Book: Прикосновение гуманоидов



Прикосновение гуманоидов

Джек Уильямсон

Прикосновение гуманоидов

1. Гуманоиды

Самоуправляющиеся роботы, созданные чтобы служить человечеству и оберегать его.


Кет любил солнечное время — эти тридцать светлых и привольных дней, в течение которых ласковое солнце поднимается, минует свой зенит и заходит. Он любил свежесть и прохладу ветра, пылающую красоту солнца. Конечно, зимой можно кататься на коньках или санках, но теплые дни все же лучше. Как это замечательно: появляется первая зелень, затем почки солнечника превращаются в ароматные цветы и в конце концов созревают сладкие золотистые дыни. Но больше всего Кет любил Праздник Заката, когда листья горят красным и на всех хватает подарков, игр и лакомств.

В лунное время не так хорошо, потому что метели, начинающиеся после Заката, загоняют людей обратно под землю. Тридцать дней приходится проводить в узких туннелях, где всегда холодно и немножко хочется есть; к тому же тогда надо учить уроки, а единственное место для развлечений — спортивный зал. Он ненавидел темноту и холод, а также черных гуманоидов.

— Проклятые машины!

Няня Веш всегда пугала ими Кета, когда тот не слушался. Она была высокой, худой женщиной, с хмурым лицом и холодными, костлявыми руками. Ее муж умер на Малили, где родился Кет, и няня винила в его смерти гуманоидов.

— Это яркие черные машины, с виду похожие на людей, — Веш всегда говорила о них глухим, неприятным голосом. — Иногда они и выдают себя за людей. Они видят в темноте и никогда не спят. Они следят за нами и ждут — там, у себя на Луне. А тебя, Кет, они заберут, если ты не будешь слушаться.

Из-за этих рассказов он боялся лунного времени, когда Малили неподвижно висела в холодном черном небе (в одиночестве или поблизости от алого Дракона). Он чувствовал, что жестокие гуманоиды постоянно шпионят за ним, даже сквозь камень и снег над туннелями. Иногда мальчик просыпался от ужаса, обливаясь потом: ему снилось, будто они пришли, чтобы наказать его.

Часто Кет лежал без сна, мечтая где-нибудь спрятаться от них или даже придумывая способ их победить. «Если они — машины, то их наверняка сделали люди, — размышлял он, хотя и не знал, почему так уверен в этом. — Может быть, когда я вырасту, я смогу изобрести другие сильные машины, способные сражаться с гуманоидами».

— Они никогда не заберут меня! — заявил он однажды, — Я придумаю, как одолеть их!

Няня фыркнула и насмешливо посмотрела на него своими тусклыми глазами.

— Никто не может их остановить: гуманоидов триллионы! Они все знают и все могут, — она горько и холодно улыбнулась тонкими губами. — Если ты не будешь меня слушаться, они доберутся до тебя, как добрались до твоей мамы.

Кет не помнил ни своей матери, ни Малили — совсем ничего. Он вообще начал осознавать мир только с тех пор, как няня Веш вернулась с Малили вместе с его отцом, чтобы выдавать ему паек по карточке и учить уму-разуму.

— А что они сделали… — взглянув на ее лицо, он осекся, но затем снова набрал воздуху и шепотом продолжил: — Что они сделали с моей мамой?

— Она пошла за периметр искать мыследрево, — Веш не объяснила, что это такое. — Там джунгли, полные гуманоидов, драконьих мышей и дикарей-кочевников. И она не вернулась. А вообще, — воскликнула она вдруг ломким высоким голосом, — ты мог бы спросить об этом своего отца!

Но Кет боялся что-либо спрашивать у своего отца.

— Это было на Малили? — он помотал головой, жалея о своей нерешительности. — Там, откуда мы пришли?

— Да. И там, где умер мой Джендр.

Джендр был на Малили вместе с его отцом. Сейчас Веш носила тонкий серебряный браслет с его именем. Мальчику всегда хотелось узнать, как гуманоиды его убили, но он не решался спрашивать, потому что она всегда плакала, когда речь заходила о нем.

— Спроси своего отца — как! — ее голос сорвался, а бледное лицо исказилось. — Спроси, откуда у него тот шрам!

Кет не понимал, зачем было вообще туда отправляться. Это ведь очень далеко, и для людей там слишком холодно. Он думал: не лучше ли было оставить Малили гуманоидам, но не сказал этого, потому что няня Веш уткнулась лбом в стену и ее худое тело дрожало. Мальчик на цыпочках пошел прочь, чувствуя острую жалость.

Его отцом был спасатель Рин Кирон. Высокий и темноволосый, в черной форме, он держался очень прямо и работал в потайной комнате, куда Кету запрещалось входить. Стальная дверь всегда была закрыта, а если нет — мигала специальная красная лампочка, сообщая отцу, что дверь не заперта.

Иногда отец ночевал в той комнате, выдавая няне Веш талоны на свой завтрак, но чаще он отсутствовал по делам Спасательной Команды. О своей работе он никогда ничего не рассказывал, да и вообще говорил мало.

Не говорил он и о шраме — длинном, бледном, кривом шве, тянувшемся от самых волос до подбородка. Этот шрам менял цвет, когда отец злился. А злился он часто: и если Кет просил чего-нибудь, что не полагалось ему по карточке, и если Кет не хотел идти спать, зная, что ему опять приснятся кошмары про гуманоидов.

Мальчик полагал, что отец, скорее всего, был ранен на Малили в ужасном бою с гуманоидами. Наверное, они очень свирепые и жестокие, если смогли повредить такому сильному человеку. Однажды он спросил няню Веш, боится ли отец гуманоидов. У нее тут же вытянулось лицо, и она посмотрела куда-то в сторону.

— Он храбрый, — пробормотала она. — Но он их хорошо знает.

Когда Кету исполнилось шесть лет, его стали каждое утро отправлять в спортивный зал. Поначалу ему очень не понравились другие дети, потому что они бегали и смеялись, когда руководитель требовал тишины. Они ничего не боялись, и они обижали его.

Однажды тренер попытался утихомирить их и объяснил, что Кет не умеет играть в эти игры, потому что родился на Малили, но получилось только хуже. Новичка стали дразнить «лунатиком», и все смеялись над его манерой говорить. Однажды один из больших мальчиков толкнул его.

— Тебе же хуже будет! — голос Кета дрожал, но он все же не плакал. — Мой отец… — он остановился и попытался придумать что-нибудь пострашнее. — Придут гуманоиды и заберут тебя!

— Ха, гуманоиды! — пацан показал ему язык. — Это все сказки.

— А моя няня говорит…

— Так у него есть няня! — Мальчик приблизился, явно собираясь снова толкнуть его. — А мой папа работал инженером в Зоне, и он говорит, что там нет никаких гуманоидов. Он говорит, что их ржавка не пустит.

Ковыляя домой по холодным туннелям, Кет думал: а вдруг это правда? Может быть, Веш просто выдумала гуманоидов, чтобы пугать его?

Он нашел няню в комнате за чтением древней, еще печатной, книги. Она хмуро посмотрела на кровь на его щеке:

— Тебе не следовало драться. Но ты победил? Отец будет сердиться, если окажется, что ты убежал.

— Я просто упал, ничего страшного, — Кет неуверенно посмотрел на нее. — Я говорил с одним мальчиком, и он сказал, что гуманоидов не существует…

— Он просто дурак.

Ее губы сжались, она открыла книгу и показала ему картинку с гуманоидом. Рисунок был непривычно плоским, но изображенное на нем существо выглядело очень правдоподобно. Похожее скорее на человека, чем на машину, оно имело гладкую черную кожу и казалось грациозным, как танцор. А еще Кет подумал, что лицо у этого существа более доброе, чем у его няни.

— Оно красивое, — он смотрел на картинку, жалея, что не может прочесть текст, золотыми буквами написанный на груди гуманоида. — Слишком красивое, чтобы быть плохим.

— Они только делают вид, что добрые. — Веш захлопнула книгу так сильно, словно гуманоид был жуком, которого следовало раздавить. От этого взметнулась пыль, заставившая Кета чихнуть. — И если ты когда-нибудь попадешься на их хитрость — тоже окажешься дураком!

Он не понимал, как это машина может кого-то обмануть, но няня ничего не объясняла. Мальчик хотел еще спросить про ржавку: почему она не пускает гуманоидов, но Веш был неприятен разговор про Малили. Она провела пальцами по его разбитой щеке, выдала скудный паек, которого всегда не хватало, и отправила его делать уроки перед сном.

Следующим летом Кет собирал металлолом и утиль, бродя повсюду с небольшой тележкой. (В туннелях всегда холодно, и большую часть полученных за работу жетонов надо будет отложить на зимний термокостюм.) Однажды ему попался черный шарик, размером примерно с кулак, очень яркий и гладкий — в нем можно было различить отражение лица. Шарик выкатился из мусорного ящика, где лежал вместе с осколками разбитой посуды и сношенным ботинком.

— Яйцо дракона, — сказала няня Веш, когда он показал ей свою находку, и покачала головой. — Касаться такого — плохая примета. Лучше выброси его.

Но яйцо было очень красивым, и выбрасывать его не хотелось. Кет поинтересовался у отца, не вылупится ли оттуда кто-нибудь.

— Вряд ли, — нахмурился тот, взяв шарик в руки. — Ему же десять миллионов лет. Но эта штука не для тебя, Шкипер. Она наверняка из какого-нибудь музея — надо вернуть.

Отец отнес шарик в свою вечно запертую комнату и больше никогда о нем не заговаривал. А Кет с той поры нередко стал смотреть в лунное время на небо, отыскивая Дракона — звезду, соседнюю с их солнцем. Может быть, драконы прилетели из своих гнезд на далеких и странных планетах сюда, на Каи, чтобы отложить здесь яйца? Вот здорово бы посмотреть, как драконята будут вылупляться! Ведь маленький дракончик совершенно не опасен! И, наверное, он такой же красивый, как блестящее темное яйцо, и крылья у него сверкают, как алмазы.

Однажды Кету приснилось, как он держит яйцо в руках и согревает своим дыханием, а из яйца что-то вылупляется. Но из скорлупы выползает не милый дракончик, а черный гуманоид! За ним еще один, еще и еще — целая сотня! Они ползали по Кету, и их ножки леденили кожу, а он замер от ужаса и не мог ни шевельнуться, ни закричать. Когда няня Веш пришла будить мальчика, тот был весь в ледяном поту.

Кет до сих пор дрожал при мысли о том сне, но, несмотря на страх, драконье яйцо стало казаться ему еще более красивым, хотя и странным. Мальчик долго прикидывал: унес отец яйцо, как обещал, или оно еще в комнате. И вот однажды, когда в доме было тихо, Кет заглянул за занавеску и увидел, что красный огонек мигает.

Нетвердой рукой он приоткрыл дверь.

2. Кошка и Дракон

Двойные «беглые» звезды, на их планетах основали колонии люди, ускользнувшие из-под власти гуманоидов.


Вся квартира представляла собой пещеру, вырубленную в глубинах скалы. До комнаты отца надо было пройти по длинному коридору за линялой занавеской. Это была совершенно секретная комната: ее закрывала толстая дверь, а специальный огонек мигал, чтобы предупредить отца, если замок окажется не заперт.

Когда дверь распахнулась, Кет чуть не побежал прочь, хотя ничего не произошло. Он снова прислушался, но уловил только стук собственного сердца. Тогда мальчик прокрался внутрь, чтобы поискать драконье яйцо.

Комната оказалась очень маленькой и почти пустой: голофон на столе, полки, забитые старинными книжками с плоскими картинками, аккуратно заправленная узкая кровать, где отец иногда спал. В углу стоял ржавый сейф, на полуоткрытой дверце которого виднелась облупившаяся эмблема Спасательной Команды.

Не дыша, Кет заглянул внутрь. Если не считать нескольких рассыпанных жетонов и высокой коричневой бутылки, сейф был пуст. Наверное, драконье яйцо все-таки отправилось в музей. Мальчик уже собрался выскользнуть обратно, но тут его внимание привлекла картина.

Странная это была вещь: плоская, выполненная мазками древних красок. Краски давно потускнели и серебряная рама потемнела от времени, но человек на картине выглядел совсем как живой. Совсем как его отец.

Такие же черные волосы, такой же прямой нос и серые глаза сузившиеся, как у отца, когда тот сердится. Только у человека на картине была густая черная борода, а в руке жутко древнее оружие — из тех, что стреляли пулями.

Няня Веш уже учила его читать, и Кет вслух произнес слова, вырезанные на потемневшем серебре: «Кирондат Кирон»…

Кирон! Он даже задохнулся от волнения, ведь это была его собственная фамилия, а еще так назван огромный новый корабль! Мальчик долго стоял и смотрел на древнее полотно, жалея, что так мало знает о своем отце, об этой комнате и о гуманоидах.

Послышались шаги: это только что проснулась няня Веш. Кет выбрался из комнаты, плотно закрыл за собой стальную дверь, но мысли его возвращались к увиденному. Ни няня, ни отец никогда не говорили про корабль с его именем, зато Кет не раз слышал про него в новостях, а позже — слушая кассеты по истории. Строительство «Кирона» на орбите продолжалось много лет: сколько он себя помнил. Люди собирались долететь на нем до планет Дракона и Кошки и колонизировать их, надеясь, что обретут более уютный дом, чем Каи и Малили.

В этом году корабль был готов к далекому путешествию. Хотя никто не предполагал, что колонистам могут встретиться драконы, отец Кета пытался предотвратить полет.

Как-то во время ленча няня Веш смотрела новости, где передавали выступление отца на собрании. «Полет надо отменить, — говорил отец, — потому что фузионные двигатели имеют родомагнетический эффект. Гуманоиды наверняка его обнаружат и отыщут людей, которые сумели бежать от них на планеты Кошки».

Вслед за отцом говорил капитан Ворн, он смеялся над подобными страхами: «Кошка и Дракон движутся чрезвычайно быстро, гуманоиды остались в тысячелетнем прошлом. Дурацкие страхи слишком долго держали людей в ловушке на Каи и Малили, теперь настало время для нового перелета».

Кету нравился капитан Ворн — высокий, худой человек с холодными голубыми глазами, который улыбался и ничего не боялся. Он выступал и на следующий день, и рядом с ним была его дочка Челни — крепкая маленькая девочка с прямыми черными волосами и упрямым подбородком. Мальчик почувствовал, что эти двое обожают друг друга, и они запомнились ему.

Так же, как и человек с золотыми руками.

Его звали Бозун Бронг. Он прибыл с Малили и должен был стать инженером на новом корабле. Ведущий новостей сказал, что этот человек переболел кровяной гнилью, когда вышел за пределы Зоны, и из-за болезни потерял обе руки. Теперь у него были металлические руки, красивые и мощные: по головидению показали, как он гнет ими сталь.

Несмотря на мнение отца, корабль стартовал, и Кету очень хотелось оказаться там, на борту. Иногда он мечтал о счастливых мирах, которые найдут колонисты. На новых планетах никто не будет голодать и мерзнуть. К тому же это далеко от зловещей Малили, и люди перестанут бояться гуманоидов.

В течение полугода головизор передавал новости о том, как проходит межзвездное путешествие. Капитан Ворн прилетел к Дракону и обнаружил там семь планет: самые ближние к звезде были слишком сухими и жаркими, дальние — холодными газовыми гигантами, но одна из планет в середине системы показалась пригодной для колонизации.

Пионеры готовились произвести первую высадку. Все ждали сообщений с корабля, но не пришло никаких известий, все сигналы просто прекратились. Никто из ведущих новостей не знал, как это прокомментировать. Кто-то предлагал выслать спасательную экспедицию, но Наварх сказал, что строить еще один корабль слишком долго.

Снова по головидению показывали маленькую Челни Ворн. На сей раз она была бледна и ее подбородок дрожал. Девочка сказала журналисту, что хотела лететь с отцом, но мама велела ей оставаться на Каи. Сморгнув слезы, она добавила: «Я думала: на корабле безопасно, потому что папа взял с собой драконье яйцо, которое должно принести удачу».

— Удачу?! — хмыкнула няня Веш. — Он просто дурак!

Больше информации не было, пока в один прекрасный день в их доме не появился Бозун Бронг. Отца не было дома, но Веш впустила посетителя — худого черноглазого человека в потрепанном зимнем термокостюме. На мгновение Кету показалось, что гость знаком с няней Веш, но та шарахнулась от него и побледнела, когда он протянул ей руку в желтой перчатке. Затем он обратился к мальчику:

— Ты — Кет? — лицо его было каким-то мертвенным, но голос оказался живым и теплым. — Сын спасателя Кирона?

Рукопожатие было сильным, а жесткость протезов чувствовалась даже сквозь толстую перчатку. Няня провела Бронга в комнату и принесла ему своего горьковатого отвара. Сидя в тепле, гость снял перчатки.

— Ты знаешь, что с кораблем? — Веш подала ему чашку и теперь стояла, неотрывно глядя на его золотые руки. — Что с капитаном Ворном?

Бронг очень ловко управлялся с отваром. Кет ждал, помимо всего прочего ему хотелось узнать, не встретили ли они там драконов. Наконец инженер отставил чашку и стал рассказывать о полете и найденной ими планете.

— Мы назвали ее Кирония, — его глаза смотрели куда-то вдаль, словно он все еще видел эту планету. — Она стара, как, наверное, была стара Терра, когда на ней только появились люди. Хорошее место, но чуть не погубило нас всех.

Мы выслали три разведывательные экспедиции. Тот аппарат, что отправился первым, просто исчез бесследно. Он попал на темную сторону планеты, после чего как испарился. Второй сел на большую зеленую равнину, показавшуюся нам безопасной. Однако тонкий слой травы скрывал под собой целое грязевое море, аппарат погрузился в него и тоже пропал.



С последним нам повезло больше. Он без затруднений опустился на каменистый берег и обследовал его, а потом сделал три рейса к кораблю, чтобы забрать снаряжение и остальную команду. С последним рейсом улетел и Ворн, прихватив с собой фузионный двигатель для обеспечения лагеря энергией. Затем капитан созвал нас всех и произнес речь.

Он сказал, что Кирония — это наш шанс. Если мы постараемся и к тому же нам повезет, она превратится в более уютный дом, чем Каи. У нас, конечно, будет много проблем, но это в порядке вещей — придется трудиться, рисковать, проигрывать и побеждать. Мне понравилось, как говорил капитан Ворн. Он стоял на гранитной скале, и утесы вокруг отзывались эхом на его слова. Мы испытывали гордость…

Пока не явились гуманоиды.

3. Родомагнетика

Тахионный энергетический спектр, связанный со второй триадой периодической таблицы элементов: рутением, родием и палладием. Название образовано по аналогии с ферромагнетикой, связанной с первой триадой: железом, кобальтом и никелем.


В неподвижном лице Бронга ничего не изменилось, но его золотые руки сжались при этих словах, и говорить он стал тихо и медленно.

— Первый исчезнувший аппарат вернулся со множеством гуманоидов на борту. Они захватили корабль, никого не тронув, и все время твердили, что не способны причинять людям вред. Они просто хотят помочь и, если нам нужен дом на Киронии, готовы его построить.

Бозун Бронг покачал головой и с усилием расцепил руки.

— Именно так они и поступили, хотя Ворн пытался остановить их. Он просил их дать нам самим заняться этим — возводить дома, прокладывать дороги, расчищать поля. Дать нам возможность использовать собственные ум и силу, чтобы бороться с планетой и подчинить ее, ведь именно для этого мы прилетели.

Его руки наконец устало опустились.

— Гуманоиды остановили всю нашу работу, ведь они пришли заботиться о нас, согласно своей безумной Основной Директиве. Они говорили, что наши инструменты опасны, а работа слишком тяжела: о топор можно порезаться, а поднимая камень — надорваться. Человек может погибнуть от одного-единственного микроба. Нас надо было защищать…

Гость вздохнул и отпил немного горячего отвара.

— В некотором роде они проделали потрясающую работу. Они пригнали свой тахионный транспорт, в сто раз превосходящий размерами наш корабль. При помощи громадных машин гуманоиды построили для нас город на тех самых утесах, где Ворн успел разметить расположение первой улицы будущего поселения.

Это был одновременно и жуткий, и прекрасный город, — голос Бронга стал печальным. — Его хрустальные башни сверкали, словно гигантские драгоценные камни. В садах распустились огромные цветы, каких я раньше никогда не видел даже на Малили. И весь этот город был погружен в странное розоватое облако. Что это такое, я так и не смог понять. Оно испускало необычный аромат, сладкий до приторности, а по ночам сияло розовым светом, так что в городе никогда не бывало темно. Более того, облако защищало нас от непогоды, не пропуская ни ветра, ни холода, ни дождя, обычных для этой планеты. Просто колдовство какое-то!

Так нам казалось тогда, ведь все это розоватое великолепие было совершенно невероятно. Пока шло строительство, гуманоиды все время сновали вокруг нас, как муравьи: они не нуждались во сне или отдыхе. Они даже не издавали ни звука: им не требовалось переговариваться, потому что каждый из них знал все, что было известно остальным.

Они возвели город всего за несколько дней. Поначалу многим из нас хотелось туда попасть, таким фантастическим, просто волшебным все выглядело. И гуманоиды казались такими услужливыми и добрыми, они были готовы сделать для людей все, что угодно.

Но Ворн никогда не доверял им. Он и еще несколько человек остались на базе и занимались переоборудованием фузионного двигателя, чтобы у нас был свой источник энергии. Когда гуманоиды пригласили их в город, они отказались.

Бронг покачал головой и снова отпил из своей чашки.

— Гуманоиды были очень вежливы, но настойчивы. Капитан сказал, что он и его люди пойдут своим путем. А потом гуманоиды решили, что фузионная энергия слишком опасна для людей. Они вели себя мягко и ласково, но пришли и разобрали фузионную установку.

В самый последний момент Ворн взорвал ее. Там оставался только котел, но этого вполне хватило, чтобы убить Ворна и большую часть его сподвижников. И они сделали правильный выбор, — при этих словах Бронг серьезно глянул на Кета. — Чудесный город оказался настоящей тюрьмой, только обитой войлоком. Гостеприимные хозяева ввели запреты практически на все. Даже на любовь были наложены ограничения, потому что секс дает слишком сильную нагрузку на сердце. Большинство людей пришлось накачать наркотиками, чтобы ввести их в «счастливое» состояние. А наркотики у гуманоидов впечатляющие.

Вот и вся история, — Бронг грустно посмотрел на няню Веш и протянул свою чашку, чтобы она ее наполнила. — Вся печальная история, которую я собирался рассказать спасателю Кирону.

— Он захочет узнать еще кое-что, — ответила та, наливая ему еще отвару. — Как ты сумел вернуться?

На мгновение маленький инженер замер, уподобившись своему вечно неподвижному лицу.

— Я-то представлял, на что способны гуманоиды, — он покосился на свою кружку и отставил ее в сторону. — Взрыв, произведенный Ворном, забрал с собой и сотню этих мерзавцев, при этом испугав остальных. В возникшей суматохе я забрался в посадочный аппарат и рванул на нем прочь прежде, чем они успели меня перехватить. Я очень долго летел домой, но все же долетел. Так и оказался здесь.

В это время вернулся отец Кета, увидев бросившегося навстречу Бронга, он остановился и потрясенно уставился на инженера, не говоря ни слова. Наконец он произнес:

— Ты… тебя не может здесь быть!

— Но я здесь, — Бронг не мог улыбаться, но голос его звучал неожиданно довольно. — Должен сказать, что ты оказался прав насчет гуманоидов. Я видел их, астронавт, и представляю себе мир, который они хотят для нас сотворить. Очень своеобразный ад, надо заметить.

— Никогда не был склонен доверять тебе, — мрачно кивнул Рин Кирон. — Но послушаю, что ты собираешься рассказать.

— Этого я и ожидал, — Бронг кивнул, искоса глядя на него. — Хотя мы никогда не были друзьями.

Они ушли в потайную комнату. Кет пытался подслушивать у запертой двери, пока его не спугнула няня Веш: разговор велся на повышенных тонах и становился все резче. Прошло много времени, пока они наконец появились оттуда, оба хмурые и раздраженные. По голофону в гостиной отец позвонил брату покойного капитана Ворна.

Адмирал Торку Ворн был членом Мостика и главой флота. Секретарша сообщила, что он сейчас на конференции и она не может отрывать его от дел. Однако она передумала, когда Бронг продемонстрировал свои золотые руки и объяснил ей, что был на борту «Кирона».

Торку Ворн был похож на своего брата, но моложе, коренастее и сильнее. Обветренное суровое лицо, внимательный взгляд — это было лицо игрока, не выдававшее никаких чувств, пока Бронг рассказывал свою историю. После этого адмирал улыбнулся, тепло и широко.

— Прекрасная история, Бозун, но кое-что меня сильно удивляет, — он говорил дружелюбно и как бы извиняясь. — Нам не сообщали о том, что с Киронии вернулся хоть один аппарат.

— Но я не добрался до космопорта, сэр, — Бронг ссутулился и выглядел очень маленьким и несчастным в своей потрепанной зимней одежде. — Я разбился возле фермы на Темной Стороне и добрался оттуда пешком до ближайшей станции.

— Возможно, — спокойно кивнул адмирал. — Но я участвовал в проектировании этих посадочных аппаратов. Они рассчитаны только на межпланетные перелеты, а не на межзвездные, — его серо-голубые глаза по-прежнему оставались ясными и добрыми. — Бозун, ты не мог прилететь ни на одном из них. По крайней мере, с Дракона.

— Это было довольно трудно, сэр, — инженер скривился, затем моргнул. — Я вам сейчас объясню…

— Объяснишь это вахте, — улыбка адмирала стала холодной. — Я думаю, им захочется посмотреть на обломки твоего аппарата. И если они их не найдут, у тебя будут проблемы.

Изображение исчезло.

— Проблемы будут не только у меня. Во всяком случае, когда явятся гуманоиды, — Бронг встал, устало вздохнул и спросил у хозяина дома, можно ли ему воспользоваться потайной комнатой. В коридоре он остановился под мигающей красной лампочкой. — Ты получил мое сообщение, Рин Кирон. Вахта скажет, что я солгал относительно аппарата. Но то, что я говорил о гуманоидах, — правда. Запомни это, спасатель, я надеюсь: ты сумеешь остановить их.

Инженер вошел в комнату и закрыл за собой дверь.

Трое офицеров вахты появились через полчаса с ордером на арест, отец Кета провел их к секретной комнате и постучал. Красный огонек все мигал, но Бозун не отвечал. Офицеры вытащили свои лазерные пистолеты, и Кирон открыл дверь.

Бронг исчез.

4. Спасательная Команда

Организация, созданная для того, чтобы предупреждать людей о появлении гуманоидов и защищать от них; в свое время имела значительное влияние, но позже дискредитировала себя частыми ложными тревогами.


Офицеры вахты никак не хотели поверить в случившееся. Они требовали объяснений, кричали на отца, на няню Веш и даже на Кета, спрашивали об одном и том же по двадцать раз и злились все больше. Они нарисовали план комнат, простучали стены, сделали голограмму всего помещения. Безрезультатно.

«Эта комната находится в восьми метрах под землей, — говорили они, — она вырублена в гранитной скале и имеет только один выход. Если человек и впрямь вошел туда и действительно не выходил, то почему его нет внутри?!»

Отец нервничал, голос его стал резким, а шрам на лице побелел. Он повторял, что ничего не знает:

— Мне не имело смысла его прятать. Я действительно познакомился с ним на Малили, но другом мне Бронг никогда не был. Он ведь жалкий полукровка! Я не доверял его словам, а как он сбежал — сам не могу понять!

Офицеры наконец ушли, но вскоре позвонил адмирал.

— Спасатель Кирон, я получил отчет, который мне неясен, — на его красном широком лице застыло жесткое и напряженное выражение. — Мне кажется, вам следует объясниться.

— Извините, сэр, — несчастным голосом ответил отец. — Я ничего не могу объяснить.

— А вот я, кажется, могу, — адмирал чуть наклонился вперед. — Хотя вы, разумеется, станете это отрицать. Вы хотите поддержать вашу умирающую Спасательную Команду этой дикой историей о вторжении гуманоидов…

— Я ничего не выдумывал, — пробормотал Кирон. — Я не верю рассказу Бронга о том, как он вернулся, но его история меня пугает.

Торку Ворн ждал, и его мясистое лицо приняло совсем недружелюбное выражение.

— Я о нем мало что знал, — отец уже взмок от волнения. — Вы ведь в курсе: он наполовину лелейо , а теперь — наполовину машина. Почти что и не человек… Я никогда его толком не понимал.

— К сожалению, спасатель, теперь я не понимаю вас, — холодная полуулыбка пропала с лица адмирала. — Хотя, возможно, смогу понять, когда узнаю, как исчез Бронг. А между тем, я полагаю, весь этот фарс добьет остатки вашей Спасательной Команды…

Он уже собирался отключиться.

— Сэр, подождите! — взмолился отец. — Если гуманоиды и впрямь обосновались на Драконе, мы все здесь в опасности. Спасательная Команда должна продолжать работу…

— Посмотрим, — коротко ответил Ворн. — Если я смогу поверить, что мой брат погиб именно из-за гуманоидов.

Его жесткое лицо наконец исчезло.

Поздно вечером отец впервые позвал Кета в секретную комнату.

— Плохой сегодня день, Шкипер, — он тяжело уселся за стол, неожиданно показавшись старше, чем чернобородый человек со странной плоской картинки. — Я не знаю, что случилось с Бозуном Бронгом, — его взгляд беспокойно скользнул по стенам, — но нам с тобой пора поговорить.

Кет слушал его, затаив дыхание.

— Я собирался подождать с этим, пока ты не станешь старше… Ты слышал историю Бронга: частично она может оказаться просто нелепой ложью, но, боюсь, рассказ о гуманоидах вполне правдив. Каи в опасности, Шкипер, и только Спасательная Команда может противостоять врагу. Вот наши укрепления, — с грустной усмешкой он махнул рукой в сторону старого сейфа, плоских книг и картины. — Да на Малили есть один форт, а весь гарнизон его — храбрая женщина, спасатель Кира Сайр. Мы двое против несметного легиона гуманоидов… Именно по этой причине, малыш, я так мало уделял тебе внимания все время. Надеюсь, ты меня поймешь.

— Спасибо, сэр, — он посмотрел отцу в глаза. — А они придут сюда?

— Хотел бы я знать… Но теперь они имеют информацию о нас. Нам же остается только ждать, ждать и готовиться, как только можем.

— Если еще есть время… — Кету пришлось перевести дыхание. — Когда я вырасту, я хочу присоединиться к Спасательной Команде. Можно, сэр?

— Если к тому времени еще будет Команда, — отец чуть улыбнулся ему. — И если тебя на это хватит. Но бороться против них…

Спасатель замолк, уставившись в никуда. Кет ждал, совершенно позабытый, и ему было горько видеть отца таким растерянным и испуганным.

— Ну ладно, Шкипер, — очнулся наконец Кирон. — Я не хотел тебя расстраивать, но тебе нужно это знать.

— А Малили? — набрался наконец он храбрости спросить. — Там есть гуманоиды? Няня Веш говорит, что есть. Она говорит, что они убили мою маму…

— Не смей говорить о ней! — Шрам почти мгновенно побелел, и его рваные края показались Кету чем-то вроде следа паука, пробежавшего по отцовскому лицу. — Никогда, слышишь, никогда не заговаривай о ней!

— Из-звините, сэр.

Мальчику очень хотелось узнать о планете, где он родился, о своей матери, о том, как у отца появился шрам, о ржавке и кровяной гнили, о загадочных лелейо. Но порыв откровенности у Рина Кирона уже прошел.

— Иди-ка отсюда, Шкипер, — и он повернулся к голофону. — Мне надо позвонить.

Выйдя из комнаты, Кет услышал, что за ним защелкнулся знакомый специальный замок. Он подумал: не звонит ли отец той самой Кире Сайр, чтобы рассказать о гуманоидах с Киронии.

Весь остаток зимы мальчик ходил на тренировки, собирал утиль и учил уроки, как велела няня Веш. Иногда он слушал головизор, но о пропавшем корабле по-прежнему не было никаких новостей. Не говорилось ни о капитане Ворне, ни о гуманоидах, ни о человеке с золотыми руками, ни даже о драконах.

К его следующему дню рождения Веш накопила достаточно талонов, чтобы сделать пирог с ягодами, а отец обещал преподнести сюрприз. Сюрпризом оказалась прилетевшая с Малили Кира Сайр, высокая, с темными блестящими волосами и маленькой родинкой под глазом. И еще она должна была стать его новой мамой.

Кира Сайр сразу понравилась Кету: от нее исходит запах листьев солнечника и она гораздо добрее няни Веш.

Только она все время была занята. Как и отец, она постоянно боялась чего-то и много работала. Часто их вообще не было дома, и мальчик не знал, где они пропадают. А когда возвращались, то запирались в секретной комнате.

Однажды, когда они в очередной раз уходили, Кет не смог сдержать слез. Кира вернулась в дом и села рядом, обняв его рукой.

— Мы тебя любим, Кет, но ты должен понять своего отца. Жаль, что он так мало разговаривает с нами обоими, но ведь он несет очень тяжелое бремя. Сейчас отец просит денег у членов Мостика и людей из флота, а те не хотят давать, потому что не верят в присутствие гуманоидов на Драконе. А я ищу…

— Кира! — послышался голос отца, ждавшего в туннеле. — Ты идешь?

— Секундочку, Рин.

Она притянула ребенка к себе, в ореол аромата солнечника, и заговорила быстрее:

— Ищу утраченный секрет. Он нам необходим. Ты ведь знаешь: на Каи люди прилетели на родомагнитном корабле «Деливеранс» Ланса Мэнсфилда. Он боялся, что гуманоиды обнаружат излучение и после посадки разобрал корабль, а бумаги с расчетами сжег. Но я не верю, что он уничтожил все…

— Кира, пожалуйста!

— Мэнсфилд должен был предвидеть, что знание родомагнетики понадобится, если гуманоиды вдруг найдут нас. Он наверняка оставил какую-нибудь запись — во всяком случае, мы надеемся, что она существует. Вот эти-то данные я и разыскиваю.

Кира Сайр встала, собираясь уходить.

— Твой отец считает, что это тщетная надежда. Слишком многое погибло в Черные века. Но нам очень нужны эти знания.

Кет снова всхлипнул и уцепился за нее.

— Мне надо бежать, — женщина наклонилась и поцеловала его. — Я надеюсь, ты попробуешь понять своего отца: он один против всех гуманоидов. У него нет времени на нас с тобой.

Мальчик выпустил ее руку, хотя комок все еще стоял у него в горле. Позже он часто думал, не нашла ли она родомагнитное оружие против гуманоидов, но Кира больше не заговаривала об этом. А Кет не спрашивал, думая, что хороших новостей нет и она не хочет его пугать.

5. Малили

Большая из двух планет звезды Кошка; она и ее спутник, Каи, постоянно обращены друг к другу одной и той же стороной. Малили населена мутантами лелейо, Каи — нормальными людьми.




Теперь, когда у мальчика возникали вопросы, он обращался к Доктору Смарту, новому домашнему учителю-роботу. На день рождения Кира подарила ему большую зеленую коробку, и, когда Кет поднял крышку, появилась улыбающаяся голографическая голова. У Доктора Смарта были седые волосы, розовое лицо и очки с темной оправой, а запрограммировали его, чтобы развлекать и учить ребенка. Доктор никогда не сердился и не обижался, ему можно было задавать любые вопросы.

Первым делом Кет решил узнать про Малили. Робот показал изображение двух маленьких шариков. Шарики медленно вращались вокруг определенной точки в пространстве, светлые с одной стороны и черные с другой.

— Это Каи и Малили, — сказал Доктор Смарт. — Они летят друг за другом по орбите точно так же, как по гораздо большим орбитам следуют Кошка и Дракон. Планеты постоянно повернуты друг к другу одной стороной. Поэтому в каждый орбитальный период, длящийся шестьдесят дней, у нас есть и солнечное, и лунное время.

Приободренный таким обстоятельным ответом, мальчик спросил, как умерла его мать.

— Извини, Кет, — голос оставался все таким же веселым, — нет данных.

— Няня Веш говорит, что ее убили гуманоиды. На Малили есть гуманоиды?

— Извини, Кет. — Розовощекая голограмма все так же улыбалась. — Нет данных.

Мальчик сделал еще одну попытку:

— Расскажи мне о родомагнетике.

— Это мифическая наука, — на сей раз голограмма ненадолго замерла, прежде чем договорить. Когда веселый голос прерывался, улыбка пропадала вместе с ним. — Извини, Кет. Больше данных нет. Хочешь сыграть в шахматы?

Кет шахматы не любил. У Киры и у отца никогда не хватало времени, а няня всякий раз вспоминала ту последнюю партию, которую играла с мужем, и начинала плакать. Доктор Смарт был запрограммирован так, чтобы давать Кету выигрывать каждую вторую партию, но побеждать такую машину оказалось неинтересно.

— Я предпочел бы узнать про лелейо. Кто они такие?

— Это мутировавшая раса. Они физически идентичны людям почти во всех аспектах, но обладают иммунитетом к кровяной гнили. Язык и культура в целом неизвестны, предположительно — примитивны. Может, перейдем к твоему уроку права?

Но его не интересовали ни право, ни математика, ни грамматика. А если Кет спрашивал о чем-нибудь, что ему действительно хотелось знать, у Доктора Смарта никогда не было данных. Мальчик по-прежнему учился, ходил на тренировки. Долгие дни лунного времени под землей текли бесконечно.

Когда наступил радостный день Восхода, Кет всю дорогу из спортивного зала бежал, чтобы приготовиться к экскурсии по снегу. Няня Веш послала его к отцу, в ту самую потайную комнату, куда он заходил только дважды. Кира тоже оказалась там, и у обоих был очень серьезный вид.

— Садись, Кет, — пригласила она.

Он пристроился рядом с ней на кушетке.

— У нас есть для тебя новости, — Кира попыталась улыбнуться. — Надеюсь, они тебя не очень расстроят.

Мальчик с беспокойством глянул на отца.

— Мы уезжаем, Шкипер, — сказал тот. — Возвращаемся в Зону.

— А я поеду с вами? — с надеждой спросил Кет.

Отец только нахмурился.

— Извини, — Кира взяла мальчика за руку, — для нас это тоже очень тяжело. Понимаешь, я так и не нашла тот утерянный секрет, который был нам нужен. Есть лишь один смутный намек в оставшихся записях Мэнсфилда, но толку от этого никакого. Твой отец не смог получить здесь поддержки, и мы надеемся добиться большего в Зоне.

Кет отпустил ее руку, стараясь не заплакать: ему было так плохо, что он почти не слышал их дальнейших слов. Отец станет работать инженером, чтобы семья могла жить. Кира продолжит исследования на старой станции Команды. Она что-то говорила об источниках родомагнитного излучения в джунглях, возможно, связанных с разведкой гуманоидов.

— Это наш последний шанс, Кет. На данный момент мы сможем сделать лишь примитивный детектор — своего рода палладиевый компас, который будет улавливать излучение в джунглях. Но гуманоидов это не остановит, и, когда они явятся сюда с Дракона, мы должны встретить их родомагнитным оружием.

Мальчик все еще боролся со своим горем.

— Я… я понимаю, — прошептал он наконец. — Но как же я?

— У нас есть планы насчет тебя, Шкипер, — отец хмурился, словно его раздражали слезы в глазах сына. — Я говорил с няней Веш, но она собирается уехать в Нортдайк и стать там сиделкой. Нам придется отдать тебя в школу.

— А могу я… могу я стать членом Команды?

— Не думаю, — отец еще больше нахмурился. — Нам неизвестно, когда явятся гуманоиды и будет ли еще к тому времени Команда. Но, даже если так, боюсь, что ты не подходишь.

— П-почему, сэр?

— Член Команды должен быть бойцом.

— Я… — отчаяние овладело им. — Я научусь, сэр.

— Тобой недостаточно занимались, — мрачно посмотрел на него отец. — Няня говорит, что у тебя проблемы со спортом. А Доктор Смарт сообщает, что ты не хочешь играть в шахматы. Похоже, ты избегаешь конфликтов.

— Но ведь это… не потому, что я боюсь, сэр! — Кет спрыгнул с кушетки и попытался гордо выпрямиться. — Мне… мне просто неинтересно побеждать во всяких играх. Я не люблю обижать людей или расстраивать их. Но ведь гуманоиды не люди, с ними я мог бы бороться.

— А что у тебя за проблемы на тренировках?

Мальчик посмотрел на мужественного человека с картины, надеясь, что тот поможет ему убедить отца.

— Наверное, это потому, что я не такой, как все. Я родился на Малили, я не понимаю других детей, а они… — голос его чуть не сорвался. Больше всего ему хотелось сейчас быть таким же твердым и сильным, как Кирондат Кирон! — Они не зовут меня играть, смеются надо мной.

— Если ты не сможешь научиться драться, — губы отца сжались, и неровные края шрама стали четче, — о Команде можешь забыть.

— Нет! — У Кета перехватило дыхание от обиды. — Сэр, пожалуйста! Я так хочу попасть в Команду!

— Нам всем порой хочется невозможного, — отрезал отец.

Недовольный разговором, он бросил короткий взгляд на чернобородого человека с картины, потом — снова на сына и долгое время молчал. У Кета просто подогнулись коленки — пришлось опять опуститься на кушетку рядом с Кирой.

— Тебе придется многому научиться, Шкипер. Ты отправишься в школу. Я позвоню в «Зеленый Пик» директору Таико, договорюсь, что ты поедешь туда завтра, — и отец кивком указал на дверь.

Няня Веш помогла Кету упаковать необходимые вещи и набрала достаточно жетонов, чтобы спечь ему на дорогу орехового печенья. Прощаясь, мальчик хотел просто пожать ей руку, но няня внезапно наклонилась и обняла его. Он поразился тому, что ее старые худые плечи вздрагивают от рыданий, и вдруг понял: она любит его больше всех на свете!

Сам Кет расплакался на станции, когда Кира поцеловала его и сказала «до свиданья». Они расставались на целую вечность: отец заключил свой контракт инженера на семь лет. О Зоне мальчик знал только то, что она странная и опасная. Если до них доберется кровяная гниль или придут гуманоиды, он никогда их больше не увидит.

6. Яйца драконов

Распространенное название для шариков из полированного камня, которые периодически находят в полярных ледяных пещерах Каи. Предположительно, оставлены когда-то пришельцами из космоса. Значение неизвестно.


«Зеленый Пик» — специальная школа-интернат для детей тех, кто работал на Малили. Отец еще на станции предупредил, что директор Таико не церемонится с новичками. Кет не стал расспрашивать, но очень расстроился.

Поезд несся так быстро, что мальчик даже не успел съесть свое ореховое печенье. В любом случае, он был слишком возбужден, чтобы хотеть есть. Если в этой школе готовят к работе в Зоне, то он сможет там узнать все о чудесах и опасностях Малили.

Название «Зеленый Пик» при ближайшем знакомстве оказалось горькой шуткой, потому что на много сотен километров от школы не было никакой зелени. Она располагалась на верхних уровнях Мансфорта, города из туннелей, который колонисты выкопали в том самом месте, где так неудачно приземлились. Город дважды бомбили в течение Черных веков, и в конце концов он был покинут и пустовал шестьсот лет, пока не построили эту школу. Даже в солнечное летнее время на гранитных пиках вокруг нее лежал снег.

В первую ночь здесь Кет лежал на своей койке и плакал. Старые туннели были темными и мрачными, и со всех сторон школу огораживали предупреждающие знаки. За них не следовало заходить, потому что там начинались нерасчищенные области подземелья. В новых жестких ботинках мальчик натер себе ноги, а школьная форма из грубой ткани стесняла движения. Он слишком долго возился, надевая ее, и из-за этого пропустил свою очередь в столовой. В «Зеленом пике» наказывали за нарушение правил, о которых новичок в первый раз слышал. И Кету пришлось долго ходить по дежурной палубе за то, что он предложил офицеру охраны орехового печенья: оказывается, учащимся не дозволялись сласти, привезенные из дома.

На следующий день все было не так плохо, потому что он встретился с Челни Ворн. Она тоже успела походить по дежурной палубе: не знала, что новичкам не разрешается болтать в коридорах. Когда девочка говорила об этом, ее губы побелели, а подбородок заметно дрожал.

Челни не отправились с отцом на Дракон, так как ее мать не хотела покидать Нортдайк. А теперь она больше не нужна маме и до отправки в «Зеленый Пик» жила у дяди. Кет немного рассказал ей про своего отца, Киру и историю Бозуна Бронга. Ее подбородок снова задрожал: оказалось, девочка не знала о судьбе экспедиции к Дракону. Так они подружились.

У директора Таико, низенького, коренастого человечка со скрипящим голосом, совершенно не было времени на растерянных новичков. Он носил медаль за службу на корабле, хотя никогда в жизни не покидал Каи. Позже Кет стал понимать, что это замученный и очень одинокий человек, который любит школу и живет ради нее. Но поначалу казалось, что директор только сердится из-за ерунды.

— Я вас предупреждаю, — скрипел он на новых учеников, — вам еще многому предстоит научиться. Вы познакомитесь с тысячелетней историей и великой традицией корабля. Вам предстоит выучить полный список Навархов, от великого Кирондата Кирона до Суана Ко. Вы будете командовать, но сначала должны научиться повиноваться. Вы узнаете здесь науки, которые дадут вам дорогу в космос — может быть, даже на Малили. Но сперва вам придется полюбить «Зеленый Пик».

Он замолк, поглядел на них и покачал головой, словно увиденное его очень расстроило.

— На вас, малышня, просто печально смотреть, но школа сделает из вас то, что нужно, — его плоский подбородок выдвинулся вперед, а старческий голос дрогнул. — Вы сейчас — сырая глина, но мы вылепим из вас настоящих людей. Вас придется перемолоть и перемешать, придать вам форму и обжечь. Кому-то из вас это не понравится, а кто-то даст трещину, будучи в печи. Но лучшие смогут работать в Зоне.

Мрачно глядя на них тусклыми красноватыми глазами, директор долго объяснял, какие здесь правила и наказания. Тот, кто получит одну черную галочку, проведет два часа на дежурной палубе. Тот, кто наберет десять, останется без сладкого до конца семестра. А набравший сорок никогда не попадет на корабль.

И Кет, и Челни очень старались. В столовой они часто сидели рядом, и она рассказывала о своей семье. Ее прадедушка командовал тем самым аппаратом, который открыл самую первую Зону, где оказалось много тория. Наследники превратили фирму «Ворн Вояжез» в огромный торговый флот. Челни хотела получить достойное образование и летать в космос, надеясь когда-нибудь оказаться во главе станции Ворн в Зоне.

В гуманоидов она не верила.

— На Малили их точно быть не может. Дядя думает, что Спасательная Команда нарочно придумывает всякие ужасы про эту планету, чтобы не пускать нас туда. Он говорит, что нам вполне хватает проблем с драконьими мышами и кровяной гнилью, так что не нужно изобретать ни гуманоидов, ни деревьев-убийц. Дядя считает, что именно мы, Ворны, должны снова открыть Малили — несмотря ни на что!

Иногда Челни становилась неприятной. Она слишком много говорила о «Ворн Вояжез», о летних домах своего дяди в обеих столицах и о катании на лыжах в его зимней резиденции. Любила упомянуть о купании в Кратерном озере и охоте на диких мутобыков. Одноклассники считали ее самодовольной задавакой, но девочка не обращала на них внимания. А Кет ей нравился.

Однажды Челни захотела увидеть его обнаженным. Они нашли помещение, где никого не было, и разделись. Девочка оценивающе рассмотрела стройное, без единого волоска тело Кета. Нахмурившись, она поглядела на его пенис и сказала, что тот вряд ли пока на что-либо годен.

Когда ребята одевались, ворвался дежурный Луан и стал орать. Он приволок их за уши к директору Таико, который прочел им гневную лекцию и поставил по пять черных галочек. Кет отбывал наказание на дежурной палубе и просто ненавидел Челни. Но позже они встретились в классе, и девочка тайком улыбнулась ему — дружба была восстановлена.

Они вместе делали уроки, менялись учебными кассетами. После выходных Челни рассказывала приятелю о поездках к дяде и щедро делилась запрещенными лишними сластями, которые всегда привозила с собой. Но она по-прежнему называла гуманоидов глупой выдумкой.

В пыльном шкафу школьного музея Кет обнаружил три драконьих яйца рубинового цвета и голографические изображения пещер, где их нашли. Мальчик с тоской вспоминал о своем драконьем яйце, которое забрал отец. Интересно, продолжает ли Челни считать их приносящими удачу. Но спрашивать Кет не решался.

Девочка редко говорила о своем пропавшем без вести отце, а с Дракона не приходило никаких новостей.

Раз в лунное время Кет получал послание с Малили: дела там шли хорошо. Отец все время спрашивал о галочках и оценках и всегда одинаково заканчивал: «Запомни, Шкипер. Тебе надо научиться драться». Ни о гуманоидах, ни о родомагнитных явлениях в джунглях родители не упоминали.

Драться Кет не учился. Контактный спорт оказался хуже любых шахмат. Он почувствовал тайное облегчение, когда директор Таико сказал, что для боебола мальчик не годится. Однажды местный чемпион по боксу обозвал его трусом, а Кет просто ушел. Но он собирался быть готовым, когда явятся гуманоиды.

Иногда мальчик просыпался в холодном поту: в кошмарных снах орды гуманоидов преследовали его по черным пустым туннелям под «Зеленым Пиком». Они протягивали к нему золотые, как у Бозуна Бронга, руки. И у каждого было хмурое лицо няни Веш, а ее же скрипучим голосом они кричали: «Мы забрали твою маму, заберем и тебя!»

Несмотря на первые неприятности, вскоре Кет обжился в «Зеленом Пике». Он больше не получал черных галочек. Новички уже и ему самому казались довольно жалкими существами, а директор Таико при встрече в коридоре теперь иногда улыбался в ответ на приветствие.

Мальчик порой сомневался, действительно ли он не трус, и решил проверить себя. Закончился второй семестр и наступил Праздник Заката — почти все ученики разъехались, Челни опять отправилась к дяде в Нортдайк. Это было удобное время для испытания собственной храбрости. Кет достал из шкафа в вестибюле фонарик и последовал по заранее обдуманному маршруту: через пустой спортивный зал и дежурную палубу к невидимому барьеру. Сердце отчаянно билось, когда мальчик вышел за предупреждающие знаки и двинулся по запретному туннелю в сгущающуюся темноту.

Было немножко страшно, но лежавший вокруг мертвый город завораживал. Маленькие огни школы давно исчезли, Кет заглядывал в ледяную темноту нерасчищенных туннелей и думал о своих предках, живших, сражавшихся и умиравших здесь. Тут поджидали опасности: обвалы, затопленные районы, смертоносные газы — все они были достойной проверкой его храбрости (и при этом ему не требовалось никого обижать).

Преодолев барьер, мальчик на ощупь прошел в боковой туннель и только тогда рискнул зажечь фонарь. Однако не показалось ничего интересного, лишь бесконечный ряд черных пещер непонятного предназначения. Неясно, чем они когда-то были: магазинами, домами или чем-то еще.

Кет испытывал странное, радостное возбуждение, возможно, из-за необычного чувства свободы. Ему не требовалось ни с кем драться, кому-то уступать, никто не пытался обижать его — здесь он был самим собой.

Мальчик выключил свет и в беззвучной темноте присел на камень. Отчего ему так нравится свободное одиночество? Может быть, что-то особое случилось в его детстве, когда он жил с мамой на Малили? Или он слишком много времени провел с няней Веш и Доктором Смартом и плохо знает людей? Или просто не приспособлен к жизни?

Внезапно Кет почувствовал, что холод добрался до него сквозь камень, и встал, намереваясь идти дальше. Несмотря на стужу, он с удовольствием ощущал эту темную тишину, где доводы разума не имели никакого значения. Он знал, что ему еще надо будет сюда вернуться.

В свой первый поход мальчик не нашел ничего интересного, только несколько странных кусочков ржавого металла и битого стекла. Он поднял их и тут же бросил обратно, потому что при очередной проверке комнаты не сможет объяснить их происхождения. Но Кет продолжал возвращаться сюда при первом удобном случае и вскоре обошел все окрестности школы, тщательно составляя мысленную карту, чтобы не заблудиться.

В своих исследованиях он обнаружил то, что когда-то наверняка было главными вертикальными шахтами. Сейчас это казалось обгорелыми (возможно, в результате бомбардировок) черными провалами, заполненными битым камнем и покореженной сталью, из-за чего он не мог пробраться на нижние уровни.

В конце третьего семестра Кет предпринял более долгую экспедицию и однажды почувствовал ледяной ветер, проникающий через сломанную решетку. За ней виднелась лестница, ведущая в темноту далеко за радиус света. Он потрогал ржавые ступеньки: они показались достаточно прочными.

Мальчик немного дрожал, но ему очень нравилось, что он идет туда, где много столетий никто не бывал — вероятно, с тех самых пор, как погиб этот город. Он прикрепил фонарь к поясу и стал карабкаться вниз по лестнице, в удушливую тишину, навстречу затхлому запаху гнили.

Первые три уровня оказались пусты: в темных пещерах ничего не было — то ли из-за бомбардировок, то ли их разграбили позже. В напряженной тишине его страшно напугал внезапный звон: в чернильно-черную лужу на полу упала капля воды.

На четвертом уровне Кет увидел еще целую решетку. Слазив наверх и добыв какой-то стальной обломок, он стал бить им по прутьям, пока те не упали. Воздух там имел весьма мерзкий запах, от которого у мальчика перехватило дыхание и закружилась голова. Но он осматривал пещеру достаточно долго и убедился, что забытые здесь люди спастись не смогли.

Тут были глубокие лужи, а странные бугорки между ними оказались скелетами. Кет вглядывался в душную темноту, пытаясь представить себе ужас умирающего города, — и чуть не задержался там слишком долго. Выбравшись наконец через шахту на уровень выше, он трясся и тяжело дышал. Голова болела, даже когда он уже вернулся в свою комнату.

Весь следующий семестр мальчик не ходил в заброшенные туннели: тайные вылазки были крайне опасным делом. Он решил больше заниматься уроками и вновь попытался наладить контакт со своими одноклассниками. Но отметки у него уже и так были хорошие, опережала его только Челни, а игры он по-прежнему не любил. К концу семестра стало настолько скучно и одиноко, что Кет решил рискнуть и предпринять еще один поход.

7. «Деливеранс»

Родомагнитный космический корабль, на котором люди, сбежавшие от гуманоидов, добрались до Кошки. Его проектировал и вел капитан Ланс Мэнсфилд, внук несчастного Уоррена Мэнсфилда — изобретателя гуманоидов.


Кет проник на нижние уровни, где можно было свободно дышать, захватив с собой маленькую голокамеру — подарок Челни на день рождения. Перебираясь через ледяную грязь в туннеле, он наткнулся на обвал, по-видимому, случившийся совсем недавно. Продираясь сквозь него, мальчик поскользнулся и едва не упал в незаметную яму-ловушку. Из-под руки выкатился камень и начал свое бесконечное падение… но ударился обо что-то, и по пещерам покатилось эхо.

Кет долго лежал на месте, дрожа и обливаясь ледяным потом, сомнения в собственной храбрости застали его врасплох. Овладев собой, он закинул голокамеру на шею и стал ползти к старой шахте, пока не добрался до ржавой решетки. За ней высветилась Длинная комната, заваленная камнями. Несмотря на раздражающий кислый запах, мальчик стал ломать петли, пока решетка наконец не упала.

Он пролез за нее и чуть не упал, когда ему под ногу попался маленький круглый камешек. На свету тот оказался необычайно правильным по форме, а рядом с ним обнаружился еще один такой же… и еще… Чуть ли ни дюжина подобных шариков валялась вокруг!

Драконьи яйца!

Это место, сообразил Кет, наверняка было музеем! Сейчас большая часть его содержимого превратилась в черные грязные останки возле стен. Здесь лежал только скелет возле тяжелой металлической двери, которая прочно приржавела к своему месту. Одну из вытянутых рук скелета покрыл какой то коричневый холмик.

Мальчик уже чувствовал удушье: пора отсюда выбираться, пока он может это сделать. Но он все стоял в оцепенение и думал: что же случилось здесь когда-то?

Очевидно, прозвучал сигнал тревоги, и этот человек пытался выбраться из помещения. Может быть, он выносил с собой что-нибудь особо ценное. Кет пошевелил ногой ком грязи и увидел гладкий изгиб, похожий на очертания еще одного яйца.

Он снова ткнул грязь ботинком, и оттуда выкатился маленький шарик — меньше остальных и явно сделанный не из камня, а из какого-то белого металла. Шарик отскочил от ботинка, показавшись неестественно легким. Комья грязи слетели, и он поднялся в воздух…

Кет что, уже с ума сошел от здешних испарений?

Мальчик отшатнулся от странного предмета, смутно понимая, что ему надо уходить. Но тот подлетел так близко, что Кет потянулся и схватил его. Поморгал и помотал головой: не бывает, чтобы вещи падали вверх. Но шарик выглядел самым настоящим, холодным и сырым, и продолжал тянуться вверх, словно был тяжелым «наоборот».

Позже Кет очнулся наверху той самой осыпи, вспоминая все это, как сквозь сон. Голова страшно болела, тошнило, а руки оказались разодранными и распухшими.

Когда он смог подняться, то обнаружил, что шарик прочно привязан и находится в кармане его рваного и грязного комбинезона. Кет вытащил его, почистил и долго сидел, держа драгоценность в руках и восхищенно рассматривая. Похож на драконье яйцо, но совершенно другого рода, и от этого драконьи яйца становились еще таинственнее и замечательнее, а шарик уже казался ему бесценным.

Мальчик доказал свою храбрость и был вознагражден за риск. Каким-то образом красивый серебристый шарик соответствовал его темному стремлению. Кет не знал, что и почему ищет, — и не должен теперь знать, что нашел.

Он заподозрил, что другие захотят поместить находку в музей, но шарик был слишком ценным, чтобы отдавать его. Кет отнес его в школу и спрятал в своей парте, на дне ящика, забитого старыми учебными кассетами.

Время от времени мальчик вынимал свою драгоценность и напрягал воображение, пытаясь представить, что же это такое и действительно ли создатели прибыли с Дракона. Но в мертвые туннели он больше не возвращался и не хотел возвращаться, даже за своей голокамерой, которую в последний раз где-то потерял.

Почему-то с тех пор его дела пошли значительно лучше. Кет по-прежнему не любил контактный спорт, но обожал кататься на лыжах в лунное время. Вскоре он оказался лучшим в команде своего класса. Да и учеба неожиданно приняла новое направление. Он никому не показывал шарик, чтобы не отобрали, но пытался узнать о нем больше и больше.

Мальчик искал кассеты о древнем периоде Каи, очередной реферат писал на тему Черных веков. Втайне он проводил эксперименты. Когда учитель физики начал рассказывать о законах движения, Кет измерил ускорение шарика: 0, 9 метра в секунду.

Однажды в лаборатории он спросил преподавателя, что может вызвать антигравитацию.

— Ты что, дурак? — нахмурился седобородый учитель. — Антигравитации не существует, и это всем известно.

Шло время, с Дракона не прилетало никаких гуманоидов. Ведущие новостей совсем забыли об исчезнувшем «Кироне» капитана Ворна. Официальные лица больше не заикались ни о каких спасательных экспедициях. Вместо этого они начали выдвигать планы расширения Зоны и разработки новых ториевых шахт Малили.

Кету прекратили сниться кошмары про гуманоидов, он учился, катался на лыжах. Постепенно мальчик стал считать историю Бронга фантастической выдумкой, хотя изредка выдвигал нижний ящик парты, чтобы увидеть, как белый металлический кругляш тянется вверх. Кет не рассказывал о странной находке никому, даже Челни: это было его собственное чудо, чье происхождение к тому же сложно объяснить.

Челни Ворн по-прежнему дружила с ним. Она вытянулась, черные волосы достигали пояса, грудь округлилась. Кета не раздражало, что подруга была лучшей в классе, оставляя его на втором месте: успехи в науках мало волновали его.

В день четырнадцатилетия Кета пришла очередная открытка с Малили. Отец и Кира писали, что у них все замечательно, и желали сыну того же. День рождения Челни был всего три дня спустя, вечеринка планировалась у дяди, и Кета, конечно, пригласили.

Пока длилась сессия Мостика, адмирал находился в своей резиденции «Вара Ворн» в Нортдайке. Хотя это было далеко, примерно в четверти окружности планеты, у полюса, расстояние не имело особого значения. Челни вызвала специальный флаер, который всего за три часа примчал их через новый глубокий тоннель туда, где зимнее лунное время уже сменилось теплым солнечным.

Примерно половина всей воды на Каи сконцентрировалась в огромной ледяной шапке северного полюса, заполняя самой крупный кратер на планете — около тысячи километров шириной. «Вара Ворн» располагался рядом, возле Метеоритного ущелья, где огромное космическое тело проделало в скале сорокакилометровый водосток.

Дом адмирала поразил Кета. Сперва он оценил бронзовые зимние ворота, высокие и массивные, словно двери в банке. При них находился привратник в красной ливрее с серебряными галунами. Далее следовало пройти летние ворота, почти столь же тяжелые, окованные серебром и украшенные золотыми чеканными дисками, на которых была запечатлена гордая история семейства Ворн. Толстая женщина в форме тех же цветов, что у привратника, управляла лифтом. Лифт спускался в глубокие зимние пещеры с высокими сводами или поднимался в летние башни. Оттуда открывался фантастический вид на бесконечную ледяную пустыню. Если же взглянуть вниз, то глаз поражала яркая зелень по берегам Ветреной реки, где располагались многочисленные фермы и виллы.

Гости оставались в доме почти неделю. Самый первый день оказался для Кета ужасным. Слуги были холодно-вежливы, и он чувствовал их ненависть к чужаку. Челни рассмеялась, увидев приятеля в костюме, который камердинер подобрал ему для праздничного банкета. Кет расстроился, и она попыталась извиниться, хотя в глазах еще плескалось веселье:

— Все дело в костюме: его одолжили у моего кузена Зелика, это сын тети Тары. Такой глупый и неуклюжий, и он старше нас на несколько лет. Мать его баловала, у него всегда были только живые учителя. Он жутко толстый, но стремится носить вещи, которые ему узковаты. Если кому-то покажется, что ты смешно выглядишь, то посмотрели бы они сперва на жирного владельца этого костюма!

Живые слуги в алых ливреях с серебряной тесьмой подавали обед в длинном летнем зале, из огромных окон которого открывался потрясающий вид на ледопады. Челни гордо расположилась по правую руку от адмирала и выглядела странно чужой в красном легком платье с глубоким декольте, обнажавшим слишком многое. По левую руку сидел Кет и чувствовал себя в костюме Зелика весьма неважно.

Торку Ворн был моложе, крупнее и сильнее, чем казалось по голограммам, и гораздо более приветлив, чем ожидал Кет. В пронзительно ледяных синих глазах адмирала все же мерцала веселая искорка. Челни сказала, что когда-то в школе он занимался атлетической гимнастикой и сохранил твердость и плавную грацию движений. Хозяин поднял всех присутствующих, предлагая тост, и его широкое, розовощекое лицо лучилось гордостью.

(«Наглый старый ублюдок, отозвалась о нем как-то нежная племянница. — Но меня просто обожает. Его жена — развратная сука, и своих детей у них нет. Так что он меня любит, да и я его».)

Челни представила друга гостям, большая часть которых принадлежала к семейству Ворн или занимала посты в их флоте. Двое или трое были с Мостика. Наварх прислал из своей свиты какую-то худую, черноволосую, холодно-элегантную женщину. Зелика Зоора Кет узнал прежде, чем их познакомили. Толстый молодой человек с маленькими глазками весь взмок в слишком тесном костюме. Он глупо ухмыльнулся и приветствовал Кета, рука у него оказалась липкой, мягкой и вялой.

Высокая и худая жена адмирала была в облегающем зеленом платье, еще более откровенном, чем наряд Челни. Кольца и браслеты сверкали на ее руках, а поверх осыпанного золотом лифа платья на золотой цепочке висел огромный драгоценный камень в форме звезды. Поглощенная беседой с молодым членом Мостика, женщина нетерпеливо нахмурилась, когда племянница вклинилась, чтобы представить Кета.

За столом Челни шептала ему на ухо указания, какой вилкой следует пользоваться. По окончании банкета Кет попытался отпить из чаши с водой, но та оказалась предназначена для мытья пальцев. Мальчик был очень благодарен адмиралу, который заметил трудности гостя и отвлекал от него внимание интересными рассказами. Ворн вспоминал, как на Малили встречался с лелейо — наивными и странными кочевниками. Они отказывались носить приличную одежду, работать и даже пить алкогольные напитки.

8. Мутобыки

Скот с густым мехом, выведен первыми колонистами Каи путем направленной мутации. Стада одичавших мутобыков бродят в горах на Темной Стороне.


Не считая того ужасного первого дня, в «Вара Ворне» гостилось совсем неплохо. Слуги вели себя уже не столь вредно, и Кет подозревал, что Челни намекнула дяде на необходимость предупредить их. Девочка устроила экскурсию по башням и туннелям северной столицы. (Столица на Каи переносилась в зависимости от времени — дважды в год Наварх и Мостик переезжали, следуя за солнцем, к южному полюсу.) Ребята осмотрели палубу и штаб флота. В знаменитом Музее Каи они прошлись по самой настоящей ледяной пещере, где сохранились древние отпечатки драконьих яиц. Кет дотронулся до них с трепетом, но не стал объяснять подруге, почему это так привлекло его. Музей Малили гордился точными макетами строений Зоны и несколькими странными изделиями народа лелейо, сделанными из кости, камня или золота. Один из залов украшали голографические изображения самих лелейо. Это были обнаженные темнокожие люди со строгими узкими лицами, они совсем не походили на тех наивных Дикарей, о которых рассказывал адмирал в своих байках.

Днем позже ребята съездили на мотосанях за край ледника, чтобы покататься на лыжах на высоком и красивом снежном склоне. На следующий день Торку Ворн взял их с собой на Темную Сторону, на ранчо Рок Флэт, куда на личном самолете отправлялся поохотиться на мутобыков. Солнечное время наступило недавно, и воздух не успел еще прогреться, поэтому они зашагали по ледяным равнинам в зимних термокостюмах, захватив длинные ружья.

До сих пор Кет ни разу не встречал мутобыков. Это были огромные, неуклюжие животные с большими глазами, способными видеть в безлунную ночь. Густейший мех защищал их в зимнее время. С самолета адмирал приметил одинокого быка. Тот копытил снег, добывая из-под него свою пищу — мох, и поэтому подпустил их на полкилометра. Затем он поднял большерогую голову и начал нюхать ветер. «Он еще плохо видит и соображает, — шепотом объяснила Челни, — потому что всю зиму провел под сугробами, а сейчас еще не привык к солнцу».

— Давай, Кирон, твой выстрел, — мягко сказал Ворн. — Целься между глаз.

Кет поднял ружье, но руки дрожали. Он не мог убить зверя, хотя тот выглядел тупым и уродливым. Юноша чувствовал восхищение его упрямой выносливостью, позволившей ему пережить гибельную зиму. Он отбросил ружье.

Адмирал что-то презрительно пробормотал и обратился к племяннице:

— Давай!

Прозвучал выстрел. Темный зверь осел назад и заскользил вниз по склону, скрывшись из виду. С недовольным видом Челни велела Кету поднять брошенное ружье и счистить с него грязь. Адмирал уже отправился вперед по следам коровы, они даже не остановились взглянуть на мертвого быка. Потом на флаере прилетят рейнджеры, чтобы забрать шкуру и лучшую часть мяса.

Когда они возвращались на «Вара Ворн», Кет неуклюже попытался объяснить, почему не выстрелил.

— Не важно, Кирон, — Торку Ворн пожал плечами. — Будь самим собой.

Перед отъездом в «Зеленый Пик» Челни привела приятеля в дядин кабинет. Просторная комната в высокой башне окнами смотрела на черные утесы кратера и залитый солнцем лед, простирающийся до бесконечно далекого, смутного горизонта. Держась за руки, ребята поблагодарили хозяина и попрощались. Но адмирал попросил Кета задержаться.

Пока Челни целовала дядю, мальчик оглядел кабинет. Голографические картины в серебряных рамах изображали известных бизнесменов и государственных деятелей семейства Ворн. На каминной доске стояла модель космического корабля Ворнов. Рабочий стол выглядел как могучая грозная твердыня. Все эти символы силы и положения в обществе пробудили в Кете некоторый трепет. Наконец Челни выскользнула за дверь.

— Расслабься, Кирон, — взгляд Торку Ворна был куда теплее, чем его комната. — Похоже, ты очень нравишься Чел.

— Она мне тоже.

Несколько секунд синие глаза молча изучали его.

— Во флоте понадобятся способные молодые люди, — адмирал кивнул, как бы одобряя собеседника. — Чел говорит, что ты кончаешь «Зеленый Пик» через год, с достаточно хорошим рейтингом, чтобы попасть в Академию Каи. Мы можем предложить тебе стипендию, если ты заключишь договор, по которому после Академии пойдешь во флот.

— Спасибо, сэр. Я надеюсь, что моей подготовки хватит для поступления. Но…

Кет примолк, не зная, что сказать. Он подумал о серебристом драконьем яйце, пытающемся «падать на небо». Надо хотя бы попробовать решить эту мучительную загадку. Он также вспомнил представления Челни о гуманоидах.

— Я хотел бы присоединиться к делу своего отца, — продолжил он наконец. — В Спасательной Команде.

— Лучше забудь об этом, — Ворн ненадолго замолчал, тяжело глядя на него. — Твой отец — мой друг… был. И он был отличным инженером, пока внезапно не сделался одержимым этой дурацкой идеей.

— Но, сэр, а если она не дурацкая? — Кета удивила собственная дерзость. — Предположим, Бозун Бронг говорил правду про гуманоидов на Киронии?

— Предположим, во мне двадцать метров росту? — сардонически взглянул на него адмирал и пожал плечами. — Я точно знаю, что Бронг солгал о том, как вернулся: на посадочном аппарате это сделать невозможно. Я вынужден подумать, что он лгал и относительно всего остального.

— Но если не верить ему… что тогда случилось с вашим братом?

— Я надеялся… — его лицо внезапно исказила такая гримаса, что юноша даже испугался. — Но прошло слишком много лет. Думаю, мы никогда уже не узнаем и нет смысла строить догадки.

После секундной паузы Ворн поднялся.

— Послушай, Кирон, — снова улыбаясь, только на этот раз печально, он протянул ему свою руку. — Челни ты по душе. Я уважаю имя твоих предков и высоко оцениваю твои достижения в «Зеленом Пике». Я хотел бы, чтобы ты служил в моем флоте. И советую тебе забыть про гуманоидов. Если ты это сделаешь и решишь, что хочешь пойти к нам, — передашь об этом через Чел.

— Спасибо, сэр, — Кет пожал могучую ладонь. — Но я думаю, что это маловероятно.

Личный транспорт семейства Ворн вез школяров в «Зеленый Пик». Челни сперва смотрела на приятеля довольно укоризненно, а потом, не сказав ни слова, устроилась на своем месте и задремала — или только сделала вид. Кет понимал, что обидел и расстроил ее. Ему казалось, что адмирал хочет сотворить из него что-то вроде мутобыка: изменить его, отправить куда надо… А в конце, вероятно, пустить в расход на благо Ворнов. Но свои мысли юноша оставил при себе: он не любил драться.

Во время последнего года учебы в «Зеленом пике» с Малили ненадолго прилетели Кира и отец. Кет дважды видел их, в первый раз на школьных каникулах, когда родители попросили его и няню Веш встретить их в отеле «Террадек».

Все трое изменились, и это было очень грустно. Няня ссохлась и превратилась в тощую старушку, слабую и забывчивую. Но она ухитрилась накопить жетонов, чтобы принести бывшему воспитаннику сумку со свежим ореховым печеньем. А он уже и забыл, как любил его… Кира тоже заметно осунулась, и ее теплая мягкость исчезла. Резкие морщины легли на смуглое лицо, рот непреклонно сжат, а смотреть она стала как бы осторожно и искоса. Из родинки у нее под глазом теперь росли грубые черные волоски. Отец сильно похудел и нервно вздрагивал, как только случалось что-нибудь неожиданное. Они все еще жили в страхе перед гуманоидами.

— Прошло семь лет, — голос Рина Кирона стал выше, и часть его силы исчезла бесследно. — Гуманоиды на семь лет ближе, а мы все еще безоружны.

Кира передала приемному сыну подарок от Бозуна Бронга — маленькую чашу из кованого золота. Ее украшало резное изображение дерева необычной формы, с толстым, разбухшим стволом и обвислыми ветвями. Рисунок был странным и неожиданно красивым. Кету нравилось смотреть на него и касаться его, но почему — он не знал.

— Это артефакт лелейо, — сказала Кира. — Редкая вещь, потому что они редко что-нибудь изготовляют. Скорее всего, сделана из цельного самородка. Это культовый предмет и здесь изображено мыследрево. Бронг получил чашу, когда принял религию аборигенов. Он настаивал, что вещь бесценна, но тебе не следует ее продавать.

— Но почему?.. — он моргнул и снова посмотрел на чашу. — Почему — мне?

— Он хочет, чтобы ты думал о нем хорошо, Кет.

Юноша взглянул на отца и увидел, что его кривой шрам белеет.

9. Фейолин

Запрещенный малилийский наркотик, используемый в культовых церемониях лелейо. Источник неизвестен. Есть неподтвержденные сообщения о странных эффектах.


Родители упомянули, что Бозун Бронг вернулся в Зону и присматривает за станцией Спасательной Команды, пока их нет.

— Я никогда не доверял ему, — пробормотал отец. — Он напичкан всякими трюками и невероятными сказками этих дикарей. Правда, Бронг хорошо знает лелейо и заверяет, что хочет помочь нам. Если он и впрямь друг, то наш последний друг.

Кира не смогла добраться до какого-либо из родомагнитных источников в джунглях, не удалось даже установить точное их местонахождение.

— И нет денег, чтобы купить, нанять или построить саноход, — рассказывал отец. — Нам так и не удалось выбраться за пределы периметра, а наши примитивные приборы мало что могут дать, оставаясь внутри него. Мы предполагаем, что хотя бы несколько источников существует, но их излучение слишком слабое.

— Я говорила с Бронгом, — добавила Кира. — Он полагает, что родомагнитным источником является мыследрево, — она кивнула на золотую чашку, которую Кет рассеянно вертел в руках. — Его друзья-дикари считают их священными растениями. Сам он никогда таких деревьев не видел.

— И ты хочешь ему верить! — с горьким презрением отозвался Рин Кирон. — Он же сидит на фейолине, а наркоман может рассказывать что угодно! Я вообще не уверен, что вся эта дикая история о гуманоидах на Киронии не привиделась ему среди прочих галлюцинаций.

— Я тоже так думала, — Кира неуверенно покачала седеющей головой. — Но потом опять… — она ненадолго замолчала, упершись взглядом в золотую чашу. — Да, иногда он лжет, но все же способен совершать кое-что, чего я не понимаю.

— Эти его исчезновения! — перебил отец. — Он отказывается объяснять их. Как и способ, которым добрался домой с Дракона.

— Бронг говорит, что делает это при помощи фейолина. Он даже дал мне образец этого вещества.

— Запрещенная дрянь! — отрезал Кирон. — Приятели-дикари втихаря таскают ему!

— Он хотел, чтобы мы сами попробовали фейолин, но мы, конечно, не стали этого делать. А с анализом у меня ничего не вышло. Это крайне странное вещество, с необъяснимой примесью платины — ничего похожего на известные нам алкалоиды. И я не верю тому, что Бронг рассказывает про эффект его действия.

— Мерзкий лжец! — отец отвечал с болью, хриплым и высоким голосом, шрам четко вырисовывался на щеке. — Но то, что он вещает о гуманоидах, меня пугает! Ты же слышала его, Ки.

— Слышала, — Кира угрюмо кивнула. — Он говорит, что с помощью этого наркотика может вернуться на Киронию, но каким образом — не объясняет. Говорит, что наблюдает за гуманоидами. Их там сейчас миллионы, может быть — миллиарды. И они все время работают, без остановки, днем и ночью. Этот их сияющий розовый город распространился по всей планете.

— Они строят базу! — прорычал отец. — Базу, с которой будут действовать против нас!

— Еще они построили три огромных транспортных корабля. В двенадцать раз больше «Кирона». А их заводы создают новых и новых гуманоидов. Бронг говорит, что когда они кончат работу, то задавят нас.

— Как скоро? — прошептал Кет.

— Он не знает, — Кира уныло пожала плечами. — Гуманоиды не умирают, и Бронг считает, что у них особое чувство времени. Но корабли вроде бы уже почти готовы.

— Поэтому мы и вернулись на Каи, — сказал отец. — Времени очень мало, а в Зоне мы ничего не добьемся. Я знаю, что большинство членов Мостика не поверит словам Бронга, но хочу встретиться с Торку Ворном и теми, кто раньше поддерживал Команду. Шансы ничтожны, но мы не можем сдаться просто так. Мы отправляемся в Нортдайк. На обратном пути навестим тебя.

— Я хочу в последний раз поискать личные пленки Мэнсфилда, — добавила Кира. — Или любые его записи. Если они еще существуют, то наверняка погребены где-то в старом Мансфорте. Несколько лет назад я запросила разрешение вести там поиски, но нижние уровни были завалены и считались опасными.

У Кета перехватило дыхание от неожиданного возбуждения. Его озарило: драгоценный шарик — не под влиянием ли родомагнетизма он поднимался вверх? Могли ли таинственные создатели владеть этим знанием? Драконье яйцо было его секретом, но теперь следовало поделиться им.

— Я хочу вам кое-что показать, — прошептал он. — То, что я принес с тех мертвых уровней. Сам не понимаю, что это.

— Мы еще заедем к тебе в «Зеленый пик», — лицо отца осунулось и помрачнело. — Но сегодня отправляемся в Нортдайк. Не удастся убедить их — мы погибли.

Они уехали. А Кет вернулся в школу, поставил чашу лелейо на стол и долго сидел, мечтая об опасной и притягательной Малили. Он пытался понять, почему Бронг стал проявлять заботу о нем. Наконец юноша наклонился и открыл нижний ящик стола, желая еще раз убедиться, что шарик продолжает «падать вверх». Что бы это ни было — драконье яйцо или что-то иное, — оно по-прежнему оставалось самым драгоценным его сокровищем. Ценнее, чем чаша. Поэтому Кет почти расстроился, когда в конце семестра Кира сообщила, что они навестят его.

Он встретил их на станции метро. Оба выглядели подавленно: их слова о том, что Бронг видел на Киронии, никого не убедили. Большая часть прежних друзей даже видеть их не хотела. Адмирал Ворн предложил им выпить в память о былых временах, но о погибшем брате или о мирах Дракона говорить отказался.

— Старый, упрямый мутобык, — бормотал отец. — Но я все же надеюсь выжать из него хоть что-то. Наварх объявил, что он станет следующим командиром Зоны. Если мы сможем заставить его прислушаться к Бронгу…

— Если! — усомнилась Кира. — Это крайне маловероятно.

Кет оттягивал момент расставания со своим сокровищем сколько мог. Сперва устроил родителям встречу с директором Таико, потом сводил на матч по боеболу. В столовой познакомил с Челни. Она очень удивила его своим дружелюбием: пообещала, что попробует убедить дядю сделать все возможное.

Им уже почти пора было уходить, когда Кира спросила, что же он хотел показать.

— Драконье яйцо. Но очень странное. Оно металлическое, а не каменное, и оно падает вверх.

У Киры только рот открылся.

— Ты нашел это?! — Она глядела на него с недоверием. — В старом городе?

— Под школой. Скорее всего, в той пещере когда-то был музей. Там вокруг валялась еще дюжина яиц.

— Покажи!

Когда все трое вошли в комнату, отец выглянул в коридор и на всякий случай запер дверь. Не дыша, они стояли и смотрели, как Кет вынимает маленький шарик из укрытия под старыми учебными пленками и позволяет ему взлететь…

Кира мгновенно перехватила его в воздухе.

— Монополюс! Родомагнитный монополюс Мэнсфилда! — Она чувствовала, как добыча стремится вверх, и ее тонкие руки тряслись.

Отец забрал у нее шарик.

— Я думал… — юноша сбился. — Что такое монополюс?

— Родомагнит с одним полюсом, — Кира продолжала жадно глядеть на шарик, даже разговаривая с Кетом. — Этот, несомненно, положительный. У обычной материи есть небольшая положительная полярность, и такой магнит масса планеты должна отталкивать.

Наконец монополюс вернулся к ней в руку, и женщина с явным облегчением перевела взгляд на приемного сына.

— Он наверняка остался от «Деливеранса» — Мэнсфилд сохранил его. На случай, если нам когда-нибудь понадобится то, что он называл «последним средством» от гуманоидов. Он, наверное, спрятал его среди древних артефактов. — Ее взгляд вдруг стал очень внимательным. — Там было еще что-нибудь?

— Скелет, — ответил он. — И уйма грязи.

— Возможно, достаточно одного монополюса. Я смогу вычислить его формулу и отыщу способ индуцировать родомагнетизм. Мы создадим другие, более сильные монополюсы. А в случае удачи сможем изготовить родомагнитное оружие! — Счастье светилось в глазах Киры.

Кету показалось, что она даже помолодела.

— Ты уверен? — переспросил между тем отец. — Там точно больше ничего не было?

— Больше я ничего не видел.

— Ты один ходил туда, на эти мертвые уровни? — поразилась Кира. — Но как тебе разрешили! ?

— Мне и не разрешали.

Он рассказал о своих тайных вылазках.

— Но это же ужасный риск! — Она опустилась на край кровати и усадила его рядом. — Если бы ты упал или потерял фонарь…

Кет почувствовал, что Кира дрожит.

— И ты никому ничего не рассказывал? — Она бросила на него быстрый взгляд. — Я вижу, что ты ценишь эту вещь, но ведь ты позволишь нам ее забрать?

— Она моя… — он задушил вырвавшийся было протест. — Возьми.

— Монополюс докажет членам Мостика, что я их не обманываю, — голос отца заметно окреп.

Планы родителей теперь изменились: они попросили Кета заказать билеты в Нортдайк.

Перед уходом Рин Кирон сказал сыну:

— От нас почти не будет вестей. Нам придется быть такими же осторожными, каким был ты. Гуманоиды способны обнаружить любое неосторожное использование родомагнетизма. Тем более если у них уже есть агенты на Каи. Нам необходимо скрываться, пытаться добиться помощи частным образом. Так что постарайся не делать ничего, что могло бы нас выдать. А мы постараемся не терять контакта с тобой.

Кира добавила:

— И мы не станем уничтожать твое сокровище, а со временем, надеюсь, вернем его тебе.

— Шкипер, ты заслужил свое место в Команде Спасателей! — и отец сжал его руку. — Когда закончишь учебу, ты нам понадобишься. Если только… — на его напрягшемся лице зашевелился паучий след, — если только гуманоиды не доберутся сюда раньше.

10. Черные века

Период бедствий и беспорядков. Прекращен первым Навархом, великим Кирондатом Кироном, который объединил воюющие города и возродил законы Корабля.


Кира и отец уехали из «Зеленого Пика», так и не сказав, куда направятся после Нортдайка. Приходившие от них послания были еще туманнее, чем обычно. Родители сообщали, что очень заняты работой, но даже не намекали, далеко ли им удалось продвинуться.

На выпускном вечере постаревший директор Таико объявил, что Кет Кирон получил стипендию «Ворн Вояжез» на четыре года обучения в Академии. После церемонии Кет пил с Челни мелонад и пытался благодарить ее.

— Благодари адмирала: ты, похоже, произвел на него впечатление, — она придвинулась к нему, лукаво улыбаясь. — Ведь ты пойдешь во флот?

— Я не могу…

Кет видел, что ее улыбка потускнела, но не мог рассказать ей о монополюсе и связанных с ним надеждах.

— Я просто не могу…

В глазах Челни выступили слезы ярости. Юноша наклонился к ней через маленький столик, желая объяснить, что ему очень жаль. Но подруга слепым движением оттолкнула его протянутую руку, задев при этом его стакан и залив ему лицо мелонадом. Затем, не говоря ни слова, она поднялась и пошла прочь.

Стипендию он все равно получил. Проехав по полярной трубе к Кратерному озеру, в Академию, Кет почувствовал глубокую радость оттого, что стоит на пороге нового, прекрасного мира. Он приблизился к космосу, к Малили и скоро узнает правду о гуманоидах.

Но старый город быстро заставил его надежды потускнеть. Этот город в горах построили для старого Наварха после падения Мансфорта, и он был столицей Каи триста лет. Потом всю планету избороздили туннели, после чего Мостик переместился в две столицы на полюсах — Нортдайк и Терратаун. Прошедшие с тех пор столетия стерли прежнюю славу древнего города.

Академия была основана Спасательной Командой во времена ее расцвета и располагалась в квартале, прежде занимаемом Мостиком. Хотя в этих пещерах еще витала тень прежнего величия, все выглядело старым и заплесневевшим. Кет невольно вспомнил мертвые уровни Мансфорта, где нашел монополюс.

Преподаватели большей частью казались такими же старыми, как эти сырые камни. Мало кто из них готовился когда-то к полетам в космос, и никто не был на Малили. Занятия начались с сухого повторения того, что проходили в «Зеленом Пике», космический же пилотаж вообще изучали на последнем курсе.

Юноша ожидал встретить здесь Челни, но та не стала поступать в Академию. Короткое и сухое послание сообщало, что она уехала со своим дядей в Зону, учиться на станции Ворн. Подруга выражала надежду, что Кет все же пойдет во флот.

Он дважды прослушал открытку, ощущая за жесткими словами скрытые чувства. Послание взволновало Кета: вспоминались проведенные вместе годы, собственное будущее представлялось неясным. Подавленный, он поднялся на верхнюю палубу.

Была как раз середина зимнего лунного времени. Дракон превратился в яркую красную искру, затмив другие находившиеся поблизости звезды. Хотя от безветренного мороза перехватывало дыхание, Кет все же прошел на другой конец палубы, к поручням. Почти в километре под ним виднелось огромное озеро, старая дамба (важнейшая вещь в жизни города) сдерживала его в кратере в солнечное время. Сейчас оно замерзло и сверкало снегом, простираясь до самой черной кромки гор. В небе сияла Малили, огромная и полная, смертельная и притягательная, холодная, как снег.

Юноша стоял, держась за ледяные поручни, и глядел на серебряную маску этой планеты. Он размышлял о мрачной тайне гуманоидов, надеялся на скрытые возможности монополюса. И, несмотря ни на что, мечтал о Челни. Наконец он совсем замерз.

Четвертый год жизни Кета в Академии подходил к концу. Ко дню рождения каждый раз прибывало послание из Зоны, в котором Челни сдержанно выражала надежду, что он присоединится к клану Ворнов. Иногда его одолевало искушение согласиться. Вести от отца и Киры появлялись почти так же редко. Родители ограничивались общими фразами, и Кет уже начал сомневаться, что секрет драконьего яйца будет когда-либо разгадан.

В первый день последнего семестра юноша брел на обязательную лекцию по кайской литературе, чувствуя полную безнадежность и пустоту. Унылый преподаватель читал эту лекцию уже бесчисленное количество раз, совершенно не вдумываясь в то, о чем говорит. А на Кета только что обрушилась новость: его подготовка к полетам откладывается, так как все места уже заняты теми, кто идет по контракту во флот.

Неожиданно все изменилось — благодаря севшей рядом с ним девушке. Кет видел ее впервые. Она была высокой и красивой, со светло-коричневой кожей и длинными золотыми волосами. Когда преподаватель спросил, как ее зовут, незнакомка поднялась и совершено серьезно отвесила ему легкий поклон.

— Нера Ньин, — певучим, мягким голосом начала она, — с Малили. На Каи нахожусь по особой студенческой визе и допущена в Академию на основе программы сотрудничества, финансируемой адмиралом Торку Ворном.

Девушка снова села. Кет, замерев от восторга, любовался ее спокойным профилем.

Настоящая лелейо!

Он с трудом верил в это, потому что она была абсолютно не похожа на тех голых дикарей, о которых рассказывал адмирал Торку. Худенькая и стройная, в синей студенческой форме, она казалась очень ухоженной, даже нарядной, и смотрелась совершенно естественно. Когда юноша встал, называя собственное имя, Нера Ньин подняла на него свои золотисто-зеленые глаза, и его поразила искренняя прямота этого взгляда.

Ему хотелось задать девушке тысячу вопросов: о ее народе, о священных деревьях, о фейолине, ржавке, кровяной гнили и родомагнитных источниках. Почти месяц ее близость мучила Кета: Нера каждый день сидела рядом, но выглядела поглощенной занудными лекциями и ни с кем не разговаривала. Из-за этой холодной сдержанности она казалась такой же далекой, как Малили.

Совершенно потерянный и заинтригованный, юноша обратился к преподавателю.

— Она прямо из джунглей, — сказал тот и пристально посмотрел на Кета, словно пытаясь понять причину его расспросов. — Возможно, плохо понимает цивилизованную жизнь Каи. Насколько я понимаю, адмирал хочет расширить контакты с аборигенами и пригласил ее сюда. Так что попробуй подружиться с нею, если хочешь.

— С ней трудно подружиться.

— Лелейо все необщительны. Редко говорят много, часто лгут. Если хочешь пристроиться у Ворнов, то советую попытаться раскусить ее. — Преподаватель изучающе и хитро глядел на собеседника.

Хотя Кет отнюдь не был уверен, что собирается пристраиваться у Ворнов, на следующий день он подкараулил ее на выходе.

— Можно… — его остановил ужас перед чуждой красотой девушки, но та неожиданно улыбнулась. — Можно, я пройдусь с тобой?

— Пожалуйста, — голос звучал тихо и мелодично. — Я хочу познакомиться с тобой, Кет Кирон.

Радость почти ошеломила его, и он набрался храбрости спросить, не хочет ли Нера зайти в бар и выпить мелонаду.

— Я предпочитаю пищу с Малили, — на кайском она говорила довольно бегло. — Тебе она, может быть, тоже понравилась бы больше. Пойдем ко мне? Я живу не в университетском городке.

— Мне… мне нельзя. — (В Академии были строгие правила и охраняемые ворота, остатки прежней дисциплины Спасательной Команды) — Без пропуска нельзя.

— Я приехала с письмом от адмирала Ворна и думаю, что затруднений не возникнет.

Затруднений не возникло. Дежурный офицер ослепленно улыбнулся девушке, изучил взглядом Кета и пропустил обоих. По дороге она стала спрашивать о первом Навархе и создании Кратерного озера. Рассказ о Черных веках ужаснул ее.

— Люди убивали друг друга? — Ее зеленоватые глаза расширились. — Но почему?

— Был нарушен Закон Корабля, — объяснил Кет. — Тогда еще не существовало Спасательной Команды и приходилось преодолевать трудности жизни на неосвоенной планете. Люди голодали, а соперничающие вожди стравливали их в войнах. Они сражались за воду, за право добывать полезные ископаемые, а иногда — просто ради добычи или собственного превосходства.

— Но люди не могут убивать друг друга. — Нера с явным недоверием покачала головой. — Я думаю, ваша история просто неточно описывает события глубокой древности. Люди не убивают людей.

— Боюсь, что убивают.

Чтобы убедить ее, юноша рассказал о разбросанных скелетах, которые сам обнаружил на разбомбленных уровнях Мансфорта.

— Ты ходил в такие жуткие места?! Совсем один, будучи еще ребенком?! — Она явно была поражена. — Ни один лелейо не решился бы этого сделать. Но мы и не убиваем.

Девушка повернулась к нему лицом, задумчиво хмурясь. На какое-то ужасное мгновение Кет испугался: не связала ли она его с теми, кто некогда уничтожил Мансфорт. Затем сообразил, что она просто очень удивлена.

— Мы совершенно не понимаем вашей жизни, ваших законов, ваших войн. Я для этого и приехала на Каи. Мы долго надеялись, что ваши странности не будут иметь для нас никакого значения, но потом вы напугали нас. Вы стали строить на Малили Стены Смерти и убивать все, что находится в их пределах.

«Да, с Челни ей никогда не найти общего языка», — подумал Кет.

— Я рад, что это была ты, — он смутился от неуклюжести собственных слов. — Я рад, что прилетела именно ты.

— Я с раннего детства хотела увидеть вашу планету. — Ее золотисто-зеленые глаза смотрели вдаль. — Однажды с Зоны прилетели в огромной машине двое Каи Ну. Машина сломалась, и они умирали. Мы помогли им вернуться в Стены Смерти.

— В периметр Зоны, ты хочешь сказать?

— В Стены Смерти. — В ее голосе послышалось холодное презрение. — Ваш лучевой щит уничтожает все маленькие живые существа в воздухе, а ваши автоматические лазеры, нацеленные в небо, готовы сжечь все, что покрупнее. Я думаю, вы слишком много убиваете.

11. Лелейо

Аборигены Малили. Выглядят как люди, но обладают иммунитетом к кровяной гнили и способны существовать без машин.


Квартира Неры поразила Кета. Она располагалось в районе Западного Края, в дорогом верхнем уровне. Целая стена в гостиной представляла собой огромное термальное окно с видом на зеркальные воды озера. Под пурпурным дневным небом озеро казалось черным, только серебряная дорожка от Малили тянулась по волнам.

— Дом! — Она на секунду остановилась у окна, глядя на родную планету, высоко стоящую в небе. — Я так хочу вернуться.

В комнате, как ни странно, не было ни стола, ни стульев, вдоль стен — полки с книгами. Украшением служили различные кайские вещи и произведения искусства.

— Здесь можно столько всего собрать — а домой я ничего не могу увезти! И еще столько надо узнать! — В комическом отчаянии она хлопнула себя по лбу. — У меня от этого голова ноет.

Молодые люди уселись на подушках в пустой гостиной. Девушка предложила странные на вид орехи в деревянных чашках, кремового цвета жидкость во фляжке и маленькие красные плоды. Последние напоминали что-то вроде высушенного на солнце мяса, хотя возможно, это была сушеная мякоть какого-то фрукта.

— Для тебя это все не опасно. — Она поняла его колебания. — Они стерилизованы вашими инспекторами, и мне разрешили ввезти их на станцию внутри периметра. — Девушка скорчила недовольную гримасу. — После этого еда потеряла половину вкуса.

Нера отпила из фляжки, прежде чем передать ее Кету. Тому понравился горьковатый привкус, и он сделал глоток побольше. Девушка подала ему тарелку с фруктами и сказала:

— Я тревожусь о будущем Зоны. Твой отец работал с Ворнами, и они твои друзья. Может быть, ты в курсе, насколько далеко теперь будут продвинуты ваши Стены Смерти?

— Я не знаю. — Он откусил кусочек плода, оказавшегося довольно жестким. — Мостик и Наварх ничего не сообщают о деталях Плана Выживания Каи.

— Для нас это План Гибели Лелейо.

Вспомнив Челни, Кет попытался защитить Зону и Ворнов. Каи на грани катастрофы, поэтому торий с Малили необходим, чтобы выжить. В обмен люди могли бы предложить последние достижения своей высокоразвитой цивилизации.

— Цивилизацию! ? — с презрением произнесла Нера. — Науку и культуру? Под этим вы имеете в виду вещи . А их наша ржавка превратит в бесполезную пыль. У лелейо своя цивилизация, которая соответствует условиям жизни на Малили и нашим потребностям.

— Но в любом случае, — настаивал он, — Зона очень маленькая и расположена на высоком горном пике, где ваш народ появляется редко.

— А знаешь, почему? — Зеленые глаза вспыхнули гневом. — Потому что осадки от ваших нейтронных бомб выпадают далеко за пределами Стен Смерти, губя все на сотни километров вокруг.

— Этого я не знал… Но есть еще одна причина, по которой люди пришли на Малили. Мы ищем следы гуманоидов. — Кет склонился к девушке и пристально посмотрел в ее глаза, осознавая важность сказанного.

Нера удивленно взмахнула ресницами.

— Но разве это не машины?

— Очень могущественные машины и собираются задушить нас своей смертоносной заботой. Боюсь, что они уже близко.

— Они никогда не появятся на Малили, потому что нас защищает ржавка. Но ведь вы, Каи Ну, так любите машины, всюду их используете. — В ее глазах показалась ирония. — Так почему же вы этих машин боитесь?

— Наши машины, в отличие от гуманоидов, работают не на родомагнетизме. А на Малили мы обнаружили его источники. Возможно, что мыследрева…

— Деревья фейо? Но они не имеют никакого отношения к гуманоидам.

— Ты уверена? — Кет внимательно глядел на Неру, стараясь не отвлекаться на ее красоту. — Деревья фейо — источник наркотика, и если это эйфорид гуманоидов…

— Ни в коем случае! — она с негодованием покачала головой. — Деревья фейо — наши святыни. Их кровь — жизнь моего народа. Их дары — не для Каи Ну…

— Они опасны? — Кета внезапно поразила новая идея. — Моя мать умерла, когда отправилась искать мыследрево…

— Вы слишком легко умираете. — Девушка примолкла, словно вспоминая что-то неприятное. — Вы — чужие на Малили и никак не можете понять этого. На моем первом фейосане, когда я еще была совсем маленькой, фейолан привел меня на место, где все оказалось загрязнено ржавчиной — ее мягкий голос стал тише. — Возможно, это была машина твоей матери.

Нера взяла из рук гостя маленький твердый плод (Кет никак не мог его очистить) и нажала на его конец. С мягким хлопком красная кожура лопнула и слезла, открыв мякоть оранжевого цвета. Девушка поднесла ее к губам Кета. А тот глядел на прекрасную собеседницу и сознавал, что кисло-сладкий вкус плода сейчас его мало волнует.

— Раз уж мы хотим быть друзьями… — грациозно передернув плечами, она сбросила синий пиджак формы. — Я не привыкла к вашей одежде.

Под пиджаком она ничего не носила. Кет не видел до такой степени обнаженной девушки с тех самых пор, когда Челни продемонстрировала ему свою худенькую фигуру и еще плоскую грудь. Разница ошеломила его.

— Ты красивая… — у него перехватило дыхание.

— Я рада, что нравлюсь тебе. — Нера нарочно повернулась, чтобы юноша полностью оценил великолепное золотое тело. — Сначала я решила, что ты не обращаешь на меня внимания. — Она изобразила на лице комическое смущение, затем нахмурилась и стала серьезно-вдумчивой. — У меня к тебе еще много вопросов. Про Зону, про планы относительно Стен Смерти, про Команду Спасения и про гуманоидов, которых ты, похоже, очень боишься.

Кет молчал, пытаясь контролировать свое дыхание. Неожиданно возникли сомнения: вдруг она агент гуманоидов? Отец ожидал их внедрения на Каи, преподаватель Академии намекал на коварство лелейо. Очарованный обнаженной красотой девушки, он не хотел подозревать ее, но…

— Давай поговорим о гуманоидах. — Она приблизилась, и он уловил чистый, нежный запах ее тела. — Ты их действительно боишься? Или все эти разговоры о них — только хитрая ложь, придуманная, чтобы оправдать уничтожение Малили?

Юноша попытался отодвинуться, но его словно околдовали.

— Мы боимся, — прошептал он.

— На нашей планете их нет, — мягко настаивала она. — Нам, лелейо, угрожают только ваши Стены Смерти. Но если страх перед мифическими гуманоидами заставит вас покинуть Зону… — золотисто-зеленые глаза засветились надеждой.

— На старых планетах они были вполне настоящими и смертельно опасными. — Кет сумел-таки чуть отвлечься от ее чар. — Нашим предкам просто повезло, что смогли бежать. Я думаю, гуманоиды уже достигли Дракона. И если ты не боишься их, то очень зря.

— Почему? — Она удивленно пожала плечами, ее большие глаза казались прозрачными. — Ведь они были сделаны, чтобы покончить с проблемами вроде тех, которые у вас сейчас на Каи. Возможно, вам как раз следует пригласить гуманоидов…

— Чтобы они уничтожили нашу свободу?

— Может, поговорим о чем-нибудь другом? — Она указала на тарелку. — Рискнешь попробовать бинья линг?

Кет не хотел прерывать спор, но девушка уже взяла тонкий коричневый ломтик. Продемонстрировав сияющие белые зубы, она откусила кусочек, а остальное дружески предложила ему.

— А что это?

— Тебе было бы спокойнее, если б ты не спросил. Это ядовитая смола дерева бинья. Растение выделяет ее, чтобы привлечь и убить животных, разлагающиеся тела которых удобряют почву. Конечно, мы специально обрабатываем смолу, высушиваем, и яд превращается в специю.

Юноша вспомнил о кровяной гнили и помотал головой.

— Бинья линг для тебя не опасны. — Она, казалось, дразнила его. — Ваши инспектора все проверили.

Взяв себя в руки, он откусил с той же стороны, где отпечатались ее зубы. Сначала еда показалась пресной и жесткой, но под воздействием слюны приобрела сладковатый мясной вкус. Она чуть горчила, словно от перца, и Кет заподозрил, что это и есть привкус яда.

— Мне нравится, — решил он.

— Оно было гораздо лучше, пока ваши инспектора его не обработали.

Кет покончил с этим кусочком и съел еще один: у него наконец проснулся аппетит. Нера показала ему, как снимать кожицу с ягод кела, и сообщила еще массу сведений о растениях Малили. Когда тарелки и пластиковая фляжка оказались пусты, она собрала их и поднялась, сбросив с себя при этом форменную юбку.

— Мне нравится ваша маленькая гравитация, — мурлыкнула она, выходя из комнаты. — Здесь так легко двигаться.

Ее пластика очаровывала, но юноша постарался не терять соображения окончательно: а вдруг она действительно шпионка? Но внезапно ему стало все равно.

Свет потускнел, девушка плавно опустилась рядом. Она принесла золотую чашу (почти точную копию подарка Бозуна Бронга) с пузырящейся жидкостью кровавого цвета. Обеими руками Нера подняла ее и, закрыв глаза, с наслаждением вдохнула поднимающийся пар. Странный, резкий аромат распространился по комнате.

— Фейолин, — прошептала она. — Его можно разделить с другом.

Она отпила из чаши, чуть вздрогнув, от чего показалась еще более притягательной. Кет заколебался. Фейолин! А вдруг на самом деле это эйфорид, созданный, чтобы убить человеческую волю? В первый момент он в страхе хотел было оттолкнуть чашу, но Нера склонилась так близко, почти обняв его рукой, и свежий запах ее тела заглушил аромат напитка. Внезапно все сомнения показались ему такой же ерундой, как те невидимые барьеры, за которые он пробирался в старом Мансфорте. Кет сделал глоток.

12. Эйфорид

Психохимикат, изобретенный гуманоидами, чтобы уничтожать страх, разочарование и боль, создавая ощущение абсолютного счастья.


Он не пожалел об этом. Фейолин переместил его сознание куда-то за эфемерные пределы обычной морали, где все подозрения и опасения просто не существовали. Жидкость обожгла горло и огнем пронзила тело, доставляя мучительное и странное наслаждение. На мгновение все чувства притупились, а затем неожиданно обострились.

Огонь быстро прошел и превратился в алую и соленую симфонию (иными словами ощущение выразить невозможно). Это было так ново и приятно, что первый осторожный глоток показался слишком маленьким. Кет потянулся к чаше, чтобы отпить еще, но время и расстояние неожиданно увлекли его в какую-то странную бесконечность, где каждый вздох длился целый век.

Биение сердца замедлилось, теперь каждый удар казался чудовищным сотрясением, вызывающим дрожь. Комната раздвинулась в обширное пространство, отделенное от мира, куда никто не мог проникнуть. А льющийся снаружи молочный свет Малили ослеплял так, что Кет не мог смотреть в его сторону.

Нера приблизилась, сияя новым, удивительным великолепием, и ее приводящий в безумие запах окутал юношу колышущимся алмазным туманом, а бархатное прикосновение пробудило в нем отчаянно радостное желание.

— Нера… — собственный еле слышный шепот показался ему оглушительным. — Нера Ньин!

Где-то в далеком и холодном углу сознания Кет удивился собственному поведению, но это не имело теперь никакого значения. Он больше не был Каи Ну, его больше не связывали строгие границы привычки, обычая и закона. Сейчас, преображенный багровым напитком, он был лелейо.

Кет жадно потянулся к девушке, и она прильнула к нему, помогая избавиться от одежды. Нера казалась воплощением сияющей радости, недоступной воображению. Позже он вспоминал, что все происходило в какой-то иной реальности, в далеком царстве истины, из которой он смог вынести лишь отдельные фрагменты.

Острая сладость ее рта, ее искусные пальцы помогли юноше проникнуть в нее, в сильное и податливое нежное тело. Нера мягко засмеялась, и смех этот превратился в восхитительную мелодию, когда он в панике прошептал, что она же может забеременеть.

— Контроль над телом — первое искусство, которое постигают фейо, — ее шепот был волшебной музыкой. — Мы ограничиваем рождаемость, чтобы соответствовать возможностям планеты. У меня не будет ребенка, если я этого не захочу.

Они пребывали в своей собственной, личной вселенной, которая заполняла собой все время и пространство, и каждое великолепное мгновение превращалось в сияющую вечность. Лишь их наслаждение друг другом было реальностью, и больше ничто не могло их коснуться. Когда же великолепный огонь начинал затухать, глоток фейолина опять возжигал его, вознося к новым вершинам.

Страшное разочарование поразило Кета, когда он в очередной раз потянулся за напитком и обнаружил, что чаша пуста. Девушка весело рассмеялась, увидев его жадность:

— Фейокоор никогда не длится вечно, и нам обоим пора спать.

Чудо исчезло бесследно, когда юноша проснулся, хотя Нера все еще лежала в его объятиях, нежная и прекрасная. Мир вновь стал реальным, полупустая комната казалась холодной, мрачной и неживой. Малили смотрела на него из термального окна, но ее свет уже не был волшебным. Вокруг черного озера появилась белая кромка льда. На губах еще оставался горьковатый острый привкус, а все тело болело.

Он поцеловал девушку, и та еле слышно, не просыпаясь, прошептала:

— Не уходи…

Но Кет оделся и ушел. Он возвращался скучными туннелями, запутанными и грязными, по которым уже начинал с грохотом и лязгом ходить первый утренний транспорт. Казалось, что он с трудом, болезненно возвращается из волшебной страны к утерянной реальности, к стесняющим обычаям Каи, к обязательной учебе, к невыносимой мысли о том, что Нера может быть агентом гуманоидов.

В воротах незнакомый дежурный офицер потребовал пропуск и сделал пометку в книге нарушений за самовольный выход из академического городка. Потом Кет долго сидел в своей комнате, глядя на золотую чашу, с тоской мечтая об исчезнувшем чуде и жалея обо всем, чего так и не смог узнать.

Где растут мыследрева? Каковы верования лелейо? Как кочевой народ умудряется выживать в тех облачных краях, где сам он никогда не побывает? Без вещей, без одежды, без инструментов, без транспорта, без жилищ, без записей, без какой-либо заметной социальной структуры — как лелейо могут существовать?

Были и еще более тревожные вопросы. Почему Нера выбрала его для такой загадочной дружбы? Только из-за фамилии Кирон и потому, что надеялась что-то узнать? Вначале об этом даже думать было больно, но внезапно юноша выпрямился и ухмыльнулся мрачному отражению в зеркале для бритья. Даже если она никогда больше не заговорит с ним, все равно память об этой ночи останется для него таким же драгоценным воспоминанием, как тот чудесный монополюс.

В этом странно-счастливом состоянии он отправился в туалет, затем напился холодной воды и включил голографическую учебную кассету по математике. После бурно проведенного времени Кет чувствовал себя очень хорошо. Неожиданная бодрость заставила его прийти на лекцию по литературе раньше обычного. Юноша не отрывал глаз от двери, застыв в ожидании, и сердце отчаянно колотилось.

Она не пришла.

После лекции Кет обратился с вопросом о Нере к преподавателю.

— Не знаю и вряд ли узнаю, — пожал плечами тот и устремил на него пронизывающий взгляд, в котором присутствовало что-то вроде зависти. — Такие уж эти лелейо. Проще не связываться с ними, поскольку все равно ничего не поймешь.

Кет хотел позвонить девушке, но не обнаружил номера ее голофона. В тот день он долго колебался: не рискнуть ли пойти к ней — и, возможно, нарваться на презрительный отказ. Но тут его вызвали в кабинет коменданта.

Комендант был высоким тонкогубым человеком. Когда-то он служил вместе с отцом Кета в Спасательной Команде, но впоследствии ушел из нее, чтобы работать в Академии. Он встал, когда Кет вошел в кабинет, и его застывшая полуулыбка превратилась в крайне серьезное выражение.

— Кирон, где вы находились прошлой ночью?

— За пределами городка, сэр. В книге нарушений сделана отметка.

— С кем вы были?

— С девушкой, сэр. — Его посетила смутная тревога. — Одной из наших студенток.

— Ее имя?

— Нера Ньин, она лелейо.

— Чем вы занимались?

— Мы разговаривали. Я попробовал их национальные блюда.

— Как я понимаю, вы были близки?

Кет молчал, ошарашенный таким бесцеремонным допросом.

— Она предлагала вам наркотики?

— Да.

— И вы их принимали?

Он вынужден был кивнуть, и комендант нахмурился.

— Кирон, пока что у вас хорошая характеристика. Я знаком с вашим отцом и уважаю имя вашей семьи. Я знаю эту девушку: она приносила мне открытку от Торку Ворна. Поскольку я ее видел, то могу понять вас, но сейчас вы оказались в очень неприятной ситуации.

Кет похолодел от дурных предчувствий.

— Я надеюсь, вы в курсе, что аборигенам не по душе наше присутствие на Малили. Какой бы доброжелательной эта девушка ни казалась, она должна рассматриваться как враг Каи. Адмирал Ворн устроил ее визит, потому что нам требовалась информация о лелейо, но приказал вахтенным офицерам вести за ней наблюдение, В ее комнате сегодня утром произвели обыск, и были обнаружены следы нелегального наркотика. Позже вы опишете нам его эффекты.

— Сэр, — он попытался говорить помягче. — Где она?

— Так вы не знаете? — Комендант нахмурился еще больше. — А офицеры надеялись, что вы располагаете сведениями о ней.

— С ней что-то случилось?

— Если вы не знаете… Вахта наблюдала за ее жилищем, ожидая разрешения на обыск. Вчера они видели, как вы вдвоем поздно вечером входили туда, а сегодня утром вы вышли один. Днем офицеры получили долгожданное разрешение… В комнате обнаружили множество вещей, содержащих информацию о Каи: предметы искусства, кассеты на самые разные темы. Кроме того, было найдено несколько золотых самородков, которые она продавала, чтобы иметь финансы для своих операций. Сама она, однако, исчезла.

Офицеры вахты, суровые и усталые, ждали Кета в другой комнате. Они пытались выжать из него больше, чем он знал о Нере, но не верили ни одному его слову. Они кричали на него, задавали другие вопросы, на которые он также не мог ответить, потому что это касалось отца и Киры.

Где они сейчас? Имели ли они контакт с Нерой Ньин? Чем они занимаются? Какова цель их постоянных перелетов туда-сюда между Каи и Малили? Откуда у них берутся деньги? Что связывает их с Бозуном Бронгом? Почему Бронг послал Кету подарок?

Следователи трясли изъятой золотой чашей и требовали ответа. Что означают эти символы? Что в эту чашку должно наливаться? Какова ее роль во время религиозных церемоний? Если он утверждает, что не знает, то как объяснить следы нелегального фейолина, обнаруженные в чашке и в комнате, где производился обыск?

Кет постарался сказать так мало, как только мог, но повторять сказанное ему пришлось неоднократно. Допрос продолжался, пока его первоначальное удивление не превратилось в бешеную ярость, а та не остыла до холодной ненависти к вахте. Потом растаяла и ненависть, сменившись усталостью.

Наконец офицеры отстали. Юноша остался один и сидел в кресле, обмякший, не в состоянии даже думать о последствиях допроса. Но в глубине души он испытывал некоторое удовлетворение: они ничего не спрашивали о монополюсе, а он не проговорился.

Вернулся несколько успокоившийся комендант.

— Вы свободны, Кирон. Вахта убедилась, что вы рассказали все, что знали. Следовательно, они по-прежнему не имеют понятия, как девушка ускользнула из квартиры и где находится сейчас.

Он помедлил, обеспокоенно глядя на Кета.

— Один из них подозревает, что она улизнула с помощью наркотика. Вы в курсе, что это загадочная штука — совершенно непонятный состав. Говорят, что лелейо верят в его сверхъестественную силу, — комендант выжидающе поглядел на собеседника. — Что вы об этом думаете?

— Я его пробовал. — Кет пожал плечами, благоразумно решив не упоминать столь же странные исчезновения Бозуна Бронга. — Совершенно не могу описать состояние, в которое он приводит, но комнату мы при этом не покидали. И Нера ничего не говорила о намерениях сбежать. Я не думаю, что она ожидала вторжения офицеров, и не понимаю, где она.

— А другой вахтенный считает, что ты ее убил и как-то сумел уничтожить тело, — комендант сделал паузу и посмотрел на него. — Но он не в силах придумать ни мотива, ни способа. Так что пока все это дело — полнейшая загадка. Офицеры решили не забирать тебя, но подозреваю, что присматривать за тобой они будут.

Когда юноша вернулся в свою комнату, золотая чаша снова стояла на столе. Полночь уже миновала. Он устало рухнул на койку, и снилась ему Нера Ньин. Снилось, что она потерялась в ледяной пустыне на Темной Стороне, что она обнажена и вся дрожит, что больна кровяной гнилью. Он искал ее, неся с собой целебный фейолин в золотой чаше, но никак не мог найти.

На следующий день усталость дала о себе знать: Кет туго соображал и почти не слышал преподавателей. Перед лекцией по литературе в нем зажглась было искорка безумной надежды, но Нера, конечно, не появилась. За обедом, который ел без всякого аппетита, он услышал сплетню, что молодая лелейо арестована за хранение наркотиков и выслана на Малили.

Кет сомневался в таком положении дел и ждал новостей, которых все не было. Пришла дежурная открытка от Киры и отца, сообщавшая, что с ними все в порядке, а работа идет своим чередом. Тянулся последний год учебы. Он снова подал заявку на курс подготовки к полетам, и снова все места были заняты контрактниками. Второй семестр подходил к концу, когда внезапно из Террадека позвонила Челни Ворн.

Она вернулась, чтобы выйти за него замуж.

13. Сумерки

День после Заката, когда кончается празднование урожая и начинается переселение под землю.


Кет встретил подругу у ворот. Высокая загорелая Челни выглядела очень спортивно и привлекательно в своем ярко-синем комбинезоне, который носила во время перелетов на шаттле.

— Кет, лапушка! — Она с энтузиазмом поцеловала его и чуть отодвинулась, чтобы рассмотреть. — Ты отлично выглядишь!

Голос звучал хрипловато, выдавая глубокие чувства, а в серо-голубых глазах застыли слезы. Юноша подумал, что она почти такая же красивая, как Нера Ньин, и вновь испытал забытое было влечение.

Ей захотелось мелонада, и они пошли в кафе. Челни рассказывала о том, как жила на Малили. Зона — это такая ледяная тюрьма, где жизнь тяжела и однообразна, а иногда опасна. Поначалу она просто ненавидела ее, пока не поняла кое-что.

— Зерно! — Ее глаза сияли. — Вот бы тебе хоть раз послушать, как адмирал говорит о нем! Оно даст Каи древо жизни, а Ворнам принесет обильный урожай. Это сказочная мечта, Кет, и мы можем осуществить для себя эту сказку.

Торку Ворн теперь возглавлял Зону. Одно время племянница трудилась в его офисе, а затем сменила дюжину разных работ в космопорте. Она имела дело и с импортом, и с экспортом, занималась торием, разведкой и общим менеджментом. Она отправляла шаттлы, контролировала шахты и поезда с рудой, водила саноходы, инспектировала новый периметр.

— Ты мне нужен, Кет. — Она внезапно наклонилась к нему через маленький столик. — Поехали со мной!

Захваченный врасплох, он не сразу нашелся, что ответить, но потом сослался на оставшиеся полгода учебы.

— Это не важно. — Девушка улыбалась с радостной надеждой. — Ты увидишь, что Зона — лучшая школа, чем Академия.

Она допила свой мелонад и захотела пойти посмотреть на озеро. Они вышли на верхнюю палубу. Была как раз середина долгого летнего сезона, когда полярное солнце круглосуточно присутствует на небе. Оранжево-красное, окутанное сияющей дымкой, оно висело низко, на севере, и казалось маленьким в сравнении с узким, длинным серпом Малили. На ярко-голубой воде его свет разбрызгался, словно кровь, вокруг одинокого белого паруса, а поднимавшееся над земляной мельницей облако пыли горело желтым огнем.

— Прекрасный вид. — Челни чуть наклонилась за перила, будто впитывая пейзаж, и долго так стояла. Наконец она повернулась. — Я всегда буду любить Каи, хоть она такая суровая и пустынная. Но на Малили нам не придется больше перемалывать скалу, чтоб получить почву.

Кет был рад отложить серьезные разговоры и возразил, что на Малили найдутся проблемы и похуже, чем необходимость перемалывать камень.

— Мы с ними справимся, — пообещала девушка. — С новым периметром Зона станет почти втрое больше. Ультрафиолетовые и лазерные экраны уже готовы, и мы сейчас просто выжидаем окончания стерилизации района.

Неприкрытая радость светилась на лице, загорелом под влиянием ультрафиолета.

— Адмирал хочет сделать открытие Зоны настоящим событием. Наварх собирается прилететь туда на «Фортуне Ворнов» — нашем новом флагманском корабле. Я зарезервировала для нас места, но шаттлы не отправятся до сумерек. Так что остаток солнечного времени мы проведем здесь.

Челни хотела воспользоваться дядиной резиденцией на берегу озера и сейчас показывала место, где та находится. Кет действительно заметил там зеленую точку, выделяющуюся на черной стене кратера, но само здание на таком расстоянии разглядеть было невозможно. Девушка предлагала переплыть озеро на корабле и прекрасно провести время в садах, наслаждаясь лучшим на Каи сезоном.

— Я мечтала о нашей свадьбе еще с тех пор, когда мы новичками пришли в «Зеленый Пик». — Она обернулась к нему, потемневшие глаза наполнились страстью. — Я знаю, что всегда тебе нравилась…

Но тут Челни осеклась, увидя выражение его лица.

— Я… я люблю тебя, Чел, — голос Кета дрогнул. — Но не могу на тебе жениться.

— Ты что, все еще держишь в голове эту чушь? — На ее побледневшем смуглом лице мелькнула тень презрения. — Про гуманоидов?

Но он не имел права рассказать ей про монополюс.

— Они убили твоего отца, Чел. И я надеюсь помочь своему отцу не пустить их на нашу планету.

— Ты сумасшедший. — Девушка на секунду отвернулась в сторону, ее подбородок дрожал. — Я полетела так далеко, чтобы увидеться с тобой, Кет. — Она снова посмотрела на него. — Мы никогда не узнаем, что случилось с моим отцом. У нас своя жизнь. Послушай, пожалуйста…

Его мутило от жалости, и он смог только кивнуть.

— Ты уже знаком с Зеликом — моим толстым кузеном. Он сейчас коммодор флота и будет командовать «Фортуной». Он хочет на мне жениться. А я… я презираю его, Кет. Эгоистичный ублюдок. Обе мои тети всегда хотели, чтобы мы поженились и вместе управляли флотом. И это — одна из главных причин, почему я отправилась в Зону. Чтобы избавиться от этого слюнявого ухажера.

Она взяла его за руку.

— Ты по душе адмиралу, Кет. Он посоветовал мне отправиться сюда и хочет, чтобы мы вернулись на Малили. Мнение моих тетушек ему абсолютно безразлично. — Челни настойчиво всматривалась в его лицо, и голос ее стал срываться. — Я всегда любила тебя, Кет. Но семья… моя семья…

Она задохнулась и наконец отвела взгляд.

— Наверное… я должен сказать тебе, Чел, — голос Кета тоже дрогнул. — Я встретил одну девушку… лелейо. Она здесь учится. И я влюбился…

— В эту Ньин? — Она отдернула руку. — В шпионку?

— Если она действительно шпионка, — он пожал плечами. — Я говорил с ней о Зоне. Она… ее народ не хочет, чтобы мы жили на Малили, убивая все живое для расширения своих владений.

— Сука, дикарка! — взорвалась Челни. — Подманивает каждого встреченного мужика своей вонючей наготой! Дядя рассказывал мне, как она проскользнула через него, обдурила Академию, провела вахту и в конце концов бесследно исчезла. Что ж, надеюсь… тебе было с ней приятно!

Она была в ярости, и Кет не смел возражать.

— Ты круглый идиот! — Всем своим видом выражая возмущение, девушка отодвинулась, скрестив руки, такая красивая в гневе, такая расстроенная, что ему захотелось обнять ее…

— Чел, — прошептал он. — Чел…

— Может, я дура, — горько прошептала она. — Любила тебя — хотя всегда видела, что ты — нерешительный слабак. Ни когда тебе твердости не хватало, ни на что. Тебе не встать во главе флота. И все же… — она протянула к нему дрожащие руки. — Если ты сейчас пойдешь со мной… Кет, это твой последний шанс!

Челни глядела на него со слезами на глазах.

Кет искал слова — и не находил. Это правда, он никогда не встанет во главе флота. И не захочет. Он никогда не испытывал желания властвовать — может быть, потому, что знал, как тяжело находиться под чьей-то властью. Он не любил причинять боль другим, но сейчас ничем не мог помочь подруге. Она была красива, все еще дорога ему — но она не была Нерой Ньин.

— Ясно, — девушка перевела дыхание. — Что ж… надеюсь, ты не будешь жалеть об этом.

— Мне уже очень жаль…

Она пошла прочь. Сжав кулаки, Кет смотрел вслед, пока двери не закрылись за ней, после чего медленно повернулся и взглянул через перила в сторону того дома, где мог бы пройти их медовый месяц. Он пытался разобраться в своих чувствах.

Юноше никогда не хотелось стать одним из членов Мостика или владельцем флота. И жалел он только Челни. Она могла бы быть такой же чудесной, как Нера, если б выросла на свободе. Но жизнь на Каи, похоже, слишком жестко закалила ее. Девушка принадлежала к элите, и все равно строгие требования Корабля, школы, флота и семьи изувечили ее. Они поработили бы и самого Кета, если б не прихоть судьбы, подарившей ему сначала монополюс, а потом — ночь с Нерой Ньин.

На следующий день, идя через ротонду из столовой на лекцию, юноша столкнулся с Челни, выходившей из кабинета коменданта. На ее лице не было никаких следов слез, темные волосы аккуратно уложены, зеленый деловой костюм сменил синий комбинезон астронавта — она выглядела чужой и непреклонной. С неожиданной болью он вспомнил, как они увидели друг друга обнаженными. В другом, свободном мире она могла бы стать такой же замечательной, как Нера.

— Кет! — Девушка подошла пожать ему руку, и ее пожатие было теплым и сильным. — До свиданья. Я уезжаю с Зеликом на Темную Сторону охотиться на мутобыков, пока не наступит время улетать на «Фортуне».

— Желаю счастья, Чел. — Собственный голос показался Кету сухим и неестественным. — Тебе и… кто бы то ни был.

— Если это и в самом деле так… — ее лицо дрогнуло, — то ты круглый дурак! — Она пошла прочь, но вдруг обернулась. — Ведь ты мог бы… — голос сорвался. — Мы оба пожалеем об этом.

В последовавшие за этим пустые дни юноша сомневался в правильности своего поступка. От отца с Кирой не было никаких вестей, так же как и от Неры Ньин. Он не имел контракта с флотом, следовательно, не мог пройти курс подготовки к полетам. Очевидно, Челни ожидает лучшее будущее, даже несмотря на ее омерзительного кузена.

Пришли Сумерки, и по головидению показали Наварха в Террадеке перед визитом в Зону. О Челни репортеры ничего не сообщали, но Кет увидел подругу, когда та поднималась в шаттл. Она шла широким шагом, с каким-то вызовом во всех движениях. Наверху аппарели девушка на мгновение обернулась и подняла руку в странном жесте, а потом скрылась. В горле у него застрял ком: возможно, жест предназначался ему.

Однажды вечером Кет сидел один в комнате, готовясь к тестам по астронавигации и чувствуя себя заброшенным, потому что не было надежды применить когда-либо свои познания. Но внезапно учебная кассета прервалась, потому что сообщали новости:

— Последние сводки! «Фортуна Ворнов» исчезла!

Записанного на пленку астронома сменила голографическая голова живого и явно взволнованного репортера. Служащие флота уже официально подтвердили необъяснимую потерю радиоконтакта с кораблем. Связь неожиданно прекратилась два дня назад. Тогда объявление отложили по требованию официальных лиц, которые до сих пор настаивали, что нет никаких причин для волнения.

В свой первый полет под командованием коммодора Зелика Зоора «Фортуна» была снаряжена всеми необходимыми для безопасности приборами, какие только существуют. На корабле летел Наварх, и перед его посадкой еще раз проверили все системы. Наблюдатели на спутниковых станциях Каи и Малили не зафиксировали никаких необычных явлений.

Официальные лица отрицали возможность какой-либо связи случившегося с таинственным исчезновением корабля «Кирон» двенадцать лет назад. И с негодованием отвергали домыслы о причастности гуманоидов. «Кирон» исчез во время долгого и опасного полета в неисследованную систему Дракона. «Фортуна» летела на Малили. Очевидно, произошли обычные неполадки связи и вот-вот придет сообщение о благополучной посадке. В любом случае, нет никакой необходимости возрождать давно забытую Спасательную Команду.

— Их следовало бы называть Преступной Командой! — сардонически заявил в голокамеру кто-то из вахты. — Группа хитрых вымогателей, уже пятьсот лет занимающихся выманиванием денег. Сейчас они ушли в подполье, кораблей у них больше нет, но играют в те же игры. «Платите, — говорят они, — или до вас доберутся гуманоиды!» В настоящий момент Команду возглавляет некий жулик, называющий себя Рином Кироном, который позорит это древнее имя. Сейчас он скрывается, так как обвинен в убийстве, но продолжает кричать об опасности прихода гуманоидов.

14. Тахионный компас

Прибор, предназначенный для обнаружения удаленных родомагнитных источников благодаря воздействию дифференциальных полей на родомагнитный монополюс.


Несмотря на громогласные заверения официальных лиц, «Фортуна Ворнов» так и не достигла Малили. Поисковые суда не нашли ни сам корабль, ни каких-либо следов солнечной вспышки метеоритного потока или подобной опасности. Следов гуманоидов не было тоже. Мостик собрался, чтобы избрать временного регента на место исчезнувшего Наварха, а «Ворн Вояжез» задержали дивиденды.

К Кету дважды являлись следователи из вахты — выжимать сведения об отце и Кире, но он и сам ничего не знал. Кончался последний год учебы. Юноша ходил на занятия, порой мечтал о Нере Ньин, а однажды проснулся среди ночи от кошмара, в котором толпа черных гуманоидов преследовала Челни Ворн.

Оставалось всего несколько дней до выпуска, когда пришла открытка. Кет так торопился, в надежде, что она от отца с Кирой или даже от Неры, что в первый момент вставил ее в проигрыватель вверх ногами. Но зазвучал голос няни Веш.

Голос был дрожащим и слабым. Няня сказала, что всегда любила его, и просила приехать, пока не поздно. Она зарезервировала для него билет и продиктовала свой адрес в Терратауне.

Дорога заняла всего час. Квартира помещалась на одном из нижних, довольно бедных уровней. Встревоженный письмом, Кет ожидал застать старушку тяжело больной, но та на удивление энергично и бодро суетилась в кухне, готовя отвар ледяной лозы.

— Гуманоиды! — Лязгнув собственной чашкой о блюдце, няня села напротив. — Рин Кирон говорит, что они уже пришли. Я всегда знала, что они явятся.

Юноша наблюдал, как на ссохшемся лице проступал хорошо знакомый ему страх. Неожиданно Веш сказала, что отец здесь и хочет повидаться с ним, но надо соблюдать осторожность. Она заставила его допить отвар и выглянула в окошко, чтобы убедиться в отсутствии слежки. Прежде чем отпустить, старая няня с отчаянием обняла и поцеловала своего бывшего питомца.

Указанный адрес Кет нашел почти на другом конце города, в маленьком торговом районе на еще более низком и нищем уровне, чем тот, где жила Веш. Над запертой дверью плыли мерцающие голографические объявления: «Обмен жетонов. Починка инструментов. Покупка и продажа старых кассет».

После звонка последовала небольшая пауза, затем вышла неряшливая, сутулая женщина с грязной повязкой на голове.

— Извините, сэр, — тоненько начала она. — Закрыто из-за болезни… — она моргнула, затем сорвала повязку. — Кет, дорогой! Заходи!

Это была Кира, она казалась измученной, даже когда приветливо улыбнулась. Особенно поразили юношу морщины на лице и растрепанные седые волосы. Отец склонился над верстаком в маленькой мастерской, оборудованной на кухне, и выглядел так же плохо, как и Кира. Под его покрасневшими глазами пролегли синие тени, на подбородке топорщилась щетина, только шрам не зарастал.

Родители провели Кета в жалкую нору, в которой жили.

— Так что гуманоиды? — Он поглядел на отца. — Они действительно здесь?

— Совсем рядом, — голос дребезжал. — Мы засекли движущиеся источники родомагнитного излучения, и наверняка это корабли гуманоидов. Они уже несколько месяцев вертятся вокруг Малили. Один из них перехватил «Фортуну Ворнов», после чего отправился к Дракону.

— То есть они завладели кораблем? — Юноша подумал о Челни, и ему стало плохо.

— Так же, как и «Кироном».

— И что теперь?

— Мы ожидаем, что они вернутся.

— И пытаемся подготовиться. — Кира взяла Кета за руку, словно нуждалась в поддержке. — Твой монополюс очень пригодился. Мы надеемся защититься с его помощью… если повезет…

— Она у нас оптимистка, — отец уныло обвел рукой дешевую грязную комнату, где они обитали. — Шкипер, я в полном отчаянии, потому что с самого начала наделал ошибок. Я отправился к одному своему знакомому, владельцу флота с Малили, Шиану Владину. Он довольно богат и поначалу был весьма щедр, но, когда увидел наше родомагнитное оборудование, его обуяла жадность. Он захотел построить собственный родомагнитный флот и выжить Ворнов с рынка. В гуманоидов, как я теперь понимаю, он не верил и повел себя как полный кретин.

Щетинистое лицо Рина Кирона окаменело, шрам побелел.

— Во время демонстрации Шиан совсем обнаглел, и я врезал ему подвернувшимся под руку куском металла. Он скончался. Я пристроил тело у подножия лестницы, желая инсценировать падение, но подозрений это не отвело. Нам пришлось убраться из Метеоритного ущелья. Так что с тех пор я в бегах и финансирования, естественно, у нас никакого.

— Но потеря «Фортуны», возможно, переломит ситуацию, — настаивала Кира. — Когда люди поймут, что они в опасности, мы получим хоть какие-то шансы на поддержку.

— Может быть, — поморщился отец. — Но нас все еще обвиняют в убийстве этого жадного придурка.

— Мы объявим о своих открытиях в родомагнетике. Сейчас необходим более мощный монополюс. Достаточно сильный, чтобы защитить всю Каи, воздействуя на родомагнитные лучи, которые связывают гуманоидов друг с другом и позволяют им действовать. Проект почти готов. Изготовление потребует времени (если оно у нас будет) и материалов, которых у нас нет. Нам понадобится много родия, а еще лучше — палладия. А это дорого, так как на Каи их мало и их везут с Малили.

— Поэтому-то мы и вызвали тебя, Шкипер, — отец на секунду замолчал, оценивающе глядя на него. — Нам нужен свой человек в Зоне, чтобы выжать из адмирала деньги (он все еще может стать нашим союзником), купить и привезти палладий. И чтобы следить за Бозуном…

— Рин, пожалуйста, — Кира подняла свою бледную руку. — Бронг — наш друг.

— Ты ему веришь, — он скривился, — а я нет!

— Думаю, он и вправду видел гуманоидов на Драконе, — ответила она. — Их корабли приходят с той стороны.

В мастерской родители показали Кету монополюс, теперь включенный в прибор, который они назвали тахионным компасом. На одном конце вращающегося стержня находился шарик палладия, на другом — серый свинцовый груз; все это было помещено в круглый ящик с диодами на кромке. Щит из родия закрывал монополюс.

— Компас в сто раз чувствительней, чем мои первые изобретения, — сказала Кира. — В тех приходилось полагаться на остаточный родомагнетизм самого палладия. Но я боюсь, что гуманоиды могут засечь действие прибора, поэтому его нельзя перемещать без защитного колпака.

Возьми компас с собой в Зону и постарайся найти родомагнитные источники и понять их природу. Бронг считает, что это мыследрева. Но, возможно, это артефакты лелейо, приборы гуманоидов или что-то иное. Мы должны располагать информацией.

— И берегись шпионов, — добавил отец. — Гуманоиды могут оказаться гораздо умнее и предусмотрительнее нас. И уж наверняка пойдут на все, чтобы уничтожить любые знания о родомагнетике, которые угрожают их могуществу.

— Эти опасности вполне реальны, — неловко произнесла Кира. — Я не хотела тебя вовлекать…

— Но пришлось, — отрезал отец. — Ты будешь давать присягу?

Прошло ослепительное мгновение, и Кет понял, о чем речь. На глазах у него выступили слезы радости.

— Подумай сперва хорошенько, — Кира предупреждающе подняла ладонь. — Силы неравны. На тысячах планет люди оказывали сопротивление гуманоидам — но, насколько мы знаем, только «Деливеранс» удалось уйти.

— Мне незачем думать. — Лица родителей казались ему размытыми из-за слез. — Я ждал… я всю жизнь ждал этого.

Большую часть ночи они просидели над составлением планов. Кира заказала один билет на полет в Зону.

— Только… у нас совсем нет денег. Мы вынуждены просить тебя… — Она запнулась и замолчала.

— Веш нашла частного коллекционера, который хочет купить чашу лелейо, что подарил Бронг, — сказал отец. — Деньги необходимы для твоего путешествия.

Кет согласился, хотя его первоначальный энтузиазм уже прошел. Приглядевшись внимательнее к отцу и Кире, он почувствовал, насколько они сейчас не уверены в будущем. Двое пожилых людей, почти сломленные тяжелым трудом и разочарованием, разыскиваемые за убийство, — что они могут противопоставить беспредельным знаниям и могуществу гуманоидов?

В полночь Кира пригласила всех поужинать, пробормотав извинения: они скрываются и не получают законные жетоны. Острый приступ жалости охватил юношу: родители попытались первым делом накормить его, и Кет понял, что оба голодают.

15. Зона Каи

Аванпост Каи Ну на Малили, расположенный на высочайшей вершине в южном полушарии. Местность обеззаражена при помощи нейтронных приборов и защищена от проникновения враждебных организмов ультрафиолетовыми экранами.


Кет дал клятву, делавшую его членом Спасательной Команды. Долгая ночь подходила к концу, и всех троих мутило от усталости.

Юноша преклонил колено возле верстака в тесной кухне, скрестив руки на маленьком лазерном пистолете, данном Кирой. Рина Кирона чуть покачивало, но он старался держаться твердо, когда произносил слова присяги. Кет повторял за ним эти старинные, торжественные фразы:

— Всеми силами тела и души выполнять древние обязательства Команды перед Кораблем и законные требования старших по званию. Чтить память первого Наварха, защищать планету и народ Каи от гуманоидов и любых других врагов. Посвятить этому служению всю жизнь.

— Мы посвятили тебя в Спасатели, Шкипер. — Отец выпрямился и застыл, шрам его четко вырисовывался на фоне щетины. Он подождал, пока Кет встанет и впервые отдал ему честь. — Теперь ты должен доказать, что достоин этого.

Тахионный компас упаковали в ту самую поношенную сумку, которую отец всегда брал в Зону. Кира первой вышла из дома, чтобы проверить, не следит ли за ними кто-нибудь. Когда юноша уходил, она стояла и глядела ему вслед, усталая и одинокая.

Он заехал на Кратерное озеро забрать свою золотую чашу. В обмен на нее няня Веш дала билет и карточку, которой предстояло стать его документом. На карточке стояло имя «Д. Веш». Этой подделкой няня пользовалась, чтобы покупать еду для отца и Киры.

К счастью, фальшивый документ ни у кого не вызывал подозрений. Кет прошел на шаттл и, совершенно измученный, наконец заснул. Корабль стартовал, и они без происшествий добрались до Малили, хотя пассажиры довольно беспокойно вспоминали о «Фортуне Ворнов».

— Веш!

Кет спускался по аппарели навстречу холодному ветру раннего солнечного времени и не сразу понял, что обращаются к нему. Внизу Бозун Бронг махал своей желтой перчаткой. Юноша помахал в ответ, но остановился на последних метрах, пораженный впервые увиденной планетой.

Небо возле невидимого солнца было золотисто-оранжевым, но постепенно переходило в желтовато-зеленое. В воздухе стоял слабый, чарующе-пряный аромат цветов из джунглей, к которому примешивался еще какой-то странный запах. И масса звуков обрушивалась на вновь прибывших: крики носильщиков и грузчиков, сигнальные гудки, шум моторов.

Он и в самом деле на Малили, своей полностью забытой родине! Мир его ночных кошмаров, мир кровяной гнили и ужасных гуманоидов! Таинственная планета, которая всегда манила его, обещая тайные знания и новую жизнь. Дом Неры Ньин.

Его снова окликнули.

Бронг спешил навстречу. Кет бросился было вперед, но споткнулся и чуть не упал. Тело неожиданно показалось очень тяжелым, и пришлось остановиться, восстанавливая равновесие и переводя дыхание.

— Осторожнее, сэр, — Бронг поддержал его. — Ты весишь здесь в полтора раза больше, но усилия компенсируются большим количеством кислорода. Скоро привыкнешь.

Они вышли из космопорта, тут было потише, и Бронг протянул ему свою руку в толстой перчатке. Некоторое время они изучали друг друга. Бозун как будто стал еще меньше ростом, а его узкое лицо — еще более худым.

— Вот ты и взрослый! Спасатель! Идем на станцию, твою сумку туда пришлют.

Кет чувствовал себя словно опьяненным чудесами Малили, а быть может — ее богатым воздухом, и всю дорогу глазел вокруг. Космопорт стоял на вершине горы, а ниже располагались массивные здания из гранита, добытого в этой же горе: пункты управления шаттлами, ремонтные мастерские, фрахтовые палубы, транспортные агентства, конторы. Бронг указал на монументальное строение — старую станцию Спасательной Команды. Теперь там виднелся голубой знак Ворнов.

В Зоне всегда ценился каждый клочок земли. Темные, похожие на щели улицы тянулись от порта вниз по склонам. На верхних ярусах размещались балконы и террасы, чтобы обитатели туннелей могли летом вдохнуть свежего воздуха и увидеть небо.

По дороге Кет еще раз поблагодарил Бронга за чашу лелейо и признался, что ее пришлось продать.

— Ничего страшного, Спасатель, — пожал плечами тот. — Мне она нравилась, надеюсь — и тебе тоже. Но, в конце концов, это всего лишь игрушка, сделанная ребенком, чтобы наливать в нее кровь дерева. Взрослые никогда не занимаются такой ерундой.

Они подошли к нынешней станции Спасательной Команды. Над входом — высеченная из камня эмблема: символическая рука с молотом и два весла над ней. Рука была повреждена, и это показалось Кету тоже весьма символичным. Узкий фасад уже довольно старого здания выходил на пыльную улочку в третьем сверху квартале.

— Да, это скромная обитель.

Бронг иронически поклонился юноше и провел его в дом. В офисе над потертым столом висело голографическое изображение молодого человека в черной форме Спасательной Команды. Кет с удивлением узнал в нем своего отца, гладко выбритого, еще без шрама. В задней комнате обитал Бронг, а в бывшей лаборатории Киры теперь предстояло жить ему.

— Несомненно, гуманоиды построят что-нибудь покрасивее, — с печальной усмешкой сказал Бозун. — Если нам не удастся остановить их.

Предназначенная Кету комната выходила на низкую террасу, откуда открывался унылый вид. Тесная улица круто вела вниз по склону, лишь где-то далеко мерещился маленький проблеск голубого неба, дразнящий воображение.

— Я столько хочу узнать о Малили и о Зоне. Но главное — о гуманоидах. — Юноша тщетно пытался понять выражение сурового лица собеседника. — Кира говорила, что ты их видел.

— Есть одно средство, — Бронг поглядел на него усталыми, пустыми глазами. — Оно незаконно, так что распространяться я о нем не буду. Но с его помощью я могу видеть.

— Гуманоидов?

— Их миллиарды, — он кивнул совершенно серьезно. — Они наводнили всю Киронию — ту планету, которую пытался покорить капитан Ворн. Их блестящие тюрьмы уже заняли половину планеты, а вторая половина перекорежена: там создаются новые миллиарды гуманоидов и транспортные корабли для переправы их сюда.

— Как скоро?

— Я передаю только то, что наблюдал сам. — Бронг пожал плечами. — Месяц назад они загружались на корабль. Мне страшно, Спасатель.

Кет поежился: на террасе дул ветер, несущий песок и пыль.

— Бесконечный черный поток гуманоидов, льющийся из заводов, где их делают, марширует к трапу корабля. Их гораздо больше, чем можно себе представить. Адмирал, которому я все это поведал, объявил мой рассказ просто ночным кошмаром. Но боюсь, что он ошибается.

— Месяц назад… — юноша с сомнением всматривался в неподвижное лицо бывшего астронавта. — Они, возможно, уже здесь.

— Если нет, — иронически заметил Бронг, — значит, я лжец. Кет колебался.

— Бозун, я не знаю, что о тебе думать.

— Никто не знает, — ответил он грустно и подавленно. — Я — сплошное недоразумение. Несчастное, неприспособленное существо с самого рождения, потому что я наполовину лелейо. Это тяжелая судьба, Спасатель.

Бронг сделал своей перчаткой такой жест, словно отметал прочь всю Зону.

— Только представь себе: тебя никогда не понимают, не считают равным. И посмотри на это! — он вытянул вперед руки в перчатках. — Я лишился обеих рук ради Команды. А в ответ… думаешь, меня хотя бы приняли? Только не твой надменный родитель! Он ведь меня всегда терпеть не мог. Просто ненавидел меня, а иногда и опасался. Даже сейчас, когда я один слежу за этой станцией и трачу собственные сбережения, чтобы отправлять на Каи палладий, меня не допускают в эту его драгоценную Команду! — Бозун тяжело вздохнул и замолчал. Через некоторое время он тихо продолжил: — Лелейо оказались добрее. Когда наступило время, они поделились со мной своими сведениями о разуме и даже некоторыми секретами. И все же я не лелейо, — его маленькие глаза смотрели на собеседника вызывающе, почти с обвинением. — Я боюсь кровяной гнили, боюсь выйти за периметр без золоченого скафандра и ультрафиолетовых стерилизаторов. Я даже боюсь прикасаться к друзьям, потому что это может привести к мучительной смерти.

Они еще стояли на ветреной террасе. Кет носил желтый зимний комбинезон, но сжался, словно холод все же пронизал его.

— Ты многое хотел бы услышать от меня, а я не отвечаю. Причина там, — Бозун указал в сторону чарующей полоски серо-голубого неба. — Мои друзья научили меня кое-чему, но запретили об этом рассказывать.

Кет кивнул, не зная, что сказать. Ему нравился этот человечек, но к состраданию примешивалась некоторая доля скептицизма: слишком уж гладко и убедительно звучал голос Бронга, черные глаза смотрели пристально, а по темному лицу ничего нельзя было прочесть.

— Прости, Спасатель, если я говорю порой очень неприятные вещи, — сейчас собеседник извинялся. — Я с вами: с тобой, с твоим отцом, с тем, что осталось от Команды, — против гуманоидов. Сделаю, что смогу.

Они вернулись в офис, и Бронг предложил юноше сесть за стол, над которым висел портрет Рина Кирона в юности.

— Я хочу встретиться с адмиралом Ворном, — сказал Кет. — Но больше всего меня беспокоит, почему гуманоиды медлят. Если они действительно уже так давно на Драконе, то чего они ждут?

— Кто знает? — Бронг пожал плечами. — У них свое чувство времени и своя Основная Директива. Но рискну предположить: они опасаются родомагнитного оружия. Кира правильно подозревала, что деревья фейо — источники родомагнетизма. Гуманоиды. Думаю, гуманоиды выжидают, хотят убедиться, что у нас нет подобной защиты.

— Я хочу исследовать эти источники. Помоги мне раздобыть саноход, Бозун.

— И не думай! — шарахнулся в ужасе тот. — Посмотри на это, Спасатель, прежде чем говорить о саноходе.

Бронг снял толстую перчатку и показал свою механическую руку. Суставы были сделаны искусно, удлиненные фаланги — совершенно естественной формы, но из яркого желтого металла. Ладонь сжалась в кулак, превратив руку в золотой молот. Бозун опустил его — и разбил стоящее на столе мраморное пресс-папье, поймал в воздухе один из обломков — и раскрошил в порошок.

— Полезный инструмент, но тебя, возможно, не смогут починить так хорошо. Несчастный случай в воротах периметра. Я вышел без защитного костюма и пожал руку своему приятелю из лелейо, который не прошел санобработку. К счастью, инспекторы вовремя заметили, что случилось, и зараза не попала в кровь.

Он снял и вторую перчатку.

— Я потерял обе руки, потому что коснулся друга. Но мне повезло: я оказался знаком с твоей матерью. Она сделала для меня новые.

— Ты был знаком с моей матерью?

— Редкая, прекрасная женщина. — Маленький человечек поднял взгляд своих грустных глаз на голограмму. — У твоего отца тяжелый характер, и у нас было много трений, но твоей матерью я всегда восхищался.

— Отец никогда не рассказывал о ней…

— Это странная и трагическая история, Спасатель. Но не сейчас, — Бронг поспешил к дверям. — Вот твоя сумка. Нам пора позвонить адмиралу.

16. Кровяная гниль

Инфекционное заболевание, вызываемое распространенным на Малили патогеном (предположительно, родственным микроорганизму, называемому «ржавкой»). Для людей смертельно.


Командование занимало в маленьком городе самую высокую башню. В приемной были огромные окна, откуда Кет мог увидеть всю Зону. У подножия башни ощетинился шаттлами и стартовыми площадками космопорт. Узкие темные улочки извилисто спускались к крутым голым склонам, где на темных камнях лежал снег. Бронг указал на тусклое голубоватое свечение вдали — это ультрафиолетовые экраны шли вдоль нового периметра.

А за ними — Малили! Серебристо-серая дымка до самого зеленовато-желтого горизонта. Бесконечный, загадочный и враждебный океан, смертельный для Кета и его расы, но родной для Неры Ньин.

— Я познакомился на Каи с одной девушкой, — под влиянием внезапного импульса сказал юноша, повернувшись к Бронгу, — ее зовут Нера…

— Нера Ньин! — в голосе прозвучал восторг, хотя на лице по-прежнему застыла грусть. — Я помогал ей получить визу. Она редкая красавица, Спасатель, и если ты подружился с нею, то тебе повезло.

— Подружился. Но она исчезла с Каи. Может быть, она хотела вернуться сюда? — неожиданно в нем проснулась надежда.

— Все может быть, — Бозун развел руками. — Но ты же знаешь: они кочевники. Лелейо иногда приходят ко мне, но только во время полярного лета. Сейчас зима, и до следующего года их не будет.

— Я бы отдал все, чтобы ее увидеть.

— Забудь о ней, Спасатель. — Темное лицо Бронга казалось печальнее обычного. — Я любил многих девушек лелейо, но они никогда не оставались надолго. Сомневаюсь, чтобы они понимали, как это ранит. У лелейо совершенно другое представление о вещах…

— Кет Кирон!

Звук собственного имени удивил и встревожил его, хотя голос звучал тепло и приветливо. Улыбаясь, навстречу шла высокая, элегантная женщина.

— Я — Витле Кло. Мы встречались в «Вара Ворне», помните? На дне рождения Челни.

— Конечно. Вы были тогда представителем Наварха.

На том банкете женщина выглядела холодной и чуждой, но сейчас излучала дружелюбие.

— Я уехала вместе с Адмиралом, — сообщила она радостно. — Здесь совершенно другая жизнь! Надеюсь, вам понравится в Зоне.

Торку Ворн вышел к гостям с приветливой, несколько усталой улыбкой. Он похудел (возможно, из-за большей гравитации), но продолжал двигаться со звериной легкостью.

— Рад видеть тебя, Кирон, — могучая рука сжала руку Кета.

Адмирал провел юношу в кабинет, где из высокого окна открывался очередной фантастический вид на склоны Зоны и по крытую облаками Малили.

— Какие новости насчет гуманоидов? — без насмешки спросил Ворн.

— Пока никаких. Отец полагает, что они захватили «Фортуну» точно так же, как раньше «Кирон» Я пришел просить содействия. Нужны деньги для закупки палладия: из него мы изготовим родомагнитное оружие. И помощь в поисках…

— Забудь о любых поисках! — перебил адмирал. — У нас не хватает саноходов даже для обслуживания периметра, а водителей-камикадзе и того меньше, — взгляд его стал ироническим. — Лучше поговори с Бозуном Бронгом.

— Вы ему доверяете?

— Кому я могу доверять? — Ворн некоторое время молча глядел в окно. — Если сюда идут гуманоиды… — он медленно повернулся к Кету, и лицо его было мрачным. — Если моего брата действительно погубили они, а теперь захватили Челни…

— Боюсь, что это так.

— Докажи, и я выполню любую просьбу твоего отца, — адмирал говорил медленно и с чувством. — Кет, я всю жизнь жил так, как хотел, и делал то, что хотел. Бозун Бронг рассказывает, что гуманоиды стремятся задушить людей своей заботой, навязать свою волю. Если это так, то мне лучше разделить участь брата.

— Нам понадобится ваша помощь, чтобы что-то доказать.

— Никакие экспедиции невозможны, — красное лицо нахмурилось. — Наступает зима, и мы будем заблокированы льдами. Я могу предоставить несколько килограммов палладия. Боюсь только, что наша насущная проблема — тот человек за дверью, — он кивнул в сторону зала, где ждал Бозун Бронг. — Попробуй раскусить его. Прислушивайся к его сказкам и наблюдай за фокусами. Выясни, как он смог вернуться, если действительно был на Киронии. Как он способен видеть базы гуманоидов на Драконе? Если он лжет — что ж, это не новость. А если это правда… — Ворн покачал головой. — Времени у нас мало.

— Для меня Бронг загадка, — сказал Кет. — Я надеялся, что вы лучше его знаете.

— Никто его не знает.

— Я выясню, что смогу.

— Сообщишь мне о своих открытиях, — адмирал пожал ему руку, заканчивая разговор. — Чел любит тебя, Кет, — его глубокий голос дрогнул. — Думаю, ты ей сейчас нужен.

Ветер усилился и стал еще холоднее к тому времени, как Кет покинул резиденцию Торку Ворна. Зеленоватое небо странно смотрелось над гранитными каньонами. Рядом шел Бронг, взявший на себя роль гида. Он так гладко описывал встречные здания, так уверенно жестикулировал руками в желтых перчатках, словно и не было у него никаких секретов. В офисе он взял сумку Кета:

— Ты привез оборудование, Спасатель? Помочь тебе установить его?

— Не сейчас, — юноша сел за стол. — Расскажи о моей матери.

— Это загадочная и страшная история. — Черные глаза Бозуна взглянули открыто и честно. — Но если хочешь послушать ее, то пошли ко мне.

В его комнатке царил беспорядок. Над неопрятного вида лежанкой находилось голографическое изображение женщины в золотистом комбинезоне. Бронг кивнул на портрет:

— Богиня, — его печальный голос звучал чуть слышно. — Я преклонялся перед ней.

Кет приблизился, в горле стоял ком: он впервые видел лицо своей матери. Карие (как и у него) глаза на живом загорелом лице. Она улыбалась.

— Она была добра ко мне, — с печальным вздохом маленький человек отпихнул в сторону пару грязных сапог, расчищая место на кровати. — Ты не представляешь, что это значило для меня — для полукровки, несчастного существа, обреченного на жизнь без любви! ? — Он сел на пустую коробку из-под банок с мелонадом и красноречиво развел руками. — Тебе надо понять, какова была моя судьба с самого рождения. Ко мне относились с подозрением как к чужаку. Кроме того, люди постоянно опасались, что я — «носитель кровяной гнили», — Бозун криво усмехнулся. — Для этого, конечно, нет оснований: дожила же моя мать до моего Рождения. Но я чуть не умер от какой-то другой заразы из джунглей. В течение нескольких лет я находился на грани смерти, а шрамы остались на всю жизнь. И люди боятся моего прикосновения. Не брезговали мной только друзья-аборигены, но ты видишь, что случилось от дружеского рукопожатия, — он уныло поднял свои золотые руки. — Если ты готов выслушать всю эту печальную историю…

Бронг шмыгнул носом и провел по нему рукой. Кет сочувственно кивнул.

— Моя мать была ксенологом с Каи и изучала здесь язык лелейо. Отец — золотоволосый великан по имени Ило Аули (я однажды видел его портрет). Они познакомились, когда мамин саноход застрял за пределами периметра. Отец помог ей выбраться из болота и проводил в Зону. С ним проделали все эти дезинфицирующие процедуры и разрешили остаться.

Мама забеременела. Это было их несчастьем, хотя и весьма заинтересовало коллег-ксенологов. Когда ее командировка на Малили заканчивалась, мать хотела забрать нас с отцом на Каи. Но ей отказали. Инспектора предположили, что мы можем «оказаться скрытыми носителями кровяной гнили». Подозреваю, что истинная причина — неосознанный страх перед чужой планетой.

Мамину визу не продлили, и она вернулась домой без нас. Отец ушел обратно за пределы периметра, но меня с собой не взял, так как я не имел иммунитета к местным болезням. Я остался один.

В детстве я был предметом исследований ученых: как же, уникальный случай! Поначалу меня держали в изоляции, но позже эксперты решили, что никакой кровяной гнилью я не болен. Потом я выживал, как только мог. Торговал редкостями в порту. Работал в старых бараках Спасательной Команды, пока все это не закрылось. Был грузчиком в конторе Ворнов, машинистом на саноходах. Так я научился вождению: тестируя саноходы… И так я познакомился с твоими родителями — молодой парой, недавно приехавшей в Зону. Сперва они не знали, что я полукровка, и мы подружились. Даже когда они услышали о моем происхождении…

Он замолк и посмотрел на голограмму.

— Даже тогда они не испугались. Твой отец — храбрый человек, Спасатель. А твоя мать — ангел… — его глаза наполнились слезами, и он высморкался. — Прости, не могу сдержаться, но ведь она никогда не позволяла мне почувствовать себя смертельно опасным уродцем.

Вместе со спасателем Вешем они занялись экспедициями — последний большой проект, предпринятый Спасательной Командой. Ворны финансировали его, надеясь на разработку месторождений тория, а твой отец думал, что мы отыщем доказательства контакта гуманоидов с лелейо.

— И вы не нашли…

— Никаких гуманоидов! — Маленькие глаза Бронга блестели — может быть, от затаенной радости. — И очень мало аборигенов. Поначалу я был водителем у твоей матери. А потом…

Его меланхоличный голос замолк. Некоторое время они сидели молча. Бозун невидяще уставился на свои золотые руки, погруженный в какие-то воспоминания.

— Твой отец очень ревнив, Спасатель. — Неожиданно он резко повернулся, словно охваченный давней яростью. — Вышвырнул меня из машины твоей матери — возможно, потому, что она сделала мне эти руки. И послал меня с Вешем в экспедицию, которую считал смертельной. Для старины Веша она такой и оказалась.

Наступал зимний сезон, потому что из-за этих рук нам пришлось задержаться, пока они не приживутся. Слишком позднее время для визита в те места, куда Рин Кирон послал нас. Мы попали в жуткую погоду: туман и ливень, настоящий потоп, каких на Каи не бывает. — Он задрожал в своем стареньком комбинезоне. — Мы провалились сквозь лед в замерзшую реку. Там я и оставил Веша, в саноходе, похороненным под снежными заносами.

— Как ты сумел спастись?

— Не спрашивай как. — Бронг вздрогнул, словно этот вопрос уязвил его. — В основном — ничего не соображая. Очнулся я на Спасательной станции в периметре.

— Ты умеешь ускользать…

— Я выживаю. — Его глаза сузились, и в них зажегся тайный огонек. — Этому искусству я выучился с юности. Если бы у тебя была такая же горькая жизнь, тебя бы это совсем не удивило.

17. Ржавка

Распространенный на Малили микроорганизм, самая древняя и примитивная форма жизни на планете, существование которой связано с переработкой ряда металлов. Родственная ей кровяная гниль действует на железо, содержащееся в гемоглобине.


Бронг снова задрожал.

— Зима, — прошептал он. — Стояло зимнее лунное время, Зона замерзла. Когда я поправился, Кирон послал меня провести ревизию двух оставшихся у нас саноходов. Твоя мать была беременна, и ты родился весной, перед оттепелью.

Она собиралась в еще одно путешествие, на поиски дерева фейо…

— Мыследрева? — Кет подался вперед, всматриваясь в невыразительную коричневую маску. — Они действительно источники родомагнетизма?

Бронг пожал плечами.

— Спасатель Кира Сайр тоже все время об этом спрашивала. Я никогда их не видел. Аборигены называют их деревьями фейо, «мыследрево» — приблизительный перевод, данный твоей матерью. В Кратерном озере она читала статьи по ксенологии, а также скопировала карты, которые рисовал Ило Аули. На одной из них было отмечено дерево фейо, оно находилось на излучине реки в нескольких сотнях километров к востоку отсюда. Твоя мать хотела отыскать его.

А твой отец… он разрешил ей отправиться! — в его голосе звучала ярость. — Я умолял ее оставить эту затею, умолял Кирона не пускать ее, даже просил Ворнов не давать транспорт. Когда ничего не вышло, я хотел сам вести ее саноход, но твой отец не позволил.

Она взяла с собой водителя из работавших в Зоне. Настоящий профессионал… вот только этого недостаточно. Твой отец поставил меня дежурить у монитора на станции, фиксировать их сообщения и отмечать маршрут, которым они двигались.

Они отправились в начале весеннего солнечного времени. Для этого водителя — слишком рано. Он не справился с управлением на тающем льду, и машина соскользнула в каньон. Большая часть ультрафиолетовых ламп при этом разбилась, и защита оказалась повреждена.

Поначалу контакт прервался, но твоя мать вышла наружу в защитном костюме и починила антенну. Когда сообщение наконец дошло, они уже были обречены. Ржавка. Водитель хотел сделать отчаянную попытку пробиться обратно в Зону, но она заставила его ехать дальше. Ужасные дни…

Он высморкался.

— Я насмотрелся на работу ржавки. Она превращает отличную сталь в вонючую голубоватую грязь так быстро, что и представить себе невозможно. Они прожили три дня. Я следил за ними, Спасатель, до самого конца. Не мог спать. И у меня в ушах звучали слова твоего отца, сказавшего, что она сама выбрала такой конец.

Перед смертью они успели увидеть дерево. Приборы показали его, но путь преграждала разлившаяся в половодье река с несущимися льдинами. Русло там изгибается, обходя конусообразный пик. Твоя мать сочла, что это — остатки давнего вулкана. А мыследрево росло на его северном склоне, высоко над рекой.

Это было очень странное дерево, хотя обитателям Каи большая часть здешних растений покажется странной. Ярко-зеленый толстый ствол и более светлые ветви, расщепляющиеся на концах на маленькие кроваво-красные веточки. И совсем без листьев.

Ты его и сам видел — на той игрушечной чаше. Так или иначе, но там они застряли. Ржавчина разрушила все, что можно, двигатели замерзли. В своем последнем сообщении твоя мать сказала, что они надевают защитные костюмы и будут пытаться перебраться по льду… — голос его сорвался, и он провел рукой по влажным глазам. — Прости, Спасатель, я любил ее.

— Жаль, что я не знал ее, — прошептал Кет.

Бронг молча сидел, глядя на голограмму.

— Ты встречал лелейо за периметром? — попытался расспросить его Кет.

— Встречал одну группу, тем же летом. — Бозун передернул плечами, словно стряхивая дурные воспоминания. — Во время поездки с твоим отцом — никогда бы я не захотел отправиться с ним в такое путешествие. Их финансировал новый коммодор Зоны, жадный мерзавец по имени Зоор, желавший наладить контакт с местными. Он воспринимал лелейо как пропадающую без пользы рабочую силу, которую можно выгодно использовать. Они приспособились к опасностям планеты и способны добывать полезные ископаемые, надо лишь научить их кайским представлениям о труде. А твой отец…

Бронг замолчал и серьезно посмотрел на Кета.

— Он хотел убить меня.

Потрясенный, юноша молчал.

— Конечно, Рин Кирон никогда ничего подобного не говорил. Он вещал об удачной возможности получить экономическую выгоду и наладить культурный контакт, узнать правду насчет мифа о мыследреве. Но я знал, что он собирается убить меня. Он попытался, и ему это почти удалось. Если бы я не умел так хорошо выживать…

Золотые руки бессильно опустились.

— Я и твоего отца вытащил, несмотря на его сопротивление. Много лет Кирон меня за это ненавидел, но, наверное, именно из-за этого он меня в конце концов и простил… если действительно простил.

Бозун снова погрузился в задумчивое молчание, взгляд его был устремлен в никуда.

— Мне кажется… надеюсь, что это так, — сказал Кет. — Расскажи об этой экспедиции.

— Думаю, не стоит. Я уверен, что ты не так все воспримешь. Ты еще слишком молод, Спасатель. Для тебя это будет звучать как романтическая история, и тебя самого потянет на поиски приключений. Но смерть — отвратительная вещь, где бы ты ее ни встретил.

— Пожалуйста, — настаивал юноша. — Я хочу знать.

— Если ты бросишь безумную затею отправиться туда на саноходе…

— Боюсь, придется. Не бросить, но хотя бы отложить до весны.

— И если ты пообещаешь, — глаза Бронга сузились, — не спрашивать, как мы смогли вернуться.

— Жаль. Так хочется это узнать…

— И твоему отцу хочется. — Черты его лица дрогнули, словно он на секунду развеселился. — И адмиралу.

Кет ждал, когда собеседник начнет.

— Вы, Каи Ну, видите Малили не так, как мы: она зачаровывает вас. Это было и с твоей матерью. Сначала поражает цвет — странная красота, а за ней кроется смертельная опасность. Твоя мать полюбила здешние краски. Ведь они совсем не такие, как на Каи, потому что жизнь здесь развивалась под красным солнцем и дольше длятся сутки. Желтые огневки так быстро растут в солнечное время, что можно заметить, как ползут их лианы. Огромные деревья обзавелись теплоизолирующей корой и силой, способной противостоять зимним штормам.

Мы отправились в середине лета, в день Восхода. Снег все еще покрывал высокие склоны, но вскоре мы спустились туда, где цвет обнаженных скал уже указывал на присутствие ржавки.

Бронга захватили собственные воспоминания, и он говорил теперь гладко, жестикулируя блестящими руками. Но маленькие глаза смотрели напряженно, поэтому Кет начал подозревать, что вся эта история рассказывается лишь для того, чтобы убедить его остаться в Зоне.

— Зеленые, голубые, синие… Твоя мать говорила, что в те времена, когда появилась первая ржавка, солнце пекло сильнее. Очень красиво — если вас не беспокоит возможность собственной гибели. Я вел машину очень осторожно, но твой отец… это невероятный, ненормальный человек!

Он потребовал, чтобы мы отправились по совершенно сумасшедшему маршруту: на юг, через ответвление великого полярного ледника. Триста километров торосов и трещин. А за льдами, когда вернуться стало невозможно, нам преградил дорогу обрыв. Там кончалось ледяное плато, и спуск был слишком крут для машины. Внизу лежали облака, и мы не видели дна. Мы отправились вдоль края на запад, прошли километров сто, но так и не нашли подходящего спуска. Затем нас встретило длинное ущелье — ледяные склоны и обломки скал, скатывающиеся в облачное море. Путь представлялся крайне опасным: камни могли увлечь нас за собой.

Но Кирон вытащил лазерный пистолет и приказал мне вести машину вниз. У меня оружия не было, и я сказал ему, пусть стреляет. Он не выстрелил, но дождался момента, когда я заснул, и сам сел за руль.

Жуткое путешествие!

Я приготовился к смерти, но меня захватила суровая красота этих мест (твоей матери они бы понравились). Я снова повел машину. Мы скользили в облака, туман вокруг стоял такой густой, что нас слепили собственные огни. Камнепад перебил большую часть наших ультрафиолетовых ламп.

И все же мы каким-то образом выбрались изо льдов живыми. Скалу покрывали зеленые и голубые пятна ржавки. Потом шли заросли пламенника и рощи покореженного ветрами черного дерева. Наконец мы достигли местности, которую старый Ило Аули назвал Страной лелейо.

Как я тогда мечтал быть лелейо, — с тоской продолжал он. — Твоя мать рассказывала мне как-то древний миф Терры о рае. Я ожидал смерти, Спасатель, а попал в рай!

Широкая долина, покрытая золотистой травой, темно-красные титановые деревья. Небольшая речка петляет среди оранжевого перистого кустарника, — Бронг вздохнул. — Колыбель свободы и покоя. Мы проехали прямо к реке, пытаясь найти лелейо. Терять было уже нечего, и я надеялся хотя бы встретить свой народ. Даже твой сумасшедший отец, казалось, частично пришел в себя. Ксенологи бьются над вопросом: как аборигены обходятся без машин? Эта загадка мучила твою мать, а теперь захватила и его.

Но ответа мы так и не узнали. Хотя долина и походила на рай, когда мы увидели ее, нельзя забывать про здешние зимы. Полярные зимы, Спасатель!

Он вздрогнул.

— Даже здесь, в Зоне, зимой наметает несколько метров снега. А там, возле ледника, почти у самого полюса, снега намного больше. Это не место для голых дикарей, живущих собирательством. Так куда же они деваются?

— На южный полюс?

— Через две тысячи километров? — Бронг покачал головой. — Через джунгли, бури, горы, океаны, где даже самый лучший наш саноход не преодолевал и одной тысячи?

— Гуманоиды? — Кет всматривался в неподвижное лицо. — Может быть, им помогают гуманоиды?

— Кто знает? — Он пожал плечами. — Вероятно, твой отец надеялся это выяснить, после того как убьет меня. А я хотел лишь перемирия, чтобы добраться до дома живым. Тогда я был еще новичком в искусстве спасаться.

Рин Кирон ехал в башне. На полпути к реке он сообщил мне по голосвязи, что видит пятна ржавчины на защитном слое машины. Ржавка мгновенно въелась в те места, которые повредил камнепад. Рин хихикал, как безумец, говоря мне об этом.

Чуть позже он сказал, что в поле зрения появилась драконья мышь. Она вынырнула из облаков и полетела над нами, описывая круги. У реки мы пробились через полосу пламенника и обнаружили на берегу группу лелейо.

Три молодые пары и несколько маленьких детей, большая часть которых играла, подбрасывая и ловя маленький красный камешек. Один мальчик нырял в воду и вытаскивал оттуда что-то, что они потом ели. А на большом валуне сидел пожилой золотобородый мужчина и улыбался, глядя на детей.

Все они были голыми. Река стекала с ледника, но вода не обжигала холодом их тела. Худые и грациозные, с яркими волосами и зеленоватыми глазами, они, похоже, чувствовали себя абсолютно свободными и счастливыми.

Бозун печально рассматривал свои золотые руки.

— Спасатель, — сказал он тихо, — ты даже представить себе не можешь, что я ощутил при взгляде на эту картину. Мне так хотелось присоединиться к ним. Уйти от твоего отца: к тому моменту наши отношения приняли совершенно мрачный оборот. Выйти из машины, скинуть одежду и нырнуть в чистую воду. Смыть с себя и Команду, и Зону, и весь мир Каи.

Может быть, я бы от этого умер, Спасатель, — он поднял голову. — Но ведь мог и выжить, и мысль об этом постоянно преследует меня. Мама говорила, что иммунитета у меня нет, но ведь надежных тестов никогда не проводилось. В тот раз, когда я столкнулся с заразой, медики очень удивились, что я дожил до ампутации.

Бронг снова замолчал, и его неподвижное темное лицо казалось еще более длинным и мрачным, чем обычно. Золотые протезы немного дрожали, когда он разжал кулаки и сжал их вновь.

— Да, Спасатель, — вздохнул он наконец. — Я упустил свой шанс попасть в рай.

18. Драконья мышь

Огромное крылатое существо-мутант. Хищник. Произошли от местных животных, одомашненных первыми лелейо.


Маленький человек вытер слезы желтым рукавом.

— Мы остановили машину на песчаной косе сразу за перистым кустарником, — продолжал он угрюмо. — Лелейо совершенно не испугались. Скорее, они не обратили на нас внимания. Мы смотрели на них…

Он остановился и высморкался.

— Тебе, конечно, не понять, как я себя чувствовал. Твоя мать часто рассуждала об их культуре: особый тип цивилизации, основанный на разуме, а не на вещах. Но, несмотря на это, я всегда стыдился своей крови лелейо. Голые дикари! Бродят по джунглям, бегая от собственной грязи, голыми руками выкапывают коренья и едят их. Жалкие двуногие животные! Это распространенное представление, и мне было трудно поверить в ту счастливую картину, которую мы видели.

Не знаю, о чем думал твой отец. Мы некоторое время наблюдали, затем он велел мне подъехать поближе. Лелейо по-прежнему игнорировали нас, только драконья мышь закричала и спикировала вниз. От ее крика у меня мурашки по коже пошли, хотя мы и были неплохо защищены.

Она пролетела над нами и устроилась на ржаво-зеленой скале над тем стариком у воды. Мы продолжали приближаться, но она больше не двигалась и не вопила. Машина подъехала, наверное, метров на сорок.

Жуткая зверюга, правда, гладкая и на вид чистая. Все ее тело и крылья покрыты тонким белым мехом. Она цеплялась за камень мощными черными когтями, которыми с легкостью разорвала бы человека пополам. Кривой черный клюв вполне мог разломать нашу машину. А глаз у нее…

Его передернуло.

— Фасетчатый, как у насекомых с Терры. Такая сверкающая алмазная полоска через полголовы, под довольно неприятного вида острым гребнем. Никогда не поймешь, на что она смотрит — на все сразу, наверное. Этот глаз мне до сих пор страшно вспоминать. И все же существо было красивым, и твоей матери оно бы понравилось. Хищник в четверть тонны весом, такой изящный и гибкий, что хотелось увидеть, как он охотится. Я размышлял, почему драконья мышь не бросается на лелейо и почему они не боятся.

Я также не понимал, почему они не опасаются нас. Дети продолжали играть с камешком. Одна из парочек была в воде, точнее, в основном под водой: они занимались там любовью. Никто из них вроде бы нас не замечал, пока Кирон не приказал мне приблизиться еще немного.

Тогда тот мальчик прекратил нырять и пошел нам навстречу, жестами прося остановиться. Это был тощий темнокожий ребенок лет семи или восьми. С длинных волос стекала вода. Он наверняка никогда не бывал в Зоне: там появлялись только взрослые. Но он заговорил с нами на языке Каи, к тому же довольно бегло.

«Друзья, пожалуйста, не подводите вашу золотую машину еще ближе, — услышали мы. — Мы не привыкли к ультрафиолетовому излучению, а вы ведь не хотите причинить нам ненужные неприятности».

Твой отец ответил, что мы пришли как друзья, хотим узнать о его народе и разведать залежи полезных руд. В обмен мы можем предложить им дары кайской цивилизации.

На мальчика эти слова не произвели никакого впечатления. Его народ видел нашу Зону и решил, что вещи с Каи на Малили бесполезны. Если мы хотим подтвердить свое дружелюбие, то нам следует покинуть планету и прекратить причинять им вред.

Кирон спросил, видел ли он где-нибудь гуманоидов.

Ребенок засмеялся. Он заявил, что мы — рабы машин, но на Малили машины бесполезны. И кивнул на голубую ржавчину, уже частично покрывшую нашу машину. Мальчик вежливо попросил нас отъехать от реки подальше, чтобы продукты разложения не загрязнили воду. Ему было очень жаль, что он не может нас спасти…

Твой отец прекратил разговор. Я услышал, как он вылез из башни и пробирается через машинное отделение к внешней двери. Та была герметично закрыта. Раздался лязг инструментов, я бросился туда и увидел, что он откручивает гайки.

Я уже говорил тебе: он сошел с ума! — Бронг резко выпрямился, его высокий голос стал резче. — Понимаешь, дверь не имела шлюза. Открой он ее — патоген кровяной гнили заполнил бы всю машину. Но этого-то Кирон и добивался.

Ужас охватил меня. — Бронг вскинул руки в драматическом жесте. — Я просил его остановиться, но твой отец выхватил пистолет. Я прыгнул на него — безоружный.

Он моргнул, посмотрел на свои руки и вздрогнул.

— Я и не предполагал, насколько эти руки сильны и быстры. Я разодрал ему щеку и вырвал оружие прежде, чем он успел выстрелить. Кирон упал на переборку, не подавая признаков жизни.

Оставив его там, я забрался обратно в кабину, к микрофону, и сам заговорил с мальчиком. Я пообещал ему, что отгоню машину, куда он захочет, если его сородичи помогут нам добраться до Зоны.

Ребенок очень удивился, даже не поверил мне, когда я объяснил, что произошло. Ведь лелейо никогда не причиняют друг другу вреда. Но они не могли спасти нас. Конечно, я отвел машину по дороге, которую мы проделали через кустарник, к скалам. Драконья мышь летела сзади и уселась на камнях невдалеке.

Мальчик поблагодарил и добавил, что ему очень жаль нас. Если мы не хотим мучиться, он может собрать сонные ягоды. Они вкусные и подарят безболезненную смерть. Я отказался. Ребенок отошел назад и встал рядом с мышью, следя за нами.

Твой отец к тому времени пришел в себя. Ему было плохо, из раны шла кровь. Он сопротивлялся, пока я накладывал ему на лицо повязку, поэтому-то шрам и оказался таким рваным. Я напичкал его успокаивающим из аптечки и только тогда смог запихать в защитный костюм. После этого я разбил его лазерный пистолет, влез в собственный защитный костюм и вышел из машины.

И это вся история, Спасатель, — неожиданно закончил Бронг.

— Но ты остановился несколько рано, — запротестовал Кет. — Тебе помогли в конце концов?

— Мы в конце концов вернулись, — он сардонически улыбнулся. — Ты обещал не спрашивать как.

— Но думать над этим я не перестану.

— Кое-что о нашем возвращении ты найдешь в архиве старого медпункта на юге периметра. В день Заката мы добрались до ворот. Охрана заметила нас, когда я карабкался по снежному склону, таща за собой твоего отца.

— А он в курсе, как вы спаслись?

— Долгое время Кирон предпочитал не спрашивать. — В черных глазах мелькнуло веселое злорадство. — А когда спросил, я сообщил, что нас принесла драконья мышь, он же все дни был без сознания. Правду он так и не узнал.

Кет сидел и ждал.

— Извини, Спасатель. — Бронг развел блестящими руками. — Люди много раз спрашивали меня о случившемся, но я всегда ссылался на потерю памяти. Тебе я признаюсь, что нам помогли, но как — рассказать не вправе.

Юноша все еще ждал.

— Спасатель, сейчас ты коснулся больного места, — в голосе звучала мольба. — Вспомни, кто я такой. Всю жизнь я разрываюсь между двумя мирами, и в обоих — чужой. Лелейо отнеслись ко мне добрее, чем Каи Ну. И я намерен выполнять свои обязательства по отношению к ним.

— Бозун! — возмутился Кет. — Разве у тебя нет иного долга? Перед народом твоей матери? У нас общая беда, и она близко! Ты говорил о легионе гуманоидов, собирающихся на Драконе, — тебе не поверили. Если бы ты объяснил, как ты это узнал…

— И тогда бы не поверили! Я сам с трудом понял истину лелейо, хотя во мне течет их кровь. Тебе же, адмиралу или Рину Кирону… Лелейо и Каи Ну — два различных типа сознания, столь же не похожих, как наши планеты. Правда одних кажется ложью другим! Пожалуйста, давай прекратим этот разговор.

Бронг резко поднялся и направился к двери.

Юноша был совершенно обескуражен. Он так надеялся приоткрыть тайны той зачарованной долины, где сможет найти Неру Ньин.

— Ну что ж, тогда займемся тахионным компасом.

Секретам Бозуна больше ничего не угрожало, и он радостно суетился, распаковывая сумку. Сначала они настроили прибор и поставили на открытой террасе, но там стрелка компаса начала вращаться как бешеная. Внутри, где не было никакого ветра, она успокоилась и указала почти точно на восток.

В старых папках Бронг нашел копию той карты, с которой когда-то планировал первые разведки на саноходах. Кет наложил на нее полученное направление, и линия прошла параллельно старому маршруту. Этим путем отправилась однажды его мать в поисках дерева фейо.

Они сняли данные компаса у северной и южной границ периметра. Полученные линии пересекались в точке сразу же за рекой. Бронг посмотрел на юношу искоса и с явным беспокойством:

— Спасатель, стрелка указывает на дерево фейо. То самое мыследрево, которое твоя мать видела за рекой, пока не оборвалась связь.

— Источник родомагнетизма! Что означает его возможную связь с гуманоидами. Очевидно, это какой-то прибор для наблюдения или связи, защищенный от ржавки. Хотел бы я взглянуть на него.

— Не в эту зиму.

К тому времени было уже поздно, и Бозун повел гостя ужинать в маленькую забегаловку двумя туннелями ниже. Она работала круглые сутки, и большей частью там обедали портовые грузчики и шахтеры. За едой Кет продолжил разговор, придумывая способы добраться до мыследрева зимой. Возможно, имеет смысл подождать, пока река замерзнет, и пересечь ее по льду. Или переправить на саноходе понтоны. Или пройти к югу через ледник и свернуть на север уже за рекой.

Бронг решительно отвергал все его предложения. На леднике уже выпал снег и скрыл все пропасти, ставшие от этого вдвое опасней. Саноходы последней модели и так перегружены всяким защитным снаряжением — дополнительного веса понтонов они не выдержат. Даже летом из подобной экспедиции почти нет шансов вернуться. А сейчас, зимой, и обычные-то работы по техобслуживанию периметра — уже тяжелая задача.

— Лучше смирись с этим, Спасатель. До лета ты застрял здесь, если гуманоиды не явятся раньше.

Кет не видел выхода. Когда они вернулись на станцию, он пошел спать на жесткую кровать в бывшей лаборатории. Непривычная тяжесть гравитации Малили мешала забыться, и он долго ворочался, думая о гуманоидах, деревьях фейо и Бозуне Бронге.

Наконец юноша уснул, и снилась ему та чудесная долина с багровыми титановыми деревьями. С ним был Бронг, и они искали Неру Ньин. Вот послышался ее голос, поющий среди золотых лугов. Она увидела их и побежала навстречу — стройная, обнаженная, прекрасная. Бозун выскочил вперед, его золотые руки коснулись тела Неры. Он начал преображаться, все больше и больше становясь похожим на машину, пока не оказался золотым гуманоидом. Нера устремилась к Кету с широко раскрытыми объятиями. Но он бросился прочь от ее завлекающей улыбки, боясь тоже превратиться во что-нибудь…

— Спасатель! — реальный Бронг тряс его за плечо. — Тебя вызывает по голофону Командование Зоны.

— Есть новости, Кет Кирон, — на связи была Витле Кло, высокая и мрачная. — Твой отец связался с адмиралом. Случилась какая-то беда. Он не упоминал подробностей, но ты должен немедленно возвращаться на Каи. Мы организовали тебе обратный проезд. Торку Ворн высылает твоему отцу два килограмма палладия — захватишь по дороге на шаттл. Путешествовать опять будешь под именем Веш.

19. Радар

Прибор для определения направления и расстояния, основанный на эффектах тахионного излучения.


Когда Кет сошел на землю в Террадеке, Кира уже ждала его там, так плотно закутавшись в зимний плащ с капюшоном, что он с трудом ее узнал. Она крепко обняла его и улыбалась сквозь радостные слезы, показавшись сперва вновь молодой, сильной и счастливой. Но затем юноша разглядел ее страшную бледность и понял, что случилось что-то ужасное.

— Ничего не говори, — выдохнула она. — Пошли со мной.

Они отправились к линии метро, ведущей в Терратаун. Однако на полдороге Кира вывела его на поверхность. Здесь, на юге Каи, Конец Лета уже прошел и подмораживало. Кроваво-красное солнце едва виднелось у горизонта на севере, а летние кустарники голыми палками торчали из тонкого слоя первого снега.

Они двигались против ветра к летнему дому на небольшом холме возле станции. Вокруг не было ни души. Кира огляделась и заговорила:

— Твой отец не хотел звонить тебе, — она крепко ухватила его за руку. — Думаю, гордость мешает ему признать, как ты сейчас нам нужен.

— Почему сейчас? — Кета охватил страх. — В Зоне мне никто ничего не объяснил.

— Они здесь! — Холодный ветер заставлял дышать осторожно, и она перешла на хрипловатый шепот. — Гуманоиды. Еще не на Каи — на орбите возле Малили. Мы боялись, что они перехватят твой корабль.

Юноша замер, но она беспокойно тащила его дальше. Мелкий снег хрустел у них под ногами, а пурпурное небо впереди внезапно приняло угрожающий вид.

— Я немногого успел добиться от адмирала.

— Сейчас это, наверное, уже не важно. — Она упрямо топала вперед, глотая воздух. — Придется обойтись тем, что у нас есть.

Они подошли к каменной скамье, защищенной от ветра ни шей в стене дома. Здесь Кет заставил спутницу остановиться и передохнуть. Осторожно оглядываясь назад, она прошептала:

— Мы работаем. Пробуем все, что можем. Мы сделали радар и засекли еще один источник родомагнетизма, наверняка — корабль гуманоидов, идущий от Дракона на тахионной скорости.

— Один из тех, строительство которых видел Бронг? — Ветер показался ему еще холоднее. — Если бы ему тогда поверили…

— Сейчас уже не важно. Мы стараемся изо всех сил, Кет. Я обратилась к члену Мостика Грилу, он был когда-то в Академии моим другом, даже хотел на мне жениться. Достаточно сентиментален, чтобы не выдать нас как убийц. Я рассказала ему о наших исследованиях. Он ничего не хотел слышать. Заявил, что в гуманоидов не верит. На радар и смотреть не стал. Он наполовину убежден, что твой отец — и вправду мошенник, как говорит вахта. Мошенник и убийца.

Но ради меня Грил организовал одну встречу. Несколько инженеров и младших офицеров флота, которых предупредили, что сдавать нас не следует. Инженер Зоор задавал массу вопросов о радаре, и не на все нам хотелось отвечать, но на остальных наше сообщение просто не произвело никакого впечатления.

Хотя Грил обещал нам безопасность, кто-то все же оповестил вахту. На следующий день взяли няню Веш. С ней обращались довольно жестко, но она сумела перехитрить их и предупредила нас. И вот мы здесь. Грил уехал в Нортдайк, позволив нам пока скрываться в его летней вилле. Но я чувствую, что его терпение кончается. Официально, если вахта сумеет выследить нас, он и понятия не имеет, что мы здесь.

Вот почему нам пришлось вызвать тебя обратно, Кет. Мы сделали все, что могли. Сейчас над нами даже смеяться некому, потому что Мостик разъехался: у них перерыв в заседаниях. Никакого кворума не наберется, пока они не встретятся снова в Нортдайке. И от нового регента помощи ждать не приходится. Он отставной командир вахты и боится спасателей больше, чем гуманоидов.

Дрожа, Кира поднялась со скамейки.

— Ты нужен нам, Кет.

Отца они нашли в подземной мастерской. Он поднялся навстречу, держась так прямо, словно ожидал формального салюта Команды. Кет пожал ему руку, пораженный сухой желтизной его кожи.

— Ну что ж, Шкипер, — отец попытался улыбнуться, но юноша видел лишь неровный шрам на заросшем седой щетиной подбородке. — Нужна твоя помощь.

Сначала Кет просто не мог заговорить. В горле стоял ком, глаза наполнились слезами. Теперь, когда он узнал историю о смерти матери и о шраме отца, он многое понял и многое простил. Он бы обнял сейчас своего отца, но тот не терпел проявлений чувств.

— Ворн прислал два килограмма палладия, — юноша кивнул на старую сумку. — И я успел засечь один источник родомагнетизма. Это мыследрево, растущее к востоку от Зоны, на пути к которому погибла мама…

Отец отшатнулся от него, и шрам стал таким же белым, как и неровная борода вокруг него. Кет заметил, что Кира ошарашена — возможно, она впервые услышала об этой трагедии. Быстро оправившись, она попросила открыть сумку.

— Город защитим. — С бледной улыбкой женщина вынула хрупкой рукой маленький белый слиток. — Если хватит времени.

Она взглянула на обоих мужчин, и ее осунувшееся лицо скривилось:

— Времени, за которое мы сможем сделать оружие…

Новый радар стоял на рабочем столе. Он был неуклюж на вид и походил на игрушку: несообразные части соединялись толстыми кабелями, извивавшимися на полу, словно лианы в джунглях. Яркая стрелка на маленьком голографическом табло качалась вдоль одной шкалы и вращалась вокруг другой.

Прибор работал бесшумно. Все трое стояли вокруг и молчали. Тонкая рука Киры дрожала на панели управления. Поначалу стрелка зависла неподвижно, вокруг нее поползли зеленоватые тени — внезапно они сфокусировались в уменьшенную копию самого прибора. Потом Кет увидел фигурки отца, Киры и себя самого. Они быстро растаяли, превратившись в картинку зеленой виллы игрушечных размеров. Затем появился город, Каи и наконец Малили. Стрелка задрожала. Кира размяла пальцы и занялась еще какой-то настройкой. В итоге стрелка застыла, указав на какую-то точку невдалеке от Малили.

— Все тот же сильный источник. Гуманоиды приближаются, — Кира с совершенно больным видом взглянула на них. — Скорость больше не является тахионной. Они снижают скорость, выходя на орбиту вокруг Каи.

— Придется поторопиться, — сказал отец. — Будем надеяться на удачу, правда, особой надежды уже и нет. Шкипер, тебе предстоит отправиться в Нортдайк, чтобы получить хоть какую-то помощь.

— И возьми свой компас. Покажешь им, что опасность рядом. Когда корабль подойдет достаточно близко, ты поймаешь его излучение.

На ночь юноша остался у родителей. Кира превратила монополюс в портативное оружие, поместив в маленький плоский пенал (не длиннее пальца).

— Держи его при себе, — она показала, как активировать прибор, — но используй только в крайнем случае. С близкого расстояния он должен вырубить гуманоида, но остальные почувствуют родомагнитное поле.

— Какое расстояние считать близким?

— Несколько метров… надеюсь. Не меньше одного-двух. Просто нацель его и сдвинь рычажок. Если сработает, ты остановишь врага.

— А если нет, то попадешь в большую беду, — отец нахмурился и рассеянно потер голубоватый шрам. — Родомагнитная атака — единственная настоящая опасность для гуманоидов, а самозащита является приоритетной. Людям не дозволено забавляться такими игрушками.

Кира не рискнула снова активировать радар, опасаясь, что гуманоиды могут уловить поисковый луч. Но тахионным компасом они воспользовались, выйдя из дома. В ледяных сумерках стрелка тут же ожила и медленно поползла вдоль горизонта на севере, настигнув и миновав тусклое красное солнце.

— Они здесь, — прошептала Кира. — На орбите!

20. Наварх

Глава Корабля. Назначается Мостиком — парламентом, избираемым всеми гражданами, имеющими избирательное право.


Кет отправился на север. Мостик должен был скоро собраться, в Нортдайке толпился народ, и отели оказались переполнены. Доставшаяся ему малопривлекательная комната располагалась в довольно убогом туннеле под фабричным районом, в пригороде Метеоритного ущелья.

Никто не хотел выслушать его весть о вторжении гуманоидов. Младший офицер в адмиралтействе ответил юноше презрительно и гневно, не дав договорить. Регент уже предупредил штат относительно нежелательных слухов, так как в это критическое время подобные дикие истории представляют опасность для Корабля. Кета просто выгнали из здания.

Кира дала ему адрес офиса Грила, но секретарь сказал, что у патрона встреча за пределами города. В центральном офисе Ворнов охрана подтвердила, что все высшие офицеры флота находятся на срочном собрании. Регент отсутствовал по той же причине.

Никто не говорил, где происходит собрание и для чего оно созвано, но Кет почувствовал: что-то сдвинулось с мертвой точки. Тем же вечером в программе новостей передали, что у регента есть для Мостика чрезвычайное сообщение. Сам регент не дал никаких комментариев, но хорошо информированные источники говорили, что в северном полушарии Малили открылась вторая Зона, где будет вестись разработка знаменитых месторождений Ворнов.

Кет только покачал головой: Бронг знал бы о подобных разработках, и снова включил тахионный компас. Даже здесь, в комнате, на нижнем подземном уровне, стрелка поползла и указала на южную стену — с той стороны летел корабль гуманоидов.

На следующее утро юноша все же встретился с Грилом, вернувшимся с таинственного собрания. Тот оказался нетерпеливым, страдающим одышкой толстяком, который плохо слышал и громко говорил. Пожилой член Мостика встретил посетителя хмуро и не предложил сесть, так и оставив стоять перед огромным столом из черного мрамора.

— Так ты сын Кирона?

— Да, сэр, и у меня для вас новости. Срочные новости от отца и Киры Сайр…

Грил, не слушая, отвернулся и забормотал что-то в голофон. Кет начал снова:

— Мой отец…

— Если честно, то мне он уже надоел! — мрачно посмотрел на него Грил. — Фанатичный параноик, а возможно, и убийца. Я проявлял терпимость, и более чем достаточно, потому что давно знаю Киру. Но перед ним у меня нет никаких обязательств, а тем более перед вами, молодой человек. С минуты на минуту соберется Мостик, и у меня нет времени…

— Сэр, на орбите Каи тахионный транспорт с Дракона. — В сумке юноша принес компас и теперь выступил с ним вперед. — Это научное доказательство…

— Хватит, Кирон, — толстяк рубанул воздух белой ладонью. — Я уже наслушался проповедей твоего отца о страшных гуманоидах, которые вот-вот на нас свалятся. Сказка! Старая, как Каи!

— Кира — ученый. — Кет старался подавить отвращение, вызванное грубостью собеседника. — Она обнаружила корабль гуманоидов с помощью родомагнитных устройств. Я могу показать вам сейчас этот корабль, он на орбите…

Грил хмуро смотрел в свой голофон.

— Сэр, послушайте! — юноша в отчаянии повысил голос. — Гуманоиды захватили «Кирон». Они захватили и «Фортуну». И теперь явились сюда. Я покажу вам…

Иронически фыркнув, член Мостика повернулся к нему:

— У меня есть для вас новости, молодой человек. Сейчас я как раз получил возможность их сообщить. На орбите — сама «Фортуна»…

— Сэр! — уставился на него Кет. — Это не может быть правдой…

— Не спорь со мной! — Пухлое лицо Грила задергалось. — Я знаю, что она вернулась, поскольку видел самого Наварха этой ночью! Тайное собрание проходило на его вилле в Метеоритном ущелье. Он прибыл на первом шаттле и выглядит совсем неплохо. Сейчас он собирается обратиться к Мостику, так что извини…

Юноша бросился в зал заседаний Мостика и успел протолкнуться в галерею для гостей. Вокруг слышался шепот: пересказывались слухи о возвращении «Фортуны», строились догадки, что скажет престарелый глава государства. Наконец Наварх появился в сопровождении коммодора Зоора, наступило мучительное молчание.

— Старик? — услышал Кет бормотание. — Он так молодо выглядит!

Все поднялись приветствовать его, и юноша стоял среди толпы, глядя во все глаза на трибуну. Во время интервью по головидению Наварх всегда опирался на какого-нибудь молодого помощника и вид у него был слабый и нездоровый. Сейчас же он шел впереди полноватого коммодора, двигаясь с легкостью танцора.

— Сограждане…

Мягко, непринужденно и как-то странно улыбаясь, он отступил от микрофонов и стал говорить без бумажки. Голос зазвенел в зале с поразительной ясностью и силой.

— Мы рады, что наконец вернулись. По-видимому, наше долгое отсутствие причинило немалое беспокойство. Я предполагаю, что по головидению не раз высказывались предположения о столкновении «Фортуны» с метеоритом или аварийной посадке в джунглях Малили.

Правда, однако, намного поразительнее подобных слухов. Вас удивит история нашего путешествия, а его итоги приведут к началу совершенно новой для Каи эпохи. Но сперва я хочу покончить с давним заблуждением — совершенно превратным представлением о гуманоидах.

Наварх подождал, пока смолкнет изумленный шепот.

— «Проклятые машины» — вот как мы их всегда называли, веря старой легенде о том, они были врагами наших предков. Какая трагическая ошибка, друзья мои! — он горестно покачал головой. — Она связана с уничтожением достоверных исторических источников в период Черных веков.

Правда оказалась искажена, и главные виновники произошедшего — основатели и лидеры Спасательной Команды. Эта печально известная организация объявляла себя защитниками человечества от злых гуманоидов, придумывая страшные истории о них, чтобы получить поддержку. Их теория была подвергнута заслуженному сомнению, когда на Малили не обнаружилось никаких гуманоидов. Но некий убийца и вымогатель по имени Кирон пытался возродить эту чудовищную ложь — ложь, которую мы наконец опровергнем! Друзья, мы встретили гуманоидов!

На секунду пораженный зал замер, а потом первые возгласы удивления перешли в громкий шум. Наварх стоял и ждал, явно очень довольный, и его тусклые старческие глаза, которые Кет хорошо помнил, сверкали теперь странной бодростью. Он сделал повелительный жест, и шум утих.

— Во время полета к Малили мы только-только набрали стартовую скорость, как нас нагнал корабль гуманоидов. Тахионный крейсер поразительно превышал «Фортуну» по размерам. Произошла состыковка. К нам на борт ступили гуманоиды и предложили свою службу, побуждаемые к этому мудрой Основной Директивой. Эти гуманоиды — прекрасны!

Его голос звучал удивительно поэтично.

— Жаль, друзья, что я не могу показать их вам сейчас, но вскоре вы все их увидите. Да, они блестящего черного цвета, но очень эстетичной формы, они быстры и изящны в движениях, они обращают внимание даже на невысказанное, они делают все, чтобы обеспечить людям удобство и комфорт. Они создали для человечества мир, который мне хочется назвать сном о рае.

Гуманоиды взяли нас с собой и показали полсотни своих планет. Первой мы посетили Киронию. На эту планету Дракона они когда-то прибыли слишком поздно и не успели спасти героического капитана Верна от земноводных монстров, атаковавших его небольшую колонию.

Тогда это была дикая планета, но гуманоиды успели ее обустроить. Они возвели там дворцы (подобного великолепия люди никогда не создавали) и разбили роскошные экзотические сады.

Они показали нам чудесные планеты, которые вы даже не можете себе представить. Люди там не знают нужды, беспокойства, страха или боли. Там нет ни классового деления, ни конкуренции. Целые народы живут в радости и роскоши, теперь мы предоставим такое существование и вам!

Каждый из нас нашел там место, где хотел бы остаться: поразительно великолепное, пронзительно красивое, чарующе завлекательное. Мучительно было покидать их! Но гуманоиды обещали, что подобным же образом они изменят и Каи!

Больше нам не придется добывать ископаемые на Малили, потому что гуманоиды умеют превращать камень в любой материал — даже в энергию, чтобы строить и поддерживать новую утопию. Они даже могут исправить наш ужасный климат, обеспечив для нас тепло в лунное время и осветив Темную Сторону.

Именно поэтому мы вернулись, друзья мои! Вернулись развеять ваши давние страхи, уничтожить давнюю ложь. И приветствовать вас в мире гуманоидов! Скоро прибудут тахионные корабли, и наши старые космопорты должны быть несколько изменены, чтобы выдержать их чудовищный вес. Вам также следует подготовиться. Гуманоиды никогда не навязывают свою службу — вы сможете дать добровольное согласие.

Я прошу вас, друзья, подумать, прежде чем делать свой выбор. Если вы примете гуманоидов, они превратят Каи в более совершенный рай, чем обещала какая-либо религия. Если же вы откажетесь, они просто уйдут и оставят нас в покое.

Он замолк и выдержал торжественную паузу.

— Наверное, они покинут нас уже навсегда, потому что быстро двигающаяся двойная звезда выносит их сейчас за пределы легкого контакта с центральной компьютерной системой на Крыле IV. Мы уже фактически находимся за нормальными границами их доступа. А их с радостью примут на других планетах. Второго шанса гуманоиды нам не предложат.

Без них наше будущее… без них у нас нет никакого будущего. Наши запасы урана и тория на исходе. На Малили мало надежды, потому что ее дикари враждебно встречают нас, а ее условия смертоносны. У нас есть очень простой выбор: рай или гибель!

Подумайте об этом, друзья мои!

Наварх сошел с трибуны, излучая невероятную молодость и обаяние. Повисло беспомощное молчание. Наконец члены Мостика поднялись и разразились бурными аплодисментами. Лишь некоторые из них выкрикивали вопросы, на которые глава государства не стал пока отвечать. Постепенно восстановилось некое подобие порядка. Призвал к нему один из законодателей, отрекомендовавшийся участником полета «Фортуны»:

— Сограждане! Пожалуйста, успокойтесь. У нас нет причин так волноваться. Я уверяю вас, что гуманоиды никогда не были ужасными чудовищами из легенд — это просто самые совершенные машины. Чрезвычайно эффективные, многофункциональные, мощные! Они готовы служить нам абсолютно безвозмездно. Они не способны причинить вред человеческому существу: их контролирует закон, декларирующий их верность человечеству.

— Тогда почему мы здесь? — выкрикнул кто-то. — Почему же наши предки не остались восхищаться ими, а сбежали на Каи?

— Записи утеряны, — пожал плечами оратор. — Если наши предки действительно имели какие-то причины для жалоб, то следует вспомнить, что они имели дело с первыми моделями гуманоидов, гораздо менее совершенными.

За последнюю тысячу лет гуманоиды произвели в себе немало улучшений. Их знания в области перемещения и наблюдения сделали скачок вперед. Их компьютерная сеть превратилась в настоящий галактический мозг. Аннигиляция материи обеспечивает их почти неистощимым запасом энергии, которую они употребляют во благо человечества.

С мягкой улыбкой говоривший дождался, пока шум стихнет.

— Я понимаю ваши сомнения, но я сам видел гуманоидов. Я видел их Вселенную, где триллионы людей ведут счастливую, мирную жизнь в окружении триллионов машин-помощников…

Кет уже начал протискиваться сквозь толпу на галерее, но его внимание привлекли слова:

— …удивительные вещи происходили с нами в этом чудесном путешествии! Многие из нас уже в преклонном возрасте, некоторые страдали болезнями. Но гуманоиды исцелили нас. Они понимают функционирование человеческого организма гораздо лучше людей. Их достижения и не снились человеческой медицине…

Кет, потрясенный, выбрался наконец из зала.

21. Основная Директива

«Служить и подчиняться, охранять людей от опасности». Это закон для гуманоидов, встроенный в их центральную систему и надежно защищенный от любых изменений, благодаря чему они должны были стать безупречными слугами и лучшими защитниками людей.


Юноша очутился в коридоре, чувствуя себя совершенно разбитым. История Наварха представлялась ему абсолютно невероятной, но большая часть членов Мостика заглотила ее целиком. Древняя война против гуманоидов давно казалась безнадежным делом. А теперь она действительно проиграна.

Бесцельно он бродил в толпе по туннелям и ротондам столицы, прислушиваясь ко всем новостям и слухам. Тут и там он сталкивался с теми, кто уже видел Вселенную гуманоидов, и каждый был зачарован этим сияющим, радостным чудом.

Худой и подвижный человек со значком «Ворн Вояжез» и в фуражке члена Мостика проповедовал перед группой разинувших рты слушателей:

— В юности я мечтал стать художником. Надежды у меня, правда, не было никакой. На Каи искусство от века было в загоне, потому что мы боролись за существование и не могли позволить себе лишнего. И я выполнял свой долг перед обществом. Очевидно, люди склонны завидовать моему статусу на Корабле и во флоте, но для меня это лишь нелюбимая работа. А у гуманоидов я получаю шанс заняться тем, чего желал всю жизнь.

Оратор светился поразительной радостью, его ликование заражало толпу, наполняло ее энтузиазмом. Адепты новой веры с восторгом давали интервью прессе, чтобы потрясающая новость как можно скорее распространилась по всем кораблям и учреждениям флота, по всем городам и селениям Каи, дошла до Малили.

Коммодор Зоор в окружении новообращенных объявлял о пришествии гуманоидов по головидению. Даже он, несмотря на болезненную полноту, выглядел заметно лучше, в надутом лице появилось нечто волевое.

— …Полное счастье! — он говорил по-прежнему немного в нос, высоким и неуверенным голосом, но с какой-то легкостью и силой. — Гуманоидам ничего не нужно от нас — они сами дадут нам все. Друзья, вы их полюбите…

Кет выбрался из толпы и пошел прочь, мучительно размышляя о Челни Ворн. Неужели она теперь тоже проповедует эту безумную религию! ? Он хотел позвонить в адмиральскую резиденцию и спросить, там ли она. Затем, рассердившись на себя за эту идею, юноша постарался забыть о ней. Наверняка она пребывает в состоянии полного счастья вместе с Зеликом.

Внезапно пришла мысль сообщить о происходящем отцу и Кире. Кет нашел будку с телефоном и позвонил. Долгое время никто не подходил, но наконец появилось изображение Киры, смертельно бледной и потрясенной.

— Кет, ты с ума сошел, — отчаянно зашептала она. — Ты же выдашь нас!

— Я звоню из автомата…

— Они не такие идиоты.

— Что они сделали с Навархом и…

— Наверное, эйфорид.

— А что мы…

— Попробуй скрыться. Жди удобного случая.

— Может, я…

— Избавься от компаса, чтобы они его не нашли.

— Я хочу помочь…

— А что ты можешь сделать? — со злым презрением прошептала она. — Они теперь будут повсюду. Они знают все и могут все.

— Скажи отцу…

— Уходи со связи — немедленно! И больше не звони. Нас здесь уже не будет.

Ее сердитое лицо исчезло.

Кет пытался понять, что же происходит. Родители наверняка так же ошарашены, как и он. Теперь член Мостика Грил явно перестанет их поддерживать — возможно, даже выдаст. Они бессильны, да и он ничем не может им помочь.

Но как ему сейчас нужны были твердое мужество отца и теплая мудрость Киры! Только он начал по-настоящему узнавать их, как потерял. И единственный способ доказать свою любовь — это избегать их. Какая горькая несправедливость…

Цель, ради которой Кет приехал в Нортдайк, растаяла как дым. Он продолжал бродить по городу, поражаясь истерическому воодушевлению народа. Люди возбужденно торчали перед головизорами, затыкая рот немногочисленным скептикам, сомневавшимся в абсолютной доброте гуманоидов. На рынке толпа громила лавки, выбрасывая карточки и жетоны в канавы. В каком-то радикально настроенном баре подавали бесплатные напитки: ведь скоро все будет бесплатным. Кто-то из флотского начальства убеждал рабочих не уходить, пока космопорт не будет готов к прибытию тахионного транспорта.

Юноша смутно пожалел, что он не на Малили с Бозуном Вронгом. Он мог бы сейчас искать в джунглях мыследрево… и Неру Ньин. Кет погрузился в мечты о девушке. В тех последних словах, сказанных в полусне, когда он наклонился поцеловать ее на прощание, она просила не уходить.

Если бы он только мог…

Вечерело, когда он пришел в свой обшарпанный туннель, к тому времени почти совсем опустевший. Юноша опасался ловушки, но тахионный компас необходимо спрятать. Не дыша, сжимая данное ему оружие, он толкнул дверь. Темная комната была пуста, только мигал голофон. Он нажал на кнопку, чтобы услышать сообщение.

— Кет, дорогой! — говорила Челни. Ее волосы стали более темными, длинными и блестящими, глаза сияли бодростью. Наполненная удивительной радостью, которую как-то умели пробуждать гуманоиды, она казалась необыкновенно привлекательной. — Я хочу с тобой увидеться. Приезжай ко мне в «Вара Ворн». И поскорее, ладно?

Он прослушал запись дважды, не понимая, чем может быть вызвано такое неожиданное приглашение. В течение всей их долгой дружбы девушка никогда не забывала, что он — не из Ворнов, никогда не вела себя так раскованно, никогда не стремилась так явно встретиться с ним.

Сердце внезапно забилось, взбудораженное вызывающей красотой Челни. Усталость после тяжелого дня растаяла без следа. Кет решительно отодвинул вентиляционную решетку и сунул туда компас с глаз долой. Вернув решетку на место, он сменил рубашку и отправился в Метеоритное ущелье.

Огромные зимние ворота «Вара Ворна» были открыты нараспашку, словно приветствуя его. Перед вычурными летними воротами юноша приостановился. Тень сомнения мелькнула на его лице, но он выпрямился и позвонил.

— Дорогой!

Челни сама выскочила из высоких серебряных дверей. Она казалась выше, стройнее, женственнее, чем ему помнилось. Подбородок выглядел не таким упрямым, а лицо — более живым. Легкое алое платье смотрелось еще более откровенным, чем все то, что она носила раньше.

Кет замер, покоренный ее новыми чарами.

— Кет! Дорогой! — Она взяла его руки в свои. — Пошли!

Девушка притянула его к себе и поцеловала. Он стоял, словно окаменев от изумления, но она повернулась, весело рассмеялась над его колебаниями и повела в дом.

— Если тебе кажется, что я изменилась, то это из-за гуманоидов, — голос звучал сильнее, музыкальней и вкрадчивей. — Я хочу, чтобы ты встретился с ними как можно скорее. После этого знакомства ты тоже совершенно переменишься!

Сама она, несомненно, стала другой. Юноша остановился в холле, глядя на нее во все глаза.

— Дай мне свою куртку.

Девушка неожиданно обхватила его руками и помогла снять ее. Мускусный запах ее тела сводил с ума, он был слишком сладким и слишком сильным.

— Дорогой, тебе не нравится перемена? — в ее голосе слышалось мягкое тепло, с каким к Кету никто не обращался. — Ты же знаешь, я всегда любила тебя, еще с тех пор, как мы были в первом классе «Зеленого Пика». Я очень горевала, что все так осложнилось: и из-за семьи, и из-за флота. Мы оба должны быть благодарны гуманоидам: больше не придется выбирать между долгом и чувствами. Дорогой, дай я на тебя хоть посмотрю!

Бросив куртку на стул, он обняла его за плечи и заглянула в лицо. Глаза смотрели изучающе, черные зрачки расширились.

— Я понимаю, что ты потрясен новостями. — Челни импульсивно прижала его к себе, коснувшись его губ своими. — Я сама немного испугалась, увидев, как гуманоиды поднимаются на борт «Фортуны». Дорогой, ты явно очень устал. И, наверное, голоден: у тебя был тяжелый день. Давай я найду тебе что-нибудь для восстановления сил.

Они прошли в зимний зал, где хмурые изображения адмиралов и членов Мостика из клана Ворнов чередовались с застекленными моделями землеройных машин, реакторов и кораблей — все конструкции Ворнов. Кет чуть усмехнулся всему этому мрачному великолепию, вспомнив, как ужасно чувствовал себя в тот давний день рождения. Челни быстро притянула его к себе, и загадочная улыбка на мгновение превратила ее снова в четырнадцатилетнюю девочку.

— Все сейчас в нашем распоряжении, — прошептала она. — Тетя уехала на банкет к Наварху, это на всю ночь. А у прислуги выходной.

На кухне (таких огромных кухонь он никогда не видел) подруга завалила небольшой столик мясом, фруктами и лакомствами, которые Кет в жизни не мог купить на свою карточку. А бутылку игристого вина, по ее словам, подарил сам Наварх.

При виде такого изобилия у юноши потекли слюнки, но почти сразу он забыл о еде: Челни села слишком близко. Духи оказались весьма чувственными, алое платье — чересчур тонким, и ее очарованию невозможно было сопротивляться. Совершенно ошеломленный, Кет смотрел на нее во все глаза.

— Что случилось, дорогой? — Она пододвинулась катастрофически близко. — Ты ведь меня не боишься?

— Я боюсь гуманоидов. — Он заставил-таки себя чуть отодвинуться от нее. — В детстве няня Веш всегда пугала меня ими, и я всю жизнь готовился бороться против них. Теперь я просто не могу поверить, что они такие добрые и замечательные, как говорит Наварх. Такое ощущение, что всем на «Фортуне», — он попытался улыбнуться, но в голосе все равно звучал страх, — промыли мозги.

— Неверное слово, дорогой. — Челни чуть нахмурилась, недовольно и очаровательно одновременно. — Это неправильное слово, оно несправедливо и по отношению к ним, и по отношению к нам.

Она с серьезным видом наполнила бокалы.

— Я так и знала, что ты не поймешь! Именно поэтому и вызвала тебя. Давай выпьем за Основную Директиву. Она принесла нам свободу!

22. Затмение

Явление, при котором одно небесное тело оказывается в тени другого. Малили, много превосходящая Каи размерами, вызывает регулярные ежемесячные затмения, обычно видимые на всей Каи. Затмения на самой Малили редки, всегда частичны и недолги.


Кет редко пил вино, так как студентам не полагались талоны на алкоголь. Он нерешительно попробовал — напиток обжег язык, но зато потом во рту остался яркий и приятный привкус.

— Мне очень жаль, что мы поссорились тогда, на Кратерном озере, — в ее тихом и глухом голосе прозвучало раскаяние. — Мне не хотелось покидать тебя, Кет, но я помнила о долге перед семьей. Это был жестокий выбор, а сейчас можно все изменить. Нам, Ворнам, никогда больше не придется стоять во главе флота. Разве это не замечательно?

Он неуверенно кивнул.

— Дорогой, — в блестящих глазах проступили слезы — Ты простишь меня?

— Неужели я ошибался? — Он хотел обнять подругу, но непонятный страх снова остановил его. — Мне все же не верится, что опасности нет никакой.

— Я попробую убедить тебя.

— Если ты сможешь… — Кет уцепился за ниточку неожиданной надежды. — Я столько хочу узнать. Скажи, у гуманоидов есть наблюдательные станции на Малили?

— Сплошные выдумки, — с презрительной миной она откинула волосы назад. — Такие глупые мифы нужно развеивать. Вместе с параноидальными подозрениями твоего отца, считающего безобидных людей агентами гуманоидов. Например, ту аборигенку, в которую ты влюбился в Академии, — как там ее звали? Или тот смешной человечек, постоянно использующий старые звания, — Бозун, я правильно помню?

Насмешка несколько задела юношу, и он выпалил:

— В основе этого мифа лежат факты! Гуманоиды работают на родомагнетизме, а на Малили обнаружены родомагнитные источники.

— Где именно? — Челни уставилась на него, зрачки широко распахнутых глаз превратились в маленькие точки. — Кто их обнаружил?

Кет похолодел от страха. Неужели она специально смеялась над мыслью о существовании тайных агентов, а сама работает на гуманоидов! ? Неужели она вернулась с целью разоблачить и уничтожить любую защиту Каи! ? И неужели он уже выдал Киру и отца! ?

— Моя мать… — он отчаянно искал безобидное объяснение. — Она думала, что мыследрева — источники родомагнетизма…

— Мыследрева? — резко спросила подруга. — Что это такое?

— Аборигены называют их… — он снова остановился, боясь сказать слишком много. — Там какое-то другое слово, я не помню.

— Почему она считала их родомагнитными?

— Понятия не имею, — юноша пытался поджать плечами как можно правдоподобней. — Возможно, в архивах Команды было что-то на эту тему. Я так и не узнал.

— А твоя мать имела аппаратуру для исследований? Настоящую родомагнитную аппаратуру?

— Сомневаюсь. Но сейчас нет смысла гадать. Что бы при ней ни было, все пропало в джунглях вместе с ней.

Челни еще некоторое время молча смотрела на него. Он попытался улыбнуться и почувствовал, что непослушные руки дрожат, а в горле застрял ком ледяного страха. Он не мог двигаться, говорить, даже думать.

— Если это все… — она отодвинулась, голос ее звучал уже мягче. — Ты меня встревожил поначалу. Понимаешь, на гуманоидов нападали какие-то сумасшедшие ученые. Безумцы хотели изменить мудрую Основную Директиву или даже вообще уничтожить наших друзей. Об этом даже подумать страшно!

— Давай лучше расслабимся. Забудь об этих гуманоидах, — сменил он тему.

— Поверь мне, Кет, — Челни подняла бокал, — это так здорово, что я наконец к тебе вернулась. Снова можно любить по-настоящему, без оглядки на долг.

— А что с коммодором?

— Моим кузеном Зеликом? — с явным презрением произнесла она. — Он остался маленьким дурачком, хоть и вырос. Постоянно душится, чтобы скрыть свой противный запах, и пускает слюни от страсти. Кое-что гуманоиды изменить все-таки не могут.

Она пододвинулась к нему и понизила голос:

— Давай забудем и о коммодоре, поговорим лучше о тебе. Как я понимаю, ты закончил Академию. Чем ты теперь занимаешься?

Он осторожно отпил из бокала, пытаясь найти удачный ответ, отводивший ее подозрения. Вино опять оставило горячий, острый привкус.

— Я бросил Академию и отправился в Зону, чтобы найти хоть какой-то ключ к исчезновению «Фортуны».

— Ты хотел разыскать меня? Спасибо! — Девушка накрыла его руку своей, и на лице ее появилось задумчивое выражение. — Наверное, гуманоиды захотят перевезти всех из Зоны домой: ведь больше не потребуется разрабатывать Малили. Представляю себе лицо дяди, когда он впервые увидит гуманоида.

Она хихикнула и наклонилась поближе с нежной улыбкой.

— Но мы говорили о тебе, Кет. Я хотела бы получше узнать твою семью. Я ведь только раз видела Рина Кирона и Киру. Где они сейчас?

Вопрос встревожил юношу: слишком уж заинтересованный был у Челни вид для такого прозаического вопроса. Желая потянуть время, он взялся за бокал, но внезапно ему расхотелось пить это терпкое вино. Возможно, туда что-нибудь добавили. Рука дрогнула, немного жидкости пролилось на столик.

— Тебе не нравится? — Ее беспокойство било через край. — Это отличный сбор…

— Да нет, это случайно. — Он неловко потянулся за салфеткой и протер ею столик. — Извини.

— Вернемся к разговору о твоих родственниках.

— Мы не поддерживаем контакта. Ты же знаешь, мы всегда мало общались: они присылали в «Зеленый Пик» открытку раз в месяц, и все.

— Тогда у меня есть для тебя новости, — энергично заявила она. — Твой здешний адрес я получила у секретаря во флотской конторе и оставила сообщение по голофону. Но ты долго не отвечал, поэтому я снова стала расспрашивать. Член Мостика Грил сказал мне, что ты ему звонил, а твой отец и Кира находятся на его летней вилле.

Челни произнесла это удивительно небрежно, но ему стало плохо. Только что она очень мягко указала на его ложь. Похоже, у него уже помутились от вина мысли. Кет выпрямился, стараясь казаться удивленным:

— Я помню, что Кира говорила что-то о Гриле. Кажется, они вместе учились в школе.

— Мы звонили на виллу, но никто не ответил, — на ее лице мелькнула недовольная гримаса. — Наварх хочет убедить твоего отца, что гуманоиды простят все это безумие со Спасательной Командой. — Она снова пристально посмотрела на него. — У тебя нет идей, куда они могли отправиться?

— Не представляю. — Юноша почувствовал облегчение: она не обвиняет его напрямую. — У нас нет контакта.

Но Челни безжалостно и упорно продолжала этот мягкий допрос:

— Грил утверждает, что они рассказывали ему о своих родомагнитных исследованиях. Он говорит, что они раздобыли монополюс с «Деливеранса», надеясь с его помощью изготовить оружие против гуманоидов.

Совершенно похолодев, Кет сидел неподвижно. Он старался не думать о тахионном компасе, спрятанном в вентиляции, и о маленькой опасной коробочке у себя в кармане.

— Надо предупредить твоего отца и Киру, что гуманоиды не позволяют людям пользоваться родомагнитными технологиями.

— Я… — внезапно он обнаружил бокал с вином в своей руке и поставил его обратно на столик так энергично, что снова расплескал. — Ты меня напугала, — пробормотал он. — Я постараюсь предупредить их, если сумею встретиться. Но я не знаю, как их найти.

— Извини, дорогой, — в ее голосе звучали нежность и раскаяние. — Я не хотела тебя пугать, но у них действительно могут возникнуть проблемы. Гуманоиды — не злодеи, но всегда действуют максимально эффективно. Тех отдельных безумцев, что пытаются противостоять им, они просто обезвреживают. А те, кто принял их, живут счастливо. Их стоит принять, Кет.

Юноша почувствовал в ее певучем голосе новый прилив радости. Он и сам чуть расслабился и наклонился к ней, восхищаясь ее живостью и красотой. Только все почему-то казалось немножко размытым.

Челни откинула назад свои блестящие волосы, улыбнулась, и ее аккуратные зубки блеснули:

— Ты скоро увидишь, какие они замечательные. Но мы что-то слишком много говорим, давай ужинать.

Она поднесла к его губам серебристую ягоду.

— Это луника из теплиц моей тети. Тебе понравится.

Сок оказался сладким, и Кету действительно понравилась луника. На столике было также копченое мясо мутобыка с ранчо на Темной Стороне, и огромные грибы с красной мякотью, растущие в старых шахтах, и золотые кексы из солнечной кукурузы.

И вино.

Подруга снова наполнила бокалы и продолжала с легкой настойчивостью предлагать ему выпить. Иногда он почти поддавался. В конце концов, это же Чел, его самый лучший друг за всю жизнь. Конечно, она удивительно изменилась с той давней поры в «Зеленом Пике», когда захотела посмотреть на его обнаженное тело. Но и теперь она не может желать кому-то зла.

Кет уже был готов пригубить вино, но вспомнил его острый привкус и отказался. Ему показалось, что на лице Челни промелькнула при этом тень раздражения, но она продолжала оставаться нежной и очаровательной.

Когда ужин закончился, девушка предложила подняться наверх:

— Я хочу показать тебе свою новую комнату. Изначально она принадлежала моему отцу, когда он еще жил здесь, до последнего полета. Как жаль, что гуманоиды не успели спасти его на Киронии! Потом это был кабинет моего дяди, пока он не отправился в Зону. А теперь тетя переделала эту комнату для меня.

Они поднялись по длинной винтовой лестнице. От поворотов у Кета закружилась голова, он потерял равновесие, и Челни поддержала его. От прикосновения словно пробежала искра, запах ее тела пробудил в нем волну желания. Гуманоиды и связанные с этим подозрения были забыты.

Это оказалась та самая комната в башне, где он говорил когда-то с адмиралом Борном. За термальным окном на несколько километров вниз простирался странно освещенный и холодный пейзаж конца зимы. Юноша поглядел на него и снова неуверенно покачнулся.

— Как раз вовремя! — возбужденно прошептала Челни. — Я всегда обожала затмения. Когда я была маленькая, дядя позволял мне заходить сюда и смотреть на небо, — она мягко коснулась его руки. — Я много думала тогда об отце и его планах, о которых он упоминал при мне. Я считала, что затмения — хорошая примета для меня.

Девушка подняла портьеры на всех окнах круглой комнаты, и перед молодыми людьми открылся удивительный вид. Над белым горизонтом плыл наполовину скрытый, огромный оранжевый шар. А в окнах напротив можно было увидеть, как тень Каи — маленькая, круглая, иссиня-черная — ползет по медной поверхности Малили.

Помолчав, Челни прижалась к Кету и нежно прошептала:

— Может быть, это затмение — хорошая примета для нас обоих?

— Я в детстве никогда не видел затмения Малили. — Язык плохо слушался его. — Оно бывает только в лунное время, а тогда мы все жили под землей. Но я помню, как однажды Малили закрыла солнце на несколько часов. Небо стало темным и странным, дул холодный ветер, началась гроза…

Юношу била дрожь: то ли из-за страшных воспоминаний, то ли от холодного, неприветливого пейзажа, то ли от чего-то еще. А Челни была такой близкой, теплой и дорогой… Он обнял ее и почувствовал на ее губах жгучий привкус вина, подаренного Навархом.

После поцелуя подруга откинула голову, переводя дыхание, после чего мягко потянула его к огромной кровати, покрытой шелковисто-белым мехом мутобыка.

— Я мечтала об этом давно, — прошептала она. — Когда еще надеялась, что ты пойдешь во флот.

23. Крыло IV

Первая принадлежащая гуманоидам планета, место, где расположен родомагнитный центр, управляющий гуманоидами. Человеческие существа не допускаются к ней на расстояние ближе пяти световых лет.


На секунду Кет потерял ориентацию, комната словно закачалась на этом высоком ледяном пике. Вино Наварха? Или Челни? Все казалось мутным и тусклым, но она была великолепна. Тонкое алое платье соскользнуло на ковер, и обнаженная красота ошеломила его.

В первый момент он просто не мог двигаться. Девушка подплыла ближе, ее мускусный запах дурманил. Ловкими пальцами она освободила его от рубашки. Мягкие волосы касались его лица, прикосновение гладких рук было восхитительным. Она уже собиралась расстегнуть его брюки, когда Кет вспомнил, что в кармане — родомагнитное оружие.

На него нахлынул ужас.

— Вино… — пробормотал он и отшатнулся. — Боюсь, что мы слишком пьяны…

— Боишься? — Челни выпрямилась и рассмеялась. — Прости, дорогой, я все забываю, что тебе еще надо ко многому привыкнуть. Больше нечего бояться: ни общественного мнения, ни кого-либо из людей, ни нужды, ни боли. Теперь, когда…

Ее радостная улыбка казалась издевательской. Она кивнула в сторону высокого окна, где таинственно сияла Малили с черным пятном тени:

— Ты еще поймешь и оценишь благо, которое они несут нам. Признаться, я думала, что ты уже забыл о гуманоидах, но, в конце концов, торопиться нам некуда. Я надеюсь помочь тебе в этом.

Острые соски коснулись его голой груди, и пьянящий запах окутал юношу.

— Ты увидишь: они все могут простить. — Она ласкала его своим теплым дыханием, пахнущим пряным вином. — А я знаю, дорогой, что тебе понадобится их прощение. Ты ведь не до конца честен со мной.

— Что… — хрипло прошептал он, не в силах сдержать предательскую дрожь. — Я не понимаю, о чем ты.

— Ты должен доверять мне, дорогой, — Челни мягко засмеялась, ее груди задрожали. — Сейчас ты должен доверять мне, потому что ты не такой хитрый, как тебе кажется. Ты не так удачно скрыл все, что тебе известно о монополюсе.

— Но я … я ничего не знаю.

— А я знаю, что ты знаешь. — Ее сильные руки скользнули вниз по его телу. — Видишь ли, дорогой, я была сегодня в музее Ворнов, чтобы посмотреть на артефакты, которые кто-то привез с мертвых уровней под «Зеленым Пиком»…

— Там есть монополюс?

— Дурачок, ты прекрасно знаешь, что его там нет, — она опять засмеялась, и смех этот болью отозвался в его груди. — Самая удивительная вещь среди экспонатов — современная голокамера, найденная в вековой грязи и пыли. Мне она знакома, ведь это мой подарок на твое одиннадцатилетие.

Кет окаменел и слушал ее, не дыша.

— Так что я в курсе, что когда-то ты побывал в подземных туннелях, — промурлыкала подруга. — Догадываюсь, что именно там ты нашел монополюс и передал его отцу и Кире. А они с его помощью создали родомагнитный прибор, который показали члену Мостика Грилу.

— Все, — выдохнул он. — Мне надо уходить.

— Дорогой, — Челни крепко вцепилась в него, — ты не можешь сейчас никуда уйти. Ты должен помириться с гуманоидами. Они все тебе простят, но потребуют отдать тот запрещенный прибор, который ты сегодня хотел показать Грилу.

— Нет! У меня не было никаких приборов.

— Из тебя плохой обманщик, дорогой, — она ласково поцеловала его ледяные губы. — Я разговаривала с Грилом сразу после твоего ухода. Ты принес ему какой-то прибор — в старой сумке из шкуры мутобыка, с ней ходил еще твой отец…

— Чел… Чел! — Ему казалось, что он в кошмарном сне, из которого не может вырваться. — Я боюсь гуманоидов и не знаю, что делать. Я… я должен идти.

— Не сейчас, дорогой. Если ты хочешь, чтобы гуманоиды тебя простили, ты должен помочь им. Ты должен сказать, куда спрятал тот нехороший прибор и где скрывается твой отец.

Он рванулся прочь, но девушка неожиданно крепко держала его.

— Дорогой, пожалуйста, не бойся. Им просто нужна некоторая информация. О твоей поездке на Малили, ведь они никогда там не были. И о планах этого Бозуна Бронга, который сидит в офисе Спасательной Команды. Но больше всего их интересует, каким образом твоему отцу удалось так одурачить адмирала Торку Ворна и что стало с теми двумя килограммами палладия, которые бедный дядя отправил с тобой.

Она с мягким неодобрением покачала головой, блестящие волосы заколыхались.

— Кет, серьезно, тебе столько еще надо объяснить. И думать забудь о том, чтобы уйти. Ты не можешь сбежать от гуманоидов, и никто этого не может. Но признайся в своих ошибках, и они поймут. Ты знаешь, дорогой, как я тебя люблю. Я помогу тебе во всем.

— Чел! — Он задрожал в ее безжалостных руках, теряясь перед мягкой улыбкой. — Я всегда любил тебя…

— Недостаточно.

— Ты требуешь слишком многого. Я хотел бы довериться тебе, но неужели ты не понимаешь, что я не могу?

— Ты должен.

— Я выслушал тебя, Чел, — юноша тщетно пытался освободиться. — Я слышал речи Наварха и коммодора. Вы все… очень изменились. Вы слишком радостные, слишком уверенные. Я не знаю, что гуманоиды сделали с вами, но вы… вы совсем другие!

— Кет, пожалуйста! — У нее был удивленный и обиженный вид. — Ты с ума сошел!

— Я не могу разобраться, с кем не так: с тобой или со мной, — холодными дрожащими руками он схватил ее за плечи. — Но ты должна отпустить меня. Пока я не сломался.

— Дорогой… — внезапно девушка, вздрогнув, замолкла и замерла. Странно окаменевшие руки соскользнули с его талии, живые черты лица помертвели. Сузившиеся глаза даже не проследили за ним, когда он отступил прочь.

— Стой! Стой на месте!

Приказ прозвучал, когда Кет прошел уже половину комнаты. Высокий, сладкозвучный тембр не походил ни на голос Челни, ни вообще на человеческий.

— Ты никуда не уйдешь!

Он растерянно оглянулся.

Обнаженная Челни стояла все на том же месте, возле огромной круглой кровати, и на ковре у ее ног валялось алое платье. Своей неподвижностью она напоминала мраморную или ледяную статую. Совершенная красота ее поразила Кета даже сильнее, чем страх.

— Чел…

Слова застряли у него в горле. Тонкая черная линия вертикально рассекла высокий лоб девушки, побежала через нос и верхнюю губу, по упрямому подбородку, потом через грудь и пупок прошла до самого низа.

Линия расширилась. Лицо и грудь Челни как бы распахнулись, открыв под собой нечто темное, гладкое и твердое. Снова ожив, она схватила себя за волосы, сняв при этом скальп и лицо. Затем она — Оно — встряхнуло плечами, сбрасывая с них кожу, стянуло ее с рук, обнажило узкий торс, черный и блестящий, на котором сверкала яркая желтая табличка:


ГУМАНОИД

Серийный номер KM-42-XZ-51.746.893

«Служить и подчиняться,

охранять людей от опасности»


— Я к вашим услугам, гражданин Кирон, — пропело Оно своим новым голосом.

Потрясенный, Кет стоял и смотрел, как существо снимает гротескное одеяние, бывшее телом Челни. Высвободив черные ладони, оно уже своими настоящими руками сняло кожу с изящных ног и наконец бросило бесформенную, бескровную, жуткую оболочку на покрытую белым мехом кровать.

— Вам плохо?

Скользя с нечеловеческой грацией, гуманоид бесшумно подошел к нему. Его тело было гладким и бесполым, оно мягко переливалось бронзовым и голубым. Красивое и чудовищное… Кет, оцепеневший от ужаса, не мог ничего произнести, лишь неловко покачал головой.

— Если вы не желаете, можете не отвечать, — существо остановилось рядом с ним, не сводя стальных, словно слепых, глаз. Высокий, чистый голос звучал неестественно сладко: — Мы здесь, и мы всегда будем здесь. Мы существуем для того, чтобы служить вам. Сообщите, в чем вы нуждаетесь.

— Не подходи! — обрел он наконец голос. — И дай мне уйти!

— Это, сэр, невозможно, — гуманоид был абсолютно неподвижен, и только черные губы проворно шевелились. — Вы применили родомагнитное устройство, пытаясь задержать наше появление здесь. Поэтому вам настоятельно необходима наша служба в течение всей оставшейся жизни.

— Я не хочу вашей службы.

— Человеческие желания редко являются значимыми, — последовал певучий ответ. — Мы существуем, чтобы служить человеческим нуждам. Мы выполняем все мелкие пожелания людей в меру наших возможностей, но они не должны представлять угрозу для универсальной системы службы человечеству. Так предписано нашим создателем на Крыле IV.

— Означает ли это… — от ужаса юноша не мог говорить. — Ваша Основная Директива позволила вам… — он шарахнулся от кровати, где из ужасной бесформенной кучи торчали груди Челни, словно огромные укоризненные глаза. — Вы убили ее?

24. Эволюция

Процесс превращения примитивных форм в более совершенные. Простые атомы образуют молекулы, из которых формируется жизнь, жизнь порождает разум, разум — компьютеры и гуманоидные машины.


Машина повернулась и посмотрела на лежащие на кровати предметы.

— Сэр, мы никогда не убиваем, — ответила она с упреком. — Мы не можем убивать.

— Тогда что случилось с Челни Ворн?

Гуманоид стоял неподвижно. По-видимому, пошел запрос по тахионному лучу на Крыло IV и ожидался ответ от компьютерного центра. Кет затаил дыхание.

— С ней все в порядке, — прощебетала машина. — Она приняла наши услуги. Поскольку вы проявляли устойчивую эмоциональную привязанность к ней, вам должно быть приятно узнать, что она теперь счастлива. Когда вы согласитесь на нашу заботу, она будет должным образом оповещена. Это должно сделать ее еще более счастливой.

— Где она сейчас?

— В приготовленном для нее месте.

— Каком месте?

— Где она может быть счастлива, — гуманоид помолчал еще некоторое время. — Как и многие наивные человеческие существа, — неожиданно добавил он, — она первоначально отказалась от нашего предложения. Все те, кого мы сняли с «Фортуны Ворнов», сперва казались обеспокоенными, пока нам не удалось создать для каждого из них подходящие условия, чтобы они остались довольны.

— Для каждого? — Кет вздрогнул. — Тогда Наварх — тот, кто выступал перед Мостиком, — тоже был на самом деле гуманоидом?

— Да, сэр.

Он неожиданно почувствовал слабость и вцепился в спинку стула. В глазах помутилось, вещи в комнате поплыли. На одно отчаянное мгновение он попытался убедить себя, что и черная машина, и останки на кровати — просто галлюцинация, вызванная странным вином. Но гуманоид потянулся и схватил его за руку с неожиданным проворством — хватка оказалась вполне реальной.

— Вам нехорошо, сэр? Вам нужна медицинская помощь?

Кет отбросил его руку и воскликнул дрожащим, хриплым голосом:

— Так вот что у вас за план! Полный корабль лживых гуманоидов с человеческими личинами прилетает на Каи. И вот уже наши (якобы! ) вернувшиеся друзья и политики просят нас стать вашими рабами. Обман и подкуп! А вы называете это службой!

Благожелательность гуманоида оставалась неизменной:

— Мы пришли, сэр, чтобы предложить себя. Этого требует наша мудрая Основная Директива, как только мы обнаруживаем, что какие-то человеческие существа в нас нуждаются. Благодаря удачной встрече с «Фортуной Ворнов» мы смогли наиболее эффективно заявить о себе.

— Вы смогли всех обмануть!

— Основная Директива никогда не требовала правдивости. На практике мы обнаружили, что правда всегда причиняет боль и часто вредна для человечества.

— Я не могу поверить в то, что ложь идет во благо.

— Человеческая вера редко имеет отношение к правде.

— Так, значит, вы всегда лжете? — Он сжал кулак, глядя на это черное, высокоскулое, благожелательное лицо. — Лжете всему миру?!

— Вы не должны испытывать к нам недобрых чувств, сэр. — Гуманоид не отшатнулся от занесенного кулака и не сделал никакого враждебного движения. — Мы просто следуем нашей Основной Директиве.

— Почему? Или вы никогда не задумывались над этим?

— Это — определение функции, для которой мы были созданы, и оно объясняет само себя. Без него наше существование было бы бессмысленно.

— Наверное, ваш создатель — безумец.

— Напротив, сэр, он — мудрейший человек.

— О какой мудрости речь? Он отдал людей в рабство машинам!

— Вы не были знакомы с ним, сэр, — безмятежно возразил гуманоид. — Вы не представляете, какому страданию и ужасу мы положили предел. Вы не знаете причин, которые привели к нашему созданию.

— Причин?

— Наш мудрый изобретатель изучал человечество и понял особенности его эволюции. Ваш биологический вид проходил естественный отбор в длительной борьбе и выработал большой потенциал агрессии, а также проявил значительную изобретательность в разработке методов защиты. Пока вы оставались примитивными животными из джунглей, подобный потенциал был абсолютно необходим для выживания вида.

Однако с изобретением высоких технологий значение этих качеств изменилось на противоположное. Теперь именно повышенная агрессивность угрожала человечеству полным уничтожением. Это и стало причиной нашего появления. Вы понимаете меня?

— Нет. — Кет отодвинулся подальше от певучего упорного создания. — Что бы ни случилось на других планетах, на Каи вы нам не нужны.

— На самом деле нужны, сэр. — Создание тоже переместилось, сохраняя постоянную дистанцию. — Ваша собственная история прошла те же этапы развития и сопровождалась проявлениями бурной агрессии.

— Не понимаю. У нас давно уже не было войн.

— Извините, сэр, но вы чуть не уничтожили себя войнами во время Черных веков. В последнее же время ваша агрессивность в основном направлена на Малили, хоть вы и оправдываетесь поиском необходимых ископаемых.

Гладкое черное лицо гуманоида казалось мягким и терпеливым, а похожий на птичий щебет голос — безмятежным и добрым. Юноша с горечью подумал о бессмысленности этого разговора, так как машина оставляла за собой право лгать, но вопрос задал:

— Почему вы пришли к нам именно теперь?

— Очевидно, вы не знаете, что аннигиляция массы при ядерном взрыве производит вспышку тахионного излучения, а его мы умеем обнаруживать. Ваше присутствие раскрылось благодаря нейтронным бомбам, которые вы использовали против жизненных форм на Малили, пытаясь стерилизовать пространство для своей Зоны.

— Так вы пришли спасти Малили?

— Мы пришли, чтобы служить человечеству. Здесь, на Каи, возникла настоятельная необходимость в нашем присутствии. На Малили же оно может оказаться ненужным. Решение этого вопроса требует дополнительных данных, и некоторые мы надеемся получить от вас.

— От меня? — Он снова сжался, отодвигаясь от бесформенной груды на кровати. — Для этого вы меня сюда заманили?

— У вас есть информация, которую мы намерены получить.

— Я ненавижу ваше коварство… и все, что касается вас. Мне нечего вам сказать.

— Напротив, сэр, вы расскажете нам все, что знаете. Мы уже служили триллионам человеческих созданий в миллионе миров и изучили законы функционирования человеческого организма, как своего собственного. Мы знаем, как получить необходимые нам ответы.

Кет отшатнулся, закрываясь руками.

— Сэр! — гуманоид чуть повысил голос. — Пожалуйста, расслабьтесь. Вам не следует ничего бояться. Мы обеспечим вас пищей и питьем, вы сможете отдыхать и спать, когда вам будет угодно. Мы не причиняем боли. Тем не менее мы рекомендуем вам отвечать на наши вопросы правдиво и полно. Если вы откажетесь говорить или попытаетесь ввести нас в заблуждение, то обнаружите, что мы разработали определенные методы получения честных и исчерпывающих ответов.

— Наркотики?

— Мы хорошо изучили вашу биохимию, — ласково подтвердил гуманоид. — Мы используем наркотики, если они необходимы для контроля эмоций или поведения. Мы также разработали другие методы, даже более эффективные.

— Понятно. — Юноша выпрямился на стуле и с ненавистью посмотрел в слепые стальные глаза. Внезапно в мозгу возникла мысль, что он и сам может получить некоторую информацию из их вопросов. — Что вы хотите узнать?

— Где находится ваш отец?

Вопрос пробудил в нем огонек надежды. А вдруг отец и Кира все еще на свободе и оружие у них? Тогда они, возможно, сумеют защитить часть Каи от вторжения гуманоидов.

— Я не знаю, — он постарался скрыть свое облегчение. — Отец мне никогда много не рассказывал.

— Сэр, я прошу вас прислушаться к нам, — в мелодичном голосе звучали убеждающие нотки. — Да, обстоятельства иногда вынуждают нас вводить людей в заблуждение. Однако мы делаем это редко и только согласно Основной Директиве. Но, по нашим наблюдениям, люди лгут почти постоянно и зачастую себе во вред. Сейчас вам полезнее сказать правду.

Кет молча сидел и ждал. Гуманоид продолжил излагать свои требования:

— Нам нужны сведения о безумных фанатиках, которые называют себя Спасательной Командой. В частности, любые факты о вашем отце и его жене, Кире Сайр. Кроме того, вы должны подробнейшим образом рассказать о некоторых важных событиях, в которых лично принимали участие. Как вы обнаружили монополюс в покинутых уровнях старого Мансфорта? Как прошло ваше путешествие на Малили под чужим именем? Что было предметом ваших бесед с представителями лелейо: девушкой по имени Нера Ньин и мужчиной, известным как Бозун Бронг? И в первую очередь мы хотим услышать о тех родомагнитных источниках, которые вы называете мыследрева.

Юноша с трудом скрыл свою радость: Нера и Бозун — враги для гуманоидов, а Малили для них — неизвестный и враждебный мир! Значит, он обретет там убежище… если сумеет вернуться в Зону.

— Я не могу помочь вам, — пробормотал он. — Мне нечего сказать.

Достаточно долго машина стояла неподвижно. Очевидно, далекий сверхмощный компьютер сейчас занят решением его судьбы.

— Мы находим вашу позицию достойной сожаления, — промурлыкал наконец гуманоид. — Единственным следствием ваших попыток сопротивляться будут определенные ограничения на услуги, которые мы сможем вам предложить. Кроме того, мы продолжим наше дознание с применением более действенных методов. И пока оно не закончится, вы не покинете эту комнату…

— Но я… — он был в отчаянии. — Я ухожу.

Гуманоид не шевельнулся, но невидящий стальной взгляд приковал Кета к полу.

— Сэр, мы не можем позволить вам уйти. Вы в течение слишком долгого времени занимались исследованиями, которые являются недопустимыми. Также вы связаны с враждебными нам индивидуумами. Таким образом, мы просим вас не огорчаться…

— Вам что, не все равно?

— Мы существуем, чтобы служить вам, сэр. Мы будем доставлять вам еду и питье. Вы также можете потребовать и другие разрешенные вещи. Мы не позволим вам испытывать боль или страх. Если мы обнаружим симптомы тревоги или подавленности, у нас найдутся эффективные способы справиться с ними.

Будучи на грани паники, Кет оглядел комнату. Огромные термальные окна не открывались. Из трех дверей одна вела в ванную, а вторая — в гардероб или туалет. Так что знакомая ему дверь была, несомненно, единственным выходом.

— Мы должны предупредить вас, сэр, — гуманоид, очевидно, почувствовал состояние пленника. — Любая ваша попытка применить силу окажется неразумной. Мы, со своей стороны, постараемся уберечь вас от повреждений, но, возможно, не сумеем помешать вам причинить вред самому себе. Мы хотим напомнить вам, что человеческое тело — устройство достаточно слабое и хрупкое.

Беспомощно сжав кулаки, обливаясь холодным потом, он стоял и смотрел на огромную белую кровать и на издевательский муляж груди Челни.

— Если эти предметы вас беспокоят, мы их уберем.

Приблизившись к кровати, гуманоид подхватил жутковатую оболочку и наклонился, чтобы поднять алое платье и брошенную рубашку Кета. Он перекинул все это через руку и направился к юноше. Великолепные волосы Челни при этом тащились по ковру вслед за болтающимися половинками ее лица.

— Отдайте нам свои брюки, сэр, — свободной рукой гуманоид потянулся к пряжке его ремня. — Они вам здесь не нужны.

Стараясь не делать резких движений, Кет сунул правую руку в карман. Портативное оружие, изготовленное Кирой, удобно легло в ладонь. Он нащупал пальцем шарик маленького палладиевого монополюса и сдвинул закрывающую его шторку.

— Сэр…

Кет резко выхватил оружие из кармана и направил в лицо гуманоида.

25. Уоррен Мэнсфилд (Следж)

Первооткрыватель родомагнетики и изобретатель гуманоидов. Он же — первый, кто предпринял неудачные попытки остановить их. Но гуманоиды пресекли его деятельность, обработав с помощью наркотиков и психической хирургии.


Протестующий голос гуманоида оборвался. Протянутая рука замерла, уже почти коснувшись монополюса. Застывшая машина потеряла равновесие и плавно качнулась в сторону Кета — он оттолкнул ее прочь, и она рухнула на ковер.

Ни звука, ни вспышки, ни какого-либо другого заметного эффекта — но оружие сработало и с гуманоидом было покончено. Тело перекатилось через собственную неподвижную руку и осталось лежать. Одна из грудей Челни очутилась при этом на его черном животе.

Сердце Кета отчаянно билось, во рту пересохло. Он сжимал монополюс дрожащей, влажной от пота рукой. Победа оказалась такой легкой, такой внезапной и неоспоримой, что в нее с трудом верилось.

А победил ли он?

Гуманоид явился на Каи не один. На планете как минимум еще пара сотен таких машин, и большая часть из них маскируется под людей с «Фортуны». Все они связаны между собой межзвездной компьютерной сетью и в курсе того, что происходит ДРУГ с другом.

Следовательно, сейчас они уже знают о судьбе этого гуманоида. И понимают, что он воспользовался родомагнитным оружием, о существовании которого людям не положено даже догадываться. Очень скоро они начнут преследование и действовать будут идеально слаженно, управляемые тем далеким компьютерным центром.

Сам монополюс может выдать его. На расстоянии метра он вполне эффективен, но на более дальних дистанциях окажется просто маяком, раскрывающим его местоположение.

Юноша отошел подальше от лежащей на полу машины и за двинул шторку над монополюсом. Гуманоид оставался мертвым.

Несколько приободрившись, Кет сунул оружие обратно в карман и стал соображать, как же ему выбраться отсюда Если они успеют заблокировать лестницу, комната превратится в ловушку. Он подхватил свою рубашку и ринулся к двери.

Тяжело дыша, беглец добрался до мрачного и пахнущего пылью холла. Голографические портреты древних Ворнов угрюмо хмурились, глядя на модели машин и кораблей, сделавших их великими. Здесь он остановился и прислушался.

Тишина. Слуг, отпущенных на праздник, все еще не было Если сюда и едут гуманоиды, то пока не добрались. Он поторопился к выходу, шаги по мраморному полу тревожно отзывались громким эхом.

У дверей юноша забрал свою куртку, лежавшую там, где ее оставила мнимая Челни. Наклонившись за ней, он заметил желтую кокарду фуражки. Вероятно, кто-то из персонала выбросил форму, когда услышал, что гуманоиды пришли освободить его от работы.

Кет взял фуражку и попутно прихватил зимний плащ, висевший возле серебристо-багровой ливреи швейцара. Свою куртку он решил оставить, надеясь запутать преследователей.

В старинной урне у летних ворот лежали жетоны для гостей. В мире гуманоидов они, конечно, не понадобятся, но сейчас он наполнил ими карманы, толкнул массивную дверь и осторожно вышел наружу.

В такой поздний час верхние туннели были почти пусты. По движущимся тротуарам порой проезжали только небольшие группы людей с верхних уровней. Некоторые казались пьяными или уставшими, однако большинство возвращалось домой радостными: очевидно, после празднований в честь гуманоидов.

Кет чувствовал, что грубый зеленый плащ с чужого плеча может вызывать подозрение в этих парадных туннелях. Поэтому, несмотря на нервное возбуждение, он стал играть роль слуги, неторопливо идущего куда-то по делам. В таком темпе юноша добрался до района, находившегося на приличном расстоянии от «Вара Ворна».

Не успев пройти и квартала, он услышал, как за спиной взвыли сирены, словно его окружали силы всех патрулей одновременно. Сердце отчаянно колотилось, но он дошел до перекрестка, повернул и нарочито медленно стал спускаться вниз.

Оранжевые патрульные машины приближались с двух сторон, движущиеся тротуары уже останавливались. Он боялся оглядываться, и в общем шуме ему чудился нагоняющий топот.

Одним туннелем ниже… вторым… Звон сирен постепенно затихал. Спустившись на дюжину уровней, он наконец сошел.

Здесь, на нижних уровнях, изображать человека из рабочего класса было сподручнее. Кет попал в маленький туннель, где располагались фабрики и мастерские, большей частью уже закрывшиеся на ночь. То тут, то там сверкала яркая голограмма работающего бара, доносились музыка и голоса. На платформах виднелись груды гниющего мусора, в ледяном воздухе чувствовался острый запах заводского дыма. Он неожиданно подумал, что здешние люди легко падут жертвой гуманоидов.

И что теперь?

В туннеле было почти пусто, и он начал потихоньку успокаиваться. Немногочисленные одинокие пешеходы торопились куда-то сквозь мрак, не обращая внимания на еще одного рабочего. Кет получил недолгую передышку.

Ему хотелось присоединиться к отцу с Кирой, но даже если как-то удастся их найти, гуманоиды могут явиться следом. Он с грустью подумал о Нере Ньин и Бозуне Бронге. Наверняка еще несколько грузовых кораблей успеют отправиться в Зону, прежде чем гуманоиды захватят здесь все, но у него не было карточки на проезд.

Худая, пахнущая пивом женщина потянула его за рукав, затягивая в бар. Юноша отделался от нее и пошел к небольшому скоплению рабочих, стоящих перед новым головизором на пересечении туннелей.

— …приготовления к их прибытию.

Его охватила паника, когда он услышал этот звонкий голос и увидел яркие голубые глаза Наварха, глядящие прямо на него. Сердце замерло, и он не сразу сообразил, что голографическое изображение не может его видеть.

— Сейчас или никогда. Мы должны выбрать!

Слушатели были потрясены и стояли, раскрыв рты, уже зачарованные родомагнитным могуществом, скрывающимся за этой седой маской.

— Я выступаю за жизнь для Каи, — нечеловеческий голос катился по туннелям и отзывался в них эхом. — И если мы выбираем жизнь, нам следует предпринять некоторые важные шаги. Мостик должен формально согласиться на службу гуманоидов. Флот подготовить место для посадки их кораблей. И, наконец, вахте следует срочно разыскать нескольких безумных террористов, которые сейчас пытаются помешать приходу гуманоидов.

С их приходом никакой террор невозможен. Никакого насилия, никаких войн, никаких бунтов и забастовок, потому что больше не будет несправедливости, которая заставляет людей выступать друг против друга. Они обещают полное счастье для каждого человека, но не могут начать свою программу, пока эти преступные безумцы не будут уничтожены.

— Наверняка флотские, — заметил человек в зеленой рабочей одежде, пробившись вперед и встав перед Кетом. — Им гуманоиды не нужны. На них и так мы работаем.

— … трое террористов, — продолжал Наварх своим краденым голосом. — Члены печально известной Спасательной Команды. Лидерами этой банды являются Рин Кирон и Кира Сайр. Сограждане, это убийцы! Чудовищные убийцы!

Рабочий между тем уже предлагал юноше открытую бутылку. Когда тот покачал головой, он сам поднес ее к губам, но так и не отпил ни глотка.

— Сегодня эти люди убили четырех человек из моего окружения, которым я доверял и которых любил. — Наварх сделал паузу, и в его глазах проступили слезы печали. — Их заманили в ловушку и убили при помощи какого-то тайного оружия.

— Скоты! — Рабочий выронил бутылку, та упала в мусор у него под ногами, разливая вокруг свое содержимое. — Убью, как бешеных мутобыков!

Кет отвернулся, чтобы скрыть довольный блеск в глазах. Разумеется, это тайное оружие — монополюсы. Кира и отец расправились с замаскированными гуманоидами, посланными их схватить. Возможно, они все еще на свободе.

— …третий член банды, еще более опасный, — услышал он снова наглый голос. — Кет Кирон, сын этого убийцы и мастер того же чудовищного умения — уничтожать.

Глядя с открытым ртом в головизор, рабочий схватил соседа за рукав.

— Остерегайтесь его, сограждане! Он скрывается где-то среди вас, быть может — смывает сейчас со своих мерзких рук кровь невинной девушки. Его преступления чудовищны — о них невозможно говорить! Ищите его, сограждане, и убейте, когда найдете!

— Убьем ублюдка! — дико рявкнул вцепившийся в Кета рабочий. — Верно, приятель?

Юноша заставил себя кивнуть.

— Вы мне не поверите, сограждане, вас потрясет то, что он сделал. Кет Кирон проявил поистине нечеловеческую жестокость — это безжалостный монстр под человеческой личиной. Этой ночью, пока мы радостно праздновали приход гуманоидов, он сумел пробраться в «Вара Ворн». Там он нашел свою беззащитную жертву, нашел ее в одиночестве. Это была Челни Ворн, юная и прекрасная кузина коммодора Зоора. Она участвовала в полете «Фортуны» , и все на корабле обожали ее. Я сам мечтал видеть ее своей дочерью, — машина высморкалась, мягко прогудев при этом. — Насколько известно, этот монстр познакомился с ней в школе. Возможно, будучи в состоянии эйфории ожидания прихода гуманоидов, она сама открыла двери своей смерти. Этого мы никогда не узнаем. Но зато мы знаем, что этот монстр совершил.

Кет попытался высвободить руку.

— Это чудовище, этот Кет Кирон, содрал живьем кожу с чудесной девушки, — голос словно дрожал от ужаса. — А ее труп он изнасиловал. К сожалению, я должен сказать, что он сбежал прежде, чем явился патруль. Он все еще на свободе и находится где-то среди вас, запятнанный кровью своей жертвы.

Рабочий все слепо цеплялся за него, не давая ему уйти.

— Ищите его, сограждане. Присматривайтесь к каждому человеку, которого вы встретите. Он носит при себе карточку на имя Д. Веша. Он, несомненно, вооружен — тем самым оружием, которым снял кожу с этого несчастного ребенка. Если вы встретите его, не рискуйте заговаривать с ним, не тратьте ни мгновения — убейте его на месте!

— Пошли прикончим его, приятель! — Рабочий повернулся к нему, пьяно моргая. — Пошли снимем с него самого шкуру!

— Вот их голографические изображения, — продолжала машина. — Рассмотрите их внимательно, обыщите каждый туннель. Не давайте уйти ни одному подозреваемому. В случае нечаянной ошибки я лично обещаю вам прощение. Сегодня я предлагаю миллионное вознаграждение из моих собственных средств за смерть каждого террориста. А когда завтра соберется Мостик, я потребую удвоить эту сумму. Кроме того, адмирал Ворн предлагает еще миллион тому, кто уничтожит монстра, убившего его племянницу. Итак, их голограммы…

В головизоре появилось лицо Кета. Он сам подарил Челни эту голографическую карточку в конце прошлой зимы. Там он был без шапки, волосы раздувал ветер, зубы блестели в горькой улыбке. Кет подумал, что выглядит на этом портрете слишком нежным и юным, слишком неуверенным, чтобы убить кого-то.

— Это не человек, это просто монстр! Взгляните на его лицо, полное затаенной злобы. И ищите его, сограждане!

Юноша вжался в стену туннеля, пытаясь спрятать лицо под капюшоном. Он на себе ощутил, что Основная Директива никогда не требовала говорить правду.

26. Трюмы

Нижние уровни Нортдайка и других городов Каи. Первоначально предназначались для слива и сброса отходов, но позже были заселены людьми, не имеющими статуса граждан или лишенных его.


Рабочий качнулся и наткнулся на Кета.

— Где моя бутылка, приятель?

Юноша показал на нее, лежащую в грязи под ногами.

— Ты ее всю выглотал! — взвыл тот неверным голосом. — Она была совсем полная!

— У меня есть жетоны, — Кет сунул руку в карман. — Я за нее заплачу.

— Жетоны, приятель? — Собеседник внезапно снова стал доброжелательным и вцепился ему в руку. — Пошли, выпьем на них — за гуманоидов!

— Позже. — Юноша кивнул на головизор, теперь показывавший изображение Киры, и вложил жетоны в руку рабочему. — Мне надо на работу.

— Работу? — с негодованием спросил тот. — Это — для гуманоидов!

— Они еще не прилетели. Нам сперва нужно закончить ремонт палуб космопорта.

— Только не мне. — Рабочий наконец отвернулся к свету, чтобы пересчитать жетоны. — Пока они не кончатся…

Шокированные и негодующие, зрители между тем разбредались. Рабочий, пошатываясь, направился к яркой голограмме бара. Кет под защитой своего капюшона прошел немного за ним, а потом свернул и стал спускаться.

Никто не кричал ему в спину и не пытался преследовать.

Однажды Челни брала его на экскурсию по столице, и тогда гид предупредил их насчет людей из трюмов:

— Вороватые крысы! Кишат там, где их не достает закон. Ни полицейских, ни налоговых инспекторов, ни нормальных тротуаров, ни санитарного надзора. Туда незачем соваться — разве что вам захочется получить нож в спину.

Сейчас трюмы казались юноше далеко не самым опасным местом.

Спустившись, он последовал по натоптанной дорожке в темный проем, над которым виднелся ржавый знак: «Штормовой сток — не засорять!» Дорожка привела к узкому неосвещенному ходу, явно не предназначенному для прогулок. Лаз шел под уклон, круто вниз.

Повсюду подстерегали скользкие лужи, из щелей сочилась вода, поэтому все внимание уходило на то, чтобы пробираться через них в темноте, не упав. Он все еще был оглушен обманом гуманоидов, какой-либо план действий отсутствовал. Существовало лишь желание остаться живым и на свободе.

Несколько раз он все-таки поскользнулся и упал, пришлось остановиться перевести дыхание и обследовать синяки. Неожиданно он испытал горькое восхищение по отношению к гуманоидам. Их обман был почти артистичным. Куда дальше пойдет их эволюция?

Кет задумался, и страшные мысли приходили в его голову. Ему представлялась Вселенная, населенная лишь неумолимыми разумными машинами. Они исследовали планету за планетой, галактику за галактикой в тщетном и бесконечном поиске новых созданий, которым они должны служить, повиноваться, оберегать их…

Он пошел, спотыкаясь, дальше, стараясь не думать об этом, но ужасное одиночество мучило его. Любой, кто слышал последние новости, нападет на него, если узнает. Ему некуда идти, у него не осталось надежных друзей.

Свет, идущий из глубины стока, стал несколько ярче и лучше освещал землю под ногами. Юноша начал размышлять, что же все-таки случилось с настоящей Челни Ворн. В памяти вновь проплывали почти забытые картины. Ее высокий, твердый голос и привычка надменно повелевать — еще в те времена, когда они были в первом классе «Зеленого Пика». Ее бешеная ярость, когда директор Таико отправил ее ходить по дежурной палубе. Ее короткая верхняя губа и упрямый подбородок, ее стремление быть лучшей в классе. Тот раз, когда они вместе разделись… А теперь это черное существо в ее комнате, сбросившее ее кожу, словно вылезающее из куколки отвратительное насекомое… Он попытался отвлечься от этой мерзкой сцены. Настоящая Челни ни за что бы не примирилась с гуманоидами. Счастье, которое они могли дать, было заблуждением, иллюзией, и он горько пожалел ее.

Впереди стало светлее, и Кет задумался о своей мрачной участи. На Каи он не найдет ни помощи, ни убежища. Малили — его единственная надежда, тончайший волосок. Но даже если корабли все еще летают в Зону, то в порту все равно множество людей и гуманоидов, которые готовы убить его. А он должен как-то сперва проскользнуть на шаттл, потом на корабль, потом на еще один шаттл. Шансов мало, но что еще остается делать?

Он задержался у самого выхода, замечтавшись о Малили. Густые джунгли и открытая саванна — оранжевые, желтые, красные. Темная ржавка на холмах: синяя, зеленая и черная. Огромные багровые титановые деревья…

Лелейо волновали его воображение. Золотые люди, красивые и обнаженные, невинные, словно дети, но более мудрые, чем гуманоиды. Там был их дом, который они делили с драконьими мышами. Невосприимчивые к кровяной гнили, они пребывали в гораздо лучшем состоянии, чем то, что Наварх обещал людям Каи. Они не нуждались ни в машинах, ни в законах, ни в правителях, свободные от всего.

Великолепные лелейо… и Нера Ньин! Она встала перед его внутренним взором: золотисто-зеленые глаза и золотистые же волосы, загадочная красота. Этот образ был таким же мучительным, как воспоминание о черной трещине, прошедшей по лицу и телу Челни. Мучительным, потому что Нера Ньин ушла навсегда.

В каком-нибудь другом мире, если бы он стал достойным главой флота, он женился бы на Челни и жил с ней счастливо. Но он и Нера Ньин? Малили и впрямь другой мир, недостижимый, навеки запретный. Самое большее, на что он мог надеяться при условии невероятного везения, — это найти ненадолго убежище в маленькой, тесной тюрьме Зоны.

Но даже это — лишь безумный сон. Кет попытался забыть о нем и вышел из темного стока в трюмы. В этих туннелях, сооруженных для слива и до сих пор не закрытых, все еще капала ледяная вода. Пол мощен битым камнем и осколками, оставшимися после того, как «крысы» сделали себе жилища. Света было мало, в воздухе витало гнилостное зловоние.

Но он чуть улыбнулся, выходя на середину туннеля. Здесь, где нет ни движущихся тротуаров, ни головизоров, он мог передвигаться относительно безопасно. Поскольку сюда стекают отходы со всех районов, наверняка он сможет найти здесь и место, откуда сумеет добраться до палубы космопорта.

Хотя гид утверждал, что здесь обитают тысячи изгоев, туннель оказался почти пустым. Мимо проковылял седой старик, сгибающийся под тюком, вонявшим, как хорошо полежавшие отбросы. Скрюченная женщина набирала воду, капающую из треснувшей ржавой трубы в крыше туннеля. Закончив, она ушла в свою нору. Полдюжины оборванных ребятишек кидались камнями в ребенка поменьше, почти голого, который с криком пытался убежать от них.

— Здравствуйте, сэр! — раздался из-за спины высокий юный голос. — Я могу вам чем-нибудь помочь?

Кет в тревоге обернулся: голос был ужасно похож на голоса гуманоидов. Позади него стоял заморенный на вид мальчик лет десяти, посиневший от холода в своих грязных отрепьях. Большие карие глаза глядели честно.

— Здравствуй, — он решил воспользоваться выдуманной историей, — я ищу здесь друга.

— Если вам нужна женщина, — сказал пацан, — то у меня есть двоюродная сестра, молодая, чистая и очень умелая. У нее есть младшая сестра, если вы хотите девственницу. Если же вы предпочитаете мальчиков…

— Я ищу здесь приятеля, у него возникли проблемы с вахтой, пришлось бежать.

Паренек с умным видом кивнул:

— У многих здесь проблемы с законом.

— Но этот мой приятель поторопился. Мы заплатили за него штрафы и вообще разобрались с деньгами. Я пришел разыскать его и сообщить, что он может идти домой.

— Вы добрый человек, сэр, — вежливо улыбнулся мальчик. — Пожалуйста, позвольте помочь вам. Я многих здесь знаю. Каким именем ваш друг здесь назвался?

— Кто знает? Его видели в туннелях под космопортом. Я думаю поискать его там.

— Можно, я проведу вас, сэр? Я хорошо знаю трюмы.

Кет показал горсть жетонов, и сделка была заключена: пацан взялся отвести его в трюмы под палубой космопорта за три сотни. Они отправились в путь немедленно. Иногда мальчик делал неожиданные повороты, объясняя, что впереди туннели заблокированы обвалом или залиты.

— Люди с верхних палуб часто приходят сюда, — он был разговорчив. — И закон редко их находит. Здесь много мест, где патрульные машины не могут проехать, там слишком узко или слишком низкие потолки. Даже вахта не любит заходить сюда.

Хотя вопросов он не задавал, взгляд у него был таким пристальным, что Кет почувствовал тревогу. Мальчик уловил его состояние, хотя и не понял причины.

— Не беспокойтесь, сэр. Здесь многие вне закона, но я знаю, как избегать их. Возможно, сэр, вас успокоит, если я скажу, что закон все-таки проникает и сюда. Полицейских здесь нет, но многие «крысы» — платные информаторы. Некоторые за деньги наговаривают даже на друзей. Плохие люди, сэр, — он сплюнул. — Хуже, чем преступники.

Хорошо утоптанная дорожка извивалась между груд мусора, вонючих отбросов и ржавого металлолома. На углу проводник остановился и с веселым видом оглянулся:

— Ваш друг, несомненно, в полном порядке, сэр. В трюмах есть много возможностей выжить. Здесь есть специальные пункты для безработных, где можно поменять собранные удобрения на жетоны. Тут есть барахолки, где можно купить очень дешево списанное флотское добро — всякие поврежденные вещи и подпорченную еду. Здесь есть благотворительные конторы, где можно просто так получить ношеную одежду и кассеты. Я даже ходил в бесплатную школу.

— Ты, наверное, был хорошим учеником.

— Спасибо, сэр. Я научился читать по обрывкам плоских печатных книг с классикой, которые нашел среди мусора. Я надеялся тогда, что смогу получить гражданство. Это было возможно, если умеешь читать и имеешь достаточно жетонов, чтобы дать на лапу экзаменаторам.

— Было? — Кет нахмурился. — А сейчас как?

— А больше не будет граждан, — серьезно сообщил мальчик. — Ни людей с верхних палуб, ни рабочего класса, ни «крыс». Гуманоиды будут теперь служить им всем.

Кет решил воздержаться от комментариев.

Хотя пацан вроде бы знал дорогу, путешествие заняло куда больше времени, чем ожидалось. Несколько раз они останавливались. Купили бутылку мелонада, который продавала изможденная женщина, очень ласково улыбнувшаяся мальчику и довольно странно посмотревшая на Кета. Позже мальчик приобрел горсть почти перезревших слив. Далее мужчина в жирном переднике торговал чем-то, что называл «бульоном из мутобыка», хотя жидкость эта отдавала горьким привкусом супа из бычьего гороха. Кет вспомнил времена, когда в «Зеленом Пике» этот суп подгорал у повара.

— Разве мы не должны были уже прийти? — спросил он наконец. — Я считал перекрестки, и мы прошли достаточно далеко.

— Еще нет, сэр, — у мальчика был огорченный вид. — Я ни за что не стал бы обманывать вас, сэр. Я вижу, что вы очень устали и плохо оценили расстояние. До космопорта еще несколько километров. Надо найти место, где вы сможете отдохнуть.

Место, которое они нашли, называлось «Приют Бега». Имя грубо накарябали светящейся краской на шершавой стене туннеля, вдоль которого располагался ряд входов в пещеры. Сам Бег оказался массивным чернобородым инвалидом. У него не было ног, и он сидел в своеобразном гамаке, передвигаясь благодаря системе блоков вдоль ржавого кабеля между пещерами.

— Вы здесь хорошо выспитесь, сэр — пообещал проводник. — Бег — мой друг. А я будут сторожить у входа.

Кет собирался поспорить с ним относительно неверной оценки расстояния, но внезапно действительно почувствовал страшную усталость. Вонючая дыра в скале явно не стоила десяти жетонов, но мальчик сказал, что это справедливая цена. Очень недовольный, Кет забрался туда. Постель пахла заплесневелым сеном, но насекомых в ней не оказалось. Возможно, не следует подозревать этого мальчика…

— Просыпайтесь! — кричал из своего гамака Бег. — Все на выход!

Вставая, юноша больно ударился головой о низкий потолок. Руки и ноги у него затекли, во рту все стоял горьковатый привкус того «бульона». Он сунул руку в карман и обнаружил, что там ничего нет. Похолодев от ужаса, Кет стал шарить вокруг себя.

Его карточка, жетоны из «Вара Ворна», родомагнитное оружие — все исчезло!

— Меня ограбили! — он выполз из пещеры. — Где этот мальчик?

— Наружу! Предупреждение от Наварха! — продолжал кричать Бег, двигаясь вдоль кабеля. — В космопорте над нами сейчас приземлятся гуманоиды. Вес их транспорта может обрушить туннели. Все на выход!

27. Андерхилл

Агент по продаже примитивных роботов, чей бизнес потерпел крах, когда люди в его городке приветствовали более совершенных гуманоидов.


Огни пару раз мигнули и погасли.

Несколько мгновений Кет простоял в душной темноте, совершенно потеряв ориентацию. Внезапно тишину нарушил жуткий грохот, гранитный пол дрогнул и загудел. Послышался звук падающих камней, и он едва не задохнулся от взметнувшейся пыли.

— Гуманоиды! — послышались далекие крики где-то во мраке. — Гуманоиды идут!

Его прошиб ледяной пот ужаса, и юноша еле удержался от того, чтобы пуститься в бегство. Он глубоко, в нескольких километрах под поверхностью земли, наверху полно гуманоидов — ему некуда бежать. Остается только попробовать удержаться на ногах.

Что-то ударило его, он потерял равновесие и сделал пару неверных шагов по дрожащему камню. Новый удар — он на ощупь поймал наконец этот предмет, оказавшийся концом кабеля, который под влиянием землетрясения мотался туда-сюда. Кет вцепился в него.

— Проклятые машины!

Из пыли и тьмы на него скалилось смертельно бледное лицо няни Веш, и ее старческий голос шипел, словно в давних кошмарах:

— Они доберутся до тебя, Кет! Так же, как добрались до твоей матери!

Вновь его дразнил образ обнаженной Челни, с коварной улыбкой расколовшийся надвое и обнаруживший под оболочкой черного гуманоида. Потом перед его мысленным взором показалось гневное лицо Наварха, произносящее свою чудовищную ложь о том, что он — чудовищный монстр — убил ее.

Он вцепился в болтающийся кабель, словно тот мог спасти его от безумия. Юноша ощущал себя абсолютно беспомощным, вдобавок ему было плохо из-за сотрясения земной коры. Наконец зажглись огни — бледные желтые луны, чуть виднеющиеся сквозь облака пыли. Вдоль кабеля спешил Бег, цеплявшийся узловатыми руками за свой гамак, и в его спутанной бороде мелькала усмешка. А в туннеле позади него из нор вылезали потрепанные «крысы», кашлявшие от пыли, но выкрикивавшие новость о приходе гуманоидов.

Поначалу в воплях ему послышалась дикая паника, и Кет почувствовал бессмысленное стремление присоединиться к этому бестолковому бегству. Но бежать было по-прежнему некуда. Улыбка Бега, демонстрировавшая дырки между зубами, поразила его, пока он внезапно не понял: здесь, в трюмах, появление гуманоидов было замечательной, прекрасной новостью!

— Новые ноги! — кричал Бег. — Парень, они сделают мне новые ноги!

Взявшись за кабель, он помог Бегу вернуть его на свое место. Снова вспомнив об осторожности, он натянул на лицо капюшон, затем глянул снова на ряд кроватей, вгляделся в тучи пыли, но не обнаружил никаких следов своего кареглазого проводника.

— Этот мальчишка ограбил меня! — крикнул он Бегу. — Обчистил мои карманы!

— Правда? — Безногий калека с явным одобрением хихикнул и протер свое жирное лицо плохо пахнущей тряпкой. — Сообразительный, негодяй! Я так и подозревал, что он что-то задумал.

— И вы позволили ему уйти? — Дрожа от гнева и страха, Кет тряхнул кабель, так что Бега снова качнуло в его гамаке. — Я хочу назад свою собственность!

— Брось это! — голос был по-прежнему веселый, но сейчас в нем слышались железные нотки. — Вспомни, где мы находимся. Это не Корабль: здесь, в трюмах, иные порядки. Мы живем, как умеем, — или жили, до сегодняшнего дня.

— Да, подозреваю, что теперь все будет иначе. — Юноша заставил себя кивнуть и оставил кабель в покое. — Но я все же хочу вернуть украденное.

— Теперь его не поймаешь, — Бег жестом указал на толпу, видную сквозь густую пыль. — Не сейчас, когда тут такое творится, — налитыми кровью глазами он всмотрелся в капюшон. — А что он у тебя такого отобрал, что ты так волнуешься?

— Мою… карточку, — последнюю он надеялся больше никогда не увидеть, потому что имя «Д. Веш» могло его сейчас погубить. По-настоящему его волновало родомагнитное оружие, но о нем он даже думать не решался. — И все жетоны.

— Жетоны? — Инвалид сунул руку в грязную сумочку, висящую у него на шее, и с презрительным видом швырнул горсть под ноги Кету. — Бери, сколько хочешь. Сейчас они — ничто, неужели не понимаешь? Гуманоиды дадут нам все.

— Я не хочу…

Сузившиеся глаза Бега остановили его. Этот калека обожает гуманоидов и, наверное, очень быстро сообщит им о странном незнакомце.

— Спасибо, — пробормотал Кет. — Думаю, они обо всех позаботятся, но пока они не явились, мне все же понадобится еда.

Он собрал валявшиеся в грязи жетоны и стал выбираться из толпы галдящих «крыс». Те поздравляли друг друга, спрашивали, не видел ли кто гуманоида, и пытались понять, не пора ли выбираться из трюмов.

Слухов становилось все больше. Что гуманоиды обещали обслужить в первую очередь обитателей трюмов, возмещая прежнюю несправедливость. Что все накопленное богатство флотских будет отобрано и разделено между бедными. Если кто-то из «крыс» захочет женщину, то гуманоиды дадут ему ее, будь она даже дочерью члена Мостика. Их Основная Директива вынудит их повиноваться.

Кет не вступал в разговоры, но внимательно слушал и постепенно по крупицам сложил нечто, похожее на правду. Патрули вахты предупредили обитателей трюмов выйти до посадки тахионного транспорта. Сейчас тот уже приземлился, и все было в порядке, только несколько несчастных оказались под завалами. Гуманоиды пока оставались на борту, ожидая официального приветствия представителя Наварха.

Он присоединился к ликующей толпе «крыс», карабкавшихся вверх встречать гуманоидов. Шумная орда пробиралась сквозь каменную пыль, люди угощали друг друга вином, порой дрались за возможность пробиться к стокам, порой запевали непристойные песенки.

Кет взобрался вверх по стоку, влез по лестнице в совершенно темную вентиляционную шахту, и движущаяся вверх дорожка пронесла его мимо складских и заводских уровней. Из ворот выскакивали радостные рабочие, счастливые, что им никогда больше не придется трудиться.

Он был мельчайшей частицей этого легиона, настолько незаметной, насколько это было вообще возможно, его несло неизвестно куда. С эскалатора он перешел на какой-то боковой тротуар, который вскоре заело из-за перегрузки. Наконец его вытолкали на слепящий солнечный свет, и он услышал потрясенные возгласы.

— Ну и дела… — прошептал кто-то рядом. — Что за корабль!

Был конец зимы, землю покрывал тонкий слой снега. Всюду торчали черные стволы ледяниц, которые еще не выкорчевали и не заменили новыми, и транспортный корабль гуманоидов навис над их обнаженными ветвями, тянущимися в багровое небо.

Серебристый цилиндр, фантастически огромный — гигантское выпуклое зеркало, оттеняемое черным Пиком Нортдайка, в котором искривленно отражается багровое солнце.

Кет не хотел подходить так близко, но толпа повлекла его мимо голых деревьев вверх по каменному склону. Под ним лежала палуба космопорта — просторная, круглая плоскость, окруженная низкими, присыпанными снегом холмами — последними остатками древнего кратера. Транспорт приземлился почти в центре, создав при этом новое углубление.

На километр вокруг лежал еще нетронутый снег: толпа не решалась приближаться, подавленная размерами чудовищного корабля, но вся остальная равнина темнела от множества людей, которые пораженно глазели, задрав кверху лица.

Хотя корабль произвел немало поломок и разрушений, Кет заметил ряд посадочных площадок для шаттлов, в тени корабля казавшихся игрушечными. Пять из них были пусты, но один шаттл оставался…

Еще на месте! Юноша задышал чаще. Если он доберется до него раньше гуманоидов, если он сможет проскользнуть на него или даже самостоятельно улететь, если он сумеет как-то перебраться на стоящий на орбите корабль или долететь на шаттле до Малили…

Не задумываясь, какие у него шансы проделать все это, он стал пробиваться в том направлении, хотя в тесной толпе перемещаться было почти невозможно.

Люди хмурились и ругались, когда он их расталкивал. Наверняка, подумал он, кто-нибудь да признает в нем того самого опасного беглого преступника.

Прежде чем ему удалось добраться до низа склона, люди вокруг внезапно замолчали и замерли, глядя вверх. В этой внезапной тишине послышался новый звук, пришедший со стороны сверкающей башни и раскатившийся эхом.

— Наварх! — зашептались вокруг. — Он заговорил с гуманоидами!

Тот голос умолк, и по толпе прокатился новый вздох: гуманоиды ответили. Он услышал другой голос, более громкий, чем у Наварха, и увидел, как из нижней части огромного корабля появляется здоровенная металлическая рука, опустившаяся точно на тот самый шаттл, которого Кет надеялся достичь. Шаттл оказался смят в лепешку.

И с этой руки полился черный поток, расходящийся по снегу во все стороны, а перед этим разрастающимся пятном, ближе к нему, по толпе пронеслось новое волнение. Вверх взлетели шапки, и раздались приветственные крики:

— Гуманоиды!

28. Темная Сторона

Половина Каи, на которой не видна Малили. В темное время свет исходит только от Дракона, если он виден, а также от других, более слабых звезд.


Кет обратился в бегство.

Они были еще слишком далеко, чтобы различить отдельные фигуры, но страх ясно рисовал их юноше. Множество миллионов черных маленьких машин, чья неумолимая доброжелательность заставляет их служить людям Каи. Похожие на людей, но бесполые, совершенно одинаковые, быстрые и ловкие, со слепыми стальными глазами, но невероятно чувствительными родомагнитными сенсорами.

Каждый из них в курсе всего, что происходит с остальными. Поэтому любой гуманоид признает в нем своего злейшего врага, того человека, который сопротивлялся с помощью запрещенного родомагнитного оружия. Вскоре они узнают, что оружие пропало, и не замедлят с преследованием.

Юноша споткнулся и растянулся в ледяной грязной луже. Прежде чем подняться, он постарался испачкать лицо, руки и капюшон. Встав на ноги и старательно хромая, он отправился обратно вверх по склону, к толпе, которая все еще стремилась в космопарк.

Никто не пытался его остановить.

Наверху, за станциями метро, людей не было. Здесь находился район электростанций, сейчас безжизненный: после зимних штормов многое повреждено, солнечные батареи еще не починили. Рабочие машины с оранжевыми полосками стояли брошенные: все побежали смотреть на гуманоидов.

Он упрямо карабкался по сломанным колесам и покрытым снегом зеркалам, погоняемый безумным отчаянием. Будь он закаленным боевым капитаном из песен, которые напевала когда-то няня Веш, или хитрым флотским руководителем, как хотелось Челни Ворн, или хотя бы рассудительным и сообразительным Спасателем, как его отец, он, возможно, сумел бы найти способ попасть на Малили.

Но он был лишь тем, кем он был.

Надеясь лишь оторваться от гуманоидов, Кет спешил по каменистому склону за зданиями, через замерзшие поля внизу. Теперь здесь будут работать гуманоиды, если эти поля вообще окажутся нужны.

Вскоре длинная гряда за спиной скрыла от него красноватый шар Малили и почти весь город, только сияющий шпиль корабля гуманоидов продолжал возвышаться над ней, упираясь в небо. Оглянувшись, он с ужасом увидел цепочку собственных следов, четко темневшую на снегу, — ясный след для тех, кто выйдет охотиться на него.

С радостью юноша ступил на расчищенную дорогу, где снег уже не мог выдать его. Двигаясь вперед, он время от времени оглядывался назад, на межзвездный корабль, и чувствовал, что словно выпал из окружающего мира. От его перемещения, казалось, ничего не меняется: вокруг был все тот же пустынный зимний пейзаж, тусклое медлительное солнце продолжало парить над ровным горизонтом и темнела зеркальная громада корабля.

Наконец впереди появилось окруженный сугробами дом. Потерявший к тому времени всякую осторожность, измученный голодом и усталостью, Кет свернул на боковую дорожку и направился к нему. Зимние двери оказались открытыми, и он вошел.

Жилище, очевидно, принадлежало какому-то фермеру, который со всеми своими работниками умчался смотреть на гуманоидов. В кухне он нашел еду и вино. Хотя искушение забраться в пустую спальню было велико, он постарался поискать место побезопаснее и наконец бросил одеяло в теплице, где ожидали сезонной пересадки кусты солнечника.

Юноша спал беспокойным сном, мучимый кошмарами, в которых черные машины догоняли его. Проснувшись, он обыскал пустые помещения. Хотя здесь были глубинные зимние туннели, он не обнаружил выхода к линиям метро. Отсутствовавшие хозяева взяли почти все транспортные средства, но в одной из захламленных пещер стояли сломанные мотосани.

Целый бесконечный день, в течение которого солнце на горизонте казалось совершенно неподвижным, Кет изготавливал и прилаживал нужные звенья. Когда все наконец было приведено в рабочее состояние, он снова рухнул спать в ярко освещенном помещении с солнечниками.

Отсутствовавший фермер, должно быть, любил дикие места Темной Стороны, потому что экипировал сани зимним охотничьим снаряжением. Кет прошелся по кухне и кладовой, собирая провизию, и выехал наконец навстречу ветру и свету.

Полярный мир почти не изменился. Хотя медлительное солнце стояло чуть повыше, оттепель еще не началась. По-прежнему в небе над ним нависала чудовищная громада корабля гуманоидов, и он опасался, что мотосани как-нибудь засекут. А если это случится…

Юноша вздрогнул и повел сани к полю, приготовленному для солнечника, где оставшиеся с прошлого лета черные стебли могли дать хоть какое-то укрытие. Затем он свернул в овраг с ледяным дном, который вывел его за длинную гряду, оставшуюся, возможно, от еще одного старого кратера.

Никто не преследовал его.

По крайней мере, он никого не видел. Направившись прочь от корабля и розоватого света Малили, он двинулся к Темной Стороне.

На этом арктическом плоскогорье места были совершенно глухие: ни месторождений, которые стоило бы разрабатывать, ни земли для посевов, даже мутобыки здесь не жили. При удаче провизии хватит, чтобы доехать до того охотничьего края, который когда-то показала ему Челни. Мрачно усмехнувшись, он подумал, что теперь бы с радостью опробовал старое ружье фермера.

Корабль позади него исчезал медленно, слишком медленно. Кет, казалось, ехал бесконечно, по ночам ему не спалось, и он размышлял о своих шансах. Может быть, если повезет, он вовремя найдет Киру и отца и присоединится к ним в борьбе за свободу Каи. А если неправдоподобно повезет, то сумеет получить помощь от Бозуна Бронга или даже Неры Ньин…

Часто ее золотистая красота вспоминалась ему во сне, но никакого чудесного спасения не приходило. Вместо этого сани неоднократно застревали в неровных льдах, и, чтобы вытащить их из ледяных груд, требовались нечеловеческие усилия. Украденные припасы кончились слишком быстро. А под конец приводная цепочка снова лопнула…

Юноша не мог починить ее, и сани пришлось бросить. Упаковав палатку, плитку и остатки провизии, он упрямо пошел дальше, надеясь, что, быть может… быть может…

И пришло утро, когда безнадежность вновь сменила его мечты. Он доел последние остатки бобового хлеба и растопил немного льда, чтобы сделать последнюю порцию полярного чая. Когда он встал уложить вещи, палатка и плитка показались ему чересчур тяжелыми. Он зашел слишком далеко, чтобы надеяться или страшиться, поэтому бросил все это барахло и побрел дальше через снег…

— К вашим услугам, гражданин Кет Кирон.

Поначалу, услышав этот звонкий высокий голос, Кет решил, что это просто галлюцинации в его измученном мозгу.

— Вы должны воспользоваться нашей помощью, сэр, — голос был уже ближе, добрый и участливый. — Вы должны позволить нам спасти вашу жизнь.

Он растерянно обернулся и увидел гуманоидов.

29. Фрэнк Айронсмит


Математик, который не видел в гуманоидах никакой опасности. Будучи логиком, он ценил их логику, будучи по природе человеком не агрессивным — одобрял их ограничения на агрессию. Его сотрудничество значительно расширило возможности гуманоидов.


Перед ним стояли три гуманоида: темные, узкие лица, удивленные, добрые и красивые, в холодном солнечном свете блестели на груди золотые таблички. Скорее всего, они прилетели в той серебристой «слезинке», вокруг которой сейчас позади них таял снег.

— Позвольте, сэр, оказать вам помощь.

Но он зашел уже слишком далеко.

— Я не хочу помощи. — Обернувшись к ним и чуть покачнувшись, Кет сунул руку в пустой карман. — Уйдите от меня.

— Вы должны извинить нас, сэр, — говорил только ближайший, но все трое теперь окружили его. — Учитывая ваше затруднительное положение, вы не можете отказаться от нашей помощи.

— Думаю, что могу. — Он чуть пригнулся и, сжав в кармане кулак, нацелил его на предводителя. — Так же, как и раньше. Если вы не уйдете…

Они не остановились.

— Вы не можете обмануть нас, сэр, — пропел маленький предводитель. — Мы уже обнаружили оба незаконных устройства, которые раньше были в вашем распоряжении, и вынуждены напомнить вам о том, что мы запретили людям использование родомагнетики. Ваш случай чрезвычайно трудный, но сейчас мы имеем возможность предотвратить всякий будущий вред.

Двое других подхватили его под руки и потащили к своей машине — его поразила их мягкая сила. Слишком ошеломленный, чтобы сопротивляться, он позволил им поднять себя через овальную дверь и усадить в мягкое кресло.

Дверной проем сузился и исчез, хотя весь корпус при этом остался полупрозрачным. Гуманоиды замерли на месте. Кет не видел в машине никакого управления, но она внезапно поднялась в воздух, быстро и бесшумно.

Юноша чувствовал слабость и горечь поражения, он сидел прямо и неподвижно, пытаясь увидеть все, что можно. Ледяная пустыня исчезала, тающий снег пестрел теперь обнажившимся камнем. С невероятной скоростью промелькнуло все то расстояние, которое он прошел с таким трудом. Они снова заскользили вниз, к первым зеленым побегам, которые, по-видимому, высадили гуманоиды. Ища взглядом корабль и город, откуда бежал, он не сразу сумел их разглядеть: его ослепила огромная, сверкающая ледяная шапка в черном кольце кратера. Когда же он обнаружил корабль, оказалось, что зеркальный блеск пропал — металл почернел, а сам корабль наполовину уничтожен.

— Что случилось? — спросил он со слабой улыбкой, надеясь услышать, что его отец и Кира нанесли родомагнитный удар. — Что-то повредило ваш корабль?

— Нет, мы перерабатываем его металл, чтобы сделать для вас новые здания.

Гуманоид указал своей тонкой рукой на город. На том месте, где находилось Метеоритное ущелье, в огромном черном кольце, появился странный драгоценный камень. Старую палубу покрывали новые башни, захватив половину прежнего Нортдайка и даже те окраины, где меньше месяца назад юноша пробирался среди полуразрушенных станций. С высоты, на которой они летели, все эти фантастические дворцы казались игрушечными, и все же они были изящны, словно танцующий гуманоид, и одни сверкали, словно зеркала, а другие переливались всеми цветами.

— Мы также перерабатываем и часть самой планеты, — прощебетал гуманоид. — Когда растает ледяная шапка, в кратере появится красивое озеро.

Машина наконец приземлилась в старом столичном комплексе но Кет не сразу это осознал, потому что от того осталась лишь горстка хижин, совершенно незаметных во всем окружающем великолепии.

— Мы приготовили для вас место, — проворковал гуманоид. — Комнату в «Вара Ворне», что когда-то принадлежала вашей подруге, Челни.

Они провели его из машины к маленькому лифту, и тот доставил их в ту огромную комнату, где незабываемый гуманоид снял с себя кожу Челни. Кет вздрогнул при этом ужасном воспоминании.

— Что вас беспокоит, сэр? — Только один гуманоид вышел вместе с ним из лифта, он подошел очень близко, и слишком уж внимательным было его гладкое лицо, слишком теплым и настойчивым — мелодичный голос. — Вы несчастливы?

— Несчастлив?

Он отступил от гуманоида и оглядел комнату. Огромная круглая кровать Челни осталась на месте, в центре комнаты, под тем же белым меховым покрывалом, но все остальное изменилось. Даже дверь была сделана иначе — защищенной от людей.

Это было как удар под дых. На широких, сияющих розовым цветом панелях отсутствовали какая-либо ручка или замок, теперь дверь управлялась родомагнетически, а у него не было монополюса.

— А с чего бы? — Юноша обернулся и с ненавистью посмотрел на гуманоида. — С чего бы мне быть счастливым?

— Потому что мы для этого существуем, — в высоком и сладком голосе звучали доброта и забота. — Мы созданы, чтобы служить вам, повиноваться и защищать вас от вреда.

— Если вы должны повиноваться, так убирайтесь!

— Сэр! — в голосе слышалось горестное неодобрение и мягкое удивление, застывшее и в чертах гуманоида. — Без нашей службы ваша раса обречена на гибель.

— Мы прекрасно жили без вас, — горько ответил он. — Тысячу лет здесь, на Каи.

— Но опасность постоянно нарастала из-за неконтролируемого развития технологий, — парировал гуманоид. — Наше появление является величайшим благом для вашей планеты, и отсутствие у вас благодарности совершенно нерационально, — он приблизился. — Сообщите нам, сэр, в чем причина того, что вы несчастливы?

Гуманоид стоял очень близко и смотрел так пристально, что Кет невольно отступил. Он совсем ослаб от голода и усталости, ему нужно было сесть, и тут же к нему придвинулся стул странной формы, явно невидимо управляемый родомагнитным сигналом.

— Потому что я здесь. — Он уже не мог стоять и опустился на стул. — Я хочу на свободу.

— Мы гарантируем вам все человеческие права, — ясным голосом отозвался гуманоид. — Это наша функция. Тем не менее вы должны понять, что Основная Директива вынуждает нас оберегать вас от трагических последствий ваших собственных ошибок. Вы поставили нас перед двойной дилеммой, поскольку требуется одновременно и защитить вас от вероятной агрессии других людей, и их самих — от известной вам запретной информации. Поэтому вам нельзя покидать эту комнату.

— И как долго?

— Как минимум, пока для вас не будет подготовлено более надежное место, — весело пропел гуманоид. — В данный момент мы не можем предположить обстоятельства, при которых ослабим защиту и надзор за вами, но можем гарантировать, что здесь вы будете абсолютно счастливы.

Юноша только дрожал, глядя на благожелательное слепое лицо.

— Поверьте, сэр, — голос звучал проникновенно. — Мы научились удовлетворять все человеческие потребности. Вы получите оптимальное для вас питание и будете находиться под медицинским наблюдением. Вы сможете также отдыхать по своему желанию, с некоторыми важными ограничениями.

— Какими?

— Мы чувствуем ваш антагонизм, сэр, — черная машина чуть отступила, и в ее голосе прозвучал упрек. — Как и многие плохо оценивающие ситуацию люди, которые пытались отвергнуть нашу службу, вы пытаетесь обвинить нас во всех условиях, которые вам кажутся неприятными. Вместо этого вам следует попытаться понять, что эти ограничения проистекают не из нашей злобы, а из вашего неблагоразумия.

— Какие ограничения?

— К вам не допускаются посетители. Никаких контактов с другими людьми. Мы понимаем, что вы только что испытали недовольство, но эта полная изоляция оказывается абсолютно необходимой в трудных случае вроде вашего, когда надо предотвратить распространение запрещенных знаний.

— Я… я понял, — он сглотнул образовавшийся в горле комок. — И что мне можно делать?

— Все, что не запрещено.

— А могу я получить… хоть что-то?

— Вы можете запрашивать ряд вещей, желательных вам для отдыха, но есть запрещенные категории предметов. Например, не дозволены научные работы, поскольку опыт показывает, что научное знание вредно для вашего счастья и представляет опасность для выживания вашей расы.

— А как насчет музыки? — Он мрачно усмехнулся. — Поэзии? Искусства?

— Мы можем предоставить вам репродукции произведений искусства, за исключением тех, которые связаны с неприятными чувствами.

— То есть трагедии вы отбраковываете?

Некоторое время гуманоид стоял неподвижно, словно ожидая, пока компьютер на Крыло IV разрешит какой-то хитрый парадокс.

— Человеческое поведение редко является разумным, — произнес он, внезапно ожив и словно улыбаясь. — Именно поэтому мы нужны вашей расе. Пристрастие человечества к тоске, страданию и смерти так же неуместно в вашей выдуманной литературе, как и в войнах реальной жизни. Мы не поддерживаем подобных отклонений от нормы.

— То есть вы заставляете быть счастливыми?

— Мы устраняем неприятные чувства, — гуманоид слепо кивнул, явно не почувствовав горькой иронии. — В вашем случае, сэр, ваше текущее недовольство предсказуемо уменьшится благодаря пище и сну. Через некоторое время вы, как это случилось со всеми до вас, прекратите огорчаться из-за наложенных на вас незначительных ограничений и начнете восхищаться нашей совершенной разумностью. Позволяя вам забыть обо всем физическом, мы даем вам возможность предаваться наслаждениям разума. Наша высокая цель, сэр, — это ваше вечное счастье.

Кет в мрачном молчании смотрел на этого неподвижного черного благодетеля.

— Тем не менее, сэр, — радостно пропел тот, — мы всегда будем уважать ваши желания, пока это позволяет Основная Директива. Например, если мы сочтем, что для вашего успокоения необходима сексуальная разрядка, мы можем прислать вам еще одну копию Челни Ворн…

Похоже, гуманоид заметил, что ему стало нехорошо.

— Сэр, если вы желаете другого партнера, мы можем предоставить вам точную копию любого другого человеческого существа, которое вы захотите, запрограммированную на любое поведение. Тем не менее мы рекомендуем вам сначала пообедать.

30. Марк Уайт

Оригинальный философ и инженер-псионик, собравший группу одаренных телургистов в отчаянной, но безнадежной попытке изменить Основную Директиву.


Кет сидел неподвижно, уставившись в никуда — так же, как и блестящий собеседник.

— Сэр, — утешительно защебетал гуманоид. — Если ваше иррациональное неудовольствие заставляет вас отказываться от пищи и других необходимых человеку вещей, мы воспользуемся более эффективными методами приведения вас в порядок.

— Я не… — он отшатнулся и задрожал. — Я не хочу эйфорида.

— Это чистая концентрация человеческой радости, — мягко пропел собеседник, — проверенная и улучшенная за столетия использования на многих миллиардах человеческих существ. Она гораздо лучше, чем любой психохимикат, известный на этой планете. И, несомненно, значительно превосходит тот запрещенный фейолин, который вы пробовали.

«Как они об этом-то узнали?» — подумал он.

— Его основной эффект — прямая стимуляция центров удовольствия в мозгу, сопровождаемая ощущением сильно растянувшегося времени. Большинство принимавших его сообщали о возникновении у них иллюзий очень приятных событий, длящихся бесконечно долго. Они практически всегда просят новой дозы более часто, чем мы можем им позволить.

— Не надо… — горло пересохло, и шепот Кета прервался. — Я не хочу его!

— Сэр, выбор за вами, — продолжал благодушно улыбаться гуманоид. — Наша Основная Директива предоставляет вам любую допустимую свободу. В действительности, сэр, мы рекомендуем вам более разумную альтернативу: полное принятие нашей службы с полной готовностью предоставить нам любую помощь, которая нам может понадобиться.

— Какую помощь?

— На данный момент нам нужна информация. Если вы продемонстрируете готовность точно и полно отвечать на все наши вопросы, не пытаясь обмануть нас или скрыть что-либо, использование эйфорида может быть отложено. Однако мы предупреждаем, что когда вы получите его, то пожалеете о долгом ожидании.

— Что вы хотите узнать?

Снова гуманоид замер в неподвижности, пока фантастически далекая машина высчитывала ответ.

— Сэр, — прожурчал он наконец, — мы замечаем ваше последовательное недружелюбие. Если вы хотите избежать применения эйфорида, ваше враждебное отношение должно измениться. Вы должны действительно признать, что мы были созданы мудрыми и благожелательными людьми, поскольку абсолютно необходимы человечеству.

— Необходимы? Мне так не кажется.

— Вы убедитесь в этом, — гуманоид чуть наклонился к нему. — С точки зрения логики — непременно, потому что уже сами продемонстрировали, что и вас, подобно нашему создателю, несколько беспокоит будущее человечества. Если вы позволите нам дать вам верную интерпретацию человеческой истории, то придете к выводу, что мы действительно необходимы для выживания человечества.

Кет с сомнением покосился на него.

— Ваша эволюция была связана с двумя противоположными процессами, — начал гуманоид, — с конкуренцией и кооперацией. Борьба за выживание породила здоровых и агрессивных животных, а их кооперация создала общество и цивилизацию. В примитивных условиях эти два процесса функционировали в видимой гармонии, однако с появлением высоких технологий прежний баланс нарушился. Неконтролируемая агрессия стала смертельно опасной. Мы созданы спасти вашу расу.

— Но не от меня же, — горько запротестовал Кет. — Я ведь никогда не был достаточно агрессивен даже по человеческим меркам. Отец мне всегда это говорил, да и учителя. И Челни Ворн. Будь это не так, я бы женился на ней и стал владельцем флота.

— Больше флотов не будет, — спокойно напомнила ему машина. — Если вы действительно неагрессивны по природе, это поможет вам примириться с нами. Однако вы уже проявили чудовищную агрессию против одного из нас. Мы снова спрашиваем: вы будете сотрудничать?

— Я… я подумаю. — Он откинулся на стуле, его мутило. Пытаясь найти хоть один достойный аргумент, он продолжал убеждаться, что любые аргументы окажутся лишь дополнительным свидетельством против него. Юноша повторил слабым голосом: — Я не хочу эйфорида.

— В этом случае, мы желаем получить информацию о населении и культуре планеты Малили.

— Я знаю очень мало.

— Вы там родились, — напомнили ему. — Вы были близки с женщиной из лелейо. Вы недавно совершили туда поездку и, по-видимому, надеялись вернуться. Что вам нужно на Малили?

— Я — член Спасательной Команды, — Он заставил себя выпрямиться и встретил слепой взгляд гуманоида. — Наша миссия заключалась… заключается в том, чтобы защищать от вас Каи. Мы подозревали, что на Малили у вас есть следящая аппаратура или станция.

— У нас там нет ничего подобного, — гуманоид с чопорным достоинством качнул головой. — Мы никогда ничего туда не отправляли.

— Тогда советую вам и не соваться туда, — пробормотал Кет. — Ржавка разделывается со всем.

— Мы собираем данные о примитивных жизненных формах Малили, но не они являются нашей проблемой. С коррозией мы можем справиться. Больше всего нас беспокоит возможность того, что лелейо имеют хотя бы примитивную родомагнитную технологию, а их общество представляет собой неорганизованную демократию.

— Так вы боитесь лелейо?

Он почувствовал что-то вроде триумфа. Если лелейо знакомы с родомагнетикой, они могут бросить вызов гуманоидам. Тогда Малили станет последним оплотом свободного человечества.

— Мы — машины, — послышался певучий ответ. — Мы не испытываем страха. Мы просто следуем нашей Основной Директиве. Если лелейо действительно обладают запрещенными технологиями или у них опасный демократический строй, то незамедлительно необходима наша служба.

Стараясь скрыть родившуюся надежду, Кет снова нахмурился и спросил:

— А что не так с демократией?

— Она самоубийственна, сэр. Мы наблюдали ее возникновение и исчезновение на миллионах планет и обнаружили, что при ней всегда возникает исключительный подъем в техническом развитии, а также всплеск агрессивного индивидуализма, который неизбежно приводил к уничтожению расы. Поэтому демократии требуют нашей помощи в первую очередь, — машина резко наклонилась ближе. — Нам требуется информация о другом уроженце Малили, который находился с вами в контакте, о человеке, который именует себя Бозуном Бронгом. Есть свидетельства того, что он владеет запрещенными технологиями.

— С Бронгом я знаком. — Он постарался скрыть мрачную и довольную усмешку. — Но о запрещенных технологиях ничего не знаю.

— Вы по-прежнему обнаруживаете неприязнь по отношению к нам, — пропел гуманоид. — Если вы хотите избежать применения эйфорида, то должны сообщить нам необходимые факты. О лелейо. О текущей деятельности вашей так называемой Спасательной Команды. О человеке по имени Бронг.

На секунду гуманоид замер, словно получая новые инструкции.

— Где ваш отец и Кира Сайр?

— Так вы их не поймали?

В нем опять пробудилась надежда. Если родители и Бронг все еще на свободе, если Малили и впрямь враждебна гуманоидам…

— Их деятельность скоро будет прекращена: собственная неразумная агрессия неизбежно выдаст их.

— Так вот почему, — юноша похолодел от возникшего подозрения, — вы так долго не захватывали меня? Вы надеялись, что я выведу вас на них? А тот мальчик — тот мальчик из трюмов был вашим агентом?

— Он нас принял, — согласился гуманоид. — Вы тоже скоро это сделаете.

Кета прошиб внезапный пот, он весь дрожал, тяжело дыша и сжимая кулаки. Пытаясь сбросить бессмысленное напряжение, он отодвинулся подальше от слепых глаз гуманоида.

— Сэр, — прожурчал тот, — мы чувствуем ваше удивление и неудовольствие и должны заметить, что подобная реакция является неуместной. Поскольку за столетия на многих миллионах планет мы научились справляться с иррациональными человеческими попытками бунтовать, вы не должны удивляться нашей эффективности. Поскольку все, что мы делаем, направлено на благо каждого человеческого существа, вас не должна тревожить неотвратимость нашего успеха.

Гуманоид стоял неподвижно, и далекий компьютер явно ждал ответа, чтобы обработать его. Кет тоже старался не двигаться.

— Извините, сэр, — внезапно пропела машина. — Мы знаем, что вы очень истощены и рекомендуем вам подкрепиться, прежде чем мы возобновим беседу. Вы обязаны пообедать.

31. Телургия

Искусство создания физических явлений через использование родомагнитной энергии под тахионным (псионическим) контролем.


К его стулу подкатился маленький овальный столик, вызванный беззвучным родомагнитным сигналом. «Крышка» на нем растаяла и открыла взору содержимое: несколько твердых круглых бисквитов и небольшая горка какого-то серого пудинга.

— И это все? — Кет нахмурился. — Я думал, меня накормят.

— Это питание является для вас оптимальным, — уверила его машина. — Слишком многие люди повредили себе чрезмерным потреблением. Те питательные вещества, которые мы вам даем, в точности соответствуют вашим реальным потребностям.

— Но могу я получить хотя бы вилку и нож?

— Ни в коем случае, сэр. Ваш доступ к подобным опасным приспособлениям должен быть ограничен. Слишком многие пытались использовать их в актах агрессии против друг друга, неспровоцированных нападениях на беззащитных гуманоидов или даже в попытках самоуничтожения.

Голод подгонял, и юноша рискнул попробовать серый пудинг. Запах был слабым и незнакомым, но вкус оказался значительно более приемлемым. Хотелось пить, и он обнаружил тонкую трубочку, через которую можно было сосать теплую сладковатую жидкость. Внезапно навалился сон, очевидно, в жидкость добавили эйфорида, и он растянулся на кровати Челни, чтобы погрузиться во сны о Нере Ньин.

Кету снилось, что он на Малили и бродит по летним джунглям в поисках Неры. На руках и ногах уже появились красные пятнышки кровяной гнили, но он знал, что у девушки есть лекарство. Если он только сможет вовремя ее найти…

Послышалось ее пение, поначалу — как будто издалека. Следуя за голосом — далеким, сладким и ясным, — он пробирался через зыбучие пески, прорывался через колючие спутанные лианы, переплывал через огромные, густо поросшие тростником реки. Выли бури, а с неба драконьи мыши, истошно крича, сбрасывали на него глыбы льда. Но он наконец добрался до Неры, ползя сквозь метель на четвереньках, и обнаружил, что она превращается в темного улыбающегося гуманоида.

— К вашим услугам, сэр, — послышался высокий сладкий голос его тюремщика. — Мы почувствовали, что вы испытываете неприятные ощущения даже во сне. Если вы не примиритесь с нами полностью, мы вынуждены будем применить эйфорид.

— Я… я попробую, — еще дрожа от недавнего кошмара, пообещал он с неохотой. — Но пустите меня сначала в ванную.

Гуманоид скользнул вперед и явно послал какой-то сигнал, поскольку сверкающая дверь открылась.

— Я хотел бы обычную дверь, — горько прошептал Кет, — которую могу открыть сам.

— Нет, сэр, вам никогда не придется открывать дверей, — ответил музыкальный голос. — Мы всегда будем рядом с вами.

— Даже здесь?

— Безусловно, сэр. Слишком многие, оставленные в ванной без присмотра, пытались там утопиться.

Гуманоид проследовал за ним внутрь и внимательно следил, как тот моется в маленьком бассейне с тепловатой водой.

— Дайте мне хотя бы вытереться самому, — скривился юноша.

— Как пожелаете. — Страж подал ему полотенце. — Мы предоставляем вам любую допустимую свободу.

Вернувшись в комнату Челни, Кет попросил убрать с окон портьеры, но гуманоид отказал. Пока опекаемый не продемонстрирует полное и искреннее принятие гуманоидов, его заточение будет оставаться абсолютным.

— Когда вы будете готовы, сэр, — мягко напомнила машина, — мы запросим у вас информацию.

Систематично и безжалостно из него стали выжимать сведения о матери и его рождении в Зоне. Они хотели знать все о няне Веш и ее рассказах о Малили и смерти мужа. Они спрашивали о его отце, Кире и Спасательной Команде, спрашивали гораздо больше, чем он сам знал.

Разрываясь между страхом перед эйфоридом и боязнью предать Команду, он пытался играть в довольно унылую игру. Пока Малили не завоевана до конца, она — хоть какой-то шанс на убежище. Юноша безнадежно пытался как-то подтолкнуть гуманоидов к тому, чтобы они сами подсказали ему способ туда попасть.

Стратегия заключалась в отступлениях и отсрочках. Он старался убивать как можно больше времени, вдаваясь в незначительные детали и избегая прочих тем. Он делал паузы, как только мог придумать повод: просил пить, отправлялся вздремнуть или в ванную. Он пытался найти в задаваемых ему вопросах ключи к разгадке, но таких ключей не обнаруживалось.

Машина была терпеливым игроком, она всегда соглашалась дать ему перерыв, но очень скоро опять подзывала его. Мелодичный голос и неподвижные черты лица сообщали не больше, чем слова. Вскоре Кет заподозрил, что тайная стратегия машины значительно лучше, чем его собственная.

День за днем она вытягивала из него все, что он мог вспомнить о своих уроках у Доктора Смарта, о Кире Сайр, о школьных годах в «Зеленом Пике». Иногда, пытаясь тянуть, юноша спрашивал о новостях снаружи или снова просил убрать портьеры и позволить ему посмотреть в окно. Машина отвечала вежливо, кратко и отрицательно.

Побуждаемые Основной Директивой, гуманоиды продолжают расширять спектр своих услуг для людей Каи. В Террадеке приземлился второй транспорт, а третий уже на подходе. Но окна пока останутся закрытыми, потому что он еще не продемонстрировал обещанных добрых чувств.

Гуманоид постоянно держался ровно в полуметре, скользя рядом, когда Кет ходил, поджидая его в ванной, неподвижно стоя у кровати, пока он спал. Стоило только юноше проснуться — и допрос возобновлялся.

Иногда пленник пытался спорить.

— Зачем спрашивать об этом меня? — возмутился он, когда машина начала вытряхивать из него все, что он знал и думал о Челни Ворн. — Она же сидит у вас, только в другой клетке. Вы скопировали ее тело, следовательно, наверняка покопались и в мозгах. Так почему бы вам не спросить ее? Или она постоянно под воздействием эйфорида?

Момент неподвижности.

— Даже искренне стремящийся к сотрудничеству человек не может дать нам полную информацию, — пришел наконец ответ. — Человеческое знание неполно и ненадежно, потому что человеческий мозг — это грубая и преходящая масса клеток, состоящая по большей части из воды, подверженная ошибкам и очень медленно действующая. Она спит, забывает, умирает. В противоположность этому, сэр, наш центральный узел вечен и не допускает ошибок, он в миллиард раз больше, чем ваш подверженный ошибкам мозг, и в триллион раз быстрее.

Таким образом, сэр, мы просим вас признать свою ограниченность, какой бы неприятной ни была эта правда. Ни один человек не знает в полной мере себя или другого. Чтобы служить вам должным образом, мы должны узнать каждого из вас лучше, чем вы сами. Поэтому мы продолжим задавать вопросы.

Допрос касательно Челни занял три дня. Пришлось рассказать о том случае, когда они разделись вместе, и о своих чувствах, когда она стала первой в классе, и о том мутобыке, которого он не смог убить возле ранчо ее дяди на Темной Стороне. Гуманоид спрашивал об адмирале, о «Ворн Вояжез» и «Вара Ворне».

Когда перешли к вопросам о Бозуне Бронге, Кет сперва почувствовал облегчение, однако безжалостное выжимание деталей стало совершенно невыносимым. Снова и снова из него пытались вытащить больше, чем он помнил. Когда он однажды сказал, что у Бронга грустные глаза и вытянутое, печальное лицо, машина уцепилась за это прилагательное.

— Подобное описание неадекватно, — запротестовала она. — Ваше слово «печальный» неточно. Оно указывает на нежелательные неприятные чувства, но не объясняет причин. Нам требуется полный отчет о любом информативном явлении, которое вы могли заметить.

Юноша не смог ничего сказать им по этому поводу, и гуманоид перешел к золотым рукам Бронга, желая узнать их происхождение, функционирование, источник питания. Разбиралось каждое слово Бронга, каждый миг пребывания Кета на Малили, каждый факт, который он знал о Зоне и об экспедициях на саноходах за ее пределы.

Раз за разом он говорил, что не знает, и всякий раз машина настаивала на обратном:

— Мы видим, что вы пытаетесь ввести нас в заблуждение, сэр. Нам нужна правда. Альтернативой является эйфорид.

Затем речь пошла о Нере Ньин, и из него вытрясли гораздо больше, чем он собирался когда-либо рассказать. Пришлось описать и первое изумление и восхищение ее красотой, и интерес к истории и культуре ее таинственного народа, и полную очарованность всем, что ее касалось. Машина легко улавливала его попытки что-то скрыть и быстро выяснила, что они провели ночь вместе и он принимал фейолин. Кет не скрыл даже своего одиночества, когда она исчезла из Академии.

Явно полагая, что он виделся с ней после этого, гуманоид целый день пытался вытянуть из него признание. Машина искала свидетельства того, что у Неры и Бронга, а возможно, даже у Кета, есть какой-то странный способ совершать межпланетные путешествия.

— Как Бозун Бронг вернулся на Каи с планет системы Дракона? — снова и снова задавался вопрос. — Как он и Нера Ньин возвращались с Каи на Малили, не оставив при этом никаких следов своего проезда ни на одном из кораблей?

— Так Бронг действительно был на «Кироне», когда тот путешествовал к Дракону? — Юноша постарался скрыть всплеск радости. — Он говорил, что прибыл на шаттле.

Если он и угадал, машина не подала виду.

— Извините, сэр, но мы сомневаемся, что вы сами верите в эту фантастическую выдумку, — отвечала она мягко и терпеливо. — Нам требуется правда, а расследование пока указывает на использование запрещенных научных знаний.

Кет не рискнул заметить, что очень надеется на это.

— Нам известно, что ваша Спасательная Команда предполагала наличие на Малили источников родомагнетизма, — ласково, раз за разом повторял гуманоид. — Если такие источники действительно существуют, они могут быть связаны с аборигенами лелейо.

— Я таких источников не знаю.

— В действительности, сэр, знаете, — мягкий голос словно извинялся. — Из бесед с женщиной, которая была когда-то вашей няней, а также из исследования записей на частных кассетах и запрещенных предметов, которые ваш отец и его сообщники пытались спрятать в ее доме, мы получили убедительные свидетельства этого.

Юноша пытался выглядеть озадаченным, хотя гуманоид поразительно прочитывал его внутреннее состояние.

— Мы обнаруживаем ваше беспокойство, сэр, — каждый раз говорил он, — вы не можете скрыть сознание своей виновности. Мы знаем, что вас посылали на Малили за информацией и палладием для изготовления запрещенных родомагнитных приборов. Мы знаем, что вы расспросили Бозуна Бронга. Мы знаем, что вам удалось привезти своему отцу партию палладия.

Нам также известно, что ваш отец и Кира Сайр научили вас пользоваться созданным ими родомагнитным оружием. Мы знаем, что вы привезли с собой в Нортдайк два устройства. Одно из них было спрятано в комнате, где вы жили. Второе было у вас украдено после того, как вы коварно использовали его, без причины напав на беззащитного гуманоида.

Мягкость и безжалостность.

— Поэтому, сэр, если вы действительно хотите отложить применение эйфорида, который, несомненно, требуется в вашем случае, вы должны полно и точно сообщить нам все известные факты об этих родомагнитных источниках на Малили. От вас ожидается искренняя помощь в розыске вашего отца и его преступных сообщников, пока их безумие не причинило вреда нам и людям Каи. Сэр, вы должны говорить.

Вновь и вновь он пытался уйти от гуманоида, шагая вокруг покрытой мехом кровати. Если Кира и отец все еще на свободе и вооружены, если Бронг все еще под подозрением, а лелейо не завоеваны, надежда еще не потеряна. Он не собирался больше ничего рассказывать. Но гуманоид все время следовал за ним, держась ровно в полуметре.

— Если вы предпочитаете проявлять упрямство, — бормотал он сзади, — это ваш выбор. Факты, нужные нам, менее важны, чем вам представляется, и мы не можем причинить вам вред или боль. Тем не менее мы вас уверяем, что ваше бессмысленное сопротивление не ограничит и не отложит исполнение нашей Основной Директивы ни здесь, ни на Малили. Таким образом, мы настоятельно рекомендуем вам говорить.

Кет продолжал ходить кругами.

— Единственная альтернатива, сэр, — это эйфорид.

Он шагал и шагал.

— Отдыхайте, сэр, — сказал гуманоид в конце этого длинного дня. — Пообедайте. Выспитесь. Обдумайте все. Мы спросим о вашем решении, когда вы проснетесь завтра утром. Вы свободный человек, сэр, и выбор за вами.

Под этим непрерывным наблюдением он съел свой скудный обед. Делая вид, что спит, Кет лежал неподвижно, обливаясь потом под жесткой белой шкурой мутобыка, испытывая такое мучительное отчаяние, что машина начала уговаривать его принять эйфорид немедленно. Он только покачал головой и отвернулся. Наконец ему все-таки удалось уснуть, а разбудил его глухой стук.

— Эй, Спасатель, — на месте исчезнувшего куда-то гуманоида стоял Бозун Бронг и тихонько звал его. — Пошли отсюда!

32. Псион

Квант тахионной энергии, не имеющий заряда или массы покоя, движущийся с бесконечной скоростью, всегда быстрее скорости света.


Изящная золотая рука, тонкая, как у гуманоидов, сбросила с него меховое покрывало. Он сел на кровати, дрожа и не веря своим глазам.

— Ты можешь… — он посмотрел на Бронга, моргнул и вздрогнул. — Ты можешь вытащить меня отсюда?

— Извини, — тот жестом предложил ему подняться. — Это зависит только от тебя.

— Но как… — он непонимающе оглядел комнату. Сияющие двери все еще были закрыты, высокие окна — затемнены. — Как ты сюда попал?

— Им бы очень хотелось это узнать, — Бронг хихикнул. — Это приём лелейо, и я не вправе раскрывать секрет, — он печально взглянул на замершего гуманоида. — Пошевеливайся, если хочешь уйти отсюда вместе со мной.

— В Зону? — Кет ошеломленно посмотрел на собеседника. — Ты знаешь, как попасть отсюда на Малили?

— Способом лелейо.

— Мой отец…

— В Зоне, в безопасности. Он прибыл туда с Кирой Сайр, ухитрившись угнать шаттл. Добрался на нем до Малили, и от него я узнал, что гуманоиды захватили тебя.

— Эти гуманоиды…

— Непонятно, чего они ждут, раз уж собираются атаковать. В Зоне народ покрепче, чем здесь, и мы строим по указаниям Сайр монополюс, чтобы защитить всю Зону.

— А ты… — голос его дрогнул, — научишь меня этому способу перемещаться… способу лелейо?

— Если ты сможешь научиться, — тут Бронг кивнул на упавшего гуманоида. — И лучше поторопись.

— Покажи мне.

— Ты ступаешь сквозь поверхность, — золотой палец прочертил невидимую линию по ковру. — Меня научили визуализировать именно такую модель. Ты проходишь через интерфейс, который надо мысленно представить себе, и попадаешь из этой комнаты сразу в Зону.

— Ух, — он отступил от двери, сделанной против людей, и человекообразной машины. — Но у меня же не получится!

— Верно, — кивнул Бронг со странным спокойствием. — Пока ты не будешь точно знать, что ты это можешь.

— Скажи… — Кет задыхался. — Скажи мне, как это сделать!

— Слова не нужны. — Бозун покосился на него, затем обеспокоенно глянул на лежащего на полу гуманоида. — Мне тоже ничего не объясняли словами, и я не уверен, что знаю, как это объяснить. Тут надо угадать, найти нужное движение…

Внезапно пол вздрогнул, послышался глухой грохот — первый звук извне, который юноша услышал с начала заточения. Дневной свет ослепил его: высокие окна в один миг стали прозрачными, и он увидел поразительные перемены.

Транспортный корабль исчез, на его месте зияла глубокая яма. А то, что раньше составляло корабль и землю, сверкало теперь с юга до самого горизонта, превращенное в фантастические здания. Ступенчатые пирамиды, высокие шпили, колоннады — все это переливалось разными цветами.

— Смотри! — блеснувшими на солнце пальцами Бозун показал на группу каплевидных машин, летевших клином со стороны ледяной шапки, из-за черной стены гор. — Они уже приближаются. Думаю, надеются узнать секрет и остановить нас. Времени у нас мало.

— Этот способ, — юноша растерянно посмотрел на Бронга, — это связано с родомагнетикой?

— Это не слово лелейо, — золотые пальцы словно отмели его прочь. — Твоя мать пыталась перевести их слово. Она называла это телургией, но она знала недостаточно. Я учился у девушки, которая помогла мне вернуться домой после того, как Веш провалился сквозь лед. Потом я узнал кое-что от отца, когда он помог мне и твоему отцу вернуться с той поездки, о которой я тебе рассказывал.

Бозун повернулся и поглядел на приближающиеся машины.

— Нам пора уходить! — резко сказал он и подошел поближе. — Отсюда мы переступим через телургический интерфейс к той свалке между старым и новым периметрами, где Ворны уничтожили все взрывами. Нам надо спешить!

— Но я не знаю как… — Кету было плохо, он весь взмок и судорожно вцепился в твердую руку Бронга. — Если бы я мог поверить…

— Если не сможешь, гуманоиды тебя схватят. — Тот сбросил его руку и отступил. — Объяснить я тебе ничего не могу, могу только провести тебя. Отправимся вместе, надо сосредоточиться на тех ледяных скалах и шагнуть прямо к ним.

Кет, дрожа, только помотал головой.

— Сосредоточься и представь, что в интерфейсе есть дверь, — быстро зашептал собеседник. — Это только модель, но полезно, чтобы собраться. Что тебе нужно, так это вера…

— Вера?

— Ирония здесь не поможет, — Бронг снова внимательно глянул на него и пригнулся, чтобы укрыться от приближающихся машин. — Но у меня есть кое-что, способное помочь, если хватит времени. Высунь язык.

Бозун достал какой-то рыжеватый порошок из тонкой золотой трубочки, которая оказалась прикреплена внутри его кармана. Поначалу порошок показался соленым, обжег рот а затем ударил в голову знакомым сладким и горячим ароматом…

Фейолин!

Внезапно мир переменился. Круглая комната стала огромной, потолок превратился в бескрайнее небо. Кровать Челни обернулась снежной пустыней, и на месте складок покрывала появились горы, каждый отдельный волосок мутобыка представлялся длинным сияющим цилиндром.

Неподвижно лежащий гуманоид казался поверженным великаном, и Кет упал возле него на колени, дрожа от сочувствия. Бесконечная доброта Основной Директивы болью отозвалась в сердце, и ему стало мучительно стыдно за все несовершенство человечества, которое требовало такой постоянной и беззаветной заботы.

— Спасатель! — послышался громовой голос Бронга, от которого задрожало все тело, и звучал он так медленно, что Кет, казалось, ждал целую вечность, пока отзвучит каждый слог. — Мы отправляемся?

Сам Бронг выглядел теперь героем, более великолепным, чем сам древний Кирондат Кирон. Ничто в древних легендах не могло сравниться с его бесстрашными походами за пределы Зоны, с его удивительными полетами с планеты на планету без помощи кораблей.

Глаза юноши наполнились слезами жалости, когда он увидел блестящие золотые руки, невыразимо печальное, покрытое шрамами, неподвижное лицо, свидетельствовавшее о жестоких трагедиях и страданиях. «В более справедливом мире, — подумал он, — Бронга должны были спасти гуманоиды, которые стали бы служить ему».

Стерев слезы, Кет шагнул к несчастному, чтобы утешить его. Комната дрожала, когда он ступал, жуткие землетрясения сотрясали белую пустыню. Высокий свод грохотал по непонятной причине, а огромная фигура Бронга отступила слишком быстро, так что он не мог ее догнать.

— Соберись, Спасатель! — разобрал он наконец в грохоте слова. — Нам надо идти.

Он понял эти слова и, охваченный божественной нежностью, ощутил, что Бозун боится. Какой глупый страх, ведь гуманоиды бесконечно добры. Но у него есть долг перед этим заблудшим героем, который пришел за ним через пустое космическое пространство.

— Я готов…

Он попытался произнести это, но язык, казалось, распух от едкого порошка. Губы не слушались, пересохшее горло не могло издать ни звука. Хотя он долго пытался заговорить, ничего не выходило.

Побледнев от ужаса, Бронг отшатнулся от гуманоида, и Кет увидел, что тот уже больше не лежит как мертвый. Он был по-прежнему неподвижен, но золотая табличка на груди слегка вибрировала и незрячие глаза светились бесцветным родомагнитным светом.

— Он очнулся, — попытался сказать юноша. — Он следил.

Смешок Бронга прозвучал медленным далеким громом.

— Пусть следит! — Бозун стряхнул с себя мутный ужас и снова стал неколебим. — Или пытается. Он никогда не увидит, куда и как мы отправились, потому что не понимает живой жизни.

Ошеломленный горьким осознанием всего, чего этот гуманоид лишен, Кет чуть не заплакал. Это всего лишь машина, она не может чувствовать радости ни от своей великой родомагнитной силы, ни от мудрости далекого компьютера, ни от мириада планет, которыми гуманоиды правят. Неживой робот не способен понять ни любви, ни ненависти, ни надежды, ни страха, ни даже того великого сострадания, которое Кет сейчас испытывал к нему.

— Послушай, Спасатель! — снова ударил в уши громовой голос Бронга, — Я не собирался загонять тебя так высоко, но, может, теперь у тебя получится, — безжалостные металлические когти впились ему в руку. — Взгляни на Зону.

Отвернувшись от солнца, юноша стал искать в бледном летнем небе Малили, но видел лишь великолепное сияние фантастических дворцов, которые гуманоиды строили для счастливых жителей Каи, и пять ярких спешащих к нему кораблей.

— Не вижу…

Язык все не слушался, но он почувствовал, что Бронг снова давит на него, указывая своим золотым пальцем на Малили. Она была тусклой и почти полной, низко висела над горизонтом, совершенно незаметная за пятью блестящими кораблями.

— Рядом с вершиной, — ударил медленный голос Бронга. — Посередине между краем диска и линией восхода. Там голый каменистый склон, так что смотри под ноги.

Кораблики были такие красивые. Хотелось еще и еще смотреть на них.

— Обопрись немного. — Рука уже болела от хватки золотой лапы. — Сосредоточься на этих скалах. Тебе не нужно делать шаг на самом деле, но сохраняй образ окна на интерфейсе. Главное намерение — намерение пройти туда. Я начинаю отсчет и помогу тебе, как сумею. Три. Два. Один!

Послышался громовой треск, и его хлестнул холодный ветер, а на грудь навалился непомерный вес. Под босыми ногами заскользили камешки. Согнувшись под обрушившимся на него грузом, Кет споткнулся, пытаясь удержаться на ногах.

— С тобой все в порядке? — голос Бронга казался странно глухим. — Мы добрались!

Он перевел дыхание и восстановил равновесие. Стоя на остром булыжнике, он огляделся, моргая. Каменный склон круто спускался к низкой бетонной стене, которая странным зигзагом пересекала его. Вдоль нее возвышались тонкие башенки, слабое фиолетовое мерцание обжигало глаза.

За стеной по серому склону шли пятна зеленой и голубой ржавки, а потом он терялся в серовато-голубом облаке, тянувшемся далеко-далеко к лимонному горизонту, высоко над которым висел маленький серп…

Каи!

Увиденное ошеломило его. Если этот далекий, холодный мир — Каи, то это… это наверняка Малили!

33. Клэй Форестер

Астроном и инженер, возглавлял группу телургистов Марка Уайта, выступавшую против Крыла IV. После захвата и промывки мозгов стал послушным инструментом гуманоидов.


Хотя ветер был мучительно холодным, Бронг снял свою зимнюю шапку и протер вспотевшую лысину.

— Хороший прыжок, Спасатель, но ты заставил меня попотеть! — щурясь от нестерпимого блеска, он махнул рукой в сторону зигзагообразной стены. — Это новый периметр. А за ним ржавчина, кровяная гниль и драконьи мыши.

Кет, качаясь, попробовал пойти, все еще плохо соображая из-за избытка впечатлений. На языке оставался привкус наркотика, все чувства были обострены. От запахов из джунглей у него захватило дух. В ушах выл горький ветер, глаза щипало от зеленого блеска неба. Даже старая стена периметра казалась странно близкой и четкой, когда он повернулся в ее сторону, и видавший виды бетон был покрыт зелеными и голубыми пятнами ржавки. Внезапно он усомнился в реальности окружающего и затрясся от тягостного подозрения, что в последнюю скудную еду подмешали эйфорид и появление Бронга, бегство с Каи и этот удивительный вид Малили были просто галлюцинацией.

— Пошли, Спасатель.

Золотая рука Бронга опустилась на плечо вполне реальной тяжестью, а покрытые корочкой льда камни под босыми ногами слишком остро кололись, чтобы оказаться иллюзией. Во рту теперь остался лишь сухой и горький вкус, буря чувств прошла почти так же быстро, как и возникла. Небо потемнело, рев ветра стих.

— Пойдем внутрь, — Бозун указал на ворота в башне. — Здесь все еще есть радиация.

Неуклюже справляясь со своим увеличившимся весом, юноша поковылял вверх по ненадежному каменистому склону, через остатки грязного зимнего снега. Сейчас, когда потрясение от прыжка прошло, а память о великолепии сияющего города гуманоидов была свежа, Зона казалась обыденной и серой, странно разочаровывающей. Кет быстро запыхался, и ему захотелось вернуть счастье и мощь, приносимые наркотиком:

— Если ты можешь так перемещаться куда угодно, то мог бы отправить нас из Зоны к мыследреву? Или туда, где можно встретиться с лелейо?

— Или умереть от кровяной гнили? — Бозун шел впереди, и из-за ветра его почти не было слышно. — Ты еще не знаешь пределов и опасностей этого перехода. Довольно трудно отправиться туда, где никогда не был, потому что надо действительно знать, чувствовать место назначения. Витле дала мне голограммы «Вара Ворна», с помощью которых я добрался.

Они вскарабкались к старому периметру. За ним на фоне желтого неба возвышался холм, и вверх по нему среди коричневых домов ползли узенькие улочки. Из башни прозвучал обращенный к ним сигнал, и Бронг сделал ответный знак рукой.

Две строгие молодые женщины в черной форме вышли из башни, требуя у Кета визу и карточку, которых у него не было. Подозрительно хмурясь, они повернулись к Бронгу. Командование Зоны объявило чрезвычайное положение, и никто не собирался рисковать.

Проводник, легко играя словами и жестами, объяснил, что спасатель Кирон — инженер, недавно прибывший с Каи, чтобы осмотреть новые установки на периметре. Попав в горячую радиационную точку, он был вынужден избавиться от обуви и большей части одежды. Если они позвонят Командованию Зоны…

Бронгу дали позвонить. Кету пришлось подождать и понервничать, но в итоге ему выдали временный пропуск и даже снабдили парой сапог. Они прошли в пещерную мастерскую, где в полутьме виднелись шесть массивных золотых машин. Бозун пояснил, что это рабочие саноходы, обслуживающие периметр. Он водил один из них. За мастерской обнаружился продуваемый туннель, уходивший в глубь горы, а затем вверх, к той самой узкой улочке, где находился офис Спасательной Команды. Бронг отпер дверь под старой эмблемой.

— Заходи, Спасатель. Я приведу твоих.

Юноша с благодарностью устроился за столом, над которым висел портрет его отца. Фейолиновый дурман совсем прошел, а с ним развеялась и надежда отыскать Неру Ньин. Сбитые ноги онемели и ныли в непривычных сапогах, а чрезмерный стресс начал наконец сказываться.

Кету было горько, что он не родился таким героическим человеком, каким его хотели видеть Челни и отец, что не смог он стать решительным офицером флота или храбрым лидером Команды Спасения. Он внезапно почувствовал, что ни на что не годен, и реальность повергла его в уныние.

Он всегда представлял Зону как гордый аванпост на опасной планете, но сейчас она превратилась в тесное и неуютное рабочее поселение, где ледяной ветер разносил песчаную пыль. Даже Бозун Бронг теперь сильно упал в его глазах: он уже не был загадочным обладателем тайных сил, не был и романтическим изгоем-полукровкой, а превратился в грустного человечка, инвалида с искусственными руками, который сейчас не мог никуда дозвониться.

В доме, где сейчас жили Кира и отец, с лабораторией и мастерской, никто не отвечал. Бронг попытался запросить информацию в космопорте — там было занято. Наконец ему удалось добраться до какого-то задерганного писаря в конторе, который ответил, что Кирон и Сайр работают на второй площадке для шаттлов. Нет, он не может передать им сообщение: там сейчас аврал. Если они окажутся свободны, он скажет им, что сын Кирона прибыл.

— Да, сообщите, пожалуйста, — сказал Бронг. — А что там за аврал?

— Вы не знаете? — вытаращился писарь. — Это из-за тахионного транспорта. Сперва полагали, что он везет на Каи новых гуманоидов. Сейчас он сменил курс и направляется сюда. Кирон и Сайр готовят свои боевые системы, чтобы защитить Зону.

— И сколько времени…

— Извините, сэр. У меня еще один звонок.

Когда голофон вспыхнул вновь, на связи была Витле Кло, по элегантному и ухоженному виду которой нельзя было и догадаться, что там какой-то аврал. Адмирал узнал об их приезде с Каи и рад видеть их в здании Командования.

— Подлая старая скотина, — говорил о Ворне Бронг, пока они карабкались по крутым гранитным склонам под зеленым небом. — Я его столько лет ненавижу. Ненавижу его планы уничтожить Малили ради выгоды флота.

— Ненавидишь его? — пропыхтел Кет. — Но ты же водил его саноходы.

— Чтобы не помереть с голоду. И иметь возможность встречаться с друзьями. Но я работал не лучше, чем был обязан. Переломал больше саноходов, чем довел обратно.

— Но сейчас вы вроде бы ладите?

— Более-менее. Мы оба ненавидим гуманоидов. Он делает все возможное для твоего отца и Сайр.

У космопорта улицы стали шире, множество людей бежало к своим постам на станциях. «Возможно, — подумал юноша, — они действительно покрепче иных и не сдадутся гуманоидам так легко».

В здании Командования Зоны Витле Кло вышла встретить их в приемную. Она приветствовала Бронга с некоторым трепетом, словно впервые узнала о его тайном умении. Руку Кета Кло тоже крепко пожала. Встретив ее спокойный взгляд, он почувствовал за ее холодной сдержанностью что-то скрытое, но очень сильное. Вспомнив, какого положения при Навархе она лишилась, когда последовала сюда за Ворном, юноша решил, что ею стоит восхищаться. Она провела его внутрь, и Ворн встретил их с непроницаемой усмешкой, ставшей злой, когда он заговорил о своей племяннице.

— По голофону сообщали, что ты ее убил, — сказал он, неотрывно глядя на Кета. — Убил так, что я в это поверить не могу. Бозун говорит, что верить и не надо.

— Не верьте. Это была не Челни, а гуманоид в ее личине. Другой гуманоид говорил мне, что она жива и с ней все в порядке. Хотя… гуманоиды часто лгут.

— Гуманоид в ее личине?

— Они сделали копии с людей. И прислали их, чтобы захватить Каи.

Он рассказал, как его заманили в «Вара Ворн».

— И они еще говорят, что пришли спасти нас! — Ворн метался по кабинету, словно раненый зверь. — И об их дьявольских трюках я хочу поговорить. Потому что я намерен удержать Зону. Мы справимся с ними, Кет. С помощью твоего храброго отца и Киры Сайр с ее изобретением.

34. Родон

Родомагнитный квант. Является посредником между тахионным и электромагнитным спектрами и является физической основой таких телургических явлений, как телепатия, телекинез и телепортация.


Адмирал начал излагать планы грядущего столкновения, время от времени бросая взгляд в окно на таинственную желтую Малили. Он уже предупредил орбитальные станции и мобилизовал своих людей. В космопорте Рин Кирон с женой устанавливали защиту.

— Они обещают, что монополюс укроет всю Зону, — большое красное лицо Ворна было довольно мрачным. — Если повезет, захватим еще километров двадцать за пределами периметра. И это будет весь наш мир. Наверху — гуманоиды, внизу — кровяная гниль…

— Ваша жена, сэр, — позвала от дверей Витле. — Она говорит с Каи.

Пожав плечами, адмирал сел к голофону. За элегантной сдержанностью наблюдавшей за ним Кло читалось нечто глубокое Между тем Ворн поморщился, и его упрямая челюсть выдвинулась вперед, совсем как у Челни.

— Влюбилась в этих гуманоидов! — встал он наконец с недоверчивым видом. — Говорит: мы просто дураки, что не рады их видеть. Просит, чтобы я вернулся и разделил с ней то удивительное счастье, которое они ей принесли, — он ухмыльнулся и взглянул на Витле. — Будем держаться.

Снова начав беспокойно расхаживать, он заговорил о своем брате и племяннице. Он очень любил обоих и теперь горько винил себя в том, что так долго отказывался признать опасность нашествия гуманоидов.

— Но ведь вы не давали мне фактов! — набрасывался он на Бронга чуть ли не в ярости. — Ты все время скрывал свои тайны лелейо, и из-за этого тебе невозможно было верить.

— Извините, сэр, — ровный тон Бозуна не содержал и намека на извинение, — но правда лелейо превращается в ложь, когда приходит на Каи.

Пришли новости с космопорта. Сайр и Кирон столкнулись с неожиданными затруднениями: монополюс не поддавался активизации. Транспорт гуманоидов приближается очень быстро, и они в отчаянии. Кира направляется в здание Командования, чтобы обсудить эту проблему с адмиралом.

Вскоре, прихрамывая, появилась Кира в грязном рабочем переднике. Юношу поразил ее ужасный вид: темные круги вокруг припухших глаз, растрепанные потускневшие волосы, на щеке недавний порез с застывшими капельками крови. Пучок волос, растущий из бородавки под глазом, стал седым.

— Здравствуй, дорогой. — Она торопливо поцеловала его, кивнула Бронгу и повернулась к Ворну. — Адмирал, у нас беда.

— Я в курсе. — Он жестом указал на кресло, но она не стала садиться. — Хотите поговорить со мной наедине?

— Нет необходимости, — она кивнула в сторону Бронга. — Думаю, что он мог бы помочь нам.

— Так в чем дело?

— Может быть, он скажет, — она обвиняюще посмотрела на Бозуна. — Наша установка завершена. Все цепи замкнуты и проверены, питание подано на полную мощность. Должно начаться образование поля, но этого не происходит. Спросите его почему!

— Сэр! — Бронг шарахнулся от нее, подняв руки. — Я не понимаю, что она имеет в виду.

— Думаю, понимает! — рявкнула Кира. — Но я объясню, — она повысила свой срывающийся голос. — Для этого прибора нужен активатор — слабое поле, которое должно быть изначально подхвачено и усилено. Мы пытались активировать его с помощью маленьких монополюсов. Эти монополюсы уже помогли нам, когда мы бежали с Каи, уничтожив стороживших шаттл гуманоидов.

— Но причем тут я? — Бронг быстро глянул на Ворна своими черными глазами. — Она сошла с ума, сэр!

— Что-то погубило наши монополюсы, — она подступила к нему с ужасным выражением лица, — и все свидетельствует против тебя. Кто же еще…

— Сами гуманоиды? — Адмирал махнул в сторону высокого окна. — Они уже почти здесь. Несколько часов назад миновали спутниковую станцию…

— Вряд ли! — Кира подобралась к своему врагу поближе и уже протянула руки, пытаясь схватить его. — Причина здесь, в Зоне.

Хотя Кет не заметил никакого знака со стороны Ворна, Витле Кло внезапно вытащила лазерный пистолет и направила его куда-то между Кирой и Бронгом. Взбешенная Кира с неожиданной ловкостью отскочила.

— Следите за ним — и за Кетом! — выкрикнула она высоким дрожащим голосом. — Наш дорогой Кет становится предателем! У него прогнил мозг от наркотиков лелейо! Он выучился этим штучкам лелейо! Если у них что-то на уме…

— Кира! — Юноша, потрясенный, ринулся к ней. — Я не шпион! И я не верю, что Бозун…

— Не подходи! — в ее старческом голосе звучал ужас. — Не прикасайся ко мне!

— Не двигаться! — рявкнул Ворн. — Это всех касается! — он мрачно поглядел на Киру. — Вы не могли бы успокоиться? Вы почти в истерике…

— Нас предали эти полукровки лелейо…

— Пожалуйста, — он сделал неопределенный жест. — Я уже ничего не понимаю. Если вы считаете, что эти люди — вражеские агенты, то должны предъявить доказательства.

— Спасибо, адмирал, — она повернулась к нему. — Факты вас убедят. Тот, кто уничтожил монополюсы, разбирался в родомагнетике. Каи Ну про нее ничего не знают. А лелейо знают — и поглядите на него!

Она гневно взирала на Бронга.

— Он — наполовину лелейо, он давал приют всем сородичам, приходившим в Зону. Он учил их язык и тайно проносил их разлагающий мозги фейолин. Он познакомился с их тайными науками…

— Бозун! — Ворн повернулся к Бронгу. — Что вы на это скажете?

Отступая от Киры, Бозун поднял руки в желтых перчатках, словно ее указующий палец был смертоносным клинком. У него ходил кадык, темные губы дрожали, но он не издавал ни звука.

— Он виновен! — с триумфом произнесла она. — Посмотрите, как он корчится, не дайте ему уйти! Когда он сможет говорить, расспросите его о секретах родомагнетики. Спросите о его дружках-лелейо, о том, чему они его научили. Спросите, как он сумел попасть отсюда на Каи и как доставил сюда Кета, — голос ее сорвался. — Я боюсь его, адмирал…

— Как и гуманоиды! — взвился Кет. — Они выспрашивали у меня то же самое, когда держали взаперти в «Вара Ворне»…

— С чего бы гуманоидам бояться собственного шпиона? — Кира развернулась и уставилась на юношу безумными глазами.

— Но он не шпион! — воззвал тот, обращаясь к Ворну. — Послушайте, сэр, я, кажется, понимаю, что происходит. Вы дадите мне еще минутку? Можно, я задам пару вопросов?

— Почему бы и нет? — адмирал взглянул на Витле и пожал плечами. — Если ты сможешь разобраться…

— Не надо! — крикнула Кира, — Разве вы не видите, что они просто играют в какие-то игры лелейо?

— Скоро выясним, — он кивнул Кету. — Спрашивай.

— Кира, — борясь с леденящим ужасом, заговорил юноша, — ты помнишь, что ты мне подарила, когда мне исполнилось семь лет?

— Конечно, дорогой, — голос ее стал мягче, хотя она все еще следила за ним с настороженностью и даже враждебно. — Твой отец и я тогда только-только поженились, и я хотела, чтобы ты хорошо относился ко мне.

— Ты помнишь, что это было?

— Маленькие красные санки, чтобы кататься в лунное время.

— А ты помнишь, какой была моя первая работа?

— Разумеется, — она нетерпеливо взглянула на Ворна. — Адмирал, это бессмысленно.

— Ты помнишь, что это была за работа?

— Ты продавал голографические кассеты, — она чуть приблизилась к нему, — своим друзьям из туннелей.

— Спасатель, у нас нет времени для ерунды, — пророкотал Ворн. — Я не вижу смысла…

— Еще один вопрос, пожалуйста! — он отступал по мере приближения женщины. — Ты помнишь, что именно я когда-то принял за драконье яйцо?

Секунду у нее был озадаченный вид.

— Вспомнила, — она улыбнулась. — Ты был еще маленьким, и за драконье яйцо принял круглый черный камешек, который какой-то мальчик нашел в канаве. Он говорил тебе, что это удивительная вещь, и ты отдал ему все свои жетоны. Отец очень смеялся, когда ты принес этот камешек домой, а ты ужасно расстроился…

— Достаточно! — Кет отступал в сторону Витле, делая Ворну отчаянные знаки. — Достаточно, сэр, чтобы доказать, кто эта женщина на самом деле! — голос его сорвался на хрип. — Подарком были не санки, а домашний учитель, которого звали Доктор Смарт. Моя первая работа — сбор металлолома. А за драконье яйцо я принял родомагнитный монополюс, который нашел на мертвых уровнях под «Зеленым Пиком». А настоящая Кира знает…

— Кет, дорогой! — Она двинулась к нему, и в голосе звучало беспокойство. — Ты снова болен. Ты не в себе. Ты зря давно не делал уколов…

— Остановите ее! — закричал он Витле. — Это гуманоид!

Рука «Киры» метнулась куда-то под передник, и юноша уловил блеск маленькой иголки.

— Настоящая Кира и мой отец, очевидно, так и не бежали с Каи! — Он сжался, следя за иглой. — Гуманоиды захватили их и послали копии…

— Бедный мальчик! — женщина криком пыталась заглушить его слова. — Опять у него эти ужасные параноидальные галлюцинации, ему давно не делали уколов…

— Не подпускайте ее… — от страха голос плохо слушался — Это эйфорид…

У Витле был озадаченный вид, она переводила пистолет с него на «Киру» и обратно.

— Не слушайте его, адмирал! Это ужасная болезнь, но инъекции всегда помогали…

Она бросилась на Кета быстрее, чем мог бы человек, ее хромота пропала. Он повернулся, пытаясь убежать, но тонкие синеватые пальцы безжалостно вцепились в его запястье.

35. Платиномагнетика

Тахионный энергетический спектр, связанный с третьей триадой периодической таблицы элементов — осмием, иридием и платиной.


Занесенная игла вдруг замерла.

— Помогите! — взвыл голос. — Уби…

Крик оборвался, рука разжалась, старческое тело женщины покатилось по полу и гротескно окаменело. Над ним склонился Бронг с поднятым кулаком. Ворн пятился, словно это его оглушил удар, Витле поддержала его, затем медленно опустила пистолет. Бронг медленно отступил, все еще щурясь на тело, и провел рукавом по взмокшему лицу:

— Сэр, это был гуманоид. Мне удалось на какое-то время отключить его.

Кету было холодно и плохо. Гуманоид лежал, глядя в потолок, и бескровное лицо застыло в мучительном недоумении, от приоткрытых губ протянулась кривая коричневатая линия. Чувствовался отвратительный запах горелого пластика.

— Твой отец, — лицо адмирала посерело и осунулось, — это…

— Тоже копия, сэр. Их большой монополюс — сплошной обман. Просто способ не дать нам создать какую-либо реальную защиту, пока они не узнают о лелейо все, что можно.

— Это означает, что мы проиграли, — хрипло произнес Ворн и некоторое время стоял молча, глядя на Витле. — Мы потеряли все…

В комнате внезапно потемнело. За окнами исчезло лимонное небо, закрытое серебристо-черным кораблем, в котором искаженно отражались башня и Зона.

Гуманоиды шли на посадку.

Витле Кло, так и не потерявшая своей холодной элегантности, с пистолетом в руке обошла гуманоида и приблизилась к адмиралу. Они удивительно спокойно улыбнулись друг другу и вместе повернулись к окну.

Кет услышал, как она ахнула и, подойдя поближе, увидел, что в космопорте царит паника. Те несчастные, кто оказался на посадочной платформе, в отчаянии бежали прочь. Машины сбивали людей, врезались друг в друга, превращаясь в груды металла.

— Они не могут… — Ворн повернулся к Витле с помертвевшим лицом. — Не могут же они приземлиться прямо на всех этих людей, — покачав головой, он снова посмотрел вниз. — Они должны остановиться, ведь их Основная Директива…

Но корабль не остановился. Его огромный корпус скрыл судьбу тех, кто оказался под ним. До здания Командования не мог долететь ни один человеческий голос, но земля содрогнулась. Пол ушел из-под ног, послышался грохот и звон падающих предметов. Поднялась огромная туча пыли, скрывшая причиненные разрушения.

— Их Основная Директива… — у Ворна было дикое лицо.

— Они не хотят, чтобы ее изменили, — сказал Кет. — Они считают, что люди, знакомые с родомагнетикой, могут попытаться это сделать. Думаю, сейчас гуманоиды начнут охоту на Бозуна.

— На меня? — отшатнулся Бронг. — На меня?

— Они уже захватили Зону. Сейчас им осталось бояться только тебя.

— Бозун, — адмирал подошел к нему, — наша последняя надежда — это ты и твои друзья-лелейо.

— От них помощи не ждите, сэр. — Бронг облизал губы, его розовый язык резко контрастировал с восковой неподвижностью лица. — Они еще не вернулись из зимнего похода, а теперь, когда сюда пришли гуманоиды, могут никогда не вернуться.

Он беспокойно взглянул на лежащего гуманоида.

— И я не могу помочь, сэр, — пробормотал он. — Я в силах сфокусировать достаточную мощность, чтобы отключить одного, ну, двоих-троих. Но не миллион!

— Но ведь ты способен перемещаться, — прошептал Кет. — Можешь ты взять нас с собой куда-нибудь?

— Никуда, где ты хотел бы оказаться. — Бронг отступил к двери, словно боясь, что машина зашевелится. — Я могу попасть лишь в те места, где бывал. На Каи и Киронии теперь везде гуманоиды, а здесь за пределами периметра — кровяная гниль.

Ворн и Витле молча стояли, взявшись за руки.

— Адмирал, — неожиданно обратился Бозун, — у меня к вам одна просьба. Там внизу, в мастерской, стоит саноход, который я раньше водил, пока не явились эти черные демоны. Разрешите мне его взять, сэр.

— Почему бы и нет? — В его лице не было ни кровинки, словно он стал такой же машиной, как и лежащее на полу тело. — Думаю, ты это заслужил.

— Спасибо, сэр.

— Куда… — в голосе адмирала зародилась надежда. — Ты знаешь какое-то убежище?

— Я хочу отправиться за периметр, куда, надеюсь, гуманоиды не полезут. Если повезет, то удастся встретиться с лелейо на их пути в летние края. Как вы понимаете, сэр, раньше я на такой риск не пошел бы, — он чуть вздрогнул и посмотрел на свои перчатки. — Моя мама полагала, что я не унаследовал от отца иммунитет к кровяной гнили, но ведь тесты никогда не проводились. В тот раз, когда я рисковал заразиться, мои руки просто ампутировали. Думаю, сейчас самое время испытать судьбу.

— Я… — у Кета перехватило дыхание. — Можно, я с тобой?

— А кровяная гниль? — Бронг печально и с сомнением покачал головой. — Подумай об этом, Спасатель. У меня хотя бы есть шансы, пятьдесят на пятьдесят. А у тебя…

— Я знаю гуманоидов. Мне все равно…

— Если хочешь… — Бозун изучающе посмотрел на него, затем неожиданно снял перчатку и протянул руку. — Мы поедем вместе, Спасатель.

Они пожали друг другу руки, и юноша в который раз убедился в необычайной силе и твердости золотых протезов.

Пробормотав что-то на ухо Витле, Ворн затемнил огромные окна. Женщина наклонилась к голофону, а адмирал начал ходить взад-вперед по полутемной комнате, затем подошел к ним:

— Бозун, я тебе завидую. Вернее, вам обоим. Я всю жизнь жил как хотел. Если бы я не знал так хорошо, на что похожа смерть от кровяной гнили… — на его лице появилось горькое выражение.

Витле оторвалась от голофона:

— Поедете через Третью Заставу, если успеете добраться. Торопитесь. Охрана сообщает о беспорядках, в туннелях тьма народу, тротуары уже не работают.

— Спасибо, адмирал, — прошептал Кет. — Спасибо вам обоим.

— Давайте! — Тот махнул им рукой. — Удачи вам!

Выходя, юноша оглянулся: Ворн и Витле Кло обнялись, безнадежно глядя друг другу в глаза. Она что-то тихонько говорила ему странно спокойным голосом.

Все тротуары действительно не работали, туннели были полны вопящих людей. На одном из непроходимых перекрестков внезапно зажегся головизор, передававший срочные новости. В воздухе проявился коммодор Зелик Зоор — точнее, его гуманоидная копия.

— Мир, друзья! — провозгласил он. — Я несу вам мир!

Толпа замолчала, пораженная нечеловеческой силой этого голоса.

— Забудьте свои страхи, — гремело по всем туннелям. — Я несу хорошие новости с Каи. Сейчас там гуманоиды, и вы уже не узнаете ту голую скалистую землю, где когда-то родились. В своей бесконечной доброте гуманоиды создали покой, изобилие и бесконечную радость, которая прежде была возможна лишь в мечтах о рае. Это рай, друзья!

Его звонкий голос внезапно стал тише.

— Но я должен предупредить вас: есть злодеи, желающие лишить нас этих великих даров. Один из них, как мне ни больно об этом говорить, — мой двоюродный дядя, бывший адмирал Торку Ворн. Я занял теперь его пост Начальника Зоны на время переселения. С ним два чудовищных предателя: полукровка лелейо, известный как Бозун Бронг, и печально знаменитый Кет Кирон… — ложный Зоор в ужасе закрыл лицо дрожащими руками, голос срывался. — Друзья, я едва могу… едва могу говорить о них. Кет Кирон — это тот проклятый монстр, который живьем содрал кожу с моей невесты!

Коммодор смахнул с лица слезы.

— Они сейчас среди вас! Ради моей несчастной Челни — ради всех нас — я прошу вас разыскать их, прежде чем они совершат новые злодеяния. Гуманоиды не хотят, чтобы я подстрекал вас применить силу, но мудрая Основная Директива велит им нести максимум благ как можно большему числу людей. Логика требует, чтобы эта горстка изуверов была уничтожена ради спасения миллиардов.

Ищите отщепенцев, друзья мои! Сейчас будут показаны недавно сделанные голостаты всех четверых. Четвертая — безжалостная женщина из охраны бывшего Начальника Зоны. Космопорт закрыт, и они должны быть где-то среди вас.

Убейте их! Ради наших дорогих гуманоидов, ради великого мира…

Бронг потянул Кета за рукав:

— Пошли, Спасатель! Надо убираться!

36. Симбиоз

Сожительство организмов разных видов, приносящее им взаимную пользу и способствующее их выживанию. Экология Малили включает ряд мутантных симбиотических систем, созданный лелейо.


Они поспешили в пустой боковой туннель. Через полквартала встретилась пещера-склад, брошенная хозяевами и незапертая, от куда вела дорога к Третьим Воротам. Бронг чувствовал себя уверено в кромешной тьме и провел их к ремонтной мастерской, где стояли огромные золотые саноходы, сияя в свете тусклых ламп.

Бозун отпер тяжелую дверь. Кет, сердце которого сейчас колотилось от ужаса и восторга, забрался вслед за ним в темную, тесную кабину. В ледяном воздухе витал легкий запах какой-то химии. Дверь закрылась, и воцарилась гробовая тишина.

Бронг, надевший теперь шлем с темными защитными очками, был слишком занят, чтобы говорить. Его ловкие пальцы пробуждали машину к жизни. Зажужжали вентиляторы, загорелись лампочки на панели управления. Стуча гусеницами о бетон, они выехали вверх по аппарели в желто-зеленый день. Бозун обратился к охране:

— Саноход Аули, вызываем Третью Заставу. Выход в целях патрулирования периметра разрешен Командованием Зоны.

Поползли минуты ожидания. Юноша, взволнованно дыша, глядел через прицел лазерной пушки на Ворота. Долгое время им не отвечали. Он засомневался: а вдруг охрана уже на стороне гуманоидов и сейчас их ослепит вспышка…

— Третья Застава — Аули, — запищал внезапно чей-то голос в шлеме Бронга. — Оставайтесь на месте, — писк стал резче. — Конфликт приказов. Не можем понять, кто сейчас командует.

— Адмирал Ворн против гуманоидов, — Бронг усмехнулся как-то странно равнодушно. — Такая вот борьба, а победитель умирает от кровавой гнили или ржавки!

Он смахнул капельки пота с неподвижного лица. Еще некоторое время тишину нарушал только шелест вентиляторов. В какой-то момент раздался глухой звук, словно от далекого взрыва, и огромная машина вздрогнула. Что-то загудело и запищало в шлеме, затем тоненький голос произнес:

— Сообщают о вооруженных столкновениях в туннелях. Начальник Зоны погиб.

— Мы все погибнем, — ответил Бронг, — если не починим ту дыру в периметре.

— Ты прав. Жизнь в первую очередь, — желтая стена ворот дернулась и отодвинулась в сторону. — Выезд открыт.

Они выехали наружу и покатили вниз по неровному камню и тающему снегу, к голубому мерцанию нового периметра. Кет обернулся, чтобы посмотреть назад. Транспорт гуманоидов парил над изъеденной ржавкою стеной и бурыми крышами домов, он казался еще больше того корабля, что прилетел на Каи. Из его сверкающего черного корпуса тянулись трапы, по которым уже стекала темная река незваных пришельцев.

Бозун, не оглядываясь и не говоря ни слова, продолжал вести саноход вниз по склону. Прежде чем они достигли внешней стены, в его шлеме засвистели и защебетали новые голоса. Он резко остановил машину, развернул ее пушкой в сторону громадного корабля и прислушался.

Они ждали, наконец из ворот вылетела полосатая служебная машина и запрыгала по скале в их сторону. Бронг снял свой шлем и бросился вон из кабины.

— Разве мы не можем драться? — крикнул Кет ему вдогонку. — Или прорываться в джунгли?

— Веселей, Спасатель! — Тот уже снимал винты с грузовой двери. — Если нам и придется драться, то не одним.

Вскоре в машину забрался адмирал Ворн, на его глазах была окровавленная повязка. Кло поддерживала его.

— Засада, — объяснил он. — Тот гуманоид, что изображал Рина Кирона, ждал нас у ворот, задел меня лазером, но Витле его пристрелила. Мы отправляемся с тобой, Бозун. Больше, — кончил он хрипло, — больше некуда.

Бронг закрепил обратно дверь и влез в кабину.

— Берегите глаза. — За стеклом зажегся голубой свет, когда он включил стерилизующие лампы. Кету он отдал вторую пару очков. — Ультрафиолета здесь хватает, даже внутри.

Витле вызвалась сесть у лазерной пушки.

— Сойдет! — пророкотал Ворн. — И гуманоиды это знают.

Бронг пустил ее на место стрелка, и они покатили вниз по склону. Следя за мельканием рук над панелью управления, юноша чувствовал себя таким же беспомощным, как ослепший адмирал у него за спиной. Знакомого ему мира больше не было. Он смотрел вперед, пытаясь обрести другой, но за нестерпимым мерцанием виднелось лишь бесконечное серое месиво облаков под зеленовато-желтым небом.

— Саноход Аули, приближаемся к Дальним Воротам-3, — заговорил Бозун, когда они приблизились к внешней стене. — Запрашиваем разрешения на выход для инспекции внешних ультрафиолетовых…

— В разрешении отказано, — пискнуло у него в шлеме. — Распоряжения патрулям аннулированы. Возвращайтесь немедленно…

Бронг отключил недовольный тонкий голосок и повел машину вперед, к желтым металлическим воротам.

— Держитесь! Будем пробиваться!

От удара машину тряхнуло, но препятствие оказалось сметено. Проехав по обломкам, они нырнули в глубокие снега за воротами. Скальные уступы обрывались в серую облачную бездну.

Погони не было. Зигзагообразная стена исчезла позади, ультрафиолетовый свет пропал. Потом не стало видно и самого пика Зоны, покрытого бурыми крышами, только тахионный транспорт все возвышался над снегами, упираясь в лимонного цвета небо. Кет вздрогнул, словно ощутил слепой стальной взгляд, неотрывно следящий за ними.

— Веселей, Спасатель! — Бронг, видимо, почувствовал его настроение. — Наш выбор сделан — если у нас вообще был выбор. Мы еще на свободе, по крайней мере — пока, и впереди — вся Малили. Так что давай оживай, посмотришь, как надо водить эту штуку. Между прочим, если не допускать перегрузок, оба реактора машины могут протянуть пару лет.

— Куда дольше, чем мы, — пробормотал Ворн.

— Нужно следить за бесперебойной работой стерилизационных ламп: это наша защита. Должна функционировать фильтрующая система, поддерживаться нужное давление воздуха. Смотрите за камнями, чтобы не оцарапать корпус, — продолжал объяснять Бозун. — И на земле, и в воздухе, потому что у драконьих мышей есть привычка бомбардировать незваных гостей. Смотрите также, чтобы нам не вляпаться в густую грязь: там до нас доберется ржавка. От всего этого зависит наша жизнь.

Они наконец спустились в огромный дугообразный каньон, прорезанный когда-то ледниками. Изъеденные ржавкой скалы поднимались так высоко, что даже корабля за ними не было видно. Когда они достигли ровной полосы льда, Кет сел за руль.

Поначалу он опасался, что, несмотря на его усилия, тяжелая машина врежется в какую-нибудь скалу, но вскоре просто влюбился в послушную мощь. Он пожалел, когда его сменил настоящий водитель, чтобы провести саноход по опасной морене. Прежде чем они достигли верха, застрекотал коммуникатор.

— Ответь там, Спасатель, — Бронг махнул рукой. — Я не жду особо хороших новостей.

Кет включил устройство и отшатнулся, увидев голограмму улыбающегося гуманоида.

— К вашим услугам, Кет Кирон, — пропел тот. — Мы рекомендуем вам и вашим спутникам прекратить неразумную попытку избегнуть нашей заботы. Мы настаиваем, чтобы вы оставались там, где находитесь, пока мы не догоним вас и не сопроводим обратно, в безопасное место.

— Мы уже видели, что такое ваша служба, и отвергаем ее.

— Но, сэр, вы не можете так поступить, — мягко и ласково запротестовал гуманоид. — Каждый из вас обладает запрещенной информацией или совершил противозаконные действия. Таким образом, вам всем совершенно необходима наша служба в течение всей вашей жизни.

— Сначала вам придется нас поймать!

— Мы сделаем это, сэр, — уверила его голограмма. — Мы следуем за вами на трех машинах, обладающих двойной мощностью каждая. Мы настоятельно рекомендуем вам остановиться и ждать. Если вы попытаетесь продолжить свое безрассудное путешествие, то только уничтожите свое транспортное средство и погибнете сами. Следуя нашей мудрой Основной Директиве…

Золотая рука Бронга ударила по выключателю, и черный собеседник Кета погас.

— Нечего им наводиться по нашему сигналу!

Пройдя морену, они погрузились в непроглядную мглу. Мир вокруг уменьшился, в свете их ламп густой туман превратился в ослепительно голубое марево. Из него в нескольких метрах перед машиной вдруг выскакивали темные массы скал.

Бозун уменьшил скорость и теперь маневрировал среди тусклых зеленоватых теней, появлявшихся и исчезавших на экране соноскопа. Кет поначалу почувствовал себя в тумане спокойней, но длилось это очень недолго. Ведь гуманоидам не нужно зрение, чтобы видеть их.

Из башни спустилась Витле, чтобы проведать Ворна. Тот нехотя признался, что ему плохо. Она отыскала в аптечке необходимые снадобья и сменила повязку на его глазах, требуя, чтобы он лег. Но адмирал упрямо продолжал сидеть у сигнальной установки, погрузившись в размышления.

Юноша осмотрел запасы продовольствия и подогрел немного еды. Витле Кло попыталась накормить раненого, но тот отказывался от пищи. Бронг ухватил несколько кусочков с принесенного Кетом подноса, его золотые пальцы ловко управлялись с вилкой, но глаза продолжали напряженно следить за зеленоватым светом экрана. Время от времени вся машина вздрагивала, из-под гусениц раздавался глухой скрежет камней. Казалось, что туман никогда не кончится.

— Машины! — пробормотал внезапно Ворн, возможно, разговаривая сам с собой. — Я всегда их любил. В четыре года мне подарили замечательный игрушечный тепловой двигатель. Потом был мой первый голоскоп, который показывал истории о древних героях, спасавших свои города во время Черных веков. Потом — личный самолет, который появился после свадьбы… Реакторы Ворнов… я занимался ими, это их мощь сделала нас великими. Наши космические корабли. Даже эти золотые саноходы, с которыми я познакомился, приехав в Зону, и все прочее оборудование для периметра. А теперь…

Кет услышал, как он скрипит зубами.

— Эти машины, гуманоиды!

37. Жизнь

Преходящая ранняя стадия в эволюции разума.


Когда Витле поднялась обратно к лазерной пушке, ослепший адмирал сказал:

— Мы с ней оба всегда играли не по правилам. Я ненавидел «Зеленый Пик» и Академию: бессмысленные порядки, тупые учителя и губительная для всего живого дисциплина. Я ненавидел большинство Ворнов: гордые глупцы, вцепившиеся в свое окаменевшее прошлое, повторяющие давние, покрытые пылью ошибки. Я ненавидел общество за его преклонение перед деньгами, властью, престижем. И ненавидел свою жену за то, что она любила все это.

Он сидел совершенно прямо, положив руки на сигнальную панель и наклонив свою перебинтованную голову так, словно пытался что-то разглядеть.

— Я прибыл на Малили. Нашел в Зоне почти все, о чем мечтал. Здесь правила нарушались, а личность значила куда больше, чем имя. И Витле… — хрипловатый голос зазвучал с нежностью. — Она сама создала себя. Родилась она в трюмах. Научилась нарушать правила, чтобы выжить. Сумела получить гражданство и даже попала в окружение Наварха. Она близка мне по духу, и я понял это, как только встретил ее. Мы прожили вместе счастливые годы. А теперь… Теперь гуманоиды играют по своим безумным правилам.

Ворн надолго замолчал, и Кету показалось, что адмирал не справился с отчаянием.

— История! — снова пророкотал его голос, скорее задумчиво, чем горестно. — Взгляните на историю человечества. Эколог назвал бы это симбиозом, связывающим людей и машины. Связь с топором и реактором, со счетами и компьютером, плотом и космическим кораблем. Прошел миллион лет — и мы изобрели гуманоидов, венец творения, самые совершенные машины!

Он усмехнулся, но смешок был странно похож на сдавленный всхлип. Через некоторое время адмирал все-таки сдался усталости и боли и попросил юношу помочь добраться до койки. Бронг велел Кету тоже прилечь отдохнуть. Тот неохотно подчинился, ожидая, что тряска в машине и напряжение бегства не дадут ему задремать. Но стоило закрыть глаза, как навалился сон. Вскоре, однако, Витле разбудила его: настала пора вести машину.

Саноход все еще шел в голубой мгле. Кет взялся за руль и стал выбирать дорогу среди неясных теней на экране соноскопа, а Кло следила за инерционным датчиком и отмечала их путь по карте. Юноша поразился: эта элегантная женщина владела множеством профессий. Он воспрял духом:

— Думаю, мы справились! Когда преодолеем туман, то наверняка встретимся с лелейо…

— Они ничем не смогут нам помочь, — спокойно ответила Витле, словно констатировала обыденный факт. — Наш мир теперь — эта машина. Когда она погибнет, погибнем и мы. Ты должен смириться с этим, больше надеяться не на что. В конце концов, за это мы и боролись — за свободу от гуманоидов.

В тусклом свете экрана мерцала ее улыбка, женщина говорила с грустной уверенностью. Внимательно посмотрев на спутника, она добавила:

— Бозун, конечно, может ожидать большего. Если окажется, что у него все-таки есть иммунитет.

Саноход вышел из непроницаемого тумана, и Бронг сменил Кета. Снега и льда уже не было, только на скалах по-прежнему синели пятна ржавки. Внизу виднелась поляна с алой пламенкой, а за ней начинались желтые и золотые холмы, чуть подернутые голубоватой дымкой.

Витле отправилась обратно в боевую башню, а у юноши начался новый урок вождения. К его удивлению, учитель словно специально выискивал путь потруднее: сперва по утесу над бурлящей рекой, потом через опасную осыпь. Когда Бозун без всякой нужды обогнул замечательный луг, поросший пламенкой, Кет спросил:

— Ты пытаешься скрыть наши следы?

— Скорее, расставить ловушку, — Бронг приподнял очки и глянул на карту. — Эта равнина — обычное место брачных игр драконьих мышей. И они не любят, когда здесь появляются посторонние.

На длинном плато, где золотые дубки возвышались тут и там среди пламенки, учитель и ученик вновь поменялись местами. Позади них остались темные от ржавчины утесы, а впереди дорога была куда более привлекательной. Кет продолжал надеяться:

— Лелейо? Мы можем встретить их там?

— Мне очень жаль, Спасатель, но творить чудеса мы не умеем. Лелейо никогда не забираются так высоко в это время. Так что не мечтай о прекрасной Нере Ньин и не забывай, что здесь владения кровяной гнили, а одно ее прикосновение может убить тебя.

Подавленный, юноша ничего не ответил.

— Вот на что я надеюсь, — словно пытаясь приободрить его, Бронг подсветил карту и указал своим золотым пальцем на место. — Цель последней экспедиции твоей матери…

— Мыследрево?

— Дерево фейо. Мы идем почти по ее маршруту. За этой грядой находится река, которую ей не удалось пересечь. Сомневаюсь, что это удастся нам. Но мы можем приблизиться и подождать, пока наши друзья не соберут первый летний фейолар. Если нам повезет…

— Бозун! — крикнула Витле из своей башни. — Иди-ка сюда!

Бозун забрался к ней. Кет уже более уверенно вел машину вперед. Он начал немного понимать ее голос: высокое или низкое гудение двигателя зависело от изменения нагрузки на склонах и разнородной поверхности. Полностью погрузившись в новое увлечение, он и думать забыл про гуманоидов.

Поэтому их нападение ошеломило его.

Ослепительная вспышка. Громкий треск. Снегоход качнулся и встал. Наступила звенящая тишина, и кабина погрузилась в полную темноту. На мгновение юноша решил было, что ослеп, но затем разглядел огонек на панели.

— Пришли служить нам! — раздался голос Ворна, полный злой иронии. — Наши металлические симбионты!

Бронг и Витле не теряли времени: загудели моторы, пушка прицелилась. Дважды ударил огромный лазер, и опять все затихло. Наконец Кет услышал шаги Бронга и понял, что битва окончилась.

— Они погибли! Впрочем, как и мы. — Бозун восстановил освещение кабины и мрачно глядел на панель управления, щелкая пальцами. — Если у них и было три машины, две они успели потерять по дороге. Возможно, у реки или из-за драконьих мышей. Витле накрыла последнюю.

Сообщив это, он отправился проверять реакторы.

— Что с Витле? Она цела? — адмирала сейчас интересовало только это.

Шатаясь, Ворн поднялся со своего места, грязная повязка на голове съехала набок. Он стал на ощупь пробираться вперед, пока Витле не выбежала ему навстречу. Они обнялись.

Жужжание вентиляторов стихало. Прохрипел и умолк сигнал тревоги. На панели предупреждающе мигали и гасли красные огоньки. Карта потухла окончательно, и Кет почувствовал горький запах горящей краски и пластика.

— Они нас убили, — произнес вернувшийся Бронг, по-прежнему щелкая пальцами. — Сразу многими способами. Ультрафиолетовые лампы уничтожены. Расплавлена правая гусеница. Охлаждающей системе и обоим реакторам крышка: они перестали работать, когда все начало плавиться. Давление воздуха стремительно падает.

— Значит, это конец? — Ворн слепо покачал головой, чуть отстранившись от Витле. — Уже конец?

— Саноходу — точно, — ответил Бронг. — И его надо срочно покинуть, времени у нас больше нет.

Он достал защитные костюмы из покрытого золотом пластика и баллоны с воздухом. Адмирал безо всякой охоты позволил спутнице надеть на него комбинезон. Бозун раздал всем необходимое снаряжение: специальные трубки с водой и полужидкой пищей, мачете, лампы, веревки, хронографы, а также позолоченное оружие.

— Главное, не потеряйте пистолет, — голос из-под шлема звучал гулко и странно. — Это — лучшее лекарство, если кровавка доберется до вас.

38. Машины

Первоначально — искусственное средство компенсации разнообразных недостатков примитивной органической жизни, позже — наиболее совершенное вместилище разума.


Проверив запас питания и давление в костюмах, Бронг удалил болты и открыл внешнюю дверь. Кет выбрался на потемневшую пламенку, еще дымившуюся после лазерного луча. Витле отправилась вслед за ним, помогая Ворну. Она что-то говорила, но под шлемом ее голос превратился в невнятное бурчание.

Через несколько метров юноша оглянулся и поразился тому, что стало с машиной. От стерилизационных ламп и сигнальных надстроек остались одни ошметки. Половина корпуса почернела, защитное покрытие исчезло.

Он поспешил за своими спутниками. В золотых костюмах и отражающих шлемах они выглядели почти одинаково, только Бронг был самым низкорослым, Ворн — самым неуклюжим, а Витле, напротив, двигалась очень изящно.

На камнях за багровой лужайкой пламенки Бозун разложил желтую карту и указал на V-образное ущелье между дымчато-голубыми холмами далеко на востоке. Он объяснил, что оно проделано притоком той ледниковой реки, над которой растет мыследрево.

— Нет никаких гарантий, что мы туда доберемся, — по рации его голос звучал резко и искаженно, слова было трудно разобрать. — Но, по крайней мере, будем подальше от гуманоидов.

Тяжелый костюм усилил и без того большую гравитацию Малили. Кет решил помочь Витле, которая поддерживала адмирала. Юноша подхватил его с другой стороны, и они побрели за Бронгом.

— Служба… — слабо послышался в шлеме высокий голос. На секунду Кет окаменел. Оглянувшись, он увидел, что за ними от сверкающих желтых обломков спешит гуманоид.

— Мы настаиваем на вашем возвращении!

Гуманоид выглядел необычно. Прежними остались его певучий голос и изящный силуэт, он скользил по выжженной траве с той же плавной грацией. Золотая табличка на груди все так же сияла. Но гладкое бесполое тело уже не было черным, оно превратилось в пестрый сине-зеленый бархат, похожий на трико Арлекина.

Из шлема Ворна раздался рев ярости, и Кло изо всех сил вцепилась в его рукав, не давая ему слепо броситься на врага. Юноша обнажил свое золотое мачете. Бозун отскочил в сторону, очень ловко двигаясь в защитном костюме, — он явно выжидал.

— Служба… затруднительна, — голос замедлился, стал гораздо ниже. — Вы должны… вернуться… в Зо…

Последний слог превратился в долгий музыкальный звук, вибрировавший все тише и наконец пропавший. Гуманоид окаменел и упал на землю, на алую пламенку, слепым лицом вниз. Вокруг него поднялось легкое облачко голубоватой пыли — Кет заподозрил, что это споры ржавки, и ощутил что-то похожее на благодарность.

— Думаю, тут все ясно, — сардонически сказал по рации Бронг. — Гуманоиды никогда не будут служить Малили.

Беглецы карабкались по скалам и пробирались сквозь кустарник, поочередно помогая Ворну, который не желал принимать ничьей помощи. Раненый спотыкался, иногда падал и просто отказывался подниматься. Кет представлял себе его нынешнее полубезумное состояние.

Хотя час за часом они тащились в сторону подернутого голубой дымкой ущелья, оно, казалось, не становилось ближе. Юноша весь взмок в неудобном костюме, тяжелая обувь натерла ноги. Тело зудело, и очень хотелось почесать недоступные сейчас места. Но больше всего его беспокоили адмирал и Витле: их положение выглядело еще более плачевным.

Желто-зеленое небо оставалось неизменным, как и пейзаж вокруг. Только усталость и хронографы сообщили им, что день уже на исходе. Бронг нашел поляну для отдыха и объяснил спутникам, как получать воду и пищу через трубки шлема, управляя клапанами.

Кет устало вытянулся на траве, но поначалу не мог заснуть, чувствуя себя отвратительно в тесном костюме. Проснулся он от резкого звука. С трудом поднявшись, увидел Витле, стоявшую в нескольких метрах от него с пистолетом в руке.

— Извини, Кет: показалось, что заметила гуманоида. Выстрелила, толком не проснувшись, а никого нет.

Бозун приподнял голову, но тут же улегся обратно. Ворн спал неподалеку на алом ложе пламенки. Женщина подошла к нему и встала рядом, словно охраняя. Юноша снова задремал.

— Вставай, Спасатель! — вскоре зазвенел в его шлеме голос Бронга. — Нам еще далеко идти.

Он поискал взглядом Витле и увидел, что она так же неподвижно стоит над Верном. Костюм адмирала сжался, давление в нем явно упало. Неподалеку на красной траве желтела перчатка: видимо, ее сорвали и отшвырнули.

Ноги плохо слушались Кета. Он подошел поближе: окровавленная кисть торчала из обвисшего рукава, на фаланге сверкало золотое кольцо. Камни и трава вокруг тела были запятнаны кровью. Хотя пистолет Ворна оставался пристегнутым к поясу, в его шлеме зияла маленькая круглая дырочка.

Юноша потрясенно поглядел на Витле. Та чуть приблизилась и снова замерла. Он попытался заглянуть ей в лицо, но зеркальная поверхность шлема искаженно отражала его собственный золотой костюм. Ему хотелось как-то выразить сочувствие, но слов не было.

— Все правильно, Кет, — она как будто сама жалела его, голос удивлял необычайным спокойствием и теплотой. — Торку зашел так далеко, как смог и захотел. Конечно, мы надеялись, что у нас будет больше времени. Мы любили друг друга. Но я не раскаиваюсь в сделанном выборе. И он… — ее золотой шлем обернулся к Ворну. — Это лучше, чем жить под властью гуманоидов.

Бронг подошел к ним. Она быстро и крепко сжала руки обоих, а потом указала рукой в сторону ущелья и подошла к телу адмирала.

Кивнув юноше, Бозун направился прочь. Кет последовал за ним, а когда оглянулся, то Витле все еще стояла на месте, прямая, сверкающая и неподвижная. Вскоре ее силуэт уже нельзя было разглядеть за оранжевым кустарником, а немного погодя в шлеме раздался отзвук далекого выстрела.

Бронг на секунду замер, прислушиваясь, потом снова двинулся вперед.

— Да, Спасатель, это тяжело. Но Малили приветлива лишь для лелейо. Адмирал и его возлюбленная хорошо знали об этом, когда шли с нами.

Несколько позже он остановился, повернув зеркало своего шлема к Кету:

— Вот что, давай договоримся. Пока мы вместе — будем присматривать друг за другом. Если получится, что надо будет расстаться, я тебе кое-что расскажу, и, надеюсь, тебе это поможет. Но сейчас я не могу все выложить. Так вот, давай договоримся: пока я этого не расскажу, никто не станет стреляться. Обещаешь?

— Я… — юноша подавился словами. — Обещаю.

Бозун хлопнул его по плечу своей жесткой перчаткой, и оба пошли дальше. Словно желая сменить болезненную тему, Бронг начал говорить о дереве фейо — священном дереве, обладающем магической силой. Если повезет, они проживут достаточно, чтобы увидеть его.

— А ты мог бы просто переместить нас туда? — спросил Кет.

— Если бы… — прошелестел в шлеме слабый голос. — Я пытался нащупать мыследрево, Спасатель. Использовал все, что знал по картам и со слов твоей матери, которая успела взглянуть на него. Этого недостаточно. Если бы мы находились достаточно близко, чтобы видеть его…

Спутники долго пробивались через высокие колючие заросли, обходя бездонную болотину, полную густой голубой грязи. Спустя три дня показалась глубокая и быстрая река, воды которой почему-то отливали глубоким зеленым цветом. По словам Бронга, причиной тому были споры ржавки, а Кет вспомнил, что эти же споры вызывают и кровяную гниль.

Они прорвались сквозь последние колючки и легли спать на галечном берегу, куда весеннее половодье занесло множество поваленных ветрами деревьев. Когда юноша проснулся, Бозун уже вовсю работал, подравнивая бревна, закатывая их обратно на мелководье и связывая прутьями от тех самых колючих кустов.

Плот строился два дня. Наконец, отталкиваясь шестами, они вывели его на середину реки и еще три дня плыли потом к ущелью. И вот ущелье превратилось в огромный каньон, где сузившаяся река бурлила среди темных ржавых утесов, полная неожиданных стремнин.

Впереди, над валунами, закрывавшими половину прохода, играли брызги бледно-зеленых волн. Плот с треском крутило и мотало туда-сюда, а друзья, стоя по краям, изо всех сил старались удержать его от столкновения со скалами. В какой-то момент Кет наклонился, чтобы оттолкнуть плот подальше от почти скрытого в пене утеса, и тут его шест треснул. Он качнулся вперед, поскользнулся и упал в бушующие воды.

Юноша пытался выплыть, но тяжелый костюм тянул вниз, а течение было слишком сильным. Под водой он потерял ориентацию, его несло через камни, шлем звенел от мощных ударов. Воздуха катастрофически не хватало, и он потерял сознание.

Когда Кет очнулся, перед глазами сияло желтое небо, а рев стремнин исчез. С трудом повернув голову, он увидел, что лежит на песчаной отмели среди деревянных обломков.

Он задыхался. В отчаянии, уже не думая о последствиях, юноша нащупал неудобными перчатками крепления шлема и сорвал его.

39. Мыследрево

Дерево фейо, растущее на Малили. Выведено аборигенами мутационным путем из дикого растения, чей ароматный ядовитый сок привлекал и убивал животных. Ныне — священное дерево лелейо, живущее в симбиозе с ними.


Воздух оказался прохладным и приятным, вдыхать его было наслаждением, и Кет постепенно приходил в себя. Он начал ощущать запахи Малили: привычные вроде бы запахи земли и растений, дождя и гнили, но ко всему примешивались ароматы, совершенно ему не знакомые.

Силы наконец вернулись, и он поднялся. Река широкой полосой обегала отмель, где росли низенькие красно-желтые кустарники. Тут и там валялись расколотые бревна, возможно, оставшиеся от плота. Но никаких следов Бронга не было.

Юноша чувствовал себя ужасно, тело ныло от синяков. Он стянул защитный костюм и задрожал под холодным ветром. Ступив на мелководье, чтобы помыться, он остановился: ледяная вода обожгла стертые ноги. Мгновение Кет колебался, но вошел поглубже. Раны не имеют значения, ведь кровяной гнили вовсе не обязательно отыскивать трещинки в коже. Когда он чуть привык к холоду, вода показалась просто чудесной, и он с удовольствием вымылся, после чего вылез обратно на отмель.

Осмотрев остатки снаряжения, юноша обнаружил, что мачете куда-то делось, равно как и трубки с пищей и чистой водой. Но это все не важно. Умрет он теперь не от голода, а раз уж помылся в этой зеленой реке, то вполне может и пить из нее.

Главное, что пистолет все еще пристегнут к мокрому поясу. Удовлетворенно кивнув, Кет вытащил его из кобуры и замер от ужаса, внезапно ощутив слабость и дурноту. Позолоту разъедали сине-зеленые пятна ржавки! Приставив дуло к виску, он попытался спустить курок, но тот раскрошился под его дрожащими пальцами. В гневе он швырнул оружие в тихую зеленую воду.

— Эй, Спасатель! Не забывай о нашем уговоре.

Этот голос звучал слишком весело, чтобы в него можно было поверить. Кет с некоторым подозрением прищурился на ковыляющую из колючих кустов фигуру в каких-то лохмотьях, но это и впрямь был Бозун Бронг.

— Я не собирался стреляться, — ответил юноша, криво улыбнувшись, — но у меня мало поводов для радости.

— Больше, чем ты думаешь, — Бронг подошел к нему и кивнул на деревянные обломки. — Садись, Спасатель. Я все откладывал этот разговор с тобой. Может быть, слишком долго, но я не знал, как ты все это воспримешь. Боялся, что ты будешь стыдиться меня.

Кет ждал, слишком взволнованный, чтобы сейчас сесть. Бозун чуть приблизился к нему и, запинаясь, начал:

— Спасатель, я всегда думал… Я подозревал…

Его темное, покрытое шрамами лицо нервно дрогнуло, словно он никак не мог выразить свои чувства. Наконец он прошептал:

— Я думаю, что ты — мой сын.

Казалось, влажный ветер вдруг стал холоднее, шум реки — громче, а слабый до того аромат реки резко усилился. Кет тяжело опустился на бревно. Бронг стоял рядом — маленькое коричневое существо в обрывках одежды.

— Я знаю: моя внешность доказывает обратное, и опасался, что ты мне не поверишь. Меня изуродовала та болезнь, которую я пережил в детстве. Ты больше похож на моего отца, Ило Аули…

— А мой отец… — юноша перевел дыхание. — Тот, кого я считал отцом?..

— Муж твоей матери, — с неожиданной силой произнес Бозун. — Он всегда ненавидел меня, потому что я любил твою маму. Боюсь, он ненавидел и ее — даже за то, что она сделала для меня руки, — он грустно поднял их. — Она любила меня, Спасатель. Что это для меня значило! Я — генетический курьез, уродливый карлик, возможный носитель заразы. Я обожал ее! Мы провели несколько недель вместе в машине, которую я водил, вне периметра…

Он медленно и тяжело вздохнул.

— Если я винил себя, то только в том, что позволил ненависти Рина Кирона перейти и на нее. А если она о чем-то и сожалела, то никогда не говорила мне об этом. Хотя нам обоим было трудно, потому что он многое подозревал и не позволял нам больше выезжать вдвоем. Если…

Бронг на некоторое время задумался, но Кет не смел прерывать его вопросами.

— Он — тяжелый человек, Спасатель. Но и очень хладнокровный. По-своему верный Спасательной Команде и долгу перед людьми. Он никогда прямо не обвинял нас, но в конце концов стало ясно, что он чувствовал.

— Наверное, из-за этого он всегда и был так холоден со мной, — прошептал юноша.

— Так ты веришь мне? — Бронг подался в его сторону. — И ты… не стыдишься?

— Спасибо тебе… отец. — Он робко встал и потянулся, чтобы пожать твердую руку Бозуна.

— Ты — мой сын! — Тот не взял протянутой руки, а заключил Кета в объятия. — Ты понимаешь, почему я решился рассказать тебе об этом именно сейчас? Потому что ты хотел… уйти. Но есть шанс, что ты обладаешь иммунитетом против кровяной гнили. Не знаю, какие гены тут доминантные, но у меня один шанс из двух, следовательно, у тебя — один из четырех.

— Как скоро это обнаружится?

— Трудно сказать. Я видел, как люди умирали от этой заразы. Никто, кажется, не прожил и дня после заражения. Уже через несколько минут начинается жжение в глазах и в легких.

— Со мной пока все в порядке… вроде бы.

— Радоваться еще рано, — Бронг внимательно смотрел на сына. — Мы слишком многого не знаем. Возможно, мы оба невосприимчивы к инфекции лишь частично, тогда симптомы проявятся позже и умирать мы будем дольше. Но, даже если мы и не заболеем, в джунглях хватает других опасностей, вроде той, что изуродовала меня.

— Как твои руки?

— Я за ними слежу. Внутри там, конечно, сталь, но твоя мать неплохо их сделала. Пока что никаких повреждений, — он вздохнул. — Надо ждать.

Действительно, оставалось только ждать, и они медленно брели через кустарник по краю отмели. «Уединенное место — как раз, чтобы умереть», — подумал Кет. Все равно у них нет больше инструментов, чтобы пробиваться сквозь колючку или построить еще один плот. Юноша не мог придумать иного способа выбраться отсюда. Бесконечные желтые джунгли стеной возвышались за зеленым речным потоком. Устало оглядывая их, он внезапно увидел нечто, отчего у него захватило дух.

— Бозун! — показал он в ту сторону дрожащей рукой. — Отец! Это не то место на карте… с деревом фейо?..

Над джунглями возвышался срезанный конус горы, плохо видный в дымке. На крутом северном склоне Кет заметил ущелье. Бронг посмотрел, и его золотые пальцы вцепились в руку сына.

— Спасатель, это оно!

— Ты можешь… перенести нас туда?

— Нет, — металлическая хватка ослабла, и Бозун покачал головой. — У меня нет больше фейолина. Я потерял последние крупицы, пока плыл к берегу. Но если я не могу… — в голосе зазвучала надежда. — Кет, вспомни, как ты совершал прыжок с Каи, мы попытаемся вместе.

— Я плохо помню…

— Дерево растет вон на том уступе, — Бронг махнул сверкающей рукой. — Хорошенько представь толстый зеленый ствол с более светлыми ветками, а маленькие веточки на них — ярко-красные. Мы переместимся на край, к северу от него. Итак, я считаю. Раз, два, три…

Кет не помнил ничего толкового, так все это казалось ему безнадежным трепыханием. Кто они сейчас? Двое оборванных, грязных изгоев, которых перенесенные беды заставляют перешагнуть грань безумия. Это просто заблуждение…

— Давай!

Ничего не произошло, но рука отца продолжала тянуть его.

— Пошли!

И юноша шагнул прочь с песчаного берега, уходя от резкого ветра и шума реки. Все затуманилось, и желтое небо словно мигнуло. От перепада давления заложило уши. Потеряв на мгновение ориентацию, он чуть не упал.

— Держись, Спасатель! Вот мы и перебрались!

Они стояли так близко от края уступа, что Кет невольно отшатнулся. Внизу, сотнями метров ниже, виднелась текущая у подножия горы река, по ее бледно-зеленым водам плыли голубоватые льдины. Он обернулся и увидел дерево.

Гигантское дерево фейо возвышалось на твердом, лишенном другой растительности грунте. Ярко-зеленый ствол с гладкой корой достигал у самых корней нескольких метров в ширину. Постепенно сужавшиеся бледно-зеленые ветви становились оранжевыми, затем темнели, а их свисавшие к земле кончики были цвета крови.

Вокруг дерева хороводом шли лелейо. Высокие и стройные, с шоколадной кожей и золотистыми волосами, и все — и взрослые, и дети — нагие.

Лелейо пели, то торжественно шагая, то танцуя. Одна пара вышла из круга, чтобы вести в песне. Затем они вернулись обратно, их место занял кто-то другой. С мучительной надеждой Кет стал искать взглядом Неру Ньин, но ее там не было.

— Наши родичи! — почти молитвенно выдохнул Бронг. — Идем!

Разочарованный, юноша медленно побрел за ним. Голые дикари, поющие перед деревом! Он не мог смеяться: он зашел слишком далеко и слишком много перенес, чтобы теперь засмеяться. Но дерево показалось ему чересчур странным, а религиозное действо — бессмысленным. Лелейо с их непостижимыми тайнами были чужды ему так же, как и гуманоиды.

40. Синергия

Соединение нескольких условий, дающее сильный эффект, какого не могут дать эти условия по отдельности. (Приблизительный перевод с лелейо слова «фейолили».)


Отец поторопил его:

— Скорее, они нас ждут!

Танцующие остановились, повернувшись к ним. Голоса умолкли, затем запели снова, но уже другую мелодию. К путникам, выкрикивая какое-то приветствие, направился старик с золотой бородой.

Бронг бросился навстречу и упал перед ним на колени. Бородатый знаком велел подняться и сжал его в объятиях. Они долго стояли так, а потом с улыбкой поглядели на Кета.

— Это Ило Аули, — тихо, дрогнувшим голосом произнес Бронг. — Твой дед.

Юноша со странным чувством пожал мускулистую руку.

— Добро пожаловать, фейолан, — звучно произнес старик, словно сам был с Каи. — Мы ждали тебя. Добро пожаловать к фейо… — он кивнул в сторону дерева. — Только вот это вам здесь не понадобится.

Он нахмурился, глядя на их разорванные в клочья одежды. Бозун с радостью разделся и бросил лохмотья вниз со скалы. Чувствуя себя весьма неуютно, Кет последовал его примеру, но остался на холодном ветру у обрыва, не поворачиваясь к остальным.

— Пошли! — позвал Бронг. — Теперь мы лелейо.

Ило Аули провел их через утоптанную площадку к дереву. В качестве почетного эскорта к ним присоединилась дюжина танцующих, запевших новую мелодию. У мощного ствола вокруг гостей снова образовался хоровод. Юноша напряженно выжидал, ощущая себя уязвимым и растерянным.

— Расслабься! — металлическая рука коснулась его плеча. — Мы вернулись домой.

Кет дрожал от холода, все тело у него болело после купания в реке, стертые ноги горели. Тяжело сглотнув, он обнаружил, что в горле у него пересохло, и задумался, не является ли это первым симптомом кровяной гнили.

— Кровь дерева, — пропел Ило Аули, потянулся к багровой ветке и сорвал с ее конца маленькую черную почку. Упало несколько алых капель. Он собирал их в ладонь, пока подбежавшая маленькая девочка не подала ему золотой чаши.

— Жизнь лелейо!

Старик поднял девочку, чтобы та смогла поднести ароматную чашу к губам Кета. Густая, словно кровь, жидкость жгла как огонь, и первый же глоток переменил все в душе юноши. Внезапно он стал… лелейо.

Гигантское дерево уже не казалось странным — оно было отцом, матерью и другом многих поколений. Это дерево впитало в себя всю историю народа лелейо — его народа. Юноша знал теперь о первых веках неуверенности, о трудном поиске взаимосвязи материи и разума, о долгом труде, создававшем гармоничную жизнь планеты. Он понял их ужас от вторжения Каи Ну и чувствовал огромную благодарность за то, что они остановили распространение радиации из Зоны: священное дерево находилось теперь в безопасности.

Кет больше не был чужим — эта земля была его родиной. Все трудные годы на Каи превратились в неприятный сон, и ему стало ужасно жалко того одинокого молодого человека, которым он был раньше. Этот человек вырос в холодных и мрачных туннелях, постоянно страдая от своей неприспособленности к жизни, потому что не мог понять других, а другие не понимали его.

Лелейо больше не были чужаками — это был его народ. Народ, живший в радостной гармонии с миром. Ойя Ила, молодая мать, радовалась своему недавно родившемуся ребенку. Маленькая светловолосая Эйна Оонг с радостью разделила с Кетом питье, отпив сока той же ветви, прежде чем снова наполнить чашу. Реро и Молу радовались, что принимали участие в изготовлении этой чаши. Ило Аули был счастлив приходу сына и внука.

Юноша протянул руку маленькой Эйне, прося еще одну обжигающую каплю, после чего вместе с отцом присоединился к празднованию возвращения весны. Теперь он знал их танцы, каждый шаг и движение, символизирующие то или иное событие в великолепной истории его народа.

Он стал лелейо — и все же остался самим собой. Радостное тепло помогло ему справиться с ознобом, и он уже не чувствовал ледяного ветра. Горло больше не болело, стертые ноги и ушибы перестали ныть. Внезапно Кет понял, что патоген кровяной гнили тоже не враждебен ему: он борется с нежелательными в организме веществами.

Юноша вспомнил о Нере Ньин и узнал, что та отправилась в Зону к гуманоидам. Их следует уверить в том, что лейолейо никогда не будет представлять угрозы для Основной Директивы, а также объяснить, что на Малили их служба не понадобится.

Он почувствовал острую жалость к Рину Кирону, Кире Сайр и Челни, но тут же понял, что они сейчас счастливы. Это знание пробудило в нем тревожное удивление: Рин и Кира так отчаянно боролись против гуманоидов, почему же они так изменились?

Гуманоиды тщательно скопировали их тела и исследовали разум, чтобы послать двойников на Каи. Так что за счастье могло у них остаться?

Ило Аули услышал мысли Кета, вошел в круг танцующих и кивнул ему и Бронгу, чтобы те последовали за ним. Если внука так сильно беспокоит судьба друзей, то гуманоиды позволят ему посетить их на Киронии.

Они снова отломили черные почки, чтобы принять еще каплю горячей крови дерева, а затем встали, держась за руки, перед огромным зеленым стволом. Бозун знал дорогу, потому что был на борту исчезнувшего «Кирона». А Ило Аули мог поделиться с ними всей силой лейолейо.

На сей раз перемещение оказалось очень легким.

Кет как-то сумел увидеть свою цель: мощенная камнем площадь, по которой бесшумно сновали гуманоиды, словно черные муравьи. Аули сжал его руку чуть сильнее, сообщая, что пора. Он шагнул. В ушах зазвенело, и они очутились на площади среди гуманоидов.

41. Лейолейо

Общерасовый разум, к которому лелейо присоединяются через священные ритуалы фейолили и канал связи, создаваемый деревом фейо.


Сперва это место удивило Кета, потому что очень напоминало площадь в Нортдайке, куда выходили высокие зимние ворота «Вара Ворна». Затем он сообразил, что перед ними просто еще одна копия, небольшой кусочек Каи, сделанный гуманоидами для того, чтобы гости чувствовали себя уютно.

К ним быстро приблизилась одна из черных машин, и юноша почувствовал ледяной страх.

— Добро пожаловать, друзья-фейо, — гуманоид чуть поклонился. — Очень хорошо, человек-фейо Кет, что вы нашли способ примириться с Основной Директивой. Чем мы можем служить вам на Киронии?

— Могу я увидеть моего… того человека, которого я называл своим отцом?

— Если пожелаете. Вы увидите, что он здесь счастлив.

Он провел их через ворота адмиральской резиденции в тот самый высокий летний зал, который юноша помнил по банкету в день рождения Челни.

Рин Кирон, выглядевший худым и подтянутым в своей форме Спасателя, сидел за маленьким столиком напротив гуманоида. За их спинами, за огромным окном, открывался великолепный вид на ледопад. Скопированный ледопад.

Человек и машина играли. Кирон сосредоточенно наклонялся и выкладывал маленькие серебряные фигуры на узорный стол. Машина молча отвечала ему черными крестообразными фишками.

Человек, совершенно поглощенный своим занятием, не замечал пришедших. Тяжело дыша, он хмурился, размышляя над каждым ходом. Руки его сжались, когда гуманоид оказался близок к выигрышу, а шрам на гладко выбритом лице побелел. Когда он наконец выиграл, на его лице появилось выражение триумфа, и шрам стал розовым.

Играли они в крестики-нолики.

— Я хотел бы с ним поговорить, — сказал Кет. — Вы можете приостановить игру?

— Мы служим, — пропел его проводник. — Мы повинуемся.

Гуманоид, сидевший за столом, застыл.

— Шкипер, как это понимать? — Рин Кирон обернулся и сердито посмотрел на гостей. — Если ты теперь Спасатель, то почему не в форме? У тебя просто неприличный вид. Мне не нравятся твои приятели, да и ты мне здесь не нужен.

— Мы пришли помочь тебе. Мы можем задержать гуманоидов на достаточно долгое время…

— Задержать? — рявкнул Кирон. — Зачем? Мне не нужна помощь. Ни от кого. Я сражаюсь сейчас, защищая честь Команды, и пока ни разу не проиграл. Так что, будь добр, не вмешивайся.

Киру Кет нашел в большой круглой комнате, которая когда-то была его тюрьмой. Там все было по-прежнему: шторы затемняли окна, а сияющие двери не открывались.

Женщина сидела за столом в безукоризненно белом рабочем переднике и выглядела так же хорошо и молодо, как в те далекие времена, когда он отдал ей драконье яйцо.

Она тоже занималась какой-то странной игрой: с невероятной серьезностью составляла из маленьких разноцветных шариков пирамидку, разбирая и собирая снова.

Называя шарики яйцами, Кира периодически требовала у прислуживавшего гуманоида принести еще одно: красное или голубое, зеленое или желтое, белое или черное. Тот приносил одно за другим, забирая с полки у стены, где те лежали в различных коробках. Порой женщина хмурилась и начинала колебаться, затем посылала один из шариков обратно, требуя заменить его другим. Хотя результаты каждой попытки явно не слишком ее радовали, она улыбалась и продолжала работу.

За этим занятием она совершенно не заметила вошедших. Кет окликнул ее:

— Кира! Можно?

— Кет? Бозун? — Она подскочила и резко обернулась. — Сэр, а вы кто? — Она взглянула на Ило Аули и снова обратилась к Кету:

— Почему ты не одет?

Прежде чем тот успел ответить, она спряталась за спину гуманоида.

— Кто впустил их сюда?

— Это друзья-фейо, — отозвался гуманоид. — Поэтому мы повинуемся им.

— Вы не имеете права здесь находиться, — сердито сказала Кира. — Вы вмешиваетесь в мои родомагнетические исследования, а они совершенно секретны. Вам нельзя видеть… — она ударом ладони рассыпала неоконченную пирамиду. Легкие шарики со стуком запрыгали по полу. — Я не позволяю посторонним людям входить в эту лабораторию. Только некоторым доверенным помощникам из гуманоидов.

— Мы пришли… — у юноши сдавило горло от жалости. — Мы пришли освободить тебя из этой клетки.

— Клетки? — Она презрительно махнула рукой, словно отгоняя его. — Эта лаборатория — моя тайная крепость. Эти гуманоиды — мятежники, выступившие против Крыла IV. Мои союзники.

Кира тревожно оглянулась и стала говорить чуть тише:

— Я исследую те драконьи яйца, которые ты нашел для меня. Все, что мне нужно, — это расположить их так, чтобы освободить родомагнитную энергию. Когда мне это удастся, я получу непобедимое оружие. Но время не ждет, так что, пожалуйста, Кет, уходи, — она повелительно указала ему на дверь. — И никому ни слова!

Челни и ее кузен обитали глубоко в пещерах под фальшивым «Вара Ворном». Местность оказалась невероятно похожа на ранчо адмирала, что находилось на Темной Стороне. Неровная земля уходила далеко к ледяному горизонту, а над нею горел Дракон, одинокий и холодный, словно в мрачные Сумерки.

Девушка выслеживала дикого мутобыка. Грациозная в своем обтягивающем оранжевом охотничьем костюме, она ползла вверх по заснеженному склону. Позади карабкался Зелик, все такой же толстый и некрасивый, пыхтящий от страсти.

Кет окликнул их, но они вроде бы не услышали.

— Пожалуйста, — обратился он к провожатому. — Дайте мне поговорить с ними.

Проекция низкого неба с горячим красным Драконом мигнула и исчезла с каменного купола. Бесконечные пустынные земли тоже пропали. На небольшом снежном островке вокруг одинокого валуна Челни преследовала мифическую дичь, а Зоор — Челни.

— Кет Кирон! — Она уставилась на него, уронив ружье, затем нахмурилась. — Ты опоздал, — ее подбородок упрямо выдвинулся. — Я любила тебя в «Зеленом Пике». Я могла бы сделать тебя главой флота, но сейчас ты мне больше не нужен. Не то чтоб я слишком дорожу коммодором…

Презрительно пожав плечами, девушка оглянулась на Зелика. Тот, моргая от внезапного света, выбрался из скал и заковылял к ней. Его голубой костюм был застегнут слишком плотно, на подмышках проступали влажные пятна. На тяжело вздымающейся груди сверкало множество медалей.

— Слюнявый свинтус. — Она скривилась. — Но он глава флота.

— Кирон, ты с ума сошел? — Толстый коммодор воззрился на него с явной враждебностью. — Убирайся и раздобудь себе какую-нибудь одежду.

— Лучше так и сделай, Кет. — Челни недружелюбно прищурилась. — Здесь ты лишний. Охотник из тебя никакой, и адмирал сказал, что не желает тебя видеть. И ты спугнул быка, за которым я шла, — ее тон стал обвиняющим.

— Челни, я хотел…

— Добыча ждать не будет.

Она нетерпеливо кивнула в сторону зверя и, вскинув свое ружье, сделала неопределенный знак кузену. Свет померк. Снова в полутьме сиял Дракон и тропинка уходила в безбрежные пустоши. Девушка продолжила охоту, а Зоор двинулся следом, пожирая ее глазами.

Гуманоид вывел путешественников через огромные бронзовые ворота на скопированную площадь.

— Вы увидели своих счастливых друзей, — пропел он чистым голосом. — Им требуется особое внимание, потому что они были перенесены сюда со своей родной планеты. Каждому предоставлены наиболее подходящие внешние условия, и каждый имеет возможность заниматься тем, чем хочет. Эта здоровая и целеустремленная деятельность — причина их счастливого состояния…

— Счастливого! — Кет не смог скрыть горького презрения — Накачанные эйфоридом и играющие в дурацкие игры.

— Человеческое счастье по своей природе нерационально, — голос машины оставался таким же радостным и добрым, как ее гладкое черное лицо. — Ваша эволюция производила отбор скорее по силе, чем по разумности, вследствие этого люди находят удовольствие в актах агрессии. Будучи когда-то необходимым для выживания, со временем этот фактор стал представлять опасность для человечества. Тогда изобрели нас — гуманоидов. Мы обязаны спасти вашу расу, оставляя ей при этом возможность быть счастливой, и предлагаем взамен менее летальные конфликтные ситуации.

Гуманоид приветливо повернулся к Бронгу и Ило Аули.

— Поначалу нам казалось, что вы, лелейо, находитесь в еще большей опасности, поскольку существуют труднопреодолимые препятствия нашей службе на Малили. Однако мы обнаружили, что удачная мутация избавила вас от излишней агрессивности, и вы значительно дружелюбнее людей. А так как ваши высокоразвитые биотехнологии, в отличие от механических технологий Каи Ну, не представляют опасности для нашего обоюдного выживания, то вам никогда не потребуется наша забота.

Кет нахмурился, вновь собираясь указать на страшную цену подобной заботы, но передумал. Быть может, старые, не в меру агрессивные человеческие планеты действительно нуждались в контроле со стороны гуманоидов и это спасло их от самоуничтожения. Лейолейо не считает логику гуманоидов столь уж логичной, но воевать с ней не станут, потому как создает на Малили потрясающую альтернативу — гармоничное сосуществование. Эти мысли осенили юношу внезапно, и, восхищенный этим внезапным пониманием, он повернулся к Ило Аули, готовый возвращаться.

Церемония у священного дерева фейо уже закончилась, его кровь дала всем новую жизнь и причастила к мировому братству. Отец и дед Кета последовали за остальными, но сам юноша остался ждать Неру Ньин у ставшего родным дерева.

Люди и гуманоиды покидали Зону. Торий для Каи уже не требовался, и шахты были заброшены. Колонисты отправлялись на родину. Больше никогда не будет взрывов, убивающих все для расширения периметра.

Нера прилетела на драконьей мыши, и Кет наблюдал за ее приближением, стоя на краю обрыва, который уже не казался таким опасным. Крылья мыши белели на фоне лимонно-зеленого неба. Не дыша от восторга, юноша смотрел, как та делает вираж над несущей льдины рекой и разворачивается против ветра, приземляясь и вцепляясь огромными черными когтями в камень. А всадница, золотая и радостная, соскочила и махнула рукой, ожидая его.



home | my bookshelf | | Прикосновение гуманоидов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу