Book: Лунной ночью



Лунной ночью

Кэрол Финч

Лунной ночью

Глава 1

Индепенденс, штат Миссури

1866

Кейн Каллахан широкими шагами мерил свой отделанный ореховыми панелями кабинет, словно запертый в клетке зверь. Большинство людей, предпочитают думать сидя и закрыв глаза, но он всегда считал, что его мыслительный потенциал увеличивается, когда он ходит взад-вперед, заложив руки за спину.

Душевные терзания идиота, горько усмехнулся про себя Кейн. Черт побери эту Мелани Брукс! Стоило ему уехать по делам, и на тебе, Мелани тут же выскочила замуж за пижона из Сент-Луиса. Никакого письма, никаких объяснений, ни единого слова, ничего! Их отношения длились целый год, и Мелани надоело постоянно ждать, когда он вернется из очередной поездки.

— Женщины, — презрительно пробормотал Кейн.

Ни одной из них нельзя доверять. Подобные история с завидным постоянством повторялись в семье Каллаханов, Мать Кейна бросила их, когда ему было тринадцать, а его бригу Ною — всего три. Им пришлось в одиночестве переживать свое горе. Отец строил свою пароходную компанию и таскал их за собой вверх и вниз по Миссури, иногда вспоминая об ушедшей жене.

А теперь Мелани Брукс окончательно развеяла ту веру в женщин, что еще оставалась в душе Кейна. Его мужское достоинство было оскорблено, и ярость сжигала его изнутри. Нельзя сказать, что он по-настоящему любил Мелани, но ее общество казалось ему достаточно приятным. Кейн даже собирался оставить свою бродячую жизнь и насладиться теми крохами счастья, что были предназначены судьбой братьям Каллахан. Но Мелани нашла себе другого мужчину — Джонатана Бизли. Конечно, она переживала по поводу частых и непредсказуемых отъездов Кейна, Но, черт побери, ведь шла война! Однако Мелани, казалось, вообще этого не замечала. По крайней мере она не позволяла войне; мешать ее светской жизни, не важно, с женихом или без него…

Кейн поднял голову и увидел, что в кабинет вошел Гидеон Фокс. На серебряном подносе, который он держал в руках, стояли графин и стакан.

— Я подумал, что вам может это понадобиться, сэр, — сказал Гидеон.

Кейн глухо рассмеялся, подошел к слуге и налил себе виски.

— Да, настроение у меня ни к черту, — согласился он. — Но я предпочел бы послать в преисподнюю Мелани Брукс.

— Простите сэр, боюсь, почта там не работает, — с сарказмом заметил слуга. — Хотите еще, сэр? — спросил он, с улыбкой глядя на то, как Кейн одним залпом осушил стакан.

Кейн шумно вздохнул и попытался сосредоточить взгляд своих серо-стальных глаз на слуге, который уже почти пятнадцать лет работал на семью Каллахан.

— Гидеон, почему ты всегда такой вежливый и правильный? — спросил он, допивая второй стакан и протягивая руку за третьим.

На лице старого слуги мелькнула улыбка. Обычно Кейн Каллахан был олицетворением выдержки и никогда не позволял себе раскисать, но неожиданное замужество Мелани выбило у него почву из-под ног. Поэтому Кейн пребывал не в лучшем настроении.

— Я постараюсь быть менее правильным, если вам угодно, сэр…

Кейн тяжело вздохнул и бросил на Гидеона извиняющийся взгляд.

— А я постараюсь быть менее сварливым.

Гидеон дождался, пока Кейн осушит свой третий стакан, и сказал:

— Вас ожидает один джентльмен. Он говорит, что однажды был вашим клиентом и приехал из Сент-Луиса, чтобы поговорить с вами.

— Мне бы не хотелось сейчас встречаться с кем бы то ни было, не важно, со старыми знакомыми или нет, — нахмурился Кейн. — И Сент-Луис меня не интересует.

— Не думаю, что этот город имеет отношение к вашему плохому настроению, сэр, — заметил Гидеон. — Все дело в частых отлучках, которые разрушили вашу помолвку. Кроме того, в этих поездках нет никакой нужды, потому что вы с Ноем вполне можете жить на дивиденды с капитала и не утруждать себя работой.

Кейн молча выслушал укоризненный монолог слуги. Он знал, что Гидеон неодобрительно относится к его отъездам из Индепенденса, но раньше никогда не позволял себе подобную критику. Что же случилось со стариной Гидеоном?

— Ты будешь читать мне лекцию или пригласишь нашего гостя? — не сдержался Кейн.

— Вы же сами просили меня не быть слишком правильным, — ответил слуга, поджимая губы.

— Разве?

— Именно так, сэр, — уверенно кивнул Гидеом. — И, раз уж мне позволено сказать, хочу предложить вам отклонять любое предложение, которое может сделать этот джентльмен. Оставайтесь дома, найдите себе подходящую женщину и перестаньте рисковать жизнью, решая чужие проблемы.

Закончив свою речь, Гидеон повернулся на каблуках и вышел из кабинета.

Остаться дома? Кейн содрогнулся при этой мысли. Его деятельная натура противилась оседлости. За Последние десять лет он побывал в сотне мест, но ми в одном не нашел ту частичку собственного «я», которой ему недоставало. Даже прекрасная и соблазнительная Мелани Брукс не смогла успокоить его душу. Временами Кейну казалось, что он ничем не отличается от своей матери и не способен жить на одном месте.

Чтобы утолить жажду странствий, он соглашался на любую работу. Во время войны он шпионил в армии южан в пользу Союза и даже раскрыл сеть осведомителей в Филадельфии, которые по крупицам собирали засекреченную информацию, общаясь с женами военных. После окончания войны он выполнял многочисленные задания правительства, а также частные заказы, решая сложные, а порой и смертельно опасные задачи. Он всегда стремился вернуться домой, к брату и Гидеону, но так и не научится подолгу задерживаться на одном месте.

Его размышления прервало появление в кабинете полного рыжеволосого пожилого господина, который ворвался в дверь, словно ураган. Патрик О'Рурк энергично потряс ему руку и уселся в кожаное кресло напротив рабочего стола, Острый взгляд Кейна тут же отметил дорогой костюм гостя и бриллиантовую булавку для галстука. Патрик буквально олицетворял собой богатство. Этот грубоватый и даже несколько агрессивный мужчина построил собственную империю, занимавшуюся пассажирскими и грузовыми перевозками. Конторы компании «О'Рурк экспресс» были разбросаны от Миссури до Калифорнии, Как-то, еще до войны, Кейн выполнял для Патрика одно дело, связанное с частным расследованием.

— Я хочу нанять вас, чтобы вы избавили меня от большой головной боли, — прямо заявил Патрик, — и готов сразу заплатить вам пять тысяч долларов. После выполнения задания вы получите дополнительную премию в две тысячи.

Громкий удивленный свист заставил Кейна и Патрика повернуть головы в сторону двери. Там, прижавшись спиной к дверному косяку, стоял Ной Каллахан. Всем своим видом молодой человек говорил о том, что предложение, сделанное его брату, крайне интересует его самого.

— Смотри не стукнись лбом о дверь, когда будешь выходить, — сказал Кейн, бросая на брата суровый взгляд.

— Мистер О'Рурк, если он откажется, я выполню ваш заказ, — сказал Ной и демонстративно хлопнул дверью.

— Ваш младший брат тоже частный детектив? — спросил Патрик.

— Ной очень хочет пойти по моим стопам, — недовольно ответил Кейн. — Я отговариваю его, но он упорствует. Ной думает, что, наблюдая за некоторыми моими операциями во время войны, уже всему научился.

Патрик знал, что Ной не без причины восхищался своим старшим братом. Деятельность Кейна Каллахана в качестве федерального агента и частного сыщика давно сделала его легендарной личностью.

Он был человеком, игравшим по своим собственным правилам. Его ледяное спокойствие в критических ситуациях и безудержная отвага казались воистину феноменальными. Он с легкостью умел выходить из, казалось бы, совершенно безвыходных ситуаций.

Его способности позволили ему работать в качестве секретного агента правительства Линкольна. Последний год он выполнял задания министерства финансов и решал такие проблемы, с которыми не мог справиться ни один специальный агент. Однажды, например, он нашел и вернул в казну целый караван золота, похищенный злоумышленниками.

Кейн обладал достойной хамелеона способностью маскироваться и растворяться в любом окружении. В свои тридцать два года он переиграл бесчисленное количество ролей и сменил множество имен.

Патрик тоже смотрел на него с восхищением. Грузный ирландец уже чувствовал себя намного лучше, переложив свои проблемы на плечи Кейна. Этот мастер улаживать чужие неприятности обязательно справится с заданием! За Кейном давно закрепилась репутация человека, не знающего провалов.

— Патрик, так в чем проблема? — спросил Кейн. О'Рурк тяжело вздохнул, словно освобождаясь от величайшего внутреннего напряжения.

— В Денвере, — ответил он и заерзал в своем кресле. Кейн коротко рассмеялся.

— Если вы приехали, чтобы попросить меня стереть его с лица земли, то, думаю, правительство этого не одобрит. Они еще о шестьдесят третьем купили там прииски, которые чеканили золотые десятидолларовые монеты более высокого качества, чем государственные.

— Я знаю об этом, — пробормотал Патрик. — Я занимался перевозкой монет и золотого песка с этих приисков еще до того, как их купило правительство.

— Тогда вы знаете, что я не могу согласиться на разрушение города, — рассмеялся Кейн.

Если Кейн умел держать себя в руках и мог обсуждать дела, забыв о собственных переживаниях, то Патрик явно не обладал такой способностью. Он был сильно обеспокоен, что отчетливо проявлялось в его тоне и выражении лица.

— Город трогать не нужно, — сказал Патрик без тени улыбки, — но это не относится к тем негодяям, которые нападают на мои экипажи. Они досаждают мне уже почти полгода, с тех пор как я занялся, перевозкой золота в Денвер. Один из них называет себя Громилой. Он в одиночку грабит мои экипажи и оставляет на месте преступления насмешливые записки, которые выводят меня из себя. Но если бы дело было только в нем! Есть еще целая банда, которая нападает на пассажиров и моих охранников. Проблема усугубляемся тем, что закон в этих местах обеспечивается очень небольшим количеством людей. Я обращался в агентство «Роки-Маунтин», но у них и без меня полно работы. Они сказали, что не могут быть везде одновременно. Бандиты в наших местах так и кишат, а честные горожане не знают, что с ними делать. Город требует основательной чистки от всякого сброда.

Патрик тяжело вздохнул и продолжил:

— Мне нужен человек, который сможет приехать в Денвер, не вызывая лишних подозрений. А так как вы всегда отказываетесь фотографироваться и скрываете ваше имя, то легко проникнете в такие места, куда другим детективам вход закрыт. Вы — именно то, что мне нужно! — патетически воскликнул он.

Кейн остался равнодушен к лестному комплименту.

— В какую сумму обходятся вашей компании эти бандиты? — заинтересованно спросил он.

— Четыре тысячи долларов за полгода, не считая наличности, похищенной непосредственно из конторы! — раздраженно пробормотал Патрик. — К сожалению, это только половина проблемы.

Кейн удивленно поднял одну бровь. Еще ни разу он не видел ирландца в таком плохом настроении.

— Патрик, так что же беспокоит вас на самом деле? — спросил он.

Этот простой вопрос, казалось, лишил бизнесмена остатков самообладания. Он вскочил с кресла и начал метаться по кабинету с грациозностью раненого слона.

— Это моя дочь! — выпалил он, запуская обе пятерни в свои огненно-рыжие волосы. — Я совершил величайшую ошибку, когда разрешил Дарси участвовать в моих делах после смерти жены. Мне казалось, что дело отвлечет ее от переживаний. Должен признаться, я баловал ее сверх всякой меры. Я послал ее в лучшую школу в Филадельфии, а потом по ее требованию дал ей чисто мужскую должность в своей фирме. Но два года назад она вдруг начала проявлять невиданную активность. Бог свидетель, эта девчонка работает больше чем я сам!

Немного успокоившись и выпустив пар, Патрик плюхнулся обратно в кресло и продолжил:

— Моя контора в Денвере приносила меньше дохода; чем любая другая, и тогда Дарси, чтобы доказать всем, что разбирается в бизнесе не хуже любого мужчины, попросила отправить ее туда. Она хотела сама наладить дала. Когда я отказал, она без спросу собрата вещи и уехала в Денвер. Беда даже не в том, что она взвалила на себя непосильную задачу. Это город, в котором полно разбойников и убийц всех мастей. Вот почему я хочу, чтобы вы вернули ее домой. — Его последние слова прозвучали как стоя.

Итак, Патрик О'Рурк, преуспевающий бизнесмен, умеющий с честью выходить из самых затруднительных ситуаций, выбит из седла женщиной. Разве не прав он, утверждая, что эти бестии являются корнем всех зол? «Нет, — подумал Кейн с горькой усмешкой, — они не корень, а многочисленные ветви на дерене зла».

— Значит, вы предлагаете мне семь тысяч долларов за то, чтобы я разобрался с грабителями и уговорил вашу дочь вернуться домой, — подытожил Кейн.

— Уговорил? — почти удивленно фыркнул Патрик. — Дарси невозможно уговорить. Моя дочь упряма как ослица, скажу я вам, хотя признаваться в этом мне довольно неприятно. Чтобы вернуть ее к родному очагу, понадобится нечто большее, чем просто уговоры.

Было нетрудно догадаться, от кого юная Дарси унаследовала такой упрямым характер. Кейн смотрел на отца и живо представляя себе дочь. От этого образа у него пробежал мороз по коже. «Ну и уродина, — подумал он, — ведь Патрика нельзя назвать даже симпатичным». Он казался слишком толстым, черты его лица — грубыми и неправильными. Но Патрик О'Рурк обладал способностью отстаивать свои идеи хоть перед Богом, хоть перед чертом.

Его бизнес начался с того, что он взял кредит для покупки трех почтовых карет. К ним он добавил постройку нескольких почтовых станций и организовал хорошо налаженную сеть доставки почты, перевозки золота и пассажиров.

Этот неутомимый ирландец сколотил целую империю. Его экипажи курсировали по Канзасу, Небраске, Колорадо, Аризоне и Калифорнии. Воистину Патрик умел делать деньги!

Когда правительство объявило конкурс на контракт по почтовым перевозкам, Патрик растолкал всех конкурентов и заполучил его. Если компания О'Рурка обещала доставить груз к определенной дате, она всегда выполняла свои обязательства. И Дарси О'Рурк стала одним из кирпичиков, на которых держалась компания ее отца.

Кейн отвлекся от своих размышлений и внимательно посмотрел на сидящего перед ним Патрика.

— Вы хотите сказать, что мне нужно вернуть вашу дочь силой? — спросил он.

— Нет, это не пойдет, — ответил Патрик. — Если привезти ее в Луизиану против ее воли, то это только укрепит ее желание вернуться в Денвер и завершить начатое.

— Тогда что же вы предлагаете? — удивился Кейн.

Патрик в отчаянии заломил руки.

— Понятия не имею, как обуздать эту непослушную девчонку! Воспитай я ее, как положено, она и не думала бы отправляться в Денвер. И я не опытный детектив, который способен на то, что другим не под силу. Господи, я совершенно не представляю, что делать! Я даже написал ей письмо, в котором умолял вернуться домой, пока она не попала в какую-нибудь беду. Но это совершенно не помогло.

Он пристально посмотрел на Кейна своими маленькими зелеными глазками.

— Мне не важно, каким именно образом вы заставите ее вернуться ко мне. Если для этого придется похитить ее и запугать до смерти, не возражаю.

— Похитить ее? — изумленно воскликнул Кейн. — Вам не кажется, что это уж слишком?

— Вы не знаете мою дочь, — ответил Патрик. — Она собралась доказать мне и всему миру, что может справиться с любым делом. И ради этого она пойдет на все, даже на открытую Схватку с бандитами.

Кейн понимал, что Патрика гораздо больше беспокоит возвращение дочери, чем нападения на его экипажи, и более чем щедрое вознаграждение в семь тысяч долларов было красноречивым тому свидетельством.

— Возвращение блудных дочерей не мой профиль, — сказал Кейн. — Хочу вам напомнить, что обычно я выполняю секретные задания правительства или министерства финансов.

— Восемь тысяч, — решительно заявил Патрик. — Это же моя единственная дочь и наследница! Неужели вы думаете, что я строил компанию только ради собственного удовольствия?

Он снова вскочил с кресла.

— Думаю, меня способен понять только человек, у которого тоже есть дочь. То, что я испытываю, сводит меня с ума. Из-за своего упрямства она может угодить в любую передрягу. Не знаю, честное слово, не знаю, чего она добивается, но я искренне люблю ее и беспокоюсь о ней каждое мгновение!

Кейн оставался в нерешительности. Он не имел никакого желания заниматься этим делом. В Денвере было несколько довольно опытных детективов, которые вполне могли помочь Патрику. Кроме того, после предательства Мелани ему совершенно не хотелось иметь дело с женщинами, особенно с похожими на Патрика О'Рурка. И уж тем более ему претила мысль о похищении, хотя все женщины на земле заслуживали того, чтобы их похитили и отправили на край света до самого Судного дня. Единственное, на что они годились, по мнению Кейна, так это удовлетворять физические потребности мужчин.



— Мне кажется, вам следует обратиться к кому-нибудь другому, — сказал он после недолгих раздумий. — Я могу дать вам имена нескольких заслуживающих доверия людей, которые…

Дверь шумно распахнулась, и на пороге снова появился Ной Каллахан.

— Я займусь вашим делом, — громко объявил он, гордо поглядывая на старшего брата.

Кейн сердито нахмурился.

— Раньше ты не подслушивал под дверью, — сказал он.

— Может быть, — усмехнулся Ной, — но цель оправдывает средства, не так ли?

— Вон! — почти закричал Кейн, указывая на дверь. — Мне следовало больше внимания уделять твоим манерам, Гидеон прав, я должен остаться дома и навести здесь порядок.

Ной молча выскользнул из кабинета.

— Сколько ему лет? — спросил Патрик с легкой улыбкой.

— Двадцать два, — мрачно ответил Кейн. — Он думает, что мир лежит у его ног. Боюсь, он еще слишком глуп, чтобы понять, что это не так.

— Вы могли бы отправить его одного выслеживать опасного преступника? Было ли вам страшно, когда Ной воевал на стороне северян?

— Еще как! Я волновался за него больше, чем за себя, — признался Кейн. Он старался говорить как можно тише, чтобы его голос не был слышен за дверью. — Честно говоря, тогда я задействовал все свои связи, чтобы уберечь Ноя от серьезных сражений. Его посылали взрывать железные дороги и мосты или перерезать телеграфные провода. Я боялся, что недостаточно натренировал его, а когда война кончилась…

— Значит, вы поймете, как я волнуюсь за Дарси. Ведь она сейчас так далеко от меня! Ей тоже двадцать два года, и она считает, что мир лежит у ее ног.

Патрик О'Рурк был очень умным человеком. Не прошло и четверти часа, как он нащупал слабое место Кейна и ударил прямо в него. Ной был единственным родственником Кейна, его семьей. Они остались вдвоем, когда мать бросила их, а отец занялся делами, чтобы компенсировать неудавшуюся личную жизнь. Они вместе путешествовали с отцом вверх и вниз по Миссури, живя жизнью, полной трудностей и опасностей. Были времена, когда Кейну приходилось утешать младшего брата, который плакал, тоскуя по маме. Но Кейн не мог показать своих собственных слез. Ему приходилось веста себя как взрослому человеку, скрывая собственные переживания.

— И знаете, мне еще тяжелее, чем вам, — произнес Патрик с симпатией в голосе. Все, что угодно, лишь бы заставить этого детектива заняться его делом! — Подумайте сами: молодая женщина, одна, в незнакомом городе, где она легко может стать добычей непорядочного мужчины. Да еще в городе золотодобытчиков, где вообще мало женщин? Я боюсь, она попадет в лапы какого-нибудь подонка, стремящегося удовлетворить свои животные страсти. Дарси еще так наивна, что не сумеет понять вправду, пока не будет слишком поздно.

Говоря откровенно, Кейн не слишком верил в переживания Патрика по поводу чести дочери. Если Дарси унаследовала грубые черты и фигуру своего отца, а также его не поддающиеся расческе рыжие волосы, вряд ли она была лакомым кусочком для насильников.

— Десять тысяч долларов и полная оплата расходов, — заявил Патрик. — И возьмите с собой Ноя и Гидеона. Может быть, втроем вы сумеете справиться с бандитами и вернуть мне мою дочь.

— Нет, Патрик, — твердо ответил Кейн. — Эта работа не для меня. Тем более что я собираюсь вообще отойти отдел. Как справедливо сказал Гидеон, мне не потратить всех моих денег, даже если я доживу до восьмидесяти лет. Так что вознаграждение не имеет для меня значения.

Ирландец глухо выругался. Если бы он считал, что, повали Кейна на ковер и надавав ему тумаков, он заставит его взяться за задание, то так бы и сделал. Но одного взгляда на высокую и крепкую фигуру детектива было достаточно, чтобы передумать. Кейн Каллахан славился не только своим виртуозным владением различными видами оружия, но и умением постоять за себя при помощи одних своих огромных кулаков.

Патрик лишь один раз видел Кейна в драке и знал, на что тот способен. Он медленно встал. Теперь ирландец решил испробовать иную тактику, так как явно не собирался отступать.

— Хорошо. Тогда вы не оставляете мне другого шанса. Я нанимаю Ноя. Он сам сказал, что берется за это дело. Не важно, что у него недостаточно опыта. Если же он погибнет, то тогда…

Патрик намеренно не стал договаривать, давая Кейну возможность самому представить все последствия. И это сработало! Кейн не мог послать брата на такое опасное задание. Ной был смелым и решительным, но больше полагался на свой энтузиазм, чем на здравый смысл. В самом начале своей деятельности в качестве агента Кейн на собственной шкуре усвоил, какой высокой может быть цена безрассудности. Шрам от удара ножом в бок и пулевое ранение в плечо постоянно напоминали ему о том, как он дважды недооценил своих противников. С тех пор Кейн никогда не считал человека безоружным, если тот не стоял перед ним голым и связанным по рукам и ногам. Но даже в таком положении наполовину обезумевший враг может попытаться откусить ухо или палец.

— Я выполню задание за половину суммы, — раздался из-за двери голос Ноя.

— Нет, не выполнишь! — прорычал Кейн и бросил на Патрика негодующий взгляд своих стальных глаз. — Я возьмусь за ваше дело.

— Я очень на это надеялся, — расплылся в улыбке ирландец.

— Десять тысяч долларов плюс расходы и ни центом меньше, — заявил Кейн. Он чувствовал раздражение оттого, что Патрик загнал его в угол. На это были способны очень немногие люди.

— А я-то решил, что деньги не имеют для вас значения, — пробормотал Патрик, направляясь к двери.

— Если вам удалось заставить меня делать то, что я не хочу, то это обойдется вам в круглую сумму.

Патрик остановился в дверях и оглянулся.

— Теперь, когда я уверен в скором возвращении моей дочери, мне будет намного легче, — произнес он без тени улыбки. — Я знаю, что вы не привыкли недооценивать своих врагов, но хочу вас предупредить: не стоит недооценивать и Дарси тоже. Уничтожение банды может показаться вам детскими играми по сравнению с попыткой заставить ее отказаться от того, что она задумала.

— Нет такой женщины, с которой было бы трудно справиться, — бросил Кейн с показной небрежностью.

— Вы так думаете? — Ирландец удивленно поднял свои густые рыжие брови. — Посмотрим, что вы скажете, друг мой, когда встретитесь с моей дочерью.

Эта Дарси наверняка похожа на ведьму с крючковатым носом и рыжими патлами, падающими на плоскую грудь, усмехнулся про себя Кейн. Скорее всего только родной отец считает ее привлекательной.

— Держите меня в курсе всех дел, — продолжал Патрик. — Я также прошу вас прислать мне отчет о делах Дарси. Какое счастье знать, что вы доставите мне ее целой и невредимой! — добавил он со вздохом облегчения.

Кейну ничего не оставалось, кроме как любезно улыбнуться в ответ. Ловкий ирландец, всю свою жизнь оттачивавший умение получать то, что ему нужно, в очередной раз доказал свою способность манипулировать людьми. Патрик О'Рурк всегда знал, за какие ниточки нужно дергать, чтобы уладить дела. Похоже, он умел управлять всеми, кроме своей собственной дочери, возвращение которой обойдется ему в целое состояние.

Кейн почувствовал некоторое превосходство над Патриком. Уж он-то не позволит эмоциям взять над ним верх в деле Дарси О'Рурк! Эта маленькая ведьма вернется к своему папочке в Сент-Луис как миленькая.

— Кстати, Патрик, а вы, случайно, не знаете человека по имени Джонатан Бизли? — вдруг спросил Кейн.

Патрик задумчиво потер подбородок. Неожиданно его лицо озарилось.

— Да, знаю. Он один из инвесторов новой железнодорожной компании Эдварда Толберта. Ох уж эти железные дороги, — усмехнулся он. — Дарси постоянно твердит мне, что нужно вкладывать в них деньги, за ними, мол, будущее, но я построил свой бизнес на дилижансах и не собираюсь иметь дела с этими выскочками, Толбертом и Бизли. А почему вы о нем спрашиваете? Он находится под следствием? Кейн пожал плечами:

— Я просто поинтересовался, не слышали ли вы это имя. Он женился на одной моей знакомой, — ответил он, стараясь, чтобы его голос звучал равнодушно.

Едва Патрик вышел из кабинета, как в него ворвался Нои.

— Мы идем в Денвер? — выпалил он.

Кейн посмотрел на сгоравшего от нетерпения мальчишку. Нет, на молодого мужчину, поправил он сам себя. Больше всего на свете Ною хотелось последовать по стопам старшего брата. Возможно, это было самое подходящее время и задание, чтобы заняться тренировкой Ноя. Кейн сможет многому его научить.

— Сэр, — заглянул в кабинет Гидеон, — не думаю, что стоит брать в поездку Ноя. За ним обязательно нужно присматривать, особенно когда вы уезжаете…

— Гидеон, ты когда-нибудь бывал в Денвере? — перебил его Кейн.

— Нет, и не хочу, особенно после того, как услышал рассказ мистера О'Рурка об этом ужасном городе, — ответил слуга, недовольно поджимая губы.

На лице Кейн а появилась широкая улыбка.

— Собирай вещи. Вы с Ноем отправляетесь вместе со мной.

— Но, сэр, я… — пытался протестовать Гидеон, но Кейн остановил его взмахом руки.

— В конце недели мы должны быть в Денвере. Приготовь все необходимое.

Сияющий от счастья Ной выскочил из кабинета и бросился собирать свои вещи. Однако Гидеон не горел таким энтузиазмом.

— Не могу представить, что я буду мотаться по золотым приискам и помогать вам в ваших рискованных делах, — недовольно пробормотал он.

Кейн ласково улыбнулся старому слуге и верному другу.

— Ты привнесешь в эти дикие места достоинство и элегантность, которых им явно не хватает.

— А вы собираетесь использовать это задание, чтобы отвлечься от переживаний по поводу несостоявшегося романа с Мелани, — проворчал в ответ Гидеон. — Я начинаю верить, что вас не удержать на месте, даже если прибить вам ноги гвоздями к полу. Похоже, вы родились под блуждающей звездой!

Произнеся эту гневную речь, Гидеон развернулся и по-военному промаршировал из кабинета.

Кейн остался наедине со своими мыслями. Может быть, старый слуга прав, и он действительно ухватился за эту работу, чтобы отвлечься от сердечной боли, но на самом деле его всегда тянуло странствовать. Богатая и спокойная жизнь никогда не прельщала Кейна, и даже Мелани не смогла удержать его рядом с собой. Он всегда хотел защищать закон и бороться с теми, кто его нарушал. В конце концов, это благородная цель, попытался успокоить себя Кейн. Оседлая жизнь, жена и дети не для него. Он предназначен для других дел, пусть даже возвращение непослушных дочек не стояло в этом списке.

Образ Дарси О'Рурк снова возник в его воображении, вызывая жгучее желание не видеть ее вообще. Обратная дорога в компании этой девицы, похоже, навсегда отобьет у него вкус к женскому обществу.

«Возможно, именно это мне и нужно», — подумал Кейн. После общения с жирной рыжей дочерью Патрика он сумеет вообще вычеркнуть женщин из своей жизни. А Гидеон, пообщавшись с ней, наверняка перестанет уговаривать его жениться. Определенно, из этой поездки можно будет извлечь пользу!

Глава 2

Денвер, штат Колорадо, 1866

Звонок колокольчика, висевшего над входной дверью, заставил Дарси О'Рурк оторваться от кипы. Она взглянула на вошедшего молодого человека поверх очков в металлической оправе на слегка вздернутом носике. Хотя очки требовались Дарси лишь для чтения и работы, она носила их постоянно. Они придавали ей деловой вид и помогали сохранять образ занятой женщины. По ее мнению, они также маскировали ее слишком привлекательную внешность и яркие зеленые глаза. Этой же цели служили чопорные платья с глухим воротом. Ей не хотелось, чтобы клиенты-мужчины думали о ней только как о женщине, а не как о руководителе отделения крупной компании.

Увидев модно одетого молодого человека, Дарси тихо застонала. Как только Питер Олдридж появлялся в конторе, работа останавливалась.

— Доброе утро, мисс О'Рурк, — сказал Питер, вежливо приподнимая шляпу.

Дарси окинула взглядом высокую худую фигуру Питера и его плохо сидящий дорогой костюм.

— Чем могу помочь?

Она знала, что ничем. Питер всегда приходил проведать своего брата, который работал в конторе бухгалтером. Каждый такой визит приводил к тому, что Лестер Олдридж и все остальные сбивались с ритма.

— Я только заглянул на минутку поболтать с Лестером, — ответил Питер.

Если бы только на минутку, подумала Дарси. Будет неплохо, если они уложатся в полчаса.

— У вас сегодня мало дел в суде? — спросила она, пытаясь снова вернуться к работе.

— К сожалению, да, — со вздохом признался Питер. — Казалось бы, в таком городе, как наш, суд должен быть переполнен, но у шерифов больше нераскрытых преступлений, чем судебных исков.

Питер был совершенно прав. Постоянные ограбления, против которых власти ничего не могли поделать, буквально сводили Дарси с ума.

— Думаю, вас расстроило, что шерифа Уиткома ранили на прошлой неделе, когда он пытался задержать банду, напавшую на вашу станцию, — продолжал Питер.

Дарси согласно кивнула.

— Я уже навешала его и поблагодарила за мужество.

— Уитком не удел, а его помощник Меткаф ничего не сможет сделать. Город катится по наклонной плоскости, — покачал головой Питер.

Боясь, что Питер никогда не перестанет говорить, Дарси качнула головой в сторону соседней комнаты.

— Лестер в бухгалтерии, пытается освоить новую систему ведения учетных книг. Я буду вам очень благодарна, если вы не станете задерживать его надолго. У нас очень много работы.

Когда Питер ушел, Дарси выразительно закатила глаза. Лучше бы он не убивал время в ее конторе. В конце концов, Питер и Лестер жили в одном доме на западной окраине города и имели массу возможностей пообщаться.

— Вижу, наш адвокат-неудачник опять пришел с визитом, — заметил со своего места Оуэн Грейвз.

Дарси бросила на него неприязненный взгляд.

— Мистер Грейвз, я пытаюсь наладить здесь эффективный бизнес, — сказала она, — и если Питер отрывает своего брата от работы, то это не дает вам права бросать свое дело, особенно ради того, чтобы гипнотизировать меня, как удав кролика.

Насмешливая улыбка на лице Оуэна сменилась мрачной гримасой.

— Когда здесь управлял я, мы не трудились, как пчелы, потому что в отличие от вас я не был женат на своей работе.

Он сальным взглядом смерил Дарси с головы до ног, словно оценивая каждый дюйм ее великолепной фигуры.

— Не, как я полагаю, вы решили закопать меня в делах, чтобы не оставить мне возможности замечать, какая вы привлекательная женщина. Ваше сопротивление моему вниманию говорит о том, что вы вообще не считаете себя женщиной.

Дарси прикусила язык, чтобы как следует не отчитать этого досаждающего ей молодого человека. И он здорово преуспел в этом. Первую неделю после приезда Дарси Оуэн пытался флиртовать с ней. Когда она отвергла его ухаживания, он начал всячески пытаться помогать ей, чтобы вернуть не хорошее расположение. На третью неделю он объявил ей войну.

В ответ Дарси начала заваливать его работой, чтобы доказать свой иммунитет к его мужскому обаянию. В результате отношения между ними ухудшались с каждым днем.

— Хочу заметить, мистер Грейвз, — нахмурилась Дарси, — что вы получаете деньги за целый день работы. Поэтому я требую, чтобы вы работали также полный день.

Она посмотрела на его костюм от дорогого портного.

— Я с нетерпением жду того дня, когда объем выполняемой вами работы начнет соответствовать вашей высокой зарплате. В том, что доходы нашего отделения так низки, огромная доля вашей вины. Будьте любезны, вернитесь к вашим бумагам.

— Сварливая маленькая дрянь, — пробормотал уязвленный Оуэн.

— Я это слышала, — прошипела в ответ Дарси. Пытаясь справиться с эмоциями, она вновь вернулась к стопке ваучеров. Придет день, и она уволит этого Казанову, чем сэкономит компании кучу денег. Этот упрямец Оуэн не только не имеет понятия о самодисциплине, но и совершенно не умеет составлять счета. Остается только удивляться, почему отец взял на работу этого самоуверенного блондина. В следующем месяце, когда Патрик приедет с очередной инспекцией, Дарси твердо решила поговорить с ним о некомпетентности Оуэна. Она не сомневалась, что контора заработает намного продуктивнее, если в нем не будет этого хлыща.

— Ну почему вы не хотите объявить перемирие? — не унимался Оуэн, меняя тактику. — Мы могли бы ближе познакомиться друг с другом за ленчем.

Звук его голоса, напоминал Дарси мяуканье сытого кота.

— Уверен, узнав меня поближе, вы станете обо мне лучшего мнения. Я могу быть очень интересным собеседником…

Относительно этого у Дарси имелись серьезные сомнения. Оуэн пытался заигрывать с ней, словно она не его босс, Да скорее в аду наступят заморозки, чем она поддастся сладким речам этого выскочки!

— Сегодня у вас не будет перерыва на ленч, — сухо заметила Дарси. — Вчера вы потратили на него два часа, значит, сегодня вы лишаетесь перерыва.

— Вы говорите это из зависти, потому что вчера я провел время с одной молодой леди, которой посчастливилось оценить мои достоинства, — самодовольно заявил Оуэн.



Дарси резко обернулась к нему.

— Будьте так любезны, скажите мне ее имя. Может быть, она сможет сообщить мне, какие именно у вас имеются достоинства, потому что я не заметила никаких, кроме умения убивать время.

От этих слов у Оуэна перекосило лицо. Пробормотав несколько ругательств, он вперил взгляд в лежащие перед ним бумаги. Дарси отказывалась от его ухаживаний и вообще не умела вести себя так, как подобает нормальной женщине в мужском обществе. Вместо этого она решила превратить его жизнь в ад. Что ж, он ответит ей тем же!

После того как Дарси заставила-таки Оуэна вернуться к работе, она подошла к весам, чтобы взвесить золотой песок. Но время от времени спина Оуэна притягивала к себе ее взгляд.

Черт бы побрал этих мужчин, думала Дарси. Она устала от того, что ей постоянно приходилось доказывать им, что она не пустоголовая дурочка. Мужчины содрогались при мысли, что женщина может быть равной им по интеллекту. Вот и Оуэн отказывался воспринимать Дарси иначе, чем просто женщину.

Однако ему либо придется смириться с тем, что она его новый босс, либо он может начать подыскивать себе новое место. Дарси даст ему один месяц, и, если он не сумеет приспособиться к новому положению вещей, она пошлет телеграмму отцу с требованием уволить Оуэна. Пусть будет так, раз он вредит делу только потому, что не желает работать под началом женщины.


Кейн Каллахан уселся на стул в салуне и почувствовал, что прилип к сиденью. Помещение буквально насквозь пропиталось виски! Он с отвращением оглянулся, пытаясь подыскать местечко почище, но ничего не нашел.

Кейн, Ной и Гидеон прибыли в город две недели назад и сняли небольшое ранчо в пригороде возле почтовой станции. Затем все трое принялись знакомиться с обстановкой, которая оказалась в точности такой, какой ее описал Патрик: грубые золотодобытчики и целая свора отребья, пытающегося урвать у первых немного богатства. Действительно, это место не подходило для молодой девушки. Город существовал всего семнадцать лет, и закон еще не успел укрепиться в нем.

В качестве штаб-квартиры Кейн выбрал небольшой домик в три комнаты к северо-западу от Денвера. Дом стоял в окруженной горами долине недалеко от дороги, по которой компания «О'Рурк экспресс» перевозила пассажиров, грузы, почту и золотой песок, Вооружившись биноклем, Кейн внимательно исследовал окрестности, пытаясь определить места возможных засад.

После этого Ной и Гидеон остались в домике следить за грабителями, а Кейн отправился в Денвер. Он считал, что удобнее всего собирать информацию, смешавшись с местным населением. Люди не любят прямых вопросов со стороны официальных лиц, поэтому он оделся как карточный игрок и проводил ночи напролет у игральных столов.

Из случайных разговоров и пьяных откровений детектив выяснил, что один из местных хулиганов вполне может нести ответственность за многие грабежи, совершенные в последнее время.

Этот человек звался Гризли Ванхук, и весь его вид свидетельствовал о причастности к преступному миру. Но он отличался изрядной ловкостью и всегда имел в запасе не одно алиби. У Гриза было два подручных, которые неотрывно следовали за ним повсюду. Эта троица не имела никаких легальных источников дохода, однако исправно расплачивалась в салунах золотыми самородками.

Сам Гриз слыл отчаянным задирой и пытался завязать драку с каждым, кто попадался у него на пути. В трезвом состоянии он походил на разъяренного быка, а в пьяном был еще хуже.

Помяни нечистого, усмехнулся про себя Кейн, заметив входящего в салун Гриза и двух его прихлебателей. Салун «Критерион» был одним из излюбленных «водопоев» Гризли. В этом двухэтажном здании располагались один из самых элегантных ресторанов города, гостиница на сто мест, а так же танцзал и зал для игры в карты. Заведение украшали живые цветы, а винный погреб заслуживая всяческих похвал.

Гриз обычно обходил все салуны по порядку, но отдавая предпочтение четырем самым известным, включая «Критерион». Он вызывал антипатию у всех, с кем встречался. Гризли относился к тому типу людей, которые способны оскорбить всех одним своим появлением.

За те четыре дня, которые Кейн пробыл в городе, Гриз ежедневно попадал в поле его зрения. Кейну все труднее было оставаться равнодушным к его выходкам, но он не хотел вызывать лишних подозрений, поэтому сдерживал свое раздражение. Это было нелегкой задачей, и детектив внутренне напрягся, увидев, что Гриз и его команда направляются к стойке бара.

Как всегда, не прошло и минуты, как Гриз затеял скандал. Он навалился грудью на стойку, кинул бармену мешочек с золотым песком и потребовал выпивку. Когда тот взял бутылку, из которой наливал другим посетителям, Гриз вытащил из-за пояса свой «кольт» и приставил его ко лбу перепуганного насмерть бармена.

— Не вздумай наливать мне то пойло, которым ты потчуешь весь этот сброд! — прорычал уже изрядно поднабравшийся Гриз. — Я требую настоящую выпивку!

Рука Кейна непроизвольно потянулась к револьверу на бедре, но Гриз довольно быстро успокоился, когда бармен взял новую бутылку. Про себя Кейн решил, что вступится за любую жертву Гриза, даже если из-за этого ему придется обнаружить себя. Он не мог понять, почему жители Денвера до сих пор не убили этого дебошира, который буквально олицетворял собой угрозу обществу. К сожалению, большинство населения было настолько сильно запугано Гризом, что никто даже не осмеливался вслух осуждать его.

Тем временем Гриз убрал револьвер и уставился на Кейна своими маленькими злыми глазками.

— И никогда больше не вздумай наливать мне эту дрянь, — пробормотал он, — или будешь самым мертвым во всей округе.

Следя за Гризом краем глаза, Кейн достал колоду карт и начал ее тасовать. За годы путешествий с отцом по Миссури он выучился играть во все существующие карточные игры. В юные годы ему довелось водить дружбу с лучшими мастерами этого дела, и он знал практически все приемы и уловки.

Пока Гриз со своими подручными хлестал виски, за столик Кейна подсел помощник шерифа. Тот сдал ему четыре туза, от чего молодой человек пришел в полный восторг.

— Как вы это сделали? — восхищенно спросил Патт Меткаф.

Кейн безразлично пожал плечами и снова начал сдавать карты. Он внимательно разглядывал лопоухого юношу, который не делал практически ничего в качестве защитника закона. Наивное выражение лица молодого человека вызывало смех у правонарушителей Денвера. Насколько мог заметить Кейн, все обязанности Патта сводились к тому, чтобы проверять магазины и салуны после их закрытия. Он являлся настоящим символом беззубой власти, и никто не обращал на него внимания. За исключением Кейна, у которого были для этого особые причины.

Патт боязливо покосился в сторону стойки, где Гриз осушал стаканы с виски быстрее, чем бармен успевал их наполнять. Не приходилось сомневаться, что помощник шерифа не хотел связываться с разными хулиганами и изо всех сил старался не пересекаться с Гризли. Если в воздухе чувствовалась угроза драки, Патт исчезал под любым предлогом, чтобы появиться вновь, когда все закончится.

— Ну, кажется, здесь все тихо, — громко объявил Патт, доставая часы из кармана своего жилета. — Думаю, пора мне проверить, как там на улице.

При этих словах один из местных забулдыг, сидевший за соседним столиком, громко заржал.

— Хватит морочить нам голову, Патт. Все дело в том, что ты положил глаз на мисс О'Рурк и всегда отправляешься на улицу, когда она закрывает контору и идет домой.

— Такой леди, как мисс О'Рурк, требуется защита и кто-то, кто бы присмотрел за ней, — вспыхнул Патт.

Это заявление удивило Кейна. Он не мог понять, как той уродине, которую он нарисовал в своем воображении две недели назад, могла требоваться защита, особенно со стороны этого худосочного мальчишки. Сам Кейн собирался заняться дочерью Патрика после того, как разберется с грабителями. И первым подозреваемым был как раз Гризли.

— Да ладно тебе, Патт, — продолжал подтрунивать забулдыга, — признайся, ты втюрился в нее. Мы все знаем, какая она красотка.

— Я, пожалуй, пойду, — пробормотал Патт и направился к выходу из салуна. — Теперь, когда шериф Уитком ранен, у меня стало больше обязанностей.

Кейн догадывался, кто именно ранил шерифа. После стольких лет работы с преступниками он узнавал бандитов с первого взгляда, а на Гризли Ванхуке слово «опасность» было написано крупными буквами.

Когда Гриз тоже направился к выходу, бормоча что-то про женщину, которая нужна ему для развлечений, Кейн напрягся. Вполне возможно, что толстушке О'Рурк не посчастливится оказаться на улице в тот самый момент, когда там появится Гризли. Кейн знал, что бандит не слишком разборчив в отношении женского пола и, если случится худшее, бедняге Патту придется защищать мисс О'Рурк на деле.

Кейн чувствовал себя ответственным и за дочь Патрика, с которой ни разу не встречался, и за неопытного помощника шерифа, поэтому он собрался с силами и вышел из салуна. Дай Бог, Гризли разминется с мисс О'Рурк, и та благополучно доберется до своего отеля.

Но, к сожалению, этому не суждено было случиться…


Дарси торопливо шла по улице после длиннейшего дня, проведенного в конторе. С первого дня приезда в Денвер она поставила перед собой задачу превратить бизнес в отлично налаженный механизм. Местное отделение компании находилось в таком плачевном состоянии, что расходовало денег больше, чем зарабатывало. Даже при относительно высоких ценах на доставку грузов и страховку деньги улетучивались как дым. Неправильная организация дела и неумелое ведение бухгалтерских книг дополнялись регулярными ограблениями дилижансов.

Бухгалтер компании Лестер Олдридж вел учет самым странным образом, который когда-либо видела Дарси. Она уже шесть недель копалась в его бумагах и не могла найти ту ошибку, из-за которой компания теряла деньги, хотя чувствовала, что эта ошибка существовала.

Компания несла убытки не только из-за перевозок. «О'Рурк экспресс» предоставляла кредиты своим постоянным клиентам, а ответственный за это Оуэн совершенно не обращал внимания на учет должников. Их деловые отношения вообще были весьма нестабильными.

Дарси тяжело вздохнула и поправила шляпку, съехавшую с ее роскошных рыжих кудрей. Перед ней расстилался город в окружении гор, казавшихся пурпурными в лучах закатного солнца. Денвер возник в результате объединения двух поселений по берегам Черри-Крик.

Хотя это место мало подходило для города, в Денвере насчитывалось уже более пяти тысяч жителей. Он разросся благодаря многочисленным приискам и небольшим предприятиям по химическому извлечению золота из породы. Растительность в его окрестностях была скудной и состояла основном из чертополоха и кустов дикой вишни, кислые ягоды которой дали название ручью. Два года назад в результате весеннего паводка ручей превратился в ревущую реку, едва не смывшую Денвер. Многие дома пострадали, а дороги превратились в непроходимые болота.

Однако город продолжал процветать благодаря золотодобытчикам. В нем насчитывалось около тридцати магазинов и лавок, пятнадцать отелей, двадцать три салуна, одиннадцать ресторанов, а также две школы, два театра и одна газета. В нем отлично жили врачи, адвокаты, портные, парикмахеры, сапожники. Казалось, всем удавалось делать деньги в Денвере, кроме «О'Рурк экспресс».

— Добрый вечер, мисс О'Рурк, — раздался голос Патта, который вдруг возник рядом с Дарси.

Она узнала его медленную монотонную речь, едва он раскрыл рот. Как обычно, она молча кивнула, давая понять, что не намерена продолжать разговор, но Патт не понял ее намека.

— Вот, думаю, дай-ка я провожу вас до отеля, — продолжал Патт, неуклюже семеня вслед за Дарси.

Он еще ни разу не встречал женщины с такой стремительной походкой. Дарси никогда нигде не останавливалась, не прогуливалась, а стрелой мчалась из конторы прямо в отель. Патт едва поспевал за ней.

— Приятный вечер, не правда ли? — сказал он, потому что не знал, что еще можно сказать.

По мнению Патта Меткафа, каждый вечер был приятным, потому что он всякий раз начинал разговор именно с этой фразы. Так как Дарси не хотелось поддерживать беседу, она снова молча кивнула.

Чувствуя, чего еще немного, и он начнет отставать, Патт, задыхаясь, продолжил:

— Я подумал, может быть как-нибудь… когда у вас будет время… мы могли бы поужинать.

Патт всегда чувствовал себя неловко с женщинами, но касательно мисс О’Рурк у него были самые серьезные намерения, и это придавало ему храбрости. Дарси всегда держалась с мужчинами очень холодно и равнодушно, и Патт надеялся на ее улыбку как на чудо. Однако он не сдавался и продолжал надеяться, что наступит день и Дарси заметит его.

Дарси едва не споткнулась, когда услышала слова Патта. Она скосила глаза и посмотрела на мешковато одетого помощника шерифа.

— Патт, я очень занята, — сухо ответила она. — Дело в том, что…

Не успев договорить, она с налету врезалась в массивную тушу Гризли Ванхука, который появился из-за угла. Дарси почувствовала приступ тошноты, оказавшись вблизи Гриза, который был словно окутан облаком винных испарений, к которым примешивался запах давно не мытого тела. От одного прикосновения к его засаленной одежде ей стало нехорошо, и она отпрянула. Но Гриз схватил ее за руку и притянул к себе.

Его похожий на щель рот раздвинулся в гнусной ухмылке, обнажая два ряда гнилых зубов, некоторые из которых, очевидно, были выбиты в драке. Он прижал Дарси к себе и поцеловал прямо в губы, от чего у бедной девушки перехватило дыхание.

Никогда еще ей не было так противно! Мужское население Денвера постоянно оказывало ей знаки внимания, но еще никто не рискнул посягнуть на нее физически. Дарси умела приковывать мужчин к месту при помощи одного ледяного взгляда, но в отношении Гризли Ванхука это не работало, Он был достаточно большим и сильным и всегда брал то, что хотел, а также довольно хитрым, чтобы вовремя ускользнуть со своей добычей. Большинство людей просто игнорировали существование Гриза, но Дарси не могла этого делать, потому что тот прижимал ее к себе.

Глава 3

— Отпусти меня! — крикнула Дарси, пытаясь вырваться.

— Ты слышал, что сказала леди! — громко объявил Патт, бросаясь на выручку Дарси.

Но не успел Патт сделать и пары шагов, как его схватили двое подручных Гриза. Однако Дарси не собиралась ждать чьей-то помощи. Она всегда сама улаживала свои дела, поэтому вцепилась зубами в руку бандита.

С глухим ревом Гриз отдернул руку и со всей силы ударил Дарси по лицу. Она отшатнулась назад, наступила на край своего платья и, не удержав равновесия, упала на тротуар. Ее дорогая шляпка соскочила и полагалась в грязь.

— Я научу тебя быть вежливой со мной, — прошипел Гриз. — Ходишь тут, как королева, но сейчас я возьму тебя прямо там, где ты лежишь.

— Попробуй, Гриз, и будешь иметь дело со мной…

Громкий голос Кейна Каллахана звенел от ярости, которая клокотала у него в груди. С первого взгляда на эту рыжеволосую красавицу, осмелившуюся противостоять Гризли, Кейн был очарован и сбит с толку. Та, которую он представлял толстой рыжей уродиной, оказалась полной противоположностью нарисованному в воображении образу!

Хотя Дарси носила очки и довольно бесформенное платье, она выглядела великолепно. Кейн понял, что девушка прилагает немалые усилия, чтобы не привлекать к себе внимание, но ничто не могло скрыть ее природную красоту. Кого она хотела обмануть? Мужчина, у которого есть глаза, заметит ее очарование с первого взгляда, и Кейн не стал исключением.

У Дарси О'Рурк была великолепная фигура, ангельское лицо и сверкающие изумрудные глаза. Теперь Кейн понял, почему Патт Меткаф потерял из-за нее голову, а Гризли повел себя как животное. Эта женщина притягивала мужчин словно магнит, вне зависимости, хотела она этого или нет. Пьяное рычание Гриза отвлекло Кейна от размышлений. Теперь он полностью сосредоточился на источнике смертельной опасности.

— Поди прочь, чужак, если тебе дорога жизнь, — приказал Гриз, сверля Кейна недобрым взглядом. — Видимо, ты еще не слышал, что я самый опасный человек в городе.

— Был, пока сюда не приехал я, — спокойно заметил Кейн.

Это замечание произвело именно тот эффект, на который рассчитывал Каллахан. Репутация Гриза оказалась под угрозой, и он моментально забыл о Дарси.

— Сейчас я запихну эти слова обратно тебе в глотку, — мрачно пообещал бандит.

Дарси почти ничего не видела перед собой от ярости. Она вскочила на ноги и бросилась между двумя мужчинами, которые уже положили ладони на рукоятки своих «кольтов». Хотя она никогда не встречала этого черноволосого незнакомца, подобный тип мужчин она знала прекрасно. Сильный, привлекательный, невероятно уверенный в себе, он тем не менее был тем прожженным игроком, что отнимает золото у других, которые добывают его тяжелым трудом. Однако пришлось признаться, что его мужская красота не осталась незамеченной Дарси.

Вызов, брошенный незнакомцем Гризу, свидетельствовал о том, что последний рисковал в ближайшие минуты оказаться в аду. Дарси не возражала против этого, но ей не хотелось становиться причиной бандитских разборок.

— Я запрещаю вам устраивать здесь перестрелку из-за меня! — крикнула она.

— Дарси, уходи отсюда! — закричал Патт, пытаясь вырваться из цепких рук помощников Гриза.

Кейн даже не взглянул на разъяренную девушку. Era серебристо-серые глаза неотрывно следили за стоявшим перед ним Гризом.

— Подними шляпу, которую уронила леди, и извинись, — медленно потребовал Кейн.

Гризли даже не пошевелился.

— Я сказал, подними шляпу, — повторил Кейн ледяным тоном.

— Да пошел ты… — сплюнул на землю Гриз.

Дарси тихо выругалась и направилась к объекту спора, валявшемуся в пыли. Она в ярости принялась топтать дорогую безделушку.

— Я ненавижу эту шляпу, — обратилась она к обоим мужчинам, — и никогда больше не надену ее. Если вам не терпится поубивать друг друга, найдите иной предлог…

В этот момент Гриз расстегнул кобуру, чтобы выхватить револьвер, и… замер в недоумении. «Кольт» Кейна, возникший словно из небытия, уже был направлен ему в грудь. Гриз не успел даже вытащить свой револьвер.

— Патт, отведи этих людей в участок, чтобы они могли как следует проспаться, — предложил Кейн, кивая в сторону помощников Гриза.

О них он не беспокоился. Оба подручных, раскрыв рты, смотрели то на Кейна, та на побежденного Гриза, который до этого считался самым быстрым стрелком в округе.

Патт тут же освободился, вытащил свой револьвер и повел своих недавних противников в сторону участка. Два самых смелых золотодобытчика из толпы, собравшейся перед салуном, вышли вперед, чтобы помочь представителю власти. Но никто не осмеливался подойти к Гризли Ванхуку.

— Ты еще пожалеешь об этом, чужак! — злобно пообещал Гриз.

— Ты тоже, если не перестанешь нападать на женщин, — ответил Кейн.

Тут мутный взгляд бандита перескочил на Дарси.

— У тебя будет возможность узнать меня, женщина, — сказал он, но в это время к нему подошли двое горожан и схватили за руки, чтобы тоже отвести в участок. — Уберите руки! — крикнул он, но тем не менее не посмел бежать прочь.

Кейн много раз оказывался в подобных переделках, поэтому аи не убирал револьвер до тех пор, пока троица не скрылась за дверями конторы шерифа. Только после этого он вернул свой «кольт» на место.

Затем Кейн осторожно поднял безнадежно испорченную шляпу, стряхнул с нее пыль и протянул ее Дарси, Та схватила шляпу, бросила на землю и несколько раз топнула по ней ногой. Она смотрела на Кейна с такой злобой, словно он только что совершил тягчайший грех.

— Достаточно было простого спасибо, — сказал Кейн, нахмурившись.

— Я не просила вас спасать меня, — фыркнула в ответ Дарси. — И не пытайтесь использовать меня для подкрепления вашей репутации стрелка. Я сама могла все уладить, пока не появились вы и не сделали только хуже.

Кейн не мог сдержать искренний хохот.

— Сама могла все уладить? — переспросил он с нескрываемым сарказмом. — Это так вы расцениваете тот факт, что лежали на спине и готовились быть изнасилованной?

— Если вы ожидаете, что я начну осыпать вас благодарностями, то напрасно тратите время, — парировала Дарси, высоко поднимая подбородок. — Такие люди, как вы и Гриз Ванхук, вредят репутации Денвера, поэтому я не хочу больше видеть ни одного, ни другого.

Но Кейн не мог не испытывать восхищения перед Дарси, хотя она явно стремилась вывести его из себя. Видит Бог, эта рыжеволосая зеленоглазая красотка в точности соответствовала тому, что рассказывал о ней Патрик. Совершенные черты лица, великолепная фигура и потрясающая отвага делали се предметом вожделений любого мужчины. «Кроме меня», — мысленно одернул себя Кейн. После Мелани Брукс-Бизли он твердо решил вычеркнуть женщин из своей жизни.

Тем временем Дарси отряхнула от пыли свое платье и направилась вниз по улице. Кейн автоматически последовал за ней. Это лишь инстинктивная реакция, пытался объяснить он себе свое собственное поведение. Девушке требовалась его зашита, хотела она этого или нет. Единственное, в чем Кейн не желал себе признаваться, так это в том, что его неотрывно влекли ее красота и женственность. Дарси О'Рурк — лишь часть его задания, и не более того!

— Что это вы делаете? — спросила Дарси, оглядываясь через плечо на следовавшего за ней мужчину.

В этот момент его воображение рисовало такие картины с участием ее плавно покачивающихся бедер, что, узнай она об этом, он рисковал получить пару пощечин.

— Хочу убедиться, что вы спокойно доберетесь до дома, — ответил Кейн.

Дарси остановилась, чтобы оказаться лицом к лицу с тем, кого решила ненавидеть с первой минуты знакомства. Ведь он явно был из тех, кто проводит время в салунах, накачиваясь спиртным, обыгрывая других в карты и подыскивая мишени для своего револьвера.

— Хотите проводить меня домой? — язвительно переспросила она. — А вам не кажется, что это похоже на то, как тигр провожает домой ягненка?

На лице Кейна невольно появилась улыбка. Он понимал, что с Дарси может совладать не каждый, но, похоже, она вообще стремилась избегать мужского общества.

— Нет, — ответил он, — судя по тому, что я только что видел, скорее, это напоминает тигра, который провожает домой тигрицу.

Если Кейн думал, что своими словами оскорбит Дарси, то он жестоко ошибся. Она восприняла его сравнение как комплимент. В конце концов, всю свою жизнь она пыталась доказать, что не уступает мужчинам, и сравнение с тигрицей нравилось ей намного больше, чем аналогия с ягненком.

Она улыбнулась, глядя на Кейна, и у того перехватило дыхание от этого лица, озаренного самой красивой улыбкой га свете. Как же он ошибался, когда думал о ней как об юдливой ведьме!

— Мне нравится, что вы сравнили меня с тигрицей, мистер… — Она замолчала, ожидая, когда незнакомец назовет свое имя.

— Каллахан, Кейн Каллахан, — сказал он.

Его густой баритон звучал так вкрадчиво, что, казалось, мог растопить сердце любой женщины. Но Дарси строго слеза своим сердцем. Однажды она обожглась, приблизившись к мужчине, и не намеревалась повторять эту ошибку.

Еще до приезда в Денвер Кейн решил не менять имя. Никто в городе его не знал, поэтому не имело значения, под каким псевдонимом он будет выполнять свое задание. Он не собирался надолго задерживаться в этих местах. Его план состоял в том, чтобы заманить Гриза в ловушку, а потом исчезнуть, дав возможность кому-нибудь другому присвоить славу поимки бандита.

Дарси нахмурилась, пытаясь вспомнить, где она слышала это имя. Возможно, оно фигурировало на каком-нибудь листке с обещанием вознаграждения за поимку опасного преступника, каких было немало по всей Америке.

— Итак, мистер Каллахан, раз вы не считаете меня слабой, как ягненок, то мне не требуется ваша защита. Всего вам доброго, сэр, — сказала она и пошла своей дорогой.

Хотя Дарси ясно показала, что не примет внимания со стороны Кейна, он продолжал идти рядом с ней. Когда она начала подниматься па ступенькам отеля, он схватил ее за локоть.

— Вы уже ужинали сегодня? — спросил он.

— Нет, но я…

— Я тоже не ужинал, — заявил Кейн, проходя вслед за ней в дверь и направляясь к ресторану.

Дарси не нравилось, когда мужчины дотрагивались до нее, пусть даже из чистой формальности.

— Я предпочитаю ужинать в одиночестве, — заметила она, освобождая свой локоть из смуглых пальцев.

— А я предпочитаю сам выбирать себе компанию, — сообщил Кейн, игнорируя ее пренебрежение.

Он еще никогда не встречался с такой трудной в общении женщиной. Кейн не страдал от недостатка женского внимания, и даже Мелани Брукс считала его общество интересным, пока ей не надоело ждать, когда они поженятся. Но Дарси вела себя с ним так, словно он только что сбежал из лепрозория.

— Вам нет нужды опасаться меня, — насмешливо сказал он, когда Дарси как вкопанная остановилась перед входом в ресторан. — Вряд ли я посмею посягнуть на вас там, где полно народу. Я лишь пытаюсь вести себя как джентльмен, моя дорогая.

— Думаю, вам трудно быть джентльменом, учитывая вашу истинную натуру, — фыркнула Дарси. — И я вам не дорогая.

— А хотели бы ею стать? — не смог удержаться Кейн.

— Ни за что! — выпалила она и одарила его своим самым ледяным взглядом. Но, к ее отчаянию, у Кейна, похоже, был иммунитет ко льду. Его не могла охладить даже самая суровая стужа.

Его чувственные губы вновь оживила улыбка.

— Насколько я понимаю, вы не против моего общества, если только я не стану обращаться к вам «моя дорогая».

В зеленых глазах Дарси вспыхнули злые огоньки.

— Нет, против, и точка, — сказала она.

Ее злило, что этот высокий самоуверенный красавец находит ее забавной. Дарси ненавидела попадать в глупое положение!

Тихо посмеиваясь, Кейн подвел девушку к свободному столику.

— Дарси, мне кажется, мы сделаем друг другу большое одолжение, если…

— Мисс О'Рурк, — жестко поправила она.

— Дарси, — продолжал он, не обращая внимания на ее замечание, В конце концов, он столько лет потратил на то, чтобы отучить Гидеона называть его «сэр». — Если вас увидят в моем обществе, то все решат, что я весьма приличный человек. И может быть, они подумают, что вы вовсе не такой «синий чулок», каким хотите казаться.

Это заявление застало Дарси врасплох, и она послушно опустилась на предложенный Кейном стул.

— Люди думают, что я «синий чулок», только потому, что я хочу наладить здесь процветающий бизнес? — возмутилась она, в упор глядя на расположившегося напротив Кейна.

Кейн умел анализировать людские характеры и находить их слабые места. Дарси О'Рурк относилась к тому типу женщин, которые требуют длительной осады. Кроме того, она действительно была упряма как ослица. Но она не сумеет удержать оборону, если начать наступление сразу со всех сторон.

— Мне кажется, вы не переносите тех, кто думает и поступает не так, как вы хотите, — сказал Кейн. — Судя по моему опыту, подобные проблемы возникают у женщин по двум причинам: изжога или несчастная любовь. И что же у вас?

Возможно, Кейн несколько поспешил со своим вопросом, потому что почти физически почувствовал, как Дарси захлопывает защитную ракушку. Ее длинные черные ресницы задрожали, и из-под них в его сторону полетели зеленые искры.

— Мой характер и мои сердечные дела вас не касаются! — прошипела она.

Кейну не оставалось ничего, кроме как выругаться про себя. Только он начал подбирать к ней ключи, как она оборвала всякую возможность контакта. Однако теперь было не время выяснять причины ее нелюбви к мужчинам, хотя Кейн сгорал от любопытства.

К их столику подошла улыбающаяся официантка, и Дарси пришлось унять бушевавшее в ней негодование. Этот наглец сумел задеть ее за живое, будь он проклят! Он подобен шакалу, кружащемуся вокруг города в поисках добычи. Она же, напротив, приносила обществу только пользу.

— Что будете есть, Дарси? — спросил Кейн.

— Жаркое из вашей печени, — зло ответила она. Официантка захихикала, и Кейн одарил ее одной из своих самых очаровательных улыбок.

— Леди шутит, — сказал он.

— Не думаю, — возразила официантка. — Мисс О'Рурк не переносит мужчин, если вы еще не успели этого заметить.

Кейн сделал заказ и, откинувшись на стуле, принялся с улыбкой рассматривать Дарси.

— Значит, у вас тут репутация мужененавистницы, — подытожил он. — Не думаю, что это выгодное дело.

Девушка едва сдержалась, чтобы не плюнуть ему в лицо.

— Я занимаюсь перевозками, а не держу бордель, — сказала она.

— Эго замечательно, — усмехнулся Кейн, — иначе вы бы прогорели.

— Я не собираюсь сидеть здесь и выслушивать ваши оскорбления! — возмутилась она.

— Значит, вы предпочитаете стоять? — продолжал подшучивать он.

— Я предпочитаю, чтобы вы исчезли с моих глаз!

— А я бы предпочел, чтобы вы перестали изображать из себя то, чем на самом деле не являетесь. Прекратите прятаться за этими очками и платьем, которое давным-давно вышло из моды, — смело заявил Кейн. — Они все равно не в силах скрыть вашу красоту. Вы очень привлекательная женщина, несмотря на ваш отвратительный характер. Большинство женщин согласились бы на любые жертвы, лишь бы стать обладательницами таких красивых глаз и роскошной фигуры.

— Я не большинство женщин! — Дарси уже не могла сдерживать свой гнев.

— С этим я спорить не буду, — признался он.

Им обоим пришлось замолчать, потому что официанта, принесла заказанные блюда. Кейн в недоумении уставился на то, как Дарси принялась крутить свою тарелку и раскладывать на ней еду, словно цифры на часах. Кусок оленины лежал на двенадцати, картофельное пюре — на трех часах. Кусок бисквита был безжалостно перемещен на девять, а печеные яблоки — на шесть. К еще большему удивлению Кейна, Дарси принялась поглощать пищу строго по часовой стрелке.

Вот это организованность! Он никогда не видел ничего подобного. Ему вдруг захотелось схватить се тарелку и все перемешать. Интересно, как тогда она будет есть?

— Это самое странное, что я когда-либо видел, — вырвалось у Кейна.

Дарси удивленно взглянула на него. Судя по всему, она не замечала за собой столь явного проявления желания все организовать.

— Вы о чем?

Кейн указал на ее тарелку.

— Об этом. А если повар случайно положит десерт на то место, где должно быть мясо?

— Тогда я его передвину, — просто ответила она, но вовремя спохватилась и резко сменила тон: — Скажите, мистер Каллахан, вы намерены критиковать все, что я делаю?

Их взгляды встретились всего на мгновение, но туг произошло нечто странное. Кейн не мот понять, что именно. Это напоминало удар молнии, от которого у него помутилось сознание. Ему понадобилось несколько мгновений, чтобы прийти в себя. Он потряс головой, чтобы сбросить с себя наваждение.

— Мне кажется, я действительно был излишне критичен, — попытался оправдаться он. — Но я восхищаюсь силой вашего духа.

Этот непроизвольный комплимент неожиданно вызвал улыбку на ее лине.

— Правда? А если я скажу, что мой дух организован так же, как еда на тарелке?

Кейн все больше и больше восхищался этой женщиной. Она была темпераментной, независимой я организованной, как механизм, но все же невероятно женственной. Он никогда не встречал такой парадоксальной особы. Ему даже стало стыдно, что он насмехался над ней. Это несправедливо, ведь Дарси не относилась к тому типу женщин, что готовы флиртовать со всеми подряд. И в этом не было ничего плохого. Он н сам стремился не походить на других.

Поддавшись внутреннему импульсу, он протянул руку и слегка коснулся ее лица.

— Извините меня, Дарси, — тихо произнес он. — Кажется, мне нужно еще многому учиться, чтобы вести себя как джентльмен. Я позволил себе шутить с ваше, н у вас могло сложиться обо мне ложное впечатление. По правде говоря, мне нравится ваша отвага. Ее недостает многим, не только женщинам.

Нежное прикосновение и слегка хрипловатый голос заставили Дарси вздрогнуть. Этот мужчина буквально источая сексуальность. Он мог соблазнить женщину одним взглядом своих серо-стальных глаз с такими длинными ресницами, что им позавидовала бы любая красавица. А его смуглые пальцы коснулись ее кожи, словно дуновение ветерка. Дарси непроизвольно прониклась его чувственностью.

Оуэн Грейвз пытался заигрывать с ней в течение нескольких недель, но он и в подметки не годился этому черноволосому красавцу. Нет, одернула себя Дарси, она больше никогда не уступит соблазнительным взглядам и прикосновениям, особенно после того как Майкл…

Это болезненное воспоминание вернуло Дарси на землю, и она снова закрылась в своей ракушке.

— Вы дадите мне поесть, мистер Каллахан? — резко спросила она. Ее удивило, что голос вдруг стал каким-то чужим.

Они молча закончили ужин. Дарси начинало раздражать, что этот мужчина вызвал у нее эмоции, которых она не испытывала уже несколько лет.

Каллахан… Она была уверена, что уже слышала это имя, но никак не могла вспомнить, где и когда. Однако его имя звучало в ее душе, словно колокольчик. После того, что произошло между ней и Майклом Дюпри, Дарси поклялась себе никогда не иметь романтических отношений с мужчинами. Даже отец не знал о той сердечной боли, которую испытала Дарси, когда училась в элитной школе в Филадельфии. Она похоронила эту боль глубоко в сердце, и ни один мужчина больше не сможет ее встревожить. Теперь она знает, что такое предательство, и никогда не допустит повторения подобного.

И вдруг на ее горизонте появился мужчина, который совершенно не соответствовал ее статусу. Он был игроком, драчуном, наверняка разбойником и еще бог знает кем! Она не доверяла ему ни на йоту, несмотря на красивые черные волосы, выразительные серо-стальные глаза и высокую стройную фигуру.

Странный человек, подумала Дарси. Он явно хорошо образован, но вращается среди отбросов общества. И почему он продолжает искать ее расположения, хотя она ясно дала ему понять, что не желает этого?

— Дарси, вас что-то тревожит? — спросил Кейн, заметив беспокойство на прекрасном лице.

— Вы, — честно призналась она. — Я не понимаю, что вам от меня нужно.

Кейн поднялся из-за стола и бросил рядом с тарелкой несколько золотых монет.

— Здесь нечего понимать, моя дорогая, — ответил он с улыбкой, помогая Дарси встать со стула, — Меня просто заботит ваша безопасность.

— И только?

Дарси снова задрожала, ощутив тепло его пальцев на своей руке.

— Если бы я мог дать вам один совет… — начал он, поднимаясь вслед за ней по лестнице.

— Не стоит, — ответила она не оборачиваясь.

Он взял ее за руку и развернул к себе лицом. Она стояла на ступеньку выше его, и их лица оказались напротив друг друга. Кейн поймал себя на мысли, что ему нестерпимо хочется ее поцеловать.

— Такая леди, как вы, не должна жить в таком городе, как этот, — сказал он, чувствуя, что готов начать целовать ее прямо на лестнице.

Так не пойдет, подумал Кейн. Нужно относиться к ней, как к сестре, иначе ему будет трудно выполнить задание. Дарси гордо вскинула голову.

— А где же должна жить такая леди, как я, мистер Каллахан? — поинтересовалась она.

— Кейн, — поправил он.

Дарси проигнорировала его предложение установить менее формальные отношения.

— Думаю, вы, как и большинство мужчин, считаете, что мое место дома, возле мужа.

Из его широкой груди вырвался короткий смешок.

— Сомневаюсь, что такой независимый человек, как вы, удовлетворится столь скромной ролью, — сказал он. — Но Денвер действительно неподходящее место.

Как он смеет указывать ей?!

— Мне кажется, это не ваше дело! — огрызнулась Дарси. Она подобрала юбку и вихрем взлетела на второй этаж.

Патрик О'Рурк был прав, эта девчонка действительно невыносима. Но Кейн не собирался отказываться от своего задания. Впрочем, Дарси тоже не собиралась бросать свою работу в компании.

Неожиданно для себя Кейн поднялся по лестнице вслед за Дарси. Она не хочет, чтобы он ходил за ней? Черта с два, он не даст ей убежать! Дарси О'Рурк из тех женщин, которые любят проверять, как далеко они могут завести мужчин. Что же, она увидит, что Кейна Каллахана можно завести не дальше, чем он сам захочет!

Глава 4

— Послушайте, леди, — начал Кейн, приближаясь к Дарси, — если вы сами не можете защитить себя от негодяев вроде Гриза Ванхука, вам стоит найти кого-нибудь для этого, иначе, все может кончиться плохо. Кажется, у вас такая сильная тяга к саморазрушению, что вы готовы идти навстречу любой опасности.

Дарси торопливо раскрыла сумочку и достала ключ.

— Вы предлагаете себя в качестве телохранителя? — спросила она, пытаясь открыть разбухшую от сырости дверь. — Если да, то меня это не интересует, мистер Каллахан.

— Кейн, — снова поправил он.

В этот момент Дарси наконец справилась с дверью и попыталась проскользнуть внутрь, но Кейн с быстротой молнии проскочил в комнату вместе с ней.

Дарси молча оглядела высокую фигуру детектива, почти на фут возвышающегося над ней. Меньше всего на свете она хотела оказаться в комнате наедине с мужчиной, тем более с этим! Он уже показал, что способен справиться с самым свирепым бандитом, так что ему стоило совладать с хрупкой девушкой? Черт побери, ну почему бы ему просто не уйти и не оставить ее в покое?

— Так вот оно что, — задумчиво протянула Дарси, когда ее озарила неприятная догадка.

— Вы о чем? — удивленно спросил Кейн. Как можно разговаривать с женщиной, которая гак неожиданно меняет тему разговора? Он не имел ни малейшего понятия, что она имела в виду.

Дарси укоризненно покачала головой.

— Я слышала о таких вещах. Вы один из тех ловкачей, что предлагают людям защиту от грабителей. Сначала вы убеждаете меня, что я не могу сама постоять за себя, и предлагаете уехать из города. А когда я отказываюсь, предлагаете стать моим телохранителем, Если я откажусь от этого или меня не устроит слишком высокая плата, то вы будете держать меня в постоянном страхе, угрожая моей жизни и моему бизнесу.

Она сделала глубокий вдох и продолжила:

— Нетрудно догадаться, что вы заранее договорились с Гризом Ванхуком и устроили для меня спектакль!

Кейн с недоумением посмотрел на нее. У этой женщины было потрясающее воображение, и она сумела так. расставить факты, что перевернула все с ног на голову. Похоже, девиз Дарси О'Рурк звучал следующим образом: всегда ожидай только самого худшего.

— Вы такая недоверчивая всегда или только по средам? — спросил Кейн.

— Только по средам, — парировала Дарси, — а по четвергам я язвительная, — добавила она.

Что-то бормоча себе под нос, Кейн в отчаянии захлопнул за собой дверь.

— Послушайте, милая… — начал он.

— Не называйте меня милой! — запротестовала она и направилась к двери, чтобы снова открыть ее.

Если он хочет остаться, тогда уйдет она. В этой комнате слишком мало места для двоих!

И тут началось настоящее сражение! Дарси хотела выйти, но Кейн не собирался ее выпускать. Она тянула дверь на себя, он толкал ее назад. Когда она решила выбить дверь с налету, он слегка отодвинулся в сторону, и Дарси весьма ощутимо ударилась головой.

Застонав от боли, девушка прислонилась к двери, и тут Кейн прижал ее всем своим телом. Только теперь она поняла, насколько он больше и сильнее ее. Она попала в серьезную переделку!

Кейн не собирался так сильно приближаться к ее соблазнительному телу, но эта упрямица вынудила его! Теперь, когда они стояли прижавшись друг к другу и слышали, как бьются их сердца, он понял, что теряет над собой контроль.

Его глаза не могли оторваться от ее манящего рта. Это был такой красивый и нежный, словно лепестки розы, округлый ротик, что Кейн мог думать только о том, чтобы поцеловать его.

Когда Дарси заметила его жадный взгляд, она запаниковала.

— Даже не пытайтесь поцеловать меня! — прошипела она, пытаясь высвободиться. — Я закричу так, что стены задрожат!

— Когда? — спросил он, наклоняясь к ее губам и обдавая се тонким запахом одеколона. — До, во время или после того, как я вас поцелую?

— Еще раньше, — ответила она, но ее голос прозвучал как писк.

Дарси всегда считала, что последнее слово должно оставаться за ней, и она успела его сказать, но у нее не осталось времени, чтобы закричать. И когда его мягкие губы накрыли ее рот с такой нежностью, что у нее перехватило дыхание, кричать уже не имело смысла!

Она была захвачена в плен и не имела сил сопротивляться. Ощущения каскадом пробегали по ее телу. Крепкая хватка Кейна превратилась в нежные объятия. Его язык ласкал ее губы, лишая ее возможности дышать. Она ощущала себя снежинкой, попавшей на раскаленную плиту. Дарси ожидала, что его ласки будут так же отвратительны, как поцелуй Гриза Ванхука, но эти новые ощущения оказались совершенно иными. Кейн в совершенстве владел искусством соблазна. Дарси почувствовала, что ее оборона пала, и всегда мог точно предугадать развитие событий, но он был совершенно сбит с толку тем, в каком направлении продвигались его отношения с дочерью Патрика. Он планировал относиться к ней как к младшей сестре, убедить уехать из города и больше ничего. Но этот поцелуй перевернул все его мысли, не говоря уже о том действии, которое он возымел на его тело. Теперь он, Кейн, стал для этой девушки самой большой угрозой! Он, человек, которому ее отец собирался заплатить десять тысяч за ее защиту!

Где же он допустил ошибку? И почему он может думать только о том, чтобы отправиться с ней на стоящую совсем рядом кровать? Разве он не клялся себе, что больше не будет обращать внимание на женщин? Может быть, он сошел с ума? Скорее всего да!

Но черт побери, все, что он делал, казалось ей необычным и невероятно возбуждающим. Он почувствовал это по трепету ее тела, отчего возбудился еще сильнее.

Все эти мысли роились у него в голове с назойливостью диких пчел. Проклиная себя за потерю контроля, Кейн наконец нашел в себе силы разорвать поцелуй. Дарси прижалась к двери, чтобы не потерять равновесие, потому что у нее закружилась голова.

Кейн судорожно вздохнул и сказал:

— Что бы вы ни думали, но я не собирался этого делать.

Девушка тяжело дышала и смотрела на мужчину, сумевшего не только проникнуть в ее комнату, по и вызвавшего у нее эротические чувства в таких местах, о существовании которых в своем теле она даже не подозревала! Она напряженно думала о том, что произошло, и страшилась того, что едва не случилось. Кейн без труда получил бы от нее все, что хотел. С его силой он вполне мог не ограничиваться простым поцелуем.

— Не собирались? — спросила она.

Дарси так долго думала над его заявлением, что Кейн уже забыл свои слова.

— Не собирался что? — переспросил он напряженным голосом. Пламя желания, пульсирующее во всем его теле, сдавило ему горло.

— Не собирались целовать меня, — напомнила она. — А почему нет? Я думала, мужчинам только это и нужно от женщины: сорвать поцелуй, затащить в постель. Короче, все, что угодно, лишь бы доказать свое превосходство.

Привыкнув размышлять на ходу, Кейн принялся мерить шагами комнату. Красота и яркость личности Дарси сбили его с толку. Ему требовались усилия, чтобы прийти в себя и собраться с мыслями.

Дарси наблюдала за его ходьбой с насмешливой улыбкой на губах. Она знала, что у нее есть несколько забавных привычек, часть которых Кейн уже успел заметить. Но и ом сам не был идеален! Если она думала, сидя за столом и уставившись в пространство, то он при этом метался из угла в угол. Она любила порядок и все делала по заранее заведенному ритуалу. Кейн, в свою очередь, был методичен и склонен все анализировать. Она заметила это еще во время ужина, но не нашла возможности сказать, потому что ей постоянно приходилось парировать его нападки.

Итак, она была независима, а он стремился доминировать во всем. Он делал свое дело, не обращая внимания, разделяют ли другие его мнение или нет. Дарси, естественно, не разделяла?

Когда Кейн увидел усмешку на ее лице, он замер на месте, Его рука, которой он проводил по волосам, бессильно упала.

— Если вы хотите себе добра, то немедленно убирайтесь из города. А если вы еще не знаете, что для вас хорошо, а что пет, так я вам, разъясню, — сказал Кейн, стараясь не обращать внимания на соблазнительную округлость ее бедер. Эта женщина возбуждала его одним своим видом, ничего для этого не делая! — Вам здесь не место, — продолжал он. — Большинство женщин имеют мужей или женихов, которые их защищают. Те, у кого с моралью попроще, работают в заведениях с красными фонарями. Вы не относитесь ни к первым, ни ко вторым, Что будет, если Гриз начнет преследовать вас? Он не остановится ни перед тем, чтобы убить вас, или… может сделать кое-что похуже.

Дарси сильно толкнула дверь, и та наконец открылась. Затем она жестом предложила Кейну выйти.

— Благодарю вас за заботу, мистер Каллахан, и спокойной ночи.

— Кейн, черт побери! — изорвался он.

— Спокойной ночи, Кейн-черт-побери, — повторила она с улыбкой.

Кейн не мог понять, почему он сделал то, что сделал в следующий момент. Он бросился к Дарси, рывком притянул ее к себе и поцеловал во второй раз. На этот раз его губы были настойчивыми и требовательными, словно через них он хотел сказать о сжигавшем его желании.

Да, Дарси заявила, что не хочет, чтобы ее целовали, но ее тело говорило об обратном. Оно отвечало на его ласки с неподдельной страстью.

Его руки тоже плохо подчинялись контролю. Они скользили по застегнутому наглухо платью в бессильной попытке ощутить мягкие изгибы ее тела.

Дарси чувствовала, как бьется ее сердце — будто пойманная в клетку птица. Предательские ощущения заставляли ее желать его прикосновений. Ее тело дрожало от близости его широкой груди и стройных бедер. Сознание словно затянуло туманом удовольствия, и она поймала себя на том, что отвечает на его поцелуй. Неожиданно его желания стали ее желаниями, и она уже не могла бороться с возбуждением, нарастающим в ней, как снежный ком.

Через несколько мгновений Кейн также забыл о самообладании, словно за его плечами не стоял опыт тридцатидвухлетнего мужчины. Но в конце концов логика возобладала над вожделением, и Кейн уже начал укорять себя за то, что в обществе Дарси в считанные минуты вообще забыл, зачем он приехал в Денвер.

— Этого я тоже не собирался делать, — пробормотал он. — Понятия не имею, что на меня нашло.

За последние десять минут он умудрился дважды потерять контроль над собой!

— Я тоже не имею понятия, зачем вы это затеяли, — заметила Дарси несколько уязвленным тоном. — Я вас об этом не просила!

— Но и не слишком сопротивлялись.

Дарси среагировала, не задумываясь. Ее ладонь оставила четкий отпечаток на его покрытой загаром щеке.

— Убирайтесь отсюда и больше никогда не возвращайтесь!

— Не могу представить, что может заставить меня захотеть вернуться, — бросил Кейн, проходя мимо Дарси. — Вы — невозможная женщина!

— А вы — невозможный мужчина! — крикнула ему вслед девушка и захлопнула дверь.

Тяжело дыша, Кейн обернулся, чтобы посмотреть туда, где находилась женщина, только что заставившая его нарушить клятву. Нечего сказать, хорошие получились уговоры! Патрик О'Рурк был совершенно прав, когда говорил, что если Дарси что-то решила, то переубедить ее невозможно. Но хуже всего было то, что Кейн не мог запросто общаться с ней, она слишком его возбуждала. Как последний дурак он схватил ее в свои объятия и поцеловал, причем не один раз, а два! Если он будет продолжать думать об этом податливом теле и соблазнительных губках, то у пего ничего не получится.

Кейн заставил себя отвернуться от двери и, сделав глубокий вдох, начал спускаться по лестнице. Нет, он не должен сдаваться. Нужно найти способ заставить эту упрямую красотку покинуть город. Так или иначе он доставит ее в Сент-Луис к родному папочке. У Кейна появилось ощущение, что когда он закончит свою миссию, то отработает каждый цент из полагающегося ему вознаграждения.

Нет, нужно собраться и больше не позволять своему мужскому естеству мешать делу! С этой благородной мыслью Кейн направился в салун. Нужно пропустить стаканчик виски… нет, лучше три, чтобы перебить вкус поцелуя, который все еще оставался на его губах, словно аромат доброго выдержанного вина. А после еще нескольких стаканов он забудет тело Дарси и то, как он ласкал его…

— Выброси это из головы! Возьми себя в руки, — пробормотал Кейн. Он приехал в Денвер по делу и не будет заводить роман пусть даже с самой соблазнительной женщиной на свете!

Глава 5

Когда шаги Кепка стихли за стеной, Дарси вздохнула с облегчением. Но ее губы еще хранили ощущение его поцелуя. Пусть он игрок и разбойник, но он явно не все время проводил за картами и стрельбой. Кейн умел целовать женщину так, будто занимался этим всю жизнь.

Нет, ей не хотелось получить от него урок страсти. Дарси давно решила, что любовь не для нее. Неудачный роман с Майклом Дюпри в Филадельфии и так многому ее научил. Тогда она по наивности отдала свое сердце человеку, не имеющему понятия о преданности. Она была нужна ему только из-за ее богатства. Когда Дарси застала возлюбленного в весьма недвусмысленной ситуации с его любовницей, о существовании которой и не догадывалась, то и сам Майкл, и все другие мужчины перестали для нее существовать.

Но вдруг появился незнакомец, который разбудил в ней дремлющие страсти. Она вспомнила поцелуи и ласки Кейна Каллахана, и ее передернуло от возмущения. Однако вкус то поцелуев все еще ощущался на губах, хотя она несколько раз пыталась их стереть. А его дорогой одеколон буквально впитался в ее кожу!

Испытывая дикое раздражение от всего, что произошло с ней этим вечером, Дарси открыла дверь и попросила проходившую мимо горничную наполнить ей ванну. Через четверть часа она уже с остервенением пыталась смыть с себя запах мужчины, который не должен был вызывать у нее ничего, кроме ненависти. Если Кейн Каллахан еще раз приблизится к ней, то она, пожалуй, проломит стену, лишь бы убежать от него. Дарси О'Рурк никогда больше не заведет романтических отношений с представителем мужского пола, ведь ее задачей в Денвере было доказать отцу и всему миру, что она может управлять семейным бизнесом, а также вернуть те деньги, которые потеряла в Филадельфии из-за махинаций Майкла.

Неожиданно ее размышления прервала мысль о том, как быстро Кейн сумел дать точную оценку ей и ее поступкам. Этот человек обладал потрясающим аналитическим умом.

Что ж, это еще одна причина, по которой нужно держаться от него подальше. Если он умудряется читать ее мысли, то, несомненно, понимает и то, что она чувствует.

Дарси снова принялась тереть себя мочалкой, потому что ощущала невероятное притяжение к этому высокому сероглазому Кейну Каллахану.

— Однажды тебя уже обманули, Дарси О'Рурк, — напомнила она себе перед тем, как намочить голову. — Так что не дай мужчине еще раз тебя одурачить. И вообще лучше держаться от них подальше!

Почувствовав некоторое облегчение, Дарси растерлась полотенцем и легла в кровать. Завтра ей нужно с новыми силами приниматься за работу, и она не даст мыслям о Кейне мешать ей спать. Между ними не было ничего, кроме короткого и неприятного знакомства, и больше они никогда не увидятся.

Так как Гидеон Фокс отсутствовал и не мог подать ему выпивку, Кейн купил бутылку самого приличного виски и отправился в свою комнату на втором этаже салуна «Критерион». Но даже осушив почти полбутылки, он не смог избавиться от мыслей о Дарси О'Рурк. Спиртное не унимало ощущения блаженства, которое растекалось по его телу.

Странно, что Кейна привлекла такая мужененавистница, как Дарси, Она казалась дерзкой, раздражала и вообще странно вела себя за столом!

Хотя Кейну хотелось избежать дальнейших встреч с ней, она являлась частью его задания. Кроме того, он мог поспорить на что угодно, что Дарси не имела ни малейшего сексуального опыта. Одно это должно удерживать его на почтительном расстоянии. Кейн всегда сторонился девственниц, а Дарси была совершенно неопытна. Но именно эта неопытность странным образом еще больше возбуждала Кейна. Ему хотелось научить ее тому волшебству, которое происходит между мужчиной и женщиной. Укрощение строптивой Дарси потребует большого терпения и опыта…

Нет, он не намеревался тратить время и силы на ее укрощение. Кейн тяжело вздохнул и сделал еще глоток виски. Жаль, что рядом с ним не было Гидеона и Ноя. Они бы отвлекли его от размышлений об этой рыжеволосой упрямице. Кейн с трудом поднялся и принялся расхаживать по комнате.

Но как, черт побери, уговорить ее уехать из Денвера? Дарси находилась в большой опасности после того, как оказала сопротивление Гризли Ванхуку. И если этот бандит еще раз встретится с ней, то…

Кейн в отчаянии запустил руку в волосы. Раздобудь он доказательства причастности Гризли к ограблениям дилижансов «О'Рурк экспресс», он немедленно избавил бы Денвер от этого негодяя. Но Гриз был очень хитер и всегда предоставлял нескольких свидетелей, которые подтверждали, что во время нападения он находился в одном из салунов.

Кейн снова приложился к бутылке, и Дарси опять завладела его мыслями. Вернуть ее домой при помощи уговоров не удастся, а силу применять бесполезно. Патрик предупреждал, что ее сопротивление только возрастет от этого.

Неожиданно на лице Кейна появилась улыбка. А может быть, нужно попытаться уговорить ее по-другому? Если начать ухаживать за ней, заставить ее влюбиться, а потом вместе уехать из города? Нет, покачал головой Кейн, это тоже не годится. Если Дарси влюбится в него, а он ее бросит, то ей останется только рыдать на коленях у своего папочки в Сент-Луисе. И как он будет выглядеть после всего этого?

— Черт бы побрал твою самоуверенность, — пробормотал Кейн. — Ты взялся за непосильную задачу!

И тут он вспомнил хитрую усмешку Патрика, когда тот покидал его кабинет три недели назад. Тогда Кейн весьма опрометчиво объявил, что нет женщины, с которой невозможно справиться, а старый ирландец сказал, что Кейн еще не встречался с его дочерью.

Но вот он встретился с ней, и у него появилось ощущение, что он натолкнулся на кирпичную стену. Женщины! Это самые противоречивые существа на свете. Если мужчина просит женщину уйти, ее не сдвинуть с места, а если просит остаться, она мгновенно исчезает.

С этими мрачными мыслями Кейн снова отхлебнул виски и вновь стал мерить шагами комнату.

— Мисс О'Рурк, п-привезли з-золото, — сообщил Лестер Олдридж. — Р-раз вы заняты с-счетами, я помогу Оуэну в-взвесить слитки перед отправкой их на м-монетный двор.

Дарси заложила страницу в учетной книге указательным пальцем и посмотрела на стоявшего перед ней Лестера. Ему было около тридцати, как сообщил в одной из бесед его брат Питер, и он уже давно служил в компании ее отца.

Хотя Лестер постоянно зачесывал назад свои каштановые волосы, несколько непослушных прядей всегда торчали вверх, словно птичий хохолок. Тощая фигура и очки с толстыми стеклами красноречиво свидетельствовали о том, что Лестер способен лишь сидеть за столом, подсчитывать столбцы цифр и заполнять счета. Он был очень стеснительный и постоянно заикался, особенно когда ему приходилось общаться с людьми. Лестер мог принести пользу, только сидя в одиночестве в своей конторке, подумала Дарси.

Поэтому она отложила в сторону учетную книгу и встала из-за стола.

— Я сама взвешу золото, — сказала она и направилась к стойке, где выгружали золотые слитки.

Лестер хотел было возразить jh даже открыл рот, но потом послушно вернулся на свое место.

— Вижу, вы решили заняться этим самостоятельно, — насмешливо заметил Оуэн, когда увидел Дарси. — Уверен, вы считаете прежнюю систему взвешивания неправильной и неэффективной.

Девушка метнула на него презрительный взгляд. Этот напыщенный чурбан все еще не может успокоиться по поводу ее пренебрежительного отношения к его ухаживаниям!

С равнодушным видом Дарси принялась раскладывать мешки с золотым песком в порядке увеличения их размера.

— Вам нравится ваша работа? — спросила она.

— По крайней мере я не слышал жалоб на то, как я взвешиваю золото, пока здесь не появились вы, — процедил сквозь зубы Оуэн.

Дарси записала в тетрадь вес очередного мешочка и посмотрела на своего служащего.

— Именно жалобы на плохую работу здешнего отделения компании заставили меня приехать в Денвер. Мы должны предоставлять услуги людям и получать от этого доход, но под вашим руководством нам это не удавалось.

Оуэн зло посмотрел на Дарси.

— Думаю, если бы я придумал класть ядовитых змей в сейфы с золотом, вы бы так не говорили.

Он злился оттого, что ему самому не пришла в голову эта простая, как все гениальное, идея. Змеи в сейфах были весьма действенным средством защиты, пока информация об этом не распространилась среди грабителей и те не стали готовиться к встрече с новой опасностью. Но сначала грабители так пугались, что у возничих и охраны появлялась возможность схватить их.

Помимо этого, изобретательная и предприимчивая Дар-си лично провела инспекцию всех перекладных станций. Она заставила привести их в приличный вид и настояла на том, чтобы пассажирам подавали отличную еду и обеспечивали комфорт. Она также до минуты выверила расписание движения дилижансов, чтобы избежать потерь драгоценного времени. Некоторые работники были уволены, и многие места, естественно, заняли женщины. Дарси лично принимала их на работу.

— У вас есть еще жалобы на мой стиль ведения бизнеса? — поинтересовалась девушка.

— Ни в коем случае, — с деланным видом запротестовал Оуэн. — Не хочу стоять на пути у прогресса.

— Отлично, значит, вы способны оценить эффективные действия. Это неплохое начало, — насмешливо заявила Дарси.

Оуэн едва сдержался, чтобы не выругаться или не свернуть шею этой упрямой бабенке. Но нет, это могло стоить ему рабочего места. Думая об этом, Оуэн направился к клиенту, зашедшему в контору.

Тем временем Дарси размышляла о том, что такой человек, как Оуэн, просто заслуживает насмешки его покровительственным отношением к женщинам. И Кейн Каллахан недалеко от него ушел!

Пока она занималась слитками, прибыла почта. Одна из телеграмм оказалась от отца, который слезно умолял ее вернуться домой и писал, что очень скучает. Дарси с теплой улыбкой прочитала его послание. Патрик каждую неделю присылал ей подобные сообщения, но она не собиралась покидать Денвер, пока не наладит работу в этом городе.

Но следующая телеграмма заставила ее сжать кулаки в бессильной злобе. Громила снова напал на дилижанс на пустынном отрезке горной дороги. Он вытащил сейф, погрузил его на своего мула и исчез с неизвестным количеством золота. Как обычно, он не стал отбирать драгоценности у пассажиров, чтобы потом не попасться при их продаже, и оставил записку, в которой благодарил компанию «О'Рурк экспресс» за предоставленную возможность вести тот образ жизни, к которому он привык.

Дарси предприняла множество усилий для избавления от грабителей, но двое все еще оставались непойманными. Первый, тот самый Громила, всегда уважительно обращался с пассажирами да еще благодарил охранников за то, что они доставили ему груз. Второй орудовал с бандой, за которой тянулся кровавый след. Редкое нападение обходилось без того, чтобы кто-нибудь из пассажиров или охранников не был ранен или убит.

— Неприятности? — с усмешкой поинтересовался Оуэн. — Похоже, ваши высокоэффективные методы не действуют на грабителей.

Дарси с подозрением посмотрела на молодого человека.

— А откуда вы знаете, что в этой телеграмме говорится об ограблении?

Она вдруг подумала, что Оуэн вполне мог быть тем человеком, который давал бандитам сведения о движении дилижансов. Не поэтому ли он так хотел, чтобы Дарси отправилась обратно к отцу и не мешала ему обворовывать компанию?

Оуэн пожал плечами.

— У вас расстроенный вид, но это явно не телеграмма от бросившего вас жениха, потому что у вас его нет и быть не может, — ответил он. — Остается только одно, что может огорчить такую женщину, как вы, — очередное ограбление.

Только невероятным усилием воли Дарси сдержалась и не запустила самый увесистый слиток в голову этого наглеца. Нет, все-таки нужно будет поискать доказательства, что именно Оуэн информирует грабителей. Возможно, она изменит расписание втайне от него, и если в течение пары педель бандиты будут устраивать засады в неурочное время, то это подтвердит причастность Оуэна к ограблениям.

— Вы правы, — холодно ответила Дарси. — На нас снова напали. Вы равнодушно относитесь к таким вещам, словно они являются частью предусмотренных расходов, а я воспринимаю ограбления как личное оскорбление. Поэтому лучше перестаньте отпускать свои шуточки и займитесь делом, если хотите сохранить свое место.

Оуэн отвернулся от нее так стремительно, что полы его сюртука взмыли в воздух. Прекрасно, подумала Дарси, теперь она сможет закончить дела без лишних помех. Oт больше вреда, чем пользы, и если он будет продолжать третировать ее, то получит сполна. Она не желает становиться объектом его насмешек, потому что обладает твердым характером и сможет ему противостоять. Главная проблем: женщин заключается в том, что им постоянно приходится отражать нападки и выносить присутствие таких типов, как Оуэн Грейвз и Кейн Каллахан!

Кейн осторожно открыл дверь грязной конуры, которую Гриз Ванхук называл своей комнатой. Прежде чем войти в этот номер дешевого отеля, Кейн внимательно посмотрел по сторонам и убедился, что его никто не видит. Пока Гриз и его друзья отдыхали в тюрьме, детектив решил обыскать их комнату. К сожалению, Гриз оказался достаточно умным и не хранил у себя ничего, что могло бы связать его с ограблениями «О'Рурк экспресс». Кейн не ожидал такой сообразительности от этого вечно пьяного бандита. По-видимому, с сожалением подумал он, негодяй не так прост, как кажется на первый взгляд. В комнате не нашлось ни похищенных украшений, ни бумажников, ни мешков с печатью компании О'Рурк, и если Гриз действительно являлся предводителем банды, то он умел заметать за собой следы.

Кейну уже пора было возвращаться на ранчо, где его ждали Ной и Гидеон, но он все откладывал эту поездку. Он дал Ною бинокль и велел каждый день инспектировать окрестности и брать на заметку всех, кто вызывал хоть малейшее подозрение. Следовало проверить, насколько успешно его младший брат справился с заданием, однако этим вечером Гриз должен был выйти из тюрьмы, и у Кейна в связи с этим появилось нехорошее предчувствие.

Каллахан покинул комнату Гриза и, взглянув на часы, направился к салуну «Критерион», Он собирался встретить Дарси и проводить ее домой на тот случай, если Гриз захочет свести счеты с девушкой. Конечно, Дарси будет не в восторге от его общества, потому что последние два дня она всячески его избегала. Однако у Кейна появилась интересная идея: он знал, что дочь Патрика обожает театр, а в Денвер как раз приехала новая труппа. Вряд ли Дарси откажется от такого невинного времяпрепровождения, как посещение спектакля.

Дарси только что закончила сортировать ящики с золотыми слитками, приготовленные для отправки на монетный двор, когда в конторе появился Кейн. Так как она была единственным человеком, оставшимся на работе, ей пришлось заговорить с ним.

— Вам что-то нужно, или вы просто заглянули покрасоваться? — спросила она, невольно восхищаясь дорогим сюртуком Кейна и жилетом из золотистого шелка. Наверняка все эти вещи он приобрел на деньги, выигранные у несчастных золотоискателей.

Кейн с усмешкой оглядел помещение, в котором царил идеальный порядок. Пристрастие Дарси к организованности чувствовалось буквально во всем. Учетные книги и всякого рода инвентарь были аккуратно расставлены по полкам, естественно, в алфавитном порядке. Даже весы для взвешивания золотого песка располагались между предметами, названия которых начинались соответственно на буквы «Б» и «Г».

Кейн едва не рассмеялся вслух. Он посмотрел на молодую красивую женщину, как обычно, одетую в платье с глухим воротником. Весь ее вид словно кричал: «Не прикасаться! Я не хочу, чтобы мужчины обращали на меня внимание!»

Но округлые формы Дарси О'Рурк, завитки ее медных волос и сверкающие изумруды глаз могли остаться незамеченными только под чадрой. К сожалению, она считала доставшуюся ей красоту своим наихудшим проклятием.

— Мистер Каллахан, я задала вам вопрос, — напомнила Дарси, чувствуя себя крайне неловко под пристальным взглядом серо-стальных глаз.

— Во-первых, я ни перед кем не красуюсь, — ответил Кейн, лениво облокачиваясь на стойку, — а во-вторых, мне действительно кое-что нужно. Я пришел пригласить вас поужинать, а потом сходить в театр. Но если вы сегодня слишком заняты раскладыванием вещей в вашем гардеробе в алфавитном порядке, я с пониманием приму ваш отказ.

Когда Дарси бросила на него злобный взгляд, он ответил ей соблазнительной улыбкой.

— А может быть, там и для меня найдется местечко? — продолжал он. — Кейна можно поставить между иголками и лифчиками.

— Вы там не поместитесь, — сказала Дарси, не в силах сдержать улыбку.

Что бы там ни было, этот смуглый красавец за словом в карман не лез. Но Дарси не намеревалась поддаваться его чарам. Кейн Каллахан на нее не действовал!

— Как приятно видеть, что ваше лицо не треснуло от того, что вы улыбнулись. — рассмеялся Кейн и нежно провел кончиками пальцев по ее щеке.

Девушка отпрянула. Господи, от одного его прикосновения ее бросило в дрожь. Она снова испытала те ощущения, которые так напугали ее, когда он целовал ее два дня назад. Если он и дальше будет продолжать в том же духе, ей придется заковать себя в броню.

— Что вам все-таки от меня нужно? — возмутилась Дарси. — То вы говорите, что совершенно мной не интересуетесь и все произошедшее между нами пару дней назад было простой случайностью, а потом вдруг приходите сюда, хотя я прямо сказала вам, что не желаю вас больше видеть.

Кейн собрался было ответить, что беспокоится о ее безопасности, но прикусил язык. Она снова заявит, что это не его дело.

— Может быть, я просто скучал по вашему обществу, — сказал он, понижая голос до почти интимною шепота.

— Моему обществу? — Дарси посмотрела на него с сомнением. — Мне кажется, я раздражаю вас не меньше, чем вы меня. Так какое же в этом удовольствие?

Ну почему она умеет с ним только ругаться? Пересиливая себя, Кейн изобразил на лице самую любезную улыбку, на которую был способен, и продолжил:

— Несмотря на то что мы с вами диаметрально противоположны, я нахожу вас интересной собеседницей. Поэтому я подумал, что приятная беседа, вкусный ужин и легкая пьеса могут вам понравится. Вот и все.

Дарси покусывала нижнюю губу, обдумывая его предложение. С момента приезда в Денвер она работала как проклятая и вполне заслужила небольшой отдых. Театр будет отличным способом отвлечься от дел. Хотя бы на одну ночь она забудет о не подведенном балансе, не пойманных грабителях и досаждающем ей Оуэне Грейвзе. Кроме того, всю первую половину дня она провела за разбором счетов, и у нее дико разболелась голова. Все, достаточно.

— Очень хорошо, я принимаю ваше предложение, — объявила она и начала свой привычный ритуал завершения работы и закрытия конторы. — Вы снова намерены высмеивать мою привычку располагать еду на тарелке? — спросила она.

— Возможно, — ответил Кейн, наблюдая за тем, как Дарси раскладывает по местам каждый карандаш и клочок бумаги. — А вы так и не простите меня за го, что я, по несчастью, родился мужчиной?

— Это зависит от вас, — холодно ответила Дарси, но не смогла сдержать улыбки.

Кейн громко рассмеялся.

— Я уже чувствую себя лучше, ведь мне удалось вызвать улыбку на вашем лице. Думаю, предстоящий вечер понравится нам обоим.

Он взял Дарси за локоть, и они направились к выходу. Если бы Кейн обладал даром предвидения, в следующий момент он ни за что не открыл бы дверь, ведущую на улицу.

Глава 6

— Так-так-так, кто это тут у нас, ребята? — подмигнул Приз Ванхук своим приятелям. — Да это же те двое, кого я больше всего хотел увидеть.

Дарси прекрасно понимала, что он не лжет. Гриз был настроен решительно, а его подручные готовились в любой момент прийти на помощь своему главарю.

Кейн тут же выступил вперед и как щитом заслонил собой Дарси. Он ни на секунду не спускал глаз со стоявшей перед ним троицы.

— Дарси, возвращайся в контору и запри дверь, — бросил он не оборачиваясь.

Тон, которым были произнесены эти слова, не терпел возражений, но Кейн едва ли ожидал, что Дарси его послушает.

— Это дело так же мое, как и ваше, — смело заявила девушка.

Кейн тихо выругался. Ему следовало знать, что эта упрямица бросится в самое пекло, едва ей представится такая возможность. Он был уверен, что она ни разу не отступила ни перед какой опасностью. Не в ее правилах спасаться бегством. С таким характером она скорее погибнет, чем признает себя побежденной.

Гриз сделал шаг вперед.

— Мне не нравится, когда меня отправляют гнить за решеткой, — процедил он сквозь зубы, не спуская с Кейна злобного взгляда. — А мы с друзьями оказались там благодаря вам двоим.

Кейн следил за тем, как пальцы Гриза скользят по рукоятке револьвера. Затем он посмотрел прямо в глаза бандиту. Он знал, что по глазам можно определить, когда именно враг решит напасть. Однако Гриз был пьян и трудно предсказуем. Кейн привык к подобным ситуациям. Он не раз участвовал в таких стычках и всегда действовал, руководствуясь своими инстинктами и разумом, а не эмоциями. У него хватало опыта, чтобы защитить себя от трех вооруженных преступников, но он не мог одновременно защитить от них и себя, и Дарси.

Пока Кейн обдумывал сложившуюся ситуацию, Дарси решила взять инициативу в свои руки.

— Нет нужды повторять ту сцену, которая произошла два дня назад… — начала она, выходя из-за спины Кейна.

Взгляд Гриза тут же переместился на нее, и Кейн, воспользовавшись его оплошностью, бросился на него с быстротой змеи. Не успел Гриз сообразить, что к чему, как оказался на земле. Он лежал в пыли, словно груда грязного тряпья, а двое подручных в растерянности смотрели на происходящее.

Кейн решил, что раз Дарси решила вертеться у него под ногами, то драка более безопасна, чем перестрелка. Пока он будет сражаться с этими тремя, Дарси вполне успеет добежать до угла, где ее, как обычно, ожидал помощник шерифа.

Кейн непроизвольно застонал, когда грязный кулак рассек ему верхнюю губу. Он неутомимо сыпал удары направо и налево, не разбирая, в кого они попадали. Несколько минут мужчины молча колотили друг друга. Так как Кейн сражаться один против троих, ему доставалось больше, чем его противникам.

Заметив, что один из бандитов достал револьвер, Каллахан выбил его. Оружие отлетело в сторону и выстрелило. Дарси вскрикнула. Услышав ее крик, детектив обернулся, чтобы посмотреть, не попала ли в нее пуля. Он едва успел убедиться, что с ней все в порядке, когда увесистый кулак ударил его в челюсть так, что едва не вышиб ему зубы вместе с мозгами.

Дарси пришла в отчаяние, когда увидела, что голова Кей-на откинулась назад. Его умение драться восхитило ее, и, чувствуя свою вину за то, что он пропустил такой сильный удар, она решила прийти на помощь. Дарси схватила лежащий у ее ног револьвер за дуло и направилась к дерущимся мужчинам. Она надеялась оглушить нападавших рукояткой по голове.

Дарси как следует размахнулась и опустила рукоятку на первую подвернувшуюся голову. Слава Богу, это оказалась не голова Кейна! Один из бандитов глухо застонал и свалился на землю без чувств.

— Дарси, беги и позови Патта! — крикнул Кейн, нанося очередной удар в челюсть.

Девушка была в нерешительности. По ее мнению, стоило ей уйти, как Кейна немедленно пристрелят. К этому выводу она пришла, исходя из той самой логики, по которой чайник, на который смотрят, никогда не закипает. Но приказ Кейна не вписывался в эту схему и приводил ее в замешательство.

— Нет! — крикнула она в ответ и нанесла очередной удар. На этот раз удар пришелся как раз по голове Кейна. Дарси бросила револьвер, словно он жег ей руки, и побежала по улице.

Выстрел уже привлек внимание, помощника шерифа Меткафа, и тот спешил ей навстречу. Увидев бежавшую Дарси, чья юбка развевалась гак, что обнажала ноги, Патт остановился как вкопанный. Девушка подбежала, схватила его за руку и потащила за собой спасать Кейна от неминуемой гибели.

Когда они вернулись на поле боя, один из бандитов уже держал Кейна сзади, а Гриз наносил ему сильнейшие удары в живот. Затем он вытащил свой револьвер и прицелился в грудь Кейна.

Дарси бросилась вперед со всех ног. Патт еще не успел достать свое оружие, когда Дарси подобрала валявший в пыли «кольт» и выстрелила. У нее не было времени прицелиться, и пуля пролетела высоко над головой Гриза.

Тот обернулся на выстрел и понял, что пора отступать. Вокруг уже начала собираться толпа. Если он прикончит этого незнакомца на глазах у всех, то слишком много народа станут свидетелями этого убийства.

— Бежим отсюда, Том! — крикнул Гриз одному из своих приятелей.

Оставив лежавшего без сознания сообщника, Гриз и Том бросились к привязанным неподалеку лошадям. В этот момент Кейн пришел в себя и достал револьвер. Он был прекрасным стрелком, но на этот раз ему никак не удавалось точно прицелиться. Дыхание сбивалось, один глаз заплыл, а второй видел все будто в тумане. Однако Кейн все равно выстрелил. Он промахнулся и попал не в Гриза, а в его напарника, Тома Хатча. Тот свалился с лошади и принялся выкрикивать проклятия в адрес Гриза, который не удосужился прийти ему на помощь.

Люди из толпы оттащили двух бандитов в контору шерифа. Дарси упала на колени перед Кейном. На ее лице читалось искреннее беспокойство. — С вами все в порядке?

Что за глупый вопрос! Одного взгляда на него хватило бы, чтобы понять — у него бывали дни и получше. Вокруг глаза расплылся черный синяк, губы разбиты, а бок болел так, что, видимо, пара ребер не выдержала ударов. На левой стороне головы быстро росла шишка размером с гусиное яйцо от удара рукояткой револьвера.

— Это все ваша вина, — сказал Кейн, едва шевеля разбитыми губами.

Все его тело пронизывала нестерпимая боль. Сколько раз ему приходилось драться, но еще ни разу он не был избит так жестоко. Ему даже не удалось с первого раза встать на ноги.

— Если бы вы послушали меня и пошли внутрь…

— Вы были бы уже мертвы, — с уверенностью сказала Дарси. — Неужели вы считали, что сможете в одиночку справиться с тремя противниками? Только очень самоуверенный человек может думать, что он непобедим. Вы не смельчак, Кейн Кал-лахан, а дурак!

Кейн медленно опустился на землю и тяжело вздохнул.

— Мне сейчас нужна не нотация, а хотя бы немного сочувствия, — застонал он. — Давайте не будем разбирать, кто в чем виноват, хорошо?

— Ну я-то ни в чем не виновата, — заметила Дарси по своей привычке всегда оставлять за собой последнее слово.


Кейн закатил глаза и вздохнул еще раз. Затем он начал подниматься. К его величайшему удивлению, Дарси подставила ему свое плечо и обняла за талию, чтобы поддержать.

— Вам необходимо показаться врачу и лечь в постель, — сказала она.

Патт Меткаф подошел к ним и посмотрел на многочисленные синяки и раны Кейна.

— Боюсь, в городе сейчас нет ни одного врача, — сказал помощник шерифа. — В одной из шахт произошла авария, и все отправились туда. Врачи должны вернуться не раньше завтрашнего дня.

— Тогда наймите мне экипаж, — приказала Дарси, как всегда, беря контроль над ситуацией.

Словно послушная собачка, помощник шерифа потру-ил по улице и через несколько минут вернулся в сопровождении экипажа. Меткаф помог девушке усадить Кейна и отправился разбираться с пойманными преступниками.

Дарси велела извозчику остановится у ближайшего медицинского кабинета, откуда она принесла массу лекарств и средств для оказания первой помощи.

Когда экипаж остановился напротив гостиницы, в которой она жила, Кейн нахмурился.

— И что дальше? — мрачно спросил он.

Ему до смерти хотелось лечь и уснуть, а постоянные остановки Дарси, чтобы взять то или это, только ухудшали его самочувствие.

Девушка помогла Кейну выбраться из экипажа.

— Вы отдохнете в моей комнате, пока не придете в себя. После этого можете отправляться домой.

Кейн удивленно посмотрел на нее.

— Не думаю, что это хорошая идея. Вам следует больше заботиться о собственной репутации.

Дарси презрительно поморщилась и подставила ему свое плечо.

— Моя репутация такова, что убивает все слухи на корню, а не раздувает их.

— Аминь! — не смог сдержать улыбки Кейн. Дарси почувствовала легкую обиду.

— Я вовсе не мужененавистница, — сказала она, ведя Каллахана по коридору. — И не всегда была такой циничной. Просто однажды я влюбилось, и этого оказалось достаточно, чтобы исцелить меня от любви навеки.

— Так вот в чем дело, — сказал Кейн, понимающе кивая головой.

— О чем вы? — спросила Дарси.

Она с трудом тащила тяжелое тело детектива, но проблема была не в этом. При таком близком контакте она не могла не то что говорить, а даже думать.

— О том, что вы так холодно относитесь к мужчинам, — ответил Кейн. — Все мы должны расплачиваться за подлость одного из нас.

Он с горечью подумал, что практически ничем не отличается от Дарси в этом вопросе. Он тоже решил игнорировать всех женщин из-за предательства Мелани Брукс. Разница заключалась лишь в том, что Кейн был старше и мудрее, он не доводил свою обиду до крайностей. Но Дарси, более ранимая, тяжелее переживала свою потерю, хотя огонек первой любви, несомненно, еще тлел в ее душе.

После нечаянно вырвавшихся откровений Дарси решила держать рот закрытым. Какого черта она разболталась? До сего момента она ни с кем не обсуждала своих трагических отношений с Майклом. Когда Кейн будет чувствовать себя лучше, он, наверняка получит еще один повод для насмешек.

Нет, больше она никогда не заговорит о своей первой и последней любви. Это ее личное дело, и оно никого не касается. Дарси всегда испытывала неловкость, когда ей приходилось делиться с посторонними своими переживаниями. И уж тем более странно, что она разоткровенничалась с этим карточным шулером.

«Господи, — подумала она, — ведь он рисковал ради меня жизнью. Она чувствовала, что все больше и больше проникается к нему симпатией, но быстро заставила себя не думать об этом. Она просто выполняет свой долг. Кейн пришел ей на помощь, а она теперь позаботится о его здоровье. Все очень просто, и никакого подтекста, думала Дарси, открывая дверь в свою комнату.

Со вздохом облегчения Кейн опустился на кровать. Ему казалось, что все внутри у него разбито и переломано. Может быть, Гидеон был прав, подумал Кейн, и ему действительно пора уступить место более молодым детективам. К тридцати двум годам в Кейна уже не раз стреляли, на него нападали и били, и всего этого в его жизни хватало с излишком. Он чувствовал, что его тело уже не такое быстрое, как прежде. Если он будет и дальше вести такой образ жизни, то может не успеть насладиться деньгами, оставленными ему отцом. Но Кейн никогда не выбирал легких путей и не останавливался на полдороге.

— Ох, до чего же больно! — простонал он, вытягиваясь на постели.

Дарси нещадно поливала его губы антисептиком.

— Извините, — сказала она, отставляя в сторону бутылочку с лекарством. — Я не очень хорошо умею это делать.

— Да, это точно, — сказал Кейн, морщась от боли.

— Не нужно смеяться, — вспыхнула девушка, — я же просто хотела помочь.

Она опустилась рядом с ним на кровать и принялась разглядывать его мужественное лицо. По правде говоря. Кепи выглядел не лучшим образом.

— У вас так много шрамов, ушибов и ссадин, — пробормотала Дарси, снова беря антисептик.

— Не забудьте составить список моих боевых шрамов в алфавитном порядке, — не удержался Кейн. — Лучше бы вы поцеловали меня, вместо того чтобы поливать этой жгучей дрянью.

Даже с разбитым лицом Кейн Каллахан был чертовски привлекателен, подумала Дарси и улыбнулась, Очень осторожно она стерла кровь с его нижней губы.

— Вы действительно очень смелый, — сказала она, — ведь мои поцелуи для вас хуже любого антисептика.

За этими словами последовал взмах длинных ресниц и сверкание зеленых глаз. Эта нимфа способна любого мужчину заставить забыть о боли, подумал Кейн.

Когда Дарси начала расстегивать рубашку у него на груди, чтобы проверить, нет ли еще ран под одеждой, Кейну стало не хватать воздуха. Он улыбнулся, когда Дарси зарделась, увидев его широкую, покрытую темными волосами грудь. Уступая чисто женскому любопытству, ее глаза скользнули ниже, туда, где в поясе брюк исчезала дорожка волос на животе. Кейн почувствовал, что у него начинает болеть совсем в другом месте.

Дарси говорила себе, что раздевает Кейна, только чтобы осмотреть повреждения, но вид его обнаженного тела притягивал к себе ее взгляд сильнее магнита. Она увидела длинный кривой шрам на боку и след от пулевого ранения на левом плече. Но в остальном Кейн Каллахан был само совершенство.

Дарси показалось, что ее пальцы покалывает, словно током, когда она дотронулась до синяка на животе Кейна. Он застонал, и девушка со страхом отдернула руку.

— Я сделала вам больно? — заботливо спросила она.

Сделала ли она больно! Кейн мысленно отругал себя за слишком бурную реакцию на ее прикосновение. Утром он решил приударить за Дарси, чтобы вывезти ее из города, но теперь понимал, что сам себя обманывал. Больше всего на свете ему хотелось забыть о своем задании и особенно о том, что за его выполнение ему обещали хорошо заплатить.

— Необходимо, чтобы вы уехали отсюда первым же дилижансом, — сказал Кейн, убирая се руку со своего живота. Если Гриз снова объявится в городе, то первым делом пристрелит вас. Мы уедем… вместе.

Дарси резко выпрямилась.

— Я не собираюсь бросать свою компанию, — безапелляционно заявила она.

— Если у вас есть хоть капля здравого смысла, вы последуете моему совету, — повторил Кейн.

— Можете назвать меня дурой, если вам нравится…

— Дура, — откликнулся на ее предложение Кейн. Дарси окатила его ледяным взглядом. Он вздохнул и мысленно укорил себя за поспешность. Ему уже порядком надоела эта их бесконечная война. Дарси нужно немедленно покинуть не только город, но и эту комнату. Ее присутствие явилось причиной огромного внутреннего конфликта. Получалось, что Дарси О'Рурк нужно защищаться не только от Гриза Ванхука, но и от того мужчины, которого послали ее охранять!

Но Кейн не мог заставить себя не думать о том целительном действии, которое оказали бы ее поцелуи на его раны. И еще ему хотелось быть ее наставником в области отношений между мужчиной и женщиной.

— Вам здорово досталось, — сказала Дарси. — Пожалуй, лучше снять пояс и кобуру, чтобы вы могли нормально расслабиться. Мне кажется, полбутылки виски помогут вам забыть о боли.

Громкий вздох вырвался у Кейна, когда Дарси, снимая пояс, нечаянно задела рукой холмик между его ног. Теперь было вполне очевидно, как она действовала на него, и ему потребовалась подушка, чтобы скрыть свое возбуждение. Если она не уберет руку, то он закричит от сладостной боли!

Дарси отпрянула от него и густо покраснела. Она получила неплохое образование, но отец так и не объяснил ей самых простых вещей. Первое, что пришло Дарси в голову, когда она заметила топорщащуюся ширинку, — это мысль о том, что Кейна сильно ударили в низ живота и там у него вздулась шишка, похожая на ту, что была у него на голове.

— Видимо, у вас есть синяки и в других местах, — заметила она, снова краснея.

Кейн не выдержал и расхохотался. Вот это наивность! Она еще более невинна, чем он мог себе вообразить. Дарси пребывала в полном неведении относительно того, как меняется тело мужчины при возбуждении.

— Вы несколько ошиблись. Эта припухлость не имеет никакого отношения к драке и очень большое отношение к тому, что я представляю вас в своей постели! — выпалил он не задумываясь.

Дарси в ужасе зажала рот рукой, когда вдруг поняла, что он имеет в виду. Она была оскорблена до глубины души тем, что практически сама призналась Кейну в своем невежестве.

Он не предполагал, что можно покраснеть сильнее, но ошибся. Дарси стала пунцовой. Она вскочила с кровати.

— Я иду за виски, — сказала она. — Мне кажется, нам обоим нужно выпить.

Когда она вышла, Кейн в отчаянии застонал. Он опять поторопился. Только девушка начала оттаивать, как он высмеял ее невинность. Похоже, удар по голове лишил его остатков разума. И снова Патрик оказался прав — с ней невозможно было совладать. Да что с ней, Кейн не мог совладать с самим собой!

Глава 7

Дарси казалось, что земля уходит у нее из-под ног. Она стояла перед дверью в свою комнату с бутылкой виски в руке. Поразмыслив, она откупорила ее и сделала глоток, прежде чем вернуться обратно. Хотя раньше она не пила ничего крепче столового вина, ей показалось, что в данный момент только виски может разрешить ее проблемы. Янтарная жидкость обожгла ей губы и горло, но мгновенно успокоила нервы. Несомненно, следовало сделать еще глоток, и Дарси не стала терять времени даром.

С каждым глотком она чувствовала все более сильную симпатию к тому, кто лежал сейчас на ее кровати. Хотя она была уверена, что Кейн не в ее вкусе и страдает от тех же фобий, что и остальные представители его пола, он не мог ей не нравиться. К сожалению, он воспринимал ее только как женщину, а не как друга или компаньона. Да, однажды он заявил, что не собирается соблазнять ее, но не смог остаться к ней равнодушным, это очевидно.

Дарси сделала еще один глоток. Ей не хотелось думать о том, как красив Кейн Каллахан и как его тело напрягалось от ее любопытных прикосновений. Следующий глоток пошел гораздо легче, чем предыдущие три.

А когда ее рука дотронулась до его бедра… Нужно срочно выпить еще и взять себя в руки. С этого момента она станет относиться к Кейну только как к представителю рода человеческого. У них будут чисто платонические отношения! Кейн — картежник без рода и племени, а она — богатая наследница, у которой весьма благородная цель в жизни. Они совершенно не подходят друг другу.

Успокоив себя этими размышлениями, Дарси собралась с духом и распахнула дверь. Все ее благие измерения улетучились в один миг, когда она увидела обнаженную мускулистую грудь Кейна Каллахана. Сердце забилось быстрее, она не могла оторвать от него взгляда.

К сожалению, выпитое виски не только успокоило ее нервы, но и отключило мозги.

— У вас очень красивый торс. Уверена, что все ваше тело… Дарси закрыла рот и испуганно заморгала. Черт побери, она не собиралась говорить ничего подобного. Как это могло у нее вырваться?

Ее провокационное замечание совершенно не помогло Кейну справиться с собственными эмоциями. Он чувствовал, что их отношения подходят к критической отметке, и предостерегал себя от нежелательных последствий. Но если такая соблазнительная женщина в открытую говорит мужчине комплименты, то что же делать последнему? Кейн не знал.

Дарси снова приложилась к бутылке. Кажется, это был пятый глоток, но кто считает! Она, например, нет.

— Дайте мне бутылку, ведь это меня избили до полусмерти, — напомнил ей Кейн.

Дарси прижала бутылку к себе, а потом сделала еще глоток.

— А я смотрела, как вас избивают до полусмерти, — сказала она неожиданно охрипшим голосом.

У нее щекотало в носу, но это было ерундой по сравнению с тем, что у нее щекотало в таких местах, которых она вообще не ощущала до появления в ее жизни Кейна Каллахана. Лучше напиться, чем признаться себе в том, что ее тянет к этому смуглому высокому красавцу с пронзительными серебристыми глазами!

Пока Дарси размышляла, Кейн приподнялся на локте и выхватил у нее бутылку. Отхлебнув изрядное количество напитка, он шумно выдохнул и откинулся на спину.

— Еще пара глотков, и я пойду к себе, а вы тем временем начинайте собирать вещи, — приказал он. — Мы уезжаем из Денвера.

Вы — пожалуйста, а я остаюсь, — заявила Дарси в своей обычной манере. — Этот грязный ублюдок не запугает меня. К тому же вы вообще не можете никуда идти. Хочу вам напомнить, что вы неважно себя чувствуете.

Кейн схватил ее за руку и притянул к себе. К несчастью, Дарси не удержала равновесие и упала прямо ему на грудь. Рукой она оперлась о его обнаженное тело, а нога оказалась как раз между его бедер.

Кейну показалось, что на него плеснули расплавленным свинцом. Дразнящий аромат ее духов заставил его забыть обо всем. Он ощущал только соблазнительную округлость и то, что у него бог знает сколько времени не было женщины.

Их глаза встретились, и Дарси поняла, что пропала. Под магнетическим взглядом его глаз она лишилась способности дышать. Все эти дни она старалась избежать ситуации, которая могла спровоцировать новые поцелуи, но теперь соблазн оказался выше ее сил.

Если раньше она корила себя за то, что позволила ему ласкать себя, то теперь, под воздействием виски, сочла странным, что избегала Кейна. Он всколыхнул в ее душе те чувства, которые Майкл Дюпри, казалось, убил навсегда. Этот красивый картежник разбудил в ней женщину и заставил прислушаться к собственным желаниям.

Кейн мысленно проклял небеса за создание такого адского творения, каким было мужское тело, пусть даже оно вмещало самую благородную душу. Он изо всех сил старался держаться на почтительном расстоянии от дочери Патрика О'Рурка, но на этот раз утратил последние остатки самообладания. Он умрет, если немедленно ее не поцелует. Это будет наградой за то, что он сотни раз отказывал себе в праве на невинный поцелуй.

Его рот накрыл ее пылающие губы, отчего острая боль пронзила подбородок и скулы Кейна. Но поцелуй мгновенно унял боль и заставил его кровь быстрее струиться по жилам. Он был таким сладким и мучительным, что Кейн не смог сдержать стон. Он ощущал, как отвердели ее груди и как ее бедра скользят по его восставшему естеству.

Он давно не знал женской ласки и еще минуту назад сопротивлялся мысли о том, чтобы удовлетворить свою страсть с этой зеленоглазой богиней. Но теперь он чувствовал себя вулканом, готовым к извержению, и желал ее до умопомрачения.

Дарси закрыла глаза и отдала всю себя тем ощущениям, которые переполняли ее тело. Когда его губы стали более требовательными, а руки заскользили под ее платьем, лаская бедра, последние капли сопротивления испарились, и ее тело стаю пленником разбуженных в ней желаний.

Пересиливая боль а боку, Кейн перевернулся так, чтобы Дарси оказалась снизу. Он получил большую свободу движении. Его поцелуи становились все более жадными, а руки не останавливались ни на мгновение. Он уже представлял, как она будет лежать нагая в его объятиях.

Кейн спустил вниз рукав ее платья, наслаждаясь нежной кожей плеча. Когда его взгляд упал на полукружия грудей, вздымавшихся под тонким шелком нижней рубашки, новая волна желания снова заставила его застонать. Его руки хотели все большего, а нарастающее напряжение съедало его изнутри.

Еще ни разу в жизни он не терял контроль над собой до такой степени. В своем воображении он много раз рисовал картину того, как занимается с Дарси любовью. Теперь она лежала в его объятиях, и то, что он представлял, казалось жалкой тенью реальности. Он наслаждался ощущением ее тела в своих руках, тем, как она отвечала на его прикосновения, требуя еще и еще.

Тихий стон вырвался у Дарси, когда губы Кейна принялись целовать ее грудь. Вместо того чтобы отстраниться, она выгнулась дугой, демонстрируя, какое удовольствие доставляет он ей своими ласками. Новый стон свидетельствовал о том, что его руки, проникшие между ее бедер, возбуждали ее сверх всякой меры.

Она поняла, что все ее тело пульсирует желанием, удовлетворить которое может только этот мужчина. Бесстыжее тело с радостью приветствовало его прикосновения и стран но желало большего. И когда Кейн лег на нес, она не стала его отталкивать. Чувственный жар его мускулистой груди и упругих бедер не допускал ни малейшего сопротивления. Он заставил ее желать его так сильно, что даже смерть показалась бы ей ничтожной жертвой ради такого наслаждения!

Кейн оперся на руки и поднялся над ней. Дарси смотрела на его лицо, покрытое синяками и ссадинами, и оно казалось ей невероятно красивым. Он напоминал ей пантеру, каждое движение которой выверено и точно. Взгляд его темных глаз пронизывал ее насквозь.

— Я пытался, — прошептал Кейн, не в силах оторвать взгляд от ее лица. — Знай это, маленькая нимфа. Я действительно пытался заставить себя не хотеть тебя так, как хочу сейчас…

Он медленно опустился на нее, коленом осторожно раздвигая ее бедра, заставив Дарси задрожать от предвкушения.

— Ради тебя я готов на все, но не могу забыть, что я мужчина, а ты невероятно привлекательная женщина.

До этого у Кейна никогда не было девственниц, но он знал, что следует действовать очень осторожно, чтобы не испугать ее. Если он не проявит достаточного терпения, то только укрепит ее болезненное отношение к. мужчинам. То, что должно стать кульминацией невыразимого удовольствия, может превратиться для этой неопытной девушки в самый страшный кошмар.

Очень медленно он вошел в нее, давая ей время привыкнуть к тому, как плоть поглощает плоть. Он не мог не причинить ей боль, но мысленно поклялся, что будет нежен и терпелив, даже если это окажется выше его сил.

Тихий крик Дарси утонул в его губах. Он целовал ее, не останавливаясь, шепча слова успокоения и обещания скорого избавления от боли.

И неожиданно боль прошла, уступив место новому, неведомому удовольствию, которое расцветало в ней, как цветок под лучами теплого солнца.

Он нежно заставил ее невинное тело двигаться в его ритме, терпеливо обучая тому, как женское и мужское желания могут дополнять друг друга. Постепенно Дарси почувствовала, что ее захватывают эти гипнотические движения. Она была словно река, которая трется о берега, чтобы потом обрушиться вниз сверкающим водопадом.

С каждым движением Дарси все сильнее ощущала себя частью некой волшебной тайны жизни. Страсть захлестывала ее все сильнее и сильнее, погружая в пучину удовольствия. Ее руки обнимали Кейна за шею, и ей казалось, что она может оставаться в таком положении до конца своих дней. Она тонула в его объятиях, и ей было все равно, найдет она спасение или нет, Едва дыша, она стремительно падала в пропасть наслаждений.

Когда Кейн почувствовал, что Дарси движется в унисон с ним, он перестал контролировать себя, и экстаз сотряс его тело, лишая сил. Все его мысли и чувства слились в этом бурном финале.

Наваждение рассеялось, Кейн открыл глаза и посмотрел па прекрасное лицо в окружении золотисто-медных локонов, разметавшихся по подушке. В уголках глаз Дарси он заметил две крохотные слезинки и проклял себя за ту боль, что причинил ей. Но он не мог забыть невыразимое блаженство, которое обрел в ее нежных объятиях Будучи совершенно неопытной, Дарси инстинктивно чувствовала, как доставить удовольствие мужчине. Она отвечала на его ласки так естественно и свободно, что это только усиливаю возбуждение.

Но теперь ему придется расплачиваться за то, что он совершил. Патрик убьет его, если узнает, что он, высокооплачиваемый телохранитель, лишил его дочь невинности. А сама Дарси скорее всего возненавидит его, когда придет в себя и поймет, что произошло. На рассвете она начнет задавать себе массу вопросов, сгорая от стыда и чувства вины. Но Кейн знал, что та страсть, которую они испытали, была скорее исключением, а не правилом.

Даже весьма искушенная в таких делах Мелани Брукс не могла сравниться с этой зеленоглазой девственницей, столь быстро и умело перенявшей его стиль занятий любовью. В Дарси О'Рурк таилась бездна страстей, и ее воображение подсказывало ей, как отвечать на ласки и поцелуи Кейна.

Виски и усталость от любви брали свое, и Дарси почти не видела, как улыбался ей Кейн. Почти два месяца она работала как вол и держалась лишь на собственном упрямстве, и теперь у нее совсем не осталось сил. Ей не хотелось закрывать глаза, но сладкая дрема в нежных объятиях Кейна смежила ей веки.

Кейн снова улыбнулся, когда увидел, что Дарси заснула у него на руках. Он осторожно отодвинулся в сторону, но не смог оторвать восхищенного взгляда от ее совершенного профиля, освещенного лунным светом. Он не удержался и провел кончиками пальцев по ее матовой шее вниз, к розовым бутонам ее сосков.

Совершенство, абсолютное совершенство, восхищенно думал он, впитывая взглядом каждый дюйм ее шелковистого тела. Ему удалось раскрыть то, чего не сумел разглядеть ни один мужчина: под броней упрямства и своеволия скрывалась прекрасная чувственная женщина. Кейн пытался вспомнить, встречал ли он хоть раз кого-то, кто мог сравниться с пей в красоте и безграничной естественности. Даже Мелани Брукс могла претендовать лишь на второе место. Дарси представляла собой странную, интригующую комбинацию дьявольского и ангельского. И нет никаких сомнений, что чувственный ангел немедленно спрячется за упрямого дьявола, когда она проснется. Она будет раскаиваться. что отдалась ему, и обвинять в этом его.

Тяжелый вздох вырвался из груди Кейна. Он положил руку на бедро Дарси и прижался к ней, решая уйти и дать ей возможность в одиночестве справляться с мучительными чувствами или остаться и пережить бурю эмоций с ее стороны.

Он не знал, в каком случае ей будет легче, но счел, что лучше остаться. Кроме того, он вряд ли смог бы вообще подняться с кровати. Схватка с бандитами стоила ему немалых усилий, а остатки энергии унесла безумно приятная, но физически изматывающая ночь любви. К тому же ему хотелось продлить удовольствие и насладиться тем, что Дарси лежала рядом.

Это же настоящее наслаждение, с удивлением подумал Кейн. Еще никогда он не чувствовал такого сильного желания остаться рядом с женщиной, с которой занимался любовью. Обычно его беспокойная натура заставляла его исчезнуть, унося с собой призрачное удовольствие.

С этой мыслью Кейн заснул. Он слишком много отдал Дарси, чтобы уменьшить ее страдания во время превращения в женщину, он предложил ей всю свою нежность и заботу, и только сон мог восстановить его силы.

Глава 8

Дарси проснулась оттого, что услышала собственный тяжелый вздох. Она тут же почувствовала ноющую боль в висках и поняла, что еще долго не сможет открыть глаза. Но какое-то движение рядом с ней заставило ее проснуться раньше, чем она рассчитывала. Наткнувшись на теплое, покрытое волосами тело, она в страхе подскочила и начала судорожно натягивать на себя простыню, но полностью обнажила загорелую фигуру Кейна Каллахана, лицо ее вспыхнуло. Ночью, при свете луны, ее романтическое приключение казалось приятным, но теперь, в ярком свете дня и без одурманивающего действия виски, Дарси ужаснулась тому, что совершила.

Черт возьми, она позволила себе стать его очередным завоеванием! Увидев красноречивые пятна на простыне, она застонала от невыносимого стыда, потому что Кейн тоже смотрел именно на эти пятна! Происшедшее между ними не имело никакого отношения к любви. Ему нужно было ее тело, никакие эмоции и чувства его совершенно не интересовали. Судя по всему, она даже не слишком ему нравилась, ведь он постоянно насмехался над ее характером и привычками. Однако соблазнить женщину, причем любую, казалось ему так же естественно, как дышать воздухом.

Дарси ощущала жгучий стыд и злобу на себя и этого соблазнительного красавца, который заставил ее желать его с такси силой. Именно заставил, повторила она про себя. Она никогда не поддалась бы искушению, если бы Кейн не использовал все свое мужское обаяние. Никогда!

Кейн готовил себя к самому худшему. По отчаянному выражению лица Дарси он ясно понял, какие чувства бушевали в ее душе. Буря должна была грянуть с минуты на минуту. События развивались так, как он и предполагал. Кейн судорожно подыскивал нужные слова, чтобы попытаться успокоить Дарси прежде, чем она взорвется.

— Не разрушай то волшебство, которое мы обрели в объятиях друг друга. — Поморщившись от боли, он спустил свои длинные ноги с кровати и поднялся. — То, что произошло между нами…

Дарси вскрикнула и резко отвернулась к стене, но вид обнаженной фигуры Кейна, казалось, навсегда запечатлелся в ее мозгу.

— Я не желаю обсуждать происшедшее. В тот момент здравый рассудок покинул меня, — заявила она почти спокойно. — Я хочу, чтобы ты ушел… немедленно!

Кейн едва не рассмеялся, глядя на кокон из простыни, из которого торчала только прядь рыжих волос.

— Думаю, нам нужно все обсудить… немедленно, — предложил он.

— Не мог бы ты надеть брюки? — почти взмолилась Дарси. — Вероятно, ты привык вести разговоры в голом виде, но я нет!

— Я понимаю, что ты чувствуешь, — прошептал Кейн.

Ему самому было крайне неловко, и он не знал, что нужно говорить. Для него ситуация оказалась не менее сложной, и он сомневался, что нужно обсуждать столь деликатный вопрос.

— Нет, ты не понимаешь и не можешь понимать! — сказала Дарси, разворачиваясь к нему лицом. — Ты же не женщина, и это не первый раз, когда ты…

Его широкая, покрытая завитками волос грудь, стройные бедра и длинные ноги снова предстали перед ее глазами. Ей пришлось опять отвернуться и уставиться в стену. Господи, она готова была проломить ее, лишь бы убежать от Кейна и от собственного стыда!

Чувствуя, как тяжело дается Дарси этот разговор, Кейн решил прийти ей на помощь и закончить начатую ею фразу.

— Не первый раз, когда я был с женщиной? Да, не первый, — честно признался он, подходя ближе. Он провел рукой по ее распущенным волосам. Дарси продолжала хранить гробовое молчание. — Учитывая то, что случилось на прошлой неделе, нам нужно немедленно собрать веши и уехать. И если…

Волна гнева захлестнула сознание Дарси.

— Уехать с тобой? — почти закричала она, чувствуя непреодолимое желание подбить Кейну второй глаз. — Уехать, и что? Мотаться с тобой от одного прииска к другому, где ты будешь добывать деньги за карточным столом? Ты предлагаешь мне стать твоей любовницей? И на какой срок? Пока ты не встретишь какую-нибудь другую девушку, которая не устоит перед тобой? Нет, благодарю. Уж лучше я получу пулю в лоб, чем соглашусь на это.

— И получишь, если сегодня же, не уберешься из города! — закричал в ответ Кейн.

Он не хотел грубить ей, но, Бог свидетель, с этой женщиной нельзя было разговаривать нормально. Она не слушала никаких доводов и стремилась во всем ему противоречить. Если бы Кейн вдруг попросил ее не прыгать вниз головой с ближайшей скалы, она сделала бы это при первой возможности.

— Смерть от пули кажется мне менее болезненным делом, чем быть любовницей такого негодяя, как ты! — выпалила Дарси. — Ты сам признался, что привык менять женщин как перчатки… и я для тебя лишь короткое развлечение, способ убить время.

— Я не говорил ничего подобного! — возмутился Кейн. — Твое воображение, как всегда, завело тебя слишком далеко. И, если мне не изменяет память, ты сама с готовностью участвовала в том, что произошло этой ночью. Ты хотела меня так же, как я тебя, и не смей этого отрицать!

Дарси действительно готова была умереть, лишь бы не признаваться в этом. Обезумев от злости, она бросилась на Кейна, как дикая кошка. Тот едва успел перехватить в воздухе ее кулак, который точно метил в оставшийся неподбитым глаз. Поняв, что ей с ним не справиться, она попыталась снова отвернуться, но Кейн схватил ее и притянул к себе.

— Повторяю еще раз, — он старался говорить как можно спокойнее, — ты и я, мы оба уезжаем. Учитывая то, что произошло, думаю, мы должны пожениться. Это самое логичное, что мы можем сделать.

— Пожениться? Ты считаешь это логичным? Ни за что! Дарси почувствовала, что еше немного, и у нее начнется истерика.

— О, какал жертва с твоей стороны! Жениться на девственнице, которую ты лишил невинности и которая к тому же очень богата, — продолжала она. — Ты знаешь, что мой отец владеет крупнейшей транспортной компанией, и для тебя это великолепный шанс прибрать к рукам его деньги. А потом ты придумаешь способ, как избавиться от меня и продолжать вести привычный образ жизни: шлюхи и карты — вот что тебе нужно!

Кейн молча слушал ее тираду. Что мог он ответить на эти ужасные обвинения? Рассказать Дарси, кто он на самом деле? Но трудно было даже предположить, как она отнесется к информации о том, что его нанял ее отец, нанял для спасения от той ситуации, в которой она все-таки оказалась. Скорее всего она обратит свой гнев на Патрика.

Однако непонятно почему Кейн хотел, чтобы Дарси приняла его таким, каким она его видела, и оценила то, что произошло между ними, невзирая ни на какие обстоятельства. Он сам не понимал, почему это было для него так важно. Дарси порой настолько выводила его из себя, что он не мог нормально соображать, однако его тянуло к ней, и он уже скучал по тому наслаждению, которое она ему подарила.

Увы, все эти размышления заняли слишком много времени, что и стало роковой ошибкой. Кейн понял это, когда увидел, что Дарси бросилась к столику и схватила вазу в качестве оборонительного орудия.

— Убирайся из моей комнаты и моей жизни! — крикнула она и запустила в него вазой, но промахнулась.


Прихрамывая, Кейн поспешил к кровати и начал натягивать брюки. Едва он успел всунуть одну ногу в штанину, как девушка схватила с комода кувшин и кинула его прямо ему в голову, Кейн едва успел увернуться. Фаянсовый кувшин ударился о стену и разлетелся на тысячу осколков.

— Перестань! — закричал Кейн.

Он схватил рубашку и попятился назад, потому что на этот раз Дарси замахнулась на него стулом.

— Не перестану, пока ты не уберешься отсюда! — крикнула она, гневно сверкая глазами. — И никакой женитьбы! Клянусь, что отныне в моей жизни не будет места мужчинам и виски!

— А этот список будет пополняться? — попытался пошутить Кейн, чтобы как-то разрядить обстановку.

Но его попытка, похоже, возымела прямо противоположное действие: Дарси ответила потоком ругательств, которых он не ожидал услышать из уст такой молоденькой девушки. Затем она бросила в него стул, и Кейн едва успел выскочить из комнаты, прихватив с собой сапоги.

Прикрываясь дверью, как щитом, он осторожно просунул голову обратно в комнату. Кейн надеялся, что Дарси бросила в него все и больше метательных орудий у нее не осталось. Он обратил внимание, что даже в гневе она не забыла о своей привычке делать все в алфавитном порядке: сначала она бросила в него вазу, затем кувшин и стул. Однако он заметил стоявший на столе медный чайник и понял, что рискует заработать еще одну шишку на голове.

— Когда ты придешь в себя и поймешь, как глупо поступаешь, мы сможем спокойно все обсудить! — скороговоркой выпалил он, опасливо выглядывая из-за двери.

Дарси была вне себя от гнева. Как он смеет так разговаривать с ней! Ведь для него женитьба хуже петли, а она не выйдет замуж за этого сероглазого красавца пи за что на свете! Она нужна ему только как способ получить состояние, но лучше умрет, чем позволит прикарманить деньги семьи О'Рурк!

— Никаких обсуждений не будет, потому что я больше никогда не стану с тобой разговаривать! — сказала Дарси и в подкрепление своих слов швырнула в дверь чайником. — А теперь убирайся!

Кейн успел скрыться до того, как чайник со звоном ударился о дверь. Теперь он ясно понял, что Патрик О'Рурк поручил ему совершенно невыполнимое задание. Эта упрямая дочь ирландца была просто неуправляема! Кейн не смог уговорить ее выехать из города, а теперь еще угодил в разряд ее злейших врагов. Судя по всему, она считала его самым последним подонком.

Снедаемый этими невеселыми размышлениями, Кейн надел сапоги и спустился на первый этаж отеля. После драки с Гризом и бурной ночи с Дарси он чувствовал себя совершенно разбитым. Его состояние ухудшалось тем, что все у него шло наперекосяк. И какой черт дернул его просить руки этой сумасшедшей? Вероятно, это был чисто джентльменский шаг, своего рода компенсация за украденную девственность. Но его широкий жест лишь вызвал у Дарси приступ гнева. Кейн не вполне понимал, почему она так бурно отреагировала на его предложение пожениться. Действительно, женская логика абсолютно недоступна пониманию.

Кейн направился в ресторан и заказал себе плотный завтрак. За кофе он принялся обдумывать свои дальнейшие действия. Сложившаяся ситуация требовала принятия срочных мер. Может быть, Патрик опять оказался прав и вернуть Дарси под отцовский кров можно, только запугав ее до смерти?

Размышления Кейна прервало появление Дарси, которая тоже спустилась позавтракать. Как всегда, она была одета в платье с высоким воротом. Чопорный наряд дополняла шелковая шляпка того же цвета, что и платье. Дарси изо всех сил старалась игнорировать присутствие Кейна. Она даже не смотрела в его сторону, словно его вообще не существовало ни в этом зале, ни на этом свете.

Но он, черт побери, существовал, и она убедится в этом еще до конца недели! Если сейчас Дарси злилась на него, то скоро станет ненавидеть, потому что он сделает так, что ей придется умолять своего папочку дать ей хоть какую-нибудь работу в Сент-Луисе. Возможно, Дарси О'Рурк считала себя крепким орешком, но Кейн Каллахан был настоящим специалистом по решению трудных задач. Он твердо решил сломить ее сопротивление, чего бы ему это ни стоило!

Призвав на помощь все свои артистические способности, Дарси делала вид, что совершенно не замечает присутствия высокого красавца, который сидел в противоположном углу ресторана. Ей было непросто сохранять невозмутимое выражение лица, потому что в ее душе бушевали чувства стыда, гнева и оскорбленного достоинства. Она не только переспала с Кейном, но и настолько потеряла контроль над собой, что закатила гнусный скандал, чтобы выгнать его из комнаты.

Черт бы его побрал! Он наверняка с первой же встречи решил приударить за ней. Да, этот негодяй все рассчитал очень точно. Кейн хотел заставить ее поверить, что у него исключительно честные намерения. Он даже пару раз пришел ей на помощь, чтобы доказать, насколько он о ней заботится. И стоило ей потерять бдительность, как он тут же воспользовался этим. Он даже сыграл на ее жалости, когда стонал, зализывая свои раны после драки! Дарси не могла вынести мысль о том, что ее соблазнил такой профессионал. Нет никаких сомнений, что именно деньги Дарси заставили Кейна приложить столько усилий для ее завоевания.

Теперь она видела все совершенно ясно. Эта история ничем не отличалась от той, что случилась с Майклом Дюпри. Майкл был таким же пройдохой, и его единственной целью являлось приданое Дарси. Для него не составило труда увлечь молоденькую наивную девушку, впервые выпорхнувшую из-под отцовского крыла. Она верила Майклу и, слава Богу, раскусила его предательскую натуру раньше, чем попала в расставленные им сети.

Теперь, спустя три года, все повторилось снова. Кейн Каллахан лишний раз доказал ей, что мужчины используют женщин только для того, чтобы что-то от них получить.

Что ж, теперь Дарси твердо усвоила, что единственный мужчина, которому она может доверять, это ее отец. И если бы она не поставила перед собой цель доказать ему, что достойна его доверия, то немедленно собрала бы вещи и отправилась домой. Но она ни за что не уедет из Денвера, пока не разберется с работой и грабителями, будь они прокляты!

Дарси сидела, рассеянно глядя в тарелку с жарким.

Дарси скосила глаза и увидела, что Кейн смотрит на нее с широкой улыбкой на лице. Он насмехается над ней даже издали! Черт побери, он, видимо, не догадывается, как легко ей запустить в него этой тарелкой. С тяжелым вздохом Дарси вернулась к своему завтраку. Как было бы здорово, окажись на ее тарелке этот нахал. Она разрезала бы его на мелкие кусочки и съела без капли жалости.

Мужчины! От них одни только неприятности. Сначала она должна выносить присутствие Кейна Каллахана, а стоит ей прийти в контору, как придется отражать нападки Оуэна Грейвза. Похоже, утренняя головная боль станет только сильнее.

Гордо подняв голову, Дарси с достоинством встала из-за стола и направилась к выходу из ресторана. Больше она никогда не увидит Кейна Каллахана и вычеркнет этого негодяя из своей памяти. Их мимолетная связь не должна оставить след в ее душе. Дарси поклялась себе, что не станет оглядываться назад и забудет даже имя того, кто… Действительно, как там его зовут?

Глава 9

Целых три дня Дарси занималась только тем, что налаживала работу компании и пыталась забыть Кейна Каллахана. Постоянные насмешки Оуэна Грейвза отвлекали ее от этого занятия, но она не сдавалась. Оуэн научился доводить ее до исступления, но он был очень умен и знал, когда нужно остановиться, чтобы не перейти грань и не лишиться работы.

Перед полуднем в контору пришла телеграмма, в которой сообщалось, что совершена очередная попытка ограбления, которая, к счастью, провалилась. Грабитель действовал в одиночку и напал на дилижанс, перевозивший груз золота. Судя по сообщению, нападавший не был Громилой, который оставлял на месте преступления любезные записки. На этот раз охранники оказали бандиту достойный отпор. В результате груз должен был прибыть в целости и сохранности, хотя и с некоторым опозданием. В телеграмме сообщалось, что дилижанс следует ожидать в Денвере поздно вечером.

Понимая, что впереди у нее множество хлопот, связанных с приемом груза, Дарси торопилась уладить текущие дела. Оуэн Грейвз, как всегда, работал спустя рукава. Дарси потратила немало времени, чтобы доказать ему эффективность предложенных ею методов, но он сознательно отказывался следовать ее советам.

Лестер Олдридж, напротив, всячески старался угодить Дарси, но он никак не мог усвоить новую систему ведения бухгалтерских книг. К счастью, его брат Питер в последнее время не появлялся в конторе и не отвлекал своей болтовней ни Лестера, ни Дарси.

К тому моменту, когда было пора закрывать контору, Дарси чувствовала себя смертельно усталой, но впереди ее ждало еще очень много работы; следовало встретить запоздавший дилижанс, взвесить золотые слитки и песок, рассортировать чеки и пересчитать наличные деньги.

Солнце уже село, и оба ее помощника отправились по домам. Дарси решила начать с заполнения отчета о нападении грабителя. Неожиданно в контору вернулся Лестер.

— М-мне не обязательно торопиться домой, — объявил он, смущенно переминаясь с ноги на ногу. — Мой брат, д-должно быть, занят с очередным к-клиентом и вернется поздно. Я бы с радостью остался и п-помог вам принять г-груз.

Иногда легче и быстрее все сделать самой, подумала Дарси, и это именно такой случай. Кроме того, ей хотелось остаться одной и спокойно подумать. Целый день сновавшие туда-сюда посетители отвлекали ее от размышлений о своей жизни, поэтому она решила отказаться от предложения Лестера.

— Спасибо, Лестер, но я все сделаю сама. Иди домой, — сказала Дарси с усталой улыбкой.

— Я м-мог бы сделать записи в бухгалтерской к-книге, пока вы будете в-взвешивать золото, — предложил тот, избегая смотреть Дарси в глаза. Его руки судорожно мяли шляпу, которую он держал перед собой. — И м-можете не платить мне сверхурочные. П-правда, я обойдусь без них.

— Пожалуй, в другой раз, — пробормотала Дарси. Она уже начала пересчитывать прибывшие ваучеры. — А сегодня я справлюсь сама.

Лестер покорно кивнул и медленно побрел к выходу.

Дарси тяжело вздохнула и вернулась к работе. Она закончила с документами и перешла к прилавку, на котором стояли весы и лежали мешки с золотым песком. В конторе, освещенной только одной лампой, стоял полумрак. Тишина нарушалась лишь звоном гирь и глухим стуком мешков, которые Дарси снимала с чашек весов.

Странный треск, раздавшийся со стороны черного входа, привлек внимание девушки. Она прислушалась, пытаясь понять причину появления этого шума. Дверь снова затрещала, и Дарси в ужасе замерла на месте. Главная контора компании еще ни разу не подвергалась ограблению, но исключать возможность нападения было нельзя.

Призвав на помощь все свое мужество, она на цыпочках направилась к коридору, ведущему в бухгалтерию. Увидев метнувшуюся в темноте зловещую тень, она хотела закричать, но тут тень приобрела очертания высокой бесформенной фигуры, которая повалила Дарси на пол и зажала ей рот затянутой в перчатку рукой.

— Одно движение, леди, и вам конец, — раздался над ее ухом хриплый голос.

Дарси смогла рассмотреть только маску на лице грабителя, и длинный плащ, полностью скрывавший его фигуру. Неожиданно она почувствовала, что ей в бок упирается дуло револьвера. Маской нападавшему служил мешок из-под муки с прорезями для глаз. Дарси не могла разглядеть лица, но мерзкий запах и хриплый голос подсказали ей, что это Гризли Ванхук. Как и предсказывал Кейн, бандит вернулся, чтобы отомстить ей.

— Тащи сюда золото, — приказал бандит.

Девушка поняла, что у нее нет практически никаких шансов на спасение и что терять ей абсолютно нечего.

— Тащи его сам, — процедила она сквозь зубы. Бандит рывком поднял ее с пола и толкнул в сторону прилавка.

— Делай, что тебе сказали, — прохрипел он, перемещая револьвер к ее виску.

Медленными шагами Дарси направилась к лежавшим на прилавке слиткам и мешкам с золотым песком.

— Пошевеливайся! Я не собираюсь торчать здесь всю ночь, — нетерпеливо сказал бандит.

Девушка не сомневалась, что перед ней один из двух грабителей, постоянно нападавших на дилижансы компании.

Она давно подозревала, что одним из них был Гриз Ванхук. Теперь, когда оба его помощника сидели в тюрьме, он отважился на ограбление в одиночку, чем доказал правильность ее подозрений.

Господи, Дарси была готова предложить любую награду тому, кто избавил бы Денвер от Гриза, но меньше всего она ожидала, что эта возможность представится ей самой. К сожалению, в данном случае револьвер был у него, а не у нее, и девушка сомневалась, что сможет противостоять шестизарядному «кольту».

— Я сказал, пошевеливайся, — повторил Гриз и больно ткнул ее в спину дулом револьвера. — Клади слитки в…

Ему пришлось оборвать фразу ни полуслове, потому что в этот момент открылась входная дверь и на пороге появился Лестер Олдридж. Он все-таки вернулся, чтобы помочь Дарси, и совершенно не ожидал, что станет свидетелем ограбления. Он никогда не считал себя храбрецом, но на всякий случай носил с собой маленький короткоствольный револьвер. Похоже, это именно тот самый случай, подумал Лестер и дрожащей рукой вытащил револьвер из кармана пиджака.

Дарси в ужасе смотрела то на бандита с мешком на голове, то на бухгалтера в огромных очках, которые целились друг в друга. Она сомневалась, что Лестер успеет выстрелить первым, поэтому, воспользовавшись замешательством Гриза, схватила с прилавка самый увесистый мешок с золотым песком и с размаху ударила им бандита по голове. Она надеялась, что Лестер догадается о цели ее маневра и начнет стрелять.

Удар получился не слишком сильным. Гриз выругался и на мгновение перевел дуло револьвера на Дарси, а потом снова направил его на Лестера. Девушке оставалось только молиться. О, как истово она молилась в эту минуту! Она боялась, что ее пристрелит Гриз, но не меньше этого она опасалась пасть жертвой пули, выпушенной неопытным Лестером. В любом случае ее ждала смерть.

Кейн Каллахан в бессильной ярости сжал кулаки, когда через открытую дверь увидел, что происходит в конторе «О'Рурк экспресс». Он пришел сюда, чтобы попросту схватить Дарси и силой увезти ее к отцу, но опоздал на пять минут.

В тусклом свете лампы Кейн разглядел вооруженного бандита, размахивающего револьвером, — испуганную Дарси и растерянного Лестера. В мгновение ока Кейн перебежал на противоположную сторону улицы и занял позицию, позволявшую держать бандита на мушке. У него не было права на ошибку.

Револьверы Лестера и Кейна выстрелили одновременно. К счастью, рука Кейна не дрогнула, и его пуля пролетела в футе от головы Лестера и попала прямо в грудь бандита. Увидев, что последний начинает оседать на пол, Кейн исчез, растворившись в темноте.

Гриз в недоумении и ярости уставился на щуплого человечка в очках, в руках которого судорожно подрагивал дамский револьверик. Он уже взвел курок своего «кольта», когда Дарси ударила его по руке, и оружие отлетело в сторону.

Бандит замертво упал на пол, и девушка поспешила стащить мешок с его головы, чтобы убедиться в правильности своих подозрений. Ее взору открылось перепачканное мукой лицо Гризли Ванхука, Его глаза закрылись, чтобы больше не открыться никогда.

Несмотря на то что ее сердце бешено колотилось, а руки дрожали, Дарси не преминула поднять мешок с золотым песком, которым ударила Гриза, и положить его на место.

— Я пойду и позову помощника шерифа, — сказал Лестер внезапно охрипшим голосом.

Она молча кивнула. Ее била крупная дрожь, и она не могла выдавить из себя ни звука. Когда Лестер побежал искать Патта Меткафа, Дарси прислонилась к прилавку и попыталась прийти в себя. Странно, подумала она, в прошлый раз, когда Гриз угрожал ей револьвером, ей не было так страшно. Но тогда рядом с ней находился Кейн Каллахан, и одно его присутствие придавало ей смелости. Теперь же, без его поддержки, она дрожала, как заячий хвост!

Слава Богу, с облегчением подумала Дарси, теперь все кончено. Но тут чья-то крепкая рука зажала ей рот.

Значит, Гриз пришел не один, в ужасе догадалась девушка. Один из его подручных все это время ждал за дверью и теперь воспользовался тем, что она осталась одна.

Лицо бандита было полностью скрыто черной маской и шляпой с широкими полями. Он подтащил Дарси к прилавку и, держа ее одной рукой, принялся ссыпать золото в широкие карманы своего плаща. Когда она попыталась укусить его за руку, он прервал свое занятие, достал из другого кармана носовой платок и затолкал его ей в рот. Она попыталась вывернуться, но он крепко прижимал ее к себе и держал железной хваткой. Тогда Дарси пнула его ногой, но в ответ он больно ткнул ее в спину, а потом сорвал с нее очки и бросил их на пол, чем привел в полную ярость.

Когда грабитель набил карманы золотом, он достал веревку и связал Дарси по рукам и ногам. Она с ужасом смотрела на то, как он с ловкостью фокусника достает из очередного кармана какую-то грязную тряпку. Этой тряпкой он обмотал Дарси, словно мумию, взвалил ее на плечо и быстрым шагом вышел на улицу через черный ход.

Мысль о том, что ее могут увезти в горы и там, в каком-нибудь диком и бехчюдном месте, подвергнуть пыткам и предать мучительной смерти, до сего момента никогда не приходила девушке в голову. Если бы она знала, какой ужас ожидает ее в будущем, то, наверное, стала бы умолять Кейна Каллахана вернуться в ее жизнь и спасти. Заметьте, наверное, стала бы умолять…

Но Кейн Каллахан исчез из города два дня назад, и теперь Дарси станет очередной жертвой безымянного бандита. Она никогда больше не увидит своего отца, а тот не узнает, какая страшная смерть ее постигла. К тому времени, когда Лестер вернется в контору, она будет уже далеко.

Дарси застонала, когда похититель грубо швырнул ее поперек седла привязанной за конторой лошади. Господи, впереди ее ждали мучения, которые не могли привидеться ей даже в самом кошмарном сне!

Тем временем бандит вскочил в седло второй лошади, взял лошадь Гриза за повод и направился в темноту, к дороге, ведущей из города. Едва оказавшись на свободном пространстве, он пустил обеих лошадей галопом.

Дарси мысленно поблагодарила небо за то, что не успела поужинать. Ее трясло и швыряло так, что желудок, казалось, уже несколько раз подряд вывернулся наизнанку. Ничуть не заботясь о ее комфорте, неведомый похититель свернул на узкую каменистую тропинку, круто поднимавшуюся в горы.

Но больше всего девушку мучила мысль о том, что Кейн Каллахан оказался прав. Сколько раз он предупреждал ее, что нужно уехать из города, пока она не оказалась в смертельной опасности! Теперь ее стремление наладить работу компании показалось Дарси глупым и ничтожным.

Она громко застонала, когда лошадь споткнулась, задев копытом о камень. Они поднялись уже высоко в горы. Несомненно, именно здесь, в самом глухом уголке Колорадо, Дарси О'Рурк суждено найти свою смерть. Ее безжизненное тело будет брошено среди камней па растерзание волкам и стервятникам.

Кейн Каллахан злорадно усмехнется, узнав о ее гибели. Все его попытки убедить ее уехать оказались напрасными. Но он не станет горевать о ней. Она была для него не более чем случайным развлечением. Рано или поздно он встретит другую богатую дурочку и заставит ее поверить, что его предложение о замужестве искреннее и чистосердечное. Интересно, подумала Дарси, скольких девушек он лишал невинности, а потом предлагал жениться на них? Естественно, она у него не первая. Скорее всего Кейн Каллахан был женат не менее дюжины раз и растратил не одно приданое.

Дарси бессильно опустила голову на круп лошади. Это все, подумала она. Жизнь кончилась, и она совершает свое последнее путешествие.

Патт Меткаф бежал к конторе «О'Рурк экспресс», не разбирая дороги. Он боялся даже подумать о той опасности, которой подверглась Дарси. Лестер нашел его на противоположном конце города и сбивчиво рассказал о том, что произошло. Теперь он, задыхаясь, бежал вслед за помощником шерифа.

Оказавшись в конторе, Патт огляделся, ища глазами Дарси, предмет своего обожания. Не увидев ее, он подошел к валяющемуся на полу телу.

В это время на улице начала собираться возбужденная толпа.

— Кто пристрелил Гриза Ванхука? — спросил кто-то из зевак.

— Я, — ответил Лестер, который даже не подозревал, сколь ничтожна его роль в этом событии.

По толпе пробежал гул удивления. Весть о смерти Гриза не вызвала ни слез, ни жалости. Напротив, все были готовы аплодировать Лестеру за то, что он избавил город от такого злостного разбойника. Имя Лестера передавалось из уст в уста. Два золотодобытчика подняли щуплого бухгалтера на плечи и понесли по улице, словно героя, победившего в решающем бою.

Пока горожане праздновали в ближайшем салуне смерть Гриза, Патт обыскивал контору в поисках Дарси. Он думал, что найдет ее плачущей в каком-нибудь темном углу, но девушки нигде не было. Дарси исчезла!

Патт выскочил на улицу и направился к отелю, в котором она жила. Проходя мимо салуна, он услышал бренчание пианино и пьяные голоса. Празднование было в самом разгаре, и все тосты поднимались за здоровье Лестера, человека, который пристрелил Гризли Ванхука.

Помощник шерифа несколько раз постучал в дверь номера Дарси, но ему никто не открыл. Тогда он спустился на первый этаж и спросил дежурного, не видел ли тот мисс О'Рурк. Когда заспанный клерк сообщил, что Дарси вообще не возвращалась в отель. Патт в отчаянии стащил с себя шляпу и запустил пятерню в волосы цвета соломы.

Куда же она могла деться? Сначала он подумал, что Дарси у Кейна Каллахана, потому что еще раньше заметил, что между ними двумя возникло нечто вроде симпатии. Но потом он вспомнил, что Кейн два дня назад объявил, что отправляется в поездку по приискам в поисках игры в покер с высокими ставками. В тот момент Патт даже обрадовался, потому что теперь Кейн не стоял между ним и мисс О'Рурк.

Размышляя надо всем этим, Меткаф медленно побрел обратно к конторе. Неожиданно ему пришла в голову мысль, что девушка просто куда-то вышла и уже вернулась обратно.

Но контора по-прежнему была пуста. Патт стоял и в растерянности оглядывался по сторонам. Его внимание привлекла раскрытая бухгалтерская книга, лежащая на столе, за которым работала Дарси. Потом он увидел пустой деревянный ящик, использовавшийся для перевозки золота, и стоявшие на стойке весы.

Неожиданная догадка заставила его вздрогнуть. Дарси О'Рурк была известна своей организованностью и страстью все расставлять по своим местам. За те два месяца, что она провела в городе, девушка ни разу не покинула контору, не убрав на место бумаги или не поставив на полку весы.

Патт пулей вылетел на улицу и бросился на поиски Лестера. Когда помощник шерифа обнаружил его в ближайшем салуне, новый король Денвера был до краев накачан виски. Паи схватил его за лацканы пиджака и как следует встряхнул.

— Эй, Патт, — раздался чей-то пьяный голос. — Ты там полегче с Лестером. Мы только что вручили ему ключ от города и объявили национальным героем.

Но помощника шерифа это не интересовало. Ему требовалось, чтобы Лестер ответил на его вопросы.

Бедняга Олдридж никак не мог взять в толк, зачем его подняли со стула. Чтобы пересилить тот страх, которого он натерпелся, стоя под дулом револьвера Гриза, он пил виски, как волу, и к тому моменту, когда Патт начал его о чем-то спрашивать, он уже почти ничего не соображал.

— Отвечай, черт тебя подери! — кричал Патт ему в ухо. — Ты убирал золотые слитки, которые Дарси взвешивала перед нападением?

Лестер несколько раз моргнул и переспросил:

— Слитки? А-а, с-слитки!

Он нахмурил брови, пытаясь собраться с мыслями.

— Нет, н-не убирал. Мисс О'Рурк послала меня позвать вас, и я пошел.

— А когда мы вернулись в контору? — не унимался Патт. — Ты убирал золото перед тем, как идти в салун?

Лестер отрицательно замотал головой:

— Я н-не успел. М-меня схватили и притащили с-сюда, Я д-думаю, это с-сделала Дарси.

— Она исчезла! — в отчаянии крикнул Патт. — И золото тоже пропало.

В салуне наступила гробовая тишина. Все внимательно смотрели на помощника шерифа и не верили своим ушам. Патт отпустил Лестера, и тот бессильно упал обратно на стул.

— Мисс О'Рурк нигде нет, — сообщил Меткаф. — Я обыскал весь город. Хотя Лестер пристрелил Гриза, должно быть, кто-то из его банды ждал у черного хода. В результате мисс О'Рурк исчезла, а золото все-таки похитили.

Патт говорил с таким отчаянием, что все собравшиеся в салуне прониклись его тревогой за судьбу Дарси. Люди бросились на улицу в поисках возможных следов пропавшей девушки. Через некоторое время были обнаружены отпечатки копыт двух лошадей за зданием конторы компании «О'Рурк экспресс». Патт выдвинул предположение, что это лошади Гриза и его неизвестного помощника. Он внимательно осмотрел землю, но не нашел следов от обуви небольшого размера. Из этого он сделал вывод, что Дарси принесли сюда и, положив на лошадь, вывезли из города. Вероятно, она была без сознания или… Патт даже самому себе боялся признаться, что существовала и другая возможность.

— Мне нужны добровольцы, чтобы организовать погоню! — крикнул он.

Через несколько минут перед ним предстали полдюжины волонтеров. К сожалению, Патт не знал, в каком направлении отправился предполагаемый похититель. Следы лошадей обрывались у дороги, ведущей из города. Патт оказался в полной растерянности и буквально рвал на себе волосы.

Бормоча под нос проклятия, он вернулся в салун за Лестером.

— Немедленно отправляйся в контору, — приказал он начавшему приходить в себя бухгалтеру, — и разошли телеграммы об исчезновении мисс О'Рурк. После этого наведи в конторе порядок. Ты будешь отвечать за все, пока мистер О'Рурк не узнает о том, что случилось. Уверен, он сделает тебя главным, поскольку ты единственный, кто попытался предотвратить ограбление.

— Меня? — испуганно моргнул Лестер. — А как же Оуэн Грейвз? Он же м-менеджер…

— Ты застрелил Гризли Ванхука, — заявил Патт — и стал знаменит в одну минуту. Мисс О'Рурк недолюбливала… недолюбливает Оуэна, — торопливо исправился он — Уверен, она хотела бы видеть тебя во главе отделения компании. Делай все так, как делала она!

Лестер вскочил со стула и направился к выходу из салуна. В дверях он вдруг остановился. Мысль о том, что он стал одним из самых уважаемых жителей города, заставила его распрямиться и высоко поднять голову. Теперь он был нужен Дарси. Она хотела бы, чтобы он управлял конторой с такой же эффективностью и аккуратностью, как она. Единственная проблема заключалась в том, что…

Да, новое назначение связано с новыми трудностями, подумал Лестер и едва не споткнулся. Теперь только на нем лежит ответственность за доставку золота и почты, он должен обеспечить бесперебойное движение дилижансов. Но он нужен Денверу, и Дарси может на него рассчитывать!

Воодушевленный этими мыслями, он быстро зашагал по улице. Он будет работать на пределе своих сил, ведь теперь он знаменитость. Он проявил мужество и уложил самого Гриза Ванхука! Он стал легендой, настоящим героем своего города!

Глава 10

Пока Патт в растерянности пытался решить, где и как искать мисс О'Рурк, Кейн через прорези своей маски внимательно вглядывался в расстилавшийся перед ним горный пейзаж. Он бесшумно двигался по горной тропе, которую тщательно исследовал за последние два дня. Они ехали уже почти три часа, но за все это время он ни разу не заговорил с Дарси. Во-первых, он не был готов признаться ей, что это он ее похитил А во-вторых, он все еще не мог прийти в себя после тех переживаний, которые испытал, когда увидел револьвер Гриза, приставленный к голове Дарси. В его распоряжении были считанные секунды, но он успел выстрелить практически одновременно с Лестером, предпринявшим смелую, но бесплодную попытку спасти жизнь своей начальницы.

Холодок пробежал по спине Кейна, когда он вспомнил, как целился в бандита, одновременно боясь зацепить Лестера, а также того, что Лестер сам нечаянно попадет в Дарси.

В какой-то степени Кейн был даже рад, что слава убийства Гриза досталась Лестеру: чем меньше внимания он привлекал к себе во время выполнения задания, тем лучше. В Денвере он должен остаться известен только как путешественник, зарабатывающий себе на жизнь карточной игрой. Теперь, после блистательной «победы» Лестера, о Кейне все позабыли, и это было ему на руку. Он планировал не раскрывать тайну исчезновения Дарси до тех пор, пока не поймает Громилу, наносящего серьезный урон компании «О'Рурк экспресс».

Что же касается банды Гриза, то проблема уже разрешилась. Еще днем, осматривая горы, Кейн стал свидетелем неудачной попытки ограбления. Тогда он сразу узнал высокую фигуру Гриза Ванхука, хотя тот скрывался под длинным плащом и прятал свое лицо в мешке из-под муки. Однако Кейн не сумел предугадать вечернее нападение Гриза.

Слава Богу, что он успел вовремя. Еще минута, и Дарси могла бы погибнуть.

Кейн взглянул на обмотанную тряпкой фигуру, лежавшую поперек седла. Казалось, он должен был испытывать к ней жалость, но даже искра симпатии не вспыхнула в его душе. Эта упрямая дикая кошка заслуживала подобного обращения, и он последует совету ее отца, то есть запугает ее до смерти.

Кроме того, размышлял Кейн, се нужно наказать и за тот скандал с метанием домашней утвари, что она устроила в отеле три дня назад. Тогда она так сильно рассердила его, что он едва не вышиб из нее всю дурь. К сожалению, Патрик О'Рурк не платил ему за то, чтобы он свернул шею его непослушной дочери!

Напротив, его наняли спасти ее, и теперь он сделает так, что у Дарси останутся о Денвере только самые ужасные воспоминания, которые заставят ее вернуться к отцу. А если к тому же дела в местном отделении пойдут хорошо, то у нее вообще не будет причин стремиться в этот город.

Итак, Гризли Ванхук мертв, его сообщники за решеткой, и, следовательно, Кейну Каллахану осталось решить две проблемы: усмирить Дарси и поймать интеллигентного бандита. Конечно же, когда все это закончится, она возненавидит его еще сильнее. После всего, что между ними было, она прямиком бросится к отцу, и тогда Патрик…

Тихий стон отвлек Кейна от его размышлений. Увы, настало время пережить неизбежное. Он не мог навечно лишить Дарси дара речи и теперь готовился принять на себя гневный поток оскорблений и ругательств.

Хотя ему очень не хотелось этого делать, он все же слез с лошади и вытащил кляп изо рта своей пленницы. На него сразу обрушился длинный список нелицеприятных эпитетов и сравнений, точно передающих отношение Дарси к своему похитителю. Сделав короткую передышку, она продолжала:

— Имей в виду, грязная свинья, что мой отец — владелец «О'Рурк экспресс»! Когда он узнает о моем исчезновении, то пустит по твоему следу всех сыщиков страны! Он будет преследовать тебя до тех пор, пока ты не окажешься на виселице! Тебя найдут, где бы ты ни спрятался, нашпигуют свинцом и повесят вниз головой. С этого момента можешь считать, что твоя спокойная жизнь закончилась.

— Правда-а? — насмешливо спросил Кейн.

Он говорил с южным акцентом, растягивая гласные. Этому он научился, когда во время войны выполнял различные задания в тылу армии южан. Теперь же акцент помог ему остаться не узнанным.

— Да, правда, — зашипела в ответ Дарси. — Ты еще не знаешь, что такое стать врагом моего отца!

За тот час, что она протряслась на лошади вниз головой, Дарси решила встретить смерть с улыбкой на лице. Она не собиралась плакать и умолять о пощаде. Если Господь решил призвать ее к себе, то пусть сделает это прямо сейчас, а не через десять миль. Она готова драться, пусть даже это будет словесная перепалка.

Когда Кейн схватил ее за волосы и поднял голову, чтобы посмотреть ей в глаза, Дарси застонала от боли. Но это была лишь минутная слабость!

— Как ты думаешь, дорогуша, какая тебе польза от всех этих угроз? — спросил Кейн. — Ты умрешь намного раньше, чем я.

Дарси дернулась изо всех сил в тщетной попытке освободиться, но веревки держали ее крепко.

— Даже на том свете я буду радоваться тому, что ты окажешься в аду, — смело заявила она.

Она оказалась еще более невыносимой, чем думал Кейн. Он рассчитывал увидеть испуг, слезы, праведный гнев, все, что угодно, но только не эту самоуверенную ярость!

— Ага, сдается мне, твой папаша выложит мне кругленькую сумму за то, чтобы я вернул ему тебя, — заявил Кейн, делая вид, что обдумывает свои последующие действия. — Пожалуй, пошлю ему письмо. Посмотрим, во сколько он оценит твою жизнь.

Дарси смотрела на похитителя, широко раскрыв глаза. Она не предусмотрела такой поворот событий. Этот наглец не только украл золото, но еще планировал потребовать за нес выкуп! Естественно, возвращать ее он не собирался, она была абсолютно в этом уверена. Если похититель — один из дружков Гриза Ванхука, то он ничем не отличается от этого жестокого убийцы. Черт, нужно было послушаться Кейна, ведь он предупреждал, что в один прекрасный день она свернет себе шею. И вот этот день настал!

— Думаю, он даст за тебя не меньше десяти тысяч долларов, — вслух размышлял Кейн. В конце концов, именно столько Патрик должен был заплатить ему за возвращение этой упрямой бестии!

— Десять тысяч? — охнула Дарси. — Ну это уж слишком! Из-под маски раздался хриплый смех.

— Вот тут ты права, дорогуша. Такие скандальные стервы, как ты, стоят не дороже тысячи, и то только для их папочек. Я бы дал больше даже за самую последнюю шлюху.

Если бы Дарси могла, она немедленно отвесила бы этому негодяю пощечину.

— Хотя и тебя можно научить доставлять удовольствие мужчине, — продолжал тем временем Кейн. — Тебе пристало ублажать мужчин, а не ругаться с ними.

— Да я скорее умру! — прошипела Дарси.

Кейн схватил ее за подбородок и высоко поднял голову, заставив девушку изогнуться дугой.

— Не торопись, дорогуша. Это вполне можно будет сделать после того, как я тобой попользуюсь.

Впервые за многие годы Дарси не смогла оставить последнее слово за собой. Страшные картины мелькали в ее воображении одна за другой. Этот бандит не будет так нежен и терпелив, как Кейн. Если раньше она проклинала себя за связь с тем, кого считала карточным шулером, то теперь сама бросилась бы в его объятия, окажись он рядом.

— Скоро мы доберемся до моей хижины, — не унимался Кейн, — и там тебе придется как следует потрудиться. И если ты не сумеешь угодить мне, то я…

— Можешь делать что хочешь, — перебила его Дарси, — но учти, я просто так не сдамся.

Кейн презрительно засмеялся.

— Есть способы лишить женщину возможности сопротивляться, — уверил он ее. — Я получу от тебя все, что захочу а ты и пальцем не пошевелишь.

Вот так! Пусть как следует обдумает его слова и проверит, сколько у нее осталось храбрости!

Дарси почувствовала, как все ее внутренности сжимаются от ужаса. Она снова не смогла сказать последнее слово, потому что представляла себе те пытки, которым мужчина может подвергнуть женщину. Должно быть, он привяжет ее к кровати и изобьет до полусмерти. Неужели он дотронется до нее своими грязными руками?

При этой мысли к горлу подступила тошнота. Впервые за два месяца Дарси сожалела, что не приняла предложение отца работать в Сент-Луисе. А теперь он заплатит десять тысяч долларов, но так и не увидит ее.

Ну почему она не послушалась Кейна? Как она была к нему несправедлива…

Глухое рыдание вырвалось из ее груди. Дарси крепилась изо всех сил, но не смогла сдержать слез. Спустя минуту она уже плакала навзрыд, как маленький, испуганный ребенок.

Кейн улыбнулся, услышав ее плач. Похоже, ему удалось справиться с заданием, хотя в глубине души он был противен сам себе из-за того, что ему приходилось подвергать девушку таким мучениям. Патрик здорово придумал — запугать ее, но делать-то это приходилось не ему, а Кейну! Он знал, что сейчас Дарси ненавидит себя за эти слезы и сполна отомстит ему за них, когда обнаружит, кто он такой на самом деле. Кейн с содроганием ожидал того момента, когда придется снять маску. Из заклятого врага он превратится во врага смертельного.

Дарси не понимала, как ей повезло. Не успей Кейн вовремя прибыть к конторе «О'Рурк экспресс», она вполне могла бы стать добычей Гриза Ванхука, а тот причинил бы ей большие страдания.

Но когда все закончится, она вернется в свой мир, а он — в свой, ведь так и должно быть, убеждал себя Кейн. Когда Дарси узнает о его роли в ее судьбе, то проклянет землю, по которой он ходит, а страсть, что на мгновение вспыхнула между ними, так же быстро потухнет. Эта мысль разрывала ему сердце.

В полночь Кейн достиг одинокой хижины в самой глубине Скалистых гор. На душе у него скребли кошки, когда он думал о том, что делал. Если он снова встретится с Патриком, то залепит толстому ирландцу хорошую оплеуху за то, что тот придумал такое испытание для своей дочери и для Кейна.

Он слез с лошади и исследовал содержимое сумок, притороченных к седлу Гриза Ванхука. Как и ожидалось, там лежали мешки из-под золотого песка с печатью «О'Рурк экспресс», а также часы и драгоценности, украденные у пассажиров.

Увидев все это, Дарси тихо выругалась. Значит, она не ошиблась, и Гриз был тем самым бандитом, что терроризировал ее компанию. Проблема заключалась в том, что все доказательства этого оказались в руках у ее похитителя, и скорее всего она унесет эту информацию с собой в могилу. К сожалению, она так и не узнает, кто скрывался под маской Громилы.

Тем временем Кейн развязал веревку, удерживающую Дарси в седле. Когда девушка с глухим стоном упала на каменистую землю, он рывком поднял ее на ноги.

— Развяжи меня, — тут же потребовала Дарси.

— Ни за что, дорогуша, — оборвал ее Кейн тоном, не терпящим возражений. — Ты сможешь развести ноги, только оказавшись в моей постели.

Эта угроза лишила Дарси остатков здравого смысла, и она в отчаянии бросилась на своего похитителя, замахиваясь на него связанными спереди руками. Тот инстинктивно отпрыгнул в сторону, и она со всего размаха упала вперед, после чего ей оста вал ось только лежать, уткнувшись лицом в грязь, и осыпать бандита самыми страшными ругательствами.

— Вставай! — крикнул ей Кейн. — Ты не сбежишь от меня, маленькая дрянь! И не трать силы, пытаясь справиться со мной. Лучше прибереги свою энергию для другого дела.

— Учти, тебе это не доставит никакого удовольствия, — пригрозила ему пленница.

— Я получу от этого столько удовольствия, сколько захочу, — насмешливо парировал Кейн.

Он рывком поднял Дарси с земли и потащил в хижину. Открыв дверь ударом ноги, он швырнул девушку на грубо сколоченную деревянную кровать. После этого он привязал веревку одним концом к изголовью, а другой намертво обмотал вокруг ее запястий. Пока он проделывал все это, Дарси шипела, как змея.

Затем Кейн достал нож, который висел у него на поясе, чтобы перерезать веревку, связывавшую ее ноги. Он заметил, что ее глаза расширились от ужаса, когда она увидела длинное лезвие, сверкнувшее в свете луны.

— Черт бы побрал Патрика, — пробормотал Кейн себе под нос, зажигая лампу, которую заранее привез в хижину. — Если бы он лучше воспитывал свою дочь, мне не пришлось бы проделывать все это.

Дарси пыталась разобрать неясное бормотание похитителя, но не смогла. От этого ей стало еще страшнее.

— Если в тебе есть хоть капля человеческого и мужского достоинства, ты не станешь привязывать женщину, чтобы обесчестить се, — громко объявила она, пересиливая свой страх.

Кейн обернулся и в изумлении уставился на нее. Совершенно очевидно, что Дарси всеми силами старается приблизить собственную смерть, предпочитая ее перспективе быть изнасилованной. Что ж, пусть лежит там и изводит себя своими страхами, она это заслужила, подумал он.

Хорошо, что она не знает, какие муки испытал сам Кейн, устраивая это похищение. Необходимость проявлять жестокость просто убивала его, тем более что ему пришлось делать это в отношении женщины, которая была ему небезразлична.

В течение нескольких последних дней Кейн понял, что предательство Мелани Брукс не разбило его сердце, а лишь ранило гордость и самолюбие. И вот, встретив наконец женщину, которую он мог полюбить по-настоящему, он вынужден вести себя по отношению к ней как последний негодяй.

Его размышления прервал громкий вопль отчаяния, который Дарси решила использовать как последний шанс обрести свободу. Кейну показалось, что от ее крика стены ветхой хижины начали дрожать.

— Замолчи, женщина, — сказал он, воспользовавшись моментом, когда Дарси в очередной раз набирала полную грудь воздуха. — Тебя никто не услышит.

— Не замолчу… а-а… ни за что, — снова вдох. — Сначала… а-а… тебе придется убить меня!

После этих слов она закашлялась. Кейн дал ей отдышаться и сказал:

— О нет, дорогуша, сразу я тебя убивать не собираюсь.

Он знал, как может заставить ее замолчать, и подумал, что для этого настал самый подходящий момент. Кейн снял шляпу и не глядя бросил ее на стоявший посреди хижины стол. После этого он медленно стащил с лица черную шелковую маску.

В какой-то момент ему показалось, что Дарси потеряет сознание. Кровь отхлынула от ее лица, нижняя челюсть отвисла, но она не издала ни звука. В этот краткий миг Кейн испытал чувство настоящего торжества. Ему удалось сделать то, что не по силам ни одному мужчине, — он заставил женщину потерять дар речи.

Глава 11

Дарси смотрела на Кейна с таким ужасом, словно у него на голове вдруг выросли рога. Даже в самом страшном кошмаре она не ожидала увидеть под маской это лицо! Ее сердце перестало биться, дыхание перехватило. Прошла целая минута, прежде чем она обрела способность думать и говорить. И тогда только одно слово сорвалось с ее губ.

— Ты! — сказала она, с ненавистью глядя на Кейна. Тот ответил ей церемонным поклоном.

— А кто же еще, дорогуша? — усмехнулся он.

Ее щеки вновь начали приобретать розовый оттенок. Кейн видел, как с каждой секундой Дарси все больше и больше наливается злобой. И наконец ее прорвало. Ее зеленые глаза засверкали, и она начала отпускать в его адрес такие изощренные ругательства, что Кейн не выдержал.

— Тихо, тихо. — Он театрально погрозил ей пальцем. — Девушкам из высшего общества не пристало так выражаться, особенно в присутствии мужчины. Господь покарает тебя за то, что ты упоминала его имя всуе.

— Уже покарал, — зло бросила Дарси, — заставив меня повстречаться с тобой.

Кейн сделал вид, что ее слова не имеют для него никакого значения, и лениво развалился в кресле. Он положил ноги на стол и завел обе руки за голову.

— Мне кажется, — задумчиво сказал он, — что мы оба получили по заслугам. Ты для меня — настоящий ад на земле. Полагаю, и я для тебя тоже.

Дарси смотрела на него и думала, как быстро, словно хамелеон, этот человек умеет менять обличья. Он представал перед ней в образе картежника, джентльмена, грабителя и проделывал все это с необыкновенной легкостью. Как ему это удается, с завистью подумала Дарси. По-видимому, это умение помогало ему дурачить людей и таким образом зарабатывать себе на жизнь.

— Что тебе от меня нужно? — наконец спросила она.

— Кажется, я тебе уже об этом сказал, — ответил Кейн, стараясь не выходить из образа злодея.

Да, ему не нравилось то, что он делал, но он обязан был создать у Дарси такое неприятное впечатление о Денвере, чтобы у нее больше никогда не возникало желания вернуться в этот город.

Дарси с вызовом смотрела на сидевшего в кресле Кейна. Казалось, она готова перегрызть ему горло.

— Я знала, что ты с самого начала был связан с Гризли Ванхуком, — сказала она. — Вот почему ты единственный выступил против него и сделал вид, что пытаешься защитить меня. Каждый из вас играл свою роль, не так ли?

Она не ждала от него ответа, а продолжала, нанизывая на нить своих рассуждений одно умозаключение за другим;

— Какое замечательное сочетание: утонченный карточный шулер и грязный бандит!

Ее глаза заскользили по его лицу, пытаясь найти какой-нибудь знак, отметину или недостаток, свидетельствующие о нечистоплотности и двойственности его натуры. Но увы, у Кейна не было физических недостатков ни на лице, ни, как она знала, на теле.

— Ты хотел завоевать мое расположение, а потом спокойно обокрасть меня. И тебе наплевать, что твоего напарника застрелили. На Гриза повесят обвинения за все ограбления, а ты исчезнешь вместе с добычей, получив в придачу выкуп за меня. Как же я тебя ненавижу!

Кейн в очередной раз поразился ее способности делать совершенно парадоксальные выводы. Он забрал золото из конторы только для того, чтобы кто-нибудь, воспользовавшись суматохой, не украл его. А лошадь Гриза он взял, чтобы использовать ее как доказательство преступлений Ванхука.

Конечно, он не мог поделиться с Дарси всеми этими соображениями, и к тому же это было совершенно бесполезно: она все равно будет слышать только себя саму. Такова ее философия в общении с мужчинами — верить лишь в самое худшее.

Кейн тяжело вздохнул и начал снимать сапоги. Прошедший день измотал его и физически, и эмоционально.

— Что это ты задумал? — охнула Дарси, когда он направился к кровати. — Если ты собрался спать здесь, то я этого не допущу. Лучше уж пустить в постель гремучую змею!

— Это ты про себя? — осведомился Кейн. Он лег на кровать и положил ногу на ноги Дарси, чтобы лишить ее возможности двигаться. — Но здесь одна кровать, и нам придется спать на ней, хотим мы этого или нет.

— Я не хочу! — тут же выпалила Дарси. — К тому же я с полудня ничего не ела и думаю, что…

— А я думаю, что ты вполне доживешь до утра, — перебил он ее.

— Ты решил заморить меня голодом?

Она содрогнулась от такой перспективы. Но разве можно ожидать сочувствия от этого бандита? Он уже доказал свою холодность и бесстрастность. А те нежные слова, что он шептал ей на ухо, когда они занимались любовью, были обыкновенной ложью.

— А зачем тебя кормить? — зевая, спросил Кейн. Он фамильярно положил руку Дарси на живот, чем еще больше вывел ее из себя. — В тебе столько ненависти, что ты можешь питаться ею не один день.

— Я действительно тебя ненавижу, — подтвердила она. — Надеюсь, ты это понял!

— Да ну-у? — насмешливо протянул он, накрывая себя и ее одеялом. — Кто бы мог догадаться?

— Хочу предупредить, что пристрелю тебя, как только мне представится такая возможность, — пригрозила она.

— Спасибо за предупреждение, а теперь замолчи и спи.

— Не думаю, что мне удастся уснуть, особенно рядом с таким подонком, как ты. Не могу себе представить…

Кейн схватил подушку и прижал ее к лицу Дарси.

— Боюсь, что в своем стремлении оставить за собой последнее слово ты заболтаешь меня до смерти, — сказал он.

Дарси ничего не сумела ответить ему, потому что едва могла дышать. Через некоторое время она почувствовала, что засыпает. Хотя она поклялась себе, что не сомкнет глаз, усталость взяла свое. Без сомнения, это была самая ужасная ночь в ее жизни. Ее оскорбляла сама мысль о том, что она делит ложе с Кейном Каллаханом.

Все предыдущие дни она вытравливала в себе даже намек на нежные чувства к нему. Она составила алфавитный список причин, по которым должна его ненавидеть. Этот человек не имел понятия о сочувствии и доброте, а также был напрочь лишен благородных побуждений. И если он еще не продал душу дьяволу, то только потому, что они не сошлись в цене!

Даже на смертном одре Дарси ни за что не призналась бы, что Кейн нравится ей, что его образ навсегда поселился в ее сердце. Слава Богу, она проявила достаточно твердости и ни разу не сказала ему об этом, а то он получил бы еще одну возможность всласть посмеяться над ней.

Ничего, она найдет возможность и сбежит от него. Этот негодяй проклянет день, когда встретил ее! Она еще скажет свое слово и посмеется последней!

Когда Оуэн Грейвз пришел утром на работу, то обнаружил, что в конторе заправляет Лестер Олдридж. Оуэн еще по дороге узнал об исчезновении Дарси, Прошлую ночь он провел у своей любовницы на другом конце города и не мог быть свидетелем превращения Лестера в народного героя.

Оуэн пришел в отчаяние, когда узнал, что помощник шерифа Меткаф назначил управляющим Одлриджа. С одной стороны, исчезновение Дарси было Оуэну на руку, потому что ее вечные придирки уже начали сводить его с ума. Но с другой стороны, новое назначение так воодушевило Лестера, что тот даже перестал заикаться. Более того, худосочный бухгалтер принялся полностью копировать Дарси. Он точно так же носился по конторе, расставляя все предметы в алфавитном порядке. В какой-то момент Оуэну начало казаться, что Дарси никуда не исчезала, потому что Лестер в до боли знакомой манере вручил ему увесистую стопку бухгалтерских книг и сказал:

— Разложи эти книги в алфавитном порядке, чтобы я легко мог найти нужную информацию.

— Я не собираюсь выполнять твои приказы, — огрызнулся Оуэн и выразительно указал бывшему бухгалтеру на дверь его комнатки.

— О нет, это твой долг, — возразил Лестер тем же тоном, каким обычно разговаривала Дарси. — У нас есть обязанности перед обществом, и мы будем их выполнять, пока мисс О'Рурк отсутствует. Где бы она ни находилась, она рассчитывает на нас.

— Если она еще дышит, — фыркнул Оуэн и нехотя взял книги.

— Не стоит тратить время на подобные упаднические разговоры, — указал ему Лестер, поправляя съехавшие на переносицу очки. — Не забудь, в алфавитном порядке! — напомнил он.

Оуэн закатил глаза к небу. Господи, в конторе завелся еще один алфавитный монстр!

Пока Грейвз возился с книгами, Лестер обслуживал посетителей. Его отвлек появившийся в дверях Патт Меткаф.

— Есть какие-нибудь новости о мисс О'Рурк? — поспешил спросить Олдридж.

Патт печально покачал головой:

— Нет. Мы не нашли никаких следов. Скорее бы шериф встал на ноги. Может быть, он справится с этим делом лучше, чем я.

— Я отправил телеграмму мистеру О'Рурку, — сообщил Лестер, — но ее доставят в Сент-Луис через несколько дней. Уверен, мистер О'Рурк пошлет на спасение своей дочери лучших детективов.

Патт тяжело вздохнул и снова покачал головой.

— Лишь бы не было слишком поздно, — сказал он и, понурив голову, вышел на улицу.

Кейн проснулся от громкого урчания, раздававшегося из живота Дарси. Та, как обычно, встретила его злобным сверканием своих изумрудных глаз.

Ни слова не говоря, Кейн поднялся в кровати и начал разводить огонь в камине. Собственно, в этом не было особой нужды, улыбнулся он про себя, подбрасывая очередную щепку, ведь атмосфера в хижине и так раскалена до предела.

— Я умираю с голоду, а ноги затекли так, что я их не чувствую, — раздался с кровати голос Дарси, — кроме того, у меня даже не было возможности справить нужду. Конечно, такой бессердечный человек, как ты, не обязан заботиться о моих удобствах, но я требую предоставить мне хотя бы самые элементарные из них!

Когда огонь в камине разгорелся, Кейн развязал ноги Дарси и отвязал веревку, которой ее руки были привязаны к кровати. Используя веревку как поводок, он вывел Дарси на улицу и подвел к зарослям кустарника возле хижины. Он знал, что ее взбесит такое обращение, но не мог доверять ей. Стоит предоставить ей хотя бы малейшую возможность сбежать, как она ею воспользуется.

Дарси вышла из-за кустов с пылающими от стыда и гнева щеками. Еще никогда ее так не унижали. Даже измена Майкла показалась ей глупой шуткой по сравнению с тем, что ей приходилось испытывать в обществе Кейна Каллахана!

— Даже если мне придется смириться с неволей до тех пор, пока ты не получишь деньги за мое освобождение, я не допущу, чтобы со мной обращались как с животным, — объявила Дарси. — Я требую, чтобы мне ежедневно предоставлялась возможность помыться, чтобы меня как следует кормили…

Все еще продолжая молчать, Кейн резко дернул веревку, отчего Дарси едва не потеряла равновесие, и, таща ее за собой, быстрым шагом направился в сторону от хижины, где в низине протекал горный ручей. Это охладит ее чувства, с мрачной ухмылкой подумал Кейн.

Не веря в то, что это происходит на самом деле, Дарси полетела в ледяную воду. Ей показалось, что ее тело мгновенно покрылось инеем. Она в ярости вскочила на ноги, но набухшая от воды юбка, как якорь, пригвоздила ее к одному месту. Самым невыносимым было то, что Кейн смеялся, глядя на нее!

— Ваша ванна, миледи, — сквозь смех произнес он. — Теперь вы готовы позавтракать?

Эти слова сопровождались церемонным поклоном.

— Я хоть сейчас готова, — ответила Дарси, с трудом выбираясь из ручья, — пристрелить тебя, отравить, повесить и четвертовать, только не знаю, с чего начать.

Кейну показалось, что у нее пар идет прямо из-под воротничка! Видимо, он недостаточно охладил се эмоции.

К сожалению, он должен быть жестоким ради ее же блага. Пусть после всего пережитого Колорадо снится ей и кошмарных снах, зато Патрик получит свою возлюбленную дочь.

Продолжая ругаться и стучать зубами от холода, Дарси последовала за Кейном обратно в хижину. Там он начал снимать с нее промокшее насквозь платье.

— Спасибо, я сама с этим справлюсь, — фыркнула девушка.

Кейн пожал плечами и протянул ей шерстяной плед.

— Закутайся в это, пока твое платье не высохнет, — сказал он.

Дарси брезгливо посмотрела на колючий плед.

— Это или ничего, — перехватил Кейн ее взгляд. — Я бы предпочел, чтобы ты осталась вообще без одежды, но…

Она выхватила кусок грубой ткани из его рук и бросила на Кейна такой убийственный взгляд, что, будь Каллахан более чувствительным, он свалился бы замертво.

Дарси зажала плед в зубах, прикрываясь им как щитом, и протянула Кейну свои руки, чтобы тот развязал их. После этого ценой невероятных усилий она начала стягивать с себя платье так, чтобы Кейн не мог увидеть даже крохотного участка ее тела.

Боясь, что соблазн покрыть поцелуями ее шелковистую кожу разрушит образ жестокого похитителя, Кейн нехотя отвернулся к стене, но обнаженная Дарси все равно стояла перед его мысленным взором.

Когда девушка переоделась, Кейн снова привязал ее к кровати и повесил платье на палку, из которой смастерил импровизированную вешалку. Он поставил платье напротив камина, чтобы оно быстрее высохло, и занялся приготовлением завтрака.

О, как ему хотелось упасть на колени перед Дарси, рассказать ей правду и вымолить прощение, но он понимал, что подобный поступок вряд ли произведет на нее должное впечатление. Скорее всего она обратит свой гнев не только на него, но и на отца, который решил хитростью заманить ее обратно домой.

— Не понимаю, как ты, такой ужасный человек, можешь жить в согласии с самим собой, — принялась вслух размышлять Дарси. — Ты аморальный, беспринципный, лживый…

— Пожалуйста, составляй алфавитный список моих добродетелей про себя, — оборвал ее Кейн.

На завтрак он заварил кипятком тонко нарезанную вяленую говядину. Подавая Дарси тарелку с едой, он намеренно положил хлеб на «двенадцать часов», зная, что это выведет ее из себя. Так оно и случилось.

— Я хочу получить нормальную еду, — с отвращением произнесла Дарси, глядя на плавающие в бульоне кружочки жира. — Даже собака не стала бы это есть.

Кейн сел рядом с ней на кровать и зачерпнул полную ложку варева.

— Открывай рот, моя милая. Это тебе не Сент-Луис и не дорогой ресторан.

— Я бы хотела…

Едва Дарси открыла рот, чтобы снова начать препираться, как Кейн засунул туда ложку с едой. Как только она прожевала и опять попыталась сказать свое последнее слово, Кейн отправил ей в рот вторую порцию. Так продолжалось до тех пор, пока он не решил, что с нее достаточно.

— Я презираю тебя, Кейн Каллахан, — наконец смогла сказать Дарси.

— Я знаю, — равнодушно ответил он. — Ты уже не первый раз говоришь мне это.

Быстро покончив с завтраком, Кейн указал Дарси на таз с водой, стоявший на краю стола.

— Я приготовил еду, а ты будешь мыть посуду.

— Ни за что! — возмутилась Дарси. — Я тебе не служанка!

Кейн схватил ее за плечи и подтолкнул к тазу.

— Мой, — коротко приказал он. — Может быть, ты не привыкла к такой работе, но, если хочешь в следующий раз есть из чистой тарелки, ты будешь ее мыть. Не думай, что я стану обращаться с тобой как с королевой из-за того, что твой папочка владеет транспортной компанией.

— Я вымою только свою тарелку и свою ложку, — сквозь зубы сказала она.

— Если ты так сделаешь, то в следующий раз будешь есть после того, как твой отец заплатит мне выкуп, — пригрозил ей Кейн.

Этого Дарси не могла перенести и с такой силой ударила Кейна в грудь связанными руками, что тот пошатнулся. По пути он зацепил сапогом за стул, не удержал равновесие и рухнул прямо на висящее на палке платье. Паттка сломалась, и платье полетело в пылающий камин. Уже начавшая подсыхать ткань загорелась в считанные секунды.

— Ах ты, неуклюжий болван! — взорвалась Дарси. — И что я теперь надену?

Кейн тупо посмотрел на тлеющее платье. Дарси осталась практически голой, с усмешкой подумал он. Наверное, теперь ей точно не терпится вернуться домой, где у нее будет возможность менять наряды и заказывать «полноценные» блюда в самых дорогих ресторанах.

— Отвечай, — не унималась Дарси, — что я должна надеть? Ведь ты не оставишь меня в этом колючем одеяле до тех пор, пока не получишь за меня деньги?

— О, чуть не забыл, — сказал Кейн. — Я заходил к тебе в отель и прихватил кое-что для путешествия.

Он направился в противоположный угол комнаты и достал из седельной сумки ее ночную рубашку. Дарси почувствовала новый прилив ярости.

— Ты просто наглец! — завопила она. — Ты все это спланировал с самого начала!

Она отвернулась, когда он протянул ей рубашку.

— Ни за что не буду ходить перед тобой в этом легкомысленном наряде! — фыркнула она.

— А что тебе остается?

Дарси поняла, что никакие слова не могут поколебать невозмутимость Кейна. Каждый его поступок был призван унизить и оскорбить ее, и у него это получалось очень хорошо.

— По крайней мере отвернись и дай мне спокойно переодеться, — потребовала она.

— Зачем? — искренне удивился Кейн. — Если ты помнишь, я уже видел каждый дюйм твоего великолепного тела.

Дарси прикусила язык. Ей не требовалось напоминать о том, что произошло между ними. Она и так изо всех сил пыталась стереть из своей памяти ту романтическую ночь, но безуспешно.

— Неужели тебе не надоело издеваться надо мной? — взмолилась она, и слезы выступили у нее на глазах.

Кейн колебался. Он испытывал невыносимые страдания, глядя на измученное лицо Дарси и ее увлажнившиеся от слез глаза. Больше всего на свете ему хотелось согреть ее в своих объятиях и покрыть поцелуями ее тело. Как он мечтал превратить ее ярость в страстное желание и снова разбудить в ней то нежное и чувственное создание, которое несколько дней назад подарило ему невыразимое блаженство!

— Прошу тебя, — продолжала умолять его Дарси, — отвернись и не подглядывай. Ты и так достаточно поиздевался надо мной сегодня утром!

— Хорошо, но поторопись, — уступил наконец Кейн. Дарси мгновенно сбросила с себя плед и попыталась надеть рубашку, но не смогла продеть в рукава связанные руки. Тогда она прикрыла рубашкой бедра, оставив грудь обнаженной, и, краснея, дотронулась до плеча Кейна.

— Помоги мне, — тихо попросила она. — Развяжи мне руки… пожалуйста.

Кейн тут же обернулся, и его глаза жадно впились в полукружия грудей, просвечивающих сквозь тонкое кружево нижней рубашки. Он начал медленно, очень медленно развязывать руки, пожирая взглядом обнаженные плечи, притягивающую ложбинку между грудей и алебастровую шею. Дарси бросало то в жар то в холод под его взглядом, который был таким выразительным, что у нее возникло ощущение, будто Кейн дотрагивался до нее.

Но едва она надела рубашку, как поняла, что у нее появился шанс бежать. Ее руки и ноги были развязаны, и если она каким-то образом сумеет обезвредить Кейна, то сможет покинуть хижину, сесть на лошадь и исчезнуть прежде, чем он придет в себя. Возможно, другого такого шанса у нее уже не будет.

Дарси действовала молниеносно. Она схватила со стола котелок и ударила им Кейна по голове так неожиданно, что тот не успел защититься. После этого она бросилась к двери.

Но удар котелком оказался не слишком сильным и не лишил Кейна сознания. От неожиданности он лишь упал на колени. Едва Дарси метнулась к двери, как Кейн схватил се за край рубашки. Выкрикивая проклятия, Дарси попыталась вырвать подол из его пальцев и даже протащила Кейна по полу, но так и не смогла освободиться.

Когда Кейн окончательно оправился от удара по голове, он рывком притянул Дарси к себе. Та не удержалась и упала прямо ему на грудь. Он обвил ее руками и ногами, и девушка оказалась словно прикованной к его широкой груди. Все это тут же напомнило ей о том, как они занимались любовью. Воспоминания нахлынули на нее с такой силой, что она едва не потеряла сознание.

Если Дарси пыталась забыть о той волшебной ночи, то Кейн не собирался лишать себя столь захватывающего воспоминания. Ощущение ее тела в его объятиях мгновенно разожгло огонь страсти в его груди. И эта страсть требовала немедленного удовлетворения, невзирая на то что для этого было не время и не место. Он и так боролся с собой целую ночь. После этого он дважды видел ее обнаженной, что превращалось для него в настоящую пытку. У него не было больше сил держать себя в руках…

Глава 12

— Нет! — закричала Дарси, увидев желание в серо-стальных глазах Кейна.

Она поняла, что сейчас он ее поцелует. Бедро Дарси, случайно оказавшееся между ног Кейна, явственно ощущало его возбуждение. Но все ее попытки освободиться только подлили масла в огнь. Дарси почувствовала, как тело начинает предавать ее, и мысленно прокляла и себя, и Кейна со всем его мужским обаянием в придачу.

Когда его ладони обхватили ее лицо, а его губы накрыли ее рот поцелуем, Дарси показалось, что она умирает. Он целовал ее с невыразимой нежностью, его губы, казалось, горели от желания, и она чувствовала, как ее стремление сопротивляться тает от жара этих губ. Знакомое возбуждение уже начало охватывать каждую клеточку ее тела.

— Нет, — успела прошептать она в перерыве между двумя поцелуями, но Кейи ее не услышал.

И ее тело тоже не слышало никаких увещеваний. Оно с готовностью отвечало на каждое его прикосновение. А он знал, как и где дотронуться до нее, чтобы заставить ее хотеть его с не меньшей страстью, чем он хотел ее.

Когда ладонь Кейна спустилась на ее грудь, Дарси поняла, что в очередной раз проиграла: он снова превратил ее в заложницу ее собственных страстей и скрытых желаний. Она могла протестовать и проклинать его на все лады, но это не меняло главного — она жаждала его сильного и красивого тела.

Дарси решила, что никакое раскаяние не искупит ее грехи. Как она могла с таким сладострастием отвечать на ласки человека, соблазнившего ее исключительно ради собственного удовольствия? Она ничего не значила для Кейна, а была лишь средством удовлетворения его физических желаний. Он столько раз предавал ее…

И он так нежно ласкает тебя, нашептывал ей се тихий внутренний голос. Он умеет превращать зло в добро и может одним поцелуем переплавить ненависть в любовь. Кейн научил ее тому, о чем она не могла даже думать. Он заставил ее увидеть в нем качества, которых на самом деле у него никогда не было, например, нежность, привязанность, уважение…

В его объятиях она чувствовала себя такой особенной, такой желанной, словно была единственной женщиной на земле.

— Дарси, — прошептал он. — Ты нужна мне. Избавь меня от этой боли, потуши огонь, который сжигает меня изнутри.

Все это только пустые слова, напомнила себе девушка. Он говорит так, чтобы быстрее сломить ее. Но она уже не владела собой, и се тело трепетало от его малейшего прикосновения.

Легкий стон сорвался с ее губ, когда он снимал с нее рубашку, чтобы иметь возможность покрыть поцелуями все ее тело. Горячее дыхание Кейна обжигало ее шею, плечи, грудь. Дарси снова застонала, когда его язык коснулся ее сосков. Его руки опустились на ос талию, а затем продолжили свое сладостное путешествие ниже, до самых чувствительных мест. Кейн снял с себя одежду, и Дарси обдало волной жаркой страсти, исходившей от его мускулистого тела.

Она выгнулась навстречу, изнывая по его нежным поцелуям и требовательным ласкам. Он шептал ей восхитительные слова о том наслаждении, которое она дарит ему, и о том, как он хочет отблагодарить ее за это.

— Прикоснись ко мне, — тихо попросил он, кладя ее руку себе на грудь. — Люби меня, Дарси.

Он взял ее руку в свою и начал водить ею по своей плоти, словно раскрывая ей тайны своего тела, рассказывая о самых чувствительных местах. Он учил ее возбуждать его, доводить его до исступления. Неожиданно Дарси почувствовала, что инициатива перешла к ней, и, не сдерживая больше своего любопытства, принялась с наслаждением ласкать Кейна.

Ее удивила та власть, которую она получила над этим мускулистым гигантом. Теперь он был полностью в ее руках, и она постигала с его помощью все тонкости искусства обольщения. Лаская его, она непроизвольно сама доводила себя до пика возбуждения. Он стонал от прикосновения ее рук, но ей казалось этого мало. Ей хотелось, чтобы он не мог сопротивляться ее ласкам, как она не могла сопротивляться его.

И Кейн умолял ее не останавливаться, особенно когда ее губы спустились на его живот. Каждый раз, когда ее руки касались его бедер, он боялся, что сгоряча превратится в кучку пепла. Эта сладкая пытка не могла продолжаться вечно.

Дарси была поражена своей смелостью и ненасытностью. Она наслаждалась созерцанием его плоти, пульсирующей под ее чуткими пальцами. Ее руки не могли остановиться ни на мгновение. Она целовала и гладила его, заставляя его страдать от желания вернуть ей все эти ласки.

Когда Кейн уложил ее на разбросанную по полу одежду, Дарси почувствовала огорчение оттого, что больше не могла свободно ласкать его. Но в следующее мгновение его опытные руки заставили ее забыть об этом огорчении.

Он снова и снова гладил ее и покрывал поцелуями, но этим только сильнее разжигал в ней огонь желания. Когда его губы обхватили ее сосок и припали к нему, как к живительному источнику, Дарси была готова поклясться, что не выдержит той волны удовольствия, что пробежала при этом по ее телу. Она поняла, что ей требуется больше, чем эти восхитительные прикосновения и полные неги поцелуи.

И когда она почувствовала, что сходит с ума от возбуждения, он вошел в нее. То, чего она боялась, когда он поцеловал ее в первый раз, теперь стало ее самым большим желанием. Она умирала от нетерпения в ожидании экстаза, который, как она знала, обязательно придет, когда их тела сольются в одно целое. Они приникли друг к другу в сладострастном отчаянии и целиком отдались волнам дикого, почти животного ритма, потому что только он мог принести им успокоение.

В тот момент, когда ее тело начали сотрясать волны экстаза, Дарси вонзила ногти в плечи Кейна, и в ту же секунду он последовал за ней на недосягаемую высоту пульсирующего блаженства.

Дарси прижалась к теплой груди Кейна, с наслаждением вдыхая аромат его разгоряченного тела. Ее мозг и ее тело отказывались понимать друг друга. Она была так сильно захвачена утолением своей страсти, что теперь, лежа в его объятиях, хотела оставаться в них как можно дольше.

Кейн пребывал в том же, что и она, состоянии любовного дурмана. Он не мог пошевелиться, и только в мозгу проносились мысли о том, что, несмотря на все их конфликты, они с Дарси способны с одного взгляда разжечь друг в друге искры страсти. Еще ни разу в жизни он не испытывал такого всепоглощающего чувства. Стоило ему увидеть эту рыжеволосую богиню, как он забывал обо всем на свете и думал только о том, чтобы прикоснуться к ней. Они с ней смогли проделать путь от дикой ссоры до страстной любви менее чем за минуту, и это поражало его до глубины души!

Он знал, что, когда сознание Дарси прояснится, она снова начнет его ненавидеть. Кейн ждал и одновременно боялся этого. Он уже готов был рассказать ей правду о себе, лишь бы не разрушать те хрупкие отношения, что, как он надеялся, начали возникать между ними. Но он знал, что правда не поможет разрешить их конфликты, и в очередной раз проклял в душе Патрика и его ненавистное задание!

Когда Дарси зашевелилась под ним, он в последний раз поцеловал ее полураскрытые губы. Кейн уже был точно уверен, что влюбился в нее. Дарси сумела вселить в его душу покой, которого он не знал на протяжении всей жизни. Она значила для него все, она стала частью его самого. Даже Мелани Брукс казалась ему теперь лишь призрачной тенью, давно забытым прошлым.

— Я люблю тебя, Дарси, — прошептал он не задумываясь.

Он знал, что на этом свете есть несколько женщин, которые мечтают услышать такое признание от Кейна Каллахана. К сожалению, Дарси О'Рурк слишком недоверчиво относилась к мужчинам, чтобы поверить его словам. Для нее они были очередной ложью, средством получения богатства ее отца.

Неожиданно она попыталась вскочить и повторить свою попытку бегства. Но она даже не успела сесть, как Кейн прижал ее к полу, лишив возможности пошевелиться.

— Отпусти меня! — закричала Дарси. — Ты не знаешь, что такое любовь, и я не хочу больше слышать это от тебя!

Кейн мысленно проклял себя за опрометчивое признание. Она не нуждалась в его любви, и он знал, что она не примет никаких доказательств его искренности.

Первый раз в жизни он признался в любви, и его признание было отвергнуто! Дарси настолько сильно старалась возненавидеть его, что отказывалась воспринимать его таким, каков он есть.

— Хорошо, — спокойно сказал Кейн, глядя на ее раскрасневшееся лицо. — Я тебя не люблю. Я хотел тебя, потому что мне приспичило. Любая женщина способна удовлетворить меня, даже такая стерва, как ты…

Никакая реакция не спасла бы Кейна от быстрого и точного удара в челюсть, в который Дарси вложила всю свою ненависть. Не то чтобы он не заслуживал этого удара, но он только озвучил мысли, которые ясно читались на ее лице.

Бормоча себе под нос тихие проклятия, Кейн протянул Дарси рубашку.

— Одевайся. У нас впереди долгая дорога.

Дарси выхватила рубашку из его рук и начала натягивать ее на себя, бросая на Кейна полные ненависти взгляды. Его гнусные слова подтвердили ее самые мрачные подозрения и ранили, словно удары острого ножа. Она старалась сдержать слезы, но обида была так велика, что они текли, не останавливаясь.

Крепко держа Дарси за руку, Кейн одной рукой умудрился натянуть на себя брюки.

— Прости меня, — сказал он. — Я не хотел этого говорить, но иногда ты так сильно выводишь меня из себя, что я теряю способность соображать!

— Просто ты забываешь притворяться, — язвительно заметила девушка. — Но только что ты показал мне свое истинное лицо.

Кейн горько улыбнулся в ответ и начал надевать рубашку. Скорость, с какой у Дарси менялось настроение, поражала его. Секунду назад она не могла сдержать[слез, и вот уже забрасывает его саркастическими замечаниями. Но это еще больше притягивало его к ней. Дарси О'Рурк действительно крайне трудно поддавалась укрощению.

Не обращая внимания на бурные протесты девушки, Кейн связал ее по рукам и ногам и привязал к кровати на то время, пока он собирал их пожитки и готовился отправиться в путь. Им предстояло почти сутки провести в дороге, прежде чем они доберутся до ранчо, где он оставил Ноя и Гидеона. Он уже с нетерпением ждал встречи с ними, надеясь, что их общество отвлечет его от мыслей о Дарси.

Когда Кейн вышел на улицу, чтобы оседлать лошадей, девушка отвернулась к стене и принялась проклинать себя за то, что опять уступила своему глупому желанию обладать Кейном. Он сумел заставить се соблазнить его! Это само по себе было непростительно. Наверняка он считает се последней дурой и правильно делает.

Дарси знала, что он попросту использует ее. Такой жиголо, как Кейн, наверняка признается в любви каждой встречной. Он использует свои фальшивые слова в качестве своеобразной компенсации за то, что получает от женщин. Но она никогда ему не поверит!

Дарси со злостью вытерла некстати подступившие слезы. Она была в таком отчаянии, что мечтала только о том, чтобы сбежать домой к отцу и как следует выплакаться у него на коленях. Она отхватила кусок не по зубам, когда вызвалась ехать в этот проклятый Денвер!

Что же теперь станется с конторой? Если Оуэн возьмет управление в свои руки, то дела опять придут в самое плачевное состояние.

Дарси тяжело вздохнула и снова повернулась к двери. Ну почему Кейн так сильно расстраивает ее? Как она могла оказаться такой ранимой? Неужели опыт с Майклом Дюпри ничему ее не научил? Видимо, нет. Она ненавидит Кейна всей душой, но через мгновение тает в его объятиях.

— Это потому, что у тебя каша вместо мозгов, — вслух произнесла она.

В этот момент в хижину вошел Кейн. Он отвязал веревку, удерживавшую Дарси на кровати. После этого он поднял ее на ноги и, взяв за подбородок, повернул ее лицо к себе.

— Если ты пообещаешь мне не пытаться бежать, я не буду привязывать тебя к седлу, — сказал он.

Дарси отвела глаза. Если он позволяет себе лгать ей, то она тоже вправе ответить ему ложью. Она не будет чувствовать стыда, если что-то пообещает ему, а потом не сдержит своего слова.

— Ладно, — ответила Дарси, — я буду вести себя хорошо. Естественно, Кейн ей не поверил. Он даже не совсем понимал, зачем сделал ей такое щедрое предложение. На всякий случай он принял меры предосторожности и опустил стремена так низко, что Дарси потребовалось бы немало сил, чтобы просто удержаться в седле. Ей придется вжиматься в круп лошади, чтобы не свалиться на горной дороге.

Кейн вывел Дарси на улицу и хотел помочь сесть на лошадь, но со свойственным ей упрямством девушка отказалась.

Однако справиться с этой заботой со связанными руками оказалось нелегко. К тому моменту, когда Дарси оказалась в седле, ее рубашка разорвалась по бокам почти до самых бедер. Конечно же, Кейн с удовольствием созерцал ее обнаженные ноги.

— Неплохой вид, — усмехнулся он. — Похоже, поездка будет не такой скучной, как я думал.

Для Дарси дорога тоже не показалась скучной, но совсем по другой причине. Если внимание Кейна было в основном приковано к ее ногам, то она не могла отвлечься ни на секунду, боясь свалиться с лошади. Ее ноги едва доставали до стремян, и она прилагала массу усилий, чтобы удержаться в седле. Она и подумать не могла о том, чтобы пустить лошадь в галоп и сбежать от Кейна. В этом случае ее выбросило бы из седла в первую же секунду. Черт бы его побрал, он нарочно так сильно спустил стремена!

Глава 13

Прошло довольно много времени, прежде чем они достигли вершины, с которой открывался вид на узкую равнину, окруженную горами. Здесь проходила основная дорога, по которой ездили дилижансы «О'Рурк экспресс». Высокие пики Скалистых гор возвышались вокруг с величием сказочных великанов. День был сумрачным, небо затянули плотные облака, поглотившие солнце и превратившие все вокруг в царство теней.

Это серое, мрачное небо как нельзя лучше отвечало настроению Дарси. Отдаленный гром заставил ее взглянуть вверх в ожидании грозы, но спустя мгновение она догадалась, что грохот шел снизу, от катящегося по дороге дилижанса. Унылое настроение девушки мгновенно улетучилось, когда в ее душе забрезжил лучик надежды на спасение. Если она сможет привлечь к себе внимание, то охранники, сопровождающие груз и пассажиров, придут ей на помощь.

Дарси тайком взглянула на Кейна, а потом обратила все свое внимание на дорогу. Когда из ущелья выехал дилижанс, запряженный шестеркой лошадей, она набрала полную грудь воздуха и закричала так громко, как только могла. Но в этот момент раздался выстрел, звук которого эхом разнесся по ущелью. Лошади испуганно заржали и остановились. С вершины горы девушка увидела, как из кустов показалась фигура грабителя, направлявшегося к дилижансу.

Дарси тут же забыла о своей попытке привлечь внимание. Желание предотвратить очередное ограбление «О'Рурк экспресс» затмило все остальные помыслы. Легко соскочив с лошади, Дарси бросилась к самому краю обрыва и принялась размахивать связанными спереди руками, выкрикивая бессмысленные проклятия в адрес неизвестного грабителя. Внизу началась перестрелка, и девушка так увлеклась, давая советы охранникам, которых те, естественно, не могли слышать, что не удержалась и едва не свалилась с обрыва.

Кейн в ужасе спрыгнул на землю и бросился к Дарси. Он схватил се сзади в тот момент, когда она уже наполовину свесилась вниз. Несмотря на все ее усилия предотвратить неизбежное, грабитель быстро справился со своим черным делом и уже грузил на мула очередную добычу. Спустя несколько минут он скрылся из виду.

— Какого черта так рисковать? — заорал Кейн, таща Дарси обратно к ее лошади. — Каждый раз, когда я думаю, что ты уже продемонстрировала мне верх своего идиотизма, ты берешь новую высоту. Честное слово, ты просто сумасшедшая! Ты хотела, чтобы тебя пристрелили?

— А тебе какое дело? — огрызнулась та. — Даже если я покончу с собой, это не помешает тебе получить выкуп.

— Забудь об этих чертовых деньгах, — пробормотал Кейн, не в силах оторвать взгляд от ее прекрасного лица.

— Если они тебе не нужны, тогда отпусти меня, — тут же нашлась Дарси.

Кейну оставалось только развести руками, У него едва не разорвалось сердце, когда он увидел, как девушка бежит к краю обрыва. А сейчас ему представилась блестящая возможность поймать грабителя с поличным, но он надеялся предоставить Дарси самой себе.

— Не рассчитывай, что ты сумел обвести меня вокруг пальца, — произнесла девушка, пытаясь удержаться в седле. — Тот бандит — твой приятель, не так ли? Ты боялся не того, что меня могут пристрелить, а что я помешаю ему совершить ограбление. Наверняка ты нарочно направился по этому маршруту, чтобы убедиться, что у твоего напарника все прошло гладко.

Кейн тяжело вздохнул. Эта женщина умудряется связать воедино совершенно несовместимые вещи, причем делает это с таким убеждением, что он сам способен ей поверить!

— Думаю, мне еще представится шанс увидеть лицо этого бандита, когда вы встретитесь с ним, чтобы поделить добычу, — продолжала она.

— Если хочешь знать, я понятия не имею, кто скрывается под маской Громилы, хотя меня это крайне интересует, — сказал Кейн.

— Естественно, — язвительно усмехнулась Дарси. — И не может не интересовать, ведь он грабит на твоей территории. В вашем деле соперничество недопустимо..

— Замолчи, — приказал Кейн. — От тебя у меня разболелась голова.

— Это у меня постоянно болит от тебя голова! — ответила Дарси. — Уже две недели я мучаюсь от этого днем и ночью.

— Пару часов назад ты на головную боль не жаловалась, — не удержался Кейн.

— Я не хочу говорить об этом, — ощетинилась девушка.

— А мне кажется, что хочешь, только не можешь признаться в этом даже самой себе, — сказал Кейн, не сводя глаз со стройной фигурки, едва прикрытой тонкой тканью разорванной ночной рубашки.

— Какая глупость! — фыркнула Дарси. — Я ненавижу тебя до глубины души!

— Неужели? — усмехнулся Кейн. — После того как ты отвечала на мои поцелуи сегодня утром, у меня сложилось совершенно противоположное впечатление.

— Ты невыносим! — в отчаянии крикнула она.

— Быть невыносимой — это уже по твоей части.

В последнее время Дарси никак не удавалось оставить за собой решающее слово. Пока она обдумывала, что бы такое сказать в ответ, момент оказывался безвозвратно упущенным.

Ругая себя за отсутствие находчивости, Дарси продолжала трястись в седле. Ничего, она найдет способ отомстить этому негодяю. Стоит ему утратить бдительность, как она всадит ему пулю между глаз!

Раскаты грома отвлекли девушку от размышлений о мести. Она посмотрела на сгущающиеся тучи и подумала, что если Господь видит ее с небес, то должен вступиться за нее. Пусть Он пошлет молнию, которая поразит Кейна Каллахана за его грехи!

Но высшая справедливость была явно не на стороне Дарси О'Рурк, потому что с неба упали только редкие капли холодного дождя.

В полдень Кейн решил устроить привал. Невзирая на протесты Дарси, он стащил ее с лошади и сунул ей кусок хлеба с вяленым мясом. Быстро расправившись с собственной порцией, Кейн начал складывать остатки еды обратно в седельную сумку, но тут его внимание привлек шум скатывающихся вниз камней. Обернувшись на звук, он увидел троих мужчин, появившихся из-за соседнего утеса. Они были вооружены короткоствольными ружьями и одеты как типичные разбойники, а их лица покрывала давно не бритая щетина.

— Я не буду тратить на тебя патроны, — сказал, обращаясь к Кейну, старшин из братьев Бишоп, которого звали Харли, — если ты перестанешь хвататься за свой револьвер. Не мешай мне и моим братьям, тогда останешься жив. — Харли с вожделением посмотрел на полуодетую Дарси и продолжил: — Нам нужна только твоя шлюха, У нас с братьями уже почти два месяца не было белой женщины.

Шлюха? Дарси с негодованием взглянула на грязного бородатого бандита, осмелившегося назвать ее столь непочтительно. Возможно, она не выглядела как богатая деловая женщина, потому что Кейн оставил ее в одной ночной рубашке, а ее волос уже второй день не касался гребень, но назвать ее шлюхой? Как осмелились эти подонки оскорблять се подобным образом?

— Я не позволю такому отребью, как вы, дотронуться до меня даже за все золото Денвера! — крикнула Дарси, покраснев под сальными взглядами братьев Бишоп.

Хоумер Бишоп широко улыбнулся, демонстрируя отсутствие двух передних зубов.

— Люблю шлюх с характером, — сказал он. — Эта строптивая лошадка как раз для меня. Харли, я возьму ее первым.

— Нет, Хоумер, — возразил ему младший брат по имени Генри, — первым буду я.

Когда Генри направился к объекту своих грязных желаний, снимая на ходу рубашку, Кейн отпустил конец веревки, привязанный к рукам Дарси, и та бросилась бежать со всех ног. Старший Бишоп целился в Кейна из своего ружья, в то время как младший брат пытался поймать девушку. Неожиданно Дарси остановилась и бросилась на своего преследователя, со всей силы ударив его связанными руками в грудь. Хоумер и Харли повернулись, чтобы посмотреть на происходящее, и в этот момент Кейн стегнул свою лошадь. Испуганное животное понеслось прямо на старших братьев, а Кейн, прячась за его крупом, напал сначала на Хоумера и выбил ружье из его рук, а потом сильным ударом в челюсть отправил Харли в нокаут. Когда Хоумер попытался снова завладеть оружием, Кейн нанес ему ногой удар в живот, и бандит, скрючившись от боли, рухнул рядом со своим братом.

Кейн связал вместе уже начавших приходить в себя Харли и Хоумера, поймал остановившуюся неподалеку лошадь и, оглянувшись вокруг, в ужасе понял, что Дарси и Генри исчезли. Всего минутой раньше он слышал ее голос, но был занят схваткой и не мог прийти ей на помощь. Но тут девушка снова принялась звать на помощь, и она кричав его имя!

Поскальзываясь на мокрых от дождя камнях, Кейн бросился на этот зов. Страшное проклятие сорвалось с его губ, когда он увидел Генри, прижимавшего Дарси к земле. От одного взгляда на то, как этот негодяй касается се божественного тела, у Кейна перевернулось все внутри. Он научил ее любовным отношениям, пропитанным взаимной заботой и нежностью, но она понятия не имела, что такое заниматься любовью с похотливым животным, и теперь была близка к тому, чтобы ощутить разницу.

Ослепленный гневом и ревностью, Кейн схватил Генри обеими руками, поднял его в воздух, словно тот совсем не имел веса, и отшвырнул в сторону. С громким криком Генри ударился о камни. Кейн тут же навалился на него всем телом, схватил за волосы и начал наносить удары, один сильнее другого. Когда бандит перестал подавать признаки жизни, Кейн достать из кармана последний моток веревки и связал его. Едва он поднялся с земли, как Дарси с громким криком бросилась к нему.

— Этот человек хотел… — Ее затрясло от мысли о том, что могло произойти. — Он собирался меня…

Ее голос задрожал, и она спрятала лицо на груди Кейна.

— Тихо, тихо, все уже позади, — прошептал он, стирая с ее лица своими поцелуями невидимые следы прикосновений насильника.

Когда Дарси наконец пришла в себя и поняла, что бросилась искать защиты у Кейна, то застонала от осознания своего бессилия. Она должна была бежать от него, а не бросаться в его объятия! Пока он возился с этим бандитом, она вполне могла незаметно ускользнуть и обрести свободу, но, похоже, даже ее собственные инстинкты отказывались срабатывать в его присутствии.

— Мужчины! — возмущенно воскликнула Дарси. — Вы все одинаковые. Женщина для вас только средство удовлетворения вашей похоти!

Она так резко оттолкнула Кейна, что тот едва не упал, потеряв равновесие. Странная улыбка играла на его губах, когда он шел к лошадям вслед за девушкой, любуясь видом ее покачивающихся бедер, обтянутых намокшей под дождем рубашкой. Похоже, ему удалось преодолеть ее упрямую ненависть, думал он, ведь именно у него она искала защиты и утешения в минуту опасности. Ее реакция была спонтанной, иначе она ни за что не бросилась бы к нему, но эта реакция свидетельствовала о том, что в душе Дарси доверяла Кейну, хотя скорее откусила бы себе язык, чем призналась в этом.

Наслаждаясь своей маленькой победой над своенравной красавицей, Кейн подошел к связанным бандитам, стащил с них сапоги и выбросил обувь в каньон. Дарси молча наблюдала за его действиями.

— Ты пристрелишь их за то, что они собирались сделать? — спросила она.

Она говорила так вовсе не потому, что жаждала крови, а потому, что желание мести лишило ее здравого смысла. Кейн усмехнулся, достал из кобуры свой «кольт» и протянул ей.

— Они напали не на меня, — сказал он, — а на тебя. Если хочешь отомстить им, можешь пристрелить их сама. Я же просто намеревался заставить их идти босиком по горам, после того как они освободятся от веревок…

Кейн запнулся на полуслове, когда до него дошло, какую глупость он совершил. Дарси направила заряженный револьвер ему в грудь. Если бы он и раньше был так беспечен, его карьера детектива оборвалась бы в самом начале. Кто, как не он, должен был помнить, что красивая внешность лишь маска, под которой скрывается неуправляемая и своенравная бестия!

— Снимай сапоги, — коротко приказала Дарси.

Не спуская глаз с «кольта» и державшей его злобной фурии, Кейн стянул сапог с левой ноги, но не поставил его на землю, а запустил им в девушку. Та от неожиданности выпустила из рук револьвер, который упал на землю и разрядился. Отразившийся от гор звук выстрела прозвучал так громко, словно стреляли из пушки. Воспользовавшись замешательством Дарси, Кейн одной рукой схватил револьвер, а другой — конец веревки, привязанный к запястьям пленницы.

— Напрасно я не пристрелила тебя, когда у меня была такая возможность, — злобно прошипела она.

Кейн усадил ее в седло и сказал:

— Не исключено, что в следующий раз тебе повезет больше. Его слова произвели вполне предсказуемый эффект — Дарси разразилась новым потоком брани, разъяренная собственной неудачей и тем, что последнее слово опять осталось за Кейном.

Оставив братьев Бишоп на произвол судьбы, Кейн направился в сторону ранчо, где его ждали Ной и Гидеон, Он не видел их две недели и надеялся, что такая длительная изоляция излечит младшего брата от желания стать детективом. Кейн не сомневался, что тому уже порядком надоело разглядывать в бинокль зеленую траву, покрывавшую равнину. Однако Кейна беспокоило, как отнесется Ной к появлению Дарси, ведь его брат — большой любитель хорошеньких женщин. Придется разъяснить ему, что с этой красавицей нельзя обращаться иначе, думал Кейн. Если Ной начнет ухаживать за Дарси, то только все испортит.

Может быть, вообще не стоит привозить ее на ранчо? Он прилагал массу усилий, чтобы не дать девушке сбежать, но у Ноя и Гидеона нет опыта в подобных делах…

— Ты что такой мрачный? — спросила вдруг Дарси, заметив хмурое выражение лица Кейна. — Ведь руки связаны у меня, а не у тебя.

— Не уверен, что это так, — машинально пробормотал тот в ответ, оставляя Дарси теряться в догадках, что именно он имел в виду.

Да, он действительно не мог бы сказать, кто из них являлся пленником. Чем больше времени он проводил с этой своенравной дикаркой, тем глубже она проникала в его сердце. Он знал, что скоро придется отослать Дарси к отцу, но воспоминания о ней навсегда останутся в его душе. Однако она будет ненавидеть его до самой своей смерти, и у него нет ни единого шанса завоевать ее любовь!

Глава 14

К вечеру моросящий дождь превратился в настоящий ливень с громом и молниями. Кейн рассчитывал продолжать путь до наступления ночи, но из-за погоды был вынужден остановиться и поискать укрытие.

Он помог Дарси спешиться и привязал ее к ближайшему дереву, а сам направился к пещере, которую заметил неподалеку. Ему требовалось осмотреть их предполагаемое укрытие и убедиться, что его еще не занял кто-то другой.

Кейн успел сделать всего пару шагов в глубь пещеры, как уловил впереди какое-то движение. Он остановился, вглядываясь в темноту, и тут услышал нарастающее рычание приближающегося к нему зверя.

Кейн начал осторожно пятиться назад, одновременно доставая свой «кольт». Из темноты на него надвигался огромный медведь.

— Ты долго будешь держать меня под дождем? — крикнула Дарси, поворачиваясь к появившемуся из пещеры Кейну. — Я промокла до нитки и…

Девушка лишилась дара речи, когда увидела растерянное выражение лица своего похитителя и рассерженного медведя, поднявшегося на задние лапы.

Слово «растерянность» мало подходило для описания состояния Кейна. Он привязал Дарси, чтобы та не убежала, но теперь сожалел об этой мере предосторожности. Если он попытается освободить ее, то одному из них придется в это время противостоять разъяренному зверю.

Не в силах от ужаса пошевелиться, Дарси смотрела, как Кейн бросился к ней и принялся быстро распутывать веревку. Следом за ним на большой скорости приближалось рычащее чудовище.

— Скорей! — крикнул Кейн, увлекая Дарси за собой. Она бежала, не разбирая дороги. Это конец, обреченно подумала девушка, и вся ее короткая жизнь промелькнула перед ее мысленным взором. Медведь не отставал от них ни на шаг, и его длинные острые когти могли разорвать на части потревоживших его покой людей.

— Кейн! — закричала Дарси.

Неужели ей суждено умереть с его именем на устах? Она много раз слышала душераздирающие истории о нападении медведей и об изуродованных трупах жертв этих злобных животных.

Поглощенная этими воспоминаниями, от которых у нее кровь стыла в жилах, Дарси не заметила торчащий из земли камень, споткнулась и упала. В то же мгновение Кейн бросился на нее, защищая своим телом от острых когтей.

Он повернулся вполоборота и выстрелил. Пуля попала в медведя, но не остановила его, а лишь заставила опуститься на все четыре конечности. Животное попыталось атаковать Кейна, но тот, прижимая Дарси к себе, откатился в сторону. Затем он вскочил на ноги, схватил девушку за руку и резко потянул за собой вверх, на выступ скалы. Подстегиваемые доносящимся сзади рычанием, они принялись карабкаться по скользким и влажным камням.

— Помоги мне! — крикнул Кейн, бросаясь к большому камню, лежавшему на самом краю выступа.

Они уперлись руками в монолитную глыбу и принялись сдвигать ее с места, раскачивая.

— Еще! — в отчаянии крикнул Кейн.

Наконец они с Дарси из последних сил толкнули камень, и тот полетел вниз, прямо на приближающееся чудовище.

Медведь зарычал, напуганный катящейся на него каменной глыбой, но не прекратил своего преследования. Грохот камнепада и рычание зверя испугали лошадей, привязанных неподалеку. Бедные животные рвались с привязи до тех пор, пока веревки не лопнули, и тогда лошади смогли отбежать на безопасное расстояние.

— Что теперь? — спросила Дарси, судорожно переводя дыхание.

— Есть предложения? — спросил в ответ Кейн, не спускавший глаз с приближающегося бурого гиганта.

— Мне кажется, нам нужно бежать, и как можно скорее, — дрожащим голосом произнесла девушка.

Она инстинктивно схватилась за Кейна. Так, держась за руки, они помчались вперед, периодически оглядываясь на своего преследователя. Но медведь, похоже, решил не упускать добычу.

Дарси не сомневалась, что только вмешательство высших сил спасло их от неминуемой гибели. Когда медведь был уже совсем близко, сверкнула молния, и вслед за громовыми раскатами с небес низвергнулся настоящий потоп. Если медведь не возражал против того, чтобы принять душ, то купание явно не входило в его планы. Бросив на людей последний злобный взгляд, он развернулся и направился обратно в свою сухую пещеру.

Едва переводя дыхание, Кейн и Дарси с облегчением смотрели вслед удаляющемуся зверю.

— Как ты? — спросил Кейн.

— Если не обращать внимания на ободранные колени и то, что я перепугалась до смерти, во всем остальном я в отличной форме, — попыталась пошутить девушка.

— Прекрасно, потому что теперь нам придется долго идти пешком, — мрачно заметил Кейн. — Лошади убежали, и одному Богу известно, где их искать.

— Представляю, как ты переживаешь по поводу золота в седельных сумках, — покачала головой Дарси, изображая сочувствие.

— Сейчас я отдал бы любые сокровища, лишь бы моя лошадь стояла передо мной, — ответил Кейн, не обращая внимания на ее саркастические замечания.

Девушка посмотрела на небо. Дождь лил как из ведра. Густые облака, словно шлейф, окутывали горы. Дарси чувствовала себя изможденной до предела. Целый день с самого утра она не знала покоя. Сначала она так глупо отдалась Кейну, растаяв от его поцелуев…

Она тут же мысленно отругала себя за то, что вспомнила это обескураживающее событие. Больше такое не повторится, пообещала она себе, спускаясь по острым камням.

— Думаю, ты считаешь, что я виноват в том, что произошло, — сказал Кейн, оглядываясь на идущую за ним Дарси. Промокшая до прозрачности рубашка соблазнительно обтягивала ее стройную фигуру.

— Естественно, ведь это не я полезла в пещеру к медведю, — тут же ответила девушка, пытаясь не поскользнуться на крутом спуске. — Тебе действительно больше подходит заниматься воровством и шулерством. Это у тебя получается лучше, чем сражаться с дикими животными.

Кейн закатил глаза, проклиная себя за то, что начал этот разговор. Но черт побери, в том, что их сегодня едва не убили бандиты, а потом чуть не задрал медведь, действительно была его вина.

К тому времени, когда Кейн и Дарси поймали разбежавшихся лошадей, стало совсем темно. На горы опустился густой туман, и в двух шагах ничего не было видно. Дарси облегченно вздохнула, когда Кейн усадил ее на лошадь. От усталости она бессильно упала на шею животного.

Хитрая улыбка тронула губы Кейна, когда он смотрел на поникшую, изможденную девушку. Он устроил ей даже более суровое испытание, чем планировал, лишь бы вынудить бежать из Денвера. Но Дарси встречала каждое новое злоключение со свойственным ей упрямством. Большинству женщин не хватило бы духу пережить то, через что она прошла всего за один день. Но ее гордость и отчаянное отношение к жизни не позволили ей склонить голову перед опасностью. Кейн преклонялся перед ее смелостью. Дарси О'Рурк не умела отступать.

Размышляя об этом, Кейн оглядывал окрестности в поисках места для ночлега. Наконец его внимание привлек скалистый выступ, который мог послужить укрытием от непрекращающегося дождя. Конечно, он выглядел не таким удобным, как пещера, но по крайней мере здесь им не угрожали медведи, волки и другие хищники, хотя их появления нельзя было исключить. Однако Кейн надеялся, что дикие звери не станут рыскать в такую дождливую ночь и Дарси сможет немного отдохнуть.

Кейн снял с седел спальные мешки и расстелил их под выступом. После этого он жестом пригласил девушку присоединиться к нему. Она с радостью спешилась и направилась в укрытие. От усталости она была готова спать хоть на голых камнях.

Бедняжка не издала ни единого протестующего звука, когда Кейн, не стесняясь ее, снял с себя всю мокрую одежду. Ее собственная рубашка липла к телу, вызывая озноб, но Дарси не могла отвести взгляд от его мускулистой фигуры, откровенно восхищаясь его красотой.

Он повернулся к ней спиной, и тут она увидела глубокие раны на его плече.

— Ты ранен! — воскликнула Дарси.

— Это просто царапины, — возразил Кейн и полез в спальный мешок.

Но Дарси не могла допустить, чтобы он страдал от ран, тем более что она знала: это были следы медвежьих когтей, Кейн получил их, когда закрывал ее своим телом.

— Повернись, — приказала она.

— Это ерунда, — сказал Кейн.

— Ничего не ерунда! — возмутилась Дарси.

Она оторвала кусок ткани от своей рубашки, заставила Кейна лечь на живот и принялась осторожно стирать кровь. Дарси сочувственно поморщилась, когда Кейн застонал от боли.

— У тебя есть с собой какие-нибудь лекарства? — спросила она.

Кейн кивнул в сторону седельной сумки. Там были бинты и антисептик, те самые, что она сама покупала в Денвере. На дне девушка обнаружила бутылочку с заживляющим бальзамом.

Дарси забыла об усталости. Ее главной заботой стало не допустить, чтобы раны на плече Кейна продолжали кровоточить и чтобы в них попала инфекция. Одному Богу было известно, почему это вдруг так ее взволновало, ведь еще днем она мечтала, чтобы Кейна поразило молнией. Теперь же, забыв о том, что едва держится на ногах, она помогала мужчине, которого ненавидела больше всего на свете.

Обрабатывая его раны, она думала о том, какой он парадоксальный человек. Картежник и грабитель, однако готов пожертвовать своей жизнью ради ее спасения. Дарси была абсолютно уверена, что его друг, Гриз Ванхук, не задумываясь оставил бы ее на растерзание зверю, лишь бы спасти свою шкуру.

Скорее всего это объяснялось тем, что она чувствовала симпатию к нежному и доброму человеку, который скрывался под грубой маской преступника, подумала Дарси.

Она улыбалась, перебинтовывая его плечо. Если бы можно было полюбить этого смуглого высокого красавца и не покидать его, пока смерть не разлучит их!

— О чем ты думаешь? — спросил Кейн, заметив мечтательное выражение на ее лице.

Дарси присела рядом с ним. Ее рука непроизвольно потянулась к его лицу, чтобы коснуться глубоких складок в уголках рта. В ее душе боролись противоречивые чувства. После всего, что случилось с ними в этот день, она желала лишь одного — оказаться в объятиях Кейна и забыть обо всем на свете. Она не хотела больше выстраивать свою жизнь в алфавитном порядке; ей просто хотелось, чтобы ее любили.

— Я думаю о том, что мне надоело думать, — тихо ответила Дарси.

Кейн нежно провел ладонью по ее руке.

— Тогда ложись спать, — прошептал он. Этот шепот манил, обещая тепло и нежность.

— Я смертельно устала, но так перенервничала, что не смогу уснуть, — призналась Дарси.

Кейн едва дышал, боясь неверно истолковать странное мерцание ее глаз.

— Тогда чем же ты собираешься заняться? — с надеждой спросил он.

Дарси не могла понять, что так влечет ее к Кейну: желание насладиться его великолепным телом или этот голос, в котором звучало нечто большее, чем просто вожделение. Но она отбросила в сторону все свои мысли и легла рядом с ним.

Она знала, что снова вступает на запретную территорию, но у нее не было сил отказаться от тепла его поцелуев. И если в ее душе еще оставалась капля воли к сопротивлению, то она мгновенно испарилась, как только его губы приникли к ее губам.

Кейн развязал веревку, стягивающую ее запястья, предоставляя Дарси полную свободу. Она могла легко убежать от него и скрыться в темноте, но чувственность Кейна удерживала девушку возле него, словно прочная цепь. Желание отдаться ему лишало ее возможности двинуться с места.

Да простит се Господь, она хотела ощутить его руки на своем теле. После всего, что они пережили, новые эмоции бушевали в ее душе. Оказавшись на волосок от смерти, Дар-си поняла, как драгоценно каждое мгновение, которое они проведут в объятиях друг друга. Она жаждала его ласк, которые избавят ее от пережитого страха и напряжения. И ей хотелось забыть о тех преградах, которые разделяли ее и Кейна.

Кейн чувствовал, как колеблется Дарси, отвечая на его поцелуй. Он знал, что в ее душе гордость и страсть ведут смертельную битву, и надеялся только на то, Что его любовь поможет девушке сделать правильный выбор.

Эта дерзкая мысль вертелась в его голове, пока он согревал поцелуями каждый дюйм ее озябшего тела. Теплые руки Кейна успокаивали и возбуждали не только ее, но и его самого. Он забыл про раненое плечо и оперся на него, чтобы было удобнее ласкать лежавшую рядом Дарси.

Жаркие объятия и дразнящие поцелуи заставили ее тело дрожать от возбуждения. Ей казалось, что она не сможет жить и дышать без этих сладострастных прикосновений. Для них двоих прошлое и будущее исчезли, уступив место лишь наполненному любовью настоящему.

Отбросив ложный стыд, Дарси отдалась своей страсти. Она позволила рукам Кейна ласкать ее повсюду, в то время как ее руки скользили по самым чувствительным участкам его тела. Она забыла о том, кем он был, потому что сейчас для нее существовал только один Кейн Каллахан — мужчина, который мог поднять се на вершину блаженства.

Дарси страстно хотела его, но не смела признаться в этом, и лишь ее поцелуи кричали о силе ее желания. Ощущение рук Кейна, ласкающих ее в самых интимных местах, затмило собой все остальные эмоции и ощущения. Дарси задохнулась от наслаждения, когда его губы начали волшебную игру с ее сосками, а когда его руки спустились на ее бедра, ей показалось, что у нее остановилось сердце. Его пальцы возбуждали ее до предела. Волны экстаза заставили ее умолять его потушить тот огонь, который он в ней разжег.

— Ты хочешь меня, любимая? — страстно прошептал Кейн.

— Да, — простонала в ответ Дарси.

— Тогда скажи мне об этом. Я должен знать, что ты хочешь меня так же сильно, как я Хочу тебя.

Его горячее дыхание обожгло ей губы. Новая волна пульсирующего блаженства прокатилась по ее телу.

— Говори! — требовал Кейн. — Говори скорей!

Он не знал, почему ему вдруг так сильно захотелось вырвать у нее это признание, но ему казалось, что от ее слов зависит сама его жизнь. Возможно, ему никогда не удастся завоевать ее любовь и преданность, но сейчас, в этот волшебный миг, ему требовалась уверенность в том, что она хочет только его, и никого другого. У них не было будущего, но Кейн хотел, чтобы в течение последующих лет в его опустошенной душе жило прекрасное воспоминание об этой ночи.

Дарси открыла глаза и посмотрела на Кейна. Даже в темноте она видела настойчивый блеск его глаз, которому было невозможно отказать.

— Я… я хочу тебя, — запинаясь, призналась она. — И никого, кроме тебя. — Она подняла руки и провела ладонями по его волосам. — Никого, кроме тебя… Кейн.

Он поймал это последнее слово своими губами, подарив ей еще один восхитительный поцелуй. Затем он приподнял се бедра и вошел в нее, шепча на ухо нежные обещания.

Дарси приняла его без малейшего колебания. Только слившись с ним воедино, она ощущала себя живой и целостной, И только когда их тела начинали двигаться в едином ритме, то ускоряясь, то замедляясь, она понимала, что такое бесконечность, ведь именно ее она видела в его глазах.

Дарси растворялась в волнах экстаза. Этот союз сердец, тел и душ жил по своим, понятным только природе законам. Каждый следующий раз, когда она отдавалась Кейну, был лучше предыдущего. Возбуждение нарастало, ощущения становились сильнее и отчетливее. Крик удовольствия сорвался с губ Дарси, и она обхватила Кейна руками и ногами, словно не желая отпускать его от себя. Время остановилось для нее, и наслаждение казалось бесконечным. Обессилев от страсти, Дарси разжала руки и попыталась успокоиться.

Кейн прижался лицом к ее плечу и глубоко вздохнул. Он мог отразить нападение сотни медведей, зная, что наградой ему будут объятия Дарси. Эта ночь стоила всех жертв, на которые он шел, всех трудностей, которые ему пришлось преодолеть.

Но как бы ни была прекрасна эта ночь, Кейн не надеялся, что и на рассвете Дарси останется такой же нежной. Когда она заворочалась рядом с ним, сворачиваясь в клубок, словно сытый котенок, он непроизвольно улыбнулся. Хоть она никогда не признается в этом, но именно у него она искала тепла, защиты и наслаждения. Тонкая связь между ними становилась крепче с каждым мгновением, что они проводили вместе. За последние две недели они не раз приходили друг другу на выручку, и взаимная забота превратилась для них в нечто естественное и необходимое. Кейн подумал, что они как два совпавшие кусочка головоломки, нашедшие свое место. Но гордость и упрямство Дарси никогда не позволят ей осознать это.

Кейну удалось уговорить ее признаться в том, что она его хочет, но этого было недостаточно, потому что он жаждал признания в любви.

Когда Дарси уснула, он взял веревку и привязал ее руку к своей. Хотя она не убежала, когда он предоставил ей такой шанс, он не мог полностью доверять девушке. Он знал, что утром она сильно рассердится на него за эту предосторожность, но не мог допустить, чтобы она скрылась от него в этих диких горах, таивших массу опасностей. Кейн предпочитал страдать от ее гнева, чем убиваться над ее мертвым телом. Пусть через очень короткое время она исчезнет из его жизни, но он не сможет дышать, если не будет уверен, что Дарси жива.

Помрачнев от невеселых мыслей, Кейн прижал девушку к себе. Он хотел насладиться каждой секундой этой ночи, потому что не знал, будет ли у него еще хоть одна ночь любви с этой зеленоглазой богиней.

Он думал о том, понимает ли Дарси, что она на самом деле чувствует и хочет. Похоже, он сумел внести сумятицу в ее выстроенную в алфавитном порядке жизнь. Но то, в каком обличье он предстал перед ней, извиняло ее недоверчивое к нему отношение. Благодаря Патрику О'Рурку они с Дарси оказались в самой немыслимой ситуации, какую только можно было представить, и правда создала бы между ними не меньше препятствий, чем ложь.

Глава 15

Когда утром Дарси проснулась и обнаружила, что привязана к Кейну, то принялась ругать и его, и себя саму. Она злилась оттого, что не воспользовалась возможностью сбежать ночью, а променяла ее на его ласки. Но он недостаточно доверял ей, и, когда их занятия любовью закончились, Кейн Каллахан решил подстраховаться и привязать ее к себе. Масла в огонь подлил и тот факт, что Кейн, оказывается, купил перед похищением пару ситцевых платьев, одно из которых вручил Дарси, чтобы та переоделась.

Дарси схватила протянутый ей наряд и закричала:

— У тебя была одежда для меня, но ты нарочно заставил меня карабкаться по горам в ночной рубашке! Я тебе этого никогда не прощу!

Кейн сделал вид, что не обращает внимания на ее гневные вопли.

— Думаю, это платье слишком простое и не похоже на те, что ты привыкла носить, но оно выглядит приличнее, чем рваная ночная рубашка. Учитывая, какое впечатление ты произвела вчера на тех бандитов, я решил одеть тебя во что-нибудь менее откровенное. Мне бы не хотелось убивать моих друзей за то, что они решат посягнуть на тебя.

— Друзей? — с сомнением посмотрела на него Дарси. — Я не знала, что у тебя есть друзья.

Кейн улыбнулся про себя. После знакомства с братьями Бишоп Дарси наверняка ждет, что его так называемые друзья того же поля ягоды. Это даже к лучшему, решил он. Пусть она заранее боится и ненавидит их, только нужно будет обязательно объяснить Ною и Гидеону, как себя вести, чтобы они не испортили его план.

— Прошлая ночь ничего не значит для тебя, не так ли? — оскорбленно воскликнула Дарси.

Кейн внимательно посмотрел на нее, стараясь придать своему лицу бесстрастное выражение.

— А должна? — ответил он вопросом на вопрос. — Но скажи, а для тебя она значит что-то или нет? — Не в силах преодолеть искушение, он протянул руку и погладил ее по щеке. — А может быть, твой гнев показной и в глубине души ты влюблена в меня?

Только ее упрямая гордость могла подсказать ей ответ.

— И ты еще смел обвинять меня в умении делать парадоксальные выводы? — цинично усмехнулась Дарси. — Это самое глупое предположение, которое я когда-либо слышала!

— Значит, ты отдалась мне в надежде, что я буду настолько поглощен страстью, что забуду связать тебя и ты сможешь сбежать? — спросил ее Кейн. — Неужели отчаяние настолько взяло верх над тобой, что ты пошла на такой шаг, лишь бы обрести свободу?

От этой мысли у него заныло сердце.

— Именно так я и рассуждала, когда позволила тебе соблазнить меня, — ответила Дарси, чтобы спасти свое лицо и не признаваться в истинных мотивах ее вчерашнего поступка. — Но я слишком устала и уснула раньше тебя. Не могу передать, как я сожалею об этом и… обо всем остальном тоже.

— Именно так я и думал, — усмехнулся Кейн. — Ты оделась? Значит, нам пора в путь.

— Твой путь лежит прямо в ад, — злобно обронила Дарси.

— А где я, по-твоему, находился последние два дня? — пробормотал Кейн. — Все бы ничего, да только компания подкачала.

— Приношу свои извинения, — съязвила Дарси, поправляя на себе ситцевое платье нежно-зеленого цвета, которое дал ей Кейн.

Некоторое время они молча ехали через ущелье. Вскоре Кейн заметил струйку дыма, поднимающуюся из трубы дома, спрятанного за высокими соснами. Он опасался, что Ной и Гидеон не сумеют обращаться с Дарси менее почтительно, чем они привыкли в общении с дамами. Кейну самому понадобилось немало времени, чтобы вжиться в роль элодея, и это при всем его многолетнем опыте. Но у его брата и слуги такого опыта не было и в помине!

Ной бесцельно слонялся по кухне.

— Интересно, долго нам еще торчать в этой глуши? — в сотый раз спросил он у Гидеона, который занимался приготовлением обеда.

Старый слуга лишь пожал плечами в ответ.

— Я две недели следил за дорогой, но не видел ни одного ограбления, — разочарованно продолжал бормотать юноша. — Не понимаю, как это поможет мне стать опытным детективом?

Гидеон невольно улыбнулся, глядя на то, как Ной ходит из угла в угол. Должно быть, это семейная черта Каллаханов, подумал он. Дэниел Каллахан передал ее по наследству своим сыновьям.

— Кажется, работа детектива не такая уж интересная и захватывающая, как ты себе представлял, — заметил Гидеон. — Мы с тобой всегда слышим от Кейна лишь о результатах. Уверен, твой брат тоже провел немало дней в засаде, поджидая преступников, просто он не посвящал нас в скучные детали.

— Все равно я думал, что наше расследование будет таким утомительным, — вздохнул Ной. — Сидим тут в лесу, как два леших!

Цокот копыт заставил Ноя вздрогнуть. Он бросился к окну и отдернул занавеску.

— Наконец-то Кейн вернулся! — воскликнул он.

Даже Гидеон обрадовался, что их монотонное существование закончилось. Чтобы как-то убить время, он наловчился ставить капканы и разнообразил их меню блюдами из дичи. Но теперь, с возвращением Кейна, скуке придет конец. Гидеону нравился Ной, но с ним было не так весело и интересно, как с его старшим братом. Стремясь поскорее поприветствовать своего хозяина, Гидеон оставил плиту и поспешил на улицу. У выхода он столкнулся с Ноем, и они застряли в дверном проеме, когда увидели, что рядом с Кейном ехала ослепительная рыжеволосая красавица, которую Кейн почему-то держал на веревке.

— Что это он делает? — недоуменно спросил Ной у Гидеона, увидев связанные руки Дарси.

— Черт меня побери, если я знаю, — ответил не менее удивленный Гидеон.

Кейн едва не рассмеялся, когда увидел этих двоих, замерших в дверях, словно статуи. Они смотрели на Дарси так, будто впервые в жизни увидели женщину. Несомненно, их поразила ее красота, особенно после того, как Кейн перед отъездом долго разглагольствовал о толстой рыжей ведьме О'Рурк.

Оба мужчины выглядели просто ужасно. Они не брились больше двух недель, и на них была охотничья одежда из лосиных шкур, которую Кейн купил им для лучшей маскировки. Короче говоря, они ничем не напоминали холеных городских жителей и вполне могли сойти за разбойников, которых ожидала увидеть Дарси.

Боясь, что Ной и Гидеон выдадут себя каким-нибудь неосторожным замечанием, Кейн показал на веревку, за которую держал Дарси, и крикнул:

— Я похитил дочь О'Рурка. Думаю, мы получим за нее неплохой выкуп.

Он нарочно выехал вперед, чтобы Дарси не увидела удивления на лицах членов «банды». Он сделал им знак держать язык за зубами.

— Ной, отведи Дарси в дом и привяжи ее к изголовью кровати, да побыстрее. Мне нужно поговорить с вами обоими… снаружи.

Ничего не соображая, Ной отправился выполнять приказ своего брата. Пока он упражнялся в вязании узлов, Гидеон прикрыл входную дверь и вопросительно посмотрел на хозяина.

— Что происходит? — спросил старый слуга.

— Выполнение некоторых заданий требует жестких мер, — ответил Кейн. — Дарси в точности такая, какой ее описал Патрик: упрямая, независимая и отчаянная. Ее несколько раз чуть не убили, когда она пыталась защитить имущество своей компании. Поэтому мне не оставалось ничего, кроме как силой спасти ее от опасности.

— Но, сэр, она же наследница…

— Если ты не перестанешь называть меня «сэр», Дарси мгновенно заподозрит подвох, — перебил его Кейн, — Забудь про формальности!

У Гидеона уже давно вертелось на языке несколько столь неформальных обращений к своему хозяину, что, услышь их Дарси, у нее не осталось бы никаких сомнений, что она попала в логово самых отпетых разбойников.

— Как ты посмел связать эту молодую леди и тащить ее по горам на веревке, словно собаку? — начал Гидеон, не сдерживая своего гнева. — Я был прав, тебе пора прекращать заниматься этим бизнесом. Знаю, ты всегда говорил, что настоящий детектив должен уметь вести себя как те преступники, на которых он охотится, но, святые угодники, я не ожидал, что ты превратишься в подобного негодяя.

— Черт побери, Гидеон, говори тише, — перебил его Кейн. — Я знаю, что делаю. Будь у меня другая возможность, я бы ее использовал. Но, поверь, это единственный шанс. Я перепробовал все. И не вздумай относиться к ней как к кроткой молодой девушке. Если вы с Ноем окажетесь настолько глупы, — добавил он, делая знак вышедшему из дома брату, — то у нас будут серьезные неприятности.

После этого Кейн вкратце пересказал им события прошедших двух недель, вынудившие его инсценировать похищение Дарси. Ной и Гидеон слушали его, разинув рты и охая от удивления.

— Таким образом, — подвел итог Кейн, — мне ничего не оставалось, кроме как притвориться членом банды Гризли Ванхука и сделать вид, что я похищаю Дарси ради выкупа.

Взгляд его стальных глаз стал холодным и угрожающим.

— Иногда во время расследования нужно уметь выглядеть не тем, кто ты есть на самом деле. Пребывание в горах должно показаться Дарси непереносимым. Если она вас раскусит, то ее уже не вытащить из Денвера.

— Ты хочешь, чтобы мы относились к этому прелестному созданию как к врагу? — ахнул Ной. — Я могу перечислить многое из того, чем хотел бы с ней заняться, но мучить и запугивать? Мне кажется, у меня не получится. Я воспитан так, что всегда отношусь к леди только как к леди!

— Я тоже, — согласно закивал Гидеон.

Кейн посмотрел на них так, что у них кровь застыла в силах.

— Я не прошу, а объясняю, как вы должны вести себя с Дарси, — сказал он, и в его голосе слышалась неподдельная угроза. — По дороге сюда я видел Громилу, который ограбил дилижанс «О'Рурк экспресс», и собираюсь завтра выследить его. Если к моменту моего возвращения Дарси не будет в этом доме, то вы об этом горько пожалеете. Вы меня поняли?

Ной и Гидеон испуганно заморгали и втянули головы в плечи. Им ничего не оставалось, кроме как согласиться. Когда Кейн ушел, Ной спросил Гидеона:

— Ты собираешься делать то, что он нам велел?

— По правде говоря, я боюсь этого не сделать, — со вздохом признался слуга, — Кейн уверил меня, что поступает правильно. В конце концов, он специалист в таких делах.

— Все равно мне не нравится так обращаться с леди, — сказал Ной.

— Пусть лучше это не нравится тебе, чем твоему брату, — мрачно заметил Гидеон. — Гораздо мудрее выполнить его приказ.

С этими словами он поспешил вернуться на кухню. Возможно, ему придется делать вид, что он плохо относится к этой молодой леди, или подавать ей самую маленькую порцию, но никакие угрозы не заставят его поставить на стол подгоревшие булочки!

Ной медленно шел обратно к дому, думая о том, что работа детектива с каждым днем нравится ему все меньше и меньше. Где риск, где громкая слава? И он совершенно не преуспел в выслеживании Громилы, хотя потратил на это две недели, в то время как Кейну удалось увидеть его по чистой случайности. А теперь от него требуют, чтобы он вел себя как бандит и третировал бедную испуганную девушку. Просто какое-то безумие!

Погруженный и эти невеселые мысли, Ной прошел на кухню и занял свое место за столом в ожидании обеда. Он едва сдержался, чтобы не бросить сочувственный взгляд на Дарси, которую Кейн приковал цепью к стулу, но у него не хватило смелости поднять глаза от своей тарелки.

Пока Гидеон гремел кастрюлями и сковородками, Дарси внимательно изучала лицо сидящего напротив нее молодого человека, который показался ей се ровесником. Потребовалось всего несколько минут, чтобы понять, что перед ней младший брат Кейна. Они очень походили друг на друга, только лицо Ноя наполовину скрывали густая борода и усы. У обоих братьев были густые черные волосы. Глаза Ноя казались скорее темно-голубыми, чем серо-стальными, как у Кейна, а лицо не свидетельствовало о богатом жизненном опыте. По мнению Дарси, Ной делал только первые шаги на пути преступлений. Совершенно очевидно, он свернул на кривую дорожку исключительно под влиянием старшего брата. Но через десять лет он станет таким же отпетым негодяем, как Кейн. Как это будет ужасно, с горечью подумала она.

Хотя Ной показался Дарси менее жестоким, чем его старший брат, но она твердо знала, что за мальчишеской внешностью может скрываться хладнокровный убийца. Она видела много таких лиц на плакатах с подписью «Разыскивается» в Денвере и других местах. Пожалуй, ей стоит относиться и к Ною как к опасному врагу.

Затем Дарси переключила свое внимание на пожилого невысокого мужчину, который в это время открывал жестяную банку с консервированными фруктами. Гидеон тоже не выглядел слишком зловещим. Его манеры напоминали джентльмена или, если точнее, слугу джентльмена. Скорее всего Дарси никогда не узнает, каким образом Гидеон попал в компанию братьев Каллахан. Видимо, он служил у них поваром, потому что в его облике не было ничего от кровавого убийцы. Возможно, нужда толкнула его на союз с этими преступниками, подумала Дарси. Наверное, Гидеону пришлось совсем туго, раз он связался с этим злодеем Кейном, как бы красив он ни был. Ах, почему он так привлекателен?! Тогда она не вела бы себя как последняя дура в его присутствии.

Гидеон поставил на стол блюдо с мясным рагу. Кейн положил себе огромную порцию, а потом бросил немного на тарелку Дарси, так как у нее были связаны руки и она не могла обслужить себя сама.

Девушка с раздражением смотрела на то, как он размазывает еду по ее тарелке, смешивая мясо и картошку. Чтобы окончательно вывести ее из себя, он взял булочку и кинул ее в самую середину, отчего та мгновенно пропиталась соусом.

Рискуя обжечь пальцы, Дарси вытащила булочку, пока та окончательно не размякла, и положила ее на край тарелки.

— Ты нарочно злишь меня? — спросила она у Кейна. — Мало того, что я должна выносить общество твоих отвратительных друзей, так ты еще решил испортить единственное оставшееся мне удовольствие?

— Если бы я… — начал Ной, но тут же застонал, потому что Кейн больно ударил его по ноге под столом.

— Просто я стараюсь, чтобы ты как следует запомнила проведенное со мной время, — сказал Кейн, искоса поглядывая на младшего брата.

— О, об этом можешь не беспокоиться, — уверила его Дарси самым ядовитым тоном, на какой только была способна. — Я никогда не забуду, как презираю тебя.

Далее тишина за столом нарушалась только звяканьем приборов. Девушка быстро расправилась с едой и попросила добавки. Кейн заявил, что она больше ничего не получит. В результате все еще голодной Дарси пришлось наблюдать за тем, как трое мужчин набивают свои животы.

Она начала догадываться, почему Кейн уговорил Гидеона присоединиться к его банде. Преступник явно отдавал предпочтение хорошей кухне, и Гидеон удовлетворял его гастрономические потребности. В кулинарном мастерстве Гидеон ничуть не уступал шеф-повару ее отца в Сент-Луисе. Какой позор, что такой человек растрачивал свой талант и свою преданность на этих негодяев в одном из медвежьих углов Колорадо!

— Дарси помоет посуду, — объявил Кейн, когда Гидеон начал убирать со стола.

— А я бы хотела принять ванну, — заявила в ответ девушка, гордо подняв голову.

— Я принесу… — пискнул Ной, потому что брат больно наступил ему на ногу.

— Ванна обождет до вечера, — сказал Кейн. — Я отправляюсь побродить по окрестностям. Хочу проверить, не было ли за нами погони. Ной, ты отправишься со мной.

Он бросил угрожающий взгляд на Гидеона, который уже протянул руки к грязным тарелкам.

— Возьми молоток и гвозди и заколоти окно в комнате Дарси. Я не желаю, чтобы она сбежала, пока меня не будет дома, — приказал Кейн.

Гидеон нехотя повиновался. Его шокировало, как хозяин обращался с этой милой девочкой. Сначала он приковал се к стулу, потом к плите, чтобы она помыла посуду. Неслыханно!

Хорошо, что Патрик О'Рурк не видел, как мучают его единственную дочь. Но в одном Гидеон был теперь точно уверен — на месте Дарси он бы со всех ног бросился домой в Сент-Луис в поисках защиты и сочувствия.

Когда он вышел из кухни, Кейн поставил на плиту большую кастрюлю с водой для мытья посуды и направился к двери.

— Неужели у тебя совсем нет совести? — бросила ему в спину Дарси. — Как ты мог втянуть в свои преступления Ноя и Гидеона? Ни один из них не похож на преступника, по твое влияние разрушило их жизни.

— Они здесь по их собственному желанию, — сказал Кейн. — Мой посуду в алфавитном порядке и оставь меня в покое. Если Гидеон пожалуется на тебя, когда я вернусь, ты не получишь свою ванну, — пригрозил он напоследок.

Дарси тут же повернулась к плите. Она не могла дождаться того момента, когда сможет погрузиться в теплую воду и смыть с себя запах мужчины, который так жестоко обращается с ней.

Проклиная судьбу, она начала оттирать первую попавшуюся ей под руку тарелку. Она покажет этому негодяю и назло ему не будет мыть посуду по алфавиту! Если бы ей самой не было так противно есть из грязной посуды, она обязательно оставила бы на ней жирные разводы.

Дарси взяла противень и опустила его в воду, но сначала жадно схватила с него последнюю булочку, которую Кейн не захотел съесть сам. О, как непредусмотрительно он оставил эту булочку! Он хотел уморить ее голодом, но допустил оплошность.

На самом деле Кейн поступил так нарочно. Он не мог предложить ее Дарси, когда та сидела за столом, и предпочел сделать так, чтобы у нее сложилось впечатление, будто еда досталась ей случайно.

Дарси мыла посуду и вспоминала, как он издевался над ней. До чего же она ненавидела себя за то, что после всех его насмешек и издевок продолжала испытывать к нему нежные чувства. Этот внутренний конфликт сводил ее с ума. Чего стоит ее поведение прошлой ночью, когда она сама бросилась к нему в объятия! Наверное, у нее помутился рассудок после переживаний из-за нападения сначала братьев Бишоп, а потом дикого медведя.

Но почему она мгновенно перестает ненавидеть Кейна, стоит ему посмотреть на нее своими выразительными серо-стальными глазами? И почему она теряет контроль над своими желаниями, когда он прикасается к ней?

Дарси продолжала думать об этом, едва сдерживал слезы, когда Гидеон привязывал ее к кровати, а потом оставил одну в полутемной комнате с заколоченным досками окном. Теперь она обязана сдерживать себя и перестать поддаваться чарам Кейна. Совершенно очевидно, она для него лишь временное развлечение.

Все, больше никаких поцелуев и объятий. Кейн Каллахан никогда не прикоснется к ней, не получив за это хорошую пощечину! Она найдет в себе силы, чтобы устоять. Кейн ее враг, и она не перестанет помнить об этом. А когда его схватят за все издевательства над ней и потащат на виселицу, она будет рукоплескать его палачу.

С этой жизнеутверждающей мыслью Дарси легла в постель и уставилась в потолок. Путешествие по горам и заключение в этом доме было настоящим адом, а Кейн — демоном, творившим этот ад своими руками!

Глава 16

Пока Ной и Гидеон бегали туда-сюда, таская воду для ванны, Кейн сидел на кровати Дарси и изучал карту местности, которую они с братом обследовали днем. Ной старался не смотреть па Дарси, чтобы не заработать от брата очередной пинок. Но, несмотря на то что и Ной, и Гидеон изо всех сил делали вид, что девушка им совершенно безразлична, Кейн ясно видел выражение негодования на их лицах. Он заставлял их делать то, что противоречило их воле и их воспитанию, но работа детектива часто требует жертв.

— Вы трое можете выйти, — сказала Дарси, отрывая Кейна от его мыслей. — Ванна наполнена, и я сгораю от желания насладиться теплой водой.

Ной и Гидеон мгновенно исчезли из комнаты, по Кейн даже не пошевелился.

— Я никуда не пойду, — спокойно сказал он. — Я буду находиться здесь, потому что ты можешь сбежать. После того как ты призналась, что планировала сбежать от меня вчера, пока я спал, я не могу тебе больше доверять.

Дарси мысленно отругала себя за то, что ради спасения своей гордости она сказала ему такую глупость.

— Я не буду раздеваться, пока ты в комнате, — твердо заявила она.

Кейн скрестил руки на груди и довольно нахально усмехнулся.

— Ты хочешь сказать, что я представляю для тебя опасность? — развязно спросил он.

Огромную опасность, мысленно поправила она его, но не стала доставлять ему удовольствие и произносить это вслух. Но почему, когда он улыбался ей такой обезоруживающей улыбкой, она не могла оставаться равнодушной к нему? Однако вор остается вором, напоминала себе Дарси, и даже если Кейн Каллахан обладал способностью заставлять ее забывать о том, кто он па самом деле, его преступная натура от этого не менялась.

Решив пойти до конца, Дарси подобрала юбку своего платья и залезла в ванну. Конечно, не о таком купании она мечтала, по она больше никогда, ни при каких обстоятельствах не предстанет перед ним обнаженной.

Кейн открыто расхохотался, глядя, как Дарси трет мочалкой свое платье. Но так даже лучше, подумал он, ведь созерцание ее восхитительного тела всегда заставляло его сердце выпрыгивать из груди. Учитывая, что они были не одни в доме и Кейн не мог удовлетворять свои желания при Ное и Гидеоне, не следовало подвергать свой организм подобной пытке.

— Надеюсь, ты понимаешь, что если ляжешь спать в мокрой одежде, то простудишься и умрешь, — назидательно сказал Кейн. — Значит, тебе придется спать голой.

— Если смерть даст мне возможность никогда больше не видеть тебя, то я ей только обрадуюсь, — фыркнула Дарси и принялась намыливать лицо.

— Зачем ты все делаешь только хуже? — спросил Кейн.

— Хуже уже некуда, — безапелляционно парировала она.

— Некуда? — переспросил он, с сомнением приподнимая густую черную бровь.

— Да, — убежденно ответила Дарси.

Тогда Кейн взял ушат с холодной водой, стоявший у ванны, и вылил его девушке на голову. Широкая улыбка появилась на его лице, когда Дарси принялась отплевываться и убирать прилипшие к лицу мокрые волосы. Шипя, как дикая кошка, она вскочила на ноги и плеснула на него грязной водой из ванны. В ответ Кейн вылил на нее второй ушат. В самый разгар водяного сражения Дарси поймала себя на том, что получает от происходящего настоящее удовольствие и даже хихикает, как нашкодивший ребенок. Она посмотрела на Кейна, который улыбался ей в ответ. Когда их глаза встретились, сердце Дарси бешено заколотилось.

То, чего она больше всего боялась, все-таки произошло! Господь отвернулся от ее грешной души. Несмотря на все недостатки Кейна, ее влекло к нему с неумолимой силой. Ома старалась справиться с этим влечением, потому что оно пе привело бы се ни к чему хорошему. Дарси даже попыталась уверить себя, что это чистой воды похоть, женское любопытство в отношении красивого мужчины. Но в душе она понимала, что ее чувства намного глубже. Скорее всего она в него…

Дарси испуганно охнула и уставилась на своего похитителя широко раскрытыми глазами. Она влюбилась в этого недостойного негодяя!

Кейн озабоченно нахмурился, когда увидел, что девушка замерла в ванне и не сводит с него глаз.

— Дарси, что случилось? — спросил он.

Он взял ее за руку, боясь, что она упадет. У нее побелело лицо, дрожали руки, и весь ее вид говорил о том, что она вот-вот потеряет сознание. И тут Кейн по-настоящему испугался, ведь он не только заставил ее мокнуть пол дождем в горах в тонкой рубашке, но вдобавок только что облил ее холодной водой. Дарси наверняка подцепила простуду, и все из-за него.

Когда Кейн попытался обнять ее, девушка испуганно отшатнулась.

— Не смей прикасаться ко мне! — воскликнула она. Игнорируя ее требование, Кейн взял ее на руки и понес к кровати.

— Сейчас мы снимем это мокрое платье и ляжем в постель, — Он принялся увещевать ее, как непослушного ребенка.

— Оставь меня в покое, — пыталась сопротивляться Дарси, но все было бесполезно.

Кейн в мгновение ока снял с нее платье и рваную ночную рубашку, которая все еще оставалась на ней. И только после этого он понял, что натворил. Его жадный взор не мог оторваться от совершенной фигуры и манящей к себе шелковистой кожи.

— Тебе холодно? — тихо спросил он, заглядывая и ее бездонные изумрудные глаза.

Но Дарси не было холодно. Напротив, она боялась растаять под его взглядом. В минуты, подобные этой, Кейн казался таким нежным и заботливым, что она влюблялась в него еще сильнее. Под личиной грабителя прятался человек, который сумел сделать то, что не удалось ни одному мужчине с того дня, как Майкл Дюпри разбил ее сердце. Кейн заставил ее полюбить его, хотя до сего момента она не смела признаться себе в этом.

— Дарси, да что с тобой такое? — снова спросил Кейн, потому что она продолжала смотреть на него не отрываясь.

Он видел, как мерцают ее глаза. Боялась ли она его? Вряд ли, ведь она столько раз шла ему наперекор без малейших признаков страха. Но Дарси действительно выглядела испуганной, только Кейн никак не мог понять, чем именно. Инстинктивно ему захотелось защитить ее, прижать к себе и ласкать до тех пор, пока она не успокоится.

— Дарси… — Он взял ее лицо в свои ладони. — Скажи мне, что случилось?

Кейн не хотел начинать целовать ее до того, как она объяснит ему, что происходит, но долго держать ее в своих объятиях и не умереть от желания было невозможно. Их губы слились в поцелуе так естественно, словно они целый день только и ждали этого момента. Кейн не стал задумываться, почему Дарси сдалась без боя. Она никогда не оказывалась в его руках без хотя бы слабого сопротивления. Но сейчас, когда она приподнялась на цыпочки и сама обняла его за шею, Кейн не почувствовал ни малейшего колебания в ее душе.

Дарси тихо застонала, чувствуя, что ее снова обуревают непозволительные желания. Видимо, любовь к этому сероглазому дьяволу станет проклятием ее судьбы. Но Дарси уже не могла остановиться. Когда Кейн занимался с ней любовью, она забывала обо всем. Он возбуждал ее, заставлял желать всего, что он мог ей дать, не требуя взамен ничего такого, чего она не хотела бы дать ему сама. Кейн заставлял ее чувствовать, как он, и вести себя так, словно инициатива исходила от нее, а не от него.

— Ты самое красивое создание, что я видел в жизни, — шептал он, целуя ложбинку между ее грудей. — Я теряю голову рядом с тобой…

И в этот момент Дарси пала на колени и признала свое поражение. Она не столько слышала его шепот, сколько ощущала его по сладостной вибрации, охватившей ее грудь. Она онемела от нахлынувшего возбуждения. Умелые ласки Кейна лишали ее способности говорить. С каждым вдохом она все больше наполнилась ароматом его сильного тела. Даже закрыв глаза, она видела перед собой его лицо.

И Дарси поняла, что слишком долго сопротивлялась очевидному и неизбежному. Когда Кейн положил ее на кровать и начал торопливо сбрасывать с себя одежду, она не стала отказывать себе в удовольствии насладиться видом его мускулистой груди, стройных ног и плоского живота. Дарси не могла оторвать взгляд от возбуждающей красоты его тела. Она протянула руки, чтобы дотронуться до его загорелой кожи. Ее пальцы порхали по самым чувствительным местам, принуждая его ответить ей не менее возбуждающими ласками.

Дарси хотела его, и это желание было выше ее гордости.

— Я хочу тебя, — прошептала она, не понимая, что говорит вслух.

Ее слова еще больше разожгли страсть Кейна. Он знал, что между желанием и любовью лежит огромная пропасть, но радовался и такому признанию.

Его руки без устали ласкали ее плоть, а губы целовали со все возрастающим нетерпением. Он хотел ее сейчас и знал, что будет хотеть еще сильнее, когда они закончат заниматься любовью.

Кейн задохнулся от блаженства, когда Дарси с ненасытной страстью принялась отвечать на его ласки. Он стонал и метался от прикосновения ее рук и губ к его животу и бедрам. Используя свое совершенное тело, Дарси низвергала его в бездну наслаждения и поднимала до высот блаженства.

Он не мог перенести того, что она делала, но умирал при мысли, что она может остановиться.

Дарси была потрясена своей властью над этим сильным и независимым мужчиной. В ее руках он становился мягче воска, подчиняясь любому ее прикосновению. Она чувствовала, что в любой момент может заставить его дрожать от нетерпения обладать ею.

Она понимала, что никогда не завоюет его любовь. Мужчины такого типа не имеют представления о верности и взаимной привязанности, но она страстно желала навечно оставить воспоминания о себе и в его душе, и в его теле. Пусть для него будет изошренной пыткой видеть ее лицо всякий раз, когда в его объятиях окажется другая женщина.

Какое-то время Дарси казалось, что она соблазняет Кей-на из чувства своеобразной мести, но когда он оказался на пей, покрывая поцелуями ее лицо, она поняла, что хочет только одного — отдаться ему без всяких условий.

Он из последних сил сдерживал себя и не давал себе воли удовлетворить те желания, что Дарси разбудила в нем так быстро и умело. Он сам хотел довести ее до безумия своими ласками и поцелуями…

Господи, что же она сделала с ним, раз он даже думать начал по алфавиту! Хорошо, значит, он покажет ей всю гамму чувственных наслаждений от А до Я. Кейн хотел поделиться с ней всем, что знал об искусстве любви.

Дарси удивленно вскрикнула, когда Кейн принялся ласкать се, возбуждая до предела возможного. Он заставлял ее дрожать и изгибаться в безудержном желании большего. Она беззастенчиво протянула к нему руки, приглашая войти в нее, и, когда он сделал это, мир рухнул вокруг…

И кровать, на которой они лежали, рухнула тоже.

Кейн глухо застонал, когда ножки ветхой кровати подломились, и она с оглушительным треском упала на пол. Видимо, это сооружение не предназначалось ни для чего более бурного, чем спокойный сон. Он испуганно посмотрел в сторону двери, за которой находились Ной и Гидеон. Что они подумали, услышав столь странные звуки? Поглощенный страстью, Кейн совсем забыл об их присутствии, но теперь готов был убить любого, кто заглянул бы в комнату.

У Дарси вырвался короткий смешок, когда она заметила испуганное выражение лица Кейна.

— Наверное, они решат, что ты замучил меня до смерти, — улыбаясь, сказала она и кивнула головой в сторону двери.

— Ты так относишься к тому, что я делаю с тобой? — прошептал Кейн, прижимаясь к ней всем телом.

Дарси провела руками по его спине, шее и волосам, а потом притянула его губы к своим.

— А как еще это можно назвать? — игриво спросила она. — Ты же отказываешь мне в том, чего я так хочу…

Услышав это, Кейн забыл о развалившейся кровати и о своих компаньонах, теряющихся в догадках, что происходит. Для него существовала только Дарси и то захватывающее дух наслаждение, которое она ему обещала.

Улыбка исчезла с ее затуманивавшегося от страсти лица. Ее тело двигалось навстречу ему, отдаваясь божественному ритму. Дарси не смогла сдержать крик, когда достигла вершины наслаждения. Ее тело таяло и взрывалось, взлетало и опускалось одновременно. Прошла целая вечность, прежде чем она обрела способность нормально дышать, а ее душа вернулась в обессилевшее тело с заоблачных высот.

Ной замер, сидя в кресле, и озадаченно посмотрел на закрытую дверь, откуда поочередно раздавались плеск воды, вопли, бормотание и стоны Кейна. Но когда Ной услышал треск, то вскочил и беспокойно заметался из стороны в сторону.

— Что, черт возьми, там происходит? — спросил он Гидеон;!.

Тот пожал плечами и уставился на дверь. Его воображение рисовало самые страшные картины.

— Не знаю, но, надеюсь, Кейн не перешагнет пределов дозволенного, запугивая эту несчастную женщину, — ответил он.

— Наверное, он пытает ее и получает от этого удовольствие, — подумал вслух Ной. — Это и есть «запугать до смерти»?

— Но он не станет делать ей больно, — с надеждой произнес Гидеон. — Видимо, он просто демонстрирует ей свою силу. Она такая хрупкая…

— И красивая, — вторил ему Ной. — Не понимаю, как можно быть жестоким с таким небесным созданием. Хоть Кейн и говорит, что она упрямая и своенравная, это не дает ему права так с ней обращаться. — Он бросился к двери. — Сейчас я войду и выскажу ему все, что я о нем думаю…

Гидеон схватил его и силой усадил обратно в кресло.

— Ты помнишь, что твой брат говорил о нашей роли в этом деле? В конце концов, это его задание, а мы лишь на подхвате.

— Но если он хоть пальцем тронет Дарси, то будет иметь дело со мной! — вспыхнул Ной. — Я не стану участвовать в пытках, и плевать мне, что там говорит Кейн. Такая работа мне не по душе.

— Если нам повезет и мы вернемся в Индепенденс, то я шагу не сделаю из дома, — клятвенно пообещал Гидеон. — И я знать не хочу, чем твой брат занимается на своих так называемых заданиях. Меня это сводит с ума.

Когда шум за дверью стих, Ной облегченно вздохнул:

— Слава Богу, все закончилось. Кейн превратился в настоящего маньяка. Он думает, что, когда отправится выслеживать Громилу, мы тоже примемся пытать Дарси. Но от меня он этого не дождется!

— От меня тоже, — кивнул Гидеон. — Мы ему скажем, что мучили ее, а что было на самом деле, он никогда не догадается.

В этот момент дверь распахнулась, и Кейн вышел из комнаты. Ной и Гидеон молча уставились на него.

— Что дальше, брат? — напряженно спросил его Ной. — Может, поискать щипцы для выдергивания ногтей? Я слышал, это очень болезненная процедура.

Кейн едва успел погасить улыбку.

— Девушка цела и невредима, если вы волнуетесь именно об этом, — сказал он, покусывая губы, чтобы не рассмеяться. — Но если кто-то из вас сунет нос в ее комнату, то пеняйте на себя. Оставьте ее в покое, она не нуждается в вашем сочувствии. Понятно?

— Это ты думаешь, что она не нуждается в сочувствии! — сердито воскликнул Ной. — Честно говоря, я перестал тебя узнавать. Кейн, по-моему, ты превратился в монстра.

— И ты испытаешь это на себе, если попытаешься войти к ней, — зловеще пригрозил ему брат. — А теперь отправляйтесь спать. Мне нужно кое-что сделать снаружи, но, когда я вернусь, вы оба должны лежать под одеялами!

Ной и Гидеон нехотя отправились в свою комнату, не упустив возможности бросить на него негодующие взгляды.

Кейн остался наедине со своими противоречивыми мыслями. Если бы он рассказал Ною и Гидеону о том, чем он занимался минуту назад, они рассердились бы на него еще сильнее, потому что не знали, что в действительности происходило между HH\f и Дарси. Черт побери, Кейн и сам плохо понимал это! Страстное поведение девушки сбило его с толку, но он боялся задавать ей вопросы, чтобы не потушить ее любовный порыв. Нет, лучше принять то, что она сама хотела ему дать, и не пытаться анализировать причины происходящего. Вероятно, она и сама их не знала.

Он вышел на улицу, чтобы избежать укоризненных взглядов Ноя и Гидеона. Кейн остановился сорвать несколько диких цветов, бутоны которых блестели при свете луны. Он не в силах был дать Дарси большего, и цветы показались ему лишь слабым выражением его чувств к ней.

Он мечтал о том, чтобы завоевать ее сердце. Его не интересовала та практичная и удобная любовь, что предлагала ему Мелани, которую больше интересовали деньги Кейна, чем он сам. Он хотел, чтобы Дарси полюбила его вопреки всему, даже здравому смыслу. Да, он требовал слишком многого, но он хотел знать, что действительно небезразличен ей. Поняла ли она, какое необыкновенное чувство объединяло их, несмотря на лежавшую между ними пропасть? Если да, то наступит день и она найдет в себе силы простить его.

— О да, конечно, — вслух рассмеялся Кейн своим наивным мечтам.

Пусть он тешил себя глупыми иллюзиями, но твердо решил, уезжая утром, оставить Дарси самые восхитительные воспоминания о себе. Да, у них нет будущего, но у них впереди ночь, и Кейн не собирался упускать такую возможность.

Он резко повернулся и быстрым шагом направился обратно в дом. Если оставить Дарси надолго одну, она начнет думать. Но он хотел, чтобы она не думала, а лишь чувствовала то необыкновенное, что они обретали в объятиях друг друга. И если им осталась всего одна ночь, Кейн сделает все, чтобы Дарси увидела в нем не только преступника. Ни один из них не должен забыть эту ночь до конца своих дней!

Глава 17

Дарси нежилась под теплым одеялом, вспоминая, что Кейн поцеловал ее перед тем, как выйти к Ною и Гидеону, и шепотом пообещал подарить незабываемую ночь. Она едва не заснула, но звук открываемой двери вывел ее из состояния дремоты.

Волшебство еще не закончилось! В полосах лунного света, пробивающегося через заколоченное окно, Дарси смотрела, как Кейн торопливо сбрасывает с себя одежду. Вид его восхитительной наготы заставил сжаться ее сердце. Соблазнительная улыбка заиграла на его губах, когда он беззастенчиво открыл ее жадному взору каждый дюйм своего совершенного тела. Завтра она придет в себя и горько пожалеет о том, что опять уступила Кейну. Завтра, со вздохом подумала Дарси, но не сейчас.

О, как она будет терзаться, ругая себя за слабость, но этой ночью она может помечтать о том, какой стала бы ее жизнь с Кейном, откажись он от своего прошлого ради ее любви…

Дарси удивленно моргнула, когда Кейн протянул ей букет цветов. Это выражение любви тронуло ее до глубины души, и она отблагодарила его нежным поцелуем.

— Я хотел бы подарить тебе что-то более ценное, — сказал Кейн, — но ни один подарок не сравнится с твоей красотой.

Он медленно откинул в сторону одеяло, чтобы полюбоваться очертаниями ее фигуры.

— Я обожаю смотреть на тебя и готов бесконечно любоваться твоим совершенством.

— И что ты хочешь получить в обмен на все эти комплименты? — спросила Дарси, дразня и возбуждая его своей улыбкой.

— Тебя, — хрипло прошептал он, — пусть даже только на эту ночь… Как бы я хотел, чтобы она никогда не кончалась!

Дарси приняла его в свои объятия, потому что ее любовь требовала отдать ему все: тело, душу и мысли. Каждый раз, когда она открывала глаза, ее встречали его губы, и она снова тонула в волнах мучительного наслаждения.

Ha рассвете Кейн с трудом заставил себя подняться с кровати и начал собирать разбросанную по полу одежду. Во-первых, он не хотел объясняться с Ноем и Гидеоном по поводу того, что выходил из комнаты Дарси. А во-вторых, ему предстояло поймать интеллигентного грабителя.

Его взгляд остановился на прекрасном лице в окружении сверкающей копны медных волос, которые спускались с подушки, словно пылающая лава. Одна рука Дарси лежала на том месте, где только что спал он, словно она хотела еще раз дотронуться до него.

Господи, ему легче отрезать себе руку, чем оставить сейчас Дарси, думал Кейн, натягивая брюки. Но он еще не выполнил задания Патрика, и это задание заставляло его покинуть девушку, пока она слала. Кейн предпочел бы оказаться рядом с ней, когда она проснется. У него было недоброе предчувствие, что все изменится после его возвращения. Дарси снова станет сожалеть о случившемся, уверяя себя, что все это произошло только под влиянием ее похотливых мыслей.

Кейн тихо спустился на первый этаж в свою комнату и смял простыни на кровати, чтобы создать впечатление, что он провел ночь у себя.

Этой ночью ему показалось, что Дарси искала не только физического удовлетворения. Может быть, она все-таки влюбилась в него?

«Хватит мечтать, Каллахан, — осадил он себя. — Она никогда тебя не полюбит, ведь ты для нее безродный преступник. Сколько ты знаешь богатых наследниц, которые влюблялись в бандитов?»

Он вышел на улицу, оседлал лошадь и в ту же секунду запрятал свои невеселые мысли в самый дальний уголок сознания. Если он не сосредоточится на предстоящем деле, то может провести в этих горах не одну неделю. Его взгляд неумолимо возвращался к дому, где спала самая прекрасная женщина на земле. Как он хотел, чтобы ничего не изменилось после его возвращения! Но Дарси опять замкнется в своей раковине, и ему придется завоевывать ее снова и снова. Лишь однажды она пришла к нему по доброй воле, и Кейн не мог ждать, что это чудесное событие повторится. Он знал, что потеряет ее из-за задания, которое выполнял, и должен приготовиться к тому, что скоро девушка уйдет из его жизни.

Дарси медленно потянулась на кровати и, сладко зевая, провела рукой, чтобы коснуться мускулистого…

Она мгновенно открыла глаза, когда ее рука коснулась лишь простыни в том месте, где ночью был Кейн. Дарси обвела взглядом комнату и с разочарованием обнаружила, что он исчез. Она подумала, что следует отдать должное его чувству такта, ведь он вернулся в свою комнату, чтобы его друзья не узнали о том, что он провел ночь у нее.

Она заметила веревку, лежавшую на ночном столике. Интересно, почему Кейн не стал ее связывать? Прежде чем она нашла ответ на этот вопрос, раздался стук в дверь. Девушка быстро натянула на себя еще влажное платье и поспешила к двери.

К ее огорчению, это Ной, а не Кейн, пришел пожелать ей доброго утра. Дарси заглянула через его плечо на кухню, где обнаружила только Гидеона, занятого приготовлением завтрака. Кейна нигде не было.

— Рад сообщить вам, что ваш тиран уехал, — заметил Ной. — Он… — юноша осекся, боясь проговориться, — он отправился на разведку.

Дарси нахмурилась. Неужели это опять старые выходки Кейна? Всего несколько часов назад он занимался с ней любовью, а утром отправился готовить очередное нападение на дилижанс ее отца. Черт побери, у этого человека совсем нет совести!

Ной смущенно переминался с ноги на ногу, поглядывая на сломанную кровать, то на моток верейки на ночном голике.

— Если вы обещаете не сбегать от нас, то мы с Гидеоном не будем вас привязывать, — сказал он.

Дарси порадовало, что Ной оказался не таким жестокосердным, как его старший брат.

— Я принесу вам завтрак, — продолжал юноша, с симпатией глядя на нее, — и не буду морить вас голодом, как Кейн.

Пока Ной сыпал одно щедрое предложение за другим, Дарси обдумывала возможность побега. Если она сумеет усыпить бдительность этих двоих, то покинет дом еще до возвращения Кейна. Сначала нужно осмотреть окрестности, узнать, где находятся лошади, а потом выбрать момент, когда Ной и Гидеон перестанут обращать на нее внимание.

Составив мысленный план, Дарси приступила к немедленному его выполнению. Она потупила глаза И молитвенно сложила руки на груди.

— Ной, — пропела она, — мне нужно выйти. Прошу тебя, выведи меня на улицу без веревки. Обещаю, я не убегу.

Дарси использовала те же приемы, что видела у своих приятельниц по школе, когда те флиртовали с молодыми людьми. Она всегда смеялась над их ужимками, но теперь они могли послужить выполнению ее цели. Господи, она стала совсем как Кейн Каллахан! Научилась притворяться.

Ной согласно кивнул и вывел Дарси на улицу. Все время, что они находились снаружи, девушка уточняла детали своего плана. Она прикинула расстояние от дома до лошадей и время, за которое сможет до них добежать. Лошади были расседланы, и это ее огорчило. Она плохо умела ездить без седла, значит, придется разогнать остальных лошадей, чтобы мужчины не успели ее догнать.

Дарси вернулась в свою комнату. Через несколько минут к ней вошел Ной, держа на подносе тарелку, на которой возвышалась целая гора еды. Юноша поставил поднос и остановился в нерешительности, будто собираясь что-то сказать.

— Какой негодяй! — не выдержал он наконец. — Кейн бил вас прошлой ночью? Должно быть, вы вся в синяках. И кровать он сломал нарочно, чтобы заставить вас спать на полу!

Дарси облегченно вздохнула, когда услышала версию Ноя о том, почему сломалась кровать.

Тот принялся ходить из угла в угол, в точности копируя своего старшего брата.

— Не знаю, что это нашло на Кейна, — сказал он. — Хотя, — нахмурился он, — мне кажется, я догадываюсь, почему он так жестоко ведет себя с вами.

Он остановился и посмотрел на сидевшую перед ним красавицу в ситцевом платье. Даже простота ее наряда не могла скрыть великолепной фигуры Дарси и се природного очарования. Эта роскошная женщина имеет право знать, почему Кейн превратился в такого женоненавистника, подумал юноша. Возможно, его объяснение не облегчит участь Дарси, но по крайней мере она поймет, почему его старший брат так с ней обращается.

— Мне кажется, Кейн использует вас как козла… з-з, козу отпущения! — выпалил он. — О, извините меня за такое сравнение, но у него к вам нет ничего личного, потому что, ..

— Коза отпущения? — не поверила своим ушам Дарси. Ной утвердительно кивнул.

— Кейн влюбился в прелестную блондинку по имени Мелани Брукс-Бизли, но, пока он был в своем очередном путешествии, Мелани бросила его ради одного богатого бизнесмена и вышла замуж, даже не предупредив моего брата.

Дарси показалось, что ее с размаху ударили по липу. Зная Кейна, она живо представила себе те события, о которых говорил Ной. Очевидно, Кейн в очередной раз отправился искать приключения — играть в карты и воровать, — а его любовница не стала терять времени даром и подцепила состоятельного кавалера!

— Мы с Гидеоном думаем, что Кейн все еще переживает из-за этого и выплескивает свою обиду на вас. Он жесток к вам, но на самом деле его жесткость направлена именно на Мелани, — продолжал Ной, не ведая, что творит.

Мысленно оплакивая свою глупость, Дарси тупо смотрела в стену. Она давно поняла, что ничего не значит для Кейна. Ночью он говорил ей о любви, но обращался при этом не к ней, а к Мелани. Кейн никогда не был нежен с ней при свете дня и шептал ей слова страсти, когда перед его мысленным вздором вставала другая женщина, не та, которую он держал в своих объятиях. Видимо, он действительно сильно влюблен в эту Мелани, как там ее, и использует Дарси лишь в качестве замены. Именно Мелани он видел вчера при свете луны!

Ной тяжело вздохнул и направился к двери.

— Я ничем не могу помочь вам, потому что Кейн здесь главный и я обязан выполнять его приказы. Но я хочу, чтобы вы знали, он не всегда был таким. Мелани Брукс-Бизли ожесточила его против всех женщин, но именно вам выпала горькая участь расплачиваться за это. Поверьте, мне искренне жаль.

Когда дверь за Ноем закрылась, Дарси прокляла всех и вся. Ее решимость бежать только окрепла! Она не желала больше видеть этого негодяя, Черт побери, она не любила Кейна Каллахана. Она его не-на-ви-де-ла!

Гидеон взглянул на дверь ее комнаты и вздохнул.

— Я отказываюсь участвовать в делах Кейна, — сказал старый слуга. — Лучше уж потерять свое место.

— А я вообще презираю его, — добавил Ной. — Видел бы ты, что он сделал с кроватью Дарси! Он разнес ее в щепки!

Гидеон озадаченно нахмурил брови. Он вспомнил звуки, раздававшиеся из комнаты их пленницы прошлой ночью, и почувствовал, что его начинает тошнить от отвращения. Господи, неужели Кейн… Он не мог… Но вдруг?

Ной слишком молод и наивен, чтобы понять, что существует не один способ сломать кровать. Неужели Кейн действительно превратился в монстра? Если он так увлекся своим заданием, что посягнул на невинность молодой девушки…

— Гидеон, что с тобой? — спросил Ной, увидев, что слуга буквально позеленел у него на глазах. — Тебя тошнит?

От всего этого кому угодно станет плохо, подумал Гидеон.

— Я хочу выйти на воздух, — сказал он, поднимаясь из кресла.

На улице старый слуга разразился потоком проклятий в адрес хозяина, который явно зашел слишком далеко. Ной не понял, что произошло прошлой ночью, но у Гидеона была твердая уверенность, что его догадки верны. Черт побери, Кейн не смел так поступать! И он ответит за свое поведение, мрачно подумал Гидеон.

Он вернулся в дом и направился в комнату хозяина. Старик сразу определил, что простыни и подушка были смяты нарочно и что на этой постели никто не спал. Гидеон застелил немало кроватей в своей жизни и мог точно сказать, что к чему.

Он решил обязательно разобраться с Кейном, когда тот вернется. Изнасилование мисс О'Рурк не входило в его задание! Его наняли охранять молодую леди, а не портить ее репутацию, и ему придется ответить за это!

К полудню Дарси детально продумала план побега, рассчитав все до мелочей. Вооружившись самой обольстительной улыбкой, она направилась па кухню, где Ной и Гидеон встретили ее вопросительными взглядами.

— Я хотела узнать, можно ли мне принять ванну, — произнесла она умоляющим голосом. — Вчера Кейн отказался покинуть мою комнату, и я не смогла помыться. А здесь больше совсем нечем заняться. Не знаю, сколько еще мне придется просидеть в четырех стенах…

Дарси сомневалась, что ее тактика будет иметь успех, потому что никогда раньше не пыталась кого-либо обмануть. Но к ее удивлению, ей поверили.

Мужчины с такой готовностью вскочили со своих мест, чтобы выполнить ее просьбу, что их стулья опрокинулись спинками назад! Гидеон начал разводить огонь в печи, чтобы согреть для Дарси воду, а Ной побежал с ведрами на улицу. Уже через пятнадцать минут ванна была наполнена теплой водой. Мужчины так хотели угодить девушке, что напрочь забыли о наставлениях Кейна, и когда та попросила подлить горячей воды, Гидеон тут же согласился. Пока они с Ноем, ничего не подозревая, отправились в комнату Дарси, девушка выбежала из дома, прихватив с собой веревку, непредусмотрительно оставленную Кейном на ночном столике.

Она быстро соорудила из нес узду для одной из лошадей, а остальных криком разогнала по всему полю. Когда Ной и Гидеон сообразили, в чем дело, она уже скакала верхом в сторону видневшейся вдалеке дороги. Дарси планировала добраться по ней до Денвера. За спиной она слышала крики мужчин, умолявших ее остановиться ради ее же собственной безопасности, но для нее не существовало пути назад!

Она вернется в контору и жесткой рукой наладит там работу, после чего уедет в Сент-Луис, чтобы никогда больше не вспоминать о Кейне Каллахане, С этими мыслями в голове она спешилась и, ведя лошадь в поводу, спустилась к дороге по крутому склону горы. Затем она снова села верхом, но без седла ей пришлось припасть к спине животного, чтобы не свалиться на землю. К счастью, скоро по этой дороге должен был проехать дилижанс «О'Рурк экспресс». Дарси сама составляла расписание и знала, что это произойдет примерно через два часа. Она рассчитывала сесть в дилижанс, переночевать на перекладной станции и утром прибыть в Денвер.

Там она первым делом направит власти в тайное убежище Кейна. Когда этот негодяй вернется после очередного совершенного им ограбления, его будет ждать помощник шерифа Меткаф. Правосудие восторжествует, злорадно подумала Дарси. Коза отпущения! Она никогда не будет никакой козой! Ни один мужчина не сможет больше использовать ее в таком качестве.

Задыхаясь и кашляя, Гидеон Наконец поймал свою лошадь и надел на нее узду. Обернувшись, он увидел, что Ною тоже удалось взнуздать жеребца. Гидеон злился на Кейна, но и Дарси теперь не вызывала у него особенно теплых чувств. Она могла заблудиться, свалиться в пропасть или попасть к настоящим бандитам. Эта женщина действительно весьма упряма и напрочь лишена здравого смысла.

— Кейн нас точно убьет, — уверенно заявил Ной, подъезжая к Гидеону. — Черт побери, я просто хотел быть вежливым с Дарси и совершенно не ожидал, что она так легко нас обманет.

— Мне кажется, Кейн знает эту леди намного лучше, чем мы с тобой. Стоило протянуть ей палец, как она отхватила всю руку, — задумчиво проговорил Гидеон.

— Нам остается только одно, — вздохнул Ной, — найти ее и привезти сюда, пока Кейн не вернулся и не оторвал нам головы. — Он снова тяжело вздохнул. — Мне следовало дождаться другого задания, чтобы просить Кейна обучить меня мастерству детектива.

— Вот именно, — проворчал Гидеон. — Но это дело научило меня одной важной вещи — я не приспособлен для таких приключений. Я гораздо лучше чувствую себя в более спокойной обстановке. Остается только надеяться, что мы выживем и вернемся назад в цивилизованный мир.

— Можем и не выжить, — мрачно заметил Ной, — если быстро не найдем Дарси. В противном случае Кейн похоронит нас прямо здесь, под грудой камней.

Снедаемые этими невеселыми мыслями, они потрусили вслед за девушкой, надеясь отыскать ее до того, как она убьет себя.

Глава 18

Кейн много часов подряд изучал маршрут движения дилижансов, пытаясь определить, где именно Громила устроит засаду. Хотя всего днем раньше грабителю удалось завладеть добычей, Кейн полагал, что тот поступит вопреки логике и не станет прятаться, а совершит еще одно нападение на дилижанс, экипаж которого не успел узнать о случившемся.

Обследовав гористую местность, Кейн обнаружил три места, где дорога сужалась и лошадям приходилось передвигаться шагом. Все три идеально подходили для укрытия, но одно из них, где дорога шла через густые заросли кустарника, показалось Кейну наиболее вероятным: с возвышающегося неподалеку утеса бандит мог заранее увидеть приближение дилижанса. На месте преступника Кейн выбрал бы именно этот отрезок дороги.

Он спрятался в кедровой роще и замер в ожидании. Примерно в полдень он услышал рев мула. Из своего укрытия Кейн заметил мужчину в длинном черном плате, который нетерпеливо поглядывал на часы.

Детектив не мог как следует рассмотреть грабителя, потому что тот прятал лицо под маской и глубоко надвинутой шляпой, но он был уверен: это тот же человек, которого он видел во время предыдущего ограбления.

Пока Кейн обдумывал свои дальнейшие действия, случилось нечто невероятное: грабитель бегом бросился с утеса и спрятался в кустах. Стук копыт подсказал Кейну, что Громила испугался приближающегося всадника, который на большой скорости несся в направлении Денвера.

— Черт побери! — выругался Кейн, когда увидел, кто был этим всадником.

Дарси?! Он должен был предугадать, что Ной и Гидеон не сумеют уследить за этой бестией! В первый и последний раз он взял с собой на задание этих двух неопытных простофиль! От них гораздо больше пользы, когда они сидят дома.

Кейн начал судорожно прикидывать свои возможности. Учитывая побег Дарси, он не мог ждать, чтобы поймать Громилу с поличным на месте преступления. Теперь ему следовало поторопиться, потому что если эта своенравная красотка доберется до Денвера, то тут же раззвонит всем и вся, что он, Кейн, член банды Гриза Ванхука, и влюбленный в нее помощник шерифа будет охранять ее, как дракон!

В первый раз Кейн упустил Громилу, потому что не мог бросить Дарси, но терять возможность поймать бандита во второй раз он уже не имел права. Крадясь, как кошка, он приблизился к кустам, где прятался грабитель, и бросился на него. Громила не сразу сообразил, что происходит, когда на него обрушилось стокилограммовое тело Кейна. Он упал и в отчаянной попытке спастись пополз на четвереньках вперед, к тому месту, где был привязан его мул. Спустя мгновение он уже поднялся на Ноги и, быстро преодолев несколько футов, начал заносить ногу, чтобы сесть в седло. Кейн в два прыжка догнал его и схватил за развевающийся плащ. Держа бандита одной рукой, он вытащил «кольт» и оглушил Громилу, ударив его рукояткой револьвера по голове.

Потерявший сознание бандит упал прямо на Кейна, сбив его с ног и придавив к земле своим телом. Ругаясь на чем свет стоит, тот отшвырнул от себя безжизненное тело, поднялся на ноги и потащил Громилу к ближайшему дереву. Там он привязал бандита и сорвал с него маску. Лицо Громилы показалось ему знакомым. Кейн был уверен, что не встречал этого человека в Денвере, но что-то в нем напоминало о…

Кейн бросился к своей лошади. Ему нужно было успеть перехватить Дарси, прежде чем она сядет в дилижанс, В противном случае ему самому придется выступать в роли грабителя, чтобы похитить ее оттуда.

Эта женщина могла сильно осложнить его жизнь. Она во всеуслышание объявит его преступником, и что после этого ему останется делать? Брать в заложники всю транспортную компанию?

Проклиная весь белый свет, Кейн направил свою лошадь по поросшему кустарником каменистому склону. Таким образом он надеялся срезать примерно половину расстояния, отделявшего его от девушки, которая двигалась по извилистой дороге.

Кейн несся вперед, пытаясь придумать, как ему остановить Дарси. Если бы несколькими минутами раньше он не использовал свой ремень для того, чтобы связать бандита, то он отстегал бы им эту рыжеволосую упрямицу!

Мысли вихрем проносились в его голове. С северо-запада приближался дилижанс, и у Кейна оставалось все меньше и меньше времени для принятия решения.

Дарси скакала на лошади по извилистой дороге, намертво вцепившись пальцами в гриву животного. Когда она огибала выступ скалы, прямо перед ней вниз обрушился настоящий камнепад. Клубы пыли и грохот камней испугали лошадь, и та, громко заржав, встала на дыбы, забыв про приклеившуюся к ее спине не слишком опытную наездницу.

Девушка не смогла удержаться на беснующемся животном и упала на землю, больно ударившись нижней частью спины. Когда она пришла в себя, то увидела, что ее лошадь ускакала, оставив о себе на память лишь несколько длинных волосков из гривы, зажатых в кулаке Дарси. Постанывая от боли, девушка поднялась на ноги. Она почти ничего не видела в клубах пыли и решила опереться о скалу, чтобы не потерять равновесие. Но вместо холодного камня ее рука нащупала не менее твердую мужскую грудь. Дарси вскрикнула от неожиданности и принялась протирать глаза, чтобы рассмотреть стоявшего перед ней человека.

— Куда-то торопишься, дорогуша? — раздался насмешливый голос Кейна.

— Черт побери, как ты умудряешься быть сразу во всех местах?! — закричала Дарси и бросилась бежать, не разбирая дороги.

Ей удалось сделать лишь несколько шагов, когда Кейн схватил ее за руку и потащил за уступ.

Поскрипывание рессор и цокот копыт возвестили о приближении дилижанса, на котором Дарси надеялась добраться до города. Не успела она набрать в грудь воздуха, чтобы позвать на помощь, как Кейн прижал ее к уступу всем своим весом, гак что в ее легких почти не осталось воздуха. Когда она попыталась крикнуть, у нее получился лишь тонкий писк.

Дарси все-таки умудрилась вдохнуть немного воздуха и хотела крикнуть еще раз, но Кейн с неслыханным вероломством прижал ее лицо к еврей груди с такой силой, что нос Дарси расплющился, как блин. Обезумев от злости, она начала извиваться и дергаться, но ничего не смогла поделать с этой глыбой мускулов, пригвоздившей ее к каменной стене.

Надежда на спасение угасала в Дарси с той же скоростью, с какой удалялся дилижанс. Она осталась один на один с человеком, которого хотела видеть меньше всего на свете. Он обладает просто сверхъестественным чутьем, подумала Дарси. Из него мог бы получиться великолепный детектив, который всегда оказывался бы в нужном месте в нужное время. Все выглядело так, словно он умел читать ее мысли. Когда дилижанс был уже далеко, Кейн схватил Дарси за рукав платья и потащил вверх по утесу.

— Пойдем, я хочу познакомить тебя с одним человеком, — неприязненно бросил он, не сбавляя шаг.

Дарси крайне удивили его слова. Она ожидала, что он будет ругаться и проклинать ее за побег, но Кейн молча подвел ее к своей лошади и усадил перед собой в седло.

Несчастное животное, которому перед этим пришлось сбивать копыта на каменистом склоне, несясь во весь опор, ответило на подобное издевательство недовольным ржанием.

— Стой смирно! — прикрикнул на лошадь Кейн. — А ты, — добавил он, обращаясь уже к Дарси, которая не оставляла своих попыток вырваться, — сиди и не вертись. Лошади и так будет трудно тащить по бездорожью лишний груз.

— Прекрасно, — зло пробормотала пленница. — Смотри, как ты заботишься о своей лошади! А обо мне можешь не волноваться, со мной все в порядке. Правда, я отбила себе зад, когда упала на дорогу, и меня едва не погребло под грудой камней.

— Извини, что так получилось.

— Не извиню! — фыркнула Дарси. — И не надейся, что мой отец заплатит тебе полную стоимость за избитый и исцарапанный товар. Твоя жестокость перешла все границы. Ты едва не убил меня!

— Я же сказал, что извиняюсь, — повторил Кейн сквозь зубы.

— Мертвым твои извинения не нужны! — бросила ему в лицо Дарси.

— Но ты же жива!

— Не совсем, и все благодаря тебе!

Упрямо торчащий вверх подбородок и воинственный тон заставили Кейна задуматься. Он понимал, что Дарси злится на него за то, что он не дал ей сбежать. Но в ее полных ненависти взглядах было нечто большее, чем уже ставшее привычным для Кейна раздражение. Их занятия любовью прошлой ночью тоже не прибавили Дарси хорошего настроения, однако ее нынешняя реакция была что-то слишком бурной.

— Скажи, что с тобой случилось? — настойчиво спросил Кейн.

— Что случилось со мной? — переспросила она с горькой иронией, которая еще больше не понравилась Кейну.

— Ты слышала вопрос. Отвечай!

— Я тебя ненавижу, вот что со мной случилось! — взорвалась девушка.

— Объясни, пожалуйста, — нахмурился Кейн, — а когда ты меня не ненавидишь?

«Вчера ночью я не ненавидела тебя, — пронеслось в голове Дарси. — Я тебя любила!»

Она поняла это прошлой ночью, а он разбил ее сердце на части. Она для него ничего не значит. Он самый жестокий и подлый человек на свете, который недостоин даже ходить по земле!

— И кто этот таинственный незнакомец, которого ты хочешь мне показать? — спросила Дарси, быстро меняя тему разговора.

— Я надеюсь, что ты скажешь мне, кто он такой, — ответил Кейн.

— Пока что я могу сказать тебе, кто ты такой, — зло бросила Дарси. — Во-первых, ты самый ужасный человек из всех, кого я видела. Во-вторых, я не хочу быть твоей…

— Я знаю, что ты всегда стремишься сказать последнее юво, — прервал ее Кейн. — Но нужно ли это делать?

Дарси презрительно фыркнула.

— С тобой мне редко это удается, — сказала она.

— Но ты не оставляешь попыток? — усмехнулся он.

— Это единственное, чем я могу отомстить тебе за все то, что ты со мной сделал.

— Хорошо, тогда скажи свое последнее слово, если это сделает тебя счастливее, — с сарказмом проговорил Кейн.

— Спасибо.

Хорошее получилось последнее слово, ничего не скажешь, подумала Дарси. Это слово должно было сказать за нее ее разбитое сердце. И одному Богу известно, почему она все еще испытывает к этому негодяю какие-то чувства, кроме ненависти.

Дарси удивленно ахнула, увидев, привязанного к дереву бандита.

— Похоже, у грабителей нет кодекса чести, — заявила она Кейну, когда тот снимал ее с седла. — Что случилось? Он присвоил твою добычу, и ты решил убрать его со своего пути?

Кейну снова нестерпимо захотелось как следует отстегать эту рыжеволосую бестию, благо ремень был совсем рядом. Он сделал ей и всей компании «О'Рурк экспресс» огромное одолжение, но Дарси со свойственным ей цинизмом отказывалась это понять.

— Если я не ошибаюсь, а я не ошибаюсь никогда, — со вздохом сказал Кейн, — это и есть Громила, тот самый интеллигентный грабитель, что оставлял записки на месте преступления.

Дарси тут же забыла все свои язвительные замечания. Когда Кейн повернул голову бандита так, чтобы Дарси увидела его лицо, она охнула от удивления:

— Мистер Олдридж! Какого черта вы здесь делаете?

— Олдридж? — переспросил Кейн. Неожиданно он понял, почему бандит показался ему знакомым. — А это не старший брат Лестера Олдриджа?

— Именно он, — подтвердила Дарси.

Кейн открыл сумку, притороченную к седлу мула, и достал оттуда пустой мешок и записку, написанную витиеватым почерком.

— Дай мне взглянуть, — сказала Дарси, выхватывая листок бумаги из руки Кейна.

Не оставалось никакого сомнения, что это тот же почерк, которым были написаны другие записки Громилы. Дарси внимательно посмотрела на плененного грабителя.

— Питер, ваш брат тоже в этом замешан? — спросила она. Олдридж молчал, испуганно хлопая глазами.

— Отвечайте мне! — закричала Дарси, угрожающе приближаясь к нему. — Это Лестер сообщал вам об изменении расписания?

— Я хочу посоветоваться со своим адвокатом, — вдруг заявил Питер.

— Но вы же и есть адвокат, — удивилась Дарси. — Или вы только притворялись таковым? Надеюсь, у вас есть что сказать в свою защиту.

— Он адвокат? — усмехнулся Кейн.

Он смотрел на довольно щуплую фигуру грабителя и удивлялся, почему Питер решил грабить компанию, в которой работал его младший брат. Для карьеры Лестера подобные семейные связи могли оказаться губительными.

— Так говорила хозяйка, у которой он снимал помещение под контору, — ответила Дарси. — Но он мало занимался адвокатской практикой. Теперь меня это не удивляет: ему некогда было защищать закон, потому что он его нарушал!

— Больше я ничего не скажу, — объявил Питер и плотно сжал губы.

Кейн молча подошел к нему, взял за грудки и встряхнул так, что у того едва зубы не посыпались изо рта. Так как Питер продолжал молчать, Кейн прижал его к стволу дерева, лишая возможности дышать, но упрямый грабитель лишь мычал, словно в агонии.

Тогда Каллахан перешел к более жестким методам увещевания. Он не хотел демонстрировать их в присутствии Дарси, но, учитывая, что она и так думала о нем хуже некуда, решил не стесняться. Один точный и мощный удар под дых мгновенно развязал Питеру язык.

— Грабить дилижансы — это была моя идея, — затараторил он, опасаясь нового удара. — Лестер сообщал мне обо всех изменениях в расписании.

Дарси почувствовала себя разочарованной до глубины души. Она так надеялась, что Лестер не имеет отношения к этим преступлениям. Бухгалтер был единственным человеком, который, как ей казалось, искренне стремился помочь ей наладить работу в конторе. Но теперь выяснилось, что он виноват не меньше своего старшего брата. У Дарси также не осталось никаких сомнений, что он воровал деньги со счетов, недаром она не могла разобраться в его записях в бухгалтерских книгах!

Цокот копыт отвлек девушку от грустных размышлений. Она обернулась и увидела, что к ним галопом приближаются Ной и Гидеон. Воспользовавшись тем, что Кейн тоже обратил внимание на прибывших, Дарси бросилась к его лошади, вскочила в седло и припустила во весь опор. Это был ее последний шанс вырваться на свободу!

У Кейна оставались две возможности: гнаться за Дарси на муле Питера или дождаться брата со слугой и взять лошадь у них. Потеряв голову от отчаяния, он отдал предпочтение худшему варианту.

Кейн вскочил на мула и попытался заставить его нагнать беглянку. Но мул не мог сравниться с великолепным скакуном. К тому же врожденное упрямство животного делало его непригодным для погони. Кейн сумел доскакать только до дороги. У обочины строптивое животное встало как вкопанное и не двигалось с места, невзирая на крики и побои Кейна. Тот едва не сошел с ума, когда увидел, что Дарси стрелой мчится по дороге и вот-вот скроется из виду.

Пока детектив оглашал окрестности проклятиями в адрес мула, Ной и Гидеон тоже подъехали к дороге, ведя за собой связанного грабителя. Оба мужчины не спешили предстать перед Кейном. Они слышали, что именно он обещал сделать с мулом, и теперь раздумывали над тем, какая участь постигнет их самих. Естественно, их самые худшие ожидания немедленно оправдались.

— Это вы во всем виноваты! — заорал на них Кейн. — Я дал нам простейшее поручение, но вы и с ним не сумели справиться! А теперь Дарси примчится в Денвер и расскажет всем жителям этого проклятого городишки, кто…

Кейн едва не прикусил себе язык. В приступе гнева он чуть было не разболтал информацию, не предназначенную для ушей Питера Олдриджа.

— Ной, дай мне свою лошадь, — быстро сказал он. Ему показалось, что младший брат слишком медленно снимает ногу со стремени, поэтому он подскочил к Ною и просто выдернул его из седла.

— Ведите пленника в Денвер, — коротко приказал Кейн. — Встретимся на западной окраине. И чтобы ни один из вас и носа не смел сунуть в город, пока я не разрешу!

Сказав все это, Каллахан бросился в погоню. Он не представлял, что произойдет, когда Дарси окажется в Денвере. Хотя он послал телеграмму Патрику О'Рурку, в которой предупредил его о похищении дочери, он не думал, что его клиент прибудет раньше, чем через несколько дней. А тем временем Дарси ворвется в город, как ураган, и все испортит. Если она расскажет о том, что он ее похитил, то его линчуют еще до того, как приедет Патрик, который мог бы все объяснить. Но Патрику тоже не поздоровится. Ему придется рассказать о своем участии в этом грязном деле, и тогда Дарси возненавидит своего отца. Кейн подумал, что не завидует ни себе, ни пожилому ирландцу: упрямая как ослица, Дарси О'Рурк сумеет превратить их жизнь в ад!

Глава 19

Определенно, судьба повернулась к ней лицом, думала девушка по дороге в Денвер. Она сумела значительно опередить Кейна и теперь решила скакать всю ночь, чтобы не дать ему шанс догнать ее.

Дарси не терпелось выложить Лестеру Олдриджу все, что она о нем узнала. Правда, она с трудом могла поверить, что Лестер вредил компании, скооперировавшись со своим братом, но признание Питера явилось веским тому доказательством.

Однако больше всего ее мучили мысли о Кейне Каллахане. Его имя не переставая звучало у нее в голове. Она любила и ненавидела его одновременно. Кто мог бы разобраться в нем! Он то издевался над ней, то занимался с ней любовью так нежно, словно она была ему дороже собственной жизни. Кейн украл золото и похитил ее саму ради выкупа, а потом задержал грабителя, наносившего немалый урон компании. Зачем он это сделал? «Чтобы удовлетворить мое любопытство и избавиться от соперника», — ответила себе Дарси. Но так думала она, а что было на уме у Кейна, знал один Бог.

Ей следовало бы презирать этого негодяя, мечтать о том, чтобы его немедленно казнили за все его преступления, по Дарси не находила в себе сил отдать его в руки правосудия.

Проклятие, куда девалась ее объективность, когда дело касалось этого сероглазого дьявола! Он обольстил ее только для того, чтобы завоевать ее доверие. Он хотел, чтобы она полюбила его, потому что таким образом рассчитывал спасти свою жизнь, если его схватят за похищение и ограбление. Но она будет свидетельствовать против него в суде и расскажет все… Впрочем, может быть, будет свидетельствовать.

Нет, она обязана это сделать! Кейн Каллахан представляет собой огромную опасность для женщин вообще и компании «О'Рурк экспресс» в частности! Его просто нельзя оставлять на свободе.

Впереди Дарси увидела очертания города на фоне первых лучей солнца. Что она ответит Патту Меткафу, когда тот попросит ее описать похитившего ее человека? Почему ей так трудно думать об этом? Она точно знала, что нужно сказать, но боялась, что язык откажется ей повиноваться.

«Ты любишь его! Ты любишь этого негодяя», — честно призналась она себе и тут же прокляла эту любовь. Кейн Каллахан забрасывал ее фальшивыми признаниями и использовал для того, чтобы забыть о собственных сердечных ранах. Мелани Брукс заслуживала медаль за то, что разбила его сердце, ведь она совершила воистину выдающийся поступок и избавилась от чар этого проходимца!

Дарси утешало только то, что Кейн не знал о ее страданиях. Слабое утешение, но все же лучше, чем ничего.

Оставив свои переживания на потом, девушка направилась прямо в контору. Она хотела увидеться с Лестером до того, как весь город узнает о ее возвращении.

В глубине души она понимала, что таким образом пытается отсрочить разговор с помощником шерифа. Однако рано или поздно ей придется принимать решение относительно судьбы Кейна. Черт бы побрал его за то, что он заставил ее выбирать между ним и ее собственной честностью!

— Мисс О'Рурк! Вы вернулись. Слава Богу, вы живы! — воскликнул Лестер, удивленный внезапным появлением Дарси в дверях конторы.

Девушка замерла на месте, увидев, что контора пребывает в том же состоянии, в каком она ее оставила. Везде царили абсолютный порядок и максимальная организованность. Поразили Дарси и изменения, произошедшие в самом Лестере. В нем чувствовались уверенность и неизвестно откуда появившаяся деловая хватка. Разве похож он на того стеснительного человека, который, как выяснилось, вместе со своим братом организовывал ограбления?

Но Дарси не успела найти otdct на этот вопрос, потому что клиенты, находившиеся в этот момент в конторе, окружили ее и забросали вопросами. Она не стала распространяться о своем похищении, лишь коротко сообщила, что все в порядке, но она очень устала. После этого девушка поблагодарила присутствующих за заботу и снова переключила свое внимание па Лестера.

Тот расставлял бухгалтерские книги в алфавитном порядке… как сделала бы она сама! Господи, как она сможет бросить обвинение человеку, который сумел полностью заменить ее во время ее отсутствия? И где Оуэн Гренвз? Видимо, как всегда, занят тем, что у него лучше всего получается, то есть бездельничает!

Шум в главном зале привлек внимание двух мужчин, которые находились в задней комнате. Дарси увидела, как оттуда выглядывает Оуэн Грейвз. На его лице появилось выражение разочарования, а не радости. Он явно не предполагал, что снова увидит ее живой и здоровой. Конечно же, Оуэн наверняка наслаждайся тем, что в отсутствие Дарси никто не стоял у него над душой и не пытался научить его работать эффективно.

Но когда из комнаты показался второй мужчина, девушка от удивления потеряла дар речи. Патрик О'Рурк, казалось, был удивлен не меньше, чем его дочь, Дарси тут же бросилась к нему, и отец радостно принял ее в свои объятия.

— Что ты здесь делаешь? — спросили они друг у друга в один голос.

— Я думал, тебя похитили! — воскликнул Патрик.

— Да, но я сбежала, — радостно сообщила ему Дарси. — Но как ты сумел оказаться в Денвере так быстро? — вслед за этим удивилась она.

Патрик судорожно пытался придумать правдивый ответ. Он с самого начала не сомневался, что детективу Каллахану придется похитить его дочь, чтобы заставить ее покинуть город, поэтому дал Кейну неделю на бесплодную проверку других, менее жестких, способов, а потом отправился в путь из Сент-Луиса.

— Я был в поездке по Канзасу и в одной из контор в Ливенворте обнаружил телеграмму на мое имя, — сказал мистер О'Рурк, радуясь, что нашел удобоваримое объяснение.

Дарси заметила, что отец нервничает под ее пристальным взглядом.

— Ливснворт находится в нескольких сотнях миль отсюда, — сказала она.

— Но мы же владеем транспортной компанией, черт побери! — воскликнул Патрик, — Я подергал за все ниточки, взял личный экипаж и устроил так, что на каждой перекладной станции меня ждали самые лучшие лошади.

Он облегченно вздохнул, когда Дарси наконец поверила его объяснению. Но как она умудрилась сбежать от Кейна? Воистину на земле не существовало мужчины, который мог справиться с его строптивой дочерью!

Пока Патрик раздумывал о том, каким образом девушка смогла обмануть лучшего детектива из всех, что он знал, Дарси переключила свое внимание па Лестера.

— Лестер, я хочу поговорить с тобой, — сказала она. — Оуэн заменит тебя на время.

Бросив неприязненный взгляд на Дарси, Грейвз направился к стойке. Он терпеть не мог, когда ему указывали, что и как делать, особенно если эти указания исходили от женщины. А когда еще и Лестер начал давать ему дополнительные инструкции, чувство гордости Грейвза было окончательно втоптано в грязь, да еще в присутствии владельца компании! Человек, некогда возглавлявший все отделения, оказался вдруг в самом низу служебной лестницы.

Дарси вместе с Патриком и Лестером направились в соседнюю комнату. Когда все расселись по местам, она тяжело вздохнула и сказала:

— Лестер, я очень рада, что ты так успешно справлялся с управлением конторой в мое отсутствие.

— Спасибо, — радостно отозвался бывший бухгалтер. — Я делал то, что, как мне казалось, вы бы хотели, чтоб я делал.

— Теперь он стал героем, настоящей знаменитостью, — вклинился в разговор Патрик, с симпатией улыбаясь Лестеру. — Он не только спас тебя и компанию от первого нападения, но избавил весь город от гнусного Гризли Ванхука.

После этих слов Дарси почувствовала, что ей будет еше труднее сказать то, что она собиралась.

— В горах я наткнулась на бандита, который нападал на наши дилижансы, — продолжила она.

Лестер заерзал на стуле, избегая встречаться с ней взглядом.

— Ты его схватила? — воскликнул Патрик. — Но как тебе это удалось?

— Я все объясню позже, — перебила его Дарси. — Проблема в том, что Громила, тот самый грабитель, который словно заранее знал обо всех изменениях в расписании, оказался старшим братом Лестера.

Эта новость поразила Патрика до глубины души. Он удивленно посмотрел на вжавшегося в стул бухгалтера.

— Что? — недоуменно переспросил мистер О'Рурк. Лестер покраснел до корней волос и, не смея взглянуть в глаза Дарси и Патрику, сказал:

— Мне стыдно признаться, но это правда. Когда Питер расспрашивал меня о расписании, я думал, что он просто интересуется моей работой. Я ни о чем не догадывался, пока мисс Дарси не начала менять график движения. Только тогда я заподозрил, что Питер использует меня, чтобы получать важную информацию о прибытии золота.

— Почему ты не рассказал мне о своих подозрениях? — спросила Дарси.

— Потому что он мой брат! Он заботился обо мне с тех пор, как мы осиротели, и я старался отплатить ему за это добром. Но Питер всегда стремился получить от жизни все, ничего не давая взамен.

Лестер тяжело вздохнул и посмотрел на Дарси.

— Мой брат постоянно переезжал из города в город, выдавая себя то за одного, то за другого. Он объявлял себя парикмахером, дантистом, торговцем несуществующими земельными участками. Однажды он представился врачом, но был вынужден бежать, потому что его попросили сделать хирургическую операцию. Как только местные жители узнавали, что он шарлатан, стремящийся легко сорвать большие деньги, они выгоняли его из города. В конце концов он решил осесть вместе со мной в Денвере:

— Ты должен был заподозрить недоброе, как только Питер решил назваться адвокатом, — укоризненно сказала Дарси, пытаясь побороть в себе нарастающее сочувствие.

Тот согласно кивнул.

— Я знал, что Питер задумал что-то дурное, но не догадывался, в чем дело, пока не стало слишком поздно. Самое печальное, он мог бы действительно стать неплохим специалистом в той или иной области. Он был ярким, одаренным ребенком и всегда приходил мне на помощь в трудные минуты. Но у него никогда не хватало терпения закончить начатое дело. Мне очень жаль, что все так получилось, — с раскаянием произнес он.

После этого Лестер встал.

— Я очень рад, что вы вернулись, мисс О'Рурк. Теперь я хочу сдаться помощнику шерифа Меткафу. Я откладывал деньги из своего жалованья, чтобы возместить убытки, понесенные «О'Рурк экспресс» по вине Питера. Деньги здесь, в конторе. Только я никак не мог придумать, как провести их через отчеты, не вызывая подозрений.

— Сядь, Лестер, — громогласно приказал Патрик.

Лестер не чуял под собой ног и послушно плюхнулся обратно на стул.

— Есть еще одна проблема, которую я хотела бы обсудить с тобой, — продолжила Дарси. — Я проверила счета и обнаружила, что деньги на них не прибавляются, а убывают.

— Убывают? — переспросил Лестер.

— Убывают? — эхом вторил ему Патрик. — Господи, да в этом отделении дела идут еще хуже, чем я думал!

— Неужели вы считаете, что я обкрадывал компанию, в то время как мой брат… — На лице Лестера было написано искреннее отчаяние. — Уверяю вас, мисс О'Рурк, я этого не делал!

— Тогда кто же? — спросил Патрик.

Но Лестер не успел ответить. Из-за двери раздались торопливые шаги: кто-то быстро убегал по коридору. Дарси бросилась к двери, распахнула ее и увидела, что Оуэн Грейвз, который подслушал весь разговор, пронесся через черный ход с такой скоростью, будто за ним гнались демоны. Как она раньше не догадалась, что это он умело подделывал счета? Видимо, он тоже страдал от желания получить все, не давая ничего взамен. Питеру следовало быть братом Оуэна, а не Лестера.

— Остановите его! — закричала Дарси, но все посетители уже ушли.

Когда она выбежала из конторы, Грейвза уже и след простыл.

— Я разошлю приказ поймать его по всем отделениям компании, — пообещал Патрик, когда девушка вернулась ни с чем. — Я битый час сидел тут и слушал, как этот фанфарон разглагольствовал о своих методах управления. По его словам, это он давал тебе советы по повышению эффективности работы, это он научил всему Лестера и так далее. До чего же лживый малый! Как он сумел меня обмануть?

— Меня тоже интересует, почему ты взял его на работу? — с любопытством спросила Дарси.

— Он здорово умеет говорить, — попытался оправдаться Патрик. — Очевидно, это у него получается лучше, чем работать.

Видя, что дочери не терпится поймать Оуэна, Патрик поспешил ее успокоить.

— Я найму детектива, чтобы он выследил этого мерзавца, — сказал он. — К счастью, я знаком с одним из лучших сыщиков в стране.

Вопрос о том, как Дарси удалось сбежать от этого лучшего в стране сыщика, вертелся у Патрика на языке, по он не мог задать его дочери, не раскрыв своей роли в ее похищении.

— Теперь нам нужно решить вопрос с Лестером, — продолжил он, возвращаясь в комнату.

— Я не смею рассчитывать на снисхождение, мистер О'Рурк, — сказал Лестер, понурив голову. — Мне нужно было самому рассказать о Питере. Теперь я готов отдать вам все мои деньги и пойти под суд.

Дарси смотрела на удрученное лицо Лестера и думала о том, что сама оказалась в похожем положении: она не могла решиться назвать шерифу имя своего похитителя. Какое же право она имеет обвинять Лестера в том, что он был не в силах разрешить стоявшую перед ним дилемму?

После всего пережитого Дарси стала более сентиментальной и испытывала сочувствие к тем, кому приходилось принимать похожие тяжелые решения. Она прекрасно понимала, что испытывал Лестер, ведь, кроме Питера, у него не было других родственников. Бедный Лестер не мог заставить себя выдать своего непутевого брата.

— Я не могу его уволить, — наконец выдавила из себя Дарси. — Патта, поступай как хочешь, но мне кажется, что Лестер доказал свою преданность компании тем, как он управлял здесь делами без меня. Не думаю, что это справедливо — наказывать Лестера за преступления его старшего брата.

Я и сама скорее всего поступила бы так же в сложившихся обстоятельствах.

Патрик тяжело вздохнул.

— Лестер, ты, конечно, понимаешь, что я выдвину обвинения против твоего брата. А кроме того, я ожидаю, что ты поможешь мне вернуть украденные им деньги.

— Я все понимаю, сэр, — согласно кивнул Лестер. — Уверен, Питер спрягал золото где-то поблизости. Он был так занят организацией преступлений, что у него не оставалось времени все потратить. На прошлой неделе он говорил мне, что планирует перебраться в Калифорнию. Честно говоря, я даже обрадовался, что он уедет. Однако я виноват, что скрывал от вас свои подозрения, и ожидаю за это справедливого наказания.

— Ты хочешь, чтобы я засадил за решетку национального героя? — возмутился Патрик. — Представляешь, что станет тогда с бизнесом? Да ни один человек в городе не перешагнет больше порог моей конторы. Я никогда не пойду на это!

— Вы знаете, что я не герой, — слабо улыбаясь, ответил Лестер. — В ту ночь, когда я стоял перед Гризом Ванхуком, я был уверен, что встретил свою смерть. Но я не мог убежать и бросить мисс О'Рурк.

— Тогда все решено, — вмешалась Дарси. — Лестер останется управлять конторой, а его брат предстанет перед судом в Миссури.

— А где сейчас Питер? — нахмурившись, поинтересовался Патрик.

Дарси отвела взгляд. Она не знала, как объяснить, что преступник находится в плену у Кейна. Черт возьми, она испытывала такую же нерешительность, что и Лестер!

— Давай решим все, что касается Питера, позже, — сказала она, умоляюще глядя на отца. — Я так устала, не спала всю ночь, а теперь умираю от желания лечь в кровать и как следует выспаться.

Оставив Лестера следить за конторой, Патрик повел Дарси в отель. На полпути они лицом к лицу столкнулись с Паттом Меткафом.

— Мисс О'Рурк, слава Богу! — воскликнул помощник шерифа. — Все эти дни я пытался найти вас, но безуспешно. Что случилось? Кто вас похитил?

Дарси знала, что ей придется отвечать на эти вопросы, но не могла раскрыть рот. Ну почему она вдруг превратилась в такую сентиментальную дурочку?

— Моя дочь прошла через настоящий ад, — сказал за нее Патрик, отталкивая в сторону помощника шерифа. — Ей нужно отдохнуть и прийти в себя. Думаю, мы можем отложить все вопросы до завтрашнего дня.

— Но… — хотел возразить Патт, однако Патрик уже спешил прочь, увлекая Дарси за собой.

Такое поведение отца озадачило Дарси. Она видела, что он заботится о ней, но ожидала от него большей мстительности в отношении похитителя. Ее также смущал столь оперативный приезд Патрика в Денвер. Конечно, знаменитое ирландское счастье всегда было на стороне О'Рурков, но девушка чувствовала, что отец явно что-то скрывает. Он столько раз требовал и умолял ее вернуться в Сент-Луис, что она ожидала услышать от него по крайней мере горькое «Я тебя предупреждал». Однако Патрик не воспользовался даже своим законным правом на нотацию. Дарси знала своего отца, и его поведение в сложившейся ситуации казалось ей странным.

— Ты отдыхай, а я улажу все дела, — сказал Патрик, когда они пришли в отель. Он размахивал руками, словно таким образом мог, как по волшебству, разрешить все проблемы. — Я благодарю небо, что оно вернуло мне тебя в целости и сохранности. Как только я найду замену Оуэну, мы вернемся в Сент-Луис. На следующей неделе у меня встреча с инвесторами, и мне не терпится с гордостью сообщить им, как успешно ты поработала в Денвере.

Он чмокнул Дарси в щеку и направился к выходу.

— Я попрошу горничную приготовить тебе ванну. Вечером мы поужинаем вместе и забудем обо всех неприятностях.

Когда дверь за Патриком закрылась, Дарси попыталась разобраться в том, что происходит. Она решительно отказывалась узнавать своего отца. Более того, у нее сложилось впечатление, что он торопился избавиться от нее под любым предлогом. Совершенно очевидно, он что-то от нее скрывал.

Дарси присела на краешек кровати в ожидании обещанной ванны. Больше всего на свете ей хотелось зарыться лицом в подушку и уснуть, но странное поведение отца не давало ей покоя. На его месте она подняла бы на ноги весь город и немедленно послала бы вооруженных людей, чтобы те схватили похитителя. Однако Патрик даже не поинтересовался у нее описанием преступника и не дал ей ответить на вопросы помощника шерифа. Интуиция подсказывала девушке, что ей лучше выяснить причины его безразличия и сделать это немедленно!

Глава 20

Кейн добрался до Денвера, когда на город уже начали спускаться сумерки. Он ожидал, что вот-вот встретит высланный на его поимку вооруженный отряд и ему придется или вступать в бой, или спасаться бегством. Но к его удивлению и невероятному облегчению, дорога была пуста. Если ордер на его арест уже подписан, то, вероятно, пикеты еще просто не успели выставить. Кейн не мог представить, как такое могло произойти, если за дело взялась Дарси.

Прячась в тени домов, он направился к конторе «О'Рурк экспресс». Зная Дарси, он не сомневался, что найдет ее там.

Кейн не имел ни малейшего представления, что произойдет, когда они встретятся, но готовил себя к самому худшему, Вполне возможно, что он направлялся в заранее подготовленную ловушку.

Погруженный в эти невеселые мысли, Кейн прокрался к черному ходу. Он заглянул в окно и увидел, что в тускло освещенном помещении за столом сидит Патрик О'Рурк. Его лохматая рыжая голова склонилась над бумагами.

Кейн осторожно обошел здание, заглянул в центральный зал и, убедившись, что в конторе нет никого, кроме Патрика, тихонько постучал.

От неожиданности Патрик подпрыгнул на стуле. Обернувшись, он увидел стоявшего в дверях Каллахана.

— Господи, вы перепугали меня до смерти, — пробормотал ирландец.

Он сделал Кейну знак пройти к двери и вышел в коридор.

— Где вас черти носили, и что за ерунда здесь происходит? — начал Патрик, игнорируя приветствия. — Я думал, что нанял самого лучшего сыщика, чтобы вернуть свою дочь.

— Эта зеленоглазая стерва, которую вы называете дочерью, сбежала от меня! — взорвался Кейн.

— Это я уже знаю, — фыркнул ирландец.

— Она самое упрямое и противоречивое существо, какое я только встречал в своей жизни, — пробормотал Кейн. — Я пытался говорить с ней по-дружески, пытался увлечь ее, но ничего не помогало. В конце концов я был вынужден похитить ее, чтобы увезти подальше от неприятностей. Но стоило мне это сделать, как она сбежала. Когда я просил ее уехать, она не двигалась с места, а когда я хотел, чтобы она осталась, ее как ветром сдуло!

— Она приехала сюда одна рано утром, — сообщил Патрик. — А где в это время находились вы?

— Вопрос в другом, почему вы уже здесь? — ответил Кейн вопросом на вопрос. — Я послал вам сообщение всего четыре дня назад.

— Ждать не имело смысла. Я знал: вам придется запугать Дарси, чтобы вынудить ее покинуть город. Но теперь, когда она на свободе, у нас могут возникнуть серьезные неприятности. Ума не приложу, что мы будем делать, если она сообщит ваше имя этому вечно сонному помощнику шерифа.

— Вы хотите сказать, что она еще ничего ему не рассказала? — спросил Кейн, не веря своим ушам.

— Пока нет, — ответил Патрик. — Я не дал ей этого сделать. Сказал, что Дарси нужно отдохнуть и она ответит на все вопросы позже. Но я не могу держать его в неведении слишком долго. И если вы думаете, что я собираюсь заплатить вам те десять тысяч, что обещал за расследование ограблений и возвращение дочери, то хочу вас разочаровать. Я не буду…

— Ты! Мой родной отец! Как ты мог?

Услышав знакомый голос, Кейн и Патрик застыли на месте. В комнате наступила гробовая тишина.

Кейн был не единственным, кто использовал черный ход для проникновения в контору. Дарси следила за своим отцом в течение почти двух часов. Она не знала, чего именно ждет, но очень хотела узнать это.

Дарси ворвалась в комнату, полная решимости убить обоих мужчин. Она была одета в элегантное шелковое платье голубого цвета, которое подчеркивало ее красоту, но лицо исказилось от гнева.

— Мой собственный отец плетет интриги против меня? — Она с негодованием посмотрела на Патрика. — Ты нанял этого… — Она запнулась, указывая пальцем на Кейна. — Ты нанял Кейна Каллахана…

И в этот момент она вспомнила, почему это имя показалось ей знакомым, когда она услышала его в первый раз; она видела его на одном из чеков, выписанных отцом.

— Это тот самый детектив, который несколько лет назад расследовал ограбление компании в Калифорнии! А теперь ты натравил его па меня, твою плоть и кровь!

Ее грудь вздымалась в глубоком вырезе платья, а сверкающие от гнева глаза перебегали с одного мужчины на другого.

— Ты собирался заплатить ему десять тысяч долларов, чтобы он запугал меня и вынудил уехать из Денвера? — Ее голос дрожал и срывался на крик. — Как это низко и подло. А ты…

Дарси повернулась к Кейну. Теперь она увидела его совершенно в другом свете, и он опять сказал последнее слово и посмеялся тоже последним…

— Ты заставил меня поверить, что ты картежник и грабитель, похитил меня, перекинул поперек седла и увез в горы. Ты издевался надо мной! А потом ты…

С ее губ сорвалось ругательство. Она действительно не могла понять, что хуже: думать, что Кейн преступник, или знать, что он намеренно обманывал ее. А потом она вспомнила, через какие пытки ей пришлось пройти.

Повинуясь внезапному порыву, она схватила подвернувшиеся под руку пустые коробки из-под какого-то груза и принялась швырять их то в одного, то в другого мужчину. К ее величайшему разочарованию, оба сумели увернуться.

— И еще, папа, у меня есть для тебя новость, — продолжала Дарси, немного разрядив свою ярость. — Этот твой детектив присвоил золото, которое Гриз Ванхук украл из конторы. Он еще более подлый, чем ты, потому что перехитрил и тебя тоже!

Патрик с подозрением уставился на Кейна.

— Я не присваивал ваше золото, — сказал тот. — Я просто не мог оставить его в неохраняемой конторе. Золото у Гидеона. Они с Ноем присматривают сейчас за Питером Олдриджем и ждут моих указаний насчет дальнейшей судьбы этого преступника.

Дарси почувствовала, что у нее начинает кружиться голова. За последние две недели она столько раз выставляла себя полнейшей дурой, что ей становилось плохо, когда она думала об этом. Все угрозы и проявления жестокости со стороны Кейна были трюком, уловкой, чтобы заставить ее вернуться домой к отцу! А отец, ее родной отец, заплатил ему за это! Они оба заслуживали самой ужасной смерти за все, что сделали с ней.

— А теперь, Дарси, пока ты окончательно не вышла из себя… — начал Патрик, но осекся, потому что дочь метнула в него еще один злой взгляд.

— Поздно, — прошипела она. — Я вышла из себя, когда услышала ваш подлый разговор! И я больше не хочу видеть ни одного из вас!

С этими словами она развернулась и выбежала из конторы. Хорошо, она уедет из Денвера, но, вернувшись в Сент-Луис, соберет свои вещи и найдет себе новый дом. Она не станет жить под одной крышей с тем лживым человеком, который называл ее своей дочерью! И она никогда в жизни не перемолвится и словом с Кейном Каллаханом. Он использовал ее для удовлетворения своей похоти и как средство отмщения этой Мелани, как там ее? Но больше она не позволит ему мучить себя.

— Посмотрите, что вы наделали, — заявил Патрик и бросил на Кейна такой взгляд, словно все произошедшее было только его виной.

— Что я наделал? — возмутился Кейн. — Вы сами все это затеяли. Помнится, что вы пришли ко мне с просьбой.

Они стояли на улице возле выхода из конторы.

— Не знаю, зачем я попросил вас о помощи, — растерянно пробормотал Патрик. — Гриза Ванхука убил Лестер, а Громилу поймала Дарси, когда возвращалась в город. А вы не заработали ни цента из обещанного вам вознаграждения!

Кейн едва не рассмеялся, услышав эти слова.

— Если хотите знать, Лестер не убивал Гриза. Это сделал я. Патрик недоуменно уставился на Кейна.

— Вы?

— Я собирался похитить Дарси, — сказал Кейн и. по своему обыкновению, принялся ходить взад-вперед, — но наткнулся на Гриза. Днем раньше у него сорвалось ограбление, и он пришел в контору, чтобы украсть прибывший груз. Лестер стрелял в него, но промахнулся. Я очень боялся, что он попадет не в Гриза. а в Дарси.

— Но почему бы не сказали об этом? — пробормотал Патрик.

— У меня не было на это времени. Следовало как можно быстрее увезти вашу дочь из города, потому что ее чуть не убили. Я пытался уговаривать ее, умолял, просил и объяснял, — все бесполезно. И даже когда я по вашему совету начал запугивать ее, она от меня сбежала. Кстати, в этот момент я выслеживал Питера Олдриджа. Мне пришлось схватить его раньше, чем я планировал, привязать к дереву и только потом бросаться за Дарси. Я скакал в Денвер и не знал, что меня ожидает. Я вполне мог оказаться почетным гостем на собственной казни. Кейн повернулся к Патрику.

— И еще хочу сказать вам, что можете оставить себе ваши деньги. Мне не нужно от вас ни благодарности, ни вознаграждения.

«Господи, — подумал Кейн, — теперь и я начал все перечислять в алфавитном порядке!»

— А мне больше не нужна ваша помощь, особенно после того, как вы испортили мои отношения с дочерью! — прорычал Патрик. — Теперь о деле, — продолжил он, немного успокоившись. — Я оставляю Лестера управляющим, поэтому вы можете отвезти Питера в Миссури, чтобы его судили там. Я не хочу, чтобы этот бандит портил репутацию своего брата в Денвере.

— Очень рад, что вы больше не нуждаетесь в моей помощи, — усмехнулся Кейн. — Я сыт вашей семейкой по горло!

— Можете не беспокоиться, мы тоже от вас не в восторге, — парировал Патрик. — Мне кажется, ваша слава детектива несколько преувеличена! Я найму кого-нибудь другого для поисков сбежавшего Оуэна Грейвза. Кстати, это Дарси, а не вы, вывела его на чистую воду. У вас не хватило мозгов понять, что Оуэн ворует деньги. Сомневаюсь, что не сможете его поймать. Черт побери, да вы вообще ничего не видите дальше собственного носа!

— А вам Никогда не стать образцовым отцом! — с сарказмом заметил Кейн. — Какой нормальный человек будет просить, чтобы его дочь похитили? Если Дарси обиделась на вас, то вы это заслужили. А если бы прежде, чем открывать рот, вы сообразили убедиться, что мы одни, то она не услышала бы наш разговор!

— Вон из моей конторы, Каллахан! — заорал Патрик.

— А я и так на улице, — заявил тот, — и эта улица не ваша!

— Тогда я куплю ее и засажу вас в тюрьму за нарушение границ частной собственности!

— Честное слово, Патрик, ваша дочь — точная ваша копия. Вы оба всегда должны оставить за собой последнее слово, не так ли? Эта семейная черта О'Рурков начинает казаться мне крайне безвкусной.

— Прочь с моих глаз, пока я не применил к вам физическую силу!

— Ухожу! — сказал Кейн.

— Очень хорошо! — крикнул ирландец и так хлопнул дверью конторы, что деревянное здание затрещало по швам.

— Я не буду плакать, — вслух сказала Дарси, прижимая к груди подушку. — Я больше не желаю даже думать об этих недостойных людях.

Зеленоглазая стерва? Так Кейн сказал о ней отцу! Он сам признался, что использовал свое очарование и дружеские увещевания только для того, чтобы добиться своей цели. А на нее ему было совершенно наплевать!

Глаза девушки наполнились влагой, и она яростно заморгала. Эти двое мужчин не достойны ее слез. Она не станет плакать, снова подумала она, но тут болезненный спазм сжал ее горло. Прежде чем Дарси успела перевести дыхание, слезы потекли по ее щекам в три ручья. Душа разрывалась на части, и ей хотелось кричать от боли.

Больше никогда она не подпустит к себе Кейна Каллаха-на. Очень хорошо, что он исчезнет из ее жизни…

«Если это хорошо, то почему ты плачешь?» — спрашивал ее внутренний голос. Дарси ненавидела разговаривать сама с собой. Ее сердце было разбито, гордость растоптана, а дух сломлен. Родной отец и тот, кого она почти полюбила, обманывали ее. Конечно, все мужчины считают, что женщина не сумеет сама позаботиться о себе.

Девушка всхлипнула и принялась вытирать глаза. Если бы Патрик не вмешивался в ее дела, она никогда не влюбилась бы в этого лживого детектива!

Неудивительно, что Кейн так ловко менял маски и Дарси не могла понять, кто он такой. Теперь она вспомнила, как еще перед войной отец пел дифирамбы знаменитому детективу Кейну Каллахану. Кейн лишний раз доказал, что легко и просто справляется с любым заданием. Он вполне отработал свои деньги, но… его не нанимали разбивать ее сердце!

А теперь он наверняка потешается над тем, как ловко выставил ее дурочкой. Дарси не могла дождаться, когда покинет Денвер, оставив в этом городе свои самые горькие воспоминания. Даже эта комната носила отпечаток образа Кейна Каллахана. Девушке показалось, что она все еще слышит нежные слова, которые он нашептывал ей на ухо в их первую ночь.

Дарси тяжело вздохнула. Она не будет ждать до завтра, а уедет из Денвера сейчас же! Тогда у нее точно не будет возможности встретить Кейна на улице, в конторе, где угодно.

С этой мыслью она соскочила с кровати и начала укладывать свои вещи в дорожную сумку. Она доберется до Шайенна и сядет там на поезд до Сент-Луиса. Пусть Патрик ездит на дилижансах, а она предпочитает другой вид транспорта. Когда она вернется домой, то назло отцу устроится па работу в железнодорожную компанию. Патрик презирал железные дороги, но именно на локомотиве нация въедет в новую эпоху! Дарси столько раз советовала отцу инвестировать деньги в железнодорожные компании, однако тот упрямо игнорировал ее советы. Но через несколько лет рельсы опутают всю страну, и дилижансы канут в прошлое. Что станет тогда с Патриком О'Рурком? Он лишится и бизнеса, и дочери!

Чувствуя, что в ней снова нарастает раздражение, Дарси рывком распахнула дверь и выскочила из комнаты. Но, к ее величайшему неудовольствию, она едва не столкнулась с человеком, которого презирала больше всех на свете. Черт бы его побрал, он действительно умел оказываться в нужное время в нужном месте! Дарси и шагу не могла ступить, чтобы не наткнуться на этого негодяя!

Глава 21

— Убирайся с моей дороги, — прошипела девушка и попыталась протиснуться мимо нависшего над ней Кейна.

Тот даже не шелохнулся.

— Ты никуда не пойдешь, пока мы не поговорим, — сказал он.

— Я не хочу с тобой разговаривать, — вскинула голову Дарси.

— Хорошо, тогда стой здесь и слушай.

— Меня не интересует, что ты скажешь!

Кейн втолкнул ее обратно в комнату, вошел следом и захлопнул за собой дверь. Дарси возмутило, что ей снова пришлось остаться один на один с человеком, из-за которого она только что заливалась горькими слезами. Она бросилась на него, метя кулаком прямо в грудь, но Кейн легко перехватил ее руку.

— Ты не уедешь отсюда, унося с собой ненависть ко мне, — твердо сказал он. — Можешь что угодно думать о моем задании, но я хочу, чтобы ты знала, что я чувствую.

— Мне наплевать на то, что ты чувствуешь! — крикнула Дарси. — Ты мне противен! И твои чувства меня не касаются. Меня тошнит от одного твоего вида!

— Неужели? — Кейн все еще пытался держать себя в руках. — Я не заметил этого, когда мы в первый раз занимались любовью здесь, в этой комнате.

Лицо Дарси горело от гнева. Она попыталась вырваться, но Кейн еще сильнее сжал ее руку и притянул к себе.

— Пусти меня! — крикнула она. — Я никогда не хотела…

Его губы накрыли ее рот, заглушая слова. Кейн не намеревался целовать Дарси, но он не знал, как еще можно заставить ее замолчать.

Девушка решила, что не станет уступать его требовательным поцелуям, и принялась отталкивать Кейна. Но чем сильнее она сопротивлялась, тем крепче он прижимал ее к своей груди.

Кейн не хотел делать ей больно. Он надеялся, что в его объятиях она быстрее успокоится. Однако Дарси брыкалась, как дикое животное, пинала его ногами и пыталась вонзить каблуки в его сапоги. Кейн держался до тех пор, пока она не вцепилась зубами ему в кисть. Он непроизвольно разжал руки, и Дарси тут же отскочила от него в самый дальний угол комнаты.

— Я ненавижу, когда ты прикасаешься ко мне, — сказала она. — А теперь убирайся! Ты не получишь от меня ничего, кроме ненависти.

— Я хотел, чтобы мы начали все сначала, — тяжело вздохнул он. — Давай забудем, что было раньше.

— Уже забыла, — фыркнула Дарси. — И тебя в придачу.

— Меня? — Кейн с сомнением поднял одну бровь. — Тогда иди сюда и докажи мне, что ты не помнишь то пламя, которое разгоралось в нас, когда мы целовали друг друга…

В этот момент Дарси прокляла себя за неспособность отказаться от брошенного ей вызова. Кейн мог поцеловать ее, а потом уйти, не испытывая никаких чувств. Что ж, у нее больше силы воли, чем он думает! Она будет холодна, как статуя, а потом рассмеется ему в лицо.

— Ты хочешь доказательств? — переспросила она, гордо выпрямляясь.

— Да, — подтвердил Кейн. — И не рассчитывай отделаться родственным поцелуем в щеку.

Отлично, подумала Дарси, собирая остатки воли в кулак, она продемонстрирует ему свои артистические способности. А когда этот похотливый негодяй начнет стонать от желания, она уйдет, как ни в чем не бывало, и хлопнет дверью перед его носом!

Дарси подошла к Кейну, покачивая бедрами, и обвила руками его шею. Используя свое тело как оружие обольщения, она прижалась к нему, стремясь разбудить его аппетит. Пусть он захлебнется слюной! Она разожжет в нем огонь и оставит от него лишь горстку пепла, а потом пожелает счастливо оставаться!

Она все прекрасно спланировала, но не учла одну маленькую деталь: ее тело не желало подчиняться этому плану. Когда Кейн обнял ее и она вдохнула его дразнящий аромат, ее сердце перестало биться.

Это только физическая тяга, попыталась успокоить себя Дарси, нормальная реакция на мужскую сексуальность, Ни одна женщина не устояла бы перед его соблазнительным телом. Но ее мозг уже отказывался контролировать ее действия.

Когда их глаза встретились и губы слились в поцелуе, Дарси поняла, что все ее планы летят в тартарары. Неожиданно она почувствовала, что вся дрожит от неконтролируемого желания. Она не хотела испытывать к Кейну ничего, кроме ненависти и отвращения, но под покровом уязвленной гордости и природного упрямства ярко горел огонь любви.

Уже по походке девушки Кейн догадался, что она задумала. Она достаточно умна и хитра, чтобы отомстить ему за его обман. Но он тоже умеет играть в игры. Время покажет, кто из них самый хладнокровный. Он заставит Дарси взглянуть в лицо ее собственным чувствам, и она уже не сможет отрицать существование той связи, которая соединяет их в одно целое.

Кейн почувствовал, как она задрожала, когда его губы запорхали у ее раскрытого рта. Воспользовавшись этой минутной слабостью, он провел руками по вырезу ее платья. Его большие пальцы начали ласкать ее соски, мгновенно отвердевшие под тонкой тканью.

Дарси уже не могла разобрать, кто из них подвергается проверке. Она хотела использовать этот вызов, чтобы преподать Кейну урок, но это она, а не он, уже начала сгорать от желания. Ее тело попало в капкан исходившего от него вожделения, и ей уже не удавалось сосредоточиться на своей цели, так как все ее естество требовало, чтобы он не прекращал свои возбуждающие ласки.

Но Дарси не привыкла отступать! Она расстегнула его рубашку, и ее пальцы заскользили по его рельефной груди. Он сам научил ее искусству соблазна. Она знала все чувствительные участки его тела, знала, как нужно целовать его, чтобы разжечь в нем страсть.

Призвав на помощь всю свою изобретательность, она придумывала все новые и новые обольстительные приемы, превращавшиеся для Кейна в томительную пытку. Ее пальцы ласкали его твердые плоские соски, а губы жгли огнем бронзовую кожу его живота.

Только теперь Кейн помял, какой опытной любовницей стала Дарси с тех пор, как он впервые показал ей силу настоящей страсти.

— Хочешь чего-то более серьезного? — спросил Кейн, увидев блуждающую улыбку на лице Дарси.

— Чем серьезнее, тем лучше, — уверила его она. — Вы же любите серьезные игры, мистер Детектив?

Вслед за этим рука Дарси проникла за пояс его брюк, и Кейн почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он наклонился, чтобы покрыть поцелуями ее шею. Ему повезло, что на этот раз она не надела один из своих чопорных нарядов с несметным количеством пуговиц: у него просто не хватило бы терпения возиться с ними, чтобы добраться до ее соблазнительного тела.

Кейн легонько потянул вниз один из рукавов и в мгновение ока обнажил ее грудь. Его губы припали к ее соскам, и Дарси застонала в ответ. Этот стон звучал как приглашение. В какой-то момент ни Кейн, ни Дарси уже не помнили, что сражались друг с другом. То, что начиналось как противостояние, превратилось в дикую, безудержную страсть. Они срывали друг с друга одежду, не в силах больше ждать возможности насладиться взаимным чувством. Их поцелуи становились все более долгими, а прикосновения все более требовательными.

Дарси не помнила, как и когда они оказались на ее кровати. Они ласкали друг друга так, словно уже много месяцев не имели этой возможности.

Страсть вырвалась из-под контроля. Дарси жаждала только удовлетворения своего все возрастающего желания, и ни одна другая мысль не могла пробиться сквозь вязкий туман вожделения. Она превратилась в ненасытное создание, голод которого мог утолить только Кейн. И он щедро одаривал ее своими поцелуями, но это лишь распаляло ее страсть, пока та не поглотила их обоих.

Дарси наслаждалась тем, что ее чувства передавались Кейну, а он возвращал их обратно, усиливая и обостряя их взаимное влечение. Она убедилась в силе этого влечения, когда увидела знакомый блеск в его глазах. Его язык проник в ее рот, имитируя то, что должно было случиться несколькими мгновениями позже. Когда Кейи развел в стороны ее колени, Дарси с готовностью подняла бедра, изнывая от желания ощутить его в себе.

Их тела двигались в едином яростном ритме, одна волна сводящих с ума ощущений сменяла другую. И вот они уже приникли друг к другу, когда цунами наслаждения поглотило их тела и мысли.

Когда пелена возбуждения упала с глаз Дарси, едва сдерживаемые рыдания лишили ее дыхания. Она ничего не добилась, приняв вызов Кейна. Это была очередная уловка, чтобы заманить ее в постель и утолить его похоть. Например, она надеялась переиграть его! Ей не хватало его опыта, и в искусстве обольщения он навсегда останется мастером, а она всего-навсего ученицей.

Дарси хотела дать ему лишь прощальный поцелуй, который поставил бы этого красавца на колени, но никак не уложил их обоих в постель! Господи, неужели у нее не осталось ни капли гордости? Она опять послужила ему заменой той женщины, которую он действительно любил и желал.

— Ты получил что хотел, а теперь дай мне встать, — твердо сказала Дарси.

Кейн все еще лежал на ней и не собирался ее отпускать. Тогда она вцепилась в волосы на его груди и потянула что есть силы.

— Дарси, черт!.. — воскликнул Кейн от боли.

Стоило ему немного подвинуться, и девушка тут же соскочила с кровати и бросилась подбирать разбросанную по полу одежду. Она судорожно пыталась придумать, как спасти положение и обратить ситуацию в свою пользу. Она решила на время забыть о своем сердце и попробовать восстановить попранную гордость.

— Вот видишь, я тоже умею притворяться не тем, кем являюсь на самом деле, — заявила она. Дарси хотела причинить Кейну ту же боль, от которой страдала сама. — Я даже могу делать вид, что испытываю несуществующие чувства. Только что я доказала себе, что прошла испытание и способна изображать любовь рал и получения плотских удовольствий. Ты хорошо обучил меня, Кейн, и теперь я стала такой же бесчувственной, как ты.

Ее слова вонзались в его душу, словно ядовитые стрелы.

— Так ты считаешь то, что случилось, простым испытанием? — спросил он, стискивая зубы.

Ему показалось, что Дарси начала понемногу оттаивать, но, черт побери, она явно вознамерилась все испортить. Увы, она была еще очень молода и не знала, что подобная страсть встречается весьма редко.

— Да, это всего лишь испытание, — подтвердила она, натягивая платье. — Неужели ты думал, что после всего, что я испытала по твоей милости, я смогу простить тебя? Или ты рассчитывал перебить мой гнев своей любовью?

Она не ждала, что он ответит, и продолжала, все больше повышая голос:

— Нет, у тебя ничего не получилось. Если мужчина может соблазнить женщину, а потом оставить ее и уйти без малейших переживаний, то женщина тоже на это способна. В моей постели скоро окажется другой мужчина, могу поспорить на твой чек в десять тысяч долларов!

Конечно же, она лгала, Дарси не допускала и мысли о том, что позволит кому-то дотрагиваться до нее гак же, как это сделал Ксйн. Она всегда будет заниматься любовью с этим чернобровым обманщиком, даже отдаваясь другому мужчине.

— Остановись хотя бы на минуту! — воскликнул Кейн, поднимаясь с кровати совершенно обнаженный. — Это я научил тебя всему, что ты знаешь о страсти. Ты принадлежишь мне, и…

— Принадлежу? — Дарси не могла упустить возможность поймать его на неправильном выборе слов. — Где ты видишь твои инициалы на моей коже? Да я скорее умру, чем отдам свое сердце такому лживому мерзавцу, как ты. За десять тысяч долларов я сделаю вид, что люблю кого угодно, хоть Патта Меткафа. По крайней мере он будет честным и преданным, не то что ты!

— Патт не сможет дать тебе удовлетворения, и ты это знаешь, — сказал Кейн, чувствуя, что ревность уже пустила глубокие корни в его душе.

— Тогда я найду того, кто сможет, — не унималась Дарси. — Должен же на этом континенте быть хоть один настоящий мужчина.

Кейн совсем не так представлял себе примирение с Дарси. Он намеревался извиниться перед ней за похищение, рассказать о своих чувствах и объяснить, что не притворялся, когда говорил о любви. Но из этого ничего не вышло. Она навязывала ему одну ссору за другой, пока он тоже не начал злиться.

— Я хочу сказать тебе одну вещь, и ты ее выслушаешь, черт побери! — закричал Кейн.

Он потянулся, чтобы взять ее за руку, но Дарси увернулась, схватила в охапку его одежду и выскочила за дверь, Кейн оказался перед выбором: броситься за ней о чем мать родила или остаться.

— Дарси, вернись! — крикнул Кейн, выглядывая в коридор.

Девушка шла не оборачиваясь. Отойдя от комнаты на порядочное расстояние, она бросила одежду на пол и вытерла об нее ноги. Ей хотелось, чтобы Кейн почувствовал себя таким же оскорбленным и разъяренным, как она.

Ее путь лежал в Сент-Луис, где ей уже не будут угрожать его соблазнительные улыбки и страстные поцелуи. Самый лучший учитель научил ее тому, что любовь — это иллюзорное эгоистичное чувство, которое приносит больше боли, чем удовольствия.

Глотая слезы, Дарси подошла к коновязи и вскочила на первую попавшуюся лошадь. Ей не хотелось ни о чем думать, а только мчаться навстречу ветру, позабыв обо всем. Все кончено, решила она. Из ошибок, сделанных в Денвере, она извлекла хороший урок на всю оставшуюся жизнь, и теперь Кейн Каллахан станет лишь печальной страницей ее прошлого.

Когда Кейн выскочил в коридор, чтобы подобрать одежду, он до смерти перепугал какую-то пожилую леди, которая, услышав шум, решила так некстати удовлетворить свое любопытство. Ему показалось, что бедная женщина потеряла сознание, потому что она сильно ударилась головой о дверь, когда бросилась обратно в свой номер. Но он не последовал за ней, чтобы извиниться и оказать первую помощь. Кейн решил, что старушка и так достаточно на него насмотрелась.

Пребывая в отвратительном настроении, он отправился на поиски Ноя и Гидеона, которые ждали его на окраине города. Сразу же после встречи те принялись забрасывать его вопросами, но Кейн не был настроен разговаривать. Он молча взял за узду мула Питера Олдриджа и направился к ближайшей перекладной станции.

Примерно через две мили Ной не выдержал и потребовал объяснений.

— Кейн, в чем дело? Мы хотим знать, что произошло в Денвере!

— Ничего, — ответил Кейн. — Задание выполнено, Питера нужно отвезти в Миссури и отдать под суд за ограбление. Вот и все.

— А как Дарси? — озабоченно спросил Гидеон, — Она благополучно добралась до города?

— Неисправимая мисс О'Рурк осталась такой же неисправимой, — сказал Кейн. — А теперь заткнитесь и оставьте меня в покое. Нашему пленнику не обязательно знать все детали этого дела.

Ной подъехал ближе к Кейну, чтобы сообщить брату доверительную информацию:

— Питер пытался подкупить нас. Он обещал выдать нам тайник, если мы его отпустим.

Кейн натянул поводья и выругался. Ссора с Патриком и выяснение отношений с Дарси заставили его напрочь забыть о похищенных деньгах.

— Я обманул Питера, пообещав ему свободу, — гордо объявил Ной. — Тогда он сказал, что хранит деньги в шкафу в своей конторе. Видишь, у меня есть все качества, необходимые детективу. Я могу быть таким же хитрым и изворотливым, как ты.

Практически те же самые слова всего час назад он слышал от Дарси.

— Я предпочитаю называть себя умным и предприимчивым, — поправил Кейн своего младшего брата.

После этого он передал мула Ною и развернулся в сторону города.

— А теперь куда вы собрались? — спросил Гидеон.

— Я еду в Денвер к Патрику, — ответил Кейн.

— Что он там делает? — удивился Гидеон.

— Портит мне жизнь, — ответил сыщик и растворился в темноте.

В Денвере Каллахан первым делом направился в контору Питера Олдриджа и забрал оттуда украденные деньги. После этого он выложил их перед Патриком и сообщил ему, что его строптивая дочь отправилась в Сент-Луис.

Эта новость не улучшила настроения ирландца. Он наградил Кейна несколькими непечатными эпитетами за то, что тот не смог задержать девушку. Разговор вышел более чем неприятный, и мужчины снова расстались недовольные друг другом.

Разобравшись с делами, Кейн направился вдогонку за Ноем и Гидеоном. Он ехал но дороге, едва угадываемой в тусклом свете звезд, и думал о Дарси. Ее лицо стояло у него перед глазами.

— Я буду скучать по тебе сильнее, чем ты думаешь, — сказал он, обращаясь к этому образу.

Кейн не мог смириться с тем, что Дарси ушла из его жизни.

— Еще ничего не кончено, — продолжил он разговор с той, которая его не слышала. — Не надейся! Я многое должен сказать тебе, и ты выслушаешь меня, даже если для этого мне придется привязать тебя к стулу!

Кейн не привык к поражениям и не умел сдаваться. Когда он выполнял задание, то преследовал преступников, пока те не оказывались в его власти. Дарси не уйти! Она еше не знает, на что он способен, и последнее слово останется за ним. Он сделает все, чтобы она поняла: она любит его так же сильно, как он ее. И Кейн твердо верил, что она его действительно любит. Просто обязана любить! Ни одна женщина не способна на подобную страсть, особенно такая женщина, как Дарси, которая не умеет обманывать. А все те глупости, что она наговорила ему перед уходом, были призваны спасти то, что она называла гордостью.

Они созданы друг для друга, и если Дарси этого не видит, то только из-за своего гипертрофированного упрямства, мешающего ей разглядеть правду.

Таинственная улыбка играла па губах Кейна, когда он скакал к перекладной станции, где его ждали Ной и Гидеон. Он не отступится от Дарси О'Рурк. и не позволит ей забыть его. Он поклялся себе преодолеть ради нее любые преграды.

Каллахан подумал о том, что впервые в жизни испытал настоящую любовь, и это чувство ему очень понравилось.

Несомненно, Дарси — его недостающая половина. Ему хотелось быть рядом с этой смелой и… упрямой женщиной, которую он боготворил. Наконец он нашел то, чего ему так недоставало в жизни. И если Дарси сжигает за собой мосты, направляясь в Сент-Луис, то он заставит ее понять, от чего именно она пытается отказаться.

Глава 22

Индепенденс, штат Миссури, 1866

Кейн бросил папку с делом Питера Олдриджа на свой письменный стол и сел в кресло. Его свидетельские показания помогли засадить Питера за решетку на пять лет. Пат-рик О'Рурк тоже присутствовал в суде, но Кейн намеренно избегал встречи с ним. Так как еще в Денвере Патрик заявил, что не собирается больше иметь дел с Кейном, тот не стал даже пытаться уладить отношения с упрямым ирландцем. Но наступит день, когда они будут вынуждены посмотреть друг другу в глаза, потому что Кейн не отступил от своего решения последовать за Дарси в Сент-Луис и рассказать ей о своих чувствах.

Прошедший месяц показался ему вечностью. Образ Дарси преследовал его неотрывно, ее имя слетало с его губ, ее лицо стояло у него перед глазами…

— Думаю, вам не помешает выпить немного бренди, — сказал Гидеон, появляясь в кабинете с серебряным подносом в руках.

Кейн почувствовал странное ощущение дежа-вю. Всего два месяца назад он сидел в этом кабинете и терзался из-за женского вероломства, а Гидеон принес виски, чтобы притупить его переживания. Но в тот раз спиртное не помогло, и теперь Кейн тоже не рассчитывал на его терапевтический эффект. Черт возьми, подумал он, нужно напиться до потери сознания, чтобы избавиться от воспоминаний о той, которая так мучила его каждое мгновение.

Гидеон поставил перед ним бренди и сказал:

— Теперь, когда суд закончен, можно начинать собирать ваши вещи?

— И куда, по-твоему, я собираюсь ехать? — удивленно спросил Кейн, залпом осушив свой стакан.

Гидеон налил ему еще бренди, потом взял с подноса второй стакан и налил себе.

— В Сент-Луис, конечно. У вас там имеются невыполненные обязательства, если помните.

Заметив укоризненный взгляд слуги, Кейн удивленно поднял одну бровь. После возвращения из Денвера он ни с кем не делился своими планами относительно Дарси.

— Объясни, пожалуйста, что ты имеешь в виду, — потребовал Кейн.

— По-моему, сэр, вы и мисс О'Рурк… — начал Гидеон и замялся. Спустя мгновение он взял себя в руки и продолжил: — Хотя вы прилагали немалые усилия, чтобы скрыть ваши истинные отношения с этой молодой леди, я сумел понять, насколько непорядочно вы поступили по отношению к ней. И хочу сообщить вам, что нахожу ваше поведение безнравственным!

Кейн растерянно заерзал в своем кресле. Он уставился на портрет отца, висевший на противоположной стене, чтобы не встречаться взглядом со своим старым слугой.

— Мы оба знаем, что вы не только запугивали мисс Дарси, — гневно выговаривал ему Гидеон. — А если вы собираетесь и дальше игнорировать ваш долг перед ней, то мне придется самому сообщить обо всем Патрику. Хочу заметить, что для этого мне не нужно будет искать его, потому что он стоит сейчас в холле и ждет встречи с вами.

— Он? — простонал Кейн и вскочил на ноги.

— Он, — подтвердил Гидеон. — Итак, вы сами ему скажете, или это сделаю я?

Взгляд Кейна был прикован к двери кабинета.

— Это мое дело, — рассеянно сказал он. Гидеон неприязненно усмехнулся:

— Если мне не изменяет память, то же самое вы говорили, когда привезли мисс О'Рурк на ранчо в горах. И мы оба знаем, что из этого вышло. Для человека, отличающегося уникальной способностью решать проблемы других людей, у вас наблюдается поразительная несостоятельность во всем, что касается лично вас. Мне кажется…

Кейн с недоумением взглянул на не в меру болтливого слугу.

— А мне кажется, что тебе следует заняться собственными делами и не лезть в мои.

— Если вы сумеете с ними разобраться, то я перестану совать в них свой нос, — не унимался Гидеон. — Знай я, что во время выполнения ваших так называемых заданий вы насилуете невинных девушек, я бы…

— Достаточно! — зарычал Кейн.

— Нет, не достаточно, — остановить Гидеона было уже невозможно, — вы разрушили репутацию мисс О'Рурк и теперь просто обязаны жениться на ней.

Кейн не стал рассказывать Гидеону, что уже делал ей предложение и получил отказ. У старого слуги сложилось о нем такое нелицеприятное мнение, что он вряд ли поверит словам. Гидеона до глубины души возмутило поведение Кейна, и успокоить его могла только свадьба хозяина и мисс Дарси. Но Кейн и сам хотел этого больше всего на свете! К сожалению, Дарси, которая целый месяц была предоставлена сама себе и, без сомнения, культивировала свое негативное отношение к Кейну, не разделяла его желания.

— Почему бы тебе не позвать Патрика? — спросил Кейн. — Он наверняка уже вне себя из-за длительного ожидания.

— Он выйдет из себя еще больше, когда узнает, что человек, которого он нанял охранять его дочь…

— Я же сказал, достаточно, — резко оборвал слугу Кейн. — Гидеон, выбирай: или ты сам выйдешь из кабинета, или я выведу тебя силой.

Старый слуга со свойственной ему рассудительностью отдал предпочтение первому варианту. Он уже сказал все, что намеревался, и не стремился испытать гнев своего хозяина в действии.

Спустя минуту в кабинет ворвался Патрик О'Рурк.

— Я пришел поблагодарить вас за прекрасно выполненную работу и за возвращение моих денег, — возвестил он.

— Рад это слышать, — холодно ответил Кейн.

— У меня есть для вас новое задание! — выпалил Патрик на одном дыхании.

Кейн озадаченно заморгал глазами.

— Помнится, вы обещали никогда больше не иметь со мной дел.

— Я передумал, — пробормотал Патрик. — У меня опять проблемы с дочерью и с Оуэном Грейвзом. Этот ворюга сбежал от того недотепы, которого я послал на его поиски.

— Что с Дарси? — нетерпеливо спросил Кейн. Ирландец перевел дыхание и уселся в ближайшее стоявшее радом с ним кресло.

— Пока я занимался реорганизацией конторы в Денвере, Дарси вернулась в Сент-Луис и переехала из моего дома. Она сняла небольшой особняк в западной части города и живет там, отказываясь даже видеть меня. А чтобы досадить мне еще больше, она нанялась на работу в железнодорожную компанию молодого выскочки Эдварда Толберта.

Патрик в отчаянии запустил обе пятерни в свою густую рыжую шевелюру.

— Так она решила отомстить мне за мой обман. Дарси знает, как я отношусь к этим железнодорожным мошенникам! Они наверняка незаконно скупают земли для прокладки своих чертовых рельсов! Поэтому я прошу вас выяснить, есс ли в порядке в фирме Толберта. Я не хочу, чтобы Дарси попала в сомнительную компанию. И еще я хочу, чтобы Оуэн Грейвз предстал перед судом, как и Питер Олдридж.

— Я не могу одновременно находиться в двух местах, — заметил Кейн.

— Тогда пошлите Ноя на поиски Грейвза, а сами отправляйтесь в Сент-Луис, — предложил Патрик. — Назовите вашу цену.

Кейн скрестил руки на груди и бросил па ирландца долгий и внимательный взгляд.

— Любую цену?

— Конечно! — воскликнул Патрик, вскакивая со своего места. — Я готов на все, лишь бы дочь снова оказалась в моих объятиях. Но, даже если она не вернется ко мне, я должен быть уверен, что она не работает у спекулянта и обманщика. Итак, вы беретесь за это задание или нет?

Кейн не смог сдержать улыбки, когда представил, как отреагирует Патрик, услышав его цену.

— Я займусь расследованием дел компании Толберта, — согласно кивнул Кейн. — А вы, в свою очередь, дайте мне разрешение жениться на вашей дочери.

Ноги Патрика подогнулись, и он медленно опустился в кресло. Его глаза широко распахнулись.

— Жениться на ней? Господи, да она презирает вас не меньше, чем меня. Если я скажу ей, что в качестве платы за работу обещал вам ее руку, она убьет нас обоих! Я не могу…

Кейн жестом остановил О'Рурка.

— Я не хочу, чтобы вы силой заставляли ее выйти за меня, а лишь прошу вашего благословения на тот случай, если она согласится на мое предложение руки и сердца, — пояснил он.

Зеленые глаза ирландца недоверчиво смотрели на сыщика.

— Вы просите в качестве вознаграждении мое благословение? И все? Таким образом вы хотите отомстить мне за нашу ссору в Денвере?

— Таким образом я хочу получить то, что хочу, — сказал Кейн. — А я хочу вашу дочь.

Патрик не мог понять столь странного желания.

— И что вы станете делать, если она согласится?

— Я буду любить ее так, как она того заслуживает… Если только она позволит мне это, — честно ответил Кейн.

Черты лица Патрика разгладились.

— Так, значит, вы влюблены в мою дочь? — наконец догадался он. — И это после всего, что она вам наговорила? Мне даже страшно представить, чем она бросит в вас, если вы снова осмелитесь к ней подойти!

Кейн знал, что Патрик прав, но это ничего не меняло. Он был очень несчастен последний месяц и не собирался оставаться в таком положении всю свою жизнь!

— Патрик, я знаю, мне придется нелегко, — сказал Кейн. — Так вы даете мне свое благословение жениться на ней или нет?

Ирландец внимательно оглядел массивную фигуру Каллахана. Несмотря на последние события, он испытывал глубочайшее уважение к этому блистательному детективу, иначе он не стал бы снова обращаться к нему за помощью. Кроме того, Патрик считал, что никакой другой мужчина не сумеет справиться с его непокорной дочерью.

— Хорошо, — согласился он, — считайте, что я вас благословил. Но если моя дочь прослышит об этом, я буду вес отрицать. Не представляю, что произойдет, если она узнает о нашем разговоре!

— Каком разговоре? — спросил Кейн с невинным выражением лица.

Патрик улыбнулся и протянул ему руку.

— Желаю удачи. Я возвращаюсь в Сент-Луис и с не терпением жду вашего отчета.

— А я сообщу Ною, что вы поручаете ему поиски Оуэна Грейвза. Вы договоритесь с ним об оплате после того, как Грейвз предстанет перед судом.

— Отлично, — сказал Патрик и вышел из кабинета.

Не успел Кейн налить себе еще бренди, как в кабинет заглянул Гидеон. На его лице сияла довольная улыбка.

— Что это тебя так развеселило? — спросил Каллахан.

— Вы, сэр, — ответил Гидеон. — Все то время, что я считал вас бессердечным прелюбо…

— Я знаю, кем ты меня считал, — оборвал его Кейн.

— Хорошо. Я хотел сказать, что вы выбрали себе идеальную пару, — убежденно произнес Гидеон.

Кейн посмотрел на слугу и догадался, что тот все это время подслушивал под дверью.

— Гидеон, ты занимаешься не своим делом: тебе нужно было становиться шпионом.

— Мне кажется, — сказал тот, багровея, — что в результате длительного общения некоторые ваши таланты частично перешли ко мне.

Кейн рассмеялся, услышав это заявление.

— Позови ко мне Ноя и начинай собирать наши вещи. Я собираюсь успеть на ближайший поезд до Сент-Луиса.

— Наши вещи, сэр? — удивился Гидеон.

— Я беру тебя с собой для моральной поддержки. Боюсь, мне будет нелегко уговорить такую строптивую невесту, как мисс О'Рурк.

— Но она стоит ваших усилий, сэр, — улыбнулся Гидеон. — Если вас интересует мое мнение, она намного лучше этой вертихвостки Мелани Брукс.

— Мне казалось, тебе нравилась Мелани, — заметил Кейн.

— Из-за нее я мог чаще видеть вас дома, — поправил его Гидеон, — но я вовсе не хотел, чтобы она стала вашей женой.

— Я тоже не знаю, зачем связался с ней, — признался Кейн. — Видимо, поэтому все время и откладывал нашу свадьбу.

— И слава Богу, — облегченно вздохнул Гидеон. — Вы с мисс О'Рурк просто созданы друг для друга.

— Она для меня — да, — подтвердил Кейн. — Но я… Гидеон хитро улыбнулся, глядя на своего удрученного хозяина.

— Вы всегда проявляли огромную настойчивость при решении трудных задач. Уверен, вы найдете способ убедить эту молодую леди, что ее место рядом с вами.

— Хотел бы я разделять твою уверенность, Гидеон, — вздохнул Каллахан.

— Я могу поговорить с ней, — предложил старый слуга.

— Только не это! — воскликнул Кейн. — Если ты начнешь читать ей нотации о чувстве долга и правилах приличия, то она откажет из своего обычного желания противоречить. Она своенравна и упряма, если ты еще этого не понял.

— Хорошо, тогда разбирайтесь с ней сами, — сказал Гидеон и ушел.

Кейн глотнул еще бренди и задумался. Как доказать Дар-си, что его чувства к ней идут из самого сердца? Если бы она хоть на пять минут забыла о своем упрямстве, он смог бы доказать ей, что они нужны друг другу.

Он тяжело вздохнул, поднялся из кресла и принялся ходить взад-вперед. Еше никогда он не чувствовал себя так неуверенно. Даже спустя месяц он не мог забыть гневного лица Дарси, когда она узнала о том, как они с Патриком ее обманули. Сможет ли он завоевать ее доверие после всего, что случилось? Она доверяла только своим собственным чувствам, а это были обида, гнев и оскорбленная гордость.

Да, новое задание Патрика сложнее всех, что ему приходилось выполнять в своей жизни. Он бы не поставил ни цента па то, что ему удастся добиться успеха.

Глава 23

Сент-Луис, штат Миссури, 1866

Выражение скуки уже десять минут не сходило с лица Дарси, Она тряслась в одном экипаже с Эдвардом Толбертом, направляясь на бал, устроенный в его особняке. Эдвард не умолкал ни на секунду, и девушку поражало, что этот человек умудрялся каждое предложение начинать с местоимения «я». Он был явно горд собой, только непонятно почему. Когда Дарси сравнивала его с Ке…

Она тут же заставила себя перестать думать об этом. Но как бы она ни старалась не думать о Кейне Каллахане, этот смуглый красавец не выходил у нее из головы. Больше месяца она провела в тщетных попытках забыть о нем, однако воспоминания об этом любовном приключении продолжали мучить ее. Дарси не ожидала, что ей будет так трудно.

Она составила алфавитный список причин, по которым исчезновение Кейна из ее жизни должно было ее радовать, и с головой погрузилась в работу, но ничего не помогало. Образ Кейна преследовал Дарси, как ее собственная тень.

— Вчера я сумел уговорить одного весьма влиятельного предпринимателя инвестировать деньги в нашу железнодорожную компанию, — с гордостью заявил Эдвард. — Я убедил его, что за нами будущее. Я думаю, мы сумеем проложить дорогу до Денвера менее чем за три года, а потом я смогу соединить вместе западную и восточную линии.

Девушка притворно улыбнулась, услышав слово «Денвер».

— Уверена, у тебя все получится, Эдвард, — сказала она. Хотя Дарси понимала, что лишь ее внешность, а вовсе не деловые качества стали причиной, по которой Толберт взял ее на работу, она с радостью приняла новое назначение. С некоторых пор такие проблемы, как утверждение себя в мире мужчин, перестали ее волновать.

— Я пригласил на этот бал многих наших инвесторов, — продолжал Толберт. — И я прошу тебя очаровать их всех! Я хочу, чтобы ты произвела на них самое благоприятное впечатление.

Дарси стиснула зубы. Значит, Эдвард желает, чтобы она флиртовала с инвесторами? А почему бы и нет? В конце концов, у нее это прекрасно получается в последнее время. Эдвард требовал от нее этого на каждом мероприятии, которое они посещали. Дарси не знала, почему она его слушалась. Может быть, таким образом ей хотелось залечить раны, все еще кровоточившие в ее сердце. Конечно же, весь этот флирт не имел никакого значения. Она словно пыталась подменить им воспоминания о Кейне. Ей так и не удалось заставить его полюбить ее: она просто не успела, потому что постоянно ссорилась с ним и пыталась перебороть свою собственную любовь.

— Я не жду, что на балу ты будешь все время проводить в моем обществе, дорогая, — сказал Эдвард, целуя ее в губы. — Я считаю, что это скорее деловое мероприятие, а не развлечение. Надеюсь, что позже, когда бал закончится… — Он лукаво улыбнулся ей. — Я уже не раз слышал, как все в Сент-Луисе судачат о том, что мы много времени проводим вместе. Думаю, нам пора сделать кое-что из того, чем, судя по слухам, мы постоянно занимаемся.

Дарси едва сдержалась, чтобы не отвесить ему пощечину. Если Эдвард Толберт думает, что их отношения зайдут так далеко, то его ждет горькое разочарование. Она пришла к нему на работу с одной целью — доказать отцу, что он не может управлять ее жизнью.

— О, приехали! — воскликнул Эдвард, когда экипаж подкатил к роскошному трехэтажному особняку. — Я хочу, чтобы ты вооружилась своей самой обольстительной улыбкой и заставила инвесторов радоваться, что они стали частью моей компании.

Дарси подобрала пышную шелковую юбку своего золотистого платья и направилась к особняку мимо длинной вереницы экипажей. Казалось, весь город собрался на этот прием.

Она приготовилась провести скучный вечер, наполненный пустыми разговорами и приторными улыбками. После возвращения из Колорадо она несколько раз посещала с Эдвардом подобные балы и приемы, но всегда чувствовала себя одинокой среди людей. Иногда ей казалось, что она вообще единственный человек на этой планете, и каждый раз, ложась в постель, она страдала от пустоты и одиночества. Она жила словно по привычке, без опасностей, без споров, без новых эмоциональных переживаний.

— Я хочу, чтобы ты уделила достаточно внимания Джонатану Бизли, — напутствовал ее Эдвард. — Я знаю, хотя он недавно женился, он все еще неравнодушен к красивым женщинам, и у него полно денег. Я хочу убедить его инвестировать больше средств в развитие западного направления. Я думаю, под твоим влиянием он проявит необходимую щедрость.

Дарси улыбнулась ему и направилась, в гостиную. Хорошо, она разыграет спектакль, о котором ее просит Эдвард, и это поможет ей избавиться от мучительных мыслей о Кейне Каллахане. А когда у нее это получится, она заявит Эдварду, что он может забрать себе свою дурацкую работу и надежды на их интимную связь.

Эдвард рассчитывал, что она займется Джонатаном Бизли. Эта фамилия показалась Дарси знакомой. Где же она ее слышала? Возможно, она вспомнит это позже.

Расточая широкие улыбки и заражая всех энтузиазмом, которого у нее на самом деле не было, Дарси принялась очаровывать пришедших на бал бизнесменов. После пятнадцати минут бесцельной болтовни Толберт схватил ее за руку и возбужденно зашептал на ухо:

— Я наконец-то нашел нашего нового инвестора и хочу, чтобы ты с ним познакомилась. Я считаю, нужно дать ему понять, что он один из самых дорогих моих гостей.

Он указал на высокого мужчину с волосами цвета воронова крыла, который стоял в компании нескольких известных бизнесменов Сент-Луиса.

У Дарси подогнулись колени, когда ее глаза встретились с пронзительным взглядом серо-стальных глаз. По участившемуся биению своего сердца она поняла, как мало преуспела, стараясь забыть Кейна Каллахана.

Черт побери, что он здесь делает, да еще в таком шикарном наряде? Ни один мужчина не имеет права так выглядеть, тем более он!

— Дарси, я хочу тебе представить Кейна Каллахана. Его семья сделала состояние на речном транспорте, однако он прозорливый бизнесмен и решил вложить деньги в нашу компанию, — объявил Эдвард, подходя ближе вместе с Дарси. — Кейн, это Дарси О'Рурк.

Кейн взял руку Дарси и поцеловал в запястье. От одного этого прикосновения у нее остановилось дыхание. Хорошо, подумал Кейн, заметив ее реакцию, искра еще не погасла. Теперь нужно убедить эту строптивую женщину, что из такой искры может разгореться пламя настоящей любви.

— Очень приятно, дорогая, — сказал Кейн. — Мне всего лишь один раз в жизни довелось встречать подобную красоту.

— Интересно где? — рассмеялся Эдвард. — Я хочу знать, где можно найти женщину, которая сравнится с нашей очаровательной Дарси?

Нашей Дарси? Кейн почувствовал укол ревности. Это была его, а не наша Дарси! Мысль о том, что она принадлежала другому мужчине, сводила его с ума.

— Во время путешествия по Колорадо я встретил одну прекрасную молодую женщину, — начал рассказывать Кейн, не спуская с Дарси глаз. — Но даже ее природная красота кажется мне теперь лишь бледной тенью по сравнению с этой непревзойденной элегантностью.

Если бы Дарси могла исчезнуть без каких-либо последствий, она немедленно покинула бы и этот зал, и этот дом. Ее чувства закипали быстрее капли воды на раскаленной плите. Рой запретных воспоминаний кружился у нее в голове, лишая возможности думать.

— Я оставлю вас вдвоем, чтобы вы могли лучше познакомиться друг с другом, — сказал Эдвард. — Но не пытайтесь отбить у меня мою даму, мистер Каллахан, — шутливо пригрозил он напоследок.

Кейн улыбнулся про себя. Он не забыл, как Дарси поднимала голову, готовясь к перепалке с ним, как сверкали ее глаза, когда она сердилась. Сейчас она решила защищаться до конца и для этого противостоять хоть всему миру!

— Что ты здесь делаешь? — прошипела она. — Ты представал передо мной в стольких обличьях, что я не знаю, кого ты изображаешь на этот раз. — Она оглядела его с головы до ног. — Бывший судовладелец, заинтересованный в паровозах? О Господи, только не говори, что ты занимаешься расследованием деятельности компании Толберта!

— И да и нет, — улыбнулся Кейн.

— Мне нравится твой точный ответ, — нахмурилась Дарси.

— А мне нравится, как ты сегодня выглядишь, — произнес Кейн, — Это платье не скрывает ни одной из твоих прелестей.

Его действительно задевало, что она надела такой соблазнительный наряд ради Эдварда Толберта.

— Оно куда откровеннее тех, что ты носила в Денвере, — продолжал он. — Но никто, кроме меня, не знает, какая красота скрывается под…

— Замолчи, — оборвала его Дарси. — Я задала тебе вопрос, и не нужно думать, что ты сможешь отвлечь меня своей болтовней.

Похоже, она не собиралась изменять своему упрямству. Кейн ожидал этого, но все же надеялся, что она будет настроена менее враждебно.

— Так зачем ты приехал? — снова спросила девушка.

— Я приехал сказать, что люблю тебя, — прямо ответил Кейн. — Я говорил тебе это в Колорадо и повторяю сейчас.

Дарси растерялась. После того, что Ной рассказал ей о Мелани, после сговора Кейна с отцом ее отношение к его словам резко изменилось. Но он был спокоен и серьезен.

— Ты все еще не веришь мне? — угадал Кейн. — Или ты настолько упряма, что просто не хочешь поверить? — Он взял ее за подбородок. — Дарси, я люблю тебя.

Она отшатнулась от него. Ей понадобилось несколько секунд, чтобы восстановить дыхание.

— Ты негодяй, картежник и вор, а еще…

— Вор, картежник, негодяй, — исправил ее Кейн. — Кажется, ты отказалась от своей привычки все выстраивать по алфавиту.

— Это не важно, — отмахнулась она. — Все равно ты ни тот, ни другой, ни третий. Ты не настоящий. Твои слова не имеют никакой цены. Ты столько раз лгал мне, что я не увижу правду, даже если она превратится в каменную стену и обрушится мне на голову!

— Тогда поверь своим чувствам, — сказал он, подходя ближе.

Неожиданно огромный зал показался Дарси меньше спичечного коробка.

— Поверь тому, что чувствую я, когда обнимаю тебя, — прошептал Кейн. — Дай волю своим воспоминаниям.

Кейн обнял ее за талию и привлек к себе. Под звучащую в зале музыку он принялся кружить ее в танце, прижимая гораздо сильнее, чем принято.

— Прекрати, — приказала она дрожащим голосом.

— Прекратить что? — спросил он, наклоняясь к ее уху и касаясь его губами. — Остановиться и не танцевать? Или прекратить любить тебя? Первое я могу сделать, но второе никогда. Я хочу быть с тобой, хочу ласкать тебя, заниматься с тобой любовью, как тогда…

Мучительная догадка озарила Дарси.

— Тебя послал мой отец? — громко спросила она, резко отталкивая руку Кейна. — Патта заплатил тебе, чтобы ты снова очаровал меня и убедил вернуться домой, не так ли?

Дарси внимательно смотрела ему в лицо, стараясь найти подтверждение своей правоты.

— Можешь передать ему, — твердо заявила она, — что я не собираюсь возвращаться. Думаю, отец также заплатил тебе, чтобы ты проверил Эдварда Толберта, потому что боится соперничества с железнодорожными компаниями. Он просто грезит идеей обвинить их в коррупции и довести до банкротства.

Она была в своем репертуаре, ее воображение летело на всех парусах. Но на этот раз она почти не ошибалась: за последние две недели Кейн действительно провел тщательное расследование деятельности Эдварда Толберта.

— Твой отец очень скучает по тебе, — признайся Кейн, частично подтверждая ее слова.

— Я это знаю, — сказала Дарси. — Но он может не ждать меня. Тебя это тоже касается!

— Мы с Патриком думаем только о твоем благополучии, — сказал Кейн.

— О моем благополучии? — взорвалась девушка.

О, как ей хотелось избавиться от рук этого сероглазого подлеца! Одно его прикосновение — и в Дарси проснулись все те запретные желания, которые она хотела похоронить навсегда.

— Патрик любит тебя, и я тоже, — прошептал Кейн, обжигая своим дыханием ее щеку.

— Ты повторяешься. Но я не верила тебе раньше и не поверю сейчас. А так как я отказываюсь общаться и с тобой, и с отцом, вы оба, вероятно, придумали для меня новую пытку.

Кейн почувствовал, что начинает злиться. Все его благие намерения вести себя терпеливо и отнестись к Дарси с пониманием растаяли без следа под ее полным ненависти взглядом.

— Черт побери! — не сдержался Кейн. — Я стараюсь изо всех сил, а ты продолжаешь стоять, словно гранитная стена. Как мне пробиться к тебе?

— А как мне объяснить, что я больше не желаю тебя знать? — фыркнула Дарси. — Я прекрасно понимаю, что безразлична тебе. Ной поведал мне о твоем неудачном романе с Мелани, не помню, как там дальше. Твой брат сказал, что ты использовал меня, чтобы унять боль, причиненную ее отказом. Ты мучил меня точно так же, как она мучила тебя.

Наконец-то она высказала то, что было у нее на душе, и пусть он теперь попробует справиться с этим!

Лицо Кейна исказилось, словно от боли. Черт побери Ноя и его самый длинный язык на всем континенте! Будь его младший браг рядом, Кейн с удовольствием надавал бы ему тумаков. Так вот почему она так на него ополчилась. Неудивительно, что она отказывалась верить в его любовь.

Дарси радовалась, что наконец-то последнее слово осталось за ней. Она повернулась и хотела уйти, но натолкнулась на женщину, которая шла прямо к Кейну, не обращая внимания ни на кого вокруг.

— Кейн, — воскликнула незнакомка, — что ты делаешь в Сент-Луисе?

Каллахан проклял все на свете. Ну почему в самый ответственный момент его разговора с Дарси здесь появилась именно Мелани?

Дарси с любопытством рассматривала роскошную блондинку в открытом платье цвета красного вина.

— Нас не представили, — сказала Мелани, обратив наконец внимание на партнершу Кейна. — Меня зовут Мелани Бизли.

Внимательно изучив эту блистательную красавицу, девушка поняла, почему Кейн был так увлечен ею. Ее великолепная фигура, чувственное лицо и врожденная элегантность не могли оставить равнодушным ни одного мужчину. Многочисленные драгоценные украшения и модное платье еще сильнее подчеркивали то, чем мать-природа щедро одарила Мелани.

Одного взгляда на улыбку Мелани было достаточно, чтобы понять: она довела свое умение соблазнять до совершенства. Дарси не считала себя некрасивой, но она и подумать не могла состязаться с этой жрицей богини любви!

— Дарси О'Рурк, — кисло представилась она.

— О, Эдвард постоянно говорит о вас, — многозначительно улыбнулась Мелани, не сводя с Кейна своих светло-голубых глаз. — Похоже, он не на шутку увлечен вами.

Выдавив из себя вежливую улыбку, Дарси извинилась и оставила сладкую парочку наедине. Нет ничего удивительного в том, что Кейн не мог забыть эту даму. В ней сочеталось все, о чем мечтают мужчины, — красота, страсть, темперамент. По крайней мере о последнем свидетельствовали откровенные взгляды, которые Мелани бросала на Кейна. Похоже, миссис Бизли не уступает своему мужу, который, судя по слухам, не обделяет вниманием и других женщин, подумала Дарси.

Буквально через несколько минут Джонатан Бизли доказал ей, что эти слухи совершенно верны. После того как Эдвард представил их друг другу, Джонатан окинул девушку весьма очарованным взглядом. Она пыталась узнать о его инвестиционных планах, но он настойчиво переводил разговор на более фривольные темы. Дарси оставалось только теряться в догадках, как, имея такую жену, как Мелани, он может интересоваться другими. Видимо, супружеская верность не относилась к числу добродетелей семьи Бизли.

Дарси не удержалась и посмотрела в сторону танцующих вальс Кейна и Мелани, которая таяла в его объятиях. Если до этого она не была уверена в том, что они влюблены друг в друга, то теперь ее сомнения развеялись. Ах, ей никогда не сравниться с этой потрясающей блондинкой! Отец учил ее думать, старался дать хорошее образование, но в отношении обольщения мужчин она не имела никакого опыта.

Теперь она окончательно растерялась и даже перестала понимать, что чувствовала и чего хотела. Но ее желания и чувства не имели значения. Кейн получил женщину, о которой мечтал. Видимо, он знал, что встретит Мелани среди гостей Эдварда, и именно поэтому здесь появился.

Чем раньше она поймет, что напрасно переживает по поводу Кейна, тем лучше. Имей она хоть каплю здравого смысла, она немедленно вернулась бы к отцу. Тогда Кейну незачем было бы оставаться в Сент-Луисе, Хотя нет, он найдет себе занятие — снова вскружит голову своей прежней возлюбленной и уведет ее от мужа!

Черт побери, выругалась про себя Дарси, действительно пора вернуться домой. Глупо продолжать упрямиться. Она очень скучала по отцу, и их ссора угнетала ее. Они оба страдали достаточно, и пришло время простить Патрика. Возможно, Кейн был прав, и отец действительно очень беспокоился о ней, когда хотел насильно вернуть из Денвера. Просто он использовал для этого не те средства.

Дарси окончательно решила помириться с Патриком. Она сохранит свое место в компании «Толберт рейнроуд». Отцу это не понравится, но ей нужно как-то отвлечься от мучительных переживаний, возникших в конце концов и по его вине.

Глава 24

— Кейн, я скучала по тебе, — шептала Мелани, прижимаясь к его широкой груди. — Я всегда хотела только тебя. Ты знаешь это, не так ли?

— Неужели? — равнодушно спросил тот.

Он давно понял, что его связь с Мелани была безнадежной попыткой успокоить свою вечную жажду странствий, осесть на одном месте, но вместо настоящей любви он обрел лишь быстро проходящую страсть. Он никогда не мог понять, почему так и не решился жениться на ней, ведь Мелани любого умела заставить почувствовать себя мужчиной и справедливо считалась интересной собеседницей. Но при всей ее соблазнительности Мелани не обладала таким тонким интеллектом и такой силой духа, как Дарси.

Только теперь Кейн понял, как она ему дорога. Его влекло к ней не только ее тело, ее чувственность, но и душа. Ему нравилось быть рядом с ней. В последнее время он часто ловил себя на том, что даже думать пытается в алфавитном порядке! В сравнении с Дарси остальные женщины казались ему скучными и неинтересными.

— О, Кейн, не нужно делать вид, что ты не страдаешь из-за меня, — ворковала Мелани. — Знаю, я поступила с тобой плохо. Но что мне оставалось делать, ведь ты постоянно откладывал день нашей свадьбы! И тогда я совершила глупость, решив найти кого-то, кто тебя заменит.

— По-моему, тебе это удалось, — сказал Кейн, не глядя на нее.

Его взгляд был направлен в сторону Дарси и Джонатана Бизли. Этот повеса лип к девушке, как муха к сладкому пирогу! Им четверым следовало бы обменяться партнерами, подумал Кейн. По крайней мере он точно обнимал не ту женщину.

— Увы, это только внешнее впечатление, — призналась Мелани. — Джонатан совсем не такой, как ты, Кейн. Я хочу вернуть то, что связывало нас с тобой прежде.

Кейну пришлось бы ослепнуть, чтобы не увидеть приглашения, написанного на ее лице. Но он точно знал, что хотел вовсе не Мелани Брукс-Бизли.

Та заметила равнодушие, с которым Кейн отнесся к ее намекам, и это ее обидело. Все его внимание было приковано к той рыжей ирландке.

— Ты напрасно тратишь время и пытаешься заставить меня ревновать тебя к Дарси О'Рурк, — фыркнула Мелани. — Эдвард давно положил на нес глаз. Я слышала, их связывают не только деловые отношения. Хотя Дарси считает, что ее взяли на работу из-за потрясающих успехов в бизнесе, всем известно, почему именно она оказалась под крылышком Эдварда.

Кейн вздрогнул, услышав эти новости. Если Дарси нашла утешение в объятиях другого мужчины, он убьет ее. Она не имеет права предать его, потому что принадлежит ему и только ему одному. Это он научил ее искусству любви, это его тактику она использует, чтобы соблазнить своего напыщенного блондина!

Черт побери, они с Дарси прошли через настоящий ад, чтобы обрести рай в объятиях друг друга. Как она посмела отдаться этому Толберту! Кейн не мог даже подумать о том, чтобы прикоснуться к другой женщине после того, как Дарси ушла от него. Если это не доказывало его преданность ей, то что тогда?

— Мелани, давай проясним кое-что, — сказал он. — Я не хочу пополнять список твоих многочисленных любовников. Ты выбрала, с кем тебе спать, когда уехала в Сент-Луис. Так что занимайся своим мужем, который, обрати внимание, не менее Эдварда увлечен мисс О'Рурк.

— Какие любовники? — вспыхнула Мелани.

— О, не надо притворяться, — заметил Кейн с саркастической улыбкой. — У тебя их всегда хватало, даже когда ты считалась моей невестой. Если хочешь знать, вы с Джонатаном стоите друг друга.

С этими словами Кейн вышел на террасу и исчез в темноте. Мелани н задумчивости изучала рыжеволосую красотку, завладевшую вниманием ее мужа. Она прекрасно знала, что Джонатан не отказывает себе в удовольствии заводить любовниц, но она платила ему той же монетой. Что ж, нужно будет снова соблазнить Кейна Каллахана, чтобы показать ему, какую власть она все еще имеет над ним.

Он не хочет ее? Посмотрим, насколько сильна его воля! Она нарочно разрушит его легкомысленный роман с этой ирландкой. Кейн заслужил свое наказание!

Дарси мысленно готовила себя к тому моменту, когда они с Эдвардом окажутся у дверей ее дома. Он еще раньше заявил ей о своих планах, и после встречи с Кейном Дарси вдруг захотелось, чтобы Эдвард своими поцелуями избавил ее от мыслей об этом сероглазом дьяволе.

Она с готовностью подставила губы, когда Толберт наклонился и поцеловал ее, но потом начала сравнивать. Ей понадобилось всего мгновение, чтобы понять, насколько ей безразличны объятия Эдварда. Этот могущественный железнодорожный магнат не мог соревноваться с Кейном Каллаханом. Дарси поняла, что Эдвард никогда не заменит Кейна в ее сердце.

— Я хочу тебя, — прошептал Толберт, прижимая ее к себе. — Ты знаешь, что я тебя…

Дарси уперлась руками в его грудь.

— Эдвард, я не привыкла…

— Я знаю, — продолжал шептать он, — но я научу тебя…

— Ты меня не дослушал, — сказала Дарси, уворачиваясь от следующего поцелуя. — Я не думаю, что…

Но Эдвард не хотел отступать. Его губы требовательно прижались к ее рту.

— Достаточно! — крикнула Дарси. — Я хочу, чтобы ты меня выслушал!

— Дорогая, как долго ты будешь мучить меня? Чего тебе не хватает? Предложения выйти замуж? Оно твое, — в сердцах ответил Эдвард.

Дарси поняла, что вежливость здесь не поможет.

— Я не желаю оказаться в твоих медвежьих объятиях! — сказала она. — Поверь, я знаю, что это такое. И я хочу спать, потому что у меня был трудный день.

— Я готов предложить тебе лечь в постель со мной, — пробормотал Эдвард и снова попытался ее поцеловать.

Дарси толкнула его в грудь, но это только раззадорило Толберта.

— Не забывай о том, какое высокое положение я дал тебе в моей компании, — напомнил он. — И я могу уволить тебя в любую минуту.

Испытывая невыносимое отвращение, Дарси внимательно посмотрела на Эдварда.

— Ты хочешь сказать, что если я не пущу тебя к себе, то потеряю свою должность?

— Это сказала ты, а не я, — усмехнулся он. — Ты же не настолько наивна, чтобы считать, что я взял тебя ради твоего блестящего ума! Ведь я мужчина, и ты меня возбуждаешь.

— Спокойной ночи, Эдвард. Думаю, когда мы встретимся снова, тебе лучше держать себя в руках, — холодно сказала Дарси. — И если моя работав компании зависит от моего согласия удовлетворять твои похотливые желания, то я увольняюсь.

— Дарси, подожди… — крикнул Эдвард, но девушка уже вбежала в дом и захлопнула дверь перед его носом.

Он попытался открыть дверь, но услышал, как Дарси крикнула ему: «Убирайся!» Это он и сделал без особого промедления.

— Ты прекрасно с ним справилась, — сказал Кейн, выходя на середину погруженного в темноту холла.

Дарси едва не подпрыгнула на месте, услышав его густой баритон.

— Господи, да когда же я наконец избавлюсь от тебя? Как ты сюда вошел?

— Я же сыщик, — усмехнулся Кейн, — и лучше всего у меня получается шпионить.

Он испытал невероятное облегчение, услышав разговор, который только что произошел на крыльце. Слова Эдварда развеяли самые ужасные опасения Кейна. Дарси не спала с другим мужчиной, чтобы наказать его за то, что она считала предательством. Мелани Брукс соврала, по своему обыкновению.

Кейн направился к Дарси, но та бросилась в гостиную и зажгла лампу. Она боялась не темноты, а тех соблазнов, которые таила эта темнота, когда в ней находился он. Но она больше не уступит своим плотским желаниям и не станет играть роль козы отпущения!

— Твое задание выполнено, — сообщила она. — Я все обдумала и решила вернуться домой к отцу. Не нужно расточать на меня свой шарм, потому что вы победили, мистер Детектив. Я признаю свое поражение.

Кейн медленно приближался к ней, а Дарси так же медленно, шаг за шагом, отступала.

— Почему ты решила вернуться? Хочешь, чтобы отец защитил тебя от посягательств твоего любвеобильного босса?

— Нет, — возмутилась Дарси, — я сама могу позаботиться о себе.

В этот момент она уперлась спиной в стену и поняла, что идти больше некуда. Кейн надвигался на нее с неотвратимостью неизбежного. Он схватил ее за руки и прижал к своей широкой груди.

— Сегодня я уже получила свою порцию любовных признаний, и они меня не интересуют, — сказала она и указала пальцем на дверь. — Можешь пойти к моему отцу и получить свой гонорар. Всего доброго, мистер Каллахан, Уверена, Мелани ждет тебя, и вы прекрасно проведете время, наверстывая упущенное.

Кейн не ждал, что она сдастся без боя, но теперь ему стало казаться, что эта война никогда не кончится.

— Во-первых, я не взял от твоего отца ни цента после моего фиаско в Денвере, — сказал он.

— Нет? — удивилась Дарси.

Ее чувства пришли в смятение. Если он немедленно не выпустит ее, то она расплавится в его руках.

— Нет, — подтвердил он. — Мне не нужны деньги. Я никогда в них не нуждался, потому что мой отец был владельцем речного флота Миссури, Если хочешь знать, я богатый человек, но праздная жизнь никогда меня не привлекала. Во-вторых, я интересовался компанией Эдварда Толберта, потому что мы с твоим отцом решили инвестировать в нее деньги и хотели убедиться, что это солидное и надежное дело.

— Вы с отцом? — ахнула Дарси.

— Да, мы с твоим отцом, И в-третьих, я сделал это совершенно бесплатно, потому что Толберт, несмотря на свои романтические увлечения, честный бизнесмен и его моральные стандарты устраивают твоего отца.

— Все это очень интересно, — сказала она, пытаясь унять внутреннюю дрожь, — но в-четвертых, я хочу лечь спать. Завтра мне нужно будет начать собирать вещи. А тебе пора к Мелани. Она наверняка уже заждалась твоего возвращения.

— Забудь о Мелани, — нахмурился Кейн. — Я забыл о нем уже очень давно.

— Ной так не думает, — вскинула подбородок Дарси.

— То, что мой брат носит имя библейского героя, не означает, что все его слова — непреложная истина. Ему следовало заниматься своими делами и не совать нос в мою жизнь. Сейчас, например, он возвращается из поездки, во время которой задержал Оуэна Грейвза, причем, по-моему, потратил на это слишком много времени.

— Зачем ты рассказываешь мне об этом? — спросила Дарси, заметно нервничая под его внимательным взглядом. — Я действительно хочу, чтобы ты ушел и оставил меня в покое. А ты стоишь тут, и от твоих разговоров у меня болит голова.

— Я говорю все это, потому что нет никакой Мелани!

— Нет? А мне она показалась вполне реальной, — язвительно рассмеялась Дарси, — И желание отдаться тебе было написано у нее прямо на лбу!

— Разве я пришел бы сюда, если бы хотел быть с ней?

— Скорее всего она не смогла быстро уйти с бала и осталась дожидаться своего мужа, — принялась рассуждать Дарси. — Но я уверена, она сумеет убежать от него еще до утра. А ты пришел сюда, чтобы скоротать время до вашего долгожданного свидания.

Кейн не смог удержаться и начал хохотать. Воображение Дарси в очередной раз заслужило его восхищение. Она умудрялась выстраивать в один логический ряд совершенно несовместимые факты.

Кейн дотронулся кончиками пальцев до ее сверкающих волос.

— Твои рассуждения очень забавны.

Дарси отмахнулась от его руки, как от назойливого москита.

— Я хочу, чтобы ты убрался отсюда немедленно!

— А я хочу, чтобы ты любила меня вечно, — сказал он и обнял ее за талию.

— Любовь — это последнее, что ты хочешь получить от женщины! — бросила ему в лицо Дарси.

— Я люблю тебя, черт возьми! — не выдержал Кейн. — Что мне сделать, чтобы доказать тебе это?

— Надень камень на шею и прыгни с моста в реку, — прошипела она.

Кейн понял, что проиграл. Он знал, что Дарси могла быть упрямой до невозможности. Если он продолжит разговаривать с ней, она неизбежно втянет его в новую ссору. Ему не хотелось покидать ее, но у него не оставалось другого выхода. Она должна прийти к нему сама и по доброй воле. Только тогда они смогут нормально поговорить.

— Ты всегда настаиваешь на своем, — сказал Кейн и разжал руки, — Но сейчас я хочу сказать последнее слово. — Он отошел от Дарси, не спуская с нее глаз, — Мелани действительно предложила мне себя. Но когда я встретил ее сегодня, то понял, что всегда видел в ней лишь хорошенькую мордашку.

— А еще великолепную фигуру, царственные манеры и прекрасный вкус, — добавила девушка с нескрываемой горечью.

— Да, и это тоже, — честно признался Кейн. — Но я не любил ее. Я вообще не знал, что такое любовь, пока не встретил тебя.

Неожиданно он начал ходить взад-вперед.

— Ты думаешь, что в Денвере я провел тебя через ад, но не знаешь и половины всего, что творилось со мной. Я был вынужден играть свою роль, чтобы выполнить задание и вернуть тебя домой. И мне пришлось позволить тебе думать обо мне как о негодяе. Ты считала меня жестоким и ничтожным, и мне приходилось запугивать тебя, хотя я умирал от желания любить тебя и защищать.

Он повернулся и посмотрел ей прямо в глаза.

— Как бы ты чувствовала себя, если бы полюбила кого-то, кого заставляли думать о тебе только самое плохое? Ты не представляешь, через какие муки мне пришлось пройти. И я не мог сказать тебе правду, потому что не имел права предать интересы моего клиента, твоего отца. А когда ты услышала наш разговор, то не только посчитала меня лживым и вероломным человеком, но и разорвала отношения с отцом, который искренне о тебе заботится.

Кейн направил палец в ее сторону.

— Ты, упрямая девчонка, так сильно стремишься сохранить свою чертову независимость, что Патрику потребовалось просить о помощи меня. Ты не знаешь, но в мое задание входило также защищать тебя от многочисленных опасностей, которые действительно поджидали тебя в Денвере. Я же совершил только одно преступление — полюбил тебя. И, поверь, я сполна за него расплатился. Ты не веришь ни единому моему слову. Мне кажется, мой отец не зря говорил, что любовь ломает судьбы людей. Он знал это наверняка, потому что моя мать бросила нас, когда мы с Ноем были детьми. Она сбежала со своим любовником. Пока отец налаживал свой бизнес, мы переезжали с ним с места на место, и с тех пор я привык к кочевой жизни. И когда наконец я решил завести семью и перестать блуждать по свету, как одинокий волк, Мелани променяла меня на Джонатана Бизли, который мог дать ей все то, к чему она привыкла.

Кейн не знал, зачем начал рассказывать ей все это. Дарси молча смотрела, как он протаптывает дорожку в ее гостиной. Она смотрела, словно… он не знал что!

— А потом появилась ты вместе со своим упрямством и нежеланием ничего слушать. Я много раз рисковал жизнью ради тебя, а взамен получил ненависть, недоверие и презрение. И если любовь к женщине действительно приносит только разрушение, то лучше я вернусь в Индепенденс и стану отшельником. Клянусь Господом, я совершенно не уверен, что женщины заслуживают тех бед, которые терпят ради них мужчины!

Впервые Дарси поняла, что пришлось испытать Кейну. Уход матери оставил в его душе незаживающие раны, а предательство Мелани только укрепило недоверие к женщинам.

А она сама, хоть и полюбила Кейна, считала его негодяем и оставила ради эгоистического желания защитить свое собственное кровоточащее сердце. Они оба наделали много ошибок, но продолжали любить друг друга.

Кейн тяжело вздохнул. Он ждал, что Дарси скажет… хоть что-нибудь! Но та, всегда с готовностью вступавшая с ним в словесную перепалку, молча смотрела на него своими изумрудно-зелеными глазами.

— Утром я сообщу Патрику, что ты возвращаешься, — сказал он, направляясь к двери. — Похоже, ты ненавидишь меня еще сильнее, чем я ожидал. Я сделал все, чтобы завоевать твою любовь и уважение, но ты, видимо, не нуждаешься ни в чем, что я могу тебе дать.

Он остановился в дверях и бросил взгляд на замершую на месте Дарси.

— Я ухожу из твоей жизни, раз ты этого так хочешь. Действительно, ты много раз просила оставить тебя одну.

Дверь захлопнулась, словно после последнего слова была поставлена точка.

Одну… Это слово эхом разнеслось по всему дому.

Девушка с трудом перевела дыхание. Признания Кейна вызвали у нее сочувствие. А она стояла и слушала их как бесчувственная дура! Нет, она не могла позволить ему уйти, думам, что она его не любит. Ей было трудно выразить то, что переполняло сейчас ее душу. Но слова любви уже порхали у нее на губах, и если она не скажет их Кейну, он уйдет от нее навсегда!

Дарси в панике бросилась к двери, но экипаж Кейна уже уехал. Испугавшись, что ей не удастся догнать его пешком, она подбежала к лошади, которую увидела неподалеку у соседней гостиницы, вскочила в седло и помчалась за экипажем.

Как странно, подумала она и улыбнулась. Ей почти все время приходилось убегать от Кейна, а теперь она гонится за ним и боится потерять.

Она действительно рискует отстать, если этот чертов экипаж будет продолжать двигаться с такой скоростью! Дарси облегченно вздохнула, когда увидела, что Кейн остановился у самого роскошного отеля Сент-Луиса. Слава Богу, теперь она знает, где его искать!

На ходу она обдумывала свои слова. Она объяснит, почему так долго не верила в его искренность и расскажет о предательстве Майкла. Ей нелегко говорить об этом, но Кейн должен знать всю правду.

Подъехав к отелю, Дарси спешилась и вбежала в вестибюль. Она подошла к служащему, опросила номер комнаты Кейна и, подобрав юбку, побежала по лестнице, перепрыгивая через ступеньки.

Впереди ее ждал решающий разговор. Она позволила себе поверить, что Кейн действительно любит ее. Теперь настала ее очередь убеждать его в том, что без него она никогда не будет счастлива. И лучше бы ему на этот раз сказать ей правду, потому что еще одной лжи она просто не вынесет!

Обессилев от пережитых страданий, Кейн вошел в темную комнату и, натыкаясь на мебель, направился к окну, чтобы зажечь лампу. Но когда свет вспыхнул, он в изумлении замер на месте.

— Мелани… — прохрипел он, увидев в своей кровати нежданную гостью.

— Кейн… — соблазнительно улыбнулась она в ответ и протянула к нему обнаженные руки.

В этот момент дверь распахнулась и в комнату влетела Дарси. Представшая ее взору сцена не предназначалась для ее бурного воображения. Земля разверзлась у Кейна под ногами. Вряд ли удастся объяснить ей, что происходит здесь на самом деле.

Обнаружив Мелани в кровати Кейна, Дарси почувствовала тошноту, Она смотрела на Мелани, та смотрела на нее.

В этот момент в голове у Кейна проносились сотни слов, ни одно из которых не могло бы успокоить Дарси.

— Черт побери, — наконец сказал он и понял, что еще мгновение, и он потеряет ее навсегда.

Глава 25

Кейн мог поклясться, что на всю оставшуюся жизнь запомнит слезы, застывшие в глазах Дарси. Она последовала за ним в отель, и это означало, что она начала верить ему Но теперь ее переполненные болью взгляды убивали Кейна.

Мелани с улыбкой наблюдала за тем, как меняется лицо Дарси. Нет никаких сомнений, эта маленькая шлюшка очарована Кейном и пришла предложить ему себя. Но ей придется подождать! Мало мужчин могли сравниться с Кейном Каллаханом, и Мелани была полна решимости заполучить его на сегодняшнюю ночь. Она все спланировала в тот момент, когда Кейн ушел с бала. Как только Джонатан задремал, она выскользнула из дома. Найти отель, где остановился Кейн, не составило никакого труда, и в ожидании его возвращения она забралась в кровать.

Мелани не пришло в голову, что к Кейну может прийти кто-то еще, но ей показалось, что эта рассерженная ирландка не задержится надолго и оставит Кейна в ее объятиях.

Дарси была оскорблена до глубины души. Она молча развернулась и хотела уйти. Да сгорит Кейн Каллахан в аду за свою ложь! Она снова поверила в его любовь и пришла сказать, что отдает ему свое сердце, а застала его с любовницей, совсем как тогда, в Филадельфии, она застала Майкла Дюпри! Значит, Кейн решил помучить ее своей ложью еще раз, прежде чем вернуться к Мелани.

Она сделала шаг к двери, но Кейн бросился к ней, схватил за руку и вернул обратно в комнату.

— Я не знал, что застану здесь Мелани, — сказал он, глядя в ее побледневшее лицо.

— Я тебе не верю, — почти беззвучно прошептала Дарси.

— Мелани, скажи ей, — потребовал Кейн не оборачиваясь.

Он почему-то подумал, что если оторвет взгляд от Дарси, то та исчезнет как дым.

Мелани прикрыла грудь простыней и театрально вздохнула:

— О дорогой, не понимаю, зачем ты требуешь, чтобы я сказала неправду. Ведь Дарси скорее всего знает, что происходит и всегда происходило между нами.

Кейн никогда не бил женщин, но теперь едва сдержался, чтобы не ударить Мелани по ее лживым губам! Видимо, из чисто женского тщеславия она решила отомстить и отнять у него Дарси. Нет, он этого не допустит!

— Она лжет, — сказал он.

— Здесь многие лгут, — сверкнула глазами девушка.

— Дарси, я люблю тебя, — простонал Кейн. — И мне все равно, что об этом узнает весь свет, а особенно Мелани, которая никак не найдет то, что ей нужно, не только в постели своего мужа, но еще и во многих других.

Услышав эти слова, Мелани рассерженно вскрикнула. Теперь ей еще сильнее захотелось испортить Кейну отношения с этой рыжей дурочкой.

— Не верь ему, — с горечью сказала она. — Я больше года ждала, когда он вернется. Бог знает, откуда и куда он ездил, Бог знает зачем. Он не в состоянии усидеть на месте и разобьет твое сердце. Если у тебя есть хоть капля мозгов, беги от него, пока не поздно!

Дарси растерялась. Мелани предупреждала ее, что Кейн никогда не научится хранить верность своей возлюбленной.

Ей нужно было уйти, однако под умоляющим взглядом серо-стальных глаз Дарси не могла сдвинуться с места.

— Оденься, Мелани, — приказал Кейн. — Между нами давно все кончено. А теперь иди к своему мужу. Я не хочу видеть тебя здесь.

Оскорбленная Мелани завернулась в простыню и бросилась переодеваться за ширму. Через несколько минут она уже выходила из номера.

— Дарси О'Рурк, ты горько пожалеешь, если останешься, — сказала миссис Бизли, высоко подняв голову. — Если ты ждешь, что получишь больше, чем ночь удовольствия, то сильно ошибаешься, потому что его невозможно удержать. А если ты останешься, то заплатишь за свою глупость. Я сделаю так, что слух об этом облетит весь город. И не удивляйся потом, что это приятное свидание будет стоить тебе места в компании Эдварда.

Высказав свои угрозы, Мелани быстро вышла вон.

Дарси смотрела то на опустевшую кровать, то на Кейна, на лице которого за последние пять минут не дрогнул ни один мускул.

— Люди меняются, — тихо сказал он, отпуская руку Дарси. — Мелани не стоит того, чтобы менять из-за нее свою жизнь, почему она и не могла удержать меня. А ты можешь, и ради тебя… — он коснулся рукой ее лица, — ты разожгла во мне огонь, который я не хочу тушить.

Кейн вынуждал ее дать ответ и умирал от страха, что инцидент с Мелани помешает Дарси действовать так, как подсказывает ей сердце.

Он провел пальцем по ее бархатистым губам.

— Решай, что ты сделаешь, уйдешь или останешься. Ты знаешь, я люблю тебя. А ты?

Дарси молча взглянула ему в глаза. Искренность Ксйна растопила лед в ее душе. Она увидела его растерянность и чувствовала, что небезразлична ему.

Пожалуй, они смогут начать новую жизнь, в которой доверие друг к другу будет таким же естественным и необходимым, как воздух, которым они дышат.

— Отвечай же! — взмолился Кейн, потому что затянувшееся ожидание лишало его сил.

— Я сделаю то, что должна была сделать гораздо раньше, — ответила Дарси.

— Я боялся, что ты это скажешь, — упавшим голосом произнес Кейн.

Он неправильно понял ее слова и решил, что Дарси оставляет его навсегда. Тогда он вытащил из кармана своего бархатного пиджака револьвер и протянул его девушке.

— Возьми, — сказал он, — и положи конец моим страданиям. Тогда, надеюсь, мы оба получим успокоение.

— Спасибо, мне это очень нравится, — вежливо ответила она и направила револьвер прямо ему в грудь. — А теперь, мистер Детектив, раздевайтесь.

Кейн судорожно вздохнул и уставился на Дарси. Та дотронулась стволом до лацкана его сюртука.

— Раздевайся немедленно, — приказала она, и на ее лице появилась дьявольская улыбка.

Видя, что он не выполняет ее приказ, Дарси больно ткнула его дулом в грудь.

— Я хорошо умею обращаться с этой штукой, поэтому делай, что тебе сказано!

— Ты хочешь представить все как самозащиту? — с горечью спросил Кейн. — Если я буду без одежды, ты заявишь, что я хотел изнасиловать тебя. А учитывая твое бурное воображение, могу представить, какую интересную и захватывающую историю ты расскажешь шерифу.

Дарси схватила сюртук за воротник и сорвала его с Кейна. Она, не глядя, отбросила его в сторону, и Кейн подумал, что такое обращение с одеждой не типично для той, у которой порядок всегда стоит на первом месте.

— Теперь рубашку, — безапелляционно заявила Дарси.

— Иногда ты доходишь до крайности, — пробормотал Кейн.

Он был уверен, что она решила запугать его, как он запугивал ее, когда похитил.

— Брюки и ботинки, — продолжала Дарси.

— Вообще-то правильнее было сказать ботинки и брюки. Во-первых, это по алфавиту, а во-вторых, так удобнее снимать, — справедливо заметил Кейн.

Когда он остался без одежды, Дарси указала ему на кровать:

— Ложись!

— Нет, я бы предпочел принять смерть стоя, если ты не возражаешь.

— Возражаю, — сказала она, — ложись и привяжи себя к кровати вот этим. — Она бросила ему свой длинный шарф. — У тебя должно хорошо получиться, ведь ты отрабатывал этот прием на мне.

— Дарси, тебе не кажется, что уже достаточно…

— Выполняй! — крикнула она и взмахнула револьвером.

Он выполнил ее приказ. Кейн знал, что бесполезно спорить с заряженным «кольтом», особенно когда он в руках такой неуравновешенной женщины, как Дарси О'Рурк.

Когда Дарси увидела, что он лежит с привязанными к спинке кровати руками, как лежала она в хижине в горах, она отложила револьвер в сторону и начала очень медленно снимать с себя платье. Кейн застонал, когда облако золотистого шелка взлетело вверх, открывая его жадному взору обнаженное тело Дарси.

Так вот какую предсмертную пытку она придумала для него, догадался Кейн. Видеть ее наготу и не иметь возможности дотронуться до нее было для него хуже смерти.

— А теперь, мистер Детектив, — сказала Дарси, подходя к нему, — я покажу вам, зачем держала вас на мушке и привязала к кровати!

Она коснулась губами его сосков, вырвав громкий стон из его груди. Ее руки скользили по его телу, вызывая у него ощущения, от которых внутренности сжимались, как под прессом. Она покрывала его плоть влажными поцелуями, и они горели на его коже, словно следы от пыточных углей. Она дразнила и возбуждала его своими ласками, заставляя тело плавиться на медленном огне.

Наконец-то Дарси получила Кейна в свое полное распоряжение. Она могла трогать и ласкать его, как хотела, а его ласки и поцелуи не отвлекали ее от этого занятия.

— Повтори то, что говорил мне прежде, — потребовала она.

— Нет, — прохрипел Кейн. — Я отказываюсь умирать, признаваясь тебе в любви. Я пробовал много раз, но это не принесло мне ничего хорошего.

— Тогда я скажу. — Дарси приподнялась на локтях и посмотрела на его искаженное муками лицо. — Я люблю тебя, Кейн Каллахан. Я любила тебя раньше и люблю сейчас. Даже если Мелани или сотня других женщин заберут тебя у меня, я не перестану тебя любить. Никто не сможет заменить тебя в моем сердце.

Ее рука спустилась на низ его живота.

— Ты знаешь, что это правда, — продолжала Дарси. — Я пыталась забыть тебя, но у меня ничего не получилось. Я едва вынесла прикосновение Эдварда Толберта, потому что мечтала только о тебе.

В ее изумрудных глазах светилась любовь. Именно это выражение лица он видел на ранчо в горах, когда Дарси вдруг перестала плескать на него воду, а он не смог понять, что происходит. Значит, это была любовь!

— Отпусти меня, Дарси, — попросил он, имея в виду свои связанные руки.

Она замотала головой, отчего волна рыжих волос прошуршала по его груди.

— Я никогда не отпущу тебя, — улыбнулась она. — А теперь ты скажешь, что любишь меня, или мне придется выбивать из тебя признание под пытками?

— Делай со мной что хочешь, — простонал он.

— Я надеялась, что ты именно так и ответишь.

О, что она делала с ним! И как он хотел сделать с ней то же самое! Но шарф прочно держал его руки, и, как он ни крутился, освобождение было недоступно.

Это конец, подумал он. Ему придется сгореть заживо на том огне, который она разожгла в нем. Дерзкие и требовательные ласки Дарси возбуждали его до предела.

— Дарси… прошу тебя… — задыхаясь, прошептал Кейн.

— Просишь что? — Она соблазнительно рассмеялась.

— Развяжи меня.

— Зачем? — безжалостно дразнила его девушка.

У него не осталось сил ждать, когда он сможет прикоснуться к ней.

— Потому что ты показала мне свою любовь, а теперь я хочу показать тебе свою.

Он застонал, потому что ее руки вновь пробежали по его телу.

— Но и еще не закончила, — ответила она.

И она снова продолжила свою изощренную и сладострастную пытку, заставляя его метаться в бессильном желании большего.

— Иди ко мне, — прошептал он, измученный ее ласками, Дарси опустилась на него сверху. Она была так близко и одновременно так далеко, что это сводило его с ума. Когда она начала двигаться на нем в выбранном ею самой ритме, Кейн выгнулся навстречу. Дарси обхватила руками его бедра и прижала к себе. И тогда он почувствовал, что невероятной силы взрыв избавляет его от того внутреннего давления, которое, казалось, вот-вот заставит его тело разлететься на части.

Дарси легла на него, вытянувшись в струнку, и прижалась лицом к его шее. Она не ожидала, что сможет так его возбудить. Она хотела запечатлеть в своем мозгу и в своей душе его прекрасный образ, чтобы он помогал ей ждать его из длительных путешествий. И еще она надеялась, что эта ночь заставит его возвращаться к ней снова и снова.

Но его стоны и ощущение его тела пробудили в ней самой эротические желания, требующие немедленного выполнения. Она хотела очутиться в его объятиях, и когда Дарси развязала шарф, Кейн прижал ее к своей груди.

— Скажи мне, что это было? — прошептал он. Дарси посмотрела ему в глаза и улыбнулась.

— Хотя я не единственная женщина, которую ты…

Он прижал палец к ее губам.

— Я не помню никого, кроме тебя, — тихо сказал он.

— Хорошо, но это был первый раз, когда женщина связала тебя и…

— Свела меня с ума? — закончил он за нее. — Пожалуй, ты сделала даже больше. Каждый день, что я провел без тебя, твой образ выжигал из моей памяти другие воспоминания, оставляя только то, что связано с тобой.

— Это правда? — с надеждой спросила она, заглядывая в его бездонные глаза. — А если Мелани сейчас войдет в эту комнату?

— Я скажу ей, что она ошиблась дверью, — серьезно ответил Кейн. — Мне нужна только ты.

— А если во время очередного путешествия твое внимание привлечет какая-нибудь красотка? — продолжала допытываться Дарси.

Кейн удивленно вскинул брови:

— Кто сказал, что я собираюсь оставлять тебя, когда вокруг ходят всякие Толберты и Бизли?

Дарси рассмеялась.

— Значит, ты не уедешь от меня?

— Ни за что, — искренне ответил Кейн, целуя ее в подбородок. — Моя деятельность сыщика закончена. Ты сказала, что любишь меня, и больше я тебя не отпущу. Теперь тебе не избавиться от меня, и я хочу, чтобы ты ушла из компании, потому что твой босс имеет на тебя виды, а я не желаю делиться с ним тем, что принадлежит только мне.

Дарси боялась понять то, что он только что сказал ей. Кейн хочет оставить свою работу ради нее? И просит ее сделать то же самое? Это совершенно невероятно!

— Но что мы станем делать с таким количеством свободного времени? — спросила она.

Странная улыбка тронула его губы.

— Какое свободное время? У тебя его не будет.

Его взгляд возбуждал ее и манил к себе, обещая бездну наслаждения.

— А теперь, любимая, я хочу научить тебя тому, чего ты еще не знаешь. Искусство любви беспредельно.

— Я не хочу получить от тебя то, что ты давал другим женщинам, — упрямо заявила она.

Кейн вздрогнул. Неужели она действительно ревновала его даже к его прошлому? Он взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал в губы.

— Дарси, есть вещи, которые человек не в силах изменить, как бы он ни старался. Одна из таких вещей — это прошлое и все, кто были его участниками. Прежде чем ты появилась в моей жизни, я метался по свету, не зная покоя. И еще я не могу изменить то, что произошло в Денвере, Я проклинаю задание Патрика и одновременно благословляю его, потому что иначе я не встретил бы тебя. Когда мы впервые занимались любовью, я попросил тебя выйти за меня замуж. Поверь, еще никогда я не был так серьезен, как в тот момент. Я собирался уехать вместе с тобой, а уже потом вернуться и выполнить задание твоего отца. Но ты была упряма, невзирая на обстоятельства.

— Признаюсь, упрямство — мой самый большой недостаток.

Дарси вздохнула, тронутая его очередным искренним признанием. Теперь пришла ее очередь объяснить ему, почему она относилась ко всем его словам с недоверием и цинизмом.

— Я боялась, что ты обманывал меня, когда говорил о женитьбе. Однажды, еще давно, я полюбила одного человека. Я была совсем юной и глупой и не понимала истинных причин, по которым он за мной ухаживал. Он сделал мне предложение, но когда я пришла всего дом, чтобы отдать ему себя…

Услышав, как задрожал ее голос, Кейн понял, что его догадка оказалась верна. Тот мужчина предал се. У Кейна сжалось сердце при мысли, что Дарси собиралась отдаться другому. Неожиданно он понял, что тоже ревнует ее к ее прошлому.

— …в его кровати лежала другая женщина, — договорила Дарси, собравшись с силами. — Позже я узнала правду о том, почему он завел со мной роман. Майкл и его любовница жили на деньги, которые он брал у богатых невест для своих якобы инвестиций. Кстати, его партнерша то же самое проделывала с соблазненными ею мужчинами.

Девушка покраснела от стыда, вспомнив, какой глупой и наивной она была.

— Я начала трудиться в компании отца, чтобы вернуть те деньги, которые дала Майклу. Я не смогла рассказать папе о том, что со мной случилось, и решила хотя бы возместить денежные потери.

— Кто такой Майкл? — спросил Кейн.

— Теперь это уже не важно, — уверила его Дарси. — Я хотела, чтобы ты понял, почему я была так осторожна и не доверяла тому картежнику и аферисту, которого встретила в Денвере.

— Все-таки скал, кто такой Майкл? — настаивал Кейн.

— Майкл Дюпри, если тебе так интересно, — поморщилась Дарси.

Кейн рассмеялся и сел на кровати.

— Майкл Дюпри из Филадельфии? — уточнил он.

— Ты его знаешь?

— О да!

Кейн старался не смотреть Дарси в глаза. Он сомневался, нужно ли посвящать ее в пикантные детали этого правительственного задания. Не стоило будоражить чувства Дарси и рассказывать ей о том, что он использовал одну из любовниц Майкла для сбора доказательств деятельности четы Дюпри.

— Во время войны твой знакомый Майкл решил начать зарабатывать деньги другим способом. Он и его подруга шпионили в пользу южан, естественно, не бесплатно. Их поймали в Пенсильвании и судили. Думаю, мы еще долго ничего о них не услышим.

Дарси обрадовало, что Майкл получил по заслугам. Этот человек действительно не имел совести, разрешился на предательство всего лишь из-за привычки к роскоши.

— Дарси! — Голос Кейна вывел ее из задумчивости.

— Да? — ответила она взмахом ресниц.

— Я люблю тебя и хочу провести с тобой всю свою жизнь. Однажды я просил тебя выйти за меня замуж, но ты отказала. Теперь я снова прошу тебя. Но не из-за того, что наши занятия любовью похожи на волшебство, хотя это так, а потому, что когда я вижу тебя, передо мной раскрывается новый мир.

Дарси почувствовала, как все неприятные воспоминания о прошлом съеживаются и начинают казаться сущим пустяком по сравнению с теми восхитительными ощущениями, которые подарят ей ласки Кейна. Еще никогда она не была такой любимой, такой желанной и нужной.

Ее руки обвились вокруг его шеи, а губы приоткрылись, предлагая любовь, которая отныне принадлежала только ему. Неожиданно для нее перестали иметь значение те женщины, которые были у него в прошлом, потому что он сам забыл о них навсегда.

— Я люблю тебя, — прошептала она, и эти слова шли от самого сердца.

— Это значит да?

— Да, — подтвердила она.

Он крепко сжал ее в своих объятиях, словно боялся выпустить хоть на мгновение.

— А что это за новые тайны любви, о которых ты говорил? — вдруг спросила Дарси.

— Ты спрашиваешь об искусстве любви О'Рурк и Каллахана?

— Каллахана и О'Рурк, — машинально поправила она.

— О да, — тихо засмеялся он, гладя ее щеку. — Наша любовь охватывает весь диапазон от А до Я, не пропуская ни одной буквы.

Дарси поняла, что Кейн стремится добиться совершенства во всем и, будучи исследователем по натуре, знает, как искать новые способы возбуждения страсти. И он доказал ей это!

Он улавливал каждое возникавшее в ней ощущение и доводил его силу до немыслимых высот. Он дразнил ее, нашептывая о своих намерениях и заставляя ее плоть дрожать и молить его выполнить все, что он обещал.

— Не сейчас, любимая, — услышала она. — Я только начал наше путешествие по словарю наслаждений.

— Кейн, — простонала Дарси, — почему ты мучаешь меня, когда я так тебя хочу?

— Потому что я безумно люблю тебя, — ответил он. Если бы Дарси не была так сильно поглощена своим желанием, она рассмеялась бы от счастья, услышав эти слова. И когда он вошел в нее, она встретила его с радостью. Их тела то прижимались друг к другу, то удалялись, синхронно пульсируя и обмениваясь непередаваемыми ощущениями.

Дикий, необузданный восторг заставил Дарси изогнуться навстречу Кейну в безудержном порыве и впитать удовольствие до последней капли. Каждый раз в минуты близости с Кейном она испытывала ни с чем не сравнимое наслаждение.

Кейн смотрел на довольную улыбку Дарси и чувствовал, что его снова охватывает желание. Эта ночь, ночь тайных признаний и взаимных откровений, была компенсацией за все те мучительные часы одиночества, которые он провел, изводя себя страхами и опасениями, что утратил ее навсегда. Он хотел ее так же естественно и инстинктивно, как хотел жить. Любовь к ней и осознание того, что она тоже любит его, стали главной целью его существования.

Дарси поняла, что ее жажда наслаждений бесконечна и требует еще большего, когда Кейн снова недвусмысленно прижал ее к себе. Для них двоих окончание любовной игры означало лишь переход к началу следующего, еще более захватывающего приключения. Когда Кейн возобновил свои непревзойденные ласки и поцелуи, Дарси в очередной раз растаяла в огне его безудержной страсти.

Их сердца бились в унисон, их любовь, прошедшая испытание трудностями и недоверием, расцветала все больше и больше с каждой минутой…

Но трудности и смертельные испытания уже выжидали момент, чтобы обрушиться на них снова. Если бы Кейн обладал даром предвидения, он, вероятно, не заснул бы в эту ночь таким безмятежным сном.

Глава 26

Кейн проснулся, когда яркий луч солнца коснулся его век. Он открыл глаза, и его душа переполнилась счастьем, когда он увидел прекрасную женщину, тихо спящую рядом с ним. Он молча наслаждался созерцанием ее красоты и вспоминал те недавние события, которые изменили его судьбу.

Было время, когда охотничий азарт заставлял его убегать из дома, где он мог вести спокойную жизнь. Но теперь он открыл для себя куда большее наслаждение в обладании этой блистательной красавицей, затмившее собой вечную погоню за опасными преступниками. Он мог честно признаться, что теперь в его жизни осталась только одна цель — сохранить свою любовь, для завоевания которой он приложил столько усилий. После многих лет поисков он наконец нашел родственную душу…

Дарси сладко потянулась рядом, и он встретил ее пробуждение поцелуем. Кейна поразило снизошедшее на него умиротворение. Любовь и нежность переполняли его до краев. Когда Дарси улыбнулась ему своей дерзкой улыбкой, он мог поклясться, что солнце начало светить в два раза ярче!

— Кажется, сегодня с утра у тебя очень хорошее настроение, — игриво заметила она и прижалась к Кейну всем телом.

Он обнял ее, но когда руки Дарси заскользили по его коже, он вынужденно отстранил их.

— Мое настроение стало бы еще лучше, если бы мы могли весь день заниматься тем, чем занимались ночью. Но увы, у нас нет на это времени, — сказал он, целуя се в губы.

В ответ Дарси начала ласкать самые сокровенные места.

— Перестань, — простонал Кейн. — Я не могу думать, когда ты так возбуждаешь меня, а сейчас я стараюсь быть серьезным.

— Мне больше нравится, когда ты этого не делаешь, — сказала она, театрально надувая губки.

— Меня ждет твой отец. Ной выследил Оуэна Грейвза и, судя по телеграмме, должен привезти его сегодня утром. И еще: будет лучше объявить о нашей свадьбе до того, как твоя подружка Мелани начнет распускать свой ядовитый язычок и рассказывать всем о том, кто провел ночь в моей комнате.

— Моя подружка Мелани? — воскликнула Дарси и возмущенно встряхнула головой, отчего по комнате рассыпались миллионы искр отраженного от ее сверкающих волос солнечного света. — Ты забыл, кто, придя сюда, обнаружил кого и в чьей кровати?

Кейн хитро улыбнулся и потянул на себя простыню, чтобы снова полюбоваться ее совершенным телом.

— Давай не будем забывать, кто остался, а кто ушел отсюда ни с чем. А теперь одевайся, болтушка!

Дарси недовольно вздохнула, но начала одеваться. Позже она обязательно найдет способ компенсировать то, что ее вынудили погасить импульсивные желания! Еще никогда она не чувствовала такой свободы в выражении своей любви, и это новое ощущение наполняло ее счастьем.

— Ты сердишься? — спросил Кейн, глядя, как Дарси ходит по комнате в поисках разбросанных прошлой ночью предметов туалета.

— Вне себя, — ответила та и показала ему язык. — Не думай, что тебе сойдет с рук эта выходка. Будешь продолжать в том же духе, в один прекрасный день обнаружишь себя привязанным к кровати навсегда!

— Я прослежу, чтобы ты выполнила свою угрозу, — улыбнулся он.

Дарси тоже улыбнулась ему, их глаза встретились, и вспыхнувшее желание стало таким сильным, что казалось, в воздухе засверкали молнии.

— В полдень я получу разрешение на свадьбу, — пообещал Кейн.

— А я куплю побольше веревок, — недвусмысленно заявила девушка.

Кейн рывком соскочил с кровати и начал одеваться. Впереди его ждал наполненный хлопотами лень, который он проведет в нетерпеливом ожидании грядущей ночи любви. Черт, если бы не все эти условности, он прямо сейчас потащил бы Дарси к алтарю. Обстоятельства постоянно были против них, но теперь у Кейна появилась надежда, что Дарси станет его навсегда. И когда в следующий раз она проснется с желанием заняться любовью, ему не придется ей отказывать. Он целый месяц мечтал о том, чтобы она пришла к нему, а когда это случилось, он вынужден встать и уйти, черт бы все побрал!

Патрик вздохнул с невероятным облегчением, когда нагруженная вещами Дарси появилась в его гостиной. За ее спиной стоял Кейн, изнемогающий под тяжестью сумок и чемоданов, но на его лице было написано такое откровенное удовольствие, что Патрик мгновенно догадался, чем оно вызвано. Естественно, эта догадка не вызвала восторга у ирландца, но он поспешил навстречу дочери, чтобы поцеловать ее и заключить в отцовские объятия.

— Господи, как я рад, что ты вернулась, — пробормотал мистер О'Рурк, снова целуя ее в лоб. — Надеюсь, это означает, что я прощен. Знаешь, я хотел…

Дарси не сумела ничего ему сказать, потому что отец прижал ее лицо к своей груди так, что она едва могла дышать.

— Она вернулась, но не останется здесь, — ответил за нее Кейн. — Ваша дочь согласилась сегодня же выйти за меня замуж.

— Не останется? — ахнул Патрик. — Да она же только что пришла! За последние пять месяцев мы не провели вместе и дня. Кроме того, я твердо намерен устроить настоящую свадьбу и сделать все как положено. Мою единственную дочь я должен выдать замуж по всем правилам!

— Мне кажется, скромная свадьба — это то, что нужно, — заметил Кейн, поглядывая на счастливое лицо Дарси. — Я и так уже слишком долго ждал.

По-моему, ты вообще не ждал, хитрец ты эдакий, подумал про себя Патрик, но вслух твердо заявил:

— Нет.

— Патрик… — Кейн с осуждением взглянул на своего будущего тестя.

Громкий стук в дверь положил конец этому еще не начавшемуся спору. Патрик выскочил в прихожую и впустил нетерпеливых посетителей, На пороге появился мрачный Оуэн Грейвз в сопровождении сияющего, словно медный пятак, Ноя и как всегда невозмутимого Гидеона Фокса. Руки Оуэна были закованы в наручники.

— Я решил, что вы, наверное, захотите спросить у Грейвза о тех деньгах, что он украл со счетов в Денвере, — заявил Ной и с гордостью улыбнулся своему брату. — Я в точности следовал инструкциям, которые ты мне прислал. Он нашел новую работу в Небраске. Когда я вышел на его след, он даже особо не сопротивлялся. Мы вполне мирно доехали сюда на поезде.

Кейна рассмешило явное разочарование, сквозившее в последних словах Ноя.

— Ты отлично со всем справился, братишка, — подбодрил он брата.

— Спасибо, — просиял Ной. — Мне повезло, что у меня самый лучший учитель, который…

Ной совершил грубейшую ошибку, переключив все внимание на Кейна, и Оуэн не преминул этим воспользоваться. В мгновение ока преступник оказался на противоположной стороне гостиной, обхватил шею Дарси закованными в наручники руками и развернулся лицом к выходу, прикрываясь девушкой, как щитом.

Кейн хотел схватить Оуэна, но побоялся рисковать жизнью своей невесты. Все произошло так быстро, что остальные практически ничего не успели понять.

— Ной, ты забыл о самом главном правиле, — тихо сказал Кейн, не спуская глаз с Дарси и Оуэна. — Ни в коем случае нельзя недооценивать преступника.

— Дайте ей ключи от наручников, — потребовал Грейвз. Ной с раздражением посмотрел на того, кто одним ударом лишил его заслуженной славы.

— Быстрее, — крикнул Оуэн, теряя терпение, — или я сломаю ей шею!

Чтобы доказать, что он не шутит, Грейвз прижал к себе Дарси так, что цепь от наручников впилась ей а горло. Дарси принялась судорожно хватать ртом воздух.

Незадачливый жених бессильно чертыхнулся.

— Дай ему ключи! — рявкнул он на брата.

— Но… — попытался возразить Ной.

— Быстро! — заорал Кейн.

Ной выполнил приказ, и через минуту Дарси освободила Оуэна. Тот немедленно заломил ей руку за спину.

Каллахан в бессильной ярости наблюдал за тем, как преступник тащит его невесту к выходу из дома. В глазах Оуэна он увидел отчаянное желание сбежать. Тот, кто уже был пойман, не имел ни. малейшего намерения потерять свободу еще раз.

— Мне нужны все деньги, что есть в доме, — потребовал Оуэн. — И револьвер, — добавил он после секундного размышления.

— Ной, отдай ему свой «кольт», — приказал Кейн. Свое оружие он решил оставить при себе на тот случай, если представится возможность им воспользоваться.

— Но я…

— Давай его сюда! — крикнул Оуэн и свободной рукой сжал шею Дарси.

Ной неохотно подошел к нему и протянул «кольт», но чувство гордости молодого человека не позволило ему сдаться без боя: он попытался сбить Оуэна с ног. Однако преступник оказался быстрее и ударил Ноя рукояткой «кольта» по голове с такой силой, что юный сыщик рухнул без сознания.

Дарси тут же решила воспользоваться всеобщим замешательством и ткнула Оуэна локтем в живот, но ответом на ее смелую попытку освободиться было дуло «кольта», приставленное к ее боку.

— Дарси, не сопротивляйся, — приказал Кейн.

Он клял себя последними словами за то, что разговор с Патриком о свадьбе отвлек его внимание. Теперь эта беспечность могла стоить Дарси жизни.

— Выкладывайте деньги, — довольно усмехнулся Оуэн.

— Ты ничего не получишь, пока не скажешь, что собираешься делать с моей дочерью, — вскидывая подбородок, заявил Патрик.

— Это зависит от целого ряда вещей, — сказал Оуэн. — Если она не будет извиваться, как дикая кошка, а вы не броситесь за мной в погоню, то, может быть, я ее отпущу.

Кейн сделал осторожный шаг вперед.

— Возьми меня вместо нее. Я гарантирую, что ты беспрепятственно покинешь город.

— Нет, — усмехнулся Оуэн. — С женщинами легче справиться, чем с…

Эти слова мгновенно лишили Дарси рассудка, и она со всей силы пнула Оуэна по ноге, но уже через секунду поняла, что это было ошибкой: точный удар рукоятки «кольта» в висок погрузил ее в темноту.

Кейн увидел, как обмякло тело Дарси в руках Оуэна, и ему показалось, что ударили его самого. С каждой секундой негодяй становился все опаснее. Он уже оставил двоих людей без сознания, и если его отчаяние дойдет до крайности, то последствия могут стать трагическими.

— Положите деньги на кушетку, — приказал Оуэн, приставляя револьвер к виску Дарси.

Патрик негромко выругался и вывернул карманы. Остальные мужчины последовали его примеру.

— Теперь оттащите Ноя в уборную, — кивнул Оуэн в сторону едва заметной двери в углу комнаты, — и сами отправляйтесь туда вместе с ним.

Кейн схватил Ноя за ноги и потащил его по ковру. Когда четверо мужчин, словно сардины в банку, забились в тесное пространство уборной, Оуэн опустил Дарси на пол, закрыл уборную на задвижку и собрал с кушетки деньги. После этого он перекинул бесчувственное тело девушки через плечо и выскочил из дома.

На улице он увидел экипаж Кейна. Оуэн бросил Дарси на пол, оглянулся, чтобы убедиться, что его никто не преследует, и погнал лошадей. Поднимая клубы пыли, экипаж прогремел по улице, распугивая некстати подвернувшихся пешеходов.

— Ной… Ной?

Юноша заморгал, пытаясь разглядеть хоть что-то в кромешной темноте, но увидел только тонкую полоску света, пробивавшегося из-под двери.

— Ной? — обрушился на него громовой голос, гулким эхом отозвавшийся в его раскалывающейся от боли голове.

— Это ты, Господи? — испуганно прошептал Ной. Каллахан закатил глаза и выругался.

— Нет, это я, Кейн. Давай поднимайся. Если ты будешь продолжать валяться, я не смогу выбить эту чертову дверь.

Натыкаясь на чьи-то ноги и бока, Ной с трудом поднялся на четвереньки.

— Где мы? — спросил он.

Кейн подхватил брата под мышки и оттащил в сторону, не проявляя при этом лишней нежности.

— Держи его, Гидеон. Патрик, подвиньтесь, — коротко приказал он, пытаясь освободить себе достаточно места для разгона.

— Куда подвинуться? — огрызнулся ирландец. — Нас тут четверо!

Кейн вжался в грузное тело своего будущего родственника, а потом с размаху ударил плечом в дверь. Та затрещала, но не поддалась. Тогда Кейн попытался еще раз, но только с третьей попытки дверь уступила натиску его могучего тела. Даже не оглянувшись, Кейн бросился на улицу, вскочил на одну из лошадей, привязанных у дома Патрика, и бросился в погоню.

Перед его глазами стояло искаженное ненаЬистью и отчаянием лицо Оуэна. Этот человек мог сделать все, что угодно, с тем, кто попытается встать у него на пути. Но если хотя бы волосок упадет с головы Дарси…

Кейн зажмурился, чтобы отогнать от себя страшные картины, проносившиеся в его охваченном паникой мозгу. Нет, нужно срочно взять себя в руки. Если понадобится, Оуэн с готовностью принесет Дарси в жертву, поэтому преследовать его без четкого плана захвата рискованно.

Вернув самообладание, Кейн остановился, и тут же в него едва не влетели несшиеся на полном скаку Ной и Гидеон. Ной, который еще не совсем пришел в себя, не удержался в седле, и, когда его лошадь резко остановилась, перелетев через голову, упал на землю. Кейн спешился, схватил брата за одежду и поставил на ноги.

— Вы, трос, — сказал он, кивнув в сторону отставшего, но быстро приближавшегося Патрика, — следуйте за экипажем. Я сверну в парк и попробую срезать путь, чтобы нагнать Грейвза раньше, чем он покинет город.

С этими словами Каллахан вскочил в седло. Он надеялся, что не ошибся, определяя направление, в котором двигался Оуэн. По всем расчетам тот должен был устремиться на север, в сторону безлюдной местности, а не к пристани. Вряд ли преступника могли привлечь густонаселенные места на этом берегу Миссисипи, а поехав вверх по течению, он легко спрятался бы от погони или перебрался на другую сторону реки.

К тому же Дарси, придя в себя, начала бы кричать, привлекая ненужное внимание. Но если экипаж в это время будет ехать на север по пустынному берегу, то ее никто не услышит. Кейн на своем веку выследил множество преступников и надеялся, что в этот раз чутье его не подведет.

Глава 27

Дарси очнулась от того, что больно ударилась щекой о деревянный пол, когда экипаж подбросило на ухабе. Она со стоном открыла глаза и попыталась сориентироваться. Голова разрывалась от боли, руки были скованы наручниками, а Оуэн прижимал ее к полу экипажа лицом вниз, поставив ногу на спину.

Мысль о необходимости освободиться возникла одновременно с возвращением сознания. Металлические наручники — неплохое оружие при умелом использовании, подумала она, тем более что, получив удар по голове, горела желанием вернуть Оуэну долг. Если быстро вывернуться из-под его ноги, то можно оглушить негодяя и спрыгнуть с экипажа на ходу.

Дарси не стала долго обдумывать свои действия, а приступила к их немедленному осуществлению. К счастью, Оуэн был слишком занят; ему приходилось управлять экипажем и постоянно оглядываться в ожидании погони. Поэтому, когда Дарси вдруг резко поднялась и с размаху ударила его наручниками в висок, он не успел блокировать ее удар. Но девушка не сумела ударить его достаточно сильно, и Оуэн не потерял сознание. Вскрикнув от боли, он отшвырнул ее от себя, и она вывалилась из экипажа. В этот момент дорога делала крутой поворот над обрывистым берегом, и Дарси, обезумев от ужаса, покатилась прямо в реку, сминая своим телом редкие кусты, которые не могли се задержать.

Девушка вскрикнула и упала в воду, которая тут же поглотила ее с головой…

Кейн резко повернул лошадь, когда увидел клубы пыли, поднимавшейся от мчавшегося в южном направлении экипажа. Оставалось только теряться в догадках, почему Оуэн решил искать спасения в местности, где проживало больше четверти населения Сент-Луиса! Не зная, что Дарси в этот момент борется за жизнь, стараясь не утонуть в быстром течении, он бросился догонять беглеца…

Кейн инстинктивно отклонился в сторону, когда мимо пего просвистела пуля. Он не мог открыть ответную стрельбу, потому что боялся попасть в Дарси, которой уже давно не было в экипаже. Ему оставалось лишь медленно сокращать разрыв между ним и удаляющимся преступником. Продолжая уворачиваться от пуль, Кейн стремительно приближался к преступнику и, когда Оуэн выпустил последнюю пулю, сделал решительный рывок и приготовился прыгнуть прямо на крышу кареты.

Грейвз в ужасе смотрел па надвигающуюся на него могучую фигуру Кейна и, прежде чем тот перепрыгнул в экипаж, отпустил вожжи и метнулся в кусты, росшие вдоль берега. Лошади в страхе шарахнулись в сторону.

Не веря своим глазам, Кейн смотрел, как передние колеса кареты свешиваются с обрыва. Он соскочил с лошади и бросился вперед. Ужасная картина погребенной под обломками Дарси предстала перед его мысленным взором. Он схватил вожжи и попытался заставить лошадей вытащить экипаж обратно на дорогу, но колеса заклинило, и карета продолжала опасно свешиваться вниз.

Через несколько минут, показавшиеся Кейну вечностью, на помощь подоспели Ной, Гидеон и Патрик. Все вместе они вытащили экипаж, но Дарси там не оказалось…

Кейн повернулся в сторону реки. Возможно, она где-то на берегу, пытается выбраться? Но ее нигде не было видно.

— Ной, вы с Гидеоном скачите за Оуэном, — приказал Кейн. — Он не вооружен, но не задумайте опять отнестись к нему легкомысленно!

После этого Кейн снова вскочил в седло и поскакал вдоль реки, рисуя в своем воображении страшные картины. Он боялся обнаружить тело Дарси, разбившееся о камни или пропоротое острыми сучьями.

Наверное, она попыталась освободиться, как только пришла в себя, рассуждал Кейн. Он не сомневался, что Оуэн не пристрелил ее, потому что в револьвере уже не осталось пуль. Черт, подумал он, нужно будет запретить Ною заряжать барабан до отказа. Из-за этой глупости множество недотеп отстрелили себе пальцы на ногах, случайно задев курок.

Кейн остановился на самом высоком месте и внимательно посмотрел на воду. Он отказывался верить в худшее. Эта рыжеволосая богиня стала частью его самого, и если она…

— Помоги-ите!

Полный отчаяния крик раздался откуда-то с середины реки. Кейн едва не свалился с лошади, прыгнул на землю и бросился к берегу.

— Кто-нибудь, по-мо-ги-те!

Дарси зацепилась наручниками за корягу, торчавшую из воды довольно далеко от берега. Волны, подгоняемые быстрым течением, накатывали на нее одна за другой, и у девушки оставались лишь доли секунды, чтобы успеть вдохнуть воздуха.

Нужно достать лодку, в отчаянии подумал Кейн, оглядываясь по сторонам. Но никакой лодки, естественно, рядом не оказалось. Неподалеку он наткнулся на застрявшее в грязи сломанное дерево, принесенное течением.

— Быстрее! — закричала Дарси, увидев, что Кейн мечется по берегу. — Сделай что-нибудь!

— Я и так делаю все, что могу! — сердито ответил он, словно Дарси сама была виновата в том, что захлебывалась в холодной мутной воде.

Но так оно и есть, подумал Кейн. Если бы неугомонная Дарси не выпрыгнула из экипажа, то… погибла бы, свалившись вместе с ним с обрыва.

— Господина чем я думаю? — воскликнул он, подтаскивая дерево к воде.

— Кейн! — из последних сил крикнула Дарси, Борьба с течением измотала девушку, и ее голова все реже и реже появлялась на поверхности.

Тем временем Кейн тащил дерево вверх по течению. Чтобы добраться до Дарси, ему нужно было отойти подальше и использовать силу течения в свою пользу. Со словами молитвы на губах он спустил дерево на воду, уцепился за него и поплыл. Он работал руками и ногами, и наконец его импровизированный плот зацепился за корягу. Кейн схватил Дарси за шиворот и поднял вверх, чтобы дать ей глотнуть воздуха.

Она закашлялась и судорожно вздохнула.

— Долго же пришлось тебя ждать, — сказала она, переводя дух. — Я чуть не утонула.

— Каждый раз, когда я выручаю тебя, я надеюсь, что ты поблагодаришь меня, вместо того чтобы критиковать.

— Спасибо, — выдохнула она.

— Пожалуйста. А теперь скажи, как ты тут очутилась? — спросил он. — Ты уже давно должна была погибнуть.

— Ты этого хотел? — спросила она, перевешиваясь через корягу.

— Нет, черт побери! — взорвался Кейн. — Я люблю тебя. Просто мне интересно, смогу ли я сохранить тебе жизнь достаточно долго, чтобы успеть на тебе жениться! Если твой отец решит все делать по правилам и разведет эту свадебную канитель, он рискует опоздать.

Дарси перекинула скованные наручниками руки через голову Кейна и поцеловала его с таким жаром, что вода в реке едва не превратилась в пар.

— Ты необыкновенный человек, Кейн Каллахан, — улыбнулась она. — Я тебе уже говорила об этом или нет?

Он поцеловал ее в мокрую шеф и подумал, что никогда похвалы и комплименты не трогали его так, как эти искренние слова из уст любимой женщины.

— Ну и что дальше, мистер Детектив? — спросила Дарси, качнув головой в сторону берега.

— Будем грести, — ответил Кейн.

— Этим? — удивилась девушка и показала ему свои руки в наручниках.

— Ты будешь грести справа, а я — слева, — сказал Кейн и начал осторожно перетаскивать ее на ствол, который мотало из стороны в сторону быстрым течением.

Кейн посадил Дарси перед собой так, что она оказалась между его бедрами. Девушка почти легла вперед, чтобы начать грести, но не смогла сдержать легкого смешка, когда подумала, что со стороны они смотрятся весьма пикантно.

— Что это тебя так рассмешило? — спросил он, отталкивая их плавучее средство от коряги.

— Просто мне понравилась эта поза, — сквозь смех произнесла она.

— Господи, Дарси! — воскликнул с улыбкой Кейн, пораженный тем, что его возлюбленная обладает способностью отпускать подобные шуточки даже в смертельно опасных ситуациях. — Что на тебя нашло?

— Греби, — с напускной серьезностью ответила девушка. — Нас сносит в сторону.

Кейн послушно выполнил ее приказ. Он греб и думал о том, что каждый день его возлюбленная раскрывается перед ним все с новых и новых сторон. И, по правде говоря, эта ее игривость нравилась ему все больше. Его сердце переполнялось радостью от того, что это он помог такой блистательной бабочке появиться из кокона.

— Пресвятые угодники! — воскликнул Патрик, когда увидел свою дочь, гребущую закованными в наручники руками.

Гидеон, оставив пойманного преступника на попечение Ноя, поспешил к берегу. Он подобрал длинную суковатую палку, которой, как крючком, рассчитывал подтянуть спасительное дерево, если его вдруг начнет сносить течением. Но Кейн успел схватить протянутую палку, и Гидеон вытащил их на мелководье. Не успел Кейн встать на ноги, как увидел, что его слуга уже протягивает руку Дарси.

— Милая леди, возьму на себя смелость посоветовать вам с женихом перейти к более спокойному образу жизни, — назидательно произнес Гидеон. — Еще ни разу я не встречал двух таких людей, которые так старательно пытались бы сократить свою жизнь, рискуя ею на каждом шагу.

Дарси с хитрой улыбкой заглянула в его озабоченное лицо.

— Скажите, а вы не тот милый джентльмен, кто так по-доброму отнесся ко мне, когда меня держали заложницей в горах? — спросила она.

Гидеон вытаращил глаза и разинул рот. Прошло немало времени, прежде чем он снова обрел способность говорить.

— Это случилось, когда я еще не знал, что вы за неугомонное создание, — произнес он, бросая сердитые взгляды на Кейна. — Меня предупреждали о вашем характере, но я, признаться, не поверил. Теперь у меня нет сомнений, что Кейн был прав в отношении вас.

— Вы хотите сказать, что не одобряете нашу женитьбу? — спросила Дарси, приподнимая одну бровь.

— Не одобряю? — возмутился Гидеон и через секунду расплылся в улыбке. — Одобряю, и еще как! Я рад за вас. И могу сказать, что Кейну следовало жениться на вас еще до того, как он…

Болезненная гримаса исказила лицо старого слуги, когда хозяин ощутимо ткнул его в спицу за излишнюю, по его мнению, болтливость.

— Гидеон, пожалуй, пора вернуться в город, — сказал Каллахан, торопясь сменить тему разговора, пока этот пуританин не наделал бед своим длинным языком, — Мне, например, хочется избавиться от мокрой одежды.

— Извините, сэр, — пробормотал Гидеон, — я, вероятно, слишком увлекся.

Дарси переводила озадаченный взгляд с внезапно умолкнувшего слуги на Кейна и обратно.

— Что такого он собирался мне сказать, чего ты не хотел, чтобы я услышала? — спросила она, когда Кейн усаживал ее перед собой в седло.

— Уверен, ничего особенного, — невозмутимо ответил тот, пожимая плечами.

Он вовсе не собирался сообщать Дарси, что Гидеон в курсе всего происходившего между ними в горах, Преданный слуга был отличным другом, но иногда ему следовало бы сначала подумать, а уж потом говорить.

Когда вся процессия выехала на дорогу, Патрик приблизился к Кейну и Дарси.

— Принимая во внимание все обстоятельства, — сказал он, поглядывая на дочь, — я решил, что откладывать свадьбу было бы неразумно.

Кейн коротко рассмеялся, глядя на чопорно сидящего в седле ирландца.

— Скажите, а что заставило вас изменить решение? — поинтересовался он.

Патрик тяжело вздохнул и снова посмотрел на дочь.

— Мне кажется, ей требуется круглосуточная защита от неприятностей.

— Патта! — возмущенно воскликнула Дарси.

— Но это правда, — возразил ей Патрик совершенно убежденно. — У тебя смелости больше, чем у всех остальных женщин, вместе взятых. Мне кажется, что ни один другой мужчина не обладает достаточным опытом, чтобы справиться с тобой, и чем раньше вы поженитесь, тем лучше будет всем нам.

— Аминь! — провозгласил Гидеон.

Дарси сердито сверкнула глазами, но промолчала. Ее внимание переключилось на Оуэна, который со связанными руками ковылял за лошадью Ноя. Она спрыгнула с лошади, подбежала к нему и достала ключ от наручников из кармана его пиджака. Когда ее руки обрели наконец свободу, она наградила Оуэна хорошим ударом кулака в челюсть.

— Это за то, что ты едва не убил меня! — крикнула она. — А еще я мечтала дать тебе пощечину с первого дня, как вошла в нашу контору в Денвере. Получай за свои наглые приставания и грубые насмешки. Надеюсь, ты сгниешь в тюрьме!

Она обернулась и увидела, что Ной, Кейн и Гидеон едва сдерживают смех.

— Он это заслужил! — вспыхнула Дарси. — И я должна была отомстить ему, несмотря на то что я женщина.

— Я бы вполне мог сделать это за тебя, — поддразнил ее Кейн.

— В этом нет нужды, — упрямо сказала Дарси. — Я сама могу о себе…

— Позаботиться! — хором закончили за нее фразу четверо мужчин.

Дарси покраснела до корней волос и растерянно посмотрела на Кейна.

— Ты уверен, что хочешь жениться на мне? Даже мой собственный отец не в силах мириться с моими недостатками. Признаю, возможно, у меня действительно слишком много смелости, и я изо всех сил борюсь за собственную независимость, мне нравится все выстраивать по алфавиту, и…

Кейн протянул руку и закрыл ей рот ладонью.

— Я люблю тебя такой, какая ты есть, — сказал он и прижался губами к ее лбу.

— А я попытаюсь хорошо вести себя в будущем, — улыбаясь, пообещала Дарси.

Каллахан наклонился и прошептал ей на ухо:

— Я бы этого не хотел. Мне нравится, когда ты хулиганишь.

Дарси смущенно отвернулась.

— А что касается свадьбы… — начала она.

— Я сам все устрою, — перебил ее Патрик. — К тому моменту, когда Ной отвезет Оуэна и вернется, вы уже объявите о помолвке, и мы устроим свадебную церемонию.

— Хоть какие-то приличия будут соблюдены, — пробормотал Гидеон и тут же получил тычок в бок, — Извините, сэр, — сказал он.

— Кейн, — в очередной раз поправил его хозяин. — Я ненавижу, когда ты называешь меня «сэр». И постарайся держать свои соображения при себе. Я не хочу, чтобы Дарси все это слышала.

— Да, сэр… Кейн, — ответил слуга.

После этого они продолжили свой путь обратно в Сент-Луис. Кейн нежно прижимал к себе самую восхитительную женщину на свете, которая сидела перед ним в седле. Он сделал это импульсивно, словно все еще боялся ее потерять. В течение того времени, что он искал ее, содрогаясь при мысли, что случилось худшее, но молясь о ее спасении, он думал о том, сможет ли жить без нее. Дарси стала близка ему до такой степени, что с ее гибелью его собственная жизнь потеряла бы смысл.

— Кейн, что с тобой? — спросила девушка, когда он нечаянно сжал ее слишком сильно.

— Все в порядке, — вздохнул Каллахан. — Просто я понял, что испугался до смерти, когда решил, что ты утонула. Больше я не хочу проходить через такое. Наверное, Гидеон прав: нам обоим будет лучше, если мы найдем себе какое-нибудь мирное, спокойное занятие.

Дарси улыбнулась про себя. Возможно, в этот момент Кейна переполняли эмоции, но девушка серьезно сомневалась, что он или она смогут прожить без опасностей и без риска, — это не соответствовало их характерам, самой их природе. Более того, Дарси твердо знала, что всего через несколько месяцев безмятежного существования их обоих охватит жажда приключений. Конечно, Кейн поклялся оставить свою деятельность сыщика, и скорее всего он так и сделает, но ей это не нужно. Она не собирается пассивно смотреть, как меняется мир вокруг, и оставаться в стороне.

Быть сыщиком всегда казалось ей очень интересно. Дарси таинственно улыбнулась. Она и сама пыталась делать робкие шаги на этом поприще, когда искала в Денвере финансового вора. И, как ей показалось, из нее вышел бы отличный сыщик… Если только у нее будет хороший учитель!

Глава 28

Дарси сортировала пачку писем, раскладывая их по алфавиту, в зависимости от имени отправителя. После их поспешной женитьбы в Сент-Луисе четыре месяца назад они с Кейном перепробовали сотни разных способов занять себя каким-нибудь делом в своем доме в Индепенденсе. Они совершали конные прогулки, ходили в театр и катались на пароходе по Миссури. Их слух и зрение услаждали бродячие артисты и музыканты, они даже стали завсегдатаями всех частных вечеринок, устраиваемых в городе, наполняя свои дни развлечениями, а ночи страстью, которая могла растопить лед в Антарктиде.

Дарси нравилось выступать в роли жены Кейна Каллахана, который оказался идеальным мужем и любовником. Он был преданным, нежным, внимательным и…

Ее внимание привлек официального вида конверт. Она бросила быстрый взгляд на дверь, опасаясь, что кто-нибудь поймает ее за чтением личной почты Кейна. Периодически поглядывая на дверь, Дарси вскрыла конверт и развернула письмо. Некий конгрессмен из Вашингтона обращался к ее мужу с просьбой расследовать слухи о коррупции в одной железнодорожной компании, генеральная контора которой находилась в Чикаго, где, собственно, ему и предлагали взятку всего неделю назад.

Барабаня пальцами по столу, Дарси еще раз внимательно перечитала письмо. В ее голове уже начал выстраиваться план расследования: нужно изучить бухгалтерские книги и выяснить, нет ли неучтенной утечки фондов. После работы в Денвере, а также в компании Толберта в Сент-Луисе у нее появился отличный нюх на финансовые махинации… — Что это вы тут делаете, мадам?

Густой баритон, заполнивший собой все пространство кабинета, заставил Дарси подскочить от неожиданности. Кейн всегда подкрадывается как кошка, подумала про себя она. Что же, нет ничего удивительного, ведь он был настоящим детективом!

— Ничего я такого не делаю, — ответила она с улыбкой. Под его внимательным взглядом у нее на лице вдруг появилось выражение ангельской невинности, и Кейну показалось, что он вот-вот увидит над ее головой нимб. Это вызвало у него серьезные подозрения. Он быстро подошел к жене и отобрал у нее письмо, которое она комкала в кулаке.

— Нет, — твердо заявил Каллахан, ознакомившись с просьбой конгрессмена, — Гидеон перешлет письмо Педигрю обратно и сообщит моим прежним клиентам, что теперь всеми делами занимается брат. Я больше во всем этом не участвую. Ты и сама знаешь, что Ной уже достаточно опытен и вполне может меня заменить.

Дарси опустилась в кресло и с сомнением посмотрела на своего мужа.

— Ты будешь рассказывать мне, что не скучаешь по той жизни, которую мы с тобой вели до того, как поженились?

Она вынуждала его сделать честное признание. Дарси уже заметила, что то стерпение, которое сидело в ней, начало проявляться и в Кейне, хотя он всячески это скрывал. Но она слишком хорошо его знала. Пару раз, когда он думал, что она его не видит, он начинал нервно расхаживать взад-вперед, а Кейн всегда так делал, когда чувствовал отчаяние или беспокойство…

И теперь он начал свое бесконечное путешествие из угла в угол. Не приходилось сомневаться, что он счастлив, как ни один человек на свете, хотя ему стоило большого труда привыкнуть к размеренной семейной жизни. Но мысль о том, что ради выполнения задания ему придется на несколько педель покинуть свою возлюбленную, мгновенно остудила желание куда-то ехать. Его нынешнее состояние было лишено прежних опасностей, но, если честно, сколько шекспировских пьес и веселых водевилей может посетить человек, прежде чем начнет рыдать от скуки?

— Итак, ты сам признаешься, что больше не в силах сидеть на месте, или мне сделать это за тебя? — сказала Дарси.

Она видела, какая борьба происходит в душе Кейна, когда тот ходил по кабинету, словно тигр по клетке.

— Хорошо, я признаюсь, — с неохотой произнес он. — Но я совершенно не хочу расставаться с тобой.

— А кто сказал, что тебе придется это делать? — удивилась Дарси.

— О нет, — замахал руками Кейн.

Он знал, о чем она думала, и видел, как искры возбуждения от предстоящего приключения загораются в ее изумрудных глазах.

— Я много раз видел, как ты играла с опасностью, и если ты считаешь, что я возьму тебя на задание, то, моя милая женушка, тебе придется испытать разочарование.

Дарси встала, подошла к Кейну и обняла его за шею.

— Я не предлагаю нам обоим сидеть в засаде и не собираюсь стрелять по убегающим преступникам, — уверила она его, прижимаясь к нему всем телом. — Но мы можем сделать вид, что мы муж и жена, а тогда…

— Но мы и так муж и жена, — поправил ее Кейн.

Он чувствовал, что она открыто пытается соблазнить его, и старался сохранять ясное сознание. Господи, когда Дарси так обнимала его, он терял способность соображать, и женитьба совершенно не излечила его от этого. Эта чувственная нимфа все еще возбуждала его, и он не сомневался, что так будет всегда. Некоторые вещи не меняются, и его реакция на нее в том числе.

— Или я могу поступить к ним на службу и проверить бухгалтерские книги, — продолжала Дарси, нежно проводя кончиками пальцев по его лицу. — А ты займешься своим прежним делом. Если мне удастся заполучить записи о расходах, то я…

— Нет, — уверенно повторил Кейн.

— Я умею быть очень скрупулезной и внимательной, — шептала ему на ухо Дарси, а ее руки уже забрались под его рубашку.

— Нет, — простонал Кейн, чувствуя, что его тело начинает его предавать.

— Какой же ты упрямый, — продолжала Дарси, целуй его соски. — Ты же знаешь, мы оба любим риск. Именно поэтому мы с тобой такая хорошая пара…

Кейн судорожно вздохнул. Он чувствовал, что теряет волю к сопротивлению. Когда Дарси начинала ласкать его, он терял способность спорить с ней.

Звук открываемой двери заставил Кейна невольно вздрогнуть. Он оглянулся и увидел Ноя и Гидеона. Слуга ездил на железнодорожную станцию встречать юношу, который возвращался после выполнения задания в Луизиане.

От внимательного взгляда Ноя не ускользнула обнаженная грудь старшего брата, скомканное письмо на столе и упрямое выражение лица невестки. Юный детектив усмехнулся. Если он все понял правильно, то Дарси использовала свои чары, чтобы уговорить Кейна взять ее на задание. Судя по всему, ее тактика ухе начала приносить плоды.

— Мы… м-м… обсуждали возможность работать вместе над одним заданием в Чикаго, — сказал Кейн, радуясь, что его голос звучит почти нормально.

Гидеон возвел глаза к небу и застонал. Он знал, что рано или поздно это должно было случиться. Четыре месяца — слишком большой срок оседлой жизни для двух таких беспокойных натур.

— Будешь уходить, закрой за собой дверь, Гидеон, — сказал Кейн. — Мы с Дарси хотели бы обсудить некоторые детали наедине.

Прежде чем слуга успел выполнить его приказание, Ной проскользнул в кабинет и забрал со стола пачку писем.

— Судя по всему, — сказал он, лукаво улыбаясь старшему брату, — у вас двоих не скоро появится время их прочитать. Я просмотрю корреспонденцию, пока вы будете… э-э… обсуждать детали… или заниматься чем-то еще наедине.

— Ты слишком хороший сыщик, брат, — недовольно пробормотал Кейн. — Так что стань на некоторое время невидимым и прихвати с собой Гидеона.

Старый слуга бросил на супругов недовольный взгляд и закрыл дверь.

— Я знал, что это случится. Дарси и Кейн любят поиграть с огнем! В будущем они могут вообще позабыть дорогу домой. Я только боюсь, как бы диван в кабинете не оказался таким же хрупким, как та кровать на ранчо…

Гидеон захлопнул рот так быстро, что едва не прикусил себе язык. Ной не смог сдержать улыбки, глядя на смущенного слугу.

— Не нужно беспокоиться, что ты раскрыл мне какую-то семейную тайну, дружище, — сказал юноша. — Мне понадобилось долго думать, чтобы понять, что именно произошло тогда ночью, но теперь, когда я стал старше, то гораздо лучше понимаю своего брата. Раньше я просто идеализировал его, а толком не знал. — Он посмотрел на закрытую дверь кабинета. — А что касается его потрясающей жены…

Ной с завистью вздохнул.

— Из них получится отличная пара сыщиков. Дарси любого отвлечет своей красотой, а Кейн, как всегда, предотвратит беду до того, как она случится. Не успеешь оглянуться, как «Детективное агентство Каллахан» будет насчитывать уже несколько поколений сыщиков. — Он сел на ступеньку рядом с Гидеоном. — Не переживай так, старина. Учитывая количество этих, так сказать, разговоров наедине, Кейну и Дарси скоро придется больше времени проводить дома, чтобы воспитывать детей.

Гидеон улыбнулся:

— Ты подарил мне надежду. Кейн хорошо помнит, как отец таскал вас двоих с собой вверх и вниз по реке, так что сам он обеспечит своим детям нормальную жизнь. Могу поспорить на свое жалованье!

— Я бы тоже поспорил на твое жалованье, Гидеон, — улыбнулся в ответ Ной. — Брат не даст своим детям расти так, как росли мы. Но, мне кажется, дети не будут их очень часто видеть, если эти двое только и делают, что уединяются. Хотел бы и я найти…

Гидеон по-отечески похлопал юношу по плечу.

— Обязательно найдешь, — убежденно сказал он. — И когда это случится, ты станешь еще лучше понимать своего брата. Любовь дает человеку более широкий взгляд на жизнь.

— С каких это пор ты стал таким экспертом в вопросах любви? — усмехнулся Ной.

— Пока я наблюдал за тем, как твой брат ухаживал за своей невестой, мне пришла в голову одна идея, — таинственно ответил Гидеон. — Вот уже два года, как я положил глаз на одну экономку, что работает в соседнем доме у Данбаров. Кажется, настало время познакомиться с ней поближе. Теперь, когда вы трое будете в постоянных разъездах, у меня появится слишком много свободного времени.

— Мудрое решение, — сказал Ной. Он постукивал каблуком по ступеньке, чтобы хоть как-то заглушить весьма откровенные звуки, раздававшиеся из кабинета, — Похоже, брата можно не ждать на ленч. Учитывая их привычки, наши голубки появятся только к обеду.

Ной оказался совершенно прав — меньше всего в этот момент Кейн думал о еде.

Он не мог оторвать восхищенного взгляда от раскрасневшегося лица и немного припухших от поцелуев губ своей жены. Едва Дарси дотронулась до него, он сразу понял, что сдастся и согласится на ее предложение помочь ему в Чикаго. При желании она умела быть весьма настойчивой.

Конечно же, Кейн собирался зорко присматривать за ней во время этого и других заданий, которые ждут их в будущем. Он позволит ей принять участие в увлекательных и захватывающих приключениях, но никогда не допустит, чтобы ее жизнь подвергалась опасности. Он так же, как и она, испытывал приятное возбуждение от грядущих испытаний.

У них появилась блестящая возможность потягаться в уме и находчивости с теми, кто пренебрегал законом. Но теперь, когда в его объятиях мирно дремал этот соблазнительный ангел, Кейн твердо решил действовать с максимальной осторожностью. Он всегда будет рядом, чтобы защищать и поддерживать ее, а она станет его маяком в ночи.

— Я хочу, чтобы ты пообещала мне одну вещь, — сказал Кейн, заметив, что Дарси открыла глаза. — На задании ты должна быть крайне осторожна и не совершать опрометчивых поступков. Ты поняла меня?

Паттьцы Дарси зарылись в густые волосы Кейна, а ее чувственные губы раскрылись для поцелуя.

— Я постараюсь, — пообещала она.

— И ты не должна использовать свое очарование, как тогда, на балу у Толберта, чтобы получить информацию, — предупредил ее Кейн. — Другими словами, я не хочу, чтобы ты дословно поняла словосочетание «сыщик без прикрытия».

Дарси тихо рассмеялась, словно поддразнивая мужа.

— Скажи честно, а я могла бы стать лучшим «сыщиком без прикрытия»? — спросила она, гладя его широкую грудь. — Хорошо, я не буду применять эту тактику на мужчинах, а ты не станешь использовать ее в отношении женщин, — Она подозрительно посмотрела на него. — Скорее всего ты в прошлом не раз достигал успеха таким образом, иначе не стал бы о нем и говорить.

— Давай забудем об этом разговоре, — прошептал Кейн и поцеловал ее долгим поцелуем.

Дарси прижалась к нему, отдаваясь его ласкам, которые снова разбудили в ней неугасающий огонь.

Кейн застонал, когда жена использовала свой безграничный талант обольщения, чтобы доказать ему, что для любви и наслаждений ей не нужен никакой другой мужчина на земле. И она была той единственной женщиной, которая наполняла его жизнь смыслом.

— О Дарси… — застонал Кейн, прижимая ее к себе. — Я так сильно люблю тебя, что, мне кажется, не смогу без тебя жить…

— Тогда иди ко мне, любовь моя, — ответила она с соблазнительной улыбкой. — Моя любовь развеет твои страхи…

— Тебе опять это удалось, — заметил муж, опускаясь на нее.

— Что удалось?

— Сказать последнее слово, — прошептал Кейн, потому что страсть уже лишила его способности нормально дышать. — Ты всегда это делаешь.

Дарси двигалась в такт его движениям, разжигая его желание.

— Даже если я говорю последнее слово, — 'задыхаясь, сказала она, — то самое главное, что это слово — любовь. А я люблю тебя даже сильнее, чем ты можешь себе представить.

Он прижал се к себе, чувствуя, что волны восторга накатывают на него с необычайной силой. Кейн потерял все слова, потому что сам потерялся в том безграничном космосе любви, который окружал его и Дарси. Именно ее искал он всю свою жизнь, и для него было не так уж важно, что последнее слово скажет она. Он завоевал ее любовь, и только это имело настоящее значение. А все остальное было лишь бледной тенью по сравнению с этим небесным созданием, образ которого присутствовал теперь во всех его снах.


home | my bookshelf | | Лунной ночью |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу