Book: Неукротимое томление



Пенелопа Уильямсон

Неукротимое томление

Глава 1
Бостон, Массачусетс, Колония Бей. Май 1721 года

— Делия, мерзавка, сейчас же вернись! Если я догоню тебя...

Дверь с шумом распахнулась. Девушка, споткнувшись о порог, с глухим стуком упала и, стоя на четвереньках, тяжело, прерывисто дышала.

Двое мальчишек, игравших в тупике, в конце переулка, подняли головы, услышав, как распахнулась дверь. Увидев девушку со спутанными волосами и широко раскрытыми от ужаса глазами, они подобрали монетки и быстро ретировались.

— Делия! — Бешеный пьяный рев заставил девушку вскочить на ноги. Держась за шаткий поручень, она спрыгнула с крыльца, огляделась и застыла, заметив крупную приземистую фигуру констебля Данлопа. Он шел в ее сторону, петляя между сохнущими рыболовными сетями. Помедлив, констебль повернулся спиной к Делии, пытаясь разглядеть в заливе королевский фрегат, недавно приставший к Лонг Воф. Девушка нерешительно шагнула вперед, но, заметив, что констебль снова поворачивается к ней, замерла.

В доме опрокинулась табуретка, а вслед за тем раздался пьяный вопль.

— Черт побери!

На пол с грохотом полетели металлические горшки, и что-то с глухим стуком шмякнулось в стену.

— Я знаю, ты спряталась где-то здесь. Уж лучше тебе вернуться... Делия!

Констебль настороженно вскинул голову, как лиса, внезапно почуявшая кролика. Застонав от отчаяния, девушка упала на колени и проворно, как жук, заползла под крыльцо. Деревянное крыльцо высотой в две ступеньки давно прогнило, и никто, кроме нескольких крыс, пауков да худенькой семнадцатилетней девчонки, спасающейся от побоев, не мог укрыться в таком месте.

— Делия! Будь ты проклята!

Она услышала неровные шаги отца, а затем скрип ботинок констебля. Делия затаила дыхание, прижавшись лицом к земле. Омерзительная грязь, воняющая плесенью и гнилой рыбой, облепила ей щеки.

Ноги констебля оказались на уровне глаз девушки — так близко, что она явственно видела грязь и навоз на его выцветших кожаных башмаках.

Констебль откашлялся и сплюнул табачную жвачку, чуть не угодив в лицо Делии.

— Эй, Макквайд, — крикнул он. — С чего такой гвалт?

Отец шагнул на крыльцо, доски под ним заскрипели и прогнулись.

— А, это вы, констебль. — Эзра Макквайд немного притих под строгим взглядом блюстителя закона. — Вы не видели мою Делию?

Констебль откашлялся и снова сплюнул.

— Нет, не видел. Я смотрел на залив. Только что пристала «Моравия». Нас ожидает та еще ночка, когда вся эта шайка высыпет оттуда. Скрутят любого здорового мужчину, и концы в воду... А что натворила девчонка?

— Она стащила шесть пенсов, которые я отложил на черный день, — пробормотал Макквайд, — и сбежала с ними. Я хочу как следует проучить ее. Большой грех воровать у отца!

«Лгун», — с горечью подумала Делия.

Эти шесть пенсов принадлежали ей, и она спрятала их в горшке со свиным салом. Но у отца была сверхъестественная способность находить деньги, когда ему хотелось выпить. Однако на этот раз шести пенсов ему не хватило бы, хотя он покупал самое дешевое пиво по пенни за кварту. Так случалось всегда: отец не мог остановиться, пока не набирался до бесчувствия, когда пиво кончалось, приходил к Делии, требуя денег, а если их у нее не было, набрасывался на девушку с кулаками.

— Тебе давно пора выдать девчонку замуж, — заметил Данлоп, прищелкнув языком, — Пусть кто-нибудь другой приструнит ее.

Эзра Макквайд громко расхохотался, отчего затрясся его огромный живот.

— Может, вы женитесь на ней, сэр?

— Кто, я? Ну уж нет. Она слишком дерзкая. — Гут рассмеялись оба.

— Ну, мне пора продолжить обход, — вздохнул Данлоп. Если встречу девчонку, притащу ее, чтобы ты с ней разделался.

— Прошу вас, сэр, я буду вам очень благодарен. Но если она работает в «Весельчаке Лионе», пусть там и останется. Вы же знаете, как нам нужны деньги. А расправиться с ней я всегда успею.

Констебль фыркнул от удовольствия и снова плюнул на землю.

— Да, уж это ты можешь. Ну, удачи тебе, Макквайд.

Грязные башмаки изчезли, доски над головой Делии опять скрипнули, и она услышала, как дверь закрылась.

Все стихло. Делия лежала неподвижно. Легкий ветерок ласково коснулся потного лица девушки, донес до нее запах соленой трески и стук молотка бондаря из соседней лавки. Ее отец тоже был бондарем, пока не спился.

Делия выглянула из-под крыльца, настороженно посмотрела по сторонам, увязая руками в хлюпающей грязи, стала выбираться из своего укрытия.

Сильная рука схватила ее за волосы и поставила на ноги. Делия вскрикнула, увидев перед собой отца.

Черная борода скрывала рот отца, Делия видела только оскал его зубов.

— Ты думала, я вернулся в дом, девчонка? Нет, я одурачил тебя, здорово получилось, а? Где деньги?

— У меня их нет, папа. Клянусь тебе...

— Лжешь, дрянь!

Приподняв дочь за волосы, он грубо встряхнул ее и, размахнувшись, ударил в живот. От пронзительной боли у Делии перехватило дыхание, к горлу подступил комок. Падая, она ударилась лицом о перила. Сгнившее дерево обвалилось под ней, и Делия, пытаясь удержаться, вывихнула руку.

Отец снова набросился на нее. Делия замотала головой от ужаса, но тут же замерла: из-под спутанных волос на нее смотрели горящие желтые глаза. На этот раз он не остановится, пока не убьет ее, подумала она.

Упираясь руками о землю, Делия отчаянно пыталась подняться на ноги и бежать. Вдруг она нащупала обломок перил, вскочила и, извернувшись, ударила отца по голове.

Девушка опрометью мчалась по переулку, спотыкаясь о кучи мусора. Услышав злобный крик удивления и боли, она побежала еще быстрее. Вскоре Делия добралась до пристани, и ее босые ноги зашлепали по деревянному настилу. Петляя между бочками и корзинами, шарахаясь от свиней, роющихся в рыбьих потрохах, она миновала верфь Сиез и пристань Шип-стрит. Только тогда, прислонившись к грубым доскам ангара, Делия перевела дух. Вздохнув полной грудью, она почувствовала режущую боль в том месте, куда ударил ее отец. Делия осторожно ощупала себя, проверяя, целы ли ребра.

— Ах, отец...

Слезы навернулись ей на глаза. Она запрокинула голову и зажмурилась, но тут же открыла глаза: чьи-то руки прижали ее к стене.

— Вот ты где, любимая, а я искал тебя.

Делия увидела ярко-голубые глаза и копну светлых вьющихся волос, наполовину прикрытых красной матерчатой кепкой.

— Ты напугал меня, Том.

Улыбка, игравшая на губах молодого человека, угасла.

— Что случилось?

Делия смахнула слезу со щеки.

— Ничего. — Она вздохнула и попыталась улыбнуться. — А что ты здесь делаешь? Вдруг старина Джейк поймает тебя?

Том Муллинз батрачил на кузнеца Джейка Стирборна, который хорошенько взгрел бы его, случись ему увидеть, что его подмастерье шатается по набережной.

— Старый ублюдок пошел пропустить рюмку рома, — сказал Том. — Не стану же я торчать в этом пекле, раздувая огонь для того, кого там нет. Вот и решил прогуляться.

Он улыбнулся Делии и ласково погладил ее по щеке.

— Где ты пропадала несколько дней? Я скучал...

Юноша потянулся к ней губами, но Делия отпрянула от него. Взяв Делию за подбородок, он повернул к себе ее лицо и поцеловал.

— Перестань, Том. Нам нельзя... Ничего из этого не выйдет, — помедлив, сказала она.

Подмастерье, подписавший соглашение с хозяином, не мог жениться до тех пор, пока не отработает все сполна.

— Тебе осталось служить целых четыре года, только тогда мы сможем пожениться.

— Пожениться?! А кто говорит о женитьбе? — Красивое лицо Тома исказила злоба.

Он с силой ударил кулаком по стене, заставив девушку вздрогнуть.

— Черт побери, Делия! У тебя ведь были мужчины! Так почему ты отказываешь мне?

Делия подняла брови.

— Да кто это тебе сказал?

— Да все. Все до одного в «Весельчаке Лионе».

Она так сильно толкнула Тома в грудь, что он удивился и попятился назад.

— Значит, все они врут! Я не уличная девка, Томас Муллинз! А если ты так думаешь обо мне, то я и видеть тебя не хочу!

Девушка сорвалась с места и побежала вдоль причала, но Том догнал ее. Думая, что он собирается ударить ее, Делия вскинула руки, но тут же поняла, что юноша больше не сердится.

— Прости меня, Делия.

— Дай мне пройти, — сквозь зубы проговорила она.

Прежде чем отпустить ее, Том стиснул ей руку.

— Господи, Делия, да знаешь ли ты, что творишь с мужчинами?

Сунув руки в карманы домотканых бриджей, Том уставился на свои босые ноги. Вдруг он вскинул голову, и лицо его стало жестким.

— Думаю, знаешь. Твои золотистые кошачьи глаза завораживают мужчин. А твой низкий и хрипловатый, как у мальчишки, голос... ты же прекрасно понимаешь, до чего все это доводит мужчин...

Делия, не желая слушать его, вывернулась и побежала прочь. Том звал ее, но девушка даже не оглянулась.

Она видела желание в его глазах.

«Он хотел ударить меня», — подумала Делия.

Сегодня Том не ударил ее, может, сдержится и в другой раз, но когда-нибудь, не совладав с собой, даст волю своим кулакам... как и ее отец.

***

«Весельчак Лион», одно из многочисленных питейных заведений на берегу, продавал дешевые напитки «кожаным фартукам», то есть рабочему люду: кузнецам, бондарям и портовым грузчикам — всем, кто обслуживал корабли, курсирующие в заливе. В этом заведении и работала с четырнадцати лет Делия Макквайд.

Вопреки тому, что думал о ней Том Муллинз и многие другие, девушка никогда не торговала собой. Она обслуживала клиентов за столиками, поднося им выпивку, а это было далеко от того, что говорили о ней злые языки. Вот и теперь, стоя в покосившемся дверном проеме прокуренной пивной, Делия размышляла, кто из этих смеющихся, крикливых мужчин, разносит о ней грязные сплетни.

Каждый из них не раз уговаривал ее подняться в номера на втором этаже «Весельчака Лиона». Все они таковы, и Делия не держала на них зла, но всегда давала отпор, если кто-то распускал руки. Первые туфли появились у нее лишь два года назад, хотя она давно могла бы купить их, стоило только подняться по ступенькам «Весельчака Лиона». Но гордость не позволяла ей пойти на это. Делия была непреложно уверена в том, что если хоть раз согласится лечь с мужчиной в постель за деньги, то падет очень низко и никогда уже не очистится от скверны.

Вдруг Делия услышала, как один из мужчин назвал ее шлюхой, и все похотливо засмеялись, не сомневаясь в том, что это истинная правда. Это задело самолюбие Делии и причинило ей боль куда более сильную, чем ушибленные ребра.

— Ты опоздала, милочка.

Почувствовав сильный запах колбасы, Делия повернулась и увидела перед собой мясистое лицо Салли Джедрап, хозяйки «Весельчака Лиона» и двух других питейных заведений на берегу. Ямка на толстом подбородке Салли отвратительно углублялась, едва она начинала говорить.

— С какой стати платить тебе деньги, если ты являешься на работу, когда вздумается! — пророкотала Салли.

— Я не опоздала, — по привычке возразила Делия, чувствуя, что не в силах препираться с хозяйкой.

Взяв поднос с кружками, наполненными ромом, слишком тяжелый для хрупкой девушки, Делия спросила:

— Кому это отнести?

— Вон тем пьянчугам возле стены. Но учти, если ты прольешь хоть каплю, я вычту у тебя из жалованья, — прокричала Салли ей вслед.

Пробираясь между столиками к компании гуляк, сидящих в глубине зала, Делия заметила среди них кузнеца Джейка Стирборна. Очень расстроенная встречей с Томом Муллинзом, девушка все же искренне обрадовалась, что его хозяин здесь, а значит, не накажет юношу за безделие.

Над головой Джейка висела кожаная сумка со связанным бойцовым петухом, который громко кричал, видимо предвкушая битву. Петушиные бои проходили на специальной площадке в глубине зала. Все побережье прослышало о предстоящем в этот вечер поединке между петухами Джейка и Салли Джедрап.

Не успела Делия поставить поднос, как кузнец запустил свои грязные лапы прямо под оборки ее грубой юбки, перешитой из старого наматрасника.

— Поставишь три пенса на моего петуха, Делия?

Делия оттолкнула омерзительную руку.

— Ты не заставишь меня поставить и двух пенсов на это гиблое дело, — отрезала девушка.

И все же она предупредила Стирборна, что Салли натирает своим птицам клювы чесноком и вливает им в горло бренди, дабы повысить их боевой дух и оттолкнуть противника запахом.

Схватив запястье Делии, Джейк притянул ее к себе.

— О, у малышки Делии есть сердце! Может, немного повеселимся чуть позже?

Он порылся в кармане своего кожаного фартука.

— Смотри, я дам тебе пару серебряных шиллингов всего за несколько минут. По-моему, неплохо! Делия уперлась кулачками ему в грудь.

— Отпусти, Джейк.

Но рука Стирборна крепко держала ее. Он рванул ее вниз и припал слюнявыми губами к ее груди, выступающей над туго зашнурованным корсажем. Это переполнило чашу терпения Делии. Схватив одну из кружек, она выплеснула ром на голову Джейка Стирборна. Вскрикнув от неожиданности, он выпустил ее руку. Воцарилась такая тишина, что было слышно, как по лицу Джейка струйками стекает обжигающая жидкость. Джейк вскочил со скамьи, извергая проклятия.

Делия не растерялась. Схватив деревянный поднос, она с силой ударила кузнеца по крупному носу. Раздался дружный гогот. Слезы брызнули из глаз Джейка Стирборна, и он закрыл лицо руками.

— Черт побери, Делия, — зашипел кузнец, — зачем ты это сделала?

Джейк потрогал нос, проверяя, не сломан ли он.

Пораженная случившимся, Делия почла за лучшее отойти от великана на безопасное расстояние.

— В другой раз ты будешь осмотрительнее, Джейк Стирборн, — дерзко крикнула она.

— Я не хотел обидеть тебя, — почти миролюбиво пробормотал кузнец.

— Ладно! — девушка направилась к выходу.

Но тут ей преградила дорогу необъятная Салли Джедрап.

— Ты что позволяешь себе, шлюха? — прошипела она в лицо Делии. — Безобразничаешь, хочешь, чтобы к нам нагрянули полицейские?

Недолго думая, Делия обрушила поднос ей на голову.

— Прочь с дороги, старая сводня! Не то я разделаюсь с тобой! Смотри, как бы не кончилось плохо!

— Ну, это тебе так не сойдет! — воскликнула Салли, отступая в страхе перед грозным оружием Делии. — А теперь проваливай. Ты больше здесь не работаешь, да и ни в одну таверну не устроишься: всем расскажу о твоих проделках.

Выскочив за дверь, Делия услышала, как Салли заорала ей вслед:

— Надеюсь, что ты и твой старый пьянчуга-отец скоро подохнете от голода!

Дойдя почти до пристани Кларк, Делия заметила, что все еще держит в руках поднос. Спустившись к заливу, она бросила поднос в воду и нервно рассмеялась. Но к горлу внезапно подступил комок, и смех замер у нее на устах.

Припоминая события минувшего дня, которые мелькали перед ней, как в калейдоскопе, Делия постепенно успокоилась, хотя как бы воочию увидела отца с окровавленной головой. Случалось, девушка боялась идти домой и молила бога о том, чтобы у отца не было сил выместить на ней злобу за его неудачную жизнь. Потом перед Делией предстал Том. Втайне Делия мечтала о том дне, когда они поженятся, и рисовала в своем воображении счастливые картины их будущего. Домик над кузницей, куча детей сидит вокруг кухонного стола. Она готовит что-то вкусное, а Том курит трубку и с любовью наблюдает за ней. Как же она глупа! Разве можно было полагаться на его ласковые слова. Сейчас Делия не знала, что сильнее оскорбило ее: то, что Том так легко поверил грязным сплетням о ней, или ненависть, вспыхнувшая в его глазах, когда он собирался ударить ее. И последнее событие этого дня: она потеряла работу в «Весельчаке Лионе».

— Ну и что же ты собираешься делать, дуреха? — пробормотала Делия. — Гордостью сыта не будешь.

Стоя в самом конце мола, девушка наблюдала, как медленно опускается солнце, освещая паруса и мачты кораблей. Жизнь продолжалась. Вдали одинокий рыбак плыл к берегу в своей утлой лодке. Над головой Делии, пронзительно крича, кружили чайки. На берег набегали волны, плавно колыхались водоросли возле облепленных ракушками свай мола. От этой картины, знакомой с детства, на глаза девушки навернулись слезы и ее охватило щемящее чувство одиночества.

Поняв, что вот-вот расплачется, Делия направилась назад в сторону лавок, разбросанных вдоль прибрежной полосы. Еще издали девушка заметила, что два офицера с фрегата «Моравия» подошли к доске объявлений и читают информацию о кораблях, стоящих в порту. При их появлении несколько местных мужчин, стоявших возле доски, поспешно удалились. Жители Бостона не слишком чтили службу в Королевском флоте.

Вздохнув, Делия побрела вдоль мола. Внезапно налетевший свежий вечерний ветер закружил кучи мусора. Обрывок газеты «Бостонские новости» упал возле ног девушки. Ее внимание привлекли слова, набранные жирным черным шрифтом. Делия подняла Обрывок газеты, но, почти не умея читать, разобрала только два слова: женщина и жена. Она собралась было бросить газетный листок, но вдруг заметила, что на него упала тень. Подняв голову, девушка увидела перед собой одного из офицеров с фрегата. Судя по знакам отличия на эполетах его добротного синего мундира, он был лейтенантом. Высокий, худой молодой человек с гладко причесанными и заплетенными в тугую косичку волосами смущенно проговорил:



— Добрый вечер, мисс. Увидев, как вы стоите в самом конце мола, я подумал, что вам, должно быть, очень одиноко. — Легкий румянец покрыл его бледные впалые щеки.

«Я и вправду очень одинока!» — подумала Делия.

В другой ситуации Делия не раздумывая повернулась бы и пошла своей дорогой. Но сейчас девушка приветливо улыбнулась молодому человеку и спросила:

— Вы умеете читать, сэр?

Лейтенант гордо вскинул голову.

— Конечно!

— Так не могли бы вы прочесть мне это объявление?

Снисходительно усмехнувшись, лейтенант взял газету, откашлялся и прочел: «Овдовевший фермер из поселения Мэр-римитинг, территория Сагадохок, Майне, владеющий небольшим состоянием и участком земли, ищет хорошую женщину, готовую вступить с ним в брак и заменить мать двум его малолетним дочерям. Женщина должна обладать крепким здоровьем, трезвым рассудком, быть примерной христианкой и отличаться благонравием. Заинтересованным лицам обращаться к Тайлеру Сэвичу, Д.М., временно проживающему в гостинице „Красный дракон“, Кинг-стрит, Бостон».

Лейтенант умолк, насмешливо глядя на девушку. Делия улыбалась. Погруженная в свои мысли, она уже не замечала молодого человека и размышляла о том, что фермер наверняка выстроит себе дом, где всегда будет уютно, тепло и сытно. А раз уж он остался с двумя малышками, то, конечно, не обидит женщину, согласившуюся вести хозяйство и заботиться о его детях.

— «Красный Дракон», Тайлер Сэвич, Д.М. — повторила она. — Что же значит Д.М.?

— Доктор медицины. Значит, он закончил университет. Надеюсь, ты не собираешься отправиться по этому объявлению, — рассмеялся офицер и погладил Делию по щеке. — Ты слишком хороша для того, чтобы прозябать на какой-то грязной ферме.

Делия вырвала газету у него из рук.

— Спасибо за услугу, сэр, — сказала она и быстро пошла вдоль мола.

— Постой! — крикнул ей вслед офицер. — Позволь мне угостить тебя ужином.

Но Делия была уже на пути к Кинг-стрит и «Красному дракону».

Девушка стояла в тени особняка, разглядывая расположенные поблизости дома и лавки. В середине Кинг-стрит, отличаясь особым великолепием и огромной яркой вывеской над парадной дверью, возвышался «Красный дракон».

«Конечно, в такой шикарной гостинице, как эта, не встретишь ни одного „кожаного фартука“. Здесь живут только господа», — размышляла Делия, пытаясь представить себе, как выглядит гостиница внутри. Еще ни разу ей не случалось переступать порог столь роскошного дома.

«Господа, должно быть, потягивают благородные напитки из высоких кружек, курят глиняные трубки, играют в карты или читают газеты», — думала Делия, разглядывая двух мужчин в красных с золотом ливреях.

Привратник и кучер стояли возле парадного входа, неторопливо беседуя. Делия надеялась незаметно прошмыгнуть к Тайлеру Сэвичу, но, прождав несколько минут, поняла, что это ей не удастся.

Подобрав юбки и гордо, как настоящая леди, вскинув подбородок, девушка решительно двинулась к гостинице, стараясь не привлекать к себе внимания.

— Простите, господа, — начала она.

Мужчины умолкли и тотчас повернулись к Делии, смерив ее взглядом с головы до ног, от испачканного подола поношенной юбки до непокрытых волос. Кучер, примерно такого же возраста, как и ее отец, невысокий, с гладкой кожей и пухлым лицом, не отрывал глаз от Делии. Его розовый, круглый, как у кролика, нос как-то странно дернулся.

Привратник, повыше и помоложе, сально улыбнулся, обнажив прокуренные неровные зубы.

— Вход на кухню с другой стороны, милочка, но боюсь, нам не нужны посудомойки.

Делия тоже улыбнулась.

— Спасибо, но я не нанимаюсь на работу. Не знаете ли, где можно найти господина Тайлера Сэвича, — она постаралась припомнить те чудные буквы, — Д.М.? Мне назначена встреча, — добавила она.

Это было недалеко от правды.

«В конце концов в объявлении ведь сказано, что заинтересованные лица могут обращаться прямо в гостиницу», — подумала Делия.

— А, так вы приглашены, милочка! Значит, я — король Англии. Приятно познакомиться! — Кучер пришел в восторг от своей шутки. Но вдруг веселость исчезла с его лица.

— Проваливай отсюда, грязная оборванка, — заорал он, — пока я не позвал констебля.

— Постой-ка, — примирительно сказал привратник, открывая дверь тучному господину в шляпе с высокой тульей, — последнюю неделю к доктору приходило много женщин, и, прошу прощения, на вид они были не лучше вас, госпожа.

Кучер уставился на Делию, прищелкнув языком и пренебрежительно покачав головой.

— Странные дела, очень странные... По-моему, доктор собирается открыть бордель.

Делии стало не по себе. Она уже подумывала о том, как бы незаметно улизнуть, но вдруг привратник сказал:

— Постойте-ка, мисс, доктор сейчас выйдет. Вы можете подождать его в холле.

Кучер удивленно поднял брови, но промолчал. Делия раздумывала, как поступить. Но рассудив, что в любой момент сможет уйти, если ей что-то не понравится, согласилась. Вообще-то, девушке казалось, что такое прекрасное место, как «Красный дракон», ничем ей не угрожает.

Делия смело последовала за привратником. Проходя мимо бара, она заметила, что там нет никого, кроме двух увлеченно беседующих пожилых джентльменов в белых париках и сюртуках из прекрасной черной материи. Делия рассмеялась, увидев, что один из них что-то бормочет себе под нос, а другой, приложив к уху слуховую трубку, кричит:

— А? Что вы сказали? Говорите громче.

Привратник провел девушку через кухню, потом они поднялись по узкой лестнице для прислуги и наконец оказались в холле. Делия замерла, пораженная прекрасным убранством, но привратник открыл какую-то дверь и легонько подтолкнул ее в комнату.

— Я очень рискую, позволяя тебе остаться здесь без разрешения. Надеюсь, ты ничего не украдешь? — спросил он, сластолюбиво улыбаясь и дыша перегаром. — Я буду внизу, у входа. Мне причитается половина того, что даст тебе господин за твою, как бы это сказать... работу. Ясно?

Девушка поняла, на что он намекает, но промолчала. Она стояла на пороге великолепной комнаты и ее глаза широко открылись от восхищения. Никогда прежде она не видела ничего подобного.

Натертый до блеска паркет покрывали ковры; на высоких окнах, выходящих на тенистый задний двор, висели дамасские портьеры. Хотя день был по-весеннему теплым, к вечеру заметно похолодало, поэтому потрескивающий в камине огонь был особенно приятен. Уже смеркалось, и в комнате горели свечи; Полированная английская мебель тускло поблескивала.

Услышав, как тихо закрылась дверь, Делия поняла, что осталась одна. Улыбнувшись, она обошла комнату, коснулась гладкой спинки дубового стула, стоящего возле камина. Ей хотелось потрогать вещи, принадлежащие «ему», чтобы угадать, какой «он». Остановившись возле бюро, Делия внимательно рассматривала лежащие на нем предметы: лезвие для бритья, точило, расческу из слоновой кости, набор стальных перьев со специальными стержнями в изящной латунной коробке. Здесь же находился кожаный чемоданчик врача, набор ланцетов с костяными ручками и разные лекарства в стеклянных аптекарских пузырьках. Одно, что показалось ей не к месту, — это висящее на стене возле камина пенсильванское ружье. Его деревянный приклад и серый металлический ствол слабо мерцали, отражая отблески огня.

Делия попыталась представить себе хозяина всех этих вещей. Ей казалось, будто она ощущает его присутствие. В комнате пахло хорошим табаком и дорогой кожей. Видно, это человек состоятельный, раз все, что ему принадлежит, такое добротное. Делии не терпелось поскорее узнать, большой ли у него дом и сколько лет его детям.

«Почему же ему пришлось помещать такое объявление в газете, — гадала она. — Может, лицо у него изрыто оспой или он очень стар? А может, он слишком робок, чтобы сделать женщине такое предложение?»

— Тайлер Сэвич, — вслух проговорила Делия, — какой же вы?

Девушка заглянула в спальню, хотя и понимала, что этого не следует делать. Заметив на каминной полке зеркало, она подошла к нему и невольно вскрикнула, увидев свое отражение. Сначала Делия даже подумала, что она не одна в комнате. Но эта мысль тут же вызвала у нее такой приступ смеха, что она прикрыла рот ладонью. Успокоившись, девушка принялась рассматривать себя. Из зеркала на нее глядело существо с перепачканными грязью щеками и широко открытыми желтыми глазами. В волосах застряли сухие листья и паутина, а корсаж платья был залит ромом.

«Ну и вид у меня, — подумала Делия и весело рассмеялась. — Не удивительно, что конюх грозился позвать констебля».

Девушка попыталась почистить подол юбки и соскрести грязь с лица, затем стряхнула листья и паутину с волос. Оглядевшись, Делия увидела широкую кровать под балдахином, показавшуюся ей такой мягкой, что она не удержалась и, присев на нее, тут же с тихим стоном откинулась на подушки. В комнате было тихо и уютно, словно в каком-то особом мире.

«Как хорошо, — подумала Делия. — Мне так хочется стать настоящей леди и спать на такой прекрасной кровати с периной». Глаза у нее слипались.

— Миссис Тайлер Сэвич, — сказала она себе. — Миссис Тайлер Сэвич, Д.М...

Глава 2

Делия провела рукой по белоснежному льняному белью, вздохнула и с наслаждением вытянулась на кровати, зарывшись лицом в подушки...

***

Открыв глаза, она в ужасе вскочила.

«Боже мой, я уснула на кровати совсем незнакомого мне человека!» — подумала Делия.

Она посмотрела в окно. Было совсем темно. Длинные тени лежали на полу, а комнату заливал серебристый таинственный свет полной луны.

Снова откинувшись на подушки, Делия подняла руки над головой и потянулась, но вдруг ее пронзила острая боль. Потрогав ушибленные ребра, она поморщилась.

«Который же час, кажется, уже очень поздно. Боже, а если бы этот мужчина, вернувшись домой, застал меня в своей постели? Даже подумать страшно! А вдруг поиски жены — лишь уловка, а на самом деле он подыскивает девиц для борделя? Тогда я стану первой претенденткой на эту роль».

Щеки Делии вспыхнули при одной мысли об этом. Зевнув, она слегка приподнялась на кровати, откинула волосы со лба и потерла сонные глаза. Вдруг она услышала приглушенный смех и шорох одежды.

— О, Тай, дотронься вот здесь... да... о, пожалуйста.


Женщина тихо вздохнула, а мужчина шепотом спросил:

— Здесь?

— О, да-а...

Делия съежилась, вглядываясь в темноту расширенными от страха глазами. Когда она поняла, что нужно бежать, было уже поздно: мужчина и женщина стояли на пороге комнаты.

Первой вошла женщина, игриво таща за собой мужчину. Едва переступив порог, она остановилась и прислонилась к стене. Вцепившись в кружевной воротник его рубашки, она притянула мужчину к себе. Он припал губами к шее женщины, и она протяжно вздохнула.

Делия замерла, не зная, как поступить.

«Он не только подыскивает девушек, но и сам проверяет их!» — мелькнуло у нее в голове.

Делия решила, что надо как-то дать им знать о себе. Она набрала побольше воздуха...

— О, Тай, — снова послышался женский шепот, — я думала, что сойду с ума, глядя, как ты танцуешь с этими жеманными куклами. Скорей скажи мне, что все они ужасны и до смерти надоели тебе.

— Конечно, дорогая. Они ужасны, — проговорил мужчина, растягивая слова.

— За весь вечер ты ни разу не взглянул на меня.

— Ты не права, Прис. Я смотрел. — Тут он тихо вскрикнул, потому что женщина расстегнула его бриджи, сунула туда руку и глухо рассмеялась.

— Не заставляй меня напоминать тебе, зачем мы здесь, Тайлер Сэвич, — проворковала она.

Он молча поцеловал ее в губы и прижался к ней бедрами. Его пальцы похотливо блуждали по ее телу, пока Присцилла нежно ласкала его. Из груди Тайлера вырвался свистящий звук, когда ее рука схватила его возбужденный член.

К горлу Делии подступил ком. От волнения во рту пересохло так, что она не могла даже глотнуть. Девушка видела всякое в «Весельчаке Лионе», но никто не делал «этого» при ней по-настоящему. Делия наблюдала за ними из своего укрытия. В ярком лунном свете она отчетливо видела любовников, стоявших чуть боком к кровати. Невысокая, светловолосая женщина была одета так, словно только что вернулась с бала. На мужчине была только рубашка и приспущенные бриджи. Присцилла в сладострастном исступлении впилась ногтями в его мускулистое загорелое тело, в сравнении с которым ее руки казались почти белыми. Лиф ее платья был расшнурован, и полные груди обнажены. Его длинные пальцы гладили, покачивали и сжимали упругие холмики. Женщина тихо постанывала, обвив его руками и запрокинув голову назад.

Охваченная огнем, Делия и сама едва сдержала стон. Неведомое до сих пор ощущение пронзило ее тело, пылающее как в лихорадке. Девушка почувствовала странное стеснение в груди, словно ее сжали тисками. Хотя стонущие и всхлипывающие любовники были поглощены друг другом, Делия боялась пошевелиться. Она понимала, что ей не следует видеть подобные сцены. Она зажмурилась, но через минуту глаза открылись как бы вопреки ее воле.

Мужчина медленно и сладострастно делал круговые движения бедрами, все теснее прижимаясь к Присцилле. Его язык скользил по ее стройной шее. Женщина выгнулась навстречу ему. Тайлер завладел ее ртом, слившись с ней в поцелуе. Охваченные страстью, они приближались к кульминации.

— О Боже, Тай... Боже, — бессвязно бормотала женщина.

Сильные мужские руки обвили ее талию, приподняли вверх и прижали к стене. Тайлер наклонился, захватив губами упругий сосок. Молодая женщина, задыхаясь от безудержного желания, жадно глотала воздух ртом и нетерпеливо комкала рубашку у него на спине. Делия видела, как напрягаются и расслабляются мышцы на крепких мужских ягодицах. Женщина взмолилась:

— Сейчас, Тай, прошу тебя! Я не в силах больше терпеть! Пожалуйста! — отчаянно взывала Присцилла, сгорая от страсти.

Тайлер наклонился, поднял ее на руки и повернулся к кровати. Женщина запустила тонкие пальцы в густую копну темных волос, притянула к себе его голову и жадно прильнула к нему губами. Делия с ужасом смотрела, как любовники медленно приближаются к кровати. Она замерла, не зная, что предпринять.

Мгновение спустя они, обнявшись, упали на кровать, прямо на Делию Макквайд.

Делия вскрикнула от боли, когда на нее рухнул крупный мужчина. Вскочив, как ужаленная, женщина ахнула и пронзительно завопила. Мужчина не произнес ни слова. Но почти тут же Делия почувствовала, как что-то острое уперлось ей в шею.

— Боже всемогущий! Присцилла, замолчи! Ты что, вознамерилась разбудить весь Бостон? А ты кто такая?

Делия тотчас сообразила, что последние слова обращены к ней. Он надавил ножом сильнее, поскольку девушка молчала.

— Кто ты такая? — мужчина повторил это так, что Делия похолодела.

— Пожалуйста... не убивайте меня, — проговорила она.

От испуга ее хрипловатый голос стал еще более хриплым.

Женщина, до сих пор хранившая молчание, разразилась истерическим смехом.

— Тай, да это же мальчишка!

— Я не мальчишка, — возразила Делия, поняв, что ей проткнут горло. Но едва она попыталась встать с кровати, сильная рука отбросила ее на место.

— Сиди... Прис, зажги лампу, — твердо проговорил мужчина.

Женщина колебалась. Он снова велел ей сделать это. Присцилла вышла из комнаты, шелестя юбками.

Тайлер Сэвич легко поднялся с кровати и отвернулся, чтобы застегнуть пуговицы на бриджах. Делия залилась краской, вспомнив, как женщина страстно ласкала его твердый член.

В комнате вдруг стало так тихо, что было слышно лишь тиканье часов на каминной полке. Делия подумала, что ей следует назвать себя, но это казалось сейчас неуместным. Она попыталась вообразить, что сказала бы на ее месте настоящая леди, но еще больше сконфузилась, поняв, что ни одна леди не попала бы в такую ситуацию.

Женщина вернулась в комнату с лампой в руках, успев привести одежду в порядок. На ней было роскошное платье. На темно-зеленую с фижмами шелковую юбку ниспадала накидка из серебристой парчи. Матовая грудь соблазнительно вздымалась над глубоким декольте, отделанным кружевами. На голове была шляпка со страусовыми перьями, усыпанными блестками.

Женщина была необычайно хороша собой: с золотистыми волосами, голубоглазая и очень светлокожая. В уголке ее полного рта Делия заметила темное пятнышко в виде сердечка. Она была старше, чем показалось Делии.

«Да, — подумала девушка, — ей, должно быть, уже тридцать».

Женщина нисколько не походила на проституток, работающих в «Весельчаке Лионе» и других питейных заведениях на побережье.

Присцилла поставила лампу на комод и принялась разглядывать Делию. Девушка испытывала крайнее смущение от этих пристальных взглядов чужих людей. В полном смятении она подняла голову и дерзко уставилась на них, хотя ей хотелось провалиться сквозь землю.

— Думаю, Тай, тебе стоит порезвиться с ней, — усмехнулась женщина.

— Ты права, Прис, я никогда еще не имел дела с девками.

Делия оцепенела от ужаса. Красивое мужественное лицо с тонким носом, квадратным подбородком и резко очерченными скулами было совершенно серьезным.



Кожаные бриджи и тонкая рубашка с кружевным воротником свидетельствовали о его принадлежности к высшему обществу. Парика он не носил, и его густые темные волосы были стянуты сзади черной лентой. Темные глаза мерцали из-под широких бровей. Девушка сразу ощутила обаяние этих необыкновенных глаз. Странно, но она уже не боялась его...

Резкий голос Присциллы вернул Делию к действительности.

— Наверно, мне лучше уйти?

— Да, будь любезна, — ответил мужчина.

Это явно не соответствовало тому, что хотела услышать Присцилла.

— Ну, тогда... тогда Стивене очень обрадуется, увидев меня дома в целости и сохранности, — сухо заметила она. — Не провожай меня, Тайлер, — уверенно добавила Присцилла, все еще не двигаясь с места и растерянно глядя, как ее любовник рассматривает незнакомку.

Минуту спустя она резко повернулась на каблуках и выбежала из комнаты.

— Не двигайся, — приказал Тайлер Сэвич, последовав за Присциллой.

Ошеломленная, Делия послушно сидела на краю кровати, пока не вспомнила все, что произошло здесь всего несколько минут назад.

«Он, должно быть, решил проверить, на что я гожусь, и прихватить меня для своего борделя», — мелькнуло у нее в голове.

При этой мысли Делия вскочила и выбежала в гостиную. Тайлер стоял возле двери с Присциллой, закутанной в красную накидку, и, нежно обнимая ее за плечи, тихо и ласково говорил:

— Она, вероятно, пришла по этому проклятому объявлению. Все равно уже поздно, дорогая, тебе пора домой.

— Тай, если ты затащишь эту девчонку в постель...

Он приложил пальцы к ее губам.

— Тише, ты же знаешь, я не поступлю так с тобой. Одна из причин, заставивших меня совершить такой долгий путь до Бостона, было желание увидеть тебя, Прис.

Она кивнула, и ее пухлый ротик приоткрылся.

— Но ведь ты завтра уезжаешь. Пройдут месяцы, а может, и годы, прежде чем мы снова увидимся.

Тайлер лукаво улыбнулся.

— Надеюсь, ты не будешь скучать все это время.

Тихо засмеявшись, она легонько ударила его по щеке расписным веером из слоновой кости.

— Ах, какой ты скверный!

Он провел губами по ее щеке.

— До свидания, Прис.

— Береги себя, Тайлер, — улыбаясь ответила она, но Делия заметила слезы в глазах Присциллы.

Тайлер закрыл дверь и, не глядя на Делию, подошел к камину. Он двигался с природной грацией. Тонкая батистовая рубашка облегала стройное мускулистое тело. Делия напряженно следила за ним. Выражение его лица стало суровым и мрачным.

Он поднял со спинки дубового стула расшитый жилет и надел его не застегивая. Затем взял с каминной полки свечу, зажег ее от углей в камине и поднес к факелу, воткнутому в специальные тиски на стене. Факел разгорелся, наполнив комнату ярким светом.

Тайлер повернулся к Делии. Его губы были плотно сжаты, глубокая складка пролегла между насупленными бровями. Делия напрягла всю свою волю, чтобы выдержать этот безжалостный взгляд.

— Иди сюда, — сказал он.

Делия сделала два робких шага.

«Он обещал женщине, что не потащит меня в постель, но ведь он мог и соврать, — с ужасом думала Делия. — Кто поручится, что он не набросится на меня, как и отец, с кулаками?»

Взглянув ему в лицо, она лишь теперь заметила, что глаза у него не черные, а темно-синие?

— Думаю, сейчас ты скажешь, что попала в чужую постель случайно.

Щеки Делии зарделись: она снова вспомнила подробности недавней любовной сцены. А ей-то казалось, что, проработав столько лет в «Весельчаке Лионе», она знает все об отношениях между мужчинами и женщинами. Нет, она понятия не имела, что бывает вот такая всепоглощающая страсть. Интересно, зачем красивому здоровому мужчине помещать объявление в газете?

«Наверно, это позволяет переспать со многими женщинами и выбрать из них лучшую», — подумала она.

При мысли об этом у нее похолодели ладони.

— Ну, — сказал Тайлер, — что ж ты молчишь?

Его лицо все еще было суровым, но в глубине темно-синих глаз вспыхивали озорные огоньки.

— Так что же ты делала в моей постели, детка? — настаивал он.

Сунув руку в карман, Делия вытащила обрывок газеты.

— Это вы Тайлер Сэвич, Д.М.? — спросила она, протянув ему газету и ткнув грязным пальцем в объявление. — Вы что же, отрицаете, что помещали это?

— Послушай, милая, ведь ты держишь газету вверх ногами.

Краска стыда залила лицо девушки, но она гордо вскинула голову, чтобы скрыть смущение.

— Я умею читать. Немного, — добавила она. — Но в объявлениях никогда не пишут о том, как нужно читать.

— Конечно, ты совершенно права. Как тебя зовут?

— Делия Макквайд.

Тайлер поманил ее пальцем.

— Подойди поближе, Делия.

Ноги у нее одеревенели и словно приросли к полу.

— Не знаю, что вы задумали, сэр, но одно скажу вам сразу. Я не собираюсь ложиться с вами в постель, во всяком случае до свадьбы.

Он удивленно приподнял брови. Затем, видимо, догадавшись о чем-то, широко улыбнулся.

— Хорошо, что предупредила. Ну а теперь подойди поближе, чтобы я мог получше разглядеть тебя. Иди же сюда, я не кусаюсь.

Делия робко подошла к нему и тут же увидела, как его лицо исказила гримаса отвращения.

— Боже, Делия, да от тебя же несет, как от винокурни. Когда ты мылась в последний раз?

Делия оскорбилась.

— Знай же, любопытный ублюдок, что я моюсь раз в месяц, — дерзко ответила она.

— Значит, месяц уже прошел. Открой-ка рот.

— Чего? — возмутилась Делия, но Тайлер крепко ухватил ее за подбородок, заставив открыть рот.

Она все же вывернулась из его цепких рук.

— Ну, ты! Никто не просил тебя смотреть мои зубы. Я же не лошадь!

— По крайней мере, твои зубы чище, чем все остальное.

Носком ботинка Тайлер поддел ножку стула и подвинул его к себе. Поставив одну ногу на сиденье, он прислонился плечами к каминной доске и, сунув указательные пальцы в карманы жилета, принялся спокойно разглядывать Делию. Под пристальным взглядом синих глаз девушка чувствовала себя крайне неловко. Его мужественная красота заставила ее сердце сильно забиться. Тайлер глубоко вздохнул, словно приняв какое-то решение.

— А теперь, Делия Макквайд, боюсь, что...

— Неужели Присцилла? — выпалила Делия. — Ты выбрал ее себе в жены?

«Она, конечно, старше его, но очень красива и богата. К тому же отлично умеет вести себя в спальне», — вихрем пронеслось в голове Делии.

Он ответил ей громким хохотом. Девушка смутилась, хотя и не подала вида.

— Я пока никого не выбрал, то есть «место» жены все еще свободно и принадлежит тебе. Мне нужно было подыскать кого-нибудь к завтрашнему дню. Похоже, ты очень подходишь для этого.

Решив, что ее снова дурачат, Делия в упор посмотрела на него.

— И что же это значит? — спросила она.

— Это значит, что ты молода и полна сил. А еще мне нравится, что ты не лезешь за словом в карман.

Она открыла от удивления рот.

— Весьма сомнительно, что ты девственна, но надеюсь, сифилиса у тебя нет.

Делия еще шире открыла рот.

— Bay, — вскрикнула она так громко, что Тайлер вздрогнул от неожиданности. — Ах ты мерзкий ублюдок! — закричала она. — Да если я работаю в таверне, то это совсем не значит, что я шлюха! Запомни, я еще не сказала тебе, что принимаю твое предложение, и не скажу никогда, будь ты даже единственным мужчиной на земле!

Тайлер зашелся в безудержном смехе. Оскорбленная до глубины души, Делия поискала глазами, чем бы запустить в него. Взгляд ее упал на кочергу.

— Делия, Делия, — покачал он головой, все еще смеясь, — внутренний голос подсказывает мне, что уже никогда в жизни тебе не попадется такое брачное объявление. Так что подумай! А Нэт прибьет мою шкуру к двери своего амбара, если не заполучит тебя.

— Не понимаю, о чем ты говоришь, — процедила Делия, еле удерживая слезы.

Тайлер стал серьезным, но его глаза все еще смеялись.

— Я совсем не тот человек, которому нужна жена. Боже упаси!

— Но ты же сказал... А газета?

— Я поместил это объявление для моего друга: он потерял жену два месяца назад. Ему очень нужна женская помощь, поскольку он остался с двумя детьми на руках, а за фермой тоже нужно приглядывать. В Майне не найти подходящей партии, — пояснил Тайлер, имея в виду обширную территорию к северу от Нью-Хэмпширской колонии. — Я приехал в Бостон, чтобы подыскать священника для нашего прихода, а заодно и жену для Нэта. Я убеждал его, что он просто спятил, но он и слушать меня не хотел.

Делию явно разочаровал такой поворот событий.

«Еще бы, такой красивый мужчина, как Тайлер Сэвич, не станет искать себе жену таким дурацким способом, — подумала Делия. — Как же я глупа, что подозревала его в грязных делишках, ну а теперь еще и это...»

Тут она попыталась посмотреть на себя его глазами. Какой же грязной и темной она кажется ему! От этого Делии стало так тяжело, что ей захотелось умереть.

Девушка посмотрела на Тайлера.

— А что случилось с женой твоего друга? — спросила она, решив что не худо узнать, отчего умерла первая жена того, за кого она собралась замуж.

«Вдруг он сам свел в могилу бедную женщину?» — подумала Делия.

Тайлер молча разглядывал свои руки. Проследив за его взглядом, девушка тоже уставилась на эти холеные руки с длинными, тонкими пальцами и ухоженными ногтями.

— Она умерла от болезни горла, — наконец проговорил он.

— О! — сочувственно воскликнула Делия.

«Что же он собирается делать дальше? — размышляла девушка. — Возьмет меня с собой в Майне, чтобы выдать замуж за своего друга? Вообще-то ничего не меняется, я по-прежнему хочу уехать подальше от Бостона, забыть прошлую жизнь и начать все заново. Наверняка там мне представится возможность стать настоящей леди...»

— А сколько лет его детям? — наконец спросила она.

— Одной девять, другой три.

«Хорошо, что они уже не младенцы», — подумала Делия. Она понятия не имела, как обращаться с детьми, но умолчала об этом.

— Ну, а какой он, твой друг?

— Кстати, Натаниэл Паркес просто мой сосед, а не друг. Он хороший человек, Делия, ты можешь не волноваться. Кроме того, у него двести акров леса и ферма почти в сто двадцать акров земли. Но это лишь половина того, что ему удалось расчистить. Он построил себе отличный дом. Тебе, конечно, придется много работать, но это благодарный труд, потому что земли Сагадохока очень плодородны и всегда дают щедрые урожаи.

— Я не боюсь тяжелой работы, — тут же ответила Делия.

— Думаю, на свете нет ничего, что могло бы напугать Делию Макквайд, — улыбаясь заметил Тайлер.

Девушке очень нравилась его улыбка, хотя ей казалось, что полные чувственные губы несколько не соответствуют резким чертам его лица. Делии почему-то захотелось провести по ним пальцами...

«Как же, так он и позволит дотронуться до себя, ведь от тебя разит, как от винокурни», — одернула она себя.

— Ты постоянно живешь в Мерримитинге?

— В основном.

Делия облизнула губы и опустила глаза.

— А... ты женат?

Он не сразу ответил, и Делия уже проклинала свой длинный язык.

Тайлер встал и оказался так близко к ней, что она почти ощущала тепло его кожи и запах дорогого табака.

«Так и должно пахнуть от настоящего мужчины», — подумала Делия.

— Я не женат, — наконец сказал он. — Но Нэту Паркесу очень нужна жена... и если ты все еще согласна...

Делия снова взглянула на него, и кровь прилила к ее лицу и застучала в висках. Она хотела ответить ему, но слова застряли у нее в горле: его полные губы словно заворожили ее.

— Вижу, ты передумала. Но я не вправе обвинять тебя, — проговорил он. — Это была дурацкая идея. Но я не отпущу тебя с пустыми руками.

Он запустил длинные пальцы в карман жилета и извлек монету.

— Вот, это тебе, — сказал он.

Делия взглянула на золотой соверен. Она никогда не держала его в руках. Монета жгла ее ладонь, словно ее только что отлили. Девушка молча потрогала ее и посмотрела на Тайлера. Он дружелюбно улыбался ей. Делию раздражала его жалость к ней.

«Он возомнил, что я благодарна ему». От этой мысли в ней закипела злость, она никак не могла понять, что просто влюбилась в него.

— Мне не нужна твоя милостыня, ублюдок! — крикнула она, швырнув монету ему в лицо.

Золотой соверен угодил Тайлеру прямо в скулу и, отскочив, упал на пол. Делия растерянно посмотрела на него, с ужасом осознав, что натворила, повернулась и бросилась прочь.

Тайлер поймал ее за руку и притянул к себе. Она вскрикнула, когда он сдавил ее ушибленные ребра. Казалось, что-то острое пронзило легкие, и в то же мгновение боль прошла по всему ее телу. У Делии потемнело в глазах, она согнулась, обхватила себя руками и застонала.

Тайлер тотчас отпустил ее.

— Господи, Делия, что с тобой? Ты ушиблась?

Девушка попыталась вздохнуть.

— Кажется, у меня сломаны ребра.

— Здесь болит? Можешь разогнуться?

Делия кивнула, медленно разгибаясь, но боль снова пронзила все тело, и она начала задыхаться.

— Тебя били?

Делия кивнула, сжав губы.

— Отец, он был очень пьян.

— Сними корсаж, — сказал Тайлер.

— Мужчины все одинаковы! Я ненавижу вас всех! — воскликнула девушка, отпрянув от него.

— Пожалуйста, Делия, я же врач и хочу только осмотреть тебя. Для этого и прошу тебя раздеться. Если ребра сломаны, необходимо их туго перетянуть.

«Я опять веду себя, как дура», — подумала Делия, сгорая от стыда.

Больше всего ей хотелось немедленно исчезнуть и забыть обо всем, что случилось.

Но Тайлер не собирался отпускать ее; он желал убедиться, что с ней все в порядке.

— Хорошо, я разденусь, если ты отвернешься, — более миролюбиво проговорила она.

Тайлер удивленно приподнял брови, словно хотел что-то сказать, но потом, видимо передумав, отвернулся. Подойдя к столику, где лежали медицинские инструменты, он вынул из кувшина несколько сухих листьев и стал толочь их в ступке. Рубашка обтянула его мускулистую спину, когда он склонился над столом.

— Раздевайся, Делия, — не оборачиваясь сказал он.

Делия смущенно начала раздеваться, покраснев так, будто совершила что-то постыдное. Она расшнуровала корсаж дрожащими руками и бросила его на пол. За ним последовала рубашка. Теперь Делия стояла посреди комнаты, обнаженная до пояса, и, хотя в комнате горел камин, ей было очень холодно.

Покончив с травой, Тайлер направился к Делии. Он слегка замешкался, увидев обнаженную грудь девушки.

Делия прикрыла грудь руками. Никогда в жизни она не раздевалась донага, привыкнув спать и мыться в рубашке.

— Не смущайся, — улыбнулся Тайлер. — Врачи почти не замечают обнаженного женского тела.

— В спальне мне так не показалось, — сорвалось у Делии, и она тут же пожалела об этом.

Тайлер усмехнулся и, склонившись к ней, стал осторожно осматривать грудную клетку Делия подумала, что никто еще не обращался с ней так ласково. От прикосновения его пальцев боль почти прошла, но девушка покрылась гусиной кожей и стиснула зубы, чтобы унять дрожь Рука Тайлера случайно коснулась ее груди, и Делия вздрогнула.

— Ты замерзла? — спросил Тайлер.

— Да, — обмирая ответила Делия.

Соски ее напряглись, а кожа вокруг них затвердела. Делия молилась, чтобы он не заметил этого.

«Вот дура! Как же он может не заметить, если они торчат перед самым его носом?» — мелькнуло у нее в голове.

Дотронувшись до старого синяка, который уже успел пожелтеть и почти исчез, Тайлер выпрямился и взглянул на Делию.

— Видно, сегодня тебя побили не впервые.

Девушка смутилась, ей не хотелось открываться едва знакомому человеку. Ома стыдилась отца, но еще больше самой себя, уверенная в том, что он пил из-за нее, ведь она не смогла наладить их жизнь так, как это делала прежде ее мать.

Она низко опустила голову, боясь встретиться взглядом с Тайлером.

— Это моя вина, — наконец сказала она, — я рассердила его.

— Боже мой! — воскликнул Тайлер.

Заметив его негодование и решив, что она вызвала его, Делия чуть не расплакалась и быстро отвернулась, чтобы скрыть от Тайлера слезы.

— Твои ребра целы, — сухо сказал он, — просто сильный ушиб. Поэтому придется их сильно перетянуть. Я поищу что-нибудь подходящее в спальне. Ты не сбежишь?

Делия фыркнула, украдкой смахнув слезу.

— Какого черта?

Тайлер вышел, но тут же вернулся с куском полотна. Он обмотал его вокруг ребер так туго, что девушка едва могла дышать. И все же от нее не укрылась необычайная мягкость его прикосновений. Его рука снова коснулась ее груди. Делия затрепетала, горячая волна захлестнула ее.

Она задумчиво посмотрела на его склоненную голову, на густые темные волосы, освещенные факелом. Делия знала, что ее мечты несбыточны, но все же решилась на смелый поступок.

Делия знала этого человека не более часа, но уже успела ощутить целительную силу его рук и понять, что он один во всем мире способен излечить ее израненную душу. Этого было достаточно, чтобы отправиться за ним на край света. Она хотела просыпаться по утрам с надеждой увидеть его хоть раз в день.

Она глубоко вздохнула.

— Доктор Сэвич!

— Что?

— Могу ли я изменить решение?

— Я же сказал, что все зависит только от тебя.

— Тогда я поеду с вами в Мерримитинг и выйду замуж за вашего друга.

— Пожалуйста, если хочешь. Кроме тебя, никто не выражал такого желания/Честно говоря, я совсем не расположен встречаться с другими женщинами, доведенными до отчаяния.

Он перебинтовал ее.

— Ну вот, можешь одеться.

Пока Делия одевалась, Тайлер подошел к комоду на низких ножках, взял с него поднос с чашками и оловянным кувшином и поставил его на маленький столик.

— Ты вольна сама принимать решения, по крайней мере до тех пор, пока вы не поженитесь. А добраться до Меррими-тинга нам не составит никакого труда. На восток всегда, кроме зимних месяцев ходят корабли из Фалмауса. А зимой залив замерзает Если же в Мерримитинге ты почувствуешь, что не можешь жить в таком глухом месте, или вы не поладите с Нэтом, тогда я берусь переправить тебя назад в Бостон. За мой счет, конечно, — добавил он.

Делия скорчила физиономию за его спиной.

«Он говорит обо мне, как о каком-то товаре, который возвращают из-за низкого качества», — с горечью подумала она.

Между тем Тайлер переложил толченые листья в чашку с вином и протянул ее Делии.

— Выпей.

— Что это, — спросила девушка, подозрительно глядя на чашку.

— Снадобье, снимающее боль.

Потянувшись за чашкой, она невольно коснулась его руки. Ее словно обожгло. Делия покосилась на Тайлера, гадая, почувствовал он что-нибудь или нет, и молча осушила чашку, так ничего и не поняв. Поставив ее на поднос, она хотела было вытереть рот тыльной стороной руки, но вовремя спохватилась.

— А... — начала она, запнувшись на полуслове, — когда мне...

— Приходи сюда завтра, к восьми утра. У тебя немного времени на сборы. Я намеревался уехать еще два дня назад, но меня задержали дела. Мы проведем в дороге добрых три недели.

«Три недели!» — удивилась Делия.

Она и не знала, что это так далеко. Внезапно девушке стало страшно забираться в такую глушь, но соблазн начать новую жизнь, иметь свой дом и выйти замуж за человека, который будет заботиться о ней, оказался сильнее страха.

Делия подняла голову и смело взглянула в лицо Тайлеру. Нет, она не забыла о том, что почувствовала, случайно прикоснувшись к нему.

«Из-за него ты и отправляешься в такую даль», — сказал ей внутренний голос.

— Ну, тогда до утра, — проговорила Делия и пошла к двери.

— Постой, а как же твой отец? — тихо спросил Тайлер. — Когда ты сообщишь ему, что уезжаешь, он не...

Девушка улыбнулась и покачала головой.

— Не беспокойся, он больше не дотронется до меня сегодня. Скорее всего он уже спит.

Лицо Тайлера просветлело, а Делию охватило приятное возбуждение.

— Ну что ж, до завтра, — сказал он. — Не бери с собой ничего тяжелого.

Делия рассмеялась, вдруг почувствовав себя счастливой и совершенно свободной.

— Я возьму с собой только вас, доктор, — пошутила она.

«Да мне и нечего больше брать».

Глава 3

Тайлер Сэвич поморщился. Перед ним стояла тарелка с соленой треской, политой соусом
из масла и яиц и сильно приправленной перцем. При одном взгляде на это блюдо, считавшееся фирменным в «Красном драконе», у Тайлера начисто пропал аппетит. Он поглядел, нет ли кого-нибудь, кто мог бы убрать это блюдо и принести ему что-то попроще, вроде кукурузной каши или ломтиков поджаренного хлеба. Только он собрался найти слугу, как вдруг услышал доносящиеся из холла пронзительные крики.

— Я же говорю тебе, идиот проклятый, что он ждет меня!

За этим последовало несколько смачных слов, которые Тайлер некогда слышал на Сагадохокских лесозаготовках. Он узнал хрипловатый голос Делии.

Дверь распахнулась, и на пороге появилась Делия Макквайд. Она придерживала потрепанную соломенную шляпу и размахивала помятым холщовым мешком. Кроме вчерашних грязных обносков, на ней была побитая молью шерстяная накидка, скорее всего извлеченная из кучи мусора.

Девушка плюхнулась на скамейку напротив Тайлера, бросив мешок себе под ноги. Он сразу догадался, что в этом мешке все ее сокровища.

«Видно, это поношенное платье — ее единственная одежда», — с жалостью подумал Тайлер.

Девушка помылась, и только теперь Тайлер заметил, что она очень хорошенькая. Оказалось, что слой грязи скрывал безупречную матовую кожу, розовые щечки и прелестный коралловый ротик. Чистые волосы спускались волнами из-под бесформенной шляпы. Прошлой ночью эти пышные, с медным отливом волосы показались Тайлеру темными и тусклыми. Теперь им могла бы позавидовать любая светская красавица.

Делия тяжело вздохнула, отбросив со лба локон.

— Этот чертов привратник охраняет вход в гостиницу так, словно это королевский дворец, — проговорила Делия, лучезарно улыбаясь. — Доброе утро, — добавила она, глядя на Тайлера.

Он промолчал и, осушив кружку эля, поставил ее на стол. Его взгляд непроизвольно задержался на груди девушки, соблазнительно вздымавшейся над туго зашнурованным корсажем. Всю прошлую ночь его преследовал один и тот же сон. Он слышал ее низкий чувственный голос и видел упругую грудь.

Он злился на себя за то, что ее тело так взволновало его.

«Вот уж не думал, что начну сходить с ума из-за какой-то девчонки из прибрежной таверны, по воле Божьей ставшей моей пациенткой».

Это было непрофессионально и против его правил. Он всегда ценил в себе умение владеть собой и теперь недоумевал, как мог так увлечься. Тайлер приписал свои ночные видения тому, что заснул полупьяный и слишком возбужденный этой девчонкой, сидящей сейчас перед ним.

Он сердито посмотрел на Делию.

— По-моему, ты сегодня несколько раздражен, — заметила девушка.

— Мужчина с таким изысканным вкусом, как я, не должен увлекаться ромом, если есть арак, чай и лимонный сок, — мрачно сказал он.

— Что? — удивленно спросила Делия.

— Я выпил слишком много пунша на вечеринке у губернатора прошлой ночью. Голова гудит, а ты досаждаешь мне и вопишь, как мартйвская кошка.

— Разве вчера ты был пьян? — спросила девушка, не сводя глаз с тарелки с соленой треской.

«Будь она собакой, она давно уже бросилась бы на нее», — подумал Тайлер.

— Тебе удалось скрыть это от меня. Я ничего не заметила, хотя сразу вижу, когда отец пропустил кружку рома. Ты будешь это есть?

Тайлер подвинул тарелку к Делии.

— Ешь, пожалуйста. Как твои ребра?

— У вас волшебные руки, доктор Сэвич, все прошло, — ответила Делия.

Девушка с жадностью поглощала рыбу, почти не пережевывая ее. Запачкав соусом подбородок, она вытерла его тыльной стороной руки.

— Ты что, правда был пьян вчера? Кто бы мог подумать!

Делия так широко улыбнулась, что Тайлер увидел у нее во рту еще не проглоченную пищу. От этого ему стало тошно.

— Не разговаривай с полным ртом, — резко сказал он. — И, пожалуйста, пережевывай пищу, прежде чем проглотить.

Ошарашенная Делия закрыла рот. Краска густо залила ее лицо, и вилка задрожала в руке.

Затем, подняв подбородок и держа вилку над тарелкой, Делия осторожно поднесла ко рту маленький кусочек рыбы и принялась медленно жевать его, не сводя обиженных глаз с Тайлера. За столом надолго воцарилось тягостное молчание.

«Господи! — с раскаянием думал Тайлер. — Что я натворил?»

Он нервно забарабанил пальцами по столу.

«Что же мне делать? Неужто я на самом деле собираюсь взять эту оборванку из таверны в Мерримитинг, чтобы она стала женой Нэта и матерью его несчастных крошек?» — размышлял Тайлер, глядя на Делию.

Он попытался представить себе рослого, любящего читать псалмы на воскресных молебнах Натаниэла Паркеса рядом с девчонкой, которая, наверно, лет с тринадцати спала с кем угодно за два шиллинга. Тяжело вздохнув, Тайлер начал.

— Эта таверна, где ты работала...

— «Весельчак Лион», — подсказала Делия.

Соус снова потек по ее подбородку, она смахнула его пальцами, а потом вытерла их о юбку.

— Но я не работаю там с тех пор, как вылила кружку рома на голову Джейка Стирборна и огрела его по носу подносом. Это за то, что он слишком распускал руки.

Делия засмеялась, роняя кусочки трески на стол. Тайлеру снова стало не по себе.

— Боже мой, Делия ты ведешь себя совершенно по-свински!

— Ну что ж, прошу прощения, — разозлилась девушка и резко бросила вилку.

Тайлер чертыхнулся про себя, пожалев о своей несдержанности.

— Прости, — сказал он, дотрагиваясь до ее руки.

Сейчас она казалась такой хрупкой и нежной, что он снова упрекнул себя за грубость.

«Бедная крошка, — думал он, — она едва жива от голода, а я набрасываюсь на нее с поучениями»

— Когда ты ела в последний раз?

Делия пожала плечами.

— Наверно, вчера. Я съела кусочек холодной свинины с ломтиком хлеба.

Он подвинул к ней поднос с едой.

— Доедай это. Может, хочешь что-нибудь еще? — мягко спросил Тайлер.

Делия отодвинула поднос.

— Спасибо, я сыта.

Сердце Тайлера дрогнуло от того, как она произнесла эти слова: казалось, девушка много раз репетировала эту фразу перед зеркалом. Ее гордость рассмешила и тронула его до глубины души. Несмотря на свой нищенский вид и чудовищные манеры, она, несомненно, обладала гордостью и чувством собственного достоинства. Вот поэтому Тайлер Сэвич и выбрал именно ее из множества проституток и впавших в отчаяние женщин, которые приходили по объявлению. Следы жестоких побоев на теле девушки убедили его в том, что он сделал правильный выбор. Тайлер насупился при одном лишь воспоминании о ее синяках и ссадинах.

«Во всяком случае, я спасу ее от побоев отца», — подумал он.

Голос Делии вывел его из задумчивости.

— Прости?

— Я спросила тебя о вечере у губернатора. Расскажи, как все это было? Наверно, играла музыка, все танцевали, играли в карты и все такое...

Делия вздохнула, мечтательно закрыв глаза.

Только теперь Тайлер заметил эти глаза — огромные, золотистые, с зелеными крапинками и лучистые.

— Я бы все отдала, чтобы побывать там.

Представив себе Делию на балу у губернатора, Тайлер улыбнулся.

Глаза Делии внезапно потухли и стали грустными и серьезными. Тайлер почувствовал, что не в силах отвести от них взгляд.

— Знаешь, — через мгновение сказала она, — у тебя замечательная улыбка.

Это очень польстило его самолюбию.

— Спасибо, — любезно отозвался он.

— И у тебя чертовски привлекательный зад, — вдруг выпалила она.

— Делия!

Тайлер вспыхнул, это привело его в бешенство.

— Что ты мелешь? Я, конечно, понимаю, что ты далеко не леди, но это не дает тебе права нести все, что приходит в голову. Так вот, впредь прошу тебя воздерживаться от высказываний, которые под стать только пьяному матросу. Это оскорбляет мой слух, поскольку я привык к хорошему обществу.

Делия покраснела от стыда. Тайлер, заметив, как вызывающе она вскинула голову, приготовился к худшему.

Однако ее подбородок задрожал, и она опустила голову, уставившись на свои руки.

— Прости меня, Тайлер. Иногда я действительно болтаю без умолку и несу всякий вздор, а из-за этого вечно влипаю в какие-то неприятности, — виновато сказала она. — Ты не раздумал взять меня с собой?

— Что за чушь! — в сердцах воскликнул Тайлер, чувствуя себя последней скотиной.

Он резко отодвинул скамейку и поднялся из-за стола.

— Вставай, детка, мы уходим. — Тайлер направился к двери, даже не оглянувшись.

Делия едва не опрокинула стол, бросившись вслед за ним. Она схватила мешок и быстро натянула шляпу.

— Надутый осел, — услышал Тайлер. — Черт бы побрал тебя и твой хороший вкус.

Он еле удержался от смеха.

Делия была очень взволнована предстоящей поездкой. Ей лишь однажды случилось переправляться на пароме через реку, когда они с отцом поехали на ярмарку в Чарльз-Таун. Тогда это показалось ей настоящим приключением. Как-то еще они с Томом Муллинзом ездили на двуколке в Милл Понд на воскресный пикник. Но никогда еще она не путешествовала в настоящем экипаже.

На дверях черного экипажа красовался герб с изображением вороных коней. Высокий негр-слуга по имени Джеки, заехавший за Тайлером в гостиницу, примостился на запятках, другой, одетый в черно-серебристую ливрею, такую же, как у Джеки, пристроился на козлах. Делия вошла в экипаж вслед за Тайлером и чинно уселась рядом с ним на мягкое кожаное сиденье.

Счастливо вздохнув, она откинулась, оправила юбку и приняла чинный вид. Она постоянно помнила о том, что должна делать все, как настоящая леди. Вот и теперь она фантазировала, что едет по Бостону в прекрасном экипаже в гости к отцу своего жениха.

Некоторое время назад, когда Тайлер Сэвич уже собирался выходить, дверь вдруг отворилась, и на пороге появился негр в нелепом желтом парике. С черного уха свисала серьга, сделанная из пряжки, она покачивалась при каждом его движении. Смышленые карие глаза явно кого-то выискивали.

Тайлер так резко остановился, что Делия налетела на него сзади.

— Джеки какого черта ты тут делаешь? — пробормотал Сэвич.

Увидев Тайлера, негр расплылся в радостной улыбке. Тут на пороге появился высокий человек в ливрее. На его шее был серебряный обруч, означающий, что он раб.

— Вот вы где, масса Тайлер Ваш дед послал за вами экипаж. Сэр Патрик хочет видеть вас и так разгневан, что даже грызет ногти, — сообщил негр.

— Черт побери! — рявкнул Сэвич.

Девушка хотела было заметить, что джентльмену с такими хорошими манерами не пристало выражаться подобным образом, но удержалась, поскольку уже поняла, что за его спокойной внешностью скрывается поистине дикий нрав.

И вот теперь Делия сидела в экипаже рядом с Тайлером, то и дело поглаживая гладкую поверхность сиденья и наслаждаясь приятным запахом кожи.

Тайлер угрюмо смотрел в окно, пока экипаж медленно пробирался среди двуколок и повозок.

Делии все еще не верилось, что он взял ее с собой. Она знала, что Тайлер не сразу решился на зто. Прежде чем сесть в экипаж, он подробно объяснял ей, как следует себя вести, чтобы не попасть впросак. Внимательно слушая его, Делия заметила в его глазах уже знакомый ей озорной огонек.

— Знаешь, пожалуй, хорошо, что я взял тебя с собой, — проговорил он, лукаво улыбаясь.

Сидя в экипаже, Делия размышляла о предстоящем путешествии. Она была рада тому, что едет с Тайлером в Мерри-митинг, хотя знала, что ей придется вставать чуть свет и работать не покладая рук. Радовало ее и то, что прошлой ночью она не позволила себе забыться настолько, чтобы потом горько жалеть об этом. Вообще-то она заметила, что, умывшись и причесавшись, произвела на него впечатление.

«Однако он все же обвинил меня в том, что я совершенно не умею вести себя за столом и обозвал свиньей», — с горечью подумала она.

Это было так обидно, что Делия вновь залилась краской, вспомнив, с каким отвращением он смотрел на нее. «Я понимаю, что ты далеко не леди», — сказал он тогда.

«Господи, я все отдала бы, чтобы он думал обо мне иначе».

Она незаметно взглянула на Тайлера. Прошлой ночью он показался ей привлекательным, но теперь, разглядывая его при ярком солнечном свете, Делия поняла, что он — воплощение мужской силы и красоты. Никогда прежде она не видела такого красивого лица. Доктор Сэвич совсем не походил на врача. Обычно люди его профессии носили аккуратно завитый парик, строгий черный сюртук и держали в руке трость с набалдашником. На Тайлере были шерстяные бриджи табачного цвета с серебряными застежками, темно-синий сюртук и льняная рубашка с высоким кружевным воротником, на фоне которого его лицо казалось особенно загорелым.

Несмотря на столь недавнее знакомство с ним, Делия решила, что Тайлера трудно понять.

«Взять хотя бы его манеру говорить... То он говорит так, как и подобает воспитанным, образованным людям, то вдруг срывается на грубую брань. А морщинки вокруг глаз... Они обычно появляются у людей веселых, а на его угрюмом лице выглядят довольно странно. Иногда он ведет себя слишком свободно и даже вызывающе, то вдруг становится деликатным и мягким».

Понимая, что не может рассчитывать на уважение Тайлера, Делия втайне надеялась заслужить его.

Повернув на Квин-стрит, экипаж резко остановился, и Делия чуть не упала на пол. Вцепившись в ногу Тайлера, она почувствовала, как напряглись его мышцы. Делия подняла голову и увидела обращенный на нее выразительный взгляд темно-синих глаз. Покраснев, она отдернула руку.

На улице раздались громкие крики, и девушка выглянула в окно. Ее глазам представилась печальная картина. Посреди площади стояла обнаженная по пояс женщина; ее секли кнутом. Мужчина, совершавший экзекуцию, не слишком усердствовал, но на нежной коже оставались кровавые полосы. На плече несчастной было выжжено клеймо. Это заставило Делию вспомнить о Присцилле.

— По-моему, эта развратница получила по заслугам, — сказала Делия, рассчитывая, что ее услышит Тайлер. — Клеймо означает, что она грешница перед мужем и людьми.

Тайлер удивленно обернулся, услышав эту обличительную тираду.

— Я понял твой намек, но ты ошибаешься. Женщина, которую ты имеешь в виду...

— Присцилла, — уточнила девушка.

— Да, Присцилла, — кивнул Тайлер, — вдова и к тому же порядочная женщина. Я знал мало людей лучше нее. И почему бы ей не завести любовника, если хочется?

Делия возмущенно фыркнула.

— Далеко не все в Бостоне согласились бы с тобой. А вообще тебе следовало бы жениться на ней, Тайлер Сэвич, раз уж ты занимался с ней... тем, чем занимался.

— Она не согласится выйти за меня замуж, поскольку дорожит своей свободой, так же, как и я.

Он пристально посмотрел на девушку.

— Какого черта я должен оправдываться перед тобой? Это вообще не твое дело!

Делия молчала, хотя ее возмутило его неслыханное лицемерие. Присциллу, богатую леди, общество не осуждало за распутство, а стоило бедной девушке поступить на работу в таверну, как ее тут же объявляли развратницей.

Тайлер отвернулся и, помолчав, сказал:

— Знаешь, если эта женщина, — он указал на площадь, — согрешила, как ты говоришь, где ее сообщник? Почему он не привязан к повозке рядом с ней?

Делия озадаченно посмотрела на него, не зная, что ответить.

***

Девушка все еще размышляла о странностях Тайлера Сэ-вича, когда экипаж свернул на Бекон-стрит и остановился перед роскошным особняком, рядом с которым стояло еще четыре дома. Ветер трепал флаги на сторожевых башнях и доносил приторный запах патоки с винокуренных заводов.

Слуга Тайлера открыл дверь и помог Делии выйти из экипажа. Она с интересом оглядела огромный дом из гранита, отделанный коричневым песчаником. Особняк был трехэтажным, с мансардой и огромными окнами. По обе стороны парадной двери высились колонны, а наверху шел фриз. Делию привел в восторг дверной молоток в виде медной головы льва.

— Я никогда не видела такого красивого дома! — воскликнула Делия, глядя на Тайлера блестящими от восхищения глазами. — Можно мне войти с тобой? — умоляюще спросила она. — Я постараюсь вести себя как настоящая леди.

Тайлер улыбнулся и предложил ей руку. Девушка просияла, преисполнившись гордостью: впервые в жизни с ней обращались как с дамой.

Однако Тайлер тут же омрачил ее радость.

— Пожалуйста, Делия, не изображай леди, тебе это все равно не удастся. Будь сама собой.

Очень задетая, Делия все же сдержалась и промолчала.

Не успел Тайлер постучать, как дверь отворилась и на пороге появилась высокая чернокожая женщина в шуршащем накрахмаленном фартуке и с серебряным обручем на шее. Ее добродушное лицо так располагало к себе, что Делия широко улыбнулась.

— Доброе утро, госпожа, — сказала она Делии, которая во все глаза разглядывала длинный, отделанный дубом холл и широкую лестницу с резными поручнями.

— Доброе утро, масса Тайлер, — негритянка поклонилась гостю и, не выразив ни малейшего удивления, взяла у Делии накидку и холщовый мешок.

— Сэр Патрик в спальне, масса Тайлер.

«Его дед, должно быть, лорд, уж никак не меньше», — подумала Делия.

Ей вдруг очень захотелось подождать Тайлера на улице.

— Спасибо, Фрейлти, — сказал спутник Делии, направляясь к лестнице.

Делия ухватила его за рукав.

— Твой дед лорд? — испуганно спросила она.

Взгляд Тайлера остановился на портрете, висящем над ореховым комодом. Делия догадалась, что это и есть сэр Патрик. Она никогда не видела более величественной внешности.

— Сэр Патрик Грэхем собственной персоной, — проговорил Тайлер, но он вовсе не лорд. Дед родился в семье шотландского фермера и много лет назад получил титул лорда от королевы Анны, после того как нашел затонувший испанский галеон с сокровищами, вывезенными с Багамских островов. А вообще-то он напыщенный осел, но я надеюсь, что ты собьешь с него спесь, — сказал Тайлер с многозначительной улыбкой.

Фрейлти покачала головой и погрозила ему пальцем.

— Масса Тайлер, вам стыдно говорить такое. Не позволяйте ему этого, — сказала она Делии.

Девушка снова взглянула на портрет величественного старика с крючковатым носом и плотно сжатыми губами. Он был явно не из тех, кто одобрил бы появление в своем доме девчонки из таверны, к тому же собирающейся сбить с него спесь.

Делия схватила Тайлера за рукав.

— А чем теперь занимается твой дед? Ну, кроме того, что он лорд.

— Он работорговец.

Делия пошла по лестнице вслед за Тайлером. Оглянувшись, она посмотрела на Фрейлти. Та ласково улыбалась, словно подбадривая ее.

«Ну и дела, — думала Делия, — дед Тайлера — работорговец!»

Выросшая в трущобах недалеко от бостонской гавани, девушка прекрасно знала о пользующейся дурной славой работорговле, на которой многие сколотили огромное состояние. В Африку отправляли ром в обмен на рабов, а тех обменивали в Вест-Индии на мелиссу и сахар, которые доставляли в Бостон для производства рома. Однако не все рабы попадали в Вест-Индию. Некоторых привозили в Новую Англию, и многие богатые семьи покупали одного или двух чернокожих слуг.

Поднявшись по лестнице, Делия пошла за Тайлером по длинному широкому коридору, стены которого были увешаны портретами, потемневшими от времени.

— Боже милостивый! Это, должно быть, твои знаменитые предки, — с благоговением в голосе прошептала она.

Тайлер молча усмехнулся.

Постучав в дверь в конце коридора, он открыл ее. Девушка вошла вслед за ним, прячась за его широкой спиной и с любопытством озираясь.

Апартаменты Тайлера в «Красном драконе» показались Делии прекраснее всего, что она когда-либо видела. Но они не шли ни в какое сравнение с великолепным убранством этой комнаты. Ее стены были обиты штофом, пол устлан пушистым ковром, а камин сделан из мрамора. Посреди комнаты стояла огромная кровать с резными колоннами, пологом из зеленого дамаска и москитной сеткой из тончайшего газа.

Возле кровати сидел сам сэр Патрик в блестящем халате из красного шелка и восточных туфлях с загнутыми вверх острыми носами.

Он склонил голову, между тем как слуга усердно пудрил его парик.

— Это ты, Тайлер? — послышался недовольный голос старика. — Так ты хотел улизнуть не попрощавшись? — Довольно, ступай, — сказал он слуге.

Тот бесшумно выскользнул из комнаты, а дед и внук вперились друг в друга глазами.

— Ну, — строго начал старик, — что скажешь?

Делия заметила, как на скулах Тайлера заходили желваки.

— Ты выгнал меня из дома три дня назад, велев здесь больше не появляться.

— Да, но я надеялся, что у тебя есть хоть капля здравого смысла.

Он подошел к ореховому столику и стал разглядывать себя в зеркале.

— Ты так же упрям, как и твой отец, — молвил он. — Эта черта не свойственна Грэхемам.

Старик повернулся и сердито посмотрел на внука.

— Я жду, мой мальчик, когда ты наконец преодолеешь упрямство и согласишься взять управление делами «Грэхем Шипинг» в свои руки.

— Ну так тебе придется ждать целую вечность. Я врач и хочу лечить людей, а не торговать ими.

Старик возмущенно затряс головой, и белая пудра как снег посыпалась на его плечи. Этот высокий свирепый старик в ярко-красном халате напомнил Делии изображение на вывеске гостиницы «Красный дракон».

— Что ты застыл на пороге как болван, — грубо крикнул сэр Патрик. — Проходи, я собираюсь сказать тебе кое-что еще, и хоть раз ты должен это выслушать.

Старик прошелся по комнате, остановился возле камина, заложил руки за спину и повернулся. И тут он увидел Делию.

— Господи, а это еще кто?

— Я повезу эту девушку в Мерримитинг, — ответил Тайлер, загадочно улыбаясь и подталкивая упирающуюся Делию в комнату.

— Какой ужас! — воскликнул сэр Патрик. Делия скромно потупила глаза и присела в неуклюжем реверансе.

— Здравствуйте, ваша светлость, — учтиво произнесла она.

— Что? О... как приятно, леди. Какая честь!

Сэр Патрик с изумлением уставился на Делию, переведя взгляд с ее потрепанной одежды на босые ноги. Его брови поползли вверх и почти исчезли под париком.

— А она прехорошенькая, Тай. Весьма мила, — сказал он улыбаясь.

Делия выпрямилась и бросила победоносный взгляд на Тайлера, но тот насупился, недовольный неожиданным поворотом событий.

Сэр Патрик положил слегка дрожащую руку с набухшими венами на спинку стула.

— Присаживайтесь, леди. Где твоя учтивость, Тай? На столике горячий глинтвейн. Налей немного бедной малютке. Разве ты не видишь, что она озябла?

Бросив на Делию сердитый взгляд, Тайлер пошел к чайному столику и налил ей горячего вина. Между тем старик лукаво подмигнул Делии, и она прикрыла рот ладошкой, чтобы не рассмеяться.

«Тайлер недоволен потому, что надеялся, приведя меня сюда, позлить деда, а из этого ничего не вышло», — решила Делия.

Старик словно угадал ее мысли.

— Ты всегда дразнишь меня. Думаешь, я этого не понимаю? Ошибаешься! Я послал тебя в Эдинбургский университет изучать право, а ты вернулся со степенью доктора медицины. И вообще ты делаешь все, чтобы досадить мне.

Тайлер засмеялся.

— Ты глубоко заблуждаешься, полагая, что я построил свою жизнь именно так назло тебе.

— Разве сейчас ты явился сюда не для того, чтобы позлить меня?

— Вы приказали мне сделать это, — проговорил Тайлер, шутливо кланяясь.

— Замолчи! Зачем ты вообще приехал в Бостон, если не собирался остаться даже на неделю? Конечно же, для того чтобы досадить мне и разрушить все мои планы, связанные с тобой.

Тайлер протянул Делии кружку с глинтвейном.

— Спасибо, доктор Сэвич, — любезно сказала она и улыбнулась самой обворожительной улыбкой.

Тайлер тихо спросил:

— А где твой острый язычок, детка?

Делия, изобразив смущение, сделала очень маленький глоток, как самая настоящая леди. Она решила доказать Тайлеру, что умеет вести себя прилично.

— Я приехал в Бостон, чтобы найти жену для Нэта Паркеса, — сообщил Тайлер деду, покосившись на Делию.

Сэр Патрик молча и удивленно посмотрел на девушку.

— Кроме того, мне надо было подыскать священника для нашего прихода и узнать о новых прививках против оспы, разработанных Коттоном Мезерсом, — миролюбиво продолжал Тайлер. — Я хотел сам увидеть результаты его экспериментов.

Сэр Патрик фыркнул от возмущения.

— Не доверяю я этим новшествам. Нельзя противиться воле Божьей. Если человеку суждено заразиться оспой, значит, так тому и быть.

— Думаю ты изменишь мнение, если это коснется тебя. Эпидемия еще не достигла Мерримитинга, и я надеюсь уберечь от оспы поселенцев и других...

— Мерримитинг! — От возмущения старик топнул ногой. — В жизни не встречал более дурацкого названия. Кстати замечу, что никому не нужная медицина — не единственное, чему ты научился в Эдинбурге. Именно там у тебя появился вкус к дорогим вещам и не менее дорогим женщинам. Не могу и представить себе, как ты сидишь в зимнюю стужу в одной из жалких лачуг, в объятиях какой-нибудь скво...

Сэр Патрик вдруг умолк, случайно взглянув на улыбавшуюся ему Делию. От неожиданности старик заморгал глазами.

Тайлер ничего не заметил. Он устало опустился на стул напротив Делии, словно был не в силах поддерживать беседу.

— Ты забываешь, что я провел в Мерримитинге два счастливых года, — заметил он. — И раз уж тебя так беспокоит мое пристрастие к дорогим вещам, напомню, что я единственный врач во всей округе — от Уэльса до Порт-Рояль — и зарабатываю очень прилично.

— Прилично зарабатываешь? Ха! — Старик хлопнул рукой по спинке стула. — Неужели ты так же роскошно живешь в этом забытом Богом поселении, а? — спросил он, обводя комнату руками. — Ну-ка, ответь!

Тайлер вскочил.

— А я и не хочу жить так. Особенно если цена этой роскоши рабство и человеческие страдания.

Сэр Патрик внимательно следил за внуком, который нервно ходил по комнате. Делия заметила отчаяние в глазах старика.

— Послушай меня, Тай. Я позволил тебе насладиться прелестями вольной жизни в глуши. Но я уже стар, и тебе пора оставить дурачества и взять на себя управление компанией. Ты мне очень нужен, ведь, кроме тебя, у меня никого нет. И кстати, ты должен мне, мой мальчик.

Лицо Тайлера исказилось от гнева.

— Я ничего тебе не должен! Господи, неужели ты еще не понял, что я и близко не подойду к «Грэхем Шипинг»? — заорал он. — Знай же, мне отвратительно все, что ты делаешь!

Старик вскинул голову, и в его глазах зажегся недобрый свет.

— Как ты смеешь осуждать меня?! Вспомни, каким ты был дикарем, когда я нашел тебя десять лет назад!

Он повернулся и простер руки к Делии, словно ища у нее поддержки.

— Ты прекрасно знаешь, что это ложь, — процедил Тайлер. — Ты заставил меня вернуться в этот мир, хотя тебе было известно, что я привык к другой жизни...

— Скажите пожалуйста! Какая образцовая семья! — перебил его сэр Патрик.

В каждом его слове звучала издевка. Он обращался только к Делии, словно стараясь убедить ее в своей правоте.

— Ему было шестнадцать лет, когда я отыскал его у индейцев. К тому времени он уже научился снимать скальп. Дикари захватили их в плен, когда Тайлеру исполнилось всего шесть лет, и сделали его таким же кровожадным убийцей, как они сами.

На глаза старика навернулись слезы. Он посмотрел на портрет молодой женщины, изображенной в полный рост. Необычайно изящная, она опиралась на спинку стула так, словно боялась оторваться от земли. Она казалась неземным созданием. У нее были светлые, с серебристым отливом волосы и темно-синие, как у Тайлера, глаза.

Тайлер тоже посмотрел на портрет, и взгляд его потеплел.

— Я тысячу раз говорил тебе, что они не убивали ее. Она умерла при родах.

— После того как ее изнасиловал один из твоих дикарей, и она забеременела от него!

— Он был ее мужем.

— Ее мужа убили!

Сэр Патрик подошел к Тайлеру и встал перед ним. Годы явно согнули старика. Он вперился в лицо внука своим цепким взглядом. Но Тайлер твердо смотрел деду в глаза.

— Как же ты можешь жить там, где все это произошло?

Делия заметила, как тень набежала на лицо Тайлера.

— Сагадохок — мой дом, — отрезал он. — И я возвращаюсь туда.

Старик моргнул, и слеза медленно скатилась по его щеке.

— Мне казалось, что я сделал из тебя настоящего англичанина, дав тебе отличное
образование, научив одеваться и правильно говорить. Но мне не удалось изменить твою душу. Ты остался абенакийским дикарем.

— Я и сам не знаю, кто я, — с горечью проговорил Тайлер.

Делия увидела страдание в его глазах.

Но дед был слишком оскорблен и рассержен, чтобы заметить это.

— Вон из моего дома, — хрипло сказал он. — Возвращайся в свой дикий мир. Я больше не хочу тебя видеть.

Делию терзало любопытство, когда они возвращались в экипаже в гостиницу. Она хотела узнать о дикарях, снятых скальпах, о том, как соседствуют свирепые индейцы с поселением Мерримитинг. Но видя, как мрачен Тайлер, она не решилась ни о чем спросить.

Возле гостиницы доктор выскочил из экипажа и молча исчез, оставив девушку наедине с ее мыслями. Озадаченная, она решила подождать его на улице, остановившись у галантерейной лавки, неподалеку от «Красного дракона». Через несколько минут Делия заметила, как кучер ушел и вернулся, ведя за собой оседланного резвого иноходца и крепкую вьючную лошадь. Девушка поняла, что Тайлер собирается уезжать. Она поежилась и поплотнее закуталась в свою поношенную накидку, хотя ей не было холодно.

Наконец парадная дверь распахнулась, пропуская слугу с тремя тяжелыми саквояжами, которые он приторочил к седлу вьючной лошади. Через несколько минут появился и сам Тайлер Сэвич.

Делия едва узнала его. Он сменил свой дорогой костюм на потертые бриджи из оленьей кожи и темно-коричневую замшевую охотничью рубаху с длинной бахромой на плечах и вдоль рукавов. В руке он держал кремневое ружье, а на расшитом бисером ремне, перекинутом через плечо, висели пороховница, кисет и индейский томагавк. Только дорогие ботинки напоминали о его прежней элегантности.

Напряженное лицо и жесткий взгляд выдавали в нем человека, привыкшего к трудной, но свободной жизни. Если бы сэр Патрик увидел Тайлера в эту минуту, он навсегда расстался бы со своими надеждами.

Тайлер сунул ружье в притороченный к седлу чехол, взял за повод вьючную лошадь и, вскочив на иноходца, пришпорил его.

Делия, до сих пор молча наблюдавшая за приготовлениями, вдруг поняла, что он уезжает без нее. Схватив холщовый мешок, стоявший у ее ног, она бросилась вслед за Тайлером по улице, крича на ходу:

— Тайлер, подожди меня!

Тот резко остановил лошадь, и девушка сразу поняла, что он просто забыл о ней.

— Делия... — Его лицо смягчилось. — Возьмем тебе лошадь попозже. Влезай на мою, поедем вместе.

Девушка не двинулась с места. Она стояла посреди улицы, обиженно глядя на Тайлера.

«Как он мог забыть обо мне? Хотя, кто я ему? Только товар, который он доставит на место и забудет о нем навсегда», — думала девушка.

— Ну, скорей же, Делия, — нетерпеливо проговорил Сэвич. — Священник с женой уже час ждут нас в Коммоне.

Девушка с опаской подошла к лошади.

— Я не умею ездить верхом.

— У меня нет времени учить тебя! — оборвал Тайлер. — Дай мне руку, поставь правую ногу на мою, оттолкнись и перекинь левую.

Он привязал мешок Делии к седлу, потянул ее за руку и, не успела она оглянуться, как оказалась на лошади позади него. Юбка задралась, обнажив колени, но она успела оправить ее. Тайлер пришпорил коня и пустил его галопом. Делия покачнулась, вскрикнула и крепко ухватилась за Тайлера, прижавшись к его плечу.

До Коммона они добирались недолго. Делии было приятно сидеть так близко к Тайлеру, ощущать его тепло и даже биение сердца. Свернув с Коммон-стрит, они остановились перед широким полем, где паслось стадо коров. На краю поля их ждала повозка, запряженная волами и нагруженная домашней утварью и мебелью. В ней сидела женщина, а какой-то мужчина нетерпеливо расхаживал взад и вперед, заложив руки за спину. Тайлер поднял руку в знак приветствия. Он спешился и помог Делии спрыгнуть с лошади.

— Простите за опоздание, преподобный Хукер, — улыбнулся Тайлер, протянув руку молодому человеку.

Калебу Хукеру было не больше двадцати лет. Он был в просторном темном костюме из тонкого сукна и широкополой шляпе с низкой тульей.

Молодой человек улыбнулся Тайлеру и посмотрел на Делию серьезными карими глазами. Когда он заметил ее убогую одежду, улыбка исчезла с его лица.

— Меня зовут Делия, — представилась девушка, не заметив его замешательства, — наверно, мы вместе с вами отправимся в Мерримитинг.

— Э... м... а меня Калеб, — растерянно проговорил он. Он повернулся к Тайлеру и заговорил низким и мелодичным голосом священника.

— Искренне рад видеть вас, доктор Сэвич, мы уж было начали волноваться. — Он взглянул на женщину, сидевшую в повозке. — Позвольте представить вам мою жену Элизабет.

Делия с нескрываемым любопытством уставилась на новую знакомую с длинной лебединой шеей и матовой нежной кожей. У нее были мелкие черты лица и маленький рот, с приподнятыми уголками. На ней тоже было все черное, кроме белоснежного передника, надетого поверх корсажа. Из-под ее шляпки выбивались светлые волосы. В руке она держала Библию, переплетенную тисненой кожей н украшенную позолоченной застежкой.

— Лизи, это тот самый доктор, о котором я тебе рассказывал, — сказал преподобный Калеб Хукер.

Судя по тону Калеба, он нежно любил жену.

— Доктор будет сопровождать нас в Мерримитинг. А это... Делия.

Элизабет подняла строгие серые глаза, но тут же снова опустила их.

— Приятно познакомиться, доктор Сэвич, — тихо сказала она.

Молчание Тайлера заставило Делию взглянуть на него. В ту же секунду она почувствовала, как земля плывет у нее под ногами, а сердце сжимается от тоски. Тайлер не отрываясь смотрел на Элизабет, и в его глазах сияло немое восхищение.

Глава 4

Путники погрузились на паром, переправлявшийся через реку Чарльз, зажатые с двух сторон бочками с ромом и блеющими от страха козами. Элизабет Хукер, напуганная переправой, вцепилась в повозку и закрыла глаза. Тайлер Сэвич не скрывал своего участия к ней.

Для Делии было пыткой видеть их вместе.

«Как же ненасытно сердце человека», — с горечью думала она.

Прошлой ночью ей было достаточно находиться рядом с ним. Но теперь, когда она видела, какие восхищенные взгляды он бросает на Элизабет, ей хотелось большего.

Делия поняла, что лучше уж ей не смотреть на них. Она пошла на корму и стала наблюдать, как исчезают в туманной дымке знакомые очертания города, высокие шпили бостонских церквей, мачты кораблей в гавани и маяк на острове Бекон. Девушка убеждала себя, что глаза у нее слезятся от яркого солнца...

— Отец...

Делия подумала, что он наверняка напился, не застав ее дома прошлой ночью. Она даже не попрощалась с ним, но это, конечно же, к лучшему. Пьяный, он набросился бы на нее с кулаками.

Безусловно, протрезвев, он будет скучать о ней и никогда не вспомнит о том, что она ударила его. Потом начнет искать ее и обшарит все побережье.

«Позже он поймет: все, что ни делается, — к лучшему. Ведь он вовсе не дурак. И тогда он горько пожалеет о своей потерянной жизни и безутешно заплачет».

Чувство вины терзало Делию. Она поклялась себе, что, добравшись до Мерримитинга, непременно найдет кого-нибудь, кто поможет ей написать письмо. Тогда она сообщит отцу, что с ней все в порядке, и он хотя бы перестанет волноваться. . «Бедный папа... Кто теперь позаботится о тебе?»

Закрыв глаза, Делия попыталась представить себе отца, но совсем не таким, каким видела его в последний раз, со сверкающими от гнева глазами и извергающим проклятия. Она вспомнила, как в детстве отец казался ей богом, высоким и сильным. Однажды они стояли в самом конце Лонг Воф, и отец показывал ей корабли в гавани. Тогда ее впервые поразила мысль о том, как велик мир. Но при этом она ощущала, что надежно защищена от любых бед — ведь ее охранял заботливый отец. Тогда он улыбнулся и сказал: «Я люблю тебя, детка».

Но потом умерла мать, и бог стал исчадием ада.

— Ваша семья в Мерримитинге? — услышала девушка голос Калеба Хукера.

Делия обернулась к нему Он приветливо улыбался, и Делия заметила, что у него неровные передние зубы. Это понравилось девушке, так как, по ее мнению, от этого он меньше походил на святого.

— В Мерримитинге я собираюсь выйти замуж за вдовца и заменить мать его дочкам, — ответила она.

— Понятно, — неуверенно отозвался он.

Делии и самой казалось невероятным, что она говорит об этом так открыто. Но она напомнила себе, что отправляется строить новую счастливую жизнь.

«Чтобы быть рядом с Тайлером», — поправил ее внутренний голос, но девушка не слушала его.

Молча посмотрев друг на друга, Делия и священник повернулись к повозке, где сидела его Элизабет, а возле нее стоял Тайлер Сэвич. В этот момент он склонился над ней, видимо рассказывая что-то очень забавное. Элизабет засмеялась, но тут же опустила глаза в Библию.

— Моя жена... боится ехать в такую даль, — начал Калеб, — она любит сидеть в тепле, уютно поджав под себя ноги с прялкой в руках. Элизабет так мила за работой.

Он снял шляпу и пригладил мягкие темные волосы.

— Ей придется нелегко в пути, но когда мы поселимся в доме священника, она будет счастлива, — добавил он, словно оправдываясь перед собой. Делии захотелось подбодрить его.

— Конечно, так оно и будет, — мягко проговорила она.

Чуть погодя Калеб спросил:

— Вы будете посещать мой приход?

— Ну... — замялась Делия, покраснев и опустив глаза, — я никогда не отличалась набожностью.

Тихий смех заставил их повернуться. Перед ними стоял Тайлер Сэвич. Его глаза были точно такого же цвета, как темно-синие воды реки. Он засунул пальцы за пояс бриджей, шляпа была лихо сдвинута на затылок, а бахрома на охотничьей куртке шевелилась от легкого ветра. Он был так красив, что у Делии перехватило дыхание.

— Думаю, в Майне не так уж много примерных прихожан, — весело сказал он, и в его глазах вновь вспыхнули озорные огоньки.

«Должно быть, общение с Элизабет приободрило и развеселило его», — с досадой подумала Делия, втайне надеясь, что она сама вызвала его улыбку.

— Но мне сказали, что в Мерримитинге нужны мои услуги, — возразил молодой человек, не заметив тени, омрачившей лицо Делии.

Тайлер даже не посмотрел в ее сторону.

— Законы Массачусетса гласят: поселение может получить статус города, если в нем есть церковь и школа, а значит, священник и учитель. Но, честно говоря, в данный момент мы все несколько стеснены в деньгах, и нам трудно содержать обоих. Поэтому, проголосовав, мы предпочли вас с преимуществом в два голоса. Признаюсь вам, что выборы провели шутки ради.

К изумлению Делии, священник от души рассмеялся.

«Как здорово, что такой серьезный человек может от души смеяться», — подумала Делия.

Так или иначе девушке было приятно путешествовать в обществе священника и его жены. Калеб Хукер казался ей добрым, отзывчивым человеком, готовым поддержать любую женщину. А Делии Макквайд так не хватало доброго друга и советчика.

Переправившись через реку, они собирались уже отправиться по почтовому тракту на северо-восток, как вдруг Делия повздорила с Тайлером из-за лошади.

— Я не сяду на нее вместе с тобой, — сердито сказала она, когда Тайлер обнял ее за талию, помогая взобраться на лошадь.

Она сделала вид, что боится лошади, но опасалась чувства влюбленности, захватывавшего ее все больше и больше. Для нее было пыткой прижиматься к его сильному телу, ощущать его тепло, а вместе с тем знать, что темно-синие глаза Тайлера устремлены на миссис Хукер.

— Что же ты намерена делать? Идти пешком до Мерримитинга? — спросил Тайлер, не скрывая раздражения.

— Ну, не лететь же мне туда, — огрызнулась девушка.

— Черт возьми! — заорал Тайлер, словно забывая о том, что его слышат священник и Элизабет. — Почему ты такая бестолковая? Я куплю тебе лошадь при первой возможности, ну, а пока...

— Я уже говорила, что не нуждаюсь в твоих благодеяниях, Тайлер Сэвич!

— Неужели? A кто же, по-твоему, заплатит за еду и ночлег?

Делия вспыхнула, но все же гордо вскинула голову.

— Не считай меня дурой, я знаю, что не смогу обойтись без еды во время долгого путешествия, но верну тебе все сполна.

Тайлер удивленно приподнял брови. А Делия между тем раздраженно продолжала.

— Говорю тебе, я не сяду ни на какую лошадь, и не соглашусь ни на одно из твоих дурацких предложений.

На этот раз Тайлер рассмеялся.

— С чего это ты так разошлась?

Делия повернулась и чертыхаясь решительно пошла по дороге.

— Подождите, Делия! — окликнул ее Калеб Хукер. — В нашей повозке найдется место для вас. Думаю, что...

Девушка оглянулась. Заметив, что Элизабет укоризненно смотрит на мужа, она окинула взглядом повозку со стульями, кроватью, сундуками и даже двумя прялками — для шерсти и льна. Нет, при всем желании в этой повозке для нее не найдется места.

Делия покачала головой.

— Спасибо за приглашение.

— Ну, если вам кажется...

— А теперь, когда все определилось, может быть, мы все-таки двинемся в путь? — сухо спросил Тайлер. — Мне бы хотелось добраться в Мерримитинг до первых снегопадов.

Смущенно улыбаясь, Хукер поспешно спрыгнул с повозки, но едва он взялся за плеть, Элизабет тихо спросила:

— Разве ты не помолишься перед долгой дорогой?

— О... конечно, — кивнул он. — Господи, храни нас в путешествии, которое мы совершаем по милости Твоей, Да святится Имя Твое. Амен, — Торопливо произнеся это, он стегнул волов, колеса заскрипели, и все трое пустились в путь, к цели своего путешествия — поселению Мерримитинг, округ Сагадохок, Майне.

Они двигались очень медленно. Дорога заросла травой. То тут, то там торчали старые пни, валялись валуны, колеса повозки проваливались в выбоины. Им приходилось часто останавливаться и кормить животных. Делия шла рядом с волами. Ей нравилось, что они трудолюбивы, сильны и медлительны. Идти рядом с ними было гораздо спокойнее, чем подпрыгивать в седле.

Тайлер был раздражен, и это передавалось лошади, которая вскидывала голову и пряла ушами.

Глядя на Тайлера, Делия пыталась угадать причину его беспокойства. Должно быть, всему виной его странная судьба. Десять лет, проведенных им среди дикарей, конечно, оставили неизгладимый след. Даже получив образование в Англии, он не смог избавиться от прежних привычек, которые то и дело давали о себе знать, несмотря на его ученость.

Поглощенная своими размышлениями, Делия не заметила, как они миновали несколько ферм, состоящих из пяти-шести жалких лачуг, сады, раскинувшиеся на участках земли неправильной формы, и снопы свежесжатой пшеницы. Путники поравнялись с двумя девушками, которые просушивали на пригорке лен, и Делия помахала им рукой. Когда они ответили ей таким же приветствием, она очень обрадовалась и почувствовала себя такой беззаботной, что даже рассмеялась от счастья. Но, оглянувшись, поймала на себе мрачный взгляд Тайлера.

Значит, он опять недоволен ею, решила Делия.

«Наверняка настоящая леди никогда не стала бы так по-дурацки радоваться», — подумала она, пообещав себе впредь быть осмотрительнее.

Поздним вечером путники добрались до топких солончаковых лугов, где кружили тучи голубых, больно кусавшихся мух. Делия сломала кленовую ветку, подожгла ее и стала обмахивать ею волов, чтобы хоть немного оградить их от кровожадных и ненасытных насекомых. Вскоре спина лошади Тайлера распухла от укусов. Наконец болото закончилось, дорога немного расширилась, и путники подъехали к небольшой деревушке. Тайлер предложил им остановиться здесь на ночь.

— Судя по тому, как свирепствуют мухи, скоро пойдет дождь. Завтра будет сыро, но это избавит нас от этих летающих чудовищ, — сказал он.

Делия и без него знала, что погода переменится: ушибленные ребра ныли, как больные зубы.

Деревушка была крошечной. Казалось, можно одним махом перепрыгнуть ее. В местной церкви не было даже колокольни, а луг казался грязным загоном: там паслось лишь несколько тощих коров. Гостиница примостилась на самой окраине. Вывеской ей служил старый якорь, подвешенный на ржавой скрипящей цепи. Подъехав к парадному входу, путники почувствовали резкий запах скота и отхожего места, доносившийся с заднего двора. Хозяин поспешил им навстречу, почесывая живот и жуя табачную жвачку. Он был в шерстяных бриджах, оборванных снизу, и так называемых «деревенских ботинках» — обычных гамашах, сделанных из старого одеяла. Их завязывали в лодыжках и под коленями. За хозяином плелся тощий пес.

Хозяин кивнул лохматой головой.

— Как дела, господа?

— Честно говоря, неважно. Вы принимаете постояльцев?

— Конечно. Это гостиница «Голубой якорь».

Хозяин старательно подсчитал плату за постой.

— Четыре шиллинга за ночлег, включая ужин, и два шиллинга за животных, — сказал он.

Тайлер попросил у него немного соли и воды, чтобы протереть спину иноходцу. Хукеры вылезли из повозки. Элизабет, бледная и усталая, поспешно вошла в гостиницу. Делия хотела последовать за ней, но Тайлер преградил девушке дорогу и положил руку ей на плечо.

Посмотрев на ее ноги в синяках и ссадинах, он сказал:

— Позволь мне осмотреть тебя.

— Спасибо, я сама позабочусь о себе, — резко ответила она.

Тайлер стиснул губы, и Делия поняла, что он едва владеет собой. Она вовсе не хотела рассердить его, но боялась выдать себя, если уступит ему.

«Он сразу поймет, что я отправилась в это путешествие из-за него, станет жалеть меня и подшучивать над моими мечтами, а мне не вынести этого», — думала Делия.

— По крайней мере признайся, что поступила глупо. Завтра ты поедешь со мной на лошади... — начал он.

— Ни в коем случае, — отрезала она.

Тайлер крепко взял ее за подбородок, и она чуть не расплакалась от беспомощности.

— Что случилось, детка? — вдруг ласково спросил он. — Чего ты теперь злишься?

— Оставь меня в покое!

Делия вырвалась из его рук и бросилась к двери гостиницы, которая пронзительно заскрипела, когда она приоткрыла ее. Тайлер еще долго стоял на месте, после того как дверь с шумом захлопнулась перед его носом. Его раздирали сомнения, что делать — вернуть строптивую девчонку назад и как следует проучить ее или прильнуть губами к ее чувственному рту и сжимать ладонями ее груди, пока она не застонет от наслаждения? Так ничего и не решив, он пошел помочь Калебу распрягать волов, проклиная женщин, мух, а заодно и всех остальных.

Час спустя все четверо сидели за широким столом трактира. Неряшливо одетая женщина принесла им поднос, на котором стояли тарелки с кукурузной кашей и кружки с ромом.

— Господи, я чертовски проголодалась, — выпалила Делия, увидев тарелку с едой. Спутники молча уставились на нее: Элизабет — с нескрываемым ужасом, Тайлер — злобно, а преподобный Калеб Хукер — с улыбкой.

— Ручаюсь, что вы не более голодны, чем я, — дружелюбно произнес последний.

Поблагодарив его взглядом, Делия поднесла было ложку ко рту, как вдруг услышала:

— Господи, благодарю тебя за все, что ты ниспослал нам.

Девушка тотчас положила ложку, но, нечаянно стукнув ею о тарелку, посмотрела, не заметил ли этого кто-нибудь из них. Увы! Тайлер метнул на нее такой взгляд, что Делия, смутившись, задела свою кружку с ромом, залив стол и бриджи Тайлера.

С его губ едва не слетело проклятие. Вскочив, он начал вытирать бриджи салфеткой.

— Я проучу тебя, детка, — процедил он сквозь зубы, садясь на место.

— Это случайно, Тай. Честное слово, — виновато сказала Делия.

— Как бы не так! — не унимался он.

Делия очень огорчилась. Она так надеялась показать Тай-леру, что умеет вести себя за столом! Ведь она хорошо запомнила, что нельзя ни разговаривать, ни смеяться с полным ртом и что нужно тщательно пережевывать пищу.

«И вот что из этого получилось. Я облила Тайлера ромом», — сокрушалась она.

Между тем Элизабет аккуратно ела, вытирая рот салфеткой.

«Мне никогда этому не научиться, поэтому Тайлер и не замечает меня».

Делия отодвинула нетронутую тарелку с кашей.

— Доктор Сэвич предупредил меня, дорогая, что не все обрадуются нашему приезду в Мерримитинг, — сказал Калеб Хукер жене.

Делия заметила, что Тайлер тут же повернулся к Элизабет и очаровательно улыбнулся.

— Это не совсем так, миссис Хукер. Вам все будут очень рады. Я только хотел предупредить, чтобы преподобный отец не рассчитывал быстро привлечь поселенцев в церковь. Ему придется поработать с каждым, с нас хватит похотливых охотников.

При слове «похотливые» Элизабет густо покраснела, что очень разозлило Делию.

— Мы называем их «лесными дьяволами», — продолжал Тайлер, обезоруживающе улыбаясь. — Большинство из них дикари.

— А вы, доктор Сэвич, будете посещать церковь? — жеманно спросила Элизабет. О, как хотелось Делии, чтобы она заткнулась.

«Интересно, как он выкрутится», — подумала девушка, ведь он поддержал ее, когда она призналась Хукеру, что не слишком благочестива.

Тайлера выручил хозяин гостиницы, до сих пор молчавший.

— В Майне полно хищников, — ни с того ни с сего проговорил он.

— Каких хищников, — полюбопытствовала Делия, поворачиваясь к нему.

— Волков, пантер и огромных медведей. А еще есть двуногие хищники, такие, как пираты...

— Пираты! — с восторгом воскликнула Делия, глядя на Тайлера. — У вас и в самом деле есть пираты? Может, мы найдем зарытые сокровища?!

Тайлер рассмеялся.

— Они называют себя каперами и предпочитают тратить деньги, а не зарывать их.

— Но самые ужасные из хищников — индейцы, — не унимался хозяин.

Элизабет Хукер выпрямилась и побледнела. Панический страх исказил ее миловидное лицо.

— Индейцы? А я полагала, что они безобидны. Ведь был подписан мирный договор. Калеб, ты говорил...

— Еще не родился индеец, который соблюдал бы договор, — возразил хозяин.

— Говорят, индейцы сажают пленных на кол и поджаривают, как рождественского гуся, — вставила Делия, лукаво взглянув на Элизабет.

Заметив, что та побледнела еще больше, она удовлетворенно ухмыльнулась.

— Да, да, вы совершенно правы, — поддержал Делию хозяин, довольный таким поворотом беседы. — Но сначала они пытают пленников каленым железом и режут их на части...

— И едят мясо пленников у них на глазах, — с наслаждением закончила Делия.

Элизабет вскочила, опрокинув скамью. Прижав руки ко рту, она выбежала из комнаты и устремилась вверх по лестнице — туда, где были спальные комнаты. Тяжелая дверь с шумом захлопнулась, и все стихло. Вдруг Тайлер поднялся. Делия подумала, что он бросится успокаивать Элизабет, но Тайлер схватил ее за руку, и не успела она опомниться, как оказалась во дворе.

Он резко повернул ее к себе, и Делия обомлела, увидев бешенство в его глазах.

Тайлер грубо дернул ее за руку.

— Мне придется запереть тебя в дровяном сарае и как следует проучить.

— Я всего-навсего болтала с хозяином и не виновата в том, что твоя драгоценная Элизабет приходит в ужас от таких пустяков.

— Да, Элизабет Хукер — пуглива, но ты далеко не глупа и, уж не знаю зачем, нарочно запугивала ее. Ты вела себя, как злобная скверная девчонка!

«Неужели он не видит что со мной происходит? Что я погибаю от любви к нему? Он не выносит меня», — думала Делия.

Опустив голову, она тихо сказала:

— Прости меня, Тайлер.

Он выпустил ее руку.

— Ты должна просить прощения не у меня.

— Я так и сделаю, но чуть позже. Может, и тебе стоит извиниться перед священником за то, что ты, как мартовский кот, бессовестно ухлестывал за его женой?

— Что? — Тайлер вскинул голову, ноздри у него раздувались.

Будь все иначе, его вид рассмешил бы Делию, но сейчас она чуть не расплакалась.

— Думаешь, никто не заметил, что ты не отходил от нее весь день, словно тебя к ней магнитом тянуло? Это было так гадко...

Тайлер крепко схватил ее, оторвал от земли и зашипел ей в лицо:

— Попридержи язык, Делия! Мужчина может смотреть с восхищением на красивую женщину, вовсе не помышляя о том, чтобы затащить ее в постель.

— Ты же не станешь отрицать, что хотел ее.

— Стану. Я... — начал было Тайлер.

Но Делия вырвалась и бросилась по дороге прочь из города. Она слышала, как он окликнул ее, но не оглянулась. Слезы душили девушку, а ее тело сотрясалось от рыданий. Немного спустя, она свернула с дороги и побежала к хвойному лесу.

***

Ноги Делии бесшумно ступали по мягкому ковру из осыпавшихся иголок. В лесу было прохладно, тихо и очень красиво. Делия устало брела по оленьей тропе. Слезы высохли, и, с интересом оглядываясь по сторонам, она постепенно отвлеклась от тягостных переживаний. Лес жил своей жизнью. Дятел стучал по трухлявому стволу мертвого дерева, выискивая жучков и личинок. Прелестная шоколадная бабочка с желтыми разводами на крыльях опустилась на траву возле Делии, словно желая утешить ее. Поганки на тонких ножках, стоящие около папоротника, напомнили Делии солдат на параде.

Девушка шла по тропинке до тех пор, пока путь ей не преградило дерево, рухнувшее во время урагана. Побродив еще немного, Делия решила вернуться. Она боялась заблудиться и снова дать Тайлеру повод кричать на нее. К тому же Делия опасалась, что в лесу водятся дикие звери, и не хотела испытывать судьбу.

Едва Делия подумала об этом, как за ее спиной неожиданно хрустнула ветка. Девушка испуганно повернулась, напряженно вглядываясь в густые заросли. Ей показалось, что в лесу слишком быстро стемнело, будто чья-то невидимая рука заслонила солнце. Делия заспешила назад, чтобы не остаться здесь на ночь.

Она снова пошла по оленьей тропе, пока та не привела ее к развилке.

Делия выбрала тропинку, ведущую направо, но через несколько минут остановилась. Все казалось ей незнакомым, кроме деревьев и папоротника. Особенно насторожило ее обилие желтых цветов. Она была уверена, что не видела их раньше.

Решив, что пошла не по той тропинке, Делия повернула назад, но теперь вместо развилки с двумя тропинками увидела целых три. Тут она заметила, что тропинки бегут по всему лесу, переплетаясь друг с другом, сходясь и расходясь. И все они вели неведомо куда.

Позади снова хрустнула ветка.

Напуганная Делия пустилась бежать, не разбирая дороги, продираясь сквозь высокий папоротник, царапая руки и ноги о колючие ветки елей.

Внезапно она почувствовала, что земля уходит из-под ног. Делия втянула голову и полетела кувырком. Мимо нее пронеслось огромное бревно, которое наверняка размозжило бы ей голову, если бы она не успела отодвинуться.

Бревно упало ей на ногу, и Делия закричала от боли. Сверху посыпалась земля, иголки и сухие листья. Затем все стихло.

Девушка посмотрела вверх. Над головой было голубое небо и зеленые ветви деревьев. Яма, в которую она угодила, была не меньше восьми футов глубиной. Делия, конечно, попыталась бы выбраться, если бы не тяжелое бревно, пригвоздившее ее к земле.

— Помогите! — что есть мочи закричала она.

Ей ответило только эхо, и Делии показалось, что она осталась одна на всей земле. Делия напрягла слух, она снова услышав хруст ветки. Девушка сжала зубы, чтобы не закричать от боли, и уперлась руками в бревно. Оно не сдвинулось с места ни на дюйм. Но вдруг Делия вновь отчетливо услышала хруст веток совсем близко от себя.

Вслед за тем раздалось негромкое рычание.

«Боже, сохрани и помилуй...», — забормотала Делия.

Она не сомневалась, что это волк.

«Интересно, нападают ли волки на людей? Наверно, да, если голодны», — решила Делия, все же смутно надеясь, что этот последовал за ней из любопытства. Смеркалось. Ветви деревьев как черные пальцы тянулись к сумеречному небу.

Сверху посыпались листья и земля, и Делии почудилось, что она видит пару горящих глаз и оскаленную пасть.

Девушка закричала, глаза и клыки исчезли. Она снова попыталась освободиться от бревна и напряглась всем телом. Напрасно!

В изнеможении откинувшись назад, Делия подняла глаза к небу...

— Так-так, — послышался знакомый голос. — Похоже, мы поймали хищника.

Глава 5

Оперевшись подбородком о ствол ружья, над ямой стоял Тайлер.

— Помоги мне выбраться отсюда, — попросила она.

— Зачем? — отозвался он.

— Потому... Ах да! Ты ведь так взбешен, что, наверное, заставишь меня провести ночь в этой яме? Ну вытащи же меня, — сердито сказала она.

— Чтобы ты пугала бедную миссис Хукер своими жуткими историями о кровожадных индейцах?


— Я уже извинилась...

— Значит, ты станешь изводить меня, хотя я и стараюсь быть добрым с тобой, — невозмутимо продолжал Тайлер.

— Добрым со мной? — возмущенно переспросила Делия. — Ну и ну! Так твое отношение ко мне и есть доброта?

Он глубоко и печально вздохнул. Но Делию было не так-то просто провести. По его тону она сразу догадалась, что он издевается над ней.

Последние лучи солнца пробивались сквозь густую листву и освещали лицо Тайлера. Сейчас его темные волосы казались бронзовыми. Невольно залюбовавшись им, Делия взмолилась, чтобы он не заметил ее задранной юбки и перепачканных рук и лица.

— Я вытащу тебя при одном условии, — начал он.

— Я не поеду с тобой на этой чертовой лошади! — перебила его Делия.

— Ну что ж, отлично, — сказал Тайлер и исчез.

— Черт побери, Тайлер! — закричала Делия. — Вернись! Пожалуйста! Я сделаю все, что ты хочешь.

Он вернулся, присел на краю ямы и положил ружье на колени. Казалось, он смертельно устал.

— Скоро стемнеет, — сказал он. — К тому же будет дождь.

— Знаешь, неподалеку бродит волк, — тихо начала Делия, — и я надеюсь, он съест тебя.

Тайлер рассмеялся.

— Сомневаюсь, что это волк. Волки не подходят так близко к деревне. Это собака хозяина.

— Как ты думаешь, мы далеко забрались? — робко спросила Делия.

— Шагов пятьдесят от деревни.

Щеки девушки вспыхнули от смущения; хорошо еще, что Тайлер не видел этого. Она-то считала, что потерялась в глухом лесу, полном диких зверей, а оказывается, деревня совсем рядом.

Тайлер ловко спрыгнул в яму, где было уже совсем темно. Он подобрался к девушке и чертыхнулся, нащупав тяжелое бревно, придавившее ногу.

— Почему ты ничего не сказала?

— Я думала, ты видишь.

— Как я мог... — начал он, обхватил толстое бревно руками, напрягся и сдвинул его одним рывком.

— Не шевелись, — предупредил он, поскольку Делия собиралась встать. Он ощупал ногу. Уже второй раз при прикосновении его пальцев боль исчезла. Делия от блаженства прикрыла глаза, ее тело, казалось, таяло. Горячая волна, зародившись где-то внизу живота, растеклась по всему телу. Делия вспыхнула, у нее перехватило дыхание и пересохло во рту.

Голос Тайлера долетал словно издалека.

— Нога цела, но на ней еще один симпатичный синяк. Тебе повезло, что ты осталась в живых. Это старый проверенный способ охоты. Вырывают яму, прикрывают ветками и устанавливают бревно так, чтобы оно обрушилось зверю на голову и размозжило ее, как только он попадет в западню. Так что ты родилась в рубашке: у тебя почти не было шансов уцелеть.

Делия поежилась. Сильные руки подхватили ее и помогли подняться на ноги.

— Ты можешь идти?

Девушка попробовала шагнуть.

— Думаю, да, — сказала она, но голос уже не слушался ее.

Его руки задержались на талии девушки, а грудь прижалась к ее спине. Теперь Делию особенно пугала его близость. Казалось, он воспламенял каждую клеточку ее тела. На мгновение оба замерли. В наступившей тишине девушка отчетливо слышала его дыхание.

Тайлер отступил назад и убрал руки.

— Слушай меня внимательно. Я присяду, ты заберешься мне на плечи, и я подниму тебя наверх.

Его голос звучал очень жестко, и Делия решила, что снова разозлила его.

«Надо быть идиоткой, чтобы попасть в такую переделку, — думала она. — Ни одна приличная женщина не допустила бы такого».

Тайлер присел на корточки; Делия замешкалась, боясь прикоснуться к нему. Мечтая о близости с ним, она панически страшилась потерять голову и не совладать с собой.

— Ну, давай же, Делия... — торопил ее Тайлер.

Глубоко вздохнув, девушка обвила руками его шею. Тайлер подсадил ее себе на спину и поднялся одним рывком. Край ямы был теперь в двух футах над головой Тайлера, и Делии ничего не стоило выбраться из западни самой.

Но она не шевелилась, чувствуя, как пульсирует жилка у нее на шее, и испытывая неведомый прежде восторг от того, что ее груди тесно прижаты к мужской спине. Смятенная этими ощущениями, Делия замерла, прижавшись щекой к его волосам.

— Эй, — услышала она голос Тайлера, — мы что, будем стоять так всю ночь?

Девушка пришла в себя, поняв, что Тайлеру очень тяжело — таким напряженным был его голос. Делия отняла руки от его шеи, осторожно выпрямилась и крепко вцепилась в край ямы. Подтянувшись, она почувствовала, как сильная рука уперлась ей в ягодицы и вытолкнула ее наружу. Делия невольно вскрикнула.

— С тобой все в порядке? — спросил Тайлер.

Девушка отряхнулась и посмотрела вниз. Несмотря на вечернюю прохладу, его лоб покрылся испариной; губы были плотно сжаты.

— Дай мне руку, — сказал он.

Ухватившись за руку Делии, Тайлер выбрался из ямы так быстро, что Делия, потеряв равновесие, упала навзничь. Не удержавшись, упал и Тайлер, выставив вперед руки. Их лица оказались так близко, что Делия ощущала влажность его дыхания и видела свое отражение в глазах Тайлера. Солнце село, но в лесу все еще было довольно светло. Не в силах сдержаться, Тайлер осторожно прикоснулся к мягкому пухлому рту Делии, который приоткрылся, словно она ждала этого. Она обвила его руками и притянула к себе. Вцепившись в его широкие плечи, Делия почувствовала, как дрожь пробежала по его телу. Тайлер провел языком по ее зубам и глубоко погрузил его в рот Делии. Быстрые, жадные движения его языка вызвали у нее дрожь удовольствия и пробудили желание. Девушка выгнулась навстречу его страстным ласкам, инстинктивно прижимаясь к нему и ритмично поднимая и опуская бедра.

— Боже мой, Делия, — глухо пробормотал он, задыхаясь от нахлынувшего на него желания.

Он снова провел языком по нежным девичьим губам, потом проник в ее рот, влажный и теплый. На этот раз его язык двигался ритмичнее и быстрее, словно дразня ее. Застонав, Делия ухватилась за его густые темные волосы и притянула к себе его голову. Они слились в долгом поцелуе.

Делия чувствовала запах рома и влажное тепло. Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного и смутно понимала, что поцелуи предшествуют чему-то таинственному и восхитительному.

Тайлер приподнялся, его рука скользнула между их телами, распуская шнурки корсажа. Другой рукой он нежно обвил голову Делии. Оторвавшись от ее чувственных губ, Тайлер покрыл горячими поцелуями ее шею и подбородок. Застонав, Делия подалась навстречу ему. При этом обнажилась ее грудь. Проведя дрожащими пальцами по ее телу, Тайлер нежно сжал ее сосок. Делия снова издала глухой стон и затрепетала от желания, похожего на приступ ноющей боли. Рука Тайлера медленно блуждала по ее телу. Не успела Делия опомниться, как он задрал вверх ее юбку и рубашку. Его пальцы нежно касались ее обнаженного тела, а губы ласкали затвердевший сосок. Сладостное тепло разлилось по всему ее телу.

— Нет! — вдруг вскрикнула Делия, резко отталкивая Тайлера.

Внезапный страх погасил огонь страсти. Потрясенный этой неожиданной переменой, Тайлер застыл на земле, опираясь на локти и тяжело дыша. Придя в себя, он присел на корточки и, хмуро посмотрев на нее, спросил:

— Ну что теперь, детка? Хочешь чтобы тебя изнасиловали или ждешь, что я заплачу за удовольствие?

Услышав это, Делия размахнулась и влепила ему такую пощечину, что он едва удержался на ногах.

Ярость исказила его лицо.

— Ах ты маленькая...

Тайлер хотел схватить ее, но она увернулась, легко вскочив на ноги.

Он медленно поднялся, мрачный и сильный. На его щеке горел след от пощечины, на скулах ходили желваки. Девушка насторожилась, на всякий случай отступив назад и прикрыв рукой обнаженную грудь.

— Не прикасайся ко мне, ублюдок!

На губах Тайлера заиграла циничная улыбка.

— Отчего же? Ты только что чертовски здорово изображала страсть.

Делия бросилась было бежать, но не успела сделать и шага, как Тайлер крепко схватил ее за талию и притянул к себе.

Она изо всех сил уперлась ему локтями в грудь, он невольно охнул, но не выпустил ее из своих железных объятий. Прижавшись губами к уху Делии, он зашептал:

— Я гораздо больше, сильнее и упрямее тебя, детка. Тебе не справиться со мной, так что не заставляй меня прибегать к силе.

— Иди ты к черту, ты... ты...

Она замялась, подбирая выражение покрепче и стараясь вырваться из его рук.

— Черт! — вскрикнул Тайлер, когда она оцарапала его. Не помня себя от гнева, он исступленно прижал ее к себе.

От острой боли, пронзившей тело, Делия закричала.

Тайлер тут же освободил девушку, с тревогой вглядываясь в ее лицо. Она тяжело дышала, прижав руки к больным ребрам.

— Делия, — мягко проговорил он, осторожно дотрагиваясь до ее плеча.

Но она отпрянула от него, не желая его слушать. Потом выпрямилась и глубоко вздохнула, еще не совсем оправившись от только что пережитых ощущений. Дрожащей рукой она вытерла губы и сказала нетвердым голосом:

— Я ненавижу тебя, Тайлер Сэвич!

Его щека нервно дернулась, но через мгновение он уже овладел собой.

— Я знаю, — ответил он, притворяясь удрученным. — Даже мои поцелуи внушают тебе отвращение. Но все-таки не стоит так мучить меня.

— Я не позволю тебе утолить со мной твою похоть, — сказала Делия, в бешенстве зашнуровывая корсаж, — ведь ты мечтаешь о миссис Хукер.

Гнев исказил лицо Тайлера.

— Ты опять за свое? — рявкнул он, отбросив со лба взъерошенные волосы. — Сколько раз надо повторять, что меня не интересует миссис...

— А мне это все равно!

Слезы отчаяния брызнули из глаз девушки. Она зло смахнула их рукой.

— Но разве честно целовать меня, когда мечтаешь совсем о другой.

— Ты ошибаешься, Делия. Я и не думал об Элизабет.

— Думал, — всхлипнула Делия.

Тайлер бережно взял лицо Делии в свои ладони и наклонился к ней, обжигая ее своим горячим дыханием. Девушка замерла.

— Милая моя Делия, — прошептал он так нежно, что это заставило девушку затрепетать. — Только тебя я хочу, только о тебе мечтаю.

Его губы прикоснулись к ее приоткрытому рту. Но Делия тут же увернулась.

— Хочу в гостиницу, — заявила она.

Тайлер выпрямился.

— Ну что ж, я не стану удерживать тебя силой.

Но Делия не двинулась с места. Она старалась забыть о том, что так явно говорило о его страсти. Делия поняла, что он очень возбужден, когда боролась с ним. Проработав несколько лет в «Весельчаке Лионе», она насмотрелась там всякого и поэтому знала: Тайлер хочет близости с ней. Но больше, чем этого, Делия боялась самой себя. Никогда еще ее сердце не билось так трепетно, и никогда она не испытывала такой ноющей боли внизу живота. Она страстно желала слиться с ним воедино, забыть обо всем на свете в его объятиях, а вместе с тем страшилась этого.

Девушка пошла назад по тропинке, сердито отряхивая юбку от прилипших к ней иголок и листьев.

Тайлер дважды окликнул ее, но она так и не оглянулась. Он направился вслед за ней и мягко предупредил:

— Если пройдешь еще немного по этой тропинке, то окажешься в Бостоне.

— Боже! — смущенно пробормотала Делия, все еще не решаясь взглянуть на него. — Эти чертовы тропинки похожи одна на другую как две капли воды.

— Забавная ты девчонка, Делия, — рассмеялся Тайлер, качая головой, потом отступил в сторону и шутливо поклонился. — После вас, миледи, — церемонно сказал он, пропуская девушку вперед.

К гостинице они шли молча и почти не глядя друг на друга. Перед ними в сгустившихся сумерках вытянулись их неясные тени. Они с грустью думали об одном и том же, идя рядом, но по-прежнему чужие.

***

Элизабет Хукер, стоя у окна, смотрела сквозь мутное стекло на верхушки деревьев, черные на фоне серого неба.

«Оказаться бы сейчас в Бостоне, в доме приходского священника на улице Братл, — грустно думала она. — Отец зажег бы на аналое лампу, перед тем как сесть работать над воскресной проповедью. А мать на скамье у огня пряла бы пряжу. Две младшие сестрички вязали бы, обсуждая новые шелковые ленты, купленные накануне, или пироги, которые предстоит испечь для воскресной мессы».

Элизабет закрыла глаза, вспоминая милые ее сердцу картины прошлой жизни.

«Отблески огня играют на серебряном чайном сервизе, а дым от отцовской трубки, поднимаясь над его головой, образует причудливые узоры. Монотонно тикают настенные часы, и уютный звук маятника сливается с тихими голосами сестер...»

От этих внезапно нахлынувших воспоминаний у Элизабет так заныло сердце, что она не выдержала и громко воскликнула:

— Я хочу домой!

Ее звонкий голос нарушил мертвую тишину крошечной комнаты.

— Калеб, пожалуйста, отвези меня домой, — прошептала Элизабет.

Но мужа не было в комнате.

Глубоко вздохнув, Элизабет открыла глаза. Она ненавидела лес перед окном, гостиницу и тот ужасный Мерримитинг, куда вез ее муж. Все это вызывало у нее отвращение и страх. Кровь стучала в висках у Элизабет, все тело ныло от долгой езды в повозке, в горле першило, а лицо, шея и руки покрылись красными волдырями от укусов мух.

Верхушки деревьев тревожно раскачивались на фоне низкого неба, и молодая женщина подумала, что даже сидя в комнате она ощущает приближение дождя и слышит завывание ветра. Потом ее мысли вернулись к разговору о том, как расправляются индейцы со своими жертвами. Элизабет похолодела.

«Мы должны как можно скорее покинуть это ужасное место», — решила она, беспокойно вглядываясь в темные очертания деревьев.

Сердце ныло в предчувствии темноты и надвигающейся бури. Дрожащими руками Элизабет закрыла ставни и задвинула засовы. Пульсирующая боль в висках немного утихла, но теперь ее донимал нестерпимый зуд от укусов. Чтобы не расчесать их, она сжала кулаки.

Отойдя от окна, Элизабет оглядела жалкую, с низким потолком комнату, в которой стояла небольшая кровать с матрасом, набитым тряпками и соломой. «Наверняка в нем полно вшей и клопов», — содрогнулась она. По крайней мере, к этому она была готова: мать посоветовала ей взять в дорогу чистое белье. Элизабет подошла к сундуку, принесенному мужем из повозки. Присев, она погладила тисненый кожаный переплет Библии, которую Калеб заботливо положил поверх сундука, чтобы жена не искала ее. Конечно же, он хороший человек, добрый и внимательный. Но сколько раз за этот ужасный длинный день Элизабет с ненавистью думала о нем. Зачем он вырвал ее из семьи и потащил за собой в неизвестность. Сколько месяцев ей придется трястись в отвратительной повозке, терпеть грязь, мух и Бог знает что еще? Однако теперь молодая женщина искренне сожалела об этом. Она постаралась взять себя в руки и решила, что завтра будет ласкова с мужем.

«Мне надо стать более терпеливой. Ведь первый день пути всегда кажется самым трудным», — убеждала она себя.

Элизабет сняла с кровати белье и застелила ее своими простынями и одеялами. Льняное полотно для простыней было соткано ее руками, и Элизабет очень гордилась этим. Выйдя замуж два месяца назад, она принесла это белье в приданное своему мужу. Увидев его в день свадьбы, Калеб воскликнул, что на свете нет мужчины счастливее, чем он.

«Интересно, что он думает теперь, узнав меня ближе?» — размышляла Элизабет.

Она расправила одеяло и подоткнула его под матрас. Мысли о Калебе вызвали у нее болезненный страх. Прежде она с нетерпением ждала наступления темноты, когда вся семья уютно рассаживалась у огня и мирно беседовала. Но с тех пор, как Элизабет вышла замуж, все переменилось. Теперь каждый вечер она замирала от ужаса, ожидая, что Калеб предъявит свои супружеские права на нее.

Всякий раз, когда Калеб напоминал ей об этом, она подчинялась и была благодарна ему за то, что ей не приходилось делать этого часто, хотя догадывалась о том наслаждении, которое он получает. Элизабет простодушно считала, что соитие не должно доставлять удовольствия супругам; в Библии ясно сказано, что это необходимо для продолжения человеческого рода. А Элизабет глубоко чтила святое писание.

Мать предупредила Элизабет в ночь перед свадьбой, что ей будет больно и выйдет немного крови, но все пройдет через два-три дня, однако боль не проходила до сих пор. Конечно, были и приятные минуты. Элизабет нравилось, что Калеб всегда целовал и ласкал ее, прежде чем овладеть ею. После этого он всегда шептал ей слова любви. Но Элизабет ненавидела мужа в те моменты, когда его твердая плоть проникала в нее, заставляя ее сжиматься от боли и ужаса. Всякий раз после близости молодая женщина чувствовала себя изнасилованной.

Элизабет решила переодеться до прихода Калеба. Едва она присела на единственный стул и стала вынимать из волос костяные шпильки, дверь отворилась и в комнату вошел ее муж.

— Сейчас будет светло, — сказал он, прикрывая рукой горящий фитиль и осторожно поднося его к масляной свече, стоящей на ночном столике. Молодой человек ласково посмотрел на жену.

— Я сейчас, — поспешно сказала она, улыбнувшись.

— Позволь мне. — Калеб взял у нее гребешок.

Молодая женщина откинулась на спинку стула, позволив мужу заняться ее волосами. Калеб так осторожно расчесывал великолепные пепельные волосы, что это доставляло Элизабет удовольствие.

— Что ты думаешь о докторе Сэвиче? — спросил он.

— Славный человек, — не задумываясь ответила Элизабет.

«Такой же добрый, как Калеб, — подумала она. — Он прекрасно воспитан, а кроме того, заботился обо мне в пути».

Вместе с тем Элизабет подсознательно угадывала в нем какую-то дикую необузданность.

— А Делия — непростая штучка. Настоящая задира. Нам придется много молиться, чтобы привлечь ее в лоно церкви, — заметил Калеб.

Он уже расчесал волосы Элизабет и сел перед ней, положив руки на колени и с любовью глядя на нее.

— Эта девушка много испытала в жизни, Лизи. Думаю, ей нужна надежная опека.

— А мне нравится Делия, — сказала Элизабет, стараясь верить, что так оно и есть.

Она немного завидовала девушке, которая бесстрашно шагала рядом с запряженными в повозку волами и простодушно радовалась тому, что видела. Казалось, пыль, мухи и другие трудности были ей нипочем.

Поднявшись со стула, Элизабет быстро юркнула под одеяло и прижалась к стене. Увидев, что Калеб раздевается, она ощутила тревогу и задрожала всем телом.

— Лизи... Как ты себя чувствуешь? — начал Калеб.

Мгновенно поняв, к чему он клонит, Элизабет заставила себя проговорить:

— Я очень устала, милый.

— Конечно, дорогая, у тебя был очень трудный день, — согласился Калеб, явно разочарованный ее ответом.

Элизабет испытала такое облегчение, словно гора свалилась с ее плеч. Страх прошел, и она расслабилась. Калеб лег рядом и взял ее руку.

— Знаю, что тебе тяжело, Лизи. Не думай, что я не понимаю, как горько тебе покидать Бостон и расставаться с семьей. Не сомневаюсь, ты будешь очень скучать по ним...

В голосе мужа Элизабет почувствовала неуверенность.

«Он и не подозревает, чего я лишилась, покинув Бостон. Калеб считает, что может заменить мне всех, но он ошибается».

— Вот увидишь, тебе понравится Мерримитинг, — продолжал он. — Доктор Сэвич сказал, что нам уже построили дом, как раз рядом с церковью. Кроме того, нам дадут небольшой надел земли. Появятся соседи. Ты не будешь скучать.

Калеб сжал ее руку.

— Понимаешь, Лизи, мое призвание — нести людям слово Божье. Такова воля Всевышнего.

— Понимаю... — покорно отозвалась Элизабет.

Ей хотелось, чтобы Калеб обнял ее, но она опасалась, что муж по-своему истолкует это.

Калеб так долго молчал, что Элизабет подумала, не заснул ли он. Но вдруг он спросил:

— Как ты думаешь, Лиз, у нас скоро может появиться ребенок? Ты ведь хочешь этого, правда?

Элизабет похолодела.

«Теперь уж он точно снимет с меня рубашку», — мелькнуло у нее в голове.

— Лизи? — повторил Калеб.

— Да... да, конечно. Ребенок — это замечательно, — поспешно проговорила она срывающимся, голосом.

Калеб вздохнул. Немного погодя, услышав его мерное дыхание, Элизабет успокоилась: он наконец заснул.

***

На следующее утро, не вступая в спор с Делией по поводу лошади, Тайлер молча подхватил ее и посадил в седло. А она между тем осыпала проклятиями хозяина гостиницы, сетуя на то, в каких условиях ей пришлось провести ночь.

Оказавшись на лошади, Делия сначала онемела от удивления, но что-то подсказало Тайлеру, что этим дело не кончится.

— Ни слова, прошу тебя, — быстро проговорил он, не давая ей опомниться.

Делия открыла было рот, но, поразмыслив, рассмеялась.

— Я только собиралась сказать тебе доброе утро, — слукавила она.

— Вот и хорошо, — кивнул Тайлер.

Он был мрачно настроен. Уже вторую ночь его преследовал хрипловатый голос и снились высокие округлые девичьи груди. Тайлер понял, что по уши влюбился в эту замарашку из таверны, к тому же совершенно безответно... хотя в это он едва мог поверить. Тайлер решил, что Делии просто вздумалось поразвлечься в последний раз перед тем, как стать степенной замужней дамой. Он не сомневался в этом до той минуты, когда она влепила ему пощечину.

Ночью прошел дождь, и теперь тяжелые свинцовые тучи ползли по небу. Вода капала с деревьев и карнизов домов, так что посреди грязного двора образовались небольшие лужи. Элизабет уже села в свою повозку и поджидала, когда Калеб запряжет волов. Она сидела нахохлившись как воробей, наглухо завязав накидку под подбородком.

— Сколько вы полагаете пройти сегодня? — спросил Калеб, расплатившись с хозяином и подзывая Тайлера к повозке.

— Думаю перебраться через Мерримэк, — ответил тот.

Мельком взглянув на жену, Калеб решил уточнить:

— Сколько все же мы будем в пути? Видите ли, Элизабет...

Тайлер тяжело вздохнул, подумав, что при таких темпах они попадут в Мерримитинг только к концу лета.

— Сегодня дорога не будет такой утомительной, — ответил он.

Калеб заметно повеселел и ободряюще похлопал жену по колену.

— Ну вот, сегодня тебе будет полегче, Лизи, — ласково проговорил он.

Элизабет с тоской посмотрела на затянутое тучами небо.

— Наверное, дождь зарядит на целый день, — сказала она.

— Зато нас не будут допекать мухи, — пошутил Калеб.

Тайлер не спеша пошел к Делии. При его приближении она так лучезарно улыбнулась, что у него захватило дух. Ее необыкновенные золотистые глаза сверкали, заставляя сердце Тайлера бешено биться. Подавив улыбку, он бросил на Делию сердитый взгляд, приторочил ее мешок к седлу и вывел иноходца на дорогу.

— Разве ты не сядешь на лошадь? — спросила девушка. Тайлер лишь покачал головой, подумав о том, сколько он выдержал бы, сидя в седле рядом с ней и чувствуя, как ее пышная грудь прижимается к нему, а горячее дыхание обжигает шею. Он представил, как руки Делии, обнимающие его талию, постепенно опускаются ниже и ниже, пока наконец...

— Боже милостивый! — тихо пробормотал Тайлер, чувствуя, как при этой мысли у него закружилась голова, а лицо выразило блаженство.

Река преградила им путь задолго до наступления темноты. Мерримэк оказалась слишком глубокой и широкой, так что переправиться без парома нечего было и думать. Однако парома не было видно. Тайлер подошел к колоколу, висевшему на причале, и сильно дернул за веревку. Подождав минут пять, он громко позвал паромщика, хотя и знал, что это бесполезно. Старый паромщик появлялся и исчезал в зависимости от того, хорош ли был клев.

— Похоже, нам придется разбить здесь лагерь, — сказал Тайлер спутникам.

Множество старых кострищ на берегу свидетельствовало о том, что они не первые, кому пришлось ночевать здесь.

Делия спешилась, нетвердо ступая по земле и потирая ягодицы. Она тяжело вздохнула.

— Боже! Кажется, я натерла мозоль на за...

Девушка осеклась, густо покраснела и надула губки. Они были так прелестны, что Тайлеру нестерпимо захотелось поцеловать их. В одной из дорожных сумок он хранил целебный бальзам, и одна только мысль, что он втирает его в эту восхитительную попку, привела его в трепет.

Тайлер вытащил ружье из притороченного к седлу чехла.

— Пройдусь поищу что-нибудь на ужин. А ты, Делия, прогуляйся и собери немного веток для костра...

— Я сам соберу, — поспешно сказал Калеб. — Мне хочется немного размяться.

Когда Тайлер скрылся в лесу, преподобный помог жене выбраться из повозки.

— Помнишь тот водопад, Лизи, который мы только что проехали? Я заметил там тихую заводь, как раз возле цветочной поляны. Может, хочешь искупаться?

Элизабет огляделась вокруг и кивнула.

— Конечно, с удовольствием, Калеб.

Когда молодая женщина направилась к водопаду, Делия догнала ее.

— Постойте, миссис Хукер! Можно и мне с вами?

Девушка ожидала услышать отказ, но Элизабет тепло улыбнулась.

— Пожалуйста, называй меня просто Элизабет.

Они быстро нашли цветочную поляну. Неглубокая заводь манила прохладой, и Делия тут же окунула ноги в воду. От бури, разразившейся прошлой ночью, не осталось и следа, и сейчас на небе ярко сияло солнце. Воздух был напоен ароматом омытых дождем земли и трав. Порой с веток на головы девушек падали редкие капли. Встав на колени, Элизабет закатала рукава черного платья и вымыла лицо и руки.

— У меня есть немного мыла, — сказала она. — Было бы очень приятно помыться.

— Я мылась вчера утром, — важно сообщила Делия, явно гордясь этим событием. — Но, пожалуй, я все же вымою голову.

— А мне, — проговорила Элизабет, вытирая лицо и руки нижней юбкой, — после вчерашнего путешествия и мух нестерпимо хотелось искупаться. Однако я не решилась попросить у этого ужасного хозяина гостиницы таз с горячей водой.

— Ты что, часто моешься? — спросила Делия, ошеломленная внезапной догадкой.

— По крайней мере два раза в неделю, а летом и три.

— Два раза в неделю! — воскликнула потрясенная Делия. — Но это же вредно для здоровья!

Делия не понимала, как это такая хрупкая Элизабет Хукер до сих пор не подхватила лихорадку и не умерла. Но тут она припомнила, как Тайлер бранил ее за нечистоплотность. Может, и в самом деле мыться раз в месяц недостаточно. Она вздохнула. Видно, и ей придется мыться дважды в неделю, если она хочет походить на настоящую леди, хотя, конечно же, это угрожает здоровью.

Элизабет опустила ноги в воду и с тревогой огляделась. Делия последовала ее примеру, но не заметила ничего подозрительного. Повсюду росли ярко-красные цветы, на солнце лениво грелась толстая коричневая лягушка, мирно жужжали мухи-однодневки.

— Здесь очень красиво, — сказала Делия.

— Да... красиво и спокойно.

Вдруг Делия вспомнила о своем вчерашнем обещании Тайлеру.

— Элизабет... — нерешительно начала девушка. Это было не легко. Пожалуй, еще труднее, чем казалось. Она перевела дыхание. — Прости меня за вчерашнее. Я хотела... В общем, прости меня.

Элизабет опустила глаза.

— Не беспокойся, — пробормотала она, силясь улыбнуться. — Я знаю, что часто напоминаю испуганного кролика. За всю жизнь я совершила один смелый поступок — переправилась на пароме через реку, чтобы попасть на ярмарку в Чарльз.

— Ну надо же! — весело подхватила Делня. — Мне тоже однажды пришлось переправиться на пароме.

Делия даже подалась вперед, обрадовавшись, что у них нашлось нечто общее. Это было очень важно, поскольку она считала Элизабет образцом для подражания.

— Отец возил меня на ярмарку, когда мне было семь лет. Там я объелась хурмы, у меня заболел живот, и я испортила папин воскресный костюм, — простодушно рассказала Делия.

Элизабет тихо засмеялась. И тут же раздался добродушный мужской смех.

Испуганные, девушки подняли головы и посмотрели на противоположную сторону заводи. Там, приветливо улыбаясь, стоял индеец, одетый в тесный ему европейский сюртук, мокасины и юбку до колен из оленьей кожи. На голове у него была поношенная треуголка с белым пером. В руке он держал старый французский мушкет.

Делия покосилась на бледную, как мел Элизабет, покрывшуюся от страха испариной.

— Не подавай вида, что боишься, — шепнула Делия, медленно поднимаясь.

— Добрый день, леди, — сказал мужчина с сильным акцентом.

— Здравствуйте, сэр, — с трудом выговорила Делия.

Индеец усмехнулся и кивнул головой. Элизабет прерывисто вздохнула.

— Кажется, он настроен дружелюбно, — почти не шевеля губами проговорила Делия.

Индеец бросил ружье на землю и шагнул в воду. Не выдержав, Элизабет вскочила на ноги и пронзительно вскрикнула.


— Только не беги! — воскликнула Делия, но было слишком поздно.

Элизабет уже мчалась, не разбирая дороги, продираясь через кустарник. Ее крик прорезал первозданную тишину этих мест.

Индеец стоял посреди заводи, улыбаясь, и быстро говорил что-то непонятное. Потом жестом пригласил Делию войти в воду.

— Ты идти, — сказал он. — Ты голодный? Мы — рыба.

— Рыба? — удивилась Делия.

Он закивал головой.

«Только не показывай, что боишься его, — сказала себе девушка и шагнула в воду. — Боже, а если он не так дружелюбен, как кажется...»

Индеец снова улыбнулся и кивнул:

— Идти?

Делия остановилась в трех шагах от индейца и только теперь заметила, что он уже очень немолод. Его лицо было изборождено морщинами, а волосы тронуты сединой. Индеец наклонился, указывая на дно. Делия наклонилась, внимательно вглядываясь в воду. Тут она заметила крупную форель возле камней, покрытых водорослями.

Старик закатал рукава и медленно погрузил руку в воду. Он ловко поймал и удержал рыбу, которая билась у него в руках. Индеец выпрямился и протянул форель Делии.

— Рыба! — радостно сказал он.

Девушка засмеялась, захлопав от удовольствия в ладоши.

— Ты научишь меня это делать?

***

Услышав душераздирающие вопли, Тайлер стремглав бросился к лагерю, держа наготове ружье. Там он увидел, что Элизабет истерически рыдает у мужа на груди. Делии нигде не было видно.

— Что случилось? — тревожно спросил он.

Калеб беспомощно развел руками.

— Не знаю. Никак не могу успокоить ее.

Тайлер с трудом оторвал Элизабет от мужа.

Чуть встряхнув ее, он твердо сказал:

— Элизабет! Успокойся, сделай глубокий вдох... Ну а теперь объясни, в чем дело.

— Ди-дикари. Он... он...

— Где Делия?

— Не знаю... Я убежала. Она... не знаю, — бессвязно бормотала Элизабет.

Тайлер едва удержался от того, чтобы не встряхнуть посильнее плачущую женщину.

— Где ты оставила ее?

— З-заводь. У заводи.

— Они пошли к водопаду, это недалеко, — пояснил Калеб. — Элизабет хотела искупаться...

— И вы позволили им пойти одним? — перебил его Тайлер. — Господи, о чем вы только думали?!

Калеб побледнел.

— Я не знал, что это опасно, — начал он, но Тайлер уже бежал вверх по тропинке.

Подбежав близко к заводи, он пошел крадучись и порадовался тому, что утром надел мокасины, в которых можно передвигаться почти бесшумно. Вскоре Тайлер услышал, как звонкому смеху Делии вторит гортанный мужской смех. Немного успокоившись, он повесил ружье на плечо и, оперевшись на широкий ствол дерева, стал наблюдать.

Делия и старый индеец стояли по колено в воде, согнувшись и шаря по дну руками. Вдруг девушка резко выпрямилась: в руках у нее трепыхалась рыба.

— Поймала! — торжествующе закричала она, подняв форель над головой.

Тайлер испытал гордость.

«Она и вправду удивительная, моя маленькая девчонка из таверны», — подумал он.

Но к гордости примешивалось что-то еще, чему он не мог дать названия, поскольку раньше такого с ним не было. Решив, что виной всему инстинкт собственника, он успокоился и вышел из укрытия. Индеец первым заметил его. Проследив за взглядом старика, Делия повернулась и увидела Тайлера.

— Посмотри, я поймала рыбу на ужин! — воскликнула она.

Глава 6

Ворча и толкая друг друга, жирные полосатые бурундуки стали полукругом возле Делии, которая кормила их кусочками маисовой лепешки. Тайлер, нахмурившись, наблюдал за ней. Лицо девушки было озарено счастливой улыбкой, желтые глаза ярко блестели, а от солнечного света темные волосы казались бронзовыми. Ее грудь слегка вздрагивала от тихого, восторженного смеха.

Тайлер еще не встречал людей, способных так наслаждаться жизнью. Он подумал, что никогда так много не смеялся, как в последние два дня, а когда Делии не было рядом, очень скучал.

Тихо чертыхнувшись, Тайлер открыл небольшую фляжку и сделал добрый глоток бренди. Девушка казалась ему сейчас очаровательной. Ее юное тело возбуждало в нем желание. Тайлеру приходилось постоянно напоминать себе, что она всего-навсего девчонка из таверны, искушенная в любовных делах.

«Не успеешь опомниться, как она согнет тебя в бараний рог, доктор Сэвич», — думал он, снова и снова поглядывая на Делию.

— У тебя ничего не выйдет, — безнадежно пробормотал он.

Девушка скормила бурундукам последний кусочек лепешки, отряхнула руки и повернулась к нему с такой улыбкой, что его сердце дрогнуло.

— Ты что-то сказал?

Он завороженно смотрел на нее, почти лишившись дара речи.

— А? Ничего, не обращай внимания. — Он снова отхлебнул из фляжки.

Неподалеку от костра лежали два толстых бревна. Тайлер и Делия сидели на одном из них, а Хукеры, углубившись в Библию, — на другом. Все только что поужинали рыбой, пойманной Делией, и маисовой лепешкой. До захода солнца оставалось еще много времени, и путникам пришлось чем-то занять себя.

Погруженный в свои мысли, Тайлер рассеянно наблюдал за четой Хукеров. Вытащив из костра головню, он засыпал его землей, чтобы остудить, достал из сумки берестяной пергамент и обгоревшим концом головни начертил на нем три концентрические окружности.

— Что это ты делаешь? — спросила Делия, непроизвольно прижавшись коленом к его бедру.

Тайлер замер; возбуждение охватило его с ног до головы, и он был не в силах противиться этому. Делия склонилась над его плечом, коснувшись его грудью. Пытаясь подавить в себе желание, Тайлер быстро спросил:

— Как по-твоему, на что это похоже?

«Если она не перестанет прижиматься ко мне своей чер-товох грудью, я затащу ее в лес и сделаю такое, о чем она и не помышляла». Непреодолимая тяга к ней раздражала его.

— Это мишень, — пояснил он.

Делия отстранилась, и он перевел дух.

— Мишень? — весело спросила она. — Ты собираешься по ней стрелять?

— Не я, а ты.

— Я! — в восторге воскликнула девушка, прижимая руки к груди и глядя на него счастливыми глазами.

Она даже посмотрела, видит ли кто-нибудь ее торжество.

— Но, Тай, ведь я не умею стрелять.

— Ничего, я научу тебя. И вас, преподобный, тоже.

Калеб удивленно взглянул на него, потом на жену, нерешительно потер согнутые колени и смущенно кашлянул.

— Стрельба хороша только на охоте. Я не смогу выстрелить в человека, даже если он дикарь или разбойник.

Тайлер недоверчиво взглянул на Хукера, отлично зная, что церковь проповедовала массовое истребление индейцев, как безбожников. На самом деле поселенцы первыми стали снимать скальпы в доказательство того, что убили врага. Бостонское Народное Казначейство до сих пор выплачивало десять фунтов тому, кто предъявит скальп индейца абенаки, хотя мир с индейцами был установлен несколько лет назад.

Однако мир не наступил. Постоянные конфликты между Англией и Францией из-за новых земель отразились на судьбе индейцев. Каждая сторона стремилась заручиться поддержкой местного населения. Индейцы абенаки, возмущенные и напуганные разделом их земель, богатых дичью и рыбой, к тому же активно подогреваемые французскими иезуитскими миссионерами, восстали против английских поселенцев в Майне. В свою очередь индейцы устраивали жестокие набеги, захватывали заложников, убивали женщин и детей, а это побуждало поселенцев к мести. Из этого порочного круга нельзя было выйти уже целых пятьдесят лет. Новоангликанская пуританская церковь с прежней горячностью обсуждала эту тему.

Тайлер не считал Калеба Хукера лицемером, и поэтому поведение преподобного немало удивило его.

— Я думал, ваша религия предписывает вам убивать индейцев, святой отец.

Калеб гордо поднял голову.

— У меня есть свое мнение на этот счет, доктор.

Гнев засветился в глазах Тайлера, но на губах его была скептическая улыбка.

— У вас есть жена, Калеб, — тихо проговорил он, чтобы не услышала Элизабет. — Вы когда-нибудь видели скальпированную женщину? Знаете, как это делается? Вы хватаете ее за волосы, берете острый нож и глубоко надрезаете кожу вокруг висков. Затем сильно дергаете, и скальп остается у вас в руках, как кровавая перчатка. А на голове жертвы зияет жуткая рана.

От ужаса у Калеба побелели губы, и Тайлер пожалел, что так жестоко обошелся с ним.

«Если Хукеры намерены жить среди индейцев, им лучше поскорее усвоить школу выживания», — успокоил он себя.

— Если эта картина кажется вам чудовищной, — проговорил он так же тихо, — советую подготовиться, чтобы никогда не увидеть этого наяву. Уж лучше убить индейца самому, не дожидаясь, пока это сделает он.

Тайлер заметил, что Делия, слышавшая этот жуткий разговор, даже глазом не моргнула. А вот у Калеба слегка задрожали руки.

— Да... вы правы, — проговорил он.

Элизабет, погруженная в чтение Библии, услышав последние слова Калеба, резко подняла голову.

— Но, милый, ты не должен...

— Я должен, Лизи, — мягко сказал он. — Это необходимо для самозащиты. Индейцы...

— Но ведь индеец, которого мы встретили в лесу, был вполне дружелюбен, не так ли, доктор Сэвич?

— Вы правы, миссис Хукер, но другой может повести себя иначе.

Тайлер поднялся, отмерил пятьдесят шагов и повесил мишень на ветку дерева. Вернувшись назад, он взял ружье, прислоненное к бревну. Элизабет подошла к Калебу. Она нахмурилась, недовольно глядя на Тайлера и всем своим видом показывая, что он грубо посягает на принципы ее мужа.

Тайлер не обратил на это никакого внимания. Мрачно взглянув на Делию и Калеба, он сказал:

— Теперь внимательно смотрите, как это делается. Прежде всего вы должны уметь заряжать ружье. Когда полсотни разъяренных бандитов дышат вам в спину, приходится делать это очень быстро.

Достав из сумки пороховницу, Тайлер зубами вытащил пыж. Открыв затвор, он насыпал немного пороха на полку, снова закрыл его, поднял ствол вверх, всыпал в него оставшийся порох и, вложив пулю, заткнул бумажным пыжом.

Повернувшись к мишени, Тайлер вскинул ружье на плечо, взвел курок и нажал на спусковой механизм. Все увидели вспышку, клубы едкого дыма и услышали выстрел.

Не успел Тайлер опомниться, как Делия бросилась к дереву, чтобы проверить мишень.

— Прямо в яблочко! — восхищенно прокричала она, прыгая от радости.

Когда она вернулась, Тайлер негодуя схватил ее за руку и притянул к себе.

— Если ты еще раз выбежишь на линию огня, детка, — зашипел он ей в лицо, — я просто выпорю тебя.

Девушка была явно напугана его яростью. Она так очаровательно надула губки, что это немного остудило его пыл. Тайлеру нестерпимо хотелось поцеловать ее.

«О, это был бы незабываемый поцелуй», — подумал он.

Но он отпустил ее, сердито бормоча себе что-то под нос, и с силой сжал приклад.

— Прости меня, Тай, — виновато сказала Делия, потирая руку в том месте, где он в нее вцепился.

— Ничего страшного, но больше так не делай, — сухо проговорил он.

— А можно мне попробовать? — спросила Делия.

От волнения ее голос стал еще ниже, и сердце Тайлера дрогнуло.

— Ну, ладно. — Он протянул ей незаряженное ружье. — Посмотрим, что ты усвоила.

К его удивлению, девушка с первого раза правильно зарядила ружье. Но, когда она вскинула его на плечо, ее руки слегка задрожали от тяжести оружия. Тогда Тайлер встал позади Делии и протянул левую руку, чтобы помочь ей держать ружье. Теперь его грудь была тесно прижата к спине девушки, а чресла — к ее округлым ягодицам.

Оба замерли, взволнованные близостью, и словно забыли, что нужно делать дальше. Тайлер чувствовал глухие удары своего сердца, кровь в нем кипела. Девушка казалась Тайлеру такой маленькой и хрупкой рядом с ним, что его охватила всепоглощающая нежность к ней.

Через мгновение оба опомнились, поняв, что за ними пристально наблюдают Калеб и Элизабет.

— Что делать дальше, Тай. — Голос Делии дрожал.

— Взведи курок, — начал Тайлер, облизывая внезапно пересохшие губы, — и хорошенько прицелься.

Выстрел отбросил Делию назад, и она еще теснее прижалась к Тайлеру. Чертыхнувшись, он поспешно отступил, но все же держался позади Делии, чтобы Хукеры не заметили внезапно овладевшего им желания.

— Я попала в яблочко? — весело спросила девушка.

— Ты не попала даже в дерево, — глухо проговорил Тайлер.

Делия огорчилась.

— Ну, ну, не расстраивайся. Попробуем еще раз. Только теперь постарайся не закрывать глаза.

Когда наконец девушке удалось попасть в нижний край мишени, Тайлер поспешил сказать, что этого вполне достаточно для первого раза. Его пугала эта близость к Делии, от которой бешено колотилось сердце.

Вздохнув от облегчения, он повернулся к Калебу.

— Ну-с, вы готовы, ваше преподобие?

Калебу было тяжело изменять своим принципам, но, памятуя об истории о скальпированных женщинах, он кивнул и шагнул к Тайлеру.

Молодой священник оказался не столь способным учеником, как Делия. Все, что ему удалось, это попасть в ветку дерева в пяти футах от мишени. Но Тайлер не отчаивался, отлично зная, что возможности любого мужчины удесятеряются, если речь заходит о жизни его жены и детей.

Солнце опустилось за горизонт, и стало так темно, что мишень не было видно. Утомленные трудным путешествием и волнением, напуганные возможной опасностью, Хукеры улеглись поближе к огню. Тайлер сел на бревно и стал чистить ружье, а Делия примостилась напротив и внимательно следила за его работой. Время от времени Тайлер с интересом посматривал на девушку и наконец спросил:

— Хочешь что-то сказать?

— Тайлер, ты на самом деле снимал скальпы с людей, когда жил среди индейцев?

Он был готов к подобному вопросу. Почему-то женщины, узнав о том, что он десять лет прожил среди абенаки, были скорее заинтригованы этим, чем напуганы. Эта история внушала женщинам куда большее расположение к нему, чем его светские манеры.

— Приходилось, — ответил он, ожидая увидеть ужас в ее глазах.

Но она лишь деловито поинтересовалась:

— Ты скальпировал белых женщин?

— Йенги, — уточнил он.

— Что?

— Абенаки называют белых йенги. Это означает «молчаливые», — он рассмеялся, заметив ее недоумение. — Это такая шутка, Делия: белые, как правило, не умеют держать язык за зубами.

— А... Так ты скальпировал женщин йенги? — спросила она.

Тайлер долго молчал, искоса наблюдая за девушкой. На ее лице не было ни тени отвращения или ужаса. Пожалуй, она растерялась, смирившись с тем, что он делал, и просто пыталась понять, как уживаются в одном человеке жестокость дикаря и благородная миссия врача. Ему вдруг захотелось, чтобы Делия была такой же, как он, — наполовину абенаки и йенги. Тогда она поняла бы его чувства.

Тайлер нахмурился и отвернулся.

«Какого черта я беспокоюсь из-за того, что думает обо мне эта девчонка? Разве ее волновало мнение клиентов „Весельчака Лиона“, когда за два шиллинга она позволяла им насладиться собой?» — спросил себя Тайлер.

Но правда была неотвратима — ему было далеко не безразлично мнение Делии... Он протянул руку и легонько щелкнул девушку по щеке.

— Я никогда не убивал женщин, детка.

— Но ты убивал мужчин и снимал с них скальпы.

— Да, но не йенги. И только потому, что шла война, а я к тому времени был уже достаточно взрослым, чтобы стать настоящим воином абенаки. Мужчины моего племени почти не нападали на английские поселения, хотя враждовали с индейцами ири, в основном с могавками. Это была настоящая война, Делия, а на войне мужчины убивают друг друга...

Поняв, что оправдывается совершенно в духе абенаки, он замолчал. Тайлер давно поклялся себе, что никогда не будет стыдиться десяти лет, проведенных среди индейцев.

— Это было незадолго до того, как меня нашел дед, — добавил он.

— Расскажи мне...

— Тише. — Тайлер приложил палец к ее губам. — Хватит разговоров, детка. Иди спать. Тебе необходимо хорошенько выспаться.

Губы Делии, мягкие, влажные и нежные, как покрытый росой розовый бутон, слегка приоткрылись, словно приглашая его поцеловать их. Тайлеру стоило невероятных усилий удержаться от этого, но он овладел собой, ибо, почувствовав, как напряглась его плоть, понял, что не сможет ограничиться поцелуем.

Интуиция подсказывала ему, что, если он возьмет ее за руку и отведет в лес, Делия не станет сопротивляться. Но после неудачной попытки овладеть ею, он уже не верил своей интуиции. К тому же он вовсе не хотел, чтобы Хукеры заметили их любовные игры.

— Отправляйся спать, — строго сказал Тайлер.

К его великому сожалению, девушка тут же повиновалась ему.

***

Двумя днями позже, когда путешественники миновали еще пятьдесят миль, Тайлер сидел, раскачиваясь на задних ножках стула, и курил трубку с коротким мундштуком.

— Прекрасные здесь места, — сказал он, не выпуская трубки изо рта.

— Мне кажется, я чувствую запах соленой воды, — отозвался Калеб.

Фермер Силас Поттер, у которого они остановились, кивнул и улыбнулся.

— Так оно и есть. Океан вон за тем холмом. — Он указал на поросший пихтами склон горы, за которую опустилось солице. Прямо за нею простирался Атлантический океан, и до них доходил шум прибоя.

Фермер присел на крыльцо своей хижины, построенной из грубого теса. Недавно он начал обрабатывать землю, и весенняя пшеница уже дала ростки, так как сухие ветки деревьев пропускали солнечный свет. Силас собирался спилить и сжечь погибшие деревья и выкорчевать пни после того, как соберет урожай.

В хижине была лишь одна комната, но Поттер с помощью соседей пристроил к ней прекрасную житницу, где и предложил переночевать Тайлеру и его спутникам.

— А у вас есть земля в... Мерримитинг Бей, правильно я сказал? — спросил Силас у Тайлера.

— Немного, — кивнул тот и указал трубкой на Калеба, который сидел, сонно опираясь подбородком на спинку своего стула. — Преподобный отец будет священником в нашем приходе, так что наше поселение наконец-то станет настоящим городом.

Калеб усмехнулся.

— Думаю, не сразу, ведь в Мерримитинге все еще нет школы.

— Вскоре мы решим и эту проблему, — ответил Тайлер.

Из хижины доносились женские голоса и стук глиняной посуды. Тусклый свет лампы, проникающий через открытую дверь, немного освещал крыльцо. Силас и его жена Бетси только что накормили путников вкусным ужином — мясом и пшеничным хлебом, угостили крепким яблочным вином. Сейчас женщины мыли тарелки, а мужчины вышли покурить на свежий воздух.

Хозяин снял со стены пару раскладных стульев, прихватил с собой кружки с пивом, приготовленным из хвойного экстракта, и уселся на перевернутый бочонок. Ему явно нравилось общество, ведь им с женой не часто приходилось принимать гостей.

Делия выглянула на улицу.

— Миссис Поттер спрашивает, не хотят ли мужчины кукурузных лепешек с джемом, — сказала она, обращаясь ко всем, но не сводя глаз с Тайлера.

— Я уже и так, как фаршированный гусь, — пошутил доктор.

Делия засмотрелась на него, улыбаясь и рассеянно перебирая юбку. Заметив, что Калеб и Силас смотрят на нее, она поспешно вернулась в дом.

Поттер кивнул в ее сторону.

— Эта девушка напоминает мне нашу дочь Дженни. Такая же высокая и тоненькая как тростинка. Наша девочка умерла прошлой зимой, ей было всего шестнадцать...

— Думаю, Делия немного постарше, — сказал Тайлер.

Фермер вздохнул.

— Это была трудная зима.

— Пути господни неисповедимы, — заметил Калеб, но Тайлер перебил его.

— У вас осталась одежда дочери? — спросил он.

Фермер кивнул.

— Бетси не могла выбросить ее вещи.

— Мне бы хотелось купить что-нибудь, если вы не против.

Калеб удивленно посмотрел на него.

Силас явно что-то прикидывал.

— Ну, не знаю... А чем вы заплатите?

— Твердой монетой, — ответил Тайлер.

Фермер наверняка согласился бы обменять одежду только на лошадь, но Тайлер не мог на это пойти. Он знал, что Поттер не взял бы массачусетские шиллинги, которыми был набит кошелек Тайлера. Однако за английское серебро в любом захолустье можно было купить все, что угодно.

***

Рано утром обнаженная Делил стояла на коленях перед большой бадьей в конюшне, где провела ночь. Она собиралась помыться. Вдруг дверь распахнулась, и на пороге появился Тайлер.

Он замер, удивленно подняв брови. Он собрался было уйти, но не мог даже пошевелиться.

Делия выпрямилась, недоуменно уставившись на него, между тем как глаза Тайлера пожирали обнаженное тело девушки. У нее сердце ушло в пятки, когда Тайлер шагнул вперед, хотя в душе она была рада его появлению. Делия прикрыла грудь руками.

— Какого черта ты здесь делаешь?

Она бросила взгляд на одежду, оставленную в углу, до которой не могла дотянуться. Делия пристально следила за Тайлером.

— Как только тебя угораздило явиться сюда? Да еще так бесстыдно пытаться...

Тайлер усмехнулся.

— Доброе утро, Делия, — сказал он, протянув ей перевязанную жгутом одежду, которую до сих пор держал за спиной. — Я принес тебе подарок.

Делия и бровью не повела. Ошеломленная неожиданным появлением Тайлера, она едва слышала его слова и боялась лишь одного, чтобы он не ушел. Больше всего на свете ей хотелось сейчас прижаться к нему и позволить ему делать с ней все, что угодно.

Вижу, ты решила помыться, — усмехнулся он. — Значит, начинается новый месяц.

Ее разозлила его насмешка.

— Убирайся, — сказала она сквозь зубы.

Тайлер положил перед ней стопку одежды.

— Ты не хочешь поблагодарить меня за подарок? Может, примеришь все прямо сейчас? Мне интересно, впору ли тебе все это.

— Убирайся! — твердо повторила девушка.

— Знаешь, детка, для такой тощей маленькой девчонки, как ты, у тебя чертовски привлекательная...

— Убирайся! — уже вне себя заорала Делия.

Тайлер засмеялся и, прикрыв лицо руками, быстро вышел из конюшни. Девушка осталась в полной растерянности. Щеки ее пылали от испуга, разочарования и обид.

«Никогда в жизни мне так не хотелось, чтобы мужчина прикоснулся ко мне».

Взгляд ее упал на» стопку одежды, оставленную Тайлером. Развязав жгут, девушка увидела грубую полушерстяную юбку и голубую в полоску короткую рубашку из набивного ситца. К своей великой радости, она обнаружила там капор, коричневые шерстяные чулки, белье из легкого льна и отличные туфли из телячьей кожи с оловянными пряжками и необыкновенными красными каблуками. От всего этого слезы навернулись у нее на глаза.

Глубоко вздохнув, она провела рукой по мягкой гладкой коже. Никогда еще у нее не было таких туфелек, которые, по мнению Делии, носили только настоящие леди. Девушка осторожно сунула в одну из них босую ногу, проверяя впору ли она. Туфелька оказалась чуть-чуть великовата, но это ничуть не огорчило ее.

Взяв кусочек мыла, одолженный накануне у Элизабет, Делия тщательно смыла с себя дорожную пыль. Теперь ее кожа источала тонкий аромат лавра. Она как следует вымыла волосы. Ей хотелось быть совсем чистой, прежде чем облачиться в новую одежду.

Наряд пришелся Делии впору, словно был сшит для нее. Только корсаж оказался тесноват для ее полной груди. Девушка разгладила рубашку и заправила ее в юбку. И наконец надела новые туфельки. Пройдясь в них по конюшне, она показалась себе высокой и стройной, как принцесса.

Она рассмеялась и закружилась по конюшне, очень довольная собой. Счастье переполняло ее душу. Делии хотелось взглянуть в зеркало и убедиться в своей привлекательности. Когда Делия подумала о том, что никто еще не покупал ей одежду, ее охватило ликование.

«Стало быть, Тайлер испытывает ко мне не только похоть», — решила она.

Для Делии этот подарок означал, что Тайлер заботится о ней.

Глава 7

На следующий вечер моросил дождь. Тайлер, прислонившись к изгороди, за которой выгуливали скот, придирчиво разглядывал крепкую гнедую лошадку, жующую сено. Муха укусила ее, и она лягнула копытом.

— Не знаю... — наконец сказал он. — Уж очень она резвая. Мне бы хотелось купить более смирную.

«Ведь поедет на ней девчонка с норовом», — подумал он с улыбкой.

— Я дам ответ чуть позже.

— Тайлер перемахнул через забор.

Хозяин, отчаявшийся продать кобылу, быстро проговорил.

— Она продается с седлом и уздечкой. Я отдам вам все за два фунта.

— Я подумаю, — ответил Тайлер и зашагал в сторону доков.

— За фунт и десять! — прокричал ему вслед хозяин, но Тайлер не обернулся.

«Кобыла никуда не денется», — решил он.

***

Портсмут походил на жужжащий улей. В нем было множество лесопильных заводов, работающих на гидроэнергии, и строительных верфей в устье реки Пискатек. Судя по количеству людей в доках, город процветал. Чтобы добраться до парома, Тайлеру пришлось обойти груды старых бочарных обручей и штабеля дубовой клепки, которые предстояло погрузить на корабли и собрать в бочки где-нибудь вдали от Портсмута. Повсюду были склады с другими лесоматериалами — обшивкой для домов, кровельной дранкой и длинными, чуть ли не в сто футов, белыми сосновыми бревнами, предназначенными для мачт Королевских судов. Десятки баркасов и шлюпов стояли в гавани, а маленькие лодки и каноэ — на усыпанных гравием берегах реки.

Портсмут, город-труженик, был сплошь застроен небольшими, построенными на сваях домиками с острыми фронтонами, узкими кирпичными трубами и крошечными створчатыми окнами, выходящими на грязные улицы. С утра до вечера в городе звенели наковальни, визжали пилы, хрюкали свиньи возле причала...

В широком устье реки со стороны Майне расположилось поселение Киттери. Оно было меньше Портсмута, но заметно вытянуто в длину. Двухэтажные дома из крепких обструганных бревен придавали ему грубоватый вид. Бродя по Киттери, можно было свободно размахивать руками, не опасаясь кого-нибудь задеть. Здесь Тайлер Сэвич провел первые шесть лет своей жизни.

В его памяти мало что сохранилось от тех лет. Последующие события вытеснили то немногое, что он помнил. Глядя годы спустя на знакомую с детства реку Пискатек, мол, дома, лесопилки и судовые верфи Киттери, Тайлер испытывал щемящее чувство невосполнимой утраты: ведь его жизнь могла бы сложиться совсем иначе.

— Тай...

Он резко повернулся, не скрывая внезапно охватившего его раздражения.

— Черт возьми, что тебе нужно?

Делия отступила назад, виновато прижав руку к груди:

— Извини. Я только хотела...

Девушка пошла было прочь, но Тайлер схватил ее за запястье. Она дернулась, откинув голову, и лицо ее выразило горькую обиду.

— Я не хотел тебя обидеть, Делия... Пожалуйста, останься...

Внезапно Тайлер понял, что сказал это искренне. Оставив спутников в гостинице, он хотел
побыть в одиночестве, но, увидев Делию, почувствовал, как сильно ему не хватало ее.

— Останься, — повторил он.

— Я только хотела узнать, не голоден ли ты.

— Нет, но побудь со мной.

Тайлер выпустил руку Делии и с облегчением вздохнул, увидев, что она не уходит. Девушка запахнула полы своей ветхой накидки.

«Черт, как же я не подумал о накидке, покупая вещи у фермера», — мелькнуло у него в голове.

Тайлеру не нравился и голубой капор, скрывающий лицо и волосы девушки. Он бесцеремонно распустил ленты, завязанные бантом под подбородком.

— Сними, он не к лицу тебе, — сказал он.

— Но, ведь идет дождь! — воскликнула Делия.

Девушка попыталась отстраниться, но Тайлер сдернул с нее капор. Тогда она подняла волосы и заколола их шпильками, которые тотчас отправились вслед за капором. Роскошные темные волосы упали ему на руки и внезапно приобрели бронзовый оттенок, когда сквозь плотные облака пробились солнечные лучи. Тайлер с трудом преодолел искушение зарыться лицом в эти шелковистые мягкие волосы. Девушка, должно быть, недавно вымыла их, потому что они были слегка влажными. Тайлер приписал своему влиянию это неожиданное стремление к чистоплотности. Эта догадка заставила его нахмуриться. Он совсем не хотел, чтобы Делия угождала ему. По опыту Тайлер знал, что в таких случаях женщины ждут того же и от него.

— Ну вот, так гораздо лучше, — сказал он, — к тому же и дождь кончился.

Девушка наклонилась и подняла с земли капор.

— Черт тебя побери, Тайлер. Что ты наделал! Я так старалась походить на настоящую леди. Ты же знаешь, что дамам неприлично ходить с распущенными волосами и... о!

К изумлению Тайлера, девушка вдруг осеклась, шлепнула себя по губам и озорно рассмеялась.

— Думаю, им также не пристало и выражаться подобным образом. Да, Тайлер?

— Ладно, ничего страшного. Мне нравится, когда у тебя распущены волосы. А к твоей изысканной манере говорить, я давно привык.

— Неужели?! А как же твой утонченный вкус? — лукаво спросила Делия.

Тайлер протянул ей руку.

— Пошли, детка.

Девушка посмотрела на него так настороженно, что Тайлер чуть было снова не рассмеялся. Однако поведение Делии заставило его задуматься о причинах ее подозрительности.

«Она боится, что я опять обижу ее», — с горечью признался он себе.

Между тем, улыбнувшись, девушка положила руку на его ладонь.

Взяв Делию за руку, Тайлер быстро пошел вдоль пристани. Держа эту хрупкую маленькую руку, он испытывал душевный подъем и уверенность в себе. Скажи ему кто-нибудь прежде, что девчонка из таверны пробудит в нем такие чувства, он только рассмеялся бы. Тайлер не сомневался, что и упрямая маленькая Делия Макквайд хохотала бы до упаду, если бы могла прочитать его мысли.

Девушка едва поспевала за Тайлером, но он и не подумал идти помедленнее.

— Куда мы так спешим? — спросила Делия, слегка запыхавшись.

— На тот берег.

— Тогда почему мы не сели на паром?

Тайлер промолчал. Подойдя к реке, он столкнул в воду каноэ и, подхватив девушку на руки, легко перенес ее в лодку.

Делия беспокойно огляделась.

— Тай? Мы ведь не собираемся украсть эту лодку? Мне совсем не хочется провести остаток жизни в портсмутской тюрьме.

— Не беспокойся, мы вернем ее через час или около того, — сказал Тайлер, прыгнув в каноэ. — Просто мне нужно переправиться на тот берег, и я хочу, чтобы ты была со мной, вот и все, детка.

Он сам удивился своим словам, поскольку до сих пор не осознавал до конца, как отчаянно нуждался в ней. Это открытие несколько напугало его. Но, приписав это обычному желанию провести время с девушкой — Делия всегда давала ему повод для смеха, — Тайлер слегка успокоился.

Однако эти слова удивили не только Тайлера.

Пораженная, Делия чуть приоткрыла рот и привстала со своего места, словно собираясь выпрыгнуть из каноэ. Опомнившись, она снова села, смущенно опустив голову.

Тайлер управлял каноэ так, как когда-то научили его абе-наки: он наклонял вперед и откидывал назад свой сильный торс, и так же легко взмахивал веслами. Вода тихо плескалась, когда Тайлер погружал в нее весла. Физическая нагрузка оказалась весьма кстати: Тайлеру необходимо было отвлечься. Он чувствовал, как напряжены его нервы.

Легкий бриз доносил до них аромат кедра. Тучи расступились, и последние солнечные лучи окрасили воду в золотистый цвет. Высокие темно-зеленые деревья отражались в спокойной воде.

«Зеленый с золотыми искорками... цвет ее глаз, вот почему они кажутся желтыми», — подумал Тайлер, глядя на воду.

Вместо того чтобы переправиться на другой берег к Киттери, Тайлер мощно греб, направляя каноэ вверх по течению.

За излучиной реки молодые люди увидели оленя, спокойно пьющего воду у берега. Животное вскинуло голову и на мгновение замерло, затем стремительно скрылось за деревьями. Тайлер греб к тому берегу, где только что стоял олень. Узкая полоска земли отделяла от воды густые заросли елей и пихт. Тяжелые от влаги ветви деревьев осыпали путников дождем, едва они ступили на берег.

Тайлер прошелся по берегу, пнул ногой трухлявое бревно, брошенное сюда рекой. Резкое движение спугнуло кулика, ищущего пищу.

Оба молчали, и это становилось тягостно.

— Какое славное место, — робко проговорила Делия, настороженно следившая за Тайлером.

— Здесь убили моего отца, — неожиданно сказал он.

— О... Мне очень жаль, — с глубоким сочувствием откликнулась девушка.

Тайлер печально посмотрел на реку. Невыносимое ощущение пустоты вдруг охватило его. Делия подошла и молча взяла его за руку. Этот простодушный жест тронул Тайлера, и он почувствовал себя менее одиноким.

— Его убили индейцы? — тихо спросила Делия.

— Это были певкеты, которых натравили на нас французы.

Военные действия между Англией и Францией, названные войной королевы Анны, совершались на землях Нового Мира. Для шестилетнего мальчика они значили так же мало, как и события, предшествовавшие им. В ту пору семья Тайлера жила в небольшом домишке, как раз на границе с необжитыми землями.

— В то время французы сулили индейцам райские кущи, науськивая их на англичан, — продолжал Тайлер. — Тогда почти все покинули поселения и вернулись в Бостон, поскольку земли Нового Мира стали небезопасны. У моего отца было свое дело — он владел корабельной верфью, и она только-только начала приносить доход. Помню, как родители обсуждали, большой ли ущерб они понесут, если хоть на год покинут Майне.

Тайлер помолчал, удивляясь тому, как четко все это всплыло в его памяти.

Возможно, эта сцена так врезалась в память потому, что мать, обычно сдержанная, тогда сильно кричала на отца. Теперь он ясно вспомнил: именно она настаивала на том, чтобы остаться в Киттери.

— С наступлением зимы все вздохнули свободнее, — продолжал Тайлер. — Но однажды ночью мы увидели зарево пожарищ, охвативших поселения вверх по реке. Это случилось холодной февральской ночью. Никто не ожидал, что индейцы могут напасть в середине зимы, когда земля покрыта глубоким снегом.

Тайлер умолк, погрузившись в воспоминания.

***

Ночь была холодной и темной. Снег покрылся ледяной коркой, которая хрустела под ногами, когда они бежали к лесу. Он упал, и отец так дернул его за руку, что мальчик повис в воздухе. Он весело засмеялся, ибо был так мал, что не думал об опасности.

— Недалеко от Портсмута находился небольшой форт. К тому времени река замерзла, и все, что нам оставалось сделать, — это перебежать реку и укрыться там.

Глаза Тайлера потемнели от боли. Он пристально вглядывался в узкую полоску суши, на которой они сейчас стояли.

— Только до этого места мы и успели добраться.

Индейцы появились неизвестно откуда, словно спустились с неба, и издали боевой клич. Мать вскрикнула, а отец выстрелил из мушкета. В это мгновение сильная рука обвилась вокруг шеи Тайлера, и в воздухе сверкнул томагавк. Он отчаянно сопротивлялся, потому что сразу понял: его жизнь висит на волоске. Тайлер помнил, как мать бросилась на индейца, пытаясь отбить сына, но ее тут же оттащили в сторону. На этом воспоминания обрывались. Тайлер знал только одно — он уцелел в ту ночь. Но она стала последней для его отца.

Индейцы танцевали вокруг них, издавая боевой клич. Кровавое пятно обагрило белый снег под головой отца. Колючие снежинки ложились на зияющую рану, туда, где раньше была копна темно-каштановых волос.

Гораздо позже, когда Тайлеру исполнилось четырнадцать, и он ничем не отличался от воинов племени абенаки, хотя в нем текла кровь чистокровного англичанина, отправился на первую в жизни военную вылазку. Тогда он вернулся с тремя скальпами, добытыми в кровавой схватке с могавками. В тот день Тайлер почувствовал себя отважным воином и исполнил дикий танец над телами убитых. Так некогда танцевали певкеты над телом его отца.

Внезапно почувствовав слабость, Тайлер опустился на сырую землю, раздвинул ноги и усадил между ними Делию. Прижавшись спиной к его груди, девушка обхватила руками свои поднятые колени. Она глядела на реку. В этот момент Тайлер понял, что правильно поступил, взяв ее с собой. Впервые за много лет, с тех пор как он покинул племя абенаки и вернулся в мир йенги, им овладело ощущение покоя.

Они долго сидели молча, поглощенные своими мыслями. Когда Делия заговорила. Тайлер вдруг пожалел, что рассказал ей свою историю.

— Индейцы взяли вас в плен? — спросила она и, не дожидаясь ответа, добавила: — Какое потрясение для шестилетнего ребенка!

Тайлер хотел сказать, что было не так уж страшно, но скорее всего он просто забыл, как все это было на самом деле.

— Они гнали нас как скот, четыреста миль до Квебека. Французы платили им по десять фунтов за каждого живого англичанина и столько же за скальп. Поэтому они не церемонились с нами. Если кто-то падал, он тут же получал удар...

— Надеюсь, это не коснулось тебя, ведь ты был совсем ребенком!

— Да, но достаточно взрослым, чтобы идти самостоятельно, — проговорил Тайлер, рассеянно накручивая прядь ее волос на свой палец.

— Через какое-то время все перестали обращать внимание на побои, поскольку смертельно устали и еле стояли на ногах. Многие падали прямо на дорогу. Вот тут-то их и настигал безжалостный томагавк. Из двадцати шести пленных женщин и детей, выведенных из Киттери, до Квебека добрались только десять.

— Я возненавидела бы всех индейцев и убила бы любого из них, — гневно сказала Делия.

Тайлер подумал о том, что взрослым пленникам помогла выстоять ненависть к дикарям.

— Что же случилось дальше, когда вы добрались до Квебека? — допытывалась девушка.

— Певкеты были одним из абенакийских племен. Как раз той зимой вожди всех племен абенаки собрались в Квебеке на военный совет. Среди них был вождь племени эссакамбит по имени Норриджвокс. Однажды ночью, когда певкеты решили отметить свой удачный набег на поселения и похвастаться захваченными англичанами, он заметил в толпе пленных мою мать и сразу захотел взять ее в жены. Норриджвокс заплатил за нас двоих королевский выкуп — пятьдесят бобровых шкурок. Поэтому мы не попали во французскую тюрьму, а отправились назад в Майне вместе с вождем племени эссакамбит. Ты заблуждаешься, если думаешь, что моя мать была малодушной, она не испытывала ненависти к Норриджвоксу.

— Нет, что ты, напротив, она, видно, была очень смелой и сильной женщиной, раз сумела вынести все это.

— Не слишком сильной, она умерла, рожая ребенка Нор-риджвокса.

— Ты любил его? — спросила Делия, вдруг с ужасом поняв причины постоянного беспокойства и раздражения Тайлера. — Несмотря на то что индейцы сделали с твоей семьей, ты все-таки любил приемного отца?

— Да... — чуть помедлив, откликнулся он.

Она догадалась, как мучительно для Тайлера это признание.

— Так почему ты оставил его? Почему вернулся?

— Он заставил меня, — ответил Тайлер, чувствуя, что больше не в силах говорить об этом.

Интуитивно поняв это, Делия замолчала и снова прислонилась спиной к его груди. Странное умиротворение вновь охватило Тайлера, несмотря на тяжелые воспоминания.

Никто, а особенно его дед, не понимал, почему Тайлер так активно не желал возвращаться в цивилизованный мир. Но это объяснялось очень просто. Прожив десять лет среди индейцев, Тайлер стал настоящим абенаки: он почти ничего не помнил о своей прошлой жизни и едва мог объясняться на родном языке. Он жил с человеком, заменившим ему отца, и сводным братом, который был его другом и товарищем детских игр. В тот год, когда юноше исполнилось шестнадцать лет, был подписан мирный договор между племенами абенаки и англичанами, который предусматривал освобождение пленников. Поэтому эссакамбиты отправили Тайлера в форт, находившийся в Уэльсе. Мир продлился всего шесть недель, но за это время сэр Патрик успел забрать Тайлера в Бостон. И тут же принялся превращать его в настоящего англичанина, используя телесные наказания всякий раз, когда внук отказывался учиться светским манерам.

Юноша считал себя настоящим воином, и такие экзекуции были для него глубоким унижением.

Однако Тайлер, приученный почитать старших, стойко переносил побои. Он знал, что не делает ничего постыдного, и гордился тем, что он — настоящий абенаки, сын эссакамби-та. Но в конце концов его стали одолевать сомнения.

Тогда-то он и почувствовал впервые, что не принадлежит ни йенги, ни абенаки. Последние несколько лет он провел в полном одиночестве, пытаясь разобраться в своих чувствах и мыслях. Часто он спрашивал себя, сможет ли когда-нибудь избавиться от постоянных угрызений совести и одиночества. Тайлер тряхнул головой, словно освобождаясь от тяжкого груза воспоминаний.

— Пора возвращаться, — проговорил он.

Они сели в лодку и пустились вниз по течению. Делия сидела между ног Тайлера, и он учил ее управлять каноэ. Он искренне удивился, заметив, какие крепкие у нее мышцы. От девушки исходило тепло, легкий аромат экзотических растений и сосны. Ветерок отбросил назад ее волосы, и они касались лица Тайлера. Несмотря на печаль, он ощутил первые признаки разгорающегося желания.

Прежде Тайлеру нравились изящные, хрупкие блондинки, холодные и неприступные. Их приходилось долго завоевывать, и лишь после этого они соглашались лечь с ним в постель. Ему и в голову не приходило, что когда-нибудь его чувствами может завладеть девушка, подобная Делии, — с грубыми манерами и такая простодушная.

Тайлер, убежденный в том, что она принадлежала любому мужчине, который платил ей, все же не мог не отдать должного ее гордости и чувству собственного достоинства. Но главное, что-то необъяснимо притягательное влекло Тайлера к ней.

«Может, мне и удастся затащить ее в постель, но едва ли я завладею ее сердцем...» — размышлял Тайлер.

Эти мысли разволновали его.

Тут девушка повернулась, и Тайлер засмотрелся на пленительные, чуть приоткрывшиеся губы. Ее волосы развевались на ветру. На мгновение их взгляды встретились.

— Как тебя называли абенаки? — вдруг спросила Делия.

— Что? — переспросил охваченный желанием Тайлер.

— Я спрашиваю, как тебя называли абенаки.

— Бедаги.

— Беда... — начала выговаривать девушка, но Тайлер приложил палец к ее губам.

— Абенаки считают, что имена нельзя повторять слишком часто, — тогда они теряют свою защитную силу.

Девушка серьезно кивнула головой и облизнула губы. От этого у Тайлера перехватило дыхание. Чтобы успокоиться, он немного отодвинулся от нее.

Их взгляды снова встретились, и Тайлер почувствовал, что он, как тонкий ивовый прутик, попавший в водоворот, тонет в глубине ее золотисто-зеленых глаз.

— А что это значит по-английски? — спросила Делия низким волнующим голосом.

Тайлер с трудом перевел дыхание.

— Это значит Большой Гром.

Делия рассмеялась.

— Черт возьми, что тебя так развеселило, детка? — разочарованно спросил он.

— Боже мой, Тайлер! — восхитилась девушка. — Большой Гром — это имя так идет тебе!

— Ну вот, а ты и не знала, — проговорил он, заражаясь ее веселостью.

Вдруг Делия, серьезно взглянув Тайлеру в глаза, прильнула к его губам. Он был ошеломлен.

Желание вспыхнуло в нем с новой силой. Каноэ накренилось, но Тайлер, поглощенный своими чувствами, даже не заметил этого. Он рывком прижал Делию к себе и погрузил язык в ее влажный рот. Делия откинулась назад, увлекая его за собой. Тайлер затрепетал от ее неожиданной податливости. Между тем каноэ накренилось еще больше и тут же перевернулось.

Оказавшись в воде, Тайлер крепко схватил Делию за плечо, но каноэ ударило его по виску, и он на мгновение отключился. Очнувшись, он понял, что Делии нет рядом, а его быстро несет вниз по течению.

Выплюнув воду и собрав все силы, Тайлер приподнял голову над водой в надежде увидеть девушку. Ее нигде не было, и панический ужас охватил Тайлера. Течение унесло перевернутое каноэ уже далеко от него. Страшная мысль пронзила его:

«Что если Делия осталась под каноэ!»

И вдруг, о счастье, в нескольких футах от него над водой показалась голова девушки. Но не успел Тайлер обрадоваться, как голова снова исчезла.

Он нырнул, но в холодных темных водах реки, берущей начало в ледниках, нельзя было ничего разглядеть. Тайлер попытался найти девушку на ощупь. Он не чувствовал ничего, кроме леденящего душу страха. Но только он собрался вынырнуть на поверхность, как его рука вдруг коснулась ее накидки. Он мгновенно ухватился за нее, и вынырнул, увлекая девушку за собой.

Делия была в сознании, и Тайлер надеялся, что она развеет его страх и скажет ему хоть несколько слов, но девушка безмолвно лежала на его руке. С огромным трудом преодолев несколько ярдов, отделявших их от берега, он вынес Делию на сушу.

Она наклонилась, откашливая воду, попавшую в легкие, и тяжело дыша.

Постепенно ее дыхание восстановилось.

— Я не очень-то умею плавать, — смущенно проговорила Делия, отбрасывая с лица мокрые пряди волос.

— Боже, Делия! — взволнованно воскликнул Тайлер.

Заметив, что губы ее посинели и она вся дрожит, он разволновался еще больше. Никогда еще ему не удавалось так быстро развести костер. Он собрал в кучу кусочки коры и маленькие веточки. Найдя сухую палку, обстругал ее с обеих сторон так, что она могла ровно лежать на земле, и сделал в ней выемку. Заострив с одной стороны тонкую сухую ветку, он воткнул ее в отверстие и начал быстро вращать, пока не появился легкий дымок. Тайлер осторожно раздул искры, а когда появился огонь, положил сверху большие ветки и бревна. Костер разгорался, а Тайлер между тем выговаривал девушке:

— Ты самое беспомощное создание из всех, кого я когда-либо встречал в нашей глуши. Ты не умеешь ни управлять лошадью, ни плавать. Ты попадаешь в западни и натыкаешься на старых индейцев, которые чудом не снимают с тебя скальп. Ты не можешь попасть из ружья даже в огромный сарай и, конечно же, не имеешь понятия о том, как расставить силки.

— Н-не знаю, никогда не проб-бовала, — проговорила Делия, стуча зубами и подсаживаясь поближе к костру.

Тайлер снял с Делии мокрую накидку и прижал девушку к себе, стараясь хоть немного согреть ее теплом своего тела.

— Ну ладно, — продолжал он. — Так что же ты умеешь делать?

— Я-я могу ловить рыбу голыми руками.

Это развеселило Тайлера.

— Ах, да, а я и забыл, — смеясь, проговорил он.

— И еще я умею смешить вас, Тайлер Сэвич, и у меня это здорово получается.

— Да, детка...

Тайлер покрепче прижал ее к себе и поцеловал в макушку. Они сидели так довольно долго, пока Делия наконец не согрелась.

Вздохнув, она потерлась щекой о его грудь, как кошка, желающая приласкаться. Но уже в следующее мгновение она вывернулась из его рук.

— Ты очень непонятный человек, Тайлер Сэвич, — сказала Делия, серьезно глядя ему в глаза, — такой странный.

— Непонятный?

— Ты так похож на хвост на часах...

— Хвост на часах? — растерянно проговорил он, совсем сбитый с толку.

Нисколько не смутившись, девушка снова уселась на прежнее место.

— Да, такая штука, — сказала она, — ну, знаешь, которая качается взад-вперед, тик-так. Тик — когда ты кричишь на меня по любому поводу. Так — когда целуешь меня так крепко, что переворачивается лодка.

— Маятник, — понял Тайлер, с трудом подавив улыбку. — Но ведь и ты целуешь меня!

Делия покачала рукой, имитируя движение маятника, и словно не заметила его последних слов.

— Тик — когда ты ведешь себя как воспитанный человек с хорошими манерами. Так — и ты пялишься на мое обнаженное тело, когда мне нечем укрыться от твоих бесстыжих глаз.

— Да как же я мог не пялиться! — воскликнул Тайлер. — Никогда в жизни я не видел ничего привлекательнее.

Польщенная, Делия оправила юбку, добавив:

— Любой джентльмен отвернулся бы на твоем месте.

— Конечно, джентльмен отвернулся бы... — лицемерно согласился Тайлер.

Протянув ноги к костру, Делия пошевелила пальцами. Она была рада, что смогла свободно обсудить с ним его характер.

— Тик — когда ты заботишься о людях и лечишь их, — невозмутимо продолжала она. — Так — и... о, черт побери!

Девушка вскочила и опрометью бросилась к реке.

Она успела уже забраться по колено в воду, когда Тайлер догнал ее.

— Делия! Ради Бога, что ты делаешь?

Мокрые, покрытые илом камни под ногами Тайлера были такими скользкими, что, когда девушка начала отбиваться от него, он поскользнулся и упал в воду, увлекая ее за собой.

Снова оказавшись в ледяной воде, он чертыхнулся, но все же не выпустил девушку, хотя она отчаянно отпихивала его.

— Мои туфли! Я потеряла в реке туфли!

— Куда ты, Делия! — Тайлер крепко держал ее. — Они давно уплыли! Я куплю тебе новые. Даже десять новых пар.

Девушка перестала сопротивляться, опустила руки и повернула к нему залитое слезами лицо.

— Но эти же были первыми, которые ты купил мне! А все первое — всегда самое дорогое.

— О, Делия! — огорченно воскликнул Тайлер.

Она горько рыдала у него на груди, а он нежно обнимал ее. — Не плачь, дорогая, не плачь... повторял он, успокаивая девушку, хотя никак не мог понять ее отчаяния.

«Это всего лишь обычная пара туфель, которые легко можно заменить другими. И чего она убивается, неужели они так много значили для нее?»

Глава 8

Стоя на крыльце гостиницы, Делия пыталась разглядеть сквозь пелену проливного дождя маленькую гнедую кобылу, привязанную у столба.

— О, Тайлер, ты купил для меня эту лошадку! — восхитилась она, глядя на него горящими глазами и радостно улыбаясь.

Тайлер, нахмурившись, стоял чуть поодаль, пытаясь угадать ее чувства. Поняв это, Делия опустила голову.

— Мне надоело ходить пешком, — наконец мрачно проговорил он, но девушка и не заметила его недовольного тона, привыкнув к тому, что по утрам Тайлер брюзжит. — К тому же, — продолжал он, — я обещал тебе это.

Несмотря на проливной дождь, Делия выскочила из-под навеса, чтобы погладить лошадку. Кобыла раздула ноздри, и девушка тут же отдернула руку. Она боялась, что Тайлер засмеется, но он не смотрел на нее.

Прищурившись, он разглядывал дорогу, по которой деревенский мальчишка вел корову, подгоняя ее хворостиной.

— Я не смог купить тебе туфли. Единственный в Портсмуте сапожник так занят, что обещал взять заказ только через полдня. Но у нас слишком мало времени, мы не можем задерживаться здесь, Делия. Мне очень жаль.

— Не огорчайся, — живо откликнулась девушка, хотя сама очень переживала, что потеряла туфли.

Ей казалось, что вместе с ними она безвозвратно потеряла любовь Тайлера. От этого у нее тревожно сжималось сердце.

— Раз у меня есть лошадка, мне не нужны туфли.

Он склонился над дорожной сумкой, стоявшей у его ног, и, казалось, не слышал ее. Достав из нее мягкие белые мокасины из оленьей кожи, украшенные иглами дикобраза и бусинами, он протянул их Делии.

— Носи пока это.

Они были так красивы, что Делия не решилась и прикоснуться к ним.

— О, Тай... — пролепетала она.

— Возьмешь ты наконец? — заворчал он и неловко сунул их ей в руки.

Девушка взглянула на него. Губы Тайлера были плотно сжаты, но она заметила его волнение, и сердце ее неровно забилось.

Крыльцо вдруг показалось ей слишком маленьким для двоих, и девушка бессознательно отступила, словно собираясь выскочить под дождь. Когда рука его опустилась на ее плечо, Делия вздрогнула.

— Но, Тайлер, я не могу это принять, — сказала она.

— Можешь. Сядь, — строго сказал он, указывая на скамейку возле стены. — Я помогу тебе надеть их.

Делия подобрала накидку и послушно села. Вода потоками стекала по водосточным трубам, заливая грязный двор, но на крыльце было сухо. Тайлер присел перед Делией на корточки. Из-под расстегнутой охотничьей рубашки была видна загорелая шея и волосатая грудь. На ремешке, спускавшемся с шеи, висела сумочка из оленьей кожи.

Девушка дотронулась до нее.

— Что это? — спросила она.

— Просто сумка.

— А что в ней? — допытывалась она.

Тайлер вздохнул.

— Это талисман... — мой дух-хранитель.

Глядя на него, Делия размышляла, что он почувствует, если она коснется его мягких, вьющихся на груди волос или прижмется губами к его шее.

— А ты правда веришь в эти индейские штуки? В охраняющих духов и все такое?

Не ответив на ее вопрос, Тайлер потребовал:

— Дай мне ногу.

От прикосновения его пальцев к обнаженной лодыжке ее охватила дрожь.

— Смотри-ка, ты уже простыла, бегая босиком в такую погоду, — буркнул Тайлер, небрежно надевая ей на ногу туфлю. — Давай другую.

— Должно быть, такие мокасины носят только очень богатые леди. Где тебе удалось найти их? — спросила Делил и тут же прикусила язык. Наверно, это мокасины его девушки из племени абенаки, и, может, он любит ее и по сей день.

Делия и не надеялась, что он ответит, но, помолчав, Тайлер сказал:

— Они принадлежали моей матери.

Девушка посмотрела на склоненную голову молодого человека, и сердце ее преисполнилось любовью к нему.

— Я буду очень аккуратно носить их, — тихо проговорила она. — Ты ведь, конечно, хочешь оставить их себе на память.

— Нет, это подарок, Делия. А подарки не возвращают.

Наконец был надет и второй башмак, но Тайлер все не выпускал ее ногу. Он провел пальцем по мягкой коже мокасин, потом его рука скользнула вверх по ноге Делии и приподняла подол юбки. Делия напряглась.

Тайлер с лукавой улыбкой взглянул на нее.

— Ты боишься щекотки, детка?

— Ах, — выдохнула Делия, задыхаясь от страха и всем сердцем желая, чтобы его рука двигалась дальше. От прикосновения его пальцев по всему ее телу расходились горячие волны, вызывая сладкую ноющую боль внизу живота.

Но его рука спустилась вниз и задержалась на лодыжке. Все это время Тайлер не сводил глаз с девушки, которая таяла от этого, как сливочное масло на солнце.

— Приходи ко мне ночью, Делия, — глухо сказал он. Его голос так же волновал ее, как и его глаза.

Девушка инстинктивно склонилась к нему, словно не расслышав его слов, хотя они всколыхнули в ней те же чувства, что и прикосновения его пальцев.

— Так ты придешь ко мне ночью? — повторил Тайлер.

— Что? — пролепетала Делия, к своему ужасу осознав, что пищит как мышка, угодившая в мышеловку.

Тайлер улыбнулся.

— Пожалуйста, приходи ко мне ночью, я мечтаю заняться с тобой любовью, Делия.

Со скрипом отворившаяся дверь заставила молодых людей вздрогнуть и повернуться. На крыльце появился преподобный Калеб Хукер, а за ним — Элизабет. Калеб подмигнул Делии и посмотрел на дождь, льющий как из ведра.

— Да, в такой дождь далеко не уедешь. Что это вы стоите на коленях перед Делией, Тайлер? — как бы невзначай спросил он. — Ведь у вас нет ни шанса предложить ей свою ру...


— Не будьте ослом, Калеб, — отрезал Тайлер, вскочив на ноги и покраснев под проницательным взглядом священника.

Приподняв юбку, Делия выставила вперед ногу, чтобы показать обновку.

— Смотрите, что мне подарил Тайлер.

— О, какие красивые туфли! — проговорила Элизабет, с милой улыбкой приближаясь к Делии. — Взгляни, Калеб, какая прелесть!

Молодой священник просиял, увидев улыбку жены.

— Да, да, конечно, — с готовностью подтвердил он.

— Ну, вот что, — сердито сказал Тайлер, — пора двигаться. Никогда не видел людей, которые тратят столько времени на пустую болтовню. С вами я только к старости доберусь до Мерримитинга.

— Не обращайте на него внимания, — сказала Делия, — по утрам он всегда сердится. Он сегодня же пожалеет об этих словах.

Хукеры рассмеялись, а Тайлер исподлобья взглянул на Делиго. Она лукаво улыбнулась ему.

Неужели он на самом деле сказал ей: «Я хочу заняться с тобой любовью»?

***

Путники сели на паром, переправляющийся в Киттери. Оттуда они собирались двинуться по Главной Королевской дороге, идущей параллельно морскому побережью до самого Фалмута, в глубь территории Майне. Делия с любопытством оглядывала окрестности. Здесь родился и жил Тайлер до той роковой февральской ночи, когда дикари захватили его в плен. Спустя годы Тайлера нашли и вернули назад, чтобы превратить в английского джентльмена.

У Делии болело сердце за Тайлера. Трижды в жизни ему пришлось терять тех, кого он горячо любил, — отца, мать и приемного отца. Делия, сама потерявшая мать, хорошо понимала, почему Тайлер, сказал в роскошной спальне деда: «Я больше не знаю, кто я».

Как могла она помочь Тайлеру избавиться от боли и одиночества?

Наверное, только подарив ему свою любовь.

Миновав огороженную частоколом казарму в центре городка, путники увидели двух индейцев, упражнявшихся в стрельбе из лука. Несколько бородатых мужчин, окружив их, шумно заключали друг с другом пари на исход состязания.

Делия взглянула на Элизабет, надеясь, что та не закричит при виде индейцев, как в прошлый раз. Молодая женщина, погруженная в свои мысли, даже не заметила индейцев. Сгорбившись, она сидела в повозке, обреченно накинув на голову капюшон: дождь хлестал ей в лицо.

Калеб взволнованно посмотрел на жену и помог ей плотнее закутаться в накидку. Элизабет подняла на мужа глаза, но в них не было и тени благодарности. Калеб отвернулся и огорченно вздохнул. Делия искренне сочувствовала молодому священнику. Он горячо и самоотверженно любил жену, делая все, чтобы она была счастлива, но Элизабет явно не ценила его внимания и забот.

Делии хотелось как-то утешить Калеба, но вдруг Элизабет поманила ее и указала на что-то рукой.

— Посмотри-ка на это! — воскликнула она.

Делия увидела лишь покосившееся полуразрушенное от времени строение. Казалось, люди покинули его много лет назад.

Входная дверь висела на одной петле. Сорняки и две чахлые сосенки проросли между прогнившими ступеньками крыльца. Ромбовидные стекла в нескольких окнах давно вылетели, а мягкий мох покрыл стены с северной стороны. Самое странное, что на камне возле двери стояла русалка, обычно украшающая нос корабля.

Ее волосы были покрашены в рубиновый цвет, а хвост — в нефритово-зеленый. Ее торс слегка прикрывал синий плащ. Соски, до сих пор сохранившие розовый оттенок, видимо, когда-то покрывал перламутр. По лицу шли грязные полосы, и от этого казалось, что русалка плачет. Вид этого существа, занесенного сюда по чьей-то злой воле, открытого всем ветрам, дождям и палящему солнцу, очень расстроил Делию.

Пытаясь разобрать буквы на вывеске, прибитой над входом, девушка пожалела, что не умеет читать.

— Что тут написано? — спросила она Элизабет.

— «Судостроительная компания Сэвич и сын», — прочел Калеб.

Все удивленно посмотрели на Тайлера, который значительно обогнал их. Он не подал вида, что слышит, о чем они говорят, и молча смотрел на море.

Калеб открыл было рот, желая что-то сказать, но Делия остановила его, сделав знак рукой.

— Отец Тайлера был кораблестроителем, здесь в Киттери, — тихо сказала она. — Его убили индейцы много лет назад. Этот дом принадлежал ему.

— О... понятно. — Калеб сочувственно поглядел на широкую спину Тайлера.

Делия снова взглянула на вывеску, пытаясь представить себе человека, написавшего ее. Он наверняка ждал дня, когда сын начнет работать вместе с ним. Отец Тайлера умер совсем молодым, дело его пришло в упадок, жена погибла при родах ребенка, зачатого от его врага. На земле остался лишь его сын, — сильный и одинокий.

— Из всей семьи он один уцелел? — спросил Калеб.

Делия не сразу поняла его вопрос.

— Что? А, нет... Тайлера и его мать захватили в плен. Но она умерла позже.

Калеб снова с сочувствием взглянул на Тайлера, а Элизабет, до смерти напуганная рассказом Делии, напряженно сидела рядом с мужем, содрогаясь при мысли о кровавой резне. К облегчению Делии, ее спутники надолго умолкли, когда повозка миновала последний дом поселения Киттери.

Однако девушку преследовали слова: «Я хочу заняться с тобой любовью». Нет, это не было ее выдумкой, он на самом деле сказал это.

Но что же он имел в виду?

Делия уже знала, что мужчина может насладиться женщиной, не питая к ней никакой любви. Природа побуждала их к этому. Девушки в «Весельчаке Лионе» брали за удовлетворение этих желаний всего два шиллинга. Неужели Тайлера влечет к ней только похоть?

Дорога, по которой они ехали, вилась вдоль берега моря и была вся в глубоких рытвинах. Трижды повозка застревала, и все, кроме Элизабет, спешивались и вытаскивали ее из вязкой жижи. Дождь лил как из ведра, а волны с грохотом разбивались о скалистый берег, окатывая путников соленой водой, которая стекала струйками по перепачканным грязью лицам и одежде.

«Приходи ко мне ночью, Я мечтаю заняться с тобой любовью, Делия», — раз за разом повторяла она.

Сейчас Тайлер даже не смотрел в ее сторону и ни разу даже не заговорил с ней. Он только грубо отдавал короткие приказы, и это глубоко задевало Делию. Он даже заорал на нее, когда она хотела снять мокасины, боясь, что вода и грязь испортят их.

«Я мечтаю заняться с тобой любовью».

Произнося эти слова, он стоял перед ней на коленях, словно просил ее руки...

«Ты глупая ослица, Делия, — говорил ей внутренний голос, — слово „женитьба“ ни с того ни с сего не слетает с мужских губ. Ты должна быть крайне осторожна».

Понимая, что слишком сильно любит его, девушка решила быть начеку.

Сильный дождь и плохая дорога помешали им преодолеть большое расстояние. Решено было остановиться на ночлег в Йорке — небольшом поселении, протянувшемся на несколько миль вдоль восточного берега реки Агаментик. В этом маленьком и глухом местечке не было ни гостиницы, ни таверны. Но они все же нашли бревенчатый дом, в который вдова поселенца, погибшего от руки индейца, радушно впустила их.

Под просторной покатой крышей находился чердак, разделенный тонкими перегородками на узкие комнатки. Вместо кроватей на белом сосновом полу лежали набитые соломой тюфяки. Чтобы попасть на чердак, приходилось подниматься по лестнице и пролезать через люк в потолке. За дополнительную плату вдова разрешила Тайлеру наполнить кадку горячей водой, которой хватило на всех. Впервые в жизни Делия вымылась дважды за короткий промежуток времени.

За ужином время пролетело незаметно, и, прежде чем отправиться спать, Делия присела на скамью перед очагом. Поужинав, Хукеры поднялись на чердак, а Тайлер пошел взглянуть на животных. Девушка размышляла о том, что вскоре он вернется, предложит ей подняться с ним наверх и...

— Делия!

Вздрогнув от неожиданности, девушка подняла голову. Его волосы были слегка влажными и пахли дождем.

— О чем ты так задумалась, детка? — спросил он, лукаво улыбаясь. — Я уже было подумал, что мне придется протрубить в рог, чтобы привлечь твое внимание.

По спине Делии побежали мурашки.

— А... Да, нет... Так, ничего особенного.

Улыбка исчезла с лица Тайлера, и он впился в Делию глазами. Несомненно, это был взгляд мужчины, истосковавшегося по женской ласке.

— Пора в постель, Делия. — Это прозвучало как требование.

Девушка облизнула пересохшие губы и, вскочив на ноги, метнулась к двери.

— Мне надо выйти, — пробормотала она и выбежала во двор.

— Не задерживайся, — услышала она голос Тайлера.

Ноги Делии заскользили по мокрой от дождя траве. Она хотела оттянуть то, что ожидало ее наверху.

Запрокинув голову, Делия посмотрела в ночное небо. Свежий ветер постепенно разогнал тучи, и звезды то тут, то там проглядывали в просветах между облаками.

«Ты придешь ко мне ночью?» — снова зазвучал в ее ушах вкрадчивый голос Тайлера.

О Господи, сможет ли она противиться своим чувствам? Она так страстно любила его, что ей трудно было противостоять ему. Обхватив себя руками, Делия одиноко стояла на холодном весеннем ветру, раздираемая противоречивыми чувствами — желанием и страхом. Даже вернувшись в дом, она все еще не знала, как поступить.

Тайлер ждал ее, сидя на верхней ступеньке лестницы.

Девушка замерла под его взглядом: он спустился и помог ей подняться. Тайлер протянул Делии руку, а она инстинктивно обняла его за талию, тотчас почувствовав, как напряглась от ее прикосновения его спина. Они крепко прижались друг к другу, и Делии казалось, что Тайлер чувствует, как бьется ее сердце.

— Боже мой, Делия, я думал, этот день никогда не кончится, — тихо прошептал Тайлер, и от его горячего дыхания у нее помутилось в голове.

Бедро Тайлера оказалось между ног Делии, и она почувствовала, как оно давит на то место, которое больше всего желало его. Щеки ее пылали, дыхание стало прерывистым, а сердце бешено колотилось.

— Тай! — с негодованием выдохнула она, но ее голос звучал как мольба.

— Ты сводишь меня с ума, Делия, — прошептал Тайлер глухим от волнения голосом.

Он взял руку девушки, и прижал ее к своей возбужденной плоти. При мысли о том, что она позволяет ему делать, у Делии закружилась голова. Однако она полностью отдавала себе отчет в происходящем — под ее трепетными пальцами была твердая, пульсирующая, горячая плоть.

Тайлер припал губами к шее Делии. Она бессознательно откинула голову назад и застонала. Он кивнул на одну и; хрупких перегородок, разделяющих жалкие комнатенки.

— Устраивайся здесь, — сказал он тихо, — а я лягу напротив. К счастью, Хукеры расположились в самом конце чердака. Но на всякий случай я подожду, когда они уснут покрепче, и приду к тебе...

Сердце Делии билось так, что казалось, вот-вот выскочит из груди.

— Нет! Я... приду к тебе сама, Тай...

Он поцеловал девушке руку и быстро чмокнул ее в губы.

— Хорошо, не задерживайся. Боже, как я хочу тебя, Делия!

Рука Тайлера соскользнула с ее талии и прошлась по ягодицам.

В полной темноте Делия улеглась на свой тюфяк. Минуты бежали одна за другой, приближая рассвет, а Тайлер ждал ее у себя за перегородкой. Девушка беспокойно ворочалась на убогом тюфяке, мучительно размышляя, как ей поступить. Будь она уверена, что он любит ее...

Противоречивые чувства вновь охватили Делию.

«Если бы Тайлер любил меня, он обязательно сказал бы об этом. Хотя, конечно, мужчины не говорят о своих чувствах так открыто, как женщины. Да, ведь он дарил мне вещи. Сначала те чудесные туфельки с красными каблуками, потом мокасины матери...»

Но он вез ее в Мерримитинг, решив отдать своему другу в жены. А если она пойдет к нему ночью, что же он станет делать дальше? Женится на ней или спокойно отдаст Ната-ниэлу Паркесу, подарив на прощание какую-нибудь безделушку и равнодушно поцеловав?

Сердце Делии так изнемогало от любви, что казалось, вот-вот разорвется.

«Он не любит тебя, Делия», — сказала себе девушка.

Она ударила кулачком по подушке.

«Не любит тебя, и если ты пойдешь к нему сегодня ночью, то станешь обычной потаскушкой».

И как же она посмотрит в глаза Натаниэлу Паркесу, который ждет порядочную женщину, надеясь, что она заменит мать его детям?

«Боже мой, Делия, что ты натворила! Влюбилась в мужчину, который никогда не полюбит тебя, и собралась замуж за того, кого и в глаза не видела!» .

Делия повернулась на бок и взглянула на перегородку, за которой лежал Тайлер. Ей многим пришлось бы поступиться ради этой любви — невинностью, беззаботностью и даже гордостью, — ведь она нарушила бы данное себе обещание. И все же Делия пошла бы на это, будь она уверена в том, что Тайлер любит ее. Если бы только она точно знала...

Да, Делия любила человека, который ждал ее всю ночь напролет, но бессонно ворочаясь на тюфяке, думая о Тайлере, страстно желая его, она все же не двигалась с места...

***

На следующее утро Делия бесшумно спустилась с чердака и скользнула в гостиную, чтобы поскорее поставить на огонь чайник и выпить чаю прежде, чем проснутся ее спутники.

Но Тайлер уже сидел за столом. Услышав ее шаги, он поднял голову.

— Доброе утро, Тайлер, — через силу улыбнулась Делия.

Он взглянул на нее воспаленными от бессонницы глазами.

Делия присела возле стола лицом к двери, ведущей во внутренний двор. Тайлер так резко вскочил, что опрокинул скамейку, и схватил Делию в объятия. Вывернувшись, Делия споткнулась о мешок соломы, приготовленной для растопки. Проворно вскочив на ноги, девушка попыталась выскользнуть во двор, но Тайлер ловко поймал ее за руку и прижал к стене.

— Ты задавил меня! — закричала Делия скорее гневно, чем испуганно.

Она знала, что Тайлер никогда не пустит в ход кулаки, как бы сильно не задела она его самолюбие.

Тайлер ослабил давление, но все же не выпустил девушку из своих объятий.

— Где ты была прошлой ночью?

— Отпусти меня!

— Нет!

— Ты невыносим по утрам.

— Где ты была ночью? — повторил он.

— Я не обещала, что приду к тебе. Ты слишком самоуверен.

— Боже мой! — воскликнул Тайлер и, отойдя от стены, отвернулся.

Через мгновение, он снова повернулся к Делии.

— Зачем ты мучаешь меня?

— Думаешь, достаточно поманить меня, чтобы я легла с тобой в постель?

Глаза Тайлера потемнели и сузились, ноздри раздулись, и Делия внутренне сжалась. На сей раз в его неподдельной ярости таилась угроза.

Но уже в следующее мгновение она поняла, что не так уж хорошо его знает: он поднял голову и глухо рассмеялся.

— А ты забавная штучка, — сказал он. — Помнится, в нашу первую встречу я нашел тебя в своей постели.

Глаза Делии наполнились слезами, когда Тайлер погладил ее по щеке, а затем запустил руку в ее густые волосы и провел по ним до самой груди.

— Делия, — начал он, но девушка, не желая слушать его, опрометью бросилась во двор.

Она бежала до тех пор, пока не убедилась, что Тайлер не преследует ее.

***

В Уэльсе разразилась эпидемия оспы.

Она достигла своего пика, унеся много жизней.

Двое уцелевших, пожилая женщина и ребенок, все еще страдали, но им вряд ли суждено было дожить до утра.

Тайлер и его спутники собирались заночевать в этом маленьком городке, растянувшемся на семь миль вдоль побережья. Однако, узнав об эпидемии, они предпочли проехать мимо и разбить лагерь на берегу, в пяти милях от Королевской дороги.

Тайлер не стал дожидаться ужина. Он решил вернуться в охваченный эпидемией город, хотя Делия пыталась остановить его.

Когда Тайлер взялся за поводья, собираясь вскочить на лошадь, она схватила его за руку.

— Ты не должен возвращаться туда! Что будет, если ты заразишься?

Тайлер наклонился и чмокнул Делию в нос.

— Не бойся за меня. Я сделал себе прививку против оспы.

Это были его первые слова с тех пор, как они поссорились утром. Делия обрадовалась, что он больше не сердится на нее, но сама еще не остыла. Неуравновешенный Тайлер вспыхивал и так же быстро остывал. Делию же, напротив, было нелегко вывести из равновесия, но ее гнев долго не угасал.

— Сэр Патрик сказал, что прививки — это ерунда.

Тайлер мягко освободил свою руку.

— Когда вы с сэром Патриком предъявите мне дипломы Эдинбургской медицинской академии, тогда, возможно, я прислушаюсь к вашему просвещенному мнению.

Тайлер вскочил на лошадь, но, взглянув на взволнованную и обиженную его издевками Делию, задержался.

— Я врач, Делия, и не могу оставить больного, которому нужна моя помощь.

— Но что толку, если они все равно умрут...

— Я облегчу их страдания.

Тайлер пустил коня галопом, оставив Делию, кричавшую ему вслед:

— Ты безмозглый дурак, Тайлер Сэвич! Если подхватишь оспу, не надейся, что я буду выхаживать тебя!

Его раскатистый смех нарушил тишину весеннего вечера. Делия с грустью смотрела, как он удаляется. Любовь, волнение и страх потерять его привели ее в полное смятение.

«Как же ты глупа, Делия, разве можно потерять того, кто никогда не принадлежал тебе?» — мрачно укоряла себя девушка.

Поздним вечером, стоя на берегу океана и глядя, как волны подбегают к ее ногам, Делия вдыхала резкий запах морских водорослей. Легкий бриз ласкал ее щеки.

Необъятные воды Атлантики тускло мерцали в темноте и отражали полную луну. Позади Делии был лес, который почти вплотную подступал к валунам, омытым водами океана, и песчаному берегу.

Справа от Делии, на песке, танцевали блики костра. Из-за покрытого лишайником выступа она видела лишь отблески огня. Делия слышала, как Калеб вслух читал Библию своим низким голосом.

Услышав сзади тихие шаги, девушка насторожилась, но не повернула головы даже тогда, когда ей на плечи набросили тяжелую накидку.

— Я подумал, что ты замерзла, — сказал Тайлер.

Не дождавшись ответа, он встал перед Делией, прикрепил веточку лаванды к ее волосам и по-мальчишески весело улыбнулся.

— Ты ведь не очень сердишься на меня, так что перестань притворяться.

«Ах ты плут, — подумала Делия. — Конечно, ты опытный обольститель и твое обаяние может заставить раздеться любую женщину, даже жену епископа, а возможно, уже и заставляло».

При мысли об этом она улыбнулась, однако вслух сказала:

— Думаешь, я прощу тебя?

Тайлер рассмеялся и пожал плечами.

— Черт, кажется, я не сделал ничего такого, за что меня надо прощать.

— Ну, уж конечно! — возразила Делия, коснувшись лаванды, прикрепленной к ее волосам. В темноте она не видела выражения лица Тайлера, но чувствовала на себе его пристальный взгляд.

Их разделял всего один шаг, и Тайлер сделал его. Делия замерла. У нее закружилась голова, и все померкло перед глазами. Очень медленно, словно прошла целая вечность, губы Тайлера приблизились к ее губам. Но он остановился, как бы дразня ее. Его теплое дыхание коснулось щек девушки.

— Ты хочешь меня, Делия.

— Нет, — трепеща проговорила девушка.

—Да!

— Я...

— Я сделаю так, что ты захочешь меня.

Прикосновение его губ было уже знакомым, как и дрожь удовольствия, охватившая Делию, когда их губы встретились.

Тайлер придерживал ее голову рукой так, чтобы она была как можно ближе к нему. Язык его двигался все быстрее и наконец овладел ее ртом, возбудив в Делин сладостные ощущения.

Ее дыхание прервалось, потом участилось.

Она издала слабый стон: голова у нее кружилась. Казалось, только рука, поддерживающая ее голову, позволяла Делии устоять на ногах. Делия исступленно впилась пальцами в его широкую спину.

Вдруг Тайлер отстранился от нее.

— Ты дрожишь от желания, девочка, — усмехнулся он, сверкав белоснежными зубами. — Я сделаю так, что в следующий раз ты будешь умолять меня о близости.

Он ушел, оставив девушку одну. Делия, разгоряченная его ласками, страстно желала продлить это свидание.

Глава 9

В крошечном поселении неподалеку от Фалмутского перешейка пахло жидким мылом. Запах доносился со двора старого огороженного бревнами дома, стоявшего как раз напротив главного волнолома, в том месте, где он врезался в залив Каско. Женщина и ребенок помешивали кипящую смесь из топленого сала и щелока древесного пепла в котле, подвешенном над огнем.

Увидев подъезжающих путников, женщина подняла голову, откинула с потного лица пряди волос и приветливо улыбнулась.

— Тай! — закричала она, узнав доктора Сэвича и, бросив палку, устремилась к ним навстречу.

Тайлер проворно спрыгнул с иноходца и, подхватив женщину на руки, поцеловал се в губы.

Делия, сидя на лошади, наблюдала за ними и натянуто улыбалась.

Женщина была такой же светловолосой и хрупкой, как и другие возлюбленные Тайлера.

— Чудесно выглядишь, — проговорила она, отступая назад.

Быстро поправив прическу, она вытерла руки о подол поношенного платья.

— И как это ты всегда умудряешься застать меня в таком виде?

— Ты прекрасно выглядишь, Суз, — ответил Тайлер.

Хукеры вылезли из повозки. Делня держалась в стороне, пока все не познакомились.

Женщину звали Сьюзен Мастен, она была вдовой и управляла факторией в Фалмуте. Ее пятилетний сын Тобиас прильнул к Тайлеру, и тот нежно погладил мальчика по голове. Сьюзен, глядя на них, радостно улыбалась. Подумав, что они выглядят как настоящая семья, Делия закипела от ревности.

— Конечно же, вы желанный гость в этих краях, ваше преподобие, — сказала Сьюзен Калебу. — И вы тоже, миссис Хукер.

Калеб обаятельно улыбнулся, обнажив неровные зубы.

— Судя по словам Тайлера, меня наняли для того, чтобы Мерримитинг официально получил статус города.

— О! Вы не должны верить всему, что говорит Тайлер. Он слишком любит разыгрывать.

Сьюзен засмеялась, взглянула на Тайлера, и ее глаза заблестели.

Делия с завистью отметила, что они ярко-синие, как васильки.

— А это Делия. Девушка, которую я переправляю к Нату, — сказал Тайлер. — Пойди сюда, детка. С чего это ты стала застенчивой как старая дева?

Делия подняла голову и шагнула вперед.

— Я просто хотела дать возможность старым друзьям поболтать всласть.

Тайлер бросил на нее сердитый взгляд. Сьюзен внимательно посмотрела на Делию, потом перевела глаза на Тайлера. Девушка с удовольствием заметила, что тень набежала на лицо Сьюзен.

— Хотите пить? — спросила Сьюзен после минутного замешательства.

Оторвав наконец взгляд от Делии, Тайлер обнял Сьюзен за талию так, словно делал это тысячи раз.

— У меня пересохло во рту, так что я не отказался бы пропустить стаканчик.

— Тогда приглашаю всех в дом. Я откупорю бочонок вина. А кроме того, там есть кое-что по твоей части, Тай.

Удивительно грациозной походкой она направилась через двор к большому бревенчатому дому. За ней последовали гости.

— Этот старый болван, Загребущая Ложка, пришел сюда торговать пушниной и притащил с собой больную девчонку, — сказала Сьюзен Тайлеру.

Они вошли в длинную комнату с камином, возле которого стояли два стула и скамейка. В одном углу комнаты был стол, в другом — шкаф с сервизом из голубого стекла. Рядом со шкафом на оленьих рогах висел мушкет, а над огнем — четыре медных котелка.

Часть дома, где была лавка, отделяла высокая перегородка с дверью посередине. Вдоль одной из стен там стоял прилавок, а за ним — полки, на которых лежали разные товары — от пуговиц и носков до топорищ и масла для ламп.

На полу стояли бочонки для рома и глиняные горшки для яблочного бренди.

Бобровые и медвежьи шкуры, одеяла и бусы, приготовленные для торговли с индейцами, лежали аккуратными рядами.

От входной двери вдоль прилавка, между сложенными товарами, было узкое пространство шириной в два шага, позволяющее пройти в жилую половину дома.

Перед камином, съежившись, сидел мужчина, одетый в оленьи шкуры, заляпанные жиром и заскорузлые от пятен высохшей крови. Он встал при их появлении и пристально посмотрел на вошедших маленькими И темными, как маслины, глазами.

Кто-то лежал у его ног на соломенном тюфяке. Подойдя ближе, Тайлер и его спутники почувствовали тошнотворный запах крови, исходящий из-под вороха одеял на полу. Элизабет отпрянула назад.

— Лиз, может, тебе лучше подождать на улице? — поспешно сказал Калеб.

К удивлению Делии, Элизабет резко оборвала мужа.

— Какой вздор, Калеб! Бедняжка нуждается в нашей помощи.

Делия подумала, что больной больше нужна помощь врача, но промолчала. Тайлер присел на корточки перед тюфяком. Девочка взглянула на него. На ее изможденном лице глаза казались огромными. Ей было не больше четырнадцати лет. Темные прямые волосы обрамляли маленькое, суживающееся книзу личико.

— Убери это и положи ее сюда, — сказала Сьюзен мужчине и указала на кувшин с медвежьим жиром и горшок с фасолью, стоящие на прилавке.

Раздув в очаге огонь, она сгребла раскаленные докрасна угли в одну сторону, чтобы вскипятить чайник. Элизабет помогла ей.

Тайлер поднял девочку с грязного тюфяка, осторожно перенес на прилавок и что-то сказал на ее родном языке. Делии показалось странным, что он так легко издает гортанные звуки.

Расшнуровав перед платья, сшитого из оленьей шкуры, Тайлер приложил руку к груди девочки, затем осторожно ощупал ее живот. Девочка улыбнулась; она потеряла много зубов, и ее десны сильно кровоточили. Однако улыбка была такой светлой, что Делии показалось, будто боль покидает измученное тело ребенка.

«У него колдовские руки», — подумала девушка, глядя на резко очерченный профиль Тайлера и испытывая такую гордость и восхищение, словно он принадлежал ей. Тайлер тепло улыбался индейской девочке, а в его глазах светились надежда и доброта.

Сердце Делии преисполнилось любовью к нему. Она и не подозревала, что способна на такое сильное чувство.

— Что с ней, доктор? — спросил старый охотник.

— Виной всему неправильное питание. Вам обоим придется потрудиться, чтобы она смогла подняться на ноги.

Он что-то сказал девочке на языке абенаки, и она серьезно кивнула.

— Сегодня же вечером завари щавель. Пусть она принимает его понемногу. Затем дашь ей выпить пару кружек пива с хвойным настоем. Выполнишь?

— И она будет жить?

— Да, если ты начнешь лечить ее немедленно. Пиво с хвойным настоем, зелень и овощи давать каждый день. Ягоды и яблоки, когда созреют. И постарайся заготовить их на зиму. Ну, а сейчас я дам тебе лекарство, которое ты будешь добавлять в чай. Это поможет остановить расстройство желудка.

Индеец кивнул, взял девочку на руки и молча пошел за Тайлером во двор.

— Бедняжка! Этот старик безумный, хотя, думаю, он по-своему любит ее, — проговорила Сьюзен.

Вздохнув, она весело улыбнулась Хукерам, стоящим у самого очага.

— Ну что ж, пора приниматься за обед. Надеюсь, вы останетесь еще на сутки?

— Хотел бы и я надеяться, — отозвался Калеб.

Покинув Уэльс две недели назад, они делали остановки только ночью и были совершенно разбиты.

— Тайлер сказал, что остаток пути до Мерримитинга можно проделать на шхуне. Кажется, по суше туда не добраться.

— Проезжая дорога заканчивается здесь, в Фалмуте. Вдоль залива идет оленья тропа, но она не годится даже для лошади, не говоря уж о повозке, запряженной волами. У старого пирата капитана Эббота есть шхуна, стоящая на приколе в заливе. Он сможет взять вас завтра. Эббот — должник доктора Сэвича. Позапрошлой зимой он заболел чахоткой, и Тайлер вылечил его.

— А далеко ли до Мерримитинга? — спросила Делия, которую Сьюзен почти не замечала.

— Не очень. Если плыть по течению, то примерно день пути. Это наиболее удобный способ, которым многие пользуются.

Женщина ласково погладила сына по светловолосой голове. Прячась за ее юбку, мальчик посматривал на всех большими голубыми глазами.

— Тоби, почему бы тебе не сбегать на чердак и не принести нам кукурузных початков? Мы
поджарим немного кукурузы и выпьем по чашке флипа. Это одно из любимых лакомств Тайлера.

Она задорно рассмеялась и оглянулась: пригнув голову, чтобы не удариться о низкую притолоку, в дом вошел Тайлер.

— Я имею в виду напиток, а не поджаренную кукурузу, — добавила Сьюзен.

«Только один день на шхуне», — подумала Делия. Значит, уже завтра они будут в Меррримитинге, и Тайлер доставит ее к Натаниелу Паркесу. Ей придется выйти замуж за человека, которого она никогда не видела. Она будет жить неподалеку от любимого, время от времени видеть его, возможно, по воскресеньям, если он станет захаживать в церковь. Если она заболеет, он придет к ней, улыбнется и прикоснется к ней своими колдовскими руками. По утрам она будет надеяться, что хоть раз за день увидит его. А если у нее появятся дети...

Такой рисовалась Делии жизнь в Мерримитинге. И с чего она вообразила, что этого для нее достаточно?

Сьюзен замесила бисквит из пахты и так неистово взбивала тесто, что ложка глухо ударялась о края деревянной миски. Сидя напротив, Делия перемалывала на жерновах фасоль. Тишину нарушали лишь стук ложки и потрескивание фасоли.

В комнате были только Тобиас, поворачивающий время от времени шомпол, на котором жарился кусок оленины, да Делия и Сьюзен, и это явно смущало хозяйку. Впрочем, Делии тоже было немного не по себе.

После того как все отведали поджаренной кукурузы и выпили по чашке флипа — горячего напитка из подслащенного пива со спиртом, яйцом и специями, — мужчины так расслабились, что им нестерпимо захотелось вытянуться и вздремнуть на солнышке. Но Тайлер, преодолев усталость, отправился искать капитана Эббота, чтобы договориться с ним о предстоящей поездке. Калеб увязался за ним, слегка покачиваясь на своих длинных ногах.

Время от времени Сьюзен посматривала на закрытую дверь комнаты, где обычно ночевала с сыном. Там вот уже час дремала Элизабет Хукер, решившая отдохнуть перед обедом.

— Что, миссис Хукер больна? — наконец спросила Сьюзен, почувствовав, что молчание слишком затянулось.

— Не думаю, — пожала плечами Делия. Просто она привыкла к более легкой жизни. Ее отец — священник в церкви на улице Братл в Бостоне.

Сьюзен презрительно хмыкнула, и Делия поняла, что, сама того не желая, выставила Элизабет в дурном свете.

— Миссис Хукер была очень добра ко мне, — добавила она, пытаясь защитить Элизабет.

Но это еще больше распалило женщину. Сьюзен поставила тесто на каменную плиту, чтобы оно подошло, пока разогреется печь.

— Тоби, сходи, пожалуйста, в летний домик и принеси кувшин молока, — сказала она, дотрагиваясь до плеча мальчика.

— У вас хороший сын, но он не слишком разговорчив, — сказала Делия, глядя, как ребенок бросился выполнять просьбу матери.

— Да, на первый взгляд он очень застенчив, но не успеете оглянуться, как он сядет вам на шею, едва немного привыкнет.

Сьюзен выпрямилась и вытерла руки о фартук. С тех пор, как ушел Тайлер, она переоделась в полушерстяную юбку и короткую блузку, открывающую высокую грудь.

Она повязала голову длинным клетчатым шарфом, заправив его концы в передник. Сьюзен была хороша собой, хотя и не красавица.

«Она совсем не похожа на меня», — встревоженно подумала Делия и быстро отвела глаза, когда женщина повернулась к ней.

Девушка почувствовала на себе ее оценивающий взгляд и инстинктивно напряглась. Она сжала колени, плотнее обхватив ими края жерновов, словно это могло придать ей силы.

— Какие симпатичные мокасины, — сказала Сьюзен, натянуто улыбаясь.

Делия гордо вскинула голову, и глаза ее торжествующе блеснули.

— Мне подарил их Тайлер. Они принадлежали его матери.

Лицо женщины омрачилось.

— О... Как мило с его стороны, — пробормотала она.

Делия поняла, что не сможет жить спокойно, пока не узнает правды.

— Ты спишь с Тайлером? — напрямик спросила она.

— Конечно нет! — воскликнула Сьюзен, возмущенно передернув худенькими плечами. — И как это тебе в голову пришло такое!

Ее горячность убедила Делию в том, что Сьюзен не раз подумывала об этом.

— Так ты едешь в Мерримитинг, чтобы выйти замуж за Натаниела Паркеса? — помолчав, поинтересовалась Сьюзен.

— Да... если мы подойдем друг другу, — ответила Делия.

В комнате снова воцарилась неловкая тишина.

— А почему ты не вышла за него замуж? — наконец спросила Делия.

Сьюзен схватила со стола горшок с фасолью, но, передумав, с грохотом поставила его на место.

— Он никогда не предлагал мне этого, — призналась она, сильно покраснев.

Делия улыбнулась.

— Я говорю не о Тайлере, а о мистере Паркесе. Поскольку, вы оба овдовели, это было бы естественно.

Сьюзен онемела от удивления, но тут же, овладев собой, быстро проговорила:

— Столовые принадлежности в ящике шкафа. Если хочешь, помоги мне накрыть на стол.

Делия ссыпала фасоль в горшок и пошла к шкафу. Там она нашла хорошую оловянную посуду и красивые льняные салфетки.

«Тайлер будет очень доволен», — подумала она.

— Кстати, Нэт предлагал мне выйти за него замуж, — неожиданно сказала Сьюзен. — Он хороший человек, но мы совершенно разные люди.

«Это значит, что ты ждала предложения от Тайлера», — решила Делия.

***

Тайлер съел за обедом три больших куска жареной оленины и восемь бисквитов.

Помыв тарелки, Сьюзен взяла мешок с зерном и, сообщив, что собирается с Тобиасом на мельницу, посмотрела на Тайлера, но он лишь улыбнулся ей.

Чета Хукеров уселась у огня, и Калеб, как всегда, принялся читать Библию. Тайлер примостился поодаль от них на бочонке, покрытом тюленьей шкурой, и принялся чистить и смазывать маслом кремневое ружье. Делия устроилась напротив него, внимательно наблюдая за его работой. Девушка ревниво смотрела, как быстро и ловко двигались его длинные и тонкие пальцы вдоль ствола, словно он ласкал женское тело.

Подняв голову, он встретился с ней взглядом, но Делия не сумела разгадать его выражения. Ее преследовала мысль, не собирается ли он провести эту ночь в постели Сьюзен Мастен.

Едва Калеб приступил к особенно любимому Делией двадцать третьему псалму, как раздался громкий стук в дверь. Поставив ружье на пол, Тайлер поднялся, но не успел он сделать и шагу, как дверь с грохотом растворилась, и на пороге появилась женщина весьма внушительного вида. Она устремила взгляд на Тайлера.

— О, черт, — тихо пробормотал он и оглянулся, словно надеясь на то, что за его спиной «кажется еще одна дверь на улицу.

Остановившись возле прилавка, женщина ткнула толстым пальцем в Тайлера.

— Тебе не скрыться от меня, чертов мошенник. Сестра видела, как ты крадучись въехал в город рано утром.

— Я ехал совершенно открыто, Сара Кембл. Кажется, так вас зовут? — ответил Тайлер разъяренной женщине. — Привет, Обедайя, — кивнул он худому мужчине, выглядывавшему из-за спины Сары.

У мужчины были светлые усы, пожелтевшие на концах, и маленькие белесые глазки; над ними нависали густые брови.

Тайлер приветливо улыбнулся ему.

— Что это вы делаете в Фалмуте? — спросил он.

Обедайя Кембл собрался было ответить, но жена опередила его.

— Мы приехали повидаться с сестрой. Но не думайте, что я явилась сюда говорить о своих делах.

Сара Кембл решительно двинулась вперед. Она с шумом пнула ногой дверь перегородки и вошла в жилую часть дома. Муж безмолвной тенью следовал за ней.

На женщине была тяжелая стеганая юбка и белый чепец с болтающимися тесемками. Своим внушительным видом она походила на корабль, идущий под полными парусами. Женщина подбоченилась и огляделась, скользнув взглядом по Делии и на мгновение задержав его на чете Хукеров. Калеб встал, едва Сара вошла в комнату, и теперь натянуто улыбался, глядя на нее. Однако она не замечала его. Ее узкие глаза с короткими ресницами снова остановились на Тайлере.

— Ну, и где он? Что вы с ним сделали?

С самым невинным видом Тайлер спросил:

— С кем?

— Не пытайтесь одурачить меня, Тайлер Сэвич. Мы послали вас в Бостон за священником. И где же он, я вас спрашиваю? Вместо того чтобы заняться порученным вам делом, вы потратили время на развлечения.

Тайлер едва сдерживал смех. Но Делия заметила, что он все еще держится на безопасном расстоянии от разгневанной женщины.

— Он перед вами, — наконец сказал он.

Сара Кембл впилась взглядом в Калеба, внимательно осмотрев его с головы до ног. Священник неуверенно улыбнулся.

— Здравствуйте, миссис Кембл, — не без труда проговорил он. От удивления брови женщины высоко поднялись и исчезли под чепцом, а маленький рот сложился в круг правильной формы.

— Вот этот?! Но он так молод!

— Однако он успел получить в Гарварде степень доктора богословия, — заметил Тайлер, широко улыбнувшись Калебу.

— Гарвард! — фыркнула Сара, и тело ее дернулось от возмущения. — В Мерримитинге живет простой народ, — пояснила она Калебу. — Богобоязненный народ. И нам ни к чему модные веяния.

— Да... но я... — Калеб бросил умоляющий взгляд на Тайлера, но тот сделал вид, что не заметил этого.

Сара Кембл снова подбоченилась.

— У вас есть язык, в конце-то концов? Вы же не сможете прочесть проповедь, если всякий раз проглатываете его, стоит вам открыть рот. Вас этому учили в Гарварде?

— Я, э... — Калеб громко выдохнул и принялся теребить воротник.

Протянув Элизабет руку, он помог ей подняться и легонько подтолкнул вперед.

— Это моя жена Элизабет. Элизабет Хукер.

Брошенная своим бесстрашным супругом на съедение этой тигрице, Элизабет оказалась на высоте. Делия даже почувствовала гордость за свою новую подругу. Молодая женщина так смело выдержала тяжелый взгляд Сары Кембл, что та отвела глаза. Вежливо, хотя и сдержанно, Элизабет присела в реверансе.

— Здравствуйте, гудвайф Кембл. — Она нарочно воспользовалась старомодным обращением к женщине среднего сословия — жене ремесленника или фермера, чтобы сразу поставить Сару на место.

Внимательно оглядев Элизабет, Сара одобрительно кивнула.

— Ну, что ж. По крайней мере, ваша жена достаточно умна.

Когда она снова повернулась к Тайлеру, лицо его приняло самое серьезное выражение.

— Кажется... вы должны были подыскать жену для Натаниела?

— По правде сказать...

Острый взгляд Сары скользнул по Делии.

— А, так вот она! Ну-ка встань, девочка.

Делия медленно встала, гордо вздернув подбородок.

— Побойтесь Бога, Тайлер Сэвич, любой человек в здравом уме сразу распознает в ней уличную девку.

Делия вздрогнула, словно ее ударили плетью.

— Ну, вот что, Сара, вы... — начал Тайлер.

— Я надеялась, что у вас хватит ума привезти Натаниелу добропорядочную женщину, способную заменить мать его бедным малюткам. Но вместо этого вы привозите непонятно кого. Я предупреждала мистера Кембла, что вам нельзя давать серьезных поручений. — Она повернулась к мужу. — Не так ли, Кембл? Теперь-то вы убедитесь, что я была права.

Обедайя виновато посмотрел на Тайлера.

— Да, дорогая, — послушно сказал он.

Тайлер перевел взгляд на Делию. Ее лицо побледнело как полотно.

— Я сделал для Натаниэла все, что смог. И то, что Делия работала в таверне, вовсе не означает...

— Всем уже понятно, что это означает. Жаль, Тайлер Сэвич, что вы так ненаблюдательны. Где были ваши глаза? Представляю, чем она занималась, кроме работы в таверне! Никогда не поверю, что вы не могли найти среди незамужних женщин Бостона ничего лучше этой маленькой потаскушки.

— Ну, это уж слишком! — вскричала Делия, схватив ружье и вскинув его прикладом вверх. — Если ты, старая карга, еще раз назовешь меня потаскушкой, клянусь, я разобью приклад о твою башку!

От удивления у Сары отвисла челюсть. Она отступила на два шага.

— Господи, прости. Сделайте же что-нибудь, ведь она собирается застрелить меня!

— Именно так я и поступлю, если ты не извинишься передо мной, старая ведьма.

— Ведьма?! — задохнулась от возмущения Сара.

— Да таких, как ты, в Бостоне вздергивают на веревке. Уверена, попадись тебе в руки березовая метла, ты тут же взлетела бы в воздух!

Сара повернулась и, в бешенстве пнув ногой дверь перегородки, пошла к выходу так тяжело, что, казалось, пол прогибается под ее ногами. Нащупав нетвердой рукой дверную щеколду, она с опаской оглянулась на Делию.

Заметив, что девушка не двинулась с места, Сара остановилась. Злобная гримаса исказила ее одутловатое лицо.

— Ты горько пожалеешь об этом, милашка. И вы тоже, Тайлер Сэвич.

Она громко хлопнула дверью, но, вспомнив о муже, тут же снова открыла ее.

— Мистер Кембл! — взревела она. — Вы идете?

Обедайя с нескрываемым любопытством взглянул на Делию и, шаркая ногами, засеменил к выходу.

Когда дверь закрылась, в комнате вдруг стало очень тихо. К радости Делии, Элизабет подбежала к ней и, схватив ее за руку, горячо сказала:

— Я так горжусь вами за то, что вы дали отпор этой ужасной женщине! — Она крепко обняла девушку и, пристально взглянув на мужчин, добавила: — И без всякой поддержки этих бессловесных истуканов.

Калеб робко улыбнулся жене и неожиданно рассмеялся.

— Ты видел, Тайлер, выражение лица этого пирата в юбке, когда Делия пригрозила, что разобьет приклад о ее голову?

Тайлер, уже не владея собой, затрясся от смеха.

— Я думал, она лопнет от злости! — воскликнул Тайлер, хлопнув Калеба по спине так, словно поздравлял его с великой победой над грозной Сарой Кембл.

Только Делии было не до смеха.

— Годами народ Мерримитинга боролся со старой Сарой Кембл, пытаясь поставить ее на место, — добавил Тайлер. — И наконец это свершилось. Теперь старая чертовка не высунет носа, пока не...

— Это не смешно, — сказала Делия.

Все удивленно посмотрели на нее.

— Это не смешно, — повторила она, так быстро бросив Тайлеру ружье, что он едва успел поймать его. — Она назвала меня уличной девкой, и мне пришлось защищаться, разве не так?

— О, Делия... — огорченно проговорил Тайлер, пытаясь обнять ее.

Но девушка отстранилась от него.

— Настоящая леди никогда не позволила бы себе такого, и ты прекрасно знаешь это, — сердито сказала Делия Тайлеру. — Вы все знаете это, — добавила она, поворачиваясь к Хукерам.

Делия с трудом сдерживала слезы. Поспешно повернувшись, она прошла по длинной комнате и не оглядываясь выскочила на улицу.

Глава 10

Делия стояла на самом краю обрыва, глядя на бескрайнюю водную ширь. Залив был испещрен десятками островков, похожих на флотилию кораблей.

Наклонившись, она посмотрела вниз на узкую полоску берега, покрытую заводями, оставшимися после отлива, и валунами, поросшими бурыми водорослями. Чуть поодаль от Делии, словно уцепившись корнями за край обрыва, росла одинокая сосенка. Две чайки, громко крича, парили в небе над головой Делии.

«Может, это влюбленные»? — подумала девушка.

— Делия! Немедленно спускайся оттуда! — услышала она знакомый голос.

Девушка оглянулась. Тайлер стоял среди обуглившихся обломков бывшего форта. Даже с этого расстояния она почувствовала, как напряжен его взгляд. Похоже, он боялся, что она спрыгнет с обрыва. Это очень рассмешило ее.

«Неужели он думает, что я проделала весь этот путь только для того, чтобы броситься с этого обрыва в море? Я могла бы сделать это и в Бостоне и тем самым избежать многих душевных волнений, не говоря о волдырях на заднице от постоянного сидения в седле», — усмехнувшись, подумала Делия. Немного помедлив, она стала неторопливо спускаться вниз и наконец очутилась лицом к лицу с Тайлером. Он стоял широко расставив ноги и подбоченившись. Его поза была такой угрожающей, что Делия невольно улыбнулась.

При порыве ветра шелковистая прядь волос упала на лицо девушки, и Тайлер осторожно вернул ее на место. Прикосновение его нежных пальцев тотчас возбудило ее. Сердце девушки сильно забилось.

— У тебя что, любовь со Сьюзен Мастен?

Тайлер покраснел до корней волос.

— Господи, Делия! Когда-нибудь тебя сильно подведет твоя болтовня.

— Отвечай: «да» или «нет». Тайлер насмешливо улыбнулся.

— Не распаляйся. Мы со Сьюзен просто друзья.

«Ну уж конечно», — усомнилась девушка, а вслух сказала:

— Она хороша собой.

— Да... — рассеянно согласился Тайлер, взяв руку Делии и припав к ней губами, — но ведь и ты очень красива.

К неописуемому счастью Делии, Тайлер крепко держал ее за руку, пока они пробирались через обгоревшие развалины бывшего форта. Раньше она могла только мечтать о том, чтобы вот так идти с ним. От него исходила сила, и это давало ей ощущение защищенности. Она отдала бы все, лишь бы всегда быть рядом с ним.

— Раньше здесь был форт Лоял. — Тайлер указал на развалины фортификационной стены и полуразрушенный блокгауз. — Его уничтожили во время последней войны с индейцами, тогда же отказались и от воинского подразделения, поскольку в нем никогда не было большой нужды.

Позади блокгауза стояла заброшенная пушка. Ее ствол, насквозь проржавевший, был развернут в сторону фалмутского перешейка с рядами деревянных подставок для сушки океанской трески. Рыбу солили, раскладывали по бочкам и рассылали по всему свету. Несколько мужчин, женщин и детей сновали между подставками, ловко переворачивая треску. Воздух был насыщен запахом рыбы, хотя ветер дул с залива.

Остановившись, Тайлер прислонился к пушке, и притянул Делию к себе. Девушка обняла его. Налетевший ветер трепал их одежду. Тайлер крепко обхватил ее стан. У Делии закружилась голова и пересохло во рту. Дрожь пробежала по ее телу.

Чтобы немного остыть, Делня посмотрела на залив и простирающиеся за ним океанские просторы.

— Я всегда мечтала о морских путешествиях и представляла себе, как плыву на корабле в какую-нибудь необыкновенную страну, например в Индию. — Она тихонько рассмеялась. — А завтра мне придется отправиться морем в какой-то Сагадохок. о котором я и не слыхала до встречи с тобой. Это совсем не радует меня, я ужасно боюсь.

Она посмотрела на Тайлера.

— А ты о чем мечтал?

Тайлер долго молчал.

— Я никогда не тратил время попусту, — наконец сказал он, но что-то в его голосе заставило девушку усомниться в этом.

Когда он говорил, Делия следила за его губами. Она вспомнила, что, когда впервые увидела Тайлера, ей нестерпимо захотелось провести пальцем по его чувственной нижней губе. Теперь она не задумываясь сделала это.

— Ты нарочно сбежала, надеясь, что я пойду за тобой?

— Да, — кивнула Делия, лукаво улыбаясь, — я была уверена, что так оно и будет.

— Конечно, — задыхаясь прошептал он, скользнул руками по ее ягодицам и крепко прижал девушку к себе, — и ты, черт возьми, отлично знаешь почему.

— Почему же? — кокетливо спросила она, заигрывая с ним.

В ту же минуту Тайлер еще крепче прижал Делию к себе, с неистовством дикаря припал к ее губам и погрузил язык в ароматное тепло ее рта. Девушка уже не сопротивлялась, умоляя Бога лишь о том, чтобы это сладостное насилие продолжалось.

Запустив пальцы в густые волосы Тайлера, Делия запрокинула его голову и прижалась губами к пульсирующей на шее жилке. Тайлер застонал. Он страстно желал близости с ней и хотел, чтобы она почувствовала это.

Их губы слились в долгом пламенном поцелуе. Ни он, ни она уже не противились охватившей их страсти. Кровь бешено стучала в висках Делии, и ей казалось, что сердце вот-вот разорвется на части. Их неровному порывистому дыханию вторил шорох листьев. Солнце нещадно палило, а земля качалась и уходила у них из-под ног.

Делия запрокинула голову, теснее прижимаясь к Тайлеру. Когда он скользнул языком по ее шее, Делия застонала от наслаждения и покачнулась, теряя равновесие.

— Ты любишь меня, Тай? — горячо прошептала она..

— Боже мой, Делия... — едва вымолвил он.

Ноги у Делии подкашивались, и она начала медленно опускаться на землю.

Нет, не здесь, не на этом каменистом берегу, — прошептал Тайлер, поднимая девушку и увлекая ее за собой в лес.

Под густой сенью деревьев было темно и прохладно. Ни единый звук не нарушал звенящей тишины леса. Воздух был чист и прозрачен.

Длинные тонкие пальцы Тайлера заскользили по одежде Делии, развязывая тесемки и расстегивая пуговицы. Он ласкал ее груди сквозь тонкую ткань блузки. Соски ее тут же затвердели, поднявшись как маленькие холмики. Она откинула голову, предоставив Тайлеру полную свободу. Ей хотелось кричать от наслаждения. Она трепетала от каждого его прикосновения.

Тайлер тихонько нашептывал ей ласковые слова, а его пальцы освобождали Делию от одежды. Нащупав свободный конец шнуровки корсажа, он тотчас потянул за него, но лишь сильнее затянул узел.

— Черт, — разочарованно пробормотал он.

Повернув девушку к себе спиной, Тайлер закрутил ее волосы в тугой пучок и хотел было заняться шнуровкой, но ее нежная шея заставила его забыть обо всем. Он наклонился, и его язык заскользил у самых корней ее волос, медленно подбираясь к уху. Издав звук, похожий на сытое мурлыканье, Тайлер стал легонько покусывать мочку. Делия неровно дышала, и это доставляло ему наслаждение. Кончик его языка слегка касался уха, двигаясь по спирали, отступая и возвращаясь вновь. В пылу страсти, нарастающей с каждым его прикосновением, Делия лихорадочно пыталась освободиться от одежды. Через мгновение юбка уже лежала у ее ног, вслед за ней упала и сорочка. Прохладный воздух освежал разгоряченное тело.

— Я так давно мечтал раздеть тебя, — шептал Тайлер, страстно прижимаясь бедрами к прелестным округлостям Делии. — Ты чувствуешь, как я горю? Скоро... скоро ты почувствуешь этот огонь в себе.

— Скоро... — эхом отозвалась Делия, и сладкая боль пронзила ее.

Тайлер ласкал бедра девушки, восхищаясь свежестью и нежностью ее кожи. Он медленно повернул Делию к себе лицом, отступил на шаг и залюбовался ее телом.

— Прелесть моя. Дай мне как следует разглядеть тебя.

Заметив огонь желания в глазах Тайлера, она опустила глаза и тут же увидела, как оттопырились его бриджи. «Скоро ты почувствуешь этот огонь в себе», — мелькнуло у нее в голове, и она затрепетала.

Тайлер снял рубашку и расстелил ее на земле у ног Делии.

Пальцы Делии медленно заскользили по его обнаженной груди, и Тайлера пронзила дрожь наслаждения. Девушка отчетливо слышала биение его сердца и ликовала оттого, что это она разожгла в нем страсть.

Они опустились на колени, продолжая ласкать друг друга. Делия поняла, что Тайлер полулежит на ней, лишь тогда, когда его пальцы стали играть с ее напрягшимися сосками.

— Боже мой, сколько раз я мечтал о твоих грудях, — прошептал Тайлер, задыхаясь от возбуждения.

Делия тоже хотела признаться, что давно уже мечтает о нем, но, переполненная чувствами, не могла вымолвить и слова.

Тайлер наклонился и втянул твердую маковку соска в рот.

Его голова пошла кругом, и он приник жадными губами к девичьей груди, страстно лаская языком набухшие соски. Он легонько прикусил один из них зубами, девушка выгнулась, издав стон и откинув голову назад. Она испытала такое сладостное чувство, что в эту минуту ей хотелось только одного — чтобы наслаждение длилось вечно.

Тайлер принялся ласкать второй сосок. Делия вскрикнула, когда он втянул его в рот так, словно хотел проглотить его. Влажная кожа вокруг другого соска мгновенно сморщилась от прохладного воздуха, как только Тайлер оторвался от него.

Руки Тайлера лихорадочно блуждали по ее телу, лаская живот и бедра. Ее рот неудержимо манил его, и он приник к полуоткрытым, чуть припухшим от желания губам. Страстные движения его языка вызывали у Делии дрожь удовольствия. А от прикосновения нежных мужских рук, ласкающих каждый уголок ее тела, кожа Делии пылала, в ней все сильнее разгорался огонь.

— О, Делия... Делия... что ты со мной делаешь, — горячо прошептал Тайлер.

Его рука скользнула вниз. Погладив шелковистую кожу живота, она двинулась ниже и наконец подобралась к островку волос между ее бедрами. Девушка испытала острое наслаждение, но тут же смутилась оттого, что позволяет мужчине касаться самых сокровенных частей ее тела.

Она открыла ррт, чтобы остановить его, но губы, вопреки ее воле, прошептали:

— О, Тайлер, пожалуйста...

Он обвел пальцем треугольник волос, скрывающих вход в ее лоно. Поддавшись инстинкту, Делия развела ноги, словно завлекая его дальше.

Тайлер скользнул пальцами по тайному месту, лаская шелковистую поросль, очерчивая круг возле розового бутона, дразня и разжигая его. Девушка невольно приподняла бедра, погружаясь в сладостную истому и задыхаясь от наслаждения.

Тайлер снова коснулся ее разгоряченной плоти. Делии казалось, что весь мир сосредоточился в одной трепещущей точке, которой теперь касалась его рука. Страсть как огонь сжигала ее тело, и она ринулась навстречу неистовым ласкам и невольно сжала ноги.

Тайлер застонал, теснее прижимаясь к бедрам Делии Приблизив к ней лицо, он прошептал:

— Ты готова принять меня, Делия?

— О Боже... — простонала она.

— Скажи, ты готова?

— Да... да... — страстно ответила она.

Тайлер напрягся всем телом, и Делия удивленно посмотрела на него. Его плоский гладкий живот чуть вздымался от неровного прерывистого дыхания. Твердые соски выделялись на груди, поросшей темными волосами. Девушка протянула руку и слегка сдавила их кончиками пальцев. Тайлер застонал, еще сильнее прижимаясь к Делии бедрами. В солнечном свете, проникавшем сквозь ветви деревьев, его глаза казались двумя темно-синими озерами.

Тайлер чуть приподнялся, расстегнул бриджи и спустил их. Девушку потрясло то, что она увидела. Это не оставляло сомнений в неукротимой силе его желания, и Делия содрогнулась, поняв неизбежность происходящего. Будь девушка в состоянии произнести хоть слово, она непременно остановила бы его.

— Дотронься до меня, — тихо сказал Тайлер.

Делия замерла. Она не могла пошевелиться: ее тело больше не повиновалось ей.

Тогда Тайлер взял ее руку и опустил туда, где пылала его разгоряченная плоть. Делию ошеломило ощущение от прикосновения к ней. Глухой стон вырвался из груди Тайлера, словно мука доставляла ему радость.

Тайлер больше не мог сдерживать страсть; он развел в стороны ноги Делии, и его возбужденная плоть оказалась возле ее лона. Глаза Тайлера были устремлены на Делию, когда он погружался во влажную глубину ее тела. Вдруг он напрягся, почувствовав препятствие, но было уже поздно.

Делия вскрикнула, изогнувшись от пронзившей ее боли, что позволило Тайлеру еще глубже погрузится в нее. Поняв, в чем дело, Тайлер заглушил ее крик поцелуем.

— Ш-ш... детка. Все хорошо. Все будет хорошо, — шептал он, нежно касаясь губами ее щеки.

Он слишком желал Делию, чтобы сейчас покинуть ее. Через мгновение он начал медленно и осторожно двигаться. Все, что еще минуту назад казалось Делии таким необыкновенным и восхитительным, теперь стало невыносимым, особенно ощущение его возбужденной плоти внутри.

Его движения, все более ритмичные, причиняли ей мучительную боль. Вдруг Тайлер быстро приподнял ее округлые бедра и, опершись на локоть, коснулся большим пальцем атласного узелка; он ласкал и поглаживал его до тех пор, пока Делия вновь не вспыхнула от желания. Дрожь пробежала по ее телу: страсть вернулась, а боль куда-то исчезла.

Широко открыв глаза, Делия, ошеломленная силой вновь нахлынувшего желания, посмотрела на Тайлера. Его голова была откинута назад, веки опущены, губы плотно сжаты, и все лицо искажено страданием. Вдруг его тело содрогнулось, и он издал протяжный стон.

Когда Делия увидела это, любовь к Тайлеру вспыхнула в ней с такой силой, что от щемящей нежности к нему она готова была заплакать.

Тайлер опрокинулся навзничь, с трудом переводя дыхание. Все тело ныло, словно его били палками. Испепеляющая страсть лишила его сил. Он не мог даже поднять тяжелые веки.

«Господи, как хорошо...» — думал он, дотрагиваясь до ладони девушки.

Ее рука показалась ему крошечной и хрупкой, и это болью отозвалось в его сердце. Неведомое до сих пор чувство охватило Тайлера, и ком подступил к горлу. Никогда еще Тайлер не испытывал столь жгучего стыда. Сознание вины заставило его нестерпимо страдать.

Он посмотрел на Делию, безмолвно лежащую подле него, и улыбнулся.

Девушка ласково коснулась пальцем его губ.

Не в силах выдержать взгляд ее прекрасных глаз, полный любви и нежности, Тайлер опустил глаза и поцеловал девушку в щеку. Делия вздохнула и потянулась к нему, раскрывая для поцелуя свежий, благоухающий рот, словно созданный для того, чтобы дарить блаженство.

— Я люблю тебя, Тайлер Сэвич, — тихо сказала она.

Эти слова поразили его как удар грома. Тайлер резко отстранился от Делии, вскочил на ноги и застегнул бриджи.

«Видит Бог, я не хотел ее любви», — подумал он, поворачиваясь и глядя на Делию.


Девушка лежала на земле, прекрасная в своей наготе. Ее явно насторожило его необычное поведение. Их взгляды встретились: в них еще не остыл восторг только что испытанного блаженства. Внезапно Делия села, прикрыв юбкой обнаженную грудь. Румянец вспыхнул на се щеках при воспоминании о своем безрассудстве. Ее смущение заставило Тайлера улыбнуться.

— Почему ты не сказала мне, что ты девственница, Делия?

Девушка закрыла глаза, и Тайлер заметил, как она нервно сглотнула. Щеки ее пылали, а кожа вокруг губ была мертвенно бледной. Потрясенная пережитым, девушка расплакалась.

— Я говорила тебе в нашу первую встречу, что, если девушка работает в таверне, это вовсе не значит, что она шлюха. Теперь я знаю, ты не поверил мне.

Тайлер отлично помнил этот разговор, но не хотел портить этих прекрасных минут.

Он только нежно погладил Делию по щеке и чуть приподнял ее подбородок.

— Я должен был догадаться об этом, ведь ты так яростно противилась моим домогательствам. Ты даже представить себе не можешь, как я страдал все эти дни.

Делия всхлипнула и улыбнулась. Нежность захлестнула Тайлера, когда он заметил, как подрагивает ее нижняя губа.

Не удержавшись, он коснулся ее языком и втянул в рот. Но Делия откинула голову назад, избегая его ласк.

— Разве моя девственность не доставила тебе еще большего удовольствия?

— О, Делия...

Тайлер бережно взял в ладони лицо девушки, и посмотрел в ее серьезные прекрасные глаза.

«Бедная девочка... Она волнуется, доставила ли мне удовольствие, хотя ей самой едва ли понравился этот первый сексуальный опыт».

— Я знаю, что совершил непростительную ошибку. Тебе, должно быть, очень больно... — сказал он.

Делия покачала головой.

— Нет, Тайлер. Вовсе нет...

Он остановил девушку, приложив палец к ее губам.

— Не надо щадить меня. Я знаю, что тебе больно, — проговорил Тайлер, прижимая Делию к себе. — Ты такая маленькая и хрупкая, а я набросился на тебя, как изголодавшееся по любви чудовище.

— Больно было только в самом начале, — возразила Делия. — Потом мне даже понравилось ощущать тебя в своем теле. Это было так прекрасно!

— Да, и мне было приятно, — сказал он, тут же поняв что слова — ничто в сравнении с испытанным им блажен ством.

«Приятно? Бог мой, да это же был всепоглощающий экстаз».

Тайлер посмотрел в глаза Делии.

— Мне казалось, что ты так страстно желала близости и хотела заняться любовью немедленно.

— Да, так оно и было, Тайлер.

Низкий грудной голос Делии был таким чувственным, что пламя, казалось спалившее Тайлера дотла, разгорелось вновь В нем вновь проснулось то же безудержное желание обладать ею. Наклонившись, он коснулся губами рта Делии, дразня и сдерживая ее.

— В следующий раз, когда мы займемся любовью, я буду бережен и ласков с тобой, я покажу тебе, как должен вести себя мужчина, берущий девственницу.

— В следующий раз... — Глаза Делии вспыхнули от радости.

— Значит, ты снова захочешь меня?

Тайлер крепко прижал к себе Делию и уткнулся носом в ее макушку.

— Конечно же да! Я захочу тебя снова и снова... — с улыбкой проговорил он.

Сияя от счастья, Делия опустилась на землю и увлекла его за собой.

— Тогда сейчас!

Тайлер рассмеялся от охватившей его радости, крепко поцеловал Делию в благоухающие губы и отбросил в сторону юбку, прикрывающую ее прелестное тело.

— Какая ты ненасытная! — весело проговорил он. — Видишь ли, детка, мужчинам иногда нужен отдых. Мы подождем с тобой до завтра, а пока я начну... — он наклонился и захватил губами розовый сосок, мгновенно превратившийся в пирамидку, — подготавливать тебя к этому. И научу, как... — Тайлер выпустил сосок и принялся ласкать грудь, медленно водя по ней языком, — подвести меня к заветной черте.

Делия глубоко вздохнула и погрузила тонкие пальцы в его волосы.

Теплый влажный язык медленно скользил по телу девушки, и Тайлер вновь ощутил сладостное напряжение внизу живота.

«Пожалуй, не стоит ждать так долго...» — подумал он.

— Тайлер, — вдруг сказала Делия, — а что же мы скажем мистеру Паркесу?

Эти слова заставили его вздрогнуть, и на мгновение он замер.

— Мистер Паркес? А что мы должны сказать ему?

Тайлер намертво забыл о Натаниэле, а может, и не хотел думать о нем, видя перед собой упоительно податливое девичье тело, которое живо откликалось на каждое его прикосновение.

— Мы ничего не скажем ему, — наконец пробормотал он, лаская языком ее живот.

«Возможно, я допустил не такую уж большую ошибку, вскружив Делии голову», — с облегчением подумал Тайлер, все глубже погружаясь в нахлынувшие на него волны наслаждения.

— Но нам придется что-то сказать ему, милый, — снова проговорила девушка чуть дрожащим от возбуждения голосом. — Ведь он рассердится, когда узнает, что ты теперь женишься на мне?

Тайлер вздрогнул. Реальность вдруг обрушилась на него, грубо нарушив очарование момента. Впервые за эти минуты он услышал шум ветра, крики чаек над водой и ощутил, как легкий ветерок холодит обнаженную спину.

Он сел, усилием воли заставил себя взглянуть в глаза Делии и ощутил отвращение к себе, зародившееся где-то в недрах его сознания. Чувство вины вновь сжало его сердце.

Тайлер помог девушке сесть. Взглянув на ее хрупкую беззащитную фигурку, он вдруг с невероятной силой осознал непоправимость содеянного. Охваченный страстью, он лишил невинности девочку, почти ребенка.

«Хотя теперь, конечно, из-за меня она уже не девочка», — горько подумал он.

Вздохнув и глядя прямо в глаза, полные отчаяния и страха, Тайлер твердо сказал:

— Я не могу жениться на тебе, Делия.

Девушка вздрогнула, как от удара кнутом. Ее губы искривились.

— Но ты же говорил, что любишь меня!

— Я никогда не говорил такого.

— Лжешь! Неужели ты думаешь, я бы позволила ... О, Боже! — вскрикнула Делия, яростно ударяя кулаками по бедрам, и слезы рекой хлынули из ее глаз. — Да я в жизни не позволила бы тебе дотронуться до меня, Тайлер, если бы не была уверена, что ты любишь меня! Ты покупал мне вещи, делал подарки — лошадь и... и мокасины. Мокасины твоей матери, — бормотала Делия сквозь безудержные рыдания.

— Делия...

— И там, у пушки, ты сказал, что любишь меня. Неужели ты не понимаешь, что без этого я не позволила бы... Но я так сильно тебя люблю. Разве ты не видишь? Ты тоже сказал, что любишь, — лепетала Делия.

«Неужели у меня и вправду сорвались эти чертовы слова? — гадал Тайлер. — Нет, не может быть», — решил он, успокаиваясь.

Делия сидела перед ним вся в слезах, потрясенная и раздавленная горем. У Тайлера, не выносившего женских слез, на этот раз они вызвали сочувствие.

— Я очень сожалею, что все так случилось. Прости, я совсем не хотел обидеть тебя. Пожалуйста поверь...

— Лжец! — в отчаянии воскликнула Делия.

Тайлер потянулся к ней, но она вырвалась и вскочила на ноги.

Схватив сорочку, она яростно натянула ее.

Тайлер тоже поднялся, чувствуя слабость во всем теле, и покачнулся.

— Просто сейчас я еще не готов жениться, — сказал он, разводя руками. — Я не хочу менять жизнь только из-за того, что переспал с тобой. Откуда мне знать, какой бы я хотел видеть будущую жену?

Губы Делии дрогнули, она выронила юбку и упала на колени.

— О Боже, Тайлер, ты не можешь так поступить со мной! Ведь я люблю тебя, и буду самой лучшей на свете женой...

Тайлер наклонился и рывком поставил девушку на ноги.

— Черт возьми, Делия, перестань!

Девушка вдруг затихла, в смятении обхватив голову руками.

— Прости меня... Я не хотела портить тебе жизнь. Я одна во всем виновата, — горестно сказала она, отстраняясь от него.

Тайлер чувствовал, что должен как-то оправдаться, но слова застревали у него в горле и теперь казались ему пустыми...

— Знай я, что ты девственна да к тому же вообразила, что безумно влюблена в меня, не позволил бы себе зайти так далеко...

Когда она повернулась к нему, Тайлер увидел прежнюю Делию — гордую, решительную, способную дать ему отпор.

— Ты и вправду думаешь, что я придумала, будто люблю тебя? — резко спросила она.

— Конечно, а как же иначе? Мы едва знаем друг друга.

Делия затянула шнуровку корсажа и, близко подойдя к Тайлеру, прямо взглянула ему в глаза.

— Однако ты достаточно раскусил меня, если затащил в постель. Или для тебя развлечение — лишать невинности девочек?

Почувствовав себя загнанным в угол, Тайлер решил во что бы то ни стало вырваться на свободу.

— Невинности! — рассмеялся он, так близко наклонясь к лицу девушки, что от его дыхания шевельнулись волосы у нее на лбу. — Только не говори, что не хотела этого. Несмотря на твою невинность, ты, черт возьми, отлично знала, что делаешь. И если ты думаешь, что сможешь использовать утрату невинности, чтобы заманить меня в сети, то сильно ошибаешься!

Глаза Делии были сейчас как два золотисто-зеленых озера, наполненных до краев горем, губы ее дрожали от невыносимой обиды.

Тайлеру мучительно хотелось успокоить ее поцелуем, но он удержался. Противоречивые чувства охватили его. Никогда в жизни его так не тянуло к женщине, но он ненавидел ее за это. Она сводила его с ума, и он терял власть над собой...

— Я не расставляла сетей и не заманивала тебя, Тайлер. Клянусь...

— Разве? — спросил он так резко, что девушка вздрогнула от неожиданности. — Да только посмотри на себя! Ты была жалкой оборванкой из таверны, когда я впервые увидел тебя ночью... в своей постели. Никто и не подумает, что я обесчестил тебя, ведь все считают тебя девчонкой за два шиллинга...

Чувство вины и страх привели Тайлера в полное смятение, и он, уже не помня себя, выкрикивал эти чудовищные, несправедливые слова. Внезапно взглянув на Делию, он осекся. Его сразила боль, исказившая ее лицо, такое мертвенно-бледное, словно он вырвал ей сердце, и это было невыносимо.

«Что такое я говорю», — подумал Тайлер и протянул к ней руку.

— Делия, я не хотел...

— Оставь меня. — Она в отчаянии оттолкнула его руку.

«Господи, Сэвич, какое же ты животное! Что ты натворил?» — подумал он с отвращением к себе. Больше всего на свете он желал сейчас искупить свою вину.

Тайлер был бы рад, если бы она замахнулась и ударила его или закричала, что ненавидит его. Но глаза Делии напряженно всматривались в лицо Тайлера, словно она старалась навсегда запомнить каждую его черту. В них не было ни ненависти, ни злобы, несмотря ни на что, она любила его. И это больше всего беспокоило Тайлера. Он не хотел ни подчинить Делию своей власти, ни тем более подчиниться ей.

— Прости, я и не помышлял обидеть тебя, Делия, — виновато проговорил он.

Девушка протянула руку к лицу Тайлера, но так и не коснулась его.

— Я знаю, — тихо сказала она. — Во всем виновата я сама. Я поверила в то, что...

— Делия, не надо...

— В ту ночь, когда увидела тебя впервые и ты прикоснулся ко мне своими колдовскими руками, я подумала, что на свете нет никого лучше тебя. А потом я полюбила тебя, Тайлер. Только зачем я вот так рассталась с невинностью? Я не должна была позволить тебе взять меня, как шлюху.

Сейчас он готов был просить прощения и даже обещать, жениться на ней, но боялся, что это еще сильнее ранит ее. Делия хотела от него только одного — любви, а этого он не мог ей обещать.

Тайлер смотрел ей вслед, пока она не скрылась из виду. Тогда он поднял рубашку и увидел на ней свежее пятно крови. Выйдя из леса, он долго шел по тропинке вдоль береговой линии, пока наконец не остановился перед заводью, образованной приливом. Опустившись на колени, он отстирал пятно. Тайлеру казалось, что смывая ее кровь, он расстается с чем-то очень важным, с чем-то таким, что было его неотъемлемой частью, хотя и не подозревал об этом.

Пытаясь разобраться в своих чувствах, он вдруг понял, что это была радость, которую испытывал на протяжении последних трех недель, с тех пор как Делия Макквайд неожиданно вошла в его жизнь.

Он просыпался с улыбкой на губах просто оттого, что скоро увидит ее веселое лицо и услышит хрипловатый голос. Она смешила его, иногда приводила в бешенство, но все это делало его счастливым. Делия сводила его с ума, заставляя пылать от неукротимого желания, так и не утоленного до конца. Все это было так, но, он не находил пока в себе сил полностью подчиниться ей. Тайлер решил держаться подальше от Делии. Заодно он расставался и со своей радостью.

Глава 11

Красивые, украшенные бусами мокасины лежали поверх дорожной сумки. Тайлер присел, чтобы поднять их, но рука его застыла в воздухе, словно он боялся прикоснуться к ним. Разозлившись на себя за чрезмерную чувствительность, он с глухим рычанием сунул мокасины в глубину сумки, чтобы не попадались ему на глаза.

— Черт тебя возьми, Делия Макквайд, — яростно проговорил он.

Повесив сумку на плечо, Тайлер поднялся и вышел из дома на яркое утреннее солнце. Сьюзен Мастен уже поджидала его на улице.

— Я думала, вы задержитесь подольше, — сказала она, слегка покраснев.

Тайлер поправил ремень на плече, посмотрел на нее и оглянулся. Сьюзен колебалась много месяцев, но все же позвала его в постель прошлой ночью. Хорошо еще, что ему удалось вежливо отклонить приглашение, но все равно он очень задел ее самолюбие. Ничего не попишешь, за последние сутки он умудрился сильно обидеть двух замечательных женщин.

— Я постараюсь вернуться на следующей неделе, — сказал он. — На мысе Элизабет вскоре должна родить женщина. Она очень слаба, и я обещал быть рядом на тот случай, если что-нибудь пойдет не так.

Сьюзен нервно теребила юбку.

— Ну, тогда... я приглашаю вас переночевать в моем доме на обратном пути.

Тайлер промолчал, лишь неопределенно кивнув.

Они посмотрели в сторону мола, где Делия и Хукеры терпеливо дожидались, пока волы поднимутся по узким сходням на борт шхуны. Калеб что-то показал Делии, и утренний ветерок донес до них ее звонкий смех.

— Ты хочешь сам жениться на этой девочке? — спросила Сьюзен, стараясь не казаться несчастной.

Глаза Тайлера потемнели от ярости.

— Я вовсе не собираюсь жениться — ни сейчас, ни позже.

Сьюзен побледнела. Пожалев, что так расстроил женщину, Тайлер подумал, что было необходимо поставить все точки над «i». Зачем еще раз переживать сцены, подобные вчерашней?

Стиснув зубы, Тайлер посмотрел вдаль на стройную фигурку девушки. Да, только в ней была причина его смятения, только из-за нее он чувствовал безысходность и вину.

«Не приведи Бог заманивать женщин в постель. Не успеет мужчина подумать об этом, как они уже мечтают о браке и прочих женских глупостях», — раздраженно размышлял Тайлер.

Не все люди чувствуют, когда на них смотрят сзади, но Делия ощущала буравящий ее взгляд темно-синих глаз. Тянущая боль внизу живота напоминала ей о случившемся, да и без нее она не забыла бы об этом. Девушка уже поняла, что ей придется время от времени встречаться с Тайлером, разговаривать с ним...

«Господи, пожалуйста, только не больше того», — взмолилась Делия.

Чья-то рука мягко дотронулась до нее, Делия повернулась и увидела перед собой Элизабет Хукер.

— С тобой все в порядке, Делия? Ты выглядишь так, будто... ну, будто плакала.

— Все хорошо, не беспокойся. Просто я соскучилась по дому, — солгала Делия, — и к тому же немного нервничаю из-за встречи с мистером Паркесом.

Это было недалеко от истины. Делия понимала, что, так страстно влюбившись в Тайлера и отдавшись ему, хотя обещала выйти замуж за другого, она навлекла на себя позор. Теперь ей казалось, что это написано у нее на лице и весь мир знает, как низко она пала. Она мечтала, что Мерримитинг станет для нее началом новой, радостной и чистой жизни. Однако надежды рухнули, так и не осуществившись. Не сомневаясь, что Нэт Паркес и его дети заслуживают лучшей участи, она с содроганием смотрела в будущее.

Калеб поднялся на борт шхуны, чтобы проверить, хорошо ли привязаны в трюме волы. Элизабет, дождавшись, пока муж скроется в люке, придвинулась к Делин и прошептала:

— Ты уверена, что хочешь выйти замуж за мистера Паркеса? А как же доктор Сэвич? Мне казалось, ты и он... ну вы оба...

Делия стиснула зубы и посмотрела на воду, стараясь не расплакаться. Казалось, она уже выплакала все слезы, но они предательски наворачивались на глаза.

— Я просила Тайлера жениться на мне, Элизабет, но он не хочет.

— О, Делия... — Элизабет посмотрела в сторону фактории, где мирно беседовали Сьюзен Мастен и Тайлер.

Делия гордо вскинула подбородок.

— Ну, ничего, — решительно сказала она, — придет день, когда я вспомню прошлое и пойму — мне повезло, что все случилось именно так.

— Уверена, что ты права, — отозвалась Элизабет с искренней надеждой. — Наверняка мистер Паркес — прекрасный человек, а я сомневаюсь, что доктор Сэвич мог бы стать хорошим мужем.

Неожиданно появившийся Калеб сообщил, что пора подниматься на борт. Элизабет осторожно пошла по сходням, а Делия чуть замешкалась на берегу.

Ее глаза опухли от слез, горло саднило, а боль, тисками сдавившая грудь, казалось, уже никогда не пройдет.

Прошлой ночью она так и не вернулась в факторию, оставшись возле пушки, рядом с развалинами старого форта, и оплакивая свою злую судьбу.

Внутренний голос постоянно убеждал Делию, что Тайлер не любит ее. Умом она понимала это, но сердце не могло с этим смириться. Ее чувство было сильнее рассудка. Она продолжала любить его, несмотря ни на что.

Память ее сердца хранила все ощущения, вызванные прикосновением его рук, губ, языка. Она во всех подробностях помнила мгновение, когда его семя изверглось внутри нее. Тогда ей казалось, что рука Господня коснулась ее тела, даруя ему новую жизнь. Да разве могла она ненавидеть человека, позволившего ей ощутить такое блаженство?

— Делия... — услышала она до боли знакомый голос.

Ее сердце остановилось, но тотчас неистово забилось в груди. Делия медленно повернулась к нему, изо всех сил стараясь не выказать своих чувств.

По тому, как нахмурился Тайлер, девушка поняла, что от его внимательного взгляда не ускользнули ее припухшие веки и заплаканные глаза.

— Доброе утро, Делия, — осторожно начал он.

У Делии отлегло от сердца. Она боялась, что после вчерашнего он вообще не захочет с ней говорить.

— Доброе утро, Тайлер, — ответила она, стараясь улыбнуться как можно беззаботнее.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Наконец Тайлер глубоко вздохнул.

— Еще раз хочу попросить у тебя прощения за то, что я... за то, что случилось вчера. Особенно за то, что я наговорил тебе.

— Не беспокойся, Тайлер. Думаю, каждый мужчина поступил бы так же, видя, как женщина, позабыв о стыде, валяется у него в ногах.

— Черт возьми, Делия, перестань унижать себя! — воскликнул Тайлер, взъерошив волосы.

Изучив его повадки, Делия знала, что он делает так, когда очень расстроен.

— Это... это просто случилось, вот и все...

— Нет, Тайлер, это случилось не просто, — сказала девушка, гордо вскинув голову. — Я не стыжусь своей любви к тебе. Но обещаю, что никогда больше не заговорю о ней. И уж тем более не брошусь к твоим ногам. Я буду рада дружбе с тобой, хотя пока не знаю, по мне ли это.

Тайлер силился произнести что-то, но слова застревали у него в горле. Глядя на залив, он проговорил:

— Я буду очень дорожить твоей дружбой, Делия.

И тут Делия почувствовала, как радость переполняет ее сердце.

«Он все-таки будет моим, — подумала она. — Конечно совсем не так, как мне хотелось, но хоть какая-то его часть будет принадлежать мне».

Не успела девушка освоиться с этим радостным чувством, как Тайлер добавил:

— Тебе следует знать, что ты вполне могла забеременеть.

Теперь его голос звучал резко и напряженно.

Делия онемела от неожиданности.

— Н-нет... — пролепетала она дрожащим голосом.

Мысль, что у нее может появиться ребенок, ужаснула девушку.

— Да, — твердо сказал Тайлер. — Обещай сразу же сообщить мне об этом.

— И тогда ты женишься на мне? — с надеждой спросила Делия.

Тайлер долго молчал, потом холодно произнес:

— Думаю, мне придется сделать это, ведь ты была девственницей.

Делии казалось, что мир рушится.

«Он не хочет этого, — вихрем пронеслось у нее в голове. — Ему невыносима даже мысль о женитьбе».

— Обещай мне, Делия, — повторил он, но девушка уже приняла решение.

— Знай же, что не получишь никаких обещаний, — твердо сказала она и повернулась, даже не взглянув на Тайлера.

***

Капитан Эббот, владелец шхуны «Сагадохокские русалки», был совсем не похож на пирата, а именно таким представляла его себе Делия. Облик и манеры выдавали в нем человека воспитанного. Рукава тонкой белоснежной рубашки были отделаны роскошным кружевом, белокурые локоны волнами спадали на плечи, а очаровательная улыбка могла бы растопить сердце самой неприступной красавицы.

Вообще-то капитан Эббот и не был пиратом в настоящем смысле этого слова. Народ Майне называл его контрабандистом, поскольку он занимался прибыльной, но противозаконной торговлей с французскими поселенцами в Акадии. Время от времени «Сагадохокские русалки» натыкались на сбившиеся с курса торговые суда, и капитан Эббот был совсем не прочь немного облегчить их груз.

— Я совершаю акт благотворительности, — весело сказал он Делии, разглядывая ее прелести.

Свежий утренний ветер быстро надул паруса шхуны, когда она вышла в залив Каско. Делия, взволнованная предстоящим путешествием, едва заметила вонь, доносящуюся из трюма. Ее приводило в восторг все: скрип такелажа, плеск воды о борт корабля, запах рыбы и мокрой парусины. Но больше всего Делию восхищало то, как соленый морской ветер треплет ее распущенные волосы.

Напротив, в Элизабет Хукер громадные волны и исчезающий вдали скалистый берег вселяли страх. Бросив тревожный взгляд на бледное напряженное лицо жены, Калеб спросил капитана, нельзя ли спуститься в его каюту.

Широкое устье залива было буквально испещрено островками; почти каждый из них имел свое название, и капитан Эббот развлекал Делию, показывая самые крупные из них. На некоторых островках жили люди, расставлявшие на берегу рыболовные сети и подставки для сушки трески.

В какой-то момент девушка заметила тюленя, плывущего за кораблем. Его лоснящееся тело то и дело показывалось на поверхности воды. Капитан велел одному из матросов спуститься в трюм за вяленой рыбой. Он дал ее Делии и направлял ее руку, когда она бросала треску в воду. Увлеченные этим занятием, они не заметили, что Тайлер, прислонясь к планширу, наблюдает за ними. Тюлень переворачивался на спину, потешно хлопая по воде хвостом и урча, словно благодарил за угощение.

К концу дня на горизонте появился полуостров. Вдоль широкого залива, на семь миль уходящего в глубь полуострова, и раскинулся Мерримитинг. По форме залив напоминал полумесяц и был усеян небольшими темно-зелеными островками. Закат уже окрасил паруса в ярко-малиновый цвет, когда шхуна достигла вод залива.

Дюжины тюленей резвились вокруг корабля, но приманивать их вяленой треской было бесполезно — в заливе с избытком хватало лососей и морских окуней.

Делия завороженно смотрела на великолепную картину, открывшуюся перед ее глазами.

— Боже, как красиво! — прошептала она.

Кто-то подошел к ней сзади. Делия подумала, что это капитан Эббот, но, оглянувшись, увидела Тайлера. Сердце девушки забилось быстрее.

— Я слышал легенду, что где-то в Майне есть город, построенный из золота. Он называется Норамбег, многие искали его, но безуспешно, — сказал он.

Бирюзовая вода в заливе была такой же прозрачной, как небо над ним. Вдали поднимались темные холмы, но здесь берег, покрытый, как ковром, темно-зелеными соснами, елями, кедрами и кленами плавно спускался к воде. На отмелях, изрезавших берег, зеленел дикий рис и болотные травы, колышущиеся от легкого бриза. Пять рек, включая полноводную Кеннебек, брали начало высоко в горах, покрытых снежными шапками, и, подпитываясь сотнями ручейков и озер, несли свои воды через всю территорию к заливу.

— Так это и есть то самое место! — прошептала девушка. — Вот он — город из золота!

Немой восторг в глазах Тайлера свидетельствовал о самозабвенной любви к этим местам.

— Мерримитинг...

«Он влюблен в эту землю», — подумала Делия, радуясь, что есть место, где Тайлер может быть счастлив. Эта земля стала его домом.

Тайлер слегка тряхнул головой, словно отгонял наваждение.

— Абенаки называли эти места Квиннебек. Они дали такое же имя духу реки. Индейцы верили, что он обитает в ее водах. Это священное место.

Холодок пробежал по спине Делии.

— А этот дух добрый?

— Конечно. — Тайлер улыбнулся и сделал широкий жест рукой, словно желая навеки запечатлеть все, что их окружало: гавань, деревья, реки. — Неужели ты думаешь, что зло может уживаться с такой красотой? Эта земля и река Кеннебек обычно щедро одаривали рыбой и дичью мой наро... норриджгевоков.

— Обычно?

Боль исказила лицо Тайлера.

— Теперь здесь живут йенги.

— Но ты же...

Делия хотела сказать: «Но ты же сам йенги. В тебе течет английская кровь». Но она знала, что, хотя Тайлер англичанин, в нем как бы две души или, вернее, его душа раздвоилась. Она подозревала, что на этой богатой дичью земле, охраняемой богом Квиннебеком, оживала та часть его души, которая навеки принадлежала племени абенаки.

Когда судно «Сагадохокские русалки» подошло к устью реки Кеннебек, и взору Делии открылся вид на поселение Мерримитинг, она услышала, как спускают паруса.

Первое, что увидела Делия, была широкая пристань, уставленная бочками. Рабочие при помощи лебедки поднимали на корабль высокие сосновые мачты. Над всей местностью возвышался лесопильный завод, а рядом с ним находилась красивая усадьба из красного кирпича.

Делия мельком взглянула на простые, обшитые деревянными планками дома, рассыпавшиеся вдоль побережья среди густых зарослей деревьев. Слева от пристани, на высокой площадке, стоял обнесенный бревнами пакгауз — двухэтажная постройка с бойницами и смотровой площадкой на крыше, оснащенной сигнальным колоколом. Это напоминало о том, что Мерримитинг находится в самом сердце враждебной территории, до сих пор принадлежавшей индейцам.

«Сагадохокские русалки», лавируя между небольшими судами, стоящими на приколе, наконец пристали к открытому пирсу. Смертельно бледная Элизабет вышла на палубу и почувствовала себя гораздо лучше, когда шхуна пристала к берегу.

— Взгляни, — сказала она Делии, указывая на площадку, — нас ждут.

Девушка прищурилась, стараясь разглядеть в ярких лучах заходящего солнца людей, стоящих на пирсе. В основном это были мужчины, и Делия пыталась угадать, кто из них Ната-ниэл Паркес. Ее взгляд случайно задержался на массивной фигуре женщины, одетой в стеганую юбку и домашний чепец, завязки которого развевались на ветру. Вне всякого сомнения, это была Сара Кембл.

Завидев ее, Тайлер тихо чертыхнулся.

— Как это она добралась сюда раньше нас? — взволнованно спросил Калеб.

— У ее свояка есть шлюп. Он, должно быть, переправил ее прошлой ночью, — ответил Тайлер. — Черт бы побрал эту старую сплетницу.

«Теперь, наверное, весь Мерримитинг знает, что доктор Сэвич привез в жены Натаниэлу Паркесу продажную девку из первой попавшейся таверны», — краснея, подумала Делия, но все же гордо вскинула слегка дрожащий подбородок.

Пока пассажиры «Сагадохокских русалок» спускались на берег, от группы встречавших отделились мужчина и женщина и направились вперед. По одежде мужчины Делия сразу поняла, что он принадлежит к хорошему обществу. Это была одежда из тонкого материала, окаймленная алым шелком, бриджи с серебряными пряжками и шляпа с высокой тульей, из-под которой виднелся светлый завитой парик. Красноватые прожилки и пятна на коже придавали его полному лицу странное сходство с печеным яблоком.

Рядом с ним шла женщина, которук Делия приняла за служанку, так как она была в платье, покрытом платком, и в полосатом фартуке. На ее поблекших темных волосах, гладко зачесанных назад, был белый чепец. Из-под тонкого платья выпирали острые ключицы. Она двигалась так неловко, будто ее суставы держались на шарнирах.

— Должно быть, вы преподобный Хукер! Добро пожаловать в Мерримитинг, — пророкотал мужчина, издалека заметив Калеба.

Джентльмен оказался полковником Джайлзом Бишопом, командиром местного гарнизона, а женщина, которую Делия приняла за служанку, его женой Энни.

Пока они знакомились, Делия очень нервничала, гадая, кто же из оставшихся мужчин Натаниэл Паркес. Наконец ее взгляд остановился на высоком, стройном человеке со светлыми волосами. Рядом с ним стояли две маленькие девочки. Их глаза на мгновение встретились и тут же разошлись.

Мужчина взял девочек за руки и пошел к прибывшим.

Заметив его, Тайлер слегка подтолкнул Делию вперед. Это было его первое прикосновение к ней с тех пор, как они занимались любовью. Девушка вспыхнула, но не смогла двинуться с места. Приняв ее
замешательство за страх, Тайлер шепнул:

— Не бойся, Нэт хороший человек. Он не станет никого судить, пока не познакомится.

Однако Делиии казалось, что если Паркес такой хмурый, то здесь не обошлось без Сары Кембл. Не зря он вопросительно взглянул на Тайлера.

Сжав руку Делии, Тайлер снова подтолкнул ее вперед.

Сейчас девушка не хотела, чтобы он прикасался к ней — ведь она шла навстречу своему будущему мужу, сознавая, что ее сердце безраздельно принадлежит Тайлеру Сэвичу.

— Вот, Нэт, это Делия Макквайд из Бостона, — сказал Тайлер, стараясь разрядить напряжение ослепительной улыбкой.

Делия смело встретила взгляд серьезных темно-серых глаз. Натаниэл Паркес был одного роста с Тайлером, даже чуть выше. В отличие от сильного, мускулистого Тайлера, он был худым, с большими нескладными руками и ногами. Его лицо нельзя было назвать красивым из-за сильно оттопыренных ушей, плоского, чуть загнутого вниз носа и большого рта с тонкими, немного приподнятыми в уголках губами. Одет он был очень просто — в серые домотканые бриджи, куртку из тонкой шерсти и старую фетровую шляпу.

Сердце у Делии екнуло, когда она почувствовала, что Тайлер выпустил ее руку. Он намеревался присоединиться к Хукерам и оставить ее наедине с Нэтом.

— Я прочла ваше объявление, — сказала девушка, нарушая неловкое молчание.

Натаниэл Паркес коротко кивнул и, откашлявшись, проговорил:

— Как мило с вашей стороны откликнуться на мое горе.

— Что вы, мистер Паркес, мое положение не лучше вашего.

Нэт удивленно моргнул и хотел было улыбнуться, но потом решил, что лучше кивнуть.

— Значит, мы пришли на помощь друг другу.

Он посмотрел на девочку, стоявшую слева от него.

— Это моя старшая дочь Маргарет. Мы называем ее Мэг.

— Здравствуй, Мэг, — дружелюбно сказала Делия, наклоняясь к девочке, но та лишь дерзко вздернула слегка заостренный подбородок и сердито посмотрела на девушку, словно стараясь произвести на нее самое дурное впечатление. Делия приняла вызов, решив ответить на него любовью. Ей очень понравилась эта нескладная девчушка с темными волосами, заплетенными в косы, и худеньким личиком. Она уже выросла из своей одежды, и поэтому из-под короткой юбки были видны тонкие ноги, покрытые синяками и ссадинами.

«В ее возрасте я была точно такой же, — подумала Делия. — Скорее всего она вбила себе в голову, что не понравится мне, а потому решила, что имеет полное право не любить меня».

— А это моя младшенькая, Тилди, — с гордостью сказал Нэт.

Пухленькая девочка с ямочками на румяных щечках и копной светлых кудряшек и вправду была прелестна. Поверх платьица на ней был передник, а со спины свисали рукава, которые помогают поддерживать ребенка, когда он учится ходить. По традиции их было принято носить до шести лет.

— Мне уже три с половиной, — заявила Тилди.

— Да что ты, целых три года! Вот это да! — воскликнула Делия.

— С половиной! — серьезно добавила Тилди.

— Да еще и с половиной, — рассмеялась девушка.

Девочка сжимала в руке соломенную куклу, перевязанную виноградной лозой и подкрашенную ягодным соком. Не долго думая, она протянула ее Делии.

Девушка присела перед малышкой, разглядывая куклу.

— И кто же это?

— Ее зовут Гретхен, — гордо сказала Тилди.

— Здравствуй, Гретхен. Какая же ты красивая леди!

Малышка радостно засмеялась и посмотрела на отца.

— Ей понравилась моя Гретхен.

— Конечно, — подтвердил Нэт. Он говорил так серьезно и осмотрительно, что это смущало Делию.

Тилди снова повернулась к Делии.

— Ты будешь нашей новой мамой? — спросила она, улыбаясь, отчего на ее щечках появились прелестные ямочки.

— Нет! — резко выкрикнула Мэг. — Даже если папа женится на ней, все равно она никогда не станет нашей мамой, потому что наша настоящая мама умерла!

— Мэг... — начал Нэт, но тут Делия вмешалась, не позволив ему бранить девочку.

— Конечно, я не собираюсь занимать место вашей мамы, — сказала она, поднимаясь и серьезно глядя в тревожные темно-карие глаза девочки. — Я просто буду женой вашего отца, а ведь это совсем разные вещи, да?

Девочка промолчала и лишь сильнее нахмурила брови.

«С ней будет нелегко», — подумала Делия, еще больше проникаясь симпатией к Мэг.

— Вы пока остановитесь у Бишопов. Я буду приходить к вам, — сказал Нэт, оглядываясь по сторонам. — А где ваши вещи?

Делия вспомнила, что оставила холщевый мешок со своими немудреными пожитками на шхуне.

«Может, Тайлер распорядится, чтобы мне принесли его позже, но если и забудет, ничего не случится, ведь в нем почти ничего нет. Вещи же, подаренные мне Тайлером, я должна вернуть».

— Вот все, что у меня есть, мистер Паркес, — сказала она, разводя руками и очаровательно улыбаясь.

Ее улыбка исчезла, когда она заметила неодобрение на его лице. Очевидно, то, что он увидел, ему совсем не понравилось.

— Лучше называйте меня Нэт, — наконец сказал он.

— Хорошо, Нэт, — послушно повторила она, низким от волнения голосом.

Чем дольше Паркес разглядывал Делию, тем больше хмурился. Девушка напрягла всю свою волю, чтобы не выдать смущения.

— Ну... — наконец сказал он, — нам сюда.

Они медленно пошли по пристани к кирпичной усадьбе, которую Делия заметила еще со шхуны. Девочки шли между ними. Делия сразу увидела, что Натаниэл двигается скованно и явно прихрамывает на одну ногу. Его огромные кожаные сапоги были широки ему в икрах и глухо стучали по деревянной пристани.

Хотя Паркес принял ее более чем холодно, сердце Делии ликовало от красоты окружающей природы. Ей казалось, что в целом мире не найти столь дивного места для начала новой счастливой жизни.

С лесопилки доносился монотонный звук пилы. Воздух был напоен ароматом свежеспиленных сосен и кедров; к нему примешивались запахи рыбы и морского ила. Ели и пихты, покрывающие склоны дальних холмов, казались темными и величественными рядом с высокими и стройными соснами. Солнце, медленно опускающееся за горизонт, окрасило золотом реку и воды залива.

Двое мужчин обрабатывали ствол спиленного дерева. Один обтесывал его плотницким топором, другой после него выравнивал бревно теслом. Оба помахали Нэту и уставились на Делию.

Указав на второго, Мэг с детской беспощадностью посмотрела на Делию.

— Наш папа потерял ногу на такой же работе.

Делия удивленно взглянула на Нэта. Она давно заметила его хромоту, но ей и в голову не приходило, что человек способен передвигаться на одной ноге.

— У вас нет ноги? — наконец спросила она.

Нэт смущенно опустил глаза.

— Разве Тайлер не говорил вам об этом? Мне случалось иногда работать здесь, всякий раз когда Мэри... — Он замолчал и слегка покраснел. — Всякий раз, когда нам было что-нибудь нужно для дома. Это было в прошлом марте, за год до того, как Мэри...

Его голос дрогнул, и Нэт замолчал, но Делия догадалась, о чем он хотел сказать. Она заметила, что Нэт до сих пор очень тоскует по жене, и ему трудно произносить ее имя. Делия думала, что он слишком спешит жениться, но взглянув на худенькое измученное лицо Мэг, она поняла, почему он решился на это.

— Тесло сорвалось, — пояснил Нэт, — и отсекло мне пальцы. Рана воспалилась, и Тайлер сказал, что ногу придется отрезать. Обедайя Кембл, наш столяр, выточил мне из ореха протез. Но вы не волнуйтесь, я могу обеспечить жену не хуже, чем раньше. Я прекрасно справляюсь с работой на ферме, возделываю землю.

— Господи, неужели и вправду у вас деревянная нога! — воскликнула Делия. — А можно мне взглянуть?

Нэта явно обескуражила эта просьба, и Делия смутилась оттого, что проявила излишнее любопытство.

«Нэт и так не в восторге от меня, — подумала она, — и если я не стану осмотрительней, то окажусь в Бостоне намного раньше, чем хотелось бы».

— Думаю, это не совсем удобно... — начал Нэт, но Мэг дернула его за рукав.

— Покажи ей, папа, — сказала она.

— Покажи ей, папа, — повторила Тилди.

Натаниэл растерянно потер нос, но вдруг широко улыбнулся, заметив нетерпение дочерей.

— Ну, что ж, пожалуй, можно...

— Нет-нет. Пожалуйста, не надо, — запротестовала испуганная Делия.

Не обращая внимания на протесты девушки, Нэт присел на бочонок с гвоздями, стоящий под навесом мастерской, сбросил сапог, стянул вязаный носок и, вытянув вперед ногу, с неожиданным дружелюбием улыбнулся Делии. Девушка поняла, что в это мгновение видит Натаниэла таким, каким он был до смерти жены.

— Вот, у него деревянная нога, — сказала Мэг, явно надеясь на то, что это ужаснет Делию.

Но любопытство взяло верх над страхом, и Делия присела на корточки, чтобы лучше рассмотреть протез. Это была мастерски выполненная точная копия ноги. Обедайя постарался выточить даже пальцы, а вместо сустава вставил специальный шарнир, так чтобы нога сгибалась, как настоящая. Протез так походил на ногу, что Делия даже дотронулась до него рукой.

— Нэт, это же здоро...

— Стыдитесь, Натаниэл Паркес! — проскрипел над ухом чей-то гнусный голос.

Делия вздрогнула от неожиданности и, обернувшись, увидела Сару Кембл. Горя от негодования, старая ведьма стояла подбоченившись. Только теперь Делия поняла, что все это время Хукеры, Бишопы и Тайлер шли позади них. И сейчас все они во главе с Сарой Кембл и ее бессловесным мужем наблюдали, как разувается мистер Паркес, чтобы продемонстрировать деревянный протез будущей жене.

Ничуть не смутившись, Делия улыбнулась Обедайе и сделала вид, что не замечает его жену, мечущую громы и молнии.

— Мистер Кембл, Нэт показал мне, какую ногу вы сделали, — восхищенно проговорила она. — Лучше и представить себе нельзя. Вы настоящий мастер!

Сара взорвалась.

— Мистер Кембл — просто столяр, единственный на весь Уэльс. И он не стал бы заниматься ерундой...

— Думаю, любой человек может смастерить стол или стул, но только мастер от Бога сумеет сделать такой протез, — оборвала ее Делия.

— Нет, вы слышали? — в бешенстве прорычала Сара, так резко протянув руку к Калебу, что тот вздрогнул от неожиданности, чем здорово рассмешил Элизабет. — Вы слышите, как богохульствует эта девчонка?

— Заткнись, Сара, — вдруг тихо сказал Обедайя.

Услышав это из уст своего бессловесного мужа, Сара открыла рот от удивления.

— А кто ты, собственно, такой... — рявкнула она, оправившись от изумления.

— Твой муж. И если я говорю: заткнись, то так и сделай!

Выведенная из себя дерзким поведением мужа, Сара заскрежетала зубами, решительно повернулась и пошла назад, сотрясая помост. Обедайя поспешил следом за ней, благодарно улыбнувшись Делии, и подмигнув ей.

Девушка взглянула на Тайлера. Заметив, что эта сцена привела его в восторг, она широко улыбнулась.

— Кто бы мог подумать! Мистер Кембл наконец-то проявил характер, — весело проговорила она.

Тайлер рассмеялся, но улыбка мгновенно исчезла с его лица, едва он заметил, что Натаниэл Паркес бросил на Делию сердитый взгляд. Девушка оглянулась. Тилди стояла между вытянутыми ногами отца, а Мэг торжествующе прильнула к нему и взяла его за руку.

Поняв свою оплошность, Делия смутилась и опустила голову.

«Надо же быть такой дурой, — искренне раскаиваясь, подумала она. — Ты еще и десяти минут не знакома с человеком, любезно согласившимся взять тебя в жены, а уже умудрилась обидеть его».

Тень набежала на лицо Делии, но тут сильная рука легонько похлопала ее по плечу. Она узнала бы эту руку из тысячи. Медленно подняв голову, девушка взглянула в его глаза. В них играл озорной огонек.

— Ну, Делия, добро пожаловать в Мерримитинг, — сказал он.

Глава 12

— А на нас, Тайлер, напали пираты, пока тебя не было, — сказал полковник Бишоп, положив ложку и промакнув рот белоснежной салфеткой, повязанной на шее. — Представляешь себе банду человек в пятьдесят! Они подплыли на шлюпах со стороны Бостона, спилили несколько наших лучших деревьев и преспокойно убрались восвояси.

— В следующий раз мы непременно воспользуемся вашим ружьем, док, — добавила Энни Бишоп.

Неприятный скрипучий голос этой женщины соответствовал ее угловатой фигуре, но глаза, светившиеся добротой, выдавали ее особое расположение к Тайлеру.

— Как только мы выстрелим, двое ваших устрашающих абенакийских братьев придут к нам на помощь и мигом разгонят всех негодяев, — весело закончила она.

Эта шутка явно не понравилась Тайлеру. Он пробормотал что-то вроде: «В следующий раз» — и посмотрел на Делию. Девушка почувствовала, что его раздражение отчасти относится и к ней. Подняв голову, она встретилась глазами с Натаниэлем Паркесом. Он смотрел на нее так, словно напрочь забыл, зачем она приехала. В тусклом свете свечи его лицо казалось печальнее. Девушка почувствовала, что Нэт невольно сравнивает ее с умершей женой, но сравнение было, очевидно, не в ее пользу.

Чтобы не нарушать приличия, было решено, что до свадебной церемонии Делия поживет у Бишопов. Прибытие новых поселенцев отметили праздничным ужином. На него пригласили Хукеров, и, конечно же, Нэта с дочерьми. Девочки ели на кухне вместе со слугами. Делия очень огорчилась, узнав об этом. А она-то надеялась, что при них никто не обратит внимания на ее дурные манеры.

Подавив разочарование, девушка с ужасом посмотрела на фаянсовую чашку с тыквенной похлебкой и, набравшись смелости, взяла оловянную ложку.

«Господи, сделай так, чтобы я ничего не пролила, тщательно пережевывала пищу и при этом молчала», — взмолилась она, но от страха еще больше разволновалась и положила ложку.

Похлебка выглядела на редкость аппетитно, но Делия не посмела притронуться к ней, боясь допустить какой-нибудь непростительный промах. Казалось, что существуют сотни правил поведения, известные каждой благовоспитанной девушке, но ей едва ли когда-нибудь удастся усвоить их. Делия чувствовала, что Нэт внимательно наблюдает за ней. Девушке хотелось понравиться ему, но это лишь сильнее сковывало ее.

«Господи, — думала она, — если уж я собралась выйти замуж, то хорошо бы хоть чуточку нравиться будущему мужу».

Делия никогда еще не ела из фаянсовой посуды и даже не подозревала о существовании гостиных, поскольку сама обедала на кухне, в трактире, а то и просто на улице. В гостиной Бишопов стоял прекрасный стол из красного дерева и изящные стулья. Комнату наполняли ароматы сушеной фиалки, а от полковника исходил запах нюхательного табака.

От этого запаха Делин вдруг невыносимо захотелось чихнуть. Она изо всех сил старалась удержаться, но вдруг очень громко чихнула.

Сильно покраснев, Делия прикрыла рот салфеткой, поспешно пробормотав извинения. Никогда в жизни ей не было стыдно так, как теперь.

«Не удивительно, — с горечью размышляла она, — что ни один мужчина не хочет жениться на мне. Кому ж понравится гадкая, невоспитанная девушка».

— Это все от табака, — заключила миссис Бишоп. — В самом деле, Джайл, ты должен был подумать об этом.

— О, конечно же, извините, мисс Макквайд, — виновато улыбнулся полковник.

Делия искоса взглянула на Тайлера, боясь увидеть нахмуренные брови, но заметила, что он едва удерживается от смеха. Он вдруг широко улыбнулся ей, от чего Делия совсем смутилась и отвела глаза.

Никогда еще Тайлер не казался ей таким красивым, как в этот вечер. При каждом взгляде на него у Делии начинало ныть сердце. Он переоделся перед ужином, и теперь на нем был камзол с жесткими отворотами на рукавах и зауженной талией, что особенно подчеркивало его прекрасную фигуру. Под камзолом был бархатный жилет, а белоснежный платок, повязанный вокруг загорелой шеи, оттенял синеву его глаз.

Оказывается, все, кроме Делии, переоделись к ужину. Элизабет Хукер накинула поверх черного платья белый платок, благодаря чему стала еще заметнее благородная бледность ее лица. Калеб облачился в темно-зеленый камзол. Миссис Бишоп сменила выцветшее платье на лиловое шелковое, но даже этот насыщенный цвет не улучшил ее болезненного вида.

Пока все ели похлебку, увлеченно беседуя о набеге пиратов, заготовке леса и его продаже, Делия с интересом разглядывала жену полковника. В свои сорок лет она выглядела гораздо старше мужа, словно прожила нелегкую жизнь, что представлялось по меньшей мере странным при такой роскошной обстановке. Казалось, она погружена в глубокую печаль. По тому, что говорила о ней миссис Бишоп, Делия поняла, что она очень доброжелательна. На правой руке миссис Бишоп Делия заметила перстень с изображением черепа. Рука была тонкой и костлявой, с припухшими суставами. Возможно, перстень объяснил бы причину ее печали.

— Я заметил, что все мачты на пристани, приготовленные к отправке, помечены стрелами в виде вороньей лапки, — сказал преподобный Хукер, когда слуга убрал со стола тарелки. — Эти знаки имеют какое-то особое значение?

— Видите ли, мы выполняем специальный заказ для Королевского морского флота. Мачты, предназначенные для отправки в Англию, должны быть стандартными — два фута в диаметре, — начал объяснять полковник. — Как доверенное лицо по поставкам мачт для высочайшего двора, я должен строго следить за тем, чтобы все стволы деревьев такого размера были помечены королевским знаком — широкой стрелой. Вот так мы отделяем их от остальных. В этом весь секрет. Боюсь, это нравится не всем в округе, — печально заметил он.

— Все дело в том, что многие охотно продавали бы эти мачты где-нибудь в Лиссабоне или Кадиксе. Это принесло бы им большую прибыль, чем королевские поставки. Вы скоро убедитесь, что не все в Мерримитинге законопослушные и преданные, — заметила Энни Бишоп.

— Тогда объясните, почему это не слишком удивляет меня, — пошутил Калеб.

Все рассмеялись, и Делия немного успокоилась. Пока слуга подавал тарелки с отменной жареной свининой, вареной капустой и кусочками кукурузного хлеба с яблочным повидлом, полковник объяснял тонкости подбора древесины для королевских поставок. Рядом с тарелками слуга положил на стол ножи и что-то в открытом кожаном чехле: такого Делия никогда раньше не видела.

Вернее, она видела нечто в этом роде — приспособление с длинной рукояткой и двумя большими зубцами, называемое вилкой. Его использовали, чтобы придерживать тушу, пока ее разделывают на куски. Эта же вилка была маленькая, как и обычная ложка, с костяной ручкой и тремя тонкими металлическими зубчиками.

Делия очень проголодалась, но окончательно оробела при виде подобных приспособлений. Она незаметно бросила взгляд на Тайлера. Он прижимал вилкой мясо, легко отрезал от него маленькие кусочки и отправлял в рот. Делия несколько раз внимательно посмотрела на него, потом попыталась сделать это сама.

К великой радости Делии, ей удалось съесть все, не допустив никакой оплошности, но она сочла этот способ крайне неудобным.

«Слишком уж хлопотно, гораздо удобнее есть руками», — подумала девушка.

Но все же Делия была счастлива от своей маленькой победы. Она сидела в настоящей гостиной за прекрасным обеденным столом, пользовалась, как и все, вилкой, пила и ела из прекрасной посуды.

«Я справилась с этим! — гордо подумала она. — Конечно, я выросла в трущобах Бостона, мой отец — настоящий пьяница, а мне с четырнадцати лет пришлось работать в прибрежной таверне. Но все же это не значит, что я не могу измениться. Я никогда не была так тупа, чтобы ничему не научиться. Конечно, я сумею одеваться со вкусом и держать язык за зубами, словом, вести себя, как настоящая леди».

Девушка подняла голову и встретилась взглядом с Тайле-ром. Он опять сердито смотрел на нее.

«Ну, ничего, Тайлер Сэвич. Теперь, может, я и не слишком хороша для твоего общества, но когда-нибудь я докажу тебе, чего стою на самом деле. Когда-нибудь я обязательно увижу восхищение в твоих темно-синих глазах. И раскаяние тоже», — подумала Делия, гордо вздернув подбородок.

Поздно вечером гости покинули гостеприимных Бишопов. Таилер проводил Хукеров до их нового дома, на всякий случаи держа палец на спусковом крючке.

Калебу в темноте думалось, что лес, близко подступивший к городку, угрожает опасными неожиданностями, Ему повсюду мерещились беспощадные, налитые кровью глаза и даже чудился жуткий боевой клич. Взглянув на бледное напряженное лицо жены, Калеб понял, что она еще острее, чем он, ощущает, что за красотой Мерримитинга таится опасность.

Когда они добрались до дома, Калеб дотронулся до плеча Тайлера.

— Постой, — сказал он, — я хочу задать тебе один вопрос.

Тайлер привязал иноходца к перилам. Элизабет ушла в дом, взяв с собой фонарь. Мужчины видели, как за окнами двигается ее тень. Потом она закрыла ставни, и они остались одни под бледной луной, слабо освещающей их лица.

— Признаюсь, я очень разочарован, — наконец сказал Калеб.

— Позволь тебя спросить чем? Что, жене не понравился дом? — поинтересовался Тайлер.

Калеб снял шляпу и пригладил волосы.

— Нет, нет, дом превосходный, а когда Лизи расставит вещи, будет казаться, что мы прожили здесь всю жизнь.

«И на окнах закрываются ставни, — вдруг подумал Калеб. — Элизабет сможет отгородиться от ненавистного ей городка, и от меня в том числе, и прясть, прясть, прясть...»

У священника перехватило дыхание.

«Господи, как же я смогу наставить на путь истинный других, когда не могу справиться с собственными трудностями?» — с тревогой спросил он себя.

— Дело совсем в другом. Долгими ночами во времена учебы в Гарварде, — начал Калеб, — рисуя себе картины будущей жизни, я представлял свой первый приход непременно со шпилем и с флюгером на пирамидальной крыше.

Тайлер невольно взглянул на силуэт приземистого примитивного дома, стоявшего в двух шагах от них.

— Да, никакого шпиля, — согласился он.

— Думаю, это послужит мне хорошим уроком, — продолжал Калеб, — впредь я не буду придавать такого значения мечтам.

— По-моему, в мечтах нет ничего дурного, — не слишком убедительно заметил Тайлер.

Во время путешествия молодые люди вели долгие разговоры на разные темы, и если бы кто-нибудь спросил Калеба, как он относится к доктору Сэвичу, он, не задумываясь, отве-тил бы, что они настоящие друзья, хотя Тайлер, несомненно, был сложным человеком.

Молчание затянулось. Наконец священник решился задать вопрос, из-за которого задержал Тайлера.

— Ты вправду хочешь, чтобы мистер Паркес женился на Делии? — спросил он.

— Нэт будет счастлив, женившись на ней, — раздраженно ответил Тайлер, давая понять Калебу, что он затеял ненужный разговор. — Она станет ему прекрасной женой.

— Ты не понял меня. Мне кажется, Делия могла бы составить счастье любого мужчины, особенно твое. Ведь ни для кого не секрет, что она очень любит тебя и... уверен, ты тоже любишь ее, — добавил Калеб, поскольку Тайлер промолчал.

— Я не люблю ее, черт побери. Просто я... — Тайлер сгоряча притопнул ногой. — Черт, Калеб, мне вообще не ведомо, что такое чувства. Возможно, я просто не способен любить.

— Думаю, ты способен любить, как и все другие, а может, и сильнее. Но ты стараешься подавить в себе это чувство, тебе кажется, что оно делает тебя уязвимым и причиняет тебе боль...

— Ты несешь чушь!

— Прекрасно! Ну так и оставайся упрямым, пустоголовым ослом! — гневно воскликнул Калеб, взмахнув руками. — Но помни: если Делия выйдет замуж за мистера Паркеса, ты потеряешь ее навсегда!

Он сказал все, что хотел, но как отнесется Тайлер к этому предупреждению, он не знал.

Сжав кулаки и сунув их в карманы своего камзола, Тайлер спустился с крыльца, но вдруг повернулся к Калебу.

Лунный свет тускло освещал резкие черты его лица.

— Так что же делать? Ответь мне, ведь ты же священник. Жениться на Делии только потому, что я люблю ее, но еще не знаю об этом? Боже, я так запутался, что с трудом вспоминаю свое имя. Попробуй-ка провести четкую грань между животной страстью и любовью. — Губы Тайлера исказила горькая усмешка. — Вряд ли я могу жениться на ней, пока не разберусь в своих чувствах, разве я не прав? Сомневаюсь, что ты станешь возражать. А зная Делию, уверен, что схлопотал бы пощечину, предложи я ей такое.

— Конечно. Я понял тебя, — сказал Калеб, огорченный за них и за себя. — Но любовь — прекрасная, возвышенная, одухотворенная — приходит так редко, и если...

Тайлер цинично рассмеялся.

— Я хочу обладать этой девчонкой, а не жениться на ней! Что же в этом возвышенного?

Калеб отвернулся.

— Извини меня, Калеб, я не хотел оскорбить твоих чувств.

— Я слышал это словечко и раньше, — молодой священник усмехнулся. — Даже сам употреблял его раза два, но дело не в этом. Я слуга Господа, Тайлер, но при этом мужчина, такой же, как все...

Мысли Калеба вдруг обратились к жене.

«На лице Элизабет появляется ужас и отвращение всякий раз, когда я прикасаюсь к ней. Прекрасно сознавая, что она ненавидит заниматься этим, я не могу сдержать свои инстинкты. Так кто же из нас не умеет любить? Мужчина, мужчина, я всего лишь мужчина...» — крутилось в голове Калеба.

Он повернулся и увидел в глазах Тайлера неподдельную боль. Калеб понял его чувства.

— Прости, — повторил Тайлер.

— Не извиняйся. Я не должен был затевать этот разговор.

— Делия сказала тебе, что...

— Нет, ничего. Все чувства этой девушки всегда написаны на ее лице, будь то счастье, гнев или... душевные муки. Их нельзя не заметить.

— Для нее будет лучше остаться с Нэтом, — отрезал Тайлер.

— Да. Думаю, ты прав.

Тайлер оставил священника на пороге его нового дома. Миновав пристань, лесопилку, мукомольню, кузницу и другие постройки, он добрался до окраины Мерримитинга. Проехав немного вдоль реки Кеннебек, Тайлер углубился в чащу сагадохокских лесов — туда, где в полном уединении стояла его хижина.

По дороге он предался размышлениям о природе любви.

Нет, он не любил Делию. По крайней мере, если считать любовью что-то возвышенное и прекрасное. В его чувствах к девушке не было ничего похожего на благоговение. Животная страсть — вот что воспламеняло его, заставляя бешено стучать сердце при одном взгляде на Делию. Так или иначе ему придется подавить это чувство.

«Делия выйдет замуж за Натаниэла. Он достойный человек, — успокаивал себя Тайлер, — и станет ей хорошим мужем. Она будет счастлива с ним. А доктор Тайлер Сэвич останется свободным...»

«А зачем тебе эта свобода?» — усмехнулся внутренний голос.

Но Тайлер сделал вид, что не слышит его.

***

Стоя на пристани в тени складированных мачт, Делия смотрела на черные воды залива Мерримитинг. Бледный свет луны залил серебром гладкую поверхность воды, и она напоминала огромное зеркало. Ни единое дуновение не нарушало ночной тишины, напоенной запахом соли и влажной травы.

Девушка запрокинула голову. Небо было темнее воды в заливе, и звезды, словно тлеющие угольки, мерцали почти над ее головой. Великолепие здешней природы не облегчало ее горя. Комок подступил к горлу. Девушка не сразу поняла, что с ней, и откуда это щемящее чувство одиночества и печали, но вдруг осознала... Тайлера больше нет с ней.

Он пошел проводить Хукеров. Делия стояла в дверях, глядя, как он уходит. Оглянувшись, он помахал ей рукой.

— Спокойной ночи, детка.

Девушка почувствовала себя на вершине блаженства от этой улыбки, от этого привычного обращения к ней. Но теперь, стоя, как ей казалось, на самом краю земли, она чувствовала давящее одиночество при мысли о том, что пройдет немало времени, прежде чем она снова увидит Тайлера. И это было невыносимо.

Утром они договорились остаться друзьями, но невидимая тень пролегла между ними, сделав их отношения слишком натянутыми. Напряжение исходило от Тайлера. Стараясь казаться заправским повесой, он едва ли испытал удовольствие, совратив девушку. Его постоянно раздирали противоречия. Он чувствовал жгучий стыд и вину перед Делией и ненавидел ее за то, что из-за нее так несчастен.

Делия улыбнулась, отчасти понимая, что происходит в его душе. При внешней мрачности и вспыльчивости Тайлера, у него было нежное любящее сердце, но он тщательно скрывал это от всех, в том числе и от себя самого.

Девушка услышала за спиной шаги, гулко отдающиеся в ночной тиши, и повернулась в надежде увидеть лицо любимого...

— Пора спать, — скрипучим голосом сказала Энни Бишоп. — В Майне рано встает солнце. У тебя есть все необходимое? — спросила она, когда Делия шагнула ей навстречу.

— Да, спасибо, не беспокойтесь. Комната, которую вы отвели мне, просто чудесная.

Впервые в жизни Делии предстояло провести ночь в такой комнате, к тому же на удобной кровати с пуховой периной. Комната была маленькой и уютной. Дубовый шкаф возле стены предназначался для одежды, но у Делии не было ничего, кроме того, что на ней. На полу перед камином лежал ковер, а на нем стояло удобное кресло. В детстве Делия мечтала именно о такой комнате, но сейчас ей казалось странным, что она нашла ее в такой глуши.

Энни дотронулась до руки Делии.

— Пойдем, девочка. Ночью здесь полно москитов, они до крови искусают тебя.

Делия и в самом деле почувствовала, как тонкое жало вонзилось ей в шею, и хлопнула насекомое.

— Ну, что я говорила? Эти твари готовы выпить всю нашу кровь. — Миссис Бишоп обняла Делию за плечи и увлекла ее за собой к дому.

Веранда выходила прямо на залив. Скамейки, расположенные по обе стороны от открытой двери, в темноте казались массивными и неуклюжими. Желтый свет, льющийся из соседнего окна, придавал дому уютный и спокойный вид. Делия поймала себя на мысли, что именно таким ей хотелось бы видеть свой собственный дом. Когда она выйдет замуж, у нее появится все: дом, земля, дети и заботливый муж. Делия попыталась представить себе эту восхитительную картину, но тот, кто представал перед ней в мечтах, был вовсе не Нэт Паркес.

С веранды женщины вошли в длинный зал, разделявший особняк на две половины. Деревянный пол был раскрашен необычным черно-белым орнаментом, от которого у Делии рябило в глазах. Наверх вела винтовая лестница с дубовыми перилами. Делия начала подниматься, но вдруг остановилась. Мерцающий свет свечи, льющийся из открытой двери кабинета, привлек ее внимание к резному шкафчику, на полках которого вместо кухонной посуды стояли книги.


Заинтригованная, Делия спустилась и вошла в комнату, не подумав о том, что следовало подождать приглашения.

— Это вторая гостиная, — сказала Энни Бишоп, неотступно следовавшая за ней, — но я, для пущей важности, называю ее библиотекой.

— Боже! — воскликнула Делия и с благоговением провела рукой по книжным корешкам. — Это книги полковника? Он, должно быть, очень образованный человек, как Т... как доктор Сэвич, — поправилась Делия. — Вы знаете, что он закончил Эдинбургский университет? Там он многому научился — говорить разные замысловатые слова, одеваться как джентльмен и лечить людей.

Энни фыркнула.

— По части умения пускать пыль в глаза Тайлер Сэвич превзошел самого себя. Этот человек так блистателен, что мог бы разбить даже каменное сердце, и он знает это. Иногда он ведет себя хуже чем индюк, распуская хвост и ожидая, что побежденные им женщины падут к его ногам. — Энни снова фыркнула. — Что они, в общем-то, и делают, включая меня самое, — лукаво добавила она.

Делия расхохоталась, услышав это. Иногда он вел себя именно так.

— Что касается Джайлза, — продолжала Энни, — так он в свободное время любит бродить по болотам, подсчитывая, сколько уток и гусей ему удалось подстрелить. Нет, эти книги мои.

Делия удивленно посмотрела на миссис Бишоп.

— И вы все это прочли?

— Да. Многие даже по нескольку раз. Джайлз считает, что для женщины это пустая трата времени. Уверена, все мужчины скажут одно и то же — начитанная женщина бесполезна, как прошлогоднее воронье гнездо.

— Так и есть, мой отец говаривал, что женщина нужна только на кухне и в кровати...

«Господи, что это я опять несу, — осеклась Делия. — До чего же неприлично намекать на близкие отношения между мужем и женой. Когда же я наконец научусь думать прежде, чем говорить».

Вопреки опасениям Делии, Энни Бишоп нисколько не обиделась. Напротив, она издала какой-то странный клокочущий звук, который девушка приняла за смех.

— Запомни, Делия, если мужчиной и можно как-то управлять, то это делается именно на кухне или в постели. Но чаще, я думаю, на кухне. Мамина стряпня заставляла мужчин совершать чудеса, поэтому у нее никогда не было проблем с отцом. Ты быстро поймешь все эти тонкости, как только выйдешь замуж. Кухня и спальня — вот наше царство!

Миссис Бишоп обняла Делию за плечи, как ребенка, и на мгновение улыбка заиграла на ее тонких бескровных губах.

— Ну, а теперь отправляйся спать, девочка. Вот увидишь, твой Нэт явится сюда рано утром, чтобы показать тебе свои владения, которыми так гордится.

«Мой Нэт...» — повторила про себя Делия.

Энни Бишоп снова улыбнулась, но Делия, как ни старалась, так и не смогла выжать из себя улыбки.

Глава 13

Натаниэл Паркес смущенно вертел в руках свою фетровую шляпу.

— Я подумал, что ты захочешь осмотреть ферму сегодня, — сказал он, глядя себе под ноги.

Делия вдруг растерялась.

«А что если в это время приедет Тайлер? — подумала она, но тут же отбросила свои сомнения. — Скорее всего у него не найдется предлога навещать Бишопов каждый день, тем более что накануне он просидел в их обществе несколько часов. И не смешно ли надеяться, что он специально приедет навестить меня».

Огорченная этими мыслями, она тряхнула головой, словно отгоняя печаль, и так ослепительно улыбнулась Натаниэлу, что он даже заморгал.

— Это было бы неплохо, Нэт, — сказала она.

Вслед за Натаниэлом Делия вышла во двор и зашагала к запряженной повозке. Дремавшая на солнце кобыла, фыркнула и вскинула голову, когда Нэт подал Делии руку, помогая ей подняться в повозку. Ощутив его силу, девушка подумала, что ее охватит та же дрожь, как и от прикосновения Тайлера, но ничего подобного не было.

Поселение Мерримитинг располагалось в виде подковы. Новая церковь, блокгауз, пристань, лесопильный завод, кузница и мукомольня как бы окружали зеленую лужайку, заросшую болотной травой, диким рисом и кустами розмарина. Посреди этой пышной зелени стояла одинокая сосна, на верхушке которой приделали флюгер. Энни Бишоп с усмешкой рассказала Делии, что каждый из поселенцев, просыпаясь утром, первым делом выглядывает в окно, чтобы посмотреть, откуда дует ветер.

На этот раз мягкий влажный ветерок дул со стороны залива, шевеля локоны Делии, выбившиеся из-под бело-голубого капора, подаренного ей Тайлером. Больше всего на свете девушке хотелось сейчас, чтобы Тайлер увидел ее в повозке рядом с Натаниэлом, к тому же в капоре, который он не выносил. По дороге на ферму она оглядывалась по сторонам, надеясь увидеть его темноволосую голову и мужественное лицо.

Повозка тряслась по изрытой колеями дороге, плавно огибающей поросшую зеленью лужайку. Проезжая мимо кузницы, Делия почувствовала запах едкого дыма. Чуть дальше грохотали старые телега, везущие опилки и стружку между штабелями складированных лесоматериалов позади мачтовой мастерской. Пристань была завалена сосновыми досками, дубовым брусом, бочарной клепкой и, конечно же, королевскими мачтами.

Основная часть Мерримитинга осталась уже позади, когда повозка выехала на бревенчатую дорогу, столь незаменимую во время сагадохокских дождей и весенней распутицы. Несметное число ручейков н притоков, впадающих в залив Мерримитинг, во многих местах пересекали дорогу. Через них были перекинуты наспех сооруженные мостики, состоящие из двух-трех положенных рядом досок. Время от времени от дороги ответвлялись узкие тропки, ведущие к одиноким фермам. То тут, то там, в просветах между деревьями, виднелись домишки, покрытые кровельной дранкой.

«Интересно, в котором из них живет Тайлер, — подумала Делия. — Неужели он всегда будет жить в одиночестве?»

— Наверное, один из этих домишек принадлежит доктору Сэвичу? — не удержавшись, спросила она.

— Нет, его хижина далеко от моей фермы, вверх по реке, — ответил Нэт, серьезно взглянув на Делию. — Тайлер Сэвич — очень независимый человек. Как и многие в Майне, он любит уединение. Тебе следует помнить об этом, если ты собираешься жить здесь.

— Постараюсь, — отозвалась девушка.

Несколько смущенная предупреждением, не совсем понимая, чем оно вызвано и что Нэт имел в виду, Делия надолго замолчала. Повозка съехала с дороги и углубилась в чащу леса, петляя между густо растущими елями, пихтами, соснами и кленами. Наконец Нэт натянул поводья, и повозка остановилась. Вдруг стало так тихо, что девушка услышала хлопанье тетеревиных крыльев и стрекот кузнечиков.

— Ну вот и приехали, — сказал Нэт, внимательно наблюдая за выражением лица Делии.

Дом стоял на расчищенном от леса участке земли, окруженном тремя рядами проросшей кукурузы. Совсем рядом протекала река. Делия не видела ее за густыми зарослями деревьев, но слышала шум стремительно несущейся воды, очень похожий на шелест ветра в высокой траве. Дом, покрытый кровельной дранкой, был одноэтажным, но с высоким чердаком, оборудованным под спальню. Островерхая крыша была сделана так, чтобы на ней не залеживался снег. Прямо перед домом находился огород, а чуть дальше — небольшой яблоневый сад. Хлев примостился на отлогом склоне холма, довольно далеко от дома, так что он не мог загореться от искр, вылетающих из трубы. Дровяной сарай и коптильня были соединены с домом.

Оглядевшись, Делия лучезарно улыбнулась.

— По дороге из Бостона мы проехали тысячи разных ферм. Я, конечно, не очень в них разбираюсь, но могу сказать одно: эта лучшая из всех, что мы видели.

Девушка думала, что Нэт обрадуется ее искренней похвале, но он лишь нахмурился.

— Работа на ферме отнимает слишком много сил, — бросил он, и это означало, что Делии придется трудиться не покладая рук.

— Когда я пришла по объявлению доктора Сэвича, я сразу сказала ему, что не боюсь тяжелой работы.

— Это зависит от того, что ты считаешь тяжелой работой, — заметил Нэт, буравя Делию взглядом.

Девушка почувствовала, как краска заливает щеки. Заметив ее смущение, Нэт отвел глаза и при этом кивнул, словно утвердился в своих опасениях.

— Нэт, я хочу знать, что Сара Кембл наговорила тебе про меня... — начала Делия, но Натаниэл оборвал ее.

— Позже, — отрезал он. — Девочки ждут нас в доме. Мэг приготовила обед на случай, если ты согласишься остаться.

Делия мягко улыбнулась.

— Обед был бы очень кстати. Спасибо, Нэт.

Он помог Делии спуститься с повозки и повел ее к дому. Улучив момент, девушка еще раз огляделась по сторонам. Вне всякого сомнения, ферма была замечательная.

«Я могла бы быть счастлива здесь, — подумала Делия. — Если бы, если бы...»

Расчищенный участок земли широким кольцом окружали погибшие деревья, между которыми росли кукуруза, бобы и индийская тыква. Стебли кукурузы и бобов прикрывали тыквы и молодые побеги кабачков от палящих солнечных лучей.

— Здесь плодородная почва, — сказал Нэт, — но столько камней, что пахать одно мучение. Не иначе как за зиму они размножаются под снегом.

Вдруг Делия услышала звон колокольчика.

— Смотрите-ка, — закричала она, хлопая в ладоши. — У вас даже есть козленок!

Нэт невольно рассмеялся. Это было впервые за время их знакомства. Делии очень понравился его смех, негромкий, грудной и добродушный.

— Я вижу, ты не слишком разбираешься в домашнем скоте, — заметил он. — Это же коза.

Животное было привязано к столбу на небольшом расстоянии от стога сена, сложенного у хлева.

— Коза дает много молока, из которого мы делаем сыр и масло, но если пустить ее в огород, там не останется ничего, как после саранчи. Моя жена... То есть М-Мэри, — дрогнувшим голосом начал он, — однажды так разозлилась, что хотела приготовить из нее рагу...

Голос Натаниэла сорвался, и он отвернулся в сторону. Делия молчала, терпеливо ожидая, когда он справится со своими чувствами.

Через минуту Натаниэл повернулся к девушке. В его глазах сквозило неприкрытое горе.

— Надеюсь, тебе понравилось здесь, Делия, — сказал он.

— О, конечно же, Нэт. Мне очень понравилось, — восторженно воскликнула девушка, стараясь хоть немного утешить его.

Натаниэл открыл дверь и посторонился, пропуская Делию в дом. Девушка увидела небольшую прихожую, прилегающую одной стеной к каменному дымоходу печи, рядом с которым была лестница, ведущая на чердак. Комната слева от входа служила спальней, а справа — гостиной. Прихожая была завалена инструментами: мотыгами, топорами, граблями. Там же хранилась и сезонная одежда, такая, как снегоступы, галоши и плащи из промасленной ткани. Над дверью висел мушкет.

Делия наклонилась и прошла в гостиную.

Тилди Паркес, прикусив язычок, сидела за столом из струганых досок, старательно выводя кусочком графита на тонком берестяном листе буквы из азбуки, тогда как Мэг, склонившись над очагом, разжигала огонь. Увидев Делию, она напряглась и сердито нахмурилась.

— Смотри, наша новая мама пришла! — радостно воскликнула Тилди.

Малышка вскочила со скамьи и, зажав в кулачке берестяной листок, подскочила к Делии.

— Видишь, я учу азбуку, — гордо сообщила она.

— Какая ты умница, — похвалила ее Делия, с неподдельным интересом разглядывая буквы.

— Она вовсе не наша новая мама! — зло выкрикнула Маргарет. — Они с папой даже еще не поженились.

— Мэг, не заводись, — предупредил Нэт.

Маргарет промолчала, дерзко взглянув на отца. Этот взгляд нельзя было не заметить.

Отвернувшись, девочка начала поднимать котелок с тушеным мясом с каменной печи, чтобы подвесить его над огнем, но он был слишком тяжел, и Делия поспешила ей на помощь.

— Я и сама справлюсь с этим! — резко отстранила ее Маргарет.

Натаниэл быстро встал между ними и выхватил котелок из рук дочери.

— Ну, вот что, Мэг, — решительно сказал он. — Хватит с меня твоих капризов. Если ты не научишься вести себя, я быстренько приведу тебя в чувство ивовым прутом.

Девочка побледнела и стиснула зубы. Слезы навернулись у нее на глаза, но она подавила их усилием воли.

— Я ухожу, — сказала Мэг, — у меня слишком много дел. Пойдем, Тилди.

— Не хочу, — заныла малышка, но Маргарет схватила ее за руку и утащила из комнаты.

Когда дверь за ними закрылась, Делия все еще слышала жалобные вопли Тилди. Она рыдала, упрашивая сестру оставить ее в покое.

Повесив котелок над огнем, Нэт смущенно взглянул на девушку.

— Извини, Делия, я не знаю, почему она ведет себя так, — его лицо стало жестким. — Но обещаю, что это больше не повторится.

— Нэт, прошу тебя не наказывай Мэг из-за меня. Дай ей время. Моя мама умерла, когда мне было столько же лет, сколько Маргарет. Девочка уже понимает, что смерть — это навсегда. Она по-настоящему напугана этим. — Делия бессознательно коснулась руки Натаниэла. — Пожалуйста, не наказывай ее.

Нэт напрягся, внезапно отпрянув от девушки, так что ее рука застыла в воздухе. Поджав губы, он мрачно уставился себе под ноги.

— Не знаю, — вдруг сказал он, пожав плечами, — найдется ли в округе хоть одна ива.

Делия рассмеялась, оценив его шутку. Однако Нэт лишь слегка улыбнулся, и его глаза снова потемнели от горя.

— Моя Мэри ни за что не стала бы терпеть грубые выходки Мэг, — сказал он.

Делия промолчала. Ей нечего было ответить ему. Она вытерла вспотевшие от волнения ладони о подол своей юбки и обвела глазами комнату. Каменная печь была довольно большой, стены отделаны сосновыми рейками, а на окнах висели занавески из веселенького набивного ситца. Кухонная мебель была очень проста, за исключением резного кленового шкафа для посуды. В нем вокруг фарфорового чайника стояли шесть глиняных тарелок. В комнате приятно пахло восковыми свечами.

Глаза Делии невольно задержались на висящей на стене картинке, оправленной в красивую рамку. Это была вышивка шелком по льну. Девушка подошла ближе, чтобы получше разглядеть ее.

— Это сделала моя Мэри, — с гордостью сказал Нэт.

— Очень красиво! — откликнулась Делия.

На картинке была изображена лошадь на фоне амбара и мужчина, косящий сено. Внизу была вышита надпись, и Нэт прочел ее:

«Мой друг, когда сойду в могилу я.

Смотри сюда и вспоминай меня»

Делия содрогнулась от жуткого смысла этих простых стихов и попыталась представить себе женщину, сочинившую их. На мгновение девушку охватили печальные воспоминания. Перед глазами как наяву предстала более жизнерадостная картинка, выполненная ее мамой. Там был вышит алфавит, окаймленный полевыми цветами. В ушах зазвучал голос матери, называющий разновидности стежков: лепесток, точка, петля. Делия была тогда на год старше Тилди. Может, мать в тот день и учила ее вышивать, но теперь она совсем забыла, как это делается.

Рядом с вышивкой, как раз над прялкой, висели настенные часы, искусно сделанные из красного дерева. Их мерное тиканье наполняло комнату ни с чем не сравнимым уютом.

— Это мой свадебный подарок Мэри, — сдержанно пояснил Нэт. — Тогда я долго думал, выбирая между коровой и часами. И остановился на часах. Позже Мэри сказала мне, что лучше было бы купить корову. Она всегда была практична.

Делия подумала, что предпочла бы получить в подарок часы, но благоразумно промолчала и снова оглядела комнату. Мэри Паркес, несомненно, оставила неизгладимый след в доме и в сердцах домочадцев.

Девушка взглянула на отрешенное лицо Нэта. В этот момент Делия впервые поняла, какую непосильную ношу она взвалила на себя. Подавив тяжелый вздох, она рассеянно повернула колесо прялки и полностью погрузилась в раздумья. Девушка и сама не знала, с чего вдруг решила, что можно просто приехать в Мерримитинг и занять место другой женщины.

— Буду с тобой откровенна, Нэт. Мне не приходилось работать на ферме, поэтому кто-то должен научить меня, как управляться с хозяйством.

Натаниэл изменился в лице. Его глаза выражали явное недовольство.

— Должен признаться, что я разочарован, Делия. Объясню почему. Мне нужна женщина, которая освободит меня от работы по дому и позаботится о девочках. Кроме того, мне необходима была еще одна пара рук в поле. Это не было... Это все, чего я хочу от женщины.

Делия не совсем поняла его, но почувствовала щемящую пустоту и одиночество.

— Может, ты научишь меня всему этому, — проговорила она, ненавидя себя за то, что в голосе ее явно прозвучали нотки отчаяния. — Я понятливая.

— Возможно, — ответил Нэт, останавливая колесо прялки. — Но я не смогу научить тебя чисто женской работе.

— О, Элизабет Хукер — великолепная пряха. Думаю, она согласится помочь мне.

Они напряженно посмотрели друг на друга. Кашлянув, Нэт сказал:

— Пойдем, я покажу тебе все остальное. Девочки спят на чердаке, а мы с Мэри... — Он остановился на полуслове и снова изменился в лице. — В соседней комнате есть кровать, — добавил он.

Спальня оказалась довольно просторной. Кроме кровати, здесь стоял сундук, обитый телячьей кожей, и небольшой платяной шкаф. В комнате был даже камин. Ярко-красный цвет кровати привел Делию в раздражение. Она взглянула на Нэта, но, поглощенный своими мыслями, он ничего не заметил.

Делия подошла к небольшому окну, провела ладонью по гладкой раме и ощутила тепло дерева. Выглянув наружу, она заметила на подоконнике зарубки, обозначающие время дня.

Делия увидела, как Мэг пропалывает равномерно посаженные всходы кукурузы, обвитые молодыми побегами бобов. Время от времени девочка бросала в сторону дома взгляд, в котором соединились ярость и страх. Тилди сидела на земле, играя со своей куклой. До Делии донесся ее тоненький голосок: она пела песенку.

Натаниэл прокашлялся.

— Ну, а теперь, Делия, мне бы хотелось услышать правду о твоей жизни в Бостоне.

Девушка повергнулась к нему.

— Мой отец пил, а я зарабатывала в прибрежной таверне нам на жизнь. С четырнадцати лет мне приходилось заниматься такими вещами, которые вряд ли понравились бы тебе, но я никогда не торговала собой. Я не шлюха и никогда не была ею.

Нэт мрачно взглянул на нес.

— Верю тебе, — наконец сказал он. — Что до меня, то я всегда хорошо заботился о семье, хотя у меня одна нога. По натуре я человек сдержанный. — Он махнул рукой в сторону окна. — Ты видела сама это место. Теперь мы оба знаем, чего ждать друг от друга. И если ты все еще согласна выйти за меня замуж, то не вижу причин, почему бы нам не поладить.

— То есть ты собираешься жениться на мне?

Нэт серьезно кивнул.

— Да, Делия Макквайд, — сказал он, — ты станешь моей женой?

Услышав это, Делия почувствовала, что не может ни двигаться, ни говорить, ибо все это было совсем не то, чего она ожидала. Таким чужим и бессмысленным. Внутренний голос так громко закричал: «Тайлер, Тайлер, почему это не ты?», что девушка испугалась, не сорвались ли эти слова с ее языка.

Нет, она не может выйти замуж за Нэта, ведь ее душа и сердце принадлежат другому. Но Тайлер не любит ее. Нэт, конечно, тоже не любит ее, но она хотя бы нужна ему, нужна его девочкам. Особенно бедняжке Мэг, испуганной Мэг. Она нужна им, как не была еще нужна никому, кроме отца. Но и того волновало только одно — сможет ли он купить выпивку на заработанные ею деньги.

У нее были и другие соображения.

«Если я останусь в Мерримитинге, как мне прокормить себя? Ведь здесь нет питейных заведений, где я могла бы работать. Тайлер, правда, обещал отправить меня в Бостон, если мы с Нэтом не подойдем друг другу. Но что ждет меня там? Пьяный злобный отец и жалкое существование, которое неизбежно приведет меня на панель».

Но Мерримитинг.. Она уже привязалась к нему. Она могла бы стать уважаемой замужней женщиной. У нее были бы дом, семья, заботливый муж. Она никогда не дождется того, чего хотела больше всего, — любви Тайлера, но все же она начнет новую жизнь.

И, наконец, последней причиной, в которой Делия не могла признаться даже себе, была хижина Тайлера. Она стояла не так уж далеко — вверх по реке, и девушка надеялась, что ей удастся видеть его почти каждый день. Все, что ей нужно, — это пройти несколько миль... и увидеть его.

— Натаниэл Паркес, я согласна выйти за тебя замуж, — сказала Делия, и если ее улыбка была не вполне искренней, то об этом знала только она.

Нэт громко и печально вздохнул.

— Тогда решено. Думаю, весь город ждет веселья, так что чем раньше мы поженимся, тем скорее сможем заняться более серьезными делами. Недели через две придется заготавливать на зиму сено, тогда нам будет уже не до развлечений.

— Нэт, я думаю не...

— Я сейчас же попрошу нового священника подготовить церковь к венчанию. И заплачу Джеку Тайсону, чтобы он отправился на шлюпе в Уэльс и привез кого-нибудь из магистрата для соблюдения положенных формальностей.

Делия кивнула, чувствуя, как у нее похолодело внутри. Она и не помышляла о том, чтобы Нэт влюбился в нее, но ей все же хотелось хоть немного нравиться ему. Он повел дело так, словно нанимал прислугу, и Делия могла ожидать, что он в любой момент попросит ее подписать бумаги, в которых будет указано, что ее жизнь принадлежит ему.

«Ну что ж, — подумала Делия, — я подпишу и такой договор».

— А ты не слишком любишь ром? — спросила она, поддавшись внезапной панике.

Нэт, уже повернувшийся к двери, остановился и серьезно ответил девушке:

— Я уже говорил тебе, что сдержан по натуре, поэтому никогда не прикасаюсь к этому чертову зелью.

Делия перевела дыхание.

— Как ты думаешь сколько времени займет подготовка к свадьбе?

Нэт пожал плечами.

— Думаю, не больше десяти дней.

«Десять дней», — пронеслось в голове Делии.

Девушка тревожно перевела глаза с Нэта на кровать, стоящую в углу комнаты.

«Десять дней!» — эхом отозвалось у нее в ушах.

После обеда, когда Нэт вышел во двор запрячь лошадь в повозку, Делия, заметив азбуку Тилди на скамье возле печи, попросила девочку одолжить ей ее на недельку.

— Можете взять, — с усмешкой ответила за сестру Маргарет. — Видно, вы не умеете ни читать, ни писать, да? Тилди всего три года, но она уже знает все буквы. Правда, Тилди?

Малышка посмотрела на Делию широко открытыми глазами.

— Прочти, — пробормотала она.

— Со следующей недели она начнет читать молитвенник, — сказала Мэг. — Моя мама могла прочесть и написать все что угодно, и научила этому меня, — добавила девочка, заметив, что Делия покраснела, — а я учу Тилди. Не понимаю, почему папа должен жениться на вас. Вы не нужны нам! — почти выкрикнула она.

Делия молча взяла азбуку, вспомнив о библиотеке Энни Бишоп. Она надеялась, что та поможет ей научиться писать и читать.

«Я должна стать хорошей женой и матерью», — убеждала себя Делия, зная, что лукавит.

Ей очень хотелось произвести впечатление на доктора Тайлера Сэвича, а может, и показать ему, какую замечательную женщину он упустил.

***

Подъехав к усадьбе Бишопов, Нэт и Делия увидели возле нее шумную толпу. Делия сразу же заметила Тайлера, стоявшего на ступеньках парадного входа. Он что-то кричал, и несколько человек злобно огрызались в ответ.

Энни Бишоп стояла на крыльце позади него, прислонившись к стене и прижав руки к своей плоской груди. Девушка пробилась сквозь толпу и быстро поднялась по ступенькам.

Тайлер едва взглянул на нее, продолжая кричать кому-то в толпе:

— Вы что, Агнес Катрайт, намерены равнодушно наблюдать, как пятеро ваших малюток заболеют оспой из-за вашего ослиного упрямства?

— Что здесь происходит? — спросила Делия у Энни. — Почему все так накалены?

— О, доктор явился с каким-то дурацким предложением ввести гной больной оспой коровы. Он утверждает, что это убережет нас от болезни.

Делия тут же припомнила разговор Тайлера с дедом об экспериментах знаменитого Коттона Мезерса.

«Тайлер что-то сказал тогда...», — подумала Делия.

— Сейчас все это делают в Бостоне, — сказала она.

Энни фыркнула.

— Не верю, что, вводя в тело одну заразу, можно уберечься от другой.

Последние слова она произнесла погромче, чтобы их услышал Тайлер. Он тотчас обернулся и зарычал на нее:

— Вы, верно, не расслышали, что я говорил.

— Вы правы, я всегда плохо слышу, когда мне орут в ухо.

Делия усмехнулась, чем еще больше разозлила Тайлера.

— Где ты была весь день, черт побери?

— Я ездила с Нэтом на его ферму, — поспешно ответила девушка. — Ты можешь сделать это мне, Тайлер, я не возражаю.

Он удивленно поднял брови и вдруг улыбнулся.

— Это довольно дельное замечание, детка. Что тебе сделать?

— Эксперимент с коровьей оспой, — еле выговорила Делия, указывая на врачебный саквояж, стоящий позади Тайлера. — Может, увидев, что я выжила, они позволят сделать им то же самое?

Тайлер не раздумывая открыл саквояж и вытащил ланцет и пузырек с какой-то жидкостью. О том, что в пузырьке, Делия старалась не думать. Толпа тут же притихла.

— Дай мне руку, пожалуйста, — сказал Тайлер.

Он уже успокоился. Его голос звучал мягко и уверенно, а прикосновения рук были, как всегда, нежны. Слезы подступили к ее глазам, и Делия отвернулась, чтобы никто не заметил их.

— Тебе лучше не смотреть сюда, — сказал он. — Хотя ты не упадешь в обморок, правда?

— Если не будет крови.

— Я сделаю небольшой надрез на руке.

— Я не закричу.

— Что ж, ладно. Боюсь, моя репутация сильно пострадает, если ты вдруг заголосишь на всю округу.

— Надеюсь, вы знаете, что делаете, — сказала Энни Бишоп.

— Конечно, знает, — ответила Делия и взглянула на Тайлера. Уверенность светилась в его глазах.

Прививка заняла ровно минуту. Толпа молчаливо наблюдала за ними. Делия даже не поморщилась. Тайлер завязал руку в том месте, где осталась крошечная ранка от надреза.

— Ты переболеешь коровьей оспой в легкой форме. Это что-то вроде простуды и пройдет через пару дней, — объяснил он. А царапина на руке немного воспалится, но это не страшно, уверяю тебя. Энни, может, вы проводите ее в дом и напоите сасафрасским чаем?

Миссис Бишоп как всегда фыркнула.

— Вы, верно, вообразили, что это волшебный эликсир, если рекомендуете его от всех болезней.

— Вы совершенно правы, — ответил Тайлер улыбаясь, — это и есть волшебный эликсир.

Он посмотрел на девушку и нежно погладил ее по щеке.

— Делия, я... никогда не думал... Спасибо тебе.

— Не за что, Тайлер, — улыбнулась девушка и сказала так громко, чтобы все услышали ее: — Если к концу недели я не умру, то прокричу о твоем успехе не весь Мерримитинг.

***

Все это время Натаниэл Паркес терпеливо ждал, когда с Тайлером можно будет поговорить наедине. Это удалось ему только через час, когда Тайлер направлялся через лужайку к дому священника.

— Доктор Сэвич, — с трудом начал Нэт. — Я хочу получить прямой ответ на мой вопрос. Когда вы нашли Делию в Бостоне, она была уличной девкой?

Тайлер замялся. Перекладывая врачебный саквояж из одной руки в другую, он не осмеливался взглянуть в глаза Нэту.

— Нет. Я точно знаю, — наконец сказал он.

Натаниэл с облегчением вздохнул.

— Она рассказала мне о себе, и я поверил ей, но потом вдруг подумал... Я не могу привести шлюху в дом, где растут мои девочки, и где умерла моя Мэри. Поэтому я и спросил вас.

У Тайлера отлегло от сердца — в душе затеплилась надежда, что свадьбы не будет.

— Не волнуйся, Нэт, я еще в Бостоне предупредил Делию, что если вы не подойдете друг другу, то...

— Нет, нет, вы не поняли меня.

Натаниэл вздохнул и пригладил свои светлые волосы. Его серые глаза вдруг потемнели от горя, как зимнее небо, когда его покрывают тучи.

— Я не раздумал жениться. Просто вчера, когда я увидел Делию... она показалась мне не совсем такой, какой я представлял себе будущую жену. Это, конечно, глупо, но в глубине души я надеялся, что женщина, которую вы привезете, будет очень похожа на мою Мэри, — дрогнувшим голосом сказал он.

— Нэт...

— Ах, док, вы не виноваты, а уж тем более бедная девушка. Разве можно винить ее в том, что она не Мэри? Думаю, вчера я впервые по-настоящему осознал, что Мэри умерла. Ее больше нет, Тайлер. — Он едва сдерживал рыдания. — Боже, как это тяжело, мне так не хватает ее...

В глазах Натаниэла Паркеса была такая мука, что Тайлер невольно вспомнил, как умирала его мать. Его приемный отец — гордый и неустрашимый воин — стоял перед ней на коленях, не сдерживая слез отчаяния. Когда мать умерла, он завыл от горя, как смертельно раненый зверь, и разрезав грудь охотничьим ножом, окропил своей кровью безжизненное лицо жены...

Усилием воли Тайлер отогнал эти тяжелые воспоминания и вернулся к действительности. На мысе Элизабет его ждала беременная женщина, такая слабая, что ей едва ли удастся выжить во время родов. Глаза ее мужа тоже застилал страх: он боялся потерять ее.

«Что за странное существо мужчина, — подумал Тайлер. — Так сильно влюбившись в
женщину, он рискует обречь себя на вечные муки, едва потеряет ее. К тому же, занимаясь любовью, он зачинает ребенка, который может убить ее. Ну, нет, — подумал он, все более утверждаясь в своей правоте. — Лучше уж не любить так сильно, чем страдать от утраты самого дорогого существа».

— Не думайте, будто я не ценю того, что вы сделали для меня, доктор Сэвич, — серьезно сказал Натаниэл. — Хотя, конечно, мне хотелось, чтобы она была не так молода, и не так... ну, что ли груба и невежественна. Уверен, вы сделали все возможное, — поспешно добавил он. — Просто слишком уж она отличается от Мэри. Мы легко ладили с Мэри, я понимал ее, как самого себя. Делия же постоянно удивляет меня, и это заставляет... Нэт смущенно улыбнулся. — Честно говоря, не знаю, удастся ли мне держать ее в руках.

— Может, стоит отложить свадьбу? — сказал Тайлер, снова испытывая странное чувство облегчения. — Постарайтесь лучше узнать друг друга.

Нэт покачал головой, и этот жест лишил Тайлера надежды.

— На это у нас нет времени. Пора заготавливать на зиму сено и полоть огород. В конце концов, мы не первые, кто женится, не испытывая никаких чувств друг к другу.

Он дружески хлопнул Тайлера по плечу.

— Раз вы говорите, что Делия порядочная девушка, нет никаких причин откладывать свадьбу. По правде говоря, я как раз шел попросить преподобного Хукера подготовить все для венчания.

Тайлер молча проводил его взглядом. Всего два дня назад Делия говорила, что любит его. Теперь согласилась выйти замуж за другого.

«Это так свойственно женщинам, — думал Тайлер, — все они рвутся замуж. И какая им разница за кого, лишь бы он был силен и не старше шестидесяти. Делия все же могла бы так не спешить, пока я не решу... Не решу чего? Неужели... Боже, нет. Конечно, нет. Я не люблю ее. Она хочет заполучить мужа, а я меньше всего на свете стремлюсь обзавестись женой. Я хочу от нее только одного — чтобы она разделила со мной постель. Вот и все. И никакой женитьбы, детей и вечной любви».

Тайлер оглянулся на дом полковника. Ему показалось, что на одном из верхних окон шевельнулась занавеска.

«Черт побери тебя, Делия, — хотелось крикнуть ему, — почему ты не отпустишь меня с миром?»

Глава 14

Склонившись над грифельной доской, лежавшей у нее на коленях, Делия, скрипя мелком, старательно выводила буквы. Энни Бишоп помедлила в дверях веранды, наблюдая за девушкой; теплая улыбка смягчила ее суровые черты. Подойдя к Делии и встав у нее за спиной, Энни посмотрела, что она пишет. Делия подняла и показала ей доску.

— Я тут свое имя написала, — сказала она. — И ваше тоже, и полковника.

— И Тайлера Сэвича, насколько я понимаю.

Делия густо покраснела и торопливо стерла все влажной тряпкой. Закончив, она с улыбкой повернулась к миссис Бишоп.

— Я так вам благодарна, Энни, за то, что вы учите меня писать!

Последние полторы недели Делия очень старалась произносить слова правильно, возвращаясь к своей прежней манере речи только в минуты волнения или в раздражении. Энни необычайно гордилась своей толковой ученицей; в считанные дни Делия Макквайд перестала говорить как девчонка из таверны.

— К концу месяца ты начнешь читать «Пилгримз Прогресс», — совершенно серьезно сказала Энни. Девочка действительно на редкость умна: схватывает все на лету. А Тайлер Сэвич — глупец.

Энни вышла на порог и окинула взглядом безмятежно-лазурную гладь залива.

— Еще немного, и тебе будет пора одеваться. Снова твой Нэт прибегал. Суетится, как щенок, совсем меня заморочил. Вчера раза три ему говорила, чтобы не появлялся раньше, чем за полчаса до церемонии.

Бракосочетание должно было состояться после полудня. Слуги Энни уже накрывали ряд столов на лужайке для свадебного пира.

— Никогда не видела этого бедолагу таким испуганным, — продолжала Энни. — Дрожит, будто его лихорадка бьет.

Делия тяжело вздохнула.

— Господи, Энни! Я и сама еле держусь на ногах. Ведь я впервые выхожу замуж.

— Ну, моя дорогая, — усмехнулась Энни, — вряд ли опыт помогает в таких делах.

В широкую двустворчатую дверь вошла служанка, катя перед собой чайный столик. Делия, положив на пол доску, встала.

— Убери это, Бриджит, — махнула рукой Энни, и принеси-ка нам лучше по стаканчику испанского.

Делия вышла на порог. Ее открытый взгляд выражал такую искреннюю привязанность, что Энни вдруг захотелось обнять девушку и крепко прижать к себе. Никогда еще она не испытывала ничего подобного, да и вообще не привыкла выказывать свои чувства. Но желание было таким сильным, что на глаза ее навернулись слезы и это удивило Энни: она не плакала, уже много лет...

На соседней лесопилке завертелось колесо, работавшее во время приливов и отливов, и воздух наполнился ровным звуком, который вторил скрипучему крику чаек, круживших над берегом. Залив блестел под высоким послеполуденным солнцем, лучи которого плясали среди верхушек сосен. Ласковый бриз приносил с собой сладкий запах ягод.

— Как же здесь хорошо! — с легким вздохом сказала Делия.

— Мерримитинг — самое чудесное место на земле, — согласилась Энни, — хотя и не рай. Да, не думай, что это рай...

«Ей ли было этого не знать? Не она ли похоронила мужа и троих детей в этой земле?..»

Бриджит принесла сухое испанское вино в двух высоких оловянных кубках. Энни сделала большой глоток прохладного терпкого вина. Обернувшись к Делии, она подняла свой кубок.

— Прекрасный день для свадьбы и веселья!

— Да, если будет кому веселиться, если кто-нибудь вообще придет...

Удивительные глаза Делии затуманила грусть.

— А почему ты думаешь, что никто не придет?

— Из-за Сары Кембл. Она тут всем наболтала, что в Бостоне я была... что я могла переспать с любым мужчиной за цену сальной свечки. Весь Мерримитинг об этом говорит. А я-то все слышу!

— Да не обращай ты внимания на эту ведьму! — фыркнула Энни. — Сара всегда злословит. — Она приблизилась к Делии и добавила шепотом: — Сарина беда в том, что она страшна, как корзина с угрями, и бесплодна, как бревно. Она просто завидует таким молодым и красивым девушкам, как ты.

Губы Делии вздрогнули, и она улыбнулась.

— Ну и к черту ее, эту Сару Кембл! — весело сказала она, отхлебнув из кубка, и чуть не задохнулась. — Фу, какая гадость! — С отвращением скривив рот, она уставилась на свой бокал.

— Леди пьют испанское вино, — сказала Энни. — Так что придется и тебе к нему привыкнуть.

Делия послушно кивнула и отпила еще один глоток, всем своим видом показывая, что ей это совсем не противно, и Энни подавила улыбку. У этой девочки на редкость сильная воля. Она способна делать то, что должна, и может без страха смотреть в лицо жизни. А жизнь потребует от нее многого, Энни это знала. Она может отнять у тебя все, что у тебя есть, и даже больше. На мгновение Энни почувствовала зависть к силе и молодости Делии. Все эти невыносимо долгие годы легли на плечи Энни тяжким бременем. Она ощущала себя старой и бесконечно усталой.

— Что-то доктор Сэвич не появлялся на этой неделе, — как бы между прочим заметила Делия, и Энни вдруг почувствовала, как что-то заныло у сердца, а ведь казалось, оно давным-давно превратилось в камень.

— В среду он уплыл на своем ялике в Фалмут.

— А-а... — протянула Делия и, проглотив подступивший к горлу комок, сжала пальцами ножку кубка.

— Там, на мысе Елизаветы, ему предстояло принять роды.

— А, роды! — с явным облегчением воскликнула Делия.

— Слишком уж это заметно, дорогая.

— Что заметно? — Делия испуганно опустила взгляд на свой корсаж.

Энни засмеялась. Поставив кубок на перила веранды, она взяла лицо Делии в свои худые загрубевшие ладони.

Да то, как ты любишь Тая Сэвича. Это видно по твоему лицу, глазам, даже по тому, как ты произносить его имя.

Делия отстранилась от Энни и повернулась к ней спиной.

— Признаюсь, я и сама немного влюблена в него, — сказала Энни. — Едва ли в Мерримитинге есть хоть одна женщина, которая равнодушна к нему. На него ведь и поглядеть одно удовольствие — как на гору, когда цветет кизил.

Делия вздрогнула, словно от удара, и гордо вздернула подбородок.

— Я бы любила Тайлера Сэвича, если бы даже он был изуродован оспой. Я буду любить его старого, сгорбленного и беззубого. И моя любовь не умрет, когда он будет лежать в земле, а мое тело сгниет, а кости превратятся в прах!

— Ну, ну! — фыркнув, осадила ее Энни. — А что же будет сегодня ночью, после того как ты станешь женой Натаниэла Паркеса? Тебе ведь известно, что происходит между мужем и женой, когда они ложатся в кровать...

— Да, я знаю, — проговорила она срывающимся голосом. — Я знаю все это, но клянусь вам, что буду достойной женой Нэту. Он хороший человек и не заслуживает другого. Но он ничуть не влюблен в меня, потому что до сих пор любит свою покойную жену. Поэтому вряд ли я обездолю его, сохранив в душе любовь к Тайлеру. Нэт никогда не узнает об этом.

— Ах, Делия, все это легко говорить сейчас, но потом...

— Неужели вы не понимаете, Энни?! — Делия бросилась к ней, схватив за руки. — Я люблю Тайлера, а он не любит меня. Но он очень нежный и ранимый, хотя я думаю, он иногда ненавидит себя за это. Он знает, как сильно я люблю его, и от этого ему не по себе, словно он в чем-то виноват, и...

— А разве он не виноват?

Слезы стояли в глазах Делии.

— Нет, нет, вы все-таки не понимаете! Когда он прикоснулся ко мне своими волшебными руками, я полюбила его, и он ничего не мог с этим поделать — так же, как не мог запретить мне дышать. Но если я выйду замуж за Нэта, Тайлер перестанет терзаться из-за меня, из-за того, что я его люблю. — Ее губы искривились в горькой усмешке. — А когда в один прекрасный день Тай женится, я порадуюсь за него, да, порадуюсь, только бы он был счастлив! А сейчас ему плохо, одиноко и грустно.

«Боже, подумала Энни, надо же так безумно любить! Ведь не дурак же Тайлер в конце концов! Так безумно любить... Не удивительно, что он испугался».

Вдруг Энни Бишоп увидела знакомую фигуру, неспеша приближавшуюся к ним по берегу.

— Легок на помине, — сказала она, но Делия уже обернулась и посмотрела туда, будто шестое чувство подсказало ей, что Тайлер где-то рядом.

Энни молча взяла бокалы и пошла в дом, размышляя о жизни. Как же много в ней боли! И как много потерь...

***

Делия стояла на веранде, прислонившись к перилам и держась за них рукой. Увидев ее, Тайлер невольно ускорил шаг, но, осознав это, заставил себя идти медленней.

И все же он взбежал на веранду, перескакивая через две ступеньки, и рванулся к ней... Но тут же остановился. Глаза их встретились, и у него перехватило дыхание. Никогда еще он не видел ее такой красивой!

Однако в этом очаровании было что-то новое, и это ему не нравилось. Волосы, ее великолепные темные волосы с бронзовым отливом, были упрятаны под шапочку. Длинные рукава с жесткими белыми отворотами закрывали ее хрупкие запястья, а юбка спускалась до самых щиколоток. Она выглядела отмытой, чистой и невинной, и он не сказал бы, что это ему по душе. Он хотел, чтобы она снова стала портовой девчонкой.

— Ну, как ты, Делия?

— Думаю, выживу, — дразняще-весело ответила она, и ослепительная улыбка озарила ее лицо. Любовь, которая светилась в этих глазах цвета лесного меда, обдала его волной нежности и ласки. К стыду своему, он понял, что ждал этого взгляда, нуждался в нем.

Тайлер взял ее за руку; она отскочила и попыталась вырваться, но он крепко держал ее.

— Что ты делаешь?! — закричала она, когда он расстегнул манжету на ее запястье. Голос Делии сорвался, словно ей не хватало воздуха, зрачки расширились, и глаза потемнели. Какое-то мгновение он пристально смотрел в эти глаза не двигаясь, не говоря ни слова. Его пальцы, там, где они касались оголенной кожи ее запястья, жгли как огонь.

Потом губы ее зашевелились, и он услышал словно издалека:

— Не надо, Тай... Пусти меня. Пожалуйста...

Он оторвал взгляд от ее лица. Пульс бился под его пальцами и был ненормально учащенным.

— Только без истерик, — буркнул он. — Я просто хочу осмотреть прививку.

Он закатил рукав повыше. Гнойничок покрылся струпом и заживал хорошо.

— Ты хорошо себя чувствовала? Лихорадки не было?

— Н-нет... — Делия закусила губу. Мелкая дрожь пробежала по ее телу. Он отпустил ее руку; девушка, попятившись, прижалась спиной к перилам веранды, спустила и застегнула рукав. — Так, чесалось только немного.

Тайлер кивнул.

— Ну, а как тебе у нас в Мерримитинге? Привыкаешь?

— Да, конечно. Мне здесь очень нравится.

— Что ж, отлично, — улыбнулся он. — Я рад.

Возникло тяжелое молчание. Их взгляды встретились и не отпускали друг друга. Он чувствовал неодолимое желание поцеловать ее, но все же сдержался. Сегодня ее свадьба. Господи, ее свадьба...

Вдруг Делия заговорила, и как ни старался он быть равнодушным, ее слова согрели его.

— Я скучала по тебе, Тай, очень хотела тебя видеть.

— Я уезжал.

— Да, я знаю, — кивнула она. — Ты уезжал принимать роды.

— А ты хорошо осведомлена!

Он снова внимательно посмотрел на девушку. Она не только выглядела по-другому, но и говорила иначе. Почти как настоящая леди, ей-Богу! Эта мысль заставила его улыбнуться.

— Мать и младенец, хорошо себя чувствуют? — спросила она. Ах, до чего же вежливо и правильно! Его лицо выразило удовольствие.

— Сначала было плохо, но теперь все позади.

— И ты виделся со Сьюзен Мастен, когда был в Фалмуте?

«Ну вот, — подумал он со смешанным чувством радости и разочарования, — сейчас она больше похожа на прежнюю Делию. Проклятье! Ей до сих пор удается его смутить». Лицо его залилось горячей краской, и он злился на себя за эту слабость.

— Да, я видел Сьюзен, — сказал он, зная, что она об этом подумает, и как больно это заденет ее.

— И ты с ней спал?

О Боже...

Он не спал с ней. Не спал потому, что всю прошлую неделю каждую минуту думал, мечтал, томился желанием вновь прикоснуться к шелковой коже Делии, почувствовать в своих ладонях тяжесть ее упругой груди и услышать ее задыхающийся низкий голос, шепчущий ему в ухо: «Я люблю тебя, Тайлер Сэвич... люблю тебя... люблю...»

Нет, он не спал со Сьюзен и, вероятно, никогда не будет спать. Его молчание тем не менее было истолковано как признание. Что, впрочем, он и предполагал.

— Ты должен жениться на ней, — сказала Делия.

— Спасибо за совет. Я подумаю.

Улыбка обнажила его белоснежные зубы. Тай наклонился ближе, так что дыхание их смешалось и он чувствовал ее запах. От нее пахло лавровым мылом, свечами из восковницы и чем-то еще, влекущим и мускусным, что было присуще только Делии, и заставляло его думать о близости с ней. Его мужское естество настойчиво заявило о себе, напрягшись в страстном ожидании. Ему хотелось ненавидеть ее за то, что она способна творить с ним такое...

Она вздохнула, приоткрыв рот. Как безумно он желал впиться в него поцелуем!

— Ты что, решила заняться сватовством, детка? Теперь, когда сама станешь замужней женщиной?

Она расхохоталась. Он намеренно пытался ранить ее, а она хохотала! Ярость ослепила его. Он представил себе, как протягивает руки к этой гибкой шее, стискивает и душит, душит ее... Она сводила его с ума.

— Почему бы тебе на ней не жениться? — продолжала Делия.

— Черт побери! — Он грохнул кулаком по столбу в нескольких дюймах от ее лица, но она и бровью не повела. — Что ты привязалась ко мне с этой женитьбой?

— Она хороший человек, Тай. И любит тебя.

— Ну, тогда ей не повезло, потому что я ее не люблю!

Он не хотел говорить этого, но раз уж признание вырвалось, он думал, что это, по крайней мере, обрадует ее. Однако она нахмурилась.

— А любил ли ты хоть одну женщину, Тай?

— Зачем ты это делаешь?

— Что?

Он снова наклонился к ней и теперь так близко, что их губы почти соприкасались. Она опять приоткрыла рот, судорожно глотнув воздух.

— Ведь все это только фокус, не так ли? — понизив голос, сказал он. — Ты, Нэт Паркес и это твое дурацкое замужество. Ты надеешься, что я не позволю тебе этого сделать и остановлю все в последнюю минуту? Так вот я тебя сейчас удивлю, крошка!

Он схватил ее за плечи, грубо встряхнул и продолжал трясти, крича ей прямо в лицо:

— Я не люблю тебя, Делия, и как бы ты этого ни хотела, какие бы сети ни плела, ты не сумеешь убедить меня в обратном. И нет ничего, абсолютно ничего, что могло бы заставить меня полюбить тебя!

Он оттолкнул ее и отступил назад — посмотреть, какое впечатление произвели его слова. В душе у него все переворачивалось и саднило, а еще — какой позор! — он чувствовал страх. Во всем этом он обвинял ее и, словно ребенок, хотел причинить ответную боль. И Тайлер добился своего. Лицо ее побледнело и застыло, а глаза превратились в две черные, бездонные пропасти, и смотреть на это было невыносимо.

Еще секунда — и он заключил бы ее в объятия и сказал, что все это ложь, ложь, ложь. Он не только боялся, что действительно любит ее, но подозревал, что обречен любить Делию всю оставшуюся жизнь.

«Нельзя поддаваться чувству, иначе он неминуемо потеряет ее, а если это случится еще раз, он этого просто не переживет! И все же... все же он едва не выдал себя».

Делия снова вздернула свой упрямый подбородок и дерзко смотрела на него сверкающими от гнева глазами.

— Ты сказал все, что хотел, Тайлер Сэвич?

— Послушай, Делия...

— Нет у меня времени слушать, как ты орешь. Мне пора одеваться. К свадьбе.

Задев его локтем, она метнулась к открытой двери.

— Делия! — закричал он вслед.

Но она убежала не оглянувшись.

***

Волоча свою деревянную ногу по всходам пшеницы, Нэт Паркес взбирался по отлогому склону холма, возвышавшегося за амбаром.

Холм был первым участком земли, который он расчистил и засеял сразу после того, как приобрел ферму. Нэт сделал это в первую очередь потому, что возвышенность, заросшая густым лесом и кустарником, примыкала к дому, и он боялся, как бы кровожадные дикари не подобрались к ним незамеченными.

На расчистке леса Мэри работала рядом с ним, пока не поняла, что беременна. Тогда она отказалась от тяжелого труда: рубить кустарник и выкорчевывать корни была работа не из легких. Может, именно потому, что они вместе трудились здесь, или еще по какой-то причине, но холм всегда был любимым местом Мэри. Она часто приходила сюда одна, «чтобы поговорить с самой собой», как она выражалась.

Вот потому-то он и похоронил ее здесь.

За два месяца сырая черная земля подсохла и посветлела. Но надгробная плита все еще выглядела новой. По его заказу мастер из Портсмута вырезал на камне череп, а под ним слова: «Здесь покоится Мэри Паркес, 28 лет от роду, родилась летом 1693». Нэт хотел еще добавить где-нибудь «Любимой жене и матери», но резчику не хватило места.

Он опустился на колени и обвел пальцем ее имя. «Мэри...

Это произойдет сегодня, Мэри. Я женюсь на этой девушке. Кажется, я уже говорил тебе, что ее зовут Делия Макквайд. Не уверен, что она тебе очень понравилась бы. Боюсь, она не слишком-то благочестива, а к тому же, похоже, с причудами. — Он тихо засмеялся. — Ты всегда говорила, что женщин с причудами мужчина должен обходить за милю... Но беда в том, Мэри, что именно ее доктор Тай привез из Бостона, так что, полагаю, выбора у меня нет. А искать кого-то еще у меня просто нет сил».

Он запрокинул голову и устремил взгляд в небо. Слезы подступили к его глазам, и он крепко зажмурился, чтобы не заплакать.

«Теперь, Мэри, я жалею о том, что дал тебе это обещание. Наверное, ты думала тогда о наших девочках и знала, что по своей воле я никогда не женюсь вновь. И я бы не сделал этого. Никто и никогда не займет твоего места, Мэри. Никогда...»

Плечи его поникли, задрожали, и, подавляя рыдания, он прижал к лицу ладони.

«О Боже Всемогущий, Мэри... Зачем только ты умерла у меня на руках?..»

***

Энни Бишоп поправляла венок из златоцвета и маргариток на волосах Делии, темных и блестящих. Перебирая своими загрубевшими пальцами шелковистые пряди ее волос, она прикоснулась к локону, упавшему на плечо.

Энни отошла в сторону, и Делия оглядела себя, скользнув ладонями по гладкому корсажу короткой льняной рубашки. Приподняв складки миткалевой юбки, розовой, как цветущая яблоня, Делия удивилась, до чего же она мягкая и легкая. А рубашка цвета лесного мха, со сборчатыми рукавами до локтей. Впрочем, для Мерримитинга это был обычный свадебный наряд — слишком хороший для работы в поле, но не такой уж изысканный, чтобы его нельзя было надеть на субботнее богослужение.

Вдруг засмеявшись, она закружилась на носочках в своих новых кожаных туфельках.

— Ах, Энни, я чувствуя себя такой хорошенькой!

Энни потерла согнутым пальцем у переносицы.

— Да, от тебя просто глаз не отвести! Хороша, как кеннебекский лебедь!

Делия перестала кружиться и посмотрела в изможденное, обветренное лицо Энни. Выцветшие карие глаза глядели на нее не мигая, но с такой нежностью, что Делия почувствовала, как тепло разливается в ее груди. За последние десять дней она успела полюбить эту странную, вспыльчивую женщину. Во многих отношениях Энни Бишоп заменила Делии мать.

— Боже мой, Энни!.. Как мне отблагодарить вас за все, что вы для меня сделали? За этот наряд, за то, что учили меня грамоте? За ваше гостеприимство?

Она окинула взглядом спальню, где ей было так хорошо все это время, — почти как в собственном доме, который виделся ей в мечтах. Печальная улыбка тронула ее губы.

— Я буду скучать о вас и полковнике.

— Но ты ведь будешь приходить ко мне заниматься три раза в неделю, — сказала Энни с ноткой раздражения — Я потратила столько часов, обучая тебя грамоте и правильной речи не для того, чтобы ты остановилась в самом начале. Я намерена сделать из тебя образованную женщину, милая моя, даже если придется поработать палкой.

Делия снова засмеялась.

— Представляю, как через какие-нибудь полгода я буду доить козу Нэта и читать вслух стихи этого Поупа, которого вы так любите! На козу они произведут огромное впечатление.

Энни фыркнула с притворным негодованием, подошла к сундуку, достала из него что-то, обернутое в шелк, и протянула Делии.

— Я подумала, может, они понравятся тебе Мне подарила их мать, когда я в первый раз выходила замуж А теперь я хочу, чтобы их носила ты, Делия.

Делия удивленно взглянула на Энни: она не знала, что та уже второй раз замужем. Она держала сверток в руках и не решалась развернуть его: одна лишь шелковая упаковка стоила дороже того, что ей дарили раньше «Кроме пары туфелек из телячьей кожи в красными каблуками», — с неожиданной болью подумала она.

— Ну, что ты стоишь, как соляной столп? — сказала Энни. — Открой же!

Делия развернула шелк. Внутри оказалась пара белых митенок из тончайшего кружева, искусно расшитых крохотными жемчужинками. Она задохнулась от восхищения, став обладательницей такой чудесной вещи.

— Какие они красивые, Энни! Но я не могу...

— Вздор! Распрекрасно можешь. — Заскорузлым пальцем она провела по щеке Делии. — У меня никогда не было дочери, которой я могла бы их подарить.

Слезы брызнули из глаз Делин, и она торопливо отерла их ребром ладони.

— О Господи... — только и смогла сказать она.

Женщины улыбнулись друг другу сквозь слезы и стали обниматься, словно родные после долгой разлуки.

— Будь счастлива, — прошептала Энни, похлопав Делию по спине.

— Буду, — ответила Делия, уткнувшись лицом в угловатое плечо Энни.

Но душа у нее так болела, что ей хотелось рыдать. Какая девушка не мечтает об этом дне, о свадьбе, когда она на всю жизнь соединится с человеком, которого любит! Однако тот, кого любила Дёлия, не любил ее, а тот, за кого она выходила замуж, любил свою покойную жену...

Единственный, кого, возможно, осчастливит этот день, — Тайлер Сэвич: наконец-то он отделается от навязчивой девчонки из таверны и избавится от ощущения вины, которое доставляли ему воспоминания о том ветреном теплом вечере в лесу Фалмута.

***

Делия медленно спускалась по лестнице, легко касаясь перил ладонью, обтянутой кружевной митенкой. Натаниэл Паркес ждал ее в холле, нервно вертя в руках шляпу. Он взглянул наверх, сделал шаг навстречу — и замер. Она заметила удивление, мелькнувшее у него на лице; улыбка еще резче обозначила складки у рта.

— Делия, с ума сойти, да ты просто красавица!

Эти слова вырвались у него, ужасно смутив обоих, и яркий румянец вспыхнул на его щеках.

— Это самый приятный комплимент, который мне когда-либо делали, — сказала Делия, желая сгладить неловкость и надеясь на то, что ей не придется слишком часто придумывать такие фразы.

Ее усилия, однако, не принесли желаемого результата. Напротив, он нахмурился и едва прикасался к ней, когда взял под руку и вывел через холл наружу. Они шли на таком расстоянии друг от друга, что ее миткалевая юбка даже не задевала его ноги. Хромал он сегодня еще сильнее, волоча деревянную ногу по доскам пола.

В горле Делии застрял плотный комок, который ей никак не удавалось сглотнуть.

«Ну хватит же быть дурой! — строго сказала она себе. — Кого ты ожидала увидеть у этой лестницы? Тайлера Сэвича с безумной любовью в глазах? Нэту Паркесу нужна жена, а тебе — дом. К тому же не так уж часто женятся и выходят замуж по любви, а еще реже живут в любви до самой смерти, так что хватит мечтать! Выходи замуж за этого человека и забудь о том, что было».

Короткая брачная церемония должна была состояться на поляне перед усадьбой Бишопов. Для жителей Мерримитинга это был хороший повод развлечься, и они уже начали собираться на поляне в ожидании веселья: все умолкли, уставившись на жениха и невесту.

Тилди Паркес сидела боком на шатком поручне лестницы. Дрыгая ногами и издавая пронзительные звуки, она изображала скачку на лошади. Увидев Делию, выходящую из дома вместе с отцом, бедняжка так испугалась, что свалилась на землю и больно ударилась коленями и локтями. Тилди хотела было зареветь, но тут же вспомнила, что сейчас начнется нечто удивительное.

Она быстренько вскочила на ноги и, топая пухлыми ножками, побежала к ним. На новом платье образовалась прореха.

— Папа, папа, уже? У нас будет новая мама?

Она прижалась к ноге отца, схватившись за полу его короткого сюртука. Нэт наклонился, стряхнул пыль с ее платья и запустил палец в прореху.

— Матильда Паркес, ты обещала мне быть аккуратной и ничего ир испачкать. Бог ты мой, а где ж твои туфли? — заворчал он, но в голосе его было больше нежности, чем раздражения. Пожав плечами, он улыбнулся Делии. — Я надеялся, что она ничего не испортит хотя бы за те пять минут, пока будет совершаться обряд.

Засмеявшись, Делия подняла малышку и прижала к себе, не обращая внимания на то, что босые ножки Тилди пачкали ее юбку.

— Ах ты, мой котенок! — сказала она, целуя Тилди в пухлую щечку. Гладкая, нагретая солнцем кожа была нежной как шелк. — Сейчас мы с твоим папочкой поженимся.

Тилди издала такой восхищенный вопль, что у Делии зазвенело в ушах.

Неся Тилди на руках, Делия вышла на поляну и обежала взглядом толпу, надеясь увидеть лишь одно лицо. Она не заметила его сразу и от разочарования у нее болезненно защемило в груди. Подступившие слезы жгли глаза. Он даже не потрудился прийти! Неужели она так мало значила для него, что ее замужество ему безразлично?

Но вдруг она увидела его: в небрежной позе он стоял позади толпы у одного из столов, заставленных блюдами с праздничным угощением. Прислонившись бедром к углу широкой доски, он скрестил ноги в лодыжках, а руки сложил на груди. Взгляды их встретились, но она не поняла выражения его лица, видя лишь все те же сердитые складки у губ. Делия отвернулась.

Нэт тоже оглядывал толпу.

— Где же Мэг?

— Мэг злая, — сказала Тилди. Обняв Делию за шею, она прерывисто дышала ей в щеку, обдавая ее запахом молока и кукурузной каши. — Мэг не хочет новую маму.

Нэт тяжело вздохнул и озабоченно сдвинул брови.

— Извини, Делия. Ума не приложу, что с ней делать.

— Она придет, Нэт. Просто оставь ее в покое.

Делия еще раньше заметила Мэг: та пряталась в тени между прессом для яблочного сидра и мачтовой мастерской. По случаю торжества на ней тоже было новое платье. Оно болталось на худенькой фигурке, а его коричневый цвет сливался с цветом волос, делая ее похожей на тощего нахохлившегося цыпленка.

Но тут, заслонив Мэг, вперед выступил какой-то незнакомец, коротышка с маленьким приплюснутым носом, на котором чудом держались очки. Нэт представил его как Айзека Дира, чиновника, который явился совершить обряд. Довольно странным образом в обществе, где религия значила так много, в колонии Массачусетс брак носил скорее гражданский, а не церковный характер.

Как бы то ни было, преподобный Калеб Хукер тоже был рядом, дабы официально благословить новобрачных: Нэт настоял на том, чтобы их обеты были подтверждены церковью. Теперь Калеб подошел к ним, улыбаясь так широко, что его верхняя губа высоко поднялась над выступающими передними зубами.


— Ты выглядишь чудесно, Делия! Какой прекрасный день для свадьбы, мистер Паркес!

Покраснев, Нэт подергал кончики платка, обвязанного вокруг шеи, что-то пробормотал и уставился в землю.

— Спасибо, Калеб, — сказала Делия, подумав о том, каким верным другом он стал для нее, — он и Элизабет. До сих пор Делия даже не понимала, как у нее мало друзей. Элизабет только что поставила горшок с печеными бобами на один из столов и направлялась к ним, двигаясь с легкой, женственной грацией, которой Делия так восхищалась, мечтая когда-нибудь этому научиться.

Элизабет несколько сдержанно поздравила их, хотя щеки ее нежно зарделись, как увядающие лепестки роз. Она крепко пожала руку Делии.

— Да сохранит тебя Господь, Делия. Да сохранит Господь тебя и мистера Паркеса.

Делия улыбалась гостям, подходившим к началу церемонии: Энни Бишоп и полковнику, Обедайе Кембл, который весело подмигнул ей, и даже гадкой Саре. Та искоса зыркнула на нее, язвительно поджала тонкие губы и всем своим видом выразила неодобрение.

Наконец-то Делии представилась возможность увидеть все население Мерримитинга, собравшееся повеселиться и поглазеть на их с Нэтом свадьбу. Большинство людей было ей незнакомо, но вскоре они станут ее соседями, а возможно, и друзьями. Хозяин мукомольной мельницы Констант Холл и его жена, Черити. Рыжеволосый Сэмюэл Рандольф, сельский кузнец и его жена Ханна имели семерых детей, скоро они ждали еще одного. Гай и Нэнси Сюол, хозяева фермы, ближайшей от Нэта...

И Тайлер.

Их взгляды вновь встретились, и улыбка сползла с ее лица. Опять все та же боль в сердце...

Первым отвел глаза Тайлер и быстро зашагал прочь к голубой чаше залива, приминая сапогами высокую траву. Он не оглянулся даже тогда, когда чиновник откашлялся и громко сказал:

— Ну что ж, давайте начнем.

Айзек Дир поправил свои очки, сползающие на переносицу, и со значением уставился на Тилди, которую Делия все еще держала на руках. Делия поставила малышку на землю, но руку ее не отпустила. Ладошка была липкой от пота, но девочка успокаивала Делию и придавала ей мужество.

Она бросила взгляд на Нэта. Он смотрел прямо перед собой; его серые глаза были серьезны, сосредоточенны и устремлены куда-то вдаль. «Как будто, — подумала Делия, — он ждет — нет, словно он молится, — чтобы его Мэри вышла из дремучего леса и спасла его от этой страшной участи».

— Нэт, — мягко сказала она, не обращая внимания на то, что чиновник мог ее услышать, — у тебя есть еще время отказаться.

Он сглотнул, зажмурил глаза и замотал головой, так, точно она была привязана к расшатанному колышку.

— Нет, Делия... Я должен это сделать.

Но она тоже мечтала о спасении! Делия выпрямилась и вся напряглась, преодолевая желание обернуться и закричать изо всех сил Тайлеру Сэвичу: «Вернись, останови этот брак, скажи, что любишь меня, убереги от этой жуткой, непоправимой ошибки!».

Однако она не оглянулась, Тайлер не вернулся, и чиновник начал произносить слова брачного ритуала гнусавым и скучным голосом, лишив их всякой торжественности. Нэт и Делия рассеянно давали утвердительные ответы. Если бы они думали о том, что говорят, слова не вырвались бы с их губ, искаженных страданием.

Наконец, выведя Делию из забытья, Айзек Дир провозгласил:

— Законом, данным нам Богом и этим содружеством, объявляю вас мужем и женой...

Глава 15

Веселье в Мерримитинге было в полном разгаре, но Мэг Паркес дулась как сыч, предпочитая думать, что она здесь просто так и все это ее не касается.

На пятачке утоптанной земли перед усадьбой Бишопов она вращала ударами плети-свой новый волчок, проверяя, долго ли он будет крутиться. Наклонившись, она в очередной раз запустила волчок резким движением руки, немного отступила и хлестнула его плетью, сделанной из кожи угря Именно в этот ответственный момент трое мальчишек, игравших в прятки, промчались мимо, нарочно толкнув ее и едва не сбив с ног. Одним из них был Дэниел Рандольф, старший сын кузнеца, — мальчишка, которого она ненавидела больше всех на свете.

Дэниел остановился и начал дразнить ее:

— Не мучайся, Мэг Паркес! У тебя никогда в жизни не получится как надо.

— Да у меня уже получается лучше, чем у тебя!

Она слегка преувеличила, ибо преуспела в этом не больше, чем он.

Дэниел надменно усмехнулся:

— Где это видано, чтобы девчонка умела держать в руках плетку!

Мэг помолчала, размышляя, как бы получше уесть наглеца, но придумала только одно: «А твоя мама жует табак!» — однако это она уже пускала в ход против этих гадких Рандольфов. Поэтому Мэг ограничилась тем, что высунула язык и крикнула:

— Иди ты к черту, Дэниел Рандольф!

Дэниел со своим братцем лишь рассмеялись и побежали прочь, улюлюкая как индейцы и явно рисуясь, что еще больше разозлило Мэг.

— Ну, думаю, он не прав. Почему это девочка не может играть в «вертелку» наравне с мальчиком?

На звук низкого голоса Мэг обернулась, изобразив гадливость, поскольку знала, что это Делия Макквайд, новая жена отца. Но никогда, напомнила она себе, никогда эта женщина не станет ей матерью, пусть хоть сто раз выходит замуж за папу! И никто, даже сам папа, не заставит ее относиться к ней иначе.

Она ухмыльнулась как можно язвительнее.

— А вы-то что в этом понимаете?

Глядя сверху вниз, Делия улыбнулась девочке и сказала слегка дрожащим от волнения голосом:

— У себя на верфях, в Бостоне, я целых пять лет была первой по «вертелке» и ушла непобежденной. У меня есть парочка приемов, от которых эти мальчишки просто обалдеют. Если хочешь, я тебе покажу.

— Нет. И даже не пытайтесь подружиться со мной, потому что я все равно не полюблю вас ни за что на свете.

— Вот как? Ну, это уж как получится. Вообще-то мой отец всегда говорил, что я упряма как баран. Так что я все-таки попытаюсь, если не возражаешь.

Мэг пожала своими худыми плечиками и притворилась, что Делия ее больше не интересует. Она отвела взгляд и принялась рассматривать столбы, установленные под одинокой сосной с потрепанной ветрами верхушкой. Пара наглых ослов пыталась стащить со стола еду. Миссис Бишоп пронзительно закричала на них и замахала фартуком; другие женщины так и покатились со смеху.

Мэг кивнула, указав своим острым подбородком на стол.

— А почему бы вам не пойти к ним и не помочь накрыть на стол?

— Я предлагала свою помощь, — вздохнув, ответила Делия, — но она им, кажется, не нужна.

Мэг ухмыльнулась про себя. Она уже заметила, как другие женщины отгоняли от себя Делию, словно та была не лучше этих наглых ослов. Кроме миссис Бишоп и молодой жены преподобного Калеба, никто из женщин не привечал Делию. Сара Кембл говорила, что в своем Бостоне она занималась дурными вещами. На какое-то мгновение Мэг испытала жалость к Делии за то, что женщины так невзлюбили ее, но тут же обуздала это чувство, решив, что лучшего та не заслуживает.

Однако, не удержавшись, она все же протянула Делии плетку, хотя и с самым недовольным видом.

— Ладно, покажите мне, как вы это делаете. Вы действительно были первой?

— А то! — воскликнула Делия, и в ее удивительных глазах вспыхнула такая радость, что Мэг начала раскаиваться в своей непреклонности. — Однажды я крутила волчок целый час, — продолжала Делия, — и побила все рекорды... ну, во всяком случае, все, которые мне известны.

Мэг внимательно наблюдала, как Делия установила волчок на ось, а потом, запустив его резким и уверенным движением, начала быстро и точно схлестывать игрушку кончиком плети, продлевая ее вращение. Она заставила волчок крутиться так быстро, что он превратился в одно неясное пятно, и Мэг засмеялась от удовольствия, вдруг совсем позабыв, что ей ни капельки не нравится новая жена папы.

Делия бросила на Мэг сияющий взгляд, и широкая улыбка открыла ее ровные белые зубы.

— Здесь все дело в ударе. Гляди. Нужно касаться чуть-чуть, будто хочешь провести перышком по луже, не всколыхнув воды. Легонько-легонько... — пропела она, продолжая вращать игрушку.

Дэниел Рандольф и еще несколько мальчишек подошли поглазеть. У них были такие лица, что Мэг поняла: подобного мастерства они еще не видывали. Делия вращала волчок быстрее и гораздо дольше, чем любой из мальчишек Мерримитинга, а ведь она все же женщина. Однако вряд ли какой-нибудь мужчина, даже сам папа, смог бы сделать это лучше.

Мэг ткнула Дэниела в бок.

— Она меня научит, как это делать!

— Честно? — Дэниел захлопал ресницами и повернулся к Делии. — А меня вы можете научить, мэм?

Мэг замерла не дыша. Делия бросила на нее озорной взгляд, на секунду оторвавшись от волчка.

— Я бы с удовольствием, Дэниел, правда. Но боюсь, не смогу. Это секрет, который позволено знать только нам, девочкам.

Мальчишки приуныли, а на лице Мэг засияла торжествующая улыбка.

— Я вызываю тебя на соревнование по «вертелке» в следующее воскресенье, Дэниел. И ставлю пенни за то, что мой волчок будет крутиться дольше, чем твой!

Но Дэниел лишь развернулся на пятках и гордо зашагал прочь.

— Я не соревнуюсь с девчонками! — бросил он через плечо.

— Поду-умаешь!.. А я ненавижу мальчишек! — подбоченившись крикнула Мэг.

— Такая уж это противная порода, — заметила Делия. Волчок уже вертелся сам по себе, и она нагнулась, чтобы остановить его, обвив плеткой. — Надутые, заносчивые — все до единого. Да и с возрастом вряд ли становятся лучше.

Чей-то глубокий, раскатистый смех раздался после этих слов.

Мэг еще раньше заметила доктора Тайлера: он приближался к ним со стороны конюшни полковника Бишопа, ведя под уздцы статную гнедую кобылу. Но Делия, стоявшая к нему спиной, тотчас выпрямилась, как пружина, и повернулась быстрее всякого волчка. Она прижала руку к груди, словно сдерживая сердце, готовое вот-вот выскочить.

— Черт побери, Тайлер Сэвич! Как ты смеешь подкрадываться!

Тайлер накинул поводья себе на плечо и, выставив вперед ногу, засунул большой палец за пояс штанов.

— Не собирался я к тебе подкрадываться. Просто шел быстро и свободно. А ты, солнышко, не верь ни единому ее слову! — Он улыбнулся Мэг, дернув за одну из ее тощих косичек, но в следующий момент его насмешливо блестящие глаза вновь остановились на Делии. — Мы далеко не все надуты и заносчивы. Взять, к примеру, меня...

— Ха! — воскликнула Делия, покраснев до корней волос. — Даже Энни Бишоп говорит, что ты надут как индюк, а то и хуже...

Тайлер, казалось, обиделся, но по тому, как подергивались уголки его губ, Мэг поняла, что он только притворялся. А увидев пылающее лицо Делии и ее сердитые глаза, Мэг сделала вывод, что доктор ей не слишком-то нравится. Но о причинах этого Мэг не успела задуматься, поскольку заметила, что отец, держа за руку Тилди, подзывает ее к себе.

Вокруг столов толпились люди; они рассаживались на скамейках, стульях и сундуках, а вдоль рядов уже передавали блюда с угощениями, кувшины с сосновым пивом и яблочным сидром.

— Эй, все уже обедают! — сказала Мэг. Но эти двое взрослых не отрываясь пялились друг на друга, поэтому, немного подождав, Мэг пожала плечами, взяла свой волчок и умчалась.

Делия направилась было слелом за ней, но Тайлер остановил ее, взяв за руку Как всегда, от его прикосновения ее бросило в жар и стало трудно дышать.

«И с чего она взяла, что, стоит ей выйти замуж, как этот мужчина престанет вызывать в ней подобные чувства? Она всегда будет любить его, но теперь нужно научиться не показывать этого, даже ему... Да, тем более ему!»

Отвернувшись, она вырвала руку.

— Не надо, Тай... Нэт ждет, наверное... — пробормотала она не в силах поднять на него глаза.

— Погоди минуту, — сказал он. — Сначала я хотел бы приподнести тебе свой свадебный подарок.

Она снова повернула голову и вздернула подбородок. Делия увидела насмешливую улыбку Тайлера, потом ее взгляд скользнул по его гнедой кобыле, которую он держал за поводья. Кобыла трясла головой, раздувая ноздри, и Делия узнала ее: это была то самая лошадь, которую он подарил ей в то утро в Портсмуте, когда впервые сказал: «Я хочу заниматься с тобой любовью...»

Она прерывисто вздохнула.

— Когда-то я уже возвращала тебе эту лошадь, и сейчас она тоже не нужна мне...

Она вздернула подбородок даже выше, чем обычно, и Тайлер взял его, зажав между большим и указательным пальцем.

— Я дарю эту лошадь вам обоим — тебе и Нэту. И перестань швырять мои подарки мне в лицо, девочка! Это невежливо.

Делия мотнула головой, вырвавшись из его рук. Ее кожа пылала там, где он прикасался к ней, и Делия едва удержалась, чтобы не потереть подбородок.

— Но ведь ты не слишком расстроишься, если я не растаю от благодарности? Видишь ли, я давным-давно поняла, что не стоит серьезно относиться к твоим подаркам и искать в них какой-то смысл!

Тайлер нахмурился, заиграв желваками, и Делия тотчас же раскаялась в том, что сказала эти обидные, злые слова. Она ужасно чувствовала себя из-за того, что была так груба. Сколько пройдет теперь времени, прежде чем он захочет видеть в ней хотя бы друга...

Она проглотила комок и собрала все свое мужество, чтобы посмотреть ему прямо в глаза.

— Извини, Тай. Я не хотела обидеть тебя. Это прекрасная лошадь и ценный подарок. Спасибо.

Плотно сжав губы, он буравил ее безжалостным ледяным взглядом. Затем глубоко вздохнул, и ярость покинула его.

— Я и не предполагал, что рассержу тебя своим подарком, Делия. Впервые увидев эту лошадь, ты пришла в такой восторг, что я подумал, ты будешь рада.

— Да, я рада, Тай, честное слово. И Нэт тоже обрадуется. У него ведь только одна лошадь, да и та дряхлая и слабая, так что эта очень пригодится нам на ферме.

Довольная мальчишеская улыбка заиграла на лице Тайлера, и Делия чуть не запрыгала от счастья.

— Вообще-то Нэт уже видел кобылу. Сегодня вечером он собирается участвовать на ней в скачках.

Тайлер подвел кобылу к конной привязи Бишопов, затянул поводья петлей вокруг перекладины и стал, опершись о шершавую жердь. Куртку свою он где-то скинул, и рукава рубашки были закатаны до локтей; солнце золотило каштановые волоски на его загорелой коже. Но даже в этой свободной позе он казался напряженным. Помимо воли, словно подталкиваемая какой-то силой, Делия подошла к нему. Свесив руки через перекладину, она наклонилась вперед и, обхватив колени, принялась раскачиваться на пятках. Она была уверена, что теперь они могут стать друзьями. Но, Боже милостивый, какое же это счастье — просто смотреть на него!..

— О каких это скачках ты говорил? — спросила она, когда молчание слишком затянулось. Целый, день сегодня только о них и слышно.

От налетевшего ветра прядь волос упала ему на лоб. Он вскинул голову и отбросил волосы — совсем как кобыла секунду назад.

— В Мерримитинге эту традицию соблюдают на всех праздниках.

— Конечно же, побеждаешь всегда ты?

— Ошибаешься. Впрочем, в скачках я вообще не участвую.

— Что, боишься проиграть?

Его губы дрогнули от сдерживаемой улыбки.

— Нет, крошка. Я не участвую в скачках, потому что я сам и есть приз. Точнее, приз — это бесплатный ребенок.

— Что?! — засмеявшись, воскликнула Делия. Оторвавшись от перекладины, она выпрямилась и посмотрела на него.

— У жены того, кто выигрывает на скачках, я принимаю следующие роды бесплатно. Это ценный приз, ведь мои услуги недешевы. А если учесть, что зимы у нас в Мерримитинге долгие и холодные, то такой работы у меня потом хоть отбавляй.

Делия окинула его восхищенным любящим взглядом.

— Ты — самый замечательный, самый удивительный человек на свете! — вырвалось у нее.

Улыбка сбежала с его лица. Он отвел от девушки взгляд и устремил его в мрачную чащу леса, тянувшегося вдаль и вверх по холмам. Глаза его потемнели, как сумеречное осеннее небо.

— Не такой уж и замечательный... Прости меня, Делия, за все обиды, которые я причинил тебе раньше. Я не знаю, что..

— Не надо, Тай. Давай не вспоминать об этом. Все это в прошлом, и Бог с ним. А я... я теперь замужем.

Говоря это, Делия чувствовала, что сердце ее готово разорваться на части.

Их взгляды встретились — и вновь разошлись. Повернувшись, он опять прикоснулся к Делии, на сей раз легко и почти равнодушно сжав ее плечо, но даже от этой мимолетной ласки у девушки перехватило дыхание.

— Желаю тебе счастья, Делия, — напряженно сказал он. Желаю вам с Нэтом стать самой счастливой парой!

В ответ она лишь тряхнула головой, не в силах произнести ни слова и надеясь, что Тайлер не слышит, как колотится ее сердце, и не видит слез, навернувшихся на глаза.

— Ну, ладно... — Его ладонь упала с ее плеча, скользнув по руке, Делия стиснула зубы, чтобы они не застучали. — Пойдем-ка лучше поедим, если что-нибудь еще осталось.

Он зашагал прочь, оставив ее одну. Делия проводила его взглядом, в котором была боль — за него и за себя. Она все еще хотела того, чего не сулил ей Бог...

***

Подобрав юбки и зажав их коленями, Делия обнажила самые изящные лодыжки, которые когда-либо видел Тайлер. Усмехаясь, он наблюдал, как она бросает мяч в воротца, а точнее — в трехногую табуретку. Дэниел Рандольф так сильно размахнулся палкой, служившей ему вместо биты, что от этого движения повернулся на цыпочках вокруг своей оси. Однако мяч пролетел, лишь опрокинув табурету.

— А-га, — ликовала Мэг Паркес, сложив рупором ладошки. — Промазал, Дэниел!

— А ты вообще заткнись, Мэг, — ответил Дэниел, бросив на нее яростный взгляд.

— А я-то думал, вы с Дэниелом лучшие друзья, — с наигранным удивлением заметил Тайлер.

— Вот еще! — Мэг состроила такую гримасу, что Тайлер засмеялся. — Я его ненавижу! Он злой, как бешеный енот, и безобразный, как гнилой пень.

Тайлер взглянул на паренька. На самом деле Дэниел Рандольф был миловидным мальчиком, гибким и хорошо сложенным, с такими золотистыми волосами, что они сияли как солнце. Пройдет еще пара лет, и, глядишь, они начнут обмениваться поцелуями, а не колкостями.

Тилди Паркес сидела, скрестив ножки, на земле у ног Тайлера, опираясь на них спиной. Вытащив большой палец изо рта ровно настолько, чтобы он не мешал говорить, она сказала:

— Доктор Тай! Девочки могут играть в стулбол не хуже мальчиков, да? Так Делия говорит!

— Похоже, она права, — засмеялся Тайлер, когда второй из Рандольфов рванулся к мячу, брошенному Делией, и тоже промазал.

Смотреть на Делию было одно удовольствие. Солнечные лучи играли в ее волосах, а ветер поднимал легкие пряди, и они трепетали вокруг ее лица. Ее раскрасневшиеся щеки были похожи на персики, влажные от росы. Но самым замечательным было то, что происходило с ее полными грудями, когда она бросала мяч. Едва Делия заводила руку над головой, они высоко вздымались, потом, как только она выбрасывала руку с мячом вперед, опускались, и между ними появлялась глубокая ложбинка. Они вновь упруго подскакивали, когда мяч уже летел к цели...

— Делия — моя новая мама, — гордо объяснила Тилди. Тайлер вздрогнул, как шпион, застигнутый врасплох. Грудь его словно пронзило иглой, и он глубоко, болезненно вздохнул.

Боже правый, что же это такое? Почему он не может побороть желания к этой девушке? Делия больше не была его девчонкой из таверны. Теперь она — чужая жена.

— Делия!

Натаниэл Паркес направлялся к ним через лужайку, шагая так быстро, что деревянная нога словно подбрасывала его.

Услышав его голос, Делия передала мяч одному из мальчишек и, опустив юбки, побежала навстречу ему. Она слегка запыхалась, и ее грудь быстро поднималась и опускалась, тесно прижатая корсажем.

Тайлер заставил себя отвернуться.

Нэт же, казалось, вовсе не замечал очарования своей новой жены.

— Что ты делаешь? — сердито спросил он.

— Я просто показывала девочкам, как бросать мяч...

— Я это видел. Я спрашиваю, зачем ты позоришься? — Он раздраженно взмахнул рукой. — Разве не понимаешь, что все смотрят?

Он несколько все преувеличил. Большая часть женщин все еще возилась у столов, убирая пустые тарелки и блюда, а мужчины столпились в другом конце лужайки, готовясь к на-чалу скачек.

Делия подняла на него глаза, наморщив лоб.

— Но что плохого...

— Плохого?! Тебе безразлично, что подумают люди? И потом, Делия, я вовсе не хочу, чтобы ты показывала моим дочерям такой дурной пример. Моя Мэри и смотреть бы на такое не стала, не то что в этом участвовать.

Делня сникла и опустила голову, точно он ударил ее по лицу.

— Извини... Я не подумала.

Гнев охватил Тайлера, и он открыл было рот, чтобы вступиться за Делию, но вовремя остановился. Если Нэт Паркес не хочет, чтобы его жена играла в стулбол, то, разумеется, имеет полное право запретить ей это. Тайлер немедленно перевел дыхание и разжал кулаки. Однако то, с каким неистовством и безрассудством он готов встать на защиту Делии, поразило его.

Нэт потрепал Делию по волосам так, словно она была дрожащей собачонкой, которую он только что высек.

— Ну, ладно. Я знаю, у тебя не было умысла позорить меня.

В этот момент полковник Бишоп забил в металлический треугольник, собирая» всех к началу скачек. Мэг, видевшая унижение Делии, торжествующе ухмылялась. Выскочив из-за спины Тайлера, она вприпрыжку побежала к отцу.

— Скачки скоро начнутся, папа. Смотри, не опоздай.

Тайлер помог Тилди подняться, и она тоже помчалась к отцу. Нэт подхватил ее, поднял и усадил на плечи.

— Ну, пойдемте, девочки, — сказал он и улыбнулся Тайлеру. — Благодаря свадебному подарку нашего доктора я собираюсь выиграть эти скачки.

С напряжением и мукой в глазах Делия смотрела, как ее муж удаляется с дочерьми. Тайлер заметил, как тяжко она вздохнула, подавляя слезы.

— Боже, какая же я все-таки дура! — со злостью процедила она сквозь зубы. — Вообразила, что научусь вести себя как настоящая леди!..

— Ну, Делия, крошка...

Тайлер всем сердцем разделял ее горе, прекрасно зная, что она чувствует: стыд и гордость сплелись в такой тугой узел, что его уже не распутать. В тот первый год, когда его вернули в мир йенги, он тоже без конца оступался и нечаянно делал то, что сразу выдавало в нем «дикаря абенаки». Какой стыд и беспомощность он испытывал тогда, видя на лицах окружающих ужас, смешанный с отвращением... А еще он чувствовал, что, отступив от обычаев абенаки, предает человека, который десять лет растил его и любил как сына.

Тайлеру хотелось обнять Делию, притянуть к себе и осушить ее слезы поцелуями. А так как этого он не мог себе позволить, поднял руку, чтобы хоть прикоснуться к ней, но тут же понял, что не имеет права и на это. Он сжал кулаки.

— Ладно, пойдем, детка. Посмотрим на скачки.

Она кивнула, украдкой смахивая слезу, покатившуюся по щеке.

— Конечно, Тай, — сказала она с такой несчастной улыбкой, что сердце его заныло.

***

Тайлер зашел в усадьбу за стартовым пистолетом и уже пересекал лужайку, возвращаясь назад, когда к нему присоединился преподобный Калеб Хукер.

— Говорят, приз на этих скачках — бесплатный ребенок? — спросил он, по обыкновению улыбаясь во весь рот.

— Совершенно верно, Калеб, — усмехнулся Тайлер. — А сами вы не собираетесь в них участвовать? Через какое-то время эта награда окажется весьма кстати для вас с Элизабет.

Щеки Калеба зарделись. Он перевел взгляд на Элизабет, которая все еще сидела за столом, беседуя с Энни Бишоп и Ханной Рандольф, беременной женой кузнеца. Тайлеру вдруг показалось, что на лицо проповедника набежала тень, впрочем, он не был в этом уверен.

Повернувшись к Тайлеру, Калеб все так же улыбался.

— Сдается мне, что награда больше всего нужна сейчас миссис Рандольф.

— Ханне Рандольф это почти всегда необходимо. Так что смотрите, если надумаете участвовать, я одолжу вам лошадь.

Калеб засмеялся, покачал головой и задумчиво взглянул на мужчин, которые делали последние приготовления, осматривая седла и стремена пеоед тем, как вскочить на своих лошадей.

— Вообще-то я сильно сомневаюсь, что наше начальство в Бостоне пришло бы в восторг, если бы проповедники начали скакать на лошадях.

«Интересно, — подумал Тайлер, — знает ли преподобный, что азартные игроки уже ставят на лошадей? Вероятно, знает, но предпочитает не замечать».

Расстояние для скачек в Мерримитинге традиционно определялось в пять миль. Стартовали всегда у старой калеки-сосны в центре лужайки, затем огибали мачтовую мастерскую и лесопилку, скакали к новому молитвенному дому для воскресных собраний и пасторату, а потом направлялись к фермам по укатанному повозками тракту. Здесь, вдали от пристрастных взглядов болельщиков, никто уже не соблюдал правил, и всякий готов был использовать любой недостойный прием, лишь бы вырваться вперед. Если одному их наездников не удавалось сбросить с седла другого, густой лес уравнивал всех: многие врезались в деревья на полном скаку. Спустя четыре мили оставшиеся участники скачек вновь сворачивали в поселок и, обогнув кирпичный дом, подъезжали к одинокой сосне. Побеждал тот, кто преодолел все препятствия, а уж сколько переломов и ушибов приходилось после этого лечить доктору Сэвичу — и не счесть.

В обязанности Тайлера также входило давать сигнал к старту. Встав под сосной рядом с детьми и женщинами, он поднял над головой старый пистолет полковника Бишопа. Тайлер чувствовал, что Делия тоже здесь, где-то за его спиной, и от этого сердце его бешено колотилось о ребра, а дыхание замирало в груди.

— Господа, держитесь линии! — сказал он хриплым, срывающимся голосом.

Стартовой линии, как таковой, впрочем, не было, и наездники толкались, выбирая лучшую позицию, ворча и добродушно переругиваясь.

Тайлер взвел курок.

— Приготовиться!

— Эй, док! — завопил кто-то. — Ради всего святого не томи!

Засмеявшись, Тайлер нажал на курок. Выстрел прокатился по воде, и эхо его потонуло в криках и топоте копыт.

Делия, позабыв о недавней обиде, запрыгала от восторга. Всадники обогнули молитвенный дом и вышли на открытое пространство — Нэт был впереди. Делия вцепилась в руку Тайлера и закричала ему в ухо:

— Смотри, Тай, смотри! Нэт впереди. Ой, хоть бы он выиграл!

Тонкие пальцы сжимали его руку, и Тайлера пробрала лихорадочная дрожь. Он оглянулся, чтобы взглянуть на ее смеющееся лицо, и вдруг до него дошел скрытый смысл сказанного ею. Ему показалось, что разъяренный гигант с размаху двинул его кулаком под дых. Он бесплатно примет роды у того, кто выиграет скачку...

Следующий ребенок Нэта будет от Делии.

***

Нэт выиграл скачку.

Гнедая кобыла вырвалась из леса с укрепленной стороны Мерримитинга. Нэт прижимался к шее лошади, и одна нога его болталась у стремени. Перед тем, как домчаться до финиша, им предстояло еще обогнуть палисадники, но гнедая на добрых три корпуса опередила ближайшего соперника и явно не выбивалась из сил. Сомнения вызывало одно: продержится ли Нэт в седле до финиша.

Наконец гнедая домчалась, едва не наскочив на сосну. Нэт отчаянно натянул поводья, и кобыла, взбрыкнув, остановилась, разбросав вокруг себя клочья травы и комья грязи. Нэт накренился, соскользнул с седла и едва не рухнул наземь: вся тяжесть его тела пришлась на деревянную ногу. Один рукав его воскресного костюма был разодран, их двух порезов на лбу сочилась кровь, но на лице сияла торжествующая улыбка.

Делия подхватила Тилди и вместе с Мэг побежала к Нэту. Она была так возбуждена, что свободной рукой порывисто обняла его за шею и поцеловала прямо в губы.

— Нэт, Нэт! Мы победили! — восклицала она.

Нэт весь напрягся и слегка отстранился от нее, но этого никто не заметил. Мэг бросилась к отцу, ухватившись за его пояс, принялась прыгать и восторженно щебетать.

— Папа выиграл! Папа выиграл! — радостно визжала Тилди.

— Да, да, он победил! — сквозь смех проговорила Делия, передавая малышку отцу.

— Вот это да! — сказала Мэг, сияя от гордости. — Он никогда раньше не выигрывал.

— Тише, детка, — погладив дочь по макушке, глухо рассмеялся Нэт. — Не заставляй меня краснеть за прошлые неудачи.

Когда последние всадники спешились у финиша, все окружили их, поздравляя победителя. Сам Рандольф спрыгнул с лошади рядом с Тайлером и легонько стукнул его по плечу.

— Надеюсь, награду с тебя стребуют не раньше, чем через девять месяцев, а, док? — пробасил он.

Услышав эти слова, все дружно рассмеялись. По поводу предстоящей брачной ночи кто-то отпустил пару соленых шуток. Нэт вспыхнул, но затем встретился взглядом с Делией, и его губы медленно сложились в улыбку. Он обнял ее за талию и притянул к себе.

— Папа, ты сегодня ночью будешь вкалывать? — громко спросила Тилди, простодушно повторив чью-то грязную шутку.


Нэт поспешил прикрыть ее рот ладонью.

— Помолчи, Тилди, — смущенно сказал он. — Не забывай, что хороших девочек видно, но не слышно.

Увидев, как они, краснея, обменялись улыбками, Тайлер впервые в жизни почувствовал болезненный укол ревности. Он вдруг ярко представил себе, как Нэт ложится на обнаженную Делию своим большим телом и проникает в ее горячую, влажную глубину; девушка запрокидывает голову и глаза ее сверкают от страсти и наслаждения.

Тайлер содрогнулся всем телом и зажмурился.

«Ты добился своего, Сэвич, идиот проклятый! Ты хотел отделаться от нее, выдать за другого, пока она не свела тебя с ума. А все потому, что она вызывала у тебя такие чувства, к которым ты не был готов. Но готов ли ты к тому, что произошло теперь?»

Неважно, что Нэт не любит Делию. Их брак — просто соглашение, но все-таки это брак.

И этой ночью Делия разделит с Нэтом постель.

***

Возбуждение от скачек быстро разогнало сонливость, вызванную обильным угощением и жарой, и гостями овладела тяга к веселью. Несколько местных музыкантов-самоучек тут же составили ансамбль из скрипок.

Будь даже у Нэта Паркеса все в порядке с ногами, он, как строгий конгрегационалист, танцевать ни за что не стал бы. Делия потерянно стояла рядом с мужем, с грустной улыбкой наблюдая, как другие пары отплясывают темпераментный деревенский танец.

Тайлер просто не мог видеть ее такой несчастной. Проклиная себя за то, что сейчас совершит очередную ошибку, он подошел к ней и, галантно поклонившись, спросил:

— Можно пригласить тебя на танец, Делия?

— Вообще-то... — колеблясь, она искоса взглянула на Нэта.

— Вы знаете, я не одобряю все эти танцы, доктор Тай, — сказал Нэт. — Дьявольские затеи.

Тайлер натянуто улыбнулся и кивком головы указал на лихо кружащиеся пары, среди которых были раскрасневшаяся Элизабет и смеющийся Калеб.

— Если преподобный Калеб не находит в этом ничего дурного, думаю, и душа вашей жены избежит порчи. Не успел Нэт возразить, как Тайлер подхватил Делию и увлек в круг танцующих. Сначала она двигалась скованно, но вскоре, забыв обо всем, отдалась веселому ритму музыки. Тела их то соединялись, то разъединялись, подчиняясь замысловатому рисунку танца.

Тайлер изо всех сил старался не думать о том, что он видит Делию и прикасается к ней, но это было все равно, что остановить восход солнца. Волосы девушки развевались на ветру, щекоча его шею, и от этого его охватывал трепет. От танца и быстрого дыхания грудь ее подрагивала и вздымалась, а манящая ложбинка покрылась испариной. От Делии сладко пахло розовой водой и чем-то напоминающим мускус. Тайлер знал, как она выглядела бы обнаженной, если бы лежала с ним.

Внезапно отстранившись от Тайлера, она закружилась, смеясь и дразня его своим пленительным ртом, маня и завлекая блеском своих удивительных глаз... Перед глазами Тайлера возникла широкая, покрытая шкурами кровать на мансарде его хижины. Он мучительно хотел эту женщину, он изголодался по ней. О Боже, если бы он мог забрать ее к себе этой ночью и положить поперек своей широкой кровати!

Тот дикарь, что жил в нем, уговаривал его украсть чужую жену — перекинуть через круп лошади и умчать в глухой лес. Там, на берегу далекого северного озера, он построит уютный маленький вигвам и устелет его благоухающими ветвями и травами. На этом ложе они будут проводить дни и ночи, любя друг друга, как безумные, пока...

Оступившись, Делия подвернула ногу и потеряла равновесие. Он успел подхватить ее. Их лица оказались так близко друг от друга, что Тайлер почувствовал, как его обдало жаркое, сладкое дыхание. Он так крепко прижал ее к своей груди, что слышал, как колотится ее сердце. Его возбужденная пульсирующая плоть прижималась к ее лону, и он бессознательно качнул бедрами, прижимаясь к ней еще крепче.

Из груди девушки вырвался прерывистый стон.

Он поднял голову, чтобы посмотреть ей в лицо, впиться взглядом в эти желто-зеленые сияющие глаза, в приоткрытые влажные губы, снова увидеть нежный очерк щеки и подбородка... Еще мгновение — и он смял бы эти губы своими, и плевать на то, что это видят ее муж и весь Мерримитинг!

— Отпусти меня, Тай... Пожалуйста... — умоляюще прошептала она.

Он отнял руки, и в этот момент скрипки, взвизгнув на высокой ноте, умолкли. Делия убежала. Звуки рожка вывели Тайлера из минутного оцепенения. Пары вновь выстроились в линии, готовясь к новому танцу. Казалось, никто не заметил драмы, развернувшейся перед их глазами.

«Это потому, что на самом деле ничего не случилось», — сказал себе Тай. Однако он знал, что это ложь.

Все уже случилось...

Глава 16

Обернувшись на скрип двери, Делия прижала руку к горлу.

— Я не хотел тебя испугать, — сказал Нэт.

— Я просто не ожидала, что ты войдешь... так скоро, — пробормотала Делия.

Нэт отвел глаза.

— Девочки долго не могли успокоиться, но потом все-таки улеглись в п-постель, и теперь уже спят.

— У них был длинный и трудный день.

Нэт обвел взглядом комнату — сундук, обитый телячьей кожей, гардероб из грушевого дерева, глиняный кувшин на полочке рядом с тазом для умывания, развевающиеся на окне занавески. И тщательно застеленная постель в углу.

— Для нас этот день тоже был длинным, — сказал он.

— Ну...

«Проклятая кровать, — подумала Делия, — она занимает всю комнату. Прекрасная кровать из выкрашенного в черный цвет ясеня, с перинами и подушками. Она казалась такой мягкой, что ей хотелось вытянуться на ней и уснуть. Но прежде...»

Делию захлестнула горячая волна страха. Она подошла к открытому окну, и теплый, но освежающий ветерок овеял ее разгоряченное лицо. Было так тихо, что Делия слышала, как шелестят колосья ржи и листья груши. Вдалеке ухала сова. Девушка почти физически ощущала бархатистость ночного неба, освещенного луной.

Лампа наполняла комнату мягким мерцающим светом. Нэт подтянул фитиль, чтобы лампа горела ярче, проковылял через комнату, и его матросские башмаки — единственное, что налезало на его деревянную ногу — гулко застучали по полу. Делия подумала, что к концу дня у него, наверное, страшно устает и болит культя. К стене был прислонен костыль. Должно быть, он отстегивает деревянную ногу, когда возвращается с работы в поле.

Она кашлянула, прочищая горло.

— Нэт? Почему бы тебе не отстегнуть ногу, ведь она причиняет тебе боль, я знаю.

Он повернулся к Делии и посмотрел ей в лицо. Губы его вытянулись в ниточку.

— Только моя жена видела мою культю.

«Но теперь я твоя жена», — хотелось крикнуть ей.

— Я просто хотела сказать, что меня не смутит, если я увижу тебя без ноги.

Едва эти слова сорвались с ее губ, Делия прикусила язык. Но, к ее изумлению, Нэт рассмеялся. Это продолжалось несколько секунд и походило больше на кудахтанье, но несколько разрядило напряженность.

Потом наступила тишина, и Нэт перевел взгляд на постель.

— Когда много трудишься, хорошо повеселиться, но завтра снова наступят будни, и предстоит много работы. Нам нужно отдохнуть.

— А-а... — протянула Делия.

Он прошел через комнату и встал рядом с ней.

Он обнял Делию своими большими руками и мрачно посмотрел ей в глаза, потом наклонился и прижался губами к ее губам.

В этом поцелуе не было ни приоткрытого рта, ни ласки языка. У Делии перехватило дыхание, словно ей вставили кляп. Она терпеливо повиновалась ему, но потом откинула голову, чтобы не задохнуться. Она не могла заставить себя взглянуть на Нэта, но слышала, как он вздохнул. Похоже, это был вздох облегчения: его тоже тяготил этот поцелуй.

Он отошел от нее, задернул поплотнее занавески, уменьшил фитиль и, отвернувшись, начал раздеваться.

Делия понимала, что тоже должна раздеться, но не могла пошевелиться. Нэт снял куртку и жилет, как только они вернулись домой. Теперь он расстегнул ремень, развязал шейный платок и стянул рубашку. Его грудь была гладкая, совсем без волос, и очень белая, а руки слабые и жилистые. Делия заметила у него животик.

Он повесил рубашку и тут почувствовал, что Делия смотрит на него. Его лицо еще больше потемнело.

— В чем дело?

Делия вздрогнула, будто он закричал на нее. Она подняла руки к вороту, но они так дрожали, что не справлялись с пуговками.

Он кивнул на дверь.

— Пожалуй, я выйду на пару минут.

Делия слегка кивнула, и, когда Нэт закрыл за собой дверь, с облегчением закрыла глаза.

Она быстро разделась. К стене было прибито четыре крючка, на которые Нэт вешал одежду. Два остались свободны.

«На них вешала одежду Мэри, — подумала Делия чуть не плача. — Интересно, что Нэт сделал с платьями Мэри?»

Энни сшила для Делии ночную рубашку для первой брачной ночи. Кокетку и рукава она отделала великолепным кружевом, которое нашла у себя. Полюбовавшись рубашкой, Делия быстро надела ее. Наскоро расчесав волосы, она юркнула в постель. Ей хотелось выключить лампу, но она подумала, что это не понравится Нэту.

Нэта не было так долго, что Делия задремала. Услышав, как отворяется дверь, она встрепенулась и увидела, что он вошел. Постояв на пороге, он направился к постели. Их глаза встретились, и оба тут же отвели взгляд. Он облизнул рот.

Она вспомнила ощущение от прикосновения его губ. Делия надеялась, что он просто сделает... то, что должен сделать, и не будет больше целовать ее. Она приказала себе забыть о других прикосновениях — о теплых, нежных губах и ищущем скользящем языке...

Нэт погасил фитиль, и комната погрузилась в темноту.

Когда он сел на кровать, под ним прогнулся матрас. Нэт сидел спиной к ней. Делия слышала, как упали на пол его башмаки, потом матрас снова двинулся, и Нэт стащил с себя бриджи. Увидев, как он наклонился, Делия поняла, что он отстегивает деревянную ногу. Неужели все супруги раздеваются в темноте? Она только сейчас подумала, что не сможет увидеть выражение лица Нэта, когда он будет заниматься в ней любовью. Но, к счастью, и он не увидит ее лица.

Нэт приподнял одеяло, укладываясь рядом с Делией, и ее обдала волна холода. Она лежала тихо и старалась не дрожать. Но едва он протянул руку и коснулся ее груди, она подскочила.

Он придвинулся ближе, обнял ее и почти перекатил на себя. Нога Делии, как назло, натолкнулась при этом на его культю. Потом, ощутив прикосновение его маленького слабого члена, она рывком отстранилась, и Нэт тоже отодвинулся от нее.

Он сел, спустил ноги с постели, повернулся к ней спиной. За это время они не произнесли ни звука, и собственное дыхание казалось теперь Делии слишком громким.

— Я не могу, — сказал Нэт.

Она проглотила огромный ком, застрявший в горле.

— Прости, Делия... я просто не могу. Она умерла всего три месяца назад, моя бедная Мэри...

Он говорил, не поворачиваясь к ней и уставясь в темноту. В голосе его была неприкрытая боль.

— Мы были женаты десять лет. Десять лет мы спали вместе, на этой постели: каждую ночь, кроме тех, когда рождались девочки или я уезжал в Уэльс на военные сборы. Она была единственной женщиной, которую я знаю, то есть знал... Я ничего не имею против тебя, Делия, но просто не могу...

— Нэт, пожалуйста, перестань. Я же все понимаю. — Она чуть приподнялась на подушках.

Он повернул голову и посмотрел на нее, но было так темно, что Делия не разглядела выражения его лица.

— Сегодня, увидев, как ты спускаешься ко мне по ступенькам, и потом, глядя, как ты танцуешь, я понял, что ты очень красивая. И мне показалось, что, может быть... — Голос его угас, и он пожал плечами. — Но даже сама мысль об... я сразу чувствую себя таким виноватым... Я не могу даже подумать о том, чтобы обнять другую женщину. Я знаю, что она умерла, но все равно не могу отделаться от ощущения, будто предаю ее...

Она робко дотронулась до его плеча.

— Но ведь нигде не сказано, что мы должны это делать... прямо сейчас.

Он глубоко вздохнул.

— Нет, нет, конечно, это нигде не сказано. И кроме того, ты же девственница, тебе тоже нужно какое-то время, чтобы привыкнуть ко мне. А потом мы ближе узнаем друг друга, — с надеждой добавил он.

Делил мысленно поблагодарила темноту, скрывшую ее лицо. Она и не предполагала, что он сочтет ее девственницей. Она едва сдержала истерический смех: Нэт начал с того, что принял ее за шлюху, а теперь уверен в ее девственности!

«О Господи, Делия, как ты во все это вляпалась?!»

— Делия?

Она перевела дыхание.

— Да, Нэт, все, что нам сейчас нужно, — это получше узнать друг друга.

Нэт засмеялся от облегчения. Матрас снова дрогнул, когда он встал. Держась за спинку кровати, он доскакал до костыля.

— Делия?..

— Нэт, тебе совсем не обязательно...

— Делия... может, мне пока лучше спать в другом месте? У меня есть тюфяк из соломы. Я могу раскатывать его на ночь, а днем снова сворачивать. Честно говоря, Мэри всегда говорила, что я своим храпом могу и м-мертвого разбудить. Думаю, ты одна гораздо лучше выспишься.

Он снял с крючка рубашку и бриджи, сунул их под мышку, но, уже взявшись за дверную ручку, задержался.

— Ты сегодня была очень красивая, Делия. Я испытывал гордость, стоя рядом с тобой и беря тебя в жены.

— С-спасибо, Нэт.

Дверь открылась, и постель на мгновение озарили отблески пламени в камине.

Делия снова скользнула под одеяло. Свернувшись калачиком, она зарылась лицом в подушку. Горло перехватило от сдерживаемых рыданий, но она не позволила себе расплакаться. Она почувствовала себя такой одинокой, ей так хотелось, чтобы ее приласкали, погладили. Чтобы ее любили. Но не Нэт.

Только Тай.

***

Он не любит ее.

Он все время повторял себе это. Но если это так, зачем же он, проскользнув сюда в темноте, стоит и смотрит на окно комнаты, где она скоро упадет в объятия своего мужа?

Он прислонился к стене, сложенной из валунов, которые Нэт Паркес сам натаскал со своего расчищенного поля. Тайлер чувствовал неровности камня через тонкую ткань рубашки. Ночь была прохладной, но по лицу его тек пот. Мышцы свела боль.

Он резко выпрямился, увидев ее в окне, — только силуэт, обрисовавшийся в желтом свете. Она была одна и смотрела в темноту. Зная, что это невозможно, Тайлер страстно хотел, чтобы она увидела его здесь, под деревьями.

Потом появился Нэт и обнял ее.

Увидев, как Нэт целует ее, Тайлер резко повернулся и ударил кулаком о стену, потом еще и еще, пока на руках не выступила кровь. Желтый свет погас, и Тайлер услышал, как закрылось окно. Он запрокинул голову, нахмурился, и у него на шее вздулись жилы. Руки горели от боли. Ему хотелось завыть, издать вопль войны и смерти, который издают абенаки.

Он отшатнулся от стены и углубился в лес, боясь того, на что сейчас был способен. Его одолевало желание ворваться в дом Нэта, схватить Делию с ее брачной постели, унести с собой, обладать ею снова и снова, пока он не излечится от этого наваждения и не насытит свою страсть.

Продираясь сквозь заросли, он не издал ни звука. Тайлер не замечал ничего, видя перед собой только Делию в объятиях Нэта, живо представляя себе, как сливаются в поцелуе их губы. Наконец он выбрался на открытую поляну, на которой стоял его дом. Шум падающей воды не заглушал шума крови, стучавшей в его висках. Запрокинув голову, он посмотрел на серебряный диск луны, который на мгновение закрыла тень набежавшей тучки.

— Делил! — раздался крик в глубокой тишине. — Будь ты проклята, Делия! — прошептал он. — Проклята, проклята, проклята. Я не люблю тебя. Ты слышишь меня? — снова закричал он. — Черт возьми, я не люблю тебя!

***

Утром, спустя три дня, Нэт Паркес и его дочери заканчивали завтракать. В доме пахло гарью: Делия сожгла кашу.

Нэт листал потрепанный альманах.

— Похоже, хорошая погода не простоит долго, — заметил он, — и август будет дождливым. Так что пора собирать сено.

Делия обошла вокруг стола и взяла у Тилди тарелку с остатками каши. Под ней лежали хлебные корочки. Делия поспешила смести их в тарелку, но не успела.

— Тилди, доешь хлеб, — строго сказал Нэт.

У девочки задрожала верхняя губка.

— Но, папа, он такой жесткий!

— А у мамы всегда получался мягкий и вкусный, — вставила Мэг, вызывающе глядя на Делию.

Делия испекла хлеб накануне вечером и оставила его на всю ночь в печи, слегка подтапливая ее, чтобы не ушло тепло. Она гордилась своим произведением, пока не увидела утром его странную форму и неопределенный цвет. Когда Делия попыталась вынуть его, он развалился на куски и оказался несъедобным.

Делия стояла, понурив голову, но чувствовала на себе пристальный взгляд Нэта.

— Ничего страшного, Нэт, — сказала она, — я могу размочить его и скормить свиньям.

— Это расточительство, Делия.

— А что же мне делать с ним? — Она едва не плакала. За эти три дня Делия уже поняла, что не способна стать достойной женой фермера.

На рассвете первого дня Нэт подоил при ней козу, показав, как это нужно делать, и пояснив, что дойка — обязанность женщины. На следующее утро Делия приступила к этому сама, но проклятая тварь чуть не сжевала ей волосы, выбила из-под нее табуретку и перевернула подойник, когда она на минутку отвернулась. Увидев, что молоко едва покрывает дно ведра, Нэт не скрыл разочарования.

На следующий день Делия взяла мотыгу и отправилась в огород. Но, провозившись на жаре три часа, услышала от Мэг, что оставила одни сорняки, выполов турнепс и свеклу.

— Делия пришла и уничтожила мамин огород, — заявила Мэг отцу, когда тот вернулся с поля обедать.

«Этот день начался с испорченного завтрака, — в отчаянии думала Делия. — Какие же еще несчастья ждут меня сегодня, ведь стоит случиться одному — и конца им не будет!»

С утра Делия вычистила сарай от навоза, задала свежего корма скотине, насыпала курам зерна, собрала яйца и подоила козу. Все это она сделала до того, как сожгла бобовую кашу. Она посмотрела на остатки недоеденной каши, потом заметила то, что в кружках с горячим шоколадом ничего не осталось. Она сварила шоколад на козьем молоке, добавив туда немного патоки: Делия смутно помнила, что так когда-то делала ее мать.

«Значит, — подумала она, испытав легкое удовлетворение, — я не все ухитрилась испортить. Что-то получилось».

— Ну, я пошел убирать сено, сказал Нэт, захлопнув альманах и поднимаясь. Делия увидела, что оторвалась застежка на его домотканных бриджах, и ей стало стыдно. Вчера вечером она поклялась себе, что непременно пришьет ее, но потом забыла об этом. Удовлетворение, испытанное минуту назад, тут же улетучилось. Делия громко вздохнула: ей никогда не стать хорошей женой.

Нэт повернулся к Мэг.

— Пойдем, поможешь мне с сеном, дочка. Приходи и ты, Делил, когда управишься с домашними делами.

— Нэт... Я хотела вечером сходить в Мерримитинг — это займет не больше часа... На урок к миссис Бишоп.

— Она согласилась учить тебя прясть? Уборка сена сейчас важнее всего.

Делия облизнула пересохшие губы.

— Не прясть, Нэт. Она учит меня читать и писать.

Он махнул рукой.

— Теперь у тебя нет времени на это, да и не нужно это тебе.

— Но я же только начала учиться! Мне так не хочется бросать...

— Я высказал свое мнение, Делия, и оно окончательное.

Их взгляды встретились.

— Я поеду, Нэт. Я сделаю все, что нужно по дому, но пойду на урок.

Глаза его потемнели, а руки сжались в кулаки. Делия приготовилась к тому, что он ударит ее, но тут громко завизжала Тилди. Оба резко обернулись и увидели, что малышка отчаянно трет правый глаз.

— Мне больно глазик! Мне больно глазик!

Делия опустилась на колени рядом с ней, пытаясь отвести от глаза ручку девочки.

— Солнышко мое, дай я посмотрю.

Нэт тоже наклонился к дочери. Вокруг правого глаза образовалась красноватая припухлость.

— Это просто ячмень, — все еще сердито сказал он, — отведи ее сейчас к доктору Таю, он в этом лучше разбирается.

У Делии заныло сердце.

— Но я... я не могу... может, Мэг отведет...

— Мэг идет со мной убирать сено. Она это умеет, и мне не придется возиться с ней целый час, показывая, что и как надо делать.

Делия вытерла слезы с щечек Тилди.

— Все будет хорошо, — приговаривала она. — Мы сходим к доктору Сэвичу, и он тебя быстро вылечит.

Тилди попыталась улыбнуться.

— А доктор Тай даст мне печенье? В прошлый раз, когда я разбила коленку, он дал мне печенье.

— Ну, думаю, он и сегодня даст.

Нэт поднялся, надел шляпу и пошел к двери.

— А все же, — сказала Делия ему вслед, — сегодня вечером я поеду в Мерримитинг. На урок.

Спина Нэта напряглась, но он не остановился. Через минуту хлопнула дверь.

Мэг смотрела на Делию широко открытыми глазами, но определить их выражение было трудно.

— Ты рассердила папу.

— Да, пожалуй. — Делии вдруг стало безразлично, что Мэг ненавидит ее.

— Тебе что — все равно?

— Нет, мне не все равно. Но эти уроки слишком важны для меня, Мэг.

Со двора раздался голос Нэта — он звал дочь. Мэг посмотрела на дверь, потом снова на Делию.

— Ты помнишь, что обещала научить меня вертеть волчок? Еще не забыла? Как ты думаешь, может, завтра утром...

Делия неожиданно улыбнулась.

— Конечно, не забыла. Завтра утром и начнем. Только после уборки сена, а то твой папа решит, что мы отлыниваем от домашней работы, ладно?

У Мэг явно отлегло от сердца, и она через силу улыбнулась.

— Мэг!!

— Иди, тебя папа зовет.

Мэг выбежала, и Делия сняла рабочую блузу.

Тилди пошла с ней в комнату и, пока Делия надевала новое платье, лепетала что-то про доктора Тая и его печенье. В доме не было зеркала, но Делия видела свое отражение в оконном стекле. Она причесалась и надела шляпку, чтобы защитить голову от солнца. Ее щеки горели, а сердце билось сильно и неровно. Но ей было все нипочем — ведь она скоро увидит Тая!

Нэт владел четырьмя акрами соленой топи вдоль реки, где и убирал сено. Ведя за ручку Тилди, Делия видела, как работают Нэт и Мэг. Отец орудовал граблями, а дочь подгребала сено, собирая его в валки. Делия помахала им, но они не прервали работы и не ответили ей.

Река лениво несла свои воды. Рыба всколыхнула поверхность реки, погнавшись за насекомыми, и спугнула большую белую цаплю. Они миновали полянки, заросшие земляникой, такой соблазнительной, что Делия решила остановиться здесь и на обратном пути собрать ягод. Тилди засмеялась от радости, увидев над головой белку, которая помахивала рыжим хвостом.

Через некоторое время тропинка повернула в лес. Они вступили под его своды; солнечный свет едва проникал сквозь густые кроны деревьев. В лесу было очень тихо, пока пара синиц не завела свои песенки.

Они задержались на лужайке, и Делия затаила дыхание от восторга. Перед ней стоял аккуратный бревенчатый дом с широким крыльцом, окруженный цветущими кустами — дикими розами, голубыми ирисами, черникой. Рядом шумела река, выводя свою песню и перекатываясь по камням. Неподалеку, почти на берегу, поросшем молодыми ивами, стояла небольшая хижина, крытая звериными шкурками и корой. Своей конической формой она напоминала вигвамы индейцев, и Делия недоумевала, зачем она здесь.

Вырвавшись из рук Делии, Тилди закричала:

— Доктор Тай! Доктор Тай! У меня ячмень! Можно мне печенья?

По ступеньками спустился черный кот и начал тереться о ноги Тилди. Просияв от счастья, она уселась прямо на землю. Кот тут же развалился рядом с ней и громко замурлыкал.

Делия осторожно приблизилась к дому, уговаривая себя не быть такой глупой. Но она не могла ни утихомирить свое сердце, ни ровно дышать. Подойдя к крыльцу, она подняла голову. Щеки ее горели, она это чувствовала.

Тайлер сидел на крыльце в кресле на высоких ножках, положив ноги на перила. В руке он держал пустой стакан. Он явно не брился несколько дней, а его волосы слиплись от пота. Пот покрывал и его грудь, поросшую темными волосами, которые сбегали вниз по животу и исчезали за поясом его бриджей.

Делия глубоко вздохнула и перевела взгляд на его лицо: едва ли он обрадовался ее приходу.

— Доброе утро, Тайлер. Похоже, тебе э-э-э... жарко.

— А ты сегодня прелестна. Семейная жизнь пошла тебе на пользу.

Он цедил слова, едва открывая рот, его глаза были налиты кровью. Делию потрясло, что он так много выпил, да еще рано утром. Так мог напиться ее отец. Но не Тайлер.

— Что это ты расселся в такое время дня, — спросила она, не скрывая негодования.

Он усмехнулся.

— Это продолжение вчерашней ночи. И позавчерашней — тоже.

Она поднялась на крыльцо. Находиться так близко к нему было трудно, она чувствовала, как жаркие волны прокатываются по ней. Небритый и полураздетый, Тайлер казался опасным и желанным.

Его взгляд блуждал по ней, напряженный и сверкающий, воспламеняя ее своим неистовым огнем. Делия хотела спастись бегством, укрывшись в прохладном и безопасном лесу.

— Что привело тебя сюда в такую рань, крошка? Это что — светский визит?

— О нет, — начала она, снова покраснев, — что-то с глазом у Тилди.

Покачнувшись, Тайлер поднялся. Подозвав к себе Тилди, он взял ее лицо в ладони и нежно приподнял.

Делия подумала, не притворяется ли он пьяным, хотя по нему было видно, что последнее время он много пил. Похоже, он пил уже дня три... как раз с ее свадьбы. На секунду Делия заподозрила, что именно она и была тому причиной. От этой мысли у нее перехватило дыхание.

— У меня ячмень, — напомнила Тилди.

Тайлер потрепал ее по плечу.

— Так оно и есть, дорогая.

Делия подошла к ним.

— Ты можешь ей помочь?

Он повернулся к ней и улыбнулся такой нежной улыбкой, что у нее защемило сердце.

— Сделаю все, что нужно.

Он повел Тилди в дом, и Делия пошла за ними. Она удивленно оглядывалась вокруг. Дом был сложен из бревен, так плотно подогнанных друг к другу, что между ними не прошло бы и лезвие ножа. Сейчас в доме было прохладно, но зимой, наверное, тепло и сухо. Делия глубоко вздохнула — воздух был напоен ароматом грушевой смолы и сладковатым запахом ружейного масла.

Дом состоял из одной большой комнаты, откуда была видна часть чердака, где Делия разглядела угол низкой кровати, покрытой медвежьей шкурой. Несмотря на то что дом находился в лесной глуши, он был прекрасно, почти изысканно обставлен: искусно вырезанный ларь, два кресла, обитых дамасским шелком, шкаф с оловянной посудой и стаканами. Делия улыбнулась, вспомнив, как Тайлер сказал ей в первый день знакомства, что у него изысканный вкус.

В камине почти погас огонь, но Тайлер разжег его, подкинув дров. Он подвесил над огнем чайник, объясняя Тилди, что ей следует наклониться над котелком с кипящей водой и хорошенько зажмуриться. Тогда ее ячмень прорвется и исчезнет.

— А после ты дашь мне печенье? — радостно спросила Тилди.

По комнате прокатился низкий смех Тайлера, и Делия невольно улыбнулась.

— А можно, я открою сундучок с игрушками, доктор Тай, — спросила Тилди тонким голоском.

— Конечно.

Тилди нетерпеливо смотрела на обитый медью морской сундук, стоявший в углу. Похожий на сундук пирата, он, к радости Делии, оказался настоящим сокровищем для ребенка: в нем было полно игрушек: кукол, лодочек, мячиков и мраморных шариков. Но самым замечательным была деревянная повозка, которую тянули два маленьких вола. Тилди облюбовала именно ее и принялась нагружать повозку щепочками.

Делия наблюдала, как Тайлер с тихой улыбкой на губах смотрит на играющую девочку.

«Только тот, кто очень любит детей, может держать для них полный сундук игрушек, —
подумала она. — Почему же он до сих пор не женился, не завел детей?»

Делия снова обошла эту удивительную комнату, которая странно сочетала в себе изящество и первобытность. Посреди стола стояла хрустальная солонка и серебряная сахарница с серебряными щипчиками. Однако возле очага с потолка свисал треснувший поднос с сушеными яблоками. На угловом шкафу стоял высокий стальной канделябр. Зато на крючке у двери висел грубый фонарь из коровьего рога. Его глиняная трубка, кисет из беличьей шкурки и охотничий нож лежали рядом на буфете возле модного набора оловянных кружек.

Часть комнаты служила приемной врача: там стояла аптечная посуда, ступка с пестиком, странные, устрашающего вида инструменты и набор ланцетов. Она опознала некоторые лекарства — серу для лечения малярии, порошок гвоздики от зубной боли, перечная мята — для желудка. Другие она тоже узнала, но не имела понятия, от каких они болезней: сладкий базилик, кора хинного дерева, полынное масло. Остальные лекарства были и вовсе незнакомыми и странными.

Несколько полок на стене были уставлены книгами и справочниками по хирургии и лекарствами. Делия прочла некоторые названия: «Методы медицины», «Руководство по лечению естественными и искусственными средствами». Одна книга в ярко-красном переплете привлекла ее внимание, и она сняла ее с полки, наслаждаясь своим умением читать. Вернее, она узнавала буквы, но не понимала слова, в которые они складывались.

— Это на латыни, — сказал Тайлер, наблюдавший за ней. — Если это тебя интересует.

Делия равнодушно передернула плечами.

— Меня учила миссис Бишоп — она учила меня моим буквам.

— Да, мне говорили. Это весьма полезные навыки для работы в поле.

Она отвернулась от него и сердито поставила книгу на полку.

Когда она снова обернулась, ее взгляд уперся в его широкую грудь. Он глубоко вздохнул, и мускулы его напряглись. От него пахло мужским потом, но это не было неприятно. Однако Делия, не удержавшись, заметила:

— Тебе не мешало бы помыться.

Его щеки залил румянец, и она с удовлетворением поняла, что удар попал в цель.

Ноздри его затрепетали, губы плотно сжались. Он шагнул к Делии и прижал ее к стене. Тайлер придерживал Делию бедром, опершись о стену по обе стороны от ее головы. Его лицо было в нескольких дюймах от ее лица. Она видела каждый волосок на его заросших щеках, каждую морщинку у его губ и бездонную синеву его глаз.

— Так что же ты тут делаешь, крошка? — протянул он низким голосом. — Чего ради ты пришла сюда?

Делия чувствовала, что попала в ловушку.

— Тилди, — начала она.

— Ах, вот оно что! — Он медленно покачал головой, придвинув лицо еще ближе к ней, так, что их губы почти соприкасались. — Я так не думаю, Делия. По-моему, ты пришла потому, что...

В этот момент засвистел чайник.

— Доктор Тай, он кипит! — закричала Тилди. — Вода закипела!

Губы Тая еще на мгновение задержались возле нее. Потом, выругавшись сквозь зубы, он отшатнулся.

Тайлер поставил Тилди на стул и велел ей наклониться над его тазом для бритья, куда он налил кипяток. Девочка терпеливо сносила горячий пар, и спустя минуту ячмень лопнул. Тайлер вытер ее мокрое личико чистым полотенцем и осмотрел больной глаз.

— Тилди, скажи, он еще болит?

— Нет. Можно мне теперь печенье?

Из коробки на столе он вынул два больших печенья. Делия почувствовала укор ревности, подумав о том, что какая-то женщина в Мерримитинге печет Таю печенье.

Больше не было причин задерживаться. Делия взяла Тилди за руку и пошла с ней к дверям. Она не знала, нужно ли платить Таю за визит, но денег у нее с собой не было.

— Скажи потом Нэту, сколько мы должны, — проговорила она.

— Так я и сделаю, — ответил он.

Между тем снаружи стало еще жарче. Воздух был горячим и неподвижным, в траве у реки стрекотали кузнечики. На крыльце Делия замешкалась, желая что-то спросить у Тайлера, но не отваживаясь на это.

Тилди с измазанными печеньем щеками гонялась за котом под крыльцом. Делия скользнула взглядом по реке и странной хижине.

— Что это такое? — спросила она, хотя думала спросить совсем не об этом.

Она слишком рисковала, глядя на Тайлера. Он стоял, сунув руки в карманы бриджей и расставив ноги. Его широкая обнаженная грудь вздымалась. Он источал такую сексуальность, что Делия испуганно отвела взгляд.

— Это вигвам, — наконец ответил он. — Мой собственный приют.

— О... — выдохнула она. Делия не имела понятия о том, что такое вигвам, да и приют тоже. Тогда она задала вопрос, который вертелся у нее на языке.

— Ты обещал Нэту привезти девственницу?

Вопрос ошеломил его. Но только на мгновение.

— А в чем проблема? — усмехнулся он, — Нэт — что — разочарован?

Она чуть не задохнулась.

— Да как ты смеешь?!

— А, так это ты разочарована? — Он подвинулся и оказался прямо перед ней. — Нэт что — не удовлетворил тебя в постели?

Глаза их встретились, и Делия гордо вздернула подбородок.

— Ты всегда ведешь себя как подонок со всеми знакомыми женщинами... или я хуже всех?

Он горько рассмеялся.

— О Господи, Делия, все дело в том, что я...

Он оборвал себя на полуслове.

— Что? Так в чем же дело?

— Да ни в чем. Нэт спросил меня, была ли ты в Бостоне шлюхой. Я ответил правду. Успокоил его. Вот и все, что я ему сказал.

Делия почти не слушала его объяснений, уверенная в том, что он чуть не признался ей в том, что ревнует. Ревнует ее к Нэту? Эта мысль заставила ее трепетать, надеяться и бояться.

Тилди наконец выползла из-под ступенек, волоча кота за передние лапы. Кот сопротивлялся, шипел и цеплялся задними лапами за землю, оставляя на ней борозды.

— Давай, малышка, — смеясь, сказала Делия. Тайлер не шелохнулся, и ей пришлось обойти его. — Теперь нам пора домой. Надо помочь папе убирать сено.

На опушке они оглянулись. Тилди замахала ладошкой.

— До свидания, доктор Тай! Спасибо за печенье!

Тайлер поднял руку. Он стоял на залитом солнцем крыльце и показался Делии очень одиноким.

Глава 17

Делия недоверчиво смотрела на Мэг.

— Ты правда думаешь, что надо спустить в дымоход двух куриц?

Мэг серьезно кивнула.

— Мама всегда так прочищала дымоход. Когда оттуда начинало вонять, они махали там крыльями и вся копоть выходила.

— Надо запустить кур в дымоход! — подтвердила Тилди. — А то у меня глаза щиплет от дыма.

Очаг и вправду дымил. Из него то и дело вылетала копоть, отчего слезились глаза. Накануне Нэт с девочками завтракал из-за этого на улице и посмотрел на Делию так, что не оставалось сомнений: муж во всем винит ее. Хотя она и не могла взять в толк, почему это только ее вина.

Этим утром он ушел работать в поле, выразив надежду, что Делия все исправит к его приходу, и намекнув на то, что за месяц она все еще не стала хорошей женой.

Теперь она с подозрением посматривала на Мэг.

— Ты случайно не пытаешься подшутить надо мной?

— Конечно, нет. Я просто рассказала, как это делала мама. Да хоть у папы спроси.

Спрашивать у Нэта Делии более чем не хотелось. Отношения были такими напряженными, что ни один разговор не заканчивался мирно. Стыд и неловкость привели их к открытой неприязни. По ночам он все еще спал на тюфяке. И по-прежнему каждый день по часу просиживал на могиле жены, беседуя с ней.

— Ну, ладно, — наконец неохотно согласилась Делия. — Рассказывайте, как все это надо делать.

Под руководством Мэг Делия погасила огонь в очаге водой и опилками. Тучи копоти и клубы дыма наполнили кухню, и все вокруг стало грязным и серым. Делия чуть не заплакала — теперь ей придется весь день убирать и пропустить урок у миссис Бишоп.

Выйдя во двор, она подманила к себе кур зерном. Поймав одну, Делия старалась не слишком прижимать ее к себе.

— Что мне делать с ней дальше? — спросила она смеющуюся Мэг. Между тем как курица отчаянно трепыхалась у нее в руках и кудахтала. Тилди хохотала, приплясывая вокруг.

— Надо влезть на крышу и бросить ее в трубу.

Делия запрокинула голову, и у нее занялся дух: она всегда немного боялась высоты. Но за ее спиной хихикала Мэг, и потому она сказала:

— Принеси мне мешок. Я не могу лезть по лестнице и тащить эту проклятую курицу.

Делии и Мэг стоило огромных усилий засунуть в мешок самую большую курицу, а за ней и вторую. Они притащили из сарая лестницу, приставили ее к самой низкой стене дома, и Делия, сняв туфли, стала взбираться на крышу, повторяя себе, что лучше было тихо сидеть в Бостоне — там в таких случаях хотя бы вызывают трубочиста.

Поскольку в этих краях выпадало много снега, крыши здесь были покатыми. Делия едва ползла на четвереньках, волоча за собой кудахчущий мешок. Она не позволяла себе смотреть вниз, на землю. На самом верху она заглянула в дымоход, но там все было черно.

— Мэг, иди в дом, попробуй поймать курицу, когда она упадет, — крикнула она девочке.

— Поймать курицу?! — крикнула Мэг.

— Ну да!

Немного поколебавшись, Мэг вошла в дом.

— Делия, не упади! — закричала ей Тилди.

— Не упаду, — неуверенно сказала Делия, взмолившись, чтобы Господь пожалел бедную маленькую девчонку из бостонской таверны, которую волею случая занесло сюда.

Схватив вырывающуюся курицу, Делия снова заглянула в дымоход.

— Ты готова? — спросила она Мэг, и ей ответило эхо в трубе.

Делия услышала невнятный ответ, который приняла за утвердительный. Она подвинулась к трубе и, чувствуя дурацкое желание зажмуриться, бросила курицу в дымоход. Раздалось отчаянное кудахтанье, шум крыльев, а затем внезапная тишина.

— Мэг?

— Застряла! Курица застряла!

Делия откинула с лица прилипшие пряди волос. «Боже, Делия, ну как ты умудряешься попадать в подобные ситуации?!»

Она потихоньку спустилась с крыши, немного постояла, чтобы унять дрожь в коленях и привыкнуть к ощущению твердой почвы под ногами. Затем она поспешила в дом, и они вместе с Мэг заглянули в дымоход. Кромешная тьма!

— Оттуда ни звука, — прошептала Мэг, — Как ты думаешь, она там померла?

— Если так, то зажарим ее на ужин.

— Что ты сможешь зажарить, если курица там застряла!

Делия согласилась, что все это не так просто.

— Думаю, — сказала она, — надо попробовать ее чем-нибудь пропихнуть.

Она вышла на крыльцо и пыталась отыскать что-нибудь подходящее среди инструментов, висевших на стене. Окинув их взглядом, Делия решила, что подойдет мотыга.

Сунув древко мотыги в дымоход, она наткнулась на пустоту.

— Я не достаю, так что вставай мне на плечи, Мэг, и постарайся дотянуться.

Глаза у Мэг округлились, но она кивнула.

Держа мотыгу, Мэг взобралась Делии на спину, а та, скрючившись, влезла в очаг, потом медленно выпрямилась.

— Дай ей хорошего пинка, Мэг.

Мэг поглубже сунула мотыгу в дымоход. Курица вылетела, хлопая крыльями. Сверху посыпалась труха и копоть.

Неожиданно курица, вся в золе и копоти, устремилась к ним. Взвизгнув, Мэг попыталась отклониться, у Делии подкосились ноги, и обе полетели на пол, увлекая за собой заготовки для обухов топора, которые Нэт сушил у очага. Делия упала спиной на скалку, а Мэг свалилась ей на грудь так, что у Делии прервалось дыхание.

Несколько мгновений Делия лежала и думала, сможет ли она когда-нибудь снова дышать. Потом попыталась вдохнуть немного воздуха. Приподнявшись на локти, она уставилась на Мэг, а та — на нее: белки глаз на совершенно черных лицах.

— С тобой все в порядке? — спросила Делия.

Мэг села, потирая лоб.

— Я головой треснулась. — Она хихикнула. Делия прикусила губу.

Скоро по всему дому разносился их громкий кашель. Курица, столь счастливо избежавшая смерти, теперь ходила вокруг них, волоча сломанное крыло и что-то склевывая с пола.

Неожиданно со двора раздался крик Тилди.

Мысль о волках, индейцах и других ужасах заставила Делию вскочить. Схватив мотыгу как единственное оружие она выбежала из дома, и Мэг последовала за ней.

Увидев их, Тилди принялась скакать вверх-вниз, приговаривая:

— Коза Нанни в огороде! Коза в огороде!

— О-ооо!!! — завопила Делия, вздымая мотыгу над головой, и помчалась спасать огород, на котором она трудилась весь месяц, как последняя рабыня.

— Вот я вам сейчас покажу, поганые твари!

По отношению к этим тварям Делия была настроена весьма решительно, но для того чтобы отомстить им, их надо было сначала поймать. Она гналась за ними через весь огород, еще больше злясь от того, что при этом гибли овощи... Внезапно услышав мужской смех, она застыла как вкопанная.

Медленно обернувшись, она увидела Тайлера Сэвича. Он стоял и смеялся. Смеялся над ней.

У нее перехватило дыхание, когда она увидела его. Он был раздет, вернее, почти раздет, настолько, чтобы не вызвать шока у поселян. Высокие мокасины были завязаны под самыми коленями, а индейская набедренная повязка прикрывала только чресла, так что его великолепное мощное тело оставалось обнаженным.

С его плеч свешивалось отрубленное бедро какого-то огромного животного с черной шерстью, и ручейки крови стекали на его загорелую широкую грудь.

Глядя на Тайлера, Делия чувствовала, как пересохло у нее во рту, как вздымается грудь. Поняв, что с ней происходит, она постаралась овладеть собой.

Она двинулась к нему, не выпуская мотыги.

— Какого черта ты стоишь тут и смеешься надо мной, придурок!

Тайлер продолжал смеяться.

— Клянусь, крошка, ты кипела, как горшок с маслом! Ну и темперамент!

«Какого черта он говорит про мой темперамент? — думала она, размахивая мотыгой. — Его не было несколько недель, так что же он знает о моем темпераменте?»

Но, подойдя к нему ближе, Делия вдруг с отвращением уставилась на кусок туши, свисающей с его плеча.

— Фу! — воскликнула она.

Тайлер высокомерно оглядел Делию — начиная с волос, выбившихся из-под чепца, — отметил, что лицо ее искажено гневом, щеки перепачканы сажей, руки стиснули мотыгу и прижимают ее к полным вздымающимся грудям. Губы его дрогнули.

«Господи, похоже, он хочет поцеловать ее прямо здесь!»

Наконец взгляд Тайлера спустился к ее босым ногам, он улыбнулся, снова посмотрел на ее грудь, затем на лицо и усмехнулся.

— Что — чистили дымоход?

— Почему ты... почему ты... о черт! — Ее пальцы стиснули ручку мотыги. Ей хотелось ударить его — но тогда она повредит такое великолепное тело.

— Что это за вонючее мясо?

— Я подумал, что вам с Нэтом не помешает кусок медвежатины; это тот самый медведь, который портил вам урожай.

Делия вспомнила: Нэт говорил, что медведица с детенышем совершают набеги на пшеничное поле у реки.

Удивленно уставившись на кусок мяса, она поморщилась.

— И что с этим делать?

— Ну, — он обезоруживающе улыбнулся, — сдерешь с него шкуру, посадишь на большой вертел и прожаришь на огне. А потом вы ее съедите.

— Есть медвежатину! — Делию передернуло, — Черта с два!

Мэг и Тилди, выгнав козу с огорода, подбежали к ним. При виде медвежьей лапы у Тилди расширились глаза.

— Ты что — сам убил эту огромную медведицу, доктор Тай?

— Ага. Просто задушил собственными руками.

Тилди онемела от изумления.

— Надо же!

. — Ладно, перестаньте! — фыркнула Делия.

Тайлер поднял брови.

— Вы что — не верите мне?

«Он не мог... конечно же, он не мог... но он такой сильный и храбрый... и воспитали его индейцы...»

— Нет, ты не мог, — твердо сказала она.

Он откинул голову и рассмеялся.

— Конечно, не мог. Я подстрелил ее из-за скалы, с добрых десяти ярдов.

Делия засмеялась вместе с ним. Было так хорошо просто смотреть на него! Она видела его так давно, в последний раз — через пару дней после свадьбы, но каждое воскресенье ждала, что он придет на собрание. И всякий раз, когда она отправлялась в Мерримитинг, сердце ее билось сильнее — ведь там она могла встретить его у Бишопов, в магазине, на мельнице. Но ей ни разу не повезло.

«Просто дай мне увидеть его, — иногда молилась она, — дай мне увидеть его и поговорить с ним, хоть несколько минут!»

Но молитвы ее не были услышаны, и Делия понимала, что это к лучшему. Она не имела права думать о Тайлере Сэвиче.

— Девочки, — сказал Тайлер, не отрывая глаз от Делии, — сбегайте в дом и поищите там какую-нибудь тряпку, в которую можно завернуть мясо.

Девочки убежали, горя желанием помочь и весело болтая.

Повисла странная тишина. Было так тихо, что Делия слышала, как жужжат пчелы возле цветов. Солнце стояло высоко в небе, как огромный раскаленный шар. Теплый ветерок доносил запах свежескошенного сена.

Тайлер смотрел на нее не отрываясь, так, словно хотел проникнуть взглядом в ее душу.

— Ну как ты, Делия?

— Хорошо... все хорошо. — Она вдруг поняла, что глупо кивает и не может остановиться. Делия была в полном смятении: сердце бешено колотилось, к горлу подступил комок, глаза горели.

— Скажи, Нэт хорошо обращается с тобой?

— Да, да, — солгала она. Или солгала наполовину. В конце концов, Нэт ее не бил, и на том спасибо. — Он сейчас на поле, сено собирает.

Тайлер кивнул, не выразив никаких эмоций.

— Это хорошо. — Он поправил кусок мяса на плече, и мышцы на его руках заиграли. — Я положу его в погреб, если не возражаешь. Оно чертовски тяжелое, — добавил он улыбаясь.

Делия вспыхнула от этой улыбки.

Прямо за домом был маленький родничок под специально сколоченной над ним крышей. Делия прислонила мотыгу к стене и отворила скрипучую дверь. Внутри было прохладно, и Делия испытала от этого облегчение. Снаружи было так жарко, что у нее закипала кровь.

Тайлер свалил мясо на полку, обитую железом. Мышцы у него на спине перекатывались, когда он снимал с себя этот тяжелый кусок. Его темные волосы спадали на шею. Кожу на спине и груди покрывал бронзовый загар. Делия смущенно размышляла, весь ли он так загорел...

— А мы с Нэтом все думаем, почему это тебя так долго не видать на воскресных собраниях, — пробормотала она, чувствуя неловкость. Теперь он поймет, что она ищет встречи с ним.

Он насмешливо улыбнулся.

— Я не такой уж верующий.

— Ты не веришь в Бога?!

Он пожал плечами.

— Я верю в Маниту, но он не Бог, а духовная сила, разлитая повсюду. — Он посмотрел на тушу, свисающую с крючка, и по лицу его пробежала тень. — Вот почему я спел песню прощания над убитым медведем — для его духа — и объяснил, зачем убил его.

Извиняться перед духом медведя? Она посмотрела на кожаный мешочек, висевший у него на шее. Там лежал его талисман. Такой образованный человек, как Тайлер, верит в потусторонние силы, в духов... Какой же он странный! Делия подумала, сможет ли когда-нибудь понять его до конца. Похоже, в нем живут два разных человека. Вряд ли сам он вполне понимал себя.

Встав на колени перед родничком, он набрал в бадью воды и вылил ее себе на грудь, смывая кровь. Вода стекала по его груди, поросшей волосами, образуя на животе ручеек, который исчезал под набедренной повязкой. Делия следила, как его руки, обтирают тело. Ей хотелось отвести их и сделать это самой, хотя она понимала, что даже думать об этом немыслимо, запретно, грешно. Но она ничего не могла поделать с собой.

Она подала ему полотно, которое висело тут же, на гвоздике и использовалось как полотенце. Но он не стал вытираться: бросил полотно в корзинку, поднялся на ноги и подошел к ней. Завороженная его близостью, Делия издала какой-то странный звук.

Он взял ее двумя пальцами за подбородок и заставил поднять голову. Мягкими, нежными движениями он вытер грязь и сажу с ее лица. Глаза Тайлера приблизились, и она ощутила его прикосновение — такое легкое и такое чувственное. Все в ней сжалось, и она вспыхнула от желания.

Отшатнувшись от него, она чуть не споткнулась. Его рука поддержала ее.

— Делия?..

«О Боже!»

— Если я когда-нибудь буду нужен тебе, все равно для чего, ты придешь ко мне?

Этот вопрос удивил и согрел ее. Но ей все еще не хватало дыхания, чтобы ответить ему. Она прочистила горло и разлепила губы.

— Ты же знаешь, что приду, Тай.

Он тихо вздохнул. Его голова склонилась, приблизившись к ней. Глаза Делии были прикованы к его нижней губе — полной, чувственной, зовущей. На какую-то долю секунды ей показалось, что она растворяется в нем. Делия подняла руку, чтобы зарыться в его волосы, провести пальцами по его губе...

Дверь распахнулась и вниз заглянули девочки.

— Все в порядке, мистер Тай? — Мэг держала в руке большой кусок мягкой голубой фланели. — Это подойдет?

— Замечательно, — сказал Тайлер. У Делии так дрожали колени, что ей пришлось прислониться к стене. Теперь они избегали смотреть друг другу в глаза.

В одну минуту Тайлер завернул во фланель медвежье мясо. У него уже не было предлога задерживаться, да он и не искал его. Девочки бежали впереди, а Делия шла сзади, рядом с ним, провожая его до дороги в лес. Оба молчали и не поднимали глаз, понимая, что останься еще секунду наедине, они уже целовались бы.

А если бы их губы соприкоснулись, остановиться они уже не смогли бы.

Глава 18

Последние звуки гимна «Господь наш — наша сила» отзвучали под сводами, и прихожане сели.

Жаркое августовское солнце проникало сквозь вымытые стекла, поэтому в молельном доме было очень душно. К своему ужасу, Делия вдруг почувствовала, что вот-вот чихнет, и быстро зажала нос пальцами. Подняв глаза, она увидела, как сурово взглянул на нее Нэт и насупил брови.

Вспыхнув, она опустила руку и тут же чихнула; это прозвучало очень громко в напряженной тишине. Нэт еще больше помрачнел.

— Делия чихнула, — громко прошептала Тилди, и в зале захихикали.

— Ш-ш-ш, — оборвал ее Нэт, когда на кафедру поднялся преподобный Калеб Хукер.

Кафедра располагалась выше скамей и спереди была изогнута. Над ней была резонирующая доска, усиливающая голос проповедника. Впрочем, мелодичный баритон преподобного редко нуждался в этом.

Воскресное собрание молящихся: пение гимнов, молитв и чтение псалмов продолжалось уже около двух часов, а ему предстояло продержаться еще час. Такова была утренняя служба. Отобедав в соседнем доме, прихожане должны были явиться на вечернюю службу, и только после этого молельный дом опустеет.

Делия отсидела ноги и потому вертелась на скамье, чем снова вызвала неудовольствие Нэта. Его подбородок окаменел, а по его взгляду Делия поняла, что по пути домой она будет выслушивать бесконечные упреки, всегда завершающиеся словами о том, что его Мэри никогда, никогда бы так не сделала.

Калеб прочистил горло, перевернул песочные часы и заговорил. Его слова не задерживались в сознании Делии. Стараясь не вертеться, она рассматривала прихожан, отчаянно боровшихся с дремотой.

Констант Холл, хозяин мельницы, исполнял здесь обязанности причетника. Он ходил по залу с прутом и пускал его в ход, чтобы разбудить задремавшего. Делия заметила, что в это теплое утро, когда всех охватила неистовая истома, у него было много работы. Увидев, что Сара Кембл клюет носом, и тихие вздохи срываются с ее губ, Делия стиснула зубы, чтобы не рассмеяться.

Преподобный говорил о сущности греха, точнее, о прелюбодеянии, чем постепенно привлек внимание прихожан. Вдруг распахнулась дверь, и все обернулись. Делия бессознательно вскрикнула от удивления и радости.

На пороге стоял Тайлер Сэвич в парчовом жилете, темно-зеленых бриджах и алой рубашке. Манжеты и воротник были оторочены кружевом. В высоких сапогах из тонкой кожи его ноги казались особенно стройными.

Словно не замечая, что все уставились на него, Тайлер обвел взглядом зал. Сердце у Делии заколотилось с такой силой, что она поняла: его взгляд остановился на ней. В этот момент ей показалось, что он одарил ее необычайно ласковым и нежным взглядом. Кровь закипела у нее в жилах.

Посмотрев на прихожан, глазевших на него с открытыми ртами, с самой обезоруживающей улыбкой, в которой соединялись мальчишеская непосредственность и смущение, Тайлер скользнул на заднюю скамью. Тишина простояла еще несколько секунд, потом послышалась возня и шиканье.

— Итак! — преподобный Калеб Хукер возвысил голос. — Доктор Сэвич наконец почтил нас присутствием, хотя и несколько запоздал... — Калеб хихикнул, и несколько человек в зале засмеялись. — Но теперь, поскольку вы уже прибыли, могу я продолжить?

— С Богом, преподобный, — весело произнес Тайлер, чем вызвал новую волну смеха и возмущение Сары Кембл.

С самым серьезным выражением лица Калеб продолжил службу. Минуты шли за минутами. Делия не знала, как она нашла в себе силы не оборачиваться на Тайлера. Скоро от неподвижного сидения у нее затекли плечи.

Наконец утренняя служба закончилась. Причетник отпер двери, и люди высыпали на залитую солнцем улицу. Калеб стоял у выхода, обмениваясь любезностями с прихожанами. Сделав вид, что сломала каблук, Делия отправила Нэта с девочками вперед, сама же осталась в церкви, сидя на последней скамье, пока церковь не опустела. Осознав, что ей предстоит встретиться лицом к лицу с Тайлером, Делия почувствовала, как уверенность покидает ее. Она виделась с ним дважды со дня своей свадьбы и каждый раз вела себя как дура; ей больше не хотелось этого повторять.

«Ничего страшного не произойдет, — уверяла она себя. — Здесь весь город, что же может случиться?

Он может улыбнуться тебе, и твое сердце растает. Он может рассмеяться, и твоя кровь вскипит. Он может случайно коснуться тебя, и ты упадешь к его ногам...»

— Делия, с тобой все в порядке?

Она подняла глаза и увидела... сочувственное лицо преподобного Калеба Хукера.

Делия улыбнулась, скрывая разочарование: перед ней был совсем не тот, кого она надеялась увидеть.

— О, со мной все в порядке, преподобный. Я просто хочу немного посидеть здесь, прежде чем выйти на такую жару.

— Да, сегодня жарко, как в преисподней, — согласился Калеб, опускаясь на скамью рядом с ней и улыбаясь немного смущенно и неуверенно.

— Делия, могу ли я кое-что обсудить с тобой?

У Делии перехватило дыхание. Она кивнула, не сомневаясь: сейчас Калеб напомнит ей о том, что замужней женщине не пристало заигрывать с холостым доктором. Это приведет к скандалу.

— Это о моей проповеди.

Делия сидела не дыша.

— В-вашей проповеди? Но я ведь не заснула на этот раз, клянусь, не заснула! Может, я выглядела не слишком сосредоточенной, но это только из-за жары, и потом...

Делия понимала, что лепечет что-то неубедительное, но уже не задумывалась об этом.

Калеб откинул голову и рассмеялся.

— Ох, Делия! Видишь ли, это моя вина. У тебя ведь практический склад ума. Так вот о чем я хотел спросить. Похоже, что мои проповеди иногда приводят в недоумение добрых жителей Мерримитинга, вот я и решил посоветоваться с тобой, как бы мне это исправить.

Делия покусывала губу, сомневаясь, стоит ли высказывать преподобному свою точку зрения.

— Ну, это только предположения...

— Продолжай, Делия, прошу тебя. Помоги мне советом.

Вдруг Делия поняла, что в дверях стоит Тайлер, болтая с полковником Бишопом. Она слышала, как полковник спрашивает у доктора насчет мучивших его болей в кишечнике, и как Тайлер предписал ему сливовый чай.

Она глубоко вздохнула и снова улыбнулась Калебу.

— Ну, на вашем месте я бы побольше говорила об адском пламени, об ужасных последствиях грехов и страшном Господнем суде, поменьше вставляла бы в проповедь всякие мудреные книжные штучки, которым вас обучили в Гарварде.


Калеб поджал губы и серьезно кивнул.

— Ну да, понимаю..

— И еще — не бойтесь называть имена.

— Имена?

Делия кивнула.

— Конечно! Люди приходят на собрание не только вознести молитвы и послушать вашу проповедь, но и повидаться с соседями и посплетничать. Поэтому вы можете упомянуть, например, что Ханна Рандольф должна через месяц родить, а имея уже семерых мальчиков, Рандольфы молятся о том, чтобы на этот раз родилась девочка. И что капитан Эббот привез вчера из Франции много хорошей одежды. Вы можете упомянуть и о том, что доктор Сэвич два месяца назад сделал мне ланцетом прив... ну, такой надрез...

— Прививку, — поправил Тайлер, подойдя к ним.

— Ну да, прививку... — Забыв обо всем, Делия смотрела на Тайлера, не в силах больше скрывать, как она счастлива от того, что так неожиданно увидела его. — И я от нее до сих пор не умерла. И оспой не заболела.

— Я, пожалуй, согласен с вами. — Калеб встал, пожал руку Тайлеру, и улыбка тронула его губы. — Значит, я могу объявить, что мерримитингский врач создал наконец спасительную прививку?

— Ну, это несколько преждевременно, — усмехнулся Тайлер.

Глаза его были прикованы к Делии. Их взгляды говорили о том, как они рады просто быть рядом друг с другом.

Но разве это возможно? Она привыкла видеть огонь желания в этих темно-синих глазах. Голод и вожделение. Но если она не ошибалась, то сегодня в его глазах она видела...

«О, ты просто дура, Делия Макквайд!»

Прежде она уже намучилась, вообразив, что Тайлер Сэвич испытывает к ней то, чего на самом деле на было. Ее сердце не вынесет этого еще раз. К тому же она теперь замужем. Но когда их взгляды встретились снова, она потонула в этих глубоких синих глазах.

Это было не только дурно, но и невыносимо для нее, и она отвела взгляд, повернувшись к проповеднику.

— У меня есть еще одно предложение, Калеб...

— Ого! Берегитесь, преподобный! — сказал Тайлер с улыбкой. — Пожалуй, она напишет для вас следующую проповедь!

— Возможно, это было бы не так уж плохо, — серьезно ответил Калеб.

В этот момент полковник Бишоп подошел к дверям и позвал преподобного. Делия поняла, что, несмотря на все ее благие намерения, она сейчас останется наедине с Тайлером. Но ведь они в безопасности здесь, в церкви, разве не так?

— Не волнуйся, — сказал Тайлер, словно читая ее мысли, — обещаю вести себя хорошо сегодня. — Он с улыбкой предложил ей руку. — Может, присоединимся к остальным и перекусим? Вести себя хорошо — чертовски трудно, и я умираю с голода.

Смеясь, Делия встала и оперлась на его руку.

— Стыдись, Тайлер! Как можно говорить такое в церкви!

Его камзол был таким мягким на ощупь, а рука такой твердой и сильной! Делия сразу поняла, что нельзя было дотрагиваться до него, даже так невинно. Она отпустила его руку и пошла на шаг позади него.

— Делия...

Она ждала с трепещущим сердцем, вся охваченная смятением. Но и сама не знала, чего ждет.

— Ты съела хоть кусочек медвежатины? — спросил он, лениво улыбаясь... и сердце у Делии растаяло.

Она передернула плечами, и глаза ее округлились.

— Ты что — глухой? Я не собираюсь даже прикасаться к этому вонючему мясу!

Тайлер засмеялся, и кровь в ней заиграла.

Но когда он обвил ее рукой, выводя из церкви, Делия не упала к его ногам, хотя ей казалось, что это вот-вот произойдет.

Увидев, к своему облегчению, Энни Бишоп, Делия поспешила к ней, таким образом ускользнув из объятий Тайлера, от которых ее бросало то в жар то в холод.

— Энни! Как же я хотела увидеть вас, — довольно фальшиво воскликнула она.

Энни нахмурилась, чтобы скрыть радость от встречи.

— Ты уже прочитала «Эссе» Бэкона?

Делия уставилась на носки своих туфель.

— Да нет еще... Я была немного занята...

Энни громко фыркнула.

— Ну, конечно! Занята! Трудилась как рабыня на своего муженька и его бесценных дочек!

Делия схватила ее за руку.

— О, Энни, пожалуйста, помолчите и выслушайте меня. У меня есть замечательная мысль...

Тайлер и Энни уставились друг на друга. Заметив это, Делия притворилась оскорбленной.

— Но это действительно хорошая мысль, Энни. По-моему, вы должны стать директором школы в Мерримитинге.

Худые плечи Энни недоуменно приподнялись.

— Но ведь я женщина!

— Разве? Могу поклясться, что ни один мужчина не годится вам в подметки в этом деле! К тому же никто из них пока и не подумал заняться этим, а между тем дети подрастают. Помимо всего прочего, вы сэкономите городу десять фунтов, которые удерживает с нас Бостон за то, что у нас нет школы!

Энни переглянулась с Тайлером; в ее глазах горело восхищение.

— Еще ни в одном городе директором школы не была женщина!

— Это правда, — улыбаясь подтвердил Тайлер, — но едва ли существует закон, запрещающий это.

Энни снова фыркнула.

— Его нет лишь потому, что это до сих пор никому не приходило в голову. Народ здесь, сами знаете, очень держится старых традиций. Они не позволят их нарушать.

— Тоже верно, — сказал Тайлер.

— Но ты же можешь поговорить с ними, Тай, — вставила Делия. Ее взгляд выражал убеждение, что он может все.

Улыбка Тайлера померкла.

— Подожди, но...

— Кстати, я прочла больше книг, чем кто-либо в Майне — женщины, мужчины или индейцы, — заметила Энни.

Тайлер снова рассмеялся.

— Твоя правда, если только Делия не станет соперничать с тобой!

Энни фыркнула.

— Надо поговорить об этом с Джайлзом. Нет, черта с два я это сделаю! Он наверняка скажет «нет», если я спрошу его мнение. Лучше уж просто поставить его перед фактом, когда все решится. Ведь он никого, кроме себя, не видит.

Из молельного дома слышался смех и доносился аромат поджаренных зерен. Занятая своими мыслями, Энни направилась туда, бормоча что-то про учебники, буквари, тетради и покачивая головой.

Обернувшись, Делия встретила взгляд Тайлера, прикованный к ней. У него было странное выражение лица.

— На что это ты так смотришь? — вспыхнула она.

— На тебя. Иногда ты просто поражаешь меня, Делия.

Делил скорчила такую же, как Энни, гримасу, и вслед за ней переступила порог.

— И нечего пялиться на меня. Это невежливо!

***

— Кстати, о том медведе, которого ты убил на днях, Тай, — сказал Сэм Рандольф, обтачивая перекладину для новой кровати. Его семейство непрестанно увеличивалось, а потому казалось, что Рандольфам всегда нужна новая кровать. — Эта тварь, верно, была величиной с гору!

— Может, и так, — зажав в зубах черенок трубки, процедил Тайлер. — Но, честно говоря, мне было так страшно, что я все время зажмуривал глаза.

Мужчины рассмеялись и закивали головами, хотя все знали, что Тайлер Сэвич не смог бы убить такого медведя, если бы боялся и закрывал глаза от страха.

Но нормальный мужчина из Майна никогда не хвастает своими успехами. Гораздо лучше это делают за него друзья.

Тай наклонился и достал уголек щипцами из огня. Когда он положил его в трубку, дым пошел на женскую половину комнаты, где Делия наблюдала, как Элизабет управляется с прялкой. Уже в сотый раз их глаза встретились... и разошлись.

Элизабет Хукер постукивала веретеном, вертя большое колесо, откидываясь назад и проверяя ровность нити, выходящей из-под ее пальцев. Наблюдая за ее быстрыми, ловкими движениями, Делия приоткрыла рот и напряженно склонила голову. И в этот момент она казалась Тайлеру прекрасной.

Она была неотразима и тогда, когда Ханна Рандольф сказала ей что-то шутливое, и Делия, смеясь, откинула голову, хотя шутка, возможно, относилась к ней. Тайлер знал, как нелегко Делии отстоять свое место среди женщин Мерримитинга, и он гордился ею, думая о ее упорстве и настойчивости.

Тайлер пришел на собрание лишь для того, чтобы повидать ее, другой причины у него не было. Однако он пытался убедить себя в том, что чувствует ответственность за нее, а потому и делает это. Он должен был знать, счастлива ли она и хорошо ли живется ей с Нэтом Паркесом. Он хотел взглянуть на нее спустя полтора месяца после свадьбы. — Смогла ли Делия Макквайд полюбить мужа? И полюбил ли ее Нэт? Если так оно и есть, может, ему и удастся забыть ее.

Но он должен был убедиться в этом.

Каждый раз, когда она говорила с мужем, Тайлер ощущал приступ тошноты. Если она улыбалась Нэту, в горле у Тайлера застревал крик, у него непроизвольно сжимались кулаки. Во время обеда она один раз ласково прижалась к Нэту, коснулась грудью его плеча, дотронулась до его локтя и сказала ему на ухо что-то такое, отчего Нэт покраснел. Тайлер почувствовал, что готов убить, но не его, а ее. Ему хотелось сжимать ее горло и кричать: «Ведь ты не любишь его, Делия, черт возьми! Ты же любишь меня! Меня!!»

Господи! Что же она сказала Нэту, если он так покраснел? Может, напомнила о чем-то интимном, что бывает у них по ночам? Тайлер до сих пор не мог забыть ночь ее свадьбы, когда он увидел Делию в объятиях Нэта. Лежа в своей одинокой постели долгими бессонными ночами, он чувствовал жгучую ревность, сходил с ума от навязчивых картин, которые рисовало ему услужливое воображение: вот Нэт проникает в горячее лоно Делии, ласкает языком ее грудь, приникает к ее губам. Порой, когда одиночество становилось совсем уж невыносимым, все менялось местами, и рядом с ней Тайлер видел себя. Его плоть напрягалась, и он так страстно любил эту Делию своей мечты, что, теряя контроль над собой, извергал семя, тогда в полной тьме раздавались стоны восторга.

Еще ни одна женщина не могла сотворить с ним такого. Так почему же она? Почему Делия Макквайд, маленькая служанка из таверны, которой только исполнилось восемнадцать, с ее пылким темпераментом и вечными проблемами? Почему его преследовали ее улыбка, глаза, смех, хотя раньше с ним не бывало ничего подобного? Почему она?

Даже выйдя замуж за Нэта, она не дает ему покоя днем и делает невыносимыми его ночи. Какого черта она не отвяжется от него?

Но, несмотря на проклятия, которые он посылал ей, сейчас, в этой комнате, его тянуло к ней как магнитом. Под ее фермерской одеждой он видел не примерную жену фермера, а ту девчонку, которая лежала нагая на его рубашке в Фалмутском лесу. Ее распущенные роскошные волосы разметались, влажный рот приоткрылся, а раздвинутые ноги влекли и звали его к ее девственному лону...

— Как вы думаете, док, они хорошо им всыпали?

Тайлер поднял голову и увидел, что Обедайя Кембл уставился на него своими серьезными, маленькими глазками.

— Что?

— Я говорю, что абенаки уже третий год подряд не выкапывают топор войны. Вот я и спрашиваю, потому ли это, что им всыпали?

— Вот ведь дерьмо! — воскликнул Сэм Рандольф, поглаживая свои рыжие лохматые волосы. — Я знаю, ты жил у них, когда был ребенком, док, поэтому тебе, конечно, известно, что им не всыпешь, пока не убьешь их.

— Да, это так, на языке абенаки нет слова «сдаться», — медленно проговорил Тайлер, пытаясь сдерживать свои истинные чувства; что-то сжалось у него внутри: так было всегда, когда при нем задевали дорогих ему людей, а он не мог вступиться за них. Мысли его все еще были полны Делией. — Но зато у абенаки есть несколько слов, означающих мир, — добавил он, прекрасно зная, что мир в данном случае предлагать бесполезно.

Конечно же, все мужчины, кроме Калеба Хукера, начали тут же качать головами, что-то бормоча про себя. Здесь не было настоящего мира с тех пор, как первый английский корабль пристал к берегам Майне более ста лет назад.

Нэт Паркес, до сих пор молчавший, вдруг сердито посмотрел на Тайлера.

— Здесь не будет мира, пока не убьют последнего абенаки. Только так — или они, или мы.

Сначала Делия не могла расслышать, о чем говорят мужчины. Но постепенно женщины затихли, прислушиваясь к тому, как собираются расправиться с индейцами.

Сара Кембл громко цыкнула и так неистово затрясла головой, что ленты ее чепца развязались.

— Какой позор, что доктор Сэвич защищает этих детей Сатаны! Конечно, чего же еще ждать от того, чья мать связалась с этими дикарями!

— Вы говорите так, словно она пришла к ним добровольно, — возразила Делия.

— Но она ведь жила у них, разве не так? Она позволила одному из них взять ее, как свою скво. Честная женщина предпочла бы покончить с собой!

— Самоубийство — большой грех, — спокойно сказала Элизабет, и Делия удивленно взглянула на нее. Она редко принимала участие в разговорах женщин, предпочитая держать свое мнение при себе. А раньше даже упоминание об индейцах заставляло ее дрожать от ужаса.

— Мой Сэм прав, — сказала Ханна Рандольф, нервно поглаживая живот. — Прошло уже немало времени с тех пор, как индейцы причиняли нам неприятности. Надеюсь, мы не проявили беспечности. Только вспомните, что случилось в последний раз...

Ханна до крови прикусила губу. Все разом повернули головы к Энни Бишоп. Она была бледна как смерть, и уголок ее рта нервически подергивался. Встревоженная Делия протянула к ней руку.

— Энни?

— Та встала так резко, что опрокинула стул, и вышла из дома. Делия хотела кинуться за ней, но Ханна Рандольф удержала ее.

— Думаю, лучше оставить ее сейчас одну.

— Но...

— Ее последнего сына похитили дикари и замучили до смерти, — пояснила Сара Кембл с горящими от гнева глазами. — Это случилось три года назад, прямо тут, в Мерримитинге. Нас вовремя предупредили о нападении, но Вилли Бишоп отлучился — он охотился на лося, поэтому его сына схватили. Энни, полковник и все мы видели, как все произошло. Они привязали его к кресту прямо напротив нас, перед частоколом, и начали метать в него ножи. А потом они вставили в его раны горящие щепки. Это продолжалось несколько часов. От его криков леденела кровь, но пуля не долетела бы до него, поэтому никто даже не мог прервать его мучения.

— О Господи. — Делия почувствовала тошноту и прикрыла глаза. Она открыла их, услышав глухой удар.

Элизабет Хукер потеряла сознание.

***

Калеб и Делия стояли рядом, когда из спальни вышел Тайлер.

— К-как она? — спросил молодой проповедник дрожащим голосом.

— Она уснула, — сказал Тайлер. — Это обычный обморок, Калеб, вам не о чем беспокоиться.

Калеб кивнул, хотя от волнения шея его не гнулась, проскользнул в спальню и закрыл за собой дверь.

Тайлер и Делия посмотрели друг на друга. Каждый из них пытался прочесть мысли другого, но тщательно скрыть свои.

— Что произошло? — наконец спросил Тайлер.

— Сара Кембл распустила язык, а он у нее уж очень длинный. — Делия с трудом подбирала слова. — Она рассказала о том, что случилось с сыном Энни. Они и вправду такие жестокие, Тай, эти твои абенаки?

Его щека дрогнула.

— Да, они могут быть жестокими.

Он страдал. Делия видела это: сеточка морщин окружила глаза, а под ними легли темные круги. В углах рта образовались горькие складки. Ей так хотелось прижать его голову к своей груди и утешить.

«Ох, Делия, до чего ты глупа! Ведь он все время старается держаться подальше от тебя, потому что каждый раз, когда вы встречаетесь, ты поражаешь его своей глупостью. И сейчас ты снова близка к этому».

Она нахмурилась, чтобы скрыть свои чувства.

Тайлер не понял, почему Делия так мрачна, и на его губах появилась едкая усмешка.

— В чем дело, Делия? Может, ты жалеешь меня за то, что я вырос среди этих головорезов? Или спрашиваешь себя, не перенял ли я их жестокость?

— А ты перенял?

— Разве это имеет значение? — Он насмешливо покачал головой, а губы его приняли жесткое выражение. — Ах, Делия, Делия... Неужели передо мной все та же девчонка из таверны, которая бросалась мне в ноги, умоляя полюбить ее? Теперь ты, должно быть, считаешь, что слишком хороша для меня?

Она бессознательно прижала руки к груди, словно пытаясь унять боль. Его слова так глубоко ранили ее, что ей казалось, будто она истекает кровью. Делия медленно подняла дрожащий подбородок.

— Теперь я замужем, Тай. И я вообще ничего не считаю насчет тебя и меня.

Его глаза потемнели и стали жесткими и блестящими, как отполированные камни, а пальцы стиснули ее руку.

— Ты хочешь сказать, что любишь Нэта?

— Пусти, мне больно.

Его пальцы так впились в нее, что на глазах у Делии выступили слезы. Тайлер стиснул челюсть, и у него заходили желваки.

— Отвечай, ты любишь Нэта?

— Он мой муж.

Тайлер вскинул голову; ноздри его трепетали. Он отдернул руку, точно обжегся. Повернувшись, он рванул дверь, шагнул за порог, насмешливо поклонился ей и предложил пройти вперед.

— Вам стоит вернуться в молельный дом, миссис Паркес. Ваш муж, должно быть, интересуется, где вы.

Высоко подняв голову, Делия вышла за порог. Налетевший ветер поднял юбки, обернул их вокруг ее ног. Нэт уже подогнал повозку к молельному дому и впрягал в нее кобылу. Преподобный Хукер отменил вечернюю службу: все предвещало бурю. Темные тучи ползли с гор. Сосны взметали в небо свои ветви, а стан уток проносился над головой, пытаясь опередить надвигающийся дождь.

Делия чуть помедлила и взглянула в лицо Тайлера. Ее рука дрогнула, когда он пожал ее.

— До свидания, Тай.

Ей было больно призносить эти слова.

Ему было еще больнее слушать их, особенно когда она говорила таким холодным, равнодушным голосом.

— До свидания, Делия.

Поникнув, она пошла прочь. Едва она сделала шаг, небо разверзлось. Горячая земля начала жадно впитывать влагу.

Глава 19

Колесо жужжало, и Элизабет отступила назад — шаг, другой, третий, высоко подняв нить, которая скручивалась и дрожала. Потом быстро подошла, позволив нити намотаться на веретено. Она отступала и подходила, отступала и подходила, наматывая и наматывая пряжу... Подрагивание веретена и жужжание колеса, казалось, подчинило себе ее тело. Все вокруг закружилось и наконец исчезло...

Она не сразу услышала, что кто-то дважды постучал в дверь. Элизабет остановила прялку; непрошенное вторжение заставило ее нахмуриться. Может, если она не ответит, гость уйдет.

Стук повторился, на этот раз более настойчивый.

Элизабет чуть приоткрыл» дверь и выглянула, потом широко распахнула ее и улыбнулась.

— Ах, это вы, доктор Сэвич!

Тайлер вошел в кухню, сияющую чистотой. Он огляделся, отметив начищенный до блеска медный котел, такой же чайник, фарфоровые тарелки в сушилке, и прялку с намотанной пряжей. Он улыбнулся Элизабет. Она заметила, что Тайлер захватил с собой докторский саквояж.

— Кто-то заболел в Мерримитинге, доктор?

— Нет, я приехал сюда из-за вас, миссис Хукер.

— Из-за меня? — нервно рассмеялась она. — Только потому, что вчера я упала в обморок? Но со мной все в порядке. Хотите чаю?

Тайлер опустился в кожаное кресло.

— Спасибо. Я думал, вам интересно узнать, почему вы упали в обморок.

Элизабет вздрогнула, прикоснувшись к чайнику.

— Там был разговор... про дикарей...

— Да. А сколько времени прошло с тех пор, как у вас были месячные?

Чайник упал на пол, крышка его закатилась под стол. Щеки Элизабет залил яркий румянец. Как он мог задать ей подобный вопрос!

Она почувствовала у себя на плечах сильные руки и, подняв глаза, увидела заботливое лицо. Он снова улыбнулся ей мягкой все понимающей улыбкой, от которой странным образом исчезло ее смущение.

— Давайте я приготовлю чай, а вы посидите, — предложил он.

Элизабет подчинилась. Она села и сжала руки, положив их на стол перед собой.

— Я плохо себя чувствовала утром, — сказала она тонким голосом. — И у меня не было... того, о чем вы спрашивали, уже два месяца. Думаете, я беременна?

Он мягко рассмеялся.

— Думаю, это вполне возможно.

— Господи, ребенок!

У нее будет ребенок! Элизабет не знала, что и думать. Калеб, конечно, придет в восторг от этой новости. Но она... ей казалось, что она скорее напугана.

Тайлер сел рядом с ней и взял ее за руку.

— Вы позволите мне осмотреть вас?

— Это значит... вы будете трогать меня?

— Совсем немного. Вы можете не снимать одежды.

Его глаза, казалось, видели все насквозь. Какие же они синие, вдруг заметила она, синее, чем вода в заливе. Его взгляд смущал ее. Ей казалось, что он видит то, чего никто еще не видел.

Тайлер очистил стол, убрав с него солонку, сахарницу и ножницы, и она легла так, как он велел. Он просунул руку под ее юбку. Когда его рука коснулась ее голого живота, она вздрогнула.

Он тепло улыбнулся.

— Простите, я должен был сначала согреть руки.

Она покачала головой, покусывая губу. Ее мышцы сводило от напряжения, но под его руками она расслабилась, словно он снял боль, которой пока Элизабет не чувствовала. Казалось, ее кровь, плоть и кости размягчились и перемешались, и это укачивало ее так же, как жужжание прялки. Ей чудилось, будто она превратилась в колесо, и оно кружилось, кружилось...

Только открыв глаза, она поняла, что он уже не прикасается к ней. Тайлер смотрел на нее с усмешкой.

— Наши подозрения подтвердились, миссис Хукер. Вы беременны!

Он помог ей подняться со стола.

— Вода закипает. Может, теперь выпьем чаю? У вас есть сассафрас? Он хорошо помогает при утренней тошноте.

Она кивнула. Теперь, когда все было позади, она чувствовала смущение. Никогда и никто, кроме ее мужа не прикасался к ней, да еще в таких местах... А ведь ей нравилось, как он к ней прикасался. В какой-то момент она подумала, что могла бы влюбиться в доктора! Но когда Тайлер повернулся, наливая кипяток в чайник для заварки, Элизабет, взглянув на него, поняла, что она просто смешна. Он нравился ей потому, что был добрым и хорошим, но сердце ее не трепетало, когда она смотрела на его красивое лицо, как это случалось, кода она вглядывалась в родные черты Калеба.

Она даже засмеялась. Все это из-за ее состояния. Потому ей в голову и лезут такое глупые мысли.

Доктор разлил чай в две прелестные чашки из голубого с белым фарфора, потом отколол кусочек сахара и бросил его в чашку. Едва Элизабет поднесла чашку к губам, как дверь внезапно распахнулась и в комнату вбежал Калеб. Он так запыхался, что с трудом говорил.

— Сара Кембл... сказала, что видела, как к нам пришел доктор... Лиз... Что случилось? У тебя опять был обморок?

Элизабет посмотрела сначала на Калеба, потом на Тайле-ра, и засмеялась, как девочка.

— О, Калеб, как это глупо, я не падала в обморок! Я чувствую себя прекрасно! У меня будет ребенок!

Калеб побледнел как мел и застыл.

— Вы скоро станете отцом, преподобный, — подтвердил Тайлер.

Калеб провел по волосам дрожащей рукой.

— О, Господи!

Когда он вошел в кухню, Элизабет встала. Сейчас он прижал ее к себе, потом подвинул стул и усадил ее.

— Ради Бога, сядь, пожалуйста, дорогая. Ей ведь не надо так стоять, правда? — спросил он Тайлера. — Может, ей лучше лежать? Ради всего святого, Тайлер, не стойте просто так, сделайте что-нибудь!

Тайлер встретился взглядом с Элизабет, и оба понимающе улыбнулись.

— Позовите меня, когда начнутся схватки, тогда я что-нибудь сделаю, — смеясь, Тайлер собрал свой саквояж. — А пока что, если вы все позво...

Калеб схватил его за руку.

— Тайлер, ведь вы не уйдете?

Тот изумился.

— Ну не могу же я торчать тут все шесть месяцев, пока не начнутся роды!

— Но...

— Калеб, ты очень глупо себя ведешь, — заворчала Элизабет.

— Так не забудьте про чай из сассафраса, миссис Хукер, — напомнил ей Тайлер, пробираясь к двери за спиной преподобного и подавая ей знаки. — Он хорош не только при утренней тошноте, но и для успокоения нервов будущих папаш.

Калеб вышел вместе с ним.

— Я видел, как вы старались подбодрить Элизабет, — сказал он. — Я очень ценю это, Тай. Но со мной вы можете быть вполне откровенным.

— Господи, Калеб! Вы не первый, кто станет отцом! И Элизабет тоже не первая женщина, собирающаяся родить. Она крепче и здоровее, чем кажется. С ней все будет хорошо, если вы не будете суетиться. Вы оба.

Подобрав поводья, Тайлер обернулся.

— Кстати, вы можете продолжать интимные отношения почти до последнего месяца.

Лицо Калеба потемнело.

— Почему вы говорите мне об этом? Элизабет вас спрашивала?

Тайлер пожал плечами.

— Да нет, не спрашивала. Просто по вашему поведению я понял, что вы боитесь, как бы не рассыпалась Элизабет и как бы не повредить ребенку, если время от времени вы будете заниматься любовью. Ничего ни с кем не случится!

— Ох... э-э, Тай?

Тайлер терпеливо ждал, пока Калеб почесал шею, облизнул губы и посмотрел на носки своих башмаков.

— Тай, как по вашему опыту... большинству женщин... им нравится часто заниматься любовью?

Брови Тайлера поползли вверх.

— Не так уж велик мой опыт с женщинами.

— Но все же он у вас есть?

Этого Тайлер не мог отрицать.

Калеб горько рассмеялся.

— А студенту богословия такой возможности не представилось. — Он глубоко вздохнул и покраснел, встретившись глазами с Тайлером. — Мы с Элизабет были невинны, когда поженились, и вот теперь я хочу знать, правда ли, что большинство женщин любят этим заниматься.

— Думаю, да.

Калеб отвел взгляд и тяжело вздохнул.

— Значит, все это из-за меня. Боже, она, наверное, ненавидит меня.

Тайлер, снова привязав поводья, посмотрел в лицо друга. Оно выражало глубокое страдание.

— Ты все это выдумал. Элизабет любит тебя. Только слепой не заметит этого.

— Может, и так, — у Калеба перехватило дыхание, и он не сразу справился с собой. Тайлер из вежливости отвернулся. — Но может ли женщина любить мужчину, если ей неприятно, когда он к ней прикасается? Я стараюсь заниматься с ней любовью как можно реже, но если уж это происходит, я думаю только о том, чтобы ей не было больно, и тороплюсь все закончить. Но и это вызывает у нее отвращение. Я внушаю ей отвращение!

Тайлер обернулся.

— Боль? Она до сих пор испытывает боль? Ты уверен?

Калеб кивнул, проведя рукой по лицу.

— Д-да. Каждый раз. Она такая маленькая. Она кричит. И плачет. Я так хочу сделать все побыстрее, но все равно ей больно.

Тайлер присвистнул. Ему даже не верилось, что придется сделать это. Он кивнул на входную дверь.

— У тебя есть немного бренди?

— Да, но...

— Тогда доставай его. Нам придется кое о чем поговорить, дружище, и думаю, что для этого
нам надо хорошенько выпить.

***

Нацепив кусочек соленой свинины на крючок, Делия вставила удилище в стиснутые кулачки Тилди.

— Вот так, малышка, — сказала она, гладя ее золотые кудряшки. — Теперь посмотрим, много ли ты наловишь рыбки?

Тилди на попке подвинулась ближе к воде. Она сосредоточенно сжала губки, будто ожидала, что в этот миг и начнет клевать. Достав соломенную куклу, она протянула ее Делии.

— Сделай удочку и для Гретхен!

— Не глупи, — сказала Мэг, сидящая неподалеку на обломке скалы, — Гретхен просто кукла, она не может ловить рыбу.

— Нет, может!

— Тише, девочки, — Делия сломала маленькую тростинку и теперь привязывала к ней веревочку. — Не понимаю, почему бы Гретхен не половить рыбку.

Мэг показала сестренке язык. Тилди ответила ей тем же, открыв рот, перемазанный черникой, которую она съела по дороге на речку. В воздухе пахло ягодами.

— Если будете хорошо себя вести, — Делия наделила Гретхен маленькой удочкой и усадила ее на камешек возле воды, — я научу вас ловить рыбу голыми руками.

Мэг недоверчиво засопела.

Делия рассеялась.

— Вот сама увидишь. Меня научил этому один старый индеец!

Когда горячее полуденное солнце коснулось верхушек деревьев, над травой, влажной после вчерашнего дождя, начал подниматься пар. Нэт повез зерно на мельницу, и Делии было неловко, словно она без спросу улизнула, как ребенок, прогуливающий школу. На ферме ее ждала работа, но когда Мэг предложила пойти поудить рыбу, Делия обрадовалась возможности провести некоторое время наедине с девочками. С того дня, как курица застряла в дымоходе, Делия почувствовала, что Мэг стала относиться к ней менее неприязненно, и это заставило ее еще активнее искать расположения девочки.

Поплавок у Тилди вдруг дернулся и ушел под воду.

— Поймала! — закричала она. — Ой, Делия, Делия, я поймала рыбу!!

Тилди вскочила и шагнула в воду. Мэг тут же подбежала к сестре и обхватила ее за талию.

— Поднимай удочку выше, Тилди, и я помогу тебе ее вытащить, — сказала Мэг, держась за подрагивающее удилище.

Но Тилди оттолкнула сестру.

— Я сама, сама!

Делия хотела вмешаться, но случайно задела соломенную куклу и та упала в воду. В одну секунду она оказалась на середине реки, где ее подхватило течение.

Тилди первая заметила это.

— Гретхен упала в воду! Гретхен тонет!

Делия толкнула малышку в руки старшей сестры так, чтобы той не пришло в голову выручать куклу, и, подобрав юбку, шагнула в воду.

Даже недалеко от берега течение было гораздо сильнее, чем она предполагала, а вода такой холодной, что у Делии онемели ноги. К счастью, кукла зацепилась за камни, а то Делия ни за что не смогла бы поймать ее. Но река вдруг стала гораздо глубже: вода уже доходила ей до груди. Она сделала еще шаг — и оказалась по шею в воде.

Даже сквозь грохот воды Делия слышала отчаянные вопли Тилди. Стремнина потащила ее юбки, когда она протянула руку к кукле — до нее было всего дюйм.

Она сделала еще шаг — и вода накрыла ее с головой.

***

Направляясь домой обычной дорогой, Тайлер отпустил поводья, и лошадь медленно брела по наезженной колее вдоль берега реки. Нещадно палило солнце. В небе лениво кружил ястреб, а под ветерком чуть шелестел дикий рис и осока. Ласточки, обгоняя друг друга, громко щебетали. Тайлер проклинал их. После «небольшой беседы» с Калебом доктор пребывал в отвратительном настроении.

Отчасти, как он понимал, это объяснялось воздействием слишком рано принятого бренди. Но главным все же было сильное напряжение в паху. Иначе говоря, его плоть взбунтовалась. А все из-за того, что он давал Калебу советы по части половой жизни. Уши преподобного горели от смущения, но жажда знания снедала его. Еще неизвестно, как подействует все это на Калеба, но самого себя он довел до точки.

— Вот черт! — Тайлер приподнялся на стременах, ощутив при этом некоторое облегчение.

«Все, что вам нужно, доктор Сэвич, придурок вы этакий, так это женщину!»

Напряжение в паху напомнило ему о том, что он не был с женщиной, с реальной, живой женщиной с того самого дня в Фалмуте. Беда заключалась в том, что он не хотел никакую другую женщину.

«Крошка Делия, — простонал он сквозь зубы, — ты должна Бога молить о том, чтобы в ближайшее время мы е тобой не встретились».

В своих мечтах он уже опрокидывал Делия на землю и овладевал ею, и плевать ему было на то, замужем она или нет. И на то, хочет ли она его...

Тайлер был так поглощен своими грустными мыслями, что отчаянные крики не сразу дошли до его сознания. Он хотел было послать лошадь в галоп, потому что крики отвлекали его, но в это мгновение он уловил боковым зрением какое-то движение в воде и остановил лошадь. В воде барахталось чье-то тело, и его несло в залив.

Потом он увидел Мэг Паркес с Тилди на руках: она бегала по берегу и что-то кричала, но он уловил лишь одно слово. Его было достаточно, чтобы ужас ледяной рукой схватил его за сердце.

«Делия!»

— Оставайтесь здесь, — бросил он через плечо, пришпорив своего скакуна. Он повернул лошадь назад, вдоль берега. Если у него и есть шанс спасти Делию, то только спустившись вниз по течению. Отпустив поводья, он сорвал с себя куртку и шляпу и отбросил их в сторону. При этом он все же управлял лошадью, заставив ее продираться сквозь прибрежные кусты.

Теперь он опередил Делию, но времени почти не оставалось. Снова отпустив поводья, он соскочил с лошади на мягкую землю, согнул колени, чтобы удержаться на ногах, и быстро бросился в воду. Когда вода дошла ему до груди, он поплыл.

У Тайлера был единственный шанс схватить Делию, когда течение понесет ее мимо него, но он чуть не упустил его. В этот страшный момент его пальцы не ощутили ничего, кроме воды, но тут же вцепились в ее волосы. И даже после этого он дважды упускал ее, потому что течение кидало их то в одну, то в другую сторону. Наконец Тайлер обхватил ее за талию и начал выгребать к берегу. Он был уверен, что она уже мертва. Ее стройное тело было тяжелым и безвольным, а лицо, на которое он кинул лишь беглый взгляд — белым и безжизненным.

Он вытолкнул ее на берег и вылез вслед за ней. Приложив пальцы к тому месту на шее, где бьется пульс... Тайлер не ощутил ничего.

«Нет!» — закричал он, схватив ее за плечи и тряся так, словно хотел вдохнуть в нее жизнь. Он сжал ее лицо ладонями, приникнул ртом к ее посиневшим безжизненным губам. — Нет! — снова закричал он.

В Эдинбургском университете доктора Тайлера Сэвича не научили спасать тонущих, но он однажды видел, как его индейский отец Эссакамбит спас ребенка, упавшего в озеро неподалеку от их деревни. Сейчас он делал с Делией то же, что делал тогда его отец: разводил и сводил ее руки и нажимал на ее грудь.

Он повторял это снова и снова, не желая смириться с тем, что потерял ее, потому что смириться с этим было невозможно. Он видел, как колдуны абенаки пытались вдохнуть души в умерших, и он делал то же самое — прижимаясь к ее губам и с силой дыша ей в рот.

Вдруг ее голова качнулась. Она судорожно кашлянула раз, другой, вода хлынула у нее изо рта и из носа, и Делию стало рвать.

Он держал ее голову так, чтобы она не захлебнулась, помогая ей втягивать воздух в легкие. Когда рвота прекратилась и Делия стала дышать ровнее, он схватил ее в объятия, прижимая ее голову к своей груди и гладя ей спину и плечи. Он закрыл глаза и зарылся лицом в ее волосы.

— О Боже, Делия, Делия! Я чуть не умер!

— Тай? — она сунула пальцы под его мокрую рубашку, прильнула к нему и потерлась щекой о его грудь. Она чувствовала себя чертовски маленькой и беззащитной в его объятиях. Господи! Он чуть не потерял ее.

Вдруг она отшатнулась от него и попыталась встать на ноги.

— Боже мой, Тай, девочки! Где девочки?!

Он потянул ее вниз.

— С ними все в порядке.

Она еще не вполне пришла в себя и иногда с трудом делала вдох.

— Но, Тай...

— Они чуть выше по течению. Я велел им там и оставаться. В конце концов, у Мэг хватило ума позвать на помощь, а не прыгать в воду вслед за тобой.

Он провел рукой по ее лицу, стараясь убедиться в том, что она жива.

— Делия, что произошло?

Она покачала головой и снова оттолкнула его, уже сильнее.

— Д-девочки... надо идти... они... испугаются...

Тайлер колебался. Ему очень не хотелось покидать Делию, но он понимал, что должен сходить за детьми Паркеса, раз уж все позади. Он заметил Мэг, которая бежала по верхней дороге, держа Тилди на руках.

— Вот они. Так что сиди спокойно.

— Но...

Он пожал плечами.

— Делия, во имя любви к Господу, можешь ты хоть раз, один-единственный раз сделать так, как я тебе говорю?

Он подошел к девочкам еще до того, как они начали спускаться к берегу. Мэг, стоя наверху, смотрела на него огромными испуганными карими глазами.

— Она?.. она?..

— С ней все хорошо, — быстро сказал он. — Что случилось?

Он присел на корточки, чтобы взглянуть на Тилди. Малышка тяжело всхлипывала, но в остальном с ней все было в порядке.

— М-мы удили ры-ы-ыбу, — всхлипнула Мэг.

— Успокойся, — сказал Тай, боясь, что у нее может начаться истерика. Он обнял ее за плечи. — Отведи Тилди домой и согрей воды. Я скоро доставлю Делию. С ней теперь все хорошо, но ей надо придти в себя.

Мэг кивнула и вытерла нос ладошкой. Потом повернулась и побрела по дороге.

Делия попыталась встать, увидев, что Тайлер возвращается к ней.

— Не вставай, — сказал он несколько жестче, чем сам от себя ожидал. — Я хочу, чтобы ты погрелась на солнышке и восстановила дыхание.

Он сел неподалеку от Делии, не сводя с нее глаз. Ее мокрые волосы слиплись, а желтоватые глаза казались огромными на бледном лице. Губы все были голубоватыми и временами по ней пробегала дрожь. Намокшая одежда подчеркивала изгибы ее тела. Он видел ее полную грудь и затвердевшие от холодной воды соски. Господи, даже в таком виде она была прекрасна!

Глаза их встретились, и она улыбнулась.

— Ты снова спас меня, Тай. Спасибо.

— Кого на этот раз ты пыталась поцеловать?

Она рассмеялась, но тут же закашлялась, потом чихнула и приложила к носу ладонь точно так же, как Мэг минуту назад.

— Гретхен упала в воду, и я попыталась спасти ее.

— Гретхен? — у Тая оборвалось сердце: он оглянулся, пытаясь разглядеть в волнах еще одно тело, хотя и понимал, что уже поздно.

Делия потянулась к нему и коснулась его рукава.

— Не надо, Тай. Гретхен — это кукла, — внезапно ее подбородок задрожал, и она заплакала. — Бедная Тилди! Я потеряла ее куклу!

— Куклу?! Ты бросилась в воду из-за куклы? — он бессознательно вцепился в ее плечи и затряс ее. — Господи, Делия, но ты ведь и плавать не умеешь!

— Я забыла об этом!

Он прижал ее к себе так сильно, что она поморщилась от боли.

— Господи, Делия!

Она выскользнула из его рук.

— Не кричи на меня, Тай! — она прикоснулась к бокам. — У меня теперь ребра болят, похоже, ты их сломал!

Тайлера охватило такое бешенство, что его затрясло. Боже, он чуть не потерял ее из-за куклы! Какого черта она прыгнула в воду за куклой, если даже не умеет плавать!

— Я должен был бы высечь тебя, если бы мог, — процедил он сквозь зубы.

Взглянув на него, она поняла, что он кипит от ярости. Ее рот приоткрылся, и она залилась смехом.

— Это не смешно! — рявкнул он. Понимает ли она, что значило для него потерять ее?

— Да нет же, Тай, это очень смешно! — Она прижала руку ко рту, пытаясь подавить новый приступ смеха. — Ты такой привлекательный, когда сердишься!

— Привлекательный?!

— Посмотрел бы ты на себя! Глаза у тебя темнеют от бешенства, брови насуплены, а ноздри раздуваются — вот так, как у быка, когда он готовится к нападению.

— То, что ты видишь, вовсе не ярость, Делия. Это страсть.

Взглянув на ее лицо, он чуть не расхохотался.

— Страсть? — переспросила она, вставая на ноги, пятясь от него и прижимая руки к груди, как испуганная девственница, оберегающая свою добродетель.

Он пошел за ней, мягко, но неумолимо.

— Страсть, — повторил он, и лицо его выражало решимость. — Я так долго сгорал от страсти к тебе, что почти забыл, какими бывают обычные чувства. Знаешь ли, что делает воин абенаки, когда хочет женщину, Делия?

— О, Господи...

— Он берет ее.

— Но, Тай, я ведь... Тай, ты не можешь!

— Могу. И сделаю это, Делия.

Сначала это напоминало игру: словно он решил расквитаться с ней за то, что она назвала его привлекательным. Но в какой-то момент это перестало быть игрой. Он хотел ощутить, как она будет биться под ним, крича от страсти. Он желал ее и собирался овладеть ею.

Делия видела все это в его глазах. Она попыталась убежать, но он схватил ее, запустив пальцы в волосы и накрыв ее рот своими губами. На мгновение она растворилась в нем и встретила его жадный язык своим. О Боже, она была такой горячей, сладкой, зовущей! Ему показалось, что он умрет от желания, которое Делия возбуждала в нём.

Вдруг она отшатнулась от него, ее кулачки забарабанили по его груди, и Делия попыталась освободиться от его губ. Он поддерживал рукой ее голову сзади, и оторвал от нее рот, чтобы сказать:

— Делия, любовь моя, не надо сопротивляться...

— Ублюдок! Немедленно отпусти ме...

Он снова поцеловал ее, но она не ответила на этот поцелуй. Она боролась с ним изо всех сил, извиваясь, кусаясь. Ее грудь вздымалась, и она начала задыхаться.

Тайлер отпустил ее. Она отшатнулась, прижимая к губам дрожащую руку, кашляя при попытке вдохнуть свежий воздух. Он подошел, чтобы помочь ей, но Делия снова отпрянула от него.

— Делия...

Наконец, она обернулась к нему... он никогда еще не видел столько боли в глазах женщины. Это заставило его почувствовать себя такой тварью, что он содрогнулся.

— Как ты мог так поступить со мной, Тай? — спросила она странным измученным голосом. — Ты не имеешь права так мучить меня!

— Господи, Делил, ты все не так поняла! Я не...

Она отвернулась от него и попыталась бежать, но упала на колени. Он поднял ее на руки.

Рыдая, она била его в грудь.

— Что ты делаешь? Отпусти меня!

Тайлер крепче прижал ее к себе. Он радовался этим ударам и желал лишь одного, чтобы она била его еще сильнее. Он заговорил грубовато, чтобы скрыть свои чувства.

— Замолчи, Делия. Сегодня я больше не собираюсь посягать на твою добродетель.

Она притихла, когда он нес ее на берег, а потом спустился к ферме по колее, проложенной повозками.

— Я не такая, Тай, — наконец сказала она таким дрожащим от боли голосом, и у него защемило сердце.

— Ну, крошка Делия, конечно же, я знаю, что ты не такая. Это все из-за меня. Я же ублюдок, помнишь?

Она тихонько вздохнула и расслабилась. Минуту спустя она прижалась щекой к его груди.

— Господи, — думал Тайлер, — как хорошо просто нести ее на руках.

Просто держать ее.

Глава 20

В амбаре пахло пылью от зерна и навозом. Делия помедлила на пороге, наблюдая, как Нэт молотит зерно ручным цепом. Каждый раз, когда он опускал цеп и выколачивал зерна из колоса, земля содрогалась. Взявшись за вилы, чтобы отбросить солому, он поднял глаза и увидел, что Делия стоит и смотрит на него. Она перекинула через плечо его мушкет и надела его шляпу, лихо сдвинув ее набок.

Он оперся на вилы, выравнивая дыхание, и широко улыбнулся.

— Похоже, ты собираешься на военные сборы вместо меня, Делия. Все остальные уже здесь?

Она отсалютовала в ответ и Нэт рассмеялся.

Он поставил вилы в угол и взял куртку, валявшуюся на сене.

— Ты правда не возражаешь, чтобы я поехал на сборы и не боишься остаться с девочками одна?

— Все будет хорошо, Нэт. Можешь не волноваться.

Делил помогла ему надеть куртку, поправив ее на плечах. Куртка доходила до середины бедра и была из ярко-голубой шерсти. Ее сшила его жена. Его первая жена.

Не удержавшись, Делия добавила:

— В конце концов, ты и раньше ездил на сборы, еще когда была жива Мэри, и она ничего не имела против.

К куртке очень не подходили зеленые бриджи — часть милицейской униформы Нэта. Делия удивилась, когда он сказал ей, что вместе с другими здоровыми мужчинами Мерримитинга намерен участвовать в военных сборах в Уэлсе.

— За уклонение — штраф пять шиллингов, — сообщил он.

— Но человека, потерявшего ногу, конечно же, должны освободить, — возразила она, забыв вовремя прикусить язык.

Нэт отреагировал точно так, как она предполагала: он гордо выпятил подбородок.

— Может, я и не могу выполнять все команды, но готов содействовать в другом. Полковник Бишоп взял меня в адъютанты. Мы с моей Мэри считали, что это самое малое, что я могу сделать.

Делия принялась объяснять, что у нее и в мыслях не было сомневаться в его физических возможностях, но вскоре замолчала, зная по горькому опыту, что объяснения с Нэтом все только запутывают.

Итак, Делия молча сняла с себя шляпу и надела ее на голову мужа. Она украсила поля шляпы ленточкой и букетиком из сосновых веточек. Вручив ему мушкет, она проводила Нэта до дверей. Группа мужчин, поджидавших его во дворе, весело смеялась.

«Они совсем как мальчишки, — подумала Делия, — возбуждены предстоящей поездкой».

Мужчины Мерримитинга относились к сборам как к пятидневной экскурсии. День они плыли на шлюпке в Уэлс, три дня проводили там и еще один день — в дороге домой. По рассказам других женщин Делия поняла, что эти сборы, продиктованные военной необходимостью, давали мужьям возможность на законных основаниях улизнуть от своих жен. Правда, для осуществления свободолюбивых замыслов они располагали одним только утром, поскольку весь день они занимались верховой ездой, соревнованиями по стрельбе и другим видам спорта. По вечерам они пили запоем. Только полковник Бишоп, верный обязанностям командира, да Нэт, не пивший ничего крепче пива, принимали всерьез эти военные сборы.

Нэт пошел в дом попрощаться с девочками и забрать снаряжение: чехол для ружья, рожок с порохом, томагавк и походный сундучок. Делия оглядывала людей, столпившихся на улице, надеясь увидеть темноволосую голову и красивое лицо. Но в глаза ей бросилась лишь знакомая копна ярко-рыжих волос.

Она приблизилась к могучему кузнецу и ткнула пальцем ему в грудь.

— Что это ты делаешь тут, Сэм Рандольф? Разве твоя Ханна не должна вот-вот родить?!

Сэм обернулся и посмотрел на нее. Его толстые щеки горели.

— Ах, черт, миссис Паркес...

— У нее уже отошли воды, — сказал Обедайя Кембл. — И роды тяжелые: ребенок идет попкой. Так что трудно сказать, когда все закончится. Мы даже заключили пари, и, как предсказывает доктор, твой Нэт будет победителем, если малыш родиться завтра.

Делия смутилась.

— Думаю, что по многим причинам вам лучше остаться с женой.

Сэм Рандольф уставился на свои башмаки.

— Да ладно, миссис Паркес. Все с Ханной будет хорошо. Она родила мне семерых мальчишек, даже не пикнув. Я ей не нужен. Я только помеха. Там же доктор.

— А я все удивлялась, почему он не едет вместе с вами.

— Обычно так оно и бывает, — сказал Обедайя, — хотя вообще-то врачи освобождены от военной службы. Но его присутствие так воодушевляет всех, что полковник любит, когда Тайлер отправляется на сборы. Впрочем, вы же знаете дока. Он не пропустит ни одного приключения!

Тут из дома вышел Нэт, держа на руках болтающую без умолку Тилди. Их сопровождала Мэг. Тилди сжимала в руках новую соломенную куклу — маленькую индианку в ожерелье из ракушек и в шапочке из розовой раковины, которую абенаки используют вместо денег.

Тайлер принес эту куклу на следующий день после того, как погибла Гретхен, но Делия с ним не виделась, так как сидела в доме и училась прясть на старой прялке Мэри. Увы, у нее ничего не получалось. Когда Тилди с гордостью продемонстрировала ей куклу, Делия, ко всеобщему удивлению, разрыдалась и выбежала из комнаты, хлопнув дверью.

В тот же вечер Нэт сказал Делии, что Тилди назвала куклу Хильдегард.

— Откуда она берет эти имена? — спросил он у нее с нервным смешком. Нэт заглянул ей в глаза, опасаясь, как бы она опять не расплакалась.

Она не могла объяснить и себе, почему щедрость Тая вызвала у нее эти дурацкие слезы. Каждый раз, когда Делия смотрела на куклу, ей хотелось плакать. Она чувствовала гордость за Тайлера, и боль от того, что у них никогда не будет общего ребенка, о котором они вместе заботились бы.

Но сейчас, увидев Нэта и девочек, Делия через силу улыбнулась. Он поцеловал Тилди, прежде, чем передать ее Делии и, нагнувшись, крепко обнял Мэг.

— Девочки, ведите себя хорошо и слушайтесь Делию!

Мэг промолчала, но заметив, как упрямо она выставила подбородок, Делия подавила вздох.

Нэт закинул мушкет на плечо, и мужчины тронулись к берегу, где их ожидал шлюп. На опушке леса он обернулся и помахал рукой. Делия и девочки помахали в ответ.

— До свидания, папа! — крикнула Тилди, так громко, что у Делии чуть не лопнули барабанные перепонки.

Когда Нэт исчез из виду, Мэг повернулась к Делии с легкой насмешкой на лице.

— Что ж ты не плачешь? Мама всегда плакала, когда папа отправлялся в Уэлс на военные сборы!

— Неужели? — удивилась Делия. Она не могла представить себе, что такое совершенство, как Мэри, проявляла такую слабость.

— И он не поцеловал тебя на прощание, — Мэг внимательно наблюдала за выражением лица Делии. — А маму он всегда целовал на прощание, всегда.

Делия вздохнула.

— Разве тебе нечем заняться, Мэг Паркес?

***

Делия решила этим вечером наколоть дров.

Утром поселок окутал туман, а потому все было влажным и пахло морем. Но после отъезда Нэта туман постепенно исчез, и только легкая дымка висела над горизонтом. Уже наступил сентябрь, дни становились короче и листья на деревьях начали менять цвет. В полях высоко поднялась пшеница, значит, скоро придется убирать урожай.

Еще утром Делия подумала, что ночи становятся холоднее и надо вынуть из шкафа теплые одеяла. Она решила удивить Нэта, приготовив к его возвращению хорошую поленницу дров из дерева хикори — оно отлично горело и давало самый жаркий огонь.

Она работала позади амбара, складывая дрова, чтобы потом убрать их под крышу. Звук топора, рубящего толстые деревья, эхом отдавался в лесу. Остановившись передохнуть, Делия ощутила острый запах сосновых иголок и услышала, как шуршит куропатка на кукурузных грядках.

Она думала о Тайлере. Бах! Топор расколол дерево, и удар отдался эхом. Делия представила себе, что это она ударила Тая по голове.

Он был сейчас в доме Райдольфов, приглядывая за Ханной. Делии очень хотелось пойти навестить Ханну и предложить свою помощь, может, отнести печеных бобов или кукурузную лепешку с джемом. Но она понимала, что все это — просто предлог для того, чтобы увидеть Тая, а Делия не хотела лгать самой себе.

Бах! Теперь она стукнула по собственной голове.

Прошло уже три недели с того дня, как Тайлер вытащил ее из реки. Хотя все это время она не видела его, не было ни минуты, чтобы она не думала о нем, не вспоминала его поцелуи. Она все еще чувствовала жар его губ, такой сильный, словно они оставили на ней жгучую печать. Ее привело в ярость, что он мог так поступить с ней — будто она с готовностью ответила бы на его сексуальные домогательства. Она злилась и на себя за то, что все еще любила его, за то, что ответила на его поцелуи и так желала его. Может, она как раз такая, как он о ней думает — не лучше грошовой шлюхи, с которой мужчина наспех проводит часок — другой.

Бах! Теперь ее ярость обрушилась на голову Нэта. Нэт, ее так называемый муж, все еще спит на тюфячке. Он даже в щеку ее не поцеловал, уходя на целых пять дней. Может, они и не любят друг друга, но все-таки они муж и жена. Может, если бы Нэт стал ее настоящим мужем, она смогла бы вычеркнуть Тайлера Сэвича из сердца и памяти!

Раз — бах! Два — бах! Три — бах!

Топор, которым работала Делия, был из хрупкого железа: оно легко трескалось в холодную погоду. К тому же таким тяжелым топором не размахнешься. Делия не заметила, что топор расшатывается на топорище все сильнее и сильнее с каждым ударом... пока он не соскочил.

Он взлетел в воздух, порвал юбки и впился Делии в бедро. Она стояла, глядя в шоке на обезглавленное топорище и ничего не чувствуя. И вдруг острая, непереносимая боль вырвала крик из ее груди.

Она прижала руку к бедру. Оно было залито кровью. Отбросив топор, она допрыгала до колоды, чтобы прислониться к ней. Боль была такой сильной, что у нее потемнело в глазах и перехватило дыхание. Она стиснула зубы и подняла юбку, содрогаясь от того, что ей предстояло увидеть.

То, что предстало ее глазам, так ужаснуло ее, что она чуть не упала. Из большой и глубокой раны текла такая темная кровь, что казалась почти черной. Дрожа, она сжала бедро, пытаясь унять кровотечение.

Она услышала, как открылась дверь, и высокий голосок Мэг позвал ее. Делия открыла рот, чтобы ответить, но не смогла. Перед глазами мелькали черные круги. Она увидела, как побелело от ужаса лицо Мэг.

— Доктор Тай... Он... ребенок... у Ханны Рандольф...

Потом она погрузилась во тьму, но еще различала две тоненьких полоски света, а вскоре померкли и они.

Минуту, а может, и секунду спустя Делия почувствовала у себя на щеке чьи-то влажные губы. С усилием открыв глаза, она увидела рядом с собой маленькое заплаканное личико.

— Ты топором поранилась? — громко прошептала Тилди. — Ты что — хочешь, чтобы у тебя тоже была деревянная нога, как у папы?

Делия улыбнулась, а может, ей это только показалось. Потом мир снова погрузился во тьму.

Доктор Тайлер хотел бы унять дрожь в руках, когда он накладывал жгут на пораненное бедро Делии. Он старался не думать о том, что войди топор хоть на дюйм глубже, он повредил бы артерию, и Делия истекла бы кровью раньше, чем он успел придти на помощь.

Господи, что она с ним делает? Как он старался оградить себя от нее, держаться как можно дальше, чтобы она не могла причинить ему боль. Но все это было бесполезно — он слишком, глубоко во всем этом увяз. Делия словно затеяла пляску со смертью, убеждая его в том, что если она умрет, он не переживет этого.

Против воли, он погладил ее окровавленными пальцами. Ее ногу свело от боли, и Тайлер был готов отдать свою, лишь бы облегчить ей боль. Он вдруг осознал, что Делия для него дороже жизни. Ради нее он был готов на все. На все.

Веки ее дрогнули.

— Тай?

Он наклонился к ней, прижался губами к ее лбу.

— Я здесь, любовь моя.

— Топор сломался. И поранил мне ногу.

— С тобой все будет хорошо. Сейчас я зашью рану. Но сначала внесу тебя в дом.

Он закинул ее руки себе на шею и осторожно поднял ее, но она все равно вскрикнула. Тайлер подумал, что Делия опять потеряла сознание, пока он нес ее в дом и укладывал на постель, но когда он взглянул на нее, глаза ее были открыты, хотя и темны от боли.

— Прости, что я все время попадаю в какие-то истории, Тай. Я всегда доставляю тебе столько беспокойства.

— Я привык тревожиться за тебя, — сказал он, гладя ее по щеке, — похоже, ты неотделима от неприятностей.

Слабая улыбка появилась на губах Делии, и она прикрыла глаза. Тай обернулся к Мэг. Она появилась в дверях, держа за руку Тилди.

— У твоего отца есть ром или бренди?

Мэг покачала головой.

— Это такая большая бутылка с лекарством?

— А-а, ну да. Наверное, это оно и есть. Принеси еще кружку, и поставь на огонь воду.

Мэг вернулась с бутылкой бренди и кружкой.


— Теперь уведи Тилди, ждите в соседней комнате, И закройте дверь.

Тайлер налил кружку до краев.

— Теперь ты у нас опьянеешь, крошка Делия.

— А ты не изнасилуешь меня? — она снова с трудом улыбнулась.

У Тайлера перехватило горло. Он не мог ей ответить, не мог даже улыбнуться в ответ.

Несмотря на ее протесты, он безжалостно вливал ей в горло бренди, пока она чуть не испустила дух. Он тщательно промыл рану, прежде чем зашивать ее. Делия застонала лишь один раз, пока он зашивал ее костяной иглой, хотя все время была в сознании. Работая, он все время разговаривал с ней, убеждая девушку, что такой терпеливой пациентки еще и не видывал.

С помощью Мэг он нашел у Нэта запас табака — свернутые в трубочку листья для курения или жевания. Раскурив листья, Тайлер смешал их с растертыми грибами-дождевиками, которые достал из докторского саквояжа, обложил этой смесью рану и перевязал ее. Закончив все, он встал рядом с Делией, бесстрастно глядя на нее.

Делия подняла на него свои золотистые глаза, слегка замутненные болью и выпитым бренди.

— Только не ругай меня, Тай, — пробормотала она.

— Мы потом обсудим твою беспечность, — сказал он.

— Это была не моя вина... А почему ты не у Ханны?

— Она родила час назад. Девочку.

— Ох, как славно! Как бы мне хотелось тоже родить ребенка.

Тут она, кажется, добавила «твоего ребенка», но Тайлер сомневался, что правильно расслышал: уж очень невнятно она бормотала.

Он осторожно сел рядом с ней и прислонил ее к своей груди. Ее волосы рассыпались, покрыв его, как черный кружевной веер. Он обхватил ее талию, положив руку ей на живот. Она отвела его руку и сравнивала его темные длинные пальцы со своими — тонкими и белыми. Вдруг она пьяно хихикнула.

— У тебя волшебные руки, Тай. Я с самого начала заметила эти чудесные руки и влюбилась в тебя, дура этакая.

Смущенный ее словами и теми пугающими чувствами, которые они пробуждали в нем, Тай сжал ее руку. Положив их переплетенные пальцы на ее бедро, он сменил тему.

— Несколько дней у тебя будет очень сильно болеть нога. Ты должна потерпеть. Может, послать кого-нибудь за Нэтом? Чтобы он вернулся.

Она вздрогнула и покачала головой.

— Нет, Тай. Не делай этого. Не посылай за Нэтом. Пожалуйста.

Тайлер ощутил холодок страха. Может, она боится, что Нэт выругает ее за неосторожность? Нет, это не может вызвать в ней такой ужас, такую панику. Он бессознательно крепче прижал ее к себе.

— Делия, почему ты так боишься Нэта? Он что — бьет тебя?

Она покачала головой.

— Нет, нет... Меня отец поколачивал. А Нэт до меня вообще не дотрагивается, — она невесело усмехнулась, — то есть совсем.

Он посмотрел ей в лицо. Ее золотистые глаза пронзали его сердце.

— Нэт не любит меня, Тай. Он все еще любит свою жену. И ты не любишь меня. Никто не любит меня, Тай.

Он чувствовал, как бьется ее сердце под его рукой. Его грудь вздымалась и опускалась, вздымалась и опускалась. От его дыхания шевелились завитки ее волос. Ее кожа была такой бледной... ее губы... ее губы... у Тайлера закружилась голова... Он должен ощутить вкус этих губ.

— Почему ты не любишь меня, Тай?

Его губы шевельнулись, но... он боялся, так чертовски боялся...

— Господи, Делия, я...

«... люблю тебя».

Слова, чуть не сорвавшиеся с языка, так и остались в его душе.

«Я люблю тебя».

***

Делия распахнула дверь, чуть не задев хмурого Тайлера. Он стоял перед ней и выглядел невероятно привлекательным и сильным в своей охотничьей рубашке, открытой почти до пояса, в плотно облегающих бриджах из оленьей кожи и в сапогах выше колен.

— Какого черта ты встала? — спросил он.

Как всегда, при одном взгляде на него она вспыхнула. С этим она ничего не могла поделать. Пытаясь скрыть смущение, она провела языком по губам, чем привлекла к ним его внимание.

— Ох, Тай! Я не могла больше лежать в постели. К тому же вечером возвращается Нэт, и мне надо кое-что сделать по хозяйству.

Его глаза не отрывались от ее губ. Тайлер стиснул губы, нахмурился, и глаза его потемнели. Не слушая ее возражений, он поднял Делию на руки и понес в спальню. Ей всегда очень нравилось, когда он обнимал ее, прикасался к ней. Через минуту ее щека прижалась к его широкой груди. Грубая ткань охотничьей рубашки была теплой и пахла им.

Будь он проклят!

— Тай, опусти меня на пол, — закричала она.

— Сейчас.

Делия подозревала, что он швырнет ее на постель как мешок с репой. Но он опустил ее очень осторожно и положил руку ей на лоб.

— Черт, Делия у тебя лихорадка.

— Просто мне жарко, я весь день работала. — Она приподнялась на локте. — Тай, мне надо так много сделать...

Он заставил ее лечь.

— Нэт сегодня не вернется. Начинается большой шторм, шлюп не выйдет в такую погоду.

Делия посмотрела в окно. Черные тучи собирались на небе, клубились над горами. В воздухе пахло солью и сыростью — от моря и от дождя. В кронах деревьев свистел ветер, заглушая шум, доносящийся из амбара, где девочки перебирали зерно, которое намолотил их отец четыре дня назад.

Тайлер взял Делию за подбородок и повернул к себе ее голову.

— Дай мне слово, что останешься сегодня в постели.

— Но...

Он закрыл ей рот ладонью. Его прикосновение было теплым и мягким. Делия еле удержалась от того, чтобы не прижаться к его руке губами и не поцеловать ее.

— Обещай, Делия.

Она медленно кивнула.

Он убрал руку.

— Теперь скажи, что тебе надо еще сделать по хозяйству, и я все сделаю.

Она недоверчиво округлила глаза.

— Ты будешь делать женскую работу?

— Для тебя — да. Только никому не говори, я просто не переживу этого.

Она лежала в постели все время, пока он занимался хозяйством. Иногда она подремывала, потом просыпалась, а когда он разговаривал с девочками, звук его голоса снова убаюкивал ее. Она и представить себе не могла, какое это блаженство — просто знать, что он здесь, в доме, рядом с ней. Он принес ей чашку чая с мятой, сел на краешек кровати, они пили чай и разговаривали. Нет, в этом разговоре не было ничего захватывающего, но Делия никогда еще не была так счастлива.

Во второй половине дня с неистовой яростью обрушился шторм.

Стало совсем темно, и ветер дул с дикой силой. Он издавал тоскливый воющий звук, свистя в ветвях деревьев. Внезапно хлынул дождь и, подхваченный ветром, потоками низвергся на дом.

Делия встала с постели, чтобы подойти к окну и поплотнее задернуть занавески. Тут она увидела Тайлера — он заводил кобыл в конюшню и пересек двор своим широким шагом. Дождь хлестал темными полосами.

Делия поспешила через кухню, стараясь щадить больную ногу. От плиты распространялись восхитительные запахи. Она улыбнулась девочкам, которые сидели за столом, сервированным оловянной посудой Мэри.

Она встретила Тайлера у дверей, когда он чистил сапоги. Его рубашка намокла от дождя и прилипла к телу, поэтому его великолепные мускулы проступали особенно отчетливо. По его лицу и намокшим волосам стекали струйки воды. В полумраке глаза казались серебристо-голубыми.

— Да ты промок! — воскликнула она, смеясь и чувствуя непреодолимое желание отвести мокрые волосы от его глаз.

Складки у рта стали заметнее, когда он улыбнулся.

— Снаружи такой ветер, что меня чуть не унесло, — сказал он тяжело дыша.

Тайлер прислонился к косяку и снимал сапоги, чтобы не оставлять луж на полу, который сам вымыл для нее. Делия заметила, как мокрые бриджи обтянули его бедра.

— Снимай рубашку, пока не простудился, — сказала она, притворяясь озабоченной, чтобы скрыть трепет, охвативший ее. — Я просушу ее у огня, пока мы ужинаем. Ты ведь останешься на ужин?

Он снова улыбнулся ей.

— Конечно, тем более что я его приготовил.

— Да, но как я слышала, ты и Мэг с Тилди заставил работать без передышки.

Он на ходу стянул с себя рубашку. Ее глаза перебегали с его сильной спины к широкой груди, тонкой талии и высоким ягодицам. Она чувствовала, будто тает.

«Господь милосердный», — взмолилась она.

Обычно ужинали они довольно скудно, но Тайлер с девочками приготовили настоящий пир: запеченая индейка, кукуруза с бобами, булочки и пирог с черникой на десерт. Он сидел за столом напротив нее, прикрыв плечи полотенцем. От огня его грудь казалась бронзовой, а золотые блики играли в темных волосах Тайлера.

Она смотрела, как он разделывал индейку с помощью ножа.

— Жаль, что у нас нет специальных приспособлений для этого, как у Бишопов.

Он улыбнулся, и глаза его потеплели.

— Тебе не нравится, как я все приготовил? — спросил Тайлер, видя, что она ничего не ест.

— О, что ты, это прекрасно, Тай.

— Булочки делала я! — заявила Тилди.

— Вовсе не ты, — возразила Мэг, — это я их делала. А ты только добавила масла!

Делия откусила кусочек булочки и округлила глаза.

— М-м!

Дети засмеялись. Тайлер тоже засмеялся, и от этого тепло разлилось по всему ее нутру.

Но Делия была слишком возбуждена, чтобы есть. Она сотни раз мечтала о таком вечере, когда будет сидеть за столом с Таем, говорить о делах минувшего дня и слушать болтовню детей, иногда перебивающих их.

— Ты слышал, Тай, что Энни Бишоп официально назначили директором школы в Мерримитинге?

— Это благодаря тебе, — он так тепло улыбнулся ей, что она покраснела, — лучшее, что я сделал в своей жизни, это то, что привез тебя в Мерримитинг.

Делия покраснела еще больше.

— Но Энни просто создана для этого. Она начнет занятия сразу после сбора урожая. В своей библиотеке.

Глаза Тая смеялись.

— Я также слышал, что Сара Кембл поклялась написать письмо в Бостон и сообщить им, что наш новый директор — просто домохозяйка.

— О нет!

— О да! Теперь Обедайя ходит с хлыстом и следит за тем, чтобы она не прикасалась к бумаге с чернилами.

Все рассмеялись, представив, как Обедайя преследует миссис Кембл.

Тайлер не позволил Делии помыть после ужина посуду: он усадил ее и заставил положить ногу на мягкую табуретку. С помощью девочек он привел комнату в порядок, и все присоединились к Делии, расположившейся у огня.

Тилди вскарабкалась к Тайлеру на колени.

— Расскажи нам про Гусекапа.

— Про Гусекапа? — переспросила удивленная Делия.

— Глузкапа, — сказал Тай, поправляя Тнлди. — Это великан, он спустился с неба в каменном каноэ и населил землю людьми и животными.

— Да ну тебя, — фыркнула Делия.

— Но это правда, — сказал Тайлер так, словно и впрямь во все это верил. — Однажды, еще задогло до того дня, как свет солнца коснулся земли...

Прикинувшись, что слушает, Делия вглядывалась в выразительное лицо любимого. Его голос обволакивал ее, когда он рассказывал, как гигант Глузкап принимал любые обличил при помощи волшебного пояса вампума; говорил о великой битве, в которую он вступил, чтобы спасти народ абенаки из-под власти своего подлого брата Мелсума, гиганта с головой волка Говорил он и о других странных духах — Кескуме, ледяном великане, Воквотуноке, повелителе северного ветра, который и по сей день обрушивает свой гнев на мир, как сейчас на их дом. Глядя на него, Делия думала: вот таким он и будет, когда женится и заведет детей. О, как она завидовала той женщине, которая будет счастлива с ним.

Потом она заметила, что его голос стал тише и ниже.

— А теперь, — сказал он, — кеспедуксид... наша сказочка закончилась.

Делия отвела от него взгляд, чувствуя странное наслаждение оттого, что сердце ее пожирал огонь.

— Уже поздно, и вам, девочки, надо ложиться спать, — сказала она дрогнувшим голосом.

Тайлер хотел подняться, но Делия остановила его.

— Нет-нет. Я пригляжу за ними. Я весь день сидела, и мне необходимо размяться.

Уложив девочек, она спустилась вниз и задержалась в дверях, глядя на Тайлера. Они не зажгли лампу, и лишь огонь очага освещал комнату. Он сидел на скамье перед очагом, прислонившись спиной к столу. Тайлер сбросил полотенце, и его грудь была открыта. Он потягивал пиво и казался ленивым, расслабленным и прекрасным.

Из очага выпал уголек, Тайлер обернулся, встретился с ней глазами, и напряженность его взгляда поразила Делию.

— Они уже уснули, — сказала она.

«Господи, ну почему же голос у нее срывается как у лягушки?»

— Это хорошо. — Допив пиво, он поставил кружку на стол.

Было так тихо, что Делия слышала, как тикают часы Мэри и шумит дождь за окном. Ветер ненадолго стих.

Она прошла через комнату, но не села рядом с ним.

— Как бы они не проснулись среди ночи, увидев во сне кошмарных великанов, пожирающих маленьких девочек.

Он мягко улыбнулся... и у нее упало сердце.

— За ними присмотрит Глузкап, — он вытянул ноги, закинул рукн за голову и расправил плечи. От этого движения мышцы на его груди вздулись, а под мышками она разглядела темные волосы.

Комната вдруг стала очень маленькой. Весь вечер они не прикасались друг к другу даже случайно. Но она никогда не чувствовала себя ближе к нему, чем сегодня. И никогда еще не была так уверена в том, что любит его. И хочет его.

Она еле дышала — такое стеснение она чувствовала в груди.

— Тай, спасибо за все, что ты сегодня сделал. Но нехорошо... что ты здесь сейчас. Я думаю, тебе лучше уехать.

В его глазах вспыхнул такой огонь, что ей показалось, будто он обжег ее.

— Чего ты боишься?

— Тебя, — прошептала она, — и себя.

Он медленно поднялся, опуская руки. Теперь он стоял совсем близко от нее. Он все еще не прикоснулся к ней, но все было так, будто уже сделал это. Он раздевал ее взглядом.

— Я люблю тебя, — сказал он.

На мгновение ее охватило ликование, потом вернулась реальность, а вместе с ней и гнев.

Она дала ему пощечину. Такую сильную, что голова его дернулась и лицо выразило удивление. Потом она ударила его снова, по другой щеке, еще сильнее.

Она ударила бы его еще раз, но вдруг поняла, что он и не пытается защищаться. Он стоял перед ней неподвижно, волосы упали ему на лоб, лицо пылало. У нее горели ладони и разрывалось сердце.

— Я люблю тебя, — повторил он.

— Будь ты проклят. — Она старалась вдохнуть поглубже, чтобы не разрыдаться, не закричать... не умереть. — Будь ты проклят, проклят, проклят...

— Я люблю тебя, Делия, — сказал он в третий раз. — Я понимаю, что уже слишком поздно, но я... просто хотел, чтобы ты знала.

Он взял рубашку со стула у огня и пошел к двери. Там он надел рубашку и сапоги.

Перед тем, как открыть дверь, он обернулся.

— Делия?

— Уходи! — закричала она, уходи, уходи! Я ненавижу тебя!

Он вышел.

Но как только за ним захлопнулась дверь, она бросилась следом за ним. Коснувшись дверной ручки, она остановилась. Прислонившись щекой к косяку, Делия медленно опустилась на колени, со стоном произнося его имя.

Глава 21

Ветер свирепствовал три дня. Он принес с моря два подарка.

Они услышали о подарках, когда мужчины вернулись из Уэльса. Вот тогда они и сказали, что это моллюски. Моллюсков выбросило на берег в таком количестве, что их можно было собирать руками и удобрять ими поля. Но, кроме них, было кое-что еще — пушка с французского корабля.

Все жители Мерримитинга собрались идти на берег со своими тачками и корзинами. Когда все уже были готовы, из леса выехал на своем иноходце Тайлер. Взгляд Делии мгновенно обратился к нему, но, когда он повернулся к ней, она быстро занялась чем-то на другой стороне поляны, и это отвлекло ее внимание.

«Он любит тебя, — пело ее сердце, как оно пело уже три дня. — Он любит тебя!»

И тут же, как всегда, она подумала о том, отчего у нее на глаза наворачивались слезы и сжималась грудь. «Слишком поздно, слишком поздно».

— Ты уже собирала моллюсков, Делия? — спросил Нэт. Он сидел рядом с ней в повозке, довольный и отдохнувший.

Ее муж.

Делия заставила себя улыбнуться и покачала головой.

— Нет, но это звучит заманчиво.

«Слишком поздно. Слишком поздно».

— И очень вкусно, — он обернулся к Мэг и Тилди, которые сидели сзади них. — Правда, девочки?

Нэт наконец смягчился. Хотя их отношения оставались по-прежнему формальными, его глаза уже были не такими суровыми, а иногда он даже улыбался. Делия боялась нагоняя за истории с куклой и топором, поэтому его реакция поразили ее.

— В тебе много хорошего, Делия, — сказал он вечером, перед тем как идти спать. — В тебе очень много хорошего. Это заметно больше всего по тому, как ты ладишь с девочками. Они начинают любить тебя, даже Мэг, — добавил он со слабым подобием улыбки и посмотрел на нее так, словно увидел впервые.

Дорога до берега, протянувшаяся на десять миль, была просто наезженной колеей. Когда они прибыли на место, Делия увидела, что весь берег действительно усеян моллюсками: их серые панцири тускло поблескивали на солнце. Среди них было много живых, а поэтому казалось, что по земле катятся волны.

К моменту их прибытия все повозки были наполнены моллюсками, а между двумя скалами, покрытыми лишайниками, среди обломков корабля был зажат второй подарок моря — трехпудовая чугунная пушка. Вокруг нее столпились мужчины и возбужденно обсуждали событие, ибо один только выстрел из такого орудия мог спугнуть целое племя абенаки, вставшее на тропу войны.

— Можно перетащить ее в крепость при помощи упряжки волов, — заметил полковник Бишоп, потирая щеку. — Она местами повреждена. Как ты думаешь, из нее можно стрелять, Сэм?

Рыжеволосый кузнец почти любовно погладил ствол.

— Вообще-то да. Но нам из нее не выстрелить. К сожалению, море вынесло пушку без ядер.

— А не попробовать ли заряды для мушкетов, вдруг получится, — предложил Тайлер. Он поймал взгляд, брошенный на него Делией. Она отвернулась. — Нам понадобится запал и порох, — добавил он.

Когда повозки загрузили моллюсками, а дело с пушкой уладили, поселенцы Мерримитинга занялись главным событием дня — пикником на берегу залива. Было прекрасное послеполуденное время. Обычно в летние месяцы берег покрывался слоем ила, но вчерашний шторм смыл всю грязь, и небо на горизонте было ярко-голубым. Чистый воздух звенел, а солнце слепило глаза, и морские птицы кружили в безоблачном небе.

Все разбились на группы и развели костры. Нэт посадил Делию и девочек вместе с их соседями, Севаллами, а вскоре к ним присоединились Сэм и Хана Рандольфы с детьми. Делия удивилась, увидев, что Хана уже вполне оправилась и на ногах. Женщины восхищались ее новым младенцем. Мэг и юный Дэниел Рандольф сразу же начали спорить о том, кто может съесть больше моллюсков.

Делия была уверена, что Тайлер скоро подойдет к их костру, и намеревалась изобразить то же вежливое равнодушие, которое изображала перед ним весь день. Она следила за каждым его шагом, и ее глаза неотступно следовали за ним, хотя она тщательно скрывала это.

Но Тайлер присоединился к Бишопам.

Каждая группа сложила круг из камней и разожгла огонь быстрыми ударами камня о сталь. Охапки дерева бросали в огонь, пока он не разгорался. Камни должны были держать жар.

Во время отлива они обошли берег, покрытый галькой, копаясь в песке и иле в поисках съедобных моллюсков под аккомпанемент ревущих бурунов. Делия нашла маленького зеленого краба и трогала его палочкой, когда услышала за спиной знакомый голос:

— Осторожнее, крошка Делия! Это хитрые маленькие бесенята. Они в любой момент могут вцепиться в палец или пятку.

Она обернулась, поднялась с песка и поспешила прочь от него, но Тайлер схватил ее за руку и повернул к себе. Она стиснула зубы, чтобы не расплакаться.

Тайлер впился взглядом в ее глаза.

— Ты что, намерена провести так весь день — то пожирая меня глазами, то прикидываясь, будто не замечаешь меня?

— Ты льстишь себе, доктор Сэвич. До сих пор я не замечала, что ты здесь.

— Нам надо поговорить, — процедил он сквозь зубы.

— Не понимаю о чем. А, наверное, ты хочешь сказать, сколько я должна тебе за то, что ты зашил мне ногу? Я поговорю об этом с моим мужем. У нас туговато с деньгами, так не устроит ли тебя пара цыплят или молочный поросенок?

Тайлер сжал кулаки.

— Черт возьми, Делия...

— Простите, доктор, но я вижу, что муж пытается привлечь мое внимание. — Она повернулась и поспешила к Нэту, который возился с яркой морской звездой, застрявшей в волосах у Тилди, и даже не смотрел в ее сторону.

Когда моллюски были приготовлены и съедены, а кувшины с сидром и пивом опустошены, поселенцы начали собираться домой. Делия осторожно поглядывала, не наблюдает ли за ней Тайлер. Он не наблюдал. Стоя у пушки, он, без сомнения, обсуждал с полковником Бишопом и Сэмом Рандольфом, как перетащить ее в Мерримитинг. Убедившись, что он не преследует ее, она сказала Нэту, куда идет, и пошла по берегу, немного прихрамывая. Она давно уже заметила на берегу что-то необычное и теперь хотела подойти поближе и рассмотреть это.

Это был огромный холм из ракушек, намного выше и шире всего, что она когда-либо видела. Птичий помет покрывал этот холм. Она не могла представить себе, как это оказалось на берегу. Конечно же, этот холм был делом рук человека, поскольку нельзя и предположить, что это природное образование. Но если это сделал человек, то с какой целью? Это вызывало в ней какое-то древнее загадочное чувство. Она подумала, что этот холм простоял тут годы, а может, и столетия.

Она ощутила присутствие Тайлера еще до того, как увидела его. Делия медленно обернулась и встретилась с ним глазами. Самый красивый, самый желанный, самый любимый. Но он слишком поздно сказал ей, что любит ее.

— Делия...

— Не вздумай говорить мне о том, что ты любишь меня, я не желаю этого слышать.

— Я люблю тебя!

Он почти прокричал это ей в лицо, и Делия в панике оглянулась, боясь, что кто-нибудь услышит его. Потом повернулась и, прихрамывая, пошла к другому холму из моллюсков. Тайлер последовал за ней.

Не доходя десяти шагов до холма, она остановилась. Чтобы увидеть вершину, ей пришлось запрокинуть голову. Она махнула рукой в сторону холма.

Что это за проклятый холм?

— Никто не знает. Это построили люди, которые жили здесь тысячи лет назад. Абенаки называют их ракушечными людьми, но никому не известно, что они делали с этими ракушками — ели их, использовали как удобрение, или...

— Это было давно?

Тайлер пожал плечами, и на лоб ему упала прядь волос.

— Никто не знает.

— Давно ли ты любишь меня?

Он напряженно вглядывался в ее лицо.

— С той ночи в Фалмуте. Может, с тех пор, как подошел к тебе, когда ты ловила рыбу со старым индейцем. Черт, а может, с тех пор, как увидел тебя спящей на моей постели.

— Чертов ублюдок, почему ты так долго не говорил мне об этом? Ведь ты только орал мне, что не любишь меня, и позволил мне уйти и выйти замуж за другого. Надеюсь, что ты несчастен сейчас. Надеюсь, что ты страдаешь.

— Я страдаю, Делия.

Похоже, так оно и было. Кожа его приобрела зеленоватый оттенок, а глаза покраснели. Скулы резко выступали, под глазами лежали тени. Он выглядел так, как после долгого запоя.

«От разбитого сердца», — прокричало ее собственное сердце.

— Я страдаю, Делия, — повторил он.

— Хорошо!

Она отвернулась и пошла по берегу, стараясь не наступать на острые камни. Когда она споткнулась, Тайлер поддержал ее, но Делия выдернула руку.

— Зачем ты преследуешь меня? Хочешь, чтобы весь Мерримитинг узнал, что ты испытываешь похоть к жене соседа?

На самом деле сейчас никто не видел их. Холмы из моллюсков скрывали их от тех, кто пировал у костров.

— Я чувствую к тебе не похоть, — сказал Тайлер.

— Черта с два!

— Перестань чертыхаться. Ты говоришь хуже...

— Девки, подающей грог? — закончила она и повернулась к нему лицом.

Она сняла шляпу и тряхнула головой. Ветер взметнул ее волосы, как темное облако. Она стояла перед ним и знала, что прекрасна: солнце вспыхивало в ее волосах, ветер разрумянил ее щеки, а море увлажнило ее губы.

Она увидела, что его глаза потемнели от желания, что он стал тяжело дышать, а у него на шее стала пульсировать жилка. И она знала также, что увидит, если посмотрит вниз.

Сама того не желая, Делия взглянула на его бедра. Его огромная напряженная плоть выпирала сквозь бриджи. Доказательство его голода, желания, страсти.

Задержав взгляд там, Делия снова посмотрела ему в лицо — краска заливала его щеки. Ей стало жаль его. Ведь мужчина не может скрыть своих желаний. Он ведь не видит, как налились ее груди, и как дрожат под юбкой колени, а между ног... между ног все горит от страсти и требует удовлетворения.

Она глубоко вздохнула, пытаясь овладеть собой, но тут Тайлер посмотрел на ее грудь, и его румянец стал багровым.

— Ну ладно, черт с тобой, я хочу тебя, — выдавил он. — Но клянусь, Делия, мое чувство гораздо сильнее. Я люблю тебя. Я хочу жить с Тобой. Я хочу жениться на тебе.

— Я замужем за Нэтом.

— Но ты же не любишь Нэта!

— Не твое дело, как я отношусь к мужу.

Тайлер протянул к Делии руку и прижал ее к себе. Он прильнул к ее губам так быстро, что она не успела воспротивиться этому.

А потом стало незачем сопротивляться, она и не помышляла об этом. Ее чувства вырвались из-под контроля, ее тело горело от желания. Она ответила на его поцелуй, страстно лаская его рот языком. Потом, оторвавшись друг от друга, они жадно вдохнули воздух, и Делия вцепилась в его рубашку, чтобы удержаться на ногах.

Он зарылся лицом в ее волосы.

— Делия, любовь моя, моя жизнь! Уйдем со мной...

— Я не могу! Ты же знаешь, что я не могу, — рыдала она с искаженным от боли лицом. Она хотела заставить его страдать, мучиться от этой любви, как мучилась она сама. Но месть не доставляла ей радости, она была горькой.

— Я не могу, — простонала она.

Он обнял ее лицо ладонями и заставил посмотреть ему в глаза.

— Тогда скажи мне, что не любишь меня.

Вот это она и должна сделать. Она скажет ему, что не любит его, тогда он оставит ее страдать в одиночестве.

— Я... Какая разница? Я замужем, я...

Он снова накрыл ее рот своим, но она успела отстраниться. Его рука погладила ее шею и приподняла подбородок.

— Отпусти меня, — попросила она.

— А если нет? Что, если я унесу тебя отсюда сейчас же? Далеко в лес, где никто не сможет нас найти?

Кровь стучала у нее в висках, как море во время прибоя, она почти не слышала своего дыхания. И своего ответа она тоже не слышала.

— Т-ты не посмеешь...

— Неужели? — Он продолжал гладить ее шею. Его рот снова приблизился, их разделяло только дыхание. Она подумала, что должна сопротивляться.


— Дикарь абенаки просто похитил бы тебя, и плевать ему было бы на все законы и мораль белого человека, — продолжал он. — Я наполовину абенаки, разве ты забыла? А может, я вообще дикарь, когда дело касается тебя. По тому, как ты поцеловала меня, крошка Делия, я понял, чего бы тебе хотелось.

Она вскинула голову и отступила на шаг.

— Я буду сопротивляться, Тай, я буду драться, пока не вырвусь.

Лицо его потемнело от боли, а у нее в глазах застыли слезы. Она взяла его руки и прижалась к нему.

— Боже, Тай, ну почему я все время противлюсь тебе? Ведь это убивает меня...

Он сжал ее руки.

— Тогда пойдем со мной.

Делия отвернулась и прикрыла рукой рот, чтобы подавить стон. Ее щеки были залиты слезами.

— Пожалуйста, умоляю тебя, не проси. Я не могу, не могу.

Он снова прижал ее к себе и отер рукой ее слезы.

— Любовь моя... не плачь.

— Я не могу бросить их, Тай. Я поклялась Нэту и его девочкам. Я поклялась Господу. Думаешь, если я женщина, у меня нет понятий о чести? Это не так.

В его глазах застыла боль.

— Просто я думал, что ты любишь меня.

Она посмотрела на него с обожанием.

— Я люблю тебя. Ты же всегда знал, как сильно я тебя люблю. Но как же Нэт? Он женился на мне по доброй воле. Он доверил мне своих детей. И эти девочки, Тай, очень дороги мне. Как жестоко было бы вот так уйти из их жизни, так скоро после смерти их матери! Разве мы сможем быть счастливы, зная, что они страдают? Да я никогда не простила бы себя, если бы взяла на душу такой грех. Так как же я жила бы с тобой?

Тайлер погладил ее по шее, глубоко заглянул в ее глаза, и она прочла в его взгляде все, что он чувствовал.

— Моя удивительная, удивительная Делия. Твоя честность, непреклонность и сила — то, из-за чего я полюбил тебя.

— Тогда ты понимаешь...

Он отнял руки от ее лица.

— Клянусь небом, понимаю!

Он запрокинул голову и посмотрел на небо. Его лицо исказила боль, а на шее вздулись жилы.

— Но, Боже, как сильно я люблю тебя! Без тебя я...

Он проглотил ком в горле и с трудом вздохнул. Потом посмотрел на нее. Она никогда еще не видела такой боли.

— Ты нужна мне, Делия.

Она не могла вынести этого и бросилась прочь. И он отпустил ее.

Он повернулся к морю и крепко сжал веки. Когда он снова открыл глаза, океан был все таким же. Огромным, голубым и пустым.

— Боже, — прошептал он. Это был зов отчаяния.

***

— Я говорю — нет, и это окончательно.

Через плечо Делия бросила взгляд на девочек, съежившихся от страха. Она пошла за Нэтом и закрыла за собой дверь. Он сел на ступеньку, натягивая башмаки для грязной работы. Сегодня он собирался пойти в лагерь лесорубов.

— Нэт, но ведь это только несколько часов по утрам.

— Я говорю — нет.

Он встал и выпрямился.

— Но все дети в Мерримитинге будут ходить в новую школу! — сказала Делия, стараясь не повышать голос и говорить убедительно. — Их-то отпускают. А наши почувствуют себя отверженными.

Он снял шляпу и провел рукой по волосам.

— Они ведь лишь девочки. Зачем им учиться читать? К тому же я не могу их отпустить: здесь слишком много работы. Вот если бы ты...

Делия поняла, что он имел в виду. «Если бы ты лучше справлялась со своими обязанностями...»

Нэт взял топор и спустился с крыльца. Его высокая фигура в ярко-голубой куртке резко выделялась на фоне пышного великолепия опадающей листвы.

Она побежала за ним.

— А помнишь, что сказал преподобный? Ведь он говорил, что христианский долг родителей — научить своих детей читать Библию!

Он повернулся к Делии.

— Вот ты и научишь их. Ты же чему-то научилась у Бишопов, пока вроде бы осваивала буквы.

Он отвернулся, полы его куртки разлетались.

Делия упрямо вздернула подбородок.

— Я поведу их в школу, Нэт. Поведу, разрешишь ты или нет.

Он снова повернулся и поднял кулак.

— Замолчи, проклятая!

Кулак не заставил бы ее отступить, но это было первое ругательство, слетевшее с губ Нэта.

— Моя Мэри не перечила мне ни разу за те десять лет, что мы прожили с ней. А с тобой мы живем всего три месяца, и ты уже довела меня. Господи, и зачем я только...

Он оборвал себя и пошел прочь.

Она вновь побежала за ним, схватила его за полу куртки и заставила обернуться.

— Я знаю, ты хотел сказать, что лучше бы никогда не женился на мне.

Она пожертвовала счастьем и любовью, дав ему клятву верности. И теперь она исполнит свой долг.

— Дело в том, Нэт, что мы уже женаты. И чем раньше ты поймешь, что я не твоя Мэри, тем лучше будет для нас обоих.

— Мэри...

— Умерла! — Она схватила его за плечи и встряхнула. — Она мертва, Нэт. А я жива, и теперь я твоя жена, и ты нужен мне... мы нужны друг другу.

Он отвел ее руки.

— Веди девочек в школу, Делия. Делай все, что хочешь. — Он усмехнулся. — Ты ведь все равно так поступишь. А теперь отпусти меня. Мне надо идти к лесорубам.

***

В октябре начинались заморозки, а в лагере лесорубов на далеких холмах было еще холоднее. Все здесь сияло многоцветием. Желто-зеленые и золотые листья осин и берез, дымчатый пурпур ясеня, оранжевые и красные клены — все это ослепляло совершенством. Трава оставалась еще сочной и зеленой.

Но для Нэта Паркеса эта красота как бы не существовала. Он воспринимал природу только с точки зрения ее полезности. Так поле надо засеять и убрать, а дерево — срубить. И теперь, глядя на все это великолепие, он видел лишь множество стволов, которые надо срубить, а для этого придется хорошенько попотеть.

В тот день жители Мерримитинга объединились с мужчинами двух ближайших поселений, чтобы расчистить новый участок, так как пришел сезон рубки леса. В течение двух последующих недель им предстояло прорубить широкую просеку в густом лесу. Потом, долгой зимой, стволы будут вывозить и складывать на берегу, пока не наступит весна, и не придет время сплавлять их. Иногда ледоход начинался в марте, и тогда лес сплавляли по реке до Мерримитинга, а потом отправляли в Англию: Королевскому флоту нужны были новые корабли. Рубка леса отнимала у поселенцев все время после сбора урожая в октябре и до начала посевной в апреле.

Под руководством полковника Бишопа мужчины разбились на группы. Обычно жители каждого поселения составляли свои группы, но этим утром Нэта поставили работать вместе с мужчинами из Топшема: тем не хватало человека, поскольку тот, кто должен был прийти, накануне сломал ногу. Себе в напарники Нэт взял молодого парня, который чем-то напоминал его самого в молодые годы: высокий, с волосами соломенного оттенка. Вот только лицо у парня было мягким и круглым, а у Нэта — суровым.

Они пошли по тропинке.

— Ты что, ногу повредил? — спросил парень, заметив, что Нэт прихрамывает.

— М-мм. — Нэт не стал утруждать себя объяснениями. Еще не хватало, чтобы этот парень попросил показать ему деревянную ногу.

Как Делия тогда. Делия...

Нэт обратил внимание, что на парне была лишь тонкая охотничья куртка, поэтому теперь он дрожал от холода.

— Следовало одеться потеплее, — буркнул Нэт.

— Да с утра казалось, что не будет так холодно, — ответил парень улыбаясь, — Зато твоя куртка, конечно, и теплая и красивая.

— Это моя жена сделала. Она хорошо управляется с прялкой и веретеном. — Нэт вдруг снова забыл о том, что Мэри умерла. Он надел эту куртку не потому, что она такая уж теплая: главное, она яркая — в ней не затеряешься в лесу. Рубить лес было опасно: могло придавить деревом, мог свалиться на голову большой сук, соскочить с топорища топор. Здесь было очень просто погибнуть. Женщина, подумал он с внезапной горечью, не протянула бы здесь и недели. Подхватила бы простуду и умерла...

Нэт сделал зарубку на дереве, взмахнул топором и ударил. Потом к нему присоединился парень, начав рубить с противоположной стороны. Они наносили удары попеременно. Из-за деревянной ноги Нэт переносил тяжесть тела на здоровую ногу, и это сковывало его движения, однако на качестве рубки не отражалось — он с удовольствием отметил, что его топор вгрызается в древесину глубже, чем у напарника.

По лесу разносилось эхо от ударов топорами. Когда осталось сделать лишь несколько ударов, парень отошел и Нэт завершил работу. Дерево затрещало, покачнулось, затем с грохотом повалилось, засыпая все вокруг щепками.

Наступила тишина, и труха осела. В этот момент раздался тихий протяжный вой волка. Парень вздрогнул.

— Я же говорил тебе, что надо было одеться потеплее, — сказал Нэт, обливаясь потом после этой работы.

Волк снова завыл, теперь уже ближе, и Нэт нахмурился. Вот и еще одна возможность умереть: быть сожранным волком.

Он поднял топор и пошел к следующему дереву.

***

Элизабет и Делия шли рядом по колее, ведущей к ферме. Вокруг шелестели от ветра мертвые стебли кукурузы. Зерно убрали еще неделю назад, и теперь связанные початки висели на стенах кухни длинными золотистыми рядами. Вылущив початки, они с Нэтом пригласили соседей, но Тайлер не пришел.

Делия посмотрела на подругу. Элизабет была уже на пятом месяце и просто расцвела. У нее вошло в привычку каждые пять минут дотрагиваться до округлившегося живота: словно она проверяла, здесь ли еще ребенок. Когда она снова это сделала, Делия улыбнулась.

— Как это хорошо, Элизабет, что ты согласилась прийти к нам и научить меня работать с этой проклятой прялкой.

— Да что ты, не надо благодарить меня, — выражение лица Элизабет было радостным и спокойным. Беременность явно примирила молодую жену преподобного с жизнью в глуши. — Однако все прялки имеют свои особенности, поэтому будет лучше, если я покажу тебе все на твоей.

— Это прялка Мэри.

— Теперь-то она твоя.

«Нэт с этим не согласился бы», — подумала Делия. Проходя мимо фруктового сада, Делия заметила, что за ночь на землю попадало много яблок. Она потянула Элизабет за руку.

— Давай соберем немного яблок и испечем их, пока ты будешь меня учить. Это обрадует девочек, когда они вернутся после своего первого школьного дня!

— Ты так добра к этим детям! — сказала Элизабет, смеясь и позволяя Делии увлечь себя в сад. — Представляю, как вы с Нэтом хотите завести своего ребенка.

Делия отвернулась, чтобы Элизабет не заметила выступивших у нее на глазах слез. Какой может быть ребенок, если Нэт спит на своем тюфяке! Да она и не хотела ребенка от Нэта. Она мечтала родить от Тая.

Делия подобрала подол юбки, и они наполнили его прекрасными ярко-красными яблоками. Элизабет пошутила, что ее юбка теперь слишком тесна и для ребенка, не говоря уже о яблоках. Их смех прорезал свежий октябрьский воздух.

Стая диких уток взлетела в небо; их было так много, что на минуту они почти заслонили солнце и подняли ветер своими крыльями. Вдруг стало темно, холодно и неуютно. Вдали раздался вой волка.

Элизабет вздрогнула, и прежний страх шевельнулся в ней. Она сложила руки на животе, оберегая его.

— Что-то не так... — сказала Делия. Ее отец говаривал: «у меня такое чувство, будто кто-то топчет мою могилу». Сейчас Делия сама испытала это.

Она инстинктивно повернулась к дому...

И закричала.

***

Нэт воткнул топор в кочку и присел поближе к костру, согревая руки о кружку горячего сидра. Ободранные ладони саднило, и он подумал, что через пару недель от такой работы нарастут приличные мозоли.

Мужчины вокруг костра смеялись и болтали. Нэт мало кого знал в Топшеме, и его не слишком интересовало, о чем они говорят. Его бередили мысли о том, что сказала ему Делия. Даже не сказала, а прокричала... чтобы он понял наконец, что Мэри умерла и что у него теперь другая жена.

Делия.

Хотел бы он сам понять, как относится к ней и что чувствует. Иногда она доводила его до белого каления, но он не мог не признать, что она хорошо заботится о девочках, нежна с ними и любит их. Он знал, что она красива. Иногда при взгляде на нее у него перехватывало дыхание. Даже когда он ухаживал за Мэри, у него никогда так...

Эту мысль он тут же подавил.

Нэт подумал о сыновьях. В округе было больше мальчишек, он привык к этому. У Делии были тоже круглые бедра, но что-то подсказывало ему, что она должна рожать мальчиков.

Мысль о Делии, лежащей в его постели и рожающей ему сыновей, вызвала какое-то шевеление в его чреслах. Это было уже не впервые, но быстро проходило — из-за проклятого чувства вины, которое тут же обрушивалось на него. Он не мог так обидеть, так предать Мэри. Он понимал, что никогда не сделает этого, ибо Мэри глядит на него с небес.

Нэт решил подумать о чем-нибудь менее болезненном. Например, о забое скота. Это придется сделать на следующей неделе. Надо запастись свининой на зиму и успеть до снега вывезти полоску скошенного сена, которая осталась в поле.

Тут он увидел полковника Бишопа: тот направлялся к ним от лагеря Мерримитинга, расположенного в трех милях от них на другой стороне холма. Полковник шел быстро, размахивая руками, в одной из которых он держал мушкет. Нэт сегодня мушкета не взял, но почему-то подумал, что зря этого не сделал. Он не знал почему, может, из-за того волка, который завыл опять. Нэт посмотрел на своего напарника; тот сидел по другую сторону костра. Он тоже чувствовал что-то необъяснимое, но теперь задрожал Нэт.

Неожиданно послышался тихий свист. Полковник Бишоп взмахнул руками и повернулся, но тут же упал лицом на землю. Секунды две все было тихо... потом лес наполнился пронзительными криками, устрашающими возгласами и воплями ужаса.

Нагие и разрисованные, со с стрелами и томагавками, дикари абенаки выскочили из леса, как осы из потревоженного улья. Нэт похолодел, увидев, как один из дикарей снимает скальп с полковника. Вдруг дикарь дернулся и выронил нож из рук. Истерический смех застрял в горле Нэта при виде изумленного лица дикаря, но в ту же минуту парень из Топшема упал к его ногам: томагавк почти отделил его голову от тела.

«Боже! — подумал Нэт, охваченный ужасом. — Смерть неминуема».

Он потянулся за топором, воткнутым в землю в нескольких шагах от него.

Но не успел. Индеец наткнулся на топор, выдернул его из земли с громким победным криком и передал тому, кто бежал следом за ним. К военным кличам присоединилась ружейная пальба, и над лагерем поднялись клубы порохового дыма. Нэт все еще слышал безумные крики своего напарника. Обернувшись, он заметил, как высокий обнаженный абенаки метнул в несчастного боевую дубинку... Нэт бросился бежать.

Ужас вытеснил воздух из его легких и затмил его глаза. Он несколько раз поскользнулся. Нэт метался по лагерю, пытаясь отыскать сложенные еловые бревна, чтобы укрыться за ними — он ясно видел их всего несколько минут назад. Позади он слышал шаги бегущего человека, чувствовал у себя на шее его горячее дыхание.

«Смерть, — пронеслось в его сознании. — Сейчас я умру».

Нэт попытался бежать быстрее, но его деревянная нога подвернулась, и он почувствовал дикую боль в шее и затылке. Он обернулся, вскинув руки, и начал падать — назад, вниз в черноту...

***

Пламя лизало крышу дома, окутанного клубами дыма. Ржание лошадей, охваченных паникой, превратилось в дикие вопли, когда несчастным животным вспарывали горло ножом для снятия скальпов. Кровь хлестала фонтаном. Это была та самая кобыла, свадебный подарок Тая.

Они попытались бежать, но не добежали и до ограды сада: их схватили дикари. Индейцы забавлялись, окружив их, угрожая им ножами и перебрасывая томагавки с руки на руку. Металл влажно поблескивал, в нем отражалось пламя пожара.

Элизабет прижалась к Делии, все еще заслоняя руками живот.

— Ребенок, — бормотала она. — О Боже, не дай мне потерять ребенка... Делия обняла ее и прижала к себе. Она не заметила, что так и держит полный подол яблок.

Дикари были даже без набедренных повязок. Морды оскалившихся волков красовались у них на груди. Индейцы разрисовали лица по-разному. Щеку одного пересекали красные полосы, напоминающие раны, из которых струится кровь. Другой, изображая сову, вымазал лицо желтой краской, а глаза обвел белым. Пламя бросало блики на их обнаженные, натертые жиром бронзовые тела. Он них исходил сладковатый запах, как от масла, слишком долго пролежавшего на солнце.

Сквозь рев бушующего пламени Делия различила удары сигнального колокола в крепости. Вдруг один из мужчин направился к ним — высокий, широкоплечий, в ожерелье из странных бусин. Он усмехнулся, обнажив белые зубы, и обратился к ним с небольшой речью.

Делия с трудом заставила себя заговорить.

— Я не понимаю. Я не говорю на языке абенаки.

Он вскинул руку и прижал острие ножа к ее шее так сильно, что порезал кожу. Она почувствовала, как заструилась кровь, но заставила себя посмотреть индейцу в лицо, не показывая страха. У него был сломанный нос и черные, как обсидиан, безжалостные глаза.

Рука, поддерживающая подол юбки, наполненной яблоками, опустилась, и они посыпались на землю. Индеец отступил на шаг, коротко рассмеялся и поддел одно яблоко ножом. Когда он вонзил в него зубы, они снова блеснули на солнце.

Другой рукой он схватил Элизабет за волосы и что-то снова сказал своим гортанным голосом. Дикари рассмеялись и заулюлюкали.

Элизабет вскрикнула, как умирающее животное, и глаза у нее округлились. Делия вцепилась ногтями ей в руку.

— Только не дергайся. Если дернешься — они тебя оскальпируют.

На их колчанах и на рукоятках томагавков висели свежие скальпы, такие свежие, что с них еще капала кровь. Один очень напоминал рыжеватые волосы Нэнси Севалл.

От реки донесся высокий вопль. Видимо, это был какой-то сигнал, потому что в тот же миг игра, если это была игра, закончилась. Женщин привязали и уволокли в лес.

Они бежали долго, так долго, что уже не хватало воздуха, легкие горели. Делия беспокоилась, что этот бег повредит ребенку Элизабет. Время от времени она оборачивалась, посмотреть, что с Элизабет. Но ее тут же дергали за веревку так сильно, что казалось, руки вот-вот выскочат из суставов.

Они пошли медленнее, только поднявшись на холм, и Делия поняла, что они направляются к лагерю лесорубов. В ней проснулась надежда, что, может быть, еще удастся спастись.

Несколько мгновений спустя Делия задохнулась от ужаса при виде обезображенных тел. Надежда умерла. В воздухе пахло кровью, порохом и ужасом. Индейцы голые, натертые жиром и разрисованные, носились по лагерю, как бесы из преисподней. Другая маленькая группа индейцев высыпала из леса, таща на веревке единственную пленницу — Сару Кембл.

Она тоже приходила в себя после бега. Лицо ее было красным как свекла, и щеки тряслись, когда она пыталась отдышаться. Увидев Делию и Элизабет, она закричала:

— Они убили Севаллов! Убили и оскальпировали! Проклятые убий...

От удара кулаком в поясницу Сара задохнулась и издала вопль. Делия сделала к ней шаг, но ее оттащил индеец, который держал веревку. Элизабет стояла тихо и не мигая смотрела на все так, словно забыла о том, что происходит.

Индейцы танцевали перед Делией, размахивая томагавками и воя как собаки. Делия отшатнулась, еле сдержав крик, потому что один из них нацепил на себя желтый парик полковника Бишопа. Оглянувшись, она увидела полковника: он лежал лицом вниз, из спины торчала стрела. Горячие слезы обожгли ей глаза. Бедная Энни Бишоп.

Она хотела отвернуться от этого страшного зрелища, но заметила, что веки полковника чуть дрогнули. Лицо его застыло как камень. Увидев, что полковник жив, дикари убили бы его не медля ни секунды.

Полковник медленно приоткрыл глаза и посмотрел ей в лицо, словно пытаясь что-то сказать. Но что? Ободрить? Вселить надежду? Предупредить? Она не понимала. Его глаза остановились на чем-то за ее спиной и наполнились ужасом. В этот момент Сара Кембл закричала, но индеец ударил ее. Словно повинуясь неведомой силе, Делия обернулась.

Огромный индеец, который порезал ей шею, склонился над чьим-то телом. Делия задохнулась от ужаса, увидев ноги, обутые в грубые башмаки. Знакомая голубая куртка была залита кровью. Спина индейца закрыла от нее голову этого человека. Потом индеец разогнулся: по земле расползалась кровавая масса, которая когда-то была человеческим лицом. Делия тихо вскрикнула. Индеец медленно выпрямился и повернулся к ней с дьявольской усмешкой.

Откинув голову, он издал громкий торжествующий вопль и воздел кулаки к небу. В кулаке был зажат скальп с волосами цвета соломы.

Глава 22

— Тише, тише, — мягко бормотал Тайлер, осторожно извлекая стрелу из плеча полковника Бишопа, — теперь тише.

Стрела вышла с каким-то хлюпающим звуком. Из раны хлынула кровь. Тайлер прижал чистую тряпочку к ране, ноздри его раздувались от запаха крови, который распространился вокруг и стал частью того, чем они теперь дышали.

— Я буду жить? — спросил полковник, судорожно вздыхая, когда Тайлер помогал ему сесть.

— Ты еще спляшешь с Энни на Рождество. — Тайлер прислонил полковника к дереву и поднес к его губам кружку с водой. — Я смотрю, ты лишился волос.

Полковник осторожно рассмеялся и поднял было руку, чтобы потрогать макушку, но тут же его лицо исказила гримаса боли.

Он с недоумением осмотрелся вокруг и вдруг спросил:

— А что ты тут делаешь, Тай?

— Я ездил в Топшем: там мужчина сломал ногу. Услышал выстрелы и увидел дым. Казалось, горят все дома по эту сторону Кеннебека.

Он старался не думать о Делии. Если она мертва, то это непоправимо. Потом он постарается пережить эту боль. Если сможет.

Опустившись на одно колено перед полковником, Тайлер оглядел следы кровавого пира, которые оставили после себя абенаки. Прожив с ними десять лет, он должен был привыкнуть к виду смерти, но то, что он увидел, заставило его до боли зажмуриться, и черные круги заплясали перед его глазами. Казалось, что в них вонзились горящие щепки. Совать горящие щепки в глаза — любимая пытка абенаков.

Он заставил себя осмотреть мертвых. Поняв, что это лесорубы из Топшема, он испытал облегчение и чувство вины. Пока он не видел никого из Мерримитинга. Вдруг он заметил знакомую голубую куртку, но лицо человека, носившего ее, было слишком обезображено.

Полковник Бишоп проследил за взглядом Тайлера.

— Нэт Паркес, — сказал он. — Я видел, как с него сняли скальп. — Глаза его расширились. — И я видел как они захватили...

Рядом хрустнула ветка, и рука Тайлера потянулась за мушкетом. Он был заряжен и готов к выстрелу. Впрочем, он сомневался, что это индеец, — слишком уж шумел этот человек.

— Не стреляй, Тай, это я! — из леса показался Сэм Рандольф, а за ним еще двое мужчин из Мерримитинга. — Мы услышали выстрелы и... Господи! — воскликнул он, увидев побоище.

Тайлер почувствовал, как кто-то коснулся его руки и посмотрел вниз, на полковника. Его лицо блестело от пота.

— Я начал говорить... они взяли его жену...

— Жену Сэма?

— Нет, жену Нэта. Делию. Дикари увели Делию и миссис Хукер. И Сару. Сару Кембл.

Тайлер похолодел, в глазах у него потемнело.

— Как они были раскрашены? — услышал он издалека свой собственный голос.

— Волки... — прошептал Джайлз Бишоп и потерял сознание.

Тайлер посмотрел на север, на голубые холмы, покрытые елями.

«Малсум, — подумал он, — волк, тотем племени норриджгевоков».

***

Идя по камням и иглам, Делия в кровь сбила ноги. Она безумно хотела пить, ей казалось, что кто-то насухо вытер ее рот тряпкой. Даже дыхание стало мучительным и вырывалось из груди с шумом, похожим на уханье топора.

Лучи солнца, едва пробивавшиеся сквозь густые кроны деревьев, потускнели. Они бежали с тех пор, как покинули лагерь лесорубов. Но, если индейцы привычно пробегали милю за милей своей размеренной побежкой, то женщины выдохлись и еле передвигали ноги. К тому же все это время их мучили веревки, безжалостно впившиеся в их талии и руки.

Наконец им развязали руки, и Делия смогла обнять Элизабет, которая почти рухнула на нее. Элизабет затаила страх глубоко в душе, он отступил перед болью и усталостью, но ни боль, ни мучения, причиняемые веревками, не исторгли из ее груди ни единого стона. Делия боялась, что если ей не удастся вывести бедную женщину из шока, то Элизабет сядет на землю и так же равнодушно будет смотреть, как на ее голову опускается томагавк.

Делия понимала, что если они не выдержат, то дикари просто убьют их, как они чуть не убили уже Сару Кембл. Они пробежали всего милю, когда несчастная толстуха споткнулась и упала, уронив горшок, который индеец заставил ее нести на голове. Она стояла на четвереньках, тяжело дыша. Один из индейцев с ужасно размалеванным лицом, невозмутимо стоял рядом с Сарой, потом так же невозмутимо поднял дубинку над ее головой и приготовился опустить ее.

— Нет! — крикнула Делия и не раздумывая бросилась к этому человеку, и сбила его с ног. Она совершила ужасную ошибку, ибо теперь его гнев пал на нее. Он снова замахнулся дубинкой, и в его глазах она прочла свою смерть.

Вдруг между ними встал другой индеец, выше и сильнее других. Это, несомненно, был их предводитель: одного его слова оказалось достаточно, чтобы дубинка не опустилась на ее голову. Потом он схватил Делию за волосы, обрушив на нее каскад каких-то слов. Не поняв ни одного из них, она угадала их смысл — в другой раз она дорого заплатит за такую глупость. Он нажал пальцем на ее ключицу так больно, что она вскрикнула.

— Лузифи, — сказал он, и все засмеялись, хотя на его лице не было и тени юмора.

Он так вздернул Делию за волосы, что ей пришлось привстать на цыпочки, потом притянул ее к своему гладкому подбородку. На шее у него были четки. Она узнала в нем дикаря, который ел ее яблоко. Это он снял скальп с Нэта. Нэт...

— Лузифи, — повторил он и снова дернул ее за волосы, прежде чем опустить на землю.

После этого они задержались в пути всего один раз и то ненадолго. За это время индейцы успели выкопать запас штанов и гамаш, и быстро одеться перед тем, как снопа пуститься в путь.

Они, очевидно, боялись погони и старались уйти как можно дальше от Мерримитинга.

Когда индейцы остановились, был уже поздний вечер. Для стоянки они выбрали поросшую мхом поляну, по ней протекал ручеек. Женщины тут же упали на колени у ручья. Делии казалось, что еще никогда она не пила такой вкусной воды. Но она едва смочила рот, как ее оттянули за волосы. Теперь их привязали к разным индейцам, как рабов к хозяевам. Делию привязали к огромному индейцу с четками на шее.

В течение всего этого бесконечного дня, число их похитителей постоянно менялось; они исчезали в лесу, пока их не осталось трое. Сейчас они разожгли маленький костер, над которым почти не подымался дым. Один из индейцев принес куски пеммикана и слегка поджарил кукурузные зерна, вынутые из медвежьей шкуры. Потом произошло нечто удивительное — они перекрестились перед едой, на манер папистов.

Мужчины набросились на еду, громко чавкая, смеясь и дразня женщин, которые голодными глазами смотрели на них. Все, кроме Элизабет: она уставилась прямо перед собой, ничего не видя.

— Пожалуйста, — наконец сказала Сара Кембл тонким несчастным голосом, — разве вы не покормите нас?

Индейцы словно не слышали ее.

Делия наблюдала за человеком, к которому ее привязали У него были выступающие скулы, большой нос с горбинкой, горящие черные глаза, прикрытые тяжелыми веками, и спутанные черные волосы. По знакам внимания, которые оказывали ему другие индейцы, Делия поняла, что он у них вроде начальника. Когда все смеялись и кривлялись, его лицо оставалось непроницаемым. Этот человек казался олицетворением жестокости, он был твердым и острым, как острие томагавка Хотя он и спас ее недавно, Делия нисколько не сомневалась в том, что ему ничего не стоило убить их всех.

Было еще одно, что убеждало ее в его жестокости С его боевого пояса свисал скальп Нэта.

Абенаки заметил взгляд, который Делия бросала на скальп, и поднял его, перебирая волосы, измазанные кровью Его губы раздвинулись в дьявольской улыбке.

— Ты просто грязный кровавый ублюдок, — выдохнула она ему в лицо, зная, что он не понимает по-английски. Но он уловил ее интонацию: глаза его потемнели и губы сжались, однако он промолчал.

Делия смотрела на него, уже не желая скрывать гнев. В этот момент она, как пребывающая в шоке Элизабет, не думала ни о спасении жизни, ни о том, что он может с ней сделать. Впервые с того момента, как Делия увидела последствия резни в лагере, она освободилась от необходимости направлять свои силы на то, чтобы просто переставлять ноги. Только теперь она осознала весь ужас случившегося с Нэтом; горе острой болью отозвалось в ее сердце, и чувство вины обожгло ее. Последние слова, которыми они обменялись, были такими горькими. Она с содроганием думала о Тилди и Мэг, которые потеряли отца так скоро после смерти матери.


«По крайней мере, девочки уцелели — утешала она себя. — Должны были уцелеть. Ведь она не видела детских скальпов». Делия возблагодарила Бога за то, что все дети были за крепостными стенами на уроке Энни Бишоп.

Индейцы закончили трапезу, пустили по кругу трубку и наступила тишина. Делия вспомнила про Тайлера, и покой снизошел в ее душу. Конечно, Тайлер придет и спасет ее. Это лишь дело времени, и ей надо дожить до того дня, когда это случится. А еще она должна спасти остальных.

Табак подействовал на мужчин усыпляюще. Ночь сгустилась, и стало холоднее. Делия взглянула на Элизабет, надеясь, что она задремала, но та сидела все так же прямо, уставившись на тени деревьев позади мерцающего пламени костра.

Вдруг Сара Кембл начала раскачиваться взад-вперед, жалобно подвывая.

— Я не должна была оказаться тут. Во всем виноват Обедайя. Это он послал меня отнести этот стул миссис Севалл. Я не хотела идти. — Похититель Сары мрачно посмотрел на нее, и рука его легла на дубинку. Но Сара, ничего не замечая, продолжала причитать. — Я никогда не любила Нэнси Севалл. Я рада, что с нее сняли скальп. Рада, слышите? Но я не должна была оказаться здесь. Это все...

— Заткнись! — шикнула на нее Делия. — Или ты хочешь, чтобы тебя убили томагавком?

Сара тут же повернулась к Делии.

— Они убили твоего Нэта. Убили и сняли с него скальп. Это ему наказание за то, что он женился на тебе Я ему говорила, что ты просто дешевая шлюха из таверны, но он меня не слушал. Никогда. Теперь-то он, наверное, пожалел об этом.

Делия стиснула зубы и отвернулась. Но ярость сменилась непреодолимым желанием броситься на землю, рыдать и бить кулаками.

О, Нэт, Нэт...

Услышав вопли Сары, ее хозяин затянул низким голосом монотонную песню. Внезапно он вскочил на ноги и начал танцевать, изображая в пантомиме то, что произошло утром. Он пригласил жестом двух других присоединиться к нему, но они только кивали, показывая, что им нравится его пение, однако по-прежнему лениво сидели у костра.

Он закончил свой танец, высоко подпрыгнув в воздухе и потрясая томагавком. Откинув голову назад, он приложил сложенные ладони к губам и издал долгий резкий звук, похожий на вой волка.

На следующее утро он убил Сару Кембл.

Они снялись с места перед самым рассветом и направились к реке. На берегу индейцы вытащили из кустов большое шестиместное каноэ, замаскированное еловыми ветвями.

Сара уселась на землю и отказалась залезать в каноэ.

— Я не поеду. Оно перевернется. Я могу утонуть.

Она говорила так вежливо, словно отказывалась от чашки чая.

Разозленный упрямством Сары, ее похититель взмахнул концом веревки, но это не произвело на нее никакого впечатления.

— Нет, нет, нет. — Она затрясла головой, как упрямый ребенок. — Я не поеду, и вы не сможете меня заставить.

Делия заметила, как потемнело от ярости лицо индейца. Она начала потихоньку выбираться из каноэ, надеясь, что сможет образумить Сару, но ее дернули за веревку. Она упала на свое место, обливаясь слезами.

Элизабет вскрикнула — тоненько и жалобно, спугнув пару уток. Вслед за тем с берега донесся страшный булькающий звук. Делия бросилась на колени и закрыла Элизабет рот ладонью, не дав ей закричать еще раз.

— Тише, Лиз, тише, все хорошо, — мягко шептала она, поворачивая голову подруги так, чтобы та не увидела чудовищного зрелища на берегу. — Не кричи, все хорошо.

Индеец вскочил в каноэ, держа свежий скальп Сары. Элизабет билась в истерике, прижавшись к Делии.

Похититель Делии оттянул ее за волосы назад, оторвал ее руку от рта Элизабет, и тогда рыдания услышали все.

— Не убивайте ее! — воскликнула Делия, потому что крики женщины становились все громче, нарушая зловещую тишину над рекой.

Индеец вцепился в руку Делии и оттащил ее, прижав коленом ко дну лодки, но она вырвалась, работая локтями и кулаками и понимая, что если она не заставит Элизабет замолчать, то они убьют ее.

Делия впилась ногтями в щеку индейца. Он набросился на нее и сильно ударил по лицу. У нее потемнело в глазах, но тут же она снова начала сопротивляться. Вдруг Элизабет замолчала, зажав зубами кулак.

Вытерев ладонью кровоточащую губу, Делия посмотрела на человека, ударившего ее. Она никогда еще не испытывала такой ненависти.

— Плевать я на тебя хотела, ублюдок, подонок, дикарь кровожадный...

Он схватил ее за горло, потом приблизил к ней свое лицо. Ее ногти оставили на его щеке глубокие красные следы.

— Запомни, — сказал он на прекрасном английском языке, — может, я и дикарь, но не ублюдок. Мои родители были женаты, когда я родился. Мои люди зовут меня Духовидцем, но для тебя я хозяин.

Делия прикусила язык, чтобы слова не сорвались с ее губ. Рука сильнее сжала ее горло, перекрыв доступ воздуха.

Он смотрел на нее так долго, что у Делии потемнело в глазах. Потом он отпустил ее и, взяв весло, оттолкнул каноэ от берега.

— Ладно, — сказал он, пока Делия пыталась справиться с удушьем, — посмотрим, Лузифи, сохранишь ли ты присутствие духа, когда будешь бежать сквозь строй.

Сквозь строй.

Делия надеялась, что ужас, который она испытала, не отразился на ее лице. Желая доказать, что ее не напугали его слова, она беззаботно улыбнулась.

— Меня зовут Делия, — сказала она.

Ее слабая улыбка, не произвела никакого впечатления на бесстрастного индейца.

— У тебя теперь нет другого имени, кроме «авакон», — произнес он. — Рабыня.

Делия колебалась.

— А что значит «Лузифи»?

Он молча смотрел на нее черными холодными глазами.

***

Сначала они услышали звуки — крики, вопли, бой барабанов, лай собак. Потом донесся запах жареной рыбы. Перед ними расстилалось серебристое озеро, окруженное величественными темно-голубыми елями.

Деревня состояла из длинных домов и вигвамов, обнесенных частоколом из огромных стволов высотой двенадцать футов. Вокруг деревни простирались поля, засеянные кукурузой, ее сухие листья шуршали на вечернем ветру. Груды сельди, удобрения для кукурузных полей гнили в кучах за частоколами, отравляя воздух запахом жира и, гниения. Пламя от горящих сосновых сучьев мелькало в серой мгле, и дым вздымался кольцами над вигвамами и над множеством маленьких открытых костров. Воздух гудел от криков, песен, лая собак и барабанного боя.

Каноэ уткнулось в мягкий берег. Услышав короткую команду Духовидца, Делия выбралась на берег. Ноги ее затекли и не гнулись. Пренебрегая свирепым видом этого мужчины, она вернулась, чтобы помочь Элизабет. Та мелко дрожала, и в глазах ее застыл ужас. Делия начала успокаивать ее, но слова застряли у нее в горле.

Потому что она увидела то, что ей обещали, — строй.

Ворота были открыты. От входа и до низкого деревянного помоста в центре деревни стояли два параллельных ряда мужчин, женщин и детей. Вооруженные палками и дубинками, они орали, почти перекрывая грохот барабанов.

Духовидец остановился так резко, что Делия, которую он тянул за собой на веревке, чуть не наступила ему на пятки. Иезуитский священник в черном облачении стоял в воротах. К удивлению Делии, индеец стал перед ним на колено и склонил голову под благословение.

Священник остановил на пленницах голубые глаза фанатика. Он был страшно худой — кожа да кости. Его губы вытянулись в две острые линии, над которыми нависал нос, загнутый как крючок для ловли рыбы.

Духовидец сильно дернул за веревку, и Делия вцепилась связанными руками в его плечо, чтобы не упасть. Его тело было твердым, как мрамор, и лоснилось от масла, и Делия цеплялась за него, качаясь от головокружения, пока он не отбросил ее.

Она чуть не падала от усталости. С тех пор как она ела, прошло уже четыре дня; за все это время она нашла лишь несколько корней и орехов для себя и Элизабет. Теперь, почувствовав запах жареного мяса, она была готова выпрашивать еду хоть на коленях. Она бывала голодна много раз в жизни, но так, как сейчас, никогда.

Духовидец приказал ей что-то на языке абенаки. Она посмотрела на него, стараясь не выказать страха, от которого у нее во рту был металлический вкус, как от крови.

— Раздевайся, — приказал он, на этот раз по-английски.

Делия оглядела длинный ряд людей, готовых обрушить свои дубинки и палки на ее голое тело. Подвывание мужчин и пронзительные вопли женщин и детей достигли самых высоких нот. У некоторых женщин и девушек были черепаховые погремушки и браслеты из медвежьих когтей, привязанные к коленям и щиколоткам. Они топали ногами, потряхивая погремушками в такт барабанному бою. Несколько мальчиков играли на камышовых флейтах, между тем как другие описывали круги над их головами, размахивая длинными шнурами из раковин и производя жуткий скрежещущий звук.

Впервые Делия заметила столбы для скальпов — высушенных и раскрашенных, которые окружали помост.

В бостонских тавернах Делия слышала рассказы про белых пленников, которых раздевали и прогоняли сквозь строй. Обычно они не заставляли бежать женщин. Иногда...

Внезапно Духовидец приблизил к ней лицо, и его губы растянулись в усмешке.

— Раздевайся, Лузифи, ну!

Тонкая рука с голубыми венами легла на плечо Делии.

— Я советую вам подчиниться, — сказал французский священник, — или он сорвет с вас одежду. И он сделает это не слишком деликатно.

«Защити меня, Господь», — взмолилась Делия и дрожащими руками расшнуровала корсаж. Платье сильно истрепалось и запачкалось в пути, но она и не представляла себе, как защищает женщину одежда, даже если это лохмотья. Она поняла это, только стоя обнаженной перед холодными глазами Духовидца и ревущей толпой.

— Теперь ты, — прорычал Духовидец, ткнув негнущимся пальцем в Элизабет. — Раздевайся.

Элизабет стояла не шевелясь и застыв от ужаса. Духовидец шагнул к ней, подняв нож.

— Нет! — Делия схватила его за руку, съежившись от прикосновения к его холодному, покрытому жиром телу. При виде ножа Элизабет закатила глаза и медленно опустилась на землю. — Ты не можешь заставить ее сделать это, — кричала Делия, — разве ты не видишь, что она беременна? Это убьет ее.

Он недоверчиво уставился на Делию.

— Она побежит, если только ты не захочешь занять ее место.

У Делии задрожали ноги, но она кивнула.

— Хорошо. Я сделаю это за нее.

Он долго смотрел на нее.

Потом сказал почти печально:

— Лузифи, дважды ты этого не выдержишь.

Делия взглянула на двойной длинный ряд абенаки, жаждущих крови.

Она вздернула подбородок.

— Меня много раз били, — сказала она, чтобы укрепить свой упавший дух. — В том числе и специалисты в этом деле. И никакие кровожадные темные дикари не одолеют Делию Макквайд.

Духовидец схватил ее за руку и толкнул вперед.

— Беги! Быстрее беги!

Делия побежала. Она перебирала ногами так быстро, что первые удары просто скользили по ней. Но абенаки стояли теснее в середине строя, и удары сыпались чаще. От боли она обезумела и почти ослепла.

Она подняла руку, чтобы защитить лицо, и сильнее заработала ногами, но они вязли в мягкой земле. Помост был прямо перед ней, и она ликовала оттого, что смогла через это пройти.

В этот момент ребенок в возрасте Тилди воткнул палку ей между ног.

Делия упала как подрубленное дерево, не успев даже подставить руки, чтобы смягчить удар. Она прикусила язык, и горячая соленая кровь наполнила ее рот. В ушах стоял страшный звон. Индейцы набросились на нее и стали безжалостно избивать.

Она ухитрилась встать на четвереньки. Глаза заливала кровь от удара, рассекшего ей лоб. Она вырвала дубинку из рук ребенка, из-за которого упала, и опустила ее на двух ближайших мучителей. Женщина отскочила, вскрикнув от удивления и боли, и выронила палку. Схватив и ее, Делия качаясь поднялась на ноги.

— А-ооу! — заорала она и двинулась на них. Она больше не была Делией Паркес, уважаемой женой фермера. Она снова стала Делией Макквайд, девчонкой из таверны, и обернулась к атакующим, размахивая дубинкой и выкрикивая все мерзкие, гнусные слова, которые выучила в портовых кабаках Бостона. Она била сейчас всех сразу — своего вечно пьяного отца, пьяниц, что лапали ее в «Весельчаке Лионе», Нэта, который брезговал ею и заставил чувствовать себя никчемной, Тома Муллинза, укравшего ее поцелуй, и Тая... Тай похитил ее сердце, а при этом оберегал свое собственное, пока не стало слишком поздно, слишком поздно... Она сражалась с ними всеми, со всеми мужчинами, которые мучили ее, распоряжались ее жизнью, хотели подчинить ее себе и плевали на то, чего хотела она.

Ошеломленные ее неистовством, индейцы стали пятиться от взмахов ее бешеной дубинки... вдруг сокрушительный удар вышиб дубинку из ее руки.

Она обернулась, задыхаясь, отбросив волосы с лица, и вся напряглась в ожидании удара томагавка Духовидца, который оборвет ее жизнь.

Но она увидела не Духовидца.

Этот человек был выше и шире в плечах, и к тому же лет на тридцать старше. Седые пряди виднелись в его длинных черных волосах, и морщины избороздили его резко очерченное лицо, особенно вокруг его черных, как маслины, глаз и твердого рта. На нем была расшитая рубашка и длинная юбка, отделанная перьями птиц и раковинами. На шее у него висело французское серебряное ожерелье, а на голове красовалась бобровая шапка с белым пером. Делия сначала думала, что вождь племени — Духовидец, но сразу поняла, что именно этот человек — глава племени.

От его взгляда кровь застыла у нее в жилах, Делия была уверена, что он прикажет убить ее. Но он повернулся к тем, кто раньше стоял в цепи, а сейчас сбился в орущую разъяренную толпу, и что-то спросил, указывая еа Делию. Индейцы тут же горячо заговорили, тыча в нее пальцами и потрясая кулаками.

В этот момент через толпу пробился Духовидец. Он что-то сказал резким хриплым голосом, и крики прекратились. Потом он с вызовом посмотрел на вождя.

Рядом с Делией появился священник в черной рясе.

— Обычно судьбу пленника решают женщины, — сухо пояснил он, — а они говорят, что ты должна умереть на костре. — Он показал на помост для пыток. — Они говорят, что у тебя сердце воина, и, значит, ты должна умереть смертью воина.

Его тонкие губы сложились в насмешливую улыбку.

— Ты должна быть польщена.

Делия нисколько не была польщена — она ужаснулась. Она посмотрела на высокого индейца, который объявил ее своей рабыней. Ей пришлось дважды глотнуть, прежде чем она смогла заговорить.

— А Духовидец, — громко спросила она, — что он говорит?

— Он заявил, что берет тебя своей второй женой. — Это было сказано вождем на чистом английском языке. Его голос прозвенел во внезапно наступившей тишине.

Делию попеременно охватывали облегчение и ужас. Она не собиралась умереть на костре, но другой вариант...

— А если я... — Она одарила Духовидца слабой и трогательной улыбкой. — Дело в том, что я... я, конечно, польщена, но...

«Делия, ты просто идиотка, заткнись, прежде чем тебя привяжут и поджарят как рождественского гуся».

Мрачные глаза Духовидца с вызовом оглядели ее.

— Ты обязательно станешь моей женщиной, Лузифи, — сказал он.

Но другой голос, более глубокий и резкий, оборвал его слова.

— Эта женщина принадлежит мне!

Глава 23

Безоружный Тайлер Сэвич крупными шагами прошел через ворота деревни абенаки. На лице Духовидца отразилось потрясение, сменившееся неистовым торжеством.

— Ты пришел сюда, чтобы умереть, йенги?

— Я пришел за своей женщиной.

Теперь Тайлер говорил на абенаки и обращался только к одному человеку — Эссакамбиту, своему отчиму.

Вдруг Тай заметил сильное волнение в глазах великого сахема, но потом они заблестели и ожесточились. Ничто не отразилось на его тонком лице. Воин абенаки никогда не проявляет своих чувств открыто. Тайлер постарался, чтобы и его лицо ничего не выражало, но сомневался, что это ему удалось. Уже десять лет, как они не виделись. В детстве он боготворил этого человека. До сих пор в глубине души он думал о нем как об отце.

Взгляд Эссакамбита скользнул по Делии. Тай не взглянул на нее. Все же он должен был посмотреть на нее, хотя знал, что она подбежала к бесчувственной Элизабет и стала возле нее на колени.

— Она твоя жена? — спросил сахем.

Таю хотелось утаить правду, но он скорее отрезал бы себе язык, чем солгал этому человеку.

— Я сделаю ее своей женой.

Духовидец встал между ними с пылающим от гнева лицом.

— Я захватил ее. Теперь она моя.

Тайлер слегка повернул голову, пронзая Духовидца взглядом. Взаимная ненависть натянулась между ними как тетива.

— А я заберу ее назад, — сказал Тайлер.

— Сначала тебе придется убить меня.

— Тогда я убью тебя.

— Попробуй!

— Довольно! — раздался голос Эссакамбита, и оба замолчали. — Вы мало изменились с тех пор, как были мальчишками. Если вы настолько глупы, что хотите драться из-за ничтожной женщины, я позволю вам. Но, — он поднял руку, — теперь это уже не будет состязанием мальчишек! Это будет настоящий поединок, и будете драться насмерть. Вы уверены, что эта женщина стоит этого? Тайлер и Духовидец обменивались взглядами, полными ненависти. Они будут сражаться за нечто большее, чем женщина, и все присутствующие понимали это.

Эссакамбит казался опечаленным.

— Да будет так!

Наконец Тай обернулся к Делии. Она медленно поднялась на ноги. Любовь и радость озарили ее лицо, когда она с жадностью смотрела на него. Он ответил ей таким же взглядом. Он больше не стыдился и не страшился своей великой любви к этой единственной женщине, позволив себе выказать все свои чувства. Он понимал, что это делает его уязвимым перед Духовидцем, но не думал об этом. Он любил ее, и пусть хоть весь этот проклятый мир узнает об этом.

Делил была обнажена, и все ее бедное тело покрывали раны и синяки. Но она защищалась. Ему никогда не забыть, как она размахивала дубинкой, нанося удары, отстаивая свою честь. Он никогда не видел никого храбрее Делии. Он так гордился ею, что у него перехватило горло. Пренебрегая тем, что за ними наблюдают, он подошел к ней. Он мягко провел пальцем по ее щеке, только один раз и очень легко. Потом расстегнул рубашку, снял ее и надел на плечи Делии. Его руки задержались на ее плечах, погладили шею.