Book: Любовный соблазн



Любовный соблазн

Сандра Фремптон

Любовный соблазн

1

Ах, первая любовь…

Это чувство самоотверженного доверия и глубокой привязанности сохраняется на всю жизнь, если… если Любовь настоящая, с большой буквы. А если мимолетная, грубо растоптанная, преданная, то хочется выжечь каленым железом саму память о ней. Вернее не о ней. Первый порыв искренности и преданности неизгладим, его не выжжешь, можно лишь стереть на какое-то время образ человека, с которым когда-то было связано все самое сокровенное, то, ради чего и стоит жить.

Роберт Доул… Эйлин до сих пор легко представляет его: высокий, спортивного сложения, светлые волосы и постоянно спадающая на лоб непослушная челка, живые голубые глаза и решительный подбородок.

В первые годы знакомства. Роберт обращался с ней, как обращался бы с младшей сестрой — немного высокомерно и покровительственно. А потом, когда Эйлин исполнилось пятнадцать, все изменилось.

В тот день она приоделась, собираясь на устроенную в ее честь вечеринку, и подстригла длинные, доходившие до пояса, волосы. Роберт, похоже, сразу же завладел правами на нее. Впрочем, она и не возражала, потому что уже давно сходила по нему с ума. С этого вечера они стали неразлучными и всюду появлялись только вдвоем.

Роберт учился не очень хорошо, его не тянуло к наукам — его страстью были лошади. Пустив в ход все свое обаяние, он устроился тренером в одну из конюшен. Эйлин получила наивысшие оценки по всем предметам и продолжила учебу. В те годы они проводили вместе каждую свободную минуту, и это была чудесная пора, хотя денег недоставало обоим.

Счастливая Эйлин уехала в университет с колечком на пальце — Роберт сделал ей предложение в ночь перед отъездом, — и поначалу все шло замечательно. Каждый уик-энд он приезжал за ней, и они планировали, что поженятся уже на Рождество. Ей почти исполнится девятнадцать, а Роберту двадцать два.

Однако где-то в конце ноября Эйлин стала замечать в своем женихе перемены. Последние пару недель в нем ощущалась некая отстраненность, даже холодность, но Роберт только что получил повышение на работе, и Эйлин списывала отчужденность на свалившиеся на его плечи ответственность и усталость. Проблема действительно заключалась в работе, но не в новой должности Роберта, а в дочери владельца конюшни Патрика Харвея.

Позднее Эйлин узнала, что она флиртовала с Робертом с Бог знает какого времени, но после помолвки охота на Роберта началась по-настоящему. Жили Харвеи на широкую ногу. Великолепный дом в Квебеке и вилла на озере Эри, яхты, дорогие машины и прочие атрибуты богатства. Короче, хотя их дочь и не отличалась красотой и умом, мужу Стефани гарантировалась беззаботная и приятная жизнь под крылом тестя.

Роберт все взвесил, положив на одну чашу заманчивую перспективу богатства и комфорта, а на другую — любовь и жизнь в крохотной комнатушке в родительском доме, и за три недели до свадьбы сообщил Эйлин, что о браке придется пока забыть. Он ни словом не обмолвился о Стефани, и Эйлин лишь через несколько дней от случайной знакомой узнала о существовании соперницы. Роберт говорил о том, что они слишком молоды, чтобы начинать размеренную семейную жизнь, что он чувствует себя виноватым перед ней — ведь ей надо еще учиться. Они уже четыре года живут не разлей вода, может быть, пришло время сделать паузу и проверить чувства? Что, если снова встретиться на Пасху, проанализировать ситуацию и решить, как быть дальше?

Эйлин до сих пор помнила, как была тогда ошеломлена и сбита с толку. Она даже умоляла Роберта переменить решение. Несколько лет он был ее жизнью, и мир не представлялся ей без него.

Целую неделю она пребывала в отчаянии, не могла ни есть, ни спать, а потом узнала о романе бывшего жениха с дочерью Харвея, и, как ни странно, с этого момента начала возвращаться к жизни. К ней вернулись и трезвый расчет, и самоуважение. Помогли ненависть и презрение к человеку, которого, оказывается, можно купить. Ее немного утешало то, что она так и не переспала с Робертом, хотя временами, когда их ласки заходили далеко, соблазн уступить его просьбам бывал велик. Какой романтической представлялась ей их первая брачная ночь!

Вожделенная ночь так и не наступила. Зато Эйлин усвоила другое — понятие того, сколько в коварном обмане человек теряет, а сколько приобретает. Во-первых, вырабатывает стойкий иммунитет к сладострастным любовным словесным излияниям, во-вторых, утверждает себя как личность и, в-третьих, невольно учится с недоверием относиться к той половине человечества, которую называют сильным полом.

И невдомек было Эйлин, что где-то на другом континенте живет, ходит, работает, дышит тем же кислородом, что и она, и задыхается от его моральной нехватки, носит в себе стойкое недоверие к слабому полу, не может найти заветное яблоневое дерево такой же страдалец, как и она.

2

— Неужели все действительно так плохо? Но почему ты мне не сказал? — Эйлин пытливо вглядывалась в обеспокоенное лицо брата. — Я бы помогла как-нибудь.

— Как? — Фрэнк Стейвор удрученно покачал головой. — Ты бы ничего не смогла сделать, Эйлин. И никто бы не смог. Какой-то лучик надежды еще был, но потом этот контракт буквально вырвал у меня Мортон. Впрочем, как он любит говорить, в любви и на войне все средства хороши.

Эйлин поморщилась. Стив Мортон был старым скрягой, и она не доверяла ему.

— Стив прожженный мошенник, — твердо заявила она.

— Эйлин, Эйлин, Эйлин. — Фрэнк взял сестру за руки, притянул к себе и крепко обнял, но тут же отстранился и заглянул в ее бирюзовые глаза. — Мы оба знаем, что нельзя винить Мортона. Это я сам вляпался. В последние месяцы, когда Нэнси сильно болела, мне пришлось принять несколько непростых решений, и даже сейчас я знаю, что был прав. Сожалеть не о чем. Если бизнес рушится, то он рушится.

— Ох, Фрэнк.

Как же все несправедливо, подумала Эйлин. Когда Фрэнк узнал, что его любимая жена Нэнси страдает редким заболеванием и что жить ей осталось всего несколько месяцев, он полностью посвятил себя тому, чтобы облегчить ее последние дни, подарить ей еще немного счастья. Да еще взял на себя заботу об их детях семилетнем Вилли и восьмилетней Сузан, стараясь защитить их по мере возможности от боли, неизбежной при виде медленно угасающей матери. Нэнси и Фрэнк никого не посвящали в истинное положение дел, даже Эйлин узнала о том, что болезнь смертельна, лишь за четыре недели до кончины жены брата.

Это случилось несколько месяцев назад, и Эйлин сразу поняла, что происходит. Она собрала чемоданы и оставила свою прекрасную и хорошо оплачиваемую работу в солидной архитектурной фирме и поспешила домой, чтобы хоть немного разгрузить Фрэнка в последние, самые тяжелые недели болезни Нэнси.

Этот шаг не вызвал у нее ни малейших колебаний. Когда ей, растерянной десятилетней девочке, только что потерявшей родителей, требовались любовь и забота, Фрэнк и Нэнси с распростертыми объятиями приняли ее. Теперь, тринадцать лет спустя, настала очередь Эйлин отплатить за всю ту нежность и тепло, которыми они щедро одарили ее и которые не ослабли даже тогда, когда у них родились собственные дети.

— А как насчет сделки с Дасте? Они ведь уже предлагали нам контракт, не так ли? И вознаграждение обещали просто замечательное, если не ошибаюсь.

До своей болезни Нэнси вела всю бумажную работу в строительной фирме мужа, и Эйлин понадобилось несколько месяцев, чтобы вникнуть в дела и начать разбираться в документах. Не помогло и то, что Фрэнк после похорон на какое-то время ушел в себя, — сказалось напряжение тех недель, когда он не только был главной опорой Нэнси, но одновременно и отцом, и матерью детям. — С Дасте? — Фрэнк устало пригладил густые светлые волосы, которые, впрочем, тут же рассыпались беспорядочными прядями.

Эйлин с болью отметила, что у брата добавилось седых волос. Неудивительно, сочувственно подумала она, ведь ему пришлось столько пережить. Всем им — Вилли, Сузан и самой Эйлин — ужасно не хватало Нэнси, но Фрэнк любил ее с детства, и его печаль была безмерной.

— Чтобы осуществить этот проект, — сказал Фрэнк, — нам надо нанять дополнительное число рабочих и арендовать технику, а банк и так уже поднял шум. Я рассчитывал на прибыль от этого дела, чтобы профинансировать проект Дасте.

— Но мы можем, по крайней мере, пойти и поговорить? — Эйлин дерзко вздернула подбородок, словно уже начала битву с армией чиновников. — Они же не дураки и наверняка увидят, что потенциал у нас есть.

— А я думал, что ты против сделки с Дасте. В университете ты всегда поддерживала сторонников сохранения природных ландшафтов, разве нет? — негромко заметил Фрэнк. — Спасем зеленые насаждения и все такое… Ты же всем этим занималась, да?

— Это отдельный вопрос, — твердо сказала Эйлин. — Если надо выбирать между сделкой с Дасте и полным твоим банкротством, то я за первое.

Когда Эйлин родилась, Фрэнку исполнилось шестнадцать лет. Вот почему он всегда относился к ней по-отечески покровительственно, даже до того трагического дня, когда их родители погибли в автокатастрофе. Эйлин частенько восставала против степенно-рассудительного и, на ее взгляд, прозаического взгляда брата на многое из того, что было дорого ее сердцу. Но сейчас не время вдаваться в старые споры, одернула себя Эйлин.

— Слышали бы тебя сейчас твои друзья и единомышленники… — Фрэнк как-то блекло усмехнулся, впервые за многие дни, и Эйлин сочла это добрым знаком.

— Не услышат. Ну, так как насчет того, чтобы обратиться в банк?

— Бесполезно. Они быстро выяснят, что я стою на краю гибели.

Эйлин отчаянно перебирала в уме все возможные варианты.

— Ладно, а если попросить Дасте профинансировать наем рабочих и аренду техники на краткосрочной основе? — предложила она. — Стоит нам только сдвинуться с мертвой точки, как мы сможем быстро рассчитаться с ним, а ведь всем известно, что он предприниматель и вдобавок богат.

— Вот именно, а потому не в его правилах оказывать услуги кому-либо, — цинично заметил Фрэнк. — Репутация у него серьезная, и сам Дасте человек нелегкий. Насколько я понимаю, он заинтересован только в быстром обороте средств и в солидной прибыли. Посмотри в лицо фактам, Эйлин, он вполне может найти другой контракт и не иметь при этом никаких проблем. Все. Вопрос закрыт. Конец.

Ее брат лениво потянулся всем своим длинным гибким телом. Он сидел за письменным столом, заваленным утренней почтой, и держал в руках роковое письмо из мэрии, в котором сообщалось, что контракт на строительство городского спортивного комплекса с парком отдыха получила фирма Мортона, а не Стейвора. Контракт, на прибыль от которого можно было бы профинансировать дополнительные рабочие места и аренду техники для выполнения заказа Дасте.

— Но, Фрэнк…

— Никаких «но». — Фрэнк поднял голову и посмотрел на свою агрессивно настроенную сестру. — Дасте из той же породы, что и Стив. Он знает нужных людей и умеет с ними обращаться. Посмотри на сделку, которую мы собирались обсудить сегодня утром: он еще несколько лет назад за бесценок купил отличный земельный участок и придерживал его до тех пор, пока не подошло время большого жилищного строительства. Занимаясь возведением жилых домов, Дасте возместит свои издержки стократно.

— Что ж… — Эйлин наморщила хорошенький носик. — Извини, но я должна откровенно сказать, что уничтожать столь прекрасное место — настоящее святотатство! Люди всегда отдыхали там летом, занимались спортом, и я это прекрасно помню. А сколько там диких животных, птиц, какая растительность! Помнишь, в том году, когда я поступила в университет, там обитали редкие птицы?

— Птицы — это не бизнес. — Фрэнк философски пожал плечами. — В бизнесе нельзя ставить на первое место семью, приходится быть жестким и безжалостным. Возможно, если бы и я подходил к делам так же, как и все эти Дасте, то моим детям не грозила бы опасность лишиться крыши над головой.

— Не говори так! — Лицо Эйлин порозовело, в глазах заметались искры. — Ты самый лучший отец, муж и брат. Ты сам сказал, что нисколько не сожалеешь о том, что в первую очередь думал о Нэнси. И это абсолютно правильно. Ты настоящий мужчина, в десять… в сто раз лучше, чем какой-то Дасте!

И в этот момент прозвучал вопрос:

— Мы уже встречались?

Две головы — брата и сестры — резко повернулись, словно их соединила невидимая нить, — и две пары глаз — испуганных бирюзовых и изумленных голубых — уставились на высокого темноволосого мужчину, остановившегося у открытой двери в офис Фрэнка. Голос прозвучал холодно, и, даже не будь в нем легкого акцента, Эйлин поняла бы, что перед ней Дасте. Безукоризненный сшитый на заказ костюм, шелковые рубашка и галстук, все выдавало огромное богатство их владельца. Не менее изысканным был вид и стройной женщины, стоявшей чуть позади своего спутника. И, судя по выражению милого личика, женщина тоже была раздражена. Кто она? Его секретарша? Или, может быть, жена?

Но тут мужчина заговорил, и все внимание Эйлин сосредоточилось на нем.

— Так что, мы уже встречались? — повторил он, и на этот раз в его голосе явственно прозвучали острые нотки.

— Мистер Дасте? — едва слышно пробормотала Эйлин, удивляясь, что случилось с ее обычно уверенным, чистым голосом.

Она откашлялась, а столь внезапно появившийся посетитель медленно кивнул. Пристальный взгляд серо-стальных глаз пронзил Эйлин.

— Извините… я не знала… — Ей пришлось вздохнуть, чтобы заговорить более связно. — Нет, мистер Дасте, мы не встречались, и мне нечем оправдать свою грубость.

— Вот как. — Его лицо ничуть не смягчилось.

— Мистер Дасте. — Фрэнк наконец взял себя в руки и, выбравшись из-за стола, подошел к посетителю. — Пожалуйста, поймите правильно. То, что вы услышали, было не столько попыткой дать вам характеристику, сколько желанием ободрить меня. Ничего личного. Я Фрэнк Стейвор, а это моя сестра Эйлин.

Пауза показалась Эйлин вечной, и она облегченно вздохнула, когда гость пожал руку, протянутую ему Фрэнком.

— Поль Дасте. И мой секретарь Жанна Клерваль.

Вслед за братом Эйлин тоже пересекла кабинет и протянула руку элегантной красавице, застывшей рядом с великолепным мистером Дасте. На этот раз пауза оказалась еще продолжительнее, а от милого личика изящной секретарши, соблаговолившей, наконец, подать Эйлин вялую ладошку, дохнуло холодом. Рукопожатие длилось долю секунды, а надменный взгляд яснее всяких слов сообщил Эйлин, что ей оказана огромная милость. Эйлин посмотрела в искусно накрашенные глаза, напоминавшие полированный оникс.

Фрэнк сделал шаг в сторону, чтобы поздороваться с секретаршей, и Эйлин выпало еще одно испытание: снова встретиться с мрачным взглядом Дасте. Первое впечатление подтвердилось: этот мужчина действительно потрясающе… Красив? Нет, не красив, тут же поправила она себя. Мужественен. Да, поразительно мужественный мужчина. Возмутительно мужественный. Он явно относится к тем представителям сильного пола, которые излучают некую первобытную энергию, мощь, едва прикрытую легким слоем цивилизованности.

Гибкое мускулистое тело, темно-русые волосы, подстриженные бескомпромиссно коротко, твердый взгляд…

— Вы всегда ободряете брата таким вот образом, мисс Стейвор? Представляя убийцами и негодяями совершенно незнакомых людей? — с холодной любезностью осведомился Поль Дасте, прерывая ход мыслей Эйлин и этим вынуждая осознать, как откровенно она его рассматривает.

Эйлин густо покраснела. Боже, помоги! — мысленно взмолилась она. Кто-нибудь, избавьте меня от этого! Поль протянул руку, и Эйлин, когда обреченно пожала ее, почувствовала, как странная волна тепла пробежала по ее холодным пальцам, телу, ногам. Девушка, словно золотая рыбка в аквариуме, открыла и тут же закрыла рот, не издав ни звука. Затем, собравшись с силами, задыхаясь, она произнесла:

— Нет, нет… Конечно, нет.

— Тогда почему это случилось именно сегодня? И почему мишенью вашего гнева оказался именно я?

Голос у него глубокий и раскатистый, а легкий акцент превращает звуки в чистый динамит, не к месту подумала Эйлин.

— Я… я не думала, что меня кто-то слышит, — быстро сказала она и с опозданием сообразила, насколько глупо прозвучало объяснение.

— Ну, об этом я и сам догадался, — язвительно заметил Дасте.

Боже, ну как можно быть такой непростительно неосторожной? Эйлин на мгновение опустила голову и только тут заметила, что надела сегодня туфли без каблуков. Уверенности ей это открытие не добавило, тем более что мрачный ангел мщения ростом под два метра буквально подавлял ее своей мощью. Впрочем, «ангел», скорее всего, неверное определение.

— Как уже сказал Фрэнк, в моих словах не было ничего личного.

— Это только усугубляет дело, мисс Стейвор, — сурово и назидательно изрек Дасте. — Когда — или лучше сказать, если — кто-то имеет безрассудство оскорблять меня, я, по крайней мере, надеюсь, что это делается обдуманно и небеспричинно.



Ну, такому палец в рот не клади, оттяпает всю руку, мрачно подумала Эйлин.

— Все, что я могу сделать, мистер Дасте, — сказала она, — это еще раз принести вам свои извинения. — Вы же хотите именно этого, не так ли? — добавила она про себя.

И тут же гость задал новый вопрос:

— Вы работаете здесь?

Мысли Эйлин заметались. Если сказать да, не станет ли это последним ударом по слабым надеждам Фрэнка на то, что Дасте профинансирует аренду новой техники? Но если сказать нет, а сделка все же состоится, то он рано или поздно узнает, что имеет дело с лгуньей!

— Временно, — выдала Эйлин компромиссный вариант ответа.

Фрэнк, явно уставший оттого, что его игнорируют, покашлял, привлекая к себе внимание. Однако Поль Дасте не позволил себе отклониться.

— Временно, — задумчиво повторил он. — Означает ли это, мисс Стейвор, что вы еще будете здесь в обозримом будущем?

Без вашего контракта нет никакого будущего. Именно эта мысль помогла Эйлин собраться и, глядя в пронзительные карие глаза произнести:

— Нет, мистер Дасте, если вы сочтете это неприемлемым после того, что я сказала.

Выражение его лица изменилось всего лишь на мгновение, но Эйлин поняла, что удивила его. Поль Дасте повернулся к Фрэнку, и Эйлин сразу стало легче, когда его пронзительный взгляд оставил ее разгоряченное лицо.

— Я приехал сюда сегодня, чтобы обсудить предложенную деловую сделку, — холодно сказал Поль, — и я очень занятой человек, мистер Стейвор. Вы подготовили финансовые обоснования?

— Да, мистер Дасте, но… — Фрэнк закашлялся.

— Тогда, раз уж мы и так потеряли несколько минут драгоценного времени, предлагаю перейти к делу, — отрывисто сказал Поль, обрывая невнятные объяснения своего предполагаемого партнера.

Какой же он надменный, самоуверенный, властный, высокомерный… Поток эпитетов, которыми Эйлин награждала гостя, внезапно иссяк, когда его карие глаза на мгновение вновь обратились в ее сторону.

— Полагаю, вы не станете возражать, мисс Стейвор? — мягко спросил Поль, и что-то в его лице дало понять девушке: ему точно известно, что именно она думает. — Если не ошибаюсь, вы… временный секретарь вашего брата?

Каким-то образом, Эйлин не могла определить каким именно, ему удалось придать вопросу оскорбительное звучание.

— Да, — только и ответила она.

— Весьма… удобно, — протянул Поль.

— Удобно? — настороженно повторила Эйлин.

— Да, иметь несложную, специально для вас подготовленную работу, а не пробивать себе дорогу в большом гадком мире, доказывая, что чего-то стоишь, — пояснил Дасте.

Эйлин едва не потеряла дар речи. Да как он смеет?! Как смеет делать такие выводы?! И только потому, что она задела его за живое? Нет, последнее замечание просто оскорбительно! Все мысли об умиротворении богатого и могущественного клиента вылетели из головы Эйлин.

— Я очень хорошая секретарша, мистер Дасте, — резко заявила она.

Во время каникул Эйлин всегда работала, чтобы облегчить бремя финансовых забот Фрэнка. Она получила самые высокие баллы, изучая машинопись и стенографию, основы менеджмента и французский язык. Все фирмы, в которые направляло Эйлин агентство по трудоустройству, оставались довольными ее работой и желали продолжать сотрудничество.

Ее явное раздражение, похоже, подействовало на Поля Дасте смягчающе.

— Неужели? Вы изучали секретарское дело в колледже?

— Не совсем, — сердито бросила Эйлин.

— Моя сестра закончила университет два года назад и получила диплом архитектора, — поспешил вставить Фрэнк, почувствовав, что Эйлин вот-вот взорвется.

— Тогда зачем растрачивать такой восхитительный талант, работая на старшего брата? —

Дасте разговаривал с Эйлин, словно ни его секретарши, ни Фрэнка не существовало, и, если бы не суть вопроса, Эйлин могло бы показаться, что Поль даже не услышал сказанного ее братом. — Недостаток честолюбия? Довольствуетесь своим положением? Сохраняете статус-кво? Лень? Что?

Эйлин не верила своим ушам.

— Послушайте, вы…

И снова вмешался Фрэнк. Лицо его стало вдруг строгим, а в голосе прорезали жесткие нотки:

— Несколько месяцев назад, мистер Дасте, Эйлин оставила прекрасную работу в преуспевающей фирме. Она добилась этого места исключительно благодаря своим способностям, несмотря на огромную конкуренцию. Ее уход объясняется просто — она сделала это ради меня. Если вы полагаете, что здесь ей нечем заняться, то ошибаетесь. Раньше офисом заведовала моя жена, но…

— Не надо ему ничего объяснять. — Эйлин было уже наплевать на контракт и все прочее, ею овладела ярость.

— …но она умерла полгода назад, — более спокойно закончил Фрэнк.

Воцарилась оглушительная тишина. Эйлин придвинулась к брату и положила руку ему на плечо. То же самое, как она заметила, сделала и спутница Поля Дасте. Этот жест давал основания предполагать определенную близость босса и секретарши, если не нечто большее.

— Не уверен, что извинение может загладить такую оскорбительную бесчувственность, мистер Стейвор, но буду благодарен, если вы их примете, — негромко сказал Поль. — Разумеется, я ничего не знал об этих обстоятельствах.

— А с какой стати вам о них знать, — устало проронил Фрэнк. Ему казалось, что Поль Дасте хочет теперь только одного — как можно скорее распрощаться с его строительной фирмой, так сказать, отряхнуть ее пыль со своих ног.

— Да, верно, но тем не менее я непреднамеренно причинил вам боль в столь трудное время, а это непростительно.

— Забудьте! — Фрэнк махнул рукой. — Но дело в том, что обстоятельства немного изменились. Сегодня утром мы узнали, что потеряли жизненно необходимый заказ, который, как я рассчитывал, позволит нам профинансировать наем дополнительного числа рабочих и аренду техники. Без этого выполнить вашу работу невозможно, мистер Дасте.

— Означает ли это, что представленные вами оценки более недействительны?

— Не совсем, — осторожно ответил Фрэнк. — Я все еще могу выполнить работу по той цене, которую определил раньше, если мой банк окажет мне финансовую поддержку, но…

— Они не дадут вам денег, — бесстрастно закончил за него Поль Дасте. — Итак, мистер Стейвор, у вас финансовые проблемы?

— Я практически банкрот.

Эйлин невольно ахнула, неприятно пораженная столь откровенно сформулированным ответом, и, когда оба мужчины повернулись к ней, она, не думая, выпалила:

— Это потому, что он посвятил себя жене, когда она и дети нуждались в нем, мистер Дасте. Не потому, что он плохой строитель. Фрэнк отличный строитель, лучший из всех, кого вы можете здесь найти, и он никогда не пользуется незаконными методами. Не то, что некоторые… я могла бы их назвать. Посмотрите на то, что он сделал в прошлом, и вы…

— Эйлин, пожалуйста. — Фрэнк покраснел от смущения. — Мы все решим между собой.

— Но ты действительно хороший строитель! — с отчаянием возразила Эйлин. — Сам об этом знаешь, но сказать не можешь.

— Эйлин. — Голос Фрэнка прозвучал негромко, но по его тону она поняла, что зашла слишком далеко.

— Думаю, будет лучше, если вы подождете нас в своем офисе, мисс Стейвор, — негромко предложил Поль Дасте, кивком указав на дверь, за которой располагался ее крошечный кабинет.

Эйлин хотелось не подчиниться, бросить вызов, не обратить внимания на его слова, но что-то в глазах Фрэнка заставило ее молча удалиться.

Сидя за письменным столом, заваленным бумагами, она вдруг поймала себя на том, что впервые с детских лет грызет ногти. Дверь в кабинет Фрэнка была плотно закрыта, и до нее доносились лишь приглушенные голоса, так что понять, о чем идет речь, было невозможно. Время шло, и Эйлин все больше становилось не по себе.

Разве много надо времени, чтобы порвать контракт и попрощаться? — с болью подумала Эйлин. Ведь Поль Дасте не из тех, кто спустит кому-либо грубость.

Несколько минут, проведенных рядом с ним, ясно показали, что еще никто не разговаривал с ним подобным образом, а он не из тех людей, кто покорно сносит подобные оскорбления. Хотя Эйлин действительно имела в виду не его лично, а таких, как он.

Эйлин испустила стон отчаяния. Это все ее длинный язык! О Боже, ну почему, почему этот Дасте появился в тот самый момент?! Почему она, словно нарочно, оставила дверь открытой?! И Фрэнк. Почему он не сказал ей раньше, насколько плохи его дела?!

Дверь открылась внезапно. Застигнутая врасплох, Эйлин вскинула голову. Поль Дасте внимательно и задумчиво смотрел на нее в упор. Встретив обеспокоенный взгляд Эйлин, он сказал:

— Мечтаете, мисс Стейвор?

Если судить только по тону, то можно было подумать, что он настроен дружелюбно и даже чуть игриво, но Эйлин — в отличие от двух людей, находившихся за спиной Дасте, — видела его лицо и понимала, что это не так.

— Конечно. А чем еще заниматься временной секретарше? — любезно ответила она, глядя на него с откровенной неприязнью.

Он улыбнулся, подошел ближе и сказал:

— Я собираюсь позвонить вашему брату вечером, после того как наведу некоторые справки. Звонок очень важен, поэтому, пожалуйста, позаботьтесь, чтобы линия была свободна.

— Разумеется. — Эйлин точно знала, что именно он имеет в виду, и поэтому добавила: — Я предупрежу всех своих подруг и парикмахершу, чтобы они не звонили мне вечером. Я вас правильно поняла? — осведомилась она приторно любезным тоном.

Поль Дасте будто подобрался; вероятно, он не привык, чтобы ему дерзили, пусть и соблюдая видимость вежливости.

— Совершенно правильно. — Лицо его стало твердым, словно высеченным из камня. — Я работаю по очень напряженному графику, так что время ценю.

— Хорошо, мистер Дасте.

Карие глаза задержались на Эйлин еще на секунду, затем он зашагал дальше, сопровождаемый своей секретаршей и Фрэнком, и, когда дверь за ним закрылась, Эйлин облегченно перевела дыхание. Какой ужасный человек! Ужасный, ужасный! Она постаралась не обращать внимания на повисший в воздухе аромат дорого лосьона после бритья, странным образом всколыхнувший ее чувства, и заставила себя сконцентрироваться на том, как отвратителен ей только что ушедший человек.

Услышав голоса, донесшиеся до нее с улицы, Эйлин заключила, что Фрэнк с посетителем стоят, должно быть, в маленьком дворике, и, приподнявшись со стула, осторожно выглянула в окно.

Поль Дасте и его секретарша как раз усаживались в серебристый автомобиль, за рулем которого восседал шофер. Даже с этого расстояния гость выглядел грозным и устрашающим. Не то чтобы он пугает меня, тут же твердо сказала себе Эйлин, просто он из тех мужчин, в присутствии которых чувствуешь себя как-то неуверенно. В нем заключена темная сила, агрессивная мужественность, игнорировать которую невозможно, и это… — Эйлин поискала подходящее слово и нашла: тревожит. Да, этот мужчина внушает тревогу, смутное беспокойство. Но сейчас он уезжает, и, если все сложится удачно, я никогда больше его не увижу.

Внезапно Эйлин осознала смысл того, о чем она думает, и испытала чувство вины. Весь бизнес Фрэнка, его существование, все зависело в данный момент от того, заключит ли Поль Дасте контракт с фирмой ее брата. Как можно желать — пусть даже на секунду, — чтобы сделка сорвалась? Нет-нет, я хочу не этого, в отчаянии уверяла себя Эйлин, мне лишь неприятен этот Поль Дасте. Но, если Фрэнк получит заказ, хотя для этого нужно чудо, то мне так или иначе придется встречаться с этим надменным дельцом.

Эйлин вздохнула — громко и раздраженно. Этот мужчина поверг ее в такое состояние, что она уже не знает, о чем думать!

Вошел улыбающийся Фрэнк.

— Ну что ж! Возможно, мы снова в деле.

— Правда? — Надежда, осветившая лицо брата, тронула Эйлин, и неприязнь к Полю Дасте отошла на второй план. — Он поможет?

— Возможно. — Фрэнк явно старался не проявлять лишнего оптимизма, но в его голосе слышалось облегчение. — По крайней мере, он не отказал. Вечером мы будем знать наверняка. Он собирается навести справки. Я его не виню, сам поступил бы так же.

— Навести справки? — Эйлин удивленно вскинула брови. — И у кого же?

— У кого захочет, — сухо ответил Фрэнк. — Я дал ему кучу имен и адресов — управляющего банком, фирм, с которыми мы в последнее время имели дело, и сказал, что позвоню им и попрошу предоставить любую информацию, какую он только пожелает. Если Даст велит мне прыгать через обруч, я еще и покувыркаюсь в придачу.

— Ох, Фрэнк. — Эйлин не хотела, чтобы брат потерял все, конечно нет, но принять помощь от Поля Дасте!

И, пожалуй, только в этот момент Эйлин в полной мере осознала всю безграничность неприязни, которую почувствовала к этому человеку с первого взгляда. Она не знала его и едва обменялась с ним несколькими фразами, но уже испытывала враждебность, более сильную, чем к кому-либо до сих пор. Ладно, пусть за одним исключением. Мысли ее обратились к Роберту, хотя Эйлин и запретила себе думать о нем.

— Так что скрестим пальцы, — уже спокойнее добавил Фрэнк. — Если получим отказ, нам придется совсем худо. Даже дом, и тот заложен, так что дети могут запросто оказаться без крыши над головой.

— Не окажутся, — с каким-то ожесточением возразила Эйлин. — Об этом мы позаботимся.

Но разве какая-нибудь квартирка сравнится с этим домом, с садом и оранжереей, который Фрэнк построил для детей пару лет назад? — горько подумала Эйлин. Они лишились матери и того ощущения надежности, которое она воплощала. Неужто теперь детям суждено потерять еще и дом?

— Может быть. — Увидев решительное выражение на лице сестры, Фрэнк улыбнулся и бодро добавил: — Наверняка! Но давай надеяться, что нам не придется срывать их с места. Послушай, позвони сначала в банк, хорошо? Мне надо известить всех о том, что им будут звонить от Дасте. Не хотелось бы, чтобы кто-то наступал на его чувствительную мозоль.

— Извини за то, что я сказала, — виновато пробормотала Эйлин. — Я же не знала, что он здесь. Чуть не умерла, когда его увидела.

— Да и я хорош. — Фрэнк покачал головой. — Совсем забыл, что с тобой не соскучишься, сестренка.

— Перестань.

Остаток дня пролетел незаметно. К вечеру Эйлин уже тошнило от одного упоминания о Поле Дасте. Вчера жизнь казалась ей трудной, ей приходилось приспосабливаться к новой роли второй мамы, поварихи и домохозяйки, секретарши и наперсницы, которой можно выплакать свои обиды, — но сегодня высокий заносчивый мужчина с карими глазами сделал ее совершенно невозможной. Эйлин даже не выкроила четверти часа на ланч.

Тем не менее в течение этого сумасшедшего дня у нее постепенно выкристаллизовалось решение: если только Поль Дасте согласится на сотрудничество с ними, она уедет сразу же после того, как найдет для Фрэнка хорошую секретаршу. Эйлин не сомневалась в своих профессиональных способностях и знала, что может заработать кучу денег, да даже небольшой вклад в семейный бюджет будет весьма кстати. Она сможет больше времени уделять детям и не беспокоиться о том, как там справляется без нее Фрэнк.

Эйлин была согласна работать где угодно, лишь бы не сталкиваться больше с Полем Дасте.

Телефон на столе зазвонил так резко, что Эйлин подскочила и, уже снимая трубку, бросила взгляд на часы. Пять. Ровно. Это он! Не обращая внимания на нервную дрожь, совершенно неуместную и смехотворную, она ответила твердым, спокойным голосом:

— Строительная фирма «Стейвор». Чем могу вам помочь?

— Мисс Стейвор? Это Поль Дасте. Ваш брат в офисе?

— Да, мистер Дасте, он ждет вашего звонка, — тоном образцовой секретарши ответила Эйлин.

— Спасибо.

С таким голосом на сцене выступать, невольно восхитилась Эйлин, переключая звонок на аппарат Фрэнка. Глубокий, с хрипотцой, да еще этот легкий акцент… волнующе сексуальный. И о чем только я думаю! — встрепенулась она. Поль Дасте неприятен мне, просто отвратителен. Все. Точка!

Когда через минуту дверь кабинета Фрэнка широко распахнулась, Эйлин все стало ясно. Сияющее лицо брата красноречивее всяких слов сказало ей, что Поль Дасте принял в отношении них положительное решение. Они снова в деле.

3

— Вот мы и встречаемся снова, мисс Стейвор.

Эйлин, хотя все утро готовила себя к этой встрече, так резко вскинула голову, что даже в шее кольнуло.

С того дня, когда она впервые увидела Поля Дасте в офисе Фрэнка, прошла неделя. Встретив пристальный, словно оценивающий взгляд холодных карих глаз, Эйлин почувствовала себя так, словно в офисе температура опустилась градусов на десять.

— Доброе утро, мистер Дасте.

Сегодня он не надел официальный костюм, поскольку собирался вместе с Фрэнком провести большую часть дня на стройплощадке. Однако рубашка с распахнутым воротом и черные джинсы, облегающие узкие бедра, вывели Эйлин из равновесия.

— Фрэнк ожидает вас, так что проходите, — хрипло сказала она.

— Спасибо, но сначала я хочу поговорить с вами.

О Боже, помоги! — взмолилась Эйлин. Все козыри у Дасте, и он это знает. Если захочет, ему ничего не стоит превратить нашу с Фрэнком жизнь в кошмар. Эйлин вскинула голову и, глядя на красивое смуглое лицо, спокойно, не выдавая терзающих ее чувств, сказала:



— Слушаю вас, мистер Дасте.

На то, чтобы пересечь крохотную комнатку, едва вмещавшую письменный стол и стул и вряд ли имевшую право претендовать на гордое название кабинета, и встать рядом с Эйлин ему хватило пары шагов.

— Во-первых, я думаю нам пора покончить с церемониями, со всеми этими «мистер Дасте» и «мисс Стейвор», ведь теперь мы работаем вместе, так?

— Если вы так хотите, мистер Дасте, — еле слышно выдавила из себя смущенная Эйлин.

— Хочу, — мягко подтвердил он. — Зовите меня Поль.

Его карие глаза кажутся почти черными, не к месту подумала Эйлин. А эти густые черные ресницы украсили бы любую женщину.

— Тогда, пожалуйста, называйте меня Эйлин, — вежливо ответила она.

Он слегка поклонился.

— И, во-вторых, мне понадобится ваша помощь. Моя секретарша подвернула ногу. Может быть, вы замените ее на стройплощадке и запишете для меня кое-что?

О нет. Нет, нет, нет! — запаниковала Эйлин. Да я и дня не продержусь в его компании, не выставив себя в глупом виде или не сотворив что-нибудь. Невозможно, это просто невозможно! Вот еще один довод в пользу решения подыскать Фрэнку новую секретаршу.

— Вероятно, вам лучше спросить об этом у Фрэнка, — собрав остатки хладнокровия, ровным тоном ответила Эйлин. — Ведь в этом случае мне придется закрыть офис, а это нежелательно. Его рабочие заканчивают обновление магазина и, наверное, зайдут сюда во второй половине дня. Кроме того, надо отвечать на телефонные звонки.

— У вас есть автоответчик? — любезно поинтересовался Поль.

— Да, но…

— Ваше присутствие понадобится на время обсуждения всех вопросов с архитектором, и, возможно, я попрошу вас напечатать для меня кое-что, — тем же тоном продолжал он.

О черт! И надо же было его драгоценной секретарше подвернуть ногу! — в отчаянии подумала Эйлин.

— Что ж, как я уже сказала, вам лучше обсудить это с Фрэнком, — повторила она.

— А если Фрэнк согласится? Я могу передать ему, что вы не возражаете? — упорствовал Поль.

Нет, нет, трижды нет.

— Конечно, мистер… э-э-э… конечно, Поль.

— Спасибо, Эйлин.

Из-за акцента ударение пришлось на «и», и собственное имя прозвучало для Эйлин как-то непривычно возвышенно.

— Я не нравлюсь вам, Эйлин, — небрежно произнес Поль и, глядя в ее широко раскрытые глаза, спокойно продолжил: — Это не проблема… — На мгновение его взгляд задержался на волосах Эйлин, шелковистой волной падавших на плечи. — Если, конечно, вы не попытаетесь сами ее создать.

— Я… то есть…

Она сбилась и от этого смутилась. Вместе со смущением пришла злость, впрыснувшая в кровь порцию адреналина, который придал силу голосу и отрезвил голову. Если Поль Дасте считает ее, Эйлин, ковриком, о который можно вытирать ноги, если полагает, что может обращаться с ней как ему заблагорассудится только потому, что вытащил их с братом из ямы, то он сильно ошибается.

— Я не собираюсь превращать это в проблему, — резко ответила Эйлин.

— Хорошо.

Она невольно поджала губы, уловив в его тоне намек на насмешку, но лицо Поля не выражало ни малейших признаков веселья.

— Вообще-то я не думаю, что задержусь у Фрэнка надолго, — холодно продолжала Эйлин. — Будет намного лучше, если он возьмет секретаршу, а я смогу разделить время между заботой о детях и собственным делом. Сомневаюсь, что наши с вами пути, Поль, когда-либо пересекутся.

— Ах да, дети, — пробормотал он, непринужденно садясь на край ее стола. — Сколько им лет? Как они держатся?

Восхитительный аромат дорогого лосьона снова подействовал на Эйлин самым недопустимым образом, но она с удовлетворением отметила, что внутреннее смятение никоим образом не проявилось в ее голосе.

— Мальчику семь лет, девочке восемь. У них много друзей, а учительница была лучшей подругой Нэнси, их матери. На нее всегда можно положиться.

— А ваш брат? — Поль слегка наклонил голову, отчего расстояние между ними сократилось и сердце Эйлин застучало быстрее. — Как он?

Эйлин откашлялась. Миллион мужчин могли бы сесть на ее стол и сидеть на нем хоть целый день, не вызвав у нее ни малейших эмоций. Поль Дасте был явно не из их числа.

— Фрэнк, конечно, разбит, — тихо сказала она. — Нэнси была для него всем. Они знали друг друга с детства, потом поженились и работали вместе, так что их жизни были неразрывны.

— Понимаю. Такая привязанность встречается редко, а в наше время, когда браки совершаются проще, чем покупки в супермаркете, она и вовсе исключительный случай.

— Как покупки в супермаркете? — переспросила Эйлин.

— Ну да. — Поль цинично усмехнулся. — Разумеется, жиреют при этом, прежде всего, адвокаты.

— Но не все же браки такие, — спокойно возразила она. — Некоторые влюбляются, и это чувство длится всю жизнь.

Взгляд Поля впился в ее лицо, а в глазах блеснула насмешка.

— Только не говорите мне, что вы романтик.

— Нет, я не романтик. — Голос Эйлин стал еще холоднее. — Но я знаю, что у Фрэнка и Нэнси все было по-настоящему.

Поль хотел что-то сказать, но в этот момент Фрэнк открыл дверь своего кабинета. Его лицо расплылось в теплой улыбке.

— Мне показалось, что я слышу чьи-то голоса. Проходите, Поль. Прежде чем мы отправимся на стройплощадку, мне хотелось бы обсудить с вами пару пунктов.

Ну, наконец-то! Дверь за мужчинами закрылась, и Эйлин устало откинулась на спинку стула, приложив ладони к полыхающим щекам. Интуиция подсказывала ей, что денек будет еще тот!

Зная, что Фрэнк поедет на стройплощадку, Эйлин рассчитывала воспользоваться затишьем, чтобы начать подготовку ко дню рождения племянников — Нэнси всегда устраивала для детей грандиозный праздник, и Эйлин хотелось сохранить традицию. Она решила снять какой-нибудь зал и поручить организацию развлечений профессионалам.

— Эйлин, сделай, пожалуйста, кофе, три чашки, и захвати с собой блокнот. — Голос Фрэнка, прозвучавший по селекторной связи, был напряженным. — Я хочу, чтобы ты присутствовала.

Что случилось? — гадала Эйлин, доставая из шкафчика кофейные чашки и восхитительное шоколадное печенье с мармеладом, которое любил брат. Когда кофе был готов, Эйлин поправила свою строгую юбку и скромную, застегнутую на все пуговицы блузку и мысленно приказала себе стойко встретить пронзительный взгляд Поля. С первого дня работы у Фрэнка она уделяла одежде особое внимание, помня, что первое впечатление о фирме люди получают, когда открывают дверь и встречаются с секретарем. Но сегодня Эйлин предприняла дополнительные усилия и только сейчас осознала этот факт. Ей стало неприятно. Какое ей дело до того, что подумает о ней Поль Дасте? Она не желала производить на него впечатление. Он всего лишь мимолетная тень, скользнувшая по ее жизни и не оставившая никакого следа. Он…

Поль сидел, положив ногу на ногу, его мускулистые руки покоились на подлокотниках массивного кожаного кресла, предназначенного для посетителей, и мгновенная реакция ее тела на эту типично мужскую позу заставила Эйлин признать, что не замечать его ей не по силам. Эффект усиливало полное безразличие Поля к производимому им впечатлению.

Поставив перед мужчинами кофе и вазочку с печеньем, Эйлин опустилась на стул, положила перед собой блокнот и твердо решила не реагировать на мужские чары Поля Дасте.

— Итак, — Фрэнк вернулся к прерванному появлением Эйлин разговору, — вы считаете, что рабочие, чей возраст превышает пенсионный, должны уйти? Это относится и к тем, кто работает у меня с первого дня существования фирмы, то есть более четырнадцати лет?

— Что?! — Эйлин от возмущения даже подскочила на стуле. — Фрэнк, ты не можешь! Ты не можешь их выгнать!

— Почему же? — Карие глаза Поля превратились в щелочки.

— Они почти члены нашей семьи! — горячо заявила Эйлин.

— Семья — это прекрасно, — холодно произнес Поль. — А вот неэффективные работники — нечто совсем другое.

— Они отличные специалисты! — В глазах Эйлин бушевало пламя.

— Они слишком медлительны, — решительно возразил Поль, — а фирма вашего брата не благотворительная организация. Не решаясь уволить людей, которым давно пора на покой, ваш брат за последние годы потерял, должно быть, десятки тысяч долларов. Я не сомневаюсь в их опыте и мастерстве, но готов поспорить, что они чаще болеют, чем работают. Я прав? — Он взглянул на Фрэнка, и тот удрученно кивнул. — А некоторые в силу своего почтенного возраста, пожалуй, представляют на стройплощадке опасность для окружающих. Сила в руках уже не та, они могут покалечить кого-нибудь или даже убить, если, например, выпустят из рук кирпич.

— Чушь какая-то! — Эйлин сердито посмотрела на Поля. — Все наши рабочие, о которых вы говорите, настоящие профессионалы. Никого до сих пор не убили и не покалечили.

— И тем не менее пришло время впустить свежую кровь, — безжалостно сказал Поль, — как бы больно это ни было.

— А вам и вправду больно, да?! — выпалила Эйлин, не обращая внимания на отчаянные знаки Фрэнка. — Люди почти полтора десятка лет вносили лепту в благополучие нашей фирмы, а теперь, когда они состарились, что же — выбросить их на свалку?! И это награда за все, что они сделали для Фрэнка и для всей нашей семьи? За их верность? Но, впрочем, для таких, как вы, верность ведь ничего не значит, да? Вы загребаете миллионы, но вам надо больше, и, если ради этого надо принести в жертву десяток-другой пожилых людей, пусть так и будет?! — Она вскочила.

— Вы закончили? — Поль по-прежнему сидел в расслабленной позе, но его карие глаза казалось, вот-вот полыхнут пламенем, которое испепелит все вокруг. — Тогда сядьте, мисс Стейвор.

— Не думаю…

— Сядьте!

Эйлин вздрогнула и вдруг почувствовала, что ее ноги подчиняются приказанию Поля против ее воли.

— Во-первых, ваш брат уже пояснил, чем обязан этим работникам, и они уйдут на отдых не с пустыми руками, — сдержанно сказал Поль. — Думаю, отправка на пенсию сюрпризом для них не станет и вряд ли сильно огорчит. Во-вторых, вы красиво говорите о жертвах, но в то же время готовы подвергнуть опасности других ваших рабочих. Ради чего? Ради того, чтобы не обидеть нескольких пожилых людей, которым давно следовало уйти на пенсию? Человеческая природа такова, что большинство приспосабливается к скорости работы самого медлительного, ведь в конце недели каждый все равно получит установленную зарплату. Рабочие вашего брата годами трудились с меньшей производительностью, и это неизбежно привело бы к печальному, но закономерному результату. Неделю назад Фрэнк едва не стал банкротом, и, если бы это произошло, проиграли бы все. В бизнесе нет места слабостям, Эйлин, вам следует это знать.

— А как насчет доброты? — упрямо спросила Эйлин, хотя в душе уже признала, что в словах Поля много справедливого. — Как насчет доброты и благодарности? Как, по-вашему, люди будут чувствовать себя, когда им скажут, что они слишком стары?

— Они не хуже вас знают, когда родились, — возразил Поль, — так что вряд ли ваше решение станет для них неожиданностью.

Он поудобнее устроился в кресле и скрестил руки на груди. Его взгляд из-под полуопущенных ресниц скользил по застывшему лицу Эйлин.

— И все равно я думаю, что то, чего вы требуете от Фрэнка, ужасно, — слегка дрогнувшим голосом сказала она.

— Тогда не думайте. — Поль подался вперед, одним глотком допил кофе и обратился к Фрэнку: — Предлагаю избавиться от балласта и перевести оставшихся рабочих на сдельную оплату. Поставив перед ними определенную цель и предложив хорошую премию за сверхурочную работу, вы быстрее, так сказать, отделите зерна от плевел. По-моему, в вашей фирме с этим и так уже затянули.

Эйлин посмотрела на брата, ожидая, что тот возмутится, но Фрэнк кивнул, выражая согласие.

— Я и сам, в общем-то, собирался это сделать.

— Хорошо, тогда решено, — невозмутимо сказал Поль. — А сейчас, если вы не против, чтобы Эйлин сделала кое-какие записи на стройплощадке, давайте отправимся. У вас есть другая обувь? — добавил он, бросив взгляд на ее элегантные туфельки.

Эйлин отдавала предпочтение обуви на высоком каблуке, чтобы подчеркнуть стройность ног. Она считала ноги лучшей частью своей фигуры и ненавидела маленький бюст и слишком узкие бедра.

Прошло, наверное, секунд десять, прежде чем, еще не совсем оправившаяся от недавней стычки, Эйлин нашла в себе силы сформулировать подходящий ответ.

— Утром я не предполагала, что придется покидать офис, а потому другой обуви у меня с собой нет.

— В багажнике машины лежат твои сапоги, — совсем некстати пришел на помощь Фрэнк. — Помнишь, ты надевала их на прошлой неделе, когда мы ездили с детьми на прогулку.

— Спасибо, Фрэнк, — бесстрастно поблагодарила Эйлин, наградив брата сердитым взглядом.

Резиновые сапоги, дорогая шелковая блузка и элегантная юбка. Чудесно. Вид у нее будет что надо. А этот… этот субъект, развалившийся сейчас в кресле, будет посматривать на нее, усмехаться и наслаждаться ее дискомфортом. Волны насмешливого презрения, исходившие от Поля, уже сейчас накатывали на нее одна за другой.

Однако к тому моменту, когда Эйлин выпрыгнула из старенькой машины Фрэнка на месте предполагаемого строительства, она уже не думала о том, как выглядит.

Леви-Вэлли, так называлось это место, еще относительно недавно было лугом, да и теперь в отдалении виднелись мирно пощипывающие травку коровы. Быстро разрастающийся город поглотил сотни акров угодий, и теперь Леви-Вэлли стал его окраиной, но при этом сохранил почти первозданную красоту.

Эйлин смотрела на раскинувшиеся перед ней поля, на разноцветье трав, на порхающих бабочек, и ей хотелось плакать. Как удалось выяснить Фрэнку, дальновидный Поль Дасте приобрел этот участок, когда тот еще официально считался сельскохозяйственным угодьем. Теперь власти разрешили использовать участок под застройку, что гарантировало Полю огромную прибыль.

Сдерживая подступающие слезы, Эйлин глубоко вздохнула. Сколько чудесных дней провела она здесь в детстве, вырываясь с друзьями из города! И вот пришло время, когда эту красоту искорежат, разроют, изуродуют ради барышей. С этим фактом Эйлин отчасти примиряло то, что участие в проекте спасет фирму Фрэнка и в конечном счете его самого. После утраты жены потеря бизнеса стала бы слишком жестоким ударом.

Нельзя давать волю эмоциям, строго сказала себе Эйлин, надо думать о Фрэнке и детях. Идеалы, пейзажи, зверюшки и птички не так важны, как Вилли, Сузан и их отец.

— Отчего у вас такой кислый вид? Эйлин вздрогнула — подошедший Поль застал ее врасплох.

— Забудьте о престарелых рабочих, решение принято, — негромко сказал он.

— Я думаю не о них.

— Нет? — недоверчиво переспросил он.

— Нет.

— Тогда о чем? — мягко поинтересовался Поль, заглядывая Эйлин в лицо. — Отчего этот злобный взгляд и желание, чтобы я провалился под землю?

— Я не… — Эйлин умолкла. Такие, как Поль Дасте, никогда не поймут простых человеческих чувств. А кроме того, Эйлин никогда не сказала бы и не сделала ничего такого, что лишило бы ее брата выгодного контракта. Поль просто наймет другого подрядчика, а стройку уже не остановить. — Не имеет значения, — уныло сказала она.

Неожиданно Поль повернул ее лицом к себе, наклонился и заглянул в глаза.

— Расскажите мне, Эйлин. Я уже большой. Я выдержу.

Ее задела именно насмешка. Поль Дасте снова смеялся над ней, и она не выдержала.

— Вы уродуете эту прекрасную землю, — бросила Эйлин в ненавистное смуглое лицо. — И вам ведь наплевать на это, да? У вас же просто нет души.

Поль смотрел на нее с явным изумлением. Эйлин, хоть и была огорчена, не без злорадства отметила, что ей удалось его шокировать.

— Что? — прошептал он.

— Когда я была ребенком, мы часто играли здесь, веселились, — сдержанно заговорила Эйлин. — И это место одно из немногих, оставшихся по-настоящему прекрасным и первозданным. Люди приходили сюда подышать, разве вы не понимаете? А вы хотите все уничтожить, природу и красоту…

— Людям разрешалось приходить сюда, потому что я их не останавливал, — нетерпеливо перебил ее Поль. — Я мог бы огородить участок, но не стал этого делать.

— Только потому, что не хотели лишних неприятностей! — горячо возразила Эйлин.

— Послушайте, будет ли когда-то конец списку моих преступлений? Или вы не хотите, чтобы Фрэнк получил контракт на строительство?

— Конечно, хочу. — Эйлин сердито взглянула на него. — И не хочу. Разумеется, не хочу! Как я могу этого хотеть, если знаю, что вскоре здесь появятся бульдозеры, грязь и милые домики для людей, считающих, что лимузины, бриллианты и одежда от какого-нибудь модного кутюрье — самое главное в жизни? Но я не хочу, чтобы мой брат лишился шанса поправить дела. Я люблю Фрэнка, и он много работал и слишком многое перенес. Поэтому мне хочется, чтобы он получил этот контракт.

Поль на миг закрыл глаза, и это подействовало на Эйлин сильнее любых слов: его реакция вызвала у нее ощущение вины и только усилила ненависть к Полю. Она понимала, что ведет себя нелогично, безрассудно, нелепо, но ничего не могла с собой поделать. Просто не могла. После смерти родителей этот луг наполнял душу Эйлин миром, покоем, ощущением того, что жизнь продолжается. Сюда она пришла, узнав о предательстве Роберта, и снова луг приветствовал ее тишиной и умиротворением. Она бродила знакомыми с детства тропинками, касалась пальцами травы и цветов, словно хотела убедиться в том, что во внезапно перевернувшемся мире все же осталось нечто бесконечно постоянное, прочное и надежное. И вот теперь все, что ей было дорого, исчезнет.

— Извините. — Весь ее гнев вдруг схлынул, и Эйлин снова почувствовала себя ребенком. — Это не ваша вина. Не только ваша.

Поль пробормотал что-то по-французски и тут же перешел на английский:

— Спасибо, Эйлин. Ваши слова для меня большое утешение.

— Вы не разорвете контракт с Фрэнком из-за того, что я злюсь на вас? — взволнованно спросила она, не обращая внимания на его сарказм.

— Мне больше нравится, когда вы намеренно меня оскорбляете, — очень тихо ответил Поль.

Они стояли совсем рядом, и у Эйлин кружилась голова — то ли от этой близости, то ли исходившего от Поля пряного аромата одеколона. Поль Дасте казался Эйлин чужим, непонятным, внушал страх и одновременно волновал. Но ей не хотелось ни бояться, ни волноваться. Ей хотелось… Чего? Она и сама уже не знала, чего хочет.

— Эйлин! Поль! — окликнул Фрэнк. Скользнув взглядом по ее смущенному лицу, Поль обернулся.

— Мы идем, Фрэнк. — Его голос прозвучал бесстрастно. — Эйлин просто вспомнила детские годы. Должно быть тут было весело.

4

Эйлин хватило ума больше не лезть на рожон. Она покорно шлепала за расхаживающими по лугу мужчинами в своих тяжелых сапогах, стенографировала и старательно избегала встречаться взглядом с Полем Дасте. Даже когда они направлялись к припаркованным автомобилям.

— Спасибо, Эйлин, на этом ваша работа здесь закончена, — непринужденно сказал Поль. — Мы собираемся перекусить. Не присоединитесь к нам?

— Думаю, что нет. — Эйлин смотрела на его шею, не поднимая глаз выше. — У меня еще дела в офисе.

Меньше всего на свете ей хотелось сидеть в каком-нибудь уютном кафе и непринужденно болтать о пустяках с Полем Дасте.

— Но вам же надо поесть? — не отступал он.

— Я захватила сандвичи, так что поем на работе.

— Вы предусмотрительны.

Язвительный негодяй!

— Вообще-то нет, — сдержанно отозвалась Эйлин. — Мне нужно позвонить в несколько мест и договориться насчет праздника по случаю дня рождения детей Фрэнка.

— Постойте-постойте. Если мне не изменяет память, вы говорили, что мальчику семь лет, а девочке восемь…

Эйлин поняла его невысказанный вопрос и с улыбкой объяснила:

— А родились они в один день. Разница в возрасте составляет ровно один год.

Поль кивнул, и Эйлин наконец заставила себя посмотреть ему в глаза.

— Что планируете? — спросил он.

Эйлин не сомневалась, что ему нет до дня рождения никакого дела. С какой стати мультимиллионера вроде Поля Дасте будет интересовать детский праздник?

— Снимем где-нибудь зал для игр и детских развлечений.

— Мои племянники и племянницы тоже любят подобные праздники.

Поль Дасте — дядя? Эта новость почему-то изумила Эйлин. В ее представлении этот человек был всего лишь богачом, холодным расчетливым бизнесменом, и она только сейчас осознала, что у него тоже есть семья. На днях Фрэнк мимоходом упомянул, что Поль Дасте не женат, но ведь это не мешает ему иметь брата, сестру, родителей. Оправившись от удивления, Эйлин спокойно заметила:

— Дети все одинаковые.

— Похоже, что так. — Поль ненадолго задержал на ней взгляд, затем посмотрел на Фрэнка, разговаривавшего о чем-то с главным архитектором. — Я отвезу вас в офис, пока они здесь заняты, а позже присоединюсь к ним в кафе, — без всякого выражения сказал он.

— Нет! — вырвалось у Эйлин. Она почувствовала, как вспыхнули ее щеки, и поспешно добавила: — Я хочу сказать… не надо обо мне беспокоиться… А еще лучше, я возьму машину Фрэнка, а он поедет с вами…

— Никакого беспокойства, Эйлин. — Сами по себе слова ничего не значили, но тон, каким они были произнесены, ясно показал, что она снова действует Полю на нервы, и на этот раз он твердо решил поступить по-своему. Как обычно.

Может ли она отказать ему? Эйлин бросила взгляд на оживленно беседующего с архитектором Фрэнка. Радостное возбуждение брата помогло найти ответ. Нет, отказать Полю Дасте она не может.

— Если вас это не затруднит. — Эйлин пожала плечами, делая вид, что разговор течет в совершенно естественном русле, а не напоминает ей переход через минное поле.

— Совсем нет. Мне будет приятно, — совершенно серьезно сказал Поль и, выдержав паузу, добавил: — Мы оба об этом знаем.

Поль пошел к Фрэнку, чтобы сообщить, что встретится с ними в «Шамплейн» после того, как отвезет Эйлин в офис. Эйлин же смотрела на серебристый «ягуар» Поля. В машине такого класса ей еще не доводилось ездить. Возможно, при других обстоятельствах и с другим человеком за рулем поездка могла бы оказаться приятной, но этот роскошный автомобиль слишком напоминал своего хозяина, чтобы вызывать у Эйлин иные чувства, чем тревожное беспокойство.

Ее волнение усилилось, когда Эйлин села на переднее сиденье и Поль осторожно закрыл за ней дверцу. Она словно оказалась в коконе из кожи и металла. Но все эти ощущения и чувства были ничем по сравнению с теми, которые охватили Эйлин, когда Поль опустился на место водителя.

Он повернулся к Эйлин и предложил ей снять сапоги. Она замерла, стиснув зубы. Ну и тип! Не преминул указать ей, насколько нелепо она выглядит! И тем самым ясно дал понять, что находит ее совершенно непривлекательной. Ну и хорошо. Прекрасно! Ведь она о нем думает точно так же.

Эйлин отказалась разуться и даже бросила на Поля сердитый взгляд, впрочем, тут же пожалев об этом. Он был слишком близко, слишком.

— Если вам трудно сделать это самостоятельно из-за узкой юбки, я могу помочь, — предложил Поль.

Этого еще не хватало! — ужаснулась Эйлин и, отвернувшись к окну, решительно повторила:

— Нет.

— Эйлин, сейчас полдень, и я собираюсь отвезти вас в офис, — ровным голосом сказал Поль. — Вы можете хотя бы на минуту расслабиться в моем присутствии? Обещаю, что не затащу вас в какое-нибудь укромное место и не наброшусь на вас.

Она повернулась к нему и поспешно заверила:

— Я, конечно же, не приписываю вам никаких гнусных намерений.

— Нет? — с оттенком недоверия спросил он.

— Нет.

Все ужасно, отвратительно! — переживала Эйлин. Мне ни в коем случае не следовало садиться в его машину.

Поль, к ее облегчению, отвернулся, включил зажигание, и машина послушно ожила. Эйлин заметила, однако, как дрогнули в улыбке уголки его губ. Поль явно получал удовольствие от испытываемого ею дискомфорта, и, желая продемонстрировать ему, что она полностью контролирует себя, Эйлин проронила:

— У вас очень милая машина.

— Милая? — переспросил Поль таким тоном, будто она сказала бестактность. — Милыми, Эйлин, бывают семейные салоны, добрые старые тетушки или посещения зоопарка, как, впрочем, и многое другое в этом мире. А «ягуар»… — он сделал паузу, — не из той категории.

Я раздражаю его, поняла Эйлин. Хорошо. Приятно хоть немного задеть этого толстокожего миллионера.

— А я вижу ее именно такой, — упрямо заявила она. — Машина это в конце концов всего лишь металлическая коробка на колесах, доставляющая вас из точки А в точку Б. Функциональная необходимость.

— На это я даже не хочу отвечать.

Эйлин заметила, как Поль взглянул на обтянутое кожей рулевое колесо и приборную панель, словно хотел еще раз убедиться, что его гордость и радость осталась такой же сказочно прекрасной, какой он ее представлял, и с трудом подавила улыбку. Ладно, возможно, она и впрямь была немного недоброжелательной, но Поль уже большой мальчик и как-нибудь переживет это.

— Извините, если обидела вас. — Ложь далась ей на удивление легко.

— Да чего уж там.

Хрипловатый низкий голос Поля подействовал на Эйлин подобно утреннему туману. Она нервно поёжилась и позволила себе еще раз краем глаза взглянуть на своего спутника. Поль Дасте производил неотразимое впечатление силой и мужественностью, остаться равнодушной к которым не смогла бы ни одна женщина.

Потрясающая машина, уверенно ведущий ее мужчина, яркое солнце, выскакивающее из-за окаймляющих дорогу деревьев, — просто предел мечтаний, думала Эйлин. Да, Поль Дасте не вмещается в рамки обыденной жизни, и при этом сам того не понимает.

— Эти машины обе ваши? Я имею в виду и ту, на которой вас привозил шофер? — осторожно спросила она, когда молчание затянулось, с каждой секундой становясь все тревожнее.

— Еще один гвоздь в мой гроб?

— Не понимаю, о чем вы говорите, — бесстрастно сказала Эйлин.

— А по-моему, понимаете, — тем же тоном парировал Поль.

— Послушайте… — Она не успела договорить — взвизгнули шины, машина замерла у обочины. — Что вы делаете?! — нервно спросила Эйлин.

— Я хочу смотреть на вас, когда разговариваю с вами, — объяснил Поль, — вот и все. Так что не паникуйте, мышка.

Мышка?! Не намеренная сносить оскорбление, Эйлин резко повернулась к Полю, но, увидев, скользнувшую по его губам улыбку, поняла, что Поль подшучивает над ней.

Улыбка мелькнула и растаяла. Поль негромко сказал:

— Вот что, Эйлин, нам надо поговорить открыто. Вы смотрите на меня, как на врага, и это никуда не годится. Я вам не враг. Если ваш брат потерпит неудачу, мне тоже придется худо. Если у него дела пойдут хорошо, для меня это тоже приятное известие.

Враждебность, вспыхнувшая в Эйлин к этому человеку в первые секунды их знакомства и только разгоревшаяся с той поры, не имела ничего общего с делами Фрэнка. Все дело во мне самой, подумала вдруг Эйлин. Но сказать ему об этом нельзя.

Поэтому, собрав волю в кулак, она довольно спокойно ответила:

— По-моему, вы преувеличиваете. Для Фрэнка этот бизнес все, что у него есть. Для вас — только капля в море всевозможных интересов. Если проект лопнет, ваша империя вряд ли пошатнется.

— У меня никогда ничего не «лопалось», как вы выразились, и я не хочу, чтобы это случилось сейчас. Кроме того… — Он замолчал.

— Да? — подтолкнула его Эйлин.

— Кроме того, вы недооцениваете то, что есть у Фрэнка…

— Уверяю вас, это не так, — перебила его Эйлин. — У Фрэнка нет от меня секретов!

— Я говорю не о финансах.

— Тогда о чем? — удивилась она.

Поль положил руку на спинку ее сиденья, и Эйлин напряглась. Конечно, она не думала, что он набросится на нее. Фрэнк рассказывал ей как о хорошо известном факте, что женщины постоянно преследуют Поля Дасте, у него есть возможность выбирать. Просто, находясь рядом с ним, Эйлин не доверяла себе. Иногда ей казалось, что сама судьба обрекла ее на встречу с этим мужчиной. И она постоянно выставляла себя перед ним в самом глупом виде. Уж такой он человек, Поль Дасте..С ним ни в чем нельзя быть уверенной.

— Что вы имеете в виду? — спросила Эйлин чуть погодя, чувствуя, как завораживает ее внимательный и странно волнующий взгляд карих глаз.

— У него есть вы.

Мягкий и нежный тон Поля привел Эйлин в замешательство.

— Я? — Она попыталась рассмеяться, но у нее ничего не получилось.

— Да, вы.

Поль не прикасался к ней, даже не шевельнул рукой, но атмосфера в салоне автомобиля сгустилась до интимной, и Эйлин вдруг обнаружила, что эта интимность обволакивает ее. Если он способен произвести такой эффект днем, не проявляя никакого желания, то каков же он тогда с женщинами, которых жаждет? — подумала она. Неудивительно, что они преследуют его. В качестве любовника он, должно быть, восхитителен.

— Иногда я не столько ценное достояние, сколько тяжкое бремя, — с наигранной веселостью сказала она.

— Не знаю. Не думаю. Разве могут быть бременем честность, искренность и идеализм? — задумчиво возразил Поль.

Ей хотелось, чтобы он перестал смотреть на нее. Чтобы завел мотор. Она в который раз пожалела, что вообще согласилась сесть в его машину!

— Ну вы же не согласились со мной насчет Леви-Вэлли. — В тоне Эйлин прозвучал вызов, спровоцированный инстинктивным желанием защититься от реакции собственного тела на близость Поля.

— То, что я не во всем с вами согласен, не мешает мне восхищаться определенными качествами, присущими только вам, — мягко возразил он.

— Наверное, вы правы, — согласилась Эйлин, решив, что если не перечить ему, то он удовольствуется своей победой, и они поедут дальше.

— Только не будьте со мной снисходительной.

Эйлин вспыхнула.

— Я и не думала быть с вами снисходительной!

Поль пожал плечами.

— Но вам ведь нравится бросать мне вызов? Знаете, почему вам это нравится? — добавил он тоном, не оставлявшим сомнений в том, что ему прекрасно известны мотивы ее поступков.

Потому что ты эгоистичная, бесчувственная, высокомерная… — мысленно продолжила за него Эйлин, но опять вкрадчивый голос Поля оборвал ее мысли.

— Потому что я привлекаю вас как мужчина, а вы сопротивляетесь этому. Такая модель поведения стара как мир, — с вызывающим спокойствием заявил он.

— Возможно, вам трудно поверить в это, мистер Дасте, но не каждая женщина, на которую вы смотрите, готова упасть к вашим ногам! — сердито бросила Эйлин.

— Поверить в это мне совсем нетрудно, — беззаботно ответил Поль, — но я говорю о вас, а не о ком-то другом.

Лицо его оставалось абсолютно бесстрастным, и оттого разговор казался Эйлин невероятным. Какое же у него колоссальное самомнение! — думала она о Поле.

— И я знаю, что прав, потому что чувствую то же самое. Я хочу вас так, как никогда не хотел ни одну женщину. Разумеется, это останется между нами.

Эйлин схватилась за ручку дверцы.

— Я не желаю больше слушать всю эту чушь, — сдавленно пробормотала она.

— Если вы в таком виде пойдете по городу, то, пожалуй, привлечете к себе внимание, не правда ли? — бесстрастно заметил Поль, бросив выразительный взгляд на ее резиновые сапоги. — И не надо смущаться, Эйлин. Вы хотите меня, я хочу вас — это самое естественное, что есть в мире. Говорят даже, что именно поэтому он еще и существует. Не надо все усложнять.

Скользнувшее по его губам подобие улыбки стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Эйлин. Она не на шутку разозлилась и стала похожа на разъяренную кошку.

— Вы и впрямь смеете делать мне такое предложение?! Вот так, хладнокровно?

— О? Так все дело в форме? — Уголки рта Поля дрогнули в циничной, как показалось Эйлин, усмешке. — Вы хотели бы получить букет красных роз и обещания вечной любви? Извините, но в это я не верю.

— Я ничего не хотела!

— Тогда почему вы расстроились? — возразил Поль. — Вы только что заявили, что я все сделал хладнокровно, то есть без мелодрамы. Но разве услышать, что вы желанны, не самая приятная в мире вещь?

Желанна! Поль Дасте только что нашел ее желанной и предложил ей… Нет, это она повела себя неправильно. Эйлин лишь теперь призналась себе, что Поль, похоже, знает ее лучше, чем она сама. Только для него это навсегда останется тайной, твердо решила она.

— Есть много способов сказать то, что хочешь, — сдержанно проронила Эйлин и внутренне поёжилась от этих напыщенных слов.

— Я полагал, что вы цените искренность и откровенность.

— Да, ценю! — выкрикнула Эйлин, злясь на Поля за то, что он не только пытался поставить ее в неловкое положение своим абсурдным предложением, но и — самое возмутительное! — преуспел в этом.

— Давайте просто подвергнем мое заявление проверке, хорошо? — внезапно предложил Поль.

Эйлин не успела опомниться, как оказалась в его объятиях.

Поцелуй потряс ее. Да, она представляла, каково очутиться в объятиях такого мужчины, но действительность превзошла воображение. Сладкий, умелый, эротичный поцелуй захватил ее, наполнил упоительным ощущением полета, воспламенил чувства. У Эйлин не было желания сопротивляться, и это пугало ее сильнее, чем ощущения, вызванные поцелуем.

Поль оказался блестящим стратегом, он не попытался использовать силу или пойти дальше. И даже мысль о том, что он расчетливо подготовил эту сцену, не смогла остановить или хотя бы ослабить бурный поток эмоций, захлестнувших Эйлин.

С каждой секундой губы и язык Поля становились все настойчивее. Эйлин знала, что не должна отвечать на его поцелуй, но почему-то именно это и делала. Мысли ее разбегались, все утрачивало смысл, кроме… Но о каком смысле можно было говорить, имея дело с Полем Дасте?

Остановись! — сигналил мозг. — Остановись! Ты забыла об опасности! Девушка вроде тебя заинтересует такого мужчину, как Поль, не более чем на две минуты. Мимолетный эпизод в жизни занятого, преуспевающего человека. Подобную ерунду он вычеркивает из памяти навсегда. Но ведь ты забыть не сможешь…

Когда Эйлин отстранилась, Поль не стал удерживать ее. Я для него всего лишь минутное увлечение! — в отчаянии подумала она. Раз-два и — спасибо, мэм. Пока он здесь по делам, почему бы не развлечься, а потом — вперед, на новые луга.

— Я не хочу этого! — выкрикнула Эйлин, отодвигаясь к самой дверце и вглядываясь в пронзительные карие глаза Поля.

Минуту или две он молчал, ничем не выдавая своих чувств, потом уселся поудобнее и завел мотор. Они уже ехали по дороге, когда он, наконец, сказал:

— Ты хочешь, Эйлин, но боишься последствий. Не нужно. Простая встреча двух в общем-то чужих друг другу людей, пытающихся найти понимание. Никаких обязательств, никаких привязанностей.

Ну да, и свиньи умеют летать, подумала Эйлин. Говорит он красиво, а суть-то проста: он просто хочет переспать со мной, и если для него секс возможен без привязанности, то для меня — нет. Я другая.

Эйлин глубоко вздохнула и, призвав на помощь всю силу воли, покачала головой.

— В данный момент я не ищу чьего-либо понимания, Поль. У меня предостаточно забот с Фрэнком и детьми.

— Чушь! — бросил он с самоуверенной надменностью.

Эйлин покачала головой.

— Это не чушь. И ведь мы даже не нравимся друг другу! — Она взглянула на него и увидела, что Поль слегка повел бровью. — Да, не нравимся.

— Вы мне нравитесь, Эйлин, — спокойно сказал он.

— Просто вы хотите переспать со мной, — смело поправила она и, услышав его вздох, поспешно добавила: — А это нечто другое.

— Уверяю вас, я не сплю с женщинами, которые мне не нравятся. Что еще?

Невозмутимость Поля заронила у Эйлин сомнение в том, что ей удастся взять над ним верх. Значит, спорить бесполезно.

— Поль, никаких отношений у нас с вами быть не может, — устало сказала она. — Так что и не старайтесь.

Они уже въехали в город, и «ягуар» легко катил по улице, когда какая-то элегантная молодая женщина, нагруженная пакетами, шагнула прямо под колеса. Поль в сердцах выругался и резко затормозил — «ягуар» замер в полуметре от соблазнительной красотки. Опустив стекло, Поль весьма откровенно изложил нарушительнице свое мнение по поводу ее поведения на дороге.

Девица окинула оценивающим взглядом машину, затем, прищурив голубые глазки, посмотрела на Поля. Эйлин ничуть не удивилась, когда незнакомка кокетливо улыбнулась и принялась горячо извиняться, уверяя, что готова буквально на все, чтобы заслужить прощение.

Надо отдать должное Полю, он не обратил внимания ни на красотку, ни на ее готовность искупить вину, но Эйлин не сомневалась, что, будь он в машине один, дело обстояло бы иначе. С мужчинами, подобными Полю Дасте, такое случается по сто раз в год. Всегда найдется какая-нибудь рыженькая, или брюнетка, или блондинка, которая ясно даст понять, что готова на все и доступна.

Богатство и интересная внешность делают мужчин совершенно неотразимыми в глазах некоторых женщин. Впрочем, не только женщин влечет к тем представителям противоположного пола, которые могут гарантировать богатую и легкую жизнь. Эта мысль навеяла неприятные воспоминания, и Эйлин помрачнела. Да, Поль красивый, обаятельный, динамичный и крайне опасный мужчина. Совершенно далекий от ее мира.

— За пять минут вы не сказали ни слова. — Глубокий бесстрастный голос Поля заставил ее вздрогнуть. — Мне придется целовать вас почаще, если это превращает вас в милую и покорную особу.

— Я уже сказала все, что было нужно, — отрезала Эйлин, уловив в его словах скрытый намек на возможность романа.

— Вы ничего не сказали. — Ожидая, пока на светофоре загорится зеленый свет, Поль, прищурившись, посмотрел на нее, и Эйлин показалось, что в его глазах мелькнуло сочувствие. — Вас кто-то обидел, да, Эйлин?

Она моргнула, но заставила себя оставаться спокойной и невозмутимой. И даже сумела насмешливо задать встречный вопрос:

— Вы предположили, что меня обидели, основываясь на моем отказе переспать с вами?

Зажегся зеленый свет, и Поль перевел взгляд на дорогу. Эйлин хотелось откинуться на спинку сиденья, расслабиться, но она держалась прямо, заставляя себя думать только о том, как подостойнее выбраться из машины.

На губах еще горел его поцелуй, и она упрекала себя за то, что не поставила Поля на место, не осадила, когда он повел себя вызывающе дерзко. Следовало ясно дать ему понять, что она считает его поведение, по меньшей мере, недопустимо нахальным, а не вдаваться в дискуссию относительно того, какие плюсы и минусы может иметь роман с ним. Все пошло не так. Но, оказавшись в роскошном автомобиле, Эйлин почувствовала себя более чем когда-либо уязвимой перед чарами Поля.

«Ягуар» остановился перед домом, где находился офис Фрэнка, и, прежде чем Эйлин успела пошевелиться, Поль уже вышел и, обойдя капот, открыл для нее дверцу. Выйти из «ягуара» в резиновых сапогах и не потерять при этом достоинства оказалось делом нелегким, но Эйлин справилась.

— Спасибо. Я расшифрую сегодняшнюю стенограмму, напечатаю, и завтра вы сможете ее забрать.

— Я не намерен сдаваться, Эйлин.

— Извините… что?

Поль посмотрел на нее с высоты своего внушительного роста, скользнув взглядом по миловидному лицу, по густым волосам.

— Я очень хочу вас. — Он поднял руку и убрал с щеки Эйлин шелковистую прядь.

— Это… совершенно ничего не значит. Найдется немало женщин, которые с готовностью прыгнут в вашу постель, — быстро сказала Эйлин, чувствуя, как ей вдруг стало не хватать воздуха.

— Вам не кажется, что вы зациклились на мне и на постели? — задумчиво спросил Поль.

— Послушайте…

— Однако я не против, — милостиво продолжал он. — Можете фантазировать, как вам заблагорассудится, но, уверяю, когда это случится, действительность превзойдет ваши самые безумные мечты.

— Я уже сказала, что этого не будет!

Поль сел в машину и включил зажигание. В следующую секунду «ягуар» сорвался с места и понесся по улице, не обращая внимания на менее быстроходных собратьев.

Несколько минут Эйлин смотрела вслед быстро удаляющемуся автомобилю. Поль пугает меня, подумала Эйлин и тут же решительно покачала головой. Нет, не пугает. Конечно, я его не боюсь! Может быть, меня испугала собственная реакция на него, но это совсем другое дело. Себя я могу контролировать. Могу. И буду.

Эйлин кивнула, словно закрепляя собственную решимость. Да, все будет в порядке. Хватит с нее романов. До конца жизни. Как только у Фрэнка все наладится, возможно, через два-три месяца, она обратит все энергию на свою карьеру и будет работать до седьмого пота, пока не достигнет всех поставленных целей.

Войдя в офис, Эйлин с таким ожесточением сбросила сапоги, как будто только они и были единственным источником всех ее нынешних проблем. Надо заняться стенограммой, надо подумать, как устроить праздник детям, надо немедленно приниматься за работу. Надо, но…

Эйлин села за стол и невидяще уставилась на бумаги. Сегодняшняя встреча с Полем невольно всколыхнула воспоминания, лежавшие в глубинных тайниках под надежным замком.

Роберт Доул. Его родители жили по соседству с Фрэнком и Нэнси, и Эйлин познакомилась с Робертом в первый же день, как стала жить в семье брата. Познакомилась и подружилась, поскольку Роберт был старше ее всего на два года. Эйлин очень дорожила этой дружбой, благодаря которой постепенно зарубцовывалась рана, вызванная потерей родителей.

Когда Эйлин поделилась с Робертом своими планами получить специальность экономиста, он с энтузиазмом поддержал ее. Они будут видеться по выходным, потом Эйлин получит диплом, устроится на работу, и тогда можно подумать о будущем. Уютный домик с садом, отпуска за границей, дети, двое или четверо, — так представляла свою жизнь после университета Эйлин. Однако шутница судьба вскоре преподнесла ей сюрприз. Оказывается, Стефани Харвей, единственная дочь владельца конюшни, где работал Роберт, давно «положила глаз» на жениха Эйлин.

Даже сейчас, по прошествии нескольких лет, воспоминание отозвалось в сердце Эйлин глухой болью. Она поджала губы. Что ж, по крайней мере, она не отдала свою девственность недостойному мерзавцу. Предательство Роберта, тем не менее, оставило в ее душе шрамы, глубину которых она не осознавала, пока не встретила Поля Дасте.

Он сказочно богат, самоуверен и беспринципен — почти как Стефани Харвей. Он думает, что, стоит ему только захотеть чего-то, и все склонятся перед его волей, потому что за свои деньги он может купить и продать все. И люди для него тоже объект купли-продажи. Что ж, мистера Дасте ждет сюрприз. Бирюзовые глаза Эйлин вспыхнули, и все еще жившее в ней ощущение его поцелуя бесследно сгорело в этом пламени.

У людей вроде Стефани Харвей и Поля Дасте нет души, нет совести. Они шагают по телам тех, кто встретится им на пути, и не замечают, что втаптывают кого-то в грязь. Их Бог — деньги, они приносят на алтарь своего божества все, чего хочется, и только это имеет для них значение. И Леви-Вэлли прекрасный тому пример.

— Ненавижу Поля Дасте! — громко сказала Эйлин. — И чем скорее он смирится с этим, тем лучше для нас обоих.

Она раскрыла блокнот со стенограммой, заправила лист бумаги в пишущую машинку и приступила к работе, твердо решив не думать больше о человеке по имени Поль Дасте.

5

Злость придала Эйлин сил, и она справилась с работой за два часа. Еще час ушел на расчеты с рабочими и сортировку корреспонденции. В начале пятого Эйлин услышала, как открылась дверь.

— Фрэнк, где ты пропа… — Она подняла голову и осеклась — в дверях стоял Поль Дасте и откровенно любовался ею.

Зачарованная его взглядом, Эйлин молча смотрела на Поля и думала о том, что оглушительный стук ее сердца, должно быть, слышен за пределами офиса.

— Я думала, пришел Фрэнк, — пробормотала наконец Эйлин.

— Но, как видите, это я. — Поль улыбнулся.

— А вы знаете, где он?

— Мы немного задержались на стройплощадке. Он должен появиться через пару минут, потому что уехал сразу вслед за мной.

Эйлин, весьма кстати вспомнив об обязанностях секретарши, кивнула и, сумев, наконец, оторвать взгляд от Поля, указала на большой белый конверт.

— Расшифровка стенограммы готова. Надеюсь, я ничего не пропустила и…

— Вы невероятно милы и без какой-либо косметики. Большинство знакомых мне женщин наносят боевую раскраску, еще не выбравшись утром из постели.

Да уж, несомненно, опыт у тебя большой, язвительно подумала Эйлин и вежливо улыбнулась.

— Неужели? Так вот, что касается западной стороны стройплощадки, где, как сказал архитектор…

— К черту архитектора. — Поль подошел ближе и, когда Эйлин удивленно посмотрела на него, мягко спросил: — Поужинаем сегодня вместе?

Да он сумасшедший! Эйлин уставилась на него и тут же почувствовала, как вспыхнули ее щеки, а тело словно зазвенело. Стремясь подавить предательскую реакцию на сокрушительное мужское обаяние, Эйлин резче, чем следовало, ответила:

— Об этом не может быть и речи. По-моему, утром я дала это понять достаточно ясно.

— А не поможет, если я вас еще раз поцелую? — словно размышляя вслух, спросил Поль.

Только попробуй! Быстро узнаешь что почем, когда тебя стукнут по голове дыроколом. Поль, правильно истолковав взгляд Эйлин, задумчиво кивнул и сам ответил:

— Наверное, нет.

— А теперь, если мы с вами все выяснили, давайте закончим разговор, у меня еще много работы, — сердито бросила Эйлин.

— Закончим? Да мы еще и не начинали ничего!

Какая у него мерзкая, гадкая… нахальная улыбка!

— Ошибаетесь, — твердо возразила Эйлин. — У меня нет времени пикироваться с вами, Поль.

— Ну так отложите дела и поужинайте со мной, — незамедлительно нашелся он.

Черт, как вбить в эту тупую голову, что я скорее соглашусь отужинать с голодным тигром?!

— Нет, — отрезала Эйлин. — Я привыкла ужинать дома. Дети рассказывают, как прошел день, а потом мы вместе садимся за стол. Им надо, чтобы кто-то был в это время дома, подбодрил их, приласкал.

— И у вас нет ни одного свободного вечера?

— Нет.

— Тогда я заеду за вами около девяти, хорошо? Когда дети уже будут спать.

— Говорю вам в последний раз, я не собираюсь с вами ужинать! — Эйлин уже начинала не на шутку злиться.

В этот момент в офисе появился Фрэнк. Эйлин заметила, как брат замер у двери, перевел взгляд с ее разгоряченного лица на бесстрастное лицо Поля и лишь затем спросил:

— Проблемы?

— Нет, никаких, — как ни в чем не бывало ответил Поль. — Я попросил Эйлин поужинать со мной сегодня вечером, но она отказалась, потому что нужна сейчас детям.

Фрэнк пожал плечами:

— Эйлин, тебе вовсе необязательно…

— Я так хочу! — резко оборвала она протесты брата.

— Поль, если у вас нет на сегодня определенных планов, то почему бы вам не составить нам компанию вечером? — тут же спросил Фрэнк. — Правда, должен предупредить: по вечерам дети всегда довольно возбуждены и покою вам не дадут. Но мы будем рады видеть вас у нас в гостях.

— Отлично. С удовольствием, — не раздумывая, принял приглашение Поль.

Фрэнк расплылся улыбке, а Эйлин захотелось дать брату хорошего пинка. Такое желание частенько возникало у нее в далекие детские годы, но, кажется, никогда не было таким сильным, как сейчас.

— Но… — Поль повернулся к Эйлин, и она сразу поняла, что выражение неуверенности на его лице явно наигранное. — У вас появился лишний рот, а времени так мало…

Да уж. Она с удовольствием отказала бы гостю, но хорошо понимала, как понимал и Поль, что ее перехитрили и загнали в угол. А потому, чертыхнувшись про себя, Эйлин тоном любезной хозяйки спросила:

— Вы любите тушеное мясо?

— Обожаю.

— Вот и хорошо.

Она опустила голову, опасаясь, что Поль заметит ее отчаяние. Хитрый, ловкий, коварный…

— Белое вино или красное?

— Что?

Фрэнк уже прошел в свой кабинет, но Поль задержался у двери.

— Я спросил, белого вина купить или красного? — В его глазах прыгали веселые огоньки, и Эйлин поняла, что Поль отлично знает, о чем она думает.

— Любое, — не скрывая раздражения, буркнула она.

— Хорошо, — отозвался Поль и чуть громче, несомненно, в расчете на то, чтобы услышал Фрэнк, добавил: — Давненько не приходилось наслаждаться вечером в кругу семьи, да еще когда угощают тушеным мясом. Я очень благодарен вам за доброту.

Каков наглец! Лицемерный двуличный тип, с ненавистью думала Эйлин, глядя на закрывшуюся дверь.

Не прошло и пяти минут, как Поль вышел из кабинета Фрэнка и, остановившись у ее стола, взял конверт.

— Когда… вы… хотите… меня?.. — нараспев начал он.

— Что?! — Эйлин едва не задохнулась от негодования.

— Видеть… к ужину? — Поль невинно улыбнулся. — В какое время? Как мне одеться? Официально или нет?

Невозможный человек! Стараясь держаться строго, Эйлин сказала:

— В половине седьмого. Я не люблю, когда мои племянники ужинают поздно, потому что в восемь они ложатся. Оденьтесь попроще. Дети могут смотреть телевизор, если они уже сделали домашние задания.

— Домашние задания? — Поль поморщился. — Бедняжки. Для домашних заданий и прочих строгостей времени еще хватит, когда они подрастут.

Эйлин была абсолютно с ним согласна, но сообщать Полю об этом не собиралась.

— Им необходимо приучаться к дисциплине, — спокойно сказала она.

— Какая вы строгая.

Судя по тону, Поль явно не относил ее к категории добрых тетушек, и это задело Эйлин. Сильно. Прежде ей не приходилось выступать в роли злой ведьмы.

— Значит, в половине седьмого, — направляясь к двери, сказал Поль. — Фрэнк уже дал мне адрес.

Эйлин подождала, пока он уйдет, постучала в дверь кабинета Фрэнка и, не дожидаясь ответа, приоткрыла ее и сказала:

— Мне надо купить кое-что к ужину, так что увидимся дома.

— Эйлин, ты не сердишься, что я пригласил его? Я как-то не подумал, а ведь тебе и так хватает хлопот с детьми и со мной. Мне не стоило приглашать каждого…

Ну, Поль Дасте это не «каждый», мрачно подумала Эйлин и, жалея брата, непринужденно сказала:

— Конечно, не сержусь. Нам ведь выгодно быть с мистером Дасте поприветливее. Да и детям будет интересно, у нас давно не было гостей. Только пусть это не войдет в привычку, ладно?

— Ты молодец. Возьми машину. Я доберусь на такси.

Может быть, и молодец, но к ужину Эйлин предстояло создать из старой доброй — и надоевшей! — тушеной говядины нечто необычное, и на это оставалось всего два часа, а еще ведь надо прибраться в доме, привести детей в достойный вид и сделать кучу других дел. Обязательно! Ведь Поль Дасте намерен переступить порог их дома.

Купив два весьма экстравагантных десерта, цветы, пачку невозможно дорогого кофе и бутылку хорошего бренди, Эйлин на сумасшедшей скорости понеслась домой. Ее племянники строили крепость из конструктора под руководством соседки, которая присматривала за детьми, пока Эйлин работала.

Через пять минут после возвращения домой Эйлин развернула лихорадочную деятельность. Отправив племянника пылесосить, а племянницу вытирать пыль, она занялась ужином. Поставив мясо тушиться, она почистила овощи для гарнира и сервировала стол: достала лучшую посуду и приборы, поставила цветы.

Проверив, как дети справились с уборкой, она велела им умыться и переодеться. Убедившись, что они выглядят теперь милыми и скромными, Эйлин усадила их перед телевизором и с чистой совестью помчалась приводить в порядок себя.

Выйдя из душа, Эйлин надела брюки и кашемировый свитер, но, посмотрев на себя в зеркало, застонала от отчаяния. Ей показалось, что в одежде, которая плотно облегает фигуру, она выглядит слишком вызывающе. Дети, особенно Сузан, не преминут прокомментировать ее наряд, и ей не останется ничего, кроме как умереть со стыда.

Эйлин сняла брюки, надела старые застиранные джинсы и снова посмотрела на себя в зеркало. Вот так лучше.

Косметикой Эйлин пользоваться не стала, лишь подкрасила ресницы тушью. Она причесалась, постаравшись уложить волосы так, чтобы они красивыми волнами обрамляли лицо, и едва успела вдеть в уши серьги, как во входную дверь позвонили.

— Спокойно, девочка, спокойно. — Эйлин зажмурилась на мгновение и еще раз посмотрела на себя в зеркало. — Ничего особенного. У тебя просто гости к ужину. Успокойся, Поль Дасте всего лишь гость. Руководствуйся этим.

Однако вся ее решимость куда-то исчезла, едва Эйлин вошла в гостиную. Мужчины уже стояли с бокалами в руках, и Поль — какой у него четкий профиль! — внимательно слушал Сузан, что-то ему рассказывавшую. Он даже не заметил появления Эйлин, а у нее при виде внушительной фигуры Поля перехватило дыхание.

Он великолепен. Но об этом она не хотела и не должна была думать. Он опасен. Очень опасен.

Поль обернулся, и Эйлин оказалась в плену его глаз.

— Привет, Поль, — принужденно улыбнувшись, поздоровалась она.

— Привет, Эйлин.

Он будто ласкал ее голосом, и от этой нескрываемой чувственности, усиленной акцентом, Эйлин словно окатило теплой волной.

— Я… я займусь ужином, — пробормотала она, пятясь к двери.

Оказавшись в кухне, Эйлин беспомощно села на стул. Что же это такое? Что с ней происходит? Паника уже улеглась, и холодный голос рассудка произнес: ничего. С тобой все в порядке. Возьми себя в руки и играй роль хозяйки. Это только на один вечер, ты его переживешь, а потом намекнешь Фрэнку, чтобы больше никого не приглашал. Все просто.

К тому времени, когда все сели за стол, стало ясно, что Сузан влюблена в гостя, а у Вилли появился объект для обожания. Эйлин со смешанным чувством настороженности и удовлетворения наблюдала, как дети ловят каждое произнесенное Полем слово.

— А у вас правда есть лошади во Франции? А какие они? — сыпала вопросами Сузан.

— Они прекрасны. — Поль скользнул взглядом по лицу Эйлин и снова повернулся к девочке. — Возможно, ты когда-нибудь сможешь приехать и посмотреть на них, если папа разрешит.

— Правда?! — взвизгнула Сузан. — Вы серьезно?!

— Я всегда говорю серьезно. — Эйлин снова почувствовала на себе пристальный взгляд Поля, хотя и не смотрела в его сторону. — Конечно, я имею в виду лошадей, которые здесь, в Канаде. Франция находится слишком далеко, чтобы ехать туда только ради лошадей.

— Я бы поехала, — сказала Сузан таким тоном, что было ясно: за Полем она готова хоть на край света.

Эйлин кисло улыбнулась. Вот так, женщины всех возрастов подвластны его обаянию. Этот человек обладает каким-то магнетизмом, который зачаровывает любого, кто по глупости забудет, что за ним кроется безжалостный и холодный ум.

— Вы очень добры, Поль. — Фрэнк явно растерялся, не вполне понимая, как следует отнестись к словам гостя — как к обычной любезности или же как к серьезному предложению.

Поль тут же положил конец всем сомнениям.

— А почему бы нам не съездить ко мне в эти выходные, если вы не заняты? Приедете с детьми и Эйлин на денек, посмотрите мои владения. Для ребятишек это будет приятным разнообразием. — И добавил, обращаясь к Вилли: — И захвати купальные принадлежности, ладно? У меня есть бассейн, ты сможешь потренироваться.

Значит, пока я находилась в кухне, Вилли и Сузан уже рассказали, что учатся плавать, сообразила Эйлин. А Поль, хитрый Поль, взял это на заметку. Лошади и бассейн — у этого человека действительно есть все. Но уж я-то ему не достанусь.

— Уверена, что детям это пойдет на пользу, — с любезной улыбкой вступила в беседу Эйлин. — К сожалению, я не смогу составить вам компанию в этот уик-энд, потому что встречаюсь со старым университетским другом. Но, конечно, ты, Фрэнк, должен поехать с детьми.

— Ваш друг тоже может приехать, — столь же любезно предложил Поль.

— Спасибо, но я думаю, что мы не будем ничего менять.

Эйлин протянула ему тарелку и, когда их пальцы нечаянно соприкоснулись, испытала нечто подобное удару током. Она видела, как дрогнули ресницы Поля, и поняла, что и он ощутил нечто подобное.

— Ваш друг не любит лошадей? — светским тоном спросил он.

— Не знаю.

— Так спросите.

Ну хватит! — рассердилась Эйлин. Пусть практикуется на других, а со мной его уловки не пройдут.

— Лоренс не из тех, кто стремится к большой компании. Он избегает толпы. — Она заметила, как сузились глаза Дасте при упоминании имени ее друга, и прикрыла улыбкой охватившую ее вдруг тревогу.

— А разве шесть человек это уже толпа? — осведомился Поль, насмешливым тоном давая понять, что в его представлении друг Эйлин не кто иной, как бесхребетный слабак.

Эйлин пожала плечами, но промолчала, опасаясь, что, начав говорить, не удержится и выскажет этому самоуверенному хлыщу все, что о нем думает, а это недопустимо в присутствии детей. Не стала она объяснять и то, что Лоренс собирается жениться на ее лучшей университетской подруге и просто попросил ее помочь выбрать свадебный подарок невесте.

— А мне скоро уже восемь! — нарушила воцарившееся было молчание Сузан, и Эйлин чуть не расцеловала племянницу за своевременное вмешательство.

— Верно. — Поль кивнул и улыбнулся повернувшейся к нему девочке.

— А Вилли только через год, — продолжала Сузан, не спуская с гостя восхищенных глаз. — А у вас есть дети? — не унималась Сузан, не желая уступать кому-либо внимание своего кумира.

Эйлин чуть не поперхнулась. Да уж, Сузан не откажешь в стремлении добраться до цели! Тем не менее благодаря невинной болтовне девочки Эйлин узнала массу сведений о Поле Дасте. Его отец француз, мать — англичанка. Отец Поля умер несколько лет назад, а мать живет в собственном доме во Франции. Поль с детства одинаково хорошо владеет обоими языками, у него бизнес в Канаде и во Франции, дома в обеих странах. Он живет то здесь, то там, любит животных, особенно лошадей и собак. Услышав это, Сузан немедленно заявила, что станет ветеринаром, когда вырастет.

И любимый цвет Поля — бирюзовый. Ответ на последний вопрос сопровождался улыбкой и насмешливым взглядом в сторону Эйлин.

Конечно, нисколько не сомневаюсь, подумала она, вежливо и сдержанно улыбаясь в ответ. Будь на моем месте блондинка, любимым цветом стал бы голубой, а в случае с брюнеткой — карий.

После ужина Эйлин отправилась укладывать племянников спать, задержавшись в их спальне дольше обычного, а когда дети уснули и повод откладывать неизбежное возвращение исчез, со вздохом спустилась вниз. Осталось продержаться еще полчаса, подумала она. После кофе я смогу с чистой совестью уйти и оставить мужчин наедине. Похоже, я напрасно переживала, все оказалось не так уж плохо.

Эйлин поняла свою ошибку, как только вошла в гостиную.

— Ты нашла зал, где можно провести день рождения? — спросил Фрэнк.

Темная фигура в кресле у открытого окна притягивала к себе ее взгляд, но Эйлин упрямо смотрела только на Фрэнка.

— Нет, пока у меня ничего не получилось. Попробую завтра и…

Фрэнк не дал ей договорить.

— Не беспокойся, у Поля возникла отличная идея.

— Вот как? — насторожилась Эйлин.

— Раз уж у тебя занят этот уик-энд, Поль предложил, чтобы мы все поехали к нему на следующий и устроили детский праздник у него.

На какое-то мгновение Эйлин буквально остолбенела, но, придя в себя, разразилась потоком возражений.

— Нет-нет, это абсолютно невозможно! Очень любезно с вашей стороны, Поль, но ведь дети захотят пригласить школьных друзей. Так что спасибо, но…

— Их друзья, естественно, тоже приглашены. — Поль встал с кресла и, подойдя к Эйлин, остановился перед ней. — Год назад я купил старую ферму. Там все перестроили, так что места для детей вполне хватит. Есть бассейн с подогревом, где они смогут побарахтаться, а развлечения устроим на лужайке за домом, если погода будет хорошая. На случай дождя, у нас в запасе есть старый амбар. И потом, все дети любят барбекю.

— Я… я не смогла найти человека, который мог бы играть с детьми и развлекать их, — робко призналась Эйлин.

— Найдется, если я захочу, — заверил Поль. — Я также предложил Фрэнку, чтобы вы съездили со мной сейчас на ферму и убедились, что все в порядке. Это в получасе езды отсюда.

Он все предусмотрел, неприязненно подумала Эйлин.

— Мне кажется, что…

— Мы пригласим детей на весь день, — продолжал Поль, — если их родители захотят остаться, то пусть остаются, места всем хватит. Я знаю хорошую фирму, обслуживающую подобные мероприятия. Моя домоправительница часто пользуется ее услугами.

У него и домоправительница есть? — изумилась Эйлин.

— Итак, утром бассейн и буфет, потом игры и развлечения, фокусник и прочее, а вечером барбекю, — перечислил Поль. — Эйлин, как вы думаете, Вилли и Сузан такая программа понравится? — нарочито невинным тоном спросил он.

Это был решающий довод, и оба это знали.

Могу ли я лишить детей такого праздника? — задала себе вопрос Эйлин и ответила: нет, не могу. А этот великий стратег разыграл свою партию виртуозно. И все же он сумасшедший. Пойти на все это только потому, что я отказалась приехать к нему на уик-энд?

— Тогда решено.

Фрэнк, похоже, совершенно не догадывался о тайных мотивах Поля, не замечал наэлектризованной атмосферы, не понял, что его сестру только что обыграли, как девчонку. Он кивнул обоим и направился к двери.

— Я сам приготовлю кофе, Эйлин. А ты отдохни, у тебя был трудный день.

Еще не оправившись от шока, Эйлин устало опустилась на диван, слишком поздно осознав, что ради безопасности следовало воспользоваться стулом. Поль незамедлительно наказал ее за допущенный просчет, подсев к ней.

— Детям пришлось через многое пройти, Эйлин, — сказал он, глядя на нее из-под полуопушенных ресниц. — Я действительно хочу устроить им праздник. Они хорошие ребята.

Его бедро касалось ее бедра, и близость мужчины волновала, смущала и тревожила Эйлин.

— И поэтому вы пригласили в свой дом орду детей? — Эйлин вложила в свою реплику максимум сарказма. — Из чистого великодушия?

— А это уже другой вопрос. — Поль уселся поудобнее, вполоборота к Эйлин и положив руку на спинку дивана. — Я никогда не руководствовался ничем «чистым» и не притворялся чистеньким.

Видимо поддавшись обволакивающему теплу его голоса, Эйлин допустила очередную ошибку: посмотрев на Поля, она встретила его взгляд и обнаружила, что не в силах отвести глаза.

— Вы поедете со мной сегодня?

Сами по себе эти слова ничего не значили, но тон, каким они были произнесены, заставили ее вздрогнуть.

— Я… я не могу. ~ Эйлин беспомощно кивнула в сторону окна, за которым уже сгущались сумерки. — Поздно и темно. И… и Фрэнк сейчас принесет кофе.

Нет-нет, уехать в ночь с Полем Дасте невозможно. Его взгляд, его запах… Со мной творится что-то странное, что-то опасное… и волнующее, жалобно подумала Эйлин. Мне нужно время, чтобы отойти от него на безопасное расстояние, взять под контроль эмоции, позволить холодному рассудку вытеснить сексуальное влечение.

Но сколько времени тебе понадобится на это? — ехидно осведомился внутренний голос. Час? День? Месяц?

— Хорошо, — нежно, мягко, вкрадчиво произнес Поль. — Может быть, вам действительно лучше увидеть все при свете дня. Тогда завтра. Я заеду за вами в офис.

— Мне нет необходимости смотреть на ваш дом, Поль. Я уверена, что это отличное место. — У Эйлин еще хватило духу сказать это достаточно твердо.

— Я настаиваю. — Тон Поля был еше тверже. — И потом, если вы не будете удовлетворены чем-то, например, мерами безопасности, мы сможем исправить положение до праздника. Вам ничто не угрожает, — насмешливо добавил он, и, цинично улыбаясь, посмотрел Эйлин в глаза. — Моя домоправительница с мужем — он присматривает за садом, — живут там же, а мой конюх обитает над конюшней. Так что люди поблизости всегда есть.

Из-за этих густых черных ресниц его глаза кажутся бездонными, подумала Эйлин, чувствуя, что устала сопротивляться.

— Я и не думала, что моей безопасности что-то угрожает, — сдержанно сказала она и замерла, услышав тихий смех Поля.

— Маленькая лгунья.

Она покраснела.

— Нет, действительно…

— Вас беспокоило, что я сделаю вот это…

Его лицо оказалось вдруг совсем рядом, пьянящий аромат дорогого одеколона ударил Эйлин в нос, и губы Поля легко прижались к ее губам. Одну руку он положил на талию Эйлин, второй нежно обхватил грудь, и пальцы медленно и ритмично закружили вокруг твердеющего соска, рассылая по всему телу Эйлин нарастающие волны страсти.

Она чувствовала гулкие удары его сердца, его возбуждение. И осознание того, что она смогла подействовать на Поля именно так, доставило Эйлин удовольствие. Ей было хорошо, нет, чудесно.

— Видишь? — прошептал Поль. — Ты хочешь меня так же сильно, как и я хочу тебя.

Эйлин тяжело дышала, разрываясь между возмущением и желанием еще раз коснуться его губ. Нельзя! Нельзя! — кричала она себе. Теперь, когда туман в голове слегка рассеялся, Эйлин начала осознавать случившееся: Поль взял ее штурмом, смел все преграды и заставил капитулировать.

— Это… это просто секс, — пробормотала она, глядя на него в упор.

— Знаю. — Он улыбнулся, и губы его маняще дрогнули. — Отлично, да?

— Для меня нет, мне этого недостаточно. — Эйлин оттолкнула его, и он тут же опустил ее и занял прежнюю позу, положив руку на спинку дивана и не прикасаясь к Эйлин. Его покорное отступление придало ей смелости. — Я серьезно, Поль. Мне это не нужно. — Она перевела дыхание и добавила: — Я только хочу, чтобы вы оставили меня в покое. Это ведь не много, правда?

— Слишком много, — возразил он. — Я поцеловал вас уже дважды и теперь хочу еще сильнее. Поверьте, терпения у меня хватит.

— Никакое терпение не заставит меня передумать.

— А я никогда не отступаю перед вызовом, — мягко предупредил он.

Значит, я была права, подумала Эйлин. Поль рассматривал мое поведение как вызов, потому что я не бросилась с ходу в его объятия.

Тело Эйлин все еще горело после его ласк, но гнев уже заливал пламя страсти, а рассудок проходился тяжелым катком по взметнувшимся чувствам.

— У меня нет ни малейшего желания вступать с вами в интимные отношения, — холодно заявила Эйлин, — как, впрочем, и с кем-либо другим. В данный момент моя главная забота это Фрэнк и племянники. Но, даже если бы их не было, я не захотела бы спать с вами. Это вполне ясно?

— Яснее не бывает.

— Хорошо. Я рада, что вы, наконец, поняли меня.

— Эйлин, открой, пожалуйста! — донесся из-за двери голос Фрэнка. — У меня поднос в руках.

Обрадованная, что нашелся повод встать с дивана и оказаться подальше от Поля и связанных с ним соблазнов, Эйлин вскочила и опрометью бросилась к двери.

Кофе был выпит. Выждав для приличия минут двадцать, Поль поднялся, собираясь уходить, и Эйлин в который раз восхитилась его актерскими способностями. Если бы не адресованный ей прощальный лукавый взгляд, она могла бы подумать, что все случившееся просто сон.

— Чудесный ужин, Эйлин.

Они стояли втроем у порога, и голос Поля звучал именно так, как и должен звучать голос получившего удовольствие гостя, благодарящего хозяйку.

— Вы определенно знаете путь к сердцу мужчины.

Сделав вид, что не поняла сарказма, Эйлин мило улыбнулась и скромно согласилась:

— Мне это уже говорили.

Увидев, как блеснули и сузились его глаза, Эйлин тут же напомнила себе, что следует быть поосторожнее. Поль Дасте не из тех, кого можно безнаказанно задевать, но, с другой стороны, он сам напросился.

В гостиной зазвонил телефон, и Фрэнк сказал:

— Извините, Поль.

Поль кивнул.

— Конечно, идите. Увидимся завтра.

— До свидания, Поль.

Эйлин и Поль остались вдвоем. Он улыбнулся.

— Проводите меня до машины.

Эйлин не успела ни согласиться, ни отказать — он взял ее за руку и потянул за собой.

— Отпустите меня! — В ее голосе послышалось негодование, смягченное отчаянным стремлением сохранить спокойствие: в конце концов, Поль был единственной надеждой Фрэнка.

— Мне больше нравится, когда вы находитесь в моих объятиях, Тогда вы нежная и покорная, а не изрыгающая пламя, — насмешливо протянул он.

Эйлин почувствовала, как вспыхнуло лицо. Слава Богу, что уже темно и Поль этого не видит.

— Я же сказала, чтобы вы забыли об этом, — выдохнула она.

— Их было много? — внезапно став серьезным, спросил Поль. Он все еще держал ее за руку.

— Кого? — Эйлин непонимающе уставилась на него, застигнутая врасплох резкой переменой темы разговора.

— Мужчин, делавших комплименты по поводу ваших ужинов?

— Это мое дело.

Вопрос шокировал Эйлин. Как он смеет лезть в ее личную жизнь?! Хотя, если уж быть честной до конца, в последние три года этой личной жизни в общем-то и не было. После разрыва с Робертом ей, конечно, доводилось встречаться с парнями, но через какое-то время Эйлин поняла, что ни один из них ее по-настоящему не увлекает. Она знала, что близких отношений не хочет — а долгих уж тем более, — и ясно давала понять это. Тем не менее, в конце свидания, каждый новоявленный приятель норовил пустить в ход руки. После нескольких попыток Эйлин решила, что лучше оставаться одной, по крайней мере, до тех пор, пока не возникнет «волшебное» чувство. Оно и не возникало. До знакомства с Полем Дасте. Она вздрогнула, осознав значение перемены в своей жизни.

— Вы замерзли. — Поль обнял ее за талию, бережно и заботливо. — Надо было надеть что-то потеплее тонкого свитера.

Сдержанная сила его рук заставила Эйлин еще острее осознать собственную слабость.

— Если помните, я не собиралась выходить, — язвительно сказала она, чувствуя неприятную дрожь в коленях. — А этот тонкий, как вы выразились, свитер на самом деле очень дорогой. Настоящий кашемир, и обошелся мне, поэтому в кругленькую сумму.

— Насколько кругленькую? — Поль привлек ее к себе, и теперь их тела касались друг друга. — В вас так много кругленького.

Эйлин попыталась оттолкнуть его, но с таким же успехом можно было толкать каменную стену.

— Поль, пожалуйста…

— Да, Эйлин?

— Я… мне надо идти. — Получилось не так убедительно, как ей бы хотелось.

— Хорошо. — Однако он и не подумал отпустить ее. — Но сначала повтори за мной: я буду ждать, когда вы заедете за мной завтра вечером, Поль.

— Но ведь я вам уже сказала, что мне необязательно осматривать ваш дом. Уверена, что он вполне соответствует…

— Нет, не то. Я буду ждать вас, когда вы заедете за мной завтра вечером, Поль, — мягко повторил он.

— Поль! — Она предприняла еще одну попытку вырваться, окончившуюся неудачей. — Нас увидит Фрэнк.

— Хорошо.

— Я закричу!

Эйлин посмотрела на Поля и увидела, что он улыбается. Да уж, смешно! Но он не собирался сдаваться, Эйлин поняла это по выражению его лица. Что ж, подумала она, если я съезжу ненадолго к нему домой, ничего страшного ведь не случится? А если он вздумает меня задержать, я всегда могу сослаться на то, что мне нужно вернуться к ужину, чтобы покормить детей.

— Хорошо, — обреченно сказала Эйлин. — Я буду ждать, когда вы заедете за мной, завтра вечером, Поль.

— Не так уж все было и плохо, да? — Его тон сразу стал мягче. — Я буду в офисе в пять.

— Но в семь я должна быть дома, чтобы покормить племянников ужином.

— Золушка двадцатого века, — пробормотал Поль. — Но сначала вам надо съездить на бал.

Он наклонился и поцеловал Эйлин. Поцелуй был долгим и страстным, и она уже начала задыхаться, когда Поль отстранился и быстро сел в машину.

Эйлин так и осталась стоять, прикрыв ладонью полуоткрытые горящие губы и глядя вслед «ягуару».

6

Ночью Эйлин не спалось. Она пыталась разобраться в собственных чувствах, но к тому времени, когда солнце окрасило край неба в розовый цвет, поняла, что все бесполезно. Отношения с Полем Дасте тревожили ее и не поддавались анализу, а если откровенно, то тревожил и не поддавался анализу сам Поль Дасте! Да, проблема заключалась именно в нем.

На протяжении нескольких последних лет Эйлин успешно контролировала себя. Оправившись от предательства Роберта, она изменила свои жизненные цели и сам взгляд на жизнь. Эйлин точно знала, что делает, куда движется и к чему стремится. Теперь же… теперь у нее исчезла уверенность во всем и, прежде всего, в самой себе. Это страшило ее и было абсолютно неприемлемым.

Лицо Поля отпечаталось в ее мозгу, как на экране. Она не хотела видеть его и отдала бы многое, чтобы оно исчезло, но… но ничего не помогало.

Эйлин встала с кровати и, подойдя к окну, выглянула в сад. На ветке дерева, росшего рядом с домом, сидела какая-то пичужка. Птица посмотрела на Эйлин блестящими черными глазками, склонила, словно пребывала в нерешительности, головку и в следующий момент взмыла в небо, позабыв обо всех земных тяготах и опасностях и отдавшись восторгу свободы.

Мне тоже нужно отбросить колебания. Эйлин кивнула, как будто произнесла свое решение вслух. Поль ясно дал понять, что я нужна ему только для одного, и, если не скрыться, не убежать — подобно этой птичке, — он так подрежет мне крылья, что мои переживания из-за измены Роберта покажутся пустяком. Я «переболела» Робертом, но Поль Дасте не тот мужчина, которым можно «переболеть».

Эйлин приняла душ, оделась и спустилась вниз, чтобы приготовить всем завтрак и четыре пакета с ланчем. Намазывая на хлеб паштет, она оглядела маленькую уютную кухню. Что Поль подумал об этом доме? Должно быть, почувствовал себя вчера так, будто оказался в другом мире. У него есть домоправительница и наверняка целый штат прислуги, в чьи обязанности входит удовлетворять его нужды, подавать завтрак и предугадывать малейший каприз.

А в личной жизни? Эйлин не сомневалась, что немало женщин с готовностью ждут своей очереди, чтобы предоставить себя в полное распоряжение Поля. Он богат, эгоистичен, жесток и мелок. Она еще раз мысленно повторила пункты этой нелестной характеристики, не задавшись вопросом, почему ей необходимо убедить себя в его недостатках. Да, теперь она видела Поля насквозь и понимала все совершенно ясно. Кристально ясно.

Эта кристальная ясность просуществовала до того момента, когда Эйлин увидела Поля.

Он заехал ровно в пять и увез ее из офиса, перекинувшись парой слов с Фрэнком. Через полчаса «ягуар» свернул с шоссе у знака с надписью «Райский уголок». Частное владение».

— А вы уже заселили ваш Эдем райскими птичками? — с иронией спросила Эйлин.

Она уже догадывалась, что увидит: Поль наверняка превратил свой дом в памятник собственному успеху и набил всевозможными атрибутами богатства. Все это, конечно, прекрасно, если именно этого он хочет от жизни. И вполне соответствует эпитетам, старательно подобранным ею для него утром.

— В каком-то смысле, — загадочно ответил Поль.

Эйлин не успела спросить, что он имеет в виду: машина свернула, и перед Эйлин предстал большой, крытый черепицей фермерский дом, словно перенесенный в двадцатый век из старинной сказки.

— О! — вырвалось у восхищенной Эйлин. Поль улыбнулся, удовлетворенный ее реакцией.

«Ягуар» остановился перед массивными каменными ступенями.

— Пойдемте. Сначала осмотрите дом, — предложил он, — а потом я покажу, где можно устроить барбекю и площадку для игр.

Поль взял ее за руку и открыл внушительных размеров дубовую дверь. Эйлин оказалась в просторном холле, стены которого были обшиты панелями из мореного дерева. Солнечный свет, падавший через узкие, высокие окна окрашивал их в золотистый цвет.

— Здесь очень мило. Вам, наверное, пришлось немало потрудиться?

— Место было практически заброшенным, когда я его купил, — не стал скромничать Поль. — Здесь много лет жила одинокая старая леди, дочь первого владельца фермы. Дом стал для нее обузой, а долги росли.

— И почему она все же решила его продать? — поинтересовалась Эйлин, разглядывая красивую, с резными перилами лестницу.

— Из-за старости ей стало совсем трудно передвигаться, — объяснил Поль.

— Бедняжка, — рассеянно посочувствовала Эйлин, рассматривая прелестный пейзаж на стене. — Ей, должно быть, не хотелось уезжать отсюда.

— Леди волновал не столько дом, сколько животные, остававшиеся на ферме, — негромко сказал Поль. — Ей нужно было переехать в пансион, где о ней могли бы позаботиться, но бросить скот, собак и кошек казалось ей святотатством, ведь они были единственными членами ее семьи и состарились вместе с ней.

Эйлин посмотрела на него. Если бы это говорил не Поль Дасте, бесчеловечный магнат и самоуверенный делец, а кто-то другой, то она могла бы поклясться, что в его словах звучала нежность.

— И что с ними случилось? С этими животными? — тихо спросила Эйлин.

Теперь его голос снова стал бесстрастным, а тон даже немного резким.

— Можете посмотреть на них, если пожелаете.

Поль провел ее через холл к какой-то двери. Когда он отворил дверь, звякнул колокольчик, и в следующий момент из дальнего конца коридора, начинавшегося за этой дверью, появилась крупная и статная розовощекая женщина, которую сопровождали несколько собачек.

— Вы их оставили?! — Эйлин остановилась и с изумлением уставилась на бесстрастное лицо Поля. Животные уже прыгали у ее ног, и она, наклонившись, погладила одну из собачек.

— Да, девочка, он их оставил, — отозвалась женщина. — Нам всем здесь лучше, чем в пансионе, где сейчас бедная мисс Корни, дай ей Бог здоровья. — Она протянула руку. — Между прочим, я Кетлин, домоправительница мистера Дасте, и мне очень приятно с вами познакомиться.

Эйлин представилась, а потом Поль и Кетлин повели ее в огромную кухню, находившуюся в задней части дома. У Эйлин кружилась голова. Она понимала, что должна бежать отсюда со всех ног, пока еще не поздно. Все здесь — и этот «Райский уголок», и дом, и их хозяин — было опасным. Эйлин уже определила Поля Дасте в некую нишу, а он упорно не желал оставаться в ней.

Чувство опасности усилилось, когда, обойдя дом, превращенный Полем в сказочный дворец, они вышли во двор.

Эйлин уже познакомилась с пятью собаками и с несколькими кошками, которых Кетлин ласково называла «домашней чумой», но теперь на лужайке она увидела целое разношерстное стадо: с десяток овец, пару ослов и несколько лошадей, мирно пощипывавших травку рядом с двумя костлявыми коровами.

— На них ушли все сбережения мисс Корни, почти вся мебель и здоровье, — негромко заметил Поль, стоявший рядом с Эйлин. — Но она любила их сильнее, чем многие любят собственных детей. Что я мог поделать? Оставалось только согласиться, что им будет позволено мирно дожить свой срок на привычном месте.

— Наверное, для нее они были как дети. — Эйлин еще удавалось сохранять внешнее спокойствие, но чувствовала она себя так, словно погружалась в бездонную пучину.

— Пойдемте взглянем на другие мои драгоценности, — весело сказал Поль, который, похоже, и не догадывался, какой удар нанес гостье. — Это уже настоящие бриллианты.

Эйлин прошла за ним в конюшню, где работал конюх, молодой человек лет двадцати трех. Поль показал ей двух арабских жеребцов, гнедую кобылу и голенастого жеребенка.

Хорошо, пусть он добр к старушкам и к животным, думала Эйлин, рассеянно прислушиваясь к беседе мужчин о достоинствах недавно поступивших на рынок кормов. Но я не отношусь ни к тем, ни к другим, и забывать об этом опасно. Он ведь ясно дал понять, как именно смотрит на роман между нами. Я всего лишь возбуждаю его физически, а сексуальная привлекательность, в конце концов, проходит. И, учитывая мою неопытность в постельных делах, такое может случиться гораздо раньше, чем Поль предполагает. Кроме того, я не роковая женщина и, если судить по его секретарше Жанне, наверняка не похожа на тех, с кем он обычно общается. Его мир настолько же чужд мне, как ему чужды обеды из полуфабрикатов.

Объявление о вакансии на место секретаря Фрэнка должно появиться уже в завтрашней газете. Если подходящая кандидатура быстро отыщется, я вскоре окажусь вне поля зрения Поля, а, чтобы позабыть меня, такому мужчине времени понадобится немного. Эйлин прикоснулась ладонью к бархатистой шкуре одного из жеребцов.

— Великолепен, да? — Эйлин обернулась к Полю, и их взгляды встретились. — Вы ездите верхом?

— Нет.

— А хотели бы?

Эйлин пожала плечами и, отвернувшись, направилась к выходу. Поль пошел следом.

— У нас Сузан наездница, — сказала Эйлин. — Девочка будет в восторге. Она обожает животных, для нее ваш зверинец — настоящий рай.

— Значит, по крайней мере, одной из представительниц семьи Стейвор мне удастся доставить удовольствие? — с иронией полюбопытствовал Поль.

Выйдя из конюшни, Эйлин огляделась.

— Вы собирались показать мне, где можно устроить барбекю и площадку для игр, если не будет сыро.

— Да, собирался. Пожалуйста, пройдемте сюда, мэм. — Поль настолько удачно сымитировал ее сухой деловитый тон, что Эйлин захотелось дать ему хорошего пинка.

Поль подвел ее к большому строению, похожему на амбар. Возможно, когда-то здесь действительно хранили зерно, фураж и другие припасы, но, когда Эйлин вошла внутрь, она увидела некое подобие концертного зала. У дальней стены была даже сцена. Со сценой соседствовал неплохо оснащенный бар, а вдоль одной стены тянулся ряд столов с поставленными вокруг них стульями.

— Подойдет? — с подозрительной робостью спросил Поль.

Эйлин сдержанно кивнула, внезапно осознав, что они одни здесь, и равнодушно проронила:

— Очень мило.

— А бассейн отвечает вашим требованиям? Бассейн оказался просто потрясающим и вполне подошел бы какому-нибудь спортивному центру. С домом его соединял крытый переход.

— Все чудесно, — с неохотой признала Эйлин.

— Почему бы нам не окунуться перед ужином? — мягко предложил Поль.

— У меня нет купаль… — Эйлин осеклась. — Перед ужином?!

Поль на секунду закрыл глаза, услышав в ее голосе резкую ноту, и терпеливо сказал:

— Эйлин, в этом нет ничего необычного. Думаю, в раздевалке вы найдете подходящий купальник. Я держу несколько специально для гостей.

Она сердито посмотрела на него, ругая себя, что по глупости доверилась ему.

— Вы обещали сразу отвезти меня домой. Мне нужно присмотреть за племянниками.

— Не нужно, — спокойно возразил Поль. — Фрэнк, конечно, всего лишь мужчина, но ему вполне по силам сводить детей в кафе, а потом уложить спать. В конце концов, он их отец. Кроме того… — Он замолчал в нерешительности.

Эйлин пристально посмотрела ему в глаза. — Да?

— Им троим надо больше бывать вместе, а вы иногда этому мешаете, — с непростительной прямотой закончил Поль.

— Что?! — Эйлин даже подумала, что ослышалась.

— Вы выталкиваете Фрэнка и отдаете племянникам чересчур много своей любви, — спокойно пояснил он. — Еще немного, и они сядут вам на голову, если вы не будете осторожны.

Ничто на свете не могло бы остановить ее взлетевшую руку, опустившуюся в следующий миг на щеку Поля. Пощечина отдалась звоном. Оба застыли, глядя друг на друга. Лицо Поля превратилось в камень, Эйлин трясло.

— Как вы смеете?! Как вы смеете так говорить?! Вы же всего один раз видели Вилли и Сузан! — с болью вымолвила она, преодолевая боль обиды. — Они чудесные дети, оба.

— Я знаю. Я говорю о том, что может случиться в будущем.

— Я хочу прямо сейчас отправиться домой! — зло бросила Эйлин, маскируя гневом охвативший ее ужас.

На щеке Поля еще горел след ее ладони, напоминая ей о непростительной и опасной для нее несдержанности.

— Невозможно. — По тому, как сузились его глаза, Эйлин поняла, что он добьется своего. — Вы останетесь здесь и поужинаете со мной, хотите вы того или нет. А если вы немного подумаете над моими словами, то, возможно, увидите в них смысл.

— Вы хотите сказать, что я порчу племянников и не даю брату заниматься его детьми?! — с горячность спросила Эйлин.

— Я говорю, что вам надо почаще оставлять их втроем. Вот и все. Когда Фрэнк в последний раз водил Вилли в бассейн, а Сузан на занятия по верховой езде? Когда он в последний раз укладывал их спать и выслушивал рассказы о том, что случилось с ними за день? Когда, Эйлин?

Она молча смотрела на него, не находя ответа.

— Вилли нужно, чтобы Фрэнк приходил на его футбольные матчи. — Эйлин казалось, что хрипловатый голос Поля зачитывает приговор. — Это необходимо и полезно им обоим.

— Фрэнку и так пришлось немало пережить из-за болезни и смерти Нэнси, — не сдавалась Эйлин.

— Да, пришлось. Но это было шесть месяцев назад, а для ребенка полгода — время немалое. У Фрэнка появилась привычка… вредная привычка. Он позволил вам стать отцом и матерью. Думаю, его жена не хотела бы этого.

— Вы не знали Нэнси!

— Верно. — Поль неотрывно смотрел на нее. — Поэтому я и могу судить беспристрастно. Иногда для того, чтобы увидеть, что происходит, нужен посторонний. Я не сомневаюсь, что вы любите вашего брата и его детей, но вы не можете быть им и отцом, и матерью. Вы всего лишь тетя, пусть и любимая. Но если вы попытаетесь стать для них всем, то просто сгорите.

— Вы говорите о Фрэнке и детях, а сами же прекрасно знаете, чего хотите на самом деле! — отчаянно выкрикнула Эйлин. — Вам нет до них никакого дела, вы только используете их сиротство как аргумент, чтобы добиться своего! Вы такой же, как и все остальные!

Поль рассердился. Рассердился по-настоящему. На скулах заходили желваки, во взгляде блеснула сталь, но голос остался ровным, контролируемым.

— Я не стану отвечать, потому что ваши заявления недостойны ответа. Вы молодая женщина, а ведете себя, как шестидесятилетняя матрона. Вы вообще как-нибудь развлекаетесь, Эйлин? Куда-нибудь ходите? Отводите душу?

— Вы имеете в виду с мужчинами? — с неприкрытой враждебностью спросила она. — Необязательно спать с кем-то, чтобы считать, что хорошо проводишь время. Мне, например, нравится моя жизнь.

— У меня есть все основания полагать, что в последние шесть месяцев вы выходили из дому только для того, чтобы проводить детей в школу и сходить на работу, — жестко возразил Поль. — Это не жизнь, это существование. Даже Лоренс совсем не тот, кем вы хотели его представить.

О Лоренсе он мог узнать только от Фрэнка, но Эйлин казалось невозможным, чтобы брат предал ее. Нет, все было не так, поняла она в следующую долю секунды. Поль прекрасно умел задавать вопросы так, чтобы получить максимум информации, и Фрэнк, ни о чем не подозревая, рассказал все, что от него требовалось.

— Я никого не хотела никем представлять! — возмутилась Эйлин.

— У меня другая точка зрения.

Некоторое время они оба стояли друг перед другом с перекошенными от злости лицами. Потом Поль глубоко вздохнул, пригладил волосы и раздраженно прорычал:

— Черт возьми, я не хотел, чтобы все получилось именно так!

Вот в это Эйлин могла поверить! Да, вполне. Она прекрасно знала, что у него на уме. Он ведь сам сказал: никаких обязательств, никакой ответственности. Он не верил ни в любовь, ни в продолжительность чувств. Впрочем, уж если быть абсолютно честной, Эйлин и сама не знала, во что верить, но одно знала точно: занимаясь любовью с мужчиной, ей нужно, по крайней мере, верить в то, что у них есть хорошие шансы на совместное будущее. Так уж она устроена, и извиняться за это или за что-то другое она не собиралась.

Эйлин еще раз взглянула на Поля и направилась к выходу, но сделала лишь несколько шагов, когда он схватил ее за руку и развернул лицом к себе.

— А не поможет, если я скажу, что, будь я ребенком, то назвал бы вас идеалом тети, заменяющей мать? — с преувеличенным смирением спросил Поль.

— Нет! — еще не остыв, бросила она.

— И что Фрэнк счастливейший из братьев? Что вы просто мастерски провели корабль семьи Стейвор через бурные житейские воды?

— Еще раз нет.

Эйлин едва сдерживала слезы и, наверное, расплакалась бы, если бы не твердая решимость скорее умереть, чем проявить слабость перед Полем. Может быть, она и впрямь перестаралась, стремясь дать племянникам все, в чем они нуждались, но она до сих пор помнила, как чувствовала себя, когда потеряла родителей и ее мир раскололся. Но… но в случае с Вилли и Сузан дело обстоит немного иначе. Надо быть честной и признать это. У них все же есть отец, они не лишились дома, дающего ощущение безопасности, рядом с ними друзья. Трагедия с родителями выбросила Эйлин из привычного окружения, и, хотя Фрэнк и Нэнси приняли ее очень хорошо, то время было ужасно трудным. И вот теперь она стремится компенсировать племянникам их утрату, подталкивая Фрэнка — бессознательно, конечно, — к одиночеству, к мучительным переживаниям вместо того, чтобы разделить с ним ответственность за детей. О черт!

— Эйлин?

Она подняла голову — Поль внимательно смотрел на нее.

— Нет ничего страшного в том, чтобы иметь доброе сердце, — мягко сказал он. — Лучше избыток заботы и внимания, чем ощущение ненужности.

Она справилась бы, если бы он говорил с ней холодным бесстрастным тоном с легким намеком на иронию. Пусть бы открывал глаза на мир, задевая ее гордость и самоуважение, вызывая в ней раздражение, злобу, даже ненависть. Но его сочувствие и понимание сломили Эйлин.

— Я… я хочу домой.

Ее голос предательски дрогнул, но Эйлин еще сдерживала слезы, пока Поль не обнял ее, не прижал к своей крепкой теплой груди. И тут она разревелась — со всхлипами и подвыванием, совсем по-женски. В этом плаче смешалась и давняя боль девочки, потерявшей родителей, и сострадание к Фрэнку, Сузан и Вилли, и обида на Роберта, и горе по Нэнси. Бедная, бедная Нэнси. Все переплелось, все смешалось, и Эйлин плакала так, как не плакала уже много лет со дня гибели матери и отца.

Поль дал ей выплакаться. Долгие минуты он ждал, не задавая никаких вопросов, прижимая Эйлин к груди и легонько поглаживая по голове. А когда поток слез иссяк, Эйлин почувствовала жуткий стыд. Как же так? Как могла она раскиснуть? И не перед кем-нибудь, а перед Полем Дасте! Что он теперь о ней думает?

— Вы слишком долго сдерживались. — Он говорил негромко, ласково, а от его рук, поглаживающих плечи, на Эйлин снисходило успокоительное тепло. — Я прав?

Эйлин насторожилась. Этот человек очень умен, а она дала ему шанс, которым воспользуется даже тупица.

— У меня и в мыслях не было довести вас до слез, — продолжал Поль. — Вы ведь это знаете?

— Дело не в вас.

Эйлин чувствовала, что у нее горит лицо, но нельзя же стоять, вечно прижавшись к его груди, и она отстранилась, обнаружив при этом, что Поль не готов отпустить ее. Эйлин шмыгнула носом, зная, что выглядит, должно быть, как обиженная школьница.

— У вас можно попросить носовой платок, Поль?

— Секунду. — Он по-прежнему смотрел в ее заплаканное лицо, в бирюзовые глаза, ставшие невероятно красивыми. — Если не мои неуместные реплики, то что тогда?

— Н-не знаю. Всякое. — Эйлин услышала свой дрожащий голос и почувствовала злость и раздражение. Ей нужно быть сильной и собранной, готовой противостоять Полю, и женская слабость здесь неуместна. — Время для всех было тяжелое.

— И вы показали себя с наилучшей стороны. О черт, если он будет продолжать в том же духе, я снова разревусь! — подумала Эйлин. Столько лет не плакала, а теперь не могу остановиться!

— Не совсем. — Она снова сделала слабую попытку высвободиться из объятий Поля, но у нее опять ничего не вышло. — Наверное, ситуация, в которой оказались мои племянники, так схожа с той, в которую в детстве попала я, что мне трудно их разделить. Те чувства иногда мешают мне принимать нужные решения.

— Расскажите.

Поль отпустил ее, чтобы достать из кармана белоснежный платок, но, когда Эйлин стала вытирать лицо, его сильные руки снова обняли ее за плечи.

Несмотря на переживания, у Эйлин все так же кружилась голова от восхитительного и пьянящего аромата, исходящего от Поля. У нее подкашивались ноги — даже в самых смелых мечтах она не могла представить, что сексуальное притяжение может быть столь сильным.

Эйлин глубоко вздохнула и, комкая в руке носовой платок, рассказала Полю об обстоятельствах, приведших ее в дом Фрэнка.

— Такая хрупкая, такая воздушная, — проронил Поль, когда Эйлин умолкла. В его голосе послышалось что-то похожее на замешательство. — А ведь с первого взгляда вы кажетесь…

— Обычной недалекой девицей? — неприязненно подсказала Эйлин. Ей вспомнилась вдруг их первая встреча. Значит, он отнес ее к тому типу женщин, которые весь день только и делают, что болтают по телефону сподругами!

— Нежной и хрупкой, — спокойно поправил Поль. — А на самом деле вы…

— Крепка, как старые сапоги?

Эйлин стремилась грубостью вызвать его раздражение — и чтобы разрушить умело создаваемую Полем атмосферу интимности, и чтобы еще раз укрепить себя в решимости не поддаться открывшимся вдруг ей его новым качествам.

— Очень сильная и храбрая женщина. — Поль чуть наклонил голову набок. — Вы так и не сказали мне его имени, Эйлин.

Его стратегия нанесения внезапных ударов снова сработала: Эйлин вздрогнула, но, когда попыталась придать лицу недоуменное выражение, уже поняла, что от его проницательных глаз не укрылось ничего.

— Имя того, из-за кого вы спрятались в раковину, — вкрадчиво пояснил Поль.

Ну нет, на этот раз у него ничего не выйдет! Эйлин в упор посмотрела на Поля, невольно спрашивая себя, зачем природа наградила его помимо всего прочего соблазнительными губами.

— Я могла бы задать вам тот же вопрос, Поль. Вы сказали, что не верите в любовь и в продолжительность чувств. Для этого должна быть какая-то причина.

Он отстранился и с явным удивлением посмотрел на нее. Его глаза сузились, руки опустились, и Эйлин поняла, что задела за живое.

Беспокоило то, что ожидаемого удовлетворения она не почувствовала.

— Туше, мисс Стейвор. — Голос Поля прозвучал холодно и отстраненно, и Эйлин вдруг ощутила, что ей не хватает его тепла, доставлявшего прежде почти физическую боль. — Значит… мы с вами оба… реалисты. Это вы хотите сказать?

Эйлин хотела сказать совсем другое, и Поль это знал. Она вернула ему платок. Рассказывать о Роберте ей пока не хотелось, а пускаться в откровения вряд ли разумно. Она и так уже поведала ему слишком многое, когда говорила о своем детстве и обо всем прочем. Лучше было бы помолчать.

— Пойдемте. — Поль протянул руку, не сводя взгляда с лица Эйлин. — Я знаю то, что поможет вам расслабиться и почувствовать себя лучше.

Эйлин недоверчиво посмотрела на него и спросила:

— И что же?

— Бассейн, что же еще? — Он улыбнулся. — Как я уже сказал, у меня большой выбор купальников, и вы без труда найдете что-нибудь подходящее. Мы немного поплаваем, выпьем по паре коктейлей, а потом переоденемся к ужину.

— Я уже сказала, что не останусь.

— А я сказал, что останетесь, — возразил он. — Кетлин очень расстроится, решив, что вы не пожелали отведать блюда, которые она готовит чуть ли не с утра.

Эйлин зарделась. Поль ставит ее в неловкое положение, а это нечестно.

— Настоящий шантаж, — сдержанно заявила она.

Поль выразительно пожал плечами.

— Так и есть. Я хочу хотя бы на один вечер освободить вас от дел. Эйлин, неужели это преступление? Фрэнк согласился с моим предложением. «Очень любезно», по-моему, он так выразился.

Эйлин смутилась еще сильнее, а в глазах Поля уже прыгали искорки смеха.

— Обещаю вам быть хорошим мальчиком. Буду обращаться с вами так, как обращался бы со своей тетей.

Он стоял перед ней — высокий и гибкий, сложив руки на груди, открытый ворот рубашки позволял увидеть сильную шею. Решительный, внушительный, настоящий мужчина. Эйлин сглотнула. Невозможный человек. Невозможная ситуация!

— Хорошо. — И почти с отчаянием добавила: — Но только ужин, никакого бассейна. — Одетая, она еще как-нибудь справится с влечением к Полю, но полуобнаженная…

— Не умеете плавать? — поинтересовался он, насмешливо дернув бровью.

— Очень плохо, — неохотно призналась Эйлин.

— Тогда мы вот что сделаем. Кетлин уже отнесла коктейли к бассейну, а вода подогрета сильнее обычного. Я каждый вечер плаваю перед ужином, это полезно для циркуляции крови.

Может быть, сама мысль о том, что ей предстоит увидеть Поля чуть ли не нагишом, привела Эйлин в замешательство. Воспользовавшись ее состоянием, Поль взял Эйлин за локоть как будто имел полное право прикасаться к ней, когда захочет, и повел к дому. Аргументы были исчерпаны.

7

Час спустя, лежа на шезлонге у бассейна и попивая легкий коктейль, Эйлин призналась сама себе, что давно так здорово не отдыхала.

Да, конечно, было несколько щекотливых моментов. Во-первых, когда она вошла в раздевалку, отведенную для гостей, представляющих прекрасную половину человечества, и увидела длинный ряд бикини, то по-настоящему запаниковала. На ее взгляд, все эти крохотные полоски ткани были абсолютно неприличными, но, в конце концов, Эйлин удалось отыскать более-менее целомудренный купальник своего размера. Правда, и он имел пугающе глубокие вырезы по бокам и сильно открывал грудь, но все же отличался от остальных скромностью.

Она прошла мимо десятка прозрачных пелерин из тончайшего газа и всевозможных расцветок и не без сожаления взяла один из халатов, который накинула поверх купальника и плотно перевязала поясом.

Эйлин взглянула на себя в громадное зеркало, занимавшее целую стену. Из-под халата виднелись только кисти рук и ноги от лодыжек. Обезопасив себя таким образом от нескромных взглядов, она вышла из комнаты с гордо поднятой головой и расправив плечи. Оставалось только набраться смелости и снять халат в подходящий момент.

Подойдя к бассейну, она увидела поднимающегося по ступенькам из воды Поля. Дожидаясь ее, он, вероятно, уже успел поплавать.

На нем были только плавки, так что пространства для игры воображения не оставалось. Мускулистое тело блестело, словно смазанное маслом, а вьющиеся волоски на груди потемнели от воды и казались пушистым ковром. Эйлин догадывалась, что Поль великолепно будет выглядеть без одежды, но сейчас могучее мужское тело, доведенное с помощью занятий спортом до завидного совершенства, внушало ей кроме восхищения и другие чувства. В Поле было нечто опасное, угрожающее, ошеломляющее.

Когда Поль приветственно помахал рукой, у Эйлин пересохло во рту, а ладони вдруг стали влажными. Ей еще повезло, что он отвернулся к подносу с коктейлями, и Эйлин, воспользовавшись этим, взяла себя в руки.

— За самую прекрасную в мире тетю, какую только можно пожелать! — насмешливо провозгласил Поль, подавая ей бокал и поднимая свой. — И за прекрасный вечер, который позволит нам узнать друг друга лучше.

Сосредоточиться на чем-то ином, кроме этой играющей мускулами смуглой плоти было почти невозможно, но Эйлин все же хватило сил ответить почти естественным тоном:

— За прекрасный вечер!

Она поднесла бокал к губам и сделала глоток.

— Ммм, восхитительно. — Вкус был действительно отменным. — Что здесь?

Поль улыбнулся.

— Секрет. Я изобрел этот коктейль несколько лет назад, и найдется немало желающих узнать его ингредиенты.

— Как он называется? — Эйлин сделала еще глоток, чтобы хоть как-то отвлечься от притягивающего взгляд обнаженного мужского тела с рельефно выступающими мускулами на животе и груди.

— «Источник страсти», — без малейшего смущения ответил Поль.

Эйлин строго посмотрела на него и покачала головой.

— Вы это только что придумали.

— Неужели? — протянул Поль, и звук его голоса заставил Эйлин задрожать.

— Вам холодно? — удивленно спросил он.

— Нет-нет, не холодно.

Эйлин не хватало воздуха, колени предательски слабели, но, конечно, главной проблемой была отнюдь не температура воздуха.

— Вот и хорошо. — Поль весело улыбнулся. Он явно не испытывал ни малейшего дискомфорта, хотя и был практически в костюме Адама. — Тогда допивайте и пойдемте немного освежимся.

Если не считать секундного смущения, охватившего Эйлин, когда она, чувствуя на себе взгляд Поля, сбросила халат, то все остальное прошло просто здорово. Поль вел себя как мальчишка: он брызгал на нее водой, хватал за ноги, и Эйлин поневоле пришлось ответить тем же. Они смеялись, веселились и дурачились, но при этом успели еще и поплавать.

Эйлин не считала себя хорошей пловчихой, однако быстро поняла, что, и будь она таковой, ей было бы трудно тягаться с Полем. Он рассекал воду с неимоверной скоростью, как автомат, созданный из плоти, крови и мышц.

Проведя в воде около получаса, Эйлин выбралась из бассейна, допила коктейль и улеглась на шезлонг, наблюдая за продолжающим плавать Полем. Запас его сил казался неисчерпаемым.

Минут через десять он вышел из бассейна и направился к соседнему шезлонгу. Эйлин почувствовала, как напряглось ее тело. Одно дело смотреть на Поля в бассейне и совсем другое, когда он так близко, что стоит лишь протянуть руку.

Эйлин подумала, не укутаться ли снова с головы до ног в спасительный халат, но ее маневр выглядел бы нелепым. В конце концов, ты взрослая женщина, сказала она себе, а не зеленая девчушка. Если в бассейне плавают мужчина и женщина, то за этим вовсе не обязательно последует оргия, пусть даже мужчина Поль Дасте.

Придя к такому решению, Эйлин перекинулась с Полем парой ничего не значащих фраз, улеглась поудобнее и закрыла глаза, убеждая себя в том, что уже давно так чудесно не отдыхала. Эйлин не могла бы точно сказать, чего ожидала в минуты, последовавшие за ее уверенным провозглашением собственной взрослости, но через некоторое время несмело приоткрыла один глаз и исподтишка взглянула на Поля.

Он мирно лежал в шезлонге с закрытыми глазами. Его тело еще не высохло и поблескивало капельками воды. Эйлин нахмурилась. Он ничего не предпринял, даже не попытался ее поцеловать! И покраснела, смущенная непоследовательностью собственных мыслей. Нет, он ей не нужен! Она не испытывает к нему ни малейшего желания. Ее не тянет к нему. Тогда в чем же дело? Что с ней творится?

— У Вилли и Сузан будет самый лучший день рождения, — сказала она, садясь и протягивая руку за новым бокалом с коктейлем.

— Хорошо. — Поль не пошевелился и даже не открыл глаза.

— Вы очень любезны, что предложили свой дом практически незнакомым людям, тем более ораве кричащих и визжащих детей.

— Спасибо. Без проблем.

Да что же это с ним? Эйлин знала, что ее досада необоснованна, и это только осложняло ситуацию. Ее вдруг охватило сильное желание поговорить, узнать побольше об этом загадочном человеке. В ее голове роились десятки вопросов, и все они были слишком личными. Эйлин глубоко вздохнула и начала с наиболее, как ей казалось, безобидного.

— Вы много времени проводите у себя дома во Франции?

Поль открыл глаза, пристально посмотрел на нее, потом сел, допил свой коктейль и лишь затем ответил:

— Не так много, как хотелось бы. Эти несколько недель были очень трудными в плане бизнеса, пришлось вести сложные переговоры здесь, в Канаде. К счастью, во Франции сейчас дела идут хорошо. Там мой зять, так что есть кому присмотреть за бизнесом.

— А в Англии у вас есть родственники? Со стороны матери? — осторожно осведомилась Эйлин.

— Дядя. — Он повернулся к ней, и у нее сразу же застучало сердце. — Они с моим отцом унаследовали бизнес от моего английского дедушки, который уже умер. Правда, сейчас дядя постепенно отходит от дел. Предпочитает побольше путешествовать. Женат он не был, никаких обязательств ни перед кем не несет, так что чувствует себя свободным. — Поль сказал это сухо, и у Эйлин сложилось впечатление, что поведение дяди для него не вполне приемлемо.

Она хотела спросить о Жанне. В их отношениях с Полем ей почудилась некая близость, выходящая за рамки простого делового сотрудничества, хотя, возможно, Эйлин и ошибалась. Но все же… Эйлин колебалась, не зная, как сформулировать вопрос.

— А… как самочувствие Жанны? Ей лучше? — поинтересовалась она и покраснела.

— Да, думаю, что лучше.

Судя по тону, Полю не хотелось углубляться в эту тему, но и Эйлин не собиралась отступать.

— Жанна сопровождает вас во всех поездках? — нарочито бесстрастно спросила она.

В этот момент дверь в дальнем конце огромного помещения открылась, и до них донесся голос Кетлин:

— Ужин через пятнадцать минут, мистер Дасте.

— Спасибо, Кетлин. — Он поднялся и, протянув руку, спокойно заметил: — Вы, конечно, захотите принять душ перед ужином. Все необходимое найдете в раздевалке.

Вопрос Эйлин остался без ответа. То ли Поль нарочно проигнорировал его, то ли помешало несвоевременное появление Кетлин. Эйлин не знала, что и думать, но в любом случае шанс был упущен. Она смотрела на его протянутую руку, пока Поль не сказал ласково:

— Я не кусаюсь, Эйлин.

Он помог ей подняться, и на мгновение Эйлин прижалась к его мускулистой груди и залилась румянцем, предвкушая, что сейчас последует. Но, вместо того чтобы поцеловать ее, Поль — и это стало для Эйлин не совсем приятным сюрпризом — сказал:

— Полотенца найдете в шкафчике возле душевой кабины.

Полотенца! Эйлин потребовалось немало сил, чтобы не выказать разочарования и вежливо поблагодарить, после чего схватить халат и поспешить раздевалку.

Понял ли Поль, что она ждала его поцелуя? Возможно. Эйлин застонала от отчаяния, стоя под теплой струей воды и вдыхая восхитительный аромат дорогого мыла. Очень возможно. Поль мужчина опытный, он с легкостью расшифровывает язык женского тела. Он ясно дал Эйлин понять, что целует женщину только тогда, когда сам хочет этого, а не тогда, когда она выказывает свою готовность.

Нет, подумала Эйлин, надо взять себя в руки. Я же не хотела показать свою доступность. Не хотела, чтобы он поцеловал меня. Да, у меня помутился рассудок, но только на секунду, не более того.

Она выключила воду и вытерлась огромным пушистым полотенцем. На полочке у зеркала лежали всевозможные кремы и лосьоны, тушь и помада, лак для ногтей, маникюрные принадлежности, расчески и еще много всего, в чем только могла нуждаться женщина.

Эйлин тем не менее воспользовалась только расческой. Без макияжа ей никто не дал бы и восемнадцати, и сейчас это ее устраивало. Она скорчила рожицу своему отражению в зеркале — худенькой изящной девушке с бирюзовыми глазами. Соревноваться с роскошными ослепительными красавицами, к которым привык Поль, она не могла, да и не собиралась. В памяти Эйлин, однако, всплыло очаровательное лицо Жанны.

Поль ждал ее за дверью раздевалки. Окинув взглядом лицо Эйлин, он, словно вторя ее недавним мыслям, негромко заметил:

— Шестнадцать, не больше, и еще не целованная. Или уже, а? Вас целовали? Вы отвечали ему так же, как и мне, а, Эйлин?

— О ком вы говорите?

Она позволила себе поверить в миролюбие Поля, забыла об опасности, внушила себе ложное ощущение уверенности и только теперь осознала, что этот великий стратег продумал все.

— О человеке, о котором вы не желаете мне рассказать, — с раздражающей прямотой ответил Поль.

Не он ли совсем недавно не пустил ее в свое прошлое? Эйлин посмотрела на него, чувствуя, что снова теряет почву под ногами, но тут же сердито вскинула голову — злость вытеснила слабость. Собираясь посоветовать Полю не лезть не в свои дела, Эйлин открыла рот, но Поль опередил ее и, обняв за плечи, крепко поцеловал.

— Отпустите меня! — Она попыталась высвободиться, но сразу поняла тщетность своих усилий.

Поль отпустил ее, когда Эйлин уже начала задыхаться.

— Почему?

— Потому что вы обещали вести себя хорошо!

— О, Эйлин, я и веду себя хорошо. — Поль лукаво улыбнулся. — Вы же видите, какой я хороший.

— Вы знаете, что я имею в виду. — Она отчаянно старалась скрыть охватившее ее возбуждение.

Очевидно, Эйлин не обладала актерскими способностями, потому что Поль медленно провел пальцем по ее груди. Тело Эйлин отреагировало на ласку немедленно — сосок отвердел, дыхание вновь стало прерывистым.

— Будете продолжать воевать со мной? — Он насмешливо улыбнулся. — Зачем? Вы же знаете, чем это все неминуемо закончится.

Снова та же философия в духе Стефани Харвей! — горько подумала Эйлин. Я хочу, следовательно, я должен получить. Мысль о Стефани придала сил — Эйлин напряглась и выскользнула из объятий Поля.

— Никогда, ни при каких условиях я не лягу в постель с мужчиной, которого знаю всего несколько дней. Я просто другая.

— А сколько вам для этого нужно знать мужчину, моя милая недотрога? — бесстрастно спросил он, глядя на нее из-под опущенных ресниц.

— Не знаю. — Эйлин пожала плечами и отвела взгляд. — Долго.

— Время понятие относительное. — Его губы дрогнули в усмешке и тут же, совершенно внезапно, выражение лица Поля изменилось. — Но мне в женщинах это нравится. — Голос прозвучал абсолютно серьезно. — Способность ценить себя — хорошее качество.

— Да? — Что-то мешало Эйлин верить Полю.

— Да. — Он протянул руку и коснулся ее волос. — Мужчина — охотник. Вы этого не знали?

— Может быть, когда мы еще были нецивилизованными, — настороженно согласилась она.

— Я нецивилизованный человек. Похоже, он не шутил, да и в любом случае Эйлин, пожалуй, согласилась бы с этим заявлением. Сквозь хрупкую оболочку цивилизованности просвечивала могучая личность Поля Дасте. От него исходило острое ощущение опасности, и не требовалось долгих наблюдений, чтобы увидеть в нем нечто варварское, необузданное.

Он вдруг запрокинул голову и расхохотался. Эйлин почему-то подумала, что впервые слышит его настоящий, непринужденный смех.

Их взгляды снова встретились, и Поль сказал:

— Вы хмуритесь и сердитесь, когда я пытаюсь поцеловать вас. То же самое делаете, когда я соглашаюсь, что не должен так поступать. Как мне угодить вам?

Он снова смеялся над ней! От обиды голос Эйлин прозвучал холоднее, чем ей хотелось бы.

— Почему бы не попытаться быть просто другом? Или для вас это слишком радикальная концепция?

— Вы хотите от меня дружбы? — Он скользнул взглядом по ее мягким губам.

— А это за пределами ваших возможностей? — язвительно поинтересовалась Эйлин.

— Я могу быть другом вашему брату. — Взгляд Поля опустился ниже, на маленькие упругие груди Эйлин, на тонкую талию. — Но вы же не мужчина, Эйлин, — сухо добавил Поль.

— Дружба — или ничего.

Заявление прозвучало твердо, хотя Эйлин этой твердости не ощущала. Но даже эта небольшая победа вызвала у нее удовлетворение. Она была абсолютно уверена, что роман с Полем означал бы для нее эмоциональное самоубийство. Скоро она покинет офис Фрэнка, но Поль при желании без труда устроит все так, чтобы продолжать видеться с ней, по крайней мере, пока у него с Фрэнком общие дела. Таким образом, установив определенные правила, она получит хоть какую-то защиту от Поля или… от собственных желаний.

— Тогда я согласен.

Капитуляция произошла слишком легко и быстро, чтобы в нее можно было поверить.

— Просто друзья? — с сомнением уточнила Эйлин.

— Если вы именно этого хотите.

Эйлин почувствовала, как дрогнуло сердце, но твердо произнесла:

— Да.

— Тогда пойдемте ужинать и отметим наше достижение, ведь мы все же нашли друг друга… как друзья, — бодро предложил Поль. — Да?

Эйлин кивнула. Почему-то победа не доставила ей радости. Скорее наоборот. Почему?

Ужин был бесподобен, и Эйлин, несмотря на то, что немного нервничала, получила огромное удовольствие от угощения, со знанием дела приготовленного Кетлин.

Покончив с десертом, она откинулась на спинку стула, посмотрела на сидевшего напротив Поля, окинула взглядом застланный белоснежной скатертью стол, уставленный хрусталем и фарфором, старинную мебель и белые шелковые шторы и, пораженная всей этой изысканностью, робко спросила:

— Вы каждый день так ужинаете? Поль усмехнулся.

— Если бы я пытался затащить вас в постель, а я, конечно, не пытаюсь, то, разумеется, ответил бы утвердительно. На самом же деле… — Он немного помолчал. — Мы ведь друзья, да? А друзья не приукрашивают правду. Поэтому должен сказать, что я специально попросил Кетлин приготовить сегодня что-нибудь особенное, хотя она всегда кормит меня хорошо.

Улыбка смягчила его лицо, и Поль словно помолодел на несколько лет. У Эйлин даже голова закружилась. Да, он был опасен, особенно когда хотел притвориться безобидным, как сейчас. Или он притворяется?

Из столовой они перешли в изысканно обставленную гостиную. Кетлин подала кофе. Эйлин смотрела в окно, за которым простирался сад, и никак не могла ответить на мучивший ее вопрос.

Поль пребывал в хорошем настроении, шутил и вел себя как отменный хозяин, не позволив ни одного неверного слова или жеста. Когда Эйлин заметила, что уже двенадцатый час и ей пора, он сразу же поднялся и даже не попросил ее еще немного задержаться.

Поль отвез ее домой, проводил до двери, поцеловал на прощание в кончик носа и сразу же вернулся к машине. Эйлин еще долго стояла на ступеньках, даже когда «ягуар» давно скрылся за поворотом.

Она чувствовала себя совершенно опустошенной — слишком многое случилось за короткий промежуток времени… Ночь была тихой, в природе царила безмятежность, но ощущение опасности буквально обволакивало Эйлин. И именно оно — лучше любых слов — предупредило: будь очень осторожной, не впускай его в свое сердце.

8

Шли дни, май сменился знойным июнем. Вопреки ожиданиям Эйлин Поль, похоже, смирился с положением друга семьи и не прикладывал особых усилий, чтобы стать своим в семье Стейвор.

Правда, он настоял на том, чтобы профинансировать еще один проект, от участия в котором Фрэнк наверняка отказался бы, если бы не великодушная помощь Поля. Иногда Поль заглядывал на чашку кофе или на ужин, вызывая восторг обожавших его Сузан и Вилли.

Эйлин оставила, как и планировала, работу у брата и перешла в фирму, где ей как экономисту платили вдвое больше того, что она получала у Фрэнка. Эйлин не вникала в детали взаимоотношений брата и Поля, но, судя по словам Фрэнка, у них были грандиозные планы относительно сотрудничества. Успехи в бизнесе помогли Фрэнку примириться с потерей Нэнси. Эйлин радовалась этому. Брат очень занят, но при этом находил время, чтобы чаще бывать с детьми. Фрэнк снова встал на ноги, Сузан и Вилли повеселели, и Эйлин признавала, что все эти позитивные перемены в немалой степени связаны с Полем Дасте. Так почему же, спрашивала себя Эйлин, зная все это и принимая Поля в качестве друга, я испытываю нарастающее неудовлетворение сложившимся статус-кво?

Встречается ли он с женщинами? Конечно, встречается. Он просто обязан вести определенный стиль жизни, рассудила Эйлин. Чего Поль не делал, так это не пытался соблазнить меня! Я предложила быть друзьями, и вот мы друзья. Возможно, он видит во мне еще одного Фрэнка, только женского пола.

Как-то в субботу, когда Фрэнк после завтрака повез детей на урок плавания, Эйлин осталась в доме одна. Она посмотрела на неубранный стол, на мойку с грязной посудой и вздохнула. Нужно прибраться в кухне, а потом ее ждет обычная субботняя уборка. Еще сменить четыре комплекта постельного белья и разморозить холодильник… Словом, бесконечный круговорот работы. Разве это жизнь? Эйлин скорчила гримасу. Мне двадцать три, а не восемьдесят три. Я хочу наслаждаться жизнью, чувствовать себя свободной, веселиться!

— О, перестань! — Собственный голос показался ей резким и неприятным, Эйлин вдруг пришла в ужас от своего эгоизма. — Ради Бога, подумай о Фрэнке и детях. Что это с тобой?

— Мне говорили знающие люди, что разговаривать с собой — первый признак безумия.

Глуховатый мужской голос заставил Эйлин вздрогнуть и резко обернуться к двери.

— Поль! Вы меня до смерти напугали!

Он выглядел хорошо, очень хорошо. Впрочем, так он выглядит всегда, с горечью напомнила себе Эйлин. И все же сегодня в легких серых брюках и в кремовой рубашке с открытым воротом Поль был особенно хорош. Или просто я рада его видеть? — закралась в голову Эйлин опасная мысль.

— Разве можно подкрадываться к людям? — сердито спросила она.

— Я и не знал, что подкрадываюсь, — добродушно отозвался Поль. — Встретил Фрэнка и детей на дорожке, они открыли дверь. Фрэнк звал вас.

— Что вам нужно? — Вопрос прозвучал бесцеремонно и грубо, и Эйлин вдруг стало стыдно.

Смущение усилилось, когда она подумала, что выглядит, должно быть, ужасно: раскрасневшееся лицо, растрепанные волосы, и под стать неряхе хозяйке — неубранная кухня.

Секунду-другую они молча смотрели друг на друга. Карие глаза Поля стали почти черными, а Эйлин поймала себя на том, что неизвестно по какой причине затаила дыхание.

— Оладьи? — Поль кивком указал на миску, в которой еще оставалось немного теста.

Эйлин усмехнулась.

— Уверена, что Кетлин покормила вас завтраком.

— А вот и нет! — с победоносным видом возразил Поль. — Они с мужем уехали на уик-энд к родственникам. Я выпил кофе, съел тост, но потом поплавал, так что аппетит у меня отменный.

— Ну тогда садитесь, — грубовато бросила Эйлин. Когда Поль сел, она, смягченная его покорностью, добавила: — Наверное, вы плохо спали из-за жары.

Он промолчал, но обращенный на нее пристальный взгляд Поля был настолько выразительным, что Эйлин залилась краской.

— Эта… дружба дается нелегко? — сухо спросил он.

— Не знаю, о чем вы, — не моргнув глазом солгала она и, поспешно отвернувшись к плите, фальшиво бодро объявила: — Приготовлю-ка вам оладьи.

— Спасибо, Эйлин, — почти застенчиво поблагодарил он.

Поль съел тарелку оладий и выпил две чашки черного кофе. Эйлин с трудом сдерживала улыбку — ей доставляло огромное удовольствие смотреть на него, видеть его у себя в кухне.

— Вы угостили меня завтраком, я расплачусь с вами ланчем.

— Поль, спасибо, но я вынуждена отказаться. У меня куча дел и…

— Нет. — Он встал и, подойдя к Эйлин, коснулся пальцем ее губ. — Сегодня у вас перерыв.

Я уже сказал Фрэнку, что вы вернетесь только к вечеру.

Эйлин нахмурилась.

— Извините! У вас нет никакого права командовать. Мне надо убрать в спальнях.

— Я бы сказал, чем вам надо заняться в спальне с человеком, который находится совсем рядом, но не стану развивать эту тему сейчас, — спокойно сказал Поль.

— Поль…

— Я знаю, знаю… просто друзья.

Карие глаза смотрели на Эйлин так, словно читали самые потаенные ее мысли. Все столь тщательно возведенные оборонительные сооружения грозили вот-вот рухнуть. Почему ему всегда удается одержать надо мной верх? — беспомощно думала Эйлин. Это нечестно.

Ответ Эйлин был известен: она хочет, чтобы Поль дал ей то, в чем она нуждалась. За последние недели желание быть с ним усилилось. Оно появлялось в ту минуту, когда Эйлин просыпалась, не оставляло ее в течение дня и преследовало во сне.

Поль, конечно, не удовлетворится теми ласками, которые она позволяла Роберту. С Полем дело обстояло иначе: или все, или ничего. Проблема была в том, что для него «все» заключалось в физической близости, а для Эйлин согласиться на «все» означало отдать не только тело, но и сердце, и душу. Она стряхнула оцепенение и отступила на шаг.

— И что вы запланировали на сегодня? — Голос не подвел Эйлин: несмотря на ее смятение, он прозвучал ровно и спокойно.

— Поездка за город, ланч в маленьком симпатичном кафе, а потом отдых у бассейна. Кетлин оставила для нас ужин. Она решила, что вы слишком худы и вас нужно хорошо кормить. — Его глаза озорно блеснули.

— Слишком худа? — обиделась Эйлин.

— Я считаю, что у вас все в самый раз. На мой взгляд, — поспешно заверил Поль.

— Мне надо принять душ и переодеться, — пробормотала Эйлин, не желая углубляться в этот вопрос. Запах его одеколона с резкой нотой лимона кружил ей голову.

Поль усмехнулся.

— Я подожду. У меня это хорошо получается.

— Я недолго.

— Не спешите, Эйлин, у нас много времени. Вы стоите того, чтобы вас ждать, — вкрадчиво добавил Поль. — Можно, я позвоню от вас?

— Да-да, пожалуйста, — пискнула Эйлин и поспешно покинула кухню.

Когда через четверть часа Эйлин вернулась в нарядном летнем костюме, ожидавший ее мужчина показался ей постаревшим лет на десять. Перемена ужаснула Эйлин.

— Поль?! Что случилось?

— Я звонил маме. Она… сейчас в больнице. Ее нашли утром без сознания. — Его голос звучал безжизненно.

— О, Поль. — Эйлин не знала, что сказать или сделать, чтобы уменьшить его боль. — Вам, конечно, нужно поехать к ней. Я могу чем-нибудь помочь?

— Что?

Эйлин заметила, что у Поля дрожат руки.

Именно в эту секунду она поняла, насколько сильно его любит. Да, это была любовь. Глубокая, данная на всю жизнь, та, которая случается лишь однажды. Совсем не похожая на то чувство, которое Эйлин испытывала к Роберту. Но сейчас раздумывать об этом не было времени.

Поль глубоко вздохнул, расправил плечи и уже своим обычным голосом сказал:

— Мне надо в аэропорт.

— Я поеду с вами. — Эйлин даже не раздумывала, это показалось ей совершенно естественным.

— В аэропорт? Вообще-то необходимости в этом нет…

— Во Францию, — спокойно пояснила она. — В трудный момент каждому нужна поддержка, а мы ведь друзья, да? Дружба понятие круглосуточное.

— Во Францию? — Поль немного помолчал, вероятно, еще не вполне осознав ее предложение. — Но работа, дети?..

— Работу можно не принимать во внимание. А дети… ну, у них же есть отец. — Эйлин посмотрела ему в глаза. — И их двое.

То же самое когда-то говорил ей Поль, но сейчас они не вспомнили об этом.

— Вы не шутите? Вы действительно поедете со мной во Францию? — недоверчиво спросил он.

Франция. Край света.

— Конечно.

— Но почему?

Потому что я люблю тебя всем сердцем, всей душой, всем разумом и всеми силами.

— Вам будет легче, если рядом кто-то знакомый. Вы были добры к Вилли и Сузан, к Фрэнку, а я даже не поблагодарила вас по-настоящему.

Поль смутился и от неловкости взъерошил волосы.

— Я… я не знаю, что сказать, Эйлин.

В другое время, при других обстоятельствах, если бы его мать не была серьезно больна, Эйлин сама бы этому не поверила. Как? Великий Поль Дасте, нежный обольститель и льстец, тонкий стратег и знаток женской души, не знает, что сказать? Да такого быть не может!

Она подняла руку, коснулась его щеки и, глядя чуть в сторону, чтобы не выдать своих чувств, тихо сказала:

— Для меня вы сделали бы то же самое, Поль. Для любого из ваших друзей.

В словах Эйлин не было ни капли притворства или лицемерия. Поля нельзя было назвать скупердяем, и он всегда был готов проехать лишний километр, не считая, во что это обойдется. Проблема заключалась в том, что он-то сумеет удержать свои чувства под контролем. А вот она…

Поль взял руку Эйлин, на мгновение прижал к своей груди и заглянул в глаза. Потом его нежные пальцы притронулись к ее губам… и на несколько мгновений мир перестал существовать. Эйлин не отвела взгляд, зная, что Поль чувствует то же, что и она.

— Все будет хорошо, Поль. Я уверена.

— Спасибо, — хрипло сказал он, и, обняв, поцеловал ее в раскрытые губы с такой нежностью, которой Эйлин и заподозрить в нем не могла.

Смешно, но, когда Поль бывал мил, Эйлин пронзала боль, потому что она хотела его, хотела страстно. Но не на неделю, на месяц или даже на год. Поль был нужен ей навсегда, а само понятие «навсегда» не укладывалось в его концепцию взаимоотношений с женщинами. Все было чертовски сложно.

— Ты прекрасна, Эйлин. — Как всегда, когда Поль называл ее по имени, в ее душе расцветали розы. — Кто бы он ни был, он дурак. Ты ведь это знаешь, да?

Она кивнула. Да, Роберт причинил ей немало боли, но теперь она знала, что боль была бы неизмеримо сильнее, если бы Роберт женился на ней, потому что рано или поздно он подвел бы ее. А если бы у них были дети… Роберт недостаточно любил ее, возможно, он вообще не способен любить кого бы то ни было. Может быть, это почувствовала и Стефани? В любом случае, Эйлин знала теперь, что и сама недостаточно любила Роберта. Жить с ним все равно, что носить удобную, привычную старую одежду: ни взлетов, ни падений, все буднично и размеренно. Да, конечно, миллионы людей живут именно так, но ей такая жизнь не нужна. Теперь, после встречи с Полем, не нужна.

Он хотел поцеловать ее еще раз, но Эйлин, собрав все свои силы, мягко высвободилась из его объятий и слегка дрогнувшим голосом сказала:

— Я пойду соберу кое-какие вещи и напишу Фрэнку записку, что уезжаю.

— Иди, а я позвоню в аэропорт и закажу билеты. — К Полю вернулись привычные решительность и властность.

Эйлин молча кивнула. Она справится. Обязательно. Пусть она поняла, что любит Поля, — надо лишь не показать этого ему, и все будет в порядке. В общем, ничего не изменилось.

Она сама обрекла себя на то, чтобы провести с ним несколько дней. И, как бы все ни обернулось, она никогда не пожалеет о своем решении отправиться с Полем. Ей хотелось увидеть место, где он родился, поглубже заглянуть в душу этого непростого человека. Каков он с родными и друзьями? Привозил ли он других женщин в дом матери?

Ее мягкие губы дрогнули, уголки рта опустились, но уже в следующий момент Эйлин гордо вскинула голову. Даже если ничего не произойдет, даже если ничего не получится, она сделает так, чтобы Поль запомнил ее особенной, не похожей на других его женщин.

Пусть дружба с ним — лишь минимум, который ее устроил бы, но именно дружба выделит ее из толпы!

9

Лайнер компании «Эйр Франс» благополучно доставил Эйлин и Поля в Париж. Они пересели на самолет местной авиалинии и через два часа сходили по трапу в аэропорту Монпелье. Их встречал муж сестры Поля, которому Поль позвонил из Парижа.

Шарль Амеро оказался невысоким крепышом с мягкими, нежными глазами, улыбающимся ртом и непослушными курчавыми волосами. Эйлин он понравился с первого взгляда.

Мужчины, едва поздоровавшись, сразу же заговорили о чем-то по-французски. Впрочем, Поль тут же повернулся к Эйлин и сказал:

— Извини, но Шарль плохо знает английский, а мне нужно точно знать, что случилось с матерью.

— Как она? — негромко спросила Эйлин.

— Говорят, нужна операция. Идем к машине. Она ждет.

Эйлин не знала, что ожидала увидеть, выйдя из вполне современного здания аэропорта, но от красоты пейзажей, проносившихся за окном «пежо», который уверенно вел Шарль, у нее перехватило дыхание.

Поль, сидевший рядом с ней, негромко спросил:

— Тебе нравится моя родина?

Эйлин обернулась к нему, счастливая и восхищенная.

— Здесь чудесно, Поль! И как только ты можешь каждый год проводить вне Франции по несколько месяцев?

Он улыбнулся.

— Канада тоже красива, как, впрочем, и все другие страны, где мне довелось побывать. Но зато моя сестра Сесиль чувствует себя хорошо только на родине. Она француженка с головы до пят. Верно, Шарль?

Шарль энергично закивал, явно польщенный словами зятя.

Поль повернулся к Эйлин и с доброй насмешкой сказал:

— Шарль — человек старой закалки. Ему нравится женщина, если она босиком и беременная.

Быть босоногой и беременной не так уж плохо, если ты женщина такого мужчины, как Поль, подумала Эйлин.

— Уверена, что Шарль так не считает, — с ноткой притворного негодования заявила она. — Сколько у него детей?

Поль улыбнулся.

— Держись крепче, Эйлин. У меня семь племянников.

— Семь? — недоверчиво переспросила она.

— Ну да. — Поль переменил позу, и на мгновение его бедро прижалось к бедру Эйлин. Теплая волна возбуждения тут же прокатилась по ее телу. — Французы очень энергичны в этом отношении. Ты этого не знала?

Эйлин решила, что дорожка, на которую свернул разговор, слишком скользкая.

— А Сесиль не против такой большой семьи? — порозовев от смущения, поинтересовалась она.

На этот раз Поль ограничился тем, что насмешливо поднял бровь.

— Конечно.

— Ну тогда все идеально, не так ли? — Эйлин отвернулась к окну.

Никаких размышлений, никаких раздумий! — мысленно одернула она себя. Держи себя в руках. Стоит дать волю сердцу, позволить ему управлять собой, и я стану одной из женщин Поля, а это закончится плохо. Но все будет в порядке, если не терять рассудка.

Через несколько минут они проехали мимо поблескивающего под бирюзовым небом кристально чистого, словно застывшего озера, и «пежо» свернул с шоссе на узкую дорогу.

— Мы с Шарлем поедем сейчас в больницу, — сказал Поль, — а тебе нужно отдохнуть и освежиться. О тебе позаботятся.

Машина покатила по тенистому спуску, по обе стороны от которого росли могучие деревья. Вдали Эйлин увидела какие-то величественные строения.

— Это твой дом? — спросила она. Поль кивнул.

— Мое имение. Я купил его десять лет назад.

Деревья словно расступились, и перед глазами Эйлин предстал огромный дом. Он был сложен из какого-то камня цвета меда и украшен балкончиками, увитыми пурпурными, белыми и алыми бугенвиллеями. Большие окна сияли на солнце, а перед домом высился чудесный фонтан с мраморной фигурой в центре.

— Красиво, да?

Поль улыбался, голос его звучал по обыкновению слегка насмешливо, но тепло, и Эйлин, с трудом отведя взгляд от этого прекрасного старинного здания, выдохнула:

— Очень!

— Когда примешь ванну и поешь, обязательно прогуляйся по саду за домом, — посоветовал Поль. В этот момент парадная дверь отворилась и на пороге показалась невысокая девушка, судя по одежде, служанка. — Если хочешь, Доминик составит тебе компанию. — Поль говорил немного рассеянно, думая, вероятно, о матери, но и сейчас не позволял себе выказывать нетерпения.

— Я, пожалуй, осмотрю все сама, спасибо, — быстро ответила Эйлин. — А ты поезжай, Поль. Со мной все будет хорошо. Жду тебя здесь.

Поль все же задержался, чтобы представить ее своей домоправительнице Женевьеве, вышедшей из дома вслед за Доминик. Потом он проводил Эйлин в отведенные ей комнаты на втором этаже.

— С тобой ничего не случится до моего возвращения? — Он коснулся ее щеки. — Я попросил Женевьеву дать тебе что-нибудь поесть, когда ты примешь ванну и переоденешься.

Не совсем подходящее время, чтобы размышлять о том, как он невероятно сексуален, но Эйлин, ненавидя себя за это, все же подумала, что здесь, во Франции, Поль представляется ей в десять раз более чужим и в сто раз опаснее.

— Спасибо. Пожалуйста, не беспокойся обо мне. Я люблю все новое. И вообще, я приехала, чтобы помогать тебе, а не мешать. В этом ведь смысл дружбы, да? — принужденно добавила Эйлин.

Густые черные ресницы опустились, скрыв выражение глаз Поля. Он помолчал, затем кивнул.

— Именно в этом. Именно в этом.

Он наклонился и поцеловал Эйлин в щеку. Порыв захлестнувшего ее сексуального желания был столь сильным, что Эйлин пришла в себя лишь через минуту после того, как за Полем закрылась дверь.

Эйлин сбросила туфли и вышла на балкон. Ступая босыми ногами по согретым солнцем плиткам, она подошла к витым металлическим перилам и вдохнула пьянящий аромат южных деревьев, кустарников и цветов. Залюбовавшись чудесным видом, изумлявшим пышностью и разнообразием красок, Эйлин чуть не забыла о времени.

Она вздохнула и вернулась в комнату. Точнее в самый настоящий дворец со всеми соответствующими атрибутами, подумала Эйлин. Она не видела всего дома, но не сомневалась, что эпитеты «роскошный», «грандиозный» и «потрясающий» не являются преувеличением.

Стоп! А что ты здесь делаешь? Ты, Эйлин Стейвор из Шавиниган-Фолс? Это же не твой мир. Это мир миллионеров.

Она застыла, прижав к груди кулаки и чувствуя, что ее охватывает паника. «Райский уголок», который Поль приобрел в Канаде, конечно, великолепен, но это имение… этот дом просто потрясали воображение. Эйлин только теперь поняла, насколько Поль богат и могуществен.

Справиться с паникой ей удалось через минуту-другую. Поль остается Полем. Он был им до того, как она увидела этот дворец, он и сейчас тот же. Просто он богаче, чем ей казалось. Эйлин глубоко вздохнула. Но деньги не испортили его душу — Поль устроил в своем доме для детей Фрэнка грандиозный праздник, Поль оставил у себя домашних любимцев старой леди, Поль, узнав о болезни матери, бросил все и помчался к ней через океан…

Слезы, давно подбиравшиеся к глазам, хлынули наконец, и она дала им волю. Вдоволь наплакавшись, Эйлин вытерла глаза. Она любит Поля. С этим ничего не поделаешь, хотя каждый проведенный с ним час только сильнее подчеркивает, насколько безнадежно ее чувство. Поль не из разряда обычных людей, и ей больше не стоит думать о его богатстве. Даже будь он последним бедняком, он оставался бы властным, притягательным. Поль Дасте это… да, Поль Дасте. Единственный и уникальный. Этим все сказано. А она взяла да и влюбилась в него.

Проведя пять минут под тугими струями воды, Эйлин почувствовала себя лучше. Она посвежела и успокоилась.

Доминик принесла поднос, и Эйлин, увидев ростбиф, зеленый салат, аппетитные булочки, фрукты, почувствовала, что проголодалась.

— Спасибо, но я никогда этого не съем, — по-французски сказала Эйлин.

Девушка улыбнулась.

— Да, мадемуазель. Мадам Женевьева всегда ориентируется на хороший аппетит мсье Дасте.

— Ну, чтобы ее не обидеть, я постараюсь съесть побольше.

Надев зеленую шелковую блузку без рукавов и белые просторные брюки, Эйлин поела, выпила бокал красного вина и решила спуститься вниз.

У лестницы она встретила Доминик и по выражению лица служанки поняла, что совершила непростительную оплошность, захватив с собой поднос. Эйлин с улыбкой передала его девушке, и, сказав, что собирается прогуляться по саду, поспешно удалилась. Первый промах, и не приходится сомневаться, что за ним последуют другие. Ясно, что она просто не знает, как нужно себя вести в хорошем доме! В отличие, конечно, от других женщин Поля.

Побродив по саду, Эйлин села на деревянную скамейку и не успела погрузиться в раздумья о своих отношениях с Полем, как ее окликнули. Обернувшись, она увидела Поля.

— Как твоя мать? — обеспокоенно спросила Эйлин.

— Лучше, чем я ожидал.

Он в несколько шагов преодолел разделявшее их расстояние и, прежде чем Эйлин успела опомниться, подхватил под мышки, поднял и крепко прижал к себе, обнимая за талию. Эйлин уткнулась лицом в его тяжело вздымавшуюся грудь.

— Ты пахнешь летом, в тебе все его ароматы, — прошептал Поль. — Такие свежие, такие приятные…

Что она могла ответить на это? И можно ли считать это объятие дружеским? Минуту-другую Эйлин стояла неподвижно, наслаждаясь ощущением покоя и защищенности, потом немного отстранилась и подняла голову.

— Что говорят врачи? С ней все будет в порядке, Поль?

— Да, я уверен, что все будет в порядке, но ей необходима операция. Сегодня вечером из Германии прилетит специалист и завтра проведет операцию.

— Как ты его заполучил?

— Он мой друг и отличный хирург. Мама знает его и доверяет ему, а это важно, потому что она должна быть спокойной и уверенной в благополучном исходе.

Эйлин кивнула. Поль казался ей сейчас невозможно красивым, а исходивший от него восхитительный запах заставлял ее напрягать последние силы, чтобы не…

~ Мама хочет познакомиться с тобой. — Поль все еще держал ее в объятиях и, похоже, не собирался отпускать, несмотря на ее попытки освободиться.

— Познакомиться со мной? Так ты рассказал ей обо мне?

— Да, Эйлин, я рассказал ей о тебе. — Он прищурился, и его глаза превратились в узкие щелочки. — Я сказал, что ты сестра Фрэнка и что мы друзья. Это ведь так, да?

— Конечно. — Сердце Эйлин сжалось от пронзительной боли, но она тут же твердо сказала себе: дружба — единственный твой шанс быть вместе с Полем, и ты это знаешь.

— Нет, наверное, она догадывается, что мне трудно быть просто другом, — мягко продолжил Поль и заглянул Эйлин в глаза.

В следующий миг он прильнул к ее губам, и поцелуй оказался таким горячим, таким неистовым, что пламя страсти охватило Эйлин с головы до пят. Она почти сразу же уступила напору Поля. Голос рассудка корил ее за слабость, но упреки таяли, как снег под солнцем, под натиском ласкающих ее рук, жадного рта и ее собственного желания. Она любила Поля. Сильно любила.

Отдавшись упоительным ощущениям, Эйлин не заметила, как оказалась лежащей в густой траве. Опомнилась она, только когда ощутила каждый напряженный мускул Поля, ощутила так, как если бы на них не было одежды. Эйлин чувствовала, что он хочет ее.

Его тело ясно говорило — нет, кричало! — об этом.

Это открытие заставило радостно звенеть каждый ее нерв, каждую клеточку. Поль приподнял ее бедра, чтобы Эйлин почувствовала всю силу его желания, и вновь приник к ее губам в неистовом, страстном поцелуе.

Эйлин ответила с горячностью и несдержанностью, которые ужаснули бы ее, будь она в состоянии о чем-то думать, но прошло, наверное, несколько минут, прежде чем она поняла, что Поля что-то сдерживает. Он не пытался довести их порыв до естественного завершения и даже как будто старался отстраниться. Осознав это, Эйлин заглянула ему в глаза, и он сразу же отпустил ее.

— В чем дело? — едва слышно спросила она, едва шевеля истерзанными губами.

— Ни в чем. Просто я сам себе не доверяю, когда речь идет о тебе, милая, — пробормотал он. — Если я сейчас не остановлюсь, потом будет поздно. Ты меня понимаешь?

— Но… я думала… — Эйлин только теперь начала осознавать, что преподнесла ему себя на блюдечке, а он — он! — остановил ее у последней черты.

— Что я воспользуюсь первой же возможностью? — спросил Поль уже не столь мягко. — Ты приехала сюда со мной, потому что тобой двигало сочувствие, да?

У Эйлин хватило сил только на кивок: близость Поля, тяжесть его тела сводили ее с ума.

— И именно сочувствие подтолкнуло тебя к тому, чтобы снять оборону и утешить меня? — негромко продолжал Поль. — Это хорошо, мне это нравится, но, Эйлин, когда мы по-настоящему займемся любовью, причиной будет не сочувствие, а совсем другое. Ты хочешь меня так же сильно, как и я хочу тебя. Это желание — единственное, чем заняты твое сердце и твои мысли. А не жалость и не стремление утешить.

Он сумасшедший? — изумилась Эйлин. Неужели он не видит, как сильно я его хочу? И не из жалости или чего-то иного. Нет, меня обуревает самое что ни на есть примитивное желание, становящееся еще более могучим из-за того, что я люблю его.

Эйлин уже открыла рот, чтобы сказать, что он ошибается, но тут же закрыла. Сумасшедший здесь не Поль, а ты сама, холодно заявил ей рассудок. Ты прекрасно знаешь, что он проглотит тебя и выплюнет, а потом пойдет своей дорогой. Так зачем же играть с огнем?

— Пойдем. — Поль легко и даже грациозно поднялся с земли и протянул Эйлин руку. — Выпьем по коктейлю, до ужина еще есть время.

Эйлин ухватилась за предложенную ей руку и неловко поднялась на ноги. Поль уже говорил, что не верит в любовь, не верит в вечность чувств. Мужчина, которому под сорок, это не «зеленый» юнец, не имеющий собственного мнения. Но что сделало его недоверчивым? Ведь наверняка что-то должно быть? Человек не может проснуться однажды утром и ни с того ни с сего решить быть циничным. И после случая с Робертом не пошла ли она сама бы по этому пути, если бы не встретила Поля до того, как успела очерстветь и ожесточиться? Что ж, теперь ответ на этот вопрос уже не узнать. Ведь она встретила Поля.

Краснея, Эйлин привела в порядок одежду. Поль же казался как всегда спокойным, уверенным в себе, не потерявшим ни капли достоинства и всесокрушающей мужской притягательности. Он заставил ее взять его под руку, и они неспешно направились к дому. Поль непринужденно рассказывал ей про сад, которым они шли, Эйлин, изображая заинтересованность, кивала, но думала уныло: как можно говорить обо всем, кроме того, что только что случилось между нами? Она не могла ответить на этот вопрос. Может быть, все дело в том, что любовь для Поля — это только секс, нечто вроде голода, требующего удовлетворения. Когда голоден, ты ешь, когда тебя мучает жажда, пьешь, когда тебе требуется сексуальная разрядка, спишь с женщиной. Вот и вся жизненная философия Поля.

Они вошли в дом, пересекли холл, и Поль распахнул дверь, объяснив, что она ведет в принадлежащее ему крыло.

— Можешь считать, что тебе оказана великая честь, — без тени улыбки добавил он. — В эту святая святых входят только по моему приглашению. А я очень разборчив в приглашениях, так как ценю уединенность.

В это Эйлин охотно верила. Она уже знала, что Поль Дасте редко открывает себя кому-либо и даже в этих случаях показывает лишь частичку, ревниво следя, чтобы никто не увидел большего.

Проведя Эйлин несколькими коридорами, отделанными мореным дубом, Поль открыл, наконец, какую-то дверь и пропустил гостью вперед.

— О, Поль!.. — восхищенно выдохнула Эйлин.

Она оглянулась и увидела по его глазам, что он ждал именно такой реакции. Помещение оказалось чудесным закрытым бассейном, у дальней стены которого стояли пальмы в кадках, несколько шезлонгов, столик и стулья. Сама стена была стеклянной, а за ней начинался сад.

— Мой гимнастический зал. — Поль открыл еще одну дверь, за которой обнаружился отлично оборудованный спортивный зал.

— Предпочитаю плавать и заниматься спортом нагишом, — пояснил Поль, совершенно не обращая внимания на то, как его слова подействовали на Эйлин, — а показываться в таком виде на открытой площадке не всегда… удобно.

Эйлин постаралась отвлечься от ярких картин, нарисованных ее ожившим воображением, и сдержанно похвалила:

— Очень мило. И очень удобно.

— Вот именно.

Уж не смеется ли он над ней? Эйлин исподтишка бросила взгляд на смуглое лицо Поля, но оно оставалось бесстрастным. Хотя это ничего не значило. Поль Дасте не из тех, кто легко выдает свои чувства, с раздражением подумала она.

— А теперь прошу в спальню, — тоном экскурсовода пригласил Поль.

Они вышли в коридор. Эйлин, шедшая впереди, ощущала на себе взгляд Поля и в результате едва не споткнулась на пороге спальни. Интерьер этой комнаты произвел на Эйлин сильнейшее впечатление. Одна стена была целиком зеркальной, как и потолок, и в них отражалась огромная круглая кровать, занимавшая чуть ли не треть всей площади. По сравнению с ней все остальное — телевизор, комод, софа, кофейный столик и бар — терялось в пространстве.

Со спальней соседствовала ванная. Эйлин заглянула в дверь — и замерла. Рассеянный, приглушенный свет, тускло поблескивающий черный мрамор и неизбежная зеркальная стена над черной мраморной ванной пробудили в ней вполне конкретные эротические фантазии.

Эйлин молчала, ничего связного у нее все равно бы не получилось. Она никак не могла оправиться от шока, вызванного видом невероятной кровати, сделанной, должно быть, по специальному заказу Поля и представленной ей с бесстыдностью сластолюбца, а тут еще эта ванная…

В горле Эйлин пересохло, стало тяжело дышать. Поль закрыл дверь ванной, и Эйлин снова встретила его пронзительный взгляд.

— Так тебе не понравились эти комнаты?

Не понравились? О нет… Они красивы, великолепны, но от них исходит предупреждение об опасности, столь же явное, как красный сигнал светофора.

— Конечно, понравились. Они очень необычные, мне не доводилось видеть ничего подобного. Вообще весь дом просто потрясающий. — У Эйлин хватило сил вежливо улыбнуться и даже придать голосу естественную нотку восхищения.

Поль по-прежнему смотрел на нее в упор.

— Тебе нельзя играть в покер. — Он улыбнулся, но улыбка лишь тронула его губы и не коснулась глаз. — Пойдем на верхний этаж, — непринужденно предложил Поль. Неожиданно он легко коснулся губами лба Эйлин и прошептал: — Обещаю, там намного безопаснее.

— Безопаснее? — От его близости с ней творилось что-то невообразимое, и Эйлин попыталась скрыть возбуждение за притворной маской недоумения. — Не понимаю, о чем ты…

— Да уж конечно. — Поль хищно улыбнулся.

— Поль, говорю тебе…

Эйлин не смогла закончить, потому что его ладонь коснулась ее щеки и медленно легла на шею. Поль лишь дотронулся, но Эйлин показалось, что на ее кожу капнули кипящим маслом.

— Вот об этом я и говорю, — мягко сказал он, — о сильной реакции, которая возникает каждый раз, когда мы приближаемся друг к другу.

Его взгляд упал на губы Эйлин, и они тут же раскрылись, словно реагировали на Поля сами по себе, не подчиняясь приказам мозга. Теплая волна^ желания грозила поглотить Эйлин с головой, по тому, как напряглись мышцы Поля, она догадалась, что он сдерживается из последних сил, и запаниковала. Кровать, роскошная, удивительная, соблазнительная кровать, была слишком близко…

— Я готова идти наверх! — выпалила Эйлин.

10

Верхний этаж крыла Поля стал для нее еще одним сюрпризом. Практически в нем было всего две комнаты — кабинет и гостиная, вернее огромная зала. От красоты вида, открывавшегося в большие окна гостиной, захватывало дух.

— Садись. Я приготовлю что-нибудь выпить. Эйлин кивнула, но садиться не стала. Она подошла к окну и, не оборачиваясь, задумчиво сказала:

— Никогда не видела ничего подобного. Какая панорама!

Она услышала, как звякнул о стекло лед, как булькнула жидкость, наливаемая в бокалы, а затем почувствовала, как приблизился и встал за ее спиной Поль.

— Невероятно, да? — прошептал он.

— Наверное, в этой части дома не было таких больших окон, когда ты его покупал? — быстро спросила Эйлин, ощутив легкое головокружение от опасной близости Поля.

— Да, не было, — подтвердил он после короткой паузы. — Это крыло перестроили под мой вкус. Я люблю пространство и свет.

В его словах не было ничего особенного, но нечто в тоне, какая-то едва заметная модуляция, задело Эйлин, заставило вздрогнуть. Зеркала, огромные окна, почти болезненное стремление к простору…

— Ты случайно не страдаешь клаустрофобией? — Она обернулась к Полю, почти уверенная в ответе.

Он пожал плечами.

— Немного.

Нет, совсем не немного, мысленно возразила Эйлин.

— Так было всегда?

— Нет, не всегда.

Резкостью тона он дал понять, что не желает углубляться в эту тему и удовлетворять ее любопытство. В следующее мгновение Поль взял Эйлин за руку и усадил на уютный небольшой диванчик.

— Расслабься и наслаждайся видом, — посоветовал он, подавая ей бокал с вином.

Легче сказать, чем сделать. Эйлин села, сведя колени и чопорно выпрямив спину. Итак, в казавшейся непроницаемой броне Поля Дасте отыскалась-таки трещинка — клаустрофобия. Весьма показательно: она знала этого человека уже много недель и ни о чем подобном не догадывалась. Почему-то Эйлин это открытие не доставило радости.

— Ты уже готова рассказать мне о нем? Она вздрогнула, как испуганный жеребенок, но тут же взяла себя в руки.

— Он разбил тебе сердце? — грубовато напирал Поль.

Как же это несправедливо! Ничего не говорить о себе и требовать, чтобы я излила перед ним душу! Эйлин гордо вскинула голову.

— Его звали Робертом. А как звали ее?

— Ее? — В глазах Поля появился холодок.

— Да, ее. Должна же быть она. — Эйлин била наугад, но по выражению лица Поля поняла, что попала в точку.

— Ты мне, я тебе?

Она побледнела, задетая его тоном, но решила не отступать. Хватит ходить кругами, а именно этим она и занималась на протяжении всего знакомства с Полем.

— Вот именно, — твердо ответила на вызов Эйлин. — Или ты еще не готов? Думал, что я расскажу тебе о себе все, да?

Он долго смотрел на нее и молчал.

— Я не собирался… — пробормотал он наконец и замолчал. — Или собирался. Черт, я не знаю, чего хотел!

То, что Поль — пусть на мгновение — потерял самообладание, доставило Эйлин огромное удовольствие. Это уже начало, не так ли?

Поль вздохнул и холодно посмотрел на нее.

— Тебе вряд ли понравится то, что ты услышишь, и никакого толку от этого не будет.

— Позволь мне самой об этом судить, — спокойно парировала она. — Я не лгала тебе, Поль, я всегда была с тобой искренней. С самого первого дня. — Эйлин немедленно почувствовала укол совести, но не стала прислушиваться к ее слабому голоску, напомнившему, что она так и не призналась Полю в своих чувствах. Это совсем другое дело, совсем другое.

— Я всегда ясно давала понять, что мимолетный роман не для меня. Я и знаю тебя, и не знаю. А ты ничего о себе не рассказываешь.

— Ну-ну, — насмешливо проронил Поль, — продолжай.

— Да, ты был добр к моему брату и племянникам, я никогда не забуду этого, ты изумительно щедр, но это только деньги, так ведь? — Она смотрела в карие глаза и старалась не думать о том, как Поль красив, как близок — стоит только протянуть руку.

— А это, конечно, ничто, — язвительно протянул Поль.

— Да, ничто! — жестко бросила Эйлин, поддаваясь внезапно нахлынувшей злобе. — Конечно, с деньгами легче, но у Нэнси и Фрэнка было что-то такое, чего не купишь ни за какие деньги. И, зная это, почувствовав это, я никогда не соглашусь на меньшее.

— Опасно возносить отношения на высокий пьедестал и довольно самоуверенно с твоей стороны полагать, что знаешь, каким в действительности был их брак. — Поль говорил холодно и бесстрастно. — Однажды ты можешь вдруг понять, что всю жизнь следовала за некой иллюзией и оказалась в тупике.

— Я видела их в разных ситуациях и знаю, как они старались делать все, чтобы их брак был успешным, — твердо сказала Эйлин. — Я не смотрю на их отношения через розовые очки, если ты к этому клонишь.

Поль сердито нахмурился.

— Какие мы спорщики! А я ведь всего лишь хотел…

— Приятного и доверительного разговора? — с язвительной улыбкой подсказала Эйлин.

— Спокойного и полезного для нас обоих.

Спокойного и полезного? Как же! Эйлин едва удержалась от того, чтобы не выплеснуть содержимое своего бокала в сердитое лицо сидящего рядом мужчины.

Поль вдруг усмехнулся, и Эйлин почувствовала, как ее гнев улетучился.

— Вы трудный противник, мисс Стейвор.

— Противник? Я полагала, что мы друзья, а у друзей случаются расхождения во взглядах.

— Верно. — Поль кивнул и с иронией осведомился: — Что еще позволено друзьям?

— Ты хочешь сказать, что у тебя никогда не было друзей среди женщин? — Эйлин невольно нахмурилась, недовольная тем, как скованно прозвучал ее голос.

— Только не такие, как ты. Не с глазами цвета бирюзы и волосами из шелка, — прошептал Поль. — Ты околдовала, приворожила меня, понимаешь? Ты вошла в мои мысли, в мои сны. Я только о тебе и думаю.

Признание прозвучало столь неожиданно, что Эйлин не вполне поверила в его искренность.

— Я серьезно. — Он читал ее мысли как открытую книгу.

Возможно, подумала Эйлин. Сейчас. Но «ceйчас» превратится во «вчера», и что тогда мне делать?

— Ее звали Мари-JIу.

— Что?

— Ты спросила, как ее звали. Мари-Лу.

Эйлин не желала знать ее имени. Не желала знать ничего об этой женщине, которую Поль любил и о которой думал. И вместе с тем ей хотелось знать все.

— Мы познакомились в университете, — спокойно сказал Поль. — Мы были вместе два года, а потом все закончилось.

Была ли она красива? Любил ли он ее всем сердцем? Почему все закончилось? Где она сейчас? От этих вопросов голова у Эйлин шла кругом, но задать она не успела ни одного, потому что Поль, не меняя тона, спросил:

— А Роберт? Кто такой Роберт? Роберт — ничто. Эйлин вздохнула.

— Вначале это был просто соседский парень. Мы росли вместе, когда я приехала к Фрэнку и Нэнси. Мы были обручены, но за несколько недель до свадьбы он разорвал помолвку.

— Почему?

— Встретил другую. — Эйлин отвернулась и, сделав глоток вина, добавила: — Дочь своего босса. Она была очень богата. Точнее ее отец. Спустя несколько месяцев они поженились.

— Он глупец, — мягко заметил Поль.

— Да. — Эйлин изо всех сил старалась говорить бесстрастно. — Но позднее я поняла… — когда встретила тебя и узнала, что такое любовь, мысленно уточнила она, — поняла, что, если бы я вышла за него замуж, это было бы большой ошибкой.

— Серьезно?

Эйлин обернулась и посмотрела на него.

— Да, это не бравада. Я обожала его, когда мы были еще подростками, в моих глазах Роберт долгое время оставался героем, не способным ни на что плохое, вот почему я пережила шок, когда он попросту предал меня. Но какое-то время спустя я осознала, что сама создала образ, совершенно не соответствовавший действительности. Детская любовь, слепое увлечение. Брак с Робертом был бы катастрофой.

Эйлин перевела дух. Ей хотелось расспросить Поля о Мари-Лу, другой возможности могло и не представиться, но вынесет ли она то, что услышит?

Пока она раздумывала, момент был упущен — зазвонил телефон. Поль негромко выругался и, подняв трубку, резко бросил по-французски:

— Да?! Да, Жанна, — уже совсем другим тоном сказал он.

Эйлин с отсутствующим видом потягивала вино, а на самом деле напрягла слух, ловя малейшее изменение в интонации Поля.

Услышав, что Поль положил трубку, она медленно повернула голову и посмотрела на него, стараясь, чтобы лицо не выражало ничего, кроме вежливого внимания.

— Извини, Эйлин. Это Жанна звонила, спрашивала о матери.

— Так она ее знает? — Эйлин даже удивилась тому, как спокойно и равнодушно прозвучал ее вопрос.

Он кивнул.

— Жанна со мной уже много лет. Она хорошо знает мою мать. Они большие друзья.

Да уж конечно, потому что Жанна об этом наверняка позаботилась. Ей нужен Поль. Эйлин вдруг осознала, что эта мысль пришла ей в голову уже в утро первой встречи с Полем. Жанна влюблена в него. Знает ли об этом Поль?

— Она звонила предупредить, что приедет сюда с цветами для моей матери.

Правильно. Не поехала в больницу, не отправила цветы с посыльным, а мчится сюда, в дом Поля.

— Я и не подозревала, что Жанна во Франции. Наверное, ее нога в полном порядке, если она уже в состоянии водить машину, — вежливо заметила Эйлин и тут же задала вопрос, на который ранее не получила ответа: — Она всегда путешествует с тобой?

— Как правило, — с легким раздражением ответил Поль, словно не желая говорить о своей красотке секретарше. — Я предпочитаю всегда иметь под рукой Жанну. Она занимается конфиденциальными делами.

Он предпочитает иметь Жанну под рукой. Эйлин поставила почти пустой бокал на столик.

— Думаю, мне пора принять душ и переодеться к ужину. Ты не против?

— Конечно.

Ну разумеется, теперь же сюда едет Жанна! Поймав себя на этой мысли, Эйлин почувствовала, что краснеет от стыда. Она всегда с презрением относилась к любым проявлениям ревности и считала себя не способной на это чувство. Поль — свободный человек, он может спать хоть с сотней женщин, включая свою секретаршу, и у нее нет абсолютно никакого права возражать. Абсолютно никакого…

11

Собираясь в поездку и складывая наспех чемодан, Эйлин совершенно не знала, какая одежда понадобится ей во Франции, и теперь благословляла тот импульс, который заставил ее захватить лучшее свое платье. Она готова была поспорить на что угодно, что Жанна явится в каком-нибудь модном наряде. Платье было элегантным и прекрасно сидело на Эйлин, а, кроме того, его цвет оттенял цвет ее глаз и волос. Вопрос с украшениями решился просто: Эйлин захватила серебряные ожерелье и серьги, которые были куплены специально к этому наряду.

Она надела платье, расчесала волосы, положила тушь на ресницы и подкрасила губы неяркой помадой. Одобрительно кивнув своему отражению в зеркале, Эйлин твердо сказала себе: хватит прихорашиваться. Жанна — настоящая роковая женщина, и пытаться соперничать с ней на ее поле с твоей стороны глупо.

И все же, надев туфли, Эйлин не удержалась и еще раз посмотрела в зеркало. Высокие каблуки добавляли ей изящности, но Жанна все равно выше ростом. Ну и пусть.

Эйлин укоризненно покачала головой. Она приехала сюда не на конкурс красоты, а чтобы морально поддержать Поля в трудной для него ситуации, отблагодарить за все, что он сделал для ее брата и племянников. Вот и все. Вот и все.

Эйлин осторожно спустилась по широкой лестнице, с досадой осознавая, что отвыкла ходить на высоких каблуках. Оказавшись в прохладном холле, она в нерешительности остановилась, не зная, за какой дверью искать Поля. На ее счастье, мимо проходила Доминик.

— Мадемуазель ищет мсье, да? — спросила девушка.

Эйлин кивнула.

— Он в этой комнате.

Доминик подошла к одной из украшенных резьбой дверей, открыла ее и отступила, пропуская гостью. Эйлин хватило доли секунды, чтобы окинуть взглядом все помещение и заметить, как отпрянули друг от друга двое, стоявшие у раскрытого окна. Поль обернулся и, увидев Эйлин, довольно холодно сказал:

— Мы ждем тебя. Входи и возьми коктейль.

Эйлин молча вошла. Ей едва хватило сил вымучить некое подобие улыбки; когда Жанна протянула руку и ровным тоном сказала:

— Приятно увидеться с вами снова, Эйлин. Надеюсь, у вашего брата все хорошо?

— Здравствуйте, Жанна. Да, у Фрэнка все в порядке.

Голос ее звучал достаточно ровно и даже дружелюбно, но чувствовала себя Эйлин так, словно только что получила удар в солнечное сплетение. До ее прихода они обнимались. Левая рука Жанны все еще лежала на плече Поля. А может, целовались? Их позы вполне позволяли сделать такое заключение. В общем, чем бы они тут ни занимались, но уж о работе речь точно не шла.

Поль смешал для Эйлин коктейль и, подавая высокий стакан, на несколько секунд задержал взгляд на ее платье.

— Ты чудесно выглядишь, Эйлин.

— Спасибо. — Она улыбнулась и с беззаботным видом взяла стакан.

Как Эйлин и предполагала, Жанна оделась с таким расчетом, чтобы разить наповал. Алое шелковое платье без рукавов и с глубоким декольте как вторая кожа облегало ее соблазнительную фигуру, изящные босоножки на высоком каблуке привлекали внимание к длинным стройным ногам.

Знала ли Жанна, что у Поля гостья? Эйлин предполагала, что нет. Более того, у нее зародилось подозрение, что ее присутствию здесь рады так же, как появлению на свадьбе бывшей любовницы.

Вскоре выяснилось, что Поль пригласил Жанну остаться на ужин, и вечер обещал Эйлин самые мрачные перспективы.

Секретарша явно решила блистать, что удавалось ей легко и непринужденно. У Эйлин прямо-таки руки чесались щелкнуть соперницу по носу. О нет, Жанна не опускалась до грубости, но столь умело упоминала в разговоре людей и ситуации, о которых Эйлин не доводилось и слышать, что любой без труда понял бы: Эйлин здесь лишняя. Это было неприятно, это раздражало, но что могла сделать Эйлин? Не устраивать же сцену?

Женевьева постаралась: все блюда выглядели аппетитно и были, наверное, восхитительными на вкус, но Эйлин казалось, что она жует картон. Поль говорил мало — когда Жанна открывала рот, вставить хоть слово становилось проблемой. Зато Эйлин догадалась, как секретарше удается сохранять фигуру — при такой разговорчивости она не успевала и кусочек проглотить! Наблюдая за Полем, Эйлин пришла к выводу, что ему скучно. Или, может быть, он уже сожалеет, что взял ее с собой? Ведь теперь подвернулась Жанна.

Женевьева уже подала десерт — клубнику с мускатным ликером, а мысль об этом никак не выходила у Эйлин из головы. После долгих раздумий она пришла к выводу, что не оставила Полю иного выбора, как только тащить ее за собой. Она заявила, что будет сопровождать его, не спросив мнения Поля. Ему оставалось только согласиться, поскольку отказать он не мог из опасения показаться грубым. Эйлин поняла, что виновна в создании неловкой ситуации, и почувствовала, как запылали от стыда уши. Что же делать?! — запаниковала она.

Ей вообще не следовало сюда приезжать. Она совершила очень большую ошибку, и присутствие Жанны только подтверждало это. Возможно, когда Поль бывает здесь, во Франции, секретарь проводит с ним не только дни и вечера? А ведь она не единственная, кто готов на все, лишь бы обратить на себя внимание такого мужчины. О чем, черт побери, она думала, навязываясь ему в попутчицы?! И что он должен думать о ней?!

Эйлин вдруг почувствовала себя глупой и наивной девчонкой: уверенность, которую придавало ей чудесное платье, испарилась… Но уже в следующую секунду она подняла голову и, слегка прищурившись, посмотрела на соперницу. Ну уж нет, она не допустит, чтобы Жанна радовалась, видя ее смущение и неловкость. Она не доставит ей такого удовольствия. Спокойствие, собранность, невозмутимость — вот ее маска на этот вечер, и она не снимет ее до конца. Никаких притворных головных болей, никаких предлогов, чтобы уйти. Хотя от нескончаемой болтовни Жанны голова разболелась бы даже у глухого! Уже принесли кофе и бренди, а сорока в алом платье все трещала. К тому времени, когда часы пробили одиннадцать, Эйлин казалось, что она не выдержит больше ни минуты и закричит. И как раз в этот момент Жанна неспешно и лениво поднялась.

— Большое спасибо за чудесный ужин, Поль. — Она улыбнулась и легко коснулась его руки. Поль тоже встал, и Эйлин, глядя на них, с болью в сердце подумала, как прекрасно они смотрятся вместе. — Пожалуйста, передай своей матери вместе с цветами привет от меня, хорошо? И, если нужно что-то сделать, что угодно, ты только попроси.

— Спасибо, Жанна. — Поль повернулся к Эйлин, протянул руку и помог ей подняться. — Мы проводим тебя.

Эйлин знала, что покраснела, но ничего не могла с этим поделать. Намек на интимность в словах и в жесте Поля, намек, может быть, неосознанный, явно достиг цели: глаза Жанны вспыхнули, а ее взгляд обжег более удачливую соперницу.

Поль продолжал держать Эйлин за руку, пока они шли через холл, когда вышли за дверь, и не отпустил даже тогда, когда уже у ступенек она попыталась высвободиться.

Жанна приехала на ярко-красном «ситроене» и — то ли случайно, то ли намеренно, — садясь в машину, еще раз продемонстрировала свои потрясающе длинные ноги. Усевшись за руль, она улыбнулась Полю, включила зажигание и, посигналив на прощание, унеслась в темноту.

Они остались одни.

— Красивая машина. — Эйлин удалось, наконец, освободиться от его руки.

— Да, красивая.

— Жанна живет далеко отсюда? — Эйлин надеялась, что голос ее прозвучит достаточно ровно и спокойно, но в нем все же прорезалась нотка отчаяния.

— Довольно близко.

— Весьма удобно. — Заметив, как поползли вверх брови Поля, она торопливо добавила: — Для работы, конечно.

— Конечно, — милостиво согласился он. Последовала недолгая пауза, и Поль вдруг сказал: — Здесь нет причин для ревности, Эйлин.

Ей уже во второй раз за вечер захотелось дать по носу человеку, и это шокировало Эйлин, потому что ранее она не замечала за собой склонности к насилию. Скорее наоборот.

— Я думаю, вы льстите себе, Поль, — бросила она, вложив в эту фразу все свое раздражение.

— Возможно.

— И, уверяю вас, во мне нет ни капельки ревности!

— Можно только позавидовать.

Она так разозлилась, что даже не сразу решилась заговорить. Как он посмел допустить, что я ревную его к Жанне?! — спрашивала себя Эйлин, позабыв о том, как чувствовала себя в последние часы. Какое у него колоссальное самомнение! То-то, наверное, веселился, наблюдая в течение вечера, как две женщины стараются произвести на него впечатление! Что ж, пусть идет к черту, самоуверенный негодяй!

— Мать Жанны была лучшей подругой моей матери, — сказал Поль, когда они вернулись в дом. — Я на десять лет старше Жанны, она росла у меня на глазах.

Как мило. И это, конечно, объясняет те жадные взгляды, которые бросала на него Жанна, не так ли? Кого, интересно, он собирается обмануть?

— Ты не должен ничего мне объяснять, — буркнула Эйлин.

— Я делаю это не по обязанности, — мягко возразил Поль, хватая ее за руку и поворачивая к себе, — а потому, что хочу. Между нами не должно быть никаких недомолвок.

Она с сомнением посмотрела на него и заметила в его глазах грусть.

— Жанна для меня как член семьи, — тихо добавил Поль. — Вот и все.

Ей хотелось верить ему, и уже само это желание несло с собой предупреждение. Поль Дасте продолжал оставаться для нее загадкой, она не совсем понимала его и боялась, что не поймет никогда. Сейчас она стала для него объектом вожделения, но он привык иметь дело с женщинами, которые не прочь развлекаться с ним до тех пор, пока страсть не пройдет, не выгорит дотла, а потом уйти из его жизни, легко и непринужденно, как и пришли. Эйлин не хотела быть такой, как эти женщины. Уходя, она будет плакать и цепляться за него. Потому что она его любила.

— Как я уже сказала, Поль, ты не должен мне ничего объяснять, — спокойно и твердо повторила Эйлин, лишь сбавив немного тон. — Я приехала сюда, потому что надеялась помочь тебе в тяжелое время как друг. Вот и все. — И, приехав, совершила, наверное, самую большую в своей жизни глупость, мысленно закончила она.

— Ты очень добра к своим друзьям, Эйлин. Поль наклонился и, прежде чем она успела понять, что происходит, обнял ее. В следующее мгновение его губы — горячие и жадные — настойчиво искали ее рот.

Если бы две или три минуты назад кто-то сказал ей, что она ответит на поцелуй, Эйлин рассмеялась бы, но поток страсти захватил ее и понес навстречу Полю. Она обвила руками его шею, всем телом прижалась к нему, и остановить себя было равнозначно тому, чтобы перестать дышать.

— Очень хорошо, — насмешливо пробормотал Поль.

Для него это просто игра! Осознание этого простого факта дало Эйлин сил отступить на шаг и твердо сказать:

— Спокойной ночи, Поль.

— Спокойной ночи, Эйлин.

Она не удивилась бы, если бы он попытался задержать ее, но Поль даже не шевельнулся. Эйлин была уже на середине лестницы, когда Поль произнес ей вдогонку:

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной завтра в больницу и познакомилась с моей матерью.

Эйлин застыла на долю секунды, которой ей хватило, чтобы взять себя в руки, потом обернулась и бодро ответила:

— С удовольствием познакомлюсь с ней.

Это вовсе ничего не значит, предупредила она себя, продолжая подниматься по лестнице. Ничего. Очевидно, он чувствует, что просто обязан представить меня своей матери, если я поехала за ним в такую даль. Тем не менее плохое настроение, результат проведенного в компании Жанны вечера, исчезло без следа, и, когда Эйлин вошла в свою спальню и остановилась перед зеркалом, на нее смотрела девушка с сияющими глазами.

— Осторожно. — Она провела кончиком пальца по влажным, опухшим от поцелуев губам. — Поль не делал никаких заявлений и не давал обещаний, если не считать заявления о том, что он не верит в любовь и преданность.

Эйлин постояла перед зеркалом, всматриваясь в раскрасневшееся лицо, словно ответ на все ее смятение был там, потом глубоко вздохнула, отвернулась, сбросила туфли и отправилась в ванную. Сейчас она приготовит себе теплую ванну и полежит с полчасика, в таком возбужденном состоянии ей все равно не уснуть И не надо думать о Поле. Только не о нем. Последние несколько дней просто вынесли ее ненадолго из привычной колеи, и именно так их надо воспринимать. Жанна, несчастная любовь в университете, его другие женщины — да она с ума сойдет, если попытается разобраться во всем этом именно сегодня! Поль из тех мужчин, чья темная аура обволакивает каждого, кто сталкивается с ним, и, помня об этом, Эйлин может доверять себе не больше, чем ему.

Пустив воду, Эйлин задумчиво вернулась в спальню, разделась, накинула халат и стала снимать макияж.

Завтра нужно позвонить Фрэнку, сказать, что все в порядке. Эйлин знала, что ее внезапная поездка во Францию расстроила брата. Догадался ли он о ее чувствах к Полю? Нет, только не Фрэнк. Интуиция не самое сильное его качество. Наверное, он захочет предупредить ее, предостеречь, дать понять, что с мужчинами вроде Поля Дасте нужно держать ухо востро. Что ж, она и сама это знает.

Эйлин покачала головой и направилась в ванную. Да, знать-то она знает, умом. Тогда почему же сердце все равно надеется на что-то другое?

12

То ли из-за ванны, то ли потому что накануне Эйлин растратила, наверное, десятидневный запас нервной энергии, но на следующее утро она проснулась посвежевшей и отдохнувшей. Никаких снов, насколько ей помнилось, не было. Разбудила ее Доминик, поставившая на тумбочку чашку дымящегося кофе.

— Мадемуазель, вы хорошо выспались? Просыпайтесь.

— Сколько времени? — поинтересовалась Эйлин, наблюдая, как служанка ловко раздвигает шторы, чтобы впустить в спальню яркий солнечный свет.

— Десять часов. — Услышав огорченный вздох, Доминик добавила: — Нет проблем. Мсье в бассейне, он сказал, чтобы вы шли на завтрак. Через десять минут.

Как только Доминик вышла, Эйлин, решив, что кофе слишком горяч, быстро приняла душ, высушила волосы феном и наспех перехватила их сзади резинкой. Потом она проглотила кофе, натянула джинсы и темно-синий топик и взглянула на часы. Она уложилась ровно в десять минут. Пора спускаться.

Чувствуя себя уверенной и спокойной, Эйлин вошла в столовую, но уверенность и спокойствие куда-то улетучились, стоило ей увидеть, что Поль уже сидит за столом и читает газету. Судя по всему, он уже тоже принял душ после бассейна.

К завтраку Поль отнесся без формальностей. Черный шелковый халат был распахнут на мускулистой волосатой груди, которой могли бы позавидовать многие мужчины. Это и еще влажные, слегка вьющиеся надо лбом волосы, смягчавшие твердые черты лица, так подействовало на Эйлин, что она не сразу ответила на его ленивое: «Доброе утро».

Похоже, она даже разучилась ходить, потому что едва не упала на пути к столу, а когда, наконец, опустилась на стул, щеки ее уже пылали.

— Хорошо спала? — вежливо спросил Поль.

— Спасибо, хорошо. — Эйлин откашлялась. — Ты уже звонил в больницу? Как твоя мать?

— Ночь прошла спокойно, а сейчас с ней мой друг Ганс Шойман, я тебе говорил о нем. Он сказал, что будет оперировать завтра утром, когда у него на руках будут результаты всех необходимых анализов. Кофе?

Не дожидаясь ответа, он принялся наливать для Эйлин чашку, и на его грациозные движения тело Эйлин отозвалось мощным выбросом гормонов.

— Спасибо. — Эйлин взяла чашку и сразу сделала глоток. Горячий кофе обжег нёбо и язык, и ей пришлось приложить немало усилий, чтобы удержать слезы боли.

— Фрукты и круассаны выбери сама, — не замечая ее мучений, предложил Поль. — Чуть позже Женевьева подаст что-нибудь более существенное и обидится, если в тарелке что-то останется.

— Правда? — встревожилась Эйлин. Она уже видела, сколько способен проглотить, не прилагая видимых усилий Поль, и не забыла, какой тяжелый поднос принесла ей Доминик в день ее приезда.

— Я сказал ей, что тебе много не понадобится, — успокоил ее Поль. — Ты ведь ешь немного, да?

— Я съедаю все! — с негодованием возразила Эйлин. — Только не забывай, что я намного ниже тебя и вешу примерно в два раза меньше. Женщины устроены иначе, чем мужчины.

Возможно, это было не самое умное из всего, что Эйлин когда-либо сказала.

— Я понимаю, — пробормотал Поль.

Ей удалось-таки, наконец, отвести взгляд от обнаженной мужской груди и сконцентрировать внимание на тостах, фруктах и круассанах. Торопливо выбрав сочную грушу, Эйлин принялась резать ее на дольки. Этого вполне достаточно, ведь впереди еще то, что приготовит Женевьева.

Поль расправился с йогуртом, бананом и яблоком, съел два круассана с черничным джемом и выискивал глазами что-нибудь еще, когда Женевьева подкатила столик, уставленный тарелками. Эйлин благодарно улыбнулась женщине — та последовала совету Поля и не перегрузила предназначенные ей тарелки. Но количество блюд, приготовленных для Поля, потрясало воображение.

— Я еще расту, — пошутил он, заметив изумленный взгляд Эйлин. — Мне надо поддерживать силы в надежде на…

— В надежде на что? — рассеянно спросила она, взирая на завтрак, которого, по ее мнению, не съел бы и Гаргантюа. Не услышав ответа, Эйлин подняла глаза.

— Просто в надежде, — серьезно сказал Поль.

Эйлин отчего-то сразу вспомнилась роскошная кровать в его спальне, и она поспешно потупилась. Поль слишком сексуален в этом небрежно распахнутом халате, слишком… Интересно, мягкие ли волосы на его груди? Кусочек гриба пошел не в то горло, Эйлин поперхнулась и закашлялась. Поль встал, обошел стол и, похлопав ее по спине, предложил стакан воды.

— Все в порядке, спасибо, — пробормотала Эйлин, переводя дыхание и стараясь не смотреть на его мускулистые босые ноги. Уж если не захотел одеться к столу как следует, мог бы натянуть спортивный костюм, подумала она и тут же осудила себя за фарисейство. Но, может быть, он привык к халату?

Поль наклонился, промокнул ее влажные от выступивших слез глаза и вернулся на свое место. До конца завтрака с Эйлин больше ничего не приключилось, но напряжение, сковавшее все тело, каждый мускул, превратившее нервы в натянутые струны, не проходило. Поль же, напротив, казался совершенно спокойным и явно наслаждался завтраком.

А что ему? — лихорадочно думала Эйлин. Он же просто любуется собой, выставляет себя напоказ! Хотя, тут же поправилась она, надо отдать должное — он, похоже, и не замечает своей притягательности. Что ж, Поль мужчина, не стыдящийся своего тела, воспринимающий свою физическую красоту легко и естественно. Вспомнить хотя бы его слова о том, что он любит плавать и делать зарядку нагишом. Впрочем, развивать эту мысль Эйлин не осмелилась.

Она подцепила вилкой последний остававшийся на тарелке кусочек, подняла голову и увидела, что Поль выжидающе смотрит на нее.

— Да? — настороженно спросила Эйлин.

— Мы поедем в больницу после ланча, — объявил он. — Чем бы ты хотела заняться утром?

— Я… мне все равно, — слегка дрогнувшим голосом ответила Эйлин.

Он усмехнулся.

— Что ж, предлагать понежиться в постели бесполезно, сад ты вчера осмотрела… Может быть, показать тебе окрестности? А на ланч зайдем в какое-нибудь кафе поближе к больнице, чтобы не возвращаться сюда.

— Как хочешь.

— Какая ты покорная.

Эйлин уставилась на Поля, не зная, стоит ли на него обижаться, но он вдруг грустно улыбнулся.

— В каждом мужчине сидит проказливый мальчишка, и я, познакомившись с тобой, понял, что очень похож на всех мужчин. Мне это не нравится, я считал, что никогда не опущусь до столь постыдного поведения, но, кажется, ты пробудила во мне все самое худшее. Конечно, будь мы любовниками, никакого напряжения не возникало бы, а жизнь была бы приятнее для нас обоих.

— Жизнь и так вполне приятна, спасибо, — съязвила Эйлин.

— Лгунья. — Поль широко улыбнулся.

Ответить тем же Эйлин не смогла.

— Идем. — Поль встал из-за стола и, подойдя к Эйлин, протянул ей руку. — Если тебе так хочется упорствовать и не замечать того, что есть, мне остается только набраться терпения и ждать, пока ты признаешь свою ошибку.

— Поль…

Он не дал ей договорить — рывком подняв Эйлин, Поль жадно прильнул к ее губам. Поцелуй был долгим, Поль словно хотел вобрать всю сладость ее рта. Потом его губы скользнули к шее, и Эйлин охватила дрожь приближающегося экстаза.

Ее пальцы скользнули под шелк халата, ощутили тепло мускулистой груди, запутались в жестких волосах… Невероятное ощущение сексуальности этого мужского тела было настолько волнующим, что Эйлин позволила себе еще на несколько секунд задержаться в раю, прежде чем решительно отстраниться.

— Я знаю, ты девушка не того сорта, — пробормотал Поль, удерживая ее и заглядывая в подернутые дымкой желания бирюзовые глаза.

— Какого сорта? — спросила Эйлин, безуспешно пытаясь придать голосу оттенок игривости.

— Не из тех, кто занимается любовью на полу в столовой.

Если бы ты любил меня так, как я тебя, подумала Эйлин, то вполне сошел бы и обеденный стол!

— Думаю, Доминик немного удивилась бы, — вежливо заметила она. Высвободившись из его объятий, Эйлин отступила на шаг и спросила: — Когда ты хочешь выехать?

— Через полчаса. За это время я как раз успею принять душ.

— Я решила, что ты уже его принял, — удивленно пробормотала Эйлин.

— Холодный душ.

Когда через полчаса Эйлин вышла из дома, Поль уже ждал. День выдался знойным, воздух был напоен ароматом цветов, а на дорожке стоял изумительной красоты автомобиль. Эйлин скользнула на сиденье, и Поль включил мотор.

— Еще одна игрушка? — весело спросила она, чтобы сказать хоть что-то, потому что чувства ее снова взбунтовались — Поль выглядел на редкость привлекательным в черной рубашке и брюках.

— Именно так. — Он улыбнулся, и белые зубы сверкнули на смуглом лице.

Эйлин нравилось смотреть на пробегающие за окном пейзажи, узнавать страну, в которой Поль родился и вырос, нравилось быть с ним рядом. Они перекусили в каком-то симпатичном кафе на площади, окруженной старыми каштанами. Это был рай. Точнее рай — быть здесь с Полем. Но в раю притаилась опасность. Угроза. Эйлин могла бы назвать еще с десяток прилагательных для описания этой угрозы.

Они уже подъезжали к больнице, когда Эйлин обнаружила, что нервничает. Мать была для Поля самым близким и дорогим на свете человеком, и, хотя он не говорил об этом, Эйлин знала, как сильно он ее любит. А кроме того, мать Поля хорошо знает Жанну и очень дружна с ней.

— Успокойся и будь сама собой, — напутствовал Поль, когда они стояли перед дверью в палату его матери. Видимо, он почувствовал волнение Эйлин, и его голос звучал ободряюще и спокойно. — Ты с ней легко найдешь общий язык. Вот увидишь.

Хорошо бы! Эйлин зажмурилась, когда Поль открыл дверь и негромко объявил:

— Посетители к мадам Дасте. Можно?

— Поль… Я жду тебя и Эйлин, — по-английски отозвалась лежащая на кровати женщина.

Эйлин во все глаза смотрела на мать Поля. Мадам Дасте принадлежала к тем женщинам, красота которых не зависит от возраста. Ей, должно было быть около шестидесяти, но на вид ей можно был дать около сорока. Светлые с проседью волосы, чистая с едва заметной паутинкой морщинок кожа лица, синие с фиалковым оттенком глаза — все это невольно привлекало внимание.

Она ласково и тепло улыбалась Эйлин, совершенно не готовой к подобному приему. Эйлин ожидала строгой сдержанности, возможно, даже враждебности — если учитывать дружбу мадам Дасте с Жанной, но мать Поля оказалась либо превосходной актрисой, либо действительно обрадовалась гостье.

— Эйлин, это моя мама, — нежно сказал Поль. — Мама, это Эйлин.

— Подойдите и садитесь, моя дорогая. — Бледная изящная рука указала на стоявший у кровати стул. — Поль, я понимаю, что твой друг Ганс хочет поговорить с тобой. Он настаивал на том, чтобы поскорее увидеть тебя. Наверное, не прочь закончить все и отправиться в отель. — Она перевела взгляд на Эйлин и снова улыбнулась. — Мой сын вызвал беднягу, разбудив среди ночи, и доктор Шойман примчался как на пожар. Это и есть настоящая дружба, не правда ли?

У Эйлин сложилось мнение, что Поль может вызвать кого угодно и ему вряд ли кто-то откажет — такой уж он человек, — но она только улыбнулась и ничего не сказала.

— Что, сейчас? — Поль явно не хотел уходить.

— Сейчас, дорогой. — Мадам Дасте мягко улыбнулась. — Как я поняла, он замечательный врач? Здесь перед ним все преклоняются.

— Я скоро вернусь.

— Не спеши, милый. Нам с Эйлин надо узнать друг друга получше.

Когда дверь за сыном закрылась, мадам Дасте повернулась к Эйлин и внимательно посмотрела на нее.

— Так, значит, это вы, — негромко сказала она.

— Извините? — Эйлин ответила непонимающим взглядом.

— Поль в последнее время не раз говорил, что у него в Канаде есть «друг», но я и не предполагала, что мы встретимся при таких обстоятельствах. — В ее голосе проскользнула грустная нотка.

— Насколько я понимаю, вам немного лучше? — осторожно осведомилась Эйлин.

— Да-да. — Она сказала это нетерпеливо, и Эйлин в первый раз заметила сходство в характерах сына и матери. Пауза немного затянулась, затем мадам Дасте сказала: — Меня зовут Оливия. Я хотела бы, чтобы мы подружились.

— Я тоже. — Эйлин чувствовала себя не в своей тарелке и понимала это.

— Можно, я буду с вами откровенной? — Чудесные синие глаза впились в Эйлин. — Вы знаете, что завтра меня будут оперировать? — Дождавшись кивка собеседницы, Оливия продолжила: — Тогда я сразу перейду к делу. Я люблю своего сына. Я.хочу для него самого лучшего, он этого заслуживает. Когда я познакомилась с моим будущим мужем и мы полюбили друг друга, его семья приняла это в штыки. Мы пережили настоящую бурю, затем все успокоились, но произошло это только после рождения Поля. Вот тогда Дасте меня приняли. Я родила мужу сына, и уже не имело значения, что я англичанка и принадлежу к англиканской церкви, а не к католической. Что касается меня и отца Поля, то мы никогда не обращали внимания на то, что принадлежим к разным конфессиям. Мы любили друг друга. Очень. Даже если бы у нас не было детей, мы все равно остались бы вместе.

— Вам очень повезло в жизни, — мягко сказала Эйлин. — У моего брата и его жены было так же.

Оливия кивнула.

— Поль воспитывался в любящем доме, — снова заговорила она, — но в его крови много такого, что досталось ему по отцовской линии. Мой муж был замечательным человеком, но я не могу сказать этого о его родителях. Гордые, строгие, можно даже сказать, жестокие люди.

— Не понимаю?

— Они были из тех, кто никогда не забывает причиненного вреда или нанесенной обиды. Оливия покачала головой. — Мой сын похож на своего отца, Эйлин, но он и не во всем пошел в своих французских родственников. В моем Поле есть и то, и другое, и только жизнь покажет, чьи гены окажутся сильнее. Только жизнь формирует мужчину. Или… женщина.

Эйлин вдруг поняла, что имеет в виду мать Поля, и изумленно посмотрела на нее. Оливия определенно не так все истолковала, лихорадочно подумала она. Поль не любит меня, у меня нет никаких средств влияния на него, он всего лишь хочет мое тело, да и то ненадолго. Но как сказать об этом его матери?

— Когда такого человека, как мой сын, предают или обижают, его это очень глубоко задевает. — Оливия уже смотрела не на Эйлин, а в большое окно, в котором виднелись верхушки зеленых деревьев и безоблачное голубое небо. — И, чтобы снять боль и залечить рану, требуется такое же глубокое чувство.

— Оливия, правильно ли я вас понимаю: именно мне предстоит исцелить Поля, помочь ему оправиться от раны, нанесенной кем-то в прошлом? Если так, то вы заблуждаетесь. Поль не любит меня, он уже сказал мне, что не верит ни в любовь, ни в обязательства, ни в преданность. По его собственному признанию, ему нужен короткий роман, вот и все. Он… он заинтересовался мною только потому, что я не переспала с ним сразу.

Оливия устремила на Эйлин взгляд своих изумительных фиалковых глаз и после долгой, бесконечной паузы тихо сказала:

— Ему нужны вы, Эйлин. Но что чувствуете вы? Нужен ли он вам? Я имею в виду, по-настоящему?

Оливия, наверное, и не подозревала, сколько сил понадобилось Эйлин, чтобы сбросить броню и твердо ответить:

— Да, но я не хочу, чтобы он знал об этом.

— Понимаю и обещаю, что от меня он ничего не узнает. Но в ответ на ваше доверие, я хочу рассказать вам кое о чем. Это очень личное, и я ни с кем об этом не говорила. Но вам скажу.

Глядя в красивое лицо матери Поля, Эйлин вдруг ощутила напряжение и почувствовала, как по спине побежали мурашки.

— Когда Поль поступил в университет, он был умным и сильным мальчиком, жаждавшим жизни. Тогда он напоминал своего отца: такое же теплое отношение к людям, такая же искренность и открытость, — медленно заговорила Оливия. — К тому времени, когда он закончил учебу, сила и ум остались, но желание жить превратилось в стремление брать жизнь за горло, а тепло, открытость и искренность ушли совсем. Это… это случилось из-за девушки.

— Мари-Лу.

— Он рассказывал вам о Мари-Лу?! — резко спросила Оливия.

— Нет. Да. В общем… Поль сказал, что они были вместе два года, а потом все закончилось.

Оливия внимательно посмотрела на нее и кивнула.

— Все не так просто, но, зная моего сына, вы вряд ли станете ожидать чего-то простого. Он любил Мари-Лу, а она предала его.

— Она предпочла ему другого, — уверенно сказала Эйлин, памятуя о собственном печальном опыте.

Оливия проницательно взглянула на нее и усмехнулась.

— Если бы! Однажды нам позвонили из университета и сообщили, что Поль куда-то пропал и что в дело вовлечена полиция. Потом пришло письмо с требованием выкупа. В нем говорилось, что Поля будут удерживать до тех пор, пока мы не доставим в условленное место определенную сумму денег. Мы доставили эти деньги. Поля освободили — он содержался в каком-то подвале в течение недели — и вывезли куда-то в поле. Но мой сын не дурак, Эйлин. Хотя у него были завязаны глаза, он запоминал звуки, которые слышал по пути, сумел определить расстояние. В конце концов полиция нашли и улицу, и тот самый подвал. А потом мы узнали самое худшее. Не стану утомлять вас подробностями, достаточно сказать, что все было организовано так называемыми друзьями Поля, которым деньги требовались на приобретение наркотиков.

Вот откуда клаустрофобия!

— И среди них была Мари-Лу? — еле слышно спросила Эйлин.

Оливия кивнула.

— Поль не знал, что она наркоманка, иначе постарался бы помочь ей. Наверное, нет нужды говорить, что похищение отразилось на нем очень сильно. После этого он… он никогда уже не был прежним. Мой сын стал циничным и холодным.

Эйлин кивнула. Подобная метаморфоза ее не удивляла.

— А Мари-Лу?

— Мари-Лу и ее дружки попали в тюрьму. Родители одного вовлеченного в дело юноши нашли очень ловкого адвоката, который пытался доказать, что все случившееся просто неудачный розыгрыш, но ввиду большой суммы выкупа, полученной похитителями, его аргументы не были приняты. Тут же выяснилось, что Мари-Лу дарила свою благосклонность не только Полю, но и этому юноше.

Эйлин покачала головой. Когда первая любовь заканчивается неудачей, это уже плохо, но в таких обстоятельствах…

— После этого Поль, конечно, встречался с женщинами, но всегда выбирал только красивых и не очень умных, которые вписывались бы в его стиль жизни. Сесиль называет их «куклами», и она права. Когда она так говорит, Поль только улыбается, но в отношении вас… Рассказывая о вас, он не улыбался. Нет, не улыбался.

— Оливия… Поль не любит меня. Что бы он ни чувствовал, он ясно дал понять: это не любовь.

— Тогда мой сын — глупец, — пробормотала Оливия, глядя на свою собеседницу.

— То же Поль сказал о Роберте, — грустно призналась Эйлин. — Мой бывший возлюбленный. Он… он довольно жестоко обошелся со мной.

— И Поль назвал его глупцом? — Оливия откинулась на пышную подушку и уже по-другому посмотрела на Эйлин. — Не сдавайся, девочка. Чтобы выбраться из тьмы на свет, нужно время. Я знаю своего сына. Я знаю, что в нем от отца. Мой муж любил меня без памяти, и так же будет любить Поль, когда встретит свою женщину.

А если я не та женщина, которая ему нужна? — подумала Эйлин. Где я тогда окажусь? Оливия любит своего сына, и так и должно быть, но она смотрит на все с точки зрения благополучия для него. А как быть с моим благополучием? Поль может заполучить любую женщину, и, несомненно, хорошо понимает это. Он красив, богат, влиятелен, а я обыкновенная девушка из маленького канадского городка, которую он случайно встретил и которая редко говорит ему то, что ему хочется слышать. Это, только это заинтересовало его, даже заинтриговало. Но что случится, когда охота закончится и охотник получит свою добычу?

— Я думаю, вы ошибаетесь насчет меня, — негромко сказала Эйлин, — ошибаетесь и в отношении того, что чувствует Поль, но все равно спасибо за ваш рассказ и за доверие. Это… многое объясняет.

— Вы считаете, что я ошибаюсь? Что ж, время покажет…

Время. Друг оно или враг? Эйлин хотелось бы верить в первое, но рассудок подсказывал: второе.

И в этот момент дверь открылась, в палату вошел Поль, и, когда Эйлин взглянула на него, ее сердце вопреки всем страхам дрогнуло.

Покидая больницу, Эйлин уже знала, что сможет полюбить мать Поля.

— Вы еще навестите меня до отъезда? — спросила Оливия, когда Эйлин прощалась с ней.

— Если хотите.

— Да.

В коридоре Поль взял Эйлин за руку, повернул к себе и мягко сказал:

— Я же говорил, что вы понравитесь друг другу.

Странно, но после разговора с Оливией, после всего, что ей стало известно о Поле, Эйлин вдруг почувствовала, что он чем-то недоволен. Она заглянула в карие глаза, но Поль тут же отвернулся и пошел прочь от палаты, так что момент был упущен.

13

Утром следующего дня Поль отправился в больницу и не уходил до тех пор, пока не узнал, что операция прошла успешно и жизни его матери ничто не угрожает. Вернувшись домой, Поль поделился с Эйлин радостными новостями.

— Поехали на море, — весело предложил он. — Там мы и поплаваем, и поваляемся на песочке, и устроим пикник. Женевьева соберет нам что-нибудь.

Через десять минут Эйлин, одетая в джинсы и в футболку, стояла перед машиной, в багажник которой Поль укладывал приготовленную Женевьевой корзину для пикника.

Он оглядел Эйлин с головы до ног и, усмехнувшись, сказал:

— Воплощение юности.

— Едва ли. Мне уже двадцать три.

— Старуха, — сухо согласился он.

Эйлин не понравился его тон, и, не говоря ни слова, она села на переднее сиденье. Однако, стоило им выехать на дорогу, как Эйлин постепенно расслабилась. Она пообещала себе жить каждой минутой, а не ждать чего-то, и не собиралась копаться в своих мыслях и чувствах. Надо прекратить анализировать сказанное Оливией и не надеяться на чудо, твердо сказала она себе. Чудес не бывает.

— Здесь, — наконец объявил Поль, сворачивая с шоссе. — Я знаю отличное место для пикника. — Проехав около километра, он заглушил двигатель. — Родители часто привозили сюда нас с Сесиль, сестре нравилось здесь больше, чем на море. Она, видишь ли, всегда боялась волн, а тут можно спокойно поплескаться.

Эйлин огляделась. Бухта, куда привез ее Поль, была тихим, безлюдным и очаровательным местом. Ослепительно белый песок был усыпан розоватыми и серебристыми раковинами, вынесенными на берег ласковыми, неспешно набегающими волнами бирюзово-синего моря. Привозил ли он сюда других своих женщин? В те дни, когда был беззаботен и счастлив? Спросить Эйлин не решилась. Вместо этого задала другой, вполне невинный вопрос:

— Сесиль привозит сюда своих детей?

— Это племя обезьян? — Он лукаво улыбнулся, отчего у глаз собрались морщинки, и сердце Эйлин переполнилось любовью. — Да она и не соберет их, если выпустит на волю.

— Уверена, что они не настолько непоседливы, — укоризненно сказала Эйлин.

— Ты просто не представляешь, — сухо ответил Поль, открывая дверцу и помогая Эйлин выйти из машины. Потом он достал из багажника корзину и одеяло. — Если когда-нибудь мне потребуется лишний раз убедиться в том, что брак, семья, дети и домашняя жизнь не для меня, то достаточно будет одного визита в дом сестры. Бедлам. Постоянный.

Сильно сказано. Эйлин шагала рядом с Полем и размышляла над его словами. Может быть, это и не предупреждение, но, по крайней мере, напоминание, а если не то и не другое, то как тогда воспринимать его слова? Да и вообще как он смеет?! Как смеет он предупреждать ее таким вот образом?! Страшная мысль пришла ей в голову: что, если Оливия рассказала ему то, в чем она, Эйлин, призналась ей? Сказала, что она любит его? Нет-нет, Оливия ведь дала слово, что разговор останется между ними, ей можно верить. Просто Поль остается Полем.

С тяжелым сердцем опустилась Эйлин на расстеленное Полем одеяло, однако пикник, он же ланч, приготовленный Женевьевой, слегка улучшил ее настроение.

Вино, ветчина, ростбиф, хрустящий хлеб, сливочное масло, красные, готовые лопнуть, помидоры, салат, сваренные вкрутую яйца, домашний паштет, несколько видов сыра, маслины, фрукты…

— Интересно, на сколько человек рассчитывала Женевьева? — спросила Эйлин, когда они утолили голод, не съев и трети припасов.

— Только на нас двоих.

Поль допил вино, после чего лег на одеяло, прикрыл рукой глаза и, похоже, уснул. Эйлин смотрела на него, большого, сильного, похожего сейчас на отдыхающего после охоты гепарда, и думала, что он, пожалуй, не менее опасен, чем эта дикая кошка. Несмотря на это, Эйлин хотелось прижаться губами к смуглой коже Поля, вдохнуть исходящий от него аромат свежести, дорогого одеколона и чего-то еще, волнующего.

И все же ничего подобного Эйлин не сделала. Поль полностью контролировал свои чувства, почему она не может быть такой же? Торопливо выпив вино, Эйлин ощутила его приятное успокаивающее тепло, постепенно развеявшее мрачные мысли, и тоже улеглась на согретое солнцем одеяло. Что бы Поль ни делал — повергал ее в экстаз или швырял в пучину отчаяния, — ее мысли, ее душа были наполнены им все двадцать четыре часа в сутки. В отличие от него.

Солнце согревало лицо, легкий ветерок нежно касался кожи, принося с собой неповторимый аромат моря. Должно быть, Эйлин ненадолго уснула, потому что очнулась от прикосновения губ, прикосновения столь нежного, что оно могло показаться частью сна. Волнующего, эротического сна.

Она открыла глаза, и губы Поля тут же принялись ласкать их. Томное тепло разлилось по телу Эйлин, проникая в каждый уголок и отзываясь где-то в глубине его медленно зреющей болью.

И тут Эйлин услышала:

— Скоро уезжать, а мы так и не искупаемся?

Уезжать? Эйлин хотела остаться здесь навсегда, в этой укромной и уютной бухте, вдалеке от реального мира со всеми его проблемами.

— А море сегодня прекрасное, тихое и ленивое, — сообщил Поль и улыбнулся — слегка вымученно.

— Это самое прекрасное место на земле, — тихо сказала Эйлин. — Спасибо, Поль, что показал его мне.

Что-то дрогнуло в его лице, но голос прозвучал сдержанно:

— Не стоит благодарности.

— Поль…

Эйлин умолкла. Она почти физически ощущала его боль, скрытую за маской бесстрастности. И все же в выражении его лица было что-то такое, отчего по спине у нее прошел холодок. Поль обладал железной волей, сила духа, заключенная в этом человеке, пугала Эйлин. Ей никогда не сравняться с ним, никогда не добраться до оскорбленной души, надежно защищенной броней внешней невозмутимости. Она не знала, как это сделать.

— Что, Эйлин?

— Ничего, пустяки.

Пока она снимала джинсы и футболку, под которыми был купальник, Поль уже качался на синих волнах и призывно махал ей рукой. Несмотря на то, что солнце припекало, вода оказалась прохладной, и Эйлин невольно ахнула, сделав первый шаг по направлению к Полю. Но стоило ей зайти чуть дальше и пуститься вплавь, как ощущение холода пропало. Шелковистая восхитительная вода ласкала кожу, а бирюзовые волны безмолвно приглашали на них покачаться.

Доплыв до того места, где, по ее расчетам, находился Поль, Эйлин не увидела его и удивленно вскрикнула, когда он вынырнул прямо перед ней, как джинн из бутылки.

— Ты это сделал специально! — пробурчала она, сплевывая соленую воду и сердито глядя на Поля.

Но он, вымаливая себе прощение, прижал ее к себе, поцеловал, и в следующий момент Эйлин забыла о злости — она оказалась в раю. Ей казалось, что она может все, потому что никогда не чувствовала в себе столько жизни, столько желания жить.

Они провели в воде полчаса — резвились как дети, сбежавшие с уроков, ныряли, смеялись, качались на волнах. Наконец почувствовав, что сил больше не осталось, Эйлин направилась к берегу. Поль сказал, что еще поплавает. Эйлин доплелась до расстеленного на песке одеяла и рухнула на него.

Немного отдохнув, она набросила на плечи полотенце и села, чтобы было удобнее наблюдать за Полем. Его крепкое жилистое тело будто резало воду, и Эйлин невольно залюбовалась четкими движениями Поля. Она подозревала, что для Поля этот заплыв не просто дань любви к спорту, а что море для него еще одна арена, где он доказывал, вероятно, самому себе, что может справиться со стихией в одиночку. Почему-то эта мысль опечалила ее, омрачила радость от совместно проведенного дня.

Наконец Поль вышел из воды. Узкие черные плавки скрывали так мало, что их вполне можно было не принимать во внимание. Эйлин зачарованно смотрела на растянувшегося рядом Поля. Ей еще не доводилось видеть столь прекрасное, совершенное по силе и красоте тело. Она отвела взгляд, только когда Поль посмотрел на нее.

— Хорошо?

— Что? — На какое-то время Эйлин замерла, думая, что он заметил, как она разглядывает его.

— В море намного лучше, чем в любом бассейне, ты согласна?

— Да, конечно, — выдавила Эйлин.

— Хочешь выпить чего-нибудь? По-моему, в бутылке еще осталось вино.

— Отлично.

Отлично, отлично, отлично! Пожалуйста, надень же что-нибудь! — молила Эйлин, глядя, как перекатываются мышцы под гладкой смуглой кожей Поля. Догадывается ли Поль, в какое состояние приводит ее, находясь в этих похожих на фиговый листок плавках на расстоянии вытянутой руки? Если и догадывается, то не придает этому никакого значения.

Поль разлил по стаканам содержимое бутылки, сделал несколько глотков и снова улегся на полотенце.

— Хорошо.

— Да, очень хорошо, — согласилась Эйлин.

— Об этом месте мало кто знает, поэтому здесь почти всегда пустынно.

В данный момент это обстоятельство вовсе не обрадовало Эйлин.

— Ты должно быть устал. Как-никак пробыл в воде больше часа.

— Нет, Эйлин, я не устал.

Она уже знала, что сейчас случится. Знала с того самого момента, когда вышла из машины. Знала, что у него на уме. Но теперь, когда Поль привлек ее к себе, не сделала ни малейшей попытки оттолкнуть его. Она хотела этого. Все «за» и «против» не имели уже никакого значения. Она хотела Поля, хотела так, как никогда в жизни никого и ничего не хотела.

Его губы были соблазнительно близки, и первый поцелуй опалил обоих жаром разделенной страсти. Язык, проникший в рот Эйлин, словно включил какую-то кнопку, и все ее тело затрепетало. Ласки Поля становились настойчивее, и она принимала их с восторгом, не помня себя, полностью отдаваясь восхитительным ощущениям.

— Ты так хороша, — хрипло пробормотал он. — Такая сладко-соленая и невероятно мягкая. Черт возьми, Эйлин, ты знаешь, что делаешь со мной?

Вопрос не требовал ответа — плавки не могли скрыть очевидную силу его возбуждения. В душе Эйлин вспыхнула дикая, первобытная радость, примитивное удовлетворение оттого, что Поль не в состоянии обуздать потребность в ней. Она чувствовала нарастающую дрожь, чувствовала его силу. Его неукротимую страсть.

Она любила его. Она хотела знать, каково это — быть любимой им. В конце концов все свелось к этой простой истине.

Эйлин дрожала от возбуждения, но Поль, чьи руки и губы ласкали и дразнили ее, не спешил. Он умело пробуждал в ней желание, вызывал огонь в крови и… ждал ответа.

Чем могла ответить Эйлин на эти искусные ласки, если не страстью и желанием, рожденными любовью? В какой-то момент она ощутила глухое беспокойство: ей не следовало так вольно вести себя с Полем. Ведь им движет вовсе не любовь, а всего лишь желание. Его интересует только секс. Но, когда Поль потерся грудью о ее жаждущие любви набухшие соски, Эйлин забыла обо всем и отдалась захлестнувшему ее наслаждению.

— Эйлин, скажи. Скажи, что хочешь меня, — прошептал Поль, прижавшись губами к ее горячей коже. — Скажи, что хочешь меня так же сильно, как я хочу тебя. — Он вгляделся в ее бирюзовые глаза. — Скажи, что хочешь, чтобы я раздел тебя, чтобы взял тебя прямо здесь, на песке, под этим небом. Скажи. Эйлин чувствовала руки Поля, ласкающие ее грудь через тонкую ткань купальника. Она задыхалась, изнывала от желания принадлежать ему, но все же произнесла лишь те слова, которые были у нее в сердце:

— Я люблю тебя.

— Нет, Эйлин, скажи то, что я хочу услышать. Мы здесь вдвоем, не надо притворяться.

Она почувствовала, что Поль начал снимать с нее купальник, и тут только осознала смысл его требования. Все будет на его условиях: Поль хочет, чтобы она пригласила взять ее, сказала, что хочет его, но ей не разрешалось говорить о любви. Но ведь она его любит.

— Я люблю тебя.

Эйлин произнесла это так, словно констатировала факт, а не выплескивала безумную страсть, и Поль, поняв и почувствовав это, замер.

Она увидела, как меняется выражение его лица — оно будто застывало под порывами холодного зимнего ветра. Это было страшно. Эйлин поняла: ей никогда не забыть этот момент.

— Нет. Нет. Нет.

— Да. Да. Да! — Эйлин села, поправила бретельки купальника и набросила на плечи соскользнувшее полотенце. Несмотря на жару, ей вдруг стало холодно. Ее бил озноб. — Тебе это может не понравиться, — с достоинством сказала она, — но дело обстоит именно так. Ты сказал, что нам не нужно притворяться. Ты прав, Поль. В таком случае тебе следует знать: я хотела быть с тобой, потому что люблю тебя и у меня никогда ни с кем не было… близких отношений.

— Хочешь сказать, что не спала с Робертом? — В тоне Поля Эйлин отчетливо услышала удивление и недоверие.

— Нет, не спала. Возможно, тебе это кажется странным, возможно, это неправильно, но, пока не встретила тебя, я не осознавала почему. Я не любила его, не любила как мужчину, с которым хотела бы остаться до конца жизни.

Ну вот, теперь все сказано, подумала Эйлин. Пользы от этого не будет, но и жить дальше, терзая себя размышлениями о том, «что было бы, если бы», я не хочу. Пусть Поль знает, что любовь в моей душе, в моем сердце. Утешение небольшое, но, по крайней мере, теперь ему все известно. Она взглянула на застывшее лицо Поля.

— Я никогда ничего не обещал тебе, Эйлин. — Поль не смотрел на нее. — Ты все знала, знала мое отношение к тем вещам, о которых ты говоришь. Я не создан для того, чтобы быть вместе с кем-то. Я этого не хочу.

— Почему ты так боишься произнести это слово? — тихо спросила Эйлин. — Потому что любовь идет рука об руку с вероятностью предательства и утраты?

Он бросил на нее пронзительный взгляд, словно хотел заставить замолчать.

— Мари-Лу, о которой ты рассказывал, она ведь предала тебя, да? Что произошло, Поль?

Он тяжело вздохнул и раздраженно бросил:

— Что толку говорить об этом? Прошлое это прошлое.

— Но для тебя это не прошлое, — упрямо возразила Эйлин. — И, пока это так, ты никогда не сможешь достичь будущего.

— Оставь банальности при себе, Эйлин!

— Ты хочешь поругаться со мной, да? — Она видела, что Поль начинает злиться, но все же решила не останавливаться. — Нападение это лучшая защита, и все такое. Этим ты только прикрываешь свой страх. Да, тебе страшно. Ты боишься рискнуть и довериться кому-то!

— Хочешь услышать о Мари-Лу? — с горечью спросил Поль. — Что ж, я тебе расскажу! Все! Со всеми омерзительными подробностями.

Слушая бесстрастный рассказ, Эйлин внимательно смотрела на Поля. Он был прав, это ничего не дало, с болью поняла она. Только теперь он возненавидел и меня. Мне казалось, что, рассказав о прошлом, Поль облегчит душу, но вместо этого он поведал мне о том, что считал своим унижением, своим поражением. Я сама заставила его возненавидеть меня. Его гордость безгранична, и теперь он не сможет простить мне свою откровенность.

Когда он закончил и молчание стало невыносимым, Эйлин едва нашла в себе силы заговорить.

— Она была больна, Поль. Больна и телом, и разумом. Человек в таком состоянии не способен любить. Любовь это совсем другое…

— А почему ты считаешь себя экспертом? — грубо спросил Поль.

— Потому что люблю тебя.

Он вздрогнул, как от удара, но тут же его лицо снова превратилось в маску.

— Ты говоришь о сексуальной привлекательности, только обряжаешь это в нечто благопристойное, успокаивая совесть. Ты обманываешь себя. Чувство, о котором ты говоришь, не существует. Биологическая потребность в совокуплении, желание создать гнездо, продолжить род, потребность в тепле и в защите, в безопасности — все это грани того, что ты называешь любовью. Совершенно неестественно ожидать, что два человека смогут жить вместе до самого конца. Человек не моногамное животное.

Эйлин знала, что потеряла Поля. Хотя, чтобы что-то потерять, надо сначала это что-то иметь, а Поль никогда не принадлежал ей.

— Я в это не верю и не думаю, что ты веришь. Загляни себе в душу, Поль. Есть такая любовь, которая длится вечно, в которой соединено все — и желание, и страсть, и преданность. Так было у моего брата и его жены. Думаю, что так было и у твоих родителей.

— Ты ничего не знаешь о моих родителях, — отрезал Поль, — так что не читай мне нотаций.

Эйлин была задета за живое. Какая самоуверенность! Впервые за время разговора ее охватил гнев, и она даже не стала пытаться унять его. Ей нужна была укрепляющая сила злости, чтобы справиться с душевной болью и отчаянием.

— Читать нотации — тебе? — Она усмехнулась. — Тебе, великому Полю Дасте? Да как бы я посмела! Как может простой смертный прекословить столь великой личности?! Как смеет выражать собственное мнение в твоем присутствии?!

— Прекрати, не будь ребенком, — поморщившись, попросил Поль.

— Пусть я ребенок, но предпочитаю быть им, а не бездушным камнем вроде тебя! — запальчиво возразила Эйлин. — По крайней мере, я живая, Поль! Я чувствую, мне больно, я плачу… я делаю все, что делают нормальные люди, я чувствую то же, что и все. Конечно, жизнь может сложиться так, что мы еще пожалеем, что родились, но надо не отступать, а бороться. Ты же позволил Мари-Лу убить тебя, это ты понимаешь? Да, тебя вытащили из этого чертового подвала, но потом ты вырыл себе другую нору, более глубокую и более страшную. Ты не человек, ты мертвец.

— Ты закончила?! — свистящим шепотом зловеще осведомился Поль.

— О да, закончила. Покончила. С тобой. С этим смехотворным фарсом! С этой страной! Я хочу вернуться домой. — На последних словах у Эйлин сорвался голос.

— Обещаю, что отправлю тебя в Канаду завтра первым же рейсом, — язвительно бросил Поль.

Пусть мне плохо, пусть я опустошена и убита горем, но он меня не сломает!

— Поосторожнее, Поль. Обещания — это не твое.

Возвращение в имение походило на кошмар, какого Эйлин не пожелала бы и врагу.

Лицо Поля превратилось в каменную маску. Он не смотрел на Эйлин, не разговаривал с ней. Она сидела, вжавшись в спинку сиденья, а в голове у нее вертелись и вертелись жестокие слова, брошенные ею Полю.

Да, жестокие, горестно признавала Эйлин. Я люблю его, люблю всем сердцем, а попытка объясниться закончилась взаимными оскорблениями. Мне следовало проявить понимание, быть доброй и любящей, показать, что настоящая любовь способна подставить другую щеку. Мне следовало дать понять Полю, что, каким бы он ни был, я все равно люблю его.

Но Поль… Его дерзость, самоуверенность были совершенно невыносимыми! До встречи с ним я даже не подозревала, что способна так разозлиться! Только вот все сказанное… Эйлин закрыла глаза. Можно держать пари, что никто еще не разговаривал с ним в таком духе. Как он мог довести меня до такого состояния, что я, любя его, дошла до столь сильных выражений? Я отдала бы все на свете ради того, чтобы залечить раны, нанесенные ему Мари-Лу и его, так называемыми, друзьями.

Они подъехали к дому, Поль вышел из машины и открыл для Эйлин дверцу, но не сказал ни слова, пока они не вошли в холл.

— Ты, должно быть, устала после столь изнурительного дня, — сдержанно заговорил он, глядя на Эйлин сверху вниз. — Я распоряжусь, чтобы Женевьева принесла тебе ужин в комнату, после того как ты примешь ванну.

Другими словами, он не желал ее больше видеть до самого отъезда, до завтрашнего утра. Эйлин сдержанно кивнула и с достоинством заявила:

— Спасибо, я не голодна.

— Тем не менее, ужин тебе принесут.

— Делай что хочешь, ты всегда так поступал.

Эйлин направилась к лестнице, еле передвигая дрожащие ноги. Бесчувственное чудовище, вот он кто. Эйлин хотелось плакать, дать волю слезам, облегчить душу, но внутри ничего не осталось, кроме сухого пепла, и от этого ей было еще хуже.

Приняв ванну, она накинула халат и вышла на балкон. Солнце уже садилось, и сад погружался в сумерки. Эйлин подставила лицо нежному ветерку, принесшему аромат цветов, и удивленно подумала, что еще может ходить и разговаривать, когда сердце разбито вдребезги. А ведь это только начало, ей нужно научиться жить с этой болью в сердце до конца дней… жить без Поля.

Минут через десять Женевьева принесла поднос с ужином. Эйлин не притронулась ни к чему, лишь взяла с собой на балкон бокал белого вина. Усевшись на плетеный стул, она потягивала терпкий напиток и перебирала в памяти события сегодняшнего дня. После долгих раздумий Эйлин решила, что не сожалеет о том, что сказала Полю.

Солнце уже почти скрылось за горизонтом, и огромное бледно-голубое небо исчертили яркие алые, золотые и оранжевые полосы. Все было так величественно, так красиво, но сегодня красота не наполняла душу радостью, а скорее пугала. Эйлин чувствовала, что внутри нее что-то умерло.

— Поднос на столике, Женевьева, — не поворачивая головы, сказала Эйлин, услышав за спиной шаги. — Извините, у меня совсем нет аппетита, наверное, это из-за того, что я сегодня слишком долго пробыла на солнце.

— Прости меня, Эйлин.

Она резко обернулась, пролив вино. Поль стоял совсем рядом, в нескольких шагах от нее. Он выглядел ужасно. И прекрасно. Сердце Эйлин дрогнуло и тут же пустилось вскачь.

— Что… что тебе нужно?

— Чтобы ты продолжала любить меня. — Он не попытался приблизиться даже на шаг.

— Ты не веришь в любовь, — возразила Эйлин, чувствуя, как подступают к глазам слезы, те самые слезы, которых, как казалось, в ней уже не осталось.

— Если то, что я чувствую к тебе, не любовь, тогда все поэты просто ошибались, — со вздохом сказал Поль. — С того момента, когда я увидел тебя, оно было во мне всегда. Я пытался дать этому другое название — желание, страсть, сексуальная привлекательность… ты все это уже слышала. Я не могу… не могу позволить, чтобы ты оставила меня. Если ты уедешь, я умру, и это меня пугает.

Признание прозвучало так, будто Поль сердился на себя, при других обстоятельствах Эйлин, наверное, нашла бы это забавным.

— Ты… ты не умрешь. У тебя есть Жанна и другие. — Только теперь, произнеся имя, Эйлин вдруг поняла, как мучит ее присутствие в жизни Поля этой женщины.

— Жанна? — Он махнул рукой, и жест этот вызвал у Эйлин сочувствие к прекрасной француженке. — Жанна для меня все равно, что сестра. Я уже говорил тебе. А другие… их просто нет. Теперь, когда я встретил тебя, других не будет. Ты это сделала, ты отняла меня у всех остальных.

— Ты сказал… — Эйлин глубоко вдохнула, чтобы не дрожал голос. — Ты сказал…

— Я сказал, что ты обманываешь себя, но это я, — я, а не ты — не хотел признавать очевидного. Ты бросила мне вызов, сказав, что я боюсь произнести слово «любовь». Это правда. Да, правда.

— Так что же изменилось? — спросила Эйлин, глотая слезы. — Что заставило тебя передумать?

— Мысль о том, что я теряю тебя, любовь моя.

Эйлин никогда не думала, что Поль сможет назвать ее так, да и сейчас не могла в это поверить.

— Ты хотел просто скоротечного романа, — обвиняюще бросила она.

— Да, я хочу романа. Такого, который продолжался бы до конца жизни, настоящего романа. Я хочу тебя, Эйлин. Не просто теплого тела в постели. Я хочу, чтобы мы стали друг для друга всем: супругами, любовниками, друзьями. Да, меня это страшит, но меня еще сильнее страшит жизнь без тебя. Когда ты сегодня сказала, что любишь меня, я понял это. Помнишь тот участок земли, который я купил? Там, где живут бабочки? — внезапно спросил он.

— Бабочки? Недоуменно переспросила Эйлин. — О да, Леви-Вэлли.

— Я не буду ничего там строить, — мягко продолжал Поль. — Я уже купил новый участок, вот на нем Фрэнк и развернется. Властям сообщено, что я намерен превратить этот твой луг в заповедник и место для прогулок. На эти цели будет ежегодно выделяться определенная сумма.

— Когда ты это сделал? — растерянно спросила Эйлин.

— Когда встретил девушку, которую ждал всю жизнь, — просто ответил он. — Несколько недель назад. Теперь это место будет называться «Луг Эйлин».

Она долго смотрела на него и молчала.

— Мой луг? — наконец спросила Эйлин.

— Твой. — Поль обнял ее и поцеловал так, что у нее перехватило дыхание. — Ты моя любовь, навсегда.

— Я хочу детей, — предупредила Эйлин, удивляясь, что одного поцелуя оказалось достаточно, чтобы стереть всю боль последних часов.

— И я тоже. Дюжину, не меньше.

— А если они будут такими же, как дети Сесиль?

— Они будут совершенством, — уверенно возразил Поль. — Да и как может быть иначе, если у них будет идеальная мать?

— Я не идеал, — самокритично сказала Эйлин.

— Идеал. Для меня.

Он поднял ее на руки как пушинку и снова начал целовать, пока у Эйлин не закружилась голова.


home | my bookshelf | | Любовный соблазн |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу