Book: Молох из Балморала



Фишер Боб

Молох из Балморала

Боб Фишер

МОЛОХ ИЗ БАЛМОРАЛА

Перевод К. Маркеева

Многие бездумно следовали за ним, отдавали ему все, что имели, и слепо верили в его обещания, что им открыт рай вечного счастья.

Только некоторые из них догадывались, что они подчинены Молоху, который ведет их вместо рая в ад. Они сами были его послушными орудиями, и многие добровольно шли на смерть, так как верили его словам.

Тогда как он был не больше, чем жирный, противный Молох, представлявший собой невидимую силу.

Обнаженной и соблазнительной предстала она перед ним. Ее глаза приобрели странный отблеск, когда две мускулистые фигуры волокли ее к жертвенному камню.

Огонь факелов дрожал, было видно застывшую кровь, которая бурыми пятнами темнела на камнях. Прозвучал гонг, и гулкое это прокатилось по голым стенам гигантской пещеры. Опьяняющий запах от азиатских курительных палочек лежал, как облако, над нереальными и странными событиями.

Под сводами раздалась тихая зловещая музыка. Тогда из многочисленных ниш вышли нагие молодые девушки. Взгляды их были прикованы к жертвенному камню.

Сопровождаемая двумя мускулистыми обритыми мужчинами, обнаженная приблизилась к жертвенному камню. В молчании, склонив голову, она скрестила руки на своих упругих грудях.

Через некоторое время, прочитав тихую молитву, девушка вскинула голову и с восторгом посмотрела на толстого Молоха, который возвышался рядом на золотом троне, скрестивши по-турецки ноги, руки его были украшены золотыми перстнями.

Черные, как смоль, глаза толстяка, не мигая, смотрели на девушку поверх жертвенного камня. На бедра его была накинута красная повязка.

Новый удар гонга прокатился по пещере, он был глуше и тише, чем предыдущий. Это был сигнал, что обнаженная может говорить. В последний раз в своей недолгой жизни!

Девушка это прекрасно понимала. Добровольно и совершенно без боязни пожелала она отдать свою жизнь любимому и почитаемому божеству. Обнаженная совершенно не страшилась своей участи!

- Твоя недостойная рабыня Яна перед тобой, бесподобный, заговорила она спокойным, светлым голосом. - Я была твоей старательной ученицей и поняла, что ты, мой гуру, показываешь правильную дорогу, дорогу к вечному счастью, дорогу к бессмертию, дорогу к раю счастья.

Когда гуру говорил, он возбужденно жевал губы.

- Моя любовь провожает тебя в твое путешествие, - раздался его резкий голос. - Вселенная откроется тебе, и ты будешь вознаграждена за свои земные труды.

Восторг пробежал по красивому лицу девушки.

- Все, что я даю тебе, мой гуру, даю я от чистого сердца, сознавая, что покупаю дорогу к вечному счастью, - произнесла она уверенно.

- Не покупаешь, Яна, - молвил толстый Молох. - Ты заработала себе счастье, потому что ты достойна этого. Ты готова к дороге в рай вечного счастья?

Яна поникла.

- Я готова, - прошептала она.

Нагие девушки и женщины, которые вышли из разломов, образовали большой полукруг. Их приглушенные голоса, по которым невозможно было понять: страх, отвращение или ужас, а может быть, и гордость испытывают они, наполнили пещеру. Однако в глазах некоторых девушек отражался безысходный ужас, и они с трудом заставляли себя смотреть на происходящее. Девушки были под влиянием невидимой власти, эта власть еще не захватила их полностью, их чувства и мысли еще не были под ее контролем.

Сзади появились желтокожие и загорелые мужчины, на которых были лишь набедренные повязки. В руках они держали девятихвостые плетки, которые заканчивались маленькими свинцовыми шариками. Холодно и отчужденно смотрели они на обнаженные фигуры и отмечали каждое их движение.

Яна поднялась на три ступеньки, которые вели ее к жертвенному камню.

Когда она взошла на жертвенное место, она свысока оглядела своих соплеменников.

- Я иду к вам, сестры, - сказала Яна и засмеялась так, как будто уже очутилась в раю. - Скоро я переступлю порог вечного счастья, и я знаю, что многие из вас последуют за мной и будут делить со мной счастье и всепоглощающую любовь. Как и вы, так и я отдам все, что имела, нашему гуру и последую его пророчеству: во Вселенной я буду вознаграждена за свои труды. Всем вам я могу только лишь сказать: "До свидания в империи вечного счастья!"

Нагая девушка встала на колени и взглянула в последний раз на толстого Молоха. Гуру вытянул руку и растопырил пальцы. Тонкая, как игла, молния выстрелила внезапно из кончиков его пальцев и затрепетала над склонившейся.

Тело Яны задрожало, как под дуновением ветра. Медленно легла она на спину, уронила руки на живот и закрыла глаза.

Третий удар гонга прокатился по пещере.

Медленно поднял Молох правую руку указательным пальцем вверх. Один из мускулистых мужчин оттянул вниз голову девушки. В другой руке он держал острый кинжал. Медленно нацелил острие на беззащитное горло жертвы.

Одним сильным и резким ударом проткнул он горло девушки насквозь. Ни звука не вырвалось из губ обнаженной, когда из вен била кровь, а жизнь уходила прочь из тела.

Только тихая дрожь прошла по ее "гелу, и кожа уже приобрела желтоватый оттенок.

Отчаянный крик нарушил гробовую тишину. Одна из девушек не выдержала этой кровавой сцены и забилась в истерике от сознания ужаса происшедшего. Никто не пошевелился, чтобы утихомирить избивающую себя девушку. Вскоре крики стихли, и скорченное тело так и осталось лежать на полу.

Некоторые другие приглушенно стонали и старались подавить свои чувства.

Кровь забрызгала правую часть камня от девушки и медленно стекала вниз.

Немного позже Яна покинула земной мир.

Жирный Молох опустил руки на объемистый живот. Взгляд его черных глаз скользил по застывшим слушателям.

- Яна награждена за свои благородные убеждения, свою преданность мне, - заключил он дребезжащим голосом. - Она отошла в мир вечного счастья, и я слышу ее тихий голос.

Молох поднял голову к потолку пещеры и закрыл глаза.

- Вы не слышите ее голос, вы - послушницы великого гуру Гаднипура? - прошептал он в полной тишине. - Слушайте, она говорит со мной, с каждым из вас.

Послушницы следили за взглядом Молоха. Их глаза расширились, когда они услышали отчетливый голос Яны.

- Я нашла рай, мой гуру, мои сестры, - раздавался голос Яны в пространстве. - Меня окружает вечное солнце, пение птиц, ручьи с кристально-чистой водой, деревья с экзотическими фруктами. Я иду полями, чей запах пьянит мой разум.

Голос затих.

Нагие создания прислушивались к голосу. Затем одни из них оживленно заговорили, другие, наоборот, задумались.

Когда их взгляд вновь обратился к желтому камню, тот был пуст. Тела Яны больше не было видно. Только свежие пятна крови напоминали о прошедшей церемонии.

Две девушки в трансе вышли из полукруга и направились к темной нише. Коща они вернулись, то принесли золотую чашу и белые платки.

Девушки пали ниц перед троном гуру и начали омывать его ступни водой из лепестков роз.

Раздалась песня. Эта была уже хвалебная песня гуру.

Церемония закончилась, и тогда одна из девушек подбежала к Молоху и легла на его живот.

- Мой гуру, - прошептала она, - я хочу последовать за Яной. Ты выполнишь мою просьбу?

Посреди ночи ее разбудил легкий шум. Она открыла глаза, но не увидела ничего, кроме прямоугольного окна.

Шум слышался снаружи, тихие шажки ритмично раздавались в коридоре. После того, как шум стих, Глория Стэнфорд снова закрыла глаза. Где-то в маленьком отеле скрипела дверь. Слышались вздохи. Ветер стучал в окно.

Глория вздрогнула и натянула одеяло до подбородка. "Странное место", - подумала она. Этим вечером она приехала из Оксфорда в Крэтл на своем автомобильчике. Крэтл - небольшое местечко недалеко от Балморала. Глория Стэнфорд, занимавшаяся в колледже историей искусства и получившая большое наследство, была независима, и ее хобби было коллекционирование дорогих работ старых мастеров.

Именно поэтому была она здесь, на севере горной Шотландии. Маленькое объявление в специальном журнале заставило ее обратиться к биржевому брокеру, который предлагал по поручению неизвестной частной коллекции картины Гейнсборо, Фэрбенкса и Ренуара.

С трудом нашла Глория брокера, выяснила все необходимые сведения и три дня спустя получила по телефону извещение, что ей нужно быть в Крэтле, где продавец будет ждать ее лично.

Уже по дороге сюда в нее закрались сомнения, так как часто произведения искусства подделывались.

Поздним вечером прибыла юная леди в Крэтл и сняла комнату в единственном отеле местечка. С удивлением она обнаружила, что ее здесь не ждут, что о цели ее визита тут неизвестно никому.

Глория не приняла случившееся близко к сердцу. Она поужинала, выпила стакан твина и около одиннадцати поднялась к себе в номер. С мыслями, что продавец найдет ее наутро сам, она спокойно заснула. Шум ветра усиливался. Где-то хлопала форточка, лаяла собака и хлопали крыльями птицы.

"Скорее бы ночь прошла", - думала миллионерша. Она ругала себя за то, что вообще приехала сюда, а не остановилась в мотеле фирмы "Эссо". Но желание быстрее увидеть полотна и заполучить в свою коллекцию заставило ее смириться с этим. Она почувствовала, как холодок пробежал у нее по спине, коща скрипнула дверь в ее номер.

Глория, затаив дыхание и вжав голову, ждала, что будет дальше. Она не сомневалась, что за дверью кто-то был. Может быть, запоздалый постоялец, который ломится не в ту дверь!

Но раздался стук в дверь.

- Кто там? - подалась вперед Глория.

- Мисс Стэнфорд? - раздалось снаружи, хотя и тихо, но отчетливо.

- Да? - она не скрывала своего удивления.

- У нас есть предложение, мисс Стэнфорд, - произнес неизвестный.

Глории уже были известны эксцентричные типы, но как он смог пробраться в отель ночью и найти нужную комнату? Он должен быть невидимкой, чтобы сделать это.

- Вы посмотрите на часы, уважаемый! - сказала она колко. - Утром, за завтраком.

- У меня важное сообщение, мисс Стэнфорд, - перебил ее неизвестный. Он проникновенно добавил: - Откройте дверь! Вы поймете меня, когда я вам все объясню.

Любительница живописи поколебалась, но затем встала с кровати, набросила халат и направилась к двери.

Она хотела зажечь свет, но передумала, сообразив, что кто-нибудь, увидев в окне свет, может неправильно истолковать это.

Когда ее глаза привыкли к темноте, она смогла разглядеть силуэт худого мужчины с пышными усами.

- Вы разрешите войти? - промурлыкал ночной гость. - Мне очень жаль, но у меня не было другого выхода.

Глория пропустила его в комнату.

- Мистер Гиббс в Лондоне передал мне, что здесь меня встретят, - ответила она ему тихо. - Но что это будет так поздно, он не предупреждал. Надеюсь, это не будет нелегальная сделка?

Незнакомец, так и не представившись, закрыл за собой дверь на ключ.

- Я хочу успокоить вас, это дело чистое, - развеял он ее подозрения. - Мое нынешнее положение не позволяет мне делать все открыто. Я слишком известный человек в этих местах, и мне нельзя быть скомпрометированным.

- Значит, никто не должен узнать, что вы продаете картины из личной коллекции, - заключила мисс Стэнфорд.

- У вас умная голова, мисс! - проворчал незнакомец. - Да, я хочу расстаться с частью картин. Поймите, мне это очень тяжело, но у меня нет другого выхода.

- Картины у вас дома?

- Да, в моем поместье, в четырех милях отсюда, - подтвердил посетитель. Мой необычный визит связан также с одной необычной просьбой.

И в этот момент Глория решилась.

- Я хочу пойти с вами, чтобы уже сегодня ночью осмотреть картины и сделать выбор, - заключила она. - Я думаю, вы располагаете заключением знающего дело эксперта, которое подтвердит подлинность вашей коллекции.

- Вы останетесь довольны, мисс Стэнфорд, - успокоил ее незнакомец,

- Но вы мне еще не представились, мистер..? - сказала юная миллионерша.

- Мак-Килларн, - ответил тот быстро, - извините, но я просил мистера Гиббса не называть моего имени. Обещайте мне, что нигде не упомянете мое имя.

- Даю вам слово, мистер Мак-Килларн. Я прошу подождать вас снаружи, пока я не оденусь.

Мак-Килларн исчез.

Десять минут спустя Глория была готова. Она была практичной женщиной. Собрав свой чемоданчик и положив деньги за номер на столик, Глория на рекламке написала, что вынуждена была внезапно уехать. Никто в доме напротив не заметил, как она покинула гостиницу через задний выход,пройдя туда, где стояла ее машина. Из темноты неслышно вынырнул Мак-Килларн.

- Я пришел пешком, - объяснил он приглушенно, открывая дверцу автомобиля. Глория, не сказав ничего, села за руль. Мотор тихо заурчал. Она зажгла фары только тогда, когда они выехали из городишка. Мак-Килларн объяснил Глории дорогу, которая целую милю петляла по холмистой местности.

Узкая тропа шла тесными ущельями, в которых папоротник и мох карабкались по отвесным спускам.

Дорога снова повернула вокруг холма и вышла на вспаханную равнину. В ночном небе отчетливо вырисовывались контуры монументального строения.

- Балморал Кастл? - спросила она молчавшего мужчину.

- Девилз Лодж, - возразил Мак-Килларн. - Мое поместье. Балморал в четырех милях отсюда севернее.

- Девилз Лодж? - пробормотала Глория Стэнфорд. - "Дом дьявола"? Впечатляющее название!

Мак-Килларн передернул плечами.

- Один мой предок окрестил так этот замок, - проворчал он. Девилз Лодж быстро приближался. Он представлял собой неприступное сооружение с толстыми стенами, прямоугольными окнами со свинцовыми рамами, массивными дверями и бесконечными дымовыми трубами, торчащими на покрытых шифером крышах. В восточной части сооружения возвышалась церковь, крест которой высоко вонзался в небо.

Глория, сморщив лоб, смотрела на мощное сооружение, которое произвело на нее подавляющее впечатление, она чувствовала, что где-то здесь в темноте за толстыми стенами скрывается опасность. По дороге, окруженной с обеих сторон колючим кустарником, девушка вела машину к въезду в поместье. Из двух окон первого этажа лился свет. Входная дверь открылась, и Глория увидела широкоплечего мужчину в ливрее, который напряженно всматривался в приближающуюся машину.

- Это Джордж, мой секретарь и дворецкий, - объяснил МакКилларн, после того как Глория притормозила около входа.

Джордж подошел к ним с приветливым лицом, вежливо поприветствовал посетительницу и помог ей выйти.

Юная искусствоведка думала о делах. Конечно, встреча с МакКилларном произошла при очень странных обстоятельствах. Однако близость замка Балморал, который являлся осенней резиденцией английского королевского двора, была как бы гарантией безопасности и того, что все пройдет в рамках закона.

Глория ответила на приветствие и последовала за дворецким в прихожую, похожую на зал, из которой вела дюжина дверей.

- Не хотите ли подкрепиться, мисс Стэнфорд? - вежливо спросил у нее Мак-Килларн.

- Кофе и бренди не помешали бы, - среагировала Глория. Только теперь у нее появилась возможность разглядеть Мак-Килларна, У шотландца было узкое лицо, нос с горбинкой и глубоко запавшие серые глаза, напоминавшие воду горного озера. Над тонкими губами красовались чуть рыжеватые усы.

Многие молодые люди в этой горной стране выглядят точно так же, отметила молодая англичанка.

- Принеси напитки в галерею, Джордж, - распорядился МакКилларн и снова повернулся к гостье. - Я думаю, что вам не терпится осмотреть картины.

Глория кивнула. Ей хотелось осмотреть хваленые картины и приобрести их, если они будут, действительно, ценными произведениями.

Мак-Килларн подошел к последней двери с левой стороны гостиной и вытащил из кармана ключ. С трудом повернул его в замке и нащупал выключатель в дверной раме. С жужжанием дверь отошла в сторону.

В следующий момент их глаза ослепили лазерные лучи, освещавшие большую комнату без окон. Их свет был направлен на картины и гравюры, висящие на стенах.

- Вы хорошо защитили свой клад, - прошептала Глория Стэнфорд и почувствовала, как сильнее забилось сердце от предвкушения близости встречи с выдающимися произведениями.

- Осторожность не помешает, - объяснил Мак-Килларн, уступая ей место и усаживая за маленький столик.

Первое, что увидела Глория, были три картины, ради которых она отправилась в столь необычное путешествие. Медленно приблизилась она к творению Гейнсборо, изображавшему всадника. Она точно знала, что это был оригинал.

В галерею вошел Джордж и принялся сервировать стол. Дворецкий уже собрался уходить, когда восклицание посетительницы заставило его обернуться, несмотря на то, что Мак-Килларнуже отослал его.

- Покажите, пожалуйста, мне заключение эксперта, мистер Мак-Килларн, - попросила она, не отводя глаз от картины.

Хозяин, увидев застывшего в дверях Джорджа, отправил его взять документы из сейфа.

- Я надеюсь, что в ближайшее время мы придем к согласию, - сказала Глория убежденно. - Сначала договоримся о цене.

- Три эксперта, которые оценивали ценность этих произведений, установили также и стоимость этих картин, - объявил он. - По этому пункту, я думаю, мы также быстро придем к согласию.



Он налил кофе и подал его Глории.

- Вы хотите вернуться этой ночью?

- Конечно, ночь скоро закончится, - ответила она. - А возвращаться в отель у меня нет никакого желания.

Она не заметила, как удовлетворенно усмехнулся Джордж, который только что вошел с папкой документов и некоторое время стоял у двери. Дворецкий протянул папку Глории.

Следующие четверть часа молодая женщина провела за чтением бумаг. У нее уже не было ни малейшего колебания по поводу сделки. Картины были проверены международным бюро экспертов, которое признало картины подлинными. Против цены у Глории также не было возражений.

- Я покупаю картины, - решительно сказала она и оглянулась на Мак-Килларна. - Рамы мне не нужны, поэтому транспортировка не вызовет трудностей.

- Как хотите, - Ответил Мак-Килларн. - А это не рискованно? Вы - одна в машине с такими ценностями?

Глория покачала головой.

- Никто не узнает, что у меня в чемоданчике, - уверила она и вынула чековую книжку из дамской сумочки.

- Восемьсот тысяч фунтов стерлингов... согласны?

Мак-Килларн сделал вид, что ему тяжело принять решение.

- Согласен, - вздохнул он, - Джордж приготовит вам купчую.

Глория торжественно раскрыла чековую книжку, но еще не заполнила чек.

- Я полагаю, вы уже навели справки о моей платежеспособности? - спросила она.

- Мистер Гиббс позаботился об этом, о вас отзываются только с хорошей стороны, - заверил он.

Глория повернулась и оценила остальные картины. Она замерла около картины одного неевропейского, явно непрофессионального художника.

- Откуда здесь эта картина и что на ней изображено? - тихо спросила она.

- Мой отец долгое время жил в Индии, - сказал Мак-Килларн. - Он привез это оттуда. Здесь нарисован гуру из Гаднипура.

- Гуру? - Глория Стэнфорд задумалась и внезапно почувствовала, что ее сердце учащенно забилось.

Эта мерзкая фигура напоминает жирного Молоха, который любил человеческие жертвоприношения, подумалось ей.

Глории хотелось оторваться от отталкивающего зрелища. Но это не удавалось. Ее взгляд бегал по толстым, жирным пальцам, бесчисленным кольцам, по сложенным на животе рукам, охватывал отвисшие груди, пока не остановился на черных, как смоль, глазах, взгляд которых пронзал насквозь.

Внезапно у Глории появилось такое ощущение, что эти глаза живы и что от них исходит гипнотическая сила, захватывающая ее.

Судорожно отвела она взгляд от этих глаз, чтобы не видеть их больше, но они преследовали ее и не отпускали.

- Вам нехорошо, мисс Стэнфорд? - откуда-то издалека дошел до нее голос Мак-Килларна.

Не звучит ли это как приказ отвести глаза от жуткой картины? Глория медленно повернулась. Шотландец стоял у стола и держал в руках купчую на картины.

- Пожалуй, мне не помешало бы вздремнуть часок, - Глория рассмеялась смущенно и подошла, волоча ноги, к столу.

Она мельком взглянула на бумаги, поданные ей Мак-Килларном, и поставила под ними подпись. Потом она подписала чек и вернула его шотландцу.

Но теперь ей показалось, что выбранные ею картины до сих пор висят на месте.

- Я бы просила... - раздраженно повысила она голос.

Мак-Килларн словно провалился сквозь землю. Вместо него дверной проем загораживала фигура дворецкого.

- Не волнуйтесь, мисс, - прошипел он, дружелюбные нотки в его голосе сменились ледяными, - картины останутся висеть там, где они были!

- Но это теперь моя собственность! - возразила она. - У мистера Мак-Килларна есть чек на эти картины, который...

Из горла Джорджа раздался жуткий смех.

- Но мы этого больше не хотим, - гордо заключил он.

- Я аннулирую чек, и вы в полиции...

- Слишком поздно, дорогая, - усмехнулся он, и на его лице ясно читалось торжество.

Он нажал выключатель, и дверь за ним закрылась. По его глазам она поняла то, что чувствовала с самого начала: все здесь было как-то не так. Если бы она прислушалась к голосу рассудка и не помчалась бы среди ночи к Мак-Килларну...

Она поняла, что ее провели двое мошенников, целью которых было облегчить ее кошелек на восемьсот тысяч фунтов стерлингов. Они оба были также уверены, что смогут снять эти деньги с ее счета и исчезнуть навсегда.

Однако как они вышли на столь ценную коллекцию? Может, картины украдены. Так как все это делалось не совсем легально, то они воспользовались этим и получили возможность сделать состояние без страха и риска. Внезапно свет погас. Темнота окружила ее, когда она вернулась к столу и, дрожа, легла на него. Голова ее дернулась, когда тонкая вспышка света пронзила темноту.

Ее охватил ужас, когда она увидела, что свет исходил от полотна с гуру из Гаднипура.

Она опять окаменела под взглядом черных глаз жирного Молоха. Никаких сомнений в том, что глаза жили.

Руки с жирными, волосатыми пальцами уже не покоились на животе. Белые морщинистые ладони уже указывали наверх, рука тянулась к девушке.

То, что видела Глория, не было больше картиной, это была реальность. Картина стала огромной. Гуру стал в человеческий рост.

"В какую комнату ужасов я попала?" - думала Глория. Она учащенно дышала. Девушка хотела бежать от взгляда этого жирного типа, чья кожа блестела от пота. Но она была не в состоянии сдвинуться ни на миллиметр.

Может, ее превратили в колонну, скульптуру, камень? Нет, она жила и чувствовала биение своего сердца, болезненные уколы в легких. Вдруг в ее сознании прозвучал голос.

- Я благодарю тебя за сердечную жертву, которую ты принесла империи, миру вечного счастья, дочь греха.

Пойманная прислушивалась. Толстые губы гуру заходили, словно жуя. Жертва, подумала она... Ее ограбили на восемьсот тысяч...

Гуру, похожий на Молоха, как бы прочитал ее мысли.

- Ты внесла большой вклад в развитие мира счастья, - протяжно продолжал тот же голос. - Никто тебя не ограбил, но ты этого не понимаешь. Благодари случай, что у тебя есть возможность служить мне жрицей, что ты сможешь участвовать в жизни рая вечного счастья.

Глория Стэнфорд внимала каждому слову. Вдруг она почувствовала сладкий запах, который помутил ее рассудок и сломал волю.

Гуру не спускал с нее глаз.

- Скоро ты придешь в этот мир вечного счастья, - заключил он, - закрой глаза и приготовься к важному шагу!

Последнее сопротивление было подавлено. Она закрыла глаза и не заметила поэтому, как жирный Молох исчез и в комнате потемнело.

Глории вдруг стало легко и свободно. Она не ощущала больше земли под ногами, и ей хотелось летать.

Облако терпких, удушающих запахов азиатских курительных палочек окутало ее. Она вознеслась на нем высоко вверх, и ей хотелось лететь в бесконечность. Картинная галерея осталась далеко позади. Призрачный свет окружил ее, становилось все светлее и светлее. Красные, желтые, синие вспышки кружили вокруг и убегали. Симфония цветов окружила ее, когда она достигла пещеры, похожей на зал. Загадочные фигуры сновали между цветными пятнами.

Внезапно в поле ее зрения возник гуру. Как бог, восседал он в золотом кресле, направив взгляд своих черных глаз на худеньких нагих девушек, которые исполняли перед ним странный танец.

Глория Стэнфорд легко перешла в этот мир. Но краем сознания она поняла, что ее перенесли туда, откуда нет возврата.

Отчаянно вскрикнув, она потеряла сознание.

Едва лишь завидев его вдали, его обходили стороной. Непроницаемое лицо, костлявая фигура, тощие ноги торчали из-под шотландской юбки, как палки, хромающая походка, ритмичное покачивание палкой с набалдашником в виде кошачей головы, все приводило жителей Крэтла в ужас.

Дориан Мак-Килларн, глава клана Мак-Килларнов, владелец обширной территории, овечьих стад и заводика по производству виски, появлялся раз в неделю в местечке на реке Ди, чтобы посетить банк.

Что он там делал, какие проворачивал финансовые операции, знали только двое служащих банка, но они хранили молчание.

Однако слухи, ходившие по городку, уверяли, что Мак-Килларн еженедельно перечислял деньги, вырученные за счет продажи картин и художественных ценностей, принадлежавших исчезнувшим жертвам. Вот уже на протяжении длительного времени люди, имевшие с Мак-Килларном дело, бесследно исчезали.

Для жителей Крэтла это не было тайной, что давало им повод строить самые смелые предположения. Хотя, разумеется, доказательств вины хромого Дориана ни у кого не было. Полиция графства Абердин была также в курсе этих событий и однажды навестила МакКилларна в его усадьбе.

Около четырех столетий резиденция Мак-Килларнов находилась в Девилз Лодж, который, как могучий камень, утопал в центре Лохнагарского холма.

Визит полицейских чиновников к Мак-Килларну закончился безрезультатно, осмотр имения также ничего не дал.

Однако прошли слухи, что хромой Дориан дал полицейским крупную взятку. На этом вся история и закончилась, если не считать заявления горничной и хозяина местной гостиницы об исчезновении девушки, которая у них останавливалась. Однако та заплатила за постой, поэтому об этом все скоро забыли.

Как каждую пятницу, отправился Мак-Килларн и в этот пасмурный день в Крэтл. Он шел по ухабистой деревенской дороге, чья мостовая тускло блестела в темноте.

Тридцатипятилетний мужчина не обращал внимания на посылаемые ему вслед недружелюбные взгляды любопытствующих. Так он дошел до самых дверей банка.

О том, что происходило за стеклянной дверью этого заведения, не знал никто.

Десять минут спустя Мак-Килларн, как ни в чем не бывало, вышел оттуда. Презрительно игнорируя обращенные к нему взгляды, он медленно побрел обратно.

Его фигуры уже не было видно, но стук его палки еще долго раздавался в тишине. Только тогда, когда стук стих совсем, люди приступили к своим обычным занятиям.

Хозяин "Прыгающей собаки" стоял вместе со своим соседом Клиффом Богартом в дверях своей гостиницы и долго смотрел вслед удаляющемуся Дориану.

- Неприятный тип, - заключил мрачно Богарт. - Каждый раз, когда я его вижу, у меня по спине пробегает холодок. Давай лучше выпьем чего-нибудь, Барт, и забудем про него.

Барт Оруэлл, хозяин гостиницы, с внушительным животиком, согласно кивнул, почесав свою лысину.

- Однако интересно, что он сегодня делал в банке, - раздалось из его рта. - Он, что, нашел себе очередную жертву?

- Откуда я знаю? - Клифф Богарт передернул плечами и молча последовал за Бартом в бар.

Оруэлл молча наполнил доверху два стакана и подал один Богарту. Выпивая, они обменивались друг с другом мыслями по поводу последнего визита Мак-Килларна в Крэтл.

- Что случилось с той веселой девчушкой, которая останавливалась у тебя вчера вечером? - спросил Клифф после некоторой паузы. Хозяин облизнул губы.

- Она уехала, - сказал он, несколько помедлив. - Среди ночи.

- Как это так? - переспросил недоуменно Богарт. - Не оплатив? Вот это крошка.

- Нет, она заплатила, - защитил девушку Барт Оруэлл и рассказал о записке, которую она оставила.

- А тебе не кажется это странным? - спросил Богарт.

- Почему? Гостям иногда приходят в голову странные идеи.

Клифф Богарт, столяр из Крэтла, почесал в растерянности голову.

- Это было и остается странным, - заключил он и сделал глоток из своего стакана.

- Ты слишком много читаешь "Дейли Миррор", - усмехнулся Оруэлл.

- А чтение еженедельника "Сан-Патрик" отшибает всякую фантазию, - парировал столяр. - Леди выглядела элегантно и была наверняка зажиточной особой.

- Да, - проворчал Оруэлл.

- У нее была шикарная тачка, а? - продолжал Богарт.

- Точно, - подтвердил хозяин гостиницы. - На пальце у нее было кольцо с камнем не меньше двух каратов. У нее было шелковое белье и шерстяные трусики. Ну, что еще тебе, будут вопросы?

- Разумеется, - пробормотал Богарт. - Еще один вопросик, Барт: что могла делать эта леди в наших местах? Насколько я себя помню, у тебя останавливались всякие представители, заместители, один раз даже священник. Извини, но для высшего света твоя гостиница слишком вульгарна.

- Ну и что? - возразил хозяин обиженно. - У меня всем будет хорошо, каждый может поступать, как ему заблагорассудится.

- Подумай хорошенько, Барт, - продолжал столяр. - У тебя в номерах нет телефона, и почтальон не разносит писем ночью. Откуда же тогда леди взяла, что ей нужно уехать, да еще так внезапно?

- Это не мои проблемы, - проворчал Оруэлл и задумчиво посмотрел в свой стакан. - Женщинам свойственно легко менять свои планы. Может, она куда-то спешила.

- Мне все-таки кажется, что дело обстоит совсем по другому, - возразил Богарт. - У девушки появилась совершенно определенная цель, когда она съехала от тебя. Ты не обратил внимания, что она то и дело посматривала на часы, как будто ждала кого-то? Возможно, человек, которого она ждала, пришел ночью.

Барт Оруэлл, однако, оставался при своем мнении.

- С чего ты это взял? - спросил он пренебрежительно.

- Я вот подумал, что хромой Дориан принес сегодня в банк денежки, полученные от сделки с этой девушкой.

Хозяин отеля недовольно посмотрел на своего соседа.

- Это все выдумки, - проворчал он.

- Могли хромой Дориан заманить ее в свою конуру, чтобы обделать все наверняка? - нагнетал обстановку Клифф. - Наконец, у нас каждый знает, что Мак-Килларн по уши увяз в долгах.

- Ха, в долгах, - объявил хозяин. - Может, ты еще скажешь, что банк каждую неделю выделяет ему новые кредиты?

Клифф Богарт хитро улыбнулся.

- Конечно же, наоборот, - ответил он. - Я вообще считаю, что хромой Дориан, как всегда, выйдет сухим из воды.

- Девушка, по-моему, тоже не промах, - заметил Барт. - Я уверен, что Дориан скверный тип, но я не спешу с выводами, тем более, наша полиция тоже не дремлет.

Столяр, однако, придерживался другого мнения. Три года назад он отвозил гроб в Девилз Лодж, когда там умер садовник. Когда Клифф туда приехал, было уже темно. Но он был убежден, что видел какие-то странные фигуры и слышал странное пение откуда-то из-под земли. Об этом он никому не рассказал, чтобы его не подняли на смех.

Уже смеркалось, и люди потянулись к "Прыгающей собаке". Разговор перешел на иные темы. Фермеры бурно обсуждали новые цены на урожай.

Незадолго до закрытия в ночи раздался жуткий крик.

Мужчины в недоумении смолкли и удивленно уставились на открытое окно.

- Может нам по... - предположил кто-то, но его оборвал на полуслове новый, еще более страшный крик. Казалось, что кого-то режут.

- Проклятье, что там еще! - вскочил на ноги Клифф и в мгновение ока уже был на улице.

Она тихо лежала в одной из многочисленных пещерок. Девушка дрожала всем телом, судорожно сжав кулаки, прижав коленку к голому телу.

Было не очень холодно, но вовсе не холод сотрясал хрупкое тело девушки. Перед глазами то и дело всплывала Яна. Девушке все время казалось, что кровь все еще брызжет из вен убитой.

Гуру и его помощники сделали так, что Яна попала под их власть, и вертели ею, как хотели. Сейчас она была уже мертва и находилась, по общему мнению, в вечном раю.

Какое издевательство! Яна мертва, и теперь она уже неподвластна Молоху, который всячески разыгрывал из себя бога. Но достойная сочувствия Яна была не единственной, кто слушался гуру. Многие другие девушки готовы были пожертвовать собой, чтобы последовать за Яной.

Девушка медленно вытянулась и подняла голову. Перед ней была пустая пещера. Гуру покинул свое кресло и удалился со своими служанками.

В пещере было тихо, только из маленьких пещерок раздавались приглушенные голоса.

Однако затем раздался какой-то странный шум. Откуда он возник, было непонятно. Девушка услышала странную музыку, почувствовала слабый запах курительных палочек.

Это еще одна жертва, решила она.

Девушка вспомнила, как ее сюда доставили. Сейчас все в точности повторялось. Однако сюжет теперешнего похищения все же отличался от ее похищения. Это было телепатическое воздействие на обреченную, в результате чего она тоже окажется в этом жутком подземелье.

Пока шла церемония, наблюдавшая за ней девушка стояла не шелохнувшись. Потом на цыпочках, крадучись вдоль стены, юркнула она обратно в конуру. У нее была теперь только одна мысль: убраться отсюда как можно быстрее.

Прождав некоторое время, она, наконец, решилась. Обнаженная была одной из немногих, чья воля не подчинилась гуру. Однако все эти месяцы она не могла решиться на побег.

Когда она снова появилась в зале, то замерла как вкопанная: церемония была еще в полном разгаре.

Она осторожно спряталась в углублении, откуда обычно выходили служанки, прислуживающие гуру. Пройдя несколько метров, беглянка почувствовала свежий воздух.

У нее появилась надежда, что ей удастся сбежать от жирного Молоха.

Штольня расширилась и образовала небольшой грот, в котором горел свет.

Электрический свет! Да, она не сомневалась, что это был именно он. Все эти страшные месяцы она видела только свет факелов.

Положение вещей подсказывало беглянке, что она приближается к выходу. Надежда придала ей уверенности, когда она вышла в следующую штольню.

Коридор круто уходил наверх. С каждым шагом стены сужались, но девушка упорно поднималась все выше и выше.

Воздух становился все чище и чище, повеяло прохладой теплой ночи. Однако, несмотря на приближение цели, девушка становилась все задумчивей. Показаться перед людьми в таком виде! Краска залила ее щеки. Однако скоро все останется только страшным сном. Позади жирный Молох, жертвенный камень и страх за свою жизнь.



Девушка прошла еще около двух миль, прежде чем увидела, темное ночное небо.

У нее потемнело в глазах. Сердце рвалось из груди, кровь стучала в ушах.

После нескольких шагов она остановилась. Страшная мысль пришла ей в голову. Куда идти дальше, а вдруг там стража, как пройти мимо нее? Охранники вернут ее без лишних вопросов обратно к Молоху. А это означает - смерть.

Девушка собрала все свои силы и стала на ощупь продвигаться вдоль стен.

Инстинкт не обманул ее. Немного погодя она увидела контуры спящего мужчины. Равномерное дыхание было слышно далеко. Беззвучно приблизилась она к спящему и узнала в нем бритоголового слугу Молоха. Ей стало страшно, когда она крадучись пробиралась мимо него к выходу из штольни.

Девушка не представляла себе, где она находится, однако была уверена, что где-то рядом живут люди, которые ей помогут.

Свежий воздух взбодрил ее, а ночного холода она просто не чувствовала.

Ее голые ступни коснулись упругой травы и острых камней. Метров через двадцать она споткнулась об сук и, удерживая равновесие, отчаянно замахала руками.

Хруст палки раздался в тишине, как пистолетным выстрел. "Только этого не хватало, - подумалось ей. - Только бы бритоголовый ничего не услышал!"

Ей стало страшно. Она услышала, как зашевелился рядом с ней стражник и что-то прокричал в темноту. Беглянку охватила паника. Сердце ушло в пятки, когда она стремглав помчалась от этого места, Она добежала до спуска в долину, когда ее заметил преследователь. Девушка сделала небольшой крюк и достигла ручья. Она не чувствовала ни холодной воды, ни острых камней, ни колючего кустарника.

Резкое колотье в боку заставило ее остановиться.

Девушка судорожно огляделась по сторонам. Преследователя нигде не было видно. Может, он отстал или прячется где-то в темноте.

Радость наполнила сердце беглянки, когда она увидела впереди огни. Вне всякого сомнения, там жили люди и там можно получить помощь, прекратить все страдания.

Свет и близость селения придали ей новые силы. Немного погодя девушка уже могла различать дома и церковь, которая возвышалась в центре поселка. Уже были видны автомобили, которые кружили по улицам.

Девушка слегка изменила направление и, задыхаясь, поспешно побежала в сторону улиц городка.

"Ты должна добежать, - говорила она себе. - Во чтобы то ни стало. Там ты будешь в безопасности".

Длинный забор преградил ей дорогу. Тяжело дыша, она остановилась в изнеможении. С отчаянием искала она хоть какую-то лазейку, чувствуя, что сил больше нет.

"Ты должна идти вперед, вперед!" - твердила она себе. Ее рука скользила по решетке, в то время как она тщетно пыталась влезть на забор.

Девушка вздохнула свободнее, когда заметила тропу, которая вела в обход забора к улице.

До улицы оставалось всего каких-то сорок-пятьдесят метров. Кровь стучала у девушки в ушах, заглушая гулкие шаги.

Он возник, как призрак, перед обессиленной девушкой.

Обнаженная замерла и вдруг издала громкий, полный дикого ужаса крик. Ее ноги онемели, когда она узнала обритую голову. Это был стражник Молоха.

Беглянка увидела, как его рука, в которой блестел кинжал, поднялась вверх.

- Нет, - вскрикнула она. - Нет, я хочу жить, не надо... не надо... - Она попятилась назад. Из горла бритоголового раздалось хрюкание, а потом речь на непонятном языке.

- Нет! - закричала девушка из последних сил. Она споткнулась и полетела спиной на решетку забора.

В отражении его глаз она увидела, как кинжал опускается ей на горло.

Острый клинок оборвал ее предсмерный крик. Брызнула кровь и залила все вокруг.

"Слишком поздно!" - была ее последняя мысль.

Она еще жила и чувствовала, как бритоголовый поднял ее на руки, но потом почему-то выронил. Откуда-то издалека до нее донеслись чьи-то крики, крики из ее мира, которые звали ее обратно.

Клифф Богарт первым добежал до бедной девушки. Очень отчетливо помнил он фигуру бритоголового мужчины, который растворился в темноте.

- Догоните убийцу! - крикнул он остальным, которые окружили его с пострадавшей.

Сам же Богарт опустился перед девушкой на колени. Пройдя войну и научившись многому, он понял, что девушке уже ничем не поможешь. Но она еще жила. Он видел, как дрожали ее веки, а губы бормотали непонятные слова.

- Говорите! - умолял Богарт. - Кто это был, который..?

С последними силами произнесли губы девушки всего два слова. Ее тело обмякло. Девушка была мертва.

Тут стали появляться люди, отправившиеся в погоню за убийцей.

- Собака, он ушел от нас, - выдохнул один из преследователей и вытер вспотевший лоб носовым платком. - Она мертва?

Клифф кивнул.

- Все, что я могу для нее сделать, - это гроб, - пробормотал он. Два слова, произнесенные девушкой, отпечатались у него в мозгу. Однако смысл их был для него загадочен. Может быть, это бессмысленный бред умирающей?

- Она, однако, совершенно голая, - заметил один из тех, кто только что подошел.

- Боже, бедняжку, наверное, изнасиловали.

- Мы должны сообщить в полицию.

Молодой человек, которому от вида крови стало дурно, предложил: "Давайте, я сбегаю за полицией", - едва сдерживая тошноту.

- Все когда-нибудь случается в первый раз, - проворчал Богарт вслед убежавшему юноше.

- Кто-нибудь видел ее раньше?

- Она нездешняя, - сказал пастух. - За последние тридцать лет я много поколесил по здешним местам и знаю всех в лицо. Я смело могу утверждать, что эта девушка нездешняя.

- Малышке было не больше двадцати, - задумчиво произнес Клифф. У него из головы не выходил тот бритоголовый тип,

Был ли мускулистый голым? - Клифф прокручивал раз за разом прошедший случай. Да, он был голый, вспомнил он. Отчетливо встала перед глазами голая спина, сильные ноги.

Он поделился с другими своими наблюдениями.

- Это, точно, было изнасилование, - категорично заявил один из собравшихся. - Насильник убежал за своей одеждой. Скорее по машинам, прочешем местность. Свинья не уйдет от нас далеко.

- В гору на машине не въедешь, - возразил пастух. - А в темноте мы не найдем его. Остается надеяться на полицию.

- Я возвращаюсь в "Собаку", - сказал Богарт, - а вы дождитесь полиции.

Из-за происшествия хозяин отеля был вынужден перенести закрытие бара до окончания разбирательства, так как представители медицинской комиссии и полиции хотели выслушать свидетелей в его баре.

Полиция и медэксперт прибыли только два часа спустя. В "Прыгающей собаке" появились инспектор Уайтл, сержант и медэксперт.

- Не хотите ли горячего чаю, джентльмены? - приветствовал их хозяин.

- Неплохо бы, - признал инспектор и осмотрел присутствующих. - Кто из вас Клифф Богарт?

Столяр медленно протиснулся к темноволосому инспектору.

- Вы первым увидели место убийства, мистер Богарт, расскажите мне об этом, - начал Уайтл.

Клифф Богарт согласно кивнул.

- Правильно, - подтвердил он. - К тому времени она была еще жива.

Уайтл вздернул брови.

- Умершая сказала что-нибудь? - спросил он.

- Она сказала что-то, но я не понял что, - пояснил он. Она сказала только два слова.

- Вы запомнили слова, мистер Богарт? - поинтересовался инспектор.

- Первое было вроде гуду или губу, а второе раднипур или радимур.

Инспектор наморщил лоб.

- Вы точно именно это слышали? - переспросил он. - Подумайте, вы точно уверены в этом?

- У меня хороший слух, - проворчал Богарт. - Что я слышал, то я и говорю.

- Кто-нибудь знал умершую?

Все отрицательно покачали головами.

- Никто не видел, - заключил из угла пастух. - Это было изнасилование, господин инспектор?

- Это покажет вскрытие, - сказал уполномоченный. - У кого есть какие-нибудь дополнения, у кого-нибудь есть догадки по поводу татуировки на животе убитой?

- Татуировка? - переспросил столяр. - Не видел. О какой татуировке идет речь?

- Цветок, - пояснил инспектор. - у хиппи очень распространены татуировки на эту тему. Хорошо, ну ладно, к вам в последнее время кто-нибудь приезжал, кто-нибудь незнакомый? Может, вы видели какую-нибудь машину, в которое ехала девушка?

На этот вопрос не ответил никто.

- Я помню еще молодого парня с бритой головой, - продолжал Клифф.

- Джентльмены, вы же были свидетелями случившегося, неужели вы ничего не видели? - спросил с интересом инспектор.

- Но было же очень темно, - пояснил пастух. - Мы слышали только шаги, а потом потеряли его из виду.

Уайтл обратился к Богарту.

- Расскажите, пожалуйста, все еще раз с самого начала, мистер Богарт, - попросил он столяра.

Богарт начал свой рассказ с того момента, как они услышали два диких крика, и закончил его двумя словами девушки.

- Спасибо большое, - поблагодарил инспектор столяра. Если вспомните что-нибудь еще, дайте мне знать. Я с удовольствием выслушаю вас.

До восхода солнца оставалось еще два часа, когда беседа закончилась.

Бар опустел, только Клифф Богарт остался сидеть на прежнем месте.

- Скажи-ка, Барт, - обратился он к хозяину. - Как ты думаешь, надо было мне рассказать инспектору про девушку?

- Бессмысленно, - заключил Оруэлл, который был занят тем, что мыл посуду. - Какое отношение имеет она к этой смерти?

Глория Стэнфорд чувствовала себя отвратительно, когда пришла в себя. Она постаралась вспомнить, что же с ней все-таки произошло. Перед глазами встала картина жирного Молоха. Она вспомнила его черные, гипнотические глаза, высокий голос. Гуру сказал ей, что она станет монахиней. Монахиней в его мире вечного счастья. Глории вспомнился тот ароматный запах, который помутил ее рассудок. О чем еще говорил Молох?

Может, все было жутким сном? Глория вспомнила, чтр хотела купить три ценные картины, выписала чек на их покупку. Конечно, она попала в руки злобной банды рэкетиров и религиозных фанатиков, которая обвела ее вокруг пальца.

"Именно так оно и было", - подумалось ей.

Вдруг девушке стало холодно. Только теперь она заметила, что лежит совершенно голая.

"Что со мной сделали? - со страхом подумала она. - Может, меня изнасиловали, пока я была без сознания?"

Глория помнила, что в последний раз она была в картинной галерее, а сейчас она находилась совершенно в другом месте. Это была какая-то малюсенькая пещерка. Ее зубы громко застучали, когда она подползла к выходу из своей конуры и вылезла из нее.

Глория рассмотрела большую просторную пещеру, которую, как ей показалось, она уже где-то видела, но не, никак не могла вспомнить.

Глория увидела большой желтый камень и с содроганием осознала его назначение. Рядом возвышался золотой трон, который был пуст. Девушка вспомнила, что точно на таком же троне сидел жирный Молох.

Глория все еще не могла понять, где она находится, но ей было ясно одно: выбраться отсюда будет фактически невозможно.

"И это рай вечного счастья? - с сомнением подумалось ей. - Разве похожа эта пещера на райское место?"

Вдруг перед Глорией появились бритоголовые мужчины. Увидев их, девушка в страхе попятилась, закрывая руками груди.

- Кто вы? - крикнула она и увидела, что на азиатах были лишь набедренные повязки, из-за пояса которых торчали острые клинки.

Гортанные звуки, раздавшиеся из горла бритоголового, привели ее в ужас.

- Где я? - был ее следующий вопрос.

То, что сказал тот тип, она не поняла, но по его жестам догадалась, что ей нужно ползти обратно в пещеру.

- Иди сюда, - раздался сзади приятный женский голос. - С тобой ничего не случится, если ты будешь их слушаться.

Глория обернулась и с удивлением увидела позади себя девушку, которая весело протягивала ей руку.

- Меня зовут Кона, я послушница всемогущего гуру, - сказала девушка.

Кона взяла Глорию за руку и отвела в другую, более просторную пещеру.

- Рада приветствовать тебя в мире счастья, сестра Сафи, продолжала радостно Кона.

- Сафи? - удивленно переспросила Глория. - Меня зовут Глория...

- Твое имя Сафи, - перебила ее Кона. - Сафи - это твое теперешнее имя, земные имена слишком грубы.

Глория увидела на животе девушки вытатуированный цветок. Точно такие же татуировки видела она и у хиппи.

Интерес Глории не ускользнул от Коны.

- Это лотос, цветок счастья, - пояснила она радостно. Ты должна будешь пройти испытания, прежде чем у тебя будет такой же цветок, прежде чем ты станешь монахиней всемогущего гуру.

- Испытание? - прошептала Глория и почувствовала, как ее тело покрывается мурашками.

- Ты поймешь, что это необходимо, - продолжала спокойно Кона. - Твой дух и твои мысли все еще тесно связаны с земными заботами. Ты скоро забудешь их и поймешь, что нет ничего прекраснее мира вечного счастья. Всех нас радует, что ты принесла такую щедрую жертву нашему гуру.

Глория горько рассмеялась.

- Жертву? - переспросила она. - Да меня обманули самым нахальным образом.

Кона понимающе улыбнулась.

- Некоторых нужно принудительно вести к их счастью, дорогая сестра, - пояснила она. - Когда-нибудь ты поймешь это.

- А почему мы обнажены? - спросила Глория. - Может, наш вид доставляет гуру удовольствие?

Кона снова рассмеялась.

- В нашем мире другие ценности, сестра, - сказала она, нам не нужно ничего, никакого платья. Собственность запрещена в нашем иире. Никакой собственности! Только тот, у кого нет ничего, будет допущен в рай вечного счастья.

- Где этот рай? - прошептала Глория Стэнфорд. - В аду или в стране духов, туманов и привидений?

- Когда придет время, гуру укажет тебе дорогу, - Кона была как в экстазе. - Но сначала тебе предстоит пройти испытание. После него ты станешь счастлива, забудешь все плохое и станешь умолять гуру отправить тебя в рай вечного счастья.

- Где мы сейчас, я спрашиваю, где находится эта пещера?

- Империя гуру всюду, - ответила Кона. - Ты ведь не спрашиваешь, где находится весь земной мир.

- А в нашем мире есть мужчины? - спросила Глория. - Я видела какие-то бритоголовые создания.

- Мужчины не населяют наш мир. Только мы, девушки и женщины, достойны рая вечного счастья. Эти бритоголовые слуги гуру лишь послушные исполнители его приказов.

- А кто-нибудь пытался сбежать отсюда? - спросила Глория насмешливо.

Лицо Коны потемнело.

- Те, кто счастлив, не сбежит отсюда, - уверила она.

- А те, кто несчастлив? - поинтересовалась Глория.

- Отправляются в мир вечной тьмы.

Глория едва смогла побороть дрожь, вызванную этими словами.

- Я покидаю тебя, сестра, - сказала Кона. - Когда проголодаешься, возьми овсяную лепешку, меда и воды, они где-то рядом с тобой, найдешь.

Глория потупила глаза.

- И это ты называешь раем, сестра, - произнесла она желчно.

- Ты думаешь о том, что в земном мире называют мясом, догадалась Кона. - В нашем мире у каждого есть свой зверь. Его можно заколоть и съесть. Учение Молоха убедит тебя в том, что все мирские проблемы никчемны, что их надо забыть.

После этих слов Кона беззвучно исчезла.

Задумчиво посмотрела Глория ей вслед. Ее сознание еще работало, могло правильно анализировать сказанное Коной, значит, не все потеряно.

Находится ли эта пещера в пределах того мира, где она недолго прожила? Здешний мир был устроен совсем не так, как земной. Страх пропитал здесь все, а не счастье. Страх сквозил и в словах Коны.

Хорошо еще, что ужасный Молох, который называет себя гуру, не подчинил ее своей власти. Успокоенная этой мыслью, Глория тихо заснула.

Служащие маленького отдела в Новом Скотланд Ярде в Лондоне проводили большую часть рабочего времени за чтением газет. Их внимание главным образом было акцентировано на небольших происшествиях, которые не заинтересовали общественность.

Сержант Эшли просматривал страницу "Дейли Репортер", незначительной газеты из Энгус Кантри, когда на глаза ему попался жирный заголовок "Загадочная смерть неизвестной девушки!". Это несколько заинтересовало его. Он внимательно стал читать.

Закончив, Эшли потянулся за ножницами, чтобы вырезать заинтересовавшую его заметку. После этого он сделал на ней пометку и понес в соседнюю комнату, где работал его шеф.

У инспектора Мак-Алистера, шефа Эшли, было отличное чутье на всякие странные дела.

Нахмурив лоб, Мак-Алистер внимательно прочитал заметку. Джон Мак-Алистер был крупным мужчиной с холодными серыми глазами, которые указывали на ум их владельца. На некоторое время инспектор задумался, анализируя прочитанное.

Он знал, что у Эшли неплохое чутье на загадочные события, и убедился в этом еще раз.

С первого взгляда вроде бы не случилось ничего из ряда вон выходящего. Однако после более тщательного ознакомления с заметкой обращаешь внимание на то, что на животе у жертвы был вытатуирован цветок лотоса и что преступление явно не носило сексуального характера.

Сотрудники медэкспертизы в Абердине пришли к выводу, что убийство могли совершить хиппи. Доказательств этого, правда, не было найдено, что Мак-Алистер выяснил, позвонив своим коллегам в соседний отдел.

Коллеги сообщили ему также и последние слова убитой, что еще больше заинтересбвало Мак-Алистера.

"Губу или гуду", записал он у себя в блокноте. Дальше слова "раднипур или радимур".

- Сержант! - крикнул он в открытую дверь.

- Да, сэр, - отчеканил тот, подходя к столу.

Инспектор протянул ему листок с написанными словами.

- Вам говорят чего-нибудь эти слова?

Эшли внимательно вчитался в написанное.

- Что-то азиатское, - заключил он. - Наверное, индийское или пакистанское слово.

- Я думаю, индийское, - заметил шеф отдела. - Как насчет слова "гуру"?

- Гуру - духовный наставник, учитель, - продемонстрировал сержант свою блестящую эрудицию.

- Правильно, - подтвердил Мак-Алистер.

- Некоторых гуру мы уже знаем, шеф, - продолжал Эшли. Толстый Буршен, проповедовавший Харе Кришну, наживший миллионные состояния на глупости своих учеников, и это все на глазах властей.

- Вполне возможно, что девушка была убита по приказу одного из таких гуру, - пробормотал инспектор. - Меня смущает одно: до сих пор не было зарегистрировано фактов смерти, убийств с их стороны.

- Может, ритуальная смерть? - предположил сержант Эшли. Джон Мак-Алистер пожал плечами.

- В мире мистики все может быть. Я думаю, нам надо заняться этим делом. Покопаемся в архиве. Может, в Балморале и раньше случалось нечто подобное.

- А как быть с "радимуром" или "раднипуром"? - поинтересовался сержант, покидая кабинет.

- Это мы выясним в отделе международных отношений, - сказал Мак-Алистер, поднимаясь из-за стола и направляясь вслед за своим помощником.

Факт, что Индия до 1947 года была английской колонией, давал надежду, что второе слово будет разгадано, стоит лишь покопаться в архиве.

Час спустя, побывав в архиве, Мак-Алистер уже знал, что это был гуру из Гаднипура, который заявил о себе еще во времена пребывания англичан в Индии. В последнее время о нем, правда, ничего не было слышно.

Возможно, он нашел себе преемника, подумал инспектор. Неожиданно из глубин архива вынырнул Эшли. В руке он держал небольшую папку с документами.

- Совсем немного, сэр, - заявил он и пролистал страницы документа. - В местечке Крэтл, где была убита девушка, с некоторых пор ходят слухи. Несколько лет назад некий Мак-Килларн был якобы замешан в исчезновении одной женщины. Наши коллеги выезжали на место, но так ничего конкретного и не нашли!

Инспектор Мак-Алистер с благодарностью взглянул на своего собеседника.

- Где живет этот тип? - спросил он.

- Его имение называется Девилз Лодж и лежит на полпути между Крэтлом и Балморалом.

Мак-Алистер кивнул.

- Я что-то слышал о Крэтле, - вспомнил он. - Скажите, чтобы мне забронировали место в местной гостинице, и купите билет на завтрашний первый рейс на Абердин, - попросил инспектор.

Был уже полдень, когда самолет из Лондона приземлился в Абердинском аэропорту. Служебная машина местной полиции встретила Мак-Алистера уже у трапа.

Инспектор Уайтл предложил гостю чай с пирожным и угостил сигарой. После этого он ознакомил Мак-Алистера с ходом дела, протянув ему папку с документами. Тот быстро просмотрел ее.

- Не узнали пока, кто убитая? - спросил задумчиво Мак-Алистер.

- Ее фотография скоро будет, вместе с отпечатками пальцев, - ответил Уайтл. - У меня до сих пор нет достоверных сведений.

- Вы когда-нибудь слышали о гуру из Гаднипура, Уайтл? спросил Джон Мак-Алистер.

- Хе, вы догадались, что означают эти слова, - лицо Уайтла расплылось в улыбке. - Поздравляю! К сожалению, я это имя слышу в первый раз. Что вы собираетесь предпринять?

- Я здесь, чтобы докопаться до истины, - пояснил сотрудник Ярда.

- Значит ли это, что гуру здесь тоже замешан?

Мак-Алистер пожал плечами.

- Я еще сам не знаю, что ищу, - ответил он. - Я полагаюсь на свое чутье, а оно меня еще ни разу не подводило.

Его шотландский коллега был тоже парень не промах.

- Я часто слышал о вас, мистер Мак-Алистер, вы ведь инспектор спецотдела по мистическим происшествиям, не так ли?спросил он и широко улыбнулся.

- Вы еще пешком под стол ходили, когда я уже работал, в полиции, - проворчал тот.

- Не сердитесь, - извинился Уайтл. - Хорошо, вы считаете, что в данном случае замешана нечистая сила?

Инспектор снова пожал плечами.

- Привидения или кто-нибудь там еще, мы разберемся, - подобрел он. - Я обращусь к вам, если мне потребуется ваша помощь.

Сотрудник Ярда уселся в свой автомобиль. Он отправился в Крэтл, то самое место, где развернулись эти странные события.

Чутье Мак-Алистера не подвело его и на этот раз. Он был на верном пути...

Озабоченная своим будущим, Глория Стэнфорд сидела в маленькой пещере. Она попила холодной воды и безо всякого аппетита прожевала овсяную лепешку.

Снова и снова она возвращалась в своих мыслях к словам Коны, когда та говорила об изгнании духов, которое ей предстояло, чтобы стать посвященной гуру.

Глория думала о церемониях дьявола, которые в последнее время проходили все чаще и чаще, и были одно другого ужаснее.

Вздрогнув, она сжалась. Как ей забыть чувства и мысли, которые составляли ее жизнь, чтобы вдруг познать, что есть только один мир радостей?

Облик жирного Молоха возник перед ее взором. И как могла Кона видеть в нем всемогущего повелителя и бога? Или ей отключили память и сознание?

Глория вздрогнула от легкого шороха у входа в пещеру. Она увидела слабые контуры обнаженной стройной фигуры, которая, как змея, скользила к ней.

- Тсс, не пугайся, - услышала она чей-то шепот.

Ее сердце ушло в пятки, когда она увидела, как эта фигура пробирается все дальше в пещеру. Наконец она ощутила теплую кожу девушки.

- Кто вы? - прошептала Глория.

- Такая же сумасшедшая, как и вы, - прозвучало в ответ.

- Сумасшедшая?

- Как вы могли поверить словам монахов, которые, обещая вам рай, сами отвели вас в пещеру ужасного Молоха?

- Я ничего не понимаю, - пробормотала Глория. - Меня никто не обманывал. Меня похитили каким-то мистическим способом. Я здесь не по своей воле.

- Смотри-ка, - послышалось в ответ, - тогда с вами та же история, что и с Брендой Шорт, которую они наградили имечком Локи.

"Бренда Шорт", - размышляла Глория. Она где-то встречала, это имя, в какой-то газете.

- Локи, то есть Бренда, унаследовала от отца ценную коллекцию картин - как она сама нам рассказывала, - продолжала девушка. - Она выставила эти картины для продажи и бесследно исчезла с лица Земли. Приземлилась она здесь. Без картин и без денег.

Глория горько усмехнулась.

- Моя история похожа, - прошептала она. - Только все наоборот. Молох и его помощники не имели в виду мое состояние, но обещали мне рай.

- Который закончится в аду, - прошептала девушка. - Кстати, меня зовут Карла Престон, по прозвищу Пина.

- Карла Престон, я не могла вас раньше видеть по телевизору? - спросила Глория.

- Да. Карла, знаменитая поп-звезда в ущелье Молоха из Балморала, как я его окрестила, - продолжала она.

- Как вы здесь очутились, Карла?

- Потому что у меня крыша поехала, - призналась она. Случайно, благодаря паре знакомств, я попала на лекцию и проповедь в одну индийскую секту. Слова проповедника мне понравились, и он меня убедил, что можно стать счастливым, только если лишиться всего состояния. Один кришнаит пригласил меня на моление. Там они заморочили мне голову, накачали наркотиками и довели до того, что я все завещала гуру. Счет в банке и спортивный автомобиль я выбросила на ветер.

- А как обстоят дела с другими послушницами? - поинтересовалась Глория.

- Так же, как и с нами, - прошептала Карла Престон. - И что самое ужасное, почти все верят предсказаниям Молоха и сами хотят принести себя в жертву, чтобы поскорее попасть в рай.

- Зачем вы пришли и рассказываете мне все это?

- Я подслушала ваш разговор с Канон, этой фанатичкой, объяснила бывшая певица. - Мне показалось, что вы хотите попасть к Молоху. Я тоже сопротивлялась, когда пришла в себя и мне помогли открыть глаза. Я не хочу, чтобы с вами было, как с другими, которые впитали в себя каждый слог Молоха, как евангелие.

Глория Стэнфорд кивнула.

- Я постараюсь сохранить ясную голову, - сказала она, хотя и не была уверена, что это ей удастся. Один вопрос так и вертелся у нее на языке: - А как изгоняют дух, Карла?

- Я и пришла предупредить вас, - прошептала певица, и Глория почувствовала, как Карла рядом с ней задрожала. - Это странная церемония, во время которой всеми силами попытаются переправить твой дух в потусторонний мир. Делайте как я, идите быстро и естественно, насколько это возможно.

Карла замерла, услышав легкие шаги босых ног.

- Мне надо исчезнуть, - прошептала она и продвинулась осторожно к выходу из пещеры.

Шаги стихли, и секунду спустя девушка исчезла.

Глория Стэнфорд не имела понятия, сколько времени она провела здесь. В полной тишине и темноте она потеряла чувство времени,

Страх сменился озабоченностью. Никто из ее друзей не знал, что она уехала в Шотландию. Когда-нибудь они спохватятся, но подумают, что она уехала за границу, как уже бывало не раз.

И вообще, будет ли ее кто-нибудь искать?

Уже стемнело, когда инспектор Джон Мак-Алистер приехал в Крэтл и остановился перед "Прыгающей собакой". С маленьким чемоданчиком в руке он вышел из автомобиля и вошел в полный народу ресторан при отеле.

Конечно же, для него нашлась свободная комната, и как бы между прочим он сказал, что пишет для' одной газеты на юге страны. Разве кого-нибудь должно касаться, что он интересуется, в основном, мистическими историями?

От своего коллеги Уайтла он получил описания свидетелей. Клиффа Богарта, столяра, среди посетителей ресторана не было. Сначала он хотел поговорить с ним, и поэтому отправился в его мастерскую. Столяр был занят изготовлением гроба.

- Чем могу служить, сэр? - спросил Богарт удивленно, увидев незнакомого человека.

- Мак-Алистер, - представился инспектор. - Я работаю на одну газету, и мне сказали, что вы были единственным свидетелем ужасной смерти три дня тому назад.

Клифф смущенно махнул рукой.

- Главный свидетель - это сильно преувеличено, мистер Алистер, - сказал он. - Просто я первым там оказался. Это было ужасно, скажу я вам. Убийца перерезал ей горло.

- Но, говорят, секс здесь ни при чем, - сказал Джон Мак-Алистер.

- Сначала все так и подумали, - возразил Богарт. - Но все-таки эта история очень темная.

Мак-Алистер кивнул.

- Говорят, у жертвы быта татуировка - цветок на животе, продолжал он. - Здесь есть где-нибудь хиппи?

- Никогда не видел.

- Ну, а убийцу вы видели? - продолжал спрашивать инспектор.

- К сожалению, только сзади, да и то одну-две секунды, ответил Богарт. - Сильный голый тип с лысым черепом. Интересно, кто это бегает по ночам в таком виде. Насколько я знаю, насильники не раздеваются, когда они... ну, вы понимаете, что я имею в виду.

- Мне это тоже непонятно, - сказал инспектор. - А в последнее время здесь не случалось ничего странного? - продолжал он допытываться у столяра.

Богарт пожал плечами и почесал в затылке.

- Что здесь может произойти?

- Рассказывают о людях, которые бесследно исчезают, продолжал Мак-Алистер. - Говорят, что полиция этим занималась, но все напрасно.

Клифф Богарт облизал губы.

- От говорильни пересохло во рту, - хитро ухмыльнулся он. - Может, продолжить в "Собаке", тут, неподалеку?

- Неплохая идея, - сказал инспектор. Пара хороших глотков сделает его еще более разговорчивым.

Через десять минут они сидели за столиком в углу под любопытными взглядами посетителей и хозяина.

Перед ними стояли два полных стакана виски. Богарт сделал основательный глоток и закатил глаза от удовольствия.

- Да, тут на самом деле приключилась одна история, - разговорился он. - Дело было в четверг, за день до убийства девушки. Барт, хозяин, считает, что дело, правда, не стоит и выеденного яйца.

- Что, кто-нибудь пропал?

- Да не совсем, чтобы так, - продолжал Богарт. - У него была постоялица, богатая леди, скажу я вам. Ночью она исчезла из своего номера, но оплатила счет и оставила записку, что ей нужно срочно уехать. Странно, не так ли?

- Может быть, - сказал Мак-Алистер. - Кто была эта женщина?

Столяр пожал плечами.

- Понятия не имею, - сказал он. - Могу лишь сказать, что деньги у нее были. Это сразу видно. И машина у нее дорогая.

- Бывают люди, которым ночью приходят в голову бредовые идеи, - сказал инспектор.

- Ясное дело, - согласился Клифф Богарт, - но тут все равно не чисто. А когда потом в пятницу в деревне появился хромой Дориан...

- Хромой Дориан?

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522

XML error: Invalid character at line 522


home | my bookshelf | | Молох из Балморала |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу