Book: Готов к семейной жизни



Маргарет Уэй

Готов к семейной жизни

Глава 1

Добравшись до вершины гряды Уаринна, Мэттью Карлайл остановил свою гнедую кобылу в двух шагах от каменистого обрыва, откуда открывалась красивейшая панорама всего Джабиру[1]. С высоты он видел все стадо, разбредшееся по изумрудно-зеленому лугу. После недавнего наводнения, произошедшего по милости циклона «Эми», краски были особенно сочными.

Взять бы сейчас ружьишко и побродить по болотистым берегам залива Паруна, где полным-полно всякой живности, а особенно водоплавающих птиц: пеликанов, лебедей, уток, гусей и джабиру, крупных аистов, в честь которых и были названы эти места.

Надо просто любить землю, подумал он, чувствуя, как внутреннее беспокойство начинает ослабевать под воздействием чудесного пейзажа. По-прежнему было жарко и очень влажно, но легкий ветерок, принесший с собой аромат сандала, приятно охлаждал кожу. Его ожидала тысяча дел, но было так трудно уйти! Он еще долго смотрел вниз, как будто земля питала его силы. Джабиру было его гордостью!

Холмы на горизонте, часть Большого Водораздельного хребта, отделяющего центральные земли от роскошного побережья, отливали глубоким фиолетовым оттенком, цветом, который так мастерски использовал в своих работах местный художник Намитжира. Удивительная красота этой земли служила Мэттью своеобразной компенсацией за долгое одиночество. Иногда по ночам, во время долгих прогулок верхом при свете звезд, он ощущал абсолютное спокойствие, что было не так-то просто для такого человека, как он.

Теперь скот из Джабиру начинал пользоваться спросом. Но боже, сколько лет пришлось ради этого гнуть спину! И вот, когда пришла пора пожинать плоды, он обнаружил, что нет никого, с кем он мог бы разделить свой успех. Ни единой души. Раньше он жил с матерью. Все время в переездах из города в город. Они никогда не задерживались подолгу на одном месте, пока наконец не прибыли в Северный Квинсленд, плодородный край за тысячу миль от места его рождения, где никто никогда не голодал и не мерз. Тропические фрукты здесь оттягивали ветви деревьев, превосходная говядина продавалась по дешевке, реки и море кишели рыбой, а погода менялась только от тепла к жаре.

В то время ему было двенадцать. Трудный возраст для мальчишек. А для него, защитника матери, тем более. Его мать, такая красивая и беззащитная, нашла постоянную работу помощницы в небольшом кафе. Марси Грэхем, жена хозяина, взяла их под свое крыло. Хорошая женщина Марси, из тех, про кого принято говорить: золотое сердце. Они даже жили некоторое время в одной из подсобок, пока Марси не подыскала им домик на окраине города, за который они могли заплатить.

Подружиться с ребятами из местной школы ему удалось не сразу. Что-то заставляло других детей держаться от него на расстоянии. Скорее всего, пугал взрывной характер, так как он не выносил никаких намеков по поводу себя или матери. А для своего возраста он был достаточно высоким и сильным. Местным задирам хватило пары драк, чтобы разобраться, с кем они имеют дело.

К четырнадцати годам он неожиданно понял, что его считают в школе умным. Он и сам не понял, как это произошло. Во время бесчисленных переездов он пропустил добрую часть школьной программы — ведь кто-то должен был заботиться о маме! — но легко наверстал упущенное. Короче говоря, колледж закончил с отличными оценками и вполне мог бы поступить в университет, несмотря на большой конкурс. Стал бы врачом, ученым или юристом, да вот беда, лишних денег в их доме не нашлось.

— Очень жаль! — заявил матери Билл Кэролл, его классный руководитель. — У Мэттью могло бы быть замечательное будущее. Он способен достичь всего, чего пожелает.

В результате он сделался фермером. И, черт возьми, это занятие доставляло ему удовольствие! Неважно, что не удалось воплотить мечту об учебе в университете.

Через несколько лет Мэттью приобрел запущенный участок, получив для этого солидный, как ему тогда казалось, кредит в местном банке. А три года назад он продал его, получив внушительную прибыль, и сосредоточил все свои усилия на Джабиру.

Ферма находилась в совершенно запущенном состоянии, и все, с кем он ни встречался, наперебой советовали бросить эту идею, слишком много требовалось вложить усилий, чтобы земля вновь начала приносить доход. Однако Мэттью не боялся тяжелой работы. Старику Гордону, бывшему владельцу фермы, он сразу понравился.

Конечно, Гордон знал его историю. Какие могут быть секреты в таком захолустье! Все знали, что он является незаконнорожденным сыном Джона Макалистера, некогда бесспорного лидера местной животноводческой индустрии. У него было три дочери-красавицы, но ни одного сына. Не грустно ли? Даже внука у него не было, чтобы унаследовать его империю. Дочери вышли замуж, у них родились дети. Все девочки.

.Мать всегда клялась, что Макалистер ее не насиловал, утверждая, что хотела этого не меньше, чем он сам. Только когда их отношения перестали быть секретом, хозяйка тут же выгнала ее на улицу. В то время Макалистер был женат на наследнице Мондейлов и должен был блюсти свою репутацию, памятуя о двух маленьких детях.

В том, что Мэттью был ребенком Макалистера, ни у кого не было никаких сомнений: точно такие же ярко-рыжие волосы, черные брови и необыкновенные голубые глаза. Надо же, даже подбородок один к одному — слегка раздвоенный. Мальчик ни разу не встречался со своим отцом, хотя не раз видел его в газетах и по телевидению.

Два года тому назад погибла мать Мэттью. Она со своим приятелем, неплохим в принципе парнем, отправилась ночью за город. Непонятным образом они упали в канал. То ли выпили, то ли целовались. Их вытащили из воды на следующий день. Его отвозили на место происшествия на полицейском вертолете, чтобы опознать тело. Боже мой!

— Постарайся понять маму, Рыжик, — попыталась утешить его Марси. — Она всегда чувствовала себя одинокой.

«Одинокой»? А он-то на что? Работал всегда как проклятый, стараясь сделать жизнь матери легче. То и дело наведывался в город, чтобы проверить, как она там. Вряд ли ей было так уж одиноко. Рядом с ней постоянно маячили мужчины. Нескольких он лично выставил за дверь.

Его мать приехала в Австралию из Англии вместе с родителями, будучи маленькой девочкой. Все шло отлично, пока ее родители не развелись. Она осталась с матерью, которая вскоре снова вышла замуж.

— Я так и не поладила с отчимом, — вот все, что она рассказала, но нетрудно было догадаться об остальном.

Разумеется, ему дали девичью фамилию матери — Карлайл, а имя он унаследовал от прадедушки из Англии, которого его мама так любила. Мэттью. Но никто никогда не называл его иначе как Рыжик, а потом Рыжий. Никто, кроме матери, которая всегда звала его Мэтти, даже когда он вырос. Была еще пара близких людей: его бывший классный руководитель и соседка, некая мисс Уэствуд, которая привила ему любовь к книгам. Книги стали настоящей отдушиной для человека, ведущего отшельнический образ жизни. Не то чтобы он был монахом. Для женщин у него находилось время. Их всегда было предостаточно, но он выбирал лишь тех, кто знал правила игры. И всегда избегал опасности оставить их беременными. Это значило бы вступить на греховный путь отца.

Теперь ему нужна была женщина. Правильная женщина. Но как, черт возьми, ее найти? У него не было времени на ухаживания. Вся его жизнь, от рассвета до заката, проходила в трудах, а в конце рабочего дня он чувствовал себя настолько уставшим, что не находил в себе сил сесть в машину и отправиться в город. А потом ехать обратно. Ему было тридцать четыре. Пора заводить семью, детей.

Позже, тем же вечером, Мэттью сидел на деревянной террасе небольшого дома, выстроенного собственными руками, пил ледяное пиво, вдыхал ароматный вечерний воздух и раздумывал о будущем. Неожиданно он сообразил, как решить возникшую проблему.

Почему бы не опубликовать заявление о том, что он ищет жену? Если четко определить критерии, которым должна отвечать будущая жена, можно легко отсеять пустоголовых авантюристок, которые просто хотят найти себе пристанище.

Эта мысль не оставляла его все время, пока он готовил себе ужин. Конечно, говядину! Пусть фанатичные поклонники здорового образа жизни и вычеркивают мясо из своего рациона, его это не касается — физический труд требует соответствующего питания.

Мэттью не позволял себе привыкнуть к некачественной пище, вроде тех замороженных полуфабрикатов, которыми питались многие из его знакомых. Он всегда садился за стол, накрытый скатертью с салфетками, которые купила по его просьбе Марси, и посуда была приличной.

— Черт побери, я культурный человек, — говорил он себе. Его мать, сама весьма утонченная особа, привила ему хорошие манеры. Ни одну женщину он не оскорбил грубостью или сквернословием. Порода восторжествовала, с горечью думал он. Когда-нибудь он разыщет семью матери в Англии.

Но в тот момент огромная пропасть отделяла его от его корней. Дедушка и бабушка со стороны матери умерли, это он знал. Странно, что мама не попыталась вернуться домой. Что это было — гордость или стыд? Когда он о ней вспоминал, а это случалось каждый день, его сердце обливалось кровью. Он должен устроить свою жизнь! А в жизни должна быть женщина. Жена.

Глава 2

Давно я не чувствовала себя так хорошо, думала Кэсси. Только вот не с кем поделиться своей радостью. По крайней мере не с матерью, вращавшейся в высших кругах общества. Она всю жизнь провела на вечеринках и приемах и никогда не хотела возиться с детьми. Почти с самого рождения к девочке приставили няню. И она успела ее полюбить, но, когда ей исполнилось семь лет, Роза ушла.

Она прекрасно помнила, как влетела в спальню к матери после школы с глазами, полными слез от страха.

— Где тетя Роза? Что с ней случилось?

— Не мешай мне, Кассандра. — Мать, сидевшая за туалетным столиком, отмахнулась от девочки. — Все просто. Ты выросла, и тебе больше не нужна няня.

— Но почему мы не могли хотя бы попрощаться?

— Что за истерика? — твердо сказала мама, отворачиваясь от зеркала. — Ты уже выросла, Кассандра, пора тебе ума набираться. На днях отправишься в школу Святой Екатерины, это лучший интернат, какой только можно найти. Надеюсь, там тебе будет хорошо. Нам с папой придется много путешествовать в этом году. Все ради бизнеса.

Но это было откровенной ложью. Папа, очень богатый бизнесмен, не сказал ни слова. В присутствии дочки он чувствовал себя не в своей тарелке. Высокий, поразительно красивый, он редко бывал дома. Встречаясь с Кэсси, он покровительственно похлопывал ее по плечу и снова исчезал.

Переезд в пансион стал для нее важным шагом.

Она училась с легкостью, и в результате ей даже понравилась новая жизнь. У нее появились отличные друзья, и вскоре она стала любимицей, как ребят, так и преподавателей. В старших классах она была лучшей ученицей. Это привело в восторг ее родителей, тем более что из хрупкого, бледного ребенка она превратилась в привлекательную девушку. Ребенок оправдывал их надежды.

— Для ребенка вредно, когда его часто ласкают, сказала ее мать в присутствии Кэсси матери ее лучшей подруги, Жюли. — Посмотрите на Кэсси. Пока мы со Стюартом мотались из страны в страну, она выросла и теперь способна сама за себя постоять. — Мать Жюли улыбнулась в ответ, но эта улыбка не коснулась ее глаз. Кэсси преследовало ощущение, что, хотя ее маму везде приглашали и у нее, казалось, была масса знакомых и приятелей, все это было лишь видимостью. Настоящих друзей у нее не было.

При первой же возможности Кэсси разыскала милую Розу. Они бросились друг к другу в объятия, снова пережив боль разлуки. Девушка позаботилась о Розе. Никто не мог ей помешать. Ей исполнилось восемнадцать, и она вступила в права наследования, получив в свое распоряжение значительную сумму денег от бабки по материнской линии, которая всегда заступалась за девочку и пришла в ярость, узнав, что Кэсси отправили в пансион. Жаль, что бабушка умерла слишком рано. Между ней и матерью Кэсси все время возникали трения. В основном по поводу Кэсси.

— Может, внешне она на меня и похожа, но ума не приложу, откуда она такая взялась, — часто говорила бабушка. — Будто с какой-то другой планеты. Очень холодной.

Бабушка хорошо обеспечила Кэсси. Это до глубины души потрясло ее мать. Какой непростительный грех — полностью исключить ее из завещания, оставив ей только ценную коллекцию нефрита, которую она всегда стремилась заполучить.

Учась в университете, Кэсси и вовсе отдалилась от матери. Та думала только о том, чтобы удачно выдать дочь замуж. Именно тогда Кэсси впервые решилась противостоять матери, а вскоре ей пришлось покинуть родной дом. Он никогда не давал ей чувства защищенности. Отец выполнял функции благожелательной, но декоративной фигуры. Теперь, анализируя свои отношения с мужчинами, она понимала, что всегда искала отеческий образ. Те, с кем она встречалась, были намного старше ее, уверенно стояли на ногах в своей профессии, но — увы! — ни один не зажег в ней искры, необходимой для продолжения романа.

Как бы я хотела поделиться с кем-нибудь своими переживаниями, укрыться в надежных объятиях, думала Кэсси. Пустые мечты! Если ей доведется стать матерью, она обязательно научится дарить любовь и тепло. Однако пора уходить! Солнце начало припекать слишком сильно. Кэсси неохотно встала с шезлонга. Еще раз нырнуть в аквамариновую воду бассейна, а потом они с Жюли подумают о ланче. Может, навестят тот симпатичный маленький ресторанчик на обрыве, откуда открывается чудесный вид на море.

Отец Жюли, глава инвестиционной компании, где работали обе девушки, был славным человеком. Как и мать, известная своими благотворительными акциями. Сейчас они предоставили девушкам свое «тропическое убежище». Кэсси и Жюли должны были приехать сюда гораздо раньше, но их планы расстроил циклон «Эми». Пришлось ждать почти месяц, пока установилась погода. Что же, настало время переодеться во что-нибудь легкое и отправиться в город.

— Почему бы нам не посидеть где-нибудь? — предложила Жюли, когда они выехали на набережную. Тут есть одно популярное кафе. И еда там неплохая. — Она повернула голову, чтобы полюбоваться шикарной витриной одной из лавчонок, выстроившихся вдоль дороги.

— Ради бога, Жюли, осторожнее! — испуганно вскрикнула Кэсси.

Навстречу им мчался огромный грузовик, а Жюли вела арендованный «БМВ» прямо посреди дороги.

— Извини. — Жюли вернулась на свою полосу, сдавленно хмыкнув.

— Ради нашего общего благополучия лучше поведу я, — твердо сказала Кэсси. — У тебя развилась опасная привычка вертеть головой по сторонам, разглядывая окрестности, вместо того чтобы сосредоточиться на дороге. Людям вроде тебя просто необходим шофер.

— Думаешь, я стану возражать? Не дождешься! Они остановились на обочине и вышли из машины, чтобы поменяться местами. В этот момент рядом затормозил покрытый пылью грузовик с огромным фургоном.

— Все в порядке? — Водитель выглянул из окна. Кэсси, потрясенная до глубины души необычной внешностью шофера, как будто окаменела, зато Жюли довольно внятно произнесла:

— Ух ты!

— Простите? — Черная бровь водителя приподнялась, и на лице его отразилось недоумение. Естественно, Кэсси первой пришла в себя.

— Все хорошо, спасибо, — выдохнула она, пытаясь взять себя в руки. — Просто решили поменяться местами.

— Что ж, будьте осторожны. — Она встретилась взглядом с его блестящими голубыми глазами, как будто бросавшими ей вызов. — Я бы на вашем месте не стал останавливаться так близко к обочине. После всех этих дождей почва стала скользкой.

— Большое спасибо. — Кэсси резко кивнула головой, недоумевая, почему она ведет себя так странно.

— Не за что. — Он приветственно махнул ей рукой, все еще не спуская с девушки пронзительного взгляда, и уехал.

На некоторое время воцарилась тишина, а потом Жюли в восторженном изумлении воскликнула:

— Ты видела, Кэсс? Это самый красивый парень, какого я только встречала в своей жизни! Сногсшибательная расцветка! Темно-рыжие волосы, медная кожа, брови чернее сажи и голубые глаза! Десять лет я ждала своего героя. И вот нашла его. — Она слегка ущипнула Кэсси за руку. — Это ведь было не видение?

— Надеюсь, нет, — засмеялась Кэсси, неожиданно развеселившись.

— Поехали, — заторопилась Жюли. — Мое сердце подсказывает мне, что мы еще встретим сегодня этого парня.

Минут через двадцать они действительно увидели знакомый грузовик, припаркованный у кафе.

— Что я тебе говорила? Между прочим, именно в это кафе я и собиралась тебя отвести! радостно воскликнула Жюли.

— Нет. — Кэсси сама удивилась своему нежеланию входить. В других обстоятельствах это было бы для нее простым развлечением. Но этот парень, ошеломляюще красивый, не из тех, с кем можно шутить.

Жюли изумленно уставилась на подругу.

— Если ты скажешь, что он не произвел на тебя впечатления, будешь самой большой лгуньей на свете!



— Согласна, он очень красив.

Жюли отрицательно помотала светлой головкой.

— Красив — не то слово. Я думала, упаду в обморок.

— Хорошо, он просто убийственно красив, — уступила Кэсси, нервно поправив тонкую бретельку своего топа. — Но как будто опасен, тебе не показалось?

— Как это? — Жюли задумалась над словами подруги. — Мне он показался весьма галантным.

— Ну, мы с тобой тоже неплохо смотримся, — возразила Кэсси. — Парень действительно с нами не заигрывал, скорее, наоборот, но он, по-моему, довольно сложный человек. Я бы сказала, что ему многое пришлось повидать в жизни, и не только приятное.

— Надо же, ты много чего подметила. — Как обычно, это произвело на Жюли впечатление. — Я-то обратила внимание только на его потрясающие глаза!

— Знаю, — улыбнулась Кэсси. — Я видела, как сверкнула молния. Не увлекайся, Жюли. Я в твоих же интересах это говорю. Таким парням надо вешать на шею табличку «Осторожно!».

— Кэсси, не волнуйся. — Жюли пожала подруге руку. — Все будет замечательно. Я просто хочу еще раз на него взглянуть. Вдруг он не такой чудесный, как мне показалось сначала.

Марси взглянула на вошедших В кафе девушек. Она знала, кто они. Та, что поменьше ростом, была дочерью богатой супружеской четы, Мэйтландов, которые купили роскошную виллу в бухте Авроры. Марси, любившая давать людям прозвища, называла ее Блондиночкой. Вторую она окрестила Соболем. Она видела ее несколько раз в городе. Такую трудно не заметить. Если Блондиночка была хорошенькой, то ее подруга — просто красавица. Грива каштаново-черных волос напоминала роскошный мех, они были такими густыми, что, подобно шапке, обрамляли ее лицо. Светлые, блестящие глаза, как река под дождем, абсолютно гладкая кожа. Высокая и очень стройная, она тем не менее производила впечатление полной энергии и здоровья. Обе девушки были одеты почти одинаково. Белые облегающие джинсы, сидевшие как влитые, топы, выигрышно подчеркивавшие высокие груди и нежные плечи. Стоило им войти, как все головы повернулись в их сторону.

«Мне бы так выглядеть, хоть на один день», — подумала Марси.

— Могу я вам помочь, девочки? — пропела она, одарив их приветливой улыбкой.

— Да, будьте добры. — Соболь подошла первой. Несмотря на свою шикарную внешность, она держалась не заносчиво. Скорее, мило и дружелюбно. — Я Кэсси Стерлинг, это моя подруга Жюли Мэйтланд. Мы остановились у родителей Жюли, в бухте.

«Как будто мне неизвестно, что происходит в городе», — подумала Марси.

— Знаю, милая, — кивнула она. — Бухта Авроры. Большой коричневый дом на обрыве.

— Точно! — Жюли подошла к стойке вслед за подругой. — Мы хотели бы перекусить, а еще… — она перешла на театральный шепот, — мы преследуем одного красавца с волосами цвета темного пламени и горящими голубыми глазами.

Кэсси покраснела, молясь об одном — чтобы Жюли замолчала.

— Это, должно быть, Рыжий Карлайл, — как ни в чем не бывало сообщила им Марси, протирая тряпкой и без того безукоризненно чистый прилавок.

— Вы его знаете? — с надеждой спросила Жюли.

— Больше двадцати лет.

— Он ведь не женат, правда?

— Забавно, что вы об этом заговорили. — Марси усмехнулась. — Как раз сейчас он ищет жену через газету.

— Вы нас разыгрываете, да? — Жюли состроила уморительную гримасу.

— Куда только смотрят женщины в этом городе! — насмешливо заметила Соболь, слегка приподняв брови.

— Такой мужчина — и на свободе! — Блондиночка закатила глаза.

— Он слишком много работает, в этом его проблема, — объяснила Марси. — Как он найдет себе жену, если все время проводит в Джабиру?

— А можно спросить, что такое Джабиру? — Блондиночка говорила в шутливой манере, которая ей не шла. — Тебе это что-нибудь говорит, Кэсс? — С притворным удивлением она взглянула на подругу.

— Скорее всего, животноводческая ферма, — кивнула Кэсси.

— Прямо в точку, — жизнерадостно объявила Марси. — Рыжий разводит особую породу коров. Они выдерживают даже условия севера, где английские не выживают.

Как интересно, — сказала Жюли. — А это… Джабиру — большое?

— Мы здесь, девочки, не обращаем внимания на размеры, — немного резко заметила Марси. Ее начала раздражать Блондиночка, и это не ускользнуло от внимания ее подруги.

— У вас найдется свободный столик на двоих? вмешалась Кэсси. На самом деле ей хотелось поскорее уйти из кафе, но зачем обижать эту милую, веселую женщину, в уголках зеленых глаз которой пряталась добродушная улыбка.

— Конечно, милая. — Марси достала из ящика местную газету, открытую на странице, где красовалось невероятное объявление Рыжего. — Вот здесь обведено, — она постучала по газете, чтобы привлечь их внимание. — Можете почитать в ожидании ланча. Через пару минут я вернусь за вашим заказом.

Не прошло и десяти минут, как девушки с восторженными возгласами приняли из рук Марси восхитительное блюдо с морепродуктами, и в этот момент в дверях появился Рыжий Карлайл. Со всех сторон его приветствовали криками и жестами, и он с улыбкой махал в ответ рукой. Он пробежался взглядом по двору, пока не увидел приземистую пухлую фигуру Мар-си, и тут же направился к ней, двигаясь с таким изяществом и скрытой энергией, что Кэсси от восторга даже затаила дыхание. Он шел прямо к ним, отбросив назад густые рыжие волосы, закрывавшие воротник его джинсовой рубашки. Короткие стрижки не для него. Потрясающие глаза его отливали бирюзой, когда он взглянул на девушек, и Марси повернулась в его сторону, проследив за ответным взглядом Кэсси.

— Привет! — произнесла она с материнской нежностью.

Он улыбнулся, и Кэсси вцепилась в ручки кресла. И этот бесподобно красивый и сексуальный мужчина ищет жену по объявлению?

— Что ж, вижу, вы благополучно добрались до города. — Он медленно покачал головой, как будто это его крайне удивило.

— Ты знаешь этих юных леди, Рыжий? — поинтересовалась Марси.

— Мы встретились на дороге, но не успели познакомиться.

— Я Жюли Мэйтланд, — произнесла Жюли, очаровательно улыбнувшись. — А это — моя подруга…

— Кассандра Стерлинг. — Кэсси хотела представиться сама.

— Кассандра? Как дочь царя Трои? — Он снова внимательно посмотрел на нее своими удивительными глазами. — Красивое имя для красивой женщины, произнес Мэттью; он видел перед собой женщину, которая, как бы сильно он ее ни хотел, никогда не будет ему принадлежать. Ее глаза напомнили ему серебристые воды реки, а ресницы были похожи на густой и пушистый, чернильно-черный папоротник. Ее кожа шелковистая, как лепестки магнолии, изящная длинная шея. Желание обладать такой женщиной было чревато неприятными последствиями, а он не тот человек, который мечтает о несбыточном. — А я Рыжий Карлайл. Меня окрестили, конечно, по-другому. Мама назвала меня Мэттью в честь дедушки из Англии, но здешним обитателям хватило недели, чтобы меня переименовать.

— Всему виной великолепные волосы! — Марси запустила руку в его шевелюру, ласково глядя на любимца, который возвышался над ней на добрый фут. — Я рассказала девочкам, что ты дал объявление о поиске невесты.

Может, он смутится? Ничуть не бывало. Он выглядел невозмутимым, немного лукавым.

— Все верно. Сэкономлю уйму времени. Только одно условие. Легкомысленным не стоит даже пытаться. Серьезное предложение предполагает серьезный ответ.

Брови Жюли недоуменно взлетели вверх.

— Ни за что не поверю, что какая-нибудь женщина найдет в себе силы вам отказать.

Он только покачал головой, взглянув на нее.

— Речь идет о поиске полноправного партнера в моем бизнесе. Это животноводческая ферма, называется Джабиру. Я говорю о женщине с таким же, как у меня, мировоззрением. Женщине, которая твердо знает, чего хочет от жизни. Которая сможет дать мне детей, чтобы мы оба их любили и растили. Мне не нужна девчонка, решившая поиграть в хозяйку большого дома.

Жюли кашлянула.

— Можно писать ответ?

Он рассмеялся тепло и искренне.

— Пишите, Фотографию присылать не обязательно, я уже знаю, как вы выглядите. Красивая, как картинка. А еще я знаю, что вы шутите. Вы дочь весьма состоятельного человека, и за вами всегда толпой ходили поклонники. Они вас избаловали.

Жюли вздохнула.

— Да, именно так меня воспитывали родители. А что насчет Кэсси? Что вы можете сказать о ней?

Мэттью перевел взгляд на Кэсси, девушку с пышным облаком волос.

— Это человек, в чьей жизни была большая печаль. Но она достаточно сильна, чтобы с ней справиться.

— Допустим, это только общие фразы. Расскажите еще. Присядьте, — пригласила Жюли. — Поговорите с нами.

Он покачал головой, как будто и так сказал слишком много.

— Я бы с удовольствием, но как-нибудь в другой раз. У меня напряженный рабочий график.

— Но тебе же надо перекусить, Рыжий, — вмешалась Марси. — Я могу вас всех пересадить за стол побольше, — Правда, пообедайте с нами, — с таким чувством произнесла Кэсси, что сама испугалась. Ни разу в жизни она еще не встречала подобных мужчин! Несмотря на его дружелюбное поведение, девушка догадывалась, что этот человек несет в себе скрытую опасность. А еще в нем чувствовалась некая отстраненность, возможно, даже надменность. Хотя, скорее всего, это просто ранимая гордость.

— Что ж, ладно. — Он быстро принял решение. — Я соскучился по твоей жареной баранине, Марси, И овощи, побольше овощей. Я уже несколько дней не готовил.

— Вы хотите сказать, что сами готовите? — спросила Жюли, чьим коронным блюдом был омлет.

— Я специалист, — без ложной скромности ответил он.

— Это правда. — Марси гордо улыбнулась. — Вначале его учила мать, а потом я подхватила эстафету, подкинув ему пару поваренных книг.

Довольная тем, как развиваются события, Марси стала накрывать на другой стол. Мэттью, который, очевидно, привык ей помогать, взял блюдо с красиво уложенными морепродуктами со стола девушек и отнес их на новое место. Он даже захватил вазу с цветами, заметив, что на другом столе ее нет. Наконец, он элегантным движением отодвинул перед девушками стулья, а потом и сам устроился рядом.

— Итак, что вы тут делаете? — осведомился он. — Приехали на каникулы?

— У родителей Жюли тут есть дом, — пояснила Кэсси, оборачиваясь к нему. — Он на краю бухты Авроры.

— Обожаю это место, — сказал он. — Однако давненько там не бывал. — Хотя он вроде обращался к Жюли, взгляд его оставался прикованным к лицу Кэсси, как будто он пытался навсегда запечатлеть черты девушки в памяти. Он даже развернул стул так, чтобы лучше ее видеть.

Кэсси еще больше растерялась.

— Джабиру отнимает у вас много времени? — Она позволила себе посмотреть на его бронзовое лицо и отметила точеные черты, красивый, чувственный рот, твердую челюсть, раздвоенный подбородок.

Он кивнул своей огненной головой.

— Оно у меня отняло несколько лет жизни. Несколько лет каторжного труда.

— Но вы любите свою ферму?

Его глаза блеснули бирюзовым огнем.

— Это моя Земля Обетованная. Место, где я чувствую себя как дома.

— Значит, вам крупно повезло.

— Я тоже так думаю. — Он смотрел на нее, не отрываясь. Откуда эта нотка грусти в ее голосе? Непонятно. Ясно, что обе девушки живут такой жизнью, о какой ему остается только мечтать.

— Но это объявление? — Жюли жадно следила за разговором. — Готова поспорить, что вы можете покорить любую женщину.

— По-моему, вы мне льстите. Чтобы найти нужную женщину, мне понадобится чудо, но я буду стараться. Мой образ жизни сейчас изматывает меня, но надеюсь, что в скором времени можно будет немного успокоиться. Я не становлюсь моложе. Тридцать четыре. Время строить свою жизнь.

Жюли рассмеялась.

— Но вы ведь наверняка знакомы со всеми местными девушками.

— Только на уровне «здравствуйте — до свидания», — возразил он. — Я же не приглашал их на ранчо. — И снова его глаза таинственно блеснули. — И потом, местная газета распространяется далеко за пределы города!

— Но как же вы поймете? — тихо спросила Кэсси. Она взглянула на него, как будто от него исходила волна электрического напряжения, притягивавшая ее, словно магнитом. Возможно, он даже это почувствовал, потому что произнес:

— Пойму. — В голосе его послышался сарказм. — Как это называют французы, coup de foudre[2]? Впрочем, я уверен, что действовать только подобным образом было бы неразумно. Я ищу нечто менее экстравагантное, чем опасная страсть.

— Значит, вы планируете брак по расчету? — спросила Кэсси с оттенком неприязни в голосе. Да что с ней такое? Она была напряжена, как сжатая пружина.

— Расчет должен присутствовать, это уж точно.

— Значит, по-вашему, влюбиться недостаточно? — настаивала Кэсси, сама не зная зачем. Если бы он только перестал на нее так смотреть!

— По-моему, многие, многие браки, основанные на любви, заканчивались разводом, — отчетливо произнес он. — Я видел, как погибают отношения. Чаще всего женщина остается дома с детьми.

— Да, — согласилась Кэсси и резко переменила тему разговора:

— Значит, вы англичанин?

— Я такой же австралиец, как и вы. — Он буквально пронзил ее взглядом.

— Я имела в виду, что у вас английский акцент. — Усилием воли она заставила себя улыбнуться. Во рту пересохло. — Где вы его приобрели?

— Моя мать была англичанкой, — коротко пояснил он.

— Ах, тогда ясно. — Кэсси поняла, что он предпочитает не распространяться на эту тему.

— Вообще-то мне очень нравится ваш акцент, — сняла напряжение Жюли. Она могла бы поклясться, что Кэсси и Рыжего Карлайла влечет друг к другу. Но это было влечение с примесью враждебности. Нет, не враждебности, решила она, а чего-то более сложного.

Марси вернулась в самый критический момент и принесла жареную баранину и огромное блюдо с овощами.

— Чудесно! — Мэттью потянулся за стаканом с пивом. — В последнее время слишком много работы. Наводнение нас сильно задержало, зато теперь, когда вода отступила, земля в хорошей форме.

— Как будто другой мир! — Кэсси рассеянно смотрела в окно. — Я нигде не встречала таких растений, как здесь. Или цвета! Удивительная глубина и прозрачность неба, жирная красная земля и изумрудная трава, бесконечные песчаные пляжи, сверкающее синее море…

— Да, это великолепно, — согласился он, доедая последний ломтик жареного картофеля. — Однако в полной мере насладиться этой красотой не удается.

— Вы хотите сказать, что не можете устроить себе хотя бы недельку отдыха? — удивленно спросила Жюли.

— Есть дела поважнее, — рассмеялся он. — Я не жалуюсь. Джабиру принадлежит мне, и я его люблю. С другой стороны, очень приятно провести время в компании двух красивых женщин. — Его глаза сверкнули, когда он одарил их мимолетным взглядом, но разгадать его мысли было невозможно. — А вы знаете что-нибудь о жизни фермеров?

— Немного, — кивнула Кэсси. — Меня как-то раз пригласили на скачки в «Монако-Даунс». Земли принадлежат сэру Джону Макалистеру, — заметила она. — Вы, как животновод, наверняка о нем слышали. «Монако-Даунс» — главное поместье Макалистера в этих краях.

— Я знаю, где это, — перебил он, испугав ее резкостью тона.

На ее высоких скулах показался румянец, но говорила она спокойно:

— Что случилось? Я вас чем-то расстроила? Его нижняя челюсть нервно дернулась: он был почти готов сказать «да»! Она действовала на него просто магически.

— Все в порядке. Здесь, в глуши, все знают Макалистера и его империю. Значит, она произвела на вас впечатление?

— Еще бы, — робко улыбнулась Кэсси. — Я никогда не видела таких усадеб. Самый шикарный особняк, какой только можно себе вообразить. И бескрайние луга вокруг! Жаль, я пропустила время цветения диких растений. Дело было в разгар засухи. Моим родителям повезло больше — они стали свидетелями этого чуда и сказали, что это было невероятно.

— Значит, вы не все время были с ними?

— В то время я училась в пансионе.

— В пансионе? — Одна его бровь удивленно взлетела вверх. — Но ведь ваши родители, должно быть, тоже живут в Австралии?

— Мой отец — бизнесмен из Сиднея, — тихо произнесла она, не решаясь упомянуть о его деловых контактах с Макалистером.

— Понятно. У вас есть братья или сестры?

— Я единственный ребенок.

— Можете не продолжать, — он пожал плечами. — Я тоже рос в одиночестве. А вы, мисс Жюли? — чуть насмешливо обратился он к ней.

— Я единственная дочь, и весьма этим довольна. Есть еще два старших брата. Кэсси — моя лучшая подруга с первых дней в «Святой Екатерине». Это такая роскошная школа для юных леди.

— Хотите сказать, что вас тоже отослали из дома? изумленно спросил он.

— Нет, я была приходящей ученицей. Родители Кэсси много путешествовали, — сообщила Жюли.

— И когда это произошло? Сколько вам было лет?

— Мне еще не исполнилось и восьми. — Кэсси с нежностью сжала руку подруги.

— Потрясающе, — покачал головой Карлайл. — Трудно себе представить, чтобы родители смогли с вами расстаться. Даже сейчас в ваших глазах печаль, Кассандра.

Ей показалось, что ее заключили в страстные объятия.

— Ничего подобного, — выдавила из себя Кэсси. Он смотрел на нее так внимательно, что ей все еще было не по себе.



— Ваши глаза блестят, как будто в них застыли непролитые слезы.

Она глубоко вздохнула, чувствуя, как ее охватывает паника.

— Вижу, мне придется скрывать свой взгляд от вас.

— Я слишком наблюдателен? — спросил он с некоторым вызовом.

— До сих пор никто мне этого не говорил.

— Но я уверен, что многие заметили. — Его улыбка была лукавой. — Я-то сам не пошел дальше колледжа, — добавил он, словно подтрунивая над собой, — а вы, могу поспорить, закончили университет.

Жюли кивнула.

— Я сделала, как мне велели. Боролась всю дорогу. Но я училась посредственно. У нас Кэсси умница. Мы обе работаем у моего отца. Он директор инвестиционной компании. — Она не уточнила, что компания была весьма крупной, но и без того привлекла его внимание.

— Очень интересно. Я сам немало заработал, играя на бирже. Удивительно, чем сейчас занимаются девушки! Вы нас, парней, скоро совсем за пояс заткнете.

— Вы, я вижу, хорошо относитесь к женщинам! улыбнулась Кэсси.

Он неторопливо допил пиво.

— Разумеется. У женщин есть скрытые духовные резервы, которых нет у мужчин. У меня есть знакомая, которая после смерти мужа взяла на себя управление огромной фермой и продемонстрировала ум и решительность, которым могли бы позавидовать многие парни. Вообще-то я искренне преклоняюсь перед женской силой. И сочувствую мягким, ранимым женщинам, с которыми мужчины плохо обращаются.

— Из вас выйдет отличный муж, — вздохнула Жюли.

— Буду стараться изо всех сил. Обязательство есть обязательство. Верно?

Ни одна из девушек не собиралась с этим спорить. Несколько минут спустя Мэттью отодвинул свой стул.

— Спасибо за компанию! — удовлетворенно заметил он. Его взгляд переходил от одной девушки к другой. — Было очень приятно с вами познакомиться. — Но мне пора работать. Надеюсь, вы получите удовольствие от вашего отпуска.

— Я так понимаю, нам вряд ли удастся увидеть Джабиру? — вкрадчиво осведомилась Жюли.

— Почему бы и нет, если вам действительно интересно, — вопреки всякому здравому смыслу произнес Мэттью, тотчас пожалев о сказанных словах. — Сейчас я не могу вас взять с собой, время больно неудачное, но на следующей неделе, надеюсь, дел поубавится, так что, если хотите подъехать, милости прошу.

— Так в какой день на следующей неделе? — настаивала Жюли, готовая следовать за ним хоть на край света.

— Позвоните мне, — произнес он глубоким, приятным голосом. — Марси даст вам мой номер.

Господи, какими глупыми иногда становятся мужчины! — подумал он, выходя на улицу. Малышка Жюли с ее выдумками всего лишь развлекается, он прекрасно это понимал. А вторая девушка, Кассандра, хотя и слушала свою подругу со смесью удивления и растерянности, относилась к возможной поездке к нему на ферму совершенно по-другому. В ней даже было заметно какое-то беспокойство. Он это почувствовал. Но в любом случае эта птица не его полета. Она живет в мире Джона Макалистера, куда ему нет доступа. Он ничего не добьется, если вновь встретится с ней. Не надо было даже смотреть ей в глаза. Это женщина, которую он хотел всей душой, но никогда не получит!

Глава 3

— Скажи мне, ради бога, Рыжий, что вообще происходит? — спросил у Мэттью его старый городской приятель Нед Крофт. Они сидели на террасе, пили холодное пиво и наслаждались небольшим ланчем, состоявшим из свежих хрустящих булочек, домашней ветчины и сыра.

Нед в свои семьдесят пять был по-прежнему бодр и полон энергии. Его правую руку до локтя украшал шрам от штыка, заработанный еще во Вторую мировую войну. Он частенько заглядывал на ферму Мэттью, куда его тянули воспоминания о собственном хозяйстве и, конечно, дружба, которая завязалась между ним и Рыжим Карлайлом. Сидя на террасе, он то и дело поглядывал на огромный мешок с письмами, который лично привез из города, убедив работницу почты, что сам доставит его по назначению.

— Глупое объявление, приятель. Мне кажется, ты свалял большого дурака, — сказал Нед, почесывая лысеющую голову. — Такому красивому и работящему парню, как ты, по силам заполучить любую девчонку. Особенно теперь, когда ты многого добился. Деньги есть, дом уютный, живи в свое удовольствие!

— Мне нужна жена, Нед, — сказал Мэттью, поднимаясь, чтобы взять еще одну булочку. Что может быть вкуснее свежего хлеба с маслом?

— Об этом ты уже говорил. Но давать брачное объявление, ты в своем уме, приятель? Вот и возись теперь с письмами!

— Зато я сэкономлю массу времени.

— Это верно, — кивнул Нед. — Но как насчет любви, а? Об этом ты думал?

Глаза Мэттью сердито сверкнули.

— Черт, Нед, не учи меня! Я знаю, что такое любовь. Я любил свою мать. Но пришел к выводу, что вся эта романтическая любовь — всего лишь красивый обман. Чаще всего она заканчивается, так и не начавшись. Кроме того, нельзя забывать о моем происхождении. О моем прошлом.

Нед покачал головой и, углубившись в размышления, надолго замолчал.

— Не надо мне вешать лапшу на уши, приятель, тихо проговорил он. — Ты станешь отличным мужем для любой девчонки. Самым лучшим. Я знаю, что ты очень серьезно относишься к своему незаконному рождению и трудному детству, но остальные смотрят на это проще. Ты стал жертвой. Тебе не повезло. А подлец здесь Макалистер.

— Да я и не спорю, — улыбнулся Мэттью. — Но некоторые люди придают большое значение генеалогическим корням. Я помню нашу с мамой жизнь. Как мы все время переезжали. Никого рядом не было. Никаких родственников. Никакой группы поддержки. Даже в школе кое-кто из ребят порядком меня вначале доставал, пока я не понял, как заставить их замолчать. Мне нужна обыкновенная девушка, которая, узнав правду о моем рождении, не отшатнется от меня.

— А что, уже есть кто-нибудь на примете? — проницательно осведомился Нед.

— Нет, — солгал тот.

— Как-то неуверенно ты говоришь, — покачал седой головой Нед.

— Я реалист, Нед. И прошел долгий, трудный путь, но теперь хочу остепениться. Жениться на хорошей женщине, которая поможет мне создать семью. Хочу построить нормальные человеческие отношения.

— Неужели ты собираешься все это прочитать? — Нед наклонился и развязал мешок.

— Все до последнего письма.

— Тебе потребуется немало времени, — хмыкнул старик, потирая подбородок. — Могу подсобить, если хочешь.

— Спасибо, Нед, но я должен сам в этом разобраться, — отказался Мэттью. — Понимаешь, надо уважать доверие девушек.

— Ясно. Правильно, — согласился Нед. Он допил чай. Замечательный чай, Мэттью умеет его заваривать. — Но работенка тяжелая! Можно мне остаться переночевать?

— Ты и сам прекрасно знаешь, что можно. — Мэттью собрал тарелки и поставил их на поднос.

— Давай помогу мыть! — с энтузиазмом откликнулся Нед, вскочив на ноги. — Джабиру — прекрасное место. И главное — ты всего добился сам!

Наверняка Рыжему Карлайлу это не понравилось бы, но он явно унаследовал деловую хватку Макалистера.

— Слушай, я серьезно, — окликнула Жюли подругу, которая вышла на великолепную террасу, откуда открывался такой потрясающий вид на сверкающее синее море и дальние острова, обрамляющие его, подобно ожерелью, что дух захватывало. — Этот парень просто чудо.

Снаружи морской ветер подхватил локоны Кэсси, сдувая их с лица. Она постояла на террасе, а потом вернулась в просторную гостиную.

— Я уже предупреждала тебя, Жюли, в этом человеке таится опасность. Он вряд ли добродушно отнесется к подобной шутке. Мне показалось, что у него весьма бурный темперамент. Берегись!

— Да… — Жюли сидела за столом, пытаясь сочинить ответ на объявление Рыжего Карлайла. — Ты меня не отговоришь, милая. Я совершенно серьезно решила с ним познакомиться поближе. В моей жизни не хватает остроты впечатлений, а именно это он и предлагает.

— Ты несешь полную чушь! — Кэсси присела к ней за круглый стол. — А как же Перри?

— Ты все еще не поняла, да? Я же только что объяснила тебе, что жажду острых впечатлений. Перри, конечно, очень мил, но никто не назовет его мачо. А Рыжий — настоящий мужчина!

— Тебе его не одолеть. Не хотела бы я оказаться на месте женщины, которая попытается обвести его вокруг пальца.

— Он не из тех мужчин, которые могут оскорбить, а тем более ударить женщину, — проворчала Жюли. — Он не кажется мне опасным.

— Да? А что ты, собственно, о нем знаешь? Пшик!

— Главное мне уже известно. А с худшим я смогу смириться. У нас все может получиться! — При этих словах Кэсси раздраженно поднялась со стула, и Жюли вспылила:

— Если бы ты не была такой ханжой, ты призналась бы, что он и тебя задел за живое!

— Отстань! — резко ответила Кэсси. Она не хотела обсуждать эту тему.

— Остынь, Кэсс, — взмолилась Жюли. — Я не такая умная, как ты. Мне просто хочется найти себе мужчину. На данный момент это — Рыжий Карлайл.

Их беседу нарушил гул пылесоса. Из холла показалась Молли Гэннон, которая в отсутствие Мэйтландов присматривала на пару с мужем за их роскошной резиденцией — Я не помешаю, девочки? Могу вернуться позже.

— Нет-нет, заходите, Молли, — пригласила ее Жюли. — Вы могли бы нам помочь. — Она повернулась в сторону женщины. — Вы ведь всех здесь знаете. Что вам известно о человеке по прозвищу «Рыжий Карлайл»? Он владелец животноводческой фермы за горами.

— Рыжий Карлайл? — Молли выключила пылесос и выпрямилась, потирая поясницу. — Еще бы мне его не знать. Такого другого парня только поискать. Легендарная личность.

— Ага! — удовлетворенно воскликнула Жюли. — Присядьте, Молли.

— Сколько можно говорить об одном и том же? — в отчаянии спросила Кэсси, которая никак не могла понять, почему это так ее раздражает.

— Это что, объявление Рыжего? — Молли с газетой в руках устроилась в кресле.

— Вы его читали? — спросила Кэсси. Молли от души расхохоталась.

— Мы все его читали. Если бы у меня не было Джима, я сама бы ему ответила. Мэйвис с почты жалуется, что уже устала отправлять ему мешки писем.

— Значит, ему пишут? — Жюли закусила губу. Молли понимающе покосилась на нее.

— Вы ведь встречались с ним, верно?

— Да, — тихо ответила Кэсси.

— Разговаривали?

— Обменялись парой слов.

— Думаю, этого достаточно. — Молли задумчиво покачала головой. — Он действительно хорош собой, правда? Они с матерью приехали сюда, когда ему было около двенадцати. Тогда он был настоящим дикарем, и еще долго им оставался. Очень уж буйный у него темперамент. Набрасывался с кулаками на любого, кто позволял себе сказать что-нибудь дурное о нем или об его матери. Особенно о ней. Он ее изо всех сил защищал.

— А что они могли сказать дурного? — спросила Кэсси, боясь услышать ответ.

— А-а!.. — только и ответила Молли, покачивая головой из стороны в сторону.

— Ну же, Молли! — настаивала Жюли. — Не можете же вы оставить нас в неведении! Если хотите знать, я собираюсь ему написать.

— Что?! — Молли не смогла скрыть, насколько это ее изумило. — Ты ведь это не всерьез, дорогая?

— Совершенно серьезно. — Жюли бросила на нее вызывающий взгляд. — Он меня покорил своей мужской силой и красотой.

Лицо Молли по-прежнему сохраняло выражение сильного потрясения.

— Милая, не спеши! Ты ведь ничего о нем не знаешь! — подчеркнула она.

Кэсси повернулась к подруге.

— Разве я не говорила тебе то же самое?

— Он что, сидел в тюрьме? — спросила Жюли, и взгляд ее сделался холодным.

— Нет, нет, ничего такого. — Молли почесала седую голову, глядя на Кэсси, которая ей казалась куда более благоразумной. — Я неудачно выразилась. Рыжий — отличный молодой человек. Он очень много работал, чтобы достичь того положения, которое сейчас занимает. Мы все им восхищаемся, но на его имени есть пятно. Если вы меня понимаете… Для нас это ничего не значит, но для вас все по-другому. Мой вам совет, девочки: отдохните хорошенько и отправляйтесь домой. Ваша жизнь — не здесь.

— А мы разве дурочки? Сами разберемся, что к чему. — Кэсси улыбнулась, пытаясь смягчить резкость своих слов. То, что сказала Молли, заставило ее перейти к защите Рыжего.

— Я просто хочу дать вам хороший совет, — упорно твердила Молли, глядя в пол. — Твои родители не поблагодарят меня, Жюли, если я не верну тебя на путь истинный.

— Так почему бы вам это не сделать? — разозлилась Кэсси. — Если уж начали говорить, то заканчивайте. Откройте нам страшный секрет Рыжего Карлайла.

Молли задумалась на минуту, а потом вздохнула.

— Никакой это не секрет. Он вылитая копия своего папаши, когда тому было столько же лет, вот в чем дело. Те же медно-рыжие волосы, голубые глаза, черные брови. Понимаете?

— Нет, — быстро отозвалась Кэсси, а Жюли только фыркнула в ответ.

— Он сын Джона Макалистера, — торжественно, будто объявляя коронованную особу, произнесла Молли.

Жюли выпрямилась, вздернув подбородок.

— Быть того не может!

— Подождите секунду, — нахмурилась Кэсси. — Насколько мне известно, у сэра Джона нет сыновей. У него три замужние дочери, а их дети, насколько я знаю, тоже все девочки.

— А откуда вы столько знаете? — удивилась Молли.

— Мои родители в дружеских отношениях с сэром Джоном, — сообщила Кэсси. — Они несколько раз бывали в «Монако-Даунс». Меня туда возили много лет назад, еще в детстве. Я не припомню, чтобы у сэра Джона были рыжие волосы. Они были густыми и каштановыми. Правда, черные брови и блестящие голубые глаза я помню.

— Рыжий Карлайл точно сын Макалистера, — произнесла Молли с таким напором, что ее двойной подбородок задрожал. Она и не пыталась скрыть своего неодобрения. — Вот только тот его не признал.

Кэсси как будто обдало жаром.

— Но это неслыханно!

— Еще как! — Молли яростно тряхнула головой. — У меня слов нет, чтобы описать, как страдал бедный мальчик. И его мама. Симпатичнейшая девчушка. В твоем стиле, Жюли. Миниатюрная блондинка. Она была англичанкой. Такой роскошный акцент! Мы все голову ломали, откуда она. Рыжий до сих пор говорит, как аристократ.

— Но как они встретились? — спросила Кэсси, сжав кулаки. — Мать Рыжего Карлайла и Макалистер? Молли тяжело вздохнула.

— Судя по всему, она была то ли гувернанткой, то ли няней, чем-то в этом роде, на одной из его ферм.

— Значит, он воспользовался своим положением? — Кэсси начала понимать всю глубину трагедии.

— Конечно. А кто из них отказывает себе в удовольствиях? — иронично заметила Молли, но ее доброе, мягкое лицо погрустнело. — Бедняжка погибла несколько лет тому назад. На похороны пришел весь город. Как будто вчера все было… Рыжему тяжело пришлось. Он действительно любил мать. Все сделал, чтобы ей легче жилось.

— А как она умерла? — Кэсси стало нехорошо. Жюли обмякла на стуле, как будто из нее выпустили весь воздух.

— Автокатастрофа, — туманно пояснила Молли. — У Рыжего много тяжелых воспоминаний.

— Могу себе представить, — пробормотала Кэсси.

— Он будет хорошим мужем и отцом, хочу я вам сказать, — убежденно заявила Молли. — Но вы, юные леди, даже не думайте о том, чтобы ответить на это объявление. Это сильно не понравится вашим родителям.

Девушки вышли из дома и отправились на пляж, шагая босиком по мелкому белому песку.

— Да, теперь не стоит даже думать об этом, — простонала Жюли. — Бедняга Рыжий Карлайл. Наверное, ужасно быть незаконнорожденным.

— Теперь в обществе это не считают клеймом, как раньше, — спокойно произнесла Кэсси. — И правильно. Нельзя винить жертву. Никто не обязан платить за то, что случилось еще до его рождения. В любом случае многие пары сейчас заводят детей, не вступая в брак.

Жюли кивнула, отбрасывая со лба светлый локон.

— Но мы с тобой так поступать не будем, верно? Наши родственники так не делают.

— Думаю, нет. Я вообще-то не верю, что женщина может сознательно выбрать такой путь. Женщине нужны надежность и постоянство, она хочет лучшей жизни для своих детей.

— Но какая печальная история! — Жюли нагнулась и подобрала красивую раковину. — Твои родители так дружны с Макалистером, неужели до них не дошли слухи?

— Может, и дошли, просто я этого не знаю, — пожала плечами Кэсси. — Похоже, все в курсе.

— И все-таки семья Макалистера делает вид, будто ничего не происходит. Они не обращают внимания на Рыжего Карлайла. У Макалистера есть большая семья с миллионным состоянием, а родной сын вроде как ни при чем.

Они остановились, наблюдая за взлетом стаи потревоженных чаек.

— Ты не знакома с леди Макалистер, — вздрогнула Кэсси, состроив гримасу ужаса. — Даже моя мама говорит, что это женщина с ледяным сердцем.

— Ну, она-то должна знать. — Жюли обняла подругу за талию. — Почему бы нам не съездить и не посмотреть на Джабиру? Никакого вреда от этого не будет. Мне действительно очень хотелось бы еще разок взглянуть на нашего нового знакомого, а тебе?

— Вообще-то я тоже не прочь туда съездить, но это противоречит здравому смыслу. Мы можем запутаться, Жюли. Что-то в Рыжем Карлайле меня пугает.

— Боишься влюбиться? — Жюли внимательно посмотрела на подругу. — У меня такое ощущение, что тебе он нравится еще больше, чем мне.

Кэсси нахмурилась.

— Именно это меня и беспокоит. Не могу себе представить, как скажу родителям, что мне понравился незаконнорожденный сын Джона Макалистера.

— Интересно было бы на это взглянуть, — едко заметила Жюли. — Они бы тебе показали, где раки зимуют. Отец, скорее всего, вычеркнул бы тебя из завещания.

— Это меня не волнует. — Кэсси откинула голову, и ветер принялся играть ее волосами. — Я получила хорошее образование. Могу сама заработать себе на хлеб. Кроме того, у меня еще остались деньги бабушки.

— Здорово! — обрадовалась Жюли. — Вот что я тебе скажу: мы сейчас немного поплаваем, а потом я позвоню Рыжему Карлайлу. Он же в гости приглашал, а у нас есть свободное время. Мы бы могли вместе с ним разобрать его почту. Помочь ему выбрать подходящую невесту.

В результате Рыжий Карлайл сам все организовал. Он попросил приятеля-соседа, Боба Лестера, отличного скотовода, захватить девушек на ферму, после того как тот закончит свои дела в городе. Рыжий собирался сам отвезти их назад. Правда, это означало, что им придется остаться у него на ночь.

— Что ты об этом думаешь, Марси? — прошептала Кэсси, перегнувшись через прилавок. Они теперь частенько заглядывали в кафе и каждый раз перекидывались парой слов с общительной Марси.

— Вы будете в такой же безопасности, как у себя дома, — уверенно ответила Марси.

— Какая жалость! Я думала, он на меня набросится, — захихикала Жюли.

— Только не Рыжий Карлайл, клянусь вам. Он будет с вами обращаться так, как этого заслуживают благовоспитанные юные леди. Боб и Бонни Лестер — столпы здешнего общества. С Бобом вы тоже будете в безопасности. Но вам понадобится дорожная одежда. Шляпы с широкими полями. Рыжий договорился со мной, чтобы я дала вам кое-что с собой в дорогу. Боб не возражает. Думаю, вы отлично проведете время.

Дай бог, вздохнула про себя Кэсси.

Боб Лестер оказался высоким, крепким фермером с густой гривой рано поседевших волос, длинными седыми усами и бакенбардами. Он встретил их прямо у дома и всю дорогу развлекал разнообразными историями.

Кэсси предполагала, что путь покажется ей бесконечным, но время пролетело на удивление быстро. Вокруг расстилались великолепные пейзажи. Под безоблачным синим небом простирались изумрудно-зеленые поля. Вдали, над полями, возвышались скалы Большого Водораздельного хребта, окрашенные во все тона синего и фиолетового. Повсюду на ярко-зеленом травяном ковре были разбросаны белые и светло-голубые пятнышки диких цветов, а между ними блестели на солнце лужи прозрачной воды, остатки наводнения, которое принес с собой циклон «Эми».

—  — Можете считать, что вам повезло, девушки, сказал им Боб Лестер. — К Рыжему не так часто приезжают гости. Ему вполне комфортно наедине с самим собой. По крайней мере, так было до сих пор. Хотел бы я знать, насколько серьезно он относится к собственному объявлению в газете. К нему уже поступают целые мешки писем.

— Как же он разберется со всей корреспонденцией? — спросила с заднего сиденья Жюли.

— Не знаю, — признался Боб. — Но что я точно могу сказать, так это то, что женщине, которая станет его избранницей, крупно повезет. Джабиру находилось в страшно запущенном состоянии, а дом превратился в такую развалюху, что его пришлось снести. Рыжий своими руками отстроил новое жилище. Он молодец, хотя вы и сами все увидите. Конечно, яблоко…

— От яблони не далеко падает? — закончила за него Жюли.

Боб криво усмехнулся.

— Здесь все об этом знают. Макалистер игнорирует существование собственного сына. Бывает же!

— В этом нет никаких сомнений? — спросила Кэсси. Боб ответил ей взглядом, в котором ясно читался ответ.

Большая вывеска над чугунными воротами обозначала въезд на ферму Джабиру. Кэсси выпрыгнула из машины, распахнула ворота и, дождавшись, пока «лендровер» проедет, снова их закрыла. Щелчок металлической задвижки испугал стайку разноцветных попугаев, которые, как бы приветствуя гостей, вспорхнули с ветвей великолепного камедного дерева, растущего прямо у ворот. Они проехали еще добрую милю по проселочной дороге, пока наконец вдали не показался дом. Это было длинное одноэтажное строение, идеально вписавшееся в окружающую буйную растительность.

— Да, здесь очень мило, — выдохнула Жюли. — Но довольно одиноко. Ему, наверное, нелегко здесь приходится одному.

— Ну, он намерен все изменить, — сказал Боб. — Вероятно, у него просто нет времени, чтобы почувствовать себя одиноким. Он вкалывал с утра до ночи, чтобы привести ферму в порядок.

Рыжий Карлайл вышел их встречать и упругой походкой подошел к машине. Распахнув переднюю и заднюю дверцы, он быстро взглянул на Кэсси и сразу повернулся к Бобу:

— Спасибо, сосед. Останешься на чашку чая?

— С удовольствием, — ухмыльнулся Боб. — В багажнике полно припасов, Рыжий. Марси упаковала еду в холодильник.

— Отлично, я все разберу. А вы вылезайте из машины и разомните ноги. Что ж, Жюли и Кассандра, очень рад вас видеть.

От взгляда его голубых глаз Кэсси сделалось жарко, и она почувствовала себя совершенно беспомощной, но, к счастью, Жюли ответила за них обеих:

— А мы рады, что приехали сюда. Стоило ради этакой красоты потрудиться, да? — Она обвела рукой вокруг себя.

— А вы как думаете? — неожиданно повернув голову, спросил он у Кэсси.

На какое-то мгновение она перестала дышать.

— Это настоящий рай, — наконец произнесла она слегка хрипловатым голосом.

— Согласен с вами, — улыбнулся он и обернулся:

— Боб, оставь вещи в машине, я за ними потом вернусь.

— Я только возьму холодильник, — ответил Боб, доставая из багажника еду. — Выпью с вами чашку чая и поеду.

Зайдя в бунгало, девушки с удивлением убедились, что Рыжий Карлайл превратил его в весьма уютное жилище. Мебель была недорогой и не новой, но очень удобной. На стенах висели картины, явно тщательно отобранные, а одну из стен целиком занимал шкаф с книгами. В довершение всего девушки увидели две вазы с роскошным золотистым камышом и кашпо с великолепными орхидеями, которые украшали отполированный до блеска обеденный стол.

— Признайтесь, здесь поработал дизайнер, — поддразнила хозяина Жюли. — Как ее звали?

— Нет, это дело рук мужчины.

— Здесь очень удобно и уютно, как и должно быть дома, — проговорила Кэсси, оглядевшись вокруг.

— Рад, что вам нравится. — Рыжий Карлайл слегка поклонился. — Пока вы осматриваетесь, я схожу за вашими вещами. Комната для гостей налево. Там две кровати. Чистое белье. Надеюсь, вам будет удобно.

Во что я дал себя втянуть? — раздумывал он, спускаясь с крыльца. Симпатичная блондиночка Жюли его не беспокоила. Она не уставала выдумывать для себя развлечения. А вот Кассандра с ее светящимся взглядом… Он не успел развить в себе иммунитет по отношению к ней. Если честно, когда они только приехали, он вначале даже не решался на нее посмотреть. Но потом все-таки набрался храбрости и взглянул на ее овальное лицо, бездонные глаза, нежный изгиб ее губ, блестящие волосы, густыми мягкими волнами спускавшиеся на плечи.

Быть с ней рядом — огромный риск, рассуждал он, забирая чемоданы из машины. Почему бы ему просто не выкинуть ее из головы? Накануне вечером, закончив уборку в доме, он принялся читать письма от молодых женщин, которые всерьез готовы были провести с ним остаток жизни. Некоторые письма его тронули. Они пришли от девушек, не нашедших счастья и покоя в собственной семье, страстно мечтавших обрести все это в браке. Некоторых из них он знал лично. Были и неприятные моменты. Одно из писем он поспешно отложил. Грязные слова. Он понял, что этого следовало ожидать.

А теперь к нему в дом приехала принцесса, в которую он запросто мог влюбиться. Скорей бы она уехала!

Глава 4

Поскольку Жюли не умела ездить верхом, Мэттью повез их на экскурсию на машине, и до самого вечера они колесили по Джабиру, остановившись в конце концов на вершине гряды Уаринна, чтобы полюбоваться великолепным закатом. Огненно-алые, сверкающие розовые и золотисто-оранжевые отблески солнечных лучей заполнили все вокруг.

— Лучше нам долго не задерживаться, — пробормотал Мэттью. — Очень скоро стемнеет, а нам еще надо спуститься с холма. — Они оставили джип внизу и проделали сравнительно несложный путь наверх пешком. Спускаться будет еще проще. Рыжий пошел вперед, придерживая длинные ветви деревьев, чтобы освободить дорогу девушкам; он двигался в своем особенном ритме, и Кэсси буквально не могла оторвать глаз от его широкой спины.

Именно тогда все и произошло.

Взглянув на Жюли, которая шла рядом, слегка задыхаясь, Кэсси вдруг почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Вниз по склону покатились мелкие камушки. Потеряв равновесие, она слегка вскрикнула, и в тот самый момент, когда она начала падать, острый камень полоснул ее по щиколотке. Но она не упала. Рыжий Карлайл молниеносно обернулся и подхватил ее, крепко прижав к себе. Вцепившись в его плечи, она стояла на ослабевших ногах, испуганная и взволнованная.

— Боже! — Кэсси издала какой-то звук, похожий на всхлип, а сердце ее забилось так сильно, что она, казалось, слышала его удары.

Его тело было прекрасно. Прекрасно! Его мужской аромат, такой чистый, теплый и чувственный. За считанные мгновения ею овладело сильнейшее возбуждение. Она как будто тонула в волнах ощущений. И он, похоже, догадался об этом.

— Кассандра, все в порядке? — Он нагнул голову, касаясь губами ее волос.

— Ты не поранилась, Кэсс? — встревоженно воскликнула Жюли.

— По-моему, я расцарапала щиколотку, — задыхаясь и тем самым выдавая себя с головой, ответила Кэсси, тут же устыдившись своего поведения.

— Сейчас посмотрим, — нежно сказал Мэттью. — Обопрись о мое плечо.

Она должна взять себя в руки, нельзя позволять эмоциям брать верх!

— Да, ты порезала ногу, — сообщил он. Будь она мужчиной, он бы добавил: «Ничего особенного». Но перед ним стояла принцесса, и он сказал:

— У тебя есть чистый носовой платок?

— У меня есть, — пришла на помощь Жюли. — Слушай, рана грязная, Кэсс.

— Не волнуйтесь, я ее обязательно промою, — отозвался Мэттью, завязывая щиколотку платком. — Неудачно вышло. Хочешь, я тебя понесу? — спросил он, не в силах справиться с желанием взять ее на руки.

Ее восхитительные волосы закрыли мгновенно вспыхнувшее лицо.

— Нет-нет, все нормально. — Она сопротивлялась собственным желаниям. — Просто я немного испугалась.

Когда они вернулись домой, Мэттью настоял на том, чтобы сразу промыть рану.

Она попыталась отказаться, не понимая, что с ней происходит. Ведь они только недавно познакомились!

— Думаю, это надо сделать обязательно. Вы у меня в гостях. Пока я обработаю рану, может, Жюли сходит в огород за овощами для салата, а то скоро совсем стемнеет?

— Хорошо, — послушно откликнулась Жюли. — Только не просите меня готовить ужин.

— Хотите сказать, что не умеете готовить? — Он повернулся к ней, сверкнув взглядом.

— Нет, — улыбнулась Жюли. — Видимо, это значит, что мне не стоит отвечать на ваше брачное объявление.

— Умение готовить весьма существенно. — Он тоже улыбнулся.

— Где вы собираетесь заниматься моей ногой? спросила Кэсси, когда Жюли, взяв корзинку, удалилась выполнять поручение.

— Сюда, пожалуйста. — Он провел ее в ванную комнату, которая оказалась на удивление просторной. Конечно, ведь она предназначалась для крупного мужчины, сообразила девушка. Возле душа стояла длинная деревянная скамейка, куда он велел ей сесть, достав из зеркального шкафчика аптечку.

— Это же глупо. Я могу сама все сделать.

— Зачем так нервничать? — Его интонация переводила их разговор в новую плоскость.

На мгновение ей показалось, что мужчина видит ее насквозь.

— Думаю, вы сами знаете ответ. Он посмотрел на нее очень внимательно, и этот взгляд был нежным, как поцелуй.

— И как же он звучит?

Кэсси плотнее сжала губы — ей совсем не нравилось быть такой уязвимой.

— Я понимаю, что вы получили много писем, Мэттью, но все же постарайтесь сохранить ясность мыслей.

Его глаза сверкнули.

— Зачем, если рядом такая очаровательная женщина, как вы?

Ее почему-то не удивила его эмоциональность.

— Многие из нас все время что-то или кого-то ищут.

— Но вам не пришлось бы долго искать, правда? — с иронией спросил он, наливая воду в тазик и доставая антисептик. — Готов поспорить, что к вам уже выстроилась целая очередь мужчин.

— Да… — По ее лицу промелькнула тень. — Но нет ни одного, кто был бы мне дорог. Чтобы найти нужного человека, требуется время.

Ему захотелось коснуться ее щеки, обвести пальцем контуры ее нежных губ, заставить эти губы раскрыться перед ним.

— Иногда такой человек врывается в вашу жизнь, когда вы меньше всего этого ожидаете. Случай может коренным образом изменить жизнь. — Он нежно развязал пропитанный кровью платок Жюли, отложил его в сторону и начал промывать рану. — У вас очень изящные лодыжки. И красивые пальцы. — Он проводил рукой вверх и вниз, медленно и без остановки. Коснулся внутренней части стопы, потом щиколотки, спустился к пальцам, и она мысленно обрадовалась, что по красоте они ничем не уступают пальцам на руках.

— Перестаньте, Мэттью. — Ее голос был мягче шелка. И слегка дрожал.

— Я просто решил сделать небольшой массаж. — Желание сжать ее в объятиях становилось почти невыносимым.

— Я не совсем поняла, вы что, флиртуете со мной? — Надо бы показаться сердитой.

— Флиртую! — Он откинул голову и от души расхохотался. — Ох, Кассандра, я ни разу в жизни не флиртовал. У меня не было на это времени.

— Тем не менее, мне кажется, вы опасны.

— А вы не должны нарушать мои планы, — ответил он с вымученной улыбкой, немного уменьшив напряжение.

— Может, все-таки наложите повязку?

— Повязку? А может, достаточно кусочка пластыря? — шутливо ответил он.

— Вы решили поиздеваться надо мной?

— Я не такой, Кэсси. — Он аккуратно вытер насухо ее ногу. — Вообще-то лучше я ее поцелую.

Она не шевелилась. И молчала. Это был неприкрытый соблазн. Закрыв глаза, он наклонился и поцеловал нежную кожу ее щиколотки.

— Вы дьявол! — тихо произнесла она. — Не надо.

— Что не надо? — улыбнулся он в ответ.

— Снова надо мной смеетесь?

— Вы прекрасно понимаете, что я делаю, Кэсси. — Его сапфировые глаза не отпускали ее ни на секунду. — Может, вам стоит сделать скидку на то…

— Что вы — весьма сложный человек? — закончила за него Кэсси, чувствуя, как его эмоции передаются ей.

— Я вам кажусь именно таким? — Он поднялся с колен и выпрямился, угрожающе возвышаясь над ней.

— Я в этом уверена.

— Зачем вы сюда приехали? — тихо спросил он, как будто бросая ей вызов.

Она обеими руками вцепилась в деревянную скамейку, уставившись на душевую кабину.

— Вы сами нас пригласили. Нам больше нечем было заняться. И мы действительно хотели посмотреть на ваш дом. Могу сказать, что мне здесь очень понравилось.

— Настолько, чтобы провести здесь пару дней? — с иронией продолжил он.

— Что вы хотите, чтобы я сказала, Мэттью? Его взгляд сделался непроницаемым.

— Ничего. Ерунда. Какая разница? — Он взглянул на нее настороженно. — Как ваша нога?

— Отлично. — Она перевела взгляд на собственную щиколотку. — Я вижу, вы прекрасно справляетесь со всем, за что беретесь.

— Лучше всех.

— Вы и правда думаете, что из этой затеи с объявлением что-то выйдет? — неожиданно спросила она, выдав свои тревожные мысли.

— Я уверен, что да.

— А как насчет любви? — А ей-то какое дело, собственно говоря?

— Любовь может быть ядовитой, Кассандра, Я это знаю. — Он смотрел на нее и сквозь нее. Она резко поднялась.

— То, что произошло с вашей матерью, не должно повлиять на всю вашу жизнь.

Она слишком поздно поняла, что допустила промах, но одно его присутствие совершенно лишало ее рассудка.

Его глаза впились в нее, как два лазерных луча.

— Значит, очаровательная леди Кассандра собирала слухи? — Его лицо приняло надменное выражение.

Кассандра выставила перед собой соединенные ладони, моля о пощаде.

— Извините, Мэттью. Пожалуйста. Я случайно обо всем узнала.

— Разумеется. — Он пожал плечами. — Кого вы расспрашивали?

Она почувствовала, что неудержимо краснеет.

— Я бы предпочла не говорить, но этот человек полностью на вашей стороне.

— Это ведь была не Марси?

— Нет, не Марси. Я не так глупа. Поверить не могу, что проговорилась. Но вы заставляете меня нервничать. — Она не хотела даже думать о том, насколько сильно?

— Если уж на то пошло, то это вы заставляете нервничать меня, — недовольно произнес он. — Значит, вам известна и вторая половина истории.

Она прислонилась к стене.

— Это Джон Макалистер должен платить за свои грехи, Мэттью, а не вы. Вы добились успеха. И не обязаны ни перед кем отчитываться.

В холле послышался голос Жюли.

— Эй, ребята, вы надолго?

Рыжий Карлайл выпрямился, но в его позе чувствовалось напряжение.

— Мы уже идем, Жюли, — совершенно спокойным голосом отозвался он. — Я лечил щиколотку Кассандры.

— Ты не рассказала ему, как я поранилась, катаясь на лыжах? — крикнула Жюли. — Знаете, там столько овощей! Я с трудом удержалась, чтобы не набрать целую гору.

— Завтра возьмите немного с собой, — предложил Рыжий Карлайл, проводив Кэсси в гостиную. — Кстати, за огородом слежу не я, а один из моих работников, Чарли. В прошлой жизни он, наверное, был китайцем.

— Что ж, он достоин похвалы, — сказал Жюли, улыбаясь поверх корзины, полной салата, помидоров, блестящих красных и зеленых перцев, лука и лимонов, которые она сорвала с дерева по пути назад. — Как нога?

— Все нормально. Не бойтесь, ногу резать не придется. Однако щиколотка доставит Кассандре некоторое неудобство.

— Садись же, не стой, — подбежала к ней Жюли. — Не нагружай ногу. Лучше почитай что-нибудь. Тут целая библиотека. А Мэттью покажет мне, как он готовит. Что у нас сегодня в меню?

— Как вы отнесетесь к бифштексу с перцем? Салат и свежая картошка. Только что выкопанная. Бутылка отличного красного вина. Или белого, как захотите. Потом сыр. Единственное, что я так и не научился готовить, так это торты.

Жюли со свойственной ей живостью тотчас предложила:

— Тогда пусть Кэсси вас научит. Она умеет делать хитроумный шоколадный торт. А еще мы можем помочь разобрать почту. Вам все равно придется нанять секретаршу.

— Не знаю, Жюли. — Мэттью потер лоб в некоторой растерянности. — Может, и придется. Я не думал, что писем будет так много. У меня даже не хватит времени, чтобы все их прочесть.

— Мы поможем, — повторила Жюли.

— Но это личное, — покачал он головой.

— А никто не узнает.

— Дело ведь не в этом, правда? — Он странно улыбнулся.

— Мы отнесемся к заданию со всей серьезностью, Мэттью, — пообещала Кэсси. — Отберем те, которые покажутся самыми привлекательными.

— Хорошо-хорошо. — Не зная, как еще возразить, он выпрямился, подошел к шкафу, достал оттуда около двух десятков конвертов и положил их на столик. — Условия таковы: мы не будем разговаривать и не позволим себе смеяться. Просто отложим те, которые написаны от чистого сердца. Да, и на фотографию тоже стоит обратить внимание, — с улыбкой напомнил он. — Возрастной лимит — тридцать лет.

— Хотите помоложе? — пробормотала Жюли, взяв одно из писем.

— Мне нужны дети. — Рыжий Карлайл тоже взял конверт и ловко его вскрыл.

А я не отказалась бы их родить, мелькнуло в голове у Кэсси.

Очнувшись после глубокого сна, она не сразу сообразила, где находится. Облако москитной сетки, узкая кровать, незнакомая комната, невероятно свежий и ароматный воздух — куда она попала? Потом она вспомнила: они решили навестить Мэттью Карлайла и приехали к нему в Джабиру.

Было еще рано. Очень рано. Первые лучи солнца окрасили небо в жемчужно-серый цвет. Спустив ноги с кровати, она потянулась за платьем. Жюли, настоящая сова, все еще крепко спала, по-детски подложив обе ладошки под щеку. Кэсси невольно улыбнулась:

Жюли спала только так с самого детства.

Кэсси подошла к высокому окну, из которого просматривалась зеленая долина. На горизонте разливалось сияние, готовое взорваться ярким светом, как только солнце выглянет из-за гор. Такое красивое место! Кэсси почувствовала себя моложе и спокойнее, чем за все последние годы.

Деревья, окружавшие дом, вздыхали под порывами утреннего ветра. Из окна ей был виден старый водоем, наполовину скрытый светло-вишневыми цветами бугенвиллеи, спускавшимися прямо до земли. Мэттью все больше ее очаровывал.

Да, он потрясающе красив, держит себя как наследный принц, необыкновенно начитан и умен. Но раньше эти качества ее не ослепляли. Ее бывший жених, Ник Рэйберн, тоже ими обладал, как и некоторые мужчины до него. Чего им всем не хватало, так это обаяния, присущего Мэттью. С первого взгляда она ощутила, что какая-то непонятная сила притягивает ее к нему словно магнитом. При более близком знакомстве он взволновал ее еще больше, как физически, так и духовно. Может быть, стоит признаться ему в этом?

Нет, ей не хватит смелости. Он откинет голову, тряхнув своими темно-рыжими блестящими волосами, и рассмеется. Издевательским смехом. Она знала, что он воспринимает ее как человека из другого мира, а она не осмеливалась даже заикнуться о том, что ее родители не только знакомы, но и дружны с мужчиной, который, став его отцом, делает вид, что не знает об его существовании. По вине Джона Макалистера Мэттью не доверял ни единой душе на свете. И ей он тоже не поверит.

Кэсси отошла от окна, приоткрыла дверь комнаты и прислушалась. Ни единого звука. Она прошла через холл к ванной комнате, увидела, что там никого нет, и заперла дверь. Надо быстро принять душ и заняться завтраком. Правда, нужно признать, что Мэттью и сам может о себе позаботиться. Бифштекс накануне вечером был приготовлен с искусством настоящего мастера, и салат, который он тоже сделал сам, несмотря на ее предложение помочь, был верхом совершенства свежий и хрустящий, сдобренный оливковым маслом и винным уксусом.

Его образ жизни показался ей трогательным. И она искренне им восхищалась. Одинокий мужчина, а содержит себя и хозяйство в идеальном порядке. Он разрешил ей накрыть на стол и предоставил отличную скатерть и салфетки, а также превосходный сервиз и набор вилок и ножей из нержавеющей стали. Он оказался культурным человеком с врожденными хорошими манерами. Кэсси задумалась, какой должна была быть его мать, англичанка. Молли сказала, что она погибла в автокатастрофе. Но она явно чего-то недоговаривала.

Кэсси знала, как выглядела мать Мэттью. На комоде в гостиной стояло несколько фотографий. Они запечатлели очень привлекательную блондинку с облаком светлых волос и очаровательной улыбкой, естественно державшуюся перед камерой. Были и фотографии, где рядом с ней стоял мальчик, такой красивый, что при виде его у любой женщины на глазах выступили бы слезы. А вот — Мэттью постарше, он уже на голову перерос мать, стоит позади матери, положив обе руки ей на плечи. Было ясно, что они были очень близки.

Кэсси на цыпочках возвращалась в спальню, когда где-то хлопнула дверь.

Мэттью. И встречи никак не избежать. Она едва не задрожала. Мэттью Карлайл, случайно появившийся в ее жизни, казался тем не менее воплощением всего того, что она искала в мужчине. Кэсси застыла на месте, все больше краснея.

В эту секунду Мэттью, проходя через холл к кухне, заметил Кэсси.

На мгновение ему показалось, что кто-то ударил его в грудь. Он с ужасом осознал, что нестерпимо хочет эту женщину, почти незнакомую. Как это произошло? Он хотел обнять ее, почувствовать ее ответные прикосновения.

— Привет! — выговорил он, сгорая изнутри и чувствуя, как бешенно колотится сердце. Она направилась в его сторону, как будто услышав безмолвный зов, глядя на него светящимися глазами.

Она была похожа на лунатика, когда уверенным шагом шла в его сторону. Он машинально вытянул вперед руку, запустив пальцы в ее длинные густые волосы. Ему пришло в голову, что было бы чудесно их расчесать. Пусть бы она сидела перед ним, а он бы раз за разом проводил расческой по густым волнам, прислушиваясь к электрическому потрескиванию, любуясь богатым соболиным мехом на ее плечах.

Она должна была бы удивиться, но этого не произошло. Как будто находясь под гипнозом, она полностью отдалась в его власть.

— Как ты красива, — тихо произнес он, утонув в озерах ее глаз. — Я не хотел, чтобы ты приезжала, Кассандра.

— Почему? — Она знала ответ, и сердце ее забилось быстрее.

— Это нетрудно объяснить. Я пытаюсь привести свою жизнь в порядок, а не запутать ее еще больше.

— Конечно. Я понимаю. — Но она все же продолжала пристально на него смотреть.

— Тогда зачем ты смотришь на меня своими серебристыми глазами?

— Я думала, ты знаешь, — наконец ответила она. Он кивнул.

— Иногда происходят вещи, которым бы лучше не происходить. — Вопреки его воле, рука прикоснулась к ее безупречной коже. Его желание возросло настолько, что он должен был отодвинуться, сказать что-нибудь нейтральное насчет завтрака. Что угодно, только не идти на поводу у собственной сексуальной неудовлетворенности. Что-то в этой девушке затронуло чувствительные струны в его душе. Воспоминание о любви. Настоящей любви. Такой, какую он испытывал к своей матери.

Ему показалось, что она вздохнула, и взгляд его опустился на ее рот. Ее губы приоткрылись, и он увидел жемчужный блеск зубов. Ее глаза, обрамленные длинными ресницами, оставались открытыми, но взгляд затуманился, сделался мечтательным, как будто она полностью потеряла связь с реальностью.

Видимо, они оба сделали шаг навстречу друг другу. Он взял ее нежное лицо в свои ладони, а потом нагнул голову и накрыл ее губы своими, целуя крепко, жадно, как будто пытаясь насытиться этим поцелуем.

Ее аромат! Восхитительный аромат женщины, смешанный со свежим запахом лимонного мыла и талька, который напоминал ему о шелковистой коже ребенка. , Она медленно обняла его одной рукой за шею, прекрасно зная, как это на него подействует. Теперь его не остановить. Со сдавленным стоном он прижал ее к себе, с восторгом чувствуя, как ее красивое тело идеально сходится с его мускулистой фигурой.

Но ведь они едва знакомы! — вдруг подумалось ему. В конце концов, она богатая девушка из города. Гостья в его доме. Он должен был бы относиться к ней с уважением. Его рука опустилась ей на грудь; он видел, что и она безуспешно борется с желанием. Не дожидаясь, пока очередная жаркая волна накроет его с головой, он шагнул назад, так резко ее отпустив, что колени Кэсси подогнулись и она ухватилась за него, как ребенок.

— Простите. — Он слегка задыхался. Это была фантазия. Мечта.

— Подождите-ка, Мэттью, — ответила она очень тихо и нежно. — Я виновата не меньше, чем вы.

— Так что же дальше? Будем делать вид, что ничего не произошло?

Она отметила гордую посадку его головы, пламя, сверкнувшее в глазах.

— Я не та девушка, на которой вы бы женились?

— Я не вашего полета птица, Кассандра, — сказал он, и на виске его нервно забилась жилка.

— Как вы можете такое говорить? — Она спрашивала искренне. Он был человеком, обладавшим достаточной силой, чтобы оставить свой след в жизни. Правда о его рождении значила для нее ничтожно мало, вызывая только глубокую симпатию к покинутой матери и ребенку, выросшему без отца.

— И ты готова познакомить меня с родителями? — резко, как бы с неприязнью спросил он.

— С удовольствием. — Ни один из знакомых молодых людей, которых выбрали для нее родители, и в подметки не годился Мэттью.

— И тебя не расстраивает мое происхождение? — Он нахмурился, его черные брови сошлись у переносицы.

— Оно меня расстраивает только в том смысле, в каком оно расстраивает тебя, — просто ответила Кэсси. — Ты самодостаточен, Мэттью. Ты борец. Ты сможешь везде занять достойное место.

— Еще бы, я и сам знаю, — пожал он плечами. — Но это не значит, что твои родители меня примут в свой дом.

Вполне возможно.

— Мэттью, хочу тебе сказать, что мои родители превратили мою жизнь в ад. Мой отец — успешный, умный бизнесмен. Моя мать ведет активный светский образ жизни. Больше ее ничто не интересует.

— Как бы там ни было, им не понравится, что их дочь отдала предпочтение парню вроде меня. Можешь ничего не говорить, я и так знаю, что они уже подобрали тебе достойных женихов. Людей, к которым они привыкли. С таким же, как у них, происхождением. Черт, они уже наверняка подыскали для тебя будущего мужа.

Она не могла этого отрицать, и Мэттью все прочитал в ее взгляде.

— Ты должна быть сумасшедшей — чтобы такая красавица, как ты, осталась с мелким фермером и на всю жизнь похоронила себя в глуши! — Он иронически засмеялся. — Как насчет того, чтобы одеться? предложил он, увеличивая расстояние между ними. — Я приготовлю завтрак. Апельсиновый сок. Папайя. Яичница с ветчиной.

— Для кого-то ты станешь чудесным мужем, — сказала Кэсси, вдруг почувствовав себя униженной. Как будто ее поставили на пьедестал. И забыли.

— Спасибо, — Мэттью изящно поклонился. — Я только хочу признаться, что это был лучший поцелуй в моей жизни. Вполне вероятно, что именно его я буду вспоминать в старости.

Глава 5

— Ты от него в восторге, да? — спросила Жюли, и на ее симпатичном лице отразилось беспокойство.

— Вовсе нет, — возразила Кэсси, поправляя солнечные очки.

— Ты меня не проведешь, милая. Я была твоей лучшей подругой больше шестнадцати лет. — Жюли покачала головой.

— Ты как будто беспокоишься, Жюли. — Они сидели на веранде, наслаждаясь земным раем, который их окружал.

— Ты права. — Жюли взяла крем против загара и стала втирать его в кожу ног. — Я же не слепая, чтобы не заметить, как вы с Рыжим Карлайлом строите глазки друг другу. Ты стала совсем другой с тех пор, как мы вернулись. Я не отрицаю, что все это получилось по моей вине, но ты же помнишь — твои родители имеют на тебя особые виды. Они будут чрезвычайно строго судить твоего жениха, ведь ему предстоит органично вписаться в их стиль жизни.

— Все правильно. Тогда, думаю, ты успокоишься, если я скажу, что Мэттью не рассматривает меня в качестве возможной претендентки на роль его жены. Он прямо так мне и сказал.

Жюли нервно рассмеялась:

— Неужели?

— Но если откровенно, то, когда я познакомилась с Мэттью, передо мной как будто разверзлась бездна, сказала Кэсси.

— Боже, Кэсси… — Жюли глубоко вздохнула. — Я тебя прекрасно понимаю. Рыжий Карлайл просто великолепен. Яркий, жизнелюбивый, гордый, веселый.. В общем, тот еще парень. Я сама могла бы в него влюбиться, но мне сразу стало ясно, что я его ни капельки не интересую В тот день на дороге именно ты с первого взгляда привлекла его внимание. Совершенно не понимаю, почему, если я намного красивее! — Она негромко рассмеялась, а потом вновь стала серьезной. — Извини, Кэсси. К чему сыпать соль на рану. Ты ведь такая чувствительная. — Она снова покачала головой.

— Ты думаешь, если я позволю себе влюбиться в Мэттью, это будет трагедией?

— О, бог мой… Конечно! Я знаю, что ты сумела продемонстрировать свой характер, но на самом деле ты все еще побаиваешься своих родителей. Особенно отца. Он, надо признать, настоящий деспот, хотя в последнее время стал немного человечнее.

— Ну, ему просто кажется, что я наконец-то достигла уровня, соответствующего его стандартам.

— В каком-то смысле мои родители такие же, признала Жюли. — По мнению мамы, только с ее помощью я смогу найти себе достойную пару. Для нее я по-прежнему девчонка.

— А знаешь, я довольна, что познакомилась с Мэттью. В любом случае это был ценный опыт. И моя жизнь не стала хуже.

— Прости, но я не верю, — не выдержала Жюли. — Рыжий — единственный человек, который тебя по-настоящему задел. Но у вас с ним ничего не получится.

— Ну да… Я много об этом размышляла. — Лицо Кэсси приобрело задумчивое выражение. — И все-таки я отвечу на объявление Мэттью.

Ужас и нечто похожее на восхищение отразились на хорошеньком лице Жюли.

— Но он же подумает, что ты над ним издеваешься. Черт возьми, Кэсс, не ты ли меня предупреждала, что не стоит шутить с Рыжим?

— Я абсолютно серьезна.

Это так взволновало Жюли, что она вскочила и подошла к перилам веранды, устремив невидящий взгляд на сверкающую синеву моря. Спустя некоторое время она обернулась, нахмурившись.

— Судя по всему, такое явление, как любовь с первого взгляда, все-таки существует.

— Так говорят поэты. — Перед мысленным взором Кэсси встал четкий портрет Мэттью. — Но я не предполагала, что такое может произойти со мной.

— Обычно это я бываю сумасшедшей, импульсивной… — простонала Жюли, — а ты всегда ведешь себя спокойно и хладнокровно. — Она вернулась, подошла к подруге и поцеловала ее в макушку. — Это как любовный роман. Такое не может быть правдой. Ты понимаешь, что твои родители во всем обвинят меня?

— Нет, я ведь им скажу, что ты пыталась меня отговорить от необдуманных поступков.

— Как благородно, — скептически произнесла Жюли. — Что ты ищешь, Кэсси? — спросила она. — Приключения, бурную жизнь? Неужели ты не можешь успокоиться и выкинуть Рыжего из головы?

— Он мне нужен, — осторожно ответила Кэсси.

— Значит, дело не только в сексе? — Жюли пристально на нее посмотрела. Кэсси сняла очки.

— До этого мы не дошли, Жюли.

— Понимаю, времени не хватило!

— Ошибаешься. Жизнь научила Мэттью быть идеальным джентльменом.

— Пожалуй, я с тобой соглашусь, — Жюли пожала плечами. — Видно, история с его матерью сильно на него повлияла.

— Все грустно, но не так уж плохо, — сказала Кэсси, и голос ее стал немного тверже. — Мы обе не раз встречали парней, которые не могли совладать со своими руками, несмотря на так называемую воспитанность.

— Ты совершенно права. Но мне следует тебя вовремя остановить, — сказала Жюли.

— Извини, но уже поздно, — ответила Кэсси, глядя в небо. — Прошло слишком много времени. Я написала письмо. И скорее всего, завтра Мэттью его получит.

На следующий день, едва рассвело, позвонила мать Жюли и сообщила, что умерла двоюродная бабушка.

— Тебе не обязательно со мной ехать, — поспешила сказать Жюли, заметив растерянное выражение на лице Кэсси. — Тетя Сара прожила хорошую жизнь. В какой-то момент, когда ей было уже за восемьдесят, она решила, что устала от жизни. И семья об этом знала. Я должна присутствовать на похоронах, засвидетельствовать свое почтение, но ты можешь остаться. У нас еще есть время до конца недели.

— Но твои родители ожидают, что я вернусь вместе с тобой, — сказала Кэсси.

— Ничего подобного. Они будут рады; если ты поживешь здесь.

— Мы ведь обе знаем причину, по которой я хочу остаться. — Кэсси встретилась взглядом с подругой.

— Из этого может ничего не получиться, — предупредила ее Жюли. — Ты сама сказала, что Рыжий очень сложный человек.

— Знаю, но я хочу услышать его ответ.

— Тебе может быть больно, — подчеркнула Жюли, а меня не будет рядом, чтобы тебя утешить.

— Он может меня проигнорировать, — произнесла Кэсси как можно спокойнее.

— Сомневаюсь, — сухо ответила Жюли. — Может, у вас и разное происхождение, но в чем-то вы совпадаете. Но еще я вижу, что вы можете сильно ранить друг Друга.

Кэсси задумчиво допила кофе.

— Жюли, мне кажется, я знаю, кто я и чего хочу. Я плыла по течению, неудовлетворенная, не реализовав свои силы. Мы довольно часто с тобой говорили об этом. Мне нужна стабильность. Зрелые отношения, пока я не слишком стара. Я хочу иметь детей. Хочу делить с кем-нибудь свои радости и беды. Хочу, чтобы у меня был любимый муж. Чтобы я могла ему сказать, как сильно я его люблю. Может, это одна из причин, по которым Мэттью меня привлекает. Я знаю, что ему нужно то же самое: семья, стабильные отношения, которых у него не было в детстве.

— Понимаю… Это просто чудесно, — чуть ли не простонала Жюли, — но твои родители тебя убьют, когда обо всем узнают.

Два часа спустя Жюли, взволнованная всем происшедшим, уже летела в Сидней, поклявшись никому не рассказывать, почему Кэсси решила остаться.

— Обещай позвонить мне, как только получишь ответ Рыжего, — попросила она на прощание. — Я с огромным нетерпением жду развязки.

Кэсси не возражала.

— Я должна довериться собственной интуиции, Жюли. — Она поцеловала подругу. — В этой жизни нет никаких гарантий. Я знакома с Мэттью совсем недавно, но мне кажется, что он отличный человек.

Этот самый отличный человек в тот же вечер остановился на пороге дома Кэсси, причем его глаза метали голубые молнии, а волосы как будто горели огнем.

— И что это должно означать? — спросил он без всяких предисловий, помахав перед девушкой конвертом.

— Может, войдешь? — пригласила она.

— Нет уж, — резко ответил Мэттью. — А вдруг меня там поджидает Жюли? Решили поразвлечься?

— Все совсем не так, Мэттью. Абсолютно. Клянусь. В любом случае Жюли уехала. Сегодня утром я отвезла ее в аэропорт. Умер один из членов ее семьи.

— Извини. — Его гнев слегка поутих. — Тем не менее ты осталась. На что ты надеешься? На небольшое приключение в глуши? На короткий секс?

Она едва не рассмеялась, но потом, взяв себя в руки, ответила:

— Нет!

— Да ладно, Кассандра. Я ведь реалист. Для тебя это игра. Но вы, леди, выбрали не того партнера.

В холле послышались тяжелые шаги. В следующую секунду в комнате появилась Молли, которая принесла большую вазу с лилиями, собранными утром.

— Кэсси, мне показалось, ты с кем-то разговаривала, — произнесла она. Потом, когда Кэсси отошла в сторону, экономка воскликнула:

— О, Рыжий, рада тебя видеть! Что привело тебя в город?

— Дела, Молли. — Ему удалось сохранить видимость спокойствия.

— Кэсси тебе сказала, что Жюли пришлось вернуться в Сидней?

— Да, конечно, правда, я сам только что пришел.

— Тогда заходи, выпей чашку кофе, — предложила Молли. — Я так понимаю, ты переночуешь в кафе у Марси?

Он кивнул.

— Выеду завтра рано утром.

— Так ты зайдешь или нет? — Молли переводила взгляд с Мэттью на Кэсси, и ее широкая улыбка постепенно погасла, когда она почувствовала напряженность атмосферы. На этот раз Мэттью покачал головой.

— Нет, спасибо, Молли. У меня есть одно неотложное дело.

Молли явно чувствовала себя не в своей тарелке.

— Ну конечно, да-да…

— Я не хотел тебя обидеть, Молли. Я надеялся, что Кассандра поедет со мной в город. Мы должны с ней кое-что обсудить.

— Это свидание, так что ли? — осторожно спросила Молли.

— Совсем нет. Разговор, — бесстрастно ответил Мэттью. — Идешь, Кассандра? — Он перевел неумолимый взгляд на девушку. Ее красивые высокие скулы окрасил легкий румянец, но спокойствие ее не покинуло.

— Подожди минутку, я накину рубашку. — На ней были синий топ и брюки того же цвета. Взгляд Мэттью обжигал ее, как пламя.

Молли смотрела на них в легком замешательстве.

— Тут все в порядке?

Рыжий ослепил ее своей великолепной улыбкой.

— Обещаю привезти Кассандру назад в целости и сохранности.

В кабине джипа Мэттью царила полная тишина, только сердце Кэсси стучало очень громко. Мэттью молча проехал по набережной и остановился возле спуска к пляжу.

— Давай прогуляемся, — напряженным голосом сказал он, выключив мотор.

— Хорошо. — Открыв дверцу, она вышла на обочину.

Все вокруг было залито солнечным светом: ярко-синее море, простиравшееся до горизонта, и изумрудно-зеленые острова, окруженные белоснежными линиями песчаных отмелей. Послеполуденный зной уступил место вечерней прохладе, и бриз шелестел кронами кокосовых пальм.

Золотой песок тихо поскрипывал под ногами Кэсси; красота и покой, царившие в природе, успокаивающе действовали на нервы. Вода близ берега была такой прозрачной, что можно было разглядеть спрятавшиеся в песке ракушки. Оглянувшись, девушка поняла, что на огромном пляже, кроме них, нет ни единой души. Только стая чаек испуганно взметнулась ввысь при их появлении.

Мэттью догнал ее и схватил за руку. Она была вынуждена остановиться.

— Какой ответ ты ожидала получить?

У нее перехватило дыхание от суровости его взгляда. Тут же в памяти всплыли многочисленные рассказы о его бурном темпераменте.

— Неужели так трудно поверить, что я писала серьезно? — произнесла она с вызовом. — Ведь ты получил несколько мешков писем.

— Боже мой! — Он повернулся к морю, где над волнами то и дело показывались мелкие рыбешки. — Мне нужна правда, Кассандра, — процедил он сквозь зубы.

— Здесь каждое слово — правда. — Она сдавленно всхлипнула и попыталась вырваться. Но он крепко держал ее за руку.

— Извини. Я все равно не верю. Могу только догадываться, как вы вдвоем развлекались, сочиняя это дерзкое письмо.

— Ты находишь мое письмо дерзким? — Беспокойство захлестнуло ее. Ведь она так старалась все сделать правильно.

— Это могло бы быть очень красивое письмо. От незнакомки. Но не от тебя. — Он смотрел на нее, не улыбаясь, гордо вздернув подбородок.

— Так вот в чем дело? — Ее настроение резко улучшилось. — Мы с тобой в похожей ситуации, Мэттью. Я хочу начать новую жизнь. Мне нужен муж, семья. Мне давно хочется реализовать свою мечту!

— В твоем письме так и сказано, — перебил он ее. Но горькая правда состоит в том, что ты очень быстро возненавидишь жизнь в глуши. Даже в городе очень маленькое общество. И нет ни театров, ни клубов, ни концертных залов. Ни огромных супермаркетов, ни дорогих бутиков. Никакой роскоши. Только покой, тишина и земля.

— И ты думаешь, я не чувствую всей невероятной привлекательности такого образа жизни? — Она посмотрела ему прямо в глаза!

— Я догадываюсь, что между нами происходит нечто совсем другое, — сказал он, растягивая слова. Кэсси кивнула, соглашаясь.

— Я никогда еще ничего подобного не испытывала. Он положил руки ей на плечи.

— Откуда мне знать, что ты не прекрасная актриса? Почему бы тебе не открыть мне всю правду? Чего ты хочешь — бурного романа перед отъездом?

Она покраснела.

— Ты и с остальными женщинами, которые тебе напишут, собираешься разговаривать подобным образом?

Но он не обратил внимания на ее слова.

— Черт, неужели ты не понимаешь, что идешь на огромный риск?

— Я доверяю тебе, Мэттью, — совершенно искренне сказала она.

В его глазах что-то вспыхнуло; он медленно намотал на палец прядь ее волос.

— Какое же будущее может быть у нас?

— Отличное, если мы приложим к этому усилия. Мы с тобой не такие уж разные. Я тоже была по-своему одинока. Это не должно произойти с моими детьми.

Он, нахмурившись, задумался над ее словами.

— Это только фантазии, — наконец произнес он. — Фантазии, рожденные одним поцелуем. — В его голосе проскользнула плохо скрываемая страсть.

— Но ты чувствовал то же, что и я, — возразила она. — Этого ты не можешь отрицать.

— Ну и что? Ты красива. — Он говорил очень спокойно. — Но ты ничего не знаешь об одиночестве и о трудностях жизни. Одной мечты о счастливом и безоблачном будущем недостаточно. Для брака необходимо гораздо большее, чем сексуальное влечение. Или дело обстоит именно так, как я сказал, — ты просто отчаянно скучаешь?

Ей показалось, что она никогда его не убедит.

— В первые секунды нашего знакомства я уже предчувствовала, что может произойти, — начала она.

— Ты хочешь сказать, что это судьба? — натянуто усмехнулся он.

— А это так странно?

— Только не смей плакать! — резко, но неуверенно произнес он.

— Просто соленый воздух разъедает глаза. — Кэсси несколько раз мигнула; голос ее утратил уверенность. — Клянусь, Мэттью, что писала письмо абсолютно искренне. Я понимаю, что ты можешь принять это за шутку. Знаю, что я для тебя загадка в той же степени, что и ты для меня, но я не такая. Жестокость, бесчувственность — я слишком часто сталкивалась с этим в жизни. Чем дольше я с тобой общаюсь, тем больше хочу тебя узнать.

— Это совершенное сумасшествие, — негромко пробормотал он. — Опасное. Разве тебе не страшно?

— Конечно, страшно, — нервно ответила она. На самом деле она была одурманена, выбита из колеи. Так прекрасно снова быть с ним рядом. Даже если он сердится. Он как будто стал огромным источником притяжения, мужской сексуальности, силы и жизнелюбия. И кому нужна безопасность?

— Ты ничего обо мне не знаешь, совсем ничего.

— Некоторые вещи мы принимаем на веру, не узнавая их. — Кэсси сама удивлялась своей решимости.

— Ты хочешь убежать от самой себя. Ты несчастлива.

— Да, я уже давно несчастлива, — ответила она несколько секунд спустя, глядя на великолепное небо.

— Мне трудно себе это вообразить. Ты красива, богата. Ах, понял: у тебя был несчастный роман, — сухо сказал он. — Ты пытаешься его забыть.

— Мне ни до кого нет дела. — Она повернулась к нему, пытаясь удержать разлетающиеся волосы. — Ни до кого. Так нужна тебе жена или нет? — решительно спросила она.

— Перестань! Черт побери, Кассандра, — он говорил так, будто само ее присутствие заставляло его страдать. — Ты не та девушка, которая должна войти в мою жизнь. Ты не понимаешь, во что ввязываешься.

— Значит, ты меня отвергаешь? — Она ощутила ужасную пустоту в груди.

— Послушай, почему бы нам не поехать в город? он прищурился, глядя на заходящее солнце. — Перекусим где-нибудь.

Она сама себя возненавидела, согласившись. Как можно настолько зависеть от мужчины?

— Хорошо. — Ее ответ прозвучал почти невежливо.

— Тебе будет очень жаль, Кассандра, если я не проглочу наживку?

— Я попытаюсь еще раз.

— Зачем? Зачем тебе это?

— Это очень важно, — с удивительной убежденностью сказала Кэсси.

Выбрав уединенный итальянский ресторанчик, они заказали пиццу, салаты, бутылку красного вина и на протяжении всей трапезы просто наслаждались едой. Владелец ресторана, по имени Франческо, подошел к их столику, широко улыбаясь, и засыпал Кэсси комплиментами, в то время как они с Мэттью, в свою очередь, расхваливали его кухню.

— И как это я раньше вас не видел? — спросил итальянец, улыбаясь им обоим.

— Я здесь в первый раз, — улыбнулась в ответ Кэсси. — Но искренне надеюсь, что не в последний.

Когда он отошел, Мэттью бросил на Кэсси быстрый взгляд поверх бокала с вином и произнес:

— Расскажи мне о своем детстве.

Отпив глоток, она поставила бокал на столик.

— Оно было довольно обыкновенным, Мэттью. Как я уже говорила, мой отец — успешный бизнесмен. Смысл его жизни — зарабатывать деньги. Мама по-своему к нему привязана. Он дает ей возможность вести именно тот образ жизни, к которому она стремится всей душой. Они очень много путешествуют. Отец никогда не отправляется в деловую поездку без мамы. Их брак устраивает их обоих. Это прочные отношения.

— Значит, они основаны на материальном благополучии и высоком социальном статусе?

— В общем, да, — мягко сказала она. — Многие люди придерживаются этих ценностей.

— Но тебя это, кажется, задевает. — Неожиданно он накрыл ее ладонь своей рукой, и на глазах Кэсси едва не выступили слезы.

— Раньше задевало, когда я была меньше. Я росла как трава в поле. И никак не могла понять, где мое место в жизни. Мое существование не доставляло особой радости родителям. Я это чувствовала, хотя и не могла понять. С рождения и до семи лет у меня была няня. Я ее любила, и мы до сих пор общаемся. А когда она ушла, меня отправили в пансион. Именно там я познакомилась с Жюли. С ней хорошо и очень весело, — И все же на первый взгляд у вас не очень много общего. — Он просто высказал свое мнение.

— Вообще-то нас связывают нежность и лояльность. Противоположности порой сходятся. — Она улыбнулась чуть насмешливо. — Может, для равновесия необходимо быть разными. В твоей жизни тоже не все было просто, Мэттью.

Он кивнул своей огненной головой.

— Ты права. У каждого своя драма. И ты, кажется, выяснила обстоятельства моей. — В его голосе послышался оттенок горечи.

— Это не было простым любопытством. — Она выдержала его взгляд. — Я хотела прочитать, что скрыто в твоем сердце, на уме и в душе.

— Хорошо, я тебе верю, но меня не оставляет беспокойство, Кассандра. — Он бросил на нее внимательный взгляд.

— Мне кажется, я догадываюсь, в чем дело, — проговорила она, чувствуя, что они оказались будто отрезанными от остального мира. — Ты боишься полюбить, Мэттью. Тебе нужна женщина, которая, удовлетворяя все твои потребности, не западет тебе в душу. Влюбиться по-настоящему может быть больно.

— Не только, это может разрушить жизнь, — резко возразил он. — Тебе ведь пришлось бы отказаться от такой удобной жизни в Сиднее, от великолепной работы, от перспектив повышения, о которых говорила Жюли, и все для того, чтобы поселиться на животноводческой ферме в глуши, — заговорил Мэттью. Он замолчал, когда подошел официант с чашками капуччино.

— Нельзя все предвидеть, Мэттью, — сказала она. — Это невозможно. Я думала, что хочу сделать карьеру. Мне казалось важным добиться успеха, чтобы оправдать ожидания отца. И мне это удалось. У меня прочное положение в компании. Но я не собираюсь посвятить свою жизнь карьере. Я сказала, чего хочу. Любви. Семьи. Муж, жена и дети! Полный традиционный комплект. Я очень много об этом думала. Мне нравилось ощущать выброс адреналина на работе, чувствовать ритм большого бизнеса, но чего-то в этой картине не хватает для счастья. Я могу тебя любить, если ты согласишься. Позволь мне разделить с тобой жизнь. Я так восхищаюсь тем, чего ты добился.

— Ты когда-нибудь была влюблена? — неожиданно спросил он. — Скажи мне сейчас, прежде чем успеешь обдумать ответ.

— Нет. — Она запнулась.

— Это правда?

Взглянув на его красивое лицо, она обнаружила, что оно приняло напряженное и хищное выражение.

— Однажды мне показалось, что я влюбилась.

— Спасибо, — сухо сказал он, и рот его скривился.

— Это продолжалось недолго.

— И где же он сейчас? — Он сверлил ее блестящим взглядом.

— Вообще-то мы вместе работаем, — призналась Кэсси, спрашивая себя, не лучше было бы солгать.

— Значит, в каком-то смысле ты действительно убегаешь? — Нотки враждебности зазвучали в его голосе, нарушая хрупкое равновесие.

Она покачала головой и ответила спокойным тоном, за которым, впрочем, скрывался тихий вызов:

— У меня нет больше аргументов, Мэттью. Я понимаю твое беспокойство. Мы провели вместе совсем немного времени, но ты или впустишь меня сейчас в свою жизнь, или оттолкнешь навсегда. В пятницу мне надо возвращаться домой.

Франческо вышел их проводить, снова восхищаясь красотой Кэсси, поцеловав ей руку и похлопав ее кавалера по плечу, как будто от всей души поздравляя их с чем-то.

Что же делать, напряженно думал Мэттью, направляясь к машине. Можно, конечно, поддаться чарам красавицы принцессы и пребывать в блаженстве до тех пор, пока ей не покажется, что с нее довольно прозы жизни, и она не уйдет, оставив его с разбитым сердцем. Они ехали вдоль побережья и молчали.

— Я не спросил тебя, что думает об этом Жюли, наконец нарушил тишину Мэттью. Кэсси не повернулась в его сторону.

— Она волнуется.

— Надо же, а она не так глупа. Кэсси не сдержала гнева:

— Хватит, Мэттью. Я тебя отлично поняла.

— Но мы все равно страстно желаем друг друга. — Хотя на самом деле в душе его зарождалась любовь, внося в его мысли полную сумятицу. Видимо, его слова сильно ее задели, потому что она опустила голову и чуть слышно всхлипнула. Этого Мэттью не перенес.

Затормозив, он оглядел хорошо знакомую дорогу и несколько мгновений спустя остановил машину на площадке, окруженной металлическими поручнями. Внизу расстилалось море, над головой фантастическим шатром раскинулось ночное небо с мириадами мерцающих звезд. Воздух был напоен ароматами моря и тысяч полевых цветов, усыпавших зеленые склоны, уходящие к воде.

— Ох, Кэсси… — Не в силах совладать с собой, он протянул в темноте руки, обхватил ладонями ее лицо и, почувствовав, как она дрожит, нагнулся к ней.

О боже! Симпатичный топик — вот единственная преграда между ним и ее обнаженной кожей. Рубашку Кэсси накинула на плечи наподобие шали, и весь вечер он представлял себе ее нежные розовые соски, которые так эротично проглядывали сквозь синюю ткань.

Нет и нет! Он так долго работал, чтобы стать хозяином своей судьбы. Он не откажется от этого ради женщины. Она права: он боится. Боится ощущения, что она его околдовала, украв его душу.

Кэсси прикрыла глаза. Он знал, что под ее веками прячутся слезы. Целуя их, он вглядывался в ее красивое, светящееся в лунном свете лицо. Разве такую женщину возьмешь с собой в поле? Она должна жить в роскошном доме. С мужчиной, на чьем имени нет пятен, а не с незаконнорожденным сыном Джона Макалистера. Ему казалось, что он стал выше этого. Но теперь, рядом с ней, воспоминание об этом превратилось в источник сильнейшей боли.

— Я хочу тебя, — простонал он. А он-то думал, что его жизнь почти в порядке! Как все изменилось… Он попытался привлечь ее к себе, но она остановила его.

— Подожди. — Кэсси изо всей силы затрясла головой, пытаясь вернуть утраченное самообладание. — Что тебе надо от меня, Мэттью?

В ответ раздался неуверенный вздох.

— Ты завладела моими мыслями. Я хочу заняться с тобой любовью. Разве это трудно понять?

— Нет. — Достаточно раз уступить, и она никогда не освободится от его магии. Защищаясь, девушка выставила перед собой руки, — Я пыталась тебе доказать, что смогу быть хорошей женой, но ты меня оттолкнул. Ты отказываешься воспринимать меня всерьез. Ты, видимо, такой человек, которому надо всегда все держать под контролем. Значит, я слишком экзотична, чтобы занять прочное место в твоей жизни, но достаточно хороша для занятий любовью?

Он неожиданно схватил ее за плечи.

— Уже сейчас ты можешь меня ранить. — Кэсси вскрикнула, и он пришел в себя, разжав пальцы. — Извини. Я сделал тебе больно?

— Нет. — Ее голова беспомощно упала на грудь. — Нам опасно быть вместе, опасно…

— Мне тоже так кажется, Она почувствовала, как его рука дотронулась до ее волос, отводя их с лица.

— Мэттью… — произнесла она, дрожа всем телом, но потом голова ее откинулась, шелковистые волосы блестящими волнами рассыпались по плечам, и его губы коснулись ее губ, припав страстно, обжигающе.

— Мэттью, — снова начала она, когда сумела освободиться от его объятий, с трудом удерживая ситуацию под контролем.

— Я так рад, что ты зовешь меня этим именем. Я уже начал думать, что до конца своих дней останусь Рыжим Карлайлом. — Он поцеловал впадину под ее ключицей. — Будь ты проклята за то, что сделала из меня совершенного глупца, великолепная Кассандра! Будь проклят тот день, когда ты явилась сюда, как принцесса во время королевской прогулки!

— Я тут совсем ни при чем, — прошептала она. — Это Судьба.

— Ошибаешься! У тебя это пройдет, Кассандра. — Он вдруг опустил руки. — Как приступ лихорадки. Стоит только вернуться в город, к твоим друзьям. В том числе к тому парню, который ждет тебя в офисе. Готов поспорить, что он считает себя птицей высокого полета. Ты сможешь сполна выговориться перед Жюли. Свалить вину на жаркий климат.

— Все абсолютно не так, — возразила она, впервые ощутив отчаяние. Как же он не поймет, что она ни о ком другом, кроме него, и думать не может? Она отодвинулась, пытаясь привести в порядок топик. — Может, тебе и в самом деле следует выбрать какую-нибудь трудолюбивую девушку из деревни. Отличную повариху с талантом садовода-огородника. Такую, которой будет все равно, любишь ты ее или нет. Такова жизнь. Она ответила по объявлению. Ей не на что жаловаться. Уютный дом, дети, устойчивое финансовое положение. Она сможет оценить свою удачу.

Он медленно кивнул, сохраняя надменное выражение красивого лица.

— Ладно, к черту все это, Кэсси, — протянул он. Любой мужчина в здравом уме ищет спокойствия в жизни, ему не нужна женщина, которая перевернет его мир с ног на голову и занозой засядет у него в сердце. Я и правда недолго проучился в школе. Так и не поступил в университет. Не хватило денег. Мы были очень бедны. Каково это для единственного сына Джона Макалистера?

Кэсси вздрогнула от силы обиды, послышавшейся в его голосе. От глубоко спрятанной боли.

— И, разумеется, он единственный, кто не уверен в моем происхождении, — прибавил Мэттью.

— Он бы сразу понял, если бы хоть раз тебя увидел, — выпалила Кэсси и тут же пожалела о своих словах.

— Ты сказала что-то более чем странное, Кассандра. — Он приподнял ее лицо одним пальцем. — Объясни.

— Я же говорила. Я его видела однажды.

— В детстве? — Он недоверчиво вздернул брови.

— Я уже тогда была достаточно умна. И весьма наблюдательна.

Все еще придерживая ее лицо, он дрожащим пальцем погладил шелковистую кожу у нее за ухом.

— Ты ведь мне не лжешь, правда?

— Ни в коем случае, — сказала она, покраснев, и мысленно поблагодарила сгустившуюся тьму.

— Он вполне мог бы сотрудничать с твоей компанией, — с подозрением продолжал Мэттью. — Он занимается всем: недвижимостью, перевозкой товаров, нефтью, энергетикой.

— Я встречала его только однажды, — искренне ответила Кэсси, все еще боясь рассказать всю правду. Имя Макалистера было окружено тенью опасности. Мне пора. Я обещала Молли, что скоро вернусь. — Она отвернулась, взволнованная собственным желанием и неспособностью контролировать себя. — Может, отвезешь меня домой?

— Думаю, это самое лучшее. — Его чувства к этой женщине не подчинялись его собственной силе воли, но все же он спросил:

— Как насчет нерешенного вопроса?

— Утро вечера мудренее, Мэттью, — отозвалась Кэсси. — Обдумай все еще раз.

Глава 6

Мэттью так и не связался с ней до ее отъезда, понимая, что поступает жестоко. Но поступить иначе он не мог. И тем не менее одна и та же мысль «Что же я наделал?» неотступно вертелась у него в голове. Впервые в жизни он обнаружил, что не может заснуть; после рабочего дня он порой до самого рассвета ворочался на постели, а когда первые лучи утра освещали комнату, он поднимался и подолгу стоял у окна.

Кэсси, должно быть, вернулась в Сидней, считая его неотесанным чурбаном. Если он сам так переживает, то каково же ей?

Но он поступил правильно. Ей следовало вернуться к прежней жизни, друзьям и семье, в привычный круг, чтобы бесстрастно оценить все происшедшее. Все знают, что такое курортный роман. Люди едут отдыхать и завязывают легкие знакомства. Вполне возможно, что, оказавшись в привычном окружении, Кассандра сочтет их влечение друг к другу неким заблуждением, которое надо поскорее выбросить из головы. Но он был человеком дела и не мог сидеть сложа руки. Надо все выяснить и поставить точки над «i».

Эта мысль посетила его ночью, а уже на следующее утро он собрал своих работников, распределил задания, а сам отправился в Сидней. Может, Кассандра и не придет в восторг, увидев его. Может, даже откажется с ним встречаться. Прошло больше трех недель, но он успел понять кое-что, пугающее, но в то же время приятно волнующее. Правильно это или нет, но он не может без нее жить. Она наполняла его страстью, энергией, желанием строить общее будущее. И он чувствовал в себе силы, чтобы сделать их жизнь достойной.

Вернувшись в Сидней, Кэсси поставила перед собой две задачи: во-первых, забыть Мэттью Карлайла, а во-вторых, сосредоточиться на работе. Ей предстояло повышение. Отец Жюли пел ей дифирамбы, восславляя ее способность видеть корень проблемы и сохранять спокойствие в трудных ситуациях.

Кэсси провела немало часов перед компьютером, пробираясь сквозь джунгли чисел и фактов, чтобы доказать, что она достойна высокой должности. Гораздо меньшие успехи ожидали ее в борьбе с воспоминаниями о Мэттью. Перед ее глазами то и дело возникало его улыбающееся лицо.

Бесславное возвращение подруги потрясло Жюли, но вместе с тем она испытала облегчение.

— Ясно, что его к тебе влекло со страшной силой, но он, наверное, понял, что ничего путного из этого не выйдет, — мягко предположила она.

— Да кто может с уверенностью сказать, из чего получится что-то хорошее, а из чего — нет? — воскликнула Кэсси в отчаянии. — Не существует более рискованного предприятия, чем брак. Влюбиться и пожениться — это еще не гарантия вечного блаженства.

— Я знаю. Знаю, но не могла бы ты полюбить Ника? — взмолилась Жюли. — Он готов целовать землю, по которой ты ходишь. Даже твой отец долго с ним беседовал на рождественской вечеринке, помнишь?

Кэсси отмахнулась от подруги.

— Ник сумел лестью пробиться в клуб для избранных.

— Верно, — согласилась Жюли, сухо улыбнувшись. — Но он неспроста столь предупредительно вел себя с твоим отцом. Явно надеялся, что тот посмотрит на него как на возможного зятя.

— Но наши отношения с ним закончилось, Жюли, и ничего нельзя воскресить, — заявила Кэсси. — Моим сердцем завладел Мэттью.

На лице Жюли отразилось отчаяние.

— Но он всегда был таким непредсказуемым, Кэсс, И происхождение у него сомнительное. Представляешь, сколько усилий тебе потребуется, чтобы убедить родителей принять его в семью?

— Конечно, представляю. — Кэсси вновь ощутила, как тревожно сжимается что-то в животе.

— Не думай, что я не переживаю за тебя, — негромко произнесла Жюли. — Но вспомни о связи между твоим отцом и отцом Рыжего. Ты рассказала ему полную версию истории?

— К сожалению, нет. — Беспокойство еще сильнее охватило Кэсси. — Я хотела, но не смогла. Мэттью просто взорвался бы, вздумай я сказать, что Джон Макалистер не только деловой партнер, но и друг моего отца. Впрочем, какая теперь разница? — Она вздохнула и сняла трубку, чтобы позвонить одному из клиентов. — Мэттью отверг меня.

— Задушила бы его собственными руками, — мрачно пробормотала Жюли, чувствуя глубокую обиду Кэсси.

— Все в порядке! — Кэсси грустно взглянула на подругу. — Время лечит.

В субботу вечером Кэсси должна была обедать у родителей, поэтому она пригласила с собой Ника, ибо эти семейные сборища обычно превращались в светский прием.

За сверкающим столом красного дерева, накрытым лучшим фарфором, хрусталем, серебром и украшенным вазами с лилиями, сидели четырнадцать человек. По обеим сторонам серебряного блюда с крупными летними фруктами стояли две низкие вазы с белыми лилиями. Вдоль всего стола располагались свечи в серебряных подсвечниках.

Кэсси смотрелась просто восхитительно: на ней было белое шелковое платье, украшенное блестками, а свои роскошные волосы она забрала наверх, закрепив шпилькой с полудрагоценными камнями, как это нравилось родителям. Подобные обеды всегда предполагали соответствующий официальный стиль одежды.

Кэсси рассматривала своего отца, думая о том, что ему нужен сын, который мог бы унаследовать созданную им империю. Женщины вообще мало что значили для ее отца, он лишь отдавал дань их красоте, очаровательной болтовне и мастерскому флирту и с удовольствием принимал от них знаки внимания и восхищения.

Он обернулся, поймал на себе взгляд дочери и выверенным жестом приподнял в ее честь бокал. Она знала, что хорошо выглядит. Все делалось ради того, чтобы ему угодить. Она надела драгоценности, которые он подарил ей на двадцать первый день рождения: колье из крупных жемчужин в комплекте с серьгами в обрамлении золота и мелких бриллиантов. Щедрый подарок, достойный образцового отца, каковым он себя и считал.

Пока вокруг шла негромкая беседа, Кэсси обвела взглядом знакомую обстановку, пытаясь представить себе Мэттью в этих стенах. Если его одеть в дорогой выходной костюм, как у ее отца, и убрать с высокого лба его шикарные рыжие волосы, может быть, слегка укоротив их сзади, то он без труда затмил бы любого из присутствующих мужчин. Включая и отца.

Ни у кого не было такого проницательного взгляда, как у Мэттью, ни один не создавал вокруг себя такого мощного электрического поля. Она успела понять, что Мэттью может быть остроумным, интеллигентным, очаровательным Да, он не учился в университете, но Кэсси готова была поспорить, что он смог бы высказать свое мнение по любому из обсуждавшихся вопросов. Он абсолютно самостоятелен. Настоящий борец. И, как ни странно, родители непременно сочли бы его самой неподходящей для нес парой.

— Куда ты от нас сбежала? — спросил Ник Кэсси позже, провожая ее до своей машины.

— Зачем говорить так, будто я улетела на Марс? Меня не радуют все эти семейные ритуалы, лишенные настоящей любви.

Когда они подъехали к дому Кэсси, Ник стал напрашиваться в гости.

— Вряд ли это что-то изменит, Ник.

— Что с тобой произошло во время твоего отпуска? — растерянно спросил Ник. — Ау, ты где? Ты меня слушаешь?

— Здесь я. И очень внимательно тебя слушаю.

— Ты там кого-то встретила? — хмурясь, настаивал Ник.

— Если и так, то меня отвергли, — сухо ответила Кэсси, собираясь выйти из машины.

— Ты что, серьезно? — Ник поймал ее за руку, не давая ей сдвинуться с места. — Давай выясним все начистоту. Ты познакомилась с парнем, который не захотел с тобой встречаться? Быть такого не может! Ты надо мной смеешься!

— Такое нечасто, но все-таки происходит, — пошутила Кэсси.

— И теперь ты знаешь, каково это, — сказал Ник. — Я люблю тебя, Кэсси.

— И я тебя люблю. Честное слово! — Она нагнулась и поцеловала его в щеку. — Как дорогого друга. Не как человека, с которым я хочу провести всю оставшуюся жизнь. Мы уже об этом говорили, Ник. И не раз. Давай закроем тему.

— Я не хочу верить твоим словам… — Он посмотрел ей в глаза. — Не стоит торопиться. Я дам тебе время, Кэсси, чтобы ты забыла о своих фантазиях. — Ник легко вылез из машины и открыл перед ней дверцу. — Брак — это серьезное дело. У нас достаточно времени, чтобы все обдумать и принять правильное решение. У меня есть одно важное преимущество: твой отец ко мне хорошо относится.

— А как же я? — коротко осведомилась Кэсси.

— Твой отец очень тобой гордится. Он мне сам рассказывал, — нежно произнес Ник, но Кэсси только улыбнулась в ответ.

— Спасибо, что составил мне компанию, Ник! Ты всегда меня поддерживаешь.

— Мне нельзя подняться минут на десять? — снова попросил он, чувствуя, как желание берет верх. — Обещаю не злоупотреблять гостеприимством. — Ник протянул руки и прижал Кэсси к себе. — Не бойся, я не причиню тебе зла. Мне только очень грустно и хочется человеческого тепла. Не прогоняй меня! Пожалуйста!

Мэттью, который наблюдал за ними из окна арендованной машины, стал свидетелем этой нежной сцены. Вот этот парень ее целует, и все его жесты говорят о сдерживаемой страсти. Свет, падавший из окон, позволял ему разглядеть, что это был молодой человек приблизительно его возраста, возможно, на пару лет моложе, высокий, темноволосый, одетый в костюм, каких Мэттью сроду не имел. Дорогой выходной костюм. Парень носил его с естественным изяществом. Он никак не мог оторваться от Кассандры, и Мэттью почувствовал, как его охватывает пламя ревности. Его угнетала одна только мысль о том, что к ней прикасается другой мужчина Его пальцы впились в рулевое колесо. Затаив дыхание, он ожидал развития событий. Неважно, правильно это будет или нет, но он остановит этого парня.

Кассандра высвободилась из объятий.

Облегчение, которое он испытал, было острым, как боль. Она качала головой, что-то говорила.

— До свидания, Ник! — почти крикнула она. И побежала. Настало время ему действовать. Он уже больше двух часов провел на стоянке для гостей. Ее адрес и адрес ее родителей он отыскал, заглянув в телефонный справочник. По телефону он услышал запись ее автоответчика и пришел в восторг от одного звука ее голоса, так что даже не нашелся, что сказать, когда прозвучал гудок.

Он проехал мимо особняка Стерлингов и невольно восхитился его размером и внушительной архитектурой, не говоря уже о том, что из его окон открывался вид на одну из самых красивых бухт в мире. Особняк, который просто язык не поворачивался назвать домом, был весь залит огнями. Очевидно, там что-то праздновали. Хотя вокруг возвышался забор почти в человеческий рост, Мэттью все же разглядел несколько шикарных машин, припаркованных на стоянке. Наверное, и Кассандра там, отмечает какое-то событие в родном доме.

В конце концов он вернулся к ее нынешнему дому и принялся ждать. Это было нелегко. Он не привык тратить время на ожидания.

И вот она приехала. Во всем его теле моментально разгорелся огонь, адреналин с силой ударил в кровь. Этот парень — кажется, Ник — сел в машину и уехал.

Мэттью решительно перемахнул через аккуратно подстриженную ограду из кустов, чтобы преградить путь Кассандре и не дать ей раньше времени скрыться за охраняемой дверью.

— Кассандра, — позвал он. А потом чуть громче:

— Кассандра! — Это было то, что он всегда предпочитал, — действие.

Она обернулась и увидела его, и на ее красивом лице отразилось изумление. Он остановился перед ней с выражением тоски на лице, и его высокие скулы вспыхнули румянцем от неожиданного прилива эмоций.

— Мне нужно было тебя увидеть, — сказал он.

— И что же ты хочешь сказать? — Страсть и гнев переплелись в ней. Разве он не знает, что она неделями жила в аду?

— Здравствуй, великолепная Кассандра, — произнес он не совсем уверенно. — Очень рад снова тебя видеть.

— Боже, Мэттью!

Она пыталась совладать со своими противоречивыми чувствами. Гордость подсказывала, что непрошеного гостя следует немедленно прогнать.

— Давай поднимемся к тебе наверх. Поговорим, настаивал он. И его власть над ней была такова, что Кэсси без всяких слов пропустила его в дом.

— Как ты узнал, где я живу?

— Из телефонного справочника, как же еще? — Ему отчаянно хотелось до нее дотронуться. Но он справился с собой. — Я даже проехал мимо дома твоих родителей.

— Я была там на праздничном обеде.

— С Ником? — Его снова охватило нестерпимое желание заключить ее в объятия, расцеловать, но он не хотел выглядеть нетерпеливым, диким человеком. Они поднялись на десятый этаж, где располагалась квартира Кэсси, купленная на часть средств, которые ей завещала бабка.

Ее нервы были на пределе. Ей казалось, что Мэттью Карлайл ее намеренно дразнит.

Они вошли в квартиру, которую Кэсси постаралась сделать как можно уютнее, и она была чрезвычайно довольна, когда услышала слова Мэттью о том, что ему все очень нравится: английская обивка мебели, красивые антикварные вещи, три изумительные картины, также доставшиеся ей в наследство. Вещи бабушки успокаивали ее нервы. Как бы ей хотелось, чтобы бабушка была рядом и могла дать ей совет!

— Хочешь чего-нибудь? — спросила она, бросив вечернюю сумочку на диван и пытаясь снять растущее напряжение.

— Только смотреть на тебя. — Он рассматривал одну из картин, волшебный пейзаж, но теперь обернулся, и она увидела, что его голубые глаза возбужденно сверкают. — От тебя исходит сияние, как от богини, спустившейся на землю. Ник и есть тот парень из офиса?

— Какая разница? — Ей было стыдно сознаться даже самой себе, какую власть имеет над ней стоящий рядом мужчина. — Ты не хочешь мне сказать, зачем приехал? — почти резко ответила она.

— Я уже сказал. Чтобы увидеть тебя. — Он оценивающе оглядел роскошное колье, дорогие серьги, незнакомую прическу. — Я ни разу не видел, чтобы ты так укладывала волосы.

— Классический стиль, — объяснила Кэсси. — Моему отцу очень нравится.

— И послушная дочь следует его указаниям. — Он пересек комнату и остановился перед девушкой. Протянув руку, он освободил волосы от заколки и достал несколько булавок, сдерживающих пучок волос.

— Я скучал по тебе, Кассандра. — Его странно, но приятно взволновал чудесный аромат ее распущенных волос.

Она не сдержала вздох, когда его пальцы принялись нежно массировать ее голову, играя с шелковистыми локонами, а затем опустились на затылок.

— Не сердись на меня, — пробормотал он, и страстное желание отразилось в его глазах.

— Я очень сержусь. — И это была чистая правда, но сильнее гнева было желание, забурлившее в ее жилах.

— Мне стыдно, что я так глупо вел себя в нашу последнюю встречу. Сам не знаю почему, но тогда мне хотелось сделать тебе как можно больнее.

— Ты чудовище! — Ее лицо пылало от переполнявших эмоций, а губы, розовые и бархатистые, чуть надулись, превратившись в восхитительно чувственный бутон.

Искры в его крови разгорелись в пламя. Она не успела оказать сопротивление. Он прижал ее к себе, впиваясь ртом в эти губы, и в ушах его слышался стук собственного сердца. Он знал, что не следует Кэсси принуждать к любви. Он верил и надеялся, что никогда этого не сделает, но внутренняя лихорадка заставляла его действовать как в бреду.

Никогда ни одну женщину он не желал так, как ее. И сила этого желания удивила его самого.

Под напором его страсти Кэсси вскоре сдалась. Ее рука, вначале слабо отталкивавшая его, скользнула вниз по его груди, нащупала пуговицу и принялась ее расстегивать. Она ласкала его обнаженную кожу, играла с волосами, покрывавшими мускулистую грудь. Если она и дальше будет продолжать в том же духе, то его драгоценному контролю над собой придет конец. Боже правый, он так хотел ее! Безумно.

Их поцелуй был отчаянным, жадным, как будто они никак не могли насладиться друг другом. Его руки спустились вниз по ее телу, скользя по шелку красивого белого платья, которое облегало се фигуру, как вторая кожа; остановились внизу спины, притягивая ее еще ближе к его собственному дрожащему телу. Это было почти непереносимое удовольствие, и он не мог остановиться. Колени Кэсси, должно быть, ослабли, потому что она беспомощно ухватилась за его плечи, безмолвно предлагая взять ее на руки и отнести в спальню. От всепоглощающего желания у него на мгновение перехватило дыхание. Кэсси была такой соблазнительной, манящей — длинные волосы, шелковистая кожа, стройная фигура…

Но что произойдет, если они сейчас займутся сексом? Как он будет смотреть ей потом в глаза. Слабак! И это он, кто так кичился своим благоразумием и силой воли! Нет, он не должен пользоваться благоприятным моментом. Она ему слишком дорога. А это всего лишь минутная слабость. Ничего не видя перед собой, он все же оторвался от нее. Он не собирался превращать их встречу в ночь любви и понимал, что Кэсси уже перешла ту грань, за которой уже не могла ему противиться. Он не справился с ролью благородного мужчины.

— Кассандра. — Он сгреб ее в охапку и рухнул в мягкие объятия плюшевого дивана. Ее короткая юбка приподнялась, обнажая стройные ноги в прозрачных чулках. Выше открывались плавные изгибы ее тела. Дотронуться до нее — так восхитительно и так опасно. Она так ранима, так беззащитна.

Кэсси потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя: ее тело все еще трепетало от захватывающих эмоций.

— Ты умеешь делать так, чтобы я потеряла голову. — Ее голос был хрипловатым.

— Я не могу продолжать. — Он говорил на низких, интимных тонах, полных страдания. — Надо остановиться.

— Почему? — Ведь она сама готова отдаться в его власть.

— Почему?.. — Он попытался сформулировать ответ, поражаясь собственной выдержке. — Потому что так будет правильнее. — Нервы его были натянуты, как струны. — Какой я, по-твоему, человек? Как мой отец? Мужчина, который берет, что хочет, не задумываясь о чувствах женщины. Я знаю, сколько горя такое поведение принесло моей матери.

Кэсси пришла в себя, начиная понимать, что говорит ей Мэттью.

— Но ведь я не твоя мать. И совсем не похожа на нее. Я принадлежу к поколению, которое умеет о себе позаботиться.

— Ты принимаешь таблетки? — Его пальцы, перебиравшие пряди ее волос, застыли.

— К сожалению, я не знаю, какой ответ ты хотел бы услышать на свой вопрос, — Кэсси не собиралась вдаваться в детали. — Я не вступаю в случайные связи, но таблетки действительно принимаю.

— У тебя были отношения с Ником? Верно? — Его охватил приступ ревности, удививший его самого. Она уткнулась головой в его плечо.

— Они то возникали, то прекращались в течение двух лет. Но все давно закончилось. Это тебя шокирует?

Он смотрел вдаль, и глаза его сверкали.

— Я бы предпочел, чтобы этого не было.

— Но и у тебя были связи, Мэттью. — Она расстроилась, и это слышалось в ее голосе. — Я о них ничего не знаю.

— Они и были ничем, — ответил он. — Ничем, по сравнению с тобой.

— Я могу сказать то же самое. Я думала, что влюблена в Ника. Он для меня много значит как друг, но в наших отношениях нет глубины. Я пыталась, но так и не смогла представить себя в роли его жены.

— Ты с ним жила? — Мэттью старался преодолеть приступ жестокой ревности, до сих пор ему незнакомой. Он не был к этому готов.

— Нет. Так было лучше для нас обоих. Наши семьи не одобрили бы такого поворота событий. Брак — да. Совместное проживание — нет. Личное пространство всегда много для меня значило. До сегодняшнего момента. «

— Но вы все еще встречаетесь? — Он хотел знать все. Раскрыть все ее секреты.

— Я с ним работаю, Мэттью, — возразила Кэсси. — Наш роман закончился, но мы по-прежнему друзья.

Его рука обхватила ее лицо, заставляя ее посмотреть ему в глаза.

— Наблюдая за вами, я решил, что там есть кое-что еще.

— Нет. — Она негромко вздохнула. — Ник может поцеловать меня тысячу раз, и все равно это не сравнится с одним твоим поцелуем.

Тогда он се отпустил и улыбнулся своей ослепительной улыбкой.

— Хорошо. Можем мы теперь поговорить?

— С удовольствием. — Она лежала, задыхаясь, все еще мечтая о страстных объятиях и поцелуях. Мэттью нежно поправил подушку под ее головой.

Несмотря на бешеный стук сердца, он постарался справиться с приступом желания, вспыхнувшего от одного ее вида и близости. Впервые в жизни он потрясенно заметил, что у него грубые руки и вся ладонь и пальцы в мозолях.

Однако Кэсси взяла его руку и приложила к груди.

— Мы справимся, Мэттью. Ни один из нас не смог бы сейчас просто распрощаться.

— Не надо было позволять тебе уехать. — Их пальцы переплелись. — Почему бы тебе не вернуться со мной в Джабиру на несколько недель? Я хочу, чтобы ты лично попробовала, каково это — жить в глуши. Жить в полной изоляции. Тогда мы оба сможем убедиться, будешь ли ты там счастлива. На нас слишком быстро обрушилось чересчур много эмоций. — Его голос стал ниже, он прямо встретил ее взволнованный и слегка обеспокоенный взгляд.

— Ты предлагаешь мне жить с тобой в доме? Вдвоем, наедине?

Боже, это было бы великолепно! В нем загорелся ответный восторг, но усилием воли он подавил волнение.

— Я не предлагаю пробного брака, Кассандра, хотя это огромный соблазн.

— Но ты же человек, Мэттью! — Ее глаза блестели, как бриллианты.

— Еще бы! Я не святой. — Его звучный голос слегка сорвался. Щеки Кэсси окрасил легкий румянец, выдавая ее тайные фантазии: она лежит на постели, и оба в лихорадке страсти. — Я клянусь, что не воспользуюсь твоей слабостью, Кэсси, пусть даже это будет самая страшная мука. Ты мне слишком дорога, чтобы так рисковать. Конечно, мы не можем оставаться вдвоем. Если ты не против, я приглашу своего старинного приятеля, Неда Крофта, который может сыграть роль «дуэньи». Он с удовольствием приедет. Нед очень интересная личность и отличный человек. Он тебе понравится.

— Итак, играем в домашнее хозяйство? — Губы Кэсси раскрылись от взволнованного вздоха.

— Разве ты не этого хотела? — Его синие глаза сверкнули.

— О да! — И все в мире вдруг стало удивительно просто и радостно. Она приподнялась и обняла его за шею. — Звучит чудесно.

Глава 7

Кэсси лежала на узкой кровати под противомоскитной сеткой, все еще не открывая глаз, но внимательно прислушиваясь к утренним звукам. Наступил третий день ее пребывания в Джабиру, и она отлично вписалась в новую жизнь. Нед оказался добрейшим человеком, у него были голубые наивные, как у ребенка, глаза. Они сразу поладили.

Нед был просто счастлив ездить весь день по ферме, выполняя мелкие поручения и распивая чай с рабочими. Кэсси показалось, что он преклонялся перед Мэттью, а тот явно считал Неда членом семьи. Все шло просто замечательно. Нед обладал отличным чувством юмора, а главное, он прекрасно понял, что должен смотреть во все глаза за тем, чтобы обговоренные Кэсси и Мэттью условия совместного проживания четко выполнялись.

По настоянию Кэсси было решено, что она возьмет на себя приготовление еды, и такой расклад обрадовал обоих мужчин, но это означало, что ей приходилось подниматься с рассветом, чтобы накормить всех завтраком. И это должен быть полноценный завтрак. Сок, фрукты, говядина и яйца, а еще чай с тостами. Совсем несложно. Мэттью и Нед ценили ее усилия, и она пришла к выводу, что неплохо приспособлена к семейной жизни.

Она любила раннее утро. Особенно предрассветные часы, когда все вокруг пребывало в покое и только звезды медленно двигались в вышине, поблескивая осколками алмазов, прежде чем окончательно покинуть бархатное небо.

Когда край солнечного диска выглядывал из-за верхушек деревьев, просыпались собаки, а потом и Нед, чья кровать стояла на террасе. Кэсси открыла глаза, откинула в сторону полог сетки и встала, слегка пошатываясь. Ее мышцы немного побаливали от постоянной верховой езды. Никогда раньше в своей жизни она не каталась столько на лошади. Но ей безумно нравилось скакать бок о бок с Недом и Мэттью, объезжая многочисленные поля фермы. Это была волнующая жизнь, свободная и ничем не сдерживаемая, но иногда, и Кэсси это понимала, она могла быть очень тяжелой и опасной. Несчастные случаи были здесь не редкостью.

Когда она резала папайю и манго, сзади к ней подошел Мэттью, нежно улыбнулся ей так, что ее сердце на секунду замерло, а затем позволил себе ласково прикоснуться к ее щеке.

— Ты хорошо спала? — Интимная интонация добавляла очарования его голосу. От него исходил приятный аромат травяного мыла. И самое роскошное — его собственный аромат.

— А ты? — ответила она, думая о том, что вся ее жизнь изменилась. И в лучшую сторону!

— Сама подумай, Кассандра, — протянул он, я хожу по лезвию бритвы. Наслаждение ожидает меня только в будущем.

— Еще бы, когда рядом Нед! — воскликнула Кэсси; ей было смешно, но в то же время она и сама испытывала восторг предвкушения. Нед очень серьезно отнесся к своей роли сторожа.

Позже тем же утром она сидела на стволе поваленного дерева с книгой в руках и наблюдала, как обнаженный по пояс Мэттью чинит забор. Животные повалили ограду, пытаясь вырваться на свободу. Теперь, как только появится свободное время, придется отправляться на поиски и возвращать их назад.

Какой же он красавец! — подумала Кэсси с томлением в сердце. Он мог бы позировать для Микеланджело, служить моделью для героического портрета молодого, пышущего здоровьем мужчины. Девушка начала обмахиваться книгой, чтобы охладить свой пыл. Как играют мышцы на его загорелой спине! У него было тело настоящего атлета: широкие плечи, узкая талия, стройные сильные бедра и крепкие длинные ноги. Кэсси поняла, что он обладает огромной энергией и потрясающей жизненной силой. Хотя после дождя земля затвердела, Мэттью копал ее с легкостью, как будто разрезая торт.

— Пожалуй, так нормально, — произнес он наконец и направился к ней своей элегантной походкой. Темные волосы на его груди треугольником сужались внизу его стройного медного торса и исчезали за линией обтягивающих голубых джинсов.

Ногти Кэсси впились в ладони.

— Ты ведь обещал мне купание, помнишь? — Притворяясь спокойной, она встала и улыбнулась.

— Совершенно верно. Ты мне снилась этой ночью, — нежно сказал он.

— Расскажешь содержание? — Кэсси смотрела на него, завороженная. Такой небрежный флирт затрагивал самые сокровенные ее чувства. Иногда, как, например, сейчас, это становилось невыносимым.

— Каким-то образом мы оказались на яхте. — Его глаза словно вбирали в себя ее облик. — Ветер наполнял паруса, и мы шли на скорости в пятнадцать узлов… На тебе было бикини.

— Какого цвета? — выдохнула она.

— Желтого. Я отчетливо это помню. — Он так ласково прикоснулся к ее щеке, что девушка прикрыла глаза. — Это настоящий ад. И рай, — пробормотал он. — Возбуждение, которому нет выхода.

— Не самый неприятный опыт в моей жизни, хрипловатым голосом сообщила Кэсси. Это было сексуальное возбуждение на короткой привязи. От одного прикосновения перехватывало дыхание.

— Потрясающий день! — воззвал к ним веселый голос, нарушивший колдовство. Нед приближался к ним на лошади. — Просто великолепный! У меня для вас сюрприз, голубки. Пока вы будете плавать, я приготовлю шашлык. Угли уже красные. И по чашечке крепкого чая. Согласны?

Мэттью улыбнулся своей ослепительной улыбкой.

— Мы не откажемся, Нед.

С легким сердцем они направились к ближайшей реке, где вода была удивительно чистой, и им навстречу с земли поднялась цапля, хлопая огромными крыльями, как в замедленном кино. Кэсси еще не удалось как следует понаблюдать за ее горделивым танцем. Она как раз снимала рубашку, когда низко в небе пролетела стая серо-голубых цапель, похожая на тучу. Вслед за ними, как золотой шлейф, пролетело множество попугаев.

— О, Мэттью, посмотри! — в восторге закричала Кэсси и помчалась к нему по песочному склону.

— Тише! — Мэттью быстро обернулся и поймал ее за талию. — Если мы будем шуметь, они тут же улетят.

Кэсси прижалась к его великолепному телу, на котором не было ничего, кроме черных плавок; его рука легко удерживала ее, пока цапли, одна за другой, ловили воздушный поток и приземлялись, несколько раз касаясь земли, словно камень, который бросают по воде.

— Как красиво! — Кэсси была очарована. Попугаи тоже стали снижаться, и их щебет наполнил воздух. — Как думаешь, они станцуют для нас? — В ее глазах светилось предвкушение.

— Нет, пока мы остаемся на их территории, — спокойно сказал Мэттью, который уже привык к подобным сценам. — Теперь наша очередь искупаться после праведных трудов. У нас еще полно времени, Кэсси, не волнуйся. — Он хлопнул в ладоши, и цапли тут же побежали в обратную сторону, разгоняясь на своих длинных ногах, чтобы наконец расправить огромные крылья.

Мэттью перевел взгляд с безоблачного неба на Кэсси, стоявшую рядом. Его сердце дрогнуло при виде этой почти обнаженной красоты. Ее купальник бикини практически ничего не скрывал от его голодных глаз, тропическая расцветка подчеркивала нежность ее шелковистой кожи. Эта женщина… Эта женщина… Она стала для него настоящим открытием.

— Мэттью? — Встретившись с ним взглядом, она почувствовала, как закипает кровь. — О чем ты думаешь? — Не размышляя, она дотронулась пальцем до ямки на его подбородке.

— Давай займемся любовью на песке? — Его голос прозвучал резче, чем ему бы хотелось. Черт, это просто великолепно, но он все время ходит по острию ножа, а его страсть похожа на ураган, готовый в любой момент смести все моральные устои.

У Кэсси вырвался нервный смешок.

— Я думала о том же.

— Думаю, Нед нас не увидит, — сухо произнес Мэттью.

— Он может догадаться, что мы нарушили договор.

— Наверное. — Мэттью скорчил недовольную гримасу. — Тогда давай поплаваем. Хоть немного остынем.

Несмотря на холодную воду, им по-прежнему было жарко рядом друг с другом. Взяв Кэсси за руку, Мэттью повел ее дальше, на глубину, и принялся целовать с едва сдерживаемой страстью, кончиком языка снимая с ее губ и лица мелкие капельки воды. Их ноги переплелись, и вот они скрылись под изумрудными волнами, все еще самозабвенно целуясь.

Когда они вынырнули, чтобы вдохнуть немного кислорода, Нед уже семенил по пляжу.

— Вы, двое, там в порядке? — крикнул он, приложив ладони рупором ко рту.

— Да, да! — Кэсси рассмеялась и, захватив пригоршню воды, подбросила ее вверх, в сверкающий, пьянящий воздух.

— Просто вы меня малость напугали.

— Извини, Нед, это я виноват. — Под водой руки Мэттью жадно обхватили груди Кэсси, соблазн сорвать с нее лифчик был велик, но он сдержался. Слово надо держать! Наверное, он сошел с ума. Но потом он понял. Нет, это не сумасшествие, это — любовь.

Казалось, время бежало быстрее, чем раньше. Дни пролетали один за другим, их не хватало даже на то, чтобы справиться со всей работой. Мэттью работал наравне с другими рабочими, не требуя от них больше, чем мог сделать сам. Ему нужны еще работники, подумала Кэсси, хотя, кажется, все они просто неутомимы. Теперь все на ферме ее узнавали и, похоже, приняли за свою. Она отлично держалась в седле, совершенствуясь с каждым днем, и не боялась тяжелой работы, хотя всегда надевала перчатки, чтобы не испортить руки.

Мэттью, придя в восторг от ее энтузиазма и интереса, доверился ее уму и организаторским способностям и позволил ей готовить все необходимое для дозорных объездов фермы, а также поручил вести торговлю, так что вскоре она уже чувствовала себя частью команды. Нед взял на себя обязанность обучить ее искусству выживания в природных условиях, и Кэсси пришла в восторг от его уроков. Они с Недом отлично поладили, и девушке уже казалось, что они знакомы всю жизнь.

В тот раз они сидели за обеденным столом, отдыхая после тяжелого дня, и Кэсси решилась затронуть тему, которая давно ее волновала.

— Тебе нужно расширять производство, — сказала она Мэттью, и глаза ее оживленно заблестели. Он улыбнулся в ответ.

— Как будто мне этого не хочется. Но у меня недостаточно денег, чтобы расширяться, Кэсс.

— Для меня было бы честью помочь тебе, — не подумав, произнесла она.

Лицо Мэттью тут же приобрело замкнутое выражение.

— Нет, Кэсси, — вот и все, что он сказал, но это прозвучало весьма решительно.

Нед облизнул губы: его слегка сбил с толку тон Мэттью. Он очень уважал эту девушку. Если она приехала, чтобы доказать, на что способна, то уже недалека от цели.

— Почему бы не пойти на компромисс, Мэтт? предложил он. — Тебе бы не помешал вертолет. С высоты очень удобно следить за землями.

— Я не могу себе этого позволить, Нед, и ты это знаешь. По крайней мере, не сейчас.

— Но Кэсси предложила помочь. Разве вы не в одной команде?

Казалось, Мэттью вот-вот взорвется, но он только рассмеялся — резкий, неприятный звук.

— Я даю Кассандре возможность принять решение, Нед. Я не собираюсь брать у нее деньги.

— Признайся, сынок, твоя гордость идет тебе во вред. — Нед поскреб в затылке. Мэттью снова усмехнулся.

— Так уж я создан, Нед. Но со стороны Кассандры было очень мило предложить свою помощь.

Что-то изменилось. Кэсси смотрела на него в растерянности. Он снова называет ее Кассандрой, хотя до этого уже перешел на краткое Кэсси или даже Кэсс.

— Хорошо. Извини, что заговорила об этом. — У Кэсси пересохло во рту. Она не хотела задеть его или обидеть. Его чрезмерная гордость во многом объяснялась болью, которую ему причинили в детстве.

Мэттью неожиданно сменил тему разговора:

— Мне хотелось бы обсудить завтрашний день. Мы начинаем стерилизацию лошадей. Жеребцов надо будет кастрировать. Эта работа вряд ли придется по вкусу тем, кто любит животных, но ее надо сделать. Ты можешь не приходить. — Он покосился на Кэсси. Из ее глаз исчез прекрасный живой огонек, и Мэттью проклинал себя за это, но не может взять ее денег.

— Но это ведь часть жизни на ферме, правда? — возразила она, снова оживляясь.

— Разумеется.

— Тогда я приду. — Она не собиралась сдаваться, хотя Мэттью это явно покоробило. Он начал было качать головой, но вмешался Нед:

— Эй, Мэтт, до сих пор Кэсси со всем справлялась. Я и не ожидал, что она окажется таким молодцом. Да, эта работенка выглядит не слишком-то красиво, но ты сам сказал, что делать ее надо. И потом твои работники при ней будут особенно стараться.

— Я подумаю, — сказал Мэттью, все еще пристально глядя на миловидное лицо Кэсси. Он до сих пор удивлялся, как ей удалось вписаться в его жизнь. Принцесса, которую увлекла жизнь в глуши. Но ему не хотелось брать ее с собой завтра. Чего только он сам не повидал в жизни, но картина кастрации жеребцов доставляла ему мало удовольствия.

— Что ж, лучше я займусь мытьем посуды. — Кэсси почувствовала, что Мэттью замкнулся в себе, и встала из-за стола.

— Давай я тебе помогу, милая. — Нед рывком вскочил на ноги, понимая, что ее обидели.

— Отдохни, Нед. — Мэттью вспомнил о возрасте Неда и о том, какой сложный у них был день. — Кэсси помоет тарелки, а я их вытру.

— Я бы пропустил глоточек виски, — сказал Нед. — Это поможет мне уснуть.

— Пожалуйста. — Мэттью тоже поднялся из-за стола и тут же выругался, потому что свет внезапно погас.

— Черт, это генератор.

Кэсси испугалась этой темноты: она окружала их со всех сторон.

— У нас еще есть горючее, я проверяла, — немного дрожащим голосом сказала она.

— Наверное, замыкание на линии передачи, — догадался Нед.

— Надо же, какая темень! — Кэсси вытянула перед собой руки, чувствуя себя так, как если бы она провалилась в шахту.

Мэттью взял ее за руку.

— Все в порядке, — мягко произнес он, лаская ее ладонь большим пальцем. — Нед, фонарик прямо за тобой, на буфете.

— Знаю, знаю. — Нед застонал, ударившись ногой об стол. — Нашел.

Тьму пронзил луч света.

— Оставайся здесь с Кэсси, Мэтт, я все исправлю. Это займет минут десять, не больше. Кэсси наверняка испугалась. Городские жители, они ведь к свету привыкли. — У Неда был такой голос, как будто он сам все это подстроил.

Несколько секунд после того, как Нед ушел, захватив с собой собак, они стояли в напряженной тишине.

— Ты ведь не испугалась, правда? — спросил Мэттью.

— Конечно, нет. Ведь рядом ты. Просто меня удивило, насколько здесь может быть темно.

— Иди ко мне. — Он протянул руку, коснулся теплого тела Кэсси, подтянул ее к себе и обнял. Он так ее хотел. Тем более, что чувствовал, как сильно его присутствие действует на нее.

— Извини, если я тебя обидела. Я чувствую себя ужасно. — Ей так требовалось утешение.

— Обидела! — Он отмахнулся от ее слов. — Ничего подобного, просто я не могу тебе позволить делать такие сногсшибательные подарки.

— Но у меня действительно есть деньги, Мэттью. Мне их оставила бабушка. — Кэсси очень хотела помочь ему воплотить в жизнь его сокровенную мечту.

— Но они для тебя. — Он произнес это не терпящим возражения тоном.

— Почему ты на меня злишься? — спросила девушка. Ее кровь вскипела от непонятного гнева. Разве сможет она стать его женой, если он не согласен принять ее помощь?

— Я не злюсь, — повторил он, но и сам понял, что голос его звучит излишне враждебно.

— Злишься. — Она тоже стала агрессивной, хотя была готова упасть в обморок от нахлынувшего на нее желания.

— Потому что буквально схожу с ума от страсти. Извини, — выдавил он сквозь зубы. — Обычно люди себя так не ведут, верно?

— Как? — спросила она взволнованно, вцепившись в его рубашку. Ее глаза немного привыкли к темноте. Они с Мэттью стояли вплотную, касаясь друг друга.

— Когда ты станешь спать в моей постели? — Он сдернул ленту, удерживавшую се волосы на макушке, и запустил пальцы в роскошную темную массу. — Я знаю, что поступаю правильно, я уверен, что так лучше для нас обоих, но, видит Бог, ничего хуже просто быть не может! — Властной рукой он приподнял ее голову и впился в ее губы жарким поцелуем, как будто сдерживаться дольше было выше человеческих сил. — Кэсси, Кэсси, ты мне так нужна! — Он оторвался от ее губ и проделал волнующий путь вниз, к ее груди.

— А мне каково, как ты думаешь? — Все ее тело дрожало под его ищущими руками. Но ей этого хотелось. Она была в восторге. — Я женщина, но это не значит, что мне легче терпеть.

— Мы можем в любой момент нарушить наш уговор. — Его голос охрип от сдерживаемой страсти. — Ты хочешь этого? Просто скажи. — Ее кожа была горячей, мерцающей. Он чувствовал под своими ладонями твердые бугорки ее грудей.

— Я… — Наступал решительный миг, но ее захлестнули эмоции, и звук не шел из пересохшего горла.

— Хорошо. — Он так неожиданно ее отпустил, что Кэсси пошатнулась, застонав от горького и в то же время сладостного разочарования. — Прости, Кэсси. Это я виноват. Выходит, я гораздо более дикий, чем мне казалось.

— Нет, ты человек, которому я полностью доверяю. Это самое важное. — Ее голос звучал напряженно, но уверенно.

— Пусть так, но ты тоже хочешь, чтобы я целовал и ласкал тебя. — Он уже научился распознавать сигналы ее тела.

— Да, ты прав! — Она уронила голову ему на грудь. — Чувства сильнее голоса разума. Что же нам делать?

— Может, будет лучше, если мы прервем этот эксперимент, Кэсс, — сказал он, чувствуя, как у него живот сводит от разочарования. — Знаю, это была моя идея, но у меня, кажется, нет больше сил.

— Мне необходимо знать твое мнение, Мэттью. — В ее голосе послышалось отчаяние. — Я доказала, на что способна? — Она подняла руку, ласково прикасаясь к его лицу, и тут же быстро заморгала: в доме, как по волшебству, вспыхнули огни. Они казались неестественно яркими. Кэсси хотелось скрыться от света, но все ее мысли были лишь об одном: она снова и снова спрашивала себя, удалось ли ей убедить Мэттью в том, что он нашел себе подходящую жену. Она раньше не знала, каково это — жить в его мире, но теперь его красота и природное величие принесли мир в ее душу. Она хотела, чтобы Джабиру стало ее домом. Хотела, чтобы Мэттью был ее мужем и отцом ее детей. Даже если старые тайны разлучат их, она никогда уже не забудет это место и то, какими прекрасными были эти несколько недель. Ей казалось, что они с Мэттью стали понимать друг друга.

— Кэсси… — прошептал он, проводя ладонью по контуру ее груди. — Ты такая сильная. Но хватит ли тебе этой силы? — Со слов девушки он знал, что ее родители были в ярости, узнав о решении дочери поехать в Джабиру. Раньше она никогда, ни разу не делала ничего подобного, и они могли судить о силе связавшей их с Мэттью любви. Влюбиться с такой силой — удивительный подарок судьбы, и тем не менее их пытались разлучить.

Накануне того дня, когда Кэсси, согласно договору, должна была вернуться в Сидней, она поехала вместе с Мэттью и Недом в один из загонов, куда согнали с полей несколько сот волов. Это были одни из самых крупных животных, которых Кэсси когда-либо видела в своей жизни. Четверо местных жителей, отличных наездников, должны были выпустить скот на пастбище. Кэсси ехала верхом на красивой гнедой кобыле, которую для нее выбрал Мэттью.

Все началось хорошо. Волы были сильными и резвыми, но некоторые выглядели довольно опасными. Кэсси решила про себя, что не хотела бы встретиться с такими на боях быков. Животных было много, и работа должна была отнять немало времени.

— Держись от них подальше, Кэсси, — предупредил ее Мэттью, — оставайся в стороне. — Он пришпорил лошадь и направил ее в самый центр стада.

— Они довольно дикого нрава, милая, — сказал Нед. — А многие такие шельмы! Лучше просто понаблюдай, как мы с ними будем управляться.

Кэсси и не собиралась спорить. Ее смирная кобылка начала нетерпеливо гарцевать, как только вокруг загона поднялось облако красной пыли, а мычание скота превратилось в оглушительный рев.

— Ты тоже, Нед, лучше отдохни! — Мэттью пришлось перекрикивать шум.

— Не так уж я глуп, чтобы бросаться в самое пекло. Мои подвиги уже в прошлом, — усмехнулся Нед. — Некоторые из этих голубчиков — настоящие сукины дети… — Он приподнял потертую шляпу:

— Прошу прощения за выражение, Кэсси. Давай-ка отъедем в тень вон тех деревьев. Мэттью — отличный скотовод, он ничегошеньки не боится, Несколько минут Кэсси и Нед молча наблюдали за происходящим, восхищаясь ловкостью босса и его помощников, которым удавалось сдерживать животных. Наконец, когда самая трудная и опасная часть работы миновала и в загоне оставалось около тридцати голов, они присоединились к работникам, заняв свое место в строю. Кэсси неоднократно принимала участие в подобных операциях и отлично приспособилась к работе.

Но тут все и произошло…

Стоило одному из загонщиков отвлечься, наблюдая за пролетавшей мимо птицей, как из стада вырвался огромный вол и, проломив забор, помчался на бешеной скорости прочь, на свободу. Загонщик, растерявшись, повернул свою лошадь, надеясь догнать беглеца, и нарушил стройную цепь. В мгновение ока оставшиеся животные, воспользовавшись освободившимся путем, устремились со двора в открытое поле.

Кэсси, которая занимала в цепочке загонщиков следующее место, не раздумывая, попыталась остановить убегающих животных, не обратив внимания на отчаянные вопли, донесшиеся сзади. Это кричал Мэттью. Его кровь вскипела от ужаса, а сердце принялось неистово стучать. Эта женщина так дорога ему, и сейчас она находилась в страшной опасности. Будь проклята эта кобыла! Хотя вряд ли стоило винить лошадь. Она была хорошей породы и не привыкла к работе на ферме, так что ее легко было напугать. И теперь она яростно брыкалась, игнорируя попытки Кэсси ее усмирить. Остальные рабочие отчаянно старались пробиться к Кэсси, но дорогу им перекрывало обезумевшее стадо волов. Мэттью готов был перестрелять их всех. Стадо набирало скорость, и в какой-то момент Кэсси вылетела из седла и тут же исчезла в облаках пыли.

На мгновение вокруг воцарился хаос; не было никого, чье сердце не замерло бы от ужаса.

Не дай этому случиться! — молил Бога Мэттью. Не думая о себе, он врезался в мчащееся стадо, размахнулся и принялся стегать спины и головы быков кнутом. Наконец он добрался до Кэсси, которая сообразила свернуться клубком. Она лежала на земле, а Мэттью возвышался над ее распростертым телом, работая кнутом и криком отдавая приказания. Остальные мужчины постепенно приближались, и среди них виднелось лицо старого Неда, все в красной пыли.

Яростные громкие окрики Мэттью немного успокоили животных, и они сбавили скорость. В голубом небе над ними летали птицы, чей гвалт будто выражал возмущение по поводу творящегося на земле беспорядка.

Мэттью с мрачным лицом спрыгнул с лошади и, вручив поводья Неду, подбежал к Кэсси.

— Боже мой, — со стоном произнес он, и это было скорее не проклятие, а молитва, наполненная страхом и благодарностью. Она выглядела такой хрупкой, ее узкие плечи, стройная фигура, светло-голубая рубашка и джинсы, все покрытые красной пылью, как и лицо, и роскошные волосы.

— Кэсси, с тобой все в порядке? — Он осторожно дотронулся до ее плеча, подумав, что, если бы у него отняли эту женщину, вместе с ней у него отняли бы жизнь.

На мгновение наступила тишина, а потом Кэсси медленно выпрямилась, протянула руку и коснулась пальцем губ Мэттью.

— Кажется, да, — выговорила она. Нед, только что переживший минуту невыразимого ужаса, громко рассмеялся.

— Молодчина, малышка! — восторженно воскликнул он. — Молодчина! Ты настоящий скотовод! Но на лицо Мэттью как будто набежала туча.

— Это был самый глупый поступок, с которым я сталкивался в своей жизни! — упрекнул он Кэсси, стряхивая пыль с ее волос. — Я бы не смог жить, если бы с тобой что-то случилось. Ну-ка, дай я на тебя взгляну.

Мужчины, с облегчением следившие за происходящим, подняли большие пальцы в знак одобрения. Эта Кэсси действительно молодец. Она инстинктивно сделала то, что сделал бы на ее месте любой из них, и, если бы не ее кобыла, все было бы в порядке.

— У тебя локоть в крови, — вздохнул Мэттью, а потом вздохнул еще раз, борясь с воспоминаниями о пережитом страхе.

— И колено, — заметила Кэсси, коснувшись раны. — Я порвала джинсы.

— Мы купим тебе новые. — Нед дружески похлопал ее по плечу.

— Позволь я тебе помогу, — все еще напряженным голосом произнес Мэттью.

— Минутку. — Кэсси провела рукой по лицу и обнаружила, что оно тоже покрыто толстым слоем пыли. — С лошадью ничего не случилось? — поспешно спросила она.

— Нет, все нормально, — жизнерадостно объявил Нед. — Ты ловко действовала, милая, пока эта кобыла тебе не помешала.

— Обычная рабочая лошадь подошла бы больше, спокойно сказала Кэсси. — Я больше так не ошибусь.

— Следующего раза не будет, — резко произнес Мэттью, который проверял, не поранилась ли она где-нибудь еще. Так рисковать больше нельзя! Эта женщина — его будущее.

— Не сердись, — ласково попросила Кэсси, прочитав его мысли. — Ты неплохо меня обучил.

— Это опыт, милая. — Нед всматривался в их лица. Интуиция подсказывала ему, что в душе Мэттью происходит борьба. Парень действительно любит эту девушку. И у них обязательно все получится.

— Я отнесу тебя в дом и положу в горячую ванну, объявил Мэттью и, обняв ее, поднял с земли, как будто она была десятилетней девочкой.

— Хватит и душа на улице. В ванной не должно быть кучи красной пыли. — Она обняла его за шею и встретила пламенный взгляд его голубых глаз.

— Значит, теперь это твоя ванная? — впервые он позволил себе улыбнуться.

— Ты спас мне жизнь, Мэттью Карлайл. Твой дом теперь и мой дом. Ты от меня не отделаешься.

Глава 8

Теперь уже путь к отступлению был отрезан.

Мэттью вернулся в Сидней вместе с Кэсси, намереваясь поговорить с ее родителями.

— Это будет правильно, — сказал он. — Может, я им и не понравлюсь, но попытаться стоит. Этого не избежать. Просто помни, что ничто и никто не сможет нас разлучить.

Он говорил с такой страстной убежденностью, что на глаза Кэсси навернулись слезы. Она любила Мэттью. Перед ней был мужчина, которому достанет силы преодолеть любое препятствие.

Они отправлялись в путешествие, которое должно было изменить их жизни, но Кэсси знала, что последней проверкой их любви станет встреча с ее родителями. Мэттью из осторожности решил остановиться в отеле. Они оба пришли к выводу, что свадебная церемония и абсолютное единение их тел станет еще сладостнее после ожидания.

— Пусть только это случится пораньше, — пробормотал Мэттью, уткнувшись в ее нежную шею. Он почти привык усмирять демонов желания, но им все же стоило поторопиться, пока он держал себя в руках.

Когда Кэсси позвонила отцу в офис, сжавшись в комок от холода и явного неодобрения, прозвучавшего в его голосе, тот сообщил, что слишком занят для беседы, что он глубоко сожалеет о ее проступке, но, если она желает обсудить это с ним и с матерью, пусть приезжает домой в субботу днем.

Как это на него похоже, подумала Кэсси. Еще одна деловая встреча. Только она набралась храбрости предупредить, что с ней придет Мэттью, как отец уже повесил трубку.

Мэттью был готов встретиться с родителями Кэсси, вытерпеть все упреки и проявления неприязни, чтобы окончательно разрубить узел. Его любимая взрослая женщина, она способна принимать самостоятельные решения. И ее родственники должны с этим смириться.

Он подстриг волосы. Не слишком сильно. Парикмахер посоветовал ему не менять прическу. Он всегда оставлял волосы на шее, чтобы защитить ее от обжигающих лучей солнца.

В новой одежде он с трудом себя узнавал. Элегантный костюм на каждый день, сказали ему в магазине. На каждый день за такую цену? Серый пиджак с мелким рисунком, брюки на тон темнее, синяя рубашка, приятно ласкавшая кожу. Новые носки, новые ботинки — все дела. Все ради Кассандры Он взглянул на свое отражение в зеркале и улыбнулся. Черт, он выглядит немного театрально. Чтобы преодолеть смущение, он состроил страшную гримасу.

Перед тем как покинуть комнату, он достал из ящика в столе маленькую зеленую коробочку из бархата. Он от всей души надеялся, что Кассандре понравится его подарок. Узнать это можно только одним способом. Надеть его ей на палец.

— Выглядишь чудесно, — сказала Кэсси, когда они встретились: у нее перехватило дыхание от его красоты.

— Все для тебя, моя любимая магнолия. — На ней была кремовая шелковая блузка и длинная юбка, подчеркивавшая стройную талию; на ногах простые сандалии, а волосы перехвачены бирюзовым шарфиком. У нее были такие великолепные волосы, что Мэттью искренне недоумевал, как кому-то может нравиться, чтобы она их убирала. На него нахлынула волна желания защитить эту девушку. Никто, никогда не обидит Кассандру. По крайней мере не в его присутствии.

Когда они уже почти достигли цели, Мэттью остановил машину в небольшом парке рядом с бухтой и помог Кэсси выбраться наружу.

Он взял ее за руку и повел к воде.

— Бухта потрясающе красивая, — сказал он.

— Да, мои родители тоже так думают.

— Ты уверена, что не будешь скучать? Сидней полон заманчивых предложений.

— Мы сможем периодически сюда приезжать.

— Сможем, — согласился он. — И у тебя всегда будет время, чтобы навестить родителей и друзей, Кассандра. Я не собираюсь держать тебя на ферме, как пленницу в тюрьме. — Он нежно коснулся ее щеки. Легкое, но властное прикосновение.

Есть что-то невыразимо волнующее в том, чтобы стать пленницей Мэттью, подумала Кэсси.

— Столько всего произошло, — произнес Мэттью, лицо его было задумчивым.

— Я знаю, тебе непросто решиться на визит к моим родителям, Мэттью.

Он обвил рукой ее талию.

— За себя я не беспокоюсь, но не хочу, чтобы ты расстроилась. Не уверен, что смогу с этим смириться. Ты мне подробно описала, какой была твоя жизнь дома. Но теперь ты взрослая женщина. И сама несешь ответственность за себя. Твои родители должны это понять.

— Надеюсь, так и будет. — Но разум подсказывал Кэсси, что ее ожидают большие испытания.

— Что тебе нужно, так это обручальное кольцо. — Мэттью решительно полез во внутренний карман. — Это заявит о моих намерениях лучше всего. Протяни руку Кэсси просто растаяла. Она замерла, почти не дыша и чувствуя, как сердце бьется где-то в горле.

— Надеюсь, тебе понравится, — сказал Мэттью, открывая коробочку, в которой лежало восхитительное золотое кольцо с бриллиантом.

Глядя на кольцо, на камень, весивший не меньше карата, Кэсси вдруг с волнением подумала о том, что это заставит Мэттью надолго отказаться от многих из своих планов. А может ли он себе это позволить? Но в его глазах светилась радость.

— Мэттью, кольцо прекрасно. Оно мне безумно нравится. — Она с трудом удерживалась от слез. — Пожалуйста, надень его мне на руку.

— Я хочу, чтобы оно стало частью тебя. Частью нас. Оно напоминает мне звезду, — произнес он так прочувствованно, что по спине Кэсси пробежали мурашки. — Напоминает твои глаза. Я хочу, чтобы ты знала до разговора с твоими родителями, ты — моя путеводная звезда. Я хочу, чтобы мы с тобой навсегда соединили наши жизни. — Он надел кольцо ей на палец и поднес ее руку к губам.

— Навсегда, Мэттью, — искренне ответила Кэсси.

И все же дню, который начался так замечательно, суждено было завершиться провалом. Когда они прибыли в особняк Стерлингов, горничная провела их через роскошно обставленный дом, полный прекрасной мебели, картин, антиквариата — невозможно было решить, на что смотреть в первую очередь, — в просторную гостиную в конце здания. Из нее открывался захватывающий вид на бухту. Мэттью по достоинству оценил обстановку и даже ощутил укол зависти. Кроме того, он отчетливее, чем когда-либо, представил себе, от чего Кассандра готова отказаться.

Она выросла в этом роскошном доме, в то время как они с матерью узнали горький вкус бедности в те ужасные годы до их переезда в Северный Квинсленд, где им на помощь пришли такие люди, как Марси.

Яркий свет слегка ослепил его, и он не сразу разглядел троих людей, которые сидели рядом на удобных диванах в одном конце комнаты. Три головы повернулись в сторону Кэсси и Мэттью: две мужские и одна женская. Двое мужчин, высоких, хорошо сложенных, встали им навстречу, и на мгновение Мэттью показалось, что он сошел с ума.

Как такое возможно? Когда его глаза привыкли к свету, он решил, что перед ним стоит сам дьявол во плоти.

Джон Макалистер.

Наконец-то. На лице Джона Макалистера застыло выражение полной растерянности. Мэттью испытывал те же чувства, но в тот момент заметил только, что вокруг них прошелестел взволнованный шепот и воцарилась тишина.

Стоя позади него, Кэсси побледнела от ужаса. Ее отец мог бы по крайней мере предупредить, что придет Джон Макалистер. Но в этом и состояло проклятие их семьи. Каждый поступал, как ему хочется, не советуясь друг с другом.

Ее отец, немного оправившись от шока, заговорил первым:

— Ради бога, Кассандра, что это значит? — В первый раз его голос звучал не столь самоуверенно, как обычно.

Ее мать тоже заговорила, подавшись вперед, не веря собственным глазам. Как могло получиться, что незаконнорожденный сын Джона Макалистера стоит сейчас перед ними?! Рядом с их дочерью. Это не укладывалось в ее голове. Если бы Анита Стерлинг не была настолько шокирована, она наверняка оценила бы по достоинству облик их гостя. Молодой человек с огненной шевелюрой и блестящими голубыми глазами являл собой точный портрет Джона, написанный много лет тому назад. В кабинете Макалистера в «Монако-Даунс» этот портрет занимал почетное место, и сама Анита не раз им восхищалась. А теперь перед ними живой двойник, из плоти и крови?

Сам Макалистер ухватился за спинку стула, пытаясь обрести опору.

— Кассандра, будь так любезна, сообщи нам имя своего друга, — рявкнул Стюарт Стерлинг. Как будто он не знал. Это сын Джона. Невероятное сходство между ними не оставляло места сомнениям.

— Только не говорите, что не знаете, мистер Стерлинг. — Звучный голос Мэттью бросал вызов всем присутствующим, заполняя собой комнату. Его физическое превосходство не позволяло пропустить его слова мимо ушей. — Меня зовут Мэттью Карлайл. Это девичья фамилия моей матери. Я никогда не знал своего отца. — При этом он бросил взгляд, полный презрения, на внушительную фигуру пожилого седовласого человека, который слушал его молча, переживая неимоверную муку. Казалось, ему сейчас станет плохо.

Стюарт Стерлинг повернулся к Макалистеру с выражением глубокого смущения на лице.

— Будь уверен, Джон, мы и понятия не имели об этом знакомстве. Кассандра ни словом даже не намекнула… Мы ни разу не видели этого молодого человека.

— Да, это так характерно для вас, — протянул Мэттью. — Мой отец тоже ни разу меня не видел. До сих пор.

Он мог бы с тем же успехом прокричать об этом на весь город.

Анита Стерлинг, бледнея на глазах, быстро подошла к дочери, глядя на нее бешеными глазами. Стюарт был связан с Джоном как дружескими, так и тесными деловыми отношениями.

— Ты за это заплатишь, Кассандра, — яростным шепотом произнесла она. — Я всегда говорила, что ты очень странная девушка.

— Это должно было произойти. — У ее матери перехватило дух от того, каким мрачным тоном это было сказано. Но теперь Кэсси была уверена в своей правоте. Она побледнела не меньше, чем мать, и на ее лице не осталось ничего, кроме горящих глаз. — Разве ты не видишь? Это должно было случиться. Я тоже понятия не имела, что у нас в доме будет гость. Отец ни разу не упомянул о том, что позвал сэра Джона.

— Ты думаешь, я тебе поверю? — Анита Стерлинг нервно хохотнула. — Ты что, совсем глупая или сумасшедшая?

— Пока вы подыскиваете оскорбления побольнее, миссис Стерлинг, — вмешался Мэттью, которому с первого взгляда не понравилась эта худая элегантная женщина, — хочу сказать, что никогда не приехал бы сюда, знай я, кто будет у вас в гостях.

Стюарт Стерлинг присоединился к своей жене, в его глазах светился гнев.

— Послушайте, молодой человек, не думайте, что мы поверим вам на слово. Каким-то образом до вас с Кассандрой дошли слухи, кого мы сегодня ждем. Сэр Джон часто навещает нас, когда приезжает в Сидней. Многие об этом знают. Например, шеф Кассандры.

— Я так понял, вы хорошие друзья? — Мэттью одними губами улыбнулся отцу Кэсси.

— Мы знакомы более двадцати лет, если это вообще вас касается, — почти грубо ответил Стюарт.

— Почему ты мне ничего не сказала, Кассандра? — Мэттью неожиданно обратился к Кэсси, которая вся сжалась.

— Не было удобного случая, Мэттью. — Она в отчаянии подняла голову, чувствуя, что он перестает ей верить.

К Джону Макалистеру, молчавшему до сих пор, вернулся дар речи.

— Не знаю, имеет ли это для тебя какое-то значение, Мэттью Карлайл, но я расплатился сполна страданием за свои ошибки. — Он осторожно пересек комнату.

— Вы представить себе не можете, что значит страдать. — Мэттью ответил ему твердым взглядом. — Зато моя мать прочно усвоила этот урок.

Краска покинула лицо Макалистера.

— Клянусь, когда-нибудь я возмещу…

— Даже не пытайтесь, сэр, — предупредил Мэттью, вызвав вспышку гнева со стороны Стюарта Стерлинга.

— Я был бы весьма благодарен, молодой человек, если бы вы покинули мой дом, — сказал он, сердито встряхнув головой.

— Нет, нет, Стюарт, это я должен уйти, — с трудом произнес Макалистер. — Прости меня, Кассандра, милая. — Он сказал это почти с грустью. — Ты превратилась в такую красивую молодую женщину. Могу я узнать, каким образом ты познакомилась с… Мэттью?

— Да ладно, вы не хуже остальных знаете, где мы жили, — перебил его Мэттью, пылая праведным гневом. — Могу поспорить, что вы следовали за нами по пятам.

Макалистер выглядел старым и неуверенным.

— И мне всегда было стыдно. Ужасно стыдно. Но сначала твоя мать просто исчезла.

— К черту все эти ненужные объяснения! — Мэттью развернулся на каблуках. — До конца своих дней живи с собственной ложью и чувством вины!

Кассандра с тревогой схватила его за рукав.

— Не уходи, Мэттью, пожалуйста.

Он замер, но только на мгновение. Перед ним была женщина, укравшая его сердце. И она его предала. Гнев душил его. Гнев и ярость.

— Извини, Кассандра. У меня просто нет слов.

— Я пойду с тобой. — Она подошла ближе, пытаясь показать, что она на его стороне. И это взбесило ее мать.

— Может, скажешь нам, зачем ты сюда приехала? — воскликнула она, едва справляясь с раздражением.

— Скажи ей, Кассандра, — холодно произнес Мэттью.

— Мы пришли сказать, что мы обручены, — с чувством собственного достоинства сказала Кэсси и повернула руку так, чтобы солнце заиграло на гранях бриллианта в ее кольце.

Ее мать отчаянно затрясла головой.

— Впервые слышу такую чушь. Обручены? Ты познакомилась с этим человеком, когда была в отпуске, ты совершенно его не знаешь!

— И все же он тот, за кого я собираюсь выйти замуж. — Кэсси смотрела на родителей с выражением непоколебимой уверенности в своем решении.

— Бог мой! — Лицо Стюарта Стерлинга перекосилось. — Это какая-то ужасная шутка. Ничего подобного не могло произойти на самом деле.

Кэсси сама удивилась тому, как она разозлилась и оскорбилась одновременно.

— Ты никогда особенно не интересовался моей жизнью, папа. Я хотела сказать тебе все по телефону, но ты был слишком занят.

— Почему бы нам всем не сесть и не обсудить создавшуюся ситуацию? — предложил Джон Макалистер, пытаясь предотвратить еще больший раскол. — Жизнь — странная штука. Мужчина должен увидеть своего сына хотя бы перед смертью.

Анита Стерлинг направилась к нему, в ее глазах светилось беспокойство.

— О чем это ты говоришь, Джон? Ты в отличной форме. И откуда нам знать, что это действительно твой сын?

— Я знаю, — медленно, печально ответил Макалистер. — Да и ты ведь ни секунды не сомневалась, правда? — с легким вызовом спросил он. — Он — вылитый я в молодости.

— Но ты не мог заставить себя со мной встретиться? — презрительно произнес Мэттью.

— Тебе неизвестны некоторые стороны моей жизни, Мэттью, точно так же, как мне неизвестны детали твоей, — ответил Макалистер.

— Тебе нет прощения.

— Я и сам не могу себя простить, — кивнул Макалистер.

Мэттью ничего не сказал, его красивое лицо походило на бронзовую маску.

— Я найду выход, Анита, — сказал Джон Макалистер. — Мэттью, может… — он попытался поймать взгляд молодого человека с волосами цвета пламени. Он рассматривал эти кудри, вьющиеся над высоким лбом, черные брови, черты лица, до боли напоминавшие его собственные.

Такой сильный и властный человек, а сколько неуверенности в голосе, без всякой жалости подумал Мэттью. Каким несчастным он кажется. Как будто продал душу дьяволу.

— Слишком поздно. — Мэттью развернулся и устремился к выходу, сохраняя отчужденное, горделивое выражение лица. Кэсси в ужасе последовала было за ним, но он сильной рукой остановил ее, не справившись со вспышкой гнева, подобной извержению вулкана.

— Я не готов выслушивать твои объяснения, Кассандра.

— Но ты же не уйдешь без меня?! — Кэсси не могла поверить, что все так обернулось.

Он посмотрел на нее, и его красивые губы сжались в тонкую полоску.

— Ты знаешь, что я влюбился в тебя, Кассандра. Ты видела, как это происходило. Ты стала самой важной частью моей жизни, и, черт возьми, ты меня подставила! — открыто обвинил он ее.

Кэсси смертельно побледнела.

— Нет, Мэттью, ни в коем случае! — Она схватила его за локоть. — Может, хотя бы выслушаешь меня?

— Думаю, нет, — резко ответил он, высвобождая руку. — Уж очень меня разочаровала вся твоя проклятая семейка.

Он долго не возвращался в отель, причиняя Кэсси еще большие страдания. Она пережила страшный скандал с родителями, и теперь ее мысли кружились в голове не хуже карусели. Куда он пропал? Этого она не знала, зато с болью признала, что, скрыв от него правду, она обидела и разочаровала его. Разумеется, если он хорошенько задумается, то с негодованием отвергнет даже намек на то, что она могла заманить его в ловушку. Зачем ей это? Чтобы соединить отца и сына? Но это только невероятно усложнило ситуацию.

Джон Макалистер был мультимиллионером. Неужели она стала бы с ним сговариваться, чтобы привести к нему Мэттью? Ведь она отлично помнила, с какой гордостью он отверг ее предложение помочь ему материально. Кэсси едва не стало плохо от волнения. Одно только вселяло надежду: Мэттью не уехал из отеля. Надо просто продолжать звонить.

В конце концов она отправилась в отель, уселась в вестибюле и стала ждать, пока он все-таки не вышел из такси и не открыл входную дверь. Он не заметил ее, поскольку она забилась в самый угол, и направился прямиком к лифту. Служащий сказал ей номер комнаты Мэттью, и теперь Кэсси пропустила его вперед, прежде чем пойти следом.

— Боже, помоги мне, — прошептала она. — Подскажи, как с этим справиться.

Он встретил ее в дверях, растрепанный, без пиджака и в наполовину расстегнутой рубашке. В руке его был бокал с виски.

— Та-ак, уж не моя ли это красавица невеста? — насмешливо протянул он своим низким, хрипловатым голосом.

— Можно войти, Мэттью?

Он оглядел ее с ног до головы.

— Вообще-то нет. — Он явно не мог контролировать себя.

— Я хочу быть с тобой, — настаивала Кэсси, и все ее чувства отразились в ее глазах.

— Еще бы. — Его дыхание было теплым и пахло виски. — Может, устроим себе небольшое развлечение в кровати? — Он подмигнул ей, как дьявол-искуситель.

— Мне казалось, мы все обговорили. Мы собирались пожениться… — сказала Кэсси, поняв, что это не первый бокал, выпитый им за вечер.

— Но ты настоящий игрок, Кэсси, и можешь легко поменять все планы. Я не уверен, что мне это нравится. Или что я смогу тебя простить.

— Пожалуйста, дай мне войти, Мэттью. — Она сделала шаг в его сторону и тут же почему-то почувствовала себя совсем маленькой по сравнению с его огромной покачивающейся фигурой. — Я не собираюсь обивать пороги.

— Ты хочешь остаться со мной в номере? — Он выглянул в коридор и театрально покрутил головой.

— Ну конечно. — Осторожно, но решительно Кэсси проскользнула мимо его руки и остановилась возле маленького круглого столика со стульями.

— Что тебе от меня надо, Кэсс? — жестко спросил он, закрывая дверь.

— Я люблю тебя, Мэттью, — тихо сказала она, не сдавая позиций. — Мы сегодня обручились, помнишь? — Слезы, подобно бриллиантам, сверкали в ее глазах.

— Ну, черт возьми, не надо так уж убиваться по этому поводу, красавица. — Подойдя к девушке, он усадил ее на диван, зажав в угол своим крупным телом. — Проблема в том, Кэсси, — он приблизил к ней свое лицо, — что ты сделала самую ужасную вещь, какую только могла сделать.

— Я не лгала тебе, Мэттью, — быстро произнесла она, но он поднес палец к ее губам.

— Конечно, нет, милая. Ты просто не рассказала мне всей правды. Тебя, вероятно, прельстила идея получить много-много денег. Ты из-за этого хотела помирить нас со стариком Джоном? — Он отчаянно потер глаза. — Боже, Кэсс! Я бы жизнь за тебя отдал, не задумавшись ни на секунду, но это неважно. Дело в том, что я не могу дать тебе того, что у тебя всегда было. Того, чего ты действительно хочешь.

— Ты ведь не деньги имеешь в виду?! — с отчаянием воскликнула она.

— О, дорогая, пожалуйста, давай не будет обманывать друг друга! — Он поцеловал ее сначала в лоб, потом в щеки. — Ты выросла в чертовски богатом доме. Целый особняк с дорогущими картинами и антикварными вещицами. Боже, он ведь стоит в Сиднейской бухте! Кто осмеливается хотя бы мечтать о том, чтобы жить возле этой бухты? Кэсси, девочка моя, ты с рождения была богата.

— И что? — Кэсси дрожала, ее тело каждой клеточкой отвечало на прикосновения Мэттью. — Это не сделало меня счастливой. Пока мой отец зарабатывал бешеные деньги, я практически с ним не общалась. Моя мать жила ради него и ради светского общества. Я с таким же успехом могла бы быть сиротой. Меня не интересуют деньги, Мэттью.

Он улыбнулся ей, его усмешка была ослепительной и полной едкой иронии.

— Да, милая, потому что ты никогда не жила без них. — Внезапно поддавшись желанию, он приподнял голову девушки и впился в ее губы яростным поцелуем.

— О боже мой! — Он неожиданно отпустил ее и отвернулся, полный презрения к самому себе.

— Мэттью, пожалуйста, можно, я скажу? — взмолилась Кэсси.

— Извини, Кэсс. — Он покачал головой. — Как раз сейчас я стараюсь как можно сильнее напиться. Хочешь присоединиться? — Он дразнил ее взглядом. — Скажи, когда ушел Макалистер? — хрипло спросил он.

— Почти сразу после тебя.

— Да ты хоть представляешь себе, каково это — неожиданно столкнуться с дорогим папашей? И все по твоей милости.

Она прильнула к нему, взяв его ладони в свои.

— Мэттью, в последний раз говорю: я не имела ни малейшего представления о том, что у родителей будет Джон Макалистер или что они вообще знают о вашем родстве. Я им просто ничего об этом не говорила, потому что не хотела, чтобы они судили о тебе предвзято. Ты хоть можешь меня понять? Даже разозлившись так, как ты разозлился, ты не мог не заметить выражения ужаса на их лицах, когда мы вошли!

Он расхохотался.

— Я решил, что вы просто великолепны. Достойны самых высоких театральных наград. Я прекрасно понимаю, Кэсси, что твои родители — изощренные манипуляторы. Вы втроем вполне могли все подстроить. Все, что вам надо было сделать, — это привести в дом Джона и его давно забытого внебрачного сына. По мне, так Джон доживает свои последние дни. Не очень-то здорово он выглядел. Деньги всегда тянутся к деньгам. Для некоторых людей этого добра всегда мало…

— Тогда с какой стати отец угрожал лишить меня наследства, если я все-таки выйду за тебя? — спросила Кэсси.

— Да ладно, Кэсс! — Он поднял бокал, будто бы в ее честь, и разом осушил его.

— Я вполне серьезно, — сказала она.

— Бедняжка! — усмехнулся он. И все же она настаивала, любовь заставляла ее бороться с недоверием дорогого ей человека.

— Мне ужасно стыдно, что я не рассказала тебе правды о моем отце и о сэре Джоне, Мэттью.

— И в чем же было дело? — с вызовом спросил он; от всей его фигуры веяло едва сдерживаемой яростью. — Ты не подросток, Кассандра. Не маленький нищий ребенок, которого угораздило родиться не вовремя. Ты принцесса. Мадонна, черт возьми. Я сгораю от желания заняться с тобой любовью, но терплю. Только из-за тебя. Чтобы у нас все было безупречно, моя обожаемая маленькая лгунья.

— Если ты не можешь мне поверить… — Она попыталась встать, поскольку ее собственный гнев тоже готов был выплеснуться наружу, но Мэттью одной рукой без труда удержал ее на месте.

— Хорошего понемножку, Кэсс. Снизойди до моего уровня, тогда я тебя прощу. Вы все думали, что брак со мной не такая уж плохая идея, если в конечном итоге Джон меня признает. Да еще и расчувствуется настолько, что захочет компенсировать причиненные мне страдания. Он ведь стоит около трехсот миллионов, если я не ошибаюсь? Я почти уверен, что где-то об этом читал. Меня это в свое время не на шутку взбесило. Выдающийся сэр Джон Макалистер, который спрятал своего незаконнорожденного сына подальше от любопытных глаз и забыл о нем!

— Я знаю, как тебе больно, как ты злишься, — повторяла Кэсси. — На него, на меня… — Неожиданно Кэсси разрыдалась.

— Думаешь, это меня смягчит? — По его голосу и по глазам было видно, что он теряет контроль над собой. Она увернулась от него, вытирая глаза рукой.

— Я только сейчас начинаю понимать, какой ты жестокий, Мэттью. Да, я не святая. Я обыкновенная женщина с многочисленными недостатками. Я сожалею, что вовремя не подняла вопрос о Макалистере, но я всегда ненавидела конфликты! У меня их слишком много было! С моими родителями…

— Да уж, и ты, разумеется, страх как меня боялась, — раздраженно перебил ее Мэттью.

— Нет-нет… — она покачала головой — Но ты единственный, кому мне трудно было открыться. Разве ты сам не понимаешь?

— Нет. И не верю.

— Ты хочешь разорвать нашу помолвку? — воскликнула она, и глаза ее заблестели от непролитых слез.

— Послушай, милая, по-моему, я довольно четко сформулировал свою позицию: ты моя.

— Тогда лучше загляни в собственную душу и найди в себе достаточно сил, чтобы меня простить! — с чувством произнесла она.

— Может, я так и сделаю. Рано или поздно, — протянул он.

— Ты отвратительно себя ведешь, Мэттью, — бросила она, убирая с лица длинные волосы.

— Я? Вот это здорово, особенно в твоих устах. — Он был зол, действительно зол. Ему хотелось задушить ее в объятиях. Наказать ее. Наказать.

— У тебя тоже есть недостатки, — сквозь зубы сказала она.

— У всех они есть, Кэсси, — сообщил он. — Ты не могла бы выглядеть красивее и непорочнее, даже если бы постаралась, и тем не менее все это время у тебя были скрытые планы.

Она хотела его ударить. Его, своего властителя.

— Лучше прекрати, Мэттью. Мне это не нравится.

— Тогда давай займемся тем, что тебе нравится, почти весело объявил он и одним рывком притянул ее к себе, перекинул через колено так, что ее роскошные волосы свесились с дивана. Мэттью на мгновение почудилось, что его кровь превратилась в раскаленную лаву. — Ну же, Кэсс! Тебе ведь гораздо больше хочется заняться любовью, чем спорить, так? И когда только ты так хорошо этому научилась — Чему научилась? — в ярости осведомилась она, пытаясь вырваться из его объятий.

— Тому, как завести мужчину. Он говорил безнадежно циничные вещи, но выглядел при этом великолепно.

— Давай, тебе надо на ком-то сорвать свою злость, резко сказала она, и на щеках ее заалел румянец.

Надо было остановиться в ту же секунду, но волнение, охватившее его, было слишком сильно. Поддерживая ее спину одной рукой, он приподнял ее и накрыл ее рот губами, целуя неистово, с такой жаждой, как будто готов был проглотить ее целиком. Такие сладкие губы. Он заставил ее замолчать, и она никогда не забудет способ, который он для этого избрал. Как бы ни потрясло Мэттью то, что ее родители проделали с ним этим утром, пригласив к себе ненавистного Макалистера, эта женщина навсегда осталась в его крови. Он целовал ее снова и снова, пока она не стала задыхаться.

— Мэттью!

— Я здесь, и я никогда тебя не отпущу.

— Я не лгала тебе.

— Замолчи. — Он был груб, но очень хотел ей верить. Даже ее слабые попытки отбиться только усиливали сексуальное возбуждение. Властным жестом он сжал в кулаке длинные густые пряди ее волос. Шикарных волос. Таких, какие должны быть у женщины, — густых, шелковистых, ароматных. Он с восторгом ощущал невероятную близость с ней, близость, от которой ей было никуда не деться. Она чувствовала, что он невероятно возбужден. Он столько говорил о том, чтобы дождаться брачной ночи. Черт, все это осталось далеко. Чудовищное желание завладело им, воспламеняя кровь.

На ней был маленький облегающий топик под горло, который подчеркивал соблазнительные линии ее груди. Мэттью сорвал его. Еще одна кружевная преграда. Она тоже устремилась в бездонный колодец удовольствия. Ее груди были идеальной формы, они послушно легли в его ладони. Он быстро провел руками вверх-вниз по ее соскам и услышал слабый стон Кэсси. Ее лицо, такое красивое, прикрытые глаза и полураскрытый рот, из которого вырывались слабые вздохи, выражение, близкое к экстазу. И агонии. Мягкая шелковистость ее кожи удивила его до глубины души. Он не мог больше ждать.

На мгновение его отвлек непроизвольный возглас, вырвавшийся из груди Кэсси.

— Кэсси! Что же мне делать? — в исступлении твердил он.

— Люби меня! Люби! — отвечала она, глядя на него, но одновременно и сквозь него, как будто пытаясь рассмотреть собственное желание, рождение которого она с радостью признавала. — Сейчас, Мэттью. Сейчас. — Ее тело сгорало в огне.

Он взял ее на руки и прижал к себе.

— Ты хочешь этого, Кассандра?

— Да, да…

Глава 9

Оуэн Мэйтланд не удивился, когда Кэсси вручила ему заявление об уходе. Вообще-то он этого ожидал.

— Значит, Джон наконец признал Мэттью своим сыном? — спросил он, с симпатией вглядываясь в ее грустное лицо.

— Да, — хрипловато ответила Кэсси.

— В любом случае скоро все об этом узнают, Кэсси. Ты должна быть готова. Конечно, многие и раньше были в курсе. Об этом говорят уже тридцать лет. Я встречался с Джоном в свете. Конечно, знаю его не так близко, как твой отец. Джон твердой рукой правит в своей империи, но, грубо говоря, брюки в семье носит Элеонора Макалистер. Ты ведь знаешь, что она из клана Мондейлов, то есть в собственных глазах она — прирожденный аристократ. Это старые деньги. На семью Мондейла никогда не падала даже тень скандала. На самом деле считалось, что Элеонора совершает мезальянс, когда она выходила замуж за Джона. А теперь он мог бы скупить их с потрохами.

Лицо Кэсси посуровело.

— Вы хотите сказать, что сэр Джон не признал Мэттью из-за леди Макалистер? Оуэн Мэйтланд кивнул.

— Тебе не кажется, что это весьма вероятно? Элеонора Макалистер не из тех женщин, чьим мнением можно пренебречь. Она имеет право голоса во всем, что касается Джона. У него могут быть любовницы. Я уверен, что он менял их неоднократно, но он никогда не уйдет от Элеоноры. Договоры, слияния… Она знает, в каком шкафу спрятаны все его скелеты.

— Значит, он трус? — Кэсси говорила, как человек, который тщательно все взвесил и принял окончательное решение.

— Трус? — Оуэн Мэйтланд откинулся на мягкую кожаную спинку своего кресла. — О Джоне никто никогда так не думал.

— Тогда как назвать его поступок — он бросил Мэттью и его мать? — с вызовом спросила Кэсси.

— Я так этого и не понял. — Оуэн Мэйтланд слегка нахмурился. — Мне кажется, не все так просто, как ты думаешь, Кэсси. Джон мог бы поведать нам совсем другую историю. Правда, он никогда об этом не заикался. Но я знаю точно, что он много страдал. Я смутно себе представляю, как функционирует их брак, но во многих отношениях именно Элеонора всем заправляет. Я часто с ним встречался и каждый раз уходил с ощущением, что Джон Макалистер очень одинокий человек. Разумеется, самая горькая ирония в том, что у него нет сыновей.

— Очень трудно его не осуждать, — сказала Кэсси. — Можно понять горечь Мэттью. Особенно если вспомнить, как он относился к матери. Он ее обожал, они были очень близки.

— Насколько мне известно, она умерла?

— Да.

— Как печально! Вряд ли она была старой.

— Это был несчастный случай, — сказала Кэсси, не собираясь вдаваться в подробности.

— Жюли рассказала, что у Мэттью неплохая ферма.

— Именно так. — В глазах Кэсси засветилась гордость. — Мэттью — борец. Ему пришлось преодолеть много препятствий. Поэтому у него очень сильный характер.

— Мне бы хотелось с ним пообщаться, — сказал Оуэн Мэйтланд. — Посмотреть, пройдет ли этот молодой человек проверку.

Кэсси внимательно взглянула на своего шефа.

— Я могу это устроить. Все произошло так быстро. В каком-то смысле я просто выбита из колеи. Мы поженимся в Северном Квинсленде. Думаю, Жюли вам уже все рассказала. Она будет моей подружкой. У нас есть общая подруга, Луиза Редмонд, мне бы хотелось и ее пригласить.

— Можно узнать, что думают по этому поводу твои родители? — Оуэн Мэйтланд ожидал ответа с некоторым смущением.

— Мой отец угрожает лишить меня наследства, если брак все-таки состоится, — бесстрастно сообщила Кэсси.

— Кэсси, что ты говоришь! — Оуэн Мэйтланд был в шоке.

— Он говорил абсолютно серьезно.

— Не может быть! — воскликнул Оуэн Мэйтланд. Родители часто говорят резкие слова, когда они расстроены.

— Мистер Мэйтланд, вы знаете моего отца, — мягко заметила Кэсси.

Слишком хорошо! Оуэн Мэйтланд пожал плечами.

— Что именно его не устраивает, Кэсси?

— То, что Мэттью — сын сэра Джона. — Самое смешное, что Мэттью решил, будто ее отец мог принимать участие в заговоре с целью устроить встречу Макалистера и его сына.

Оуэн Мэйтланд невесело усмехнулся.

— На чьей же он все-таки стороне?

— Не на моей, — быстро ответила Кэсси. — Отец думает, что, если он обидит сэра Джона или леди Макалистер, это плохо отразится на его бизнесе.

— Ну да, — был вынужден согласиться Оуэн Мэйтланд. — Это возможно, но речь ведь идет о твоем счастье, Кэсси. Ты ведь любишь этого молодого человека?

— Всем сердцем, — ответила Кэсси с такой страстью, что Оуэн Мэйтланд был тронут до глубины души.

В то время как Кэсси встречалась с Оуэном Мэйтландом, Стюарт Стерлинг разрабатывал план, который позволил бы ему избавиться от Мэттью Карлайла. Быть богатым означало иметь возможность купить своих противников. Кассандра может иметь все, что ей заблагорассудится, кроме незаконнорожденного сына Джона Макалистера. Избавиться от Мэттью было абсолютно необходимо.

Мэттью трудился не покладая рук, пытаясь высвободить время — десять дней, — чтобы отправиться вместе с Кэсси в свадебное путешествие на остров Ангелов, маленький, прекрасный островок на Большом Барьерном рифе, где было около тридцати домиков, выстроенных в тропическом лесу, и из каждого открывался великолепный вид на божественно-синий океан.

Мэттью, побывавший там всего один раз, запомнил этот остров как самое романтическое и спокойное место на земле. Когда он начал планировать эту особенную во всех отношениях свадьбу, остров Ангелов сразу стал для него как бы отправной точкой. Они с Кэсси каждый день общались по телефону и составили список из сорока с небольшим гостей. Мэйтланды предложили провести церемонию в своем роскошном загородном доме, и молодые были благодарны им за поддержку, но Мэттью решил, что должен отблагодарить Марси за все, что она сделала для него и его матери, и поручить это дело ей.

Он поскорее отправился в город, сочтя, что надо пораньше сообщить Марси о своих планах.

Марси заметила его, как только он показался на пороге, и по-матерински нежно обняла.

— Я так и думала, что ты скоро объявишься. — Она внимательно его оглядела и пришла к выводу, что он великолепен. Он весь светился энергией и жизненной силой. — Как Кэсси справляется со всеми треволнениями? — спросила она.

— Она должна приехать на следующей неделе, — сказал Мэттью, чувствуя необыкновенное облегчение. — Очень тяжело ее не видеть. Марси, я хотел с тобой кое-что обсудить. — Мэттью взял ее под руку и усадил за свободный столик. — Ты была для меня второй матерью…

— Твоя правда, — согласилась Марси, сияя от удовольствия. — И должна тебе сообщить, для меня это настоящая честь!

— Я бы хотел, чтобы ты организовала свадебный стол, если ты не против, — произнес Мэттью, едва скрывая волнение. — Мы не станем звать целую ораву. Я надеюсь, мы сможем все устроить на террасе. Будет человек сорок. Я готов уже начать рассылать приглашения. Погода должна быть превосходной, так что все смогут полюбоваться на звезды.

Марси перегнулась через стол и взяла лицо Мэттью в свои шершавые ладони; она уже начала обдумывать, что ей надо сделать.

. — Это будет чудесно! — воскликнула она. — Я знаю, как все организовать. Уж предоставь это мне, сынок. Я устрою для вас с Кэсси самый сногсшибательный свадебный стол, какой только был в этом городе!

— О большем мы не можем и мечтать, — улыбнулся Мэттью.

— Как здорово! — восхитилась Марси. — Кстати, милый, — вдруг опомнилась она. — Тебя искал один человек. Он приехал рано утром. Остановился наверху. — Она указала пальцем в потолок. — Городской, носит галстук.

— Как его зовут?

— Саймон Паркер, — ответила Марси. — По-моему, неплохой человек.

— Первый раз о нем слышу.

— Сейчас познакомишься, — проговорила Марси. — Он только что вошел.

Мэттью оглянулся на гостя, и его охватило странное предчувствие. Это человек явно хочет сказать ему что-то очень важное. Но Мэттью был уверен, что ему не понравится это сообщение. Он все же повернулся и направился к незнакомцу, протягивая руку.

— Мэттью Карлайл. Марси сказала, что вы меня искали?..

Мужчина, которому было уже за пятьдесят, щеголевато, по-городскому, одетый, с зачесанными назад редкими волосами и гладким умным лицом, осторожно кивнул, как будто его напугали высокий рост Мэттью и его сильная крупная фигура.

— Саймон Паркер, — представился он. — Я здесь от имени своего клиента, Стюарта Стерлинга. — Он протянул визитную карточку, на которой было название крупной адвокатской конторы. — Давайте отойдем куда-нибудь, где можно спокойно поговорить. Если не возражаете, можно пройти в мой номер.

— Может, просто прогуляемся? — суховато предложил Мэттью.

Паркер вдруг понял, что ему страшно передавать этому энергичному молодому человеку, чья наружность поражала своей непреклонностью, предложение Стюарта. Но его фирма столько лет обслуживала сэра Стюарта Стерлинга…

Они вышли под ослепительное солнце и направились вниз по живописной улочке маленького города, укрытой навесом из листвы.

— Мне трудно об этом говорить, мистер Карлайл, признался Паркер, и в голосе его звучало неподдельное огорчение, — но мой клиент поручил мне обсудить с вами некое предложение, которое, возможно, вас заинтересует.

— Выкладывайте, — поторопил его Мэттью, заранее зная, что не услышит ничего хорошего.

С Паркером приключилось такое, чего не случалось уже более двадцати лет, — он покраснел.

— Давайте присядем на ту скамейку…

— Вы как будто нервничаете, мистер Паркер? — Мэттью криво улыбнулся, и тем не менее его красивое лицо буквально засветилось изнутри.

Паркер пожал плечами.

— Должен сознаться, это так. Вы не такой, как я думал.

— А каким вы меня представляли? Выскочка из низов, который решил закрутить роман с дочерью богатого сноба Стюарта Стерлинга?

— Нечто в этом духе, — согласился Паркер, изучая Мэттью и проникаясь к нему все большей симпатией.

— Что ж, с радостью сообщаю вам, мистер Паркер, что я люблю Кассандру. А она любит меня. Стюарт Стерлинг зря сотрясает воздух.

Паркер не удержался и коротко хохотнул, но тотчас принял серьезный вид.

— Надо сказать, что он и миссис Стерлинг искренне обеспокоены тем важным шагом, который собирается совершить их дочь.

— Да что вы? — Карлайл наморщил тонкий прямой нос, и этот жест мгновенно вызвал в памяти Паркера образ Джона Макалистера. — Уверен, вам намекнули, что это как-то связано с моим генеалогическим древом.

— Будет слишком невежливо с моей стороны, если я скажу, что вы очень похожи на Макалистера? — выговорил Паркер, которому даже стало страшновато.

— Это не особенно меня радует, — с иронией усмехнулся Мэттью. — Ведь он лишил меня всяких прав еще при рождении.

Скорее, просто выбрал тихую семейную жизнь, подумал Паркер.

— Насколько я понимаю, вы ни разу не встречались с леди Макалистер? — спросил он — Небольшая потеря, — — без малейшего сожаления произнес Мэттью. Он, наверное, совсем слабак, если позволяет жене вертеть собой.

— Леди Макалистер — сильный человек, — возразил Паркер так, будто этим все было сказано.

— Давайте выкладывайте, что они от меня хотят. — Мэттью бросил на него недовольный взгляд.

— Мистер Стерлинг — мой клиент, Мэттью. Надеюсь, вы позволите так к вам обращаться. — Саймон Паркер дождался согласного кивка. — Я говорю исключительно от его имени. Мне необходимо передать вам его предложение.

— Я не кусаюсь.

Но выглядишь угрожающе, особенно при определенных обстоятельствах, подумал Паркер. Правда, смех у этого парня заразительный.

— Перейдем к делу. Мистер Стерлинг предлагает вам сто тысяч долларов, если вы согласитесь исчезнуть из жизни его дочери.

Мэттью демонстративно поскреб подбородок.

— Вы сейчас серьезно говорили?

— Абсолютно серьезно, — подтвердил Паркер, подумав, что Стюарт Стерлинг совершенно не разобрался в психологии этого молодого человека.

— Мистер Паркер, вам раньше когда-нибудь приходилось исполнять подобную миссию? — удивленно покачал головой Мэттью.

— К счастью, нет.

— Сколько вообще миллионов у Стюарта Стерлинга?

— Я уверен, вы понимаете, что я не имею права об этом говорить…

— Хорошо. Наверное, что-то около трех-четырех сотен? И он решил, что Кассандра стоит сто тысяч долларов?

Паркер бросил на него испуганный взгляд.

— Вы просите больше? Выданный мне чек выписан именно на эту сумму.

— Я джентльмен, мистер Паркер, так что отвечать на ваш вопрос не стану. Можно мне взглянуть на этот чек?

— Солнце зажгло огнем рыжие волосы Мэттью.

— Ну да, разумеется. — Паркер встал и, порывшись в кармане брюк, достал дорогой кошелек из светло-коричневой кожи. Мэттью невесело усмехнулся.

— Давайте сюда ваш чек. Паркер тяжело вздохнул.

— Что же он за человек? — негромко спросил Мэттью спустя несколько секунд.

Саймон Паркер покачал головой.

— Человек, который верит, что деньги могут решить любую проблему. И очень часто он оказывается прав.

— Но не в этот раз, — с отвращением сказал Мэттью и аккуратно разорвал чек на мелкие клочки. — Отнесите это мистеру Стерлингу и передайте, что он сделал неверный ход. Отвратительный. Просто отвратительный.

— Должен признаться, я так и понял, как только вас увидел, — сказал Паркер.

— Пойдемте назад в бар, — неожиданно пригласил Мэттью, раз и навсегда покончив с неприятным делом. — Марси готовит потрясающие сэндвичи. Можем запить их холодным пивом.

Посланник Стюарта Стерлинга моментально, расслабился, испытывая огромное облегчение.

— Звучит здорово. Тут у вас просто очаровательно! Мэттью взглянул на него с высоты своего роста.

— Прежде чем уедете, загляните ко мне домой. Это скотоводческая ферма, называется «Джабиру». Я не знаю, сколько она сейчас стоит, но уж точно куда больше, чем сто тысяч долларов.

Конечно, он ничего не сказал Кассандре, когда они разговаривали вечером по телефону. Когда-нибудь он это сделает, но сейчас не стоило усугублять неизбежный стресс, вызванный такими резкими переменами в ее жизни. И все же, как ни старался он выкинуть это из головы, попытка Стюарта его купить разбередила еще одну рану. Неужели Стерлинг действительно считает его выскочкой, задумавшим найти себе богатую жену, или он просто боится, что Джон Макалистер, его многолетний партнер, разорвет с ним все связи, если Кассандра все же настоит на своем? Очень легко не правильно истолковать поступки других людей. Он и сам попался в эту ловушку, пока не пришел в себя.

Глава 10

Неделя накануне свадьбы оказалась гораздо более суматошной, чем предполагала Кэсси. Как-то утром, открыв дверь виллы Мэйтландов, где она временно остановилась, девушка увидела на пороге Ника Рэйберна, усталого и осунувшегося.

— Я получил твое письмецо, в котором ты известила меня о своей свадьбе, — начал он без всякого вступления, как будто обвиняя ее в преступлении.

— Может, лучше сначала спросить, как у меня идут дела, Ник? — не слишком ласково ответила она. Ей хотелось, чтобы он развернулся и исчез, но он выглядел совсем больным. С другой стороны, в город собирался приехать Мэттью, чтобы обсудить с ней последние детали торжества. Кэсси была почти уверена, что ее жених объявится прежде, чем ей удастся уговорить Ника уйти, а ведь она хорошо знала характер Мэттью…

— Неужели ты действительно собираешься это сделать? — спросил Ник так агрессивно, как никогда раньше с ней не разговаривал.

— Перестань кричать, Ник, и входи. — Кэсси была довольна, что хоть что-то по-настоящему его задело.

— Это убьет твоих родителей. — Ник проследовал за ней в залитую солнцем гостиную, откуда открывался потрясающий вид на океан.

— А я и не знала, что ты так печешься о здоровье моих родителей, — иронически заметила Кэсси.

— Боже, Кэсси, ну зачем ты это делаешь? — простонал Ник.

— Хочешь — верь, хочешь — нет, но я влюбилась. — Кэсси повернулась к нему, указывая на стул.

— Что это за сумасшедший парень, которому хватило ума дать объявление в газете?

— Это серьезный человек, у которого мало свободного времени, — бросила Кэсси. — Так или иначе, совершенно неважно, почему, но я его люблю. И мы поженимся в субботу.

— Поверь мне, ты об этом пожалеешь. — Ник наклонился в ее сторону.

Кэсси зажала уши руками.

— Хватит, Ник, пожалуйста. Около двух часов есть самолет. Думаю, тебе следует купить на него билет.

— Я не уеду, пока во всем не разберусь, — упрямо сказал Ник.

— Будет ужасно неприятно, если Мэттью придется вышвырнуть тебя вон.

— И как же он это сделает? — Ник расправил сгорбленные плечи. — Со мной нелегко справиться. А что, он где-то здесь? — Он повертел головой.

— Я одна, Ник, если не считать прислуги, но Мэттью сейчас едет сюда. И поверь мне на слово, он сильнее тебя.

Ник уронил голову на руки.

— Если бы еще совсем недавно кто-то сказал мне, что ты на такое способна, я ни за что бы не поверил. Твои родители страшно расстроены.

— Еще бы. — Она окончательно разозлилась. — Это моя мать посоветовала тебе сюда заявиться? Ник поднял голову и встретил взгляд Кэсси.

— Она имеет полное право защищать собственную дочь. Ее первые слова были: «Ник, ты должен мне помочь!»

— Ты знаешь, сколько мне лет. Ник? — спросила Кэсси.

— Конечно. Двадцать четыре.

— Тогда прекрати разговаривать со мной как с ребенком!

— Я готов сделать что угодно, чтобы тебя остановить, Кэсси, если ты сама на это не способна. Этот парень свел тебя с ума. Жюли утверждает, что он — нечто особенное, но, черт возьми, у вас нет ничего общего! Что тебе известно о сельской жизни? Думаешь, там будет весело? Там чертовски одиноко. А как насчет циклонов? Наводнений? Ты же знаешь, что никогда не сталкивалась ни с чем подобным. — Он был страшно взволнован и так яростно ерошил свои темные волосы, что они встали дыбом. — Никогда не думал, что скажу такое, но я готов заплакать!

— Надеюсь, ты этого не сделаешь. — Кэсси подошла к нему и положила руку ему на плечо. — Ты мне нравишься, Ник. Я хочу, чтобы мы дружили по-прежнему.

— Ты это говоришь, чтобы я замолчал. И вообще ты даже не пригласила меня на свадьбу!

— Послушай, это не очень хорошая идея. — Кэсси снова его обняла.

— Он не должен думать, что заполучил богатую невесту, — напряженным тоном произнес Ник. — Надеюсь, тебе удалось его в этом убедить. Тебе ничего не достанется. Твоя мать ясно выразила свою мысль.

— А ты считаешь, что родители, лишающие наследства единственного ребенка, поступают правильно? Ник прикусил нижнюю губу.

— Это единственный способ заставить тебя передумать.

— Но я все равно не передумаю, Ник. — Кэсси покачала головой. — Ни из-за тебя, ни из-за кого-то еще. Я люблю Мэттью. Ты просто его не знаешь.

— Это абсурд! Вполне возможно, что Мэттью тебя подставил. Может, он с самого начала знал, что твой отец — деловой партнер Макалистера. Может, он надеется извлечь из этого собственную выгоду. А ты — всего лишь часть его хитроумного плана. Кэсси помотала головой.

— Извини, Ник. Но все твои рассуждения слишком далеки от правды. Мэттью презирает Джона Макалистера.

— Может быть, но это не мешает ему разглядеть залежи золота!

— Ты его не знаешь, Ник, — твердо произнесла Кэсси. — Если бы ты был с ним знаком, то сам бы понял, что говоришь ерунду.

— Даже не надейся, — набросился на нее Ник. — Я ненавижу этого парня! Он не из наших.

— Мне это кажется дополнительным плюсом, — немного устало проговорила Кэсси. — Я знаю, что мама тебя убедила сюда приехать, но ведь она просто тебя использовала.

— Возможно. — Ник смотрел прямо перед собой, задумавшись. — Но я все еще тебя люблю, Кэсси.

— Боже, Ник… — Кэсси попыталась поднять его на ноги, но он вдруг пошатнулся и упал прямо перед ней. — По-моему, ты серьезно болен.

— Я подцепил вирус в Сингапуре. Высокая температура, доктор в гостинице меня вылечил. Со мной все в порядке, я уже выздоровел. Просто никак не могу смириться…

— Может, приляжешь? Тебе нехорошо. — Кэсси не знала, как себя вести.

— Дай мне за тебя подержаться. — Ник вцепился в ее плечи.

— Слушай, Ник, мы не можем вот так сидеть, — растерянно сказала Кэсси. — Мэттью придет с минуты на минуту.

— Не порти свою жизнь, — взмолился Ник. Он поднял голову и повернул к ней свое красивое, искаженное горем лицо. — Я приехал, чтобы выручить тебя из беды. Отвезти тебя домой.

— Есть только одна проблема: она с тобой не поедет, — раздался позади них жесткий голос. — Я понятия не имею, какого черта ты тут делаешь, пытаясь облапить мою невесту, но у тебя есть ровно полсекунды, чтобы это прекратить.

Кэсси едва не расплакалась от облегчения.

— Мэттью, я не слышала, как ты вошел.

— Еще бы. — Его голос был сух. — Может, познакомишь меня со своим приятелем? Отсюда, с моего места, вы смотритесь как женатая парочка.

Ник, пошатываясь, встал на ноги и нервно сглотнул, увидев наконец воочию Мэттью Карлайла.

— Меня зовут Ник Рэйберн, — с чувством собственного достоинства объявил он. — Я знаком с Кэсси целую вечность. Я ее друг и люблю ее.

— Погоди-ка, — остановил его Мэттью, походкой дикой пантеры проскользнув в комнату. — Мне одного взгляда хватило, чтобы понять: не очень-то ты умен, Ник. Кстати, я — Мэттью Карлайл, жених Кэсси. Мы поженимся в субботу. В субботу ведь, а, Кэсс? — Он одарил ее холодным, дразнящим взглядом.

Кэсси порывисто вскочила на ноги.

— Ник сам не понимает, что говорит. Он плохо себя чувствует…

— И что?

— Мне кажется, ему надо прилечь.

— А мне что прикажешь делать? Отнести его в твою постель? — с наигранным нахальством произнес Мэттью.

— Не будь идиотом! — вспыхнула Кэсси.

— Куда уж мне до твоего приятеля.

— Я всегда буду ценить те замечательные моменты, которые провел с Кэсси… — трагическим шепотом пробормотал Ник.

— Ты ведь его не ударишь?! — закричала Кэсси, увидев свирепое выражение лица Мэттью. Она подбежала к нему и ухватила его за руку, но он отстранил ее.

— Я никогда не бил лежачего, но могу сделать исключение.

— О, привет, Рыжий! — раздался совсем другой голос. Это была Молли, которая, казалось, никого больше и не заметила.

— Молли, познакомься с моим другом, Ником Рэйберном, — быстро вмешалась Кэсси. — Он заехал ненадолго и сегодня улетает в Сидней.

— У меня даже найдется время, чтобы доставить его к самолету, — сказал Мэттью, взглянув на часы.

— Приятно с вами познакомиться, Молли, — сказал Ник. — Я пытаюсь уговорить Кэсси вернуться в город со мной.

Молли фыркнула, словно лошадь.

— Совершенно не представляю, как это можно сделать!

Ник покачнулся, стараясь не упасть.

Именно Мэттью подхватил его и подтащил к дивану, а потом приподнял его ноги, чтобы Ник мог со стоном откинуться на подушках.

— К черту все это! — взорвался Мэттью. — Что с этим парнем?

— Надо вызвать врача, — взволнованно произнесла Кэсси.

— Молли, позови доктора Свини. Скажи ему, что бывший герой Кассандры подцепил какой-то вирус или просто истощен, не важно. Попроси его срочно приехать, — приказал Мэттью.

— Я почти совсем не ел, — тихим голосом, от которого щемило сердце, сказал Ник.

— А ты та еще штучка, Ник, — проговорил Мэттью, и в глазах его зажегся опасный огонь.

— Я многого добился в жизни, — с едва заметным вызовом ответил Ник.

— Ну и прекрасно. Но если хочешь выжить, лучше не вмешивайся в мои дела. Понимаешь, Ник, все очень просто. Кассандра любит меня, а я люблю ее. Ты тут ни при чем. Ясно? Ты остался в истории.

— Ты многих заставляешь страдать, — выдавил из себя Ник.

— Очень жаль, — мягко усмехнулся Мэттью.

Том Свини закончил осмотр и посмотрел на Кэсси.

— У него нет ничего, что нельзя было бы вылечить хорошей едой и отдыхом.

— Может, я останусь здесь на пару дней, если вы не против? — с надеждой спросил Ник после ухода врача. Но иллюзии быстро рассеялись, стоило ему встретиться со взглядом Мэттью.

— Ты не можешь остаться. Ник, как бы тебе этого ни хотелось.

— Ну хоть на сегодня? — предложила милосердная Кэсси.

Вместо ответа Мэттью взял ее за руку и вытащил из комнаты.

— Будь я проклят, если позволю твоей бывшей любви остаться на ночь. Если ты сама не хочешь за себя постоять, то это сделаю я. Ты моя девушка. Пойми это и запомни надолго.

— Но это же абсурд, — сказала Кэсси, смело встретив его взгляд. — Речь идет об элементарной доброте.

— Да что ты? — Между черных бровей Мэттью образовалась глубокая складка.

— А с твоей стороны — о совершеннейшей глупости, — договорила Кэсси, начиная злиться. — Мне просто жалко человека.

— Существует огромная разница между тем, как мы на это смотрим. — Руки Мэттью скользнули с ее плеч на талию. — Рэйберн уедет.

— Хорошо. Прекрасно. Ты хозяин в доме.

— И вообще что он здесь делает? — Мэттью сам содрогнулся от силы вспыхнувшей в нем ревности. — Кроме того, что пытается тебя уговорить вернуться в Сидней?

Гнев Кэсси сменился горечью.

— В основном это вина моей матери, — вздохнула девушка. — Она с ним беседовала. Полностью его завербовала.

— Ну, и кто еще попробует вмешаться? — возмутился Мэттью. Этот замечательный день они должны были провести вдвоем, вовсе не изображая нянечку при Рэйберне.

— Что ты имеешь в виду? — напряглась Кэсси.

— Ладно, забудь. — В его глазах светилось презрение к самому себе, и Мэттью прижал ее к груди.

— Черта с два! — Она вырвалась из его объятий. — Ты хотел что-то сказать, Мэттью. Что еще случилось? Совершенно неожиданно он взорвался:

— Твой отец прислал своего адвокатишку, чтобы меня купить!

— Нет! — Ей показалось, что он ее ударил. Мэттью пришел в себя, ужаснулся.

— Язык мой — враг мой, — простонал он. — Я не собирался тебе ничего рассказывать.

— Ты хотел сохранить это в тайне от меня? — Своим маленьким кулачком она ткнула его в широкую мускулистую грудь.

— Я не хотел делать тебе больно, Кэсс. — Он поймал ее руку и прижал к себе.

— Когда это произошло? — Она была в ярости.

— Несколько дней тому назад. До твоего приезда.

— Именно так и должен был поступить отец, — с горечью произнесла она. — И сколько он за меня давал?

Мэттью решил, что этого она никогда не узнает.

— Цену должен был назначить я.

— Почему же ты не согласился? — Только унижение заставило ее задать этот вопрос.

Но его это потрясло до глубины души. Он отшатнулся от нее:

— Да как ты смеешь меня об этом спрашивать?! Нежность и страсть, которые он ощущал, помогли ему прийти в себя. Сильные руки поймали Кэсси, не давая ей сдвинуться с места. Она не должна думать ни о ком, кроме него. Его губы накрыли ее рот, прижались с силой, заставив ее раскрыть губы и позволив ему прикоснуться к соблазнительной бархатистой поверхности ее языка. Никто не пробуждал в нем таких чувств. Его стремление обладать ею возросло в несколько раз, с тех пор как он отдался во власть любви. Он сделал ее своей пленницей на одну ночь, и тогда его чувства ураганом накрыли их обоих. Разве такое забывается? Черт, он так ее любит, что теряет способность рассуждать здраво. А сейчас, будь оно все проклято, Кэсси его оскорбила!

Она и сама уже расстроилась, поняв это. Пытаясь загладить свою вину, она отвечала на его поцелуй с не меньшей страстью, ее ладони скользили по его спине, она всей душой стремилась дать ему то, в чем он так нуждался.

— Я совсем другое имела в виду, Мэттью, — выдохнула она между поцелуями, откинув голову.

— Мне тебя так не хватает. Черт, мне все время кажется, что ты недостаточно близко. — Он прижался губами к ее шее.

Вопреки ее воле, мысли Кэсси устремились к той единственной ночи, которую они провели вместе в сладком тумане страсти. Эта ночь до сих пор заставляла ее кровь быстрее бежать, а ее саму — вновь и вновь безмолвно звать его.

— Я хочу, чтобы сейчас была суббота! — в отчаянии простонал Мэттью. — Чтобы ты стала моей навсегда.

— День нашей свадьбы. — Радость наполнила ее.

— Я не хочу, чтобы кто-то еще тебя любил, — пробормотал он, и его рука опустилась на ее грудь. — Только я.

— Нет и не может быть никого, кроме тебя, Мэттью, — ответила она.

— Значит, Рэйберн уедет?

— Видит Бог, я его не приглашала. — Кэсси потянулась и поцеловала его. — Давай вместе отвезем его в город. Марси сможет за ним присмотреть.

— Почему бы и нет? — Мэттью рассмеялся впервые за это утро. — У Марси богатый опыт по части выхаживания.

Между тем в Мельбурне, в старинном особняке Мондейлов, поджидала мужа Элеонора Макалистер, удобно расположившись в кабинете своего отца, полном книг в роскошных кожаных переплетах с золотыми обрезами. Почти все время Элеонора теперь проводила здесь, чтобы находиться рядом с внуками. Огромный дом достался ей в наследство от горячо любимого отца. Теперь он использовался как дом для отдыха семейством ее старшей дочери, Тессы, и вместе с ней тут жили ее муж, Грэхем Даунс, молодой член парламента от партии либералов, и двое детей, Аманда и Лаура. Красивые дети. Но все — девочки, в семье Элеоноры рождались одни девочки.

Вряд ли это должно волновать любящих родителей, рассуждал Макалистер, вот только нет у него наследника, которому можно было бы завещать огромную скотоводческую империю, которую он построил. Не мог он умереть, не исправив этой ошибки. Дочери не станут возражать, если их доля в денежном выражении не пострадает. Ни одна из них, как, впрочем, и их мужья, не питали склонности к работе на земле. Все они стремились к сверкающей жизни города. Только Элеонора будет против. Она была против с самого начала.

Ему пришло в голову, что он, суровый король фермеров, пытается морально подготовиться к предстоящему нелегкому делу. Будь он проклят, если Элеонора не ухитряется раз за разом убедить его в собственной не правоте. Она на пять лет его старше. Ей было уже тридцать пять, когда он сделал ей предложение, и никто до него не рискнул на ней жениться, несмотря на огромное состояние ее отца. Не то чтобы она была некрасивой. Ни тогда, ни сейчас. Но ее властные манеры всегда отпугивали людей. Только не его. Он всегда был авантюристом. И — чудо из чудес! — она в него влюбилась. Конечно, для него это не было браком по любви. Но такое положение вещей вполне его устраивало. На тот момент. У него были большие планы, и Элеонора могла ему помочь.

Она ждала его, сидя в любимом кожаном кресле отца, как всегда, красиво одетая, полностью готовая к выходу привлекательная женщина с тонкими аристократическими чертами лица, безупречной укладкой седых волос и пронзительным взглядом серых глаз, на изящных пальцах которой поблескивали кольца с бриллиантами. Огромный алмаз, ограненный наподобие изумруда, который достался ей от матери, другие камни, поменьше, но тоже очень ценные, подаренные мужем. Обручальное кольцо — скромный сапфир давно лежало в шкатулке, так как не могло занять достойное место в драгоценной коллекции. И это была правда. В семьдесят пять лет Элеонора все еще сохраняла превосходную форму, отличный слух и острое зрение. У нее было великолепное здоровье. Пожалуй, она еще переживет мужа.

— Итак, Джон, что ты хотел мне рассказать? Строгая мать обращается к непослушному сыну, устало подумал он. Элеонора не ходила вокруг да около. У нее были свои источники информации. Как и у него. Она знала, как он скучает по своему сыну. Знала и о том, что они встретились в Сиднее, в доме Стерлингов. Знала о жестокой ссоре, в результате которой Стюарт Стерлинг вычеркнул из завещания свою дочь.

— Думаю, Элли, нам пора признать, что у меня есть сын, — грустно начал он, присаживаясь напротив жены. Ему ужасно хотелось взять сигару, вдохнуть ядовитого дыму, но Элеонора много лет назад запретила ему курить в ее присутствии.

— У тебя есть сын, Джон, — холодно ответила Элеонора. — Не у нас. Я никогда не признаю этого подкидыша ни в каком качестве до самой смерти. У тебя есть семья, дочери, красивые внучки. Или такой семьи тебе мало?

Макалистер прерывисто вздохнул.

— Если говорить напрямую, дорогая, то да. Элеонора бросила на него разъяренный взгляд.

— Я знаю, что ты задумал, Джон, но ты не можешь так всех нас обесчестить. Я этого не потерплю. Только не сейчас. Ты тридцать лет притворялся, что этого мальчишки не существует, почему же сейчас разжалобился?

Он рассмеялся.

— Потому что я умираю, Элли. И ты это знаешь. Она смотрела на него, чувствуя, что не может его простить, но все еще любит.

— Тебе еще жить и жить.

— Ты, как никто другой, умеешь прятать голову в песок, Элли. Ты была мне хорошей женой. — Он снова сухо усмехнулся. — Ты всегда была рядом, но разлучила меня с сыном.

— Да откуда тебе знать, что он твой единственный сын? — осведомилась Элеонора, голос ее был острее ножа. — Может, всю страну обыщешь? Мне известно, сколько женщин побывало в твоей постели!

— Эх, Элли… Все могло бы быть иначе, если бы ты не испытывала к сексу такого отвращения.

Врожденная деликатность заставила ее покраснеть.

— Но поначалу я делала все, что ты хотел, Джон.

— Да, но во время секса ты всегда чувствовала себя неловко, — почти нежно сказал он.

— Да, и что с того? — Она нахмурилась. — Я никогда не пойму, зачем ты связался с этой няней, почти ребенком.

— Это было так давно, а кажется — вчера, — сказал он. — Я никогда ее не забуду.

— Да как ты смеешь такое говорить, Джон! — стиснув зубы, огрызнулась Элеонора. — Все быльем поросло!

— Это самое постыдное, что я когда-либо сделал, с раскаянием произнес Джон. — Ты угрожала, что погубишь меня, Элли. Может, я это и заслужил. Но теперь ты меня не остановишь. Для меня стало делом чести перед смертью хоть немного возместить сыну нанесенный ущерб.

Элеонора Макалистер выглядела потрясенной и рассерженной. В ее руках была такая власть, и вдруг это!

— Журналисты ухватятся за тебя, Джон, — предупредила она. — Ты должен это понимать. Разразится страшный скандал, да еще эта девчонка замешана…

— Они грозятся лишить ее наследства.

— Абсолютно верный шаг. — Элеонора откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза.

— Ты жестокая женщина, Элли. Ледяные глаза тут же раскрылись.

— Конечно, что еще ты можешь сказать! У меня есть определенные стандарты, Джон. Всю свою жизнь я посвятила тебе, прекрасно зная, что ты рассматривал меня всего лишь как пропуск туда, куда иначе не мог попасть. Но у тебя есть дети. Неужели ты думаешь, что они позволят ввести в наш круг этого молодого человека?

— Он их сводный брат, Элли, но только он сам не придет. Никакая сила не заставит его это сделать. Он слишком горд.

— Я слишком хорошо знаю человеческую натуру. — Элеонора пыталась иронизировать, но была слишком потрясена. — Ему нужны деньги.

Макалистер вздохнул.

— Вам всем они нужны. Я собираюсь оставить мальчику «Монако-Даунс» и еще пару-тройку ферм из сети. Они ему пригодятся. Но никакой ссоры и драки не будет.

Элеонора, которая никогда не плакала, почувствовала, что у нее на глазах выступают слезы. — После твоей смерти мы это оспорим, Джон.

— Спорьте, сколько вам вздумается, и перестань смотреть на меня так, будто вы все окажетесь на улице. Тот, кто осмелится оспорить завещание, лишится своей доли наследства, — сурово и мрачно произнес он, — Тебе это не сойдет с рук, Джон, — угрожающе заявила Элеонора.

— Думаю, сойдет. — Джон Макалистер спокойно встал с кресла, ставя точку в разговоре, и направился к двери. — Это битва, которую тебе, Элеонора, не выиграть.

Кэсси застыла на месте как вкопанная, когда увидела, что к ней приближается сэр Джон Макалистер. На миг ей показалось, что это галлюцинация. Солнце, согревавшее весь мир своим светом, вдруг скрылось за облаками. Она только что завершила поход по магазинам и спокойно наслаждалась чашкой капуччино, сидя в кафе под открытым небом.

— Сэр Джон, какой сюрприз! — На самом деле ее как громом поразило.

— Рад тебя видеть, Кассандра, — вежливо ответил он, приподнимая серую шляпу. — Можно мне присесть?

— Пожалуйста.

Он казался уставшим и еще более худым, чем в последний раз, когда они виделись, но все еще оставался весьма заметным человеком. Люди за соседними столиками уже начали перешептываться. Все знали, кто это. Сэр Джон Макалистер, король фермеров. Может, настал час положить конец всем слухам?

— Выглядишь очаровательно. — Макалистер одарил ее по-прежнему ослепительной улыбкой.

— Спасибо. — Было невозможно в свою очередь не улыбнуться. Кроме того, это была улыбка Мэттью, от их сходства перехватывало дыхание. — Вы хотели поговорить с Мэттью?

— Да, Кассандра, ты читаешь мои мысли.

— А вы знаете, что свадьба назначена на субботу? Ничто не должно омрачить великий день.

— Я слышал, — кивнул Макалистер. — Насколько мне известно, весь город прыгает от радости.

— Это замечательно. — Кэсси улыбалась, но губы ее дрожали. — Все относятся к нашей свадьбе как к великому событию.

— Но это действительно так, — тепло произнес Макалистер. — Самый важный шаг в вашей жизни. — Его собственный брак казался насмешкой судьбы.

— Вы, наверное, знаете, что мои родители не ответили на приглашение, — сказала Кэсси, не глядя на него.

Он коснулся ее руки.

— Это очень печально.

— Мой отец — крайне упрямый человек. У него незыблемые представления о том, что правильно, а что — нет.

— И он считает, что выходить замуж за Мэттью для тебя — не правильно? — Голос Макалистера зазвучал жестче, но он взял себя в руки.

— Он думает, что возникнет масса проблем.

— Но не решил же он, что это обидит меня? — нахмурился Макалистер.

— Ваше мнение для него очень важно, — тихо произнесла Кэсси.

Сердце Макалистера дрогнуло при мысли об этом.

— Ирония судьбы! Вообще-то, Кассандра, я бесконечно рад, что ты выходишь замуж за моего сына.

— Значит, вы не отрицаете, что он ваш сын? — Кэсси с болью подумала о том, сколько потерял Мэттью. Но теперь все слова сказаны. Мосты сожжены. — Ведь вы так его и не признали…

Перед мысленным взором Макалистера возник образ матери Мэттью.

— К вечному своему стыду. Я не могу больше с этим жить. Не могу перенести гнева и ненависти Мэттью.

Кэсси почти лишилась дара речи. С трудом она пробормотала:

— Мне очень жаль. Я вижу, как вы страдаете. Но есть ведь серьезные причины для этого, сэр Джон!

— Конечно. Мне нет прощения. Мы с его матерью были вместе только однажды, Кэсси. Она была такой милой, такой красивой, любящей, я просто потерял голову. В следующий раз, приехав на ту ферму, я ее там уже не нашел. Вот так просто. Она исчезла, как будто порыв ветра унес ее из моей жизни. Спустя несколько лет до меня стали доходить первые слухи.

— И вы не пытались их отыскать?

— Нет! — В его глазах появилось отвращение. — Моя жена тоже о них узнала и пригрозила, что бросит меня и заберет детей. Ее семья не потерпела бы и намека на скандал. Но настоящая проблема была в том, что Элли знала обо всех закулисных делах, понимаешь? О сделках. Она стала торговаться. Или я откажусь от сына, или она разрушит мою жизнь.

— И вы поверили, что она это сделает? — потрясенно спросила Кэсси.

— Ни малейшего сомнения. И все же это не оправдание. С твоей помощью, Кассандра, мне бы хотелось снова встретиться с Мэттью. Для меня это сейчас главное в жизни.

— Вы так говорите, будто Мэттью во всем меня слушается, — рассеянно произнесла Кэсси. Она уже поняла, что это может спровоцировать новый взрыв негодования.

— А разве нет? — наивно спросил Макалистер, подумав при этом, что, по крайней мере, его сын — счастливый человек.

— Мэттью самостоятельный человек. Он любит меня, как и я его, но решения он принимает сам, — сообщила Кэсси. — Я думаю, что вряд ли смогу его убедить.

— Мне нужно только полчаса, — вынужден был умолять Макалистер. — Пусть несколько минут, чтобы я попытался вымолить у него прощение.

Он заслужил этот шанс.

— Сэр Джон, я хочу вам помочь, — начала Кэсси, но я ничего не могу обещать. Я обязана не огорчать Мэттью перед свадьбой. А для него эта тема — источник глубоких переживаний.

Макалистер замолчал на некоторое время, а потом на него напал приступ сухого кашля.

— Не могла бы ты просто поговорить с ним, Кассандра, — взмолился он, когда кашель его отпустил, и добавил про себя: «Не хотелось бы предстать перед Создателем с таким грузом на совести». Но говорить о своем подорванном здоровье и тем более о том, что жить ему осталось от силы месяцев шесть, не стал. — Для меня сейчас нет ничего важнее, чем помириться с сыном, Кассандра. Принести ему свои глубочайшие извинения.

Его внешность и поведение без всяких слов говорили о многом. Кэсси сочувственно протянула ему руку, видя искреннее страдание в его взгляде.

— Я поговорю с ним. Он очень гордый. Уверена, что вы и сами уже это поняли.

— Но он умеет прощать, Кассандра, — настаивал Макалистер. — Если это возможно, я хотел бы увидеться с ним сегодня же. Пойдем со мной, я вызову вертолет. Это сократит долгий путь и сэкономит время.

Кэсси не смогла дозвониться до Мэттью, несмотря на настойчивые попытки, и в конце концов было решено отправиться на вертолете прямо в Джабиру, на другую сторону фиолетового горного хребта. Она прекрасно видела, что сэр Джон почти обессилен. Он выглядел крайне уставшим, казалось, это его последний шанс. Кэсси надеялась, что Мэттью все поймет правильно. А сэру Джону надо, чтобы она была рядом. В этом она не сомневалась.

С высоты кабины вертолета расстилавшаяся внизу равнина казалась бесконечным зеленым ковром. Макалистер владел целой сетью таких ферм, разбросанных на территории от пролива далеко на юго-запад, через поля Квинсленда до Северных земель. Внизу показались блестящие озера, над которыми мелькали стаи птиц.

— Мы летим над Джабиру, — громко, чтобы перекричать рев мотора, произнес пилот и указал вниз.

У Кэсси перехватило дыхание, когда вертолет начал снижаться.

— Я поищу место для приземления поближе к дому. Когда они приземлились, пилот подхватил сэра Джона под локоть, весело приговаривая:

— Вот мы и долетели, сэр Джон. Уф, какая жара, дышать нечем. Давайте отойдем в тенек. Я думаю, Мэттью услышал шум двигателя. Если я не ошибаюсь, он уже едем к нам. Видите облако пыли?..

Облако пыли вскоре превратилось во всадника, галопом несущегося к гостям.

Это был Мэттью. Его свободный стиль езды невозможно было перепутать, как и горделивую позу его стройной широкоплечей фигуры. Он остановился в нескольких шагах от них. Мэттью спрыгнул на землю, но его лицо как будто окаменело и не выражало никаких эмоций.

— Привет, Мэттью, — сказал пилот, направляясь к нему и протягивая руку для приветствия. — Как дела?

Обменявшись с хозяином парой слов, пилот удалился к вертолету: у него был другой вызов в том же районе. По предварительной договоренности он должен был вернуться за Кэсси и Макалистером примерно через час.

Когда вертолет взмыл в небо, оставив после себя вихрь пыли, Кэсси подбежала к Мэттью, протянув к нему руки.

Он поймал ее. Обнял. Его молчание казалось более угрожающим, чем любой всплеск ярости. На нем была обычная рабочая одежда — голубые джинсы и рубашка, красный платок на шее, высокие сапоги для верховой езды и черная шляпа, надвинутая на глаза.

— Кэсси, — напряженным голосом произнес он, что здесь делает Макалистер?

Поверх ее головы он бросил взгляд на веранду, где стоял сэр Джон, воплощая всем своим видом чувство собственного достоинства.

— Я несколько раз пыталась с тобой связаться, быстро сказала Кэсси.

— Я работал с рассвета, — ответил Мэттью, вздернув подбородок. — Он пришел к тебе. Все понятно.

Кэсси умоляющим жестом положила ладонь ему на грудь, чувствуя, как сильно бьется его сердце.

— Мэттью, он совсем болен, я уверена.

— И как это обстоятельство оправдывает его приезд? — Его глаза сверкали гневом.

— Он просит разрешения поговорить с тобой. — Кэсси взывала к его лучшим чувствам. — Неужели ты не дашь ему такой возможности?

Мэттью покачал головой.

— Вряд ли. Если бы моя мать была жива, тогда, возможно, да. Но не теперь. Зачем он нас тревожит? Неужели нельзя оставить нас в покое?

— Он сам не знает покоя, Мэттью, разве ты не видишь?

Красивый рот Мэттью превратился в тонкую полоску.

— За всю мою жизнь он не сказал мне ни слова, а теперь надеется на прощение? — Он коротко и злобно рассмеялся.

Кэсси тяжело вздохнула.

— Я хочу, чтобы ты простил его ради меня. Это серьезная просьба, Мэттью, но мне кажется, он уже достаточно наказан.

Его взгляд смягчился.

— Знаешь что? Твое сострадание переходит всяческие границы.

Кэсси сглотнула слезы.

— Я хочу, чтобы ты обрел покой, Мэттью. Он всматривался в милое лицо, с надеждой поднятое к нему, и чувствовал, как сердце разрывается между любовью к этой девушке и ненавистью к отцу. В красивых глазах Кэсси блестели слезы, которые глубоко его взволновали. И Кэсси победила. Он взглянул на высокого мужчину, стоящего на веранде. Его голова и плечи слегка поникли, как будто время подточило властную силу этого человека.

— Только ради тебя, Кассандра, — тихо сказал Мэттью. — Только ради тебя. Я действительно очень тебя люблю.

Она улыбнулась самой очаровательной улыбкой на свете.

— Спасибо, спасибо, милый! — Кэсси ощутила невероятное спокойствие. — Давай поставим точку в этой многолетней истории горечи и обиды. Иди к нему. Боюсь, силы вот-вот его покинут.

Мэттью не совсем понял, в чем дело, но в его груди поднялось странное чувство, некое подобие жалости. Он поднял руку, приветствуя этого человека своего отца.

Глава 11

Это был один из тех великолепных дней, как будто специально созданных для свадьбы, когда мир тонул в потоках солнечного света и головокружительных ароматах прекрасных тропических цветов. В то утро Кэсси проснулась рано, ей снился замечательный сон. Она не могла думать ни о чем другом, кроме как о предстоящем вечере, когда она наконец станет женой Мэттью.

Жена Мэттью! Эти слова наполняли ее сердце огромной радостью и волнением. Она не испытывала ни малейшей нервозности, переполнявшие ее эмоции были, скорее, сродни яркому лучу света, который освещал ее душу.

Ее платье — творение одного из сиднейских дизайнеров — состояло сплошь из тончайших шелковых кружев, а длинная юбка заканчивалась небольшим шлейфом. Рукава тоже были длинными, чтобы подчеркнуть изящную красоту кружев, нашитых поверх облегающего руку шелка. Кэсси и Жюли, увидев это платье в магазине, сочли его верхом совершенства и решили, что оно идеально подходит для свадьбы.

Волосы ее оставались распущенными, в длинные пряди были вплетены крохотные орхидеи, а венок из мельчайших жемчужинок и прозрачных камней смыкался у нее на лбу, подобно средневековой диадеме, и терялся в густых волосах. Подружки невесты, Жюли и Луиза, должны были переодеться в изящные летние платья из креп-жоржета: Жюли — в светло-зеленое, Луиза — в золотистое. Им предстояло нести огромный букет из лилий и орхидей.

Она только что познакомилась со свидетелями со стороны Мэттью. Они оба тоже были фермерами: один — сыном владельца пастбищ в Северных землях, другой — владельцем фермы в центре Квинсленда.

Кэсси знала, что Мэттью будет одет в льняной костюм кремового оттенка с пиджаком в стиле Неру, как и его свидетели, и единственная разница между ними будет в цвете рубашек с одинаковыми стоячими воротниками. К глазам Мэттью лучше всего подходил синий цвет. Он уже приготовил для их свадебной ночи номер в замечательном отеле «Марина мираж» в порте Дуглас, а на следующее утро им предстояло перенестись на вертолете в одно из самых сказочных мест Большого Барьерного рифа, на укромный остров Ангелов.

Кэсси чувствовала, что буквально тонет в волнах радости. Только от ее родителей ничего не было слышно. Что же, оставалось с этим просто смириться. В тот момент, когда она собралась вставать, телефон на столике возле кровати зазвонил.

— Мне надо с тобой увидеться, — мягко произнес звучный голос.

— Не можешь дождаться вечера? — Она снова откинулась на подушки.

— Мы должны встретиться сейчас, моя драгоценная невеста, — ответил Мэттью. — Но не в доме. Я хочу, чтобы ты спустилась на пляж.

— Тебе придется подождать минут пять, — сказала Кэсси. — Я еще в постели.

— Завтра утром я буду там рядом с тобой.

— Ты даже не представляешь, как мне приятно это слышать.

В десять часов она уже выскочила из дома и побежала на пляж, стройная и гибкая в простых джинсах и вишневой футболке. Мэттью ждал ее на лестнице, ведущей к пляжу, такой сильный и красивый. Задыхаясь от любви, она протянула к нему руки.

— Моя прекрасная Кассандра, моя радость и гордость. — Он поймал ее, закружил так легко, как если бы она весила не больше ребенка.

Блаженство ударяло в голову, как сладкое вино. Она попыталась было заговорить, но Мэттью, заключив ее в объятия, наклонился к ее губам и приник к ним таким страстным поцелуем, что на глазах Кэсси выступили слезы. Наконец-то, после стольких лет, кто-то отвечает ей любовью такой же силы, как ее собственное чувство. Наконец она встретила человека, который поможет ей осуществить ее мечту.

— Мэттью! — Она одарила его затуманенным взором. — Боги улыбнулись нам.

— Понимаю, что ты сейчас чувствуешь… Улыбнувшись, он достал из нагрудного кармана небольшую коробочку в пергаментной упаковке.

— Кассандра, мне бы очень хотелось, чтобы ты надела это сегодня, — произнес он низким голосом, едва скрывавшим глубокое волнение.

— Можно взглянуть?

— Они принадлежали моей матери, — пояснил Мэттью. — Единственная ценная вещь, которая у нее была. Я бы хотел, чтобы ты их надела в память о ней. Мне показалось, что они подойдут к твоему платью.

Дрожащим пальцем Кэсси коснулась длинных сережек.

— О, Мэттью, они прекрасны!

— Мама была бы довольна, если бы ты их надела, Кассандра. — Мэттью изо всех сил сопротивлялся волне эмоций, которая грозила его захлестнуть. — Хочешь примерить?

Кэсси сморгнула слезу, повисшую на ее длинных ресницах.

— Конечно. Они будут отлично смотреться с платьем.

— Жду не дождусь того момента, когда увижу тебя в роли невесты. — Мэттью завороженно наблюдал за тем, как она откинула волосы с лица и вдела серьги в изящные уши. Она не была накрашена, не добавила даже чуточки помады и все же выглядела, как цветущая магнолия. Другого слова для нее не было. Идеальная матовая кожа, мягкие губы, которые он так любил целовать. Мать надевала серьги только в торжественных случаях. А теперь они переливались в ушах Кассандры — изысканное сочетание серебра, кораллов и жемчуга.

— Это викторианская эпоха, ее середина, если я не ошибаюсь, — с любопытством и удовольствием отметила Кэсси. — Как я выгляжу? — Она тряхнула головой, чтобы он смог оценить эффект.

— Идеально.

И снова она оказалась в его объятиях, их губы слились, и оба они принялись шептать ласковые слова между поцелуями. Висок. Щека. Подбородок. О боже, губы!

— Так-так, вы, двое! — со смехом позвали их с террасы, и влюбленные разомкнули объятия. — Не можете перестать целоваться?

— Эта женщина — моя! — восторженно крикнул Мэттью, прижимая Кэсси к себе.

— Ты недвусмысленно это демонстрируешь, Рыжий. — Жюли всем сердцем ощутила силу их чувства, как будто разлившуюся в воздухе. — Поднимайтесь, Молли готовит завтрак. День свадьбы начался.

На опушке леса, в удивительно светлом и прекрасном месте, их приветствовали тысячи бабочек, которые как в сказке порхали вокруг свадебной процессии. Слабый ветер сдувал с буйно цветущих бугенвиллей мелкие лепестки, которые привлекали своей пестротой целый калейдоскоп этих легких созданий.

Наконец прозвучало разрешение углубиться в лес, и гости свернули на тропинку, усыпанную опавшими листьями, медленно продвигаясь вперед. Возглавляла процессию девочка, совсем еще маленькая, но уже неплохо владевшая флейтой, на которой она и играла для приглашенных. Ее волосы украшал венок из цветов, а сама она была одета в струящееся, из светлого шелка платье до щиколоток.

Вскоре они пришли на место, которое Мэттью и Кэсси облюбовали заранее. Это была небольшая поляна перед гигантским тропическим деревом, ствол которого мощно ветвился в пятнадцати футах над землей, образуя глубокие темные пещеры. Буйная растительность, запутавшись в его ветвях, создавала над людьми плотный зеленый навес, терявшийся где-то на высоте ста пятидесяти футов.

Землю под навесом окутала таинственная зеленоватая дымка, вокруг царили тишина и спокойствие, как в соборе. Ветра почти не чувствовалось, но воздух, напоенный запахами мха, папоротника и разных трав, был восхитительно прохладен, как и подобает настоящему храму Природы.

Проводившая церемонию женщина в серебристом платье дождалась, пока все соберутся. И тогда началось бракосочетание, и все, включая саму служительницу, были как будто околдованы красотой и таинственной мощью этого древнего места.

Вуаль Кассандры, тонкая, как серебряная паутинка, мерцала в зеленоватом свете, и так же волшебно поблескивали ее жемчужные серьги и браслет из белого золота с двумя бриллиантами в форме сердца на ее запястье. Это был подарок Мэттью. Мелодичным голосом она произнесла положенные слова. Какое чудо! Все было безупречно. Она навсегда запомнит мельчайшие детали, все до последней секунды. В какой-то миг она поднесла руку к горлу, испугавшись, что эмоции вот-вот ее захлестнут, но на самом деле никогда еще она не чувствовала себя такой счастливой.

Мэттью же хотелось во весь голос закричать о своей любви, услышать, как его голос эхом разнесется по лесу, вспугнув разноцветных птиц, устроивших пиршество в зарослях цветов. Ему казалось, что до сих пор его жизнь протекала бесцельно.

Когда церемония закончилась, Мэттью прильнул к губам своей жены в ритуальном поцелуе, прижимая к себе ее тело, обтянутое кружевом, и оба они утонули в волшебстве этого мига. Теперь они объединили силы перед трудностями этой жизни. Мистер и миссис Мэттью Карлайл.

Но густой лес приготовил им еще один сюрприз. Когда жених и невеста повернулись к гостям, ветви кустов раздвинулись, пропустив в заколдованный, чудесный, роскошный мир луч дневного света. Он, подобно магической доброй силе, придал Мэттью и Кэсси необыкновенное сияние, прежде чем снова исчез.

— Может, это появился твой ангел-хранитель, прошептал позже Нед на ухо Кэсси. — В любом случае это было совершенно необыкновенно.

Барбекю на свежем воздухе уже было в разгаре, когда они вернулись в ресторан. Казалось, все в городе, включая младенцев, высыпали на улицы, чтобы приветствовать свадебную процессию и пожелать им всего наилучшего. Это не было пышным, изысканным торжеством, которое, как догадывалась Кэсси, устроили бы для нее родители, если бы она вышла замуж за подходящего человека, но зато оно было по-дружески теплым и искренним.

Марси с помощниками приложили все усилия к тому, чтобы открытая площадка перед рестораном превратилась в праздничное и романтическое место. Везде были цветы, роскошные букеты, перевитые шелковыми лентами, были привязаны к каждому стулу, на которые предварительно накинули кремовые чехлы. На столах поверх длинных белых скатертей лежали светло-розовые салфетки и стояли изящные вазы с белыми орхидеями, пушистыми зелеными ветками и мелкими белоснежными розочками. Невеста походила на картинку из сказки, а ее подруги сияли, как лунный свет.

Мэттью и Кэсси вошли в зал, благодарно улыбаясь Марси за огромную работу, которую та проделала ради них, как вдруг заметили троих людей, стоявших в глубине помещения, у стола, предназначенного для молодоженов. Все трое выглядели превосходно: Джон Макалистер в сером костюме с белым цветком в петлице, рядом с ним — родители Кэсси, прилетевшие на своем самолете, взволнованные и растерянные.

— Мэттью! — прошептала Кэсси, крепче сжав руку мужа. Это ее родители, остальное не имело значения. И она хотела, чтобы они остались.

— Иди к ним, милая, — ответил Мэттью, чье сердце, исполненное радости, открылось навстречу этим людям. — Именно это называют прощением.

Свадьбы — это время глубоких чувств, надежд и примирения. И эта не стала исключением.

Праздник продолжался далеко за полночь, но Мэттью и Кэсси на специальном лимузине отправились в роскошный отель «Порт Дуглас». Их тут же провели в номер, и в гостиной молодых встретил несравненный аромат двух дюжин бархатных малиновых роз. В серебряном ведерке, полном льда, ожидало своей очереди шампанское, рядом стояли два хрустальных бокала.

— Двенадцать часов, колдовское время! — Кэсси буквально растворилась в удовольствии, но все же остановилась на мгновение, чтобы выглянуть в окно, в ночь, освещенную полным диском луны. — Время отправляться в постель! — воскликнула она, заставив Мэттью расхохотаться.

В гардеробной она быстро сняла изящный костюм для путешествий и, оставшись в кружевном белье, смыла с лица макияж, смотрясь в зеркальную стену в просторной ванной комнате.

Все прошло великолепно, но теперь они одни. Они это заслужили. Стоя под душем, она с наслаждением ощущала, как ароматная пена стекает по ее шелковистой коже, увеличивая ее возбуждение. Желание как будто освещало ее изнутри. Вытершись пушистым белым полотенцем, она нанесла на кожу свой любимый лосьон, представляя себе, что ее ласкают руки Мэттью. Потом накинула пеньюар, стоивший почти столько же, сколько вечернее платье. Мягчайший, нежнейший, светло-персикового оттенка, с маленькими рукавчиками и кружевными полами, которые застегивались на крошечные перламутровые пуговицы. Кэсси взяла расческу и взволнованно провела по волосам, потом еще и еще раз, пока они не стали потрескивать — так нравилось Мэттью.

Мэттью!

Он ждал ее в спальне, на огромной двуспальной кровати. Его синяя рубашка была расстегнута до пояса, и Кэсси почувствовала, что буквально тает изнутри. , Мэттью обернулся и увидел свою жену, всю в золотом сиянии от света за спиной. Он струился сквозь тонкую ткань пеньюара, о котором Мэттью столько слышал, обрисовывая контуры точеного тела. По крайней мере, Мэттью взглянул на нее в этом наряде, прежде чем тот упал к ее ногам.

Медленно, мучительно медленно он подошел к ней; глаза его стали темно-синими.

Кэсси дрожала, охваченная восторгом предвкушения, и тело ее выгнулось ему навстречу, когда Мэттью принялся расстегивать перламутровые пуговки, одну задругой…

Примечания

1

Джабиру (Jabiru, англ.) — американский аист.

2

Удар грома или любовь с первого взгляда (франц.).


home | my bookshelf | | Готов к семейной жизни |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу