Book: Святой десант



Эндрю Харман

Святой десант

СМЕРТЬ ДУШЕКУПЦА

Утренний геккон с прищуром взглянул на тень, крадущуюся по циферблату солнечных часов, мысленно пожал чешуйчатыми плечами и заторопился прочь, скрываясь из поля зрения и слуха. Многотрудные годы личного, полученного из первых лап опыта жизни в горном городе Аксолотле научили его тому, что надолго здесь ничто безмятежным не остается. Так никогда не бывало — особенно ранним утром в Гад-парке.

И сегодняшнее утро не стало исключением.

Раздался хруст энергичных шагов по выбеленным солнцем камешкам Дженской лужайки, и фигура в длинной черной сутане и соответствующей ермолке заспешила по извилистым тропам пятидесятифутовой площадки, сжимая в руке немалых размеров чемодан. Глаза вновь прибывшего то и дело метались влево-вправо на предмет какого-либо движения — признака чьей-то конкуренции. Нет, не затем он забрался в такую даль, чтобы в последний момент лишиться своего места. О нет. Только не после трех суток перетаскивания проклятого чемодана по дьявольски бесконечным горам. Никоим образом. Все это удовольствие стоило слишком дорого.

Внезапно краем глаза он все-таки заметил движение — качнулась ветка и мелькнула тога. Звучно заскрипев зубами, человек в сутане пригнулся и еще быстрее устремился вперед. А тот, что был в тоге, перепрыгнул через невысокую ограду из кактусов, заметил духовное лицо и с громкими криками бросился ему наперерез. Белые камешки летели у него из-под ног, пока он стремительно ускорялся на курсе перехвата, ведущем к сверкающей мраморной колонне.

Тогда человек в сутане отчаянно размахнулся своим объемистым чемоданом и, точно гигантскую тарелочку «фрисби», с замиранием сердца запустил его в сторону своего противника. Внезапно превратившаяся в метательный снаряд, ручная кладь приземлилась со всплеском гравия, после чего неудержимо заскользила вперед и угодила точно по паре несущихся навстречу лодыжек. Изрыгая бурный поток сквернословий, человек в тоге закувыркался прямиком к предельно неприветливой ограде из кактусов.

Его высокобесподобие Брехли Трепп победно вскинул руки, а затем быстро подхватил свой чемодан и запрыгнул на нижнюю ступеньку лестницы к трибуне в Уголке Проповедника. Итак, ему все-таки удалось застолбить за собой это место и получить возможность проповедовать здесь хоть целые сутки — до девяти часов завтрашнего утра, когда все начнется сначала.

Испустив могучий вздох облегчения, Трепп принялся лихорадочно распаковывать чемодан, готовясь воспользоваться всеми преимуществами наилучшей точки для проповеди в всем горном городе Аксолотле.

Геккон неодобрительно хмыкнул себе под нос, лениво задумываясь о том, чего ради эти люди прилагают так много усилий в такой ранний час. Почему они не могут просто найти себе подходящую скалу и капитально на ней поблаженствовать, как сделало бы всякое приличное существо? Мысленно покачивая головой и бормоча себе под нос всякие рептилианские соображения о глупости млекопитающих в целом и людей в частности, геккон ускользнул прочь в тот самый момент, когда человек в темно-сером костюме, чуть наклонив лысеющую голову и громко пыхтя, стал прокладывать себе дорогу по Дженской лужайке.

— Какого дьявола вы вдруг так срываетесь и несетесь невесть куда? — укоризненно выдохнул он его высокобесподобию Брехли Треппу из Речистой Миссии. — А что, если бы я заблудился или…

— Конкуренция, Таргаш, конкуренция, — ответствовал Трепп, хмуро указывая на человека в тоге, который тем временем вынимал несколько особенно длинных колючек кактуса из предельно деликатной части своей анатомии.

— Какая еще конкуренция? — воскликнул лысеющий мужчина, а затем добавил: — И, между прочим, для вас я мистер Таргаш!

Игнорируя последние слова клиента, Брехли Трепп развернул большой складной плакат, покрытый цветными глянцевыми иллюстрациями.

— Об этом я вам уже рассказывал по дороге, — пробормотал он. — Древняя аксолотлианская традиция. «Кто первым поспел, тот больше спас».

Таргаш вытер потный лоб и огляделся:

— Так вы говорите, это и есть Уголок Проповедника?

— А вы чего ожидали? Горящих свечей? Или, быть может, амфитеатра?

— Но он такой маленький.

Трепп хмыкнул.

— Как я не раз пытался втолковать некоторым моим дефективным друзьям, это не имеет никакого значения. Важно лишь то, что вы тут делаете. Поверьте мне, через каких-то несколько минут здесь плюнуть будет некуда.

— Лично я знаю, куда бы я сейчас плюнул, — рявкнул от ограды из кактусов человек в тоге, гневно глазея на Треппа. — Шарлатан! Ты тут каждую неделю трусишь по одной и той же натоптанной дорожке…

— А, заткнись. Только высунь нос, и я тебе опять полный рюкзак накидаю! Я первым сюда пришел. Теперь это место мое на все то время, что полагается согласно указу Священного управителя. — Трепп пренебрежительно мотнул головой и воззрился на солнечные часы. Оставалось меньше минуты.

Таргаш явно пребывал в недоумении.

— Полный рюкзак накидаете? — озадаченно спросил он. — Выходит, здесь получился двойной заказ? — Коммерсант снова вытер лоб, и его колени дали слабину. Неужели он только затем трое суток сюда карабкался, чтобы его теперь какая-то клерикальная ошибка остановила?

Его высокобесподобие Брехли Трепп запрокинул голову и громко расхохотался:

— Двойной заказ? Нет, что вы. Я же сказал — кто первым поспел…

Поблескивающий от влаги лоб Таргаша пересекли подозрительные морщинки.

— Помилуйте, но за что же я тогда отстегнул вам сотню мротов заказной оплаты? А? Прошу объяснить.

— А почему, собственно, это должно вас заботить? Политика Речистой Миссии, как вам хорошо известно, заключается в том чтобы проповедовать в любое время, в любом месте, любое слово. «По любому!» — так это называется. И вот я здесь, ради вас готовый, страстно желающий и более чем способный проповедовать ваше слово. К несчастью, однако, пока что это ваше слово зашло не слишком далеко. Я это знаю и вы это знаете, но мы должны позаботиться о том, чтобы аудитория тоже это узнала. Но она этого не узнает, если ее здесь не окажется. Видите, в чем загвоздка?

Таргаш, в состоянии полной озадаченности, просто обратил ладони к небу.

— Должен же я был позаботиться о том, чтобы народ здесь появился, не так ли? — Трепп потер большой палец об указательный, словно между ними была зажата монетка. Затем он отвернулся от коммерсанта и развернул еще один складной плакат, подравнивая его для максимального обзора и ухмыляясь при виде до неприличия эротичного нижнего белья, демонстрируемого в равной мере непристойными фигурами обоих полов.

— Вы… вы что, подкупили публику? — укоризненно выдавил из себя Таргаш.

— Нет-нет, что вы. Никаких подобных крайностей. Прошу вас, окажите мне хоть какое-то доверие.

— Где же тогда та сотня мротов?

— Истрачена, — буркнул Трепп, вытаскивая из чемодана демонстрационные образцы.

— Куда? На что? Вы получили расписку? — возмутился Таргаш, вдруг излишне остро вспоминая интересы своего бизнеса.

Взглянув на солнечные часы, Брехли Трепп решил, что это объяснение следует проделать в предельно быстром темпе.

— Слоновая улица, 55/57, квартира 28, полторы колонки в разделе Предсказаний. Такие дела. — И, отвернувшись от Таргаша, он продолжил возиться со своими демонстрационными материалами.

— Постойте, но я ровным счетом ничего не понимаю, — забрызгал слюной лысеющий коммерсант.

Речистый миссионер возвел глаза к небу и заскрипел зубами. Затем, уже трепеща от предвкушения скорой проповеди, он пронзил Таргаша диким взором и погрозил ему пальцем, подаваясь вперед над четырехфутовой мраморной колонной.

— Если бы вы уделяли хоть малейшее внимание тому, что я вам все эти последние дни втолковывал, истина открылась бы вам во всем сиянии наконец-то обретенной Чаши Грааля. И вы не мешали бы мне в последних важнейших приготовлениях. Вместо этого, судя по всему, ввиду предельного тугодумия некоторых персон я вынужден буду…

— Сарказм здесь ни к чему…

Трепп издал протяжный стон и задумался, будет ли в конечном итоге заключенный с Таргашем контракт стоить всех заморочек.

— Что любой житель Аксолотля ранее всего прочего делает по утрам? — спросил его высокобесподобие таким тоном, с каким педантичные учителя обычно обращаются к особенно тупоумным ученикам младших классов.

Таргаш рассеянно сунул палец в рот, а на его физиономии появилось отсутствующее выражение.

— Идет в туалет?

— Нет, нет и еще раз нет! Думайте! — Брехли Трепп жестом показал, как он раскрывает газету и читает.

— Решает кроссворд?

— Тьфу! А название «Угадайка» ничего вам не говорит?

— Ах да. Вы мне об этом рассказывали.

— Ура! Да благословит Моразмия, божество памяти, ваши столь быстрые нейрончики. Вы все-таки вспомнили! И к каком разделу они обращаются самым первым делом? — Взглянув на солнечные часы, Трепп понял, что для столь деликатного подхода у него уже, скорее всего, нет времени. — К разделу Предсказаний! — ответил он на собственный же вопрос.

— Да-да. Я как раз собирался об этом сказать, — забормотал Таргаш, внезапно отчетливо все припоминая. Две ночи тому назад Трепп ему все объяснил. То ли из-за избытка родственного спаривания, то ли из-за влияния солнца, то ли из-за каких-то примесей в воде, толком никто не знал, но по какой-то причине девяносто девять процентов жителей Аксолотля имели этот дар . Применялось ли ими бросание древних гадательных костей, рассматривание формы пены на кружке с элем или близорукое вглядывание в сверкающий кристалл — результат всегда был одним и тем же. Аксолотлианцы могли видеть будущее.

Так, здесь имелись люди со способностью видеть зарождающееся пламя вроде «Гасилы» Шланка и его верного осла Штуцера, которые работали в Службе Предотвращения Пожаров Они приходили за пару минут до того, как та самая искра вылетала из-под копыта той конкретной ламы, обращая именно тот стог сена в безумно пылающее инферно, и предотвращали катастрофу проворно вылитым куда следует ведром воды. Другие, с преимущественно кулинарными склонностями, находили себе работу в мириадах предприятий быстрого питания, что испещряли весь Аксолотль и его окрестности. Их умы обращались к конкретным блюдам, которые доставлялись к конкретным дверям через считанные секунды после появления за этими дверями искорки голода. Были здесь и предсказатели появления мусора, которые, ощутив странную щекотку в носу, бросались на улицу и ставили бачок в том конкретном месте, куда вот-вот должна была упасть какая-то пакость.

А некоторые работали в еженедельном журнале «Угадайка», путем напряженного обдумывания различных знаков и знамений составляя очередной раздел Предсказаний. Раздел этот был весьма специфическим. Размещенные в нем сведения выходили далеко за пределы смутной расплывчатости классического гороскопа, устраняя из грядущего дня практически все возможные неожиданности. Особые надзиратели, чью заботу составляло предвидение зловещих существ, издавали предупреждения о черных мантрических гекконах невероятной зловредности, предоставляя точное время и место их появления и тем самым заботясь о том, чтобы ничей путь не оказался упомянутыми гекконами пересечен. Хромотерапевты объявляли, какие цвета будут максимально благоприятны для вашей личной ауры, идеально с ней гармонируя. Для сверхсуеверных жителей Аксолотля журнал «Угадайка» был жизненно важным чтением.

— Но какое отношение все это имеет к моей заказной оплате в сто мротов? — спросил Таргаш, по-прежнему пребывая в немалом замешательстве.

Трепп глухо зарычал, вытащил из кармана еженедельник и бросил его коммерсанту:

— Страница двенадцатая. А теперь отойдите в сторонку, если только не хотите, чтобы вас тут сейчас растоптали.

— Что?

— Они всегда страшно пунктуальны, слишком боятся опоздать.

До проповедника уже доносился шум собирающейся со всех концов города толпы.

Его высокобесподобие Брехли Трепп из Речистой Миссии (Отдел контрактного обращения) возвел глаза к мерцающей золотистой черепице Главного Муниципального Храма, нахлобучил себе на голову митру и звучно откашлялся.

Когда он минутой позже опустил взгляд, все пространство Гад-парка представляло собой море нетерпеливо ожидающих лиц. Некоторые из опыта предыдущих недель были ему знакомы.

— Граждане Аксолотля, — объявил его высокобесподобие Трепп, воздевая руки в проповедническом пыле и рвении. — Я так рад, что вы смогли сюда прийти. — Внутренне он ухмыльнулся, купаясь в теплом красноватом свете близящегося массового обращения.

Таргаш разинул рот, начиная читать особым образом расположенное предсказание на странице двенадцатой. Теперь до него дошло, почему Трепп был так уверен в появлении огромной толпы. Как могли они здесь не появиться, столкнувшись с таким намеренно двусмысленным и устрашающим их суеверные души предсказанием?

Вы никогда не бывали счастливее. Вы никогда не бывали восторженней. И больше никогда не бывать вам такими свободными. Если только… Если только не прибудете вы в Уголок Проповедника завтра в 9 утра. Будьте же там… или рыдайте вечно.

Таргаш оглядел море нетерпеливых тел, каждое из которых жаждало узнать, какова причина нынешней кульминации их счастья, и каждое из которых страшилось грядущего. Коммерсанту пришлось признать, что это и впрямь был чрезвычайно ловкий прием. Несколькими минутами раньше у него имелись определенные сомнения, но теперь он был полностью удовлетворен. Сотня мротов была потрачена не зря.

— Мои дорогие граждане, надеюсь, все вы понимаете свою исключительную привилегированность, — засочился елеем Трепп, подняв руки вертикально и приветственно помахивая толпе. — И вот теперь вы стоите на самой грани нового и ужасного откровения.

Все дружно ахнули.

— Да-да, ужасного. Но только для тех, кто здесь не присутствует. Это они задрожат, когда до них дойдет понимание об утраченной безопасности, о том душевном спокойствии, которого они лишились, не прибыв сюда сегодня утром.

Таргаш ухмыльнулся и ощутил, как смесь облегчения с радостным предвкушением теплым червячком пробирается по его кишечнику.

Брехли Трепп был по-настоящему хорош. Коммерсант слышал, что он самый лучший из Речистых Миссионеров, но до настоящего момента не был полностью в этом убежден. Солидная денежная сумма, врученная Треппу, с тем чтобы он поделился благими вестями о новейшем продукте Таргаша, судя по всему, должна была полностью окупиться. Коммерсант знал цену опыту, а у Треппа было его навалом. Двадцать лет обращения кочевников и язычников на путь истинной веры он провел только затем, чтобы тремя годами позже вернуться и обратить их в нечто новое, сияющее и еще более душеспасительное. Однако теперь все было иначе. Ушла в прошлое благородная награда за разжигание искорки первичной веры в полномасштабный пожар фанатичной приверженности. Ушла в прошлое скромная пара мротов благодарного пожертвования. Теперь приверженность имела более тонкий и меркантильный характер.

Два года тому назад Речистая Миссия отказалась от финансового самоубийства общения с божествами и перешла к куда более выгодным процедурам в рамках экономического сообщества. За одну ночь все ее члены стали миссионерами — или «милостионерами», как они сами предпочитали себя называть. Вскоре не осталось таких мест, куда они не могли бы ворваться, распространить на всех свою милость и сорвать превосходный куш.

И теперь его высокобесподобие Брехли Трепп пребывал в самом расцвете творческих сил. Он дергался и крутился, выплевывая цепочки слов, точно сумасшедший дервиш с острым вербально-кишечным расстройством.

— Только взгляните на эти картинки! — объявил Трепп, указывая на глянцевые изображения пышных полногрудых красоток и загорелых мускулистых верзил в обтягивающем нижнем белье. — Я знаю, о чем вы сейчас думаете. Разве слова «плоть», «похоть» и «секс» не всплывают у вас в голове? А? Не всплывают?

С немалым удовлетворением проповедник приметил в толпе множество виноватых лиц.

— Разве не посещают вас плотские мысли о поблескивающих от пота телах, что катаются по пуховым ложам похоти и разврата? — продолжил он. — Да, вы правы, все это отвратительно! И вот что я вам скажу! Вы все — жертвы самых глубочайших и темных своих желаний! Всеми вами бессовестно манипулирует этот досадный и докучливый демон секса!

Все рты потрясенно раскрылись. Брехли Трепп немного расслабил свою позу пораженного ударом молнии и понизил голос до более доверительного тона. Сложив руки у груди, он подался вперед над верхом мраморной кафедры в Уголке Проповедника.

— А скажите, останавливались ли вы когда-нибудь, чтобы задуматься, насколько это опасно? Да-да, чрезвычайно опасно! Один краткий момент отвлечения на разглядывание роскошно сложенного тела, затянутого в кусочки атласа… и кто знает, где все это закончится. Один рассеянный поворот на улицу скверного предзнаменования, сталкивающий вас лицом к лицу с неведомой опасностью… Кто может сказать, нет ли там одного из дюжины разных зловещих существ, что таятся в тени, готовые внести гибельный ужас в вашу жизнь? Да, это правда. Нет у дьявола большей опасности, чем… Нижнее Белье!



Указательный палец проповедника неистово размахивал, указывая в сторону неба, пока он обрушивался на волнующееся море пораженных благоговейным ужасом граждан Аксолотля.

— Да! И риск еще больше возрастает, если это нижнее белье ненадежно закреплено. Подумайте о катастрофах, которые только и ждут, чтобы случиться, когда скверно закрепленная лямка в самый неподходящий момент сползает к чувствительному участку.

Несколько молодых мужчин в аудитории заметно содрогнулись. Трепп мысленно усмехнулся и испустил вздох облегчения. Его информация была верна. Мода на фетишистское нижнее белье по-прежнему набирала обороты. Увидев реакцию аудитории, проповедник понял, что она у него в руках.

— Но не бойтесь, граждане Аксолотля. Я могу спасти вас от зол нижнего белья. Долее не будет эта заблудшая похотливая мыслишка сбивать вас с толка, более не подвергнетесь вы риску предательски сползшей лямки. Обретите полный контроль над вашим будущим и окажитесь в уютных объятиях теплой ворсистой подкладки. За пожертвование всего-навсего в пять с половиной мротов за пару я смогу предоставить вам удовлетворительно-комфортабельную поддержку вот этой вещицы!

Натренированным взмахом руки его высокобесподобие расстегнул две защелки на паре демонстрационных плакатов, расположенных по обе стороны от кафедры. Плакаты театрально раскрылись, заслоняя первоначальные изображения нижнего белья, и обнажили широкий диапазон полноразмерных, готовых к носке нижних рубашек для обоих полов, голубых и розовых.

Брехли Трепп собрался с духом для последнего проповеднического толчка, втыкая в толпу твердые взоры, а также закаленный во многих испытаниях кончик указательного пальца.

— Да! Освободитесь от опасностей шелковых трусов и атласных бюстгальтеров, избавьтесь от зол блудливых лямок и примкните к идущим единственно верным путем. Войдите в вечность свободными от вульгарных побуждений. — Голос проповедника воспарял, щеголяя распевными интонациями, пока он передавал свое последнее сообщение. — Да! Вы будете чувствовать себя такими счастливыми, не имея необходимости обнажаться. Будущее — это радость быть одетыми в Нужное Белье!

Таргаш готов был зааплодировать, а толпа уже раскошеливалась на пожертвования, но тут…

— Да зачем нам все эти шмотки? — вскричал мужчина в тоге у самого края толпы. Иголки кактуса все еще как попало торчали из его воротника.

— Что? Что? — переспросил Трепп.

— Почему мы должны верить в то, о чем ты нам тут толкуешь? — крикнул в ответ мужчина, обретая все больше уверенности.

Пальцы Треппа судорожно вцепились в край кафедры.

— Потому что… потому что это единственно верный путь… Он явно заволновался. Еще никто и никогда не отвечал ему ударом на удар.

— Брось, Трепп. Ты знаешь, что это вранье. За последние два года ты краснобайствовал перед нами уже о доброй сотне разных «единственно верных» путей. Будь мы такими идиотами, чтобы верить каждому твоему слову и всей той чешуе, которую ты еженедельно исторгаешь, мы бы уже пользовались при приготовлении пищи экстрадевственным оливковым маслом «Аллейна», при мытье — истинно-ангельской мыльной стружкой «Дом Эстес», а пили бы мы только бесконечные галлоны боговдохновенного эля «Старый Мальчик». Что же до надежных, как святой Георгий, презервативов…

— Ладно, ладно. Короче, гражданин. В чем суть? — прорычал Трепп из-за мраморного столпа.

— Суть в том, что каждую неделю ты сюда заявляешься, встаешь вон на ту ступеньку и заводишь очередной бред про единственно верный путь к спасению. Одну неделю трендишь про священнопищеварительный шоколадный батончик «Снюхерс», а на другую затягиваешь: «С утра и до ночи, трудящийся, пей / Только божественный кофе „Несклей“». Нельзя ли все же быть более последовательным?

В толпе стал нарастать одобрительный ропот.

— Вот, значит, в чем суть? Быть более последовательным? Я правильно понимаю? — Пытаясь принять вид морального превосходства, проповедник взглянул на кончик своего носа.

— Не совсем, — ухмыльнулся мужчина в манере, от которой у Треппа как-то особенно неприятно зачесалось вокруг шеи. — Суть в том, что ты… просто мошенник!

Толпа неодобрительно зашикала и приготовилась извергнуть поток презрительного улюлюканья.

— Я… я… пути богов порой загадочны, и есть много, очень много дорог, которыми можно пойти, — забормотал Брехли Трепп, бросая взгляд на Таргаша и с извиняющимся видом разводя руками. Ответом ему стал яростный взор без малейшего намека на дружелюбие.

Улюлюканье началось.

— Э-э… нет-нет, послушайте, я просто выполняю свою работу, указывая пути, которые вы вольны выбрать. А теперь я действительно могу предложить вам небольшую скидку на пожертвования в случае массового обращения в Нужное Белье…

Из толпы раздался гневный вскрик, и банка кофе «Несклей» полетела прямиком к высокому лбу проповедника. В последний момент Трепп успел пригнуться и выпрямиться. Вместо кофейных зерен лоб его обильно усеяли соленые капли паники.

— Ну-ну, погодите минутку, давайте не будем так торопиться…

Пузатая банка исчезла в дальнем ряду изгороди из кактусов, угодила в один, особенно сочный, — после чего была со страшной силой катапультирована обратно. Толпа аксолотлианцев буквально кипела, донельзя раздраженная тем, что ее лучшие суеверия были так нагло использованы для гнусной манипуляции.

— Послушайте, этот товар действительно первоклассный, тут все в порядке. Я сам с удовольствием его пью и… — Тут банка «Несклея» треснула Треппа по затылку, отправив митру проповедника лететь дальше в толпу. Его былая аудитория разразилась шумными криками восторга и, словно банка послужила чем-то вроде спускового крючка, начала нажимать вперед.

В этот самый момент его высокобесподобие Брехли Трепп от всей души пожалел о том, что в свое время отказался проходить курс «Избегание надвигающегося бунта», который ему настойчиво предлагала Миссия.

Дружные выкрики «Жулик! Мошенник!» зарождались в задней части толпы. Усики, щупики и корни этой заразы стремительно распространялись по всему Гад-парку.

Трепп нервно попятился. Ладони его вспотели.

— Ладно, ладно. Я вижу, что насчет Нужного Белья вам требуется крепко подумать. Вот что я вам скажу. Первым десяти из вас, кто захочет его носить, я предлагаю бесплатный испытательный срок. Нет-нет, пожалуйста, не все сразу. Такой энтузиазм излишен. Я… я…

Таргаш вздрогнул. А затем он понял, что теперь, может статься, на кону стоят не только объемы его прибыли.

Тревожно взвизгнув, Трепп резко развернулся и бросился бежать к ограде из кактусов. Отвлеченный диким ревом толпы, он едва ощутил уколы шипов, пока перепрыгивал на ту сторону.

Таргаш лишь какое-то мгновение стоял столбом от шока, наблюдая за тем, как буйное сборище устремляется к нему подобно дикой приливной волне гнева. Секунду спустя он уже плотно сидел у Треппа на пятках. Выпрыгнув через прореху в изгороди, коммерсант помчался во весь опор, спасая свою жизнь и надежду сорвать с проповедника семь шкур возмещения. А ведь предполагалось, что этот был самым лучшим!

Клубы пыли летели от пяток Треппа и Таргаша, пока они громыхали по Слоновой улице и нога в ногу заворачивали за угол Заячьего переулка. Толпа струилась сквозь ширящийся пролом в ограде из кактусов и гудящим роем неслась следом за парочкой, гоня ее вперед точно могучий гребень волны — две легких яхточки.

Одна смутная улица за другой мелькали у них под ногами, виляя и поворачивая, пока Трепп и Таргаш неслись к окраине города. Завернув за последний угол, они оказались перед башней из песчаника. Ее массивные ворота из пальмовых бревен были распахнуты. Почти ничего не видя из-за обильных потоков пота с горящих лбов, Трепп и Таргаш проскочили туда. Выбор у них был небольшой — взбесившаяся толпа славно об этом позаботилась.

Со всплеском сутаны и промельком пиджака они пушечными ядрами промчались сквозь приземистую башню с воротами. Где-то в затылках у обоих сидел один и тот же вопрос: как далеко их погонят разгоряченные граждане Аксолотля?

В облаке дикого рева толпа устремилась к башне с воротами, вздымая за собой длинный хвост пыли. Все глаза впивались в убегающую парочку.

Внезапно двое мужчин быстро выкатили из бокового проулка телегу и резко затормозили перед воротами, надежно их перекрывая. Кучер надежно закрепил вожжи и спрыгнул на землю, размахивая руками и громко звоня в колокольчик. Толпа мгновенно узнала характерную фуражку и соответствующую белую форму. Это были сотрудники Службы предвидения несчастных случаев и аварийных ситуаций.

Толпа резко подала назад, отчаянно сбрасывая скорость и со скрежетом тормозя.

— Извините, что испортили вам… гм… забаву, — сказал мужчина в белой форме, — но если бы вы продолжали в том же духе, вышел бы очень скверный несчастный случай.

Все знали о сотрудниках Службы предвидения несчастных случаев и аварийных ситуаций и об их сверхъестественной способности появляться в нужное время, чтобы подложить матрац под упавшего мойщика окон или врубить ручной тормоз у бесхозной телеги, внезапно тронувшейся с места на самом верху крутого спуска. Но очень немногие реально их видели. Почти все, что широкие народные массы о них знали, был их девиз: «Быстрое предвидение лучше долгого лечения».

Толпа беспокойно шаркала ногами, пока два милостионера спасались бегством по узкому деревянному мостику.

— Еще раз прошу прощения, — извинился провидец. — Если бы я позволил вашей ораве прогрохотать по тому мосту, все вы в итоге составили бы весьма скверную кучу на дне расщелины. Древесина гнилая, видите? Подпорки нипочем бы вас всех не выдержали.

Мужчина в тоге гневно протопал вперед, все еще топорщась шипами кактусов.

— Меня, — прорычал он, — хотя бы меня пропустите! Я должен этому мошеннику хорошенько накидать по рогам…

— Извини, приятель, никак нельзя. Слишком рискованно.

— Что-о?

— Твои костяшки. Они будут сущей кашей после того, как ты закончишь с этим парнем. Не говоря уж о том вывихе левого колена, который ты получишь, когда он тебя толкнет. Нет-нет, никак не могу тебя пропустить. Тебе потом на лечение потребуется больше моей месячной зарплаты. А теперь прошу расходиться. Мы должны поспеть к одной маленькой принцессе. Чтобы она свой пальчик некстати веретеном не уколола.

— А если вы вовремя туда не поспеете? — прорычал мужчина в тоге. Иглы кактуса дружно вибрировали, сочувствуя его нарастающему расстройству. — Она что, уснет на сотню лет, пока прекрасный принц ее не…

— Подрасти, приятель, — пренебрежительно отмахнулся провидец. — Она получит столбняк. Веретено ржавое, понимаешь? А теперь давайте, ребята, расходитесь. Быстрее. Я никому не хочу отдавить пальцы на ногах… — с этими словами он вскочил на телегу, его напарник щелкнул вожжами, и они понеслись прочь.

Толпа поохала, поахала и разошлась. Все раздраженно поклялись, что в следующий раз непременно наденут боксерские перчатки и жесткие наколенники.


Уже одолев приличный отрезок вниз по склону горы, Брехли Трепп первым заметил отсутствие погони, в ужасе оглянувшись через плечо. Считанные секунды спустя он задыхающейся грудой рухнул на землю, трогательно дрожа от облегчения.

Таргаш встал, упершись руками в колени, и попытался отдышаться, пока пот продолжал стекать по его лицу.

— Блестяще! — прохрипел он. — Просто блестяще! Весь товар — псу под хвост! И никаких денег!

— Я тут не виноват, — пролепетал Трепп.

— Почему вы не сказали, что каждую неделю туда ходите?

— Ох, лучше не спрашивайте, — откликнулся проповедник между двумя могучими глотками воздуха.

— Ну ладно, раз так, значит так. Конец контракту. Больше вы от меня работы не получите, а как только я вернусь обратно в контору, тут же возбужу против вас судебное дело.

— Нет-нет, вы не можете…

— Очень даже могу. Попробуйте только меня остановить. Я требую полного возмещения за утраченные товары. А теперь отдайте ваш кошелек! — прорычал Таргаш. Угрожающе багровая физиономия немало подкрепляла его слова. — Можете это считать частью возмещения.

Проповедник неподвижно лежал на земле.

— Ну давайте же! — Коммерсант нагнулся и схватил Треппа за сутану. Пальцы его побелели, когда он плотно затянул воротник.

— Прекратите! Вы меня душите…

— Кошелек!

Еле дыша, Брехли Трепп опорожнил свои карманы. Таргаш схватил небольшой мешочек с наличностью и взвесил его на ладони.

— Ладно, сгодится, — прохрипел он. Затем, отступив назад, коммерсант подобрал хорошую палку и со значением ею покачал. — Значит, так, — процедил он. — Я спускаюсь вниз по горе, а вы остаетесь здесь на тот случай, если толпа все-таки решит за нами последовать. Если я хоть краем глаза по дороге вниз вас замечу, вы у меня вот эту штуку испробуете, понятно?

Кончик палки закачался в дюйме от кончика носа Треппа.

Заведующий отделом сбыта Нужного Белья испустил еще один гневный рык, а затем с несчастным видом отправился вниз по склону горы, изрыгая проклятия всякий раз, когда он думал еще о трех сутках передвижения пешедралом и полной тщете всех этих усилий.


Как обычно, «Манна Амброзия» была упакована под завязку. Все места за всеми столами были заняты, и бокалы стремительно опустошались. В шумной атмосфере небесной пиццерии предупредительно порхали официантки.

— Сюда, сюда, любезная, еще кружку моего любимого, уж будь ангелочком, — невнятно пробурчал Алкан, перегибаясь через спинку кресла и протягивая здоровенную кожаную кружку. Официантка недовольно фыркнула и пропорхала к нему по-над дощатым полом, сжимая в руках массивный кувшин.

— Почему ты так упорно употребляешь эту гадость? — опять принялся насмехаться Огдам с соседнего стола на козлах. У него за спиной с голой гипсовой стены на Алкана издевательски скалилась фреска с двумя херувимами. — Это вино куда лучше. И для твоей талии, между прочим.

— У тебя свои предубеждения, — ворчливо отозвался Алкан, когда ангельская официантка плюхнула в его кружку добрый галлон. — Куда тебе деваться? А мне нравится моя талия. Я уже многие годы ее культивирую. Она демонстрирует мою подлинную приверженность самому себе. — Он с довольным видом похлопал себя по обширному брюху и ухмыльнулся. Официантка огладила свой фартук и упорхнула к другому манящему ее едоку.

— Какая жалость, что ты куда меньше внимания уделяешь культивированию верных гуртов своих приверженцев, — усмехнулся Огдам, чей поистине выдающийся нос загибался прямо в кубок с вином.

Сделав длинный глоток, Алкан, божество, ответственное за эли, опять ухмыльнулся.

— А у тебя только эта мысль в мозгах и сидит, верно?

— Эта мысль, мой дорогой Алкан, и у тебя должна всегда сидеть в мозгах, причем на самом почетном месте. Как еще можно надеяться продвинуться по служебной лестнице, если не путем увеличения числа приверженцев? Разве ты не хочешь за Верхним Столом обосноваться? Где еще лучшая чесночная манна и пицца? А резные хрустальные графины? И где еще скатерть раз в месяц меняют? Не говоря уж о самых аппетитных во всем Аррае официанточках. — Огдам бросил испепеляюще-завистливый взгляд на семь божеств за Верхним Столом, отлично зная, что кое у кого из них дела в этом месяце идут неважнецки. Однако в голове у него гудел один-единственный вопрос. Обеспечил ли он достаточно обращенных в его алкогольную тематику, чтобы оказаться там — и уже сегодня есть и пить за Верхним Столом?

Огдам закинул ногу за ногу, когда фигуристая брюнеточка опять вспорхнула к Верхнему Столу и наполнила бокал Блудда лучшим вином. Мысленно Огдам проклял главное божество по прелюбодеяниям за его приемчики обращения с ангелицами. «Только посмотрите на них, боги добрые! — прорычал он в уединении собственного разума. — Пять самых аппетитных порхают вокруг него как мухи. Ничего, они быстро забудут Блудда, как только он под гору пойдет».

Да, так бывало всегда.

— Я бы не стал себе столь поспешно подбирать сиденье, — ухмыльнулся Алкан, словно читая мысли коллеги. — Никогда нельзя сказать, какими будут подушные цифры за прошедший месяц, пока их официально не объявят. В Индикаторах Веры может оказаться пара-другая сюрпризов.

Увидев, что Огдам опять над ним скалится, ответственный за напитки поскреб пятерней коротких ногтей по замшевой куртке и задумался о своем Индикаторе Веры. Алкан лишь раз бывал в том помещении, где они располагались, но воспоминание у него осталось предельно яркое, со всеми подробностями. Как он мог забыть многие полки отдельных колб, каждая с именной табличкой, которые отражали интенсивность веры, создаваемую приверженцами данного конкретного божества? Чем ярче колба сияла, тем было лучше.

И лишь первая семерка допускалась за Верхний Стол — сидеть там и править, пока не будут объявлены следующие подушные цифры. Такая система, судя по всему, работала превосходно. В свое время они уже пытались иметь над собой одного-единственного Верховного Бога — но после нескольких столетий выслушивания одних и тех же старых идей, вечно высказываемых одним и тем же тоном, некоторые из наиболее воинственных божеств устроили переворот, бесцеремонно изгнали Верховного и установили нынешнюю систему постоянной ротации. И уже несколько тысячелетий совсем неплохо продвигались вперед в рамках демократии.



Огдам запрокинул голову и снова рассмеялся.

— Пара-другая сюрпризов, говоришь? Может, и от тебя в том числе? Ха! В тот день, когда ты окажешься за Верхним Столом, Блудд прекратит лапать ангелиц.

— На твоем месте я не был бы так поспешен. У меня тут было несколько обращений к радостям янтарного нектара. Лучше подожди, пока цифры объявят.

— Ха! Так ты надеешься в итоге меня обскакать?

— Почему бы и нет?

— Ну-ну, мечтать не вредно, — прыснул Огдам, думая о своем рекрутском наборе, который в последнее время шел в высшей степени успешно. Папойка, богиня пьянок и гулянок, учинила в начале месяца настоящий бунт алкогольного и прочего разгула, а Огдам в итоге заарканил обширные потоки приверженцев крутого винно-водочного опьянения.

Сузив глаза, Огдам с прищуром взглянул на то, как Ли Вэнь нервно потягивает свое вино за Верхним Столом. Ходили слухи о том, что он потерял немало своих приверженцев из-за обрушивания в самое что ни на есть неподходящее время целого ряда поистине тропических дождей на своих традиционно верных почитателей. Ли Вэнь заявил, что произошла клерикальная ошибка, — но как бы то ни было, не стоило главному божеству по дождям и прочим осадкам так сурово обращаться со своей паствой. Двадцать три дня нешуточного опрыскивания капитально отвратили верующих. Даже самые гидрофильные из людей сочли, что это уже слишком, — и в последнее время всерьез посвятили себя выпивке.

Внезапно со стороны Верхнего Стола раздался буйный стук по большому блюду для пиццы, после чего массивная фигура с трудом привела себя в вертикальное положение и откашлялась.

— Боги, идолы, божества, — объявил Схрон, сорокапудовый верховный ответственный за аппетитные припасы. — Приветствую ваше возвращение в «Манну Амброзию» на процедуру объявления подушных цифр за прошедший месяц.

Последовала скудная рябь аплодисментов. На самом деле это введение вовсе не требовалось. Все присутствующие и так уже наслушались разглагольствований Схрона по различным оказиям, но в данный момент казалось просто-таки смехотворным приветствовать возвращение народа в то место, которое он больше, чем часов на восемь, вообще никогда не покидал. Быстрая ночевка или старое доброе благословение — только это обычно всех их вне «Манны Амброзии» и удерживало.

Разумеется, несколько столетий тому назад все было по-другому. Тогда существовал выбор. Аррайское царство буквально испещряло множество крошечных забегаловок, где подавали все разновидности сверхъестественных закусок — таких нирванических лакомств, что только пальчики оближешь. Боги и богини сновали туда-сюда, пробуя новые рецепты, встречаясь в разных местах и в целом проводя поистине райское время. Столетие за столетием все шло как нельзя лучше. Примерно каждое десятилетие манну начинали готовить несколько иначе, нектар совмещали с мороженым, а амброзию подавали в виде меренг. Короче говоря, все были абсолютно счастливы, пока…

Пока в один судьбоносный день Схрон, верховный ответственный за аппетитные припасы, не получил вполне невинный запрос на то, чтобы заскочить в горный город Аксолотль и быстренько обеспечить новому ресторану благословение перед его торжественным открытием, ожидавшимся на следующий день.

Самая обычная процедура — немного вечного благословения для беспроблемного процветания и неизменного сопутствования удачи в обмен на солидную порцию главного ресторанного блюда в небольшом храме на городских задворках. Схрон дисциплинированно совершил все, что от него требовалось в новенькой старомодной закусочной, интерьер которой был декорирован старыми добрыми завесями паутины, растрескавшейся штукатуркой, голым дощатым полом и фресками с херувимами — и тут его божественные ноздри затрепетали от сильнейшего возбуждения. Никогда он еще ничего подобного не чуял. Кисло-сладкий аромат — смутно безвкусный и в то же самое время бесконечно нежный и привлекательный. Пухлый диск золотистого хлеба деликатно дымился под покровом из чеснока и растительного масла. Не успев толком ничего сообразить, Схрон уже взял на лопату целый вагон тертого сыра «драконсола», бросил его на хлеб и по-волчьи все это дело пожрал.

Ничего хуже манны тем же вечером в Аррае Схрон в жизни своей не едал. Каждая пригоршня вызывала жалобные стоны его языка, твердо усвоившего, что вся вечность не стоит ни гроша без Знаменитого Чесночного Хлеба с «драконсолой» Тони Фабрицци.

Верховный ответственный за аппетитные припасы понял, что необходимо срочно что-то делать.

В последние несколько часов перед торжественным открытием ресторана Фабрицци работал один, накладывая заключительные штрихи на тайный рецепт пиццы, включавший в себя осторожное использование редкого и в высшей степени горючего муррловианского сыра «драконсола».

Как раз тогда крошечная искорка появилась из того места, о существовании которого ни один из смертных даже не подозревал, и подлетела на считанные дюймы к большому горшку с сыром «драконсола». Секунды спустя все вокруг запылало огнем, балки закувыркались с крыши, еще больше усиливая пожар, который за несколько инфернальных минут поглотил весь ресторан.

Той же ночью в Аррайском царстве появился необычно пухлый ангел, снаряженный шапочкой шеф-повара, странным акцентом и сверхъестественной способностью вытворять поразительные вещи с ломтем хлеба и несколькими зубчиками чеснока. Вкусовые луковицы по всему Арраю буквально трепетали от восторга, когда их обрабатывали закрученными треугольничками с чесночной манной. Менее чем через месяц была выстроена точная копия ресторана, а все прочие закусочные даже не стали пытаться конкурировать и позакрывались. В нынешние времена никто из «Манны Амброзии» в какое-либо другое заведение уже не выходил. Идти было попросту некуда.

Схрон рассеянно прожевал ломтик хлеба, взял со стола большой конверт и неспешно его вскрыл.

— Итак, боги, идолы и божества, весь последний месяц вы наблюдали за Верхним Столом с гремучей смесью славной, здоровой зависти и непреодолимого стремления занять наши места. Каждый из вас энергичнейшим образом трудился, чтобы обеспечить себе свежий приток преданных приверженцев. И каждый из вас всерьез надеется, что сегодня он, наконец, сможет присоединиться ко мне здесь, за Верхним Столом. [1]

Последовал ощутимый всплеск интереса, пока Схрон доставал из конверта листок с подушными цифрами.

— Ого! — объявил Схрон с таким видом, как будто он весь прошедший день не разбирался с этими цифрами. — В этом месяце будут определенные перемещения. Открылись две вакансии. — Он оглядел Верхний Стол с удовольствием чуть более излишним, чем полагалось лицу столь показушно-теологичному. — Извини, Ли Вэнь. В последнее время даже самым стойким твоим приверженцам было слишком уж влажно, чтобы они подумали, будто ты хоть самую малость о них заботишься. Прошу на выход. И далее…

Остальные пятеро нервно сглотнули и постарались стянуть себе еще один ломтик хлеба, прежде чем станет слишком поздно.

— Итак, что было самым главным для смертных умов в этом месяце, а? Пожалуй, скажу вам, что было самым несущественным. Импо Тент. Встань, пожалуйста.

В дальнем углу ресторана маленькое и особенно хрупкое на вид божество с трудом поднялось на ноги и в ужасе огляделось.

— Ах, милейший Импо, — нараспев заговорил Схрон. — Какая жалость и какой стыд! Ни одного нового последователя на твоем пути. Да, я знаю, целомудрие в наши времена весьма непопулярно, и все же… Что ты можешь сказать в свою защиту?

Божество целомудрия посмотрело себе под ноги и испустило какое-то странное мяуканье, прежде чем поднять взгляд.

— Здесь не моя вина, — выпалил Импо Тент. — Одного приверженца я все-таки чуть было не получил.

По «Манне Амброзии» зазвучали сдавленные смешки.

— И у меня бы все вышло как надо, если бы… если бы только… — Внезапно Импо вскинул голову и вытянул указательный палец в сторону Блудда, главного божества по прелюбодеяниям, который, с наглой ухмылкой на физиономии, сидел в целом облаке порхающих официанток. — Вот он! — воскликнул Тент. — Он украл моего приверженца!

Блудд запрокинул голову и громко расхохотался:

— Что? Я его не крал. Он пришел по своей воле.

— Это неправда. После того, как обошлась с ним его подруга, он готов был отречься от женщин на всю оставшуюся жизнь.

— А, ну да, конечно. — Зевнув, Блудд игриво поглотил виноградину, предложенную ему одной из порхающих официанток. А такого выражения, как «упорно добиваться своего», ты никогда не слышал?

— Да? Ты так это называешь? Это когда она заигрывала с ним со своего балкона, довела беднягу до того, что он имитировал свое самоубийство, а потом в притворном горе внезапно покончила с собой. Да уж; шести футов под землей и впрямь надо упорно добиваться! Говорю тебе, он бы никогда уже ни одной женщине не поверил, не важно, из богатой семьи или из бедной, если бы ты не соблазнил его теми цветочницами. Несчастный Ромео…

Тут вся «Манна Амброзия» разразилась смехом, а Импо Тент с мяуканьем осел обратно на свой стул. Он отлично знал, что ему со своей задачей просто не за что ухватиться — разве что ему удалось бы превратить пояс целомудрия в модный предмет одежды. Тогда, может статься, что-нибудь бы и склеилось…

— Ну что ж, — произнес Схрон с Верхнего Стола. — Я уже слышу, как вы спрашиваете: кто еще существенно снизил свой рейтинг? — Глаза его сосредоточились на одном особенно волосатом божестве, которое делало последний глоток вина из хрустального бокала. Божество это уже сообразило, что надолго пауза не затянется. Один период дикой взбалмошности недодрессированных лам, как раз перед открытием «Лам-шоу» Шкурвинта, — и стада его верующих существенно разбухли. А потом, когда у тех новых рекрутов, что практиковали его способ достижения просветления посредством дрессировки лам, ничего путного не вышло, они отправились на поиски спасения куда-то еще. В основном — в пивные, к великому восторгу Алкана.

— Ага, вижу, ты уже догадался, что к чему! — объявил Схрон, сложив ладони на брюхе и уставившись на Сигана — божество, ответственное за контроль над копытными. — Но пока сиди, это будет тебе последним предупреждением. А теперь прошу штрафников на выход!

По мере того как нетерпение нарастало, рос и уровень шума. Два опальных божества встали и поплелись в заднюю часть ресторана, чтобы ожидать там, пока для них освободятся места.

— Напротив, трое наших коллег в этом месяце замечательно справились со своей работой, и каждый из них почти в равной мере достоин занять свое место здесь, среди нас…

Огдам сверкнул на Алкана улыбкой сверхуверенности и самодовольства. Алкан ухмыльнулся в ответ.

— Так кто же эти трое? Я уже почти слышу, как вы просите это объявить, — продолжил Схрон в своей традиционной попытке придать процедуре некую напряженность. — Итак, кандидатами на повышение, вне всякого конкретного порядка, являются… За столиком номер три — Аспирина… — Тощая и удивительно болезненная на вид богиня неуверенно встала на ноги, одновременно хватаясь за голову.

— За столиком номер пять мы также имеем перспективного кандидата на месячное сидение за Верхним Столом. Огдам…

С тошнотворным оскалом торжества Огдам повернулся к Алкану, а затем вскочил на ноги, радостно размахивая руками.

— …Но за седьмым столиком есть еще один кандидат, который добился в этом месяце удивительного прогресса. Встань, Алкан!

Самодовольный оскал Огдама мигом сполз с его физиономии, как только божество, ответственное за пиво и эль, с трудом приняло вертикальное положение и от всей души показало ему нос. Судя по всему, три недели почти непрерывного дождя и тоска по несостоявшемуся шоу Шкурвинта совместными усилиями загнали народ в пивные, открывая ему все радости употребления эля. Токи адреналина и нервное возбуждение принялись курсировать по телу Алкана, когда он понял, что у него появился реальный шанс. Алкан знал, что его показатели обращения в этом месяце высоки, но все же не ожидал, что сумеет так здорово справиться. Теперь же он оказался нос в нос с Огдамом.

Лихорадочно обшаривая свой мозг, Алкан попытался припомнить, чем конкретно занималась Аспирина? Какая опасность могла исходить от неведомой аутсайдерши?

— Итак, — продолжил Схрон, прожевывая еще одну порцию чесночной манны, — кто из этих трех достойных кандидатов самый достойный? Кому предстоит выйти вперед и занять свое место за Верхним Столом, чтобы пить там, есть и все такое прочее весь следующий месяц? — Он указал на два пустых места, чувствуя, что ему в этот момент отчаянно недостает драматической барабанной дроби.

Вся «Манна Амброзия» затихла.

— Первый успешный кандидат, с итоговой месячной цифрой обращения на путь просветления посредством вина и крепких напитков в пятнадцать тысяч шестьсот восемь душ… да-да, Огдам, подойди сюда!

Неохотные аплодисменты прозвучали в задней части ресторана, пока все наблюдали, как архиспец по винам и крепким напиткам надменно вышагивает к Верхнему Столу, озираясь поверх своего выдающегося носа. Наконец Огдам взял салфетку и уселся за стол, лучась улыбкой.

— Порой ты слишком уж ревностен, Огдам, — укорил его Схрон. — Я вынужден был отклонить несколько сотен заявок ввиду того, что их податели не достигли соответствующего возраста. Итак… — Он выдержал эффектную паузу. — У нас осталось два кандидата на одно место. Кто же это, кто?

Во рту у Алкана вдруг стала ощущаться неприятная сухость.

— Кто их них теперь к нам присоединится?

— Рожай же наконец! — прорычал чей-то голос из задней части ресторана. — Я уже давно пудинг хочу!

Схрон неодобрительно поцокал языком, пошуршал конвертом и вытянул оттуда новый листок.

— Прежде чем я объявлю второго успешного кандидата, я должен сказать, что проигравший, чей месячный улов составил лишь пятнадцать тысяч шестьсот пять обращенных, это Алкан, божество, ответственное за эли и пиво. Ему придется подождать, пока…

Конца речи Алкан уже не слышал. В голове у него бурлили потоки разочарования. Всего три души — он проиграл Огдаму всего три штуки! Как же это было несправедливо! Теперь весь следующий месяц ему придется сносить самодовольные улыбки, пока Огдам будет наслаждаться жизнью за Верхним Столом. И конца этому никогда не будет. Вечность вдруг показалась Алкану слишком уж долгим сроком.

Он с несчастным видом осел на стуле и уставился в темный омут своего эля.

А затем до него вдруг дошло. В ослепительной вспышке осознания Алкан понял, почему имя Аспирины показалось ему таким знакомым. Теперь стало ясно, почему она достигла благословенного места за Верхним Столом. Раз они с Огдамом обращали так много народа к радости опьянения, представлялось более-менее очевидным, что конкретная божественная деятельность Аспирины должна была переживать определенный подъем.

По-прежнему сжимая руками голову, Аспирина, божество похмелья, проковыляла вперед и заняла место за Верхним Столом под нестройные и апатичные аплодисменты.

И в это самое мгновение Алкан поклялся, что в следующий раз он обязательно преуспеет. Так или иначе, но он непременно найдет способ сместить Огдама. Все, что ему требовалось, это новая волна жаждущих душ, отчаянно стремящихся испытать утешные восторги славного эля.

Мрачно глазея в свою кружку, Алкан начал составлять план.


Его высокобесподобие Брехли Трепп одиноко и заброшенно сидел на горном склоне вне поля зрения из Аксолотля и наполнял большую кружку из своей дорожной фляги. Невеселая улыбка гуляла по его лицу. По крайней мере, проповедник был рад, что Таргаш, этот долбаный завотделом сбыта Нужного Белья, не нашел его славный запасец эля. Едва лишь вынув пробку из фляги, Трепп в порядке утешения расстроенных нервов сделал длинный глоток. Язык его наслаждался, пока горько-сладкая жидкость оборачивала тело алкогольным одеялом покоя и безопасности. Проклятье, еще дюжина пинт этого дела — и он сможет снова почувствовать себя счастливым.

А пока что Трепп с жалким видом огляделся и тяжко вздохнул. Горная местность простиралась во всех направлениях, замусоренная невесть куда порхающими куропатками и бесцельно щиплющими траву козерогами. Во внутреннем кармане проповедника ощущалась тревожная пустота от прискорбного недостатка наличности. Тени становились все длиннее, а перспективы успешной и прибыльной работы все незначительнее — вплоть до полного исчезновения. Короче говоря, Брехли Треппа ударило в спину и растоптало тяжелейшее из времен.

Проповедник хорошенько глотнул эля, уставился в его бездонные торфяные глубины и вспомнил ту пору, когда одним словом мог воспламенить целые кочевые племена, сподвигнуть их на дикие выплески священного восторга. Разум его поплыл назад ко временам еще до заключения контракта на коммерческие проповеди, до создания милостионерий, к тем тихим и ясным дням Речистой Миссии. К чистой в своей незамысловатой красоте картине — человек с книгой, шагающий в поисках кочевников и скитальцев, созревших для обращения.

О да, тогда он бывал хорош. Грустная слезинка заискрилась в уголке его глаза, когда Трепп снова глотнул эля и вспомнил свой обет — принести слово святого Жмота Неумытого Д'мерским кочевникам в пустыне Гуппи. И пока глаза проповедника таращись в безмерную вечность дна его кружки, оттуда к нему плыли знакомые образы.

Стадо коз устало воззрилось на него в ответ, когда он одолел последние ярды пустыни Гуппи, направляясь к ярко раскрашенным палаткам кочевников. В заплечном мешке у него имелось несколько дюжин новых переводов «Красного манускрипта для новообращенных» святого Жмота Неумытого. Их девственные корешки любовно терлись о древний помятый тамбурин. Эх, размышлял Брехли Трепп, если бы ему давали мрот за каждый религиозный танец, который этот инструмент вызвал к жизни, он был бы сейчас богачом.

Сквозь подкрашенный элем повтор своего воспоминания священник постепенно продвигался ко дну кружки.

Что ему было совершенно неведомо, так это то, что он это делал не один.

В то же самое время другая персона одиноко и потерянно глазела в свой эль, пока божество с весьма выдающимся носом безостановочно острило в своей вступительной речи за Верхним Столом. Алкан, ответственный за эли и пиво, удивленно заморгал, когда что-то такое зашевелилось в глубинах его кружки. Он протер глаза, воровато оглядел интерьер «Манны Амброзии», покачал головой и воззрился еще напряженней, когда стадо коз, померцав, обрело полноценный вид. Дальше вступительная речь Огдама продолжалась для него лишь как выхлоп горячего воздуха где-то на заднем плане.

Его высокобесподобие Брехли Трепп наблюдал за своим элем, пока его прежнее «я» хваталось за клапан палатки, отбрасывало его в сторону и торопливо ныряло внутрь…

— …Как, вы еще не слышали слово? — воскликнул проповедник и принялся вынимать недавно отпечатанные книжки. — Вот, возьмите их и распространите. Если окажется недостаточно, поделите одну на двоих…

Эх, проклятье, вот как надо было это делать. Сунуться туда, завладеть их вниманием и обратить их раньше, чем они поймут, что же это такое их долбануло. Поднос с овечьими глазами застыл, так и не переданный, меж двух закутанных в покрывала туземцев.

— Но сперва краткий урок из «Книги апофегм», — объявил торфянисто-мрачный образ Треппа, прежде чем начать зачитывать кочевникам цитаты из объемистого тома у себя в руках. В это время Алкан там, вверху, на непостижимом отдалении, с благоговейным ужасом наблюдал за тем, как разворачивались события. За считанные минуты этот человек в черной сутане сломил всякое сопротивление, какое д'мерские кочевники могли ему оказать, и, не говоря худого слова, уже миг за мигом неотвратимо обращал их в состояние твердой и неколебимой веры в его слова.

Брехли Треппу предельно повезло в том, что д'мерцы не линчевали его в тот самый миг, как распознали в нем духовное лицо. Кочевников в пустыне Гуппи вечно бомбардировали всякими разными религиями — стоит только остаться в дикой местности дольше чем на сорок дней, и миссионеры начнут стаями слетаться, чтобы тебя спасти. Д'мерское племя желчью тошнило от всех этих миссионерских стад. Не то чтобы они не способны были воспринимать веру — вовсе нет. Просто им требовалась такая разновидность религиозной системы, которая позволяла бы временами оттягиваться на полную катушку со старым добрым развратом и дебоширством, а также на предельно долгое время уклоняться от уплаты долгов. Как только они находили подобную теологию, удержа их религиозному рвению уже не бывало.

Подкрашенный элем образ Треппа перевел дух и продолжил читать на ломаном д'мерском. Следовало сказать, что перевод был весьма точным. По сути он представлял собой буквальное воспроизведение оригинального текста. Но если бы Трепп свободно владел д'мерским, он бы заметил, что фразы, которые слетали с его языка, по смыслу вовсе не соответствовали первоначально написанным. Фразы эти проплывали через палатку и ловкими червями проползали во множество д'мерских ушей.


«Да, пусть брожу я в долине Долга и Прегрешений, мне это глубоко безразлично».


Д'мерские уши навострились.


«Благословен чистый дух, из зерна извлекаемый, ибо он суть вода живая».


Позывы к реформации звучали все громче, пока Брехли Трепп торжественно излагал последнее предложение, от которого д'мерцы просто не могли отказаться. В качестве гарантии надежности религии и обещания зубодробительного празднества, которое оставило бы далеко в кильватере такие слова, как «беспутство» и «разнузданность», прозвучала знаменитая ссылка на агнцев…


«Пусть же агнцы благочестия ясным пламенем горят».


Алкан в предельном благоговении наблюдал, как д'мерские кочевники жадно хватаются за эту новую религию, крепко прижимая ее к своим верующим сердцам. Для их непросвещенных ушей все это звучало чертовски заманчиво. Итак, плевать на все долги и прегрешения. Самогон надо гнать, пока он горяч. А затем в ход идут жертвенные агнцы — точнее, шашлыки из таковых. За считанные секунды соплеменники оказались на крючке.

И вместе с ними Алкан.

Он-то хорошо знал, как тяжело было убедить д'мерских кочевников хоть что-нибудь сделать, и уже бросил все попытки обратить этих обормотов в радости необоримой веры в восторги, предоставляемые божеством, ответственным за эли и пиво. Типа «Пей, пей, пей и будь весел».

Но этот миссионер в черной сутане… Алкан ухмыльнулся. Теперь он точно знал, что ровно через месяц он все-таки будет сидеть за Верхним Столом.

Алкан встал, нетвердо прошагал к божественному сортиру и заперся в кабинке. Там решительно некому было увидеть ослепительную вспышку света, когда он исчез.

…Его высокобесподобие Брехли Трепп снова уставился на свой эль, купаясь в теплом сиянии воспоминаний о лучших моментах стопроцентного обращения язычников, а затем скорбно пожал плечами. Взмахнув длинной рукой, он опорожнил свою кружку и бегло прошептал наикратчайший из псалмов.

Трепп понятия не имел, что ему делать дальше. Ну, если не считать обратного спуска по склону горы и мучительного поиска какой-то работы. Шансы на это как пить дать резко уменьшатся, лишь только возбуждение Таргашем судебного иска будет предано огласке. Трепп встал, сунул флягу обратно в карман — и пронзительно завопил, когда воздух перед ним внезапно взорвался и там появилась гигантская стена растрескавшейся кожи. Массивные складки испещряли ее поверхность, громоздясь над шестифутовым в вышину основанием из материала примерно того же цвета, что и кожа.

Послышался словно бы раскат грома, и если бы Трепп был по-настоящему перед собой честен, ему бы пришлось признать, что все это подозрительно напоминало катаклизм, который произвел бы трехсотфутовый гигант, если бы ему вздумалось появиться мгновенно.

Трепп взвизгнул и укоризненно уставился на дно своей кружки, но тут небо снова взорвалось, и перед ним появилась восьмифутового роста фигура в кожаных сандалиях и том типе просторной тоги, какой повсюду обожают носить божества.

— Весьма сожалею, — извинился незваный гость, потирая свой нос и стараясь выглядеть непринужденно, пока он сжимался еще на два фута. — Вечно у меня проблемы с масштабом. Никоим образом не хотел вас пугать. Э-э… вы лучше выпейте.

— Н-не могу, — отозвался Трепп. — Я только что допил. Ох-х. Вот те на! — воскликнул он, когда его кружка вдруг засветилась и наполнилась пенным элем. — К-как вам это удалось?

— А, ерунда, просто научился, — осторожно увильнул от ответа Алкан. — Хобби у меня такое.

— Что это? — поинтересовался Трепп после славного глотка небесного эля.

— А вы не поняли? — ухмыльнулся Алкан.

— Вы сами это сделали? Вы, наверное, пивовар. Или что-то вроде того.

— Более или менее, — отозвалось божество, и его собственная кружка сама собой слепилась из чистого горного воздуха.

— Маг, волшебник? — прошептал Трепп.

— Ваше здоровье, — загадочно отозвался Алкан и поднял свою пенную кружку. Оба выпили.

Брехли Трепп посмотрел на растрескавшийся большой палец ноги незнакомца, вполне нормального размера, и голова у него закружилась. Там активно закачались нереальные образы стен из кожи и еще какой-то ерунды. Тогда проповедник принял успокоительный глоток эля. За ним последовало еще с полдюжины. Вскоре Трепп уже начал сомневаться, действительно ли он узрел прибытие этого незнакомца в той предельно живописной манере, какая ему вначале привиделась. День был тяжелый, и мозг вполне мог играть с ним разные фокусы. А незнакомец не выглядел особенно опасным.

Целой серией быстрых глотков Трепп опорожнил свою кружку. Словно по волшебству она снова вспыхнула и наполнилась.

Удивленно поморгав, Брехли Трепп заключил, что этот незнакомец просто не может таить в себе никакой опасности. За всю богатую историю человечества еще ни одна опасная персона раздачей бесплатного эля не прославилась.

— Где вы так научились? — принялся выспрашивать проповедник. — В свое время я видел пару-другую волшебников, но ничего настолько полезного они никогда не делали. Вынуть кролика из шляпы или человека пополам распилить — это пожалуйста. А вот эль у них никогда из крана не шел. А вы еще что-нибудь в таком духе не изобразите? Скажем, славную капельку красного вина или бочонок виски?

Желваки Алкана так и заиграли, стоило ему только вообразить самодовольную усмешку Огдама, доведись тому услышать этот вопрос.

— А в чем дело? Вам что, мой эль не по вкусу?

— Нет-нет, я просто спросил. Эль действительно первоклассный. И это очень мило с вашей стороны. Но как вы это делаете?

— А, просто ловкость рук, ничего больше, — отбоярился Алкан и еще самую малость осел. Теперь ростом он был около пяти футов, а весил столько, что без паровой тяги его по всем этим горам было бы затруднительно транспортировать. — Однако уходят целые века, чтобы этот навык отточить по-настоящему.

— Ну, времени у меня навалом, — сказал Трепп и покачал своей кружкой. — Думаю, я вполне смогу этому научиться…

Пожалуй, это не обеспечило бы ему такого морального удовлетворения, как привлечение душ к новым, улучшенным образам жизни, но если бы он действительно научился доставать эль прямо из воздуха, его жизнь была бы устроена. Одних только приглашений на вечерники появилось бы столько, что лопатой не разгребешь.

— Тогда бы вы быстро нашли себе новый контракт, а, ваше высокобесподобие? — спросил Алкан все с той же ухмылкой.

Трепп невольно отшатнулся, а разум его перескочил к слишком уж недавним событиям, которые он уже окрестил «Разоблачением Нужного Белья».

— Эй, вы это бросьте. Знаете, там, в Гад-парке, была вовсе не моя вина. Я просто пытался заработать себе на жизнь. Я хочу сказать — такова се ля ви. У всех бывают неудачные дни!

— Да я и не сомневаюсь, что вы…

— Нет, не моя вина. Я ему говорил, что сложно будет заставить граждан Аксолотля поверить в такую ерунду, но он даже слушать не стал. Короче говоря, парень, который на самом деле вам нужен, — вон там, внизу. Если вы побежите то, может статься, еще его догоните. Настучите ему по рогам. А пока будете этим заниматься, можете заодно мой кошелек вернуть. И самое главное — убедите его не возбуждать против меня судебного дела.

— Прошу прощения, ваше высокобесподобие Брехли Трепп, но такие вещи меня совершенно не интересуют. Я здесь, чтобы сделать вам предложение, от которого вы не сможете отказаться.

Трепп с подозрением воззрился на незнакомца:

— Откуда вы знаете, как меня зовут?

— Я много что о вас знаю. — Алкан понимал, что подслушивание вымоченных в эле воспоминаний вряд ли сходило за «много что», но все-таки это было уже что-то. А кроме того, сама фраза звучала весьма убедительно.

— В самом деле? — с немалым скепсисом спросил Трепп и снова покачал пустой кружкой.

— Да-да, — ухмыльнулся Алкан, когда кружка Треппа в очередной раз вспыхнула и наполнилась. — Я гарантирую вам то, о чем вы всегда мечтали. Кое-что, чего вы вон там никогда не найдете. — Он указал большим пальцем примерно туда, где, как ему казалось, находился Аксолотль.

Трепп с любопытством поднял брови:

— И что же?

Алкан подался вперед и заговорщицки прошептал:

— Девственную территорию. Такую, где никто вас не знает. Место, полное народа, который только и жаждет того… ну, того, что вы ему для меня разрекламируете.

Голова у Треппа снова закружилась, опьяненная элем и фантастическим предложением незнакомца. Сердце его захолонуло, стоило ему только об этом подумать. Девственная территория, новые пастбища…

— Насколько полное?

— Да так, что плюнуть некуда. Э-э… можно сказать, масса в высшей степени благодарной аудитории. И число ее постоянно растет.

Глаза Брехли Треппа вспыхнули от возбуждения.

Алкан подался еще ближе, его дружелюбная рука скользнула по обтянутым сутаной плечам его высокобесподобия.

— Откровенно говоря, вам потребуется целая вечность, чтобы обратить там всех.

Трепп присвистнул, а глаза его еще ярче загорелись.

— Целая вечность? Их там так много? Что же это за место и почему я о нем ничего не знаю?

— О нет, вы о нем знаете, — ухмыльнулся Алкан. — Просто вы раньше не думали о нем в таком разрезе. Это, знаете ли… э-э… в некотором смысле запретная территория.

— Ха! Ну вот вы и проговорились. Сказали вполне достаточно. Теперь я точно знаю, о чем вы толкуете, — принялся злорадствовать Трепп. — Обширное место, трудно добраться, масса населения, трехглавые псы у ворот.

Алкан кивнул, несколько удивленный тем, что духовное лицо втайне лелеяло ту же мысль, что и он.

— Вы хотите, чтобы я отправился проповедовать в Муррловианскую империю! — с преждевременной усмешкой объявил Трепп. Легенд об этом месте он уже наслушался немало…

Алкан разразился смехом:

— Ха-ха-ха! Да нет же, нет. У меня кое-что получше на уме. Куда обширней и самую малость горячее. — Он ткнул пальцем в землю.

Трепп почесал в затылке, извлекая оттуда все свои географические познания.

— Обширней и горячее… где-то на юге?

— Нет! — Алкан снова многозначительно указал на землю.

Челюсть Треппа отвалилась, когда до него дошло.

— Нет, вы это не всерьез…

— Нет? А почему нет? Как я уже сказал, аудитория в высшей степени благодарная, как раз созревшая для обращения. Еще эля, ваше высокобесподобие?

Трепп глотнул еще эля и покачал головой.

— Значит, вы действительно стоите здесь и предлагаете мне проповедовать благую весть плачущим душам в… в подземном царстве Уадда?

— Ага. Славно, правда?

— Славно? — завопил проповедник и глотнул еще эля. — Раз уж вам такое в голову пришло, есть очень большое препятствие к тому, чтобы там проповедовать.

Алкан небрежно глотнул из своей кружки.

— Да? И какое же?

— А то, что никто туда не попадает живым, — вот какое! — прорычал Трепп. — Ведь там преисподняя, дьявол ее побери.

— Ну вот. Я ждал, когда вы начнете выдвигать тривиальные возражения, — задумчиво отозвался Алкан.

— Тривиальные! Тривиальные? — не на шутку разбушевался Трепп. — Да ведь вы тут о моей жизни толкуете. А я, знаете ли, прямо сейчас копыта отбрасывать не намерен, премного благодарю. — Он буквально швырнул очередной глоток эля себе в глотку, отчаянно пытаясь удержать при себе хотя бы последние остатки здравомыслия.

Скрестив руки на груди, Алкан покачал головой:

— Это, знаете ли, очень узкий взгляд на вещи. Да, я вам скажу, весьма близорукий.

— Что?

— Вам никогда не приходилось останавливаться, чтобы задуматься о Большой Картине — о вашем месте в великой схеме вещей?

— Ясное дело, приходилось. Ведь я всю свою жизнь посвятил миссионерству…

— Ну вот вы опять за свое — распространяетесь насчет жизни, как будто важнее ее ничего нет…

— Ну, на вечеринке, к примеру, я бы без нее не особенно повеселился, разве нет?

— Не будьте так уверены. На прошлой неделе я весьма приятно провел время на сельской танцульке.

— Что?

— Ну да. Можно сказать, оказался душой этой самой танцульки… Эй, а в чем дело? Что это вы от меня пятитесь?

— Знаю я ваши делишки. Прочь от меня. — Брехли Трепп червем пополз вверх по склону, внезапно припомнив подробности появления незнакомца. Ладно, пусть черной чешуйчатой шкуры, кривых рогов и остроконечного хвоста у него не имелось, но он вполне мог принять другую личину. — Это отвратительно, просто тошнотворно — вот что я вам скажу. Пытаетесь соблазнить духовное лицо преисподней. Никогда вы меня не заставите с вами на сделку пойти…

— Я? На сделку? Нет, вы же не думаете, что я… Ха-ха-ха! Расслабьтесь, приятель, я совсем не оттуда.

— Я вам не верю.

— Да бросьте вы. Знаете вы хоть одного дьявола, который болтался бы тут по округе да еще раздавал бесплатное пиво?

Кружка Треппа снова наполнилась.

— А кроме того, — продолжил Алкан, — где моя черная чешуйчатая шкура, кривые рога и остроконечный хвост? А?

— Это все личина, — пробормотал Брехли Трепп.

— Да не будьте вы таким параноиком. Доверьтесь мне. Я как раз из хороших парней.

— Сами подумайте! — рявкнул Трепп, голова у которого уже совсем закружилась. — Вы сказали, что раньше были магом. — Внезапно озлившись, он решил упереться ладонями в бока и пролил эль себе на сутану. Это очень в малой степени улучшило его настроение. — Не знаю, в какие игры вы тут играете, но если вы думаете, что просто можете закатиться сюда и бесплатным пивом меня купить, то сильно…

— Простите, ваше высокобесподобие Брехли Трепп, но это вы, мой дорогой, сказали, что я был магом. Хотите, я вам опять кружку наполню?

— Вы этого не отрицали! — заорал Трепп, чей мозг зациклился на вопросе о магическом происхождении незнакомца.

— Прошу прощения, если я сбил вас с толку своим загадочным умолчанием, но средний человек обычно не слишком хорошо справляется с ситуацией, когда его приветствует невесть откуда взявшийся бог. Понятное дело, если только перед этим человек не пропустил несколько кружек пива. Честно говоря, не понимаю, почему так выходит. Уверяю вас, мы не такая уж скверная компания…

— Что… что это вы только что сказали? — спросил Трепп после того, как несколько раз энергично треснул себя ладонями по ушам.

— А что именно вы недослышали?

— Что человека приветствует бо… бо… — Трепп жалобно захныкал.

— Божество. Да, скажу вам, определенная публика справляется совсем плохо. Видели бы вы некоторые лица, и у вас бы мигом мурашки по коже поползли. Но это же полностью лишено всякого здравого смысла. Разве я так уж скверно выгляжу?

— Вы? Так вы пытаетесь сказать, что вы бо… Что вы из Ар… Ар… — Трепп патетически ткнул дрожащим пальцем в небо.

Алкан поднял взгляд.

— Да, полагаю, это где-то там. Хотя на самом деле надо бы мне выяснить поточнее.

— Так вы говорите, вы божество?

Алкан вполне божественно ухмыльнулся.

— Н-нет-нет-нет. Это не может быть правдой, — запинаясь, забормотал Трепп. — Никак не может. Что вы там болтали насчет того, что жизнь тривиальна? Нет, не могу себе представить, чтобы нормальные боги ходили по округе, распространяя подобные представления.

— Я просто пытаюсь быть вам полезным. Нет, не надо так на меня смотреть. Доверьтесь мне. Я просто пытаюсь позаботиться о том, чтобы вы полностью раскрыли свой богатый потенциал. Послушайте, выпейте еще эля, придите в себя, и я вам все объясню.

Загадочно теплое свечение гладило Треппа по бедру, пока пар поднимался от его вымокшей в эле сутаны. Пожав плечами, он снова поднял свою кружку, понимая, что на самом деле ему вовсе не требуется никуда бежать. Кроме того, несмотря на целую уйму всяких оговорок, проповедник был предельно заинтригован. Если этот малый и впрямь бог, а он от него сбежит… нет, никогда ему себе этого не простить. В конце концов, не будет никакого особого вреда, если он просто несколько минут его послушает.

Стараясь постоянно следить за тем, что происходит с легендарным котенком любопытства, крепко засевшим где-то в передней части его мозга, Брехли Трепп произнес, пытаясь излучать как можно больше здорового скепсиса:

— Ладно, валяйте. Я вас слушаю.

— Вот и хорошо, вот и славно. На самом деле весь вопрос тут в простой математике, — с энтузиазмом начал Алкан. — К примеру, прямо сейчас вы хорошо знаете, что далеки от бессмертия, так?

Трепп с сомнением кивнул.

— И как только вы вытряхиваетесь прочь из этого бренного мира, наступает время загробной жизни, верно? Вся остальная вечность представляется беспардонным бездельем и скукой смертной, правда?

Трепп снова кивнул.

— Неправда! — уверенно заявил Алкан. — Общее заблуждение — вот что это такое. Загробная жизнь — дьявольски занятая штука. Никакого шанса передохнуть. Да и на самом деле это было бы совершенно неправильно, разве не так? Я хочу сказать, сам тот факт, что вы бессмертны, вовсе не означает, что у вас уже не осталось никаких потребностей. Ну, сходить там, знаете ли, в пивную или, на худой конец, в театр. Кто-то должен все это обеспечивать. Однако хорошей стороной Аррая является то, что вы сами можете выбирать, чего вы хотите. Пьянствовать там, к примеру, или с девочками то-се… гм… Но для вас, как я прикидываю, идеальная загробная жизнь заключалась бы в том, чтобы целую вечность проповедовать от всего сердца.

Глаза Брехли Треппа затуманились.

— Да-а… — прошептал он, и котенок осторожного любопытства мгновенно плюхнулся на горячую сковородку.

— Тут-то в дело и вступает математика, понимаете?

— Нет, не понимаю.

Алкан перевел дыхание и еще раз понадеялся, что все-таки сумеет все это провернуть.

— Речь здесь идет об эффективности. Вот скажите, сколько душ вы обратили за всю свою жизнь?

— Пару сотен, — радостно ответил Трепп, с гордостью вспоминая стада д'мерских кочевников.

— Что ж, не так плохо, — прикинул Алкан, потирая свой нос картошкой. — Но только подумайте, скольких вы сможете обратить начиная от этого момента и до самого конца вечности, если вам не придется без конца убивать время на сон и тому подобную ерунду. Сотни миллиардов — вот сколько!

Челюсть Треппа отпала ему на грудь.

Алкан приготовился к следующему, довольно заковыристому отрезку — выстраиванию мостика веры, который должен был обратить его хитроумную схему в сверкающую реальность.

— Чтобы еще конкретнее разобраться с ситуацией, придется проделать массу математических вычислений. У вас это хорошо выходит?

Трепп помотал головой.

Алкан мысленно ухмыльнулся. Все существенным образом упрощалось.

— Тогда, если разделить пару сотен на сто тысяч миллионов, у нас получится… чертовски мало получится. Если точнее — совсем ни хрена. Так что, если вкратце, вся ваша жизнь — пустая трата времени. А значит, как мертвец вы будете несравнимо полезнее, понимаете? — Алкан ухмыльнулся. — Так куда эффективней.

Выглядя совсем огорошенным, Трепп одними губами произнес слово «мертвец». Еще три котенка подохли.

— Послушайте, тут абсолютно ничего личного. Просто толковый менеджмент, понимаете ли. Вот, выпейте еще эля.

Трепп глотнул эля, и вид у него сделался такой, словно он отчаянно пытался выполнить у себя в голове целый ряд сложных вычислений. Пальцы его подрагивали.

— Честно говоря, даже не стал бы об этом упоминать, если бы не знал, что это чистая правда, — охотно предложил свою помощь Алкан. — Чем раньше вы начнете работать с полной эффективностью, тем больше душ вы лично сумеете спасти. Осознаете ли вы тот факт, что за каждый день, в который вы по-прежнему упорно цепляетесь за ваш в высшей степени неэффективный образ жизни, еще три дюжины душ остаются необращенными?

— Я… я никогда раньше не думал об этом в таком аспекте.

— Вот так-то. Каждый день тридцать шесть первосортных душ оказываются потеряны для вечности. Да, шокирующая, ужасная реальность, но так все и есть. Опять же, если вы пожелаете продолжать в том же духе, тогда вы…

— Нет-нет. Вы абсолютно правы! — объявил Брехли Трепп, и где-то позади его глаз наконец-то вспыхнуло понимание. В его воображении уже радовались многие миллионы душ. — Совершенно верно. И как же я раньше этого не понимал? Какая эгоистичная неэффективность! Я не могу позволить им так просто остаться не спасенными. Не могу позволить, чтобы с ними такое случилось. Это мой долг! — с жаром изрек проповедник, вытаскивая из-под сутаны кинжал и дрожащей рукой направляя его к своему животу.

— Погодите! Погодите! — заорал Алкан, тревожно хлопая в ладоши. — Нет-нет, это не тот путь! Таким путем вы гарантированно угодите в Уадд! — Он знал правила насчет самоубийства. Прямиком в Уадд — и никаких апелляций.

— Но я должен. Подумайте только о душах, которые я должен спасти. Я никак не могу от них отречься…

Нет, сами вы это сделать не вправе!

Трепп недовольно покачал головой, развел руками и протянул кинжал Алкану:

— Что ж, вполне справедливо. Тогда давайте вы.

— Нет-нет… — Щеки Алкана мгновенно побледнели.

— Все будет в порядке, я даже не стану отбиваться. Просто воткните его вот сюда, между ребер. Давайте же, не будьте так щепетильны.

— Но я…

— Если хотите, я отвернусь.

— Да не могу я! — в панике воскликнул Алкан, подумав о той вони, которая разнесется по всему Арраю, если когда-нибудь выйдет наружу правда о том, что он убил миссионера. Уже достаточно скверно было окаймлять правду такими уклончивыми извивами, чтобы его уломать, но реальное убийство…

— Тогда премного вам благодарен! — прорычал Трепп, гневно топнув ногой. — Я хочу сказать, это и есть истинная доброта и любовь к ближнему. Вы выскакиваете невесть откуда, говорите мне, что моя жизнь — пустая трата времени, а потом никак не желаете мне с этим помочь. Похоже, вы здорово навострились обламывать духовных лиц!

— Я не сказал, что не стану вам помогать.

— Тогда берите кинжал и валяйте. — Трепп лихорадочно распахнул свою сутану, указывая на грудь. — Вот сюда. Быстрый укол — и я уже в пути…

— Этого я делать не стану. Послушайте, у меня есть план. Если вы пообещаете мне не валять дурака с этим кинжалом, я позабочусь о том, чтобы завтра вы гарантированно загнулись, идет?

— Утром или днем? — недовольно проворчал Трепп.

— Самым что ни на есть ранним утром. Обезглавливание вам подходит?

— Вполне. — Тут Трепп решил, что за последние несколько часов неплохо будет воспользоваться всеми возможностями своей глотки. С ухмылкой он осушил эль, вытер рот рукавом сутаны и покачал кружкой, ожидая новой порции. — Итак, во что именно должны уверовать мучающиеся души?

— Вот в это самое. В то, что вы пьете, — самодовольно улыбнулся Алкан, четко осознавая, что отныне дни Огдама за Верхним Столом определенно сочтены. — А теперь прошу извинить, но мне до завтра еще несколько вещей надо проделать. Всего лишь пара-другая мелких деталей, но о них тоже следует позаботиться. Никуда отсюда не уходите! — И со вспышкой света Алкан, божество эля и пива, внезапно исчез.


Одним из колоссальных преимуществ, которые Аксолотль предлагал персонам духовного ранга, являлось то, что им там никогда не приходилось таиться, отчаянно стараясь не привлечь к себе ничьего внимания. Поскольку все население горного города Аксолотля целиком и полностью было сверхсуеверным, никто из его жителей не удивлялся, когда перед ними неожиданно выскакивали всякие странные существа.

И Сиксика не была исключением. Сидя в своем гамаке, она просто глазела на то место, где секунду тому назад сверкнула весьма причудливая молния, после чего там невесть из какой материи соткалась большая и плотная на вид фигура.

— Привет, — сказала Сиксика божеству с пивным брюхом, стоящему в ее спальной комнате. Забросив за плечо прядь черных волос, она слегка качнулась в гамаке.

— Здравствуй, дорогуша, — отозвался Алкан, изо всех сил стараясь изобразить на физиономии ободряющую улыбку. — Ну как, готова для завтрашнего утра?

— Буду готова, когда сегодня ночью хорошенько высплюсь, — ответила Сиксика. — А что тебе, извини, нужно?

— Мне нужно позаботиться о том, чтобы ты хорошенько выспалась. — Стоя в темной комнате, Алкан ухмыльнулся. На самом деле это вовсе не была ложь. Ему действительно было желательно, чтобы девушка выспалась. Так выспалась, чтобы не пробудилась до послезавтра.

— Вот и славно. Ты собираешься меня укачать? Или почитаешь сказочки?

— О нет, дорогуша. У меня кое-что получше имеется. — Последовала крошечная вспышка света, и большая кружка эля появилась в руках у девушки. — Вот, выпей, — предложил Алкан. — Это поможет тебе заснуть.

— Это вроде какао?

— Более-менее.

— Но какао я уже пила, — озадаченно ответила Сиксика.

— Ну, это не совсем какао, это скорее эль… для юной девушки он нечто особенное, — настаивало божество. — А ведь ты сегодня и впрямь заслуживаешь чего-то особенного. Ты ведь не каждое утро приносишь себя в жертву?

— Нет, только раз в год. — Сиксика гордо улыбнулась. Считалось честью быть избранной в жертвы для Ежегодного фестиваля сотрудников похоронных бюро. Причем не только для самой девушки, но и для ее родителей. Даже вовсю храпя в соседней комнате и нежно покачиваясь в своих гамаках, они гордо ухмылялись. Завтра, на пиршестве, они будут сидеть во главе стола — а матушка Сиксики, что еще более важно, сможет свысока поглядывать на тех отвергнутых бесстыдниц, которым никогда не суждено будет занять место ее дочери. Жертвой могла стать только хорошая девочка, целомудренная и воспитанная, а не какая-нибудь распущенная и развратная шалава.

Сиксика быстро выпрыгнула из гамака, притопала к занавеске и, оттянув ее в сторону, указала на темный силуэт храма на другой стороне площади. Зубчатые бока величественного строения поднимались словно у пирамиды.

Алкан смог различить темные силуэты двух в равной мере здоровенных стражников, что с парой пылающих факелов патрулировали плоскую крышу. Согласно традиции, никому не позволялось быть рядом с жертвенным устройством, пока не настанет рассвет, и Сиксику приведут туда, чтобы сделать жертвой. В очередной раз.

Уже шесть раз она оказывалась лицом к лицу со сверкающим лезвием на вершине храма — и шесть раз уходила оттуда на вечеринку.

Это началось столетие тому назад, когда Великий союз сотрудников похоронных бюро счел в высшей степени несправедливым, что они вынуждены пропускать решительно все празднества в Аксолотле. У фермеров имелись свои жатвенные фестивали, когда они готовили блюда из своих посевов как приношения на следующий год. Как только церемония заканчивалась, начинались танцы и всевозможные увеселения. Схожим образом дело обстояло на Ежегодном празднике пивоваров, Традиционном конкурсе кондитеров… в общем список был бесконечным. Все отправлялись на праздники остальных, кроме сотрудников похоронных бюро, которых туда категорически не пускали. Тогда они учредили свой собственный Ежегодный фестиваль с парадом и танцами. Все получили приглашения на Церемонию ритуального жертвоприношения и на танцы в храме. Никто не знал, что именно должно будет произойти.

Толпы собрались на площади, любопытно глазея вверх на странное бамбуковое устройство с подвешенным снизу лезвием. Затем загремела барабанная дробь, и сотрудники похоронных бюро втащили туда отчаянно визжащую юную девушку, распластав ее на каменной плите. Барабаны зашлись совсем дикой дробью, после чего главный сотрудник с криком восторга отпустил лезвие. Все жители Аксолотля с разинутыми ртами смотрели, как оно ныряет вниз по вертикальным рельсам, неудержимо стремясь к шелковой шейке невинной девы, страстно желая оборвать ее жизнь…

Прошло добрых три минуты после того, как лезвие врубилось в предусмотрительно вставленный клин и намертво там застряло, прежде чем толпа поняла, что девушка все еще дышит. Сотрудники похоронных бюро оттянули лезвие назад на самый верх рельсов и вытащили клин — держа его так, чтобы все смогли увидеть глубокую зарубку. Разве могли они принести девушку в жертву? О нет. Это непоправимо испортило бы весь праздник. Особенно для ее родителей. Последовавший парад и танцы Ежегодного фестиваля сотрудников похоронных бюро имели такой успех, что с тех пор стали одной из самых ярких отметок на праздничном календаре жителей Аксолотля.

— Просто дождаться не могу, когда закончится эта досадная процедура, — с блеском в глазах сказала Сиксика, глядя на храм. — Вечеринка потом бывает страшно забавная. В этом году я хочу два куска шоколадного пудинга. Я по праву их заслужила.

— Этот напиток ты тоже заслужила, — подстегнул ее Алкан, указывая на кружку. — Давай же, выпей.

Сиксика сделала большой глоток, собрала глаза в кучу и выплюнула. Эль, точно выброшенный из аэрозольного баллончика, тонким спреем расплескался по занавеске.

— Тьфу! Какая гадость! — пожаловалась девушка. — Ты что, отравить меня хочешь?

— Нет-нет, — запаниковал Алкан. — Просто к этому вкусу надо привыкнуть. — Взмахнув кистью, он подождал, пока кружка вспыхнет и наполнится, после чего сказал: — Ну-ка попробуй. Это, я думаю, тебе больше по вкусу придется.

Сиксика неуверенно понюхала пенную жидкость.

— Это самое то, — подстегивал ее Алкан, ухмыляясь в очень недостойной доверия манере. — Давай пей.

Девушка осторожно отхлебнула, покатала жидкость во рту и приняла задумчивый вид. Затем все-таки проглотила. И с облегчением выдохнула.

— Не так уж скверно, — заключила Сиксика. — А можно чуть-чуть больше имбиря?

Алкан снова взмахнул кистью, поднимая вкусовые качества на несколько пунктов. Он также добавил от себя пять лишних процентов спирта. Сиксика снова потянула из кружки и закашлялась, когда крепкий имбирный эль обжег ей горло.

— Ух ты! — выдохнула она. — Вот это и впрямь славно!

Божество, ответственное за эли, благодарно наклонило голову и засияло улыбкой, когда согревающий сердце голос быстро пьянеющей девушки дошел до его ушей.

— Еще? — спросил Алкан несколько мгновений спустя, когда Сиксика вытерла ладонью рот. Девушка слегка кривовато улыбнулась и кивнула.

Небрежным взмахом руки обеспечив ее еще одной кружкой восемнадцатиградусного имбирного коктейля, Алкан ощутимо расслабился. Еще пара таких же кружек в желудок девушки — и раньше завтрашнего вечера ее уже никто не разбудит.

Но смогут ли сотрудники похоронных бюро вовремя найти кого-то, пылающего энтузиазмом стать жертвой вместо Сиксики? Алкан ухмыльнулся себе под нос. Ответ на этот вопрос он прекрасно знал.


Фигура в черной тоге с длинными полами и в соответствующих размеров цилиндрической шляпе подняла свой жезл, ловко покрутила им между пальцев и вдребезги расколотила утреннюю тишину и покой горного города Аксолотля.

— Да-да, — донесся крик из хижины, когда верхушка жезла выбила на двери несколько ямок. — Уже иду.

Дверь резко распахнулась, и крепко озабоченный на вид мужчина пушечным ядром вылетел из хижины, захлопывая за собой дверь.

— Я пришел! — объявил сотрудник похоронного бюро, крутя своим жезлом.

— Да-да, хорошо, но не погуляете ли вы немного по округе, а то мы еще не готовы? — забормотал озабоченный на вид мужчина, до сих пор небритый и пребывающий в состоянии очевидного расстройства.

— Сейчас назначенное время, — нетерпеливо произнес сотрудник, взирая свысока на отца Сиксики.

— Да знаю я, знаю. Назначенное время, назначенное место. Вот только назначенной дочери нет как нет.

— Что? Но этого не может быть! Она… она нам нужна! Праздник! Она должна быть на месте.

— Скажите, насколько успешно вам удается воскрешать ваших мертвых клиентов?

— Сейчас не время для шуток. — Сотрудник нахмурился и потянул за воротник своей тоги, который вдруг показался ему слишком тугим. — Прочь с дороги, — рявкнул он и ворвался в хижину. Его сандалии шумно стучали по лестнице, пока он несся к спальной комнате Сиксики.

Пинком распахнув дверь, он охнул при виде открывшейся картины: занавески плотно задернуты; обволакивая комнату сумраком, мать девушки покачивается взад-вперед, что-то отрешенно бормоча, явно близкая к истерике. А в гамаке — неподвижное тело. Неподвижное и бесчувственное.

«Нет! — мысленно взвыл сотрудник похоронного бюро. — Только не сегодня. Это же мой праздник!»

Матушка Сиксики со слезами на глазах оглянулась. Инстинкт подсказывал ей, что теперь приглашения на вечеринку им не дождаться.

— Простите… — всхлипнула она.

Сотрудник прошагал по комнате к гамаку. Голова его бурлила безответными вопросами, кипела раздражением. Сорвав одеяла, он уставился на бледную фигуру.

— Вон пшли… — пробормотала Сиксика в подушку, натягивая одеяла обратно. — Отстаньте. Я умираю… — Сжимая руками голову, она глухо застонала.

Тут колени сотрудника похоронного агентства сдали от потрясения, и он мешком осел на пол. Голова его кружилась от злой иронии всей этой ситуации. Что же они теперь объявят гражданам Аксолотля? «Извините, сегодня без жертв! Жертва не очень хорошо себя чувствует!»

И почему никто не предвидел, что такое произойдет? Редактору «Угадайки» придется ответить кое на какие очень суровые вопросы.

Впрочем, в данный момент это было не важно. Прямо сейчас ему предстояло развлечь целый город охотников до вечеринок. Где же он за такое короткое время замену найдет?

Рыча, сотрудник вскочил и метнулся прочь из комнаты.

— Ну что? — спросил отец Сиксики, пока мужчина, хлопая полами тоги, проносился мимо него.

— Здесь никакой надежды. Совсем никакой, — прорычал сотрудник, исчезая на улице.

Его сандалии злобно выбивали клубы пыли из мостовой. А в этот самый момент одно совершенно конкретное духовное лицо в черной сутане, войдя по шаткому мостику в Аксолотль, плелось по главной улице, сдерживая тревожные зевки. Согласно образу мыслей духовного лица, было еще слишком ранее утро для каких-то серьезных дел.

Крупный мужчина с пивным брюхом сбоку от него настойчиво это отрицал.

И, что самое удивительное, жители Аксолотля целиком и полностью с ним соглашались. Брехли Трепп наблюдал, как целые стайки людей выскакивают из боковых проулков и с энтузиазмом устремляются в одном и том же направлении, гудя от волнения.

— Ну идем же, скорее, — подгонял проповедника Алкан, указывая вслед несущимся толпам.

— Так ты и впрямь думаешь, что это удачная мысль — чтобы я снова здесь объявился, почти сразу же после Разоблачения Нужного Белья? — нервно спросил Трепп.

— Доверься мне, — елейно прошептал Алкан. — Все улажено. Просто расслабься и сделай, как я скажу. — Он заговорщицки подмигнул Треппу.

— Да, конечно, — пробормотал его высокобесподобие, никакой убежденности не чувствуя. — Я только надеюсь, что меня здесь после вчерашнего никто не узнает. Иначе они меня просто у… — Тут вспышка понимания зажглась где-то позади его глаз. — А-а, ладно. Очень хорошо. Я понимаю.

— Да, хорошо. А теперь поспеши. Ты ведь не хочешь нужный момент пропустить. Выбор времени здесь жизненно важен.

Последовав за стремительно собирающейся толпой, Брехли Трепп втиснулся на битком забитую площадь в тот самый момент, когда волны возбуждения буквально затопили все это место адреналином.

Алкан с ухмылкой указал в сторону массивного храма, что возвышался над площадью.

Единственная облаченная в черную тогу фигурка медленно карабкалась вверх по ступенчатой стороне строения, в отчаянии ломая руки. Наверху каменная плита лежала меж двух здоровенных стражников с факелами, глава ее была увенчана странным на вид устройством, собранным из бамбуковых жердей.

Толпа что-то неугомонно бубнила, и время от времени из разных ее участков вырывались спонтанные взрывы восторга и свиста.

«Для такого раннего часа, — размышлял Брехли Трепп, — они слишком уж оживлены. Должно быть, сегодня в Аксолотле состоялось немало славных завтраков».

Наконец облаченный в черную тогу мужчина добрался до вершины храма. Он слегка поправил свою цилиндрическую шляпу, затем приблизился к толпе. Все глаза переметнулись на него, фокус еще больше усиливала длинная перспектива ступенек. Все уши были готовы для объявления.

Сотрудник похоронного агентства с трудом сглотнул слюну, нервно заламывая ладони. Он по-прежнему понятия не имел о том, что же такое собирается сказать людям. Сотня различных вариантов уже была обдумана и категорически отвергнута. К примеру, он хотел было вовсе не появиться, прикинуться, что обо всем забыл, или распустить какой-нибудь слух, что сегодня, мол, не слишком благоприятный день для праздника и что надо будет попробовать завтра. Он даже подумал было выдвинуть добровольцем себя — но жертве полагалось быть девственной, а к ним в агентство как-то раз явилась убитая горем вдова-нимфоманка, которая просто попросила один разок славного утешения, ну и… дальше он эти «разки» уже не считал. От души глотнув воздуха, сотрудник похоронного агентства поднял руки и обратился к толпе, становясь простым передатчиком капризов собственного языка.

— Дамы и господа… э-э… — впечатляюще начал он. Густую тишину, которая внезапно окутала Аксолотль, нарушало только потрескивание факелов в руках у стражников.

— Э-э… хотя я ко всему этому непривычен, — принялся вилять сотрудник. Несколько человек из толпы нетерпеливо зашаркали ногами. Они уже поняли, что здесь что-то неладно.

— Э-э… в порядке изменения намеченного плана я… гм… хотел бы попробовать кое-какую новизну, хорошо? — Сотрудник отчаянно пытался впрыснуть во все происходящее какое-то ощущение жизненности. Но ему это удавалось плохо. — Все предыдущие шесть лет мы жертвовали одной и той же девушкой. Что ж, Сиксика была безупречной девственницей, отличной спортсменкой и просто красавицей, — тут он сунул одну руку за спину и скрестил пальцы, — но… гм… вам не кажется, что мы слишком уж часто слышали ее вопль?

Единственным ответом ему было неугомонное шуршание ног.

— Что происходит? — в замешательстве пробормотал Трепп.

— Заткнись и слушай внимательно, — отозвался Алкан.

— Итак, я полагаю, что нам самая пора получить какую-то совершенно новую жертву, — продолжил сотрудник похоронного агентства. — Есть ли среди вас добровольцы?

Гробовое молчание омывало храмовую площадь, пока скептические мысли поднимали свои уродливые головы. Что случилось с Сиксикой? Трагическая ошибка на репетиции? Не может ли то же самое случиться и с ними, если они вызовутся стать добровольцами?

— Ну давайте же, — умолял сотрудник. — Только подумайте о престиже. Какая честь отдать свою голову прямо здесь, сейчас…

Уши Брехли Треппа встали торчком.

— Сказал ли он именно то, что мне послышалось? — спросил проповедник у Алкана.

Божество, ответственное за эли, небрежно кивнуло в манере человека, чьи планы только что сделали громадный шаг вперед на пути к славному исполнению.

— Давайте же, — зудел сотрудник похоронного агентства. — Всего один доброволец из публики. Неужели никто не…

— Я, я, я, я, я!.. — заверещал Трепп, протискиваясь сквозь толпу и бегом устремляясь к храму. Он просто не мог поверить своей удаче. Это был его шанс полностью раскрыть свой спасательный потенциал. И выручить этого малого из той загвоздки, в которую он попал. Ах какая радость!

Алкан ухмыльнулся себе под нос. Через несколько минут все это дело начнется. Потребуется немного точного расчета времени, чтобы перехватить Треппа у Аррайских врат, а затем он сможет утащить его по задней лестнице и быстро привлечь к работе. Просто идеально! А затем, когда увеличенные подушные цифры начнут поступать… что ж, тогда его уже ничто не остановит.

— Я… я… — задыхался Трепп, ковыляя к самой вершине храма. — Я доброволец!

Сотрудник похоронного агентства нахмурился:

— Вы? Но вы не аксолотлианец.

— Ну и что? Больше никто не вызвался. Давайте снимайте мне голову.

— Но я… я не могу. Вы не годитесь.

— Почему? Я не хуже любого другого. — Трепп повернулся лицом к толпе. — Голова моя, голова! Эх, лети, моя голова! — затянул он распев, энергично размахивая руками. Толпа неуверенно подхватила.

— Вы не в счет! — отбивался сотрудник. — Вы… вы не девственник!

— А вот тут простите, приятель, но вы наносите мне смертельное оскорбление, предполагая, что я не исполняю свои обеты! Да как вы смеете? Я лицо духовное! Голову мне с плеч, и сейчас же!

— Но все же… а, ладно. Раз вы так настаиваете.

Не успели эти слова слететь с его губ, как четыре здоровенных стражника схватили Треппа и шлепнули его на каменную плиту, чуть было не вышибив из него дух.

А затем чувство предельной тревоги затопило тело проповедника, когда он поднял взгляд к сияющему лезвию топора, подвешенному над ним. Позади его головы стояла корзина, для вящего реализма забрызганная темным клюквенным соком. Стражники крепко прижимали конечности Треппа к каменной плите, держа его в полной неподвижности. Толпа уже успела выйти из оцепенения и теперь ликовала.

Тревога еще больше выросла в сердце Брехли Треппа, когда его взор упал на деревянный клин, вставленный в рельс справа от него. «Что этот клин, блин, там делает? — спросил себя проповедник. — Если он так там и останется, лезвие остановится в дюйме от моей шеи». Паника охватила Треппа. Он принялся изо всех сил бороться, стараясь добраться до клина и выдернуть его, отчаянно стремясь к тому, чтобы первый день уготованной ему загробной жизни начался прямо здесь и сейчас.

Но стражники крепко прижимали Брехли Треппа к плите, красочно покачивая плюмажами. А затем один из них, здоровенный мужик с пивным брюхом по левую руку от проповедника, вдруг потянулся к рельсу и схватил клин. Секунду спустя клин был уже у Алкана в кармане.

А поблизости, за большой статуей, настоящий четвертый стражник глупо хихикнул, когда кружка эля в его руке вспыхнула и чудесным образом наполнилась. Очень мило со стороны того пузатого малого было предложить ему поменять униформу на этот магический сосуд.

Толпа на храмовой площади вовсю бурлила и дико ликовала, пока сотрудник похоронного агентства топал к бамбуковому держателю лезвия и хватал отпускную веревку. Отмотав ее от крепления, он тут же ощутил всю убийственную тяжесть топора. Веревка эта перекидывалась через примитивное колесо, дальше шла через дыру, а там были привязана к лезвию. Все, что от него теперь требовалось, — это отпустить веревку, а сила тяжести должна была позаботиться обо всем остальном.

— В ознаменование грядущего празднества, — выкрикнул сотрудник традиционные слова, — повелеваю веревку отпустить!

Его высокобесподобие Брехли Трепп собрался с духом, наблюдая за тем, как веревка мгновенно ослабевает над лезвием. Отблеск солнечного света отразился от острой грани, и топор неудержимо полетел к проповеднику, выбивая искры из направляющих, жадно стремясь вкусить плоть его шеи, погрузить свои смертоносные клыки в его горло. Лезвие стремительно мчалось вниз. Сердце Треппа колотилось от возбуждения при виде этого орудия смерти, отчаянно трепетало, пока пальцы его ног уже зависали над самым краем вечности.

Толпа пронзительно завопила, когда лезвие наконец ударило и, дрожа, резко остановилось.

— Проклятье! — возопил Трепп, глазея на застрявший в дюйме от его шеи топор. — Что случилось? В чем тут загвоздка? Почему я не… ох-х. — Он с отвращением уставился на здоровенный узел, втиснутый в дыру на верху рамы.

Сотрудник похоронного агентства в тревоге ломал руки:

— Я страшно перед вами извиняюсь. Этого не должно было случиться. Никоим образом. В рельсе должен был находиться клин. Блин, я… я просто не понимаю, куда он мог подеваться. Я так рад, что хотя бы предохранительный узел оказался на месте. Я… я… — И туг он услышал восторги толпы. Едва заметно ухмыляясь, похоронных дел мастер подошел к передней части храма и низко поклонился.

Брехли Трепп в гневном разочаровании зарычал, когда стражники отпустили его и оттянули лезвие обратно на самый верх рамы, надежно его там привязывая.

— Как ты мог допустить, чтобы это случилось? — воскликнул проповедник, толкая Алкана в грудь и постепенно загоняя его в заднюю часть храмовой крыши. — Ты обещал, что я…

— Да-да. Послушай… — Алкан вздрогнул, когда его оттеснили к нескольким сотням футов отвесного склона. — Пусть такая ерундовая препона тебя не огорчает. Я сказал, что я это сделаю, а значит, так и будет, договорились?

— Сегодня утром! — рявкнул Трепп, энергично продвигаясь вперед по храмовой крыше. — Ты только подумай о всех тех душах, которые я уже должен был бы спасать!

— Да-да, конечно. Я прекрасно с этим справлюсь, все будет в полном порядке, дай мне только…

Внезапно нога Алкана ступила в воздух. Машинально рука его метнулась вперед и ухватила толкающую его в грудь руку Треппа. Секунду спустя и Трепп, и Алкан на практике выяснили, что этот храм не был выстроен по канонам классической симметрии, которую обычно связывают со зданиями подобного типа. По трем сторонам своей почти пирамидальной формы он имел крутые ступеньки, но в задней части ничего такого предусмотрено не было. Таким образом строители решили избежать лишних затрат. Поскольку ниоткуда, кроме как спереди, никто никогда на храм не смотрел, аксолотлианцы не стали делать никаких ступенек на стороне, обращенной в противоположную сторону от площади.

Там была просто вертикальная стена ста пятидесяти футов в вышину.

Брехли Трепп, падая вниз, пронзительно вскрикнул, а Алкан подумал, что ему стоило бы получше контролировать свои рефлексы. Если бы он на миллисекунду задержался и действительно обо всем этом подумал, то просто упал бы на несколько футов, а потом снова божественным образом взлетел по вертикали. Но теперь…

Трепп кувыркался вниз. Борода едва не отрывалась от его физиономии, а сутана хлопала, точно драный парус под ураганным ветром. Однако, пока проповедник падал, он ухмылялся, разводя руки по сторонам подобно истосковавшемуся влюбленному, несущемуся навстречу своей давно потерянной суженой. Ур-ра, вечность, я наконец-то к тебе лечу!

На какой-то миг, пока земля свистела ему навстречу, Трепп рассеянно задумался о том, насколько это будет эстетично, когда он на предельной скорости ударит лицом в грязь.

И ему оставалось лишь несколько секунд для прояснения этого вопроса, когда из-за угла храма вдруг со скрипом выползла телега и, окутанная облаком пыли, резко затормозила.

Изрыгая дикую ругань, его высокобесподобие Брехли Трепп угодил точно на аварийную телегу Службы предвидения несчастных случаев и аварийных ситуаций. Кулаки его в остром негодовании забарабанили по губчатому матрасу. Его спасли! Спасли! Да как они только посмели?

— Ну что, порядок? — осведомился мужчина в белой форме, приставляя к телеге небольшую лесенку и поднимая взгляд.

— Нет, черт побери! — разочарованно рявкнул Трепп.

Провидец явно был огорошен.

— Ну что с вами? Лодыжку сломали? Или растянули кисть? — Среди провидцев данной конкретной службы предметом особой гордости служило вызволение своих клиентов в целости и сохранности. Спасение не считалось настоящим, если спасаемый получал хотя бы царапину.

— Нет! Проблема не в этом! Я в полном порядке, премного вам благодарен! — Брехли Трепп быстро подскочил к лесенке и начал спускаться. — Какое самолюбие! Какой эгоизм! Да как вы смеете считать, что, если кто-то находится в непосредственной смертельной опасности, его непременно нужно спасать?

— Раньше никто не жаловался! — буркнул провидец.

— Тьфу! — сплюнул Трепп. — Разве я просил вас меня спасать? Я что, вопил как резаный, пока летел вниз? Вопил, да?

— Ну, я вообще-то не слышал…

— Вот именно! Благодетели хреновы, — бросил Трепп, бурей уносясь прочь.

— Нет, это туристы хреновы, — откликнулся мужчина в форме, стягивая лесенку обратно. — Вот неблагодарный народ! Не очень-то себе думайте, что я так сильно хотел вас спасти. Не я, знаете ли, виноват в том, что такая у нас политика. Мы, жители Аксолотля, делаем это просто потому… потому что можем это делать! Представьте, что в следующий раз, когда вы вдруг полетите к земле, меня рядом не окажется. Вот тогда вы по-настоящему пожалеете. Но меня там уже не будет!

Никакого ответа от глухо рычащего миссионера он не получил. Тот стремительно завернул за угол, избегая празднества, как будто оно было заражено чумой, и стараясь поскорее убраться из города. Кровь его буквально кипела.

Прошло целых десять минут, прежде чем Алкан решил, что теперь будет относительно безопасно приблизиться к проповеднику. Он спустился из облаков, пока Брехли Трепп топал по шаткому мостику у южных ворот Аксолотля.

— Послушай, — начало божество. — Я все устрою. Все будет в полном порядке, ага?

— Прочь от меня, — прорычал Трепп, ненадолго останавливаясь и вызывающе кладя ладони на бедра. Его физиономия жутко побагровела.

— Все будет просто тип-топ.

— Ты в прошлый раз то же самое говорил! — задымился Трепп, гневно топая ногой. — Я думал, богам полагается управлять тем, что происходит со смертными. Разделять там разные моря и бросать всякие съестные припасы голодающим племенам, заблудившимся в дикой местности. Ну, и типа того.

— Не следует верить всему, что рассказывают, — проворчал Алкан. — Но послушай — ведь я почти что тебя укокошил, разве не так? Если бы не эти аварийные провидцы, ты бы уже…

— Я знаю! — Трепп опять топнул ногой. От заскрипевшей у него под пяткой гнилой балки отломилось и закувыркалась вниз, в черную пропасть, несколько деревянных щепочек. — Нечего мне на больную мозоль наступать! Я уже сейчас мог бы приступить к своей миссии. Я мог бы закатать рукава и по локти погрузиться в работу всей моей загробной жизни! Но нет. Такой вариант слишком для меня хорош, верно? — Он снова топнул ногой. — Я потерпел неудачу! — еще раз топнул ногой проповедник.

— Пивка не желаешь? — предложил Алкан.

— Нет, не желаю я твоего пивка! — завопил Трепп и снова топнул ногой, сильно напоминая маленького мальчика на пороге истерического припадка. Не услышанная им гнилая балка опять заскрипела.

— Ты уверен? Это успокоит твои нервы, поможет тебе как следует поразмыслить.

— Нет, пива я сейчас не хочу. — Топ. — И через десять минут на захочу! — Топ. — А твою жирную ряху я вообще больше никогда в жизни не хочу видеть! — Топ.

Ветхий мост слегка затрещал и, похоже, стал немного прогибаться.

— Ну и ну, — пробормотал Трепп, разглядывая провалы у себя под ногами.

— Одну последнюю кружечку?

Трепп нервно помотал головой, а под ногами у него тем временем рвались последние волокна. Наконец доски сломались, и с протяжным воплем его высокобесподобие Брехли Трепп исчез в расщелине.

Фигура в белой форме и с соответствующей фуражкой на голове, глядя на все это с башни у южных ворот Аксолотля, неодобрительно покачала головой.

— А ведь я ему говорил, — пробормотал провидец себе под нос. — Я предупреждал.

Затем провидец повернулся и побрел прочь, направляясь обратно на празднество. Там, как он прекрасно знал, ему ровно через десять минут предстояло вытащить соломинку для коктейля из горла одной очень прилично подвыпившей мадам.

ГПУ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ

Характерный звук копыт, стучащих по обсидиановому кафелю, эхом разносился по коридорам Греховной службы. Снаружи этого здания все подземное царство Уадда продолжало существовать, не ведая о событиях, которые готовы были вот-вот развернуться. В таких масштабах никогда еще ничего подобного не проделывалось. И все уже не должно было остаться таким, как раньше.

Петли распахнутых пинком дверей болезненно заскрипели, когда туда под тяжестью целой пачки пергаментов ввалился девятифутовый дьявол. За ним, кутаясь в длинный черный плащ, проследовал меньший по размеру демон с высоким чешуйчатым лбом.

— Порядок, контора! Теперь сидите и слушайте! — проревел Асаддам, главный менеджер Мортрополиса, с театральным грохотом бросая пачку перфорированных пергаментов на ближайший стол. Целая канцелярия демонов нервно оглядела свои груды пергаментной работы и содрогнулась. Итак, Асаддам опять был в своем репертуаре. Судя по всему, ожидалась еще одна перемена рабочих процедур. Почти мгновенно все умы сосредоточились на двух вопросах: «Что же на сей раз?» и «Кто этот задохлик в шляпе?»

— У меня к вам вопрос, — радостно объявил Асаддам. Его кривые рога едва не задевали за низкий, грубо выкрашенный потолок. — И вопрос этот такой: какова разница между данным пергаментом и тем материалом, к которому вы привыкли?

Глухая тишина объяла контору, нарушаемая лишь периодическим треском багровых молний снаружи. Все чиновники узнали тон вопроса. С тех самых пор, как Асаддама избрали главным менеджером Мортрополиса, он врывался сюда, а также во множество других отделов Греховной службы с одним и тем же страстным трепетом в голосе. И теперь весь Иммиграционный отдел дружно пал духом. Такой тон всегда означал две вещи. Во-первых, введение некой новехонькой сверхэффективной системы управления. А во-вторых — массу дополнительной работы из-за этого.

— Ну же, давайте! — злобно проревел Асаддам. — Какова разница?

— Этот материал не покрыт текстом, — пробурчал демон в задней части конторы, который проходил под именем Ублейр. Сквозь багровые щелки глаз он хмурился на главного менеджера поверх солидного холма иммиграционных формуляров, сгруженных на его стол и требующих немедленного внимания.

— Неверно! — объявил Асаддам и перевернул груду пергаментов на другую сторону. Затем он с ловкой аккуратностью подцепил верхний лист загнутым когтем и потянул его вверх. За листом по цепочке последовали еще три таких же. — Вторая попытка! — саркастически ухмыльнулся Асаддам.

— Э-э… они скреплены вместе, — проворчал чиновник из переднего ряда.

— Это что, новый эксперимент по снижению затрат в пергаментной работе? — мрачно поинтересовался Ублейр.

— Нет! — выкрикнул Асаддам. — Это эффективность!

— А по-моему, просто стопка пергаментов. — Ублейр угрюмо покачал рогатой головой.

— Это само будущее! — дико проревел Асаддам. Ноздри его раздувались точно у жеребца на хорошем конном заводе.

— Почему? Они что, сами собой заполняются? — скептически вякнул Ублейр.

— А могут они и подшиваться сами собой? — с энтузиазмом спросил чиновник в переднем ряду. — Это было бы замечательно.

— Придурок, — буркнул Ублейр, опытным девятидюймовым когтем с пристрастием исследуя свою ноздрю.

— Ни то ни другое! — торжествующе прокричал Асаддам. — Нечто куда более сногсшибательное. Лолох, объясни им. — Взмахнув лапой, Асаддам ухватил демона в плаще за ворот и вытолкнул его вперед.

— Эт… это н-новинка, — нервно принялся заикаться тот. Целая жизнь, посвященная возне с разными интересными кристаллами в темных комнатах в любое время дня и ночи, совершенно не подготовила его к подобному выступлению. Сложив чешуйчатые лапы на груди, Лолох похлопывал себя ими по ребрам.

— Просто покажи. Объяснения они все равно не поймут. — Ловким копытом Асаддам дал Лолоху легкий пинок под зад. — Для чего, спрашивается, я весь этот пергамент по коридору тащил? Ну, валяй!

Лолох нервно задрожал и потер ноющие ягодицы.

— Ох-х… значит… просто п-путем утилизации способом протыкания чьего-то опознавательного числа м-можно…

— Я же сказал — покажи! — прорычал Асаддам. — Вот ты, Ублейр, — рявкнул он, тыкая когтем в заднюю часть конторы. — Как зовут твоего последнего иммигранта?

— Модитен де По, — прохрипел Ублейр, читая с последней анкеты. Услышав это, Лолох указательным когтем проделал целый ряд дырочек в верхнем листе пергамента.

— Причина смерти? — прогремел Асаддам, пытаясь скрыть свое возбуждение.

— Козел, — ответил Ублейр.

— Это ты кому? — возопил Асаддам.

— Прошу прощения, здесь, наверно, должно стоять не «козел», а «козлы». Ведь их требуется очень много, чтобы тащить трехтонный фургонный состав, разве не так?

Лолох пожал плечами и сделал единственную добавочную дырочку рядом со второй строчкой, которую он только что выколол.

Асаддам проревел целый ряд вопросов касательно прошлого Модитена де По, его недавней кончины и будущих вечных мук здесь, в Мортрополисе. Весь материал был вполне обычный. Целая жизнь, проведенная в изъятии драконовских доплат с клиентов его транспортной компании, каралась двадцатью часами катания камней вверх по бесконечному склону в сутки — и так всю вечность. Плюс четыре часа в день подвешенного наказания. Подвешенного не в том смысле, что отложенного, а в том, что заключалось оно в макании преступника головой вниз в ямы с экскрементами — за ложь. При каждом ответе Лолох проделывал в пергаменте ряд аккуратно выбранных дырочек.

Контора демонов озадаченно наблюдала.

— К-конечно, как только вы к этому п-привыкнете, все п-пойдет куда быстрее. — Лолох ухмыльнулся, поднимая перфорированный листок.

— А какой во всем этом смысл? — Ублейр почесал за своим остроконечным ухом. — Лично я эти дырки прочесть не смогу.

— Вот именно! — объявил Асаддам. — Ты, ясное дело, не сможешь. Следуйте за мной!

Пятнадцать демонов встали, дружно покачивая головами, и последовали за начальством.

— Ублейр, пергамента захвати! — крикнул Асаддам, уже выходя в дверь.

— Пергамента захвати, — проворчал Ублейр. — Тьфу! Вечно бывало примерно одно и то же. «Почисти мне копыта» или «сваргань мне выпивку». Или что-нибудь того похуже. Вечно вся грязная работа доставалась именно ему. Вот дьявольщина! А чем он такое отношение заслужил? Ну, если не считать того, что проиграл Асаддаму на выборах главного менеджера.

Принимая неизбежную команду с очередной меловой галочкой на классной доске грядущего возмездия, Ублейр выволокся в дверь следом за удаляющейся толпой демонов. Копыта его громко щелкали по мраморным ступенькам лестницы, пока он озадаченно следовал за всеми. Пройдя целый ряд незнакомых коридоров, они в конечном итоге остановились перед совершенно не примечательной на вид дверью. К тому времени лапы Ублейра уже вовсю ныли от тяжести пачки пергаментов.

Асаддам радостным взмахом сияющего копыта распахнул дверь и поманил всех в темноту.

Воздух там, как и повсюду в Уадде, вонял примерно так же скверно, как трехмесячной давности майонез, и дымился на шестистах шестидесяти шести градусах по Фаренгейту.

— Лолох, свет! — приказал Асаддам, и после короткой заминки дюжина лавовых ламп ожила. — Вот оно… — прошептал главный менеджер с преувеличенным ужасом и благоговением, — смотрите, будущее!

— Где? — осведомился Ублейр.

— Вот тут! — Асаддам указал на то, что выглядело как большой и аккуратно обтесанный до правильной формы кусок скалы.

— Но это просто большой и аккуратно обтесанный кусок скалы, — прохрипел Ублейр, глазея на обширную обсидиановую плиту. И в дополнение к своим бедам тут же получил быстрый удар копытом в живот.

— Невежда. Вот почему ты теперь сидишь там, где сидишь. Покажи им, Лолох.

Демон в плаще протолкнулся сквозь кучку конторских служащих и уселся на подходящий кусок скалы. Издав согнутыми когтями неприятный щелчок, Лолох повернул маленький круглый клапан и улыбнулся, когда перегретый пар со знакомым шипением заструился в каменную плиту. Внутри сложный набор клапанов и разных переключателей тут же исправно зашипел и защелкал. Лолох открыл еще один клапан, и ток магмы равномерными пульсациями неслышно заскользил вверх. Считанные секунды спустя в обсидиановом окошке возникло багровое свечение, регулярно пульсируя на всем пространстве плиты. Если бы кто-то из демонов присмотрелся повнимательней, он смог бы разглядеть целый лес капилляров, вырезанных по ту сторону полупрозрачного черного стекла.

Демон в плаще потянул за рычаг, глубоко внутри плиты послышалось щелканье клапанов, и ток магмы был направлен к задней части экрана.

Конторские демоны ахнули, когда волна багровых букв вплыла в поле зрения на бесшовном черном экране.

ГОТОВО… — значилось там.

Лолох с ухмылкой обернулся:

— Пергамент, пожалуйста.

— Ублейр! — проревел Асаддам, заглушая непрерывное шипение обсидиановой плиты. — Шевелись!

Встряхнув головой, Ублейр подался вперед под тяжестью перфорированных пергаментов. Лолох указал на тонкую щель в боковой стенке черного устройства.

— Вставьте его сюда, — добавил он в порядке объяснения. Сбитый с толку Ублейр повиновался, направляя лист в узкое отверстие. И тут же с визгом отскочил назад, неэлегантно растягиваясь на полу, когда пергамент сам собой всосался внутрь аппарата. Струи пара засвистели внутри, клапана и переключатели громко защелкали, а затем экран внезапно заполнился полчищем угловатых букв.

Челюсть Ублейра отвисла, когда он посмотрел на слова.

ИМЯ: МОДИТЕН ДЕ ПО

П.С.: КОЗЛЫ

И там был еще текст. По сути, все, что он зачитал Лолоху несколькими минутами раньше.

— Н-но к-как? — выдохнул один из демонов, охваченный благоговейным страхом.

— Расположение дырок в высшей степени специфично и используется для направления крошечных струек пара в блок высоко чувствительных… — начал Лолох.

— Оно его читает! Больше вашей шарашке и знать ничего не требуется, — перебил его Асаддам. — Вот оно, будущее. — Кривой коготь главного менеджера дрожал, пока он указывал на обширную черную плиту.

— Что? Разумные скалы? — осклабился Ублейр, с трудом поднимаясь с пола.

— Строго говоря, как таковые они не разумны, однако… — начал Лолох.

— Да заткнись, — прорычал Асаддам, после чего повернулся к Ублейру: — Будущее за автоматизацией. Эта штуковина может обрабатывать тысячи анкет вновь прибывших клиентов за малую долю того времени, которое требуется всей вашей ораве. Короче говоря… эффективность!

Ублейр нервно сглотнул, внезапно ощутив, что его запросто можно заменить блестящим куском черной скалы.

— Ну все, раздолбаи, марш обратно в контору, — приказал Асаддам. — Лолох покажет вам, как вводить всякую всячину в эту… в этот…

— Э-э… в Кристаллический Анализатор Лолоха, — предложил Лолох в приливе скромности, обычно не свойственной тем, кто обладает демонической природой. — Или… можете для краткости использовать аббревиатуру КАЛ. — Он трогательно улыбнулся.

Покачав головой, Ублейр направился к двери.

— А тебя, Ублейр, — прорычал Асаддам, крепко хватая его за горло, — я попрошу остаться. Я не желаю, чтобы моя новая технология, мои чудесные новенькие куски КАЛа были заляпаны вашими грязными когтями. По крайней мере, за неделю до ежегодной инспекции повелителя скверны д'Авадона.

— Вот так сюрприз, — еле слышно выдохнул демон.

— А потому для тебя, Ублейр, у меня есть кое-что куда более подходящее. Так сказать, работа с повышением. — Черные чешуйчатые губы Асаддама скривились в усмешке злобного торжества.

Пожав плечами, Ублейр мысленно начертал еще пару галочек на своей классной доске ненависти. Всякий раз, как Асаддам представлял очередную из своих «эффективных» систем, для кого-то она оборачивалась целым ворохом дополнительной работы. И этим кем-то неизменно оказывался Ублейр.

— В одном из подвалов есть пятьдесят три картотечных шкафа, которые нужно оттуда убрать. Так что приступай!

Получив набор дальнейших директив, Ублейр пулей вылетел из комнаты после крепкого пинка под зад от главного менеджера Мортрополиса.


Изрыгая проклятия, Ублейр привалился плечом к двери подвала и толкнул. Проклятая дверь опять отказалась поддаваться. Но ведь это было то самое место? Безусловно, Асаддам не стал бы посылать его сюда охотиться за дикими скалодонтами. Ублейр встал и задумался.

Существовал только один способ это выяснить.

Скрипя клыками, Ублейр отошел подальше от сланцевой плиты, сжал кулаки и бросился. Искры летели из-под его копыт, пока он разгонялся, разворачивался боком и врезался плечом в квадрат двери точно посередине. С грохотом землетрясения дверь распахнулась, и Ублейр кувыркнулся в угольно-черную сеть кремниевых паутин, неловко приземляясь на дальний шкаф. Ноги его оказались на полпути вверх по стене. С того, что служило здесь потолком, удушливым штормом серых хлопьев заклубилась пыль, надежно забивая ему ноздри.

Какое-то время Ублейр просто лежал там, лелея глубоко внутри своего разума чувство ненависти и отвращения к Асаддаму, надежно сохраняя его до дня возмездия, когда он, Ублейр, наконец-то займет принадлежащее ему по праву место главного менеджера Мортрополиса.

Затем он захныкал, осторожно посасывая пульсирующий болью коготь. Дьявол его побери, если бы только все тогда повернулось иначе!

Ублейр до сих пор не мог поверить, что проиграл. Дело казалось полностью защищено от любого подвоха.

Все знали о том, как повелитель скверны д'Авадон ненавидит толпу, и о том, что Уадд был битком забит после многих столетий принятия душ для мучений. Все также знали о сомнительных методах работы уаддской избирательной системы — предельно взяточнической и абсолютно коррумпированной. Голос д'Авадона — собственно говоря, единственный голос — с готовностью отдавался тому, кто предлагал наивысшую цену. Столетия тому назад кивок одобрения мог быть обеспечен просто путем помахивания большим мешком с оболами перед рылом повелителя скверны. Однако в нынешние времена требовалась куда большая тонкость. Дело даже зашло гораздо дальше того, чтобы предоставить д'Авадону выбор из широкого ассортимента недавно умерших особ женского пола.

Теперь могло подойти только нечто совершенно сногсшибательное — вроде предложения целого мира, подогретого до уютных шестьсот шестидесяти шести градусов по Фаренгейту, — исключительно для приватного использования этого мира самим д'Авадоном.

И Ублейр мог ему этот мир предоставить. Будь у него только чуть-чуть больше времени. И целая охапка доказательств.

Красочно выругавшись, Ублейр в злобном разочаровании швырнул картотечный шкаф в другой конец помещения, припоминая оскал насмешливого недоверия, расползшийся тогда по широченной физиономии повелителя скверны. Без доказательств он никогда не смог бы заставить д'Авадона поверить в то, что именно он, Ублейр, несет прямую ответственность за развязывание бушующей Священной войны. А теперь, когда его план поднятия температуры окружающей среды в Тальпийских горах на многие сотни градусов была капитально разрушен… все это оказывалось совершенно безнадежно. У Ублейра не оставалось иного выбора, кроме как провести всю вечность в качестве жалкого орудия в унизительных проектах Асаддама, питая отвращение к каждому мигу этого существования, презирая себя почти так же глубоко, как он презирал Асаддама.

Впрочем, невесть каким образом внутри кружащихся водоворотов отчаяния по-прежнему мерцала маленькая искорка надежды. Должен был найтись какой-то выход отсюда — какой-то способ поменяться ролями. Ублейру всего лишь требовалось найти этот способ, а тогда Асаддам…

— Уже закончил? — проревел Асаддам, скаля клыки, пока он пинком отшвыривал в сторону дверь и вставал силуэтом в дверном проходе. Его заостренный хвост метался из стороны в сторону, точно у злобного кота. — Ведь мы тут баклуши не бьем, верно? Не замедляем мой мотор эффективности?

Лежа на полу, Ублейр посмотрел на главного менеджера и заскрипел клыками. На какое-то мгновение вскипевшая внутри ярость одарила его сетчатку славной галлюцинацией. Он вскочил на ноги, крутанулся и с силой долбанул копытом по ухмыляющейся физиономии Асаддама. Черная кровь хлынула из расквашенного носа, пока Ублейр сжимал кулаки и выдавал целую серию сокрушительных ударов по жирному брюху врага. Асаддам скрючился и рухнул на пол, стеная и хныча, прямо под ноги победоносному Ублейру.

Затем дверь резко распахнулась, и целый рой демонов-охранников ворвался в помещение, размахивая огромными кулаками, готовый мгновенно встать на весьма прибыльную защиту своего шефа…

— Проклятье! — буркнул Ублейр, потерпев поражение даже в своих мечтах. И все-таки должен был найтись лучший выход.

— Работай, дьявол тебя подери! — заорал Асаддам, чьи кривые рога злобно подрагивали. — Живо очисти мне это помещение!

Ублейр с тоской уставился на пятьдесят три картотечных шкафа и изрыгнул проклятие. Тут за дверью послышалось шарканье копыт, и массивный громила из демонского отродья заслонил тот малый свет, который еще сюда просачивался.

— Или тебе требуется небольшая стимуляция? — осклабился Асаддам.

В этот момент Ублейр понял, что у него есть только два варианта. Делать порученную работу. Или делать порученную работу в страшных мучениях.

Пожав плечами, он приплелся к первому шкафчику и рывком его раскрыл. Позади него по всему наружному коридору разнесся какой-то булькающий голодный рык. Ублейр резко развернулся и увидел, как в дверной проход с трудом протискивается пятифутовое невероятно жирное существо.

— Погодите. Я же обещал, что все сделаю! — запротестовал Ублейр. — Не нужно мне никакой стимуляции… ох-х!

С выворачивающим кишки звуком поскребывания кинжалом по краю тарелки жирное существо пошевелило своим сложным ротовым органом и вздохнуло как цепная пила. Ублейр с тревогой подметил, как что-то вроде слюны смачивает острые лезвия зубов внутри его пасти — глубокой, как пещера.

— Я же вам говорю — никакой такой стимуляции мне не требуется! — пронзительно закричал он, пятясь назад.

Злобно запрокинув голову, Асаддам разразился оглушительным смехом.

— Нет, это не для тебя. Хотя мысль очень заманчивая. Это для содержимого картотечных шкафов.

— Что? — брызгая слюной, переспросил Ублейр.

— Ну, ты, конечно, можешь сжечь весь этот пергамент, если пожелаешь. Но только не в рабочее время, понятно? Короче, корми эту зверюгу всем подряд. Я хочу, чтобы уже до завтра это помещение было очищено!

— Но что… что это такое?

— Последняя разработка экологического отдела. Все начиналось как скрещивание скалодонта с пергаментным жучком, но потом они еще с этим делом малость покумекали. Я его назвал пердонтом. Нравится?

— Весьма милое название… — настороженно пробормотал Ублейр. — Очень подходит.

— Его, между прочим, неделю не кормили, так что я на твоем месте взялся бы за дело как можно быстрее. Не уверен, хорошо ли он понимает разницу между пергаментом и кое-какими частями твоей анатомии…

Злобно хихикнув, Асаддам резко развернулся на копытах и устремился прочь — вводить бездымную политику в огненных ямах страдания.

Пердонт голодно забулькал, усики его тревожно подергивались, пока он пытался почуять в непосредственной близости что-то съедобное.

Ублейр в ужасе вскрикнул и попятился к картотечному шкафу. Кряхтя от напряжения, он вытащил оттуда ящичек и швырнул его в сторону истекающего слюной пердонта. Тот жадно чмокнул жвалами и поднял ждущий взгляд, со смертоносной точностью фокусируясь на плывущем к нему по воздуху угощении. Нечто вроде ухмылки мелькнуло на захлопнувшейся пасти, которая сходила у пердонта за физиономию. Пергамент столетней выдержки, вызревший в сланцевых бочках, идет прямо к нему навстречу… что за наслаждение!

Секунды спустя Ублейр опустошил еще один ящичек в разверстую пасть, ежась от страха, пока бритвенно-острые жвала резали и кромсали в неистовстве пожирания. Горло твари раздулось, глаза захлопнулись, и все содержимое ящичка было проглочено одним тошнотворным глотком. Затем пердонт ухмыльнулся, раскрыл массивную пасть и с энтузиазмом рыгнул. Послание читалось безошибочно. Он хотел еще. Еще. Еще! И немедленно.

Басовое бульканье эхом разносилось по подвалу, пока пердонт облизывал жвала и гротескной клешней выдергивал кусок обложки, застрявший между блестящих зубов. Пристально вглядываясь в него, Ублейр внезапно почувствовал беспокойство. Ему показалось, что, если он срочно не швырнет в эту глотку еще одну стопку пергамента, пердонт живо отхватит ему ногу.

Отчаянно сглотнув слюну, Ублейр резко развернулся и подскочил к следующему ящичку, вытягивая его на свободу и бросая в сторону пердонта. Неведомый Ублейру единственный конверт с пергаментными документами выскочил из-за ящичка и закувыркался на затянутый кремниевой паутиной пол. Обладай конверт глазами, он бы лежал там, моргая и отчаянно стараясь приспособиться к первому свету лавовой лампы, какой ему удалось узреть впервые за многие столетия.

Пердонт, в неистребимой тяге к новой порции древних документов, буквально выхватил ящичек из рук Ублейра и заглотил всю массу за рекордное время, закончив акт кошмарным чмоканьем бритвенно-острой аппаратуры. Шокированный такими темпами прожевывания, Ублейр крутанулся на месте, а затем ринулся к очередному шкафу.

Заметив лежащий на полу конверт, демон схватил его, прицелился в пердонта и наверняка швырнул бы документы в разверстую пасть, не успей багровые щелки его глаз сфокусироваться на крупных красных буквах, что ухмылялись на передней стороне конверта.

Секретно! Совершенно секретно! Даже не думай это читать! Да-да. Именно ты!

Ублейр на секунду застыл, нервно огляделся и ухмыльнулся, собираясь открыть конверт.

Но тут он тревожно вскрикнул и уставился на свои когти. Ярко-синие ледяные искорки проскочили между кончиками его когтей в жгучем морозном тумане. Ублейр машинально отшвырнул конверт, с жалобным воплем засовывая лапу себе в пасть.

Сложные глаза пердонта сосредоточились на кувыркающемся документе, с жадной точностью отследили его скорость и траекторию. А затем, точно черная вспышка, язык твари выстрелил вперед, выхватил конверт из воздуха и хлестко отправил его в объемистое брюхо. Ублейр озадаченно перевел взгляд со своих когтей на существо. Лапы его дрожали от ледяного холода, голова раздраженно гудела. Что это было? Могло оно стать для него полезным? Теперь он уже никогда этого не узнает.

Тогда Ублейр зарычал, выдернул еще один ящичек из шкафа и собрался было швырнуть его в пердонта. Но ему этого сделать не удалось.

Только когда усики пердонта вдруг резко выпрямились, сам он наглухо захлопнул пасть, а его фасеточные глаза заморгали, Ублейр сообразил, что случилось что-то неладное. С отвисшей челюстью он наблюдал, как жвалы пердонта тревожно сжимаются от вспучивания у него в желудке — вернее, в том месте, где по идее должен был находиться его желудок. Фасеточные глаза пердонта обалдело собрались в кучу, затем последовала сдавленная отрыжка, щеки существа раздулись, и морозный дымок заклубился по краям того, что сходило за его губы. Пердонт прижал клешню к пасти, и тут Ублейр сообразил, что ему пришла пора поискать надежного укрытия.

Самая пора. Сейчас же, и ни секундой позже.

С последней отрыжкой, которая прозвучала как досадливое кряхтение, весь подвал наполнился басовым рокотом внутренностей пердонта, а секунду спустя весь воздух там наводнился массой недавно прожеванных пергаментов. Фрагменты мокрых документов расплескались по стенам и картотечным шкафам. Куски вымоченных в слюне инвентарных описей сами собой расклеились по всему помещению.

Несколько минут Ублейр, подрагивая, лежал за шкафом. Когти его тряслись от жуткого холода, а единственным звуком во всем помещении оставались регулярные шлепки кусков влажного пергамента, что соскальзывали на пол.

Нервно выглянув в этот хаос, Ублейр затаил дыхание. В другом конце подвала, весь усеянный искромсанной документацией, одиноко сидел пердонт. Усики вяло распластались по его рылу. Чудище скулило как щенок, который съел что-то такое, что в корне не согласилось со своей судьбой.

Еще более удивительным, нежели предельно горестный и страдающий несварением желудка пердонт, оказался странный объект, слабо светящийся на полу перед тварью. Там, совершенно не поврежденный недавней попыткой его переваривания, лежал тонкий секретный конверт. Когда Ублейр его узнал, когти его внезапно задрожали, а селезенка взволнованно завибрировала.

Невесть отчего он почувствовал уверенность в том, что больше никто не знает об этом… об этом… о чем?

Ублейр перескочил через шкаф и зашагал к пергаменту, намеренно игнорируя трогательно-умоляющие глаза пердонта, который, судя по всему, винил в этом инциденте именно его. Подобрав доску из обломков шкафа, демон неуверенно потянулся вперед и коснулся конверта. Дикое облачко пара изверглось с поверхности документа, когда Ублейр подцепил его, резким толчком раскрыл и вгляделся в загадочное содержимое.

Багровые щелки его зрачков тревожно расширились, когда демон уставился на старомодные угловатые письмена, не имея ни малейшего понятия о важности сообщения, которое там содержалось.

Фигуры с длинными окладистыми бородами прятались за крупными кусками причудливых скал и украдкой оглядывались по сторонам. На другой странице целая группа этих фигур ползла к большой дыре в земле. И еще дальше они выглядывали из-за других скал, взирая на тени с хвостами, рогами и зажатыми в когтях трезубцами.

То, что в находке Ублейра было что-то странное, казалось ослепительно очевидно, и хотя он не мог ее коснуться даже когтем (Ублейр аж вздрогнул от этой мысли), он знал, что должен выяснить о ней как можно больше.

Аккуратно завернув конверт вместе с его содержимым в кучку листов пергамента, демон запрятал его поглубже во внутренний карман куртки и продолжил уборку помещения, устраняя оттуда даже самые малейшие признаки того, что там находилось нечто необычное. Решительно ни при каких обстоятельствах Ублейр не собирался позволять Асаддаму начать задавать всякие неловкие вопросы о его находке. По крайней мере, пока он сам не узнает, на что же такое ему посчастливилось наложить свои когти.

Ежась и изрыгая обильные проклятия в адрес блюющего пердонта, Ублейр принялся отколупывать с потолка мокрые клочки.


Багряная вспышка молнии изверглась во мрачной атмосфере и шумно прогрохотала по всему подземному царству Уадда. Ее мимолетный блеск вырвал из тьмы множество угольно-черных паромов, бороздящих гнусную жижу реки Флегетон, отрыгивая в воздух облака хтонических дымоуглеродов. Крики измученных душ, не привлекая к себе особого внимания, с трудом просачивались сквозь кипящую жару.

Короче говоря, был типичный хворничный день.

Вернее, это был бы типичный хворничный день, если бы не целая толпа девятифутовых чешуйчатых демонов, что толклись у самого берега. Обычно в это время они сидели в «Гоморре», смакуя лавовые коктейли с таким видом, как будто никакого будущего вообще в помине не ожидалось. Но сегодня было другое дело. Сегодня творилось что-то странное.

Число этих демонов постепенно увеличивалось, пока они наблюдали за деятельностью другой небольшой группы, которая деловито трудилась вдалеке на заброшенном участке речного берега. Одновременно и завороженные, и подозрительные, багровые щелки их глаз подхватывали все подробности этой деятельности и пытались прикинуть, что же там такое творится.

— Ну как, разобрались, что там за ерунда? — прохрипел один из наблюдателей Иммиграционного отдела.

— Не-а, — отозвался капитан Нагльфар, делая могучую затяжку из своей курительной трубки. — Но мне это не нравится. Совсем не нравится. Должна была пройти информация о любых строительных работах. Особенно так близко к пристани. — Он нервно потер значок, который удостоверял его присутствие здесь как представителя Гильдии подземного мореплавания, уполномоченного по спорам, ругани и прочим разборкам. Нагльфар должен был получить законно причитавшуюся ему возможность отвергнуть любое предложение о развитии каждого начинания в самом его корне. С ним следовало проконсультироваться. Ему должны были предоставить время для созыва совещания, на котором было бы решено созвать совещание для обсуждение данного предложения, чтобы Нагльфар затем отменил это совещание по техническим и прочим неудобным причинам для последующего его созыва — через несколько десятилетий, когда вся шумиха уляжется.

Но то, что происходило сейчас, было просто неправильно. Это сильно попахивало эффективностью — а согласно пункту девяносто третьему свода законов Гильдии, «эффективность как теоретическая модель рабочей процедуры приветствуется лишь в том случае, если она не входит в противоречие с текущими рабочими операциями». Все это знали. По крайней мере, капитан Нагльфар полагал, что все это знают. Однако с тех пор, как был избран новый главный менеджер, далеко не все вещи подвергались обработке в надлежащей бюрократической манере.

Заинтересованные охи и ахи зарябили по всей группе, когда один из рабочих поволок к месту строительства большую клетку. За считанные секунды этот демон выложил небольшую тропку из камней к размеченной зоне, запрыгнул за клетку и, нервно скребя когтями, открыл дверцу.

Черный панцирь многоногого существа мелькнул в полутьме, животное налетело на скалы и принялось напропалую их рвать, энергично стремясь вперед, чтобы начать поглощение размягченного вещества. Мгновения спустя скалодонт уже вычерпывал фундамент для небольшой будки.

Внезапно для капитана Нагльфара всего этого стало уже слишком. Изрыгая себе под нос обильные проклятия и выдыхая мощные облака едкого трубочного дыма, он с грохотом понесся по скалам. Его копыта выбивали целые россыпи искр, а хвост подергивался.

— Кто здесь за главного? — вопросил он мгновения спустя, разворачивая к себе одного из работников и обдавая его смрадным дыханием. Выпрямившись, один из демонов указал на другого, меньшего по размеру, который в данный момент вытащил из кармана что-то ярко-красное и блестящее и начал торопливо туда говорить. Позади Нагльфара пара работников сгружала с плоской телеги что-то длинное и тяжелое.

— Вас не затруднит в точности рассказать мне, что здесь происходит? — прорычал Нагльфар, заглушая шум увлеченно глодающего скалодонта. Невысокий демон отмахнулся от него лапой и продолжил говорить. Спинные шипы Нагльфара тут же встали торчком в предельном раздражении.

— Да вы хоть знаете, кто я такой? — возмутился он. Демон обернулся, приложил коготь к своим черным губам и продолжил говорить.

По своему обыкновению просьбу о молчании Нагльфар полностью проигнорировал.

— Последние двенадцать столетий я был законно избранным представителем Гильдии подземных паромщиков… — властно разбушевался он.

— Послушайте. Вы что, не видите, что я занят? — прохрипел дьявол. Быстро прошептав в свою ярко-красную штуковину несколько последних слов, он добавил Нагльфару: — Немедленно уходите. Высший приоритет! — Затем ловким взмахом лапы он запустил ярко-красный мудемм в воздух. На мгновение челюсть Нагльфара вяло отвисла, пока он наблюдал за там, как насекомоподобное существо выпускает четверку кремниевых крыльев и стремительно уносится в направлении центра Мортрополиса. Ничего подобного ему еще видеть не доводилось.

— Меня зовут Церетель. Я здесь прорабом, — непринужденным тоном сказал дьявол. — Чем могу служить?

Двенадцать столетий опыта резко вошли в работу внутри Нагльфара, когда он указал загнутым когтем на фундаменты, выгрызаемые из скалы:

— Что это такое?

— Только не говорите мне, что никогда раньше не видели подобных фундаментов, — начал Церетель. — Клянусь дьяволом, я думал, о таких вещах известно всем…

— Что вы собираетесь здесь поставить? — прорычал Нагльфар, стремительно теряя все остатки того, что сходило за его терпение. Струйка дыма поплыла от его ноздри, пока он выпрямлялся на все свои девять футов. — Что здесь должно быть воздвигнуто?

— Вы хотите сказать, что не знаете?

— Если бы знал, не спрашивал.

— Да, пожалуй, вы бы не спрашивали, — задумчиво произнес Церетель, после чего погрузился в молчание. Высоко наверху ярко-красный мудемм стремительно порхал в сторону страхоскребов Мортрополиса.

— Так что это такое? — прорычал Нагльфар.

— Не могу вам сказать, — ухмыльнулся Церетель. — Режим, знаете ли…

Спинные шипы Нагльфара злобно выгнулись.

— Режим? — проревел он. — Как законно избранный представитель Гильдии подземных паромщиков по спорам, ругани и прочим разборкам, я должен быть в полном согласии с правилами информирован о всяком развитии, которое имеет хоть какое-то отношение к нашим рабочим процедурам.

— Извините, приятель. Все заинтересованные стороны были проинформированы… ох-х! — Схваченный за горло, Церетель повис на конце лапы Нагльфара.

— Кроме меня! Покажите мне планы! — заорал Нагльфар.

Пока Церетель постепенно приобретал малиновый цвет лица и прикидывал, как долго ему еще удастся хранить молчание на предмет планов, далеко в Мортрополисе, в здании Греховной службы полный набор кривых ярко-красных когтей раздраженно застучал по усеянному пергаментами обсидиановому столу.

— Чтоб его черт подрал! — прорычал Асаддам, разглядывая недавно доставленное письмо. — Это не предложение, это форменное оскорбление! Интересно, сколько, по его мнению, в нынешнее времена стоят муки? Вот, посмотри!

Он толкнул письмо через стол своему главному финансисту Асмодеусу.

— Гм, — хмыкнул демон с хрустальным пенсне в форме полумесяца на носу. — Судя по всему, наш друг еще не вполне адекватно воспринимает концепцию свободного рынка мук.

— Шейтан? Друг? Гееннский волк ему друг! — Асаддам выхватил из пачки пергаментов еще один лист и злобно воззрился на него. Перед щелками его зрачков поплыли цепочки цифр.

— Возможно, если проинформировать его обо всех последствиях неуплаты за использование наших бесподобных пыточных устройств, ему удастся прийти к более ответственной точке зрения, — залебезил Асмодеус.

— Например? — прорычал Асаддам.

— Ну, если бы, к примеру, небольшой анонимный мудемм во время грядущей инспекции прошептал в ухо нашего дражайшего повелителя скверны д'Авадона, что проклятые души в бассейне Аррениуса в последнее время не так уж и мучались. Э-э… по крайней мере, не столь тяжко, как им положено. Тогда, может статься, были бы предприняты определенные шаги. Сколькими пыточными агрегатами оперирует в данное время Шейтан?

— Ну, я…

— Способны ли они создавать постоянное заграждение из боли, страданий и мук, которое приличествует названию Уадда? Разве всем и каждому не известно, что во всем, что касается всеобщей профессиональной вечности проклятия, Мортрополис не может быть превзойден? Мы способны обеспечивать своим клиентам дополнительные бассейны с экскрементами, предлагающие прямое или извращенное использование, целый ряд наклонных плоскостей с пригодными для катания валунами, снабженными наилучшим устройством смещения перспективы «верх-низ», эксклюзивные болота с бурлящими ямами, лучшие котлы с кипящей смолой… И этот список растет почти ежедневно.

— Возможно, с более широким маркетингом… — задумчиво произнес Асаддам.

— Но разве не было экспериментально доказано, что недостаточный уровень упомянутых боли, страданий и мук имеет прямую причинно-следственную связь… — Асмодеус подался вперед через стол и прошептал прямо в остроконечное ухо Асаддама: — С легкомыслием?

— Тс-с! Не надо об этом упоминать. Это просто омерзительно!

— И я уверен, что его архивульгарность, наш дражайший повелитель скверны д'Авадон, испытывает в этой связи еще более сильные чувства.

Асаддам задрожал и бросил быстрый взгляд через плечо. «Это слово на букву „л“ — подумал он. — Проклятый денежный мешок упомянул в моем кабинете слово на букву „л“».

Асмодеус откинулся на спинку вращающегося кресла и смущенно ухмыльнулся себе под нос, снова ощущая победу.

— Таким образом, когда Шейтану откроется, что его ведомство капитально недоукомплектовано в смысле вечных мук, за этим воспоследуют несколько столетий сосредоточенности на активном извлечении своих природных ресурсов. Уверен, он увидит ясный и долгосрочный смысл выплачивания небольшого гонорара за то, чтобы нужные ему муки проводились именно здесь.

— Об этом и речь, — прорычал Асаддам, швыряя еще один недавно полученный лист пергамента главному финансисту. — Об этих самых природных ресурсах, о которых ты тут болтал… Шейтан, этот паршивый ублюдок, недостойный славного имени дьявола, хочет, чтобы я за них заплатил!

— Но здесь только лава и сера. Без них, безусловно, можно обойтись…

— Да? И как? Тебе часто случалось холодной кочергой превращать нежные органы мучимых душ в гноящиеся раны страдания? И ты в самом деле думаешь, что чаны с кипящей смолой нежным летом будут по-настоящему эффективны? Не сомневаюсь, д'Авадон сильно изумится, если обнаружит, что Мортрополис предлагает исключительно оздоровительные сауны VIP-класса!

Нервным когтем Асмодеус постучал по своему пенсне.

— Я вижу здесь определенную дилемму… — осторожно пробормотал он.

— Да, в самом деле? Видишь? Ни хрена ты не видишь! Позволь, я кое-что еще тебе объясню…

К счастью для Асмодеуса, ему так и не удалось выяснить, чем было это «кое-что еще». Внезапно в небольшой трубке, что проходила сквозь листовое кварцевое стекло, раздался стук — и ярко-красное насекомоподобное существо с гудением пролетело мудеммный порт.

— Пергамент. Пергамент, живо! — заорал Асаддам, заприметив возбужденные движения существа с кремниевыми крыльями.

Асмодеус бросил пачку пергамента на обсидиановый стол и в изумлении стал наблюдать, как выращенный благодаря неустанным трудам сотрудников недавно учрежденного научно-исследовательского экологического отдела Греховной службы Мортрополиса мудемм подлетает и пристраивается в верхнем левом углу листа. Острый как игла хвост высунулся из брюшка насекомоподобного существа и принялся выкалывать ряд булавочных дырок на пергаменте. Когда очередная буква сформировывалась, мудемм отпрыгивал вбок и начинал заново, колотя хвостом пергамент с поистине разрушительной эффективностью. Физиономия Асаддама разошлась в широкой ухмылке, пока он наблюдал за функционированием существа, наслаждаясь поразительным прогрессом уаддских коммуникационных средств.

Впрочем, стоило только главному менеджеру прочесть все сообщение, как его физиономия тут же сделалась кислой.

— Чтоб этих долбаных паромщиков черт подрал! — завопил он и во вспышке гневных проклятий буквально вылетел из кабинета.

С трудом сглотнув, Асмодеус уставился на сообщение, настраивая свои глаза на чтение вверх ногами. Брови его заметно приподнялись, когда он все это прочел.

«Асаддаму, главному… ну, короче, он сам знает, а у меня нет времени напрягать мозги и вспоминать, как правильно к нему обращаться. Особенно сейчас, когда эта кодла уже здесь и вид у нее такой подозрительный. Ага, вот они уже и идут.

Так-так, спокойствие, только спокойствие. Асаддам алейкум. У нас тут… гм-м… небольшие проблемы. Нагльфар наседает. Я постараюсь удерживать его до тех пор, пока… Послушайте. Вы что, не видите, что я занят?.. Скорее сюда. Конец связи.

Немедленно уходите. Высший приоритет».


В недрах страхоскреба Греховной службы Ублейр вытер тыльной стороной лапы в равной мере чешуйчатый лоб и стал наблюдать за тем, как пердонт в муках пробивает себе дорогу сквозь последние остатки пятьдесят третьего картотечного шкафа.

Одной вещью, которую Ублейр очень скоро обнаружил, являлось то, что пердонт обладал способностью к запоминанию примерно такой же, как у средней золотой рыбки. Через шесть секунд после перенесения самого тяжелого приступа рвоты во всей своей жизни пердонт поморгал, огляделся и явно призадумался, откуда вся эта пакость взялась. Подобным тварям на самом деле не полагалось испытывать кошмарную боль в животе. Кроме того, они на самом деле терпеть не могли вкус огнеупорного пергамента, а также не были способны прожевывать картотечные шкафы из лучшего сланца. В результате не потребовалось длинных уговоров, чтобы убедить жуткое существо в том, что оно на самом деле хочет сожрать все в помещении, исключая Ублейра.

Это отсутствие даже малейшей долговременной памяти было неудивительно — вся тварь оказалась сконструирована таким образом. Поскольку исследовательско-экологический отдел Мортрополиса безжалостно заострил ее голодные рефлексы и неколебимо урезал то, что сходило за ее мозг, теперь она была почти непрерывно голодна и практически ничего не помнила. [2] Последняя мера была предпринята из соображений безопасности, на которых настаивал Асаддам. Главный менеджер логично рассудил, что негоже будет пердонтам свободно расхаживать повсюду — цитируя, подобно непризнанным трагикам, целые пассажи из предельно секретных документов. Короче говоря, слишком уж это было рискованно.

Ублейр обшарил весь подвал на предмет любых свидетельств своего недавнего загадочного открытия, после чего ухмыльнулся голым стенам и исчез за дверью. Пердонт наблюдал, как он уходит, слегка покачиваясь на своем обширно раздутом брюхе. Несколько секунд он отчаянно хватался клешнями за пол, стараясь последовать за хозяином и насытиться еще какой-нибудь вкуснятиной, но затем остановился, поморгал глазами и попытался прикинуть, за кем именно он собирается последовать. Лениво оглядев помещение, пердонт впервые в жизни не увидел ничего съедобного, а затем напрочь забыл, что ему вообще-то полагается быть голодным.

Прижимая заветный пергамент к груди, Ублейр во весь опор пронесся по коридору, на том же полном ходу прогрохотал по нескольким лестничным пролетам и вылетел во вращающиеся двери здания Греховной службы. Считанные секунды спустя он оказался в толпе удрученно шаркающих душ, что влеклись к следующему месту своих мучений. Злобно рыча, Ублейр когтями пробил себе дорогу сквозь толпящиеся тела и наконец оказался у особенно антисанитарных задворок «Гоморры», что располагалась в Шанкере — деловой части Мортрополиса. Обычно после работы Ублейр этого места избегал, но сегодня была другая история.


По самый пояс во всем этом деле, демон Бубуш отчаянно старался не думать о том, чем была вся эта масса, прежде чем прошла через желудки завсегдатаев «Гоморры». Казалось, тяжелая масса лавовых мартини и всей остальной дряни преодолела нечто еще более пакостное, чем кишки демонов. Бубуш поправил носовую прищепку, снова ухватил свою лопату и с покорным упорством принялся атаковать противоположный берег.

— Исправительные работы! — хрипло прорычал он себе под нос. — У-у, Асаддам! Ну погоди! Чтоб тебя черт подрал! — Его лопата заскребла по каменистому дну и отколола еще один крошечный кусочек. В таком темпе у Бубуша должно было уйти доброе десятилетие на то, чтобы перенаправить этот поток в тот, что обеспечивал дерьмом бассейны экскрементов вони и беспутства. Прошло уже три месяца с тех пор, как приговор вступил в силу, а он разве что на три дюйма продвинулся.

Заскрипев своими демоническими клыками, Бубуш изрыгнул очередное проклятие. Все сложилось бы совсем по-другому, если бы только не пошло вкривь и вкось. Если бы его только не застукали с расстегнутой ширинкой на месте преступления. Если бы только д'Авадон вовремя появился на этих дьяволом проклятых выборах, а не тремя днями раньше, они бы предложили ему самую славную взятку, какую он когда-либо получал. За свой единственный и неповторимый голос он смог бы получить все Надземное царство. Все-все. Прямая связь уже была налажена и надежно работала. Тысячефутовая трещина вовсю изрыгала массивные объемы уаддской атмосферы над Тальпийскими горами. Температура поднималась стремительно; все в округе начинали дуреть. Все должно было сработать просто идеально и предельно безжалостно.

Если бы только безмозглая птеродактилица д'Авадона не поймала своими проклятыми крыльями восходящий поток газа и не обрушилась прямиком на пентхаус конторы ООО «Трансцендентальные круизы». Следовало ли упоминать о том, что она подчистую его разрушила! Теперь шансы Бубуша и Ублейра на избрание их главными менеджерами были куда меньше тех, что имелись у среднего пердонта на выигрыш главного приза Подземного царства за лучшую память.

Только одна-единственная вещь пришлась очень кстати. ООО «Трансцендентальные круизы» оказалось после упомянутого инцидента в такой глубокой потенциальной яме, что никто так и не сумел докопаться до правды о том, что же именно они с Ублейром готовили. Как ни удивительно, Асаддам поверил его лживой болтовне про использование изворотливых нелегальных иммигрантов для расширения конторы. Бубуш ожидал, что ему пришьют пару сотен лет за различные махинации с расширяющейся собственностью без разрешения на планирование, используя для приговора в виде нестандартной трудовой повинности как упомянутую причину, так и причинение избыточных травм личному транспорту д'Авадона. Однако вместо этого его взяли да и приговорили к исправительным работам. Три столетия одиночества казались почти роскошью в сравнении с подобным наказанием.

Оглядевшись вокруг себя, Бубуш еще раз зарычал. На сей раз Асаддам зашел слишком уж далеко. Исправительные работы? Да будь он проклят! И будь проклят Ублейр! Как крепко он держал свой вонючий рот на замке насчет их партнерства, потому что проиграл! Будь проклят этот склизкий сукин сын дьявола, по уши погрязший в иле и…

— Привет, Бубуш, — крикнул Ублейр с наигранной веселостью. — Славный денек, не правда ли? — Его коготь задел пергаментный пакет глубоко в кармане.

— Угу, конечно, — рявкнул в ответ Бубуш, втыкая свою лопату и складывая руки на рукояти. Змея жгучего гнева извивалась у него в нижнем кишечнике. «Спокойно, спокойно, — сказал он себе. — Нет смысла вгонять себя в ярость и немедленно пытаться осуществить возмездие». Это блюдо всегда было лучше подавать холодным. И еще Бубуш знал, что дольше всех наслаждается тот, кто последним обедает.

— Просто идеальный денек! — радостно произнес демон. — Самый лучший для того, кто вот так в дерьме по пояс стоит! — добавил он, как ему казалось, с самым минимумом сарказма.

— Э-э… я совсем не это имел в виду…

— Да? Чего же тебе тогда надо? Пришел позлорадствовать, верно? Пришел ощутить превосходство и самодовольство, потому что тебя к этим долбаным исправительным работам не приговорили? — Струйка гневного дыма потянулась из его ноздри, преодолевая преграду в виде носовой прищепки. Следовало сказать, Бубуш был не на шутку зол.

— Но я…

— Я здесь уже три месяца торчу, а ты даже ни разу не пришел меня навестить! Что ж, спасибо тебе большое.

— Я бы пришел, но я…

— Тебе следовало вместе со мной здесь париться! — прорычал Бубуш.

— Давай не будем так торопиться, ага? Я хочу тебя попросить об одной услуге.

— Об услуге? Вот это мило! — проревел Бубуш, вовсю истекая сарказмом и канализационными стоками. — Ты оставляешь меня здесь одного разгребать дерьмо, но как только тебе требуется услуга, тут же следует: «Привет, Бубуш».

Несмотря на бурлящую наружность, внутри у него оставался маленький фрагментик, который разрывался от острого любопытства. Услуга, значит? То есть Ублейр хочет сказать, что у него есть проблема, с которой он сам справиться не в состоянии? Если он просил об услуге Бубуша, рискуя, что его с ним увидят, тогда это должно было быть что-то очень серьезное. И даже волшебное. Ведь Бубуш был настоящим спецом по всему волшебному. А для беспомощного демона, застрявшего в расщелине с дерьмом, «услуга» Ублейру была в высшей степени интересна.

Но прямо сейчас существовала более насущная, пусть даже ребячливая задача, с которой следовало разобраться. Самая пора была так пристыдить Ублейра, чтобы он никогда этого не забыл.

— Надеюсь, ты очень доволен тем, как все повернулось, — начал Бубуш, жалобно подвывая. — Или тебе все-таки стыдно, а? Я хочу сказать, ведь ты даже не попробовал как-то со мной связаться. Ни малейшего намека на соболезнование или сочувствие…

— А чего ради?

— Ты, тварь бездушная… Кстати, а Кременюга? Она пропала! — простонал Бубуш. — Я теперь любимой скалодонтки лишился!

— Ну, они обычно особенно долго не живут…

— Я с ней не расставался годами…

— Но в округе имеется и масса других, — настаивал Ублейр.

— Они не такие, как Кременюга. Чего стоил один тот кристально чистый бриллиантик на ее передней лапке! А как она поскрипывала своими жвалами от восторга, когда я ей наждачил брюшко! — Бубуш всхлипнул. Порой он даже задумывался, что для него было хуже. Эти исправительные работы — или то, что от него, отчаянно кричащую и отбивающуюся, уволокли Кременюгу.

— Я тебе вот что скажу, — ухмыльнулся Ублейр. Жалкие попытки Бубуша потянуть за какие-то его сердечные струны целиком и полностью провалились. Почти определенно это было связано с тем фактом, что в возрасте трех тысячелетий Ублейру их просто хирургическим путем удалили.

Среднему демону сердечные струны были так же полезны, как постоянно жалующийся на аппендицит пациент в классе анатомии.

— В общем, если ты мне окажешь эту услугу, я тебе подыщу другую скалодонтку.

— Я не хочу другую! Я хочу, чтобы ты мне вернул Кременюгу!

— Послушай, это очень тяжко — быть бессмертным. Сам подумай. Любимцы без конца издыхают…

— Что? — в шоке завопил Бубуш. Неужели у Ублейра были какие-то новости о его любимице? Внезапно три последних месяца одиночества тяжким грузом повисли на несчастном демоне. Неужели Ублейр был прав? Неужели Кременюга и впрямь протянула свои милые лапки? — Так ты говоришь, она у… у?.. — И тут пришел прилив холодного гнева. — Почему же ты мне не сказал? Ты, тварь бессердечная…

Ублейр на несколько секунд пришел в замешательство.

— Тебе не сказал? — переспросил он, осторожно задумываясь, не могли ли исправительные работы иметь более серьезных и долгосрочных эффектов, чем он вначале себе представлял. Все это было еще хуже, чем ему казалось. Бубуш явно пребывал в отчаянии. И все из-за какой-то дурацкой скалодонтки. Способен ли был демон, находящийся в таком состоянии, разрешить загадку, что таилась у Ублейра в кармане? Не был ли его приход сюда крупной ошибкой? Если найдутся какие-нибудь любопытные глаза, которые засекут его вместе с Бубушем, тогда… ох-х! Ублейр содрогнулся, подумав о том, какие превосходные исправительные работы сможет измыслить для него Асаддам.

— Я знал, что в этих спецзагонах сущая антисанитария, — злобно хныкал Бубуш. — Но мне сказали, что с ней все будет хорошо…

— Погоди минутку. — Ублейр покачал головой, снова настраиваясь на завывания Бубуша. — Спецзагоны? О чем ты болтаешь?

— О Кременюге. Ее забрали. Сказали, что таких привилегий я не заслуживаю.

— А, тогда ничего, — со вздохом облегчения отозвался Ублейр.

Итак, Бубуш все-таки еще сохранил у себя в голове пару-другую мыслительных шестеренок. И по-прежнему мог быть полезен.

— Ничего? Как ты можешь такое говорить, когда ты только что сам сказал, что ее у… у… что ей нанесли непоправимый вред? Ну-ну, погоди, пусть только эти грязные убийцы ко мне в лапы попадутся!.. — Бубуш медленно побрел сквозь поток, крепко сжимая в лапах лопату. Черные чешуйчатые костяшки на его кулаках посерели.

И уверенность Ублейра в удовлетворительном душевном здоровье Бубуша снова ослабла. Сколько же именно мыслительных шестеренок у него все-таки осталось?

— Да нет же, этот как раз ты мне об этом сказал, разве нет? — неуверенно начал он, пытаясь вспомнить весь предыдущий разговор и приходя в полное недоумение касательно возможной кончины упомянутой скалодонтки. А пока Ублейр все это прикидывал, Бубуш, весь обтекая дерьмом, взбирался вверх по берегу.

— Нет-нет, погоди! — вскричал Ублейр, хватая Бубуша за руку. — Ведь это ты мне сказал, что ее нет. А я просто попытался утешить…

Бубуш развернулся, гнев его достиг точки кипения.

— Утешить? Так ты это называешь? Ну что ж, тогда в порядке утешения вот этого вот кушанья испробуй. — Мокрая лопата описала дугу в воздухе и вписалась Ублейру точно в ухо, отправляя его на землю. Свиток пергаментов вылетел у него из кармана, ударился об острую скалу и раскрылся. Остальные документы остались на месте, а загадочный пакет с пергаментами пролетел дальше вдоль берега, где остановился у небольшого холмика.

Там он и лежал, полностью приковывая внимание Бубуша и поджигая уровень его любопытства до адского пламени.

— Что это?.. — прохрипел демон, уже занеся лопату над головой для еще одного удара по Ублейру. Несколько мгновений он подрагивал, выбирая между вымещением трехмесячной злости на анатомии Ублейра и тем, чтобы просто на это плюнуть и выяснить больше об любопытном, странно дымящемся конверте.

Ухо Ублейра испытало великое облегчение, когда Бубуш выбрал последнее. Лопата с грохотом упала на землю, и Бубуш завороженно подошел к зловещему конверту. Когти его потянулись…

— Погоди! — прохрипел Ублейр, не обращая внимания на стремительно распухающую губу. — Не бери его без…

Вопль демонического страдания уведомил Ублейра, что его предостережение самую малость запоздало.

— …перчаток, — закончил Ублейр, когда Бубуш уже и без него это выяснил. Пока демон тряс когтями в равной мере и от шока, и от боли, конверт по дуге взлетел в воздух, немного покувыркался и, дымясь, нырнул в нечистоты.

Челюсть Ублейра тревожно отвисла. Затем, недолго думая, он схватил лопату и метнулся вслед за булькающими клубами пара. Удачным гребком и резким изгибом лап он выволок на берег конверт вместе с целой лопатой первосортного дерьма.

Оба демона немного постояли, глазея на дымящуюся груду. Загадочный конверт одиноко лежал в нескольких дюймах справа и светился почище новехонького бестселлера в глянцевой суперобложке.

— И что это, по-твоему, такое? — очарованно залопотал Бубуш.

— Не знаю, — признался Ублейр. — Даже пердонт не смог с него хотя бы конверт прожевать.

— Что? Это попало внутрь пердонта?

— Угу. Но надолго там не задержалось.

— Ух ты! — прохрипел в высшей степени удивленный Бубуш. Ублейр схватил остатки своей пергаментной упаковки и осторожно обернул ими конверт.

— Думаю, тебе следует дать кое-какие объяснения, — негромко пробормотал Бубуш. — И по-моему, лучше начать с самого начала. Кто такой пердонт?


Старательно игнорируя страдания прораба Церетеля, пока тот болтался в когтях капитана Нагльфара, работники продолжали заниматься своим делом. Все они совершенно четко сознавали, что шансов получить хоть малую долю обола из крепкого кулака Асаддама, если они не закончат работу вовремя, у них было не больше, чем шансов загнуться от удара пущенного ребенком снежка. А потому, по-прежнему не поднимая голов и думая исключительно о своей желанной зарплате, они вовсю корпели позади бурлящей толпы раздраженных демонов.

Вскоре работники торопливо воздвигли пару здоровенных будок, каждая из которых имела с одной стороны щель и горизонтальную рукоятку, по-прежнему обтянутую тонким пузырчатым материалом. По прямой линии к концу паромной пристани уже тянулся участок параллельной ограды.

Громадный демон забрался на крыши двух будок, прикрепляя туда то, что казалось большой доской. Доска эта была покрыта каким-то особенно пузырчатым материалом.

— Покажите мне планы! — настаивал капитан Нагльфар, обратившись спиной к усердно корпящим работникам и слегка покачивая Церетелем, которого он по-прежнему крепко держал за горло.

— Не могу, — едва слышно простонал дико побагровевший дьявол. — Таковы правила!

— Скажите мне, что это такое, — прорычал разгневанный капитан из густого облака едкого трубочного дыма. — Скажите немедленно — или я…

— Сами посмотрите, — подергивая всеми членами, отозвался Церетель. — Вы так и так опоздали. Все уже почти готово.

— Что? — Нагльфар резко развернулся и посмотрел на строительство, машинально бросая Церетеля на землю. В это самое мгновение с барьеров были стянуты все покровы.

Толпа злобных демонов невольно сделала шаг назад и дружно ахнула. Черно-желтые шевроны, что украшали забор на всем его протяжении, могли означать только одно. На берега Флегетона прибыла эффективность.

— Итак, слухи оказались верны! — прохрипел Нагльфар. — Душевые кабинки!

Он уже слышал в «Гоморре» шепотки об этих инфернальных штуковинах. Языки, развязанные слишком многими порциями чистой лавы, выдали страшную правду — получив свои паспорта, проклятые души уже не имели надобности сталкиваться ни с одним демоном, пока они не прошмыгнут за барьер. Иммиграционный отдел уже не являлся необходимостью. Его заменяла автоматизация.

В следующее мгновение пузырчатая обертка была стянута и с вывески над будками. Демоны с разинутыми ртами уставились на витиеватые буквы:

Главное Предприятие Уадда (для вас — просто ГПУ) приветствует вас в Мортрополисе. Отчаяние, падение, оскотинивание. У нас все только самое лучшее!

Гневные крики Нагльфара утонули в аналогичных воплях толпы.

— Вы не можете этого сделать! — заорал он, хватая Церетеля за лодыжку, пока тот отчаянно старался унести копыта.

— Здесь не моя вина! — жалобно ныл прораб, дико извиваясь и пропахивая когтями длинные борозды в каменистом береге, пока Нагльфар тянул его назад.

— Таков приказ. Асаддам велел мне…

— Асаддам! Будь он трижды проклят! — прорычал Нагльфар. — Да как он посмел…

Остальные его слова утонули в яростном реве, когда остальная толпа услышала упоминание имени ненавистного главного менеджера. Без единого слова команды все они вдруг поняли, что им следует делать. Почти как один демоны заструились мимо Нагльфара, выхватили из земли инструменты и, вооруженные ими, бросились в атаку на новехонькие строения. Когти срывали барьеры с петель, копыта барабанили по стенам, выбивая сонмы голубых искр, и за малую долю того времени, которое понадобилось строителям, чтобы их возвести, душевые кабинки были сровнены с землей, а вся ограда порвана в клочья. Затем толпа вихрем пронеслась к плоской телеге, в безумном буйстве ее переворачивая. С телеги соскочила большая клетка, покувыркалась по каменистому грунту и с треском раскрылась. Незримая многоногая скалодонтка внутри нее поморгала, увидела свой шанс и в первый раз за три месяца засеменила оттуда на свободу.

— Ну что, теперь вы довольны? — надменно заорал монстр во главе вновь прибывшего отряда демонов в шлемах. Цепь главного менеджера официозно поблескивала не его чешуйчатой шее.

Нагльфар отшвырнул от себя Церетеля, который задыхающейся грудой рухнул на землю, и криво усмехнулся, когда дьявол лихорадочно засеменил прочь к Асаддаму и его отборной бригаде ментагонов. Было общеизвестно, что Асаддам считает себя более эффективно защищенным в сопровождении этих законно подкупленных молодцев, не желая полагаться на поддержку обычных мортрополитанских стражников.

Верно, это было малость дороговато, но что с того? Асмодеус уже изъял необходимые оболы с десятка законных счетов.

Асаддам сложил руки на груди, наклонил голову на пять градусов влево и вгляделся в оцепенело застывшую толпу, делая пока вид, что никаких развалин у него под ногами вовсе не существует.

— Я спросил: теперь вы довольны? — прорычал он.

— Нет, — начал Нагльфар. — И вы, думаю, тоже. Стандарты строительства, доложу вам, были весьма вшивыми. Ах, какая жалость! Все эти строения следовало снести. Мог произойти несчастный случай, если бы нас здесь не оказалось, чтобы, так сказать, испытать всю эту ерундовину на прочность.

Какую-то секунду Асаддам казался смущенным. Уловив это, Нагльфар погнал дальше.

— Никогда не следует возводить столь сомнительных сооружений. Кто-то явно не подготовил с должной эффективностью всю строительную документацию.

Позади Нагльфара несколько демонов с трудом подавили смешки, когда Асаддам обратил свой гнев на подползающего к нему Церетеля.

— Это правда? — прорычал он, ставя копыто на лапу местного прораба.

— Ах-х… т-так больно…

— Не понял, что? — Асаддам подался вперед и еще сильнее нажал копытом на чешуйчатые пальцы Церетеля.

— Ах-х! Н-нет, не надо!

— Так это правда — то, что он говорит? — проревел Асаддам.

— Да нет же! Они просто взбесились и все тут раскурочили! — воскликнул Церетель.

— Так я и думал, — прорычал Асаддам себе под нос и снова повернулся к Нагльфару: — Ну что ж. Умышленная порча имущества Мортрополиса — так, что ли? — проревел он.

— Моя лапа, — захныкал Церетель, нежно похлопывая по пятке Асаддама. — Вы бы копыто убрали… пожалуйста.

Вытянувшись в полный свой рост, Нагльфар заорал:

— Поскольку я, как законно избранный представитель Гильдии подземных паромщиков…

— Моя лапа… — ныл Церетель, но никто его не слышал.

— …не был проинформирован о каком-либо запланированном строительстве, — продолжил Нагльфар, — представлялось целиком в моем праве предположить, что данная постройка является незаконной, а следовательно…

— …вся ваша кодла взяла на себя право ее снести? — закончил Асаддам.

— Что-то в таком роде, — отозвался Нагльфар из тумана едкого трубочного дыма.

— И это не имело никакой связи с тем фактом, что она лишила бы вас работы?

— Меня? Нет-нет, что вы, — с ухмылкой ответил Нагльфар. Как раз у него в данный момент все было в порядке. Как капитан трансфлегетонского парома он бы всегда потребовался для переправы вновь прибывших через реку. Если, конечно, слухи о субфлегетонском тоннеле, которые ходили тут и там, в конечном итоге не оказались бы верны. При этой мысли он нервно сглотнул.

— Таким образом, — театрально размышлял вслух Асаддам, — если бы я проинформировал вас и Гильдию о том, что данное строение действительно будет возведено, вы бы его допустили?

— Ну-у…

Багровые щелки зрачков Асаддама еще больше сузились от плохо скрываемого гнева.

— Итак, еще раз, и слушайте внимательно. Если бы я проинформировал вас и Гильдию о том, что данное строение действительно будет возведено, вы бы его допустили?

— Эй, полегче, я думал, у нас здесь демократия, — запротестовал Нагльфар. — Типа один демон — один голос!

— Так оно и есть! — объявил Асаддам с победной улыбкой своего превосходства. — А я — именно тот самый демон, у которого есть один голос. Единственный.

Вконец перемолов костяшки пальцев несчастного Церетеля, Асаддам резко развернулся и затопал прочь от бурлящей толпы демонов. Голова его была запрокинута во взрыве победного лающего смеха. Бывали времена, когда страшно приятно было ощущать себя главным менеджером. И сейчас было как раз такое время.

Церетель корчился за земле, сжимая свою искалеченную лапу и выжигая один из множества убийственных взоров на совершенно этого не сознающим затылке Асаддама.


— Значит, так оно и есть. Эта штука волшебная, да? — с жаром прошептал Ублейр, закончив свое объяснения Бубушу.

— И больше никто об этом не знает? — с дрожью в голосе выдохнул Бубуш. Последние полчаса он так и не сводил глаз с дымящегося документа.

— Тот подвал многие столетия был заперт. Это наша с тобой тайна. — Ублейр почти любовно похлопал по свертку с пергаментом. — Но скажи — что это означает? — энергично нажал он.

— А сколько это будет стоить?

— Как так? — заморгал глазами Ублейр.

— По-моему, ты сказал «окажи мне услугу», — прорычал Бубуш, донельзя изумленный тем, что он сейчас не прыгает на обоих копытах и не предлагает как можно скорее рассказать Ублейру все о загадочных документах. Может статься, жизнь — вернее, смерть — уже начала его чему-то учить?

— Услуга имеет цену, — уточнил демон. — Так сколько это будет стоить?

— Ну, ты просто посмотри на первые несколько страниц, и я… гм… об этом подумаю.

— Ни хрена подобного, — прохрипел Бубуш, несмотря на то что кончики его кривых когтей буквально чесались от сильнейшего любопытства. Он дьявольски хорошо знал, что стоит ему только заглянуть внутрь, он тут же проиграет. В этой пачке пергаментов таилось что-то необыкновенно захватывающее. И не в последнюю очередь из-за того факта, что документы эти были совершенно секретными.

— Чего же ты хочешь? — нервно спросил Ублейр. Бубуш впервые поднял взгляд, посмотрел прямо в глаза Ублейру, а затем демонстративно направил взор к другому берегу.

— Ох нет. Ни в какую. Я не могу этого сделать! — заныл Ублейр, поняв, что имеет в виду Бубуш.

— Пока это не будет проделано, я не смогу отсюда уйти. С уклоняющимися от исправительных работ Асаддам обходится чертовски круто. По крайней мере, так мне говорили.

— Да, но услуга услуге рознь, — жалобно захныкал Ублейр. — И потом… тьфу, это же просто негигиенично.

— Мне ты можешь об этом не говорить, — ухмыльнулся Бубуш, наблюдая за тем, как Ублейр буквально корчится от острого отвращения.

— Нет-нет. На это я пойти никак не могу…

— Я и не хочу, чтобы ты на это пошел. Так выйдет еще дольше, чем если бы я проделал это в одиночку.

— Да? Так чего же ты хочешь?

— Асаддам никогда не уточнял, как именно я должен дорыться до того берега, — заметил Бубуш с блеском в глазах. — Если бы я просто смог придумать что-то, что ускорило бы работу…

— Ага! Теперь я понял! — отозвался Ублейр, испытывая заметное облегчение. — Ты рассказываешь мне про это досье, а я добываю тебе кайло.

Приложив ладонь к чешуйчатому лбу, Бубуш простонал.

— Да нет же! Подумай хорошенько. Что сквозь весь этот камень за считанные секунды пробьется?

— Ну, если не считать скалодонта, мне ничего в голову не…

— Наконец-то! — вздохнул Бубуш.

— А что? Ведь это мысль.

— Верни мне Кременюгу.

— Но ты сказал, что ее…

— Не начинай все заново, — прорычал Бубуш. — Ее забрали в спецзагоны. И если мания эффективности у Асаддама так сильна, как мне рассказывали, Кременюге наверняка приходится зарабатывать себе на прокорм. Котлованы для фундаментов отрывать и тому подобное…

— Потребуется немалое время, чтобы ее найти, — предложил Ублейр со льстивыми нотками в голосе. — А тем временем как насчет того, чтобы самую малость сюда заглянуть…

— Ты мне ее вернешь, — настаивал Бубуш.

— Ага. Вот первая страница.

— Ты обещаешь?

— Провалиться мне на этом самом месте и надежду на реинкарнацию потерять! Кременюга очень скоро к тебе вернется, вот увидишь. Давай открывай обложку и рассказывай мне, что все это значит…

— Тс-с, — прошипел Бубуш, внезапно осознав, что к ним что-то стремительно приближается.

Уши Ублейра тут же встали торчком. Не ментагоны ли это за ним намылились? Не обнаружили ли они тот факт, что секретный документ пропал? Не мчатся ли они сюда, чтобы с максимально излишним принуждением его вернуть? Не устроил ли Асаддам ему ловушку, зная, что Ублейр обязательно заберет документ? Топот бегущих ног стал еще громче.

Багровые щелки глаз Бубуша расширились от внезапного страха.

— Если меня здесь застукают… я должен был быть там… это все ты виноват. — Секунду спустя он уже вскочил на копыта.

Ублейр в тревоге развернулся, ожидая увидеть дюжину ментагонов, резко выносящихся из-за угла с поднятыми трезубцами и дубинками. Он почти было испустил вопль, но в этом Бубуш его опередил.

— Кременюга! — заорал он, когда скалодонтка ворвалась в поле зрения и со всего налету бросилась к нему в объятия. Приветственно махая всеми двадцатью лапами, Кременюга ударила своего хозяина в чешуйчатую грудь и мигом сшибла его на землю. Отчаянно хватаясь за скалу, Бубуш выпрямился, схватил острый камень и любовно заскреб по низу брюшка гротескного существа. Секунды спустя Кременюга уже в полном восторге скрежетала своими жвалами.

— Ну ты и свинья, — ухмыльнулся Бубуш дрожащему Ублейру. — Ведь ты меня вокруг пальца обвел. Ты все это время ее придерживал.

— Я… придерживал? — залопотал Ублейр, а затем, уже с куда большей уверенностью, добавил: — Конечно, придерживал. Я… гм… должен был проверить, можно ли тебе по-прежнему доверять. А теперь… гм… как насчет другой стороны нашей сделки? — Он указал на сверток.

— Да-да, конечно, — прохрипел Бубуш и принялся что-то гортанно каркать в адрес Кременюги. Послышалось утвердительное бульканье, и скалодонтка с неимоверным энтузиазмом устремилась к дальнему берегу.

И когда фонтаны каменных осколков, точно шрапнель, начали разлетаться в мрачный уаддский воздух, Бубуш принялся разворачивать загадочное досье.

Мутная мгла колыхалась над поверхностью документа, пока демон обломком скалы осторожно разворачивал конверт. Даже на таком расстоянии жгучий холод коснулся его когтей, а затем и памяти. Этот холод был до боли ему знаком. Бубуш уже один раз испытывал нечто подобное. Это было во время его в высшей степени нелегального визита в Тальпийские горы в тысяче футов у них над головами, когда он пробился туда сквозь твердые скалы.

— Ну как? Справишься? — настойчиво интересовался Ублейр. — Знаешь ты, что это значит?

Бубуш потер подбородок и что-то задумчиво проворчал.

— Это может занять много времени, — ответил он затем. Узкие щелки его зрачков не отрывались от угловатого текста, витиеватых колонтитулов и заставок. Особое удивление вызывали фигуры со странными венчиками над головами, которые непременно присутствовали на каждой странице.

НЕВТЕЛАПЫ

Его высокобесподобие Брехли Трепп скомканной грудой лежал на дне расщелины и удрученно качал головой. К его предельной досаде, несколько минут тому назад он пришел в сознание. Проклиная свое нынешнее положение, Трепп поднял взгляд на пару сотен футов вверх — к тонкой трещинке дневного света и останкам гнилого моста, с которого он недавно сверзился.

Это было просто несправедливо. Как он сумел такое пережить? Да еще так безболезненно? Брехли Трепп снова покачал головой и сел, неодобрительно цокая языком, пока взгляд его шуровал между бугров и впадин расщелины стены, выискивая зацепки и возможные способы спасения. Он никак не мог остаться здесь, внизу. Он же подохнет здесь с голоду! Если только еще раньше не загнется от жестокого разочарования. Стоило только подумать о всех тех душах, которых он уже должен был спасать! Трепп жалобно захныкал, потом сел и уставился в небо.

Несколько кратких секунд проповедник сидел и прикидывал, не будет ли простое сидение здесь, безделье и смерть от отсутствия пищи равносильно самоубийству. И пришел к выводу, что не стоит нарываться на вечные муки в попытке это выяснить.

Ну уж нет, решил Брехли Трепп. Вверх, только вверх и прочь отсюда. Никакого выбора. Слишком много душ нуждаются в том, чтобы услышать от него Благие Вести. А потому никак нельзя ему просто сидеть здесь, купаясь в бесконечных озерах жалости к самому себе. Он должен был встать, выбраться отсюда, а затем найти другой, более успешный и подходящий способ получения нужного пропуска для прохода в соответствующие врата.

Брехли Трепп неуверенно поднялся, уперся одной ногой в один край расщелины, второй — в другой край, и приготовился две сотни футов подниматься вверх, упираясь в обе стенки одновременно, — так поднимается вор по дымовой трубе. Проповедник перевел дыхание, оттолкнулся — и дико заверещал, когда его ноги по самые лодыжки ушли в скалу. Ужас схватил Треппа за горло, немилосердно его душа. Ему вдруг показалось, будто стены сходятся, сжимая его.

Во всех местах, где Брехли Трепп распространял свои столь многочисленные и столь прибыльные варианты Благой Вести, ему еще никогда не приходилось оказываться в такой узкой дыре. Неудивительно, что его разум играл с ним злые шутки. Не слишком приятно было вдруг обнаружить себя на глубине в две сотни футов в предельно узкой расщелине без всякого выхода оттуда.

В тот самый момент, когда Трепп уже собирался было ослабить хватку за свой разум и с облегчением скользнуть в безумие, над ним вдруг возникла вспышка слепящего света. Она окружала две пары машущих крыл, которые стремительно проносились по расщелине, словно бы что-то там выискивая.

Челюсть Брехли Треппа отпала, когда тысячесвечевой прожектор вспыхнул еще ярче, а затем к нему присоединился головокружительно-тонкий хор ангельских голосов, контрапунктом к которому звучали неистовые переборы арфы.

С соответствующим эфирным звуковым сопровождением две сотрудницы Парангелической службы вынеслись из светового круга, подхватили Треппа под руки и потянули его в небо с дюжиной сирен на прицепе.

— Ах как скверно, — принялась укорять проповедника Агнуса, ангельская перехватчица, расположившаяся у его левой руки, пока ее крылья мощно несли их вверх. — Как нехорошо! Вы пытались спастись, не так ли? Нет, вам ни в коем случае не следовало этого делать! Хорошо еще, что вы не успели уйти далеко, а то мы вообще могли бы вас не найти, правда, Флорри?

— Очень даже могли бы, — ответила другая ангелица, силясь быть услышанной поверх воющих позади сирен.

— Так легко заблудиться и куда-нибудь убрести. Знаете ли вы о том, что девяносто процентов всех потерянных душ теряются в первые же десять минут? — без умолку болтала Агнуса, пока ее белый фартук хлопал на ветерке.

— Девяносто пять, — уточнила Флорри, после чего повернула голову и проревела что-то сиренам. Те угомонились и полетели прочь — на поиски какого-нибудь другого несчастного случая.

Брехли Трепп испытывал нешуточное замешательство.

— При чем тут потерянные души? — пробормотал он.

— Очень даже при чем, — ответила Агнуса. — Еще несколько минут, и вы бы куда-нибудь убрели. Стали бы потерянной душой, понимаете?

— Как так? Ведь я пока еще жив…

— Ах, дорогуша, — ангельски улыбнулась Агнуса. — Будь вы живы, разве бы вы были здесь? Тогда бы мы вам, милый мой, не понадобились…

— Но… — Только когда у него оказалось немного времени на раздумья, Трепп попытался обдумать этот новый клочок информации. Несмотря на все поучения и проповеди, что безостановочно струились у него изо рта, ему никогда еще не доводилось сесть и прикинуть, каким именно должен оказаться его переход в загробную жизнь. Для начала он не ожидал, что все это будет связано с такой клаустрофобией.

— Но я… я могу двигаться и… А как насчет моего тела? Я хочу видеть мое тело! — воскликнул проповедник, глядя вниз между растопыренных пальцев своих ног. К тому времени расщелина уже почти скрылась из вида. В животе у Треппа взбурлило. К этому добавилось дикое головокружение. — Где мое…

— Бросьте вы беспокоиться о вашем теле. С ним все в полном порядке. Оно отдано во власть полного биологического распада, — заверила его Агнуса. — Каких-то несколько лет, и вы даже не узнаете, что оно вообще когда-то там было.

— Что? — Осознание происшедшего не просто взошло в мозгу Треппа. Оно появилось из-за горизонта дико орущим, с воющими горнами и безумно размахивающими знаменами.

— Так вы говорите, что я действительно у?.. — с возбужденной дрожью в голосе спросил проповедник.

— Мы предпочитаем термин «душевно призваны», — поправила его Агнуса. — Для некоторых наших клиентов он звучит не так тревожно.

— Скажите некоторым нашим клиентам слово «мертвец», и они тут же вконец изрыдаются, — с укором в голосе добавила Флорри. — Все это так прискорбно. Посмотрели бы вы на состояние некоторых душ, если вы вдруг случайно слово оброните «труп». Ах, дорогуша, тут же потоки слез, жуткий вой, скрип зубами и все такое прочее. Просто возмутительное поведение. Возмутительное! Впрочем, я вижу, что вас подобные вульгарные эпитеты не так сильно волнуют. Правда?

Тут Флорри посмотрела на ухмылку Треппа, и великое множество разных вопросов пришло ей на ум. Считанные разы она встречала клиентов, которых бы так радовало пребывание здесь.

— Тяжелая жизнь? — спросила она и тут же быстро добавила: — Нет-нет, дорогуша, не рассказывайте. Позвольте мне самой догадаться. Гм… вы так счастливы, потому что ваш сын, никчемный обормот, не получил шанса изменить завещание в свою пользу и теперь не сможет прибрать к рукам вашу компанию… ах нет. У вас же совсем не та одежда, чтобы… гм…

— Ага, вот мы уже и прибыли, — перебила Агнуса, немало обрадованная тем, что у нее появился шанс прервать досадный поток бессмысленной болтовни Флорри. Она указала вперед, как только они вынеслись из большой гряды облаков.

— Что? — возмутился Трепп. — Уже прибыли? — За все годы миссионерской работы ему никогда не приходило в голову, что Аррай может быть расположен так близко. — Но я еще не готов!

— Ну, дорогуша, нам, знаете ли, болтаться тут некогда, — с укоризной отозвалась Агнуса.

— Особенно теперь, когда ввели эту Хартию Нетерпения, — проворчала Флорри. — Это просто черт знает что. Согласно главной канцелярии, мы должны доставлять всех недавно усопших в течение трех минут, иначе, как там прикидывают, они начинают вести себя беспокойно и раздражительно. А подобные вещи в Аррае непозволительны. И все-таки мы с Агнусой классная команда!

Взмахнув крылами, они притормозили и пронеслись через массивные врата, которые словно бы плавали на своей собственной гряде облаков.

— Мило, не правда ли? — осведомилась у Треппа Агнуса, указывая на золотую филигрань декоративных накладных панелей.

— Агнусу это всегда так радует, — сказала Флорри. — Но раз уж на то пошло, к некоторому количеству двадцатичетырехкаратного нектара с целым амбаром сухого льда она тоже очень неравнодушна. А по-моему, следовало сохранить старый портикуллис — у него был определенный простоватый шарм. Но нет же. Опять эта Хартия Нетерпения постаралась…

— Силы, которые прикинули, что куда большим успокоением для вновь прибывших будет этот миленький знакомый вход. Так менее травмируется психика, — пояснила Агнуса.

— Дайте публике то, что ей знакомо. Пусть она будет счастлива, — проворчала Флорри. — А лично мне первым делом хотелось бы знать, кто решил, что врата сплошь из золота и жемчугов вообще поднимают настроение.

— Пророки, разве не так? И это очень мило с их стороны. По-моему, врата просто чудесные, — с энтузиазмом отозвалась Агнуса, приводя в порядок свои перышки и готовясь к идеальной посадке. Брехли Треппу было очевидно, что она проделывала это уже не раз.

— Тот, кто это придумал, не имел ни малейшего понятия о бюджете — вот что я вам скажу. Там что, думают, что мы тут деньги в огороде выращиваем? — пожаловалась Флорри. Повернувшись к Треппу, она добавила: — Из-за этого пришлось повременить с несколькими сотнями херувимов. Вся эта роскошь целое состояние стоит! — Проповеднику несложно было себе представить, как ангелица выбалтывает те же самые жалобы через какую-нибудь невысокую изгородь меж двух соседних гряд облаков.

С самым нежнейшим из касаний две сплетничающих ангелицы опустили Брехли Треппа и повели его к концу длинной очереди, что тянулась через большую посадочную площадку.

Флорри снова принялась изливать поток жалоб.

— Как все это характерно! — простонала она, оглядывая цепочку недавно прибывших. — Мы прямо-таки в лепешку расшибаемся, делаем все от нас зависящее, чтобы добраться сюда как можно быстрее, — и что происходит дальше? Нам приходится ждать поблизости, пока нас туда допустят! Тьфу! А знаете ли вы, что, согласно Хартии Нетерпения, эта процедура должна занимать не более двух минут, после чего…

— Добрый день, дамы, — раздался богато модулированный голос буквально за самыми крыльями двух ангелиц.

— Ну вот, ты своего добилась, — самым уголком рта прошипела Агнуса. — Это все твой язык. А ведь я тебя насчет критики уже предупреждала. Они, знаешь ли, не очень-то ее любят…

— Работенки сегодня хватает, не правда ли? — перебила Агнусу дородная бородатая фигура, почесывая большим пальцем ноздрю.

— Я тут как раз моей коллеге об этом и говорила… — начала было Флорри, но тут же осеклась, получив быстрый пинок по ангельской ножке от невинно улыбающейся Агнусы.

Бородатый остановился меж двух ангелиц, излишне любовно обнял их мускулистые плечи и широко ухмыльнулся.

— А малость подкрепиться вы не желаете? — поинтересовался он, приложенной куда надо сандалией отталкивая Треппа назад.

Прежде чем ангелицы успели ответить, шипучие кружки нектарного меда появились у них в руках, так и умоляя себя выпить.

Алкан широко ухмылялся, пока они неуверенно делали реверансы и за считанные секунды опорожняли кружки. Работниц Парангелической службы вечно мучила жажда. Мгновение спустя появилась еще одна кружка для каждой и опять замяукала, требуя немедленного опорожнения.

На сей раз, пока внимание Агнусы и Флорри было целиком сосредоточено на содержимом их кружек, Алкан повернулся к Треппу и указал на отдаленную скалу в темном углу.

— Спрячься вон там, — прошептал он.

— Да. Вот это напиток, я вам скажу, — заявила Флорри и улыбнулась в манере, которую вполне можно было бы описать как ангельскую. — Нешуточная жажда начинает мучить, пока всю эту публику без конца сюда поднимаешь… Постойте. Куда же он делся? — Она принялась отчаянно крутить головой, ища Треппа. — Пропал, чтоб его! Я сразу поняла, что с ним будут проблемы, — как только его увидела.

— Убрел невесть куда! — подхватила ее мысль Агнуса. — Как характерно! Блестяще! Нет, просто здорово! Вот теперь наше среднее время и впрямь полетит к дьяволу, если нам придется искать по всей округе этого мелкого засранца…

— Ах, дамы, дамы, — принялся утешать их Алкан, нацепляя на физиономию отчетливо виноватое выражение. — Мне так жаль. Ведь это я виноват. Как мне теперь исправиться?

— Вы можете пойти и сами поискать эту вшивую мелочь… — начала Флорри.

— Нет, — отрезала Агнуса. — Это наша работа. Крепко ухватив Агнусу за плечо, Флорри хрипло зашептала ей в самое ухо.

— Послушай, если бы он не пришел сюда и нас не отвлек…

— Она права, — вздохнул Алкан, изо всех сил прислушиваясь. — Это я виноват. Пожалуйста, предоставьте все это дело мне. Я непременно его найду.

— Честно говоря, я не думаю, что мы должны оставлять все на ваше… — начала Агнуса.

— А я не понимаю, почему мое вмешательство должно вызвать прискорбное падение столь выстраданной вами цифры среднего сбора… — заметил Алкан.

— Ты сама прекрасно знаешь, что он прав, — поддержала его Флорри. — Как я тебе и сказала. Идем. Нам надо души спасать!

— Да, но он… — начала было Агнуса.

— Все с ним будет в порядке, — разбушевалась Флорри. — Только подумай о той панике, которую могут испытать наши следующие клиенты, когда они очнутся мертвыми, а рядом не окажется никого, кто объяснит им, что произошло. Ты что, хочешь оставить их в панике и смятении?

Этого для Агнусы оказалось более чем достаточно.

— Найдите его, — взмолилась она к Алкану, отдавая ему свою кружку.

— Еще увидимся, чтобы эту емкость наполнить? А, приятель? — игриво спросила Флорри, тоже возвращая кружку.

— Может статься, — ухмыльнулся Алкан и стал наблюдать, как ангелицы из Парангелической службы, хлопая крыльями, взмывают в воздух и проносятся через Аррайские врата.

Жадно потирая ладони, пока кружки со звяканьем обращались в ничто, он резко развернулся и помчался к темной скале в самом углу.

— Сюда, — прохрипело божество, бесцеремонно утягивая Брехли Треппа через маленькую дверцу.

— А это далеко? Вообще-то мне бы хотелось начать уже сейчас… — залопотал Трепп, думая о том, что обращение с ним ангелиц было куда предпочтительнее.

— Да-да. Именно этим вы и займетесь. В конечном итоге вы все-таки приступили к исполнению своей величайшей миссии, — ухмыльнулся Алкан. — А теперь вниз, — добавил он, хлопая в ладоши, и со странным шипением его высокобесподобие Брехли Трепп из Речистой Миссии внезапно исчез.

Его визит, нанесенный в Аррай, оказался самым кратким за всю историю последнего.


В просторной пирамидальной пещере Главного муниципального храма Аксолотля воздух буквально звенел, наэлектризованный возбуждением. Все сиденья в крутом ступенчатом амфитеатре стонали под тяжестью беспрерывно ерзающих граждан Аксолотля, давно уже готовых и полных нервозности, пока поднятие занавеса на сегодняшнем шоу рокотало все ближе.

Погребенные глубоко в этом скрипе, звоне и гудении, три постукивания крошечной бамбуковой палочки по дереву оказались не услышанными почти никем. А вот внезапное извержение оркестра сразу же было замечено. Какофония казу и окарин смешалась в мгновенно узнаваемый радостный мотив, и толпа дружно вскочила на ноги, крича и радуясь, швыряя ермолки аж к самому своду зала.

По ту сторону тяжелого занавеса помощник режиссера дал сигнал двум фигурам по краям. Обе фигуры тут же подскочили к соответствующим канатам и потянули. Тут же ярко-красный занавес стал подниматься, а высоко в крыше большое зеркало заскользило вбок. Уловив луч дневного света, оно отразило его от своей блестящей поверхности и каскадом послало по аккуратнейшим образом выстроенному ряду других зеркал и линз. И в тот самый миг, когда занавес обнажил сцену, там, словно бы из ниоткуда, вдруг вспыхнуло световое пятно.

От криков восторга загремела черепица на крыше, когда ухмыляющаяся фигура конферансье Блинни Плутта вступила в лужицу света, подняла руки и громогласно объявила:

— Будущее сейчас здесь…

И толпа дружно заорала в ответ:

— Будущее прекрасно!

Невесть как угомонив толпу до относительного спокойствия, Блинни Плутт снова радостно поднял руки и прокричал:

— Дамы и господа, добро пожаловать на сегодняшнее представление «Сам себе пророк!», сценически-игрового шоу, которое вкладывает ваше будущее в ваши руки!

Вряд ли следует добавлять, что толпа взорвалась на это какофонией аплодисментов.

Профессиональный конферансье, Блинни Плутт еще несколько минут ходил вокруг да около, излагая цветистое вступление, пока публика истощала свое возбуждение, точно колония тюленей. Блинни прекрасно знал, что может в любой момент снова довести их до бешено-неистового фанатизма одним щелчком броской фразы. Особенно сегодня, в день главного финала игрового шоу «Сам себе пророк!»

Как бы рассеянно конферансье порылся в кармане, когда мерцающая ассистентка в столь же мерцающей тунике втолкнула на сцену стол. Затем Блинни Плутт с кривой усмешкой и лукавым подмигиванием извлек из кармана пригоршню причудливо украшенных костяных кубиков.

— Пора узнать, что скажут кости! — заявил он, потряс кубики и рассыпал их по столу. Толпа в легком замешательстве наблюдала. Зачем Блинни это делал? Ему не требовалось консультироваться с костями, чтобы выяснить, кем будут сегодняшние соперницы, — он уже знал ответ. Ведь сегодня был финал. И соперницами являлись…

— И соперницами являются… — объявил конферансье, загадочно вглядываясь в рассыпанные кости. Затем он выпрямился, пожал плечами и еще раз ухмыльнулся. — Но ведь мы их уже знаем, не так ли, дамы и господа? Скажите: «Да, Блин»!

И публика послушно крикнула в ответ:

— Да, Блин!

— Верно, так оно и есть. Мы уже их видели, мы ими восторгались, мы просили судьбу проявить к ним благосклонность… Вот они, снова в игре, прелестная Взупна Гой и несравненная Нибель Меса. Наградите же их аплодисментами!

Мерцающая ассистентка вывела двух девушек и поставила их в центре сцены, по обе стороны от Блинни Плутта. Глаза конферансье заметно выпучились, когда перед ним прошагала пышная Нибель. А ладони у него аж вспотели.

— Итак, вначале о тебе, Взупна. Три месяца тому назад ты в жестком соперничестве победила в игре «Расставь свои знаки». Победила совершенно случайно, когда предсказала места в финале, а также объем ежемесячной бесплатной раздачи бакалейных товаров фирмой «Патиссон и компания», которой ныне владеет всеми нами уважаемый Бак Лажан. Скажи: «Да, Блин!»

— Да, Блин! — жалобно протянула Взупна.

Тут взгляд Блинни Плутта развернулся, чтобы тоскующе задержаться на мисс Меса.

— А теперь… ослепительно прекрасная Нибель, — объявил конферансье. Девушка ловко помахала темными завитыми ресницами. — Ты… э-э… у тебя 38—24—32 [3], роскошно светлые волосы, все натуральное, как здесь говорится, — Блинни помахал небольшим куском высушенного на солнце бамбукового листа и оскалился белозубой улыбкой в адрес толпы. Толпа послушно рассмеялась. — И ты с легкостью дошла до финала. Скажи: «Да, Блин!»

— О да, Блин! Я так рада быть здесь, — проворковала Нибель самым томным голоском и с притворной застенчивостью помахала ручкой аудитории.

Взупна Гой злобно оскалилась. А колени Блинни чуть не дали слабину. Однако в этот самый момент оркестр из казу и окарин взорвался четырехтактной вариацией главной темы, резко выдергивая Плутта из мысленного раздевания сочной и ногастой Нибели.

— А этот мотив означает, что настала пора для «Игры в предсказание»! — Конферансье повернулся, обнял Нибель за осиную талию и подвел ее к деревянным постаментам по пояс вышиной, украшенным их именами. Взупна, хмурясь, топала следом.

Без всякой задержки Блинни пустился в уже знакомое всем введение.

— Мы задали одной сотне разных пророков ряд вопросов и попросили их выбрать один верный ответ. Я должен буду задать прелестным противницам… прошу прощения, двум финалисткам те же самые вопросы, и вам потребуется выбрать тот ответ, который, по вашему мнению, является правильным. Итак, мы начинаем. Вопрос номер один… — Он взял с верха своей кафедры пачку пергаментных карточек, согнул ее и откашлялся. Нибель Меса опять впечатляюще помахала ресницами.

— Итак, вопрос первый. Мы опросили одну сотню пророков, задав им один-единственный вопрос: использовали ли они когда-либо свои предсказательные способности для соблазнения девушки. Их ответы были таковы:

а) Нет, конечно, это резко понизило бы репутацию всех пророческих прозрений в нашем обществе, да и вообще — как вы вообще смеете задавать столь грубый и унизительный вопрос?; б) Да, но только если мой лосьон после бритья вкупе с приношением недавно срезанных ароматных цветов не сумели растопить ее замерзшее сердце. Только моей жене ни в коем случае об этом не говорите! и, наконец, в) Конечно, всякий раз. Если у вас такой дар имеется, надо по максимуму им воспользоваться!

— Ну а теперь у вас есть тридцать секунд, чтобы решить, какой ответ был наиболее популярным. Итак, отсчет пошел, — завершил свою речь Блинни. Оркестр выдул еще один мотивчик с отчетливым привкусом клюквы, пока две соперницы напряженно думали под завороженными взглядами многочисленной аудитории.

Очень скоро музыка прекратилась, и густая тишина окутала храм.

— Итак, дамы, открывайте ваши листы, — с ухмылкой подстегнул соперниц Плутт. Нибель гордо подняла над головой бамбуковый лист с буквой «Б», тогда как Взупна прижимала к груди лист с буквой «А». Толпа дружно ахнула.

— Что ж, дамы, имеется небольшое расхождение. Либо одна из вас права и она достигнет важного преимущества, делая еще один шаг к главному призу в игровом шоу «Сам себе пророк!», либо вы обе ошибаетесь! Кто может это знать? Разумеется, только карты!

Мерцающая ассистентка просеменила через сцену, гордо неся единственный золотистый конверт на бархатной подушечке. Она помедлила перед Блинни, сделала книксен и помахала ему ресницами. Однако внимание конферансье было в тот момент целиком сосредоточено на ложбинке между грудей прелестной Нибель, а потому он просто схватил конверт с подушечки и сразу же его открыл. Ухмылка на его физиономии еще лишь мгновение помедлила, прежде чем пропасть. С листка пергамента на него уставилась немигающая буква «А».

— Ах, дамы, дамы, лишь одна из вас ошибается. И я до смерти боюсь сказать, так меня это ранит, но это ты, дорогая моя Нибель Меса. — Плутт держал девушку за руку и заглядывал ей прямо в глаза, точно преданный кавалер, утешающий свою возлюбленную. — С тобой все хорошо? Скажи: «Да, Блин!»

— Да, Блин. Это ведь только первый раунд, — заметила Нибель. — Есть еще масса времени, чтобы наверстать упущенное.

Блинни лучился улыбкой, похлопывая девушку по плечу и разворачиваясь в другую сторону. «Как дерзко, как отважно!» — самозабвенно подумал он и снова подскочил к центру сцены.

Взупна помрачнела.

— Итак, дамы и господа, давайте посмотрим, сумеет ли Нибель наверстать упущенное. Вопрос второй. Мы спросили сто пятьдесят различных пророков, что они используют, чтобы сохранять свои магические кристаллы сияющими. Ответы были следующими: а) Просто плюю и полирую; б) Применяю патентованный, не оставляющий царапин Суперочиститель магических кристаллов с кондиционером для рук и в) Быстро-быстро тру подходящей замшей. Итак, дамы, выбор за вами. Начинайте думать. Время пошло!

Оркестр опять послушно загремел, а Блинни повернулся к аудитории:

— Нашей гостье Нибели явно не требуется давать никаких советов, как поддерживать свою сияющую чистоту. Вы только на нее посмотрите — прекрасно ухоженная, роскошно…

Внезапно музыка прекратилась, и мерцающая ассистентка засеменила с ответом на подушечке. Соперницы подняли свои ответы, чтобы все их увидели. Взупна демонстрировала безапелляционную букву «Б», а Нибель энергично размахивала буквой «А».

— Ого, у нас опять различие во взглядах, — заметил Блинни, внутренне корчась от возбуждения. — Теперь это уже становится интересно. Так наверстает Нибель упущенное или нет?

Немного повозившись с конвертом, конферансье вытянул оттуда ответ. И с колоссальным облегчением продемонстрировал публике отчетливую букву «А», держа ее повыше, чтобы все видели. Затем он издевательски помахал этой буквой перед носом у насупившей брови Взупны.

— Итак, вопрос третий, который должен решить, кто станет играть в «Расставь свои знаки» за звездный приз сегодняшнего вечера! Мы попросили пять дюжин аромафутуристов назвать эфирное масло, которое с наибольшей вероятностью должно принести успех на сегодняшнем шоу. Итак, а) Пачули; б) Гофер и в) Иланг-иланг. Дамы, выбирайте ваш запах!

Оркестр бросил свои инструменты, сжал кулаки и бешено забарабанил по краю сцены в импровизированной барабанной дроби. К несчастью, ударник перед финалом так переволновался, что начисто забыл упаковать барабаны.

Тридцатью секундами размышления позже Блинни Плутт вскинул руки в наэлектризованном воздухе, размахивая ими в знак того, чтобы соперницы прекратили думать и подняли буквы. Девушки повиновались. Взупна Гой злобно толкнула к нему под нос букву «А», тогда как Нибель Меса глупо заулыбалась, стоя под буквой «В».

Поверх басового квазибарабанного боя от оркестра и приглушенного шушуканья от взволнованной публики Блинни объявил:

— Ну вот, дамы и господа. Теперь только одна из наших финалисток пройдет дальше, чтобы бросить вызов звездам в кульминационной игре «Расставь свои знаки». Будет это бесподобно прекрасная Нибель Меса? Или Взупна Гой? Мы имеем два разных ответа — и только один верный. Который же? — Он вытянул руку, и мерцающая ассистентка послушно притопала с конвертом.

Театрально схватив конверт, крепко прижав его к груди и прошагав к передней части сцены, конферансье в приглушенно-мелодраматических тонах спросил:

— Кто же это будет?

Публика затаила дыхание.

Разумеется, настоящий ответ ровным счетом ничего не значил. Блинни уже знал результат. Он его неделями планировал. С тех самых пор, как положил свой похотливый глаз на ложбинку меж грудей роскошной мисс Меса.

Пока часть аудитории синела и багровела, конферансье открыл конверт, вынул ответ и прижал его к своей колотящейся груди. Затем он быстро оглянулся через плечо, уточняя для себя ответы девушек. Негоже было бы сейчас напортачить. После стольких трудов и усилий.

— Если на этой карточке значится буква «В», я присоединюсь к прекрасной Нибели, которая будет играть в «Расставь свои знаки». А если буква «А», это будет Взупна, — пренебрежительно добавил Плутт. — Итак, ответ… — Он оторвал карточку от груди, и ему в глаза укоризненно глянула буква «А».

— Ответ… ответ — «В»! — объявил Блинни Плутт, смял карточку, сунул ее поглубже во внутренний карман своей тоги и торжественно прошел по сцене, чтобы ухватить Нибель Месу за талию и провальсировать с ней под сопровождение главной темы всего шоу.

— Мои поздравления, Нибель Меса! — объявил конферансье несколькими минутами позже, когда он снова нашел светлую точку в центре сцены и довел публику до предельно лихорадочного гула. — Итак, ты прошла в финал игрового шоу «Сам себе пророк!» — Затем Плутт неохотно повернулся и обратился к проигравшей: — Впрочем, и ты, Взупна Гой, не уходишь с пустыми руками. Наше сегодняшнее шоу было спонсировано замечательными людьми из компании «Божественная чистка». И благодаря им ты уйдешь с годовым запасом патентованного, не оставляющего царапин Суперочистителя магических кристаллов с кондиционером для рук. Пожалуйста, удостойте ее аплодисментов, ведь она была… настоящей противницей!

Мгновение спустя Взупна Гой была утянута со сцены мерцающей ассистенткой — чтобы следующие несколько недель тщетно пытаться прикинуть, что именно ей делать с годовым запасом патентованного, не оставляющего царапин Суперочистителя магических кристаллов с кондиционером для рук.

Сцена развернулась, зеркала и линзы приняли другой угол, и Блинни Плутт вместе с роскошной мисс Меса снова вошли туда на мощной волне беспорядочных аплодисментов. Нибель надувала губки и беспрерывно прихорашивалась, изображая пылкую любовь к аудитории. Следовало заметить, что на роль стыдливо-застенчивой девушки она годилась примерно так же, как средняя черепаха — на роль идеального аэронавта.

— Итак, дамы и господа Аксолотля, вот она, финалистка этого года и победительница игрового шоу «Сам себе пророк!» — ее соблазнительная пышность Нибель Меса. Аплодисменты, аплодисменты.

Только одна пара рук не присоединилась к энергичному хлопанью в ладоши, и принадлежала она Взупне Гой. Проигравшая девушка стояла за кулисами, глухо рыча.

Реакция публики была такой, что Блинни едва смог с ней управиться. Толпа просто взбесилась. Однако невесть как за следующие несколько минут, издавая успокоительные вопли, он постепенно угомонил аксолотлианцев до менее бурного неистовства зрительского наслаждения.

В конце концов, когда конферансье убедился, что все будут способны снова его слышать, он, похотливо истекая слюной, повернулся к Нибели и объявил:

— Еще раз мои поздравления! Ты победила. Каковы твои ощущения?

— Ах-х! Я в полном восторге!

— Итак, должны ли мы узнать, какой золотой приз тебя ожидает?

Нибель с энтузиазмом кивнула светлыми локонами, и Блинни ощутил определенное шевеление в некоторых своих органах.

— Ну что ж… тогда давай сыграем в «Расставь свои ноги… тьфу, то есть знаки». Подойди сюда, пожалуйста. — И, плотно обернув дрожащую руку вокруг ее двухфутовой талии [4], Плутт ловко проскользнул по сцене, оказываясь лицом к обширному набору карт, обращенных рубашкой вверх на разноцветной стене.

— Итак, Нибель, я уверен, ты уже знаешь, как играть в «Расставь свои знаки». Однако для тех, из чьей памяти это выскользнуло…

Тут он повернулся к публике и взмахнул рукой.

— Стыд и срам! — заорала толпа в ответ, как она всегда это делала.

— я им это напомню. Нибель, дорогая моя, тебе позволено выбрать четыре карты и вынуть их из этих держателей. Далее ты должна так их расположить, чтобы из них явствовало самое лучшее и счастливейшее из будущих, будь то финансовое, туристское или даже супружеское! Ты понимаешь? Скажи: «Да, Блин!»

— Да, Блин, — снова кивнула Нибель. — Я это сделаю.

— Конечно! — выкрикнула в ответ прекрасно выдрессированная аудитория. — Она это сделает!

— Очень хорошо, тогда делай свой выбор, радость моя. Здесь твой шанс понежиться в объятиях роскоши. Желаю удачи!

— Я… я возьму третью из верхнего ряда, вторую из третьего, а две остальные из четвертого, — томно надувая губки, объявила Нибель. В короне вспыхивающих блесток мерцающая ассистентка выхватила указанные карты из держателей, резко развернулась и разложила их рубашками вверх на столе в центре сцены.

А затем, впервые за целый день, весь амфитеатр погрузился в тревожную тишину. Все присутствующие наблюдали, как Нибель Меса пробивала себе дорогу сквозь ряды полных надежд конкурсанток в игровом шоу «Сам себе пророк!», постепенно обретая уверенность и оказываясь при каждом новом своем появлении облаченной во все более красочную и короткую тунику. Теперь уже было сомнительно, имеет ли туника, которой Нибель в данный момент щеголяла, достаточно материи, чтобы остановить даже самое небольшое кровотечение. Мужчины обожали Нибель за ее еще более очевидные принадлежности, а женщины ценили за то, что у нее хватает духу так перед ними красоваться. Все хотели для Нибели только самого лучшего. И в том числе — Блинни Плутт.

Громко стуча каблуками, Нибель Меса прогрохотала к столику с четырьмя картами, которые она выбрала.

— Итак, давайте посмотрим, что у нас теперь на «Столе Блинни», — объявил конферансье и перевернул первую из четырехфутовых в вышину карт.

Там оказался изображен единственный необъятный букет цветов. Толпа еще пуще заерзала на сиденьях. На второй карте изображалась открытая повозка, которую тянули три пары могучих козерогов. Толпа понимающе охнула.

— А третья? — Блинни опытным жестом перевернул карту, где демонстрировалась единственная голубая подвязка. Мужчины в публике издали подобающе похотливые возгласы. — И наконец… — С четвертой карты в поле зрения публики впрыгнули две буквы: «Б» и «П». Рокотки слухов тут же разнеслись по храму.

— А теперь, мисс Нибель Меса, победительница игрового шоу «Сам себе пророк!», для тебя настала пора выбрать… — Оркестр снова забарабанил кулаками по краю сцены, а огни были притушены до единственного пятнышка, сосредоточенного на Нибели и Блинни. — Теперь, как тебе известно, у тебя будет десять секунд, чтобы отвергнуть одно из этих предсказаний и расположить остальные в том порядке, который, как тебе кажется, более предпочтителен для твоей судьбы. Ты понимаешь?

— Да… я понимаю, — прошептала девушка. Общее напряжение наконец-то проняло даже ее.

— Конечно, она понимает! — выкрикнул один из тех немногих стойких зрителей, которые не были захвачены всей остротой момента. Через десять секунд Нибель Меса должна будет выбрать свое будущее. Весь последний год бесчисленных появлений на игровом шоу вел к этим нескольким последним мгновениям.

— Ты готова? Скажи: «Да, Блин!»

— Да, Блин! — нервно кивнула Нибель.

— Очень хорошо, твое время пойдет, как только публика начнет считать. Желаю удачи. Десять! …Девять…

Нибель подскочила к столу и встала там в полном смятении, лишенная даже малейшего намека на смысл символов.

— …Восемь… Семь…

Девушка разом ухватила две карты, покачала ими и снова их уронила.

— …Шесть… Пять…

Она схватила букет цветов и нахмурилась.

— …Четыре… Три…

Нибель бросила цветы, схватила повозку.

— …Два…

В последний момент она отбросила повозку и случайным образом расположила на столе три остальные карты.

— …Один… Стоп! — Ухватив Нибель за изящные запястья, Блинни Плутт аж задрожал. Прежде чем его ладони вспотели, он почел за лучшее отпустить девушку.

— Итак, ты отвергла повозку с открытым верхом и упряжкой из козерогов. Туристический это знак или… брачный? Неужели ты только что отвергла наилучший из романтических транспортов Аксолотля, готовый умчать тебя на свадьбу года в качестве главной звезды? Нет! Ты отбросила полностью оплаченное трехдневное путешествие по всему ведомому миру! — Толпа застонала, соболезнуя. Нибель упустила шанс вплотную увидеть гору и взглянуть на темную сторону следующей. Ах какая жалость!

— Но что ты выбрала и в каком порядке? Как ты «Расставила свои знаки»? Итак, у нас здесь имеется огромный букет цветов, которые собраны так, чтобы их было удобно нести и… возможно, бросать? — Некоторые из более пожилых и романтически настроенных дам ахнули. — Подвязка, многозначительно голубая, одна из триады знаков, а другие, возможно, не менее старые и привычные?

Нибель прижала ладонь ко рту и негромко пискнула.

— Да, — с широким жестом объявил Блинни. — Некоторые из вас уже догадались. Так оно и есть. Итак, Нибель Меса, ты собираешься огласить имя человека, за которого ты намерена выйти замуж. А игровое шоу «Сам себе пророк!» все это оплатит. Ах, это так неожиданно. Что за сказочная концовка!

Плутт дрожал от страха и похоти. Пока что все шло как нельзя лучше. Теперь последний толчок.

— Но кто этот счастливчик? Вот эти две буквы содержат в себе ответ. Кто может скрываться под инициалами «БП»? — театрально размышлял Блинни. Затем он бросил страстный взор на Нибель и со значением ей подмигнул.

Девушка, уставившись перед собой, размышляла.

— «БП»? А это точно не «ПБ»?

— НЕТ! — возопил Блинни. — Гм… э-э… нет. Это явно кто-то, чье имя начинается на букву «Б». — Он вспыхнул радостной ухмылкой и опять подмигнул.

Тут глаза Нибели расширились, ее взгляд сфокусировался, а из горла вылетел какой-то сдавленный звук.

— Я знаю, что это означает, — прошептала она, глазея на Плутта в новом свете, подавленная нежданностью ситуации. Карты это сказали, и здесь, прямо перед публикой, все обнажилось.

Указательный палец девушки внезапно выпрямился и указал на конферансье.

— Блинни Плутт!

Именно эти два слова он отчаянно жаждал услышать.

— Я? — Виртуозный доильщик всевозможных аудиторий, Блинни отступил на шаг, повернулся к толпе и потянул ее за все доступные соски. — Я? — Изображая потрясение, конферансье схватил себя за грудки.

— Какой невероятный сюрприз! — драматически завопил он затем. — Но карты так сказали, — добавил Плутт, прежде чем кто-либо, а меньше всех внезапно пораженная страхом перед публикой Нибель смог ему возразить. — Так ты выйдешь за меня замуж? Скажи: «Да, Блин!»

— Да, Блин… — прошептала девушка, и весь амфитеатр буквально взорвался слезами и аплодисментами.

С похотливой ухмылкой Блинни Плутт подскочил к Нибели и ухватил ее за талию, увлекая девушку в левую часть сцены и направляясь к своей гримерке.

По праву причитавшуюся ему взятку помощник режиссера вполне мог получить немного позже.


Багровая молния промелькнула через небо над Мортрополисом в самом конце огненной бури, поджигая клубы хтонических дымоуглеродов, что поднимались от двигателей инфернального сгорания, установленных на паромах. Где-то переключился клапан, перегретый пар устремился по милям трубопроводов, и возвещавшая о конце очередной смены сирена заглушила все остальные звуки.

Мгновения спустя должен был начаться час пик. Улицам Мортрополиса снова предстояло ломиться от толп несчастных душ, вышвырнутых из одного места мучения и направляющихся для очередных восьми часов нестерпимого страдания куда-то еще.

Для обитателей подземного царства Уадда день был вполне обычный.

Точно таким же он был и для беспризорных сдельщиков.

— Итак, все знают, что нам предполагается делать? — задал вопрос высокий худой мужчина с козлиной бородкой. Из-под руки у него торчала небрежно засунутая туда скрипка.

— Да знаем, знаем, Бешмет. Ты уже и так нам все уши об этом прожужжал, — отозвалась предельно истощенная на вид фигура с кривоватой ухмылкой на физиономии.

— Послушай, Фауст, я просто хочу позаботиться о том, чтобы все вышло тип-топ, — рявкнул Бешмет. — Ведь именно мне предстоит всех отвлекать. Все глаза будут на мне сосредоточены. Если что-то пойдет не так…

— Да, мой милый, но ведь тебе все это нравится. Опасность, погоня, поклоняющаяся аудитория, — прохрипела Шпирс, помахивая ресницами. — Между прочим, часть тяжести я смогла бы снять с тебя небольшим вокальным сопровождением.

Глаза Бешмета тут же тревожно расширились. Вокальное сопровождение. Ну уж нет! С таким же успехом Шпирс могла бы назвать это пением. Потуги ее глотки на музицирование заставляли поскребывание ножом по краю тарелки казаться положительно благозвучным.

— Нет-нет, никакого пения, — выдохнул скрипач.

— Тогда вини только самого себя, радость моя, раз ты не позволяешь и мне немного отвлечь их внимание, — продолжила Шпирс. — А ведь я бы их по-настоящему отвлекла, знаешь это? Ладно, если ты не позволяешь мне петь, я могла бы… — Она покачала своей далекой от непривлекательности фигурой и надула губки. — Они бы от меня просто глаз отвести не смогли…

Рядом в тени жалкая фигура в рясе монаха Синнианского аббатства закатила глаза и что-то недовольно проворчала.

— Да они по-прежнему не могут, — прорычал Бешмет. — Ты только на них посмотри! — Вся группа сдельщиков стояла, трогательно высунув языки и пуская слюни.

К своему немалому негодованию, монах Синнианского аббатства зарделся и вынужден был быстро переключить свои мысли на дохлых псов и холодный душ.

— Ах, разве они не лапочки? — закулдыкала Шпирс.

Очень трогательно, — неодобрительно проворчал Бешмет. — Ладно, ребята, давайте с этим заканчивать. Вперед! — Раздраженно вскинув скрипку под подбородок, он атаковал их уши быстрым всплеском глиссандического крещендо из «Эротической симфонии в ре-миноре» композитора Шнютке.

— Ох-х. Сделай хоть перерывчик! — рявкнул Фауст, нервно подергиваясь. — Проклятый зуд! Я от котенка в кипятке слышал куда лучшую мелодию!

— Поистине музыкальная поэзия! — восхищенно объявил еще один член компании. Он зарделся и опустил глаза, а затем вдруг сложил на груди руки. — Поиграй еще немного, дорогой Бешмет!

Фауст покачал головой.

— Проклятье, я и забыл, что ты написал эту лабуду. О чем ты думал, когда продал за нее свою душу?

— Эх, дикарь ты, Фауст. Эти четыре такта на девять восьмых — самая технически сложная аппликатура за всю историю игры на скрипке! Если бы ты хоть что-нибудь знал о постмодернистских неоклассических работах, ты бы оценил это по достоинству, — в хорошо отрепетированной манере отбился от критики скрипач.

— Будь уверен, я и так все это по достоинству оценил, — проворчал Фауст. — Да, скажу тебе, эти четыре такта могут всю серу из ушей вычистить. Какого дьявола ты не загнал свою душу за что-нибудь более достойное?

— То есть как ты? — парировал Шнютке?

— Я заключил куда лучшую сделку, чем ты, приятель. Если взять выбор между написанием визгливой лабудятины и проведением двадцати четырех лет в самых лучших наслаждениях, какие только может выдержать тело, я знаю, что бы я предпочел. — Фауст ухмыльнулся в своей обычной излишне сладострастной манере.

— Мое имя прославлено по всем Тальпийским горам. Причем прославлено как принадлежащее общепризнанному гению во всех окрестных королевствах. А ты так же широко известен?

— О да, — ухмыльнулся Фауст. — Мое имя встречается в большем числе регулярно читаемых книжек, чем когда-либо будет упоминаться твое.

— Что-что?

— Я был на первой странице всех черных записных книжечек у прекрасных дам. Когда им хотелось славно провести время, они первым делом всегда звали меня!

Глаза Шпирс вспыхнули.

— Я продал свою душу ради искусства! — заявил Шнютке.

— А я за свою получил кучу забавы, — парировал Фауст.

Каждый из так называемых сдельщиков оказался в Уадде в целом по одной и той же причине. Всем им так отчаянно чего-то недоставало или им так срочно требовался какой-то навык, какой-то талант, что они поддались финальному искушению. Они трижды прошептали свои величайшие желания, адресуясь к местному демону, — и оказались здесь. Проданные, бесприютные, мучимые. Они считались нелегальными уаддскими иммигрантами. Пострадавшими от собственных необоримых желаний.

Вернее, все, за исключением жалкого монаха в тени. Он был одурачен одной роковой ночью в безмолвной часовне святого Маразма Регулярно Забываемого — и теперь застрял здесь. Его обрабатывали той же просмоленной щеткой, что и всех остальных, постоянно преследовали девятифутовые ментагоны — за бродяжничество и недозволенную организацию представлений на улицах Мортрополиса. Хуже того, в любой момент бодрствования (то есть по сути в каждый момент загробной жизни) их сделки находились в самых передних частях их разумов. Бешмет лучший скрипач из всех когда-либо рожденных, благодаря протянутой лапе помощи от местного демона теперь постоянно был охвачен отчаянным желанием выйти на люди и исполнить лучшие свои работы — и одновременно поражен почти полной неспособностью сделать это из-за непрестанного, выворачивающего все кишки страха перед публикой.

— Послушайте, если вы оба прекратите препираться, мы сможем наконец заняться заданием, — рявкнул Бешмет. — Что касается рейда, то сегодня очередь Мудассо.

Ныне слепой к цветам художник с энтузиазмом кивнул.

— Я обещал Шпирс портрет, — ухмыльнулся он, пряча за спиной большой кусок холста. — В полный рост, спереди.

— Идет, приятель, мы добудем тебе все, что нужно, — осклабился Фауст. — Если только можно будет посмотреть на эту милую процедуру.

Мудассо буквально дрожал при мысли о своей первой обнаженной натуре за многие столетия. До сделки это оказывалось для него омерзительно-сложным — поскольку беднягу сплошь покрывала жуткая оспа, ни одна модель даже близко к нему не подходила из страха заразиться. Однако три маленьких просьбы в сторону местного демона — и проблема была решена. Вернее, как бы решена. Оспа чудесным образом испарилась, но в округе оказалось не особенно много моделей. В итоге картиной, которую Мудассо приходилось повсюду с собой таскать, был едва узнаваемый автопортрет, погребенный под гноящейся грудой старых прыщей и болячек.

— Гм… зрители, — пробормотал художник. — Думаю, здесь решать Шпирс.

— Ах, Мудассо, какой ты джентльмен. — Шпирс ухмыльнулась и помахала ресницами. — Все это так мило, что мне по-настоящему хочется запеть…

— Нет-нет. Пора идти. Вперед! — в отчаянии вмешался Бешмет, прежде чем Шпирс смогла начать. Приобретя невероятную популярность на регулярных концертах постоянно идущего шоу «Фабрика талантов», она решила прорваться в серьезную культуру и стать поп-звездой. Единственной ошибкой Шпирс стал ее выбор демона. Хотя она трижды попросила придать ее голосу самое красивое звучание, какое он когда-либо слышал, проблема состояла в том, что певица не очень понимала, о чем именно просит. И вот теперь она пела как целый любительский хор пораженных любовной заразой росомах.

Крепко прижимая к себе скрипку, Бешмет вывел компанию сдельщиков из крошечного проулка напротив входа в Яму Горящих Угольев. Теперь в любую секунду громадные двери могли распахнуться, и волны измученных душ излились бы оттуда, направляясь к месту очередного страдания. Уже сейчас поток душ начинал шаркать по улицам, пока час пик подходил.

По сигналу от Бешмета, вожака этого рейда, Шнютке и Фауст червями проползли сквозь гущу тел и притаились по обе стороны от входа. Здесь были Бакс — бывший держатель единственного когда-либо напечатанного чека на миллион мротов, умерший безденежным, поскольку никто так и не нашел для него нужной сдачи, наша знакомая Шпирс, а также бывшее его высокопреподобие Елеус Третий в своей жалкой рясе. Они аккуратно организовали так называемую «атанду» — на предмет любых признаков приближающихся ментагонов.

А ментагоны точно должны были нагрянуть. Единственной переменной величиной было то, сколько времени им потребуется и с какого направления они появятся.

Внезапно с ревом дьяволов и щелканьем кнутов громадные двери Ямы Горящих Угольев со скрипом распахнулись, и задыхающиеся, страдающие души высыпались оттуда. Жар аж опалил брови Фаусту. Невероятно, но там было еще жарче, чем в среднем инферно с его шестьюстами шестидесятые шестью градусами по Фаренгейту, к которым они все привыкли.

По этому сигналу, дрожа от ужаса на крыше небольшой хижины, Бешмет заскрипел смычком по струнам. В жутких звуках безошибочно узнавался вступительный диссонанс «Эротической симфонии» Шнютке. Секунды спустя скрипач уже яростно пилил свой инструмент, выбрасывая языки тревожной атональности в поток и без того измученных душ, что струился по улице внизу. Надтреснутые квинты и детонированные ноны бомбардировали их уши, и, как случалось на каждом публичном представлении этой работы, какое когда-либо давалось, все тут же остановились. Измученные души неподвижно застыли, до самых своих глубин потрясенные, пытаясь поверить в то, что доходящий до них кошмар — и в самом деле музыка. Секунды спустя вся улица представляла собой плотную массу жалких душ.

Не тратя времени даром, Фауст и Шнютке протиснулись в двери Ямы Горящих Угольев и, опустив головы, стали там рыскать. Подходящие угли испещряли весь пол, а неровная поверхность показывала, где в восьмичасовых промежутках погребались тела. Два налетчика стянули с плеч мешки, принялись хватать остывшие угли и забрасывать их в горловины с оттянутыми завязками. Десять, пятнадцать кусков — и снова наружу, опять протискиваться сквозь толпу.

Бешмет был в экстазе, его тело дико корчилось, пока музыка овладевала им. Фауст и Шнютке бросились дальше по тому же проулку, из которого они вышли на улицу, заливаясь радостным свистом в качестве сигнала наблюдателям. Наконец они сбросили на колени Мудассо добрых тридцать кусков превосходного угля.

— Ну вот, теперь тебе художественных припасов на месяц хватит, — ухмыльнулся Фауст. — И кстати, как там насчет того, чтобы Шпирс для тебя позировала?..

Ответа он так и не получил. В это самое мгновение последовала внезапная вспышка белого света, которую сопроводило странное завывание, и высокая фигура в черной сутане возникла на крыше рядом с Бешметом. Под боком у фигуры появилась большая коробка, набитая патентованными бумажными (то есть пергаментными) стаканчиками. Скрипач пронзительно вскрикнул и остановился в самой середине глиссандо. Смычок его трясся от шока.

— Кто вы, черт подери, такой?.. — начал Бешмет.

— Прошу прощения, всем привет, — объявил вновь прибывший, дрожа от возбуждения. Ах, все эти страстные лица, готовые к тому, чтобы их спасти. Туда, на эту одну-единственную площадь, было, вероятно, втиснуто еще больше народа, чем он в своей жизни видел. Менее способный миссионер разинул бы рот в остром приступе духовного страха перед публикой, но только не он. Это был его час. Настала пора действовать.

— Я его высокобесподобие Брехли Трепп из Речистой Миссии, и я очень хотел бы поболтать с вами кое о какой малости. Эта малость по-настоящему сделает жизнь… гм… точнее, смерть, куда более приятной для всех вас, кто здесь собрался.

Уши бывшего его высокопреподобия Елеуса Третьего тут же встали торчком от трепещущего возбуждения и почти мгновенно стали сомневаться в только что услышанном. Конечно, ведь не могло же здесь быть какого-то другого духовного лица! Или могло? Елеус резко развернулся, сердце его колотилось, отчаянно желая заполучить какую-то менее теологически-вызывающую компанию, готовя себя к разочарованию, которое несомненно вскоре должно было последовать.

Демоны у Ямы Горящих Угольев с рычанием устремились вперед. Трепп нервно переступил с ноги на ногу на крыше хижины. Демоны! Пожалуй, это и впрямь было чересчур круто.

— Э-э, даже вы сможете извлечь для себя выгоду, — добавил он, пожимая плечами. — Я… я так полагаю.

Челюсть Елеуса отвисла ему на грудь, пока он глазел на облаченную в сутану фигуру. Это духовное лицо выглядело как подобает, говорило вроде бы правильно… но как бывшему его высокопреподобию можно было поверить, что все это правда?

Брехли Трепп помахал себе ладонью на лицо в старом как мир жесте человека, которому на самом деле несколько жарче, чем бы ему хотелось.

— Однако душновато здесь, внизу, вам не кажется? Что ж, у меня для всех вас есть по-настоящему Благие Вести. Я стою перед вами с ответом на ваши мечтания. — Миссионер вытащил из кармана большую пенную кружку эля и сделал длинный глоток.

— Да сегодня ваш счастливый день, ибо я посланник Алкана божества, ответственного за все эли и пиво!..

Это заявление вызвало весьма смешанную реакцию. Демоны, заслышав слово «божество», завопили как резаные и принялись когтями пробивать себе дорогу к Треппу. Толпа, заслышав слово «эли», тоже завопила, причем с предельным интересом, и тоже начала прокладывать себе дорогу к проповеднику. А бывшее его высокопреподобие, заслышав слово «посланник», сделался просто парализованным от шока. Это была правда!

— Пожалуйста, пожалуйста, — радостно объявил Брехли Трепп, поднимая руки в евангелическом благочестии. — Нет никакой нужды торопиться. Благих Вестей у меня столько, что на всех хватит. Просто проявите терпение и послушайте, пока я вам все объясню…

И с этими словами Трепп завел речь, красочно расписывая добродетели истинной веры в Алкана. Толпа, совершенно завороженная кружкой в его правой руке, была просто им околдована.


— Ну так что это, по-твоему, означает? — снова гаркнул Ублейр, пока они с Бубушем пробивали себе дорогу сквозь толкотню тел на улицах.

— Не гони, — рявкнул в ответ Бубуш, тайком прижимая к себе под курткой пакет и меняя лапы, когда от пергамента начинал просачиваться лютый холод. Скалодонтка Кременюга радостно топала позади хозяина, словно бы не замечая потока душ, которые она безжалостно растаптывала множеством своих стремительно семенящих ног.

— Хоть какой-то намек ты уже должен был получить, — настаивал Ублейр, локтями пробивая себе дорогу среди окруживших его по подмышки душ.

— Ничего определенного, — уклончиво пробормотал Бубуш.

На самом деле это была неправда. Бубуш действительно получил нечто весьма определенное. Недоумение. Абсолютное и тотальное. Тот, кто написал это секретное досье, явно не хотел, чтобы его прочел кто попало. Если бы не щедрое включение в текст разных диаграмм и иллюстраций, Бубуш вообще лишился бы всяких ключей. Но так все эти вещи пока что просто не складывались в какой-то смысл. Впрочем, если бы даже и складывались, Ублейру он бы так сразу в этом не признался. Бубуш не хотел, чтобы все выглядело так, будто очень уж просто перевести древние мистические тайны и загадки.

Однако способность перевести хотя бы самую малость очень бы помогла, размышлял Бубуш, вспоминая странный ряд из шести рисунков, на который он недавно в замешательстве таращился. Первый рисунок демонстрировал силуэт фигуры с бородой и в сутане, копающей небольшую ямку в земле. На втором рисунке та же самая фигура клала в ямку небольшое устройство в форме креста и аккуратно засыпала его грунтом. Третий рисунок демонстрировал любопытным образом знакомую демоническую фигуру, стремительно несущуюся над землей, выкрикивая непристойности и бешено размахивая трезубцем. На четвертом рисунке имелось крупное изображение копыта, бьющего по недавно разрытой земле. На пятом — взрыв облаков, вспышка света — и, возможно, пара-другая ангелов. А шестой, самый озадачивающий, рисунок демонстрировал демона стоящим на коленях — лапы его были радостно сцеплены у груди, а рыло представляло собой уродливую картину экстатического благочестия и явного внезапного обращения.

Для Бубуша все это было почти что полной бессмыслицей. Он понимал, что с демоном что-то такое произошло, но что?

Ворчание Ублейра резко вернуло его в настоящее.

— Долбаный час пик. Терпеть его не могу! Тебе что, обязательно было так долго в «Гоморре» торчать?

— Угу. Ясное дело, обязательно. Я это заслужил! — убежденно прорычал Бубуш.

— Заслужил? — вякнул Ублейр. — Ты?

— После того как я столько времени наблюдал за тем, что из этого места выходит, думаю, можно было и там немного поошиваться.

— Но ты выжрал пять лавовых мартини!

— А кто считал?

— Я! — воскликнул Ублейр. — Ведь именно мне пришлось за все расплачиваться.

— Тогда будь доволен, что я ничего на закусь на заказал.

Ублейр издал гортанное рычание, снова повернулся лицом вперед и вдруг понял, что за последние несколько минут они совсем никуда не продвинулись. С отчаянным ревом, страстно желая выбраться из толпы и добраться до своей пещеры, где Бубуш смог бы толком взглянуть на секретное досье, он злобно начал пробираться вперед и вскоре пропахал себе путь за угол.

А там Ублейр увидел причину колоссальной пробки.

Брехли Трепп стоял на крыше маленькой хижины, аккурат напротив Ямы Горящих Угольев, и как раз находился в своем полном проповедническом рвении. Он знал, что уже обратил подавляющее большинство народа в радости поклонения божеству, ответственному за эли и пиво. Впрочем, это оказалось не так уже сложно, поскольку большинству эти радости уже были знакомы из опыта долгой предыдущей жизни.

Народ лихорадочно распространял патентованные пергаментные стаканчики с пенным напитком среди всех тех, кто говорил, что верит в Алкана. А в задних рядах толпы Елеус корчился на острых рогах жизненно важной дилеммы. Ровно половина его тела отчаянно желала броситься в толпу и силой пробить себе дорогу вперед, а затем вскочить на крышу и обнять новое духовное лицо у них в округе; другая же половина его тела совершенно точно была убеждена в том, что это ловушка. И Елеус топтался в тени, делая шаг вперед, затем шаг назад, точно какой-то шестилетка с полным мочевым пузырем, которого дико смущает само слово «туалет».

Охая, ахая и настороженно озираясь на предмет любых признаков появления сотрудников Ментагона, демоны из Ямы Горящих Угольев радостно сосали эль из бумажных стаканчиков. Разговор, который состоялся между ними за несколько мгновений до первого глотка, разворачивался примерно так:

— Что это он только что сказал? Поверь в Алкана, и бухалово тебе на халяву? — спросил первый демон.

— Угу, прикидываю, так, — прохрипел второй демон.

— Но это же богохульство, разве нет? Болтать о богах, божествах и тому подобной ерунде прямо здесь, в Уадде.

— Угу, прикидываю, так, — задумался второй демон.

— Но разве он только что не сказал чего-то насчет того, что увидеть значит уверовать? — спросил первый демон.

— Угу, прикидываю, так, — крякнул второй демон.

— Ну, тогда я там целое море пива вижу. И в упор не вижу кого-то, кто это пиво сюда доставил, если только вещи здесь капитально не переменились. Не могу себе представить, чтобы старина Асаддам халявное бухалово раздавал, да еще проклятым душам. Итак, для ясности: я могу это увидеть. А раз увидеть значит уверовать, то я… гм… я… эй, приятель, передай-ка сюда емкость побольше, ага? — крикнул он. — Ну что, ты тоже берешь?

— Угу, прикидываю, так, — ухмыльнулся второй демон.

Это было три стаканчика тому назад. Теперь они были истинно верующими.

В нескольких ярдах оттуда пара демонов, которые проходили под именами Бубуш и Ублейр, с открытыми пастями глазели на развернувшуюся перед ними сцену. В это просто невозможно было поверить.

— Это немыслимо! — объявил Бубуш, испытывая неловкое волнение. В воздухе буквально витало неопределенное «нечто».

— Я правильно понимаю, чем он там занимается? — брызнул слюной Ублейр, почесывая зловредно изогнутым когтем макушку.

Бубуш кивнул. Много лет тому назад он слышал о чем-то подобном, происходящем в Верхнем Мире. [5] Но здесь, внизу? Это было ужасающе.

Однако Бубуш почему-то никак не мог просто обойти все это стороной.

Некий зрительский восторг делал разворачивающуюся перед ним сцену все более привлекательной. Бубуш знал, что категорически не должен все это слушать, знал также, что его демоническая обязанность — быстро оттуда убежать и доложить о происходящем первому же дежурному ментагону. Однако…

Его остроконечные уши подрагивали, пока Бубуш прислушивался к запретным речам, а щелки глаз, казалось, не способны были оторваться от фигуры в черной сутане, которая с энтузиазмом разглагольствовала над головами неподвижной аудитории.

— Народ Уадда, — вещал его высокобесподобие Брехли Трепп, размахивая руками и тем самым распространяя новые волны духовной страсти. — Сердце мое наполняется искрами праведного восторга, когда я вижу, с какими открытыми глотками принимаете вы слово Алкана. Пейте, пейте и становитесь еще радостней, мои маленькие овечки!

Следовало сказать, что Трепп уже немного увлекся и стал хватать через край. Все, что обещал ему Алкан, по сути оказалось правдой. Бесчисленные обращения за считанные минуты, завороженное море верующих. Воистину это был Аррай в Уадде.

Однако было здесь одно крошечное облачко беспокойства, порхающее по прозрачно-голубому небу вечного блаженства. Теперь, когда Трепп достиг стопроцентного обращения толпы у своих ног… что же ему теперь предполагалось с этим народом делать? Не мог же он просто сложить руки на груди и воскликнуть: «С вами уже все ясно, давайте мне сюда другую толпу!» Не мог же он так бесцеремонно отделаться от полной рвения аудитории. Но что же еще он мог сказать им о поклонении Алкану и его элю?

И тут до миссионера дошло. К чему ограничиваться Алканом? У него была предельно увлеченная аудитория — раз ты их взял за соски, то дои!

— Народ Уадда, — продолжил Брехли Трепп и сжал руки у груди в экстатическом восторге, разглядывая жутко потрепанные одеяния, носимые измученными душами у его ног. — Сегодня вы по-настоящему избранны! Да, теперь вы стоите здесь, застыв на пороге нового и ужасающего понимания. — В толпе послышался вздох. — Я хочу сказать — ужасающего для тех, кто сегодня здесь не присутствует. Вас изумит их реакция, когда они в следующий раз увидят вас преображенными во всей вашей славе и величии! — Трепп подошел к краю крыши и указал на почти голого мужичонку, невероятно тощего, с опаленной бородой. Кожа несчастного была сплошь покрыта ожогами и черными пятнами сажи после восьмичасовой смены в Яме Горящих Угольев.

— Вот вы, сэр, — объявил проповедник. — Да, вы! Шаг вперед, присоединяйтесь ко мне здесь, на крыше. Да-да, присоединяйтесь ко мне! — Трепп протянул руку и затащил мужичонку на крышу, прежде чем у того появился шанс отказаться. Ах, как же все-таки сладки были восторги истинно увлеченной аудитории!

Едва сознавая, что они делают, Бубуш и Ублейр с величайшим интересом подались вперед.

— Итак, сэр, — продолжил Брехли Трепп. — Надеюсь, вы не сочтете дерзостью с моей стороны, если я спрошу вас, очень ли вы довольны вашей невероятно убогой наружностью?

— Что? — прохрипела измученная душа.

— Носите ли вы эти омерзительные отрепья по вашей собственной воле?

— Ась?

— Хотите немного приодеться, приятель?

— Ну, если вы предлагаете, я бы не отказался. То есть не то чтобы здесь так уж холодно, однако…

— …у человека есть своя гордость! — перебил Трепп, направляя разговор в нужное русло.

— Да, полагаю, это…

— …истинная правда! Тело человека должно быть его тайной. Не каким-то куском общественной собственности, на который все глазеют, в который тычут пальцем и высмеивают. Народ Уадда! Если у кого-то торчат ребра, как у этого малого в самой что ни на есть отвратительной манере — э-э… не берите в голову, приятель, — то это его дело. Если чьи-то ноги опалены и изношены в результате излишних унижений, а здесь у меня под боком первоклассный пример подобного пренебрежительного обращения…

— Гм, вы не против? — вмешался мужичонка. — По-моему, главную мысль они уже ухватили. Я знаю, что меня вряд ли можно назвать сексуальным или чем-то в таком духе, но…

— По крайней мере, если ваше тело покрыто одеждой, будет оставаться определенное чувство загадки касательно вашего телосложения. Ощущение тайны, которое можно использовать в смысле увеличения вашей сексуальной привлекательности, если соответствующая ситуация возникнет…

Ублейр ощутил, как у него в глотке сам собой формируется восторг полного согласия с проповедником.

— В самом деле? Сексуально привлекательный? Я?.. — залопотала потрепанная душа на крыше.

Толпа дружно охнула, обратив внимание на паскудное состояние собственной наружности. Даже Бубуш поймал себя на том, что смущенно приглаживает чешуйки у себя на лбу.

— Используя правильное покрытие своего тела, вы сможете воспользоваться соответствующими преимуществами! — объявил Брехли Трепп и с элегантным жестом вытащил из-под сутаны кусок цветного пергамента, одним взмахом кисти его разворачивая и особо не задерживаясь. Хотя ему следовало мысленно поблагодарить Алкана за то, что этот материал, как и сам Трепп, был неким образом обработан, чтобы выдерживать среднюю температуру окружающей среды в шестьсот шестьдесят шесть градусов по Фаренгейту.

Толпа заохала и заахала, пожирая глазами весь комплект готового к носке нижнего белья для обоих полов, голубого и розового.

— Да! Вы будете чувствовать себя такими счастливыми, не имея необходимости обнажаться! Уадд — сущая радость, когда вы одеты в Нужное Белье.

Бубуш был потрясен. Несколько мгновений он проталкивался сквозь толпу, отчаянно стремясь получить как можно больше информации о Нужном Белье, шумно требуя возможности ощутить его нежную текстуру на своих блестящих черных чешуйках.

А затем он заметил выражение лица Ублейра. В тот же миг, быстрее, чем молния мелькнет между пальцев, он это выражение узнал. Да, это была всего лишь бледная имитация шестого изображения из того ряда рисунков, над которыми он недавно размышлял, и тем не менее все там было на месте: сцепленные у груди лапы, физиономия как воплощение радостного благочестия и едва ли не полного обращения.

И в этот самый момент Бубуш с твердой уверенностью понял, что бесчинствующее на крыше хижины существо неким образом связано с тайной. Смог бы этот малый в сутане перевести досье? И не являлся ли он секретным оружием окончательного раскола?

Бубуш уставился на всю сцену с внезапно изменившейся точки зрения. Да, это была правда. Здесь и впрямь происходило что-то очень мощное. На этой площади пошли на слом все нормальные системы и процедуры. Демоны запросто пили эль вместе с мучимыми душами!

Бубуш понял, что просто должен заполучить этого человека. И устремился вперед, в сумятицу.

Ублейр, уже в нескольких ярдах вперед него, был спасен от немедленного обращения лишь взрывом свистков, стуком копыт несущихся во весь опор ментагонов и тем, что все вокруг него внезапно стали рассыпаться по сторонам.

И Бубуш, и Ублейр в благоговейном ужасе наблюдали, как восемь по-настоящему здоровенных монстров вторгаются в стремительно разбегающуюся толпу только что казавшихся парализованными душ, ловко орудуя веревками. За считанные мгновения и несмотря на оглушительные протесты наблюдающих за всем этим сдельщиков, ментагоны с легкостью, даруемой опытом, прихватили троих вандалов на крыше.

Секунды спустя его высокобесподобие Брехли Трепп, невинная модель из толпы и безостановочно мучающий свою скрипку Бешмет были сброшены на землю, связаны и уволочены прочь.

— Нет, вы не можете его забрать! — заверещал Елеус, снова устремляясь вперед против потока рассыпающихся по всем сторонам душ. Разум его уже принял решение, а кулаки размахивали, готовые отоварить любого ментагона. Или всех сразу, если потребуется.

Если бы Фауст не прыгнул на него сзади и не прижал к опаленной земле, Елеус определенно ввязался бы в дикую схватку — один против всех.

— Не сейчас, — рявкнул Фауст в ухо Елеусу. — Мы его вернем, не беспокойся. Долго без Бешмета мы не останемся.

И в это мгновение, пока зародыш миссии взращивался в его пылком уме, Елеус размяк и позволил себя увести, пока Трепп исчезал за дальним углом меж двух громадных демонов.

— Ах как скверно, — укорял демон Пудин, сжимая левое плечо Треппа. — Как нехорошо. Пытался малость народу спасти, ага? Ну нет, тебе нельзя! Скажи спасибо, что ты не успел слишком далеко зайти, иначе мы бы точно тебе башку, на хрен, расколотили. Правда, Грызло?

— Угу, — мрачно отозвался его напарник.

Брехли Трепп жалобно пожал плечами:

— Нет, вы не понимаете. У меня миссия от божества…

— Ого, а вот это уже классно, а, Грызло? Такого я еще ни разу в смерти не слышал. — Он обернулся через плечо и проревел паре демонов, сжимающей Бешмета: — Вот этот чувак говорит, что у него от божества миссия! Слыхали вы когда-нибудь что-то более смехотворное? Лично я не слыхал. — Ментагоны позади разразились свирепым смехом.

— На твоем месте я бы держал себя потише, — громоподобно прорычал Пудин. — Ты уже и так в дерьме по уши. Возбуждение бунта, разная бредятина про богов и все в таком роде.

— Но это не был бунт, — запротестовал Трепп, чьи ноги беспомощно болтались меж двух гигантов. Эта ситуация отчего-то казалась ему тревожно знакомой. — Было просто тихое собрание…

— Заткнись, — прорычал Пудин и поволок его прочь. — Это был натуральный бунт, ясно? И я скажу тебе почему. Мы Бунтовой отряд, усек? Нас зовут, чтобы с беспорядками разбираться, сечешь? Бунтовой отряд не зовут, чтобы масло на бутерброды намазывать. Короче, если не бунт, нас не зовут. Врубаешься, да?

За дальним углом Бубуш и Ублейр стремительно давали деру. У них не было ни малейшего желания дожидаться, пока им начнут задавать наводящие вопросы.

И пока Бубуш несся, а пятки его демонически стучали по задним улочкам Мортрополиса, голова его в панике гудела.

Только что произошло что-то предельно странное. На какой-то момент он полностью потерял контроль над своей волей. И это было еще не все. На какой-то момент вся властная структура Уадда со скрежетом остановилась. Всего лишь на какой-то момент Асаддам потерял контроль над небольшим участком Мортрополиса.

Хотя Бубуш понятия не имел, что все это означает, он знал, что это некая прореха. Крошечная брешь в сияющих доспехах Асаддама.

Зерно возмездия, размещенное в этой мысли, уютно там расположилось и начало пускать корни.


Когда дверь в его мастерскую пинком распахнул удар копыта, Лолох машинально вскинул голову и врезался затылком в тяжеловесный фильтр распознавания образов.

— Ну, вылезай! Где ты там? — прокричал тревожно знакомый голос. — Время не ждет!

Лолох негромко простонал себе под нос и с трудом выбрался из внутренностей своего последнего, наиболее совершенного критического анализатора, или очередного КАЛа.

— Я жду! — прорычал голос.

Отряхивая когти о подол халата, Лолох быстренько пробежал к переду массивного обсидианового блока.

— Прятался от меня, да? — Асаддам гневно глазел на демона, пока тот появлялся из-за своего творения, потирая затылок. — Отчет о прогрессе до сих пор не готов?

Асмодеус, стоя под боком у Асаддама, ухмыльнулся, сжимая в руках большую абаку. Всегда приятно было наблюдать, как кого-то рвут на лоскуты. Да, быть в непосредственной близости от Асаддама, когда это происходило, было сущим наслаждением. А ему самому это не причиняло решительно никакого вреда. Частичка власти оказывалась у банкира, когда он просто парил в ауре главного менеджера Мортрополиса. Очень скоро, когда все нижестоящие окажутся под карающим кулаком Асаддама, они уже не будут доставлять ему никаких проблем.

— Ну… я там все еще налаживал… — начал Лолох.

— Молчать! — возмутился Асаддам, еще больше усиливая свой гневный взор. — Неверный ответ! — Кулак главного менеджера вылетел словно бы из ниоткуда и треснул Лолоха прямо в рыло. Судя по всему, недавняя встреча с бесчинствующей бандой паромщиков на берегах Флегетона мало поспособствовала обретению Асаддамом чувства спокойствия и благополучия. Слово «раздраженный» даже близко не соответствовало его теперешнему настроению.

Асмодеус радостно потер лапы. Это был еще один подходящий депозит в его рынок злых вариантов будущего.

Еще несколько подобных нападок, и Лолох будет дрожать всякий раз, как Асмодеус просто пройдет мимо двери в его мастерскую.

— Прямо сейчас может быть только один ответ, — прорычал Асаддам Лолоху. — И ответ этот таков: «КАЛ готов к работе». Понятно?

Губы Лолоха задрожали, когда он кивнул.

— Вот и хорошо. А теперь попробуем снова, ага? — Асаддам ухмыльнулся, нарочито демонстрируя клыки. — Отчет о прогрессе.

Лолох нервно шагнул назад и быстро взглянул на один из последних блоков КАЛа у себя за спиной. Ни лучика света не отражалось от монолитной поверхности кристаллического анализатора. Лишь за углом, вне поля зрения, повсюду были рассыпаны причудливо окрашенные внутренности. Асаддам нетерпеливо топнул копытом:

— Ну?

Асмодеус по-акульи ухмыльнулся.

Опасливая капля пота силилась выступить у Лолоха на виске.

Самый негромкий из холодно-властных вздохов выскользнул из пасти Асаддама, когда его глаза на долю секунды взметнулись вверх.

— Отчет о прогрессе! — проревел он, одним хищным скачком покрывая двадцать футов между собой и ученым и крепко хватая того за горло.

— Ах-х… хорошо…

— Плохо! — заорал Асаддам, чей нос был в какой-то доле дюйма от носа Лолоха. — Ты знаешь ответ, который мне нужен!

Лолох предпринял отчаянное усилие и ответил:

— КАЛ к работе готов.

— Отлично! Славная работенка…

— Н-но только… я по-прежнему должен подстроить…

Было маленьким чудом, что барабанные перепонки Лолоха не лопнули от децибельного давления вопля Асаддама.

— По твоему скромному мнению, — холодно прошипел Асаддам после нескольких крепких ударов головой ученого о его собственную конструкцию, — когда же этот КАЛ будет готов для его использования на Флегетонской площадке допуска? Нет решительно никакого смысла заново выстраивать Душевые кабинки, пока не будет полностью закончена Система назначения мук. Я хочу, чтобы все это работало на полной скорости еще до визита д'Авадона. Понятно?

Глаза Лолоха закатились куда-то на самую его макушку, и он с печальным бульканьем сполз на пол.

— Будь он проклят! В наше время с этим персоналом просто невозможно работать. Я всего-то насколько раз его и хрястнул. Ладно, теперь ты, — Асаддам оставил в покое Лолоха и развернулся к Асмодеусу. — Какова будет цена этой задержки?

— Предполагая, что его память не окажется затронута этим прискорбным…

Не валяй дурака, — принялся угрожать Асаддам, грозно нависая над меньшим по росту демоном.

— Я… я не знаю, как мне не валять дурака, сэр, — захныкал Асмодеус, глядя в пол. — Бухгалтерия подобным навыкам не учит.

— Так сколько это будет стоить?

— За каждый дополнительный рабочий день для полной строительной бригады это будет… — Когти Асмодеуса застучали по обсидиановым сферам абаки, двигаясь с ослепительной стремительностью фискального проворства. — Следует ли мне, — спросил финансист, — включить сюда зарплату, выплаченную чиновникам допуска, которые вскоре станут излишними, на ежедневной основе или на основе почасовой?

— На ежедневной, идиот! Так больше выйдет!

— Что ж, очень хорошо. — Последовал еще один всплеск когтей, и несколько мгновений спустя Асмодеус откашлялся. — За каждый день, пока кристаллические анализаторы Лолоха не были смонтированы и задействованы на Флегетонской площадке доступа, предотвращая таким образом полную автоматизацию в принятии вновь прибывших, а также не высвобождая труд для утилизации его в плане добычи с готовностью доступных альтернативных источников топлива, это будет стоить двадцать две тысячи триста пять оболов.

Эта цифра удивила даже Асаддама.

— Так ты говоришь, что каждый день, пока мы держим демонов в Иммиграционном отделе, а не на предложенных мной рудниках лавы и серы, стоит нам двадцать с чем-то кусков?

— Точно так, сэр, — ухмыльнулся Асмодеус.

Асаддам злобно фыркнул и пнул копытом стонущую фигуру Лолоха.

— Вычесть всю эту сумму из его зарплаты! — приказал он. — А затем немедленно закрыть Иммиграционный отдел и перебросить этих безмозглых придурковатых бюрократов в рудники Узбасса!

— Но, сэр… Задержки на той стороне Флегетона будут просто чудовищными…

— Ну и что? У недавно подохших в запасе целая вечность, чтобы добраться сюда. Несколько недель в зале ожидания абсолютно никакого вреда им не причинят.

— Да, это верно, сэр… но не станут ли паромщики малость… э-э… возмущаться, когда к ним не будет поступать никаких душ.

— Это ты у меня спрашиваешь?

— Ах н-нет, сэр. Э-э… бухгалтерия подобным вещам не учит. — Под таким давлением любые возражения Асмодеуса могли потерять всю свою силу.

Верхняя губа Асаддама выгнулась, задрожала, а затем разошлась в самой что ни на есть дьявольской ухмылке.

— Но насчет паромщиков ты совершенно прав. Ах как это будет печально. Ведь им по-прежнему платят за число переправленных душ, не так ли?

Асмодеус кивнул, чувствуя, что Асаддам готов сделать некое признание.

— Тогда им, похоже, предстоит особенно скудный период.


Беспорядочный гомон голосов грохотал по внутренностям корпуса древнего заброшенного парома, пока группа сдельщиков, сгрудившись в своем убежище, отчаянно паниковала.

— Что же нам теперь делать? — рявкнул Фауст — кажется, уже в двадцать пятый раз.

— Куда они его забрали? — ныл Шнютке. — Только бы ему не повредили пальцы. Ах, неужели я больше никогда не услышу мой финал…

— Боюсь, что это будет чертовски скоро, — проворчал Фауст.

— Не говори так! Мы непременно должны его спасти. Я просто не смогу вынести всю остальную вечность без того, чтобы Бешмет утешал меня своей чудесной игрой, — отчаянно брызгал слюной Шнютке.

— Мы все это уже двести раз проходили. Может здесь кто-нибудь предложить что-нибудь полезное? — спросила Шпирс.

— Э-э… я могу обрисовать план, — предложил художник Мудассо.

Никто не обратил на него никакого внимания.

— А вы, ваше высокопреподобие? Вы что-то очень тихо себя вели, — поинтересовался Фауст.

Его высокопреподобие Елеус Третий покачал головой и поднял полные боли глаза.

— Я просто не могу в это поверить, — простонал он. — «Посланник», сказал он. «Посланник»! Никогда не думал, что смогу увидеть здесь еще одно духовное лицо. Мы должны ему помочь. Он лишится всякой опоры, напуганный, потерянный, чувствующий себя преданным…

— А по-моему, он отлично справлялся, — пробормотал Фауст. — Я вообще-то больше беспокоился о Бешмете. А тот, другой парень, так ментагонам своими проповедями мозги запудрит, что они у него с руки есть начнут.

— А по-моему, все будет по-другому, когда он поймет, куда попал, — со значением произнес Елеус. Уж он-то это хорошо знал. Он сам через это прошел.

Потребовался всего лишь один момент неосторожного отчаяния в часовне святого Маразма Регулярно Забываемого. В тот злополучный день всего этого вдруг стало для Елеуса слишком много. На пятидесятый год работы вся конгрегация, яростно стучащая в дверь и готовая к страстной молитве, исчислялась нулем целых и нулем десятых.

Елеус тогда не понимал, что разговаривает сам с собой, — это просто вроде как вырвалось. Что ж, после пятидесятилетнего общения лишь с самим собой — ничего удивительного здесь не было.

— Ах, что бы я только ни отдал, лишь бы иметь дело с реальными людьми! — объявил он после того, как несколько крыс появились, высматривая сыр, — призванные, верил Елеус, одной лишь силой его мысли.

— А что именно вы бы отдали? — прогудел у него в голове чей-то голос.

— Все! — решительно ответил его высокопреподобие, не подумав.

— Совсем все? Абсолютно? — уточнил гудящий голос у него в голове.

— Да! Абсо…

Тут пол часовни вдруг взорвался, клубы перегретого пара вырвались наружу, а дюжины чешуйчатых лап крепко схватили Елеуса и потащили его вниз, в дыру.

Голос Фауста резко прорвался сквозь воспоминания, оттаскивая бывшее его высокопреподобие в настоящее время.

— Думаю, он уже наверняка знает, где он. Когда тебя, лягающегося и вопящего, уволакивает пара здоровенных монстров, это должно быть чем-то вроде намека. Уж духовное-то лицо за милю это заприметит. Как вы, например.

— Должно быть, для него это был ужасный шок. Он наверняка страшно напуган.

— А как насчет Бешмета? — напомнил Шнютке. — Давайте о нем не забывать.

— Я ему говорила, что ему следовало позволить мне помочь, — проворчала Шпирс.

— Ну да, а я тогда остался бы без модели, — запротестовал Мудассо, глядя на Шпирс сквозь кольцо из своих пальцев. — Тебя бы уволокли вместе с ним.

— Куда уволокли? — спросил Шнютке.

— В штаб-квартиру Ментагона, — простонал Елеус. — Пока мы тут с вами разговариваем, он уже, вероятно, прикован наручниками к стене.

— Черт, как же я ему завидую! — мечтательно проворчал Фауст. — Если его высекут кнутом, я навеки его возненавижу! А тиски для больших пальцев… ах какое блаженство!

Шнютке невольно засунул руки себе в рот, сожалея о, быть может, разрушенной для вечности руке Бешмета.

— Ах, эта аппликатура! Кошмар! Мы просто обязаны его спасти.

Внезапно глубоко в недрах мозга его высокопреподобия маленький участочек, который имел отношение к скрытному содействию, резко вошел в работу и с дикой импульсивностью принялся раздавать приказы его речевым центрам.

— Шнютке прав. Мы не можем оставить жертв на милость ментагонов, — объявил он. При этом его разум был четко сосредоточен на Треппе. — Иначе лично я уже никогда не смог бы с собой ужиться…

— Вы произнесли «ужиться»? — педантично осведомилась Шпирс.

— Ну, ты знаешь, что я имел в виду, — отмахнулся от нее его высокопреподобие. — Нельзя же сказать «я никогда не смог бы с собой умереться», разве не так?

— Да прекратите вы спорить! — заорал Шнютке. — Нам нужен план!

— Абсолютно согласен, — подтвердил Елеус с тайной самодовольной улыбкой. Было бы ужасным несчастьем, если бы этому плану совершенно случайно в то же самое время не удалось спасти определенного пленника в сутане.

Мудассо ухмыльнулся, разгладил листок патентованного пергамента, закатал рукава и лизнул комок недавно похищенного угля.


Подпольный подогрев шипел и булькал сквозь проложенные через фундамент дома Ублейра трубы, пока Бубуш наклонял лавовую лампу над пачкой загадочных документов.

Холодные пальцы конденсата облизывали поверхность пачки и стекали дальше вниз по ножкам обсидианового стола.

В дальнем углу Кременюга сосредоточенно глодала большой валун, с шумным хлюпаньем выкусывая аметистовые кристаллы из самой его середины.

Бубуш задумчиво фыркнул и, пользуясь щипцами, перевернул документ.

— Ну что? — нетерпеливо спросил Ублейр у него над плечом.

Бубуш пренебрежительно отмахнулся от него когтистой лапой и еще внимательней уставился на запутанный текст, мерцающий под облаком пара.

Кременюга с хрустом отхватила еще один кусок валуна, от чего у Ублейра по позвоночнику поползли мурашки отвращения.

— Нашел ты что-то полезное или нет? — продолжил приставать он.

Бубуш повернулся к приятелю и открыл рот, словно собираясь выдать некий утешительный бальзам мудрости. Однако затем он зевнул, потер подбородок и многозначительно помахал хрустальной чашкой с широким ободком. Ублейр прорычал, понял намек и потопал к шкафчику с выпивкой.

— Ты уже часами его буравишь, — пожаловался он, раздраженно смешивая еще один лавовый мартини. — Хоть что-нибудь ты прикинул?

— Ну-у, — протянул Бубуш, садясь прямо и протирая глаза. — Кое-что у меня есть.

— И что? Может, все-таки скажешь? — продолжал клянчить Ублейр.

— Боль в шее. — Бубуш потер ноющие шейные позвонки.

— Эх ты неблагодарный. Я с самого начала знал, что нужно было оставить тебя на полный срок исправительных работ.

— Ты лучше с выпивкой поторапливайся. А потом я скажу тебе, что я узнал, — заявил Бубуш, разворачиваясь на вращающемся стуле.

— Послушай, ты все это время врал. На самом деле ты знаешь, что там такое.

Бубуш схватил кипящий лавовый мартини и сразу же отправил полчашки его себе в пасть. Затем он снова потер шею, встал и прошел к дальней стене — в манере, которую так любят бельгийские детективы, вот-вот собирающиеся сделать некое драматическое признание: руки сзади на пояснице, ну и все такое прочее.

— Итак, что же это такое? — простонал Ублейр после того, как Бубуш битых две минуты проходил взад-вперед.

— Дело темное.

Только эти два слова Бубуш и сказал. Ублейр хлопнул себя ладонью по лбу и взвыл.

— Это я и сам мог бы тебе сообщить! — рявкнул он. — Скажи мне что-то определенное. К примеру, почему он так дымится?

— Ага, вот это как раз то, что я знаю. Твоя находка, безотносительно к информации, которую она содержит, стоит, надо думать, целое состояние — для осведомленного коллекционера.

— Что?

— Эта штуковина очень древняя. Изготовлена задолго до изобретения патентованного пергамента [6], а также лавиковых ручек, чтобы на нем писать, приходилось использовать этот материал. — Бубуш указал на документы. — Нормальный горючий пергамент, который окружен особым рефрижераторным полем. Ему по меньшей мере два столетия.

Впервые за очень долгое время у Ублейра не нашлось никаких слов.

Впрочем, долго это его состояние не продлилось.

— Чудесно, — объявил он, хлопая себя лапой по горлу после хорошего глотка лавового мартини. — Итак, я просто подскакиваю к нужному торговцу и получаю славный куш. Честно говоря, я прямо сейчас предпочел бы поторговаться…

Глаза Бубуша расширились:

— Если ты намерен сбагрить этот документ по цене пары-другой бутылок, тогда давай. Я тебе за него отстегну целых пятьдесят оболов.

— Пятьдесят? — ухмыльнулся Ублейр, потирая лапы. — Что ж, тогда порядок. Сумма, по-моему, довольно приличная… Э-э, стоп. Ты? Ты мне за него деньги дашь? А в чем тут выгода?

Бубуш метнулся по комнате и встал до неловкости близко к Ублейру. Щелки его зрачком метались влево-вправо в поисках подслушивающих ушей.

— Выгода? Он, скорее всего, стоит больше, чем ты можешь себе представить, — но только в нужных лапах, вот как!

— Но в чьих лапах? И когда мы сможем этим лапам его загнать? Покажи мне способ, и я…

Бубуш замахал лапами:

— Ты что, не понимаешь? Это наш шанс! Мы ни за какую цену его не продадим!

— По-моему, ты уже слишком налимонился лавовыми мартини, — прохрипел Ублейр, указывая кривым когтем на пустую чашку Бубуша. — Ты несешь бред.

— А я тебе говорю — это наш шанс!

— Ладно. Шанс на что?

— Это именно то, что нам нужно, как ты не понимаешь? Но только, что это такое, я… я… я понятия не имею.

— Просто чудесно.

Бубуш внезапно стал приходить в отчаяние. Последние несколько часов взяли свое. На задворках его сознания терпение лежало кровоточащим, избитое злобными кулаками разочарования, — жертва даром потраченных часов. Бубуш уже потерял счет числу раз, когда мириады случайных бессвязных мыслей начинали кружиться у него в голове.

Фрагменты намеков на что-то полезное вспыхивали, затем исчезали. Крошечные частички ключей к чему-то большему выплывали наверх сквозь сумерки непонимания, раз-другой поблескивали и тонули бесследно. Лапы его понимания беспомощно ныряли в ил неведения и появлялись оттуда грязными и прискорбно пустыми, обтекая отбросами отчаяния. Короче говоря, Бубуш был просто уничтожен.

— Я кое-что из этого прикинул, но это такая малость…

— Скажи мне! — прорычал Ублейр.

— Никто не выводит на чем попало слова «Секретно! Совершенно секретно! Даже не думай это читать! Да-да. Именно ты!» — если это только… ну, если только это не впрямь что-то секретное, так? — Голос его нервно задрожал.

— Вот так откровение! — саркастически простонал Ублейр. Бубуш одарил его гневным взором:

— Если ты тут дерзить собрался…

— Ладно, ладно! Давай дальше.

— И никто не оставляет секретные материалы валяться там, где их кто угодно прочтет, верно? Обычно предпринимают массу предосторожностей, чтобы не дать секретным материалам попасть не в те лапы и так далее, потому что будет беда, если так получится.

— А смысл? — устало простонал Ублейр, уже начиная жалеть о том, что дал себе труд ввязать в это дело Бубуша. Он мог бы прямо сейчас заниматься чем-то по-настоящему восхитительным — например, квасить лавовые коктейли в приличном заведении.

— Смысл в том, что с точки зрения того, кто хотел сохранить тайну, наши лапы как раз и есть «не те».

Внезапно Ублейра достиг укол понимания.

— Да-да, мы должны быть «не теми», — продолжил Бубуш, слегка повышая голос. Возбужденная гортань обеспечивала ему писклявый оттенок. — Я хочу сказать, что это звучит разумно. Если мы не «те», а ими мы по определению быть не можем, ибо тогда мы сразу бы поняли, о чем этот материал… тогда мы просто должны быть «не теми»!

Ублейр энергично кивнул, по-прежнему лишенный даже намека на то, к чему все это может вести.

— И есть две вещи, которые мы можем проделать с этим материалом. Именно эти две вещи и делают его по-настоящему ценным…

— Ну, и что дальше?

— Во-первых, устроить шантаж…

— Да, да! — возопил Ублейр, с энтузиазмом размахивая лапами. — Ясно дело, мы запросто извлечем кучи оболов из того народа, который не хочет, чтобы этот материал получил огласку. А другая вещь?..

— Будь я проклят, если знаю.

— Ладно-ладно, нечего меня тут враньем кормить. Ты часами на эти картинки таращился. Ты должен что-то знать!

— Хорошо, я скажу, но учти — это только догадки! — Бубуш пренебрежительно махнул лапой, после чего ухватился за щипцы. — Смотри сюда… э-э… где же это… а, вот. Смотри внимательней. — Он указал на ряд странных контурных фигур. Некоторые были высокие, с остроконечными хвостами, копытами и рогами. Некоторые же — поменьше, с бородами и в длинных плащах, а также со странными плоскими колечками вокруг голов.

— Вот эти, — вслух размышлял Бубуш, указывая на высокие фигуры, — дьяволы.

— Почему ты так думаешь? — спросил Ублейр.

Бубуш хмыкнул и указал на остроконечные хвосты, копыта и рога.

— Как я уже сказал, это только догадки. — Тут он сделал свой взгляд решительно испепеляющим.

Телу Ублейра все-таки хватило приличия, чтобы извиниться за свой язык, и его рыло мгновенно покраснело.

— А вот эти, — продолжил Бубуш, указывая на меньшие фигуры в плащах и с головными кольцами, — как мне кажется, что-то вроде их врагов. Понимаешь, вот здесь те и другие стоят лицом друг к другу. — Он указал щипцами на верх одного листа пергамента, затем перелистнул отрезок невразумительного текста и помахал щипцами над другим листом. — А вот здесь они сражаются…

— Или танцуют, — предположил Ублейр. — Я видел, что такая хватка используется в некоторых пещерных танцах…

— Заткнись. — Бубуш перелистнул еще несколько страниц — к другой иллюстрации. Здесь было меньше стоящих фигур, зато вся земля была усеяна распростертыми телами существ обоих типов.

— Сражение продолжается? — предположил он.

— Или они протанцевали до рассвета и…

— Это предположение я проигнорирую с той надменной дерзостью, какой оно заслуживает, — проворчал Бубуш, переворачивая еще несколько листов. — Ага, вот как раз здесь у меня головная боль и возникла. До сих пор все это вроде бы имело смысл. Шло сражение. Но вот это… что ты извлечешь отсюда?

На сцене демонстрировались странные контурные фигуры. Причем они сидели, скрестив ноги, вокруг того, что выглядело как большой костер. В каждой руке были видны кольца размером почти с голову, украшенные по всей окружности меньшими кольцами. Казалось, они этими странными кольцами размахивают. Настораживало то, что некоторые из ртов были широко раскрыты.

В небе над ними было начертано одно-единственное слово.

— Есть идеи, что это может означать? — спросил Ублейр, указывая на слово «Аллилуйя!», начертанное в небе.

— Я уже говорил, — прохрипел Бубуш. — Будь я проклят, если знаю!


В Главном муниципальном зале предсказаний шел самый обычный день. Группа стареющих пророков сидела в гулком помещении вокруг любопытной формы мраморного стола, задавая важные вопросы, а затем разбрасывая специальные кости, чтобы предсказать ответы. Обсуждались там в основном горячие темы — например, когда следует провести в Аксолотле Первенство среди начинающих пророков или будет ли более счастливым для грядущей демонстрации сериала «Три гада» продлиться три недели, две недели либо один день.

Так все и должно было идти, если бы внезапно пара ног не прогрохотала по коридору, на предельно высокой скорости запуская в зал отчаянного мужчину. Врезавшись в твердые бамбуковые двери, он с легкостью проскочил их, после чего в довольно недостойной позе застыл у дальней стены, проклиная в высшей степени отполированную поверхности пола.

Самый главный муниципальный пророк, капитан Мабыть, вгляделся за край стола и прохрипел:

— Войдите.

Мужчин быстро встал на ноги, потирая пару стремительно синеющих ягодиц и умоляюще глядя капитану в глаза.

— Мне нужно узнать время бракосочетания. Причем это время должно соответствовать периоду абсолютно максимальной благоприятности. И это время бракосочетания узнать мне нужно прямо сейчас. Надо все заранее спланировать, понимаете?

— А кто вы такой? — проворчал капитан Мабыть, не вполне воодушевленный тем, что его с такой поспешностью отвлекли.

Прорицание было величественной и до расслабленности спокойной профессией. На человека этой профессии вообще не следовало набрасываться с такой дикостью. Особенно если у него был такой артрит, каким страдал сам капитан Мабыть.

— Корман Макинтош, продюсер игрового шоу «Сам себе пророк!» — радостно объявил незваный гость.

— Сам себе пророк? Что это еще за дилетантство? — проворчал Мабыть.

— Это просто астрологическое игровое шоу, когда ваша судьба оказывается в ваших руках. А ведет его Блинни Плутт. Оно очень популярно. Впрочем, не берите в голову. Полагаю, вы бываете очень заняты, когда оно проходит.

— Это что, одна из тех дневных театральных штучек?

— Да… но я…

— Ха, никогда его не смотрел. Я припоминаю времена, когда никто не осмелился бы устроить театральное представление, пока солнце не окажется далеко за фасадом Храма. У людей нынче слишком много свободного времени, а потому они его тратят на всякую ерунду. Вам так не кажется?

— Кажется. Уверен, так оно и есть. А теперь, будьте так добры, мне бы очень хотелось узнать время бракосочетания.

— Да-да, я помню. Расскажите мне поподробней.

— Гм… я не очень хорошо понимаю, как он это провернул, но Блинни Плутт сумел так все организовать, что победительница в шоу «Сам себе пророк!» в его финальной части «Расставь свои знаки» попросила его на ней жениться. Хотя на самом деле это он ее попросил, потому что он должен был… гм…

— Так вы собираетесь сообразить на троих раннюю свадьбу?

— Что?

— Должен был жениться на ней — вы же сами сказали. И нужно в темпе все устроить, пока все это дело наружу не вышло, так? Ха, ну и нравы у нынешней молодежи!

— Н-нет… вообще-то я так не думаю. — Корман задумчиво потер подбородок. — Вот старый дьявол, — пробурчал он себе под нос.

— Ну-с, давайте посмотрим, что же здесь можно сделать. — Мабыть с большим трудом поднялся на ноги, погремел своими подходяще разогретыми особыми костями, зажатыми в сморщенном кулаке, и зашаркал к дальней части стола. Стол этот был футов двадцать в длину, а в дальнем конце — странное дело! имел восемнадцатидюймовую стенку.

Подув на костлявые ладони и опершись бедрами об стол, Мабыть, почти без всей той церемонности, которую Корман от него ожидал, резко швырнул три рунных кубика катиться по всей длине стола.

Они лишь раз подпрыгнули, ударились о заднюю стенку и остановились посреди выжидательной тишины, нарушаемой только непрестанным подсасыванием дряхлым капитаном своей вставной челюсти.

Мабыть прошаркал к дальнему концу и вгляделся в руны, особенно шумно подсасывая челюсть, пока обдумывал значение этих рун.

— Самое благоприятное, говорите?

Корман кивнул.

— Гм… и как можно скорее?

— Да, нам нужно как можно сильнее сохранить все это событие в общественном сознании и начать продавать билеты, как только…

— Счастливый исход для счастливой парочки?

— Да, гм-м… думаю, да?

Мабыть хмыкнул, схватил рунные кубики и сунул их обратно в карман.

— Вторник на следующей неделе, — пропыхтел он, шаркая назад к своему креслу.

— Что? — воскликнул Корман. — Так скоро?

— Вы же хотели скоро. Сами сказали. Вбежали сюда без всякого объявления, как будто вам кто-то перец в задницу вставил. Я помню времена, когда молодые люди всегда стучали в дверь. Вторник на следующей неделе — и точка!

Тут в голове у Кормана возникло целое полчище проблем. Одежда… подарки… списки гостей… гм-м… костюмы…

Список рос. Паника начала угрожающе нависать над плечами продюсера. Тогда он резко развернулся и во весь дух бросился бежать из Главного муниципального зала предсказаний, на лету промахивая добрых пять шагов, прежде чем ему снова удавалось достичь соприкосновения с землей.

Вот в чем проблема с современной молодежью, — проворчал капитан Мабыть, буквально обтекая меланхолией. — Торопливость. Не могут дождаться, пока все толком не будет проделано. Я помню, в мои времена мы девушку добрых пару-другую раз на люди выводили, прежде чем вся эта свадебная суматоха свою уродливую голову поднимала.


— Так не должно было быть. Он обещал мне увлеченную публику, а не то что меня самого привлекут, — скорбно пожаловался его высокобесподобие Брехли Трепп самому себе, свисая со стены тюрьмы Ментагон, прикованный к ней наручниками.

— Вам следовало дать деру, когда у вас еще был шанс, — проворчал Бешмет, болтаясь рядом с ним. Впрочем, слова его лишь наполовину были адресованы Треппу, наполовину же — самому себе.

— Никогда! — заявил Брехли Трепп. — Я никогда не стану давать деру. Это моя миссия, моя…

— Вы там все еще ноете и жалуетесь? — проворчал Пудин, демон ростом в девять с половиной футов. С предельно скучающим видом он заполнял реквизитные пергаментные бланки, обложившись целой грудой толстенных справочных руководств.

— Я не должен был здесь оказаться! — заорал Трепп. Голос его эхом отразился от голых стен.

— Не беспокойся. Как только я найду правильную муку, тебя здесь не будет. — Пудин снова обратил свой взор на «Свод мук». Коготь его скреб по левому краю тома, пока рот сам собой работал. — Педерастия. Проституция. Пустозвонство. Ха! Никакого проповедования. Какого дьявола здесь нет проповедования? Вот и весь толк от этих гор пергамента. Как мне теперь выяснить, к какой муке тебя приписать, если проповедования здесь и в помине нет?

— А вы сами догадайтесь, — предложил Трепп.

Бешмет восхищенно задрыгал ногами. Славно было, что Трепп оказался таким недотепой. Теперь должна была потребоваться масса времени, чтобы его приговорить, а болтаться на конце пары наручников казалось настоящим праздником по сравнению с тем, чем всей их троице предстояло закончить.

— Ну-у нет. Не могу догадаться. Мне за эту работу столько не платят. Нет и еще раз нет. Должна найтись надлежащая мука, чтобы соответствовать преступлению, понимаешь? Тьфу! Терпеть не могу вас, долбаных сдельщиков, приговаривать. Нелегальные иммигранты, дьявол вас подери!

— Это кем это вы меня только что обозвали? — завопил Брехли Трепп.

— Нелегальным иммигрантом. Ну ты же нелегальный иммигрант и есть, разве ты сам не знаешь? Вы все поступаете сюда не как порядочным людям полагается. Не ногами вперед!

Любые сомнения, которые интеллектуальная сторона Треппа имела по поводу «сдельщиков», были тут же развеяны грохочущим ревом надежды. Сам себе изумляясь, миссионер услышал собственные слова:

— Ну, раз я нелегальный иммигрант, тогда почему бы вам просто меня не депортировать?

Бешмет, несмотря на свои вывернутые кисти и дрожащие плечи, широко ухмыльнулся. Логика была просто безупречной. Теперь, если дьявол находился в разумном настроении…

Рев издевательского хохота мгновенно сообщил обоим о том, что Пудин вряд ли когда-либо находился в таком настроении.

— Вот это классно! — жутко оскалился ментагон. — Но это тебе не поможет. Ты здесь на всю вечность. А теперь насчет приговора. Так-так, посмотрим. Проповедование. А что такое, собственно, проповедование?

— Ну, попробуйте тогда «евангелизм» поискать, — прорычал Брехли Трепп. — Только поторопитесь, чтобы побыстрее меня отсюда выпустить. Мне надо работой заняться!

— Работы ты получишь более чем достаточно, как только я верную муку найду, — осклабился Пудин, скребя когтями обратно по «Своду мук». — Конечно, евангелизм, почему же я сам об этом не подумал? 3… Ж… Е… Вот мы и на месте. Так-так. Ехидство. Ересь. Еврейство… вот так так! Ну и ну! Не-а, этого тоже нет.

— Послушайте, тогда просто выпустите меня! Меня здесь быть не должно!

— Ты что-нибудь пооригинательнее не придумаешь? Это я уже слышал.

— Но это правда, я точно вам говорю, — запротестовал Брехли Трепп. — Выпустите меня отсюда, у меня контракт имеется. — На краткое мгновение миссионер пожалел о том, что ему не пришло в голову вставить в соглашение с Алканом пункт о реинкарнации. Прямо сейчас переродиться, пусть даже в моллюска, казалось предпочтительнее всего этого безобразия. На моллюска, по крайней мере, наручников не наденешь.

— Вот забавно. Я обыскивал твои карманы, но ничего похожего на контракт не нашел.

Бешмет был озадачен. Ему, когда он заключал свою сделку, никакого контракта не предлагали. Неужели в нынешние времена даже дьяволы становились более организованными?

— Но мне обещали! — умолял Трепп.

— Да? И сколько раз? — ухмыльнулся Пудин. — Три?

— Ну, вообще-то…

Чешуйчатый ментагон запрокинул голову и громко расхохотался.

— Тебя поимели и высушили, приятель. Ха! Добро пожаловать в реальный Загробный Мир.

— А я вам говорю, меня здесь быть не должно.

— Да? Не должно? Тогда просто предположим, что ты скажешь мне, где ты должен быть. Будет еще один повод славно поржать, — прорычал Пудин, небрежно крутя своей лавиковой ручкой. — Это сильно упростит мне всю пергаментную работу. — Он раздраженно грохнул «Свод мук» на обсидиановый стол.

— Ну, я вроде как волен идти туда, куда мне захочется. Отыскивать толпы потерянных душ, большие толпы. Всегда лучше, если есть приличная масса навостренных ушей, чтобы выслушать мое сообщение. — Мысли Брехли Треппа неуклонно отплывали обратно к его миссии. — По-моему, это всегда самая трудная часть. Убеждаться в том, что достаточное количество людей готово выслушать Благие Вести, находить людей, которые больше всего в них нуждаются. Вот почему я здесь, понимаете? У вас здесь, внизу, просто изумительный материал. Всюду, куда ни глянь.

— Валяй, валяй дальше, — насмехался ментагон Пудин.

— Нет, правда. — Пламя проповедничества вспыхнуло в голове у Треппа. — Вот посмотреть, к примеру, на вас. Вы сильный и в то же время нежный — мои плечи замечательно заживают. А какой у вас очаровательный профиль! — Трепп вздрогнул, взглянув на полную жутких клыков пасть. Конечно, в его словах имелось некое отклонение от истины, зато оно могло обеспечить нужный результат. — Кроме того, у вас есть чувство ответственности. Однако, имея все это в плюсе, можете вы честно сказать, что вы счастливы?

Бешмет был поражен. Неужели этот парень никогда не сдавался?

— Счастлив? — задумался Пудин. — Ну, насчет счастья я, должен признаться, никогда особенно не задумывался. Всегда бывало слишком много работы.

— Не так много профессионального народа вроде вас действительно имеет время, чтобы хорошенько задуматься. А теперь, если бы вы прямо сейчас смогли отвлечься всего лишь на несколько минут, я прочел бы вам несколько пассажей, которые очень бы вам помогли. Будьте анге… э-э… дьяволом и передайте мне, пожалуйста, такую маленькую красную книжечку из моего мешка.

Пудин уже встал на копыта и проделал полпути по камере, когда вдруг понял, что происходит.

— Эй, ты что делаешь? А ну прекрати!

Рыча, демон схватил с обсидианового стола стопку пергаментов и «Свод мук», после чего, яростно грохнув дверью камеры, нашел себе покой и уединение снаружи.

— Как у тебя это получилось? — спросил Бешмет.

— По-моему, не очень-то и получилось, — посетовал Трепп. — Я должен отсюда выбраться. Я обещал Алкану обратить…

— Ну-ну, теперь можешь эту бредятину бросить. Он ушел.

— Какую бредятину?

— Да всю эту чешую с миссией от богов. А кто такой на самом деле этот Алкан? Откуда он взялся?

Брехли Трепп указал пальцем на потолок.

— Знаешь, тебе уже нет смысла на этом настаивать. Просто признайся — в конечном итоге так будет проще.

— О чем ты говоришь…

— Послушай, мы все испытываем адскую вину, когда впервые понимаем, что получили. И смущение тоже. Но клянусь, это, по крайней мере, лучше, чем быть вроде него. Мы меньше мук переносим. — Бешмет указал на третье тело, болтающееся рядом на стене, — бессознательное, сплошь покрытое ожогами и царапинами. — Да, нам таким образом приходится вину всю вечность нести, но чем раньше ты признаешься, что ты сдельщик, тем…

— Кто я, прошу прощения?

Качаясь, Бешмет попытался пододвинуться поближе к Треппу, горя любопытством.

— За что ты здесь, а? Какова твоя сделка? Валяй, можешь мне рассказать. Я ни в какую не смог этого прикинуть из той твоей чепухи про пиво и подштанники. Ты, наверно, был сбит с толку, дезориентирован, адски шокирован, можно сказать. Так что это было, а? Хотел жить вечно? Или быть самым классным любовником на свете? Или…

— Нет! Решительно нет! И я вовсе не был сбит с толку и дезориентирован. Я его высокобесподобие Брехли Трепп из Речистой Миссии! Я миссионер! Я здесь, чтобы распространять Благую Весть! — В голосе проповедника появились визгливые нотки. Но для его собеседника все это, похоже, было лишено смысла.

— Ладно, приятель, как скажешь, — снисходительно отозвался Бешмет. — Да, кстати, еще только одно. У тебя чуть-чуть того пивка не осталось?


Спал Бубуш не слишком хорошо.

Проведя несколько последних месяцев в ночевках рядом с определенным антисанитарным потоком под немигающим покровом скалы, что покрывала весь Уадд [7], теперь, слыша непривычный грохот подпольного подогрева пещеры Ублейра, Бубуш пребывал в состоянии беспрерывной неугомонности.

Бубуш часами ворочался, временами впадая в неглубокую дрему, выпуская на волю свои мечтания — а затем был грубо и бесцеремонно разбужен одной особенно шумной отрыжкой газообразной лавы, которой случилось раздаться прямо у него над ухом. Демон ощутил себя неким сонным эквивалентом летучей рыбы — в одну секунду ты без малейших усилий скользишь сквозь ясный простор океана снов, а в другую, хлопая плавниками и дико задыхаясь, уже бултыхаешься среди брызг на самом гребне волны полубодрствования. И Кременюга тоже мало способствовала здоровому сну, найдя себе уютное местечко рядом с хозяином. Ее дыхание жутко воняло железным колчеданом и серой.

Но как бы Бубуша ни мучили физические расстройства, умственные были еще хуже. Пожалуй, , если бы его поместили в полную тишину самой удобной расщелины во всем Уадде, он бы все равно без конца метался и ворочался.

Разогнав шестеренки своего разума до максимальных оборотов и смазав их огромным количеством умственной энергии, Бубуш отчаянно пытался в точности прикинуть, на что намекало досье Ублейра, и уже никакими силами не мог упомянутые шестеренки замедлить.

Высокие, рогатые контурные фигуры, хлеща хвостами, плясали и боролись с фигурами низкорослыми и бородатыми. Они попеременно кружились в танго и душили друг дружку в смертоубийственных на вид хватках различных воинских искусств.

Узелки эфирных предположений крутились и мелькали в мрачных бассейнах бездонной смутности. Стаи дикого непонимания с лаем носились по прериям озарения, загоняя голые факты в скалистые углы и пытались их там прикончить.

И через всю эту сумятицу, не замечая всего окружающего, шагала единственная фигура, чья черная сутана раздувалась, а кожаные сандалии безжалостно давили вопящие тела корчащихся допущений. Крепко сжимая в правой руке красную книжку, эта фигура убийственными взмахами слов обезглавливала дикие предположения, наступая неудержимо, неумолимо, неустанно…

Бубуш пронзительно вскрикнул, и глаза его распахнулись, ничего перед собой не видя. Холодный пот ручьями лил с его лба, пока демон семенил задом наперед по пещере. Только когда его рога ударились о заднюю стену, он понял, что все это у него в голове.

Тогда Бубуш вскочил на копыта и хищно прыгнул через все помещение, хватая Ублейра и отчаянно его тряся, чтобы пробудить.

— Я это ухватил! — орал он. — Подцепил!

— Только мне не передавай, ладно? — заохал Ублейр, резко пробуждаясь и глазея на лихорадочный лоб Бубуша. — Не дыши на меня! Что это? Люцифероз? Сталагмелла? Сизифилис? Я знал, что еда в «Гоморре» еще та.

— Секреты!

— Нет, ты должен мне сказать. У меня в шкафчике есть кое-какие таблетки. Прими их поскорее — тогда легче будет вылечиться. Какая бы зараза это ни была. — Копыта Ублейра вовсю скребли по каменному полу, пока он силился попятиться и остаться за пределами радиуса заражения.

— Да нет! Те секреты! — Бубуш махнул кривым когтем в сторону дымящихся листов древнего пергамента. — Я теперь знаю, что они означают. Это очевидно! Сам иди и посмотри.

Протащив Ублейра по каменному полу, он швырнул его во вращающееся кресло и указал.

— Это как раз то, о чем я говорил. — Бубуш размахивал щипцами над контурными фигурами, глаза его выпучились от шипящих галлонов гиперактивного адреналина. — Это наш билет туда… туда, куда нам хотелось. Эти документы… они содержат ключ! Я знаю, кто эти мелкие и бородатые. Ох что будет, когда об этом узнает Асаддам! Ха-ха-ха!

— Что? Скажи же мне наконец.

— Нет времени. Мы должны действовать прямо сейчас, пока еще не слишком поздно! Кременюга! — Бубуш сунул в пасть лапу и свистнул. Скалодонтка подпрыгнула, проснулась и с готовностью пригрохотала к ноге.

С Ублейра было достаточно. Одним прыжком он одолел всю свою комнату и встал у двери, перекрывая поспешный выход Бубуша. На декоративной тарелке, что висела над дверью, было написано: «Чистите когти перед жратвой».

— Прочь с дороги, — прорычал Бубуш. — Уже может быть слишком поздно.

— Поздно для чего? Пока ты не откроешь мне ответа на эту тайну, я тебя отсюда не выпущу.

— Ты только время тратишь.

— Говори!

— А, ч-ч-черт, — нетерпеливо заскрипел зубами Бубуш. — Ладно, слушай, это сложно, хотя… — Он собрал все свои вихрящиеся мысли, силясь удержать их вместе, точно какой-то турист-любитель, сражающийся с палаткой на продуваемой всеми ветрами вершине утеса. — Помнишь то чувство, которое возникло у тебя вчера, когда тот малый в сутане пытался тебя в подштанники облачить…

Ублейр покраснел:

— Откуда ты знаешь?..

— Ладно, проехали. Видел ты стражников на той стороне площади? Они же совсем растерялись. Нечто странное буквально витало в воздухе. Нечто секретное!

— Ты же это не всерьез.

Глаза Бубуша буквально вспыхнули от всей его серьезности.

— Теперь представь себе это секретное нечто , но бесконечно более мощное. И под нашим контролем!

Ублейр почесал в затылке, пока щелки его зрачков кипели от шока, точно головастики на сковородке.

— Так откроешь ты дверь или нет? — спросил Бубуш.

Долю секунды спустя они с Ублейром уже так грохотали по улице, что их копыта выбивали искры из каменной мостовой. Кременюга неслась следом за ними.


Небольшая кучка из шести сдельщиков сгрудилась в тени крошечного проулка, озабоченно разглядывая впечатляющую наружность страхоскреба Ментагона — одного из самых высоких зданий в Мортрополисе. Странным образом тот факт, что немногие лавовые лампы по-прежнему сияли в дуговых окнах, делал внешность здания еще менее заманчивой — хотя этот же самый факт говорил и о том, что большинство ментагонов теперь находятся снаружи, неся дежурство.

— А вы уверены, что это сработает? — пробормотал Бакс, изголодавшийся до смерти владелец единственного чека на миллион мротов из когда-либо существовавших.

— Конечно, сработает, — хором ответили ему Елеус и Шнютке.

— А что такое, малыш, ты моим чарам не доверяешь? — сладким голосом прошептала Шпирс, слегка поправляя свою ложбинку между грудей, чтобы придать ей просто сногсшибательную привлекательность.

Фауст хлопнул Бакса по плечу и весьма нелюбезно осклабился.

— А ты вот как на это взгляни. Если нас поймают, это же будет целая вечность в кандалах, столетия жесткого подчинения. Ах как это круто!

— Извращенец! — буркнул Бакс.

— Вот уж никогда не думал, что тебе есть до этого дело.

— Заткнитесь, вы, двое, — рявкнул Шнютке. — Сможете вы на стреме стоять или нет?

Фауст фыркнул, а Бакс лишь что-то промычал.

— Я так понимаю, что ответ утвердительный, — прохрипел композитор, страстно желая вызволить своего бесценного скрипача тюрьмы. — Ну что, все готовы? Тогда вперед.

Четверка метнулась из проулка, мигом пересекла улицу, направляясь прямиком к угрожающей пасти штаб-квартиры, но в последний момент вильнула вбок и понеслась кругом к задней части здания, сгибаясь пополам, чтобы укрыться от обзора из окон.

Четыре головы появились у угла страхоскреба, оглядели всю сцену и нырнули обратно — прочь из поля зрения. Взглянув на угольный набросок Мудассо, они одобрительно закивали. Рисунок был идеален во всех деталях, демонстрируя стражника, горбящегося возле небольшого круглого каменного строения. Перед стражником валялась груда больших томов. По сути, если бы кто-то присмотрелся к наброску Мудассо еще внимательнее, он вполне смог бы различить на корешках слова: «Свод мук».

Только один аспект творения Мудассо отличался от реальности — изгибающаяся стрелка ныряла из страхосферы и заканчивалась примерно в дюйме над каменным строением. Стрелка волокла за собой слово «Тюрьма». [8] Художник подумал, что таким образом о«сможет прояснить дело.

Елеус еще раз выглянул из-за угла в порядке последней проверки, затем нетерпеливо махнул рукой. Все шло тип-топ. И можно было начинать.

Шпирс нервно сглотнула, еще раз подрегулировала свою ложбинку, а затем с наигранной небрежностью завернула за угол штаб-квартиры Ментагона, покачивая небольшой сумочкой.

Остальные трое с неохотой оторвали глаза от ее волнующихся ягодиц, резко развернулись и бросились бежать вокруг страхоскреба в обратную сторону, помедлив лишь на мгновение, чтобы подобрать здоровенную дубину, которую они предусмотрительно захватили с собой.

Пудин ахнул и оторвал глаза от своей пергаментной работы, пока Шпирс соблазнительно хихикала и томно шептала: «Приветик, здоровила». Она так ловко надула губки, что на какой-то момент и впрямь показалась той самой старлеткой, какой некогда была.

Когти Пудина взметнулись к его горлу и пошарили там какое-то время — типичная реакция всех самцов, когда перед ними предстает машущая ресницами блондинка, носящая на себе куда меньше того, что практично, и лишь самую малость больше того, что непристойно.

— Гм… привет. — Пудин улыбнулся в манере, которая, как он надеялся, была подходящей и приличествующей. Одновременно логические центры его мозга были начисто заглушены воющими как волки центрами похоти, так что ментагон не возымел наглость спросить себя: «Погоди-ка погоди. А она-то что здесь делает? Разве ей не следует быть вовлеченной в систему вечных му… мм?»

Шпирс еще раз махнула ресницами для вящего эффекта.

Довольно на долгое время это стало последним, что видел Пудин. Здоровенная дубина, занесенная сразу всеми тремя сообщниками Шпирс, по крутой дуге опустилась с неба и оглушительно рухнула на затылок ментагона.

Кучка крошечных розовых дракончиков еще несколько часов порхала и кувыркалась вокруг его головы.

Считанные секунды спустя Пудин тяжело грохнулся со своего стула, рассыпая по сторонам пергаменты и тома «Свода мук». Громадное облако пыли поднялось, когда он наконец рухнул на пол. Шнютке, в редкий для столь тонкой и художественной натуры момент предельной практичности, сорвал с пояса Пудина большую связку ключей, запрыгнул на плечи Елеусу, после чего они оба вломились в двери тюрьмы.

А там первым звуком, который до них дошел, стал скрип бритвенно-острых челюстей. За ним последовали пронзительные крики ужаса, когда Брехли Трепп, отчаянно дрыгая ногами, исчез сквозь пролом в дальней стене.

За всем этим быстро последовало звуковое заграждение в виде неистовых воплей Бешмета, который в беспомощном ужасе болтался на своих наручниках, вереща:

— Спасите! Помогите! Когти! Зубы! Только что прорвались сквозь стену и его заграбастали! Спасите же меня от них!

Его высокопреподобие Елеус Третий уставился на стремительно исчезающие спины двух дьяволов в проломе, обрамленном характерными отметинами зубов скалодонтки. Нижняя губа его задрожала.

Позади дьяволов семенило чудовище с черным панцирем.

А между ними болтался миссионер в черной сутане.

ПРОПАЖА БОЖЕСТВ

Сколько именно мер особой высокорастяжимой веревки было использовано, чтобы крепко и надежно притянуть его высокобесподобие Брехли Треппа к вращающемуся стулу Ублейра, сложно было сказать. Однако дико вопящему Бубушу потребовалось добрых десять минут, чтобы к полному своему удовлетворению привязать миссионера как следует. И сейчас Трепп сильно смахивал на нездоровый результат идеи некого безумца о генетической рекомбинации: голова его высокобесподобия казалась привитой к гигантской корчащейся личинке веревочного цвета.

— Мне нужны кое-какие ответы, и они нужны мне прямо сейчас! — прорычал Бубуш, щелочки зрачков которого вперивались прямо в перепуганные глаза Треппа.

Ответа не последовало.

— Зачем вы здесь?

Молчание.

— Мы ведь можем и по-крутому, понятно?

По-прежнему гробовое молчание безответного Треппа.

— Ну ладно же! Вы сами на это напросились! — Бубуш резко развернулся, прыгнул через всю пещеру Ублейра и схватил со стены лавовую лампу. С ужасающим грохотом он поставил лампу на обсидиановый стол и, повернув, направил ее оранжевый луч прямо в глаза Треппу. Теперь ему наверняка предстояло получить кое-какие ответы.

Было общеизвестно, что любой порядочный допрос начинается только в тот момент, когда лампа бывает направлена в глаза жертве. У Бубуша не было ни малейшего представления, как именно эта конкретная часть инквизиторской алхимии реально должна была сработать, но… черт возьми, должна же она была как-то сработать. Теперь следовало ожидать результатов.

— Кто вас послал? — рявкнул он, приближая свою физиономию вплотную к лицу Треппа, для которого она представлялась черным силуэтом, увенчанным короной от лавовой лампы.

Ответа не было.

— Зачем вы здесь? — Жар от лампы уже начал накалять чешуйки у Бубуша на затылке.

Трепп упорно молчал.

Бубуш зарычал и подался еще ближе.

— Что вам здесь нужно?..

— Если мне будет позволено сделать предложение… — вмешался Ублейр, который горбился на мешке с галькой в дальнем конце пещеры.

— Нет! — заорал Бубуш. Щелки его зрачков по-прежнему не отрывались от сущих оптических лужиц ужаса, которыми представлялись теперь глаза Брехли Треппа.

— Я все же думаю, это было бы полезно, — устало сказал Ублейр. Допрос тянулся уже несколько часов, а от Треппа так никакого ответа получено и не было. Просто ни единого звука.

— Ну, что там еще?

— Честно говоря, не хочу показаться излишне щепетильным, но… гм… эта лампа…

— А что такое с лампой? Она работает нормально. Идеальный инструмент для любого допроса. Это общеизвестно! — пожалуй, слишком бурно запротестовал Бубуш.

— Да, но разве ей не предполагается светить прямо ему в глаза? Тебе не кажется, что твоя голова малость ее загораживает? Я хочу сказать, что если ты на самом деле хочешь допрашивать собственный затылок, то на здоровье, но…

Бубуш зарычал и потер горячее пятно у себя на загривке. Затем он злобно развернулся, треснул себя кулаком по затылку и принялся нервно расхаживать по пещере. У Ублейра создалось явственное впечатление того, что он слышит, как с коренных зубов Бубуша стирается эмаль, когда тот проходил мимо него.

— Ну ладно! — объявил Бубуш после нескольких мгновений основательного пережевывания собственных зубов. Затем он буквально швырнул следующую фразу через пещеру в Треппа: — Итак, начнем с начала. Вы! Кто вас сюда послал?

Лучи от яркой лавовой лампы ударили в перепутанное лицо миссионера, словно бы пробуриваясь ему под кожу, обжаривая его глазные яблоки, опаляя волоски у него в носу. Брехли Трепп с трудом сглотнул слюну и…

Ответил молчанием.

Крошечный световой отблеск отразился от чешуек на виске Бубуша, мерцая в такт со злобной пульсацией его артерии. Получалось что-то вроде азбуки Морзе предельного остервенения.

— Зачем вы здесь? — проревел Бубуш.

Пот на лбу Треппа испарился шипящей струйкой.

— Э-э… — вмешался Ублейр.

— Ну что еще? Ты что, не видишь, что я занят?

— Я далек от критиканства, — тактично начал Ублейр. — Но ты не думаешь, что пора бы все-таки вынуть у него кляп?

Искры летели от задних коренных зубов Бубуша, пока он пытался справиться со своей поистине адской яростью. Одним скачком он перепрыгнул через стол и вырвал самодельный кляп изо рта Треппа, после чего с негодованием зашвырнул обслюнявленные подштанники Ублейра в другой конец пещеры.

Для Треппа все получилось так, как если бы трехнедельная порция словесного слабительного вдруг возымела свое разорительное действие. Струи слов устремились с его губ, замусоренные проповеди изливались неудержимо, гласные и согласные метались в пенном потоке словаря. После трех минут без перерыва миссионер совершенно выдохся.

— Прошу прощения, — сказал Ублейр. — Не вполне уловил. Вы бы не могли все это снова прогнать?

Брехли Трепп жалобно забулькал.

— Зачем вы здесь? — снова прорычал Бубуш.

— Дай же ты ему перерыв, — простонал Ублейр. — Не имеет значения, зачем он здесь или кто его послал. Все, что лично я хочу знать, так это что я могу извлечь из тех листов, что вон там на столе лежат. — Поднявшись с шуршанием гальки, он указал кривым когтем на покрытую конденсатом стопку секретных материалов.

— Я как раз к этому вопросу подходил, — прорычал Бубуш, нетерпеливо топая копытом. — Все должно делаться в правильном порядке. Нельзя начинать допрос с той самой вещи, про которую ты больше всего хочешь узнать. Следует несколько часов к этому подбираться, добиваясь от жертвы самых разных ответов, вконец смутить ее противоречивыми вопросами…

— А потом вынуть кляп.

— А потом вынуть кл… — Бубуш нахмурился и попытался притвориться, что ничего такого не сказал. Затем он раздраженно разгладил чешуйки у себя на брюхе, взял щипцы и схватил один из листов древнего пергамента. Эффектным жестом он поднес его к самым глазам Треппа и спросил: — Вот это. Скажите мне, что это означает.

Коготь его завис над заглавием из странных букв.

Брехли Трепп воззрился на причудливо-каллиграфические слова и покачал головой. Это определенно не было тем, зачем он здесь оказался. Распространение Благих Вестей к этому отношения никак не имело.

— Что это означает? — напряженно прорычал Бубуш, помахивая пергаментом.

Разукрашенные начальные буквы четырех слов корчились перед глазами Треппа. Желтоватые ящерки и блестящие змейки забавно переплетались и игрались друг с другом.

— А сколько будет стоить мой ответ? — почти небрежно поинтересовался Трепп.

Такого ответа Бубуш никак не ожидал. Отчаянно-жалобные мольбы о милосердии — очень может быть. Согревающее сердце низкое пресмыкательство — почти с уверенностью. Но такое? Нет, никогда.

— Сколько? — брызнул слюной Бубуш. — Ну, я… а сколько это, по-вашему, может стоить?

— Это будет стоить свободы, — улыбнулся Трепп и для вящего эффекта принялся корчиться под своими путами. — Я скажу вам все, что вы об этих документах хотите узнать, а вы отпустите меня исполнять мою миссию.

В задней части пещеры, восседая на мешке с галькой, Ублейр зашелся издевательским хохотом.

— Вы это серьезно? Вы что, хотите заключить с нами сделку? — весело спросил он. — Да вы хоть понимаете, что мы самые настоящие дьяволы, и что в настоящее время вы всецело у нас в руках? Вы просто не в том положении, чтобы заключать какие-то там сделки!

— Ну почему же? Именно в том, — ухмыльнулся Брехли Трепп с превосходно натренированным спокойствием. Внутри его желудок бурлил от острого ужаса в добрых пятнадцать денье. И лишь годы опыта в схожих ситуациях позволяли ему казаться невозмутимым.

Для Треппа постоянным источником изумления служило то, что реакция примитивных племен на миссионеров почти всегда заключалась в том, чтобы помещать их в большие котлы с овощами над ревущим костром. Число случаев, когда он языком проделывал себе путь из подобных котлов, было почти трехзначным.

Прямо сейчас незадачливый миссионер отчаянно пытался убедить себя в том, что веревки просто представляют собой смутную вариацию на тему котлов для приготовления пищи.

— Если вы не желаете торговаться, тогда я не смогу сказать вам, о чем это секретное досье действительно сообщает, — сказал он.

— Откуда вы узнали, что оно секретное? — прорычал Ублейр, внезапно напуганный.

— Об этом оно говорит так же ясно, как и обо всем остальном, — улыбнулся его высокобесподобие. — Конечно, мое знание древнетальянского малость подзаржавело, но…

— Вы можете его читать?

— Конечно. Языковая подготовка весьма важна, если вы собираетесь распространять Благие Вести среди стольких различных племен, сколько только возможно. Ну, так как насчет сделки?

Физиономия Ублейра гротескно сморщилась в презрительный оскал.

— Вы, должно быть, шутить изволите…

— …если думаете, что мы не согласны, — внезапно закончил за него Бубуш.

Ублейр немигающим взором в тревоге на него уставился. Бубуш многозначительно подмигнул ему в ответ, словно бы говоря: «Сядь и смотри, как работает настоящий мастер!» Затем он подошел к Треппу.

— Что касается предложенной вами сделки, то она весьма разумна, — пробормотал он. — Мы оба стоим за достижение того, чего мы больше всего желаем. Просто идеально.

Бубуш улыбнулся. Внутренне же он лучился улыбкой с интенсивностью в миллион лавовых ламп. Почему бы не сказать пленнику, что в самом конце он свободно сможет уйти? Держи леденец у него перед носом, пока все документы не будут переведены. А после этого уже ни для кого не будет иметь значения, если дражайшее его высокобесподобие закончит тем, что всю вечность продымится в подходящей яме с серой.

— Итак, приступим. Что это означает? — прорычал Бубуш, размахивая пергаментом, где было написано:


Шченариус Нибессннай Пхирегрусски


Брехли Треппу это опять показалось сущей чепухой.

— Лично для меня это полная галиматья, — признался он. Если откровенно, Трепп не вполне солгал о том, что способен переводить с древнетальянского, но он также не вполне сказал правду. Его буквальный перевод был идеален, а вот истолкование оставляло желать много лучшего. Короче говоря, он знал, что значит каждое слово, но не мог извлечь из них общего смысла. То, что Трепп до сих пор увидел в документе, было выше его понимания — замусоренное странными техническими ссылками на какие-то объекты и стратегемы, о которых он никогда не слышал.

— Галиматья? — завопил Бубуш. — Нечего тут со мной в игрушки играть! — И он развернулся для могучей оплеухи Треппу. Его высокобесподобие до отказа раздул щеки, закрыл глаза и как мог приготовился. Когтистая лапа Бубуша со свистом понеслась по воздуху, устремляясь вниз, вниз… и вдруг остановилась. Оказавшись в каком-то дюйме от миссионерской щеки лапа Бубуша задрожала и отстранилась.

Волны смущения прокатывались по физиономии дьявола, пока он трясся от нерешительности.

— Гм… это было предупреждение, понимаете? В… в следующий раз вы у меня так заполучите, что всю вечность будете об этом сожалеть. — Бубуш неубедительно погрозил Треппу когтем, словно бы пытаясь восстановить свой авторитет.

Дьяволу показалось, будто что-то на задворках его сознания вдруг потянулась и удержало его от нанесении удара. Причем что-то до боли знакомое.

Ублейр вопросительно поднял бровь, хмыкнул и снова погрузился в раздумья о мыслительных способностях Бубуша.

Рыча, Бубуш помахал одной из картинок с контурными фигурами перед носом его высокобесподобия.

— Вот это! Объясните тогда вот это! — рявкнул он. Ублейр зашел за спину его высокобесподобию и воззрился на иллюстрацию.

Брехли Трепп неловко скорчился, поморгал и поглазел на картинку. Руки его уже покраснели от напряжения под жгучими веревками. Миссионер нервно заерзал. Объяснение! Заскрипев зубами, Трепп принялся отчаянно блефовать.

— Ну, для меня это выглядит, как будто кучка дьяволов… гм… танцует с…

— Они не танцуют! — отрезал Бубуш. — Они сражаются. Смотрите внимательней. У них в лапах трезубцы. Видите, вот трезубцы.

Ублейр подался вперед над плечом Треппа и получше вгляделся в картинку.

— А это точно не вилы? — спросил Трепп. — Это, знаете ли, вполне мог бы быть какой-то сельский танец. Я несколько раз видел, как там именно такая хватка используется. «Ивушка плакучая» — по-моему, это как раз он и есть. Хотя я могу и ошибаться…

— Вот видишь? — проворчал Ублейр из-за плеча Треппа. — Я же тебе говорил, разве нет? Пещерный танец.

Внезапно боль от веревок, что стягивали все тело Треппа, стала для него слишком сильной. Страдание отмело в сторону все воспоминания об уроках древнетальянского, делая вообще все на свете предельно невразумительным. Миссионер закряхтел и неловко заерзал в своем веревочном коконе.

— Что, веревки жмут? — разом спросили Ублейр и Бубуш с неожиданным участием.

А в следующую секунду они уже оказались в другом конце пещеры, дрожа от страха.

Лист пергамента, свободно покачиваясь, поплыл к полу. Ублейр кусал язык, пытаясь подавить в себе побуждение предложить Треппу еще какие-то слова утешения. Он боролся сам с собой, бился против почти непреодолимого желания прыгнуть через пещеру, срезать с миссионера все веревки и вдобавок предложить ему славную чашку серного спиртного.

— Ч-что происходит? — залопотал он, хватаясь когтями за свой мешок с галькой.

Видя страх и тревогу, которые расползлись по физиономии Ублейра, Бубуш почувствовал почти истерическое облегчение.

— Ну вот. Ты это чувствуешь, правда? — напряженно прошептал он, хватая Ублейра за плечи. — И не смей отрицать. Ты просто не можешь этого отрицать. Ты ведь хотел помочь ему, верно? Хотел срезать с него все веревки, осыпать его столькими удобствами, сколько тебе под лапы могло подвернуться, промариновать его в предельном уюте…

— Это было отвратительно, — признался Ублейр, мотая головой от стыда.

— Признай это. Ты хотел быть добрым ! — обвиняюще произнес Бубуш. — И чувствовал себя из-за этого счастливым. Ты мог бы кружиться по комнате и петь. Ты хотел быть легкомысленным!

— Тс-с. Тише. Моя репутация! Я… я сам не знаю, что на меня нашло!

— Ты снова утратил контроль. Точно так же как и в тот раз на улице, когда он проповедовал, помнишь? — тараторил Бубуш со странной ноткой победного ужаса в голосе.

Примерно такая нотка могла бы прозвучать в голосе шестилетнего пацана, который, проносясь мимо своего расположившегося на пикник отца, держал бы за хвост ревущего тигра и самым что ни на есть победным голосом вопил: «Я поймал его, папа! Видишь? Поймал!»

— Как я мог забыть? — Вспомнив о своем желании обратиться посредством использования Нужного Белья, Ублейр сделался бледно-серого цвета.

— Но что это означает?

— Так ты еще ничего не понял? — брызгал слюной Бубуш, дрожа и словно готовясь взорваться не то восторгом, не то истерикой.

Ублейр неохотно покачал головой. Его по-настоящему начинало раздражать то, как это Бубушу удавалось просекать ситуацию, а ему нет. Получалось унизительно.

— Это… это секретное оружие!

Испытывая облегчение, Ублейр разразился смехом. На сей раз Бубуш все-таки сел в лужу. Как пить дать.

— Над чем это ты смеешься? Прекрати! — обидчиво прорычал Бубуш.

— Ах, какая забава. Ох-х, мои ребра. Секретное оружие? — вопил Ублейр в состоянии истерической насмешки. — Какое? Типа «Кошелек или жизнь. Отдай мне все твои деньги, или я сделаю так, что ты захочешь мне предложить чай с пирожными»? Или… нет, теперь я точно знаю, что надо делать. Надо схватить Асаддама за горло, угрожающе держать его высокобесподобие у его головы и вопить: «Назначь меня главным менеджером, или я сделаю так, что весь остаток вечности ты захочешь помогать бездомным в Мортрополисе»! Так ты говоришь мне, что это именно такая разновидность секретного оружия?

— Да, — просто ответил Бубуш. — И я, честно говоря, думал, что это будет вполне очевидно. Даже для тебя! — С этими словами он подскочил обратно к столу, поддерживая максимально возможную дистанцию между собой и его высокобесподобием, и начал пролистывать стопку пергаментов. Наконец Бубуш с холодным удовлетворением схватил щипцами единственный лист.

— Вот, взгляни на эту картинку! — потребовал он, яростно размахивая листом перед Ублейром. Дьявол вгляделся в ряд странных инструктирующих сцен.

— Ну как, знакомо? — возликовал Бубуш.

— Что… что ты имеешь в виду? — настороженно принялся прощупывать почву Ублейр.

— Выражение на лице вон у того демона кажется не столь уж несхожим с тем, которое было у тебя несколько минут тому назад. Не смей это отрицать! А кое-что еще ты замечаешь? Определенное сходство между ним и вот этим? — Бубуш указал на Треппа, а затем на одну из контурных фигур на двух первых картинках. — Да он же вполне мог послужить здесь моделью!

— Ну, некоторое мимолетное сходство…

Уши Брехли Треппа горели от крепкого, токсичного коктейля тревоги и любопытства. О чем они там орали?

—  Да какое там мимолетное! Идеальное сходство! — вопил Бубуш. — Лысина, борода, сутана!

— А как насчет этой странной штуковины, которая на картинке у него над головой висит?

— Протри глаза и скажи мне, что ее и здесь нет, — прорычал Бубуш, весь дрожа на рубеже открытия.

Ублейр протер глаза, посмотрел — и внезапно эта штуковина там появилась. Да, очень слабая, но она несомненно там была.

Бледное прозрачное кольцо пурпурного цвета. Точно такое же как на пергаменте.

— Ну ладно, ладно. Так что ты пытаешься мне сказать? В чем тут соль?

Бубуш буквально вибрировал от напряженного возбуждения. Осторожно вытянув руку, он помахал листом пергамента перед носом у Треппа.

— Что это за слово? — гаркнул он и дрожащим когтем указал.

— Э-а… «анти», — пробормотал Трепп, а затем уточнил: — Нет, скорее «против».

Вспышка перевозбужденного триумфа пробежала по лицу Бубуша.

— А вот это? — Он снова указал когтем.

— «Пехота», — непонимающе ответил Трепп.

— А это?

— Гм… а, ну, это просто. «Святыня».

Бубуш почти колесом прошелся по всей пещере, издавая восторженные вопли.

— Я так и знал! Теперь я знаю, что это значит, — напряженно прошептал он Ублейру. — Я еще раньше это подозревал из той малости древнетальянского, которая мне известна, но тогда не принял это во внимание. Я был не прав. Теперь я понимаю. Теперь я точно знаю! Теперь все для меня стало ясно!

— Эй, а ты не собираешься этой ясностью со мной поделиться? Или я сам догадаться должен?

— У тебя ведь нет ощущения важности всей этой оказии, верно? — проворчал Бубуш, качая головой. — Вот я собираюсь поведать тебе единственный самый полезный клочок инфор…

— Так давай же, поведай!

Бубуш пожал плечами:

— Ладно, будь по-твоему. Теперь слушай внимательно. Эти шесть рисунков демонстрируют правильную технику развертывания и полевую стратегию использования противопехотной святыни.

Ублейр, вопреки себе самому, издал какое-то шокированное бульканье.

— Только разок не туда копыто поставишь, — неудержимо болтал Бубуш, — устройство сработает, и — трах-тибидох! — все неверующие в зоне разрыва получают колоссальную дозу святых волн, падают на колени, пускаются в пляску под кантус-плянус и начинают испытывать непреодолимое побуждение бегать по округе в сутанах и рясах.

Ублейр новыми глазами уставился на полупрозрачный кусок пергамента. Мог ли он быть так ценен, как утверждал Бубуш? Не мог ли Бубуш ошибаться?

— Н-но это просто бессмысленно, — захныкал он. — Что делают здесь эти документы?

— Не знаю. Быть может, произошла канцелярская ошибка. Это не так важно…

— Но что это все-таки такое? — Щелки зрачков Ублейра расширились от нервной тревоги.

— Тайна, — произнес Бубуш, проклиная толщину черепа Ублейра. — Послушай. Что это в точности такое, я не знаю. Может быть, что-то вроде сценария. Просто чтобы убедиться, что народ готов для вторжения. Или еще что-нибудь.

— Что? Для вторжения? Оттуда?.. — Ублейр ткнул указательным пальцем в потолок.

— Мы ведь реально с гражданами Аррая глаза в глаза никогда не виделись, верно?

Лицо Ублейра окончательно запылало тревогой.

— Ты хочешь сказать, они идут нас захватить? Намерены вторгнуться?

— Расслабься. — Бубуш пренебрежительно махнул лапой. — Этому пергаменту много столетий. Так что ни в какой реальной опасности мы не находимся. Я даже думаю, что все это только гипотезы. Военные игры. Дьяволы, которые эти документы написали, наверняка уже все про них забыли. И в этом наше преимущество! — Физиономия его приняла зловредно планирующий оскал.

— Преимущество? О чем ты толкуешь?

— Ты только посмотри, на что способна всего лишь одна из этих противопехотных святынь! А другие листы указывают, что их там масса! Достаточно, чтобы отоварить целую армию!

— Ну и что? — спросил Ублейр после нескольких секунд под напряженным взором Бубуша.

— А, ч-черт! — разочарованно воскликнул тот. — Итак, мы их находим и начинаем получать от них непосредственную для себя выгоду! Мы вызываем огонь на себя! — Довольная усмешка Бубуша снова вспыхнула у него на физиономии.

— Вот так-то, — продолжил он повелительным тоном. — А теперь нам нужна еще информация. Идем на новый заход. Но теперь нужно, чтобы ты вел наблюдение. Как только заметишь любые признаки того, что я становлюсь милым и любезным, мигом врывайся и вытаскивай меня к дьяволу. Понял?

Ублейр кивнул, но голова его по-прежнему была полна смятения и непонимания.


Путешествие по Флегетону на рыгающем дымом пароме не слишком подняло Асаддаму настроение. Особенно этому поспособствовало то, что капитаном парома был Нагльфар — глава Гильдии подземных паромщиков по спорам, ругани и прочий разборкам. Понятное дело, капитан за милю чуял скандал и не переставал доставать Асаддама градом вопросов.

— Ну что, славный денек для путешествия по реке. А в какое именно милое местечко мы направляемся?

— К Гаэнской пристани.

— Понятно. Не очень далеко от Пропускного депо, верно?

— А какое дело до этого тебе?

— Я должен знать. Я каждый день этот самый маршрут пропахиваю. А зачем вы к Пропускному депо направляетесь? По делу или так, забавы ради?

— Я разве сказал, что направляюсь к Пропускному депо? И прекрати мне пускать дым в лицо.

— А все эти ментагоны тоже туда направляются, так ведь? Все двенадцать?

— Они меня сопровождают.

— Тогда у вас, должно быть, важное дело. То есть вы ведь обычно просто смеха ради по Флегетону не носитесь? Да еще с двенадцатью здоровенными ментагонами на буксире, ага?

— Как я развлекаюсь, это моя забота.

— Тогда что же это будет — ужение пукпукасов с Гаэнской пристани? Или что-то еще более интересное?

— Может эта посудина ползти хоть немного быстрее?

— Смогла бы, знай я, зачем спешка. Не желаете ли позаимствовать у меня кое-какие рыбацкие снасти?..

Остальную часть путешествия капитан Нагльфар провел под бдительными взорами и тяжелым дыханием трех самых здоровенных ментагонов. К тому времени как они пришвартовались к Гаэнской пристани, его воротник и загривок были влажными от конденсата. Как капитан и подозревал, весь запас рыбацких снастей был оставлен на палубе нетронутым.

Первым полученным демонами Пропускного депо намеком на грядущие перемены в их карьере было копыто тринадцатого размера, которое с грохотом распахнуло дверь и принесло за собой здоровенного ментагона.

— Молчать! Не двигаться! — проревел дьявол, явившись в здание депо под охраной хорошо оплачиваемой команды.

Некоторые из демонов засомневались, не следует ли им поклониться или сделать еще что-то в таком духе.

Неожиданный визит главного менеджера безусловно следовало отметить каким-то жестом почтения. Однако через считанные секунды на этот жест определенно последовал бы нежелательный и предельно болезненный отклик.

— Знакома ли кому-то из вас, жалких тварей, фраза «сокращение штатов»? — властно спросил Асаддам.

В конторе повисло молчание. Снаружи, разумеется, доносились обычные стоны и завывания, пока души, которым вскоре предстояло получить свои порции муки, в точности понимали, где они, и подмечали отчетливую скудость указателей на выход.

— А как насчет слова «эффективность»? Или «автоматизация»? — Молчание затягивалось. Асаддам шумно фыркнул. — «Увольнение», наконец?

Вверх выстрелила одна рука. Асаддам захихикал. Он рассчитывал, что все вопросы останутся чисто риторическими. Из-за присутствия ментагонов.

Демон с поднятой рукой выглядел слишком довольным собой, чтобы Асаддам его проигнорировал. В конце концов, у этого малого начинался очень скверный денек.

— Говори.

— Увольнение, сэр. Я знаю, что это значит, сэр.

— А-а, так ты тут самый умный? — медовым голосом произнес Асаддам, буквально истекая насмешкой. Однако вся насмешка прошла аккурат над пылающей энтузиазмом головой демона.

— Сэр, это когда дают свободное время, — выпалил демон.

— Почти верно, — с пренебрежительным жестом пропел Асаддам. — И увольнение — это то, что вы все скоро получите…

— Ура! Отпуск! — громко воскликнул демон, совершенно упуская из вида зловещий подтекст Асаддама.

— …или, если более точно, то я, как главный менеджер, объявляю вам, что уже с настоящего момента вы все здесь совершенно излишни. В вас больше нет надобности. У меня есть машины! Так что вон отсюда!

— Спасибо вам огромное! — прокричал самый умный демон, хлопая в ладоши. — Нам давно уже толком передохнуть было некогда. А теперь отпуск! — Он огляделся, озадаченный недостатком энтузиазма у остальных. Тут до него дошло, что все это, может статься, не такие уж и славные новости.

— Ну давайте же, выметайтесь! Идите и займитесь какой-нибудь другой работой! — с радостным смешком выкрикнул Асаддам. Ментагоны сделали угрожающий шаг вперед.

— Ах да! Совсем забыл, — дьявольски ухмыльнулся Асаддам. — Вам же больше совсем нечего делать. Как я опростоволосился! Тогда вот что я вам скажу. Я знаю идеальное место, где вашим ленивым лапам найдется идеальное применение. Следуйте за мной. Разумеется, платить вам там и вполовину меньше не будут. Но, знаете ли, выбор у вас небогатый…

Голос его крепчал, обретая зловеще-командные тона, пока он указывал им дорогу к давным-давно заброшенным Узбасским рудникам лавы и серы. Уши главного менеджера были глухи к раздавшемуся нестройному ропоту.


Ублейр был разбужен целым каскадом грохочущих ударов и мигом соскользнул со своего мешка с галькой.

Подсвеченный сзади световой короной от лавовой лампы, кулак Бубуша, точно большой молоток, барабанил по листу тонкого металла, зверски его корежа и придавая ему какую-то невнятную применимость. Вокруг Бубуша были сплошь разбросаны странные структуры. Некоторые смотрелись для чего-то пригодными, другие же выглядели как откровенный мусор.

С озадаченно поднятыми бровями Ублейр наблюдал, как Бубуш лихорадочно молотит по куску металла, поворачивая его на импровизированной наковальне, в качестве которой использовался подлокотник любимого кресла Ублейра. Затем Бубуш встал, аккуратно изогнул предмет над листом пергамента и сравнил его с древним изображением.

— Что ты тут, дьявол тебя раздери, готовишь? — осведомился Ублейр, уставившись на обломки металла.

— Ага, все-таки решил мне на помощь прийти? — рявкнул Бубуш, отрывая взгляд от дымящегося пергамента.

— На помощь? В чем?

— Вот в этом! В изготовлении ключа к нашему успешному будущему! — Бубуш помахал полным энтузиазма когтем над беспорядочной массой того, что выглядело как паскудно сработанные рожки для обуви.

— Нет, это невыносимо, — проворчал Ублейр себе под нос. — Осмелюсь спросить. Что это еще за дьявольщина?

— Разве это не очевидно? — прорычал Бубуш. — Нам ведь нужны противопехотные святыни, так?

Ублейр кивнул в максимально непринужденной манере. Он знал, что когда Бубуш оказывается в своем поисковом настроении, один неверный кивок — и тебя мигом впутают в очередную дикую авантюру.

— Как же ты тогда собираешься найти тайник с противопехотными святынями, а? — радостно спросил Бубуш. — Проще пареной репы! При помощи святынеискателя!

Ублейру пришлось признать, что в этом соображении содержалась определенная логика. Однако все это было совершенно невероятно. И Ублейр сделал себе мысленную отметку позаботиться о том, чтобы Бубуш сходил повидаться с кем-то, кто разбирался в вещах, начинающихся с приставки «психо».

— Здесь только одна проблема, — пропыхтел его высокобесподобие Брехли Трепп с дальнего конца стола.

— Заткнитесь! — прорычал Бубуш. — Я вам уже сказал!

— Такой вещи, как противопехотные святыни, попросту нет…

— Молчать.

— …а потому нет смысла и святынеискатель делать, разве не так? — закончил Трепп.

— Кто бы говорил! Вы просто всеми силами стараетесь удержать их в секрете. Это лишний раз доказывает, насколько они полезны. Противопехотные святыни — жизненно важное оружие! — бушевал Бубуш с диким блеском в глазах.

— Погоди маленько, — попросил Ублейр. — Ты серьезно? Святынеискатели? Да откуда у тебя взялась такая нелепая идея?..

Вместо ответа Бубуш сунул ему под нос лист морозного пергамента. Лист этот был покрыт сложными чертежами и диаграммами, показывающими точные размеры, принципы работы, инструкции по эксплуатации.

— Здесь есть все, что нужно, — заявил Бубуш. — Подробные инструкции производителя на предмет изготовления своего собственного святынеискателя, любезно переведенные нашим дорогим его высокобесподобием… Как там говорится?

Брехли Трепп покорно пожал плечами. Чем раньше он с этим переводом закончит, тем скорее сможет вернуться к исполнению своей миссии. Вовсе не его виной было то, что теперь они ввязались в лихорадочный поиск каких-то там вымышленных противопехотных святынь.

— «…установить шарнирные индикаторы святых волн (г) на шкворни (д), добавить теофобический реагент (е) (в комплект не входит), и без лишних хлопот ваш святынеискатель будет готов к полевым испытаниям». Хм-м… Я не стал бы тревожиться, поскольку все это совершенно пустая трата…

Бубуш с рычанием навис над Треппом.

— Что значит «теофобический»? — вопросил он.

— А это вроде вас! — с вызовом рявкнул Трепп. — До смерти напуганный религией.

— Я так и думал, — прохрипел Бубуш и вихрем пронесся по пещере, по дороге хватая разные куски металла неправильной формы. Секунды спустя он уже держал в лапах остатки того, что некогда было держателем лавовой лампы Ублейра. Затем Бубуш пронизал через ее основание два девятидюймовых гвоздя. Далее, установив основание так, чтобы гвозди торчали вертикально вверх, он аккуратнейшим образом расположил на их почти лишенных трения кончиках то, что до недавнего времени было двумя десертными ложками из хозяйства того же Ублейра. Ложки свободно закрутились, покачиваясь, точно стрелки компасов в магнитную бурю.

— А теперь завершающий штрих, — прохрипел Бубуш под уничтожающими взглядами как Треппа, так и Ублейра. — Теофобический реагент.

— Эта ерунда никогда не сработает, — заверил его Трепп. — Здесь просто нечего регистрировать.

Бубуш покатал языком внутри своей клыкастой пасти, смачно откашлялся и ухмыльнулся, полный зловещей уверенности. Затем он с неприятным сдавленным звуком изверг два шарика слюны в ложки и отступил на шаг от своего творения.

— А что, это было так уж необходимо? — поинтересовался Ублейр, чья пасть скривилась от отвращения.

— Да, совершенно необходимо, — радостно ответил Бубуш, пока ложки, подрагивая, в конце концов замирали, чтобы указывать в одном и том же направлении. — Ха! Это работает! Я так и знал! Подобные детальные инструкции не могут быть неверны. Вот он, святынеискатель! Моя драгоценная теофобическая слюна старается держаться как можно дальше от всего по природе своей священного — вроде противопехотных святынь! Проще пареной репы!

Брехли Трепп в шоке и удивлении уставился на ложки святынеискателя, которые теперь указывали точно на него, пока дрожащие шарики слюны Бубуша старались держаться от него как можно подальше. Два металлических индикатора заняли свое четко обвиняющее положение. И важность этого медленно доходила до Треппа.

— Нет-нет, погодите. Погодите минутку. Если вы думаете, что у меня в кармане лежит противопехотная святыня, то вы глубоко заблуждаетесь. Еще раз вам говорю — противопехотных святынь не существует. Таких вещей просто нет. И никогда не было!

Ублейр с дикой ухмылкой на физиономии беспомощно переводил глаза с привязанного к стулу его высокобесподобия на дьявола-напарника, и его мозг решительно отказывался что-либо понимать.

Затем глаза Ублейра отплыли обратно к смонтированному святынеискателю. Он смотрел на устройство, которое явно регистрировало присутствие здесь, в его пещере, предмета или предметов, которых, согласно всей логике и здравому смыслу, не существовало в природе. Над Ублейром все серьезнее нависала потребность в хорошей чашке крепкого лавового мартини.

— Теперь я знаю! — завопил Бубуш, чей мозг несся безумным галопом вслед за спинами целой дюжины безумных теорий заговора. — Я это проделал! Это показывает, что на нем есть следы святынного заражения. Он наверняка держал в руках противопехотные святыни — вот что я тебе скажу! Вперед, настала пора действовать!

— Погоди хоть минутку… — взмолился Ублейр.

— Нельзя терять ни секунды. Если он с ними обращался, это значит, что они могут менять их местоположение. Если мы не начнем действовать прямо сейчас, мы можем их потерять. Навеки.

Метнувшись к отдаленному стенному шкафу, Бубуш принялся разбрасывать его содержимое по пещере.

— Где же они? Где? — Он захлопнул одну дверцу и вихрем подлетел к другой.

— Что тебе нужно? Прекрати!

Новая охапка пожитков Ублейра полетела с каменных полок и обрушилась на пол, став жертвой безумных поисков Бубуша.

— Эй, ты мой любимый тостер сломал!

— Ты вместо этого новый получишь! Даже три! Двенадцать! Ты сможешь получить все тостеры, какие тебе когда-либо потребуются. Только скажи мне, где они!

Ухватив Бубуша за плечи, Ублейр проворно оттащил его от шкафа.

— Что ты теперь ищешь? Ты что, до сих пор мало моего имущества изничтожил?

— Мне нужны одеяла! — дико заорал Бубуш, не обращая никакого внимания на обвинения Ублейра. — Где у тебя одеяла?

— Третья полка снизу по левую…

— Ага! Вот они! Я их нашел! А теперь вперед! Живо! — Бубуш схватил святынеискатель, вылетел за дверь и загрохотал по улице, свистнув Кременюге, чтобы та следовала за ним.

Ублейр на мгновение остановился, посмотрел на все еще надежно привязанное к стулу его высокобесподобие, пожал плечами в недоумении на добрых двадцать денье и помчался вслед за Бубушем.

Невесть как, но Бубуш, похоже, знал, что он делает. Да и, в конце концов, у Ублейра был только один-единственный способ выяснить, что у него на уме.

— Эй! Не так быстро! Меня подожди!


Высоко в горном городе Аксолотле единственная черная стрелка солнечных часов в Гад-парке доползла до десяти угловых градусов после рассвета и безмолвно продолжила двигаться дальше.

К северу отсюда бледно-серебристые отражения корчились на медленно покачивающейся глади озера Титипопа. Жалобный крик черпачного журавля отражался от далеких осыпающихся склонов, пока птица выгибала ленивые крылья и пристраивалась на одной ноге кормиться на мелководье. Озабоченный завтраком журавль намеренно проигнорировал немалую толпу граждан Аксолотля, сгрудившуюся у южной оконечности озера, и принялся обыскивать студеные воды объемистым клювом, работая как небольшая землечерпалка.

Внезапно, когда указатель солнечных часов достиг четырнадцати угловых градусов после рассвета, странное постукивание разбило тишину движущихся туманов. Для собравшейся толпы шум этот прозвучал как стук сушеной чечевицы внутри полого черепашьего панциря. Собственно говоря, так оно и было.

Одинокая мантра вплыла в поле слуха толпы поверх стука чечевицы, исходя от сгорбленной фигуры на усеянной галькой береговой полосе. Фигура эта прыгала и раскачивалась вокруг деревянных спусковых полозьев.

Пришло назначенное время [9] для того, чтобы заклинания были брошены к небесам и чтобы каждое заклинание униженно взмолилось о безопасном и успешном завершении некого капитального труда.

Абб Армот чуть ли не рыдал от плещущей за края гордости, оглядывая элегантные обводы своего корабля. Корабль этот стоял на самом верху спусковых полозьев, до поры до времени застопоренный и готовый к спуску, буквально излучая величественную грацию. Любой гражданин Аксолотля, обладавший вкусом к чему-нибудь хоть отдаленно мореходному мгновенно распознал бы в этом корабле нечто особенное. От радостно торчащего вперед бушприта мимо элегантно изгибающихся утлегарей к благородной рукояти руля — все в этом судне указывало на то, что оно было построено ради скорости. При полной парусности, как надеялся Армот, «Веселый Моллюск» должен был скакать по самым верхушкам волн, обгоняя легких белых коней, которые обычно неслись там галопом. Или, как менее возвышенно выразились местные жители, «эта штуковина полетит как дерьмо с палки».

Толпа воодушевленно собралась понаблюдать за спуском корабля на воду, а Армоту пришлось ждать многие месяцы, прежде чем его водное дитя сделает свой первый нырок. Он проконсультировался с мириадами местных провидцев, до предела достал примерно дюжину пророков и выжал бесчисленные капли жизненно важной информации из просто людей сведущих. В итоге все согласились на том, что лучшее время для спуска настанет через три недели в четверг. Очень может быть.

Однако Абб Армот решил взять дело в надежные руки и стать первым, кто предложит свое публичное поздравление Блинни Плутту и его сочной невесте мисс Нибель Меса.

Существовала традиция, пусть даже невероятно древняя и почти полностью позабытая, что благословение в виде идущего по воде судна должно быть сделано, дабы символически понести славную судьбу и долгое счастье супружеской пары по не нанесенным на карты бурным водам, которые несомненно лежали впереди. То, что Абб решил возродить древнюю традицию, весь Аксолотль оценил как благородный жест. Однако, говоря откровенно, сам Абб Армот ввязался в это дело, увидев здесь шанс устроить бесплатную рекламу своей чахнущей верфи, но это было не суть важно.

Партач, разукрашенный перьями главный заклинатель по транспорту и общему обращению с товарами, крутился точно психованный дервиш, производя какое-то странное уханье в прижатую ко рту ладонь. Это была его первая по-настоящему крупная публичная работа, и Партач собирался использовать ее по максимуму.

Если по правде, это вообще была первая полученная им публичная работа; которая хоть как-то касалась транспортной стороны его должности. Обычно Партачу приходилось просто рассыпать немного порошка или размазывать чуть-чуть мази, заботиться, к примеру, о том, чтобы ценную хрустальную вазу доставили посредством местной почтовой системы, не изуродовав ее до неузнаваемости в процессе засовывания в почтовый ящик получателя.

До сих пор (постучи по дереву и обернись три раза вокруг своей оси, если это неправда!) никаких катастроф у Партача не случалось. Такое положение дел, скорее всего, главным образом объяснялось тем фактом, что получатели дорогих ваз заранее узнавали об их доставке (посредством почтовой предсказательной странице в «Угадайке») и оставляли дверь открытой. Хотя многие аксолотлианцы об этом подозревали, пока что никто из них не набрался отваги, чтобы отправить по почте даже что-то не слишком ценное, не обеспечив себе заблаговременно почтового благословения Партача. А тому помимо всего прочего помогало еще и то, что он сам работал на почтовом отделении.

Однако прямо сейчас Партач, получив на все утро отгул, вовсю наслаждался дикими плясками перед радостно оценивающей эти пляски публикой. Что было сил он тряс своей черепахой и разбрызгивал ароматные масла на всю окрестную скалу и на ту часть публики, которой случилось оказаться поблизости.

Словно бы по подсказке (восемнадцать угловых градусов после рассвета) нежный южный ветерок пробудился, широко зевнул и взялся за работу. Толпа принялась указывать пальцами и благоговейно ахать и охать, когда паруса «Веселого Моллюска» задрожали и медленно наполнились.

Ободренный и в немалой степени удивленный, Партач тут же исполнил двойной ритбергер, сделал обратное сальто и удвоил свои усилия. Равномерный поток заклинаний с униженной мольбой отчаянно шипел и кружился, проносясь вдоль нитей атмосферного эфира, имея своей мишенью конкретное божество.

В Аррайском царстве раздалось раздраженное кряхтение, когда электрический столб мольбы просвистел в окно и бесцеремонно воткнулся точно в левую ноздрю Стапелю, божеству по водоплавающим корытам и тому подобному.

Стапель кашлянул, сонно треснул себя по защекотавшейся ноздре, после чего весьма неуклюже скатился со своего нестандартных габаритов облака с соответствующим набором пуховых одеял и подушек. Пол в высшей степени бестактно треснул его по физиономии.

Дюжина символов веры и мириады просьб из черепашьего панциря просвистели вверх по левой ноздре божества. Она тут же задергалась, защекоталась так, как будто пара сотен муравьев решила вести там сражение с обильным использованием муравьиной кислоты. Неизбежным образом Стапель чихнул. Затем, шумно вытирая сопли о заднюю часть своей тыквенной пижамы, он закряхтел и попытался избежать роя приставаний.

— Ладно, ладно, уже иду. Я знаю, когда я нужен. Ну почему меня хоть ненадолго в покое не оставить? — проворчал Стапель и неуверенно поднялся. Тройка отчаянных прошений зависла у подоконника, прикидывая, будет ли хорошей идеей действовать прямо сейчас. Единогласно они решили посмотреть, как все пойдет.

Стапель, следует заметить, терпеть не мог ранних утренних визитов. Особенно после бурной ночи в «Манне Амброзии» и бесчисленных рюмочек на брудершафт с последними получателями мест за Верхним Столом. Потирая подбородок, Стапель попытался припомнить, сколько всего бутылок лучшего шимпанзкого он уговорил. Удалось припомнить двенадцать. После таких возлияний все в памяти малость замутнилось.

Прошения все же решили выполнить свою работу и в порядке напоминания фугасными снарядами нырнули к ноздрям божества.

— Тьфу! Никакого покоя! Ни на минуту! — проворчал Стапель. Затем он потянулся за своей фуражкой и вышел из передней двери, исчезая в показной вспышке цветистой экстравагантности, от которой еще больше заныла его до ужаса чуткая к боли голова.

А внизу, на берегах озера Титипопа, волнение толпы все росло. Южный ветерок набрал равномерные двенадцать узлов, и «Веселый Моллюск» вовсю напрягался в надежно сработанном спускном снаряжении. Веревки скрипели, напряжение нарастало и Партач стремительно направился к смутному пятну сочной расцветки.

Физиономия Абба Армота являла собой образчик гордого отцовства, смешанного с предельной нервозностью первой брачной ночи. Все знаки, знамения и предвестия смотрелись в высшей степени многообещающе. Славное вино, славная толпа, славный корабль. И скоро настанет тот час, когда, после нескольких лет мучительного строительства и нескольких месяцев еще более мучительного ожидания, славный корабль «Веселый Моллюск» наконец-то выйдет в открытые воды.

Внезапно последовала показная вспышка, и мужчина, габаритами чуть крупнее обычных, появился, щеголяя фуражкой и белой, коротко подстриженной бородкой, какую обычно предпочитают капитаны кораблей и прочий мореходный народ по всему ведомому миру. Странным образом и к немалому удивлению озадаченной толпы, он также носил тыквенного цвета пижаму.

— Привет, ребята. Короче, семь футов под килем… и так далее! — объявил мужчина после умопомрачительного зевка. Затем он разочарованно огляделся в поисках юнцов с их пронзительным свистом, которые по причинам, известным только тем, кто вовлечен в великие соленые просторы, всегда появляются и останавливают всяческую болтовню быстрым заградительным огнем из трех убийственных нот. Божество недовольно фыркнуло себе под нос, когда никакой подобной звуковой атаки не последовало.

«Никакого почтения к этикету», — жалобно подумал Стапель, прежде чем его омыла внезапная и замечательно утешная волна облегчения. После всего того шимпанзкого прошлой ночью вряд ли его пульсирующая болью голова перенесла бы столь резкую звукотерапию.

Наблюдая за сверхъестественным появлением Стапеля, Абб Армот принял положение, которое требовалось для успешного принятия благословения. Он быстро распластался на усыпанном галькой берегу, воя прошения и мольбы, плотно прижав ладони к ушам в традиционной аксолотлианской манере.

Столетия эмпирической аргументации ушли на принятие именно такого положения как традиционного. Распластывание на земле наглядно демонстрирует призванному божеству, насколько серьезно вызвавший все это воспринимает, а успешный результат был куда важнее чистой тоги. Плотное прижатие ладоней к ушам представляло собой необходимую меру самозащиты. Никто не хотел услышать, как представитель небесного племени смеется над его настоятельной просьбой.

Итак, уткнувшись носом в округлые камешки, с наглухо закрытыми ушами, Абб Армот грохнул как из пушки:

— …благословите, пожалуйста, если вам, конечно, не трудно, сей незатейливый корабль и всех тех, кто получит скромную удачу а нем плыть, а в особенности символическое счастье Блин…

Совершенно внезапно из-под куста вереска по всему берегу прозвучал жуткий скрежет. Тревожные вздрагивания прокатились по толпе. Раздел Предсказаний ничего об этом не упоминал.

Неудивительно, если учесть его текущую позу, что Абб Армот ровным счетом ничего не заметил.

— …и заставьте мой кроткий корабль легко лететь по верхушкам волн в манере ненавязчиво блестящей и непретенциозно головокружительной, отныне и навсегда… — продолжил тянуть он.

По-прежнему исполнявший свои фортели Партач внезапно замер и в диком изумлении зашатался, тоже различив звук, похожий на скрежет когтей громадного существа по той самой скале, на которой они стояли.

— …снасти пусть будут скользкими как сальный угорь, кливер пусть никогда не обвиснет, а трюмные воды пусть остаются чистейшей из всех жидкостей…

Тут толпа дружно заорала.

В десяти футах под отчаянно зевающей фигурой Стапеля земля внезапно взорвалась россыпью камней, и в поле зрения ворвались целые джунгли бешено скребущих когтей. Существо с черным панцирем ловко отпрыгнуло вбок, с грохотом приземлилось на вереск и воззрилось на толпу множеством сложных глаз.

Секунду спустя в облаке вонючего дыма возникли две фигуры. Обе были почти десяти футов в вышину. Их руки, ноги, головы и хвосты были толстыми, округлыми и словно бы напрочь лишенными суставов. Одна из фигур внимательно глазела на странное металлическое устройство у себя в лапах. Два похожих на ложки указателя покрутились, после чего обвиняюще нацелились на облаченное в тыквенную пижаму божество.

— Это он! У него, видать, во всех карманах противопехотные святыни! — объявил Бубуш. Затем он скакнул вперед, схватил Стапеля в стальной зажим и поволок его, отчаянно лягающегося, в рыгающее сернистым дымом отверстие. По-военному четко существо с черным панцирем прыгнуло обратно в дыру, выпуская из дюжин асбестовых спиннетов высокорастяжимую паутину. Секунду спустя отрыгнутый дым рассеялся.

И там уже не оказалось никаких признаков божества по судам и тому подобному.

Безмолвное покрывало отчаянного шока целиком накрыло берега озера Титипопа.

Вернее, почти целиком. Абб Армот как ни в чем не бывало с трудом поднялся на ноги и прошел к спускным полозьям, уважительно опустив глаза. Честно потянув за рычаг, он отпустил спускной стопор.

При полном отсутствии энтузиазма хотя бы у кого-нибудь из всей толпы, которая как один человек глазела на слегка дымящийся кустик вереска, славный корабль «Веселый Моллюск» с негромким рокотом заскользил вперед. Паруса раздувались на ровном ветерке, кливер гордо смотрел в широкие просторы озера, и постепенно корабль ускорялся по спускным полозьям. Деревянные колесики отчаянно скрипели от напряжения. Клубы пыли начали вырываться в прозрачное небо, когда веревки стали цепляться за кипы цепей, подтягивая их к воде и тем самым замедляя судно, как было рассчитано. Абб Армот радостно подпрыгивал, размахивая парой флажков, которые он прихватил специально для такой оказии, и понемногу приводя себя в неистовство полного восторга.

Почти небрежно нос «Моллюска» пробил свою первую волну, проскользнул по самому концу спускных полозьев — и шестифутовый макет корабля с одним-единственным всплеском исчез под водой, когда цепи внезапно обнаружили, что плавать они не умеют.

А в тысяче футов внизу, на дне только что прорытого скалодонткой тоннеля, пара дьяволов торопливо избавлялась от облачения, состоявшего из целого шкафа одеял. Волоча ошарашенную фигуру в фуражке и тыквенной пижаме за угол, чтобы опорожнить ее карманы от противопехотных святынь, преследуемые грохочущей скалодонткой с черным панцирем, приятели блаженно не сознавали того, какая невероятная удача потребовалось им, чтобы провернуть всю эту операцию.

Пару столетий тому назад у них не было бы ни единого шанса когда-либо наложить свои когти на божество — не говоря уже о том, чтобы в стальном зажиме уволочь его в Уаддские недра. Ни единого, даже самого малейшего шанса.

На Стапеле был бы грехонепробиваемый костюм.

Несмотря на свою невероятную объемистость, непомерную тяжесть, а также необходимость пользоваться при надевании и снятии услугами двух ангелиц-помощниц, в то время грехонепробиваемые костюмы являлись важной частью гардероба любого божества.

Что ж, даже богам в ту пору следовало соблюдать осторожность в параноидной атмосфере ожидания Инфернального вторжения.

Все ощущали абсолютную реальность угрозы того, что в любое время из Уадда могут подняться демоны, чтобы неудержимым потоком прорваться в Аррайские врата. Обитатели Уадда просто дожидались нужного времени, только и всего, готовясь и разрабатывая различные варианты атак.

Многие столетия большинство божеств не отваживалось сделать даже шага за пределы Аррая, чтобы осыпать благословениями своих преданных поклонников. До изобретения грехонепробиваемых костюмов.

Но божество, заключенное же внутрь сакрально-армированных доспехов трехдюймовой толщины, оказывалось полностью защищено от малейшего прикосновения любого зловредного когтя. Поверхность костюма сплошь покрывали крошечные нити чистой веры, и каждая из этих нитей способна была ударить любого агрессора током высочайшей харизмы. Какое-то время грехонепробиваемые костюмы имели колоссальный успех.

Однако постепенно народ Аррая начал понимать, что Инфернальное вторжение уже не выглядит таким уж реальным, а ковылять и потеть внутри объемистого снаряжения становилось божествам по-настоящему в тягость. Словом, грехонепробиваемые костюмы вышли из моды. Теперь их не носили даже самые параноидные божества — ну, если не считать отдельных, приватных случаев и при наличии согласных на такой вариант партнеров, но это уже было их личное дело.

Тем временем на берегах озера Титипопа челюсти по-прежнему оставались отвисшими от шока.

— Ну вот, значит, как оно все получилось, — заключил Партач, разводя руками и при этом слегка постукивая чечевицей внутри черепашьего панциря.

Толпа повернулась и угрожающе на него уставилась.

— Нет-нет, погодите… да бросьте! Это не имело ко мне никакого отношения! Послушайте, я сейчас объясню… я…

Так вышло, что как раз в это самое мгновение Партач, главный заклинатель по транспорту и общему обращению с товарами, вдруг в точности выяснил, насколько быстро он может бегать.

И пока утренний покой снова оседал на берега озера Титипопа, там осталась стоять лишь одна-единственная фигура. Большой черпачный журавль задумчиво глазел на цепочку пузырей, что поднималась из темных глубин, знаменуя собой кончину славного корабля под названием «Веселый Моллюск».


Приглушенные голоса раздавались внутри корпуса заброшенного парома — убежища сдельщиков на берегах реки Флегетон.

— А ты абсолютно уверен, что случилось именно это? — спросил Шнютке. В голосе его, впрочем, особой заботы не звучало. Он глазел на руки Бешмета, внимательно изучая их в поисках любых недавних повреждений, которые хоть как-то могли уменьшить его способность к музицированию.

— Я тебе уже дюжину раз рассказывал, — простонал бывший скрипач. — Если бы что-то его не остановило, этот дьявол-стражник вручил бы Треппу его красную книжицу и… — Тут он осекся.

— И что? — нажал композитор Шнютке.

— Не знаю, — задумчиво пробормотал Бешмет. — У меня не было возможности это выяснить. Но это было бы классно.

— С чего ты взял?

— Ну, ты это брось! Видел бы ты, как ментагона все это огорчило.

— Как именно огорчило? — вмешался его высокопреподобие Елеус Третий. — Как если бы ты свою скрипку потерял?

— Пожалуй, да, — отозвался Бешмет.

— Вот в чем тут соль! — театрально объявил Елеус и треснул себя кулаком по раскрытой ладони. Последние несколько часов, пока он выслушивал Бешмета и пытался прикинуть, зачем здесь появился Трепп, наконец-то дали свои плоды.

— В чем? — хором спросили Шнютке и Бешмет.

— Вот зачем он здесь. Его сделка! Он здесь, чтобы спасти…

— Нет-нет, — перебил Бешмет, мотая головой. — Как раз это в нем самое странное. Я все пытался расспросить, что у него за сделка, а он все продолжал болтать о каком-то контракте.

Лицо Елеуса сделалось настоящим образчиком подлинного удивления.

— О контракте? — пробормотал он. И тут в отдаленных уголках его разума святого отца начал ткаться сложный гобелен понимания, готовясь наконец-то быть распознанным. Живописные картинки проповеди на крыше хижины вспыхнули в поле его зрения. Елеус припомнил тот эффект, какой Трепп оказал на толпу измученных душ, когда принялся толковать об Алкане, припомнил завороженных и радостно потягивающих пиво демонов… А теперь — контракт?

Во внезапной вспышке озарения его высокопреподобие все понял. Но это казалось слишком дико, слишком невероятно. Пусть даже он сам за всем этим наблюдал. Елеус покачал головой. Он, разумеется, слышал о Речистой Миссии. Ее лозунг «Любое время, любое место, любое слово» был широко известен среди лиц, занимавшихся проповедованием. Как-то раз, лет сорок тому назад, в свою бытность главой несуществующей конгрегации в часовне святого Маразма Регулярно Забываемого, Елеус сам чуть было не присоединился к этим миссионерам, но… Короче говоря, тогда ему показалось, что он просто не вправе бросить часовню. А кроме того, у него начисто отсутствовала практика реального проповедования. Хотя иметь деньги в качестве милостионера было крайне заманчиво.

Неужели настолько заманчиво, чтобы подписать контракт на распространение Благой Вести здесь, в Уадде?

Елеус аж содрогнулся, подметив почти извращенную логику такого варианта. Он не мог отрицать, что здесь содержалось немало потенциальной энергии. По сути, для любого миссионера с достаточно хорошо подвешенным языком здесь были настоящие золотые россыпи душ. Спасать проклятых. Обращать их души в загробной жизни.

А затем блестящая логика контракта вспыхнула у него в голове. Если Трепп действительно прибыл сюда, чтобы спасать души, тогда это был его шанс. Выход наружу.

Елеус аж задрожал, хорошенько обо всем этом поразмыслив. И в это самое мгновение его разум проголосовал, нейроны единогласно замахали хвостиками — и решение было принято. Он любой ценой должен был найти Треппа и спастись!

Оставались только две препоны (пусть даже достаточно крупные), что пятнали кристально чистый в иных отношениях горизонт.

Где был Трепп прямо сейчас? И почему два тревожно знакомых ему демона похитили миссионера из Мортрополитанской тюрьмы?

Почему-то последняя препона вызывала у Елеуса наибольшее расстройство.

Если тот злой и лживый монстр, что уговорил его пойти на сделку, был одним из той парочки, которая унеслась прочь от тюрьмы вместе с Треппом, тогда ничего хорошего из всего этого дела выйти не могло.

Чего мог дьявол хотеть от миссионера-контрактника в Уадде?

Нет, все это решительно ничего хорошего не сулило.


В уединении пещеры Ублейра в Шанкере, деловой части Мортрополиса, голос Бубуша вовсю отражался от стен.

— Так вы говорите — никогда о противопехотных святынях не слышали? — прорычал он облаченному в тыквенную пижаму божеству, привязанному к креслу. Затем демон многозначительно оскалился, направляя лавовую лампу прямо в глаза Стапелю. Он вел допрос всего две минуты и уже испытывал предельное нетерпение.

— Нет смысла попусту тратить время на отрицание. Мы все о них знаем, они уже не секрет, — блефовал Бубуш. — Нет смысла держать это при себе. Так вы только еще больше все усугубляете!

— Я же вам говорю, — настаивало божество в фуражке. — Ничего об этих противопехотных ерундовинах я не знаю…

— Ложь! — рявкнул Бубуш, хлопая лапой по обсидиановому столу. — Доказательство всюду вокруг вас. Вот, смотрите! — Он поднес свой самодельный святынеискатель к физиономии Стапеля. Ручки двух ложек буквально затрепетали, обвиняюще указывая на пленника. — Вы с ними обращались, не так ли? Куда вы их перемещаете?

— Не понимаю, о чем вы…

— Отлично! Отрицайте, если угодно. Но как только я найду ваш тайник, вы об этом пожалеете. Непременно пожалеете!

И Бубуш вихрем вылетел за дверь, утягивая за собой Ублейра.

— Вперед! — заорал он. — Они не могут быть очень далеко! Мы обязательно их найдем! И без его помощи!

Брехли Трепп, по-прежнему привязанный к стулу, попытался театрально пожать плечами. Ему это не удалось.


Когда теневой указатель аксолотлианских солнечных часов в Гад-парке медленно подполз по кругу к тридцати одному угловому градусу после рассвета, дверь крошечной хижины в предместьях города медленно распахнулась. Из хижины, протирая глаза и широко зевая, вышел мужчина. Солнце, абсолютно равнодушное к этому зрелищу, продолжало тащиться по бездорожному голубому простору безоблачного неба. Как оно обычно это делало.

Вышедший из хижины мужчина с хрустом потянулся, проковылял вниз по трем ступенькам своей веранды и воззрился на раскинувшиеся по склону холма заросли золотистого ячменя. Завитки ветра рябили по этому морю глухих ушей, удовлетворенно шелестя. Утро было вроде бы самое обычное — как любое другое. Леболоп всегда потягивался, зевал и топал по краю своего поля, высматривая первые заметные признаки того, что ячмень готов к жатве. Однако сегодня он был особенно исполнен надежды. Все признаки должны были быть налицо. По крайней мере, согласно «Угадайке».

Впрочем, как бы ни были хороши те провидцы, что работали в «Угадайке», годы непосредственного опыта научили Леболопа тому, что признаки признакам рознь. Очень мило и славно было для городских пророков глазеть в магические кристаллы или ковырять кофейную гущу в комфорте собственного храма, извлекая оттуда существенно важные знамения для более склонных к сельскохозяйственной работе жителей Аксолотля, но Леболоп знал, что существуют иные, более древние предсказательные процедуры.

Его спина со скрипом пожаловалась на остеохондроз, когда Леболоп нагнулся и выдернул с края поля пучок ячменных колосьев. Он пять раз их потряс, затем обдул. Далее он откашлялся и смачно харкнул на землю, после чего швырнул весь пучок в утреннее небо на юг. Желтовато-коричневые колосья закувыркались в воздухе, летя вдоль края ячменного поля. Затем слегка рассеявшийся пучок неслышно лег на землю в сложном узоре символов, дающем надежную информацию любому, кто знал темные правила истолкования.

Леболоп уставился на три колоска, которые изобразили первую букву слова «серп» в муррловианском языке, затейливый аммореттанский символ, означавший «Радуйся, ликуй, веселись!», а также грубо-угловатое начертание древнего хамогрубианского знака, передававшего сообщение: «Сегодня данное ячменное поле совершенно созрело для жатвы. Любая задержка несомненно будет иметь результатом недостачу общего продукта и соответственное сужение объемов чистой прибыли. Немедленно доставайте серпы и начинайте жать!»

Глаза Леболопа напряженно впивались в форму этих узоров, аналитическая жилка у него в голове со щелчком включилась, но несколько секунд спустя фермер недоуменно почесал в затылке и досадливо побрел прочь. Муррловианский, аммореттанский и хамогрубианский входили в число тех языков, о которых он даже никогда не слышал.

Пожимая плечами, Леболоп потопал дальше, а глаза его обшаривали покачивающуюся гладь ячменного поля. И внезапно его челюсть отвисла, когда он ясно увидел то, что искал. На полпути вверх по холму имелось пятно примятых колосьев. Выглядело все так, как если бы некий полностью управляемый вихрь был использован неким небесным вандалом, чтобы вдоволь порисовать по податливой поверхности поля. Там имелись и круги, и треугольники, и странные геометрические фигуры, и даже, что самое удивительное, рисунок дикобраза.

Леболоп издал пронзительный вопль, подпрыгнул от радости и пустился бежать назад к хижине. Это был он, признак! Сложный, следовало отметить, но совершенно безошибочный. Каждый аксолотлианский фермер знал, что, как только на поле появлялись круги, ячмень был готов.

И теперь настало время для жатвы. Почти.

Единственной вещью, которая стояла теперь между Леболопом и первым взмахом его серпа, было жизненно важное божественное благословение для доброй жатвы. Однако на сей раз оно должно было поступить не от традиционного божество жатв. О нет. Этот ячмень не будет направлен на обычные мельницы и не подвергнется нормальным процессам сельскохозяйственной обработки. Ни в коем случае! Этот ячмень был специально отмечен, как только Леболоп услышал о скором бракосочетании Блинни Плутта и Нибель Меса. Данному конкретному ячменю предстояло составить особое неферментированное пиво, которое будет затем превращено в шампунь для использования его женихом и невестой в их радостный день. Это ячменное поле станет одним из тех предельно редких полей, которые получат благословение Нивейи, божества по правильному мытью и укладке волос.

Леболоп с довольным видом потер руки. Если этот ячмень будет таким образом благословлен, он сможет запросить за него в десять раз больше обычной рыночной цены. Такого шанса он дожидался давно. Так мило со стороны Блинни было этот вариант предложить.

Во вспышке возбуждения Леболоп заскочил на задворки своей хижины, сорвал с верха крошечного деревянного строения матерчатый футляр, после чего зажег свечи, ароматические палочки и причудливые наркотические сжигатели. Секунды спустя клубы ароматного дыма уже поднимались в утреннее небо, одновременно вторгаясь в ноздри фермеру.

Слегка покачиваясь и моргая от пьянящего воздействия на пустой желудок пятнадцати разных наркотических трав, Леболоп опустился перед своей превращенной в алтарь клеткой для кроликов и, как следует завывая, принялся возносить мольбы примерно в том направлении, где, как он предполагал, располагался Аррай.


Сдерживая зевок, фигура в сеточке для волос сдернула буханку плотного хлеба с ревущего огня, перекинула ее на блюдо и оглушительно чихнула, когда целое полчище унылых просьб ворвалось в окно и воткнулось точно ей в левую ноздрю. Нивейя изо всех сил постаралась не обращать внимание на безумно чихательную щекотку в ее носовых пазухах и протянула руку за очередной мармеладиной.

После приступа в пятнадцать диких чихов и дюжины отчаянных кашлей Нивейя наконец-то поняла, что ее завтрак, пожалуй, стал бы чуть более приятным, если бы она просто спустилась вниз, бросила там пару-другую благословений и оставила этих назойливых смертных счастливыми. Тогда она смогла бы снова вернуться к изобретению нового павлиньи-помпезного стиля прически — стиля, который своей креативностью окончательно затмил бы вышедший из моды пучок с начесом и уж тем более пресловутую «треуголку».

Облизывая пальцы, чтобы удалить все следы нарезанного толстыми кусками мармелада, Нивейя закрыла глаза, затаила дыхание и исчезла в ослепительной вспышке, при виде которой любой начинающий пироманьяк позеленел бы от зависти.

Леболоп тревожно вскрикнул, когда столп одушевленных ртутных капелек материализовался у него за спиной, потрясся немного, а потом слипся и превратился в существо в шелковой пижаме. Существо щеголяло также сеточкой для волос и бумажными бигудями.

— Так-так, и чьи волосы здесь требуется обработать? Давай же приступим, а то мой завтрак остынет, — проворчала Нивейя. Затем она лениво вгляделась в лысую макушку Леболопа, потемневшую от многих лет в открытом поле. — Ах так это не ты, да, дорогуша? Тут даже я не смогла бы ничем помочь. Так где я требуюсь?

Леболоп указал на покачивающиеся ряды своего ячменного поля и ухмыльнулся.

— Ага, понятно. — Деликатно откашлявшись, Нивейя вгляделась в золотистые колосья. — Это что, вроде какой-то викторины, а, дорогуша? Поскольку, если только я в последние несколько столетий не сделала чего-то катастрофически неверного, это выглядит для меня как обычное ячменное поле. Я также знаю, что громадный стилистический потенциал действительно содержится в волокнах зрелого ячменя. В частности, можно упомянуть традиционных тканых животных. Однако, если честно, я все-таки никак не могу понять, что я вообще-то здесь делаю.

— П-пиво… пиво и шампунь, — залопотал Леболоп, совершенно очарованный. Божества в бигудях он еще ни разу не видел.

— Жуткое сочетание. Устроит тебе жутчайшее расстройство желудка, поверь мне, а пузыри будут просто…

Леболоп так и не смог выяснить, что же там такое будет с пузырями. Прежде чем у него появился шанс спросить, земля позади Невейи внезапно разверзлась, являя на свет царапающее полчище диких когтей. Затем утренний покой вдребезги расколотился пронзительным воплем:

— Это она! Хватай ее, тащи!

Со всплеском розово-голубых искр божество по правильному мытью и укладке волос было схвачено парой завернутых в одеяла монстров и утянуто вниз — в рыгающую сернистым дымом дыру, по пути отчаянно жалуясь насчет отсутствия завтрака.

Леболоп уставился на стремительно заделанную дыру и почесал в затылке. Может, он что-то такое сказал? Не то заклинание?

Цепочка фермерских мыслей не слишком преуспела в своем развитии, ибо в это самое мгновение вопящая толпа аксолотлианцев появилась на горизонте и понеслась прямиком к его полю, направляясь от озера Титипопа.

Впереди толпы Леболоп по пернатому обличью узнал Партача и на несколько мгновений задумался: чего ради за заклинателем охотится дикая толпа, да еще в такое ранее утро? Фермер раздумывал над этим интересным вопросом ровно столько времени, сколько потребовалось Партачу, чтобы привести оглушительно вопящую толпу к краю ячменного поля.

Безумно мчась вперед и уклоняясь при этом от широкого диапазона обходных маневров, Партач провел толпу по доброй сотне разрушительных троп, пока Леболоп, в ужасе сжимая ладонями голову, наблюдал за всем этим бесчинством.

Чья именно обутая в сандалий пятка наступила на два кусочка кремня, так что они чиркнули друг о друга, высекая катастрофическую искру, никто так никогда и не узнал. Но пожар вышел что надо. Огонь с голодным неистовством пожирал сухие как зола побеги, истекающие слюной языки желто-багряного пламени жадно облизывали созревшие колосья.

Красочный фейерверк и треск коробочек с зернами за считанные минуты пробудили весь остальной Аксолотль.

А тысячью футов ниже два дьявола, злобно посмеиваясь, за руки за ноги тащили даму в шелковой пижаме в самые недра Шанкера, деловой части Мортрополиса.


Дюжина ментагонов злобно рычала и щелкала кнутами, то и дело подгоняя ставших теперь безработными чиновников Пропускного депо к их новому месту трудоустройства. Асаддам властно вышагивал, возглавляя процессию. Его копыта временами вышибали искры из каменистой почвы, а уши главного менеджера были самым капитальным образом заклеены к любым жалобам или просьбам о перемещении.

Он уже все решил. Рудники лавы и серы Узбасса придется снова открыть. Это будет сделано назло Шейтану, если даже не для чего-то другого.

— Это подлинный мазок гения, сэр, — лебезил Асмодеус, радостно семеня внутри сумрачно-злой ауры Асаддама. — Бросить вызов монополии Шейтана на топливные ресурсы, да еще без всякой потери в эффективности мук. Чистая гениальность!

— Ясное дело, — осклабился Асаддам, надменно шагая вперед.

— Это определенно покажет ему, кто здесь главный. — Асмодеус попытался осклабиться в манере, только что продемонстрированной Асаддамом. В итоге он лишь стал походить на дьявола, отчаянно старающегося выковырять что-то, крепко застрявшее у него между клыков.

— И, говоря о том, кто здесь главный, — Шейтан уже не сможет выкарабкаться из своих контрактных потребностей в муках. Он у меня в лапах! — усмехнулся Асаддам. — Ему никогда не следовало пытаться выцыганить у меня плату за топливо! Вот идиот!

— Определенно сэр! — сочился лестью Асмодеус.

— Ха! В этом капитально авантюрном сценарии есть по меньшей мере два идиота, — вслух размышлял Асаддам, почесывая когтем у себя за ухом, пока он шагал дальше.

— Два, сэр?

— Конечно. Первый идиот — тот, кто вообще приказал закрыть эти рудники. Кто, кстати говоря, этот шут гороховый? — Асаддам с любопытством поднял бровь, помедлил на полушаге и развернулся к Асмодеусу: — Ведь ты всю эту документацию видел. Ну, так какой кретин это был?

Асмодеус вспыхнул краской.

— Не думаю, что следует применять подобные слова к…

Брови Асаддама злобно изогнулись.

— К кому? — прорычал он, крепко хватая Асмодеуса за горло. — Кто объявил рудники экономически нецелесообразными, а?

Позади него многочисленные ряды бывших чиновников нервно сглотнули слюну. Они всего лишь несколько часов тому назад начали знакомиться с административными методами Асаддама в действии — знакомиться воочию. Демоны смущенно зашаркали в черной пыли и с опаской почесали свои шеи, когда копыта Асмодеуса оторвались от земли. Если главный менеджер так обращается с непосредственными коллегами, думали чиновники, что же он тогда сделает с ними, если кому-то из них случится ему под горячую лапу попасть?

Болтаясь в когтях у Асаддама, Асмодеус беспомощно пускал пузыри.

— Так кто приказал закрыть рудники? Говори!

Банкир с трудом прошептал имя и тут же был выронен на землю, когда Асаддам запрокинул голову и дико расхохотался.

— Ты серьезно? — проревел он.

Асмодеус, стоя на коленях, кивнул.

— Я ведь могу проверить, — стал угрожать Асаддам.

Банкир так отчаянно замотал головой, что чуть не лишился своего пенсне.

Асаддам снова стал насмехаться.

— Прекрасно. Просто замечательно. Значит, сам повелитель скверны д'Авадон приказал закрыть эти рудники? — выл он. — Как же это дьявольски близоруко!

Голова главного менеджера возбужденно загудела, когда он снова зашагал вперед. Если он, Асаддам, мог видеть дальше решений, принятых самим повелителем скверны, тогда почему он не должен был быть повышен до этого положения? Всему Уадду от этого была бы только польза. О да, его диапазон простирался далеко за пределы должности главного менеджера. Истинная правда. Если только он аккуратно все спланирует, то лишь страхосфера будет ему пределом. Сделать Мортрополис самодостаточным — и можно будет начать предпринимать набеги на территорию д'Авадона.

В это мгновение походка Асаддама внезапно приобрела определенную важность, когда он увидел себя обитателем недавно отстроенного Главного дворца, а не той жуткой розовой хибары на берегах Стикса. Пусть она останется д'Авадону…

Впрочем, на данный момент следовало заняться заботами более приземленными и непосредственными. И Асаддам повел толпу перепуганных бывших чиновников в небольшой подъем, а затем немного под гору.

«Такие дела!» — подумал он, внезапно уставившись на давно заброшенный вход в рудники.

— Добро пожаловать на новое место работы! — объявил он и с длинным издевательским поклоном обвел лапой окрестности.

Бывшие чиновники в ужасе уставились на рыгающий дымом вход в рудник и на узенькие параллельные рельсы, исчезающие в его угольно-черной глотке. Повсюду лежали проржавевшие остатки древних на вид вагонеток, гротескно смятые и перекореженные. Струи сернистого воздуха вились из дыры, явно обладая губительной для любых легких токсичностью. Потеки кроваво-красной лавы болезненно пульсировали в трещинах, подобно крови из ран убитого в сражении боевого носорога.

Со вспышкой прозрения бывшие чиновники вдруг поняли, что их новая работа должна будет стать чуть более требовательной, чем, скажем, царапанье лавиковой ручкой по пергаменту.

А Асаддам радостно расхохотался.


Согласно солнечным часам в Гад-парке, было уже шестьдесят три угловых градуса после рассвета — то есть в это самое время главные муниципальные пророки как раз рассаживались в своих креслах, приступая к очередному рабочему дню. По-разному кряхтя и скрипя в зависимости от состояния дряхлости, пятеро самых древних пророков устроились за просторным, причудливо вырезанным мраморным столом и начали разогревать свои предсказательные кости. Некоторые просто трясли покрытые странными рунами кубики из бедренной кости ламы, другие складывали их в чашечках артритных ладоней и жарко на них дышали. Один лишь капитан Мабыть задрал свою тогу и надежно засунул три кубика между старческих ягодиц.

Он верил в то, что если ты не способен дать будущему почувствовать вкус того, что вот-вот может полететь тебе навстречу, то жизнь просто несправедлива. Следовало также заметить, что капитан Мабыть, несмотря на почти девять десятков лет своего пребывания самым главным муниципальным пророком (или, точнее, благодаря этим самым девяти десяткам лет), повидал все виды предсказаний, какие только бывают под солнцем, и теперь сделался чем-то вроде пессимиста. Ходили слухи, что в тот день, когда капитан Мабыть сделает определенно оптимистичное предсказание, катастрофа поразит Аксолотль. Насколько эти слухи были правдивы, никто понятия не имел. Мабыть никогда не выдавал чего-то настолько оптимистичного, чтобы на этот счет следовало тревожиться. Максимумом того, что он выдавал, обычно оказывалось фактически точное.

— Итак, Пофик, давайте приступим, — раздраженно прохрипел капитан Мабыть и продолжил увлеченно подсасывать свою вставную челюсть. — Самое время выяснить, что судьба припасла для нашего дорогого города.

Относительно оживленный Пофик со скрипом поднялся на шестидесятилетние ноги, прошаркал вдоль длинного и узкого мраморного стола, после чего бросил тройку своих предсказательных костей.

Затем, что-то бормоча себе под нос, он приплелся к самому концу стола и с прищуром взглянул на руны. Вытирая нос, пророк раздумывал над их авгурическим значением.

— Ну что? — после десяти минут озадаченного молчания прохрипел капитан Мабыть. — Есть проблемы?

Плечи Пофика обвисли, и он поднял взгляд. Его цвета ливерной колбасы лицо пыталось скрыть румянец профессионального стыда.

— Я… я не знаю, что это значит, — едва слышно признался Пофик.

— Что? — рявкнул Мабыть, прикладывая к уху сложенную чашечкой ладонь. — Что вы сказали? Что он сказал?

Три других пророка за столом нервно переглядывались, не смея поверить в услышанное. Пророк с неистолковываемым знаком… об этом даже подумать было невыносимо. Это противоречило всему, на чем стояло аксолотлианское общество. Без взгляда в будущее они становились совершенно слепы. Все, что они считали истинным, тогда безусловно должно было рассыпаться прямо перед их воспаленными глазами.

Между прочим, была ли вон та трещина в потолке?

— Что он сказал? — снова прохрипел Мабыть.

Костяшки пальцев Пофика сделались белыми от отчаянной хватки за край стола, пока его взор переходил от обвиняющей тройки непостижимых рун к раздраженно-нахмуренной физиономии капитана.

— Это лишено значения… — выдохнул Пофик. — Совершенно непостижимо. У меня нет ни намека на смысл!

— Не может быть! — гаркнул Мабыть. — Прикиньте! И быстро. Скоро уже подадут утренние булочки.

— Не могу! — Пофик дрожал, чувствуя, что раньше чем подадут булочки, он уже предстанет перед концом своей долгой и вполне комфортной карьеры.

— Проклятье! Работа должна делаться, дьявол ее побери… — прорычал капитан Мабыть, отталкивая свое бамбуковое кресло и шаркая к концу стола. Каждый шаг был отмечен подсосом челюстей и свистящим вдохом и выдохом. Остальные пророки изумленно наблюдали. События определенно были беспрецедентные.

— А еще пророком называетесь! — проворчал Мабыть, подтягиваясь к самому концу стола и натужно кашляя. Повесив голову, Пофик бесприютно разглядывал носки своих шлепанцев.

Капитан прищурился сквозь свою катаракту и с усилием вобрал руны в довольно шаткий фокус. Воздух в зале словно бы загустел и обратился в некий густой сироп ожидания, пока неторопливые мысленные процессы капитана извлекали из памяти символы и выуживали их значение из геометрических фигур, изгибов и взаимного расположения всего вышеупомянутого. Все это, безусловно, было чрезвычайно сложно, однако Мабыть никогда бы этого не признал. Собрав весь свой почти что девяностолетний опыт, он сморщил и без того морщинистую физиономию и принялся бороться с предзнаменованиями, точно какая-то гигантская разумная черносливина. Постепенно свет понимания стыдливо вознаградил его трудный путь под пологом неведения, и истина что-то горячо зашептала ему в ухо.

Самой последней вещью, которую четверка главных муниципальных пророков ожидала услышать от капитана, было сдавленное лопотание. Все глаза обратились на него, пока Мабыть хрипел, набирал полные легкие воздуха и, сжимая себе руками грудь, начинал зловредно хихикать. Секунды спустя он уже валялся на полу, истерически хохоча.

Остальные пророки потрясенно переглянулись, совершенно не понимая, что же им теперь делать, пока хрипы дикого восторга разносились по всему залу, отражаясь от колонн.

— Э-э… не были бы вы так добры, чтобы… э-э… немного нас просветить? — заклянчил Пофик, чувствуя себя еще паскуднее оттого, что не сумел разглядеть в рунах чего-то, что произвело подобный эффект.

Капитан Мабыть катался по полу, беспомощно держась за торчащие ребра.

— Выкатите еще что-нибудь типа того, пожалуйста, — прокаркал он. — Тогда мне еще на сутки веселья хватит!

— Но Что это? — взмолился Пофик, с прищуром глядя на руны. — Я не понимаю.

Мабыть скорчился на полу, после чего с трудом сел.

— Хорошие новости! — объявил он. — Абб Армот, этот докучный идиот-кораблестроитель, больше не будет донимать нас насчет предсказаний. Очень-очень долго.

Четыре других пророка в полном непонимании глазели на капитана.

— Похоже, ему четыре года потребуется, чтобы построить «Веселый Моллюск — два», — провыл Мабыть. — А потом еще года полтора, чтобы набраться отваги запустить и эту свою посудину. Ха-ха-ха, лучших новостей я уже много лет не получал!

И тут до них дошло. Как раз в тот самый момент, когда они поняли, что хихикающая на полу груда дряхлого пессимистического пророка выдает определенно оптимистичное предсказание, их перепуганные уши вдруг стали осознавать далекий грохот целого стада неистовых сандалий, а их ноздри подхватили безошибочный запах горящих ячменных полей.

Итак, слухи оказались верны. Мабыть выдал хорошие новости, и в коридорах уже кто-то бунтовал, а поля горели. Тем не менее пророки не ожидали, что все произойдет так быстро.

Грохот бегущих сандалий интенсивно нарастал, слишком стремительно приближаясь по мраморному коридору.

Пофик запаниковал. Итак, они приближались. Целая толпа. А в этом зале имелась только одна-единственная дверь, только один вход и выход. По мере нарастания страха Пофик стал быстро подбираться к сердечному приступу. Это было нечестно, что его должна была порвать на куски дикая толпа. Просто нечестно! Он всегда давал хорошие предсказания, направляя судьбу Аксолотля прямиком к… В эту секунду Пофик четко осознал, что все это было вранье. Инстинкт бегства поборолся с боевым побуждением и секунду спустя победил. Но пути наружу не было. В таких случаях оставалось делать только одну вещь. Вопить и… две вещи. Вопить, паниковать и… три вещи.

Вопя и паникуя, пока сердце его отчаянно колотилось, Пофик во всплеске хлопающей тоги упал на пол, избирая третий вариант, как наиболее предпочтительный. Ударившись о мраморный пол, он тут же начал испускать потоки отчаянных заклинаний и продиктованных страхом уговоров, упрашивая тех, кто был выше, как-нибудь заступиться за них и спасти их пророческие задницы от бешено несущейся толпы. Мгновение спустя последовало еще три глухих удара, и к Пофику присоединились остальные трое пророков. Волны мольбы лихорадочно неслись в сторону Аррая из стареющих ртов главных муниципальных пророков Аксолотля.

В пятидесяти ярдах оттуда, по ту сторону крепких бамбуковых дверей Муниципального зала предсказаний потный и до смерти перепуганный мужчина в жутко потрепанном облачении с визгом завернул за угол и загрохотал дальше по коридору во всплеске сочных красок. Ровно через пять с половиной секунд вся толпа, которая так недавно стояла на берегу озера Титипопа, проследовала за ним в бешеной погоне.

Дальше Партач, главный заклинатель по транспорту и общему обращению с товарами, отчаянно метнулся к обширному арочному пространству бамбуковой двери, и лишь одно слово воплем вырвалось из его задыхающихся легких:

— Святилище!

Рокочущий грохот погони зловеще гремел в его ушах.

В десяти футах от Муниципального зала предсказаний Партач начал визжащее торможение.

Впилившись в дверь, он отскочил от нее и упал на спину. Но мгновение спустя заклинатель уже был на ногах, словно незримый эластичный шнур связывал его с ручкой двери. Его кулаки забарабанили по рифленой поверхности, а сам Партач испуганно оглянулся на безостановочно несущуюся толпу.

Гнев, перемешанный с потом, точно штукатурка, покрывал лица людей. Преследователи несчастного заклинателя грохотали дальше, твердо настроенные показать всем богам, что именно они о нем думают.

Слишком поздно до них дошло, что плиты сияющего мраморного пола серьезно снижают эффективность торможения.

Отчаянно крутя педали назад, толпа с чудовищным избытком инерции врезалась в твердые бамбуковые двери. Петли, панели и несколько десятков донельзя изумленных пауков влетели в интерьер Муниципального зала на волне потерявших управление граждан Аксолотля.

И в это самое мгновение на молитвенные воззвания четырех пророков были получены ответы. Четыре столпа слепящей аэрозольной ртути слились в четверку зевающих и жутко похмельных божеств. Пугающая тишина мигом одела аксолотлианцев в смирительные рубашки потрясенного удивления, стоило им только воззриться на небесных визитеров.

— Ну, кореша, вам тут чего? — прорычало голое, по пояс божество, сжимая могучие кулаки в нескольких дюймах от своего носа, который, судя по его виду, вправляли уже несчетное число раз.

Все глаза переметнулись со шнурованных боксерских ботинок на тяжелые надбровные дуги Туммака, небесного покровителя потасовок и мордобоя. Сотня челюстей упала вниз.

Пофик ухмыльнулся. Его молитвы получили ответ. Пусть теперь эти неблагодарные аксолотлианцы посмеют прикоснуться к нему хоть пальцем!

Для всех незваных гостей стало вполне очевидно, что было на уме у Пофика, когда его панический призыв был послан.

Другие пророки, однако, оказались несколько менее прагматичны в своих предпочтениях.

Оторвав взор от пола, толпа подняла его на Драпака, божество спринта и стремительного сматывания удочек, затем на Бандажа — главного небесного специалиста по оказанию первой помощи и лечению ушибов. И, наконец, на еще более популярного Памперса — ответственного за необгаживание гражданами своих подштанников.

Судя по смущению на лицах дрожащих пророков, Памперс прибыл слишком поздно.

— Ну? Так чего вам тут надо, орлы? — прорычал Туммак, непрестанно изображая в воздухе хуки, апперкоты и джебы.

Но ни один из аксолотлианцев не получил шанса ответить ему.

С воплями «Сюда! Сюда! Хватай их, тащи!» два закутанных в одеяла дьявола бросили с потолка обширную сеть, потянули за стягивающие горловину веревки и оторвали четверку божеств от пола в одной корчащейся связке. Кряхтя от напряжения, они раскачали свой улов, выбросили пойманных сетью богов в большое окно, а затем с поразительной ловкостью и точностью отправили их по пологой дуге к рыгающему сернистым дымом отверстию.

Скалодонтка с энтузиазмом загрохотала и закрутилась, готовя свои асбестовые спиннеры.

Два закутанных в одеяла дьявола проскочили через стеклянную крышу на концах веревок, после чего почти с непринужденным проворством проскользнули в разбитое окно и отправились вниз. За ними последовало существо с черным панцирем и гораздо большим числом ног и когтей, чем ему было полезно для здоровья.

Только когда дыра оказалась заделана, а сернистый дым развеялся, в Муниципальном зале предсказаний Аксолотля разразилась безумная истерика.


Вспышка багряной молнии прорезала каменистый сумрак страхосферы и зашипела в сочащейся углеводородной жиже Флегетона. Незамеченное всем Уаддом, нечто округлое и ледяное скорчилось от рвущегося разряда и затихло навеки. Это случилось очень некстати. Найдись нужный переводчик, и это нечто округлое и ледяное вполне могло бы стать весьма полезным в качестве материального свидетеля.

Тем более что не более трех минут тому назад оно небрежно колыхало оптическим щупальцем в сторону береговой части Шанкера, судя по всему проявляя к происходящему там немалый головоногий интерес.

Неожиданно из мрачного бокового проулка выглянул самый обычный на вид дьявол, оглядел непосредственное окружение на предмет наблюдателей, удовлетворился тем, что на берегу было действительно чисто, и снова исчез в тенях.

Несколько мгновений спустя он снова появился там с чешуйчатым черным коллегой, и они на пару приступили к подтягиванию корчащейся сети в сторону закрытого люка на улице.

Сеть казалась до отказа набитой отчаянно борющимися телами четырех бледных и предельно раздосадованных на вид бородатых мужчин.

Еще несколько мгновений спустя первый дьявол потянул за люк, который представлял собой задний проход в его пещеру, и открыл его, после чего сеть была бесцеремонно сброшена по лестничному пролету. Один последний взгляд через плечо, и чешуйчатые коллеги последовали за сетью в сопровождении большой твари со множеством семенящих ног, крепко-накрепко закрыв за собой люк, о чем оповестил щелчок запорного механизма. Не замеченная никем пурпурная аура благочестия помедлила над люком, постепенно оседая вниз, точно чересчур тяжелый полночный смог.

Вся операция заняла считанные секунды. Продлись она чуть дольше, и партнеры были бы замечены не только тем существом, которое только что было поджарено молнией во Флегетоне. Заметил бы их если не Кирпич, темный обитатель глухих проулков Шанкера, то по крайней мере его последняя жертва.

Последние несколько минут Кирпич преследовал до омерзения благополучного на вид дьявола, пока тот шагал все дальше и дальше, неуклонно удаляясь от культурных кварталов города. Даже для самых недотепистых карманников было бы совершенно очевидно, что здесь таился превосходный куш. Еще бы — никто в здравом уме не расхаживает по Шанкеру, деловой части Мортрополиса. Здесь ты или бежишь, или крадешься, или прячешься. Никогда и ни при каких обстоятельствах ты не ходишь по Шанкеру мерным шагом, да еще по самому центру проулка, пока кончик твоей трости звучит контрапунктом к стуку копыт твоего преследователя. Ну, если ты, конечно, не имеешь всепожирающего желания оказаться жертвой быстрого и безжалостного удушения.

Кирпичу также было очевидно, что этот дьявол несет с собой денежную сумму, варьирующуюся между цифрами в шесть тысяч триста десять и шесть тысяч триста пятнадцать оболов.

Оболы эти покоились в небольшом кошельке, что лежал в левом нижнем кармане его костюма. Это Кирпич мог сказать определенно. Годы напряженных тренировок и непрерывной практики обострили его слуховую прикидку почти до совершенства. Он за пятьсот ярдов мог услышать, как падает обол. Причем в час пик, и при этом в огненную бурю.

Кирпич также подозревал, что тот же самый карман содержит в себе небольшой носовой платок и особую пергаментную карточку, представляющую собой пропуск на вечеринку в Верхнем Мортрополисе, где этот лох должен был теперь наслаждаться дармовыми бокалами лавового мартини.

Пока он крался по проулку в тайном преследовании, все, что Кирпичу оставалось делать, это дожидаться идеальной возможности для нанесения удара. Конечно, в буквальном смысле ударить и дать деру он мог бы в любое время, но это был неким образом не его метод. Подумаешь — треснуть дьявола по затылку подручным тупым предметом, после чего обшарить карманы бесчувственно обмякшей жертвы. Нет, такое сумел бы провернуть любой идиот. Кирпич же предпочитал более тонкий подход.

А эпизод с дьяволом в голубом костюме почти определенно должен был стать классикой жанра. Лох остановится и станет озадаченно озираться, недоуменно уставится на карточку, а затем призовет на помощь оказавшегося поблизости незнакомца, чтобы спросить дорогу. Теперь это могло случиться в любой момент. Кирпич явственно это чуял.

Охотно готовым помочь незнакомцем с необходимостью окажется Кирпич, и как только он откликнется на зов, ловушка захлопнется. Дьявол в голубом костюме окажется у Кирпича в долгу и нипочем не сможет уйти с карманами такими же полными, какими они были за считанные секунды до этого. Такой вариант всегда железно работал.

И если Кирпич вообще хоть как-то разбирался в характерах, нужный момент был у него почти в кармане. Лишь тут он небрежно швырнул большой булыжник в проулок позади себя, чтобы это прозвучало как можно более шумно и угрожающе.

Дьявол в голубом костюме вздрогнул, настороженно огляделся и остановился как раз перед хорошо замаскированным люком на улице.

Элегантная лапа почесала между рогов, полезла в карман и вытянула оттуда приглашение на вечеринку. Глаза Кирпича выпучились, пока щелки его зрачков наблюдали за тем, как ему подваливает невероятная удача. Небольшой кошелек с оболами выпал из кармана костюма и с глухим стуком приземлился прямо на люк.

«Ровно шесть тысяч триста тринадцать оболов!» — подтвердили уши Кирпича, невзирая на тот факт, что кошелек приземлился в лужу. Теперь он точно знал, что его время настало.

Разражаясь беззаботным свистом, Кирпич выскочил в середину проулка и зашагал к сбившемуся с пути незнакомцу.

— Ах, нижайше прошу прощения, любезный мой дьявол, — начал голубой костюм, — но меня живо интересует, не сможете ли вы указать мне дорогу к…

— Конечно, мой дорогой, смогу, — умело засочился ответной любезностью Кирпич и подобрался поближе к своей жертве. Не опуская взгляда, он поставил копыто на кошелек и одарил голубой костюм милой улыбкой. Все получалось слишком легко. — А куда вы направляетесь? — Язык странного пурпурного тумана в какой-то немыслимо-благочестивой манере лизнул его копыто.

— В страхоскреб Вампайр-Стейт, что в Верхнем Мортрополисе. Я там должен посетить одно мероприятие.

— Не сомневаюсь, что вы его посетите, — прохрипел Кирпич и внезапно почувствовал у себя внутри что-то очень странное. Его копыто неловко подергивалось на кошельке с монетами. — Страхоскреб Вампайр-Стейт… э-э… да-да… Вы… э-э… вам нужно направиться обол… э-э… вон туда. — Капля пота выскочила на лбу у вора, когда пурпурный язычок благочестия стал пробираться вверх по его ноге. — Избегайте этого заднего кошелька… э-э… заднего проулка и сдачу оставьте себе… Э-э… то есть идите прямо до третьего поворота налево…

Голова Кирпича смущенно кружилась, пока он указывал дорогу. Он еще никогда себя так не чувствовал. Грязным внутри… скверным… нечистым.

Пятка его копыта на кошельке с оболами отчаянно чесалась, и Кирпичу приходилось бороться с собой, чтобы ничего такого не ляпнуть.

Вопросительно посмотрев на Кирпича, дьявол в голубом костюме спросил:

— Вы хорошо себя чувствуете? У меня есть славный запасец лавового мартини в небольшой фляжке, если желаете…

— Нет-нет… со мной все хорошо. Чувствую праведность… э-э… правильность своих указаний. Все в полном порядке. Просто немного устал в тюрьме… э-э… во тьме.

Оболы буквально жгли Кирпичу копыто, пока пурпурный язычок щекотал низ его брюха.

— Ну, в таком случае мне надо идти. Еще раз спасибо вам за ценные указания. Уверен, теперь я смогу найти дорогу. — И Дьявол в голубом костюме зашагал прочь.

А Кирпич чуть было не завопил. Он не сомневался, что его копыто уже дымится. Осторожно принюхавшись, вор пожал плечами. А затем нагнулся, схватил небольшой кошелек и мимоходом набрал полные легкие пурпурного благочестия.

Прежде чем Кирпич это понял, его уже захлестнула приливная волна омерзительно честной щедрости. Пальцы демона дрожали от тремора истины, сердце колотилось под ужасающей тяжестью высокой морали, голова кружилась от визгливых сонетов пугающих колебаний. Давно атрофированный орган совести вора резко вошел в работу, схватил его волю и подобрал ее под себя.

Секунду спустя Кирпич уже безостановочно несся за дьяволом в голубом костюме, легкомысленно размахивая кошельком с оболами и крича:

— Э-э, прошу прощения, но кажется, вы обронили этот кошелек! Э-ге-гей, остановитесь!..

ЭФФЕКТ ДОМИНУМА

Резкие раздраженные вопли эхом отражались от стен пещеры Ублейра, пока Бубуш орал на ряд из семи фигур, надежно привязанных к вращающимся креслам.

— В семьдесят пятый раз я вас спрашиваю! — вопил он. — Где вы прячете противопехотные святыни? Ну давайте же. Говорите. Ответьте же мне наконец!

В ответ вся семерка пленников лишь обменивалась озадаченно-недоуменными пожатиями плеч.

— Сейчас же отвечайте! — проревел Бубуш, разочарованно грохая кулаком по обсидиановому столу. Направленная прямо на пленников лавовая лампа угрожающе раскачивалась. — Оттого, что вы будете хранить молчание, никаких выгод вы не получите. В конечном итоге я все выясню. Ха! А вы уже никуда отсюда не денетесь. Вашей жизни в Аксолотле пришел конец. Хоть это вы понимаете? Я теперь главный! Так где же все-таки противопехотные…

— Прошу прощения, — перебила его ерзающая фигура в самом конце ряда. Красный крест поблескивал у фигуры на том месте, где был бы лацкан, если бы у тоги они имелись. — Вас не затруднит хотя бы немного ослабить эти веревки? Они задерживают приток крови к моим кистям, и я боюсь, что долговременное повреждение определенно…

— Молчать! — заорал Бубуш на Бандажа, главного небесного специалиста по оказанию первой помощи и лечению ушибов. — Ничего я вам не ослаблю. И я не понимаю, чего ради вы беспокоитесь о какой-то там крови. Здесь она вам уже не понадобится. Вы мертвы!

Брови Бандажа недоуменно изогнулись:

— Я совершенно определенно не чувствую себя мертвым. Я могу зафиксировать определенную пульсацию в кистях. Да, совершенно определенную.

— Молчать! — снова заорал Бубуш. — Просто вы в состоянии шока!

— О нет. Полагаю, вы ошибаетесь. Шок определенно больше похож на… гм-м… на реальное состояние шока и…

— Молчать! — заорал Бубуш.

— …на очень дерьмовое состояние, — скорбно закончил Памперс.

Тут Бандаж покачал головой. О чем он вообще думал? Он же был божеством и определенно не мог умереть. Бессмертие было одним из атрибутов божественности.

— Где противопехотные святыни? — снова прорычал Бубуш, понемногу начиная приходить в отчаяние. Он совершенно не ожидал, что они будут держаться так стойко. Казалось почти извращением, что твердая настроенность пленников хранить молчание лишь толкала его все дальше. Если они обязаны были хранить противопехотные святыни в таком секрете, значит, это было по-настоящему эффективное оружие.

Все, что требовалось Бубушу, — это примерно дюжина этих штуковин, и тогда они с Ублейром смогли бы завладеть всем Мортрополисом. Два дьявола против всей системы… ух-х… какая власть! Из секретных материалов Бубуш в точности знал, где разместить святыни для максимального подрывного эффекта. В пергаментном досье, со злорадным удовлетворением признал он, имелись кое-какие очень полезные карты.

— Скажите мне, где они хранятся! — приказал Бубуш, гневно хмурясь на Нивейю. — Скажите мне сейчас же — или я перестану быть таким милым и любезным!..

Тут, не замеченный Бубушем, странный язычок пурпурного тумана выскользнул из-под едва заметного нимба над завитой головой Нивейи и коснулся его лба.

— Ах пожалуйста, не надо так на меня глазеть, — пробормотала Нивейя. — Я уже и без того в высшей степени смущена! Только посмотрите на состояние моих волос. Это сухое тепло — оно наверняка способно непоправимо их разрушить. В такой атмосфере волосы мгновенно секутся и становятся ломкими — прямо на глазах. Объем бальзама с кондиционером, который мне придется использовать, когда я наконец позавтракаю… Ох, завтрак. Ах, дорогуша, вы бы не могли приготовить мне небольшую закуску? Здесь очень мило, но я ужасно голодна. Не успела позавтракать, понимаете?

Без малейших раздумий Бубуш резко развернулся и щелкнул когтями Ублейру, утомленно дремлющему на своем мешке с галькой.

— Добудь ей кремневое пирожное! — рявкнул он. Усики Кременюги внезапно встали торчком от усиленного внимания, и она начала пускать слюну.

— А мне можно? — спросил Бандаж.

— Да-да, и мне, и мне тоже, — заныл еще кто-то.

— И мне!

— Семь штук притарань, — прорычал Бубуш Ублейру, глодая собственные клыки. Все шло совсем не так эффективно, как он надеялся. Но они за эту пустую трату времени непременно заплатят. О да… он лично об этом позаботится.

— Не уверен, что смогу так много притащить… — забормотал Ублейр.

Бубуш резко развернулся и протопал в боковую пещеру, грубо хватая Ублейра за рог и волоча его за собой. С приглушенной серией проклятий на предмет отношения к работе и о том, насколько эффективнее проделывать ее самому, два демона исчезли.

— Н-да, коллеги, все это малость загадочно, — прохрипел Стапель, божество по судам и тому подобному. — Кто-нибудь разобрался в том, что происходит?

— Я даже не знаю, где мы, — пробормотал Драпак, божество по спринту и стремительному сматыванию удочек, который в данный момент был предельно смущен тем, что его поймали в сеть, брошенную с потолка. На самом деле он просто обязан был от нее увернуться, с легкостью ее избежать. Было совершенно неспортивным поведением не дать выстрел из стартового пистолета или еще какой-нибудь подобный сигнал.

Брехли Трепп, восседая на стуле в дальнем конце ряда связанных божеств, не смог удержаться. Он буквально взорвался ответом:

— Это Уадд! Вы в Уадде!

Лица шести божеств повернулись к нему, одновременно вопрошая и обвиняя.

— Кто он такой? — завизжала Нивейя. — Незнакомец! А у меня по-прежнему волосы не уложены! Какой позор!

— Понятия не имею, кто он такой, друзья сердечные, — заявил Стапель. Кончик его фуражки слегка покачивался. — Он уже был здесь, когда я прибыл.

— Я его высокобесподобие Брехли Трепп из Речистой Миссии, — сказал Трепп.

— Вот почему я его не узнал. Он не божество, — проворчал Туммак, небесный ответственный за потасовки и мордобой. — Я морд никогда не забываю, — добавил он. — Особенно тех, которые недавно набил. Покажите мне нос, который я сломал, и я сразу скажу вам, где и когда я это сделал!

Голова Брехли Треппа закружилась. Божества? Что делали здесь шесть божеств? Это не имело отношения к тем секретным материалам, которые он переводил. Или имело? Может, они здесь тоже работали на Алкана?

Драпак подозрительно глазел на Треппа.

— Если он не из нашей компании, тогда почему он здесь, наедине с нами, после всех этих дурацких вопросов? Мне это совсем не нравится. Я думаю, все мы должны просто отсюда смотать. В темпе ноги сделать, я бы сказал.

— Что? Ты что, думаешь, он шпион? — насмешливо прохрипел Туммак.

— Да. Он внедрен сюда, чтобы подслушивать наши разговоры.

— Чего ради? — возразил Туммак. — Какой смысл?

— Он похитит мои визажистские секреты! — взвыла Нивейя.

— Да нет же, — прошептал Драпак с отблеском паранойи в глазах. — Я кое-что об этом слышал. Помните обсуждение «Прочих вопросов» несколько дней тому назад? Помните новые чудесные идеи этого придурка Ромсдела? Это все его делишки, я вам скажу.

— Что? Ты про того малого за третьим столом? Про того, который отвечает за смертный менеджмент и кризисный контроль? — забормотал Туммак. — Никак его лица не припомню. Вот если бы я его тогда как следует приложил… Но ничего, если это и впрямь его проделки, я ему такой мордобой устрою, что у него вообще от лица мало что останется.

Драпак кивнул:

— Ага, это все он. Обычно он просто выбирает одно из божеств и — вжик! — забрасывает тебя куда-нибудь, прежде чем ты поймешь, что ты записан на эти его курсы. Я слышал, что некоторых ребят выбрасывали в самый центр неизвестности с компасом и двадцатью тремя футами шнура. А потом им приходилось либо путь обратно искать, либо палатку строить. Либо еще что-то придумывать. Предполагается, что это развивает командный дух. Но в основном это кончалось тем, что все просто начинали друг к другу заводиться и морды бить…

— Звучит заманчиво! — ухмыльнулся Туммак.

— Но зачем мы здесь? — отчаянно спросила Нивейя, бигуди которой уже начинали разворачиваться самым трагическим образом. — Безусловно, дорогуши, вся эта ерунда с командным духом и всем таким прочим не может быть важнее хорошей укладки, разве нет? И какую связь это имеет с противорвотными… как их там?

Никто из божеств не получил шанса ответить. В это самое мгновение копыто пинком распахнуло дверь, и из боковой пещеры появился Бубуш с большим подносом кремневых пирожных. С трудом подтащив поднос к столу, он нетерпеливо его туда грохнул.

— Ну что, теперь довольны?

Все глаза сосредоточились на узловатых темно-серых булочках. А затем божества заулыбались. В конце концов, эти курсы Ромсдела проходили не так уж и скверно.

Следовало признать, что качество пищи могло не соответствовать тем стандартам, к которым, благодаря старине Тони Фабрицци, они привыкли в «Манне Амброзии» — но черт возьми, ведь эту еду им доставил официант! Все было как за Верхним Столом. Почти.

— Так где все-таки противопехотные святыни? — снова разбушевался Бубуш, точно попугай на допросе, который знал только один вопрос и вдобавок обожал звук собственного голоса.

— Э-э… не уверен, спрашивал уже об этом кто-нибудь или нет… — начал Драпак, поднимая вопрос, который на самом деле следовало обсудить пять часов тому назад, когда Бубуш впервые завел свой бред про противопехотные святыни.

— Что такое? — нетерпеливо прорычал Бубуш, гневно глазея на Драпака сквозь плотные щелки зрачков. Струйки пара вились от его ноздрей.

— Э-э… вот именно, — отозвался Драпак. — Что это такое? Я понятия не имею о том, что это еще за противопехотные…

Тирада воплей и проклятий, которой вот-вот должен был разразиться Бубуш, была предотвращена только своевременным возвращением Ублейра с дымящимся горшком серы.

Волна одобрения покатилась от собравшихся божеств при долгожданном прибытии свежего подкрепления. Никем не зафиксированные пурпурные сигнальные огни, пристроившиеся над головами божеств, набухли и пустили настойчивые языки в сторону Бубуша и Ублейра.

Поставив горшок на стол, Ублейр удивил самого себя любезной улыбкой, обращенной к семи гостям… гм… пленникам. «Они же пленники!» — настойчиво твердил себе демон, делая неуклюжий реверанс и удаляясь.

Бубуш гневно посмотрел на захваченных божеств, бросил хмурый взгляд на кремневые пирожные и, неодобрительно покачав головой, прорычал:

— Вот, пожалуйста, угощайтесь.

Никто даже не шевельнулся.

— Ну? Чего вы еще дожидаетесь?

Бандаж с трудом подвигал кистями.

— К сожалению, прямо сейчас мы не можем подойти к столу. Мы… гм-м… связаны.

— Чего же вы от меня ждете? Чтобы я сам вас покормил? — выкрикнул Бубуш.

Трое из божеств от удовольствия аж закатили глаза. Даже за Верхним Столом никогда не оказывалось такого персонального внимания. Дела шли все лучше и лучше. Однако, к их разочарованию, Бубуш исчез за их спинами и принялся резать путы из особой высокопрочной веревки, недовольно при этом ворча.

— Принесите нам пирожные! — жаловался он. — Не можем к столу подойти. Тьфу! Вы все такие жалкие и трогательные, а что я получаю в ответ? Ничего! Но на самом деле мне очень скоро нужно будет начать получать кое-какие ответы, иначе я вынужден буду стать по-настоящему гадким. Вот увидите, каким я стану!

Вскоре половина божеств уже засовывала себе во рты грубую, но вполне поддающуюся текстуру уаддских кремневых пирожных. Ухмыляясь, они энергично жевали. Волны радости исходили от божеств, распространяясь по всей пещере и гладя лихорадочный лоб Бубуша, смиряя его буйный нрав.

— Говорю вам, я могу быть очень гадким и подлым. Правда могу. Вы все очень пожалеете о том, что я вас захватил, если не будете так милы, что расскажете мне хоть самую малость о том, где, как вам кажется, эти противопехотные святыни могут прямо сейчас находиться.

Все шесть божеств почти с удовольствием глодали кремневые пирожные, не обращая ни малейшего внимания на бред Бубуша. Потом будет масса времени, чтобы уловить все подробности. Если в этих курсах есть что-то, чего они не понимают, они всегда смогут спросить. Должны иметься какие-то сопроводительные инструкции или что-то вроде памятки.

Продолжая ворчать и ни на секунду при этом не задумываясь, Бубуш принялся развязывать путы Брехли Треппа.

— Я хочу сказать, если вы не сообщите мне, где сейчас противопехотные святыни, — непрерывно болтал он, — я, пожалуй, самую малость расстроюсь и…

Трепп сделал глубокий вдох, соскользнул со стула, встал в полный рост и потер кисти рук. Затем он внимательно уставился в чешуйчатую грудь Бубуша.

— Ничего, если я теперь пойду? — спросил миссионер. — То есть свою часть сделки я выполнил, разве не так? Полностью перевел текст и…

— Да-да. Идите, пожалуйста! — пробормотал Бубуш, чей разум был отвлечен на остальных шестерых пленников.

Челюсть Ублейра отвисла, когда он услышал слова Бубуша. Он действительно держал свое слово. Это было неслыханно! Хорошо ли он себя чувствовал? Он вполне мог заболеть.

— Дверь вон там, — сказал Бубуш, указывая кривым когтем. Волны одобрения от божеств вовсю плескали на его злонравие.

— Пожалуйста, выходите! — настаивал Бубуш.

Брехли Трепп даром тратить времени не стал и в возбужденном восторге засеменил к двери. Ухватившись за ручку, он повернул ее и потянул на себя…

— Трепп! — вдруг воскликнул Бубуш.

Его высокобесподобие обернулся, ожидая, что злобно ухмыляющаяся физиономия оскалится на него в ответ, после чего демон снова привяжет его к стулу.

Бубуш смотрел на Треппа, и волна легкомыслия просачивалась удовлетворенно сквозь него точно теплый сироп сквозь недавно приготовленную слойку. Странное выражение натекло на лицо демона — почти мирное, почти счастливое, очень волнующее.

— Просто хотел сказать вам… э-э… насчет перевода и всего прочего… э-э… спа… спасибо…

Челюсть Ублейра отвисла ему на грудь, пока он наблюдал за Бубушем. Да что с ним такое стряслось? Может, он все-таки заболел? Съел что-нибудь не то? Ублейр с подозрением уставился на кремневые пирожные.

Брехли Трепп ухмыльнулся и исчез за дверью. Он не был полностью уверен в своем понимании происходящего, но решил воспользоваться возможностью, пока она еще оставалась. Дверь за ним захлопнулась.

— Классные булочки! — объявил Бандаж, вытирая рот. — Просто идеальный уровень сахара, необходимый для поднятия телесного тонуса. А больше нету?

— Э-э… есть, — сонно ответил Бубуш. — Сколько вы хотите? Я просто пойду и…

Развернувшись, он потопал в боковую пещеру, подгоняемый растущей пурпурной волной просветления, эманируемой божествами.

На самом деле Бубушу очень не помешало бы взглянуть на свой самопальный святынеискатель. Он бы сразу же предупредил его об опасности. Две девятидюймовых гвоздя, что поддерживали изготовленные из ложек указатели, гнулись, пока теофобические клетки силились спастись от нарастающего прилива святых волн.

Ублейр, весь дрожа, убежал следом за Бубушем на кухню и захлопнул за собой дверь.


Лягаясь и стеная в последние минуты своей дневной дремы, «Гасила» Шланк из аксолотлианской Службы предотвращения пожаров оказался захвачен слишком уж реальными картинами шокирующего кошмара. Отбросив пуховое одеяло в другой конец комнаты, он беспомощно бился в гамаке, пока в голове у него прокручивалось предельно рискованное спасение.

Еще один деревянный брус завизжал в агонии жертвоприношения и соскочил с крыши башни, с ревом несясь к Гасиле. Весь его кошмарный мир вдруг сделался одной охваченной пламенем балкой, которая погнала его вниз.

Шланк завопил, отскочил назад и почувствовал, как страшный жар опаляет его на одну умопомрачительную секунду, пока горящий брус проносится мимо — прямо по центру наполненного дымом лестничного колодца.

Как же он мог позволить такому случиться? Это было совершенно немыслимо, но невесть как в своем кошмарном сне Гасила Шланк оказался решительно не способен выполнить свой долг перед обществом Аксолотля. Почему его ноздря нестерпимо не зачесалась в предсказательном предупреждении скорого возгорания? Или он лишился силы безошибочного предвидения? Был ли это конец его необычайно успешной карьеры в аксолотлианской Службе предотвращения пожаров?

Кошмарное инферно безостановочно бушевало вокруг Гасилы, ревя как безумный дракон в острой досаде. А затем поверх шума огненного разрушения он снова это услышал. Сознание вины покорило панику и повело Шланка вверх по лестнице, когда он услышал перепуганный рев Штуцера, своего верного осла.

Десятилетиями они не разлучались, никогда не пропуская надвигающийся пожар, всегда непринужденно притопывая куда следует буквально в последнюю секунду, чтобы вылить ведро воды на дымящиеся желудевые искры возможного мощного дубового инферно, навеки гася их надежды в язычке пара.

Шланк просто должен был добраться до Штуцера, прежде чем станет слишком поздно.

Очередной истекающий адреналином рев прозвучал в голове у Гасилы, еще больше усиливая его решимость, подталкивая вверх по бесконечному лестничному пролету. Еще два бруса вылетели из ниоткуда на волнах ревущего пламени, пригвождая его к стене. Отскакивая от лестницы, пылающие балки неслись вниз по центральному колодцу, кувыркаясь и рассеивая семена пламени в своем диком полете.

Восемьдесят пять футов аварийной лестницы с ревом вспыхнули.

Гасила заскрипел зубами. Назад пути не было. Он должен был двигаться дальше, героически отгоняя от себя страх опасности, сражаясь с шансами на спасение своего верного осла. И тут, словно бы в ободрение, еще один рев прозвучал впереди, приглушенный деревянной дверью.

Усилием воли Шланк привел ноги в движение, мощно выбрасывая их вверх по бесконечному пролету. А затем он наконец оказался на верхней площадке, отделенный от Штуцера единственной деревянной дверью. И еще — языком способного поджарить любого героя пламени. И еще — плотной пеленой заволакивающего весь обзор дыма.

Для любого, кроме Гасилы, это стало бы катастрофой. Но он лишь над всем этим посмеялся. Потребовалось бы нечто большее, нежели подобные физические барьеры, чтобы встать между ним и его лохматым любимцем. Особенно когда он уже зашел так далеко.

Фырча и пихая дверь точно подпаленный с хвоста носорог, Гасила собрался с силами и сделал решающий бросок.

Дверь подалась под его плечом, разбрасывая во все стороны всевозможные щепки. Одним прыжком Шланк одолел комнату и приземлился Штуцеру на спину. Восторженный рев извергся из пасти верного осла, когда он почувствовал знакомый обхват ног Гасилы на своей диафрагме. Штуцер галопом рванулся вперед, выпрыгнул в окно — и, обрамленные галактикой крутящихся стеклянных звезд, они вылетели прямо в ночное небо.

На высоте в одну сотню футов, если стремиться к полной точности.

Внизу со злорадным ожиданием скалились голодные скалы. И тут Гасила понял, насколько аэродинамичным вообще-то является средний осел.

Земля понеслась им навстречу с энтузиазмом жутко вымазанного в грязи Лабрадора, отчаянно стремящегося прыгнуть на грудь своему хозяину.

Гасила дико завопил, беспомощно забился и выпал из гамака, внезапное столкновение его мягкого носа с холодным мрамором стало чем-то сродни блаженному облегчению.

Все это оказался всего лишь кошмарный сон. Ни в какую пылающую башню Штуцер заключен не был. Не было и никакого пожара. Шланк не утратил своих предсказательных способностей.

Несколько мгновений Гасила просто лежал на холодном полу, с любовью по нему похлопывая, облегченно радуясь и глубоко дыша. Затем он внезапно закашлялся и резко сел, ноздри его тревожно раздувались.

Если все это было просто кошмарным сном и никакого пожара не было, тогда почему у него в ноздрях явственно ощущалась щекотка от дыма? И почему он действительно слышал рев?

Метнувшись к окну, Шланк выглянул наружу. Штуцер тревожно прыгал и метался в своем загоне, красноречиво указывая мордой в сторону далекого горизонта. Взгляд Гасилы переместился туда. Он потрясенно ахнул, увидев клубы дыма, что беспрепятственно поднимались с горящего ячменного поля.

Секунду спустя Шланк уже выпрыгнул из окна и заскользил вниз по аварийному шесту, чтобы приземлиться прямо на спину грызущему удила Штуцеру. Затем, потянув за отпускной рычаг загона, он на полном ходу вынесся за ворота.

Только теперь, когда улицы Аксолотля стали стремительно проноситься мимо, у Гасилы появился шанс подивиться случившемуся. Он должен был это почуять, должен был ощутить щекотку в ноздрях, но… ничего этого не было. Не мог ли кошмарный сон быть предупреждением? Шланк в этом сильно сомневался. Он мог быть столь же суеверным, как и любой другой житель Аксолотля, но предостерегающие кошмарные сны, да еще днем? Нет, никоим образом! Мог ли в ряды Службы предотвращения пожаров заступить какой-то новый работник? Тот, чьим долгом было держать бдительную ноздрю на конкретный предмет потенциального возгорания посевов и сельскохозяйственных припасов? Если случай был именно таков, почему тогда Гасила ничего об этом работнике не узнал? Нет, в высшей степени невероятно!

Таким образом, оставался третий и самый ужасающий из вариантов. Каждый аксолотлианец, обладавший хоть унцией предвидения, четко знал, что существует только один класс событий, которые совершенно невозможно предсказать, одна группа событий, которой даже традиционно голодная до новых договоров Страховая компания Аксолотля не коснется своим легендарным шестом. Действия богов!

Однако на переднем фронте разума Гасилы Шланка, пока он на своем верном Штуцере трусил под окном Муниципального зала предсказаний, по-прежнему оставались два вопроса.

Первый: как он собирается потушить это поле?

И второй, самый зловещий: какую выгоду кто-либо из богов намеревался получить от поджога ячменного поля?


— Какую выгоду любой из богов намеревался получить от поджога ячменного поля? — недоверчиво бормотал самый главный муниципальный пророк капитан Мабыть, стоя в до отказа забитом толпой и предельно сквознячком Муниципальном зале предсказаний. Снаружи, сквозь недавно разбитое окно, отчетливо доносился стремительный топот копыт осла Штуцера.

Толпа граждан Аксолотля молча смотрела на главного муниципального пророка в ответ.

— А что заставляет вас думать, что тут замешаны боги? — наконец колючим тоном спросил один мужчина. Он, как и вся остальная банда, сверлил обвиняющим взором пернатую фигуру главного заклинателя по транспорту и общему обращению с товарами.

— Святилище, — снова захныкал Партач, сжимая лодыжку капитана.

— Это с неизбежностью должен быть Акт Богов, — настаивал Мабыть, похлопывая Партача по пернатой голове. — Кто из всей вашей компании все эти события предвидел? Затопление корабля Армота? Поджог ячменного поля? Этот предельно масштабный и отвратительный акт крайнего вандализма, — пророк властно указал на разбитую стеклянную крышу и высаженное окно, едва сдерживая дрожь при воспоминании о слишком уж недавнем вторжении громадных монстров, вооруженных сетью. — Ощущалось ли у вас по одному их этих поводов малейшее трепетание хотя бы одного из ваших органов, которые вообще способны трепетать? А, было?

Последовал общий шелест смущенного отрицания.

— Ась? — рявкнул Мабыть, глазея поверх дуги своего сморщенного носа. — Вот ты, — он ткнул пальцем в первого попавшегося члена толпы. — Ты хоть что-то из этого предсказал?

Внезапно выхваченный лучом прожектора провидец что-то пробормотал и смущенно уставился на свои сандалии.

— А? Что? Да говори же наконец! — рявкнул Мабыть. — Предвидел ты что-то из этого или нет?

— Нет, я… гм… я в последнее время был вроде как занят. Вроде как фокусировался только на… на… — Мужчина снова умолк.

— На чем, приятель? Давай рожай!

Тот покраснел и нервно огляделся.

— На… на свадьбе Блинни Плутта. Я… я хотел как следует удостовериться, что она хорошо пройдет. Я самый большой его поклонник, и я правда…

— Это я самый большой его поклонник, — возразил голос из задних рядов толпы. — Я видел все представления «Сам себе пророк!» Да, видел. И все коронные фразы Блинни знаю…

— Тьфу! Это ты себя его самым большим поклонником называешь? — заспорил еще один. — Да я знал Блинни еще до того, как он впервые на сцену вышел…

Еще один голос выдал очередное опровержение.

— Эх вы, я-то как раз и был тем, кто в свое время убедил его на сцену выйти…

Все это наверняка перешло бы в мордобой, если бы капитан Мабыть не взобрался на мраморный стол, не поднялся бы с трудом на ноги и со всего размаху не грохнул своей палкой по мраморной глади.

И в последовавшей тишине откуда-то сзади пропыхтел задыхающийся голос:

— Э-э, если это был Акт Богов, то акт этот, надо сказать, довольно чудной.

Все в зале повернулись и уставили гневные взоры на богохульника, требуя объяснений.

Вопрошаемый, которым был довольно несчастный на вид Абб Армот, смущенно ухмыльнулся и по крайней мере возымел приличие стыдливо покраснеть, прежде чем его подтолкнули к передней части толпы, следуя инструкции покачивающегося указательного пальца самого главного муниципального пророка.

— Ну, я хотел сказать, что это… гм… какой-то особенный акт. Сперва полезть во все тяжкие, реально здесь появиться, а потом — раз и нету!

— Раз и нету? — озадаченно переспросил капитан Мабыть.

— Ну да, — ответил Армот. Ему уже в подробностях пересказали все события на берегу озера Титипопа, которые он пропустил из-за того, что лежал на земле лицом вниз, плотно зажав ладонями уши. — Раз и нету! — Тут он замахал руками в манере, которая, как он надеялся, носила хоть отдаленное сходство с исчезновением Стапеля. — Исчез, и даже не попрощался.

— Ага, он даже никакого шанса не получил, — прохрипел другой голос. — Они просто прыгнули на него и потащили, лягающегося…

— Кто на него прыгнул? Как они выглядели? — сразу же спросил капитан Мабыть, чувствуя, как холодный озноб ужаса зарождается у основания его позвоночника и пробегает ледяными пальцами до самой шеи.

— Точно так же как те твари, что вон сквозь ту дыру проскочили, — раздался еще один полный энтузиазма голос, а рука указала на пролом в потолке.

— Ага, точно, — прорычал третий голос, басовито рокоча из могучего мускулистого тела, принадлежавшего лысому горожанину с руками как ноги всего остального народа. — Очень профессионально было проделано. Минимум возни. Просто пропихнули их через окно — и готово. Очень хотел бы этим парням руки пожать. Даже малейшего шанса отбиться не дали. Это самый лучший способ. Хотя было малость странновато.

— О чем речь? Конечно, все это было очень странно. Не каждый день видишь, как какие-то твари к тебе через крышу заскакивают. Так о чем вы хотели сказать? — продолжал бормотать Мабыть, тыча пальцем в вышибалу из местного ночного клуба.

— Я про тех парней, — прорычал вышибала, — которых в сетку поймали и через окно в дыру запихнули. Видели, какие у них были физиономии? Лично я такие выражения каждую ночь по несколько раз вижу. Так что мне они хорошо знакомы. Такой вид обычно говорит: «Нет-нет, я не хочу на выход. Я хочу еще здесь побыть. Пожалуйста. Ну пожалуйста!» Но обычно все наоборот выходит. Понимаете, о чем я?

— Нет, признаться, — отозвался капитан Мабыть. — Как так наоборот?

— Откуда вы знаете мою фамилию? — поинтересовался сильно озадаченный вышибала по фамилии Признацци. — Хотя да. Понимаю. Вы же пророк. А теория у меня такая… — тут он осекся.

— Что? Какая? — прохрипел Мабыть, хлопая в ладоши, словно он пытался сам воздух расшевелить. — Излагайте же наконец!

Тут глаза Признацци загорелись. За многие годы он привык к тому, что из-за его мышечной массы и сейсмически глубокого голоса никто не верил, что он на самом деле способен выдать какую-то разумную мысль, а не только выбрасывать народ за двери. Над его теориями столько раз потешались и столько раз с налету их отвергали, что Признацци давно уже потерял этому счет. Теперь он уже не очень склонен был так запросто оглашать свои теории. Но здесь было совсем другое дело. Раз самый главный муниципальный пророк хотел услышать его мнение, то…

Вышибала перевел дыхание.

— Эти божества были похищены — вот в чем соль. По-моему, так оно все и вышло.

Народ в Муниципальном зале предсказаний дружно ахнул, и все глаза принялись сверлить Признацци.

— Что? — пророкотал вышибала. — Эй бросьте-ка, не смейтесь, так нечестно…

— Вы не потрудитесь объяснить? — попросил Мабыть.

— Гм… попробую. Но только не смейтесь, сэр. Ну, значит, моя работа — выбрасывать всякую публику за дверь, когда она не на шутку начинает к некоторым девушкам из обслуги приставать. Хватать этих приставал и — шурр за дверь. И они меня всегда награждают этим самым взглядом типа «я не хочу на выход»…

Последовало глухое молчание, пока все по-прежнему пытались прикинуть, о чем хочет сказать Признацци.

— Так вот, — после паузы продолжил вышибала. — У всех парней, которые в том окне исчезали, было на лицах точно такое же выражение. Ну, типа «я на выход не хочу». Отсюда выходит, что они нипочем не хотели уходить с теми тварями, которые ту дыру проделали, понимаете?

Тут все мгновенно сообразили, что имеющиеся факты действительно четко согласуются с теорией Признацци. Тревожный вид на лицах божеств, неортодоксальный способ отбытия — все пальцы обстоятельств указывали в одну и ту же сторону. Божества и впрямь были похищены.

— Ну, чего скажете? — осведомился вышибала. — Есть у вас лучшее объяснение?

Капитан Мабыть откровенно пожелал, чтобы такое объяснение у него было. Его разум схватил теорию Признацци, засунул ее под свою гипотетическую подмышку и побежал с ней вперед, рассыпая по сторонам сотни разных вопросов. Некоторые из них звучали так:

— Что будет, если он окажется прав?

— Меня ведь лично это не затронет, не так ли?

— Физического вреда ведь мне это не причинит?

— Не произойдет капитального подкопа под самые основы аксолотлианского общества, если все поймут, что будущего они видеть не могут, правда?

— Не будет внезапных взрывных бунтов и безумной паники, так?

— Не будет сотен убитых в неистовстве грабежей — которые безусловно последуют, когда страшная правда выйдет наружу?

— Или все-таки будут сотни убитых?

— Все дело в том, кто осуществил похищение божеств, верно?

Именно последний вопрос бросил целый ледник сосулек вдоль позвоночника капитана и до предела сжал его мочевой пузырь в шоке острого осознания.

На этот вопрос существовало всего два ответа: боги или дьяволы!

И если верно было последнее, то ответы на все предыдущие вопросы должно были стать совершенно определенными. Причем предельно пессимистичными.

— Ну, так чего скажете? — снова спросил вышибала Признацци, оттягивая до смерти напуганный разум капитана обратно в текущую грубую реальность. — Есть лучшее объяснение?

Капитан Мабыть задумчиво повозился со своими пальцами и хорошенько перевел дыхание.

— Гм… ну, видите ли… — начал он с очевидным недостатком уверенности. — Значит… вот как! Это же были боги, ясное дело. Я н-не думаю, что нам на самом деле следует о чем-либо б-беспокоиться. Ведь все мы знаем, сколь загадочны способы, коими боги порой действуют. Разве не так?

Ухмылка, которую Мабыть приклеил на свою дряхлую физиономию, определенно смотрелась бы куда лучше, если бы за ней стояла по меньшей мере тысяча галлонов уверенности.

— Что? — спросил голос из толпы. — Так вы говорите, это был символ или что-то в таком роде?

— Э-э… я полагаю… гм-м… — запинался капитан Мабыть, чья уверенность стремительно ему изменяла. Эта была как раз та территория, к которой он совсем не был привычен. Пророческие предсказания — пожалуйста, никаких проблем. Но гипотетические экстраполяции, основанные на слухах и отчетах об увиденном, — шаткая почва, от нее лучше держаться подальше. Слишком много шансов быть пойманным за язык, если твой ответ окажется неверен.

— Это потому, что здесь, на вашем столе, сбоку есть резная картинка с теми самыми тварями, которые ворвались сюда через крышу? — спросил Абб Армот, указывая на группу фигур.

— ЧТО? — завопил капитан Мабыть, после чего, рискуя своими дряхлыми коленями в нехарактерном для него акте отчаянного рвения, спрыгнул со стола и уставился на украшение, в которое указывал кончик пальца Абба Армота. Сердце его бешено колотилось. Если это была правда, Мабыть почти наверняка знал, что его колени ему больше не понадобятся.

Старческая челюсть капитана отвалилась ему на грудь, когда он взглянул на резной фриз под названием «Несколько апокалипсических тварей, которых следует опасаться».

Вырезанное многие столетия назад, это изображение чудищ было, пожалуй, самым последним остатком от периода Эмпириков Времен до расцвета Пророчества, эпохи, когда о будущем можно было только догадываться, используя мучительно кропотливый сбор данных и неопределенное распознавание образов. Эмпирики изобрели представление о днях и ночах, теорию рекуррентных времен года, а также уверенно и определенно установили, что единственная причина, по которой никто просто не уплывает прочь, если подпрыгнет достаточно высоко, заключается в том, что все люди привязаны к земле парой незримых красных нитей, обвязанных вокруг каждой лодыжки.

Немалое число их учений с легкостью было впитано современной культурой Аксолотля. Что ж тут поделать — раз уж эти учения могли быть столь дьявольски очевидны? Так, все совершенно точно знали, что и впрямь прикреплены к земле парой незримых красных нитей. Иначе почему же еще они не уплывали к облакам?

Однако существовали вещи, которые не всем было позволено знать. Тайные вещи, не открытые неустанными наблюдениями Эмпириков. Вещи, которых следовало опасаться.

Разглядывая древнюю художественную резьбу, капитан Мабыть отчаянно хотел, чтобы рядом с ним по-прежнему была его мамочка.

Ибо все они были тут, высеченные из твердого мрамора в манере гротескно-небрежной, но идеально узнаваемой, являя собой жуткое предупреждение о неминуемой катастрофе, оставленное ему Эмпириками. Пара здоровенных тел с большими головами, длинными носами и руками словно бы без суставов, которая омерзительно плясала в самом центре крутящейся каменной метели.

Это были даже не плохие новости, а ПЛОХИЕ. И даже не ПЛОХИЕ, а ОТВРАТИТЕЛЬНЫЕ.

Мабыть невольно задрожал, узнав картинку с «Жуткими снежными тварями морозного Апокалипсиса». Если они вернулись, предвещая страшные катаклизмы, — тогда гражданам Аксолотля ему оставалось сказать только одно.

Купите себе все акции аксолотлианской компании «Бутылки горячей воды» — и как можно скорее.


Его высокобесподобие Брехли Трепп не стал останавливаться, чтобы поразмыслить о том, насколько необычным для Бубуша (или, раз уж на то пошло, для любого дьявола) являлось честное выполнение обещаний. На переднем фронте его разума имелись материи куда более неотложные. Свободный от бесчисленных витков особо прочной веревки, Трепп мог теперь вернуться к своей неотложной миссии. К спасению душ.

Страстное возбуждение бурлило в миссионере от одной лишь перспективы чертовски славного проповедования, ведя его по улицам и проулкам, где он, точно одержимый, резко заворачивал за углы. Одним прыжком перепрыгивая через лужи кипящей лавы, Брехли Трепп в конце концов вырвался на буквально бурлящую улицу, сплошь кишащую жалобно плетущимися душами. Еще один шаг — и он оказался бы втянут в нечистый поток измученных, пока они шаркали вперед к очередной восьмичасовой смене мук. Вместо этого Трепп запрыгнул на ближайший страхоскреб и принялся карабкаться вверх по бугристым, вырезанным скалодонтами стенам, подбираясь к крошечному подоконнику. Лишь оказавшись там, миссионер позволил своему голосу спасения разразиться над шаркающими под ним угнетенными душами Уадда. С избыточной радостью проповедничества, мощно вздымающейся в нем, Трепп настроился разговорить их, во-первых, в осознание, во-вторых, во внимание, а уж в-третьих, в объятия ангельского восторга.

После получаса трогательных проповедей, расписывающих восторги поглощения эля, и соответственного приобретения нескольких сотен приверженцев Алкана, покровителя эля и пива, Брехли Трепп переключил свой милостионерский опыт на другие темы. Вскоре уже насчитывалось несколько сотен обращенных в несгибаемую веру в то, что спасения можно достичь посредством правильного использовании «Чистящей щетки и тюбикового бальзама с кондиционером» сестры Офелии. Несколько дюжин душ поклонялись земле, по которой можно было бы ходить обутыми в особые молитвенные ботинки и облаченными в специальные монашеские одеяния дьякона Мудашкина.

Кроме того, Трепп уже прекрасно продвинулся с двузначными цифрами по обращенным, верующим в выгоды, которых можно достичь в смысле обеспечения своего райского проживания, если выплаты по закладным делать исключительно через казну его преподобия Цента Рабанка. И истовый милостионер вовсе не был намерен на этом останавливаться…

— Разве можете вы не почувствовать некую настойчивую щекотку на кончиках ваших пальцев и… гм… когтей? — добавил Брехли Трепп, заметив несколько более крупных и чешуйчатых обитателей Уадда, которые втайне навострили уши к его речам, пока эти аборигены Уадда, погруженные до плеч в плотную мешанину тел, постепенно прокладывали себе путь сквозь толпу. — Ощутите голую неполноту указательного пальца и большого! Чего-то там определенно не хватает! Разве можете вы этого не почувствовать?

Брехли Трепп поднял руки перед собой, согнул указательные пальцы, соединяя их с большими и образуя пару колец, а остальные растопырил, точно пучки перьев. Затем он молча ударил ладонями друг о друга. Для некоторых неверующих в толпе все это сильно напомнило жалкую попытку кукольника из театра теней показать, как целуются два деформированных попугая, зато для тех, кто был охвачен рвением, воспламенен спасительными словами Треппа, это был совсем другой вид и звук. Верующие уже могли слышать нежное позвякивание воображаемых пальцевых бубенцов веры, мерцающих при каждом соударении, могли видеть вибрацию сияющих металлических дисков. Со внезапной тоской они мучительно пожелали позвенеть собственной парой «Цимбалических душеспасителен» Блинтона Клинта (доступных в аварийном, дорожном и улучшенном вариантах).

— Или вы чувствуете, что ритмы спасения должны быть более мощными и впечатляющими? — спросил Брехли Трепп, сгибая свои ладони так, как будто он хватал ими два деревянных шара. Одну руку он оставил перед грудью, другую поднял над головой и принялся топать пятками по подоконнику, одновременно выполняя неистовый пируэт. — Аррай может стать вашим с «Чудесным миссионерским маракасом» папы Робертокарлоса. Да, фламенко — ваш путь от огней боли и мук к изобильно-прибыльным равнинам небес!

Трепп не на шутку увлекался. Слова текли безостановочно, необдуманно, но толпа словно бы этого не замечала. Стук дьявольских копыт служил тому подтверждением, пока девятифутовые монстры принимали позы мачо, отчаянно топали по земле и с диким энтузиазмом хлопали лапами над своими рогами!

Обводя взглядом очарованную толпу, Брехли Трепп широко ухмылялся. Вот зачем он был здесь. Именно за этим!

Когда Бубуш достал из контейнера последние уаддские кремневые пирожные Ублейра, располагая их на подносе с капитально не характерной для него аккуратностью, когтистая лапа вдруг схватила его за плечо и злобно развернула.

— Ты что, совсем спятил? — прорычал Ублейр сквозь плотно сжатые клыки. Нос его торчал в дюйме от носа Бубуша. — Если кто-то об этом услышит…

— С дороги, пожалуйста! Я должен отдать эти пирожные… — начал Бубуш, настойчиво, но не слишком энергично пытаясь проложить себе путь в главную часть пещеры.

— Забудь про них! — гаркнул Ублейр, хлопая лапой по подносу с пирожными и вздрагивая, когда одно из них отскочило от его копыта.

— Но я обещал им, что…

Ублейр колебался, закрыть ли ему уши от столь омерзительных речей — или вколотить в голову Бубуша немного здравого смысла. Вместо этого он просто влепил ему пощечину.

— Это было совсем не так мило, как ты думаешь, — надулся Бубуш, не проявляя ни малейших признаков желания отомстить. — Сомневаюсь, что я это заслужил.

— Ну, тогда ты и вот это не заслужил, — прорычал Ублейр и хлестнул Бубуша по другой чешуйчатой щеке, еще крепче.

— Ты совершенно прав. Я это не заслужил. Удержись, пожалуйста…

Ублейр пронзительно завопил, прижал ладони к ушам и плотно зажмурил глаза. Итак, он снова это произнес. Это слово. Слово на букву «п».

Существовала масса слов на букву «п», которые можно было использовать, — подлость, пакость, потрошение, паскудство, предательство и т. д. и т. п. Все это были хорошие, славные слова, которые прекрасно ладили со всем беспричинно безжалостным. Но «пожалуйста»?

Ублейр содрогнулся. Никогда в жизни он еще не слышал речей столь отвратительных. И, словно одного этого было еще недостаточно, Бубуш произносил эти речи таким тоном. Таким безвредным! Таким рассудительным! Таким пугающим!

Ублейр распахнул глаза, когда что-то вдруг коснулось его копыта. И в ужасе уставился на то, как Бубуш ползает по полу, подбирая разбросанные пирожные и аккуратно их вытирая.

Внезапно все это сделалось для Ублейра совсем невыносимым.

Его лапа метнулась сверху, крепко схватила Бубуша за горло и вытянула его в вертикальное положение.

— Прекрати! — завопил Ублейр в дюйме от лица Бубуша.

— Но я…

— Да что такое с тобой стряслось? — бушевал Ублейр, бешено тряся Бубуша за плечи и создавая любопытную мелодию из звучных пощечин. — Снова до моего лавового мартини добрался, да? Или хитромудрый шлак курил? Какого дьявола ты его отпустил? Просто не могу поверить, что ты и впрямь сдержал свое слово. Это так на тебя непохоже…

— Кого отпустил? Какое слово? — отплевывался Бубуш, пока его пульсирующие красной краской щеки начинали оказывать действие на туманную неразбериху его мозга.

— Треппа! — гаркнул Ублейр.

— Но он по-прежнему там, к стулу привязан…

— В самом деле? А тебя не затруднит поставить на это пару-другую оболов? — Ублейр пинком распахнул дверь, сунул в нее Бубуша и направил его озадаченный взор к связке особой высокорастяжимой веревки, что окольцовывала подозрительно пустой вращающийся стул. Тот самый стул, к которому должен был быть надежно привязан его высокобесподобие Брехли Трепп.

Ряд из шести фигур радостно замахал Бубушу, и в этот самый миг кремень жуткого осознания наконец-то ударил по нему. Что-то здесь совершенно определенно пошло не так.

— Какая дьявольщина?..

— …тебе тогда в голову пришла? — прорычал Ублейр, перебивая бубнящего Бубуша и в презрительном отвращении бросая его на пол.

Бубуш сел на полу и уставился на приятеля, раскачиваясь взад-вперед точно какой-то обкуренный кришнаит, пытающийся передавать свои мантры на десятифутовой волне.

— В то время мне это показалось хорошей идеей, — захныкал он.

— Но сдержать свое слово? — Набоб буквально бурлил недоверчивым презрением. — И ведь ты его еще за помощь поблагодарил!

— Я? Я это сделал? — Глаза Бубуша в ужасе расширились, когда он пополз по полу, ухватил Ублейра за лодыжки и начал трогательно пресмыкаться. — А кто еще это видел? Ты ведь об этой маленькой промашке никому не расскажешь, правда? Клянусь, начиная с этого момента я стану по-настоящему безжалостным, сам увидишь. Вернусь в свое обычное жуткое состояние, начну гнусные планы строить…

— Планы? Ты так это называешь? — осклабился Ублейр, пинком отшвыривая от себя Бубуша. — На тот случай, если ты не заметил, — вон там, в моей личной пещере, сидят шесть нелегальных иммигрантов. Они расположились в моих вращающихся креслах и лопают мои кремневые пирожные. Тебе не трудно было бы просветить меня на тот счет, каким именно образом с их помощью мы собираемся вставить фитиль Асаддаму? Он разве что вдоволь посмеется, когда арестует нас за иммиграционные преступления и соорудит свой собственный расчудесный план исправительных работ для нас обоих. Эх ты бестолочь!

Поднявшись с пола, Бубуш помотал головой, отчаянно хлопая себя ладонью по одному уху, словно он пытался вытряхнуть какие-то застрявшие кусочки из другого. Частички внятности закувыркались в спутанной памяти демона, приземляясь на дымящийся кремень понимания. Итак, он битых шесть часов допрашивал жителей Аксолотля, требуя ответа, где хранятся противопехотные святыни. Он точно знал, что им известно, где хранятся эти штуковины. Они совершенно определенно с ними обращались. Следы были повсюду. Святынеискатель ясно это показывал.

Капелька сомнения все же просочилась сквозь его уверенность. «Святынеискатель? — подумал Бубуш. — А не могло ли мое самопальное устройство просто напортачить?»

— Ты ведь этот матч просадил, верно? — с немалым злорадством оскалился Ублейр. — Этот Трепп тебя вокруг пальца обвел. Он тебя за кретина держал. Кретин ты и есть! И что ты собираешься теперь с ними делать? — Он дернул когтистым большим пальцем в сторону двери и шести пленников в главной части пещеры.

Поражение и Ублейр обвиняюще смотрели Бубушу в лицо. Тогда он снова помотал головой.

— Этого просто не может быть, — пробормотал затем демон, уставив щелки багровых зрачков в никуда. — Он работал. Я сам видел…

— Нашу дверь в любую секунду могут ментагоны копытом лягнуть! Что ты собираешься делать?

— Он точно должен был работать.

— Кто?

— Святынеискатель, — пожаловался Бубуш.

— В самом деле? — насмехался Ублейр, истекая сарказмом. — Так где же тогда все-таки тайник с противопехотными святынями находится, а? При помощи той ерундовины ты не зарегистрировал ничего, кроме шести нелегальных иммигрантов!

— Но Святынеискатель действительно работал! Он регистрировал святые волны, как ему и полагалось! Иначе почему же он тогда так четко указал на Треппа и шесть других?..

Голос Бубуша оборвался, когда до него вдруг дошло. Как он мог быть так слеп? Так горяч, чтобы доплестись до узловатых корней не того инфернального древа и с энтузиазмом рявкать какую-то дурость?

Существовала одна-единственная причина, почему устройство, рассчитанное на регистрацию святых волн, стало бы указывать на что-либо излучающее эти фундаментальные частицы чистого теизма. Существовала только одна-единственная причина, почему святынеискатель указал на шестерку пленников и на Треппа. Сердце Бубуша почти замерло, когда понимание взорвалось у него в голове венком жгучих хризантем.

Все они излучали святые волны.

Внезапно все обрело смысл. Эффект проповеди Брехли Треппа который побуждал всех облачиться в подштанники; внезапное желание ослабить путы Треппа; и, наконец, самое невероятное — верность своему слову и позволение Треппу уйти.

Бубуша аж затрясло. Ни одно из этих событий не могло бы произойти без продолжительного воздействия излучения высоких доз теической радиации.

Бессознательно Бубуш принялся скрести свои лапы, словно пытаясь содрать оттуда чистоту заразного верования, пока его разум пытался вспомнить одну чудовищную мысль.

Он уже задумывался, пусть даже совсем ненадолго, почему шесть пленников были зарегистрированы святынеискателем сквозь тысячи футов твердой скалы, а Брехли Трепп всего лишь едва-едва заставлял указатели шевелиться. Однако у Бубуша не получалось остановиться, чтобы хорошенько об этом задуматься.

До сих пор не получалось.

Зато теперь он точно знал.

Эти шесть пленников выдавали в тысячи раз больше святых волн, чем захваченный ими первым Брехли Трепп. Они сияли подобно теическим маякам в пустыне неверия и насмешки. А что выдает святые волны в тысячи раз более мощные, чем просто какое-то его высокобесподобие?… Да боги же! Боги!

Бубуш жутко побледнел, закашлялся, после чего, все еще находясь под воздействием высоких доз теической радиации, взглянул на Ублейра и открыл рот.

— Э-э… насчет этих нелегальных иммигрантов… Есть одна вещь, которую я действительно должен тебе сообщить…


Если бы какой-то демон стоял за дверью пещеры демона Кирпича и прислушивался, он услышал бы звон от почти непрерывного грохота молотком по металлу. Возможно, он был бы сильно озадачен этими доселе неслыханными здесь звуками честной тяжелой работы и промышленного производства. А возможно, и нет. Если бы этот демон не присутствовал на последней спонтанной проповеди его высокобесподобия Брехли Треппа, он бы наверняка не понял, что двигало Кирпичом, когда тот вел себя в столь лихорадочной и увлеченной манере.

Сказать по правде, сам Кирпич тоже не имел даже самого туманного представления, что именно его в эту работу втянуло. Никакой перемены он не заметил. Для любого психологического самоанализа бывший вор был слишком занят. Самоанализ мог подождать. А прямо сейчас он был отчаянно занят… просто отчаянно.

С тех самых пор, как Кирпич оказался втянут в конкретную обширную толпу, позвякивая там содержимым карманов и кошельков обитателей Уадда как самый первоклассный вор, каким он до той поры и являлся, все пошло как-то совсем не так. Едва лишь Кирпич успел с успехом избавить с полдюжины дьяволов от тягости транспортировки ими туго набитых кошельков, как его внимание, словно от удара багряной молнии перед огненной бурей, было целиком захвачено словами того хмыря в сутане на балконе страхоскреба. Мгновения спустя когти Кирпича неудержимо защекотало, и он оказался на крючке, охваченный неудержимым стремлением поучаствовать в небольшой работе по металлу.

В уединении своей пещеры в самых недрах Шанкера, деловой части Мортрополиса, Кирпич возбужденно хихикал себе под нос, выхватывая из небольшого мешочка крошечный диск и кладя его на выпуклый камень. Мгновение спустя бывший вор уже схватил свой верный молоток и принялся лихорадочно колошматить по монетке достоинством в один обол, аккуратно ее расширяя, распространяя ее мягкую податливость по выпуклому камню. Заветный план был у Кирпича перед глазами. Каждую секунду он сравнивал непосредственно наблюдаемое с тем, что он отчаянно жаждал увидеть, очерчивая и подправляя. В ушах у Кирпича звенел до боли желанный тон, и каждый удар молотка утешал страдания, пока лязг ударов сглаживался, приближаясь к единственно верной звенящей ноте изящного совершенства.

И когда через три часа работа по металлу была закончена, Кирпич дополнил крошечный металлический колпачок отрезком особо прочной нитки с узлом на конце, пропущенным через дырку на самом верху колпачка.

В предвкушении ухмыляясь, Кирпич сжал нитку между большим и указательным когтями, а остальные растопырил в манере кукольника из театра теней, неумело изображающего какаду. То же самое он проделал с другой своей лапой. Дрожа на грани просветления, Кирпич ударил друг о дружку две идеальные копии «Цимбалических душеспасителен» Блинтона Клинта и порадовался чистой, переливчатой ноте, которую он из них извлек.

И в этот самый момент Кирпич забросил все мысли о воровстве и начисто забыл свою страсть к грабежу, пока его дьявольское сердце переполнялось безграничным счастьем просветления. Затем он встал и направился к двери.

Только в самый последний момент Кирпич остановился и обернул свои рога ярко-оранжевой наволочкой. Он понятия не имел, зачем это сделал. Просто так казалось правильнее.

И наконец, радостно ударяя в свои бубенцы, Кирпич вышел на улицы Шанкера, готовый распространять звонкую истину среди всех, кто стал бы к ней прислушиваться.


В «Манне Амброзии» настало время ленча, уровень шума, число занятых мест, а также содержание нектара в крови большинства божеств неуклонно росли. Неуклонно и стремительно.

Ангельские официантки уже лихорадочно сновали туда-сюда, подавая кушанья — выхватывали их со священной тележки с подогревом и подносили к истекающим слюной ртам низших божеств.

Каждый день происходило одно и то же. Компании богов стекались к «Манне Амброзии», со случайно-хаотической небрежностью подкатывая на подушках своих серебристых облаков. И как ни странно, каждый день все прибывали в одно и то же место. Как именно им это удавалось, никто из божеств не знал. И, откровенно говоря, никого это не заботило.

Все, что по-настоящему имело значение во время ленча, так это наполнение своих желудков и радостное поглощение лучшего спиртного, какое Огдам или Алкан имели им предложить, а также заблаговременная подготовка к славной дневной закуске. Во всем этом имелся только один недостаток. Все должны были дожидаться, пока весь Верхний Стол рассядется, прежде чем реально начинали поглощаться какие-либо блюда.

Утверждалось, что такова традиция. Однако многие божества за низшими столами втайне подозревали, что это всего лишь довольно позорный способ «Священной семерки» покрасоваться, пока эти избранные самодовольно вышагивали к своим местам за накрытым свежей скатертью столом.

К тому же Семерку обслуживали после всех остальных. Опять же якобы в рамках традиции. На самом же деле это имело какое-то отношение к подаче самого лучшего последним.

И точно так же все происходило в этот ничем не примечательный день, после того как все ненавязчиво были разведены по своим столам Мэтром д'Отелем — божеством, ответственным за организацию рассаживания. «Священная семерка» подобрала свои тоги, благосклонно ухмыльнулась низшим коллегам и аккуратно засунула в кресла божественные задницы.

Секунды спустя священная тележка с подогревом уже была выкачена куда следует парой задыхающихся ангельских официанток, и благословенный аррайский хлеб начали раскладывать по тарелкам в излюбленном божествами виде. Естественно, в виде пиццы.

«Но что-то здесь сегодня не так, — думал Мэтр д'Отель, сидя за задним столиком и украдкой пересчитывая головы. — Что-то не складывается».

Схрон, верховный ответственный за аппетитные припасы, безоблачно улыбнулся, закатал рукава и приготовился произнести древнюю традиционную мантру благословения: «Бери ложку, бери хлеб, принимайся за обед!»

Именно так он бы и сделал, но как только он уже собрался произнести последнее слово и взять первый кусочек хлеба, уголок его глаза вдруг заприметил шесть нерозданных пицц, оставшихся на священной тележке с подогревом.

— Что они там делают? — тут же проревел Схрон. — Кто не получил своей пиццы?

Общеизвестный факт состоял в том, что каждый день выпекалось точное число отдельных порций, таким образом снижая до минимума объем отходов и предоставляя повару больше свободного времени.

Это была собственноручно изобретенная система, которой Люкс, божество, ответственное за то, чтобы все, что раздражало и досаждало, этого не делало, вполне справедливо гордился.

— Кто не получил своей пиццы? — сердито повторил Схрон.

Отказ от трапезы без веской на то причины воспринимался как великое оскорбление теми, кто решал по поводу меню, а поскольку это в первую очередь делал именно Схрон, оскорбление соответственно адресовалось ему.

— Ну так кто?

Ангельские официантки пожали плечами, шурша своими крыльями в пернатом смущении. Все остальные просто нервно ерзали в креслах и с тоской смотрели на стол перед собой.

Точнее — все, кроме Мэтра д'Отеля. Последний упирался взглядом в голое деревянное сиденье невдалеке от себя, где должна была находиться чья-то божественная задница, и ежился. Внезапно он понял, почему у него создалось ощущение, как будто что-то сегодня не так. Кое-что и впрямь не складывалось. Имела место недостача божеств.

Паника охватила Мэтра д'Отеля, когда он увидел, как именно последствия подобных событий простираются дальше в вечность. Одна лишняя пицца! Несколько бокалов вина или кружек эля, оставшиеся в бутылках невыпитыми! Невостребованный пудинг! Проблемы с отходами становились просто бесконечными. И даже хуже того… Данный стол теперь был разбалансирован, лишен нужного равновесия. Разговор не мог потечь гладко. Этому разговору пришлось бы перепрыгивать через провал, а два разделенных этим провалом божества почувствовали бы себя голыми, незащищенными… ах, это была откровенная катастрофа! И все это подпадало под его, Мэтра д'Отеля, ответственность.

— Ну же, назовитесь! — взвыл Схрон.

В задней части «Манны Амброзии» медленно поднялась нервная рука.

Схрон мигом ее заметил.

— Ну? Итак? Что вы хотите сказать в свое оправдание? Эта закуска уже для вас недостаточно хороша? Да? Я правильно вас понял?

— Нет, я не… я просто… — запинался Мэтр д'Отель.

— Что, устали от одних и тех же блюд? Не нравится, что каждый день одно и то же?

— Нет-нет…

— Думаете, что справитесь лучше? Да? Думаете? Верно? Ведь вам именно так кажется? Ну же, скажите. Говорите, что думаете. Объясните мне, почему вы решили не принимать лучшей пищи, какая только доступна в Аррае. Я готов выслушать любую разумную, пусть даже спорную точку зрения по поводу выбора, которые вы сделали, не присоединившись к остальным божествам в нашей регулярной общей трапезе. Только лучше этой точке зрения быть очень веской, ибо вы, судя по всему, в одиночку решили подкапываться под самые основы благотворного… — Тут Схрон наконец лишился дыхания и побагровел.

— Здесь есть пустое кресло, — быстро объяснил Мэтр д'Отель, обладая несколькими десятилетиями опыта выслушивания бредятины Схрона. Дыхание у верховного ответственного за аппетитные припасы всегда кончалось именно в тот момент, когда он собирался перейти к тому предмету, по поводу которого испытывал особенно сильные чувства.

— Что? — едва сумел выдохнуть Схрон. Рот его так и остался раскрытым в безмолвном удивлении.

Мэтр д'Отель услужливо приподнял кресло, чтобы все увидели.

— И здесь тоже, — объявила некая прозрачно-переливчатая богиня. К ее реплике вскоре присоединились еще четыре божества.

Челюсть Мэтра д'Отеля отвалилась. Все оказалось еще хуже, чем он думал!

Теперь Схрон был определенно шокирован. Шесть божеств не появились за ленчем. Это было ужасно. Никогда раньше никто из обитателей Аррая не пропускал ни одной из трех трапез в день. Это было просто неслыханным событием!

— И где же они? — прорычал Схрон, буравя взглядом Мэтра д'Отеля. Он понятия не имел, кого ему еще здесь буравить. — Что мы теперь будем делать?

По всему залу дрожащие от нерешительности голоса что-то тревожно забормотали.

Внезапно тощее низшее божество резко вскочило из своего кресла. Божество это щеголяло тонкими очками и короткой стрижкой. Оно вовсю размахивало мелком и грифельной доской.

— Я бы х-хотел предложить предложение о том, чтобы было предложено с-собрать с-собрание, — объявил Херокс, ответственный за календарное планирование, собрания и важнейшие встречи.

Его слова были встречены гробовым молчанием.

— М-мы сможем утилизировать возможность данного с-собрания, с тем чтобы представить текущие вопросы в форме, г-готовой для обсуждения и с г-готовностью утилизируемой, — продолжал распинаться Херокс.

Тишина буквально капала с потолка.

— Я м-могу назначить с-собрание на следующий маннедельник, и я с-считаю, что в календарном планировании с-существует возможность представления для м-максимальной утилизации в тех же самых в-временных рамках п-подавляющего большинства всех вас, з-здесь присутствующих. Э-э… не с-считая, разумеется, текущей нехватки в лице ш-шести наших коллег…

— Моя пицца стынет, — проворчал чей-то голос.

— Мое пиво теплеет, — отозвался другой.

Чье-то божественное брюхо зарокотало в знак полного согласия.

— Я так п-понимаю, что существует минимальный п-позитивный фактор принятия в большинстве ваших… — начал было Херокс.

— Да заткнитесь вы! — рявкнул Схрон, ныряя к своей пицце.

Ангельские официантки нежно потянули священную тележку с подогревом обратно на кухню.

— Э-э, дорогуши, вы это оставьте, — залопотал Схрон, быстро прожевывая. — Мне может потребоваться добавка, — ухмыльнулся он затем.

Официантки упорхали прочь.

— Р-разумеется, мы могли бы назначить и организовать п-потенциальное дискуссионное с-собрание в течение последнего…

— Молчать! — завопил Схрон поверх какофонии активного прожевывания и заглатывания.

Херокс плюхнулся обратно в свое кресло, недовольно качая головой и ворча.

— Организация и п-планирование всего п-процесса — вот что здесь действительно т-требуется, это совершенно определенно.

После чего Херокс отбросил эту мимолетную мысль на задворки своего разума и жадно схватил с тарелки ломтик пиццы.

А в другой стороне «Манны Амброзии» некое божество машинально жевало пиццу, однако мысли его были весьма далеки от содержимого его рта.

Алкан размышлял вовсю. Могло это и впрямь быть совпадением, что шесть божеств не появились за ленчем в тот самый день, когда он подписал контракт с его высокобесподобием Брехли Треппом?

Согласно этому контракту, он предоставил Треппу чертовски большую свободу на предмет того, как именно ему рекрутировать новых верующих. Не дал ли он ему слишком много этой самой свободы? Не были ли эти два события на самом деле связаны? И не было ли тут неким образом его вины?

С нервным содроганием Алкан закинул себе в рот здоровенный кусок пиццы.


Смутные тени. Лужи красноватого света. Периодические вспышки молнии. Постоянный поток переносящих сообщения мудеммов, с гудением влетающих в блок коммуникационных портов и вылетающих оттуда. Типичный день в тенях страхоскреба Греховной службы. Если не считать того, что в этих тенях тайком кралась группа сдельщиков.

— Спешите же, спешите, а то я все потеряю, — умолял композитор Шнютке, дергая за рукав сутаны бывшее его высокопреподобие Елеуса Третьего.

— Терпение, — предостерег самого себя Елеус. Глаза его внимательно обшаривали лежащий впереди проулок, безнадежно выискивая там любые признаки его высокобесподобия Брехли Треппа.

— Нам не нужно терпение, — сквозь сжатые зубы прорычал Шнютке. — Нам нужен пергамент. И пергамент этот обязательно должен найтись до того, как я все потеряю! — Его правая рука ритмично раскачивалась, ноги слегка притопывали, а из закрытого рта червем выползало басовое гудение.

— Ладно, ладно, — примирительно поднял ладони Елеус. Последние несколько часов Шнютке был просто невыносим, постоянно клянча еще и еще пергамент. Он уже истратил весь свой запас и отобрал все, что было у Мудассо. Теперь он стал окончательно невозможен.

Испытав невероятное облегчение оттого, что недавнее заключение и освобождение Бешмета не повредило пальцы скрипача, Шнютке обрел вдохновение сочинять. Это вдохновение прихватило его, словно жестокая лихорадка, вторгаясь в тело с поистине тревожащим напором. Шнютке вдруг неистово задрожал, вскочил на ноги, возбужденно вскрикнул, после чего схватил комок угля и листок пергамента. Затем его правая рука самым буквальным образом превратилась в смутное пятно. Полоски из пяти параллельных линий в мгновение ока были проведены по пергаментной глади и населены целыми колониями крошечных дрессированных головастиков. Некоторые из этих головастиков были сцеплены с другими, а некоторые дополнены вьющимися хвостиками.

Для всех сдельщиков, кроме двух, все это была полная бессмыслица.

Они запросто смогли бы проигнорировать этот временный выплеск вдохновенных шумов, пока Шнютке пытался прогудеть восходящую атональную гамму пониженных на полтона аккордов или просвистеть вибрирующее глиссандо. Однако сдельщики никак не смогли проигнорировать композитора, когда наступил кризис. В самой середине третьей части его Девятой симфонии для скрипки, расчески и заднего прохода, как раз когда Шнютке собрался подчеркнуть идущую контрапунктом главную тему и посеять тональные семена для зарождающейся финальной части, у него кончился пергамент.

Удивительно было, как композитор навеки себя не оглушил, когда дико завопил, стукнул себя кулаками в грудь и принялся лихорадочно перебирать кипу листов пергамента, выискивая там новые пустые пространства и отчаянно паникуя, пока ноты и гармонии давали у него в голове задний ход.

Потребовалось всего лишь несколько часов его стонов и причитаний, чтобы остальные сдельщики убедились в том, что новые запасы пергамента действительно требуются. Причем незамедлительно.

Так они оказались здесь, в тени страхоскреба Греховной службы, готовые провернуть свою операцию.

Елеус выглянул на улицу, что бежала перед просторным вырезанным скалодонтами фасадом страхоскреба, — и чуть было не выпрыгнул из складок своей мертвой кожи, когда со всех сторон заверещала сирена очередной восьмичасовой смены мук. Хотя бывшее его высокопреподобие этого ожидал, рев на весь Мортрополис все же застал его врасплох.

Теперь наступила его очередь нервно топтаться. Елеус должен был очень точно выбрать момент. Как только улицы окажутся полностью забиты шаркающими мучимыми душами, план должен был быть приведен в действие. Елеус пригляделся из теней и еще немного выждал, оценивая точную плотность душ на улице. Проблема заключалась в том, что он в этот момент не поднял взгляд на отдаленный балкон страхоскреба, где невысокий мужчина в черной сутане готовился к очередной долгожданной проповеди.

И в это же самое мгновение в другом конце Мортрополиса пара суженных в щелки зрачков внимательно вгляделась вперед и прикинула расстояние. Рыгающая громада парома с двигателем инфернального сгорания, ведомого капитаном Нагльфаром, проскользнула последние несколько футов реки Флегетон под бдительным взором радостно скалящегося пассажира.

Как только пристань оказалась в пределах досягаемости, Асаддам тут же перескочил через пропасть гнусной слизи и с грохотом копыт приземлился на деревянный настил. Затем он заторопился прочь, плотно преследуемый отрядом ментагонов и банкиром Асмодеусом.

У Асаддама не было ни малейшего настроения попусту тратить время на берегу реки. Он хотел как можно скорее вернуться в страхоскреб Греховной службы и вознаградить своих лизоблюдов славными новостями о том, что Узбасские рудники лавы и серы снова открыты и готовы для новой разработки. Главный менеджер чувствовал уверенность в том, что, разбросав среди этих лентяев незавуалированные угрозы насчет возможности новых рабочих мест, он добился бы чудесного увеличения эффективности. Двадцать пять процентов — это было бы отлично… для начала. А потому, с отрадными звуками тяжелой работы и страдания, все еще мысленно звенящими у него в ушах, Асаддам обратился спиной к Флегетону и быстро набрал нужную скорость.

Улица перед страхоскребом Греховной службы наконец оказалась битком забита народом. Его высокобесподобие Брехли Трепп поглубже вдохнул, поднял руки… и заметил в текущей внизу толпе странно вороватое передвижение.

Ловкими взмахами кисти Елеус просигналил остальным сдельщикам: три пальца, два пальца, один. Вперед!

Трепп удивленно заморгал с далекого балкона, когда со всплеском изящных нот скрипач Бешмет запрыгнул на крышу небольшой хижины и принялся безумно пилить свою скрипку. Шокированные мучимые души замотали головами от целого ряда диссонансов, безжалостно вторгающихся в их уши. Лишь один вопрос прожигал себе дорогу на передний фронт их отчаявшихся умов. Что это еще за новая, ужасная и изощренная, мука?

Челюсти душ отвалились, они остановились и уставились на бесчинствующего скрипача, который раскачивался в диком восторге. Движение по улице со скрежетом остановилось вовсе. Дьяволы, демоны и вопящие души оказались пойманы в тугой пробке, как шмель в патоке. А Бешмет пилил себе дальше.

Елеус ухмыльнулся в тени. Все шло как по маслу. Теперь ему требовалось не спускать глаз с дверей страхоскреба Греховной службы. Как только демон-охранник выйдет, чтобы выяснить, что тут такое творится, он, Фауст и Бакс быстро проникнут внутрь, точно намазанные жиром хорьки. Елеус был готов, полон энтузиазма и…

И вдруг что-то переменилось. Скрипка Бешмета стала звучать как-то иначе. К ней словно бы добавилось некое позвякивание. Внимание Елеуса оторвалось от двери. Он в диком изумлении наблюдал, как еще один демон вытащил из кармана пару «Цимбалических душеспасителей» Блинтона Клинта и присоединился к музыканту. Когти негромко постукивали, задавая мистический ритм, аккомпанируя тому, что сходило за мелодию. Затем краткий, несколько деревянный переливчатый звук стал извергаться на передний план септимы каждого такта, когда пара «Чудесных миссионерских маракасов» папы Робертокарлоса присоединилась к ансамблю.

Высоко на своем балконе Брехли Трепп хихикнул себе под нос.

И побуждение, погребенное глубоко внутри вестибюля страхоскреба Греховной службы, примерно в трех дюймах от селезенки демона-охранника, тоже пустило свои ростки. Оно распускалось в ответ на питательные ритмы, что проплывали сквозь щели во вращающейся двери страхоскреба. Побуждение это гордо набухало, расширялось и распускалось в тысячи радостных цветков восторга, пока демон-охранник тянулся к себе под стол, совал обтянутый пергаментом бубен под свою обширную подмышку и выскакивал за дверь, чтобы внести свою лепту в общий гомон.

Брови Елеуса едва ли смогли бы заползти еще выше по его изумленному лбу, когда он увидел, как громадный демон-охранник выпрыгивает в истово покачивающуюся толпу, гремя в свой совсем недавно раскрашенный мантрический бубен. По сути, Елеус уже почти забыл о том, где он находится.

Но только почти.

Быстро раздав пощечины Фаусту и Баксу, чтобы гарантированно привлечь их внимание, Елеус выскочил из тенистого проулка и проскользнул во вращающуюся дверь. Как и планировалось, в вестибюле не было ни души. Едва сдерживая возбуждение и лишь каким-то чудом не пустившись в радостную пляску, трое сдельщиков за считанные секунды добежали до стола, легко под него скользнули и скорчились в полумраке.

Именно там лежала их добыча. Стопы девственно чистого пергамента. Целый вагон и маленькая тележка этих стоп.

С радостью сдельщики набрали полные руки пергамента, быстро обогнули стол и мгновения спустя снова оказались на улице. Вокруг них вовсю гремела какофония. На ударное чистилище накладывалось кошачье верещание скрипичных нот. Бешмет гнулся и корчился под грифом своего инструмента, восторгаясь рвением добровольных аккомпаниаторов, наслаждаясь их вдохновенной синергией. Именно за это он умер все эти годы тому назад. Скрипач мог бы часами продолжать в том же духе, перерабатывая темы в широкий репертуар джиг и рилов, а также как попало вставляя туда случайные обрывки ужасающих диссонансов. По сути, как раз когда Бешмет уже собрался было снарядить и отправить по назначению подобный мусор, он вдруг заметил стремительно приближающуюся со стороны Флегетона группу дьяволов. В дьяволах он безошибочно узнал ментагонов.

А затем, совершенно внезапно и до боли досадно, Бешмет узнал зловредный оскал главного менеджера Мортрополиса. Выдавая специально отрепетированную гамму тревоги, скрипач пропилил последние несколько нот и четыре раза махнул смычком по воздуху, чтобы поддержать продолжение ритмической какофонии. Скрипка тем временем торчала из-под его подбородка точно добавочная конечность. Наконец Бешмет уважительно поклонился толпе, после чего, исполнив идеальное обратное сальто, спрыгнул с крыши хижины и исчез в тенях.

Брехли Трепп, внутри у которого вовсю звенели тревожные колокольцы, просеменил вдоль балкона, перепрыгнул на ближайшую крышу и скрылся во всплеске раздувшейся сутаны.

Однако на сей раз это его перемещение оказалось не вполне тайным. Елеус, оглянувшись, чтобы посмотреть, почему Бешмет поднял тревогу, заприметил легко узнаваемую сутану и был тут же охвачен непреодолимым стремлением принять долгожданное спасение в свои страстные объятия.

Бросив кипу пергамента, он резко развернулся и с поднятыми руками пустился вслед за Треппом, крича:

— Эй, простите, я бы очень хотел молвить вам слово!

Асаддам не заметил ни прощального поклона Бешмета, ни бегства Треппа. Все его внимание было приковано к нирванически-счастливым выражениям, размазанным по лицам буйной толпы. Желудок его от омерзения чуть было не дал задний ход.

— Это еще что? Вы что, совсем тут разума лишились? — завопил он, в ужасе глазея на ухмыляющихся и звенящих цимбалами демонов, что кувыркались на улице. Голос главного менеджера странным образом начисто стер весь лишившийся звуков скрипки шум. Асаддам встал, положив руки на бедра и самым что ни на есть мрачным образом хмурясь. — Кто все это затеял? — проревел он и щелкнул когтями, давая знак двум самым здоровенным ментагонам. Те знали, что делать. Немедленно они привели себя в полную боевую готовность, на кончиках копыт нависая над плечами Асаддама. При появлении зачинщика они готовы были тут же его схватить.

— Ну? Я жду! — рявкнул Асаддам, роя землю гневным копытом.

В замешательстве пожимая плечами, толпа повернулась и указала на крышу небольшой хижины, где до самого недавнего момента находился… ах, он уже исчез. Затем торопливо и предельно нервозно все припрятали свои музыкально-культовые принадлежности и, опустив головы, чтобы не быть узнанными, стремительно рассыпались по сторонам. Так стремительно, что одно это уже вполне могло возбудить громадную массу подозрений.

— Эй! А ну назад! — заорал Асаддам, тщетно пытаясь остановить паническое бегство.

Никто не уделил ему никакого внимания. Через считанные секунды перед фасадом страхоскреба Греховной службы осталось только большое облако клубящейся пыли. А еще — сломанная молитвенная мельница, оранжевая наволочка и предельно смущенный на вид дьявол-охранник, отчаянно пытающийся спрятать за спиной обтянутый пергаментом бубен.

— Это было выше моих сил, — взмолился он к Асаддаму, пока тот злобно хмурился на него. — В один момент я просто сидел у себя за столом, а в следующий уже вынужден был… гм… присоединиться.

Губы Асаддама скривились.

— «Просто сидел»? — Он перевел шипящее дыхание. — Сидел, значит? — проревел он и щелкнул когтями. Пара ментагонов в диком всплеске чешуек схватила дьявола-охранника и подтащила его на расстояние дюйма от ноздрей Асаддама.

— Почему же ты не работал? — прорычал главный менеджер.

— Ну, я… да в общем-то там ничего такого не было…

— Значит, ты заскучал и тебе просто захотелось малость сплясать конгу? Так ведь? — зверски оскалился Асаддам.

— Э-э… можно и так сказать, хотя…

Главный менеджер снова щелкнул когтями, и два монстра-ментагона бесцеремонно бросили дьявола-охранника на землю, возя его носом в пыли.

Асаддам крепко схватил Асмодеуса за загривок, после чего быстро провел его вверх по ступенькам и через вращающуюся дверь.

— Вот видишь, что происходит, когда кто-то пробует ввести эффективность? — прорычал Асаддам. — Вот, значит, та благодарность, которую я получаю за все свои усилия? Проклятые твари своими грязными лапами добираются до лишнего времени и решают, что его следует использовать, чтобы вдоволь поразвлечься. А теперь я тебе вот что скажу. Можешь считать меня старомодным, если желаешь, даже прямолинейным, но только я не допущу, чтобы в моем царстве происходило что-то подобное! ПОНЯТНО?

Асмодеус кивнул — по крайней мере, насколько это позволяло его положение. В данный момент он завис на полпути вверх по стене, плотно прижатый к ней дрожащими лапами Асаддама.

— Удвоить рабочую нагрузку! — приказал главный менеджер, роняя банкира. — Нет, утроить! Пусть никто не сможет назвать Мортрополис счастливым, пока я им руковожу! Одна улыбка на физиономии — и этот весельчак тут же отправляется на рудники! Ясно?

Не поднимаясь с пола, банкир кивнул.

Асаддам резко развернулся и стремительно понесся вверх по лестнице. При каждом шаге из-под его копыт летели яркие искры.

Асмодеус с трудом выпрямился, не на шутку хмурясь. Прямо сейчас он, пожалуй, был самым последним из тех, кто мог, согласно инструкциям Асаддама, оказаться на серных рудниках Узбасса. Но даже это не радовало банкира. Что-то с выражениями лиц тех кувыркавшихся дьяволов было не так. Асмодеус не сомневался, что это была не просто обычная радость. О нет. Это было нечто похуже. Куда похуже. Банкир отчаянно надеялся, что события, которым он стал свидетелем, не были тем самым, о чем еще столетия тому назад предупреждал набор древних документов.

Ускоряя шаг, Асмодеус прогрохотал копытами по главному коридору, одолел малоизвестный боковой проход и направился в уединение собственной пещеры.


Во многих проулках от страхоскреба Греховной службы бегущие сдельщики минус Елеус были страшно довольны проведенной операцией, хотя игра Бешмета на сей раз не послужила особенно эффективным отвлекающим маневром. Тем не менее задача была выполнена. Три больших стопки лучшего пергамента теперь у них имелись. Шнютке должен был быть просто счастлив.

Однако, как ни печально, счастлив он не был.

Композитор тащился позади всей группы сдельщиков, и лицо его являло собой образцовую картинку предельного уныния и скорби по утраченному. Втихомолку рыдая, он мял и рвал пятьдесят листов первых двух третей своей Девятой симфонии для скрипки, расчески и заднего прохода. Ничего в ней хорошего не было. И это казалось страшной несправедливостью.

Втайне Шнютке знал, что его симфония нуждается в чем-то еще, но убеждал себя, что это просто дело надлежащей оркестровки. Но теперь он знал, чего там недоставало. Он это услышал — и словно какое-то откровение изверглось у него в голове.

Шнютке понял, что должен был написать свою симфонию для скрипки, расчески, заднего прохода, а также полного ансамбля разных звенящих штуковин и всякой гремящей ерунды.

Тогда это был бы настоящий шедевр. Вне всяких сомнений.


Задыхаясь от быстрого хода, Асмодеус ворвался в свою пещеру, ухватил тяжелый мраморный стул и припер им закрытую дверь. Теперь ему требовалось полное уединение. Чтобы ничто его не отвлекало.

Затем охваченный ужасом банкир пробежал в другой конец пещеры, отодвинул массивный платяной шкаф на три фута влево, упал на колени и принялся рыться в открывшемся тайнике. Когти Асмодеуса обстучали и пропустили целое полчище коробочек, где содержалось несколько тысяч стооболовых монет, презрительно проигнорировали около дюжины упаковок с чистейшей, лишенной малейших изъянов восьмисотлетней лавой, а затем он наконец-то нашел то, что искал. Коготь банкира червем прополз к нужной упаковке и сразу же стал ее открывать. Тут же Асмодеус вскрикнул и выругался, выдергивая коготь и спешно отогревая его у себя под мышкой. Он уже и забыл, что эта штука холодная.

Хныча от боли, Асмодеус обернул лапу полотенцем и попробовал снова. Несколько мгновений спустя ему все-таки удалось вытащить трубчатую упаковку и положить ее на стол в центре своей пещеры. Струйки конденсата стекали со скатанного в рулон пергаментного буклета, проливаясь за край стола подобно какому-то призрачно-замедленному водопаду.

Нервно уставившись на секретный указатель, Асмодеус задумался, следует ли раскрыть его и посмотреть. Что, если предсказанное и впрямь началось? Действительно ли ему хотелось об этом узнать? Или ему просто следовало все это отложить и вместе с остальными просто попытать удачи?

Однако сидящий внутри Асмодеуса прирожденный банкир потянулся к щипцам и открыл первую страницу. Он непременно должен был знать, происходит ли то, что было предсказано. В конце концов, все это был вопрос инвестиций! Иначе зачем ему вообще было покупать все пять томов совершенно секретного «Malleus Nugae» — «Смертоносного Молота Легкомыслия»? Асмодеус должен был защищать свои деловые интересы. Какой смысл был несколько столетий выстраивать фабрики по производству оболов, чтобы они потом в одно мгновение были уничтожены? О нет, кто предостережен, тот вооружен. Потому-то у Асмодеуса и было это справочное руководство. «Malleus Nugae».

О тех красочно представленных угрозах и опасностях, которые там имелись, не стоило и беспокоиться. Каждый из пяти томов этого исчерпывающего досье содержал свой собственный пугающий сценарий. Все сценарии были устрашающе возможны, все раздражающе реальны. Причем каждый сопровождался убийственно детальными перечнями непредвиденных обстоятельств.

Все в Уадде знали, что Аррай представляет собой ужасную угрозу, нависая неизбывным ужасом над местными обитателями. Там только того и ждали, чтобы вторгнуться, подкопать и уничтожить легкомыслием подземный мир. Однако прежде чем «Malleus Nugae» был написан, любые обсуждения на эту тему ограничивались вопросами, ответов на которые не существовало. Например: как именно будет осуществлено вторжение? Где начнется атака? Какое оружие будет использовано? Как оно будет развернуто?

Вскоре после того, как ужасное понимание просочилось в простонародье Уадда и начались отдельные неконтролируемые пожары паники, было решено, что со всем этим следует реально что-то сделать. На самом гребне паранойи, когда ужас перед роями вторгающихся Религионеров, что готовились пробиться сквозь страхосферу и начать распространение Благих Вестей среди невинных младенцев и малых детишек, кипел горячее всего, определенное ведомство получило указание составить соответствующее руководство.

Через пару десятилетий, пять лет из которых было потрачено просто на споры о том, как все это следует назвать, «Смертоносный Молот Легкомыслия» был наконец-то опубликован, причем на тайном древнетальянском языке. Издание представлялось столь же роскошным на вид, сколь и устрашающим. Грациозно загнутые и щедро украшенные буквы очерчивали ряд из пяти поминутно расписанных, детальных сценариев атак. С ужасным изяществом было подробнейшим образом изложено, как именно силы Аррая попытаются склонить граждан Уадда перед Волей Легкомыслия.

И если они действительно преуспели бы в этом захвате? Если у Аррая и впрямь имелся свой способ? Какие кошмары это могло в себе содержать?

Думать об этом было просто невыносимо.

Каждый дьявол вынужден был бы заняться игрой в крокет, каждый демон — вязанием, и всем им пришлось бы по утрам практиковать поедание небольших бисквитиков с черным кофе. Причем ни в коем случае не просыпая крошек. Обязательной станет игра в лото, тогда как ежедневное чтение… Ну, потом… Потом пойдут тараканьи бега и дешевые распродажи. Все будут толпиться на каждой очередной такой распродаже, возвращая поднос для пушистого помета любимого скалодонта, который они купили в прошлый раз. Причем ни один дьявол не осмелится пропустить ни одной распродажи — никто не захочет страдать от мук ужасной лотереи.

Думая обо всем этом, Асмодеус содрогнулся и затрясся от страха. Однако все это были лишь гипотезы. Простая экстраполяция текущих мыслей и клочков информации. Реально такого никогда не случится.

Или случится?

Столетия тому назад повелитель скверны д'Авадон, обнаружив, что руководство написано на древнетальянском, пренебрежительным взмахом лапы его отбросил и приказал отправить в архив. Там оно и лежало, пока один знакомый собрат-антилегкомыслец не предложил Асмодеусу его купить.

Теперь всякий раз, как банкир обдумывал новую инвестицию, неизменно бдительный в отношении вечно присутствующей опасности свыше, он заботился о том, чтобы эта инвестиция не была размещена в зоне упомянутого в руководстве стратегического объекта. Таким образом, случись вдруг переворот, без оболов он не останется.

Так не приближалось ли теперь время, когда этим схемам предстояло подвергнуться реальному испытанию? Асмодеус знал, что один из томов «Malleus Nugae» содержал в себе определенную информацию об очевидных спонтанных проявлениях массового легкомыслия. Именно таких, какую он наблюдал на улице перед фасадом страхоскреба Греховной службы. Но где же был этот том?

С трудом раскрыв пергаментный документ, банкир уставился на древнетальянский текст, отчаянно щурясь и пытаясь приспособиться к странным словам.

Шадершанниэ. Туомм Пхеррфвый… Кхлеррикаллныэ Ваэнныэ Дессттфия. Ввхиденниэ.

Нет, это была не та часть. Асмодеус был уверен.

Туомм Фтаррхой… Апирратхиввнай Зоббрхос Паппы.

Нет, это был сценарий полного уничтожения. Типа «пленных не брать». Предельно мрачный сценарий. Тотальный холокост бомбами легкомыслия. Дьяволы, засмеивающиеся до смерти. Демоны, щекочущие друг друга, рассказывающие анекдоты и волей-неволей устраивающие благотворительные базары. Тома третий, да и четвертый тоже содержали в себе совсем не то.

А затем Асмодеус увидел это, и в голове у него щелкнуло.

Туомм Пхяттхый… Шченариус Нибесснай Пхирегрусски.

Вот это было именно то самое. Асмодеус вспомнил. Конструирование и развертывание противопехотных святынь. Стратегическое размещение. Линии атаки. Силы противобеззакония. Симптомы «затронутых».

По сути этот сценарий представлял собой подветвь «Клерикальных военных действий», но более тонкую, более пагубную. Здесь, к примеру, начисто отсутствовали откровенно-брутальные атаки монастырскими бомбами. О нет. Это была тактика идеологической войны. Все здесь основывалось на эффекте Доминума — «Освяти и покоряй». Посредством обработки специфически выбранных властных фигур и основных бизнесдьяволов противопехотными святынями все уаддское общество могло быть полностью подорвано — причем совершенно безболезненно, без всякой кровавой бойни.

Все было очень просто. Как только верховные десять процентов узрят свет противопехотной святыни, они тут же пожелают сделать все на благо Аррая. И тогда все рассыпается как карточный домик, весь Уадд идет под откос.

Теперь Асмодеус знал, что ему требовался именно этот том. Номер пять. Так, и где он был у него спрятан?

Подобно всем хорошим банкирам, Асмодеус не намеревался рисковать, оставляя все пять томов в одном месте. Нет, он рассеял их по всему Мортрополису, спрятал в темных, малодоступных метах, подальше от ищущих глаз.

С прищуром взглянув на клочок пергамента, покрытый накорябанными от лапы письменами, Асмодеус покряхтел и наконец понял, куда ему надо идти. В бешеном всплеске щипцов, полотенец и мебельных перемещений все в его пещере снова пришло в норму. Тогда, оттащив от двери мраморный стул, банкир метнулся на улицу, направляясь обратно к высоченному страхоскребу Греховной службы.


Мотая головой в неистовом отрицании, Ублейр беспомощно замахал лапами на Бубуша.

— Но ты же это не всерьез? Скажи мне, что ты опять все просто выдумываешь! — умолял он.

— Такую ошибку легко было допустить…

— Ошибку? — задохнулся Ублейр. — Ты похищаешь шесть божеств, думая, что они грузчики на складе оружия, и называешь это ошибкой? Да, такое ведь каждый день случается, правда? Что может быть более естественно?

У Бубуша даже не появилось шанса ответить. Ублейр паровым катком покатил дальше.

— Ты должен с ними что-то сделать. Они не могут здесь оставаться. Нет, только не в моей пещере. Они опасны, слишком опасны, а кроме того… кроме того, они тут торчат прямо как тополя на берегу Флегетона. Настоящей ошибкой было то, что я вообще с тобой связался. Мне следовало просто оставаться там, где я был, страдать в угнетении, быть осмеянным и униженным. Пусть бы меня лучше Асаддам оплевывал! По крайней мере, тогда я знал, как и что… — Глаза демона почти затуманились.

— Ты уже совсем закончил наслаждаться в затхлом бассейне самосожаления или еще нет? — осклабился Бубуш. Ублейр поднял взгляд, удивленный внезапно пренебрежительным тоном приятеля. — Ты просто собираешься сидеть здесь, жалобно ноя в адрес печального будущего, — или ты готов протянуть мне лапу помощи, чтобы мы вместе одолели Асаддама?

— Как ты вообще можешь об этом думать, когда ОНИ там? — Ублейр ткнул когтистым пальцем в сторону двери и шести божеств по ту ее сторону.

— Именно потому, что они там, я об этом и думаю, — ухмыльнулся Бубуш. — Ты ведь дальше этого ничего не видишь, так? Дальше этой небольшой ошибочки…

— Шести небольших ошибочек… — уточнил Ублейр.

— Ладно, ладно, давай не будем такими щепетильными, — раздраженно гаркнул Бубуш. — Перестань думать об ошибках и подумай лучше о непочатых бочках непредвиденного потенциала, таящихся здесь в готовности и полностью нам доступных!

— Как… где?

Бубуш дернул большим когтем в сторону двери.

— Что… они? — выдохнул Ублейр.

Бубуш с немыслимо самодовольным видом кивнул. Примерно такой вид всегда бывает у демона за мгновения до того, как он открывает нечто ослепительно очевидное тому, кто настолько туп, чтобы этого не заметить.

— Эффект Доминума! — ухмыльнулся Бубуш, выволакивая этот термин на передний фронт своего разума. Термин и его определение, переведенные славным его высокобесподобием Брехли Треплом.

— Что?

— Ты сам это ощущал, — Бубуш глазел на Ублейра, дрожа в приступе возбуждения. — Это тошнотворное желание оказать кому-то услугу, странное побуждение выделывать кренделя на улице или стремление развязать страдающее божество.

— Или отпустить пойманное его высокобесподобие.

Бубуш смущенно закашлялся.

— Да, и это тоже. Видишь, какая мощь? Совсем как сказано в документе: «Освяти и покоряй». Мы по-прежнему можем это провернуть. Мы все-таки одолеем Асаддама!

— Но как? Нам нужны противопехотные святыни. Ты же сам так сказал, — заныл Ублейр, совсем запутавшись.

— Так я сначала подумал, но теперь я прикинул получше. Мы сможем провернуть все это с теми ребятами, которые там сидят, — и Бубуш выдавил Ублейру улыбку типа «доверься мне, я знаю, что делаю».

Ублейр опасливо поежился и, почти наверняка зная, что он тут же об этом пожалеет, спросил:

— Как?

Победный проблеск пробежал по чешуйчатой физиономии Бубуша.

— Представь себе, что будет, если начнутся внезапные вспышки легкомыслия по всему Мортрополису. Только подумай о том хаосе, который бы это вызвало, если бы дьяволы расселись кружком завтракать, потягивая кофе и болтая вместо того, чтобы носиться по округе, бить и мордовать всех?..

Ублейр вздрогнул.

— Отвратительно, — пробормотал он в холодной тревоге. И снова вспомнил о том, как награждал Бубуша пощечинами, пока тот стоял с подносом в лапах.

— Подумай, какая паника распространится, когда дьяволы начнут подставлять кому попало другие щеки? Воцарится настоящий ад! И все обратятся к Асаддаму, чтобы он все это исправил, а он окажется совершенно беспомощен. Его правлению будет вынесен вотум недоверия, раз он такое дозволил, и его пинками вышвырнут с насиженного места! Мортрополис лишится вождя!

Ублейр охнул.

— И вот тогда два верных мортрополитанских гражданина, отчаянно рискуя собой, выступят вперед и быстро устранят весь этот беспорядок. Тогда эти герои запросто могут быть избраны совместными главными менеджерами, — щелки зрачков Бубуша еще больше побагровели от возбуждения. — Ну как, славно звучит?

— Какие герои? Кто это будет?

Бубуш фыркнул, выпрямил спину и проорал:

— А ты как думаешь? Идиот! Мы с тобой, вот кто!

Понимание медленно поднималось по физиономии Ублейра, точно особенно неохотный рассвет.

— Провернуть все как следует — и Асаддама уже к чертвергу можно будет отсюда пинками гнать! — с энтузиазмом продолжил Бубуш. — Ну как, согласен?

Ублейр кивнул.

— Тогда хватай одеяла и следуй за мной, — Бубуш скакнул к двери.

— Что? Одеяла? Зачем? — забормотал Ублейр.

— Нам нужно еще немного амуниции, — ухмыльнулся Бубуш и повернул ручку двери.

«Ох дьявол, — сокрушенно подумал Ублейр. — Опять эти гонки!»


Прогрохотав по глубочайшим коридорам страхоскреба Греховной службы, Асмодеус резко завернул за угол и метнулся к месту своего тайника. Ему просто требовалось добраться до того картотечного шкафа и выяснить, верны ли его подозрения.

Мозг банкира гудел от ужаса, пока перед его мысленным взором вспыхивали слова «Сценарий Небесной Перегрузки», написанные теми причудливо завитыми буквами древнетальянского.

Могло это быть правдой? Был ли «Сценарий Небесной Перегрузки» введен в действие? Быть может, они уже сейчас находились под тайной атакой переодетых Религионеров?

Асмодеус задрожал, заворачивая за последний угол, резко тормозя перед большой сланцевой дверью и плечом прокладывая себе дорогу внутрь.

Проделывая последние три шага к тому месту, где должен был стоять нужный картотечный шкаф, банкир пытался припомнить, за третьим или четвертым ящичком снизу он многие годы тому назад спрятал документ. На четвертом шаге он отчаянно завопил, резко развернулся и вылетел обратно в коридор, чтобы снова проверить координаты.

Ужас и паника смешались в его голове, когда Асмодеус понял, что это та самая каменная пещера, которую он тогда специально выбрал ввиду крайне редкого ее использования — по сути, туда вообще никто никогда не заходил. Чувствуя, что сердце его уже бьется где-то во рту, банкир метнулся назад и уставился на три монолитных обсидиановых блока, которые теперь заполняли пещеру вместо картотечных шкафов. Пятна лавовой подсветки регулярно мигали, пока расплавленный камень пульсировал под стеклистой поверхностью.

— Нет, нет! — вскричал он и упал на колени.

— Могу я вам чем-то помочь? — раздался голос, когда в боковой части одного из Кристаллических Анализаторов Лолоха открылся люк.

Узнав ученого, Асмодеус поежился.

— Нет-нет! — повторил он голосом более твердым и менее истеричным. — Вот этот КАЛ должен стоять на три дюйма дальше. Подвиньте его, прежде чем Асаддам об этом узнает, иначе быть вам в беде, — резко развернувшись, банкир выскочил из полной кусков КАЛа пещеры в коридор. Мозг его лихорадочно работал.

Итак, картотечные шкафы пропали! Были устранены в неистовой тяге Асаддама к эффективности. Из всех пещер в страхоскребе Греховной службы главному менеджеру потребовалось выбрать именно эту! А Асмодеусу он даже ничего не сказал.

И теперь документ пропал, а на его месте оказался тупой, неотвязный ужас. Сможет ли он вспомнить точные схемы и симптомы «Сценария Небесной Перегрузки»? Сумеет ли восстановить в памяти расположение противопехотных святынь, которое было детально там очерчено? Асмодеусу казалось слишком невероятным совпадением, что вспышки легкомыслия произошли как раз когда документ пропал.

Как банкир, в подобные совпадения он не верил. Бухгалтерия таким вещам не учила.

Теперь Асмодеус не сомневался, что вторжение началось.

Но что теперь было делать? Поверит ли ему Асаддам без доказательств? Или еще до ночи все закончится? Причем самым прискорбным образом.

Только время могло об этом сказать.

Время и «Смертоносный Молот Легкомыслия».

РЕШЕНИЯ, РЕШЕНИЯ

Раздраженное фырканье вплыло в гримерку Блинни Плутта, а за фырканьем последовало краткое шуршание упрямого кринолина. Конферансье оторвался от затейливого процесса закрепления у себя на голове розового головного платка с астрономическими узорами и навострил заинтересованное ухо. Еще одно досадливое фырканье донеслось из-за двери, раздраженно запорхало по гримерке и рассеялось в облачке мрачного гнева, пока дражайшая будущая супруга Блинни тщетно силилась управиться со сложной застежкой своей свадебной туники.

Хитроумный узел головного платка развязался у Блинни под подбородком, стоило ему только потянуть не за ту тесемку. Краснолицый и напряженный, он встал, внезапно почувствовав себя голым, несмотря на свадебную тогу цвета древесного угля и соответствующую мягкую шляпу с продольной впадиной. Настоящий кустик нарочито пышной бромелии распускался как раз под его правым ухом.

Сдавленное гневное восклицание, которое уже просто невозможно было проигнорировать, пробило себе путь в гримерку Блинни и расколотило последние остатки налета спокойствия на его лице.

— Да что там такое? — рявкнул он, пинком распахивая дверь и врываясь в переполненную цветами комнату.

Женщина, сидящая перед освещенным свечой зеркалом, завизжала, скромно прикрывая незакрепленным кринолином свадебной тоги роскошную ложбинку между грудей, а затем заорала на своего будущего супруга:

— Вон отсюда! Вон! Прочь пошел!

За рекордно короткое время она в порыве суеверной паники соскочила со стула и ответным пинком наглухо захлопнула дверь. Последним, что увидел Блинни Плутт, прежде чем дверь расквасила ему нос, была чарующая вспышка васильковой подвязки и аналогичного цвета чулки.

К счастью для Мотримона, координатора брачного хаоса и эксперта по надвигающимся катастрофам, дверь промахнулась по нему на полтора дня. Однако, несмотря на многие годы опыта глазения в магический кристалл, голова его машинально отдернулась от полированного шара, и образы грядущих возможностей исчезли во всплеске мишуры.

Тогда правая рука Мотримона схватила павлинье перо, макнула его в чернильницу и лихорадочно заскребла, добавляя еще один пункт к уже и без того обширному перечню опасностей, которых следовало любой ценой избежать. «Жених раньше времени видит невесту в свадебном платье… Ни в коем случае не допустить! Серьезное повреждение носа и добавочные счета от прачечной. Рекомендуется прикрыть жениху глаза».

Быстро набросав на полях подходящее приспособление с двумя окулярами, Мотримон решил проскользнуть минут на пятнадцать назад от этой сцены, чтобы определить, сумела ли мисс Нибель Меса надеть свое васильковое нижнее белье в манере, наиболее удовлетворительной в плане знамений.

Когда ее нагое тело замерцало в поле зрения внутри кристалла, координатор тяжко вздохнул. «Эх, — подумал он, — и неблагодарная же это работа. Но ведь кто-то должен ее проделывать!» Отсвет теплого света свечи играл на изгибе спины девушки, пока она тянулась вперед и сдергивала с кровати чулки.

В этот конкретный момент вуайеристской оценки безопасности объем воздуха над головой Мотримона составлял, пожалуй, всего лишь несколько литров из всей атмосферы горного города Аксолотля, которые не были заряжены интенсивным нервным возбуждением.

Час женитьбы Блинни Плутта на роскошной мисс Меса неизбежно надвигался все ближе и ближе подобно дельфинам безумия, что неслись на приливной волне подлинной истерии.

С тех пор как самый знатный холостяк Аксолотля положил свой блудный глаз на конкретные тридцать восемь дюймов анатомии одной прекрасной особы, после чего поразил свою верную (и в основном дамскую) публику внезапным объявлением, все население оказалось втянуто в бурлящий всплеск непрерывных предсказаний и предначертаний.

Дамы, которые за десятилетия помахивания ресницами и страстного поклонения уже настроили на Блинни нечто большее, нежели свои глазки, теперь штормом врывались во все конторы брачных предсказателей с требованиями немедленных консультаций. Неудивительно, что главные интересы униженных особ вращались вокруг предсказания длительности грядущего союза, а также личностей возможных следующих жен.

В вечернее время дамами, которые так долго считали себя будущими миссис Плутт, было пролито множество слез. Лучшие брачные пророки в городе предсказывали железные тридцать лет нескончаемой радости для новой пары, счастье которой оказывалось разбито лишь рождением тройни сыновей.

Повсюду, забившись в крошечные темные комнатенки или сгрудившись над дымящимися углями умирающего костра, полуослепшие от многих часов, проведенных за вглядыванием в магические кристаллы, усиленно растирающие кисти, вконец онемевшие от многократного бросания предсказательных костей к далеким стенам, пророки, провидцы и нумерологи лихорадочно предсказывали, предвидели и вычисляли.

Выдавая миллионы всевозможных результатов вмешательства руки судьбы, они непрестанно извлекали судьбоносных мух из вазелина идеального дня.

Несчастья в форме раньше времени увиденного свадебного платья и скверно расквашенного носа, что обрушилось на знаменитую парочку ввиду попытки Блинни раньше времени взглянуть на мисс Меса, следовало избежать благодаря бдительной заботе самого Мотримона. А команда его тем временем перерабатывала маршрут свадебной процессии, чтобы не допустить пересечения его черным мантрическим гекконом особой зловредности, который как раз завтра должен был там сновать. Они предугадали погоду и так пересмотрели расписание, чтобы воспользоваться всеми преимуществами удачного трехчасового разрыва в облаках. Все должно было пройти просто тип-топ. Теперь им оставалось лишь проверить список свадебных подарков.

Мотримон подул в церемониальный свисток, развернулся во вращающемся кресле и уткнулся носом прямиком в диафрагму всей предсказательной мощи своей команды оценки брачного хаоса. Почти радостно было сознавать, насколько его ребята оказались пунктуальны. Они как будто бы знали, когда он собирается подуть в свой свисток.

— Порядок, парни, теперь переходим к… — Почти в идеальный унисон предсказатели резко развернулись во всплеске тог и промаршировали ровно на три пролета вниз по лестнице. Дальше второй поворот по коридору направо, затем резко налево — и вот они уже в просторном зале, изрядно наполненном цветисто обернутыми подарками для счастливой парочки.

Здесь были самые обычные вещи: аутентичные полотенца для сушки волос, бамбуковые подушечки в цветных чехлах, терракотовые бритвенные кружки жениха и невесты с соответствующими подставками, пара альпаговых купальных халатов с соответствующими нарядами для купания и подогревателями баков… короче говоря, все, что недавно поженившейся парочке могло потребоваться, чтобы сделать любую лачугу настоящим домом. По слухам, там даже имелась кое-какая малость для того совершенно особенного, сверхторжественного обеда. Полный набор столовых приборов на шестнадцать персон, изготовленный из настоящих персон. Впрочем, это были всего лишь слухи.

Подойдя к груде подарков, Мотримон внимательно на нее уставился. Он знал, что Блинни Плутт был популярен… но чтобы настолько! Быстро прикинув объем работы, координатор объявил:

— Итак, вам предстоит разбиться на две равные группы, и пусть каждая будет готова обработать половину подарков…

Мотримон умолк, оглянувшись и увидев, что две группы, на которые разбилась его команда, уже сидят, готовые начинать.

— Хорошо. Тогда приступайте. Что делать, вы знаете, — равнодушно приказал он. Порой Мотримон всерьез задумывался, зачем он вообще там нужен.

А вот вся остальная команда точно знала, зачем она там нужна. Следовало устранить эффект поступаковочного стресса. Любой гражданин Аксолотля, который вообще что-то знал, знал об этом эффекте все.

Было общеизвестно, что подарок, завернутый персоной с не слишком радостным нравом, создает тайную бомбу замедленного действия, приносящую в итоге горе и несчастье. В некий момент будущего вся загнанная в бутылку ненависть непременно выскочит наружу во внезапном взрыве злоупотребления.

Раздраженно завернутая вязальная ступица может дать задний ход и кольнуть в глаз. Скамеечка для ног, упакованная десятилетия тому назад буйным поставщиком, способна внезапно сдвинуться на три фута вбок и вызвать скверное растяжение лодыжки.

Занятием команды оценки брачного хаоса как раз и являлось выискивать подобные упаковки и их обезвреживать. А сегодня у них был просто завал работы. Ибо большинство дам в Аксолотле питали более чем мимолетную ненависть к конкретной мисс Меса.

Мотримон с энтузиазмом бросился вперед, заполняя брешь меж двух половин своей команды, и принялся раздавать обеим половинам подарки, рассыпая в этом процессе равнодушные слова ободрения и поддержки.

Ликвидаторы опасных упаковок все как один прижали пакеты ко лбам и принялись сосредоточенно распевать заклинания, отправляя своих ментальных сыщиков выискивать и выпускать наружу любые следы гнева, содержащиеся внутри.

Только когда просторное помещение для подарков наполнилось сонными распевами, до Мотримона вдруг дошла ужасная правда. Он совсем позабыл сделать нечто жизненно важное. Забыл получить благословение Эндезида, небесного покровителя бытовых приспособлений.

С жалобным хныканьем Мотримон упал на колени, сцепил руки у груди и опустился лицом вниз, покорно принимая позу личного унижения номер пятьдесят девять (вариант Д). В этой позе он вовсю начал распевать, после чего распростерся ничком, моля великого Эндезида появиться и осыпать изобильными благословениями из кранов доброй удачи их и счастливую парочку, которой были адресованы все эти подарки.

В воздухе что-то завихрилось, загудело, атмосфера наполнилась запахом озона, а затем последовала внезапная вспышка яркого света.

— Привет, — сказал Эндезид распростертому на полу и нервно вздрагивающему Мотримону. — Я пришел… мм… мм-мм!

Пара завернутых в одеяла демонов, которая внезапно выпрыгнула из груды подарков, схватила божество за шею и быстро утянула его в дымящуюся дыру в полу, так и не дав ему шанса особо поразглагольствовать.

Секунду спустя вся команда оценки брачного хаоса уже собралась в коридоре, отчаянно дрожа и грызя ногти. В их коллективном разуме преобладала одна-единственная мысль.

Кто-то, судя по всему, имел на счастливую парочку очень длинный и острый зуб — раз им пришлось столкнуться с таким неслыханным бесчинством.


Его бывшее высокопреподобие Елеус Третий сломя голову несся по сложной сети улиц, проулков и пробуренных скалодонтами проходов, каковую представлял собой Мортрополис, отчаянно гонясь за проповедником из Речистой Миссии. Сердце его бешено колотилось, пока он резко заворачивал за углы, бросался через перекрестки и слепо нырял вперед. Елеус знал, что ему позарез требуется догнать его высокобесподобие Брехли Треппа. Этот человек в сутане был его выходом наружу, его ключом к освобождению из этой сернисто-жгучей ямы отчаяния, его путем к перерождению.

Будь Елеус настоящим сдельщиком, тогда, возможно, ему не было бы в Уадде так скверно. Если бы он и впрямь продал душу за одно свое желание, может статься, он бы тут прижился. Однако Елеус по-прежнему оставался полностью лишенным всего, что хотя бы отдаленно приближалось к его заветной мечте — конгрегации.

Поистине это был скорбный обвинительный приговор состоянию религиозной веры в Объединенном королевстве Рингилла и Кранахана, из которого Елеуса так бесцеремонно выдернули, что никто даже ни разу не заскочил в часовню святого Маразма Регулярно Забываемого. Десятилетиями его высокопреподобие ждал хотя бы одного-единственного поклоняющегося, но безуспешно.

Все, чего ему теперь хотелось — это получить там еще один шанс. На сей раз все будет по-другому. Теперь Елеус уже не будет дожидаться, пока люди придут и постучат в двери его часовни. Нет, он выйдет наружу и сам их раздобудет. Да, именно так, его высокопреподобие пригонит их туда всем гуртом и лично затолкнет Благие Вести им в глотки, захотят они того или нет. В его второе пришествие Елеуса будет очень сложно проигнорировать. Если ему теперь только удастся догнать этого Треппа…

Завернув за угол в узком проулке, Елеус пронзительно вскрикнул и резко остановился, когда черная сутана вдруг изверглась из тени и крепко схватила его за горло.

— Ты что, меня преследуешь? — злобно прорычал Трепп, прижимая Елеуса к дальней стене проулка.

— Нет-нет… э-э… вернее, да… но мне бы хотелось… — лопотал Елеус, чьи мысли совсем смешались от внезапного пережимания Треппом его дыхательного пути.

— Чего тебе хочется? — рявкнул Трепп.

— Э-э… хочется с вами, ваше преподобие, — с надеждой отважился на ответ Елеус. Ответ оказался не тот.

Трепп еще сильнее схватил бывшее его высокопреподобие за горло и нахмурился. За многие годы своего милостионерства он твердо усвоил тот факт, что в темных проулках всегда таится опасность. Да, он не был уверен, что эти темно-багровые проулки так же опасны, как те традиционные тени сумерек, к которым он привык, но лучше безопасность, чем запоздалое сожаление.

— Так зачем ты меня преследовал? — прорычал проповедник.

— Э-э… я хотел последовать за вами… вы понимаете, в каком смысле? — попробовал улыбнуться Елеус. Это тоже не особенно помогло.

Взглянув на рясу Елеуса, Трепп еще больше помрачнел.

— А что, тебя бросил предыдущий вожак? — осклабился он.

— Н-нет. Нехватка конгрегации… гм… послушайте, это длинная история, а мое горло немного болит. Вы бы не были так добры… — С тоской посмотрев на землю, Елеус поболтал ногами в манере, которая, как он надеялся, будет столь же многозначительной, сколь и внушающей симпатию.

Брехли Трепп хмыкнул и отпустил бывшее его высокопреподобие.

— Ф-фу, вы всегда так круто с новобранцами? — прохрипел Елеус, задумываясь о том, не будет ли для него уместен серьезный пересмотр собственных технологий обращения.

— Только с теми, которые преследуют меня в темных переулках. Так чего тебе все-таки надо?

— Я уже вам сказал, — обиженно надулся Елеус. — Я хочу последовать за вами. Видите ли, я уловил одно из ваших последних хм-м… обращений… и почувствовал себя вполне вдохновленным, чтобы…

Несмотря на свои подозрения, Трепп внутренне улыбнулся.

— Насколько вдохновленным?

— О, в высшей степени!

— Настолько, чтобы пойти и купить себе полный комплект голубого Нужного Белья?

— Да-да-да, определенно, — залебезил Елеус.

— Тогда где он?

— Э-э… кто?

— Полный комплект голубого Нужного Белья, который ты так вдохновился пойти и купить?

— Ах, — уставившись себе под ноги, Елеус принялся ломать руки. — Ну, я поискал, но не смог ничего найти. Такие дела…

Лоб Брехли Треппа наморщился, точно у тяжеловесного борца-сумоиста, пока он угрожающе наклонялся вперед.

— Н-но я бы непременно его купил. Честное слово… — Елеус снова испробовал свою внушающую доверие улыбку.

— А как насчет пары «Цимбалических душеспасителей» Блинтона Клинта?

Елеус развел руками:

— Боюсь, эту часть обращения я пропустил, но ни секунды не сомневаюсь, что они чудо как хороши.

Брехли Трепп плюнул, развернулся и понесся дальше по переулку. Не было ни малейшего смысла тратить драгоценное время проповедования на этого шута горохового. Большие толпы — вот что ему требовалось. Трепп чертовски хорошо знал, что с удобного наблюдательного пункта высоко над увлеченной аудиторией, прикладывая куда меньше усилий, чем сейчас, он сможет обратить сотни душ за одно мерцающее мгновение славы.

На краткую секунду Елеус застыл в озадаченности, наблюдая за тем, как черная сутана властно уносится прочь, поднимая за собой клубы пыли. Что он такого сказал? Что сделал не так?

Затем его высокопреподобие внезапно опомнился и снова понесся за Треппом.

— Эй, погодите, я вам вот что скажу. Почему бы вам не рассказать мне про эти символические душители блин… этого самого. Уверен, я по-настоящему уверую, как только вы мне все-все про них объясните. А? Пожалуйста, не могли бы вы хоть чуть-чуть помедленней?..

Стояло утро шмонедельника, когда жалкое шуршание пергаментной работы, которое то и дело сопровождали недовольные вздохи чиновников иммиграционного отдела Греховной службы, было вдребезги разбито грохотом копыт и пинком в дверь.

Словно только что принесенный каким-то ураганом скверны, Асаддам ворвался в дверь, высоко подбрасывая копыта от радости. Широкая восторженная улыбка, будто бы приклеенная к его физиономии, служила самым что ни на есть черным знамением.

— Бросьте все ваши дела. Немедленно! — проревел главный менеджер на всю инфернальную контору, наслаждаясь властными нотками в своем голосе. — Я сказал немедленно! — прорычал он, внезапно выбивая лавиковую ручку из лапы ближайшего чиновника убийственным взмахом когтей. Стопка пергамента, точно мертвая осенняя листва, каскадом посыпалась на пол. — Бросить все это! — рявкнул Асаддам, плотно размещая лапы у себя на бедрах. На его физиономии, точно маска хирурга, теперь надежно застыло недовольное выражение. — У меня для вас есть объявление. Сегодня пергамент умер! Следуйте за мной!

В задней части конторы Ублейр покачал головой и нервно сглотнул слюну. Звучало все достаточно скверно. Асаддам резко развернулся и потопал к двери.

— Ну, вперед! — Кривой коготь главного менеджера заскреб по воздуху у дверного косяка, когда он поманил к себе чиновников. — Не бойтесь. Бросьте ваши лавиковые ручки и следуйте за мной! Немедленно! — Прикрыв пасть лапой, он тайком хихикнул, когда озадаченные чиновники встали и поплелись за ним, пожимая чешуйчатыми плечами.

Единственными звуками оставалось периодическое недоуменное бормотание, стук раздвоенных копыт и громкое шипение подпольного подогрева, пока Асаддам вел чиновников по лабиринту проходов вслед за стремительным спуском по лестничному колодцу — все глубже и глубже в недра страхоскреба Греховной службы. И все это время любопытство чиновников росло, подкармливаемое несгибаемой верой в то, что на повестке дня определенно стоит скорое знакомство с еще одним шедевром эффективности Асаддама.

В этом чиновники были совершенно правы, но что касалось того, насколько этот новый шедевр повлияет на их рабочие условия, то тут они катастрофически ошибались. Только Ублейр начал подозревать, что им предстоит увидеть, когда начал узнавать маршрут, которым их всех вели.

Побуждая иммиграционных чиновников резвее двигаться вперед и сильно смахивая при этом на какого-то дикого угольно-черного дудочника перед стаей рогатых крыс, Асаддам в конце концов остановился у надежно запертой сланцевой двери, зловредно ухмыльнулся и повернул ключ. Тут Ублейр в тревоге аж содрогнулся.

Секунду спустя Асаддам исчез в темном интерьере помещения, с энтузиазмом маня чиновников за собой. Те послушались и стали гуськом проходить внутрь, не замечая двенадцати массивных ментагонов, которые в полном согласии с полученными инструкциями появились в коридоре и встали там в злобной готовности.

Ублейр не был в точности уверен, почему он это сделал, но тем не менее внезапно он упал на колени и на карачках устремился вперед, к еще более темному пятну меж двух обсидиановых блоков.

— Итак, джентльдемоны, — объявил Асаддам под покровом темноты, — у меня есть для вас маленький сюрприз, — он взмахнул лапой, потянул за рычаг, и помещение немедленно озарилось красноватым свечением лавовых ламп. Иммиграционные чиновники ахнули от удивления, когда перед ними вдруг оказались три массивных обсидиановых блока с гладкими боками.

Ублейр еще плотнее вжался в проем, утягивая свои копыта из поля зрения.

— А теперь крепитесь! — проорал главный менеджер Мортрополиса. — Вот оно, будущее! Конец работы, какой вы ее знаете! — Холодная жестокая усмешка скользнула по лицу Асаддама, когда он повернулся и крикнул: — Лолох! Врубай!

Откуда-то далеко сзади последовало хриплое подтверждающее кряхтение, и незримый для чиновников ученый врубил другие рычаги, перенаправляя потоки перегретой лавы в сторону внутренностей Кристаллических Анализаторов Лолоха.

Считанные секунды спустя сигнальная пульсация крошечных красноватых световых точек показала, что недавно смонтированные КАЛы готовы к работе и ожидают объектов для анализа. Пока лава струилась по замкнутым циклам внутри блоков, температура между ними стремительно нарастала. Вскоре Ублейр начал поджариваться.

— Добро пожаловать в новый Иммиграционный отдел! — усмехнулся Асаддам. — Вы стали свидетелями багряного рассвета новой эры эффективности. Отныне все соответствующие проблемы вечных мук новых клиентов будут решаться здесь. Мириады их самых различных подлостей и отвратительных преступлений будут оцениваться, соотноситься со вновь составленным перечнем злодеяний и с колоссальной эффективностью и идеальной безошибочностью переводиться в коктейль личностно определенных режимов мук. Никаких больше демонических ошибок! Ну как, нравится?

Последовало нервное шарканье копыт.

— Так нравится или нет? — осклабился Асаддам поверх шуршания лавы по трубопроводам.

— Это вызовет зависть всего Уадда, — залебезил один из более проницательных чиновников, пытаясь червем пролезть в то, что сходило у Асаддама за список хороших парней. — А все, что усиливает зависть и возбуждает ревность, должно встречаться с восторгом. Гип-гип…

В других, менее напряженных обстоятельствах Асаддам бы презрительно сплюнул от столь подобострастных комментариев. А прямо сейчас он жутко потел от жары и нервозности.

— Я так рад, что вы испытываете именно такие чувства, — ухмыльнулся главный менеджер, похлопывая по блестящей поверхности ближайшего КАЛа. — Я хочу сказать, было бы определенным несчастьем, если бы кто-то из вас лелеял сомнения касательно тех преимуществ, которые КАЛ принесет Мортрополису. Эти анализаторы уже сейчас могут принимать и обрабатывать в десять раз больше проклятых душ, чем вся ваша компания, вместе взятая, твердо определяя Мортрополис как подлинную уаддскую столицу мук. С таким скачком в эффективности Шейтану нас нипочем не догнать!

— Ур-ра! — выкрикнул более проницательный из чиновников голосом куда более уверенным, чем он сам.

Ублейр от всего сердца пожелал, чтобы у него была свобода лично воткнуть пару-другую когтей в эту подхалимскую глотку. Однако прямо сейчас мозг его грохотал от целого ряда тревожно-неловких вычислений. С таким увеличением в транспорте душ не будет ли выявлен сопутствующий рост потребности в топливных ресурсах, чтобы обеспечивать должные уровни боли и страдания, которыми Мортрополис по справедливости был знаменит? Гнусно и самодовольно ухмыляющийся вопрос сам собой выплыл над горизонтом. Откуда поступит это дополнительное горючее? Почва под копытами у Ублейра вдруг показалась куда более шаткой, чем ему бы хотелось.

— Разумеется, — с почти мучительной небрежностью продолжил Асаддам, — ни одно из этих достижений не стало бы столь необходимым, если бы не ваши текущие уровни рабочей… гм… эффективности. А потому именно с этими соображениями в голове я рад объявить вам о ваших новых постах. Отныне вы будете использоваться в качестве постоянных поставщиков вещества.

«В качестве кого?» — мысленно запаниковал Ублейр.

— На эти посты вы заступите незамедлительно! — объявил главный менеджер с отчетливой ноткой наслаждения, которая, как давно уже уяснил для себя Ублейр, непременно предвещала беду. — Стража! — яростно заорал Асаддам.

И тут Ублейр мгновенно понял, что он был прав. По зову начальника двенадцать массивных ментагонов роем ворвались в помещение и огненными взорами уставились на бывших чиновников Иммиграционного отдела.

— Если вас не затруднит отправиться за этими джентльдемонами, они сопроводят вас к вашему новому месту работы, — произнес Асаддам в манере, которая неким образом делала невозможным любой отказ.

— Э-э… только один вопрос, — заикнулся единственный разговорчивый чиновник. — Какое именно вещество мы будем поставлять?

Ублейр на секунду испытал к гнусному лизоблюду благодарность. Достаточно скверным было известие о том, что Иммиграционного отдела больше не существует, — но незнание того, что такое «местные поставщики вещества», сводило его с ума от жгучего любопытства.

Ублейр почти расслышал, как Асаддам буквально затрясся от злобного восторга, когда ему задали тот самый вопрос, на который ему так хотелось ответить.

— Ну, это будет зависеть от того, в какой именно части рудников вы в конечном счете окажетесь.

— Рудников? — одними губами прошептал чиновник в приступе дикой паники, а Ублейр — отчаянного облегчения.

— Да, рудников. Если еще точнее — Узбасских рудников лавы и серы. Вам это может показаться странным, но лава и сера поступают именно оттуда, — осклабился Асаддам, сочась педантичным сарказмом и наслаждаясь каждым мгновением этого массового перевода по службе. — Меня, говоря откровенно, не очень интересует, что именно вам выпадет поставлять.

— Подождите минутку! Не можете же вы просто так переправить нас в Узбасс… — запротестовал чиновник.

— Да? В самом деле? Не могу? — Асаддам подался вперед, словно бы живо заинтересовавшись. — Это еще почему?

— У меня… э-э… у нас есть контракты на работу в Иммиграционном отделе и…

— Ах ну да, конечно, прямо сейчас это создает определенное препятствие. Но видите ли, какое дело. Иммиграционного отдела больше не существуют — так что все ваши контракты не стоят ломаного обола.

— Но нас ни о чем таком не предупредили!

— Обо всем этом было объявлено еще в прошлом месяце по инфернальной почте. Я послал вот это уведомление, очерчивая в нем все детали… — Главный менеджер вытащил из кармана клочок пергамента и победно помахал им перед толпой бывших чиновников. — Все, что вам нужно знать, здесь ясно сказано и… Ах проклятье, как же это неловко с моей стороны. Кажется, я все-таки забыл послать его по почте. Но ничего-ничего, не волнуйтесь. Не теряйте присутствия духа. Узбасс в это время года — чудесное местечко, просто курорт. Вы непременно его оцените, как только привыкнете к вони и жаре, а также предельно мучительным условиям труда. Короче говоря, наслаждайтесь там как можете! — Тут Асаддам щелкнул своим заостренным как стрела хвостом, давая команду, и двенадцать ментагонов, оскалив клыки, двинулись вперед, угрожая бывшим чиновникам здоровенными дубинками. Буквально обтекая эффективностью, ментагоны согнали своих клиентов в плотную кучку и в удвоенном темпе погнали их прочь из вычислительного зала.

Якобы вдруг оставшись в одиночестве, в относительной тишине рабочего помещения, Асаддам запрокинул голову и оглушительно расхохотался. Вот она, эффективность! Причем именно такая, какой он ее обожал! Идеальное оправдание предельной жестокости!

А теперь настала пора отправляться на берега реки Флегетон для введения второй очереди его блестяще интегрированной автоматической системы обработки проклятых душ.

Последовал краткий стук копыт, и Асаддам убрался из зала с аппаратурой, не оставляя позади себя ничего, кроме инверсионного следа победного гогота, а также до смерти перепуганного Ублейра.


Все божества за Верхним Столом в «Манне Амброзии» дружно глазели на тяжело перегруженную священную тележку с подогревом и считали число оставшихся там тарелок. Ангельская официантка припорхала к тележке и нервно распушила крылья. Итак, опять произошло то же самое. Снова оказались невостребованные порции. Быстро и предельно скрытно официантка оглянулась через крыло на остальные столы и испустила вздох облегчения. По крайней мере, это было не ее виной — перед каждым божеством, нежно дымясь, стояла славно нагруженная тарелка.

А с одного из нижних столов не на шутку перепуганное божество наблюдало за разворачивавшейся сценой, охваченное отчаянным признанием своей вины. «Станут ли меня винить за пустые сиденья?» — нервно размышлял Мэтр д'Отель. В его обязанности входило провожать вновь прибывших на их места, но было ли его упущение в том, что кто-то не объявился?

— Семь? — пробормотал Схрон за Верхним Столом. — Все еще хуже становится! Где они, очень хотелось бы мне знать?

— Где-то еще, — с готовностью откликнулся Огдам.

— Что? Где-то еще? Но они просто не могут питаться где-то еще. Нет никакого «где-то еще».

Уши Мэтра д'Отеля силились услышать, о чем идет разговор. Не винили ли они его?

— Возможно, они вообще не питаются, — предположил Огдам.

— Что? — оскорбленно рявкнул Схрон. — Не питаются? Что вы имеете в виду?

— Э-э… возможно, они на диете.

Схватившись за голову, Схрон пронзительно завопил:

— Не смейте об этом говорить! Даже думать не смейте!

Если было что-то, что по-настоящему пугало его и раздражало, так это сидение на диете. Для Схрона это была подлинная пощечина. Умышленно отказываться от еды? Да это же просто извращение!

«И все же, — подумал Схрон, глазея на семь тарелок с дымящимися кушаньями, — одно божество на диете — это добавочная порция для другого». Сегодня, на второй день событий, он опять получит желанную добавку. Ухмыляясь, Схрон поднял вилку и уже собрался было воткнуть ее куда надо.

Но тут предобеденная тишина оказалась вдребезги разбитой одним меньшим божеством, которое вдруг вскочило на ноги и высоко вскинуло руку.

— Я в этом не виноват! — в неистовой панике выкрикнул Мэтр д'Отель. — Если они не объявляются, нельзя ожидать от меня, чтобы я их препроводил к нужным местам, ведь так?

Вилка Схрона задрожала на полпути.

— На самом деле, — писклявым голосом продолжил Мэтр д'Отель, — меня следовало бы поблагодарить за то, что все соответствующие места как полагается заполнены теми, кто объявился. Непросто, знаете ли, день за днем прилаживать задницы к креслам…

Схрон уставился на свой стынущий ленч, и его желудок угрожающе зарычал.

— Сейчас не время обсуждать отсутствие определенных членов нашего… гм-м… коллектива. Поднимите этот вопрос позже, хорошо? Скажем, во время обсуждения «Прочих вопросов».

Тут еще одно божество вскочило на ноги.

— Это следует п-проделать по другой оказии, поскольку т-текущая сессия уже расписана п-по столам и п-по минутам, — выпалил Херокс, ответственный за календарное планирование, собрание и наиважнейшие встречи. — Х-хотя, если поднять это как н‑неотложный вопрос, требующий н-немедленного внимания, такой вопрос м-можно будет обсудить уже на следующей н-неделе. Р-разумеется, должны будут быть задействованы с-соответствующие каналы…

Схрон буквально истекал предвкушением своего ленча, а его вилка по-прежнему парила в воздухе.

— Давайте потом с этим разберемся, — уныло пробормотал он.

— Р-разумеется, мы могли бы поднять этот в-вопрос на «Внеочередном с-собрании» после ленча, но это б-будет означать изменение в р-расписании обсуждения «Прочих дел». П-подобное изменение должно п-подвергнуться обсуждению на открытом с‑собрании в первоочередное время, чтобы его затем м-можно было осуществить на следующем с-собрании по «Расписанию повестки дня», — упорно закончил Херокс.

Голод и гравитация сделали с вилкой Схрона свое дело. В одном плавном движении она по дуге понеслась к его политой нектаром пицце, а затем рванулась назад, к истекающему слюной рту.

Прямо сейчас Схрону было глубоко плевать, где находятся семь других божеств, оказавшиеся в самовольной отлучке. Рано или поздно они снова объявятся. По сути, если к их нестройным рядам присоединится еще пара-другая, это только пойдет на пользу пищеварению всех оставшихся.

Херокс тем временем продолжал толкать бюрократическую речугу, адресуясь к внезапно лишившимся слуха ушам жадно пожирающих свой ленч богов.

Алкан нервно потер подбородок и стал с надеждой прикидывать, что там происходит с его Индикатором Веры. Горел ли он в данное время ярко-лучистым рвением тысяч обращенных душ?

Затем Алкан неловко заерзал в кресле. Но не была ли его схема разгадана? Не проболталась ли пара охочих до пива ангелиц из Парангельской службы насчет исчезновения недавно усопшего Брехли Треппа? И не могли ли эти самые семь божеств все это дело расследовать?

Прожевывая свою пиццу, Алкан отчаянно надеялся, что он ошибается.


Вихри плотного дыма кружились вслед за хлопающей полой сутаны Брехли Треппа, пока он безостановочно шагал по бесконечным проулкам Шанкера, деловой части Мортрополиса. Елеус скользил у него в кильватере, семеня вдвое чаще, чтобы поспеть за властно-широкими шагами Треппа.

— Послушайте, я ведь и правда могу поверить вам как любая другая душа, клянусь, — ныл бывшее его высокопреподобие. — По сути, я даже могу еще лучше поверить.

— Прочь от меня!

— Нет-нет, продолжайте. Велите мне поверить в то, что черное — это белое. Уверен, я смогу. Просто испытайте меня.

— Пр-рочь!

— Э-э… какая сейчас на вас чудесная белая сутана. Что за роскошный наряд! Необыкновенно стильный! Просто белоснежный, но никакая грязь на нем совершенно не проявляется…

— Пр-рочь!

— И разве вы на самом деле не обожаете всех тех белых демонов, которые вон там роют копытами землю?..

Тут Елеус проворно юркнул за резкий поворот, энергично семеня в двух футах позади раздувающейся сутаны Брехли Треппа.


Эндезид с трудом вырвался из-под большого одеяла, откашлялся и в полном смущении огляделся. Волосы его были дико взъерошены. Впереди, на грубо высеченных стенах пещеры виднелись лавовые лампы. Шесть смутно знакомых лиц одарили нового гостя Уадда напряженным вниманием. Одно из них, с застывшим на нем смешанным выражением ужаса и восторга, вовсю глазело на беспорядок прически Эндезида и прикидывало, сколь мощный стилистический потенциал там содержался. Наконец, не в силах совладать с собой, Нивейя метнулась через пещеру, изящным жестом прихватывая со стола древнюю костяную расческу.

— Что это еще за?.. Где я? Что происходит? — возопил Эндезид и попытался сесть прямо, — Прочь от меня! — рявкнул он на Нивейю.

— Это курс менеджмента, друг сердечный. Добро пожаловать на борт, — авторитетно прохрипел Стапель, по-прежнему в своей тыквенной пижаме.

— Что? Какой еще курс? Оставьте мою челку в покое!

— Курс менеджмента, кореш, — подтвердил Туммак.

Эндезид помотал головой к великому неудовольствию Нивейи, которая раздраженно нахмурилась и отвесила ему подзатыльник.

— Отвалите. Нет, этого просто не может быть. Меня призвали благословить подарки на какую-то свадьбе в Аксолотле…

— Нет смысла рассказывать, что было дальше, коллега. К вам, подобно шквальному шторму, подкрались сзади, связали и утащили вниз по дыре. Следующее, что вы узнали, — это что вы уже здесь.

— Откуда вы это знаете? — залопотал Эндезид, глядя на увенчанное фуражкой божество из-под непрестанно елозящих рук его добровольной парикмахерши.

— Если не считать нескольких смутных деталей, курс каждого из нас проходил по тому же маршруту.

— Что? — воскликнул Эндезид, и на его божественной физиономии мелькнуло выражение паники.

— Ах, дорогуша, все это совсем не так скверно, — заверила его Нивейя, отступая на шаг и наслаждаясь зрелищем своей работы. — По сути, обслуживание здесь некоторым образом даже лучше. Конечно, еда не так хороша — но нельзя же требовать всего сразу. Так-так, еще немного завить на макушке, я полагаю. Вам кто-то когда-нибудь говорил, какое несравненное наслаждение заплетать ваши волосы в косички?

— Э-э… нет… прекратите, пожалуйста, ерундой заниматься, — равнодушно отозвался Эндезид и снова повернулся к Стапелю: — Но почему именно мы? Что мы такого сделали? Чем заслужили?

— Ничего особенного. Мы просто оказались в ненужном углу в ненужное время. Я так прикидываю, мы еще только первые счастливчики, — с довольно жалким видом проворчал Туммак.

— Но за что? Что мы такого сделали? — брызгал слюной Эндезид. Смущение все нарастало, ответы вызывали еще больше вопросов.

— А вы не обратили никакого внимания на недавнюю речугу Ромсдела? — осведомился Стапель, который, раз уж он был здесь дольше всех остальных (за очевидным исключением сгинувшего невесть куда Брехли Треппа), набросил на себя мантию вожака. А кроме того, как он уже указал другим захваченным божествам, только у него одного имелась фуражка. Вождь непременно должен был носить фуражку. Иначе по мореходным понятиям все выходило неправильно.

Эндезид снова покачал головой и получил очередной резкий подзатыльник от вовсю шурующей божественной парикмахерши.

— Какую речугу? Я… э-э… наверно, меня тогда призвали на очередную работу. В последнее время свадьбы, знаете ли, просто рекой текут. И между прочим, так всегда бывает. Целые века почти ничего, а потом вдруг — шурр, бурр, одновременно целые дюжины. Странное дело, но это как-то связано с весной. Не понимаю, что в весне такого особенного…

— Гормоны, — охотно предложил объяснение Бандаж.

— Что? Так здесь, значит, о гормонах весь разговор? — забормотал Эндезид, снова полностью теряя нить и решая, что ему с самого начала следовало делать заметки в своей божественной стираемой записной книжке.

— Да нет же, — прорычал Стапель. — У этого самого Ромсдела возникли кое-какие замечательные идеи на предмет того, как лучше научить нас работе…

— И вы прикидываете, это одна из них?

— Ну конечно же, дорогуша, — вмешалась Нивейя. — И это так славно! Иначе разве получила бы я наслаждение пробегать своим гребнем по вашим чудесным кудряшкам? Вы, между прочим, знали о том, что у вас тут несколько волосков секутся? Не думаю, чтобы за последние тридцать столетий я вам хоть раз делала укладку. Ведь не делала же?

— Нет, не делали, — ворчливо подтвердил Эндезид. — Итак, с нами здесь все в порядке. Но что нам предполагается делать, а?

— Ах, дорогуша, тут-то вся и загвоздка, понимаете? Головку немного вперед. Вот-вот, так лучше, — ответила Нивейя с полным ртом шпилек.

— Какая загвоздка? — прохрипел Эндезид, чей подбородок оказался неловко вжат в грудную клетку.

— А вот об этом мы понятия не имеем, — признался Стапель. Ветер, похоже, испарился из его парусов. — И никто, судя по всему, не собирается что-то нам об этом сказать.

— Вот и приплыли, — прохрипел Эндезид. — В этом-то вся и соль, — вконец раздосадованный, он откинул руки Нивейи в сторону, и сложная косичка трагическим образом расплелась.

Шесть физиономий с разной степенью волосатости вопросительно на него уставились.

— В чем? — хором спросили божества.

— В том, чтобы научить нас принимать решения. Вот зачем мы здесь. Разве это не очевидно?

Озадаченное молчание ясно сказало Эндезиду, что это вовсе не очевидно.

— Гм… решения. Решения. А знаете, может, оно и так, — размышлял Стапель, задумчиво потирая подбородок. — Мы могли бы поднять эту мысль на мачту и посмотреть, как она там развевается, хотя…

— По-моему… что ж, возможно… — прохрипел Бандаж, сосредоточенно возясь со своими большими пальцами. — Звучит малость поспешно, не правда ли? Зато радикально.

— А вот я не уверен…

— Это вроде как не очень-то и…

— Разве нас надо этому учить?

Нерешительные и неэффективные замечания божеств одно за другим наполняли пещеру.

— По-моему, это как раз и есть ответ на мой вопрос, — укорил их Эндезид.

— А по-моему… — начал было Стапель, но тут его перебило грубое копыто, пинком распахнувшее дверь. Вслед за этим два дьявола затащили в пещеру еще одну завернутую в одеяла фигуру.

Почти небрежно Бубуш и Ублейр швырнули свою последнюю добычу в другую сторону помещения, и Бубуш исчез на кухне, чтобы по-быстрому треснуть еще одну чашку с лавой.

— Говорю же тебе — у нас времени нет, — жалобно заныл Ублейр, когда дверь захлопнулась, и он театрально растянулся на своем мешке с галькой. — Я слышал, что слышал! Если Асаддам продолжит в таком же темпе, Мортрополис к концу недели совсем опустеет. У нас нет времени раздобывать еще две-три штуки или сколько тебе там нужно. А кроме того, я уже вроде как от всего этого устал. Тяжелая это работа. Не так легко богов похищать…

— Заткнись, прыщ, — прорычал Бубуш с кухни, пока их последняя жертва выпутывалась из одеял и потрясенно озиралась, разглаживая свои капитально измятые одежды.

— Ах, дорогие мои, — простонал вновь прибывший Шармани, уполномоченный по заявлениям о моде, стилю одежды и декора. — Не смотрите на меня. Прошу вас, не смотрите! Я просто в ужасном состоянии!

Действительно, пушинки древнего одеяла прилипли к его индивидуально пошитой тоге. И Шармани отчаянно пытался все эти пушинки с себя снять.

— На этот счет не волнуйтесь, — утешил его Эндезид. — Лучше воспользуйтесь вот этим! — Он достал из-под складок тоги небольшую щеточку и передал ее Шармани. — Просто стряхните все эти неприглядные пушинки за считанные секунды. Вот, пожалуйста! Эта щеточка, между прочим, также удаляет нежелательные носовые волоски, собирая их в удобное, легко очищаемое отделение.

Шармани вздрогнул, заприметив Стапеля, облаченного в тыквенную пижаму и с фуражкой на голове. Неужели у него совсем не осталось никакого чувства прекрасного? Тыквы уже четыре столетия тому назад вышли из моды. Сейчас на всех пижамах должны быть изображены плоды авокадо.

Пижама с авокадо — или совсем ничего! Впрочем, Шармани искренне порадовался тому, что это не был последний вариант.

Совершенно внезапно, прежде чем Шармани получил возможность изложить свои соображения касательно последних тенденций моды, дверь кухни резко распахнулась, и оттуда с двумя пенящимися чашками лавы вывалился Бубуш.

— Давай, тресни, — прорычал он и протянул одну чашку Ублейру. За один глоток чашка опустела.

— Надо начинать поскорее, иначе мы тут совсем одни останемся, — снова завел свое Ублейр, вытирая пасть тыльной стороной чешуйчатой лапы. — Восьми штук хватит, разве нет?

Бубуш раздраженно фыркнул, вытянул из ящичка секретный пергаментный документ и быстро пролистал его щипцами.

Озадаченные божества подняли взгляды, задумываясь, не могло ли это на самом деле быть частью их курса по принятию решений. Не могла ли это быть наглядная демонстрация того, как это следует делать?

Бубуш внимательно просмотрел каждый из дымящихся листов пергамента, сверяясь и прикидывая. А затем он наконец вытащил единственный довольно приблизительный набросок карты Мортрополиса.

— Ну что? — приставал Ублейр. — Мы уже достаточно их собрали? Мои копыта просто меня убивают. Там такая холодрыга и к тому же…

— Заткнись, я думаю, — рявкнул Бубуш. — Если допустить, что каждое из божеств выдает по меньшей мере тот же объем святых волн, что и средний полевой вариант противопехотной святыни, тогда… тогда, согласно этой карте, нам нужно еще четыре штуки. Видишь, вот здесь? Карта указывает двенадцать конкретных мест, где следует развернуть противопехотные святыни Таким образом, чтобы запустить эффект Доминума, нам нужна стратегически размещенная дюжина божеств.

— Еще четверо? — взвизгнул Ублейр. — Да нам целые века потребуются, чтобы их добыть! У нас нет времени. Послушай, эти твои планы предполагают, что Мортрополис полон демонов. Но если мы еще какое-то время тут проторчим, то весь местный народ окажется в Узбассе на рудниках!

— То, что ты сам едва там не оказался, вовсе не означает, что…

— Мы должны торопиться, я точно тебе говорю. Время сейчас…

— Здесь говорится, что для максимального эффекта нам нужна дюжина. Стало быть, дюжину мы и раздобываем. Усек?

— А тем временем Асаддам отправит всех на рудники! Какой смысл будет пытаться запустить процедуру вынесения вотума недоверия, когда не останется никого, кто смог бы это самое недоверие оказать? — брызгал слюной Ублейр, пытаясь прикинуть, не отменяют ли друг друга все эти двойные отрицания.

— Да, но здесь есть мы. И еще повелителя скверны д'Авадона не забывай! — Бубуш щипцами схватил со стола пергаментную карту и энергично ею помахал. — Здесь ясно сказано — развернуть двенадцать противопехотных святынь и дать им сработать! А потом — трах-тибидох, все узрят Свет, и тут как раз вступаем мы!

Лицо Ублейра упало, когда тревожное понимание все-таки до него дошло.

— Так мы развернем двенадцать противопехотных святынь?

Бубуш кивнул и с энтузиазмом указал на карту развертывания, очерчивая лапой самый быстрый маршрут.

Ублейр очень медленно покачал головой:

— Терпеть не могу мочиться в чей-то костер, особенно в наш собственный и столь грандиозный, — но на случай, если это ускользнуло из твоего поля зрения: ни одной противопехотной святыни мы так до сих пор и не получили.

— Дьявол, я ведь уже все тебе объяснил. Ты что, хвостом слушал? — Бубуш махнул лапой в сторону группы божеств позади себя. — Тут все дело в святых волнах. Эти наши приятели так же хороши для производства достаточного объема святых волн, чтобы получить желаемый…

— Да, но в том случае, если ты не заметил, — у них ноги имеются, — пробормотал Ублейр, дивясь тому, почему он раньше об этом не подумал.

— Ну и что? — пожал плечами Бубуш.

— А то! Ты что, правда собрался довериться им в том, что они станут стоять в тех местах, которые ты им укажешь? Да они просто оттуда смотают, клык даю! — воскликнул Ублейр, с дрожью видя, как весь план начинает рушиться прямо перед его мысленным взором.

— Ну… гм… значит, мы их там просто привяжем, — отмахнулся Бубуш, внезапно начиная испытывать сильнейшую неловкость.

— Да-да, конечно, очень хорошо. И ты всерьез думаешь, что никто не заметит дюжину божеств, которые вдруг ни с того ни с сего оказываются привязанными на уличных углах? А тебе не кажется, что у кого-то в Ментагоне появится самая капелька подозрения?

— Э-э… мы можем их замаскировать, — неубедительно предложил Бубуш.

— Ты что, совсем спятил? Просто не знаю, как ты меня на это подбил.

— Я тебя на это подбил? Ты сам ко мне пришел, разве не помнишь? — прорычал Бубуш, гневно щетинясь.

— Я оказал тебе услугу. Не говори мне, что ты там своими исправительными работами наслаждался. Если бы не я, ты бы по-прежнему дерьмо носом рыл, — Ублейр вскочил на копыта и встал в каком-то дюйме от Бубуша, громко рыча.

— Лучше бы мне эта проклятая карта вообще на глаза не попадалась! — сквозь сжатые клыки процедил Бубуш, чувствуя прилив разочарования. — До этого жизнь складывалась куда проще! — В приступе раздражения он швырнул пергамент в другой конец пещеры.

Документ дико закрутился, совершил петлю, после чего заскользил прямо под ноги восьми захваченным божествам.

Тут же из-под озадаченно приподнятых бровей на него уставились четырнадцать глаз. Нивейя с прищуром разглядывала бороду Шармани и прикидывала, как бы ей получше расположить несколько специально выделенных клочков.

— Это что, нам? — прошептал Стапель, указывая на карту.

— Полагаю, да, — отозвался Эндезид, с подозрением глазея на пергамент сквозь специальный театральный бинокль, который ему как раз случилось достать из-под складок тоги.

— Вы уверены? — смущенно спросил Драпак. — Я хочу сказать, никто ведь не предлагал нам на это смотреть, разве не так? Они могут обидеться, если мы станем слишком уж пристально эту штуку разглядывать. Я с ними в драку ввязываться не хочу.

— Я тоже, — поддержал его Шармани. — У этих парней такие когти, что они мне запросто тогу порвут.

— Ничего-ничего, посмотрим, — прорычал Туммак. — Мне бы лично небольшая потасовка не помешала. Мне уже слишком давно не доводилось хорошенько разминать кулаки.

— Они не стали бы так просто бросать эту штуковину сюда, если бы на самом деле не хотели нам ее показать, разве не так? — резонно спросил Стапель.

— Это точно. Кроме того, никто не говорил, что нам нельзя на нее смотреть, — согласился Эндезид.

— Но разве именно этот вопрос здесь самый главный? — спросил Шармани, внезапно проникаясь духом предполагаемого курса менеджмента. — Является разглядывание этого документа само по себе неким уроком или речь здесь идет о коллективном процессе принятия решения о том, разглядывать нам его или нет? Взирать иль не взирать — вот в чем воп…

— Да заткнитесь вы, — прохрипел Стапель, прежде чем сделать шаг вперед, нагнуться и внимательно вглядеться в карту развертывания противопехотных святынь. Секунды спустя Эндезид и Туммак присоединились к нему. В коллективном замешательстве божества задумчиво потирали подбородки.

— Что это может означать? — спросил Стапель, пока любопытство понемногу начинало пересиливать и остальных пять божеств.

Туммак пожал плечами, озадаченно хмыкнул, и внезапно все остальные тоже не выдержали. Все восемь божеств с энтузиазмом склонились над листом шипящего пергамента, тесно вокруг него сгрудившись.

И тут стали происходить странные, совершенно неожиданные вещи.

Пурпурные языки святых волн, что парили у них над головами, переплелись и отскочили друг от друга, после чего принялись сталкиваться со все новыми и новыми. И по мере того как все больше святых волн туда нагнеталось, в воздухе над восемью божествами ярко засияли нимбы пурпурного благочестия.

Святынеискатель бешено задергался, шумно гремя, пока он скользил по столу прочь от синергически усиливающейся ауры святых волн.

Бубуш удивленно вскрикнул, когда святынеискатель упал на пол и резко скользнул к стене, словно его туда отшвырнули. Затем глаза демона переметнулись в то место, откуда святынеискатель оказался отброшен. И щелки его зрачков потрясенно расширились.

Пурпурное облако, что парило над восемью божествами, ярко светилось и зловеще потрескивало. Загадочным образом в воздухе запахло ладаном и недавно потушенными свечами. А затем, как раз когда Стапель нагнулся, чтобы повнимательнее взглянуть на пергамент, облако еще больше расширилось, задрожало и выплюнуло на пол язык пурпурного пламени.

Шокированные божества отпрыгнули в разные стороны, и облако мгновенно исчезло.

Бубушу потребовалось добрых пятнадцать минут, чтобы закрыть рот. После этого он, серый как мышь, повернулся к Ублейру и хрипло прошептал:

— По-моему, у меня есть план.

А незримые в дымящейся яме в полу пять тысяч крошечных шлаковых жучков тем временем обнаружили религию и уже строили планы на предмет построения монументального гнезда, посвященного исключительно недавно увиденной ими пурпурной вспышке света, которую они посчитали воплощением божества Ихора, иначе известного как Шлаковый Шахтер. Разумеется, было в высшей степени вероятно, что они глубоко заблуждались. Но что с того — жучки были счастливы. На данный момент.


Река Флегетон с хлюпаньем несла свои булькающие воды сквозь недра Мортрополиса, блаженно не сознавая важного значения странной пары специальных желтых кабинок, которые загадочным образом появились на ее берегу. Река также не обращала ни малейшего внимания на подозрительно наблюдающую за кабинками толпу паромщиков, которые подвели свои паромы к тому же самому берегу. За последние два дня эти паромы не перевезли ни одного законного пассажира, отправившегося в свой последний вояж.

Однако все это вот-вот должно было перемениться.

Первым намеком на это стал стук грохочущих копыт, когда первоклассная команда могучих ментагонов гуртом погнала кучку очень-очень бывших иммиграционных чиновников прямиком к реке.

Драгодил, вожак ментагонов, быстро прошагал по речному берегу к собравшимся паромщикам.

— Запускайте ваши двигатели инфернального сгорания! — угрожающе приказал он.

Капитан Нагльфар скучающе поднял взгляд.

— А чего ради? — проворчал он, не вынимая из пасти рыгающей дымом трубки. — Никаких достойных клиентов все равно нет.

— Запускайте моторы, говорю!

Нагльфар вынул трубку из пасти, в самой что ни на есть раздражающей манере поковырял в одном из сотен своих разнообразных клыков и спросил:

— Зачем?

Драгодил фыркнул.

— А затем, что вашими паромами командую я, — властно оскалился он.

— Что? — возмутился Нагльфар, наконец-то вскакивая на копыта. — Ты не вправе…

— Вправе, — с чувством зловредного удовлетворения осклабился Драгодил. — У меня есть приказ Асаддама.

Тогда Нагльфар снова махнул скучающей лапой:

— Ха! Так это все Асаддам! Тогда позволь мне просто тебе напомнить, что мне и этим ребятам надо здесь заниматься делом, — на тот случай, если ты не заметил. Почему твой Асаддам решил, что он может запросто кататься по Флегетону, не платя по текущему тарифу?

Драгодил подался поближе к Нагльфару и угрожающе на него уставился.

— А у тебя нет никаких предположений на тот счет, куда отправляются эти пассажиры? — прорычал он.

— Нет. Зато у меня есть странное чувство, что ты хочешь мне об этом рассказать, — ухмыльнулся Нагльфар сквозь облако воинственно выдохнутого дыма. Похоже, все это дело должно было перейти в славный спор, а как законно избранному представителю Гильдии подземных паромщиков по спорам, ругани и прочим разборкам Нагльфару полагалось уметь раскатывать подобные споры на их максимальную длину — за полный дискуссионный гонорар плюс дополнительные издержки.

Вожак ментагонов с отвращением фыркнул и продолжил.

— Они отправляются в Узбасс, — со значением прорычал он.

— А чего ради им туда отправляться? Что, у Иммиграционного отдела сегодня выходной? Там, кроме старого заброшенного рудника, ничего интересного…

— Ошибаешься. Он уже не заброшенный, — что-то во взгляде Драгодила ничего хорошего никому не предвещало. — И это поездка в один конец, — с раздражающе радостной ноткой в голосе добавил ментагон.

Ужасное понимание мелькнуло по сморщенной физиономии Нагльфара.

— Ты хочешь сказать, их туда шахтерами определили?

Драгодил оскалился, очень медленно кивая.

— Думаю, ты бы обнаружил, что паромный бизнес вести очень тяжело, если бы тебе случайно пришлось к ним присоединиться. Так, нет?

Нагльфар неохотно кивнул и выдал целую серию сложных жестов остальным паромщикам. Споры были одно дело — они представляли собой просто профессиональную забаву. А вот с готовностью подкрепляемые угрозы от вожака ментагонов были дело совсем другое. Это требовало совершенно конкретной тяги за рога и немедленных действий.

Минуту спустя клубы грязного черного дыма уже извергались к страхосфере, пока паромы выхаркивали хтонические дымоутлероды из своих переполненных грязью легких.


Как раз когда двигатели инфернального сгорания были запущены, невысокая фигура в развевающейся сутане появилась из крошечного бокового проулка, мгновенно остановилась и резко осадила назад. Не ожидавший этого Елеус врезался Брехли Треппу в спину и, споткнувшись о его сутану, упал.

— Зачем же вы так делаете? — заныл он, поднимаясь. — Могли бы предупредить меня, что собираетесь так внезапно остановиться…

— Тихо! — хриплым шепотом рявкнул Трепп, пригибаясь пониже и оглядывая берег реки. Ноздри его дрожали, пока он лихорадочно нюхал воздух — точно вампир с подветренной стороны от непорочной девственницы лунной ночью. В сумраке проулка зубы миссионера блеснули, когда он ухмыльнулся, почуяв в собранных гуртом демонах колоссальный потенциал обращения.

Трепп понял, что просто должен туда добраться. Куда бы эти демоны ни пошли, он намеревался последовать за ними. Миссионер выпрямился, быстро огляделся, спланировал идеальную цепочку смутных теней между проулком и своей целью, после чего без всякого предупреждения рванул вперед.

— Эй! — воскликнул Елеус, пускаясь было за Треппом. Но затем заметил на берегу массу ментагонов, запаниковал и заторопился назад в тень проулка. — Вернитесь, — громким перепуганным шепотом позвал он. — Вам туда нельзя. Там опасно!

Заметный только для Елеуса, его высокобесподобие Брехли Трепп скользил вдоль берега реки, то и дело ныряя в тень и появляясь оттуда, ведомый неудержимым стремлением распространить самую малость Благих Вестей среди этих угнетенных демонов. Богатый опыт подсказывал ему, что чем более угнетенной была аудитория, тем большее рвение проявляла она к тому, чтобы уверовать во что-то лучшее. Глядя на всю эту массу, Трепп не сомневался, что получил бы стопроцентное обращение всего лишь за несколько минут избранной речевой обработки. Алкан был бы доволен.

А кроме того, тут имелось дополнительное преимущество в виде сбрасывания с хвоста этого кретина Елеуса. Какое облегчение!

Охваченный внутренней дрожью предвкушения и восторга, Брехли Трепп ловким взмахом кисти отцепил от ближайшего крюка подходящую веревку и оглянулся через плечо. Затем, закрыв глаза, метнулся через узкую полоску бурлящей черной реки и приземлился прямиком на палубу ближайшего парома.

Секунды спустя он спрятался под объемистым запасным парусом и лег там, прислушиваясь к тому, как копыта маршируют по сходням, подгоняемые криками ментагонов и ударами их подобных кнутам хвостов.

Как раз когда первый из командированных паромов с рыганием вышел в вязкий поток Флегетона и приступил к депортации головной партии бывших иммиграционных чиновников, пара демонов притопала на берег и быстро прошагала к двум желтым кабинкам. Кучка предельно угрюмых на вид дьяволов, которая явно их поджидала, взяла наизготовку заранее заготовленные плакаты.

Со всплеском страха понимая, что Асаддам пришел слишком рано, Драгодил резко развернулся и потопал по курсу перехвата. У него за спиной еще три парома скользнули в реку и начали пропахивать свой путь к Узбассу.

— Все паромы загружены, как было приказано, — четко отдав честь, доложил Драгодил. — Мои заместители мгновенно откроют рудники и введут их в работу.

— Пусть они откроют их еще быстрее, — прорычал Асаддам. — Каждый день, когда нам приходится платить Шейтану, — это загубленный день. И я вообще ненавижу тратить оболы! — Прошагав еще несколько футов к желтым кабинкам, главный менеджер гордо оскалился. За каждым его шагом бдительно наблюдала группа чиновников Ориентировочного отдела. Все последнее время, наблюдая за тем, как под соответственно усиленной охраной строились специально укрепленные уродливые кабинки, эти демоны только и делали, что бессильно дымились.

С другой стороны, последние пару дней им просто больше нечего было делать. С тех самых пор, как поток проклятых душ в Мортрополис совсем иссяк, им уже некого было ориентировать. Работа ориентировочных чиновников заключалась в том, чтобы хватать мучимые души после того, как их вышвыривали с паромов, произвольное время их колошматить — пока те не признают незыблемую справедливость прописанных им вечных мук, — после чего стадом гнать до прославленной арены страдания. Каждый из чиновников по праву гордился своей работой. Они знали, что их действия фундаментальным образом влияют на взгляд проклятой души на Уадд. Самые первые впечатления имели сильнейшее воздействие.

Однако прямо сейчас у ориентировочных чиновников было жуткое чувство, что вскоре им предстояло стать очередными транспортируемыми в Узбасс жертвами неистового порыва Асаддама к эффективности.

Они не ошибались.

С ухмылкой предвкушения, надежно приклеенной к его диктаторской физиономии, Асаддам прошагал к паре автоматических Душевых кабинок и щелкнул переключателем. Секунды спустя потоки лавы заструились по замкнутым циклам, а на крыше каждой из кабинок ожила мигающая желтая лампа — и пятьдесят три демона из Ориентировочного отдела лишились своей работы.

— Асмодеус! — зловредно прорычал Асаддам. — Продемонстрируй!

Банкир от удивления сделал шаг назад.

— Э-э… я полагал, эта честь по праву должна принадлежать вам, сэр!

— Ты неправильно думал! Давай демонстрируй, — и Асаддам протолкнул Асмодеуса через проход в боку кабинки. Ориентировочные чиновники с тревогой наблюдали за разворачивающимися событиями.

Ярко-красные лампы сверкнули на Асмодеуса внутри Душевой кабинки, а обсидиановый экран тут же ярко вспыхнул.

— Имя?

Асмодеус нервно набрал на клавиатуре ряд букв.

— Мука?

Асмодеус пожал плечами.

— У меня ее нет, — с мольбой обратился он к Асаддаму. — Я здесь работаю.

— Просто притворись, что ты проклятая душа, и все получится. Придумай что-нибудь! Это же просто демонстрация.

— Я… гм… — заикался Асмодеус.

— А, дьявол! Дай мне! — Асаддам подался вперед и с резким стуком когтей напечатал: «Баки с экскрементами скверны и унижения». Кабинка тут же неистово завибрировала, крошечный люк открылся, и оттуда выпорхнуло гудящее ярко-красное существо. Зависнув в дюйме от носа Асмодеуса, существо назойливо поманило его и помахало длинным жалом.

Мгновение спустя демоны из Ориентировочного отдела узнали правду. Неистово рыча, они подняли свои плакаты и роем устремились к кабинкам.

Ярко-красный мудемм нетерпеливо гудел перед носом у Асмодеуса, предельно раздосадованный тем, что его подопечный не следует за ним к бакам с экскрементами. Мгновение спустя мудемм выполнил аккуратную петлю и вколол в самый нежный участок ягодиц дьявола несколько миллиграммов четырехмолярной муравьиной кислоты. Асмодеус взвизгнул и замахал руками на подлую тварь. И тут же получил еще одну дозу муравьиной кислоты в другую ягодицу.

— Уберите его от меня! — жалобно вскрикнул банкир. — Больно же!

Кучка ориентировочных чиновников принеслась к кабинкам, размахивая своими плакатами. Асаддам повернулся и стал наблюдать за ними, а его хвост тем временем выстукивал тайные команды Драгодилу.

— Мы требуем, чтобы это устройство было немедленно выключено и… — начал избранный представитель демонов из Ориентировочного отдела.

— Требуем, значит? — принялся насмехаться Асаддам. — А почему, собственно?

— Потому что мы… э-э… мы подозреваем, что оно может полностью отстранить нас от работы и…

— О нет. Эти автоматические Душевые кабинки не отстранят вас от работы, — убийственно шелковым голосом произнес Асаддам, делая любезный взмах лапой в сторону Драгодила. — Но если вы будете соблюдать субординацию и последуете за этим джентльдемоном вон туда, к ожидающим вас паромам, я буду исключительно счастлив обсудить с вами новые условия вашей работы в чудесной обстановке дневного круиза по реке…

Поскольку эта просьба была изложена столь вежливо, чиновники пожали плечами и повиновались.

Выхватив у демонов плакаты, Асаддам швырнул их на землю. |

— Прямо сейчас вся эта ерунда вам не понадобится.

И пока бывшие ориентировочные чиновники начинали свою последнюю прогулку к вечной трудовой занятости на Узбасских рудниках лавы и серы, Асаддам ухмыльнулся себе под нос. А! Асмодеус сломя голову понесся прочь от зловредно жалящего его сторожевого мудемма. Ягодицы банкира так и светились краснотой, пока мудемм неотвратимо гнал его к бакам с экскрементами скверны и унижения.


— Встаньте поближе, — рявкнул Бубуш восьмому божеству. — Так, чтобы вы все были вместе.

— А мы действительно обязаны это сделать? Я должен возразить. Его тыквенная пижама катастрофически не гармонирует с моей стильной тогой. Тыква! Мыслимое ли дело? Это я вас спрашиваю, — протестовал Шармани, с надменным отвращением взирая на Стапеля. — Пижама должна быть с авокадо!

— На вашем месте я бы ему морду набил, — охотно предложил свою рекомендацию Туммак. — Резкий апперкот, старая добрая двоечка левой-правой, и он вас больше никогда в немодные мещане не зачислит.

— Пожалуйста, не надо, я вас прошу, — возразил Бандаж. — Я вовсе не хочу быть вынужден лечить ненужные травмы.

— Ничего себе ненужные! Ненужные — это если ему вдобавок тяжелым ботинком по ребрам заехать!

— А лично я при первом же признаке неприятностей быстро ноги бы сделал, — вмешался Драпак.

Тут Бубуш гневно зарычал и заревел на недисциплинированных божеств.

— Послушайте, просто сгрудьтесь в кучу, — скомандовал он. — И поплотнее. Это важно!

— Так мы именно за этим здесь? — поинтересовался Эндезид.

— Да, именно за этим, — подтвердил Бубуш, готовый врать что угодно, лишь бы они повиновались. — Давайте сдвигайтесь. Ближе! Прижмитесь друг к другу! — Пока божества пожимали плечами и шаркали ногами, выполняя указания, сам Бубуш бросился в укрытие за предусмотрительно перевернутым обсидиановым столом.

Секунды спустя пурпурное поле предельного благочестия оказалось на месте, ярко сияя над головами божеств.

— Я был прав, — прошептал Бубуш. — Вон, смотри! — Он возбужденно ткнул Ублейра кулаком под ребра. Вспышка закоротившихся святых волн мелькнула внутри облака, и Бубуш прижал лапу к пасти, сдерживая крик. — Еще ближе, — тявкнул он в ладонь, пока запах ладана уже заползал к нему в ноздри. Божества сгрудились еще плотнее, и пурпурное мерцание стало заметно интенсивнее, искажаясь и вибрируя, точно бархатный мешок с дюжиной хорьков внутри, растягиваясь, как если бы оно пыталось оторваться.

Узенькие щелки зрачков Бубуша предельно расширились, в благоговейном ужасе наблюдая за разворачивающимся зрелищем.

Совершенно внезапно последовала слепящая вспышка, раздался треск священного озона, после чего одна-единственная округлая частичка пурпурного благочестия оторвалась от облака, немного покачалась в воздухе и проплыла сквозь стену.

Божества отодвинулись друг от друга. В ушах у них звенело.

— Ты это видел? — вне себя воскликнул Бубуш, крепко тряся Ублейра за плечи. — Видел? Все было именно так, как я сказал. Священный шаровер! Или верошар. Ха! Демон, которого долбанет такая штуковина, окажется в крутом шоке. Это как если бы тебя жахнуло с полдюжины противопехотных святынь. После такого они во что угодно поверят!

— Ага. Ну и что? — Ублейр с явным недостатком энтузиазма хмыкнул. — Все равно никакой разницы это не внесет, разве нет?

— У тебя что, совсем воображение отсутствует? — простонал Бубуш.

— Вообще-то у меня с ним не очень, — признался Ублейр.

Бубуш возвел глаза к потолку.

— Послушай, это случилось только когда восемь божеств оказались по-настоящему близко друг к другу. Ведь верно?

— Верно.

— Стало быть, чем ближе они друг к другу, тем выше концентрация святых волн. Верно?

— Верно.

— С концентрированными святыми волнами от восьми божеств мы получили четырехдюймовый шаровер — скорее всего, он весьма нестабилен. Верно?

— Верно, — пожал плечами Ублейр, по-прежнему недоумевая, куда все это ведет.

— Итак, что получится, если мы соберем вместе еще больше божеств?

— Верно… гм-м… э-э…

— Понятное дело, у нас получится больший по размеру шаровер. Откровенно говоря, я подозреваю, что, если мы соберем вместе достаточное число божеств на одном диком празднестве критической массы, мы сможем добиться того, что весь Мортрополис будет охвачен неколебимой верой в то, что Асаддам должен уйти! Верно?

— Э-э… А сколько еще божеств нам потребуется, прежде чем мы получим эту самую критическую массу?

— Тьфу, тебе бы все детали, детали, — рявкнул Бубуш. — А ну вперед, хватай одеяла!

— У меня было чувство, что именно этим ты и закончишь, — простонал Ублейр.

Бубуш схватил святынеискатель, свистнул Кременюгу и скрылся за дверью.

«Ну почему именно я?» — скорбно думал Ублейр, стремительно пускаясь следом. В голове у него по-прежнему крутился священный пурпурный шаровер чистого благочестия.


Схрон, знатно отполировав две большие тарелки с пиццей, удовлетворенно вытер ладонью рот, откинулся на спинку своего кресла за Верхним Столом в «Манне Амброзии» и сделал солидный глоток эля. Почти с неохотой он объявил:

— Ладно, трапезе конец. «Прочие вопросы».

Едва успело затихнуть эхо, как Херокс уже вскочил на свое кресло, размахивая свитками:

— Б-было напечатано предложение касательно обсуждения т-текущего непредусмотренного отсутствия н-некоторых наших коллег. Данный в-вопрос, как уже было заявлено мной самим в п-процессе оказии, п-предшествовавшей текущей оказии, является чересчур н-неотложным и потребует н-немедленной перемены в расписании обсуждения других н-неотложных вопросов…

— Ну и что? — прохрипел Схрон.

— Н-не могли бы вы, д-действуя на благо тем, кто имеет более п-пунктуальную природу, п-прояснить конкретное значение д-данного расследования? П-пожалуйста.

— Мне вообще-то казалось, что оно просто ослепительно в своей ясности. Впрочем, для тех, кто имеет более педантичную натуру, я кое-что проясню. Намереваемся ли мы рассуждать про них прямо сейчас, как-то объясняя их отсутствие?

— Я так п-понимаю, что термин «них» относится к нашим отсутствующим к-коллегам, а употребляя термин «прямо сейчас», вы с-ссы… с-ссы… ссылаетесь на данное к-конкретное обсуждение «Прочих в-вопросов».

Схрон тяжко вздохнул.

— Да, — ответил он, поднял свою кружку и внезапно перенаправил следующий вопрос Херокса на темную лингвистическую тропу. — За них, прямо сейчас, — и Схрон сделал отчаянно требующийся ему глоток эля.

Херокс назойливо оглядел всю «Манну Амброзию»:

— Кто-либо еще п-поддерживает данное чрезвычайное п-предложение?

Огдам с готовностью поднял руку за Верхним Столом и самодовольно ухмыльнулся Алкану.

— Все з-за? — пропищал Херокс.

Индифферентно поднятые руки нестройно замахали ему в ответ.

— Очень х-хорошо, — засиял улыбкой Херокс, наслаждаясь своей назойливостью. — П-предложение п-принято. Вышеупомянутое чрезвычайное п-предложение об изменении расписания б-будет обсуждено в п-процессе обсуждения «Прочих в-вопросов» на следующей неделе, в т-течение которого любые в-возражения и иные линии обсуждения смогут быть п-представлены, что позволит реальному обсуждению п-пройти настолько эффективно и гладко, насколько это п-представляется п-практичным.

Схрон изумленно покачал головой. Все прошло замечательно гладко. Теперь этот вопрос должен был стать по-настоящему неотложным.

Нервно постукивая пальцами по столу, Алкан от всей души пожелал узнать, что сейчас происходит в Уадде. Втайне он уже начал задумываться, в самом ли деле сидение за Верхним Столом стоило всех этих забот и тревог. А ведь в свое время это казалось такой хорошей идеей.


Можно было почти ощутить, как в воздухе витает нервное напряжение, пока команда консультантов по удовлетворительному рассаживанию безнадежно вглядывалась в магические кристаллы и шуршала крошечными клочками пергамента.

На каждом фрагменте пергамента имелось неопрятно нацарапанное имя.

Курвер, глава совета директоров Комитета по удовлетворительному рассаживанию, вытянул шесть имен из своей церемониальной шляпы и расположил их перед собой. Затем он устало махнул ладонями над магическим кристаллом, нараспев произнес несколько равнодушных заклинаний и подождал, пока развеется катарактный туман. Туман сменило четкое изображение шести лиц на торжественном приеме во время свадьбы Блинни Плутта и мисс Меса.

Две подружки невесты, пожилая тетушка жениха, два чиновника из «Агентства предсказания замусоривания» и Гасила Шланк сидели молча, безнадежно глазея на розовые салфетки и ожидая первого блюда.

— Итак… гм… это вы поймали свадебный букет? — спросил Гасила у ближайшей подружки невесты.

— Нет, — с несчастным видом отозвалась невзрачная на вид девушка и возмущенно зашуршала своим розовым платьем.

— Ах, гм… значит, это были вы? — спросил он у другой.

— Нет! — рявкнула та и бросила гневный взор через стол.

— Но мне казалось, есть всего две подружки невесты.

— Да! — хором подтвердили они.

— Тогда кто же?..

Сморщенный палец гневного обвинения вдруг вытянулся от пожилой тетушки и указал на одного из чиновников из «Агентства предсказания замусоривания».

— Он! — только и сказала престарелая дама. Ее кинжальный взор чуть было не сшиб чиновника со стула.

— Послушайте, моя работа именно в том и состоит, чтобы не позволять неразрешенным предметам, лишенным всяких перспектив будущего использования, загрязнять тротуары Аксолотля… — начал было агент предсказания замусоривания.

— Но мы как раз собирались его использовать, — простонала первая подружка невесты. — Этот букет должен был подсказать, кому из нас первой выходить замуж. Это традиция!

— Данный букет ясно увидели умышленно выброшенным в манере, которая, вероятнее всего, должна была вызвать нечистоту мостовой и увеличить хаотический потенциал рассеяния…

— Если бы вы тогда не выскочили со своим бачком, я бы его поймала! — прорычала вторая подружка невесты.

— Нет, я бы его поймала!

— Нет, я!

— Не могу поверить, что вы препираетесь из-за того, кто первой схватил бы отбросы с простой церемонии, — проворчал агент предсказания замусоривания. — А проявили бы вы такую же ловкость, чтобы поймать вилочную косточку жареной курицы, будь она выброшена в столь же небрежной манере?

— Да! — хором ответили подружки невесты. — На ней могло бы остаться еще немного мяса!

— Таким образом, вы одобряете швыряние бесполезных материалов на улицы в манере, которая, вероятнее всего, вызовет замусоривание?

— Нет.

— Но вы только что сами об этом сказали.

— Нет, это не я сказала. Это она сказала, — обвиняюще указали друг на друга подружки невесты.

— Нет, не сказала!

— Нет, сказала!

— Да нет же, это все он. Это его вина! — Первая подружка невесты волчицей взглянула на агента предсказания замусоривания. — Бей его, негодяя!

Раздался грохот падающих на пол стульев, когда две облаченные в розовое воительницы перескочили через стол и вцепились агенту предсказания замусоривания в широкую физиономию.

Курвер прикрыл ладонью глаза, отстраняясь от магического кристалла, и чуть было не зарыдал. Он уже перепробовал девяносто семь различных сочетаний, и все они неизменно кончались мордобоем. Единственное различие, похоже, состояло в том, сколь быстро начинался этот мордобой.

В таком темпе с организацией удовлетворительного рассаживания ему было не справиться. Все это представлялось дьявольски сложным. Лучшим, что Курвер смог придумать, оказалась семерка полностью незнакомых людей, трое из которых дали бы обет молчания. Для них торжественный прием стал бы дьявольски скучной процедурой — зато они, по крайней мере, пережили бы его целыми и невредимыми.

Курвер оглядел свою команду и неловко поежился, заметив, как другие пророки вздрагивают, сталкиваясь с очередным мордобоем. Выбора просто не оставалось. Глава комитета должен был прибегнуть к божественному вмешательству. И существовала только одна персона, способная разобраться со всем этим беспорядком и перевести его во что-то меньшее, нежели потенциальный бунт, — Мэтр д'Отель, божество, ответственное за организацию рассаживания.

Втайне Курвер пожалел, что не подумал об этом раньше. Но с другой стороны, всегда неприятно было признавать свое полное поражение.

— Ладно, ребята, — объявил он с уколом стыда, — Кристаллы в сторону. Настала пора призвать сюда главного босса.

Последовал всплеск резких охов и ахов. Главный босс! Должно быть, дело было совсем табак.

Курвер зажег пару церемониальных палочек ладана, неохотно прошаркал к сиденью у алтаря Мэтра д'Отеля и аккуратно разместился на нем с требуемыми искажениями ножных суставов. Колени главы комитета самым зловещим образом скрипели, пока он укладывал каждую лодыжку на полпути от противоположного бедра.

Закрыв глаза, Курвер завел церемониальный распев — к немалому восторгу двух дьяволов в тысяче футов внизу.

Указатели святынеискателя снова взбесились, подрожали и четко указали на конкретный участок потолка уже порядком изрытого бокового тоннеля. Бубуш возбужденно ухмыльнулся и указал когтем на этот самый участок, отпуская Кременюгу в подлинное неистовство камнеглодания. Секунду спустя скалодонтка засеменила вверх по стене и атаковала гранит во всплеске разлетающихся во все стороны осколков. Тварь хорошо соображала. Навык был уже ей знаком.

Бубуш с Ублейром завернулись во многие слои одеял и последовали за скалодонткой. Одного переполняло чистое рвение, другой что-то бормотал про ноющие колени.

Прошло не так много времени, прежде чем в Уадде оказалось уже девять божеств.


Его высокобесподобие Брехли Трепп оставался в полной неподвижности под запасным парусом на палубе парома, пока все звуки громогласных приказов и стука копыт не затихли, а затем, чувствуя, как проповедническое рвение курсирует по его жилам, выглянул наружу, проверяя окрестности Флегетона на предмет притаившихся там демонов, и выскользнул на берег. Не слишком сложно оказалось выследить удаляющееся жалкое стадо бывших иммиграционных чиновников и их конвоиров. Оттуда слышались крики и периодические взвизги страдания, а в пыли, разумеется, имелась широченная полоса следов от копыт, чтобы даже самый неумелый из охотников отправился в нужном направлении.

Минуты спустя Трепп уже осторожно таился за огромным валуном, тайком разглядывая зияющий вход в кошмарные рудники лавы и серы Узбасса.

Две параллельные линии темного металла скользили к похожему на глотку мрачному проходу, исчезая в багровом сумраке дурно пахнущих теней. Ржавеющие громады разбитых вагонеток как попало валялись повсюду, подобно давно позабытым жертвам какой-то чересчур неистовой атаки.

Пожалуй, из всего, что на данный момент успел увидеть здесь Брехли Трепп, это зрелище наиболее соответствовало традиционным представлениям об Уадде.

Охранники-ментагоны агрессивно прорычали команды, подчеркивая каждую их них быстрыми сериями сопровождаемых радостным ржанием пинков, и Трепп почувствовал, как потенциал веры возрастает с каждой минутой.

При этом он блаженно не знал об игривом приближении пурпурного шаровера концентрированного благочестия, который вовсю несся к нему на прозрачных крылышках нежного ветерка.

Трепп усиленно наблюдал за тем, как разворачиваются события у рудника, пока охранники-ментагоны швыряли бывшим чиновникам здоровенные киркомотыги. С несчастным видом демоны подобрали подручный инструмент. Жуткие мозоли радостно поджидали их на крыльях страдания, готовясь к тому, чтобы впрыгнуть в ладони, размягченные столетиями сортировки пергаментов и корябанья лавиковыми ручками. И пока ментагоны обтесывали новых рекрутов и угрожающе на них скалились, Брехли Трепп увидел свой шанс. Сердце его отчаянно заколотилось, селезенка сжалась, и он тут же понял, что ему прямо сейчас следует проповедовать. На уме у него оказалось идеальное поучение.

Трепп быстро обшарил свой мозг, пытаясь припомнить детали контракта, который он заключил с компанией по производству рудничных и печных рукавиц марки «Тяпки-ляпки, или Идеальная пальцевая защита для трудящихся масс».

Выполнил он условия того контракта или еще нет? Преуспел ли с двадцатью тысячами обращенных, за которых ему заплатили? Почему-то Трепп чувствовал, что не преуспел. Однако здесь и сейчас у него появилась идеальная возможность исправить этот недостойный баланс. Не задерживаясь на раздумьях о том, где именно бывшие чиновники получат реальный шанс приобрести рудничные рукавицы «Тяпки-ляпки», да и вообще не тревожась об этом, ибо то была проблема отдела снабжения самой компании, миссионер понял, что настала пора действовать. Как говорится, «моменто лови». Бей, пока трезубец горяч. Разведя руки по сторонам и повыше вскинув голову, Трепп забрался на огромный валун, перевел дух и объявил:

— Друзья мои, демоны! Граждане Уадда, услышьте меня!

Вступление было не самое оригинальное, но внимание оно привлекло. Все резко развернулись. Глаза демонов сосредоточились на фигуре в сутане, невесть откуда взявшейся на валуне. Позади проповедника пульсировало и набирало интенсивность пурпурное свечение.

— Во всякое время перемен всем нам нужен небольшой комфорт, — заорал Брехли Трепп. — Минимальное опрыскивание влагой восторга иссохшей почвы горестный пустыни невзгод. Согласны?

Последовали нервные, осторожные кивки нескольких дьявольских голов под бдительным взором ментагонов.

— Не представляет ли собой страдание что-то такое, чему лучше происходить с другими? — спросил Трепп. — Разве боль и мучения не являют собой роскошь, позволительную лишь тем, кто на самом деле ее заслужил? Почему должны вы переносить муки сломанных когтей и покрытых ужасными мозолями лап?

Как раз когда Брехли Трепп закрыл глаза в пароксизме колотящейся внутри у него веры, пурпурный шаровер чистого благочестия проплыл у него над плечом. Затем шаровер медленно проследовал в естественный амфитеатр устья рудника. А Трепп тем временем приготовился к нескольким последним ударам евангелистски-возбуждающих вопросов, высвечивая потребность, которая, как аудитория прекрасно понимала, у нее реально имелась, загоняя демонов в тупик. А затем, когда выхода у бывших чиновников уже бы просто не оставалось, он предложил бы им решение, единственно верный вариант… Рудничные рукавицы «Тяпки-ляпки»!

— Почему именно ваш идеальный маникюр должен быть безнадежно испорчен суровостью ежедневной тяжелой работы? Можно ли сохранять лак на когтях и одновременно работать шахтером?

Внезапно (и совершенно неожиданно) пурпурный шаровер благочестия врезался в стоящий на его пути валун. Пусть даже данный шаровер был столь хрупок и столь переполнен килопсалмами святых волн, все равно вызывало удивление, сколь колоссальная вспышка света из него изверглась. Вся зона у рудника оказалась выжжена слепящим небесным светом — словно кто-то по ошибке поджег там голубой запальный фитиль небольшой сверхновой и забыл всех об этом предупредить.

Крошечные пончики веры сформировались в сверкающем пурпурном болиде, после чего закувыркались прямо с неба в спонтанном шторме нимбов. И секунды спустя вся толпа узрела свет истины, купила себе по футболке с религиозной эмблемой и ухватилась за последние слова незнакомца на валуне со всем рвением вертлявого терьера у ноги любимого хозяина.

Действительно, почему их маникюр должен быть безнадежно испорчен? Почему они вообще должны горбатиться на рудниках? Чего ради?

На все насущные вопросы должны были быть получены ответы! Несправедливости следовало исправить! А во всем Мортрополисе был только один-единственный дьявол, который смог бы ответить хоть на один из упомянутых вопросов.

Главный менеджер. Сам его деспотичность Асаддам!

Прежде чем его высокобесподобие Брехли Трепп получил шанс подробно описать толпе демонов восторги рудничных перчаток марки «Тяпки-ляпки», они заструились по берегу к валуну, схватили оттуда проповедника и понесли его к Флегетону, вконец осатанев от твердого понимания того, что именно он указал им путь. Единственно верный путь. Путь бунта!

СВЯТОЙ ДЕСАНТ

Первые трогательные лучики утреннего рассвета скользнули через горизонт и сонно потянулись к Аксолотлю. Там эти лучики поджидало очень грубое пробуждение.

— Что? Что с ним? — завопил Правиант, первосвященник по поставке свадебных продуктов. Его воспаленные глаза горели на высокооктановой смеси нервного напряжения и предельного недосыпа.

С тех пор как было объявлено о скором бракосочетании Блинни Плутта и мисс Меса, Правианту удалось поспать всего лишь три часика, да и то на прошлой неделе. И теперь это зримо проявлялось. Кончики нервов первосвященника были самым капитальным образом растрепаны, а мегатонная ярость его легендарно взрывчатого нрава уже подергивалась на предельно чувствительном спусковом крючке.

— Что ты сказал? Про этот торт? — продолжил он уже на самой грани извержения.

— Он… он испорчен, — пролепетал прибежавший с кухни подручный.

Правиант возвел глаза к Арраю и угрожающе прошелестел:

— Объясни.

Подручный по имени Фило с трудом сглотнул слюну и вытер ладони о свой передник (небольшая лавина муки осыпалась оттуда на пол). Почти уверенный в том, что это его последний день на кухне, Фило перевел дыхание и начал:

— Я тут не виноват. Они были совсем рядом. Ну, вообще-то они всегда рядом, но… я тут не виноват, — еще раз проблеял он на тот случай, если Правиант имел несчастье уже об этом забыть. Зловещее молчание и подергивание мышцы на щеке первосвященника ничего хорошего не предвещали.

— Но ведь на вид они совсем одинаковые, разве не так? — захныкал Фило. — Я хочу сказать, что в переполненной всякой всячиной кухне… Ведь в самый разгар безумной лихорадки один белый кристаллический порошок так похож на другой. Словом, подобную ошибку может любой допустить… Они даже на одну и ту же букву начинаются…

Хриплый шепот Правианта, когда он наконец раздался, переполняло натужное спокойствие. Иначе его голосовые связки получили бы непоправимое повреждение от полностью оперившейся богатырской тирады:

— Ты хочешь сказать, что тот самый торт, который менее чем через восемь часов потребуется для наиважнейшей свадьбы десятилетия, был… подсолен?

Фило выглянул из-под своей белой остроконечной шапочки точно перепуганный грызун. Он кивнул и стал ломать руки.

— …а не подслащен???

Фило рискнул выдать еще один кивок виноватого подтверждения.

На виске у Правианта вдруг запульсировала венка, и все вокруг него, кроме несчастного Фило, мигом рассыпались по сторонам.

— Ты положил с-с… соль вместо с-с… сахара?

— Это была самая наилучшая, высушенная на солнце каменная соль, — захныкал подручный первосвященника, хватаясь за что угодно, лишь бы смягчить наказание — которое, без всякого сомнения, его ожидало.

Правиант закрыл глаза и поднял убийственно молчаливый палец.

— Что ж, потрудись все-таки рассказать, какая судьба в итоге поджидала три фунта пять унций первоклассного сахарного тростника.

— Да-да, я как раз собирался к этому подойти, — с дрожью в голосе признался Фило. — Булочки с сосисками будут просто превосходны, если подать их с особенно острым горчичным соусом. Тогда сладость будет не так заметна… з-з… вам не кажется, что это очень хорошая мысль?

Жаркое дыхание Правианта вырвалось из его раздувающихся ноздрей, опалив краску стен на расстоянии в сотню ярдов.

Фило закрыл глаза и отдал свое бренное тело на волю первосвященника по поставке свадебных продуктов. Этот способ был довольно трагичным, зато так он по крайней мере получал твердую уверенность в том, что его с исключительной точностью не построгают на мелкие кубики.

Фило слышал шелест мантии Правианта, пока тот бросался вперед; слышал стук крови в жилке у него на виске; ощущал глухие хрипы мечущего громы и молнии дыхания на своей шее…

А потом он вдруг услышал, как дверь захлопывается за парой с грохотом несущихся вперед сандалий.

Глаза Фило распахнулись и тут же сосредоточились на пушистой шапочке Правианта, нежно оседающей на полу. Вскрик облегчения преждевременно слетел с его губ, пока его глаза обшаривали помещение на предмет каких-либо признаков первосвященника. Колени Фило превратились в заварной крем. За миллисекунды до того, как он соскользнул на пол, образуя там меренгу бормочущего облегчения, дверь редко используемой кладовки распахнул мощный пинок, и Правиант вихрем вырвался оттуда.

Глаза Фило превратились в темно-оливковые воланы тревоги, когда буквально дымящийся гневом первосвященник безостановочно затопал к нему — приближаясь, нависая, высоко поднимая руки.

— Вот, держи! — рявкнул Правиант, швыряя мешок с редкими и драгоценными травами Фило в диафрагму и стремительно проносясь дальше.

Прихваченный первосвященником, точно побег шафрана песчаной бурей, Фило был приподнят за шкирку, развернут и быстро выволочен наружу.

Дыхание он восстановил только двадцать минут спустя, когда Правиант швырнул его прямо на голый кустик низкорослого вереска, торчащий на высоком утесе к востоку от города. Сам первосвященник упал на колени в считанных дюймах от края трехсотфутовой пропасти и смел веточки и листики с любопытно ровного участка скалы, которые там лежали.

— Растопку. Растопку! — отчаянно рявкнул Правиант. — Живо!

Фило чуть было не выпрыгнул из собственной кожи, бросил мешок и принялся лихорадочно скрести в подлеске, собирая горючие веточки вереска.

Несколько мгновений спустя Правиант сгреб эти веточки в неказистый комок и присел на корточки перед небольшой, грубо высеченной впадиной в скале, крутя зажигательной палочкой в ладонях. Фило разинул рот на превратившиеся в смутное пятно ладони Правианта и удивленно заморгал, когда секунды спустя из впадины на хворост выскочила яркая искра. Струйка голубоватого дыма лизнула рассветный воздух, послышался треск, и внезапно костерок занялся.

Правиант резко развернулся, схватил с земли мешок, раскрыл его стянутую веревкой горловину и запустил обе руки в самую его глубь, хорошенько прихватывая две пригоршни редких и драгоценных трав.

А затем Фило вдруг стало казаться, что, быть может, Правиант слишком поздно все это проделывает. Впрочем, первосвященник действительно являл собой впечатляющую фигуру. Широко разведя руки, сжав кулаки и стоя на самом краю трехсотфутового обрыва, Правиант запрокинул голову и с мольбой уставился в сторону бирюзового с оранжевыми полосками рассветного неба. У его ног пылал костерок.

Наблюдая за всем этим, Фило втайне забеспокоился насчет душевного здоровья Правианта.

Он знал кое-что о том, как разные люди справлялись с острым стрессом. Некоторые обращались к бутылке, некоторые — к курению травяных наркотиков, а некоторые с воплями носились по городу на спинах диких козерогов. Но Фило никогда не слышал, чтобы кто-нибудь делал что-то подобное тому, что в данный момент проделывал Правиант.

Особенно с жутким воем.

Прислушавшись к отчаянным словам Правианта, пока они выплывали в небо, Фило покачал головой. «Как печально, — подумал он, — Столько беспокойств из-за одного торта и нескольких булочек с сосисками. Некоторые люди из-за еды просто с ума сходят!»

Тут внезапное движение привлекло внимание Фило. Правая рука Правианта швырнула редкие и драгоценные травы в крошечный вересковый костерок. Последовал треск, вспышка алого и голубого, а затем столбик дыма зазмеился в неподвижный утренний воздух подобно хорошо выдрессированной кобре факира на Сенном базаре.

Фило немного расслабился. Все было в порядке. Правиант справлялся со стрессом вполне традиционным способом, сжигая немного высушенных экстрактов растений. Правда, он добавил к процедуре несколько личностных черточек, но это не имело особого значения. Теперь Фило с радостью ускользнул бы назад в Аксолотль и предоставил первосвященника самому себе, если бы знал дорогу. Вышел такой безумный марш-бросок, что он не получил никакого шанса засечь ориентиры.

А кроме того, здесь было совсем не так скверно. По крайней мере, прохладней, чем на кухне. Да и панорама куда лучше. Как чудесно лучики едва поднявшегося над горизонтом солнца мерцали на крыльях того мужчины, который там парил…

Фило резко прижал к глазам кулаки, отчаянно поморгал и снова туда уставился. Ухмыляющийся мужчина небрежно порхал над трехсотфутовой пропастью, задумчиво поглаживая свои роскошные завитые усы.

Дрожа и задумываясь о том, кто из них двоих оказался под более сильным стрессом, Фило стал прислушиваться к разговору.

— Соль, говоришь? — вслух размышляла порхающая фигура.

— Три с половиной фунта этого самого дела! — странно умоляющим тоном прорычал Правиант. — Давай, Тони, выручай!

— Гм; а как насчет двойного слоя сверхсладкой сахарной глазури?

— Нет-нет, от сахарной глазури останутся пятна, Эго же бледно-зеленый свадебный торт. Вернись ты к реальности наконец!

— А как насчет вымачивания в сверхсладком авокадовом вине?

— Ох-х, — тяжко вздохнул Правиант. — Ты хоть понимаешь, насколько важна эта свадьба?

— Могу лишь предполагать.

Правиант одарил его испепеляющим взором.

— Ну, эти знаменитости порой черт-те что вытворяют. Ты просто назови это новой модой.

— Послушай, Тони, я серьезно. Что мне на самом деле нужно, так это рецепт торта, который готовится всего за один час. Можешь ты такое провернуть?

— Н-да, весьма затейливый номер, — размышлял крылатый мужчина, оглаживая рукой подбородок. — Давай-ка лучше посмотрим, что у тебя на кухне имеется, — по-прежнему ухмыляясь, он пропорхнул мимо Правианта в сторону Аксолотля. — Да, скажу тебе, мне теперь о чем-то, помимо пиццы, задумываться — задача нешуточная. Знаешь, Правиант, на самом деле ты должен почаще меня призывать.

Когда Фило разглядел на кухонной тоге ангела вышитые инициалы «Т. Ф.», в голове у него вдруг что-то щелкнуло.

Тони Фабрицци. Ныне легендарный изобретатель Знаменитого Чесночного Хлеба с «драконсолой», погибший в результате трагического взрыва в день перед открытием его нового ресторана в Аксолотле. Поговаривали, что невесть откуда взявшаяся искра подожгла тогда чашу в высшей степени горючего сыра «драконсола». Однако по-прежнему оставалось загадко