Book: Пока не надоест



Дональд Уэстлейк

Пока не надоест

Дортмундер на ходу узнавал, что, оказывается, тяжело бегать с карманами, набитыми бронзовыми древнеримскими монетами. Полы, хлопающие по ногам, тоже не слишком помогают. Этот проклятый отель слишком велик (говорил он себе), ухая, охая, пытаясь держать штаны под этим нелепым белым платьем слишком малого размера.

Ладно, о’кей, это не платье. Это «аба», но она стесняла движения ног и мешала бежать как самое настоящее платье. Как в фильме Лоуренс Аравийский мог проворачивать все свои штучки? Наверное, операторский трюк.

Ещё это полотенце на голове, называемое «кеффий», держащийся при помощи ленты под названием «акал». Наверное вся эта одежда удобна и замечательна, когда ты спокойно гуляешь и осматриваешь окрестности, но не когда бежишь, и все это съезжает тебе на глаза. Ну точно не для бега с поворотами, скорее для прогулок по прямой.

Дортмундер повернул и увидел полдюжины представителей съезда. Они говорили по-арабски и шли так, что полы их одежды им ничуть не мешали. Как это у них получается?

Дортмундер с трудом приблизился к ним и нацепил на лицо братскую улыбку. Они ответили ему тем же.

— Sawami, — сказал Дортмундер. Это было единственное слово, которое он знал. — Sawami, sawami.

Они все улыбались, что-то отвечали и опять повернули за угол. Если повезет, копы арестуют одного из них.

Вот в чем дело. Если вы узнаете, что в одном из больших отелей Манхэттена будет проводится распродажа старинных монет, а все крупные покупатели — арабы, то что может быть проще, чем переодеться в их одежду и посмотреть что попадет вам в карман. Если продавец с длинной бородой и низким голосом не заметил, что именно попало в карман Дортмундера, то все в порядке. Если же это все-таки не так, то выбери он любой из известных выходов из отеля, выйдя, ему предстоит почувствовать вражеские руки на своем теле.

Что делать, что делать! Вылезти из одежды этих одежд представителей ОПЕК? Это поможет, пока копы не догадаются, что он был в одежде шейха. В конце концов эти тряпки помогали ему не выделяться среди гостей отеля, и это будет продолжаться пока не кончится его лексический запас, ограниченый словом sawami. Sawami, sawami. Sawami? Хо-хо sawami.

В конце концов, он не в костюме Санта-Клауса. Каждый год в одно и то же время со светящимися украшениями и липовым снегом в ботинках Санта-Клаусы совершают публичные ограбления. И полиция немедленно хватает ближайшего Санта-Клауса, зная, что идея с этим костюмом приходит на ум каждому второму пройдохе.

Но не Дортмундеру. Лучше уж костюм шейха, чем красный прикид Санта-Клауса. Шейх. Оставь верблюда дома.

Не входить. Это была надпись на двери, и это было замечательно. Это было именно то, что надо искать, когда находишься в бегах: двери с надписями типа «Не входить», «Только для служащих», «Посторонним вход воспрещен» или любая надпись-синоним служебного выхода. Эта дверь вела в коридор в форме буквы L. Дортмундер посмотрел в оба конца коридора, нажал на ручку двери и понял, что дверь закрыта. Дортмундер отступил назад, чтобы посмотреть, что это за замок и сможет ли он его открыть.

Ясно. Без проблем. Из кармана штанов он вытащил небольшую сумку с металлическим инструментами, которую однажды во время ареста пытался выдать за маникюрный набор. Тогда коп, которого Дортмундер пытался обмануть, посмотрел на ногти взломщика и рассмеялся.

Дортмундер разманикюрил «Не входить», толкнул дверь, прислушался, не звучит ли сигнализация, и вошел в темноту, закрыв за собой дверь. Ему был необходим свет. Его пальцы нашарили что-то вроде полки, а после и выключатель. Его взору предстал туалет со всеми принадлежностями: полотенца, салфетки, мыло, пластиковые кувшины для кофе, шампуни.

Очень хорошо, это не выход наружу.

Дортмундер развернулся и уже взялся за дверную ручку, когда почувствовал сквозняк. А? Он обернулся, во все глаза изучая комнату — там было окно, обычное двойное окно, и оно было чуть-чуть приоткрыто.

На каком я этаже? Дортмундер не хотел рисковать. Может быть там слишком высоко, и он не будет чувствовать себя комфортно. Но где он сейчас? Окно было за полкой с полотенцами. Дортмундер раздвинул шторы, подошел к окну и выглянул в декабрьскую темноту. Темнота мешала сосчитать этажи внизу. Может три, может пять. С права были здания 57 улицы, а слева более низкие дома 56-ой.

Люди же делают канаты из связанных штор. Дортмундер последовал их примеру. Для начала он привязал конец шторы к горлу кофейника и вывесил это в окно, после привязал ко всему этому ещё одну штору и опускал на землю, пока не услышал характерный «клонк» обо что-то твердое.

Не смотри вниз — говорил себе Дортмундер, проверив, хорошо ли закреплен конец шторы. Он примерно представлял, что именно будет делать, вылезая в «восточных» одеждах из окна туалета, держа в руках льняную штору. Конечно, глупо. Если вылезти неправильно, долго лезть не придется. Придется лезть головой вперед, иначе просто невозможно. Для начала он взялся за одну из полок.

В темноте путь показался довольно долгим. Дортмундер хорошенько задел многими частями себя острые деревянные полки. Иногда ему казалось, что вот-вот он оборвется вниз вместе с полкой. Иногда он оказывался в невыгодной и неудобной позиции. Причины — то рука попадала не на ту полку, то колено находило для себя другой путь для выхода. Наступил момент, когда весь Дортмундер оказался снаружи, кроме левой ноги, которая ни за что не хотела покидать туалет. Дортмундеру пришлось, держась зубами, коленом правой ноги за штору, обеими руками вытягивать ногу наружу. Во время проведения этой операции, он чувствовал все молекулы своего тела.

Полки выдержали. Руки, плечи, колени, ноги, бедра, зубы и все остальное выдержало. Он спустился вниз. Ветер обдувал его. В карманах звенели старинные монеты.

Непроглядная темнота была полна всего. Дортмундер осмотрелся. Светлое пространство перед отелем. Он чувствовал, как вечерняя темнота кладет ему руки на плечи, и в этот момент Дортмундер заметил металлические ступеньки, и зарешеченную дверь, закрывающую освещенный изнутри проход.

Возможно? Возможно. Дортмундер на цыпочках подошел к решетке, всмотрелся и увидел длинную комнату, с высоким потолком. Комната была заставлена книгами. Библиотека. Хорошо освященная и совершенно пустая. Слева в комнате стояла высокая рождественская ель.

Дортмундер разманикюрил металлическую дверь, вошел в помещение и опять остановился. В этом конце комнаты стоял стол для чтения, рядом с ним находился и стул. В дальней же части зала покрытый мрамором стол. В центре — круглый стол, софа и стулья. Ель ярко лучилась и распространяла сногсшибательный запах северных лесов. Но все же основную часть комнаты занимали книги — от пола и до потолка.

В дальней части была темная деревянная дверь. Дортмундер тут же обратил на нее внимание и был уже на полпути к ней, когда дверь распахнулась, и в комнату вошел русоволосый парень небольшого роста. В руках у него были две колоды карт и бутылка пива.

— О, привет, — сказал парень. — Я не слышал, как ты вошел. Ты рановато.

— Я?

— Не слишком рано, — заявил парень, кладя карты на круглый стол, а пиво на «мраморный» стол. — Разве не так? Ты же тот самый парень, которого Дон прислал себе на замену, он ведь уехал на рождественскую вечеринку.

— Точно, — сказал Дортмундер.

— Жалко, что он не смог приехать, мы всегда выигрываем у него пару баксов, — он протянул руку для приветствия. — Меня зовут Отто, я не знаю…

— Джон — сказал Дортмундер, окончательно израсходовав этим словом свой ежедневный запас правд. — Э-э… Диддэмс.

— Диддэмс?

— Кличка.

— А-а.

В комнату вошли ещё двое парней. Отто сказал:

— Это Лэрри и Джастин. А это Джон Диддэмс, парень от Дона.

— Диддэмс? — спросил Джастин.

— Кличка, — объяснил Отто.

— А-а.

Лэрри улыбнулся Дортмундеру и сказал:

— Надеюсь, вы такой же плохой игрок, как и Дон.

— Ха-ха, — ответил Дортмундер.

О’кей. Похоже на то, что эти люди просто собрались поиграть в покер, есть еще шанс, что Дон никого не посылал. По крайней мере, сейчас здесь безопасней. Дортмундер остался там, дружески улыбаясь, принимая предложения выпить пива, пока не пришли Лорел и Харди 1. Лорелом был худой мужик по имени Эл, а Харди — толстяк Генри. Они присоединились к игре.

Каждый из них выиграл по двадцать баксов. Плохое начало.

Дортмундер полез в свои отяжелевшие карманы, вынув оттуда несколько мятых американских долларов и пару римских монет, которые рассыпались по полу и были подняты Генри раньше, чем Дортмундер сумел среагировать. Генри взглянул на монеты и сказал, кладя их на стол перед Дортмундером.

— Мы на такие не играем.

Все бросили быстрый взгляд на монеты до того, как Дортмундер успел засунуть их обратно в карман.

— Я много путешествую, — объяснил Дортмундер.

— Я так и подумал, — сказал Генри.

Игра началась.

Дортмундер знал, что, чтобы победить в игре с элементом удачи, надо устранить этот самый элемент удачи. Немного удачи, ловкость рук, карта спрятанная в руке, туз на будущее, и очень скоро дела Дортмундера пошли очень неплохо.

Он выигрывал каждый раз, и вот в тот момент, когда спустя час копы постучали в металлическую дверь, у Дортмундера на руках было уже 240 баксов.

Ближе всего к двери сидел Отто.

— Что теперь? — спросил он, идя обсудить через решетку это с теми, кто стучал.

Эл, выглядя так, будто он не мог в это поверить, спросил:

— Они хотят приостановить нашу игру?

— Не думаю, — отозвался Генри.

Отто открыл дверь, проклиная свои глаза, и комната заполнилась копами. У некоторых были свежие царапины — результаты дороги сюда в кромешной темноте.

— Они говорят, — пояснил Отто, — что в отеле было ограбление, и они думают, что вор пробрался сюда.

— Украдено несколько редчайших монет — сказал огромный коп с сержантскими нашивками и надписью «Перри» на именной табличке. — Кто-нибудь здесь проходил этой ночью?

— Только мы, — сказал Лэрри. На Дортмундера никто не смотрел.

— Возможно, — сказал один из копов. — Вы должны предъявить свои документы.

Все кроме Дортмундера полезли за бумажниками. Отто сказал:

— Офицер, мы с вами знаем друг друга уже несколько лет. Это книжный магазин, и это писатели, издатель и литературный агент. И эта наша обычная партия в покер.

— Вы все друг друга знаете, а?

— Уже много лет, — сказал Отто, вытащил книжку и показал копу фотографию на задней части обложки. — Видите, это Лэрри.

Он указал на Лэрри, нарисовавшего себе на лице улыбку — точь-в-точь такую же, как на фотографии.

— Правда? — коп посмотрел на настоящего Лэрри, потом на обложку. — Я читал кое-что из ваших книг. Я офицер Некола.

Лэрри стал более резким:

— Правда?

— Вы читали когда-нибудь Уильяма Дж. Коница? — спросил коп.

Лэрри широко улыбнулся:

— Он мой друг.

— Наш друг, — поправил Джастин.

— Вот это настоящий писатель, — сказал Некола. — Он мог бы стать полицейским, понимаете, о чем я?

— Понимаем, — сказал Лэрри.

Пока длилась литературная дискуссия, Дортмундер задавался вопросом: почему они прикрывают меня? Я пришел сюда сегодня, показал им эти монеты, они не «знают меня несколько лет», почему же они не тычут в меня пальцами, говоря: «Вот он, заберите его». В чем дело? Дух Рождества?

Симпозиум закончился. Один из копов попросил Джастина подписать книжку в карманном переплете. Копы ушли. Некоторые — через центральный выход, другие — через задний.

Отто спросил у них на прощание:

— Если что произойдет, что нам делать?

— Не волнуйтесь, — ответил сержант Перри, — мы будем здесь в течение нескольких часов.

И тогда Дортмундер понял. Стоит им только свистнуть, как копы прибегут по его душу. А сейчас у него их деньги.

Никто никогда не позволит незнакомцу выйти из игры после первого часа, если у него ваши деньги, и если он ещё не извинился. А далее по обстоятельствам. Зная то, что они знают о нем, Дортмундере, его новые друзья будут играть до полного возмещения убытка.

Он прекрасно понимал, что происходит.

Отто занял свое место, осклабился и спросил:

— Чье слово?

— Мое — ответил Джастин. — Открываю.

Дортмундер посмотрел свои карты. Тройка, пятерка, семерка — пик, червовая дама и бубновый туз. Он открыл двухдолларовый лимит. Все продолжали игру.

Начиная с этого момента, Дортмундер сам не очень понимал, что делает. Он скинул даму и туз. Джастин сдал ему две карты и посмотрел на них. Это были четверка и шестерка пик.

Кто-нибудь делал это раньше? Дортмундер старался не сделать «лестницу», а получился «флеш роял». Удача, а? Рассказать — не поверят.

— Твое слово, Джон, — сказал Джастин.

— Пас, — сказал Дортмундер. — С Рождеством. — Он махнул рукой.

Намечалась длинная ночь. Длиной в 240 долларов.



Notes

1

[1] Лорел и Харди — американские комики времен немого кино. Прим. перев.




home | my bookshelf | | Пока не надоест |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу