Book: Не покидай меня



Энн Уил

Не покидай меня

Глава 1

– Если ты встретишь там достойного мужчину, не теряйся, – суетилась Наоми, лучшая подруга Сары, – тебе выпал фантастический шанс вырваться из нашей тоскливой жизни. Возьми от своего путешествия все, что можно, и даже больше. – Зная, что Сара разделяет ее мысли, Наоми продолжала:

– Пару лет назад там, куда ты летишь, было много настоящих мужчин. Они, знаешь ли, не любят цивилизации и предпочитают экзотическую жизнь – океаны, джунгли, горы. Они как редкие монеты. Если хочешь сблизиться с ними, нужно быть покорной, а нам кротость дается с трудом. Верно? – Наоми усмехнулась.

Сорок восемь часов спустя, когда аэробус несся над пустынями и горами, Сара думала о сказанном Наоми; в самом деле, большинство людей живут в более чем скромном достатке и от этого чувствуют себя несчастными. А порой, напротив, жизнь складывается более чем благополучно, но бремя обязанностей мешает осуществить свои заветные мечты.

Жизнь Наоми и Сары протекала где-то между двумя этими крайностями. Не в состоянии что-либо изменить, они брали от нее все, что удавалось. Но вот Саре представилась возможность окунуться в иную действительность.

И теперь, свободная, она летела в незнакомые края, которые с каждой минутой манили ее все сильнее.

Целых две недели она будет предоставлена себе, свободна от всех своих обязанностей… свободна, чтобы быть самой собой.

Женщина, сидевшая рядом с ней в самолете, спала. Из их разговора за ужином Сара узнала, что ее соседка – стюардесса и полеты в разные концы света для нее дело обычное. Сара же нигде раньше не бывала и сейчас была настолько возбуждена, что ни на секунду не могла сомкнуть глаз.

Вскоре после завтрака они приземлились в Дакаре, о котором Сара раньше и не слыхивала. Стюардесса работала на Арабской авиалинии и жила в Дакаре. Она с нетерпением ждала момента, когда сможет наконец расслабиться у себя в доме и принять холодный душ. Саре же предстояло еще пять часов полета, и ближайшие полтора часа в зале ожидания не сулили ей ничего приятного.

Попрощавшись с экипажем самолета и поблагодарив его, Сара вышла на жаркое солнце.

Еще вчера, в Англии, было сыро и холодно, чувствовалось приближение зимы. Здесь же, в нефтяной столице Персидского залива, даже в этот ранний утренний час было так тепло, как в разгар европейского лета.

Весь ее багаж состоял из маленького рюкзачка. Дождавшись, пока он выедет из таможенного рентгена, Сара закинула его за плечо и пошла искать туалетную комнату. Ей хотелось простоять под душем целую вечность, но это было невозможно: у душевых толпились люди. Она взглянула на свое отражение в зеркале. Поменяв цвет волос и прическу, надев вещи, которые посоветовала и дала ей Наоми, Сара еще не привыкла к своему новому облику, так же, впрочем, как и к туристическим ботинкам.

Она не снимала их целый месяц, но они по-прежнему казались тяжелыми и неудобными. И вообще, что могло быть нелепей такого сочетания: туристические ботинки на толстой подошве и подвернутые до лодыжек яркие брюки в клеточку?

Впрочем, Наоми заверила Сару, что там, куда она летит, такая экипировка вполне привычна и никого не удивит.

Поверх брюк на Саре была длинная хлопковая рубашка. Под ней – футболка, принадлежащая Наоми, с изображением и названием горного хребта, на который та поднималась со своим другом после окончания школы.

Сара сняла рубашку и футболку и осталась в одном спортивном бюстгальтере, надеясь, что если даже какая-нибудь арабская женщина войдет в душевую, то не оскорбится при виде ее.

Прохладный душ немного взбодрил ее, и через пятнадцать минут, одетая в светло-голубую майку и чувствуя себя на удивление бодрой, несмотря на бессонную ночь, она вернулась в зал. Несколько важно выглядевших арабов в традиционных белоснежных одеяниях прогуливались неподалеку, но большинство людей были одеты по западной моде – кто в деловых костюмах, а кто в потертых джинсах.

Сара проверила на табло свой рейс и осмотрелась в поисках свободного места. Не успела она сесть, как на нее устремилось множество любопытных мужских взглядов. Только один человек не поднял на нее глаз. Мужчина, сидевший напротив, был погружен в чтение книги.

Со свойственным людям любопытством Сара пыталась разглядеть название книги. Ей понравился этот мужчина тем, что он единственный не таращил на нее глаза.

В его пользу говорило не только это обстоятельство. Он был высок и широкоплеч, одет в рубашку цвета хаки и того же цвета брюки с множеством карманов. С собой у него был лишь пластиковый пакет из аэропорта Хитроу, – наверное, основной багаж он получит, прибыв на место, подумала она.

По его развитой мускулатуре Сара решила, что он, скорее всего, альпинист и направляется покорять Гималаи. В Непал обычно приезжали из других стран альпинисты или туристы. У мужчины были темные волосы, щеки и подбородок гладко выбриты. Все в нем выглядело элегантно, от начищенных до блеска ботинок до кончиков ногтей на сильной загорелой руке, сжимавшей книгу.

В этот момент он оторвался от книги и поймал изучающий взгляд Сары.

Та инстинктивно попыталась отвести взгляд, но не смогла. Какая-то странная сила в его серых глазах не дала ей этого сделать. Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Затем легкая улыбка коснулась его губ.

«Если ты встретишь там симпатичного парня…» – голос Наоми эхом отозвался в ее голове.

А почему бы и нет, подумала она и подарила ему свою самую дружелюбную улыбку, а затем оделила ею всех, кто сидел рядом с ним.

Люди ответили ей встречными улыбками или кивками и как-то сразу разговорились. Все, за исключением мужчины с книгой. Он продолжал читать.

Когда объявили рейс на Катманду, Нил Кеннеди спокойно перевернул страницу. Долгая практика путешествий научила его не спешить к секциям таможенного контроля, поскольку первые два-три автобуса, шедшие к самолету, обычно бывали переполнены, а последний оставался наполовину пустым. В нем он смог бы познакомиться с привлекательной женщиной, сидевшей напротив.

Но когда он закрыл книгу и поднял глаза, то был удивлен, обнаружив, что она уже ушла. Ее одежда, манера держаться, а главное, туристические ботинки – все говорило о том, что это не первое ее путешествие. Нил заметил эту женщину еще в Лондоне. Она стояла впереди него на таможенном досмотре. Он проводил ее взглядом и отметил про себя, что со спины она выглядит довольно соблазнительно. Стройная, но не худая, все формы пропорциональны, прекрасная осанка. Интересно бы увидеть ее лицо…

Он совершенно забыл о привлекательной незнакомке, пока не поднял глаза и не поймал на себе ее заинтересованный взгляд. Женщину в клетчатых брюках нельзя было назвать красивой. Но у нее умные карие глаза и неотразимая, теплая улыбка. Он вспомнил, как отец говорил, что нужно искать именно умных, благородных девушек.

Ему тогда было шестнадцать, и он пропускал советы мимо ушей. Что родители понимают в жизни подростков?

К двадцати годам он понял, что его родители здравомыслящие и мудрые люди. Они очень любили друг друга, и их брак длился долго. Но между поколением родителей и поколением Нила, его братьев и сестер произошел разрыв. Жизненные ценности изменились. Многие, включая и его самого, полагали, что институт брака вырождается. Неудачная женитьба его брата Криса казалась более типичной, нежели брак родителей. На опыте брата Нил решил, что он выберет для себя другую дорогу.

У него было пять племянников и племянниц и много крестников. Зачем ему свои дети, да, собственно, и жена?

Все необходимое он делал сам, и притом гораздо лучше, чем многие нынешние неумехи домохозяйки. Воспитывая своих сыновей, его мать с детства внушала им, как и дочерям, что каждый человек должен сам уметь постирать свои вещи и приготовить несколько простых блюд.

Единственное место, где Нилу нужна была женщина, – это постель. Уже в двадцать лет он никогда не оставался один и, хотя рано понял, что отношения, предполагающие душевное взаимопонимание и физическую гармонию, предпочтительнее, чем случайные связи на одну ночь, все же в удовольствиях себе не отказывал – ведь в жизни нужно любить только себя; Если, когда он прибудет в Катманду, эта симпатичная женщина даст понять, что она доступна, неужели он, полноценный мужчина, предпочтет провести ночь один?

Сара попросила место около иллюминатора в хвостовой части самолета. Наоми сказала, что так она сможет увидеть панораму Гималаев при приближении к Катманду.

Подойдя к своему ряду, она обнаружила, что невысокая пухлая женщина в национальной непальской одежде заняла ее место. Решив, что объясниться с ней будет трудно, Сара уселась на соседнее, среднее в ряду место, забросив свой рюкзак в шкафчик.

Некоторое время спустя, среди последних, в самолет вошел мужчина с книгой и направился по проходу. Опустившись в кресло рядом с Сарой, он повернулся к ней и произнес:

– Привет!

– Привет! – Неожиданно для себя Сара обрадовалась тому, что непальская женщина заняла ее место возле иллюминатора.

Ее сосед перегнулся через нее и что-то сказал женщине, сидевшей у окна. Та заулыбалась и стала ему отвечать.

– Вы говорите по-непальски? – спросила Сара.

– Да, но я не очень хорошо знаю этот язык. Могу только кое-как объясниться. – Он поудобней устроился в кресле. – Если уж нам выпало провести всю дорогу вместе, то почему бы не познакомиться? Я – Нил Кеннеди.

– Сара Андерсон.

– Путешествуете? Она кивнула.

– А вы?

Подняв брови, он уставился на эмблему, нарисованную на ее футболке. Три снежных пика, над ними – название хребта, а под ними вышито имя Наоми и дата, когда она была там.

– На этот раз меня пригласили на Эверестский марафон.

Саре не захотелось объяснять ему, что майка принадлежит не ей. Из книг о туризме она знала, что люди, преодолевающие сложные маршруты с тяжелыми рюкзаками за спиной, с пренебрежением относятся к тем туристам, которые решаются подняться на вершину только с носильщиками.

Зачем разочаровывать его в самом начале их знакомства?

– Вы бегун? Хотя они, по-моему, обычно ниже ростом и более худощавые.

– Ну, бегуны бывают разные, – ответил он. – Но я не бегун. Я собираюсь только освещать марафон. Я журналист. А вы кем работаете?

– Я занимаюсь компьютерами. – Сара решила не вдаваться в подробности. – Вы работаете по найму?

В его грустных глазах промелькнула улыбка. – Вы, очевидно, не читали «Джорнал». У меня там своя колонка, и еще я кое-что делаю на телевидении и радио.

Сара лишь просматривала, не читая, одну из скандально известных бульварных газет. А новости узнавала из службы новостей в Интернете. Но знала, что «Джорнал» – одно из самых уважаемых и независимых английских изданий, предназначенное в основном для деловых людей. Скорее всего, Нил – ас в своей профессии, хотя и не выглядит так, как, по ее представлениям, должен выглядеть настоящий журналист.

– Я обязательно посмотрю вашу статью, когда вернусь домой, – улыбнулась она ему в ответ.

Ее улыбка заставила Нила призадуматься, сколько мужчин целовали эти красивые губы и целовал ли их кто-нибудь на прощание в Хитроу вчера вечером. То, что она сейчас одна, еще ничего не объясняет. Его родители тоже иногда путешествовали поодиночке.

Он успел заметить, что на руке у нее несколько серебряных колец, но безымянный палец остался неокольцованным. Нил избегал связей с чужими женами и подружками. Вокруг более чем достаточно возможностей заводить романы, не затрагивая при этом чьего-либо достоинства.

Он знал, что его решение избегать серьезных отношений сильно огорчало родителей, которые хотели внуков. Но не намеревался терять голову и теперь был достаточно далек от той опасной черты, когда инстинкт продолжения рода берет верх.

Сидя рядом с Сарой Андерсон и представляя себе изгибы ее тела, он чувствовал, что возбуждается. От нее не пахло тяжелыми, приторными духами, которые некоторые женщины считают соблазнительными. Единственный аромат, который он мог уловить, – это запах чистых светлых волос. На самом деле она была брюнеткой – ее выдавали большие карие глаза. Кожа нежного кремового цвета, совсем незагорелая. Ему больше нравились длинные волосы, у нее же волосы были короткие, как у мальчишки, будто специально подстриженные для путешествия. В ушах блестели серебряные сережки.

Самолет побежал по взлетной полосе. Когда Сара повернулась к окну, Нил подумал: интересно, как она будет реагировать, если он нагнется и поцелует ее в шею около очаровательной маленькой родинки? Хотя, конечно же, он не собирался этого делать.

– Когда вы начнете свое путешествие?

– Не раньше среды. После такого долгого перелета отдохнуть парочку дней совсем не помешает. А когда начинается марафон?

– Через две недели, но участники обычно съезжаются заранее. Я всегда рад провести время в Катманду… даже если там многое изменилось с тех пор, когда мы с вами впервые ступили на землю Непала.

Надо же, он думает, что я тоже люблю Непал, с удовольствием подумала Сара. Как бы она хотела, чтобы так оно и было! Еще с десятилетнего возраста такие названия, как Самарканд, Джарджелинг, Катманду, звучали для нее волшебной музыкой.

Аэродром остался позади. Сара попросила джин с тоником, но оказалось, что на этом рейсе спиртное не предусмотрено.

– Тогда только тоник, пожалуйста.

Нил заказал себе то же, но попросил принести ему еще два пустых стакана. Когда стюардесса ушла, он достал свой пакет.

– Мой компьютер и моя выпивка, – объяснил он, показывая ей содержимое пакета: небольшой компьютер и полбутылки джина.

– Вы не боитесь, что ваш компьютер может сломаться, если возить его без чехла?

– Эти чехлы больше похожи на дамские сумочки. С ними любят красоваться бизнесмены. На них будто написано для воров: «Возьми меня!» Я заметил в аэропорту, что у вас с собой маленький рюкзачок, и мой вам совет: не носите в нем ничего ценного.

– Я и не ношу, – ответила Сара. Наоми дала ей маленькую сумочку, которая прикрепляется к поясу.

Нил налил в оба стакана джин и, поставив один на подлокотник ее кресла, добавил туда тоник. То же он проделал и со своим стаканом.

– Ом мани падме хум, – произнес он, подняв стакан.

Саре не требовался перевод этой фразы. Это была одна из буддистских мантр – «Драгоценный камень в сердце Лотоса». Она интересовалась буддизмом, так как верила, что смерть – это не конец, а всего лишь переход в другую форму жизни на пути к высшему совершенству.

От внимания Нила не ускользнуло выражение ее лица, когда он произнес эту фразу. Он подумал: уж не обиделась ли она на то, что он использовал мантру в качестве тоста? Или эти слова напомнили ей о том, что она не хотела вспоминать?

За ужином он попытался узнать что-нибудь о ее личной жизни, но Сара отвечала уклончиво, и Нил перевел разговор на книги.

Сара была на высоте. Она читала все книги, о которых он говорил, и даже те, о которых он и не слышал. Оказалось, что оба по несколько раз перечитывали «Потерянный горизонт» Джеймса Хилтона – о затерянном райском месте Шангри-Ла.

– Дедушка подарил мне эту книгу на мой двенадцатый день рождения, – сказал Нил. – А когда вы прочли ее впервые?

Улыбка коснулась ее губ.

– На Рождество, когда мне было пятнадцать. Я тогда тратила все свои карманные деньги в букинистическом магазине на покупку старинных книг. Мистер Кинг – старик, которому принадлежал магазин, – подарил мне ее, сказав, что я самая маленькая из его постоянных посетителей. -Улыбка на ее лице сменилась грустью. – Он умер той же зимой от бронхита, и магазин так больше и не открылся. Я очень скучала по нему.

Немного помолчав, она добавила:

– Когда мы обсуждали эту книгу, мистер Кинг уверял меня, что такое место, как Шангри-Ла, должно обязательно существовать… затерянная в горах долина, где люди живут очень долго и безмятежно. Какое-то время я действительно верила в это. Но если бы такое место существовало, его давно бы уже обнаружили.

– Мой дед говорил, что Шангри-Ла не существует, – промолвил Нил. – По крайней мере в том виде, в каком она описана в книге… но кое-где на плато Центральной Азии есть загадочные места. О них-то и думаешь как о Шангри-Ла. Каждый может найти себе такое место, но не каждый ищет.

– А сколько вашему деду?

– В будущем году будет девяносто, но до сих пор бодрый и активно пользуется Интернетом и электронной почтой, общаясь с другими стариками, которые еще не потеряли рассудок.

Сара рассмеялась.

– Молодец!

Нил заметил, что она ничего не рассказывает о своей семье. Многим достаточно лишь небольшой зацепки, чтобы выложить перед незнакомым человеком всю историю своей жизни.

Сара же ни словом не обмолвилась о своих близких. Вероятно, неспроста.

После ланча непалка повернулась к Саре и тихо произнесла:

– Пипи.

Нетрудно было догадаться, что она имела в виду. Сара обратилась к Нилу:

– Кажется, моей соседке нужно пройти в туалет. Нил поднялся и вышел в проход, Сара последовала за ним. Пока непалка отсутствовала, они стояли в проходе, радуясь возможности хоть немного размяться.



– Интересно, знает ли она еще что-нибудь по-английски? – спросила Сара. – Впрочем, мои знания непальского не многим лучше… от силы слов десять.

– Сейчас многие туристы вообще не удосуживаются хоть что-нибудь выучить, – сухо ответил Нил. – Лично я стараюсь немного поднатореть в языке, на котором говорят там, куда я направляюсь впервые.

Возвышаясь над ней в узком проходе между рядами, он казался еще выше и шире в плечах, чем при первой их встрече в аэропорту. Про себя она отметила, что такое удачное сочетание физической силы и интеллекта встречается в мужчинах крайне редко.

Вскоре после того, как они снова заняли свои места, ребенок лет трех начал бегать по проходу, а затем громко плакать и, всхлипывая, звать своего папу.

Возможно, отец ребенка спал и даже не подозревал, что его отпрыск на грани истерики. Сара уже готова была прийти на помощь, но Нил опередил ее. Подняв ребенка на руки, он пошел по проходу, шепча ему что-то на ухо.

Глядя Нилу вслед, Сара подумала, что наверняка он давно женат и у него есть дети.

Возле кабины пилота Нил вернул малыша родителям.

– Вы действовали со знанием дела, – с легкой улыбкой встретила его Сара.

– У меня племянник того же возраста. – И Нил добавил:

– Детям нельзя разлучаться с родителями, такого рода расставания для маленького ребенка – настоящий стресс. Да, журналистика и семейная жизнь явно несовместимы.

– Пожалуй, – согласилась Сара и подумала, уж не предупреждение ли это. Если так, то не слишком ли он самоуверен?

Однако Нил, несомненно, был одним из тех мужчин, о которых ей говорила Наоми. Может, неудачный опыт заставил его сделать такие выводы?

Во время чая показывали фильм. Заметив, что ее соседка-непалка прильнула к окну, загородив его собой, Сара поняла, что они приближаются к Непалу. И огорчилась, что ничего не увидит. Впрочем, кто имеет больше права смотреть на прекрасные виды гор, чем возвращающийся домой непалец?

Нил дотронулся до руки непалки и заговорил с ней, после чего женщина откинулась назад, и им открылись снежные вершины Гималаев, сверкающие на полуденном солнце.

Наконец вид далеких хребтов сменился зелеными холмами долины Катманду. Сара почувствовала, что радость встречи с членами ее туристской группы будет омрачена расставанием с новым знакомым.

Нил подозревал, что Сара не спала всю дорогу, но все же спросил:

– Сегодня вы, наверное, сильно устали, но как смотрите на то, чтобы нам встретиться завтра вечером?

– Я не против, но могут возникнуть кое-какие трудности. А если я позвоню вам завтра утром?

– Буду рад. – Он написал на листке бумаги номер и протянул его Cape. – Постарайтесь позвонить до девяти. У меня завтра очень много дел.

– Договорились.

– Хорошо. Было очень приятно с вами познакомиться.

От улыбки, появившейся при этих словах на его лице, у Сары потеплело внутри. Неужели она настолько потеряла голову, чтобы желать продолжения знакомства? Каким бы хорошим ни был совет Наоми не теряться, Сара инстинктивно чувствовала, что на этот раз наставления подруги могут сыграть с ней злую шутку.

Когда они не торопясь спускались с трапа, Сара впервые почувствовала случайное прикосновение Нила.

Пришло время расставаться, и Нил взял ее тонкие пальцы в свою ладонь.

– До завтра. – Говоря это, он уже точно решил: ничто не сможет помешать им встретиться следующим вечером.

– До свидания, Нил. – Если у нее осталось хоть немного рассудительности, она позвонит ему завтра утром и скажет, что не сможет прийти.

Ей нужен мужчина на всю жизнь, и совсем не такой, как Нил Кеннеди.

Глава 2

Сара разместилась на заднем сиденье мини-автобуса. Переключив свое внимание с гирлянды из ярких цветов, которую накинули ей на шею местные мальчишки в аэропорту, она наблюдала за гидом.

Гида звали Сенди. Сара, не имевшая привычки судить о людях с первого взгляда, почему-то почувствовала антипатию к этой мужеподобной женщине, которая стояла около шофера с микрофоном в руке.

Неужели она думает, что они хоть что-то смогут запомнить из сказанного ею, когда их всех клонит ко сну? – подумала Сара. Разумнее было бы раздать каждому по копии инструкций. Но Сенди явно очень нравился ее собственный голос и тот факт, что она здесь главная.

Присмотревшись к членам своей группы, Сара немного расстроилась. Она никак не могла отыскать хоть кого-нибудь, с кем бы ей захотелось пообщаться. Судя по тому, как все внимали рассказам Сенди, они, очевидно, были провинциалами.

Провести две недели в их компании вовсе не улыбалось. Интересно, которая из этих простушек будет моей соседкой по номеру? – подумала Сара.

Это выяснилось через полчаса, когда они подъехали к большому отелю и множество носильщиков стали разгружать их багаж.

По мере того как туристы один за другим выходили из автобуса, Сенди каждому называла номер его комнаты и имя соседа. Сару поселили с Беатрис, худой женщиной лет шестидесяти, улыбка которой больше походила на гримасу после приема горького лекарства.

Вид из окна номера немного улучшил настроение Сары. Над крышами города виднелись горы, окружавшие долину, среди которых выделялось несколько высоких пиков.

– Не могу поверить, что я наконец-то здесь, – восхищенно произнесла Сара, опершись о подоконник.

Беатрис не ответила, и Сара обернулась. Ее соседка уже начала распаковывать вещи.

– Я надеюсь, вы аккуратный человек, миссис Андерсон, – сказала старушка, подняв на мгновение глаза. – Или вы предпочитаете «мисс»? – В ее голосе слышались нотки сарказма.

С такой разве сдружишься? Сара изо всех сил попыталась быть как можно вежливее.

– Лучше просто Сара. Я оставлю вас разбирать чемоданы, а сама пойду вниз, выпью чего-нибудь. У нас ведь только один ключ на двоих, так что, когда вы закончите, пожалуйста, найдите меня. До скорого.

Была середина дня, до вечера еще далеко, и Сара решила немного посидеть в парке, который раскинулся рядом. Даже пятизвездочный отель разочаровал ее, поскольку это оказалась типичная европейская гостиница, без какого бы то ни было национального своеобразия.

Она вспомнила о записке Нила, которую вложила в блокнот, купленный накануне для того, чтобы писать очерки о своем путешествии. Еще час назад она решила, что их отношения с Нилом должны закончиться, но сейчас уже не была в этом настолько уверена. Если уж так случилось, что ни Сенди, ни Беатрис, ни остальные ее не радуют, может, ужин с Нилом будет ей в радость? На самом деле она с трудом сдерживалась, чтобы тотчас не кинуться к телефону.

На следующее утро в начале девятого, когда Беатрис завтракала, Сара позвонила Нилу.

– Доброе утро. Это Сара.

– Доброе утро. Как прошла ночь?

– Прекрасно, – солгала она. – А у вас?

– Я проснулся в четыре утра и взялся за книгу. Мне потребуется пара дней, чтобы привыкнуть к местному времени. Так мы увидимся сегодня?

– Это было бы здорово.

– Тогда я заеду за вами в полседьмого. Надеюсь, вы не будете против, если мы поужинаем в «Як и йети».

Из путеводителя Сара знала, что это один из шикарнейших отелей в Катманду.

– Но я не взяла с собой вечернего платья.

– Это не обязательно. Только местные богачи да путешественники с мировым именем любят наряжаться, альпинисты и опытные туристы – никогда. Так что все в порядке.

– Ну что ж, если вы в этом уверены, тогда до встречи. – Положив трубку, она почувствовала радостное возбуждение.

Сара сидела в холле, наблюдая, как люди входят и выходят из здания, когда в дверях появился Нил.

– Уже готова, – одобрительно сказал он. – Не люблю томиться в ожидании. Ну что, идем? Наш транспорт за воротами. Администрация отелей не любит, когда на территорию заезжают рикши. Ну, как вам в этом отеле?

– Будь моя воля, я не остановилась бы здесь, мне больше нравятся коттеджи.

Утром, когда Сенди водила их на экскурсию в город, Сара видела много педальных экипажей, управляемых рикшами. Смуглые знатоки своего дела каким-то образом умудрялись в хаотичном городском движении ехать в нужном направлении и при этом не сбавлять скорости. Их рикша был худой маленький мужчина с седыми волосами; ему, казалось, не хватит сил, чтобы сдвинуть с места коляску с двумя европейцами. Сара улыбнулась ему:

– Намает.

– Намает, мадам. – Кланяясь и улыбаясь, он показал ей на металлический штырек, которым она могла воспользоваться как ступенькой.

Нил уселся рядом с Сарой, и коляска заскрипела. Звук стал еще жалобнее, когда рикша вскоре съехал с утоптанной тропинки на неровную обочину. Выглянув из коляски, Сара ужаснулась, увидев, что колесо с ее стороны сильно разболталось и грозит совсем отвалиться. Случись это, они рискуют попасть прямо под колеса проезжающих рядом машин. Ей стало страшно, и она покрепче вцепилась в сиденье.

Вдруг Нил положил ей руку на плечо и, прижав к себе, сказал:

– Ужасно. С каждым годом дороги становятся все хуже и хуже.

Прижавшись к его широкой груди, она почувствовала себя в безопасности.

Вскоре рикша свернул с дороги на затененную деревьями часть улицы. Минуя маленький рынок, они подъехали к воротам отеля «Як и йети».

Он был в несколько раз больше, чем тот, в котором остановилась Сара. В большом фойе расположились магазин, ресторан и огромный бар.

Взяв Сару под локоть, Нил повел ее мимо пианиста, игравшего спокойную мелодию, к столику около окна, из которого открывался вид на живописный сад с небольшим прудиком.

– Что вы будете пить? – спросил он, протягивая ей меню.

Выбор коктейлей был впечатляющий. В этом баре можно было насладиться любым напитком, начиная с «Ледника Эвереста» и заканчивая «Языком яка» и «Улыбкой йети». Но Сара недоверчиво относилась к коктейлям, которыми можно незаметно для себя набраться до беспамятства.

– Можно мне «Кампари» с содовой? – немного подумав, попросила она.

Нил заказал ей «Кампари», а себе пива.

– Как вы провели свой первый день здесь?

– С утра мы были на экскурсии, а после полудня каждый занимался, чем хотел. Думаю, что большинство предпочло сон дальнейшим прогулкам. Им всем за шестьдесят, а двум семейным парам едва ли не по семьдесят.

– И они в хорошей форме? Сара покачала головой.

– Я поражена, что они выбрали именно этот тур для отдыха, причем за свой счет. Я тут единственная, кто отдыхает бесплатно. Когда Сенди за обедом объявила всем, что я выиграла это путешествие в качестве приза от одной скандальной газеты, я почувствовала на себе много косых взглядов.

– Интересно, как вам удалось выиграть? – Брови Нила удивленно приподнялись.

– Кто-то вписал мое имя в лотерейный бланк. Вообще-то у меня был выбор, куда поехать. Я могла бы заниматься подводным плаванием на Каймановых островах или кататься на лыжах в Колорадо.

– Почему же выбрали Непал?

– Я не катаюсь на лыжах и плохо плаваю. Может, моя группа покажется не такой скучной, когда я лучше всех узнаю.

– Уверен в этом, – ответил Нил. – Я часто убеждаюсь, что первые впечатления не всегда верны. А Сенди – мужчина или женщина?

– Женщина, больше похожая на мужчину. Он нахмурился.

– Она что, поселила вас к себе в номер?

– Нет, я живу с Беатрис, которая считает меня законченной феминисткой и вдобавок храпит всю ночь. Надеюсь, что скоро к этому привыкну и не стану просыпаться каждые пять минут, как это было прошлой ночью.

– Похоже, она не очень-то вам по душе.

– Да уж. Так же как Сенди, которая всячески старается показать всем, что она тут главная и что все обязаны строиться в шеренгу по первому ее приказу. – Сара улыбнулась.

Нил расспрашивал ее об остальных участниках тура, когда неожиданно раздался женский возглас:

– Нил… я не знала, что ты в городе! Он поднялся.

– Привет, Джулия. Как поживаешь?

– Прекрасно, а ты? – спросила она, подставляя щеку для поцелуя.

Джулия была почти одного с Нилом роста, очень худая, с медного цвета волосами, ниспадающими на ее угловатое лицо. Единственно красивыми были серо-голубые глаза, но, несмотря на явные недостатки внешности, в ней чувствовалась какая-то изюминка.

Нил обнял ее и поцеловал в обе щеки.

– У меня все хорошо… я только вчера прилетел. Это Сара. Мы познакомились в самолете.

– Здравствуйте, – Джулия протянула Саре руку. Ее ладонь оказалась на удивление сильной.

– Присоединишься к нам? – спросил Нил.

– Рада бы, но не могу. Я только что с Лукла, а вечером будет банкет. С минуты на минуту появится моя компания… А вот и они. – Джулия посмотрела в сторону входа. – Ты надолго сюда?

– Пока не начнется марафон.

– Хорошо, значит, мы еще увидимся. Ну, мне пора. – Она улыбнулась Саре.

Джулия повернулась к ним спиной, и Сара внимательно рассмотрела ее фигуру. Нежно-сиреневый мохеровый свитер выигрышно подчеркивал высокую грудь, а джинсы и спортивные ботинки стройные ноги. Однако в целом фигура казалась какой-то несуразной.

– Джулия – спасатель и проводник, – сказал Нил восхищенно. – Она очень сильная женщина. Мы с ней познакомились на курсах лет пять или шесть назад.

– На каких курсах?

– На курсах экстремального вождения. Она была единственной девушкой и к тому же лучше всех водила машину. Многим парням это не нравилось. -Он улыбнулся, вспомнив что-то явно смешное.

– А вас это не задевало. – Интонация ее голоса была скорее утвердительная, нежели вопросительная.

– Если женщина водит лучше, это нисколько не затрагивает моего самолюбия. Когда мои родители отправляются куда-нибудь вдвоем, за рулем всегда мама. Ей нравится водить, а отцу нет. Так уж заведено в моей семье.

Сара подумала, что у нее все было совсем не так, и, желая перевести разговор в другое русло, поинтересовалась, не были ли те курсы частью подготовки к экспедиции.

– Для Джулии да, для меня – нет. Мне просто казалось, что умение водить в экстремальной ситуации может пригодиться.

Через полчаса, уходя из бара, они прошли мимо Джулии и ее группы – более спортивной, чем группа Сары. Джулия беседовала с кем-то, но, заметив их, не прерывая разговора, помахала им рукой.

Этот жест заставил Сару подумать, что когда-то Джулия и Нил были близки, даже очень близки.

– Давайте пройдем в ресторан. Он тут недалеко, предложил Нил.

Будь Сара одна, она никогда не нашла бы вход в ресторан, настолько темна была улица, которую освещали лишь звезды. Интерьер ресторана сильно контрастировал с темной улицей. На столах стояли свежие цветы, официанты были одеты в ла-костские рубашки и длинные белые фартуки. Нила и Сару встретил хозяин ресторана – красивый непалец, который прекрасно говорил по-английски; он провел их к столику.

Ресторан был небольшим, но стильным, публика в большинстве своем состояла из служащих посольств и представителей благотворительных организаций.

Меню было написано на маленькой деревянной дощечке. Сара заказала жаркое с грибами и орехами. Нил – свинину по-испански.

– Вы вегетарианка? – спросил он Сару.

– Да нет, просто люблю грибы и орехи.

– Но в самолете вы тоже ели только овощи.

– Вы все замечаете. Это что, профессиональная привычка журналистов? Просто мне сказали, что вегетарианское меню здесь намного интереснее, чем обычное. – А ведь он может догадаться, что она вовсе не такая опытная путешественница, как ему показалось.

– Многие считают, что кошерная пища самая лучшая, – сказал Нил. – Мои коллеги по работе сделали приблизительный обзор тех блюд, которые готовятся в Хитроу. Обслуживающий персонал работает на износ. Одной только «Бритиш Айрлайнз» требуется около двадцати тысяч блюд для их многочасовых полетов.

Напоминание о том, что Нил живет в мире прессы, гораздо более интересном, чем мир, в котором живет она, заставило Сару призадуматься, что будет, когда он поймет: она вовсе не та, за кого он ее принимает.

Сара усиленно соображала, как можно поддержать этот разговор. Ей вспомнилась Наоми, которая была большим специалистом в области шуток и анекдотов. Чтобы немного посмешить Нила, Сара позаимствовала несколько шуток из репертуара Наоми.

Ближе к концу вечера, когда они уже прикончили вкуснейший яблочный пудинг и запили его ароматнейшим белым вином, Нил неожиданно сказал:

– Вместо того чтобы еще одну ночь слушать, как храпит Беатрис, почему бы нам не пойти в мой номер? Я не страдаю такой напастью, и у меня большой номер с двухместной кроватью. Еще я могу похвастаться маленьким зимним садом, в котором очень приятно утром попить кофе.

От такого предложения у Сары перехватило дыхание. Она, конечно, предполагала, что услышит его, но не ожидала, что это может случиться так скоро и так неожиданно. Многие делали ей подобного рода предложения, но чтобы так открыто… И никогда не получали согласия, потому что нисколько ее не интересовали.

Нил же явно заинтересовал Сару, но его предложение было уж слишком поспешно. Некоторые женщины готовы прыгнуть в постель с мужчиной, едва познакомившись с ним. Но для Сары секс не был чем-то тривиальным: насладиться и забыть – нет, это не для нее.

– Простите… нет, – сказала она, запинаясь. – Знай я, что вы пригласили меня только с такой целью, ни за что не пошла бы. – Она почувствовала, как румянец заливает ее щеки.



– Вовсе не с такой целью, – ничуть не смутившись, возразил Нил. – Просто мне показалось это неплохой идеей. Если вы не согласны, ничего страшного. Я и не надеялся, что согласитесь. Женщинам требуется больше времени, чтобы решиться на это.

– Что ж, так принято в маленьком провинциальном городке, где я живу. В Лондоне, конечно же, все по-другому.

– Отличий не так уж и много, – сухо ответил Нил. – Просто в больших городах меньше сплетен. Провинциалы более благоразумны, но они тоже не без людских слабостей. У моего деда есть любимая присказка: «Любовь, страсть и душевная боль это часть человеческой натуры. Они всегда были и всегда будут». Он в этом абсолютно уверен.

– Но во времена его молодости все было по-другому. – Сара говорила, вспоминая своего отца, он был на несколько десятков лет младше деда Нила.

– Моему деду нравится, как сейчас живут. Меньше лицемерия. Взаимоотношения людей стали проще, менее напряженные.

Вместо кофе она попросила жасминовый чай, а Нил – горячий шоколад. Официант аккуратно поставил перед ней чашку. Она улыбнулась ему.

– Спасибо.

– Мне нравится, как вы обращаетесь с людьми… Вы не считаете их ниже себя, – тихо произнес Нил и, не дожидаясь ответа, спросил:

– Что вы делаете завтра?

– Нас увозят смотреть несколько храмов.

– Может быть, вечером вы будете свободны? Мы могли бы снова поужинать вместе… в другом ресторане.

– Мне нужно быть с группой. Будет просмотр слайдов и заключительный брифинг.

– Вам бы больше понравилось в «Ромовом болване».

– Что это?

Он удивленно приподнял бровь.

– Вы там не бывали? Это бар-ресторан, где собираются альпинисты, клуб покорителей вершин. Стены и потолок украшены фотографиями следов йети, снятыми альпинистами и путешественниками во время экспедиций.

Он, наверное, еще и неплохой альпинист, подумала Сара. Во всяком случае, все физические данные налицо.

– А вам приходилось подниматься на Эверест? – с интересом спросила она.

Взгляд Нила стал холодным. На мгновение показалось, что он рассердился.

– Я не альпинист, – произнес он ледяным голосом.

Сара заметила, что ее невинный вопрос почему-то задел его.

А может, это своего рода реакция на ее отказ?

Может, то, что ему не удалось затащить ее в постель, сильно задело его самолюбие?

Нил подозвал официанта и попросил счет.

– Можно я заплачу? – спросила Сара.

– Конечно, нет. Вы моя гостья, – мягко ответил он и улыбнулся.

У ворот их поджидал рикша, всем своим видом демонстрирующий готовность везти пассажиров куда угодно, но Нил не обратил на него никакого внимания.

– Вы не против пройтись до отеля пешком?

– Давайте. Небольшая прогулка будет очень даже кстати после такого сытного ужина.

Только вечерело, но все магазины уже давно закрылись. Они шли мимо темных витрин и ощущали тишину и покой, которые с восходом солнца исчезнут.

Нил повел ее по узкой безлюдной тропинке. Неожиданно, когда до освещенного шоссе оставалось совсем немного, он схватил ее за руку и потащил к остановке.

– Ваш отель уже совсем близко. Я посмотрю, как вы будете входить в дверь, но пожелайте мне спокойной ночи здесь. – Не успела Сара опомниться, как оказалась в крепких объятиях. Нил покрыл ее лицо страстными поцелуями.

Прошло много времени с момента, когда она целовалась в последний раз, но сейчас все было совсем по-другому. Она еще никогда не чувствовала себя такой беззащитной перед мужчиной, ни одни мужские губы не целовали ее с такой уверенностью. Он не дал ей и минутки на раздумья.

Нил прижимал Сару к себе одной рукой, а другой нежно проводил по ее волосам. Каждой своей клеточкой Сара ощущала упругое тело мужчины, который не ослаблял своих объятий.

А ведь ей казалось, что желание больше не вернется к ней, что она больше никогда не испытает той немыслимой страсти, которая однажды привела к катастрофическим последствиям. Но сейчас, когда Сара ощущала под своими ладонями мощную мужскую грудь и широкие плечи, давно забытое чувство снова ворвалось в ее жизнь.

– Ты уверена, что не передумаешь? – спросил Нил, оторвавшись от ее губ и продолжая покрывать поцелуями щеки.

– Нил, отпусти… пожалуйста. Она попыталась оттолкнуться от него и с удивлением обнаружила, что ей это удалось. Нил сделал шаг назад.

– Если ты настаиваешь… но я не могу понять, почему.

Она провела рукой по волосам.

– Мы только что встретились и почти незнакомы. Может, для тебя это не важно, а для меня очень. Одного желания недостаточно. Мне нужно узнать человека… доверять ему… прежде чем… – она не договорила.

– Доверие возникает инстинктивно, так же как и желание, – ответил Нил. – Но если ты хочешь отложить удовольствие на потом, это твое право.

– Мужчина в любом случае получает удовольствие. Женщина – нет, ей нужно нечто большее, иначе при воспоминании о неудавшейся близости она ощущает горечь.

– Тебе виднее, – сухо сказал Нил. – Но я знаю, твой внутренний голос говорит, что у нас все будет по-другому.

– Мой внутренний голос не всегда прав.

– Много у тебя было любовников? Этот вопрос, так же как и предложение в ресторане, застал ее врасплох. В ее мире люди не задавали таких вопросов.

– Думаю, что с тобой я не смогу тягаться.

Он схватил ее за руку:

– Но почему ты решила, что я бабник?

– Потому что ты так себя ведешь, – коротко ответила Сара.

– У меня мало времени, – тихо сказал Нил, – в таких обстоятельствах медленный подход не годится. Ты уезжаешь из города послезавтра, а когда вернешься, у меня останется очень мало времени. Через месяц я возвращаюсь в Англию. Многое может произойти за это время, и к тому же мой девиз:

«Жить сегодняшним днем». – А мой – «Не терять головы», особенно если собираешься лечь с кем-нибудь в постель.

– Ты от природы такая осторожная или жизнь сделала тебя такой?

– С возрастом люди набираются ума. Сколько, по его мнению, мне лет? – подумала Сара. Многие удивлялись, когда узнавали, сколько ей на самом деле. Пережитое никак не отразилось на ее внешности.

– Ты когда-нибудь была не такой серьезной? – Вопрос прозвучал несколько дразняще.

– Да. – Ее голос сорвался. – Когда мне было семнадцать, я была безумно влюблена… Но это старая история.

Они подошли к отелю. Не отпуская ее руки, Нил вошел внутрь.

– Если ты решишь провести завтрашний вечер не так, как запланировала, то знаешь, где меня искать.

На глазах швейцара, который уже успел открыть им дверь, Нил поднес ее руку к губам и нежно поцеловал.

– Спокойной ночи, Сара. Надеюсь, мы еще встретимся.

Он попрощался со швейцаром на непальском и, резко повернувшись, пошел к выходу, оставив ее сгорающей от желания окликнуть его.

Но она не сделала этого, и секунду спустя он исчез за дверью.

С утра, перед запланированным отлетом в Луклу, Сара всячески пыталась побороть свое нежелание куда-либо лететь. Ей хотелось увидеть Нила.

Она зашла в открытое кафе около книжного магазина, в котором было полно народу, и заказала жасминовый чай. Ее заинтересовала женщина, которая села неподалеку. Сара уже готова была завязать с ней разговор, но та стала заполнять открытку.

Через некоторое время женщина поднялась и направилась в туалетную комнату, оставив на столике свою сумочку. То ли она была рассеянная, то ли чем-то слишком поглощена.

Пока женщины не было, несколько посетителей вошли в кафе. Сара на всякий случай внимательно следила за забытой сумочкой.

Вдруг появилась ее хозяйка. Она еле держалась на ногах и была вся в крови. Женщина подошла к своему столику и тяжело опустилась на стул. Казалось, она вот-вот потеряет сознание. К ней подошел официант и, с тревогой взглянув на капли крови на полу, спросил:

– Что-то случилось?

– Да, – ответила за нее Сара, – этой леди нужна медицинская помощь. Пожалуйста, вызовите такси… побыстрее.

Она наклонилась к женщине, пытаясь определить, насколько серьезно та пострадала.

– Что с вами произошло? Расскажите.

– Мне стало плохо… закружилась голова… я обо что-то ударилась. Я не уверена…

– Не волнуйтесь. Я не оставлю вас одну, – как можно мягче сказала Сара. К счастью, у нее с собой был адрес больницы, которую ей посоветовали. – Как вас зовут?

– Роза Джонс.

Женщина заплакала.

В больничной приемной было очень многолюдно. Но, увидев состояние Розы, медсестра сразу же вызвала дежурного врача и проводила пострадавшую в палату.

– Доктор скоро подойдет, – сказала она. Роза, которой к тому времени стало немного лучше, села на стул и закрыла глаза. Сара оглядела чистую и светлую комнату. В центре стояла кушетка. Сара знала, что больница принадлежит одному из иностранных врачей и известна тем, что в ней очень внимательно относятся к больным и оказывают квалифицированную помощь. Некоторые в шутку называли эту больницу «Марш Катманду».

Неожиданно открылась дверь, и в палату вошел Нил. При виде Сары его брови поползли вверх.

– Что ты здесь делаешь?

– А ты?

Но тут Нил увидел Розу.

– Здравствуйте… я доктор Кеннеди. Давайте пройдем в кабинет, я вас осмотрю, а вы расскажете мне, что с вами произошло.

Пока Нил помогал Розе встать и дойти до кушетки, Сара в изумлении смотрела на него. Он назвался журналистом, ни словом не обмолвившись о своей врачебной практике. Неужели он намеренно обманул ее? Но зачем?

Глава 3

Роза вздрагивала от боли, когда Сара пыталась осторожно осмотреть ее в кафе, но с Нилом она вела себя намного спокойнее. Повторив ему свой рассказ о том, что с ней произошло, она спокойно лежала, пока Нил обрабатывал рану.

– Ну что ж, ничего серьезного, – сказал он Розе, – похоже на пищевое отравление. Что вы ели вчера вечером?

Она перечислила Нилу все, что ела, закончив яблочным пирогом и йогуртом.

– Возможно, это йогурт, – быстро резюмировал Нил.

Сара наблюдала, как Нил проводил несколько тестов с Розой, затем он спросил, какие прививки она сделала, прежде чем приехать в Непал, и когда в последний раз делала прививку от столбняка.

– Сейчас сестра сделает вам укол, и вы полчасика отдохнете в палате наверху. А потом можете возвращаться в свой отель, и постарайтесь сегодня ничего не делать. Завтра будете как новенькая, приободрил он Розу.

Прежде чем выйти из палаты, он тихо сказал Саре:

– Я бы хотел сказать тебе пару слов… немного позже, когда она будет отдыхать.

Через несколько минут пришла сестра и сделала Розе укол. Потом они с Сарой помогли Розе подняться по лестнице в палату.

– Вы уходите? – спросила Роза, когда Сара накрыла ее шерстяным одеялом.

– Нет, пойду выпью кофе. Я буду внизу, – успокоила Сара свою новую знакомую.

В таком состоянии Розу явно нельзя было оставлять одну.

Спускаясь по лестнице, Сара встретила Нила.

– Пойдем в кафе, – быстро проговорил он. -Как ты умудрилась впутаться в это?

По дороге из больницы Сара рассказала ему, что и как произошло.

– А теперь тебе придется объясниться, зачем ты напридумывал все эти небылицы о журналистике.

– Я действительно журналист… журналист-медик. Я был практикующим врачом, а потом решил, что от меня будет больше пользы, если я стану писать, как сохранять людям свое здоровье, вместо того чтобы тратить время на их лечение, – раздраженно сказал Нил.

– Но ты не сказал, что работаешь в больнице.

– А я и не работаю. У меня здесь работает друг. Я зашел к нему, а он попросил меня осмотреть Розу Джонс, поскольку был очень занят. Ты не знаешь, есть ли у нее здесь знакомые или она прилетела одна?

– В данный момент она одна. Сюда она прилетела с мужем, на медовый месяц. Пошли в горы, но, кажется, сильно поссорились. Она вернулась в Катманду, а он остался там.

– Такое происходит не впервые, ей, вероятно, не понравились условия в туристическом городке.

– Не думаю. Они уже путешествовали вместе, и Розе нравилось, но в этой поездке все с самого начала пошло не так, как им хотелось. Даже отель, в котором они остановились и где Роза живет сейчас, не оправдал их ожиданий. Но я все же не понимаю ее мужа. Как он смог отпустить ее одну?

– Возможно, он обиделся на то, что она готова оставить его практически сразу после свадьбы.

Сара заметила, что они идут по знакомым улицам. Впереди показалось здание ресторана «Як и йети», в котором они были позапрошлым вечером.

Они сели за тот же столик, что и в прошлый раз.

– Чай, кофе… или что-то еще? – спросил Нил.

– Мне чай. – Сара вдруг вспомнила о Джулии, и ей стало интересно, были ли эти двое вместе прошлой ночью.

– Да, трудно оправдать поступок ее мужа, – честно признал Нил. – Ты не знаешь, когда они планировали вернуться?

– Об этом я не спрашивала. Она была на грани истерики. Я только пыталась успокоить ее.

– А куда ты ездила на свой медовый месяц? – неожиданно спросил Нил.

На мгновение этот вопрос смутил ее, но потом она спокойно ответила:

– У меня никогда не было медового месяца. Он вопросительно посмотрел на нее.

– Ты меня удивляешь. Я решил, что ты вышла замуж совсем молодой, но неудачно.

– Ошибаешься, я, как и ты, предпочитаю оставаться независимой.

– У таких женщин, как ты, одиночество связано с их карьерой. Ты сказала, что работаешь с компьютерами. Это, наверное, очень серьезное дело. Может, ты занимаешься научными разработками в области компьютеров и стоишь на пороге величайшего открытия?

Сара засмеялась и покачала головой.

– Я занимаюсь примерно тем же, чем занимается мужчина, который чинит стиральные и посудомоечные машины. Я женщина и чиню персональные компьютеры, но я не знаю, как помочь Розе. Наверно, можно как-то связаться с ее мужем.

– Не волнуйся, я об этом позабочусь. У тебя найдется время отвезти Розу в ее отель? Во сколько ты уезжаешь?

– Не раньше ланча. Мы вылетаем в два, проведем ночь в Лукле и завтра начнем путешествие. Нил наклонился к ней:

– Мне очень хочется, чтобы ты не улетала так скоро. Кажется, сейчас настал такой момент, про который говорят «будет приятно вспомнить». По крайней мере то время, что мы можем провести вместе.

Она не знала, что ответить ему. От затянувшегося молчания ее избавил подошедший в этот момент официант.

Наблюдая, как он разгружает поднос, Сара размышляла о том, как связь с Нилом может отразиться на ее жизни, не принесет ли, как и все остальные, только потери и несчастья.

– Когда ты была здесь прежде, ты видела Бактапур?

Сара поняла, что обманывать больше нет смысла.

– Я никогда не бывала здесь прежде. Это мой первый приезд сюда. Наверное, ты решил, что я не новичок, увидев ту футболку? Извини, мне дала ее подруга. Надо было раньше сказать тебе.

Они надолго замолчали. О чем думает Нил? Может быть, из-за того, что она солгала ему, он ей больше не доверяет?

– Почему ты не сказала мне все как есть?

– Не знаю. Может быть, боялась, что стану тебе неинтересной, если признаюсь, что я профан.

– Но что заставило тебя подумать, что ты покажешься мне неинтересной?

– Не знаю. Ты живешь совсем в другом мире. Я читала, что настоящий путешественник презрительно относится к простым туристам, а я даже не турист. По правде говоря, я ни разу никуда до этого не ездила. Представь, это моя первая поездка за границу!

– Глядя на то, как непринужденно ты себя ведешь, мне трудно в это поверить. Когда я впервые увидел тебя в аэропорту, то решил, что ты не раз летала самолетом.

– Хотелось бы, чтобы это было так. Я всегда мечтала путешествовать, но так уж сложилось. -Она взглянула на часы. – Пора идти. Я рада, что все тебе рассказала. Не хочу быть с тобой нечестной.

Она сделала глоток ароматного напитка.

– Ладно, если обещаешь больше не обманывать меня, я тебя прощаю. Только правда, и ничего кроме. Договорились?

Секунду она колебалась. Как бы он не начал расспрашивать о неприятных для нее событиях.

– Договорились, – наконец дружелюбно произнесла Сара, слегка приподняв чашку, будто собиралась чокнуться. – Расскажи мне о… Бактапуре. Что там такого особенного?

– Бактапур сейчас выглядит так, как когда-то Катманду – в то время в Непал приезжали только альпинисты и хиппи. Не думаю, что он долго сохранится таким. Туризм развивается… Бактапур – волшебное место. Тебе нельзя покинуть Непал, не посетив его… особенно Золотые ворота. Они, конечно, не настолько известны, как Золотые Ворота в Сан-Франциско. Но если уж выбирать, что надо посмотреть в Непале, то я порекомендовал бы Бактапур.

– Видимо, ты многое здесь повидал.

– Да. Я целый год путешествовал, прежде чем занялся карьерой.

Сара молча пила чай, размышляя, что будет нетактично, если она станет осуждать его журналистскую деятельность.

Но Нил, словно прочитав ее мысли, опередил Сару:

– Ты думаешь, что журналистика – грязное занятие? Что ж, это распространенное мнение. Но все забывают, что если бы не некоторые журналистские расследования, то многие злоупотребления оставались бы не раскрытыми до сих пор. Существуют и в самом деле липкие издания, но свободная пресса все же один из самых эффективных способов борьбы с нечестным правительством и экологически вредной промышленностью. Совсем недавно я написал статью о рэкете в пластической хирургии. Она привлекла всеобщее внимание именно потому, что была написана врачом. И, конечно же, многие женщины теперь задумаются, в чьи руки отдавать свое лицо или тело.

– Ты, очевидно, прав, – согласилась Сара, – но мое отношение к журналистам основано на их непорядочных поступках. Зачастую они преследуют знаменитостей в надежде уличить их в чем-то, нападают на людей, которые нуждаются в поддержке… концентрируют внимание только на плохом, игнорируя светлые стороны жизни.

– Ты читаешь не те газеты, почитай-ка «Джорнал», – улыбнулся Нил. – Я не утверждаю, что мы печатаем только добротные материалы, но я работаю с ними уже пять лет и пока не замечал ничего дурного.

Когда они вернулись в больницу, Нил зашел в палату, где отдыхала Роза. Она дремала, но, когда он приблизился к кровати, открыла глаза.

– Как вы себя чувствуете?

– Голова немного болит.

– Сара проводит вас до отеля. Пейте почаще воду: мы сделали вам прививку и нужно очистить организм. Выспитесь как следует, и повторяю: пейте как можно больше.

Роза покорно кивнула. Конечно, она сейчас не в состоянии вспомнить, что ей оказаны платные медицинские услуги, подумала Сара. И пока Нил занимался такси, она шепотом спросила у Розы, есть ли у нее с собой кредитная карточка.

Роза вынула кредитку из сумочки и, когда Сара принесла ей чек, подписала его, даже не взглянув на сумму. Саре больничные расценки показались вполне разумными.

Когда все формальности были закончены, Нил обратился к Розе:

– Если завтра будете плохо себя чувствовать, обязательно приходите сюда. Меня здесь не будет, но я оставлю записку в приемной, чтобы вас осмотрели.

Затем он повернулся к Саре:

– Желаю удачно съездить. Позвони мне, когда вернешься.

Положив ей руку на плечо, Нил наклонился и поцеловал ее в щеку.

Сара и Роза ушли. Нил подождал, пока освободится его друг Билл, и обсудил с ним, как можно связаться с мужем Розы.

Нил и Билл вместе учились в медицинском институте. Билл женился, но брак оказался неудачным. После развода он ушел из группы практикующих врачей и стал подменять тех, кто болел или находился в отпуске. Работы хватало, и Билл утверждал, что она ему нравится. Но Нилу казалось, что Билл таким образом как бы наказывает себя за несложившуюся семейную жизнь. Вероятно, виной тому были амбиции Билла, которые не позволили ему пойти на компромисс.

Во время их разговора Нил не переставал думать о Саре. Она призналась ему в том, о чем он уже догадывался, но эта манящая женщина продолжала что-то от него утаивать.

Что, к примеру, скрывалось за фразой «так уж сложилось»? Почему она замялась, прежде чем дала согласие говорить только правду?

С каждой новой встречей он все больше желал ее. Он желал ее с таким нетерпением, какое не испытывал уже очень давно, если вообще когда-либо испытывал. Нил знал, что она хочет того же. Когда он поцеловал ее в щеку, то почувствовал, как у нее перехватило дыхание и вся она затрепетала.

Инстинктивно он ощущал, что за ее, казалось бы, холодной внешностью скрывается страстность, которую, скорее всего, она еще никому не дарила. Он так хотел зажечь искорку, которая высвободит вихрь эмоций, скрывающийся за маской безразличия!

Саре отель Розы показался не таким уж плохим. Роза пожаловалась, что в ее спальню проникает запах из кухни ресторана, который находится на первом этаже. Сара действительно уловила манящие ароматы экзотической кухни.

Спальня была маленькой, но чистой. Сара помогла своей новой знакомой раздеться и уложила ее в кровать. Роза снова расплакалась:

– Я хочу домой… ненавижу это место, оно на меня давит.

Нельзя оставлять ее одну, подумала Сара, в таком состоянии она может решиться на какое-нибудь безумство.

– Я спущусь вниз позвонить, – сказала она. -Скоро буду.

Сара дозвонилась до Сенди и, когда на том конце провода сняли трубку, услышала гневный голос своего гида:

– Куда вы, черт возьми, запропастились? Все уже ушли на ланч, вы давно должны быть здесь.

– Извините, но тут женщина попала в беду, и мне пришлось отвести ее к врачу.

– Где вы сейчас? – поинтересовалась Сенди.

– У нее в номере. Я не знаю точного адреса, но это где-то в центре Замеля. Она одна, и я не могу бросить ее. Я собрала свои вещи и оставила их в номере. Может быть, я приеду прямо в аэропорт?

– Нет, так не пойдет. Я хочу, чтобы все были в автобусе строго по расписанию. Извинитесь и немедленно возвращайтесь. Если женщина больна, в отеле за ней присмотрят. Это не ваши обязанности, и вы чертовски усложняете мои, – отрубила Сенди.

Ее недовольный голос и грубый тон были невыносимы. Сара не намеревалась больше слушать ее.

– В таком случае не волнуйтесь. Можете вычеркнуть меня из своего списка и забыть обо мне. С этого момента я сама по себе. Мой багаж оставьте внизу. Я его потом заберу.

– Я не могу сделать этого. Вы ведь числитесь у нас. – Сенди явно была несколько ошарашена таким заявлением.

– Была… а теперь нет. Я выхожу из группы и остаюсь в Катманду.

– И где же вы собираетесь жить? Все отели переполнены. Если даже вы найдете себе комнату, то чем будете расплачиваться? В журнале «Старз и селебз» за вас платить не станут. Они оплачивают только расходы на поездку. – В голосе Сенди зазвучали нотки беспокойства. Она начала волноваться: ситуация выходила из-под ее контроля.

– Я сама о себе позабочусь, – не отступала Сара. – Обратный билет у меня есть.

Высказавшись, она почувствовала облегчение и даже что-то вроде доброжелательности к женщине на другом конце телефонной линии.

– Не волнуйтесь, я не буду жаловаться, поскольку сама приняла такое решение. Желаю хорошо провести время. До свидания. – Она положила трубку.

* * *

Ей посчастливилось. В отеле, где жила Роза, оказалась свободная комната. Пока Роза спала, Сара попросила привезти из старого отеля ее вещи.

Пропустив ланч, она спустилась в ресторан поесть, когда пришел Нил.

– Что ты тут делаешь, ты ведь должна быть в Лукле? – удивился он.

– Я решила никуда не ехать, ведь не могла же я оставить Розу одну. Как ты узнал, где меня найти? – спросила Сара. Интересно, догадается ли он, что Роза не единственная причина, по которой она решила остаться.

– Ты же написала адрес в больничной анкете… помнишь? Как она?

– Почти все время спит. Когда просыпается, плачет. Я слежу, чтобы она пила почаще.

– Ей повезло, что ты оказалась рядом. А как же ты? Живешь там же?

– Нет, я переехала сюда, здесь гораздо дешевле.

– Нужно сводить тебя как-нибудь на Фрик-стрит. Я там раньше жил, когда в Замеле не оказывалось свободных мест. Это было давно. Я тогда еще учился в школе.

– И, школа организовала вам поездку в Непал?

– Нет, нет… Я приехал сюда с братом. Он на четыре года старше меня, и наши родители знали, что он присмотрит за мной. Да, кстати, я сделал все, что мог, чтобы передать весточку мужу Розы, но, к сожалению, этого недостаточно. Если человек находится в горах, он вне зоны досягаемости… и вернуться, даже если это необходимо, бывает непросто. Иногда, в экстренных случаях, в горы вылетает вертолет. Но это случается очень редко.

От Сары не ускользнуло то, как Нил внезапно сменил тему и помрачнел, когда речь зашла о его брате. Интуиция подсказала ей, что он не хотел вспоминать о той поездке, как и она не хотела вспоминать о своей прошлой жизни.

– Я пойду проведаю Розу.

– Это было бы здорово, думаю, ты сумеешь успокоить ее.

Когда они вошли в комнату, Розы там не оказалось.

– Она, наверное, в ванной, – испуганно предположила Сара.

Нил подошел к окну и посмотрел вниз. В этот момент открылась дверь, и в комнату вошла Роза в легонькой ночной рубашке. При виде гостей она смущенно замерла на пороге, затем поспешно нырнула в постель.

– Здравствуйте, Роза. Как вы себя чувствуете? – Стараясь не показывать, что заметил Розино смущение, Нил присел на край кровати и улыбнулся ей.

– Спасибо. Немного получше.

– Вот и славно. – Нил взял со стола бутылку воды, наполнил стакан и протянул его Розе.

Она начала пить. Ее бледно-голубые глаза наполнились слезами.

– Ну что вы, слезы бесполезная штука и ничему не помогут. – Нил старался, чтобы голос его звучал как можно приветливее. Взяв несколько салфеток, он протянул их Розе:

– Вытрите слезы. Вы же не хотите, чтобы, вернувшись, ваш муж увидел вас с красными, как у белой мыши, глазами.

Сара поймала себя на том, что неотрывно следит за Нилом. При виде его, сидящего на кровати, в голове у нее возникла мысль: интересно, что, если бы в кровати была не пациентка?

– Живот не болит? – спросил Нил. Роза отрицательно покачала головой.

– Это хорошо. Даже если вы почувствуете, что проголодались, я бы посоветовал вам воздержаться от еды до завтра. – Нил взглянул на часы. – Мне надо идти. Постарайтесь заснуть. До встречи.

Когда Сара открывала ему дверь, Нил сделал ей знак, чтобы она вышла.

В коридоре он сказал:

– Если бы я знал, что ты останешься в городе, обязательно пригласил бы тебя поужинать со мной, но у меня на сегодня назначена встреча кое с кем из местных, и они не поймут, если я попытаюсь ее отменить. Можем мы встретиться завтра вечером?

– Мне кажется, надо взять с собой Розу. Мне будет неудобно оставлять ее одну.

– Как хочешь. Но не позволяй Розе стать для тебя обузой. Ты приехала сюда отдыхать. Рана на голове, конечно, вещь неприятная, но не смертельная. До завтра.

Он пожал ей руку и быстро начал спускаться вниз по лестнице.

Сара рано легла и долго читала книгу, которую купила в одном из многочисленных магазинчиков. Она не могла успокоиться, все время гадая, кого же Нил имел в виду, говоря о встрече с «местными». Не Джулию ли?

В отеле еду в номера не подавали, и поэтому утром, убедившись, что Розе стало лучше, Сара сама принесла ей поднос с завтраком. Роза решила остаться в кровати до ланча и почитать журнал.

– Мне надо выйти, сделать кое-какие дела, но к ланчу я вернусь. Я приметила парочку вполне приличных ресторанов, – сказала Сара. – Тебе необходимо пару дней есть более или менее легкую пищу.

Выйдя из гостиницы, Сара зашла в один из офисов, где можно было воспользоваться электронной почтой. Цена оказалась вполне приемлемой. Сначала она хотела послать письмо Наоми, но раздумала. Ведь придется объяснять причину своей задержки в Катманду.

Вместо этого Сара принялась искать сайт «Джорнал». Колонка Нила не была указана в оглавлении, но Сара быстро нашла его имя под статьей «Частое посещение магазинов может являться признаком депрессии».

На экране появился текст статьи и фотография Нила.

Прочитав статью, Сара обратилась к одному из служащих:

– Можно это распечатать?

– Конечно, мадам, но вам придется заплатить дополнительно.

Через какое-то время, получив распечатку, Сара направилась в открытое кафе неподалеку.

Она села за столик, оформленный под цветочный куст, и углубилась в чтение полученной статьи.

Статья была написана очень доходчиво, с минимумом медицинских терминов. Если бы не фотография и не то, что она знала Нила, Сара решила бы, что статью написал человек намного старше его, хорошо знакомый с человеческими слабостями. Конец статьи оказался забавным. Нил писал, что, исследовав сорок две шариковые ручки, которыми пользовались врачи, австралийские микробиологи обнаружили, что больше половины ручек заражены как минимум одним видом вредных бактерий. Другое исследование показало, что колонии бактерий могут расти в галстуках-бабочках, которые носят врачи. Причина в том, что они вынуждены надевать их чаще, чем представители других профессий.

Фотография в журнале дала возможность Саре более детально разглядеть Нила. Его лицо было веселым и весьма привлекательным.

Нда… мужчина его возраста, да к тому же еще и холостой, если и не ловелас, то, уж во всяком случае, не связывает себя надолго с одной женщиной.

Пару часов спустя Сара сидела за тем же столиком, но уже с Розой.

– Знаете, Роза, а Нил Кеннеди почти знаменитость. Он ведет еженедельную медицинскую колонку в «Джорнал».

– Правда? Когда он вчера пришел, мне показалось, что я его где-то видела, но не могла вспомнить, где именно. Никто из моих знакомых не выписывает «Джорнал». Все считают этот журнал слишком скучным.

– Должно быть, вы видели его по телевизору. Он сказал мне, что иногда выступает и на телевидении.

– Неужели? – спросила Роза с неподдельным интересом. Выступление Нила на телевидении явно заинтересовало ее гораздо больше, чем его сотрудничество со «скучным» журналом. – Интересно, по каким программам это передают?

– Спросите его сами. А он вам нравится?

– Даже не знаю. Не думала об этом. Меня беспокоит Клиф. Вдруг с ним что-нибудь случилось и он не вернется к тому времени, когда нам надо будет лететь обратно? О, как я жалею, что согласилась лететь с ним сюда! Я же хотела во Флориду. К концу ланча Сара потеряла всякое терпение. Вечером она встретилась с Нилом, и они отправились в индийский ресторан.

– Я подумал, что поскольку у тебя был тяжелый день, то нам лучше пойти куда-нибудь, где менее людно, – сказал Нил. Потягивая аперитив, они ждали, когда им принесут их заказ.

– С чего ты взял, что у меня был тяжелый день?

– А что, разве нет?

На столике стояла вазочка со свечкой внутри. В ее мягком свете глаза Ника сверкали еще ярче.

– Ну, почти так, – сдалась Сара. – Это может показаться невежливым, но я очень обрадовалась тому, что Роза отказалась присоединиться к нам.

– Я тоже обрадовался, – сухо произнес Нил. – У нее явные признаки душевного расстройства. Ты понимаешь, о чем я?

Сара покачала головой.

– Нет, объясни.

– Видишь ли, есть люди, склонные к различного рода душевным расстройствам. Они не могут справиться с тем, что им преподносит жизнь. Мне кажется, что Роза как раз из такой категории людей.

– Может, здесь есть еще что-то помимо ссоры с Клифом, – задумчиво произнесла Сара.

– Ты думаешь, они не были близки до женитьбы?

– Скорее всего. Если они из провинции, то именно так оно и было.

– Да, остались еще люди на свете, которые не считают для себя возможным вступать в половую связь до свадьбы, – согласился Нил. – Она не говорила тебе, что думает по этому поводу?

– Нет, но нетрудно догадаться, что она пуританка в этом отношении. Они отправились сюда прямо в день свадьбы и, значит, провели свою первую брачную ночь в воздухе. Такому не позавидуешь. Думаю, Роза хочет возвращения Клифа потому, что боится остаться одна, но, с другой стороны, нервничает и опасается встречи с ним, ведь он покинул ее в самый интимный момент их отношений.

– Да, похоже, мы тут бессильны, разве что купить им обоим по книжке «Радости секса». – Нил сказал это скорее шутливо, нежели серьезно. – Если у этого парня есть хоть какое-то представление о сексе, он должен был устроить первую ночь в хорошем отеле. Ни один здравомыслящий человек не поехал бы в свой медовый месяц путешествовать в такую даль.

Сара не могла с ним не согласиться. Похоже, у него никогда не было неудачных сексуальных связей. А у нее они были, и теперь, по прошествии времени, она стала лучше понимать их причину. Сара инстинктивно питала симпатию к тем, кто оказывался в такого рода затруднительном положении.

Роза не способна бороться с неприятностями. Скорее всего, она сдастся и, причитая, поплывет по течению. Но все же Сара сочувствовала Розе. Ее медовый месяц превратился в настоящий кошмар.

Принесли заказанного цыпленка табака. Еда не для гурманов, но излюбленное блюдо тех, кто только спустился с гор или же, наоборот, собирается туда. Вкусное и сытное.

Некоторое время они ели молча, затем Нил начал рассказывать Саре о книге, которую читал накануне вечером.

Из его рассказа Сара поняла, что он провел вчерашний вечер в одиночестве. Она и не думала, что Нил, после того как она отказалась провести с ним ночь, сразу же пригласит к себе кого-то еще. Но доля сомнения все же была.

Сейчас она чувствовала себя с ним совершенно свободно, будто они были давно знакомы. А ведь она знает его всего пять дней…

Когда они пили кофе, Нил сказал:

– Если ты не хочешь оставаться в том отеле, где ночевала сегодня, следует что-то подыскать. У тебя есть идеи?

Сара почувствовала неловкость. Он, несомненно, намекал на недавнее свое предложение.

– Я собираюсь подыскать себе новое место завтра утром.

– А я вот думаю, не поехать ли мне на выходные на Нагаркот. Это место в холмах. Обычно туда ездят смотреть, как солнце встает и садится за пятью самыми высокими в мире горными пиками. Переночевать можно в гостинице, которая, кстати, еще совсем недавно была настоящей фермой. Не желаешь поехать?

– Звучит заманчиво… но как быть с Розой? Она еще не настолько окрепла, чтобы оставаться одной.

Нил не стал ее уговаривать. И не собирался откладывать свою поездку, если она откажется. Сара подумала, что, получив второй отказ, Нил, скорее всего, больше не станет ничего предлагать ей. Даже уверенный в себе мужчина не любит получать отпор. Кому же такое понравится?

Нил проводил ее до отеля. Саре не удалось заметить ни малейшего признака раздражения с его стороны. У входа в гостиницу он спросил:

– Может, выпьем в ресторане чая или чего-нибудь еще?

– О'кей.

Они вошли в холл, и Нил заговорил с владельцем отеля. Их разговор длился странно долго, причем собеседник Нила то и дело указывал одной рукой на Сару, а другой куда-то вверх.

Не понимая, о чем они говорят, Сара ждала, когда Нил обо всем ей расскажет. Но, расставшись с владельцем отеля, Нил, ни слова не говоря, проводил Сару в ресторан к столику.

– О чем вы так долго беседовали? – не выдержала Сара.

– Клиф только что вернулся. Около часа назад.

Так что ты теперь свободна.

Он внимательно взглянул ей в глаза.

– Так как насчет того, чтобы набраться смелости и поехать со мной в Нагаркот?

Глава 4

Сара улыбнулась ему.

– Почему бы и нет? Но только при условии, что платить мы будем вместе.

– Ну, если ты так хочешь… – Нил переключил ее внимание на новость, которую только что узнал:

– Интересно, что сейчас происходит там – наверху… они занимаются любовью или опять ссорятся?

– Надо надеяться, они осознали, что все-таки нужны друг другу. Но мы выясним это не раньше завтрашнего утра.

– Ты будешь готова к девяти? Мы могли бы по дороге заехать в Бактапур.

– Да, конечно. Бактапур далеко?

– Час езды отсюда. Мы наймем машину с шофером, это недорого. Он отвезет нас на ферму и заберет обратно, как только мы захотим. Если погода будет хорошая, можно остаться в Бактапуре подольше. Там есть несколько интересных маршрутов – ты увидишь настоящий Непал.

Нил пожелал ей спокойной ночи и, легонько чмокнув в щеку, ушел.

Возвращаясь к себе в отель, он радовался неожиданному приезду Клифа и тому, что Сара не отказала ему в третий раз и они все-таки проведут выходные вместе.

Он еще многого не знал о ней, но то, что узнал, ему нравилось. Нилу хорошо было с этой умной, начитанной и привлекательной женщиной. Она манила его все сильнее и сильнее. Ему нравились ее руки с короткими аккуратными ногтями и тонкими запястьями. Он представил себе, как эти руки будут касаться его тела, разжигая в нем огонь.

Но не пустые ли это фантазии?

Когда они обсуждали возможную сексуальную несовместимость Розы и Клифа, что-то в словах Сары заставило Нила предположить, что с ней когда-то произошло нечто подобное.

Из собственного врачебного опыта и из писем читателей он знал, что проблемы с сексуальной жизнью случаются сплошь да рядом.

Но если он прав насчет Сары, то причина кроется скорее не в ней, а в ее партнере или партнерах. К тому времени, когда они вернутся из Нагар-кота, он, вероятно, будет знать все ответы на вопросы, которые касаются Сары.

Снимая с себя в номере одежду, Нил представлял, как будет раздевать ее.

Они летели одним рейсом, более того, фортуна распорядилась, чтобы они сели рядом, хотя его законное место было на несколько рядов дальше. Входя в числе последних в самолет, Нил уже знал, что будет жалеть, если кто-то займет свободное место рядом с Сарой.

Только сейчас он понял, что хочет ее с того самого момента в зале ожидания, когда, оторвавшись от книги, встретился с ней глазами. То, что произойдет в Нагаркоте, было предопределено с той самой минуты.

Они прекрасно проведут время – два взрослых независимых человека в одном из красивейших мест на Земле.

И это продлится до тех пор, пока она не уедет. А потом они попрощаются, и все кончится, потому что романы, возникшие во время отдыха, редко имеют продолжение и никогда не перерастают в длительные и серьезные отношения. Да и давно уже решено, что в его жизни нет места для женщины.

На следующее утро, часов около восьми, Сара спустилась в ресторан позавтракать. Ночью она крепко спала и сквозь сон едва услышала треск крохотного будильника, специально купленного для этого путешествия. Она съела овсяные хлопья и творог, когда в дверях показались Роза и приземистый молодой человек с тонкими волосами и бледной кожей, покрасневшей от чрезмерной дозы ультрафиолета.

Сара поднялась поздороваться с ними.

– Вы, должно быть, Клиф. Я Сара. Рада встретить вас до моего отъезда.

– Вы нашли другой отель? – спросила Роза.

– Нет, я уезжаю из Катманду. Нил предложил мне поехать с ним, чтобы увидеть Бактапур, а затем мы собираемся в Нагаркот, на северные холмы.

– Моя жена рассказала, как вы заботились о ней. Я вам очень благодарен, – сказал Клиф. Сара улыбнулась.

– Любой бы сделал то же самое в подобных обстоятельствах. Я рада, что вы вернулись. Теперь я смогу спокойно продолжить свое путешествие. Присоединитесь ко мне? – спросила она, указывая на стол.

Роза с такой любовью смотрела на Клифа, что Сара стала сомневаться в своем предположении относительно любовных способностей Клифа.

Как раз в этот момент в ресторан вошел Нил, и при виде его высокой, крепкой фигуры и ясного взгляда сердце ее подпрыгнуло и глухо забилось. Сара вскочила из-за стола и пошла ему навстречу.

– Доброе утро. Я сейчас, только возьму вещи и заплачу. Если хочешь, можешь поговорить с мужем Розы, они сидят вон там.

Нил взглянул в их сторону и снова посмотрел на нее.

– Значит, ты не передумала?

– А ты полагал, что передумаю?

– Я надеялся, что нет, но ты же все-таки женщина.

– Если я приняла решение, то это окончательно, улыбнулась Сара.

Когда заказанный автомобиль остановился на самом оживленном перекрестке Замеля, Нил сказал:

– Если ты не против, давай отложим поездку в Бактапур и поедем сразу в холмы. Мне кажется, ты уже устала от городского шума.

– Да, спокойствие и тишина будут очень даже кстати, – ответила Сара, гадая, по какой еще причине так внезапно изменился их маршрут. – Что ты думаешь о Клифе?

– Кажется, они одного поля ягоды. Не хотелось бы мне оказаться на необитаемом острове с кем-нибудь из них. – Они сидели на заднем сиденье. Нил, якобы пытаясь усесться поудобнее, взял ее руку в свою и больше не отпускал. – А вот с тобой – с удовольствием.

Он провел большим пальцем по ее руке. Это была случайная ласка, которая дала далеко не случайный эффект. Сара знала, что, согласившись поехать с Нилом, она как бы дала разрешение прикасаться к ней. В любовном романе ей давно следовало бы быть в его объятьях.

Когда они выехали из города, Сара с интересом стала смотреть в окошко: все было для нее ново и непривычно.

Молодая женщина стояла у дороги, расчесывая гребешком свои длинные, до бедер, иссиня-черные волосы. На пыльной обочине несколько ребятишек гоняли импровизированный футбольный мяч из завязанного узлом шланга. Судя по всему, они были так же довольны этим своим мячом, как дети у нее на родине, играющие в дорогие игрушки.

Нил обратил ее внимание на молодых девушек, которые сидели на огромных качелях, сделанных из связанных меж собой стволов бамбука. Их волосы и платья развевались на ветру. Они тоже выглядели счастливыми, намного счастливее хмурых подростков, которых Сара постоянно встречала на автобусной остановке напротив своего дома.

Вскоре дома стали попадаться все реже и реже. Дорога пошла между холмов, на которых выращивали рис. Они проехали мимо девочки, погонявшей нескольких волов. То, что Сара издалека приняла за цветущие деревья, при ближайшем рассмотрении оказалось множеством белых цапель.

– Почему у собаки на шее венок из ноготков? – спросила Сара, когда они проехали через деревню.

Нил заговорил с водителем по-непальски. Тот обернулся через плечо и, улыбнувшись, сказал, что сегодня празднуется день собаки и коровы, Скоро они увидели еще нескольких собак, украшенных ярко-оранжевыми венками. Постепенно дорога стала более крутой и извилистой, на обочине то и дело появлялись вывески с названиями гостиниц.

Пятнадцать минут по ухабистой, заваленной булыжниками дороге – и водитель остановил машину на вершине холма, где вполне можно было развернуться.

Он выскочил из машины и побежал доставать их багаж. Сара открыла свою дверцу и оказалась под теплыми лучами утреннего солнца. Она глубоко вдохнула свежий ароматный воздух.

– Какое прекрасное место, – сказала она, – а где же ферма?

– Надо немного пройти. – Нил показал ей тропинку, исчезающую за холмом.

Водитель помог Саре надеть рюкзак. Он хотел помочь и Нилу, но сумка оказалась для него слишком тяжелой. Нил забрал у него сумку и легко закинул ее на плечо.

Они попрощались с шофером и направились по тропинке, которая за поворотом побежала под большими тенистыми деревьями. Взобравшись на холм, они обнаружили, что находятся на краю большого сада. На другом его конце виднелось несколько построек с верандами. Множество людей сидело там за мольбертами. Вид отсюда – куда ни глянь – открывался чудесный. Во всех направлениях тянулись холмы, склоны которых в основном были обработаны, вдалеке виднелись горы.

Сара уже хотела высказать свое восхищение, когда Нил сердито проворчал:

– Черт. Я думал, это будет место только для нас. А тут целое нашествие художников. Она улыбнулась.

– Не будь нелюдимом. Обычно художники очень интересные люди.

Он улыбнулся ей в ответ, но в голосе его по-прежнему звучало разочарование:

– Сомневаюсь, что они профессионалы, дорогая. Их учитель – возможно, но в целом вся группа дилетанты, у них энтузиазма больше, чем способностей, я бывал в таких группах.

– А я нет. И хочу с ними познакомиться.

– Вообще-то ты здесь со мной.

Краска бросилась ей в лицо. Она отвернулась в надежде, что это не станет заметным для его неотразимых серых глаз. Слова Нила возбудили ее.

Не попытается ли он овладеть ею сразу же, как только они останутся в комнате одни? Она с нетерпением ждала его горячих поцелуев и немного нервничала по поводу того, что, очевидно, последует за поцелуями. В отличие от Наоми, которая довольно часто проводила уикенды с мужчинами, Сара в этой области не обладала богатым опытом.

Когда они проходили мимо первого на их пути мольберта, пожилая женщина, сидевшая за ним, оторвалась от своего занятия.

– Доброе утро, – сказала она, улыбнувшись. Многие были так увлечены своей работой, что даже не заметили вновь прибывших. Возле двери Сара приостановилась, пропуская Нила вперед. Последовав за ним, она оказалась в большой комнате с несколькими столами, баром и деревянной лестницей, ведущей на второй этаж. За баром стоял владелец или управляющий этого заведения. Нил заговорил с ним по-непальски. Через пару минут он обернулся к Саре:

– Дом занят художниками, нас поселят во флигеле.

Он взял свои вещи и сперва направился обратно той же дорогой, какой они пришли сюда, а затем свернул к длинному приземистому строению. У крытой соломой веранды росли белые и желтые хризантемы, размеры которых впечатляли.

Нил поставил свою сумку на пол у открытой двери, изнутри запиравшейся на щеколду.

– Так… твой номер шестой, – сказал он, доставая из кармана ключ и протягивая ей, – а мой рядом… номер семь.

– У них не было свободных двухместных номеров? – удивилась Сара.

– Это они и есть, – ответил Нил. – Давай положим вещи и пойдем выпьем кофе или чего-нибудь покрепче.

Держа в руках тяжелую сумку, он исчез в своей комнате.

Гадая, почему Нил решил, что она захочет спать отдельно, коль скоро согласилась ехать с ним, Сара вошла в комнату с небесно-синими стенами и желтым потолком. Стены были кирпичные. Между двумя кроватями лежала тигровая шкура. На стене висела картина с изображением сидящего святого с длинными, до земли, волосами. Картина была задрапирована белым шелком.

Сара изучила вполне современного вида ванную комнату с душем и раковиной и принялась распаковывать вещи, когда Нил постучал в дверь.

– Входи, – сказала она, но он уже показался в дверном проеме.

– Внутри здесь лучше, чем снаружи.

– Да, очень опрятная комната. Мне нравится.

– Недостает платяного шкафа. Сара улыбнулась.

– С моим гардеробом мне достаточно и пары вешалок. Почему эта картина задрапирована шелковым платком?

– Платок, наверное, оставил кто-то, кто жил здесь до нас. Это как бы прощальный подарок.

Он присел на кровать и, пробуя ее на мягкость, попрыгал на ней.

– Матрасы, кажется, хорошие, но я никогда не спал под стегаными одеялами. Они громоздкие, тяжелые и совсем не теплые. Нам придется спать в спальных мешках. Я взял и свой, и еще запасной.

Раздельные комнаты и спальные мешки… она представляла все по-другому.

Нил поманил ее пальцем. Она подошла, и он поднялся с кровати.

– У меня с собой еще две грелки, но, я надеюсь, они нам не понадобятся.

Он обнял ее и стал целовать: сначала – едва касаясь губ, а потом все сильнее и сильнее.

Теперь она уже не пыталась вырваться из его объятий, но он мягко отстранил ее от себя.

– Пойдем поищем, где тут у них кафе. Пока они шли к основному зданию, Сара не переставала размышлять над странностью его поведения.

Группа художников пила кофе. В ней, как и в группе Сары, в основном были люди преклонного возраста, за исключением одного молодого человека, очевидно преподавателя, которого они прежде не заметили.

Он тотчас отделился от остальных и подошел к ним.

– Привет! Откуда вы приехали? – Прежде чем они успели ответить, он протянул Нилу руку:

– Я – Роджер Кент… из Англии.

– Это Сара. Я Нил. – Очевидно, Нил решил, что фамилии называть не обязательно. – Мы сейчас из Катманду. Вы давно здесь?

– Приехали вчера и пробудем еще три дня, – ответил молодой человек. – А это мне расплата за грехи. – Стоя спиной к остальным, он сделал выразительную гримасу в их адрес.

– Вы художник или просто турист? – спросил Нил.

– Да нет, я профессионал, а все прочие – субботние живописцы. Куда вы направитесь отсюда?

– Мы еще не решили. – Нил повернулся к Cape:

– Я принесу кофе.

Он отошел к бару, оставив ее поддерживать разговор.

– А вы потом куда собираетесь? – спросила она. Роджер не понравился Саре. Хотя она сама тоже была не бог весть каким путешественником, ей не понравилось, что Роджер высмеивал свою группу перед парой незнакомцев. Любители казались гораздо интереснее, чем этот «профессионал». Их оживленный разговор часто прерывался взрывами смеха.

– В Бактапур, – ответил Роджер. – Вы там были?

– Пока не довелось.

– Очаровательное место… одно из моих любимых.

Он стал рассказывать о своих приключениях, но тут Сара заметила Нила, несущего кофе в дальний угол комнаты, извинилась и поспешила удалиться.

Поставив кофе на столик около лестницы, Нил внимательно рассматривал стоявшие на полке книги.

– Это, должно быть, та самая библиотека, о которой мне говорили, – обратился он к Саре.

– Я этого не читала, – сказала она, взглянув на обложку самой большой книги. – А ты?

Открыв книгу на середине, Нил держал ее так, что Сара могла видеть фотографии на страницах.

– Нет, я раньше не видел ее. Давай-ка глянем, что это такое.

Сидя локоть к локтю и рассматривая прекрасные фотографии, Сара заметила, что голова ее занята не только ими, но и человеком, сидевшим рядом, чьи колени почти касались ее.

Сколько же времени в ее жизни ушло на оплакивание потерянного счастья, когда могли бы осуществиться все мечты ее юношеских лет… Теперь она стала совсем другим человеком, и ей предстояло еще так много узнать и почувствовать… Инстинкт подсказывал ей, что с Нилом это получилось бы лучше всего.

Мужчина-непалец принес им два стакана с напитками.

– Что это? – спросила Сара.

– Хукрииский ром. Лучший здешний напиток… очень вкусно с кофе. – Он отлил половину стакана в кофе, остальное выпил. – За счастливое время, которое мы будем вспоминать, когда состаримся.

Сара осторожно потягивала непривычный напиток.

– Мм… он мягче, чем я ожидала. Обычно я пью вино.

Нил пристально взглянул на нее.

– По тебе не скажешь, что ты часто выпиваешь.

– Откуда ты можешь это знать?

– У женщин, которые любят выпить, обычно вот здесь появляются припухлости. – Он провел пальцем по глазам. – И сохнет кожа. У тебя же ни того, ни другого. – Его рука скользнула по ее щеке и легла на шею. – Все горе-художники вернулись к своим мольбертам.

Он подался вперед и поцеловал ее.

Раньше возбуждение охватывало Сару постепенно. На этот раз оно нахлынуло как лавина. Ей хотелось крепче прижаться к нему, сильнее чувствовать его руку на своей шее и пальцы, гладящие ее волосы.

Однако ее останавливала мысль, что, хоть художники и ушли, мужчина, принесший им напитки, мог появиться в любую секунду. Зная, что открытые проявления чувств в Непале не одобряются, Сара не стала отвечать на его поцелуи с тем порывом, на какой была сейчас способна. Но одно то, что ее рука лежала на твердой груди Нила, приводило ее в трепет. Он казался огромным, как дерево, и тепло его тела чувствовалось сквозь рубашку.

Звук телефонного звонка и топот ног в комнате прервали их поцелуй. Нил оторвался от ее губ. Его рука соскользнула с ее шеи на плечо и дальше, медленно, на руку.

Он посмотрел ей прямо в глаза и сосредоточенно произнес:

– Я постоянно думаю о тебе. Сара глубоко вздохнула.

– Взаимно.

– Тогда почему мы ничего не предпринимаем? Хотя они еще не допили свой кофе и Сарин стакан с ромом был наполовину полон, Нил взял ее за руку и направился к выходу.

Они подходили к флигелю, когда Роджер встал на их пути.

– Скажите, кто-нибудь из вас делал прививку от малярии?

– Это немалярийный район, – хмуро ответил Нил. – Тераи – единственное опасное место в этой стране.

– Я знаю, но одну из моих подопечных укусил москит, и теперь ее лихорадит. Я понятия не имею, что с ней делать.

Сара заметила, как напряглось лицо Нила.

– Где она? – спросил он озабоченно.

– Вон там. – Роджер показал в сторону двух женщин. Одна из них сидела на стуле, а вторая хлопотала возле нее.

Нил отпустил руку Сары.

– Мне лучше на нее взглянуть.

– Конечно. – Она последовала за ним. Нил подошел к женщинам.

– Я слышал, вам нездоровится. Что случилось? Женщина взглянула на него полным муки взглядом. Хотя она сидела на солнце и была накрыта несколькими шерстяными одеялами, ее явно знобило.

– Спина болит… между лопатками. И еще мне ужасно холодно, не могу унять дрожь. О, Боже, я надеюсь, что это не малярия. Мой дед мучился ею всю жизнь.

– Когда у вас заболела спина?

– Около часа назад. До этого все было хорошо, только небольшой кашель.

В разговор включилась другая женщина:

– Маурин сильно простудилась перед самым нашим путешествием. Простуда прошла, но кашель остался. У нее всегда были слабые легкие. Мы сестры. Меня зовут Делия.

– Мое имя Нил. Я доктор, – сказал он тихо. -Маурин, вам нужно лечь. Я возьму кое-какие инструменты и через пять минут приду и послушаю ваши легкие.

Когда Маурин с сестрой исчезли в доме, Нил подозвал Сару.

– Прости меня, но боюсь, что у нее пневмония, а в ее возрасте и в таком климате это не очень желательно.

– Почему ты исключаешь малярию? Даже если в Катманду ее нет, она ведь могла заразиться, если москит случайно был привезен сюда из Тераи в чьем-нибудь рюкзаке.

– Вполне возможно, но симптомы появляются через десять дней после укуса москита. А Роджер сказал, что они приехали менее недели назад.

Нил пригласил Сару в его комнату. Порывшись в сумке, он достал пластиковую коробку.

– Насколько серьезна пневмония? – спросила она.

– Раньше, когда не было антибиотиков, это была тяжелая болезнь. Теперь же она лечится достаточно быстро, но у некоторых, особенно у людей преклонного возраста, может продлиться несколько недель.

– Им повезло, что ты оказался здесь.

– Но не очень повезло нам, – удрученно заметил Нил. – Подождешь меня, ладно? – Он послал ей воздушный поцелуй и направился к дому.

Оставшись одна, Сара гуляла по саду, размышляя над тем, что, если бы не инцидент с Розой, ее бы здесь точно не было и что ее появление почему-то всегда сопровождается чьей-то болезнью.

Ее размышления прервал Роджер:

– Вам понятно, что происходит?

– У Нила есть кое-какие знания в области медицины. – Она подумала, что Нилу вряд ли хотелось бы, чтобы всем стало ясно, насколько они глубоки. – Я уверена, он знает, что делать.

– Надеюсь. Будет очень неприятно, если у старушки окажется малярия. Она неплохой художник… даже занималась в художественной школе когда-то. Но, как и все женщины ее поколения, променяла творчество на какого-то парня, которому стирала носки. Теперь он на том свете, и она снова свободна, но уже слишком поздно в чем-либо совершенствоваться.

– Никогда не поздно находить в себе таланты.

– А какой у вас талант? Я уверен, что, конечно же, есть.

– Я компьютерщик.

Роджер с недоумением посмотрел на нее.

– Как это?

– Учу людей работать на компьютере. Это совсем не из вашей области. Извините меня. Я пойду к себе.

Сара была в номере, когда пришел Нил.

– Все подтверждается. Была бы возможность, я послал бы ее сделать рентгеновский снимок. Но все равно я на девяносто девять процентов уверен, что это пневмония, поэтому дал ей жаропонижающее лекарство; завтра она уже сможет отправиться в городскую больницу. – Нил бросил взгляд на часы. – Уже время ланча. Сейчас уберу инструменты, и пойдем.

По дороге к главному дому он взял Сару за руку и посмотрел на нее взглядом, который выражал нескрываемое желание.

Сара засмеялась. Неожиданно она почувствовала себя прекрасно. Мало того что она находится на вершине мира в прямом смысле этого слова, так еще и пребывает на пике эмоций. Встретить такого мужчину – это действительно большая удача.

Но сказки кончаются, и всегда приходит время возвращаться в реальность. Рано или поздно ей придется в нее вернуться.

Но пока она была здесь, с Нилом, в этом райском месте. Только глупец позволяет себе в такие мгновенья думать о том, что они закончатся.

Глава 5

Когда они вошли в дом, художники уже сидели за столами.

Нил подвел Сару к самому дальнему столику.

– Не жди, что будет вкусно, – сказал он. – Это тебе не Катманду.

Саре было все равно, что подадут на ланч, пусть бы миску пустого риса и ничего больше. Она думала только о том, что последует за ланчем. Предложи он ей забыть о еде, она бы согласилась не раздумывая.

Роджер вышел из соседней комнаты и, заметив их, подошел.

– Позвольте мне угостить вас чем-нибудь. Чтобы хоть как-то отблагодарить вас за помощь.

– Спасибо, но мы уже сделали заказ, – мягко, без всякого намека на грубость ответил Нил, но по его тону было понятно, что они хотят остаться наедине.

К облегчению Сары, Роджер это понял.

– Тогда, может быть, вечером, – сказал он и направился к своей группе.

– Скорее всего – нет, – тихо произнес Нил. Он что-то сказал менеджеру по-непальски. И вместе с заказанными блюдами им принесли еще бутылку белого вина.

Основное блюдо, рис с овощами, напомнило Нилу, как однажды его сестра Дженни, будучи в гостях у своего друга, чья мать работала поваром в диетической столовой, осталась у них пообедать. Хорошие манеры, с детства привитые им родителями, заставили Дженни проглотить сырые ростки, вареный пастернак и водянистый шпинат.

Сара понимала, что в ответ на эту анекдотичную историю из жизни семейства Кеннеди было бы естественно рассказать что-нибудь смешное из жизни своего семейства. Она была единственным и очень поздним ребенком у своих родителей, отец не обладал чувством юмора, а мать была слишком запугана, чтобы проявлять его. Только после встречи с Наоми Сара поняла, что она тоже подавляла в себе естественное свойство человеческой натуры видеть в жизни смешное.

Пытаясь перевести разговор на другую тему, Сара рассказала Нилу, что нашла его колонку в Интернете, и начала расспрашивать о методике его работы.

Отвечая на ее вопросы, Нил задумался, зачем она проверяла его – из простого любопытства или из осторожности.

Кстати, он всегда отвечал на ее вопросы, а вот Сара уходила от ответов. Единственным человеком, о котором она упомянула, была ее партнер и подруга Наоми. И – ни слова о родственниках. А может, она сирота и предпочитает не говорить об этом? Но что-то подсказывало ему, что это не так.

Принимает ли она контрацептивы? – подумал Нил. Пожалуй, нет. Женщины ее возраста, опасаясь побочного действия таблеток, переходят обычно к другим способам предохранения. Впрочем, это неважно.

Возможно, когда они станут близки друг другу, она расскажет ему о себе!

* * *

Художники, закончив с едой, стали расходиться.

– Пойду проведаю Маурин. Поесть она вряд ли захочет, но нужно проследить, чтобы она как можно больше пила. Я скоро вернусь.

Сара проводила его взглядом и вернулась к недопитому бокалу прекрасного вина. Они успели выпить почти всю бутылку, но она не почувствовала даже легкого опьянения. Голова была удивительно ясной. Она прекрасно сознавала, что стоит на пороге событий, которые могут перевернуть всю ее жизнь, если даже в ней не будет Нила.

К тому моменту, когда Нил вернулся, она допила вино и ждала его около выхода.

– Как она?

– Спит. Я не стал ее будить. Мы поговорили с Делией в коридоре. Она в прошлом логопед… очень интересная женщина.

По пути к флигелю Нил вдруг привлек Сару к себе и страстно поцеловал. Затем, взяв ее за руку, быстро зашагал вперед. Сара едва поспевала за ним. Ее губы пылали от жаркого поцелуя, сердце готово было выпрыгнуть из груди. У нее не было времени все обдумать, потому что через несколько секунд они уже были во флигеле.

– У тебя или у меня? – спросил Нил.

– У тебя, – сказала она, задыхаясь. Он открыл дверь и, когда они вошли, закрыл ее на замок, затем двумя сильными рывками задернул занавески на широком окне.

О Боже, вот оно, подумала Сара с тревогой в душе.

Она снова оказалась в его объятиях, и минутная тревога сменилась приятным чувством защищенности. Она была уверена: этот мощный мужчина никогда не использует против нее свою огромную силу.

Целуясь с ним, Сара почувствовала, что ее подняли в воздух, а через мгновение она уже лежала на кровати.

– Мм… ты восхитительно пахнешь, – прошептал Нил, уткнувшись в нее носом.

– Ты тоже.

Ее руки блуждали по его широким плечам.

– Но на тебе слишком много одежды.

Нил стал постепенно раздевать ее, начав с кожаного ремня на брюках. Затем расстегнул пуговицу и молнию и высвободил заправленную в брюки блузку. Сара наблюдала, как он борется с маленькими пуговками.

Сегодня утром она решила вместо обычного бюстгальтера и трусиков надеть пикантное нижнее белье, которое Наоми посоветовала ей взять на всякий случай.

Сейчас как раз настал такой момент.

– Красиво. – Он прикоснулся к шелковистой материи блузки, его рука медленно гладила сквозь шелк ее живот, плавно двигаясь вверх до грудей.

Даже через ткань она почувствовала тепло его ладони, и ее охватило сильнейшее желание ощутить эти руки на своей коже. Она приподнялась, стянула с себя жилет и небрежно бросила его рядом. Затем сняла через голову блузку. Наконец завела назад руки и расстегнула лифчик.

И тут же засомневалась в правильности своих действий. Что, если увидев ее обнаженное тело, он разочаруется? Ей, увы, не двадцать, у нее небольшая и не слишком упругая грудь.

– Прелесть… Я так и думал, что она такая. Сара вздохнула с облегчением, а Нил стал ласкать трепещущее женское тело так, будто ничего более приятного для него не существовало.

Из-за его ласк Саре трудно было не только говорить, но и дышать, но она все же произнесла:

– Позволь мне.

Он неохотно оторвался от нее и откинулся на спину.

– Я весь твой.

Сев на него верхом, она стала расстегивать ремень. Время шло, а ее действия все еще не увенчались успехом – пряжка слишком сильно стягивала ремень. Нил, подперев рукой голову, другой проворно расстегнул ремень. Все это время Сара чувствовала на себе его пристальный взгляд. Он не отводил глаз от ее обнаженного тела и когда она боролась с пуговицами на его рубашке. Наконец она распахнула ее, словно обертку на праздничном подарке, и ее взору открылся, как ей показалось, самый прекрасный в мире мужской торс. Кожа Нила была неожиданно гладкой, без волос, и покрыта легким загаром. Темная дорожка начиналась лишь ниже пупка. Грудь, плечи, ребра были будто отполированы, как у завершенной деревянной скульптуры.

Начав с ключицы, она плавно заскользила подушечками пальцев вниз по его телу, наслаждаясь его возбуждением.

Нил приподнялся, снял рубашку, и Сара удивилась своему чувственному возбуждению – она и не предполагала, что способна на такое.

Затем он перевернулся, оказавшись сверху, и их полураздетые тела в первый раз соприкоснулись.

– Ммм… – Издаваемый ею звук напоминал мурлыканье кошки.

Нил ответил ей низким грудным рычанием, чем вызвал у Сары безудержный смех, но через минуту ей уже хотелось плакать. Потому что такое однажды было в ее жизни и никогда больше не повторялось.

– Мы кое-что забыли, – прошептал Нил, целуя изгиб ее шеи, ладонью лаская грудь. – Мы же в обуви.

Они не могли снять брюки, пока на ногах оставались ботинки.

Сара села на кровати и принялась развязывать шнурки.

– Мне нравится твоя спина. – Она почувствовала прикосновение его горячих губ. – Но от того, что спереди, я просто без ума. – Он протянул руку, ища на ее склоненном теле выпуклость грудей.

– Ты мне мешаешь, – запротестовала она. – Как насчет твоих ботинок?

Нил засмеялся и отпустил ее. Затем быстро скинул свою обувь на пол. Встав, он расстегнул молнию на брюках и снял их, нижнее белье последовало за ними. Сара знала, что он делает, даже не смотря в его сторону. Когда, закончив, она выпрямилась, Нил уже ждал ее в постели.

Сара собралась было снять оставшееся белье, но вдруг услышала шаги за дверью.

– Ох, нет. – В ее голосе звучало отчаяние. Но их не побеспокоили. Шаги удалились и затихли около номера в другом конце коридора.

– Похоже, народ прибывает. – Нил поманил ее к себе.

Она быстро стянула кружевные трусики и скользнула под одеяло, мимоходом заметив, что Нил готов к близости.

Но похоже, он знал о женщинах гораздо больше, чем ее прежние любовники. Без тени нетерпения он снова принялся ее целовать. Сначала губы, потом все тело. Прикосновения его губ и языка приводили ее в трепет. Тело изгибалось от наслаждения под его умелыми ладонями, которые делали из Сары готовую на все рабыню.

Невозможно было сдержать рвущиеся из нее вздохи удовольствия.

– Ох, пожалуйста… Я… О боже… Наконец она почувствовала, как он нежно овладел ею.

Открыв глаза, Сара увидела, что Нил встает с кровати. Она не успела заново сполна восхититься его могучим торсом, потому что Нил быстро исчез в ванной комнате.

Непонятно было, то ли она спала, то ли просто находилась в трансе оттого, что первый раз в жизни была по-настоящему удовлетворена.

Как ему удается так потрясающе заниматься любовью? Это талант, который природа дает некоторым мужчинам? Или главное здесь – долгая практика? Впрочем, какая разница? Он смог ей дать чувство полного удовлетворения, которого ей недоставало, какую-то часть ее самой, которую она считала давно утраченной и вот по прошествии стольких лет снова обрела.

Появился Нил, еще обнаженный, но не для того, чтобы оказаться в ее объятиях. Сняв с одной кровати одеяло, он накрыл им единственный в комнате стул. Затем подошел к Саре, подхватил ее на руки и, завернутую в простыню, понес к стулу.

– Что ты делаешь? – спросила она.

– Это чтобы ты не замерзла, пока я буду переставлять мебель. Раздельные кровати слишком ограничивают действия.

Он оттащил ночной столик, стоявший между кроватями, и сдвинул их вместе. Затем постелил белье, предварительно закрыв щель между кроватями стеганым одеялом.

Наблюдая за движениями его великолепного тела с мощными, хотя и не слишком большими мускулами, Сара почувствовала непреодолимое желание провести рядом с ним всю ночь.

И неожиданно услышала:

– Так, теперь давай начнем все сначала… без всяких ограничений. Что он имел в виду?

– Сейчас? – спросила Сара неуверенно.

– Лучшего момента не придумаешь. – Его глаза блестели, он улыбался, глядя на нее.

Сара не шелохнулась. Нил подошел к ней и положил руки на плечи. Он чувствовал небывалое возбуждение.

Наклонившись к Саре еще ниже, он подарил ей долгий поцелуй. Простыня, в которую она была укутана, соскользнула на пол, и, когда Нил стал выпрямляться, Сара обхватила его шею руками и что было сил прижалась к нему.

Они предавались любви, затем немного подремали, прижавшись друг к другу, потом еще раз занимались любовью и наконец заснули. Легкие поцелуи Нила разбудили ее. Сара оглядела комнату, погруженную в полумрак, и поняла, что наступил вечер.

– Давай примем душ. Я пойду включу горячую воду – потребуется время, чтобы ей нагреться.

Через пару минут Сара услышала журчание воды. Нил насвистывал какую-то мелодию, как самый беззаботный человек на свете. Саре было лень пошевелиться, она лежала в кровати и чувствовала себя так, словно они безостановочно предавались любви целый год, а не два часа. Теперь они вместе собирались в ванную, и она догадывалась, что это будет намного приятнее, чем принимать душ в одиночестве.

– Мне не хочется тебя огорчать, моя сладкая. Но, кажется, возникли какие-то проблемы с нагревателем. Вода не греется. – Нил стоял на пороге спальни. – Так что нам придется собрать все свое мужество и…

– Надеюсь, ты не предлагаешь мне принять холодный душ? – испуганно спросила Сара.

– У нас нет выбора. Пойдем, холодно будет только первые тридцать секунд.

– Может быть, горячая вода есть в моей комнате?

– Не думаю. Весь этот блок обслуживается одним агрегатом. Давай поднимайся. – Нил стащил с нее одеяло.

– Нил, я не хочу идти под холодный душ. Ну нельзя же насильно меня заставлять.

– Никакого насилия, всего лишь легкое убеждение.

Нил поставил ее на ноги, развернул спиной к себе и, прижав к груди, стал подталкивать к ванной.

И опять Сара почувствовала прилив возбуждения. Когда Нил начал ласкать ее грудь, Сара ощутила слабость в коленях.

– Это нечестно, – выдохнула она. Нил положил ее голову себе на плечо.

– В любви и на войне все честно. – Он легонько укусил ее за мочку, в то время как рука его скользнула вдоль ее тела вниз и легла на светло-коричневые завитки. Это заставило Сару содрогнуться от наслаждения. Как могло случиться, что после стольких лет, прожитых монашкой, в ней вдруг за один день проснулась необузданная страсть? Она покорно позволила Нилу подвести ее под душ.

Перед тем как включить воду, он развернул Сару к себе лицом и прошептал ей на ухо:

– Все будет гораздо лучше, чем ты думаешь. Он был прав. Всего какие-нибудь десятки секунд Сара чувствовала себя заживо замороженной, но потом это прошло и сменилось чудесным ощущением: она стоит под струями воды с человеком, который стал ее любовником.

Принимать душ с Нилом было как играть в эротическую игру. Сначала он намылил ее волосы. Сара чувствовала его пальцы, прикосновение тела, скользкого от шампуня. Затем, пока Нил мыл свои волосы, она гладила его тело. Наконец оба ополоснулись под струями воды, которая теперь казалась скорее бодрящей, нежели холодной.

Сара быстро вытерлась и пошла в свою комнату переодеться и сделать макияж. По настоянию Наоми она взяла с собой в поездку тушь для ресниц. Нужно всего лишь немного подкрасить ресницы и губы. Надевая серьги, Сара услышала голоса в коридоре, затем чьи-то шаги и французскую речь.

– Мы забыли посмотреть закат. – Она обернулась на звук открываемой двери – в комнату входил Нил. – Нужно не пропустить его завтра.

По дороге к основному зданию Сара рассказала ему о приехавших.

– Ты говоришь по-французски? – спросила она.

– Объясниться смогу, а ты?

– Я знаю всего лишь несколько слов.

– Возможно, они говорят по-английски. Впрочем, зачем они нам? Я вполне доволен разговорами с тобой.

Нил взял ее руку и поцеловал ладонь.

– Надо бы проведать Маурин, – сказал он, когда они уселись в ресторане за столик.

Художники еще не пришли, а французская парочка сидела там, где они с Нилом пили кофе. Пока Нил ходил за напитками, женщина заговорила с Сарой.

– Вы давно здесь? – спросила она по-английски с легким акцентом.

– Мы приехали этим утром… из Катманду. А вы?

– Мы поднимались на Меру. Нам повезло. Когда мы спустились, погода испортилась. Думаю, те, кто поднимается сейчас, не достигнут вершины.

Худая, лет около тридцати, эта женщина не выглядела такой уж выносливой. Ее спутник, вернувшийся к столу с бокалами вина, был, судя по всему, лет на двадцать старше: седые волосы, густая борода.

– Добрый вечер, мадам, – сказал он с легким поклоном. – Вы уже ели здесь? Хороша ли здесь кухня? Мы очень проголодались после подъема.

– Мне понравилось. Хотя вряд ли у них здесь есть возможность готовить нечто особенное.

– Уж во всяком случае, это будет вкуснее того, что готовил наш повар-шерпа, – сказала француженка. – Он вовсю старался, но в таких условиях готовить очень трудно. Меня зовут Максин, а это Жерар.

– Я Сара.

Сара видела, что они ждут приглашения пересесть за их стол, но не была уверена, что это понравится Нилу. К ее облегчению, как раз в этот момент Нил спустился вниз по лестнице и подошел к ним. Они познакомились, и Нил пригласил французов присоединиться к ним. Хотел он или нет, вежливость взяла свое, к тому же вновь прибывшие жаждали общения.

Они оказались интересными собеседниками.

Жерар был служащим в компании, управляющей сетью супермаркетов, но признался, что ошибся с выбором профессии, его призвание – альпинизм.

– Я пропустил тот возраст, когда можно сделать карьеру альпиниста, – сказал он печально. – Но все же стараюсь ходить в горы, когда бывает на это время.

За ужином Максин сказала, что она – компьютерный программист. Хотя ее работа была более сложной, чем Сарина, все же они нашли общий язык.

Разошлись поздно вечером. У Жерара и Максин был трудный день, и они очень устали. Нил и Сара тоже устали, но по другой причине.

Французская пара покинула ресторан первой. Нил уже успел договориться насчет транспорта, чтобы отвезти Маурин сделать рентгеновский снимок. Он собирался выехать сразу после завтрака и к обеду вернуться обратно.

С наступлением сумерек температура резко упала, а во флигеле не было отопления. Будь Сара одна, легла бы спать в тренировочных штанах и носках. Почистив зубы у себя в номере, она закрыла на ключ входную дверь и вошла в номер к Нилу, предварительно постучавшись. На его кровати лежал, как ей показалось, большой спальный мешок. Приглядевшись, она поняла, что это два спальных мешка, соединенные молнией в один.

Нил вышел из ванной в белой футболке, которая подчеркивала его загорелую кожу. Короткие рукава заканчивались там, где начинались крепкие бицепсы.

Она поставила свои вещи на пол. Нил взял ее руку и провел ею по своей щеке.

– Ну вот, я побрился. Как теперь? Жаль, не взял никакого лосьона. Места в сумке не хватило.

Сара продолжала кончиками пальцев гладить его скулы.

– Мне и так нравится, как ты пахнешь. Не нужно никаких лосьонов, чтобы завести меня. Твоего взгляда вполне достаточно.

Нил пристально посмотрел на нее.

– На меня ваш взгляд оказывает тот же эффект, мадам, – сказал он, забавно пародируя акцент Жерара. И уже своим голосом добавил:

– Ванная в твоем распоряжении. Я пока погрею твое место в постели. – Он взял ее руку и поцеловал. – Долго не задерживайся. Мне не терпится заняться с тобой любовью.

Когда Сара вышла из ванной, в комнате царил полумрак, единственным источником света была маленькая настольная лампа, стоявшая на ночном столике у дальней стены.

Сара решила, что не стоит надевать ночную рубашку, которая все равно не греет. Она нырнула в специально расстегнутый для нее спальный мешок, и вот ее уже накрыло горячее тело Нила. Он протянул руку, чтобы выключить лампу, и на мгновение повеяло холодом. Затем он застегнул молнию, и они оказались в темном теплом гнездышке, которое не смог бы заменить ни один обогреватель.

* * *

Рано утром Нила разбудил его пейджер. Он быстро выключил его в надежде, что ни звонок, ни его движения не потревожат Сару. Убедившись, что Сара крепко спит, он встал, включил лампу и направил ее свет на пол. Затем быстро, стараясь не шуметь, оделся и обулся. На улице было очень холодно, но на небе не было ни облачка, что обещало солнечный день.

Нил строго наказал Делии, чтобы она, если состояние сестры ухудшится, обязательно вызвала его. По собственному опыту Нил знал, что женщины делятся на две категории. Первая – те, кто при малейшем недомогании сразу же бегут к доктору или глотают таблетки. Вторая – те, кто пытается самостоятельно побороть заболевание до тех пор, пока не станет слишком поздно. Делия и Маурин относились ко второй категории.

Бодро шагая по траве, Нил обошел дом, чтобы взглянуть на их окна в спальне. Света не было. Успокоенный этим, он вернулся к себе.

Некоторое время он лежал на кровати, заложив руки за спину, чтобы согреть их, и размышлял о женщине, которая спала рядом с ним. Казалось, он знал больше о Жераре и Максин, чем о Саре.

Нил уже многое узнал об ее характере и инстинктах. Особенно об инстинктах, подумал Нил и улыбнулся.

Каждый раз, когда они занимались любовью, Сара старалась доставить удовольствие ему, а не только получить его. Он еще никогда не встречал такой страстной женщины.

Еще он понял, что она рожала. Роды оставляют на теле женщины следы, которые обычный мужчина может и не заметить, но любой врач сразу же их увидит. Ему оставалось только гадать, почему она ничего не говорит о ребенке. Возможно, тот родился мертвым или умер в раннем возрасте. В любом случае Сара явно не хотела посвящать его в это.

Согрев руки, Нил лег на бок, засунул одну руку под подушку, а второй прижал к себе Сару.

Гладкая и шелковистая, ее спина, согревавшая ему грудь, взбодрила Нила сильнее, чем холодный воздух в саду. Его рука скользнула по ее животу и мягким грудям. Ему захотелось разбудить ее ласками. Но все же лучше подождать до утра: Саре нужно выспаться.

Проснувшись, они успели полюбоваться восходом над Гималаями, затем вернулись в постель и до завтрака предавались любви.

Позже, узнав, что Сара остается до полудня, Максин пригласила ее прогуляться с ними к башням на вершине перевала Нагаркот. Сара чувствовала усталость после таких, по ее меркам, беспрецедентных любовных эскапад, но, подумав, решила, что прогулка скорее вернет ей бодрость, нежели компания занудливого Роджера.

Нил с сестрами уже вернулся, когда они пришли с прогулки. Один из художников сказал Саре, что Делия укладывает Маурин в кровать, а Нил пошел к себе в номер.

Сара застала его пишущим что-то.

– Рентгеновский снимок подтвердил твой диагноз? – спросила она, поцеловав его. Он кивнул.

– Ей нужно много отдыхать, пока не очистятся легкие. В ее возрасте пневмония может высосать все соки из человека. Но есть надежда на скорое выздоровление. Как ты провела утро?

– Очень даже энергично.

– В таком случае я прописываю тебе отдых, постель и много реанимационных поцелуев.

Его шутки отозвались в ее сердце теплым чувством. Было ясно, что она бесповоротно влюбляется в него.

В этот день закат ничем не уступал по своей красоте и великолепию восходу. Они снова ужинали в компании французов. В присутствии Жерара темой их разговора неизменно оставались горы и альпинизм. Его героем был Анатолий Бокрив, погибший на Аннапуме при сходе лавины.

Нил и Максин восхищались подвигами русского альпиниста и старались объяснить это Саре.

– Понимаешь, он не уставал на высоте, как большинство людей, – сказал Нил, – а словно бы наоборот – набирал силы. Его даже называли «легкое с ногами».

– Но, к сожалению, даже самые лучшие альпинисты редко доживают до старости, – добавил Жерар. – Бокриву было всего тридцать девять, на год больше, чем вашему соотечественнику Кеннеди.

Они не называли друг другу свои фамилии, поэтому Жерар не знал, что у Нила та же фамилия.

– Я не люблю говорить о смерти… все эти замерзшие тела там, в горах, навсегда… – сказала Максин с дрожью в голосе. – Давайте поговорим о чем-нибудь повеселее. Сара, поскольку вы были в Катманду, видели ли вы там где-нибудь вышивки? Я бы хотела купить несколько для занавесок.

– Женщины, они нигде не могут обойтись без покупок, – сказал Жерар с театральной гримасой.

Все засмеялись. Но Сара заметила, что, хотя Нил спокойно говорил о Бокриве, при упоминании об английском альпинисте он побледнел и внезапно помрачнел.

Глава 6

Их французские друзья уезжали на следующий день. Попрощавшись и пожелав друг другу спокойной ночи, они остались одни в комнате Нила.

– Тебе, наверное, здесь немного надоело, но, если ты не против, я хотел бы задержаться еще на сутки – хочу убедиться, что Маурин следует тому курсу лечения, которое я ей назначил.

– Рада буду составить тебе компанию, – улыбнулась Сара. – Мне здесь нравится все… кроме холодного душа. Но в жизни есть кое-что поважнее, чем горячая вода и вкусная пища.

Нил обнял ее.

– Что же это?

Она положила руку ему на грудь.

– Например, вот это и вон то, – указала она взглядом на спальные мешки. – Интересно, что думают горничные, когда видят два скрепленных спальных мешка?

– Полагаю, они привыкли к такому зрелищу.

– Если мы еще не уезжаем, может, стоит отказаться от моего номера и остаться в одном?

– Хорошо, завтра все устрою.

– Я так и не поняла, зачем ты снял два номера?

– Я не был уверен, готова ли ты к такому развитию событий.

– Да, была не готова. Но теперь считаю, что это было правильное решение, и мне оно определенно нравится.

– Я надеюсь. Сара засмеялась.

– Ты никогда не имел ни малейшего сомнения на этот счет, ты, самоуверенный зверь.

Нил приподнял брови, и Сара покраснела, подумав, что явно сказала лишнее.

Он ободряюще улыбнулся.

– Сара, ты очень достойно себя ведешь. Большинство женщин-журналистов, с которыми я сталкивался, говорили мне такие слова, что у тебя волосы бы встали дыбом. Даже у меня иногда вставали.

До того момента она как-то не замечала, что в лексиконе Нила отсутствуют слова, которые она не выносила и не желала слышать от Мэтью. Хотя это не мешало ей легко общаться с сыном. Она надеялась, все еще надеялась, что, когда он вырастет, у него не отпадет потребность общаться с людьми старше его.

Прижимаясь щекой к груди Нила, Сара подумала, как было бы хорошо, если бы она могла поделиться с ним своими проблемами и спросить совета. Но этого не было в повестке дня. Связь, возникшая между ними, не имела продолжения и была лишь удовольствия ради.

– В любом случае ты прекрасный любовник, – сказала она. – Я, правда, не могу похвастаться таким уж большим опытом, но мне никогда не было так хорошо в постели. – Она подняла голову. – Не пора ли нам ложиться?

– Да, пора.

Ночью Сара проснулась и обнаружила, что рядом никого нет. Первой мыслью было, что он в ванной.

Когда спустя несколько минут входная дверь открылась, Сара на мгновение испугалась, пока в темноте не узнала силуэт Нила.

– Где ты был? – спросила она вполголоса, боясь разбудить соседей.

– Так, кое-что проверил.

Забравшись обратно в спальный мешок, он объяснил все подробнее:

– У больных есть тенденция просыпаться ранним утром. Иногда они начинают паниковать, и им нужна поддержка.

– Но за Маурин следит Делия.

– Я подумал, может, Делия не захотела тревожить меня. Так или иначе, они обе спят. А ты чего проснулась?

– Не знаю. Возможно, какой-нибудь ночной шум. Ты замерз, давай я тебя согрею.

– Замерзли только руки.

– Давай их сюда. – Она взяла его руки и положила себе между бедер, охнув, когда холодные ладони соприкоснулись с ее теплой кожей.

– Мм… Очень приятно, а где я могу согреть свой замерзший нос?

– Здесь. – Сара обняла его за шею и прижала к груди.

Нил согрелся, и руки его стали двигаться, а губы – целовать мягкие холмики, на которых лежала его голова. Сара с удовольствием отдалась этим ласкам, зная, что ее не оставят разочарованной.

С каждым разом, когда они предавались любви, она все легче достигала экстаза. Ее спина прогнулась, мысли испарились, осталось исключительно ощущение восторга.

Всякий раз, доведя ее до экстаза, он останавливался, чтобы дать ей передышку, зная, что такая пауза сделает звездный финальный момент еще более ярким.

Когда она почти достигла пика удовольствия, он с силой овладел ею, что перевозбудило ее настолько, что она сама начала задавать темп движениям.

Кровать со скрипом двигалась в такт первобытному танцу любви.

В конце, почувствовав содрогания его тела, Сара вдруг ощутила себя опустошенной, и ей вспомнилось, что их любви не суждено продолжиться. Им выпало на долю лишь несколько прекрасных, полных настоящей страсти ночей.

Ее глаза наполнились слезами. Тоненькие струйки стекали по щекам, и Нил, целуя ее лицо в знак благодарности, почувствовал их соленый вкус.

Но вместо того чтобы настороженно отодвинуться – чего она боялась, – он стал еще более нежным.

– Извини, со мной такое редко случается, – произнесла Сара почти шепотом.

– Ничего, – ответил Нил. – Это хорошо, когда женщина плачет.

– Да, когда есть о чем плакать. Но мне-то не о чем. Я счастлива.

– Может, потому у меня возникло чувство, что тебе как раз этого не хватает.

– Многим бывало хуже, чем мне. Полагаю, что и твоя жизнь не была сплошным праздником, сказала она, вспоминая, как Нил отреагировал на слова Жерара за ужином.

– В моей жизни все было гладко, но случалось, что близкие мне люди сталкивались с некоторыми проблемами.

Он приподнялся, включил бра и протянул ей салфетку.

– Я выйду на минутку.

Сара вытерла глаза. Он очень правильно отреагировал на ее слезы, но она должна быть осторожней, чтобы снова не допустить этого. Мужчины не любят плаксивых женщин, а она плакала, только когда было хуже чем плохо.

Нил вернулся.

– Хочешь воды?

– Да, пожалуйста. – Она села, стараясь не высовываться из мешка на холодный воздух.

– Возьми-ка это, дорогая. – Нил снял с себя шерстяное покрывало и накинул на нее.

– А как же ты?

– Мне не привыкать. – Он открыл бутылку воды, которая стояла на столике, налил два стакана, принесенные им из ванной, и протянул один из них Саре.

Она быстро выпила воду и снова легла. Когда Нил присоединился к ней, Сара лежала на спине. Он перевернул ее на бок и, прижавшись к ней сзади, положил руку на округлое бедро.

– Ну что, давай спать. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – ответила она. Через несколько минут он уже спал. Но Сара никак не могла уснуть. Она хотела насладиться первобытным чувством самки, находящейся под защитой сильного и смелого самца. Даже ребенком она не знала такого чувства – быть защищенной от всех невзгод и ненастий. Сейчас это чувство пришло. Правда, ненадолго. И Саре хотелось запечатлеть его в памяти, чтобы вспоминать о нем, когда все кончится и ей снова придется надеяться только на себя.

Следующим утром они пошли на прогулку. Тропинки в окрестностях фермы были совсем не простые. Каждый раз, поднявшись в гору, они потом уходили резко вниз.

– Ты задаешь слишком быстрый темп. Полегче. Нам некуда спешить, и я не хочу, чтобы ты была потом выжатой как лимон, – сказал Нил.

Перед выходом он посетил Маурин и убедился, что предписанные ей медикаменты действуют.

Они гуляли примерно час, потом присели отдохнуть. Сара понимала, что привал нужен скорее ей, чем Нилу. Он проделывал подобные маршруты множество раз, тогда как она вела преимущественно сидячий образ жизни и, хотя довольно много занималась спортом, все равно не могла тягаться с Нилом.

С места, на котором они сделали привал, открывался прекрасный вид на ближайшие горные вершины.

Чувствуя, что пауза в их разговоре затянулась дольше обычного, Сара взглянула на Нила и поняла, что он думает о том, что расстроило его за вчерашним ужином.

– Нил, скажи мне, если можешь, альпинист с твоей фамилией, о котором вчера упомянул Жерар… он случайно не твой родственник?

– Он мой старший брат.

Последовала новая пауза, и Сара подумала, что Нил не намерен продолжать этот разговор. Смущенная своей бестактностью, она была удивлена, когда он снова заговорил:

– Я люблю своих родителей и сестер, но Крис был особенным… моим героем… моим самым близким другом. Это страшная потеря для всех нас. Мы до сих пор не можем смириться с мыслью, что он исчез… навсегда.

Сара прекрасно понимала его чувства, но не знала, что сказать. Ведь помочь ему она ничем не могла.

– Тому виной была лавина?

– Нет. Ошибка из-за невнимательности, которой не случилось бы, если бы он сосредоточился. Но в его личной жизни все шло не слишком гладко. В момент, когда надо было сконцентрироваться на подъеме, он думал о чем-то другом.

Они сидели на уступе холма. Нил обхватил колени руками.

– У Криса была девушка, которая прекрасно знала, что он за человек, но считала, что сможет обломать его, – продолжал Нил. – Переделать в подходящего для себя мужа. Ей это не удавалось. Крис унаследовал много денег от крестного отца, которому некому было оставить свое состояние. Некий адвокат помог Клеа прибрать деньги Криса. Брата сами деньги не волновали, но они были единственной причиной, из-за которой Клеа общалась с ним.

– Как они могли оказаться вместе, будучи такими разными? – спросила Сара.

– Ну, это обычная история… страсть, побеждающая здравый смысл. – В голосе Нила зазвучали циничные нотки. – Она была очень красива и сексуальна, а Крис большую часть жизни провел в мужской компании альпинистов. Она в буквальном смысле покорила его.

Интересно, похожи ли они? – подумала Сара.

– А вы были похожи… ты и твой брат? – спросила она.

– Он был намного привлекательнее меня. Они выглядели прекрасной парой. Клеа любила находиться в центре внимания. Она была неотразима в день свадьбы. Но все это было лишь поверхностным. На самом деле она оказалась самовлюбленной дрянью.

– Я удивляюсь, почему она вышла за него? Она же не могла знать, что он так разбогатеет?

– Крис нравился очень многим женщинам. Он был прекрасным альпинистом и просто красивым парнем. Он мог бы жениться на девушке с отзывчивым сердцем, которая с пониманием относилась бы к его увлечению горами. Мы все пытались образумить его, но он был по уши влюблен. На его примере я понял, что любовь – это опасная форма сумасшествия.

– Не всегда, – тихо произнесла Сара.

– Да, не всегда. Мои родители до сих пор вместе, да и у сестер вполне счастливый брак. Но в основном отношения между мужчиной и женщиной заканчиваются так же, как у Криса.

Пока Нил говорил, он пристально смотрел на горы, и на его лице отражались лучи солнца. Теперь же он повернул голову и вопросительно взглянул на Сару.

Она знала, чего он от нее хотел, но не собиралась отвечать ему такой же откровенностью. Если время, проведенное с ним, растянется на всю жизнь, ей, конечно, придется рассказать ему все. Пока же она предпочитала скрытничать.

– Моя мать вдова. Я была единственным ребенком в семье, поэтому у меня нет больше родственников.

– Вы с ней близки?

– Да.

Отчасти это было правдой. Мать всегда служила для нее некой опорой. Но между ними не было ничего общего, кроме болезненных воспоминаний.

Сара посмотрела на часы.

– Нам пора возвращаться.

– Как знаешь. – Нил поднялся и протянул ей руку, чтобы помочь встать.

Даже это простое прикосновение отдалось в ней волной приятного возбуждения. Все время, что они находились рядом, она чувствовала прилив эмоций.

Должно быть, он тоже это чувствует, подумала Сара, когда Нил отпустил ее руку, обнял и крепко поцеловал в губы.

Возвращаясь обратно, Сара инстинктивно ощущала, что он хотел бы обладать ею прямо здесь и сейчас. Но природа в Непале не располагает к занятиям любовью, к тому же любой непалец был бы как минимум шокирован таким зрелищем. Не потому, что они такие уж аскеты. У некоторых женщин, живущих высоко в горах, иногда бывает по несколько мужей, которые обычно приходятся друг другу братьями. Но на публике непальцы более консервативны и замкнуты, чем европейцы.

Нил не понимал, почему он стал рассказывать Саре о Крисе. Ведь можно было просто промолчать в ответ на ее вопрос.

С момента гибели брата прошло уже много времени, и чувство утраты у него и сестер немного притупилось. Но не у родителей. Они возлагали большие надежды на своих детей и искренне гордились их достижениями. Будучи крепкой и дружной семьей, они тяжело переносили эту потерю.

Находясь вблизи гор, Нил, разумеется, больше думал о Крисе, чем в Лондоне, но почему он так разоткровенничался перед Сарой?

Притом его раздражало, что в ответ на его исповедь она не поведала ему ничего существенного о своей семье. Он хорошо знал ее тело, но ее прошлое до сих пор было для него недоступно.

Нил к этому не привык. Как врач, он слышал от женщин много подробностей об их жизни, порой излишних. Барьер же, возникший между ним и Сарой, был чем-то совершенно новым. Ему не нравилась мысль о том, что она, возможно, использует его, как обычно мужчина использует женщину, исключительно ради сексуального наслаждения. Ему это было несвойственно. Ко всем женщинам в его жизни он питал нечто похожее на любовь, хотя всепоглощающей страсти, которая погубила его брата, ему испытать не довелось. Европейцам, по мнению Нила, есть чему поучиться, к примеру, у непальцев. Традиционно их браки заключаются в практических целях.

Если он когда-нибудь женится, то его брак будет основан на крепкой дружбе. В последнее время он уже допускал возможность брака, особенно после встречи с Жераром и Максин. В основе их союза, несомненно, была крепкая дружба, их связывала обоюдная страсть к горам. Общение с ними навело Нила на мысль, что предпочтительней, пожалуй, иметь в жизни спутника, на которого можно положиться, чем оставаться независимым.

Сара села на заднее сиденье такси вместе с Маурин и Делией, чувствуя некоторое облегчение оттого, что они покинули Нагаркот. Сара и Нил направлялись в Бактапур, а остальные пожелали провести остаток времени в комфортабельном отеле в Катманду.

Странно, почему она радуется тому, что покидает место, где они были так счастливы. Внешне ничего не изменилось, но Сара чувствовала какую-то внутреннюю перемену в их отношениях. Нил уже не был таким открытым и расслабленным, каким был по приезде сюда.

Не наскучила ли она ему? – думала Сара, когда машина стала спускаться с холма.

Нил, сидя на переднем сиденье, разговаривал с шофером. Они о чем-то шутили, и, заметив легкую улыбку на его лице, Сара снова почувствовала возбуждение.

Они предавались любви прошлой ночью и еще раз перед завтраком. Все было прекрасно. Его желание обладать ею нисколько не уменьшилось. Но ее тревожило что-то другое, чего она не могла определить. Возможно, собственные ее чувства к нему, их безысходность?

– Должна признаться, я очень соскучилась по горячей ванне, – сказала Делия. – Отдых на ферме был замечательным, но не хватало некоторого комфорта. Вам, молодым, это, быть может, не столь уж и важно, но в нашем возрасте и кровати, и душ, и подходящая еда становятся чрезвычайно необходимыми.

Мужчины были поглощены разговором, и Сара сказала:

– Я не так уж и молода, Делия. Не могу дождаться, когда окунусь в теплую воду.

Маурин, сидевшая между ними, дотронулась до ее руки.

– Для нас вы просто девочка. Как бы мне хотелось быть в вашем возрасте! Старость – это так скучно.

– Быть молодой тоже не подарок, – заметила ее сестра. – Я не люблю вспоминать то время, когда мне было двадцать. Лучшее время для женщины, по-моему, когда ей исполняется тридцать.

– Согласна, согласна, – кивнула Маурин. Она повернулась к Cape. – Вы, дорогая, как раз примерно такого возраста. Возьмите от жизни все, что можно.

Сара догадывалась, что они заинтригованы ее связью с Нилом. Интересно, испытывали ли они когда-нибудь такую же всепоглощающую страсть, которую довелось испытать ей в Нагаркоте? Не встреть она Нила, возможно, никогда бы не узнала, какой сладостной может быть любовь. Даже кратковременная, сказала она себе. Любой опыт любви всегда лучше, чем его отсутствие.

В полдень Сара и Нил уже пили кофе на террасе кафе в центре древнего города, в то время как остальные поехали дальше, в Катманду.

– Пойдем выразим свое уважение королю Бхапатриндре Малле, – сказал Нил, когда они допили кофе.

Он расплатился, взял Сару за руку и повел через площадь, на которой было множество туристов и местных женщин в сари. Статуя одного из королей располагалась на вершине колонны, к которой вела арка несказанной красоты.

– Это одно из чудес света, но не многие готовы потрудиться увидеть его, – сказал Нил. – Золото свидетельствует о том, насколько богаты были короли Малле. Давай осмотрим все изнутри.

Саре было немного неудобно, ведь Нил наверняка видел это место уже много раз. В воротах их остановил солдат и предложил сделать несколько фотографий с ним. Сара была рада сняться с Нилом. Ей давно хотелось сделать снимок на память, но она боялась просить об этом Нила.

Рядом с солдатом Нил казался просто гигантом. Сара быстро сделала пару снимков.

Они поужинали на крыше гостиницы, где группа американских туристов попросила Нила сфотографировать их.

Вернувшись, он сказал:

– Мы могли бы остановиться здесь, но я слышал ваш разговор с Делией, поэтому предлагаю поискать что-нибудь более комфортабельное. С этого момента ты моя гостья, и, умоляю, никаких возражений.

Он сказал это таким тоном, что сопротивляться было просто глупо. Номера в гостинице люкс. Наверно, стоят дороговато, но Нил явно хотел этого, и было бы неприлично отвергать столь великодушный жест. Судя по всему, заработок обозревателя журнала намного превышал ее жалованье.

– Это очень мило с твоей стороны, Нил.

– Скорее эгоистично, нежели мило, – сухо возразил он. – Спальные мешки имеют свою прелесть, но они надоедают. То, что я собираюсь сделать с тобой, было бы невозможно в Нагаркоте.

Пару часов спустя он показал ей, что имел в виду.

Поездка Сары уже подходила к концу, когда в городе стали появляться организаторы, обозреватели и участники Эверестского марафона.

Нил часто брал Сару с собой, чтобы познакомить со своими будущими коллегами. Среди них были и врачи, изучавшие влияние гор на организм человека. Участником марафона оказалась и одна очень привлекательная женщина-офицер. Сара не могла подавить в себе чувство ревности.

Остановились участники марафона в здании старого дворца Рана, в отеле не таком комфортабельном, как «Як и йети», но с романтичным фасадом и большой лужайкой перед ним, где подавали разные напитки.

Иногда они с Нилом ужинали в обществе медиков. После выпитого вина и пива все переходили к анекдотам и шуткам. Однажды, когда один из медиков стал рассказывать весьма сальную историю, Нил вежливо остановил его. Сара была благодарна ему за это.

Но дни неизбежно уходили один за другим, и чувство счастья все больше вытеснялось горьким предчувствием разлуки.

Для Нила после их расставания начнется работа, связанная с марафоном, а она возвратится домой, к жизни, которая теперь покажется еще скучнее, чем прежде.

В последний свой день Сара пошла в отель, где размещалась ее бывшая группа, – убедиться, что время отъезда не изменилось. Сенди встретила ее более дружелюбно, чем в начале путешествия.

Даже заговорила с нею:

– Вы правильно решили покинуть нас. У меня никогда еще не было такой скучной группы. Как вы провели время?

Сара коротко рассказала, где побывала, умолчав при этом, что большую часть времени провела в объятиях мужчины, которого еще две недели назад в глаза не видела.

– Вы будете обедать сегодня с нами? – спросила гид.

– Нет, с моими друзьями.

– Хорошо, тогда до встречи в аэропорту. Как оказалось, Нил постарался, и они обедали одни. Во время обеда он ни разу не обмолвился об их возможной встрече в Лондоне. Он должен был вернуться только через месяц и не загадывал вперед.

– Я бы очень хотел, чтобы ты провела ночь со мной, – сказал он, смотря ей прямо в глаза. – Уверен, ты не пожалеешь.

– Я бы тоже этого хотела, – прошептала она в ответ, зная, что подобное наслаждение ждет ее в последний раз. Она ни с кем никогда не сможет заниматься любовью так, как с Нилом. Если вообще сможет. Ее сердце, ее тело принадлежат ему, сейчас и навсегда.

Утром она проснулась от его поцелуев, но уже не было времени предаваться любви. Ее самолет улетал в девять.

Горничная принесла им ранний завтрак, и Сара приняла душ. Ее рюкзак был упакован. Сара выпила две чашки чая, но есть ничего не стала.

Она жадно впитывала в себя каждое мгновение их пребывания вместе, стараясь, чтобы ее смятение не было заметно.

В такси Нил обменялся парой слов с водителем, затем взял руку Сары и сжал ее. Этот жест немного приободрил ее.

Как обычно, вокруг здания терминала множество мужчин и мальчишек дожидались такси в надежде, что их попросят помочь с багажом. Велев водителю дожидаться его, Нил повел Сару через толпу в относительно немноголюдный терминал.

– Нил, не надо ждать. Я найду остальных. Не стоит тревожиться обо мне, – сказала она как можно спокойнее.

– Чуть не забыл. – Он расстегнул один из карманов на своих походных брюках и вынул свернутый кусок желтого шелка.

Развернув, он накинул его ей на шею и завязал это было традиционное прощание путешественников. Держа ее за плечи, Нил смотрел ей в глаза. Сара не могла понять их выражение.

– Будь осторожна, Сара.

– До свидания… и спасибо.

Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Затем, выполняя ее просьбу, развернулся и пошел прочь из здания.

Глава 7

Когда Сара прилетела в Гатвик, у нее оставалось около часа до поезда, который отвезет ее домой. Она решила позвонить Наоми – узнать, как дела дома.

– Все хорошо. Но я ужасно соскучилась по тебе. Как ты сама-то съездила?

– Великолепно.

– Я буду встречать тебя на станции. Когда приходит твой поезд?

Три часа спустя они встретились на станции и долго обнимались.

– Ты не устала с дороги? – спросила Наоми, когда они отпустили друг друга. – По крайней мере выглядишь ты отлично. Никогда не видела тебя в лучшем состоянии. Путешествия явно тебе на пользу. Как дались походы в горы?

– Я не ходила в горы. Все туристы в группе были намного старше меня, и я от них сбежала. Наоми посмотрела на нее с недоумением.

– То есть как – сбежала? И где же ты скиталась одна?

Сара много думала, рассказывать ли Наоми о том, что с ней случилось. В конце концов решила, что все равно не сможет не поделиться со своей подругой.

– Я была не одна, – сказала она, когда они вышли из здания вокзала. – Я послушалась твоего совета. Появился прекрасный мужчина, и, вместо того чтобы убежать, я кинулась в его объятья.

– Ты шутишь! – воскликнула Наоми, во все глаза уставившись на Сару. – Просто поверить не могу. Я думала, что любовь тебе больше не светит и что твоя жизнь никогда не изменится. Кто он? Где вы познакомились?

– Мы познакомились в самолете. Он остался в Непале, так как приглашен на Эверестский марафон. Нет, не как участник. Он журналист. – Она решила не говорить о его второй профессии.

– Когда он возвращается? Где живет?

– В Лондоне… но я его больше не увижу.

– Почему?

– Трудно сказать. Все было хорошо, пока было, но будущего не предвидится.

– Но почему же? – снова спросила Наоми. -Только не говори, что он женат.

– Если бы он был женат, ничего такого бы не случилось.

– Мужчины не всегда сообщают об этом, – сухо сказала Наоми. Когда-то давно она сама испытывала страсть к женатому мужчине, которая закончилась для нее довольно плачевно. С тех пор она стала циничной по отношению к мужчинам, считая их двуличными.

– Он точно не женат, – уверила ее Сара. – Потому что не сторонник брака. У его брата был неудачный брак, и это отвратило от него Нила. Ему не нужна жена. Он очень привлекателен и пользуется этим.

– Да, у таких свой подход к сексу, – заметила Наоми. – Они не хотят потом всю жизнь расплачиваться. Такие ищут одну, особенную женщину. Но почему ты уверена, что ты – не она?

Они подошли к машине. Наоми открыла свою дверцу, Сара подошла к противоположной. Глядя на подругу поверх автомобиля, она сказала:

– Ему тридцать шесть.

– Ну и что?

– Да перестань… ты же знаешь, сколько мне.

– А он?

– Он не спрашивал, а я не говорила. Скорее всего, он думает, что я года на два-три старше.

Наоми не спешила с ответом: распахнула дверцу, села в машину и потянулась, чтобы открыть дверцу Саре. Когда обе уселись, она сказала:

– Мужчины чаще женятся на женщинах младше себя. Почему бы не сделать исключение?

– Ты прекрасно знаешь почему. Мужчина моего возраста и женщина его возраста могут быть партнерами, в этом нет ничего такого. Это считается нормальным. Но когда женщина старше, это уже ненормально. Они становятся объектом бесконечных обсуждений и сплетен.

– Я бы не обращала на это внимания. – Наоми повернулась к Саре. – Решение расстаться – твоя идея?

– Это получилось взаимно. Когда мы прощались в аэропорту, он не предложил встретиться по возвращении, да и я тоже.

– Но у него есть твой телефон или адрес, если он вдруг решится?

– Точного адреса нет, но он знает, где я живу. Он журналист. И мог бы найти меня… если бы захотел. Но не захочет. Я много думала об этом и пришла к выводу, что мне будет лучше просто вспоминать о проведенном с ним времени. В будничной жизни у нас с ним нет абсолютно ничего общего.

– И что, ты готова все так и оставить? – В голосе подруги звучало неподдельное удивление. Сара некоторое время колебалась.

– Мы провели много времени в постели. Он был прекрасным любовником. Но это не основание для продолжения отношений.

– Может быть, но это хорошее начало. Много отношений расстроилось по причине половой несовместимости. – Наоми завела двигатель. – И если он разбудил твое либидо, то его будет не так-то просто успокоить.

– Возможно. Но я по крайней мере теперь знаю, по чему буду скучать. Это лучше, чем умереть в неведении.

– Ты попадешь на тот свет не раньше чем через тридцать-сорок лет. У тебя осталось слишком много времени на воспоминания. Расскажи мне побольше о нем.

– Я покажу тебе фотографии, когда проявят пленку. Ты получила мою открытку?

– Еще нет. Сколько времени прошло с момента вашего знакомства до того, как он затащил тебя в постель?

– Пара дней. Я немного сопротивлялась. Сейчас мне кажется, что все это происходило не со мной, просто узнала из какой-то книги.

– Но это было, – сказала Наоми. – Мне следовало догадаться, как только я тебя увидела. Только после хорошего секса женщина может так светиться, даже походы по магазинам не дают подобного эффекта. Когда у меня был роман с Филиппом шесть лет назад, люди спрашивали, что я делаю с собой, чтобы так выглядеть. А на самом деле все делал он.

– Да, я помню. – Сара вспомнила то время. Но их роман закончился. Филипп захотел слишком много уступок с ее стороны, сам ни в чем не уступая.

– Ты расскажешь все маме? – спросила Наоми.

– Нет. Это приведет ее в ужас, она же такой борец за мораль! К тому же она не умеет быть одна и боится, что ее бросят.

– Она старый эгоистичный человек. Живет за счет тебя. Они оба. Мэтью еще хуже… Он молодой, полон сил. И ему уже пора самому становиться на ноги, вместо того чтобы приносить домой свои грязные носки и заставлять тебя заботиться о нем.

– Если бы не мама, я бы не поехала в Непал, – заметила Сара.

Наоми фыркнула. Она никогда не меняла свое мнение о Сариной матери и сыне.

– Это единственное доброе дело, которое мать сделала для тебя, – проворчала она. – Я надеялась, что поездка откроет перед тобой новые перспективы. Что ты вырвешься на волю и поживешь для себя.

– Именно так я и поступила.

– На протяжении двух недель. Нечего сказать, огромный срок. Тебе надо продолжать в том же духе. Незачем возвращаться в эту клетку и запирать за собой дверь до следующего счастливого момента, пока твоя мать не выиграет очередную поездку для тебя. Неужели ты не видишь? То, что с тобой произошло… ты ведь об этом мечтала. Миллионы таких женщин, как мы, мечтают об этом каждый день. Прекрасный мужчина появляется из ниоткуда, подхватывает нас на руки и несет к кровати, а может быть, и к новой жизни, к которой мы все так стремимся. Нет, слушай дальше… – Наоми не дала Саре открыть рот.

Они остановились у обочины.

– С большинством такого никогда не случится, продолжала Наоми. – Но с тобой это произошло. И вместо того, чтобы благодарить Бога и воспользоваться случившимся, ты останавливаешься на полпути и поворачиваешь обратно. Возмутительно! Будь я на твоем месте, уж я бы развернулась!

– Продолжать-то нечего. Мы как люди с разных планет, которые встретились в открытом космосе. Убери физическое влечение, и ничего не останется.

– Я не верю в это, – возразила Наоми. – Чтобы ты прыгнула в постель с человеком, который тебе по-настоящему не нравится?! Что за разные планеты?! А-а… он, наверное, с Марса, ну а ты с Венеры. Всегда можно что-нибудь придумать. В чем же еще загвоздка, кроме вашей разницы в возрасте?

– Он совершенно из другой семьи. Лучшей… более образованной…

– Он что, сноб? – перебила Наоми.

– Нет, вовсе нет.

– Тогда почему ты ведешь себя как сноб?

– Нет. Я только констатирую факты. Уж очень разные мы люди. Мой отец был полицейским, и если не напивался в стельку, то лупил всех подряд. Родители же Нила…

И снова подруга перебила ее:

– Ты не отвечаешь за поступки твоего отца. У каждой семьи в шкафу есть свой скелет. Если ваши отношения для тебя что-то значат, то, когда он вернется в Лондон, отправь ему записку с наилучшими пожеланиями, чтобы он знал, где тебя искать. Он свободный журналист?

– Нет, он работает на один популярный журнал.

– Тогда свяжись с ним через редакцию. Пошли ему письмо по электронной почте. Скажи, что вы прекрасно провели время вместе. Спроси, не хотел бы он получить фотографии? Или тебе есть что терять? Худшее, что он может сделать, – это проигнорировать тебя.

В Непале был вечер. Нил пил аперитив с группой участников марафона. Среди них на соседнем стуле сидела женщина-офицер. Она была дружелюбна и очень привлекательна. Как коллега-медик она нравилась Нилу, он находил ее хорошим специалистом. Как женщина она его нисколько не интересовала.

Он заметил, что скучает по Саре. Хотя понимал, что не имеет смысла искать встречи.

Она, очевидно, тоже так считала. То, как она вела себя, когда они прощались, не оставляло в этом никакого сомнения. Интересно, что она сейчас делает? Нил пожалел, что практически ничего не знает ни о ней, ни о ее жизни.

Прошлой ночью ему так не хватало ее в постели. Странным было проснуться и не обнаружить Сары рядом. Сегодня будет то же самое. Но утром предстоит много работы. Завтрашней ночью он будет делить палатку с членами медицинской группы. К концу недели придет в норму, станет, как прежде, частью группы, но не половинкой пары.

Возможно, через месяц, когда он вернется в Англию, ему не захочется искать продолжения их отношений. Она, наверное, думает так же. Однако сейчас Нил чувствовал себя опустошенным, как будто утратил какую-то очень важную часть своей жизни. Впрочем, это естественно. Она была прекрасным партнером, приятной женщиной, так не похожей на вдову его брата. Но это не меняло того факта, что, прежде чем встретить Сару, он жил в согласии с самим собой и, скорее всего, так оно будет и впредь.

Рано утром, спустя неделю после приезда домой, Сара проснулась невыспавшейся и прошла в свой кабинет, который располагался рядом с комнатой Мэтью.

Одетая в теплую пижаму, она села за компьютер. Ей хотелось полазить по Интернету, чтобы хоть немного отвлечься от мыслей о Ниле, Иногда среди ночи она заходила в такие места в Сети, что лучше было бы этого не делать. Однажды она зашла на сайт больницы, в которой работал Нил. В другой раз – на страницу Дома путешественников, в ресторане которого Розе стало плохо.

Однажды ночью она не смогла преодолеть желание узнать, как проходит Эверестский марафон. Но сумела найти лишь описание предыдущего марафона, и ничего не было о том, который ее интересовал.

Сегодняшней ночью она попыталась узнать о Крисе Кеннеди, погибшем брате Нила.

Сара набрала фамилию того, кого искала, и нажала кнопку ввода.

Фотография Криса стала медленно появляться на мониторе. Сначала возник красивый горный пейзаж. Потом появились темные волосы, настолько похожие на волосы Нила, что у нее защемило в груди. Потом лоб и темные брови. И глаза, но не те серые глаза, которые она хотела видеть…

Она долго сидела и разглядывала фотографию, пытаясь понять, чего же такого недоставало в лице Криса, что так привлекало ее в Ниле…

Когда она показала Наоми фотографию Нила с солдатом, ей пришлось выслушать очередную лекцию об абсурдности ее поступка – как можно упускать такого мужчину и не делать никаких попыток соединиться с ним.

Были моменты, когда Сара уже готова была признать правоту Наоми. Но рассудком она понимала, что это не более чем порывы. Будь она одна, возможно, все пошло бы по-другому. Она бы спокойно могла переехать в Лондон. Но если бы даже мать согласилась переехать, согласится ли на это Нил?

Был еще и Мэтью. Одна мысль о том, что Нил и Мэтью станут конфликтовать, лишала ее всякой надежды на счастливое будущее. Даже Наоми предположила, что здесь могут возникнуть трудности. Мэтью никогда не знал своего отца. Его дед умер, когда ему было шесть лет. Он вырос без мужского влияния. Он может не понять свою мать.

Сара знала дату возвращения Нила, и ее не покидала надежда, что он позвонит ей.

Прошла неделя, звонка не было. Должно быть, он очень занят и у него нет времени разыскивать ее, подумала Сара.

Однажды вечером, когда Сара читала, а ее мать смотрела телевизор, зазвонил телефон. Сара взяла трубку. -Алло.

– Сара?

– Да, я вас слушаю.

– Это Нил. Как дела?

– Нил…

Она так долго и безуспешно заставляла себя не думать о нем и не жить несбыточными надеждами… Его голос звучал совсем по-другому. Она даже не узнала его.

– Подожди, пожалуйста, я перейду к другому телефону. – Прикрыв трубку рукой, она обратилась к матери:

– Мам, когда я поднимусь наверх, положи трубку.

Не отрываясь от экрана, мать кивнула. Герои сериала были для нее так же реальны, как соседи или парикмахерша.

Сара взбежала по лестнице и взяла трубку.

– Алло…

Очевидно, он услышал звук телевизора.

– Я позвонил не вовремя?

– Нет, это моя мама смотрит телевизор. Рада тебя слышать. Как ты узнал мой телефон?

– По справочнику. Там числится только девять человек по фамилии Андерсон, и только у одного инициал С., так что особых проблем не было.

– Твоя поездка прошла хорошо?

– Да. Как твои дела?

– Нормально. Дня два ушло на то, чтобы втянуться в привычную жизнь, и теперь кажется, что Непал был давным-давно.

– Может быть, встретимся?

Ночь за ночью, лежа в кровати, она представляла, что он скажет это.

– Сара, ты еще здесь?

– Да, да, – сказала она быстро. – Сейчас я очень занята. Слишком много работы перед Рождеством.

– Как насчет пообедать вместе во вторник? Есть очень хороший французский ресторан всего в паре миль от тебя.

– Я там не была, но во вторник не смогу.

– Тогда давай в среду или в четверг.

– Мм… нет, тоже не смогу. К тому же тебе слишком далеко ехать. Может быть, встретимся, когда я выберусь в Лондон?

– И когда же это будет?

– Может, на Новый год.

– Когда ты последний раз была в Лондоне? – В его голосе чувствовалось раздражение.

– Я не часто туда езжу.

– Ты отказываешь мне, не так ли? Почему? Сара знала, что сказать это будет нелегко.

– Ну… мне кажется, что это ошибочно – продолжать отпускной роман. Ничего не выйдет.

– Звучит как отказ.

– Я так не считаю.

– Зато я считаю. – Раздались короткие гудки. Сара опустила трубку. Она добилась того, чего хотела. Но почему-то вместо облегчения, готова была расплакаться. Через некоторое время, взяв себя в руки, она спустилась вниз.

– Горячего шоколада, мам?

– Да, пожалуйста, дорогая, и бисквит. Они обменивались этими фразами каждый вечер. Одно из тех немногих правил, которые составляли их серую жизнь. Иногда Саре казалось, что, если бы не выходы в Интернет, она бы сошла с ума. Интернет и подруга Наоми были единственными отдушинами в этой жизни, которая, как ей казалось, губит ее. Поездка в Непал сделала ее еще беспокойней.

В своей части родительского дома в Лондоне Нил ходил по комнате на третьем этаже, которая раньше была спальней, а теперь стала его кабинетом. Было дико и обидно, что его впервые отвергла женщина, причем та единственная женщина, которая не давала ему спокойно спать.

Сара настолько недружелюбно разговаривала с ним по телефону, что он отказывался верить услышанному. Почему она охладела к нему?

У него было достаточно времени, чтобы понять: он хочет продолжения их отношений. Если им было так хорошо вместе, то будет безумием не предпринять попытку все вернуть.

Но Сара, похоже, пришла к прямо противоположному решению. Каждое правило имеет исключение, и он чувствовал, что их дружба была именно таким исключением.

Не только умопомрачительный секс, а именно дружба. Встреча с интересным человеком, обладающим к тому же чувством юмора. Им нравились одни и те же шутки, они видели одни и те же смешные стороны в том, что на первый взгляд вовсе не кажется смешным. У них одинаковый взгляд на многие вещи. Но, несмотря на это, она решила положить всему конец, не согласившись даже пообедать с ним.

Когда она унизила его, а потом сказала, что так не считает, он потерял самообладание. А сейчас жалел, что повесил трубку…

Вечером следующего дня Сара мыла посуду после ужина, когда раздался звонок в дверь.

Она никак не ожидала увидеть на пороге Нила.

– Привет еще раз, – сказал он, показывая в улыбке белоснежные зубы. В руках он держал огромный букет красивых роз, укрытых от сырого ноябрьского вечера целлофаном.

– Нил! – Сара почувствовала себя бесформенным ворохом одежды в сравнении с ним, одетым в красивую кожаную куртку, из-под которой выглядывал серый кашемировый свитер.

Переступив через порог, он обнял ее свободной рукой, прижал к себе и поцеловал в губы. В тот же миг все прекрасные чувства, которые она испытала в Непале, вспыхнули в ней с новой силой. Казалось, и не было бесконечных недель разлуки.

– Я бы приехал раньше, но у меня были дела, сказал Нил, все еще прижимая ее к себе.

– Тебе не стоило приезжать, – тихо сказала Сара, понимая, что ей надо избавиться от него, но не находя в себе сил сделать это.

– Почему? – Не дожидаясь ответа, он добавил:

– Ты можешь простудиться. Давай закроем дверь.

Он отстранил Сару и вошел внутрь. Затем передал ей розы и стал снимать куртку.

Вид его мощных плеч, обтянутых кашемиром, заставил что-то перевернуться у нее в груди. Более всего на свете она хотела взять его за руку, подняться с ним в свою комнату и предаться дикой, неистовой любви.

– Где мы можем поговорить? – Нил взглянул на закрытую дверь гостиной, за которой слышался гул включенного телевизора.

– На кухне, – сказала Сара. – Я поставлю розы и сделаю тебе кофе. Они очень красивые. Спасибо, Нил.

Гость последовал за ней на кухню. Сара подвинула ему табуретку, затем достала из буфета высокую вазу.

Она наливала воду, когда Нил заговорил;

– Ты никогда не рассказывала мне о своей жизни. Мне кажется, я должен знать то, что ты утаила от меня. – Он посмотрел на тарелки и чашки в раковине. – Ты с кем-то ела? Кто смотрит телевизор в гостиной?

– Моя мама. Мы живем вместе. Ей семьдесят, и она почти инвалид. Когда меня нет, за ней смотрит наша соседка.

Тем временем Сара наполнила чайник и снова занялась розами.

– Итак, поскольку у тебя нет ни братьев, ни сестер, ты полностью взяла на себя заботы о матери, заключил Нил. – И по этой причине не хочешь общаться с людьми?

– Не то чтобы не хочу. Но ее нельзя надолго оставлять одну. Как видишь, я не настолько свободна, чтобы встать и уйти, когда мне заблагорассудится.

Нил подошел к Саре, повернул ее к себе лицом и посмотрел ей в глаза. В его взгляде не было ничего, кроме тепла. Саре нестерпимо захотелось обнять его, прижаться к его груди и прожить с ним всю оставшуюся жизнь. Но она знала, что это невозможно.

– Ладно, ты не такая свободная, как я, – сказал он тихо. – Это единственная причина, по которой ты хочешь порвать нашу дружбу?

Чайник закипел. Сара была рада, что у нее появился повод отойти от Нила.

– Тебе чай или кофе?

– А что вы пьете?

– Мама горячий шоколад, я – натуральный кофе.

– Натуральный – это хорошо. Ты рассказала матери обо мне?

– Нет. Она не поймет. Она плохо воспринимает современные идеи и образ жизни.

– Визит того, о ком она не знает, удивит ее, – сухо произнес он.

– Я не думала, что ты придешь. Не ожидала снова увидеть тебя.

– Ты действительно полагала, что я не свяжусь с тобой?

– Я не была уверена. – Она искоса посмотрела на него. – А ты? В аэропорту ты так ничего мне и не сказал.

– Тогда я тоже не был уверен. Знал только, что никогда не забуду тебя. Это было больше чем простое влечение, но тогда я еще не знал насколько. Теперь знаю. Я хочу быть с тобой, Сара. Хочу знать о тебе все.

Лучик надежды осветил ее душу. Будет ли у них будущее? Инстинктивно она понимала, что нет. Нил знал только часть проблемы. Было еще кое-что… намного важнее.

В этот момент она услышала голос матери:

– Сара?.. Мне послышался мужской голос, дорогая. Это не Мэтью? Сара опустила голову.

– Это мой друг… мы познакомились в Непале. -Она оглянулась. – Нил, пойдем, познакомишься с моей мамой.

Нил, улыбаясь, вошел в комнату и протянул руку.

– Здравствуйте, миссис Андерсон.

– О… Рада с вами познакомиться. – Долли Андерсон немного подалась вперед от неожиданности, увидев перед собой мужественного незнакомца. Помедлив, она вложила свою пухлую старческую руку в его огромную загорелую ладонь. Сара заметила, как осторожно он пожал ее.

– Извините, что я так неожиданно. Я привез приглашение от моей мамы. Она хочет, чтобы Сара погостила у нас немного. Если хотите, вы можете поехать с нами. Давайте присядем и обсудим это.

Сара была потрясена услышанным. Действительно ли его мать приглашала ее, или он выдумал это?

– Даже не знаю, мистер… э… – в смятении пролепетала старушка.

– Моя фамилия Кеннеди, но, пожалуйста, зовите меня Нил.

Он сел на край софы поближе к ней.

– Видите ли, Нил, я никогда никуда не выхожу, разве что в сад летом. А поехать куда-то – слишком трудно для меня.

– Жаль. А в чем проблема?

О боже, началось, подумала Сара, когда он стал употреблять всякие медицинские термины. Она оставила их одних и вернулась на кухню приготовить кофе и горячий шоколад для матери.

Когда Сара вернулась с подносом, миссис Андерсон рассказывала Нилу о своих хворях, которые Мэтью в шутку называл «кровавыми подробностями».

В какой-то момент она отвлеклась на бисквит, и тут Нил сказал:

– Честно говоря, я не вижу видимых причин так ограничивать себя. Поездка немного взбодрит вас. Я медицинский обозреватель из журнала «Джорнал». Если бы я мог поговорить с вашим доктором, то уверен, он ничего не имел бы против такой поездки. Кто он? Как с ним связаться?

Миссис Андерсон покорно все ему доложила.

– А вы сами доктор? – спросила она.

– Практикующий только по мере необходимости. Ваша дочь чародейка, миссис Андерсон, и теперь я знаю, в кого она такая.

Это было таким очевидным подхалимажем с его стороны, что в другой ситуации Сара расхохоталась бы.

Но мать польщенно заулыбалась.

Пытаясь сохранить трезвость ума, Сара сухо проговорила:

– Нил, тебе не кажется, что сначала надо бы обсудить с твоей матерью, как она отнесется к тому, что приедут два гостя?

Он насмешливо взглянул на нее.

– Сара, я живу под родительской крышей, но не вместе с ними. Я давно ушел из дома, но полтора года назад вернулся, чтобы помогать им. Дом стал для них слишком большим, но они не хотят из него уезжать. Поэтому я переделал верхние этажи для себя и своего деда. Он стал слишком стар для того, чтобы жить в одиночестве.

Он повернулся к миссис Андерсон.

– Я переселюсь к деду. А вы с Сарой погостите в моей комнате. Как вам такой расклад?

– Звучит заманчиво. Вы не поверите, но я никогда не была в Лондоне.

– Правда? Значит, настало время исправить это, ласково произнес Нил. – В котором часу вы обычно ложитесь спать, миссис Андерсон?

– Я полуночница. Сара встает очень рано, а я люблю долго спать, а потом смотрю телевизор. Преимущественно сериалы.

– В таком случае вы не будете возражать, если я украду Сару на часок-другой? Я поселился в отеле на другом конце города. Там есть неплохое кафе, где можно посидеть.

– Я не одета, чтобы идти куда-то, – запротестовала Сара.

– Тогда беги и быстрее приводи себя в порядок, дорогая, – сказала миссис Андерсон. – А я пока составлю Нилу компанию.

Сара в нерешительности топталась на месте. Больше всего ее беспокоило, как бы мать чего-нибудь не рассказала Нилу в ее отсутствие. Миссис Андерсон уже собиралась поговорить о Мэтью, когда Сара ее перебила. Если уж на то пошло, пускай Нил услышит о ее сыне от нее самой.

Глава 8

К тому времени, когда Сара, приведя себя в порядок, спускалась вниз, она чувствовала себя как взболтанная бутылка шампанского, готовая в любой момент взорваться.

Но, войдя в гостиную, она не заметила на лице Нила никаких признаков того, что он услышал нечто неожиданное.

– Я не стану сильно ее задерживать, миссис Андерсон, – сказал он, вставая.

– Сара взрослая женщина, мой дорогой. Я ее не неволю, – сказала мать.

– В таком случае спокойной вам ночи. Было очень приятно познакомиться.

– Лицемер, – сказала Сара, гневно глядя на Нила, когда они прошли в прихожую за его курткой.

– Почему ты так думаешь? – спросил он, когда они уже вышли из дома.

– Потому что между вами огромная пропасть. У вас не может быть ничего общего.

– На самом деле у нас есть нечто общее – ты, – спокойно возразил Нил. – Достаточно для начала.

– Для какого такого начала? Нил открыл Саре дверцу машины и, сев за руль, тихо спросил:

– Я не нужен тебе, Сара?

Он не дождался ее ответа. Через мгновение она была в его объятьях, целуя его с такой страстью, с какой совсем недавно выливала свою злость.

Вначале она сопротивлялась и била его кулаками по плечам, тщетно пытаясь оторваться от его губ. Постепенно ее тело наполнилось желанием, она расслабилась в его руках, губы стали мягче, уступили поцелую и наконец ответили на него.

Он оторвался первым и прошептал:

– Ты хочешь меня, Сара, ты хочешь меня так же сильно, как я тебя.

Они подъехали к отелю, единственному хорошему отелю в городе. Сара была в нем только однажды, когда Наоми организовывала рождественский фуршетт для постояльцев. Перед отелем была стоянка для машин, приехавших ненадолго, а за ним – большая площадка для тех, кто собирался побыть здесь подольше. Нил повел машину за здание.

Они вошли внутрь. Сара очутилась в атмосфере шикарного отеля, в котором все было направлено на то, чтобы привлекать богатых туристов. В вестибюле было тепло, пахло сигарами и дорогими духами. Вспомнив, где находится бар, в котором она была с Наоми, Сара направилась к нему, но Нил поймал ее за руку и повел к открывшимся дверям лифта.

– Поговорим в моем номере. Там будет спокойнее.

Сару это предложение не обрадовало, но прикосновение его руки было таким теплым и нежным, что она не сопротивлялась.

Подведя ее к дверям номера, Нил открыл их пластиковой карточкой.

По Сариным меркам это был номер люкс, с огромным диваном и двумя креслами, стоящими около низкого столика. На подушке кровати лежали шоколад и свежий цветок.

Нил помог Саре снять пальто, тепло посмотрел ей в глаза и улыбнулся.

– Прости за спонтанный поцелуй в машине. Я не смог удержаться… со мной это бывает редко.

– Я тоже не удержалась, – призналась Сара. -Но это все равно дела не меняет – тебе не следовало приезжать сюда. У нас нет будущего, Нил. Тебе это известно так же хорошо, как и мне.

Он положил руки ей на плечи.

– Я в этом не уверен. Знаю лишь одно: мы хотим друг друга. В тот миг, как я увидел тебя, мне захотелось отнести тебя в постель, именно это я и собираюсь сделать… незамедлительно.

– Нет, не надо… – начала было она, но ее протест не был принят. Его руки обхватили ее, его губы закрыли ей рот. Ее сознание сопротивлялось, но тело уже не было ей подвластно.

Это было сумасшествие. Это было не правильно. Это только все усложняло, но она уже не могла сопротивляться.

Когда Нил пошел в душ, Сара села, посмотрела на разбросанную одежду, смятую кровать, на которой они предавались безумной любви. Я сошла с ума, подумала она.

Нил вернулся обернутым в полотенце, подошел к тумбочке и достал оттуда сложенный махровый халат. Бросив его на кровать, он сказал:

– Может быть, наденешь? Я собирался позвать горничную. Хочешь чего-нибудь выпить? Вина, например?

Конечно, халата Ника был великоват для нее, но было приятно, пусть хоть на короткое время, ощутить его на себе. Нил набрал какой-то номер по телефону и, глядя в меню, лежащее на столике, заказал холодную говядину и горячие сандвичи.

– Ты можешь позвонить маме и сказать, что задержишься на ночь, – сказал он.

– Ты же знаешь, что это невозможно.

– Неужели? – Он лег на кровать и, взяв ее руку, прижал ладонью к своей щеке. – Совсем невозможно?

Она отдернула руку.

– Я не могу оставить маму одну. Она понятия не имеет, что мы… что между нами что-то есть. Это будет ужасным шоком для нее. Она – консерватор.

– Проводя большую часть времени у телевизора, она не может быть консерватором. Сериалы не отстают от жизни.

– Это совсем не одно и то же. Короче, мне надо одеваться.

– Надо ли? Мне нравится, когда ты раздета и я могу в любой момент дотронуться до твоего тела. – Он демонстративно сунул руку ей под халат и прикоснулся к груди.

Сара отскочила, будто до нее дотронулся незнакомец. А ведь еще недавно она хотела, чтобы он вечно ласкал и целовал ее.

– Не распускай руки, – сказала она и, подняв свою одежду, направилась в ванную.

Сквозь шум воды Сара услышала, как пришел официант и принес заказ. Она дождалась, пока он сказал: «Спасибо, сэр. До свидания, сэр», и вошла в комнату.

На столике стояли поднос с бутылкой вина в ведре со льдом, один бокал, золотистая тарелка с мясом и тарелка с горячими сандвичами, окруженными дольками лимона и черными маслянистыми оливками. Все выглядело очень аппетитно.

Нил наполнил бокал вином и протянул его Саре.

– Это же твой бокал.

– Я возьму из ванной.

Ее взгляд скользнул по его широким плечам и узким бедрам, обтянутым полотенцем. Она знала, что смотрит на него так, как мужчины смотрят на молоденьких девушек.

А может, это не более чем страсть, вызванная затянувшимся воздержанием? Может, она сама себя обманывает и ее чувства к этому мужчине не столь уж сильны?

Нил вернулся из ванной, налил себе вина и предложил ей блюдо с сандвичами.

Сара взяла один сандвич и отпила немного вина.

– Нил… то приглашение, о котором ты говорил… мне кажется, что ты все придумал.

– Зачем мне это?

– Я не знаю… может, импульсивно.

– Я не импульсивен. Мне хотелось, чтобы ты поехала отдохнуть на выходные. Если иначе невозможно, то с матерью. Кстати, ей это тоже полезно. Я могу заехать за вами рано утром.

– Нет, если мы поедем, то на поезде.

– Ну что, решено?

– Я не знаю, мне надо подумать. – Сара отпила еще вина. – Я немного боюсь. В Непале было одно, а сейчас, дома, все по-другому. Ты понимаешь, о чем я.

Нил поставил стакан и подвинулся с Саре.

– Нет, не понимаю. Объясни. – Он казался действительно обеспокоенным.

Сара набрала в легкие побольше воздуха и выдохнула:

– Я старше тебя.

– И это все? – Он облегченно вздохнул, будто ожидал услышать что-то более шокирующее. -Это и есть проблема? Ты на пару лет старше, ну и что?

– Больше чем на пару, Нил. На одиннадцать.

– Тебе сорок семь? Никогда бы не подумал. Я думал, сорок… может, сорок один. У тебя хорошие гены. Они могут приостанавливать старение., Сара откинулась на спинку стула.

– Ты так говоришь, будто это ничего не значит.

– А разве значит?

– Мужчина может быть старше, но не женщина.

– Этот аргумент не стоит и выеденного яйца. В нашем обществе сильны предрассудки. Но думающие люди могут сами определять свое поведение и свои поступки. Мне кажется, тебе просто неудобно, что у нас такая разница в возрасте.

Сара хотела было сказать, что с годами разница в возрасте становится все более заметной, но тут в голове ее мелькнула мысль, что, возможно, Нил не рассчитывает на столь долгие отношения.

– Мне надо идти.

– Хорошо. Выпей еще вина, а я пока оденусь. Он хотел наполнить ее бокал, но Сара остановила его.

– В этом нет необходимости. Я возьму такси.

– Не пойдет, – мягко произнес Нил. – Я привез тебя сюда, я и отвезу тебя домой.

Он взял ее за подбородок и поцеловал. Сара смотрела, как он одевается, просовывает руки в рукава свитера и затем резким движением надевает его через голову. Точно так же делает Мэтью. Она до сих пор не сказала ему о сыне…

– Когда ты уезжаешь?

– После того как мы позавтракаем завтра. Я заеду за тобой к девяти. Уверен, что твоя мать не будет против.

Нил не стал провожать Сару до двери. Поцеловав ее и пожелав спокойной ночи, он остался в машине, наблюдая, как она шла к дому, и завел двигатель только после того, как Сара закрыла за собой дверь и включила свет в прихожей.

Телевизор стоял в гостиной, и Сара с порога заметила, что он выключен. Впервые на ее памяти мать не смотрела фильм.

– Это ты, дорогая? Хорошо провела время? – Мы пили вино с сандвичами, – коротко сказала Сара. – Нил хочет встретиться со мной завтра, мама. Где-то с девяти до трех. Ничего, если я пойду?

– Конечно, иди, дорогая. Мне он очень понравился.

– Мы просто друзья. Мам, ты рассказала Нилу о Мэтью?

– Не помню, а ты?

– Пока нет. Почему ты не смотришь телевизор?

– Смотрела, но очень уж качество плохое. Ты выглядишь уставшей. Иди спать, ты ведь не хочешь, чтобы завтра у тебя были мешки под глазами?

Вернувшись к себе в номер, Нил включил телевизор и стал смотреть новости CNN. Он налил себе вина и во второй раз за этот вечер разделся.

Глядя на экран, где показывали международные новости, Нил думал о Саре и ее невеселой жизни.

Разница в возрасте в самом деле не имела для него значения. Но неизвестно, как примет Сару его семья. Родители пережили такую трагедию, связанную с женитьбой Криса и его гибелью, что Нил не хотел больше травмировать их. К тому же Сара по-прежнему не до конца откровенна с ним. Это сильно его беспокоило. Казалось, она не доверяет ему.

Так или иначе, завтра ей придется все ему рассказать. Иначе он сам скажет, что знает о ребенке.

Следующим утром, лежа в ванне, Сара решила, что сегодня она выложит все карты на стол. Если это оттолкнет от нее Нила, что ж, значит, так тому и быть. Если он не настроен на длительные отношения, то его особо не встревожит ее прошлое. Но если он относится ко всему серьезно, как ей иногда казалось, то предугадать его реакцию невозможно.

И реакция Мэтью на Нила тоже неизвестна. Слава богу, его пока что нет дома, но он как раз должен вернуться. Вряд ли он поощрит ее отношения с Нилом. Даже мнение ее матери может измениться, узнай она все. Мать всегда легко поддавалась влиянию. Если Мэтью ополчится на Нила, то и не чающая в нем души бабушка, без сомнения, присоединится к нему.

Сара оделась и аккуратно сделала себе макияж. Надев фартук, она приготовила матери завтрак.

Прежде миссис Андерсон из года в год готовила любимые блюда для мужа. После его смерти она вообще перестала готовить, предоставив это Саре, которая старалась обеспечить им обеим сбалансированную диету. Но сидячий образ жизни, который вела ее мать, и слабость к бисквитам не позволяли ей потерять вес.

Сара стояла у окна гостиной и видела, как машина Нила остановилась возле их дома.

– Нил приехал, мама. Я пойду. Пока. – Она поцеловала мать и заторопилась к выходу.

Не заходя в дом, Нил ждал ее возле машины.

– Я тут подумал, что было бы неплохо поехать за город прогуляться, – сказал он. – Эти туфли подходят для прогулок?

На ней было платье, которое она надевала на встречи с богатыми клиентами. Сара не любила обувь на высоких каблуках, но сегодня ее туфли совсем не подходили для загородных прогулок.

– Я надену другие. Буду через несколько минут. -Она не хотела, чтобы Нил виделся с ее матерью до тех пор, пока сама не расскажет ему всю правду.

– Захвати кофту. Она может тебе пригодиться, крикнул он ей вслед.

Когда они сели в машину, Нил очень нежно поцеловал ее.

– Доброе утро. Ты прекрасно выглядишь.

– Как бизнес-леди, – улыбнулась Сара. – Куда мы направляемся? Ты не говорил мне, что знаешь наши края.

– Я – нет, но портье знает. Я сказал ему, что хотел бы прогуляться с человеком, которого не интересует пасущееся стадо. Он объяснил мне, где можно погулять. Я скучал по тебе этой ночью. -Держа одну руку на руле, другой он нежно пожал ее ладонь.

– Я бы с удовольствием осталась… Нил, мне давно нужно было кое-что рассказать тебе.

– Давай сначала доедем до места. Потом я буду весь внимание, – сказал Нил.

Сара прекрасно знала место, куда они направлялись. Живописнейший пейзаж – тихая заводь на фоне холмов. Если они в самом деле едут туда, значит, судьба сыграла с ней злую шутку: однажды она уже была там с человеком, который значил для нее не меньше, чем Нил.

Машина остановилась возле деревушки.

– По моим расчетам, пройдя через деревню, мы выйдем к реке.

Они подошли к тропинке, и Сара залюбовалась открывшимся видом: речная гладь отражала неяркое осеннее солнышко.

– Красиво, – сказал Нил. – Куда пойдем? Направо или налево?

– Направо.

– Я полагаю, ты была здесь раньше.

– Да, но очень давно. Мне еще не было двадцати, когда я приехала сюда впервые. Нил взял ее за руку.

– Что ты хотела мне рассказать? Сара проглотила комок в горле.

– Я никогда не была замужем… но у меня есть сын.

Его пальцы сжали ее руку.

– Что случилось с его отцом?

– Он разбился на мотоцикле. Его звали Мэтт. Он жил в соседнем доме. Я знала его всю жизнь, но мой отец не одобрял наших отношений. Он вообще не очень любил людей. Отец был сложным человеком и вел себя как семейный патриарх. Его мнение было законом.

– За что твой отец не любил парня?

– Мэтт был молод и, возможно, диковат… как, впрочем, все ребята в его возрасте. Мой отец почему-то считал его негодяем, а он был очень хороший. И всем нравился.

– Ты любила его? – тихо произнес Нил.

– Думаю, да. Когда отец не пускал его ко мне, я была по-настоящему несчастна.

– Твоя мать тоже не любила Мэтта?

– Она очень его любила, но боялась отца, – ответила Сара, запинаясь.

– Ты тоже боялась?

После короткой паузы она сказала:

– Да. Я порой даже радуюсь, что он погиб… Мэтью не должен был расти в такой обстановке. Теперь я точно знаю, что ненавидела отца. Но когда я была моложе, то чувствовала к нему искреннее уважение и страх.

– Не понимаю, как же вам с Мэттом удавалось встречаться?

– Мы встречались, когда отец уезжал по делам. Иногда я уходила из дома на ночь, когда мама уже спала. Я не любила делать это обманным путем, но и не понимала, почему не могу веселиться так же, как другие девушки. И вот однажды, когда меня не было с Мэттом, с ним произошел несчастный случай.

Сейчас она уже могла говорить об этом спокойно, хотя думать о внезапно оборвавшейся жизни молодого любимого человека было тяжело.

– Он пролежал в реанимации три дня. Потом умер. Возможно, это было к лучшему. Он получил страшные повреждения ног. Меня не пускали к нему. Вся улица, за исключением моего отца, сожалела о его смерти. Мама тоже… все женщины, которые его знали, плакали.

– О, Сара. – Нил обнял ее и прижал к себе. – Сколько тебе было, когда это произошло?

Она положила голову ему на грудь, благодарная за понимание.

– Мне было семнадцать, почти восемнадцать. Через две недели после похорон Мэтта я поняла, что беременна. Мы были близки всего пару раз, и Мэтт сказал, что все будет нормально, но, как видишь, он ошибся. Шесть недель я жила в страхе, что скажет отец, когда узнает. Даже хотела уйти из дома. Но мне некуда было идти, и я знала, что случается с девушками, которые уходят из дома без денег. Поэтому я ждала до тех пор, пока не стало заметно. Потом мне пришлось ему все рассказать.

Она высвободилась из объятий Нила, ее лицо было спокойным.

– Но зато я была уверена, что в таком положении он меня не выгонит, так как это вызовет осуждение сослуживцев. Я оказалась права, но, Боже, в какой он был ярости! После этого он стал полностью меня игнорировать. До конца жизни он так и не заговорил со мной. Даже когда я вышла из больницы с Мэтью, он не замечал внука, как будто его вовсе не было. Мало кто на такое способен.

– Мне кажется, у твоего отца было психическое расстройство, скорее всего излечимое.

– Есть еще одна неприятная вещь, о которой я должна тебе рассказать, – с трудом проговорила Сара. – Через несколько лет после смерти отца в полицейском участке было проведено расследование по поводу жестокого обращения с подозреваемыми. Он фигурировал в этом деле. Мне кажется, он срывал зло на людях, которых приводили на допрос.

Нил положил обе руки Саре на плечи. – Все в прошлом, дорогая. Я рад, что ты мне все рассказала. Я знал, что ты от меня что-то скрываешь, и о твоем ребенке тоже знал.

– Знал? Как ты мог знать об этом?

– У тебя на животе едва заметная пигментация. Она всегда появляется на ранних стадиях беременности. У некоторых женщин проходит сразу после родов, у некоторых остается навсегда. Я заметил это, когда мы в первый раз предавались любви.

– Ты, наверное, подумал, что я очень скрытная? – сказала она еле слышно.

– Нет… Я догадывался, что ты пережила какую-то травму, о которой можешь рассказать только человеку, которому полностью доверяешь. Я рад, что оказался таким человеком. – Он поцеловал ее в лоб.

– Это неприятная история. Я не хотела посвящать в нее тебя.

– Почему же? Ты стала жертвой обстоятельств. Если бы Мэтт не погиб, ты бы вышла замуж и жила бы счастливо, несмотря ни на что. И была бы сейчас здесь с ним, а не со мной.

– Возможно. Хотя я вовсе не уверена, что любила бы его до сих пор. По-моему, это было всего лишь влечение.

– Мэтью похож на отца?

– Да, внешне он его полная копия. Но характер у него совершенно другой. Мэтт ненавидел школу и ушел из нее при первой же возможности. Мэтью же намного умнее. Сейчас он поступил в университет.

– В какой? – спросил Нил.

– В последнем письме он сообщил, что это университет в Патагонии. И что домой он приедет на Рождество. Мэтью уехал из дома в прошлом году, сказав, что хочет посмотреть мир. Это был долгий год для нас… меня и мамы.

– Рисковый парень. Скоро он сам все вам расскажет, – с улыбкой сказал Нил.

– Надеюсь. Но я не уверена, что он обрадуется, узнав, что я общаюсь с человеком, который всего на семь лет старше его. Ему уже двадцать девять, Нил. Он ближе тебе по возрасту, чем я.

Глава 9

– Как он воспринимал твои отношения с другими мужчинами? – спросил Нил.

– Их было немного. Он вообще не знал о них.

– И до сих пор думает, что его отец был единственным мужчиной в твоей жизни?

– Думаю, да.

– В таком случае если он любит тебя, то постарается понять. Это противоестественно, если у женщины нет мужчины. Особенно у такой, как ты.

– Я не думаю, что дети, даже взрослые дети, могут смириться с тем, что их родителям нужна личная жизнь. Особенно это касается отношения сыновей к матерям. Они не видят в матери женщину.

– Может быть, но рано или поздно им приходится пересмотреть свои взгляды. Я уверен, что Мэтью достаточно повзрослел и будет желать тебе только счастья.

– Надеюсь, – произнесла она неуверенно.

– Чем он занимается в жизни?

– Пока ничем. У него была хорошая стипендия… достаточная для того, чтобы снимать комнату и учиться в аспирантуре. Он повышал свою квалификацию до двадцати пяти лет, а потом начал искать работу. Но ему не удавалось найти ничего такого, что было бы по душе. Большая конкуренция. Он перепробовал много перспективных работ, но ни одна не показалась ему достойной. Сейчас решил взять на год академический отпуск. Мы надеемся, что за это время его поиски увенчаются успехом.

– В какой области он специализируется? – спросил Нил.

– Он хочет заняться политикой, но не как член парламента, а быть как бы за кулисами. В эту сферу очень сложно попасть…

– Почему его привлекает политика? Он идеалист? Хочет изменить мир, сделать его лучше?

– А кто не хочет этого? – удивленно спросила Сара.

Сара заподозрила, что Нил иронизирует. А любая, даже самая безобидная критика в адрес Мэтью заставляла ее вставать на защиту сына. Возможно, это был просто материнский инстинкт, ведь она знала, что он далеко не идеален.

– На Мэтью повлиял один парень, – продолжала Сара. – Сейчас ему уже за тридцать, и он стал первым секретарем премьер-министра.

– Я читал о нем, – сказал Нил. – Он всегда отирался среди людей в правительственных кругах, которые обладают реальной властью. Партии приходят и уходят, но государственные служащие остаются и продолжают манипулировать новым набором марионеток.

– Ты слишком циничен.

– Я встречал очень много такого рода влиятельных людей. Это отнюдь не сливки общества. Может быть, знакомство с миром изменит взгляды и стремления Мэтью.

– Может быть. – У Сары появилось нехорошее предчувствие, что Мэтью и Нил не сойдутся.

– Откуда он взял деньги на свою поездку?

– Когда карьера ему не удалась, он взялся за хорошо оплачиваемую работу, за которую никто не берется.

– Молодец, – сказал Нил. – А семья его отца? Они оказывали тебе поддержку?

– Вскоре после гибели Мэтта они переехали в другой город. Его мать не могла больше жить здесь. Позже, после смерти моего отца, я решила их разыскать. Мне казалось, что новость о рождении Мэтью должна как-то помочь им. К моему удивлению, я узнала, что они развелись и живут отдельно друг от друга. Я пыталась встретиться с матерью Мэтта, но она не захотела меня видеть. До сих пор не понимаю, почему.

Нил обнял ее за плечи.

– Да, тебе пришлось немало пережить. Удивительно, как ты все это выдержала. Ты очень сильная женщина, Сара. Ты доказала это. Не все способны на такое.

Он заключил ее в объятия и нежно поцеловал.

– Становится холодно, давай вернемся в отель.

Вернувшись, они выпили по чашке кофе в общем зале. Зал был отделан в стиле провинциальной библиотеки: стены обиты деревом, вдоль них стеллажи со старыми книгами в кожаных переплетах.

Сара неожиданно увидела знакомую женскую фигуру. Наоми появилась в сопровождении мужчины лет пятидесяти. Сара узнала его, это был местный бизнесмен.

Наоми тоже увидела подругу. И, удивленная, направилась к ней.

– Привет… не ожидала встретить тебя здесь. Ройс, познакомься, это мой деловой партнер Сара Андерсон.

Он протянул руку.

– Мое почтение, мисс Андерсон. Гадая, что связывает его с Наоми, Сара пожала ему руку и улыбнулась.

– Мистер Беринг – председатель ассоциации наших тузов промышленности и уважаемый член совета города, – сказала она, повернувшись к Нилу, а затем обратилась к Берингу:

– Мистер Кеннеди приехал из Лондона. Он известный журналист.

Пожимая руку Нилу, Ройс Беринг произнес:

– Ваше лицо мне кажется знакомым. Ах да, вы пишете для «Джорнал». Моя мать больше верит тому, что пишете вы, чем тому, что ей советует врач. Она иногда посылает мне вырезки ваших статей, полагая, что они могут решить мои проблемы со здоровьем.

Нил засмеялся.

Ройс продолжил, повернувшись к Саре:

– Я встретил вашего компаньона на очень скучном городском приеме. Мы собирались посидеть здесь и обсудить кое-какие дела. – Он улыбнулся Нилу. – Что занесло вас в такую глушь, мистер Кеннеди? Дело или личные интересы?

– Личные интересы. – Нил с улыбкой поглядел на Сару.

– В таком случае не будем мешать. Рад был познакомиться. – Беринг взял Наоми под руку и повел к свободному столику в другом конце зала.

Когда они ушли, Нил сказал:

– Мне понравилась твоя подруга, очень симпатичная, а вот он… В нем есть нечто отталкивающее. Не находишь?

– Возможно, ты прав, но Наоми умеет обращаться с такими типами.

– Как вы познакомились?

– На курсах для будущих мам. Наоми была замужем, но недолго. У нее есть дочь. Ты заметил, что она хорошо выглядит, а ведь она уже бабушка. Ее дочь Элис родила год назад.

Сара тут же пожалела о сказанном. Не желая того, она намекнула, что сама скоро может стать бабушкой.

Но Нил явно думал о другом.

– Сейчас половина первого, а я заказал столик на половину второго. Давай пока поднимемся в номер.

В лифте Нил сказал:

– Я сегодня разговаривал с мамой. У них на эти выходные что-то назначено, но следующие пока свободны. Что ты об этом думаешь?

– Мы ничего не планировали на выходные.

– Теперь все должно быть по-другому. Тебе надо встречаться с людьми… развлекаться. – Он погладил ее по щеке. – Я хочу дать тебе то, чего ты была лишена.

Когда дверь комнаты закрылась за ними, Нил стал медленно и нежно целовать Сару, пробуждая в ней желание и страсть.

– Давай не будем спускаться, – прошептал он Саре на ухо. – Я закажу все сюда. Ведь те две недели, что мы не увидимся, будут очень длинными.

– Мы не сможем заниматься этим в доме твоих родителей, – сказала она.

Нил смахнул пряди волос с ее лба.

– Ты будешь не у них дома, а в моей квартире. Я все продумал. Я пропишу твоей матери снотворное и, когда она заснет, приду к тебе.

Эта шутка напомнила ей, какими веселыми и беззаботными были их отношения в Непале, Нил приехал в Лондон с несколько просветлевшей головой. Теперь ему было понятно, почему Сара отвергла его тогда по телефону. Но то, в чем она видела непреодолимые трудности, он воспринимал как пустяки.

Если кто-то и мог помешать им, то, скорее, ее сын, а не престарелая миссис Андерсон. Из того, что Сара рассказала о Мэтью, Нил понял, что молодой человек, судя по всему, бездельник, что он, возможно, и яркая личность, но ленив – из породы тех, кто, если им позволить, будет всю жизнь стремиться к самосовершенствованию, вместо того чтобы добывать себе средства к существованию. Уезжать на год путешествовать в его двадцать девять… Парень должен был бы снять груз забот с плеч матери, а не разъезжать по Южной Америке.

На следующий день утром к Саре пришла Наоми.

– Ты не говорила мне о делах с компанией Ройса Беринга, – обратилась к ней Сара.

– Их и не было… до тех пор, пока я его не встретила. Мне пришло в голову, что если мы его заинтересуем, то сможем получить место в «Желтых страницах» легче легкого. А что ты думаешь о нем?

– В нем слишком много шарма. Нилу он не очень понравился.

– А я не могла поверить глазам, когда увидела твоего Нила.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты говорила, что он великолепен, и на самом деле… В Ниле есть что-то такое… неуловимое, что фотография не показывает. Не хочу опускать тебя с небес на землю, но не надейся, что ваши отношения будут длиться вечно, просто наслаждайся, пока это есть.

Сара уже привыкла к бесцеремонности подруги.

– Я не витаю в облаках. И вовсе не рассчитывала снова увидеть его после нашего прохладного прощания в Непале. Когда он позвонил мне из Лондона, я объяснила ему, что все кончено. Но он все равно приехал – Да, он сходит по тебе с ума. Но мужчина сходит с ума по женщине… а затем в один прекрасный момент его чувства остывают. Я не хочу, чтобы тебе было больно, Сара, у тебя в жизни и так было много неприятностей.

– Ройс Беринг сказал что-нибудь по поводу нашей разницы в возрасте?

– Нет, он вообще как-то стушевался. В окружении других членов городского совета, с их жирными щеками и животами, он выглядит как скаковая лошадь в стаде коров. Но рядом с твоим парнем он явно проигрывает. Потому и постарался побыстрее ретироваться.

– Ты собираешься что-то иметь с ним? – спросила Сара.

– Что ты такая любопытная? С ним весело. Мы хорошо провели время. И между прочим, из меня получилась бы превосходная миссис Беринг.

Наоми отпила кофе и посмотрела на Сару поверх чашки.

– Надо брать свое, пока это возможно.

Сара думала о словах Наоми по пути в Лондон. Миссис Андерсон, как ребенок, получала наслаждение от поездки в поезде. Она смотрела на проплывающие за окном пейзажи как на нечто экзотическое. Она наслаждалась каждым кусочком за ланчем, который им подал молодой официант, и доверчиво призналась ему, что это первая ее поездка в жизни.

Когда поезд подъехал к Лондону, она с трудом сдерживала восхищение. По настоянию Нила Сара позвонила ему на мобильный телефон и сообщила номер вагона. Нил встретил их на платформе, разложил кресло-каталку и получил багаж. Провезя миссис Андерсон через толпу на перроне, он помог ей сесть в такси.

Саре было непривычно чувствовать мужскую заботу. Пока такси везло их по запруженным улицам города, Нил рассказывал миссис Андерсон о достопримечательностях, мимо которых они проезжали. Случайно поймав на себе теплый взгляд Нила, Сара подумала, что Наоми, возможно, все же ошиблась в своем прогнозе.

Молодой человек на улице с взъерошенными волосами и рюкзаком, заброшенным за плечо, напомнил ей о Мэтью, и огонек оптимизма в ее душе снова погас. Что, если они с Нилом не сойдутся?

Через полчаса такси остановилось у красивого дома в самой элегантной, как показалось Саре, части Лондона.

– С моей семьей вы встретитесь позже. Думаю, сперва вам захочется отдохнуть и разобрать вещи.

Лифт поднял их наверх. Показав миссис Андерсон ее комнату, Нил провел Сару по узкому коридору в другую спальню. Войдя, он положил ее чемодан и взял Сару за руки.

– Ты скучала по мне?

– Да, – честно призналась она.

– Я тоже. Давай опробуем кровать.

– Мы не можем… – ошеломленно сказала она, прежде чем поняла, что Нил ее дразнит.

– К сожалению, пока нет, но позже… Он прижал ее к себе и поцеловал. Обхватив Нила за шею, она прильнула к его губам, зная, какой эффект это может вызвать. Нил ответил на ее порыв.

– О боже, я хочу тебя, – прошептал он, покрывая поцелуями ее шею. Но тут же взял себя в руки. Лицо его стало спокойным, и только предательски подрагивающая щека выдавала борьбу, которую он вел с собой.

Сара упала на диван, чувствуя себя так, будто ее подхватил ураган.

– Я вернусь через полчаса, – ровным голосом произнес Нил и вышел из комнаты.

Обстоятельства сложились так, что его родители должны были уехать утром и вернуться к вечеру, так что у гостей была возможность ознакомиться с их жилищем заранее.

Огромная комната на первом этаже была похожа на зал в гостинице, где останавливался, Нил, когда приезжал к Саре. Вдоль стен, на которых висело множество картин, стояли книжные шкафы. На полу лежал мягкий восточный ковер. В комнате было много свежих цветов, вообще вся атмосфера, царившая в доме, указывала на то, что люди, живущие здесь, намного интеллигентнее и образованнее семьи Андерсон.

Стеклянная дверь вела из комнаты на большую террасу, с которой открывался вид на типичный лондонский садик; какая-то женщина подстригала там деревья.

Они уже закончили пить чай и Нил сидел рядом с миссис Андерсон, показывая и комментируя ей прекрасные иллюстрации из книги о Катманду, когда открылась дверь и вошла высокая женщина. На ней были брюки, кашемировый свитер и жакет с огромной брошью на воротнике. В ее темных волосах была заметна легкая седина.

– Сара! – Она с распростертыми объятьями устремилась через всю комнату к Саре, которая в это время рассматривала картину. – Извини, что меня не было, когда вы приехали. Мне так хотелось познакомиться с тобой.

Она взяла руки Сары и сжала их теплыми, нежными пальцами.

Столь же доброжелательно отнеслась она и к миссис Андерсон, которую представил ей Нил.

Вскоре к ним подошел отец Нила. Они с сыном были очень похожи, но более всего Нил походил на деда, который присоединился к ним, когда они пили аперитив перед ужином.

– Значит, вы и есть та девушка, которую мой внук встретил в полете? – спросил он и, взяв за руку, притянул ее к себе.

По сравнению с ним она, конечно, девушка. Если бы это было так…

– Давайте присядем вон там. – Он показал на софу, стоящую возле окна. – К сожалению, я немного глуховат, и разговаривать с человеком, когда вокруг шумно, мне трудновато. Слышал, что вы занимаетесь компьютерами. Я много времени провожу в Интернете. На самом деле я, можно сказать, путешествую по миру, пользуясь сайтом Глобал-тур. Скажите, что вы думаете о…

Они были поглощены общением друг с другом, когда их потревожил Нил, налив им белого вина.

– О чем вы тут сплетничаете? – улыбаясь, спросил он.

Дед Нила с трудом поднялся.

– Простите, Сара, что украл вас. Пойду поговорю с вашей мамой.

Нил сел на место деда.

– Ну, теперь ты чувствуешь себя более свободно?

– Что, неужели заметно?

– Честно говоря, да. Совсем недавно ты была комок нервов.

В этот момент в комнату вошла служанка.

– Когда подавать ужин, мистер Кеннеди?

– Прямо сейчас, миссис Хейг. – Мать Нила поднялась и предложила всем пройти в соседнюю комнату с темно-красными обоями.

Обеденный стол был круглой формы. Сара села между Нилом и его отцом, а ее мать – между отцом Нила и дедом. Еда была превосходной, миссис Хейг разместила блюда в центре стола так, что все передавали их друг другу по кругу.

Сначала были чесночные сырники с грибами, потом лосось с тушеными овощами. На десерт подали восхитительный яблочный пудинг, который буквально таял во рту.

Миссис Андерсон обычно ела молча, и Сара была сильно удивлена тем, что ее мать оживленно беседовала в течение всего ужина. Очень стеснительная, сейчас она участвовала в разговоре даже активней, чем Сара.

После ужина они остались вдвоем в комнате миссис Андерсон.

– Как жалко, что их второй сын погиб.

– Кто тебе рассказал об этом?

– Миссис Кеннеди. Когда мы пили кофе в большой комнате. Я спросила, есть ли у нее еще дети. Она ответила, что у Нила есть две сестры, а старший брат погиб в горах.

– Нил рассказывал мне о нем. Мне надо было предупредить тебя.

– Но это было так давно. Думаю, она уже смирилась с этим. Что поделаешь. У нас тоже были несчастья.

Неужели ее мать считает потерю своего мужа несчастьем? Сегодня Сара впервые увидела мать такой, какой та могла быть, не проведи она столько лет под гнетом домашнего тирана.

Готовясь ко сну, Сара думала, придет ли к ней Нил. Конечно, ей будет неудобно спать с ним под крышей родительского дома, но достаточно ему поцеловать ее, и все эти мысли улетучатся.

Она уже лежала в кровати, выбрав себе книжку, чтобы почитать перед сном, когда в дверь тихо постучали.

Это, конечно, же был Нил.

– Тебе понравился вечер? – Нил говорил тихо, но не шепотом. Он подошел к кровати и сел рядом с Сарой.

– Да… и маме тоже. Я никогда не видела ее такой оживленной.

– Она влилась в компанию. Вы обе влились. Он взял ее руку, повернул ладонью кверху и стал рассматривать линии на ладони.

– Хочешь, я расскажу тебе твое будущее? Одного прикосновения его пальцев было достаточно, чтобы ее пульс участился.

– Не говори мне, что ты не только доктор и журналист, но еще и гадалка.

– Я могу предсказать лишь ближайшее будущее. Ты будешь крепко спать сегодня, а завтра обедать наедине с человеком, который считает тебя самой красивой женщиной на свете.

– О, Нил! – Еле сдерживаясь, чтобы не сказать о своей любви к нему, она обняла его за шею.

Одеяло сползло с кровати. Она была в ночной рубашке, которую увидела в одном комиссионном магазине и не смогла удержаться, чтобы не купить. Верх этой светло-голубой атласной рубашки стягивался шнурком, что выигрышно подчеркивало линию груди.

Нил медленно, осторожно потянул за шнурок, как будто очищал нежный экзотический фрукт. В горле у Сары пересохло, вся она задрожала от нетерпения.

Нил закрыл глаза, кончики его пальцев осторожно скользили по ее формам, как будто слепой человек изучал на ощупь гладкость и линии скульптуры.

Дыхание Сары участилось. Она инстинктивно выгнула спину, закинула голову и зажмурилась. Не открывая глаз, она обняла Нила за плечи. Ей надо было за что-то ухватиться, чтобы не утонуть в океане нахлынувших ощущений.

Следующим вечером, после того как Нил показал миссис Андерсон некоторые достопримечательности Лондона, он повел Сару в маленький, но очень элегантный ресторан, где их ждал столик, отделенный от других небольшой ширмой из темно-зеленого вельвета.

Они ели салат из авокадо, украшенный зелеными оливками и конвертиками белого сыра, в которых была черная икра.

– Спасибо тебе, что устроил такую интересную поездку для мамы. Жизнь дома теперь ей покажется скучной.

– Жизнь никому не должна казаться скучной. Ты не будешь возражать, если я дам ей некоторый заряд бодрости?

– Конечно же, нет. Раньше я уговаривала ее пойти на какие-нибудь курсы, но она всегда отказывалась. Может, у тебя получится то, что не удалось мне.

Официант убрал тарелки и наполнил бокалы вином. Они заказали жареного лосося.

– Вряд ли в меня влезет еще и пудинг, – сказала Сара.

– В меня тоже. Кофе, пожалуйста, – обратился Нил к официанту.

Тот вернулся с вазой шоколадных конфет.

– Я ждал этого момента весь день, – сказал Нил. – Я ни разу не бывал здесь, но мне говорили, что это подходящее место, чтобы спросить у любимой женщины, согласна ли она выйти за меня замуж. Ты выйдешь за меня, Сара?

Глава 10

Свершилось. Сара давно мечтала об этом, но никогда не верила, что это произойдет.

И вот теперь, когда Нил сделал ей предложение, она не знает, что сказать. Сердце кричит «да!», а разум остерегает. Она всегда больше слушала свое сердце и потому никогда не была по-настоящему независима.

– Ты ведь любишь меня, верно? – спросил Нил.

– Ты же знаешь, что люблю. – Она говорила едва слышно. – Но все не так просто. Есть люди, с которыми нужно считаться.

Нил казался напряженным.

– Твои родители были со мной очень приветливы, но я-то знаю, что на самом деле они взволнованны, – продолжала она. – Я девочка для твоего деда, но не для них. Скорее всего, они догадались, что я старше тебя.

– Мама еще до знакомства с тобой спросила, сколько тебе лет и как ты выглядишь.

– И как она отреагировала на мой возраст?

– А ты как думаешь?

– Если бы Мэтью увлекся сорокалетней женщиной, я изо всех сил пыталась бы его отговорить.

– Да, но Мэтью еще не пожил самостоятельно. А я – да. Это очень важно. Моя мать доверяет моему мнению. Было бы неплохо, если бы и ты доверяла, – сухо добавил он.

– Это нечестно. Ты знаешь, что я полностью тебе доверяю. Иначе не поехала бы с тобой в Нагар-кот. Но доводы влюбленных неубедительны.

– Надеюсь, я буду влюблен в тебя до конца своих дней. – Он протянул руку, чтобы успокоить ее пальцы, которые беспрестанно теребили ножку изящного бокала с недопитым вином. – Мои родители до сих пор счастливы друг с другом. Почему у нас должно быть иначе?

– Твоя мама сказала моей, что они познакомились, когда обоим было по двадцать. – Быстро, без всякой логики, Сара добавила:

– Ты был очень мил с моей мамой, но принимать ее несколько раз в году не одно и то же, что иметь тещу у себя на содержании.

Нил все еще держал ее за руку.

– Может случиться, что и моим родителям понадобится уход. Это окажется проблемой?

– Нет, конечно.

– Ну вот. Сейчас главное, хочешь ты быть со мной или нет. Это ты должна решить. Все остальное уже лишнее.

– Мэтью не лишний. Он был для меня всем с тех пор, как родился. Только он побуждал меня двигаться вперед, когда я была готова опустить руки.

– Лишнее – не совсем верное слово, – уступил Нил. – Конечно, он и твоя мать важны для тебя, не спорю. Но мы говорим о твоей жизни, о твоем будущем. О нашем. Я так долго искал тебя и теперь не хочу медлить. Мне нужно, чтобы мы были вместе всегда, а не урывками.

– Ты все слишком упрощаешь. Я не могу бросить работу. Я же не жду, что ты уйдешь из «Джорнал».

– Я не хочу, чтобы ты что-либо бросала, Сара. Мы можем выбрать место, которое понравится нам обоим, и работать там.

– Нил, не торопи меня. Мне нужно время. До сегодняшнего дня я даже не знала наверняка, все ли у нас серьезно, или это просто очередная интрижка.

– Это никогда не было просто интрижкой, но я знал: ты что-то скрываешь от меня. Сейчас секретов больше нет, зачем нам ждать?

– Я думаю, тебе нужно познакомиться с моим сыном, и Мэтью это тоже нужно. Приехать через год домой и увидеть меня в качестве чьей-то невесты… это будет настоящий шок для него, он может отдалиться от меня.

Нил сжал губы, но не промолвил ни слова. Нетрудно было догадаться, что реакция Мэтью не так уж и важна для него.

– Ну что ж, будь по-твоему, – сказал он и слегка пожал плечами. – Когда он должен приехать?

– Я точно не знаю. Вероятно, к Рождеству.

– И как ты собираешься провести Рождество? С Наоми?

– Она проводит Рождество с дочерью. Тихо и спокойно, дома. А ты?

– У нас большая семья, и Рождество всегда проходит весело и очень шумно. Почему бы вам троим не присоединиться к нам? Правда, приедут сестры со своими семьями и в доме не будет свободных комнат, но неподалеку есть маленький отель, где вам будет вполне комфортно. Если ты выйдешь за меня – при условии, что Мэтью даст свое согласие, – это будет хороший шанс поближе узнать будущую родню.

– Дело не в условии. – Саре тяжело давалось каждое слово. – Как бы ты себя чувствовал на его месте? Приезжаешь издалека, а тут все вверх дном и рядом с матерью – незнакомый мужчина. Дети, выросшие с одним из родителей, большие собственники, чем те, у которых есть и отец и мать, да еще сестры или братья. Это неизбежно. Мэтью не знал мужского влияния.

– Теперь все будет по-другому. Он мужчина, а не мальчик. Его жизнь – это его дело, не мое. Мы будем разговаривать на равных, а не как будущий отчим и пасынок. – Нил взглянул на часы. – Если ты закончила, то нам пора. Пойдем? – Он подозвал официанта.

Пока он оплачивал счет, Сара ясно поняла, что, не сказав твердого «да», она сильно ранила его.

Они вышли из ресторана в теплую, спокойную ночь. Сара надеялась, что они пройдутся пешком, но Нил поднял руку, и через минуту около них остановилось такси.

Весь путь они просидели молча. Это была не ссора, но между ними внезапно возникла пропасть, и Сара не знала, как это исправить.

Такси остановилось перед домом. Нил вышел первым и подал Саре руку. Рыцарское поведение по отношению к женщине было для него естественным. Так же, впрочем, как для его отца и деда.

– Спасибо за прекрасный ужин. Все было очень вкусно. Прости, что…

Он не дал ей договорить.

– Мы же все обсудили. Поживем – увидим.

По пути домой миссис Андерсон болтала без умолку. Поначалу Сара поддерживала разговор. Но усталость и стук колес отвлекли ее от речей матери, и она погрузилась в собственные мысли.

Нил поцеловал ее на прощание, но только в щеку. По пути на станцию он снова заговорил об их приезде в Лондон на празднование Рождества, и миссис Андерсон эта идея очень воодушевила. Тем не менее, он не только не пришел к Саре прошлой ночью, но и ничего не сказал об их будущей встрече. Было так ужасно с ним прощаться, чувствуя разверзшуюся между ними бездну… Вся надежда на Рождество – может быть, оно станет их спасательным кругом.

Как странно: ее мать, подолгу обсуждавшая каждый момент визита, ни словом не обмолвилась о том, что она думает о Ниле. Неужели она не догадалась, что они не просто друзья?

В этот момент их мысли странным образом пересеклись, и миссис Андерсон перевела разговор на другую тему:

– Знаешь, а Нил очень тебя любит. Это видно невооруженным глазом.

– И как ты к этому относишься?

– Главное – чего ты сама хочешь. Я скучаю, когда тебя нет, но наш образ жизни – не совсем то, что нужно женщине твоего возраста. Тебе нужен мужчина, добрый и любящий. Твой Нил обладает и привлекательной внешностью, и хорошим характером.

– Он не мой Нил, мам. Скажи, его мать говорила тебе что-нибудь о нас?

– Ничего конкретного, но я могу с уверенностью утверждать, что ты ей понравилась. Еще бы. Ты же золотая девочка, я говорю так не потому, что ты моя дочь. Многие молодые женщины, оказавшись на твоем месте, бросили бы ребенка на мать, а сами бы пустились во все тяжкие. Ты заслужила свое счастье.

– Как ты полагаешь, Нил понравится Мэтью? Мать обдумывала вопрос, не торопясь с ответом.

– Сначала он, верно, будет ревновать. И это понятно. Он всегда был единственным мужчиной в твоей жизни. Но со временем привыкнет, что появился еще один.

– Интересно, он изменился? – Сара уже думала совсем о другом. – Надеюсь, вырос, ведь уезжал совсем мальчишкой.

Вечером Нил позвонил, чтобы проверить, как они доехали.

– От Мэтью есть новости?

– Пока нет. Я сейчас пишу письмо с благодарностью твоим родителям.

– Ладно, я позвоню тебе завтра. Спокойной ночи.

– Спокойной ночи, – машинально повторила Сара, огорченная краткостью разговора.

Конечно, Нил, мягко говоря, обиделся. Еще бы, ведь он получил полный сомнений ответ вместо безоговорочного «да».

– Нил, что случилось? – спросила миссис Кеннеди своего сына, как только они остались одни. -Я пыталась не вмешиваться в твою жизнь со дня твоего совершеннолетия. Но, может быть, поинтересуйся я проблемами Криса, вместо того чтобы придерживаться политики невмешательства… она не смогла закончить фразу.

Уже много лет Нил не посвящал родителей в свои проблемы и на этот раз был уверен, что справится сам, но почему бы не выслушать мнение матери? После продолжительного молчания Лиз Кеннеди заговорила первой:

– Знаешь, Сара понравилась мне при первом же знакомстве, поэтому мое мнение не вызвано личной неприязнью к ней. Но я все же думаю, что, люби она тебя по-настоящему, ей не пришло бы в голову отстаивать свои интересы. Если ты женишься на ней, то вряд ли будешь иметь детей. Не то чтобы точно, но вряд ли.

– Это неважно.

– Может быть, для тебя, но не для нее. Женщине всегда хочется иметь детей от любимого мужчины.

– У Сары есть ребенок от того, кого она полюбила впервые. Надеюсь, я последний ее возлюбленный, независимо от того, будут ли у нас дети или нет.

– В таком случае единственное препятствие к вашему счастью – это существующий ребенок. Скорее всего, узы, их связывающие, очень крепки, может, даже слишком. Для матерей-одиночек трудно бывает держаться на расстоянии от своего даже взрослого ребенка. Если родителей двое, то, когда дети уходят, они могут посвятить себя друг другу. И если брак настоящий, это уже неплохо.

Нил улыбнулся.

– Отцу крупно повезло.

– Нам обоим. И я хочу, чтобы тебе тоже повезло. Брак Криса имел все шансы быть удачным, но ничего путного так и не вышло. Со стороны может показаться, что Сара не совсем то, что тебе нужно, но я так не думаю.

Помолчав, она продолжила:

– И какие бы трудности ни возникли у тебя с ее сыном, я уверена, в конце концов ты с ним поладишь.

– Может быть, их вообще не возникнет.

– Думаю, не стоит на это надеяться.

Прошло три недели, а от Мэтью по-прежнему не было вестей. Нил звонил почти каждый вечер, по-прежнему не уславливаясь с ней о встрече. Мэтью не звонил и не посылал писем по электронной почте. С ним могло случиться все что угодно.

– Он просто негодяй, что заставляет так волноваться тебя и твою мать, – сердито говорила Наоми. – Путешествие, конечно, может захватить, но не настолько же. А что касается Нила, почему ты не признаешься, что ужасно хочешь его видеть?

– По той же причине, по какой ты не говоришь Ройсу, что совсем не против стать миссис Беринг, парировала Сара. – Мы, конечно, можем быть феминистками, но в некоторых вещах инициатива все же должна принадлежать мужчине. Тем более и Нил, и Ройс не робкого десятка. И если они не действуют, логично предположить, что просто не хотят.

– Насчет Ройса не знаю, но, если Нил по-прежнему звонит тебе чуть ли не каждый день, он не остыл, – резюмировала Наоми.

И вот вечером, в то время, когда обычно звонил Нил, раздался звонок в дверь. Была пятница, ее сердце подпрыгнуло в надежде, что это Нил приехал провести вместе выходные.

Она слетела по ступенькам и распахнула дверь. Минуту она не могла вздохнуть – за дверями стоял не Нил, а мужчина, которого она не узнала бы, увидев на улице. У ног его лежал огромный походный рюкзак.

Темные волнистые волосы стянуты на затылке в хвост, опрятная одежда, морской загар, похудевшее лицо… Мэтью!

– Привет, мам. – Он перешагнул порог и заключил мать в крепкие объятия.

Слезы радости и облегчения хлынули у нее из глаз. И тут зазвонил телефон.

– Не хочешь ответить? – Улыбаясь, сын отпустил ее.

Моргая, она достала из кармана носовой платок и побежала на кухню, чтобы взять трубку.

– Алло, – сипло ответила она.

– Это Нил. Что-то случилось? Ее приятно удивило, что он почувствовал интонацию с первого же слова.

– Нет, все отлично. Я только что открыла дверь и увидела Мэтью на пороге. Можно тебе перезвонить?

– Конечно. Завтра, когда вернешься, позвони. Пока. – Он повесил трубку.

– Это Наоми? Как она поживает? – спросил Мэтью. Он уже втащил в дом свой неподъемный рюкзак и прислонил его к стене.

– Отлично. Иди поздоровайся с бабушкой. Мы так волновались!

– Женщины! Вы всегда волнуетесь. – Весело, не принимая их волнения всерьез, он распахнул дверь в гостиную.

– Привет, ба. Все смотришь свои сериалы? На минутку-то сможешь оторваться?

Пожилая женщина охнула и, повернувшись к внуку, раскрыла ему свои объятия.

Следующим вечером, когда Мэтью ушел на встречу с друзьями, Сара позвонила Нилу.

После нескольких минут разговора он спросил:

– Ты рассказала ему о нас?

– Пока нет. Не было подходящего момента. Нам хотелось как можно больше услышать о его путешествии.

– Я приеду утром в субботу и приглашу вас всех на обед. Так что у тебя достаточно времени, чтобы все ему рассказать.

Получив ее согласие, он объяснил, что пишет сейчас очень важную статью, и прервал разговор.

Сара занималась ужином, когда пришел Мэтью. Его появление означало, что еды надо будет приготовить побольше. Раньше, несмотря на ее занятость и усталость, ей приходилось готовить ему и кофе. Теперь он сам сделал кофе себе и ей.

– Ты выглядишь усталой, мам… ты слишком много работаешь. Тебе надо отдохнуть. Я собираюсь найти работу. Начну с понедельника.

Пока он это говорил, Сара, попивая кофе, настраивала себя на то, чтобы сообщить ему свою новость. Ей нравилось, что Мэтью настроен работать. Это что-то новенькое. Интересно, как он отреагирует на то, что она собирается выйти замуж за мужчину, которому всего тридцать с чем-то?

Мэтью уже слышал о ее поездке в Непал, но не знал о Ниле.

Наконец она выбрала подходящий момент.

– Надеюсь, ты свободен в воскресенье… дело в том, что один человек, с которым я познакомилась в Непале, хотел бы, чтобы мы все вместе пообедали. Бабушка уже встречалась с ним. Они прекрасно поладили.

– Только не говори мне, что ты нашла ей друга. По-моему, она достаточно хороша собой, чтобы обойтись без твоей помощи. Кто он?

– Его зовут Нил Кеннеди. Он квалифицированный врач, но работает журналистом.

– Если у него достаточно денег, чтобы совершать дорогостоящие поездки, то, может, он возьмет нашу бабушку к себе? – пошутил Мэтью. -Это было бы здорово.

– На самом деле он заинтересовался мной. Он… он хочет на мне жениться, Мэтью.

Некоторое время Мэтью выглядел ошарашенным. Помолчав немного, он сказал:

– Быстро, однако.

– Ничего пока еще не решено. Я хотела дождаться твоего приезда.

– Что ж… если ты так хочешь, то я не возражаю… но доктор в отставке кажется мне слишком старым для тебя.

– Он не в отставке, – объяснила Сара. – На самом деле он моложе меня.

– Ничего. Это даже лучше, чем престарелый отчим. – Мэтью еще не успел отвыкнуть от американского времени и открыл холодильник в поисках чего-то съестного. – Он женится во второй раз? Ты собираешься стать мачехой его детей?

Сара ответила на множество вопросов Мэтью. Он вроде бы не возражал против того, чтобы в ее жизни появился мужчина. Но Сара знала, что момент истины настанет, только когда Мэтью встретится с Нилом лицом к лицу.

В воскресенье Сара с нетерпением ждала приезда Нила. Казалось, прошла целая вечность с тех пор, как она последний раз была в его объятиях, но как отреагирует Мэтью, если она останется на ночь в отеле Нила? Что, если они не понравятся друг другу с первого взгляда?

Переодевшись в шелковую рубашку и шерстяные брюки, Сара спустилась вниз и обнаружила, что Мэтью подстригся и сбрил бороду. Он был одет в свой выходной костюм и неяркую рубашку. Надо же, он хочет произвести хорошее впечатление на Нила, подумала она, надеясь, что встреча пройдет гладко.

– По-моему, я слышал шум машины. – Мэтью подошел к окну. – Да, похоже, приехал твой друг.

Когда Сара пошла к входной двери, мать уже спускалась вниз. Сара открыла дверь, ежась от холодного воздуха. При виде Нила она почувствовала слабость в коленях.

В руках у него был большой сверток, обернутый цветной бумагой.

– Как давно я тебя не видел, – сказал он и, прежде чем войти, поцеловал ее в щеку. Он вошел в комнату, положил сверток на стол и поздоровался с миссис Андерсон.

– Пойдем, я познакомлю тебя с Мэтью, – сказала миссис Андерсон, в то время как Сара, стоя у двери, думала, станет ли ее сын таким же обаятельным и сильным, как этот мужчина, в которого она влюблена.

Сара ожидала, что Мэтью будет несколько растерян, увидев, что Нил намного младше ее. Но если даже это так и было, он не подал виду. Возможно, Нил показался ему старше своих лет.

Вспомнив о свертке, Нил развернул бумагу и протянул миссис Андерсон букет.

– Надеюсь, вам нравятся азалии, – сказал он, пока Сара ставила их в вазу.

В машине мужчины сели впереди. У обоих были загорелые шеи и темные волосы. Несмотря на то что волосы у Мэтью были вьющиеся, как у его отца, а у Нила прямые, их вполне можно было принять за братьев.

Пока они разговаривали о машинах, миссис Андерсон нагнулась к Саре и кивнула в сторону мужчин, как бы показывая, что пока все идет хорошо. Сара в ответ только скрестила пальцы.

Через пару минут она заметила, что Нил смотрит на нее в зеркало заднего вида. Их глаза встретились лишь на мгновенье, но Сара поняла, что Нил дождаться не может того момента, когда они останутся одни. Она наклонилась вперед и положила руку ему на плечо.

В отеле они посидели в баре, прежде чем пойти в ресторан, где для них приготовили один из лучших столиков.

Им показали меню и принесли ведерко со льдом, в котором стояла бутылка шампанского.

– Мы что-то празднуем? – спросила миссис Андерсон, когда фужер, наполненный золотистым вином, оказался перед ней.

При этих словах Сара внутренне застонала.

– Ваш внук здоровым и невредимым вернулся из своего путешествия, – сказал Нил и поднял бокал. – На мой взгляд, каждый должен посмотреть мир, прежде чем осесть на одном месте. Я заметил, что есть очень большая разница между людьми, которые именно так поступили, и теми, кто этого не сделал. Первые более открыты, спокойны и восприимчивы. За Мэтью и за прекрасный год его путешествий.

Внутренне радуясь, Сара с гордостью смотрела на сына и мысленно повторила тост, прежде чем поднести фужер к губам.

– Большое спасибо, – сказал Мэтью, несколько смущенный тостом.

По просьбе Нила он рассказал о своих приключениях во время поездки.

– Ты должен написать о своих впечатлениях. Этот жанр всегда был популярен. Если повезет, с тобой могут заключить контракт. Я готов помочь тебе и подсказать кое-что.

– Правда? – обрадовался Мэтью. – Я был бы не против стать журналистом. Это единственная профессия, которая действительно мне импонирует, но все говорят, что попасть в эту среду практически невозможно.

– Нет ничего невозможного, если ты этого действительно хочешь, – сказал Нил. Он перевел взгляд на Сару и улыбнулся.

После еды, прежде чем принесли кофе, миссис Андерсон попросила Сару проводить ее в дамскую комнату.

– Я так рада, что они сошлись, – сказала миссис Андерсон, когда они вышли из-за стола.

– Еще рано делать выводы.

– Не тревожься, дорогая. Я чувствую, что все будет хорошо.

Возможно, мама права, приободрила себя Сара, возвращаясь и видя, что двое мужчин о чем-то беседуют.

Когда женщины подошли, оба встали, и Мэтью подвинул стул своей бабушке. Нил же остановил Сару, не дав ей сесть.

Он взял ее за руку и повернулся к миссис Андерсон.

– Прошу прощения, нам придется покинуть вас. Мэтью вам все объяснит.

Обняв Сару свободной рукой за талию, он повел ее прочь от столика.

– Куда мы идем? – удивилась Сара.

– Я тебя похищаю. – Он улыбаясь посмотрел на нее. – Вместо того чтобы проводить уикенд здесь, я снял комнату за городом. Это всего в часе езды. Мэтью отвезет бабушку домой. Он вполне в состоянии присмотреть за ней пару дней.

– Но у меня нет с собой никаких вещей.

– Тебе они не понадобятся. Я собираюсь не выпускать тебя из кровати все выходные. Затем мы поженимся. Я разговаривал с твоим сыном, и он дал мне свое согласие.

– Что ты ему сказал? Что он ответил?

– Я сказал, что люблю тебя и хочу связать наши жизни. Он ответил, что это прекрасная идея. Дескать, будет неплохо, если в семье для разнообразия появится новый человек.

Сара была так взбудоражена, что все мысли перепутались у нее в голове.

– Надо заехать домой, я возьму ботинки. Мы не сможем все время быть в постели. Нужно будет выйти погулять.

– Если ты со мною в постели, я могу легко провести там целый день, но раз ты настаиваешь, давай заедем домой.

Они вышли из здания и направились к машине.

– А как же счет! – воскликнула Сара. – У Мэтью может не хватить денег, чтобы расплатиться.

– Ему не придется ничего платить. Я заплатил, когда вас не было. Все в порядке. Так что можешь думать только о нас… – Нил прижал Сару к себе и поцеловал. – Ты нужна мне, Сара. Я никогда не испытывал таких чувств ни к одной женщине. Мы созданы друг для друга. Ты знаешь, что это так.

Убежденность в его голосе заставила ее задрожать, так не терпелось ей принадлежать ему. Закинуть в дальний угол сознания страх, который, как бы счастливы они ни были, заставлял ее думать о дне, когда она перестанет быть желанной…

Посмотрев Нилу в глаза, она поняла, насколько глупо убегать от своего счастья. Нил любит ее и нуждается в ней сейчас. Будущее было не важно по сравнению с настоящим.

– Да, я знаю, – мягко проговорила она. – О, Нил, как глупа я была раньше, не веря в это! А ведь старалась быть мудрой. Прости, что обидела тебя, любимый.

Не заботясь о том, что кто-то может увидеть их, она засунула руки ему под пиджак, потянулась, чтобы поцеловать его, и почувствовала ответ на свой порыв.

– Где то место, куда ты хотел меня везти? – спросила она, когда они сели в машину.

– Не спеши, увидишь, – улыбнулся Нил. – Я обещаю тебе, что оно будет намного комфортабельнее, чем Нагаркот.

Сара посмотрела на его волевой профиль, улыбнувшись, откинулась на сиденье и стала наслаждаться вечером этого прекрасного дня в предвкушении наступающей ночи.

ЭПИЛОГ

Спустя три месяца в день перед свадьбой Нил повез Сару из Лондона за город, где они должны были поселиться после медового месяца. Место, где им предстояло провести всю жизнь, называлось «Винная ягода» и ранее представляло собой ряд одинаковых домиков, объединенных в некое весьма несуразное строение. Приобретя это место, новые хозяева частично перестроили его, и теперь это был жилой комплекс из отдельных домов, один из которых предназначался для Сариной матери и домработницы, которую подыскала мать Нила.

Молодые предполагали в течение недели жить в лондонской квартире, а выходные проводить за городом. Таким образом, они будут близко к миссис Андерсон, но все же не настолько, чтобы возникли какие-либо разногласия.

В тот день они перевозили в коттедж некоторые свадебные подарки. Несмотря на то что торжество намечалось скромное, приглашенных оказалось немало: многие друзья Нила могли бы обидеться, не будь они приглашены.

Любуясь из машины бескрайними просторами, Сара вдруг вспомнила, что еще не читала колонку Нила в последнем «Джорнал». Дотянувшись до журнала, она взяла его и начала просматривать, пока не наткнулась на фотографию Нила и статью под ней. В машине играла музыка, но все внимание Нила было нацелено на мокрую дорогу – шел сильный дождь. Уже завтра вечером они будут в небе, направляясь к Карибскому морю, на Антигуа. Этот остров посоветовали им знающие люди, они уверили молодых, что потоки туристов пока минуют его.

Колонка Нила начиналась с описания случаев кровотечения из носа, далее в статье обсуждались лекарственные средства для лечения грибковых заболеваний ногтей, а в конце говорилось о случаях бесплодия. Эта часть статьи лишь усилила недавно зародившиеся у Сары сомнения.

Она не стала ее дочитывать, швырнув журнал на заднее сиденье, и предалась своим невеселым мыслям. Сара даже не заметила, как кончилась кассета, а за ней и дождь, и очнулась от раздумий, лишь услышав голос Нила:

– Дорогая, ты что-то притихла. Устала? В последние дни ей действительно многое нужно было сделать, но это ее совершенно не утомляло. Никогда она не чувствовала себя настолько энергичной и счастливой.

– Нет. Все хорошо, – ответила она, безуспешно пытаясь избавиться от беспокойства.

– Я чувствую, что-то не так. Скажи, в чем дело? Чем дольше они находились вместе, тем теснее становилась связь между ними, тем точнее он чувствовал все, что с ней происходит.

Они обсуждали вместе проблему детей, и Нил был категоричен в своем решении не иметь их, чтобы не подвергать риску ни Сару, ни ребенка. Как врач, он прекрасно знал, что риск при поздних родах, безусловно, существует.

– Надеюсь, ты беспокоишься не насчет ребенка, так ведь?

– Ничего не могу с собой поделать. Уверена, ты чувствовал бы себя так же, поменяйся мы местами. Если бы мне было меньше сорока, а ты бы не смог подарить мне ребенка.

– Я бы смирился с этим при условии, что ты действительно любила бы меня. Остальное не имеет значения. По-моему, ты достаточно взрослая, чтобы понимать: никто никому ничего не должен. Все происходит по доброй воле. И мы можем считать себя счастливыми, если жизнь подарила нам такое. Ребячество и эгоизм мешают это понять.

– Я знаю, но все же…

– Сара, послушай. Я хочу быть с тобой, только с тобой. Еще немного, и Мэтью полюбит кого-нибудь и станет отцом. А до тех пор в нашем распоряжении чада моих сестер. Так что выбрось эти мысли из головы и подумай о нас.

Его голос звучал так уверенно, что Сара немного успокоилась. Она понимала, как ему будет тяжело, если она и дальше станет волноваться и переживать из-за того, что невозможно исправить.

– Ты прав, – кивнула она. – Поверь, я знаю, как мне повезло.

– Как нам повезло, – поправил ее Нил. Сара потратила уйму времени на выбор подвенечного платья. И в итоге остановилась на простеньком шелковом костюме цвета слоновой кости и соломенной шляпке в тон, с коротенькой вуалью, которую следовало поднять перед первым поцелуем.

Она вошла в церковь под руку со своим сыном, в сопровождении старшей племянницы Нила, которая была крайне горда тем, что побывала подружкой невесты раньше всех своих одноклассниц.

Гости семьи Кеннеди заняли скамейки по обе стороны прохода, и их было гораздо больше, чем приглашенных Андерсенами. Наоми, к ее и Сари-ному удивлению, сопровождал Ройс Беринг. А они-то обе думали, что свадебных торжеств он старается избегать.

Улыбаясь им, Сара пожелала, чтобы Наоми однажды почувствовала себя такой же защищенной от всех неприятностей и такой же счастливой, как она сейчас.

– Мам, превосходно выглядишь.

Мэтью в своем новом костюме, который купил ему Нил, смотрелся ничуть не хуже.

Сара никогда прежде не знала, что это такое иметь рядом человека, готового взять на себя все проблемы, и до сих пор у нее не укладывалось в голове, что с этого дня она будет окружена любовью и заботой.

Подойдя к алтарю, она отпустила локоть Мэтью, и он отошел в сторону, уступив место будущему отчиму. Сара взглянула в улыбающиеся серые глаза любимого.

Она стояла на пороге новой жизни, о которой несколько месяцев назад не могла и мечтать. С тех пор как она встретила Нила, было много бессонных ночей, какие-то она провела в его объятиях, а какие-то одна, терзаемая тревогами и сомнениями.

Сегодня будет еще одна ночь без сна, ведь им предстоит пересечь Атлантический океан и перелет закончится лишь следующим вечером. Им еще столько нужно обсудить, стольким поделиться друг с другом…

Рука об руку они встретили священника, который должен был обвенчать их. Но в своих сердцах они уже давно дали друг другу все клятвы.


home | my bookshelf | | Не покидай меня |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу