Book: Удивительный дар



Удивительный дар

Донна Флетчер

Удивительный дар

Глава 1

Он умирает.

Алиса торопливо одевалась. Из головы не шли слова священника. Почему он сказал, что предчувствует близкую кончину? Утром они разговаривали, и священник чувствовал себя хорошо.

Ночью Алису разбудил один из членов клана, и она не на шутку встревожилась.

Алиса быстро подобрала длинные рыжие волосы, закрепив их парой костяных гребней, сунула ноги в сапожки из оленьей кожи, схватила корзину со снадобьями, поскольку была целительницей, и выбежала из дома.

Было холодно. Весна началась несколько недель назад, однако зима отступать не торопилась.

Луна скрылась за облаками, и, чтобы не споткнуться в темноте, Алиса шла очень осторожно. Тишину вокруг нарушал лишь легкий ветерок.

Алиса удивилась, застав священника в полном одиночестве. Молодой священник прожил с ними всего месяц, но к нему относились как к члену клана.

Девушка подошла к кровати и поставила рядом корзину.

– Это ты, Алиса?

– Да, отец Джон.

Она дотронулась до лба священника, проверить, нет ли у него жара.

Он схватил ее за запястье:

– Ты принесла корзину со снадобьями?

– Принесла. Не беспокойтесь.

– Там есть все, что нужно?

– Если понадобится что-то еще, принесу. Мой дом недалеко.

– Не оставляй меня. Разве в твоей корзине недостаточно трав?

– Там не только травы. Вы почувствуете облегчение. Я вылечу вас.

– Ты очень хорошая целительница.

– Все так считают. Сейчас я вами займусь. Не думаю, что вы умираете.

– Прости.

– Вам не за что извиняться. – Священнику неловко, что ее разбудили среди ночи, подумала Алиса и постаралась его успокоить: – Болезнь и роды случаются не только днем. За мной часто посылают среди ночи.

– На это я и рассчитывал.

Он вдруг выскочил из постели, схватил Алису за второе запястье, завел ей руки за спину и связал. В рот засунул тряпку.

Перекинув девушку через плечо, священник прихватил корзину со снадобьями и поспешил к выходу.

Алиса запаниковала. Этот мужчина явно не священник.

Сердце сжалось от страха. Того, кто похитил ее и ее сестру-близняшку Фиону в момент их рождения, поймали и наказали. Похищенных младенцев вернули родителям и брату Рейнору.

Не связано ли это похищение с тем?

Фиона без труда сможет пройти по следу похитителя. Она отличная охотница, прекрасно ездит верхом и умеет обращаться с оружием. В стремлении спасти Алису и найти похитителя ее не остановит ничто – ни беременность, ни муж Тарр, вождь клана Хеллевиков.

Смущал лишь тот факт, что похититель не заметал следов. Он либо дурак, либо для осуществления его плана преследователи не имеют никакого значения.

Алиса подняла голову. Ей показалось, что она слышит голоса.

В отдалении кто-то шел тем же шагом, что и похититель. Алиса всмотрелась в темноту. Может, ее уже хватились? Она продолжала всматриваться в темноту, но ничего не увидела. Даже тени.

Она молилась о том, чтобы сестра пустилась в погоню. Шаги снова послышались – и снова затихли.

Может быть, в этот самый момент их окружают люди Тарра? И спасение близко?

Хоть бы скорее кончился этот кошмар.

И тут Алису осенило. Это похищение может быть связано с недавними событиями, встревожившими не только ее, но и всех Блэкшоу – клан родителей, а также клан Хеллевиков.

Все началось с предсказания пророчицы Джианн незадолго до рождения близнецов. Оно и послужило причиной их похищения много лет назад. Клану предрекалась гибель, если одна из сестер не выйдет замуж. Однако недавно выяснилось, что клан ожидает гибель, если обе девушки не выйдут замуж. Когда об этом узнали кланы Блэкшоу и Хеллевик, члены их потребовали, чтобы Алиса немедленно вышла замуж. В пророчестве не было сказано, о каком именно клане идет речь.

Тогда Тарру пришлось объявить Алисе неприятную новость. Он сказал, что она сама сможет выбрать себе мужа, если поторопится.

Но Алиса не хотела замуж. Она была увлечена искусством врачевания, а чтобы ублажать мужа, нужно время.

Неужели похититель хочет на ней жениться? Клан Хеллевиков известен силой и благосостоянием. Любой мужчина охотно возьмет ее в жены.

Мужчина остановился.

Быть может, услышал шаги и встревожился?

Он двинулся снова, но теперь осторожнее.

Алиса старалась не терять присутствия духа. Страшно или нет, нужно сделать все, чтобы освободиться или выжить.

У небольшой просеки мужчина снова остановился. Алиса услышала голоса.

– Погони не было.

Похититель поставил девушку на ноги.

– Никто не хватился ее.

Сердце у Алисы ушло в пятки от страха.

– Нельзя останавливаться. Нас ждут.

Она одна, а их вон сколько. Зачем?

Они не проронили больше ни слова. Похититель тихонько подтолкнул ее, молча приказывая идти. И Алиса повиновалась.

Луна так и не вышла из-за облаков. Было темно, хоть глаз выколи. Алиса не отрывала взгляда от тропы, чтобы не упасть. Мужчин рассмотреть не могла, но, судя по тому, что они с трудом говорили на языке Алисы, шотландцами они не были, и девушку охватило отчаяние.

Алиса то и дело спотыкалась, но сильные руки одного из мужчин поддерживали ее.

– Смотрите, чтобы с ней ничего не случилось. Не то он с нас головы снимет. Надо доставить ее в целости и сохранности.

Куда доставить? Кому?

– Торопитесь, нужно быть на берегу до восхода. Ее ведут к реке. Собираются увезти на лодке. Алисе хотелось кричать. Как же Фиона за ней отправится? У нее нет морских навыков, да и клан Хеллевиков удит рыбу с берегов озер и рек, время от времени используя одну-две шлюпки. У клана нет парусных судов, чтобы отправить за ней отряд воинов.

Единственный выход – бежать. Иначе она никогда больше не ступит на шотландский берег.

До побережья несколько часов пути, но, если идти быстро, можно добраться скорее. Тянуть с побегом нельзя. Иначе не будет возможности спрятаться в лесу.

Алиса метнулась влево, ошеломив мужчин и выгадав время, чтобы проскользнуть мимо них в темноту леса. Местность для Алисы была незнакомой. Быть может, для мужчин тоже?

Отбежав на некоторое расстояние, она спряталась за густым деревом, прислушиваясь к шагам. Они приближались. Побеги Алиса, и ее, без сомнения, схватят. Лучше остаться на месте. В кромешной тьме ее вряд ли заметят.

Она подождет, пока шаги стихнут, и отправится домой.

Тут налетел сильный ветер, огромные ветви дерева окутали Алису.

Мужчины прошли мимо. Она видела, как их силуэты исчезают вдали. Выждав несколько минут, Алиса обошла дерево и заторопилась в ту сторону, откуда пришла.

В этот момент раздался волчий вой, и девушка замерла. Она постаралась ступать бесшумно, чтобы зверь не обнаружил ее.

Защититься собственными руками Алиса не имела возможности – они были связаны за спиной. Она вертела запястьями, пытаясь ослабить путы.

Преодолев еще несколько футов, Алиса остановилась и сорвала повязку со рта, зацепив ее за выступ дерева. Выплюнула кляп и сделала несколько глубоких вдохов.

Только бы не заблудиться, молилась Алиса. Ближе к рассвету она найдет убежище. Ее хватятся в деревне, когда она не придет на завтрак к сестре, не предупредив ее об этом заранее. Фиона сразу поймет, что что-то не так, и отправится на поиски. Фиона и Тарр разыщут ее след. Так что придется остаться здесь еще на несколько часов. В том, что ее спасут, Алиса не сомневалась.

Вдруг она услышала какой-то звук. Испугалась и пошла быстрее. И в этот самый момент различила приближающиеся шаги. Кто-то идет по пятам. Человек или зверь?

Глава 2

Ночь пронзил волчий вой.

Алиса наконец-то высвободила руки и пустилась бегом. Вряд ли она сможет перегнать волка. Но волк ли это?

Она остановилась, когда преследователи выскочили из леса и окружили ее.

– Она у нас, Вулф[1]! – крикнул священник.

Вулф – вождь дикого клана Вулфов с севера. Они раз или два нападали на клан Хеллевиков, но никого не убили. Казалось, они искали кого-то из членов клана.

Неужели этим кем-то была она?

Мужчины отошли от нее, и она осталась с Вулфом один на один. Дрожа от страха, Алиса подумала было броситься на колени в знак покорности Вулфу. Однако гордость взяла верх над страхом.

Луна вышла из-за облаков.

Он выступил из темноты с грацией зверя. Через плечо перекинута голова волка, сбоку висит волчий хвост. Черная кожаная туника, гамаши и сапоги делали его в темноте почти неразличимым.

Лунный свет играл в рыжевато-золотистых прядях его длинных, до груди, волос. Пронзительные зеленые глаза, такие же, как у Алисы, буквально пригвоздили ее к месту.

Не говоря ни слова, он схватил Алису, перебросил через плечо и направился в ночь.

Очень скоро они добрались до кромки леса и вышли на изрезанную скалами прибрежную полосу. Алиса знала – как только они выйдут на открытое пространство, у нее не будет шанса сбежать.

Ее участь решена.

Солнце взошло, когда они приблизились к лодкам у кромки воды. Вдали Алиса разглядела очертания большого корабля, похожего на ладью викингов.

Вулф толкнул Алису в лодку, а когда та попыталась выбраться, предприняв последнюю попытку освободиться, схватил за руку и втащил обратно. Она упала на него, ударившись о стальные мускулы. Он крепко держал Алису, ее лицо прижималось к внушительной груди, перед глазами была волчья морда.

Сначала Алисе показалось странным, что у него нет ни кинжала, ни меча, однако сила его рук убедила девушку в том, что они – достаточно грозное оружие, чтобы одолеть мужчину, не говоря уже о женщине.

Лодка покачивалась на волнах, и Алиса с грустью взглянула на берег Шотландии, думая о том, что никогда больше не ступит на родную землю. Девушку укачало, и она умоляюще взглянула на похитителя.

В следующую секунду ее тело содрогнулось от приступа рвоты. Вулф бережно придерживал Алису за талию.

Придя в себя, Алиса почувствовала себя совершенно разбитой. Вулф молча покачивал ее, прижимая к себе. Алиса смутилась. Почему он так внимателен к ней?

Вскоре они оказались у корабля, ее перебросили через плечо, отнесли по веревочной лестнице и поместили на бочку. Вулф отошел, остановился, достал из сундука меховой плащ и швырнул Алисе. Она поймала плащ и закуталась в него. Однако не могла унять дрожь.

Вулф распорядился, и вскоре несколько весел прорезали воду, словно ножи, а распущенный парус уловил попутный ветер. Вскоре побережье превратилось в едва заметную точку, а потом и вовсе исчезло.

– Мы будем дома к ночи, Роган! – крикнул человек, командовавший гребцами.

Вождь клана Вулфов кивнул.

Роган.

Теперь Алиса знала его имя и то, что они возвращаются домой. Если она правильно помнит, клан Вулфов живет на отдельном острове у северного побережья Шотландии. Это место никогда не считали домом ни шотландцы, ни норвежцы. Насколько ей известно, клан Вулфов состоит из нормандцев, преданных лишь самим себе. По правде говоря, они настоящие дикари. При мысли об этом она вздрогнула. Алиса поплотнее укуталась в плащ, чтобы унять дрожь.

– Клан Хеллевиков на своих жалких лодчонках не скоро за нами двинется, – рассмеялся один из мужчин.

– Ты что, называешь эти щепки лодками? – откликнулся другой.

Мужчины продолжали обмениваться шуточками по поводу ее клана, в то время как корабль скользил по воде с поразительной быстротой. К сожалению, насчет лодок они были правы.

– О них мы услышим, лишь когда ударят зимние морозцы, – пошутил еще кто-то.

Эти разговоры повергли Алису в отчаяние. Зима наступит скорее, чем Фиона и Тарр смогут до нее добраться. Она одна.

Надо сосредоточиться и придумать, как освободиться. Однако потрясение было так сильно, что она ничего не соображала. Фиона знала бы, что делать, но она не Фиона. Она целительница. К сражениям испытывает отвращение. Они влекут за собой гибель людей и бесконечные страдания.

Вождь клана Вулфов с кем-то разговаривал на носу корабля, скрестив руки на широкой груди и высоко подняв голову. Выглядел он поистине устрашающе. Но не слишком ли сильно она уверовала в его поразительную внешность?

Не важно, насколько силен человек, – его может свалить один-единственный удар или болезнь. Неуязвимых людей не бывает. Внешность обманчива.

Как договориться с таким человеком?

Он повернул голову, и их взгляды встретились. Алиса быстро отвернулась. Напрасно она позволила себя запугать. Рано или поздно с этим человеком придется договариваться.

С болезнями Алиса умела справляться. Умела их побеждать. Знай она, зачем Вулф ее похитил, возможно, смогла бы одержать над ним верх.

Алиса вздрогнула от неожиданности, когда на колени ей упал еще один мех, а Роган присел на корточки рядом.

Ее ошеломил темно-зеленый цвет его глаз. В углу правого глаза она заметила тонкий, как ниточка, шрам.

Должно быть, он был совсем молод, когда появился этот шрам. Тонкие складки вокруг губ и обветренная бронзовая кожа заставили ее задуматься о возрасте Рогана.

– Должно быть, у тебя много вопросов.

– Естественно. Меня похитили, а я не знаю зачем.

– Ты мне нужна.

– Объясни, зачем именно, – резко проговорила Алиса.

– Твои умения. Они нужны моему клану.

– Расскажи подробнее.

– Мой клан поразила болезнь. Умирают и стар и млад. Но на некоторых болезнь не распространяется. Словно само небо выбирает, кому остаться в живых. Все знают, какая ты хорошая целительница, помоги спасти мой народ.

– Давай поторгуемся, – сказала Алиса, прекрасно зная, что никогда не сможет отказать больному.

Он ухмыльнулся:

– Хочешь заключить со мной сделку в тот момент, когда сидишь на моем корабле как пленница?

– У меня есть то, что нужно тебе, – мои умения; у тебя есть то, что нужно мне, – моя свобода. Я хочу обменять одно на другое. Как только я вылечу твоих людей, ты вернешь меня домой. Это честная и разумная сделка.

– Ты должна исцелить моих людей, – неохотно проговорил он.

– Значит, ты отвезешь меня домой, – повторила Алиса.

Он кивнул и придвинулся ближе. Внушительные габариты Рогана и свирепая волчья голова внушали страх. Однако Алисе показалось, будто она слышит, как сестра распекает ее за трусость. Выказать перед врагом слабость – значит дать ему в руки оружие.

– Итак, мы заключили сделку, – проговорила она с напускной храбростью.

Его глаза вспыхнули, на мгновение Алисе показалось, что он вот-вот улыбнется, но этого не случилось.

– С чего ты взяла, что мне можно доверять?

– Могу задать тебе тот же вопрос. Ледяной взгляд пригвоздил ее к месту.

– Не вздумай играть жизнями моих людей. Алиса вскипела от гнева:

– Как ты смеешь даже предполагать такое?! Он почти что прижался носом к ее носу.

– Я смею все, когда речь идет о защите моего клана.

– Даже похитить беззащитную целительницу. Он взглянул на нее.

– Ты далеко не беззащитна. Комплимент ее озадачил.

– Ты вылечишь моих людей, – решительно заявил он.

– Ты отвезешь меня домой.

Алиса могла лишь молиться, чтобы Вулф оказался верен своему слову.



Глава 3

Корабль причалил как раз в тот момент, когда солнце опустилось за горизонт. Несколько человек, держа в руках канаты, вытянули его на сушу.

Алиса стояла, собираясь завернуться в меховой плащ от начавшегося тумана, когда ее привлек к себе Роган.

Он подошел к корме. Секунду спустя она поняла, что он намерен прыгать с ней на руках.

– Ты же не собираешься…

Тот выгнул бровь и шагнул вперед.

Алиса обхватила его руками за шею и помолилась про себя.

Прыгнув, он прошел пару футов, поставил Алису на ноги и что-то крикнул одному из своих людей на непонятном ей языке. Роган схватил меховой плащ, который ему бросили, и накинул на Алису.

– До деревни надо немного пройти.

– Хорошо, тогда я смогу осмотреть больных, как только мы придем.

– Сначала поешь.

– После.

– Сначала. Ты весь день ничего не ела.

– Ты тоже, – напомнила она.

– Тогда поедим вместе.

Роган пошел вперед. Такого ответа Алиса не ожидала. Она считала, что должна заняться больными немедленно. Ведь чем скорее она их вылечит, тем скорее вернется домой.

Она уже скучала по сестре и представляла себе, каково сейчас ей. Они с Фионой никогда не расставались. Всегда поддерживали друг друга. А теперь ей придется полагаться лишь на себя.

Алиса шла в ногу с Роганом и его людьми, почти не отставая от них. Береговая линия перешла в скалы, которые скоро сменились холмами, покрытыми лесом.

Земля казалась суровой, скорее бесплодной, чем плодородной. Алиса не могла понять, как жили здесь Роган и члены его клана. И тут Алиса едва не споткнулась от пришедшей в голову мысли. А не похитил ли ее Вулф по другой причине?

Остров Нон.

Ее брат Рейнор предъявлял на него права, потом Тарр, потом Роган, хотя и безуспешно. Тот остров был куда больше пригоден для жилья, чем это место. Крылось ли за похищением нечто большее, чем необходимость вылечить больных? Она должна узнать правду.

Деревня находилась у подошвы холма. Жилища, числом менее дюжины, выглядели скорее как хижины, а не дома. Однако жилища эти содержались в исправности, крыши были крыты соломой и дерном. Большие открытые пространства разделены на участки, отведенные под пашню, земля возделана и, судя по всему, засеяна.

Жители деревни оказались осторожными и любопытными – когда Алиса проходила мимо, они что-то бормотали про себя. Известно ли им, кто она такая? Известил ли их Роган о своем намерении вернуться с целительницей?

Мужчины направились в деревню, а ее оставили с Роганом. Он даже не оглянулся, чтобы удостовериться, следует ли за ним Алиса. Знал, что она не сбежит.

Его жилище находилось на другом конце деревни, у подножия холма. Дом был длинным, крыша, крытая дерном, напоминала по форме перевернутую лодку, по обеим сторонам поднимались вверх две дымовые трубы. Алиса проследовала за Роганом через парадную дверь, прошла по коридору. В конце коридора Роган повернул направо, и они оказались в большой комнате.

В задней стене – очаг, единственное окно занавешено шкурой. У окна – большой деревянный сундук. У очага – длинный стол, у стола – скамьи, в центре стола – деревянные чаши, у каждого прибора – кружка.

Языки пламени лизали котелок, в котором что-то кипело. Несколько толстых свечей ярко освещали комнату.

– Садись, будем есть, – сказал Роган. Снял волчью шкуру и бросил на сундук.

Положив меховой плащ на скамью у входа, Алиса села поближе к огню. Появилась хорошенькая молодая женщина с корзинкой в руке.

– Я принесла поесть тебе и гостье, – сказала она с улыбкой.

– Спасибо, Анна, – поблагодарил Роган. – Оставь, мы сами разберемся. Тебе ведь не терпится побыть с Джоном после его долгого отсутствия.

Ее щеки порозовели, она мгновенно исчезла, но Алиса успела заметить сыпь у нее на шее.

– А что, сыпь – один из признаков болезни?

– Нет. Сыпь только у Анны, но она не болела. Роган передвинул корзину в центр стола.

Алиса поднялась, достала теплый хлеб, сыр, соленую сушеную рыбу.

– Ее муж Джон, тот, кто прикинулся священником?

– По собственной воле. – Роган нахмурился. – Про Анну болтали невесть что, когда появилась сыпь, а она не заболела. Поползли слухи, будто это дьявольская отметина. Чтобы опровергнуть их, Джон вызвался играть роль священника.

– Его самопожертвование заткнуло людям рты?

– Пока да.

Роган поставил перед Алисой миску бульона с кроликом.

Алиса потянулась, чтобы отломить хлеба от буханки, когда Роган накрыл ее руку своей. Прикосновение было нежным.

– Ты нам поможешь.

Теплая мозолистая рука щекотала ее, вызывая незнакомые ощущения. Она пирует, словно гостья, но при этом помнит, что ее похитили.

– Я приложу все усилия, чтобы вылечить твоих людей.

Роган наполнил свою миску и сел напротив.

Утолив голод и согревшись, а также заключив сделку с Вулфом, Алиса захотела узнать о нем побольше. Интересно, что еще он замыслил?

Девушке казалось странным, что вождь и воин, прослывший суровым и свирепым, подает ей пищу. Не распорядился, чтобы кто-то из подчиненных обслужил его, чтобы Алиса села за стол после того, как он поест. Может, он просто хочет завоевать ее доверие?

– Ты все время о чем-то думаешь.

– Я здесь многое узнаю.

– И что же ты узнала?

Алиса хотела признаться, что озадачена его поведением, но раздумала.

– Это тебя не касается.

– Боишься сказать?

– Не боюсь, просто не хочу.

– Ты мне не доверяешь.

– Конечно, не доверяю.

Роган протянул кусок сыра Алисе. Их пальцы соприкоснулись, и Алиса быстро убрала руку.

– Мне нужно выяснить, какие травы у вас растут.

– А мне нужно твое доверие.

– Зачем? – огрызнулась девушка.

– Сейчас у тебя есть только я. Только я могу тебя защитить.

– Защитить? – не без иронии переспросила она.

– Именно так.

– Ты привез меня сюда, чтобы я лечила членов твоего клана. Не все ли равно, доверяю я тебе или нет?

– Хорошо, когда люди доверяют друг другу. Мало ли что может произойти.

– Доверие надо завоевывать.

– А ты достойный противник. – Губы Рогана тронула улыбка.

Алиса рассмеялась:

– Хочешь, чтобы я доверяла тебе, а считаешь меня противником. Тут есть над чем подумать.

Роган разломил кусок хлеба и протянул ей половину.

– Я завоюю твое доверие. Алиса порывисто встала.

– Мне пора лечить больных. Он указал на миску:

– Ты не доела.

– Я сыта.

– Ты едва притронулась к еде.

– Я больше не хочу, – нетерпеливо произнесла девушка.

Роган медленно встал, заставив ее сердце затрепетать. Освещенный огнем, он заслонил Алису своей тенью. Однако она взяла себя в руки и не подала виду, что ей страшно. Словно Фиона была рядом и не давала ей упасть духом.

Алиса вздернула подбородок, обошла стол и остановилась перед Роганом.

Роган скрестил руки на груди.

– А ты упрямая.

– Где корзина со снадобьями?

Он смотрел на нее так, словно заглядывал в душу. Словно читал ее самые сокровенные мысли. И Алиса отвела глаза.

Роган взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

– Я не дам тебя в обиду, что бы ни случилось.

Он отпустил Алису, подошел к сундуку, стоявшему под окном, открыл.

– Твоя корзина у дверей.

Алиса схватила корзину и вздрогнула, когда Роган набросил ей на плечи темно-рыжую шерстяную накидку.

Роган схватил Алису за плечи.

– Тебя пугает то, что я к тебе прикасаюсь?

– Вчера ты перекинул меня через плечо, затем поднял на руки, прижал к груди, завернул в плащ и, держа меня на руках, спрыгнул с корабля. Ты слишком много себе позволяешь!

– Не уверен.

Алиса поспешила прочь.

Глава 4

Роган проснулся. Ему снова приснился сон, который мучил его. Он сел, спустил ноги с кровати и потянулся. Вот уже два года, как умерла Кендра, его жена. Сын родился мертвым.

Роган провел пальцами по взъерошенным волосам, гоня прочь печальные мысли.

Алиса.

Она пробудила в нем воспоминания. Они с Кендрой часами разговаривали, сидя за столом. Кендра почти всегда сомневалась в его правоте, стараясь доказать ему, что он просто ослеплен гневом. Роган ее очень любил. Кендра наверняка стала бы ему доказывать, что, несмотря на боль, разочарование и горе, жизнь продолжается.

И Роган продолжал жить.

Он оделся в черные леггинсы, юбку цветов клана, перетянул талию широким черным кожаным поясом. Роган намеревался выяснить у Алисы, что за болезнь поражает людей его клана.

Ей отвели кровать в соседней комнате, но, войдя туда, Роган с удивлением обнаружил, что в комнате никого нет. Когда она ушла, почему никого не разбудила?

Видимо, Алиса переночевала в чьем-то доме, она очень устала, и добираться до его дома у нее просто не было сил. Это означало, что она работала всю ночь.

Роган торопливо вышел из дома. Деревня просыпалась, солнце взошло менее часа назад. Джон и Анна прогуливались, взявшись за руки.

– Вы видели Алису? – вместо приветствия поинтересовался Роган.

– Она с Ливаном, – ответил Джон. – Ему плохо. Роган кивнул и направился к дому Ливана. Ливан участвовал во многих сражениях, но не погиб. Старик жил с дочерью, зятем и четырьмя внуками. В последнее время он сильно сдал.

Алиса как раз вливала жидкость в рот Ливану, когда появился Роган. Она мягко говорила со стариком, а когда закончила, вытерла ему лоб и похлопала по руке, взяла за руку и снова заговорила мягким уверенным тоном:

– Ты не умрешь, я не допущу.

– Настал мой час, – произнес Ливан.

– Никогда так не говори. Ливан сжал ее руку:

– Ты мой ангел-спаситель.

– Я целительница и вылечу тебя. Он кивнул, закрыв глаза:

– Я тебе верю.

– Это хорошо. Легче будет тебя лечить. Ливан заснул.

Алиса зевнула, прикрыв рот рукой. Роган подошел к ней.

– Нам нужно поговорить, – прошептала она, указав взглядом на старика.

Роган понял, что Алиса не хочет тревожить больного, взял корзину со снадобьями и отошел, жестом дав понять, что последует за ней.

Переговорив с Майрой, дочерью Ливана, Алиса покинула дом.

Роган прихватил ее плащ и набросил ей его на плечи.

– По утрам прохладно.

– Это освежает.

Рогану захотелось отнести ее в постель, чтобы она отдохнула. Девушка была в полном изнеможении.

– Нам надо поговорить.

– Расскажешь за завтраком. Она зевнула.

– Я слишком устала, чтобы есть, мне нужно несколько часов сна перед осмотром других больных.

– Тебе нужно…

– Мне нужно, чтобы ты меня выслушал, – договорила она. – Жители деревни, которых я успела осмотреть, жалуются на одно и то же. Они страдают от сильной боли в животе и не могут переваривать пищу. Что меня смущает, так это то, что они заболевают, потом наступает улучшение, потом они заболевают снова и снова, а некоторые умирают.

– Сможешь их вылечить? Она вздохнула:

– Надеюсь, хотя на это потребуется много времени. Она едва брела к дому, Роган ее поддерживал. Кожа у Алисы была теплой и нежной.

– Тебе необходимо отдохнуть. Иначе не сможешь лечить.

– Не волнуйся. Я сделаю то, для чего ты меня сюда привез. Сделаю так, как считаю нужным.

Он схватил ее за руку:

– Здесь правлю я.

Ее зеленые глаза сверкнули.

– А я лечу.

– Роган! – услышали они голос Джона и обернулись. – Дерек заболел!

Алиса взглянула на Рогана:

– Друг?

– Самый близкий.

– Поторопимся.

Войдя в дом, Роган быстро подошел к кровати Дерека:

– Ты никогда не унывал.

– Надо же было кому-то научить тебя веселиться, – с трудом произнес Дерек.

Алиса подтолкнула Рогана локтем, чтобы пропустил ее к Дереку.

– Она хорошая целительница, – проговорил Роган, оставаясь у Алисы за спиной.

– Я знал, что ты не подведешь деревню. Когда поговаривали о том, что ты не вернешься, я спорил. Я бы…

– Успокойся, – приказала Алиса с мягкой улыбкой.

– Милая девушка, ты красавица, твои прикосновения нежны, словно ангельские. Как же мне повезло!

Роган усмехнулся, радуясь, что Дерек, как обычно, пытается очаровать даму – явное свидетельство того, что он не умирает.

Он с интересом наблюдал за тем, как Алиса хлопочет вокруг Дерека.

Она приложила ладонь к его лбу. Тонкие пальцы обследовали участок вокруг глаз, затем под челюстью.

Дерек улыбался, отвечал на вопросы с присущим ему обаянием.

Алиса смеялась. Они казались парочкой, обменивающейся любезностями.

– Хорошо, что ты улыбаешься, а не покоряешься болезни, – проговорила Алиса.

– Нельзя идти на поправку слишком быстро, когда за тобой приглядывает такая красивая целительница, – усмехнулся Дерек и схватился за живот.

Алиса положила руку поверх той, что он прижал к животу.

– Я дам тебе средство для облегчения боли. Он вздохнул:

– Ты просто ангел.

Алиса залила порошок горячей водой, размешала.

– Оно также подействует как снотворное.

– Все, что угодно, лишь бы не чувствовать боли.

– Давно это у тебя началось?

– Несколько часов назад. Но сначала не так сильно болело.

Роган слушал, пока Алиса выясняла подробности. Последние полгода он слышал от всех те же самые жалобы, отчаяние вернулось. Он мог помочь своему клану лишь одним способом – найти умелую целительницу.

У Дерека слипались глаза. Роган и Алиса покинули дом.

– Сейчас я поем, потом отдохну, – сказала девушка.

– Ты что-нибудь выяснила про болезнь, с которой борются мои люди?

– Об этом пока рано говорить. Понадобится время, чтобы выяснить, помогают ли им мои лекарства.

Он погрозил небу кулаком:

– Если бы я смог увидеть врага, ударил бы его так, что тот сбежал бы. – Он воздел руки к небесам. – Но врага я не вижу. Ничего не знаю о нем. Он нападает на моих людей молча, не предупреждая, и убивает. Как же мне бороться с невидимым противником?

Ответа Роган не ждал. Он вообще не верил, что ответ есть.

На столе уже стояла еда. Несмотря на измученный вид, девушка выглядела привлекательной. Красота ее ошеломила Рогана с первого взгляда. Безупречная кожа цвета сливок, сияющие зеленые глаза, длинные ресницы, полные губы. Прелестное личико обрамляла копна огненно-рыжих волос.

– Дерек сказал, что защищал тебя, пока ты отсутствовал, от тех, кто сомневался, что ты вернешься.

Роган кивнул.

– И долго ты отсутствовал?

– Долго.

– Что-то искал?

– Тебя.

– Почему именно меня? Есть другие целители.

Роган знал, что у Алисы есть сестра, что они близняшки. Сестра бойкая, Алиса тихая. Интересуется только целительством. Роган надеялся, что она не будет допытываться, каковы причины ее похищения, помимо того, что она целительница. Однако она слишком любопытна. С ней надо держать ухо востро.

– Ты опытнее других.

– С чего ты взял? Он пожал плечами:

– Так говорят.

Алиса с недоверием посмотрела на него.

– Правда это или нет, но я должен был попытаться.

– А к другим целителям ты обращался? У тебя ведь тоже есть целительница? Я с ней еще не виделась.

– Она заболела и умерла несколько месяцев назад.

– Как жаль!

Прежде чем Алиса задала очередной вопрос, Роган быстро наклонился и их лица оказались на одном уровне.

– Ты наша единственная надежда. В комнату вбежала Анна:

– Нужна целительница. У Тейры заболел младенец. Алиса схватила корзину и вышла вслед за Анной. Облокотившись о стол, Роган устремил взгляд на пламя в очаге.

– Ты вылечишь мой народ, Алиса. Таково пророчество предсказательницы.

Глава 5

Алисе удалось выкроить несколько часов для сна, прежде чем ее разбудила Анна. Айвану стало хуже.

Алиса велела приготовить отвар, которым следовало поить больного через равные промежутки времени.

Она навестила еще нескольких сельчан; симптомы у всех были одинаковы. Ей предстояло изучить симптомы, выяснить причину болезни и найти способ справиться с эпидемией.

Осмотрев больных, Алиса решила походить по окрестным лесам и полям, посмотреть, какие здесь произрастают растения и травы, а заодно познакомиться с местными женщинами. Алиса подружится с ними и попытается выяснить истинную причину ее похищения.

Девушка взяла корзину, накинула на плечи плащ и быстро вышла на улицу.

Небо потемнело, стало прохладнее, в воздухе пахло дождем.

– Куда ты? – спросил Джон.

Алиса уже заметила, что Джон все время где-то рядом.

– Хочу узнать, может быть, кто-нибудь из женщин пойдет со мной в лес на поиски целебных растений.

– Сейчас не стоит этого делать.

Несмотря на малый рост и далеко не атлетическое сложение, Джон, благодаря силе духа и смекалке, завоевал уважение клана Хеллевиков.

– Почему? – поинтересовалась Алиса, когда Джон подошел поближе.

– Роган предпочитает, чтобы ты находилась поблизости.

Алиса с трудом сдержала смех.

– Боится, что я сбегу?

– Дело не в этом. А в том, что тебя могут похитить. Алиса хихикнула:

– Сначала он украл целительницу, а теперь ее украдут у него?

– Сейчас ты находишься под защитой клана Вулфов. Пойдешь искать растения в другой раз.

– Но мне нужно пополнить запас целебных трав. Со мной никто не сможет пойти?

Джон с опаской огляделся:

– Сейчас я не могу отлучиться.

– Что-то случилось?

Он явно чего-то недоговаривал.

– Я не пойду, если на то есть серьезные причины.

– Банда мародеров разграбила поле неподалеку отсюда. Роган послал за ними погоню и приказал всем оставаться в деревне.

– Мудро.

Джон с удивлением посмотрел на нее.

– Я посоветуюсь с Роганом, выясню, когда он сочтет мой поход в лес безопасным.

– А сейчас чем займешься?

– У меня полно дел, – заверила Джона Алиса. – Не беспокойся.



Он с тревогой взглянул в сторону домика на опушке леса. Из единственного дымохода поднимался дымок.

– Тебя ждет Анна? Он вздохнул:

– Нам так не хватало друг друга.

– Тогда иди к ней.

– Я должен присматривать за тобой, – с неохотой признался Джон.

– Я буду возделывать землю для садика, пока не позовут к больному.

– Я должен тебе помочь.

– Глупости, – ответила она. – Иди. Я знаю, как вскапывать землю и ухаживать за садом.

– Роган был бы рад, если бы я тебе помог, – проговорил Джон.

– С Роганом я договорюсь. Он усмехнулся:

– Уверена?

Алиса скрестила руки на груди.

– Подумай лучше о том, договорится ли Роган со мной.

Улыбка исчезла с его лица.

– Не стоит недооценивать Вулфа. Он может ударить, когда меньше всего ожидаешь.

– Учту.

Джон ушел. По телу Алисы побежали мурашки.

Алиса не хотела замечать эту сторону характера Рогана, но у нее не было выбора. Фиона напомнила бы ей, что игнорировать врага – значит потерпеть поражение. Она должна понять, что Роган за человек.

Алиса поставила корзину на место, сняла плащ, накинула шаль. Выбрав место для садика и найдя кирку, Алиса начала копать.

Ей нравился запах только что вскопанной земли. Он пьянил. Складывая камни, чтобы использовать их позднее, девушка наслаждалась работой.

Алиса выпрямилась, расслабив мышцы, когда наконец-то оказалась в конце большой делянки, на которой проработала несколько часов. Первые капли дождя упали вместе с последним движением мотыги. Она была горда тем, что сделала, и испытывала облегчение при мысли, что сможет посадить необходимые ей травы.

Она повернулась, собираясь искать укрытие, когда краешком глаза заметила мелькнувшую тень. Ей померещилось, или кто-то действительно бродит по лесу? Притворившись, будто работает, Алиса следила за тенями, плясавшими среди деревьев словно демоны.

В следующее мгновение среди листвы вспыхнули два зеленых огонька.

Волк?

Уверенности не было. Мысль о том, что за ней кто-то крадется, испугала девушку. Хватит с нее одного похищения.

Здравый смысл подсказал: если бежать, хищник устремится следом. Алиса собрала вещи, прихватила камень, чтобы воспользоваться им в качестве оружия, и пошла прочь.

Неожиданно грянул гром. Алиса пустилась бежать. Зацепилась за камень, потеряла равновесие и рухнула как подкошенная.

Алиса приготовилась к драке, когда ее подняли чьи-то сильные руки. Это был Роган.

– Почему ты бежишь? – спросил он, нахмурившись.

– Я увидела кое-что в лесу. Роган огляделся.

– Что именно?

– Глаза, такие, как у того зверя, чью шкуру ты носишь на плече.

– Уверена?

– Да, – решительно заявила Алиса.

– Наверное, они были на голове одного из членов клана, что защищают наши границы.

– Глаза были слишком яркими, слишком. Какими-то неестественными.

– А зачем у тебя в руке камень? Для защиты от сверхъестественного создания?

– Это лучше, чем ничего. Снова грянул гром, полил ливень.

Роган заторопился в дом и поставил ее на ноги, как только они оказались перед дверью.

– Моя корзина со снадобьями, – сказала Алиса, намереваясь вернуться за ней.

Роган схватил ее за руку и втащил в дом.

– Я принесу.

От его прикосновения Алису бросило в жар. Девушка подумала о том, насколько она беззащитна перед сильным мужчиной.

Роган оставил ее в доме и отправился за корзиной.

Алису охватила дрожь. Сдержит ли Роган свое слово? Даст ли ей свободу, чтобы она могла вернуться домой? Что еще ему нужно от нее, кроме умения лечить людей? Постепенно Алиса согрелась у очага. Но дрожь не проходила – одежда на ней насквозь промокла.

Вошел Роган, повесил корзину на гвоздь.

Алиса повернулась к огню и зябко поежилась.

Роган исчез на пару мгновений и появился с охапкой одежды:

– Бери, пользуйся. Тебе нельзя болеть. Он бросил одежду на стол и вышел.

Юбки, блузы, туники разных цветов, из разного материала – от мягкой шерсти до льна – были чистыми и пахли вереском.

Алиса надела зеленую юбку и голубую блузу. Они были ей великоваты, но с помощью кожаной полосы, послужившей поясом, девушке удалось подогнать вещи по своей фигуре.

Она поставила к огню свои кожаные сапоги, сложила другие вещи и положила на сундук, стоявший у окна. Затем поставила на огонь сидр, чтобы согреться.

– Готово? – крикнул Роган из другой комнаты.

– Ага, иди выпей со мной горячего сидра.

– Звучит заманчиво, – проговорил он, входя.

И остановился как вкопанный, не сводя с нее глаз. Алиса удивилась, а Роган поспешил сесть за стол.

Девушка наполнила две кружки, отрезала хлеба и сыра.

– Одежда, кажется, тебе впору.

– Пришлось ее кое-где подогнать. Скажи, чья она, чтобы я могла поблагодарить.

– В этом нет необходимости, – сказал Роган.

– Я просто хочу выразить признательность. Роган помотал головой:

– Она умерла.

– Ох. – Алиса опустилась на скамью напротив него. – Как жаль. Кем она тебе приходилась?

– Женой.

У Вулфа была жена? Этого свирепого воина трудно представить в роли мужа, неужели он способен любить? Впрочем, он мог жениться по необходимости.

– Это случилось два года назад.

– Но ты по-прежнему испытываешь боль.

– Боль ослабла, однако я никогда не забуду Кендру.

– Что случилось с твоей женой? – спросила Алиса.

– Она умерла при родах. Его горе было очевидным.

– Какой ужас! Ребенок тоже? Он кивнул:

– Сын ушел вместе с ней.

– Смерть не делает исключений. Забирает и молодых, и старых. Она бессмысленна.

Роган пожал плечами:

– Смерть – часть жизни, ее нельзя избежать.

– Но каждый старается оттянуть встречу с ней.

– Кендра жила полной жизнью. – Роган улыбнулся. – Она говорила мне, что жизнь дана для того, чтобы жить. А потом бросила мне вызов.

Алиса не могла представить мужчину, носившего волчью шкуру и голову, в роли мужа, испытывавшего сильную любовь, или отца, горевавшего по не рожденному сыну. В этом человеке есть нечто большее, чем она предполагала.

– Ты копала землю? – сменил он тему. Алиса кивнула:

– Мне нужен огородик для целебных трав. Почва готова для посадки и посева семян.

– Ты вскапывала землю одна?

– Таково было мое желание, – решительно заявила девушка. – Джон хотел помочь, но я отказалась.

– И отправила его к Анне, да? – Роган улыбнулся. – Ты великодушна с тем, кто тебя обманул.

– Бессмысленно таить злобу и обиду. Тебе нужны мои умения, тобою двигала забота о людях твоего клана. Джон поступил как должно. Я не могу винить его за это.

– Ты легко прощаешь.

– Прощение приносит больше пользы, чем месть. Этому научило меня целительство. Разумеется, мне помогает мысль о том, что я вернусь домой.

– Ты протестовала бы сильнее, если бы думала, что не вернешься?

– Я сбежала бы. Роган усмехнулся:

– Каким образом?

– Пока не знаю, но уверена, что нашла бы способ.

– Тебе не удастся от меня сбежать. – Его голос прозвучал как звериный рык. Зеленые глаза потемнели, словно сосновая хвоя зимой. В этот миг в полной мере проявилась его волчья натура. Хищник, подкрадывающийся к добыче.

Как можно доверять волку?

– Мне не нужно бежать, – сказала Алиса. – Ты обещал отвезти меня домой.

Он не ответил.

Глава 6

Время летело, весна вступила в свои права. Эпидемия в клане Рогана не прекращалась. Одни выздоравливали, другие заболевали снова. Единственное, что удалось Алисе, – это предотвратить смертельный исход.

Девушка тосковала по дому, особенно по сестре. Работа отнимала все время. Она мало ела, еще меньше спала. Узнав о еще одном заболевшем, приходила в отчаяние.

Алиса никак не могла определить причину болезни. И гнала прочь мысль о том, что может сама заболеть.

Было уже поздно, когда Алиса добралась до постели. Тело ломило, и она плюхнулась на комковатый матрац. Заснула мгновенно, едва голова коснулась подушки.

– Алиса, Алиса!

Голос донесся будто издалека.

Кто-то схватил ее за плечо и тряс до тех пор, пока она наконец не проснулась.

– В чем дело? – Алиса с трудом подняла тяжелые веки.

– Есть тяжело раненный, – проговорила Анна, склонившись над ней.

Алиса выскочила из постели, едва не сбив Анну с ног.

– Что случилось?

– Джеймс ранен в бою.

– В бою? – Алиса стряхнула с себя остатки сна и принялась собирать то, что может понадобиться. – В каком бою?

– Мародеры снова напали. Надо торопиться. Парень совсем плох.

Алиса схватила корзину и направилась к двери следом за Анной.

У дома, опустившись на колени, стояли женщины и молились.

Мужчины, грязные и усталые после битвы, смотрели на Алису с мольбой во взгляде, надеясь, что она спасет их друга.

В доме, куда вошла Алиса, пахло кровью. Роган стоял в углу. Рядом с ним – Джон с покрасневшими от слез глазами. У кровати, опустившись на колени, тихонько плакала пожилая женщина. Держась искривленными пальцами за ее плечо, стоял мужчина.

Алиса приблизилась к кровати.

Мужчина заплакал:

– Пожалуйста, он – наш единственный внук. Я не могу сражаться. – Он показал изуродованные пальцы. – Внук сказал, что пойдет сражаться вместо меня. – Он охнул от боли и кашлянул. – Пожалуйста, спасите его!

– Сделаю все, что смогу.

Хотелось обнадежить его, но Алиса знала, что не в силах противостоять смерти.

Анна и Джон выпроводили стариков из дома.

Алиса подошла к раненому. Ему было лет тринадцать. Лицо нежное, как у ребенка. Но он не был ребенком. Он был мужчиной, потому что участвовал в битве.

– Я умираю! – воскликнул Джеймс. Алиса взяла его за руку.

– Смерть еще не предъявила на тебя свои права, – сказала она.

Парень сжал ей руку.

– Я вижу ее, – прошептал он, всматриваясь в угол. – Она притаилась в темноте.

– Там и останется.

– Не дай ей меня забрать. Умоляю! – Джеймс попытался подняться, полный решимости.

От резкого движения его пронзила острая боль. Лицо покрылось бледностью. Он вскрикнул и, рухнув обратно на постель, впал в благословенное забытье.

Теперь можно было осмотреть его. Алиса откинула одеяло, пропитавшееся кровью.

– Ранение в живот.

– Самое опасное, – проговорил Роган, стоя у нее за спиной.

Он стоял совсем близко. Алиса ощущала его дыхание на своей шее. В голосе его звучало отчаяние.

– Оставь меня с ним, – велела Алиса. Роган стиснул ей плечо и вышел.

Довольно скоро Алиса поняла, что вряд ли удастся спасти мальчика. Но отступать не собиралась.

– Я могу помочь?

Алиса подняла голову и увидела Анну.

– Тебя от крови не тошнит? Та помотала головой.

– Говори, что делать.

Алиса объяснила, и они принялись хлопотать над юным Джеймсом вместе.

Алиса чувствовала, что целительство привилегия, и старалась завоевать то уважение и внимание, которого заслуживала эта профессия. Она общалась с учеными целителями, а также с женщинами, которые продолжали трудиться, несмотря на злоключения и ошибки.

Одна из них произвела на Алису особенно сильное впечатление. Женщина жила отшельницей в лесу, со временем состарилась, но ум оставался острым, как и в юные годы. Звали ее Гретель. Она научила Алису таким методам целительства, которые можно было бы принять за ересь.

Она заставила Алису поклясться, что та сохранит тайну, не будет передавать знания другим, прежде чем не убедится, что сможет доверить той или иной женщине свою мудрость.

И сейчас Алиса решила использовать эти познания для спасения Джеймса. Гретель вскрывала мертвых животных и показывала Алисе их внутренности. Она объяснила Алисе, что, если внутренние органы не повреждены, следует зашить рану и помолиться.

Внутренние органы Джеймса не повреждены. Если зашить рану, смазать ее смесью, рецепт которой дала Гретель, и молиться, чтобы не случился жар, Джеймс, возможно, выживет.

Шанс невелик, но упускать его нельзя.

– Я зашью рану, – сказала Алиса.

– Но все его внутренности наружу. От таких ран не выживают. – Анна указала на рассеченный мечом живот. – Рана слишком велика, чтобы ее можно было зашить. Шов разойдется, боль будет невыносимой.

– Это верно, – согласилась Алиса. – Но он без сознания и ничего не почувствует. – Она ополоснула окровавленные руки в миске, стоявшей на сундуке у кровати. – К тому же я не собираюсь стоять и смотреть, как он умирает медленной мучительной смертью. Если чувствуешь, что не сможешь мне помочь, я пойму.

Анна покачала головой:

– Я помогу. Просто я никогда раньше не слышала, чтобы целительница проделывала такое.

– Я делаю все, что в моих силах, – не без гордости проговорила Алиса. – Не могу оставить человека умирать, не попытавшись его спасти, даже в том случае, если положение кажется безнадежным.

– Я рада, что ты к нам пришла.

– Мне надо еще кое-что сделать.

– Ты сделаешь, – уверенно проговорила Анна.

– Спасибо, что веришь в меня. Это поможет, когда мы будем заниматься Джеймсом.

Женщины работали рядом, Анна выполняла все указания Алисы. Уже наступило утро, когда Алиса наконец-то закончила работу, а Анна привела деда и бабку Джеймса в дом.

– Он спит, – обратилась к ним Алиса. Старики не могли оторвать глаз от внука.

– Он будет жить? – спросила бабка.

– Не знаю, – призналась Алиса. – Сейчас для полного выздоровления ему нужны сон, отдых и легкая пища. Опасны опухоль, покраснение и жар. Я буду за ним присматривать, Анна – тоже. Надеюсь, эту битву он выиграет.

– Он сильный, – заявила бабка.

– Говорите ему это почаще. Это придаст ему силы в борьбе за жизнь.

– Как мы можем тебя отблагодарить? – спросил дед.

– Отблагодарите, когда он будет ходить, улыбаться и заигрывать с девушками.

Алиса объяснила Анне, как ухаживать за Джеймсом. Они договорились дежурить возле него по очереди. Сейчас Алисе предстояло осмотреть других больных и переделать кучу дел.

Дереку стало лучше, потом вдруг хуже. Айван чувствовал себя гораздо лучше. Двухлетний сын Тейры пошел на поправку и уже был готов озорничать.

Алиса направилась к дому Рогана. Почему одни больные идут на поправку, а другие – нет? Почему к некоторым болезнь возвращается? Как ей удалось предотвратить смертельный исход? Ответы на эти вопросы есть, но отыщет ли она их?

Алиса удивилась, что не видела Рогана целый день. Обычно ему удавалось провести в ее обществе хотя бы часть дня. Он сторонился ее, но был неподалеку и наблюдал.

Алиса подумала было, что Роган ей не доверяет, но позже поняла, что он не просто ощущает ответственность за свой клан, но и любит своих людей, а те, в свою очередь, любят Вулфа. Всех их связывало товарищество, осязаемая близость. Любопытство Алисы уступило место восхищению.

Она узнала, что клан Вулфов много лет жил на острове неподалеку от побережья Шотландии. Члены клана представляли собой смесь различных племен. Изгнанные из своих кланов по разным причинам, они создали собственный клан. Свирепой банды воинов, не подчиняющихся ни одному королю, не принадлежащих ни одной стране, боялись многие. Однако Алиса убедилась в том, что они добры и великодушны. Хотя прежде считала их варварами.

К вечеру она обычно была уже в полном изнеможении, но сегодня ощутила прилив сил. Операция, которую она сделала Джеймсу, оказалась более успешной, чем Алиса рассчитывала. Виднелись лишь небольшие, аккуратные стежки. Всего пятьдесят.

Во время последнего осмотра он лишь ненадолго просыпался. Анна проследила за тем, чтобы он вовремя получал снотворный отвар и набирался сил. Пока все шло хорошо, но еще нельзя было с уверенностью сказать, что он выживет.

Алисе нужно было первым делом приготовить мази и сварить настой для больных. Девушка быстро вошла в дом и остановилась как вкопанная, увидев Джона с ножом в руке, собиравшегося разрезать руку Рогана.

– Стой! – вскрикнула она.

– Я говорил, чтобы он дал тебе взглянуть, – стал оправдываться Джон.

Алиса подошла к Рогану:

– У тебя рана – и ты не послал за мной?

– Ты занята более важными делами, – возразил он.

– Что за глупости ты говоришь!

Джон незаметно выскользнул из комнаты.

– Ты назвала меня глупцом?

Алиса повернулась, чтобы осмотреть руку. Роган ее отдернул.

– Тебе нужна целительница.

– Нет у меня раны. Просто мне в палец вонзился кусок деревяшки. Чтобы его вытащить, едва ли нужна целительница. Кроме того, ты изматываешься, день и ночь ухаживая за тяжелобольными.

– Ты меня для того и похитил, чтобы вылечить твоих людей.

Алиса склонялась к мысли, что Роган говорит правду. Других причин ее похищения не было. Все, с кем она говорила, подтверждали намерение Рогана привезти умелую целительницу, чтобы вылечить людей.

– Моих людей, но не меня, – проговорил он.

И снова он ставит свой клан превыше себя. И борется за людей с тем же энтузиазмом, что и она.

– Значит, если бы ты заболел, ты не позволил бы мне себя лечить?

– Это другое.

– Нет, не другое. Покажи-ка мне руку, – потребовала Алиса.

– У тебя и так хватает дел. Сегодня ты даже не была дома и наверняка ничего не ела.

– Мне не хотелось, – ответила она и толкнула его в грудь. – Хватит болтать. Ты даже не смыл грязь после сражения.

Он схватил ее за запястье:

– Я был занят похоронами. Алиса вздохнула:

– Прости. Я не знала, что ты потерял людей.

– Ошибаешься. Я помогал хоронить врагов. – Он отпустил ее и вернулся на свое место. – Они больше не причинят нам зла.

Алиса потянулась к его руке, Роган не стал ее останавливать.

– Так вот откуда у тебя заноза?

– Сломалась деревянная рукоять. – Роган повернул голову и уставился на огонь. – Сегодня я похоронил мальчишку моложе Джеймса. Не думал, что Джеймса ранят. – Он повернулся к Алисе: – Он еще не умер?

– А ты думал, он умрет?

– Я не видел ни одного, кто выжил бы после такого ранения.

Роган подпрыгнул, когда Алиса притронулась к опухшему пальцу.

– Ты должен был сразу обратиться ко мне.

– У меня не было времени на раздумья.

– Сейчас есть.

Роган взял руку Алисы, когда она отпустила его.

– Как только закончишь, мы поедим. Тебе нужно хорошо питаться.

Она улыбнулась.

– А тебе нужно искупаться. Поедим после того, как помоешься.

– Хочешь сказать, что от меня дурно пахнет? – усмехнулся Роган. Алиса зажала нос и рассмеялась. – Лечи мой палец, целительница, чтобы я смог помыться и ублажить твое обоняние.

В палец впилось нечто большее, чем «кусок деревяшки», но Алисе удалось вынуть занозу без особого труда.

Она промыла ранку теплым лекарственным настоем и вытерла насухо.

– Когда помоешься, наложу мазь и перевяжу. Извести меня тут же, если палец покраснеет или заболит. – Она взглянула на палец, потом на Рогана. – Показывай мне рану каждое утро и каждый вечер.

Она осторожно дотронулась до пальца и обрадовалась, увидев, что опухоль спадает.

– Зачем? – спросил он, обняв ее за талию и вытянув ноги, чтобы привлечь поближе к себе.

Алиса высвободилась и стала раскладывать на столе сухие травы.

Роган встал у нее за спиной, но не прикасался к ней.

– Зачем, Алиса?

– Хочу удостовериться, что в ранку не попала зараза.

Она ощутила его дыхание, оно щекотало кожу. По телу побежали мурашки.

– Спасибо за заботу.

Она повернулась, ухватившись руками за стол.

– Я забочусь обо всех больных.

– А кто заботится о тебе?

Глава 7

Роган тихонько вошел. Он только что вымылся в речке, волосы были влажными, грудь – обнаженной. Он наблюдал с порога за Алисой. Растирая травы в порошок, она присматривала за отваром, кипевшим в котелке над огнем.

Она поразила его с первой же встречи. Побег был неожиданным свидетельством ее смелости. До него доходили слухи о близняшках, силе одной и нежности другой.

Роган удивился, поняв, что Алиса обладает силой иного свойства. Узнав о болезни, мучившей его клан, она вступила в битву, словно воин, непреклонно и без устали преследующий и истребляющий врага.

Но когда он дотрагивался до нее, она робела и отступала. Двойственность натуры делала ее привлекательной – так же как и красота.

Присутствие Алисы прогнало одиночество, от которого он страдал после смерти жены. Люди болтали о том, что ее прикосновение целительно. Роган не верил, пока не убедился в этом на собственном опыте.

Он ощутил теплоту и нежность ее прикосновения, когда Алиса занималась его пальцем. И ни малейшей боли.

– Бульон хорошо пахнет, – произнес Роган, входя.

– Он почти готов. Алиса взглянула на него.

Роган улыбнулся, когда она уставилась на его обнаженную грудь. Но в следующее мгновение она отвернулась и склонилась над бульоном.

Он окинул оценивающим взглядом ее тонкую талию и округлые бедра. Так хотелось провести пальцами по ее обнаженному телу, ощутить его прелесть.

Роган гнал прочь эти похотливые мысли. Перед ним задача поважнее, чем удовлетворение желания.

Он накинул рубашку и сел к столу. На несколько минут воцарилось неловкое молчание, после чего они заговорили, и атмосфера разрядилась. Они обменивались за ужином новостями о том, что произошло за день, точно так же, как Роган когда-то обсуждал их с супругой. В последнее время он ждал этого момента со все возрастающим нетерпением. Алисе всегда удавалось найти в каждом дне что-то хорошее или рассмешить его чем-то, что она слышала или в чем сама участвовала. Рогану это очень нравилось.

– Ты собираешься к Джеймсу? Если да, я пойду с тобой. Хотелось бы на него взглянуть, – сказал Роган после ужина.

– Я не перестаю за него молиться, – проговорила Алиса, снова наполняя корзину.

– Думаешь, у него в самом деле есть шанс?

– Время покажет.

Оба потянулись к корзине одновременно, рука Рогана скользнула по руке Алисы. Он не сдержался и легонько сжал ее. Роган мог поклясться, что девушка задрожала.

– Я отнесу, – сказал он.

Алиса хотела было отказаться, но неожиданно кивнула и высвободила руку. Роган снова ощутил ее дрожь и понял, что его прикосновение ей небезразлично. Это еще больше его воспламенило.

Алиса осталась дежурить у постели Джеймса. Анна сказала, что вернется позднее, чтобы Алиса могла немного поспать.

Роган, переговорив с бабкой и дедом Джеймса, ушел. Сейчас они уже спали.

Алиса сидела возле Джеймса одна. Цвет кожи у него был здоровый, сон был спокойным. Она молилась за то, чтобы это были добрые знаки.

Алиса откинулась на стуле. Впервые за весь день она сидела, ничего не делая. Девушка погрузилась в размышления. Обычно она думала лишь о целительстве, но сегодня из головы у нее не шел Роган.

«Кто заботится о тебе?» – спросил он.

Алиса не нашлась что ответить. О ней всегда заботилась сестра. Однако Роган подразумевал совсем другое. Мужчину, который заботился бы о ней.

Зачем он об этом спросил? И почему ее так взволновал вид его обнаженной груди? Разве она не видела обнаженную грудь у других мужчин? Но грудь Рогана поразила ее своей красотой.

Девушка не могла отвести от нее глаз. Шрамы у него на груди напомнили Алисе о том, что он участвовал в сражениях. Прямо над сердцем тоже был шрам. Он словно символизировал страдания Рогана, потерявшего жену.

Алиса тряхнула головой. Что за глупые мысли лезут ей в голову? Это все от усталости.

Роган – мужчина, воин. Готов на все, чтобы достичь своей цели. Об этом нельзя забывать. Как только она вылечит людей его клана, сразу отправится домой.

Она больше не будет вместе с ним трапезничать и вести нескончаемые разговоры. Скоро она обретет свободу. Для нее это главное. Ни перед кем не отчитываться. Ни от кого не зависеть. Заниматься целительством. Другой жизни ей не нужно. Но так ли это на самом деле?

– Воды!..

Голос Джеймса вернул Алису к действительности. Она приподняла его голову и поднесла к губам чашку с водой.

– Спасибо, – проговорил он, тяжело дыша.

– Тебе больно?

– Да. И это добрый знак. – Он вздохнул. – Если я ощущаю боль, значит, жив.

– Сон тебя лечит.

Глаза его вдруг распахнулись, и Алису ошеломил их ярко-голубой цвет. Таким бывает небо весной.

– Я буду жить?

В его голосе звучала мольба.

Она знала, что обманывать больных не следует. К добру это не приводит.

– Точно не знаю, но твоя воля к жизни вселяет в меня надежду.

– Я хочу жить, – уверенно проговорил он. Алиса легонько сжала его руку.

– Тогда борись вместе со мной.

– Я буду бороться до конца.

– Я тоже.

Он закрыл глаза, улыбка погасла, но Алиса не выпускала его руки.

Анна появилась вскоре после полуночи.

– Иди отдыхать. Алиса кивнула:

– Расскажи его бабке, что делать, и тоже отдохни. Мне не хотелось бы, чтобы он оставался ночью один, и я благодарна тебе за помощь.

– Мне нравится тебе помогать, – проговорила Анна и села рядом с кроватью больного.

– Итак, если жар или…

– Знаю, – перебила Анна. – За тобой следует послать, как только появится жар или гной.

– Я оставляю его в умелых руках.

Анна наполнила водой миску, и огонь очага осветил сыпь на ее шее.

Алиса осмотрела ее.

Анна вздрогнула, когда ее коснулись пальцы Алисы.

– Прости, – извинилась та. – Я хотела взглянуть на твою сыпь. Давно она у тебя?

– Она появилась в тот самый момент, когда вспыхнула эпидемия.

Закончив осмотр, Алиса сказала:

– Пожалуй, я смогу избавить тебя от сыпи.

Она покопалась в корзине, открыла горшочек и нанесла густую мазь на сыпь. Горшочек отдала Анне.

– Возможно, придется смазывать несколько раз, пока появятся результаты.

Анна прижала горшочек к груди.

– Я буду мазать так часто, как потребуется.

– Для начала – утром и вечером, – проговорила Алиса, зевнув.

– Иди отдыхать, скоро утро.

Утро принесло плохую весть. Загадочная болезнь поразила еще одного человека. Паника усилилась.

Поздним вечером Алиса вернулась в дом, чтобы пополнить корзину, и поняла, что нужно не спеша поискать в окрестных лесах целебные травы. У нее они на исходе.

Выйдя на улицу, она быстро оглядела лес за домом и остановилась. Было ли в лесу движение? Какая-то тень? Пара глаз? Зеленых, вроде тех, что она уже видела?

Или ей показалось?

Сильная рука сжала ей плечо.

Алиса взвизгнула.

– Извини, – сказал Роган. – Я не хотел тебя пугать. Алиса взяла его за руку.

– Я задумалась и не слышала, как ты подошел.

– Ты смотрела на лес.

Она кивнула и сжала его руку.

– От усталости мерещится.

– Теперь в лесу безопасно.

– Хорошая новость.

Она все еще сжимала его руку.

– Алиса! Алиса!

Девушка выпустила руку Рогана и повернулась к обезумевшему Джону.

– Быстрее, бабка Джеймса кричит, что Анна – ведьма.

Вокруг дома Джеймса собралась толпа. Бабка Джеймса истерически кричала, обвиняя Анну в колдовстве и пособничестве дьяволу.

Роган быстро разогнал толпу:

– Идите займитесь своими делами.

Алиса поспешила в дом, за ней последовали Джон и Роган.

Анна повернулась к Алисе:

– Я хотела его осмотреть, а у него вдруг начался жар. Старая женщина устремилась к Рогану и вцепилась ему в рубашку:

– Убери пособницу дьявола от моего внука. Она наслала на него жар. Он хорошо себя чувствовал, пока она не вошла и не дотронулась до него.

– Анна этого не делала, – твердо заявила Алиса, торопясь осмотреть Джеймса. – Она хорошая целительница и не станет причинять вред.

– У нее отметина дьявола, – проговорила женщина, ткнув пальцем в Анну.

Мазь впиталась в кожу, и сыпь на шее у Анны стала ярче. Ничего удивительного. Но объяснять это женщине времени не было. Алиса не на шутку встревожилась. У Джеймса начался жар, рана загноилась.

Алиса повернулась к его бабке. Страх потерять внука на какой-то момент лишил ее разума, и она сболтнула глупость. Не хотелось причинять ей боль, но помощь Анны была необходима.

– Вы мне доверяете? – спросила она женщину. Та кивнула. – Тогда поверьте моим словам: Анна не представляет угрозы для вашего внука. Дайте нам возможность попытаться его спасти.

Роган и Джон помогли вывести из дома бабку и деда, а Алиса и Анна занялись Джеймсом.

Вскоре после полуночи Роган попытался уговорить Алису отдохнуть, но та наотрез отказалась. В течение вечера жару Джеймса то увеличивался, то уменьшался. Приходилось обтирать его тряпкой, смоченной в травяном настое, и снять с него одеяла. Лишь тогда он сможет выиграть битву со смертью.

Перед самым рассветом жар наконец-то спал. Анну Алиса отправила домой. Она знала, что бабка Джеймса сможет сделать все необходимое до утра.

Когда Алиса вернулась, Роган стоял у очага. Она успокоила его:

– Джеймс жив.

– Все благодарны тебе за твой тяжелый труд.

– Это моя обязанность. Вылечу всех и отправлюсь домой.

Мгновение он смотрел на нее, затем пожелал спокойной ночи и ушел к себе. Алиса встревожилась. Сдержит ли он слово?

Глава 8

– Где Алиса? – спросил Роган Анну, выходившую из своего дома.

– Последний раз я ее видела, когда она разговаривала с Дереком. – Анна улыбнулась. – Он чувствует себя гораздо лучше.

– Знаю. – Он кивнул. – Алисы у него нет. Я только что видел Дерека.

– Может, она у Джеймса? – Анна еще шире улыбнулась. – Он пошел на поправку. Садится, хорошо ест. Алиса говорит, швы скоро сойдут.

– Да, я слышал.

За последние дни Роган не слышал ничего другого. Все волновались. Если целительнице удалось спасти Джеймса, она наверняка справится с загадочной болезнью.

– У Джеймса ее нет.

– Может, она отдыхает?

– Вряд ли, – фыркнул Роган. – Она была на ногах до рассвета, а сейчас дело идет к ужину. Я нигде не могу ее найти.

Анна нахмурилась:

– Лорел. Она должна родить через несколько недель…

Роган покачал головой и, что-то бормоча, пошел прочь. Со времени приезда Алиса совершенно измоталась – недостаток сна и пищи, бесконечное лечение и никакой заботы о собственном здоровье.

Она вставала раньше всех в деревне и, казалось, вообще не спала. Роган ничего не мог с ней сделать. Ни уговоры, ни угрозы не помогали.

Прошлой ночью Алиса довела его до крайности. Он требовал, чтобы она отдохнула, однако она занялась травами и лекарствами, хотя обещала скоро лечь.

Он оставил ее одну, вернулся утром и увидел, что она крепко спит, положив голову на стол. Алиса так и не легла. Роган разбудил девушку, предлагая ей поспать в постели хотя бы пару часов. Но Алиса тут же принялась за работу.

С него хватит. Теперь она будет слушать его.

Роган вошел в дом Лорел и Питера без стука. У молодых супругов округлились глаза, когда Роган молча схватил Алису, перекинул через плечо, прихватил ее корзину и вышел.

– Да что ты себе позволяешь? – крикнула Алиса, колотя его по спине.

– Забочусь о тебе, поскольку сама ты на это не способна. Из-за своего упрямства.

Она натянуто рассмеялась:

– И это ты называешь заботой?

– А ты как бы это назвала?

– Новым похищением, – огрызнулась Алиса. – А теперь поставь меня на ноги!

– Когда будем дома, – огрызнулся он в ответ.

– Это не мой дом.

Роган прошел к себе – он был уверен, что тут-то ей никто не помешает, – и бросил Алису на кровать.

– Сейчас твой дом здесь. Алиса подвинулась к краю.

– Не смей даже ногу спускать с кровати. Будешь отдыхать! – зарычал он.

Это возымело действие. Алиса не пошевелилась. Но в следующее мгновение поднялась на колени.

– Я не устала, и есть дела…

– Дела могут подождать.

– Не могут. Позволь мне лечить так, как я считаю нужным.

– А что, если ты заболеешь? Кто будет лечить моих людей?

– Необходимо выяснить, почему одни болеют, а другие нет.

Она села, скрестив ноги, Роган увидел краешек крепкой изящной икры, прежде чем она накрыла ее юбкой. У нее была красивая кремовая кожа, к которой хотелось прикоснуться, и доброе сердце.

Он сел рядом.

– И я это выясню. В самое ближайшее время.

– А как ты живешь дома? Есть ли мужчина, который о тебе заботится?

– Какое это имеет значение? – спросила Алиса недовольным тоном.

– Целительство, целительство и еще раз целительство. Ты всегда говоришь только об этом. Хотелось бы знать, существует ли в твоей жизни еще что-нибудь.

– Я люблю мое ремесло.

– Понимаю.

Роган дотронулся до ее огненно-рыжих волос.

– Ты красивая женщина, мужчины наверняка добиваются твоей благосклонности.

– У меня нет времени на мужчин. Он намотал рыжую прядь на палец.

– Времени или интереса? Она отстранила его руку.

– Займусь-ка я лучше делом, вместо того чтобы тратить время на болтовню.

Роган почувствовал, как она дрожит.

– Ты боишься говорить о личном.

– Ничего подобного! – не совсем уверенно возразила девушка.

– Разве ты не хочешь встретить мужчину, который полюбил бы тебя?

Он взял ее за руку – Алиса отодвинулась к краю кровати.

– Мне не нужен мужчина. Это прозвучало как вызов.

– Почему? – спросил Роган, вернув Алису на середину кровати.

Она колебалась.

– Ответь мне! Я жду!..

– Меня не интересуют мужчины. Они требовательны. Вот как ты сейчас. – Алиса с укоризной взглянула на Рогана. – Ты мне велишь отдыхать, а я не хочу. Неужто я не вправе поступать так, как считаю нужным?

– Я о тебе забочусь, – сказал Роган.

– Только потому, что я должна вылечить твоих людей.

Он придвинулся к ней.

– Ты так думаешь? Она начала заикаться:

– П-по к-какой же еще причине…

– Я о тебе забочусь? – договорил он и провел пальцем по ее щеке. – Ты хорошая, великодушная женщина и достойна любви.

– Мне не нужен мужчина, – резко повторила она и метнулась к краю кровати.

Роган успел опрокинуть ее на спину.

– Иногда мы отвергаем то, чего нам больше всего хочется, – проговорил он, глядя на нее.

– Ерунда.

Ее зеленые глаза сверкнули. Роган был уверен, что Алисе еще только предстоит обнаружить в себе страсть. Он склонился над ней, приблизив губы к ее губам. Алиса ощутила теплое дыхание, испытывая доселе неведомые ей чувства.

– Разве это ерунда? Подумай. Он встал и направился к двери.

– Не смей вставать хотя бы до ужина.

– А если встану? – с вызовом спросила девушка. Он рассмеялся и вышел.

Алиса прислушивалась к его затихающему смеху. Он ушел, чтобы дать ей отдохнуть, но на самом деле оставил Алису наедине с ее мыслями. Роган не поцеловал ее. Неужели она разочарована?

Он почти касался губами ее губ. И теперь они горели. Алиса провела по ним языком, вспоминая теплую сладость его дыхания. Оно щекотало и соблазняло. Ведь она уже готова была его поцеловать.

Алиса тряхнула головой и прижала палец к губам. Не иначе как она сошла с ума. Только в этом случае она могла поцеловать Вулфа. Алиса потрогала голову. Голова как голова. Вроде бы в порядке.

Она встала с кровати. В ушах все еще звучал его смех. Тяжело вздохнув, Алиса снова опустилась на соломенный матрац. Нужно ли бросать ему вызов?

Роган огорчил ее. Или она сама себя огорчила? Разговор напомнил ей о проблеме, которая осталась в клане Хеллевиков и возникнет снова, как только она вернется.

Замужество.

Нежеланное замужество, хотя зять Тарр разрешил ей выбрать себе мужа, ее протесты не помогли. Тарр заявил, что нужно сделать так, как сказано в пророчестве Джианн: близнецы – она и Фиона – должны выйти замуж, иначе кланы погибнут. Фиона вышла замуж. Теперь очередь Алисы.

Желающих взять ее в жены было много. Но Алисе никто не нравился. Да и вряд ли будущий муж стал бы терпеть ее пристрастие к целительству.

Она нерешительно коснулась губ, задумавшись о близости, которая ожидается от нее после свадьбы. Как можно быть так близко с чужим человеком?

Пара поцелуйчиков в щеку – вот все, что она испытала на опыте, хотя Фиона говорила, что это – потрясающее ощущение, и уговаривала ее попробовать. Если мужчина не умеет целоваться, ни в коем случае не стоит выходить за него замуж.

Какими же еще качествами должен обладать муж?

Добротой. Силой. Терпением.

Роган обладает всеми тремя качествами. Алиса в этом убедилась. Все члены клана тоже.

А как насчет любви?

Алиса была ошеломлена пришедшей ей в голову мыслью. Об этом она не подумала. Не успела. Не знала, как распознать эту любовь, если столкнется с ней. Может, с помощью поцелуя?

Фиона говорила, что если поцелуй мужчины не вызовет у нее никаких чувств, лучше не выходить за такого замуж.

Она приложила пальцы к губам.

А поцелуи Рогана? Вызовут они у нее какие-нибудь чувства?

Алиса погрузилась в сон.

– Ты такой сладкий.

Алиса вздохнула от удовольствия. Его губы ласкали каждый дюйм ее лица, закрытые глаза, кончик носа, щеки, подбородок, лоб.

– Сладко.

Он целовал ее шею. Было щекотно, она тихонько смеялась, не пуская его дальше. Алиса расслабилась, он снова стал ее целовать. Такого наслаждения она еще не испытывала.

Губы желали его. Но он не целовал ее в губы. Как же ей узнать, тот ли он, кто ей нужен?

Она повернулась к нему:

– Поцелуй меня.

Он держал губы на расстоянии выдоха.

– Поцелуй меня!

– Ты знаешь, о чем просишь?

– Поцелуй меня.

– Ты знаешь, кто я такой?

– Поцелуй меня, и я узнаю.

– Ты уверена?

– Да. – Глаза ее распахнулись.

Она заглянула в глаза волку и вскрикнула.

– Все хорошо. Ты в безопасности.

Алиса вырывалась до тех пор, пока не поняла, что Роган обнимает ее, и положила голову ему на грудь. Слава Богу! Кошмар окончился.

– Это был всего лишь сон, – сказал Роган.

Она отказалась закрывать глаза, опасаясь, что вернется к рычащему волку. Все, чего ей хотелось, по крайней мере сейчас, так это оставаться в тепле и безопасности объятий Рогана.

Алиса взглянула на него.

– Хочешь рассказать сон? Она покачала головой.

Она спаслась от одного волка и оказалась в объятиях другого. Или это один и тот же волк? Она высвободилась из его объятий и отодвинулась на край кровати.

– Твои действия говорят сами за себя. Она отошла от кровати.

– Что ты имеешь в виду?

– Тебе снился я, а теперь ты убегаешь.

– Поскольку я закричала, не стоило бы считать это комплиментом.

Он резко поднялся. У Алисы не было настроения спорить. Она повернулась и направилась к двери.

– Я проголодалась.

– Неужели? По-моему, ты просто убегаешь, Алиса. Войдя в другую комнату, Алиса поднесла ладони к щекам.

Они горели. Роган обвинил ее в бегстве. Она стала хлопотать у очага. Пусть Роган думает, что именно поэтому она раскраснелась.

– Садись поешь, раз голодна.

Она повернулась и увидела, что стол ломится от еды.

– Жительницы деревни изъявили желание выразить тебе признательность за твою помощь, – проговорил Роган, собираясь сесть, когда появилась Анна.

– Джеймс жалуется на боль в животе.

Алиса выбежала вслед за Анной. Роган последовал за ними.

Оказалось, что Джеймс переел. Алиса дала ему настой и объяснила деду с бабкой, как кормить внука.

Только Алиса закончила с Джеймсом, как ее позвали к другому больному, потом еще и еще. Освободилась она лишь к полуночи.

Роган дождался ее у последнего дома и протянул ей руку.

Алисе хотелось вцепиться в нее и не отпускать. Он стал чем-то вроде пристани, когда Алиса чувствовала себя одинокой, особенно после посещения больных. Она вручила Рогану корзину со снадобьями.

Он взял корзину и сжал руку Алисы.

Алиса не возражала. Именно этого она и хотела, но не решалась протянуть ему руку. Было так приятно, когда их пальцы сплелись. Алиса слишком сильно устала, чтобы понять, что в этом пожатии рук кроется глубокий смысл. Да и стоило ли об этом думать?

Разумеется, не стоило. Лучше заняться работой. Лучше или безопаснее? – мелькнула мысль. Безопаснее для нее?

– Я так и не смогла предотвратить новые случаи заболевания, – призналась девушка, сокрушенно покачав головой. – Сегодня заболели еще трое.

– Но с тех пор, как ты появилась, нет ни одного летального исхода, – напомнил Роган.

– Однако никто не выздоровел полностью, кроме… – Она остановилась.

– У Дэниела, сына Тейры, новых приступов нет.

– Верно. – Роган рассмеялся. – Он бегает по округе, словно дух.

Алиса продолжила путь.

– Чем он отличается от остальных?

– Возрастом, – предположил Роган.

– Чем еще?

У нее заурчало в животе.

– Тебе нужно поесть.

– Мне нужны ответы, – настаивала Алиса.

– Я помогу тебе найти ответы, – сказал Роган. – Хочу, чтобы эта болезнь была побеждена и никогда больше не беспокоила моих людей.

– Вы все разные, и все же…

– Мы заботимся друг о друге, больше некому о нас позаботиться.

– А что объединило вас?

– Мы поняли, что никому не нужны. В нас смешанная кровь. А это значит, что мы не принадлежим ни к одному из кланов. Мой отец поселил нас на крайнем севере Шотландии, ближе к Осло, там, где оставили свои следы норвежцы.

– А что привело вас сюда?

– Любовь.

Глава 9

Они вошли в дом и вскоре уже сидели за столом и ели.

– Ты сказал, что вас привела сюда любовь. Расскажи, как все было.

– Это грустная история.

– Как и все истории о любви.

Зеленые глаза Алисы заблестели. Роган стал рассказывать:

– Моему отцу пришлось заботиться о себе с восьми лет. Его отец отказался признать сына, а мать умерла. Мой отец понял, что никому не нужен парень, в котором течет шотландская, английская и норвежская кровь. Много лет он путешествовал, собирая таких, как он.

Они объединились в клан, а поскольку мой отец всегда восхищался волчьей натурой, он назвал себя Вулфом. Так появился на свет клан Вулфов, мой отец стал его вождем. Он и его люди служили наемниками. Именно в это время отец и встретился с моей матерью, и они полюбили друг друга.

Алиса улыбнулась.

– С первого взгляда. Ее отец собирался выдать ее замуж за другого, объединив таким образом два сильных клана.

– Так было предначертано моей сестре – брак по договоренности, однако брак оказался счастливым, – сказала Алиса.

– Но с моей матерью все обстояло иначе. Им с отцом пришлось бежать.

Роган умолк. Он не раз слышал эту историю от отца. Воспоминания вызывали боль, но в то же время были Рогану дороги.

– Воспоминания терзают душу.

Он уловил в голосе Алисы сочувствие и подумал, что она, наверное, пережила нечто подобное. Лишь тот, кому ведома боль утраты, может это понять.

Роган продолжил:

– Родители вернулись туда, откуда отец был родом. Вскоре стало известно, что ее отец намеревался отыскать беглянку, и они решили уехать, не желая подвергать опасности клан Вулфов. Клан не захотел расставаться с вождем, и все отправились вместе с ним.

Роган уставился на собственные руки, сцепленные перед ним на столе.

Он не удивился, когда Алиса их сжала.

Роган взглянул на девушку: ее красота поражала, тревога была очевидна, нежное прикосновение – ощутимо. На душе у него потеплело. За последнее время он понял, как хорошо ему рядом с Алисой. С ней легко разговаривать, легко молчать. Вообще легко общаться. Или за этим кроется нечто большее?

– Что же произошло?

– Мне не было и года, когда меня лишили матери. За ней пришел ее отец. Он привел куда больше воинов, чем смог бы победить мой отец. Но он все равно стал бы сражаться. Однако мать остановила его. Она не хотела, чтобы из-за нее вырезали клан Вулфов. – Роган умолк, с трудом подавив злобу и горечь, и продолжил: – Ее отец предупредил, что перережет ее сыну, то есть мне, горло и заставит смотреть, как я истекаю кровью, если она не вернется с ним по доброй воле.

– И ты никогда больше не видел матери? Роган покачал головой:

– Мать взяла с отца обещание, что он увезет меня подальше. Она не доверяла собственному отцу. Опасалась, что тот ни перед чем не остановится, чтобы лишить меня жизни. И отец пообещал. С тех пор мы больше не видели матери.

– Как печально!

Роган смахнул слезу, застывшую в уголке глаза Алисы.

– Любовь может быть печальной, может быть счастливой, но она всегда прекрасна. Как ты.

Он заметил, как Алиса напряглась. Не хотелось, чтобы она отодвигалась. Хотелось побольше узнать о ней, понять получше женщину, которая с любовью исцеляет и все же бежит от любви.

– А твои родители?

Губы ее тронула улыбка. Вдруг улыбка стала широкой и яркой.

– У меня двое родителей.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Одни родители, добрые и любящие, вырастили нас с Фионой. Вторые – наши кровные родители, Олег и Аня. Тоже добрые и любящие. Нас от них забрали, едва мы родились. Мы с Фионой лишь недавно воссоединились с ними и братом Рейнором.

– А что ты почувствовала, когда узнала о них?

– Очень удивилась. Трудно было себе представить, что родители, вырастившие тебя, на самом деле не родители. Встретив настоящих родителей, я очень сочувствовала матери, так же как и твоей. Они обе были лишены возможности растить своих детей, обнимать их, смеяться и плакать с ними, хотя никогда не переставали их любить.

– Из тебя вышла бы хорошая мать.

Он чуть не рассмеялся, когда Алиса округлила глаза, открыла рот, но не произнесла ни слова. Но она тут же взяла себя в руки.

– У меня нет времени на детей.

– Разве? Странно. Ты так хорошо справляешься с больными детьми. Даже бесенок Дэниел ведет себя пристойно, когда ты рядом.

– Я как раз хотела поговорить с тобой о нем.

– Прямо сейчас?

Роган понимал, что Алисе неприятна затронутая им тема.

– Ты сказал, что поможешь разгадать загадку болезни. Вот и начнем с Дэниела.

Она подавила зевок.

– Завтра, – сказал Роган. – Тебе нужно выспаться.

– Но слишком много идей. Я не засну.

– Попытайся. Завтра поговорим.

Роган поднялся и посмотрел на Алису, не оставляя ей выбора.

Алиса не шевельнулась.

– Увидимся утром, – сказала она.

– Я не собираюсь оставлять тебя у стола, чтобы ты заснула, как в прошлый раз. Сейчас ты пойдешь в постель.

Он указал на кровать.

Алиса хотела запротестовать, но помешал зевок, который она не могла подавить. Он обошел вокруг стола, взял ее за руку и поднял. Заведя ее рыжий локон за ухо, он провел пальцем по ее подбородку. Она была такой нежной, так хотелось до нее дотронуться. И Роган не устоял.

– Ты устала. Поспи. А утром поговорим о Дэниеле.

– Но…

Он прижал к ее губам палец, хотя предпочел бы прижать губы. Попробовать – вот все, чего он хотел. Попробовать ее сладость.

Он был ошеломлен, когда Алиса высвободилась из его рук и, словно опасаясь ловушки, заторопилась в постель.

– Поговорим утром, – сказала она и с головой накрылась одеялом.

Алиса лежала, свернувшись калачиком. Так хотелось лечь рядом с ней и просто обнять. Она нуждалась в любви.

Что за глупые мысли лезут ему в голову? Последнее время он только и думал, что об Алисе.

Он знал, что снова найдет любовь. Алиса в его планы не входила. Но планы меняются.

Алиса смотрела на восход солнца. Оно было похоже на огромный огненный шар. Семена, которые она посеяла, дали всходы, и крохотные растения повернули листья навстречу светилу.

Деревушка только что проснулась, напоминая родной клан Алисы и ее сестры. Она скучала по Фионе. Дня не проходило, чтобы не вспоминала о ней и не подумала о возвращении домой. Не шел у нее из головы и Роган.

Она вспомнила, о чем он говорил, вспомнила его прикосновения. Они были ей приятны. И это смущало Алису.

С каждым днем его рука тянулась к ней все чаще и чаще. Постепенно она к этому привыкла и считала вполне естественным.

Алиса направилась было к садику, намереваясь там поработать, но вдруг остановилась, поглощенная своими мыслями.

Она осознавала, что с некоторых пор ее влечет к Рогану, но ни объяснить, ни понять этого не могла.

Может быть, это любовь?

Алиса прогнала прочь эту глупую мысль. Любовь не имеет с этим ничего общего. Стечение обстоятельств. Вот и все. Похищение вынудило их сблизиться. Она живет в доме Рогана, делит с ним пищу. Он отдал ей вещи покойной супруги.

Алиса погладила темно-зеленую шерстяную юбку и провела пальцем по бледно-желтой блузе. Видя на ней вещи покойной супруги, он невольно вспоминает о своей утрате и еще острее ощущает пустоту. И ищет сочувствия у Алисы.

Она вздохнула. Зачем тратить время на всю эту ерунду? Недаром она не хочет выходить замуж, отвлекаться от целительства.

Было время, когда она считала, что можно сочетать работу и любовь. Однако, понаблюдав за супружескими парами, поняла, что они несовместимы. Брак требует работы, понимания и терпения. Она же тратит терпение на целительство. Алиса опасалась, что в конце концов останется без мужа.

– У тебя тяжелые раздумья? Алиса обернулась:

– Ты меня напугал.

– Я тебя звал.

– Я не слышала.

На Рогане был килт темных цветов, грудь обнажена, волосы растрепаны после сна. Он внимательно всматривался в нее.

– Что-то тебя тревожит? – спросил Роган, подойдя к Алисе.

– Мне к этому не привыкать, – призналась девушка.

– Ты хотела бы о чем-то поговорить?

Алиса попыталась не обращать внимания на стальные мускулы его широкой груди и мощные руки. В нем чувствовалась сила и власть. Она время от времени ощущала их – в те мгновения, когда Роган поднимал ее, словно перышко. Он мог бы сражаться голыми руками.

Ей вдруг вспомнилось, как Роган атаковал земли клана Хеллевиков и пронзил Тарру руку мощным ударом стрелы. Она лечила рану, поражаясь силе, необходимой, чтобы нанести такой удар.

Теперь же она сама увидела силу того, кто ранил ее зятя, и вздрогнула.

Роган потянулся к ней, Алиса отпрянула.

– Что случилось?

– Ты напал на клан Хеллевиков, потому что искал меня? Ведь ты мог просто попросить моей помощи.

– Тарр никогда не разрешил бы тебе уйти со мной. Это была чистая правда. Тарр никогда не позволил бы ей уйти с Роганом.

– Молчание – знак согласия.

Она нерешительно кивнула и вдруг задала вопрос, не дававший ей покоя с тех пор, как ее привезли сюда:

– А как же остров Нон?

Помолчав, Роган задал встречный вопрос:

– А что остров Нон? Она пожала плечами:

– Брат как-то говорил, что прогнал с этого острова тебя и твоих людей. Почему…

Он не дал ей договорить:

– Я думал, остров принадлежит Тарру.

На лице его отразилось волнение. Почему для него так важно, кому принадлежит остров?

– Спор был улажен, когда два клана объединились. Но почему тебя интересует…

– Надеюсь, когда-нибудь ты это поймешь.

– Я тоже надеюсь, но что касается острова… – Она замолчала и всмотрелась в лес. – Ты видел?

– О чем ты? – Роган проследил за ее взглядом. Она тряхнула головой.

– Должно быть, у меня видения. Могу поклясться, что видела пару зеленых глаз.

– Мои люди регулярно обходят леса. Скорее всего ты видела кого-то из них.

Она продолжала вглядываться в лес.

– Глаза были какие-то странные.

– Это игра света, – предположил Роган.

– Не думаю.

– Я сам обыщу лес. Алиса схватила его за руку:

– Один не ходи. Роган рассмеялся:

– Боишься за меня?

Алиса выпустила его руку. Какая же она дура!

– Делай что хочешь. Мне все равно.

Он снова шагнул к ней, Алиса попятилась.

– Я хочу заняться садиком.

Выдернув небольшой сорняк, девушка зажала его в руке.

– Неужели так трудно признаться, что тебе не все равно, что со мной будет?

– Мне не все равно, что будет с любым человеком.

– Я – как все? – спросил он, отпустив ее. Сердце Алисы едва не выскочило из груди.

– Сойдут и «да», и «нет», – проговорил Роган.

– Все не так просто.

– Почему же? Открой глаза, взгляни на себя – и получишь ответ.

– Мои глаза открыты.

– Извини, не заметил, – язвительно бросил Роган. – А теперь открой сердце.

Она выдохнула:

– Мое сердце открыто. Не знаю, будет ли когда-либо открыто твое.

Он расхохотался:

– Твое сердце заперто на замок.

– Я всегда говорю…

– Правду?

– Не желаю больше слушать. Она прошла мимо него.

Роган схватил ее за руку и привлек к себе.

– Даже то, что говорит сердце?

– Оно говорит, чтобы я не делала глупостей.

– А мое советует воспользоваться возможностью.

– Какой?

– Тобой.

Алиса высвободила руку и побежала в дом, зная, что убегает скорее от себя, чем от него.

Глава 10

Алиса колотила кулаком по столу, проклиная собственную злость. Она несправедлива к Рогану.

Девушка потерла переносицу. Это место всегда болело, когда она долго и напряженно думала. Боль была тупая.

Может, хватит размышлять?

Алиса рассмеялась. Как же она глупа! Роган не заслужил, чтобы с ним так грубо обращались. С самого момента похищения он был добр к ней. Однако она его боялась. Говорили, что Вулфа следует опасаться.

Постепенно она изменила к нему свое отношение. Роган оказался совсем не таким, каким она его себе представляла. Это привело девушку в замешательство. Вулф больше не был хищником. Он не кусался, хотя иногда рычал. Но всегда защищал ее.

Почему же она злится на него все больше и больше?

Потому что он сказал правду?

Она отказалась раскрыть сердце и воспользоваться возможностью ?

Будучи целительницей, Алиса все воспринимала спокойно. Она осматривала больного, анализировала болезнь и лишь после этого приступала к лечению. На слова Рогана Алиса не отреагировала. Пусть даже он прав, но у нее и так хватает проблем.

И все же она должна извиниться перед Роганом. Алиса быстро вышла из дома и остановилась, увидев с полдюжины всадников, в том числе и Рогана, сидевшего на снежно-белой кобыле. Выражение его лица было напряженным. Зеленые глаза метали искры, губы были плотно сжаты.

Роган повернулся к Алисе, его взгляд пронзил ее, словно огненная стрела. Она прижала руку к груди.

Роган взглянул на стоявшего рядом Джона:

– Не спускай с нее глаз.

С этими словами он ускакал в сопровождении всадников.

– Что случилось? – обратилась Алиса к Джону.

– Не знаю. – Он отвернулся. Алиса шагнула к нему:

– Ты должен знать хоть что-то.

– Я ничего не знаю, – стоял на своем Джон.

– Есть повод для тревоги? Джон яростно замотал головой:

– Роган не допустит, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

– Должно быть, ты устал меня охранять.

Джон округлил глаза:

– Нет-нет. Для меня это большая честь. – Он усмехнулся. – Кроме того, это дает мне возможность видеться с Анной.

– Тогда не заставляй ее ждать. Мне только нужна корзина.

– Сейчас принесу. – Джон направился в дом. Алиса взглянула вдаль и тихонько помолилась о том, чтобы Роган вернулся целым и невредимым. Вдруг она почувствовала укол в шею.

– Алиса, подойди ко мне.

Девушка повернулась на тихий зов женщины.

Алиса видела зеленые глаза, а тихий женский голос продолжал звать ее до тех пор, пока она в конце концов не покорилась и не пошла в лес.

– Ты не должен был глаз с нее спускать, – проговорил Роган, вернувшись час назад. Алиса исчезла, и все бросились на ее поиски.

– Я оставил ее всего на минуту, пошел за корзиной. А когда вернулся, ее уже не было.

Джон в отчаянии покачал головой. Руки у него дрожали от волнения. Анна взяла их в свои.

– Мы все стали ее искать, – сказала она.

Роган спешился и бросил поводья подростку. Не дожидаясь распоряжения вождя, Анна и Джон поспешили присоединиться к поискам.

К Рогану подошел Дерек:

– Она могла попытаться сбежать.

– Ты в это веришь? – с негодованием спросил Роган.

– Нет. Алиса не оставила бы больных. Просто это первое, что пришло мне на ум.

– Мне тоже! – прорычал Роган.

– Рано или поздно она все равно уедет от нас.

– Занимайся своими делами, Дерек.

– Я слишком хорошо тебя знаю. Будь осторожен, друг мой, не дай невзгодам прошлого украсть у тебя счастливое будущее.

– У меня не может быть счастливого будущего, пока я не покончил с прошлым. Так ты будешь помогать в поисках Алисы или будешь стоять и поучать меня?

– Мы нашли ее! Нашли! Услышав крики, Роган зашагал прочь.

Он остановился как вкопанный, увидев Алису. Она лежала в лесу на земле. Зеленая трава, гнилая кора и кустарник служили ей подстилкой и частично скрывали ее распростертое тело. Природа хорошо укрыла ее в своем лоне.

Анна и Джон опустились рядом с ней на колени. Анна хлопала Алису по бледным щекам, пытаясь разбудить.

Роган тоже опустился на колени и зашептал ей в ухо:

– Проснись, Алиса. – Он сжал ее холодную руку. – Ты в безопасности.

– Почему ты стоишь на коленях?

Он поднял голову и встретился со взглядом ее сияющих зеленых глаз.

Алиса посмотрела в одну сторону, потом в другую.

– Я лежу на земле.

– На земле, – улыбнулся Роган, радуясь, что она проснулась.

– Как я сюда попала?

– Об этом надо спросить тебя.

– Анна, Джон? – Алиса уставилась на супругов. – Что вы тут делаете?

– Они искали тебя и нашли, – сказал Роган.

– Я потерялась?

– Ты исчезла, когда я отправился за корзиной с травами, – объяснил Джон.

– Нет, я ждала тебя, – возразила Алиса.

– И что случилось потом? – спросил Роган. Подумав с минуту, Алиса покачала головой:

– Не помню.

– Не помнишь, как оказалась в лесу? – удивился Роган.

Алиса была ошеломлена.

– Я в лесу?

Роган помог ей сесть.

– В лесу. Девушка огляделась.

– Материнская трава, – произнесла она, указав на рыжевато-фиолетовое растение. – Нужно собрать.

Она попыталась подняться.

– Лежи, – приказал Роган.

– Я часто собираю материнскую траву для женщин, – сказала Анна. – Могу и для тебя собрать.

Мгновение Алиса молча смотрела на Анну.

– Что-то не так? – встревожилась Анна.

– Не пойму, что со мной, – произнесла Алиса. – Голова как в тумане.

– Отдохни, Анна соберет траву, – сказал Роган. Вопреки обыкновению Алиса не стала возражать и обратилась к Рогану:

– Помоги мне подняться.

Роган ушам своим не поверил. Алиса буквально вцепилась ему в руку. Свободной рукой Роган обнял ее за талию. Ему показалось, что девушка неуверенно стоит на ногах.

Алиса прижалась к нему.

По пути к дому Роган раздумывал о странном исчезновении Алисы. Она никогда не углублялась в лес. Создавалось впечатление, будто ее там нарочно спрятали. Возможно, все это дело рук предсказательницы Джианн.

– Странно, я не помню, как оказалась в лесу, – проговорила Алиса, когда они вошли в дом.

Роган нехотя отпустил ее, усадив на край кровати, а сам занялся очагом, чтобы согреть комнату. Пусть в его доме Алисе будет тепло и безопасно. Хотя бы сегодня.

Алиса стянула сапоги, села, скрестив ноги, положила локти на колени, а подбородок на ладонь.

Роган сел рядом, ее нога ткнулась ему в бедро.

Нога была маленькой, пальцы шевелились от соприкосновения с мускулистым бедром, вытягиваясь и сжимаясь.

– Что ты помнишь? – спросил Роган, сунул руку под юбку и принялся растирать нежную плоть.

Алиса вздохнула.

– Помню, что ждала Джона.

– Думал, ты боишься леса, никак не ожидал найти тебя там.

Он растирал ей ступню, ощущая, как она расслабляется от его прикосновений.

– Глаза… – Она замолчала и наморщила лоб. – М-м, как хорошо!

– Так что насчет глаз?

Она медленно покачала головой:

– Я не могу… хм-м… твои руки просто творят чудеса.

Его рука заскользила от лодыжки вверх, растирая шелковистую плоть. Алиса запрокинула голову, закрыла глаза и вздохнула от удовольствия.

– Волшебство, настоящее волшебство, – с улыбкой произнесла она. – Не хочется ни о чем думать сейчас, хотя это и необходимо.

– Ты заслуживаешь отдых.

– Я должна что-то вспомнить. Что-то важное.

– Это может подождать…

– Почему я не могу вспомнить?

– Не беспокойся об этом сейчас, – проговорил он, чувствуя, что угадал правильно.

Джианн явно приложила руку к исчезновению Алисы. Умения ее столь велики, что она может заставить забыть о том, что ее вообще видели.

Алиса потирала голову и опиралась на него так, будто обрела удобное положение, в котором пребывала уже тысячу раз.

– Это меня смущает.

– Прошу тебя, не волнуйся. Она подняла голову:

– Мне чего-то не хватает.

Ее розовые губы были нежными и мягкими, словно лепестки цветка, тронутые утренней росой. Хотелось попробовать их на вкус. Хотя он знал, что этим дело не ограничится.

– Чего тебе не хватает?

Глядя ей в глаза, Роган облизнул пересохшие губы. Дыхание Алисы участилось, она не отрывала взгляда от его губ. Видимо, ждала поцелуя. Рогану хотелось, чтобы это было так.

Этот поцелуй был ему необходим, как воздух. Но почему?

Он погладил ее ногу, грудь, шею.

– Какая нежная, красивая кожа. Алиса отпрянула, будто обожглась.

– Вот оно.

– Что? – разочарованно спросил Роган, так и не поцеловав ее.

– Я знаю, почему у Анны сыпь, – возбужденно заявила Алиса. – Материнская трава. Она говорила, что часто собирает ее для женщин деревни. У некоторых целителей после этого появляется сыпь. Таково действие этой травы. Сыпь долго не проходит.

– Это важно?

– Конечно! – Алиса вскочила с кровати и стала расхаживать по полу.

– Не собирай Анна эту траву, сыпь исчезла бы, – проговорил Роган. – Верно? И все же я не понимаю, почему ты так разволновалась.

– Я выяснила причину появления сыпи и теперь знаю, что делать, чтобы она полностью исчезла.

– Ну и что?

– Это дало мне возможность понять причину той болезни, которая измучила вашу деревню.

Тут Роган весь обратился в слух.

– Хочешь сказать, что выяснила причину заболевания?

– Велика вероятность того, что люди заболевают от какой-то еды. Так можно было бы объяснить, почему люди выздоравливают только затем, чтобы заболеть снова.

– Ты знаешь, что это такое?

– Чтобы выяснить это, потребуется время и терпение.

– Я могу помочь, – предложил Роган, протянув ей руку.

Она нежно сжала ее.

– Чем больше помощи, тем быстрее мы найдем решение.

Роган привлек девушку к себе, но Алиса отпрянула.

– Не бойся. Подойди ко мне, Алиса.

Она задрожала, высвободила руку и выбежала из комнаты.

Глава 11

Алиса знала, что только работа может отвлечь ее от тревожных мыслей. Она никак не могла понять, как попала в лес. Почему лежала на земле без сознания и почему прикосновение Рогана взволновало и в то же время испугало ее?

Глупо думать, что они с Роганом могут питать друг к другу какие-то чувства. Она исполнит свой долг и вернется домой.

С другой стороны, Роган обладает теми качествами, которыми должен обладать супруг.

Супруг?

Тарр заявил, что она должна выйти замуж, предоставив ей право выбрать себе мужа. Хочет она того или нет, ей придется выйти замуж.

Роган хорошо к ней относится, уважает ее ремесло. Ничего от нее не требует. В любую минуту готов помочь.

Алиса замедлила шаг. Зачем она выскочила из дома? Чтобы сбежать? От кого? От Рогана или от себя?

Она улыбнулась и с благодарностью помахала тем, кто выразил радость по поводу ее благополучного возвращения.

Роган – хороший вождь клана. По-доброму относится к людям, заслужил их уважение. О лучшем муже и мечтать нечего.

«Поцелуй его!»

Голос прозвучал так громко и отчетливо, что Алиса остановилась как вкопанная. Она могла поклясться, что слышала голос сестры. Именно такой совет ей дала бы Фиона.

Алисе и самой хотелось, чтобы Роган ее поцеловал. Обычно она пугалась и убегала. Чего же она опасалась?

– И что будет означать поцелуй? – пробормотала Алиса, но ответа не услышала.

Как ей сейчас нужна сестра!

Алиса почувствовала себя виноватой. Надо думать о сестре и возвращении домой, а не о том, чтобы целовать Рогана. Фиона, должно быть, уже на сносях, тревожится из-за того, что сестра не вернется к сроку, чтобы принять у нее роды. У Алисы нет времени заниматься такой ерундой, как поцелуй, да и Тарр не одобрил бы союз между Роганом и ею.

Девушка ускорила шаг.

Она выяснит причину эпидемии и вернется домой.

Для чего?

Чтобы выйти замуж за чужого ей человека? К которому не питает никаких чувств? Который будет мешать ее ремеслу?

Роган не раз выручал ее, когда ситуация казалась почти безнадежной. Роган хоть и похитил ее, однако не обращался с ней как с пленницей. Она чувствовала себя свободной.

И все же Фиона и Тарр – ее семья. А что бы подумали родители и ее брат Рейнор, узнав, что Алиса собирается поцеловать Вулфа?

Алиса тихонько хихикнула. Фиона уж точно подбодрила бы ее.

Девушка вздохнула. Ей очень не хватало сестры. Они часто болтали, совершали прогулки вместе, делились друг с другом своими маленькими тайнами и помогали друг другу в трудных ситуациях.

Сейчас Алиса может надеяться только на себя.

Нет, это не так. Роган помогал ей с самой первой встречи. Ведь он мог отправить ее лечить больных и не обращать на нее никакого внимания. Но он взял ее к себе в дом и окружил заботой.

– Алиса!

Она быстро обернулась. Роган с нежностью смотрел на нее.

– Я подумал, тебе может понадобиться корзина.

Сердце Алисы взволнованно забилось, у нее перехватило дыхание. * Алиса улыбнулась:

– Спасибо.

– Я ее отнесу, – проговорил Роган. Девушка кивнула.

О том, что она убежала, не было сказано ни слова. Они молча шли рядом.

Вскоре Алиса стала опрашивать тех, кто уже выздоровел и кто был болен в настоящий момент. Они переходили от дома к дому. Роган задал один или два вопроса, оказавшиеся полезными. Вскоре они проголодались и решили вернуться.

– Ты ищешь какую-то простую причину, – проговорил Роган, когда они сели за стол.

Алиса кивнула:

– Общую для всех. Вот как с Анной. Я догадалась лишь тогда, когда она заговорила о сборе материнской травы.

– Теперь я понимаю, почему ты такая хорошая целительница.

Алиса усмехнулась:

– Из-за моего упрямства?

– Из-за способности рыть землю до тех пор, пока не докопаешься до истины.

– Истина может вылечить множество больных, пока ее признают.

Их взгляды встретились, и оба замерли. Алиса отвела глаза и спросила:

– Когда все уладится, ты отвезешь меня домой, как обещал?

– Когда все уладится… – Он умолк и перевел взгляд на кружку в руке. – Ты вернешься домой.

Ответ скорее разочаровал Алису, чем обрадовал.

– Я и хочу, и не хочу вернуться. Роган удивленно вскинул бровь:

– Объясни.

– Когда вернусь, должна буду найти себе мужа, – неожиданно для самой себя призналась Алиса.

Ей надо было с кем-нибудь поделиться.

– Зачем?

– Это связано с давним пророчеством… – Она наморщила лоб. – Странно, не могу его вспомнить полностью. Слышала много раз, но запомнила лишь то, что в полнолуние родятся близнецы и в момент их рождения должен заиграть рог. – Она покачала головой. – Остальное не могу вспомнить.

– А какое отношение это имеет к твоему замужеству? – Роган явно заинтересовался.

– Кланы погибнут, если мы с сестрой не выйдем замуж. – Она пожала плечами. – Все, что мне известно, так это то, что, согласно пророчеству, я должна выйти замуж, этого требуют кланы.

– Кланы?

– Клан Хеллевиков и клан моих родителей – Блэкшоу.

– А за кого ты выйдешь замуж?

– Понятия не имею, хотя Тарр и предоставил мне право выбора.

– Уверен, у тебя нет отбоя от женихов.

– Что правда, то правда, – призналась Алиса.

– А ты кого-то среди них выделяешь?

Она покачала головой:

– Никого.

– Что же ты будешь делать?

– Надеюсь, что найду мужчину, которого смогу терпеть, – рассмеялась она.

– И это тебя тревожит.

Алиса была тронута до глубины души сочувствием, звучавшим в его голосе.

Она кивнула и сглотнула, чтобы не сдавило горло.

– Если мы сможем найти средство от болезни, косящей моих людей, будет легко найти способ освободить тебя от нежеланного мужа.

– Ты предлагаешь мне помощь и даешь надежду. Ты настоящий друг. – Голос ее дрогнул. Алиса едва сдержала слезы.

Ремесло оставляло мало времени для дружеского общения. Единственным другом была сестра. Теперь у нее есть Роган. Надолго ли?

– Я рад, что ты считаешь меня другом. Ведь я похитил тебя.

– Вас двое – волк и Роган.

– Иногда это необходимо.

– И это не смущает?

– Нисколько. Волк рассчитывает и выжидает, а когда нужно – атакует.

– А Роган?

– Роган – просто человек.

– Ты не просто человек.

– Кто же я тогда?

На этот вопрос трудно было ответить. Для членов клана Роган был вождь, воин и друг. Он искренне сострадал им, если случалась беда. Готов был на все, чтобы защитить их. Роган потерял любимую жену, но не боялся полюбить снова. Роган достоин восхищения. Алиса в этом ни минуты не сомневалась.

Сказать, что он просто человек, значит, ничего не сказать.

– Я жду ответа, – пошутил Роган.

Смех слетел с ее губ, но в уголке глаза притаилась слеза.

– Одним словом не выразишь, кто ты.

– Это комплимент?

– Да. Я постараюсь подобрать нужные слова. И тогда отвечу на твой вопрос.

Он улыбнулся:

– Буду ждать с нетерпением.

Возможно, она ответит на его вопрос, когда они встретятся в следующий раз. Не хотелось думать о том, что, вернувшись домой, она никогда больше не встретится с Роганом.

«Поцелуй его!» – снова услышала она голос Фионы.

Роган встал и устремился к ней.

– Что с тобой?

– Ничего.

Алиса выдавила из себя улыбку.

– Ты не умеешь лгать.

– Я… – Алиса хотела сказать, что умеет.

– Да?

Единственное слово, сказанное им, заставило ее бросить вызов.

– Нет!

Роган долго смеялся. Потом наконец успокоился и сел рядом с Алисой. От него пахло свежей землей. Остро и восхитительно. Алису охватило желание отведать его на вкус. Она с трудом сдержалась, чтобы не поцеловать его.

«Поостерегись», – сказала она себе, но это не возымело действия. Надо держать дистанцию, подумала Алиса, но у Рогана на этот счет было иное мнение. Когда она стала подниматься со скамьи, Роган преградил ей путь. Алиса словно застыла.

Роган жестом поманил ее и протянул руку:

– Подойди ко мне, Алиса.

Он искушал ее, голос был ласковым, нежным. Алиса не двинулась с места. Чего она боится? Любви? Она всегда боялась. Отвергала знаки внимания любого мужчины. А вот Рогана ей отчаянно хочется поцеловать.

– Я никогда тебя не обижу, – проговорил он.

– Чего ты хочешь?

– Узнать, какова ты на вкус.

Алиса вздрогнула, Роган приблизился к ней и заключил в объятия.

– Ты замерзла.

Она смотрела в его сияющие зеленые глаза. Его взгляд потряс душу и воспламенил тело.

– Попробовать, – прошептал он, – просто попробовать.

Не успела Алиса опомниться, как Роган впился в ее губы.

Глава 12

Это было ни с чем не сравнимое ощущение. Алиса забыла обо всем на свете. Хорошо бы навсегда остаться в его сильных объятиях, ощущая на губах вкус его губ.

В следующее мгновение их языки переплелись.

Роган был опытным учителем, Алиса – способной ученицей. Она схватывала все на лету и подавала большие надежды.

Алиса дрожала от страсти. Роган, оторвавшись от ее губ, впивался в них с новой силой.

Его рука скользнула под блузу и коснулась ее груди. Большой палец теребил сосок до тех пор, пока тот не затвердел.

Роган прижался к Алисе, она ощутила силу его желания и вернулась с неба на землю. Она не ведает, что творит.

Алиса высвободилась из объятий Рогана.

– Я не могу этого сделать! – выкрикнула она и выбежала из дома.

Роган рухнул на скамью, уронив голову на руки. Ничего подобного он не ожидал.

Он просто хотел ее поцеловать, но потом…

Роган стал мерить шагами комнату. Желание не проходило.

Он хотел Алису. О последствиях Роган не думал. Что будет, то будет. Он не в силах с собой совладать. Так воин бросается в сражение, не думая об его исходе.

Тело изнывало от желания и молило об удовлетворении. Ни одну женщину он не желал так сильно, как Алису.

Алиса была острой, сладкой, горячей. Она пьянила, как вино.

Реальность пронзила Рогана, словно удар меча. Хорошо, что Алиса убежала. Он не хотел причинить ей вред. Алиса вылечит его людей и вернется домой.

Он не вправе ничего менять. Не допустит, чтобы эмоции взяли над ним верх. У него нет выбора, так же как нет выбора у Алисы – она обязана выйти замуж.

Роган взглянул на сжатую в кулак руку. Один удар – и человек теряет сознание.

Человек, который будет целовать Алису.

Костяшки пальцев побелели. При мысли, что какой-то мужчина будет целовать Алису, Роган приходил в ярость. Да он голыми руками вырвал бы ему сердце и…

– Проклятие!

Он ударил кулаком по столу, но облегчения не почувствовал. Роган предпочел бы оказаться лицом к лицу с мужчиной, который женится на Алисе.

Он провел пальцами по волосам и снова стал мерить шагами комнату. Всего один поцелуй вывел Рогана из состояния равновесия. Он словно обезумел. Еще немного – и он зарычит. Роган вышел из дома и отправился в лес.

Последние лучи солнца озаряли макушки деревьев. Только в лесу Роган мог найти покой и уединение.

Покой ума и сердца. Роган обладал бы ими, придерживайся он намеченного плана.

Но какой ценой?

– Ты обращаешься к природе, чтобы успокоить ум и душу.

Роган повернулся и сложил руки на груди.

– Ты позвала Алису в лес.

– Это обвинение?

– Просто скажи, Джианн.

Роган бросил вызов прорицательнице, не задумываясь о последствиях. Он хотел защитить Алису.

– Ты хотел овладеть островом Нон, но все оказалось не так просто, как тебе казалось, друг мой.

Рогану пришлось согласиться, хотя он не желал это признавать. Он стоял на своем, словно воин, готовый к битве. Джианн время от времени демонстрировала свое могущество. Она знала прошлое, предсказывала будущее и ни разу не ошиблась.

– Итак, ты меня предостерегла, но не ответила на вопрос.

– Да, я ее позвала.

Роган с трудом сдержал ярость. Глупо спорить с Джианн. Само ее присутствие вселяло в человека покой. Ее безупречная красота и царственный вид, вобравший в себя все краски леса.

Не так уж это и важно. В руках Джианн сосредоточена сила, но, к счастью, она ею не злоупотребляет.

– Зачем?

Единственное слово пронеслось по лесу, казалось, гром грянул.

Джианн улыбнулась, и словно звезда зажглась в небесах.

– Ей надо было напомнить.

– О пророчестве?

– Ее долг в том, чтобы исполнить пророчество. Это ее цель и предназначение.

– Ты ничего не сказала мне о пророчестве, сказала лишь, что Алиса исцелит мой народ. Ты позвала ее и лишила сознания?

– Не твоего ума дело. Девушка просто вздремнула.

– Вздремнула? – Роган с трудом сдержал рвавшийся из груди крик. – Мы не могли привести ее в чувство.

– Сон пошел ей на пользу.

– Каким образом?

Джианн снова улыбнулась, будто засияло солнце.

– Увидишь.

Ослепленный, Роган потер глаза, а когда зрение вернулось к нему, Джианн уже не было. Она исчезла так же внезапно, как появилась.

На душе у Рогана стало спокойнее. Он не мог понять почему. Появилось чувство, будто все образуется.

Он сделал глубокий вздох, вобрав в себя силу леса. Свежая земля, пьянящий запах сосны, сладкий запах ягод действовали благотворно.

Он поступит как должно, ничто ему не помешает. Ни на шаг не отступит от задуманного и восстановит справедливость. Роган повернулся и увидел, что Алиса сидит на пне и тихонько плачет.

Ему словно нож в сердце вонзили.

Роган подошел к Алисе, опустился на корточки. Взял ее руки в свои и поднес к губам. Поцеловал по очереди все ее пальцы.

– Почему ты плачешь?

– Не знаю.

– Слезы приносят облегчение?

– Трудно сказать.

Она плакала не переставая.

Роган почувствовал себя беззащитным, словно воин без оружия или щита.

– Я редко плачу. – Алиса наконец успокоилась. – А ты когда-нибудь плакал?

Роган почти физически ощущал, что мог бы утонуть в ее слезах. У Алисы, как и у него, были зеленые глаза, цвета залива в летнюю пору.

Он снова стал целовать ее пальцы, задумавшись над ее вопросом.

Роган вспомнил, что в юности иногда проливал слезы. Но с годами это случалось с ним все реже и реже. Как и Алиса, плакал он редко.

– Я плакал, когда умерла Кендра и когда держал на руках мертворожденного сына.

– Мне так жаль, – проговорила Алиса, беря его руки в свои. – По сравнению с твоими мои слезы – пустяк.

– У каждого есть своя причина для слез. Мгновение она всматривалась в Рогана.

– Не ожидала такой мудрости от волка. Он придвинулся.

– Не следует недооценивать волка. В некоторых отношениях он хитрее и мудрее человека.

– Это предостережение?

– Да.

Роган не удивился, когда Алиса выпустила его руки. Так лучше. Им нужно держаться на расстоянии. План начал осуществляться, изменений не будет. Не в его силах что-либо изменить. Слишком долго он ждал возможности уплатить долг чести. Ничто его не остановит.

Ничто.

Проклятие! Так хотелось целовать ее, обнимать, ласкать до тех пор, пока они не сольются прямо на земле.

Роган вскочил. Он видел их обоих нагими, ее кожа цвета сливок резко контрастировала с землей, на которой Алиса лежала. Ее рыжие волосы пламенели, будто зажженные страстью.

Роган ласкал ее бедра, слышал ее стоны, чувствовал, как плоть ее увлажнилась от желания, и член его стал твердым.

Он взглянул на Алису, прищурившись. Похотливые мысли пустились вскачь. Со стоном и рычанием он скрылся в лесу, не дотронувшись до девушки.

Ошеломленная, Алиса не шелохнулась. Он утешил ее и в то же время предостерег, прежде чем похоть взяла над ним верх.

Алиса пришла в замешательство. Не потому ли ей претила мысль о браке? Любовь помешала бы ее ремеслу. Все мысли сосредотачивались бы на муже.

Последние несколько часов она размышляла то о целительстве, то о поцелуе Рогана. Его поцелуй буквально опустошил Алису. Вызванные им эмоции заставили девушку расплакаться. Почему, Алиса и сама не знала.

Знала лишь, что поцелуй и все, что с ним связано, помешало бы ее ремеслу. А для нее главное – лечить больных.

Она утерла невысохшие слезы, расправила плечи и вздернула подбородок.

Отныне все ее внимание будет сосредоточено на целительстве. Все остальное не имеет значения. Тем более поцелуй.

Даже если он слишком хорош, чтобы быть правдой.

Даже если она получила ни с чем не сравнимое наслаждение.

Даже если мечтает о новом поцелуе с Роганом.

Даже если отчаянно этого желает.

Даже если…

«Женщина должна любить».

Голос сестры. Она напомнила бы Алисе, что та в равной степени и целительница, и женщина, а у женщины есть потребности, точно так же, как и у целительницы. Фиона объяснила бы ей, что целительство и любовь совместимы, так же как Вулф-воин и Роган-человек.

Алиса всегда считала себя только целительницей.

Но ведь она еще и женщина. Кто же в этом тандеме сильнее?

Глава 13

Роган хотел подхватить Алису на руки и отнести в постель, однако знал, что она будет протестовать и упираться. Она не отходила от Айвана, и единственное, что было возможно, – это периодически дежурить вместе с ней в течение дня.

Алиса провела у постели пожилого человека весь день. Заболел он внезапно и очень тяжело. Желудок не принимал ничего, даже отвара, специально приготовленного Алисой. Он не мог двигаться, даже пошевелить рукой. Надежды, что на этот раз он выживет, не было никакой. Дочь Майра, убитая горем, тихонько плакала, пока Алиса ее не выпроводила.

Алиса, однако, не сдавалась, ходила за Ливаном, как за ребенком, вливая ему в рот жидкость с ложечки и то и дело проверяя, нет ли жара.

– Еще два дня назад он чувствовал себя хорошо, – шепнула Майра Рогану. – Маргарет дала ему его любимый хлеб, с горьким привкусом. Он съел его с вареным кроликом.

– И вскоре после этого почувствовал себя плохо? – спросил Роган.

– На следующий день. Алиса протянула пустой кувшин:

– Мне нужен еще кипяток. Майра побежала за кипятком.

Роган отошел от очага. Он заметил, что плечи у Алисы опущены. Это был признак крайней усталости и глубокой озабоченности. В такие моменты Алиса начинала сомневаться в своих умениях.

Ей необходим был отдых, чтобы восстановить силы и снова ринуться в бой. В глазах Рогана Алиса была неутомимым воином, сражавшимся с невидимым врагом.

Его восхищали и вызывали уважение ее смелость и решительность. Воин знал, когда отступить и пополнить резервы для новой атаки.

Алиса нуждалась в пополнении резервов, чтобы не потерпеть поражение.

Роган подошел и положил руку ей на плечо.

– Ты устала.

Он стал массировать ее напряженные мышцы.

– Я не могу оставить Айвана в таком состоянии. Ее зеленые глаза были полны отчаяния. Она опасалась, что не сможет спасти больного.

– Ты сделала все, что могла.

Алиса схватила его руку, лежавшую у нее на плече.

– Есть что-то, чего я не вижу. Но почему?

– Мой отец благодарен за все, что ты для него сделала, и моя семья тоже, – проговорила Майра, протянув ей кувшин с водой.

– Этого недостаточно, – проговорила Алиса, беря кувшин и засыпая в него смесь измельченных листьев.

– Так оно и есть, – раздался голос Айвана.

Три пары глаз округлились от удивления, когда старик открыл глаза.

– Отпустите меня, настал мой час, – проговорил он.

– Нет! – заявила Алиса. – Еще не настал. Иначе вы не боролись бы так за жизнь. Смерть приходит вовремя. За вами она еще не пришла. Вы будете бороться и выживете.

– Упрямая, – пробормотал Айван.

– Точно, – согласилась Алиса и влила ему в рот еще ложку настоя.

Уже за полночь Айвану полегчало. Роган обнимал ее за талию, когда они шли к дому. Алиса была в полном изнеможении. Каждый шаг давался с трудом, каждый мускул был напряжен.

– Айван не переживет еще одного нападения. Я должна немедленно найти преступника.

– Вот отдохнешь, тогда мы общими усилиями постараемся отгадать загадку.

– Времени на отдых нет, – возразила Алиса.

– Но тебе необходима передышка. Хочешь ты того или нет. – Роган подхватил ее на руки. – Ты исчерпала запас сил, поэтому необходимо их восстановить.

– Не мудрствуй лукаво, – зевнув, промолвила Алиса.

– Теперь ты видишь, что я прав?

Алиса так устала, что не могла даже рассмеяться, и поэтому просто положила голову ему на плечо.

– У тебя есть какие-нибудь предположения относительно преступника? – спросила она.

– Отвлекись хоть ненадолго.

– Не могу. – Она вздохнула. – И это меня тревожит.

– Почему?

– Я вижу, как терпеливо ты относишься к моей одержимости целительством. Не могу представить себе мужа, который бы с этим мирился. И все же я должна найти такого. Не хотелось бы оказаться в столь сложной ситуации.

– Думаю, этого не случится.

Она взглянула на Рогана с удивлением.

– Я же говорил тебе: если найдем врага, нападающего на моих людей, решим и твою проблему.

– А если не найдем врага? Роган остановился перед дверью.

– Неужели позволишь врагу скрыться?

– Конечно, нет.

Алиса не знала, каким образом собирается Роган решить ее проблему. Но его слова и уверенный тон принесли облегчение.

Роган уложил ее на постель.

Алиса перевернулась на живот, корчась от боли, пронзившей шею и плечи.

Роган массировал их до тех пор, пока Алиса не испытала облегчение.

– Как хорошо, – вздохнула она.

– Ты так напряжена, словно воин, натянувший тетиву или весь день сражавшийся с мечом в руке.

– Я воин, которого нужно унести с поля битвы. Роган усмехнулся.

– Ты почему смеешься? – спросила Алиса.

– Ты с достоинством ушла с поля битвы.

– Ты так считаешь?

– Я был тому свидетелем, – заявил Роган. – А главное, ты не ушла, пока не убедилась, что есть сдвиги в лучшую сторону. Лишь смелому воину присуща такая сила духа.

– Я не смелая. Моя сестра смелая, я – нет. Он расхохотался:

– Я бы тебе поверил, если бы ты не спрыгнула с валуна на спину злоумышленнику, чтобы защитить сестру.

Алиса порывисто села.

– Откуда ты об этом знаешь?

– Так ведь это на меня ты спрыгнула.

– Ты! Я прыгнула на тебя, и ты потерял сознание?

– Почти потерял, – уточнил Роган. – Ты так ошеломила меня, что я не смог сразу уйти и видел, как ты подбежала на помощь сестре. Ты очень смелая. И благородная.

– Она моя сестра, и я люблю ее. Я защитила бы ее, пусть даже пришлось бы рискнуть собственной жизнью.

Алиса заплакала.

Роган раскрыл объятия, и она бросилась к нему.

– Не так уж часто я плачу.

– При мне только второй раз. Это от усталости.

– Скорее всего.

– И ты скучаешь по сестре.

– Очень. Представляю себе, как она страдает из-за того, что не может помочь мне.

– Недалек тот день, когда вы встретитесь.

Алиса разрыдалась. Встреча с сестрой означала расставание с Роганом. Навсегда. Сердце Алисы болезненно сжалось.

– Не волнуйся, Алиса, – проговорил Роган, пытаясь успокоить ее. – Очень скоро ты снова будешь с Фионой.

Девушка не переставала плакать. Воображение рисовало радость встречи с сестрой и корабль Рогана, уносящий его навсегда. Он никогда не обнимет ее, не поцелует. Мысль об этом была невыносима. Алиса потянулась к его губам.

Ей нравились его поцелуи. Настойчивые и нежные. Охваченные страстью, они не в силах были оторваться друг от друга и рухнули на кровать.

Роган несколько раз пытался от нее отстраниться, однако Алиса еще крепче сжимала объятия, все сильнее и сильнее возбуждая его.

Наконец Роган схватил ее за подбородок:

– Нужно остановиться.

– Почему?

Он всем телом прижался к ней.

Алису испугало не то, что она ощутила, а ее собственная реакция. Ее лоно увлажнилось, и она почувствовала легкую пульсацию.

– Ты прав. – Алиса осторожно толкнула Рогана в грудь, чтобы тот отодвинулся.

Роган отодвинулся, но с кровати не встал.

– Мне нравится с тобой целоваться.

– Мне тоже, – призналась она с застенчивой улыбкой.

– Почему ты боишься полюбить?

– Не знаю, – ответила девушка после некоторого раздумья.

Он погладил ее щеку.

– Я польщен твоим доверием, тем, что ты откровенна со мной.

– Ты заслужил мое доверие.

Наступило молчание. Некоторое время Роган смотрел на нее. Потом спросил:

– Ты когда-нибудь думала о любви?

Алисе не хотелось об этом говорить. Не хотелось признаваться, что с каждым днем ей становится все уютнее рядом с Вулфом.

– Иногда думаю.

– И гонишь эти мысли прочь.

– А что еще с ними делать?

– А ты не гони их. Почаще думай о любви. Алиса зевнула. У нее слипались глаза.

– Разбуди меня на восходе, – попросила она и через минуту-другую уже тихо посапывала.

Он всматривался в ее прекрасное лицо. Алиса была настоящей красавицей – кожа цвета сливок, длинные ресницы, роскошные рыжие волосы, изящный нос, соблазнительные полные губы.

Роган не устоял против ее чар, как ни старался. Их влекло друг к другу.

Неужели это любовь?

Точно так же было с Кендрой. Он хотел ее целовать, обнимать. Хотел обладать ею. И теперь был благодарен Алисе за то, что она всколыхнула в нем такие же сильные чувства.

Погруженный на длительное время в печаль после смерти Кендры, Роган не думал, что такое возможно.

Роган погладил шелковистую кожу Алисы. Ее щека была прохладной. Алиса – удивительная девушка. Вряд ли найдется мужчина, который не пожелает ее, несмотря на ее пристрастие к целительству. Эта мысль буквально преследовала Рогана. Сводила его с ума.

Положив руку ей на бедро, Роган прислушивался к ее посапыванию. Он был бы не против слушать его каждую ночь. Так хотелось к ней прижаться. Ласкать ее прекрасное тело, вместе с ней взлететь на вершину блаженства, а потом погрузиться в сладкий, никем не нарушаемый сон.

Роган тихонько скатился с кровати и нехотя отправился к себе.

Только умалишенный может подумать, что все это возможно между ними.

Ведь Алиса доверяет ему.

Роган рухнул на постель, положил руки под голову и вытянул ноги.

Он волк в полном смысле этого слова. Хитер, бесстрашен и предан. Преданность удерживает Алису рядом с ним. Узнай она правду, не колеблясь сбежит от него.

У Рогана было такое чувство, будто он стоит на краю пропасти. Как только Алиса узнает правду, Роган полетит в пропасть один.

Глава 14

– От сыпи и следа не осталось, – сказала Алиса, облачаясь в желтую блузу и закрепляя ее на талии.

Анна сияла.

– Я просто счастлива. Никогда больше не прикоснусь к материнской траве. Не знаю, как и благодарить тебя.

Алиса села рядом с ней на поросший травой холм неподалеку от берега. Утро выдалось теплое, солнечное. Алиса только что нырнула, выжала воду из волос, вытерла их полотенцем и попыталась причесаться.

– Ты уже отблагодарила, и не раз. Никогда не отказываешься помочь.

– Мне нравится целительство. Охотно занялась бы им.

– У тебя бы получилось, – сказала Алиса.

– Правда? – обрадовалась Анна.

– Когда я уеду, клану понадобится целительница. До отъезда я успею научить тебя всему, что умею, а потом будешь учиться сама, как это делала я.

– Ты действительно собираешься от нас уехать?

– Да, как только выясню причину этой непонятной болезни и вылечу всех заболевших. Все об этом знали. И ты тоже.

– Знала, – печально проговорила Анна. – Кстати, некоторые в этом сомневаются в последнее время.

– Почему?

Анна пожала плечами и отвела взгляд. Алиса не унималась:

– Что обо мне болтают, Анна?

– Ничего плохого, – заверила ее подруга. – Многие надеялись, что ты останешься с нами.

– Почему? – спросила Алиса, расчесывая последнюю прядь.

Анна усмехнулась:

– Думали, что ты и Вулф полюбите друг друга. Алиса открыла рот и выронила гребень.

– Полюбим?

– Мы все хотели, чтобы он нашел новую любовь. Вулф – очень хороший. Ты – необыкновенная. Вы прекрасная пара.

– Какая еще пара? – Алиса даже стала заикаться от волнения.

Возможно, она и думала об этом, но то, что ее мысли высказала Анна, ошеломило девушку.

– У него были добрые намерения. Он не хотел причинить тебе вред. Мы отчаянно нуждались в опытной целительнице, и Роган позаботился о нас.

– И это все? – спросила Алиса. – Других целей он не преследовал?

– Разумеется, нет, – сказала Анна. – Надеюсь, ты в этом убедилась. Мы люди простые, мы любим, веселимся, вместе едим хлеб.

Алиса нахмурилась.

– Вы едите вместе хлеб. – Она схватила Анну за руку.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Все едят один и тот же хлеб?

– Большинство ест светлый хлеб, а не темный.

– А какой едите вы с Джоном?

– Светлый, он слаще. Черный мне не нравится. Он какой-то безвкусный.

– Может быть, горький?

Не дождавшись ответа, Алиса вскочила и заторопилась прочь. Анна едва поспевала за ней.

Алиса пошла искать Рогана. Надо немедленно поговорить с ним. Девушка услышала звон мечей и поняла, что он тренируется с воинами. Он проделывал это каждый день.

Алиса пробилась сквозь кольцо воинов и крикнула:

– Остановитесь! Роган повернулся к ней.

– Мне нужно поговорить с тобой прямо сейчас. Мужчины отошли, оставив их с Роганом наедине.

– Майра что-то говорила тебе о черном хлебе, который Айван ел перед тем, как заболеть?

– Да, она…

– Дерек ел черный хлеб? А юный Дэниел?

– Не уверен.

Алиса быстро повернулась, чтобы уйти, но Роган схватил ее за руку:

– Я пойду с тобой.

– Тогда положи меч, этого врага надо побеждать умом, а не оружием.

Роган положил меч, и они устремились прочь, Анна старалась не отставать.

В мгновение ока Алиса обнаружила след болезни, который пролегал через черный хлеб к Маргарет – пожилой женщине, придумавшей рецепт.

Маргарет не оказалось дома, и они разошлись в разные стороны ее искать. Анна быстро нашла Маргарет и привела Алису с Роганом.

– Я видела, как Маргарет входит в дом Джеймса с корзиной в руке, – запыхавшись, произнесла Анна.

Алиса промчалась мимо них, вбежала в открытую дверь, резко остановилась и огляделась.

Джеймс сидел у очага, его бабка и дед – у стола, а Маргарет намазывала медом ломти черного хлеба. Все приветствовали Алису и пригласили разделить трапезу.

Алиса подошла к Маргарет и взяла протянутый хлеб.

– Спасибо, но мне нужно сначала поговорить с вами. Вошли Анна и Роган.

– Анна, пожалуйста, проследи, чтобы не ели этот восхитительный хлеб, пока мы не вернемся, – проговорила Алиса, мягко направляя Маргарет к двери.

Она кивнула Рогану, чтобы тот последовал за ними.

Пожилая женщина шла медленно, Роган помог ей сесть на скамью у двери, которую Алиса закрыла, чтобы никто не слышал их разговор.

– Давно вы печете хлеб, Маргарет? – поинтересовалась Алиса, сев рядом с ней.

– Сколько себя помню. – Маргарет улыбнулась. – Не всем он нравится.

– Мне об этом говорили. Маргарет указала на Рогана:

– Ему никогда не нравился. – Она похлопала Алису по руке. – Попробуй сама.

– Попробую обязательно. Вы все эти годы пекли его одинаково?

Маргарет явно медлила с ответом.

– Это важно, – настаивал Роган. Женщина взглянула на него:

– Я сделала что-то не то?

– Нет, Маргарет, вовсе нет, – заверил ее Роган. Маргарет вздохнула:

– Если честно, последние несколько месяцев хлеб пекла не я. – Она показала скрюченные руки. – Я теперь не могу месить тесто, и Тейра была так добра, что вызвалась делать это вместо меня.

Алиса положила ладонь на руку пожилой женщины.

– Вы ели когда-нибудь хлеб из теста, которое месит Тейра?

Маргарет опустила глаза и покачала головой:

– Мне никогда не нравился черный хлеб, он на любителя.

– Мне нужна краюха, которую вы принесли Джеймсу.

– Я думала, она ему понравится, – проговорила Маргарет.

– Не сомневаюсь, но эту краюху вы отдадите мне, если не возражаете.

Алиса взяла краюху и вместе с Роганом пошла к дому Тейры.

Молодая женщина как раз месила тесто. Она приветствовала их радостными возгласами.

– Мы хотим обратиться к тебе за помощью, – объяснила Алиса.

– Пожалуйста, – ответила Тейра и вытерла руки о тряпочку, заткнутую за пояс.

– Ты печешь хлеб для Маргарет, но не ешь его сама? – спросила Алиса.

– Значит, она все-таки раскрыла тайну? – рассмеялась Тейра и покачала головой. – Я не люблю черный хлеб, а Дэниел любит.

– Ты делала все как надо?

Тейра заколебалась.

– Она пожаловалась на меня?

– Наоборот, похвалила.

Тейра облегченно вздохнула и плюхнулась на стул.

– Хорошо. Не хочу, чтобы она узнала, что я случайно изменила ее рецепт.

– Каким образом? – поинтересовалась Алиса.

– Я не очень хорошо разбираюсь в травах, все они для меня на одно лицо. Только недавно заметила, что использую в черном хлебе не ту траву, и вернулась к первоначальному составу.

– Этим можно объяснить то, что болезнь неожиданно прекратилась, – сказала Алиса Рогану.

– Болезнь? – проговорила Тейра, хватаясь за грудь. – Это из-за меня все заболели?

– Не волнуйся, – успокоила ее Алиса. – У тебя еще осталась трава, которую ты использовала?

– Думаю, немного осталось.

Тейра заглянула в горшки и вскоре показала Алисе один-единственный лист.

Алиса его понюхала. Вот он – враг! Старая целительница научила Алису различать травы по запахам.

– Это растение ядовитое, – сказала она.

– Ты уверена? – спросила Тейра. На глаза ей навернулись слезы.

– Уверена.

Тейра взглянула на Рогана:

– Прости. Я не знала. Теперь ты прогонишь меня, да? Но нам с Дэниелом некуда идти. Это мой единственный дом, единственное место, где я могу приносить пользу, чувствовать себя нужной и ощущать себя в безопасности.

– Ты останешься здесь, Тейра. Это твой дом. Ты пришла несколько лет назад, и я сказал тебе, что ты стала частью этого клана и будешь жить здесь до конца дней своих.

– Но я навредила моим родным.

– Не нарочно, – напомнила Алиса.

– Никто больше не будет мне доверять.

– Не обязательно всем сообщать о том, что произошло, – сказал Роган.

– Не обязательно? – Тейра с облегчением вздохнула.

– Главное, что враг обнаружен и эпидемия прекратится.

– Ты хороший человек, Роган, – сквозь слезы проговорила Тейра. – Я перед тобой в долгу.

Алиса была уверена, что никто больше не заболеет. А Анну необходимо научить распознавать ядовитые растения.

Алиса навестила выздоравливающих. Все они были в хорошем состоянии. Особенно Джеймс. Его полного выздоровления оставалось ждать совсем недолго. Алиса рассказала Анне о свойствах различных растений и смесей и их предназначении.

Шло время, люди выздоравливали. Новых больных не было, черный хлеб Маргарет по-прежнему пользовался спросом.

Лето было в разгаре. Дети бегали и играли, рождались здоровые младенцы. Дела клана Вулфов шли отлично.

Алисе пора было возвращаться домой.

Глава 15

Роган не мог не думать о том, что скоро Алиса попросит отвезти ее домой. Она выполнила свою часть соглашения, теперь его очередь. Однако Рогану не хотелось ее отпускать. Простит ли его Алиса, если он ей признается в этом?

Он сидел у очага, размышляя о том, как ему поступить. Он привез Алису с единственной целью. Чтобы она вылечила его людей.

Роган не думал, что она очарует его.

Выяснив причину болезни, Алиса с каждым днем все больше отдалялась от него. Не касалась его руки, не искала поцелуя, не клала голову ему на плечо.

Вначале она интересовала Рогана лишь как целительница. Но теперь он видел в ней женщину. Она возбуждала его, общение с ней приносило радость.

Проклятие! Он запрокинул голову и застонал.

– Тебе плохо? – спросила Алиса. Она поставила на пол корзину, подошла и пощупала его лоб. – У тебя жар.

– Я совершенно здоров, – возразил Роган.

– Приготовлю тебе отвар.

Алиса направилась к двери, но Роган обнял ее за талию и привлек к себе.

– Почему ты сторонишься меня? Сердце ее взволнованно забилось.

– Сама не знаю. – Она, как всегда, сказала то, что думала. А вот Роган не был с ней честен. – Я хочу прикасаться к тебе, целовать, – призналась Алиса.

И когда Роган посмотрел на нее, обвила руками его шею. Ее зеленые глаза светились нежностью.

– Мне как-то неловко.

Роган накрыл ладонью ее руку, и их пальцы переплелись.

Он поднес ее руку к губам.

– Я постоянно ощущаю твою заботу.

– Заботу?

Роган почувствовал, как она дрожит, и заключил ее в объятия.

Девушка высвободилась.

– Ты же знаешь, что я скоро уеду.

– Мы так договорились.

– Соглашение остается в силе.

– Если ты этого все еще хочешь, – проговорил Роган.

– Другого не дано.

– Почему?

– Мое ремесло…

– Это оправдание, – сказал Роган.

– Оно достаточно важно.

– Важнее всего остального? Я думал, ты понимаешь.

– Я понимаю гораздо больше, чем ты можешь себе представить.

– Поцелуй меня, – попросил Роган.

– Нет!

– Почему?

Алиса отвернулась, Роган схватил ее за плечи:

– Скажи почему. Она закрыла глаза.

– Боюсь, что не смогу остановиться. Отпусти меня, пожалуйста!

– Иначе ты уйдешь? – Во взгляде его было недоверие.

– А что еще мне остается? Алиса поспешила покинуть дом.

Девушке тяжело было думать о том, что скоро придется расстаться с Роганом. Она полюбила его. Храбрый воин, заботится о людях своего клана, защищает их. Потерял любимую женщину, но не пал духом и снова полюбил. Так же преданно и верно.

Алиса шла по опушке леса, солнце клонилось к закату, легкий ветерок ласкал лицо, словно поцелуй возлюбленного.

Она дотронулась рукой до губ.

«Что ты чувствуешь, когда целуешь его?»

Алиса улыбнулась. Ей показалось, что она слышит голос сестры. Роган околдовал Алису своими поцелуями. Их невозможно забыть. Они горят на губах.

Неужели они останутся лишь сладким воспоминанием? Ощутит ли она снова поцелуй, похожий на этот?

Хочет ли она этого?

Нет. Только поцелуй Рогана.

Алиса поняла, что не сможет целовать другого мужчину. Даже пытаться не станет. Потому что будет разочарована.

Алиса принялась расхаживать взад-вперед. Это она не продумала. Как только она вернется домой, лицом к лицу столкнется с проблемой замужества.

Ни один мужчина не сможет сравниться с Роганом. До конца дней своих она будет по нему тосковать.

И тут Алису осенило. Если ей все равно придется выйти замуж, то почему бы не выйти за Рогана? Она его любит. Ни один мужчина ей его не заменит. Роган ей близок по духу. Не станет требовать, чтобы она перестала заниматься целительством. Ведь он похитил ее с единственной целью – чтобы она лечила людей его клана.

Уговорить Тарра будет нелегко. Ведь именно Роган проткнул ему руку стрелой. Он дважды нападал на земли Тарра.

Однако Тарр дал Алисе право выбора мужа. Тарр может сдаться, если поверит, что она влюблена, и позволит ей выйти замуж за Рогана. Или…

Никто не сможет воспрепятствовать ее браку с Роганом, если брак будет заключен здесь. Дело сделано, обратного пути нет.

Они связаны на всю жизнь. Алиса не хотела выходить замуж, но, если это неизбежно, лучше выйти за Рогана, чем за кого-то другого. Или найти способ избежать замужества. Ведь неизвестно, как поведет себя Роган, когда они поженятся. Нет, избежать замужества не удастся.

– Алиса! – услышала она голос Анны и обернулась.

– Что случилось?

– У Лорел начались схватки, она тебя зовет. Алиса улыбнулась.

– Я приняла только одного ребенка, – с тревогой произнесла Анна.

– Приняла одного, примешь и всех. Не волнуйся, я научу тебя. Ведь это огромная честь – принять новорожденного.

Когда они проходили мимо дома, навстречу им вышел Роган.

– Нам нужно поговорить, – сказала Алиса, остановившись. Анна побежала дальше. – Но сначала я должна принять ребенка у Лорел.

Роган схватил ее за руку:

– О чем?

– Потом, я спешу.

– Сейчас!

– Я хочу выйти за тебя замуж. – Алиса высвободила руку и заторопилась прочь.

Роган улыбнулся, глядя ей вслед. Когда к нему подошли Джон и Дерек, вид у них был встревоженный.

Небо усеяли мириады звезд. Было далеко за полночь, когда Алиса вернулась в дом.

Она оставила Анну ухаживать за Лорел и ее новорожденным сыном. Роды прошли благополучно. Петер держал сынишку, без конца повторяя, как сильно он его любит. Молодая мать отдыхала.

Алисе не терпелось поговорить с Роганом и узнать, что он думает о ее предложении. Обдумав его, девушка усомнилась в том, что поступила правильно. Но что сделано, то сделано.

Она испытала разочарование, увидев, что у дома ее ждет Джон.

– У нас кое-что случилось за двумя холмами, – объяснил Джон, сообщив о том, что Роган вернется не скоро.

– Надеюсь, ничего плохого?

Джон кивнул и отвел взгляд.

– Ты уверен?

– Роган вернется, – произнес Джон, вскинув голову.

Алиса вошла в дом и обернулась:

– Здесь, в деревне, я в безопасности. Не нужно меня охранять.

– Я выполняю приказ Рогана.

Спорить с Джоном бессмысленно. Он подчиняется только вождю.

Когда Алиса скользнула под одеяло, в голову ей пришла странная мысль. Джон защищает ее или следит, чтобы она не сбежала?

Глава 16

На следующее утро Роган вернулся к пустому дому. Новость была неожиданной, и ради того, чтобы убедиться в ее достоверности, он отправился на место сам.

К его сожалению, известие оказалось правдой. У них с Алисой осталось всего несколько дней, прежде чем на них обрушится кошмар. Однако предложение Алисы дало ему шанс уладить дело в свою пользу. Но что будет, когда она узнает правду?

Пыльный и грязный после утомительной поездки, терзаемый тяжелыми раздумьями, он решил искупаться в реке. Потом он найдет Алису, примет ее предложение и будет молиться, чтобы его выбор оказался правильным для обоих.

Он взял чистую одежду, полотенце и направился к реке.

Роган смывал въевшуюся грязь в холодной воде. Хотелось бы точно так же очистить ум и сердце.

Он долго ждал, чтобы предъявить права на принадлежавшее ему по праву. Не рассчитывая на то, что целительница взволнует его кровь. Меньше всего он ожидал предложения о браке – наиболее легкого решения всех проблем.

Расслабив мышцы, Роган стал стряхивать воду с волос.

Он потянулся последний раз, разведя руки в стороны, и, запрокинув голову, издал при этом вой, от которого вздрогнул лес.

Освежившись, Роган направился к берегу и улыбнулся, увидев Алису, стоявшую на холме, поросшем травой.

Она смотрела на Рогана. Он медленно выходил из воды, обнажаясь все больше и больше. Алиса отвернулась.

Сдерживая смех, Роган вышел на берег и быстро оделся. Видимо, Алиса волновалась, потому что переминалась с ноги на ногу, вздыхала и, не выдержав, повернулась, рискуя увидеть его неодетым.

– Ты думал о моем предложении? – спросила она, теребя юбку.

Он подошел, закрепляя на талии коричнево-черный килт.

– Подумал.

– По-моему, это неплохое решение моей проблемы. Ты сказал, что мы ею займемся, когда причина болезни будет обнаружена.

– – Сказал.

– Сначала эта мысль мне показалась безумной, но по некотором размышлении я пришла к выводу, что это не так. Полагаю, ты со мной согласен. Я все хорошенько обдумала. Это самый лучший выход из положения. Самый разумный.

Роган молчал. Алиса говорила без умолку, и он не мог вставить ни слова.

– Мне нужен муж, который уважал бы мое увлечение целительством, вот как ты. Я, разумеется, хотела бы жить неподалеку от сестры. Надеюсь, способ разрешить это затруднение есть. Конечно, для меня это практическое решение, а для тебя – выгодное. Твой клан обретет силу и уважение, когда объединится с кланами Хеллевиков и Блэкшоу. – Она перевела дух, взглянула на Рогана и продолжила: – Должно быть, ты считаешь меня глупой или отчаявшейся. Пожалуй, так оно и есть. Я всю себя отдаю целительству. Не знаю, смогу ли любить тебя так, как любила твоя жена. И не хочу этого скрывать. Причины сделанного тебе предложения я раскрыла.

Она сказала ему правду. Так почему бы ему не сделать то же самое?

– Нет необходимости отвечать мне прямо сейчас. Подумай. Брак коренным образом изменит нашу жизнь.

– Я женюсь на тебе.. Она уставилась на Рогана:

– Почему?

Он рассмеялся и покачал головой:

– Разве не этого ты хотела?

– Да, конечно, – ответила Алиса. – Но я хочу, чтобы ты понял, насколько нам обоим выгоден этот союз.

– Я понимаю и именно поэтому принимаю твое предложение.

Алиса облегченно вздохнула:

– Мы поженимся.

– Немедленно.

– Я думала, будут присутствовать моя сестра и родственники, но…

– Ты знаешь, что это невозможно. Тарр никогда не разрешит тебе выйти за меня, – проговорил Роган.

– Тарр предоставил мне право выбора мужа. Роган покачал головой:

– Тарр представить себе не мог, что ты выберешь Вулфа.

Плечи Алисы поникли.

– Ты прав. Он считает тебя врагом.

– Тогда поженимся до вашей с ним встречи. Мы должны пожениться по всем правилам, чтобы Тарр не смог объявить брак недействительным, а это значит, что наши обеты должны быть узаконены.

Алиса залилась румянцем.

– Есть кто-то, кто сможет совершить законную церемонию?

– Да, – проговорил Роган, подходя к ней. – Завтра к вечеру мы будем женаты.

– Завтра?

– Нет причин ждать. Мы же договорились, что ты вернешься домой, как только вылечишь мой клан.

– Я поеду домой? – недоверчиво спросила Алиса.

– Дай мне неделю или две, я подготовлю людей и корабль, и мы отправимся в путь.

Рогану претило собственное вранье.

Алиса всплеснула руками:

– Поверить не могу, я еду домой! – Она рассмеялась. – При этом замужней женщиной. Надо заняться приготовлениями к празднику. Пусть все знают, что целительница выходит замуж за Вулфа.

Алиса убежала.

Роган смотрел ей вслед. Она счастлива, думал он, но надолго ли?

Он сел на берегу и погрузился в размышления.

Честно ли он поступает по отношению к Алисе?

Надо ли было рассказать ей правду до того, как принять предложение?

В этом случае он мог бы ее потерять.

Как только они поженятся, никто не сможет их разлучить. Возможно, со временем она поймет его и простит обман.

У него нет другого выхода. Ничто его не остановит.

Слишком много лет он ждал этого момента.

– Значит, ты на ней женишься. – В голосе Дерека звучал упрек.

Роган медленно повернулся.

– Она хорошая женщина, – продолжал Дерек, скрестив руки на груди. – Сообщает всем о неожиданной свадьбе с нескрываемой радостью.

Роган подошел:

– Говори, зачем пришел, Дерек.

– Она, не жалея сил, лечила нас. Честно ли использовать ее таким образом?

– У меня нет выбора.

– А может, тебе выгодно так считать, чтобы не чувствовать себя мерзавцем, когда лжешь ей?

– Свадьба никогда не входила в мои планы, – проговорил Роган.

– А сейчас планы изменились?

– Почему ты так горячо ее защищаешь?

– Она исцелила меня, когда я умирал.

– Ты никогда мне не говорил, что думал, будто умираешь.

– Бывало, ночью я думал, что если закрою глаза, никогда не открою их снова. Алиса держала мою руку и убеждала, что я буду жить, чтобы любить многих женщин. – Дерек рассмеялся. – Она понимала все наши страхи и помогала с ними бороться, а сама сражалась с болезнью, поражавшей нас. Сделала все, чтобы облегчить наши страдания. Я должен отплатить ей тем же.

– Я никогда не причиню Алисе зла.

– Причинишь, если женишься на ней.

– Она все равно должна выйти замуж, и ты это знаешь. Представь, что ее будущий муж запретит ей заниматься целительством?

Дерек покачал головой:

– Я не пожелал бы ей такой участи.

– Тогда доверься мне.

– Возможно, ты прав.

– Я принял решение и не изменю его.

– Надеюсь, это мудрое решение и ты не заставишь Алису страдать.

– Наконец-то ты сказал то, что я хотел услышать. – Роган похлопал Дерека по спине.

– От всего сердца желаю вам счастья. Как и большинство жителей деревни. Готовится большое торжество.

– Я рад, – сказал Роган. – Пусть этот день станет для Алисы самым счастливым в жизни.

Дерек хотел было возразить, но промолчал.

– Ты всегда меня поддерживал. Будешь ли поддерживать и дальше?

– Да, – твердо ответил Дерек. – Мог и не спрашивать.

Роган не ожидал другого ответа.

– Давай выпьем эля, пока идет подготовка к празднику.

Мужчины ушли, не заметив пару зеленых глаз в тени леса, наблюдавших за ними.

Глава 17

– Поверить не могу, что мы женаты, – проговорила Алиса.

– Почему? – рассмеялся Роган. – Посмотри, какой праздник!

Алиса улыбнулась и оглядела деревню. Столы и скамьи были сдвинуты, ярко-голубое летнее небо служило прекрасным навесом, каждый принес еды на двоих.

Музыка, разговоры и смех слились воедино. Новобрачным преподнесли подарки. Множество из них предназначалось лично ей.

Лорел и Петер подарили искусно сплетенную корзину.

Джеймс – небольшой сосуд с крышкой для хранения трав. Анна сшила шерстяную сумку, Айван подарил крест с удивительным узором.

Алиса понимала, что подарки эти больше чем свадебные, и была благодарна всем и за все.

Жители деревни предполагали, что Алиса останется жить с ними. Она бы осталась, если бы отчаянно не скучала по сестре.

Алиса представить себе не могла, что Фионы не будет у нее на свадьбе. Особенно она ощутила ее отсутствие, когда произносила обеты.

Алиса надеялась, что Фиона поймет, почему ей понадобилось выйти замуж столь скоропалительно, и примет Рогана в качестве родственника без возражений. Ее примеру последует и Тарр.

– Ты хмуришь брови. Тебя что-то тревожит? – спросил Роган, сжимая ее руку.

– Я думаю о сестре. Как бы мне хотелось, чтобы она была здесь.

– Она мысленно с тобой.

– Вот еще одно качество, которое мне нравится в моем муже. Он мудр.

– Тсс, никому об этом не говори. Почти все считают меня свирепым.

– Вулфы обладают обоими качествами, – ответила Алиса.

– А еще они безгранично преданы, – прошептал Роган ей на ухо. У Алисы по спине побежали мурашки. – Ты во всем можешь на меня положиться, Алиса. Я буду заботиться о тебе, не стану ограничивать твою свободу, когда тебе будет нужно, и всегда буду тебя поддерживать.

Алиса не нашлась что ответить. Она не ожидала такой самоотдачи. Она просто хотела, чтобы муж исполнил пророчество и освободил ее. А может, втайне желала большего?

Роган поцеловал ее в щеку.

– Нам будет хорошо вместе.

– Ты уверен?

– Не сомневаюсь.

Алиса наклонилась, ее щеки вспыхнули.

– Я знала, что делаю правильный выбор, решив выйти за тебя.

– Ты не ошиблась, чарующая целительница, – прошептал он и нежно поцеловал ее.

В этот момент они увидели Анну.

– С Дэниелом что-то случилось, – запыхавшись от бега, сказала она.

Алиса вскочила:

– Что с ним?

– Я не видела. Меня послали за тобой. Роган протянул ей корзину:

– Надо поторопиться. Алиса дотронулась до его руки:

– Спасибо.

– Я же сказал тебе, что всегда буду рядом. – Он взглянул на Анну: – Где он?

– Дерек отнес его в дом.

Крики ребенка были слышны еще на подступах к дому. Они разрывали Алисе сердце.

Одного взгляда на его ногу было достаточно, чтобы понять, что случай серьезный. Прежде всего надо было остановить кровь. Иначе мальчик не выживет.

– Пожалуйста, помогите ему! – умоляла Тейра, стоя на коленях у кровати сына и держа в руке его ручонку.

Дэниел закричал громче, когда рука Алисы приблизилась к ране.

– Воин должен быть сильным, – сказал Роган, склонившись над кроватью.

Глаза Дэниела округлились от благоговейного трепета, Алиса решила, что от страха. Это говорит он – могущественный Вулф, вождь его клана.

– Ты ведь сильный воин, правда? – спросил Роган, беря мальчика за руку.

Мальчик шмыгнул носом и кивнул.

Алисе захотелось обнять Рогана. Пока тот отвлекает Дэниела, она сможет заняться делом. Она попросила Анну смешать нужные травы, а Тейру – разорвать одежду и обнажить рану.

Довольно быстро Алиса пришла к выводу, что на ногу нужно наложить швы. По поводу жара и нагноения она будет волноваться потом. А сейчас нужно закрыть рану.

Если бы не Роган, все могло превратиться в кошмар. Он держал мальчика и говорил с ним, несмотря на плач и крики. Анна и Тейра держали ногу, пока Алиса накладывала швы так быстро, как только могла.

Алиса была рада, когда Дэниел выплакался и заснул. Удостоверившись, что с мальчиком все в порядке, она оставила его на попечение матери. Анна настояла на том, чтобы остаться с мальчиком, дав возможность новобрачным вернуться на праздник.

– С ним все будет хорошо? – спросил Роган, когда они вышли на улицу.

– Пока трудно сказать. Следует опасаться нагноения и жара.

Роган взял ее за руку.

– Почему ты стала целительницей?

– Сама не знаю. Это занятие казалось мне естественным. Матушка рассказала кое-что о целительстве. Когда она заболела, я мало чем могла облегчить ее страдания. Это меня огорчило. Я стала учиться и никогда не останавливалась на достигнутом.

– Продолжай учиться. Может быть, потом будешь учить нашу дочь.

Алиса ошеломленно уставилась на него.

– Ты не думала о наших детях?

– Я… я…

Она покачала головой.

Роган взял ее руки в свои и улыбнулся:

– Ты не думала о последствиях того, что мы будем заниматься любовью?

Она вздохнула:

– Хорошей жены из меня не выйдет. Я не думаю так, как следует думать жене. Я думаю лишь о моем ремесле и о себе.

– Ты никогда о себе не думаешь. А вот о собственном муже стоило бы подумать. Хоть изредка.

– Я все время о тебе думаю.

Она густо покраснела, сделав это признание. Роган рассмеялся.

– А сейчас?

Он ее муж, и нет необходимости скрывать от него правду.

– Сейчас я тоже думаю о тебе.

– А я думаю о том, чтобы отнести тебя к себе в постель и заниматься с тобой любовью до конца дня и всю ночь напролет.

Алису проняла дрожь.

Роган тихонько рассмеялся и обнял ее.

– Я не знала мужчины, – прошептала она.

– И не будешь знать никого, кроме меня. – Он поцеловал ее.

– Эй, эй, об этом позже! – крикнул Дерек, приближаясь к ним. —г Нам еще нужно попраздновать до того, как оставить вас наедине.

– На твоей свадьбе я поступлю так же, – ответил Роган.

Дерек расхохотался:

– Не волнуйся, я не собираюсь жениться.

– Не зарекайся, – погрозила пальчиком Алиса. – Я тоже так говорила.

Они рассмеялись, направляясь обратно к пирующим. Время от времени Алиса исчезала, чтобы узнать, как дела у Дэниела, и радовалась тому, что мальчик плачет и жалуется на боль. Алиса встревожилась бы гораздо сильнее, если бы он не реагировал на неудобства.

Оставив мальчика на попечение Анны и убедившись, что ее помощь не потребуется всю ночь, Алиса вышла из дома и увидела Рогана.

Уже стемнело. Пир кончился, родители несли уставших и перекормленных детей в постели.

Роган собирался отнести в постель Алису.

Он протянул ей руку. Теплую и сильную. Алиса взяла ее обеими руками, и когда их пальцы переплелись, почувствовала себя в полной безопасности.

Они молча направились к дому. Пора было начать супружескую жизнь.

Роган подхватил Алису на руки, отнес в спальню и бережно положил на кровать.

От кровати пахло лавандой, и Алиса улыбнулась, подумав о женщинах, приготовивших им постель. Единственным источником света в комнате была свеча у кровати.

В окно дул ночной ветерок и доносились ночные звуки.

Сердце Алисы забилось от радости, она взяла в ладони лицо мужа.

– Я дрожу от счастья. Он поцеловал ее ладонь.

– Никогда меня не бойся. Нарочно я не причиню тебе вреда.

Алиса улыбнулась:

– По крайней мере ты признался, что не причинишь вреда нарочно. Матушка говорит, мужчины клянутся никогда не обижать любимую женщину, но клятвы не выполняют. Мужчина есть мужчина.

– Твоя матушка – мудрая женщина, не забывай ее слов. Если когда-нибудь ты сочтешь, что я был к тебе несправедлив, подумай о том, что это не нарочно. Ведь я мужчина и не всегда знаю, как поступить.

– Так легко тебе не отделаться, – пошутила Алиса. – Ты мудрый мужчина. И значит, не похож на остальных. Надеюсь, ты никогда не причинишь мне зла. – Она помолчала. – А вот я эгоистка, могу обидеть тебя, а потом раскаяться.

Роган перевернулся на спину и лег рядом с ней.

– Никогда не проси у меня прощения.

– Буду просить, и часто. Если не сразу, то спустя некоторое время.

– Я буду делать так же. Прости, что обидел тебя. Пожалуйста, поступай так, как считаешь нужным. – Он повернулся, вынуждая Алису лечь на спину.

– Непременно. – Она рассмеялась. – Почту за честь.

– Почтешь за честь? – поинтересовался он, покусывая ей шею.

Алиса хихикнула.

– Да.

– Ладно, раз уж с этим наконец-то разобрались, дорогая супруга…

– Алиса! Алиса!

Это был голос Анны. Алиса оттолкнула Рогана.

– Я здесь! – крикнула она, подбежав к двери, и едва не столкнулась с Анной.

– У Дэниела жар. Алису охватило отчаяние.

– Скорее, – проговорила она, потащив за собой Анну.

Глава 18

Роган не мог и не хотел спать. Он устал, глаза слипались. Лишь когда он начал тихонько посапывать, Алиса приказала ему вернуться домой и лечь спать.

Пусть отдыхает, пока она занимается Дэниелом. Он ничем ей не может помочь. Она не отойдет от Дэниела, пока у него не спадет жар.

Лежа в одиночестве в собственной постели, Роган сожалел, что покинул Алису. Сейчас у них первая брачная ночь, им следует быть вместе, где бы она ни была. В его постели или у постели больного.

Роган положил руки под голову, сбросил одеяло с ноги, тяжело вздохнул.

Их обеты нужно закрепить поскорее, иначе он рискует ее потерять. Время летит.

Роган застонал. Много ночей он представлял себе, как Алиса лежит, прижавшись к нему, как он обнимает ее.

А теперь, когда его мечта близка к осуществлению, Алису вызвали к больному. Суждено ли ему и Алисе быть вместе?

Роган выскочил из постели, набросил килт, обул сандалии, вышел в ночь и исчез в темноте леса.

Предсказать, что его ждет, могла только Джианн.

Она предсказала клану множество событий, включая то, что Алиса вылечит его людей. Теперь же Роган хотел узнать, останется ли Алиса его женой, проживут ли они долгую и счастливую жизнь.

Роган дошел до небольшой просеки, где обычно встречался с Джианн. Он встал и тихонько позвал ее. Они всегда откликались на зов друг друга.

– Что тебе нужно, Роган?

Он повернулся на голос, но увидел лишь тень между деревьями.

Роган не стал ходить вокруг до около. Спросил без обиняков:

– Алиса – моя судьба?

– Ее судьба предначертана до ее рождения.

– Объясни, – попросил Роган, с трудом сдерживая волнение.

– Пророчество предсказало будущее близнецов.

– Каково оно?

– На полную луну родятся близнецы; когда они родятся, прозвучит рожок; глаза зеленые, волосы рыжие; они погибнут, если выйдут замуж без любви; истинная любовь свяжет их души и будет дарована им навечно.

– Алиса должна любить мужчину, за которого выйдет замуж, чтобы это не кончилось?

– А мужчина должен любить Алису. Роган покачал головой:

– Мы ни словом не обмолвились о любви.

– Главное, что говорит тебе сердце.

– У меня сердце разрывается при мысли о том, как я собираюсь с ней поступить, – с печалью признался Роган.

– Разве это тебе ни о чем не говорит?

– Это говорит мне, что вкус мести силен в моем сердце.

– Пока не открывай ей правду, узнай, что у нее на сердце.

– Я ее потеряю.

– Ты в этом уверен?

– Я не могу ее использовать, – заявил Роган.

– Не можешь или боишься?

– Я не потеряю ее, – процедил он сквозь зубы.

– Может случиться так, что у тебя не будет выбора. Тень Джианн исчезла, растворившись в ночи. Роган остался один в лесу. На душе было тяжело. Мысли путались. Когда он вернулся домой, Алиса спала.

Роган разделся и лег рядом с ней. Она была нагой. Видимо, ждала его. Сердце Рогана наполнилось радостью. Его охватило желание. Но ему жаль было ее будить. Она сладко спала, свернувшись калачиком.

Он подождет до утра, когда Алиса проснется.

«А что, если завтра будет слишком поздно?»

Роган медленно провел рукой по ее телу, желая познать каждый его дюйм. Алиса была теплой и нежной.

Она вздрогнула, но не проснулась.

Прикосновение к ее полной груди заставило Рогана улыбнуться.

Он нежно сжал мягкую плоть и осторожно провел большим пальцем по соску. Сосок затвердел.

Алиса прижалась к нему, но не проснулась.

Его рука скользнула вниз и опустилась к животу. Роган погладил пышные бедра, соблазнительно покачивавшиеся во время ходьбы. Он часто представлял себе, как бедра Алисы колышутся под ним, когда они занимаются любовью.

Он опустился чуть ниже, пальцы запутались в рыжих волосах между ногами, чтобы в конце концов дотронуться до нее так интимно, как это мог сделать только муж.

– Какое блаженство! – прошептала Алиса.

– Ты прекрасна.

– Это потому, что ты рядом.

Роган запечатлел поцелуй на ее губах, в то время как руки ласкали ее тело.

Алиса застонала, заставив пульсировать его плоть, и схватила его за плечи.

– Мне нравится тебя трогать, – прошептал Роган, покусывая ушко.

– Я хочу тебя, – выдохнула Алиса.

Он взял ее руку и положил на свою пульсирующую плоть.

– Трогай меня, не останавливайся, – просила Алиса.

– Никогда не остановлюсь.

– Обещаешь?

– Обещаю, – произнес Роган.

Он поцеловал ее и принялся посасывать ее грудь. Алиса гладила его волосы, зарываясь в них пальцами.

Его рука скользнула у нее между ног, пальцы ласкали ее увлажненное горячее лоно.

– Возьми меня, – умоляла она.

Он скользнул на нее, мягко пододвинул к себе и приподнялся, устраиваясь у нее между ног.

– Люби меня, – выдохнула Алиса. Роган вошел в нее.

Алиса застонала, и он подался назад.

– Нет, – воскликнула она, – не отвергай меня!

– Ты вскрикнула, потому что…

– От удовольствия. – Она улыбнулась. Роган нежно поцеловал ее.

– Запомни это мгновение и не забывай, как сильно я тебя люблю.

– Никогда не забуду.

Она выгнулась всем телом, и они слились воедино, устремившись к вершине блаженства. Они спустились с нее в полном изнеможении.

Роган скатился с нее и лег на спину рядом, держа ее руки в своих.

Алиса зевнула.

– Ты устала, – проговорил Роган, повернувшись к ней. – Тебе нужно отдохнуть. – Он укрыл ее одеялом.

– Но у нас первая брачная ночь.

– Мы будем вместе всю оставшуюся жизнь. – Он нежно поцеловал ее.

– По-моему, я лишила тебя… Он прижал палец к ее губам.

– Мы подтвердили обеты перед лицом Господа, и никто не сможет нас разлучить.

– Ты уверен?

– Я не пожелал бы другой жены. Она улыбнулась:

– А я – другого мужа.

– Тогда спи и не волнуйся, я рядом. Алиса прижалась к нему.

– Вот уж не думала, что с мужчиной может быть так хорошо.

– Так будет всегда.

– Обещаешь?

– Обещаю. – Он снова поцеловал Алису.

Утро выдалось солнечное. Роган не удивился, не обнаружив рядом жену. Он знал, что она пошла проведать больных. Прежде всего – Дэниела.

Роган надеялся, что Алиса скоро освободится и день они проведут вместе. Возьмут корзину с едой и отправятся на берег реки. Будут болтать, заниматься любовью.

Роган оделся, причесался и стал складывать еду в корзину.

Главное, чтобы с Дэниелом все было в порядке. В противном случае Алиса не сможет уйти.

Он вышел из дома и увидел ее.

Алиса улыбнулась, махнула рукой и зашагала быстрее. Роган протянул руки. Алиса подбежала, и он закружил ее.

– Я скучал без тебя, жена.

Она рассмеялась и обвила его шею руками.

– Я хотела вернуться до того, как ты проснешься.

– С Дэниелом все в порядке? Алиса просияла улыбкой:

– Слава Богу! Он уже порывается встать с постели.

– Рад это слышать, – проговорил Роган, испытывая большее облегчение, чем Алиса могла бы себе представить.

– Это я корзину с едой вижу у двери? – спросила она, вытягивая шею и всматриваясь в корзину, покрытую тканью.

– Сюрприз…

– Уже нет.

Алиса засмеялась и высвободилась из его объятий. Роган дал ей возможность добежать до корзины.

– Я думал, мы поедим и отдохнем у реки, – признался он.

– Отлично, – проговорила Алиса и, подхватив корзину, взяла Рогана под руку. – Пошли.

Глава 19

Алиса собрала волосы на затылке и заколола их гребнем. День выдался жаркий. Солнце жгло немилосердно. Алисе хотелось сбросить одежду и искупаться в реке.

Она наблюдала, как Роган расстилает одеяло в тени раскидистого дуба, и залюбовалась его красивым телом.

Вернувшись накануне вечером в дом и увидев, что Рогана нет, она без колебаний разделась и легла в его постель в предвкушении первой брачной ночи.

Алиса не знала, совокуплялись они или занимались любовью. Как бы то ни было, ей понравилось. Роган покорил ее своей нежностью.

Как ни хотелось Алисе вернуться домой, она радовалась тому, что покинет деревню лишь через две недели. У нее будет время подумать о предстоящей встрече с родными. Она расскажет Фионе и Тарру, как дорог ей Роган, как много он для нее значит.

Алиса хотела, чтобы они с Роганом ничего не скрывали друг от друга, всегда говорили правду, какой бы она ни была. Иначе она не сможет доверять ему.

Алиса продолжала наблюдать за Роганом.

– Жарко, – проговорил он, бросив рубашку на одеяло. Алиса стала развязывать блузу.

– Окунемся? Роган рассмеялся:

– Я думал, придется тебя уговаривать.

Алиса стянула блузу, выскользнула из юбки, сбросила сандалии и побежала к реке.

– Я быстрее.

Она замешкалась и ничуть не удивилась, когда Роган подбежал сзади, подхватил ее на руки и в воду они вошли вместе.

Они вынырнули, брызгаясь, хохоча и обнимаясь.

– Как хорошо в воде, – проговорила Алиса, держась за плечи Рогана, когда они качались на легких речных волнах.

Роган смотрел на нее не отрываясь, Алисе стало не по себе.

– Что-то не так? Он покачал головой.

– Ты уверен, что у тебя нет жара?

– Жар у меня всегда. И виновата в этом ты, – расхохотался Роган.

Она обвила руками его шею и прижалась грудью к его груди.

– От этого жара у меня есть лекарство.

– Должен предупредить, – проговорил Роган, привлекая ее к себе, – этот жар время от времени повторяется.

– Главное, что от него есть лекарство.

– Ты всегда будешь меня лечить? – прошептал Роган, целуя ее.

– Всегда.

– Тогда лечи прямо сейчас.

Рука Алисы скользнула под воду, чтобы обнять его.

– Жар сильнее, чем когда бы то ни было. Нужно незамедлительно принять меры.

– Здесь? – нерешительно спросила Алиса.

– Прекрасное местечко. Прохладно, вода укрывает от посторонних взглядов.

Неожиданно Алиса почувствовала, как сильное течение подхватило ее и понесло прочь от Рогана. Она испуганно вскрикнула и ушла под воду. В тот момент, когда Алиса уже начала задыхаться, сильные руки схватили ее и вытащили на поверхность.

– Дыши! – крикнул Роган. Алиса все еще задыхалась.

– Мы заплыли слишком далеко от берега, там течение непредсказуемо, – объяснял Роган, пока она восстанавливала дыхание.

Она взглянула через плечо и увидела, что Роган продвигается с ней поближе к берегу. Алиса крепко держалась за него.

– Я испугалась за тебя.

– Никогда не бойся, – прошептал Роган ей в ухо. – Знай, я не позволю ни природе, ни зверю, ни человеку забрать тебя у меня. Ты моя навсегда.

Она задержала дыхание. Роган собирается объясниться в любви? Проявление силы казалось естественной прелюдией к объяснению в любви. Алиса ждала, затаив дыхание.

Роган взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал в губы.

– Я женился на тебе, потому что… Он замолчал и поцеловал ее снова.

Поцелуй – это прекрасно. Но Алиса хотела услышать объяснение в любви.

– Я люблю тебя. Боже, помоги мне, я люблю тебя! Сердце ее готово было выскочить из груди.

– Тогда помоги нам обоим, Боже, потому что я люблю тебя.

– Не волнуйся, все будет хорошо. – Алиса потянулась к его губам.

Их губы сомкнулись, отгоняя сомнения, страх, воспламеняя страсть.

Ее тихие вздохи вскоре превратились в тихое постанывание, по мере того как пальцы Рогана дразнили, трогали, искушали.

– Я хочу тебя, – услышала она свой голос.

– А я тебя, – проговорил Роган, скользя губами по ее шее, покусывая плечи.

Он обнял ее за талию, приподнял, вошел в нее и стал медленно двигаться.

Алиса запрокинула голову и отдалась наслаждению.

Роган не торопился, и Алиса была рада. Ей хотелось наслаждаться подольше и прийти к финалу, когда уже не будет сил терпеть.

Роган довел ее до финиша, не сказав ни слова, и последовал за ней, со стоном излив в нее семя.

Вскоре в животе у обоих заурчало.

Они рассмеялись.

– Пора подкрепиться, – сказал Роган и поднял Алису, когда они приблизились к берегу.

Роган предложил ей рубашку в качестве полотенца, уверяя, что обойдется без нее. К тому же в такую жару она моментально высохнет.

Алиса взяла рубашку, а когда оделась, повесила ее на ветку и села рядом с мужем на одеяло.

Роган сидел среди распакованной еды, жуя кусок сыра.

– Ты, наверное, боялся, что мы умрем с голоду. Он протянул ей кусок сыра и отломил кусок хлеба от буханки с хрустящей корочкой.

– У меня хороший аппетит.

– Моя сестра говорит то же самое.

– У тебя был бы такой же, если бы ты ела медленно.

– Фиона тоже так говорит. Уверяет, что я ела бы, как она, если бы не торопилась.

Она отломила хлеба.

– Жду не дождусь, когда снова увижу сестру. Мне ее не хватало.

– Не особенно жди теплого приема, – предостерег он.

– Может быть, поначалу – да, но ты возвращаешь меня домой, и, как только станет известно, что ты похитил меня, чтобы я вылечила твоих людей, и что я решила выйти за тебя замуж, все будет хорошо.

– Думаешь, так просто?

Она положила руку поверх его руки.

– А что же им остается? Тарр время от времени напоминал мне, что я вольна в выборе мужа. Я сделала выбор, и Тарр будет уважать его, как и обещал.

– А что, если…

Алиса закрыла уши руками:

– Хватит. Сделанного не вернешь. Встретим судьбу вместе.

Роган схватил ее руки:

– Вместе, всегда вместе. – Он протянул ей кусок сыра: – Ешь, у тебя есть время.

Алиса взяла сыр, заметив, что он озабоченно прищурился.

– Ты считаешь меня слишком худой?

Он наклонился и принялся покусывать ее ушко.

– Я считаю, что ты лакомый кусочек, которым я не могу насытиться.

Алиса хихикнула и потерла плечо:

– Щекотно.

– Ага, я нашел твое слабое место.

Он обхватил Алису за талию и положил на одеяло. Они смеялись, ели, болтали. День пролетел незаметно.

Роган многое о себе рассказал. Он очень сильно любил Кендру и, потеряв ее, понял, что хочет снова так полюбить.

Роган сказал, что по-прежнему любит Кендру. И будет ее любить всегда. Как ни странно, Алиса его поняла. Именно поэтому он так сильно любит ее. Ничуть не меньше, чем Кендру.

Если он любит душой и сердцем, значит, почитает свою первую любовь. Алиса понимала Рогана и восхищалась его жизненной позицией.

К вечеру Алиса подумала о Дэниеле, и ей стало трудно сосредоточиться на разговоре.

– Я утомил тебя, да? – спросил Роган. Она коснулась его щеки.

– Ты не можешь меня утомить. Мне всегда тебя не хватает. И все-таки мне не дают покоя мысли о Дэниеле.

– Ты держалась гораздо дольше, чем я ожидал, а это кое о чем говорит.

– О чем же?

– О том, что ты действительно меня любишь. – Роган встал и протянул ей руку. – Пойдем, пора проведать Дэниела.

Алиса вскочила.

– Да, я тебя люблю и благодарна за то, что ты понимаешь, как важно для меня целительство.

– С Дэниелом ты пробудешь недолго. Со мной проведешь всю ночь.

– Не могу дождаться, – сказала Алиса. Супруги сложили в корзину остатки еды, свернули одеяло, положив его сверху, и, держась за руки, направились в деревню.

– Иди посмотри мальчика, – с улыбкой произнес Роган, когда они дошли до дома.

– Я ненадолго, – проговорила Алиса.

– Если задержишься, приду за тобой. Она расхохоталась и убежала.

Алиса заметила суматоху в деревне, люди были чем-то взволнованы. Она замедлила шаг, повернулась и увидела, что к Рогану торопится Дерек. Мужчины быстро вошли в дом, за ними последовали еще двое мужчин.

Анна и Тейра вскочили при ее появлении.

– Что-то случилось?

– К побережью приближается корабль, – проговорила Тейра.

– Нападение? – быстро спросила Алиса.

– Неизвестно, но на всякий случай все готовятся.

– Что я могу сделать?

– Молиться, – в один голос произнесли Анна и Тейра.

Алиса беспокоилась о муже и об их будущем. Хотя обычно думала только о целительстве.

Хотелось побежать к нему и попросить его быть осторожным, ведь теперь у него есть любящая жена, надо подумать и о ней. А как же дети?

Алиса вышла из дома, держа руку на животе, хотелось глотнуть свежего воздуха и увидеть мужа. Возможно, она носит ребенка. Как же изменилась ее жизнь за столь короткое время!

Желанная ли это перемена?

Время покажет. Но после объяснения в любви Алиса пришла к выводу, что поступила правильно.

Алиса помчалась к дому, однако Рогана не было. Мужчины ушли, женщины и дети направлялись в лес.

Приготовления к бою.

Анна шла за Тейрой, несшей на руках спящего Дэниела.

– Пойдем с нами, – проговорила Анна. Алиса покачала головой:

– Не могу. Могут быть раненые.

– Тогда я останусь с тобой, – произнесла Анна.

– Ты не…

– Я должна. Потому что собираюсь стать целительницей.

– Бог в помощь, – сказала Тейра и направилась в лес.

– Соберем все, что необходимо, и будем ждать, – сказала Алиса.

Анна кивнула, и они, собрав медикаменты и лекарства, направились к побережью.

– Как ты думаешь, корабль уже причалил? – спросила Алиса. – Я не слышу звуков сражения. Может быть, дело кончится миром.

– Об этом мы можем только молиться, – проговорила Анна.

Они замолчали, когда добрались до опушки леса, чтобы не выдать своего присутствия. Ступать старались бесшумно.

Довольно скромный, но крепкий корабль вытащили на берег; судя по доносившимся звукам, пассажиры покидали его. Мечей не было видно, не было слышно и приветственных слов.

Алиса приблизилась, но ничего не могла рассмотреть – слишком велико было расстояние. Прошла еще немного. Ей показалось, что она видит знакомые лица.

Анна схватила ее за руку:

– Не приближайся.

– Я должна, – проговорила Алиса, вышла из леса и укрылась за большим валуном. – Фиона? Тарр? – Она устремилась к сестре: – Фиона!

Лицо ее сияло от радости, когда сестра бросилась ей навстречу. Они обнялись и всплакнули.

Фиона была в положении. Алиса похлопала ее по животу:

– Вы с ребенком здоровы?

– Теперь, когда мы нашли тебя, все хорошо, – ответила Фиона, сжав руку сестры.

Алиса тоже так думала. Сестра крепко держала ее за руку, не собираясь отпускать. Но сейчас ситуация изменилась. Придется приспосабливаться, уклад жизни изменится, как изменилась жизнь Фионы, когда та вышла замуж за Тарра.

– Фиона, Алиса, идите сюда. Женщины обернулись и увидели Тарра.

Алисе хотелось поскорее разрядить обстановку. Как только выяснятся обстоятельства похищения и станет известно, что она вышла замуж за Рогана и любит его, напряжение спадет.

Алисе ничего не оставалось, как пойти с Фионой, – сестра не выпускала ее руки. Когда они подошли к Рогану, Алиса вырвалась от сестры и поторопилась к мужу.

Она улыбнулась, он обнял ее за талию и привлек к себе.

Алисе хотелось сделать все немедленно, чтобы можно было быстро разрядить обстановку и начать примирение между кланами.

– Тарр, Фиона, – проговорила Алиса с улыбкой, – хочу представить вам моего мужа – Рогана из клана Вулфов.

Реакция была такой, что люди Рогана схватились за рукоятки мечей.

– Мы поженились, потому что я этого захотела, – быстро добавила Алиса. – Меня не принуждали и не заставляли. Я сама предложила Рогану стать его женой. Вспомни, Тарр, ты сказал, что выбор за мной, и, кроме того… – Она просияла от радости. – Я люблю его, а он – меня.

Тарр взглянул на Фиону, и та выступила вперед.

– Обеты подтверждены? – спросила Фиона сестру.

– Это был мой выбор, – повторила Алиса.

– Они подтверждены? – снова спросила Фиона. Алиса взяла Рогана за руку, чтобы подтвердить согласие.

– Да, мы – муж и жена, и никто не может нас разлучить. Я надеялась, что вы пожелаете нам счастья. Вы считаете его врагом, но это не так.

– Он и есть враг, – проговорила Фиона, ее зеленые глаза метали молнии.

– Роган хорошо со мной обращался, и он любит меня, – настаивала Алиса, пытаясь заставить их понять.

Фиона неотрывно смотрела на Рогана.

– Конечно, он с тобой хорошо обращался и говорит, что любит тебя. Ты ведь его гарантия сделки.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Алиса и почувствовала, что Роган сжал ее сильнее.

– Он не думал, что увидит нас раньше зимы – у нашего клана нет кораблей. Однако он недооценил возможности наших родителей. Как только их корабли вернулись из плавания, мы приплыли за тобой, готовые откликнуться на его требования.

– Требования? – Алиса взглянула на мужа. Тот промолчал.

– Вулф захватил тебя в расчете на выкуп, – заявила Фиона.

Алиса замотала головой:

– Нет, его люди были больны, он нуждался в моей помощи.

– Это уловка, – сказала Фиона.

– Не может быть.

– Тогда почему он требует остров Нон в обмен на тебя? – прошипела Фиона.

– Это неправда, – заявила Алиса.

Фиона вынула из сумки бумагу и протянула сестре.

Алиса отошла от Рогана, дрожащей рукой взяла бумагу, развернула и прочла.

Затем дважды перечитала. Каждое слово ранило в сердце. Алиса с трудом сдерживала слезы.

– Ты использовал меня, – произнесла она, скомкав бумагу.

– Нет.

– Ты смеешь это отрицать? – Алиса презрительно рассмеялась.

– Я послал письмо, но я не…

– Не ожидал, что будет так легко меня одурачить? Роган шагнул вперед. Алиса отпрянула:

– Не смей ко мне приближаться.

– Я хочу объяснить.

Она потрясла мятой бумагой у него перед носом:

– Вот объяснение!

– Теперь все иначе.

Алиса рассмеялась ему в лицо:

– Ах, я забыла, теперь ты любишь меня, и это все меняет.

– Меняет.

– Не считай меня дурой! – крикнула Алиса и повернулась к Фионе: – Я хочу домой.

Глава 20

Фиона обняла сестру, и они направились к кораблю.

– Нет! – крикнул Роган. – Я ее муж! Алиса никуда не поедет без моего разрешения!

– Черта с два, – огрызнулась Фиона. – Ты оскорбил ее. Остров Нон твой. В обмен на него ты возвращаешь мою сестру, как и было оговорено в сделке.

– Не верну.

Фиона бросилась на Рогана, но Тарр схватил ее за руку.

Роган не отрывал взгляда от Алисы.

– Алиса сама захотела выйти за меня замуж. Мы женаты, и никто не сможет нас разлучить.

– Если ты думаешь, что я позволю сестре остаться с… – огрызнулась Фиона.

– Это не ваш выбор, – напомнил Роган. – Алиса – моя жена и будет подчиняться мне.

– Если думаешь, что получишь теперь остров Нон…

Тарр отвел Фиону в сторону и обратился к Рогану:

– Остров Нон твой. Надеюсь, ты скоро поселишься там с женой и кланом.

– Погостите у нас несколько дней, – проговорил Роган. – Мои люди покажут вам дорогу в деревню. Сейчас я хотел бы поговорить с женой с глазу на глаз.

Он протянул руку Алисе.

Она взглянула на него, покачала головой и направилась в деревню.

Роган последовал за ней.

– Почему… – начала Фиона.

– Тсс. – Тарр увлек Фиону в сторону, подальше от людей из клана Вулфов. – Нам понадобится время, чтобы все обдумать. Очевидно, они женаты, как и заявили, а это означает, что Алиса принадлежит Рогану. Пока ситуация не прояснится, я предпочел бы, чтобы Алиса находилась неподалеку.

Фиона округлила глаза:

– Гнев затмил мне рассудок.

– Алиса наверняка захочет, чтобы ты была поблизости, – сказал Тарр.

– Я ей понадоблюсь, – кивнула Фиона. – Алиса уверена, что любит Вулфа.

– Вряд ли она питает к нему сейчас добрые чувства, – произнес Тарр. – А теперь проявим вежливость и пойдем знакомиться с новым родственником, чтобы помочь Алисе.

Роган вошел в дом и увидел сидящую у стола Алису. По пути в деревню он размышлял о том, как вести себя с ней. Как объяснить, что он потребовал принадлежащее ему по праву, и даже представить себе не мог, что влюбится в нее. Она была средством завершить дело, а теперь он хочет провести с ней остаток жизни.

Алиса не поверит ни единому его слову.

Роган сел на лавку напротив нее и, поколебавшись, накрыл рукой ее руки.

Алиса отдернула их, будто обожглась.

– Выслушай меня! – произнес он с мольбой в голосе, не надеясь, что она поймет его и простит.

Алиса не подняла головы.

– Ты лгал мне. Все это время ты мне лгал.

– Нет, не лгал.

Она вскинула голову, зеленые глаза метали молнии.

– Мои люди были больны, и мне нужна была целительница. – Роган старался говорить спокойно.

– Но поначалу все было не так, да? Дважды напав на деревню клана Хеллевиков, ты хотел меня похитить и получить выкуп. А потом разразилась эпидемия, и потребовалась моя помощь. – Она покачала головой. – А я доверяла тебе. И угодила в ловушку.

– Я не собирался влюбляться в тебя и тем более жениться.

– Не хочу слушать эту ложь, – отмахнулась Алиса.

– Я просил выкуп, а не разрешение на брак. Она расхохоталась.

– Но брак со мной гарантировал бы тебе получение острова Нон. В конце концов, мы с сестрой захотели бы жить поближе друг к другу. – Она снова покачала головой. – Я сама сказала тебе об этом – о желании быть рядом. Как же ты, должно быть, смеялся надо мной, когда я сделала тебе предложение. В твоих руках вдруг оказалось все, и тебе надо было лишь…

– Соединиться с тобой на всю оставшуюся жизнь? – спросил Роган. – А ты не думаешь, что было бы разумнее потребовать выкуп? Зачем жениться и быть связанным с тобой?

– Ради гарантий. Тарр из клана Хеллевиков не потребовал бы остров назад у свояка.

– Значит, я посадил тебя себе на шею в обмен на землю?

– Ради того, чтобы завладеть островом.

– А ты не хочешь узнать, почему? Алиса покачала головой:

– Не все ли равно? Ты хотел его получить и получил. Благодаря тому, что женился на мне.

– Не смей говорить, будто я тебя не люблю, – проговорил Роган, стукнув кулаком по столу.

Алиса тоже хлопнула по столу рукой.

– Если бы любил, не нанес бы такого оскорбления.

– Я на самом деле люблю тебя, Алиса.

– Но землю любишь больше.

Алиса не желала его слушать. Слишком велика была обида. И Роган не мог ее в этом винить.

– Я требую развода.

– Нет! Браки совершаются на небесах, и никто не может нас разлучить.

Алиса поднялась.

– Это мы еще посмотрим.

Роган вышел следом за ней из дома и направился туда, где Фиона и Тарр разговаривали с Анной и Джоном.

– Я хочу развода, Тарр, – обратилась Алиса к зятю.

– Я не освобожу тебя от твоих обетов, – заявил Роган с ледяным спокойствием.

– Я не желаю оставаться твоей женой, – стояла на своем Алиса.

Глаза ее наполнились слезами.

– Ты уверена? – спросил Роган.

– Уверена. – Голос Алисы дрогнул.

Роган подошел к ней. Сердце его разрывалось от боли.

– Заключим сделку? – спросил Роган.

– Зачем, если тебе плевать на условия сделок? Роган проглотил оскорбление.

– Я отпущу тебя, если…

– Продолжай, – сказала Алиса, – я слушаю.

– Переедешь со мной и моим кланом на остров Нон. Я докажу, как сильно тебя люблю. Если по истечении шести месяцев ты в этом не убедишься, я тебя отпущу и ты никогда больше меня не увидишь. Остров Нон будет принадлежать тебе.

Алиса судорожно сглотнула.

У Рогана затеплилась надежда. Он подумал, что мысль о разлуке ей невыносима. Возможно, она снова его полюбит.

– Три месяца, – заявила Алиса.

– Шесть, или ты проживешь со мной всю жизнь.

– Хорошо. – Она вздохнула. Роган подошел к Тарру:

– Как по-вашему, это честная сделка?

– Полагаю, что да. Но решать Алисе, – ответил Тарр.

Роган повернулся к Фионе.

– Я согласна с мужем.

– Итак, дело улажено, – проговорил Роган и подошел к Джону и Дереку. – Пусть люди собирают вещи, – распорядился он, – через пару дней переезжаем на новое место.

В полном изнеможении Алиса смотрела вслед уходящему мужу. Ноги не держали ее.

– Алиса, ты хорошо себя чувствуешь? – спросила Фиона.

Алису била дрожь.

– Не уверена. – Она вцепилась сестре в руку. – Пройдись со мной.

Фиона взяла ее под руку.

– Я потрясена, – призналась Алиса. – Какая же я дура! Он говорил, что любит меня, и я ему верила.

– Я могу его убить, и дело будет улажено, – сказала Фиона. – Ради тебя я готова на все.

Она говорила совершенно серьезно.

– Ты не должна этого делать, – запротестовала Алиса. – Обещай, что не причинишь ему никакого вреда.

– Обещаю. Но он оскорбил тебя, обманул твое доверие. Этот негодяй заслуживает наказания.

Фиона права. Роган лгал, когда клялся ей в любви. А теперь хочет доказать, что действительно любит ее.

Алиса с трудом сдерживала слезы. Она остановилась у грядок, где росли целебные травы, и взялась за мотыгу. Нужно было чем-то заняться, отвлечься хоть ненадолго, забыть об этом кошмаре.

– Я совершила ошибку, и я должна исправить ее сама.

– Почему сама?

– Потому что я ее совершила.

– Ничего подобного. – Фиона забрала у сестры мотыгу. – Он лгал тебе с самого начала.

– Нет, его люди и правда были больны.

– Значит, он воспользовался тобой дважды. Какой замечательный человек!

– Роган действительно хороший человек.

– Теперь ты его защищаешь? Алиса воздела руки к небу.

– Я не знаю, как поступить. Не могу разобраться в своих чувствах. Он уверяет, что любит меня. Просит дать ему время доказать это.

– Он снова лжет. Хочет сбить тебя с толку. Для него главное – сохранить за собой остров. Ведь он наш враг. Или ты забыла об этом?

– Роган – такой же воин, как Тарр, – возразила Алиса.

– У Тарра есть честь, у Рогана ее нет, – разозлилась Фиона. – Роган напал на нашу деревню, ранил Тарра, похитил тебя, лгал тебе, требовал выкуп, а теперь заявляет, будто любит тебя. Не глупи, не то снова попадешь в его ловушку. Пошли его через полгода ко всем чертям, и покончим с этим негодяем.

Позиция сестры поразила Алису. Фиона взяла ее за руку.

– Я желаю тебе только добра и никому не позволю тебя обидеть.

– А как же быть с любовью?

– Однажды ты ее найдешь. – Фиона потянула Алису за собой. – А теперь давай упакуем твои вещи и подготовимся к отъезду. По крайней мере ты будешь недалеко от дома и семья тебе поможет.

Алиса думала иначе. Она сама заварила кашу и сама должна ее расхлебывать. Проблему нужно решить не только умом, но и сердцем, а это может сделать только она.

Глава 21

Жители деревни от мала до велика волновались в связи с переездом на новое место. Алиса их хорошо понимала. Здешнюю землю тяжело возделывать, дичи немного, зима долгая и суровая.

Остров Нон станет для них настоящим раем: роскошные луга и поля, леса, кишащие дичью, реки, полные рыбы.

«Интересно, какой клан населял этот остров? – размышляла Алиса. – Почему покинул его, оставив гнить несколько домов? Почему Роган так стремился завладеть им? Просто считал, что это место лучше того, где сейчас находится клан, или им двигали более глубокие мотивы?»

Алиса не торопилась возвратиться в дом, где будут ужинать Тарр, Фиона, Роган и она. Ее позвала мать Дэниела, Алиса подумала, что мальчику плохо, но Тейра просто волновалась, не ухудшится ли состояние сына от путешествия. Успокоив молодую мать и заверив ее, что путешествие пойдет Дэниелу на пользу, Алиса ушла.

Она не торопилась поесть, и все же не следовало оставлять мужа одного с ее родственниками. Это было бы трусостью, а она не трусиха.

У нее есть слабости, но она надеется справиться с ними. Любой ценой. Предстоящие полгода станут для нее настоящим сражением. Будет ли в нем победитель? Время покажет.

Алиса тяжело вздохнула, вошла в дом и присоединилась к родственникам, сев на скамью рядом с Роганом.

– С Дэниелом все хорошо? – спросил он.

– Да. Тейра опасается, что ему трудно будет перенести путешествие.

– Я этого не учел. Может быть, подождать, пока он поправится?

– Он может ехать, – сказала Алиса.

То, что Роган может отложить переезд из-за маленького мальчика, доказывает лишь то, какой он хороший человек. Разве нет?

– Это хорошо, – проговорил Роган и протянул ей кусок хлеба с мясом.

– Алиса так много не ест, – проговорила Фиона.

– Я знаю, сколько ест моя жена, – ответил Роган. Они недолюбливали друг друга, и Алиса ничего не могла сделать. Да и зачем? Через полгода Рогана здесь не будет.

Алисе кусок не лез в горло.

К ее облегчению, Тарр сменил тему на менее опасную:

– Рейнор говорит, что скучает по тебе, и надеется на скорую встречу. Он хотел поехать с нами, но вынужден был остаться из-за нескольких стычек на окраинных землях Хеллевиков.

– Как поживают мама и папа? – спросила Алиса.

– Хорошо, скучают по тебе, – ответила Фиона. Алиса успокоилась, когда заговорили о родных и друзьях, а также о новостях.

Ужин прошел сравнительно спокойно, и Алиса облегченно вздохнула. Только Фиона с ненавистью смотрела на Рогана.

Он ей явно не нравился. Алиса понимала, что Фиона защищает ее, как это было с самого детства, но они теперь не маленькие девочки. Они женщины, у каждой – своя жизнь.

Близнецы всегда поддерживали друг друга. Они словно единое целое. Оказавшись вдали от сестры, Алиса скучала по ней, но в то же время наслаждалась свободой.

– Я же говорила, – сказала Фиона, метнув в Рогана сверкающий взгляд, – слишком много, она не съест столько. .

– Твою сестру одолевают тяжелые мысли, поэтому она не ест.

– Ей есть о чем подумать. Ведь она вышла замуж за лживого врага.

– Это касается только нас с Алисой, – спокойно проговорил Роган.

Однако Фиона не унималась:

– Это касается и меня. Я ее сестра…

– А я ее муж.

– Ненадолго.

– Это зависит от Алисы…

– Надеюсь, она знает, что нужно делать.

– Право выбора за ней, тебе не следует этого забывать, – сказал Роган.

Фиона рвала и метала.

– Прекрати! – крикнула Алиса. – День и так был тяжелым. Роган прав, Фиона. Решать буду я, не считаясь ни с чьим мнением.

– Вот это правильно, – сказал Тарр. – Мы не будем вам докучать. Иногда заедем на часок – и все.

– Но…

Алиса перебила запротестовавшую было сестру:

– Благодарю вас обоих за понимание.

– А как же младенец? – В голосе Фионы звучала обида. – Ты его не примешь?

– Разумеется, примет, – заявил Роган. – Она с нетерпением ждала родов, то и дело напоминая мне, что должна вернуться, чтобы принять младенца.

Фиона улыбнулась сестре, и Алиса почувствовала себя виноватой. Фиона была дерзкой, за это Тарр ее и любил.

– Мы можем приехать в деревню Хеллевиков на время родов, – сказал Роган, – так что тебе не следует волноваться.

Фиона пришла в замешательство, не зная, как отреагировать на слова Рогана. Алиса подумала, что со временем сестра изменит свое отношение к Рогану.

А сможет ли она изменить к нему отношение?

Поверить, что он не лгал, клянясь ей в любви.

После ужина Тарр предложил жене пойти отдыхать. Однако Фиона не согласилась. Лишь когда Алиса объяснила, что в ее положении нужно больше отдыхать, Фиона сдалась и вместе с мужем удалилась в приготовленный для них дом.

Роган покинул дом вскоре после ухода Тарра и Фионы, не сказав Алисе ни слова. Алиса обрадовалась, что осталась одна, и упаковала несколько корзин со снадобьями. Одежду, принадлежавшую жене Рогана, Алиса решила оставить у себя и вернуть при расставании.

Расставание.

При мысли о расставании Алису проняла дрожь. Она привыкла к Рогану и его вниманию. Но не было ли это внимание своего рода уловкой?

Алиса почувствовала усталость и села на узкую постель, на которой спала до замужества.

– Ты собираешься здесь спать? Алиса вздрогнула от неожиданности.

– Да.

– Твое место в моей постели.

Сверкающие зеленые глаза и хищный вид испугали Алису.

– Я предпочитаю спать здесь.

– Ты моя жена.

– Обстоятельства изменились. – Голос ее дрогнул.

– Но ты по-прежнему моя жена.

– Лучше я…

– И должна исполнять обязанности жены. Она вздернула подбородок:

– Хочешь заставить меня готовить, шить, сосредоточить внимание на муже?

– Ничего этого я не требую. Хочу только, чтобы ты спала в моей постели.

Алисе нравилось заниматься с ним любовью, когда она думала, что Роган ее любит. Но сейчас? После того, как он ей лгал?

– Мне будет неуютно.

– Почему?

Она вертела в руках край одеяла, не зная, что ответить.

– Почему? – повторил он.

– У нас разлад.

– Если спать в разных постелях, это дела не улучшит.

– Если спать в одной постели, результат будет тот же.

– Я хочу, чтобы ты была в моей постели, – настаивал Роган.

– А я хочу спать одна.

– У тебя нет выбора.

Она не станет заниматься с ним любовью. Ведь в этом случае она забеременеет. И что тогда? Роган не оставит ребенка, и она не откажется от младенца. Таков его план?

– Я не буду заниматься с тобой любовью.

– Я не прошу об этом.

– Но ты сказал, что я должна спать в твоей постели.

– Спать, именно это я имел в виду.

– А заниматься любовью?

– Я хочу с тобой заниматься любовью, Алиса, но принуждать не стану. Тебе решать.

Алиса не знала, что делать. Роган снова расставил ловушку. Думает, что она легко сдастся, если будет лежать рядом с ним.

Алиса зевнула.

– Ты устала.

Не успела Алиса опомниться, как Роган подхватил ее на руки, отнес к себе в спальню и уложил в постель.

Затем повернулся спиной и стал раздеваться. Зная, что сопротивляться бесполезно, Алиса сняла сандалии, но раздеваться не стала.

– Так тебе будет жарко.

– Я не лягу спать голая рядом с тобой. Роган направился к сундуку.

Алиса не отрывала от него взгляда, восхищаясь его загорелым телом и вспоминая его ласки. Ее бросило в жар.

Роган повернулся и бросил Алисе белую льняную сорочку, украшенную по вороту ленточкой. Скорее всего эта сорочка принадлежала его супруге. Но теперь его супруга Алиса.

Роган лег и повернулся к ней спиной.

Алиса поднялась, быстро переоделась в сорочку, скользнула под одеяло и легла на бок на безопасном расстоянии. Она лежала неподвижно, ожидая, что Роган придвинется к ней, но этого не случилось.

Вскоре Алиса расслабилась и закрыла глаза, а Роган повернулся и обнял ее.

Алиса слишком устала, чтобы сопротивляться, к тому же он согревал ее своим теплом.

– Так приятно, когда ты в моих объятиях, – прошептал он ей на ухо.

Алисе тоже было приятно, но она ни за что не призналась бы в этом.

– А как замечательно ты пахнешь… – Он сделал глубокий вдох, уткнувшись Алисе в шею. – Твой запах опьяняет.

Мурашки побежали по ее телу.

Роган положил руку ей на живот. Алиса напряглась.

Но тут услышала тихое посапывание. Он остался верен своему слову. Алиса испытала разочарование. Ей расхотелось спать.

Она вся горела от страсти.

Жаждала его поцелуев, прикосновений и… Алиса чуть было не застонала, представив, как он входит в нее. Она гнала эти мысли прочь, но они возвращались снова и снова.

Алиса шевельнулась, и лоно ее коснулось Рогана.

Что это с ней? Она должна выбросить Рогана из головы.

«Я буду скучать по нему». Проклятие! Алиса боролась с желанием, с собственным телом, пока в полном изнеможении не заснула в объятиях врага.

Глава 22

– Ты изменилась.

Алиса подняла голову. Она стояла на коленях в своем садике, защищая глаза от солнца и глядя на сестру.

– Поначалу я разозлилась, – продолжала Фиона. Алиса отряхнула руки, опустилась на корточки и ждала, что скажет Фиона.

– Я думала, что больше не нужна тебе.

– Мне больше не нужно, чтобы ты за мной присматривала.

Алисе показалось, что сестра всхлипнула, и она подошла к Фионе:

– Я по тебе скучала. Мне не хватало наших утренних прогулок и разговоров.

– А было что-нибудь, по чему ты не скучала? Алиса обняла сестру:

– По твоей опеке. Постоянному беспокойству обо мне. Время, которое я провела одна, дало мне возможность познать себя. Никто здесь не поднимал меня и не отряхивал, никто не защищал. Я была предоставлена самой себе.

Фиона схватила ее за руку:

– Ты теперь не одна. Мы с Тарром поедем с тобой на остров Нон. Рейнор, мать с отцом смогут к нам присоединиться, мы все будем помогать тебе, так что через полгода…

– Нет! – Алиса выпустила сестру из объятий. – Я хочу завершить это дело одна.

– Ты собираешься провести следующие шесть месяцев наедине с… с…

– Моим мужем. – Алиса произнесла то, что отказывалась признать Фиона. – Я должна это сделать.

– Ерунда.

– Ничего подобного! Разве ты не слышала, что я сказала?

– Слышала.

– У Алисы есть родные, они ей помогут. Женщины повернулись и увидели Рогана.

– Мы поговорили с Тарром. Завтра вы с ним плывете домой, а мы с женой и мой клан – на остров Нон. – Роган подошел к Алисе.

– Это мы еще посмотрим, – бросила Фиона, повернулась и ушла, перейдя с шага на бег.

– Тарр ее вразумит, – сказал Роган.

– Ты познакомился с моим зятем всего два дня назад, и вы нашли общий язык. Вы все понимаете, и с вами можно договориться.

Роган отвернулся.

– Тебе помочь собирать растения?

Алиса хотела сказать ему приятное, но вид у Рогана почему-то был недовольный. Алиса сделала вид, будто ничего не заметила. С нее достаточно пререканий с сестрой. Это дело она уладит сама, нравится это кому-то или нет. В том числе и мужу.

– Мне не нужна помощь, – отказалась Алиса. – Разве я выгляжу хрупкой?

Роган окинул ее взглядом и усмехнулся:

– Вовсе нет.

Щеки ее окрасились румянцем. Улыбка Рогана стала шире.

– Мне не нужен ты. Не нужна сестра. Мне вообще никто не нужен. Уходи, оставь меня.

Она опустилась на колени и стала копаться в земле. Мгновение спустя Роган поднял ее, схватил за руку и привлек к себе.

– Нужен я тебе или нет, я твой муж, и чтобы ты не забыла об этом, буду напоминать. Хочу, чтобы ты знала, нет, хочу, чтобы ты чувствовала, как сильно я тебя люблю.

Он поцеловал ее, нежно и страстно. Он хотел ее. В этом не было никакого сомнения. Их дыхание участилось, страсть разгоралась, готовая вырваться наружу.

Совершенно неожиданно Роган отпустил ее, повернулся и ушел.

Алиса медленно осела на землю, забыв о работе, охваченная страстью. Как можно желать мужчину, обманувшего ее? Его следует ненавидеть, а не желать.

Роган использовал ее в своих целях, а потом объяснился в любви.

Она помотала головой. Как ни пытайся понять происходящее, в этом нет смысла, она устала об этом думать. Алиса раздумывала на эту тему последние два дня, едва обращая внимание на все остальное, и это внушало беспокойство. Она заключила с ним сделку, как во время первой встречи, когда занялась лечением.

На этот раз сделка будет действительна полгода. Это время можно употребить с пользой. Она построит собственное будущее на острове Нон, чего бы это ей ни стоило.

– Алиса.

Алиса подняла голову и улыбнулась:

– Что случилось, Анна?

На лице молодой женщины отразилось беспокойство.

– Последние несколько дней я ухаживала за больными, но многие предпочитают видеть тебя.

Алиса порывисто поднялась.

– Надо было сказать об этом раньше.

– Последние события отнимали у тебя все время. Не хотелось тебе мешать.

– Ерунда. Я прежде всего целительница. Скажи всем, кто хочет меня видеть, пусть приходят прямо сейчас.

Анна расплылась в улыбке и с облегчением вздохнула.

– Сейчас скажу им. А воинам клана Хеллевиков тоже сказать?

– В клане Хеллевиков есть те, кто нуждается в целительнице?

Анна кивнула.

Алиса отряхнула руки. Хорошо, что можно заняться делом. Это отвлекает от тревожных мыслей.

– Пойди скажи, что я готова осмотреть их всех.

– Я помогу, – сказала Анна.

Осмотрев дюжину больных и зная, что осмотра ожидают еще столько же, Алиса обрадовалась, что Анна вызвалась помочь. Заболевания и жалобы были по большей части незначительными и легко поддавались лечению, но осмотр и лечение продлились как раз до ужина.

Фиона остановилась, чтобы помочь, но, увидев Анну, ушла. Алиса поняла, что сестра почувствовала себя лишней. Сестра всегда помогала, когда в этом была нужда. Алиса рассмеялась, вспомнив, как Уильям, один из воинов клана Хеллевиков, за которым раньше ухаживала Фиона, заявил, что у Анны более нежные руки. Он прошептал это, видимо, опасаясь, как бы не услышала Фиона.

И все же мужчины выказывали восхищение смелостью Фионы, сражавшейся рядом с Тарром и его людьми.

Завершив наконец-то дела, Алиса направилась на поиски сестры. Нужно поговорить перед расставанием.

– Ты куда? – спросил Роган, когда Алиса выходила из дома.

– Повидать сестру.

– Я подожду с ужином до твоего возвращения. Алиса кивнула и торопливо ушла. Еще свежа была рана, нанесенная обидой, но не видеть его было невыносимо. Господи, как трудно любить!

Фиона сидела у небольшого огонька, кролик на лучине стал почти черным.

– Слишком близко к огню, – проговорила Алиса, присаживаясь рядом.

– Ты всегда готовила лучше, чем я.

– А ты лучше оборонялась. Фиона пожала плечами:

– Мы дополняем друг друга. Молодая женщина по имени Анна – хорошая помощница.

– Не такая хорошая, как моя сестра. Фиона улыбнулась.

– Ты, кажется, неплохо устроилась здесь. Я удивлена.

– Я сама удивлена, – призналась Алиса. – Поначалу я была очень напугана, но постоянно слышала твой голос, ты подбадривала меня, давала советы, уверяла, что я смогу выжить до того момента, как ты за мной приедешь.

– Ты никогда не сомневалась, что я за тобой приеду?

– Никогда!

– Я действительно помогала тебе?

– Бесчисленное количество раз. Особенно когда я была сильно напугана или не знала, правильное ли принимаю решение. – Алиса улыбнулась. – Ты посоветовала мне поцеловать Рогана, чтобы понять, какие чувства я питаю к нему.

– Видимо, поцелуй подействовал. Он заботится о тебе, – неохотно призналась Фиона. – Я слышала, как он просил приготовить тебе еду, пока ты занималась це-лительством.

– Когда я лечу больных, забываю о еде, о сне, обо всем на свете.

– Ты любишь Рогана? – спросила Фиона.

– Не знаю. Думала, что люблю. Он был таким добрым, заботливым. Но сейчас…

Фиона дотронулась до руки сестры:

– Чего ты хочешь?

– Убедиться в том, что муж меня любит. Он обещал это доказать, – сказала Алиса и добавила: – Хочу, чтобы ты меня поддержала.

– Единственное, чего я желаю, чтобы ты была счастлива, а остров Нон находился чуть ближе.

– Нас будет разделять только расстояние. Фиона сжала ей руку:

– Ты уверена?

– Уверена, – промолвила Алиса.

Фиона поднялась, взяла руку Алисы и приложила к своему животу.

– Младенец не дает мне покоя. То в одном месте толкнет, то в другом.

Сестры рассмеялись. Они поговорили о близящихся родах, коснулись других тем. Отведали подгоревшего кролика. Близился закат, когда Алиса обняла сестру и вернулась в дом мужа.

Алиса знала, что Роган ждет ее к ужину.

Но не торопилась.

Трудно оставаться его женой, когда так много неясного. Не потеряет ли она Рогана? Есть ли надежда, что могущественный воин будет бороться за спасение их любви?

Она вздохнула, вошла в дом и остановилась, услышав голоса. Каково же было ее удивление, когда, войдя в комнату, она увидела сидевших за столом Тарра и Рогана.

Тарр поднял кружку.

– Наконец-то!

– Тарр сказал, что вы с сестрой уже поели, – проговорил Роган. – Поэтому я пригласил его поужинать со мной.

Глядя на мужчин, можно было подумать, что они друзья. Однако Алиса знала, что так повел бы себя любой вождь, знакомясь с врагом.

– Присоединишься к нам? – спросил Роган. Алиса зевнула, что означало отказ. Она подумала, что лучше оставить мужчин одних, пожелала им доброй ночи и пошла спать. Она переоделась в сорочку и легла в постель. Но вскоре сбросила одеяло и в отчаянии застонала.

– Не спится? – поинтересовался Роган, на ходу снимая рубашку.

Алиса ответила вопросом на вопрос:

– Вы с Тарром распрощались? Роган скользнул обнаженным в постель.

– Мы не сражались.

– Но друзьями не стали?

– Радуйся, что мы хорошо исполнили роли вождей.

– Ты смог бы когда-нибудь назвать его другом?

– Для тебя это важно?

– Да.

– Почему?

– Лучше иметь много друзей, чем много врагов.

– Ты беспокоишься обо мне? Она не клюнула на наживку.

– Я не желаю тебе зла.

– А чего ты мне желаешь?

Алиса не сразу нашлась что ответить.

– Не знаешь?

– Раньше знала. Когда верила тебе.

– Можешь и сейчас верить.

– После того, как ты мне солгал?

– Со временем ты…

– Узнаю правду и возненавижу тебя еще больше? Алиса выскочила из постели, убежала в другую комнату и бросилась на узкую кровать.

Не прошло и минуты, как появился Роган. Он стоял, словно воин, готовый к битве, – нагота была его доспехами, решимость – оружием.

Он подошел к ней, обхватил за талию, перекинул через плечо и отнес в свою постель. Он навис над ней, переплел ее пальцы со своими, закинув ей руки за голову.

– Ненависть – сильное слово, Алиса. Ты уверена, что ненавидишь меня? Что ж, давай посмотрим, насколько сильна твоя ненависть.

– Роган, нет! – выкрикнула она, но было уже поздно. Он завладел ее ртом.

У обоих запылала кровь, Алиса изогнулась. Роган принялся покусывать ее ушко.

– Я же сказал, что выбор за тобой. Ты хочешь заняться со мной любовью?

Она хотела заняться любовью.

Однако любовь не имела ничего общего с похотью.

– Нет, – бросила она.

Роган отпустил ее руки и взял за подбородок.

– Смотри, как бы из-за упрямства не потерять то, о чем будешь жалеть.

Роган скатился с нее и отвернулся. Алиса лежала неподвижно. Тело жаждало его, разум предостерегал, сердце разрывалось от боли.

Глава 23

Роган стоял на носу качавшегося на волнах корабля и смотрел на приближающийся остров. За белым песчаным берегом шла каменистая гряда, граничившая с землей, поросшей сочной зеленью и отдельными деревьями, переходившими в лес.

Холмы, упиравшиеся в серое небо, были увенчаны легкой дымкой. Роган не терял времени. В воздухе пахло бурей. Корабли и люди были готовы. Паруса поставили вскоре после восхода. Если позволит погода, до острова доберутся к вечеру.

Не один год Роган мечтал об этом дне. Все распланировал. И теперь мог бы праздновать победу, но привкус у нее был горький. Роган любил Алису так же сильно, как Кендру. Он даже не знал, когда влюбился в нее. Она стала смыслом его жизни.

За полгода он должен доказать Алисе, что любит ее. Сказать правду и выяснить, не возненавидит ли его Алиса. Сама мысль об этом была невыносима.

Вчера вечером она злилась на него, и причиненная ею боль до сих пор не прошла. Роган надеялся на ее понимание. А может, лучше ей не знать правду? Есть тайны, которые следует хранить в самом дальнем уголке души.

Вчера вечером ему так хотелось заняться с ней любовью. Алиса тоже была охвачена страстью. Роган предоставил ей выбор и сдержал слово. Он надеялся, что со временем боль пройдет, что их любовь выдержит все испытания.

А если нет?

Он отогнал эту мысль. Он воин, победивший в стольких сражениях. Он одержит победу и в этой битве. Скорее умрет, чем отпустит Алису.

– Мы скоро причалим?

Роган повернулся к Алисе. Она была бледна и дрожала всем телом.

Он привлек ее к себе.

– Моряк из меня неважный.

– Такое море не порадует и бывалого моряка, – проговорил он, чувствуя, как ее руки обвились вокруг его талии.

Роган, в свою очередь, обнял Алису, желая успокоить, хотя знал, что она почувствует себя лучше, ощутив под ногами твердую почву.

– Скоро причалим. Она застонала.

– Когда ты утром прощалась с сестрой, она сказала, что очень любит путешествовать по воде.

Алиса отстранилась от мужа и еще больше побледнела.

Роган понял, что ее сейчас вырвет, и, обняв за талию, подтащил к борту.

Корабль взлетал на волнах, брызги разлетались во все стороны, намочив лицо и одежду.

Алиса упала в его объятия, когда успокоилась. Роган отвел ее туда, где сидели Анна и еще несколько женщин. Алисе освободили место.

– Я вернусь за ней, как только доберемся до берега, – обратился Роган к Анне. – Пусть посидит здесь. Причалить будет непросто.

Анна кивнула. Лицо ее тоже было мертвенно-бледным.

– Скоро все кончится, – заверил Роган Анну и взглянул на Алису. Она сидела с закрытыми глазами. – Присматривай за ней.

Роган ушел, отдавая распоряжения. Волны захлестывали корабль, грозя разнести его в щепки. Охваченные отчаянием люди молились.

И Господь услышал их молитвы.

Неожиданно волны пошли на убыль, и команде удалось вытащить судно на берег.

Роган подошел к Алисе. Она все еще была бледна.

Он подхватил ее на руки.

– Можешь отдохнуть на берегу, пока идет разгрузка, – сказал он и легко спрыгнул на песок. Верит или нет, но по крайней мере в этом она Рогану доверяет.

Он поставил ее на землю подальше от людей, высаживавшихся из двух кораблей, и попросил оставаться на месте. Неужели он решил, что Алиса так и сделает?

Роган покачал головой. Алиса ничего не ответила, но было ясно, что она примется помогать, как только почувствует себя лучше. Его восхищало ее упорство.

Роган составил группы для высадки и разгрузки. Женщины и дети будут отдыхать, а мужчины прорубят в лесу проход к деревне. Затем начнется переезд, если не помешает надвигающаяся буря.

Роган и его люди готовились заняться просекой, а нескольких человек отрядили за пищей.

У него не вызвало удивления, что Алиса присоединилась к отряду, собиравшемуся проложить тропу по дикой местности, – на плече у нее висел ранец, а на сгибе локтя – корзина со снадобьями.

– Вижу, тебя не уговоришь спокойно посидеть, – сказал Роган, втайне гордясь женой.

– Ты очень наблюдателен, – заметила Алиса, взглянув на предгрозовое небо. – У нас мало времени – шторм вот-вот начнется.

– Ты уверена, что не хочешь остаться с женщинами и детьми, а когда тропа будет расчищена, пойти за нами? Мы будем двигаться быстро.

– Тогда пойдем вместе.

Мужчины расхохотались, Роган подал сигнал и устремился вперед с Алисой, к ним присоединились еще несколько человек.

– Скажи, если устанешь.

– А что, деревня находится так далеко?

– Нет, но твои щеки сначала должны снова порозоветь.

– Не волнуйся. Теперь у меня под ногами земля. Алиса ускорила шаг, Роган последовал за ней.

До деревни было минут двадцать ходу от того места, где они вошли в лес. Мужчины рубили кусты, ветки – в общем, все, что мешало людям, повозкам и животным добраться до нового дома.

Некоторые дома и часть главной башни сгнили, но позади деревни был сочный луг, дома окружали поля, а от вида ярко-зеленого холма захватывало дыхание.

Поистине сказочное место. Даже в пасмурный день здесь было красиво.

– Пусть люди клана поторопятся. Я хочу, чтобы все разместились и поели до начала бури. – Он взглянул на Алису. – Нужно посмотреть, в каком состоянии главная башня. Скорее всего большинство людей заночует там.

К их удивлению, башню лишь слегка тронула гниль. Нужно починить петли массивной деревянной двери и убрать комнаты. Нуждается в ремонте и мебель, но больше всего пострадала кухня. Потребуется несколько дней тяжелого труда, чтобы привести ее в порядок.

Алиса зябко поежилась:

– Надо разжечь огонь.

Роган подошел к ней и дотронулся до блузы:

– Тебе нужно переодеться. Пойдем поищем подходящую спальню.

Они нашли большую комнату, соединенную с комнатой поменьше. Там стояла большая кровать с четырьмя высокими массивными столбиками и замысловатым узором в изголовье. Матрацы следовало набить, постельное белье – принести. У единственного кресла, стоявшего у холодного камина, был сломан подлокотник.

– Отойди к кровати, – распорядился Роган. Как только Алиса отошла, он взял стул, стукнул его об пол и разбил, превратив в дрова, которые пошли на растопку камина.

Роган повернулся, когда Алиса выскользнула из юбки, предварительно сняв блузу. Она дрожала от холода. Роган подвел ее к огню, встал за спиной и стал растирать ей плечи и руки.

Он старался не смотреть на ее упругую грудь, на розовые соски. Так хотелось их пососать, подразнить ее потайное местечко пальцами.

Роган про себя чертыхнулся.

Как он выдержит полгода, не занимаясь с ней любовью? Но выбора нет. Он дал слово.

Разумеется, он может ее соблазнить, но честно ли это?

Все честно, если он не хочет ее потерять.

Он прижал Алису к себе, потирая верх живота, дотрагиваясь кончиками пальцев до груди.

– Тепло?

Она высвободилась.

– Мне гораздо лучше, спасибо. Надо бы затопить другие камины, а я начну убирать большой зал, чтобы разместить людей.

Он кивнул, сдержав улыбку:

– Хорошая мысль.

Улыбка расцвела, когда Алиса торопливо покинула комнату.

Прикосновение подействовало на нее, он так и знал. Он будет терпелив, будет медленно соблазнять жену. Пусть убедится, что он действительно любит ее.

Дождь начался в тот самый миг, когда в деревню въехала последняя телега клана. Женщины присоединились к Алисе – убирали зал, скребли столы и пол и приводили в порядок очаг.

Над огнем повесили на крюках два котла, и вскоре запахло мясом. Смех, болтовня и крики детей эхом разносились по залу.

Алиса наблюдала за всеобщей радостью из темного угла. Эти люди различного происхождения очень быстро нашли дорогу к ее сердцу. Для нее они были семьей, и она гордилась, что принадлежит к этой семье.

– Прячешься?

Алиса вздрогнула от неожиданности, когда муж, бесшумно приблизившись, обнял ее за талию.

– Восхищаюсь, – проговорила она, высвобождаясь из его объятий. – А ты нет?

– Разве можно не восхищаться? – Роган улыбнулся. – Пойдем! – Он протянул Алисе руку. – Пора обратиться к клану.

– Для этого я тебе не нужна.

– Ты моя жена, они ждут.

Хотелось возразить, сказать, что всем известно о соглашении, заключенном между ней и вождем, и незачем притворяться. Но с другой стороны, повод был радостный, и не хотелось испортить праздник, хотя бы самой себе.

Она взяла мужа за руку.

– Люди клана! – крикнул Роган, когда они вышли из тени.

По залу эхом прокатились приветственные возгласы. Рогану и Алисе вручили кружки с элем. Роган поднял кружку:

– За новый дом клана Вулфов.

Крики и свист не прекращались несколько минут. Роган снова поднял кружку, и все стихли.

– За мир с нашими соседями. Снова послышались крики и свист.

Кружка взмыла над толпой, все повернулись, когда вперед выступил Айван.

– За нашего вождя и его жену! Если бы не их смелость, сила и умение, нас бы тут не было.

Приветственные крики не стихали, от топота затряслись стропила, глаза женщин и стариков наполнились слезами.

– Давайте праздновать! – перекрывая шум, крикнул Роган.

Все приступили к трапезе. Вареное мясо со свежеиспеченным хлебом было на редкость вкусным.

Гремел гром, небо пронзали молнии, лил дождь, но люди клана были в безопасности.

Праздник закончился рано. Люди устали от переезда, занявшего целый день, на следующий день всем не терпелось начать новую жизнь. Роган решит, кому какой дом дать, члены клана были уверены, что вождь поступит по справедливости. Землю надо очистить и засадить. Пусть с опозданием, но один урожай они успеют собрать. Тогда можно будет пережить зиму.

Вскоре все отправились спать, наступила тишина. Лишь потрескивал огонь в очаге.

Алиса переоделась в ночную рубашку, стояла у окна и смотрела на дождь.

– Иди спать, день был тяжелым, – сказал Роган.

Она повернулась. Муж лежал обнаженный под свежими льняными покрывалами, которыми она застелила постель. Мягкое одеяло из зеленой шерсти доходило ему до талии. Он протянул ей руку.

Она старалась не восхищаться его наготой, но это было выше ее сил. Охваченная желанием, Алиса боялась лечь в постель. Ведь она может потерять контроль над собой и потребовать, чтобы Роган занялся с ней любовью.

Даже будучи усталой, она хотела его. В этом не было смысла, она отказалась подчиниться предательским чувствам. Нужно помнить о его обмане. Как он думал убедить ее в правдивости своих чувств – неизвестно.

– Мне нравится дождь. Она обхватила себя руками.

– Ты замерзла.

– Нет! – выкрикнула Алиса, когда Роган отбросил одеяло. – Я не замерзла.

Роган усмехнулся. Слышала ли его смешок Алиса?

– Спи! – повелительным тоном произнесла она. – Я скоро лягу.

– Не задерживайся, мне тебя не хватает.

Алиса обрадовалась, когда Роган задул свечу на столике у кровати. Единственным источником света теперь остался камин.

Алиса смотрела в темноту ночи, ни о чем не думая, прислушиваясь к шуму дождя. Для нее не существовало завтра. Только настоящий момент.

Алиса постояла еще некоторое время и направилась к постели. Она накрылась одеялом почти с головой и прижалась к мужу.

Роган повернулся и обнял ее. Алиса услышала, как он посапывает. Муж крепко спал.

Алиса то закрывала, то открывала глаза, пока сон не сморил ее. Засыпая, она увидела два блестящих зеленых глаза, смотревших из леса.

Глава 24

Алиса очень обрадовалась, когда нашла сразу за домом то, что когда-то было садиком. Среди бурьяна рос дикий лук и поганки. Разумеется, Алиса оставила грибы нетронутыми, не желая огорчать лесных гномов.

После сильного дождя следовало выждать пару дней, пока земля высохнет. Кроме того, были другие заботы.

Кухню приводили в порядок множество женщин. Ею будут пользоваться все, пока не отремонтируют дома.

Алиса с Анной выбрали дом для целительства и занялись уборкой. В данный момент для осмотра больных и раненых отвели часть зала.

Алиса с Анной занимались уборкой с самого утра и сейчас отдыхали. Женщины принесли им из кухни поесть.

– Здесь красиво, – проговорила Анна, наслаждаясь теплым свежим воздухом.

– Это рай земной, – промолвила Алиса, заметив, что вид у Анны озабоченный.

– Тебя что-то тревожит? – осведомилась Алиса. Анна молчала. – Расскажи, в чем дело.

Наконец Анна заговорила:

– Люди опасаются, что им придется отсюда уехать.

– Почему?

– Роган покинет остров, если вы не договоритесь между собой.

– Никто не должен уезжать с Роганом. Остров принадлежит всем нам.

Анна покачала головой:

– Не пойми меня превратно, Алиса. Клан любит тебя. Ты одна из нас, мы не хотим и тебя потерять. Мы верим в то, что вы с Роганом любите друг друга, и надеемся, ты это учтешь. Мы никогда не покинем нашего вождя. Он вместе с нами преодолевал трудности.

Алиса знала, что без разговоров не обойдется, и не сомневалась, что клан примет сторону вождя. В конце концов, он спас их от эпидемии и нашел для них новый дом. Так получилось, что он использовал ее для достижения своих целей. Неужели они не понимают, как ей больно? Алиса оставила еду и взялась за уборку. Она считала себя частью клана, и все же люди поддержали вождя. Как глупо она себя повела.

Ее обманули все. Она сама себя обманула. Следовало быть настороже. Она ни о чем не думала, кроме целительства. Сначала она не доверяла Рогану, подозревала, что между этим островом и похищением существует какая-то связь. Но потом сосредоточилась на поисках причины болезни, а Роган всегда готов был помочь.

Проклятие, она угодила в расставленную ей ловушку!

Алиса испытала облегчение, когда за Анной пришел Джон, и сказала, что они могут идти отдыхать. Наконец-то она обрела одиночество. Для Рогана нет ничего важнее его клана. И так будет всегда. Алиса просто пешка в его игре, не следует об этом забывать.

– Ты чем-то обеспокоена?

Алиса удивилась, увидев мужа. Однако удивление быстро сменилось тревогой, когда она заметила, что его рука обернута тряпкой, пропитавшейся кровью.

– Что случилось? – спросила она, направляясь к Рогану.

– Ты не ответила на мой вопрос.

– Тебе показалось.

Алиса потянулась к раненой руке. Роган отдернул ее.

– Я дважды окликнул тебя, но ты не услышала, поглощенная своими мыслями.

– Я вымыла пол, а ты сейчас зальешь его кровью. Покажи мне руку.

Роган протянул руку.

– Я беспокоюсь о тебе.

– Напрасно.

– Что-то не так. Я же вижу!

– Это тебя не касается, – проговорила Алиса, сняв тряпку и подложив ее под руку. Глаза ее округлились. – Это ножевая рана. Откуда она у тебя?

– Скажи, что тебя беспокоит, тогда я объясню, откуда рана.

– Нет, – проговорила Алиса и указала на стол: – Присядь.

Она принялась за работу, как только Роган сел: очистила рану, которая, к счастью, оказалась неглубокой. Скорее, это был порез, который быстро заживет.

– Твое нежное прикосновение изобличает гнев.

– Я не злюсь, – огрызнулась Алиса, поморщившись от собственного колючего тона.

– Тебя кто-то расстроил?

– Мне нужно сосредоточиться, хватит вопросов. Алиса смазала рану мазью и наложила повязку.

– Держи рану сухой и чистой.

Она повернулась и тут же оказалась зажатой между ногами Рогана.

Он сжимал ее бедра, дав понять, что отпускать ее не собирается. Алиса изо всех сил пыталась высвободиться.

– Не дергайся!

Роган никогда не был груб с ней. Но прежде и она относилась к нему с уважением.

– Я хочу знать, что тебя тревожит.

– Зачем?

Он нахмурился:

– Ты моя жена, и я…

– Наш брак превратился в фикцию.

Роган поднялся. В этот момент он напоминал хищника.

– Это не так! – прорычал он.

Алиса оперлась на деревянную каминную полку.

– Ты обманул меня. И хочешь, чтобы я поверила в твою любовь?

Роган подошел, взял ее руку и приложил к своей груди.

– Почувствуй мою любовь к тебе. Узнай, как бешено бьется мое сердце, когда я вижу тебя, и как сильно я тоскую, когда долго тебя не вижу.

Алиса оставалась непреклонной.

– Я люблю тебя, когда просыпаюсь утром, и чувствую, как твое теплое тело прижимается ко мне. Я люблю тебя, когда прислушиваюсь к твоему дыханию во сне. Когда ты открываешь глаза и смотришь на меня с улыбкой.

Алиса подумала, что испытывает те же чувства. Она любит его, но не может простить обман. И страдает от этого. Алиса покачала головой:

– Не хочу об этом говорить.

– А я хочу.

– Не всегда получаешь то, что хочешь.

– Тогда надо взять это самому.

– Например, этот остров, который для тебя важнее меня?

Роган отвернулся и отступил. Алиса схватила его за руку:

– Скажи, что это не так.

– Я откажусь от этой земли, как мы и договорились.

– Думаешь, я поверю, что ты выполнишь свою часть сделки?

– Почему ты боишься дать мне возможность доказать, что я тебя люблю?

Не дожидаясь ответа, он ушел.

Алиса швырнула тряпку на стол и обхватила голову руками.

Она не боится, она сильная. Иначе не осталась бы с ним, не заключила бы соглашение. Неужели он не понимает, как оскорбил ее? Как сильно она его любила и жаждала его любви. Как же ей не опасаться, что он обманет ее снова?

С нее вполне достаточно и одного раза. Еще одного обмана она не допустит.

Алиса в изнеможении опустилась на стул, едва сдерживая слезы.

Кто-то зашмыгал носом, она обернулась на звук.

– Я упал, – проговорил пятилетний Джозеф, показав расцарапанную кровоточащую руку.

Алиса подошла, наклонилась к нему и осторожно взяла за худую ручонку.

– Больно. – Джозеф вытер нос рукавом свободной руки.

– Ничего страшного. Дело поправимое, – успокоила малыша Алиса.

– А больно не будет?

– Самую малость. Джозеф попятился.

– Как будто укусила пчела?

– Нет-нет, совсем не так.

Джозеф остановился, снова вытер нос и шагнул вперед:

– Ну ладно, поправляйте.

Алиса промыла рану, намазала мазью, отвлекая Джозефа разговорами. Вскоре он уже смеялся, забыв о ране.

Прежде чем уйти, мальчик огляделся и поманил Алису пальцем.

Алиса подошла к двери, у которой он стоял, и наклонилась.

– У тебя волшебные руки, – прошептал малыш.

– Волшебные руки? Он кивнул.

– Все так говорят, я рад, что ты – наша целительница. Ты всегда будешь с нами, да?

– Почему ты спрашиваешь? Мальчик пожал плечами:

– Я слышал, ты собираешься от нас уехать.

– Алиса никуда не уедет, Джозеф.

Джозеф захихикал, когда Роган подхватил его на руки и высоко поднял.

Он поставил мальчика на ноги и отправил играть.

– Ты нужна в кухне, там произошел несчастный случай.

Алиса поставила корзину.

– Мне решать, уезжать или оставаться. Роган выхватил у нее корзину.

– Уверен, что уговорю тебя остаться.

Они поторопились на кухню. Сердце Алисы громко стучало. Она понимала, что следует быть начеку. На сей раз Вулф ее не поймает.

Кровь нельзя было остановить. Пострадавшая, молодая женщина по имени Тереза, рыдала. Она боялась потерять руку.

Анна появилась вскоре после Алисы. Роган следил за тем, чтобы никто не заходил в кухню.

На рану следовало наложить швы. Не исключено, что у Терезы поднимется температура, но рука заживет, в этом Алиса не сомневалась и успокаивала женщину.

Когда Алиса стала обрабатывать рану, Анна побледнела.

– Что с тобой? – спросила Алиса. – На тебе лица нет.

– Меня тошнит.

– Съела что-то не то? Анна покачала головой:

– Сама не знаю. Это началось еще на корабле. Алиса нахмурилась.

– Морская болезнь проходит быстро, – произнесла она.

– А может, она заболела той страшной болезнью? – спросила Тереза.

– Нет, от той болезни мы избавились навсегда, – сказала Алиса.

Тереза с облегчением вздохнула.

– А ты не беременна? – спросила она у Анны и улыбнулась.

Анна невольно притронулась к животу.

– Это мне в голову не пришло. Алиса улыбнулась:

– А ты сама как думаешь? Анна расхохоталась:

– Думаю, так оно и есть.

– Прекрасно! – сказала Тереза. – Твой ребенок будет первым, кто родится в нашем новом доме.

Глава 25

Роган сидел в тени раскидистого дуба и смотрел на жену. Она беседовала с двумя женщинами. Теперь только и было разговоров что о беременности Анны.

Все считали, что это благословение небес, что остров, на котором они поселились, прекрасное место для жизни.

Они с Кендрой мечтали обзавестись детьми. Однако судьба распорядилась по-другому. Кендра хотела, чтобы он был счастлив, и перед смертью настаивала на том, чтобы Роган нашел новую любовь.

Живя с Кендрой, Роган понял, насколько бескорыстной может быть истинная любовь.

– Любуешься женой издали? – поинтересовался Дерек, присаживаясь рядом с Роганом.

– Она красавица, – улыбнулся Роган.

– Тебе повезло.

– Значит, это тебе поручили поговорить со мной? Дерек прикинулся оскорбленным.

– Не отпирайся. Я знаю, клан решил сделать все возможное, чтобы мы с Алисой остались вместе.

– Вот что я тебе скажу: ты идиот. Роган схватил его за плечо:

– Полегче с выражениями.

– Страдать будет твое сердце.

– Оно уже страдает, – признался Роган.

– Тогда сделай что-нибудь.

– Собираюсь. Клану нравится это место и… Дерек покачал головой:

– Собираешься?

– План начал созревать в моей голове в тот момент, когда мы здесь причалили.

Дерек потер руки:

– Созрел?

– Дозревает.

– Расскажи, – шепотом попросил Дерек.

– Нет!

Дерек был ошеломлен.

– Почему?

– Сболтнешь кому-нибудь, тот – другому, и узнает весь клан, а я этого не хочу.

Дерек воздел руки к небу:

– Хочешь сказать, что я болтун?

– Конечно, – расхохотался Роган.

– Займись-ка лучше делом, иначе мне придется… – Дерек улыбнулся и помахал кулаком перед носом Рогана.

– Ты угрожаешь вождю клана, Дерек?

Дерек стремительно обернулся, а Роган вскочил. Они не слышали, как подошла Алиса.

– Время от времени это не помешает, – усмехнулся Дерек.

– Пожалуй, – сказала Алиса.

– Эта женщина хорошо знает своего мужа. Запомни это, Роган.

Дерек снова усмехнулся и, кивнув на прощание, удалился.

– Почему ты потираешь плечо? – спросила Алиса.

– Тебя это волнует?

– Что с плечом?

Роган хотел солгать, но раздумал. Если бы он сразу открыл Алисе правду, не оказался бы в таком положении.

Она повернулась, чтобы уйти, но Роган взял ее за руку:

– Посиди со мной.

– У меня дела.

– Всего несколько минут. Алиса неохотно села.

Наступило молчание. Роган знал, что Алиса боится снова открыть перед ним сердце и в любую минуту может уйти. Он собирался ухаживать за ней, оказывать всяческие знаки внимания, восхищаться ее красотой. Пусть поверит в его любовь. Ради этого Роган готов на все.

– Какая чудесная новость у Анны и Джона. Алиса просияла.

– Я так за них счастлива!

– Хорошо, когда в клане рождается ребенок. – Это общая радость.

– А этот ребенок особенный, он будет первым в нашем новом доме, – проговорил Роган, глядя Алисе в глаза. – Или первой родишь ты?

Он должен знать, не беременна ли Алиса. Она это уже знает.

Однако она не ответила на его вопрос. Почему?

– Ты хочешь мне что-то сказать?

– Нет.

– Жаль, конечно, но в то же время я испытываю облегчение, – поторопился объяснить Роган, увидев ошеломленное выражение ее лица. – Я бы очень хотел, чтобы ты носила под сердцем моего ребенка, не сомневаюсь, ты стала бы отличной матерью. Но прежде я хочу убедиться в том, что ты веришь в мою любовь.

Алиса ничего не сказала, повернулась и ушла.

Роган смотрел ей вслед, зная, что не сможет смотреть, как она уходит из его жизни. Сердце уже болело от разделявшего их расстояния, хотя она и спала каждую ночь в его объятиях.

Роган придумал план и приступил к его осуществлению. Он пойдет на Алису в атаку. Роган вскочил, огляделся и увидел цветок, сорвал и побежал за женой. Перед домом, где она занималась целительством, Роган решил исцелить ее сердце.

– Это тебе. Алиса оглянулась.

Он протянул ей желтый нарцисс, только сейчас заметив, что второпях вырвал цветок вместе с корнем. Она рассмеялась и взяла цветок.

– Спасибо.

Она снисходительно отреагировала на ошибку, сердце Рогана еще более воспарило от любви к ней. Он шагнул вперед.

– Поцелуй, – пробормотал он. – Я так соскучился по поцелуям. Всего один, пожалуйста?

Она взглянула на него, на цветок и снова на него, нежно улыбнулась и чмокнула Рогана в щеку.

– Я имел в виду нечто большее.

– Ты просил поцелуй, я поцеловала. Ты подарил мне цветок, я его приняла.

Алиса права. Она приняла цветок вместе с корнями. Роган должен поступить так же.

– В следующий раз приноси цветы без корней.

– В следующий раз не чмокай в щеку.

Она вошла в дом, нюхая цветок. Ее зеленые глаза сияли.

Ночью у Терезы начался жар.

Роган знал, что жена останется у постели больной, пока жар не спадет.

Роган принес жене ужин, но ей некогда было поесть. Алиса прикладывала к телу Терезы смоченные водой тряпки, чтобы снизить температуру.

Впервые приведя ее в клан, Роган внимательно вгляделся в нее. Он слышал о необычайных целительских способностях Алисы, но не очень-то верил в них. И лишь со временем убедился в силе ее таланта.

Роган понял, что в Алисе сочетается доброта ангела с решимостью и силой воина. Само ее присутствие приносит облегчение страждущим. Вот и сейчас, несмотря на жар, Тереза спокойно лежала в постели.

Мешать им не стоило, и Роган потихоньку удалился, надеясь, что Алиса все же поест, когда Тереза уснет.

Он вернулся в башню, переговорил с теми, чьи дома еще не были готовы, после чего отправился в спальню и лег в постель.


Его мысли, как всегда, были заняты Алисой. Сон не шел к нему. Он закрыл глаза, но тут же снова открыл их, устремив взгляд в потолок.

Странная мысль пришла ему в голову. Не одну ночь проведет он без жены, уставившись в потолок. Хорошо бы изобразить на нем что-нибудь интересное, чтобы ожидание не было таким тягостным.

Роган взглянул на подушку Алисы. За короткое время он привык видеть жену рядом.

Роган откинул одеяло, надел рубашку, килт, сандалии и торопливо вышел. Он пойдет к Алисе и будет ее ждать, не важно, сколько времени на это потребуется.

Роган тихо вошел в дом. Алиса повернула голову и кивнула, когда он закрывал дверь. Роган сел у очага, вознамерившись ждать жену.

Заснул он почти мгновенно.

Алиса услышала его сопение и улыбнулась, протирая лоб Терезы влажной тряпкой. Жар не спадал, однако сильнее не становился. Через несколько часов он пройдет. В этом Алиса не сомневалась.

Она смочила тряпку в миске с водой и посмотрела на мужа. Он спал, вытянув ноги и скрестив на груди руки.

Алиса улыбнулась, вспомнив его подарок. Торопясь предоставить доказательство любви, он вырвал цветок с корнями. Внимание тронуло ее сердце, а торчащие корни напомнили об их любви, небрежно вырванной и выброшенной.

Стоит ли дать Рогану возможность доказать ей свою любовь? Или для него важнее всего сохранить остров?

Алиса снова сосредоточилась на Терезе. Наконец-то, за три часа до рассвета, жар спал, и она спокойно уснула.

Приход Анны разбудил Рогана, но не удивил Алису. Она знала, что помощница появится рано, хотя Алиса и сказала, что помощь ей не нужна.

– Я не могла больше спать, – промолвила Анна. – Как себя чувствует Тереза?

– Жар наконец-то спал, она спит.

– Тогда я побуду с ней, а ты пойди отдохни. Алиса не стала возражать – усталость взяла верх.

Она встала, потянулась и поморщилась от боли в шее и плечах.

Сильные руки мужа принялись растирать ей мышцы.

– Идем домой, ляжешь в постель, и я избавлю тебя от боли, – прошептал Роган и взял ее под локоть.

Напряженные мышцы требовали отдыха, а тело жаждало прикосновений мужа. Даже измотанная бессонной ночью, Алиса хотела его.

Они молча добрались до башни и отправились в спальню.

Алиса переоделась в ночную рубашку и скользнула в постель.

Роган перевернул ее на живот, раздвинул ей бедра и принялся массировать шею и плечи. Его пальцы производили магический ритуал – выкручивая, сжимая, заставляя боль уйти, и Алиса не протестовала.

Она предоставила Рогану полную свободу действий.

Его большие пальцы описывали круги у основания шеи, и Алиса стонала от облегчения. Он погладил ей плечи, сильными движениями заставляя мышцы расслабиться, затем двинулся вниз по спине.

Его бедра колебались в такт движениям, Алиса почувствовала, что в ней понемногу разгорается страсть, когда он опустился до ее лона.

Роган находился между ее ног, испытывая возбуждение, но даже не пошевелился, чтобы заняться с ней любовью. Он продолжал массировать, пока тело Алисы не стало мягким, податливым и возбужденным.

Все будет просто, когда она повернется и он войдет в нее.

Она истекала влагой и была полна желания. Роган коснется ее сосков губами, она испытает оргазм, затем испытает его снова, уже вместе с ним.

Тело изнывало от желания, а сердце жаждало любви.

Роган соскользнул с нее.

Алиса быстро повернулась на бок, поджав ноги и прижав кулачки к груди, словно пытаясь защитить страдающее сердце. На мгновение она затаила дыхание, ожидая, что Роган обнимет ее.

Однако этого не случилось. Из уголка ее глаза выкатилась одна-единственная слеза.

Глава 26

– Алиса!

– Что случилось, Анна? – спросила Алиса, выходя из дома.

– Ты нужна на берегу.

– Подожди, возьму корзину.

– Поторопись, я принесу корзину, – сказала Анна. Алиса повернулась и быстро направилась через лес.

Она перебирала в уме возможные варианты несчастных случаев, когда ее охватили сомнения. Что-то тут не то, подумала Алиса.

Анна не последовала за ней с корзиной и буквально прогнала ее из дома.

Движимая любопытством, Алиса продолжала идти и остановилась, выйдя из леса и ступив на берег.

Роган расхаживал рядом с одеялом, расстеленным в нескольких футах от кромки воды. Корзина была полна: хлеб, сыр, бокалы, бочонок вина и нарциссы. На этот раз без корней.

Роган остановился, увидев Алису, улыбнулся и махнул ей рукой.

Сердце ее затрепетало от восхищения: Роган приготовил все для тайного свидания.

Он протянул руку и помог ей сесть.

– Последние дни мы оба были очень заняты, мне никак не удавалось уделить тебе время. Я подумал, что должен это исправить.

То, что он уделял ей время, несмотря на множество дел, польстило Алисе. Конечно, голосок в ушах, возможно, принадлежавший Фионе, напомнил, что все действия Рогана направлены на то, чтобы заставить ее поверить в его любовь.

Но они заключили соглашение. За полгода он должен доказать Алисе, что любит ее.

Она снова вспомнила предостережения Фионы, однако подумала, что выбор за ней.

Роган разлил вино. Алиса вытянула ноги и любовалась красотой моря, лениво перекатывавшего волны у берега. Нельзя было себе представить, что небо и солнце могут быть ярче, вода – синее, а ощущение мира и покоя – сильнее. Это был великолепный день, и Алиса наслаждалось им в полной мере.

– Я рада, что ты меня вытащил.

– Это необходимо нам обоим. Мне не хватает наших встреч наедине.

– Ты пытаешься ухаживать?

– А это действует? Она рассмеялась:

– Вулф ухаживает.

– Я могу и повыть.

Роган усмехнулся, Алиса густо покраснела.

Они наслаждались хлебом, сыром, вином и беседой.

Роган был необычайно предупредителен. Он не торопился завершить прелюдию.

У Алисы появилась возможность выяснить, насколько искренен муж в желании доказать ей свою любовь.

– Должен предупредить, Джианн находится поблизости.

– Зачем?

– Она чувствует себя в безопасности рядом с кланом и идет за нами. Она помогла нам несколько раз. Именно она сказала, что ты вылечишь моих людей.

Алиса раскрыла рот от удивления.

– Ты никогда мне этого не говорил.

Роган отставил кубок и хотел коснуться ее руки, но Алиса отпрянула.

– Я хочу быть с тобой честным…

– Это изменит дело. Ты сказал, что услышал о моих способностях целительницы.

– От Джианн. Алиса округлила глаза:

– Ты знал о пророчестве?

– Я узнал о нем лишь недавно.

– Когда именно?

– После свадьбы.

– Ты говорил с Джианн после нашей свадьбы? Зачем?

– Это не облако там, вдалеке? – спросил Роган, прикрывая глаза от солнца.

– На небе нет ни облачка, но даже если разразится шторм, мы останемся здесь, пока ты мне не ответишь.

– Я хотел узнать, предназначена ли ты мне судьбой.

– И что ответила Джианн?

– Она сказала, что твоя судьба начертана до твоего рождения.

– Я хочу с ней поговорить.

– Ты уже говорила. В тот день, когда мы нашли тебя в лесу. Это Джианн тебя позвала.

Алиса вскочила:

– Хватит ей вмешиваться в мою жизнь. Ее пророчество принесло нам с сестрой горе. С самого рождения.

– А что случилось, когда вы родились?

– Нас украли. Это дело рук Джианн.

– Должно быть, у нее были на то веские причины.

– Ты защищаешь ее?

– Она никогда не ошибается в своих пророчествах. Видимо, почуяла в вас с сестрой угрозу.

– Нам так и сказали. Нас держали в безопасном месте, пока не появилась возможность исполнить пророчество и избежать тем самым гибели кланов.

– Это все?

– Насколько мне известно, да. Я хочу поговорить с ней и покончить со всей этой ерундой раз и навсегда.

– Джианн – могущественная женщина, Алиса, не следует ее оскорблять.

– Она оскорбила меня и должна за это ответить. Где ее найти?

– Она тебя найдет.

– Пусть поторопится, не то я ее найду. Следующие несколько дней Алиса внимательно вглядывалась в лес, окружавший деревню. Она искала зеленое свечение, которое не раз ее пугало. Пока Алиса не высмотрела ничего, но бдительности терять не собиралась. Она будет настороже, пока не встретится с Джианн.

Кажется, правда начинала раскрываться, и начать надо с Джианн. Пора наконец-то выяснить причину споров об острове. Остров этот был бельмом на глазу брата Рейнора и зятя Тарра, но никто не знал почему.

Алиса подозревала, что остров не принадлежал никому, пока не появились Рейнор и Тарр. В чем состоял их интерес – неизвестно. Участок земли явно не стратегический. Возможно, остров действительно принадлежал одному из кланов. Но почему тогда он столько лет пустовал?

Алиса шла ранним вечером по деревне и искала Рогана, чтобы расспросить его об острове. Муж помогал поднимать свежевыструганные балки для стен хранилища.

Взгляд Алисы остановился на его обнаженной груди, капли пота на ней блестели под лучами солнца. До чего же он мужествен. Мускулы рук были напряжены, мускулы ног тоже. Роган продолжал идти, и бревно быстро заняло свое место.

Он подхватил с земли рубашку, вытер потное лицо и жадно выпил воды из ведра, приготовленного для мужчин. Роган был вождем, но трудился наравне с членами клана. Когда люди смотрели на вождя, лица их сияли от гордости, и Алиса, сама того не ожидая, ощутила гордость за супруга.

Она не могла не признать, что у Рогана немало достоинств. И все же не могла простить ему обман. Как ни старалась. Он причинил ей боль, и она не в силах была ее преодолеть.

Алиса вздохнула. Она марширует в стан противника или движется навстречу любви?

– Ты меня ищешь? – улыбнулся Роган.

– Я подумала, прогулка нам не повредит, хотя ты, наверное, предпочел бы укрыться в тени.

– А ты возражаешь?

– Вовсе нет.

Они направились к их излюбленному месту под раскидистым дубом.

Алиса скрестила ноги под темно-синей юбкой и развязала завязки на рыжевато-коричневой блузе.

– Здесь все цветет. Благодатный край, – сказала она.

Роган кивнул:

– Ты права. Это принесет клану изобилие.

– Как ты узнал о красоте и щедрости этой земли? Некоторое время Роган молчал, но Алиса терпеливо ждала.

Наконец он заговорил:

– Отец привез меня сюда еще ребенком.

– Ему был знаком этот остров?

– Да. Он постоянно искал подходящее место для клана.

Причина достаточно веская. Возразить нечего. Почему же она решила, что существует еще какая-то причина?

– Так поэтому ты так стремился завладеть этим островом?

– Здесь хорошая земля.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– К чему такое любопытство?

– Я хочу знать, почему в качестве выкупа за меня ты потребовал этот остров.

– Однажды я захотел тебе объяснить, но ты не стала слушать.

– А сейчас хочу. Роган встал.

– Теперь это уже не имеет значения.

– Для меня имеет. – Алиса вскочила. Роган взял ее за подбородок:

– Ты должна поверить в мою любовь, вот что главное.

Он поцеловал ее жестко и быстро. От неожиданности Алиса не произнесла ни слова. К тому же ей снова захотелось ощутить вкус его губ. Она по-прежнему желает его, несмотря на обман.

Она смотрела вслед Рогану, когда он ушел. Пот на его спине блестел от солнца, и Алиса восхищалась его узкой талией и уверенной походкой. Она коснулась пальцами губ, пульсировавших от поцелуя.

– Проклятие, – прошептала Алиса. – Роган так и не ответил на вопрос.

Глава 27

Алиса проснулась от звука рога. Рог возвещал о прибытии корабля. Вскочив с кровати, она оделась и собрала волосы в пучок, заколов их двумя костяными гребнями. Алиса выбежала, на ходу надевая сандалии.

Кто прибывает – друг или враг?

Фионе она сказала, что просит родственников воздержаться от посещений по крайней мере пару недель. С того момента как клан Вулфов переселился на остров Нон, прошло примерно столько времени, а то и больше.

Алиса оглянулась, разыскивая мужа. Не найдя его в большом зале, она поторопилась на улицу. Там женщины сзывали детей.

– На нас могут напасть? – спросила Алиса у Тейры, покачивавшей на коленях Дэниела.

– Нет, мы собираем детей, чтобы посмотреть на прибывающий корабль.

– Кто приезжает? – спросила Алиса.

– Скорее всего твои родственники. Ведь это тот самый корабль, на котором к тебе приезжала сестра.

Алисе хотелось самой справиться со своими проблемами. Они с Роганом заключили соглашение, и ее родственников это не касается.

Алиса вышла из леса, полная решимости отправить прибывших домой. Но тут увидела Рейнора, ее брата, красивого, высокого. Он разговаривал с Роганом.

Алиса вспомнила их первую встречу. Она тогда не знала, что это ее брат и что он ищет своих сестер-близнецов. Она вылечила его. В то время Рейнор временно утратил зрение в битве с Тарром и его людьми.

Благодаря его усилиям все воссоединились, враги стали друзьями.

Преодолев скалистый участок, Алиса во всю прыть понеслась к берегу.

Рейнор широко улыбнулся, подхватил Алису на руки и закружил. Они обнялись.

– Я скучал по тебе, Алиса.

– А я – по тебе, братик. Кто еще с тобой приехал?

– Я один приехал.

– Фиона? Матушка?

– Они присоединились бы ко мне, если бы…

– С Фионой все хорошо?

– Хорошо. Только она стала очень большой и очень капризной. Матушка всецело в ее распоряжении и…

– Ты сбежал! – расхохоталась Алиса. Рейнор схватил ее за руку:

– Так уж получилось, прости. Фиона сказала, что некоторое время ты не расположена никого принимать. Но время тянулось медленно, а я был в полном отчаянии. Не заставляй меня возвращаться, умоляю.

– Они не знают, что ты здесь?

– Тарр и отец знают. Они умоляли, чтобы я взял их с собой.

– Представляю, что будет, когда ты вернешься, – рассмеялась Алиса.

– Я рассчитываю побыть у тебя совсем недолго, до рождения ребенка.

– Я поеду принимать у нее роды. Рейнор кивнул.

– А если я вернусь с тобой, она не обратит на меня внимания…

– И на то, что ты сбежал?

– Именно.

– Добро пожаловать, – сказала Алиса.

Она заметила, что Роган наблюдает за ними. В этот момент он очень напоминал волка, приготовившегося к бою. Глаза сверкали, губы плотно сжаты.

– У вас возникли противоречия? – Алиса встала между ними, готовая к стычке.

– Спроси у своего брата! – прорычал Роган.

– Я в бешенстве из-за того, что ты похитил мою сестру. Но я, как и Тарр, уважаю решение Алисы относительно вашего договора и буду с уважением относиться к тебе как к ее мужу, поскольку ты тут долго не задержишься.

– Это тебя не касается, – заявил Роган, надвигаясь на Рейнора.

– Это касается моей сестры, а значит, и меня. Рейнор тоже шагнул вперед, сжав кулаки. Алиса раскинула руки:

– Прекратите! – Она повернулась к Рейнору: – Это касается Рогана и меня. Я не потерплю ничьего вмешательства, в том числе и твоего. Тебе ясно?

Тот неохотно кивнул. Алиса повернулась к Рогану:

– Надеюсь, мой брат будет желанным гостем в нашем доме.

Роган тоже кивнул.

– Значит, договорились, – сказала Алиса, хотя на душе у нее было неспокойно.

Эти двое явно не были настроены дружелюбно. Вряд ли приезд брата доставит ей удовольствие.

– Ты сказала «в нашем доме», – прошептал Рей-нор, когда они шли в деревню. – Разве ты не хочешь от него избавиться? Прогони его и предъяви права на землю.

– Это Фиона так сказала? Рейнор покачал головой:

– Вы близнецы, ты так же упряма, как и Фиона. Алиса оперлась о его руку.

– Забудь, что тебе сказала Фиона. Взгляни на все сам и выскажи свое мнение. Оно для меня очень важно.

– Может, ты и не такая упрямая, как Фиона. Я скучал по тебе, часто вспоминал, на что ты решилась, чтобы меня спасти. Ты помогла мне пережить то тяжелое время. Я хочу быть рядом с тобой, как ты была когда-то рядом со мной. Я сделаю все, что ты скажешь, Алиса.

Стол накрыли на свежем воздухе. В такую замечательную погоду не хотелось оставаться в доме. На столе стояли блюда, полные еды, и кружки с напитками.

– Этот край щедр и гораздо красивее, чем мне казалось, – проговорил Рейнор.

– Если не ошибаюсь, вы с Тарром боролись за право владеть этой землей, – проговорила Алиса, надеясь узнать об острове как можно больше.

– Совершенно верно.

– А кому она на самом деле принадлежала?

– Это спорный вопрос, – сказал Рейнор.

– Вовсе нет, – возразил Роган. – Эта земля по праву моя, унаследованная от родителей.

Алиса была ошеломлена. Роган рассказывал о том, что отец привозил его сюда в детстве, но никогда не говорил, что получил эту землю в наследство. Почему он это скрыл от нее?

– Тарр стал бы возражать, поскольку остров принадлежал семье его матери, – заявил Рейнор.

– Тогда почему ты заявил о своих правах на нее? – спросил Роган.

– Мне сказали, что эта земля объединит два важных клана и принесет в этот край мир на долгие годы. Я полагал, что один из этих кланов – наш.

– Кто тебе это сказал? – спросила Алиса. Рейнор пожал плечами:

– Не помню.

Он явно солгал. Алиса не понимала зачем. Быть может, он не хотел, чтобы об этом узнал Роган? Но почему? Это она выяснит, когда появится возможность поговорить с ним наедине.

– Насколько я понимаю, сейчас должен воцариться мир, поскольку объединились два важных клана – Хеллевиков и Вулфов, – сказала Алиса, надеясь предотвратить стычку.

– Сейчас, – напомнил Рейнор.

– Навсегда, – возразил Роган.

– Тарр говорит, что вы заключили соглашение и через полгода тебя здесь не будет, ты уйдешь из жизни моей сестры.

– Но все равно останусь ее мужем.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Рейнор. Алиса наблюдала за братом. Он явно готовился к стычке. Замечание Рогана вызвало у нее любопытство.

– Я уеду, если этого пожелает Алиса, но останусь ее мужем до тех пор, пока нас не разлучит смерть. Освобождения от обетов не будет.

Глава 28

Когда сгустились сумерки, Рейнор отправился к своим воинам, вставшим лагерем у входа в деревню.

Алиса устала. Радость от приезда брата была испорчена.

И потом, эта поразительная новость – Роган заявил, что остров принадлежит ему по праву наследства. Желая узнать побольше, Алиса ждала, когда муж придет в спальню.

Глаза у нее слипались, когда появился Роган. Он вошел, бесшумно ступая, и тихонько скользнул под одеяло.

– Ты сказал, что унаследовал этот остров от родителей.

Роган вздрогнул.

– Я думал, ты спишь.

– Я ждала тебя. Кому из родителей он принадлежал?

– Не имеет значения. Остров принадлежит мне по праву и будет унаследован нашими детьми.

– Ты сам сказал, что лучше не иметь детей, пока между нами ничего не решено.

Он взглянул ей в лицо:

– Неужели ты не хочешь иметь ребенка, Алиса?

– Мы заключили соглашение, – ответила она недовольным тоном. – Посмотрим, что будет через полгода. Ребенок свяжет нас.

– Я люблю тебя и хочу, чтобы мы провели вместе всю оставшуюся жизнь. Чтобы у нас была семья. – Он положил руку ей на живот. – Хочу, чтобы ты родила мне ребенка. Дочь с огненно-рыжими волосами и твоей улыбкой и сына с моим лицом.

Алиса рассмеялась.

– Мы вместе будем стареть. Со временем твоя красота не потускнеет. Твоя улыбка всегда будет освещать мое сердце, твои зеленые глаза всегда будут меня соблазнять. Я безумно тебя люблю.

Его слова согрели сердце Алисы. Есть кто-то, с кем можно смеяться и плакать, кто будет любить ее в радости и в горе. На кого можно положиться.

Роган.

Еще до свадьбы он готов был помочь ей в любую минуту. Его великодушие не знает границ.

– Не торопись с ответом. Надежда умирает последней.

Алисе нужно было о многом подумать.

– Позволь мне обнять тебя. Алиса колебалась с ответом.

– Я не устану повторять тебе слова любви. Она пристально вглядывалась в его лицо.

– Тебе все еще трудно в это поверить?

– Открой ты мне правду с самого начала, я бы поверила. Однажды я уже совершила эту глупость и была жестоко наказана. Ты просто использовал меня в корыстных целях. – Она покачала головой. – Почему? Почему ты не мог рассказать мне правду с самого начала?

– Я думал, так будет лучше.

– Для кого?

– Для всех.

– Ты был не прав.

– Ошибаешься. Я все продумал, кроме… Алиса ждала.

Роган взял ее за подбородок и заглянул в глаза.

– Никогда не думал, что полюблю тебя, но благодарю за это Господа. – Он коснулся губами ее губ и вздохнул. – Ты пьянишь, как вино. Обжигаешь, как пламя. Тобой невозможно насытиться.

Его легкие прикосновения, касание губ дразнили и возбуждали ее.

Алиса застонала и отвернулась. Воспользовавшись моментом, Роган принялся покусывать ей шею, затем губы его скользнули к ее соскам под ночной рубашкой, которые тотчас же затвердели.

– Вели мне прекратить, Алиса. Она молчала, охваченная желанием.

Роган поднял ее рубашку и стал покусывать живот. Алиса выгнулась ему навстречу.

– Вели мне остановиться.

– Нет, – выдохнула она. – Не останавливайся. Проклятие, Роган!

– Разве ты не хочешь меня? – Его хриплый голос звучал как призыв.

– Да, – быстро сказала Алиса и тут же добавила: – Нет.

Его пальцы мягко скользнули в нее.

– Да, Алиса.

Она застонала, когда Роган коснулся языком потайного местечка. Затем снова и снова.

– Роган!

Он сводил ее с ума своими ласками.

– Пожалуйста, – умоляла Алиса, – не останавливайся!

– Я делаю это, потому что люблю тебя.

Он скользнул в нее языком, и если бы не сжимал ее лоно, Алиса выскочила бы из постели. Он ласкал ее таким способом, о существовании которого она и не предполагала, раз за разом доводя ее до оргазма, сам не испытывая его.

Наконец Роган обнял Алису и не выпускал из объятий, пока она не погрузилась в сон.

Утром Алиса проснулась в прекрасном расположении духа.

– Хорошо спала?

Алиса залилась румянцем, когда повернулась к мужу. Роган улыбнулся, поднялся со стула и пересел на кровать.

– Ночью я поступил с тобой нечестно.

Алиса яростно замотала головой.

– Я воспользовался тобой, зная, как ты отреагируешь, хотя и предоставил выбор тебе.

– Выбор сделала я.

– Не ты все начала. Я заставил, а ты просто откликнулась.

– Но ты доставил удовольствие мне, но не себе, – оправдывала его Алиса.

– Лаская тебя, я получил удовольствие. Когда мы вместе займемся любовью, решать тебе.

Алиса не нашлась что ответить. Роган уже в который раз проявил по отношению к ней честность, а она по-прежнему считает его обманщиком. Пора положить этому конец. Но прежде чем простить его, Алиса должна получить ответы на все вопросы. Чтобы снова не оказаться обманутой.

Она отодвинулась к краю кровати, прижимая простыню к груди.

– Я терпелив. Могу ждать сколько угодно. Алисе стало не по себе при мысли, что Роган сдерживает собственные желания, заботясь о ней.

И все же она должна убедиться в том, что Роган любит ее. Алисе хотелось чистой, простой, ничем не омраченной любви.

Она покачала головой.

– Что-то не так? – спросил Роган.

– Нет, просто меня сводят с ума мои мысли.

– Я знаю, что ты имеешь в виду.

Роган улыбнулся, и сердце Алисы забилось сильнее. Он неотразим. Ради таких мужчин женщины готовы на все. Она убедилась в этом на собственном опыте.

– Твоему брату не терпится тебя навестить. Он уверяет, что ты обычно встаешь на восходе, но солнце взошло довольно-таки давно.

– Ты шутишь, – выдохнула Алиса. Роган расхохотался:

– Ты сладко спала и посапывала во сне.

– Вовсе нет, – запротестовала она.

– Уверяю тебя, я никому не скажу, если не хочешь.

– Поверить не могу. Я всегда встаю вместе с солнцем.

– Твой брат так и сказал. Видимо, он думает, что я держу тебя взаперти. Как пленницу.

Пленницу любви. Алиса густо покраснела. Роган засмеялся, подошел и поцеловал ее.

– Я люблю тебя.

Она наблюдала за тем, как он закрывает за собой дверь.

Алиса с братом бездельничали под тяжелыми ветвями раскидистого дуба. Она завершила свой необычайно поздний завтрак, а Рейнор пообедал.

– Роган обращается с тобой гораздо лучше, чем я ожидал. Он внимателен, терпелив и очень заботлив.

– Ты разочарован, – проговорила Алиса, обдумывая слова брата.

Она не замечала очевидного.

– Некоторое время Вулф являлся символом смерти. Не так-то просто забыть об этом и воспринимать его как друга. Тем более что прошлое дает о себе знать.

– Думаешь, я поступила глупо, когда вышла за него замуж?

– Я никогда не считал тебя ни глупой, ни упрямой. Только Фиону. – Оба расхохотались. – Но я хочу убедиться в том, что Вулф не использует тебя.

– Думаешь, именно поэтому он так добр ко мне? Рейнор пожал плечами:

– Не знаю. Меня удивило его отношение к тебе. Но не хитрит ли он, чтобы завладеть этой землей?

– Это его земля. Тарр добровольно ее отдал.

– Это был свадебный подарок вам обоим. К тому же Тарр знал, что ни ты, ни твоя сестра не будете счастливы, живя так далеко друг от друга.

– В этом он был прав. Но хотелось бы знать, имеет ли эта земля для Тарра какое-то особое значение?

– Насколько мне известно, это наследство по материнской линии. Тарр говорил, будто отец его матери собирался кому-то передать эту землю. Не помню, кому именно.

– И он спокойно относится к тому, что эта земля перестала быть собственностью клана?

– Она по-прежнему является его собственностью. Ты стала членом клана Хеллевиков, когда твоя сестра вышла замуж за Тарра. Поэтому остров по-прежнему принадлежит части клана.

– Поскольку клан Вулфов является теперь продолжением клана Хеллевиков, – договорила Алиса.

– Так оно и бывает: кланы меньшей численности вливаются в кланы большей численности, а власть вождя увеличивается с каждым слиянием. Уверен, Роган доволен тем, что его клан объединился с сильным кланом. Это пошло его клану на пользу.

– Серьезная причина для брака со мной. Впрочем, браки часто заключаются именно по этой причине.

– Разница состоит в том, что большинство женщин знают об этом еще до свадьбы. Ты оказалась обманутой. Можно ли с этим смириться?

– Именно это и не дает мне покоя.

– У тебя есть время. Не торопись. Обдумай все хорошенько.

– А чего хотел бы ты, Рейнор? Брака по договоренности или по любви?

– У меня есть обязанности по отношению к клану.

– Ты мог бы жениться на девушке, не питая к ней никаких чувств, будь это выгодно клану?

– Да. Но не стал бы лгать и хитрить.

– А если бы этот путь был единственным? Рейнор задумался. Алиса тоже. Решил ли Роган проблему единственно возможным способом?

– Я понимаю, что ты имеешь в виду, хотя мне и не хочется признавать это. Ты моя сестра, и я желаю тебе счастья…

– А если Роган все же сделает меня счастливой?

– Мне ничего не остается, как признать это.

– Ты научился ладить с Тарром из-за Фионы и меня, – напомнила Алиса.

– Мне не хотелось потерять только что обретенных сестер.

– Значит, ты пошел на уступки.

– Нет, всего лишь хорошенько подумал.

– Значит, ты признаешь, что упрямство – наша фамильная черта?

– Тсс, – проговорил он, прижав палец к губам и быстро оглядевшись. – Это секрет.

Алиса засмеялась и взяла брата за руку:

– Я рада твоему приезду. Рейнор сжал ей руку:

– Я здесь ради тебя, Алиса, не важно, каким будет твой выбор.

Глава 29

Роган поднес к носу пригоршню темной земли, пропуская ее сквозь пальцы. Урожаев, выращенных на этой земле, с лихвой хватит, чтобы прокормить людей. В лесах множество дичи, море кишит рыбой. Клан будет процветать.

Размышляя, он увидел Алису, идущую по деревне.

Его время быстро истекало. Рейнор прожил здесь неделю, а клан провел на острове больше месяца. Роган строго придерживался собственного плана. Алисе нужны были весомые доказательства искренности его чувств. Роган старался изо всех сил, но, видимо, этого было недостаточно.

Они оба упрямы.

Они прекрасная пара, если только Алиса это признает.

Алиса помахала ему.

Роган жестом позвал ее, ощутив потребность находиться рядом, держать ее за руку, целовать.

Алиса заколебалась было, тогда Роган пересек поле, а она двинулась ему навстречу.

От ее красоты у Рогана, как всегда, перехватило дыхание. Ее волосы горели, словно пламя, тонкие черты были безупречны. Платье подчеркивало изящество фигуры.

Она постоянно в движении, оказывала помощь больным, не щадя сил, а потом в полном изнеможении падала и засыпала.

Роган улыбнулся, когда Алиса принесла пригоршню земли.

– Плодородная почва.

Он взял немного земли и помял в пальцах.

– В следующем году она принесет обильный урожай. Алиса отряхнула руки, на мгновение остановила на нем взгляд и быстро отвернулась.

– Хочешь прогуляться?

– А что ты задумал?

– Изучить лес. Она вздохнула:

– Все время хотела этим заняться, но не нашла времени из-за множества дел.

– Сегодня твое дело – изучить лес, – заявил Роган. Она улыбнулась и направилась к лесу.

– Не могу не подчиниться приказу вождя.

Роган сделал знак Дереку, находившемуся на дальнем конце поля, тот махнулг мол, можете идти – и улыбнулся. С первого дня пребывания на острове члены клана настойчиво добивались того, чтобы они с Алисой остались вместе. Разумеется, их помощь была кстати, но результатов пока не дала.

Когда они вошли в лес, Роган убавил шаг, против чего Алиса не возражала. Хотелось побыть наедине с ним, поговорить, послушать, насладиться вдвоем тишиной.

Чем дальше они заходили в лес, тем толще становились деревья и гуще листва, принося приятную прохладу. Роган расчищал тропу как мог – Алиса предупредила его, что нельзя вредить растениям.

– Папоротник, – взволнованно проговорила она и подлезла Рогану под руку в тот самый момент, когда тот собирался отогнуть ветвь.

Роган подошел следом и наклонился, чтобы рассмотреть столь драгоценную находку.

– До чего красив, – прошептала Алиса, осторожно прикоснувшись к кружевному растению.

– Ив самом деле красив, – подтвердил Роган.

– Говорят, его споры обладают магическим действием.

– Каким действием?

– Они помогают найти сокровища, а еще говорят… – Алиса понизила голос, – если проглотить споры, станешь невидимым.

Роган наклонился и протянул руку к растению.

– Нет. – Алиса схватила его за руку. – Не хочу, чтобы ты стал невидимым. К тому же это легенда.

Роган выпрямился. Мгновение они стояли, глядя друг другу в глаза.

– Может, пройдем чуть дальше? – спросила Алиса.

– Как пожелаешь.

Роган сделал вид, будто не заметил, как рука Алисы заскользила по его руке и переплела пальцы с его пальцами. Она ждала. А когда Роган двинулся вперед, взяла его за руку. Быть может, его усилия начинают приносить плоды?

Надо ухватиться за эту возможность. Увеличить шансы.

Каким образом?

Кажется, он сделал все, что в его силах.

Алиса высвободила руку, чтобы рассмотреть какое-то растение. Сердце Рогана болезненно сжалось. Жизнь утратила всякий смысл. Такое же чувство Роган испытал, когда не стало Кендры.

Алиса с улыбкой обернулась и стала с увлечением рассказывать о растении, которое нашла. Ей хотелось собрать его семена и посадить в своем садике.

Роган протянул ей руку. Он готов был умолять Алису обнять его и никогда не покидать. Но сдержал свои эмоции.

Алиса вернулась и снова взяла его за руку, продолжая говорить о растениях, которые увидела в лесу и собиралась изучить.

Роган упивался звуком ее голоса. Вдруг он заметил, что Алиса замедлила шаг.

Роган остановился, подошел к упавшему дереву и сел, усаживая Алису.

Она вздохнула.

– Устала?

– Немножко.

– Отдохнем.

– Кажется, это место тебе знакомо.

– Отец приводил меня сюда еще мальчишкой. Я хорошо знаю местность.

– А я-то думаю, откуда тебе было знать в день приезда расстояние от берега до башни.

– Отец считал, что я должен знать свой будущий дом.

– Он хотел, чтобы эта земля принадлежала тебе?

– И клану.

– Он поддержал твои притязания?

– Он поддержал мою борьбу.

– Выходит, он знал, что придется бороться? Роган кивнул.

– Никто добровольно не отдает землю. Даже тому, кому она принадлежит по праву.

– Значит, он помогал тебе готовиться к борьбе за остров?

– Да, но я выбрал другой способ борьбы. Без кровопролития. Надеялся, что у меня это получится.

– Твои надежды сбылись.

– Кое-кто пострадал.

В частности, она, хотя Роган этого и не планировал.

– Страдания не вечны, вечна смерть. Меня восхищает твоя идея: предъявить права на землю без кровопролития. – Алиса огляделась. – Неудивительно, что здесь так красиво. Земля отдает твоему благородству должное и дарит твоему клану изобилие.

– Когда отец привозил меня сюда, у меня всегда было такое ощущение, будто я вернулся домой.

– Как же так случилось, что и клан Хеллевиков, и клан Вулфов предъявили права на эту землю?

Роган порывисто встал.

– Точно не знаю. Алиса тоже поднялась.

– Почему ты не рассказал мне об этом с самого начала?

– Тебя это совершенно не касалось.

– Самым непосредственным образом. Ведь именно это явилось причиной моего похищения.

– Не только. Ты должна была вылечить моих людей, а потом вернуться домой. Я не предполагал, что полюблю тебя. И уж тем более – что ты захочешь стать моей женой. Это изменило все.

– Но не твои притязания на остров. Это было раньше, до того как ты влюбился.

– Ты когда-нибудь простишь мне ту боль, которую я тебе причинил? Есть ли смысл доказывать и дальше, как сильно я тебя люблю? Меня охватывает отчаяние при мысли, что я могу тебя потерять. – Он покачал головой. – Нужно покончить со всем этим и отвергнуть соглашение. Ты моя жена и должна ею остаться.

– Ты сказал, что право выбора за мной.

– Неужели ты думаешь, что я нарушу условия соглашения?

– Не знаю, что и думать. Ты любишь меня, любишь эту землю. Но чтобы получить ее, использовал меня. А теперь, чтобы доказать свою любовь, откажешься от земли? Или все это обман?

– Может, забудем о соглашении, будем просто любить друг друга и наслаждаться жизнью?

– Ты лишил нас этого, когда солгал мне.

– А ты упрямая.

– Осторожная, – поправила Алиса.

– Слишком осторожная. Так почему бы не дать нам шанс?

– Однажды я это сделала. Я предложила пожениться.

Роган схватил Алису за плечо.

– Я рад, что ты так поступила.

– Еще бы! Ведь это помогло осуществлению твоего плана.

– Я люблю тебя, Алиса. Не знаю, как доказать тебе это. Я из кожи вон лезу, но ты все равно мне не веришь. Этот остров мне дорог, но я готов отказаться от него ради нашей любви.

– Если бы ты любил меня, отказался бы от него, когда за мной приехали родные.

Глава 30

Алиса оставила Рогана в лесу и, когда дошла до опушки, едва передвигала ноги. Постоянные раздумья и сомнения измучили ее.

– Больше не увеличивай расстояние между нами, – проговорил Роган, догнав ее.

Он подошел сзади так тихо, что Алиса не слышала.

– Не я нас разъединила.

– Возможно, но пока ты не пустишь меня в свое сердце, не сможешь сократить расстояние. Прости меня. И давай начнем все заново.

Алисе хотелось ему поверить. Господи, как же ей хотелось ему поверить!

Он подошел к ней, прижал к себе:

– Не хочу тебя отпускать. Я хочу вдыхать твой запах, ощущать вкус твоих губ.

– У меня дела…

– Дела подождут, – проговорил Роган и нежно погладил ей шею.

– Откуда ты знаешь?

– Будь они срочными, ты не пошла бы гулять со мной в лес.

– Отпусти, пожалуйста.

– А может, останешься?

Сердце ее бешено колотилось. Она жаждала его ласк. Она хотела его. «Нет, я ни в чем не уверена».

Алиса покачала головой.

Роган отпустил ее.

Дверь в дом Алисы всегда была открыта – на случай если понадобится ее помощь. Однако на этот раз она ее закрыла.

Роган прорвал ее оборону. Она не заметила, как еще сильнее влюбилась в него. Он дарил ей цветы, приглашал на прогулки, был добр с ней. А главное – Алиса хотела его.

Казалось, за оставшееся время Роган добьется своего. Но стоило Алисе вспомнить тот день, когда за ней приехали родственники, и шансы Рогана снижались до нуля. Если он действительно ее любит, почему не отказался от выкупа?

Тихий стук в дверь вернул Алису к реальности.

– Войдите!

На пороге появилась Анна:

– Дверь закрыта, я думала, ты отдыхаешь.

– Хочу побыть немного одна.

– Я могу уйти…

– Нет. Я устала от одиночества. Заходи! Анна рассмеялась и распахнула дверь:

– Тогда впусти солнце и чудесный денек.

Солнечный свет залил дом, добрался до Алисы и заставил ее улыбнуться.

– Хотела удостовериться, что с тобой все хорошо. Не в твоих правилах закрывать дверь.

– Ничего плохого со мной не случилось.

– Неважно себя чувствуешь? – спросил Рейнор, входя в комнату.

– Со мной все хорошо, – повторила Алиса еще тверже.

– Я рад, потому что хочу навестить сестру. Анна ушла, оставив их вдвоем.

– Я хотел убедиться в том, что ты счастлива.

– И что скажешь?

– Теперь, когда я все увидел собственными глазами, я понял, что ошибался. – Рейнор отодвинул стул от стола и оседлал его.

– Объясни! Он рассмеялся:

– Я думал, что еду спасать тебя, как ты когда-то спасла меня. Думал, тебя держат взаперти.

– Это тебе сказала Фиона?

– Кажется, она. Но и моих измышлений хватило с лихвой. Вулф напал на земли клана Хеллевиков, ранил Тарра и, что хуже всего, похитил мою сестру. Вполне достаточно, чтобы его возненавидеть.

– Теперь ты изменил свое мнение благодаря Ро-гану.

Рейнор кивнул и рассмеялся.

– Судя по выражению твоего лица, я должен объясниться.

– Да, пожалуйста.

– Узнав о вашем соглашении, я, как и Фиона, счел это уловкой. Чтобы удержать землю, он решил прикинуться влюбленным. Мой план состоял в том, чтобы открыть тебе глаза на него и увезти тебя домой.

– И к какому выводу ты пришел?

– Что дела обстоят совсем не так, как я себе представлял. Понаблюдав некоторое время за тобой и Роганом, я понял, что этот мужчина сходит по тебе с ума. – Рейнор расхохотался. – И, говоря по правде, сердце мое возрадовалось при мысли о том, что моя сестра приручила могущественного Вулфа.

– О нет! – запротестовала Алиса.

– Да ладно тебе. Ты и сама это видишь. Все видят, даже мои люди, и посмеиваются над ним. Господи, он цветы для тебя собирает.

Алиса отвернулась. Неужели она так погрузилась в обиду и боль от обмана Рогана, что отказывалась понять, что он и правда любил ее все это время? Неужели любовь пришла к нему столь же неожиданно, как и к ней?

– Алиса, – мягко проговорил Рейнор. Она повернулась к нему:

– Ты спас меня, брат.

– Ты не понимаешь, как сильно он тебя любит, да?

– Не понимаю.

– На тебя это не похоже.

– Верно. Я сама себя не узнаю. Рейнор усмехнулся:

– Вот что делает любовь. К тому же у тебя есть время все обдумать. Сделка есть сделка. Роган заслуживает наказания за обман, хотя сейчас он сильно страдает. Пусть пострадает еще немного. Это пойдет ему на пользу.

А когда ты все решишь, освободи его из добровольного плена. – Рейнор встал. – И не забудь, сестричка, простить саму себя. Ты оказалась в нынешнем положении не по глупости, а из-за любви, и любовь поможет тебе из него выбраться.

Алиса вскочила и порывисто обняла брата.

– Спасибо, что спас меня. Рейнор обнял ее.

– Только не думай, что я скоро уеду. Не хочу остаться один на один с Фионой, если тебя не будет рядом.

Оба рассмеялись, и Рейнор ушел.

Рейнор сказал то, что Алиса знала, но не хотела признавать. Муж любит ее. В этом не приходится сомневаться. Нет необходимости ждать полгода. И все же как быть с обманом? Алиса пока не готова простить Рогана.

Ей необходимо побольше узнать о выкупе и об острове. История острова может многое прояснить. Прежде всего то, что касается Рогана.

Раздумья Алисы были прерваны больными, нуждавшимися в лечении. Затем она села к столу, чтобы пополнить запас мазей и лекарств.

Алиса потерла напряженные мышцы и подняла голову.

И тут в дверном проеме мелькнула тень с горящими зелеными глазами. Алиса моргнула и на месте тени увидела мужа.

Алиса потянулась к нему, обняла за талию и спрятала лицо у него на груди.

– Что случилось?

– Наверное, я устала. Меня подводят глаза.

– Мне надо было прийти за тобой раньше. Проходя мимо, я видел, что ты занята, и не хотел мешать.

– Я уже закончила, – проговорила она, не желая оставаться в доме одна.

– Значит, не придется отвлекать тебя от работы.

– Нет, я пойду по своей воле, – призналась она, хотя и вовсе не хотела отрываться от него.

Алиса чувствовала себя в безопасности, когда прижималась к нему, особенно сейчас, когда поверила в его любовь. Однако признаваться в этом Рогану она пока не собиралась.

– Ты вся дрожишь. – Роган крепче прижал ее к себе. – Когда будешь готова, пойдем.

Она сделала глубокий вдох, упиваясь его любовью. Однако тело нуждалось в более основательной пище.

– Ты хочешь есть.

– Желудок требует.

Она, смеясь, взглянула на Рогана:

– А ты?

– Умираю с голоду.

Задув свечи и закрыв дверь, они направились к башне рука об руку. В зале было пусто – ремонт кончился, и члены клана разместились по своим домам.

– А где Рейнор и его люди? – оглядевшись, спросила Алиса.

– С Дереком и остальными. Так что мы с тобой вдвоем.

Алиса подумала о том, чтобы заняться с Роганом любовью. Теперь она больше не сомневалась в искренности его чувств. А сама она никогда не переставала его любить.

Алиса улыбнулась. Тело ее расцвело, кожу покалывало, соски затвердели.

– Ты молчишь, – заметил Роган, когда они поднимались по лестнице.

– Я устала. – Алисе захотелось лечь в постель.

– Поедим и отдохнем. – Он толкнул плечом дверь, вошел и закрыл ее ногой. – А потом ляжем спать.

Глава 31

Алиса села к столу, уставленному тарелками с едой, однако аппетит вдруг пропал.

– Ты что-то задумала, Алиса? – встревожился Роган.

– Нет.

Он рассмеялся:

– Покусываешь губы, когда на столе столько вкусных блюд.

– Сама не знаю, чего хочу.

– Я знаю. И выберу то, что ты любишь. – Роган протянул ей кусок мяса.

Алиса повозила его по тарелке, но есть не стала. Роган откинулся на стуле.

– Что с тобой? Ты молчишь. Ты явно что-то задумала, потому и не ешь. – Он словно прочел ее мысли. – Не хочешь мне рассказать?

Алиса хотела, но какой в этом смысл, если ей не терпелось заняться любовью?

И все же она не была готова простить так легко. К тому же ей нравились ухаживания Рогана.

– Ты все еще расстроена из-за разговора в лесу, да? Алиса была расстроена, но уже успокоилась.

– Я думала об этом.

– Могу ли я тебя утешить? «Займись со мной любовью».

Она тряхнула головой. Безумие. Невозможно так просто прыгнуть в постель. Значит, простить? Начать все заново? Полюбить снова?

Или забыть обо всем лишь на одну ночь и лечь с ним в постель?

Алиса отодвинула тарелку.

– Скажи, за что ты меня полюбил? Мгновение он смотрел на нее, затем покачал головой:

– Я тоже задавался этим вопросом, но каждый раз получал разные ответы.

– И все же?

– Слишком много причин влюбиться в тебя. Сегодня одна, завтра другая.

Сердце затрепетало, грудь стеснило, Алиса тихонько вздохнула.

– Ты красиво ухаживаешь.

– Только за женщиной, которую люблю, – проговорил Роган.

– Поухаживай за мной еще, – попросила она.

– Тебя легко любить. Алиса удивилась.

– Иногда я думаю, что я эгоистична и всегда занята работой.

– Твоя работа важна для тебя. Муж, который искренне любит жену, должен это понять. Я люблю тебя такой, какая ты есть, а твоя работа делает тебя еще привлекательнее. Мне нравится, что ты увлекаешься самыми простыми вещами. Пришла в восторг, когда нашла в лесу папоротник.

Сердце ее таяло от каждого слова.

– И еще я восхищен тем, как ты сбежала от моих людей, когда они поймали тебя первый раз. Ты отважилась воспользоваться представившейся возможностью темной ночью, в незнакомой местности, со связанными руками и кляпом во рту.

– Я была так напугана!

– Мне так не показалось. Перебросив тебя через плечо, я почувствовал, что ты снова сбежишь, если тебя не держать. Так и держу до сих пор.

– Ты не думаешь, что между нами перекинут мост, пусть небольшой?

– Согласен и на небольшой.

– Ты не собираешься отступать? – поинтересовалась Алиса.

– Ни за что, – ответил Роган, стукнув кулаком по столу. – Я заставлю тебя поверить в мою любовь.

Ее оборона рухнула.

– С тобой легко.

Алиса обошла стол и остановилась у камина. Роган подошел сзади, обвил ее руками за талию и привлек к себе.

– Я знаю, что ты любишь меня, поверь, что я люблю тебя, пусть лишь на этот вечер, – прошептал он ей на ушко и поцеловал в висок.

Алиса повернулась и тихонько провела пальцами по его губам.

– Сегодня, думаю, да, – промурлыкала она признание.

Она снова дотронулась до его губ, задержалась на нижней, нежно покусывая ее, а потом зашептала:

– Люби меня.

– Всегда, – проговорил Роган и впился в ее губы. Алисе понравилось, что он не торопился. Казалось, с тех пор, как они слились в поцелуе, прошла целая вечность.

– Черт побери, как же я тебя люблю! – прошептал Роган, подхватил ее на руки и отнес в постель.

Она улыбалась, наблюдая за тем, как он раздевается. У него было великолепное тело с упругими мускулами. Движения – как у крадущегося волка, подбирающегося к жертве.

Но на этот раз Алиса не была жертвой, она была женой.

Она улыбнулась и протянула ему руки.

Роган вернулся к кровати, опустился на колени, расстегнул кожаный пояс, бросил на пол. Алиса наслаждалась прикосновениями его теплых пальцев, когда он вытащил блузу из юбки и поднял ее, чтобы добраться до груди губами.

Он ласкал языком соски, пока дыхание ее не участилось.

Руки его скользнули ей на талию, спустили юбку до бедер, а губы ласкали горящую плоть. Только бы Роган не останавливался. Когда он снял с нее юбку, Алиса раздвинула ноги.

Роган коснулся языком ее лона, и Алиса испытала ни с чем не сравнимое наслаждение.

Она затерялась в лабиринте страсти, однако не стала искать выход.

Алиса погладила его член и сжала его. Роган ее муж, и она безумно хочет его.

Роган положил ее ноги себе на грудь, вошел в нее и тотчас же вышел, чтобы снова войти.

Она впилась в его напряженные руки, однако Роган не шевельнулся. Он крепко держал Алису, то погружаясь в нее, то выходя, заставляя сходить с ума от желания.

Глаза ее округлились, когда Роган вдруг остановился и подложил ей под голову подушку.

Охваченная страстью, Алиса не осознавала, что бьется головой о стену.

Она привлекла его к себе.

– Какое счастье любить тебя! – прошептал он, запечатлев на ее губах поцелуй.

Она выгнулась, Роган подался назад, и они задвигались в одном ритме. Уже дважды Алиса побывала на вершине блаженства, а в третий раз они взлетели туда вместе.

Потом спустились с нее и лежали счастливые и умиротворенные, не в силах шевельнуться или произнести хоть слово.

Наконец Роган прошептал:

– Я люблю тебя, – и откинул с ее лица влажные пряди.

Алиса вздохнула. «Я знаю, что любишь», – подумала она.

Глава 32

Алиса только что наложила мазь и перевязала небольшой ожог Тейры, когда в дверях появился Роган.

– Мешаю?

Алиса покачала головой, жестом пригласив его войти.

– Все готово.

На нем был темный плед и рыжевато-коричневая рубашка с закатанными рукавами. Солнце позолотило светлые пряди его длинных волос и придало коже красивый бронзовый оттенок. Алиса невольно залюбовалась мужем.

Тейра собралась уходить.

– Как там Дэниел? – спросила Алиса. Тейра расцвела улыбкой:

– Бегает, ни на что не жалуется. Не уследишь за ним.

– Я рада, что кость так хорошо срослась. Тейра обняла ее:

– Все благодаря тебе. Не знаю, что бы мы без тебя делали. – Она помахала рукой и заторопилась на улицу.

– Вождь тоже тебя благодарит.

Алиса засмеялась, обошла стол и шагнула в объятия Рогана.

– Я скучал по тебе.

– Мы виделись за завтраком всего пару часов назад.

– Мне кажется, прошла целая вечность.

Алисе тоже так казалось. Все утро она думала о нем. Скоро нужно будет поговорить и все уладить, но не сейчас. Сейчас же ей необходимо время на исцеление собственных ран. И любовь.

– Может быть, мы сможем выкроить сегодня время и побыть вдвоем.

– Я об этом уже подумал, – прошептал Роган. Они услышали хриплый кашель и обернулись.

– Простите, что помешал, – извинился Джон. – Ты нужен в башне. Глупый спор.

Алиса вздохнула.

– Когда и где? – прошептала она. Роган наклонился к ее ушку:

– Скоро узнаешь.

Она ощутила, как по коже побежали мурашки, и вздрогнула, глядя ему вслед.

– Сейчас вернусь, – сказала Алиса.

Она вышла из дома и направилась в лес. Хотелось побыть в полном одиночестве, где-нибудь посидеть, насладиться красотой уходящего лета. Скоро она поедет с Роганом, чтобы ожидать рождения ребенка Фионы. Ей не терпелось увидеть сестру. Алиса соскучилась по ней.

Прошло столько времени с тех пор, как они гуляли, болтали, смеялись и давали друг другу советы. Советы Алисы всегда были логичнее.

Она услышала шорох и оглянулась, надеясь увидеть играющих зверьков. Ей нравилось наблюдать за ними. Они такие забавные.

Алиса ничего не увидела, решила, что звери прячутся, и пошла дальше. Облако медленно проплыло по небу и закрыло вечернее солнце, крадя у леса солнечный свет. Налетел холодный ветер, деревья зашумели. Алису пробрала дрожь.

О шали она не подумала, хотя близилась осень.

Алиса неторопливо шла дальше. Звук шагов заставил ее оглянуться. Нет, ей показалось. Сердце забилось чаще. Ее преследуют? Кто-то над ней пошутил?

– Роган? – позвала она. Ей ответило эхо.

Вдруг Алиса ощутила беспокойство. Лес будто потемнел, хотя облако не увеличилось. Алисе стало не по себе, и она решила вернуться домой. И когда повернулась, увидела между деревьями пару блестящих зеленых глаз.

Роган стоял на возвышении во главе длинного стола перед камином. Женщины ссорились из-за куска сотканной ткани.

Он знал, что обе женщины придают этому делу большое значение, но предпочел бы находиться в этот момент с Алисой. Прошлой ночью он понял, что любит жену даже сильнее, чем он себе представлял, и она тоже его любит. И очень скоро признается ему в этом.

Сейчас в его присутствии нуждались в зале, но, освободившись, он сразу же вернется к Алисе, уведет ее и расскажет некоторые подробности своего прошлого.

Каждая женщина утверждала, что именно она соткала ткань, ожидая, что Роган разрешит спор. Однако разрешить его было невозможно. Если признать одну из женщин более искусной ткачихой, это повлечет за собой вражду между ними, которая будет возрастать с каждым днем.

– Дайте мне взглянуть на ткань, – сказал Роган.

Джон передал ткань. Женщины переглянулись. Спором не заинтересовался ни один мужчина. Только Рей-нор. Он вошел, сел в сторонке и принялся с любопытством наблюдать за происходящим.

Взвесив материю на руке, Роган понял, что это искусная работа. Он задумался, внимательно рассматривая материал.

– Вы обе заявляете, что соткали это? Обе женщины кивнули:

– Да!

– Здесь узел.

Ткачихи шагнули вперед и остановились, когда Роган повертел в руках материал.

– А тут кое-где прорехи. – Он снова поднес ткань к глазам.

Одна из женщин отступила на шаг. Вторая последовала ее примеру.

– Похоже на работу молодой ткачихи. Обе женщины насупились от обиды.

– Вы ведь обе учите молодых женщин ткать?

– Да-да, учим, – ответила одна из женщин.

– Быть может, ошиблись, эту ткань соткала одна из ваших учениц?

– Думаю, он прав, Агнес, – произнесла одна.

– Наверняка так и есть, – согласилась вторая.

– Что делать с тканью? – спросил Роган.

– Оставь себе, – ответили обе одновременно, повернулись и ушли.

Остальные женщины последовали за ними, широко улыбаясь.

Рейнор подошел к Рогану, покачивая головой.

– Как ловко ты уладил дело!

– А что мне оставалось? – рассмеялся Роган. – Женщины голову бы с меня сняли, если бы я посеял вражду между ткачихами, обеспечивающими тканью весь клан.

Рейнор усмехнулся и похлопал его по спине:

– Тебя стали бы плохо кормить. Я заметил, что в тени скрывалась одна из тех женщин, которые для тебя готовят.

Роган быстро огляделся.

– Не волнуйся, она ушла с улыбкой.

– Ну, скажу я тебе, разрешать споры между женщинами – все равно что отправляться на бой безоружным.

– Что привело тебя в зал? Не думаю, что ссора ткачих.

– Хотел узнать, не у тебя ли Джианн. Время от времени она навещает моих родных. По-моему, я видел, как она шла по лесу, – ответил Рейнор.

– Она заявила о своем присутствии.

– Джианн собирается поговорить с Алисой?

– Впервые слышу, а что?

– Я видел, как Алиса идет в лес, и подумал, не позвала ли ее Джианн?

Алиса стояла совершенно неподвижно, не зная, кому принадлежат эти зеленые блестящие глаза – зверю или человеку. Желание сбежать исчезло, сердце успокоилось. Она почувствовала, что опасаться нечего, зато можно многое сказать.

– Я рада, что мы наконец-то встретились.

Алиса наблюдала за тем, как солнце вышло из-за облаков и осветило женщину, появившуюся из леса. У нее были светлые волосы, а зеленые глаза того же цвета, что и лес. Одежды ее сливались с цветами природы, поэтому она могла передвигаться по лесу, оставаясь незамеченной. Женщина опиралась на сучковатую палку с набалдашником из прозрачного камня.

– Ты Джианн.

– А ты – Алиса, одна из близнецов.

Она подлетела к Алисе. Именно подлетела, а не подошла. Так по крайней мере казалось.

– В чью жизнь ты слишком долго вмешивалась.

– Не я, судьба, – мягко проговорила Джианн и повела ее к большому плоскому камню.

Алиса, давно ожидавшая этой встречи, села на камень рядом с Джианн.

– В том, что нас с сестрой похитили, ты винишь судьбу, утверждая, будто не имеешь к этому никакого отношения?

– Вы обе должны были исполнить предназначение. Мне было предназначено помогать и вести вас.

– Ты говоришь о пророчестве. Джианн кивнула.

– Мы с сестрой пострадали из-за того, что клану была предсказана гибель, и чтобы избежать этого, наш дядя хотел принести нас в жертву. Мои родители и брат страдали, не зная, что с нами произошло. И ты утверждаешь, будто всем этим я обязана судьбе?

– Судьбе должно следовать.

– Любой ценой?

– А чем ты недовольна? Твоя сестра вышла замуж по любви. Рейнор, твой брат, радуется, что вы все вместе. Твои родители обрадуются новорожденной внучке, будут ее растить и лелеять. Да и тебе не на что жаловаться. – Джианн взглянула на Алису с нежностью. – Ты поможешь исполнить заключительную часть пророчества, чтобы можно было наконец-то достичь мира.

– Каким образом?

– Со временем узнаешь. Судьбу еще нужно согласовать с происходящим.

– Почему?

– Исправить то, что было сделано неправильно.

– Не понимаю.

– Поймешь, когда придет время.

– И я, и Фиона замужем, как предписывало пророчество.

– В пророчестве сказано не только о вашем замужестве.

– Ну что ты говоришь? В полнолуние родятся близнецы; когда они родятся, прозвучит рожок; глаза зеленые, волосы рыжие; гибель настанет, если они не выйдут замуж.

– Это не то пророчество.

– Неужели? – недоверчиво спросила Алиса. Джианн улыбнулась, воздела руки к небесам и заговорила:

– В полнолуние родятся близнецы; когда они родятся, прозвучит рожок; глаза зеленые, волосы рыжие; гибель настанет, если они выйдут замуж без любви; истинная любовь открывает дверь в вечный мир.

– В пророчестве всегда говорилось о любви?

– Ко многим, не к нескольким.

– Ты говоришь загадками. Джианн улыбнулась:

– Открой сердце – и поймешь.

– Значит, мы снова вернулись к любви.

– Любовь связывает нас всех. Пойми это – и судьба смилостивится.

– Это новое пророчество? Джианн коснулась щеки Алисы.

– Нет, дитя мое, подарок.

Глава 33

Роган добрался до кромки леса и вдруг остановился. Он знал, что Алиса рано или поздно встретится с Джианн лицом к лицу. Она ждала встречи с пророчицей. Эта встреча была необходима. Он не имеет права вмешиваться.

Роган шагнул назад, поднял с земли большую палку и сломал ее, нетерпеливо расхаживая. Он даст Алисе время. Столько, сколько потребуется.

Роган сломал палку поменьше и продолжал расхаживать.

На земле уже высилась целая гора палок, когда он увидел между деревьями Алису. Он сломал последнюю палку, которую держал в руках, отбросил и шагнул вперед.

Алиса остановилась.

– С тобой все в порядке? – спросил он, не зная, чем объяснить яркий блеск ее глаз.

– Я встречалась с Джианн.

– Встреча прошла хорошо?

– Как думаешь, я могу смутиться еще больше, чем раньше?

Роган пожал плечами, понимая, что сейчас лучше послушать.

– Любовь. Все сводится к любви. Для многих, не для некоторых.

Алиса принялась расхаживать взад-вперед.

– Она говорит, что любовь – подарок, но кто его дарит?

Она остановилась и ткнула Рогана в грудь.

– А что, если я не хочу получать подарок? Могу я его вернуть? И мне ли он предназначен?

Она вскинула руки, продолжая расхаживать.

– Бессмыслица, – сказал Роган.

Он надеялся, что Алиса получит ответы на свои вопросы. Но она была смущена.

– Не совсем бессмыслица. Она говорит, что нас всех связывает любовь. Кого она имела в виду? – Алиса покачала головой. – Это уже слишком. Для меня любовь не главное в жизни. Есть вещи поважнее. – Она остановилась и ткнула в него пальцем. – Я знала, что любовь до добра не доведет. А сейчас я вообще ничего не понимаю. Сплошные загадки. – Она снова вскинула руки. – Я даже говорю, как Джианн.

Роган с трудом сдержал смех.

– Не смешно, – проговорила Алиса, погрозив ему пальцем. – Ее пророчество, – она махнула рукой в сторону леса, – принесло людям много горя, не хочу, чтобы это продолжалось.

– Как ни трудно в это поверить, Джианн знает то, о чем мы понятия не имеем. Может, стоит довериться ей?

– Не хочу, чтобы моя жизнь была в чьих-то руках. Роган шагнул поближе и обнял ее.

– Твоя жизнь в моих руках, а моя – в твоих. Я не допущу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Скорее я умру.

– Тсс! – Алиса закрыла ему рот ладонью. – Не смей так говорить. Не хочу, чтобы ты умер ради меня.

– Не тебе решать. Алиса округлила глаза:

– Обещай, что никогда не совершишь такую глупость.

– Не могу, – признался Роган.

Если бы пришлось отдать за Алису жизнь, он сделал бы это с радостью.

Она заколотила его кулачками по груди:

– Ты не пожертвуешь ради меня жизнью. Он схватил ее за руку и поцеловал ладонь.

– Я сделал бы это.

– Я не хочу тебя потерять. Роган схватил ее за подбородок:

– А я – тебя. Верь, я сделаю все, что в моих силах, чтобы с нами ничего не случилось.

Алиса подняла голову:

– Но именно мне предназначено исполнить последнее пророчество и умиротворить судьбу.

Он схватил ее за руки:

– Ты – моя судьба. Пророчество исполнено.

– А что же тогда нужно исправить?

– Не волнуйся, все сделано.

Он понял, что в пророчестве говорилось не только о близнецах. Судьба оплела паутиной многих.

– Не понимаю…

– И не надо. Предоставь все мне. А теперь идем. Нам пора уединиться.

Не дав ей возможности возразить, Роган взял Алису за руку и увлек за собой. Он хотел отвести ее в свое излюбленное место, которое нашел еще мальчишкой, когда приезжал сюда с отцом.

– Куда ты меня ведешь? – Алиса едва поспевала за ним.

– Увидишь.

Вдруг он остановился.

– Мое потайное место, – шепнул Роган ей на ухо. Перед ними была огромная развесистая ива, ее ветви касались земли. Она питалась соками из источника неподалеку. Толстый ствол говорил о том, что дереву много лет, но его листья ярко блестели.

Роган раздвинул ветви, чтобы Алиса могла войти, вошел следом и опустил ветви.

– Здесь можно спрятаться, и никто тебя не найдет, – сказала она.

– Именно это мне и нравилось. Я здесь прятался, когда был ребенком. Мне давно хотелось привести тебя сюда.

Алиса с улыбкой повернулась к нему:

– Что заставляло тебя прятаться?

Она понимала, что это неспроста. Возможно, Роган привел ее сюда, чтобы разделить с ней боль прошлого, чтобы она его поняла.

– Собственный гнев.

– Эта земля принадлежала клану твоей матери? Роган кивнул.

– Она хотела, чтобы ты получил ее?

– Она сказала отцу, что это мое наследство. Остров должен был унаследовать ее старший сын, и мать считала, что первенец должен получить то, что принадлежит ему по праву.

Алиса подошла и положила руку мужу на плечо.

– Понимаю. Твоя мать хотела, чтобы это было твоим.

– Мое наследство. Как можно было от него отказаться?

– Почему ты не привел меня сюда раньше?

– Не мог, пока не…

– Пока не поверил, что я люблю тебя.

Роган кивнул, поднес ее руки к своим губам и поцеловал.

– Именно здесь я почувствовал, как близок к матери. Для меня это место любви, и я мог привести сюда только любящую меня женщину.

Он слегка коснулся губами ее губ. Он обнял Алису, она прижалась к нему.

– Будь ты со мной откровенен с самого начала, нам многого удалось бы избежать.

Роган отступил и раскинул руки:

– Здесь злой мальчик замышлял месть. Она годами тлела в его сердце. Неожиданно на него нахлынула любовь, он растерялся и совершил ошибку, в которой раскаивается сейчас и будет раскаиваться, наверное, всю жизнь. – Он протянул ей руку. – Но он не раскаивается, что влюбился в самую красивую женщину в мире, способную его понять.

Алиса улыбнулась и взяла его руку.

– Ну вот, ты снова ухаживаешь.

– Я рад, что тебе это нравится. – Он заключил ее в объятия. – Прости, что был глуп и не сказал тебе правду с самого начала.

– Теперь ты рассказал мне все?

Он отказался от последнего плана. Никто не должен о нем знать. Ничего, кроме боли, этот план не принес бы. А он слишком долго прожил с болью. Хотелось похоронить прошлое и начать будущее с Алисой.

– Все, – прошептал он ей на ухо.

Они еще долго оставались под ивой, ведя душевную беседу. Пока не проголодались и не заторопились в деревню.

Там что-то происходило. Все сбегались в одно место.

Роган увидел Дерека и Тейру с Дэниелом, сидевшим у него на плечах.

– Что происходит? – спросил Роган. Дерек рассмеялся:

– Драка из-за женщины.

Роган покачал головой. Самое ужасное, что может быть. Гордость не позволит ни одному из мужчин отступить, пока один из них не упадет замертво.

– Ты должен их остановить, – заявила Алиса.

– Это мужское дело, – объяснил ей Дерек.

– А что женщина? Она может высказать свое мнение?

– Нет. Если мужчина хочет драться, он будет драться, – ответил Дерек.

Алиса взглянула на мужа:

– Прекрати эту бессмысленную затею, иначе это сделаю я.

Она пошла вперед. Дерек усмехнулся:

– Я предпочел бы остановить драку, чем встретиться с женой, не сделав этого.

– Мудро, – согласилась Тейра.

– Спасибо за совет, – ответил Роган и двинулся вперед.

Он уладит дело, чтобы не огорчать Алису. Да и зачем ей тратить остаток дня на лечение ран?

– Остановитесь! – приказал Роган.

Его голос прогремел на все поле, где шла драка.

Мужчины истекали кровью, но были так увлечены побоищем, что не услышали голоса вождя.

Члены клана расступились, когда Роган приблизился к дерущимся.

Роган крикнул еще дважды, но безрезультатно. Тогда он с рычанием ринулся вперед, схватил одного из дерущихся сзади и швырнул в сторону, так, что тот шлепнулся в грязь. Второго толкнул с такой силой, что тот распростерся на земле. Роган подбоченился и расставил ноги. Лицо исказила ярость.

– Драка закончена!..

Высокий, долговязый Питер выплюнул кровь и поднялся.

– Он украл мою женщину.

– Это моя женщина! – заорал Роберт.

Один глаз у него заплыл.

– Нет! – крикнул Питер и рванулся к сопернику. Роган схватил парня за грудки. Тот покачнулся, но сохранил равновесие.

– Либо прекращаете махать кулаками, либо серьезно поплатитесь.

– Я вправе драться за женщину, которую люблю, – заявил Питер.

По подбородку у него текла кровь.

– Она тебя не любит! – выкрикнул Роберт, потрясая кулаком.

Роган предостерег Роберта взглядом, и тот опустил кулак.

– В драке решим этот спор, – заявил Питер. Толпа одобрительно зашумела.

Роган ничего не мог сделать. В сложившейся ситуации любой мужчина, которому дорога честь, стал бы драться. Так считали все жители деревни, но не его жена. А ее мнение было для него главным.

– А что женщина? У нее спросили, кто из этих мужчин ей нравится?

Голос прозвучал позади толпы. Роган узнал голос жены.

Толпа расступилась перед Алисой, и она приблизилась к месту драки.

– Надо выслушать женщину, – сказала Алиса. Женщины одобрительно зашумели. Мужчины старались их перекричать.

Роган поднял руку:

– Прекратите!

– Мы будем драться и решим этот вопрос, – проговорил Питер, когда воцарилась тишина.

– Да, таков порядок, – согласился Роберт. Тут Алиса обратилась к собравшимся:

– Пусть женщина, которая любит одного из этих мужчин, скажет свое слово.

Соперники вытянули шеи, всматриваясь в толпу.

– Шейла, говори! – крикнул Питер.

– Да, Шейла, реши этот вопрос раз и навсегда, – подхватил Роберт.

Вперед вышла молодая женщина.

По толпе пробежал ропот.

Алиса подошла к женщине и протянула ей руку. Казалось, женщина едва держится на ногах.

Мужчины заговорили, перебивая друг друга, но Ро-ган жестом велел им замолчать.

– А ты что скажешь, Шейла? Кого из этих двоих предпочитаешь ?

Женщина сжала руку так, что побелели костяшки пальцев. Алиса обняла ее за плечи.

– Не бойся, – услышал Роган шепот жены. Шейла подняла голову и посмотрела на Рогана. Ни на одного из мужчин она даже не взглянула. Потом сказала:

– Они оба мне безразличны, милорд. В толпе послышались крики.

Роган узнал молодую женщину. Никто из клана не называл его милордом. Только Роганом. Но Шейла стала членом клана лишь незадолго до появления в нем Алисы и во многом придерживалась своих старых привычек, как и многие из тех, кто недавно прибыл.

Женщины подружились с Шейлой и рассказали Рогану, что с ней плохо обращался лорд, у которого она служила, и что она боится мужчин.

– Я принесу тебе дичь для стола, – сказал Питер.

– Я принесу тебе цветы, – пообещал Роберт. Роган заметил подобие улыбки на губах Шейлы. Видимо, Роберт ей нравился, однако она его боялась.

– Хочешь, чтобы они перестали драться? – спросил Роган.

Алиса что-то шепнула Шейле на ухо.

– Я люблю цветы, – сказала Шейла. Роберт усмехнулся.

Толпа загудела.

Питер побагровел от ярости и бросился на Роберта. Роган встал между ними, и кулак Питера угодил ему в челюсть.

Глава 34

Наступило тягостное молчание. Его не нарушало ни пение птиц, ни шелест листвы. Все замерли. Челюсть у Рогана стала распухать.

– Глупец! – крикнула Алиса, метнувшись к Питеру. Тот побледнел и не произнес ни слова. – У тебя что, голова соломой набита?! – Она постучала по его голове. – Только и можешь, что орудовать кулаками. Ни одна женщина не выйдет замуж за такого придурка!

– Алиса!

На плечо ей легла рука Рогана. Алиса обернулась.

– Ты уже устроила ему выволочку.

Она посмотрела на Рогана с облегчением и вздохнула. Челюсть у него покраснела, мог появиться синяк, но опухоль была небольшой.

– Он получил по заслугам за то, что ударил тебя, – сказала Алиса.

От стыда Питер готов был провалиться сквозь землю.

– Ну, ты ему и задала! – рассмеялся Рейнор, протискиваясь сквозь толпу.

– Сама не знаю, как это получилось.

Алиса покачала головой. Она пришла в ярость, когда мужа ударили, и не ведала, что творит.

– Рейнор, приведи Питера в мой домик, я осмотрю его раны.

– Ему не нужна нянька.

– Нянька не нужна, а друг может понадобиться. Рейнор нехотя согласился.

Алиса взяла Рогана за руку и, увидев, что Роберт уходит, остановила его.

– Роберт, иди к моему домику, я займусь твоими ранами.

– Я…

– Немедленно!

Молодой человек подошел к Шейле. Шейла заулыбалась, и они ушли вместе.

Алиса и Роган остались одни.

Она прикоснулась к его опухшей челюсти, словно надеялась нежным прикосновением ослабить боль. Он тоже не хотел, чтобы Алиса страдала. Правда помогла бы им обоим. Сколько времени ей понадобится, чтобы стать с ним откровенной и признаться в своих чувствах? Он ведь с ней откровенен.

Роган поцеловал ее ладошку.

– Я сказала не подумав, – проговорила Алиса извиняющимся тоном.

– Я заметил.

– Пришла в ярость, когда увидела, что Питер тебя ударил. Думала лишь о том…

– Чтобы прийти мне на помощь? Она вздрогнула.

– Я узурпировала твою власть. Роган снова поцеловал ей ладонь.

– Ты оказала мне большую услугу.

– Разве? – засомневалась Алиса. Он кивнул.

– Питер и Роберт дрались из-за любимой женщины, а ты защищала любимого мужчину. Причем на глазах у всего клана. В ближайший месяц только и будет разговоров что об этом.

– Но чем я лучше Питера? Или Роберта? Они пустили в ход кулаки, а я – язык.

– Язык – грозное оружие. Роган взял ее руки в свои.

– Любовь толкает людей на безрассудные поступки.

– Любовь – это хаос.

Он нежно поцеловал ее в губы.

– Погрузись со мной в этот хаос.

– Мне пора лечить раненых. – Алиса отстранилась от него.

– А потом полечишь меня?

– Лишь при условии, что мы затеряемся в хаосе и забудем обо всем остальном.

– Так и будет.

– Тогда до скорой встречи.

Алиса нехотя заторопилась прочь, жаль было расставаться с Роганом. Они оба выздоравливали. Роган ничего больше не скрывал от нее. Но как ни сильна была любовь к ней, он обязан был выполнить свой долг перед матерью. Алиса понимала его. Именно на это Роган и надеялся.

Любить непросто. Порой мучительно.

Но жизнь без любви лишена смысла. Поэтому каждый стремится найти свою любовь. И ради нее готов на любое безрассудство.

Алиса в сложившейся ситуации повела себя глупо. Надо было уладить дело другим способом. Но когда кулак Питера коснулся челюсти Рогана, Алису ослепила ярость, и она не ведала, что творит.

Теперь Алиса испытывала стыд, осознав, что унизила молодого человека.

– Хватит терзать себя, – сказал Рейнор. Алиса подняла голову. Брат сидел на скамье перед домиком.

– Оба сейчас беседуют, как старые друзья. Питер небось рад, что ты дала ему выволочку. Роган обошелся бы с ним круче.

– Я об этом не подумала, – проговорила Алиса, усаживаясь рядом с братом. – А что сделал бы Роган?

– Наказал бы его по всей строгости, как и положено. Так что ты, можно сказать, спасла положение.

– Ничего подобного.

– Вне всякого сомнения, Роган знает это и должен тобой гордиться. Ты спасла этого идиота Питера от наказания и вступилась за молодую женщину, дав ей возможность высказаться. А также помогла Роберту понять, что у него есть шанс завоевать сердце Шейлы. Но самое главное – ты защитила супруга перед всем кланом. Так что можешь считать себя героиней.

– Я напала…

– Ты защищала. Алиса рассмеялась.

– Твое видение событий нравится мне больше собственного. В твоем представлении я воин, сражающийся за справедливость.

– Так оно и есть. Я горжусь тобой. Ты можешь сама за себя постоять, не прячась ни за чью спину.

– Хочешь сказать, что я пряталась за сестру? Алиса знала, что именно так и было.

Слишком долго она зависела от Фионы. Похищение сделало ее независимой.

– Фиона властвовала над всеми, кто находился рядом, – произнесла Алиса, – но у нее доброе сердце. Доброе и любящее.

– Это верно. И все же разлука с ней пошла тебе на пользу. Ты стала самостоятельной.

– Должна признаться, мне это нравится.

– Фиона свыкнется с этой мыслью и будет тобой гордиться. – Рейнор поднялся.

Алиса тоже встала. На губах ее играла улыбка.

– Свыкнется, но не сразу. Не тот у нее характер. Рейнор кивнул:

– Что правда, то правда. Осмотри раненых дураков, увидимся за ужином.

– Не знаю, буду ли я свободна. – Алиса густо покраснела.

Рейнор рассмеялся:

– Пожалуй, скоро у меня появится еще один племянник.

Когда Рейнор ушел, Алиса потрогала живот. Брат словно в воду глядел, говоря о втором племяннике.

Облака плыли над головой, когда Роган подошел к башне. В воздухе пахло бурей. Он надеялся, что Алиса скоро освободится и не попадет под дождь, а главное, у них будет пара свободных часов, чтобы любить друг друга.

Она разжигала его страсть, не шла у него из головы, она стала частью его самого, а это было прекрасно.

Когда Роган вошел в зал, Маргарет кивнула ему и улыбнулась. Она отдавала распоряжения девушкам у стола. Он правильно поступил, что поручил Маргарет следить за порядком в башне. У нее не было семьи, и она любила готовить. Поэтому предложение Рогана следить за порядком в башне приняла не раздумывая.

Еда была превосходной, башня содержалась в чистоте, Алиса могла спокойно заниматься целительством.

Роган поднялся по деревянным ступеням, заметив, что сломанные и низкие заменили на новые. Чтобы привести в порядок башню, да и саму деревню, приходилось работать не покладая рук.

У клана наконец-то появился дом, которым можно гордиться, Роган нашел свою любовь. Однако Алиса не освободила его от соглашения, не призналась ему в любви. Но Роган чувствовал, что все к этому идет.

Роган закрыл за собой дверь спальни и выглянул из окна. Осуществилась его мечта. Он на своей земле. Однако главным для него теперь стала любовь к Алисе. Он не задавался вопросом почему. Просто хотелось жить с любимой женой, растить детей и наслаждаться простыми семейными радостями.

Стянув на ходу рубашку и бросив ее на стул, Роган разулся и лег на кровать. Он вспомнил, как одинок был его отец, тоскуя по жене.

Роган был убит горем, когда умерла Кендра, но он ничего не мог с этим поделать. С его матерью все было иначе. Она решилась на отъезд, чтобы защитить его и его отца. Она была жива все эти годы, но они никогда ее не видели.

Ни при каких обстоятельствах Роган не смог бы уйти от Алисы, зная, что она жива и здорова.

Это исключено. Алиса – его судьба. Со временем она поймет, как сильно они любят друг друга, и оба будут счастливы.

А оставшаяся часть плана?

Если осуществить ее, глубокая пропасть образуется между ним и женой. Этого нельзя допустить. Мать не захотела бы свершения мести ценой страданий многих людей. Он наконец-то получил наследство. Теперь мать пожелала бы ему счастья с любимой женщиной.

Грянул гром, небо пронзила молния, разразился ливень. Роган не заметил, как задремал.

Вскоре его убаюкала музыка природы.

Что-то коснулось его губ. Роган наморщил нос и потряс головой. Насекомое. Но оно вернулось. Пробежалось по губам и перелетело на грудь. Затем спустилось к животу и снова устремилось вверх.

Раздался легкий вздох.

Или это он сам вздохнул?

Он ВИДИТ СОН.

Роган почувствовал, как медленно раздвигается килт, однако просыпаться не хотелось.

Глава 35

Роган чуть было не скатился с кровати, когда к его мужскому достоинству прикоснулись влажные губы, а потом язык. Когда же Алиса взяла его в рот, округлил глаза:

– Алиса?

Она подняла голову:

– Ты ожидал увидеть кого-то другого?

– Нет-нет, мне просто в голову не пришло, что ты…

– Доставлю тебе такое же удовольствие, как ты мне? Она рассмеялась.

– Ты не можешь получить все.

– Получай столько удовольствия, сколько пожелаешь, но потом настанет моя очередь.

Он почувствовал, как Алиса затрепетала у него между ногами и нежно обхватила губами его жезл. Алиса хотела его, предъявляла на него права, и Роган сгорал от страсти.

Проклятие, как же он любит эту женщину!

Волны наслаждения захлестнули Рогана. Алиса смеялась, соблазняла, сводила его с ума. Роган жаждал войти в нее, оказаться в плену ее лона.

Роган приподнял ее и усадил верхом на себя.

Она выдохнула, улыбнулась, сняла блузу и юбку, небрежно бросила их на пол.

Он провел руками по ее округлым бедрам. Кожа ее была гладкой как шелк.

– Я буду вести тебя. Она отстранила его руки:

– Мне не нужна помощь.

Алиса провела пальцами по копне рыжих волос, по округлой груди с твердыми сосками, выгнула спину и стала медленно опускаться на его жезл с необычайной грацией. Не дойдя до конца, начала все сначала. Она наслаждалась тем, что дразнит его.

Роган застонал. Сердце бешено колотилось, кровь бурлила, желание было страстным и непреодолимым.

Услышав тихий смех, Роган взглянул на Алису. Она рассмеялась, вздохнула и склонилась над ним с торжественной улыбкой.

Потребовалась всего секунда, чтобы перевернуть ее на спину.

– Моя очередь, – бросил Роган.

– Ты в силах утолить мое желание?

– Не дразни, – предостерег Роган. Алиса прижалась к нему и застонала.

– У меня хватит сил на всю ночь.

– Посмотрим.

Алиса уже несколько раз взлетала на вершину блаженства и жаждала продолжения. Но все имеет свое начало и свой конец. Роган и Алиса вместе взлетели к звездам и вернулись на землю усталые и счастливые.

Какое-то время они лежали молча. А когда дыхание выровнялось и сердца перестали бешено колотиться, Роган повернулся к Алисе:

– Какое счастье, что я встретил тебя!

– Но я внесла смятение в твою жизнь.

– Слава Богу. Потому что я уже заскучал. Алиса рассмеялась:

– Неправда.

– Не то чтобы заскучал, я был одинок.

– А сейчас?

– Может, твоя работа нас временами и разделяет, но ты всегда ко мне возвращаешься, а я всегда могу найти тебя, если испытываю в том необходимость. Разве ты не знаешь, почему я так часто появляюсь у того домика, где ты лечишь, или отслеживаю, куда ты направилась?

Она покачала головой, на лице ее отразилась печаль.

– Никогда об этом не задумывалась. Роган накрыл ее руку своей.

– Ты оскорбляешь меня.

– Мне жаль… – Алиса хотела сказать еще что-то, но Роган приложил палец к ее губам.

– Ни о чем не жалей. Сегодня ты пришла ко мне, полная страсти. Это для меня главное.

– Главное?

Роган погладил ее по щеке.

– Главное. Сегодня ты мне дала больше, чем когда бы то ни было. Это ли не свидетельство твоей любви? Надеюсь, ты меня уже простила. Ты хорошая жена и станешь хорошей матерью.

Он положил руку ей на живот.

– Ты так уверен в этом?

– Ты тоже должна быть уверена. С какой любовью и заботой ты относишься к больным! Точно так же ты относилась бы к своему ребенку.

– Ты хочешь иметь детей?

– Много детей, если ты согласна. Ты когда-нибудь об этом думала?

– Изредка думала.

– Мы делаем успехи, – пошутил он.

– В самом деле? – серьезно спросила Алиса. Он снова коснулся ее лица.

– Уверен в этом. Алиса зевнула.

– Вулфу можно доверять.

– Можно доверить свою жизнь. Она рассмеялась:

– Кто на это отважится?

– Его стая. Он охраняет ее ценой собственной жизни.

– Ты так и делаешь. Охраняешь клан. Готов отдать за него жизнь.

– Отдал бы в случае необходимости. Она дотронулась до его лица.

– А я за тебя отдала бы жизнь, – проговорила она с печальной улыбкой.

– Я бы не позволил.

– Ты сказал, что я не смогу запретить тебе пожертвовать жизнью ради меня. Что можешь ты, могу и я.

– Возьми свои слова обратно.

– Нет, – ответила она с вызовом. Роган сжал ей руку:

– Даже не думай об этом. Обещаешь?

Алиса с нежностью поцеловала мужа.

– Не хочу тебя огорчать.

– Тогда обещай, – проговорил он, коснувшись губами ее губ.

– Я вся дрожу от твоих прикосновений. Роган поцеловал ее.

– Обещай мне.

– Что именно?

– Ты забыла?

Он поцеловал еще и еще.

– От твоих поцелуев все мысли вылетели из головы.

– Обещай, – настаивал он, гладя ее обнаженное тело.

Алиса вздохнула.

– Обещай, и я буду гладить тебя, пока ты не заснешь.

– А что, если я не захочу спать?

– Тогда я буду любить тебя, пока ты не заснешь. Алиса рассмеялась:

– Обещаю. Обещаю. Обещаю.

Едва взошло солнце, как Алису пригласили в дом Маргарет, при этом попросили, чтобы она пришла одна. К счастью, Роган не стал возражать, и Алиса, взяв корзинку, поспешила в дом Маргарет.

Маргарет ожидала снаружи и открыла дверь ровно настолько, чтобы можно было в нее войти.

Алиса утратила дар речи, увидев Айвана, стоявшего на четвереньках на кровати Маргарет. Из-под наброшенного на него одеяла торчали руки и ноги.

– Мы тут развлекались, Айван неудачно повернулся и…

Алиса жестом остановила ее:

– Подробности ни к чему.

– В спине у него что-то хрустнуло.

– Не могу двинуться от боли, – сказал Айван, – хотя понимаю, какой дурацкий у меня вид.

– Ерунда, – бросила Маргарет. – Нам было так хорошо! – Она взглянула на Алису: – Айван молодому даст сто очков вперед.

Айван хохотнул.

Алисе не терпелось рассказать об этом Рогану.

– Давайте посмотрим, – сказала она и направилась к Айвану.

– Я голый, – предупредил он.

– Я пыталась хоть килт на него надеть, но…

– Ничего, – успокоила их Алиса, – мне незачем снимать одеяло.

Айван с облегчением вздохнул. Маргарет улыбнулась:

– Вот и хорошо. Не хочу, чтобы его видела другая женщина. Он мой.

Айван снова хохотнул. Алиса едва сдержала смех.

– Айван, я приготовлю компресс, а Маргарет положит его тебе на спину. Пока полотенца пропитываются раствором, я помассирую тебе спину. Думаю, ты сможешь полежать на животе, пока не полегчает, – сказала Алиса, осмотрев его спину.

Солнце уже стояло высоко в небе. Айван сидел на краю кровати. Острая боль прошла.

– Надеюсь, ты никому не скажешь? – спросила Маргарет.

– Она скажет Рогану, не сомневайся, – произнес Айван.

– Конечно, она же его любит. Я бы тебе непременно рассказала, окажись на ее месте.

Айван усмехнулся:

– Представляю себе эту картину. Оба расхохотались.

Алиса покачала головой:

– Я никому не скажу.

– Кроме Рогана, – заметила Маргарет.

– Совершенно верно, – подтвердила Алиса.

– Ладно, – сказал Айван, хлопнул себя по бедру и поморщился. – Пусть мой вождь знает, что у старого воина есть еще порох в пороховницах.

Маргарет подошла к нему:

– Есть, дорогуша, есть.

– Только порох пока надо держать при себе. Не расходовать, – строго сказала Алиса.

– И долго? – осведомился Айван.

– По меньшей мере неделю, а там посмотрим, как обстоят дела со спиной.

У обоих был такой вид, будто им объявили смертный приговор.

– А то и месяц, – добавила Алиса.

– Неделю, неделю, – в один голос проговорили влюбленные.

Идя к башне, Алиса улыбалась. Хорошая пара. И как сильно любят друг друга!

Несмотря на первые приметы осени, любовь расцветала. Алиса заметила, как Роберт положил перед дверью Шейлы букет вереска. Шейла открыла дверь прежде, чем Роберт успел убежать.

Она взяла букет и улыбнулась молодому человеку. Тот улыбнулся в ответ, и они стали беседовать.

Дерек болтал с Тейрой, пока малыш Дэниел вертелся вокруг его ног. Тейра появилась в клане Вулфов в поисках убежища от жестокого лорда, убившего ее мужа.

Может быть, этой зимой или весной состоятся две, а то и три свадьбы. Алисе не терпелось рассказать об этом Рогану. Войдя в башню, она увидела, что муж сидит у накрытого стола, но не завтракает.

– Я жду тебя. – Он поднялся и поцеловал ее.

– Ты, наверное, умираешь с голоду. Меня долго не было.

Он слегка куснул ее в шею. Алиса хихикнула и присела к столу.

– Хочу тебе кое-что рассказать. Только держи это при себе.

Вскоре оба покатывались со смеху.

– Айван прав, я им горжусь, – с усмешкой проговорил Роган.

Рейнор вошел в зал и замешкался, но оба пригласили его жестами как раз в тот момент, когда речь шла о Дереке и Тейре.

– Я думал, эти двое следят друг за другом, – проговорил Рейнор, наполняя тарелку.

– А ты? – спросил Роган. – Не хочешь жениться?

Рейнор не донес до рта кусок хлеба.

– В свое время я найду себе подходящую жену.

– Подходящую? – спросила Алиса. Глаза Рогана округлились.

Рейнор покачал головой:

– Я не позволю вам с Фионой нарушить мои планы.

– У тебя есть планы? – с обидой в голосе спросила Алиса. – И ты их от нас скрываешь?

– Пока у меня нет планов. Вы с Фионой узнаете о них первыми.

Вдруг до них донеслись звуки рога. Роган встал.

– Корабль приближается.

– Не стоит волноваться, – проговорил Рейнор, доел хлеб и поднялся.

Алиса встала рядом с мужем.

– Ты знаешь, кто приезжает? Роган глотнул из кружки эля и кивнул. Алиса уставилась на брата:

– Только не говори, что послал сообщение. Рейнор покачал головой:

– Наверное, она приехала меня искать.

Глава 36

Алиса смотрела, как Тарр и Фиона сходят с корабля. Сестра выглядела чудесно, на лице играл здоровый румянец. Рыжие волосы были стянуты на затылке, несколько прядей выбились из прически.

Темно-синий шерстяной плащ не скрывал живота. Фиона не выказывала никаких признаков морской болезни, несмотря на беременность. Алиса вспомнила, как мучилась, когда плыла на остров. Она подошла к сестре, хотела ее обнять, однако Фиона не раскрыла объятий, остановилась перед сестрой и спросила:

– Где Рейнор? Он улизнул, не сказав мне ни слова. Оказывается, он у тебя. – Фиона перевела дух. – Надеюсь, ты образумилась и не останешься с Вулфом.

– И тебе хорошего дня, – рассмеялась Алиса.

– Он будет хорошим, если ты скажешь, что возвращаешься с нами.

– Тебе скоро рожать. Не стоило отправляться в столь длительное путешествие, – сменила тему Алиса.

– Как только она узнала, куда отправился Рейнор, ее нельзя было удержать, – проговорил Тарр, укоризненно глядя на зятя.

– Я не сказал, потому что знал, как Фиона отреагирует, – заявил Рейнор.

Фиона обожгла его взглядом.

– Он приехал меня спасать, – вступилась Алиса за брата.

– Скажи, что он это сделал, – проговорила Фиона, молитвенно сложив руки.

– В этом не было необходимости. Я понял, что они прекрасная пара, – признался Рейнор.

– Ты шутишь? – фыркнула Фиона. – Алиса заслуживает лучшей доли.

– Роган ее любит, а это главное, – заявил Рейнор. Тут вмешался Тарр:

– Напрасно спорите. Я же сказал, что право выбора принадлежит Алисе.

– Так что напрасно вы приехали, – сказала Алиса. – Мы с Роганом собирались к вам недели на две, чтобы я могла принять у Фионы роды.

– Фиона слушать ничего не хотела, – пожал плечами Тарр.

– Не могу бездействовать, когда сестра намерена совершить самую большую ошибку в жизни.

– Выбор за мной, – стояла на своем Алиса. – Пусть даже я совершила ошибку.

– Значит, ты признаешь, что совершила ошибку?

– Не имеет значения. Ведь ты сама выбрала Тарра.

– Я сделала удачный выбор, – заявила Фиона. Алиса повернулась к мужу, стоявшему у нее за спиной, и положила ему на плечо руку.

– Я тоже.

– Ты упрямая, – фыркнула Фиона. Тарр и Рейнор расхохотались.

– Ничего смешного, – огрызнулась Фиона и схватилась за живот.

Тарр поддержал ее:

– Что с тобой?

Глаза Фионы наполнились слезами.

– Резкая боль.

– Поездка была слишком утомительной, – сказала Алиса, подбежав к сестре. – Тебе нужно отдохнуть.

– Ребенок? – Голос у Фионы дрогнул.

– Все будет хорошо. Теперь я рядом, – проговорила Алиса. Сестра улыбнулась. – Сейчас перенесем тебя в башню и уложим в постель. Будешь отдыхать до вечера.

Тарр подхватил жену на руки.

– Будем нести по очереди. Слишком большое расстояние, – произнес Роган.

– Он прав, – сказал Рейнор. Тарр кивнул и передал жену зятю.

Роган отдал распоряжения людям, помогавшим людям Тарра закрепить корабль и выгрузить необходимое, и догнал остальных, предложив свою помощь.

– Пусть Рейнор меня понесет, – запротестовала Фиона.

– Сначала Роган, потом я, – сказал Рейнор и двинулся вперед.

Алиса была рада, что Рейнор отказал сестре. Рано или поздно Фионе придется привыкнуть к Рогану.

Они не сказали друг другу ни слова, и Фиона прижимала руки к груди, не желая держаться за Рогана.

Приступ боли заставил Фиону вцепиться в рубашку Рогана.

– Стоп. Стоп.

Роган остановился как вкопанный, Тарр взял жену на руки.

Фиона уткнулась лицом ему в грудь, а сам он испуганно смотрел на Алису.

Алиса подошла к сестре, провела рукой по ее животу. Уплотнения, которое образуется у некоторых рожениц перед началом схваток, не обнаружила.

– Скажи правду, – попросила Фиона.

– Я не собираюсь тебя обманывать, – ответила Алиса.

– Путешествие пошло ребенку во вред?

– Ты могла его побеспокоить, и он просто возражает, а может, собирается родиться раньше времени. В любом случае советую тебе не рисковать и остаться здесь до рождения ребенка.

Фиона взглянула на мужа:

– Прости. Я знаю, тебе хотелось, чтобы наш ребенок родился на нашей земле, в лоне нашего клана.

– Это не имеет значения. Главное, чтобы все прошло благополучно, – сказал Тарр, нежно целуя жену. – А теперь ложись в постель и отдыхай, как велела Алиса.

– Она не велела, а предложила, – возразила Фиона.

– Я должна тебе приказать? – поинтересовалась Алиса.

Фиона покачала головой:

– Конечно же, нет. Ты права.

– Что я слышу? – проговорил Рейнор. – Ты сказала, что Алиса права?

– Хватит, – сказала Фиона. – Это из-за тебя я оказалась здесь.

– Из-за своего упрямства, а не из-за меня, – возразил Рейнор.

– Наше волнение за нашу сестру привело меня сюда.

– Ни слова больше! – сказала Алиса. – Тебе нельзя волноваться.

– Ты слышала? – спросил Тарр.

Рейнор больше не вмешивался, Тарр нес жену. Алиса повернулась к мужу:

– Ты все время молчал.

– Дело касается тебя и твоей сестры, – ответил он, взяв ее за руку и переплетя ее пальцы со своими. – Тарр всем напомнил: решение принимать тебе.

– Решение простое, ты помог мне его принять.

– Алиса! – позвал Тарр.

– Иди посмотри, что там с сестрой. Если хочешь, позднее поговорим.

Мгновение она смотрела на Рогана, потом коснулась его щеки. Она любит его и очень скоро признается ему в этом.

Роган взял ее руку и поцеловал ладонь.

– Иди и не думай о нас с тобой. Главное сейчас – твоя сестра.

Алиса поцеловала его в щеку.

– Увидимся позже.

Она заторопилась прочь, ощутив себя по-настоящему счастливой. Роган отвел ее в свое тайное убежище и рассказал о прошлом. Открыл ей всю правду.

Она останется с Роганом, родит ему детей. У них будет замечательная семья.

Фиону устроили в спальне, находившейся напротив спальни Алисы и Рогана. Тарр удалился, пообещав жене оставаться поблизости, хотя она и просила его заниматься своими делами и не волноваться о ней.

– Теперь можешь говорить откровенно, мы одни, – прошептала Фиона, как только закрылась дверь.

Алиса села на край кровати. Фиона откинулась на подушки.

– Я и до этого говорила тебе чистую правду. Мне нечего скрывать, – промолвила Алиса.

– Значит, ты останешься с Вулфом?

– Роганом. Его зовут Роган, – сказала Алиса.

– Ты его любишь? Алиса заколебалась.

– Любишь или нет?

– Люблю. Только не знаю, смогу ли дать ему хоть немного той любви, которую он дает мне.

– Значит, ты сомневаешься в своей любви к нему?

– Нет! Сомневаюсь, смогу ли любить его так же пылко, как он меня.

– Глупо. Любовь есть любовь. Алиса поднялась.

– Но не для меня. Тебе надо отдохнуть. Увидимся позже.

Она ушла, оставив Фиону в полном недоумении.

Увлеченность целительством не оставляла времени для любви. Алиса разрывалась между целительством и любовью. Целительство давало ей ощущение собственной значимости, было смыслом ее жизни.

Алиса частенько забывала разделить с Роганом трапезу. Но он ни разу ее в этом не упрекнул. Мало того, всячески поощрял ее ремесло. И отдавал ей свою любовь без остатка. Вправе ли она принимать ее, если не может ответить тем же? Честно ли это?

– У тебя взволнованный вид.

Алиса подпрыгнула от испуга, приложив руку к груди.

Тарр положил руку ей на плечо.

– Прости, я тебя испугал. Думал, что-то случилось с Фионой, такое у тебя было выражение лица.

Она вздохнула, чтобы успокоить сердце, и пошла с Тарром к столу в пустом зале.

– Фиона хорошо себя чувствует. Она отдыхает.

– Ребенок…

– Насколько я понимаю, с малышом тоже все хорошо, – успокаивала Тарра Алиса.

Она попыталась отвлечь его от беспокойства из-за ребенка.

– А почему не приехали отец и мать?

– Твой отец растянул лодыжку…

– И каковы последствия? – заволновалась Алиса и вдруг заметила, что Тарр усмехается. – Он действительно растянул лодыжку?

– Скажем так: с твоей сестрой последнее время было довольно трудно общаться.

– Мать осталась дома по собственному желанию? Тарр кивнул:

– Сославшись на то, что необходимо ухаживать за мужем, а по секрету сказала, что хочет немного отдохнуть, чтобы, когда мы вернемся, снова заботиться о дочери.

– Она расстроится и будет волноваться, если вы не скоро вернетесь.

– Я их извещу, чтобы не волновались, хотя клан ждал твоего возвращения с нетерпением. Говорили, что Фиона не капризничала бы так, будь ты дома. Ты нужна сестре, особенно сейчас.

Алиса почувствовала себя виноватой.

– Мне следовало находиться рядом с сестрой. Мы всегда поддерживали друг друга. Это было эгоистично с моей стороны.

– Ты не виновата, тебя похитили.

– Но потом я вышла замуж. По собственной воле.

– Ты полюбила. Эгоизм здесь ни при чем. Хорошо, что мы здесь, когда Фионе нужна помощь.

– Я пересекла бы море, чтобы помочь сестре.

– Фиона сделала бы то же самое, не отговори я ее в тот день, когда мы узнали о твоем похищении и требовании выкупа.

– Кто жил на этом острове?

– Земля принадлежала родственникам моей матери. Ее старший брат жил здесь до самой смерти. Мой дед завещал остров, пустовавший тогда, моей матери при условии, что его унаследует ее старший сын. Отец не уставал повторять, что остров принадлежит мне и его должен унаследовать мой сын.

– И все же ты отдал его Рогану?

– А мать сказала, что эта земля принесет людям мир. И оказалась права. Два клана объединились, и сестры будут жить рядом.

Глава 37

– Мне лучше, – заявила Фиона на следующее утро, когда ее осматривала Алиса. – Я хорошо спала. Боли прошли.

– Хочешь встать? – спросила Алиса.

– Очень хочу. Обещаю не волноваться, ничего не делать. Умоляю, разреши мне встать.

Алиса откинула покрывало.

– После завтрака можешь пойти со мной в дом, где я лечу. Посидишь там, поболтаем, когда я буду свободна.

– С удовольствием.

– Я тоже, – сказала Алиса. – Давно мы с тобой не беседовали.

– Я часто мысленно разговариваю с тобой.

– Я тоже, – призналась Фиона.

Она сняла ночную рубашку, надела обычную. Поверх рубашки – тунику.

– Когда мы нашли тебя, ты говорила, что после похищения мысленно разговаривала со мной. Я делала то же самое, подбадривая тебя и напоминая, что приду за тобой.

– Я слышала каждое слово. – Алиса обняла сестру. – Это придавало мне сил.

– Ты и без того сильная. Меня восхищает твоя смелость.

– Этому научила меня ты.

– Мы учились друг у друга. Сестры обнялись.

– Пойдем, – сказала Фиона, взяв сестру за руку. – Умираю с голоду.

Роган и Рейнор встали, когда в зал вошли сестры. Тарр поторопился навстречу жене и обнял ее.

– Как ты себя чувствуешь? Зачем встала с постели?

– Алиса разрешила, – ответила Фиона, чмокнув мужа в щеку. – После завтрака она отведет меня в дом, где занимается целительством. Там сможет принять у меня ребенка, если вдруг начнутся роды.

Тарр побледнел.

– Она шутит, – успокоила его Алиса. Она села рядом с мужем, Тарр усадил жену.

– Все выглядит просто восхитительно, – проговорила Фиона, когда муж накладывал ей еду.

– Благодаря Рогану остров буквально преобразился, – заметил Рейнор. – Урожай созревает, в хранилище полно запасов на зиму, бревна и торф собраны и распределены между домами. Хлев готов. Дома утеплены.

– Ты превратился из врага в друга? – спросил Тарр без намека на ехидство.

– Похоже на то, – ответил Роган.

– Это хорошо, поскольку мы породнились. И все же хочется знать, почему ты так стремился завладеть этим островом.

Роган пожал плечами:

– Это хорошее место. Мой клан будет здесь процветать.

– Есть и другие места, где бы твой клан мог процветать.

– Отец привез меня сюда мальчишкой, и мне здесь понравилось.

– Должно быть, остров произвел на тебя огромное впечатление, раз ты помнишь об этом спустя столько лет, – заметила Фиона.

Роган поднялся.

– Произвел. Приятного аппетита, у меня много дел.

– Я его оскорбила? – спросила Фиона, когда Роган ушел.

– Нет, у него действительно много дел. Простите, я скоро вернусь.

Алиса последовала за мужем. Она почти бежала, чтобы догнать его.

– Убавь шаг! – крикнула Алиса. Роган оглянулся:

– Возвращайся к родным.

– Что тебя так расстроило?

– Ничего. Иди к сестре, ты ей нужна.

– Сейчас я нужна тебе, – возразила Алиса.

– Мне никто не нужен.

Алисе будто нож в сердце вонзили.

– Я так не думаю.

– Не все ли тебе равно?

– Нет. Иначе я не пошла бы за тобой. Роган обнял ее, зарылся лицом в ее волосы. Алиса прижалась к нему.

– Скажи, что тебя тревожит.

– Алиса! – крикнула Анна, появившись в дверях дома и замахав рукой. – Ты нужна.

– Иди, – сказал Роган и оттолкнул Алису.

– Нет!

Она крикнула Анне, чтобы та занялась больным, и повернулась к мужу. Он ошеломленно смотрел на нее.

– Ушам своим не верю. – Роган обнял Алису и оторвал от земли. – Господи, как же сильно я тебя люблю!

– Тогда расскажи, в чем дело. Не мучай меня. Роган улыбнулся:

– Теперь все хорошо. Лучше не бывает. Мир? – Он заглянул Алисе в глаза и поставил ее на ноги. Они обнялись.

– Мир. Последнее время я часто слышу это слово. С того момента, как встретилась с Джианн. Недавно Тарр сказал, что мать говорила ему, будто эта земля, которую он от нее унаследовал, принесет людям мир. Он великодушно отдал нам свое наследство, значит… – Алиса взглянула на Рогана округлившимися глазами. – О Господи! Твоя мать завещала тебе остров по праву рождения. Мать Тарра завещала эту землю ему по праву рождения. Чтобы спасти тебя и твоего отца, твоя мать навсегда уехала от вас и вышла замуж за того, кого ей выбрал отец. Этим человеком оказался отец Тарра, верно? Тарр – твой единоутробный брат.

Роган взял ее за руку и повлек за собой. Они остановились у башни, подальше от посторонних глаз и ушей.

– Тарр – мой единоутробный брат.

– Почему ты мне об этом не сказал? Я же спросила, нет ли чего-нибудь еще…

– А к чему бы это привело? Кое-кто оскорбился бы, узнав правду. Но я не вправе был просить тебя сохранить мою тайну. И предпочел молчать.

– Разве Тарр не имеет права знать, что у его матери был первый муж и горячо любимый сын, что ее вынудили покинуть их, выйти замуж за другого и родить от него ребенка?

– Мне хотелось бы это знать. Они обернулись и увидели Тарра.

– Фиона плохо себя чувствует. Я хотел позвать тебя, Алиса, но увидел, что вы куда-то торопитесь. Пошел за вами как раз вовремя для того, чтобы услышать новость… брат.

– Я не считал нужным рассказывать тебе об этом.

– Я имею право знать.

– Давайте продолжим разговор в доме, чтобы я могла осмотреть Фиону, – предложила Алиса.

– Ты иди, а нам с Роганом есть о чем поговорить, – ответил Тарр.

Алисе не понравились взгляды, которыми обменялись мужчины.

– Нет уж, либо мы идем все, либо я останусь с вами. Это убедило Тарра.

– Встречайте моего единоутробного брата, – сказал Тарр, указав на Рогана, когда они вошли.

– Что? – спросила Фиона, потирая живот. Рейнор покачал головой:

– Что ты плетешь? Алиса подошла к Фионе.

– Тарру не нужно было звать тебя. Это просто расстройство желудка, последнее время я им часто страдаю. Меня больше интересует новость.

Фиона взглянула на мужа.

Алиса вернулась к Рогану и взяла его за руку.

– Объясни, – попросил Тарр.

– Все просто. Нас с тобой родила одна мать, – сказал Роган.

– И я должен в это верить?

– Хочешь верь, хочешь не верь. Но это чистая правда. Вот почему я так хотел завладеть островом Нон. Он принадлежит мне. Ты сам признал это, сказав, что остров должен унаследовать первый сын твоей матери.

– Ты утверждаешь, что являешься ее первенцем? – спросил Тарр.

– Именно.

– Тогда расскажи о матери, – с вызовом потребовал Тарр.

– Хочешь обсудить это в присутствии всех?

– Мы все здесь родственники. И нам любопытно. Алиса промолчала. Фиона и Рейнор тоже.

– Она была любящей, доброй и великодушной. Всегда думала о других.

– Таких женщин много. А сколько тебе было лет, когда, как ты утверждаешь, твою мать заставили покинуть тебя и твоего отца?

– Я был еще ребенком.

– И мало что помнишь, – заявил Тарр.

– Воспоминаний отца было достаточно, вот почему он снова и снова привозил меня сюда, на остров Нон, и говорил, насколько он важен для моей матери. Она сказала отцу, что этот остров – все, что она может оставить мне на память. Она любила это место, жила здесь с обожаемыми дядей и теткой и жалела, что они не ее родители. Она ненавидела своего отца, а ее мать давно умерла.

Тарр молчал, скрестив руки на груди.

– Она говорила отцу, что, когда я увижу цветок на этой земле, играющее животное, хороший урожай, я должен знать: мысленно она со мной, и так будет всегда.

Тарр отодвинулся от стола.

– Моя мать такого не говорила.

– Тебе, может, не говорила.

– Намекаешь, что моя мать меня не любила?

– Нет, ты был вторым сыном, и она любила бы тебя всем сердцем, даже если бы сердце ее разрывалось от боли из-за сына, которого она была вынуждена оставить.

– Если она так сильно тебя любила, как ты говоришь, разве не стала бы бороться за то, чтобы остаться с тобой и твоим отцом?

Роган с горечью рассмеялся:

– Ты знал отца нашей матери?

– Храбрый воин.

– Мерзавец. Он подробно рассказал матери, что сделает со мной и моим отцом, если она не вернется и не послужит своему клану.

– Твоему отцу следовало драться за любимую женщину.

– Он хотел, но с ним было всего человек двадцать.

– Остальные члены клана отказали вождю?

– Эти двадцать человек и составляли его клан. Они с радостью умерли бы, защищая мать и меня, а что дальше? Твой дед убил бы меня в любом случае. Мать это знала и хотела предотвратить кровопролитие.

– Выходит, она пожертвовала собой ради тебя?

– Ревнуешь?

– С какой стати? Эту историю рассказал тот, кто наверняка похитил женщину из клана и издевался над ней, пока ее не спасли родственники.

Роган выступил вперед:

– Мой отец не делал ничего подобного.

– Неужели? Тогда как ты объяснишь, почему действовал точно так же, если ничего не узнал от отца?

Алиса устремилась к мужчинам.

– Хватит. Перепалка ничего не даст, – заявила она.

– Надо все спокойно обсудить. Он хочет сказать, что я не плод любви, что моими родителями двигала похоть. Он ревнует потому, что его родители не любили друг друга в отличие от моих.

– Наверное, она пыталась от него избавиться, – сказал Тарр.

– Хватит! – воскликнула Фиона. – Алиса права. Что толку препираться? Надо прояснить ситуацию.

– Все и так ясно, – проговорил Тарр, отмахнувшись от Рогана. – Пусть думает что хочет, я знаю, как было дело.

– Ты отказываешься смотреть правде в глаза. – Роган ткнул пальцем в Тарра.

– Я не идиот, чтобы поверить тому, что ты говоришь, – продолжал Тарр.

Алиса отталкивала мужчин друг от друга.

– Угомонитесь и обсудите это дело.

– Тут нечего обсуждать, – сказал Тарр, ударив себя кулаком в грудь. – Я знаю, как все было.

– Ты не хочешь признать, что твоя мать ненавидела твоего отца и деда за то, что они украли у нее любимых мужа и сына.

– А ты не хочешь признать того, что твой отец насиловал твою мать, потому что не хотел, чтобы она уделяла тебе внимание.

Роган с угрожающим видом стал надвигаться на Тарра.

– Рейнор! – крикнула Алиса, понимая, что ей не справиться с двумя гигантами.

Рейнор подоспел, пытаясь удержать разъяренных мужчин, в то время как Алиса и Фиона оттаскивали мужей друг от друга.

– Теперь это уже не важно! – воскликнул Роган. – Я получил то, что хотела мне дать матушка. Остров Нон мой.

– Сегодня твой, завтра мой, – бросил Тарр.

– Забираешь подарок обратно?

– Это был не подарок. Это был выкуп за возвращение свояченицы.

– Хватит, Тарр! – остановила его Фиона. Напоминание попало Алисе в самое сердце. Старая рана открылась. Фиона все поняла.

– Немедленно прекратите! – что было сил закричала Фиона. Ошеломленные мужчины умолкли. – Вы ведете себя словно избалованные дети, не поделившие игрушку. Вы вернулись с поля боя с победой. Постыдились бы вести себя подобным образом. Подумайте о женщине, которая давно уже в могиле и хочет, чтобы вы её услышали. О ней, похоже, вы забыли:

Алиса была в восторге. Ей захотелось поаплодировать сестре. Последуют ли мужчины ее мудрому совету? Алиса тихонько толкнула мужа.

– Фиона права. Твоя мать не должна быть яблоком раздора. Она желала бы, чтобы вы оба повели себя как братья, потерявшие друг друга и наконец-то встретившиеся.

– Представьте, будто перед вами открывается дверь, – продолжила Фиона.

– Так вот что имела в виду Джианн! – воскликнула Алиса.

– Ты встречалась с Джианн? – заволновалась Фиона.

– Да, и она произнесла пророчество, но совсем не то, что пересказывали нам.

– О чем вы? – спросил Тарр. Алиса сказала:

– В полнолуние родятся близнецы; когда они родятся, прозвучит рожок; глаза зеленые, волосы рыжие; гибель настанет, если они выйдут замуж без любви; истинная любовь откроет дверь миру, который будет вечно править.

Все смотрели на Алису. Та покачала головой:

– Ну разве непонятно? Фиона и я должны выйти замуж по любви, и тогда между нашими кланами навеки воцарится мир.

Рейнор покачал головой:

– Не понимаю. Вас обеих украли, чтобы вы оказались здесь и объединили братьев?

– Судьба непредсказуема, – произнесла Алиса.

– Ты говоришь как Джианн, – заметил Роган.

– Думаю, я наконец-то поняла то, что она пыталась мне сказать. Что решится сегодня между тобой и Тарром, определит не только наши судьбы. – Алиса помолчала, подумав о своем ребенке – она уже была уверена в своей беременности. – Но и будущие судьбы, а это почему-то важно.

– Подумайте об этом, – предостерегла Фиона.

– Это приказ? – огрызнулся Тарр. Фиона ткнула мужа в грудь:

– Совершенно верно.

– Объясни, почему я должен послушаться твоего предостережения ?

– Ты собираешься обсуждать это здесь и сейчас?

– Если не приведешь мне веский довод, почему я не должен этого делать.

Фиона закусила нижнюю губу, поморщилась и глубоко вздохнула.

– Потому что я собираюсь дать жизнь твоему ребенку.

Глава 38

Началась суматоха, все засуетились. Хаос прекратился, все попытались что-то сделать, но не сделали на самом деле ничего, пока Алиса не взяла инициативу в свои руки.

– У меня в доме есть все необходимое. Лучше отнести Фиону туда, – распорядилась она, успокаивая сестру.

– Как скажешь, – ответил Тарр и подхватил жену на руки.

– Пойду прослежу, чтобы Анна приготовила постель, – сказал Роган и выбежал из зала.

Тарр последовал за ним. Рейнор повернулся к Алисе:

– А я что я могу сделать? Алиса взяла его за руку.

– Поддерживать мир между Тарром и Роганом.

– Не знаю, под силу ли это мне. Они готовы наброситься друг на друга с кулаками. Впрочем, я их не виню. Новость о том, что они единоутробные братья, просто ошеломляющая.

– Следи, пожалуйста, чтобы они ничего не натворили. Ради твоих сестер. Тарр и Роган успеют выяснить отношения. Сейчас главное – Фиона.

– Я постараюсь.

– Вся надежда на тебя, – сказала Алиса, чмокнула его в щеку и выбежала из зала.

Рейнор последовал за ней.

Фиону устроили на кровати. Муж сидел рядом, держа ее за руку.

– Тарру лучше уйти.

– Нет, я останусь. Алиса покачала головой:

– Не останешься.

Она взяла Тарра за руку и подтолкнула к двери.

– Я позову тебя, как только ребенок родится.

– Все будет хорошо, – сказала Фиона. – Делай, как говорит Алиса.

Тарр кивнул, помедлил и неохотно вышел. Алиса повернулась, увидела, что сестра плачет, и поспешила к ней:

– Не волнуйся, роды пройдут благополучно.

– Правда? – спросила Фиона.

Алиса причесала волосы сестры пальцами, убрала их назад и перевязала лентой.

– Сегодня вы с Тарром станете родителями прелестного малыша.

– Если наши мужья не убьют друг друга раньше, чем это произойдет.

– Я приказала Рейнору наблюдать за ними.

– Хорошо, – с некоторым облегчением проговорила Фиона.

– А теперь успокойся, тебе понадобятся силы, когда участятся схватки.

Рейнор сидел справа от Рогана под деревом, затенявшим дом.

Оба смотрели, как Тарр расхаживает перед закрытой дверью.

– Алиса – прекрасная целительница, – сказал Роган, пытаясь успокоить будущего отца.

– Думаешь, я не знаю? – огрызнулся Тарр, продолжая расхаживать.

– Значит, волноваться не о чем, – сказал Роган. Тарр повернулся:

– Скажи еще, что не волновался бы, если бы рожала Алиса.

– Она целитель… Неожиданное замечание заставило его задуматься.

Если предположить, что Алиса будет рожать, не будет никого, столь же опытного, как она, чтобы принять ребенка. Алиса должна научить Анну всем известным ей премудростям.

– Волнуйся, если тебе так легче, – сказал Роган. Тарр кивнул.

– Ты недостаточно доверяешь жене, – сказал Рей-нор. – Фиона упрямая и сильная. Она справится.

Пару часов спустя трое мужчин уже не были в этом уверены, когда из дома донеслись пронзительные крики.

– Ты не говорила, что будет так больно, – укоризненно проговорила Фиона, откинувшись на подушку в полном изнеможении.

– Сказала бы я или не сказала, ты все равно поступила бы по-своему.

– А ты нет? Ты очертя голову вышла замуж за того, кого любила, лишь для того, чтобы узнать, любит ли он тебя. А когда поняла, что он пошел на обман, заключила с ним сделку, требуя, чтобы он доказал тебе свою любовь. Он доказал. Но ты по-прежнему не веришь ему.

Алиса ошеломленно смотрела на нее. Откуда это? Сестре следовало бы думать о родах, а она разбирается в ее проблемах.

– Я знаю, что ты думаешь, – сказала Фиона, погрозив пальчиком.

– А я ничего не скрываю, – спокойно ответила Алиса.

Не время обсуждать их отношения с Роганом.

– Почему ты боишься сказать правду?

– Сейчас не время.

– Потому, что мы ждем рождения ребенка? Жди не жди, он все равно появится. Ты сама так сказала. Ну что, ты согласна со мной?

Сестра не отстанет, пока Алиса не ответит. В конце концов они найдут приемлемое решение, сколько бы ни препирались. Так было всегда.

– Роган доказал мне свою любовь. Доверил многие свои тайны.

– Все?

Алиса знала, что не следует волновать сестру, но была так потрясена. Роган скрыл от нее, что они с Тарром – единоутробные братья.

– Роган не сказал мне.

– Это можно понять. Появились бы дополнительные трудности в тот момент, когда Роган был сосредоточен на том, чтобы доказать тебе свою любовь. Ничего важнее для него не было. Мне не хотелось бы это признавать, но правда состоит…

Резкая боль не дала ей договорить.

– Ни слова больше, – распорядилась Алиса. – Не трать силы. Они тебе понадобятся.

– Правда состоит в том, – не унималась Фиона, – что для Рогана ты важнее всего на свете.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Не будь ребенком. Он мог проговориться в первый же день и испортить все дело.

– Ничего подобного. Я была бы ему благодарна, скажи он мне правду. И любила бы еще больше.

– Это выглядело бы так, будто ты для него ничего не значишь, а он делает все возможное, чтобы отомстить. Он правильно поступил, доказав тебе свою любовь, прежде чем рассказать правду. Он думал только о твоих чувствах. Разве не этого ты хотела?

Слова сестры поразили Алису.

– Вот что я тебе скажу, сестрица. Наслаждайся любовью и не переживай из-за всякой чепухи.

– Мне и в голову не приходило, что ты такой знаток по части любви.

– Я сама этого не знала, пока не поняла, что любовь важнее всего. И не следует искать в ней изъяны. Твой муж любит тебя, оберегает, а ты моя сестра. – Фиона перевела дух и продолжила: – Он хороший человек.

– Ты изменила о нем свое мнение?

– Чуть-чуть.

– Почему?

– Только сегодня я поняла, как сильно вы любите друг друга.

– И к какому выводу пришла?

– Ради тебя Роган даже готов отказаться от этой земли, которая ему так дорога. – Фиона покачала головой. – Такова настоящая любовь. Ты поспешила за ним, чтобы успокоить, когда он ушел, оскорбленный моими словами… – Голос Фионы дрогнул, она смахнула слезу. – Вы любите друг друга, этим все сказано. – Она снова схватилась за живот.

– Долго еще?

– Часа два, не меньше.

Фиона застонала и откинулась на подушку.

– Скажи мужу, что любишь его. Хватит об этом.

– Слышали? – спросил Тарр, оторвавшись от дерева, о которое опирался.

Двое мужчин поежились и покачали головами.

– Не знаю, сколько еще я смогу выдержать, – простонал Тарр.

– Главное, чтобы Фиона выдержала, – заметил Рейнор.

Вечером, на закате, на свет появилась Элизабет. Безмерно гордые родители прижимали ее к себе, а жители деревни праздновали рождение первенца в новом доме.

– Матушка гордилась бы тем, что ее первая внучка родилась на этой земле, – проговорил Роган, обняв жену за талию.

– Она была любящей и бескорыстной женщиной, – сказал Тарр.

– Совершенно верно, – согласился Роган.

Алиса слушала и радовалась. Оба клана перестали между собой враждовать.

– Ты должна подарить ей первого внука на острове Нон, – проговорил Тарр, коснувшись личика дочери. – Должен же кто-то защищать Элизабет.

– Если она похожа на мать, в этом не будет нужды, – хихикнул Рейнор.

Захихикали все, кроме Фионы. Она смотрела на Рей-нора.

В дверь заглянула Анна:

– Прошу прощения, тут пришли люди. Они хотели бы увидеть первого ребенка, рожденного на острове Нон. Можно их впустить?

– Тебе решать, Фиона, – сказала Алиса.

– Для нас с Тарром это большая честь.

Следующие несколько часов жители деревни входили и выходили. Каждый оставлял ребенку маленький талисман в знак того, что для них всех означает его рождение. Оно знаменовало начало новой жизни.

Был поздний вечер, когда Алиса устроила на ночь родителей и младенца, а затем ушла.

Она отправила Рогана домой час назад, несмотря на его протесты. Он хотел подождать ее, но Алисе нужно было подумать, а для этого требовалось время. Она подумает по дороге к башне.

В памяти всплывали воспоминания последних нескольких месяцев, она прогоняла одно за другим. Это было легче сделать, зная всю правду. Все приобретало гораздо больший смысл, нужно было окончательно избавиться от сомнений и страхов. Теперь в ее распоряжении имеются все факты. За ней – решение.

Похищение и впрямь благотворно сказалось на ней. Она обнаружила в себе силу и больше не была зависима от сестры.

Алиса улыбнулась. Джианн была права. Она получила подарок и будет ценить его всегда. Теперь ей осталось лишь рассказать мужу о своих чувствах.

Она вошла в их спальню и тут же оказалась в объятиях мужа.

Алиса положила голову ему на грудь, ощущая, как бьется его сердце, исполненное любви к ней.

– Все хорошо себя чувствуют?

– Да.

– Наверное, ты устала.

– Нет, – ответила Алиса и, взяв мужа за руку, повела его к кровати. – Мне нужно тебе кое-что сказать.

Он положил руки ей на бедра.

– Говори.

С чего начать? Все казалось так просто, но, стоя перед ним, глядя на его красивое лицо, озорную улыбку и горящие глаза, не хотелось ничего, только заниматься с ним любовью.

– Что случилось?

– Ты меня отвлекаешь.

– Не понимаю, – сказал Роган и привлек жену к себе.

Алиса высвободилась и вытянула руку, чтобы муж к ней не приближался.

– Я должна тебе это сказать.

– Я весь внимание.

Алиса была рада, что он скрестил руки на груди. По крайней мере не будет прикасаться к ней, пока она не договорит. После этого она бросится ему в объятия и никогда их не покинет.

– Мы прошли через многое…

– И выжили.

Алиса тихонько рассмеялась.

– Именно это я и хотела сказать.

– Мы думаем одинаково.

Взгляд его темных глаз сосредоточился на ней. У Алисы по спине побежали мурашки.

Роган ждал. В глубине его зеленых глаз Алиса видела, что ему известно то, что она собирается сказать. Она знала, что Роган хочет это услышать, что терпеливо дожидался того, чтобы это услышать, и был уверен, что услышит.

Ей потребовалось слишком много времени, чтобы простить его и просто любить без всяких условий. Всю жизнь Роганом двигала любовь. Сначала к матери, которую он едва знал, потом к женщине, в которой не ожидал найти любовь.

Он навис над ней.

– Наше соглашение больше не имеет силы, – призналась Алиса.

– Почему?

– Ты доказал, что любишь меня.

– У тебя больше не осталось сомнений на этот счет?

– Нет. Их даже не осталось у моей сестры. Роган нахмурился:

– Фионы? Алиса кивнула:

– Она не забыла, что ради меня ты готов был покинуть остров, который тебе так дорог.

– А мой обман? Алиса улыбнулась:

– Фиона помогла мне понять, как мудро ты поступил. Поэтому я прощаю тебя.

Роган поцеловал ее.

– Мне кажется, этих слов я ждал целую вечность.

– Я еще не все сказала. – Алиса взяла его руку и положила себе на живот. – Будущей весной я рожу ребенка.

Роган закружил ее, подхватил на руки и крепко обнял.

– Я думал, что нельзя любить сильнее, но, оказывается, моя любовь не знает границ.

Алиса рассмеялась и обхватила его лицо ладонями.

– Я люблю тебя всем сердцем, всегда любила и буду любить.

– Я люблю тебя, – прошептали оба в один голос, прежде чем их губы слились в поцелуе.

Примечания

1

Волк (англ.).


home | my bookshelf | | Удивительный дар |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 4.8 из 5



Оцените эту книгу