Book: «Кровь!» – сказал кот



«Кровь!» – сказал кот

Луиза Манро Фоули

«Кровь!» – сказал кот

С любовью посвящаю эту книгу моей матери, Мэри Р. Монро, обожающей кошек…

Глава первая

Кики Коллир открыла дверцу машины, остановившейся на полукруглой подъездной аллее перед Галльярдским музеем изящных искусств, и вылезла на тротуар.

– Спасибо, что подбросила меня, мам. Я нормально выгляжу? – спросила она, заправляя блузку за пояс юбки.

– Ты выглядишь чудесно. Как профессиональная журналистка, – с улыбкой сказала доктор Марианна Коллир дочке, рыжеволосой долговязой девочке, которая придирчиво оглядывала свои нейлоновые чулки и туфли-лодочки на каблуках, – Не так уж часто я вижу тебя по субботам такой нарядной!

– Не так уж часто я беру интервью у хранителя музея, – ответила Кики. – И это не совсем обычный материал для школьной газеты, тем более для нашего «Курьера»! Елена бы и глазом не моргнула, а я чувствую себя не в своей тарелке. И надо же ей было заболеть именно сегодня!

Елена Морган, её соученица, тоже была репортером «Курьера». Обычно она сообщала читателям газеты о новостях в области искусства: новом балете, ежегодной постановке оперетты в клубе хорового пения, спектаклях театрального общества.

– Эндрю не сомневался, что ты отлично с этим справишься, иначе он не позвонил бы тебе сегодня утром.

– Да ему просто лень было делать материал самому, – добродушно проворчала Кики. – Хорош друг! Если в редакции работают трое и один человек болен, а другой – главный редактор, кого, как ты думаешь, пошлют брать интервью?

– Я уверена, что ты не ударишь лицом в грязь, – сказала доктор Коллир, взглянув на часы. – Мне пора. В час я должна быть в больнице. Дома буду около половины десятого. Блокнот взяла?

Кики нагнулась, чтобы достать блокнот из школьного ранца, стоявшего на полу перед задним сиденьем, и издала громкий вопль:

– Мам! Как пробрался в машину Рыжик?

За ранцем, чинный и неподвижный, как сфинкс, сидел огромный оранжево-рыжий котище и невинным взором смотрел на Кики. Его зеленые глаза выражали любовь и преданность.

– Я не могу взять тебя туда! – воскликнула Кики, взглянув на величественное каменное здание с увитыми плющом стенами. – Рыжик! Ты… Ты… – Пока она подыскивала слово, кот выбрался из машины и с большим достоинством расположился на тротуаре у её ног. – Мам! Не могу же я взять его с собой на интервью!

– Нет уж, Кики, извини, – твердо сказала доктор Коллир. – Мне некогда отвозить его долой. – Голос её смягчился. – Ведь это не первый такой случай, солнышко. А он, похоже, намерен вести себя примерно.

Большой кот взмахнул пушистым хвостом и благовоспитанно обвил им передние лапки, словно принимая этот комплимент.

– Мелочь на автобус у тебя есть?

– Да.

– Ранец захватила?

Она кивнула и достала из машины ранец.

– Придётся тебе посадить его в ранец и надеяться на лучшее. Мне действительно пора. Удачи тебе! – Доктор Коллир завела мотор и вырулила с подъездной аллеи на улицу. Кики тяжело вздохнула и укоризненно посмотрела на кота, сидевшего перед ней в позе мраморной статуи.

– Какой же ты плохой кот! – выговаривала она, стараясь придать убедительность своему голосу. Её мать была права. Уже не в первый раз Рыжик выкидывал этот номер. Он частенько ускользал из дома и сопровождал её в школу или в магазин. Осенью он даже последовал за ней в дом, где она за плату присматривала за ребенком; это случилось в тот самый день, когда в дом забрались взломщики. Рыжик помог прогнать грабителей, и она порадовалась тому, что кот оказался рядом. – Ты разъезжаешь в этом ранце чаще, чем мои учебники! – сказала она ему.

Двигаясь с нарочитым спокойствием, кот влез в ранец из синей джинсовой ткани и удобно там устроился.

– Блокнот я, пожалуй, понесу в руках, – проговорила Кики себе под нос. – Мне будет неудобно рыться в ранце после того, как войду в музей. Слишком хорошо я тебя знаю, чтобы предоставить тебе эту возможность! – Из ранца донеслось послушное «мяу».

Повесив ранец на плечо, Кики по широким ступеням поднялась ко входу в музей. В одном из трех больших выставочных залов, двери которых выходили в круглый холл с мраморным полом, несколько посетителей рассматривали скульптуры. Кики остановилась и огляделась по сторонам в поисках служебных кабинетов.

– Чем я могу вам помочь, мисс?

Седая женщина в серой юбке, тёмно-синем блейзере и белой блузке встала из-за столика дежурного администратора в фойе и подошла к ней.

– Я ищу кабинет мистера ван Кайзера, – ответила Кики. – Он ждет меня.

– Кабинет доктора ван Кайзера – на третьем этаже, – сказала дежурная, произнося с нажимом его звание. Она показала вверх, и Кики проследила взглядом за её рукой.

Высоко у неё над головой плавно закруглялся лепной куполообразный потолок музея; человеку, вошедшему в круглый холл через главный вход, открывался вид на все три этажа музея. Округлый балкон на каждом этаже обрамляли кованые железные перила; в стенных проемах Кики видела другие выставочные залы, мягко освещенные рассеянным светом. Широкая мраморная лестница плавным изгибом вела на второй этаж.

– Поднимитесь на лифте и пойдете направо. На двери его кабинета висит табличка.

– Спасибо, – поблагодарила Кики и направилась к лифтам.

– Постойте, мисс! Ранец вы можете оставить в гардеробе.

Кики обернулась.

– Он мне понадобится, – с запинкой проговорила она. – Для интервью. Мне будет нужен… – Кики собиралась сказать «блокнот», но, вовремя вспомнив, что блокнот она держит в руке, смолкла и виновато посмотрела на дежурную.

– Фотоаппарат? – спросила та, довольная своей догадливостью.

Молча улыбнувшись в ответ, Кики вошла в лифт. Когда кабинка медленно поползла вверх, Рыжик беспокойно заерзал в ранце.

– Эй, ты там, замри! – шепнула она и ласково похлопала по ранцу. – Ты теперь фотоаппарат.

Выйдя из лифта, она двинулась по коридору направо и миновала несколько закрытых дверей без табличек. В конце коридора была дверь с табличкой матового стекла, на которой черно-золотыми буквами значилось: «Людвиг ван Кайзер, хранитель музея».

Приблизившись, Кики услышала за дверью сердитые голоса: в кабинете хранителя шел спор на повышенных тонах. Она остановилась, не зная, как ей поступить. Постучаться и прервать разговор? Вернуться к лифту и снова подойти к двери? Или постоять тут и послушать?

– Никто вам не поверит! – надрывался мужской голос. – Ещё одна подобная инсинуация, и я вас уволю!

– Вы не посмеете! – с подчеркнутым вызовом отвечал женский голос.

Из ранца за спиной Кики донеслось шипение.

– Не вмешивайся в чужие дела, Рыжик! – строго прошептала Кики. – Не с тобой же спорят! – Но, несмотря на её предупреждение, ранец накренился и вдруг полегчал: здоровенный котище выпрыгнул из него и, издав душераздирающий вопль, с яростью ринулся на закрытую дверь.

Голоса смолкли, дверь распахнулась, и взору Кики предстали рослый темноволосый мужчина в дорогом черном костюме-тройке и невысокая, худая, но крепкая женщина постарше в пыльном рабочем комбинезоне и очках с толстыми стеклами. Огорошенная их внезапным появлением, Кики вытаращила глаза и с запозданием попыталась схватить Рыжика. Но оранжевый кот со злобным урчанием бросился на мужчину, заставив его попятиться в кабинет

– Ой, простите, – извинилась Кики, делая ещё одну попытку схватить воинственно шипевшего кота. Но женщина в комбинезоне оказалась проворней. Она подхватила Рыжика, победно тряхнула головой, фыркнула совершенно по-кошачьи и горделивой походкой удалилась по коридору.

Мужчина смотрел ей вслед. Его бледно-голубые глаза сузились от злобы. События происходили с такой быстротой, что Кики так и простояла, словно онемев, пока женщина с Рыжиком на руках не скрылась за поворотом коридора.

– Мисс Морган? – спросил мужчина, беря её под локоть.

– Да… то есть нет, Коллир, – ответила она.

Выражение злобы на его лице сменилось улыбчивой маской, голос зазвучал ровно, с деланной приветливостью, как если бы громкой перепалки, которую слышала Кики, никогда не бывало.

– Вы из школьной газеты? – Не дожидаясь ответа, он продолжил: – Заходите, пожалуйста!

– Кот… – промямлила Кики, продолжая глядеть в глубину коридора.

– Миссис Джанссен полагает, что у нас тут не музей, а зоопарк, – сказал мужчина, вводя Кики в кабинет и закрывая дверь. – Она вечно приносит на работу своих питомцев. Реставрационная мастерская превратилась в зверинец. Хотя этого зверя я, признаться, раньше здесь не видел… Вот сюда! Проходите и садитесь в это удобное кресло.

С европейской галантностью он взял её под локоть и подвел к креслу. Кики быстро оценила ситуацию. В реставрационной мастерской музея, где работает любительница животных, Рыжик будет в безопасности. «Возьми интервью, помалкивай о том, чей этот кот, а Рыжика заберешь на обратном пути», – мысленно сказала себе она.

Теперь Кики сосредоточила внимание на докторе ван Кайзере, который расположился в кресле напротив неё. Между ними стоял низкий круглый столик черного дерева, поверхность которого была инкрустирована перламутром. Обстановка кабинета поражала чрезмерной роскошью: толстый ковер на полу, тяжелые шторы, антикварная мебель, дневной свет, падающий через световой люк на потолке. По обеим сторонам от двери стояли высокие парные бронзовые вазы, а вдоль стен, обшитых панелями красного дерева, шли ряды полок с антикварными диковинками, которые производили впечатление редких и ценных вещиц.

– Елена Морган сегодня не совсем здорова, – объяснила Кики. У её собеседника была представительная внешность; с его лица не сходила теперь любезная улыбка, которая не вязалась с холодным блеском в его светлых глазах. – Поэтому меня прислали вместо неё. Меня зовут Кики Коллир.

– Рад с вами познакомиться, мисс Коллир, – сказал он, протягивая ей руку. Хотя его отполированные ногти давали основание предположить, что это человек изнеженный, Кики отметила, что рукопожатие у него крепкое. – Меня зовут Людвиг ван Кайзер. Я дам вам свою визитную карточку, чтобы вы смогли правильно написать мою фамилию, – продолжил он, вручая ей тисненую карточку цвета слоновой кости. – О чем же будет ваша статья?

Сообразив, что доктор ван Кайзер, по-видимому, куда лучше её знает, как берутся интервью, Кики почувствовала себя неловко. Её опыт интервьюера пока что ограничивался школой: она брала интервью у тренера по бейсболу, у школьной медсестры, у одной из уборщиц, и с ними она чувствовала себя легко и просто. Доктор ван Кайзер не принадлежал к этой категории людей, и, кроме того, этот человек, несмотря на свои любезные манеры, был ей чём-то неприятен. Её впечатление от него совпало с реакцией Рыжика, а Рыжик никогда не ошибался в людях.

– «Курьер» публикует серию статей о профессиях, – стала объяснять она, – чтобы дать учащимся более полное представление о возможностях получить работу по той или иной специальности. В вашем случае мы заглянем за кулисы мира искусства.

Доктор ван Кайзер откинулся на спинку кресла и устремил взор мимо неё в пространство, улыбаясь так, словно наслаждался шуткой, которую не поймут непосвященные.

– В нашей области возможности получить работу, разумеется, крайне ограничены, – начал он, высокомерно давая понять, что только немногим избранным вроде него дано достичь столь высокого положения. Далее он повел речь о том, каким требованиям должен отвечать музейный работник, и Кики принялась записывать: ученое звание доктора искусствоведения, стажировка в музее с признанной репутацией, многолетний опыт распознавания подлинной ценности произведений искусства, наконец неодолимая, страстная увлеченность древностями, которая оставляет мало времени для личной жизни.

«Подлинной ценности…» – повторила про себя Кики, неожиданно вспомнив одну газетную вырезку из подшивки, которую забросил ей сегодня утром Эндрю.

– Мне хотелось бы вернуться к вашему замечанию об умении отличать подлинные предметы искусства от подделок, – сказала она, прервав монолог хранителя музея. Кики понимала, что она отклоняется от заданной темы. Но теперь, когда она вспомнила о прочитанной статье, что-то в её содержании заинтересовало и насторожило её; к тому же и доктор ван Кайзер все больше действовал ей на нервы. Кики тщательно выбрала слова: – Недавно в газете появилась статья о том, что какой-то экспонатов Галльярдском музее оказался подделкой. Как же могло случиться подобное, если персонал музея обладает такой высокой квалификацией и если при оценке экспоната принимались меры предосторожности, о которых вы рассказывали?

Ослепительная улыбка её собеседника несколько поблекла.

– Да, – сказал он. – Одна ваза в греческом зале, приобретенная, по-моему, ещё до моего прихода в музей, оказалась поддельной. Это обнаружилось в моё отсутствие: я делал закупки для музея в Лондоне. К счастью, такое случается редко. К сожалению, пресса, даже школьная, – он холодно посмотрел на Кики, – любит раздувать сенсации. – Из этого его саркастического выпада Кики поняла, что она ненароком вторглась на запретную территорию.

Все ещё думая о той газетной вырезке, она нахмурилась и решила продолжить расспросы, несмотря на язвительные комментарии доктора ван Кайзера.

– В статье говорится, что подделка была обнаружена кем-то из работников музея. Кем работает этот человек? Доктор ван Кайзер помолчал. – По-моему, реставратором, – ответил он. – Будь я тогда здесь, та статья никогда бы не увидела свет. Это была грубая копия. Даже любителю ничего не стоило бы распознать в ней подделку! – Он махнул рукой, давая понять, что случай этот не заслуживает дальнейшего обсуждения, но в голове у Кики рождались все новые вопросы.

– Кто ещё из работников музея, помимо вас и реставратора, обладает достаточными познаниями, чтобы заметить подделку? – спросила она, вспомнив недавно услышанный ею спор.

– Галльярдский музей, мисс Коллир, – это маленький музей с отличной коллекцией. Я тут единственный знающий специалист. В штате музея нет ни помощника хранителя, ни официального оценщика. Когда возникает необходимость, мы приглашаем консультантов со стороны. Оценщик, производивший экспертизу той вазы, вычеркнут из списка апробированных агентов Галльярдского музея. Мы расходуем наши средства на приобретение предметов искусства, а не на оплату многочисленного персонала.

Кики положила блокнот на колени и упрямо задавала один вопрос за другим.

– Вы упоминали реставрационную мастерскую, или реставрационную лабораторию. Какой профессиональной подготовкой должны обладать её работники? Сколько человек в ней работает? Разве реставратор не должен тоже обладать большими познаниями в области искусства?


На лице хранителя музея появилось нетерпеливое выражение.

– Реставраторы нужны крупным музеям, которые обладают неограниченными финансовыми возможностями и постоянно меняют свои экспозиции. В нашей реставрационной мастерской в настоящее время работает одна-единственная малоквалифицированная служащая, которую наняли только потому, что за это из сострадания проголосовали некоторые члены попечительского совета, – в большинстве своем, кстати сказать, дилетанты, коллекционеры-любители. Я предлагал вообще закрыть здесь реставрационную мастерскую на том основании, что нам следует приобретать только хорошо сохранившиеся предметы старины. Однако моё предложение отклонили. – Он встал. – А теперь извините, я должен сделать несколько важных звонков. – Он улыбнулся такой же фальшивой официальной улыбкой, какой приветствовал Кики вначале, и ловко выпроводил её за дверь.

Кики минутку постояла в коридоре, размышляя. Она явно затронула больное место, иначе хранитель не стал бы так оправдываться. Её интуиция, которая, по словам Эндрю, вечно навлекала на неё неприятности, подсказывала ей, что в Галльярдском музее творятся странные вещи. Доктор ван Кайзер так и не ответил на её вопрос о том, какая профессиональная подготовка необходима реставратору. Та женщина, с которой он спорил, должно быть, и есть работник музея, обнаруживший подделку. Что он имел в виду, говоря «проголосовали из сострадания»? Из-за чего они спорили? Чему, интересно, «никто не поверит»?

В Кики проснулся репортёр-следопыт, мастер журналистских разоблачений. О музее можно написать захватывающую статью, но это будет статья вовсе не о возможностях найти здесь работу. Доктор ван Кайзер с избытком снабдил её материалами для заметки в «Курьере». А теперь она раскопает подлинные факты! И в первую очередь она поговорит с ершистой маленькой женщиной, которая подхватила Рыжика, прежде чем тот успел снова броситься на хранителя.



Глава вторая

Спустившись в круглый холл на первом этаже, Кики подошла к дежурной, которая полчаса назад сказала ей, как найти кабинет хранителя музея.

– Где здесь реставрационная мастерская? – спросила она.

– Внизу, мисс, но посетители туда не допускаются.

– Доктор ван Кайзер разрешил мне взять интервью у миссис… э-э… Дженсен, – соврала Кики, с грехом пополам припомнив фамилию, которую упомянул доктор ван Кайзер. «А кроме того, – мысленно добавила она, – я должна забрать моего кота. Но этого я вам не скажу!»

– Джанссен, – поправила женщина, хмурясь. – Миссис Джанссен. Странно. Но если доктор ван Кайзер разрешил… спуститесь по лестнице в конце коридора и идите налево.

– Спасибо, – сказала Кики и поспешила прочь, пока женщине не пришло в голову проверить правдивость её слов.

В коридоре подвального этажа царил полумрак. У основания лестницы высилась гора пустых упаковочных ящиков. Когда Кики свернула влево, из-за одной из дверей до её ушей донесся приглушенный, но пронзительный скрежет. Скрежет прекратился и вслед за этим раздался знакомый кошачий вопль. Рыжик! Она улыбнулась. Значит, это и есть реставрационная мастерская! Она постучалась в дверь, на которой не было никакой таблички, и поняла, что не ошиблась: изнутри послышались мягкие шлепки в дверь и царапанье. Не успела она взяться за ручку, как дверь распахнулась. Кот радостно бросился к ней, а женщина, которую она видела на третьем этаже, без улыбки смотрела на неё пристальным взглядом.

– Вы ко мне? – отрывисто спросила она.

Кики взяла Рыжика на руки, и тот принялся энергично вылизывать ей лицо.

– Ну так что? – повторила женщина. – Вы ко мне?

– К вам, – ответила Кики, заглядывая через плечо миссис Джанссен в комнату. – Я хотела поблагодарить вас за то, что вы посидели с моим котом… И ещё я хотела бы немного с вами побеседовать. Можно я загляну в вашу мастерскую?

Пожав плечами, миссис Джанссен отступила в сторону, давая Кики войти, и закрыла за ней дверь.

– Проходите, пожалуйста, – сказала она с европейским акцентом. – Ваш кот прелесть. – Она погладила Рыжика, и впервые в уголках её рта появилось подобие улыбки. – Мы с ним подружились.

– Рыжик чувствует, когда его любят, – ответила Кики.

– Меня зовут Гейбриел Джанссен, – представилась женщина. А затем настороженно спросила: – Вы друг доктора ван Кайзера?

– Нет. Я с ним только сейчас познакомилась. Меня зовут Кики Коллир. Я взяла у него интервью для нашей школьной газеты. Мы публикуем серию статей о профессиях. – Она помолчала, обводя взглядом комнату. – Я никогда не бывала в реставрационной мастерской. Можно мне осмотреть её?

Миссис Джанссен с облегчением вздохнула.

– Ну, конечно. Какое у вас необычное имя.

– Полностью меня зовут Кэтрин Кристин, а сокращенно – Кики.

На верстаке, приставленном к одной из стен, лежали инструменты, стояли пузырьки и банки с кистями; в комнате пахло скипидаром. Небольшой сверлильный станок, похожий на бормашину в кабинете зубного врача Кики, был повернут так, что его сверло нависало прямо над металлическим лезвием кинжала на верстаке.

– Вот этот инструмент я слышала из коридора?

– Бор? Да, – сказала миссис Джанссен, кивая. – Время – часы, минуты, секунды – разрушает металл. Время и окружающая среда! Сам воздух, которым мы дышим, образует в металле полости, точно так же, как сахар образует дупла в зубе. Полировкой иногда можно выровнять поверхность – это все равно как вычистить зубы. – Она схватила бор и показала, как исчезает под нажимом визжащего сверла пятнышко ржавчины на клинке.

Рыжик протестующе взвыл, и миссис Джанссен, улыбнувшись ему, выключила бор.

– Просто удивительно! – воскликнула Кики. – Вот уж не думала увидеть в музее бормашину! Или «марлекс»! – Она подняла квадратный кусок тонкой сетчатой ткани.

– Удивительно, что столь юная особа знакома с материалами, которые применяются в медицине, – сказала миссис Джанссен, вопросительно глядя на неё.

– Нет, вообще-то я с ними не знакома, – ответила Кики. – Но у меня мама врач. Это она показала мне «марлекс» и объяснила, как пользуются им хирурги, чтобы закрыть рану. А я воспользовалась «марлексом», когда пару лет назад готовила работу для школьной научной выставки.

– А, понятно. Так вот, то, что лечит плоть, может так же вылечить старую керамику. Я использую в своей работе много врачебных инструментов. – Она открыла кожаный футляр и показала набор острых, как бритва, скальпелей и хирургических зондов из нержавеющей стали.

– Вот это да! – поразилась Кики.

– Наши профессии не так уж несхожи, – продолжила миссис Джанссен. – Хирург ремонтирует поврежденные тела, а я ремонтирую поврежденные старинные вещи. Мы, реставраторы старинных сокровищ, пользуемся многими достижениями современной техники. – Она протянула руку и погладила Рыжика, удобно устроившегося у Кики на руках. – Славный у вас кот. Даже Моне полюбил его.

Из дальнего угла комнаты донеслось приглушенное «гав-гав», и с подстилки на полу в углу комнаты с усилием поднялся пёс весьма почтенного возраста, – вероятно, подумала Кики, помесь таксы с дворнягой, судя по его коротеньким лапам и отвислым ушам, – и тяжелой походкой направился составить им компанию.

С Рыжиком на руках и в сопровождении Моне, который трусил за ней по пятам, Кики обошла всю просторную продолговатую комнату, осмотрев сначала антикварные вещицы, стоявшие на полках вдоль одной из стен, потом верстак, заваленный инструментами и химическими препаратами, и наконец большую картину в богато украшенной раме. На картине, написанной масляными красками, была изображена пасторальная сцена. Сейчас она стояла на боку, а один из углов рамы был скреплен зажимами с мягкой подкладкой.

– Вы чините все эти вещи, миссис Джанссен? – спросила Кики.

– Гейбриел, – поправила женщина. – Называйте меня просто Гейбриел. Если вы станете называть меня миссис Джанссен, мне будет казаться, что вы на меня сердитесь. Люди не обращаются к друзьям так официально. – Она помолчала. – Вот доктор ван Кайзер, тот называет меня миссис Джанссен. И правильно. Потому что мне он не друг.

– Я слышала конец вашего спора с ним. Он жутко сердился!

– Он бессовестный интриган! – возбужденно воскликнула Гейбриел. – Если бы его здесь не было, я бы ушла с работы!

Кики повернулась и удивленно посмотрела на неё.

– Я что-то не понимаю. Если вы его так ненавидите, не легче ли было бы уйти с работы и не встречаться с ним каждый день?

Гейбриел кивнула.

– Конечно, легче. Но тот, кто выбирает легкий путь по жизни, дорого за это расплачивается. Здесь все было по-другому, когда хранителем был мой Роланд.

– Ваш муж?

– Да. Тридцать девять лет он хранил и пополнял собрание Галльярдского музея.

– И вы тоже столько времени тут работаете?

– О нет! Все те годы я работала в своей домашней мастерской, помогая Роланду, чем могла. Он приносил поврежденные экспонаты домой. «Можешь исправить это, Гейбриел?» – спрашивал он. Разные мелочи: отколовшийся кусочек скульптуры, царапинка на холсте, щербинка на керамике. А потом он заболел и болел долго. Я продолжала делать мелкие реставрационные работы для музея, необходимые для поддержания коллекции в хорошем состоянии. Поэтому, когда Роланд умер, попечительский совет попросил меня временно исполнять обязанности хранителя, пока не подыщут ему преемника.

– И этим преемником оказался доктор ван Кайзер? Гейбриел сняла очки с толстыми стеклами и отвела взгляд.

– Да! – отрывисто сказала она, протирая очки о комбинезон, от чего пыли на стеклах только добавилось. – Когда я узнала, что хранителем станет он, я просто не могла уйти.

– Почему?

– Потому что я не могла отдать дело, которому мой муж посвятил всю свою жизнь, в руки этого шарлатана! И тогда я, сославшись на нужду, попросила совет попечителей оставить меня в музее в качестве реставратора. Строго говоря, никакого обмана с моей стороны тут и не было: лечение Роланда стоило огромных денег. Но остаться я хотела совсем по другой причине. – Она водрузила очки обратно на нос и печально улыбнулась. – Поэтому теперь я, как сторожевой пёс, внимательно слежу за ван Кайзером. Сторожу музей, как Моне – меня. – Она наклонилась и погладила пса, который в ответ блаженно заурчал.

– Значит, вы знали доктора ван Кайзера до того, как он приехал сюда?

– Да. Я четыре года работала с ним в Вене. В ту пору это был прыткий молодой человек, очень способный, но своевольный. И в конце концов, как это часто бывает со слабохарактерными, алчными людьми, он пошёл по кривой дорожке. Только тогда его звали иначе – Людвигом Стоттмейером.

– Вы хотите сказать, что он сменил фамилию? Гейбриел подняла дугой бровь.

– Да.

– Почему?

Она поколебалась, прежде чем ответить.

– Он доставил кое-какие неприятности одному из своих работодателей – небольшому европейскому музею с хорошей репутацией.

– Неужели вы не рассказали об этом попечителям Галльярдского музея?

Гейбриел подошла к верстаку и принялась усиленно тереть суконкой клинок кинжала.

– Кто бы стал меня слушать? Они просто сказали бы, что я обезумела от горя и хочу вернуть моего Роланда.

В голове у Кики снова прозвучали сердитые слова доктора ван Кайзера: «Вам никто не поверит!»

– Попечителей не интересовало то, что могла бы рассказать я. На них произвели впечатление его бумаги, дипломы и краткая автобиография, их загипнотизировала его программная речь, полная саморекламы, и они наняли его. – Плечи у неё бессильно опустились. – Вот так-то. А я болтливая старуха. – Она с опаской посмотрела на Кики. – Вы репортер, но я попрошу не писать об этом.

– Нет, конечно, не буду, – заверила её Кики.

Рыжик, которому надоела эта долгая беседа, заворочался у неё на руках, и Кики спустила его на пол. Он направился к подстилке в углу и свернулся клубком на освободившемся после Моне месте.

– Вы работали в одном из музеев Вены? – спросила Кики.

Гейбриел кивнула.

– Да, до того, как мы приехали в Соединенные Штаты. После нашего переезда сюда я сидела дома и работала для души.

– Вы художница?

– Да, я рисую, – ответила Гейбриел. – И немного леплю. А ещё у меня есть круг и печь для обжига.

– Круг?

– Гончарный круг.

– Это у вас я должна была взять интервью! – воскликнула Кики.

– Приходи как-нибудь ко мне домой, – сказала Гейбриел. – Я с удовольствием покажу тебе мои вещи.

– С удовольствием приду, – ответила Кики. Она посмотрела на часы. – А теперь мне надо идти, не то я опоздаю на мой автобус.

Она подняла с подстилки Рыжика, явно не желавшего уходить, посадила его в ранец и за руку попрощалась с Гейбриел Джанссен.

– Спасибо, – сказала она, выходя из двери. – Мне было очень интересно поговорить с вами.

Вечером того же дня Кики вошла в гостиную и села рядом с матерью на диван. Весь день ей не давала покоя мысль о том, что доктор ван Кайзер может уговорить попечительский совет уволить Гейбриел. Рыжик, пожелавший тоже принять участие в беседе, вылез из стоявшего в камине медного бака для кипячения белья, в котором у них хранились дрова, и спрыгнул на пол у ног Кики.

– Мам, как ты поступаешь, если у тебя есть ощущение, что что-то не совсем так, но ты не знаешь точно, что именно?

Доктор Коллир отложила книгу и взъерошила рыжие локоны дочери.

– Это зависит от того, о чем идет речь, – сказала она. – Например, когда я имею дело с больным, я обычно доверяюсь своей интуиции. Что-нибудь не так в школе?

– Нет. Не в школе.

– Ну что тебе сказать, Кики? Я бы попыталась все до конца выяснить.

– Спасибо, я тоже так думаю, – с улыбкой подхватила Кики. Она встала и, нагнувшись, крепко обняла мать. – Спокойной ночи.

Доктор Коллир нерешительно улыбнулась.

– О Боже. Боюсь, я только что разрешила тебе что-то, – вымолвила она, – и сама не знаю что.

– Не будем беспокоиться, мам.

– Меньше всего я хотела услышать от тебя нечто подобное! Спокойной ночи.

Глава третья

Утром в понедельник Кики встретилась с Эндрю в редакции «Курьера» на втором этаже школы.

– Как прошло интервью в Галльярде? – спросил Эндрю.

– Лучше, чем я думала, – ответила Кики. – По-моему, я наткнулась на кое-что поинтересней, чем беседа о возможностях получить работу в музее изящных искусств! – Она вкратце поведала Эндрю о своих встречах с доктором ван Кайзером и Гейбриел Джанссен.

– Он отвратительный тип, – закончила Кики, наморщив нос. – Даже Рыжик почувствовал, какой это фрукт. Мне кажется, я вышла на настоящий разоблачительный материал, только вот не знаю, как его собрать. Никак не придумаю благовидного повода покрутиться там и выведать побольше.

– Ну, села на своего конька! Кики проводит журналистское расследование!

– Не дразнись, Эндрю, – сердито сказала Кики. Она готова была вспылить. – Ты можешь не доверять моему шестому чувству, но уж Рыжик никогда не ошибается.

– Вот тут ты права: я имею в виду первую часть твоей фразы!

В этот момент в редакцию вошла Елена Морган. На несколько секунд воцарилось неловкое молчание. Кики ещё в начале учебного года взяла за правило говорить в её присутствии только о делах «Курьера». У Елены был тонкий слух и длинный язык.

– Поправилась? – спросила Кики, пытаясь заполнить паузу. Елена пропустила вопрос мимо ушей и уселась за свой стол.

– Из всех репортеров, кого ты мог бы послать в Галльярд вместо меня, – обратилась она к Эндрю, – тебя угораздило выбрать как раз такого, который ни черта не смыслит в искусстве! Неужели ты не мог найти никого из наших разъездных корреспондентов?

– Поправилась, сразу видно! – буркнула себе под нос Кики. – Уж Елена всегда найдет слова одобрения и поддержки.

Елена повернула свое вращающееся кресло в её сторону.

– Признайся, ведь в гимнастическом зале ты чувствуешь себя более уверенно, чем в музее!

– Может, и так, – ответила Кики. – Но я не обязательно должна быть в восторге от любого задания, которое получаю. А откуда, кстати, тебе известно, что там была я?

– От самого доктора ван Кайзера, – самодовольно заявила Елена. – Он у нас в субботу обедал. Моя мать, как ты, наверно, знаешь, член попечительского совета.

– Нет, откуда же мне знать, – заметила Кики. – Поспешу занести эту ценную информацию в свой банк важнейших данных.

– Я ушам своим не поверила, когда услышала, что ты стала расспрашивать его о той подделке, которую обнаружили в музейной коллекции. Как это бестактно! И непрофессионально! Человек оказывает нам одолжение, а ты вытаскиваешь на свет божий эту историю.

– Отстань, Елена, – вмешался Эндрю. – Репортеры не должны задавать легких вопросов.

– Только уж если мы будем давать повторную публикацию, – сказала Елена, – статью напишу я. Доктор ван Кайзер приглашает меня со следующей недели на все время весенних каникул поработать в музее стажером, поэтому у меня будет сколько угодно возможностей взять у него ещё одно интервью.

– Стажером? – переспросила Кики. Её так заинтересовала возможность стажировки в музее, что она решила не обращать внимания на ехидные замечания в свой адрес. – А я и не знала, что там есть стажеры!

– До сих пор никогда и не было, – объявила Елена. – Я стала первым стажером в истории музея. Я буду работать непосредственно под началом доктора ван Кайзера, и мистер Дартмут уже обещал поставить мне за стажировку зачет по истории.

– Поздравляю, – буркнула Кики.

Зазвонил звонок, и Кики подхватила свой ранец.

– Я бы как-нибудь обошлась и без этих новостей, – сказала она Эндрю, когда они вышли в коридор. – Встретимся во время перерыва на ленч.

Первый урок – английский язык – Кики просидела, уставившись в окно. Как несправедливо, что стажировка достанется Елене, хотя это ей, Кики, нужно бы было стать стажером, чтобы получить доступ в музей.

– Не повезло тебе, – сказал ей Эндрю в школьной столовой во время ленча. – Не знаю, что тут можно сделать.

– Ну, а я знаю! – сказала Кики. – Миссис Кендрик тоже заседает в этом попечительском совете. Может быть, она похлопочет за меня. Я поговорю с ней сегодня вечером: она попросила меня посидеть с её маленьким Джеффри.

– Попытаться стоит, – согласился Эндрю, – но на твоем месте я никому из членов совета не стал бы рассказывать, зачем тебе понадобилось место стажера. Раз уж они назначили хранителем того типа, значит, они ему доверяют.

– За кого ты меня принимаешь? – сказала Кики. – За круглую дурочку?

– Нет, ты не дурочка – просто тебя завидки берут!

Кики пулей вылетела из столовой, вышла из здания школы и до звонка просидела на бетонных ступеньках главного подъезда. Не так уж часто она сердилась на Эндрю. Может, он и прав. Может, она действительно завидовала Елене. Не только потому, что ей достанется место стажера в музее, но и по многим другим причинам. Елена была хорошенькая, пожалуй, даже красивая: длинные черные волосы, тёмно-синие глаза и фигура, словно со страниц журнала. В «Курьере» она вела еженедельную колонку «Морган размышляет» с почти неограниченным выбором тем. Кики так хотелось тоже иметь свою колонку!.. И если бы только это было возможно, она с радостью поменяла бы свои рыжие лохмы и веснушки на стильную внешность Елены… И ещё она хотела получить стажировку в Галльярдском музее!



Что ж, хотя бы это она, может быть, получит.

После уроков Кики встретилась с Эндрю и извинилась за свою вспышку.

– Брось, нашла, о чем говорить! – сказал он. – Для чего же существуют друзья, как не для того, чтобы можно было на них наорать? – Он достал из заднего кармана записную книжечку и сделал вид, будто что-то подсчитывает. – Значит, так. Считая сегодняшний день, я отстаю от тебя на двадцать два ора. Если соединить их вместе, я, наверное, мог бы орать на тебя целую неделю. Так я, пожалуй, и сделаю!

– Прекрати, Карлайл, – воскликнула Кики, слегка стукнув его кулачком по руке.

– Потом поговорим, – крикнул он, отъезжая на велосипеде с компанией мальчиков. – Удачи тебе с миссис Кендрик.

После обеда Кики с Рыжиком направились к дому Кендриков. Двухгодовалый Джеффри в пижамке встретил их на пороге и тотчас же вцепился в кота.

– Он весь день мечтал поиграть с Рыжиком, – обратилась к Кики миссис Кендрик, выходя из спальни с пальто в руках. – На кухне я оставила шоколадное печенье. Мы с Лорном вернемся домой примерно в одно время, – сказала она. – Я иду играть в бридж к Слоунам, а Лорн работает у себя в офисе. У тебя ведь есть телефон Слоунов?

Кики кивнула. Слоуны жили дальше по улице. Она снова взглянула на миссис Кендрик, которая, похоже, торопилась. Внезапно Кики показалось неудобным просить её о стажировке. Ведь не настолько уж она увлечена искусством или историей, да и в музей-то ей хотелось устроиться по одной-единственной причине: её заинтересовало то, что рассказала ей Гейбриел, и чём-то насторожил доктор ван Кайзер.

Но тут ей вспомнились слова матери: «Я доверяюсь своей интуиции…»

– Миссис Кендрик, – сказала она, – как вы думаете, могла бы я получить стажировку в Галльярдском музее?

Сьюзен Кендрик повернулась от зеркала в прихожей и улыбнулась ей.

– Как, Кики, тебя интересует работа в музее? А я и не подозревала об этом.

– Понимаете, в субботу я брала интервью у доктора ван Кайзера для статьи в школьной газете. Вот я и подумала, что хорошо бы узнать побольше, – неловко закончила Кики.

– Ну что ж, я, конечно, с удовольствием поставлю этот вопрос перед попечительским советом, – ответила миссис Кендрик. – Мы собираемся по четвергам. Но, по-моему, в музее никогда ещё не было стажеров.

– Одна девочка из нашей школы будет стажироваться там на следующей неделе, когда начнутся весенние каникулы.

– Ну, раз уже есть прецедент, я не вижу причины, почему бы не рассмотреть и твою кандидатуру. Мы не сможем оплачивать твою работу в музее, но ты набралась бы полезного практического опыта. Я буду рада замолвить за тебя словечко, Кики! В четверг я дам тебе знать, что из этого вышло. – Она стремительно обняла Кики, поцеловала Джеффри, погладила Рыжика и исчезла за дверью.

– Поверить не могу! – сказала себе Кики. – Поверить не могу! Это оказалось так просто! – Она протанцевала несколько па по кафельному полу прихожей и состроила несколько смешных гримас перед зеркалом, пока не сообразила, что за её представлением наблюдают две пары недоумевающих глаз.

Она стремительно повернулась, присела на корточки и, очутившись носом к носу с ними, притворно свирепым голосом прорычала:

– Все живые существа – марш на кухню! Там хороших детей и домашних животных ждет шоколадное печенье!

Малыш и кот, хихикая и мяукая, наперегонки бросились по коридору на кухню, а Кики погналась за ними по пятам.

– Джеффри даст ам-ам Рыжику! – объявил Джеффри и потянулся за печеньем для кота. За последние несколько месяцев Кики заняла первое место в списке приходящих нянь, которых новый прокурор округа и его жена приглашали посидеть с их сынишкой, и Джеффри с Рыжиком стали закадычными друзьями.

Зная пристрастие Рыжика к шоколаду, миссис Кендрик всегда запасалась к приходу Кики с её котом печеньем или кексами с шоколадными дольками. Но в этот вечер Рыжик повел себя странно. Хотя Джеффри прилежно выковыривал из печенья кусочки шоколада – эта процедура стала ритуалом, – Рыжик не выказывал к ним никакого интереса. Он брал предложенную шоколадку на кончик своего розового язычка и тотчас же выплевывал её на пол.

– Котик болен? – спросил Джеффри,, оглядываясь на Кики.

– Наверное, – ответила она. – Я ещё не видела, чтобы он когда-нибудь отказался от шоколадки. Это первый случай!

В восемь часов она уложила Джеффри спать и принялась за уроки. Рыжик удалился в кабинет мистера Кендрика в задней части дома и удобно расположился на ненужных бумагах в канцелярской корзине, одном из его любимых тайных укрытий. Возможность получить стажировку так взволновала Кики, что она никак не могла сосредоточиться на решении задачки. Часов в девять она оставила все попытки и набрала номер Эндрю. Бесконечные длинные гудки. Мало того что у Карлайлов никого не было дома, они даже забыли включить автоответчик.

Когда около десяти часов возвратилась домой миссис Кендрик, Кики, свернувшись калачиком на подушке для пола, смотрела телевизор.

– Все в порядке? – спросила миссис Кендрик, вешая пальто в стенной шкаф.

– Угу, – отозвалась Кики. – Никаких проблем не было, никто не звонил.

Разбуженный звуком их голосов, из задней комнаты сонно вышел Рыжик, щуря глаза от яркого света.

– Вернее, не было никаких проблем с Джеффри, – сказала Кики. – А вот Рыжик, хотите верьте, хотите нет, не пожелал есть шоколадные дольки!

– Ты не шутишь? – удивилась миссис Кендрик.

– Ничуть. Это первый такой случай. Никогда раньше я не видела, чтобы он отказался от шоколада в любом виде. Он просто выплевывал эти дольки.

– Погоди-ка, – сказала миссис Кендрик. – Я попробую одну вещь. – Она направилась на кухню, и Кики с котом последовали за нею. Миссис Кендрик сняла с полки банку, достала из неё пакет с шоколадными дольками и предложила одну Рыжику.

Он осторожно её обнюхал, затем поднял языком, повертел во рту, проглотил и попросил ещё.

Кики рассмеялась.

– Вы словно волшебной палочкой к ним прикоснулись. А из тех, которые давали ему мы с Джеффри, он так ни одной и не съел!

– Ладно, я раскрою тебе один маленький секрет, – сказала миссис Кендрик. – Я угощала его настоящими шоколадными дольками. Вы же предлагали ему «шоколадки» из бобов рожкового дерева, выковыренные из печенья, которое привезла с собой моя сестра, гостившая у нас в этот уик-энд. У неё аллергия на шоколад, поэтому она ест вместо него заменитель.

– Надо же, фальшивый шоколад! А я и не заметила разницы, – с улыбкой сказала Кики. – Как же он догадался?

– Наверное, ему помог развитый, как у всякого животного, инстинкт, – миссис Кендрик нагнулась и погладила Рыжика по спине. – Больше не буду, Рыжик, подсовывать тебе всякие суррогаты, – пообещала она, скармливая ему ещё один кусочек настоящего шоколада. – Отныне буду угощать тебя только лучшим шоколадом «Мокко». Ты молодец!

Миссис Кендрик проводила Кики до двери.

– Я позвоню тебе насчет стажировки в четверг во второй половине дня, – сказала она.

– Спасибо!

Кики с Рыжиком бегом вернулись домой, благо до дома Коллиров был всего один квартал.

Время до четверга тянулось так медленно, что казалось, будто прошел целый месяц. Это несмотря на то, что дел у Кики было выше головы. Начать с того, что в течение школьного года «Курьер» выходил каждую пятницу, и по четвергам в редакции всегда творился бедлам. На этой неделе Эндрю делал макет и расклейку, в то время как Кики отшлифовывала свою статью о докторе ван Кайзере. Елена, заканчивая материал для колонки, как обычно, пребывала в «творческом поиске». На этой неделе она размышляла о влиянии цвета на настроение человека – вдохновленная, по твердому убеждению Кики, своим недавним визитом в местный универмаг за материалами для цветной таблицы.

– Поторапливайся, Елена, – взмолился Эндрю, взглянув на часы. – Я хочу до утра попасть домой.

Елена закрыла глаза и покачала головой, как если бы его возглас прервал некий важный мыслительный процесс. Открыв глаза, она напечатала несколько строк – с осторожностью тюкая по клавишам, чтобы не содрать ярко-красный маникюр с ногтей, – и снова уставила взор в пространство. Кики и Эндрю смотрели на неё в ожидании, когда её снова осенит вдохновение.

– Зеленый цвет, – шепнула ему Кики, хихикнув. – Настроение в данный момент – тоска зеленая.

– Тише, – шепнул ей Эндрю, вращая глазами. – Ты просто недооцениваешь творческий гений. Тебе нужно сделать переоценку ценностей.

– Мне нужно пообедать, – громко сказала Кики. Она собрала учебники. – И дождаться телефонного звонка от Кендриков. Я могу ещё чём-то помочь?

– Нет, – ответил Эндрю. – Ступай. «Морган размышляет» – последний незаконченный материал.

– Тогда я пошла, – сказала Кики. – Пожелай мне Удачи!

– Если ты считаешь, что тебе необходима удача, чтобы получить стажировку в Галльярде, то ты совершенно права, – заявила Елена, неожиданно возвращаясь к действительности.

Кики перевела взгляд с Елены на Эндрю, который покачал головой.

– Это не я, – вымолвил он. – Я молчал как рыба. – Кики рассказала Эндрю о том, что она попросила миссис Кендрик походатайствовать за неё перед советом попечителей, но они условились помалкивать об этом при Елене.

– Твой тайный план собезьянничать и тоже получить стажировку провалился, – продолжала Елена. – Моя мама секретарь совета. Когда ей позвонила вчера миссис Кендрик и попросила включить её просьбу в повестку дня, моя мама прямо ей сказала, что она не будет голосовать за предоставление двух стажировок. – Елена откинула свои длинные черные волосы за плечо и елейно улыбнулась Кики. – Кроме того, мама сказала, что её поддержит доктор ван Кайзер. Может быть, ты получишь шанс летом или в будущем году, но первая стажировка – моя.

Кики судорожно глотнула и подхватила свой ранец.

– Твоя мама – это ещё не весь попечительский совет, – отрезала она и, не желая показывать Елене свое огорчение, быстро направилась к двери. – До завтра, Эндрю. – Рассерженная тем, что Елена узнала о её разговоре с миссис Кендрик, и огорченная известием, что её кандидатура вызвала возражения, Кики бегом сбежала по лестнице и, выскочив наружу, вывела свой велосипед со стоянки. «Ну и что из того, если будут два стажера? – мысленно рассуждала она. – Какая разница? Все равно же денег нам платить не будут».

Дома она оставила велосипед в гараже и, войдя через боковую дверь, направилась прямиком на кухню, где на столе стоял телефон с автоответчиком. В её отсутствие автоответчик записал три звонка. Когда она перематывала пленку, чтобы прослушать записанные сообщения, от боковой двери донеслось легкое царапанье, возвестившее о том, что Рыжик пролезает через свой личный вход – узенькое отверстие, вырезанное в нижней части двери. Он подошел к Кики и потерся о её ногу, жалобно мяукая.

– Ну что, Рыжик, явился? Нашел кому жаловаться на свои неприятности! – она нагнулась и почесала ему за ухом, что плохо вязалось со строгим тоном её голоса. – У меня своих неприятностей хватает. К тому же кот, который исчезает на два дня, не оставив записки, никакого сочувствия не заслуживает. Ты же знаешь, какое значение придают в этом доме тому, что, уходя, надо оставить записку!

– Мяу! – Рыжик лениво потянулся, распластав по полу передние лапы, изогнув спину и подняв крестец. Как и всегда, он ничуть не похудел после нескольких дней бродяжничества. – Мяу! – Он вытянул лапу и притронулся к её джинсам.

Кики трудно было и дальше сохранять мрачное настроение, когда её любимец требовал к себе внимания. Наклонившись, она взяла его на руки и спрятала лицо в его пушистой шубке.

– Кот-призрак возвращается! – сказала она. – Где ты пропадал на этот раз?

Время от времени Рыжик попросту исчезал. Когда это случилось в первый раз, Кики с матерью искали его до полуночи, и Кики уверилась в том, что он никогда не вернется. Ей мерещилось, как его подобрала путешествующая на автомобиле семья, у которой нет собственных домашних любимцев, и увезла с собой в дальние края, или как какой-нибудь чокнутый ненавистник животных вызвал фургон для отлова бездомных кошек, или, хуже того, как его переехала машина и он уполз в придорожные кусты умирать. На следующее утро доктор Коллир возила её в городской приемник для бездомных животных, где они осмотрели десятки бродячих котов, но Рыжика среди них не нашли.

Ровно через двое суток он чудесным образом возвратился, явившись прямо к обеду, такой же ухоженный и пушистый, как и до бродяжничества.

Со временем, когда таинственные исчезновения Рыжика обрели регулярный характер, Кики перестала тревожиться и лишь пыталась понять, куда он пропадает. Они с Эндрю даже придумали такую игру: фантазировать о приключениях Рыжика. Может, он обучает котов-детективов? Ходит на свидания с какой-нибудь красавицей кошкой? Распутывает загадочную криминальную историю, поставившую в тупик местную полицию? Совершает, руководствуясь своим шестым чувством, тайные героические поступки? Посещает другую планету? Освобождает всех котов, запертых в городском приемнике для бродячих животных? Инспектирует самую большую шоколадную фабрику штата? Или просто полеживает где-нибудь на пляже?

Конечно, если вспомнить, то и с самого начала он попал к Кики довольно таинственным образом: подошел к ней на велосипедной стоянке с таким видом, будто просто-напросто вернулся к своей хозяйке.

– На этот раз, – сказала она, сажая кота себе на колени, – ты был на заседании попечительского совета музея, да? И ты голосовал за две стажировки. – Она прыснула. – А на обратном пути ты укусил миссис Морган, да?

Рыжик замурлыкал и притулился к ней, а она нажала кнопку воспроизведения на автоответчике. Первый звонок – страхового агента. Второй – мамин, с сообщением, что она задержится на работе. Третий – от миссис Кендрик.

Кики прослушала последнюю запись ещё раз: «Привет, Кики! Это Сьюзен Кендрик. Сейчас четыре десять. Позвони мне, когда вернешься домой».

По её тону Кики не смогла догадаться, «да» это или «нет». Она набрала номер Кендриков и стала ждать. Один гудок. Два. Три. На четвертом гудке миссис Кендрик взяла трубку.

– Здравствуйте, – сказала Кики. – Это я, Кики.

– Здравствуй! – ответила миссис Кендрик. – Спасибо, что позвонила. – Из трубки донесся приглушенный шум, и Кики услышала рев Джеффри. – Ой-ой-ой! Минуточку! – воскликнула миссис Кендрик, отложив трубку. Кики нервно ерзала: ей одновременно и хотелось и не хотелось узнать, что произошло в совете попечителей. Рыжик высвободился из её рук и тронул лапкой телефон, выказывая такое же нетерпение, какое чувствовала Кики. Наконец миссис Кендрик снова взяла трубку.

– Прошу прощения, – со смехом сказала она. – У нас была маленькая авария. Так вот, Кики, у меня есть для тебя хорошая новость и плохая новость. Сначала плохая новость: доктор ван Кайзер сегодня сказал на заседании совета, что на будущей неделе у него не будет времени руководить работой сразу двух стажерок. Поэтому, извини, ты не сможешь стажироваться под его началом. Он сказал, что, может быть, сможет взять на стажировку одного человека этим летом.

Охваченная жгучим чувством разочарования, Кики почти не слушала объяснений миссис Кендрик, которая говорила о том, что у хранителя музея будет очень мало времени в связи с намеченными на будущий месяц мероприятиями: кампанией по сбору средств и прибытием передвижной выставки.

– Ну что ж, спасибо, что попытались, – пробормотала Кики. «Слава Богу, что до каникул остался всего один день, – подумала она. – Терпеть самодовольство Елены больше одного дня было бы выше моих сил».

– Но это лишь плохая новость! – оживленно проговорила миссис Кендрик. – Хорошая же новость такая: один из членов совета – доктор Алленби, он работает в больнице вместе с твоей мамой, – выразил мнение, что, может быть, ты захочешь стажироваться у миссис Джанссен в реставрационной лаборатории. Тогда под началом у доктора ван Кайзера будет лишь одна стажерка. Тебя это устроит?

Кики ушам своим не верила!

– Доктор Алленби говорит, что он знает тебя, – продолжала миссис Кендрик.

– Да, он же мой врач, – сказала Кики. – Он лечит меня с самого моего рождения.

– Так вот, совет положительно отнесся к тому, чтобы одна школьница стажировалась в администрации музея, а Другая – в реставрационной мастерской. Как ты относишься к тому, чтобы поработать с миссис Джанссен? – она помолчала. – Это человек старой школы. Ты у неё многому научишься, но она может оказаться строгим руководителем. Я слышала, с ней не так-то легко ладить.

– О, неважно. Это же замечательно! – воскликнула Кики. – Просто изумительно! Я с ней познакомилась в субботу. Я в любом случае выбрала бы работу у неё в мастерской, а не в администрации.

– О, я так рада за тебя! – сказала миссис Кендрик. – Значит, в понедельник к девяти утра ты можешь явиться на работу. Доложи о своем прибытии миссис Джанссен.

Кики дважды поблагодарила её и повесила трубку. Потом она подхватила Рыжика и протанцевала с ним круг по кухне.

– Отлично! Отлично! Отлично! – пропела она удивленному коту, который воспользовался первой же возможностью, чтобы высвободиться из её объятий и ретироваться на микроволновую печь, что стояла на краю кухонного стола.

Кики бросилась обратно к телефону и набрала номер Эндрю.

– Ты не поверишь! – сказала она, когда он взял трубку. – Я тоже буду стажироваться! Мисс воображала Морган и я будем обе трудиться на следующей неделе в залах Галльярда!

Но Кики и представить себе не могла, что её стажировка будет как небо от земли отличаться от стажировки Елены: она будет куда интересней и намного, намного опасней.

Глава четвертая

Утром в понедельник Кики подъехала к музею на городском автобусе. Выходя из автобуса на противоположной от музея стороне улицы, она увидела Елену в розовом костюмчике и туфлях на высоком каблуке – очень «взрослых» и, скорее всего, подумала Кики, с материнской ноги, – вылезавшую у здания музея из машины своей матери.

Кики оглядела свои синие джинсы и теннисные туфли, состроила гримаску и решила, что для работы в реставрационной мастерской это самая подходящая одежда. Она пересекла улицу и вошла в здание.

– Музей открывается в десять, – сказала ей женщина, сидевшая за столиком дежурного администратора.

– Я стажерка, – ответила Кики, назвав женщине свою фамилию. – Я должна явиться к миссис Джанссен в реставрационную мастерскую.

Женщина заглянула в какие-то бумаги и кивнула.

– Да, пожалуйста. Пройдите в конец холла и спуститесь по лестнице. Мастерская будет слева.

Кики сбежала по лестнице и постучалась в дверь мастерской.

– Войдите!

Гейбриел Джанссен сидела, низко наклонившись над верстаком и направив яркий свет на предмет, находившийся у неё в руке.

– Пинцет, – сказала она, шаря рукой по верстаку и не поворачивая головы. Кики поспешно подошла и подала инструмент, который миссис Джанссен, по-видимому, искала. Гейбриел по-прежнему не поворачивала головы. В руке она держала подвеску, похоже, сплетенную из тонких золотых нитей. Очки с толстыми стеклами сидели у неё на лбу, а в глаз была вставлена лупа, какими пользуются ювелиры.

– Ну вот! – с довольным видом промолвила она, откладывая в сторону подвеску. Она вынула из глаза лупу и водрузила на место очки. – А, Кики, – обернулась она. – Что же ты не сказала мне в тот раз, когда была здесь, что ты хочешь поработать со мной?

– Гейбриел, я и сама это узнала только в четверг вечером, – ответила Кики. – Я…

– Неважно, – оборвала Гейбриел, отметая её объяснения. – Доктор ван Кайзер явился ко мне сегодня утром сообщить эту новость. Ты здесь и ты будешь учиться. Но мы должны установить кое-какие правила, да? Во-первых, пока мы в мастерской, я твоя учительница, а ты моя ученица. Да?

– Да, конечно.

– И пока мы работаем, я для тебя миссис Джанссен, да?

– Да, ладно, – ответила Кики, обескураженная тем, что Гейбриел вдруг перешла на такой официальный тон. – Только вы сами в прошлый раз сказали, что я должна называть вас Гейбриел.

– Да, но в прошлый раз ты не была моей ученицей.

– Верно, но ведь… «Может быть, это имела в виду миссис Кендрик, когда говорила, что с Гейбриел, как она слышала, не так-то легко ладить?» – мысленно спросила себя Кики.

– Вот и хорошо. Мы поняли друг друга. Я миссис Джанссен, ты Коллир. А где Рыжик?

– Дома. Я подумала, что мне не следует брать его с собой.

– Можешь брать. Стажерке полезно иметь рядом верного друга, которому можно пожаловаться на жизнь. К тому же он знаком с Моне.

При упоминании своего имени коротконогий пёс материализовался из теней в углу и приковылял к Гейбриел. Здесь он глубоко вздохнул и опустился на пол.

Кики улыбнулась:

– Я и не собираюсь жаловаться.

– Но будешь, – серьёзно сказала Гейбриел. Потом она улыбнулась Кики. – Ты готова сразу приступить к работе?

– Да, – тихо ответила она. Озадаченная этой неожиданной переменой, произошедшей с Гейбриел, Кики в конце концов решила: перемена эта вызвана тем, что доктор ван Кайзер не предупредил Гейбриел заранее. Но ведь в том, что Кики будет стажироваться в реставрационной мастерской, он знал с четверга. Почему же он не сказал ей раньше? Что это – оплошность с его стороны или злой умысел? Кики живо вспомнила, о чем они говорили с Гейбриел, когда она была тут в прошлый раз, Неужели Гейбриел думает, что она, Кики, здесь для того, чтобы шпионить за ней? Неужели она считает её другом доктора ван Кайзера?

Гейбриел вытащила из-под дальнего края верстака табурет и включила верхний свет.

– Будешь сидеть вот тут, – сказала она. Подойдя к полке на задней стене мастерской, она сняла с неё целую охапку пыльных специальных журналов. – Будешь читать, Коллир, – распорядилась она, кладя всю стопку перед ней на верстак.

Кики поглядела на журналы, потом перевела взгляд на Гейбриел.

– Что я должна читать? – спросила она.

– Все, – ответила Гейбриел приятным, но твердым голосом.

Кики взяла журнал с самого верха стопки и раскрыла его. Весь номер был посвящен научному сопоставлению скульптуры разных веков, различных материалов, применяемых в скульптуре (камень, металл, глина, стекло, синтетика), и двух главных видов их обработки – резьбы и лепки. Пока Кики читала, Гейбриел молча работала у другого края верстака. Время от времени Кики поднимала глаза и смотрела, чем та занимается. Перед Гейбриел стоял мольберт с небольшой, написанной маслом картиной, и она терпеливо, маленькими мазками смешивала синюю краску на небольшой стеклянной пластине. Один раз Гейбриел поймала её взгляд и улыбнулась ей. Наконец она заговорила.

– Подойди сюда, Коллир, – сказала она. Кики соскользнула с табуретки, радуясь возможности оторваться от чтения.

Пользуясь длинной тонкой кистью как указкой, Гейбриел показала ей царапинку на картине.

– Это мы с тобой должны исправить, – объявила она и поднесла к свету стеклянную палитру.

– Какой цвет ты бы выбрала? – спросила она Кики.

Кики долго рассматривала ярко освещенные мазки синей краски. Поначалу все они показались ей одинаковыми, но чем больше она вглядывалась в них, тем лучше её глаза различали разницу в оттенках. Она посмотрела на картину и снова на палитру, сличая цвет на картине вокруг царапины с цветом мазков.

– По-моему, вон тот, – ответила Кики, показывая.

– У тебя хороший глаз, – отметила Гейбриел, одобрительно кивнув. – Это почти верный выбор. Я возьму вот этот. – Она указала на мазок рядом с тем, что выбрала Кики. – В нем чуть больше красного. – Гейбриел осторожно положила краску на царапинку и несколькими ловкими взмахами кисти закрасила поврежденное место.

– Идеально, Гейбри… миссис Джанссен! – воскликнула Кики. – Я даже не смогу отыскать, где тут была царапина!

Гейбриел улыбнулась ей.

– Пора нам сделать маленький перерыв и пойти выпить кофе, – сказала она, опуская кисть в банку со скипидаром. – Я тебя угощаю. Кафе у нас на первом этаже.

Гейбриел заперла мастерскую и первой направилась вверх по лестнице, через круглый холл и один из выставочных залов в кафе, которое в действительности представляло собой закусочную, помещавшуюся частично внутри здания, а частично на открытом воздухе – на узкой веранде с коваными железными столиками и стульями.

– Погода ещё прохладная, но приятная, – сказала Гейбриел. – Пойдем на веранду.

Она взяла кофе себе и содовую Кики и отнесла поднос наружу. Когда они проходили через почти пустой зал кафе, Кики заметила за столиком у стены Елену с доктором ван Кайзером. Оба они сделали вид, что не заметили проходивших, хотя Кики была уверена, что Елена подняла глаза, когда они вошли.

После того как они немного поболтали о том о сем, Гейбриел сообщила:

– Сегодня во второй половине дня мы осмотрим египетское собрание, дивное и таинственное. Что ты знаешь, Кики, об остатках материальной культуры Древнего Египта? – Сначала Кики была поражена, услышав, как Гейбриел называет её по имени, и почувствовала облегчение от того, что вне стен мастерской отношения между наставницей и ученицей становятся не столь официальными.

– Не так уж много, – ответила Кики. – На уроке истории нам показывали видеофильм о фараоне Тутанхамоне, снятый, когда выставку сокровищ из его гробницы показывали в Соединенных Штатах, и это все.

– Начало хорошее, – сказала Гейбриел. – Здесь, конечно, нет такого великолепия, но экспозиция у нас вполне солидная. А как любительница кошек, ты обнаружишь, что у тебя много общего с древними египтянами! – Она отодвинула свой стул от стола и встала. – Пора за работу, – заметила она.

После перерыва время для Кики потянулось медленно: весь остаток утра она продолжала читать, а Гейбриел очищала бронзовую статуэтку. В предвкушении экскурсии по египетским залам музея Кики полистала журналы, рассчитывая найти что-нибудь по истории Египта, но её поиски не увенчались успехом.

В полдень Гейбриел достала из-под верстака большой бумажный пакет с ручками и объявила перерыв на ленч.

– Ты захватила с собой поесть? – спросила она.

– Да, – ответила Кики. – Сандвич и яблоко.

– Хорошо, – сказала Гейбриел. – Мы можем снова подняться в кафе, взять там какое-нибудь питье и поесть на веранде. Сегодня там не будет много народу. Ведь по понедельникам музей обычно закрыт – мы работаем по понедельникам только во время школьных каникул.

Когда они вошли в кафе, Кики заметила Елену и доктора ван Кайзера, которые ели за тем же столиком, где она видела их раньше.

– Ты её знаешь? – спросила Гейбриел, кивнув головой в сторону Елены.

– Да, – ответила Кики. – Она из моей школы.

– Но ты её не любишь, – сказала Гейбриел скорее утвердительно, чем вопросительно.

– Да, не очень, – призналась Кики. – Она тоже стажируется на этой неделе. У доктора ван Кайзера. У неё мать член попечительского совета. Вообще-то это она должна была брать интервью у доктора ван Кайзера для школьной газеты на той неделе.

– Её мать – ярко накрашенная женщина с черными бровями и лиловыми веками? – спросила Гейбриел, вынимая из сумки еду.

Кики невольно улыбнулась. Это было довольно точное описание внешности миссис Морган.

– Она самая.

– Вот, – сказала Гейбриел. – Мы поделимся. – Она подвинула в сторону Кики куриную ножку. – У меня две. И полно овощей. – Она открыла пластиковый пакет, полный нарезанных овощей – сельдерея и морковки, цветной капусты и помидоров, предлагая Кики угощаться. – Не таких, правда, вкусных, как мои собственные, – добавила она. – Будущим летом я выращу отличные овощи.

– У вас есть огород? – поинтересовалась Кики, предлагая Гейбриел половину своего сандвича с сыром.

– Спасибо, – поблагодарила Гейбриел. – Огород? У меня целая ферма! – продолжала она со смехом. – Большую её часть я сдаю в аренду фермеру, но оставляю себе достаточно земли, чтобы выращивать овощи. Я люблю возиться в земле, ухаживать за растениями. Приезжай ко мне в гости, Кики! Я подвезу тебя в своем фургоне как-нибудь вечером после работы.

– С удовольствием, – сказала Кики.

На обратном пути в реставрационную мастерскую Гейбриел сначала поднялась в один из выставочных залов на третьем этаже.

– Я должна взглянуть на одну вещь, – пояснила она Кики. Подойдя к полкам у стены, закрытым стеклянной панелью, Гейбриел вставила ключ в замок и отодвинула панель. Полки были уставлены белыми фарфоровыми вещицами с китайскими значками и нефритовыми статуэтками. Надпись на медной табличке гласила: «Династия Юань. 1279-1368 гг.». Гейбриел сняла с полки изящно закругленную чашу и стала осторожно её осматривать. Повернув её к свету, она начала ощупывать пальцами выгнутые бока, ободок, основание.

Пока Гейбриел осматривала чашу, Кики отошла к застекленной витрине, где были выставлены бронзовый Будда шестого века и страшный бронзовый бегемот с драгоценными камнями – изумрудами, как пояснялось в лежащей рядом карточке, – на месте глаз.

– Коллир! – резким голосом позвала Гейбриел, и Кики поспешила к ней. – Возьми это! – скомандовала наставница, сунув в руки Кики фарфоровую чашу.

Кики боязливо взяла обеими руками ценный музейный экспонат и вопросительно посмотрела на Гейбриел, ожидая дальнейших указаний.

– Ну как, ознакомилась?

– Угу…

Гейбриел забрала у неё чашу и поставила обратно на полку. Взяв стоявшую рядом тонкую, изящную фарфоровую вазу, она вручила её Кики, которая догадалась, что её подвергли какому-то испытанию, но не вполне понимала, что от неё требуется.

– Между ними есть разница! В чем эта разница? Кики поглядела на невысокую чашу на полке и вновь перевела взгляд на вазу у себя в руках.

– Нет, нет! Не смотри на них! Осязай! Кики опустила глаза и ощупала вазу.

– Так в чем разница? – нетерпеливо повторила Гейбриел. Кики пожала плечами.

– Вот эта – холодная на ощупь, – неуверенно предположила она.

Гейбриел просияла.

– Верно! – воскликнула она, забрала у Кики вазу, поставила её на место и заперла витрину. – Пойдем, – сказала она. – Ещё немного почитаешь, а в четыре мы с тобой посетим долину Нила.

Кики уже начала с сожалением думать, что она поспешила, выпросив стажировку. Ведь если доктор ван Кайзер мошенник, у неё явно не будет никакой возможности разоблачить его, просиживая все время в реставрационной лаборатории и читая пыльные научные журналы.


Гейбриел отперла дверь лаборатории и включила свет. Кики уселась на свою табуретку у дальнего конца верстака и раскрыла журнал, посвященный скульптуре. Её утешало лишь сознание того, что попозже сегодня они совершат экскурсию по египетской экспозиции.

– Нет, нет, Коллир, – сказала Гейбриел, забирая у неё журнал. – У меня есть для тебя чтение поувлекательней. Она достала с полки под верстаком какую-то книгу, перелистала несколько страниц и вручила её в открытом виде Кики. – Читай вот отсюда. – Она ткнула пальцем в страницу. Кики прочла название главы: «Фарфор: формулы состава и температуры обжига». Ничего себе, увлекательное чтение! Она подняла глаза и посмотрела на Гейбриел в надежде получить от неё хоть какой-то намек на то, что именно должна она почерпнуть из этой книги, но реставраторша уже была целиком поглощена приготовлением какой-то дурно пахнущей смеси в металлическом ведерке.

Кики читала минут двадцать. Она узнала, что такое твердая фарфоровая масса, коалин, подглазурная роспись и при каких температурах обжигают разные виды фарфора, и прочла про попытки европейцев в точности воспроизвести китайский фарфор. Она уже дочитывала главу, когда из груди у неё вырвался крик:

– Гейбриел! Миссис Джанссен! Та чаша в китайском зале. Это же подделка!

Гейбриел повернулась и наградила её улыбкой.

– Почему ты так думаешь?

– Наверное, она из мягкого фарфора, – сказала Кики, сама себе удивляясь.

– Почему?

– Потому что по сравнению с вазой чаша казалась теплой на ощупь. Значит, ваза – из твердой массы, коалина. Это подлинный китайский фарфор, а чаша – скорее всего, из европейского фарфора.

– Правильно, Коллир. Очень хорошо. Есть и другие способы проверки. Например, если чаша – имитация, на глазури будут оставаться царапины. А если мы её разобьем, подглазурные краски росписи обнаружатся также и в бисквите.

Кики озадаченно уставилась на Гейбриел.

– Погодите-ка, – воскликнула она. – Вы ведь заранее знали, что чаша поддельная. Почему же она выставлена в китайском зале, если это подделка?

– Я бы тоже хотела получить ответ на этот вопрос, Кики, – сказала Гейбриел, забыв о роли строгой учительницы. – Я обратилась за разъяснением к хранителю, но он не удостоил меня ответом. Может быть, если я пошлю тебя наверх с запиской, в которой повторю свою просьбу, он предоставит мне нужную информацию.

– Почему вы думаете, что мне он эту информацию даст? – спросила Кики.

– Как ты получила свою стажировку? – с улыбкой задала Гейбриел встречный вопрос.

– Ну, потому что миссис Кендрик и доктор Алленби…

О я поняла! – с возрастающим возбуждением воскликнула Кики. – Он может грозить увольнением вам, но меня-то он уволить не может: я тут не работаю! А если он откажется предоставить вам информацию, пока я здесь, я могу рассказать об этом двум моим друзьям в попечительском совете! – Кики рассмеялась. – Это похоже на шантаж!

– Похоже, – улыбнулась Гейбриел, доставая отрывной блокнот и карандаш. – Только мы делаем это не ради личной выгоды.

Глава пятая

Пока лифт поднимал Кики на третий этаж, где находился кабинет хранителя музея, её возбуждение все возрастало. Неужели он откажется дать ей сведения, которые запрашивала Гейбриел?

Она прошла по коридору до кабинета хранителя, постучала в дверь и стала ждать. Через несколько мгновений дверь открылась. Елена смерила её надменным взглядом.

– Да, Кики? – вопросила она.

– Миссис Джанссен нужна информация о чаше в китайской коллекции, – сказала Кики. – Доктор ван Кайзер здесь?

– Нет, но я смогу справиться без него, – самодовольно заявила Елена. – Он объяснил мне, как пользоваться каталогом.

Кики отдала ей записку, и Елена отступила от двери в глубь кабинета. Кики вошла следом и наблюдала за её поисками в комнатке, сплошь уставленной стеллажами с ящичками, как в библиотечной картотеке. Вскоре Елена вернулась с карточкой в руке.

– Тебе придется переписать эти данные. Я не могу разрешить тебе вынести карточку из кабинета, – сказала она начальственным тоном. – Тем более в подвал. Доктор ван Кайзер все рассказал мне про эту женщину, которая там работает. Представляю себе, чему она тебя научит! – саркастически добавила она.

– Что значит эта ехидная реплика? – спросила Кики. Елена улыбнулась.

– Это значит, что ей недолго осталось тут работать. Доктор ван Кайзер собирается просить совет уволить её со следующего месяца. Музею меньше всего нужна сотрудница, изготовляющая подделки. Он рассказал мне все-все о том, как она «обнаружила» подделку, пока он был в Лондоне. А на самом деле она подменила экспонат!

– Как ты смеешь говорить такое о Гейбриел! – вспыхнула Кики. – Она взяла с инкрустированного столика ручку и принялась переписывать данные с карточки на оборотную сторону записки Гейбриел. Но её рука замерла, когда она увидела на карточке уже знакомую фамилию.

Елена ждала, нетерпеливо барабаня пальцами.

– Ну, собираешься ты переписывать или нет? – с раздражением спросила она.

– Мне незачем переписывать, – ответила Кики, бросив карточку на стол и поспешно направившись к двери. – Это легко запомнить.

– Доктор ван Кайзер знает, что на уме у этой женщины, – крикнула ей вслед Елена. – Она просто пытается скомпрометировать его, потому что сама метит на его место!

Кики вылетела из кабинета и бросилась по коридору к лифту. Всю дорогу вниз она кипела от возмущения и так стремительно выкатилась из лифта, что чуть не наскочила на двух женщин, ожидавших кабину, чтобы подняться наверх.

– Извините, – пробормотала Кики.

Когда она вернулась в реставрационную лабораторию, Гейбриел упаковывала какие-то вещи в картонный ящик. Она подняла голову и посмотрела на Кики.

– Ну, что?

– Чаша поступила из частной коллекции в Бостоне, – сказала Кики сквозь стиснутые зубы. – И её подлинность удостоверена амстердамской компанией «Стоттмейер и Дреслер».

Гейбриел подняла бровь.

– Так я и думала, – проговорила она. – Он нашел ещё один способ набивать себе карманы.

– Стоттмейер, – сказала Кики. – Ведь эту фамилию носил ван Кайзер, когда вы впервые познакомились с ним?

– Да. Владелец той компании – его двоюродный брат. Они – как это говорится? – стакнулись и работают на пару. Людвиг заказывает искусно сделанную имитацию и приобретает её за ничтожную долю стоимости подлинника. Его двоюродный братец оценивает подделку по полной цене оригинала, её помещают в эту частную коллекцию, которая в действительности принадлежит ван Кайзеру, а потом, выждав некоторое время, ван Кайзер продает её за огромные деньги ничего не подозревающим коллекционерам и музеям. С предметами искусства, уже выставленными в музее, он проделывает другую махинацию: заказывает копии и подменяет ими оригиналы.

– Но это же мошенничество! Кража в крупных размерах! – воскликнула Кики. – Разве вы не можете просто позвонить в полицию?

– Ещё не время, – сказала Гейбриел, возвращаясь к прерванной упаковке. – Я должна собрать больше доказательств. А ты читай, Коллир! Ты должна многое оттуда почерпнуть!

«Легко сказать», – подумала Кики, неохотно возвращаясь к кипе материалов для чтения. Разве можно заставить себя сосредоточиться на ученых статьях, когда прямо здесь, в музее, плетутся такие интриги? Хранитель музея – вор! Сегодня вечером, когда она вернется домой, ей будет что порассказать Эндрю. Её радовало, что завтра ей можно взять с собой Рыжика. Несмотря на все свои причуды, оранжево-рыжий кот был хорошим другом, которого неплохо иметь рядом, когда творятся такие странные вещи.

Кики поразмышляла над тем, следует ли сказать Гейбриел о том, что ей рассказала Елена, и решила промолчать. Зачем расстраивать её раньше времени? Все равно до неё скоро дойдет слух об этом.

– Коллир, ты читаешь журнал вверх ногами! – сказала Гейбриел с ноткой юмора в голосе. Кики, вздрогнув, быстро перевернула журнал. – Думаю, нам пора наведаться в Египет.

Все заботы и тревоги Кики улетели прочь, когда Гейбриел повела её вдоль витрин, показывая ей сокровища Древнего Египта и так красочно повествуя об отдельных предметах в собрании, что Кики даже представила себя живущей в культурной среде той далекой страны и той давней эпохи. Внимание Кики привлекли белые алебастровые кувшинчики для благовоний, изваянные в форме людей и животных и изображающие древние божества, золотые ожерелья, украшенные драгоценными камнями, и серьги из бусин, свисавшие до плеч. Её интерес возрос ещё больше, когда Гейбриел объяснила ей, что «магическое око» – глаз, выгравированный на некоторых украшениях, – было амулетом, который, как тогда считали, обладал силой отгонять болезни и даже возвращать к жизни умерших.

– Вы в это верите? – спросила Кики. Гейбриел повернулась и посмотрела ей в лицо.

– На свете есть много вещей, которых мы не понимаем, – серьезно сказала она. – Отрицать веру значит ограничивать наши возможности. Ограничивать возможности значит жить в маленьком мирке, поместив себя в его центре. Хорошего в этом мало. – Она сунула руку в карман и вынула перстень, сквозь который был продет черный шнурок.

– Когда Роланд закупал эти предметы для коллекции, – она кивнула головой в сторону экспонатов в витрине, – он купил этот перстень на свои личные деньги. Он поврежден и не имеет музейной ценности. Но я всегда ношу его с собой.

Кики взяла у неё перстень и повернула его. На неё немигающе уставилось выгравированное посредине «магическое око».

– Что же оно не спасло жизнь ему? – спросила Кики.

– Может, и спасло, – ответила Гейбриел. – Может, благодаря этому перстню он дольше прожил. Может, он живет теперь где-нибудь в другом месте Вселенной. Все возможно, но нам не дано знать. – Положив перстень обратно в карман, Гейбриел двинулась к той части экспозиции, где был выставлен саркофаг – богато украшенный гроб; в нем лежала мумия женщины из рода фараонов, жившей более трех тысяч лет назад. У подножия саркофага её сторожила царственного вида кошка, изваянная из черного дерева и застывшая на алебастровом пьедестале в позе благородного величия.

– Мордочка у неё вроде бы как у Рыжика, – заметила Кики, – но в остальном слишком уж она тощая!

– В Древнем Египте кошек считали священными животными, – пояснила Гейбриел. – Им поклонялись. У египтян даже была богиня с кошачьей головой по имени Баст.

– Только не рассказывайте Рыжику, – широко улыбнулась Кики. – А то он ещё подумает, что с ним недостаточно хорошо обращаются!

– Археологи находили внутри саркофагов мумии кошек, – продолжала Гейбриел, – а рядом – мумии мышей, чтобы в загробной жизни кошкам было чем питаться.

Зазвенел звонок, и Гейбриел взглянула на часы.

– Музей закрывается, – сказала она. – Через пятнадцать минут включат сигнализацию, и за это время мы должны покинуть здание. До завтра. Я должна ещё кое-что забрать из мастерской. Всего хорошего!

Кики направилась к автобусной остановке. За один рабочий день – эти восемь часов пролетели, как одна минута – она узнала так много, что у неё голова шла кругом. Когда она вернулась, доктор Коллир уже была дома, и от запаха корицы и мускатного ореха, возвещавшего, что печется домашний яблочный пирог, у Кики потекли слюнки.

– Привет, дружок, – крикнула ей мать из кухни. – Как у тебя прошел день? Было интересно?

Прежде чем пройти по коридору на кухню, Кики улыбнулась себе улыбкой, не предназначенной для матери. Если она чему-то и научилась, так это проявлять избирательность, рассказывая матери о событиях дня. Она могла бы рассказывать мамочке почти все, но не любила её беспокоить.

– Временами интересно, – ответила она, садясь на краешек табуретки и наблюдая, как из духовки вылезает сковорода с золотисто-коричневой курицей, – а временами скучно. О, выглядит аппетитно. Похоже, сегодня ты рано пришла домой.

– Рано ушла на работу и рано освободилась, – сказала доктор Коллир, повернувшись как раз в тот момент, когда Кики потянулась, чтобы отщипнуть корочку от пирога, поставленного на стол остывать.

– Руки прочь! – выкликнула она, шутливо шлепнув Кики рукавичкой. – Тебе уже не пять лет, чтобы безнаказанно начинать обед со сладкого!

Кики улыбнулась во весь рот, и на неё потоком нахлынули воспоминания. Вот такой всегда была её мать при жизни отца – до катастрофы. Веселой, улыбчивой. Родители планировали свое время так, чтобы с нею постоянно был кто-то из них, и для этого работали в больнице в разные смены. Не верилось, что после гибели отца прошло уже два года. С тех пор весь распорядок жизни в семье переменился. Теперь её мать трудилась в больнице полный рабочий день, и готовить обед обычно приходилось Кики. Она любила поэкспериментировать на кухне, но прийти домой и обнаружить приготовленный обед было для неё истинным наслаждением.

– Сегодня я кое-что о себе разузнала, – объявила Кики, поднимая к себе на колени Рыжика, который поспешно прибежал со своего сторожевого поста на подоконнике в гостиной. – Я была бы примерной египтянкой. Потому что я аилурофилка.

– Кто-кто?

– Аилурофилка. Кошатница. Аилурофилия – это любовь к кошкам.

– Звучит, как название какой-нибудь инфекционной болезни, – буркнула доктор Коллир. – Суп на столе!

После обеда, пока мать читала в гостиной, Кики позвонила Эндрю и рассказала ему про Гейбриел, про поддельную фарфоровую чашу и про выдвинутые Еленой обвинения.

– Твой день был куда увлекательней моего, – пожаловался Эндрю. – Мать заставила меня наводить порядок в гараже. Просто чтобы потренироваться, как она сказала! Потому что завтра она заставит меня убирать мою комнату.

– Ну, для этого потребуется целая неделя, – рассмеялась Кики.

– Как ты могла сказать такое?! – с притворным негодованием спросил Эндрю. И тут же быстро добавил: – Ладно, можешь не отвечать.

– Если все-таки справишься с уборкой, – сказала Кики – приходи после ленча в музей. Гейбриел не возражает против того, чтобы ты присоединился к нашей завтрашней экскурсии.

– Хорошая мысль. Мамочка, возможно, смягчится, если будет думать, что я набираюсь культуры. – Он понизил голос. – Я должен идти. Моему брату нужно позвонить. Кики, будь поосторожней там. Я хочу сказать, – в его голосе послышалась тревога, – что ты даже не знаешь наверняка, кто именно преступник. Если ты будешь слишком уж сильно копать, это может стать опасным для тебя.

Кики почувствовала, что щеки ей заливает краска. Она порадовалась, что Эндрю не видит, как она покраснела.

– Ладно, постараюсь, – обещала она. – Завтра я возьму собой Рыжика. Он не даст меня в обиду.

– Это точно, – сказал Эндрю. – Пока.

Кики положила трубку и улыбнулась. Забавно, что Эндрю беспокоится за неё. Забавно и приятно.

Она рано легла спать, и ей приснилось, что она египетская принцесса и угощает гладкую и черную, как смоль, кошку шоколадными мышками.

Утром Кики разбудил Рыжик: он стягивал с кровати одеяло и простыню, как будто бы знал, что отправится вместе с ней, и с нетерпением ждал новых приключений.

Глава шестая

Когда Кики пришла в музей, дверь в мастерскую была уже отперта, но Гейбриел в комнате не было. Рыжик крадучись, как охотник, обошел комнату и обнюхал все углы, уделив особое внимание подстилке Моне. Потом он обследовал ведерко с едко пахнущей смесью, которую Гейбриел изготовила накануне, и громко чихнул.

– Не будешь всюду совать свой нос! – со смехом сказала Кики. Она подошла к своей табуретке и включила лампу над кипой журналов, которую ей предстояло одолеть. – Делать нечего, пора начинать, – проворчала она, обращаясь к Рыжику, и открыла журнал. – Не пропустить бы следующую увлекательную главу! Ну, вот, я уже тебе жалуюсь. Гейбриел сказала, что мне понадобится верный друг которому я смогу поплакаться.

Рыжик вспрыгнул на верстак, посмотрел на неё серьезным взглядом, ткнувшись носом ей в нос, а затем повернулся и отправился на прогулку по столешнице, останавливаясь и тщательно изучая все, что попадалось ему на пути,

– Рыжик, слезай, – сказала Кики, беспокойно поглядывая на стоящие на верстаке предметы: маленькую картину на мольберте, оставшуюся со вчерашнего дня, медную корзинку и кое-какие вещицы из фарфора и стекла в дальнем конце. Рыжик, не обращая внимания на её слова, продолжал обследовать, обнюхивать и трогать лапкой каждый предмет, и тогда она встала, чтобы спустить его на пол. В тот же момент оранжевый кот перебежал на дальний конец верстака, выгнул дугой спину, угрожающе зашипел и поднял правую лапку.

– Рыжик, нельзя! – крикнула Кики, бросаясь к нему. Но она опоздала. Кот снова зашипел и взмахнул лапкой, намеренно столкнув со стола какую-то высокую и белую вещицу– Она со звоном грохнулась об пол. Кот соскочил с верстака и сел рядом, горделиво созерцая плоды своей работы.

– Ой, только не это! – тихонько охнула Кики. Она встала на колени и нагнулась над разбитой вещицей. И тотчас же её узнала. Это была ваза времен династии Юань, которую Гейбриел вынимала накануне из запертой витрины! Почему она вообще оказалась внизу? Ведь это подлинная вещь, нисколько не поврежденная – во всяком случае, была такой до последней минуты. Ваза не нуждалась в реставрации. Зачем же Гейбриел принесла её в мастерскую?

У Кики часто забилось сердце и застлало глаза слезами. Ни в коем случае не следовало ей приносить сюда Рыжика! И мама её отговаривала, и сама она сомневалась в благоразумности этого поступка. Ей бы никогда в голову не пришло брать его с собой, не предложи ей это Гейбриел. И вот теперь он разбил бесценную вазу. Она же не сможет возместить эту потерю! Кики принялась собирать осколки фарфора, отлетевшие под верстак. Их оказалось на удивление мало. Было похоже, как если бы ваза при падении просто потрескалась, а не разлетелась вдребезги. Кики взяла её в ладони. Черепки фактически прилегали друг к другу, словно приклеенные. Горлышко вазы свешивалось в сторону, как шея курицы в мясной лавке.

В недоумении Кики поднесла разбитую вазу к свету. Почему ваза не рассыпается? Она стала тщательно её осматривать. Осколки белого фарфора держались на сетчатой белой материи. Нет, это не ваза четырнадцатого века, сделанная в эпоху династии Юань! Это имитация, сделанная в двадцатом веке с использованием современных медицинских материалов! Фарфор был наклеен на «марлекс»!

Холодными дрожащими пальцами Кики потыкала разбитую вазу. В ушах у неё звучало обвинение Елены: Гейбриел занимается подделками. «Эту копию, должно быть, изготовила Гейбриел, – подумала она. – Только зачем?»

В дверь громко постучали, и Кики стремительно повернулась. Рыжик вскочил на верстак, сел и угрожающе зашипел.

– Кто там? – спросила Кики, подходя к открывающейся двери.

– А, это вы, мисс Коллир. На заседании совета я узнал, что на этой неделе вы у нас стажируетесь, – проговорил в дверях хранитель музея с холодным выражением на лице.

– Миссис Джанссен сейчас здесь нет, – быстро сказала Кики, загораживая доктору ван Кайзеру проход. Из-за её спины доносилось грозное глухое урчание, издаваемое Рыжиком.

Хранитель отстранил её и вошел в мастерскую.

– Вы что-нибудь ищете? – спросила Кики, когда он направился к полкам, на которых стояли художественные изделия, нуждающиеся в реставрации. «Только, ради Бога, не подходите к верстаку! – мысленно внушала она, следуя за ним. Если бы она догадалась прикрыть разбитую вазу журналом! – И ради Бога, Рыжик, – безмолвно попросила она, – не наскакивай на него».

– Я просто смотрю, – ответил он, рыща глазами по полкам. Потом он перевел взгляд на верстак. – Моя помощница, мисс Морган, говорит, что вчера вы приходили справиться об одном экспонате эпохи династии Юань.

«Он ищет ту вазу», – подумала Кики, промолчав в ответ.

И тут он отрывисто бросил:

– Не говорите миссис Джанссен, что я здесь был, – и вышел.

Рыжик зашипел ему вслед. Как только за ним закрылась дверь, Кики повернулась и перевела дух.

– Молодец, Рыжик! Какое самообладание! – сказала она. – Ты не набросился на него! – И вдруг она рассмеялась. – Ой, Рыжик, ты просто чудо! – Большой оранжевый кот сидел на разбитой вазе, как птица в гнезде. Его пушистый хвост обвивал лапки, так что на виду не осталось ни единого осколка поддельного китайского сосуда.

Рыжик соскочил с верстака и потерся о ногу Кики, которая вознаградила его кусочком шоколада, чуть-чуть размягчившимся у неё в кармане.

– Я вижу, тут произошел несчастный случай.

Кики вздрогнула. Позади неё стояла Гейбриел с большой, написанной масляными красками картиной без рамы в руках. – Я разгружала свой фургон, – продолжала реставраторша. – Не ожидала тебя так рано.

– Я приехала более ранним автобусом, – проговорила Кики. – Я… я… Рыжик столкнул это со стола.

Гейбриел положила картину и взяла корзину для мусора.

– Пустяки, – коротко сказала она, сбрасывая рукой разбитую вазу в корзину. – Это был мой эксперимент. Рыжик им заинтересовался, да?

– Да, – сконфуженно пробормотала Кики. – Простите, я думала…

– Пустяки, – повторила Гейбриел.

– Гейбриел,.. э-э, миссис Джанссен, несколько минут назад здесь был доктор ван Кайзер.

Лицо Гейбриел стало бледным, как мел.

– Но сегодня утром он должен быть на совещании, – вырвалось у неё. – Он видел разбитую вазу?

– Нет, – сказала Кики. – На ней сидел Рыжик. Гейбриел вздохнула с явным облегчением.

– Какое прозорливое животное. А теперь за работу, Коллир. Сегодня ты будешь читать о живописи рококо и барокко. – Она как ни в чем не бывало принялась листать журналы и наконец выбрала номер без обложки с пожелтевшими страницами. – Начинай отсюда. – Она раскрыла журнал и положила его перед Кики. Затем села за верстак и занялась своими делами. Кики оглянулась. Моне и Рыжик, уютно свернувшись, лежали рядышком на подстилке в углу.

Кики пыталась читать, но никак не могла сосредоточиться. Неужели больше ничего не будет сказано в объяснение? Неужели другая подделка – китайская чаша в стеклянной витрине наверху – это тоже дело рук Гейбриел? Но зачем тогда ей понадобилось показывать её Кики? Чтобы похвастаться своей работой – своей преступной работой?

Все эти вопросы и тысяча других крутились у Кики в голове на протяжении следующих полутора часов. Когда Гейбриел объявила, что пора сделать короткий перерыв, Кики обрадовалась передышке, но натянутая беседа, которую они вели в кафе, свела её радость на нет.

Во время перерыва на ленч Кики сказала Гейбриел, что ей не хочется есть, и, вместо того чтобы пойти в кафе отправилась с Рыжиком погулять по территории музея. Она не соврала: ей действительно не хотелось есть. Желудок у неё расстроился, а в мыслях поселилось сомнение. «В штате музея изготовительница фальшивок». Похоже, Елена была права. Как ещё можно было объяснить появление точной копии вазы эпохи династии Юань? А уж Гейбриел – то наверняка обладала и знанием и умением, необходимыми для того, чтобы создавать копии произведений искусства. Кики села на бетонную скамью под деревом на лужайке позади здания музея и принялась рассеянно гладить Рыжика. Кот наслаждался этим проявлением внимания к его персоне и признательно мурлыкал.

На задний двор въехал грузовик, доставивший продукты из магазина, и Кики стала смотреть, как шофер выгружает коробки с картофельными чипсами и конфетами и ящики с содовой, предназначенные для кафе в музее. Может быть, ей все-таки хочется есть, подумала она. Достав из сумки сандвич, она откусила кусок и дала кусочек Рыжику. С рассеянным видом продолжала она жевать сама и кормить Рыжика, пока сандвич не был доеден, после чего кот отправился обследовать живую изгородь, окружающую территорию музея, а Кики принялась рассматривать машины на маленькой автостоянке поодаль. Старый белый фургон с зелеными шторками на окнах был припаркован рядом со сверкающим черным глянцем «Кадиллаком». «Наверное, фургон принадлежит Гейбриел, а «Кадиллак» – ван Кайзеру», – решила она. Кики взглянула на часы. Почти час. Пора возвращаться в мастерскую. Конечно же, Гейбриел заметила перемену в её настроении, но разве могла Кики делать вид, что все распрекрасно, тогда как в действительности все из рук вон плохо? Кики встала и свистнула Рыжику. Она долго билась над тем, чтобы научить его прибегать, когда она подзывает его свистом, но в конце концов ей это удалось. Кики говорила, что это ещё одна из его собачьих привычек, наряду с утаскиванием туфель и зарыванием в клумбу лакомых кусочков. Она свистнула ещё раз, и с радостным чувством наблюдала, как выскакивает из-под изгороди и стремглав мчится к ней оранжевый комок. Кот несся прямо к ней, пока не заметил рабочего, катящего очередную тележку продуктов к служебной двери.

Теперь свистеть было бесполезно!

– Рыжик! – крикнула Кики.

Кот оглянулся на неё, резко свернул вправо, едва не угодив под ноги рабочему. Одним махом вспрыгнул он на погрузочную платформу и юркнул в служебную дверь. Кики бросилась за ним. Она вспрыгнула на бетонную платформу и вслед за Рыжиком юркнула в открытую дверь.

От служебного входа вели внутрь здания два коридора.

– Ваш кот, мисс, умчался вон туда, – смеясь, показал рабочий в глубину коридора прямо перед собой, и Кики ринулась туда. Добежав до конца коридора, она оказалась перед проходом под аркой, непосредственно ведущим в один из малых выставочных залов. Кики помедлила, затем осторожно переступила порог и огляделась по сторонам: есть ли кто-нибудь ещё в зале? Табличка на двери предупреждала: «Пользоваться только в чрезвычайных обстоятельствах».

«Ну что ж, – мрачно подумала она. – Обстоятельства у меня и впрямь чрезвычайные». В зале не было ни души. Она тихонько свистнула и подождала. В зале размещалась коллекция предметов материальной культуры индейцев Америки. На всех стенах висели обрядовые одежды и головные уборы; в углу возвышался барабан, а в трех стеклянных витринах в центре зала были выставлены оружие, кухонная утварь, керамические изделия и плетеные корзины. На подставке рядом с одной из стеклянных витрин стоял кувшин с черно-белым геометрическим узором, прекрасный образчик гончарного мастерства. А прямо перед подставкой горделиво сидел, сверкая глазами и помахивая хвостом, Рыжик. Она потянулась к нему – он предупреждающе зашипел и поднял правую лапку, грозя опрокинуть подставку с художественным изделием, точь-в-точь так же, как опрокинул он в мастерской китайскую вазу.

– Рыжик! – прошептала она, хватая его. -Ты сегодня уже наделал дел. Тебе просто повезло, что ваза, которую ты раскокал, была поддельной. А эта вещь – подлинник! – Она засунула упирающегося кота в ранец в ту самую минуту, когда в зал входила группа посетителей во главе с экскурсоводом.

– Вам, мисс, следовало оставить свой ранец у дежурного администратора, – заметила экскурсовод, недовольно хмурясь. – За это не берется плата. – Она остановила группу экскурсантов перед подставкой с экспонатом. – А это, – пояснила она, – редкостный кувшин работы индейцев пуэбло.

Кики схватила в охапку ранец с барахтающимся котом и поспешно покинула зал. Она пересекла круглый вестибюль и бегом спустилась по лестнице в реставрационную лабораторию. Гейбриел уже вернулась и работала, сидя за верстаком.

– Коллир! – сказала она.

– Да? – откликнулась Кики. Отдышавшись, она поставила ранец на пол. Рыжик, полный негодования, с оскорбленным видом выбрался наружу и направился к подстилке, где дремал Моне.

– Сегодня я покажу тебе, как чистить картину, написанную масляными красками, – продолжала Гейбриел. Она подошла к стеллажу в дальнем конце комнаты и достала большой холст, на котором была изображена группа пухленьких голых малышей, резвящихся на зеленом лугу вокруг лежащего льва, смирного, как котенок.

– Я так и знала, что без кошки дело не обойдется! – пробормотала Кики.

Гейбриел подняла голову и улыбнулась.

– Рыжик доставляет тебе неприятности? – спросила она.

Кики кивнула. От улыбки Гейбриел она почувствовала себя лучше.

– Он вбежал в музей через служебный вход и пробрался в индейский выставочный зал, – выпалила Кики. – Экскурсовод с группой экскурсантов вошли туда в тот самый момент, когда я запихивала его в ранец. Я схватила его в последнюю минуту: он уже собирался броситься на глиняный кувшин!

Гейбриел, откинув голову, громко рассмеялась.

– Наши экскурсоводы не знали бы, что делать в такой ситуации, – сказала она. – Принеси мне большой мольберт из того угла. И бутылку с дистиллированной водой. Устала читать, да?

– Немного, – с улыбкой призналась Кики. Она желала разобраться в том, что происходит, но все-таки сейчас у неё стало чуть-чуть спокойней на душе, чем утром.

– Это картина восемнадцатого века, – объяснила Гейбриел. – Умело написанная и не слишком грязная. По-настоящему грязные картины поступают из церквей и монастырей, где всегда горят свечи. От горящего сала холст покрывается жирной копотью. Бррр!

Кики широко улыбнулась при виде гримасы отвращения на лице Гейбриел. Она зачарованно наблюдала за тем, как Гейбриел бережно обтирает картину губкой, смоченной в дистиллированной воде. Покончив с этим, Гейбриел взяла широкую кисть и принялась смазывать поверхность холста смесью, приготовленной накануне в ведерке.

– Оставим все так на три минуты, – поясняла она, кладя на верстак маленький таймер, – а затем смоем эту смесь водой. Если оставить её дольше, можно повредить картину. Ты можешь помогать.

Как только сработал таймер, Кики взяла губку и начала осторожно смывать очищающее средство.

– Посмотрите, как различаются цвета! – воскликнула она, отступая, чтобы полюбоваться своей работой. – Я поверить не могу, что это та же самая картина! Малыши теперь розовенькие, а раньше они были желтые!

Гейбриел кивнула, радуясь её восторгу.

– Восстанавливать прекрасное – отрада для души, – сказала она. – После того как закончим здесь, мы с тобой поднимемся наверх и посетим картинную галерею. Но сначала, Коллир, принеси мне вон тот бумажный пакет. И газету, я – как бы это сказать? – уничтожу следы преступления Рыжика!

Она перевернула мусорную корзину вверх дном, высыпав содержимое на газету, завернула разбитую вазу и сунула сверток в бумажный пакет. Пакет же поставила в угол рядом с подстилкой Моне.

– Я не хочу, чтобы это увидели, если кто-нибудь наведается в мастерскую, пока мы будем наверху.

– Кто может наведаться в мастерскую? – спросила Кики, недоумевающе хмурясь. Гейбриел пожала плечами.

– Единственный человек, у которого тоже есть ключ от мастерской, это доктор ван Кайзер, – ответила она. – Но Моне его не любит, поэтому он, по-моему, не придет.

Кики с трудом могла представить себе Моне в роли сторожа. И лучше бы Гейбриел не напоминала ей о несчастном случае с вазой.

– Миссис Джанссен, сегодня, может быть, придет мой друг Эндрю. Вы по-прежнему не имеете ничего против? Вчера вы сказали…

– Ну конечно, пускай присоединяется! А я вот что надумала во время ленча: не хочешь поехать сегодня после работы ко мне в гости на ферму? Твой друг – он тоже мог бы поехать!

– Я должна буду позвонить маме, – предупредила Кики.

– Разумеется. И скажи ей, что я вовремя доставлю тебя домой. Не очень поздно. По дороге мы купим пиццу. Устроим вечеринку!

– Ладно, я спрошу Эндрю, – сказала Кики.

Когда они с Гейбриел поднялись из подвала, Эндрю уже дожидался в круглом холле. Кики познакомила его с Гейбриел, которая схватила его руку и горячо пожала. Их экскурсия по галерее продлилась почти до пяти часов. После того как прозвонил звонок, Кики с Эндрю пошли звонить домой из телефона-автомата у веранды кафе, а Гейбриел спустилась в мастерскую за Рыжиком и Моне.

– Встретимся на автостоянке, – сказала она, когда они направились к автомату.

– Она славная, – сказал Эндрю.

– Вроде бы да, – подхватила Кики. – Вообще-то она мне нравится… но я не знаю, что и подумать. Эндрю, ведь вполне возможно, что именно она изготовляет подделки! – Она быстро рассказала ему о разбитой китайской вазе. – И к тому же перед тем как мы ушли, она спрятала осколки, чтобы никто их не нашел.

Эндрю пожал плечами.

– Я бы, наверное, поступил так же, – сказал он. – Не торопись с выводами. Возможно, тут нет ничего противозаконного. Может быть, мы узнаем больше, когда приедем к ней в гости.

Получив разрешение у родителей, они отправились на автостоянку позади музея, где их ждал белый фургон с зелеными шторками. Когда они отъезжали, свет в музее мигнул и погас; Кики отметила, что на стоянке остался только черный «Кадиллак». Она мысленно выразила надежду, что бумажный пакет с разбитой вазой уже лежит в багажнике фургона.

Глава седьмая

Ферма Гейбриел находилась милях в трех от города. К ней вела узкая, извилистая проселочная дорога, которая то уходила вниз и шла лугом, то вдруг поднималась вверх и петляла лесом между высоченных сосен. Гейбриел вела машину, оживленно разговаривая и жестикулируя обеими руками, – лишь перед крутым поворотом она снова хваталась за руль.

Эндрю в продолжение всей поездки крепко прижимал к груди коробку с пиццей и активного участия в беседе не принимал, а Кики, втиснутая посередине между ними, все время беспокоилась за Моне и Рыжика, ехавших в заднем отделении фургона. Видеть их она не могла, так как заднее отделение было отгорожено висевшей за их сиденьями тёмно-синей матерчатой занавеской. Подгоняемый Гейбриелой старенький фургон катил вперед, трясясь на ухабах и брызгая во все стороны гравием, но она, похоже, совершенно не замечала, какое впечатление производит её езда на пассажиров.

Наконец они свернули с дороги на подъездную аллею, у начала которой стоял, как указатель, почтовый ящик на столбе, какими пользуются в сельской местности. На ящике печатными буквами облезающей черной краской была написана фамилия Джанссен. Впереди виднелось несколько строений. Резко затормозив, Гейбриел остановила машину перед главным строением и выскочила наружу. Кики и Эндрю, все ещё судорожно прижимающий к груди коробку с пиццей, последовали за ней.

– Ей бы не людей, а скот перевозить, – вполголоса пожаловался Эндрю Кики, пока Гейбриел выпускала животных из заднего отделения фургона. – Кажется, у меня волосы поседели. – Удерживая коробку с пиццей одной рукой, он подергал другой свои короткие вихры, стараясь приблизить их к глазам, чтобы получше рассмотреть. – Скажи мне правду, Кики. Они седые?

Кики рассмеялась и стукнула его на руке, чтобы он оставил волосы в покое.

– По-моему, они все такие же каштановые, – сказала она.

– Вот мы и приехали! – весело объявила Гейбриел. – Это мой дом. Вон то строение перед конюшней было сараем для инструментов, но Роланд переоборудовал его в мастерскую для меня. Идемте! Поскольку это первый ваш визит, я введу вас через парадную дверь!

Сбоку от дома Кики заметила обнесенный изгородью участок земли и догадалась, что это и есть огород, про который говорила Гейбриел.

Реставраторша подвела их к парадному входу и пригласила внутрь. Старый фермерский дом был невелик, но опрятен. На открытых окнах колыхались кружевные занавески, на полу лежали плетеные коврики.

– Разве вы не запираете дверь? – удивленно спросил Эндрю.

Гейбриел пожала плечами.

– Зачем? Если меня захотят обокрасть, жулики найдут способ забраться в дом. Кроме того, сюда, в такую даль, никто не ездит… да и нет у меня ничего такого ценного, на что можно было бы позариться!

Она повела их через гостиную, обставленную старомодной, слишком мягкой мебелью с вышитыми салфетками на ручках и спинках кресел и диване. Кики вспомнила, что в точности такую же обстановку она видела в доме своей бабушки. В одном углу стояло, как бы обозревая всю комнату, пианино, в другом примостился старенький телевизор.

Войдя в кухню, Гейбриел включила свет и показала рукой на деревянный стол возле окна.

– Клади пиццу сюда, – сказала Эндрю Гейбриел. – Кики, доставай тарелки и салфетки, а я пойду покормлю Моне и его гостя.

Кики почти забыла про «гостя» Моне. Вернувшись в гостиную, она обнаружила Рыжика на верху пианино: он грациозно умывал лапки в предвкушении обеда. Моне развалился на полу, но следил за каждым движением кота.

– Рыжик! – воскликнула она. – Сидеть на мебели неприлично!

Толстый кот спрыгнул на клавиатуру и дважды прошелся по ней взад и вперед, от высоких тонов к басам и от басов к высоким. Кики могла бы поклясться, что при этом он ухмылялся.

– Ладно, слезай, маэстро, – сказала Кики, подхватывая его на руки и бесцеремонно плюхая на пол рядом с Моне, который с трудом поднялся на ноги и побрел на кухню.

Гейбриел вывела животных во двор, и Кики оглядела маленькую кухоньку. Три её стены были заставлены шкафами.

– В каком шкафу, по-твоему, хранятся тарелки? – спросила она у Эндрю.

– Зачем тебе тарелка? – сказал он, запихивая в рот остаток треугольного куска пиццы. – Я прекрасно обхожусь без неё.

Кики состроила ему гримасу.

– Раз наша хозяйка говорит «доставай тарелки», я достаю тарелки. По логике вещей они должны быть в этом шкафу. Он ближе всех к столу. – Она открыла дверцу. – Нету. – Открыла вторую. – Нету. – Открыла третью. – С третьей попытки нашла! – объявила она, доставая три тарелки и ставя их на стол.

– А я позаботился о салфетках, – объявил Эндрю, кладя рядом с тарелками стопку салфеток. – Тебе не попадались в ходе твоих великих поисков тарелок какие-нибудь стаканы? – Он направился к холодильнику и достал из морозилки поднос с кубиками льда.

Кики открыла другой шкаф, и у неё перехватило дыхание.

– Эндрю! – тихо прошептала она.

– И ещё достань чашку для льда! – добавил он, не оборачиваясь.

– Эндрю! – голос Кики звучал настойчиво. – Смотри! Он поставил поднос со льдом и поспешил к ней.

– Это ваза эпохи династии Юань! Я своим глазам не верю! – сказала она прерывающимся голосом. Она потянулась и достала вазу с полки. – Гейбриел воровка!

Эндрю во все глаза глядел на изящную вазу.

– А ты уверена, что она подлинная? – шепотом спросил он – Может быть, это тоже подделка? Может быть, она наладила массовое производство?

– Нет, это подлинник, – твердо сказала Кики. – Она холодная на ощупь, как вчера в музее.

– На ощупь нельзя точно определить, подлинник это или подделка, – возразил Эндрю.

– Я в этом уверена, – сказала Кики, упрямо стиснув зубы. Она поставила вазу обратно на полку и закрыла дверцу шкафа за мгновение до того, как со двора вернулась Гейбриел.

– Животные счастливы, – сообщила она. – Теперь и мы поедим!

Кики жевала пиццу без всякого аппетита и делала вид, что слушает, как Гейбриел красочно описывает жизнь в Европе, а Эндрю делится своими честолюбивыми планами стать репортером столичной газеты и производить журналистские расследования.

– Кики, – обратилась к ней Гейбриел, – пицца совсем холодная, да? Хочешь, я разогрею?

– Нет, пицца тут ни при чем, – сказала Кики, не поднимая глаз. Она чувствовала себя несчастной. Единственное, чего ей сейчас хотелось, – это попасть домой, где ей не нужно будет думать о музеях, подделках и людях, которые на самом деле совсем не такие, какими кажутся.

– Что-то не так, – сказала Гейбриел, кладя ладонь на руку Кики. – Что-то тебя тревожит.

Кики резко отодвинула свой стул от стола.

– Да, что-то меня тревожит, – выпалила она. С этими словами она подошла к шкафу и открыла дверцу. – Вот что меня тревожит! – С трудом сдерживая слезы, она показала на китайскую вазу на полке.

Гейбриел закрыла глаза и глубоко вздохнула.

– Я могу объяснить, – проговорила она. – Это совсем не то, что ты думаешь.

В дверь черного хода заскребся Моне, и Эндрю встал из-за стола, чтобы пустить животных.

– Это подлинная ваза? – спросила Кики прерывающимся голосом.

Гейбриел кивнула.

– Да. Это запутанная история.

– Вы хотели подменить её поддельной, которую сегодня утром разбил Рыжик, – сказала Кики обвиняющим тоном.

– Да, – призналась Гейбриел. – И сегодня же вечером я должна буду вернуть её в музей, пока хранитель не обнаружил пропажи. Если уже не обнаружил. Тогда мне несдобровать.

– Зачем вы её украли? – спросила Кики.

– Я украла её, – ответила Гейбриел, – чтобы её не смог украсть Людвиг Стоттмейер, ныне Людвиг ван Кайзер. Когда его сделали хранителем Галльярда, мне стало ясно, что с музейным собранием начнут случаться скверные вещи, – продолжала она. – Вот почему я осталась работать в музее. Я объяснила это тебе в тот первый день, когда мы познакомились.

Кики кивнула.

– Людвиг осуществляет свой мошеннический план примерно так. Он находит в коллекции вещи, пригодные для продажи: такие вещи, которые частные коллекционеры будут готовы приобрести, не задавая лишних вопросов. Затем он заказывает специалисту их копии и подменяет подлинники подделками. Заметить разницу способны немногие и уж, конечно, не широкая публика.

– Но это ещё не объясняет того, почему ваза очутилась у вас в шкафу, – проговорил Эндрю, глядя Гейбриел в глаза.

– Да нет же, как раз объясняет! – вдруг воскликнула Кики. – Я поняла! Гейбриел опережает ван Кайзера! Она заменяет подлинники подделками прежде него. Поэтому он крадет – и продает – не подлинники, а подделки – изготовленные ею копии!

– Верно, – подтвердила Гейбриел, кивая. – Идемте.

Она подержала кухонную дверь, пока двое ребят, кот и пёс не выбрались гурьбой наружу, и затем повела их по узенькой дорожке к переоборудованному сараю для инструментов. Когда они вошли внутрь, Гейбриел открыла дверцу высокого стального шкафа.

– Все эти предметы принадлежат Галльярду, – объявила она, показывая на три полки, заставленные произведениями искусства. – Все они будут возвращены в музей, после того как ван Кайзер будет освобожден от должности хранителя. Эндрю вздохнул и тихонько присвистнул.

– Здорово, – промолвил он. – Вы даром времени не теряли!

– Разве вы не можете рассказать об этом совету попечителей или обратиться в полицию прямо сейчас? – спросила Кики. – Ведь если эти вещи обнаружат здесь, вы можете попасть в тюрьму! Вам никто никогда не поверит!

– Мне и сейчас никто не поверит, разве что вы двое, – она поглядела на Эндрю и Кики. – Я должна поймать его на месте преступления, – сказала она, – иначе я ничего не смогу доказать.

Кики тоже поглядела на неё. «А что, если вы все это сочиняете? – мысленно вопросила она. – Что, если злоумышленница вы, а я – ваша пособница? Нет, – подумала она, слегка тряхнув головой. – В этом случае я должна поступать так, как подсказывает мне интуиция».

– Смотрите-ка, – воскликнула Кики, становясь на цыпочки, чтобы рассмотреть вещи, стоящие на верхней полке. – Ведь это же кувшин индейцев пуэбло, который Рыжик хотел раскокать сегодня в индейском зале!

– Сейчас там выставлен кувшин, который я сделала своими собственными руками, – сообщила Гейбриел. – Поддельный. Я поставила его туда сегодня рано утром.

– Я начинаю думать, что у Рыжика есть шестое чувство, – сказала Кики. – Он чует подделку. Сегодня утром ему не понравилась китайская ваза в мастерской, а днем ему не понравился кувшин пуэбло в зале музея. А ещё ему не понравились поддельные шоколадки из бобов рожкового дерева в печенье миссис Кендрик! Умный кот!

Она подняла Рыжика и обошла с ним на руках просторное помещение мастерской, разглядывая орудия и инструменты, которыми пользовалась Гейбриел в своей работе. У одной стены комнаты громоздились гончарный круг и печь Для обжига; чуть поодаль находилась двойная раковина и стояло несколько мольбертов. На других стенах были полки с материалами и незаконченные работы. Кики остановилась перед картиной маслом, показавшейся ей знакомой.

– Точь-в-точь такая же висит в галерее, – вспомнила она.

Гейбриел кивнула.

– Там висит копия, – сказала она и зябко поежилась. – Идемте обратно в дом.

– Только одного я не понимаю, – заговорил Эндрю, когда они вернулись на кухню. – В музее такое множество экспонатов – как же вы узнаете, какой из них он собирается украсть в следующий раз? Даже если один из десятка выбирать, и то можно ошибиться.

– В этом и была вся трудность, – сказала Гейбриел, кивнув, – пока в один прекрасный день я, находясь у него в кабинете, не заметила кое-что у него на столе. – Она подошла к стопке журналов в ящике около холодильника, выбрала один и раскрыла его на последних страницах, где печатаются объявления. Это «Международный коллекционер», – пояснила она, – специальный журнал для многих знатоков искусства. Так вот, на письменном столе у Стоттмейера – или, если хотите, ван Кайзера, – лежал номер «Международного коллекционера», раскрытый на страницах объявлений в самом конце, – таких, как эти, – она показала на страницу мелких объявлений, расположенных по рубрикам. – Одно из объявлений было обведено чернилами. Тут его куда-то вызвали из кабинета, и я переписала то объявление. В нем предлагалась на продажу вещь, подобная которой имелась в Галльярде. Я знала это, потому что тот экспонат приобрел для музея Роланд, когда он был хранителем. Я заподозрила недоброе.

– И ответили на объявление? – спросил Эндрю.

– Не от своего имени, – сказала Гейбриел. – Я не хотела, чтобы он узнал, что я раскрыла его план, если то объявление поместил действительно он. Поэтому я попросила свою подругу в Бельгии, имя которой ему бы ничего не говорило, написать на указанный в объявлении номер почтового ящика.

– И выяснилось, что тот предмет предлагал на продажу ван Кайзер? – спросила Кики, подумав, что этого доказательства будет достаточно, чтобы уличить хранителя музея.

– Не совсем, – сказала Гейбриел. – Он слишком хитер. Но продавцом оказалась фирма его двоюродного брата «Стоттмейер и Дреслер», которая выступает в качестве посредника. Разумеется, Стоттмейер и Дреслер получают большие комиссионные.

Минуту поколебавшись, Кики рассказала Гейбриел и Эндрю о том, что поведала ей Елена накануне: что доктор ван Кайзер обвинял Гейбриел в подделках и был намерен потребовать у совета попечителей её увольнения.

– Гейбриел, он знает, что вы подменяете экспонаты? Может, именно поэтому он сказал Елене, что вы изготовляете подделки, – закончила она.

– Точно я этого не знаю, – ответила Гейбриел. – Ведь он вообще любит – как это говорится? – поливать меня грязью. А у этой Елены мать заседает в совете. В его интересах выставить меня вон из музея.

– Как вы их делаете? – спросил Эндрю. – Я имею в виду копии.

Гейбриел улыбнулась.

– Со многих музейных ценностей я не могу сделать копии. Изготовление любой копии требует долгих часов труда. Я работаю до глубокой ночи. Что до ваз и чаш, – пояснила она, – то их копии я делаю со слепков, так что они сохраняют форму и клейма оригинала.

– Китайскую вазу вы так же сделали?

– Да, частично. Но такой тонкий слой глины не сохранил бы форму сосуда, поэтому мне пришлось укрепить глину материалом, который используют хирурги. К несчастью, путь не был свободен, и я не смогла поставить сегодня утром вазу в витрину.

На лице Кики появилось озабоченное выражение.

– Меня всё это очень тревожит, – сказала она. – Если кто-нибудь из покупателей обнаружит, что он приобрел подделку, ван Кайзера ждут крупные неприятности.

– И тогда уж он наверняка узнает, что подмену совершил кто-то из сотрудников музея, – добавил Эндрю. Гейбриел согласно кивнула.

– Вот почему мне непременно нужно вернуть сегодня подлинную китайскую вазу на её место в музее. Он не должен заподозрить меня. Иначе он без малейшего колебания отдаст меня в руки полиции.

– Подождите-ка, – сказала Кики. Она встала и принялась ходить взад и вперед по кухне. Рыжик ходил за ней по пятам.

– Опять она напустила на себя вид репортера, который производит расследование, – пошутил Эндрю.

– Погоди ты! – нетерпеливо отмахнулась Кики. Она посмотрела на Гейбриел. – Нет, он не станет добиваться вашего ареста. Он не может пойти на такой риск, так как не знает, много ли вам известно о его махинациях. Ведь вы можете выдвинуть контробвинения. По-моему, он считает, что достаточно наговорил на вас Елене, чтобы скомпрометировать вас в глазах попечительского совета. Он рассчитывает, что она все перескажет матери. – Кики перестала расхаживать. – В сущности, он может сделать всего две вещи, чтобы остановить вас.

Эндрю и Гейбриел молча уставились на неё.

– Если бы он обнаружил, что вы берете из музея экспонаты, он мог бы начать шантажировать вас, или же… – Она помолчала и подняла глаза. – Или же он мог бы выкрасть их обратно и хладнокровно убить вас. Нам лучше поспешить, – продолжала она. – Уж втроем-то мы как-нибудь перехитрим систему сигнализации.

– Минуточку, – вмешалась Гейбриел. – Во-первых, я пойду туда одна. Я не могу впутывать вас. Вы слишком молоды для всего этого. И ещё я должна покаяться перед вами.

– В чём? – спросила Кики. Гейбриел опустила глаза.

– Я очень рада, что вы с Эндрю пришли ко мне на пиццу, – сказала она. – Я хотела, чтобы вы пришли. Вы мне нравитесь, – она посмотрела на подростков, и Кики заметила в её глазах слезы. – Но сейчас я использую вас в своих интересах, и мне совестно. Я пригласила вас, чтобы на всякий случай получить алиби. Чтобы назвать уважительную причину, объясняющую моё появление в городе через много времени после закрытия музея, если бы кто-нибудь заметил там мой фургон.

– Вам нужна возможность сослаться на то, что вы отвозили нас домой, если бы вас увидели в городе? – уточнил Эндрю.

Гейбриел кивнула и тыльной стороной ладони утерла слезу.

– Но ведь вы и впрямь собираетесь отвезти нас домой, правда? – спросила Кики. Гейбриел снова кивнула. Кики улыбнулась.

– Так в чём же вопрос? Мы, Гейбриел, не хотим отпускать вас в музей одну. И кому какое дело, если сначала мы сделаем остановку у Галльярда. Едем!

Глава восьмая

– Парковаться на автостоянке слишком рискованно, – сказала Гейбриел, останавливая машину в проулке позади музея. – Нам придется пролезать к служебному ходу сквозь живую изгородь.

Кики узнала место, где во время перерыва на ленч она прогуливалась с Рыжиком, который в данный момент сидел у неё на коленях. Моне был оставлен дома стеречь ферму.

Сидевший рядом с ней Эндрю бережно держал китайскую вазу, которую Гейбриел завернула в материю и осторожно уложила в коробку, засыпав пустоты кусочками пенопласта.

– Прежде чем мы войдем, – шепотом продолжала Гейбриел, – я объясню, как устроена сигнализация. После того как я открою дверь служебного входа, у меня будет тридцать секунд на то, чтобы добраться до коробки сигнализации. Затем, когда я отключу сигнализацию, у нас будет пять минут на то, чтобы подняться на третий этаж, поставить на место вазу и убраться.

– Почему только пять минут? – спросил Эндрю.

– Это такая мера предосторожности, – пояснила Гейбриел. – Если сигнализация будет отключена больше, чем на пять минут, и в полицию не позвонит лицо, имеющее право выключить её и сообщить, что это оно находится в здании, в музей автоматически посылают для проверки патрульную полицейскую машину.

– Неужели вы не вправе бывать в здании после работы? – спросила Кики.

– Нет, – ответила Гейбриел. – Только хранитель имеет такое право.

– Вот оно что, – буркнул Эндрю.

– Подайте мне фонарик, – сказала Гейбриел. – И запомните: как только мы переступим порог, у нас останется на все пять минут. Да, и подниматься надо по лестнице. Лифты на ночь запираются. Эндрю, у тебя часы со светящимся циферблатом. Ты будешь нашим хронометристом. Готовы?

– Готовы, – ответила Кики.

Гейбриел первой пролезла сквозь изгородь и взяла у Эндрю хрупкую ношу, так, чтобы он мог пролезть следом. Сразу за ним сквозь изгородь пробралась Кики с тяжелым котом под мышкой.

Территория позади музея, темная и мрачная, сейчас была мало похожа на тот скверик с лужайкой, в котором Кики сидела во время перерыва на ленч. Она посмотрела в сторону автостоянки, смутно ожидая увидеть там черный «Кадиллак», но стоянка была пуста.

Гейбриел поднялась по пандусу к двери, используемой для доставки продуктов, Эндрю и Кики не отставали от неё.

Коробка сигнализации – на стене справа, – инструктировала Гейбриел. – Эндрю, ты посветишь мне фонариком. Кики, держи коробку. – Кики опустила Рыжика на землю и взяла из рук Гейбриел коробку. Гейбриел отперла дверь, и они молча вошли. Даже Рыжик, похоже, ощущал напряжение момента. У Кики по спине прошла дрожь.

– Всё в порядке! Сигнализация отключена! – прошептала Гейбриел.

Эндрю взглянул на часы, засекая время.

– Пошли! – распорядилась Гейбриел. – Я пойду первой. а смогу найти здесь дорогу с завязанными глазами. – Взяв у Эндрю фонарик, она поспешно двинулась по длинному коридору в круглый холл и оттуда вверх по изогнутой лестнице. Проходя по холлу, Кики бросила взгляд вверх, на купол потолка у них над головой. Луна была закрыта тучами, и ни один луч света не проникал внутрь через стекло купола.

Они бегом одолели оба пролета лестницы. Наверху Гейбриел резко свернула влево.

– Сюда! – сказала она, ведя их через выставочный зал к витринам с китайскими экспонатами. Она отдала фонарик Эндрю и полезла в карман за ключами. Луч фонарика плясал, вокруг них роились зловещие тени, и Кики подпрыгнула, когда Рыжик, незаметно очутившись рядом, потерся о её ногу.

– Как же ты меня напугал! – сказала она большому коту. – Я чуть коробку не выронила!

– Осталось две минуты и тридцать секунд, – сообщил Эндрю. – Спускаться мы должны быстрей, чем поднимались!

– Вазу, – скомандовала Гейбриел. Кики развернула материю, в которую она была обернута, и передала её Гейбриел. Эндрю нагнулся и быстро собрал с пола несколько высыпавшихся из коробки кусочков пенопласта.

– Идемте! – проговорила Гейбриел, запирая витрину.

– Как бы я хотела когда-нибудь скатиться по этим перилам! – тяжело дыша, вымолвила Кики, когда они сбегали по изогнутой лестнице. Добежав по коридору до служебной двери, Кики открыла её, пока Гейбриел включала сигнализацию, а Эндрю светил ей фонариком.

– Выходим! – шепотом сказал Эндрю. Но не успели они выйти за порог, как Рыжик повернулся и помчал обратно в музей.

– Рыжик!

Кики ринулась за котом, но тот уже исчез в темной глубине коридора. Эндрю схватил Кики за руку и проговорил:

– Теперь нам и правда пора убираться отсюда! Он вот-вот врубит сигнал тревоги, и скоро все тут будет кишеть полицейскими.

Они быстро попрыгали в фургон. Гейбриел дала полный газ и поспешно отъехала от музея, но даже на безопасном расстоянии в несколько кварталов они услышали сирены приближающихся патрульных машин. Когда Кики вылезала из фургона перед своим домом, у неё все ещё колотилось сердце в груди.

– Спокойной ночи, Кики, – сказала Гейбриел. – И Dance shon. [1]

Кики кивнула.

– Не за что. До завтра. – Она подбежала к парадному и отперла дверь.

При виде вошедшей в комнату Кики доктор Коллир выключила звук у телевизора.

– О, а я надеялась, что ты пригласишь миссис Джанссен зайти, – сказала она. – Я бы рада была с ней познакомиться.

– Она устала, мама, – ответила Кики. – Я приведу её в следующий раз. Пойду приму душ и вымою голову. Потом спущусь.

И прежде чем мать успела о чем-либо её спросить, Кики взбежала наверх. К матери она спустилась, только чтобы сказать «спокойной ночи» перед сном. Она до смерти устала, но даже после горячего душа не смогла сразу уснуть. Хотя она знала, что Рыжик сумеет позаботиться о себе, ей все-таки было немного тревожно за него.

Утром Кики разбудил радиоприемник с таймером, стоявший на ночном столике у её кровати. Она села в постели и постаралась собраться с мыслями. События вчерашнего вечера показались ей дурным сном, но она сознавала, что они произошли в действительности. Причесываясь, она без интереса слушала последние известия и уже собиралась выключить радио и спуститься завтракать, как вдруг одно сообщение привлекло её внимание.

– Ложная тревога в Галльярдском музее вчера вечером позабавила местных представителей власти, – объявил диктор последних известий. – Как утверждают следователи полиции, виновником тревоги, по всей вероятности, явился здоровенный рыже-оранжевый кот, обнаруженный в египетском зале. Из музея, похоже, ничего не взято. После того как кот набросился на Людвига ван Кайзера, хранителя музея, вызванного на место происшествия на сигналу тревоги, были срочно приглашены специалисты по отлову бродячих животных. Кот – весьма свирепый, по описанию очевидцев, – не дал себя схватить. В последний раз его видели бегущим в южном направлении по улице Брин-роуд.

Помощница хранителя музея Елена Морган сообщила сегодня утром, что кот принадлежит учащейся-стажёрке, проходящей практику в реставрационной мастерской. Насколько нам известно, никаких обвинений в связи с этим случаем выдвинуто не было.

И раз уж речь у нас зашла о Галльярдском музее, не забудьте посмотреть в вечернем десятичасовом выпуске новостей по четвертому каналу телевидения репортаж о ежегодном званом обеде и танцевальном вечере, устраиваемом советом попечителей музея в доме хранителя на Ривер-роуд. Таковы новости на эти полчаса.

Кики выключила радио и широко улыбнулась.

– Ай да Рыжик! – усмехнулась она. – За тебя можно не волноваться по ночам!

Когда она спускалась вниз, зазвонил телефон.

– Это меня, мам! – крикнула она. – Я возьму трубку! Алло?

– Это хозяйка свирепого кота? – Трудно было не узнать голос Эндрю.

– Ты слышал? – удивилась Кики. – Но ведь ещё только половина девятого.

– Да, это мама меня подняла ни свет ни заря. Сегодня я, видишь ли, должен прибираться у себя в комнате.

– Я думала, ты занимался этим вчера!

– Нет, вчера я ел пиццу в обществе похитительницы произведений искусства и возвращал в музей бесценную вазу эпохи правления династии Юань.

– Заткнись, Эндрю! – Кики давилась со смеха. – Вдруг тебя кто-нибудь услышит!

– Не бойся, мои родичи не сдадут меня полиции. Кроме того, все они ушли на работу. Слушай, как это ухитрилась Елена так запудрить мозги репортеру, что он упомянул по радио её имя?

– Ты же знаешь Елену, – сказала Кики.

– Знаю, к сожалению. Ну что ж, я рад, что Рыжик по-прежнему умеет выбирать себе врагов. Похоже, Елена и ван Кайзер делят первое и второе места в списке его неприятелей.

В те дни, когда Рыжик сопровождал Кики в школу, он обычно дожидался конца занятий в редакции «Курьера». И Елена не раз доводила до сведения Кики, что Рыжика она не переносит.

В это мгновение от кухонной двери донесся шорох, и Кики повернулась в ту сторону.

– И раз уж речь у нас зашла об упомянутом коте, – проговорила она, глядя, как Рыжик протискивается на кухню через свою персональную двустворчатую дверь, – то он как раз входит. Поговорим вечером. Я опоздаю, если сейчас не потороплюсь.

– Ну и опоздай! – со смехом сказал Эндрю. – Скажи им, что вчера вечером ты работала сверхурочно. Нет, это не очень удачная идея, если подумать. Послушай, может, я загляну к тебе сегодня во второй половине дня? Я начинаю увлекаться этой культурной тематикой.

– До скорого, Эндрю, – сказала Кики и повесила трубку. Она положила еду на блюдечко Рыжика, налила ему свежей воды, затем наполнила свою тарелку овсянкой. – По-моему, сегодня тебе лучше не привлекать к себе внимания, – обратилась она к коту. – Сиди дома и отсыпайся. Появиться в музее значило бы для тебя искушать судьбу. – Рыжик потянулся всем своим длинным телом и зевнул, как если бы понимал каждое её слово. – Бедняжка, поспи, поспи, – сказала она, на ходу почесав ему за ухом. – Пока, мам!

Когда чуть позже девяти Кики вошла в музей, она увидела в круглом холле Елену, беседующую с одной из экскурсоводов. На ней была белая блузка, отделанная оборками, ярко-красная юбка и красные сандалии в тон юбки. Заметив входящую Кики, она повернулась к ней.

– Полагаю, ты слышала, что натворил вчера вечером твой глупый кот, – проговорила Елена. – Сколько всем хлопот причинил! Да он мог бы разбить десяток бесценных экспонатов!

– Какой кот? – с безучастным выражением лица спросила Кики, не замедляя шага.

– Когда утром сюда нагрянули радиорепортеры из службы новостей, я сказала им, чей это кот! – сообщила Елена, следуя за ней по пятам.

– Какие радиорепортеры из службы новостей? – с ухмылкой спросила Кики, вприпрыжку спускаясь по лестнице.

– Доктор ван Кайзер просто в ярости! – крикнула Елена ей вдогонку.

– Никогда о нем не слыхала, – крикнула в ответ Кики и плотно закрыла за собой дверь реставрационной мастерской. Прислонясь спиной к двери, она прыснула от смеха. Гейбриел взглянула на неё и улыбнулась.

– Мисс помощница хранителя уже расследует моё дело, – объяснила Кики.

– А Рыжик? – спросила Гейбриел. – Где он?

– Спит без задних ног дома на кухне, – ответила Кики. – Он, должно быть, бурно провел ночь. Сегодня утром он был не в форме и не смог выйти на работу.

– Пусть сегодня посидит дома, – с улыбкой сказала Гейбриел. Затем лицо её стало серьезным. – Кики, я ещё раз благодарю тебя за помощь. Тебя и Эндрю. Это дается мне все трудней и трудней. На сей раз я, наверное, не справилась бы в одиночку.

– Не стоит благодарности, – ответила Кики. – Но меня, Гейбриел, беспокоит вот что: пока ван Кайзер здесь, вам угрожает опасность. Мы должны придумать способ, как заманить его в ловушку, и мы должны сделать это быстро. Ведь я пробуду здесь считанные дни, а потом – обратно в школу.

– Поговорим во время перерыва, – сказала Гейбриел. – А сейчас, Коллир, тебе надо заниматься! – Она вручила ей стопку журналов.

– Хорошо, миссис Джанссен, – ответила Кики серьезным тоном, но в её зеленых глазах плясали веселые искорки.

В половине одиннадцатого они поднялись в кафе. Купив себе напитки, они вышли с ними на веранду.

– Кики, – вполголоса заговорила Гейбриел, после того как они уселись за самый отдаленный столик подальше от посетителей, – я должна тебе кое-что сказать, а ты не выражай никаких эмоций, ладно? Когда вчера вечером мы были здесь, кто-то побывал у меня на ферме. Искали вещи, которые я… э-э, взяла на хранение.

У Кики расширились глаза.

– Ну да?! Они что-нибудь взяли? – спросила она. – О Гейбриел! Какой ужас! Гейбриел пожала плечами.

– Как будто бы ничего не пропало. Кое-какие предметы – чашки, стаканы – были вынуты из кухонного шкафа и оставлены на столе. А в стенном шкафу в моей спальне и в ящиках комода все было перевернуто вверх дном, платья разбросаны по полу.

– В вашу мастерскую они заходили? – спросила Кики.

– Нет, не думаю. Ведь снаружи она выглядит, как подсобка для инструментов, и, по-моему, они решили, что там нет ничего ценного. К тому же и Моне их отпугнул.

Кики не сдержала улыбки, несмотря на всю серьезность положения.

– Моне? – переспросила она.

– Моне – как спящий великан, – встала на его защиту Гейбриел. – Этот пёс копит силы на тот случай, когда они ему понадобятся. Вернувшись, я застала его вчера перед парадной дверью – он стоял на страже, дожидаясь меня. Вся шерсть у него была в репьях. Я думаю, он бежал напрямик полем, преследуя их машину.

Кики подняла глаза на Гейбриел и прикусила нижнюю губу: такая у неё была привычка в минуты задумчивости. Она озабоченно хмурилась.

– Может, придете сегодня вечером к нам? Моя мама в любом случае хочет с вами познакомиться.

Гейбриел протянула руку и похлопала Кики по тыльной стороне ладони.

– Нет, но спасибо за приглашение, – сказала она. – Сегодня я оставила в доме Моне, а после работы мне придется вернуться домой, чтобы переодеться в вечернее платье, в котором я поеду на вечер у доктора ван Кайзера.

– Я слышала про этот вечер сегодня утром по радио, – вставила Кики.

Гейбриел критически оглядела свой выцветший синий комбинезон.

– Как жаль, что ты не увидишь меня в чём-то элегантном!

– Я посмотрю вас по телевизору, – сказала Кики. – Я удивляюсь, что он вообще пригласил вас!

– Это ловкий ход с его стороны, – пояснила Гейбриел. – Он нашел хороший способ отвести от себя любые подозрения. Теперь, если со мной что-нибудь случится, люди станут махать рукой и говорить: «О, бросьте, их вражда – дело прошлое! Разве вы не видели Гейбриел на его званом вечере в этом году?»

– Ужас! – с сарказмом воскликнула Кики.

Выходя из кафе, они повстречали доктора ван Кайзера с незнакомым Кики мужчиной. Хранитель музея отвернулся, чтобы не здороваться с ними.

– Мерзавец, – буркнула она себе под нос, когда они были за пределами слышимости.

С час Кики читала журналы, но ей было трудно сосредоточиться на изящных искусствах, когда в голове у неё крутились беспокойные мысли о Гейбриел и о том, что с ней может случиться. Она просто-напросто должна придумать какой-то способ поймать доктора ван Кайзера за руку в момент похищения им ценностей из музея и она должна сделать это быстро, пока не пострадала Гейбриел.

Возможность поймать доктора ван Кайзера с поличным предоставиласъ ей даже раньше, чем она думала.

Глава девятая

– Можешь немного помочь мне? – спросила Гейбриел у Кики после ленча. Она сидела боком к верстаку, неловко держа на колене деревянное резное изображение и счищая старый клей, которым оно было прикреплено к рамке.

– Конечно! – откликнулась Кики. – Подержать эту вещь?

– Нет, – сказала Гейбриел. – Я оставила свой ящик с инструментами в заднем отделении фургона. Возьми ключи из кармана моей куртки и принеси его, пожалуйста, сюда. Понадобится мне только стамеска, но неси весь ящик. Он должен быть где-то справа, как влезешь в заднее отделение, скорее всего, в дальнем углу у занавески.

– Хорошо, иду, – сказала Кики, которая рада была передохнуть от чтения.

На стоянке в тот день стояло несколько машин, и Кики отметила, что «Кадиллак» хранителя опять припаркован рядом с фургоном Гейбриел. Перепробовав несколько ключей из связки, она наконец нашла нужный и открыла заднюю дверцу, которая тут же захлопнулась за ней, едва лишь она влезла внутрь.

– Не везет мне сегодня, – сказала себе Кики, ползком продвигаясь вперед. Сквозь зеленые шторки проникало достаточно света, и она увидела ящик для инструментов на том самом месте, где велела его искать Гейбриел. Заднее отделение фургона пропахло псиной. Кики наморщила нос и вдруг широко улыбнулась, живо вообразив, как медлительный старый Моне отпугивает злоумышленников. Она уже отползла к задней дверце, когда рядом послышались голоса.

– Вы должны найти их сегодня же! Её не будет дома.

От резкого голоса хранителя музея улыбка на губах Кики мигом увяла. Она замерла и вся превратилась в слух. «Наверное, он садится в свою машину, и с ним кто-то ещё», – соображала она.

– Глупо было ехать туда вчера вечером! Она могла бы заметить вас и вызвать полицию.

«Он же говорит о Гейбриел! Они собираются ещё раз обыскать её дом, пока она будет на вечере у ван Кайзера».

Собеседник хранителя что-то сказал, но Кики не разобрала слов. «Должно быть, он стоит по другую сторону «Кадиллака», – подумала она, – или же садится в одну из соседних машин». Наступило молчание, и Кики ожидала услышать звук заводящегося мотора, но мотор молчал.

Неожиданно голос второго мужчины раздался совсем рядом, у окна фургона.

– Послушай, что я тебе скажу, Людвиг! – проговорил он угрожающим тоном. – Она разгадала твою маленькую комбинацию, и если погоришь ты, погорим и все мы. У меня есть покупатель; в субботу он прилетает в Нью-Йорк, и я рассчитываю, что кошка будет упакована и готова к отправке. Ясно? А так как ты не желаешь вынести её сам, сделать это придется мне.

«Кошка? Какая кошка?» – недоумевала Кики. На миг ей представился Рыжик, упакованный в ящик и готовый к погрузке на самолет. Она могла бы рассмеяться, не будь положение столь серьезным. О какой кошке они толкуют?

– Кошка – это не мелкая вещица, которую я мог бы пронести под пиджаком, – ответил ван Кайзер саркастическим тоном. – И тебе ещё придется заменить её копией!

– А как насчет драгоценных украшений?

– С этим будет полегче. Но тут все упирается в выбор момента. В пятницу днем приезжает учебная группа из университета. Они пробудут до самого закрытия. Профессор – большой знаток. Он семнадцать лет прожил в Египте. Он бы сразу распознал подделку. Украшения должны оставаться на месте, нока не уйдет учебная группа.

– Да я и не собирался явиться за ними при свете дня!

– Рад это слышать. Ключ от витрины я оставлю у моей стажерки. С системой сигнализации ты ведь знаком?

– Да.

– И ключ от служебного входа у тебя есть?

– Да.

– Я позвоню в полицию в девять часов из дома на озере.

Хлопнула дверца машины.

– Не испорть дело сегодня, Дреслер. Сделай свою часть работы, а я сделаю свою. К субботе с миссис Джанссен тут будет покончено.

– Если только «магическое око» и впрямь не наделено магической силой, – сказал второй мужчина.

– О чем это ты? – насмешливо спросил ван Кайзер.

– Она его всегда носит с собой. Ей подарил его муж, – он сам говорил мне об этом много лет назад.

Рёв мотора заглушил ответ ван Кайзера.

Кики сидела на полу фургона, крепко сжимая в руках ящик с инструментами, пока не услышала, как завелся мотор второй машины. И лишь уверясь в том, что обе машины выехали с автостоянки, она закрыла заднюю дверцу фургона и выбралась наружу. Ноги плохо слушались её, когда она возвращалась со стоянки в музей. В мастерской Гейбриел посмотрела на неё вопросительным взглядом.

– Я… я зашла на обратном пути в уборную, – сказала она в надежде, что это как-то объяснит её долгое отсутствие. Ей казалось, что она провела в фургоне целую вечность. Сказать Гейбриел или не говорить? Она не хотела пугать Гейбриел и надеялась придумать какой-нибудь план, как разрушить замысел хранителя музея. Но хорошая идея пока не приходила ей в голову.

Остаток времени до момента встречи с Эндрю наверху и начала их ежедневной экскурсии Кики провела в тревожном раздумье.

– Можно мы пойдем выпьем содовой, прежде чем отправимся в залы? – спросила она у Гейбриел.

– Разумеется. Но тебя что-то тревожит. Я по твоим глазам вижу.

– Да, – созналась Кики. – Мне нужно поговорить с вами и с Эндрю.

Так как дул сильный ветер, они расположились не на своем привычном месте на веранде, где стало неуютно, а за угловым столиком в глубине кафе.

– Итак, Кики, что тебя тревожит? – спросила Гейбриел.

– Когда я ходила после ленча за вашим ящиком с инструментами, я подслушала разговор между доктором ван Кайзером и другим человеком. Он не знал, что я там. Гейбриел… сегодня вечером они опять хотят наведаться к вам и снова станут искать те вещи!

– А, – сказала Гейбриел. – Моне ими займется.

– Гейбриел, они знают, что вас не будет дома! – Вдруг Кики пришла в голову одна мысль. – Разрешите нам с Эндрю поехать к вам после работы. Ведь мы можем подождать, пока вы вернетесь с вечера, а затем вы отвезете нас домой.

– Ни в коем случае, – заявила Гейбриел. – Этого я не разрешу.

– Но как же, Гейбриел! Ведь вы не можете обратиться за защитой к полиции, пока… пока музейные экспонаты не вернутся в музей. Так позвольте нам поехать и посторожить ваш дом.

– Нет. Спасибо вам, но категорически нет. Вопрос закрыт. Я возьму ещё кофе. Хотите ещё содовой?

– Нет, спасибо, – ответила Кики.

– Мне, пожалуйста, ещё немного льда, – попросил Эндрю, передавая Гейбриел свою чашку. Когда она отошла достаточно далеко от стола, он повернулся к Кики: – Здорово! Уж когда ты подслушиваешь, ты даром времени не теряешь! Классная работа!

– Эндрю, это не все. – Следя краешком глаза за передвижениями Гейбриел, Кики быстро пересказала ему остальную часть подслушанного ею разговора. – Необходимо, чтобы кто-то покараулил там сегодня вечером, – продолжила она, – хочет того Гейбриел или нет. На этот раз Моне их не остановит. Они придут, подготовившись к встрече с ним. Может, они покалечат его… или того хуже. – Она наклонилась вперед. – Эндрю, а как ты посмотришь на то, чтобы проехаться зайцами?

– Что-что? – удивился он.

Кики вынула из кармана связку ключей Гейбриел.

– Я ещё не отдала ей ключи от фургона. Дверцу мы можем отпереть сейчас, а спрячемся в заднем отделении позже. Она ни за что не догадается. Когда она войдет в дом, чтобы переодеться в праздничное платье, мы вылезем и где-нибудь спрячемся. Она уедет – мы в дом!

– Не очень надежно, но, может быть, получится, – сказал Эндрю. – Что скажем родителям? Кики широко улыбнулась в ответ.

– Ну, понятно, – вымолвил Эндрю, кивнув головой. – Ты у меня, а я у тебя. Знаешь, как-нибудь мы попадемся на этом.

– Все равно мама сегодня вечером работает, так что я скажу это автоответчику, – проговорила Кики. – Вот, бери ключи и иди отопри заднюю дверцу. Я пока отвлеку её разговорами.

Кики проводила взглядом Эндрю, который смущенно улыбнулся Гейбриел, возвращавшейся со льдом и кофе.

– Пошел в туалет, – объяснила Кики, когда Гейбриел села. Она придвинула к себе чашку со льдом, выудила пальцами кусочек и с хрустом его разгрызла.

Вернулся Эндрю и незаметно передал под столом ключи Кики. Гейбриел быстро провела их по залам, посвященным индейцам, сократив время экскурсии, и когда Эндрю ушел, они с Кики спустились в мастерскую.

– Странный какой-то день, – сказала Гейбриел. – Пожалуй, мы закончим сегодня пораньше. Тогда я смогу заехать домой и привести себя в порядок перед званым вечером у доктора ван Кайзера! – В её голосе прозвучала саркастическая нотка.

– Конечно, – подхватила Кики. – Желаю вам приятно провести время. О Гейбриел, вот ваши ключи. – Она вытащила из кармана связку ключей и положила её на верстак. – До завтра!

Когда она выходила, Гейбриел её обняла.

– Спасибо тебе, Кики, что вызвалась посторожить, – сказала она. – Но я не могу допустить, чтобы вы с Эндрю подвергали себя опасности из-за меня. Понимаешь?

– Угу, – ответила Кики. Закрыв дверь мастерской, она взбежала по лестнице в холл, вышла через главный вход на улицу и припустила вокруг здания музея на автостоянку. Эндрю дожидался её в заднем отделении фургона в обществе Рыжика.

– Откуда он взялся? – спросила Кики, пролезая внутрь и плотно закрывая за собой дверцу, в то время как её любимец лизал ей лицо.

– Он уже ждал на стоянке, когда я пришел, – сказал Эндрю. – По-моему, он больше не может жить без того пианино.

– О, какой кошмар! – воскликнула Кики.

Минут через десять явилась Гейбриел и завела мотор, фургон дернулся вперед, и Эндрю, хлопнув себя ладонью по лбу, шепотом проговорил:

– Не знаю, что хуже: сидеть здесь сзади и не знать, когда она потеряет управление, или сидеть впереди и видеть все это собственными глазами.

Кики сочувственно хихикнула, вспомнив вчерашнюю поездку с пиццей, и сказала:

– Когда мы приедем, ты вылезай первым и бери Рыжика – он не входил в мои планы, – а потом вылезу я. Мы можем спрятаться до её отъезда за домом.

– Ладно.

Всё произошло точно так, как они планировали, если не считать Рыжика. Он все время вырывался, а в доме жалобно поскуливал Моне, словно догадываясь, что его друг где-то рядом.

– Она уехала как раз вовремя, – заметила Кики, когда Гейбриел покатила по подъездной аллее к дороге. – Я больше не смогла бы удерживать его ни одной минуты!

Рыжик побежал к двери и стал царапаться о неё, просясь внутрь. Кики расслышала, как с противоположной стороны скребется Моне, и когда она открыла дверь, друзья встретились так, будто не виделись несколько месяцев: они и обнюхивались, и облизывали друг друга, и урчали, здороваясь на своем зверином языке. Когда с приветствиями было покончено, Рыжик сиганул на верх пианино и принялся умываться перед обедом, а Моне, громко вздохнув, распластался на полу в своей привычной позе.

– Ну, шеф, что будем делать дальше? – спросил Эндрю. – Выйдем наружу и станем сторожить сарай для инструментов или как?

– По-моему, они не явятся до наступления темноты, – ответила Кики. – Значит, у нас есть время перетащить все эти вещи оттуда сюда.

– Хорошая мысль. Раз дом они уже обыскали, сюда они снова не полезут.

– Правильно. Идем!

По пути Кики быстро заглянула в блюдечки на полу и удостоверилась, что животным оставлена пища и вода, после чего они с Эндрю бегом направились по дорожке к мастерской Гейбриел. Как и дом, она была незаперта.

Одну за другой переносили друзья музейные ценности из металлического шкафа в дом и прятали их в самых неожиданных местах: в банке с мукой, в коробке для обуви, в бельевой корзине, пока все сокровища, какие они смогли обнаружить, не были надежно спрятаны в доме.

– Не пыльная работа! – сказал Эндрю, отряхивая руки. Он посмотрел в окно. – Темнеет. Фонарик с тобой? Кики кивнула.

– Может, ждать придется долго, – заметила она, – но свет зажигать нам нельзя. Ведь они знают, что Гейбриел у ван Кайзера. Увидев свет, они заподозрят неладное. Нет ли тут чего-нибудь поесть?

Эндрю заглянул в холодильник.

– Остатки пиццы и пара куриных ножек. И блюдо апельсинов, если ты недобрала дневную норму витамина С.

– Пойдет! Тащи все! Я умираю от голода, – воскликнула Кики. В этот момент послышался странный звук. – Хоть бы этот ветер стих. Завывает, как привидение. – Старый фермерский дом скрипел и стонал при каждом порыве ветра, и с чердака доносились жуткие воющие звуки.

Эндрю принес еду, и они, усевшись за стол, принялись жевать, поглядывая в окно на подъездную аллею к ферме: не покажется ли на ней машина. Несколько машин проехало мимо по шоссе, но ни одна не свернула на ферму.

– Мы можем поиграть в слова, – предложила Кики. Завывания ветра и напряженное ожидание начали действовать ей на нервы. Она чуть не подпрыгнула, когда вдруг раздался бурный аккорд пианино. Заглянув в гостиную, она увидела Рыжика, надменно расхаживающего взад-вперед по клавишам. Он заметил её и, подбежав, вспрыгнул ей на колени. – Жаль, я не захватила с собой карты, – сказала она, снова обращаясь к Эндрю.

Некоторое время Кики и Эндрю читали, затем играли в слова, угадывая задуманные названия городов, штатов, деревьев, цветов и популярных песен, пока не одурели от скуки. Пару раз Рыжик забредал в гостиную и устраивал мини-концерты, но по большей части пёс и кот спали рядом, свернувшись клубочком под кухонным столом.

Вскоре стемнело настолько, что стало невозможно читать. Они даже не могли посмотреть телевизор, так как свет экрана мог бы подсказать гостям, визита которых они ожидали, что в доме кто-то есть.

– Может, будем рассказывать друг другу истории про привидения? – предложил Эндрю, поддразнивая нервничающую Кики.

– Нет уж, спасибо, – ответила она. – Больше всего меня беспокоит сегодня то, что сказал этот тип насчет «магического ока».

– А что это такое – «магическое око»?

– Это символический знак, который египтяне ставили на украшениях. Они считали, что он способен исцелять больных или даже воскрешать из мертвых. У Гейбриел есть перстень с таким знаком, подарок её мужа.

– Гейбриел не будет больна, – угрюмо заметил Эндрю.

– Не смешно, – сказала Кики. – В этом-то и весь ужас. По-моему, они на самом деле собираются убить её. Но только они не могут позволить себе сделать это, пока не отыщут те музейные ценности, которые она здесь припрятала.

– Ты думаешь, в следующий раз они замышляют ограбить египетский зал? – спросил он. – Забрать драгоценные украшения?

Кики кивнула.

– И ещё я думаю, что они говорили про кошку из черного дерева. Я не рассказала Гейбриел всего, что я слышала. Вероятно, зря. Завтра расскажу ей все. Сколько сейчас времени?

– Восемь сорок.

Она поближе наклонилась к окну и слегка отодвинула занавеску.

– Странно. Мне показалось, что я видела минуту назад машину, съезжавшую вон с того холма, но она так до сих пор и не выехала из низинки.

Не успела она закончить, как Моне с угрожающим утробным рычанием поднялся на ноги.

– Они здесь, – мрачно объявил Эндрю, отставляя недочищенный апельсин. – Я вижу очертания их автомобиля вон там у конюшни. Похоже, это джип. Как видно, они проехали напрямик через поле, выключив фары.

Моне снова зарычал. Эндрю нагнулся и стал его гладить, но пёс, даже не обратив на него внимания, двинулся к двери. Рыжик, которому передалось беспокойство его друга, спрыгнул с коленей Кики и присоединился к Моне у двери.

Вскоре они увидели луч фонарика, направленный из-за конюшни в сторону сарая для инструментов.

– Они заходят внутрь! – прошептала Кики. Опять зарычал Моне.

– Ничего страшного, дружок. Сегодня они сюда не придут.

Скрипнула дверь, и Кики вскочила на ноги.

– Где Рыжик? – громко спросила она.

Но не успели ещё эти слова слететь с её губ, как она поняла, где он. Они оставили дверь чуть-чуть приоткрытой, и этого оказалось достаточно, чтобы кот протиснул в щель свое жирное тело. Кики ринулась к двери, но не успела поймать его. С душераздирающим воем кот выпрыгнул наружу, Моне последовал за ним, и оба они бросились в темноте прямиком к сараю для инструментов. Яростный лай Моне встревожил забравшихся в сарай злоумышленников. Они, толкаясь, выскочили за дверь – и тут кот с собакой дружно напали на них, в то время как друзья со всех ног неслись по дорожке к сараю.

– Стреляй в него! – завопила одна из жертв нападения. Голос был женский.

Сверкнула вспышка, бухнул выстрел, потом раздался истошный вопль и глухой стук. Кики увидела, как женщина упала и принялась кататься по земле, нелепо размахивая руками. Подбежав ближе, Кики поняла, что Рыжик вцепился когтями ей в лицо. Моне пошатнулся на бегу, затем, собрав все свои силы, бросился вдогонку за мужчиной. Тот повернулся, поднял руку с пистолетом и прицелился в собаку. Но прежде чем он успел выстрелить во второй раз, пистолет был выбит из его руки. Кики, обернувшись, увидела, как Эндрю швыряет в мужчину второй апельсин.

Катавшаяся по земле женщина отшвырнула Рыжика и вскочила на ноги, прижимая руки к лицу. Оба они бросились за конюшню, где стоял их джип, преследуемые по пятам Эндрю и разъяренным оранжевым котом.

– Моне! – крикнула Кики сквозь слезы, становясь на колени рядом с раненым псом, лежавшим на жесткой земле. Он лизнул ей руку. Из огнестрельной раны обильно текла кровь. Когда завелся мотор джипа, он гавкнул и поднял голову, как если бы собирался продолжить погоню, но ему не хватило сил даже на то, чтобы подняться.

– Эндрю! – громко позвала Кики. – Иди сюда! Скорей! – Она сбросила с ноги теннисную туфлю и сняла носок. Пуля вошла в мягкую ткань задней лапы Моне и, пробив её навылет, вышла у крестца. Чем больше пёс двигался, тем сильней текла кровь. Кики знала, что прежде всего надо остановить кровотечение. Моне гавкнул ещё раз, и она одной рукой ласково потеребила его обвислые уши, а другой утерла у себя на глазах слезы.

– Мы отнесем тебя в дом, дружок, – сказала она, – но сначала я должна остановить кровотечение из раны. Тебе придется потерпеть. – Она связала носок узлом и, скомкав, засунула его в рану. Пес дергался от боли и жалобно скулил.

Явился Рыжик, ознакомился с положением вещей и принялся с большим сочувствием вылизывать морду Моне своим розовым язычком. Эндрю, подошедший следом, встал на колени рядом с Кики и наклонился над собакой.

– Они уехали, – сказал он. – Рана серьезная?

– Не знаю, – ответила Кики, шмыгая носом. – Он потерял много крови. Нужно перенести его в помещение. Здесь я ничего не вижу.

Эндрю вскочил и бегом бросился к сараю для инструментов.

– Сейчас я принесу лист фанеры, – крикнул он через плечо. – Он тут, у стены сарая.

Положив Моне на фанеру, как на носилки, они отнесли его на кухню и уложили на кухонный стол. Пока Кики осматривала рану, Рыжик успокаивающе мурлыкал у его уха. Благодаря давлению импровизированного тампона кровотечение остановилось, и она решила не очищать рану, чтобы не разбередить её и не вызвать нового кровотечения.

– Посмотри, нет ли тут где-нибудь одеяла, – сказала Кики Эндрю.

Он почти сразу вернулся с вязаным шерстяным одеялом. Закутывая в него раненого пса, она заметила кое-что необычное.

– Эндрю! У Моне на кожаном ошейнике вытиснено «магическое око»!

– Надеюсь, оно исцелит его, – пробормотал Эндрю, изучая висящий рядом с телефоном список номеров. – А я позвоню ветеринару – на всякий случай, для перестраховки. Должен же в списке у Гейбриел быть ветеринар!.. Вот он: Грегори Локер, доктор ветеринарии.

Он набрал номер, и Кики стала слушать, как он разговаривает с бюро секретарей-телефонисток, обслуживающих абонентов в их отсутствие. Его голос слегка срывался, и Кики догадывалась, что он сейчас испытывает такое же нервное возбуждение, как она.

– Нет, нет, мы не можем привезти его. Хорошо. Мы будем ждать звонка. Вы не можете сказать, когда примерно он позвонит?.. Хорошо. Спасибо. – Он повернулся к Кики. – Они свяжутся с доктором Локером. Он где-то в этих краях, лечит заболевшую лошадь. Как Моне?


– Ничего, как мне кажется.

– Знаешь, ты меня поразила, – сказал Эндрю, подходя к столу. – Мне бы в голову не пришло засунуть в рану носок, чтобы остановить кровь. Где ты этому научилась? От мамы?

– В основном. И на уроках Красного Креста. Когда тебя всю жизнь окружают медики, невольно запоминаешь такие вещи. Мама мне рассказывала, как однажды она остановила у пациента кровотечение, вложив ему в рану кулак, покуда не принесли марлевые тампоны. Как бы то ни было, Моне повезло, что пуля прошла навылет.

– Ты станешь врачом?

– Не знаю. – Она нервно хихикнула, почувствовав кружащее голову облегчение от сознания, что злоумышленники уехали и что к Моне вызван ветеринар. – А ты станешь подающим в главной бейсбольной лиге? Если бы не ты, Моне бы погиб. Тот тип целил ему в голову.

– Вообще-то, – проговорил Эндрю, округлив глаза, – это мой тайный прием – бросок «оранжевая ракета». Он запрещен во всех парках главной лиги.

– Не хотела бы я, чтобы ты в меня чем-нибудь швырнул. Это же надо, вышибить пистолет прямо у него из руки!

Эндрю кивнул.

– Я положил его на пианино, – сказал он. – Я имею в виду пистолет.

– Лучше переложи его куда-нибудь, Я – посоветовала ему Кики, глядя на Рыжика. – Пианино – любимое место прогулок этого кота. Рыжик сегодня тоже не оплошал!

– Это было что-то фантастическое! Он в один миг расправился с той женщиной! – Эндрю взял пистолет с пианино. – Где бы найти для него безопасное местечко, куда бы не добрался наш геройский кот? – Не дожидаясь ответа, он буркнул себе под нос: – Почти нет таких мест. – В конце концов он открыл дверцу холодильника и сунул пистолет в контейнер для овощей. – Ведь Рыжик, кажется, не любит салат-латук?

– Это – не самое его любимое блюдо, – улыбнулась Кики. Зазвонил телефон, и Эндрю после первого же звонка схватил трубку.

– Что он сказал? – встревоженно спросила Кики, после того как Эндрю закончил разговор с ветеринаром. – Об огнестрельной ране?

– Ну, во-первых, он спросил, остановлено ли кровотечение, а во-вторых, посоветовал тепло укутать собаку. Он сказал мне, что дом Гейбриел находится как раз на его обратном пути в город. Через полчасика он будет тут. И ещё он что-то пробормотал о глупых охотниках, которые бродят с ружьями после наступления темноты.

– Может быть, ко времени его приезда и Гейбриел вернется, – сказала Кики. – Мама работает с трех до одиннадцати, но, возможно, она вернется домой раньше меня. Я позвоню и просто скажу в автоответчик, что мы приехали сюда. Без подробностей.

– Я тоже позвоню, вот только говорить мне придется не с автоответчиком. Если повезет, трубку возьмет один из моих братьев.

Они позвонили домой, ещё раз проверили, не кровоточит ли рана Моне, и сели дожидаться ветеринара.

– Давай посмотрим новости, – предложила Кики. – По четвертому каналу обещали передать репортаж о званом вечере.

Эндрю включил стоящий в гостиной телевизор и развернул его экраном в сторону двери на кухню, так чтобы они могли смотреть новости, оставаясь с Моне.

Репортаж о вечере показали в самом конце, перед прогнозом погоды.

– Сегодня вечером, – объявил диктор, – телевизионная группа нашего четвертого канала побывала дома у Людвига ван Кайзера, хранителя Галльярдского музея, где был в разгаре званый обед с танцами, ежегодно устраиваемый музеем.

Телевизионщики взяли интервью у доктора ван Кайзера и у одного из членов попечительского совета, после чего показали видеозапись фрагментов вечеринки из танцевального зала в доме хранителя.

– Ничего себе домик, – прокомментировал Эндрю. – Смотри! Вон Гейбриел!

– Она танцует с доктором Алленби! – возбужденно воскликнула Кики. -Это мой врач! А погляди, какое на ней платье!

– Уж точно покрасивей того комбинезона! – дурачась, сказал Эндрю дребезжащим старческим голосом.

На Гейбриел было золотистое платье с длинными рукавами и высоким воротником, сверкающее блестками. Танцуя, она что-то говорила доктору Алленби, который улыбался и кивал головой.

– Гляди! – воскликнул Эндрю. – Вон там, в углу. В верхнем правом! – он показал на экран. – Это же мисс Музейное сокровище года! О, нам ещё прожужжат об этом событии все уши!

Кики посмотрела туда, куда он показывал, и увидела Елену в нефритово-зеленом узком платье. Она стояла у мраморной статуи и оживленно беседовала с каким-то блондином в смокинге.

– Это станет темой её очередной колонки в газете, – предсказала Кики, состроив экрану гримасу. – «Как живут красивые люди». Интересно, как ей удалось получить приглашение?

– Её мамаша – член совета попечителей, – ответил Эндрю. – Как ещё?

В окно кухни ударил свет фар, и Кики отодвинула занавеску.

– Это фургон! – сказала она. – Гейбриел приехала! Эндрю включил свет на крыльце и открыл дверь.

– Это мы, Гейбриел! – крикнул он и вышел на освещенное крыльцо, где ей было хорошо его видно.

– Непослушные дети! – бранилась она, торопливо шагая по дорожке. – Я же говорила вам: я не хочу, чтобы вы торчали здесь! – Она вошла на кухню и остановилась как вкопанная. – Моне!

– По-моему, с ним ничего страшного, – сказала Кики. – Доктор Локер уже едет.

Гейбриел бросилась к Моне. Едва они успели объяснить ей, что произошло, как во двор въехал грузовик ветеринара.

– Он думает, что стреляли охотники, бродившие тут после наступления темноты, – предупредил Эндрю. – Я не стал его переубеждать.

– Хорошо! – сказала Гейбриел.

Закончив обрабатывать рану Моне, доктор Локер вызвался отвезти Кики и Эндрю в город.

– Через пару недель все заживет, пёс будет как новенький, – успокоил он Гейбриел. – Рана сквозная, кость не задета. – Он улыбнулся Кики. – Вам повезло, что рядом оказалась эта молодая особа. Он мог бы умереть от потери крови.

Гейбриел подняла дугой бровь и попыталась придать своему лицу суровое выражение.

– Мне повезло, что ко мне явились эти незваные гости? – спросила она. Затем она крепко обняла Кики и Эндрю. – До завтра. Большое, большое вам спасибо.

Подхватив Рыжика, она с чувством обняла и его. Глаза у неё блестели, – И тебе спасибо, Рыжик!

Глава десятая

– Как Моне? – первым делом спросила Кики у Гейбриел, придя назавтра в музей. Она поставила ранец на пол; из него вышел Рыжик и направился прямиком к пустующей подстилке Моне.

– Гораздо лучше. Доктор дал ему лекарство, и он почти всю ночь проспал. Сегодня я поработаю всего полдня, а потом поеду домой, чтобы посидеть с ним.

– Я рада, что ему лучше, – сказала Кики.

– Мяу, – донеслось с подстилки. Рыжик сидел, выпрямясь и подняв голову, и глядел на Гейбриел, которая подошла и угостила его шоколадной долькой из пакета на верстаке.

– Вот видишь, Рыжик, – сказала она, гладя его по пушистому меху, – я теперь держу твоё любимое лакомство под рукой. Ты храбрый котик и спас моего Моне.

– Мяу! – Рыжик разгрыз шоколадку, закрыл глаза и вздохнул, всем своим видом выражая полное блаженство.

Кики и Гейбриел рассмеялись.

– Он такой артист, – заметила Кики.

– Ещё раз благодарю тебя, Кики, – сказала Гейбриел, снова становясь серьезной. – Тебя и Эндрю. Если бы вас там не было, Моне бы погиб. Надеюсь, твоя мама не слишком сердилась на тебя за то, что ты так поздно вернулась.

– Нет, я опередила её на полчаса, – ответила Кики с озорной улыбкой. – Я не хотела её беспокоить, поэтому не стала говорить ей ни о том, что случилось, ни о том, почему мы с Эндрю были у вас. Она действительно хочет познакомиться с вами, Гейбриел. Может быть, как-нибудь вечером, – когда Моне станет лучше, – вы придете пообедать с нами?

– С удовольствием.

Кики перевела дыхание.

– Гейбриел, я вам не всё сказала о том разговоре, который я подслушала вчера, когда была в фургоне.

Гейбриел сняла загрязнившиеся очки и принялась вытирать их о комбинезон.

– Неутешительные новости, да?

– Да. – Кики поколебалась, не зная, что лучше: пересказать Гейбриел весь разговор с вытекающими из него последствиями или просто изложить ей факты. – Ван Кайзер и его сообщники собираются ещё кое-что украсть из музея. Завтра вечером.

Гейбриел подняла руку, прерывая рассказ Кики.

– Значит, завтра, – подавленно проговорила она. – Так скоро, что я не успею сделать копию.

– Вы знаете об этом? Гейбриел кивнула.

– Из египетской коллекции, да? Они хотят украсть кошку из черного дерева.

Кики с удивлением посмотрела на неё.

– Как вы узнали?

– В журнале появилось ещё одно объявление, – объяснила Гейбриел. – Они действуют все смелее. Похищать такие большие экспонаты они ещё не пытались.

– Завтра вечером, в девять часов, ван Кайзер позвонит из своего дома на берегу в полицию и скажет им, что сигнализация отключена с его ведома. Но они собираются украсть не только кошку. Они собираются взять и украшения. Те, что с «магическим оком».

Гейбриел опустилась на табуретку.

– Нет! Нет! Я не могу допустить этого! Самые ценные приобретения Роланда!.. Как же я устала от всего этого, – сказала она, с трудом сдерживая слезы. – От этой коварной игры, которую ведет ван Кайзер. Он крадет лучшие вещи из коллекции, переезжает в другое место, меняет фамилию и безнаказанно продолжает заниматься тем же. Из-за него и я стала воровкой. – Она решительно встала, выпятив вперед подбородок и выпрямив спину. – Кончено! – воскликнула она. – Больше я его покрывать не намерена. Завтра же верну экспонаты на место и обращусь в полицию.

Кики приблизилась к ней и обняла её одной рукой.

– Вероятно, это самое лучшее, – сказала она. – Наверняка вас не станут привлекать к суду за то, что вы пытались защитить музейную коллекцию! Мы с Эндрю можем рассказать в полиции, почему вы так поступили. Гейбриел пожала плечами.

– Я подделываю экспонаты, я воровка. И не имеет значения, какие у меня были мотивы. А теперь, – резко изменила она тон, – пора приниматься за работу. Прежде чем я смогу начать восстанавливать эту поврежденную картину, мне нужно получить данные по ней. Сходи, пожалуйста, в кабинет хранителя и возьми карточку на неё. Это единица хранения номер пять-один-два-два.

– Да, иду, – откликнулась Кики, обрадованная возможностью на несколько минут уйти из мастерской. Она поднялась на третий этаж по лестнице, чтобы прогуляться и немного подумать. Может быть, Гейбриел права? Может быть, система правосудия безразлична к мотивам, стоящим за преступлением? Но это было бы несправедливо.

Кики постучалась в дверь кабинета хранителя музея. Дверь открыла Елена.

– Да? – спросила она.

– Елена, мне нужна карточка на единицу хранения номер пять-один-два-два, – сказала Кики. – Картина, написанная маслом. Семнадцатый век.

– Я уже тебе говорила, карточки нельзя выносить из кабинета, – надменно проговорила Елена.

– Просто дай мне карточку, а данные я перепишу, – сказала Кики, проходя мимо неё в кабинет. – Я и не собираюсь выносить из кабинета твои драгоценные карточки.

– Ты случайно не смотрела вчера вечером новости по четвертому каналу? – спросила Елена, внезапно переходя на дружеский тон.

Кики состроила гримасу за спиной Елены, направившейся в картотеку.

– Смотрела, – ответила она, подходя к письменному столу хранителя музея. Сев на краешек, она взяла в руки резной нож слоновой кости, предназначенный для вскрывания конвертов.

– Видела меня? Видела мужчину, с которым я была? – голос Елены звучал приглушенно. Картотека помещалась в комнатке чуть больше стенного шкафа, и Елена стояла спиной к Кики.

– Да, видела, – сказала Кики. – На тебе было зеленое платье. – Разговаривая, Кики смотрела на бумаги, лежавшие на столе ван Кайзера. Она положила нож для вскрывания конвертов на стопку бумаг и собралась было подойти к двери в картотеку, как вдруг взгляд её упал на серебристый ключик на цепочке, лежащий на листке бумаги с надписью: «Для Дреслера».

– Какой, ты говоришь, номер? – переспросила Елена.

– Э-э… пять-два-один-один – нет, пять-один-два-два!

Кики вспомнила разговор, который она подслушала, сидя в фургоне. «Так это же ключ от витрины, где выставлены украшения с «магическим оком»!» – пронеслось у неё в голове. Она сунула руку в карман джинсов и вынула свою цепочку с ключами. Ключей было три: от велосипедного замка, от школьного шкафчика и от двери дома. Велосипедный ключик был больше всего похож на ключ от витрины. Она сняла его с цепочки и быстро заменила им ключ, предназначенный для Дреслера. Едва она успела это сделать, как из картотеки вышла Елена с карточкой в руке.

– Видела мужчину, с которым я была? – повторила она. Кики сделала вид, что её очень заинтересовала модернистская картина, повешенная над старинным книжным шкафом, а тем временем засунула ключ от витрины поглубже в карман.

– Высокий красивый блондин?

– Да! – подтвердила Елена, довольная, что Кики заметила её спутника. – Трои – торговец произведениями искусства, он из Лос-Анджелеса, – продолжала она. – Он и за обедом сидел рядом со мной. Чудесный был вечер. Я так натанцевалась, что осталась бы отдохнуть дома, если бы не дела Доктор ван Кайзер сказал, что заглянет сегодня утром в музей совсем ненадолго – он принимает друзей в своем доме на берегу Оленьего озера, – и попросил, чтобы я посидела в кабинете и дождалась прихода одного торговца древностями из Европы. Он должен забрать одну важную вещь.

Кики прикусила зубами губу, чтобы сдержать улыбку. Одну важную вещь! – мысленно повторила она. – Как же, чик от замка моего велосипеда». Взяв у Елены карточку, она переписала нужные сведения и отдала её обратно.

– Спасибо, – поблагодарила Кики и вышла из кабинета. За дверью она снова нащупала ключ от витрины в кармане джинсов. «Может быть, завтра вечером это их и не остановит подумала она с мрачной усмешкой но заставит замешкаться».

Когда она вернулась в мастерскую, Гейбриел была очень неразговорчива. Кики дала ей списанные с карточки сведения и села читать журналы. Сейчас они больше не казались ей такими скучными, как в понедельник, когда она только принялась за них. Неужели с тех пор прошло всего четыре дня? Просто удивительно, как много она узнала, читая по утрам журналы и совершая днем экскурсии с Гейбриел. Да ещё ежедневно помогая Гейбриел в практической работе, которую та делала в мастерской.

Они не стали делать обычный утренний перерыв, и в одиннадцать часов Гейбриел убрала работу с верстака.

– Я уезжаю домой, – сообщила она Кики, – Тревожусь, как там Моне. Но завтра буду тут рано утром. Столько мне дел нужно успеть переделать! – Она сняла ключ с гвоздя над дверью. – Вот ключ от мастерской, – сказала она, отдавая его Кики. – Ты, если захочешь, можешь уйти в полдень. Уходя, запри дверь. До завтра.

Кики дочитала начатую статью, затем поднялась наверх и обошла два зала на первом этаже. Повинуясь внезапному порыву, она поднялась по лестнице на второй этаж и вошла в египетский зал. Там была группа детей под присмотром Двух родителей. Дети переговаривались неестественно тихими голосами, и это укрепило в душе Кики ощущение того, что экспонаты этого зала таинственным образом зачаровывают всех посетителей.

Миновав саркофаг и кошку из черного дерева, Кики направилась к витрине с ювелирными изделиями, на которых было вырезано «магическое око». Тяжелое золотое ожерелье и браслет, составляющий с ним пару, были украшены драгоценными камнями и сложным резным узором с «магическим оком» посредине.

– Этот глаз смотрит прямо на меня, – услышала Кики тонкий голосок у своего локтя. Там стояла маленькая девочка, не отрывавшая взгляда от украшений.

– Я знаю, – сказала Кики. – Он называется «магическое око». Египтяне верили, что «магическое око» способно исцелять больных. – Ребятня сгрудилась вокруг Кики, слушая её пояснения. – А некоторые из них даже считали, что его могущество настолько велико, что позволяет оживлять умерших.

– Это страшно, – пискнула девочка.

– Ты думаешь? – сказала Кики.

Группа двинулась дальше, а Кики спустилась вниз, чтобы забрать Рыжика. Она заперла мастерскую и положила ключ в карман.

Придя домой, она первым делом позвонила Эндрю.

– Сегодня экскурсии не будет, – сообщила ему она, – Гейбриел рано уехала домой, чтобы побыть с Моне. Она говорит, ему стало лучше.

– А как дела у Гейбриел?

– Не особенно хорошо. Ей было известно – ещё до того, как я сказала ей, – что ван Кайзер с сообщниками хотят похитить кошку из черного дерева. Об этом она узнала из объявлений. А когда я рассказала ей об украшениях, она сказала: хватит, больше я не буду покрывать их. Она хочет завтра же вернуть все в музей и обратиться в полицию.

– Заявить на себя? – Эндрю присвистнул.

– Похоже. Так что если с этого момента и до завтрашнего дня у тебя появятся какие-нибудь блестящие мысли, звони мне.

– Ладно. Созвонимся позже.

Когда Кики делала себе сандвич с ореховым маслом и джемом, зазвонил телефон.

– Здравствуй, Кики. Я думала, мне придется говорить в автоответчик. А почему ты сегодня не в музее?

– Здравствуйте, миссис Кендрик. Там я была утром, но миссис Джанссен рано ушла домой, ну и я тоже домой отправилась.

– Мне повезло! Я понимаю, что обращаюсь к тебе, не упредив заранее, но не смогла бы ты посидеть с Джеф сегодня вечером? Мы вернемся домой к девяти.

– Конечно, смогу, – ответила Кики. – Во сколько придти?

– В шесть не слишком рано? Мы уходим на обед к друзьям.

– Нормально, – сказала Кики. – Буду у вас в шесть.

Когда Кики пришла к Кендрикам, Джеффри как раз заканчивал свой обед.

– Рыжик! – завопил он, сползая со стула и протягивая ручонки к коту. Рыжик, уклоняясь от его объятий, вскочил на стол и принялся подлизывать остатки обеда Джеффри.

– Рыжик! – воскликнула Кики, подхватывая кота и плюхая его на пол. – Как ты себя ведешь?! Миссис Кендрик рассмеялась.

– На этот раз у меня есть для него печенье с дольками из настоящего шоколада, – сообщила она, давая Джеффри два печенья – одно для него самого и одно для кота, – а не из бобов рожкового дерева.

– За такое поведение ему ничего бы не следовало давать, – сказала Кики. – Вы вчера были на званом вечере Галльярдского музея?

– Да, там было весело.

– Там было скучно и неинтересно, – возразил вошедший на кухню мистер Кендрик. – Эти знатоки искусства ужасные снобы, ещё хуже юристов.

Миссис Кендрик не стала отвечать на его выпад и извиняющимся тоном сказала Кики:

– Вчера мы не позвали тебя посидеть с Джеффри, потому что здесь была моя сестра. С Джеффри оставалась она.

Ну, разумеется, – отозвалась Кики. – Я не потому спросила. По телевизору показывали отдельные моменты этого вечера, но вас я почему-то не видела. – Потому что при виде телевизионных камер я прятался за пальмой в кадке, – сказал мистер Кендрик, беря печенье. – Впрочем, есть надежда, что на следующий год веселее. Я слыхал, у хранителя музея есть дом на берегу Оленьего озера. Вот я и предложу, чтобы все мужья и жены членов попечительского совета захватили с собой туристские ботинки, рыболовные снасти или купальные костюмы. Пускай все попечители в вечерних туалетах танцуют с торговцами произведениями искусства или друг с другом, в то время как мы, некультурные, станем ловить на воздухе рыбку к обеду или нагуливать себе аппетит.

– О, перестань, Лорн! – воскликнула миссис Кендрик, Кики широко улыбнулась. Она любила слушать, как мистер Кендрик поддразнивает жену. Когда Кики впервые пришла к ним посидеть вечером с Джеффри, она испытывала робость и страх перед новым окружным прокурором но вскоре поняла, что это добрый и благожелательный человек.

– Ты довольна своей неделей стажировки у миссис Джанссен? – спросила миссис Кендрик.

– Да, это интересно, – ответила Кики. – И совсем не то, чего я ожидала. Но ведь я, в общем-то, и не знала, чего мне ожидать. «И уж, конечно, не встречи с международной шайкой похитителей музейных ценностей или с реставраторшей, которая подделывает произведения искусства и ворует подлинники», – подумала она.

– Доктор Алленби говорил мне, что миссис Джанссен – настоящая художница, – продолжала миссис Кендрик. – Он рассказывал, что она живет на ферме за городом и вся конюшня там заполнена картинами и скульптурами, которые она создавала в течение многих лет.

Кики слушала с открытым ртом.

– А я и не знала, – вымолвила она, живо представив себе старую конюшню позади сарая для инструментов. Неужели она и впрямь заполнена произведениями искусства?

– Кажется, она перестала заниматься живописью, когда заболел её муж. А после его смерти она, по словам доктора Алленби, потеряла всякий интерес к своему творчеству.

– Идем, Сьюзен! – позвал мистер Кендрик и потянул жену за руку. – Не то мы приедем прямо к десерту. А я слишком сыт даже для десерта, – добавил он, хватая ещё одно печенье с блюда на столе.

Будем дома около девяти, – сказала миссис Кендрик, когда они уходили.

– Можете не торопиться, – ответила Кики. – Занятий в не будет и у меня нет на завтра важных планов.

В тот момент она не знала, что завтрашний день станет одним из самых важных дней в её жизни.

Глава одиннадцатая

На следующее утро Кики явилась в Галльярдский музей в плохом настроении. Когда накануне вечером она возвращалась от Кендриков домой, Рыжик затеял драку с бродячим котом, сцепился с пуделем, которого вывел прогуливать их сосед, и затем удрал. Сосед позвонил её матери и нажаловался, а вдобавок ко всему доктор Алленби, рассказывая на работе матери об обеде и танцах в доме хранителя Галльярдского музея, поведал ей о том, какие восторги выражала ему миссис Джанссен в адрес Кики, которая стажируется у неё на этой неделе.

Что побудило доктора Коллир потребовать у Кики объяснений, почему она находилась у миссис Джанссен в то время, когда сама миссис Джанссен была в гостях у доктора ван Кайзера? Неправдоподобное объяснение Кики, что Гейбриел пригласила её посидеть с её заболевшей собакой, не удовлетворило её, и мать решила: если Кики не приведет более убедительную причину, ближайший уик-энд ей придется посидеть дома. Иными словами, после того как Кики закончит рабочий день в музее, она будет приговорена не выходить из дому.

Будучи умным и догадливым животным, Рыжик не вернулся домой из опасения, что ему придется держать ответ за свои проступки.

Спустившись по лестнице, Кики повернула ручку двери реставрационной мастерской. Дверь был заперта. Это показалось ей странным. Ведь Гейбриел сказала, что она придет утром пораньше. Может быть, Моне стало хуже? Воспалилась рана?

Кики вынула из кармана ключ от мастерской и отперла дверь, затем включила свет над верстаком, где она держала стопку журналов. Накануне вечером она решила пролистать все журналы, чтобы посмотреть, нет ли в них статей о художественных изделиях Древнего Египта.

Но на углу верстака, где она их оставила, журналов не оказалось. Кики нахмурилась. Она была совершенно уверена в том, что она оставляла их именно там. Ей явственно вспомнились яркие золотые и темно-бордовые цвета обложки журнала, лежавшего сверху. Она нагнулась. Стопка журналов была теперь под верстаком. Озадаченная этим, Кики подняла журналы, уселась на табуретку и принялась просматривать их. Но ей никак не удавалось сосредоточиться. Насколько ей было известно, имелось всего три ключа от мастерской: у Гейбриел, у хранителя музея и запасной, который теперь был у неё. Но хранитель сейчас в доме на Оленьем озере. Гейбриел не собиралась вчера возвращаться в музей. Она была слишком обеспокоена состоянием Моне. Кики слезла с табуретки и обошла комнату. Ничего как будто бы не пропало, и все остальные вещи находились на прежних местах.

В дверь постучали.

– Иду! – крикнула Кики и пошла открывать. В коридоре снаружи стояла Елена.

– Так вот где ты пряталась всю неделю, – сказала Елена, отворяя дверь пошире и оглядывая мастерскую. – Как тут грязно! – не дожидаясь приглашения, она вошла и проследовала в дальний конец комнаты. Не обращая внимания на Кики, она заглядывала во все углы с видом агента по торговле недвижимостью, осматривающего непригодное для продажи помещение. – Как ты выносишь этот запах?! – спросила она, наморщив нос.

– Я не чувствую никакого запаха, – ответила Кики, осознавая, что она, должно быть, так привыкла к запаху скипидара, что больше его не замечает. – Что тебе нужно?

– Я пришла передать тебе, что миссис Джанссен сегодня не будет, – сказала Елена. – У неё серьезно заболел брат, живущий в Пенсильвании, и она вылетела к нему с ранним утренним рейсом. – Елена направилась к двери, и Кики почудилось что она вот-вот достанет салфетку, чтобы не прикасаться рукой к дверной ручке. – Ты можешь идти домой.

– Постой, – воскликнула Кики, и в её тоне прозвучал опрос. Но Елена уже поднималась по лестнице.

Кики устремилась было за ней, но передумала. Вместо этого она закрыла дверь мастерской и села. Журналы были забыты. Ей требовалось время, чтобы поразмыслить. Гейбриел никогда не упоминала ни о каком брате, и Кики полагала, что все её родственники живут в Европе. И если Гейбриел улетела, то где же тогда Моне? Может, она пристроила его у доктора Локера? А что, если всю эту историю зачем-то сочинила Елена?

Елена, конечно, пройдоха, но непохоже, размышляла Кики, чтобы она солгала ей в глаза. Шестое чувство подсказывало Кики, что тут что-то не так. Она пожалела, что с ней нет проштрафившегося Рыжика. Анализируя пути и способы решения какой-нибудь трудной проблемы, она любила беседовать с ним – это ей помогало.

Может быть, Елена позвонила Гейбриел? Едва ли. Тогда бы Елена выразилась по-другому. Она сказала: «Я пришла передать тебе». Кто же поручил ей передать это?

Кики заперла мастерскую и, взбежав по лестнице, бросилась к телефону-автомату на первом этаже. Порывшись в кармане, она достала монетку и набрала номер Гейбриел. Занято. Если Гейбриел уже летит в Пенсильванию, то кто же разговаривает по её телефону? Конечно, не исключено, что в тот же момент её номер набрал кто-то ещё, но это маловероятно. У Кики часто заколотилось сердце в груди. Что-то произошло. Она это чувствовала.

Кики на лифте поднялась на третий этаж.

Елена! – выпалила она, без стука входя в кабинет хранителя музея. – Когда позвонила Гейбриел?

Елена сидела, уютно устроившись в одном из кресел у низкого столика, и читала журнал мод. При появлении Кики Она вскочила и поспешно положила журнал на столик обложкой вниз.

– Сюда нельзя так врываться! – сказала Елена, вставая. – Ты могла бы прервать важное совещание у доктора ван Кайзера!

– Не думаю, ведь его нет в городе, – возразила Кики Когда. звонила Гейбриел?

– Гейбриел не звонила, – терпеливо, как малому ребенку, объяснила Елена. – Сегодня утром позвонил доктор ван Кайзер из дома на озере…

Это и нужно было узнать Кики. Она выскочила за дверь и помчалась вниз по лестнице, прыгая через две и три ступеньки. Добежав до первого этажа, она направилась прямиком к телефону-автомату.

Номер Гейбриел был по-прежнему занят. Это окончательно решало дело. Наверняка что-то стряслось. Кики набрала номер Карлайлей, и трубку взял Эндрю.

– Хочешь совершить велосипедную прогулку? – спросила она и коротко обрисовала ему положение. – По-моему, никакого брата в Пенсильвании у неё нет. Боюсь, что ван Кайзер увез её в свой дом на берегу Оленьего озера. Я приеду ближайшим автобусом, а ты встречай меня у моего дома через двадцать минут!

– Я буду на месте!

Кики сбежала вниз, заперла мастерскую и вышла из музея. Когда она добралась домой, Эндрю ждал её у входа; его велосипед стоял, прислоненный к стенке гаража. Через пять минут оба уже катили по дороге, ведущей на ферму Гейбриел.

– Это шоссе ничуть не хуже велосипедной дорожки, – крикнул через плечо Эндрю. – Никаких машин!

Едва они свернули на подъездную аллею к ферме, как Кики резко нажала на тормоза. Эндрю сделал круг и затормозил рядом с ней.

– В чём дело? – спросил он, взглянув туда же, куда смотрела она.

– Эндрю, фургон! – сказала Кики вполголоса. – Фургон остался тут. Вон он, на том же месте, где она его обычно ставит. Если бы она и впрямь вылетела в Пенсильванию, то как, интересно, она добиралась до аэропорта?

– Может, подвез кто-нибудь из соседей. Не спеши с выводами. – Он нажал на педаль и медленно поехал вперед по грунтовой дороге. Кики тронулась следом.

На ферме было необычайно тихо. Не доносилось никаких звуков: ни щебета птиц, ни повизгивания Моне, скребущееся в дверь, ни шелеста ветвей, ни шума проезжающих машин.

Кики открыла ногой дверь на кухню.

– Гейбриел! – позвала она. – Гейбриел! – снова позвала она, войдя. Через кухню Кики направилась к телефону. Трубка висела в воздухе. Она положила её на рычажок и в тот же миг услышала звук, похожий на стон. Эндрю обменялся с ней взглядом, и оба они быстро вошли в спальню.

На подстилке, расстеленной на полу, лежал Моне, чуть слышно поскуливая. В комнате стоял какой-то странный запах.

– Чем здесь так пахнет? – спросил Эндрю.

– Похоже, кто-то усыпил его хлороформом, – ответила Кики, склоняясь над спящим псом. – Он скулит во сне.

– Так, Гейбриел в доме нет, – сказал Эндрю. – Пойду проверю фургон.

Через несколько минут он вернулся и сообщил:

– Ни там, ни в сарае для инструментов её нет. И похоже, ничего не тронуто.

– По-моему, надо заглянуть на конюшню, – сказала Кики, думая о том, что рассказывал доктор Алленби её матери. Она направилась к двери.

– Как Моне? – спросил Эндрю.

– Наверное, оправится, – ответила она. – Дыхание у него глубокое. По-моему, он должен просто выспаться, и действие наркоза пройдет.

Большие ворота конюшни не открывались, поэтому Кики с Эндрю отправились вокруг в поисках боковой двери. Найдя её, они вошли, оставив дверь открытой: внутри царил полумрак, и свет пробивался главным образом сквозь щели в сводчатой крыше над сеновалом.

– Гейбриел! – во весь голос крикнула Кики, направляясь к ближайшему стойлу, аккуратно прикрытому большим куском полиэтилена. Когда она подняла край пленки, взвилась целая туча пыли. Внизу стояло около десятка картин в искусно сделанных рамах, преимущественно пасторалей; некоторые из них размером не уступали музейным экспонатам Галльярда. В следующем стойле хранились портреты, а в третьем – холсты, не вставленные в рамы. На противоположной стене висели полки, заполненные керамикой и мелкой скульптурой. Кики взяла с полки тёмно-синюю чашу с рифленой поверхностью и перевернула её. На дне элегантным рукописным шрифтом были выведены инициалы «Г. Д.». Гейбриел Джанссен. Но где же она?

Глаза Кики затуманились. Она вернулась к двери и вышла на солнце.

– Эндрю, – сказала она, когда они возвращались по дорожке к дому, – они же не станут убивать её, пока не заполучат ценности из Галльярдского музея, как ты думаешь?

– Им нет никакого смысла делать это, – ответил он. – Может, нам следует просто позвонить в полицию и рассказать о том, что происходит?

– Но тогда они арестуют Гейбриел! – возразила Кики. – Должен же быть какой-нибудь другой выход из положения! Я что-нибудь придумаю! И к тому же мы не можем рассказать им, что происходит, потому что наверняка мы ничего не знаем. Если мы обвиним ван Кайзера в её похищении, а потом обнаружим, что она действительно улетела в Пенсильванию, а Моне просто-напросто проглотил лекарство, которое ему дал ветеринар…

Она снова заглянула в комнату к спящему псу, а Эндрю наполнил водой его блюдце, после чего они сели на велосипеды и тронулись в обратный путь.

– У него осталось много еды, – сказал Эндрю. – Наверное, если бы меня подстрелили и усыпили хлороформом в течение трех последних дней, я бы тоже не очень хотел есть. Такие передряги здорово притупляют аппетит.

Они почти не разговаривали во время долгой поездки обратно, но квартала за четыре до своего дома Кики вдруг нажала на тормоза и остановилась.

– Знаешь что? – возбужденно воскликнула она. – Ведь Габриель и сама теперь не знает, где находятся музейные экспонаты! Она не сможет сказать ван Кайзеру, где их найти, не ради спасения собственной жизни! Это же мы их спрятали, после того как перетащили их из сарая для инструментов. Ты ей что-нибудь говорил об этом?

Эндрю покачал головой.

– У меня не было возможности. Там был доктор Локер. И все мы ужасно переволновались из-за Моне. Мне даже в голову не пришло сказать ей. – Он улыбнулся Кики и откинул волосы со лба. – Вообще-то, доктор ван Кайзер, – заговорил он неестественным голосом, – вы найдете королевские регалии в мешке с собачьим кормом, вазу династии Минь – в бельевой корзине, а…

– Едем! – крикнула Кики. Когда они подкатили к дому, она бросилась внутрь и схватила телефонную книгу.

– Ван Кайзер… ван Кайзер, – бормотала она себе под нос. С недовольной гримасой она захлопнула книгу. – Не значится, – сказала она.

– Попробуй узнать в справочной, – предложил Эндрю. – Может быть, телефон в его доме на берегу озера поставлен недавно.

Однако телефонистка справочной тоже не нашла его номера в обновленном списке абонентов.

– Сегодня утром он звонил Елене из своего дома на озере, – сказала Кики. – Значит, телефон у него там есть. Что ж, придется нам, пожалуй, нанести визит нашей хорошей приятельнице. У неё-то должен быть его номер.

– Ты с ума сошла? Ничего ты от неё, кроме головной боли, не получишь, – возразил Эндрю.

– Наверное, ты прав. Мне придется придумать какой-нибудь творческий способ получения нужной информации.

– Вроде китайской пытки водой?

– Нет, – с улыбкой ответила Кики. – Что-нибудь поизобретательней.

Пока они добирались до музея на автобусе, Кики и Эндрю во всех подробностях разработали план действий, сойдя с автобуса, они вошли внутрь порознь, словно не были знакомы друг с другом. Кики как бы замешкалась у мраморной лестницы в круглом холле, а Эндрю приблизился к столику дежурного администратора.

– Я хотел бы видеть Елену Морган, – сказал он.

– Елену Морган, – повторила администратор, заглядывая в список.

– Это стажер, она работает в кабинете хранителя.

– А, да. Вот её фамилия. Трудно упомнить имена всех сотрудников музея. Ведь я дежурю тут только два раза в месяц. Понимаете, все мы добровольцы, работаем бесплатно. Благодаря этому сокращаются расходы. – Она набрала номер и подождала ответа.

– Мисс Морган, – сказала она в трубку, – тут внизу вас спрашивает один джентльмен. Отправить его к вам?

Кики увидела, как Эндрю энергично затряс головой и устремил на дежурную выразительный взгляд.

Та подняла глаза и прикрыла микрофон рукой.

– Э-э… мы с ней уже условились, – проговорил он шепотом – достаточно, впрочем, громким, чтобы его услышала Кики. – Мы с ней встретимся в кафе.

Женщина отняла руку от микрофона и спросила:

– Простите, мисс Морган, что вы сказали?.. Понятно. – Она снова подняла глаза. – Как вас зовут, молодой человек?

– М-м, Трои. – Кики заметила, как у него краснеет шея.

Администратор повторила в трубку это имя и добавила:

– Он хотел бы встретиться с вами в кафе. – Она повесила трубку и сказала: – Сейчас она спустится. – Но я не уверена, обслуживают ли ещё в кафе. Музей скоро закрывается. – Она отвернулась, чтобы ответить на телефонный звонок.

Кики показала Эндрю поднятые вверх большие пальцы в знак одобрения и бросилась вверх по лестнице, а Эндрю тем временем быстро прошел из круглого холла в конец коридора и спустился по лестнице вниз, в подвал.

Взбежав на третий этаж, Кики взглянула на световое табло над лифтом. Кабина лифта находилась сейчас на втором этаже и продолжала спускаться. К этому моменту Эндрю должен надежно укрыться от посторонних взглядов в реставрационной мастерской. Кики надеялась, что ей повезет, и Елена, бросившись встречать Троя, второпях оставит дверь кабинета хранителя музея незапертой. Она осторожно прошла коридором и взялась за ручку двери. Ручка легко повернулась. Закрыв за собой дверь, она направилась прямо к письменному столу и уселась в большое кожаное вращающееся кресло ван Кайзера.

В первом ящике, который она выдвинула, была картотека адресов на круглой вращающейся подставке. Она повернула круг до буквы «В»: Вабиль, Вакка, Вассье. Ван Кайзера не было. Повернула круг до буквы «К» – не было и просто Кайзера. «А стал ли бы он вообще держать в картотеке свой собственный телефонный номер? – мысленно спросила себя Кики. – Проверить, что ли, начальную букву его имени?» Она проверила карточки на «Л»: Лансден, Ларри, Лиллиан, Лол-брехт. Людвига не было.

«Попробуй под названием места!» Оленье озеро. Есть «Заправочная станция на Оленьем озере». Тепло! Сердце её забилось. Она ещё раз перебрала карточки на букву «О». Под «Оленьим озером» больше ничего не значилось. «Может быть, посмотреть «Дом на Оленьем озере»?» Вот буква «Д». Дауэрти, Дреслер. Нет, опять неудача.

Кики положила картотеку обратно и задвинула ящик, тревожно покосившись на дверь. Она не была уверена, что Елена станет долго дожидаться в кафе мифического Троя. К тому же приближалось время закрытия. Интересно, Елена поднимется сюда или прямо пойдет домой? Нет, она поднимется. Ведь она даже не заперла кабинет.

Кики слегка отъехала в кресле от стола, чтобы выдвинуть средний ящик. Там были ручки, карандаши, таблетки для людей, страдающих повышенной кислотностью, и несколько мелких монеток. Она собралась было попробовать открыть ящик справа, как вдруг в глаза ей бросился продолговатый листок бумаги, на каких записывают телефонные поручения. Одним краешком он был подсунут под настольный блокнот для записей. «Елена, – гласила надпись, – в случае крайней необходимости меня можно найти по телефону 555-6363.ЛВК».

Удача! Кики сунула записку в карман и выскочила вон. Верхней площадки лестницы она достигла как раз в тот момент, когда начали открываться двери лифта на третьем этаже. И тут же зазвонил звонок, предупреждающий о закрытии музея. Она сбежала по лестнице с третьего этажа в подвальный, где в реставрационной мастерской её довольно нетерпеливо дожидался Эндрю.

– Добыла! – воскликнула она, размахивая розовой полоской бумаги с номером телефона. – Как только все уйдут, мы поднимемся и позвоним по этому номеру.

– Не только по этому, – сказал Эндрю. – Я должен позвонить домой, не то моя мать вышлет на поиски меня спасательную экспедицию. Притом, если я прорвусь к телефону до пяти тридцати, я смогу побеседовать с нашим славным, безликим, не задающим вопросов автоответчиком. – Он взглянул на Кики. – Между прочим, интересно, почему ты здесь? Ведь ты приговорена к отсидке дома.

– Знаю. Наверное, мне тоже следует позвонить домой. Рискну – и будь что будет.

– Как получилось, что у Гейбриел тут нет телефона?

– Ван Кайзер сказал, что устанавливать его здесь было бы слишком дорого.

– Вот сквалыга.

– Не нарвемся мы наверху на уборщиков? – спросил Эндрю.

– Нет, уборщики приходят рано утром.

Они подождали до пяти двадцати пяти, грызя черствые крекеры, которые Гейбриел оставила на полке. Эндрю посмотрел на часы.

– Мой друг автоответчик через несколько минут прекратит работу, – сказал он. – Как, по-твоему, наверху безопасно?

Кики кивнула

– К этому времени все должны давно уйти.

В наступающих сумерках круглый холл музея, сейчас совершенно безлюдный, казался больше и ещё величественней и напоминал собор или капитолий штата.

– Мы сможем воспользоваться телефоном на столе дежурного администратора, – шепотом сказала Кики, – сядем за столом на пол. Иначе нас могут заметить с улицы там часто проезжают машины.

– Каким же острым зрением должны обладать сидящие машине, чтобы рассмотреть нас внутри далеко стоящего здания, в сумерках, несясь на скорости тридцать пять миль час, – проворчал Эндрю. После чего улыбнулся ей и сказал: – Ладно, я спрячусь за столом. – Он набрал свой домашний номер.

– Добрый вечер, дорогие мама и папа, – проговорил он с деланным французским акцентом. – Это ваш любящий сын Эндрю, который звонит, чтобы сказать вам, что я съем гамбургер с молочным коктейлем и посмотрю какой-нибудь фильм в синема. Приду без опоздания. Адье! Он положил трубку и глубоко вздохнул:

– Уф! Пронесло.

– Теперь я, – сказала Кики, снимая трубку. – Это я, мам;– заговорила она, услышав щелчок включившегося записывающего устройства. – Я все ещё в музее. Возникли кое-какие обстоятельства, из-за которых мне придется сегодня вечером задержаться. Когда вернусь домой, объясню. – Она положила трубку и повернулась к Эндрю. – Она рассердится, но я просто не знала, что ещё ей сказать.

– Ты думаешь, тебе здорово влетит? – спросил он. Кики кивнула.

– Это ещё мягко сказано. Быстро темнело.

– Нам понадобится фонарик, – сказала Кики. – Я не ожидала, что здесь будет так темно. Внизу есть фонарик, лежит на верстаке.

Эндрю умчался вниз, а Кики продолжала сидеть на корочках позади дежурного администратора и тревожно размышлять о том, не находится ли под угрозой безопасность Гейбриел, очнулся ли Моне, как отнесется её мать к тому, что она не пришла сразу после работы домой, и не сорвется ли план, к осуществлению которого они с Эндрю собирались приступить. Она так глубоко погрузилась в свои тревожные мысли, что не вскрикнула и не дернулась, а просто окаменела, как статуя, когда почувствовала: кто-то дотронулся до её спины. С бешено заколотившимся сердцем, стук которого громко отдавался у неё в ушах, Кики медленно-медленно повернулась.

– Мя-я-яу!

– Рыжик! – вскрикнула она на этот раз, и Эндрю, взбежав по лестнице, примчался, размахивая фонариком.

– Откуда он взялся? – спросил он. Кики пожала плечами.

– Понятия не имею. Я не видела его с тех пор, как он набросился вчера вечером на пуделя мистера Блонделла. – Она втащила большого пушистого огненно-рыжего кота к себе на колени и крепко его обняла. – Но я рада, что ты здесь, – сказала она.

Рыжик в ответ замурлыкал.

– Ладно, – сказал Эндрю. – Следующий пункт нашего плана – позвонить ван Кайзеру, верно?

– Верно. Посвети сюда фонариком, чтобы я могла разобрать этот номер. – Она разгладила листок бумаги, который она взяла со стола хранителя музея, и набрала номер. – Пожелай мне удачи.

– А вдруг он узнает твой голос?

– Не думаю. Он говорил со мной всего пару раз. Кики слушала гудки в трубке. На третьем гудке ей ответил мужской голос.

– Мне доктора ван Кайзера, пожалуйста, – проговорила она.

После паузы она заговорила вновь.

– Доктор ван Кайзер, это звонит Бетти из нью-йоркского офиса фирмы «Стоттмейер и Дреслер». Мистер Дреслер дал мне поручение позвонить вам и сообщить… Да, у нас здесь уже поздно. Я работаю сверхурочно. Он сказал, что это очень важно… Понимаете, мне не сразу удалось узнать номер, по которому я могла бы дозвониться вам… Да, у вашей секретарши, мисс Морган… Значит, так. Мистер Дреслер просил передать, что он хочет, чтобы вы и миссис Джанссен встретились с ним сегодня в музее в девять часов десять минут. Он просил сказать вам, что он узнал, где находятся пропавшие товары. О, и ещё он просил напомнить вам что завтра к нему в Нью-Йорк прилетает покупатель, который заберет кошку, и что он рассчитывает, что вы не забудете про тот важный телефонный звонок в девять часов. – Эндрю закатил глаза и скорчил рожу, чуть было не рассмешив её. – Доктор ван Кайзер, – продолжила она сладким голосом, – я, конечно, надеюсь, что вам понятно, что все это значит, потому что я ничегошеньки не понимаю.

Рыжик, услышав слово «кошку», выпрямился и навострил уши, а Эндрю стал гладить его по спине.

Кики отняла трубку от уха, посмотрела на неё и с силой опустила на рычажок аппарата, промолвив:

– Гнусный старый грубиян!

– Что он сказал? – спросил Эндрю.

– Когда я сказала, что ничегошеньки не понимаю, он ответил, что это не моего ума дело, и швырнул трубку.

– Как ты думаешь, явится он?

– По-моему, должен. Если он будет думать, что Дреслеру известно, где находятся подлинники припрятанных сокровищ Галльярда, он непременно явится сюда. Ведь иначе Дреслер мог бы смыться с ними. У воров чести нет.

– Хорошо, что ты знала про покупателя, который завтра прилетит в Нью-Йорк. И ты удачно вставила про Елену. Когда он слышит такие факты, ему и в голову не может прийти, что это обман!

Кики кивнула.

– Надеюсь, Гейбриел цела и невредима, – сказала она.

– Слушай, а как работает система сигнализации внутри здания? – спросил Эндрю, подтаскивая за хвост Рыжика, попытавшегося было сбежать. – Я хочу сказать, Гейбриел объяснила, как работает дверная сигнализация, а как охраняются экспонаты? Не поднимет ли Рыжик тревогу, если примется бегать по музею?

– Наверное, поднимет. Ведь поднял же он тревогу в прошлый раз, – ответила Кики. – Системы телекамер и подобных штучек здесь нет. Но, по-моему, во всех выставочных залах установлены фотоэлементы. В холле и коридорах мы сможем свободно передвигаться. Давай отнесем его вниз, в мастерскую. Не то он переколотит все поддельные экспонаты в музее!

– Брось, Кики, неужели ты и впрямь веришь в то, что он распознает подделки? – спросил Эндрю, когда они спускались в мастерскую.

– Да, верю! – резко ответила Кики. – У него есть какой-то свой собственный чувствительный элемент. Он уже доказал это в случае с поддельной вазой эпохи династии Юань и с фальшивым кувшином индейцев пуэбло.

– И не забудь про фальшивые шоколадные дольки у Кендриков! – сказал Эндрю. – Если подумать, «Бетти», это тебя он явился разоблачить, когда ты выдавала себя за другого человека.

Кики, перестав сердиться, прыснула.

– Это совсем другое дело, «Трои», – ответила она. – Хотела бы я знать, как он сюда пробрался, но это ещё одна неразгаданная тайна Рыжика. Может быть, он весь день тут пробыл.

– Нет, вряд ли, – сказал Эндрю. – Если бы он пробыл тут так долго, он исцарапал бы Елену.

– Пожалуй, ты прав, – согласилась Кики. Она толкнула дверь реставрационной лаборатории, они вошли и, усевшись на полу, стали ждать.

Глава двенадцатая

Три часа ожидания прошли быстрее, чем они предполагали. Несколько раз они в подробностях обсудили свой план, споря по поводу одних его деталей, соглашаясь насчет других и полностью отбрасывая третьи. И на этот раз Кики не забыла захватить из дома, куда они заезжали оставить велосипеды, колоду карт.

В восемь часов пятьдесят минут Эндрю встал и потянулся.

– Пора, – вымолвил он.

Кики кивнула. Она взяла на руки Рыжика и открыла дверь мастерской.

– Захвати фонарик, – напомнила она, направляясь по коридору подвального этажа в противоположную от лестницы сторону. – Окно здесь, – сказала она, поворачивая за угол.

В конце коридора, под самым потолком, имелось продолговатое узкое оконце с грязным стеклом. Снаружи окно было забрано железной решеткой – защитой от взломщиков.

– Оно выходит на автостоянку, – пояснила Кики. – Мы чуть-чуть правее от платформы для погрузки. Тебе что-нибудь видно?

Эндрю весь вытянулся и встал на цыпочки.

– Уж легче было бы целый день провисеть на дыбе, – улыбнулся он. – Мне бы подрасти дюймов на шесть! Пойду за ящиком. Их там целая гора в коридоре у мастерской.

– Я схожу за ним, – сказала Кики. – Дай мне фонарик. А ты продолжай наблюдать. – Она повернулась и пошла обратно по коридору, прижимая Рыжика одной рукой и держа фонарик в другой.

– И как я только с этим справлюсь? – пробормотала она себе под нос, наводя луч фонарика на груду упаковочных ящиков. – Вот этот, похоже, то, что надо.

Ящик, который она выбрала, выглядывал из-под двух других. В отличие от них, лишь сверху обитых деревянными планками, он был целиком из дерева, имел около восьми дюймов в высоту и закрывался прочной откидной крышкой. Кики подпихнула Рыжика к себе на плечо, скомандовала ему: «Сидеть здесь!» – и положила фонарик на пол. Но своенравный Рыжик не пожелал оставаться на плече у Кики. Он спрыгнул на пол, ловко увернувшись от рук Кики, которая быстрым движением попыталась схватить его, обежал её и помчался вверх по лестнице.

Кики стояла и смотрела ему вслед, раздумывая, не броситься ли вдогонку и к каким это приведет последствиям. Если он решит забежать из круглого холла в один из выставочных залов, он может включить сигнал тревоги, и это разрушит весь их план. Если она погонится за ним, сигнал тревоги может включить она сама. Что ж, теперь всем им остается надеяться на счастливый случай!

Она выдернула облюбованный ящик из-под кучи других и отнесла его в конец коридора, где Эндрю все ещё стоял на цыпочках, упираясь носом в подоконник.

– Вот, – сказала она, ставя ящик. – Рыжик удрал. Он где-то наверху. Как я сглупила! Надо было оставить его с тобой. Мы так тщательно все спланировали, а теперь этот сумасшедший кот носится там наверху. – Она чувствовала, что голос у неё предательски дрожит. Ещё немножко, и она расплачется.

– Хватит тебе изводиться, – сказал Эндрю, стараясь ободрить её. Он влез в ящик. – Все равно теперь ничего не поделаешь. В прошлый раз ему потребовалось несколько минут, чтобы врубить сигнал тревоги, так что наверняка эти фотоэлементы расположены на высоте четырех-пяти футов. Они рассчитаны на то, чтобы засечь идущего во весь рост человека. Ничего не случится, пока он гуляет на уровне пола.

Кики немного утешилась. Спокойствие Эндрю всегда передавалось ей в трудную минуту.

– Ты когда-нибудь видел, чтобы мой знаменитый прыгающий лев гулял на уровне пола дольше двух минут? – с кривой усмешкой сказала она, влезая на ящик рядом с Эндрю как раз в тот момент, когда автостоянку осветили огни автомобильных фар.

– Вон кто-то пожаловал! – возбужденно воскликнул Эндрю.

– Это машина не ван Кайзера. Наверное, это Дреслер, – предположила Кики. Они увидели, как из машины вышли двое. Человек, сидевший за рулем, вынул из багажника продолговатый ящик, и оба двинулись в сторону здания. Достигнув пандуса, ведущего на погрузочную платформу, они исчезли из виду.

– Наверняка в ящике поддельная кошка из черного дерева, – шепотом сказала Кики. – Ящик как раз нужного размера.

– Слава Богу, что они появляются в нужной последовательности, – заметил Эндрю. – Явись ван Кайзер с Гейбриел раньше, у нас были бы большие неприятности.

Некоторое время они молча прислушивались, затем Кики сказала:

– Должно быть, они уже внутри. Жаль, что ничего не слышно.

Эндрю взглянул на часы.

– Судя по хронометражу, который мы провели позавчера вечером, они могут подняться на второй этаж примерно за две с половиной минуты. Сейчас они, вероятно, уже в египетском зале.

– А вон подъезжает ван Кайзер, – сказала Кики, напрягая зрение, чтобы получше видеть сквозь зарешеченное оконце. – Гейбриел с ним! – Она наблюдала, как хранитель музея вылезает из машины со стороны места водителя и, обойдя её, отпирает противоположную дверцу. – Гейбриел цела и невредима!

– Если не считать того, что в спину ей наставлен пистолет, – буркнул Эндрю. Ван Кайзер шел в одном шаге позади Гейбриел, подняв руку и уперев ей что-то в спину.

– Вот тут уже хронометраж становится ненадежным, – заключил Эндрю, слезая с ящика. – Пошли!

Двое друзей поспешно взбежали по лестнице и через круглый холл устремились к столику дежурного администратора. Они сели за ним на пол, и Кики поставила телефон к себе на колени. Эндрю посветил ей фонариком, и она набрала номер 911.

– В Галльярдском музее орудуют грабители, – шепотом проговорила она в микрофон.

– Назовите, пожалуйста, свое имя.

– Кики Коллир.

Послышались шаги. Ван Кайзер с Гейбриел приближались к круглому холлу со стороны зала в глубине здания.

– Сейчас проверю, мисс Коллир, есть ли сигнал тревоги на нашем пульте. – Наступила короткая пауза. – Сигнализация в Галльярдском музее отключена по согласованию с полицией. Вход в неурочное время санкционирован. – Кики показалось, что громкий голос из телефонной трубки разносится на весь холл.

– Но… – Кики говорила тихим шепотом, прижимая губы к трубке.

– У нас записано, что в восемь пятьдесят девять звонил хранитель музея. Спасибо, что побеспокоились.

Кики положила трубку. Гейбриел и ван Кайзер вошли в круглый холл и приближались к лестнице. Кики в ужасе посмотрела на Эндрю.

– Санкционированный внеурочный вход, – прошептала она. – Полиция не приедет.

– Мы упустили наш шанс, – сказал Эндрю. – Они поднимаются.

– Посвети мне! – Кики сняла трубку и набрала другой номер.

Почти немедленно ей ответил знакомый бодрый голос миссис Кендрик.

– Миссис Кендрик, это Кики, – шепотом сказала она. – Мистер Кендрик дома?

– Минуточку, сейчас я его позову.

– Нет, не надо! – заторопилась Кики. – У меня нет времени объяснять. Я в музее. Просто скажите ему, чтобы он сразу приезжал и вызвал полицию. Я уже звонила по номеру 911, и они говорят, это санкционированный вход, но тут прямо сейчас происходит ограбление!

Миссис Кендрик охнула.

– Я скажу ему. Будь осторожна, Кики!

– Идем! – сказала Кики Эндрю, и они оба бросились через круглый холл к вьющейся спиралью лестнице. Прыгая через две ступеньки, они поднялись на второй этаж. Приближаясь к египетскому залу, они замедлили шаги и остановились перед аркой входа.

Из зала доносились громкие сердитые голоса. Кики заглянула внутрь и знаком подозвала Эндрю.

– Они в дальнем конце, у витрины с драгоценностями с «магическим оком». – Низко пригнувшись, чтобы остаться незамеченными, они прокрались в зал и нырнули за саркофаг. Ван Кайзер по-прежнему держался позади Гейбриел, а двое других злоумышленников, мужчина и женщина, стояли лицом к ним. Даже в полумраке Кики разглядела на лице женщины длинную царапину, идущую от виска к подбородку.

– Значит, ты явился сюда следить за мной! – возмущался Дреслер.

– Я явился сюда, потому что мне позвонила твоя нью-йоркская секретарша и передала, чтобы я ехал сюда и привез Джанссен. Она сказала, что товары у тебя.

– Ты всё это выдумал! Я не поручал моей секретарше звонить тебе! И о каких товарах ты толкуешь?

– Это была Бетти или Пэтти или что-то в этом роде. И я понял, что речь шла об экспонатах Галльярдского музея.

– Мою нью-йоркскую секретаршу зовут Анна-Мария, – медленно проговорил Дреслер. – Я тебе не верю! И, кроме того, Людвиг, этот ключ, который мне передала твоя стажерка, не подходит! – Он швырнул ключ на пол.

– О чём ты говоришь? – спросил ван Кайзер, нагибаясь, чтобы поднять его. В тот самый миг что-то грохнуло о пол и покатилось.

Кики вздрогнула. Ван Кайзер резко повернулся. Кошка из черного дерева валялась на полу футах в трех от пьедестала, а на её месте с царственным видом восседал Рыжик!

– Гейбриел, бегите! – крикнула Кики.

Оранжевой молнией мелькнул Рыжик по залу и с грозным шипением взлетел на витрину с драгоценностями. Гейбриел бросилась к лестнице, Эндрю с Кики последовали за ней.

– Пристрелю этого зверя! – крикнул ван Кайзер.

Грянул выстрел, и тут же раздался леденящий кровь вопль. Кики стремительно повернулась и ринулась обратно в зал.

– Рыжик! – крикнула она.

Но, как оказалось, ван Кайзер промахнулся. Кики увидела горящие зеленые глаза кота, который приник к крышке саркофага, готовясь к новому прыжку. Кики услышала какой-то шум сзади, и тут же кто-то схватил её за шею. Дреслер!

– Рыжик! – снова крикнула она, и здоровенный кот, спрыгнув с саркофага прямо на спину Дреслеру, вонзил когти и зубы ему в затылок. Дреслер вскрикнул и отпустил Кики. Со спины Дреслера Рыжик перемахнул на руку ван Кайзера, выбив пистолет на мраморный пол, где тот, скользнув, отлетел под витрину. Спутница Дреслера, прятавшаяся за одной из витрин, схватила длинный ящик, который они принесли с собой, и устремилась к выходу.

Мимо неё промчались Кики, гнавшийся за ней по пятам хранитель музея и следом за ним – Рыжик.

– Я мечтала об этом с понедельника, – сказала себе под нос Кики, перекидывая ногу через перила, и съехала на первый этаж, оставив далеко позади ван Кайзера, преследуемого Рыжиком. Хитрющий кот опередил хранителя всего на один шаг, но и этого ему оказалось достаточно. Ван Кайзер споткнулся, пролетел последние десять ступенек и, оглушенный, приземлился на нижней площадке лестницы.

За стеклянными дверями музея Кики увидела мелькание красных мигалок полицейских машин, а в круглом холле – входящих Эндрю и Гейбриел с тремя полицейскими, которых они провели со стороны служебного входа. Вслед за ними появился мистер Кендрик в стареньком джемпере и теннисных туфлях.

– Кики, с тобой всё в порядке? – спросил он, поспешно направляясь к ней.

– В порядке, в порядке, – сказала она. – Там наверху в египетском зале ещё двое.

Два полицейских бегом бросились вверх по лестнице, но не успели они добежать до лестничной площадки, как сверху послышались звуки потасовки и одновременно раздались мужской и кошачий вопли.

– Этот голос я узнал бы где угодно, – проговорил мистер Кендрик, обнимая Кики за плечи.

– По-моему, он вернулся наверх доделывать начатое, – улыбнулась она, прижавшись к нему. – Спасибо, что пришли.

– Рад, что сумел, – ответил мистер Кендрик. – Можем мы где-нибудь присесть и разобраться во всем этом? Подозреваемыми займутся полицейские.

Кики кивнула.

– Очень приятно вновь встретиться с вами, миссис Джанссен, – мистер Кендрик протянул Гейбриел руку и обменялся с ней крепким рукопожатием. – Сегодня оба мы одеты чуть иначе, чем в среду вечером! – Гейбриел была в своем рабочем комбинезоне. – Привет, Эндрю! – он похлопал Эндрю по плечу и улыбнулся ему. – Так где мы можем поговорить?

Гейбриел первой двинулась к кафе и включила свет.

– Кто хочет начать? – спросил мистер Кендрик, когда они уселись за стол.

– Позвольте мне, – сказала Гейбриел. – Она была очень бледна и выглядела усталой. Судя по всему, она провела бессонную ночь.

Говоря по очереди, они втроем поведали мистеру Кендрику всю историю, рассказав о том, как ван Кайзер крал музейные экспонаты, как его сообщники обыскали дом Гейбриел, как они забрались в её мастерскую на ферме и ранили Моне и, наконец, как ван Кайзер насильно увез её, чтобы заставить рассказать, где спрятаны сокровища музея. Когда она призналась в том, что брала музейные ценности домой и заменяла их сделанными ею копиями, Кики и Эндрю вмешались и принялись в один голос оправдывать её, так что мистеру Кендрику пришлось утихомиривать их, чтобы Гейбриел смогла продолжать.

– Как мне кажется, миссис Джанссен, – сказал он, сдвинув очки на лоб и протирая глаза, – ваши незаконные действия вполне можно оправдать обстоятельствами. Попечительскому совету Галльярда решать, будут или нет выдвинуты против вас обвинения. Я уверен, что сейчас полиция занимается установлением личности ван Кайзера и его друзей и проверкой их прошлого. В архивах Интерпола должно быть досье на ван Кайзера-Стоттмейера. Вы же, миссис Джанссен, сможете поехать домой, тут никаких проблем не возникнет. Но сначала все вы должны будете отправиться в полицейский участок и дать показания.

– Сначала я должна позвонить маме, – вставила Кики. – Не то она страшно рассердится. И ещё я должна найти Рыжика.

– Я позвоню твоей маме, – с улыбкой сказал мистер Кендрик. – Ей и Сьюзен. Она беспокоится за тебя. Иди поищи Рыжика.

Они выключили в кафе свет, и Эндрю провел мистера Кендрика к столику дежурного администратора, где находился телефон.

Круглый холл теперь был освещен, и у входа стоял полицейский в форме.

– Вы не видели большого рыжего кота? – спросила у него Кики.

– Видел, мэм, – ответил он. – И тощую черную кошку. Они покрутились вокруг меня минут этак пятнадцать назад, потом оба зашли вон в ту комнату и больше оттуда не появлялись. – Он показал в сторону выставочного зала индейцев Америки.

– Тощую черную кошку? – повторила Кики. У неё часто-часто забилось сердце.

– Совершенно верно, мисс. Она так и ходила за ним следом! Как если бы тот большой оранжевый котище показывал ей здешние достопримечательности!

– Спасибо, – сказала Кики. У неё мурашки побежали по спине, и она вздрогнула, когда сзади подошел Эндрю.

– У тебя такой вид, будто ты увидела призрак, – пошутил он.

– Я услышала о призраке.

– Где Рыжик?

– Опять покушается на кувшин индейцев пуэбло. – Она вопросительно посмотрела на полицейского. – Вы не слышали грохота? Ничего не падало, не разбивалось?

– Нет.

– Кики направилась в выставочный зал, Эндрю и Гейбриел двинулись следом. У входа она замедлила шаги и потихоньку подошла к пьедесталу, на котором возвышался кувшин. Тут она замерла как вкопанная. В слабых бликах света, падавшего из круглого холла, она различила отчетливый силуэт Рыжика. Он сидел в царственной позе, горделиво выпрямившись, обвив хвостом лапки, выгнув шею и высоко подняв голову. Восседал он прямо перед пьедесталом и смотрел вверх на кувшин пуэбло. Никакой черной кошки видно не было. Наверное, полицейский подшутил над ней. Как видно, ему рассказали про кошку черного дерева наверху.

– Ну, вот и развенчана теория о способности этого кота находить и сокрушать любую подделку, – поддразнивал Эндрю. – Он должен был бы вдребезги разбить эту штуковину ещё четверть часа назад. – Оглянувшись на Кики, Эндрю добавил: – Но все равно он необыкновенный кот.

– Я не понимаю, как это может быть, – призналась Кики. – Рыжик распознавал каждую другую подделку. Даже сегодня, когда он опрокинул кошку черного дерева. Он знал, что они уже подменили подлинник.

– А этот кувшин пуэбло не поддельный, – тихо заметила Гейбриел.

– Но… – Кики повернулась и удивленно посмотрела на неё. – Но как же так, ведь подлинный кувшин был в вашем сарае для инструментов. Мы его видели!

– Мы не только его видели! – подхватил Эндрю. – Мы его спрятали! Я собственноручно засунул его в мешок с лакомствами для Моне – в тот сорокафунтовый куль, который стоит у вас за дверью на кухне!

– Верно, – сказала Гейбриел, – но я вынула его оттуда. Мистер Кендрик вошел в зал и молча остановился позади неё, слушая.

– И, кроме того, я нашла предметы в бельевой корзине, под кроватью, в корзинке для бумаг… – она с улыбкой перечислила все места, куда Кики и Эндрю попрятали музейные экспонаты. – Но картина, написанная масляными красками, которую я извлекла из ванной, – это лучше всего!

– Вы все их нашли? – спросила Кики, широко раскрыв глаза.

– Да, – ответила Гейбриел, – нашла их и вернула. Все эти вещи возвратились на свои места здесь, в музее. Видишь ли, вчера днем, проверив, как дела у Моне, я поехала обратно в музей. Я больше не могла чувствовать себя обманщицей,

– Я догадалась, что кто-то побывал в мастерской! – воскликнула Кики, – но мне и в голову не пришло, что это вы.

– Да, это была я.

Эндрю взглянул на Кики и со вздохом облегчения выпалил:

– Уф, всё-таки хорошо, что наш первоначальный план провалился.

Гейбриел озадаченно посмотрела на него, а мистер Кендрик подошел и встал рядом с ней.

– Похоже, вам есть ещё что рассказать, – сухо проговорил он. – Выкладывайте-ка, в чём состоял ваш первоначальный план?

– По первоначальному плану мы хотели остановить ван Кайзера, который привезет Гейбриел, прямо при входе в музей, и договориться с ним.

– Договориться? – с ужасом в голосе вскричал мистер Кендрик.

– Понимаете, – стал объяснять Эндрю, – мы же не подозревали, что Гейбриел знает, куда мы спрятали экспонаты. – Он стискивал пальцы, и по этому признаку Кики догадалась, что он волнуется. – Мы собирались сказать ему, что Гейбриел и впрямь не знает, где находятся ценности из музея, так как мы их перепрятали, и что, если он отпустит Гейбриел в её мастерскую внизу, мы поедем с ним на её ферму и отдадим ему вещи, за которыми он охотится.

– Таким образом, – вмешалась Кики, – Гейбриел была бы в безопасности внизу, а парочка наверху даже и не узнала бы что она здесь. Явилась бы полиция, арестовала Дреслера и его сообщницу, и тогда Гейбриел поднялась бы наверх и сообщила полицейским, что мы с ван Кайзером едем на её ферму. Так что мы трое оказались бы в безопасности, а трое преступников – под арестом.

– Но весь план пошел насмарку, – продолжил Эндрю, – после того как по телефону 911 нам сказали, что полиция не приедет. Ведь остановить ван Кайзера в круглом холле мы могли, только если бы знали, что сюда спешит полиция.

– Вот тогда-то я и позвонила вам, – вставила Кики.

– Хитроумный план, – сказал мистер Кендрик, и в голосе его одновременно прозвучали нотки восхищения и раздражения. – У вас изобретательные головы! – Он пристально посмотрел на обоих друзей. – Но больше никогда, никогда не пытайтесь договориться с преступником. Сегодня вам повезло, но помните: людям, преступившим закон, доверять нельзя – невозможно предугадать, что они выкинут. Идет?

Эндрю и Кики переглянулись.

– Идёт, – ответил за обоих Эндрю.

Кики приблизилась к Рыжику и опустилась рядом с ним на колени. Он тихонько мурлыкал и по-прежнему созерцал индейский кувшин.

– Иди ко мне, Рыжик, – ласково проговорила она, беря большого кота на руки. – Нам уже пора уходить. – Она оглянулась на мистера Кендрика. – Что сказала моя мама?

– Твоя мама на тебя не сердится, – ответил он, улыбнувшись ей. – Она обещала позвонить маме Эндрю и объяснить ей, что произошло. А потом она подъедет в полицейский участок и встретится там с нами.

Спасибо, – сказала Кики с явным облегчением. – Мне это не давало покоя.

– И мне тоже.

– Подумать только! – воскликнул мистер Кендрик. – Ну просто невероятно! Вы, два подростка, не задумываясь, вступаете в схватку с тремя вооруженными грабителями и больше всего беспокоитесь о том, что рассердятся ваши мамы! Замечательно! Мне это нравится!

– Не забывайте, что с нами был и Рыжик, – сказала Кики и потерлась щекой о мягкий кошачий мех. – Не выбей он пистолет из руки ван Кайзера, неизвестно ещё, чем бы все это кончилось.

– Кстати, о пистолетах, – вступила в разговор Гейбриел. – Не знаете ли вы случайно, как попал в отделение для овощей и фруктов моего холодильника пистолет?

– О, это тоже проделки Рыжика! – объяснила Кики. – Вообще-то пистолет положил туда Эндрю, после того как он, метко бросив апельсин, выбил его из руки Дреслера. Эндрю положил пистолет на ваше пианино, но потом ему пришлось переложить его в холодильник, потому что пианино – это территория Рыжика.

– Уму непостижимо! – воскликнул мистер Кендрик, хватаясь за голову, когда они шли к его автомобилю, стоявшему перед музеем.

– Рыжик питает слабость к пистолетам и отвращение к поддельным произведениям искусства, – рассмеялась Гейбриел. – Какой талант!

– Ещё только одно… – вымолвила Кики, поворачиваясь к мистеру Кендрику, когда Эндрю и Гейбриел влезали на заднее сиденье, а мистер Кендрик открывал перед ней переднюю дверцу.

– Что?

Она выудила из кармана цепочку и сняла с неё один из ключей.

– Вот ключ от витрины, где лежат драгоценности с «магическим оком», – сказала она, отдавая его мистеру Кендрику. – А у ван Кайзера – ключ от моего велосипедного замка. Мне бы хотелось до понедельника получить свой ключ назад. С понедельника начинаются занятия, и он мне понадобится.

– Извини, Кики. Я куплю тебе новый замок. Ключ от твоего велосипедного замка станет вещественным доказательством.

Он включил мотор и медленно поехал по полукруглой подъездной аллее перед зданием музея. Вдруг он резко нажал на тормоза.

– Вот те на! – ошарашено пробормотал он. – Откуда она взялась?

На радиаторе его машины сидела тощая черная кошка с гладкой короткой шерстью.

– Кошка черного дерева, – прошептала Кики себе под нос, прислушиваясь к мурлыканью Рыжика у неё на коленях.

Кошка сидела неподвижно, как статуя, пристально глядя через лобовое стекло на Кики. Затем она дернула хвостом и, спрыгнув с грацией балерины с радиатора, исчезла в кустах.

Мистер Кендрик покачал головой и осторожно вывел машину на улицу.

В наступившем молчании Кики ощутила прикосновение руки Гейбриел у себя на плече. Что-то скользнуло к ней на колени. Она опустила глаза. Это был перстень с «магическим оком» на черном витом шнурке.

– Это тебе, – шепнула ей Гейбриел.

– Но…

– Без всяких «но», – твердо сказала Гейбриел. – Пусть напоминает тебе о том, что в мире столько возможностей. И, Кики… спасибо тебе.

Придя в понедельник в родную школу, Кики и Эндрю сразу стали знаменитостями. Все газеты штата напечатали сенсационную статью о двух подростках, справившихся с шайкой мошенников. И чуть ли не все соученики хотели поговорить с ними об этом происшествии – за исключением Елены Морган, которая явно предпочитала обойти эту тему молчанием.

Вечером в понедельник позвонила миссис Кендрик.

Я подумала, Кики, тебе будет приятно узнать, – сказала она, – что сегодня совет попечителей Галльярдского музея собирался на экстренное заседание. Попечители решили не выдвигать против миссис Джанссен никаких обвинения поскольку она действовала в интересах музея. Мы даже попросили её исполнять обязанности хранителя музея, пока не будет подобран достойный кандидат. Мы предлагали ей место хранителя на постоянной основе, но она отказалась.

– Я рада, что никто не винит её. Спасибо, что рассказали мне.

– Кики, твоя мама дома? Могу я с ней поговорить?

Кики с озадаченным выражением лица передала трубку матери и стала слушать, оперевшись локтями о стол и положив подбородок на руки. По репликам доктора Коллир она так и не смогла догадаться о содержании разговора.

– Да, начало июня подойдет. Просто замечательно! Это и для неё хорошо, и для нас. Спасибо, Сьюзен. Пока.

– О чём это вы? – спросила Кики. Доктор Коллир улыбнулась.

– Не будь такой любопытной, – поддразнила она дочь. – Мне-то явно ты не говоришь всего, – язвительно добавила она и начала перечислять по пальцам. – Музейные воры – раз, похищения людей – два, собаки с огнестрельными ранениями – три, подделка экспонатов…

– Хватит, мам! Что вы там с миссис Кендрик затеваете?

– Тебе эта затея понравится, – ответила ей мать. – В начале июня Гейбриел Джанссен устраивает свою персональную выставку-продажу в зале больницы.

– Она выставит все те вещи, которые хранятся у неё в конюшне?

Доктор Коллир кивнула.

– Она согласилась устроить выставку на том условии, что половина сбора от проданных произведений пойдет на нужды детского отделения больницы.

– Вот это да! Погоди, я расскажу Эндрю.

Кики сняла трубку и по памяти набрала номер Карлайлей, а Рыжик тем временем потянулся всем своим длинным телом и громко мяукнул.

Примечания

1

Большое спасибо (нем.)


home | my bookshelf | | «Кровь!» – сказал кот |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу