Book: Кристалл любви



Маргарет Уэй

Кристалл любви

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Дверь за Поппи Гудинг захлопнулась, но в кабинете остался приторный аромат ее духов.

Джуд аккуратно стер губную помаду с лица и поправил галстук.

Спокойно, сказал он себе.

Но это не помогло.

Сколько атак со стороны Поппи ему удастся выдержать? Джуд еще никогда не встречал более сексуально озабоченной девицы. Ему вспомнился фильм о сексуальных домогательствах на работе, начальница приставала к своему подчиненному. Не то чтобы Поппи походила на ту стерву, но методы обольщения у них были одни и те же. Поппи просто не знала удержу. В ней не было ничего от тех благовоспитанных молодых леди, с которыми обычно встречался Джуд. Впрочем, благовоспитанные леди встречаются все реже и реже! Поппи уже давно не девственница, без всякого сомнения.

Впрочем, девственность теперь не слишком ценится. Сегодня он успел остановить Поппи прежде, чем та сорвала с себя одежду. Или с него. Он, Джуд, не из тех мужчин, что совмещают работу с плотскими удовольствиями. Это слишком рискованно. Интрижка с Поппи грозит ему потерей высокооплачиваемой должности.

Джуд уже в течение нескольких месяцев противостоял натиску Поппи, у которой явно были связаны с ним далеко идущие планы.

Надо же ему было совершить такую ошибку поделиться своими опасениями с двумя коллегами, теперь он стал объектом их постоянных насмешек и поддразниваний. Ситуация становилась невыносимой.

Но главная проблема заключалась в том, что, возможно, еще большая ошибка — оскорбить Поппи отказом. Так уж случилось, что ее папочка, Леонард Гудинг, старший партнер в юридической фирме «Гудинг, Картер и Ледж», был его начальником. В эту фирму редко приглашали людей со стороны, если вообще приглашали. Но Джуд был не просто человеком со стороны. Он закончил лучший юридический факультет с самыми высокими оценками. К тому же он был превосходным спортсменом, а Леонард Гудинг также оказался страстным любителем спорта. Когда Джуд пришел в эту фирму, Поппи была за границей, развлекаясь вовсю на папины денежки. Вернувшись, она сразу же положила на него глаз.

Двадцативосьмилетний холостяк Джуд Конрой очень нравился женщинам, и понимал это. Девицы в офисе без конца восторгались его голубыми глазами. А одна из секретарш, Ванесса, даже намекала, что не прочь заиметь ребенка с такой внешностью. Но Ванесса в отличие от Поппи хотя бы не приставала к нему.

Жизнь давно уже сделала Джуда циничным по отношению к женщинам. Все они охотились за богатыми мужьями. Так их воспитали. И, естественно, мужчин это отпугивало.

Обычно мужчины начинают думать о браке после тридцати лет. Но Джуд не намерен был жениться. Не то чтобы он играл в неприступность: у него было множество подружек, но не более того. Джуд хорошо знал, что после чудесного дня свадьбы все быстро летит под откос. Женщины обычно не задумываются о том, что бывает после замужества.

Все, что им нужно, — это белоснежное свадебное платье (и, конечно, вуаль), море цветов, церковь, торжественный прием — семья и несколько сотен друзей… Похоже, они начинают планировать эту церемонию с колыбели, усмехнулся Джуд. Но радость не может длиться долго. Так же как и физическое влечение.

По статистике большинство браков заканчиваются разводом. Некоторые из его клиентов женились по три-четыре раза, однако отнюдь не выглядели счастливыми людьми. Скорее напротив весьма жалкими. Джуд не хотел, чтобы его брак закончился катастрофой. Чтобы его ребенок страдал, как страдал он сам в детстве. Ведь потеря матери для ребенка не менее страшна, чем потеря ребенка для матери.

Но ему уже наскучило играть роль первого холостяка в городе. Месяц назад он попал в список «Десяти самых сексуальных мужчин в городе», составленный одной журналисткой, на чьи звонки Джуд даже не потрудился ответить. К статье она присовокупила его цветную фотографию со скандальной надписью «Записной сердцеед». Ванесса вырезала ее из журнала и наклеила на его машину.

Джуд об этом и не догадывался, пока постоянные гудки и смешки водителей вокруг не заставили его остановить машину и сорвать злосчастную фотографию. Впрочем, шума он поднимать не стал. Что поделаешь, мы живем в безумном мире. Разве не странно, что скромный деревенский мальчик превратился в преуспевающего адвоката и самого сексуального мужчину в городе?

За последнее время Джуд сильно изменился. Теперь он носил только строгие костюмы, рубашки спокойных тонов и галстуки. Впрочем, это не помешало журналистке разглядеть его носки и назвать их «стильными». Это носки-то стильные?

Вот уж впрямь безумие. Джуд готов был придушить ее собственными руками.

Его непослушные светлые волосы, вьющиеся с детства, были подстрижены как можно короче, так, как посоветовала Бобби, его секретарша. Это она в самом начале его карьеры пожалела начальника и показала, где ему следует покупать одежду и стричь волосы.

Джуду потребовалось немало усилий, чтобы стать тем, кем он стал. Ему всегда нравилась удобная одежда — футболки, джинсы, кроссовки. Он обожал тренажерный зал и ощущал себя прежде всего спортсменом, а потом уж адвокатом. На службе ему пришлось изменить свой стиль. Молодой человек стал таким, каким его хотели видеть клиенты, — молодым энергичным юристом, которого ожидала блестящая карьера. Вначале он даже не возражал против внимания Поппи, но та действовала чересчур напористо и откровенно…

Он мысленно представил себе каменное лицо Леонарда Гудинга, когда тот узнает об объекте страсти своей единственной дочери. Перспектива стать зятем Леонарда Гудинга не прельщала Джуда. Хотя в этом случае он к тридцати годам, несомненно, стал бы полноправным партнером и был бы представлен сильным мира сего.

Родившийся далеко отсюда, в маленьком городке на севере Квинсленда, Джуд иногда мечтал о такой жизни. Он столько учился, чтобы выбиться в люди. Его обожаемый отец гордился им. Но продаться… Нет, ни за какие деньги.

Так что пусть уж Поппи найдет себе другой объект обожания. Потому что, как бы хорошо он ни работал и какими талантами бы ни обладал, Леонард Гудинг может выставить его за дверь в одно мгновение. Отец Поппи в гневе был страшен.

Джуд подошел к окну, из которого открывался великолепный вид на реку. Крыши огромных коммерческих зданий из стекла и бетона золотились под лучами солнца.

Его боязнь брака любой психиатр счел бы последствием несчастного детства. Мать оставила отца — самого доброго и хорошего человека на свете.

Оставила и своего единственного ребенка. Неудивительно, что это так сильно на него повлияло.

Мой милый мальчик.

Так ей нравилось называть его. Какая нелепость! Одно воспоминание об этом вызывало у него депрессию. Милый только потому, что он был очень похож на нее. Джуду исполнилось только двенадцать, и он думал, что жизнь прекрасна, когда она исчезла из его жизни. Только несколько лет спустя отец рассказал ему правду. Мать уехала с богатым американским туристом, тот остановился в отеле, в администрации которого она работала.

Его мать была поразительна красива. Роскошная фигура, длинные золотистые волосы и ярко-голубые глаза. Папа, с его добрым сердцем, говорил, что в нее невозможно было не влюбиться, ведь Салли — само совершенство. Бедный папа!

Джуду потребовались годы, чтобы осознать: отец был слеп во всем, что касалось его матери, так сильно он любил ее. Даже ребенком Джуд понимал, что мать не может жить без мужского внимания. Флиртовать для нее было так же естественно, как дышать. Мужчин тянуло к ней как магнитом.

Наверняка богатый американец был не первым ее любовником. Отец объяснял это тем, что она жаждала приключений, разнообразия, а их городок был настоящим захолустьем, где ничего никогда не происходило.

«Салли любила жизнь. Она такая красавица!

Она заслуживала больше, чем я мог ей дать».

Но разве это оправдывает измену? Папа считал себя скучным, серым человеком, хотя он был талантливым и успешным юристом, которого уважали в городе. Он обожал книги. Ценил музыку, особенно классическую, оперу и джаз. В свободное время любил рыбачить. И у отца было великолепное чувство юмора. И он никогда ни на кого не держал зла. Несмотря на всю боль, которую ему причинила жена, он никогда и слова плохого о ней не сказал.

В отличие от Джуда. Джуд всегда думал о матери только самое плохое. Она предала их с отцом.

Она преподала ему урок, что женщинам нельзя доверять. Они изменяют мужьям и даже бросают их, когда те не могут дать им все, чего им хочется. И если отец любил мать Джуда до конца своих дней, то Джуд ненавидел ее. Он винил ее в смерти отца, тот умер вскоре после того, как Джуд начал работать в юридической фирме. Папа прилетел в Брисбейн, чтобы вместе с сыном отпраздновать это событие. Он так гордился Джудом. Его самым большим желанием было, как он сказал перед отъездом, чтобы у сына жизнь сложилась лучше, чем у него самого.

«Найди подходящую девушку. Женись на ней.

Подари мне внуков. Ты — единственное, что держит меня на этом свете, Джуд. Я живу только ради тебя.

И я горжусь тобой».

Именно желание увидеть в глазах отца гордость за своего сына подстегивало Джуда все эти годы на пути к успеху. А потом отец умер. Слабым утешением служило то, что он погиб, занимаясь своим любимым делом — ловлей рыбы. Мэттью с парой старых друзей отправились в море. Разразилась ужасная гроза, и гигантской волной отца и одного из его друзей смыло за борт. Оба они бесследно исчезли в Коралловом море. Несмотря на усиленные поиски, тела их так и не были найдены.

Как я по нему скучаю, вздохнул Джуд. Его горе тогда не поддавалось описанию. Жители городка пытались утешить Джуда, когда он прилетел на поминальную службу, ведь его отца все любили и уважали. Теперь, когда Джуд наконец получил возможность отплатить отцу за все, что тот сделал для него, отец был мертв. Эта трагедия омрачила его профессиональный успех. Безгранична любовь, на которую способно человеческое сердце, и безгранично горе, когда эта любовь утрачивается.

Бобби, секретарша Джуда, легонько постучала в дверь, оторвав его от грустных воспоминаний.

— Ну что, удалось ее выпроводить? — спросила она со смехом.

Бобби была невысокой, очень привлекательной и преисполненной жизненной энергии женщиной.

С первых дней его работы в фирме она стала ему настоящим другом и превосходной секретаршей преданной, сообразительной и аккуратной. И с ее женихом Брайаном — спортивным репортером они легко нашли общий язык.

— Не смешно, — пробурчал Джуд. — Было чертовски трудно выставить ее отсюда! — Он вернулся за стол. — Поппи Гудинг решила заполучить меня любой ценой.

Бобби расхохоталась:

— У меня чуть инфаркт не случился, когда она выскочила из кабинета. Эта девушка должна каждую ночь на коленях благодарить Бога за что, что не унаследовала кирпичную физиономию своего папочки. Но характер у нее — ой-ой-ой. Как бульдозер сметает все на своем пути. Тут уж она вся в него. Но от тебя ей нужен только секс, поверь мне.

— Но почему я? — спросил он сердито.

Неужели босс действительно не понимает, удивилась про себя Бобби. Джуд Конрой — мечта каждой женщины. Джуд Конрой с его роскошным телом и поразительными ярко-голубыми глазами. Девушки при виде его теряют голову. Если бы не Брайан, она, Бобби, наверное, тоже не устояла бы.

— Хочешь, я пущу слух, что ты голубой? — предложила она серьезно.

Начальник наградил ее убийственным взглядом… Но тут же улыбнулся. Боже, он мог бы стать звездой рекламы зубной пасты, решила про себя Бобби.

— Не думаю, что Поппи это остановит. Она тут же попробует изменить мою ориентацию. Что мне нужно, так это отпуск.

Когда он после работы направлялся к своей машине, зазвонил сотовый. Это была Бобби. Голос ее звучал взволнованно:

— Слушай, только что позвонил какой-то мужчина. Подозреваю, один из тех, что бьют собак и жен.

Он очень рассердился, не застав тебя. Его зовут Ральф Роган. Сказал, что ты его знаешь и что ему нужно срочно с тобой связаться. Ты что, спал с его женой? Я ответила, что у тебя важное совещание до четырех. Его номер… он не из Брисбейна — у тебя есть ручка?

— Называй, я запомню.

Она рассмеялась.

— Ну у тебя и память, записная книжка не нужна!

— Именно так.

Джуд всегда легко запоминал номера. Ребенком он держал в голове сотни разных цифр, что не удавалось никому из его сверстников. Бобби назвала номер, и он сразу понял, что звонили из Северного Квинсленда. Имя Ральф Роган тоже было ему знакомо. Ральф был сыном самого богатого человека на севере. Он жил в родном городе Джуда — Айсисе. Отец Джуда был поверенным в делах отца Ральфа — Лестера Рогана. Роган-старший не доверял никому, кроме него. Джуд и Ральф вместе ходили в школу, но друзьями никогда не были. Скорее наоборот. Будучи подростком, Ральф постоянно восставал против деспотизма отца. Роган-старший хотел видеть своего сына на вершине успеха. Но Ральф не мог достичь этой вершины. Еще ребенком он отличался чрезвычайной самоуверенностью, считал, что им с отцом принадлежит весь город. Только что-то очень важное могло заставить Ральфа Рогана обратиться к Джуду. Надо будет позвонить ему после совещания.

Душераздирающие крики посреди ночи разбудили его. Ральф Роган узнал голос своей насмерть перепуганной матери и тут же понял: случилось что-то ужасное. Его отец. Он страдал атеросклерозом. Что неудивительно, когда человек столько лет предается чревоугодию, блуду, злоупотребляет спиртным, куревом — и все это несмотря на предупреждения врачей. И вот отец мертв. Ральф не испытывал к нему ни любви, ни уважения. Но при этом старался не замечать своего разительного с ним сходства во всем.

Ральф скатился с постели, натянул джинсы и футболку и босиком бросился в коридор. Через пару секунд он уже был в западном крыле особняка, где жил его отец. Они с матерью спали в разных комнатах. Надменный и эгоистичный, Лестер Роган считал жену и детей своей собственностью.

Они не имели права вмешиваться в его личную жизнь. Отец велел рабочим перестроить дом так, чтобы несколько комнат особняка стали его личными апартаментами, где он мог спокойно предаваться своим развлечениям. Многострадальная мать Ральфа не посмела возразить. Она была жалким, забитым существом без права голоса. Отец всегда был эгоистом. Деньги и власть развратили его.

В огромной спальне, заставленной громоздкой викторианской мебелью, Ральф нашел мать на полу у отцовской постели. Тело ее сотрясали рыдания. Она словно обезумела от горя.

— Он умер, Ральф, — всхлипнула она, увидев сына. — Твой отец умер.

— И слава богу.

Ральф позволил годами копившемуся раздражению выйти наружу. Он стоял у постели отца и смотрел на его когда-то привлекательное, а теперь опухшее лицо. Рот его был полуоткрыт. Невидящим взглядом мертвый уставился в потолок. На мгновение Ральф испытал искушение убедиться, что отец действительно мертв. Он нагнулся, чтобы закрыть покойнику глаза, но тут же отдернул руку, словно тот мог его укусить. Ни разу в жизни отец не сказал, что любит его или гордится им, только постоянно унижал и оскорблял, сравнивал с этим выскочкой Джудом Конроем, «золотым мальчиком».

— Он умер! — с этими словами Ральф решительным жестом закрыл простыней тело на кровати. Я позову Атуэлла. Он подпишет свидетельство о смерти. — Ральф посмотрел на мать и рывком поднял ее на ноги. — О ком ты плачешь, мама? — спросил он с искренним изумлением. — Он обращался с тобой как с грязью под ногами. Слова доброго тебе не сказал. Выкинул из своей постели. Изменял тебе направо и налево.

— Я любила его. — Мать сбросила его руку и рухнула в кожаное кресло рядом с кроватью. Ее тщедушное тело утонуло в нем. — Мы были счастливы когда-то.

Ральф истерически расхохотался.

— Что за чушь! В этом доме никогда не было счастья. Соберись. Я пойду позвоню Атуэллу. Где Крыса?

— Пожалуйста, не называй так сестру, Ральф, взмолилась мать. — Иногда ты бываешь таким жестоким.

Он повернулся к матери — высокий, крупный, с глубоко посаженными глазами, большим носом и в свои двадцать восемь уже излишним весом.

— Ты забыла, это не я придумал такое прозвище, а папа. Ну ладно, где Мел?

— Здесь, Ральф, — раздался тонкий голосок со стороны двери. — Неужели он умер? — Мелинда Роган испуганно уставилась на тело на кровати. Потом осторожно вошла в комнату.

— О да, моя девочка, — ответила Мюра Роган, протягивая руки к дочери. На два года моложе Ральфа, Мелинда была очень миловидной девушкой, с тонкими чертами лица, унаследованными от матери, пушистыми каштановыми волосами и серыми глазами.

— Это такой удар для нас, — сглотнула Мелинда.

Она обняла мать, стараясь ее утешить. — Не плачь, мама, — прошептала она, глядя на нее блестящими от сдерживаемых слез глазами. — Против смерти ничего не поделаешь. И он очень плохо обращался с тобой.

— Не всегда, — продолжала всхлипывать Мюра.

— Это когда же? — Ральф набирал номер по телефону, но прервался, услышав слова матери.



Мюра попыталась вспомнить, когда муж был к ней добр.

— До того, как вы родились, и немного после, наконец ответила она.

— Не правда, — возразил Ральф, — ему никогда не было дела до нас.

Он вернулся к телефону и набрал номер доктора.

— Вот возьми, мама, — Мелинда нашла коробку с бумажными салфетками. Слезы заливали лицо матери. Когда-то мама была хорошенькая, но годы страданий исказили ее черты до неузнаваемости.

— Атуэлл будет через двадцать минут, — сообщил Ральф. — Прекрати истерику, мама. Оденься. Этот человек оказал нам большую услугу своей смертью. Теперь мы свободны от него и его издевательств.

— Тебе просто не терпится добраться до его денег, — вспыхнула Мелинда, враждебно глядя на брата. — Теперь ты — глава семьи. И вот что я тебе скажу, Ральф: ты ничем не лучше отца.

Только спустя несколько часов Ральф Роган сумел дозвониться до своего старого врага Джуда Конроя. «Золотой мальчик», любимчик отца. Преуспевающий юрист. Ральф всегда его недолюбливал. Однажды, когда им было по тринадцать, Конрой избил его за то, что Ральф оскорблял новенького — «ботаника», слабака и выскочку, который попал в их школу, получив правительственную стипендию. Ральф никогда не забудет, как лежал на земле с разбитым носом. Забавно бить других детей, но какое унижение — быть избитым самому. И он поклялся, что отомстит Джуду Конрою, герою школы, первому спортсмену, любимцу учителей.

Даже мать Ральфа встала тогда на сторону Конроя, сказав, что он, ее сын, получил по заслугам.

Их с Конроем отцы дружили. Мэттью Конрой был поверенным отца, а после его смерти Лестер Роган назвал своим поверенным его сына Джуда.

Отпевание Лестера Рогана уже началось, когда молодая женщина вошла в церковь и села на одну из задних скамеек. На секунду преклонила колени и выпрямилась. Ее волосы были тщательно прикрыты шелковым шарфом так, что ни одна прядь не выбивалась наружу. На девушке было скромное синее платье. Кое-кто начал оборачиваться на незнакомку. Жители города тем временем прощались с покойным, отдавая ему последний долг. Лестер Роган был известным человеком в этих краях. Его «царство» охватывало половину города и простиралось на сотни миль вокруг.

Впрочем, хотя все старались изображать горе, это мало кому удавалось. Когда Ральф Роган с мокрым от пота лицом бормотал что-то насчет того, каким великим человеком был его отец, многому научивший его, Ральфа, прихожане не могли сдержать саркастических усмешек. Лестера Рогана никто не любил. Более того, его считали чудовищем.

А что касается Ральфа, то, как говаривали многие, яблочко от яблони недалеко падает.

Семья покойного сидела в первом ряду. Сын и дочь — с застывшими лицами, а Мюра Роган рыдала так, словно ее муж был самым лучшим и добрым человеком на свете.

Слезы радости, думали про себя люди. Теперь она свободна. Может, уедет за границу. Хотя никто никогда не видел, как Лестер Роган бьет жену или детей, их страх перед ним замечали все. В семье он был деспотом. Но зато у них водилось много денег.

Семья жила в огромном двухэтажном особняке на самой вершине холма, с которого открывался великолепный вид на океан. Жена и дочь Рогана могли покупать все, что только им вздумается, — платья, машины, развлечения. Впрочем, никакое платье или украшение не могло вернуть Мюре Роган былой красоты. Дорогой черный костюм и белоснежная блузка, которые были на ней сегодня, буквально висели на ее исхудавшем теле. Стильная черная шляпа с широкими полями, украшенная серебристыми перьями, скрывала серое, измученное лицо уставшей от жизни женщины.

Джуд, прибывший за десять минут до начала отпевания, сидел сзади. Как отличалась эта траурная церемония от похорон его отца! Сегодня здесь было почти пусто. А тогда старую деревянную церковь заполнил народ. И никто не скрывал своего горя. Люди рыдали, рассказывая о безграничной доброте Мэттью Конроя, о его щедрости, о том, как помогал он людям. Мэттью Конрой никогда не брал денег за совет, не брал денег с малоимущих. Он внимательно выслушивал тех, кто приходил к нему, и помогал найти решение. Мэттью Конрой много сделал для этого города. И для своего сына. Все говорили, что он был замечательным отцом, и сам Джуд — лучшее тому доказательство.

Эту молодую девушку Джуд заметил сразу. Похоже, она нарочно села сзади, чтобы не привлекать к себе внимания. Но от нее словно исходило сияние. Цвет ее кожи напомнил Джуду лепестки магнолий в саду отца, который теперь принадлежал ему. Он никогда раньше не видел ее. Заинтригованный, Джуд повернулся, чтобы еще раз взглянуть на нее. Но она тут же склонила голову, словно в глубокой молитве. Очевидно, ей было неприятно внимание.

К концу церемонии девушка исчезла. Джуд слышал, как она уходила. Странно, он думал, что знает всех жителей города. Наверно, она приехала сюда недавно или вообще не из этих мест. Но почему это так его волнует? У него нет времени на незнакомок. У него нет времени даже на бедняжку Мел, которая всегда была к нему неравнодушна.

Джуд сел в машину, которую Бобби заказала для него. Непривычно было снова ощущать медленный ритм жизни маленького городка. Никаких пробок в часы пик на дорогах. Никаких скоростных шоссе.

Можно поехать в любое место и в любое время.

Все вокруг дышит безграничным покоем. Солнце заливает землю золотистым светом, белизна песка и синева неба слепят глаза. Недалеко тропические леса и Большой Барьерный риф. Айсис был просто раем на земле.

Пришедшие на похороны люди пребывали в явной растерянности. Как-то не верилось, что Лестер Роган умер: он всегда казался бессмертным огромный, энергичный, с громовым голосом.

Похороны не заняли много времени. Вдова не переставала рыдать. Ральф, тяжело дыша и обливаясь потом, буквально швырнул горсть земли на крышку гроба. Когда Джуд подходил к семье Рогана, чтобы выразить свои соболезнования, он с удивлением заметил молодую девушку из церкви.

Она стояла в отдалении в тени дерева, стараясь не привлекать к себе внимания. Теперь он видел, что она высокая и стройная. Даже в своем простом синем платье она выглядела очень элегантно. На голове вместо шляпки — платок, гармонирующий с платьем. Цвет волос угадать было невозможно.

Кто она? Друг семьи? Родственница? Но, похоже, она не собирается выражать им свои соболезнования. Впрочем, желающих сделать это было немного. Наверное, не могут подобрать добрых слов для Лестера Рогана, подумал Джуд, не отрывая глаз от загадочной незнакомки.

Мюра, растроганная его словами, поцеловала его в щеку, ни на секунду не усомнившись в их искренности. Мелинда казалась такой несчастной, что он поддался искушению обнять ее и утешить.

Ральф остался равнодушен. Неудивительно, Джуд тысячу раз слышал, как он желал смерти своему отцу.

— Я так рада, что ты приехал, Джуд, — прошептала Мел, подруга его детства. Ральф всегда плохо обращался с сестренкой. Поэтому она невольно тянулась к Джуду, который был добр к ней.

— Я могу что-нибудь сделать для вас с матерью, Мел? — спросил он любезно. Мелинда буквально повисла у него на руке. — Смерть отца, должно быть, стала для тебя шоком, Мел, хотя он и был болен, — продолжил Джуд.

— Он даже не пытался выздороветь, — всхлипнула Мел. — Напротив, он словно делал все, чтобы быстрее умереть. Я не любила его, Джуд. Ты знаешь это.

— Он был не самым добрым отцом, Мел.

— В отличие от твоего, — вздохнула девушка. — Я знаю, как сильно ты страдал после отъезда матери, Джуд. Но ты старался быть мужественным. И у тебя был замечательный папа. Самый добрый папа на свете. А мой отец знай себе твердил, что мы с Ральфом полные идиоты. — Мелинда вытерла глаза кончиком кружевного платка.

От платка пахло лавандой. Как старомодно, подумал Джуд.

— Не плачь, Мел, — утешал он ее. — Ты ведь очень умная девушка. Хотя твой отец всячески старался унизить вас.

— И ему это удалась. — Мелинда уронила голову на грудь. — Смерть всегда трагедия, даже когда ее ждешь. Все же он был моим отцом. И теперь мне страшно. Ты придешь к нам? — с мольбой спросила она Джуда.

— Конечно. Я же поверенный твоего отца. Ты не знала?

— Ральф сказал нам. Я рада, что это ты, а не какой-нибудь незнакомец. Мы все так скучаем по твоему отцу, Джуд. Он был особенным человеком.

Как и ты.

Джуд грустно улыбнулся.

— Да брось ты, Мел. Я такой же, как все прочие.

Мы огласим завещание, когда твоя мать немного придет в себя.

Ральф, стаявший рядом, уловил последнюю фразу.

Прервав разговор, он повернулся к юристу:

— Спасибо, что пришел, Джуд. — В глазах его не было и тени искренности.

Судя по всему, Ральф так и не вырос из подростка, страдавшего от ревности, зависти и множества других комплексов.

— Я бы хотел, чтобы оглашение произошло как можно скорее. Как только все разойдутся.

Джуд посмотрел на Мюру. Он сомневался, что она это выдержит.

— А как твоя мать? Она выдержит?

— Выдержит, — отрезал Ральф и отвернулся, оставив за собой последнее слово.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Джуд подождал, пока разъедутся все пришедшие на похороны, и направился к своей машине. Поведение Ральфа его шокировало. На уме только деньги. На горе матери и сестры ему наплевать. Он требует быстрейшего оглашения завещания.

Ну что ж, чем раньше это произойдет, тем больше времени останется на отпуск. По совету Бобби, Джуд попросил у Леонарда Гудинга разрешения отдохнуть. Тот милостиво согласился — возможно, на это повлияла очень выгодная сделка, юридическим сопровождением которой занимался Джуд.

Она принесла фирме много денег.

К воротам вела довольно широкая дорожка, обсаженная яркими магнолиями. Воздух был насыщен их сильным цветочным ароматом. Городское кладбище напоминало цветущий сад Джуд вел машину аккуратно. Отвлекся только на секунду, чтобы взглянуть на часы. Когда же поднял глаза — сердце в груди остановилось, а нога сама собой вдавила до упора педаль тормоза.

Прямо перед ним в траву упала девушка, очевидно не заметившая приближения автомобиля.

— Черт! — Он выскочил из машины и бросился к ней. Может быть, она просто поскользнулась или это он напугал ее?

— Вы в порядке? — Он наклонился к девушке, с тревогой вглядываясь в ее побледневшее лицо. Простите. Я вас не заметил.

— Это моя вина. — Девушка приняла протянутую руку, и Джуд поставил ее на ноги. — Мне не стоило идти по обочине. Есть другие дорожки.

— Вы уверены, что все в порядке? Лодыжку не повредили?

Только тут Джуд заметил, что они стоят совсем близко.

— Все в порядке, — ответила она тихо.

Слава богу, произнес про себя Джуд, все еще не оправившись от испуга.

Они оба одновременно опустили взгляд на ее обнаженные ноги, покрытые золотистым загаром.

На ней была короткая юбка, и оттого ноги казались еще длиннее. И, к счастью, никаких повреждений!

— Джуд Конрой, — сказал он, протягивая руку.

— Кейт Костелло. — Она пожала протянутую руку. В зеленых глазах промелькнуло что-то странное.

— Вы недавно приехали? — не удержался он, вглядываясь в ее красивое лицо. Вблизи она была еще прекраснее, чем там, в тени дерева. Девушка словно вышла из сказки. Широко посаженные и чуть раскосые глаза придавали ее дивному лицу экзотическую прелесть. Никогда еще Джуд не встречал такой красавицы!

Он молча любовался ее безупречной кожей, большими зелеными глазами и тонкими бровями вразлет. Гармонию нарушал только рот: нижняя губа была полнее верхней, но это только придавало ей еще больше очарования. При взгляде на нее в голову приходило старое клише: «Английская роза».

При этом что-то подсказывало Джуду, что под этим чистым лобиком таится острый ум.

Он знал, что неприлично так пристально рассматривать незнакомку, но она, похоже, этого не замечала. Ей было лет двадцать с небольшим, и для своих лет она выглядела слишком серьезной. Голос ее тоже был прекрасен: чистый и мелодичный. Вот только цвет волос под шелковым платком продолжал оставаться загадкой. Как бы его снять? Эта девушка наверняка колдунья. Ее глаза обладали магической силой.

— Я здесь уже шесть месяцев, — ответила она на его вопрос. — Я знаю, кто вы.

— Правда? Откуда же?

— Все в городе знают о вас и о вашем отце, — сказала она. — Вашего отца все любили и уважали. А вы — местная знаменитость.

Джуд пожал плечами.

— А вы кто? — спросил он, меняя тему разговора и физически ощущая, как искрит воздух между ними. Его влекло к прекрасной незнакомке.

— Я уже сказала, Кейт Костелло, — ответила она.

— Вы друг семьи? Родственница?

Она сделала шаг назад — с яркого солнца в спасительную тень.

— Это допрос, Джуд Конрой?

— Почему вы так решили, мисс Костелло? Это обычный вопрос.

— Но особым тоном. Может быть, он свойствен юристам?

— Вы не любите юристов? — с вызовом спросил Джуд.

— Я с ними никогда не сталкивалась. Но, видимо, они — необходимое зло.

— Надеюсь, — усмехнулся Джуд. — А вы, чем вы занимаетесь? — спросил он, стараясь изменить тон.

Хочет очаровать ее, настороженно подумала Кейт.

— Это так важно? Ведь мы, возможно, никогда больше не увидимся.

Он рассмеялся.

— Мне очень любопытно.

— В таком случае скажу, — ответила Кейт. — Я владелица небольшой галереи на пляже. Называется «Кристальный грот». Продаю драгоценные и полудрагоценные камни со всего света.

— И магические кристаллы тоже? — не удержался Джуд. — Не может быть, чтобы у вас, с вашими колдовскими изумрудными глазами, не нашлось магического кристалла в лавке.

В зеленых глазах вспыхнули искорки.

— Уверяю вас, что не обладаю даром ясновидения, иначе я не позволила бы вам так напугать меня сегодня. Просто мне нравятся кристаллы.

— Что привело вас в кристальный бизнес? спросил он шутливо, вглядываясь в ее лицо. Случайный свидетель их встречи мог бы подумать, что они любовники — так близко они стояли друг к другу.

— Друзья научили меня разбираться в драгоценных и полудрагоценных камнях. Вы знаете, что людей с древних времен манило все блестящее? — Она отвела глаза, не в силах больше выдерживать пристальный взгляд этих пронзительных ярко-голубых глаз. В них она читала не только восхищение, но и настороженность.

— Как я смогу найти «Кристальный грот»? спросил Джуд. — У меня сейчас отпуск.

— И вы собираетесь провести его здесь? — изумилась девушка.

— А почему нет? — Джуд снял пиджак и перекинул его через плечо. — Я родился в этом городе. Наверное, и умру в нем. Но вы, похоже, не рады видеть меня здесь?

— Ну что вы! — девушка вспыхнула. — Я вовсе не это имела в виду.

— Вы пешком? Или на машине?

— На машине. Она там, за углом. — Кейт махнула в неопределенном направлении.

— Давайте я подвезу вас к ней. Вы не поедете в особняк?

— Я не знакома с семьей Роган, мистер Конрой.

— Зовите меня Джуд. Я обязательно заеду в вашу кристальную лавку.

Она ослепительно улыбнулась.

— Вы легко ее найдете. Все знают, где это. Раньше там была галерея искусств Тони Манделя. Я живу прямо за ней. Вы знали его?

— Конечно. Тони был у нас частый гость. Мой отец приобрел кучу его картин еще до того, как он стал знаменитым. Он, должно быть, уехал за границу.

Кейт кивнула:

— Да, в Лондон. Его последняя выставка имела грандиозный успех. Все полотна быстро раскупили. Мы поддерживаем с ним связь.

— Вы родственники? — снова не удержался от личных вопросов Джуд.

— Старые друзья, — обезоруживающе улыбнулась девушка. — Вам нет нужды подвозить меня.

Это недалеко.

— Не могу допустить, чтобы вы остались на обочине в такую жару, — Он не отрывал взгляда от ее лица.

— Почему вы так на меня смотрите? — нахмурилась девушка.

— Простите, я умираю от любопытства. Я не знаю, кто вы, не знаю, почему вы пришли на похороны Лестера Рогана, хотя не знаете никого из их семьи.

Девушка посмотрела прямо в глаза адвокату.

Высокий, стройный, подтянутый, он больше напоминал атлета, чем конторского служащего.

— Разве это так важно? — спросила она спокойно.

— Что-то мне подсказывает, что да.

— Так это вы у нас ясновидящий, мистер Конрой, — улыбнулась девушка. — Кто вы по знаку зодиака?

Кейт слышала, что он очень привлекателен, но чтобы настолько… Она не ожидала, что ее будет так тянуть к этому великолепному представителю мужской половины человечества. Перед его белоснежной улыбкой и ямочками на щеках устоять было просто невозможно.

— Лев, — ответил он, заинтригованный. — Но астрология — не наука, мисс Костелло.

В изумрудных глазах заплясали смешинки.

— Я хотела назвать вам ваши камни-талисманы, спокойно ответила она. — Но вижу, вам неинтересно.

— Почему же? Это забавно, — шутливо возразил он. — Называйте.

— Нет уж, — она физически ощущала, как нарастает напряжение между ними.

— Какой у вас цвет волос? — вопрос вырвался непроизвольно.

Девушка опешила.

— Ну ладно, если вам так уж любопытно….

Она медленно стянула платок, встряхнула головой, и ветер подхватил ее локоны.

У Джуда замерло дыхание.

Солнце заискрилось в прядях, как в драгоценном камне. Золотые, розовые, янтарные, оранжевые, красные, алые и пурпурные отблески ослепили его. Ее длинные роскошные цвета меди волосы невозможно было описать словами. Джуд смотрел на них как зачарованный. Ее кожа казалась еще нежнее и прозрачнее на фоне алого пламени волос.



— Меня не нужно подвозить. Правда.

— Глупо идти по такой жаре. Поехали!

— Ну, ладно, — наконец согласилась девушка.

Они повернулись к машине.

— Я слышал, что у рыжеволосых кожа очень чувствительная к солнцу, — заметил он, открывая девушке дверцу.

Кейтрин села.

— Я использую хорошее средство от солнца и не ношу шляп. Только на похоронах.

— Жаль. Я бы хотел увидеть вас в хорошенькой шляпке.

Он тут же представил ее в шляпке с широкими полями, украшенной нежными розовыми розами.

Такая шляпка была у его матери. Джуд помнил те времена, когда его родители были счастливы. Они вместе ухаживали за садом — их гордостью. Там, несмотря на влажность тропического климата, вовсю цвели роскошные розы. Джуд всегда посылал розы девушкам, с которыми встречался.

Только высадив загадочную Кейт Костелло возле ее машины, Джуд вспомнил, что она так и не ответила, почему пришла на похороны Лестера Рогана.

Спустя десять минут он подъезжал к особняку Роганов — свидетельству богатства его хозяев. Дом был огромен. Окруженный пятью акрами тропических садов, он поражал своими размерами. Ворота открылись автоматически. К дому вела широкая дорога, обсаженная королевскими кубинскими пальмами. Слева за деревьями виднелось бунгало садовника. В поместье Роганов имелись и бассейн, и домик для гостей. Но самым потрясающим зрелищем было ярко-синее море, вид на которое открывался из любого уголка сада.

Перед домом было припарковано больше десятка машин. Джуд нашел местечко для своего автомобиля, все еще занятый мыслями о Кейт Костелло. Почему она пришла на похороны, не будучи знакомой с семьей покойного? Или она не была знакома с Мюрой, Ральфом, Мелиндой, но знала Лестера? Каким образом? Может, это Лестер купил галерею Тони Манделя? Теперь туристический бизнес в Северном Квинсленде процветает, и это было бы хорошим вложением денег. Если Лестер владел землей, на которой стоит лавка Кейт, почему бы ей так и не сказать? Зачем столько тайн? И почему она пряталась за деревом? Все это очень странно.

Еще через час гости разъехались, некоторые были навеселе, несмотря на трагическое событие, заставившее их собраться здесь.

— Пора зачитать завещание, — нетерпеливо объявил Ральф. — Оно у тебя? — он пристально посмотрел на Джуда.

— Конечно. Вы уверены, что выдержите это, миссис Роган? — заботливо спросил Джуд у смертельно бледной Мюры Роган. — Я могу прийти завтра, если хотите.

Ральф покраснел от гнева.

— Сколько еще повторять, Джуд? Мы готовы.

Начинай.

Он так и остался школьным хулиганом и забиякой, с грустью отметил Джуд.

— Я говорю с твоей матерью, Ральф, а не с тобой, — отрезал Джуд, не отрывая взгляда от матери Ральфа, которая выглядела так, словно сама была при смерти.

— Мама, ответь ему! — рявкнул Ральф.

— Нет, Ральф, нет, — дрожащим голосом взмолилась Мюра.

Взяв мать за плечи, Ральф наклонился к ней.

— Послушай, — прошипел он. — Это не займет много времени. А потом мы уложим тебя в постель, где ты можешь отдыхать хоть до конца жизни.

— Мне кажется, ей именно сейчас нужен отдых, с плохо скрываемой неприязнью возразил Джуд. Ведь она в шоке.

— Давайте побыстрее покончим с этим, — раздался голос Мелинды. Ей так же, как и Ральфу, не терпелось узнать содержание завещания. — Я присмотрю за мамой. Она сильнее, чем кажется. Папа унижал ее столько лет, а она все вынесла.

— Хорошо, давай сделаем это сегодня, — сдалась Мюра. Желание детей было важнее ее здоровья.

— Пусть будет так, — Джуд предпочел не возражать. — Мел, усади, пожалуйста, маму в кресло.

Мелинда обняла мать за талию и помогла ей подняться с кушетки. Мюра передвигалась с трудом. Джуд подозревал, что доктор Атуэлл накачал ее успокоительными лекарствами перед похоронами. Ей нужен отдых, а Ральфу на это наплевать.

Весь в отца!

— Сядь, черт тебя побери! — рявкнул Ральф, словно в подтверждение мыслей Джуда.

— Прекрати, Ральф! — воскликнула сестра. — Ты просто свинья.

— Весь в папашу, — отрезал Ральф и повернулся к Джуду. — Начинай, мистер Выскочка.

Джуд сделал шаг ему навстречу. Высокий, теперь он нависал над сыном Рогана.

— Мое имя Джуд, и изволь обращаться ко мне уважительно, Ральф. Я поверенный твоего отца, а не твой лакей.

— Полегче, — Ральф в страхе отшатнулся от него. Ты же понимаешь, как мне не терпится узнать, кому из нас троих сколько досталось.

— Конечно.

Джуд сел в кресло за кофейным столиком в восточном стиле и положил кейс перед собой. Доставая завещание, он чувствовал на себе напряженные взгляды всех членов семьи.

— Погоди, я налью себе выпить, — не выдержал ожидания Ральф. — Кто-нибудь еще хочет? — оглянулся он на родных.

— Может, на сегодня уже хватит, Ральф? — робко спросила Мюра.

— Ты, что, следила за мной? — вспыхнул Ральф, наливая себе щедрую порцию виски и плюхая туда несколько кубиков льда.

— А ты, Джуд?

— Нет, спасибо. — Джуд тоже хотел поскорее покончить с этим делом. И он никогда не пил на работе.

Ральф рухнул в кресло и опрокинул в рот содержимое стакана.

Джуд показал всем запечатанный конверт с завещанием, украдкой изучая их застывшие в ожидании лица. Он сломал печать и вскрыл конверт. Развернув завещание, он начал читать:

— «Это моя, Лестера Майкла Рогана, последняя воля…»

Его прервал стон Мюры. Неужели она страдает по-настоящему? — недоумевал Джуд. Не могла же она любить это чудовище — своего мужа? Мел сжала мамину руку. Это была скорее попытка заставить ее замолчать, а не утешить.

— Не могла бы ты помолчать, мама? — прошипел Ральф, с неприязнью глядя на Мюру. — Продолжай, Джуд.

Джуд продолжил, стараясь не показывать, как их поведение шокирует его.

— «Это завещание является завещанием „in terrorem“«, — он сделал паузу, давая им осознать прочитанное.

— Что, черт побери, это значит? — фыркнул Ральф, рука его еще крепче сжала стакан с виски.

Это значит, что все не так просто, как Ральф думает, ответил про себя Джуд. Никто из членов семьи не может оспорить завещание. Похоже, Ральфа ждет небольшой сюрприз.

— Давайте, я сначала прочту, а потом объясню, если вам будет что-нибудь непонятно.

— Хорошо, — процедил Ральф сквозь стиснутые зубы.

— «Моей жене Мюре я завещаю…»

Не «любимой жене Мюре», как обычно пишут в завещании. В этой семье не знали, что такое любовь. С губ Мюры снова сорвался стон. На этот раз такой пронзительный, что Джуд невольно вздрогнул. Но дети проигнорировали его, не отрывая взгляда от завещания в руках Джуда.

— «Моей жене Мюре, — повторил Джуд, — я оставляю в единоличное владение особняк, землю, на которой он построен, и пять акров сада вокруг.

Помимо этого, я оставляю ей денежную сумму в размере десяти миллионов долларов, которая позволит ей провести остаток жизни в достатке. Если же она вторично выйдет замуж, дом с землей переходит к моему сыну, Ральфу. Деньги остаются в распоряжении Мюры».

Ральф выдохнул. Он ждал, что мать получит больше. Состояние Лестера оценивалось, по приблизительным расчетам, в 100 миллионов долларов. Он просто купался в деньгах. Все это знали.

Неужели Мюра не имеет законного права на половину этого состояния? Ральф не разбирался в законах. Ну что ж, ему больше достанется. Только вот еще раз выйти замуж ей вряд ли удастся. Ральф, как и его отец, считал мать жалким и никчемным созданием.

Джуд продолжил:

— «Моей дочери Мелинде….»

Ни слова любви или признательности.

— «…я завещаю ежегодный доход в размере семидесяти пяти тысяч долларов, выплачиваемых из фонда, созданного специально для этой цели. Она должна получать деньги до своего замужества. В день свадьбы Мелинда получит пять миллионов долларов».

Никаких подарков, никаких поучений. Как будто для Лестера дети существовали только на бумаге.

Вот это да, пронеслось в голове Ральфа. Он расхохотался.

— Хитрый старый ублюдок.

Это значит только одно. После стольких лет унижения он наконец получит вознаграждение.

Ему достанется все остальное. Он будет купаться в деньгах. Он будет богатым. Могущественным. У Ральфа заблестели глаза. Он сможет купить золотого мальчика Конроя с потрохами.

— «Моему сыну Ральфу, названному в честь человека, которому он и в подметки не годится, я завещаю мою коллекцию спортивных трофеев, мои автомобили, мою яхту „Морской орел“, мой портрет работы Даржи в кабинете и денежную сумму в размере пяти миллионов долларов, которой, как я надеюсь, он сумеет правильно распорядиться». Джуд оторвался от бумаги.

Напряжение в комнате можно было пощупать.

— Продолжай! — завопил Ральф, вскакивая. Там должно быть больше. Я наследник!

— Конечно, дорогой, — воскликнула Мюра. Ее бледность сменилась нездоровым румянцем.

— Конечно, — поддакивала Мелинда, ее, очевидно, завещание вполне устраивало. — Читай дальше, Джуд.

Джуд опустил глаза и застыл. Этого он не ожидал.

— «Джуду Конрою, сыну Мэттью Джона Конроя единственного человека, которому я когда-либо доверял и которого безгранично уважал, за его преданность отцу и выдающиеся успехи, я завещаю сумму в размере ста тысяч долларов, зная, что он сумеет разумно ею распорядиться. Все остальное мое имущество, движимое и недвижимое: землю, дома, деньги и акции — я завещаю Кейтрин Элизабет Костелло, незамужней…»

Его прервал животный крик Ральфа. Детей такой крик мог бы перепугать насмерть. Но только не Джуда.

— Ты не хочешь дослушать до конца, Ральф? спросил он сурово.

— Когда твой отец сочинил эту бумажонку? — выплюнул Ральф. — Я не хочу больше слышать эту чушь!

Он схватил стакан и швырнул его через всю комнату в бронзовую статуэтку наездника. Стакан разлетелся на тысячу осколков. Лицо Ральфа покраснело и исказилось от ярости.

— Отец что, спятил? — вопил он. — Кейтрин Элизабет Костелло. Кто это? Одна из его шлюшек? Чем она так очаровала его? Поверить не могу. Какой-то кошмар. Кто эта женщина? Он что, хотел на ней жениться? Разведясь с мамой?

Джуд старался справиться с шоком. Теперь он понимал, что Кейт Костелло для него означала только одно. Неприятности. Он взглянул на семью Роганов.

— Вы ее не знаете?

Мюра покачала головой. Похоже, эта новость вывела ее из сомнамбулического состояния.

— Я знаю ее, — пискнула Мелинда. Она тоже была взволнована. — Эта Кейтрин владеет галереей на пляже. «Кристальный грот» называется.

— И какое, черт побери, она имеет отношение к нам? — Ральф потянулся за завещанием с явным намерением разорвать его на мелкие кусочки.

Джуд быстро убрал ценный документ.

— Ты все знал! — обвинил его сын покойного.

Джуд покачал головой, готовясь отразить удар, если Ральф полезет к нему драться. Сейчас он был похож на пьяного боксера-тяжеловеса. Джуд понимал его состояние. Кто такая Кейтрин Элизабет Костелло и что связывает ее с семьей Роганов?

— Я на ваших глазах сломал печать. Я так же поражен, как и вы.

Он предпочел не упоминать, что уже встречался с наследницей империи Роганов.

— Она совсем молодая, — нахмурилась Мелинда, сжимая руку матери. — Моложе меня. И красивая. У нее великолепные волосы. Потрясающего красно-золотого оттенка. Я часто видела ее в городе, но мы незнакомы.

— Она переехала сюда, — прорычал Ральф, сжимая руки в кулаки. — Теперь я вспомнил. Эта девчонка в галерее Манделя. Парни рассказывали о ней. Я сам хотел пойти взглянуть на нее, но не было времени. Папаша позаботился, чтобы и минуты свободной мне не оставлять. Но вот чего я не понимаю. Что общего у хорошенькой девчонки могло быть с нашим старым, мерзким папашей?

Мюра побледнела.

— Не смей называть своего отца старым и мерзким, — воскликнула она с раздувающимися от гнева ноздрями. — Ему не было и шестидесяти. Он был совсем молодым. И привлекательным. Ты тоже мог бы быть таким, если бы сбросил вес. Я удивляюсь, как на тебя еще одежда налезает. Боже милостивый, Джуд, — повернулась она к юристу, — ты должен дать нам совет. Мы так поражены этой новостью. Как мог Лестер оставить все свое состояние юной девушке, с которой мы даже незнакомы?

— Не знаю, миссис Роган, — всплеснул руками Джуд. — Я сам предполагал, что имущество будет поделено между членами вашей семьи. Понятия не имею, почему ваш муж сделал то, что сделал, но, как исполнитель его последней воли, постараюсь выяснить это, обещаю. Это моя работа.

— Уж постарайся, — процедил Ральф, вне себя от ревности и гнева. Он прерывисто дышал, все еще не разжимая кулаков. — Я всегда знал, что папаша был редкостным ублюдком. Но не знал, что он к тому же сумасшедший. Он издевался надо мной. Над всеми нами. И даже из гроба продолжает издеваться. Но я этого не позволю! Все по праву принадлежит мне.

— Нам, — пискнула Мел. — Нам с мамой.

— Какого черта ты в это лезешь? — уставился на сестру Ральф, протягивая руку за бутылкой виски. Вы с матерью ни черта не понимаете в бизнесе.

Может, папаша тебя и не любил, но зато обсыпал деньгами. У тебя было все, что ни пожелаешь. Ты даже не потрудилась найти себе работу. Небось ни читать ни писать не умеешь.

— Прекрати, Ральф, — неожиданно строгим голосом произнесла Мюра. — Мел была нужна мне дома.

— За цветочками ухаживать? — Ральф запрокинул голову и расхохотался. — Проклятье! — в гневе он смахнул со стола стопку глянцевых журналов. — Ты у нас первоклассный адвокат, Конрой. Что ты нам присоветуешь?

— Как мило, что ты обратился ко мне за советом, Ральф. Так вот, завещание можно оспорить только в том случае, если у твоего отца был поврежден рассудок, — спокойно ответил Джуд. — А насколько я знаю, доказать это будет трудно. Твоя мать обеспечена. Ей достался дом и деньги, все, что и полагается ей по закону. Вам по закону отец ничего не должен. Он имел полное право распоряжаться своим состоянием так, как ему вдумается. Тем не менее он обеспечил вас с Мел. А юридический термин «in terrorem» означает, что если вы попытаетесь оспорить завещание, то не получите ничего.

Ральф резко повернулся и грубо выругался. В ярости он стукнул кулаком о кофейный столик.

— А если старый ублюдок сошел с ума? Если эта девчонка обвела его вокруг пальца? Если заставила его составить завещание в ее пользу. Кто знает, откуда она здесь взялась.

Действительно, подумал Джуд.

— Ты можешь оспорить завещание на этом основании, Ральф, — предложил он. Ему стало даже немного жаль парня. — Попробуй. Но я обязан предупредить тебя, что ты многим рискуешь. К тому же у твоей матери больше прав на имущество отца, чем у тебя. Так что это она должна инициировать процесс. И она может проиграть. А это приведет к катастрофе. Сначала вам надо встретиться и поговорить с наследницей.

— Даже твой отец, этот всеми уважаемый человек, предал нас, — враждебно заявил Ральф.

Джуд застыл.

— Мой отец тут ни при чем, Ральф. Ты сам это знаешь. Мой отец всегда только исполнял волю твоего отца.

— Как тебе не стыдно, Ральф, — раздался тонкий голосок Мел. Она была возмущена. — Ты знаешь, как отец уважал мистера Конроя. И Джуда тоже.

— Ты с ними заодно! — бросил Ральф. Он снова повернулся к Джуду:

— Я уверен, что отец все тебе рассказал.

— Мой отец ничего мне не говорил. — Джуд с щелчком захлопнул кейс. — В юриспруденции существует такое понятие, как профессиональная тайна. Информация о клиенте абсолютно конфиденциальна. Мне жаль, что завещание твоего отца не отвечает твоим ожиданиям. Что касается мисс Костелло, то, как исполнитель последней воли твоего отца, я обязан с ней встретиться.

— Надеюсь, ты сообщишь нам результаты этой встречи, — буркнул Ральф.

— Я не твой юрист, Ральф. Я исполнитель последней воли твоего отца. Моя задача проследить, чтобы она была исполнена. — Он повернулся к Мюре. — Как другу семьи, миссис Роган, позвольте мне принести вам свои соболезнования. Можете рассчитывать на мои помощь и поддержку во всем.

Мюра встала, пожимая протянутую ей руку.

— Большое спасибо, Джуд. Нам так нужна ваша помощь. Для меня смерть мужа была ужасным шоком…

— Я понимаю, миссис Роган, и ценю ваше доверие.

— Я провожу тебя, Джуд, — вызвалась Мелинда. Я так рада, что ты с нами в эту трудную минуту. Надеюсь, мы скоро узнаем, кем была отцу эта Кейтрин Костелло.

У Джуда холодок пробежал по спине. Они с Кейт всего несколько минут говорили друг с другом, но он никак не мог представить, чтобы эта девушка была любовницей Лестера Рогана. Чтобы такая красивая и утонченная молодая женщина, как Кейт, пошла на это ради денег? Одна мысль об этом внушала ему отвращение.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Джуду нужно было время, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию.

Поэтому он поехал домой, выбрав узкую дорогу вдоль океанского побережья — самый короткий путь к нему в Спирит-Коув — Бухту Духов. С другой стороны сплошной чередой шли плантации: бананов, манго, ананасов, авокадо и других тропических фруктов, некоторые из них Джуд никогда даже не пробовал.

Золотой диск солнца обжигал своими лучами.

Вода сверкала так, что слепило глаза. Словно кто-то швырнул в море миллиарды золотых монет.

Джуд опустил стекло, и морской бриз ворвался внутрь машины. Сразу запахло океаном. Запах морской воды и соли смешивался с ароматом тропических фруктов и цветов. В его собственном саду росло множество обычных и экзотических растений. Выращивать цветы в тропиках приходилось очень осторожно. Разрастаясь, они способны превратить сад в непроходимые джунгли.

Красота природы успокаивала Джуда, взволнованного сегодняшними событиями. Он не мог забыть чистые изумрудные глаза Кейт Костелло и ее смелый взгляд. Неужели она все это время знала о завещании и дурачила его, разыгрывая роль загадочной незнакомки?

Нет, он никак не мог представить эту девушку в роли любовницы Лестера Рогана или вообще чьей-либо любовницы. Какое-то безумие. Ведь они почти незнакомы. Может, она дальняя родственница Роганов? Но Кейт нисколько на них не похожа. Ни одной общей черты: ни нос, ни рот, ни глаза не напоминали ему Рогана. Давно потерянная внебрачная дочь? Она сказала, что незнакома с семьей покойного. Солгала? Но уж Лестера Рогана она определенно знала.

Перед глазами его снова возникла незнакомка с ее холодными изумрудными глазами, тонкими бровями и роскошными медно-рыжими волосами. Может, этот потрясающий оттенок — результат умело подобранной краски? Женщины то и дело меняют цвет волос.

Ему еще столько нужно узнать о Кейт Костелло.

Она, похоже, скрывает немало секретов.

Впрочем, и Лестер Роган, этот магнат, сделавший себе состояние на недвижимости, — тоже. Его реноме не пострадало бы от появления незаконной дочери. Жена его Мюра никогда не осмелилась бы возражать против признания его внебрачного ребенка.

Джуд застонал. Лестер Роган не может быть ее отцом! В это просто невозможно поверить. Да и будь это так, отец Джуда знал бы об этом. Ведь Лестер Роган только ему и доверял.

Тогда кто же она? Джуд прокручивал в голове десятки возможных вариантов. Незнакомка занимала все его мысли. Никогда еще он не думал столько об одной и той же женщине. Кроме матери.

Но она лгала ему. А он ненавидел ложь.

Еще через пару минут Джуд был дома. Старый приятель отца Джимми Доусон, который жил в бунгало на краю леса, присматривал за домом и садом. Джуд вышел из машины, чтобы открыть ворота, и с чувством глубокой тоски окинул взглядом уютный белоснежный дом на фоне лазоревого неба. Здесь провел он детство и юность. Отсюда он уехал учиться в столицу штата. Два этажа, открытая веранда, выкрашенная в зеленый цвет крыша и такие же зеленые ставни, закрывающие стеклянные двери на веранду во время тропических штормов. Широкая лестница вела к входной двери.

При его матери по обе стороны двери стояли керамические горшки с белыми цветами, осыпавшими своими лепестками пол. Перед домом простиралась ярко-зеленая подстриженная — спасибо Джимми — лужайка, окаймленная пальмами. Пышно цвели цезальпинии, а с другой стороны — магнолии со сливочно-белыми цветками размером с блюдце и свежими темно-зелеными листьями.

За клумбами Джимми следил не так тщательно, и цветы разрослись там буйно. Африканские лилии, пушицы, гардении росли, как им вздумается.

Забора не было видно из-за зарослей королевского жасмина. Деревянные колья, должно быть, сгнили в тени разросшегося жасмина и вот-вот упадут.

Джимми нелегко одному заботиться о таком большом саде. Он был старше отца — сейчас ему, наверно, под семьдесят. Но когда они виделись с Джудом в прошлом году, Джимми Доусон поражал своей энергией и здоровьем. Впрочем, за год многое могло случиться.

Он позвонил другу отца перед отъездом. Джимми успел проветрить дом и заполнить холодильник едой. Джуд нашел молоко, масло, сыр, яйца, бекон, жареного цыпленка, бутылку вина, четыре баночки с джемом из кумквата. Кумкват во всех видах джем из кумквата, кумкват маринованный, кумкват в ликере — был любимым лакомством Джимми. В хлебнице Джуд нашел свежий хлеб, а в кухонном шкафу чай и кофе и еще одну бутылку вина, при виде которой он невольно улыбнулся.

Джимми был настоящим другом его отца, и Джуду он был вместо дяди. Сердце сжалось от прилива любви и благодарности к старику. Джимми тоже собирался на рыбалку с отцом в тот роковой день. Но накануне он возвращался с приятелем из паба, и приятель наступил на змею, которая его укусила. Джимми поспешил отвезти друга в больницу.

— Кто-нибудь есть дома? — крикнул Джуд в глубину дома, заранее зная ответ.

Ты дома, папа? — добавил он про себя, не зная, справится ли когда-нибудь с болью утраты. И тут одна из половиц в холле скрипнула. У него на мгновение замерло сердце. Конечно же, папина душа все еще здесь, в доме.

— Папа, я так по тебе скучаю! — выкрикнул в тишину Джуд.

Недаром же это место называют Спирит-Коув Бухта Духов. Существовала даже легенда происхождения этого таинственного названия. Несчастная любовь привела одну молодую женщину сюда, на берег океана, где она и утопилась. Многие утверждали, будто видели ее по ночам, одиноко бредущую по пляжу. На утопленнице было полупрозрачное белое одеяние, развеваемое ветром. О встрече с привидением рассказывал и Джимми, и даже мать Джуда, обычно скептически настроенная по отношению ко всякого рода байкам.

.Джуд прошелся по всему дому, вспоминая свое детство. Вот в этой просторной комнате с видом на океан родители часто играли с ним.

В саду позади дома созрели фрукты: манго, бананы, авокадо, фиги, золотые лимоны, лаймы, медовые яблоки, гуава, ананасы. От голода здесь не умрешь. Раньше они выращивали и овощи: сотни сладких маленьких томатов-черри, которые лопались во рту. Иногда во сне он видел отца с матерью, суетящихся в саду. Лицо матери скрывает широкая соломенная шляпа. Тогда они еще были счастливой семьей. Или ему только так казалось? Может, уже тогда его мать планировала побег?

Зачем она ему снится? Ведь они не виделись целых шестнадцать лет. Он ничего не знал о ее дальнейшей судьбе. Наверняка она вышла замуж за того американского богача. Или другого такого же богатого мужчину. Может быть, у него даже есть сестры или братья. Джуд бы признал их, если бы встретился с ними. Но только не мать. Она ушла, причинив отцу невыносимые страдания. Мэттью Конрой так больше и не женился. Любовь приносит страдания. Этот урок Джуду преподала его мать. Лучше быть одному, чем любить и потерять любимого.

Распаковав вещи, он позвонил Джимми и пригласил его в гости на следующий день. А пока можно съездить в город, пообедать в пабе.

Чувствуя какое-то странное волнение, Джуд положил трубку, вышел из дома и направился прямо на пляж.

Дюны покрывал легкий ковер из маленьких желтых цветков. Кокосовые пальмы покачивались на ветру. Некоторые под порывами ветра изогнулись и приобрели самые причудливые формы. Их листья отбрасывали тени на песок. В этот час океан был ярко-голубым. Океан меняет цвет в разное время суток, подобно драгоценному камню при разном освещении. То он сапфировый, изумрудный, то лазурный, а временами — золотистый. Джуд скинул туфли, утопая голыми ступнями в белоснежном горячем песке. Ему о многом надо подумать. Погруженный в мысли, он побрел к воде.

На ужин Джуд приготовил себе сэндвичи с цыпленком и чашку кофе. К семи часам он начал думать, что зря отложил встречу с Кейт Костелло назавтра. Его очень беспокоило то, что он непрестанно думает о ней. Это совсем ему несвойственно.

Десять минут спустя он уже сидел за рулем машины, направляясь в город. У него были все основания нанести ей неожиданный визит. Если бы он позвонил заранее, девушка могла бы отказаться от встречи. Она знала, что он юрист. И ей нетрудно было догадаться, что он приехал сюда, чтобы зачитать завещание Рогана. Кейтрин уверяла, что незнакома с семьей покойного. Но ведь она пришла на похороны. Эта рыжеволосая красотка — обманщица. А его профессия — разоблачать обманщиков.

Обман и юриспруденция несовместимы. Она знала Лестера, в этом Джуд не сомневался. Может, в один из своих визитов в город этот прирожденный Казанова Лестер Роган заглянул в магазинчик и нашел ее там среди кристаллов — сирену с изумрудными глазами и длинными медно-рыжими волосами.

Джуд вспомнил ирландские предания из детства о рыжеволосых колдуньях, обладавших магическими чарами.

С чарами или без, она легко могла покорить сердце мужчины. Мюра была права, когда сказала, что Лестер был мужчиной во цвете лет. Его огромная мощная фигура буквально излучала жизненную энергию. Он любил жизнь и все ее удовольствия. Будучи женатым, он открыто содержал любовниц; правда, обычно то были не двадцатилетние девчонки, а вдовушки средних лет, ищущие развлечений. Самая молодая из любовниц Лестера, как сейчас вспомнил Джуд, была школьной учительницей. После анонимного письма в Министерство образования ее тихо, без лишнего шума перевели в другой город. Ей было около тридцати пяти.

Лестер Роган обожал женщин. Он не был им верен, но покупал им самые дорогие безделушки. А женщины на все готовы ради блестящих побрякушек.

Видимо, мисс Кейтрин Элизабет Костелло тоже не устояла перед таким искушением. Или Джуд вообще отказывался что-либо понимать. Только своей любовнице Лестер мог оставить такое богатство. Но в этой мозаике все еще недоставало нескольких сегментов.

Уже наступили сумерки. Подъехав к «Кристальному гроту», располагавшемуся на месте бывшей галереи Тони Манделя, Джуд остановил машину и погасил фары. Выйдя из нее, он застыл на месте. У здания была припаркована красная спортивная машина.

Ральф! Страх и гнев вспыхнули в нем одновременно. Когда он уезжал из особняка Роганов, Ральф был мертвецки пьян. Как же он не подумал, что этот негодяй Ральф сразу бросится искать Кейтрин. Ужасная картина: девушка, отбивающаяся от разъяренного пьяного верзилы, встала у него перед глазами.

Джуд бросился в сад. Сердце колотилось в груди. Он должен был позвонить. Должен был предугадать поведение Ральфа. Он и трезвый-то был кошмарен, а пьяный превращался в неуправляемого монстра. Годы унижения привели к вспышкам агрессии и жажде разрушения. А узнав, что он лишился наследства, Ральф и вовсе обезумел.

Свет был зажжен во всех комнатах. Только сейчас Джуд заметил, что свет источают не только окна, но и белые цветы в саду.

Он был почти у двери, когда ночная птица напугала его, пролетев прямо над головой. Но этот испуг был ничто в сравнении с ужасом, который он испытал, услышав крики внутри дома.

— Уходи! Уходи! Пожалуйста, оставь меня в покое! — голос был полон отчаяния и страха.

Джуд взлетел по ступенькам, готовый убить Ральфа на месте, невзирая на последствия. Чудовище! Он никогда не изменится.

Через окно Джуд увидел уютно обставленную комнату. Девушка, выставив вперед руки, пыталась защититься от напиравшего на нее Рогана. Она схватилась за кресло, словно собираясь укрыться за ним. Ее волосы разметались. Блузка с глубоким вырезом сползла с одного плеча. На ней были белые шорты. Кейтрин явно не ожидала приезда Ральфа. Она казалась беспомощной и хрупкой, как цветок, рядом с Ральфом.

Кровь ударила Джуду в голову. Роган — огромный, сильный, безжалостный — протягивал к девушке руки. Та отпрыгнула в сторону, ища что-нибудь для защиты. В лице ее больше не было страха, только решимость и готовность защищаться до конца. А Ральф все напирал. От отца он унаследовал не только мощное тело, но и сексуальный аппетит.

Джуд распахнул дверь. Она с грохотом стукнулась об стену. Его появление вызвало реакцию, подобную пистолетному выстрелу. Люди в комнате застыли на месте. Девушка уставилась на него. Ее глаза сверкали изумрудами на бледном как полотно лице. Ральф пошатнулся, лицо его скривилось при виде Джуда.

— Кого мы видим! Конрой! — воскликнул он. Всегда бросается на помощь слабым и беззащитным. Что ты тут…

В это мгновение девушка быстро пересекла комнату и спряталась за спиной Джуда, ища защиты.

— Слава богу, вы здесь, — она задыхалась. — Вы спасли мне жизнь.

Джуд все еще злился на нее за обман.

— Какого черта вы впустили его? — Он обнял дрожащую девушку.

— Я не пускала его. Он выбил заднюю дверь. Я не могла ничего поделать.

— Вы его знаете? — обвиняющим тоном произнес Джуд.

— Знаю его? — Кейт уставилась на тяжело дышавшего, все еще красного от ярости Ральфа. — Я знаю, кто он. Ральф Роган. Но мы никогда раньше не встречались.

— Ладно, поговорим об этом потом, — отрезал Джуд и повернулся к Ральфу.

— Ты, ничтожный ублюдок, — угрожающе произнес он, — что ты собирался сделать?

Джуд отпустил девушку и шагнул навстречу Ральфу.

Тот попятился.

— Послушай, Джуд, я не намерен с тобой ссориться, — Ральф вспыхнул. — Я хотел просто поговорить с ней. Разве это запрещено?

— Это называется запугивание, что само по себе преступление, — процедил Джуд.

Ральф дышал все быстрее. Он хорошо помнил тот случай много лет назад и не горел желанием снова связываться с Конроем.

— Она одурачила отца, — он словно выплевывал слова. — Ты знаешь это. Я хочу, чтобы она призналась.

— Не оправдывайся, Ральф, — оборвал его Джуд. Хочешь получить по заслугам? У меня руки чешутся…

— Ты не имеешь права бить меня, — промямлил Ральф, отодвигаясь все дальше. — Ты же юрист.

Кейт решила, что пора ей вмешаться. Она выскочила из-за спины Джуда и встала между противниками.

— Не надо, — взмолилась она, глядя на Джуда. Он этого не стоит.

— Не могли бы вы отойти с дороги, — попросил Джуд, не отрывая взгляда от Ральфа. — Пусть только попробует выкинуть что-нибудь.

— Это мой дом, — объявила Кейт, не двигаясь с места. — Я не хочу, чтобы вы устроили здесь драку.

Я хочу только, чтобы он ушел.

Джуд медленно перевел взгляд на девушку.

— Надо вызвать полицию.

— Я хочу, чтобы он ушел, — повторила Кейт, чуть не плача от пережитого шока. — Он сумасшедший.

Он грозился поджечь дом. Вышвырнуть меня из города.

— Ты это сказал, Ральф? — угрожающе спросил Джуд. — Вызывайте полицию. Вы можете подать на него в суд.

— Даже не пытайся. — Глубоко посаженные глаза Ральфа вспыхнули ненавистью. — Черт бы тебя побрал, Конрой! Ты на чьей стороне? — рявкнул он. Почему ты не занимаешься своим делом? Почему не собираешь информацию об этой шлюшке?

Два красных пятна вспыхнули на скулах Кейт.

— Следи за своими словами, — процедила она. Иначе я с удовольствием подам на тебя в суд. Я немедленно звоню в полицию. — Кейт повернулась к телефону.

— Не надо, — прошипел Ральф. — Положи трубку.

Скажи ей, Джуд. Я не хочу полиции.

Джуд расхохотался.

— Пусть звонит. Я буду свидетелем. Я видел, как ты угрожал ей и собирался применить физическую силу.

Толстые ноги Ральфа больше не держали его.

Он рухнул в кресло, вытирая со лба пот.

— Останови ее, Джуд. Клянусь, я не собирался причинять ей зла. Только поговорить. Я понятия не имел, что она ударится в панику.

Он весь кипит ненавистью, понял Джуд. Этот трус способен обижать и оскорблять только тех, кто слабее.

— Простите. Я не хотел пугать вас, — с потемневшим от сдерживаемой ярости лицом проговорил Ральф сквозь зубы. — Примите мои извинения.

Кейт опустила трубку. Она была новичком в городе, у нее была лавка, и она нуждалась в покупателях. Скандал мог помешать ей.

— Надеюсь, что именно так оно и было, — медленно произнесла она.

Хотя на самом деле Кейт не сомневалась, что он собирался ее изнасиловать. В его глазах полыхала ненависть. Кейтрин уже видела такой взгляд раньше.

— Вы вторглись в мой дом, — напомнила девушка. — Застали меня врасплох, напугали. Вы угрожали мне. Я дрожу при мысли о том, что могло случиться, если бы не подоспел Джуд.

Что-то промелькнуло в глазах Ральфа.

— Джуд? — он переводил взгляд с девушки на юриста. — Вы знаете друг друга?

— Нет, не знаем, — хладнокровно солгал Джуд. Ты сам назвал меня по имени, не помнишь?

Ральф встал, пытаясь осознать полученную информацию. Опершись на спинку кресла, он продолжил:

— Я не верю тебе. Вы знакомы. Твой отец знал ее. И мой отец, этот похотливый старый ублюдок, тоже ее знал.

Спровоцированный Ральфом, Джуд подбежал к нему и схватил его за плечи, заставив посмотреть себе в глаза.

— До сегодняшнего дня я никогда не видел мисс Костелло, — по слогам произнес он. — И она меня тоже. Мой отец никогда не упоминал ее имени. И я уже предупреждал тебя — не смей вмешивать в это дело моего отца. Он был достойным и честным человеком.

— Ладно, ладно, — попытался вырваться Ральф. Все происходящее напоминает сумасшедший дом.

— Согласен. — Джуд заставил себя ослабить хватку.

Он все еще ожидал от Ральфа какого-нибудь подвоха и опасался повернуться к нему спиной.

— Я хочу, чтобы ты ушел, — крикнула бледная как смерть Кейт. — И никогда больше здесь не появлялся. Иначе я сообщу в полицию. Я не знаю, что тебе от меня надо, но я не желаю тебя больше видеть.

Ральф потряс головой, чтобы прогнать туман перед глазами.

— Лучше ты поговори с ней, Конрой. Я не пойму, в какую игру она играет, — промямлил он.

Весь его задор испарился, осталась только слабость мертвецки пьяного человека.

Зеленые глаза вспыхнули — Игру?

Ей замечательно удается играть невинность, подумал Джуд. Словно она тут вовсе ни при чем и не понимает, о чем идет речь.

— А что же еще? — неожиданно вслух произнес Джуд. В голосе его звучал откровенный цинизм.

— Заставь ее говорить, Джуд, — сказал Ральф, осторожно направляясь к двери. В проеме он остановился, ухватившись рукой за косяк. — Ты чертовски хорошо знаешь, что мне от тебя надо. Ты не дура.

Этакая экзотическая маленькая штучка. Папаша, должно быть, хорошо проводил с тобой время.

Девушка уставилась на Джуда огромными как блюдца глазами.

— О чем это он?

На секунду Джуд почти поверил ей. Ее талант актрисы заслуживал самых высоких похвал.

— Я думаю, вы сами знаете это, мисс Костелло.

Вы знаете, зачем я приехал в город. И почему Ральф здесь. Вам еще повезло, что я вовремя появился.

Девушка вздрогнула. Джуд не верит ей. Ни одному ее слову. Она видела это по глазам, по выражению лица, по тому, как он напряжен. Почему?

Откуда эта враждебность? Что случилось со времени их прошлой встречи?

— Я ничего не знаю. Я не знаю, почему вы здесь, с негодованием произнесла девушка.

— Попозже я все объясню, — отрезал юрист.

— Она блефует, — прокомментировал Ральф, пятясь к выходу. — Она всех нас водит за нос. Но я надеюсь, ты выведешь ее на чистую воду.

Джуд посмотрел на него.

— Ты пьян, Ральф. Тебе не следует садиться за руль.

Ральф презрительно отмахнулся.

— Не говори мне, что мне следует и чего не следует делать. Я вожу уже сто лет. А полицейские не смеют меня тревожить.

Джуд проигнорировал последнюю фразу. И так понятно, что полиция куплена Роганами.

— Надеюсь, они тебя все же остановят и отправят в вытрезвитель, — вырвалось у Кейт, которая подбежала к двери и захлопнула ее прямо перед носом у Ральфа. Она вся дрожала. Слава богу, все закончилось! Или нет? Джуд почему-то настроен к ней враждебно, хотя, странное дело, сама она ему доверяла. Кейт видела, как взбесило его поведение Рогана, как он пытался защитить ее.

— Наконец-то ушел, — дрожащим голосом пробормотала Кейт, еще не успев отойти от пережитого.

— Теперь понимаете, на что он способен? Джуд все еще злился на нее, но не мог спокойно смотреть, как девушка дрожит от испуга. Она была бледной как полотно. Изумрудные глаза сверкали.

— Понимаю, — ответила она коротко. — Но вы ему помешали. Он вас боится.

— Ральф и я — старые противники, — объяснил Джуд, сочувственно глядя на девушку. — Я, пожалуй, приготовлю чай, если вы покажете мне, где он.

Ноги отказывались держать Кейт, и она рухнула в кресло.

— Спасибо. Чай с молоком и кусочком сахара.

Молоко в холодильнике, чай и сахар в коробках на кухонной стойке.

— Пожалуй, сперва я пойду проверю, уехал ли Ральф, — сказал Джуд. — И тут же вернусь.

Кейт закрыла глаза, пытаясь унять дрожь. Когда она вновь их открыла, Джуд уже был в доме.

— Машины нет. Не знаю, как он может вести ее в таком состоянии. — Взгляд Джуда остановился на девушке. Она казалась такой хрупкой и беспомощной. — Когда-нибудь он убьет себя.

— Или других, — прокомментировала Кейт, наблюдая, как Джуд идет к кухне. Он двигался с поразительной для его роста грацией и моментально сообразил, где чашки и блюдца.

— Так в чем же дело? — спросила она. — Зачем он сюда явился? Почему оскорблял меня? Он что, с ума сошел?

— Вполне может быть, — откликнулся Джуд. Вы действительно не догадываетесь о цели его прихода? — повернулся он к ней.

— Нет, прошу вас, скажите, — она стала рассматривать синяк на своей руке.

— Бог мой! — воскликнул Джуд, увидев ее руку.

— У меня очень чувствительная кожа.

— Пейте чай. Я позволил себе положить побольше сахара.

— Но я ненавижу сладкий чай.

Он поставил перед ней дымящуюся чашку.

— Пейте.

— Позже, — она пристально посмотрела на него.

— Нет, сейчас. Вы очень бледны. Мне кажется, вы еще не оправились от шока.

Кейт пожала плечами.

— Какая женщина оправилась бы после встречи с этой гориллой? — Она взяла чашку дрожащей рукой. Несколько капель попало на кожу.

— Вы не обожглись? — Джуд бросился за салфеткой. — Ральфу нравится издеваться над слабыми женщинами. С равными себе он не такой смелый.

— Удивлена, что он до сих пор на свободе, — заметила Кейт.

— Женщины слишком много позволяли ему. Вам все же стоило вызвать полицию.

— Наверное.

Он ощутил острое желание утешить ее, защитить.

— Капелька бренди вам не помешает. У вас есть бренди?

— Нет, нет, все обойдется, — Кейт сделала еще одну попытку взять чашку. Рука еще подрагивала.

Она глотнула горячего чая и скорчила недовольную гримасу: слишком сладкий. — Я переехала сюда совсем недавно. Моя лавка много значит для меня.

Мне не нужны проблемы. Я хочу добиться здесь успеха.

Заботливый взгляд синих глаз сменился на циничный.

— Похоже, вам это уже удалось, — прокомментировал Джуд.

— Что вы имеете в виду? — невинными, как у ребенка, глазами взглянула она на него. — Ведь вы даже не видели еще мою галерею.

— Я не о галерее.

Какой же измученной она выглядит. Джуд нахмурился. Как она меняется! То вроде бы готова защищаться до последнего, то кажется такой хрупкой, что, глядишь, сломается от одного неосторожного движения.

Кейт послушно влила в себя остатки чая и поставила кружку.

— Спасибо за заботу, особенно учитывая тот факт, что я вам неприятна.

— С чего вы так решили? — усмехнулся он.

— Вы занимаетесь делами Роганов? Вы их поверенный?

— Как вы догадались? — изогнул бровь Джуд.

— Я умная. К тому же знаю, что ваш отец был юристом, а вы работаете в юридической конторе в Брисбейне. Вы, наверное, и не догадываетесь, как часто здесь говорят о вас с отцом?

— Тогда, полагаю, вы слышали и о моей матери тоже? — ему не удалось скрыть боли в голосе.

Она заколебалась, боясь сказать что-нибудь не то. Конечно, ей рассказывали про поступок его матери.

— Я слышала, что она была очень красива. И что вы с отцом очень страдали, когда она ушла.

— А что нам оставалось?

— Простите. Мне так жаль, — искренне посочувствовала девушка.

Симпатия в зеленых глазах тронула его.

— Все в прошлом, — пробормотал он. — Вы не объясните мне, почему пришли на похороны? Вы сказали, что незнакомы с Роганами.

— Опять допрос, — вспыхнула она. — То, что вы юрист, не дает вам права обвинять меня в чем-либо. Я действительно незнакома с семьей Роганов.

— Но вы знали Лестера? — впился в нее взглядом Джуд. — Вас что-то связывало? Интимные отношения?

Она смутилась.

— Я была его арендатором. Я бы не назвала наши отношения интимными. Единственное, что нас связывало, — это выплата мною арендной платы.

— За которой он приезжал лично? — усмехнулся Джуд.

— Не могли бы вы сесть? — попросила девушка. Мне неприятно, когда вы нависаете надо мной.

— Простите! — смутился Джуд. — Я не подумал об этом. — Он опустился на диван напротив нее. Вы говорили об арендной плате….

— Хотите узнать, не слишком ли низкой она была?

— Вовсе нет. Только забирал ли он ее лично?

— Вообще-то да, — ответила она. — Каждые две недели.

— Забавно! Такой занятой человек, как Лестер Роган, король недвижимости, находит время, чтобы лично заехать за арендной платой. Вам не казалось это странным?

— Казалось, — призналась она. — Но кто я такая, чтобы спрашивать? Он был хозяином моей галереи, и ему нравилось самому заезжать за деньгами.

Джуд задумался.

— Так Тони продал свою галерею ему?

— Именно так.

Джуд посмотрел на нее долгим изучающим взглядом.

— Вы часто говорили с ним?

— Да, мы разговаривали. — Она пожала плечами.

Какая гладкая у нее кожа, отметил Джуд. Как шелк. И какие тонкие черты лица!

— Он был интересным мужчиной. Очень увлекался камнями. Ему было любопытно разузнать о моем прошлом.

— И это ему удалось? — спросил Джуд.

— А почему бы и нет? Он не нападал на меня, как вы, и не устраивал допросов. Он был очень любезен. Настоящий джентльмен.

Джуд не мог сдержать смеха.

— К Лестеру Рогану применимы разные определения, но «любезный», «джентльмен»? Он изменял своей жене направо и налево. Все в городе знали это.

Девушка вспыхнула.

— К вам эти определения тоже не подходят, — отрезала она. — На что вы, собственно, намекаете?

Даже если бы у нас с Лестером была связь, какое вам до этого дела? С чего вы так на меня злы?

Их глаза встретились.

— Может быть, потому, что меня назначили исполнителем его последней воли.

— Но я тут при чем? — Ее глаза широко распахнулись.

— Это уже слишком! — Джуд вскочил-с места и начал мерить гостиную шагами.

Книжный шкаф на его пути ломился от книг.

Значит, мисс Костелло — любительница чтения. И обладает талантом дизайнера, подумал он, оглядывая комнату. Но лучше всего ей удается актерская игра.

— Может, вы перестанете говорить намеками? с негодованием произнесла девушка. — И наконец расскажете, в чем тут дело?

— Хорошо. — Джуд снова сел на диван. — Так вот, мой долг сообщить вам, что вы упомянуты в завещании Лестера Рогана. И не просто упомянуты.

Фактически он оставил вам свое состояние. И естественно, всю семью мучает вопрос — почему? Вы мне не подскажете ответ? Мы все в недоумении.

Кто вы, мисс Костелло? Я не хочу вас оскорбить, я просто хочу знать.

Она выпрямилась и сжала колени.

— Погодите, — пробормотала она. — Я пытаюсь осознать то, что вы только что сказали.

— Вы не ожидали этого? — циничным тоном спросил Джуд. — Лестер вам ни на что не намекал?

Ей потребовалось значительное усилие, чтобы не запустить в него чем-нибудь тяжелым. Она ненавидела этот его тон, этот презрительный взгляд.

— Послушайте, с меня хватит этой ужасной встречи с Ральфом. Я не обязана выслушивать ваши оскорбления.

Он сжал губы.

— Оскорбления? Я принес вам хорошие новости.

Вы получили целое состояние, мисс Костелло.

Миллионы долларов в акциях и недвижимости. Вы не знали об этом?

Кейт вскочила на ноги. Подобно всем рыжеволосым, она легко выходила из себя.

— О наследстве? Послушайте, мне это надоело.

Вы уверены, что не пьяны, как ваш приятель?

— Приятель? — скривился Джуд. — Во-первых, я трезвенник. А во-вторых, Ральф Роган никогда не был моим приятелем. Если у вас есть Библия, могу на ней поклясться. То, что я сказал, абсолютная правда. Покойный Лестер Роган завещал вам значительную часть своего состояния.

— Я вам не верю, — ошеломленная, она пыталась осознать сказанное.

— Лучше поверьте, — сухо произнес он.

Белоснежная кожа. Изумрудные глаза. Сверкающие медно-рыжие волосы. Он сам почти верил.

— Я прочту вам завещание. Погодите, есть еще одна вероятность. Может, вы его внебрачный ребенок?

— Вы шутите? — поежилась Кейт. — То есть вы хотите сказать, что меня могут связывать родственные связи с тем чудовищем, что было здесь сегодня?

— Ральф не всегда такой. Обычно он даже нравится женщинам. Он просто был пьян. Понимаю, он напугал вас, но мы не вправе выбирать братьев и сестер…

— Вы надо мной смеетесь? — возмутилась она.

Джуд не мог отвести от нее глаз. Никогда он не видел девушки прекраснее.

— Поверьте, нет. Это очень серьезно. Семья попытается доказать, что Лестер утратил рассудок перед смертью.

— Верно, так оно и было, — Кейт прижала руку ко лбу. — Все это огромная ошибка.

— Роганы в этом не сомневаются.

— И вы тоже.

Перемена в нем шокировала ее. На похоронах он был совсем другим: очаровательным, улыбчивым, сексуальным. Очень сексуальным. Ее влекло к нему. А сейчас она его боялась.

Джуд, словно в подтверждение ее страхов, продолжил:

— Я думаю, вы не совсем откровенны со мной, сказал он.

— Я чувствую ваше недоверие, — пожала плечами девушка. — Что, все юристы так подозрительны?

— Боюсь, что да. Особенность профессии. Лестер Роган не мог просто так оставить вам все свое состояние. Он, должно быть, испытывал к вам сильные чувства.

— Не знаю. Мне он никогда ничего такого не говорил. А что получила семья? Неужели ничего? уставилась она на него. — Неудивительно, что сын примчался сюда. Он был вне себя от ярости.

— Вы рисковали жизнью, впустив его, — помрачнел Джуд. — Вы задали вопрос, я отвечу. Миссис Роган и ее дети, Мелинда и Ральф, — все получили значительные суммы денег, на которые смогут благополучно жить до конца своих дней, если правильно ими распорядятся.

— С вашей помощью, — вставила она, достав из корзинки лимон. Джуд подумал было, что она сейчас швырнет фрукт в него, но девушка повертела лимон в руках и опустила обратно.

— А что досталось вам? — поинтересовалась она не без сарказма.

— Зачем вам это знать? — бесстрастно спросил Джуд.

— А почему бы и нет? — откликнулась она. — Всем известно, что юристы наживаются на своих клиентах. Я сотни раз читала об этом в газетах.

Иногда им достается больше, чем семьям покойных. И тогда родственники принимают меры.

— Именно это они и собираются сделать применительно к вам, — отрезал Джуд.

— Мне не нужны деньги, — потрясла она головой.

— Ну конечно, — выражение его лица было сардоническим.

— Я серьезно.

— Ну, вы можете пожертвовать их, — предложил он, — больницам, благотворительным фондам, пенсионерам, больным СПИДом. Тысячи и тысячи людей нуждаются в деньгах. Но сейчас ясно одно, — нахмурился Джуд. — Я не могу оставить вас здесь одну сегодня вечером.

Она испугалась:

— Вы думаете, Ральф может вернуться?

Она пыталась изображать смелость, но в зеленых глазах Джуд прочитал страх.

— Я боюсь за вас. Оставаться здесь небезопасно.

Если вы, конечно, не решите переехать отсюда.

— Конечно, решу, — Кейт выпрямилась. — Я же теперь богатая наследница, — усмехнулась она.

— Да, но для всех это неожиданность. Особенно для Ральфа. Он считает, что все имущество отца по праву принадлежит ему, — нахмурился Джуд. — Хотя должен признаться, я предполагал нечто подобное. От Лестера Рогана всего можно было ждать.

Но обязан предупредить вас: если вы останетесь в городе, жители не дадут вам покоя. Всем захочется узнать, с какой стати наследство досталось именно вам.

— А почему бы вам самому не найти ответ на этот вопрос? — с вызовом ответила девушка. — Вы успешный адвокат. Во сколько вы оцениваете ваши услуги?

— Очень высоко, — процедил он. — Но вы можете себе это позволить. Теперь.

Кейт расхохоталась.

— Я не боюсь спать здесь. Со мной ничего не случится.

Она лгала. На самом деле Кейт до смерти боялась ночевать одна в доме. Нападение Ральфа Рогана пробудило ее старые кошмары.

Но Джуда не так легко было обмануть.

— У меня вам будет безопаснее. Нельзя ночевать здесь со сломанной дверью. И еще надо поставить решетки на окна. Этот дом — находка для бандитов.

— В этом никогда не было нужды.

Последовала пауза.

— Странно, что с вашей внешностью никто вас раньше не беспокоил. Разве вам не приходится отбиваться от поклонников? Или…

— Что «или»? — вздернула подбородок девушка.

— Или ваши поклонники боялись Лестера? — выдохнул он. — Если Ральф показался вам ужасным, то что говорить о Лестере, когда он бывал в плохом настроении? Зачем вы пошли на похороны? Почему прятались? Все это очень подозрительно. Что вас с ним связывало? Что вы скрываете?

Она сразу замкнулась в себе.

— Я пришла отдать дань памяти покойному. И не я одна. Там была куча людей.

— Скорее, небольшая кучка, — поправил ее Джуд. У Лестера было больше врагов, чем друзей. Его не любили в городе. А вот вы назвали его джентльменом. Самой любезностью. Одно из двух: или он притворялся, или вы лжете. Но могу заверить, что бы вы ни рассказали мне, это останется между нами.

Девушка взорвалась:

— Мне нечего рассказывать! — отрезала она. Мои отношения с мистером Роганом пусть обсуждают все кому не лень. Мне наплевать. Между нами ничего не было. И он не мой отец, если вы все еще так думаете.

Джуд застыл.

— Поймите, мисс Костелло. Мне нужна ваша помощь. Не могли бы вы рассказать хотя бы о ваших родителях.

— Нет, не могла бы, — фыркнула Кейт. — Они не имеют никакого отношения к Лестеру Рогану. Я точно знаю это. Мне нужно время все обдумать.

Для меня эта новость — шок.

Джуд увидел в изумрудных глазах усталость.

Плечи ее поникли. Он встал, все еще погруженный в раздумья.

— Я могу прочитать вам завещание в другой раз.

Завтра я встречаюсь за ланчем со старым другом отца. Все остальное время я свободен. И я не хочу оставлять вас здесь одну. У меня дом в Спирит-Коув. Там масса свободных комнат. Вы можете переночевать у меня. Я буду спокоен, зная, что вы в безопасности.

— Мне и здесь хорошо!

Ральф может вернуться в любую минуту, думал Джуд. Он так пьян, что не понимает, что творит.

— Пожалуйста, соберите все необходимое и поедем со мной.

Кейт сглотнула. Она видела в глазах Джуда искреннюю заботу.

— Я предпочитаю остаться дома, — она беспомощно взмахнула рукой.

— Нет, я не могу этого допустить, — настаивал Джуд. — Я отвечаю за вас. Вы испытали шок. Я вижу, как вы устали. Просто чудо, что я приехал вовремя и помешал случиться самому худшему. Я не хочу пугать вас, но Ральф может быть неподалеку, ожидая, когда я уйду.

Именно этого Кейт и боялась, но продолжала стоять на своем.

— С таким же успехом он может прийти и завтра вечером. Или послезавтра.

Джуд вздохнул. Даже усталая и напуганная, она была неотразима. Ее грациозные движения завораживали. Перед такой девушкой не устоит ни один мужчина. Ему чертовски хотелось поверить, что у нее с Лестером ничего не было.

— Я собираюсь хорошенько припугнуть Ральфа, когда он протрезвеет. Объясню, что ему грозит, если он будет продолжать в том же духе. А тем временем мы найдем какое-нибудь решение.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Пока она собирала самое необходимое, Джуд проверил все окна и двери. Жители Айсиса были по большей части законопослушными гражданами, но одинокой девушке нужна защита.

Кейт Костелло так ничего и не рассказала ему.

Ни о ее знакомстве с Тони Манделем, ни о том, что она делает в таком тихом провинциальном городке.

Потому что, несмотря на тропический рай, Айсис оставался глухой провинцией, а молодежь предпочитала искать работу и развлечения в крупных городах. Хотя потом, годы спустя, устав от суеты большого города, многие возвращались домой. Его отец, который мог бы иметь прекрасную карьеру в большом городе, ни за что не променял бы Айсис на столицу. Но Джуд с радостью покинул его.

К двадцати восьми годам он достиг многого, но не чувствовал себя счастливым. Может, дело в Поппи Гудинг — этой ложке дегтя в бочке меда. Из-за нее он мог лишиться работы. Даже в отпуск уехал, чтобы отдохнуть от нее. А вместо отдыха решает проблемы другой взбалмошной девчонки.

— Собрались?

— Да, — она вернулась из гостиной с небольшой сумкой, сменив белые шорты на длинную юбку-саронг с вышитыми на ней яркими гибискусами.

Джуду захотелось дотронуться до нее, но он не осмелился.

— Я возьму, — потянулся он за сумкой.

— Спасибо. Я знаю, любой может проникнуть сюда, — девушка вздохнула. — Тони об этом не думал. Его вообще мало что заботило.

— Тони — мужчина, способный себя защитить, а вы — слабая женщина. — Джуд хотел спросить, как она познакомилась с Тони, но решил повременить с вопросами.

Они сели в машину и выехали на дорогу, ведущую к Спирит-Коув.

— Так как вы познакомились с Тони? — наконец решился он.

— Это длинная история. Я бы не хотела рассказывать ее сейчас.

— Хорошо. Тони никогда не упоминал о вас, а я знаю его всю свою жизнь.

— Он хороший друг и хороший человек, — отрезала она.

— Да.

— Он нарисовал меня.

Это было для Джуда неожиданностью.

Как быстро меняется его настроение, подумала Кейт. То он полон сарказма, то улыбается. То оскорбляет, то утешает ее. У него такая красивая улыбка. Но даже ему не удалось бы рассеять ночные кошмары, преследующие ее всю жизнь. Поэтому она не может довериться ему.

— Тони обожал все прекрасное, — сказал Джуд с теплотой в голосе, — прекрасных женщин, прекрасные цветы, прекрасные закаты в тропиках… А где сейчас портрет?

— В галерее — В магазине?

— Нет, у меня в спальне.

— Я хотел бы взглянуть, — искренне признался Джуд.

— Как-нибудь, — пообещала она.

— Большой портрет? — продолжил Джуд. — Ему, должно быть, нет цены. И здесь и за границей. Тони теперь очень известен.

— Большой. И очень красивый. Поразительное сочетание светлых и темных тонов.

Джуд был заинтригован. Конечно, Тони не мог устоять перед такой моделью для картины. Как не мог он устоять и перед его матерью, чей портрет он тоже написал. Кейт Костелло была не просто красива и умна. В ней было что-то колдовское. Эта девушка странно действовала на Джуда.

— Когда он написал портрет? До отъезда за границу?

— Очень давно. Мне было двенадцать лет, — с ностальгией в голосе ответила девушка.

Ребенок в залитом солнцем саду белых азалий.

Изумрудные глаза удивленно смотрят с холста. Тогда ее волосы были светлее — золотисто-рыжими, а кожа — белой, как лепесток азалии. Со временем волосы потемнели и стали медно-рыжими.

Джуд старался скрыть удивление. Ее прошлое полно загадок.

— Так вы знаете Тони много лет? Сколько вам сейчас? Двадцать два?

— Почти двадцать три. Вы верите в судьбу, Джуд?

Джуд вздрогнул. В ее голосе было столько нежности.

— Да, — выдавил он.

— Тони был другом моей матери. И моим другом.

— Был? — мгновенно среагировал Джуд.

Она всхлипнула. Последовала мучительная пауза.

— Моя мать… пропала без вести, — прошептала она. Каждое слово давалось ей с трудом. — Ее так и не нашли.

Джуд застыл. Ему стало стыдно за свое любопытство. Сердце сжалось от сострадания к девушке.

— Мне так жаль, Кейт. Это, должно быть, ужасно.

— Не просто ужасно, мучительно…

— Понимаю, — он вспомнил побег своей матери. Ее фамилия тоже Костелло? — спросил он, пытаясь вспомнить, были ли в газетах статьи об исчезнувшей женщине с такой фамилией.

— Нет, — покачала головой Кейт. — Моя мать вторично вышла замуж через пару лет после того, как папа погиб в автокатастрофе. Мне тогда было десять. Я обожала отца. Он так любил жизнь…

— Как вам удалось вынести все это? — Он был поражен тем, что еще чья-то жизнь, как и его собственная, была искалечена утратами.

Кейт отвернулась, уставившись в окно. Небо было усеяно звездами.

— Видите, я, как и вы, пережила утрату. Только у вас еще есть шанс увидеть свою мать живой. Неужели вам, Джуд, никогда не хотелось встретиться с ней?

Он не знал, что ответить. Наконец произнес:

— Я не могу снова впустить мать в свое сердце.

И в свою жизнь.

— Значит, вы поставили на ней крест, — с горечью в голосе констатировала она, хотя в глубине души понимала его страдания.

Джуд помолчал.

— Видимо, да.

— А я бы все отдала, чтобы только узнать, что моя мать жива, — призналась Кейт. — Только бы увидеть ее снова. Хотя бы раз, — ее голос дрогнул.

— Она исчезла бесследно? — взглянул на девушку Джуд. — Но люди не пропадают… просто так…

Она кивнула.

— Ее искали по всей стране. Она была женой Карла Лундберга.

Это имя было Джуду знакомо.

— Лундберг, теперь я вспомнил.

Это происшествие вызвало много шума. Академик Лундберг был состоятельным и уважаемым в обществе человеком. Трагедия случилась шесть или семь лет назад. Миссис Лундберг — она была намного моложе мужа — видели в последний раз на прогулке с их собакой-колли в национальном парке недалеко от летнего домика Лундбергов.

— Моя мама и наша собака Блейз словно растворились в воздухе, — с глубокой грустью произнесла Кейт, и Джуд невольно сжал ее руку в попытке утешить.

— Мне так жаль, Кейт. С этим трудно смириться.

Но приходится, если хочешь жить дальше. Впрочем, насколько я помню, дело не было закрыто. Полиция продолжает расследование.

Она кивнула.

— Да, это так, но у них нет улик, на основании которых можно было бы предъявить обвинение. Я думаю, это муж убил ее.

Сердце Джуда дрогнуло. Он не знал, что сказать.

— Почему вы так думаете? — спросил он наконец.

— Это он, — упрямо повторила она. — Не знаю, зачем я вам это рассказала. Вы первый человек, кому я доверилась. У Лундберга было алиби. Он утверждал, что весь день провел в университете. Его видели студенты и сотрудники, поэтому полиция его не арестовала. Да и как можно было подозревать столь «достойного» человека? Академика. Множество друзей поддержали его. Отчим хорошо сыграл роль отчаявшегося мужа. Я для него была всего лишь трудным подростком, истеричкой, которая его ненавидела и ревновала к матери. Я, видите ли, не позволила ему занять место отца. Впрочем, это правда, — горько усмехнулась она. — Лундберг всегда скрывал свое истинное лицо. Он разыграл спектакль перед полицейскими, и те поверили в его невиновность. Меня же все считали повредившейся в рассудке от горя.

— Понимаю, — мрачно ответил Джуд. — То, что вы рассказали, просто кошмар. Конечно, для вас это было огромным потрясением, но что, если вы все же ошибаетесь?

— Я не ошибаюсь, — сквозь стиснутые зубы процедила Кейтрин. — Я ненавижу его. Не встреть его мама, она была бы сейчас жива.

Машина подъехала к дому. Оба затихли. Джуд был все еще в шоке от услышанного. Сколько еще страшных секретов таит это необыкновенное создание? Сколько всего ему еще предстоит выяснить? Почему Кейтрин переехала сюда? Именно в этот маленький, ничем не примечательный городок на побережье? Что связывало ее мать с Тони Манделем? А самое главное, что связывало Кейт с Лестером Роганом? Вряд ли они были любовниками, но, возможно, Лестер Роган знал ее мать?

Уезжая, Джуд оставил свет включенным, так что дом встретил их радостными огнями. Здесь ей ничего не угрожает. Дом, согретый отцовским теплом, казался таким мирным, таким уютным.

Кейтрин помедлила в прихожей, оглядываясь по сторонам.

— Какой красивый старинный дом, — сказала она. — Я много раз любовалась им, проезжая мимо.

Здесь столько симпатичных домов в окрестностях.

Только особняк Роганов портит впечатление. Он слишком массивный.

Кейт прошла в гостиную. На стене висела потрясающая картина Тони Манделя, одна из дюжины картин, приобретенных отцом Джуда. На ней на фоне бирюзовой воды лагуны и ярко-синего неба с легкими белыми облачками в свежей зелени ветвей порхали разноцветные тропические птицы.

Джуд включил все лампы, чтобы она могла получше рассмотреть картину. Днем он срезал цветы имбиря, растущие в изобилии в саду, и поставил их в высокие стеклянные вазы на кофейном столике.

Мама всегда украшала дом цветами, составляя из них красивейшие букеты. У нее был талант флориста.

— Это вы поставили цветы? — спросила Кейт, касаясь красных лепестков.

Он пожал плечами, словно удивляясь ее вопросу.

— У вас прекрасный сад, — сказала она. — И картина Тони чудо как хороша. В ней есть что-то нереальное.

Джуд кивнул.

— Есть и другие, — сказал он и, не удержавшись, добавил:

— Он и мою мать писал. Тони не мог устоять перед красивой женщиной.

— Портрет все еще у вас или ваша мать…

— Забрала его? — перебил он. — Нет, она ушла в том, что было на ней надето. И не вернулась. Она сбежала с богатым американцем.

Кейт уставилась на цветы в вазах.

— Как печально. А где сейчас портрет?

— На втором этаже. Папа убрал его после ее побега, но потом снова повесил. Он всю жизнь продолжал любить ее. Хотите посмотреть?

— Если вас это не расстроит.

— Конечно, нет. Пойдемте, я принесу вашу сумку. Спальни наверху. Я постелю вам в комнате для гостей. Старый друг папы держит дом в чистоте и приглядывает за ним.

— Джимми Доусон? — улыбнулась она.

— Вы знаете Джимми? — удивился он.

— Как я могу не знать его? Он местная знаменитость. Он часто заглядывает в галерею «поглазеть» и приносит мне интересные находки. У него неплохая коллекция агатов и хризопразов. Хризопраз прозрачный яблочно-зеленый камень, который напоминает Джимми мои глаза.

— Да, Джимми известный дамский угодник, сухо прокомментировал Джуд.

— Все мужчины одинаковы, — ответила она, погрузившись в невеселые мысли.

— Пойдемте, — позвал он, поворачиваясь к лестнице.

Старинные ступеньки поскрипывали под ногами. Девушка с восхищением провела рукой по резным деревянным перилам.

Портрет матери Джуда висел в конце коридора, приковывая к себе внимание. Рядом была дверь в комнату отца. Джуд повернулся к своей бывшей детской в другом конце коридора. В доме имелось четыре спальных комнаты, но Джуд выбрал для Кейтрин комнату для гостей, куда и направился.

Однако девушка задержалась у портрета Салли Конрой. Перед ней была женщина в расцвете красоты, сознающая свою власть над мужчинами Кейт отметила сходство Джуда с матерью. Волнистые светлые волосы, поразительной синевы глаза.

Салли улыбалась на картине загадочной полуулыбкой. На щеке виднелась знакомая ямочка. Эта улыбка завораживала. Кейт застыла в восхищении.

Рисуя Салли, Тони, должно быть, влюбился в нее.

Картина дышала чувственностью. Какая красавица!

Джуд подошел к ней.

— Мне кажется, Тони был влюблен в мою маму.

Она на ней как живая.

— Вы так похожи!

— Только внешне, — отрезал он. — Позвольте мне показать вашу комнату. Если вам не понравится, есть другие.

— Спасибо, вы очень любезны, Джуд, — поблагодарила Кейт, подходя к стеклянным дверям, ведущим на веранду.

— Не стоит благодарности, — ответил Джуд, помогая ей открыть двери. Девушка последовала за ним на веранду, вдыхая соленый морской воздух.

Отсюда открывался прекрасный вид на пляж.

— Это просто рай на земле, — прошептала она.

Неудивительно, что Тони без конца рисовал здешнюю природу.

— Какие у вас были отношения с Тони? — не удержался от вопроса Джуд, облокачиваясь на балюстраду. Ночь опьяняла своими ароматами.

Грусть охватила ее.

— Тони был влюблен в мою мать. Он хотел жениться на ней, но, как он выразился, папа украл ее у него. Такова жизнь. Тони было предназначено судьбой обрести славу, моему отцу — умереть, а отчиму.. — Кейт умолкла. — Воздух как шелковый. О, посмотрите! — воскликнула она, указывая на пляж. Там кто-то есть. Кто это?

Джуд уставился в полумрак:

— Я никого не вижу.

На долю секунды ему и правда показалось, что он видит кого-то, но пляж был пуст.

— Как это? — настаивала Кейт. — Там, на пляже. Женщина. Ее длинное платье развевается на ветру. Ах да, теперь понятно.

— Там никого нет, Кейт, — улыбаясь, повторил он. Вы просто наслушались местных басен, вот и все.

— Басен? — повернулась она к нему. Изумрудные глаза сверкали.

— О призраке из Спирит-Коув, — нехотя ответил Джуд.

Какая, однако, талантливая актриса! Ей удалось бы одурачить самого дьявола, заставив поверить, что она — ангел, спустившийся с небес.

— Но это не призрак, — запротестовала Кейт. Это женщина на пляже. Вы мне не верите?

— Боюсь, что нет, — покачал головой Джуд.

— Тогда пойдемте посмотрим, — предложила она. Она не могла уйти далеко. Пойдемте. Не стойте здесь как пришпиленный. Я ее видела!

К изумлению Джуда, она повернулась и побежала по коридору. Юбка развевалась на бегу. Девушка слетела вниз по лестнице и бросилась к двери.

— Кейт! — нагнал ее Джуд. — Это привидение!

— Я должна ее увидеть.

Она вцепилась в дверную ручку, Джуд попытался остановить ее, но она вырвалась и выскочила в темноту.

— Кейт, Кейт, успокойтесь!

Ему ничего не оставалось, как последовать за ней. Глаза еще не привыкли к темноте, пришлось задержаться, чтобы включить освещение в саду.

Но, добежав до калитки, он увидел только ее следы на песке, ведущие к пляжу. Джуд не стал звать ее, зная, что песчаные дюны поглотят его крики. Он испугался. Она в темноте совсем одна. Все что угодно может случиться.

Джуда охватила паника. От отчаяния он закричал:

— Кейт! Возвращайся! Я ни черта не вижу!

Только луну и миллионы звезд на черном бархате неба.

Куда она побежала? На веранде она показывала направо. Джуд бросился туда, но бежать было трудно, ноги его утопали в песке. Вдалеке он увидел ее стройную фигуру.

— Кейт, пожалуйста, не убегайте! — закричал он.

Джуду стало по-настоящему страшно за нее.

Больше всего на свете ему хотелось прижать ее к себе, обнять, предаться с ней любви. Но это невозможно. Его долг — исполнить волю покойного клиента и уберечь ее от беды. Он все-таки адвокат.

Девушка вынырнула из темноты и бросилась ему в объятья.

— Я вправду видела ее, — задыхалась она. — Мне не могло это причудиться.

Джуд крепко прижал ее к груди. И тут же раскаялся. Ее кожа была гладкой как шелк…

— Не переживайте. Ничего страшного. Я отведу вас в дом.

Кейт уставилась на него. В темноте Джуд не мог разглядеть ее лица, но чувствовал, что она взволнованна.

— Джуд, я видела ее. На ней было длинное белое платье.

— Вы все равно не смогли бы догнать ее, — пробормотал Джуд, припоминая, что несчастная женщина покончила с собой лет шестьдесят тому назад. Он успокаивающе погладил девушку по спине и мягко повернул к дому. Несмотря на все пережитое волнение, он страстно желал ее — так, что едва мог сдерживаться. Они вдвоем ночью на пустом пляже. Во власти магических сил…

Кейт все еще пыталась заставить его поверить ей.

— Вы уверены, что это не было обманом зрения? Джуд не собирался рассказывать ей, что женщина в белом привиделась его матери, что люди утверждали, будто призрак обычно является кому-то в переходные моменты его жизни.

— Это была живая женщина, Джуд, — вздернула подбородок Кейт. — Она, наверно, живет здесь неподалеку.

— Мой дом находится на отшибе, — возразил Джуд. — Соседи редко сюда заходят. Это морской туман сыграл с вами злую шутку, — закончил он, устав от этих разговоров о сверхъестественном.

— Ладно, — выдохнула Кейт. — Вижу, мне не удастся вас убедить, — она вырвалась из его объятий, и Джуду снова пришлось ее догонять.

— Вы сумасшедшая! — выкрикнул он, нагоняя ее. Ну хорошо, бежим к дому наперегонки.

Кейтрин ничего не сказала, продолжая стремительно нестись к дому. Она уже почти добежала до калитки, но, споткнувшись, вдруг рухнула на мягкий песок и расхохоталась.

Никогда он не слышал более соблазнительных звуков.

— Помогите мне встать! — взмолилась она сквозь смех.

Джуд подбежал к ней.

— На сегодня хватит. Больше никакой погони. Я устал.

Слава богу, они совсем рядом с домом. В льющемся из окон свете ее кожа напоминала лепесток магнолии, а в длинных медно-рыжих волосах вспыхивали золотые искорки. Джуд наклонился и подал девушке руку. Она с радостью ухватилась за нее. Джуд помог ей подняться и, не удержавшись, привлек в свои объятья.

В следующую секунду он уже целовал ее. Их поцелуй длился целую вечность. Нежные губы Кейт приоткрылись, уступая натиску его губ.

Рука Джуда оказалась совсем рядом с ее грудью.

Еще чуть-чуть, — и он сможет обхватить ее.

— Господи! — выдохнул Джуд.

Он терял контроль над собой. Кровь стучала в ушах. Все произошло так внезапно… Он не мог выпустить ее из объятий, не мог прервать этот колдовской поцелуй. Больше всего на свете ему хотелось уложить ее на мягкий песок, стянуть с нее топик и прижаться губами к ее обнаженной груди.

Она бы не стала останавливать его. Она так же желает его, как и он ее.

— Джуд, пожалуйста…

Внезапно сказка закончилась. Она резко вырвалась из его объятий и сделала шаг назад. Оба тяжело дышали.

— Простите, — вырвалось у Джуда. Что еще мог он сказать? — Я не имел права целовать вас. Я слишком переволновался, — он виновато замолчал.

Как же ему хотелось ласкать Кент до изнеможения, доводя ее до безумия и наслаждаясь ее стонами. Потом он рассказал бы ей о предательстве матери. О своем несчастном детстве. Она, пережившая сама столько горя, сумела бы понять его.

Кейт выдохнула:

— Все в порядке, Джуд. Мы оба переволновались.

Как бы то ни было, этот поцелуй был самым прекрасным поцелуем в его жизни. С того самого момента, как он увидел ее в церкви, Джуд хотел поцеловать ее. Как мог он влюбиться в девушку, о которой ничего не знает? Какие опасности теперь подстерегают его?

По дороге в дом они не произнесли ни слова.

Джуд запер дверь на засов.

— Я пойду поищу постельное белье, — объявил он, давая им обоим возможность собраться с мыслями. — Я бы что-нибудь поел, а вы?

К своему изумлению, Кейт поняла, что чертовски голодна.

— Я как раз собиралась готовить ужин, когда заявился этот кошмарный Ральф. А что у вас есть?

— Боюсь, ничего особенного, — ответил Джуд. Но мы могли бы приготовить омлет с тостами. Еще есть жареный цыпленок, зелень, пряности. Чай, кофе, пакет крекеров.

— Я могу приготовить омлет, — вызвалась она. Где у вас сковорода?

— Поищите на кухне, — крикнул он с лестницы.

Когда Джуд спустился на кухню, Кейт уже накрывала на стол в гостиной. Она нашла салфетки, столовое серебро, приправы и бокалы для вина.

— Я подумала, что бокал вина поможет нам уснуть. Вы не против?

— Конечно, нет. Я открою бутылку, — сказал Джуд, изумленный тем, как просто они общаются после всего, что произошло. Неужели он целовал эту девушку, сжимал ее в объятьях?

— Пожалуйста. Омлет готов. — Кейт с трудом держала себя в руках. Внутри у нее все трепетало от поцелуя.

Вино было освежающе прохладным.

— За ваше здоровье! — кивнул он девушке.

— И за ваше! — ответила Кейт.

Джуд с восхищением оглядел пышный омлет с золотистой корочкой. У него никогда так не получалось.

— Да вы просто мастерица!

— Омлеты — мой конек, — улыбнулась Кейт. — Годы практики и хорошая поваренная книга. Я обожаю готовить. И обожаю книги.

— Я заметил. У вас много книг в доме.

— Отец всегда поощрял мою любовь к чтению, задумчиво произнесла девушка. — Он почти ничего не рассказывал мне о своем детстве, но однажды сказал, что у них была превосходная библиотека.

Это заинтриговало Джуда. Еще одна тайна.

— Любопытно. Должно быть, дом был большой.

— Наверное. Я не нашла пармезан, поэтому добавила чеддер, — сказала она, меняя тему разговора видимо пожалела, что слишком открылась ему. — Я использовала весь лук и целых шесть яиц.

— Ничего страшного. Завтра схожу куплю. Пахнет чудесно.

— Ешьте, пока не остыло.

— А вы? — Джуд не мог отвести от нее взгляда.

— Конечно.

Как быстро она все приготовила, удивился Джуд, с удовольствием поглощая омлет. Странно было видеть ее здесь, у него дома. Несмотря на то что они познакомились только сегодня, Джуд чувствовал себя так, словно Кейтрин Костелло всегда была в его жизни. Это не поддавалось объяснению.

У них было столько общего — утраты, одиночество… Две одинокие души встретились, чтобы обрести друг друга. Неужели все эти разговоры о любви с первого взгляда — правда?

— У вас есть кто-нибудь? — сорвалось у него с языка.

Кейт покачала головой и положила вилку.

— Простите, я сам не понимаю, почему спросил об этом, — поспешил объясниться Джуд.

— Может, вы убеждены в том, что Лестер Роган был моим любовником?

Джуд затряс головой.

— Я не могу поверить, что вы могли пойти на такое.

— Не можете или не хотите?

Их глаза встретились.

— Не могу. В вас есть достоинство и сила характера. И вы знаете, что такое боль и утраты. Это было бы невероятно.

Кейт промолчала. Они налили еще по бокалу вина. Джуд приготовил кофе, который они выпили на веранде.

— Значит, сегодня я видела привидение, — неожиданно произнесла Кейт. — Что еще меня ждет здесь?

Джуд рассмеялся.

— Надеюсь, ничего страшного. Вы боитесь призраков?

— Вовсе нет, — ответила девушка.

— И я — нет. Более того, я в них не верю.

Кейт внимательно посмотрела на него.

— Не правда, Джуд. Вы же чувствуете присутствие вашего отца в доме? Слышите, как он ходит по дому? Улыбаетесь, когда скрипит лестница.

Джуд застыл.

— Как вы узнали?

— Может, я все-таки ясновидящая? Исчезновение матери странным образом повлияло на меня.

— Мне очень жаль, Кейтрин.

— Я чуть не умерла от горя, когда это произошло. Мне не хотелось жить, — невидящим взглядом она смотрела на деревья в саду.

— Послушайте, Кейт, — Джуд взял ее руку в свои. Все будет хорошо.

Она покачала головой.

— Я никогда не забуду ее.

— Ваш отчим был жестоким человеком?

— Это-то и есть самое странное, — занервничала Кейт. — Он ни разу пальцем ее не тронул. Но мама боялась его, — призналась она.

Страшное подозрение зародилось в нем.

— Вы тоже его боялись? Он пугал вас обеих?

Девушка застыла с чашкой в руке.

— Маме нужно было спрашивать у него разрешения, чтобы выйти на улицу, — пробормотала она с блестевшими от слез глазами.

Джуд не мог не обнять ее.

— Когда-нибудь Кейт, вся правда выйдет наружу, — утешал он ее. — Я понимаю, что вы чувствуете, но нужно быть сильной, чтобы выжить. Нужно смириться с утратой. Мы оба это знаем. Нужно продолжать жить. Вы абсолютно уверены, что ваша мать не сбежала, чтобы начать новую жизнь?

Мы с отцом доверяли матери. И вот к чему это привело…

— Ваша мама предала вас. Мне очень жаль. Но моя мать никогда не бросила бы меня. — Она откинула с лица волосы. — Мне было шестнадцать. Я училась в школе. И мы обожали друг друга. Ее банковский счет остался нетронутым. И кредитная карта. В следующем году ее официально признают мертвой.

Она погрузилась в печальные раздумья.

— Вы ненавидели отчима? Ведь он занял место вашего отца. Это естественная реакция.

— Он не мог занять его место, — возразила Кейт. Хотя сначала старался быть любезным. Ведь все обожали мою мать. Она была очень красивой и интересной женщиной.

— Конечно, если она была похожа на вас.

— Совсем нет, — поразила его Кейт. — Я пошла в отца. У меня глаза и волосы Костелло. Во всяком случае, так утверждал папа.

— Вы незнакомы с его родственниками? — удивился он. — Никогда не встречались с ними?

Это было более чем странно.

Кейт покачала головой.

— Нет. Думаю, они поссорились когда-то. Старая семейная вражда. Кроме того, они живут очень далеко отсюда. В Ирландии. Когда-нибудь я разыщу их. Мой отец приехал в Австралию один, окончив архитектурный факультет. Поступил на работу в одну фирму в Сиднее, ничего не зная об Австралии. А со временем начал преподавать здесь в университете. Так мои родители познакомились с Лундбергом. Будь проклят тот день!

— А что произошло после исчезновения вашей матери? — спросил Джуд. — Как вы могли оставаться с отчимом?

— Я и не осталась. У моей матери была подруга, Дебора, она помогла мне. Это она убедила отчима отправить меня в закрытый пансион до окончания учебы. Он был против, возможно, она даже пригрозила ему. Он никогда ей не нравился. Так что я уехала из дома и больше не возвращалась. Даже на каникулы. А после окончания школы я сделала все, чтобы он не смог найти меня.

— Как это? — удивился Джуд.

Кейт странно посмотрела на него:

— Неужели вы думали, что я смогу встретиться с ним после всего, что случилось?

— Вы все еще боитесь его? — нахмурился Джуд.

— Я жду, что в любой момент он появится у меня перед дверью, — призналась она.

Он сжал ее руку.

— Почему вы не стараетесь преодолеть свой страх?

— А как? Велеть себе не бояться? Это не сработает. Лучше прятаться.

— Поэтому вы здесь? — спросил Джуд. — Вы прячетесь?

— Мы с Тони придумали это. Он знал, что произошло с мамой. И был в отчаянии. Но он так и не узнал, что я чувствовала. Я не могла рассказать это никому, кроме Деборы. Все восхищались отчимом.

Как же, ведь он — профессор Лундберг, столько сделавший для университета.

— И где вы прятались до того, как очутились здесь? Прошло уже несколько лет.

— Бродяжничала, — усмехнулась она. — Я переезжала с места на место, нигде не задерживаясь подолгу. Только на одном отдаленном ранчо я провела два года, работала там гувернанткой. И чувствовала себя в безопасности. И здесь я тоже ничего не боялась, пока не появился Ральф Роган, а затем и вы с этими кошмарными новостями.

— Которые мы так и не обсудили — Не сегодня, — взмолилась она. — У меня больше нет сил.

— Хорошо. Ваш бизнес? Драгоценные и полудрагоценные камни?

— Мои друзья помогли мне. Все были очень добры ко мне. Теперь дела идут хорошо. Я продаю камни даже в другие страны.

— Почему вы оставили работу гувернантки? спросил он, все еще горя желанием узнать все ее тайны.

Кейт пожала плечами.

— Близнецы, мальчик и девочка, за которыми я присматривала, уехали в закрытый пансион. Остаться там — значило бы выйти замуж. Там почти нет женщин, а в царстве мужчин незамужней женщине приходится нелегко. Но брак — это не для меня.

— Почему же?

— Я немного похожа на вас, Джуд. Я не смогу никому доверять настолько, чтобы решиться выйти за него замуж.

— Не зарекайтесь, Кейт.

— Я знаю, что это так. У меня украли способность доверять. Странно, что я рассказываю вам все это. Но вы тоже пережили утрату и понимаете меня. — Она подняла лицо к ночному небу. — Пожалуй, пойду спать. Хорошо? Честно говоря, я смертельно устала. Все произошло так стремительно. И я пока что не могу во всем разобраться.

— Я тоже, — прошептал Джуд.

Она перевела взгляд на его волосы, вспомнила, какими шелковистыми они были под ее пальцами, и задрожала на ночном ветерке.

— Завтра, когда вы придете в себя, мы поговорим о завещании.

— Мне не нужны его деньги, Джуд. Я не хочу говорить о завещании. И вообще, я не могу в это поверить. Лестер Роган был мне никем. Клянусь вам.

Я арендовала у него галерею, вот и все.

— Но он оставил вам целое состояние.

Она так и не спросила, сколько именно, внезапно понял Джуд.

— Мне нужно только одно, Джуд, — вернуть маму, — сказала она и вышла.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джуд проснулся и поразился тому, как тихо в доме. Он посмотрел на часы у кровати. Они показывали половину восьмого. Боже, он проспал. Еще бы! Зная, что Кейт находится в соседней комнате, он полночи ворочался в постели, борясь с возбуждением, которое после таких поцелуев никак не желало проходить. Ему не следовало целовать ее вчера. Но разве он мог удержаться, когда ее губы сами раскрылись ему навстречу?

— Давай, Джуд, старина, вставай, — скомандовал он сам себе.

Снизу раздались голоса. Джуд мигом вскочил с постели, натянул шорты, провел рукой по волосам и выбежал на балкон.

— Джимми, это ты?

Через секунду внизу показался Джимми — коренастый мужчина с заметной лысиной.

— Как ты себя чувствуешь, мальчик мой? — заговорщицки подмигнул он Джуду.

— Рано ты, однако!

— Городская жизнь тебя испортила, сынок. Я встал в пять. И Кейт тоже.

— Она с тобой?

Внизу появилась Кейт.

— Доброе утро! — улыбнулась она. — Джимми составил мне компанию.

— Спускайся, сынок, — велел Джимми. — Кейт умирает с голоду, да, милая?

— Именно так. Адмирал Джимми принес нам свежие круассаны и датские булочки из пекарни, сообщила она, срывая с дерева авокадо. — Обожаю авокадо.

Джуд плеснул в лицо холодной водой, причесал волосы и натянул белую футболку. Он был готов за пару минут.

Джимми сидел в плетеном кресле в гостиной, пока Кейт варила кофе в кухне.

— Кейт рассказала мне о том, что случилось вчера вечером, — с негодованием сказал Джимми.

Джуд посмотрел на девушку.

— Кейт, что ты ему сказала обо мне?

— Не о тебе, дурачок, — заверил его Джимми. Об этом подонке Ральфе. Он ничуть не лучше своего папаши. Странно, что они не ладили.

Кейт поставила кофе на плиту.

— Должна тебе сообщить кое-что, Джимми, ты наверняка удивишься, — произнесла она. — Лестер Роган завещал мне кучу денег. Вот почему Ральф решил, что имеет право заявиться ко мне.

Джимми выглядел ошеломленным. Глаза его стали огромными как блюдца.

— В чем дело? — повернулся он к Джуду. — Лестер перед смертью поверил в Бога?

— Брось, Джимми, Мы оба знаем, что Лестер не был правоверным христианином, — фыркнул Джуд. Кейт утверждает, что ей неизвестно, почему Лестер оставил все деньги ей.

У Джимми на щеке забился тик. Он схватил Джуда за запястье.

— Джуд, дружище, боюсь, ты оговорился. Слово «утверждает» здесь не годится. Если Кейт говорит, что не знает, почему Лестер оставил ей деньги, значит, так оно и есть.

Джимми всегда был рыцарем, подумал Джуд.

— Юридический термин, Джимми, — отшутился Джуд. Пальцы, сжимавшие его запястье стальной хваткой, разжались.

— Лестер ненавидел Ральфа еще больше, чем тот ненавидел папашу. Но неужели он и бедняжке Мюре ничего не оставил? Какая ужасная жизнь у нее была в браке. А Мелли? Она еще совсем ребенок.

Ральф должен быть в ярости, ведь он единственный сын. Неужели Лестер ничего им не оставил?

Джуд перевел взгляд на Кейтрин. Она накрывала на стол. Или притворялась, что занята. В центре стола она поставила медный кувшин с оранжевыми гибискусами. Эта маленькая деталь напомнила ему о матери. Салли тоже нравилось украшать комнату цветами. Один цветок Кейт приколола к волосам.

— Лестер хорошо обеспечил свою семью, но они рассчитывали на большее. Никому, включая меня, и в голову не приходило, что Лестер почти все оставит кому-то постороннему.

— Думаю, отец твой это знал, — Джимми почесал лысину. — Он ничего тебе не говорил?

— Это было бы нарушением профессиональной тайны, Джимми. Он не мог рассказать мне.

— Черт. Я в шоке от всего этого.

— Мы тоже, Джимми, — ответила Кейт. — И мне страшно. Вот почему я здесь с Джудом.

— Джуд настоящий джентльмен, — улыбнулся Джимми. — Надеюсь, он таким и останется.

Джуд расхохотался. Похоже, Джимми догадался, как тяжко ему пришлось этой ночью.

— Завтрак подан, — объявила Кейт. — Прошу к столу.

— Ты приготовила для меня чай, милая? — спросил Джимми. — А то кофе вреден для моих артерий.

— Конечно, приготовила, Джимми. — Кейт поставила на стол чайник. — Кофе для нас с Джудом.

О'кей?

— Чудесно! — Джуд подвинул ей стул.

— А тебе ничего не приходит в голову по поводу завещания? — обратился к Кейт Джимми.

Девушка покачала головой.

— Нет, для меня это такая же неожиданность, как и для всех остальных. Когда мистер Роган приходил в галерею…

— Старый развратник, — перебил Джимми с отвращением. — Будь я там…

Кейт опешила. Джуд напрягся.

— Поверьте, он никогда не пытался приставать ко мне. Мне трудно поверить в то, что о нем рассказывают.

Джимми фыркнул.

— Лестер не делал глупостей только потому, что знал: я слежу за ним. И Гвенни тоже.

Брови Джуда взлетели вверх.

— Мисс Форсайт? Не может быть!

— Она самая, — с удовлетворением произнес Джимми. — Мы с Гвенни присматриваем за Кейт с момента ее появления в городе.

— Они были так добры ко мне, — улыбнулась Кейт.

— Мы стали ее ангелами-хранителями, — прибавил Джимми с гордостью. — Гвенни будет в шоке.

Мы думали, что защищаем ее от Лестера, а он умер и оставил ей целое состояние. Гвенни захочет провести расследование. Она такая.

Джуд подавил желание расхохотаться. Гвенни, а точнее, мисс Гвендолин Форсайт, была одной из достопримечательностей города. Раньше она работала учительницей английского языка, истории, риторики и драмы в частной школе для девочек в Карнсе. Но это было очень давно, еще до ее выхода на пенсию. Сейчас Гвенни, должно быть, уже за семьдесят.

— Расследования лучше предоставьте мне, — посоветовал Джуд. — Как поживает мисс Форсайт?

Все еще верит в астральные путешествия души?

Джимми расхохотался.

— Конечно. Недавно она даже побывала в Тибете. Ей семьдесят пять, но она каждый день совершает пробежки по пляжу. А еще у нее превосходные зубы… в отличие от меня, — с грустью закончил он. — Так что мы будем делать с Ральфом? — вопрос был адресован Джуду. — Мы не можем позволить ему обижать Кейт.

— Разумеется, — ответил Джуд. — Кейт нужна защита. Я во всем разберусь, Джимми. Но сначала нам нужно выяснить, что связывало Кейт с Лестером. — Он посмотрел на девушку. — Нам нужно кое-что обсудить после того, как вы прочтете завещание.

— Я уйду, если вам надо поговорить наедине, предложил Джимми.

Кейт покачала головой.

— Нет, Джимми, останься, пожалуйста. Я знаю, Джуд не верит, что я говорю правду.

— Он юрист, дорогая, — сказал Джимми, словно это все объясняло.

— Я, правда, ничего не знаю, — всплеснула руками Кейт.

— Почему ты переехала сюда, Кейт? — спросил Джимми. — Ты никогда не рассказывала. Гвенни решила, что ты прячешься от кого-то. Такая красивая девушка, как ты, в нашем Богом забытом городишке…

— Здесь чудесно, Джимми, — запротестовала Кейт. — Просто рай на земле. Тропические леса, океан. Мне нравится покой и уединение на лоне природы. Мне нравится моя галерея. И у меня много покупателей, особенно когда туристы заглядывают в город.

— Но, дорогая, ты могла бы сниматься в кино, с восхищением оглядел ее Джимми. — Мне за семьдесят, а я от тебя глаз отвести не могу. Она просто красавица, правда, Джуд?

— Красавица, полная загадок и тайн, — откликнулся Джуд, пронзая Кейтрин взглядом своих сапфировых глаз.

— Мне, пожалуй, пора, — поднялся Джимми. Спасибо за чудесный чай, Кейт. Все же вам надо поговорить. Что, если я приглашу Гвенни на обед, Джуд? А ты возьмешь Кейт?

— Спасибо за приглашение, Джимми, но мне нужно возвращаться в магазин, — ответила Кейт.

— Какой магазин, Кейт! Ты теперь богачка! расхохотался Джимми. — Ты должна пообедать с нами. Гвенни все знает о Роганах. Она была учительницей Мел и подругой Мюры. Гвенни есть что рассказать. Вероятно, она поможет нам найти ответы на вопросы.

Джуд задумался.

— А когда Лестер Роган переехал в эти края? Роганы живут здесь, сколько я себя помню. Мы с Ральфом примерно одного возраста.

Джимми почесал блестящую лысину.

— Это было за год или два до его свадьбы с Мюрой. Мы все гадали, на какой из местных девчонок он женится. Мюра была не самой хорошенькой, но ее отец сколотил неплохое состояние на продаже недвижимости. Они с Лестером начали заниматься совместным бизнесом. Отец Мюры не возражал, потому что у Лестера самого к тому времени водились деньжата. И немалые. Откуда он взял эти деньги — один черт знает. Никогда не слышал ничего о его прошлом. Может, Гвенни что вспомнит.

Она была на их с Мюрой свадьбе. А я нет. Не тот слой общества. Твои родители тоже были.

Джуд помрачнел. Тогда его родители были счастливой парой.

— Конечно, пригласи, — ответил он. — Я буду рад увидеть мисс Форсайт. Может, она и правду нам поможет. Вы согласны, Кейт?

— Я буду рада, если она захочет нам помочь, кивнула Кейт.

— Чудесно, Кейт.

— Жду с нетерпением, — улыбнулась Кейт, убирая со стола. — Мы съели все запасы, сделанные Джимми, — объявила она. — И вообще, мне нужно домой. Не могу же я вечно прятаться.

— Разумеется. Все же это очень странно, — задумчиво протянул Джуд. — Люди не оставляют состояние незнакомцам.

— Скорее они оставляют деньги собачьим приютам и детским домам, — откликнулась Кейт с сарказмом.

— Но такое бывает обычно, когда людям просто некому больше их оставить. У Лестера Рогана была семья.

— Но он оставил состояние мне, — Кейт встряхнула волосами. — Могу я взглянуть на завещание?

— Конечно, я принесу его, — сказал Джуд, поднимаясь из-за стола.

Он заметил, что Кейт взвинченна. Он и сам нервничал, но в отличие от Кейт ему это удавалось скрыть. Вернувшись с завещанием, он вручил документ девушке.

— Спасибо, — она прошла в гостиную и присела в кресло. Читая, она то и дело взглядывала на Джуда.

— Завещание было составлено два года назад. До моего приезда сюда. Все старые завещания недействительны.

— Да, — подтвердил Джуд. — В старом Ральф был наследником.

— Здесь сказано, что мне достаются земля, здания и акции. Значит, теперь галерея принадлежит мне.

— Не только галерея. Все.

Она встряхнула головой.

— Но почему он сделал это?

— Расскажите мне о ваших встречах, — нейтральным тоном попросил Джуд.

Изумрудные глаза вспыхнули.

— Зачем, Джуд? Что это даст?

— Позвольте мне решать. Спрашивал ли он о вашем детстве? Матери, отце, отчиме? О том, как вы жили до приезда в Айсис?

Она ошеломленно уставилась на него. Перед ней был юрист. Профессионал.

— Почему вы не верите мне? — вырвалось у нее.

— Я вам верю, — склонил голову набок Джуд. Но мне нужны ответы, Кейт. И только вы можете дать мне их.

Она сердито покачала головой.

— Я сказала, что ничего не знаю.

— Это не так, Кейт. Я уверен, многое вы утаили — Что например? — с негодованием спросила она. — Что я спала с Лестером Роганом?

— А вы спали? — невозмутимо спросил Джуд.

Кейт вскочила, но Джуд успел схватить ее за запястье и усадить обратно.

— Кейт, успокойся! — произнес он тихо.

— Вы уже спрашивали, и я ответила, что одно это предположение возмутительно. — Странно, но рука Джуда не причиняла ей боли. Напротив, пальцы были теплыми и успокаивающими. — Лестер Роган, может, и был местным донжуаном, но он никогда не приставал ко мне.

— Ничего сексуального?

— Сколько еще раз нужно повторять! — взорвалась она.

— Простите, но мне нужно что-то сказать семье Роганов. Вы видели Ральфа Он требует ответов.

Кейт отвела взгляд.

— Второй вариант, — продолжал Джуд, — родственная связь. Вы не думаете, что это возможно?

В зеленых глазах он увидел ужас.

— До моего приезда сюда я никогда не видела Лестера Рогана.

— Расскажите мне о ваших родителях. Начните с матери. Я знаю, что это очень болезненно для вас, но, пожалуйста, попытайтесь. Могла ваша мать знать Лестера Рогана?

— Нет, не могла, — застонала Кейт.

— Почему вы так уверены? В молодости Лестер Роган был очень привлекательным.

— Маме было двадцать лет, когда она вышла замуж за папу. Тони уже тогда был влюблен в нее, но она предпочла папу.

— Как звали вашу мать в девичестве? — спросил Джуд.

Кейт вскочила:

— Простите, Джуд, но мне больно говорить о маме.

— Пожалуйста.

— Кортни.

— Пожалуйста, потерпите еще немного, — попросил он. — Она родилась в Австралии?

— Да. Мой отец родом из Ирландии. Я вам уже говорила.

— Мог он знать Лестера Рогана? — спросил Джуд.

— Не сидели ли они в тюрьме в одной камере? фыркнула Кейт. — Вы уверены, что вы юрист, Джуд, а не полицейский?

— Простите. Мне не хочется вас расстраивать, но у юристов и полицейских много общего. И тем и другим приходится заниматься расследованиями.

Мы пытаемся найти связь между вами или членами вашей семьи и Лестером Роганом. Роган, это ведь ирландская фамилия. Роган, Реган, Риган…

— И что? — она снова села. — В Австралии проживает великое множество иммигрантов из Ирландии. Больше, чем жителей на самом острове. У Лестера Рогана был австралийский акцент. Мой отец говорил на правильном английском с ирландским акцентом. Слушать его было одно удовольствие. У него не могло быть ничего общего с Роганом. Я хочу домой, Джуд.

Повисла напряженная пауза.

В комнате стало очень тихо. Мужчина и женщина пытались осознать, что с ними происходит. Никто из них не забыл о происшествии на пляже.

— Простите, если я обидел вас.

Джуд встал, больше не в силах бороться с желанием. Страсть к этой девушке пугала его. Потерять контроль над собой равносильно катастрофе. Эта прекрасная девушка достаточно страдала в жизни.

— Нам нужно обсудить все это, Кейт, — безразличным тоном профессионала повторил Джуд. — К тому же мне не хочется, чтобы вы ночевали в галерее.

— У меня нет выбора, — голос ее дрогнул.

Ральф Роган напугал ее до смерти. А Кейтрин была не из пугливых. Одна мысль об этом грязном типе, протягивающем к ней свои лапы, о зловещем огне в его глазах вызывала в ней дрожь.

— Вы можете остаться здесь, — предложил Джуд, не успев подумать, чем это будет грозить ему самому.

Что он вообще знает о мисс Костелло? Кроме того, что она невероятно красива и что сердце его тает от необыкновенного прилива нежности к ней.

Ему известно ее трагическое прошлое: смерть отца, загадочное исчезновение матери, ненависть к отчиму. Неужели отчим причастен к убийству матери Кейт? Или девушка просто ослеплена ненавистью к нему?

— Здесь вы будете в безопасности, — продолжил он, не получив ответа.

— Правда? — усмехнулась Кейт. — Вы ведь не ищете любовных приключений, Джуд? Забавы на время отпуска?

— Это только усложнило бы ситуацию, не правда ли? — спросил он резко. — Меня влечет к вам, Кейт. Я не могу этого отрицать. Особенно после вчерашней ночи. Но я профессионал и должен делать свою работу. Я не хочу, чтобы вы возвращались в галерею. Даже получив предупреждение от полиции и угрозу взбучки от меня, Ральф не остановится. К тому же он много пьет. Не просыхает с четырнадцати лет.

— Вы опасаетесь, что он снова нападет на меня?

— Боюсь, что да, Кейт.

— Может, мне стоит остаться у мисс Форсайт? закусила губу девушка. — Она обо мне позаботится.

Они с Джимми были так добры ко мне все это время.

— А я — нет? Вы боитесь меня? — спросил Джуд с улыбкой.

Девушка взглянула на него, пытаясь угадать, что кроется во взгляде этих синих глаз.

— Что вы хотите услышать? Что мне хочется остаться с вами?

— Нет, не со мной. В моем доме. Здесь полно свободных комнат. А домик мисс Форсайт совсем маленький. И там наверняка кошки проходу не дают. Она без ума от кошек, вы же знаете.

Кейт улыбнулась.

— Да, мисс Форсайт немного эксцентрична. А вы не боитесь, что Роган может прийти сюда? Зная, что вы меня прячете, он может разозлиться еще больше.

— Не волнуйтесь. Воспоминание о нашей последней стычке с Ральфом еще свежо в его памяти.

Обсудим это потом. А сейчас я отвезу вас домой.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Через четверть часа Джуд уже сворачивал к галерее Кейт. Теперь ей не придется платить арендную плату, подумал он. Лестер Роган об этом позаботился. Однако страшные подозрения не оставляли Джуда. То, что Кейт категорически отрицала свою связь с Лестером, не убеждало его. Джуд привык ко лжи клиентов. Кейт Костелло продолжала оставаться для него загадкой.

Джуд остановил машину и повернулся к девушке. Как же она красива, как эротична! В нем снова проснулось желание. Этой девушке удалось сразу проникнуть в его сердце. Еще немного — и он будет плясать под ее дудку.

— Я боюсь входить, — прошептала она тревожно.

Джуд ободряюще улыбнулся.

— Я знаю, Кейт, но нужно зайти. Переодеться к обеду, взять свои вещи.

— Он был здесь, — задрожала она.

— Давайте я пойду проверю, а вы посидите в машине.

— Нет, лучше пойдем вместе, — после легкой заминки сказала Кейт.

Девушка вышла из машины и стремительно направилась к двери в галерею.

Джуд бросился за ней. Догнав Кейт, он первым вбежал на веранду.

— Все в порядке? — запыхавшись, спросила Кейт.

Натянутая как струна, она осталась стоять внизу.

Он заглянул в окно и похолодел. Даже зная Ральфа и представляя, на что он способен, Джуд не мог поверить своим глазам. Жгучая ярость нахлынула на него.

— Оставайтесь там, — велел он.

Задняя дверь была выбита. Внутри все раскурочено. Словно по комнате пронесся смерч. Дом явно обыскивали. Не осталось ни одного стула, который не был бы сломан, ни одной подушки, которая не была бы вспорота. Книжный шкаф, перевернутый, валялся на полу. Книги разбросаны по всей комнате. Это была месть Ральфа.

Джуд прошел дальше, не заметив, что Кейт, следует за ним. В ужасе она обводила взглядом свой дом. Одежда была вывалена из шкафа и раскидана по полу. То же произошло с содержимым всех ящиков. Посуда разбита, картины вырваны из рам и разорваны. Только ее детский портрет, написанный Тони, уцелел. Но это не смягчало боль от зрелища истерзанных картин и разбитых статуэток.

В ванне стоял удушливый запах от разбитых флаконов с духами и шампунями. Пол был усыпан осколками керамических мыльниц и стаканчиков.

С губ Кейт сорвался мучительный стон. Она бросилась к галерее. Туда вели две двери — одна парадная, к счастью железная, другая вела прямо из дома и запиралась на ключ. Кейт открыла дверь.

Джуд застыл от страха. Неужели Ральфу удалось разнести все и здесь тоже?

Кейт зажгла свет, и у нее вырвался вздох облегчения.

— Слава богу!

При виде открывшихся его глазам сокровищ, Джуд был не в силах сдержать восхищение. Кейт превратила белоснежную картинную галерею Тони в мерцающий кристальный грот. Комната переливалась мириадами разноцветных огней. Чего тут только не было: аквамарины, аметисты, розовые кварцы, обсидиан… Разнообразие цветов и оттенков: пурпурного, оранжевого, желтого, зеленого, фиолетового, голубого — поражало. Полудрагоценные и драгоценные камни размещались на полках вдоль стен и на оригинальных подставках в форме пирамиды и шара. Джуд словно попал в пещеру, заполненную сокровищами с пиратского корабля.

— Невероятно, — выдохнул он. — Потрясающе.

— Спасибо, — повернулась к нему девушка. Как же он красив, подумала она, все еще ощущая вкус его поцелуя на своих губах.

— Слава богу, он не добрался до этого великолепия, — прошептал Джуд, не в силах оторвать глаз от сверкающих камней. — Это, конечно же, Ральф.

Или кто-то, кого он нанял сделать грязную работу за него. Нужно вызвать полицию, Кейт. Это не должно сойти ему с рук.

Девушка была в отчаянии.

— Может, лучше скрыть случившееся?

Джуд покачал головой.

— Я бы предпочел, чтобы полицейские увидели это.

— Но Ральф ведь хочет, чтобы мы вызвали полицию. Хочет, чтобы все узнали и жалели его, подозревая меня во всех смертных грехах. Его все равно не посадят. Наверняка у него уже есть железное алиби. Какая-нибудь девчонка заявит, что он всю ночь был с ней.

Джуд нахмурился.

— Я хорошо знаю Ральфа и его приятелей. Его следы должны быть повсюду в доме. Хотя он может списать все на предыдущий визит, — с сожалением закончил он.

— Вот именно. Я не хочу полиции здесь, Джуд. Я хочу покоя.

Джуд видел, как ей страшно. Ему так захотелось привлечь девушку в свои объятья и утешить. Про, гнать поцелуями все ее страхи и тревоги.

— У вас сильный враг, Кейт. Это очень серьезно.

В следующий раз он разнесет галерею. Подумайте о вашей коллекции, подумайте, к чему это может привести.

Она обвела взглядом дивной красоты кристаллы, с таким искусством расставленные…

— Я рада, что вам нравится. Как вы думаете, я смогу установить сигнализацию прямо сегодня?

Мне следовало сделать это с самого начала.

— Неплохая идея.

— Но все вокруг казались такими дружелюбными и честными…

Джуд пожал плечами.

— Хорошо, хоть ваш портрет не пострадал. Он очень красивый.

Кейт кивнула.

— Тони — прекрасный художник. Я бы умерла, если бы с портретом что-нибудь случилось. Он очень много для меня значит.

— Наверное, и стоит очень дорого.

— Как все полотна Тони, — отозвалась девушка и отвернулась. — Мне нужно прибраться.

Джуд взглянул на часы.

— Я отменю ланч.

— Не стоит. Идите один! — Она снова повернулась к Джуду.

— Не говорите глупостей! — Джуд не хотел грубить, это вырвалось помимо его воли. — Я все-таки думаю, Кейт, нам стоит вызвать полицию. Они должны увидеть это.

— Пожалуйста, Джуд, не надо. Я не хочу.

— Почему у меня все время такое ощущение, будто вы что-то скрываете? — спросил он.

Девушка закрыла глаза.

— Не знаю. Но вы должны мне верить. Что ж, пора приниматься за уборку.

Джуд достал из кармана сотовый.

— Я позвоню Джимми и помогу вам. Осторожнее с осколками в ванной. Давайте-ка я их уберу.

— Какой негодяй сделал это? — вопрошал Джимми, в ужасе оглядывая комнату.

— Отгадай с трех раз, Джимми, — мрачно ответил Джуд. — А ведь мы уже полчаса убираемся здесь.

Представь, что было, когда мы только вошли.

— Он разбил твою любимую лампу, Кейт! — воскликнул Джимми. — Не понимаю, милая, почему ты не хочешь звонить в полицию. Они тебя защитят.

— Джуд уже защищает меня, — улыбнулась она, но Джуд оставался мрачен.

— Я настаивал, но она не согласилась, — отрезал он.

— Слава богу, галерею не тронули.

Джуд пожал плечами.

— Испугались бить окна. Хорошо, что Кейт позаботилась о крепком дверном замке. Или Ральф решил оставить галерею до следующего раза. Это он так мстит.

— Да… — почесал голову Джимми. — Нам нужно позаботиться о безопасности Кейт.

— Я уже позвонил в «Хэзлетс». Они приедут установить камеры слежения и сигнализацию. Теперь Кейт может это себе позволить, — добавил он сухо. — Они скоро приедут.

— Что еще мы можем сделать? — всплеснул руками Джимми. — Какой же подонок этот Ральф Роган!

И трус к тому же. Как и его дружки. Например, Крамер. Отъявленный подлец. За деньги на все способен. Но по сравнению с Ральфом даже он невинный младенец.

— Я еще поговорю с Ральфом, — мрачно пообещал Джуд. — Ты можешь помочь мне, Джимми, если хочешь, пока Кейт убирается в спальне.

— Конечно, — Джимми, не теряя времени, принялся за работу.

Мисс Форсайт буквально потеряла дар речи, увидев, во что превратилось уютное жилище Кейт.

— Я, конечно, уважаю твое решение не привлекать полицию, дорогая, но все же я согласна с Джудом и Джимми. Ральф Роган должен понести наказание за то, что он сделал.

Мисс Форсайт, успевшая стать Кейт хорошим другом, была умной, степенной женщиной, недаром же она столько лет проработала учительницей.

У нее были решительные черты лица, как нельзя больше соответствовавшие ее характеру.

— Ральфа уже наказали, мисс Форсайт, — сказала Кейт. — Его отец. Я знаю, что Джимми не смог удержаться и рассказал вам, что я — наследница Лестера Рогана.

Мисс Форсайт выдохнула:

— Такая новость кого угодно доведет до инфаркта. — Она нагнулась, чтобы поднять пару платьев с вешалками, валявшихся на полу.

— Я должна кое-что спросить у тебя, дорогая. Ты , знала раньше Лестера и скрывала это?

Под пристальным взглядом мисс Форсайт Кейт стало неловко.

— Я никогда раньше не слышала о Лестере Рогане. Я уже говорила это Джуду. Но он мне не верит.

Хотя все равно помогает.

— Джуд настоящий джентльмен, — кивнула мисс Форсайт. — А не верит, потому что во все это очень трудно поверить. Загадочная история, а я обожаю загадочные истории. Вас с Лестером должно что-то связывать, только мы не знаем, что именно.

— Если бы я только знала это, — вздохнула Кейт, не прерывая уборки.

— Завещание взбесило Ральфа, — сказала мисс Форсайт, укладывая одежду в ящик, указанный Кейт. — И это понятно. Какой бы семье это понравилось? Лестер был очень жестоким человеком.

Его родным пришлось нелегко. Он мало бывал дома, ссылаясь на то, что работает. Но вы понимаете, что это была за «работа».

Кейт удивленно взглянула на мисс Форсайт.

— Нет, не понимаю.

Мисс Форсайт пожала плечами.

— Лестер заводил интрижки с другими женщинами. Мюра ничего не могла с ним поделать. Я не удивлюсь, если окажется, что у Лестера Рогана внебрачные дети по всей Австралии.

— Не смотри на меня так, — возмутилась Кейт. Моя мать обожала отца. Он был единственным мужчиной в ее жизни.

— Не сомневаюсь, милая. Не расстраивайся. Мы говорим гипотетически.

— К тому же я уже говорила Джуду, что похожа на родственников отца. У меня их волосы. Мы с Лестером никакие не родственники. Я не знаю, почему он оставил мне наследство. И меня это не радует. Мне его деньги не нужны. И он не приставал ко мне, ему хотелось только поговорить.

Мисс Форсайт насторожилась:

— О чем вы говорили, дорогая? Расскажи-ка мне.

Я же хочу тебе помочь.

Кейт пожала плечами.

— Мы ни о чем особенном не говорили, мисс Форсайт. О камнях, об их стоимости. Он купил несколько штук. Ему нравилось слушать, как я работала гувернанткой.

— Он расспрашивал тебя о твоей жизни? — спросила мисс Форсайт, задумавшись.

Кейт покраснела.

— Я немного рассказала о детстве. Об отце и матери. Совсем чуть-чуть. О Тони. Тони продал ему галерею, которая теперь, получается, моя.

Мисс Форсайт подняла юбку с пола.

— Почему же ты, милая, ничего не рассказывала? Мы уважаем твою личную жизнь, но мы твои друзья, ты можешь доверять нам. У Лестера должна была быть причина завещать тебе свое состояние. Видимо, вы все-таки с ним родственники. И это — ключ к решению загадки. Знаешь, детка, я думаю, дело не в тебе, а в твоих родителях. Лестер был чудовищем, но он не был умалишенным. У него должна была быть причина завещать тебе свое состояние. Во всем должна быть логика. Всему всегда есть объяснение, нужно только его найти.

Кейт присела на край кровати и растерянно обхватила себя руками.

— Мои родители нам не помогут, мисс Форсайт.

Они оба умерли.

Мисс Форсайт кивнула, входя в роль детектива.

— Я знаю, Кейт, и мне очень жаль, поверь. Но каким-то образом Лестер Роган был с ними связан.

Он мог знать твоих родителей, когда ты была еще совсем ребенком. И, возможно, воспоминания с годами не стерлись из его памяти. Лестер никогда не был склонен к благотворительности. Кем-кем, а филантропом его точно не назовешь. Скорее наоборот. Ему доставляло удовольствие делать людям гадости. Особенно доставалось его семье. Может быть, это завещание — искупление вины. Оно составлено два года назад. Именно тогда Лестер узнал, что у него слабое сердце и что в любую минуту он может умереть от инфаркта.

Кейт вздохнула.

— Он ведь должен был предугадать реакцию семьи на свое завещание, их шок и ярость. А я? Своим завещанием он сделал меня объектом ненависти Ральфа. Лестер прекрасно знал, на что способен его сын. Яблочко от яблони недалеко падает.

— Может быть, Лестер хотел искупить вину, не проливая свет на свое трагическое прошлое, дорогая? — предположила она.

Кейт ничего не ответила. Она сидела бледная и молчаливая.

— Как бы то ни было, моя жизнь в опасности, произнесла она наконец.

Пока мастера устанавливали сигнализацию и охранную систему, Джуд, Кейт, Джимми и мисс Форсайт занимались уборкой. Мисс Форсайт поражала своей неутомимостью. Никто не дал бы ей семьдесят пять лет. Она даже вызвалась сделать бутерброды на обед. У Кейт в чудом уцелевшей после нападения кухне нашлись цыпленок, авокадо, майонез, грецкие орехи, крабовое мясо, плавленый сыр, индейка с имбирем и кисло-сладким соусом и холодный фиалковый чай. Все смертельно проголодались. После обеда Джимми обнял мисс Форсайт и благодарно ткнулся ей в щеку.

— Как насчет того, чтобы пожениться, Гвенни?

Мисс Форсайт расхохоталась.

— Надеюсь, ты шутишь Джимми? Ты же знаешь, что нам лучше остаться друзьями.

— ..сказала невеста, вылезая из окна ванной комнаты, — фыркнул Джимми.

— Как ты смеешь портить мою репутацию, Джимми, — оттолкнула его мисс Форсайт. — Я вылезла через окно ванной комнаты, чтобы убежать от моего жениха, скучнейшего человека на свете.

Это моя мать решила нас поженить. Он, конечно, был смертельно оскорблен. Мать сказала, что я разбила ей сердце. Но я мечтала о путешествиях. И много путешествовала, пока не осела здесь в Айсисе, в этом тропическом раю. Обожаю жару и яркие краски.

— Вы англичанка, мисс Форсайт? — поинтересовался Джуд.

— Только наполовину. Другая половина — ирландская, — ответила пожилая леди. — Кстати, я всегда думала, что Лестер — из Ирландии. У него проскальзывал в речи ирландский акцент, но он не хотел, чтобы кто-нибудь об этом догадался, — усмехнулась она.

— Верно! — вспомнила Кейт. — Как я могла забыть. Он словно говорил двумя голосами.

— Двуличный негодяй, — пробурчал Джимми.

— Он мог приехать из Ирландии? — вопрос был адресован мисс Форсайт.

— Я уже сказала, у него был странный акцент.

Особенно в молодости. Потом он научился его скрывать.

— Отец Кейт был из Ирландии, — сообщил Джуд, поглядывая на девушку.

— Я знаю.

— Может, они знали друг друга?

Кейт вспыхнула.

— Даже если они были друзьями или, не дай бог, дальними родственниками, разве это причина завещать мне все свое состояние?

— Кто сказал дальними, Кейт? Все может быть.

— Он не оставил письма, в котором объяснил бы свой поступок? — спросила мисс Форсайт. — Мэтти должен был настоять на этом.

— Никакого письма нет, — покачал головой Джуд, все еще не отводя взгляда от Кейт. — Я проверил все папины бумаги. Но могу сделать это еще раз. На всякий случай.

— Мэтти должен был быть в курсе, — поддержал мисс Форсайт Джимми.

— Лестер доверял ему. Он мог сказать Мэтти то, что не решился бы открыть никому другому. Хотя кто мог предположить, что с твоим отцом случится несчастье.

— Словом, Лестер своим завещанием доставил нам кучу хлопот, — мисс Форсайт сердито покачала седой головой. — Мне даже подумать страшно, что могло случиться с бедняжкой Кейт, не появись ты здесь прошлой ночью, Джуд.

Глаза Джуда вспыхнули.

— Я не могу заставить Кейт обратиться в полицию, но с Ральфом я поговорю. И с его матерью.

— Бедная Мюра. Ральф ни во что ее не ставит, сказала мисс Форсайт. — Она совсем бесхарактерная. Лестер обращался с ней как с мусором под ногами. И Ральф ничем не лучше. В ее жизни не было любви. Лестер женился на ней только из-за ее денег и связей. Это был брак по расчету. Тесть научил Лестера всему, что знал о рынке недвижимости, частной собственности и акциях. Лестер оказался хорошим учеником.

— Вот именно! — воскликнул Джимми. — Он начал делать деньги уже через два года после свадьбы с Мюрой. Но и до свадьбы у него водились деньжата. Откуда — вот в чем вопрос. Он всегда был темной лошадкой. Возможно, даже с темным прошлым. Не джентльменом, как твой папа, Джуд.

Будь твой отец жив, он помог бы нам найти ответы на все эти вопросы.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Джуд нашел Ральфа в отцовском кабинете в особняке Роганов. Он не предупредил о своем приходе, чтобы Ральф не смог улизнуть. Ему открыла Мелинда. При виде Джуда ее симпатичное личико озарилось радостью. Сгорая от любопытства, она остановилась в дверях кабинета.

— Нечего здесь сшиваться, Мел. Джуд пришел ко мне, — рявкнул Ральф.

Джуд проводил Мелинду сочувствующим взглядом.

— Я перед уходом загляну к тебе, Мел. Но сейчас мне нужно поговорить с Ральфом. А как мама?

— Как обычно, — взорвался Ральф. — Лежит.

Словно она первая женщина в мире, потерявшая мужа. Ладно бы папаша был нормальным человеком, но ведь он обращался с ней по-свински!

— Как ты можешь говорить такое, Ральф? — запротестовала сестра, покраснев от огорчения. — Ты ненавидел папу.

— Не я один, ты тоже его ненавидела. Тебе пора повзрослеть. Найти работу. Чем собираешься заниматься?

— Зачем ты так, Ральф? — Джуд стиснул зубы. Ты что, намерен всю жизнь оскорблять сестру и мать? Что они тебе сделали? Они и так уже настрадались от отца.

— Может, я больше похож на папашу, чем думал, ухмыльнулся Ральф.

— Все зависит от тебя, Ральф. В твоих силах отбросить прочь прошлое и строить будущее. И Мел тоже. Ей надо путешествовать, — Джуд повернулся к девушке. — Мир такой огромный, Мел, в нем столько всего интересного. Тебе нужно набраться жизненного опыта.

— Она слишком труслива для этого, — отрезал Ральф. — Она предпочтет вести жалкое существование у юбки матери.

— Конечно, жалкое, с таким-то братом, ответил Джуд. — На твоем месте, Ральф, я выбирал бы выражения в разговоре с матерью и сестрой. Между прочим, это не твой дом, не твой кабинет и не твое кресло. Дом принадлежит Мюре.

— Вот именно, — пискнула Мелинда, словно только сейчас осознав это. — Мама может вышвырнуть тебя отсюда.

— Не смеши меня! — сверкнул глазами Ральф. Мама понятия не имеет о том, как управлять домом.

— Она может научиться, — возразил Джуд. — Нанять домоправительницу. Это не так уж трудно. Я найду ей человека, который займется ее финансовыми делами. И Мел тоже, если она захочет. Я здесь, чтобы помочь.

— Ну как же иначе! — Ральф откинулся на спинку кожаного отцовского кресла. — Ты же у нас рыцарь в сверкающих доспехах, всегда готовый прийти на помощь женщинам.

— Послушай, меня, — пронзил его взглядом Джуд. — Я здесь, чтобы помочь твоей сестре и матери. А также Кейт Костелло. Ты расскажешь Мел, чем ты занимался прошлой ночью, прежде чем весь город узнает об этом?

У Ральфа отвисла челюсть.

— Ты не посмеешь!

— Не смеши меня, — презрительно сказал Джуд.

Мелинда не уходила, уставившись во все глаза на брата.

— Тебе что-нибудь принести, Джуд? Чай, кофе, лимонад? — тонким, как у птички, голосом спросила она.

— Спасибо, не надо, Мел. Тебе лучше уйти. А потом мы выпьем с тобой кофе.

— Замечательно! — Она тут же покраснела.

— Она без ума от тебя, маленькая шлюшка, сказал Ральф, когда дверь за Мелиндой закрылась.

— Не смей называть ее так, — отрезал Джуд.

— Не хочешь верить — дело твое. Бедняжка Мел влюблена в тебя еще с детства. Она целыми днями только и грезит о тебе. Ты из тех парней, что нравятся девчонкам. Столичные новости доходят и к нам.

Джуд пожал плечами.

— Это была идиотская статья, но я пришел говорить не о ней, а о том, что ты натворил прошлой ночью.

— Что? — изобразил полную невинность Ральф. О чем это ты?

— Доказать это будет нетрудно.

— Что такого? — скривился Ральф. — Ну да, я поговорил с этой лживой сукой.

— Не смей так называть ее, Ральф! — осадил его Джуд.

— Ладно, ладно, — прохрипел Ральф. — Если она тебе так нравится… Поговорив с ней, я поехал к Эми Гибсон и плюхнулся к ней в кровать. Позвони Эми и проверь, если тебе это интересно, — с триумфом закончил он.

— И сколько ты ей заплатил за алиби? — спросил Джуд. — Имей в виду, у полиции найдется много вопросов к тебе, Ральф.

Это было блефом, потому что Кейт отказалась вызывать полицию, но Джуд решил как следует запугать Ральфа.

— Это был не я! — агрессивно заявил Ральф. Кто-то другой разнес ее хибару. В городе полно парней, которые не прочь позабавиться с девочками. Может, она кому отказала, и парень взбесился.

Вот к чему привели ее шашни с моим папашей.

Молоденькая любовница старого развратника.

— Прекрати! — крикнул Джуд. — И не смей даже приближаться к ней или к ее дому, не то пожалеешь. Я говорю серьезно. Я позабочусь о том, чтобы тебя упекли за решетку. То, что ты сделал, — преступление. И это меня не удивляет.

Ральф сидел мрачнее тучи.

— Вот как ты помогаешь моей семье? Эта рыжая сучка украла у меня наследство. Я — законный наследник. А кто она такая, черт побери? Если не любовница, то кто? Может, у нее и ангельское личико, но старого маразматика она обработала по полной программе.

— Никто не верит, что твой отец утратил рассудок, Ральф, — сухо заметил Джуд.

— Папаша не мог устоять перед этой экзотической штучкой.

Джуд встряхнул головой.

— Нет, Ральф, дело не в этом. Туг должно быть другое объяснение.

— Ну разумеется, — взорвался Ральф. — Она что, его незаконная дочь? У него были сотни женщин по всей стране. Он и дома-то практически не бывал.

С этим Джуд не мог не согласиться.

— Я обещаю, что разберусь во всем, проведу расследование и сообщу тебе о результатах. Но я хочу тебя предупредить, Ральф. Держись подальше от Кейт Костелло. И не пей больше.

Ральф и сегодня был навеселе. На щеках красовалась двухдневная щетина, глаза опухли.

— Вы с ней уже спелись, да? — прохрипел он. Да мне наплевать… — Агрессия внезапно исчезла.

Джуд видел перед собой уставшего и несчастного человека. — Даже если ты проведешь это чертово расследование, что это изменит? Я вынужден сидеть и смотреть, как совершенно чужой человек отбирает у нас все состояние. Ты бы не сидел! Ты бы боролся изо всех сил. И не говори, что это не так.

Все это какое-то безумие.

Джуд кивнул.

— Согласен. И Кейт тоже так думает. Она клянется, что не знает, почему твой отец так поступил.

Ральф грубо выругался.

— Тебе ли верить женщинам? — всплеснул он руками. — Твоя собственная мать предала вас с отцом.

Сбежала с каким-то янки. Бросила тебя. Вот что значит слово женщины! — Ральф снова выругался. — Все они одинаковы. Их интересуют только деньги. Они продают себя на улицах. В грязных отелях. Проститутки. Светские шлюхи…

— Скажи, Ральф, — прервал его Джуд, — твой отец когда-нибудь рассказывал о своем детстве? О том, где он родился? О своей семье?

Ральф уставился на него, потирая небритый подбородок.

— Черт, мне надо побриться. Я же сказал, никто из нас ничего о ней не слышал. Какая-то оборванка лишила нас наследства. Спасибо папаше! Маме перед свадьбой он сказал, что его родные умерли.

Может, это он помог им отправиться на тот свет.

Или ему просто нравилось думать о них как о мертвых. Я ничего не знаю о его прошлом. Он из тех, что приходят из ниоткуда.

— Таких не бывает. Мисс Форсайт считает, что у него был ирландский акцент.

Ральф захлебнулся смехом.

— А ей-то откуда знать?

— Она из англо-ирландской семьи.

— Я считал эту учителку умной, но, похоже, она ни черта не соображает. Папаша говорил с чистым австралийским акцентом. С чего она взяла, что он ирландец?

— Отец Кейт Костелло из Ирландии. Он умер много лет назад. Так что мы не можем спросить у него.

— О чем спросить? — с искренним недоумением проговорил Ральф.

— О его возможной связи с твоим отцом, Ральф.

Нам нужны ответы. Понимаю, что ты чувствуешь себя преданным. Но я не оправдываю твоего нападения на Кейт. Она ни в чем не виновата. Она тоже жертва.

— Не виновата? Жертва? — завопил Ральф, г-Это она-то? Да она теперь миллионерша!

— Есть вещи, о которых нам ничего не известно.

Дай мне время.

Ральф раскачивался взад и вперед в массивном кресле.

— Разве ты не едешь в город?

Джуд покачал головой:

— Я взял отпуск. И пока что никуда не уеду.

Ральф выглядел так, словно его ударили.

— Я просто так не сдамся, Джуд, — предупредил он. — Папаша остался мне должен. И она тоже.

Джуд пронзил его взглядом.

— По закону он ничего тебе не должен, Ральф.

Ты получил то, что тебе причиталось. Многим столько денег и не снилось. Тебе надо еще благодарить его.

— Я не сдамся, — упрямо повторял Ральф. — Она не та, кем кажется. Выведи ее на чистую воду, Джуд. Мы никогда не были друзьями. Я всегда учился отвратительно. В отличие от тебя. Папаша все время ставил тебя мне в пример. И я тебя возненавидел. Ты был умнее, прилежнее. Твой отец обожал тебя. Нуждался в тебе. А мы папаше были не нужны. Но странное дело. Я тебе доверяю. Доверяю как юристу, как поверенному отца. Выясни, кто она, Джуд. Разузнай о ее прошлом. Если мы узнаем правду, мы сможем договориться с ней по-хорошему.

Джуд встал.

— Не забудь, Ральф, то, что я тебе сказал. Если ты еще раз попытаешься хоть пальцем тронуть Кейт или напугать ее, ты получишь от меня хорошую взбучку. Ты еще не забыл наши стычки в детстве? Я не люблю насилие. И я профессиональный юрист. Но я не побоюсь испачкать о тебя руки.

— Я и пальцем ее не трону, — прошипел Ральф. Скажи это твоей подружке. И разузнай все о ней.

— Обязательно, Ральф. Разгадка таится в прошлом. Я в этом уверен.

К тому времени, как Джуд вернулся в галерею, уборка была почти завершена. Кейт составляла композицию из цветов. Ему так захотелось подойти к ней незаметно и… но он сдержался.

Девушка увидела его и выпрямилась.

— Как все прошло? Я так волновалась.

— Напрасно, — заверил ее Джуд. — Ральф был дома, и мы поговорили. Надеюсь, такого хулиганства больше не повторится. Какая красивая композиция, — похвалил он, впиваясь ногтями в ладони — так сильно ему хотелось коснуться Кейт. — Откуда цветы?

— Джимми принес. Он знает, что я обожаю составлять цветочные композиции. Особенно в японском стиле. Я немного изучала флористику, хотя, чтобы научиться этому искусству, требуются годы.

— У вас замечательно получилось.

— Спасибо, — ее пальцы с нежностью коснулись гладких лепестков. — Здесь, в тропиках, самые красивые лилии на свете. И они замечательно смотрятся на фоне крупных листьев. Это мисс Форсайт подарила мне вазу. Она очень старая. И очень красивая.

Джуд ничего не ответил.

— Вы столько для меня делаете, Джуд. Отправились к Ральфу Рогану, а ведь он опасный человек, с дрожью в голосе продолжала Кейт.

— Я велел ему оставить вас в покое. Кейт, вы спросили мисс Форсайт, можете ли остаться у нее на пару ночей? И что с установкой сигнализации?

— Только что закончили. Это заняло несколько часов. Теперь, если кто-нибудь попытается проникнуть в дом, вся округа услышит.

— Отлично!

— Мисс Форсайт предлагала мне остаться у нее на ночь, — призналась Кейт, — но я решила, что спокойно переночую здесь.

— Вы уверены? — спросил Джуд. — Я предпочел бы, чтобы вы остались у меня, пока мы оба не успокоимся после всего, что произошло.

Она встряхнула сверкающими волосами.

— Я не могу, Джуд.

— Но почему? Я же не предлагаю вам участвовать в оргии. Я просто хочу быть уверенным, что у вас все в порядке. Мы можем поужинать вместе.

Выпить вина. Сделать салат. Вы расскажете мне еще немного о себе.

— Мне не хотелось бы оставлять галерею, — с усилием произнесла девушка.

Их глаза встретились.

— Мы включим сигнализацию. Вот и все.

Кейт сделала глубокий вдох. Как ему удается так легко проникнуть через барьеры, воздвигнутые ею столько лет назад?

— Кейт, — нежно произнес Джуд, — я знаю, у вас есть что сказать мне.

— У всех есть что сказать другому человеку.

Он пожал плечами.

— Может быть, но ваша история, наверное, одна из самых невероятных. Я никому не позволю обидеть вас. Включая меня самого. Вы достаточно настрадались. Дайте себе шанс начать новую жизнь.

— Старая слишком часто напоминает о себе.

— Может, вам станет легче, если вы расскажете о ней кому-то, — произнес он очень серьезно. — Посмотрите на меня, Кейт.

Какое-то время она молчала.

— Неужели мы познакомились только вчера? спросила она с удивлением.

— Не знаю, — ответил он с улыбкой. — Вы колдунья. Я попал в плен ваших чар.

— Чар?

— Колдовских чар.

Она изумленно уставилась на Джуда. Их глаза встретились.

— Тогда будьте осторожнее, Джуд. Колдовство штука опасная.

— Спасибо за предупреждение, Кейт. Я постараюсь.

Джуд сам выбрал вино — шампанское и старый добрый рислинг, который замечательно сочетается с морепродуктами. Они с Кейт купили устриц, креветок, крабов и лангустов. На десерт взяли свежие рогалики с шоколадом и миндальный штрудель — прямо из печи в бакалейной лавочке. Кейт решила приготовить салат из авокадо и папайи, которые в изобилии росли в саду Джуда. По дороге домой они заехали на ферму, где купили только что срезанную зелень и овощи. Джуд поболтал с хозяевами — пожилой парой итальянского происхождения.

Он представил фермерам Кейт, которая им сразу понравилась. В результате они с Джудом уехали с корзиной, полной всякой снеди.

— Мы что-то празднуем? — поинтересовалась Кейт, когда они снова выехали на дорогу.

— Почему бы и нет? — улыбнулся Джуд.

— Надеюсь, не получение мною наследства?

— Я этого не говорил.

— Джуд, я знаю, что вы приехали сюда проследить за исполнением последней воли Лестера Рогана, и все же, надеюсь, мы сможем стать друзьями.

— Я тоже на это надеюсь, — серьезно произнес Джуд.

— Чудесно. Жду не дождусь, когда ваши расспросы закончатся. Я же вижу, как вы украдкой разглядываете меня, думая, что я не замечаю. Неужели вы все время подозреваете меня?..

— В том, что вы были любовницей Рогана? Вы не можете винить меня за это, Кейт. Не мне одному пришла в голову такая мысль. В газетах то и дело появляются истории про богатых стариков и их молоденьких любовниц. Так что жителей города можно понять. Я уверен, что между вами и Лестером ничего не было, но остальные — нет. Впрочем, не переживайте раньше времени. Вот фермерам Пальеро вы просто понравились, потому что вы очаровательная молодая девушка с хорошими манерами, дружелюбная и общительная. Вы мне тоже сразу понравились. Еще тогда в церкви, когда вы прятались на задних рядах.

— А сейчас? — спросила она, разглядывая его профиль.

— Я же сказал, — улыбнулся Джуд, — я во власти ваших чар. Вы меня околдовали. — Сделав паузу, он с грустью добавил:

— Женщины обладают таинственной властью над мужчинами.

— О чем вы сейчас подумали? — спросила она неожиданно. — Ответьте. Почему вы вдруг так помрачнели? Вспомнили свою мать?

— Вы хотите услышать правду, Кейт? — Его синие глаза вспыхнули. — Я не переставал думать о ней все эти годы. Я до сих пор вижу родителей во сне. Поразительно, но это счастливые сновидения.

Во сне я вижу то время, когда папа с мамой были вместе.

— Вы никогда не пытались найти ее, Джуд? — покачала головой Кейт, прекрасно зная ответ. Нутром она ощущала, что с чувствами этого мужчины играть нельзя. Это может плохо кончиться.

— Она не хочет быть найденной, Кейт, — выдавил он. — Иначе сама бы написала или позвонила. Но она предпочла исчезнуть из нашей жизни навсегда.

— Она такая красивая на портрете, который просто дышит любовью.

— Увы, любовь не вечна. — Его голос дрогнул.

— Но это так печально. Я знаю, что такое быть лишенной материнской любви, безумно скучать по матери и каждую минуту ждать ее возвращения. В то ужасное утро я поцеловала маму на прощание.

Наскоро, небрежно, в щеку, и теперь так в этом раскаиваюсь. Я опаздывала в школу. У меня была репетиция после занятий. Мы собирались ставить «Ромео и Джульетту». Я была ужасно счастлива, что получила роль Джульетты. Когда подруга высадила меня у дома, мамы уже не было. Я звонила всем. Друзьям, соседям. Один из соседей сказал, что видел, как она шла с собакой в лес. Я схватила велосипед и бросилась искать ее. Я колесила по лесу до самой темноты, но они с Блейзом словно сквозь землю провалились. Вернувшись домой, отчим позвонил в полицию. Больше я не видела маму. И эта боль никогда не кончится. Ужасно, когда люди исчезают вот так. Мой отчим просто чудовище. Я ненавижу его.

По ее голосу Джуд понял, что она не все ему рассказала. Заслужит ли он когда-нибудь доверие Кейтрин?

Что я здесь делаю? — спрашивала себя Кейт, разбирая сумку с одеждой в уютной гостевой комнате, отделанной в радостных белых и желтых тонах.

Почему она согласилась провести еще одну ночь в доме Джуда? Это ей совершенно несвойственно, ведь она привыкла быть независимой и самостоятельно решать свои проблемы.

Легкий бриз колебал белые кружевные занавески на окнах. Девушка подошла, чтобы подвязать их, и замерла, очарованная видом океана. Низкое солнце заливало жидким золотом ярко-синюю гладь моря, начинавшуюся там, где кончался ослепительно белый песок и стройные пальмы.

Ей нравился дом Джуда. Нравился вид, который открывался с веранды, нравился роскошный тропический сад и романтика легенд, связанных с этим уединенным пляжем. Кейт раньше часто приезжала в Спирит-Коув, просто чтобы полюбоваться домом Джуда. Джимми много рассказывал о своей дружбе с Конроями — отцом и сыном.

Она сразу узнала Джуда, как только его увидела, — так хорошо его описал Джимми. Джуд очень привлекательный мужчина, способный очаровать любую женщину. Но временами он бывает мрачным и даже угрюмым. Впрочем, одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять — этот человек не способен причинить вред женщине. Так что на самом деле Кейт не его боялась, а саму себя. Казалось, помани Джуд ее пальцем — и она пойдет за ним хоть на край света. Это было странное, необычное ощущение. Кейт привыкла к тому, что ей приходилось постоянно отказывать многочисленным поклонникам. Психологически она была не способна к браку. В ней все еще жила девочка-подросток, разрываемая на части горем от потери матери и ненавистью к отчиму. Даже сейчас, почти в двадцать три года, Кейтрин не оправилась от потери.

Но она рассказала о своем прошлом Джуду Конрою! Ему удалось вытянуть из нее эту печальную историю. Временами Кейт казалось, что Джуд манипулирует ею. Между ними существовала какая-то необъяснимая связь. Дело было не только в безумном влечении, которое они испытывали друг к другу. Может, дело еще и в том, что оба они остались без матери как раз в тот период жизни, когда отчаянно в ней нуждались? Эта трагедия не могла не повлиять на детскую психику.

Кейт знала: Джуд так и не простил мать. Но только ли дело в матери? Или была другая женщина, укрепившая его во мнении, что женщинам доверять нельзя? Их поцелуй на пляже был полон страсти, трудно было представить, что он мог целовать ее так, будучи как-то связанным с другой женщиной. Они оба переволновались в тот вечер.

Она действительно видела, как женщина в белом печально брела по пляжу. Это не могло быть обманом зрения. Кейт была в том уверена, и никто в мире не смог бы убедить ее в обратном.

Стук в дверь напугал девушку.

— Ой, привет, Джуд, — подпрыгнула она.

При виде его кровь превратилась в жидкое пламя, которое тут же охватило все тело.

— Я решил зайти за вами, — сообщил Джуд, входя в комнату. Солнце заиграло в его золотистых волосах.

— Я задумалась, — объяснила она. — Эта бухта одна из самых прекрасных на побережье. И дом ваш мне нравится. Он чудесен. Как бы мне хотелось жить здесь, купаться по утрам и вечерам, совершать длинные прогулки по пляжу, работать в саду. Я бы ухаживала за клумбами — они совсем заросли, вдыхала бы ароматы тропических цветов, собирала фрукты. Мне нравится здесь все — полированные полы, восточные коврики, плетеная мебель и все эти забавные безделушки. И я просто влюбилась в веранду. Отсюда открывается великолепный вид на океан.

— Вот и чудесно. Тогда поужинаем на веранде, улыбнулся Джуд.

— Согласна. А могу я задать вам один вопрос, Джуд? Конечно, задавайте.

— У вас есть девушка?

Уголки губ приподнялись в опасной улыбке.

— Рискую показаться нескромным, но сейчас я пользуюсь повышенным вниманием.

— Правда? И кто же эта счастливица? Или их много?

— Одна. Она дочь старшего партнера в нашей конторе.

Странно, но эта новость расстроила ее.

— Вы вместе работаете? — нервно спросила Кейт.

— Слава богу, нет, — ответил он.

Комок в горле исчез как по волшебству.

— Она вас преследует?

— Называйте это как вам угодно. Все женщины одинаковы.

— Разве? Я же не преследую вас.

— Вы — исключение.

— И что именно она делает?

— К примеру, ей нравится врываться в мой кабинет, — сухо отрезал он.

— Но вы уже большой мальчик. Неужели не можете справиться со слабой женщиной?

— Все не так просто, Кейт, — покачал он головой. Я подозреваю, что ее отец не против видеть меня зятем.

— А разве вам не хочется вскарабкаться повыше по социальной лестнице? — спросила она с наигранным спокойствием.

— Я не хочу потерять работу, Кейт. Мне непросто было добиться успеха. И, мне кажется, Поппи способна на гадости. Она избалованна и капризна, из тех, кто привык получать желаемое.

— Она красивая? — спросила Кейт, втайне надеясь на отрицательный ответ.

— Как фотомодель. Светлые волосы, пышные формы, — подтвердил ее опасения Джуд.

— Тогда вам повезло, — усмехнулась она.

— Но очень назойлива. Я надеюсь, что за время моего отпуска Поппи найдет другой предмет обожания и оставит меня в покое.

— Тем более что вы проводите отпуск, целуясь с девушками на пляже, — добавила она медовым голоском.

— Кейт, вы ревнуете? — изумился Джуд. Он непроизвольно поднял руку и убрал прядь медно-рыжих волос ей за ухо. — Этот поцелуй был восхитительным, несравненным. Я мечтаю повторить его.

Его голос был полон страсти.

— Простите, что вы хотите, Джуд? — вырвалось у нее.

— Быть с вами, — тихо ответил он. — Узнать вас получше, помочь вам. Вам так не хватает любви.

— Вам тоже, — прошептала она. — Я чувствую это. Вы сказали правду насчет Поппи?

— Давайте лучше поговорим о вас, — сказал Джуд. — У меня было много женщин, Кейт, но ни одна из них не была волшебницей, как вы.

Он погладил ее по щеке. Такой интимный, такой чувственный жест. Кейт замерла, наслаждаясь.

— О чем вы думаете, Кейт?

— Наверное, это написано у меня на лице.

Их глаза встретились.

— Я хочу поцеловать вас, — вырвалось у него. — Я весь день мечтал поцеловать вас.

Сильные руки обхватили ее и прижали к горячему телу.

Ей хотелось вырваться, пока не поздно, вернуть контроль над собой и своими чувствами, и в то же время она жаждала слиться с ним воедино. Кейт зажмурилась и вдохнула его аромат. Аромат чистой мужской кожи, соли, сандалового дерева, ванили опьянял.

— Ты можешь сбежать, если захочешь, — охрипшим от страсти голосом произнес Джуд, переходя на «ты», — но, если ты останешься, я подарю тебе неземное блаженство…

Блаженство? Кейт замерла в его объятьях. Разве он не понимает, что может разбить ей сердце? Но ее голова сама собой откинулась назад, открывая стройную шею для поцелуев. Губы Джуда прижались к нежной ямке у горла. Его горячее, прерывистое дыхание согревало ей кожу.

Они словно растворились в солнечной тишине комнаты. Шум волн, разбивавшихся о берег, казался далеким шепотом, пальмы едва слышно шелестели на ветру. Они были одни в целом мире. Джуд сжимал ее трепещущее, жаждущее продолжения ласк тело в своих объятьях, и обводил подушечкой большого пальца контуры ее губ.

Этот мужчина пробудил в ней безумное желание. Ничего подобного она никогда не испытывала.

Джуд был словно создан для нее. Как ей хотелось довериться ему, открыться навстречу его ласкам, достичь экстаза в его объятьях.

— Дай мне посмотреть на тебя. Ты такая красавица.

Кейт застонала. Он был полон страсти и нежности. Девушка сама потянулась к его губам. Руки обвили его шею. Она дрожала всем телом, самоконтроля как не бывало. Теперь она хотела Джуда так же страстно, как он ее.

Они целовались, пока не начали задыхаться.

— О, Кейт! — выдохнул Джуд.

Эта девушка сводила его с ума. Джуд попытался собраться с мыслями. Что она о нем думает? Она вся дрожит? Он что, напугал ее?

— Кейт, мне так жаль. Это я во всем виноват.

Мне нет прощения. Я привез вас сюда, зная, что не смогу устоять перед вашей красотой. Но я не хочу, чтобы вы меня боялись! Я хочу, чтобы вы мне доверяли!

— Я вам доверяю, — едва слышно произнесла девушка.

— То, что между нами происходит, просто безумие, — выдохнул Джуд. — Я никогда не испытывал ничего подобного к женщине, — признался он, пряча глаза.

— Не стоит бояться чувств, Джуд, — шепнула она.

— Но ты боишься, ты вся дрожишь, — погладил ее по плечам Джуд. — Что я наделал! — воскликнул он в отчаянии.

Кейт подняла голову.

— Все в порядке, Джуд. Я хотела, чтобы ты поцеловал меня. Я просто немного переволновалась.

Меня давно никто не целовал. И никогда — так!

— Но почему? Ты такая красивая. Любой мужчина может быть у твоих ног.

— Да, но я не хочу. Я не люблю мужчин.

Джуд помрачнел.

— Дело в твоем отчиме?

— Не будем сейчас о нем, — воскликнула она, борясь с желанием зарыдать. Собственная реакция на этот поцелуй пугала ее. — Послушай, может, нам прогуляться по пляжу. Тропические закаты великолепны, — предложила она.

Это поможет им прийти в себя. И больше никаких поцелуев и признаний.

— Как пожелаешь.

Джуд изо всех сил пытался успокоиться. Он ведь обещал не приставать к ней, как мог он нарушить обещание? Он просто обязан держать себя в руках, когда она рядом.

Джуд всегда считал себя стойким человеком, но как можно было устоять перед Кейт? Кейт Костелло с ее манящими изумрудными глазами околдовала его.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Дни шли за днями, но Джуду, несмотря на все усилия, так и не удавалось ничего разузнать о жизни Лестера Рогана до его приезда в Северный Квинсленд. Он пытался выудить информацию из Мюры, но и она ничего не знала. Лестер никогда не рассказывал жене о своей семье, никогда не упоминал Ирландию, разве что единственный раз — там погибла знаменитая лошадь, неоднократная победительница скачек. Лестер, узнав об этом, очень расстроился. Больше Мюра ничего не помнила.

Джуд не нашел сведений ни о внебрачных детях Лестера, ни даже о каком-либо серьезном романе на стороне.

С Дермотом Костелло все было намного легче.

Джуд установил дату его приезда в Австралию, здесь он работал архитектором, потом преподавателем, пока его не постигла трагическая смерть в автомобильной аварии. Об отчиме Кейт Лундберге было много газетных статей, но исчезновение миссис Лундберг, матери Кейт, оставалось неразрешимой загадкой. Как и то, существовала ли между ней и Роганом какая-то связь. Отчим Кейт был богатым и влиятельным человеком, добившимся успеха на научном поприще. Кейт никогда не упоминала его первую жену, но из газет Джуд узнал, что она умерла от редкого сердечного заболевания.

Значит, Лундберг потерял двух жен. Другой бы не вынес такой трагедии. Или он был причастен к их смерти? Порой и видные ученые способны на убийство. Власть над людьми и жестокость часто идут рука об руку. Кроме того, Джуд подозревал, что Лундберг домогался Кейт. Ее физическое отвращение к нему не могло возникнуть на пустом месте.

Проведя у него две ночи, Кейт настояла на возвращении домой. Они часто виделись. Девушку никто больше не беспокоил. Джимми узнал, что Ральф пытается собрать доказательства того, что у отца было умственное расстройство, говорит с недовольными им деловыми партнерами, брошенными любовницами и т.д. Но подать заявление в суд он пока что не решался. Похоже, у Джимми уши были повсюду.

— Он пытается доказать, что старик был тю-тю, — хихикал Джимми.

А в самом деле — был ли Лестер Роган в твердом уме и трезвой памяти? Джуд не мог на это ответить. Но Лестер поручил его отцу составить новое завещание на имя Кейт и назначить его, Джуда, поверенным еще два года назад. Джуд перерыл все документы, касавшиеся Лестера Рогана и его компании, но, может быть, все же отец спрятал самые важные бумаги где-то дома?

Джуд скучал по Кейт. Иногда он просил ее зайти, чтобы помочь ему с расследованием, но это все равно было не то. К тому же мысли о ней все время отвлекали его от работы.

К субботе погода начала портиться. Низкие облака указывали на приближение шторма. Штормы обычное явление в тропиках. Как правило, они кончались так же внезапно, как и начинались, никогда не затягиваясь надолго. Штормовое море — потрясающее зрелище!

В субботу утром приехала Кейт.

— Спасибо, что зашла, — поприветствовал ее Джуд, осмелившись поцеловать в щеку. Аромат ее волос завораживал. Но Джуд боялся напугать ее.

Кейт с улыбкой подставила щеку для поцелуя. Знает ли она, какую нежность вызывает в нем ее доверие? В душе Джуда вспыхнула робкая надежда.

Они вместе поднялись на веранду.

— Приближается шторм, — заметила Кейт.

— Да, — кивнул Джуд, поднимая глаза к темно-синему небу, низко нависшему над морской гладью.

— Что-нибудь нашел?

— Боюсь, немного. Похоже, Лестер Роган прилетел к нам с другой планеты.

— Может, Роган — ненастоящее имя? — предположила Кейт. — Может, у него были причины скрываться?

— Весьма вероятно, — пробормотал Джуд. Только зачем? Хочешь лимонаду? Я приготовил домашний лимонад. Здесь пропадает масса лимонов.

— Чудесно. С чего начнем? — девушка склонила набок медно-рыжую головку.

— Как ты думаешь, где отец мог спрятать что-то, что хотел сохранить в тайне?

— В книжном шкафу в кабинете? — предположила Кейт. — Мой отец всегда запихивал разные бумажки между книг.

Джуд задумался.

— У отца не было такой привычки. Он был очень аккуратным человеком. Но попытка — не пытка.

Легко сказать. В кабинете отца — море книг: юридические книги, сборники законов, научные сочинения. У Мэттью Конроя были самые разносторонние интересы: музыка, математика, биографии известных людей…

— Это непосильная задача! — констатировал Джуд. — А ведь есть еще папки с архивами. Я прочел только те, что касались Лестера Рогана.

Кейт оглядела просторную и прохладную комнату. Окна и ставни были открыты.

— Твой отец был, должно быть, очень начитанным человеком, — заметила она, любуясь садом.

Джуд взглянул на отцовское кожаное кресло. И представил себе отца, сидящего в нем.

— Да. Мне никогда не прочитать столько книг, сколько прочел он. Можно сказать, мой отец впустую растрачивал себя здесь. Когда мне было десять, он думал перебраться в Брисбейн — там у него были связи со многими юридическими конторами. Мечтал отдать меня в хорошую школу. А потом мать исчезла. С ней исчезло его желание что-либо менять. Исчез смысл жизни. Если бы не я…

— Ты очень его любил? — спросила Кейт, желая прогнать его боль.

— Любил. И сейчас люблю. Отец был поразительным человеком…

Их глаза встретились. Взгляд Кейт был полон нежности.

— Не понимаю, как мой отец не подумал о последствиях этого завещания!

Кейт отвела глаза.

— Он не думал, что умрет так рано, Джуд. Как и мой отец. Они с коллегой спешили на встречу, а встретили смерть. Но твой отец должен был спросить Лестера обо мне. Они же были друзьями.

— Роган доверял ему, — кивнул Джуд. — Они не были близкими друзьями, но частенько отправлялись на рыбалку вместе.

— Это завещание никак нельзя назвать справедливым. Почему я унаследовала то, что должно было достаться жене и детям покойного?

— Это мы и должны выяснить. Папа должен был оставить нам ключ к решению загадки. Мы могли бы поручить расследование профессионалу, но это займет много времени. А времени у нас нет. Ральф об этом позаботился.

— По крайней мере, он оставил меня в покое, поежилась Кейт. — Что ж, пора за работу.

Джуд улыбнулся. Самой очаровательной улыбкой на свете.

— Это может занять целый день, — предупредил он.

Кейт погладила его по щеке. Невероятно чувственный жест.

— Тогда мы сможем поужинать вместе.

— Это звучит заманчиво.

— Я скучала по тебе, — призналась она, краснея.

Книжные полки от пола до потолка занимали целую стену в кабинете. Кейт с Джудом решили просматривать книги с двух противоположных концов и встретиться в середине. К полудню силы были на исходе, но они так ничего и не обнаружили.

— Я приготовлю кофе, — вызвался Джуд.

— Чудесно, — кивнула Кейт.

Несмотря на усталость, она понимала, как это важно. Где-то здесь может быть документ, объясняющий, почему Лестер Роган оставил ей все свое состояние. Девушка потерла ноющую спину и потянулась за новой книгой.

Внезапно на пол рухнули папки с архивами. Наверно, Джуд плохо положил их. Кейт подбежала, чтобы поднять папки, но одна из них раскрылась, и ее содержимое вывалилось на пол. Девушка нагнулась и застыла на месте.

— Устала? — спросил Джуд, когда Кейт вошла в кухню. — Кейт? — улыбка испарилась при виде выражения ее лица. — Что с тобой? Что-нибудь нашла?

Она непонимающе покачала головой.

Джуд увидел в ее руках газетные вырезки.

— Вырезки! — нахмурился он, вынимая их из дрожащих рук девушки. — Что это значит? — синие глаза потемнели, как море перед грозой.

— Твой отец знал об исчезновении моей матери.

Он собирал все статьи из газет и хранил их, всхлипнула девушка. Глаза ее сверкали, как два изумруда. — Как ты думаешь, зачем? Он что, был знаком с ней?

— Поверь мне, Кейт, я понятия не имею, одно скажу: мой отец в жизни и мухи не обидел.

— Может быть, но он помогал человеку, которого все вокруг ненавидели, — Лестеру Рогану. Может, он знал мою мать?

Джуд не нашел, что ответить.

— Или он знал Лундберга? — продолжала спрашивать Кейт. — Но каким образом? Давай искать дальше, — повернулась она к выходу.

Джуд бросился за ней, забыв про кофе.

— Где ты нашла эти вырезки?

— Там, — показала она. — Все-таки твой отец совал бумаги между книгами. Точнее, за книгами.

— Папки лежали сзади?

— Да, и полетели вниз, стоило тебе убрать несколько томов.

— Тогда давай просмотрим все книги.

Спустя полчаса появился Джимми.

— Что случилось? — спросил он, найдя их в кабинете.

— Можешь нам помочь? Мы ищем важные бумаги. Доказательство связи Рогана с семьей Кейт.

Джуд не стал упоминать вырезки. Судя по всему, он был единственным, кому Кейт рассказала о трагедии, случившейся с ее матерью.

— Ладно. Но у Мэтти было столько книг. Это все равно что искать иголку в стоге сена. Кстати, я принес тебе подарок, Джуд. Можешь повесить его на стену.

Джуд вполуха слушал болтовню Джимми.

— Спасибо, — рассеянно сказал он, не прекращая работы.

— Ты не спросишь, какой? Погоди, я принесу.

Оставил в холле.

Через пару минут он вернулся с чем-то вроде картинки, завернутой в бумагу.

— Открой, сынок. Расследование подождет.

— Прости, Джимми, но, понимаешь, мы обнаружили, что папа знал, кто такая Кейт.

— И кто же я? — воскликнула Кейт.

Джимми потрепал ее по плечу.

— Присядь, милая. Что случилось? Расскажи-ка мне.

— Не могу, — устало ответила Кейт.

— Я очень ценю твое внимание, — сказал Джуд, теребя в руках подарок.

— Спасибо. Может, повесим ее здесь? — спросил он, указывая на коллекцию фотографий, висевших на стене.

— О'кей, — согласился Джуд. — Помоги Кейт, а я поищу молоток и гвозди.

— Можно мне взглянуть? — спросила Кейт, когда Джуд вышел.

— Конечно, милая, — улыбнулся старик. — Это просто фотография Мэтти с приятелями на борту «Калипсо». Мэтти был страстным рыболовом. И я, кстати, тоже. Старина Лестер, его приятель и заезжая кинозвезда. — Джимми развернул бумагу и протянул фотографию девушке. — Какое было время!

— Завидую вам, Джимми, — улыбнулась Кейт и взглянула на снимок.

У нее потемнело в глазах.

— О, Джимми! — застонала она.

Бледная, как смерть, девушка рухнула в кресло.

Джимми был в шоке.

— Кейт, что с тобой? Тебе плохо?

Она молчала.

Джуд среагировал немедленно. Услышав стон Кейт и взволнованный голос Джимми, он тут же бросился в кабинет.

— Принеси воды! — скомандовал он.

— Сейчас! — Джимми скрылся в кухне.

— Ты переутомилась. Это моя вина, Кейт, — утешал он, ее, поглаживая по голове. — Я должен был подумать об этом.

Джимми вернулся со стаканом воды.

— Выпей, Кейт, — попросил Джуд, поднося стакан к ее губам.

— Не могу, — прошептала девушка.

— Ну пожалуйста, — упрашивал Джуд. — Может быть, приляжешь?

— В самом деле, милая, — вставил Джимми. — Ты такая бледная.

Кейт откинулась на спинку кожаного кресла и сделала глоток воды.

— Мужчина на фотографии. Тот, что стоит рядом с Лестером, — мой отец, — она закрыла глаза.

Джуд уставился на нее.

— Вот она, связь! — вырвалось у него.

— Ты уверена, милая? — спросил Джимми, забирая у нее из рук фотографию.

— Как в том, что меня зовут Кейт.

Джимми присвистнул.

— Твой отец… Но фамилию Костелло я никогда не слышал. А как его звали? Мы обращались друг к другу по имени.

— Дермот, — пробормотала Кейт в отчаянии.

Джимми отрицательно покачал головой.

— А вот Дерри… — вспомнил он. — Дерри я слышал. Они с Лестером знали друг друга всю жизнь.

Только Дерри, человек образованный, начитанный, был ему не чета. Говорил почти как Гвенни. Но они с Лестером были большие друзья. Я видел его только однажды.

Джуд поднялся с колен.

— Тебе получше, Кейт? — спросил он с тревогой.

События развивались столь стремительно. Неудивительно, что она в шоке.

— Я понимаю, каково тебе сейчас, — продолжал Джуд, глядя, как к ней возвращается румянец. — Но теперь у нас есть ключ. Мы знаем, что Лестер с твоим отцом были друзьями. Я думаю, разгадка прячется в Ирландии. В их прошлом, Кейт. Нам нужно найти семью твоего отца.

Кейт покачала головой:

— Я не знаю их, Джуд. Отец уехал из родительского дома совсем молодым. Уехал на другой конец света. Это неспроста. Он не хотел больше жить с ними. Если Джимми считает, что они с Лестером знали друг друга всю жизнь, они, должно быть, выросли в одном месте.

— Твой отец был джентльменом, — сообщил Джимми. — А Лестер всегда был грубоватым. Даже на снимке заметна разница, — он ткнул пальцем в изображение. — Но что-то их связывало, — Джимми поднял глаза на Кейт. — Разве не поразительно, что я принес эту фотографию именно сегодня? Она, наверное, лет тридцать висела у меня на стене.

— Интересно, а Мюра что-нибудь вспомнит? высказал мысль вслух Джуд.

Джимми покачал головой.

— Бедняжка Мюра не помнит, что было вчера.

Потом, они тогда еще не были женаты. Хотя кто знает. Твой отец мог присутствовать на их свадьбе, Кейт. Может, Гвенни его вспомнит. У нее отличная память.

Глаза Кейт искали его взгляда, заметил Джуд.

— Мне кажется, мы только еще больше запутываемся, — прошептала девушка.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Шторм разразился после четырех. Джимми уехал еще час назад, чтобы не попасть в бурю. Уже тогда серо-серебристые облака низко нависли над морем, словно надвигаясь на город. Сразу после его отъезда Джуд отогнал машину Кейт в гараж, чтобы ее не повредило упавшими деревьями.

— Думаю, нам лучше закрыть ставни, — сказал он, с тревогой оглядывая потемневшее небо. На море поднялись волны, ветер гнал их с бешеной скоростью, и они с шумом разбивались о берег. Ветер все усиливался. Цветы в саду закрылись, тропические птицы и разноцветные попугаи спрятались в ветвях манговых деревьев позади дома. В воздухе уже ощущалось дуновение бури.

— Тебе нестрашно? — спросил Джуд, видя, как Кент зачарованно уставилась на небо.

— Я никогда не видела тропического шторма, призналась она.

— Тебе повезло, — улыбнулся Джуд. — Но ничего страшного нет. Штормы в тропиках мощные, но, к счастью, короткие. Давай войдем в дом. Буря может разразиться в любую секунду.

Закрытые ставни погрузили дом в полумрак.

Кейт включила лампы, но, Джуд, вернувшись с веранды, тут же их выключил.

— Это ненадолго, Кейт, — заверил он. — Лучше, если свет будет выключен. И не стоит касаться телефона, включать телевизор или компьютер. И не подходи к окнам и дверям.

Они оказались в темноте.

— Шторм идет с моря, но дом крепкий, он выдержит. Правда с закрытыми дверями и ставнями будет душно, но что поделаешь.

— Становится жутковато, — призналась Кейт. — Не хотела бы я оказаться сейчас в открытом море. — Проговорив это, она тут же раскаялась, вспомнив, что отец Джуда погиб в море во время бури. — Прости, прибавила она.

— Папа умер, занимаясь любимым делом, — ответил Джуд. — Он никогда не боялся шторма и обожал море. Я сам нередко плавал на «Калипсо». Страшно подумать, что, будь Джимми на лодке в тот день, мы бы и его потеряли.

— Ирония судьбы, — задумчиво произнесла Кейт. Кто бы мог подумать, что именно сегодня Джимми решит принести эту фотографию. Мы могли и не узнать, что наши отцы встречались. Все это кажется каким-то нереальным.

— Но только кажется, — возразил Джуд. — Мы почти раскрыли правду. Ключ к загадке завещания Рогана лежит в его прошлом.

— Но успокоит ли такой ответ Ральфа?

— Боюсь, что нет. Знаю, Кейт, что тебе такое предположение неприятно, но, может, все-таки твой отец и Лестер Роган были родственниками?

Думаю, разгадка кроется не в таинственном исчезновении твоей матери.

— Я молюсь, чтобы когда-нибудь это преступление было раскрыто, — тихо произнесла Кейт.

— Я тоже, — сказал Джуд.

Впервые он подумал, что, может, ему следует попытаться найти свою мать. Конечно, если она отвергнет его, старые раны могут раскрыться, но это несравнимо с трагедией, которую пережила Кейт.

— А может, моего отца и Лестера связывало ощущение оторванности от родной земли? Оба покинули родительский дом, оба оказались в одиночестве в нашем безжалостном мире, — предположила Кейт.

— Может быть, — согласился Джуд.

Ему так хотелось обнять девушку и заставить ее позабыть обо всех горестях. Джуд подошел ближе, вдыхая ее аромат в полумраке.

— Обними меня, — попросила она в темноте.

Ее тянуло к этому мужчине, как бабочку на пламя.

— Кейт, ты же знаешь, чем это может закончиться, — прошептал он ей в волосы. — Ты слишком красива, я просто не смогу устоять.

— Я хочу забыть обо всем. Хотя бы ненадолго.

— Забыть? — он заглянул ей в глаза.

— Секс помогает отвлечься, — смело произнесла она.

— Это единственная причина, по которой ты хочешь предаться со мной любви?

— Ты же знаешь, что нет, — она прижалась к его груди. — Я доверяю тебе, Джуд. Меня влечет к тебе.

Я рассказала тебе о том, о чем никому и никогда не рассказывала. Весь последний год перед исчезновением матери я жила в страшном напряжении.

Мой отчим был настоящим чудовищем. Потому что он… он домогался меня… Сексуально.

Хотя Джуд и догадывался об этом, слова Кейт все равно вызвали шок.

— Он не… — Джуд не мог произнести это вслух.

Кейт вздохнула.

— Нет, я бы отправила его за решетку. Но однажды он был близок к изнасилованию. Схватил меня, начал целовать, тискать мою грудь. Я чуть не потеряла сознание от отвращения. Это было ужасно. Омерзительно. Кошмарно. Мамы не было дома. Я начала отбиваться, кричала, что расскажу всем — его коллегам, тете Деборе, всем. Но только не матери.

Джуд поднес к губам ее дрожащую руку.

— Ты боялась причинить ей боль?

Кейт глотала воздух ртом.

— Я никогда не понимала, что мама в нем нашла.

Но, наверное, она его любила. Иначе зачем бы она вышла за него замуж?

— Может, она искала мужскую поддержку и заботу или хотела, чтобы у дочери был отец.

— Это моя вина, — Кейт обхватила себя руками. Он сказал, что женился на моей матери из-за меня, чтобы быть ближе ко мне. Это во мне причина. Во мне одной.

Ее голос сорвался. Снаружи вспыхнула молния, сопровождаемая глухим ударом грома.

— Кейт, ты ни в чем не виновата, поверь мне.

Твой отчим больной человек.

Она горестно рассмеялась.

— Да, но никто из тех, кто его знал, не поверил бы мне. Только Дебора о чем-то догадывалась.

— А твоя мать? Ее материнский инстинкт? Неужели она не замечала, как он на тебя смотрит? Если бы она узнала, что тогда?

— Она бы ушла. И она ушла.

— Но не по своей воле, — с грустью добавил Джуд.

На глаза у Кейт навернулись слезы.

— Нет.

— Ты рассказала полиции о его домогательствах?

Девушка покачала головой.

— Не смогла. Я говорила про него много ужасного, но так и не сказала, что он меня домогался. Я обожала мать и не хотела запятнать ее имя своим позором. Джуд, пойми, я была тогда девочкой-подростком, школьницей, ничего не понимала и всего боялась.

— Конечно, Кейт. А теперь ты смогла бы рассказать полиции?

— Если ты будешь рядом. С тобой мне не страшно. Мне понятно, почему я тогда ничего никому не сказала. У отчима был талант убеждать людей. Никто не поверил бы мне. Он был уважаемым и богатым человеком, а за деньги можно было купить все.

Лундберг решил, что, убрав с дороги мою мать, он добьется своего. Я была его падчерицей, его собственностью.

— Сплошной нескончаемый кошмар, — мрачно констатировал Джуд.

— Я жила как в аду.

— Но ты выбралась.

— А теперь снова в ловушке, Джуд, — беспомощно всхлипнула она. — Я не хочу денег Лестера Рогана. Пусть семья заберет их. Ты юрист и поможешь мне это как-то оформить. Я могу их подарить, пожертвовать, что угодно. Я даже не хочу знать, что связывало моего отца и Лестера. Будь они друзьями или родственниками, об этом всем было бы известно. Но я всегда считала интерес Лестера ко мне странным.

Джуд насторожился:

— Ты никогда этого не говорила, Кейт — Я не имею в виду сексуальный интерес, — ответила она, услышав осуждение в его голосе. — Это другое.

— Тогда что? Скажи мне.

— Не знаю, мне трудно это сформулировать.

Джуд… я устала. Мне хочется забыть о прошлом, но оно настигает меня. Я просто обречена на страдания.

Ее последние слова утонули в шуме ветра.

Джуд оттащил девушку подальше от стеклянной двери на веранду. Молния сверкнула на темном небе, на мгновение осветив волны ослепительно белым светом. За вспышкой последовал удар грома, похожий на одновременный залп тысячи пушек. Кейт вздрогнула и ухватилась за его руку. В стекле они увидели свое отражение: Джуд — высокий и мрачный и Кейт — тоненькая и бледная рядом с ним.

Ветер словно хотел сорвать ставни и вырвать двери вместе с петлями. Джуду стало жутковато. И дело было не столько в шторме — ведь он пережил немало подобного рода грозных бурь. Нет, Джуду было не по себе из-за тех страданий, которые выпали на долю этой бедной девушки.

Начался дождь. Сначала негромкие капли мелкой дробью застучали по крыше, затем дождь хлынул потоком. Сквозь стекло они видели сплошную стену серебристой воды.

— Потрясающе! — прошептала Кейт в восхищении. Вспыхнувшая молния на секунду ослепила девушку, и она уткнулась Джуду в плечо, пряча глаза.

Джуд обнял ее и прижал к себе, желая защитить от всех бурь на свете. Шторм бушевал за окном, бился в двери и ставни, словно стараясь ворваться в дом. Оглушительный удар грома заставил Кейт охнуть от страха. Изумрудные глаза наполнились ужасом.

— Так близко… Кажется, будто наступил конец света.

Кейт не могла не поразиться тому, как удается Джуду сохранять хладнокровие, когда вокруг бушует неуправляемая стихия.

Они смотрели друг на друга, не в силах отвести взгляда. Джуд все еще сжимал ее в своих объятьях.

Да и как он мог ее отпустить? Всю свою жизнь он, кажется, ждал именно эту девушку.

Джуд притянул к себе ее голову для поцелуя.

Губы девушки, такие нежные и теплые, раскрылись навстречу его страсти. Ее близость безумно возбуждала его. Ни одну женщину он не хотел так сильно. В это мгновение он забыл обо всем — о завещании, об ее прошлом, о трагедиях, которые они пережили, о бушующей за окном буре. Единственно, что его волновало, — это девушка в его объятьях.

С губ Джуда сорвался стон. Он покрыл поцелуями ее щеки, лоб, шею, прижался губами к ложбинке у горла, прошептал ей в волосы свое желание. Тем временем его руки сами собой скользнули ей на плечи, а потом к груди и проникли под тоненькую зеленую кофточку, которая была на ней надета. Его пальцы словно жили своей жизнью, лаская ее и возбуждая. Страсть охватила его. Только бы не напугать ее, не причинить боль неловким движением. Он умрет, если причинит ей боль. Она и так достаточно страдала в жизни.

Кейт стонала под его поцелуями, не думая отстраняться. Ее тело жарко отвечало на его страстные ласки. Дождь стучал в окна и в крышу веранды, гремели раскаты грома, сверкали молнии, но они не замечали этого, растворившись друг в друге.

Не прерывая поцелуя, Джуд прижал девушку еще крепче к себе. Какая же она красивая! Еще несколько таких поцелуев — и ноги перестали держать Кейт. Она буквально рухнула ему на грудь.

Джуд подхватил ослабевшую девушку на руки и отнес на диван, покрывая поцелуями ее нежную шею. Он изо всех сил пытался побороть свою страсть, желая только одного — доставить ей неземное наслаждение. Заметив, как он напряжен, Кейт догадалась о его состоянии. И сама начала медленно — одну за одной — расстегивать пуговицы на его рубашке. Одна рука скользнула ему на грудь. Ладошка была прохладной по сравнению с его обжигающей кожей. Он буквально сгорал от страсти.

Сердце колотилось в груди как безумное. Со стоном Джуд снова прижался губами к ее губам.

Он больше не мог сдерживаться. Его поцелуи стали неистовыми, ласки — все более жаркими.

— Я хочу тебя видеть. Всю тебя, — прошептал он охрипшим от страсти голосом. Красота Кейт опьяняла его. Взгляд синих глаз был прикован к кружевному лифчику без бретелек. В экстазе Джуд нагнулся и поцеловал затвердевший сосок, просвечивавший через изящное кружево, затем легко приподнял Кейт и расстегнул застежку лифчика. Обнажив ее груди, он в благоговении обхватил их ладонями, как два спелых сладких фрукта.

Я влюбилась, подумала Кейт. Я так долго пряталась от любви, но она настигла меня. Никогда она не встречала такой нежности в мужчине. Его сильные руки ласкали ее, словно она была сделана из тончайшего фарфора. Джуд бережно стягивал с нее одежду, словно очищал спелый сочный персик от кожуры, медленно, осторожно, давая ей время насладиться каждым его движением.

Все происходящее казалось ей нереальным.

Кейт зажмурилась и снова открыла глаза. Нет, это реальность, руки Джуда действительно исследуют ее трепещущее от страсти тело. Сильные руки Джуда гладят ее разгоряченную кожу, его пальцы подрагивают от страсти, касаясь ее груди. В его глазах она читала восторг и счастье.

Так вот что такое влюбиться! Только любовь могла разрушить барьеры, которые она воздвигла вокруг себя.

— Я знала, что это произойдет, если я останусь, улыбнулась ему Кейт.

Ее доверие ошеломило его. Страсть нахлынула с новой силой. Руки подхватили девушку и прижали к груди, как самую большую драгоценность.

— Ты уверена?

— Да.

Джуд понес девушку вверх по лестнице в спальню.

Снаружи продолжала бушевать буря, но Кейт с Джудом ее не замечали. Их руки ласкали друг друга, губы целовали, тела переплетались. Они перенеслись в другой мир, полный любви и наслаждения, — мир, который не хотелось покидать.

Солнечные лучи заливали полированный пол и яркие плетеные коврики, превращая их в яркую радугу цветов. Морской бриз играл с белыми занавесками на дверях. Джуд приподнялся на локте и посмотрел на девушку рядом. Никогда в жизни он не видел ничего прекраснее. Длинные темные ресницы отбрасывали нежные тени. Губы полураскрыты. Простыня сползла, открыв безупречной формы грудь. Очень медленно Джуд обвел кончиком пальца розовую вершинку, стараясь не разбудить девушку.

Секс с Кейт был самым потрясающим событием в его жизни. Раньше Джуд считал, что ему было хорошо с женщинами, даже очень хорошо, но прошлой ночью он испытал наслаждение, которое невозможно описать словами. Его тело сладко замерло при одной мысли о событиях прошлой ночи.

Девушка пошевелилась. Сосок затвердел под его пальцами. Джуд склонил голову и поцеловал ее в губы.

— Доброе утро, — прошептал он. — Как ты?

Изумрудные глаза широко распахнулись.

— Чудесно! Никогда не чувствовала себя так хорошо! — Она притянула его к себе. — Я бы лежала здесь всю жизнь!

— Я тоже, — шепнул Джуд. — Я не хочу тебя опускать. Ты потрясающая.

— Ты тоже, — она прижалась к нему всем телом. Займись со мной любовью, Джуд. У тебя это так чудесно получается.

— Только с тобой, — прошептал Джуд, стягивая простыню.

После они вместе приняли душ. Это заняло много времени. Поцелуи, ласки. Кончилось все тем, что Джуд снова подхватил ее на руки, чтобы отнести в постель.

— Мне надо ехать в галерею, — сказала она много позже. — Я должна работать, хотя все мои мысли только о тебе.

— Я тоже должен работать, — откликнулся Джуд, натягивая голубую рубашку. — У меня встреча с Ральфом. Должен его обрадовать последними новостями.

— О, опять Ральф! — застонала Кейт, уже полностью одетая. Расческа запуталась в ее длинных медно-рыжих волосах. — Я говорила серьезно, Джуд. Мне не нужны эти деньги. Мне ничего не нужно от Лестера Рогана.

Он взглянул на девушку.

— Я понимаю твои чувства, — с любовью в голосе произнес он, — но, Кейт, не принимай решений, пока мы не узнаем всю правду. Мы искали бумаги у моего отца, может, надо порыться и в бумагах Лестера? Может, у него был свой сейф в банке? Я уверен, что домашний сейф Ральф давно уже вскрыл.

— Я не хочу его снова видеть, Джуд, — сказала Кейт. — Он может быть совершенно непредсказуемым.

— Предоставь его мне, — успокоил девушку Джуд. — Когда ты закрываешь галерею? — Он вынул расческу из ее рук и начал сам расчесывать длинные шелковистые пряди роскошных волос.

— В пять, — ответила Кейт, поворачиваясь и забирая расческу.

Он так хорош собой и такой мужественный! Но нужно возвращаться к реальной жизни, которая бывает очень и очень жестокой к тем, кто счастлив.

Жарким полднем Кейт поежилась от холода. Горький опыт научил ее тому, что счастье не бывает вечным.

Джуд улыбался ей. Ямочка играла на щеке.

— Я за тобой заеду, — пообещал он.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Пока Кейт демонстрировала коллекцию камней группе японских туристов, Джуд поехал к Ральфу. Сына Лестера он нашел в отцовском кабинете.

Джуд показал ему фотографию тридцатилетней давности, на которой были запечатлены отец Джуда с друзьями, среди них были Лестер Роган и Дермот Костелло.

— Это ее отец? — переспросил Ральф, не веря своим глазам.

— Я уже сказал, Ральф, да.

Ральф тут же протрезвел — последние дни он пил беспробудно.

— И Джимми клянется, что они с папашей были друзьями?

— Больше того, Ральф, Джимми говорит, они знали друг друга всю жизнь. Отца Кейт звали Дермот Костелло, он приехал сюда из Ирландии. Я проверил. Затем он работал архитектором и преподавателем. Погиб в автокатастрофе, когда Кейт было десять лет. Мать вышла замуж вторично. Но о прошлом твоего отца нам по-прежнему ничего не известно.

Ральф впился глазами в фотографию.

— Папаша был чудаковатым. Он никогда ничего не рассказывал о своей семье, никогда не упоминал Ирландию. Но ведь должна была быть у него семья или как? — И процедил сквозь стиснутые зубы: Проклятье! Они могли быть родственниками!

— Я просмотрел почти все бумаги моего отца, сказал Джуд. — А что у тебя? Полагаю, ты уже проверил содержимое стола и сейфа своего отца?

Ральф фыркнул:

— Я бы сделал это, если бы знал шифр.

— У тебя нет шифра? — изумился Джуд.

— Думаешь, папаша мне его сообщил! Ха! Он держал его в страшном секрете.

— Но, может, он сказал перед смертью твоей матери?

— Думаешь, из нее я бы не вытянул шифр? — расхохотался Ральф. — Я уже собирался звать медвежатника, чтобы взломать его.

— Ты все ящики проверил? — спросил Джуд. Он мог записать комбинацию цифр.

— Боюсь, он держал ее в голове, — ответил Ральф. — Он никому не доверял.

— Но ведь попытаться можно, — предложил Джуд, подходя к картине на стене, за которой, судя по всему, располагался сейф.

— Ты что, правда думаешь, мы сможем найти шифр? — опешил Ральф.

Им хватило и десяти минут. Шифр был на бумажке, приклеенной снизу к днищу одного из ящиков стола.

— Черт! — выругался Ральф. — Почему я об этом не подумал!

Джуд набрал шифр и открыл дверцу. Ральф тут же сунул туда нос.

В это время Кейт отвечала на расспросы туристов, касающиеся камней. Вдруг в галерею вошла ослепительной красоты блондинка, одетая в кофточку леопардовой расцветки на шнуровке и облегающие кремовые брючки.

Кейт улыбнулась посетительнице:

— Доброе утро! Я к вам сейчас подойду.

— Спасибо, — надменно ответила блондинка, повернувшись на высоченных каблуках.

Вручив упакованный в подарочную коробку аквамарин туристу из Азии и попрощавшись с ним, Кейт повернулась к блондинке. Посетительница вертела в руках обсидиан.

— Вы ищете что-то определенное? — спросила Кейт любезно.

Пышногрудая блондинка резко повернулась.

— Вы верите во всю эту чушь насчет целительных свойств камней?

Кейт проигнорировала ее грубость.

— Свойства камней известны издавна, — дружелюбно объяснила она. — Их находят в древнеегипетских захоронениях, в Вавилоне и Китае. Майя, ацтеки, кельты, американские индейцы и африканские племена использовали драгоценные и полудрагоценные камни в своих ритуалах. Они приписывали им лечебные свойства. Некоторые используют их для медитации, погружения в себя, другие — как амулеты и талисманы для защиты от злых сил.

— Только не я, — блондинка почти швырнула камень обратно на полку. — Вы Кейт Костелло, не так ли? — оглядела она Кейт с ног до головы.

— Да, — удивилась Кейт, ничего хорошего тон незнакомки не предвещал.

— Поппи Гудинг, — объявила посетительница. Подруга Джуда, — добавила она, окидывая Кейт презрительным взглядом. — Одна маленькая птичка принесла на хвосте, что ты проводишь с ним много времени.

Кейт была шокирована, но не подавала виду и старалась сохранить достоинство в этой неприятной ситуации.

— Надеюсь, Джуд с тобой не спал, дорогуша, продолжала блондинка, — потому что мы с ним собираемся пожениться.

— Конечно, — с иронией в голосе согласилась Кейт. — Вы собираетесь пожениться и жить долго и счастливо и умереть в один день.

Блондинка смутилась.

— Это что, шутка? — спросила она возмущенно. Я говорю серьезно!

— Почему бы вам не поговорить об этом с Джудом, — сказала Кейт. — Вон он как раз идет.

— Чудесно! — Поппи бросилась к двери, потеряв по пути туфлю.

— Джуд! — завопила она.

Ничего себе приветствие, мрачно подумала Кейт, облокачиваясь на стойку. Поппи неслась навстречу Джуду, подобно крокодилу, спешащему к тропической лагуне. С такой же быстротой она могла на бегу сорвать с себя всю одежду, подумала Кейт зло. Что я вообще о нем знаю? — спросила она себя. Счастье, которое Кейт испытывала все утро, уже не казалось ей безоблачным. Разве она забыла, что мужчинам нельзя верить?

Поппи было плевать на людей вокруг. Она бросилась на Джуда и прижалась губами к его губам с такой страстью, что Кейт испугалась, как бы она не сшибла его с ног. Оторвавшись от Джуда, она запрокинула светлую голову и с триумфом взглянула на Кейт.

Какая же я дура! — воскликнула про себя Кейт.

Она тешила себя надеждой, что Джуд не мог бы быть с ней таким нежным, если бы собирался жениться на дочери босса. А Поппи Гудинг выглядит чертовски счастливой.

Ей захотелось провалиться под землю. Исчезнуть. Испариться. Уехать отсюда. В Новую Зеландию. Или на острова Фиджи. Еще ей хотелось сказать Джуду все, что она о нем думает. Но гордость ей не позволяла.

Джуд! Пару часов назад он был единственным мужчиной на всем белом свете, ответом на ее молитвы, даром небес. Они были созданы друг для друга. Ей ничего не надо было, кроме Джуда. Все состояние Лестера Рогана она отдала бы в какой-нибудь приют.

Кейт поспешно схватила табличку «Закрыто» и повесила ее на ручку стеклянной двери. Можно спрятаться в спальне. Когда они уйдут, она выйдет и откроет магазин.

Силы оставили ее. Боль потери была нестерпимой.

Джуд заметил, что Кейт повесила табличку «Закрыто». Сквозь стекло он увидел выражение ее лица. Это было как удар. Откуда взялась эта Поппи, черт бы ее побрал! От нее можно ждать только неприятностей.

— Что ты сказала Кейт? — угрожающе спросил Джуд.

Поппи расхохоталась.

— Сказала, что я твоя невеста. Ты же женишься на мне, дорогой!

— Не смеши меня, — ответил Джуд. — Пора тебе наконец понять, что не все твои прихоти исполнимы. Брак — это серьезное дело, а не детская забава.

— Что? — глаза Поппи широко распахнулись. — Я серьезна как никогда! Иначе зачем бы я приехала в эту глухомань?

— Как ты узнала, что я здесь? — спросил Джуд резко.

— Джуд, милый, узнать можно все, если очень захотеть. Я узнала даже о твоей рыжей потаскушке. Но я прощаю тебя. Тебе, наверно, было скучно здесь одному, вот ты и решил поразвлечься.

— Я безумно, отчаянно, страстно люблю ее, сказал Джуд.

В его глазах вспыхнуло синее пламя.

— Любишь? — закричала Поппи в истерике. Она страшная! У нее плоская грудь! Мерзкие крашеные волосы.

— Кейт — красавица, Поппи. Само совершенство.

У нее великолепные волосы. А ты просто убедила себя, что я тебе нравлюсь. Ты меня совсем не знаешь.

— Нет, знаю, — вспыхнула Поппи, прижимаясь всем телом к Джуду. — Я очень хорошо тебя знаю, Джуд. Я рассказала о тебе папе, и он одобряет мой выбор. Ты хоть понимаешь, что он сделает, если я скажу, что ты обманул меня?

— Лучше бы тебе сказать отцу правду, Поппи. Но не надо пугать меня. Я решил уйти из фирмы. — С этими словами Джуд отошел от нее.

— Скатертью дорога! И не мечтай о рекомендациях! — завопила вслед ему Поппи.

Джуд остановился.

— Тебе это тоже может кое-чем грозить, Поппи.

У тебя плохая репутация. Я могу подать на тебя в суд за сексуальные домогательства на рабочем месте.

У Поппи отвисла челюсть.

— Что ты сказал? — Она уперла руки в бедра.

— То, что слышала. Подумай об этом. Тебе нужен доктор. И я бы на твоем месте все же сказал отцу, что это ты меня бросила.

Джуд постучал в заднюю дверь галереи.

— Впусти меня, Кейт, — позвал он.

Нет ответа.

Он позвонил на мобильный, но она не взяла трубку.

— Любить — значит доверять, Кейт — сказал он автоответчику.

Нет ответа.

Он снова набрал номер. Опять автоответчик.

— Поппи Гудинг не была и никогда не будет моей подружкой. Она просто избалованная девчонка, которая решила доставить мне неприятности.

Никакой реакции. Она что, так и будет его игнорировать? Когда у него такие новости? Джуд снова набрал номер.

— У меня важный документ, касающийся твоего отца. Я бы просунул его под дверь, но боюсь, что включится сигнализация. Пожалуйста, Кейт, не глупи.

Кейт мигом вскочила с постели, на которой лежала, уткнувшись головой в подушку. Через минуту она уже была у двери.

— Не глупи? — Она распахнула дверь. Изумрудные глаза сверкали. — Если кто здесь и глупец, так это ты! Эти облегающие брючки, высоченные каблуки, вызывающая кофточка… Она сказала, что вы собираетесь пожениться.

— И ты ей поверила! — застонал Джуд. — После того, что я тебе рассказал, Кейт?

— Ты говорил, что она назойливая.

— Именно так. И к тому же пустышка. Да и глупа как пробка. Я знаю, Кейт, что у тебя была нелегкая жизнь, но, если мы будем вместе, ты должна доверять мне.

— Я еще не сошла с ума, чтобы доверять мужчине, — прошипела Кейт.

— Ах, так… Ладно, тогда взгляни на это дело с другой стороны. Как я могу доверять тебе? Откуда я знаю, что секс со мной не был частью твоей хитроумной игры? Почему я должен тебе верить? Я тоже много пережил, ты знаешь это лучше других. Но я не утратил способности верить людям. А ты утратила. У тебя большая проблема, Кейт, и только ты сама можешь с нею справиться, — устало закончил Джуд. Этот документ, — он швырнул бумагу на журнальный столик, — находился в сейфе Лестера Рогана. В нем Лестер признается, что украл очень дорогое бриллиантовое ожерелье, принадлежавшее мачехе твоего отца, леди Элизабет Костелло. Это произошло более тридцати лет назад. В краже тогда обвинили твоего отца. Он был младшим сыном, и у него в то время были финансовые затруднения. Ничего серьезного, университетские долги.

Кейт рухнула в кресло. Джуд продолжал рассказ:

— Боюсь, Кейт, вы с Лестером все-таки родственники. Он незаконный сын твоего дедушки, а значит, брат твоего отца. Твой дед был неравнодушен к хорошеньким женщинам. Мать Рогана жила на одной из маленьких ферм, принадлежавших семье Костелло. Никто, естественно, ничего не знал.

Лестер хранил тайну своего рождения, но копил злобу на семью Костелло, лишившую его того, что, по его мнению, принадлежало ему по праву. Впрочем, я с ним согласен. Когда твой отец уехал в Австралию, Роган поехал за ним. Он никому не рассказал об ожерелье, распустив его и продав камни по отдельности. Это ожерелье было очень известным. — Джуд бросил взгляд на побледневшую Кейт и продолжил:

— Лестер поддерживал отношения с твоим отцом до самой его смерти. Он знал о тебе и об исчезновении твоей матери. К концу жизни Лестер решил искупить свою вину перед твоим отцом, оставив тебе свое состояние. Все написано здесь, Кейт. Со всеми подробностями. Лестер действительно любил твоего отца, который всегда относился к нему как к равному и не отрицал их родства, как это делали остальные члены семьи. Твой отец был Лестеру настоящим братом. Я пойду.

Прочитай это. И прими решение. Я считаю, что ты заслужила эти деньги. Они — память о твоем отце.

Роган очень много выручил с продажи того ожерелья. Впрочем, обо всем написано в письме.

Джуд ушел, а Кейт так и осталась сидеть в кресле. У всех были от нее тайны. Если отец считал Лестера Рогана своим братом, почему он не представил его сестре и дочери? Теперь она никогда этого не узнает. Почему Лестер Роган не открыл ей, что он ее родной дядя? Почему все предпочли держать ее в неведении? Неужели это Роган устроил так, чтобы она переехала сюда? Видимо, Лестер попросил Тони предложить ей галерею за мизерную плату и тем самым подтолкнуть ее к переезду. И еще эта Поппи Гудинг…

Потеряв отца, Кейт потеряла веру. Потеряв мать, она утратила желание жить.

Погрузившись в свои мрачные мысли, Кейт не услышала шагов. Только стук в стекло привлек ее внимание. Вскочив, она увидела на веранде мисс Форсайт.

Кейт бросилась открывать дверь.

— Дорогая, ты такая бледная, — посетовала старушка. — В чем дело?

— Это долгая история, мисс Форсайт, — призналась Кейт. — Садитесь, пожалуйста.

— Я тебе не помешала, Кейт? — заботливо спросила мисс Форсайт. — У тебя такое выражение лица…

— Я поссорилась с Джудом, — выпалила Кейт.

— Вижу, — кивнула пожилая леди. — Могу я спросить из-за чего?

Кейт горько усмехнулась.

— Вы не поверите, но за ним приехала подружка.

— Эта глупая Поппи? — удивилась мисс Форсайт.

— Вы ее знаете? — опешила Кейт.

— Джуд жаловался на нее Джимми. — Мисс Форсайт устроилась в кресле, поправляя подушки. — А Джимми мне все рассказывает. Она ему никакая не подружка, дорогая, а помеха. Она дочка босса. И преследует Джуда. Даже сюда приехала. Но ты же понимаешь, таких мужчин, как Джуд, женщины не пропускают. Так ты его приревновала?

— Сама не знаю, — покачала головой Кейт. — Вы верите в любовь с первого взгляда, мисс Форсайт?

Мисс Форсайт улыбнулась.

— Ты влюблена в Джуда?

Кейт кивнула.

— Утром я была на седьмом небе от счастья. А потом появилась она.

— А Джуд разозлился, потому что ты ему не доверяешь.

— Не совсем так. Я хочу ему доверять. Но не могу. Похоже, я утратила саму эту способность. Я не верю в то, что могу быть счастлива. Вся моя жизнь состоит из утрат.

— Но раны имеют свойство затягиваться, милая.

Я знаю, как тебе больно. Я поняла это, только увидев тебя. Я сказала Джимми: эта милая девочка много страдала. Расскажи мне все, дорогая, — мягко попросила мисс Форсайт. — Не стоит держать все в себе. Я верю, что люди должны помогать друг другу. А я так хочу тебе помочь.

— Вы так добры, мисс Форсайт. Вы и Джимми столько сделали для меня, во всем поддерживая и помогая мне. Но то, что я должна рассказать вам, ужасно.

Кейт потянулась и взяла со столика письмо.

— Это письмо от Лестера Рогана, мисс Форсайт.

Его собственноручное признание. Он кается в преступлении, которое совершил более тридцати лет назад. Но сначала я расскажу вам о моей жизни до приезда сюда. Вы заслуживаете знать всю правду обо мне.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

— Вот такая ситуация, — этими словами Ральф Роган закончил свой рассказ за обеденным столом.

Мрачно посмотрев на мать с сестрой, он добавил:

— И что нам теперь делать?

— Она наша кузина! — Мелинда потрясла головой, не в силах поверить в это. — Почему папа скрывал это? Целых двадцать лет! Надо же, отец этой Кейт и папа были единокровными братьями!

Невероятно. Она наша кузина!

— Твоя кузина, милая, — поправила Мюра, кладя нож и вилку. — Твой отец был странным человеком.

Наверно, он глубоко страдал из-за чувства вины за содеянное. Он ведь совершил преступление.

— Ну да, конечно, — с иронией произнес Ральф. У этой семейки Костелло было все, а у него ничего. Он каждый день видел их особняк, в то время как они с матерью влачили нищенское существование в халупе. И все эти родственнички высоко задирали свои аристократические носы.

— Это его не оправдывает, Ральф, — возразила Мелинда. Глаза ее покраснели от слез.

— Хорошо еще, что у него хватило ума повесить вину на другого, — продолжил Ральф. — Интересно, отец Кейт подозревал нашего папашу?

— Кто знает, — пожала плечами Мюра. — Он должен был догадаться. Лестер никогда не любил меня. Это был брак по расчету с его стороны. Выгодная сделка. Очевидно, денег, вырученных за краденое ожерелье, ему все-таки не хватало.

— Он украл, чтобы выжить, — возразил Ральф, чтобы иметь шанс в жизни.

— Не оправдывай его, Ральф, — взмолилась Мелинда. — Что теперь она о нас думает?

— Мне плевать на то, что она там думает, — воскликнул Ральф. — И совершенно не важно, что совершил отец много лет тому назад. Его деньги должны были достаться нам. Она их не получит.

— Но она столько страдала, — прошептала Мюpa. — Это ужасно — лишиться матери таким образом. Люди просто так не исчезают с лица земли.

— Исчезают, — мрачно заявил Ральф. — Она могла покончить с собой, сбежать с другим мужчиной.

Все что угодно. Мне на это наплевать.

— Она наша кузина, Ральф, — напомнила взволнованная Мелинда.

— Тебе нужна кузина? — вышел из себя Ральф. Мне — нет. Может, она и много страдала, но это вовсе не значит, что ей должны достаться наши деньги. После того, как отец так унижал нас. Это мы страдали, а не она. А этот чокнутый старик все оставил ей. Должно быть, он думал, что покупает себе пропуск в рай.

— Когда мы сможем с ней встретиться? — спросила Мюра покорно.

— В десять, — ухмыльнулся Ральф. — Вы знаете, что Джуд к ней неравнодушен? — добавил он, многозначительно глядя на нее.

— Откуда ты знаешь? — моргнула Мелинда. Они едва знакомы.

— Не хочу тебя огорчать, сестричка, — Ральф опрокинул остатки пива себе в рот. — Но ты видела Кейт Костелло? А себя в зеркале? Сама посуди: с какой стати Джуду влюбляться в тебя?

Мюра оцепенела.

— Ральф, какой же ты жестокий! Весь в отца. Так вот, послушай. Я столько страдала в жизни и всегда прятала голову в песок вместо того, чтобы протестовать. Я позволила твоему отцу унижать и оскорблять себя, закрывала глаза на его преступления и обманы. После его смерти я позволила тебе оскорблять нас с Мелиндой. Но теперь все кончено. Мы этого не заслужили. Я хочу, чтобы ты уехал.

— Ты меня выгоняешь? — Краска бросилась в лицо Ральфу.

— Если честно, Ральф, мне на тебя наплевать, тихо произнесла Мюра. — Ты сам убил мою любовь к тебе. Уезжай. Твой отец оставил всем нам деньги.

Так что тебе есть на что жить.

Ральф вскочил, опрокинув стул.

— Не думайте, что я так это оставлю! — заорал он. — Я найму лучших юристов, чтобы отобрать все деньги у этой так называемой кузины.

— Если попытаешься оспорить завещание, ты лишишься всего, — напомнила Мелинда язвительно. — Почему бы тебе не жениться на этой шлюшке, Эми Гибсон? Ты столько лет водишь ее за нос.

— Не завидуй, сестричка. Тебе-то секса не видать как своих ушей, — расхохотался Ральф. — Никто на тебе не женится. Мел. Ты так и останешься старой девой.

— Это мы еще посмотрим! — прокричала Мелинда вслед брату. — Мы с мамой найдем чем заняться после твоего отъезда.

Джуд заехал за Кейт в половине десятого, чтобы успеть переговорить с ней один на один перед тем, как они отправятся в особняк Роганов. Вчера вечером они уже обсудили предстоящую встречу по телефону, но Кейт не была уверена, что хочет встречаться с новыми родственниками. Она все еще была подавлена вчерашней историей с Поппи, а Джуд так и не простил Кейт ее недоверие к нему. То, что она ему не поверила, причиняло боль. Джуд долго не мог заснуть и около полуночи отправился на чердак в поисках ящика со своими любимыми детскими книжками. Но, к своему удивлению, нашел в ящике стопку писем из Коннектикута — нового дома своей матери. Джуд был в шоке от этой находки.

Отец прятал письма, которые мама писала ему. Почему? Джуд вынул одно наугад, прочитал и ощутил невыносимую боль. Хватит ли у него сил когда-нибудь прочитать их все? Судя по датам, письма начали приходить через пару месяцев после ее отъезда, а перестали приходить через несколько лет. И отец никогда ничего ему не говорил.

Почему? Почему он спрятал эти письма? Неужели боялся, что Джуд уедет к ней в Америку?

Боялся остаться в одиночестве? Джуд пришел в отчаяние.

Кейт открыла дверь. Она была одета очень строго. Роскошные волосы убраны в узел на затылке. И сережки в ушах. Джуд еще не видел ее с сережками. Выглядела она невероятно элегантно.

— Ты хорошо все обдумала, Кейт? — спросил он озабоченно. Сейчас Джуд был юристом, а не влюбленным. — То, что Лестер написал в письме?

— Да, — ответила девушка. — Я показала его мисс Форсайт. Мы с ней долго говорили обо всем.

— Роганы тоже. Я говорил с миссис Роган утром.

Она и Мелинда с нетерпением ждут этой встречи.

Они очень приятные леди. И обе много страдали.

Деньги Роганов не принесли им счастья. Тебе нет нужды их бояться.

— Я не боюсь, Джуд. Ральф тоже с нетерпением ждет нашей новой встречи?

— Он в подавленном настроении. Миссис Роган попросила его уехать из дома. Раньше у нее не хватало мужества на это. Но без него им будет намного лучше.

Кейт повернулась, их глаза встретились.

— Мне не нужны их деньги, — серьезно заявила она.

Джуд пожал плечами.

— Оттого, что они достанутся Ральфу, никому не будет лучше. Если они тебе действительно не нужны, отдай их на благотворительность. Стольким людям нужна помощь. Но не забудь, что Лестер хотел искупить свою вину. Ему нужно было твое прощение, Кейт. Его душа требует успокоения.

— Да, но ему нужно прощение моего отца и его семьи, а не мое.

Джуд посмотрел на девушку.

— Давай сначала встретимся с Роганами. Не стоит спешить с решением. Ты все еще слишком взволнованна. Слишком много всего на тебя навалилось.

— Я прошу прощения за вчерашнее, — закусила губу Кейт.

— Это отчасти и моя вина, — ответил Джуд. Пойдем?

Сегодня утром Мюра выглядела намного лучше. Она сама открыла дверь. Жена Лестера тепло поприветствовала молодую красивую девушку, скромно стоявшую рядом с Джудом, и протянула ей руку.

— Добро пожаловать, моя милая, — сказала она.

Ее приветливость сломала лед. Расчувствовавшись, Кейт обняла женщину.

— Доброе утро, Джуд, — взволнованно произнесла Мюра. — Входите, мы так рады вас видеть.

В гостиной Мелинда вскочила с кресла, чтобы поздороваться. Ее хорошенькое личико осветила улыбка. Спустя пару минут неохотно поднялся Ральф.

Это настоящее чудо, подумал Джуд. Теперь у Кейт есть семья или, по крайней мере, кузина.

Только бы она не разлюбила его. Кейт так нужна ему!

Назад они ехали молча. Слишком много эмоций для одного дня. Кейт не возражала, когда Джуд предложил поехать к нему.

Войдя в дом, Джуд, не удержавшись, притянул Кейт в объятья.

— Ты держалась превосходно, Кейт, — сказал он. Не знаю, кто справился бы лучше с такой сложной ситуацией. Ты им всем понравилась. Даже Ральф, кажется, смягчился.

Кейт мягко отстранилась от него.

— Ты был прав, Мюра с Мелиндой очень милые.

Я не ожидала, что они так тепло меня примут. Хотя, думаю, что на меня им, в сущности, наплевать.

— Кто знает? — возразил Джуд. — Я считал, что мать бросила меня, вычеркнула из своей жизни, но я ошибался. Я нашел кое-что прошлой ночью. И как раз собирался рассказать тебе.

Кейт повернулась к нему. Лицо ее осветилось радостью.

— Что ты нашел?

— Пачку писем, — ответил он взволнованно. — Я никогда не нашел бы их, но после нашей ссоры не мог заснуть. Я так испугался, Кейт. Поппи Гудинг ничего для меня не значит, — с чувством заверил он. — Я хочу, чтобы ты это знала.

Девушка вспыхнула.

— Прости меня, Джуд. Мне так трудно поверить в счастье.

— Я безумно люблю тебя! — воскликнул Джуд.

— Я знаю. Джуд. Мое прошлое мешает мне быть счастливой. Прости меня. Расскажи о письмах. От кого они?

— От моей матери. Оказывается, она писала мне.

Сердце Кейт пронзила острая боль, но она не подала виду — Как чудесно, — сказала она дрожащим голосом. — И твой отец ничего не говорил тебе?

— Нет, — ответил Джуд, чувствуя себя преданным. — Я любил его, доверял ему, а он прятал от меня мамины письма. Не могу в это поверить. Я смог прочитать только одно, потому что был в шоке от обмана. Но мне очень хочется прочитать остальные. Я должен принять решение. Мама хотела, чтобы я приехал к ней.

— Конечно, хотела, — согласилась Кейт, — но ты должен понять отца. Он боялся потерять и тебя тоже. Он не вынес бы этого, — Кейт сделала шаг к нему навстречу.

— Я бы не бросил его, — возразил Джуд. — Я знаю, как он страдал после отъезда матери. Но если бы я знал, то написал бы ей. Я бы виделся с ней.

Кейт, я так любил ее. Она причинила нам столько боли, но я хотел бы знать о существовании этих писем.

— Конечно, — с чувством произнесла Кейт, его боль была ее болью. — Но ты же можешь увидеть ее. Наверняка она все еще живет в Коннектикуте, ты можешь найти ее, объяснить, почему не отвечал на письма. Твоя мать не исчезла бесследно, как моя.

Джуд увидел в глазах девушки невыносимую муку.

— Мне так жаль, Кейт. Но когда-нибудь все разъяснится. Полиция не закрыла это дело. Они наверняка подозревали твоего отчима, но у них не было улик, чтобы обвинить его. Ты же не рассказывала им о домогательствах отчима. Но все еще можно исправить. Я пойду с тобой. Если отчим причастен к исчезновению твоей мамы, мы это выясним. И он ответит за свое преступление, — пообещал Джуд.

— Ее нет в живых, я чувствую это, — Кейт уронила голову. — Мне придется смириться. Но твоя мать жива. И ты должен найти ее.

Джуд горько улыбнулся.

— Столько необычных вещей произошло за эти несколько дней. Словно Бог решил наконец пролить свет на ужасные тайны нашего прошлого, сказал он.

Кейт улыбнулась. У нее была самая красивая улыбка на свете! Когда Кейт улыбалась, в душе у Джуда словно наступала весна.

— Может, это души наших родителей помогают нам? — спросила она серьезно.

Джуд погладил любимую по щеке.

— Возможно, Кейт, очень даже возможно. Обними меня! — попросил он, прижимая к себе девушку.

Он так нуждался в тепле ее тела!

Стон радости сорвался с губ Кейт.

— Я понял, что, кроме тебя, мне никто не нужен, прошептал Джуд, осыпая поцелуями ее лицо. — Ты такая красивая в этом платье! Но без него ты еще красивее, — он прижался к ее губам в страстном поцелуе.

— Думаю, ты сумеешь его снять, — прошептала Кейт. — Я тебе помогу.

— Пожалуй, справлюсь, — улыбнулся он и тут же совершенно серьезно добавил:

— С тобой я чувствую себя счастливым, Кейт. Я забыл уже, что такое счастье. Я не хочу ссориться с тобой. Особенно из-за мелочей.

— Тогда давай никогда не будем ссориться, — согласилась девушка.

Нежность нахлынула на Джуда, он гладил шелковый водопад ее роскошных медно-рыжих волос.

— Я влюбился в тебя с первого взгляда, Кейт. И никогда тебя не отпущу. И мы всегда будем вместе.

Я и не думал, что когда-нибудь скажу эти слова, но всегда верил в существование моей второй половины, единственной женщины на свете, предназначенной для меня. И я нашел ее. Это такое счастье.

Но теперь мне нужно убедить ее выйти за меня замуж. Ты выйдешь за меня, Кейт?

Весь мир словно заискрился вокруг радужными красками.

— Ты же знаешь, что да, — прошептала Кейт. Все в душе у нее пело от радости.

— Моя любимая! Мы начнем новую жизнь вместе. Я уйду из «Гудинг, Картер и Ледж». Это не единственная юридическая фирма в Австралии. Я могу открыть собственную контору. Сейчас на севере очень нужны юристы, а я не хотел бы уезжать из этого дома.

— Конечно, нет! Я обожаю его! — пылко поддержала его Кейтрин.

Ей так нравился этот дом, светлый, уютный, с настоящим тропическим садом и пляжем в нескольких шагах.

— Я хочу жить здесь с тобой. — Он крепко обнял любимую. — Ты даже видела наше привидение. Согласно легенде, оно является людям на переломных этапах их жизни. Но мы прошли этот этап, Кейт.

Мы будем счастливы. Мы будем вместе делить все — и горе и радость, пока смерть не разлучит нас.

Кейт откинула голову. Изумрудные глаза сверкали.

— «Выйдешь за меня замуж» — самые чудесные слова на свете. Никогда еще я не была так счастлива.

— Жизнь без тебя была бы невыносимой, Кейт.

Это судьба. Мы не могли не встретиться.

— Да, — прошептала Кейт. — Только вместе мы можем быть счастливы.

— Хочешь, я отнесу тебя в спальню? — предложил он, замирая от сладкого предвкушения.

— Я хочу этого больше всего на свете! — прошептала Кейт, обняв его.

Новая жизнь, полная счастья и радости, была у них впереди.


home | my bookshelf | | Кристалл любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу