.

Юна хмыкнула, откусила яблоко - то самое. Прищурившись, она сказала:

- Очень надо! И никакой это не замок, а просто деревянный дом, и никакая ты не королева, а просто девчонка, дура и воображала!

Санта надулась и отошла.

- Ну и иди отсюда, - сказала она. - иди-иди отсюда, - сказала она, - я же слышала, ты в свой город вонючий собиралась, вот и уходи, и ничего не узнаешь.

Юна откусила еще раз яблоко и осведомилась:

- Под дверью подслушивала?

- Не твое дело! Иди давай, проваливай.

- Ну и провалю. - Юна встала.

- И никогда больше сюда не попадешь, лес тебя не пустит, вот так! сказала Санта ей в спину. Юна резко повернулась.

- Знаешь что? Если бы ты училась в моей школе, ты бы уже получила по мозгам... шесть раз!

- Это почему? - Санта подошла к ней. - Почему - шесть раз? - спросила она с любопытством.

- Почему-почему, по кочану, вот почему!

Санта вдруг хихикнула.

- Ладно, я тебя прощаю, - сказала она милостиво. - Ты еще молодая, ты еще многого не понимаешь. Ну, чего встала? Давай, одевайся, поехали!

- Это куда еще?

- В город твой вонючий, вот куда!

- Ну, ты, - сказала Юна, - за вонючий...

Санта расхохоталась и выбежала за дверь. Юна постояла на месте, вспомнила про яблоко в руке. Задумчиво откусила так много, что еле в рот влезло, и последовала за ней.

3. ЛЕС И ГОРОД.

Вот так вот все и было; а если бы было не так, было бы по-другому; а я врать не стану.

Эта Санта, она оказалась ничего, нормальная. Хотя Юна, конечно, никогда не называла ее королевой, как другие в этом двор... доме, - вот еще!.. Но в общем она ничего была, Санта, хотя и зазнавалась порой, - но Юна в таких случаях быстро ставила ее на место. Да. Короче, так получилось, что Юна стала жить в этом зам... доме! Они действительно поехали с Сантой в тот, первый день в город, но потом вернулись. Не потому, что Санте там не понравилось попробовало бы ей там не понравиться! Юна показала Санте все, что она знала в городе, а ведь всем известно, что никто не знает город лучше, чем настоящие беспризорницы, - и Санта пришла в полное восхищение! Но потом им пришлось вернуться, не могла же Юна повести Санту к себе домой, как бы она объяснила маме, откуда взялась эта девочка и почему она не ночует у своих родителей? И потом, если бы Санта начала разговаривать с мамой так, как она разговаривала со всеми, то Юна бы не выдержала и точно набила ей морду. Ну вот, поэтому они вернулись обратно во дво... да дом же, тысяча чертей! - а назавтра снова поехали в город, и напослезавтра, и Юна показывала Санте тысячи замечательных чудесных безобразий, которые можно было учинить в городе. Потому что Санта, эта воображала, которая только и знала, что твердила Юне: "О! ты еще молодая! ты еще многого не понимаешь!" - на самом деле вообще не знала города, как будто вовсе никогда в нем не бывала! Может она, конечно, ловко притворялась но зачем ей было притворяться?.. Хотя эту Санту вообще было не понять. Они ехали в город в электричке, и Санта болтала что ни попадя всю дорогу:

- Когда я была маленькая, - говорила Санта, - я влюбилась в звезду. Каждую ночь я смотрела на нее из окна, а если на небе были тучи, я плакала всю ночь и засыпала только под утро. Потом я стала писать звезде письма. Я писала их по ночам. Я писала ей, какая она красивая, как я на нее смотрю, и как я люблю ее и не могу без нее жить, - а утром я опускала письма в почтовый ящик, подписанные: "Самой красивой звезде". Однажды в одном письме я написала звезде, чтобы она приходила ко мне в гости, окошко будет открыто, а если она не придет, я умру. - Тут Санта останавливалась. Юна ей, конечно, не верила, но все-таки спрашивала: - И что? - интересно же было узнать, что она еще наврет.

- Ну, что, - говорила Санта. - Конечно, она пришла. Потом она взяла меня к себе на небо. Небо теплое, как теплая вода, и вокруг звезды. Мы плавали в небе, и все светились, и смотрели на землю. А земля ма-аленькая, и по ней ходили ма-аленькие людишки.

Или еще она говорила:

- Когда я была маленькая, я жила в хрустальной башне, на самом верху. Оттуда было все видно. Вокруг были зеленые поля, а на них росли большие желтые цветы. Там никогда не было зимы. Там была еще река. А папа у меня был король.

- А мама? - спрашивала беспризорница Юна.

- О! - говорила Санта. - Мамы у меня не было никогда. А играла я с драгоценными камушками - диамантами, изумрудами, кораллами, аметистами и... перлами, у меня была целая гора камушков, они все сверкали. Но однажды... однажды я увидела из своей башни людей - они шли через поля и приближались. Раньше я никогда не видела людей, только своего папу и... овечек. У нас было много овечек, разных, были большие-большие... как башня! А были маленькие, вот такие, их можно было поставить на ладонь, - и Санта показывала, как овечку можно было поставить на ладонь.

- Я только не понимаю, - говорила тогда Юна, хмыкая, - как же твой папа был король, если там не было людей, а только овечки? Что же, он был овечий король, что ли?

- О, - говорила Санта важно, - ты еще молодая. Ты еще многого не понимаешь. Если ты меня будешь перебивать, ты вообще никогда ничего не поймешь. Эти люди, - говорила Санта, - они все приближались. И они стали убивать наших овечек! И тогда мне стало очень страшно. А эти люди, они подошли к башне и стали ее ломать. И башня закачалась. Тогда я взяла бочку. Я поставила ее на окно, и сама встала в нее одной ногой и зажмурилась. И вот я хорошенько оттолкнулась другой ногой - и полетела! И на лету я залезла в бочку вся, и потом бочка упала в реку. Если бы эти люди заметили меня, они бы меня убили, а так - они подумали, просто бочка упала из окна.

- А папа? - спрашивала Юна. - Они убили твоего папу?

- Ты что, с ума сошла? - злилась Санта. - Почему ты все время меня перебиваешь? Ты просто грубиянка, вот ты кто!

- Ты сейчас получишь по мозгам, - обещала Юна.

- Ты сама дура! Они не убили моего папу! Потому что папы в тот день не было дома! У него заблудилась любимая овечка, и он пошел ее искать. А я, я упала в бочке в реку и поплыла по ней, и плыла так долго, что чуть не умерла за это время. Я даже умерла. Меня, вместе с бочкой, съела огромная речная змея, которая выплывает один раз в сто лет, чтобы подкрепиться.

- Вот тебе и раз, - говорила Юна насмешливо. - Если тебя съела змея, то как же ты сидишь сейчас в электричке?

- Вот тебе и два! - говорила Санта. - Не мешай! Я потом новая выросла. Ну вот, я плыла и плыла по этой реке, сто лет подряд. И вот я попала в лес...

- Все, - говорила Юна, - приехали.

И вот они выходили на вокзале, и тут уже Санта умолкала, и Юна становилась главной, и показывала Санте все, что она знала. И это были всякие тайные переулки, по которым можно пройти с одного проспекта на другой за десять минут, вместо того чтобы полчаса ехать на троллейбусе, и, свернув в такой переулок, можешь быть уверенным, что самая быстрая полицейская машина потеряла тебя навсегда. И всякие замечательные старые дома, в которых никто не живет, и в которых можно семь ночей подряд искать клад, и все равно ничего не найдешь; и всякие подвалы, в которых все время капает вода, и тусклая желтая лампочка почти ничего не освещает, или например новые дома в двенадцать этажей, во внутренних переходах которых можно запросто заблудиться; и они катались на лифтах вверх и вниз, и останавливались между этажами, а всякие толстые дядьки и тетки негодовали и кричали на них и колотили в двери лифта, и Санта хохотала звонко и громко, еще громче, чем Юна. И еще они проходили в кинотеатры без билета, через задний ход, и смотрели всякие кина. Или, тихонько подойдя к очереди возле магазина, неожиданно прыгали в лужу полурастаявшего снега, смешанного с грязью, и вся очередь начинала орать, как сумасшедшая, отряхивая снег с польт и плащей, но никто не двигался, боясь упустить свое место, а они стояли в десяти шагах и хохотали, а потом убегали. А потом Санта говорила:

- Зыканско! а теперь давай с тобой поиграем, как будто ты - королева Санта, а я - беспризорница Юна, и я показываю тебе, как можно воровать конфеты в магазинах.

И, надо отдать ей должное, конфеты были превкусные. А потом еще однажды Санта показала Юне, как можно украсть в магазине велосипед, - вот это было да-а, Юна даже не выдержала и похвалила Санту: "из тебя вышла бы настоящая беспризорница". О! велосипед!.. Кому нужен велосипед зимой? - ведь уже была зима, и снег лежал в городе и в лесу, и в лесу гораздо больше, чем в городе, потому что в городе все топчут снег, и машины ездят, а вот, выходя из электрички, когда она уедет дальше, и станет совсем тихо, ты постой немного и посмотри на огромное белое поле, на дальнем краю которого начинается лес. И вот, тогда тебе покажется, что города просто нет, и не было никогда, особенно если электричка уже уехала. И, когда тебе так покажется, ты сойди с платформы и вступи в снег. И иди напрямик, проваливаясь по колено, через поле, к лесу - здесь нет тропинок. И слушай свое дыхание, и смотри звезды, и чувствуй воздух, обжигающий лицо. В лесу водятся волки, медведи, дикие кабаны и всякие страхи, но ты входишь в него и идешь, потому что другой дороги к дому нет. Ты помнишь, как дойти до дома. Это очень просто. Нужно идти, пока можешь, - и еще немножко. И ты выйдешь. Большой черный пес ткнется носом в твою руку и отойдет к своей кобуре, а ты подходишь к двери, и толкаешь ее, и попадаешь в тепло и хорошо. И это всякий раз - как в первый раз.



Юна уже совсем привыкла к дому, и к людям, которые в нем жили, ей казалось, что это и вправду все нормально. Хотя, конечно, трон например разве это нормально? Он был настоящий, и та самая большая комната, в которой не было стульев и всегда было открыто одно окно - она называлась тронным залом. По вечерам все обычно собирались там, и сидели в темноте, кто где, а Юна сидела там, где она села в первый раз. А Санта - она сидела на троне! Нет, я неправду сказала, что Юне казалось все нормально; она подолгу смотрела на Санту, когда та сидела на троне, а Санта ни разу не взглянула на Юну в это время, она сидела так неподвижно, как только можно - как будто это не она недавно показывала Юне, как крадут велосипед в магазине!.. И надо признать, что Юну это злило до невозможности, но все молчали, и Юна тоже не решалась что-нибудь сказать; зато потом, когда наступал день и они с Сантой ехали в электричке, Юна обзывала ее всячески, "королева - хвост налево", и еще по-разному, и тогда уже Санта злилась и ругалась с Юной, и опять было все нормально. Но потом опять наступал вечер, и все сидели в тронном зале, в тишине и темноте, и воздух дрожал за открытым окном, и мороз заглядывал в зал, но входить остерегался - печка! Печку всегда топила дона Бетта, и Юна смотрела на ее длинные черные волосы - такие длинные, каких просто не бывает! - а дона Бетта смотрела в огонь, а огонь плясал за открытой дверцей, и отблески его падали на ее лицо, все время меняя его, - иногда Юне казалось, что дона Бетта - просто девчонка, такая же, как она, Юна, и тут - раз! - и Юне даже холодно становилось, потому что она вдруг понимала, что доне Бетте очень много лет, больше, чем даже фрейлине Марте... триста!.. Но может это просто казалось, а так вообще все было нормально, и никто никогда не приставал к Юне, чтоб она, например, мыла руки перед едой. Или ходила в школу, да и вообще, трудно себе вообразить что-нибудь более ненормальное, чем ходить в школу, так что точно в этом доме было нормально. Например, та комната наверху, в которой Юна спала первую ночь - теперь это как-то сама собой стала ее комната, и Юна чувствовала себя в ней ничуть не хуже, чем в своей комнате в городе, даже может и лучше, потому что там она теперь редко бывала.

Вот какие еще люди жили в этом доме. Во-первых, конечно, Юрис Рыжебородый, про которого Санта говорила, что он ее рыцарь. Юрис Рыжебородый был ужасно умный - как сто учителей! - он читал такие особенные толстые книги, Юна раз в одну заглянула - ничего не поняла! Но, несмотря на это, он был нормальный, веселый (если только не разговаривал с Сантой), и всегда объяснял, если Юна что спрашивала. Потом, Кондор. У Кондора была козлиная бородка, волосы, связанные в маленький хвостик на затылке, джинсовая панама и трубка. Кондор забивал в трубку всякие травы, которые он с графом де Биллом собирал летом в лесу, и курил их. Ароматный дым полз по тронному залу, поднимался кольцами, вился змеями и вытекал в окно. Однажды беспризорница Юна попросила попробовать. Кондор дал ей трубку, и Юна после того кашляла три с половиной часа. Лучше уж пить чай, который заваривался тоже из всяких трав, а дым просто нюхать. Еще фрейлина Марта, в тронном зале она всегда сидела у открытого окна. Юна знала, что, кроме того, летом, когда вишни, фрейлина Марта может рвать их прямо с этих веток, которые росли в зал. А всем остальным пришлось бы выйти в сад. Это у фрейлины Марты была такая привилегия. Юна точно не знала, что такое привилегия, но ей казалось, что здесь какая-то связь с вилами, которые вместе с вениками и топорами стояли все в кухне. Еще был, конечно, Папаша Маугли, он был с детьми. Детей звали Иван, Мария, Егор и Вета, а Папаша Маугли был сам такой, как эти дети, хотя он был такой здоровенный дядька, и голос у него был - закачаешься, и никогда было не понятно, чего от него ожидать; но зато он был очень сильный и ловкий, и знал кучу всяких приемов, и Юна часто с ним дралась по утрам для разминки - не всерьез, конечно, а так. Ну вот, и еще граф де Билл, который уходил в лес с одним топором и спальным мешком, и его не было по несколько дней, а потом он приходил в замок на несколько дней, и опять уходил, этот граф де Билл; он был похож на старшего брата беспризорницы Юны, если бы он у нее был. И Анна-Лидия Вега-Серова, про которую и говорить нечего, потому что она была младше Юны на целый год и настоящая дура. Правда, Санта говорила, что она просто еще маленькая - но Санта вообще много чего говорила, и если Юна в своей нелюбви к девчонкам сделала, для нее эту... привилегию, так это вовсе не означает, что теперь она обязана любить всех подряд. Все; больше никого там не было? Еще пес, его звали Гудвин - но Гудвин в дом никогда не заходил: не хотел.

...А велосипед, кстати, они тогда с Сантой в конце концов подарили какому-то школьнику, потому что уже проехались по проспекту, по самой середине: Юна крутила педали, звонила в звонок и еще пронзительно свистела, а Санта сидела на багажнике и раздавала воздушные поцелуи водителям троллейбусов. А потом появилась полицейская машина, но они убежали, и вот уже полчаса сидели в каком-то дворе и вспоминали, как все это было, и хохотали, как сумасшедшие, и велосипед стоял тут же. И тут они увидели какого-то школьника, который брел по этому двору и плакал. И Санта крикнула школьнику:

- Эй, подойди-ка сюда! - А когда он подошел, спросила у него, знает ли он, кто перед ним. Школьник, конечно, не знал, и Санта победно объявила: Королева всех хороших людей в мире Санта Первая и Единственная, - чуть-чуть склонила голову и сделала маленькую паузу, - и величайшая беспризорница всех времен Юна Непобедимая! - жест рукой в сторону Юны. И после этого спросила школьника, что у него стряслось. Оказалось, что школьник получил двойку. Юна видела, как Санта нахмурилась, - как будто не поняла, что такое двойка, - но после этого лицо ее просветлело, и она вручила школьнику велосипед. И, надобно сказать, что школьник совершенно забыл плакать и укатил причудливым зигзагом, разбрызгивая снег. Юна еще предложила после этого найти ту школу и перебить в ней все окна, и Санта сразу согласилась, но потом взглянула на небо - оно темнело - и забеспокоилась, что они не успеют вернуться в замок к вечернему сбору в тронном зале. Юна сказала ехидно:

- Боишься, что кто-нибудь сядет на твою табуретку?

И они немного поругались, но потом все-таки решили ехать, только Юна сперва заглянет в одно место, а Санта подождет ее неподалеку, как обычно. И, оставив Санту на скамейке, Юна шла к одному пятиэтажному дому, точь-в-точь похожему на все остальные, и заходила в один подъезд, и нажимала кнопку звонка, и не отпускала до тех пор, пока ей не открывали.

- Привет, - говорила она, - дай котлет.

- Ах так? - говорила мама, потому что, конечно же, открывала именно она. Ты шляешься неизвестно где, и еще имеешь наглость приходить домой за котлетами?

- Почему это неизвестно где! - возмущалась Юна. - Все известно: в лесу, там дом и люди, там зыканско, и печка.

- Какая такая печка? Ты знаешь, что ко мне на работу звонят из школы и спрашивают, почему ты не ходишь? Что мне им отвечать?

- Отвечай... - Юна задумывалась на секунду, - отвечай им, что пусть лысый черт к ним ходит!

И потом Юна набивала бумажный пакет вкусными мамиными котлетами, и солеными огурцами, и хлебом, а мама стояла, в дверях и говорила:

- Какие такие люди?!!

А Юна говорила:

- Какие надо.

А мама говорила:

- А вот я тебя никуда не пущу!

Юна говорила:

- А я у тебя и не спрошусь!

А мама говорила:

- А я дверь на ключ закрою и спрячу!

А Юна говорила:

- А я через окно убегу!

И мама говорила:

- Ну и ладно, ну и пусть, иди куда хочешь, знать тебя не знаю. - И начинала плакать.

И Юна говорила:

- Ну ладно, чего ты. Все нормально. Ты у меня самая здоровская мамаша, точно! Ты просто вообще!

- Не подлизывайся, знать тебя не хочу, - говорила мама.

- Пока! - кричала Юна, махая свободной рукой, и убегала по лестнице, а мама выглядывала и кричала ей вслед:

- У всех дети как дети, у одной меня - беспризорница!..

Юна же с Сантой, наевшись котлет и хрустящих огурцов, уезжали из города, и в электричке Юна пела, отстукивая ритм кулаком по окну, всякие песенки, которые она тут же и выдумывала:

У царя была овца

Без начала и конца!

У барана есть конец,

А кто слушал - тому в лоб!

4. НЕЗАКОННАЯ ВЕСНА.

И вот однажды был вечер, и все сидели в тронном зале, как всегда, и печка потрескивала, и Юна сидела там, где всегда, ковырялась в носу и прислушивалась, о чем негромко беседуют Юрис Рыжебородый с фрейлиной Мартой, а так, в общем-то, было тихо: любили они здесь все, в этом замке, собраться вечером и помолчать о чем-то, следя за отблесками огня и попивая чай. Но сейчас чай уже был выпит, и Юна как раз раздумывала, не отправиться ли ей спать, и медлила только потому, что ей было лень отправляться спать первой. Если бы Санта встала со своего трона и, сказав "спокойной ночи", пошла к себе, то и Юна бы пошла за компанию. А так ей пока было лень. Вот так она сидела. И вдруг услышала музыку.

Это была та музыка, которую она слышала в ту, первую ночь, когда попала в замок. Она сразу вспомнила. Она посмотрела на всех. Все сидели молча. Ближе всех был Папаша Маугли. Юна дотянулась до него ногой и толкнула. Папаша Маугли всхрапнул и сказал:

- А!..

Похоже, он спал. Юна фыркнула. Папаша Маугли насупился, подвинулся к ней и шепотом рявкнул:

- Ты что? А?

Юна показала язык, потом спросила, тоже шепотом:

- Это что?

- Где?

Дона Бетта подбросила в печку дерева, и огонь затрещал. Неизвестная птица все пела неизвестно откуда. Только это была не птица.

Папаша Маугли наконец понял.

- Кондор, - сказал он Юне в ухо. Действительно, Кондора уже не было в зале. - Вылез на крышу и играет на дудке.

После чего Папаша Маугли ушел спать. Юна тоже ушла чуть погодя. Все остальные еще оставались.

А утром мягкие лапы тающего снега прыгали по карнизам. Вода барабанила в большую железную посудину, подставленную под угол крыши. Солнце светило, как сумасшедшее.

Забыла сказать, что в доме не было никаких часов и календарей. Юна спустилась вниз. Внизу был Юрис. Он сидел с большой иголкой, в которую была втянута толстая нитка, и чинил старые-престарые кроссовки. Когда Юна вошла, он откусывал нитку зубами, а нитка не откусывалась. Юна помолчала, посмотрела, потом сказала:

- Дай я, у меня зубы знаешь какие... острые.

Она перекусила нитку и отдала кроссовок Юрису.

- Ты очень любезна, - сказал Юрис. - А то я себе уже полбороды отгрыз.

Юна хмыкнула. Потом она сказала, кивая в окно:

- Это что... весна?

- А как же, - ответил Юрис, принимаясь за второй кроссовок.

- Ну и ну! - удивилась Юна, садясь на пол. - Я что-то как-то не заметила... Зима - она же длинная!

- Это когда как, - заметил Юрис. - Бывает даже слишком короткая.

Юна подумала, фыркнула и объявила:

- Это ты, наверное, умность какую-нибудь сказал. Я не понимаю. А где Санта?

- У себя, наверху, - ответил Юрис.

Комната, где жила Санта, называлась "королевские покои". Юна толкнула дверь и вошла. Санта стояла перед кроватью в задумчивости. На кровати лежало белое платье. Оно все сверкало. Юна еще не видела этого платья, хотя она видела кучи Сантиных нарядов, - Санта могла нацепить на себя что угодно, хоть прошлогоднюю газету. Девчонка все-таки, что с нее взять. Еще на кровати была большая синяя сумка.

- Эй, ты! - сказала Юна. - Хватит смотреть на свои тряпки, погляди на улицу!

Санта мельком взглянула в окно и снова уставилась на платье.

- Вот что значит - девчонка, - заметила Юна. Она подошла и уселась на кровать, рядом с платьем. - Ты что, не видишь? Юрис сказал - это весна! Теперь знаешь что начнется? Знаешь, как мы теперь заживем? Вот ты думаешь: нам зыканско было, да?.. Так это так себе было, так и знай, а настоящее зыканско, оно только теперь и... Эй, ты чего?

Санта закрыла глаза и повела навстречу друг другу два указательных пальца, шевеля при этом губами. Пальцы встретились, Санта открыла глаза.

- Не брать, - сказала она с сожалением. - Не брать! Почему же не брать?!

Постояв немного, она вздохнула и начала складывать белое платье и, сложив, убрала в шкаф.

- Куда не брать? - заинтересовалась Юна. Санта закрыла шкаф и повернулась к ней, как будто только что ее заметила.

- О, Юна! - сказала она. - Хорошо, что ты зашла. Я как раз хотела тебе кое-что показать.

- Вот, - сказала Санта.

Это было не очень далеко от замка, но пока они добрались, Юна зачерпнула полные сапоги снега, и теперь снег таял в сапогах, а Санта - она ударила несколько раз ногой по снегу, очищая камень.

- Это и есть что ты мне хотела показать? - спросила Юна без всякого удовольствия. - Вот этот камень? Может ты теперь еще скажешь, что это какой-нибудь волшебный камень?

Санта приложила палец к губам. Они вместе несколько секунд прислушивались. Днем лес был совсем не страшный, и никакой не черный. И, однако, когда Санта заговорила, она заговорила чуть громче, чем шепотом:

- На этом камне сидит Рыболов, - сказала она. - Снег растает, и река потечет, и здесь будет сидеть Рыболов. Он всегда здесь сидит.

Юна сказала:

- А я думала, здесь не бывает людей... кроме кто из замка.

- Мало что ты думала, - сказала Санта. - А вот он есть. И он не какие-нибудь там люди, он - Рыболов. Он тут всегда сидит. И никогда ничего не говорит.

- Ты его видела? - спросила Юна.

- Да, - сказала Санта. - Ты тоже увидишь. Когда растает снег.

Она еще несколько раз ударила ногой по снегу на камне, а остаток счистила рукой. И села.

- Ты тоже садись, - сказала она Юне. Юна села, тайком потрогав камень рукой - может теплый? Нет, камень был как камень. Они немного помолчали.

- Знаешь, - сказала наконец Санта, - я еще не видела таких людей, как я.

- Да? - сказала Юна через почти минуту. Больше она не знала, что можно сказать, а что-то сказать надо было.

- Ты хорошая, - сказала Санта, заспешив, - ты... во многом даже лучше, чем я. Но ты все равно не такая.

И еще она сказала:

- Мы уезжаем.

- Кто - мы? - спросила Юна, и Санта ответила:

- Мы берем единственного рыцаря из нашей верной свиты - доблестного Юриса Рыжебородого.

- Но вам тоже будет хорошо, - сказала Санта, - вам, кто остается. Я, может, еще даже пожалею, что отправилась в странствие. Я буду думать, как вы здесь... без меня.

- Понятно, - сказала Юна через некоторое время. Больше она ничего не могла придумать. - Понятно.

И день промелькнул, и наступил вечер, и королева Санта Первая и единственный рыцарь из ее верной свиты, доблестный Юрис Рыжебородый, - вышли из Яблочного Замка, одетые по-дорожному, и у Юриса на спине был большой рюкзак, а на плече - большая синяя сумка, а Санта ничего не несла, и все вышли проводить за порог, только дона Бетта не вышла, потому что как раз начинала растапливать печку, но Санта с Юрисом заглянули к ней попрощаться. И потом все вышли за порог, и открылось окно, и дети закричали оттуда: "До свидания, до свидания!", а пес Гудвин залаял, а Анна-Лидия Вега-Серова так верещала, что пришлось заткнуть уши. Так Юна и простояла с заткнутыми ушами в комнате, пока они там прощались, и не увидела, как наконец две фигуры двинулись между деревьев по замерзшим лужицам, накапавшим за день, двинулись туда, где сад кончался кустами дикой малины и сменялся лесом; не увидела, не стояла вместе со всеми до тех пор, пока две фигуры наконец не скрылись в темноте. А потом все вошли в замок, и только тогда Юна глянула в окно. А там темно, и деревья. Все.

А что - все?

Юна лежала на кровати в этой комнатке, которая была как бы ее комната, и ничего не делала. Поплевывала в потолок. На самом деле она думала. Она думала: как же так? Или еще она бродила по дому и путалась у всех под ногами, в точности как Анна-Лидия. И все время думала, но что-то ничего не сходилось. Теперь ей не хотелось даже ехать в город. Тем более, что на следующий день после отъезда Санты с Юрисом исчезла и весна - как не было; снова ударили морозы и пошел снег. Как раз в эти дни граф де Билл вернулся из леса в замок; он объяснил беспризорнице Юне, посмеиваясь, что это была незаконная весна больша-ая шутница и обманщица. Это тебя в твоей школе так научили, посмеиваясь, спросил граф де Билл, - что времен года четыре? Иди в пень, огрызнулась Юна. Они всегда так разговаривали, граф де Билл подсмеивался над Юной, а Юна огрызалась; а вообще граф де Билл начал обращать внимание на Юну только после того, как увидел, что Юна по утрам обливается холодной водой из колодца, - потому что и Юрис, и папаша Маугли, и даже дети обливались по утрам, а что, Юна - хуже их? Вот только после того граф де Билл начал разговаривать с Юной, а до этого будто вовсе ее не видел. А, например, с Сантой Юна никогда не видела, чтобы граф де Билл разговаривал, а с Анной-Лидией он только ругался, а с Юной - вот, разговаривал, только все время посмеивался. Конечно, это если он был в замке; потому что в лесу граф де Билл проводил больше времени. В этом вашем лесу, спросила как-то Юна небрежным тоном, какие-нибудь, наверно, есть дикие звери? О, да, посмеиваясь отвечал граф де Билл, да и кроме диких зверей есть там ЕЩЕ КОЕ-КТО... И кто же? - но граф де Билл только усмехнулся, думал, наверное что он самый главный, что в лес ходит и не боится; вот еще!.. Вообще непонятно, что можно в этом лесу делать по несколько дней. Например, говорил граф де Билл, можно слушать, о чем разговаривают деревья. А о чем? - но граф де Билл, усмехаясь, отвечал: на том языке, что тебя в школе учили, об этом не расскажешь. Да иди ты в пень! злилась Юна. Что ты привязался к этой школе? Я уже не помню, когда я последний раз там была! Тут граф де Билл начинал хохотать, и, отхохотавшись, спрашивал: думаешь, это большое твое достоинство? Я вообще не буду больше с тобой разговаривать! - обещала тогда Юна, окончательно разозлившись. Но потом забывала и все-таки разговаривала, потому что вообще-то он был ничего, этот граф де Билл, похожий на старшего брата Юны, которого у нее никогда не было. Времен года где-то около шести или восьми, сказал граф де Билл, и все законные, а эта незаконная, шляется где попало, всюду сует свой сопливый нос, притворяется настоящей весной, и только ты ей поверил - с хохотом убегает. И тогда просыпается старая зима и, кряхтя и мечтая поскорее уйти на покой, правит остатком положенного ей срока, потому что во всем должен быть порядок, сказал граф де Билл, посмеиваясь.

Порядок! Во всем доме был порядок, как будто ничего не изменилось, и только одна Юна бродила без дела, оставляла повсюду грязные тарелки и чашки, не убирала за собой кровать и всем мешала. Но никто ни разу не предложил ей чем-нибудь заняться и не сказал, что она всем мешает. Все как будто сговорились ее не видеть и не замечать! Или может оно и раньше так было?.. И так прошло несколько дней, а сколько точно - неизвестно, я же говорю, там не было никаких календарей, никто не отмечал время, оно шло само по себе. И вот, в один прекрасный вечер Юна спустилась в тронный зал, где продолжали вое собираться с наступлением темноты, и где Юна не была с того самого дня, как уехала Санта.

Юна прошла на свое место и села. Никто ничего не сказал, только фрейлина Марта налила ей чаю и подала чашку, на что Юна буркнула что-то типа "спасибо", только очень неразборчиво. Она сидела и пила этот чай, пахнущий летом, а посередине зала таинственно темнел пустой трон, и вился дымок от трубки Кондора, и дона Бетта подбрасывала в печку поленья.

Потом пустая чашка мягко стукнула о ковер.

- Эй, послушайте, я хочу спросить!

Голос Юны прозвенел на весь зал, он был чрезвычайно воинственный. Все посмотрели на нее. Папаша Маугли рявкнул:

- Хочешь спросить - спрашивай, чего молчишь!

- Хочу, и спрошу, - заявила беспризорница Юна. Голос ее не утратил воинственности ни на грамм. - Может мне кто скажет?.. В общем - почему это Санта королева?..

Застыло молчание. Затем кто-то хмыкнул и произнес:

- Да, действительно, почему она, а не ты? Даже обидно...

Юна резко повернулась в ту сторону:

- А ты, граф де Билл, молчи! Я не спрашиваю про себя, просто, - так нечестно, вот что! Если есть трон, то все должны на нем сидеть, все по очереди, а не кто-нибудь...

- Ты просто завидуешь... кому-нибудь! - в восторге пропищала Анна-Лидия.

- Кое-кто сейчас просто получит по мозгам, - пообещала Юна.

- Тихо! - рявкнул Папаша Маугли. Он встал. Подошел к беспризорнице Юне. Протянул ей руку.

- Ты чего? - спросила Юна, ощетинившись. Папаша Маугли тряхнул бородой, кивнул на трон:

- Садись!

Беспризорница Юна вскочила:

- Вы здесь все точно дураки! Сто лет мне нужен ваш несчастный трон! Из-за вас Санта и думает всегда, что она главнее... - Голос ее сорвался.

И тогда прозвучал другой голос, негромкий и мягкий.

Дона Бетта, отвернувшись от печки, смотрела на Юну, и отблеск огня был в ее глазах. Помолчав, она сказала Юне: - Отчего бы тебе, в самом деле, не попробовать первой то, что ты предлагаешь?

Наступила тишина, дона Бетта отвернулась обратно к печке. Папаша Маугли буркнул что-то и сел на свое место. Юна же стояла, и все смотрели на нее. Юна фыркнула, затем решительным шагом пересекла зал и села на трон.

5. ВОРОБЕЙ СИДИТ НА КРЫШЕ.

В некотором царстве... ну ладно. Жила-была воробей.

Почему "жила-была", а не "жил-был"? Потому что воробей была девочка, и лет ей было, наверное, четырнадцать, но точно я не знаю. Пусть четырнадцать. Она училась в школе на тройки.

Чик-чирик, чирик-чик-чик, трр. Воробей не любила школу, не любила своих одноклассников - они все время задевали ее и клевались. Клевались или плевались? Плевались тоже. Воробей не любила своего папу, потому что получала от него только подзатыльники и затрещины, когда он видел в ее дневнике двойку или замечание. Мама никогда не защищала воробья, наоборот, они наперебой ругали ее, обзывали лентяйкой и неблагодарной дрянью и обещали ей, что она никогда не выйдет в люди.

- А разве я не люди? - плача, спросила как-то раз воробей, и папа рассердился и больно шлепнул ее, а мама сказала:

- Ха! Ха! Ха! Люди! Вы посмотрите на нее! Люди!

И воробей, плача, выбежала из квартиры и убежала на крышу. На крыше она сначала плакала, потом перестала, сидела, свесив ноги, смотрела вниз и думала, кто же она, если не люди, и наконец поняла, что она воробей.

На крыше было хорошо, только холодно иногда. Зато на крыше никто ее не трогал, папа с мамой не знали, куда она убегает, и ругали ее за то, что она шляется целыми днями; но воробей не говорила им, что она не шляется, а сидит на крыше, - и поэтому могла не бояться, что кто-нибудь найдет ее здесь. Особенно хорошо было на крыше, когда на город снисходила темнота (темнота всегда снисходила), и весь город загорался огнями фар и фонарей, и становился как новогодняя елка, или как большой аквариум с покрашенным в черный цвет задним стеклом, который она видела в зоомагазине. Воробей сидела и смотрела на эту красоту, а этот дом был такой высокий - четырнадцать этажей, один из самых высоких домов в городе, а она, воробей, жила на тринадцатом этаже этого дома. Кажется, совсем близко от крыши - но на крыше она чувствовала себя далеко-далеко от папы с мамой, от своей квартиры, и никто не мог найти ее здесь; и вот она сидела, свесив ноги, и смотрела на город внизу, и не боялась, что упадет - ну и пусть упадет, зато тогда не придется возвращаться домой. Но все-таки она не упала. Ни разу, и всегда приходилось возвращаться домой, и воробей старалась делать это как можно позже, хотя и знала, что ее будут ругать.

Однажды...

Однажды был вечер, и воробей сидела на своей крыше, смотрела вниз, и, хоть все было плохо, одинаково плохо каждый день, и воробей давно уже поняла, что так и будет всегда, - раньше-то ей часто снились сны, где все становилось вдруг по-другому, и она была не воробей, а... Но что об этом говорить, каждый раз она просыпалась, и наконец она расхотела видеть такие сны, потому что все было неправда. В одной книге говорилось: "Все вернется на круги свои", воробей запомнила это, и часто про себя повторяла, хотя это была книга для людей, но ей казалось, она понимает, про что это, вот: сколько бы ты на смотрел свои сны, все равно проснешься, и будет так как есть, день за днем и всегда. Но все-таки иногда воробей чему-нибудь радовалась; и вот однажды был вечер, и воробей сидела на своей крыше и радовалась тому, что идет дождь.

Спрашивается, как можно радоваться тому, что идет дождь? Правда; воробей уже вся промокла, и была больше похожа на мокрую курицу, и коричневая куртка, которую воробей схватила, выскакивая из квартиры, ничуть не согревала, а была тяжелой и холодной от воды, и воробей тихонько стучала зубами, - и радовалась!

- Я не верю весне до второго дождя, - сказала воробей сама себе для пробы. И испугалась - голос был как будто не ее, а слова прозвучали почти по-человечьи. Она решила больше не говорить, а только думать. Вот что она думала. Например, солнце светит, а по улицам несутся ручьи. Но это ерунда. Появляются облака - эти серые матрасы, набитые снегом, - и становится холодно, и вот снег снова противно чавкает под ногами. Надо ждать. Надо ждать, когда высоко вверху - там, наверно, холоднее, - снег растает, тогда матрасы отвиснут, будут уже подушки, и наконец порвутся, и вся вода хлынет вниз. Дождь будет лупить что есть мочи, размывая землю и остатки сплющенного твердого снега, и земля как запахнет! И потом еще дождь, для верности, а тогда раскрой глаза, а то пропустишь: вся весна случится за неделю, не успеешь оглянуться, листья вылупятся и вырастут, и все ходят в майках - лето. Потом будет осень, и все вернется на круги свои, подумала воробей. Ливень все лил, ей было совсем уже холодно. Квартира, где она жила на тринадцатом этаже, стала вдруг очень близко отсюда. Но она не хочет идти домой. Она не хочет! Она не... Воробей собиралась тихо-тихо заплакать от холода, тоски и безнадежности. Почему она никак не упадет отсюда вниз, лицом на мокрый, шершавый, наверное, теплый асфальт?

Вдруг она услышала шаги. Никто никогда не заходил на ее крышу, и воробей некоторое время надеялась, что может все-таки дождь, или кто-нибудь по ошибке залез на чердак. Нет. Скрипнула железная дверь, и шаги вылезли на крышу. Остановились. Потом было какое-то слово, которое она не поняла. Воробей сидела, не шевелясь, она хотела быть сейчас у себя дома. Шаги пошлепали к ней.

- Привет, - было сказано воробью, - ты кто?

Воробей молчала.

- Ты что, глухая? - Воробья легонько толкнули коленом. - Я спрашиваю, ты кто?

Воробей сказала:

- Я... воробей.

Тот, кто с ней разговаривал, фыркнул:

- Воробей! Ври побольше!..

Воробей молчала. Обида разгоралась в ней. Она зажмурилась, вдохнула дождевого воздуха и чирикнула:

- Я воробей! И это моя крыша! Я здесь всегда сижу!..

- Зыканско, - удивились там. - Посмотрите-ка на нее, это ее крыша. А может это моя крыша? Может я сегодня придумала, что я теперь буду жить на крыше, а?.. Ну, чего молчишь? Может подеремся?

Воробей сидела зажмуренная крепко-крепко, чтобы не заплакать. Все обижали воробья. Никому было воробья не жалко.

- Все вы, девчонки, дуры, - сообщила эта, и потом долго ничего не говорила.

Внизу был город, а на город падал дождь. Воробей уже открыла глаза. Эта сидела теперь рядом с ней. Краем глаза воробей видела, что она тоже мокрая, и волосы у нее на голове торчали ежиком.

Так они просидели молча не знаю сколько времени, и дождь падал на них обеих.

- ...Ну ладно, - наконец сказала эта и встала. - Скучно здесь. Я, кажется, уже передумала жить на крыше.

Шаги зашлепали к двери, ведущей на чердак. Возле двери они остановились.

- Покедова! - Шаги слезли по лесенке и слышались еще на чердаке, а потом совсем пропали.

Остался большой дождь над большим городом и над маленьким мокрым воробьем на краю большой крыши.

То есть можно сказать, что все вернулось обратно, на эти самые круги, про которые было написано в той книге.

6. БЕСПРИЗОРНИЦА ЮНА И ПЛОХАЯ КОМПАНИЯ.

А мы вернемся к нашей глупой беспризорнице и узнаем, что же случилось после того, как она села не на свое место.

Может быть, раздался гром и сверкнула молния, и трон вместе с Юной провалился глубоко под землю?

Хуже, гораздо хуже!

Не случилось ровно ничего.

Ничего не случалось полчаса, или немножко больше, - после чего Юна вскочила. Хорошо, что было темно, - а так бы все увидели, как горят ее уши. Она крикнула:

- Вруны! Козлы!..

И выскочила из замка - как из пулемета! - трах-тах-тах! - прохлопала всеми дверьми, пролетела через черный-черный лес, протряслась в последней электричке, и только в городе перевела дыхание, и долго кружила у вокзала, яростно топая по раскисшему снегу.

Беспризорницы не плачут - не дождетесь! Метко плюнув на фуражку толстому вокзальному полицейскому, Юна немного утешилась и вернулась домой. Отныне и навсегда Юна была одна, с дурацким домом в дурацком лесу было покончено навеки, пусть они там живут как хотят, пусть играют в свои дурацкие игры, уезжают в свои дурацкие путешествия и называют эту предательницу хоть королевой, хоть птицей соловей - ее, Юну, это больше не касается.

Они еще узнают, кого они потеряли. Они еще придут, и станут проситься. А она, Юна, будет жить весело. Еще в сто раз веселее. В сто миллионов раз! И потом, когда они придут, и будут плакать и умолять... То она, Юна, будет жевать жевачку. И вежливо ответит, - еще вежливее, чем их дурацкий Юрис:

- Пардон, мадам! С девчонками я больше не связываюсь.

Итак, с замком было покончено; и если кто был этому ужасно рад, то это, конечно, мама. Хитрая мама сразу обо всем догадалась и ехидно спросила: "А как же печка и люди?" - и Юна яростно промычала что-то, потому что рот у нее был занят котлетами. Но маме этого показалось мало, и она сразу же стала приставать к Юне, чтобы она сходила в школу, потому что приходили какие-то дядьки, ругали маму, что она не знает, где Юна, и грозились, что если Юна будет и дальше пропадать, то они отберут ее у мамы и отправят куда-то. Юна сказала маме на это:

- Пусть сначала поймают! - лысые дураки, они думали, что у Юны в городе больше не будет дела, как только ходить в их несчастную школу, сидеть день за днем вместе с этими примерными мальчиками и девочками, которые только и знают, что скучать, и не имеют ни о чем никакого понятия! Но тут мама начала кричать на Юну, и Юна начала, кричать на маму, а потом заперлась в своей комнате, заткнула уши и бубнила: "Ничего не слышу, ничего не слышу", - а потом они помирились, и Юна с большой неохотой пообещала маме, что пойдет в школу, и мама поцеловала Юну, хотя Юна отчаянно оборонялась - вот еще!.. Но обещание она выполнила и сходила в школу - целых два раза. Сидела одна за последней партой, рисовала в тетрадках королеву Санту с рогами и бородой и самолеты, которые бомбили дом в лесу, а на переменах ходила руки в брюки - не обращая никакого внимания на девчонок, что шушукались кучками за ее спиной, и на затаенно-завистливые взгляды мальчишек. Но на второй раз Юну вызвали с уроков к директрисе, которая сказала про ее штаны:

- Чтоб больше в таком виде в школу не появлялась!

И Юна ответила:

- Очень надо!

Ведь в городе была весна, самая настоящая, а не какая-нибудь там незаконная, ручьи неслись во всю прыть. Нельзя было терять времени, и перво-наперво Юна придумала, что можно жить крыше - это вам не несчастный дом в лесу! Можно сидеть на краю, болтать ногами и плевать на всех!.. Но, взобравшись на крышу самого высокого дома, Юна обнаружила, что ее опередили, и ей сразу расхотелось. Если бы это был еще какой-нибудь беспризорник, - мог, в конце концов, в этом городе найтись еще хотя бы один беспризорник?.. Нет, это была опять какая-то девчонка.

Ну ладно, тогда держитесь.

После двух вечеров, которые Юна провела, запершись в своей комнате, она вышла на улицу, и в одном кармане у нее перекатывались тяжелые металлические шарики от подшипников, а в другом... По четырнадцать резинок-"модэлок" с каждой стороны, прочная кожаная пятка посередине, а все вместе - новенькая боевая рогатка! И ночь, и пустой проспект, и светофор на перекрестке, и холодок в животе, и сжатые зубы, - не ждите пощады, у беспризорницы Юны не дрогнет рука, раз вы так, то она выходит на войну, одна - против всех! Она останавливается, оглядывается; она выбирает шарик, подбрасывает его на ладони; прищурив глаз, она оттягивает пятку, и

ТРАХ, ДЗЫНЬ!!!

- бьет без промаха!..

Трах, дзынь! Война всем, кто хочет жить спокойно! Трах! - всем, кто не принимает беспризорниц всерьез! Дзынь! - всем, кто думает, что она так просто, они еще услышат, качаясь на своих табуретках! Порядок? Будет вам завтра порядок, - трах, дзынь!.. трах, дзынь!

На шестом по счету светофоре сзади раздалась пронзительная трель полицейского свистка.

Никогда ноги не подводили Юну. Она рванула с места так, как будто собиралась выиграть мировой чемпионат по бегу с препятствиями. Она бы точно выиграла, если бы ее не остановил взрыв смеха за спиной.

По инерции Юна пробежала еще несколько шагов, затем затормозила и обернулась.

На темной скамейке, свистя по-всякому и блистая огоньками сигарет, сидела плохая компания и покатывалась с хохоту над беспризорницей Юной.

Ей потом объяснили, что светофоры - это так, детские игрушки, и Юна согласилась. Те шесть, их все равно через несколько дней починили, и никакого беспорядка не получилось, - но зато Юна связалась с плохой компанией.

Теперь все было по-другому. Юна была не одна, у нее теперь была целая плохая компания! Пришлось, правда, сначала со всеми по очереди передраться, чтобы они не считали ее девчонкой, и вообще; но зато после этого они признали ее равной, а во всяческих безобразиях она была самой первой, и всегда шла вперед, или совершала в одиночку то или это, после чего получала от плохой компании дружеского тумака в плечо:

- Ну ты даешь!.. - и Юна, не оставаясь в долгу, давала кому-нибудь пинка кулаком в спину и отвечала:

- А ты думал!

А безобразия! О, какие они учиняли безобразия, - что светофоры? тьфу! Юна и не вспоминала о них никогда. Теперь она со своей плохой компанией дралась с другими плохими компаниями, и у нее все время был синяк под глазом или разбита губа. И еще они ходили по городу целые ночи напролет и громко пели плохие песни, а если им встречался какой-нибудь прохожий, то, конечно же, он старался поскорей перебежать на другую сторону улицы - и горе ему, если Юна вздумывала перебежать вслед за ним! Они рассказывали анекдоты и героические истории. А один раз увидели пустую полицейскую машину и перевернули ее вверх колесами; а еще один раз взломали ларек и вытащили все, что там было. А еще!.. еще они пили вино - и Юна пила вино. И курила сигареты. И папиросы. И всякие окурки, а еще... Еще было лето.

Ну, а что же говорила по этому поводу Юнина мама? Мама... да ну ее вообще! а вот зато если плохая компания почему-либо расходилась на ночь, то Юна шла прямиком на какой-нибудь чердак и засыпала там; и вот утро, и вот Юна выходит, отряхивая с себя опилки, и видит - ого-го! - в подъезде здоровенный папиросный окурок, и, длинно свистнув сквозь зубы, поднимает его и, дунув, вставляет в рот. Кажется, в кармане оставалась еще одна спичка? - да вот она. И спичка зажигается об стену с первого раза, и вот первый утренний дым, от которого чуть звенит в ушах и немножко кружится голова, выливается в светлое небо, выглядывающее из-за высоких домов.

День-ночь, день-ночь, месяц - трах! Другой - дзынь!..

Ночь. Была ночь, когда Юна вдруг вспомнила про замок - и удивилась. А удивилась она потому, что, кажется, совсем-совсем про него забыла, и про Санту, и про всех, кто там был. И это означало, что Юна победила - пусть они теперь там. А она обошлась и без них, прекрасно и замечательненько. А, кстати, в это момент Юна как раз шла домой (она теперь там редко бывала, потому что мама...) - но тут как раз шла; троллейбусы уже не ходили, и она шла пешком, и еще один пацан из ее плохой компании шел с ней, а звали его Боря, или Витя, им было по дороге до перекрестка, а дальше в разные стороны. И вот Юне внезапно стало совершенно обязательно рассказать кому-нибудь, как она здорово обошлась без них, и даже вовсе про них забыла, - а тут как раз этот Боря. Юна шла, думала, а потом сказала этому пацану:

- У меня в окне, ну, где я живу, - там, короче, видно одну дорогу...

И пошла-поехала! Они уже давно стояли на этом перекрестке, а Юна все рассказывала про этот черный-пречерный лес, и какие там деревья, и про то, что там стоит дом, - не дом, а дворец, потому что в нем есть трон, он это... ин-структи-рован изумрудами, и на этом троне... там живет одна такая девчонка, такая красивая - просто ужас, ты таких в жизни не видел, сказала Юна этому Боре или Вите, вот она и сидит на этом троне, потому что она королева, хотя лет ей сколько и мне, но она королева, потому что ее все так называют. Только я одна не называла, и поэтому она со мной дружила лучше всех, и мы ездили в город... И тут Юна снова принималась рассказывать про эту дорогу, по которой она попала в лес, и про то, как они с Сантой однажды попробовали по ней пройти, но ничего не получилось, а Юрис - он все знает! - он сказал потом, что так и надо, чтоб не получилось, а то если все время будет получаться, так что же это такое выйдет? а этот Юрис - он был рыцарь... и тут она снова перескакивала в замок, и говорила про дону Бетту с печкой и волосами, и про Папашу Маугли, который может пройти весь лес, прыгая с дерева на дерево, и он... знает каратэ, вот! Юна говорила и говорила, и совсем заговорила этого Борю или Витю, он только глазами хлопал, и наконец она остановилась, чтобы перевести дыхание, и посмотрела на потухшую сигарету, и бросила ее на асфальт. А этот Боря, улучив эту минуту, сказал:

- А чего же ты тогда оттуда ушла?..

- Чего, чего, - огрызнулась Юна. - Надоело, вот чего!..

И день, был день, и Юна шла на встречу со своей плохой компанией, и, подходя к тому месту, где они все стояли, увидела, что все они показывают на нее пальцами и смеются.

Оказалось, что этот пацан уже разболтал им про все, что ему рассказала Юна, и теперь Юну подняли на смех.

- Вот врунья! - кричала вся плохая компания. - В этом лесу - дикие звери? Да они все повывелись давно! И замок! Ха-ха-ха! Замок! - И они стали дразнить беспризорницу Юну и кричать, что нет никаких зверей, и что Юна - просто деточка, маменькина девочка, и дома сказки читает! И Юна так разозлилась, что чуть не полезла драться сразу со всеми, и кричала:

- Ничего я не читаю! И все есть - и звери, и замок!

И тут кто-то сказал:

- А вот мы проверим. Пусть она ведет нас в этот замок, мы и проверим, все так или не так!

Юна попыталась объяснить им:

- Там такой лес, что он может заблудить, раскидать и растерять нас, и мы можем потерять кучу времени, а замок не найти.

Но тут вся ее плохая компания начала насмехаться над ней сильнее прежнего и говорить, что теперь понятно, что Юна просто-напросто все выдумала, до последнего словечка.

- Хорошо же, - сказала Юна, разозлившись до невозможности. - Хотите - так получите. Едем, сейчас же.

И вот вся эта плохая компания поехала на вокзал и села в один вагон электрички, и электричка тронулась, и они поехали.

И они так шумели и ругались в вагоне, что все остальные люди ушли из этого вагона в другие. А когда в вагон вошел контролер - злой, как собака и как все контролеры! - то они стали плеваться, и заплевали ему всю сумку, и контролер поскорее убежал. И, поскольку было вино, то все пили его, а бутылки бросали на пол. Только одна Юна не пила вина, она сидела, мрачно смотрела в окно и помалкивала, а иногда смотрела на свою плохую компанию, как они кричат: "А вот мы разберемся с этим замком, и с этими королевами, и медведями, и собаками!" и размахивают палками, которые прихватили с собой на всякий случай. И вдруг Юна встала и громко сказала:

- Выходим.

И они вышли на станции, и вся плохая компания собралась вокруг беспризорницы Юны и выжидательно смотрела на нее: ну, что теперь?

Юна же, не говоря ни единого слова, перешла через рельсы и остановилась на платформе, с которой электрички ехали обратно, в город. А когда вся плохая компания вновь окружила ее, посмеиваясь и толкая друг друга локтями, Юна обернулась к ним и сказала:

- Я передумала. Я не повезу вас в замок.

- Ха! - закричала плохая компания, бурно веселясь. - Скажи лучше сразу, что наврала, и что нет никакого замка!..

- Я наврала? - спросила беспризорница Юна, делая шаг вперед. - Я наврала?!!..

Ясное дело, случилась драка, а поскольку вся плохая компания уже к этому времени сильно разозлилась на беспризорницу Юну, они принялись колотить ее, и колотили, пока не подъехала электричка, а тогда они, бросив Юну, вскочили в вагон, и электричка умчалась в город.

И Юна уехала в город, только на следующей электричке, и на этот раз у нее была разбита губа и синяк под глазом одновременно.

В городе она вышла, не доезжая до вокзала. Это был какой-то новый район на окраине, с одинаковыми большими домами, в котором Юна никогда не бывала. Теперь она шла между этими большими домами, сворачивая то туда, то сюда, а в воздухе уже сгущались сумерки. Юна шла не спеша, потому что спешить ей теперь было совершенно некуда. У нее больше не было ни плохой, ни хорошей компании.

7. ОДИН В ПОЛЕ НЕ ВОИН.

Да; вот так вот она и шла по одинаковым большим дворам одинаковых больших домов, подбивала камушки ногой, - а становилось все темнее, так что когда ей под ноги попался желтый лист, то пришлось его поднять и поднести к самому носу, чтобы убедиться: да, действительно, желтый лист. Так что же - это осень? опять осень? Значит, прошел год с тех пор, как она сидела в своей комнате и смотрела на дорогу, - и опять, как тогда, осень. Но теперь не как тогда. Теперь ничего не будет. А интересно, Санта уже вернулась? Наверное, вернулась. И в это время они все сидят в тронном зале, и дона Бетта подбрасывает дрова в печку, и в открытое окно вишня протягивает свои ветки с последними, уже почерневшими и сморщенными ягодами, - очень вкусными. И все они молчат. И еще они пьют чай.

- Ну и сидела бы с ними, - сказала себе Юна, она все шла и шла, пылила кедами. - Никто тебя не выгонял, на фиг кому ты там...

Дядька, попавшийся навстречу, как уставится на Юну - и она прикусила язык. Шла себе дальше, а дядька еще несколько раз оглянулся, - действительно, ну и видон был у беспризорницы Юны. Но Юна уже забыла про дядьку, она думала.

Да, она потерпела поражение. Теперь уже нельзя было не признать, что она потерпела поражение, по всем статьям. Юна аж сама себе удивилась, как она думает: она думала, как взрослая! Но она и вправду, пожалуй, была взрослая уже - потому что она потерпела поражение сокрушительной силы. И не только с замком, а и вообще со всем, что было, с дорогой, и все такое. С дорогой больше никогда не получится... а в замок? если и правда можно приехать, на электричке и через лес? Да, можно... было, а теперь нельзя, нельзя - и все тут. Значит, что же такое получается? - раз в замок нельзя, а как было раньше, до замка, тоже нельзя, потому что она уже взрослая, и все эти штучки - да ну их. И, значит, выходит... придется ходить в школу? В эту школу, где Юну оставили на второй год, и мама даже не ругалась, она теперь только все время плакала такого Юна хуже всего не могла терпеть!.. Но теперь придется терпеть. Нельзя вернуться назад, это Юна уже откуда-то знала, и больше ничего такого не будет, и, значит, надо забыть это все...

- Ха, - пробормотала Юна, - забыть, терпеть...

И тут она все забыла.

Три маленьких дома. Каменных, трехэтажных, с пустыми провалами окон. Старых-престарых. Они стояли среди здоровенных многоэтажных громад, а те напирали на них ровным строем, и теснили их, и наступали; но три маленьких дома стояли твердо и гордо, спина к спине, и, ясное дело, собирались с честью выдержать этот свой последний и решительный бой.

В двух из них двери были заколочены, а в третьем - нет. Юна толкнула эту тяжелую дверь, и дверь со скрипом подалась внутрь, и она вошла, вдыхая глубоко-глубоко этот знакомый запах, таинственный запах сырости, и пыли, и неизвестно чего еще - упоительный запах, какой бывает во всех покинутых домах! Юна зажгла спичку и посветила ее, а когда спичка погасла, еще постояла в обступившей ее темноте, слушая, как бьется сердце. Вот так да! В этом районе, где Юна даже раньше и не бывала, потому что ничегошенько интересного найти здесь было невозможно, - здесь три великолепных, восхитительных, незнакомых, необследованных в каждой их щели старых дома!.. Вот так везуха, вот это зыканско. Понятно теперь, где она будет сегодня спать? Ну конечно, понятно!!! - и, последний раз вздохнув глубоко, беспризорница Юна сделала шаг, наткнулась на лестницу, и пошла-пошла, придерживаясь за стену, потому что перил не было, останавливаясь на площадках и толкая все двери (но они были забиты, или же те, кто там прятался, крепко-накрепко заперлись). И сердце ее стучало так, как будто хотело вырваться наружу.

Так она дошла до третьего, последнего этажа. Здесь была только одна дверь. Юна посветила на нее спичкой, потом протянула ладонь и нажала.

Дверь ушла внутрь даже без скрипа, и прямо в глаза Юне ударил свет. Юна отшатнулась и чуть не упала с лестницы - она же была без перил! Но это был просто фонарь с улицы, он светил в окно. А окно было в комнате, прямо напротив двери. В которую Юна вошла, ступая мягко и пружинисто, как все, кто готов к чему угодно.

Комната. Это была комната. У окна стоял стол и стул. А на столе стакан. Юна неслышным шагом подошла к окну - даже стекло в окне было. Да, здесь можно было спать, - и еще как, даже подозрительно, что такая удача. Окно выходило во дворик, из него были бы видны два остальных дома, если бы фонарь не светил прямо в лицо и не слепил глаза. Юна повернулась спиной к окну и постояла так, привыкая к темноте снова. В глубине комнаты что-то чернело - а вот что: кровать, и что-то еще на ней. Юна отделилась от окна и подошла к кровати.

ХОБА-НА!!!

Нет, у Юны не подогнулись ноги! Просто настоящая беспризорница всегда чувствует, когда надо сесть и посидеть и хорошенько поразмыслить, потому что дело оборачивается незнакомой стороной, и как бы не попасть впросак. Кровать оказалась сетка, всю жизнь Юна мечтала о такой, кровати, чтобы на ней качаться. Но сейчас - до кровати ли ей было?

Это был меч, - делов-то. Юна никогда в жизни не видела настоящего меча, но тут уж ошибиться невозможно: вот он лежит на кровати почти во вою длину, и, оттого что Юна села рядом, блик света пробежал по нему (от фонаря) и вернулся обратно, остановившись ярким пятном ближе к рукояти. Меч. Да, это вам не кошки-собачки, не шишки-елочки... и не на лифте кататься. Так тихо, и фонарь глядит своим синим лунным глазом в окно, и вся комната целая, а на пружинной кровати - меч. Если тут так еще посидеть, то перестанешь вообще понимать, какой год на дворе - может уже какой, другой?..

Но тут Юна засвистела сквозь зубы, и стала качаться на кровати, и потом сказала (не слишком, впрочем, громко):

- Мало что, может тут какой... музей. Может это еще и вовсе не настоящий...

Как будто она забыла, что никогда нельзя разговаривать в таких домах, а если тебе уж жутко в темноте, так попищи как мышь или поскреби пальцем по стене! Она запнулась - и в следующую секунду ее так и подбросило вверх. Шаги! Это были шаги - неужели можно было подумать, что мечи просто так валяются где попало, и что тот, кто его здесь оставил, не явится сюда в самом скором времени!.. Шаги поднимались по той самой лестнице без перил - по чему же еще, и приближались к той самой двери, за которой стояла кровать с мечом и с Юной рядом.

Но Юны уже не было рядом. Юна уже лежала под кроватью, тихонько потягивая покрывало, которое и так свисало почти до самого пола, но чтоб еще чуть-чуть, - и нюхала пыль.

Шаги дошли до двери, дверь отворилась, и кто-то вошел в комнату.

А это был один в поле не воин, или же одинокий рыцарь по прозванию Заяц.

Но дальше я пока ничего не могу сказать. Вот: пошли спать.

Кто-то спешит через леса и туманы, через темноту и дожди, он все ближе и ближе, он так устал - что же будет, если и мы встретим его усталыми? Ничего хорошего не будет. Вот Санта - та бы нипочем не легла, она говорила: "Я всегда боялась проспать самое интересное", - но ты не бойся, я разбужу тебя раньше, чем все начнется. Честное слово.

Часть 2. ВЫСТУПЛЕНИЕ

1. ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЗАМОК.

Музыка играла всю ночь.

Это была такая музыка... Ну, как будто бы птица пела: не здешняя, небывалая, знающая, Что было, Что будет и Зачем - птица. Цыганка, что ли?.. Ну ладно, это я, конечно, перехватила; все равно, музыка играла, и все сидели в тронном зале, и пустой трон таинственно темнел. Все молчали, а музыка играла и играла. Она играла в саду, и даже когда все пошли спать, она все играла, - и всем приснились сны. Графу де Биллу приснилось, что он попал в другой лес, где ему и идти-то никуда не надо, вот он и сидит, сидит и сидит на месте, даже забыл, кто он сам такой, так хорошо. Анне-Лидии Вега-Серовой, которая на все лето куда-то пропала, а потом появилась в туфлях с каблуками и с волосами, покрашенными в белый цвет, - ей снится, что волосы у нее опять такие, как были. А детям снилось... И доне Бетте снилось... но ни к чему раньше времени выдавать чужие секреты.

Лишь к утру музыка прекратилась, потому что Кондор и Бенджамин Приблудный заснули прямо в саду, и Бенджамин и во сне обнимал свой барабан, а Кондор зато отбросил дудку далеко в сторону. Если делать с кем-нибудь вместе что-то одно, а потом, закончив дело, заснуть в одну и ту же секунду, то тогда к вам обоим придет один сон. Им повезло: у них так и случилось. Бенджамину Приблудному и Кондору приснилось море - одно море на двоих. Кондор не знал, что это за море, зато Бенджамин Приблудный очень хорошо знал, что это за море. Во сне они понимали язык друг друга, и Бенджамин Приблудный все рассказал Кондору. Зеландия, - повторял Бенджамин Приблудный, и Кондор его понимал так же хорошо, как когда они играли. Потом Бенджамин Приблудный сказал Кондору: - Сейчас пойдем туда, где нас ждут. - Но сначала они решили полежать у моря на камнях. Они лежали с закрытыми глазами, а ветер доносил до них брызги, сорванные с гребней волн. От этих брызг они и проснулись - оказалось, что это пошел дождь. Тут они вспомнили, на чем они вчера остановились, - они остановились, сыграв, что лето почти прошло. Что же; Кондор посмотрел на Бенджамина, и Бенджамин сразу же улыбнулся, сверкнув белыми зубами на черном лице, а потом пожал плечами. Они пошли досыпать на чердак, и дождь стучал по крыше, стучал, барабанил.

К полудню тучи немного рассеялись, и все разошлись из замка по разным делам: нужно было начинать готовиться к зиме. В замке остались только фрейлина Марта и Анна-Лидия Вега-Серова. Фрейлина Марта закатывала яблоки в большие десятилитровые банки и заливала их сахарным сиропом, а Анна-Лидия ей помогала.

Работа была в самом разгаре, когда за окном раздался безудержный лай Гудвина. В следующий момент, распахнув двери настежь, в замок вбежала вбежала? - нет! - вломилась, ворвалась, влетела вихрем неузнаваемая, похудевшая, загорелая, прекрасная...

Королева Санта Первая!

Босиком, в вытертых добела и перепачканных чем попало джинсах, вся в разноцветных бусах, браслетах, побрякушках, звоночках, - Мой земляничный народец!!! - кричала она во все горло. - Я вернулась! Вернулась!!!.. - И, хлопая дверьми, через весь дворец, в тронный зал, трогать трон, гладить, осматривать - ждал ли? А Анна-Лидия Вега-Серова, опрокинув большой таз с яблоками - они так и поскакали по гладкому деревянному полу! - бежала за нею с визгом: "Королева!!!"

Вслед за Сантой вошел Юрис Рыжебородый, и фрейлина Марта, оставив яблоки, которые начала было поднимать, двинулась к нему. Они поцеловались, и Юрис сбросил с плеч два огромных рюкзака, набитых всякой всячиной, и, кивнув на них, объяснил: - Здесь подарки. - А тут Гудвин наконец замолк, а в следующую секунду дона Бетта вошла в дом. Она вошла и все увидела.

Королева Санта, насмотревшись на трон, вернулась в комнату, а Анна-Лидия следовала за ней по пятам.

- Все так, как мне и снилось! - объявила Санта ликующим голосом. Затем остановилась и подозрительно уставилась на Юриса, стоящего рядом с доной Беттой. - А ты! Ты, я знаю, ты уже что-то рассказал! Без меня!..

- Нет, - сказала дона Бетта. - Он ничего не рассказывал.

- Смотри! - сказала Санта сурово. - Расскажешь без меня хоть слово - я тебя разжалую... в свинопасы! - Она расхохоталась и перекрутилась на одной ноге. - Дона Бетта! - воскликнула она. - Смотри, как выросли мои волосы!

- Волосы всегда растут в путешествиях, - сказала дона Бетта.

- А вы знаете? - сказала Санта, отступая на шаг и обводя все и всех взглядом. - Вы не знаете! Они не верили мне! Они, никто, не верили мне, что я королева, что у меня есть замок и народ! Так что я в конце концов и сама перестала себе верить - Юрис, скажи им, сколько раз я приставала к тебе, чтобы не возвращаться, потому что вдруг мы вернемся, а здесь ничего нет! Скажи им!..

Юрис покачал головой.

- Ты преувеличиваешь, - возразил он. - Действительно, всякое бывало, обратился он к фрейлине Марте и доне Бетте и Анне-Лидии, - но королева ни разу не уронила своего достоинства. Она везде была королевой.

Смех Санты смешался со звоном ее колокольчиков.

- Зато теперь - сколько я всего видела, я просто обогатилась! Я вам все расскажу... нет, не все, то есть, сразу не все, а потом все. А где все остальные? где беспризорница Юна?

Так как она в этот момент смотрела на фрейлину Марту, то фрейлина Марта ответила сущую правду: - Не знаю. - Может, она и еще что собиралась добавить, но Санта все равно ее перебила: - Я так хочу спать! Мы не спали целую ночь, все шли и шли!.. Но сначала я хочу вымыться! И одеть белое платье, которое я не взяла с собой, и белые туфли! Нет, сначала спать, потом одеть! И поесть. Нет, сначала я хочу спать, а потом уже все остальное.

- Анна-Лидия, - сказала тогда фрейлина Марта. - Дай королеве белое полотенце и, если тебе не трудно, постели чистые простыни, пока она будет мыться.

Санта двинулась было за Анной-Лидией, но вернулась.

- А вы что будете делать, пока я буду спать?

Юрис открыл рот. Но, прежде чем он успел что-либо сказать, раздался спокойный голос доны Бетты.

- Мы будем носить дрова и готовить праздничный стол к Празднику Костров.

Праздник Костров!..

Все так и застыли. Потом, через минуту, Санта сказала шепотом, глядя на дону Бетту во все глаза: - Это - мне?.. Праздник Костров... что мы вернулись? - Санта дернула Юриса Рыжебородого за рукав. - Юрис!!! Ты слышишь, Юрис Праздник Костров! - как хорошо, что мы вернулись! ...Только вы ничего не начнете, пока я не проснусь?

Дона Бетта сказала: - Конечно, нет. - Санта еще секунду стояла, как будто хотела что-нибудь спросить, но потом двинулась к двери. На пороге она обернулась и сказала:

- Скажите беспризорнице Юне, чтобы она зашла ко мне. Даже если я буду спать. - И вышла, не дожидаясь ответа.

Тогда Юрис повернулся к доне Бетте. (Фрейлина же Марта тем временем убирала со стола все яблоки, и все банки, и весь сахарный сироп - раз Праздник Костров, то яблокам придется подождать.) А Юрис сказал, глядя доне Бетте в глаза.

- Белый Ворон. Ты сказала, Белый Ворон был здесь.

- Да, - сказала дона Бетта.

Тогда Юрис снял очки и сунул себе в карман. После этого он размахнулся, и как хватит себя кулаком по лбу! А потом что есть сил дернул себя за бороду, аж слезы на глазах выступили! Затем он вынул очки, надел их, и, снова ставши вежливым благородным Юрисом, сказал доне Бетте, не проронившей за это время ни слова:

- Прости. Я так хотел увидеть Белого Борона.

Дона Бетта и сейчас ничего не сказала.

- А скажи, пожалуйста, - попросил Юрис, - кто еще был в замке, когда... он...

Фрейлина Марта унесла яблоки в погреб. Дона Бетта отвернулась и подошла к окну. Юрис стоял на месте.

- Был вечер, - сказала дона Бетта, глядя в окно.

Был вечер, и все сидели в тронном зале - всем хотелось еще немного посидеть вместе, перед тем, как разъезжаться на лето. А как же, ведь на то оно и лето, когда ты еще успеешь посмотреть дальние страны и побывать в невероятных приключениях. Но не все разъезжались на лето из замка: дона Бетта, например, никуда не уезжала, и еще Кондор. Так вот, Кондор. В этот вечер он принес из леса какую-то травку, но, против обыкновения, не стал забивать ее в свою трубку, а настоял на том, чтобы бросить ее в печку. Травка была брошена... запах поплыл по всему дворцу. Тогда Кондор сказал, чтобы все загадали желание, и оно сбудется. Только это обязательно должно быть желание не для себя, а для кого-то другого.

И вот они сидели тесной компанией, если можно так выразиться, - а почему бы и нет. Фрейлина Марта и дона Бетта, и Папаша Маугли, граф де Билл и Кондор, и Анна-Лидия, - они сидели в темноте и тишине, слушая, как истекают последние дни перед летом, последние дни, когда топится печка, а дальше - кто знает, что будет, так они сидели, и каждый загадал свое желание, наверное. По крайней мере, дона Бетта загадала. Она загадала кому-то, кто идет по лесу и заблудился - выйти к дому, и, наверное, все остальные тоже загадали что-то кому-нибудь. А запах все не пропадал.

А дальше случилось вот что.

Открылась дверь. Пес Гудвин вошел в тронный зал и, не говоря ни слова, улегся рядом с троном. Гудвин, которого в дом ни заманить, ни затащить было невозможно!.. Гром среди ясного неба! Никто не шевельнулся. Все, затаив дыхание, смотрели на дверь.

И появился человек и остановился на пороге.

- Белый Ворон!..

Это воскликнула дона Бетта, и никто никогда не слышал у доны Бетты такого голоса. Поднявшись, выпрямившись во весь рост, стояла она у печки и смотрела на человека.

Тогда Белый Ворон прошел в зал и уселся на мягкий ковер зеленого цвета (только не видно в темноте) у стены. Он сел и закрыл глаза. И дона Бетта, постояв, тоже села.

Белый Ворон наконец открыл глаза, провел ладонью по лбу и посмотрел на всех.

- Здравствуйте, - сказал он. - Ну надо же, - сказал он, снова обводя комнату и присутствующих в ней долгим внимательным взглядом. - Вот я и здесь. Не думал, что такое может быть.

Поднялась фрейлина Марта и вышла из комнаты. Белый Ворон не обратил на это внимания. Он продолжал смотреть. И все смотрели на него. Он вдруг улыбнулся.

- Я много слышал про вас, - сказал Белый Ворон, - о вас знают в самых разных местах, Вы даже, наверно, не представляете себе, как далеко отсюда знают про этот... замок.

- Кгрм! - в тишине сказал Папаша Маугли. Посмотрел по сторонам и буркнул: - Ничего себе получается. Живешь-живешь, а тут про тебя, оказывается, знают, это как? - Он посмотрел на Кондора, на графа де Билла. - Это чего теперь? грозно вопросил Папаша Маугли.

- Так всегда, - сказал Белый Ворон, внимательно глядя на Папашу Маугли. Но это ничего. Для вас - ничего. Разве что кто-нибудь зайдет на минуту.

- Ладно, - сказал Папаша Маугли, и прямо посмотрел на Белого Ворона. Так, значит, Белый Ворон - это ты и есть.

Белый Ворон кивнул и сказал:

- Так меня называют.

- Очень хорошо, - проворчал Папаша Маугли. - Врать не буду: давно хотел на тебя посмотреть, до нас тут тоже... кой-чего доходит. Я, вообще-то, Папаша Маугли.

- Видишь, - сказал Белый Ворон, - раз так, мы уже как будто знакомы. Я знаю - у тебя дети.

- Дети... Грм! Они спят, - сказал Папаша Маугли. - Когда темно, они спят.

- А завтра? - спросил Белый Ворон. Палаша Маугли почесал у себя в бороде.

- Вообще-то, завтра мы собирались к Рыболову. - Он посмотрел на Белого Ворона. - Да, - сказал Папаша Маугли. - Им нравится река в том месте, где он сидит. Они плавают и купаются, бегают и кричат, а я сижу рядом с Рыболовом. Вообще-то, - сказал Папаша Маугли. - Я стараюсь ему не надоедать... хотя мне это... кажется, мы ему не очень...

- Нет, - сказал Белый Ворон. - Вы ему не мешаете.

- Да? - спросил Папаша Маугли. - Ну, это хорошо, если так. А то мне порой кажется... Но подожди!

Папаша Маугли сурово свел брови.

- Ты меня сбил, - рявкнул он. - Дети - пусть, а вот я слыхал, ты появляешься там и тогда, где без тебя никак. - Белый Ворон ничего не ответил на это, и Папаша Маугли стал медленно подниматься, и встал весь, расправив плечи. - Так что, - начал он своим хриплым басом, - им... то есть, нам здесь... может кто-нибудь хочет чего-нибудь...

Белый Ворон молчал, глядя на свои руки. Потом он поднял глаза.

- Нет, - сказал он.

- Ты точно знаешь? - переспросил Папаша Маугли.

- Да, - сказал Белый Ворон. - Точно.

- Это хорошо, - сказал Папаша Маугли и, постояв еще немного, уселся обратно. - Я, вообще, и сам так думал, - сообщил он, - но подумал, а вдруг там чего. А то - пожалуйста. У нас тут ничего, хорошо, лес вот рядом. - Он повернулся к графу де Биллу. - Эй, граф де Билл, расскажи человеку про лес. Он, наверное, узнать хочет.

- Да ты что? - вдруг озлился граф де Билл. - Ты, Папаша, ополоумел сегодня, что ли? Что я могу рассказать п р о л е с? Я п р о л е с ничего не знаю!..

- Я могу рассказать про лес! - вдруг пискнула молчавшая до этого Анна-Лидия, и граф де Билл, застыв с открытым ртом, стал медленно поворачиваться к ней.

- Это Анна-Лидия, - сказал Папаша Маугли. - ...А это фрейлина Марта, сказал он с явным облегчением.

Фрейлина Марта вошла, неся поднос с чашками дымящегося чаю.

Сделав книксен, она с улыбкой предложила Белому Ворону выбрать любую; Белый Ворон взял ближайшую к нему и поблагодарил фрейлину Марту. И тогда фрейлина Марта, держа поднос в одной руке, подняла вторую и потрепала Белого Ворона по голове.

- Выше нос, - сказала она. - Все хорошо, мальчик. Все правильно. Ты устал - ну что ж, бывает.

- Да, Марта, - сказал Белый Ворон, поднимая голову - а в это время все вытаращились на фрейлину Марту, будто увидели ее в первый раз! Будто только сейчас все поняли, что ничего не знают про эту старушку (она хоть и не слишком-то походила на старушку, но все-таки она была старая) - да нет, никто тут почти ничего ни про кого не знал, только что сами рассказывали, а с вопросами лезут одни невежи... Но фрейлина Марта!.. - Ты, как всегда, права, сказал Белый Ворон, и глаза его невесело смеялись, - а то, что несу я, ни в какие ворота не лезет...

- Чшшшш, - сказала фрейлина Марта. - А ты сейчас наговоришь ерунды. Пей это. А потом Анна-Лидия проведет тебя спать.

Белый Ворон спал ночь, и день. И вторую ночь, и второй день. А Анна-Лидия Вега-Серова все это время ходила и хвасталась, что она, пока провожала Белого Ворона спать, рассказала ему про одно место в лесу, в которое ее Санта однажды водила (у них была такая тайна), и где под снегом растет земляника. И что Белый Ворон слушал ее внимательно, даже когда уже лег, и не перебивал, а только спрашивал. Не то, что некоторые. И сказал, что он это место знает. Граф де Билл, услышав это, сказал только: "Хороший он человек". Анна-Лидия, заподозрив подвох, стала спрашивать: "Почему? Почему?"

- По кочану, - ответил граф де Билл.

Все думали, что Белый Ворон будет спать и третью ночь, и Папаша Маугли в шутку спрашивал фрейлину Марту, чем она его напоила. Но на третью ночь Белый Ворон спустился в тронный зал, где все сидели. Он сел на то же место, что и позавчера, и фрейлина Марта, как и позавчера и как почти всегда, принесла чай. Все попили чай, и Белый Ворон стал рассказывать. Он рассказывал про птицу Субадук и реку Ису Счастья. Он рассказывал про клескопцы, что живут в глубине океана, и про диковинных тварей опоссумов, прячущихся в ветвях. Он рассказывал про холмистую страну, где можно сидеть на одном холме и смотреть, как на другом идет дождь, а когда дождь доходит до тебя, на другом холме уже светит солнце, и можно накрыться вшестером одним листом лопуха и смотреть, как там радуются люди. И рассказывал про то, как однажды море обиделось на людей в одном городе и ушло от них и, пока шло, было больше всего похоже на огромную тарелку на тоненьких маленьких ножках. А эти люди, они шли домой с набережной, и, потому что дело было вечером, не знали, что море ушло от них, и вели себя так, как будто море у них за спиной, и это было смешнее и грустнее всего в мире. И потом рассказал про человека, который любил море, и поэтому шел к нему пешком за тысячу верст, и вот пришел, и увидел, что моря нет, и увидел этих людей, которые ни о чем не знали. И тогда он не захотел останавливаться и пошел вслед за морем, потому что очень любил его, и догнал его наконец, и сказал о своей любви. И море, чтобы проверить его, стало загадывать ему загадки, - но человек отгадал эти загадки, и тогда море поверило ему и остановилось, и стало не как тарелка на тоненьких ножках, а как... ну, как море.

А лето заглядывало в окно, и уже можно было ехать хоть куда, в любое место, о котором говорил Белый Ворон, - вот послушать еще чуть-чуть, и поехать! И только когда темнота вдруг посерела и все увидели, что за окнами уже светлее, чем в зале - вот только тогда спохватились, что забыли лечь спать! Но теперь уже было поздно, да, к тому же, спать и не хотелось, - может это фрейлина Марта со своим чаем?.. Так или иначе, но фрейлина Марта пошла готовить еду, Кондор ушел в сад играть на своей дудке, а граф де Билл, Папаша Маугли и Белый Ворон пошли в лес, и за ними увязалась Анна-Лидия. И граф де Билл! Граф де Билл, который скорее дал бы отрубить себе ногу собственным топором, чем допустил бы, чтобы за ним в лес увязался кто бы то ни было, а уж Анна-Лидия... - на этот раз и слова не сказал.

Время перевалило за полдень, когда в тронный зал, к доне Бетте, так и не переставшей топить печку, зашел Папаша Маугли.

Усевшись рядом на корточки, он рыкнул, хмыкнул, почесал бороду и потер колено. Дона Бетта смотрела в огонь.

- Он пошел к Рыболову... один, - наконец сказал Папаша Маугли. После чего снова некоторое время издавал нечеловеческие звуки и, все-таки пробравшись сквозь них, спросил: - Слушай, вот как ты думаешь... может фрейлина Марта, она это... того? с детьми-то? а?.. Справится?..

Дона Бетта оторвалась от огня и взглянула на него вопросительно. И тогда Папаша Маугли, покраснев и надувшись, рубанул:

- Я должен пойти с ним!

Дона Бетта на это ничего не ответила, лишь подложила в огонь полено. Папаша Маугли крякнул и спросил:

- Или нет?.. - Поднявшись с корточек, он постоял еще с минуту, после чего вышел, что-то бормоча себе под нос. И вновь наступил вечер, и теперь уже все ждали Белого Ворона в тронном зале. А он рассказывал детям про индейцев, и пришел позже, когда дети заснули. И снова все пили чай, а потом Анна-Лидия Вега-Серова попросила Белого Ворона рассказать еще что-нибудь. Но Белый Ворон улыбнулся, покачал головой и ответил, что уже все рассказал. Но все уже так настроились сидеть, что стали постепенно сами о чем-то разговаривать и рассказывать, а то и помалкивать, и ночь мелькнула так же быстро, как и первая, потому что летом ночи - не то, что зимой. И к концу ее граф де Билл вдруг вспомнил про один холм, не очень далеко, откуда можно смотреть на лес, как с капитанского мостика. И все пошли на этот холм, чтобы встретить там рассвет. А по дороге обратно всех вдруг одолела зевота и усталость: шутка ли, две ночи подряд! Все вернулись во дворец и отправились спать по своим покоям.

А дона Бетта не ходила никуда. Она сидела перед печкой в тронном зале. Только она больше не топила ее: все, лето наступило. И тут открылась дверь, и Белый Ворон прошел по ковру (светло-зеленому, как молодая трава, это уже было видно, потому что было утро).

Он сел. На то место, где обычно сидела фрейлина Марта, и где ковер был усыпан опавшими лепестками от цветов вишни. Они немного посидели в пустом тронном зале. Потом Белый Ворон сказал: "Пойдем".

Они вышли из замка и пошли по лесу. Они шли молча. Затем, на опушке, Белый Ворон попросил, чтобы дона Бетта подождала его немного, и скрылся за деревьями. Дона Бетта стояла и ждала, а затем пошла вперед и вышла в поле. Синее небо распахнулось над ней, и в этом небе летела белая птица.

2. СЮРПРИЗ.

Вечер, насвистывая, спускался с луны по канату, и, наступив на землю, превратился в ночь окончательно, - и черной кошкой сиганул за ближайший куст! И тогда высыпали звезды, и ветер промчался по небу с большой метлой и в кирзовых сапогах, сметая остатки туч за горизонт, а после уснул в лесу, - а Юрис Рыжебородый, благоухая земляничным мылом, вышел из замка и остановился на ступенях.

Прямо перед собой он увидел дикого кабана с веточкой красной рябины в зубах. В темноте кабан был похож на статую, и его маленькие глазки пронзительно сверкнули в свете, упавшем из двери.

- Где королева? - спросил кабан, не поздоровавшись. - Я слышал, что королева вернулась.

Юрис моргнул, но тут же ответил чрезвычайно церемонно, склонившись перед кабаном буквой "Г":

- Королева Санта Первая принимает душ и одевается, дабы выйти к Празднику Костров, устроенному в честь ее возвращения из дальнего странствия... - Он подумал, и добавил: - Может, и в честь чего-нибудь еще.

Кабан некоторое время проницательно смотрел на Юриса, даже выпустил рябину из зубов и прижал ее копытом к земле. Однако сверх сказанного этикет от Юриса ничего не требовал, и теперь он стоял прямо и в ус не дул, - а надобно сказать, что такая позиция выходила весьма для кабана неудобной, ибо он занимал в табеле о рангах очень и очень высокое место, и в его кодексе чести значилось: "На все смотреть прямо либо сверху!" И посему, пару раз всхрапнув для острастки, кабан в несколько угрожающем тоне испросил позволения присутствовать на празднике как имеющему важное известие для королевы, - и, получив ответный вопрос, отчего бы ему и не присутствовать на празднике, даже и не имей он такого известия, удалился пока из сада, чтоб подкрепиться, а заодно еще раз заглянуть в лужицу (...была там одна такая лужица, она никогда не высыхала, - в нее можно было смотреться, как в зеркало).

Юрис же, получив возможность сойти наконец со ступеней, не преминул ею воспользоваться и двинулся по саду, удивляясь разве что тому, как этому нахальному типу удалось пробраться мимо Гудвина, - и тут как раз он заметил невдалеке Гудвина, и вздумал было подойти и положить ему руку на спину, но вовремя заметил - что-то с Гудвином не так: слишком неподвижен он был, натянут, нацелен весь, как стрела. Юрис взглянул в ту сторону, увидел силуэт другой собаки... Какая собака, вдруг понял он, это же волк! Они стояли и смотрели друг на друга, пес Гудвин и серый волк, стояли и смотрели, будто лес на дом, а дом на лес... Юрис прошел мимо, и только через пару шагов пришел в себя настолько, чтобы сказать: брррр!..

Ведь это же Праздник Костров, - не лезь, не вмешивайся, не пытайся расставить все по местам, а то по балде получишь! И так все стоит по местам круглый год, надоедает же порой, в самом деле, нужно же иногда встряхнуться, что ты как маленький! А маленьким, вот, право же, Юрис себя не считал; достаточно сказать, что он пережил один такой праздник - ох, давно это было... Тогда ведь он и нашел, никто больше не нашел, а он встал, и пошел, и пришел, и нашел, и взял, и поднял, и к сердцу прижал, и понес, и принес - а между прочим, там девяносто килограммов было, если не все сто... Трон! Ну конечно, ведь всякому всегда было ясно, по крайней мере, Юрису-то ясно - что королева, - хотя она тогда совсем еще была крошка, чуть постарше, чем Папашины дети, - а вот теперь какая стала, и у Юриса самого выросла борода, и - и опять Праздник Костров, то есть, еще не праздник, но уже все готово. На всех местах, свободных от деревьев, заботливо сложенные шалашики дожидались той минуты, когда получат возможность взорваться все разом красными цветами и поспорить с огнями небесными фейерверком своих искр! Посередине же сада стоял длиннющий стол, составленный из всех столов, что были во дворце, и из снятых с петель дверей, поставленных на пеньки, а кое-где и просто наскоро сколоченный из широких досок, и на всем этом столе... О, чего на нем только не было! - разве что пустого места: фрейлина Марта и Анна-Лидия постарались на славу; именно мимо этого стола шагал сейчас Юрис, и был немало доволен тем, что у него плохое зрение. К сожалению, нюх у него был нормальный. О-оо... жареные грибы, мммм! - медовые пышки?.. а это... ну неужто... шоколад?! с орехами??? Ну, это было уже свыше сил человеческих; Юрис приостановился - только на секундочку, чтобы убедиться и проверить... впрочем, было темно, и никто не знает, что он там делал. Так или иначе, но наконец он появился в свете факела, вокруг которого сидели все остальные и отдыхали перед праздником; после трудов к нему подготовки.

- Привет, - сказал Юрис.

- Как спалось? - спросила фрейлина Марта, а остальные поздоровались, а Анна-Лидия пискнула: "А где королева?"

- Превосходно, - отвечал Юрис фрейлине Марте, а потом - Анне-Лидии: Королева просила еще немного времени, потому что она готовит сюрприз. Она хочет, чтобы все ахнули.

Анна-Лидия немедленно ахнула, но тут же повернулась к фрейлине Марте и поинтересовалась: - А блины не остынут?

- А костры на что, - ответила фрейлина Марта. Юрис же между тем сказал доне Бетте: - Можно тебя на минуту?

Они отошли в темноту и оказались под большой развесистой яблоней, самой старой в саду.

- Я не спал, - начал Юрис серьезно.

- А что ты делал? - спросила дона Бетта. В темноте Юрису не было видно ее лица. Он сказал:

- Я думал. Раз Белый Ворон был здесь... - (Что-то треснуло в ветвях, и Юрис поднял голову, но, не увидев ничего, продолжил), - и раз он попросил тебя подождать его немного, - то, значит, ему это нужно. Значит, ты должна его ждать... как бы долго для тебя это "немного" ни тянулось. - Он подождал, но, не слыша ответа, добавил: - Знаешь, сколько у него важных дел? Сто восемьдесят девять тысяч триста девяносто пять! - остается только удивляться, как это он вообще нашел время заглянуть...

- Откуда ты знаешь? - спросила дона Бетта.

- Я?.. - Юрис несколько смешался. - Ну, я читал много всяких книг про него... - Но доны Бетты уже не было перед Юрисом! Тут Юрис смутился настолько, что через десять секунд уже настоятельно желал только одного: провалиться сквозь землю на этом самом месте! Чтоб только не выходить на свет факела, где его все увидят и узнают, что он, доблестный Юрис, ляпнул что-то совершенно неподобающее! (Неизвестно, почему так казалось Юрису Рыжебородому: ведь он действительно прочитал массу литературы, и мог бы без труда, своими словами, объяснить все, что угодно.) Ну, только стоять здесь тоже не годилось, и в конце концов он все-таки вернулся к факелу, - где, кстати, никто не заметил ничего, потому что, в ожидании начала, коротали время кто как умел. (А в ветвях яблони опять что-то хрустнуло, но этого тоже никто не заметил.) Ну так вот, - там, у факела, граф де Билл насмехался над Анной-Лидией Вега-Серовой, потому что было просто уму непостижимо, как может в мире существовать такая вопиющая глупость, как жить с ней рядом и что она отмочит в следующий раз! Потому что днем, несмотря на то, что времени у нее свободного, как и у всех, не было, Анна-Лидия улучила-таки минуту, сбегала на речку и... пригласила Рыболова в гости!! "Анна-Лидия, - звал граф де Билл. - А, Анна-Лидия? Ну и что он тебе сказал?.." "Ну чего он ко мне пристал, - хныкала Анна-Лидия. - Что он, не знает, что Рыболов никогда ничего не говорит?.." "Значит, он пожал тебе руку? - не отставал граф де Билл. - И долго-долго кивал головой? Кланялся и улыбался?" "Папаша Маугли! Ну скажи ему..." "Анна-Лидия! А тебе никогда не приходило в голову, что если бы Рыболов захотел, он бы просто - взял, и пришел? Что, может, он здесь хозяин, а вовсе и не ты - а?" "Папаша, ну скажи..." "Чего сказать-то", - бурчал Папаша Маугли, косясь на детей.

Они повырастали за лето почти на полголовы каждый, и загорели дочерта, дочерна, потому что все лето жили в лесу, очень далеко от замка; и волосы у мальчиков повырастали почти до плеч, а стричься они не давались. И ко всему этому, когда Папаша Маугли намекнул им сегодня, что кому праздник, а кому и бай-бай, Иван ему надменно ответил: "Бледнолицая собака! Это тебе, может, бай-бай, а мы костры помогали..." "Что-о-о?! Я - бледнолицая?.." - возопил Папаша Маугли, но тут эти щенки разбежались кто куда, а теперь вот сидели поодаль, прямо и неподвижно, изредка перебрасываясь короткими и непонятными больше никому словами. Ну, это кому непонятными, а Папаша-то все мотал на ус, и дожидался только, чтобы нанести ответный удар в самый неожиданный момент... А Кондор обстоятельно набивал свою трубку. Словом, все были здесь, и дожидались только сюрприза, то есть - великой королевы Санты, изволившей почему-то уже порядком опаздывать.

...А вот интересно, что бы они все сказали, узнай они, что в этот момент великая королева Санта, в белых лакированных туфельках, и в белом платье, и с ожерельем морского жемчуга на шее, - что она вылазит в открытое окно по веткам яблони, и платье цепляется за сучки, и кто-то хихикает впереди, а кто-то молча ждет сзади?..

3. ПРОЩАНИЕ.

- Ой!..

- ...Я, кажется, провалилась... но еще не совсем...

- Подожди, не шевелись, я зажгу спичку!

Чиркнула спичка - и высветила сплетение ветвей со всех сторон, бурелом под ногами. Еще осветились два испуганных лица, одно выше, другое ниже. И еще одно - черное, неподвижное, как маска. Спичка погасла.

- Бенджамин, помоги ей!.. Вот болван деревянный, ни черта не понимает... Бенджамин! Сюда ее, ну...

Но уже трещали ветки, и человек, весь черный, чернее черной ночи и черного леса, вытащил беспризорницу Юну... А, ну конечно, это была она. Из ямы, в которую она почти рухнула, но вовремя успела уцепиться за разлапистую колючую ель. Юна пробормотала что-то типа "сэнкью" в сгусток темноты, засовывая в рот исколотые пальцы. Не привыкла она как-то к таким... черным. Полчаса назад, впервые увидев его в королевской опочивальне, беспризорница Юна не смогла удержаться от удивленного восклицания: "Ого! А это что за чучело?" Полчаса назад?!.. Не смешите! Представить невозможно было здесь, среди этих ветвей и опасного молчания со всех сторон, что где-то совсем рядом может быть дом, и в саду стоит... нет, уж лучше не вспоминать, какой там стол. В этот момент зажглась еще одна спичка, и беспризорница Юна, разглядев Санту, хихикнула:

- Ну и видон у твоего платья, просто зыканско.

Свет растекся по какой-то черной глыбе, и, померцав, погас.

- Что это?!

- Откуда я знаю!

- Нет, я знаю... это... это танк. Слушай... пошли отсюда.

- Так пошли!.. - Юна подождала и сплюнула сквозь зубы куда-то в темноту. Ох, и не нравилось ей в этом непонятном лесу, да еще ночью, страх царапался изнутри острыми коготками. Юна сплюнула еще раз и заметила небрежно: - Ты же говорила, что знаешь, куда...

- Заткнись! - взорвалась вдруг Санта. - Это из-за тебя все: ты хотела куда-то идти! - (Все это время они говорили зачем-то шепотом, и даже сейчас Санта кричала шепотом, - наверное, это было очень смешно, если там было кому смеяться.) - Если б не ты, я бы... я бы дарила всем подарки! На празднике! Это ты во всем виновата!..

Юна... она не нашлась, что сказать. Она стояла молча. Виновата?..

Это после того, как она тряслась в последней электричке, а потом ломилась через весь этот черный-пречерный лес, и твердила про себя, что она обязательно найдет этот треклятый замок, потому что - ей надо! А что надо?.. ну, надо увидеть Санту, и все ей сказать. Не то, чтобы там "извините, пожалуйста", - но просто сказать ей, что она, Юна, тогда была дура, потому так и получилось, теперь-то она бы и смотреть в ту сторону не стала! Сидите, пожалуйста, на своих тронах - а у нее есть Дело, и Санта спросила бы, что за Дело, а Юна бы ответила, что это Тайна. Потому что это - Тайна, а не какая-нибудь там тайночка, которыми Санта хвастается всю жизнь, а самая настоящая превеликая Тайна, и, когда наступит время, ее все узнают, и тогда, конечно, все поймут, что Юна была не просто так себе беспризорница, а теперь пришлось лезть через весь сад по веткам и прямо над этим столом, из которого она даже не взяла себе ничего попробовать - зря, конечно. Но зато она влезла в окно, а Санта, как дура, вертелась перед зеркалом, не могла бусы застегнуть, и говорит:

- Помоги застегнуть! - И потом: - Чего ты ко мне не зашла? Я же говорила, а теперь поздно, уже надо идти туда. - Что-то не похоже было на нее, и Юна спросила: - Ты... тебе что, не сказали?

- Про что? - спросила Санта, становясь перед зеркалом то так, то сяк. Все, пошли, сейчас будет ПРАЗДНИК!!!

- Что я тебя свергнула, - сказала Юна.

- Что? - Санта повернулась к ней.

- Уши на что, - сказала Юна. - Свергнула, вот что!

- Куда?

- Ты что, не знаешь, что такое свергнула? Села на твой, этот! Стул - вот куда! Не сказали?

- Ты?.. - только и спросила Санта. Не могла же Юна тут же начать все объяснять, Санта так на нее смотрела - как на таракана! А потом она тем более не могла ничего объяснить, потому что Санта развернулась и выбежала вон! И Юна стояла одна. Вот, она опять стояла в замке. Только, кажется, лучше бы она тут не стояла. Но она стояла, пока можно было, а потом стало нельзя, она как будто была прицеплена на резинку, только эта резинка состояла из минут, и теперь она тянула ее обратно к окну. Юна уже сидела на подоконнике, когда дверь распахнулась, вбежала Санта, а с ней...

- Я из-за вас все делала! - крикнула Санта. - А вы... Вы, все... Ну и живите теперь сами, а мы с ним... мы пойдем в монахи!

- Это что за чучело?.. - ошарашенно спросила Юна.

- Дура! Это... мой новый рыцарь, он как даст тебе сейчас... в зубы!

Юна бы могла много чего сказать на это. Уже даже хотела сказать, но вспомнила, что не за тем пришла. Тогда она слезла подоконника и сказала: Ладно. Пусть даст, только один раз, и не со всей силы - ты тогда успокоишься?

- Не успокоюсь, - отрезала Санта.

- Ну и не надо, - сказала Юна. - Я все равно ухожу.

- Куда это ты уходишь? - спросила Санта. Но Юна снова не успела ничего объяснить! - Ладно: пойдем, - сказала Санта решительно. Тут уже Юна опешила: К... куда?

- Я знаю, куда. - заявила Санта. - ну, давай, пошевеливайся! Нет, давай, помогай мне - я же в платье!..

Так кто, спрашивается, виноват?! И тут Юна так разозлилась, что могло случиться все, что угодно - ведь всякому известно, как вредно ссориться в таком лесу в такое время. Но случилось другое. В темноте и тишине раздался короткий гортанный выкрик - и у Юны чуть сердце не выскочило! Но это крикнул черный человек, что до этого молча стоял рядом - и, треща ветками, ринулся куда-то.

Юна не успела ничего понять, как Санта вдруг рванулась вслед за ним - и Юна осталась одна, и спустя несколько секунд сквозь топот и хруст услышала: Санта хохотала!.. Значит... Но Юна не стала думать, что это значит, и, если они хотели подшутить над ней и убежать, то зря, потому что она шагнула, зажмурившись (все равно ничего не видно), прямо в ветки, забарахталась в них, и вдруг они выпустили ее, и она побежала куда-то вниз, все быстрее и быстрее, вниз, и остановиться уже было никак, и она уже триста раз должна была врезаться во что-нибудь со всей силы...

Но не врезалась! Потому что деревья! Деревья, деревья, они уступали ей дорогу! Они размыкали свои сплетенные ветки, поднимали их, отводили в стороны, они расступались там, где бежала беспризорница Юна, крича, хохоча, размахивая руками и едва успевая за собственными ногами, - вниз, вниз, не боясь уже больше ничего на свете, - и еще быстрее!!!!

Тут нога ее за что-то зацепилась, а вслед за тем земля исчезла куда-то. Лечу!.. - успела подумать Юна,

- и шмякнулась, и кубарем покатилась по мокрой траве, - но уже не вниз. Последний раз перекувыркнувшись, Юна остановилась на четвереньках и, едва успев перевести дух, обернулась назад и крикнула:

- Ничего не больно, курица довольна!..

Лес темнел, сомкнувшись плотной стеной, как ни в чем не бывало, без лиц, без глаз - и куда кричать, непонятно. И еще Юна услышала другой звук. Ну, и тогда она огляделась по сторонам.

Прямо перед ней текла речка, и вода играла луной, разбивая ее на сверкающие полоски и собирая обратно. Светлый силуэт королевы Санты шел по бревну, перекинутому через реку. На середине Санта остановилась, и черный силуэт, уже сидевший там, протянул ей руку, - качнувшись, Санта взяла эту руку, и тоже села. А потом обернулась к берегу и махнула рукой.

- Вот мы и пришли, - сказала Санта.

Они сидели втроем на бревне, - черный человек, Санта и беспризорница Юна, а лес, расступившийся, чтобы текла река, стоял справа и слева, шелестя верхушками - начинался ветер. А черная вода шуршала внизу, под ними, и все бежала и бежала куда-то. А они болтали ногами. И было ни капельки не страшно. И не холодно. И не еще как-нибудь. А было так, как будто они просто расстались надолго, а теперь встретились, беспризорница Юна и королева Санта, и просто медлят, одна и другая, оттягивая ту минуту, когда наконец-то начнут друг другу все рассказывать. И, когда Юна подумала это, тут Санта и сказала:

- Ну давай, рассказывай.

Но Юна, прежде чем рассказывать, покосилась на черного человека. Санта, перехватив ее взгляд, сказала:

- Не бойся, он все равно ничего не понимает. - Повернувшись к черному человеку, она крикнула: - Бенджамин! Где твой барабан?

Черный человек тотчас готовно улыбнулся и ткнул пальцем в сторону леса. Потом в воду. Потом в небо. Потом ударил себя кулаком в грудь. И все это время ослепительно улыбался. Санта расхохоталась и сказала Юне: - Видишь? Он ничего не понимает. Потому что он не умеет разговаривать. То есть, умеет, но по-другому, а по-нашему - не умеет.

- Где ты его взяла? - спросила Юна.

- О! это не я, а Кондор. Его зовут, вообще-то, Бенджамин Приблудный. Кондор нашел его в лесу - он хотел застрелить Кондора, из автомата. Но промахнулся. На самом деле он не хотел застрелить Кондора, а просто боялся, а Кондор привел его во дворец, и поселил в королевских покоях, дурак. Селил бы у себя! А Бенджамин тогда там заперся, и три дня его никак не могли выманить. А потом он сам вышел. А автомат он куда-то спрятал, и пистолет, и гранаты, и патроны, а сделал себе взамен барабан - я еще не видела, это Кондор Юрису рассказал, а Юрис мне. А я про тебя думала, - сказала Санта, - часто. Представляла, что ты со мной, и что бы ты делала.

- Я тоже, - сказала Юна, и так оно и было.

- Но ты села на мой трон, - сказала Санта и надулась.

- Ха, - сказала Юна. - Больше не сяду, даже не проси. Я просто все перепутала, но теперь-то я знаю.

- Расскажи! - Санта с любопытством повернулась к ней.

- А чего, я не умею. Лучше ты дону Бетту попроси, она тебе расскажет. Или Юриса. Они тебе лучше расскажут.

- Нет, я хочу, чтобы ты!..

- Ну ладно. - Юна перекинула ногу, и устроилась на бревне верхом. - Ну вот помнишь, ты когда уезжала, ты сказала мне... "Ты хорошая, даже может лучше, чем я", - передразнила Юна Санту. - Но это ты неправильно сказала. Если бы я была лучше, мне бы дали сто рублей. Но так... так тоже нормально. Может, даже еще и веселее. Ну... видишь, я не умею рассказать.

- Нет, ты все правильно рассказала. - Санта серьезно кивнула. - Даже Юрис бы не смог так правильно рассказать.

- Ну, - сказала польщенная Юна, - Юрис-то смог бы...

- Юрис бы сказал бы... "Ты повзрослела, дитя мое," - передразнила Санта Юриса. - А ты знаешь - я, я тоже повзрослела! И я теперь старше Юриса! Но только ты ему не говори, потому что это тайна, - пусть он думает, что он по-прежнему старше меня! - Она расхохоталась, и Юна засмеялась вслед за ней. И Бенджамин скалил свои белые зубы, и когда Юна посмотрела на него, на нее накатил новый приступ смеха, а Санта тогда взглянула на нее, и как захохочет еще громче!

Лес шумел; проснувшийся ветер летал над ним, играя с вершинами сосен в качели - а-ах!.. шшшшшшшш-ш-ш... - а трое бревне все смеялись и смеялись; так смеялись, что в конце концов попадали в воду: первым Бенджамин, непонятно, нечаянно или специально, но так смешно, что и Юна, а за ней и Санта, прямо в платье! - только Юна плюхнулась прямо спиной, а Санта забоялась, и просто прыгнула. Воды здесь было как раз по горло, и они хохотали еще в воде, и брызгались друг в друга, а потом вылезли на берег, а с берега - опять на бревно, и еще смеялись! Но на самом деле смех в них уже кончался, это уже были остатки смеха, когда они смотрели друг на друга, или когда Санта говорила: "Как Бенджамин плавал - как крокодил!.. одни зубы над водой видны, ха-ха-ха!" Но вот наступила минута, когда уже никто не смеялся, и тогда стало слышно, что вода поет свою песню, не громче и не тише, чем когда они только шли, и что лес все шумит справа и слева.

- Скоро нам будет холодно, - сказала Санта через пять минут, после того как они послушали все это.

- М-да, - сказала Юна, и с сомнением посмотрела на штаны, с которых капали капли прямо вниз, обратно в бегущую речку.

- Я знаю, - сказала Санта. - Я знаю, что надо делать, у нас в странствии такое бывало. Надо развести костер, вот!..

- Точно! только - а спички?.. Они же тоже промокли!

И тут Санта хлопнула себя по лбу, как будто бы убивала комара!

- ПРАЗДНИК КОСТРОВ! - вскричала она.

Они помолчали, королева Санта и беспризорница Юна, - ну, а Бенджамин Приблудный, тот и все время молчал, и лицо у него снова было непроницаемым, как каменная маска. А правда, зачем разводить костер, если здесь, совсем недалеко, всего в получасе ходьбы, - стоит дом, а вокруг дома - сад, а в саду - стол, и сто костров там и сям уже сложены и только дожидаются своего часа, и там можно высохнуть, и наесться, и все, что угодно?..

- Так пойдемте же! Пойдемте немедленно! - воскликнула Санта. - Там нас все ждут!..

Но Юна медлила. Сначала она потерла лоб, потом нос. А потом, вместо того, чтобы подняться и пойти, она посмотрела на небо.

Луна уже висела над самым лесом. А небо... Оно, только что такое густо-черное, кажется, стало немножко синее.

Лес шумел и стихал, и снова шумел, а вода журчала внизу ровно-ровно.

4. ТАЙНА.

- У меня есть тайна, тайна,

Тайна, тайна,

Тайна, тайна!

Я ее сама не знаю,

Потому что это тайна!

Потому что это та,

Потому что это-та-та-тайна!..

Так, или примерно так пела беспризорница Юна. То есть, так пел ее язык или горло, а ноги несли ее куда-то, сворачивая в темные переулки и безошибочно угадывая проходные подъезды, - а сама беспризорница Юна была в это время далеко. Но где же была беспризорница Юна? - как где, да конечно там, куда она пойдет завтра. И еще там, где она будет через месяц, а еще конечно и там, где она будет, когда вернется... Так что, когда под ногами у нее кончилась какая-то железная лесенка и началось что-то гладкое, смоляного цвета, то она как раз вовремя успела удивиться и приказать своим ногам тормозить, - а иначе, вполне возможно, она бы свалилась с крыши! (Но, скорее всего, так все же не случилось бы, - ведь ноги Юнины были не какие-нибудь два дурака, они замечательно справились бы сами.)

Но все-таки Юна затормозила и, оглядевшись и убедившись, что она находится на самой высокой крыше и что весь ночной город отсюда виден как на ладони, сказала сама себе:

- Зыко!.. - Да, ноги ее знали, что делали; ведь если завтра ты собираешься уходить так далеко, что даже отсюда не видно, и если тебе ровно ничегошеньки не надо делать до самой последней электрички, на которой ты поедешь сегодня кой-куда... - если все это, то почему бы и не использовать остаток времени на то, чтобы попрощаться с этим городом, глядя на него сразу на весь и покуривая тот замечательный сигаретный огрызок, который припрятан у тебя в спичечном коробке в левом заднем кармане штанов?

Итак, Юна пробормотала "зыко!" - и вдруг какая-то тень отделилась от дальнего края крыши и метнулась за башенку. Юна аж подпрыгнула от неожиданности - на этой крыше была она не одна! Кто-то опередил беспризорницу Юну! Ага! - кто-то прятался от нее, хотел проследить за ней, выведать ее секреты!.. В мгновение ока решение было принято, и Юна шагнула за другую такую башенку рядом с ней. Хотя внутри у нее все жужжало, звенело, стучало и зудело, она выстояла не меньше пяти минут в полной неподвижности, а затем присела и осторожнейше высунула нос - гораздо ниже того места, откуда ее мог бы ожидать этот кто-то, кто бы он ни был.

Ага! И Юна спряталась, увидев то, что хотела увидеть - кто-то, позабыв об осторожности, стоял рядом с той дальней башенкой и вертел головой, видимо, недоумевая, куда она, Юна, могла деться. Этот бестолковый кто-то еще надеялся выследить ее, - выследить ее! Хорошо же, сейчас он попадется в собственную ловушку, и пусть на Юну наденут платье, если это не так. Прижавшись к стене башенки, она выглянула одним глазом: кто-то неуверенно приближался к ней, то и дело останавливаясь и прислушиваясь. Затаив дыхание, Юна прождала ровно столько, сколько нужно, а затем, когда шорох шагов по мелким камушкам и стеклышкам крыши совсем приблизился, одним усилием, подтянувшись на руках, оказалась на плоской крыше этой невысокой башенки - не больше двух метров. И, прежде чем кто-то успел оглянуться и увидеть Юну прямо над собой, она прыгнула! Можно сказать, что Юна, хорошо знавшая, что неожиданность - залог победы, просто перемахнула эту башенку и свалилась прямо на голову своему врагу с диким криком:

- Ааа-а-а-а! Попался!..

- Пусти! Пусти! - и они покатились по крыше, и одним звездам известно, что было бы дальше, не остановись они на самом краю. Но они остановились на самом краю - и вот почему: беспризорница Юна разглядела, что этот таинственный враг, это неизвестное существо, которое она трясла и колотила, и которое отбивалось что есть мочи - это была девчонка! Просто-напросто девчонка, с косичками и бантиками, может даже еще и младше беспризорницы Юны, и она уже не отбивалась, а ревела, как самая настоящая девчонка, лежа на животе и спрятав лицо в ладони, и косички и бантики дергались и тряслись на ее спине. Вот те на! Юна расцепила руки и обескураженно села. Несколько раз она шмыгнула носом, посматривая на город внизу - город был виден отсюда далеко-далеко, - потом не выдержала, взглянула на эту девчонку, которая все так же лежала, и грубо сказала:

- Ну ладно, хватит! Распустила сопли - сама виновата! Откуда я знаю, кто ты такая! И чего ты за мной следила, а?.. Что?

Девчонка, не переставая плакать и не поднимая головы, что-то буркнула.

- Чего? Я не слышу! Кончай реветь и говори нормально! И, во-первых, сядь что здесь тебе, пляж, что ли? - Юна протянула руку и дернула ее за куртку, и девчонка послушно поднялась и села. Но на этом ее послушание и кончилось. Глядя на Юну глазами, из которых все еще катились слезы, она оказала зло и упрямо:

- Ты знаешь, кто я такая.

- Очень интересно!.. - Юна, правда, очень удивилась.

- Ты знаешь, - повторила девчонка. - Я тебе говорила. Ты забыла, а вот я тебя помню. Я воробей, и я тебе уже это говорила. Ты уже второй раз пришла на мою крышу.

- Тьфу ты! - Теперь Юна точно вспомнила. Да, действительно, она уже была на этой крыше. Она осмотрелась вокруг, а потом посмотрела на этого... воробья. - Конечно, я забыла, - сказала Юна и фыркнула, - попробуй не забудь. Это же триста лет назад было - а тут такие дела...

- Сто двадцать шесть дней.

- Чего?..

- Сто двадцать шесть дней назад - а вовсе не триста лет.

- Ну ладно, - сказала Юна примирительно, потому что ей чуть-чуть было стыдно, что так получилось, что она приняла за врага какую-то девчонку, которая к тому же называла себя воробьем. - Но ты сама виновата - зачем было прятаться? Я подумала...

- Потому что, потому что я тебя ждала! - Слезы так и катились по щекам этого воробья, она, наверно, и Юну-то не видела, и продолжала ожесточенно выкрикивать: - Потому что меня все всегда обижают, и колотят, и трясут, а ты тогда пришла и сидела, и мы сидели вместе на моей крыше... И я думала про тебя, всякий раз, когда сидела на моей крыше, и я думала, что ты еще обязательно придешь, хоть ты не говорила, но я все равно знала... И я хотела тебе все рассказать, все-всешеньки, и я знала, что это ты, еще с чердака слышала, но тут я подумала, что все равно все получится не так, а как-нибудь плохо, - пусть уж лучше я тебя никогда не увижу, и буду всегда сидеть одна на своей крыше! - Все это выпалила воробей единым духом, и слезы все катились и катились по ее щекам, а так как она сидела на самом краю крыши, то кто-нибудь внизу мог подумать, что это идет дождь. А это всего лишь девочка, называющая себя воробей, плакала на своей крыше, и беспризорница Юна сидела с ней рядом, и ей уже порядком надоело, что этот воробей все плачет и плачет. Она сказала:

- Ну ладно, хватит тебе, чего это все будет плохо - все здоровско будет. Ты можешь мне рассказать, что хочешь... только не очень долго, потому что мне скоро уходить, - добавила Юна на всякий случай.

Но эта упрямая воробей покачала головой и сказала:

- Нет. Ты меня обижала, и колотила, и трясла, как они все. Ты не воробей. А я воробей. И я тебе ничего не расскажу. Лучше уходи с моей крыши... и я буду всегда сидеть здесь одна... со своей белой птицей, - закончила она тихо.

Но на беспризорницу Юну эти последние тихие слова произвели такое действие, как будто бы под ней взорвалась бомба.

- БЕЛЫЙ ВОРОН!!! - вскричала беспризорница Юна, подпрыгивая на метр вверх и совсем забыв, что она находится на самом краю.

И, застыв как статуя, она уставилась на воробья, сидящего перед ней в темноте.

Но, если беспризорница Юна была так поражена упоминанием о белой птице, что сказать про воробья, услышавшего имя "Белый Ворон"?..

Только одно. Достаточно сказать, что воробей перестала плакать.

Хотя, конечно, можно еще сказать, что оно - имя - вонзилось ей прямо в сердце! Но, может быть, имя вовсе и не вонзалось в сердце воробью, а просто понравилось ей, потому что она такого никогда не слышала. А может быть она ожидала чего-нибудь подобного с тех пор, как однажды в начале лета провела на крыше целую ночь - так ей не хотелось возвращаться в квартиру, а было тепло. И она сидела, а потом лежала, и смотрела на луну, а потом смотрела на звезды, а потом смотрела, как они исчезают. А потом вышло солнце - но на солнце уже воробей не смотрела. Оно было такое огромное, красное и кривое, когда выползало из-за домов, что смотреть на него просто невозможно было. Воробей все лежала, хотя можно было уже идти, возвращаться в стены своей квартиры. Но она еще лежала и смотрела в небо, наливающееся летней голубизной. И тут она увидела. Высоко-высоко в небе летела белая птица.

Дома воробья, конечно, ругали, - папа надавал ей затрещин, мама допытывалась, где она шлялась, а потом они в два голоса кричали, что такая неблагодарная дрянь, как она, никогда не выйдет в люди. А воробей молчала. Не сказала воробей, что она не хочет ни в какие люди. И не сказала про белую птицу. А просто, когда ложишься спать и закрываешь глаза - то вот оно, снова как тогда, голубое небо и белая птица в нем.

- А может, тогда и вовсе ничего не случилось, ну, когда Юна сказала это; а случилось потом, постепенно, за много следующих дней, ведь если долго повторять такое красивое имя: "Белый Ворон... Белый Ворон... Ворон, Ворон. Белый, Белый", - то сама не заметишь, как влюбишься в него...

- В кого - в имя?

Да, здесь действительно легко запутаться, а потому лучше просто сказать, что воробей перестала плакать.

Беспризорница Юна и воробей смотрели и смотрели друг на друга. Но наконец Юна шевельнулась, шмыгнула носом и сказала:

- Белый Ворон. Ты сказала - ты знаешь про Белого Ворона.

- Я... - тут воробей запнулась. Все встало на свои места. То есть - она была воробей, и она сидела на той же самой крыше, где и всегда, и никакого Белого Ворона.

- Я нис... - сказала воробей с отчаяньем.

А вот этого совсем уже нельзя было говорить. Воробей иногда говорила некоторые слова не как люди, и за это ее всегда дразнили все, кто попало. Но сейчас ей было все равно.

Но беспризорница Юна поняла совсем по-другому. Она хмыкнула и нетерпеливо сказала: - А я беспризорница Юна, здрасьте!.. Послушай-ка, Нис! Ты должна мне рассказать, мне это вот так нужно! - она чиркнула пальцем по горлу. - Так я и знала, что меня ноги не зря завели на эту крышу!.. Эй, Нис! ты молодец, что здесь сидела и хотела все рассказать мне - ты правильно хотела. Рассказывай!

- Я ниснаю и ниснаю и ниснаю и ни-и-ис!.. - закричала воробей зажмурившись от отчаяния. Стало тихо. Воробей почувствовала, как слезы пробираются сквозь зажмуренные глаза наружу. И тогда она сказала: - Я хотела... Но у меня ничего нет. А про Белого Ворона - это ты сказала, а я... я просто придумала себе про белую птицу... чтоб у меня что-нибудь было.

Когда она отжмурилась, беспризорница Юна сидела рядом на краю крыши и вытаскивала из кармана какую-то коробочку. Спичечную, вот какую, - и достала оттуда что-то маленькое и кривое, вставила себе в зубы, зажгла спичку - и выпустила целую струю дыма.

- Тебя мама не ругает? - спросила воробей в ужасе, сквозь слезы.

- Мама... - буркнула беспризорница Юна. - Мама меня заперла на ключ, чтоб я никуда не ушла. А я все равно ушла - через окно! - Она сплюнула и вытянула шею, чтобы посмотреть, как плевок летит вниз и исчезает в темноте. Город лежал внизу и впереди, со всех сторон, мерцал всеми своими огнями, окнами, светофорами и фарами. - Я ей записку написала, - сообщила Юна. - Что вернусь, и все такое. Я ей говорю, что мне надо - а она реветь... как ты, точно! Ну ничего, она потом узнает. Все вы потом узнаете, - пообещала Юна. - Эй, ну, хватит тебе тут!..

- Фу-у... - сказала беспризорница Юна потом, потому что воробей все плакала и плакала. - Как вы мне, девчонки, надоели все! Ну хочешь... пойдем вместе!

Слезы у воробья высохли в один момент.

- ...Куда?..

- Искать Белого Ворона! А ты думала - котлеты есть?

- Я ни-ис!.. - испуганно закричала воробей. Но Юна уже выбросила щелчком окурок далеко вперед, и вскочила.

- А я - беспризорница Юна! - И тут случилось целое представление. - Кто со мной - тот герой! - выкрикнула Юна. - А кто без меня - тот паршивая свинья!..

Никогда еще на этой крыше не было так громко! Воробей глядела на Юну во все глаза, боясь шевельнуться, а Юна - она скакала, прыгала, размахивала руками, кричала, пела, и чуть не свалилась вниз!..

- Голова и руки - это я.

Ля, ля, ля!

А две мои ножки

Это две кошки,

Две мои ножки

Это две кошки!!!

Наконец, запыхавшись, она шлепнулась обратно на край рядом с воробьем.

- Ну вот, - сказала она и взглянула вниз - а город лежал себе, помаргивая фонарями, и знать не знал про беспризорницу Юну, выросшую здесь, знакомую с каждым закоулком и собирающуюся покидать его!.. - Вот, - сказала Юна потише, и взглянула на воробья, испуганно замершего на краю. - Короче, - сказала Юна. Завтра. Когда встанет солнце. Я буду ждать тебя где кончается город - ну, большое кольцо, там такой шлагбаум, знаешь?..

"Ни-ис..."- подумала воробей, но вслух сказать не решилась. Она побоялась, что Юна опять начнет скакать, и все-таки свалится с крыши.

А Юна, чувствуя себя очень важной, подумала, что бы еще такого важного сказать, но ничего не придумала, и решила просто повторить:

- В общем, запомни, завтра, когда встанет солнце. А если ты опоздаешь, то я буду знать, что ты расхотела идти, и пойду одна, понятно? - Юна почесала нос, и объявила: - Все! - Поднялась. - Я пошла, мне надо еще на последнюю электричку... по важному делу.

И она побежала вприпрыжку к чердачному люку, и уже было нырнула в него, но потом оттуда донесся ее голос:

- Э-эй! Нис! Я забыла! Возьми где-нибудь одеяло!

- У меня нет, я ни-и... - закричала воробей, но из люка раздалось: - Так укради где-нибудь! - и все стихло, и воробей опять сидела одна на крыше. А город...

5. В ПУТЬ!..

Юна встрепенулась: кажется, она заснула. Но тогда всего на секунду, журчала вода внизу, а Санта смотрела на нее с ожиданием. Юна глотнула, потом сказала:

- Я вспомнила. - (И услышала свой голос как будто со стороны - это всегда так, когда целую ночь не спишь.) - Я забыла, - сказала Юна, - а теперь я вспомнила. Я же не пойду... в замок.

- Почему? - спросила Санта.

- Потому, - сказала Юна, возвращаясь к своему голосу, - что кончается на у. Я ухожу... - она запнулась, потому что вспомнила: тайна? Но как-то сейчас было не так; тайна вроде как сдулась, как воздушный шарик - может уже никакой тайны и не было вообще?.. - Я ухожу искать Белого Ворона, - сказала Юна поспешно и, насупившись, глянула на Санту: может она теперь еще засмеется?

Но Санта молчала. Потом она сказала:

- Разве Белого Ворона можно искать? - И еще потом сказала: - Белый Ворон приходит сам.

- Точно, - сказала Юна мрачно. - Я теперь еще вспомнила. - И тут она засунула палец в рот и принялась ожесточенно грызть ноготь. - Я же когда лезла, - сказала она, - я слышала. Юрис и дона Бетта разговаривали. Что Белый Ворон приходил, и Юрис сказал, что надо подождать, и он скоро опять придет.

Вода журчала, а лес шелестел, а небо теперь уже точно было синим, и какая-то птица в лесу пробовала голос.

- Знаешь что? - сказала Санта, и Юна повернулась к ней. - Ты сейчас никуда не пойдешь, - сказала Санта. - А мы сейчас вместе пойдем на Праздник Костров. А потом ты мне все расскажешь, и мы тогда придумаем, что надо делать, и, вот, - кто же уходит осенью?.. Надо уходить весной. Если тебе так хочется, то можно пойти весной искать Белого Ворона. Я бы тоже с тобой сходила поискать Белого Ворона. А сейчас - ты представляешь, какой им будет сюрприз? Они уже там, наверно, все локти себе покусали, что меня нету, а тут - хоп! - и мы вместе, я в белом платье и ты!..

- Вот они обрадуются, - усомнилась Юна.

Но тут же она поняла, что да, конечно обрадуются! И вдруг она увидела, как все это будет: никто ничего не скажет, как будто им и дела нет, один только граф де Билл что-нибудь скажет, а Юна тогда огрызнется... а потом она все спросит у Юриса, Юрис всегда все расскажет, если у него спросить, а если он до сих пор не рассказал, так это потому что Юна не спрашивала, а не спрашивала, потому что не знала - а теперь-то она знает!.. а стол?! Там, на столе - там пироги, и огурцы, и помидоры, и картошка, и компоты, и печенье - и можно будет все это съесть, а потом завалиться спать, потому что где это сказано, что человеку нельзя поспать, если он и так не спал уже две ночи подряд (ну, только дома днем, и то чуть-чуть)? А потом, когда она поспит и поест, потом можно будет что-нибудь придумать. Всегда можно что-нибудь придумать, если ты хоть мало-мальски приличная беспризорница, только сначала поспать, и чтоб не так холодно, и не так мокро. ...Так что - значит все-таки можно вернуться назад?..

Что-то мешало в кармане. Юна сунула руку, и вытащила, и разжала ладонь.

- Что это? - спросила Санта.

- Это... - сказала Юна. - Ну, это мне... вроде как подарили. Ну, то есть... я сама взяла. Чтобы найти Белого Ворона.

Чиркнула спичка. Санта посветила. Она, и Юна - они вместе смотрели на медальон, похожий на двадцатипятикопеечную монету.

- Здесь их три!

- Ага, - сказала Юна. - Один - Белый Ворон, только я точно не знаю, а остальные два...

И тут беспризорница Юна чуть не выронила медальон в воду! Потому что прямо у нее над ухом кто-то как заорет!..

Бенджамин Приблудный, о котором все забыли, потому что он до этого все время молчал, теперь, весь подавшись вперед, смотрел на медальон, - прямо-таки поедал его глазами!

- Смотри! - выдохнула Санта, дергая Юну за рукав. - Смотри! Бенджамин что-то знает! Он сейчас скажет!..

- Интересно, - пробормотала Юна с сомнением, - а как это мы узнаем, что он сказал, ты же говорила, он не...

Бенджамин смотрел на Юну. Он сказал - одно слово.

- Чего?.. - спросила Юна.

Бенджамин повторил это слово, и потом, настойчиво, еще раз.

- Какая-то скумбрия, - сказала Юна растерянно. Она посмотрела на Санту. При чем тут скумбрия? Эй, дяденька - ничего не понятно все равно! - Юна пожала плечами, развела руками, и еще постучала себя в грудь.

Бенджамин кивнул. И постучал по бревну.

- Это чего он? - Юна с подозрением обернулась к Санте.

- Ты можешь помолчать? - вдруг шикнула Санта. Юна... нет, она не обиделась. Потому что Бенджамин не перестал стучать по бревну, и она стала смотреть на него, а обидеться решила попозже.

Бенджамин стучал по бревну обеими ладонями, а глаза его были закрыты, и черное лицо поднято вверх. А там, вверху - там светлело небо. И лес по сторонам - это были как две поднятые руки, и они держали небо, а оно светлело. И уже можно было видеть желтый лист, который несет вода. И уносит вниз, под ноги, и больше его не видно. А Бенджамин стучал и стучал по бревну, обеими ладонями, не очень быстро, но и не медленно, а в самый раз, и иногда одна ладонь стучала сильнее, чем другая, а потом опять - равномерно. И этот стук отдавался в бревне, а Юна сидела на этом бревне, и наконец ей стало казаться, что это вовсе не Бенджамин стучит, потому что стук вошел в нее, и так в ней и остался. А может быть, всегда в ней был? Может, это стучало ее сердце? И сердце леса. И сердце воды, и сердце бревна, и сердце беспризорницы Юны... И тут Бенджамин запел.

Когда все кончилось, они немножко посидели молча. Уже было почти светло. Но наконец Юна шевельнулась и сказала нарочно небрежно:

- Ага, зыканско. Жалко, что ничего непонятно. - И плюнула в воду.

- Непонятно?.. - Санта посмотрела на нее так, как будто бы ей непонятно было, что сказала сейчас Юна, а все остальное на свете ей было понятно.

- Ха, - сказала Юна, - ну конечно, я забыла, ты же самая умная. Это, наверно, тайна - что тебе там понятно?

- Почему тайна, - сказала Санта. И закрыла глаза, как Бенджамин до этого. Она сказала: - Это песня про... того, кого все ждут. Но он не может сейчас прийти, потому что в него стреляют из пистолета. Но зря стараются - все равно не попадут. Он всех обманет, и все будет хорошо. И он придет. - Она открыла глаза. - Чего тут непонятного?

И тут все стало понятно. Да разве было когда-нибудь непонятно? Нет, это Юна просто притворялась, ну конечно. Беспризорница Юна тяжело вздохнула и потрогала свои мокрые штаны.

- Чего ты? - спросила Санта.

- Того, - сказала Юна сердито. - Без тебя все знаю. Ждут, ждут - подождут! Захочу еще - и не пойду. - Но это она уже так, разговаривала, а все уже было понятно.

- В замке - да?.. нет? А где? Где тебя... ждут?

- У тебя на бороде, - сказала Юна сурово. И плюнула в воду второй раз. Все, мне некогда. Ты там... никому ничего не говори. Ясно?

Санта смотрела на Юну как-то странно.

- Я бы хотела тебе что-нибудь подарить, - сказала она наконец, глядя на Юну во все глаза. - Но у меня нету. - И тут она вдруг стрельнула глазами на жемчужное ожерелье у себя на шее - и снова на Юну.

- Да ладно, - сказала Юна. - Нужны мне ваши девчонские штучки!

- Нет, подожди!.. Вот, на, возьми... спички. Это очень хорошие спички, видишь, на них нарисована огненная змейка. Они загораются в любую погоду, даже в воде, и пять минут не тухнут.

Юна вспомнила: точно, Санта же светила на медаль, и Юна тогда еще подумала. Но сказала только коротко:

- Спасибо, - пряча спички в карман.

- О, не за что. Мне их тоже подарили.

И Санта встала. И Юна тогда тоже встала.

- Ну пока.

- Пока.

Юна повернулась к Бенджамину, который тоже уже стоял на бревне. - А как мне... - сказала Юна. - Мне туда!.. - Она показала пальцем на противоположный берег. Бенджамин закивал и заулыбался - Юна и пикнуть не успела, как он поднял ее руками и переставил на бревно позади себя. - Ух ты, - сказала Юна, переводя дыхание.

Королева Санта в белом и грязном платье, расставив руки, шла по бревну на берег. Бенджамин Приблудный, улыбнувшись напоследок Юне во все зубы, повернулся и пошел за ней. А Юна еще секунду постояла, потому что на самом деле у нее голова кругом шла от всей этой ночи!.. Но не хватало еще, чтоб Санта это заметила, или еще подумала, что Юне жалко с ней расставаться, - и беспризорница Юна повернулась и пошла на другой берег, изо всей силы мечтая только о том, что она правильно решила, что так выйдет к электричке, а если она и запутается чуть-чуть, то это не страшно, потому что уже утро.

Ну вот. Все сидели в саду, и никто не спал. Нет, дети спали. Папаша Маугли укрыл их одеялом. Он хотел увести их в дом, но они не хотели уходить, и вот, заснули прямо здесь. Тогда он сбегал в дом за одеялом, - им не должно было быть холодно под этим одеялом, ведь оно было пуховое. Всем остальным тоже было не холодно. Папаше Маугли вообще никогда было не холодно, потому что он был закаленный. Анне-Лидии в один момент стало холодно, но тогда граф де Билл отдал ей свою куртку. Но вообще, было уже видно, что этот день опять будет теплым. Как летом. Это хорошо, да? Да, это хорошо. Все сидели, никто не ушел, и день обещал быть теплым, и Кондор играл на дудке, и никак не мог остановиться. И это было хорошо.

Сначала-то было не очень хорошо. И даже очень плохо было, когда Юрис наконец-то сбегал за Сантой, обыскал весь дом и нигде ее не нашел. Когда он вернулся, он был очень расстроен. Он сказал, что ничего не понимает. Он хотел сразу пойти куда-нибудь в лес, чтобы искать королеву, но остальные уговорили его немного подождать, потому что Санта любит сюрпризы, это все знают. Но вообще было ничего не понятно. И как теперь с Праздником Костров? А дона Бетта молчала. И вот, когда прошел час или полтора, Кондор достал дудку и стал потихоньку на ней играть. И тут пришел Рыболов.

Он пришел, когда Кондор уже играл на дудке изо всех сил. Кондор играл так, что все птицы, сколько их было в лесу, слетелись послушать. Все ветки яблонь ломились от птиц, и еще они склевали все, что было на столе - но это и ничего, все равно уже все остыло. Только одна птица не прилетела (это, кстати, была та птица, которая пробовала свой голос в лесу, когда стало светать, неподалеку от того бревна, а она не слетелась из-за того, что должна же остаться в лесу хоть одна птица, а то мало ли). Так что, хоть праздник и не начался, но все равно, это не была и обычная ночь, а самое главное, самое чудесное было то, что Рыболов пришел в замок.

Но разве Рыболов - это такое уж чудо? Кто хочешь может увидеть Рыболова, если, конечно, сейчас весна или лето, нужно только знать место, где он сидит, этот камень, который так и называют: камень Рыболова. Туда и приходи с любым своим делом - покупаться, или просто посидеть в тишине, посмотреть на воду, в которой неподвижно стоит красная палочка поплавка. Ну, а не распугаешь ли ты рыбу? Вряд ли; может там, конечно, и есть рыба, только никто никогда не видел, чтобы Рыболов что-нибудь вытаскивал. Может у него и крючка нет - кому какое дело? Зато можно рассказать что-нибудь, что тебе важно, и Рыболов выслушает, то есть, конечно, неизвестно, слушает ли он, глядя на воду, темную или блестящую, смотря по солнцу. Но, вероятно, все-таки слушает. Почему бы и нет? Папаша Маугли, например, постоянно с детьми ходил к Рыболову, а вот граф де Билл, скажем, - совсем редко. Ну, каждый по разному. Но чтобы Рыболов сам пришел в замок?!..

Он пришел, когда Кондор уже играл, играл и играл, - так, может быть, он пришел послушать Кондора? Вот интересно, Кондору же тогда, наверное, должно быть очень приятно. Может он и играл так оттого, что Рыболов сидел вместе со всеми и слушал его? Но скорее всего нет. Скорее всего, Кондор просто играл.

Кондор просто начал с того места, где они с Бенджамином Приблудным остановились вчера. Лето почти прошло, тихонько сыграл Кондор, и это было правильно, но Кондор почувствовал, что сейчас это уже не вся правда. И он попробовал еще раз. Получилось - что-то почти ушло. Но тут Кондор вдруг все понял. Он понял, что должно быть на самом деле. И он сыграл. Он сыграл: кто-то почти вышел.

Ну наконец-то!..

Ну и времена настали - это сколько же пришлось ждать, чтоб этот кто-то наконец сдвинулся с места? Это же состариться можно было, ожидая! Нет, послушайте-ка, - разве мы были такими, когда нам еще не было всем по стольку многу лет и зим, как сейчас? Разве кому-нибудь приходилось ожидать, чтобы мы вышли? Эй, Папаша Маугли, ну-ка, признайся, когда ты еще не был Папашей, разве кто-нибудь ожидал, чтобы ты вышел? Никто и оглянуться не успевал, а ты уже был за тысячу миль, - ты вылетал, как торпеда, никто и моргнуть не успевал! Да что, - честное слово, еще день-другой, и я бы плюнул и сам куда-нибудь вышел, удивляюсь, как это я до сих пор этого не сделал. Правда, у меня были веские причины: надо было насушить трав, а то что курить-то зимой, и картошку посадить, кушать ведь тоже хочется, а всякие огурцы-помидоры, редиски-капусты, и все такое - это что, думаете, с неба берется? А так бы я давно уже вышел. Не верите? Ну и правильно не верите, никуда бы я не вышел. Хватит, находился уже, мне и здесь хорошо. Хватит, я уже один раз когда-то вышел. Эй, Папаша, скажи хоть ты им, когда ты вышел - ты ведь прекрасно помнишь, как это было - ну-ка, по-честному: разве ты сюда собирался?.. Ага, то-то же: где-то в пути, видно, ошибочка вышла, и вовсе ты не сюда собирался, совсем в другое место, тихо, не говори, в какое, и так грустная песенка получается.

Ну да! - не ошибается тот, кто никуда не идет, - а кто шел, тот и ошибся. Но теперь - все, хватит! теперь - ни ногой, хватит уже ошибаться, поздно... Но ведь чудеса случаются только по ошибке, разве вы этого никогда не слыхали?

Да, только по ошибке, только по ошибке, а потому давайте-ка вместе подумаем о том, кто сейчас вышел, раз уж ничем другим мы помочь ему не сможем - ведь это его ошибка: его чудеса. А мы - нам всем и здесь хорошо, и это ли не самое главное чудо? Да, мы никуда не пойдем, ведь нам и здесь хорошо. Очень хорошо, вот только грустновато. Ведь лето почти прошло...

Вот что сыграл Кондор. Но разве можно такое сыграть на дудке? Нет, конечно. Это шутка. Это просто мне захотелось такое сказать, вот я и пошутила, что как будто бы это Кондор сыграл. А Кондор просто играл музыку - очень красивую музыку, сначала грустную, а потом веселую, и каждый, кто его слушал, мог бы, конечно, сказать, про что она, - но никто никого не спрашивал, потому что - не дураки же они. Но что лето почти прошло - это точно, это там было. С этого Кондор начал, этим он и закончил, и когда последний звук растаял над яблонями, оказалось, что уже утро. Утро! Пусть бы Кондор еще играл, или пусть бы он закончил чем-нибудь другим! Но Кондор опустил дудку, он все сыграл, и не знал, что дальше, и все почувствовали себя обманутыми или покинутыми...

И вдруг!

Как-бы-не-так, как-бы-не-так!!! - раздалось откуда-то из дальней стороны сада, и это был барабан, и вслед за тем!

Вслед за тем они появились, сначала Бенджамин Приблудный, который мчался огромными скачками, и руки его хлопали как крылья по огромному красному барабану, и за ним - прекрасная королева Санта в белом и грязном платье, и она хохотала! Хохотала во все горло!..

Юрис Рыжебородый вскочил и двинулся навстречу, и лицо у него было... Но, не пройдя и двух шагов, круто развернулся и уселся на свое место: он злился, но смотреть на это нечего. А королева?

- Он сделал мне предложение! - кричит королева Санта Первая, и хохочет во все горло. - Он! ха-ха-ха! Предложил мне замуж!..

Все косятся на Бенджамина Приблудного, который, сверкая зубами, наяривает на барабане, а Анна-Лидия Вега-Серова, не выдержав, кричит:

- Кто, кто, кто?

- Принц! - кричит Санта. - Он - принц! Только он... Ха-ха-ха!!! - кабан!..

- А ты???

- А я! Я сказала ему, что я еще маленькая!!!

И тогда дона Бетта встала. Она подняла руку, - и тут все костры, дожидающиеся своего часа в разных уголках сада, вспыхнули одновременно, хотя никто их не поджигал! И все птицы запели, а все дети проснулись.

Праздник Костров начался.

Беспризорница Юна выбралась из леса прямо на асфальтовую дорогу, которая закруглялась вокруг всего города, и поэтому называлась "большое кольцо".

Солнце вылазило из-за леса, а Юна шагала, размахивая руками, и, чтобы согреться, пела такую песню:

- Тише дети, ни шу-шу!

Я поймал большую вшу!

Грязную, вонючую.

Щас ее замучаю!

Шли по полю, и ели "Поморин",

Ели "Поморин",

Ели "Поморин".

Шли по полю, и ели "Поморин"!

И ели "Поморин"!

Ели "Поморин"!

"Поморин", о, "Поморин"!

Зубная паста "Поморин"!

- Ха-а-а! Бе-бе-бе! Чтоб у тебя колеса отлетели-и-и! - кричала Юна, когда ее обгоняли машины (их было не очень много, всего одна или две, ведь было еще рано). Конечно, Юна вовсе не хотела, чтоб у них колеса отлетали, а просто так кричала; а если чуть что, то она могла бы запросто спрятаться от них в лес, где им ее словить.

Солнце уже поднялось над лесом, и облака, сначала красные и желтые, постепенно угасали, когда справа показался город. А впереди... Впереди был шлагбаум, и он перекрывал дорогу, так что все машины, обогнавшие Юну, теперь стояли у шлагбаума. И еще. Еще у шлагбаума кто-то стоял.

- Ну ничего себе! - удивилась Юна.

Ждут, конечно, - только как-то не очень-то верилось. Мама с папой не пустили, или что-нибудь. И вот теперь - Юне даже захотелось приостановиться, но ноги не послушались (привыкли шагать быстро) - теперь непонятно было, радоваться или наоборот. Конечно, веселее, и все такое, а с другой стороны девчонка! всю крышу водой залила, о-ей...

- Привет, Нис! - сказала Юна, бодро стуча зубами и обходя все машины, которые ее до этого обогнали - вое колеса у них были на месте. - Ды-ды-ды, холодно!.. - Юна повернулась назад и, щурясь, посмотрела на солнце. - Еще будет час холодно, - определила она, - а потом будет тепло. Как летом.

Воробей смотрела на Юну.

- Я почему-то думала, что ты не придешь, - сказала воробей тихо.

- Я не приду?.. - возмутилась Юна. - Постой-ка!.. - Она увидела, что из окна последней машины выбросили замечательный длинный окурок. В три прыжка она оказалась рядом и подняла его. - У тебя спички есть? - спросила Юна, возвращаясь. - А, стой! Мне же подарили! - Она сунула руку в мокрый карман и достала спички, на которых была нарисована огненная змейка. - Зыканско сухие! - объявила она. - Сейчас распробуем... думаешь, это так просто - это мне одна девчонка подарила, королева, самая настоящая!

Королевская спичка зажглась как самая обыкновенная спичка, и Юна прикурила. А потом взялась за сгоревшую головку и, перевернув спичку, подождала, пока она догорит до самого конца.

- И мы пойдем искать... Белого Ворона?.. - спросила воробей рядом.

- Ага, - сказала Юна, припрыгивая на месте и выпуская такой клуб дыма, что все машины на секунду скрылись в тумане.

- А куда?..

- Кудах-тах-тах, - сказала Юна. - На Кудыкину гору! Пойдем, и будем у всех спрашивать, вот и узнаем, куда.

- Да? - спросила воробей, и посмотрела на Юну.

- Да, - сказала Юна решительно, потому что на самом деле была вовсе в этом не уверена. Но кому здесь и быть уверенной, как не беспризорнице Юне?! Конечно, узнают, - и Юна, сплюнувши в сторону, протянула воробью окурок: На!..

- ??..

- Так положено, - объяснила Юна. - Положено покурить перед дорогой. Бери, - надо тянуть в себя.

Воробей испуганно смотрела на окурок. Ах, воробей, воробей, что же дальше будет, не лучше ли тебе было сидеть на крыше?.. Но ее спасло то, что в этот момент они услышали поезд.

Это был медленный поезд. Он выезжал из города, и еще не успел набрать скорость. Все машины нетерпеливо загудели, ведь это из-за поезда они стояли столько перед закрытым шлагбаумом. Юна и воробей по имени Нис - обе забыли про сигарету. Они стояли и смотрели на медленный поезд, который шел уже мимо них и мимо шлагбаума. Вдруг Юна посмотрела на Ниса, на поезд, и снова на Ниса.

- Эй! - Она схватила воробья за руку. - Бежи-им! - крикнула Юна сквозь грохот колес по рельсам. - Бежим!

И они побежали.

Они побежали за этим медленным поездом, и Юна не спросила, почему воробей не взяла где-нибудь одеяло, ведь она же говорила; а воробей тоже не спросила, ведь она, наверное, много еще чего хотела спросить... Знаешь что? Пусть бы они еще стояли и говорили, потому что я, оказывается, привыкла к беспризорнице Юне, мне жалко с ней расставаться, и вдруг что-нибудь было не так? Но теперь все, ничего не исправить. Ведь они уже побежали.

Они бежали сначала рядом с поездом, а потом поезд прибавил ходу чуть-чуть, и вот они уже бежали за последним вагоном, - и тут Юна ухватилась за поручень, и втащила за собой воробья!

Шлагбаум наконец открылся, но ни одна машина не поехала, - все шоферы высунули свои головы и вытаращили глаза, глядя на быстрый теперь поезд, на последнем вагоне которого, уцепившись за поручни, уезжали Юна и Нис, причем Юна размахивала одной рукой и голосила что попало в качестве прощальной песни:

- Я позвоню вам вовремя,

И телеграмму дам!

Вперед, за Белым Вороном,

К далеким берега-а-а-ааааам!..

И тут у этих машин отвалились все колеса!

(А так всегда случается с теми, кто не едет по своим делам, а только таращит и таращит глаза на кого-нибудь другого.)

Продолжение следует...

Книга 2. БЕЛЫЙ ВОРОН ПРИХОДИТ САМ

Книга 3. НЕОБЫЧАЙНОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ

БЕСПРИЗОРНИЦЫ ЮНЫ И ВОРОБЬЯ ПО ИМЕНИ НИС,

И ЧТО ОНИ ТАМ НАШЛИ, И ЧТО ПОТЕРЯЛИ


home | my bookshelf | | Беспризорница Юна и моркие рыбы (Книга 1) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу