Book: Случай или судьба?



Джессика Харт

Случай или судьба?

СЛУЧАЙ ИЛИ СУДЬБА?


Джессика ХАРТ

Перевод с английского Е. Жуковой.




Анонс



Глава ПЕРВАЯ


Неужели она решилась?

Дейзи покусывала губу, переводя взгляд с телефона на письмо, которое держала в руках. Оно было коротким и загадочным. Четкий уверенный почерк подтверждал, что человек, написавший письмо, привык выражаться без обиняков.

«…о Вас я узнал от общего знакомого… надеюсь, Вы заинтересуетесь моим предложением… некоторые ваши достоинства могут очень понадобиться в предстоящей поездке на острова в Карибском море…»

Дейзи снова бегло просмотрела текст, хотя знала его почти наизусть. Письмо адресовано не ей, это она поняла, когда вскрыла конверт.

«Я буду в Лондоне с девятнадцатого мая», — сообщал автор послания. Затем следовали его фамилия и номер телефона одного из лучших лондонских отелей. «Если Вас заинтересует мое предложение, позвоните мне». Подпись была короткая и четкая: «Сет Каррингтон».

Имя не показалось ей знакомым, хотя где-то она уже слышала его. Остальной текст вызывал подозрения. Если бы у Дейзи хватило здравого смысла, она бы немедленно отправила письмо назад с объяснением, что конверт вскрыли случайно. Но тогда она не сможет попасть на Карибское море — а именно там, на одном из островов, находится сейчас Том. Вытерев ладони о юбку, девушка решительно протянула руку к телефону.

— Простите, я хочу поговорить с Сетом Каррингтоном, — сказала она.

— Могу я узнать, кто его спрашивает? Дейзи посмотрела на конверт.

— Ди Пирс, — произнесла она, не зная, догадается ли секретарша об обмане.

— Мистера Каррингтона сейчас нет у себя, — прохладно-недоверчиво ответили ей, — Не могли бы вы оставить сообщение?

Дейзи заколебалась. Что бы сказала неизвестная Ди? В итоге, продиктовав номер своего телефона, она повесила трубку. Если ошибку почтальона, доставившего письмо по адресу Лоуренс-Кресент, дом четыре, вместо Лоуренсстрит, дом четыре, Дейзи расценила как случайность, то, когда убедилась, что Ди Пирс уехала, не оставив адреса, решила, что это судьба.

Тогда-то ей и пришла в голову эта идея, но смелости тут же позвонить Сету Каррингтону не хватало. А когда решилась, его, как назло, не застала.

«Это безумная затея, — внушала себе Дейзи, откидываясь на спинку кресла. — И хорошо понятно, что, в чем бы ни заключалось интересное предложение Сета Каррингтона, вряд ли его одобрит мать». Однако Дейзи была готова пуститься во все тяжкие, лишь бы разыскать Тома.

Зазвонил телефон.

Дейзи подпрыгнула от неожиданности и обернулась к аппарату. «Это звонит мама, — убеждала она себя, делая глубокий вдох, чтобы успокоиться, — или Лиза, или Роберт».

— Алло, — нерешительно произнесла она.

— Вас беспокоит Сет Каррингтон. — Он говорил с американским акцентом, проникновенным голосом, но с теми же резкими и нетерпеливыми нотками, что чувствовались в письме. — А вы Ди Пирс?

Дейзи в нерешительности молчала, понимая, что если лгать дальше, то потом отступать будет некуда. Можно ответить: «Нет, простите, что отняла у вас время. Это ошибка».

Девушка так и хотела сказать, но когда открыла рот — неожиданно вырвалось:

— Да..

Однако Сет почувствовал ее минутное замешательство.

— Вы в этом не очень уверены? — с сарказмом заметил он, и от его реплики Дейзи пришла в себя.

— Да, я Ди Пирс, — холодно произнесла она. — Вы слишком неожиданно позвонили, вот и все.

— Легко же вас захватить врасплох. Всего лишь несколько минут назад вы оставили мне свой номер. Неужели забыли?

— Конечно, нет, — ответила Дейзи и перешла в наступление: — Мне сказали, что вы отсутствуете. — Она тоже старалась говорить с сарказмом. — Ваша секретарша ясно дала понять: вы настолько заняты, что вам не до телефонных разговоров, поэтому я не ожидала так скоро услышать ваш голос.

Наступившее на другом конце провода короткое молчание свидетельствовало, что Сет Каррингтон не привык к подобным ответам.

— Мария обязана освобождать меня от нежелательных звонков, — произнес он через несколько секунд. — Я не предупредил ее, считая, что чем меньше людей будут знать о вас, тем лучше.

— Совершенно с вами согласна, — ответила Дейзи.

— А сейчас, поскольку я действительно очень занят, не перейти ли нам прямо к делу? — резко спросил он. — Думаю, Эд уже объяснил вам, что к чему?

«Эд? Кто такой Эд?»

— У меня только ваше письмо… — осторожно начала девушка.

Сет пробормотал проклятие.

— Он звонил вам перед возвращением в Штаты.

Дейзи с облегчением вздохнула. Если Эд знает Ди Пирс, то очень хорошо, что он находится по ту сторону Атлантики.

— От него я получила только невразумительное сообщение на автоответчике, — быстро произнесла она, удивляясь открывшемуся в ней таланту обманывать на ходу. — Может быть, он не смог меня найти, а слишком подробное объяснение оставлять не хотел. В ответ Сет проворчал:

— Я не хочу объяснять все по телефону, лучше при встрече. Заодно и на вас посмотрю. — Девушка услышала шелест переворачиваемых страниц. — В четыре я буду свободен. Постарайтесь подъехать к этому часу.

Дейзи машинально отметила, что он мог бы пригласить ее и повежливее, но возражать Сету Каррингтону не стала. Ведь он предлагает работу, благодаря которой она попадет на Карибское море.

— Хорошо.

Ее не удивило, что Каррингтон воздержался от восторгов по этому поводу.

— Не опаздывайте, — коротко бросил он и добавил: — Помалкивайте об этом.

Дейзи продолжала держать в руках трубку, из которой неслись короткие гудки. Потом медленно опустила ее на рычаг, с трудом веря в случившееся. Неужели она, Дейзи Диар, самым рискованным поступком которой было проехать на красный свет светофора по пустой дороге в два часа ночи, так решительно согласилась встретиться с неизвестным мужчиной, чтобы обсудить подозрительное предложение?

В какой-то момент она готова была отказаться от своего решения, но тут же подумала об отчиме, прикованном к больничной койке, об осунувшемся лице матери с виноватым выражением в глазах, о Томе. Мать утверждала, что Том уехал из-за нее, и обе знали, что Джим Джонсон перед смертью больше всего на свете хочет увидеть сына. Если бы им удалось его найти…

Дейзи пыталась узнать хоть что-нибудь от его друзей, но только Майк сообщил из Флориды, что видел Тома, когда тот направлялся в поисках работы на острова в Карибском море, и обещал узнать что-нибудь еще. Его-то письма Дейзи и ожидала, когда вынула из почтового ящика конверт с американским штемпелем и поспешно распечатала. И только потом поняла, что письмо Сета Каррингтона адресовано не ей, а некой Ди Пирс.

Это единственная возможность попасть туда, где, по всей видимости, находится Том, напомнила себе Дейзи, садясь в автобус, идущий на Мэйфэйр. Но безопасно ли идти в этот известный отель? Что же, в конце концов она узнает, в чем заключается предложение Сета Каррингтона. Если ему нужна девочка по вызову, она развернется и уйдет, но вряд ли он, судя по тону, пригласил ее ради этого. Да и зачем ему надо было писать письмо и предлагать поездку на Карибское море, если нужен всего лишь секс? Наверняка для этого есть более простые способы.

Между прочим, подумала Дейзи, вряд ли Сет из тех мужчин, которые платят женщинам за любовь.

На Кингз-роуд ветви деревьев зашелестели по крыше автобуса, но Дейзи этого даже не заметила. Она смотрела невидящими глазами на машины, магазины и людей, гадая, каков из себя этот Сет Каррингтон. «Он не очень любезно разговаривал со мной по телефону», — подумала она, вспоминая его резкий и одновременно проникновенный голос.

В холле отеля было мало людей, но Дейзи, в серых леггинсах и длинной черной рубашке, почувствовала, что привлекает их внимание. Посетители выглядели элегантными, от них веяло великолепием и благополучием. Девушка обрадовалась, что в лифте, кроме нее, никого не оказалось. Она посмотрела в зеркало и подумала, что если Сет Каррингтон ожидает увидеть ослепительно красивую и изящную женщину, то будет разочарован. Ее темные волнистые волосы разлохматились, хотя перед выходом она их тщательно причесала. Дейзи была стройной, но природная застенчивость мешала ей выглядеть изящной. «Нет, ослепительно красивой мне не бывать», — со вздохом подумала девушка, рассматривая свое лицо с синими глазами под длинными пушистыми ресницами. Она была юной, свежей, даже симпатичной, но не блистательной.

«Мне не удастся эта затея!» Охваченная паническим порывом, Дейзи хотела было нажать на кнопку и вернуться на первый этаж, но поздно. Двери лифта тихо раскрылись, и она оказалась в просторном холле. Стройная секретарша поднялась из-за стола ей навстречу. Этой женщине было около тридцати лет, но даже профессиональное радушие на ее лице не смогло скрыть удивления при виде Дейзи в леггинсах.

— У мистера Каррингтона сейчас посетитель, — произнесла она. — Не желаете ли присесть?

В эту минуту Дейзи желала лишь одного: поскорее убежать домой и навсегда забыть имя Сета Каррингтона. Но она не сделала этого, а лишь присела на краешек бархатного дивана, успокаивая себя тем, что, если он узнает, что она не Ди Пирс, то всего лишь выставит ее за дверь.

Внезапно дверь открылась, и сердце Дейзи чуть не выскочило из груди. Даже если бы она не услышала, как он прощается со своим гостем, все равно сразу бы узнала, кто из двоих мужчин Сет Каррингтон. Он был смуглым, хорошо сложенным, с жесткими чертами лица и обладал почти подавляющим магнетизмом. Проводив гостя до лифта, он пожал ему руку и, дождавшись, когда закроются двери лифта, обернулся и смерил пристальным взглядом Дейзи, все так же сидевшую на краешке дивана и чувствующую себя явно не в своей тарелке.

Девушка встала.

— Здравствуйте. — Из горла у нее вырвался какой-то писк, и она смущенно покашляла.

Его брови сдвинулись к переносице, придавая лицу суровый вид.

— Ди Пирс?

Дейзи не понравился его недоверчивый тон, но она кивнула:

— Да.

Он еще сильнее нахмурился. Девушке даже показалось, что сейчас он выставит ее вон, но Каррингтон, бросив на нее тяжелый взгляд, широкими шагами подошел к двери и жестом пригласил войти. Затем повернулся к секретарше и сказал:

— Я сейчас очень занят, Мария.

Отступив на шаг, он пропустил Дейзи, несмело глядевшую из-под ресниц на его суровое лицо. Девушка уже жалела, что не сбежала, когда это было возможно.

Сет захлопнул дверь, и Дейзи увидела, что находится в роскошно обставленной комнате с несколькими дверями. Но рассматривать интерьер было невозможно, потому что Сет словно тигр кружил вокруг нее, оглядывая с головы до ног. Дейзи еще сильнее захотелось убежать, но мысль, что, по-видимому, он этого и ждет, заставила ее вздернуть подбородок и ответить ему таким же дерзким взглядом. В его глазах что-то блеснуло, и он указал на кресло:

— Садитесь.

Девушка послушалась, но тут же пожалела об этом. Сев в удобное мягкое кресло, она оказалась в очень невыгодном положении перед Сетом, который молча навис над ней, хмурясь все сильнее. Дейзи поежилась.

— Что-то случилось? — наконец спросила она. Он не красавец, но что-то мрачное и опасное, таившееся в нем, влекло к нему. Все в нем выдавало высокомерие и могущество. Глаза были цвета холодной стали, с опасным блеском, черты лица — жесткие, а линия губ — безжалостная. И вдруг Дейзи осознала, что не сводит взгляда с его губ, — внутри у нее все сжалось.

— Я пытаюсь понять, что вам тут нужно, — медленно произнес Сет с сильным американским акцентом. Странно было слышать, как бархатный, проникновенный голос вдруг превратился в ледяной.

Дейзи отвела взгляд от его лица и попыталась собраться с мыслями.

— Вы сами меня пригласили, — неуверенно сказала она. — Разве вы не помните? Мы собирались обсудить ваше предложение.

— Я собирался обсудить свое предложение с Ди Пирс, — отрезал он, — и хочу знать, кто вы такая.

— Я и есть Ди, — настаивала Дейзи на своем, чувствуя, что ее загоняют в угол.

— Не думаю. — Сет оперся о край стола и скрестил руки на груди, изучая девушку насмешливым взглядом серых глаз. — Эд описывал Ди как ослепительную блондинку. — Его взгляд скользил по ней, не пропуская ничего. — Даже принимая во внимание известную склонность Эда к преувеличению, нельзя сказать, что это описание подходит к вам, не правда ли?

Дейзи прикусила губу. Ну почему Ди Пирс не могла быть темноволосой и с обыкновенной внешностью? Она собиралась ответить, что всегда на встречу с Эдом надевала парик, но, посмотрев на плотно сжатые губы Сета, тут же отказалась от этой идеи.

— Может быть, и нет, — неохотно признала Дейзи и, к своему удивлению, увидела в его глазах проблеск удовлетворения.

— Если вы не Ди Пирс, то кто тогда?

— Меня зовут Дейзи Диар, — ответила она и увидела, как насмешливо приподнялись его брови. — «Диар» пишется через «а», — смущенно добавила девушка.

— Итак, Дейзи Диар, через «а», — холодно-насмешливо произнес он, — не желаете ли вы объяснить, что делаете здесь под чужим именем?

Дейзи лихорадочно соображала.

— Я подруга Ди, — сказала она. — Она… ей предстояла рабочая поездка на три месяца, когда пришло ваше письмо, но она знала, как мне хочется попасть на острова Карибского моря, поэтому предложила поехать вместо нее. Мы… часто друг другу помогаем.

— Чем вы сейчас занимаетесь? — В его голосе звучали неприязненные нотки, раздражавшие Дейзи. Похоже, он не поверил ни одному ее слову. — Вы тоже актриса, Дейзи Диар!

— Да, — решительно ответила девушка. Она выступала на публике лишь один раз, в семилетнем возрасте, в роли Горошины в детском балете. Однако подозревала, что и Ди Пирс не очень много времени проводит на сцене. — Но сейчас я отдыхаю, так что могу отправиться на острова, когда вам угодно.

Сет проигнорировал ее последние слова.

— Почему вы не сообщили мне этого по телефону? — резко спросил он.

— Думала, что лучше объяснить все лично. К тому же, — она посмотрела на него невинными глазами, — вы могли бы не согласиться на встречу, узнав, что я не Ди.

— Нет, не мог бы, — сердито ответил Сет. — Я просто рассчитывал на Ди в первую очередь потому, что Эд заверил меня в ее умении держать язык за зубами. А теперь я узнаю, что она спокойно передала мое письмо первой попавшейся актрисе, которой очень хочется увлекательно провести отпуск!

— Она ничего не сказала бы мне, если бы не была уверена, что я могу хранить секреты, — ответила Дейзи, удивляясь собственной способности лгать. — К тому же, — продолжила она, — мне пока нечего выдавать. Ваше письмо ничего не объясняет. Но, как я поняла, вам нужен свободный человек, и, поскольку сама Ди не могла вам помочь, я думаю, вы будете довольны найденной вовремя заменой.

— Я был бы доволен, если бы она нашла подходящую замену, — резко ответил он. — А вы — прямая противоположность тому, что я предполагал увидеть. Мне нужна опытная женщина с привлекательной внешностью. — Он метнул уничтожающий взгляд на ее взлохмаченные волосы, потом на серые леггинсы и желтые тканевые туфли. — Вы выглядите словно школьница!

— Мне двадцать три года. — Дейзи покоробило от его оценивающего взгляда. — И если сейчас я выгляжу не столь очаровательно, то только потому, что вы просили соблюдать осторожность, если помните!

— Можно неброско выглядеть и в другом, а не в этом детском наряде, — парировал Сет.

В комнате было душно. Он снял пиджак, небрежно кинул его на валик дивана и отошел к открытому окну. Постоял минуту, глядя вниз на улицу, и снова повернулся к Дейзи.

— Из того, что я знаю о Ди, могу заключить, что если вы ее подруга, то невинный взгляд ваших синих глаз весьма обманчив, но все-таки я сильно сомневаюсь, чтобы все хоть на минутку поверили, что вы меня чем-то заинтересовали.

Дейзи не знала, обижаться ей или радоваться.

— А вам именно это необходимо?

— Мне нужна «ширма». — Сет снял галстук, расстегнул пуговицы на манжетах и закатал кверху рукава бледно-голубой рубашки. Непринужденность его действий резко контрастировала с тоном. — Я попытаюсь объяснить, в чем дело, и думаю, вы сами поймете, почему не подходите, но лучше потом помалкивать о том, что услышите.

— Разумеется, — в тон ему ответила Дейзи. Сет отошел от окна и сел на стул напротив нее, явно раздумывая, как покороче все изложить.

— Я собираюсь жениться, — начал он.

Дейзи ожидала чего угодно, но не этого.

Она уставилась на него, не понимая, что выглядит странно, и думая, хорошо или плохо быть замужем за Сетом Каррингтоном, видеть, как его жесткие черты смягчаются, озаренные любовью. Нет, этого ей совсем не хотелось. Он довольно убедительно показал, что может быть грубым, высокомерным и нетерпимым. Она ни за что не вышла бы замуж за такого человека. С другой стороны, хорошо иметь возможность опереться на сильного, не боящегося трудностей мужчину… Сет Каррингтон, похоже, из тех людей, которые могут за себя постоять, в отличие от Роберта, готового вмешиваться только в чужие проблемы.

Тряхнув головой, Дейзи вернулась к действительности.



— Э-э… поздравляю, — сказала она, пока не понимая, какая во всем этом роль предназначается ей.

Кажется, ее реакция не особенно понравилась Сету, и Дейзи подумала, не заподозрил ли он насмешку.

— До сих пор мне удавалось избегать брачных сетей, — продолжал он, — но Астра — женщина особенная, и к тому же наши компании дополняют друг друга.

Дейзи с недоумением смотрела на него. Он говорил так, будто выгода от слияния компаний интересовала его гораздо больше, чем будущая жена, хотя он назвал ее особенной женщиной. Тут ей в голову пришла другая мысль, и Дейзи встала с кресла. Имя этой женщины было довольно необычным…

— Астра?

— Астра Бентинджер.

— Астра Бентинджер! — воскликнула Дейзи. Астра Бентинджер в восемнадцатилетнем возрасте унаследовала одну из самых крупных компаний в мире и сумела, взяв дело в свои руки, приумножить свое состояние. Ее фотографии появлялись в газетах почти каждую неделю. Умная, красивая, знающая пять языков, известная во всем мире, Астра Бентинджер была личностью, с которой нельзя было не считаться. «Настоящая суперледи», — подумала Дейзи, чувствуя себя неуютно даже при упоминании о ней.

Она посмотрела на Сета с оттенком страха. Если он намеревается жениться на Астре Бентинджер, значит, он богаче и могущественнее, чем она предполагала вначале. Было хорошо известно, что Астра предпочитает мужчин своего круга…

— Но разве она не… — Дейзи осеклась, вспоминая, где в последний раз видела новости о невесте Сета.

— …замужем за Димитриосом Клиссаликосом? — не смущаясь, закончил он за нее. — Да, замужем. Это как раз и есть часть проблемы.

— Насколько я понимаю, именно это мешает ей выйти замуж за вас, — задумчиво произнесла Дейзи.

В ответ на ее замечание Сет сдвинул брови.

— Естественно, Астра попросит развода, а пока нам приходится быть очень осторожными. Поэтому и понадобилась Ди. Мы вместе будем появляться в обществе, чтобы пресса решила, будто мы помолвлены. Ди Пирс должна была изображать влюбленную невесту. Мой друг, — продолжал Сет, — год назад познакомился с Ди, и, когда я рассказал о своей проблеме, он ответил, что эта женщина подойдет идеально. Она не блестящая актриса, но достаточно привлекательна и за деньги способна сыграть любую роль. Кроме того, она умеет хранить тайны, а это очень ценно.

Сет замолчал и внимательно посмотрел на девушку.

— А вы все готовы сделать за деньги, Дейзи Диар?

— Почти все, — тихо ответила Дейзи, и, к ее удивлению, глаза Сета потеплели, жесткие черты лица смягчились, а уголки губ приподнялись в улыбке.

— Очень мудро, — сказал он. — Вы весьма осторожны и в душе признаете, что не в состоянии заменить настоящую Ди Пирс.

Дейзи почувствовала, как исчезает ее единственный шанс попасть на Карибское море и на его островах разыскать Тома.

— Я так не считаю, — решительно ответила она. — Вам нужна женщина, чтобы ходить с ней под руку на вечеринках. С этой задачей я легко справлюсь. Если вы собираетесь жениться на Астре Бентинджер, то вряд ли потребуете от меня… то есть…

— Интимных отношений? — Сет не любил тратить время на подбор деликатных слов. — Нет. Если бы мне нужна была девушка по вызову, я не терял бы время на письма, но покупать женщин я не собираюсь.

— А брачный контракт, по-вашему, что-то другое? — возмущаясь его высокомерием, спросила Дейзи.

На мгновение ей показалось, что она зашла слишком далеко. Сет пристально посмотрел на девушку, его губы плотно сжались, но все-таки он решил оставить ее не самое умное замечание без комментария.

— Мне нужна девушка, способная убедительно сыграть свою роль, — сказал Сет. — Девушка, которая сможет делать вид, что влюблена в меня, но не станет изображать из себя недотрогу или, наоборот, слишком вешаться на шею. Девушка, которая, получив за работу деньги, исчезнет и не будет напоминать о себе. Эта девушка должна соответственно выглядеть и держаться так, чтобы все поверили в нашу любовь, а я не уверен, что вы отвечаете хоть одному из этих требований.

«Он нарочно оскорбляет меня или просто груб от природы?»

— Меня интересуют только деньги, — холодно посмотрев на него, сказала Дейзи. — Я могу заверить, что не собираюсь в вас влюбляться.

— Почему? Если вас интересуют деньги, то я отлично подхожу.

«Самомнение у этого человека просто невероятное!»

— У меня есть приятель, — сухо ответила она, думая о Роберте. — И он подходит мне гораздо лучше, чем вы!

Сет бросил на нее любопытный взгляд.

— Что вы имеете в виду?

— Хочу сказать, что он добрый и внимательный, а не такой напыщенный, как вы. Мой приятель не считает, что любая девушка обязана в него влюбиться!

Слова вылетели прежде, чем Дейзи успела остановиться. Ужаснувшись, она мысленно ругала себя за несдержанность, но Сет, помолчав секунду, к ее огромному облегчению, откинул голову назад и расхохотался.

Внезапно Дейзи почувствовала слабость во всем теле и была рада, что сидит в кресле. «Расслабься, — приказала она себе. — Посмотри, как он смеется и какие ямочки появляются на его щеках при улыбке, какие у него белые зубы, а лицо при смехе удивительно меняется, становясь моложе, добрее и приятнее. Хотя… в нем нет ничего особенно привлекательного», — тут же стала уверять себя Дейзи.

— Да, надо отдать вам должное, — сказал Сет, и веселость на его лице сменилась задумчивостью. Резко поднявшись, он приказал: — Встаньте!

Дейзи вновь увидела его высокомерие и подумала, что Сет Каррингтон не такой уж приятный человек, чтобы ей понравиться. Она высоко подняла голову.

Он вздохнул и повторил:

— Встаньте, пожалуйста.

Дейзи поднялась и с удивлением обнаружила, что ноги ее все-таки держат. Прищурившись, Сет обошел вокруг нее, словно на ее месте был автомобиль, который он собирался приобрести. Девушка ожидала, что сейчас он захочет посмотреть ее зубы… или что-то вроде того, и невольно замерла под его пристальным взглядом.

— Может быть, что-то в вас и есть, — неохотно сказал Сет. — Если вас как следует одеть, то можно попытаться что-то сделать. Конечно, не тот стиль, к которому я привык, но, в конце концов, все не так уж плохо. — Он остановился перед ней и, нахмурившись, внимательно посмотрел на ее правильной формы лицо. — Зачем вам это так необходимо? — неожиданно спросил он.

Дейзи хотела рассказать правду, но подумала, что вряд ли Сету Каррингтону интересны их семейные неурядицы. Он, кажется, из тех людей, для которых существуют только личные проблемы.

— Мне нужны деньги, — ответила она с трудом. И это было правдой. Без денег нечего и пытаться найти Тома.

— Хмм… — Сет снова принялся осматривать девушку. Он двигался словно тигр, осторожной походкой, с сознанием скрытой силы, которую сможет применить в любую секунду. — А что скажет ваш приятель? Что подумает, увидев в газетах наши фотографии?

— Я, конечно, ему все объясню. Когда он узнает, что мы не будем спать вместе, то сразу успокоится. — На самом деле Дейзи подозревала, что Роберт придет в ужас от ее затеи, но, несмотря на его многолетнее ухаживание, он для нее оставался лишь старым другом.

— Надеетесь? — спросил Сет с насмешливой улыбкой. — Я бы не позволил своей девушке быть с другим, что бы она ни говорила.

— Учитывая, что ваша девушка замужем за другим, не думаю, что у вас есть право критиковать Роберта, — выпалила Дейзи, и глаза Сета снова опасно сузились.

— Если вы хотите получить эту работу, вам не помешает научиться прикусывать язык, — мягко сказал Сет. — Вы согласны?

Дейзи кивнула.

— Если бы у меня было время на поиски более подходящего варианта, я бы сказал, что вы с приятелем можете сделать вместе, — так же угрожающе тихо добавил он и присел на валик дивана. — Но, к сожалению, из всех зол приходится выбирать меньшее. Вы уверены, что сможете сыграть эту роль?

Он согласен взять ее! Лицо Дейзи озарила улыбка.

— О да, — радостно произнесла она.

— Что ж, давайте проверим. Пока вы не произвели впечатления безумно влюбленной девушки. Я хочу выяснить, сможете ли вы убедить людей, что без ума от меня?

— И что мне следует делать? — с беспокойством спросила Дейзи.

Сет пожал плечами.

— Представьте, что мы в комнате не одни. Как бы вы показали свою влюбленность?

— Я бы, наверное, не стала этого делать при посторонних людях!

— Тогда вам лучше поискать другую работу, Дейзи, — усмехнулся он. — Я не хочу платить вам лишь за то, что вы будете молча стоять рядом со мной. Представьте, будто вы не знаете, что на нас кто-то смотрит, если вам так легче!

— Хорошо! — фыркнула Дейзи и направилась к Сету, который по-прежнему сидел на валике дивана. Как только девушка приблизилась к нему, решимость покинула ее. Она замерла. Сет смотрел на нее, сложив руки на груди.

— Ну!

Надо было что-то делать. Дейзи прикоснулась к его лицу. Кожа была теплой и немного шероховатой. Ее пальцы, словно обжегшись, невольно отдернулись.

— И это все? — Язвительный вопрос вернул девушку к реальности. Дейзи пришла в ярость. Он нарочно усложняет ситуацию, чтобы она отказалась от своей затеи! Но она не доставит ему такого удовольствия! Она намерена попасть на Карибское море и разыскать Тома, а если для этого требуется поцеловать Сета Каррингтона, она согласна!

Резким движением Дейзи втиснулась между его колен и оперлась руками на плечи Сета. Под тканью рубашки она ощутила его сильные мускулы и теплую кожу. Сейчас, когда он сидел, их лица находились почти на одном уровне. Ее синие глаза смотрели в спокойные серые, потом Дейзи медленно подалась вперед и коснулась губами пульсирующей жилки на его шее.

Глава ВТОРАЯ


Дейзи чувствовала мягкими губами его твердый подбородок, вдыхала мужской запах кожи с примесью аромата дорогого лосьона. Неожиданно ее губы заскользили по лицу, в котором было что-то волшебное и манящее, чему Дейзи противиться не могла, что заставляло покрывать лицо Сета все новыми поцелуями, добираясь до мочки уха.

Он по-прежнему сидел, сложив руки на груди и никак не реагируя на ее прикосновения. Задетая этим, Дейзи снова начала медленно целовать его подбородок, но уже с большим чувством. Она совсем забыла о своем намерении ограничиться одним поцелуем. Забыла, что едва знает этого человека, забыла обо всем, кроме ощущения его кожи на своих губах и огромного желания заставить Каррингтона признать, что он чувствует ее поцелуи.

Она тщательно исследовала его подбородок, пока не добралась до уголка рта. И вдруг заметила, как его губы медленно раздвигаются в улыбке.

— Продолжайте, — сказал он, но его ровный голос заставил Дейзи прерваться.

Девушка хотела отстраниться от него, но в этот момент он обнял ее за талию и привлек к себе; неожиданно Дейзи почувствовала его губы на своих. Почему-то Дейзи ожидала, что губы Сета окажутся такими же твердыми и холодными, как на вид, но обманулась. Они были теплыми, когда они поцеловались, теплее, чем она могла представить. Потом они поцеловались еще раз, испытывая обоюдное наслаждение. Дейзи, державшаяся за плечи Сета, теперь обвила руками его шею.

Околдованная, опьяненная от сладостных прикосновений его губ и мощного тела, когда он прижимал ее к себе, Дейзи только пробормотала что-то и изогнула спину, когда рука Сета скользнула под ее длинную черную рубашку и властно принялась гладить шелковистую кожу. Пальцы Сета обжигающими прикосновениями ласкали спину, потом настойчиво скользнули вверх, к груди.

Это было похоже на удар током, и Дейзи прервала поцелуй. Она пристально посмотрела в его серые глаза, и Сет медленно опустил руки на ее талию и отстранил от себя с выражением, которое больше походило на смущение.

— Это было очень неплохо, Дейзи Диар, — произнес он, все еще прерывисто дыша. — Действительно, очень даже неплохо. Похоже, вы все-таки умеете играть.

Дейзи была так потрясена, что едва устояла на ногах. Неужели это происходило с ней — она реагировала на прикосновения незнакомого ей человека, осыпала его поцелуями? Негодуя на себя, она судорожно сглотнула и постаралась произнести ровным, спокойным голосом:

— Удивительно, чего только не приходится делать ради получения работы.

Холодный взгляд Сета на мгновение задержался на огромных синих глазах девушки, потом скользнул к губам, все еще горевшим после поцелуя.

— Могу сообщить, собеседование вы прошли с высшим баллом, но неужели вы все еще хотите получить эту работу?

Отказываться Дейзи не собиралась.

— Да. Иначе зачем я стала бы вас целовать?

— Действительно, зачем? — Сет поднялся с дивана с сардоническим выражением в глазах. — Надеюсь, бедняга Роберт и вправду такой понятливый, как вы утверждаете. А он знает, как хорошо вы умеете «играть», Дейзи?

— А Астра Бентинджер знает, как вы проводите собеседования?

Сет взял девушку за подбородок.

— Я уже предупреждал вас, Дейзи, о языке, — сказал он, и Дейзи, хотя и смело посмотрела ему в глаза, внутренне сжалась. — Или вы хотите узнать, что бывает, когда я захожу слишком далеко?

Достаточно было увидеть его глаза, чтобы понять это. Она облизала губы.

— Нет.

— В таком случае советую покрепче держать язык за зубами. — Он отпустил ее подбородок, и девушка отступила, борясь с желанием потереть подбородок там, где Сет его касался. Не возможно даже представить, что несколько минут назад она обнимала этого ужасного человека и таяла от его поцелуев. — Астра — не ваше дело, — холодно продолжил Сет. — Я уже говорил, вы будете работать на меня, как и остальные служащие. Это значит, вам будут платить, а вы будете делать то, что скажут, и не умничать. Понятно?

— Полностью.

Он мрачно взглянул на нее и отошел. Но, внезапно повеселев, произнес:

— Отлично, перейдем к делу. Мы условились, что вы будете изображать мою подругу, пока Астра не получит развод или пока я не сочту нужным прекратить игру. Это значит, что ближайшие несколько недель вы проведете со мной. Я готов заплатить вам наличными достаточное вознаграждение, чтобы в дальнейшем быть в вас уверенным.

Когда Сет назвал ей сумму, Дейзи была поражена.

— Этого достаточно? — спросил он, взглянув на ее потрясенное лицо.

Достаточно? Дейзи никогда в жизни даже не мечтала о таком количестве денег. Благодаря им с плеч матери можно будет снять все финансовые проблемы.

— Думаю, да, — сказала она, поджимая губы с таким видом, словно подобные суммы ей предлагаются ежедневно. — Звучит недурно.

— Я заплачу в конце игры, — предупредил Сет, — когда вы покажете, что способны вести себя как надо.

— Мы поедем на Карибское море?

— Да, я пригласил гостей на свой остров. Они будут служить прикрытием для моих встреч с Астрой.

— Ваш остров?

Он вопросительно поднял бровь.

— Вас это не устраивает?

— Я думала, у Сета Каррингтона там вилла, — сказала Дейзи, — но не ожидала, что целый остров!

В его серых глазах снова мелькнул неуловимый веселый огонек.

— Это всего лишь небольшой островок.

— Значит, мы будем безвылазно сидеть на острове? Или все-таки сможем выбираться на другие острова? — с беспокойством спросила Дейзи, и Сет удивленно поднял брови.

— Возможность «безвылазно посидеть» и есть основное достоинство собственного острова, — с легкой ехидцей заметил он. — Но если вы не можете без толпы, в наших силах взять маленький самолет или катер. А куда вы хотите поехать?

— Я просто так спросила, — ответила Дейзи. Она понятия не имела, как начнет искать Тома, но, пока она еще в Лондоне, думать об этом рано. «К тому же с теми деньгами, которые мне предлагает Сет, я сама смогу заняться поисками, если будет нужно», — напомнила себе Дейзи. — Когда мы отправляемся? — спросила она Сета, недоверчиво смотревшего на нее.

— Кажется, Дейзи, вам очень нужно попасть именно на Карибское море.

— С детства мечтала об этом, — уклончиво ответила она: ей не хотелось рассказывать Сету о Томе и болезни отчима. Он слишком безжалостен и расчетлив — человек, который не потерпит сантиментов. Если он будет думать, что Дейзи ни на шаг от него не отступит, то у него будет меньше поводов отказаться от договора. А ей не придется взывать к лучшим чувствам Сета. Дейзи сильно сомневалась, что таковые у него имеются.

Судя по холодному расчету, с которым он говорил о своей предстоящей женитьбе на Астре Бентинджер, и по тому, что после поцелуя он остался совершенно спокоен, можно было предположить: Каррингтон очень жесткий человек. Так что пусть лучше считает ее небогатой актрисой, грезящей о солнечном побережье.

— Если вы намерены прыгать по всем островам, то сначала вам придется дождаться завершения моих дел, — сказал Сет, в очередной раз проявляя свое высокомерие. — Мне совсем не понравится, если вы умчитесь куда-нибудь в тот момент, когда будете нужны для выхода.

— А сколько это продлится?

— Месяц… шесть недель… а то и дольше… Как вы думаете, Роберт сможет так долго ожидать вас?

— Надеюсь, что да, — холодно ответила Дейзи. Ей совсем не нравилась издевка, появляющаяся в голосе Сета каждый раз, когда он говорил о Роберте. Может быть, ее парень и не супермен, но у него доброе сердце.



— Пусть начинает привыкать прямо сейчас, — жестко отрезал Сет. — На ближайшее время у меня назначено немало встреч и выходов в свет, и поскольку теперь вы моя подруга, то сегодня вечером поедете со мной на ужин.

Он направился к двери, тем самым показывая, что их встреча окончена. Дейзи злобным взглядом следила за ним. Сегодня вечером она хотела навестить Джима в больнице. К тому же ее раздражали тон, каким Сет отдает приказы, и уверенность, что они будут выполнены. Девушка не сдвинулась с места.

— А если у меня на сегодняшний вечер свои планы?

— Отмените их, — безразличным тоном ответил он и открыл дверь. — Сообщите Марии свой адрес, чтобы я смог заехать за вами в восемь часов.

Дейзи попыталась представить, как Сет подъезжает к ее дому. На тихой улочке он будет словно инопланетянин. К тому же, увидев ее адрес, он сразу все поймет.

— Вам не следует заезжать за мной, — поспешно сказала она. — Я приеду сюда.

— В чем дело, Дейзи? — усмехнулся Сет. — Не хотите, чтобы Роберт познакомился с вашим новым боссом?

— Лучше не примешивать личную жизнь к работе, — ответила Дейзи, стараясь казаться покорной.

— Принарядитесь, чтобы выглядеть эффектней, чем сейчас, — сказал он и совершенно определенно кивнул в сторону выхода. — Пока достаточно. У меня много работы.

Возвращаясь домой, Дейзи с трудом сдерживала негодование, подводя итоги этой встречи. «Сет Каррингтон — невыносимый грубиян, наглый и невероятно самовлюбленный тип! Придется унижаться и притворяться, что он нравится мне. Он ведет себя так, будто делает огромное одолжение. Ближайшие несколько недель будут трудными. С ним, наверное, никому легко не бывает», — мрачно признала Дейзи.

Кипя от гнева, она уставилась в окно автобуса. При воспоминании о его теплых, жаждущих губах щеки девушки залились румянцем. Почему она не смогла остановиться после первого поцелуя в щеку? Что побудило целовать его снова и снова? И вот теперь она не в силах забыть его прикосновения, вкус его губ. Она и сейчас чувствует его запах, ощущает шероховатость кожи под своими губами.

Почему-то там, у Сета, ей казалось совершенно естественным целовать его после пяти минут знакомства. Но теперь воспоминание о своем нелепом поведении с новой силой нахлынуло на Дейзи, и она ужаснулась, осознав, что натворила.

Мама не сильно бранилась, когда Дейзи кратко рассказала ей о своих приключениях.

— Ты выдала себя за другую женщину, чтобы встретиться с человеком, которого совсем не знаешь, и согласилась провести несколько недель, изображая его подружку? — недоверчиво переспросила она. — Дейзи, о чем ты думала?

— Я думала о Джиме, — ответила девушка. — Понимаю, это звучит неправдоподобно, мама, но, поверь, я его не интересую. Он собирается жениться на другой. Это деловое соглашение позволит мне попасть туда, где, по-видимому, находится Том. Подумай, как обрадуется Джим, если мне удастся уговорить брата вернуться домой.

Эллен Джонсон стиснула руки, лежащие на коленях.

— Если бы тебе это удалось! Я уверена, что он уехал из-за меня и вряд ли захочет вернуться, пока я буду здесь.

— Может быть, поначалу он и злился на тебя, но не ты главная причина их ссоры, — ласково заверила ее Дейзи, как делала это уже много раз. — Они оба слишком упрямы, чтобы признать, что нужны друг другу. Я уверена, Том непременно вернется, как только узнает о болезни Джима. Мне необходимо его найти. Я понимаю, что в цветочном магазине много работы, но, думаю, Лиза справится без меня, если ты будешь присматривать за ходом дел.

— А что, если появится настоящая Ди Пирс? — обеспокоено спросила мать, которую все-таки не убедили заверения Дейзи о том, что это всего лишь работа, которая поможет ей попасть на Карибское море. — Она сообщит ему, что вы незнакомы, и что он подумает?

— Она не появится, — заверила ее Дейзи. — Я уже говорила тебе, мама. Как только я поняла, что письмо адресовано не мне, то отправилась по указанному на конверте адресу. На звонок вышла соседка и сообщила, что Ди Пирс уехала. И тогда я решила, что это — перст судьбы.

— Ты очень рискуешь, — укоризненно сказала мать.

— Если бы предложение Сета показалось мне сомнительным, я бы сразу его отвергла, — ответила Дейзи. — Но в том, что он предлагает, нет ничего предосудительного. Не так уж и сложно появляться с Сетом Каррингтоном под руку на вечеринках и мило всем улыбаться, однако благодаря этому я могу разыскать Тома.

Дейзи уже позабыла о своих сомнениях в автобусе и убеждала мать, что нашла наилучший вариант.

— Сет Каррингтон? — Эллен внимательно посмотрела на дочь. — Не тот ли самый Сет Каррингтон?

— Не думаю, что их двое, — усмехнувшись, ответила Дейзи. — А что случилось?

— Сегодня по пути в больницу я прочитала о нем статью в газете. — Эллен бегло просмотрела газету и протянула Дейзи страницу с напечатанной статьей. — Не думаю, что тебе захочется связываться с таким человеком.

В статье сообщалось о приезде Сета в Лондон, о его суровом нраве и о невероятном успехе его огромной империи. Во второй части под заголовком «Один из самых популярных холостяков в мире» рассказывалось, как Сету удается сочетать финансовые успехи с успехами в личной жизни, и приводился целый список красивейших женщин, пытавшихся, правда безуспешно, завоевать его сердце. Читая это, Дейзи стиснула зубы.

Неженатый в свои тридцать восемь лет, он и не намеревался это делать в ближайшее время, сообщалось в статье. Хотя в самом конце осторожно упоминалось о его связи с Астрой Бентинджер («четвертой миссис Клиссаликос»); видимо, они все-таки были не столь осторожны, как того хотел Сет.

Возвращая газету, Дейзи чувствовала, как ее охватывает страх и внутри все неприятно холодеет. Нет, она не позволит рухнуть всему плану.

— Я и не собираюсь с ним связываться, — ответила девушка тоном, не допускающим сомнений. — Я собираюсь отыскать Тома. А Сет Каррингтон подвернулся совершенно случайно.

Однако сомнения до вечера не покидали ее.

Дейзи посмотрелась в зеркало. Она приложила максимум усилий, чтобы хорошо выглядеть, но короткие волнистые волосы так и не легли как надо, а из косметики потребовалась лишь губная помада.

— Это все, что вы смогли? — с таким приветствием Сет обратился к девушке, когда открыл дверь. Сам он был в безупречном вечернем костюме и выглядел таким уверенным, таким привлекательным, что Дейзи почувствовала слабость в ногах.

Справившись с волнением, она весело произнесла:

— Добрый вечер. Да, у меня все в порядке, спасибо. Да, я, пожалуй, зайду.

Сет нахмурился, но отступил, пропуская ее в комнату. «Мария, наверное, уже ушла», — подумала Дейзи, но голос Каррингтона прервал ее мысли.

— Я просил вас надеть что-нибудь эффектное! — захлопнув дверь, произнес он.

— А что, вам мое платье не нравится? — слегка обидевшись, спросила Дейзи. Она ожидала, что он будет недоволен ее лицом, но не платьем. Прошлым летом она потратила все свои скудные сбережения, купив его на распродаже. Темно-синее, с россыпью мелких звездочек, оно очень подходило к ее темным волосам и светлой коже, и Дейзи всегда чувствовала себя в нем отлично… до сегодняшнего вечера.

— Оно выглядит так, словно вы вытащили его из мешка тряпичника! — недовольно заявил Сет.

— Вы всегда так любезны?

— Я не хочу терять время, угождая вашим тонким чувствам, — раздраженно сказал он.

— Не могу представить, чтобы вы кому-либо угождали, — проворчала Дейзи, которой гораздо легче было с ним препираться, чем ощущать его манящую привлекательность. Она старалась не смотреть на диван, где они утром целовались. — Никогда не встречала столь несговорчивого человека.

Сет разозлился еще больше:

— Я вполне сговорчив, когда это надо, но позвольте напомнить, что здесь вы на работе!

— Да, и мне было бы легче, если бы вы не обсуждали каждый мой шаг!

Было совершенно ясно, что Сет Каррингтон не привык к подобному отпору. Он задержал на девушке взгляд, раздраженно вздохнул, однако, казалось, ситуация его даже забавляла.

— Вы всегда так спорите?

— Нет, только когда меня вынуждают, — со скромнейшим выражением лица ответила Дейзи.

— Послушайте, я не хочу вас обижать и утверждать, что ваше платье выглядит дешевкой. Но оно подойдет, скорее, примерной девочке, а всем хорошо известно, что мне нравятся женщины с несколько иным имиджем. Придется завтра купить вам что-нибудь подходящее.

Дейзи вспомнила статью и приводимые в ней имена известных женщин, которых нельзя было считать примерными.

— Но почему их нельзя убедить, что вы для разнообразия влюбились в примерную девочку?

— Вы полагаете, это свойственно мне? — спросил Сет таким язвительным тоном, что Дейзи невольно передернула плечами.

— Вы можете притвориться.

— За притворство я плачу вам, — резко оборвал он ее. — И если вы хотите исполнять свою роль как следует, то для выходов должны одеваться как положено. — Он поднял телефонную трубку. — Лучше отказаться от столика.

— Но мое платье не так уж плохо! — смутившись, пролепетала Дейзи.

— Оно не годится для того, что я наметил, — ответил Сет. — Я собирался поехать с вами туда, где мы будем замечены. Однако мне не хочется, чтобы меня уличили в связях со школьницами, поскольку в этом наряде вас легко принять за таковую. Еще появятся фотографии… Нет, отправимся сегодня в какое-нибудь тихое местечко.

Дейзи испытала огромное облегчение, потому что еще не была готова играть свою роль перед желтой прессой. Они спустились на первый этаж. У входа в отель их ожидал сверкающий черный автомобиль. Шофер засуетился, открывая дверь перед Дейзи, у которой при виде роскошного салона широко раскрылись глаза.

— Ни разу не сидела в такой машине, — призналась она Сету, который тем временем давал указания шоферу.

Он глянул на нее удивленно и весело.

— Только не уверяйте, что эта наивность настоящая.

Дейзи пожалела о вырвавшихся у нее словах. Больше всего девушке хотелось, чтобы Сет принимал ее за опытную актрису.

— То есть обычно я катаюсь не в таких автомобилях, — произнесла она, стараясь изобразить этакий светский тон, хотя не была уверена, что смогла убедить Сета. Он задумчиво смотрел на нее всю дорогу до ресторана.

Машина остановилась у одного из самых дорогих ресторанов Лондона. Их проводили к столику в уютном уголке зала, где сама атмосфера была интимной и словно сотканной из таинственности.

Дейзи открыла меню.

— Я проголодалась, — сказала она, забыв о роли пресыщенной дамы. — Мне некогда было пообедать. — Взглянув на Сета, она перехватила его удивленный взгляд и с виноватым видом положила меню. — О Боже, наверное, увлекаться едой не очень-то хорошо?

— Не сказал бы, — с улыбкой ответил Сет. — Для разнообразия приятно поужинать с девушкой, которая не будет весь вечер поклевывать из одной тарелки.

Дейзи выбрала в меню сытную закуску и принялась просматривать основные блюда, не зная, на чем остановиться, пока наконец Сет не потерял терпение.

— Она будет баранину, — сказал он официанту, который склонился над их столиком с блокнотом и карандашом.

— Я собиралась заказать совсем другое, — сердито прошипела Дейзи, когда официант с видимым облегчением забрал меню.

— Я думал, вы проголодались, — ответил Сет, — и если бы не решил за вас, мы просидели бы здесь всю ночь. — (Дейзи, недовольно бурча, густо мазала маслом свою булку.) — Кстати, насчет «всей ночи», — продолжил Сет, откидываясь на спинку стула. — Завтра вам следует переехать ко мне.

— Переехать к вам? — переспросила она. — Зачем?

— Конечно, не ради вашего привлекательного тела, которое вы так тщательно скрываете под этими одеяниями, — с ехидцей сказал Сет.

Полумрак ресторана скрыл легкий румянец ее щек. Дейзи снова принялась за бутерброд, стараясь отогнать волнующие воспоминания о его руках, ласкавших ее грудь, спину и приятно согревавших кожу.

— Не понимаю, зачем мне переезжать.

— Затем, Дейзи, что никто нам не поверит, если каждый вечер я стану вежливо провожать вас до такси. А так все любопытные будут уверены, что мы друг без друга и шагу ступить не можем.

— Не пойму, зачем кому-то знать, спим мы вместе или нет, — проворчала девушка, которой совсем не хотелось обсуждать детали плана, и она изо всех сил старалась скрыть свое смущение, демонстрируя негодование. — Может, мне следует уходить от вас через черный ход?

— Кто-нибудь обязательно заметит, и на следующее же утро во всех газетах появятся статьи о том, насколько мы близки на самом деле. Это, пожалуй, одна из обратных сторон известности. С приобретением богатства или власти сразу же теряешь право на частную жизнь. На ближайшие несколько недель вам придется свыкнуться с этим. Если бы никто не интересовался моими отношениями с Астрой, в вас не было бы нужды. Так что за предоставленную вам работу благодарите бульварную прессу.

— А мы… — залепетала Дейзи, стараясь скрыть беспокойство. — Нам ведь не придется спать в одной постели?

— Нет. — В глазах Сета мелькнул насмешливый огонек. — В номере — две спальни. В одной обычно ночевала Мария, но на время она переедет к друзьям. Днем она будет приходить, но вы все равно должны оставаться у меня.

— Для чего я вам там нужна?

— На тот случай, если ко мне кто-нибудь приедет. — В этот момент официант принес бутылку вина, Сет попробовал его, одобрительно кивнул и вернулся к разговору с Дейзи: — У меня назначено несколько деловых встреч. Когда партнеры увидят, что вы все время со мной, то решат, будто я ни секунды не могу без вас обойтись.

— Значит, мне предстоит целыми днями сидеть в ожидании, когда к вам кто-нибудь придет? — поинтересовалась Дейзи. — Я сойду с ума от безделья.

— Я думал, вы к этому привыкли.

— Что вы имеете в виду? — сердито спросила Дейзи. В магазине за целый день она порой ни на минуту не могла присесть!

— Вы же сейчас актриса без работы, — напомнил он. — Я всегда думал, что в таких случаях сидят у телефона в ожидании звонка с предложением роли.

Она забыла о своем обмане.

— В этом преимущество автоответчика. Ведь я могу быть занята! — ответила девушка.

— И чем же? Хотя я сам могу догадаться после сегодняшнего талантливого представления.

Дейзи метнула на него яростный взгляд.

— Я работаю в цветочном магазине… — холодно произнесла она, решив, что иногда лучше придерживаться правды, — когда не занята в пьесе.

— Не думаю, что в цветочном магазине вы очень много зарабатываете, — сказал Сет.

Дейзи вздохнула при мысли о накопившихся долгах.

— Да..

— Мне казалось, что девушка, интересующаяся деньгами, запрыгает от радости при возможности получить большую сумму за то, что будет сопровождать меня и находиться рядом, — язвительно сказал он. — Не думаю, что это очень тяжелая работа. В отеле есть телевизор, спортивный зал, можно почитать книгу.

— Конечно, — ответила Дейзи, думая о чем-то своем.

Воцарилось молчание. Поглаживая пальцами рисунок на бокале, Дейзи смотрела на его золотистое содержимое. Она старалась не обращать внимания на руки Сета, старалась не смотреть на его твердый подбородок и щеку, куда первый раз его поцеловала. Он маленькими глотками пил вино, но, чувствуя на себе его проницательный взгляд, Дейзи внезапно осознала, что Сет понимает, о чем она сейчас думает.

— Вы сообщили о нас Астре? — неожиданно спросила Дейзи и тут же почувствовала в этом «нас» некую интимность. — То есть обо мне вы ей сказали?

Выражение лица Сета стало на удивление замкнутым.

— Да..

— И что она ответила?

— Осталась довольна.

— О! — Дейзи почему-то чувствовала себя неуютно. — Вы сообщили ей, что я не Ди Пирс?

— Я сказал, что договорился вместо Ди с другой женщиной, — ответил Сет. — В детали я не вдавался.

— А она не пыталась узнать у вас, как я выгляжу? — Если бы Дейзи любила Сета Каррингтона, то захотела бы все знать о той, с кем он будет проводить так много времени. Хотя, может быть, Астра Бентинджер знает, что ей не о чем волноваться.

— Я сообщил ей, что вы выглядите не совсем подходяще для этой роли, — ответил Сет с таким скучающим выражением лица, что Дейзи смешалась.

— А вы случайно не рассказали ей, как я убедила вас взять меня на эту работу? — ехидно спросила девушка, надеясь его смутить, но поняла, что это ей не удалось.

Сет лукаво посмотрел на нее.

— Я сказал, что вы оказались лучшей актрисой, чем я ожидал, но сначала хотел выставить вас за дверь, а поскольку выбора нет, мне придется вас терпеть.

Глава ТРЕТЬЯ


Молчание потрясенной девушки было прервано появлением официанта с изысканными блюдами.

Дейзи с радостью сосредоточилась на своей тарелке. Ей определенно не понравилась новость, что Сет так хладнокровно обсуждал ее с Астрой, которая осталась довольна его отзывами о Дейзи. Даже суперледи не может нравиться идея, чтобы ее мужчина притворялся влюбленным в другую женщину. По-видимому, Астра не воспринимала Дейзи как соперницу.

Крабовый салат со спаржей был восхитителен, но девушка могла с таким же успехом жевать картон — настолько она была занята своими мыслями. Ей нет никакого дела, что думают о ней Сет и Астра. Главное — разыскать Тома. Ей будет намного проще, если помнить, что она выполняет всего лишь работу.

Девушка посмотрела на Сета, которого, казалось, совершенно не беспокоило затянувшееся молчание. Впервые она обратила внимание на мелкие морщинки около глаз и на седину, начавшую пробиваться на висках. Дейзи скользила взглядом по его лицу: от угловатых, резких скул к высокомерной линии носа и дальше

— к губам, когда Сет неожиданно поднял голову и посмотрел на нее. Сердце девушки учащенно забилось.

— Я… я думаю, что должна что-то о вас знать, — пролепетала она, сама не понимая, зачем стала оправдываться. — Вашей подруге следует знать не только то, что вы американец и невероятно богаты.

— А что еще надо знать? — язвительно осведомился Сет.

— О… о вашей семье, например, — сказала Дейзи. — Или где вы живете, чем занимаетесь…

— Я никогда не рассказываю о своей семье. Никто вас об этом спрашивать не будет.

Дейзи подмывало спросить, что знает о его семье Астра, но по решительному тону Сета она поняла, что лучше вообще переменить тему.

— Тогда о том, где вы живете. Или это тоже важная тайна?

— У меня несколько домов, — более спокойно ответил он. — В Манхэттене, в Малибу, лыжная база Кейн-Код в Юте… и Катласс-Кей на Карибском море.

— Но который из них ваш дом?

Она могла поклясться, что таких вопросов ему раньше не задавали. На какое-то мгновение он пришел в недоумение, потом пожал плечами:

— Тот, где я нахожусь, наверное.

— Как грустно, — не подумав, сказала она. Сет надменно поднял брови.

— Иметь четыре первоклассных собственных дома — это грустно? Вряд ли большинство людей согласилось бы с вами.

Дейзи вспомнился небольшой домик в Баттерси. Теперь он выглядел немного обветшалым, обои в комнатах выцвели, но все равно в нем всегда было хорошо и уютно.

— Я думаю, что грустно не иметь места, которое можно назвать своим домом, — сказала она, серьезно глядя на него темно-синими глазами. — Где живут люди, которых ты любишь и которые любят тебя.

— Я не верю в любовь, — резко ответил Сет, и Дейзи с любопытством уставилась на него.

— Если так, зачем же женитесь?

Он ответил не сразу. Молча, уставившись в свой бокал, он отпил вина.

— Мы с Астрой — хорошая партия, — наконец произнес он. — Она красивая женщина, с деловой хваткой. Мы прекрасно понимаем друг друга. Астре сентиментальность чужда даже больше, чем мне. Ни я, ни она этого не желаем.

— Довольно глупо не желать этого, когда имеешь все остальное, — сказала Дейзи.

Сет бросил на нее проницательный взгляд, но девушка его не заметила. Она рассеянно кромсала ножом булку, недоумевая, как человек, способный так нежно целовать, может довольствоваться столь безрадостной жизнью. Он решительно отказался рассказывать о своей семье, но очевидно, что даже женитьба на Астре продиктована деловыми соображениями. Дейзи всегда с недоверием относилась к людям, утверждавшим, что они не хотят быть богатыми, но теперь начала понимать, как была не права.

— А что вы расскажете о себе? — Сет резко прервал ход ее мыслей. Он говорил сердито, словно вынуждая себя задавать вопрос.

Дейзи подняла глаза.

— О себе?

— Мне необходимо показать некоторую осведомленность о вашей жизни до встречи со мной, — сказал он, и его слова прозвучали как извинение.

— Но кому это интересно? — попыталась она возразить. Дейзи не могла представить, что в тени Сета кто-нибудь заметит ее.

— Никогда не предугадаешь, — медленно произнес он. — Если бы вы были соответствующим образом одеты, то стали бы вполне привлекательной.

«Возможность быть „вполне привлекательной“, конечно не идет ни в какое сравнение с определением „красивая женщина с деловой хваткой“, — с обидой отметила Дейзи.

— Я думала, что представляю интерес только тем, что нахожусь рядом с вами, — резко сказала она.

— Возможно, — кивнул Сет, — но надо быть готовыми к неожиданностям. Так что начнем. Расскажите о себе.

— Что же… — Дейзи помедлила, понимая, что ее жизнь может показаться Сету безнадежно серой, но решила, что извинений по этому поводу он не дождется. Она-то как раз не мрачнела как туча каждый раз, когда ее спрашивали о семье. — Мой отец умер, когда я была совсем маленькой, но несколько лет назад мать снова вышла замуж. Мой отчим — прекрасный человек. — При мысли о Джиме, который был добр с ней и сделал мать счастливой, голос Дейзи слегка дрогнул. Ради него она обязана найти Тома. — У нас очень дружная семья, — более уверенно продолжила она, — но не могу сказать, что в моей жизни было много радостей.

— Поэтому вы и стали актрисой?

— Что? — Вспомнив, Дейзи поспешно отвела глаза. — О… да, — сказала она. — Думаю, я надеялась найти… о, я не знаю… что-то совсем иное. Я люблю свой дом и семью, но иногда такая жизнь кажется мне чересчур безоблачной. — Понимая, что сообщила больше, чем следовало бы, она остановилась. Ей действительно нравилось составлять красивые композиции из цветов, но иногда хотелось сбежать от однообразных проблем магазинчика в Баттерси. Дейзи порвала с Робертом, который, будучи очень добрым и аккуратным, никак не мог понять, что она хочет получить от жизни по возможности больше, прежде чем выйти замуж. А потом заболел Джим, и о радостях не могло быть и речи.

И вот теперь она сидит здесь, за одним столиком с самым популярным холостяком в мире, который намерен взять ее с собой на собственный остров в Карибском море.

Сет внимательно смотрел на нее.

— И теперь вы ожидаете приглашения на главную роль?

Дейзи думала, что в этом спектакле главная роль принадлежит Астре Бентинджер. Она же — лишь дублерша.

— Вроде того, — неожиданно грустно вздохнув, тихо произнесла она. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга.

— Дейзи… — неожиданно начал Сет, но договорить не успел.

Через зал к ним направилась парочка, и вот мужчина уже похлопывает Сета по плечу.

— Сет Каррингтон! Что ты здесь делаешь? Не зная, радоваться или огорчаться из-за прерванной беседы, Дейзи посмотрела на подошедших и замерла с широко открытыми глазами, узнав в мужчине Джеймса Джиффорд-Голда. Благодаря унаследованной огромной компании и репутации плейбоя его фотографии постоянно заполняли страницы светской хроники, так что узнать его было нетрудно. Его спутница, томная блондинка с кошачьей улыбкой, подставила Сету щеку для поцелуя, когда он встал, чтобы поздороваться.

— Это Дейзи, — произнес он и холодно представил ей Джеймса и блондинку, которую звали Ева.

Дейзи поздоровалась. Ева небрежно кивнула в ответ. Она уже оглядела Дейзи с головы до ног, остановив взгляд на ее платье, и после этого подчеркнуто перестала обращать на нее внимание. Джеймс был из тех мужчин, которые мысленно раздевают любую женщину, поэтому его взгляд задержался на ней дольше.

— Здра-авствуйте, — протянул он, продолжая ее рассматривать. — Вы слишком нежная для такого жесткого типа, как Сет. Я и не думал, что такие девушки еще встречаются. Где ты ее нашел? Я был бы не прочь иметь такую же! — засмеялся он.

К изумлению Дейзи, Сет переменился в лице.

— Боюсь, таких больше нет, — резко ответил он, — и ее я не отдам.

— Отлично тебя понимаю, приятель, — подмигнул ему Джеймс. — Я бы чувствовал то же самое.

Ева начала раздражаться.

— Джеймс, пойдем, — сказала она, крепче сжимая его локоть, и он, напоследок широко улыбнувшись Дейзи, позволил себя увести.

Сет сел на место и прорычал:

— Этот хлыщ — первый сплетник в Лондоне!

— Так вы же этого хотели, — удивленно сказала Дейзи. — Люди должны начать о нас сплетничать.

— Но не так, как сделает это Джеймс Джиффорд-Голд, — мрачно ответил Сет и посмотрел на усаживающихся за столик Джеймса и Еву. — Теперь они будут глазеть на нас весь вечер. Придется притворяться, что я разозлен тем, как он на вас смотрел.

— Я думала, вы уже начали изображать ревность, — кисло заметила Дейзи.

На мгновение Сет замер.

— А с чего это я должен ревновать? — ледяным тоном спросил он.

— Понятия не имею, — честно сказала она, — но сейчас у вас получается очень хорошо.

— Вовсе я не… — Сет замолчал и с видимым усилием сдержал раздражение. — Послушайте, мы же предполагаемые любовники, а не враги. Джиффорд-Голд ничего не упустит! — Протянув руку через стол, он накрыл ее ладонь своей и через силу улыбнулся. — Лучше нам и разговаривать, как любовники. О чем они обычно говорят?

— П-понятия не имею, — заикаясь, ответила Дейзи, стараясь не обращать внимания на его сильную, теплую руку, от которой в ладонь Дейзи шли слабые импульсы.

— Ну же, Дейзи, вы можете придумать! О чем вы разговариваете с Робертом?

Неожиданно Дейзи вспомнила вечер, когда, в последний раз уступив уговорам Роберта, пошла с ним поужинать. На все ее шутливые вопросы он отвечал абсолютно серьезно и весь вечер объяснял ей что-то о личной незаинтересованности. Но пусть Сет считает, что и ее кто-то любит, даже если она всего лишь «вполне привлекательная»!

— Мы с Робертом говорим обо всем, — сказала она, стараясь все же не встречаться с его проницательным взглядом.

— О чем именно?

— О чем угодно, — повторила Дейзи. Она попыталась высвободить руку, но в ответ пальцы Сета только сильнее сжали ее кисть.

— Нет, нет, не надо, — сказал он. — Вы же как бы влюблены в меня, помните? Если вы меня любите, то предпочтете, чтобы ваша рука оставалась в моей. Постарайтесь начать со мной разговор о чем-нибудь! — Он обнажил зубы в искусственной улыбке. — Ну же, давайте играть так же убедительно, как сегодня днем.

Дейзи пристально посмотрела в его серые непроницаемые глаза и заставила себя улыбнуться. Джеймс и Ева откровенно наблюдали за ними с другого конца зала.

— Не сомневаюсь, что ваш любовный опыт неизмеримо больше моего, — процедила она сквозь зубы, продолжая улыбаться. — О чем бы вы хотели поговорить?..

— Если был бы в вас влюблен? — закончил Сет. — Сейчас подумаем… — Он взял ее кисть в свои руки и принялся пальцами Поглаживать тыльную сторону ладони. — Я бы, наверное, сказал, что мне в вас нравится.

— Тогда вам пришлось бы напрячь свое воображение! — произнесла Дейзи, стараясь говорить с вызовом, но чувствуя, что его игра с ладонью делает ее беззащитной и послушной.

— О, не знаю. Надеюсь, я бы что-нибудь придумал. Сказал бы, например, какие у вас удивительно глубокие синие глаза или что ваши ресницы отбрасывают трепетную тень на щеки. — На минуту он замолчал, задумавшись. — Сказал бы, что мне безумно нравится ваша улыбка, озаряющая все вокруг, или то, как вы вздергиваете кверху подбородок, когда чем-то недовольны.

У Дейзи сжало горло, — Эт-то очень хорошо, — дрожащим голосом сказала она.

Его глубокий голос, казалось, пронизывал насквозь, а от прикосновений рук внутри все трепетало. «Он притворяется, так же, как и я, играет роль», — с отчаянием напомнила себе Дейзи. В горле у нее пересохло, язык прилип к гортани, она была способна только смотреть на него.

— А потом, — продолжал Сет проникновенным голосом, — я, возможно, сказал бы, что не могу забыть о ваших поцелуях, что навсегда запомнил ощущение нежной кожи и трепет губ. И поцеловал бы вашу руку, вот так.

Он поднял ее руку, и Дейзи почувствовала прикосновение его теплых губ к своей ладони.

По телу пробежала дрожь, и девушка неосознанно провела пальцами по его щеке. Ее сердце бешено и гулко стучало в груди. Глядя на темноволосую голову, склоненную к ее руке, Дейзи ощутила сладостное томление внизу живота, порождающее желание, и тихо ахнула. Услышав слабый вздох, Сет поднял голову и посмотрел ей в глаза. Казалось, его взгляд проникает в самое сердце.

— Хотите знать, что бы я сделал потом?

— Чт-что?

— Я бы подозвал официанта и отменил следующее блюдо. Мы бы вернулись в отель и всю ночь провели бы, занимаясь любовью.

Ее тело напряглось, как струна, и задрожало. Сет очень медленно опустил ее руку на стол. Внезапно Дейзи увидела, что ее пальцы переплелись с его, словно не желали разъединяться.

— Вы бы поехали? — спросил Сет. Она облизала пересохшие губы.

— Если бы была в вас влюблена, — прошептала она, испугавшись собственного голоса.

— И что бы вы ответили мне?

— Я… я, наверное, сказала бы, что ни с кем раньше не испытывала таких чувств, — сбивчиво пролепетала Дейзи. — И, может, даже добавила бы, что меня это пугает.

Наступило долгое молчание. Они ничего не замечали вокруг, и только их пальцы сплелись еще крепче. Появившийся официант накрыл стол для основного блюда и долил вина в их бокалы. При его появлении Сет, казалось, смутился, как будто на секунду или две забыл, где находится, и, помедлив мгновение, отпустил ее руку.

Ее покинутая ладонь еще мгновение одиноко лежала на столе, пока Дейзи не спохватилась и не убрала ее на колени. Она была потрясена и сбита с толку. Чтобы скрыть свое состояние, девушка принялась за еду, но без особого энтузиазма.

— Я думал, вы проголодались, — сказал Сет, следя, как она ковыряет кусок мяса.

— Я хотела есть, — ответила Дейзи, совершенно не чувствуя аппетита, — но переоценила свои возможности.

Сет посмотрел на Дейзи с усмешкой и, к ее огромному облегчению, не стал заострять на этом внимание. Казалось, он даже забыл о необходимости притворяться перед Джеймсом и Евой. Некоторое время они сидели молча.

Если бы они на самом деле любили друг друга? Если бы, расплатившись с официантом, они вернулись в гостиницу и он медленно принялся бы снимать с нее одежду? Что бы чувствовала она, лаская его и получая ласки в ответ?

При воспоминании о его поцелуе, губах, прикасавшихся к ее ладони, по коже побежали мурашки. Дейзи бросало то в жар, то в холод.

— Вы будете десерт? — спросил Сет.

— Нет. Спасибо.

— Кофе?

Дейзи отрицательно покачала головой.

— В таком случае, может быть, пойдем?

Все происходило так, как представляла себе Дейзи. Сет оплатил счет, и они направились к выходу. Но они не поедут в отель и не займутся любовью, потому что все происходящее — только спектакль, а им нет нужды играть, когда никто не видит.

— Я возьму такси, — сказала она, как только они вышли.

— Я сам отвезу вас, — резко произнес Сет.

— Лучше я поеду одна, — с едва уловимым отчаянием в голосе сказала она и изо всех сил замахала рукой проезжавшему мимо такси.

Сет раздраженно схватил ее за руку, прежде чем Дейзи успела скользнуть в машину.

— Могли бы полюбезнее попрощаться со мной, — процедил он сквозь зубы.

— С-спокойной ночи, — нервно пробормотала девушка, и Сет притянул ее к себе.

— Вы играете не очень хорошо, Дейзи, — сказал он. — Мы же не станем разочаровывать тех, кто наблюдает за нами из окон? Они ожидают, когда я поцелую вас. И сейчас я это сделаю.

Он обнял девушку за талию, чуть-чуть наклонил к ней голову и поцеловал в губы. Дейзи оказалась бессильной перед волной наслаждения, захлестнувшей ее.

Забыв обо всем, она тихо застонала, инстинктивно обвила его шею руками и только тогда, открыв глаза, увидела, что он улыбается.

Дейзи мгновенно вернулась к реальности и отдернула от него руки, словно обжегшись.

— Я… я должна ехать, — пролепетала девушка, решительно поворачиваясь к машине.

Сет с усмешкой открыл перед ней дверцу автомобиля.

— Спокойной ночи, Дейзи Диар, — сказал он. — Не забудьте, что с завтрашнего дня вы живете у меня.


— Нет, не это. — Сет раздраженным жестом опустил мобильный телефон и указал на другое платье. — Попробуйте желтое, — велел он и снова вернулся к телефонному разговору.

Сжав губы, Дейзи направилась обратно в примерочную. Трудно поверить, что всю прошедшую ночь она старалась справиться с желанием, охватывавшим ее при мысли о его поцелуях.

С самого утра Сет был всем недоволен. Когда Дейзи появилась, преисполненная собственного достоинства, он едва заметил ее приход, занятый диктовкой приказов сверхскрытной Марии. Только кивнул головой в сторону одной из спален:

— Отнесите свои вещи туда.

Таким образом он с ней поздоровался. Позже зашел к ней, потребовал показать привезенные вещи и почти все забраковал.

— Можете все оставить в чемодане, — заявил Сет. — Прежде чем я появлюсь с вами на публике, необходимо подобрать вам новую одежду.

Поэтому теперь они и оказались в дорогом магазине с массой продавцов-консультантов, которые занялись выбором новых платьев для Дейзи. Сет вел деловые переговоры по сотовому телефону, но отрывался от них каждый раз, когда Дейзи выходила из примерочной в очередном наряде, и либо одобрительно кивал — тогда помощницы укладывали платье в растущую гору вещей, либо, наоборот, отвергал, высказывая свои замечания, и возвращался к разговору. Дейзи чувствовала себя манекеном, который одевают и раздевают, не спрашивая, нравится ли ей что-нибудь из этой одежды. Ее синие глаза сверкали, и Дейзи с трудом сдерживала растущее негодование. Это по его прихоти она демонстрировала каждое платье, а он бросал на нее поверхностные взгляды и вновь отдавал поручения кому-то по телефону. «Наверное, человеку на том конце провода так же не сладко, как и мне здесь», — подумала Дейзи, нетерпеливо натягивая желтое платье.

К тому времени, когда Сет объявил, что теперь вещей у нее достаточно, и обратился к продавцу за счетом, Дейзи захлестнуло раздражение, готовое вырваться наружу.

На улице их ждал роскошный лимузин. «Как это похоже на Сета, — с яростью подумала Дейзи. — Он может оставить машину в неположенном месте, может нарушить любые правила!» Пока водитель складывал в машину коробки и свертки, Сет стоял рядом с мрачным выражением лица. Бросив взгляд на часы, он произнес:

— Скорее, мне надо срочно вернуться в отель. Через двадцать минут у меня начнется встреча.

— Я бы хотела пройтись, — упрямо заявила Дейзи, и Сет сердито нахмурился.

— Что значит «пройтись»?

— Ах, вы никогда не пробовали? Это очень легко, нужно только переставлять ноги — одну за другой.

Сет плотно сжал губы.

— Не злите меня, Дейзи. У меня сейчас неподходящее настроение.

— А в каком настроении должна быть я, если меня одевали, выводили и разглядывали, будто корову на рынке! — выпалила она. — Именно поэтому я собираюсь идти до гостиницы пешком.

Сет метнул на нее предостерегающий взгляд.

— Я не собираюсь препираться с вами посреди улицы, — сказал он, понизив голос, чтобы шофер ничего не услышал. — Вы на работе, так что перестаньте кривляться и забирайтесь в машину.

Это было последней каплей. На лице Дейзи появилась опасная улыбка, когда она поднялась на цыпочки, приблизила губы к уху Сета и в выражениях, отнюдь не подобающих леди, сказала, что он может сделать с их соглашением.

— Увидимся в отеле, дорогой, — сладко улыбнувшись, добавила она, отступая назад. — Пока! — развернулась и зашагала по улице. На душе стало легко и весело.

Дейзи была уверена, что Сет не станет рисковать и устраивать сцены на улице, но вот что будет в отеле… «Скверно, — сказала себе Дейзи, — но Сету не мешает понять, что я не стану плясать под его дудку, как остальные!»

Дейзи почувствовала некоторое облегчение, когда, обернувшись, увидела, что лимузин тронулся в противоположном направлении.

— Этот раунд выиграла я, мистер Каррингтон! — удовлетворенно пробормотала Дейзи.

Однако вскоре она поняла, что глупо было выскакивать на улицу без денег. Когда они вышли из отеля, светило солнце, но теперь небо затянулось тучами. Порыв ветра заставил Дейзи поежиться. Ускорив шаг, она направилась вперед, но тут раздался удар грома, по асфальту застучали капли дождя, и Дейзи пустилась бежать.

От ливня девушка укрылась в магазине, где от включенных вентиляторов ей вскоре стало холодно. Почти час добиралась Дейзи под дождем до отеля. Она промокла до нитки, ноги болели, мокрые волосы висели сосульками, а на ресницах дрожали капли воды. Дейзи вошла в холл, вызвала лифт и устало привалилась к стене, стараясь не обращать внимания на любопытные взгляды.

Встреча Сета была в самом разгаре, и гости с изумлением уставились на мокрую девушку, появившуюся в дверях. .

— Уже вернулась, Дейзи? — ласково спросил Сет, хотя в глазах читалось совсем другое. — Хорошо прогулялась?

— Освежающая прогулка, — с вызовом ответила она и быстро прошла в свою комнату, где буквально без сил рухнула на кровать.

Через некоторое время, кое-как придя в себя, Дэйзи переоделась и начала сушить полотенцем волосы. Она слышала, как Сет прощался с гостями, и старалась не нервничать в ожидании неотвратимого скандала.

— Надеюсь, ваше плохое настроение уже прошло? — с вызовом спросил он, стоя в дверном проеме. Дейзи досадовала на свое глупое сердце, начинавшее бешено стучать при каждом его появлении. — Впредь не советую вам вести себя как капризный ребенок.

Дейзи уже жалела о своем поведении, которое и вправду казалось детским, но заявление Сета заставило ее снова вспылить.

— Если бы вы не вели себя как высокомерная и заносчивая свинья… — выпалила она в ответ, так яростно вытирая свои волосы, что они встали дыбом.

— И это в благодарность за купленные наряды? — перебил ее Сет.

— Я отлично себя чувствовала и в старых, — парировала Дейзи. — Лучше я буду выглядеть дешево, как вы это называете, чем снова пройду через этот ад. А если вам нужна кукла, которую вы хотите одевать по своему вкусу и которая будет отвечать: «Да, Сет. Нет, Сет. Вы абсолютно правы, Сет», то позаимствуйте манекен с витрины!

— С манекеном было бы значительно легче, — ответил Сет, и на его скулах заходили желваки.

— Вы готовы покупать всех и вся, — прорычала она, — и, видимо, никогда не слышали, что люди работают лучше, если к ним по-человечески относятся.

— Я не нуждаюсь в ваших наставлениях, как вести себя с работниками, — процедил Сет сквозь зубы. — Меня ни разу не упрекнули в злоупотреблении властью.

— Возможно, оттого, что все боятся сделать это.

Сет был в ярости.

— Очень жаль, что вы не слишком запуганы.

— Я вас не боюсь, — сказала Дейзи, гордо поднимая голову. — Просто не могу терпеть, когда со мной обращаются как с неразумным ребенком, а не как с взрослой женщиной.

— Дейзи, вы же знаете ответ. Если хотите, чтобы с вами обращались как с женщиной, начинайте вести себя соответственно.

Глава ЧЕТВЕРТАЯ


Сет не удосужился спросить, куда она собралась, когда Дейзи направилась к выходу, и только крикнул, чтобы к семи часам она была готова ехать с ним на прием. Большую часть дня Дейзи провела в салоне красоты, где ее внешность настолько изменили, что она сама изумилась своему отражению.

Брови стали выше и тоньше, а огромные синие глаза казались колдовскими, но весь эффект портился оттого, что уголки губ оставались слегка приподнятыми; как ни втягивала она щеки и ни надувала губы, все равно казалось, что она улыбается.

Мастер чуть-чуть подстриг ее волосы, и теперь они имели форму и не смотрелись, будто Дейзи забыла причесаться.

Она рассчитывала поразить Сета своей внешностью, но тот даже не посмотрел на нее. У него проходила очередная деловая встреча, и несколько человек с почтительным видом ожидали, когда он закончит телефонный разговор.

Несколько секунд она изучала его презрительным взглядом, а потом, поняв, что ее приход остался незамеченным, стуча каблуками, прошла к себе в комнату и захлопнула дверь.

Немного позже до нее донеслись приниженные «до свидания». «Может быть, они пятятся задом к выходу и кланяются, — ядовито подумала Дейзи. — Ничего удивительного, что Сет так высокомерен, если они позволяют себя топтать!» Она ожидала, что сейчас он в ярости ворвется в комнату, но, вопреки ее ожиданиям, Сет постучал в дверь и напомнил, что через полчаса они должны выезжать.

— Выйдете, когда будете готовы, — добавил он и отошел, оставив девушку в еще большем раздражении, чем раньше.

Дейзи с недовольным видом натянула выбранное Сетом красивое желтое платье простого покроя, без рукавов и с глубоким вырезом, добавив к нему несколько тонких браслетов.

Ровно через тридцать минут она вышла из своей комнаты. Сет сидел на краю дивана и просматривал какие-то бумаги.

Пребывая весь день в скверном расположении духа, Дейзи теперь разрывалась между искушением высказать Сету все, что она о нем думает, и жгучим желанием доказать, что она может быть такой же ослепительной и женственной, как Астра Бентинджер. Она в нерешительности смотрела на человека, одетого просто, но выглядевшего идеально.

Сет поднял голову от документов и остановил взгляд на стройной фигуре Дейзи. Желтый цвет был ей к лицу, а в сочетании с уложенными волосами и правильным макияжем делал ее яркой и очень привлекательной.

Бросив бумаги на столик, Сет медленно поднялся.

— Так-так! — с видимым удовольствием сказал он и направился к Дейзи.

На нем был великолепно сшитый серый костюм. Выглядел Сет удивительно ласковым. Когда он не хмурился и не принимал этот отвратительно высокомерный вид, то становился необычайно привлекательным мужчиной. Дейзи почувствовала, как ее воинственный пыл уходит и остается лишь растерянность. Сет остановился перед ней.

— Теперь вы довольны, я не выгляжу школьницей? — Голос Дейзи звучал не так твердо, как ей хотелось.

Сет окинул ее холодным взглядом.

— Безусловно, изменения к лучшему налицо, — признал он, и его губы тронула улыбка. — Но не совсем то…

Дейзи сердито проговорила:

— А теперь что не так?

Сет взял ее за запястье и провел ладонью по ее руке до самого плеча.

— Дело в вашем выражении лица, — объяснил он.

— А что с ним? — Дейзи старалась унять дрожь, возникшую от прикосновения Сета.

— Вы не выглядите как женщина, собирающаяся провести вечер с любовником.

— Не волнуйтесь, как только мы выйдем на улицу, я начну улыбаться. Какой толк, если я буду стоять здесь с дурацкой улыбкой на лице?

Сет принялся поглаживать внутреннюю сторону ее запястья.

— Я не заставляю вас улыбаться, — мягко сказал он.

— А что же тогда? — Дейзи хотела задать вопрос резко, но не получилось.

— Я хочу, чтобы вы выглядели так, словно мы только что выбрались из постели и сгораем от желания туда вернуться.

Щеки девушки запылали.

— А как я должна это показать?

Его руки скользнули по ее плечам и погладили шею.

— Вам следовало бы использовать свои актерские способности, — посоветовал он. — Я практически не видел их применения.

— Я начну играть свою роль, когда мы окажемся на публике, — заверила его Дейзи.

— Думаю, я мог бы дать вам несколько указаний… вот так, например.

В следующий момент его губы накрыли ее рот, и сопротивление Дейзи было смыто волной предательского наслаждения. Эти губы были теплыми, надежными, знакомыми. Девушка попыталась воспротивиться своим чувствам, но ничто не могло остановить пронизывающее желание, электрическим током пробежавшее между ними, прогоняющее прочь злость и противоречия, разжигающее нечто глубокое, восхитительное и гораздо более опасное.

Сет обхватил руками ее затылок, путаясь пальцами в волнистых волосах и притягивая ее к себе. Дейзи инстинктивно прижалась к нему, руки оказались под его пиджаком и ощутили под рубашкой твердые мускулы. Губы Сета завладели ее губами, руки медленно заскользили по ее телу, а его собственное тело напряглось под ее ладонями. Единственное, что сейчас имело значение для Дейзи, — это возрастающее наслаждение и нелепое, неизвестно откуда взявшееся чувство, что, пока руки Сета обнимают ее, она в полной безопасности.

Желтое платье собралось складками там, где руки Сета исследовали ее стройные бедра с возрастающим напором, а из горла Дейзи вырвался глухой звук, когда его губы медленно, страстно заскользили от ее рта к уху и коснулись чувственной мочки.

— Теперь понятнее, Дейзи Диар?


Его слова с трудом доходили до нее. Одурманенная наслаждением и потерявшая способность соображать, девушка только удивленно моргала, когда Сет отстранил ее от себя.

— Понятнее?

Он отпустил ее с явной неохотой.

— Я пытался показать вам, как ведет себя влюбленная женщина, но вижу, что вы и без моих объяснений отлично можете справиться.

Дейзи открыла рот, чтобы что-то ответить, но не смогла найти ни-единого слова и закрыла рот. Ее глаза стали огромными и темными, словно ночное небо.

— Н-не пора ли ехать? — наконец выдавила она.

— Думаю, сначала вам не помешает подкрасить губы.

Руки Дейзи так дрожали, что ей пришлось успокоиться, прежде чем начать красить губы. Она сгорала от стыда при мысли, что так охотно отвечала Сету каждый раз, когда он ее касался, но гораздо хуже было болезненное чувство неудовлетворенного желания. Она негодовала на Сета, который так спокойно стоял и разговаривал с ней, словно даже не заметил бешеного вихря страстей, пронесшегося между ними. Негодовала на себя за желание, чтобы Сет сейчас обнял ее, заставляя реальность снова исчезнуть под неистовой волной страсти.


Для Дейзи прием прошел как в тумане. Позже она узнала, что весь сбор от него перечислен на благотворительные цели, но тогда ей казалось совершенно нелепым, что так много известных людей собирается вместе лишь затем, чтобы просто о чем-то поговорить. Прием проходил в одном из известнейших ювелирных салонов, и все ходили вокруг стеклянных колпаков, под которыми лежали восхитительные драгоценности. Дейзи смотрела на украшения и старалась не думать о Сете, который то касался ее локтя, то обнимал за талию.

Он играл гораздо лучше, чем она. Как только они вышли из машины, Дейзи изобразила на лице сияющую улыбку, но от неуверенности в себе ее движения были резкими.

Сет же, напротив, вел себя очень спокойно. «Ему не надо играть, он живет своей жизнью», — напомнила себе Дейзи.

Глядя на Сета, девушка попыталась представить его богатым, обаятельным и влиятельным бизнесменом, но видела в нем только мужчину, от прикосновений которого таяла как воск.

Мужчину, чьи руки были теплыми и нежными.

Мужчину, с которым она останется наедине этой ночью.

Дейзи допила свое шампанское и с благодарностью позволила снова наполнить бокал. Пора бы ей собраться. Сколько раз она твердила себе, что в этой игре ей отведена роль спутницы, и если она не сделает над собой должного усилия, то все потеряет.

Следующий бокал шампанского придал ей уверенности. Дейзи видела обращенные к ней завистливые взгляды людей, недоумевавших, как ей удалось подцепить Сета Каррингтона.

— Как вы познакомились? — спросила ее, не скрывая своего удивления, женщина, которую Сет представил как Франциску. У нее были крашеные белые волосы, зачесанные назад, голос, от которого у Дейзи заныли зубы, и самодовольные манеры, как и у всех остальных на этом приеме. Она поцеловала Сета слишком тепло, по мнению Дейзи.

— Мы познакомились у него на работе, — ответила Дейзи, прежде чем Сет успел открыть рот. Она ослепительно улыбнулась и прильнула к Сету. — Это была любовь с первого взгляда, не правда ли, дорогой?

Его рука крепче обхватила ее талию.

— Для меня — несомненно, — подтвердил он, и Дейзи с удовольствием увидела, как сникла Франциска.

— Это и вправду для вас большая честь, — не скрывая злости, обратилась она к Дейзи. — У Сета было столько подруг, что мы потеряли им счет уже много лет назад, но ни одну он не удостоил словами любви. — Она бросила на Сета обвиняющий взгляд. — Ты ведь всегда заявлял, что слово «любовь» в твой словарь не входит!

— Я узнал его, только когда встретил Дейзи, — ответил он, привлекая девушку ближе к себе.

На несколько секунд Дейзи расслабилась и представила, что это правда. Рука Сета твердо держала ее за талию, и в близости его сильного тела было что-то необыкновенно успокаивающее. Если бы он действительно любил ее, а не Астру Бентинджер…

При воспоминании об Астре Дейзи отстранилась от Сета. Увидев устремившегося к ним Джеймса Джиффорд-Голда, Дейзи повеселела и поприветствовала его, тем самым разозлив Сета.

Голубые распутные глаза Джеймса оценивающе скользнули по ней.

— Восхитительно выглядишь, — сказал он Дейзи. — Просто хочется тебя съесть!

— А где Ева? — ехидно спросил Сет.

— Надо полагать, с мужем, — беспечно ответил Джеймс. — В любом случае я ей больше не интересен, поскольку весь вечер говорил только о тебе, — обратился он снова к Дейзи. — Ева сказала, что чуть не умерла от скуки.

Выпитое шампанское уже начало кружить Дейзи голову. Появилась возможность показать Сету, что некоторые мужчины способны обращаться с ней как с женщиной! Подстегиваемая выпитым вином и неприкрытым восхищением Джеймса, она принялась флиртовать с ним, одновременно наблюдая за Сетом.

Прошло немного времени, и вокруг Дейзи собралась целая группа восхищенных мужчин. Сет вел себя снисходительно, но в его глазах непрерывно светился предостерегающий огонек, который Дейзи упорно игнорировала.

Когда они и еще несколько человек отправились ужинать в ресторан, Дейзи очень развеселилась. Джеймс последовал за ними.

— Ради Бога, перестань делать из себя посмешище, — прошипел ей в ухо Сет, когда они усаживались за столик, но Дейзи снова засмеялась. Джеймс устроился с другой стороны от нее, намереваясь полностью завладеть вниманием девушки.

Дейзи чувствовала возрастающее недовольство Сета, но мысль о предстоящей ночи наедине с ним заставляла ее нервничать и снова отчаянно флиртовать.

Когда Джеймс предложил после ужина пойти в клуб, она с восторгом подхватила:

— Да, да, давайте! Я люблю танцевать!

В клубе царил полумрак, было много народу и громко играла музыка. Дейзи танцевала с Джеймсом, но, увидев, что Сет направляется танцевать с другой девушкой, задрожала от гнева. Улыбнувшись Джеймсу ослепительной улыбкой, она теснее прижалась к нему.

— Дейзи, ты такая сладкая, — ворковал он. — Сет тебя не стоит. Почему бы тебе сегодня не вернуться домой со мной, а не с ним?

— Хмм? — ответила она, стараясь не выпускать из виду Сета и его партнершу.

Не получив вразумительного ответа, Джеймс продолжал убеждать Дейзи бросить Сета. Девушка чувствовала, что слишком многое позволила ему, и теперь не знала, как отказать. Она попыталась отстраниться от него, но его руки сжимались вокруг нее все сильнее. Дейзи почувствовала огромное облегчение, когда рядом внезапно возник Сет.

— Думаю, мне пора забрать у вас мою даму.

На его лице было такое выражение, что Джеймс мгновенно отпустил Дейзи. Бормоча что-то невнятное, он исчез в толпе танцующих, оставив Сета и Дейзи наедине. Со стороны могло показаться, что Сету не терпится заключить ее в объятия, но голос его был ледяным.

— Мы станцуем один танец, прежде чем уйти, — сказал он. — Ведите себя как следует.

Несмотря на суровые слова Сета, его руки сохраняли свою притягательную силу. Превозмогая смертельную усталость и головную боль, Дейзи, легонько вздохнув, прильнула к нему, обвивая руками его шею, а лицом прижимаясь к груди. Сет опустил голову на ее волосы и притянул девушку к себе. Напряжение, державшее Дейзи весь вечер, начало медленно спадать.

Она едва не заснула, когда Сет отстранил ее от себя.

— Хватит, хватит, — грубо произнес он и потащил Дейзи к выходу. — Надеюсь, они подумают, что нам не терпится добраться до кровати, и не удивятся, что мы не попрощались.

На свежем воздухе Дейзи стало еще хуже, и она была рада опуститься на сиденье ожидавшего их лимузина. Конечно, пешая прогулка освежила бы ее… Девушка склонила голову к плечу Сета, но тут же была отстранена его рукой. «Он почему-то невероятно зол», — подумала Дейзи, но поняла, до какой степени он зол, только в отеле, когда Сет вытащил ее из лифта, вошел с ней в номер и с грохотом захлопнул дверь, отчего девушка мгновенно пришла в себя.

Подойдя к столу, Сет достал чековую книжку и резким движением раскрыл ее, — Сколько я вам должен за двадцать четыре часа работы? — резко спросил он.

Хотя Дейзи и пришла в себя, но в голове шумело, и ей пришлось ухватиться за спинку стула, чтобы не упасть.

— Должны? — переспросила она. — Что вы хотите сказать?

— Что пора с этим кончать, — ответил Сет. Потрясенная, девушка уставилась на него.

— Вы не можете этого сделать!

— Еще как могу, — сурово сказал он. — Радуйтесь, я собираюсь вам заплатить даже после того, что вы вытворяли этим вечером! Черт возьми, вы же актриса. Конечно, если ничего лучшего, чем напиться и заигрывать с Джеймсом Джиффорд-Голдом, вы не можете, неудивительно, что вам не предлагают стоящих ролей!

От его тона Дейзи затрясло.

— Я нервничала, — попыталась она оправдаться.

— Нервничали? — прорычал он. — Нервничали? Да я в жизни не видел более спокойного поведения, чем ваше! За это стоило бы заплатить отдельно!

— Я думала, вы хотите, чтобы я была любезна с вашими друзьями, — еле слышно прошептала Дейзи.

— Если вы думали, что я хочу, чтобы вы весь вечер танцевали с другим мужчиной, то вы намного глупее, чем я полагал, — изрыгая злобу, сказал Сет, отчего Дейзи совсем сникла.

— Я… я не… — пролепетала она. Ну зачем, зачем она выпила столько шампанского?

— Я с самого начала знал, что вы не годитесь, — с яростью продолжал он, поскольку Дейзи замолчала. — Вы выглядите не как надо, одеваетесь не как надо и абсолютно не знаете, как надо себя вести.

— А как же наш договор? — холодея, пробормотала девушка.

— Поскольку вы не выполнили ни одного пункта из этого договора, то, думаю, не может быть и речи о его сохранении. Я просил вас делать только то, что скажу, но и с этим вы не справились. Больше я терпеть не намерен.

Дейзи все еще держалась за спинку стула.

— Но вы же сказали всем, что влюблены в меня, — в отчаянии произнесла она. — Что они подумают, если я исчезну?

Сет пожал плечами.

— Я скажу, что вы оказались не лучше других, — равнодушно бросил он. — И это будет правдой; по крайней мере те, кто видел вас с Джеймсом, не станут сомневаться.

— А Астра? — Дейзи, словно утопающий, хваталась за соломинку. — Если вы откажетесь от меня, у вас не будет прикрытия.

— Найду еще кого-нибудь. Но сначала удостоверюсь, что девушка не станет спорить! — Он вырвал чек из книжки и бросил ей через стол. — Вот ваша оплата. — Захлопнув книжку, он швырнул ее в ящик стола и со стуком закрыл его. — Можете остаться здесь на ночь, — сказал он, выказывая явное нежелание идти на эту уступку, — но утром чтобы вас тут не было.

Что она натворила! Ошеломленная столь неожиданным поворотом судьбу, Дейзи понимала, что единственный шанс разыскать Тома ускользает из-под носа. Этого нельзя допустить! Она опустила руки и посмотрела на Сета в упор.

— Нет, — твердо сказала она.

— Что значит «нет»? — угрожающе переспросил он.

— Я никуда отсюда не уберусь. У нас договор.

— Который вы не выполнили.

— Я убедила всех, что я ваша невеста. Вы хотели, и я сделала это.

— Если кто-то и поверил, что мы вместе, то к концу вечера понял, что ошибся, — резко ответил Сет. — Что еще, по-вашему, можно подумать, глядя, как вы кокетничаете с Джеймсом Джиффорд-Голдом?

— Можно подумать, что я хочу заставить вас ревновать, потому что вы весь вечер не обращали на меня внимание.

— Я весь вечер был с вами рядом, — возразил он.

— Да, но и слепому видно, что я вас не интересую, — резко ответила Дейзи. — Любая девушка повела бы себя с Джеймсом точно так же, если бы вы обращались с ней, как со мной.

— Я не намерен с вами спорить, — сквозь зубы процедил он. — Наш договор расторгнут. Завтра вы уезжаете.

— Если вы меня выгоните, я направлюсь прямо к Джеймсу Джиффорд-Голду и расскажу ему о вас и Астре, — отчеканила она. — И если он действительно сплетник, как вы утверждаете, эта история появится во всех газетах прежде, чем вы успеете найти другую «ширму».

Наступила мучительная пауза. Сет не двигался, в его фигуре было что-то угрожающее, а от выражения глаз сердце Дейзи затрепетало.

— Это шантаж.

— Я… я знаю.

— Шантаж — игра опасная, — тихим и спокойным голосом продолжал он. — Очень опасная.

Дейзи прикусила губу.

— Я хочу возобновить наш договор, чтобы вместе с вами поехать на Карибское море. Я очень буду стараться и не буду спорить. Даже если кто-то и заподозрил сегодня вечером неладное, мы всегда сможем объяснить, что поссорились, а потом помирились, — умоляюще предложила она. — Пожалуйста…

— Обычно шантажисты не говорят «пожалуйста», — иронически усмехнулся Сет. — Не верится мне, что вы сможете это сделать.

— Смогу, — быстро ответила Дейзи. Она храбро встретила тяжелый взгляд серых глаз, хотя в душе вся дрожала. — Проверьте!

Они пристально смотрели друг на друга через стол. У Дейзи дрожали ноги, но она продолжала высоко держать голову, стараясь поглубже спрятать страх. Ей совсем не хотелось его шантажировать, но ради Тома и Джима придется сделать это.

Первым прервал тишину Сет. Он подошел и жесткой рукой взял Дейзи за подбородок.

— Хорошо, мы договоримся так: даю вам завтрашний день, чтобы доказать, что вы способны вести себя как настоящая невеста. Один промах — и вы уволены. Вам понятно?

Дейзи кивнула, и он отпустил ее подбородок. Она демонстративно потерла кожу там, где он касался ее.

Голос Сета был таким же неумолимым, как и глаза:

— На этот раз вам удалось выкрутиться, но если вы снова меня выведете из себя, то обещаю, вы пожалеете. Если хотите с кем-то флиртовать, то советую делать это со мной!


Когда Дейзи проснулась, во рту у нее было сухо, голова раскалывалась от боли, и чувствовала она себя отвратительно. При воспоминании о прошлом вечере ей стало еще хуже. Пульсирующая боль в голове перешла в глухую.

Что она вчера делала?

Душ немного взбодрил ее. Скоро предстоит увидеться с Сетом. Не зная, что надеть, Дейзи завернулась в большой махровый халат и осторожно открыла дверь своей спальни.

Сет был одет. Он сидел за столом, пил кофе и читал «Файнэншл тайме», но, услышав звук открывающейся двери, отложил газету и посмотрел на Дейзи. Ее волосы были влажными после душа, и без вчерашнего макияжа она выглядела бледной, слабой и совсем юной.

Девушка прислонилась к двери спальни, держась за голову.

— Хотите позавтракать?

От одной мысли о еде Дейзи стало плохо.

— Я хочу умереть, — откровенно призналась девушка, и в серых глазах Сета вспыхнуло веселье.

— Будет лучше, если вы что-нибудь съедите или хотя бы выпьете кофе!

— Немного чаю я бы выпила, — ответила она, медленно подходя к столу. — Что было прошлым вечером?

Тем временем Сет заказал в номер чай для Дейзи и налил себе еще кофе.

— А вы не помните?

— Отрывками.

— Вы вели себя ужасно.

— Что я делала?

— Практически то, чего не следовало бы делать. Вы совершенно не обращали внимания на меня, зато флиртовали со всеми остальными, потом разыграли чудесное представление с Джеймсом Джиффорд-Голдом, а закончили вечер шантажом.

— Шантажом? — испуганно переспросила Дейзи.

— Я собирался вас выгнать, но вы сказали, что тогда все узнают о нашем договоре.

— М-мне очень жаль, — пробормотала она. — Что на меня нашло?

— Много выпитого шампанского, надо думать.

Официант принес чай для Дейзи. Сет дождался его ухода и только потом повернулся к девушке, неуверенными движениями наливавшей чай.

— Могу я считать, что этот шантаж не входил в хорошо продуманный план?

— Конечно! — воскликнула Дейзи.

— Но вы говорили очень убедительно, — заметил он.

— Я не хотела терять работу, — пробормотала девушка, насыпая в чашку сахар и осторожно размешивая его.

Сет смотрел на нее слегка нахмурясь.

— Вы неплохо потрудились прошлым вечером.

Дейзи вскинула голову. На бледном лице ее глаза стали еще больше.

— В-вы хотите, чтобы я ушла? Немного помолчав, он ответил:

— Мы пришли к компромиссу. У вас есть сегодняшний день, чтобы доказать мне свою необходимость.

Дейзи улыбнулась.

— Спасибо!

— Но вы должны вести себя как подобает, — предупредил Сет.

— Буду, — с жаром пообещала девушка. — Никто даже не усомнится, что я в вас сильно влюблена.

Сет усмехнулся и снова взял в руки газету.

— Сложновато будет выглядеть сильно влюбленной после такого похмелья, — произнес он. — Лучше пока вернитесь в постель.

Глава ПЯТАЯ


Проснувшись снова через пару часов, Дейзи почувствовала; себя намного лучше. Похмелье еще не прошло, но головная боль утихла.

Неужели она действительно осмелилась шантажировать Сета? Девушка вздрогнула. Хорошо, что он не вышвырнул ее вон! «С этого момента буду в точности исполнять все указания Сета, — пообещала себе Дейзи, надевая узкие брюки, мягкую рубашку и жилет — вещи, купленные Сетом накануне. — Пришло время доказать, что я стою этой работы».

Когда она вошла в комнату, где Сет беседовал с полным мужчиной, они оба поднялись.

— Тебе лучше? — без особого выражения спросил Сет.

— Намного, спасибо, — сказала она, приветливо улыбаясь, и, вспомнив о принятом решении, приподнялась на цыпочки и поцеловала его в щеку.

Она почувствовала, как он замер от удивления, но тут же справился с собой и обнял Дейзи за плечи.

— Дорогая, это Генри Хантингтон, — сказал он и представил ее своему гостю.

У Генри были живые блестящие глаза. Дейзи решила, что он довольно симпатичный.

— Вы были больны? — с беспокойством спросил он.

— Я сама во всем виновата, — честно ответила Дейзи, — потому что прошлым вечером не слушалась Сета! — Может, лучше было притвориться больной? Вряд ли Сету понравится, если станет известно, что его девушка напилась, но, взглянув в его сторону, она с облегчением увидела, что он улыбается, несмотря на попытку выглядеть недовольным.

Генри отнесся к ней очень доброжелательно.

— До нас дошел слух, что у Сета появилась очаровательная подруга, — сияя, произнес он. — Джонни покорен вами! Он сказал, что общаться с девушкой, которая умеет развлекаться, — истинное удовольствие. Большинство женщин нашего круга настолько поглощены своими нарядами и украшениями, что о другом и говорить не могут. Джонни сказал, что с вами ему было намного веселей.

— Этим утром ей было не до веселья, — сухо ответил Сет, но еще крепче обнял ее за талию.

— По-моему, я просто опозорилась, — вставила Дейзи, недоумевая, кто такой Джонни и как ей удалось произвести на него столь яркое впечатление.

Генри рассмеялся.

— Не стоит так волноваться. Никто раньше не видел Сета влюбленным. Я и сам не верил, но, как только увидел вас, понял, что это возможно. Теперь все только и говорят о вас — его невесте.

— Правда? — Сказав это, Дейзи осознала, что не следует так откровенно удивляться, но Генри не заметил ее оплошность.

— Да, все в один голос утверждают, что он весь вечер глаз с вас не сводил.

— Я наблюдал, чтобы поймать ее прежде, чем она свалится под стол, — ответил Сет, и все засмеялись, хотя Дейзи смеялась не так искренне, как Генри. Она-то знала, что Сет нашел свою невесту, но это не она, а Астра, а прошлый вечер показал, что он гораздо лучший актер, чем она.

— Вы говорили о делах? — спросила она. — Я не помешала?

— Конечно, нет, — вежливо ответил Генри, и Сет усадил Дейзи в кресло.

— Генри и Элизабет попросили нас погостить у них в эти выходные, — проворковал он, усаживаясь на подлокотник ее кресла так, что мог перебирать пальцами ее волосы и поглаживать шею. — У них в Глостершире есть чудесный старинный дом.

— У нас будет вечеринка, — продолжил Генри. — В субботу вечером пройдет благотворительный бал. Обещаем веселье. Соглашайтесь.

Он посмотрел на Дейзи, которая неуверенно взглянула на Сета.

— Звучит заманчиво, — сказала она, не зная, принимать ли приглашение. — У нас запланировано что-нибудь на эти выходные?

— Ничего. Спасибо, Генри. Мы с удовольствием приедем, — ответил Сет.

Генри пробыл еще около получаса. Дейзи изо всех сил старалась соответствовать блестящей характеристике, данной ей неизвестным Джонни, но пальцы Сета, ласкающие ее шею, не позволяли сосредоточиться. Они были теплыми, сильными и от них по всему телу импульсами распространялись сладкие волны наслаждения. «Это просто показательное выступление для Генри», — твердила себе Дейзи, но, когда гость собрался уходить, ей показалось, что Сет с неохотой отпустил ее и встал.


Весь день она вела себя безупречно. Вскоре после ухода Генри пришла Мария, и они с Сетом принялись разбирать огромную гору корреспонденции.

— Не возражаете, если я позвоню? — спросила Дейзи, чувствуя себя неловко оттого, что они работают, а она бездельничает.

— Конечно, нет. Вы слишком послушны, Дейзи, или до сих пор не пришли в себя от вчерашнего?

— Я думала, вы хотите от меня покорности.

— Да, но неужели для этого каждый, вечер придется вливать в вас бутылок по пять шампанского?

— С этого дня я ничего крепче минеральной воды не пью, — с чувством сказала Дейзи, а Сет ослепительно улыбнулся.

— Я поверю в это, только когда увижу сам!

Дейзи ретировалась в свою комнату и присела, вся дрожа, на кровать. Нет, нельзя таять от каждой его улыбки! Следует помнить, что она всего лишь прикрытие и что так же он будет улыбаться Астре.


Она позвонила в цветочный магазин.

— Ты уверена, что все в порядке? — с тревогой спросила мать.

— В порядке, мама, честное слово.

— Лиза принесла газету с твоей фотографией. Ты так изменилась, что я едва узнала тебя! А этот человек, Сет Каррингтон, выглядел абсолютно влюбленным! Ты уверена, что он не… не воспользуется?..

Дейзи улыбнулась старомодным взглядам матери.

— Я же сказала, что вообще его не интересую, — ответила Дейзи и резче добавила: — Это все просто игра.

— Должно быть, он отличный актер.

— Да, так и есть. Как Джим? — поспешила она переменить тему.

— Намного лучше, — голос матери смягчился. — Меня беспокоит твой договор с этим человеком, Дейзи, но должна признать, что Джиму стало несравненно лучше, когда он узнал, что ты собираешься отправиться на поиски Тома.

С чувством исполненного долга девушка повесила трубку. Если состояние Джима улучшилось, значит, их с Сетом спектакль себя оправдал. «Но это всего лишь спектакль, — напомнила она себе. — И лучше поостеречься привыкать к роскошной жизни или к улыбкам и близости Сета».

Дейзи вела себя так смирно, что Сет, недоверчиво поглядывая на нее, наконец спросил, все ли в порядке.

— Да, — ответила она, листая журнал. Сет нахмурился.

— Я пригласил к нам на сегодняшний вечер пару знакомых, но, если вы себя плохо чувствуете, я отменю приглашение.

Подобное поведение не было свойственно Сету, и Дейзи показалось, что он сам удивлен этим не меньше ее.

— Со мной действительно все в порядке.

Намерение Сета пригласить пару знакомых превратилось в приглашение по меньшей мере десятерых. Дейзи надела шелковые брюки и топ без рукавов такого же цвета с вышитым на нем мандарином. Сет, казалось, совсем не обращал внимания на ее старания разнообразить одежду, но было ясно, что ему лучше, чем ей, известно, что следует носить.

Девушка старалась держаться скромно около Сета, но гости горели желанием получить хоть какую-нибудь информацию об их отношениях.

К удивлению Дейзи никто даже не засомневался, что они с Сетом — идеальная пара.

— Совсем не удивительно, что он влюбился именно в вас, — доверительно сообщила ей немолодая женщина по имени Виктория. — У него всегда были неотразимые спутницы, но любовью там и не пахло. Вы — совсем другое.

— Да, действительно, никто никогда не называл меня неотразимой, — печально подтвердила Дейзи.

— Нет, не это необходимо Сету. Ему достаточно собственного лоска. Ему нужна любящая и нежная женщина. — Виктория задумчиво посмотрела на Сета, потом снова на Дейзи. — У него было немало любовниц, но вряд ли кто-то его любил… Вы можете все изменить.

Дейзи почувствовала, как на глаза наворачиваются глупые слезы. Ради Бога, что с ней творится? Астра Бентинджер наверняка в любви так же хороша, как и во всем другом, а Сету прежде всего нужно именно это.

— Я постараюсь, — ответила она, прекрасно понимая, что у нее никогда не будет возможности полюбить Сета так, как ему необходимо. «Это всего лишь спектакль, — еле слышно пробормотала она, взяла Сета под руку и положила голову ему на плечо. — Просто спектакль».

Весь вечер Дейзи пила только минеральную воду, но иногда задавалась вопросом, не выпить ли ей все-таки немного вина, чтобы взбодриться. Все вокруг были весьма оживленными.

— Как насчет ужина? — предложил один из гостей. — Можно посетить тот новый ресторанчик в Челси, о котором все говорят. Что скажешь, Сет?

Сет посмотрел на Дейзи, сидевшую рядом с ним на диване. Она старалась улыбаться, но в ее синих глазах отражалась усталость.

— Дейзи устала, — ответил он. — Думаю, мы проведем ночь спокойно.

Женщины посмотрели на Дейзи с завистью, а мужчины — с пониманием, и она невольно поежилась.

— Я бы с удовольствием куда-нибудь поехала, — смутившись, проговорила она.

— Не стоит. Отлично видно, что Сету не терпится остаться с вами наедине! — весело сказал мужчина, сидевший рядом с ней.

Наконец все разъехались. Сет захлопнул за ними дверь и обернулся к Дейзи. Весь вечер с нетерпением ожидая, когда уйдут гости, она вдруг остро ощутила наступившую тишину.

— Кажется, все прошло хорошо, правда?

— Да. — Он выглядел весьма озабоченным, и Дейзи, чтобы не стоять посреди комнаты, снова села на диван.

— Почему вы не захотели куда-нибудь поехать на ужин? Я думаю, нам стоит показываться вместе.

— В этом нет необходимости, — сказал Сет. — Те, кто сегодня был здесь, разнесут всем остальным, что я не мог дождаться момента, когда заключу вас в объятия. Они уверены, что мы уже в постели.

Дейзи почувствовала горячую волну, прошедшую по всему телу, у нее перехватило дыхание от возникшей в ее мозгу картины: Сет раздевает ее, кладет на широкую кровать и заключает в объятия. Все это представилось настолько ясно, что Дейзи готова была поверить, что сейчас Сет улыбнется, протянет к ней руки и скажет, что не мог дождаться этой счастливой минуты.

Но он не улыбнулся, а все так же стоял у двери и с непонятным выражением лица смотрел на нее.

— Так чем нам заняться? Учитывая, что в постель мы не собираемся? — спросила Дейзи холодно.

— Мы можем поужинать, — ответил Сет, поднимая телефонную трубку. — Нет смысла голодать, чтобы убедить всех в своей любви.

Заказанный ужин официанты доставили в номер, накрыли на стол и тут же молча удалились, оставив их наедине. Дейзи старалась непринужденно болтать, но, сев за стол, умолкла. При свете одной лампы и двух мерцающих свечей они оказались в слишком интимной обстановке. Сет сидел так близко, что можно было его коснуться. Блики от свечей падали на его лицо, смягчая резкие черты, но его мысли по-прежнему были недоступны Дейзи. Он смотрел на нее поверх бокала и улыбался.

Девушку охватила постепенно усиливающаяся дрожь, и вскоре она почувствовала, что вся трепещет. Наверное, усталость и его объятия привели к тому, что теперь она чувствовала себя совершенно беззащитной близ его сильного тела, к которому невозможно было прижаться.

Ужин закончился, и официанты пришли, чтобы забрать грязную посуду и оставить на столике кофе. Дейзи не хотелось кофе, но она налила себе чашку. По крайней мере руки будут заняты. Дейзи нервничала, наблюдая, как спокойно Сет сидит и пьет кофе, в то время как она, устроившись на краешке кресла, потягивала кофе, не чувствуя вкуса. «Пожалуй, притворяться гораздо легче», — наконец решила Дейзи.

— Что же, я… я думаю, мне пора идти спать, — выдавила она и со звоном поставила чашку на блюдце.

Сет поднялся.

— Уже? — спросил он. — Еще рано.

— Прошлой ночью я не очень-то много спала.

— Да уж, это точно. — Его лицо по-прежнему ничего не выражало, но в голосе звучало скрытое веселье. — Прошлой ночью в это время вы только начали!

Дейзи вздохнула.

— Простите меня за вчерашний вечер, — неуверенно сказала она, — но сегодня ведь я вела себя лучше?

Сет посмотрел на нее.

— Вы вели себя отлично, — медленно проговорил он, словно только что осознал это.

— Значит, мы можем не расторгать наш договор? — спросила она, стараясь говорить спокойно, но тело ее трепетало.

— Если вы этого хотите, — ответил Сет. Он не спеша взял ее руки в свои и привлек девушку к себе. — Мы можем внести в него одну-две поправки. — Его голос был теплым, глубоким и обволакивающим, словно пелена. — Что вы думаете?

Дейзи подняла на него глаза, мучаясь от ужасного искушения и понимая, что, стоит ей улыбнуться, он поцелует ее и тогда она пропала. Желание, с которым она боролась весь вечер, разбило ее оборонные укрепления и уничтожило рассуждения, что следует быть холодной, трезво мыслящей и относиться ко всему как к работе.

Она колебалась слишком долго. В следующий момент волшебную атмосферу разорвал телефонный звонок. Сет пробормотал проклятие, но выпустил из объятий девушку и поднял трубку. А Дейзи стояла там, где ее оставили, и не могла решить, чувствовать ли ей облегчение или глубокое разочарование.

— Да! — произнес он с нескрываемым раздражением, но мгновенно изменил тон: — Астра! Я не ожидал, что ты позвонишь сегодня. — Помолчав немного, он повернулся к девушке спиной. — Конечно, я очень рад тебя слышать, дорогая, — сказал он тише.

Дейзи прошла в свою комнату и захлопнула дверь — негромко, но так, чтобы он понял, что его разговор не подслушивают.

Астра! Как она могла забыть о ней! Дейзи опустилась на край кровати и тупо уставилась в cтену. Трудно поверить, что она знакома с Сетом всего два дня. Ей уже казалось совершенно естественным быть рядом с ним, ведь она ни разу не почувствовала себя ненужной, даже когда он был недоволен.

Синие глаза Дейзи затуманились при воспоминании о его взгляде перед этим звонком. Что бы произошло, если бы она не заколебалась? Поцеловал бы он ее? Предоставил бы телефону звонить, а сам повлек бы ее в комнату, на широкую кровать?

При этой мысли сердце сжалось, и Дейзи резко встала. Она должна радоваться, что телефон зазвонил вовремя. Ни в коем случае нельзя связывать себя с Сетом Каррингтоном. Они из разных миров. Может быть, он провел бы с ней ночь или две, потому что она рядом, потому что доступна, но нужна ему Астра. Лучше об этом никогда не забывать.

Разве Астра даст ему «немного тепла и любви»? Дейзи припомнила все, что знала об Астре Бентинджер из газет, и усомнилась в этом.

«Но это не моя проблема, — горячо заверила она себя, собираясь ложиться в постель. — У меня достаточно проблем с Томом и Джимом. Сет Каррингтон вполне способен позаботиться о себе и едва ли станет благодарить меня за безрассудную влюбленность».

Нет, она не станет совершать подобную глупость. Конечно, не станет.

На следующее утро Дейзи проснулась с твердым намерением быть вежливой и недоступной. Этим она хотела показать Сету, что и не думала целоваться с ним прошлым вечером. С утра Сет был в плохом настроении. Казалось, ему совершенно неважно, как она себя ведет. Ее попытки завязать разговор не удались, и она замолчала, пытаясь изобразить благородное негодование.

— Вы ждете сегодня гостей? — холодно спросила она после того, как убрали завтрак.

Сет посмотрел на нее, недовольно сдвинув брови.

— А что?

— Я хотела узнать, придется ли мне сегодня целый день торчать в номере или можно будет выйти?

— Вы не в тюрьме! — резко ответил Сет.

— Иногда мне так кажется, — пробормотала Дейзи.

— Сегодня у меня назначено несколько деловых встреч. А куда вы собираетесь? — неожиданно спросил он. — Надеюсь, не Роберта навестить?

— А почему это вас волнует?

Сет собрал все бумаги и положил в кейс.

— Потому, что кто-нибудь сможет вас узнать, — с подчеркнутым терпением объяснил Сет. — Мне кажется, это и так понятно!

— Никто из ваших знакомых не бывает в той части города, где я живу, — сказала Дейзи. Она собиралась навестить Джима в больнице, но не хотела говорить об этом Сету.

— Так вы намереваетесь с ним увидеться?

— Да, — с вызовом ответила Дейзи и пожалела об этом, потому что Сет с угрожающим видом повернулся к ней.

— Я бы вам не советовал, — тихо, но грозно предупредил он. — Вы едва ли представляете, где могут встретиться вам мои знакомые, но если я узнаю, что вас видели c другим мужчиной, то вы пожалеете, что познакомились со мной.

— Я об этом уже жалею! — выкрикнула Дейзи.

Сет помрачнел еще больше.

— Кажется, вы очень хотели остаться, — напомнил он. — Или, протрезвев, передумали?

— Нет. — Дейзи взяла себя в руки. Она не должна ввязываться в спор.. — Я не собиралась к Роберту. Я… э-э… хотела пройтись по магазинам.

— Одна?

Сет посмотрел на нее тяжелым взглядом, не веря ее невинному виду, но, подумав, вынул из бумажника пачку денег и протянул ей:

— Вот, возьмите.

Дейзи решила не возражать. Она не намеревалась тратить их, но только согласием можно убедить его, что она действительно собралась в магазины.

Джим очень обрадовался ее приходу. Казалось, он был уверен, что она непременно разыщет Тома.

У девушки не хватило храбрости сказать, что все не так просто, как кажется. Через полчаса Дёйзй поцеловала его на прощание и направилась в цветочный магазин, который она содержала вместе с матерью. Так странно было снова очутиться в магазинчике, наполненном сладким ароматом лилий и роз…

Благодаря отличному вкусу и великолепному составлению цветочных композиций Дейзи приобрела репутацию замечательной цветочницы, умеющей подбирать прекрасные букеты и корзины цветов. Но сегодня, зайдя в магазин, она чувствовала себя немного неловко, несмотря на радушный прием матери и ее помощницы Лизы.

Магазинчик был наполнен ароматом летних цветов, но почему-то все они казались такими бесцветными без Сета.

«Нет, я не позволю исковеркать мою настоящую жизнь, — твердо заявила себе Дейзи, садясь в автобус, направляющийся вдоль реки к Найтсбриджу. — Когда я разыщу Тома, все закончится, так что не следует привыкать к роскошной жизни. Не следует привыкать к Сету».

В Найтсбридже она вспомнила о магазинах, поэтому купила себе пару недорогих, но красивых сережек.

Был чудесный теплый день. В отель Дейзи возвращалась пешком. В парке она увидела парочки влюбленных, полностью поглощенных друг другом и совершенно равнодушных к суете вокруг. Дейзи старалась не завидовать им и не думать, как хорошо было бы прийти с Сетом сюда и посидеть, находя счастье уже в том, что они вместе.

«Но никогда этого не будет», — тихо сказала она себе, входя в здание отеля.

— О, значит, вы все-таки решили вернуться? — прорычал Сет, как только девушка вошла в номер.

Он выглядел взмокшим и раздраженным, его галстук был развязан, а рукава рубашки закатаны, и он словно пытался скрыть облегчение оттого, что увидел ее, под маской недовольства.

— Да, — удивленно ответила Дейзи. — Я же говорила, что собираюсь прогуляться, но не думала, что вы уже вернулись.

— Я вернулся рано. Где вы были все это время? — сердито спросил он.

— Просто гуляла, — беспечно ответила она.

— Не похоже, что вы обошли много магазинов.

Дейзи показала ему серьги.

— Я купила вот это.

— И это все? — На мгновение он остановился и посмотрел на нее.

Он привык, что его подруги, возвращаются из магазинов с дорогими покупками в свертках и коробках.

— Не смогла найти ничего, что бы мне понравилось, — с запинкой произнесла она и вынула из сумочки деньги, которые он ей дал. — Вот возвращаю. Мне они не понадобились. Но все равно, спасибо вам, — вежливо добавила она.

Кажется, она опять сделала что-то не то. Неужели раньше ему не возвращали деньги? Сет опешил, но быстро пришел в себя.

— Оставьте их себе. Потратите позже.

— Лучше не надо, — честно ответила Дейзи. — Я буду чувствовать себя неуютно с такой суммой денег.

Наступило молчание. Он как-то странно на нее посмотрел. Чтобы немного разрядить атмосферу, Дейзи вынула серьги с жемчугом из ушей и вставила новые, затем тряхнула головой, и они закачались.

— Что вы скажете?

Сет ответил не сразу. Он смотрел на розовые и красные цветы в ушах Дейзи, на ее оживившееся лицо.

— Очень похоже на вас, — наконец произнес он — и вдруг улыбнулся, отчего напряжение вовсе спало.

Дейзи почувствовала, что слабеет, но не знала, от улыбки Сета или от наступившего облегчения. Теплая волна окатила ее тело, и вся комната словно наполнилась ярким светом.

— Ваша встреча закончилась раньше, чем вы предполагали? — Так прекрасно задавать ему вопросы, не чувствуя внутреннего напряжения!..

— Она еще продолжается, — ответил Сет, подошел к окну и посмотрел вниз. — Я вернулся, чтобы найти вас. Хочу извиниться за то, что рычал на вас все утро. Просто я… был обеспокоен кое-чем.

— Это касается Астры?

— Отчасти. Она снова звонила сегодня днем, когда вас не было. Димитриос стал чтото подозревать, и она велела адвокатам временно приостановить переговоры о брачном контракте.

— О! — Дейзи вертела в руках жемчужные серьги и старалась не смотреть на Сета. — Это… это значит, что больше во мне нет нужды? — осторожно спросила она, чувствуя, как пугающе сильно стучит ее сердце.

— Совсем наоборот, — сказал Сет. — Если Димитриос что-то заподозрил, то самое время убедить его и всех, что вы — моя подруга.

«Кажется, его не очень расстроило сообщение, что Астра приостановила переговоры о брачном контракте», — подумала Дейзи, продолжая вертеть в руках серьги.

Наступило неловкое молчание.

— Значит… сегодня вечером мы куда-нибудь пойдем? — стараясь говорить весело, спросила девушка.

Сет с радостью переменил тему:

— Мы приглашены на ужин к восьми часам. Что бы вы хотели сделать до того? — Он глянул на часы. — Сейчас только четверть пятого.

— Разве у вас нет никаких дел?

— Неотложных — нет.

— Но вам вовсе не нужно меня развлекать… — неуверенно начала Дейзи.

— Знаю. Считайте это вознаграждением за мое поведение сегодняшним утром.

— Значит, и я должна что-нибудь сделать за то, что так скверно себя вела? — спросила она, не зная, как реагировать на его слова. Он посмотрел на нее веселыми глазами:

— Если сами этого хотите.

Дейзи подошла к окну, где стоял Сет, и, опершись руками о подоконник, посмотрела на улицу, где молодая мать, склонившись над коляской, кормила малыша мороженым.

— Знаете, чего мне хочется? — медленно произнесла она.

— Чего же?

— Я бы сейчас с удовольствием пошла в парк и поела бы мороженого.

Глава ШЕСТАЯ


— Ваши развлечения стоят недорого, верно? — Сет вытянулся на траве, наблюдая, как Дейзи ест мороженое. Он был доволен и снисходителен, но иногда в голосе проскальзывали непонятные интонации. — Пара часов с Астрой обошлись бы мне гораздо дороже, — добавил он.

Дейзи посмотрела на его непроницаемое лицо и снова перевела взгляд на мороженое.

— Развлечения не всегда дорого стоят, — сказала она.

— Сначала вы произвели на меня другое впечатление, — заметил Сет, и девушка опять почувствовала, что он смотрит на нее, изучая. — Тогда вы заявили, что вас интересуют только деньги.

— Я не отрицаю, что они очень помогают, — признала она, вспомнив о семейных проблемах. — Но это не значит, что только в них смысл жизни и без денег нельзя быть счастливым. Когда отец умер, нам пришлось нелегко, но благодаря маме у меня было счастливое детство. Я привыкла приходить сюда и кормить уток. Иногда мама покупала мне мороженое и мы с ней сидели на траве, вот как сейчас.

При этих воспоминаниях глаза Дейзи затуманились, но, подумав, что вряд ли Сету это интересно, она смущенно улыбнулась.

— Наверное, мой рассказ показался вам скучным.

Он ответил не сразу.

— Когда мороженое можешь есть сколько угодно, оно перестает радовать, — наконец сказал он. — В детстве у меня было все, что можно купить за деньги, но боюсь, мое детство не было таким радостным, как ваше.

— У вас было столько возможностей! — возразила Дейзи. — Вы, наверное, бывали в таких великолепных местах, где могли видеть столько интересного!

— О, к поездкам по всему миру я привык, — пожал Сет плечами. — Мои родители всюду таскали меня с собой, но, куда бы мы ни приехали, везде было одно и то же — со всех сторон высокие стены, собственный пляж и бассейн. Выезжали мы только к друзьям, жившим точно так же. — В его голосе появились горькие нотки, . — С тем же успехом можно было остаться дома.

— А разве вы не могли сами куда-нибудь пойти?

— Когда мне было три года, меня похитили. — Сет продолжил рассказ так спокойно, будто это случалось с ним каждый день. — С тех пор родители просто свихнулись на безопасности и никогда не позволяли мне уходить одному. Конечно, повзрослев, я стал бунтовать и несколько раз убегал из дому, но они звонили в «Службу безопасности» — меня находили и водворяли обратно. Каждый раз мне попадало, но это стоило того, чтобы побыть на свободе. — Он закинул руки за голову и лег, мечтательно глядя на двух мальчиков, возившихся на краю пруда с игрушечной лодкой. — Моя жизнь многим кажется исключительной, но я всегда завидовал детям, у которых единственным развлечением были прогулки по парку.

— Значит, это удовольствие не только для меня, но и для вас? — весело спросила она, и хмурая складка между его бровей исчезла.

— Оказывается, да, — кивнул он. — Я сотни раз бывал в Лондоне, но никогда не приходил в парк посидеть. Иногда я думаю: а вдруг окажусь таким же отцом, как мои родители? Хочется все-таки быть лучше.

Значит, они с Астрой хотят иметь детей. И Астра должна позаботиться, чтобы их детство было счастливее, чем у их отца. От этих мыслей Дейзи сжалась и чуть слышно произнесла:

— Это зависит от вас с Астрой.

Оба немного помолчали. Сет продолжал смотреть на мальчиков, которым удалось спустить лодку на воду.

— Да, это так, — ответил он, но в его голосе не было уверенности.


Дейзи ожидала, что в Глостершир на следующий день их отвезет неизменный Джордж, но, наверное, у него был выходной. Сет сам вел сияющий спортивный автомобиль, поджидавший их перед входом в отель. «В машине пахнет кожей, деревом и деньгами», — подумала Дейзи, садясь. Под блестящим капотом мягко заурчал мощный двигатель.

Первый час езды выдался нелегким. Утро было чудесным, по-летнему жарким, и казалось, что все устремились за город именно в западном направлении. Сет тихо чертыхался, стоя в пробке при выезде из города на трассу, но наконец дорога стала свободнее, и машина понеслась вперед. Каждый раз, когда Сет увеличивал скорость, Дейзи испуганно прижималась к спинке сиденья.

Ее настроение улучшилось, когда они свернули с трассы на неширокую дорогу. Живая изгородь кустарника, ярко-зеленая сочная трава и деревушки выглядели словно на картинке. В такой чудесный солнечный день необходимо быть счастливой.

Быть несчастной нет причины. Прошлым вечером ужин прошел отлично, и никто не усомнился, что они с Сетом составляют идеальную пару, хотя, конечно…

Он очень редко подходил к ней в тот вечер, но, когда они прощались с гостями, Дейзи взяла его за руку. Сет ничего не сказал, но, как только захлопнулась дверь, решительно отстранил ее руку.

Теперь украдкой она поглядывала на Сета из-под ресниц. Его руки уверенно держали руль, а с лица не сходило непроницаемое выражение, которое появилось еще вчера, когда они вернулись из парка. Пока они сидели там на траве, ей казалось, что он лучше стал относиться к ней, но теперь она не была в этом уверена. Не то чтобы он был недоволен — нет, просто погружен в свои мысли. Лучше бы Сет препирался. По крайней мере хотя бы замечал ее присутствие. Но все равно: солнце ярко светило, пейзаж вокруг был очаровательным и Джиму стало лучше. Дейзи приникла к окну, вдыхая запах свежей травы, и подумала, что большего ей и не надо.

Приезд в Кростон-Парк был омрачен одним обстоятельством. Кростон-Парк был красивым строением в стиле семнадцатого века из золотисто-серого камня. Им показали их комнату. До этого момента Дейзи даже не думала, что ей придется делить спальню с Сетом, но, видимо, Генри предупредил Элизабет. Она оказалась настолько внимательной, что предоставила им комнату с большой двуспальной кроватью.

— Очень красиво, — еле слышно произнесла Дейзи, не смея взглянуть на Сета.

Они спустились вниз к остальным гостям, которые уже расположились на террасе. Дейзи едва заметила среди присутствующих Джеймса Джиффорд-Голда, рассеянно улыбаясь всем, кому ее представляли. Потом она опустилась на стул. Сет сел рядом. Как он может оставаться таким спокойным? Его ничуть не волнует, что им предстоит спать в одной кровати!

Взяв бокал с напитком, Дейзи попыталась вникнуть в разговор, но смогла думать лишь о том, что во сне может случайно повернуться и оказаться рядом с Сетом. Если бы забыть о его поцелуях! Если бы не думать об этом!

Дейзи отпила из своего бокала и огляделась. Взору предстала идиллическая картина: присутствующие расположились на террасе с видом на великолепный сад и лужайки, иногда к смеху сидящих за столом примешивалось воркование голубей. И впрямь пора взять себя в руки. Сет, улыбающийся и спокойный, что-то нашептывал рыжей красавице рядом с ним. «Они выглядят как на картинке, — с тоской подумала Дейзи, — красивые, элегантные, уверенные в своей силе и избранности. И остальные гости преисполнены той же уверенности, словно никогда ни в чем не сомневались. Я не из их общества», — с возрастающей паникой поняла Дейзи и внезапно почувствовала, что теряет силы.

Наверное, это отразилось на ее лице, потому что Джеймс, перехватив ее взгляд, ободряюще улыбнулся.

— Все в порядке, дорогая? — спросил Сет, нежно поглаживая ее по щеке, но в его глазах светилось предостережение, заметное только Дейзи.

Она заставила себя еще раз улыбнуться.

— Конечно.

Обед был невероятно скучным. Все сплетничали об известных людях, называя их просто по именам. Сет находился в центре внимания. Дейзи замечала, что женщины украдкой поглядывали на него, пытаясь понять, как он мог влюбиться в нее. С ними он не был замкнутым и молчаливым, любезно расточал комплименты, которых ей не говорил ни разу. Любая из них с восторгом разделила бы с ним этой ночью постель.

Снова тревога охватила Дейзи, и она сжалась. Наступал вечер, обед давным — давно закончился, а Генри продолжал открывать все новые бутылки вина. Казалось, они собираются провести на террасе весь день. Пробормотав извинение, девушка отодвинула стул, но все были так заняты разговором, что не заметили, как она ушла и, обогнув дом, направилась через лужайку к ручью. Высокая трава щекотала ноги, и Дейзи ступала осторожно, стараясь не поломать цветы, потом сняла туфли, чтобы посидеть у ручья и насладиться прохладной водой.

На другой стороне ручья паслись несколько коров, две лошади стояли в тени деревьев. Тишина жаркого летнего дня успокаивала. Слышно было только, как воркуют лесные голуби и плещется вода в ручье.

Решив, что блистательная компания на террасе в ней вряд ли нуждается, Дейзи встала и, держа в руках туфли, бесцельно побрела вдоль ручья, пока не вышла на зеленую площадку, где шестеро детей разного возраста играли в мяч и громко спорили, решая, чья очередь бить.

Девушка постояла немного, глядя на них и непроизвольно сравнивая их живость и непосредственность с напыщенностью взрослых гостей. Когда мяч устремился в ее сторону, она выпустила из рук туфли и поймала его. Мальчик лет двенадцати, бросивший биту и бежавший вокруг импровизированных баз, сердито посмотрел на нее, недовольный тем, что его выбили, но остальные дети пришли в бурный восторг и тут же приняли Дейзи в свою игру.

Они отлично поладили. Девушка не очень хорошо умела подавать мяч, и тогда ей вручили биту. Она успела обежать почти весь круг, когда мяч упал на четвертую базу за мгновение до того, как она успела добежать.

— Ты выбита! Ты выбита! — Дети прыгали и в восторге визжали. Дейзи оглянулась вокруг и вдруг увидела Сета, с довольным видом наблюдавшего за ней с края поляны.

Ее сердце учащенно забилось, она мгновенно перестала смеяться и лишь смотрела на него, не смея шелохнуться. Сет направился в ее сторону, и девушка отчетливо увидела жесткие черты лица, четкие линии его подтянутого тела, раскованные движения. На нем были светлые кремовые брюки и темно-синяя рубашка поло. Здесь, на площадке, в окружении детворы, он выглядел таким же своим, как и на террасе, в избранном обществе.

Внезапно Дейзи вспомнила, что ее лицо раскраснелось от бега, ноги босые, а волосы растрепаны.

— Привет, — немного напряженно произнесла она. — Что ты тут делаешь?

— Тебя ищу, — ответил Сет. — Я все думал, куда ты пропала.

— Просто решила прогуляться.

Детям явно не хотелось прерывать игру.

— Мы играем в мяч, — сообщила Сету самая маленькая девочка. — Хочешь с нами?

К изумлению Дейзи, он улыбнулся девочке и сказал, что согласен.

— Это вроде бейсбола, верно?

Конечно, он отлично знал, что такое игра в мяч, но все равно внимательно слушал объяснения детей о правилах игры. Теперь они наперебой рассказывали ему, как безнадежна была Дейзи на подаче.

— Посмотрим, может, у меня получится лучше? — предложил Сет и недобро улыбнулся поверх детских голов Дейзи.

Он подавал мяч всем детям по очереди и терпеливо ждал, чтобы они успели пробежать. Дейзи снова поставили ловить мяч, но она была так растеряна из-за появления Сета, что делала это очень неловко.

Дети со свойственной им бесцеремонностью поставили самого младшего мальчика, Рори, которому было не больше пяти лет, последним. Сет бессчетное количество раз подавал ему мяч, пока Рори не удалось отбить. Убедившись, что он побежал, Дейзи нарочно уронила мяч, потом подобрала и с силой швырнула его Сету. Но он поймал мяч и аккуратно бросил его, когда Рори с радостным визгом окончил круг. Сет и Дейзи улыбнулись друг другу, а дети тем временем яростно спорили, кому теперь отбивать.

Он улыбался радостно и ласково, отчего Дейзи пришла в замешательство. Молча они направились по лужайке обратно.

— Славные малыши, — произнес Сет.

— Да, — задумчиво ответила Дейзи, каждой клеточкой своего тела ощущая его присутствие.

После долгого молчания Сет спросил:

— Почему вы не сказали мне, куда идете? Девушка пожала плечами:

— Не думала, что это вас интересует.

— Это меня всегда интересует.

— Я бы прервала беседу, объявив, что собираюсь прогуляться, — слегка запинаясь, проговорила она.

— Вы ее все равно прервали. — Сет неодобрительно фыркнул. — Когда стало очевидно, что вы не вернетесь, Джеймс Джиффорд-Голд вдруг почувствовал, что и он не прочь прогуляться. Мне тоже пришлось отправиться на прогулку, чтобы убедиться, что он не гуляет там же, где и вы.

— Мы с ним здесь даже словом не обмолвились, — вспыхнула Дейзи. — Но если бы я и хотела, то все равно не смогла бы увидеться с ним наедине!

Губы Сета сжались в узкую линию.

— Постарайтесь, чтобы этого не произошло, — холодно сказал он. — Я хочу, чтобы с этого момента вы все время находились рядом со мной.

Однако за весь вечер он едва удостоил ее взглядом. «Предпочитает не выпускать из поля зрения Миранду», — раздраженно подумала Дейзи, наблюдая за танцующими Сетом и рыжей красавицей. Спокойствие, владевшее ею днем, исчезло. Она не могла забыть сцену в комнате, куда они перед ужином поднялись, чтобы переодеться.

Она сидела за туалетным столиком и пыталась поправить макияж, но ходивший по комнате Сет отвлекал ее. Он только что вышел из ванной в одних брюках. При виде его обнаженного торса сердце девушки затрепетало.

Казалось, Сет не замечает, что она разглядывает его в зеркале. Он повернулся к ней спиной, доставая рубашку из шкафа, и Дейзи на мгновение представила, что сейчас встанет, подойдет к нему, дразнящими прикосновениями пройдется по спине и в ответ он повернется к ней, улыбнется и прижмет ее к своему сильному телу.

С раздражением Дейзи положила тушь и принялась расчесывать свои темные волнистые волосы, продолжая наблюдать, как Сет застегивает рубашку, прикрепляет запонки и завязывает галстук.

Неожиданно в зеркале рядом с ней появилось его отражение, их взгляды встретились, и ее рука с расческой застыла в воздухе. Долгое, нескончаемое мгновение они смотрели друг на друга.

Сет стоял позади нее. Ему ничего не стоило положить ей руки на плечи, а ей — откинуться назад и поднять голову навстречу его поцелую. Дейзи осторожно положила расческу, но он даже не коснулся ее и только спросил, готова ли она к выходу.

— Разве я не выгляжу готовой? — От невольного разочарования Дейзи говорила резко. Шурша шелком платья, она встала. На ней было бальное платье с пышной юбкой и широким вырезом, открывавшим плечи. Насыщенный синий цвет почти идеально подходил к ее глазам и оттенял белую кожу.

— Хорошо выглядите, — подумав секунду, сказал Сет. Его лицо было непроницаемым, но в голосе чувствовалась натянутость.

Хорошо? И это все? Дейзи демонстративно бросила помаду в сумочку и громко ее захлопнула. Будь она проклята, если покажет, что задета его равнодушием.

— Простите, если я не похожа на ваших обычных спутниц, но придется вам потерпеть. Надеюсь, конечно, что недолго.

— Может быть, — с показной любезностью открывая дверь, сказал Сет. — Но пока наш договор остается в силе. Я не хочу, чтобы вы снова флиртовали с Джеймсом Джиффорд-Голдом.

— Я не забыла, кто мне платит, если вас это беспокоит, — оскорбленно сказала Дейзи. — И буду вести себя как примерная подруга, создавая иллюзию, что, кроме вас, мне никто не нужен.

— Постарайтесь действительно это выполнить.

И вот теперь Дейзи любовалась Сетом и Мирандой. Каким образом, интересно, она должна изображать влюбленную девушку, если объект влюбленности едва замечает ее присутствие? Кажется, он очень хотел убедить окружающих, что влюблен в нее, поэтому мог бы танцевать сейчас с ней, а не с Мирандой. И прижиматься к нему, нежно улыбаться должна только она, Дейзи.

Все прекрасно заметили, что Сет переключил свое внимание на Миранду, и с сочувствием посматривали на девушку.

Когда после танца Сет и Миранда вернулись к столу, Дейзи обняла его за шею и наклонилась к уху.

— Твои свободные танцы закончились, — не громко, а так, чтобы слышала Миранда, прошептала она. — Теперь моя очередь.

От прикосновения ее губ Сет замер, и Дейзи почувствовала, медленно и страстно целуя его в щеку, а потом в уголок рта, как затвердел его подбородок.

— Ты танцевала весь вечер, — нервным голосом произнес он. — Разве не устала?

— Не обязательно танцевать, — вкрадчивым голосом сказала она, но в ее глазах заблестел вызов. — Можно просто меня обнять.

— Кто устоит перед таким предложением? — с нервным смешком проговорила Миранда.

— Действительно, кто? — сказал Сет, взял Дейзи за руку, повел к танцующим и заключил в объятия. — Вы понимаете, с чем шутите? — процедил он сквозь зубы, наклоняя голову, словно желая прижаться к щеке.

— Я отрабатываю свои деньги, — ответила Дейзи, с сияющей улыбкой обвивая его шею руками. — Вы требовали, чтобы сегодня я вела себя как идеальная подруга.

— Вы можете это делать без представлений? Мне пришлось чуть ли не отрывать вас от себя!

Дейзи это не смутило.

— Другого способа привлечь ваше внимание не было.

— Не говорите глупостей, — перебил ее Сет. — Если вы хотели потанцевать, достаточно было попросить об этом.

— Как же мне вас просить, если вы меня весь вечер игнорировали?

— Я вас не игнорировал!

— Тогда зачем же мне пришлось чуть ли не соблазнять вас, чтобы заставить потанцевать? — спросила Дейзи, наблюдая, с какой злобой Миранда смотрит на них, и умиротворенно улыбнулась.

— Потому что вы были счастливы в окружении мужчин, — раздраженно произнес Сет.

— Да откуда вам знать? — сердито возразила она. — Вы весь вечер ходили за Мирандой как приклеенный.

— Я не ходил за Мирандой как приклеенный, — разозлившись, начал Сет, но Дейзи не дала договорить, притянув его голову к себе.

— Улыбайтесь, дорогой! — вызывающе сказала она и отважно поцеловала его чуть ниже уха. — Не забывайте, что мы любим друг друга!

— Почему вы все время впадаете в крайности? — процедил он сквозь зубы. — То исчезаете, не сказав ни слова, то набрасываетесь на меня, как фурия. Разве нельзя вести себя нормально?

— Потому что я понятия не имею, что такое «нормально» по вашим меркам! Сначала вы твердите, что я должна изображать обожание, а потом вам не нравится, что я веду себя как любая нормальная девушка, когда ее кавалер ухлестывает за другой. Мне было бы проще, если бы вы наконец решили, чего хотите. Если никто не поверит, что мы любим друг друга, не я буду в этом виновата, и не надо винить меня, если ваш проклятый брачный контракт провалится!

Сет хотел возразить, но тут танец закончился, и Генри поманил их к себе. Им пришлось сдерживать свои эмоции до тех пор, пока они не оказались в своей комнате.

— Надеюсь, вы довольны! — рявкнул Сет, когда дверь комнаты захлопнулась за ним. — Если кто-то и думал, что мы влюблены, то поcле этого маленького спектакля понял, что это не так!

— Какого маленького спектакля? — с вызовом переспросила Дейзи.

— Вы по пути ни слова не произнесли! — обвиняющим тоном сказал Сет.

— Стоило ли изображать влюбленность, если вы сидели в машине с каменным лицом! Как, скажите, я должна делать вид, что люблю вас, если вы обращаетесь со мной как с прислугой? Делай то, не делай это… Ни один разумный человек не поверит, что такой грубый и высокомерный человек, как вы, способен полюбить, а если кто-то и сможет убедить остальных, что в вас есть что-то симпатичное, то он заслуживает «Оскара»!

Сет зловеще сдернул галстук.

— Вы можете купить себе «Оскара» на те деньги, что я вам плачу, — прорычал он. — Или вы уже забыли, что существуют еще и деньги, на которые вам не терпится наложить руки?

— Я не забываю о них, — парировала Дейзи, встряхивая свою ночную рубашку. — Вы можете привести другую причину, по которой я сегодня буду спать рядом с вами?

Прежде чем Сет успел ответить, она промчалась в ванную и захлопнула дверь.

Через некоторое время она появилась на пороге ванной в длинной ночной сорочке, а бальное платье несла перед собой словно щит. С гордым видом девушка прошагала к шкафу и повесила платье.

Сет недовольно фыркнул и захлопнул за собой дверь ванной.

Дейзи выключила свет и прыгнула в кровать, натянув одеяло до подбородка.

Выйдя из ванной, Сет тут же включил лампу около кровати. Спальня осветилась мягким светом.

— Я пытаюсь заснуть! — возмутилась девушка.

— Закройте глаза, — холодно посоветовал Сет. — Я не собираюсь бродить в потемках. — Он остановился с той стороны кровати, где лежала Дейзи. — Это моя половина!

Дейзи было безразлично, на какой половине спать, но уступать не хотелось.

— Конечно! — фыркнула она. — Я легла сюда первая!

— Вы когда-нибудь перестанете упрямиться? — сердито сказал он, расстегивая рубашку.

— А вы когда-нибудь перестанете добиваться, чтобы все было по-вашему?

— Нет, — отрезал Сет. — Вам пора это уже понять. — Бросив рубашку на стул, он сел на кровати рядом с Дейзи и спокойно снял туфли и носки.

Он попытается заставить ее подвинуться. Она судорожно сжала край одеяла. В слабом свете прикроватной лампы ее глаза казались огромными и черными.

— Либо вы отодвигаетесь, либо я расцениваю ваше присутствие на моей половине кровати как приглашение.

Глава СЕДЬМАЯ


— Приглашение? — Возмущаясь самонадеянностью этого человека, Дейзи села, попрежнему натягивая одеяло до подбородка. — Уж не думаете ли вы, что я что-то предложу вам после сегодняшнего вечера? Я еще в своем уме! Вы очень хорошо дали мне понять, что менее всего ждете приглашения!

— Что же такого я сказал? — мягко спросил Сет.

— Вы не сказали, я поняла это по вашей реакции на каждую мою попытку прикоснуться к вам. Даже от айсберга повеяло бы теплом, но не от вас!

Закончив фразу, Дейзи осознала свою ошибку. Глаза Сета сузились, он подался вперед, нависая над девушкой.

— Простите, что разочаровал вас, — промурлыкал он.

— Это не так, — отважно сказала Дейзи, но он был так близко, что у нее от страха и предательского наслаждения закружилась голова. — Если вы не хотите, чтобы мы выглядели влюбленной парочкой, — воля ваша. Вы платите за этот спектакль.

— Действительно, плачу я, — медленно ответил Сет, перебирая пальцами прядь ее волос, но что-то в его голосе заставило девушку насторожиться, — и очень хорошо плачу. Мне хочется верить, что я отдаю деньги недаром. — Он придвинулся еще ближе и прищелкнул языком. — Кто же теперь из нас айсберг?

— М-мы же сейчас не играем, — прошептала Дейзи.

— Нет, но мне кажется, что не мешает немного порепетировать. — Его губы почти касались ее. — Давайте вместе попрактикуемся в более теплом отношении друг к другу. — Он начал покрывать ее подбородок поцелуями, а она с трудом сдерживала желание обхватить его за шею руками и найти губами его губы, доводившие ее до исступления. — Ну как, — промурлыкал Сет ей на ухо, — у меня получается?

— Н-не думаю, что вам нужно практиковаться, — пролепетала Дейзи.

Подняв голову, он посмотрел ей в лицо.

— Вы же не хотите, чтобы я остановился, едва начав? — Его голос был глубоким и нежным, отчего по ее телу пробежала дрожь ожидания. Сет снова наклонился к ее губам.

Поцелуй был дразнящим, ласковым и непривычно нежным. Дейзи понимала, что сейчас еще может оттолкнуть его. Осознавала, что должна это сделать. Но по телу растекалась истома, исчезли плохие воспоминания, и осталось лишь неодолимое желание, заставлявшее трепетать. Сет почувствовал, что она уступает, и его поцелуй стал проникновенным; руки Дейзи выпустили одеяло и обвились вокруг его шеи.

— Ты же не хочешь, Дейзи? — прошептал он. — Не хочешь, чтобы я останавливался?

«Хочу!» — должна была ответить она. Сет бы остановился. Она перебралась бы на свою половину кровати и повернулась бы к нему спиной. Для этого надо только сказать «хочу!».

— Нет, — шепнула Дейзи. — Не хочу.

Сет улыбнулся.

— Я знал, что ты это скажешь. — И он снова накрыл ее губы.

На этот раз поцелуй был настойчивее, и Дейзи с наслаждением ответила на него. Но восхитительнее всего было исследовать гладкую кожу Сета и ласкать спину, чувствовать на себе тяжесть его тела.

Его руки уверенно подняли ночную сорочку и с возрастающей страстью начали исследовать тело, обжигая кожу огнем, доставляя неимоверное наслаждение. Потом Дейзи оказалась лежащей сверху. Теперь она склонилась и принялась дразнить Сета медленными поцелуями. Она посмотрела на его губы и медленно спустилась ниже, к шее, к груди, к V-образному рисунку из жестких темных волос, и еще ниже, остановившись у его брюк. Расстегнув первую пуговицу, она коварно улыбнулась:

— Ты же не хочешь, чтобы я останавливалась?

— Нет, — с легким смешком сказал Сет, снова притягивая ее к себе и шепча: — Нет, не хочу.

Он снял с нее ночную сорочку и бросил на пол, за ней последовали его брюки; от соприкосновения обнаженных тел точно ток пробежал между ними. Их поцелуи стали продолжительнее, объятия — теснее, а руки с нетерпением возобновили ласки.

Желание возрастало в Дейзи с каждым прикосновением к телу Сета. Рядом с ним, таким сильным и уверенным, она чувствовала себя защищенной. Ей отчаянно хотелось прижаться к этому желанному телу, подчиниться безумному, сметающему все вокруг порыву страсти, слиться с ним в одно целое.

Ощущение было так сильно, что она простонала имя Сета с желанием и паникой, но он был здесь — в ней и рядом с ней. После первого момента восхитительной близости они снова начали двигаться вместе, сначала медленно, шепча имена друг друга, потом быстрее, приближая минуты блаженства. Дейзи полностью доверилась ему, и он повел ее к вершинам счастья, отдавая в дар такой мощный взрыв наслаждения, что они могли только содрогаться, сжимая друг друга в объятиях…

Позже Дейзи открыла глаза и увидела, что по-прежнему сжимает плечи Сета. Она очень медленно разжала пальцы и с наслаждением провела ими по его спине. Ее охватило безграничное чувство полноты и счастья, словно напряжение, державшее ее с первой встречи с Сетом, исчезло, утонуло в испытанном ею блаженстве.

Сет лежал, зарывшись лицом в ее волосы. Он был тяжелым, но Дейзи это не беспокоило. Наконец он шевельнулся и скатился с нее, потянув ее за собой раз и еще раз, пока они не оказались на ее половине кровати.

— Вот какими обходными путями приходится добиваться своего! — засмеялась Дейзи.

— Вот на что идут некоторые, лишь бы не уступить! — ответил Сет, целуя ее в шею и продолжая гладить кожу.

— Мне понравилось лежать там, где я лежала, — притворно-ворчливо сказала она.

— Мне тоже понравилось лежать там, где ты лежала, — улыбнулся Сет. — Я должен это понимать так: моя игра стала лучше?

— Ну… — Дейзи изобразила задумчивость, но Сет принялся ее щекотать, и она сдалась: — Для айсберга, пожалуй, было неплохо!

— Для айсберга! Дейзи, разве рядом с тобой хоть один мужчина может оставаться айсбергом?

— Раньше у тебя это отлично получалось, — напомнила Дейзи, блаженно вытягиваясь под его неторопливо двигающимися руками.

— Вот о чем ты думала, — загадочно сказал Сет и притянул ее к себе.

Некоторое время они лежали молча, прислушиваясь к дыханию друг друга. Положив голову на его плечо, Дейзи медленно водила пальцем по его животу, а Сет поглаживал ее руку. Она чувствовала, как поднимается и опускается его грудь, и вдыхала запах его кожи, подрагивая от удовольствия.

Сет почувствовал, что она вздрагивает, и спросил:

— Ты замерзла?

— Нет, не замерзла, — ласково ответила Дейзи, но он выключил свет и укрыл их обоих одеялом.

Объятая темнотой, тишиной и руками Сета, она чувствовала себя так, словно после долгого и трудного путешествия вернулась домой.

Дейзи лежала, слушая щебетание птиц за окном и глубокое, спокойное дыхание Сета. Она провела рукой по его руке, властно обнимавшей ее даже во сне, погладила запястье и переплела свои пальцы с его, доставившими ей столько блаженства.

Их ссора произошла вечером, а летние ночи очень коротки, и до рассвета, который рассеет спасительную темноту, осталось не больше двух часов. Девушке хотелось, чтобы ночь длилась вечно, позволяя забыть о реальной жизни, об Астре, о том мире, к которому она не имеет никакого отношения.

«Наслаждение, которое мы познали вместе под покровом ночи, никогда не вернется, — с грустью подумала Дейзи. — Различия между нами, исчезнувшие с первым прикосновением, станут очевиднее теперь, в свете нового дня.

Глупо надеяться, что эта ночь изменит жизнь Сета. Он мужчина, а я просто оказалась рядом и увлеклась им. Я могу забавлять его, но надеяться на брачные узы не стоит. Несколько недель мы будем вместе, но, как только Астра уладит свои дела, все закончится.

Несколько коротких недель… Скоро мы отправимся на Карибское море, где я должна разыскать Тома. Тогда нам легче будет расстаться. Я не стану навязываться ему, сыграю свою роль и уйду, не оглядываясь, а пока…»

Пока рука Сета поглаживала ее живот, поднимаясь к груди, рождая новое безудержное желание. Если она будет с ним всего лишь несколько недель, почему бы не провести это время как можно лучше?

— О чем ты думаешь? — прошептал он, уткнувшись лицом в ее плечо.

— Я подумала, если мы хотим убедить всех, что мы любовники, то неплохо бы еще попрактиковаться …

— Забавно, — сказал Сет, наклоняясь к ней. — Я думал как раз о том же.

Весь следующий день Дейзи улыбалась, смеялась и вежливо беседовала с теми, кто не мучился от тяжелого похмелья, но на самом деле все ее внимание было сосредоточено на Сете. Их взгляды постоянно пересекались, и за ними следовали загадочные улыбки, от которых Дейзи сияла счастьем.

В Лондон они возвращались вечером. Дейзи с наслаждением купалась в лучах заходящего солнца. Откинувшись назад, она удовлетворенно вздохнула и повернулась к Сету. В его глазах она заметила странный блеск.

— Ты выглядишь очень довольной, — сказал он, но его голос прозвучал не как обычно.

— Просто вхожу в роль, — попыталась отшутиться Дейзи.

Сет снова метнул на нее быстрый взгляд.

— Может быть, остановимся где-нибудь и перекусим, прежде чем ехать в Лондон? — неожиданно спросил он.

— Но ты же сказал Генри, что очень торопишься.

— Я устал сидеть и вежливо всем улыбаться.

— Значит, вместо этого ты хочешь сидеть и грубить мне? — невинным тоном спросила Дейзи, и Сет рассмеялся.

— Я буду хорошо себя вести, — пообещал он. — Так что скажешь?

Необъяснимое напряжение прошло. Девушка улыбнулась и снова откинулась на спинку сиденья.

— С удовольствием.

Они остановились у тихого кафе около речки и сели рядом за столик на улице, наблюдая за утками, бороздившими водную гладь. Было приятно сидеть в сумерках рядом с Сетом на деревянной скамье и чувствовать, как их бедра соприкасаются. Они спокойно болтали, пока Дейзи не спросила, скоро ли они поедут на Карибские острова.

— Я и забыл, что ты очень хотела туда попасть. Что же тебя так манит?

— Я ищу одного человека, — помедлив, начала Дейзи. — Нет… я не забыла, Сет, про наш договор.

— Ты думала, я забыл?

— Нет. — Она глубоко вздохнула. — Я хотела сказать, что не слишком серьезно восприняла эту ночь. Я понимаю, все это временно, поэтому проблем со мной не будет после того, как вы с Астрой…

Что думал Сет, угадать было невозможно, но Дейзи считала, что он воспримет ее слова с облегчением, если убедится в ее намерении не устраивать сцен. Дейзи вертела в руках свой бокал, не осмеливаясь посмотреть на Сета.

— Ты мне платишь за то, чтобы я притворялась влюбленной в тебя, и я буду играть эту роль. Но… но я подумала, что раз уж наша репетиция прошла так хорошо… — она осеклась, — то мы могли бы извлечь из этого пользу. У каждого из нас свои обязательства, и, пока нам приходится быть вместе, отчего бы не получать от этого удовольствие. — Она старалась говорить небрежно, словно искушенная женщина, но молчание Сета ее смущало. — Если ты, конечно, не против, — сникнув, закончила она.

— И никакой привязанности?

— Никакой. А потом каждый из нас пойдет своей дорогой, и никаких глубоких чувств с обеих сторон.

Снова повисло напряженное молчание. Может быть, она слишком переусердствовала?

Дейзи охватил страх. Сейчас он скажет, что прошедшая ночь была ошибкой и впредь они должны придерживаться только деловых отношений. Но Сет протянул к ней руку и принялся задумчиво перебирать пальцами ее локоны.

— Это уже будет другая сделка, Дейзи Диар, — сказал Сет, и Дейзи едва сдержала вздох облегчения и посмотрела ему в лицо, чтобы убедиться, что он не шутит. — Не смотри так удивленно. Неужели ты думала, что я отклоню твое предложение?

Лицо Дейзи озарилось улыбкой.

— Надеюсь, что нет, — честно призналась она и потянулась к нему для поцелуя, не скрывая своей радости. И вновь электрические разряды наслаждения пронизали их насквозь, стоило только губам встретиться. Поцелуй затянулся, но наконец Сет отстранился от нее со смехом.

— Пора, — сказал он, беря Дейзи за руку и помогая подняться. — Пойдем.

Вернувшись в Лондон, уже в отеле, Дейзи и Сет по пути в спальню неловкими руками раздели друг друга, оставив за собой целую дорожку из вещей. Со смехом рухнули они на постель, страстно целуя друг друга, пока неутолимое желание не захлестнуло их обоих. Им было недостаточно самых откровенных прикосновений, было мало самых тесных объятий. Страсть захлестывала и пронизывала их, неся к вершинам удовлетворения, от которого мир закружился каруселью, а они испытывали наслаждение.

Позже, намного позже они снова занимались любовью, но на этот раз неторопливо. Дейзи никогда не представляла, что соприкосновение губ, рук и тел может быть таким сладостным, не ожидала открыть в Сете столько нежности. Когда после всего она лежала в его объятиях, то почувствовала, как слезы медленно потекли по ее щекам. Сет стер их большим пальцем с нежностью, пронзившей ей сердце.

— Я знаю, — прошептал он, привлекая ее ближе. — Знаю.


— Вы не забыли, что репортер одной из лондонских газет будет здесь в одиннадцать утра? — Мария не переставала бросать на Сета полные любопытства взгляды с тех пор, как, придя утром, обнаружила, что Сет еще завтракает с Дейзи, вместо того чтобы уже часа два напряженно работать.

— Черт! Забыл. — Сет стоя допил кофе. — До его прихода у меня есть пара дел. — Он потрепал Дейзи по волосам. — Ты сможешь держаться как следует?

В ответ девушка соблазнительно улыбнулась.

— Конечно:

— Нужно, чтобы ты была рядом, когда появится этот репортер. Думаю, слухи о нас уже распространились, но будет только лучше, если о тебе напишут и в газете.

— Я буду здесь, — ответила она. Репортер оказался молодым человеком с очень проницательным взглядом: Услышав его имя, Дейзи поморщилась. Стефан Рикмен отличался умением брать интервью на любые, даже щекотливые, темы и, как правило, докапывался до истины. Если им удастся провести его, то об остальном можно не волноваться.

Видимо, Стефан Рикмен уже располагал кое-какой информацией, потому что ничуть не удивился, увидев Дейзи, разливающую кофе. Он держался очень раскованно, но девушка была уверена, что он замечает все до малейших деталей. Она села рядом с Сетом на диван.

— Может быть, мне уйти, пока вы будете беседовать? — спросила она, когда закончились положенные приветствия. Она уже намеревалась встать, но Сет небрежно протянул к ней руку и усадил на место.

— Лучше останься. Ты вовремя остановишь меня, чтобы я не наговорил лишнего.

— Да, да, останьтесь, — подхватил Стефан Рикмен. — Если можно, я бы с удовольствием побеседовал и с вами.

Поначалу Дейзи волновалась, но, наблюдая за спокойной беседой мужчин, тоже включилась в разговор, иногда высказывая свои замечания. Сет шутил, легко уходил от каверзных вопросов и мгновенно разрешал спорные ситуации.

Когда Стефан наконец от деловых вопросов перешел к личной жизни Сета, стало понятно, что он ожидает сенсационных открытий. Но Сет и Дейзи без труда ответили на все провокационные вопросы с подобающим достоинством.

— Сет Каррингтон — невероятно могущественный и влиятельный человек — снискал репутацию безжалостного как в бизнесе, так и в личных отношениях партнера. Что значит — любить такого человека?

Дейзи посмотрела на Сета. Его пальцы незаметно ласкали ей спину, но в серых глазах, когда их взгляды пересеклись, мелькнуло предостережение. Дейзи вспомнила его бесцеремонность и грубость, с которыми пришлось столкнуться, и то, как он, сидя с ней на траве в парке, рассказывал о своем детстве, как незаметно подыгрывал малышу в мяч, как обнимал ее прошлой ночью и смахивал слезинки с ее щек. Внезапно возникшая мысль, что она очень любит его, ошеломила Дейзи.

Вопрос Стефана повис в воздухе, а девушка продолжала смотреть Сету в глаза. Что значит — любить Сета? Это опасно; это безнадежно? Или это восхитительно; это волшебно? Озарение снизошло на нее и понимание, что, встретившись с ним и полюбив его, она изменила свою жизнь, сделав ее ярче и богаче.

— Это… любить кого-либо — это прекрасно, — выдавила она.

— Но в Сете есть что-то особенное?

Дейзи словно завороженная смотрела на Сета.

— В нем для меня все особенное, — с нежностью произнесла она.

Вскоре появился фотограф и защелкал затвором.

— Могу я сфотографировать вас вместе пару раз? — попросил он.

Дейзи послушно придвинулась к Сету. Она почувствовала, что его терпение кончается, и, взмахнув ресницами, послала ему такой трепетно-любящий взгляд, что он расхохотался. Она тоже рассмеялась, и на несколько мгновений они забыли и о фотографе, и о репортере.

— Чудесно! — довольно произнес фотограф. — Думаю, получилось что надо.

Сет повернулся к Стефану:

— Когда в газете появится статья?

— Надеюсь, что завтра, — ответил репортер. — Я пришлю вам номер. Вы будете в Лондоне?

— Нет, — произнес Сет. — Завтра мы уезжаем на Катласс-Кей. Пришлите мне номер туда.

Когда они остались одни, Дейзи набросилась на Сета:

— Ты не говорил, что завтра мы отправляемся на твой остров!

— Я принял решение только сейчас, — ответил он. — Я предполагал, что сначала мы поедем в Париж, а уж затем туда, но потом решил, что лучше отправиться прямо на остров, если ты, конечно, не страстная любительница городского шума.

— О, нет, — ответила Дейзи. Понимая, что должна радоваться предстоящей поездке на Карибское море, она тем не менее не могла отделаться от мысли, что приближается и ее расставание с Сетом. — Я с удовольствием поеду на остров.

Зачем она полюбила его, заранее зная, что это безнадежно? Теперь уйти будет намного тяжелее. Она обещала, что не станет устраивать сцен, и сдержит свое слово.

— А с-сколько мы там пробудем? — спросила девушка.

— Думаю, это зависит от Астры, — помедлив минуту, ответил он. — Через несколько дней после нашего прибытия устроим прием. Если мы пригласим много гостей и ты будешь выступать в роли моей подруги, то у меня и Астры появится возможность побыть вдвоем, не вызывая ничьих подозрений. — Он говорил об этом как-то уныло, словно такая перспектива совсем не радовала его.

— Понятно. — Дейзи хотелось подойти, обнять его и умолять не приглашать никого, даже Астру, но она не должна этого делать. И не станет ни просить, ни требовать у него то, что он не может ей дать. — Когда у тебя с Астрой все уладится, я смогу уехать? — спросила Дейзи.

— Если ты этого захочешь. — Лицо Сета ничего не выражало, но между ними возникло напряжение. — У тебя ведь свои планы.

Дейзи вспомнила о Джиме и матери. Она дала им обещание разыскать Тома и не имеет права забыть об этом ради того, чтобы побыть с Сетом еще несколько дней или недель, пока она ему не надоест или пока Астра снова не задумает приостановить подписание брачного контракта.

— Да, — мрачно согласилась она.


Весь день Сет был занят делами, поэтому Дейзи отправилась навестить Джима и сообщить матери о предстоящей поездке. Окинув взглядом дом, где она выросла, девушка вдруг отчетливо поняла, что это больше не ее дом. Ее дом там, где Сет, но скоро она и его покинет.

Сет совершенно позабыл, что должен показываться с Дейзи в общественных местах, и вместо этого повез девушку вечером в тихий ресторанчик. Обоих угнетали какие-то мысли, и каждый старался скрыть это, их разговор прерывался, потом возобновлялся, но через минуту снова наступало молчание. Есть не хотелось, и Дейзи с облегчением вздохнула, когда Сет предложил уйти.

Отель был близко, и они пошли пешком по пустынным маленьким улочкам, не касаясь друг друга, не говоря ни слова. Как только они вошли в номер и закрыли дверь, воспоминания вихрем налетели на них, приведя Дейзи в оцепенение.

Сет посмотрел на девушку, стоящую в нерешительности у двери.

— Ты не разочаровалась после вчерашнего? — с легкостью в голосе спросил он.

— Нет, — ответила она, думая о своей любви и о том, что этой ночью ей необходимо чувствовать его рядом с собой. — А ты?

— Нет, — произнес Сет, протягивая руку. Дейзи сжала ее, их пальцы переплелись.

В этот раз они занимались любовью с такой страстью, что после Дейзи осталась лежать потрясенная и обессиленная. Потом Сет заснул, и во сне жесткие черты его лица смягчились, он казался моложе и уязвимее. Дейзи захотелось защитить его своей любовью от прошлого и от настоящего…

Только у нее нет ни единого шанса. И уязвимость Сета — всего лишь видимость. Ему не нужна ни она, ни кто-либо другой.

«Я не верю в любовь», — говорил он. Дейзи сделала свой выбор — несколько недель с Сетом и потом целая жизнь без него, но эти, счастливые минуты всегда будут самыми драгоценными воспоминаниями. .

Дейзи придвинулась к нему и принялась будить легкими поцелуями. Если у нее останутся только воспоминания, то пусть они будут радостными, и пусть их будет как можно больше.

Глава ВОСЬМАЯ


Зрелище, представшее Дейзи в Катласс-Кей, было незабываемым. Ослепительное полуденное солнце мягко освещало морскую гладь. Остров по форме напоминал гигантскую каплю и был покрыт густыми зелеными зарослями до песчаной полосы берега. С одной стороны берегбвая линия образовала небольшой залив, отгороженный от моря коралловым рифом. На берегу залива под роскошными пальмами стоял длинный дом.

— Тебе нравится? — спросил Сет немного позже, когда Дейзи, стоя с ним на веранде, любовалась очертаниями кокосовых пальм на фоне красного заходящего солнца. Воздух был наполнен сочным, экзотическим ароматом тропиков, и слышно было, как волны бьются о риф.

— Это… прекрасно, — сказала Дейзи, понимая, что невозможно выразить словами охватившие ее чувства, но Сета ответ вполне удовлетворил.

— Я рад, что тебе понравилось, — произнес он, словно это имело для него важное значение.

Внутри дома было прохладно. Простая обстановка подобрана безупречно. В спальне Сета, отделанной в светлых тонах и с деревянным полом, над широкой кроватью красного дерева висела белая сетка от москитов, придававшая комнате необычайно сказочный вид, но Дейзи предпочла бы видеть здесь какие-нибудь фотографии или книги. Обстановка спальни подтверждала, что Сету чужда сентиментальность. После того как она разложила там кое-какие безделушки, комната немного ожила, но вряд ли Сет этo заметил.

Дейзи так устала после долгого пути, что заснула сразу после того, как забралась под москитную сетку, и проснулась только утром. Тропические птички весело щебетали в густой зелени за окном и море призывно шумело, но девушке не хотелось двигаться. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь занавески, ложились золотыми полосами на постель, и ей не хотелось вставать с этой широкой прохладной кровати, на которую вчера вечером она с такой неприязнью взирала.

Блаженно потянувшись, она повернулась на бок и увидела лицо Сета — нежное и такое влекущее…

— Я тебя разбудил?

— Это лучший способ будить, — ответила она, проводя рукой по его сильным, мускулистым рукам и плечам. Когда он начал целовать ее, то и солнце, и море, и манящая красота за окнами — все было забыто…

Позднее они, держась за руки, спустились к воде. Она оказалась теплой и ласкающей. Дейзи поплыла на спине, подставив лицо солнцу. Конечно, она не раз видела на фотографиях и в фильмах карибские пейзажи, но не ожидала, что море может быть таким синим, а воздух — таким прозрачным.

Наполненная счастьем и любовью, она даже не заметила, когда он поднырнул под нее, схватил за талию и окунул в синюю прозрачную воду. Когда они вынырнули, Сет отбросил мокрые волосы с глаз, и с внезапной, пронзительной ясностью она увидела, как блестят капли воды на его ресницах и загорелых плечах, как сверкают его глаза и какая гладкая у него кожа. Она обняла его за шею и крепко поцеловала.

Позавтракали они на веранде, любуясь яркими птицами, порхавшими и щебетавшими в зелени.

— Мне надо сделать несколько звонков. Мария, наверное, недоумевает. — Он небрежно провел пальцами по щеке Дейзи и встал. — Смотри не обгори.

Когда он ушел, Дейзи еще немного посидела, нежась на солнышке, а потом, сделав над собой усилие, встала и пошла за фотографией Тома.

На лучшей из его фотографий они были изображены вместе, Том обнимал ее за плечи, и оба улыбались. Действительно, Том противился браку ее матери со своим отцом, но с Дейзи они подружились сразу же и стали друг для друга настоящими братом и сестрой.

— Где же мне искать тебя, Том? — вздохнув, произнесла она. Одно было ясно: надо найти того, кто поможет узнать, где здесь работает молодой англичанин.

Девушка решила поговорить с экономкой. Вчера вечером она видела Грейс, и эта пожилая женщина показалась ей доброй и мягкой. Дейзи отыскала ее в саду, в домике для гостей. Маленьких домикoв, с небольшой гостиной, спальней и ео всеми удобствами, было несколько. Между ними и главным домом были проложены деревянные дорожки.

Грейс несколько удивилась, узнав, что Дейзи хочет попросить у нее совета, но охотно прошла вместе с ней в главный дом, предварительно строго приказав другим девушкам продолжать работу.

— Даже не знаю, что предложить, — пожала она плечами, когда Дейзи объяснила ей, что хочет кое-кого найти. — Лучше спросите мистера Сета. .

— Спросить о чем? — раздался голос Сета.

— Как найти этого человека, — смущаясь, произнесла Дейзи, и Грейс протянула ему фотографию.

— Уинстон сможет помочь его найти, правда? — подсказала она Сету. — Он здесь всех знает.

— Так из-за этого парня ты так спешила попасть на острова? — спросил он у Дейзи.

— Да. Мне надо разыскать его как можно скорее. Понимаешь.. — Она осеклась, потому что Сет резко поднял руку.

— Если ты очень хочешь его найти, я велю однoму из своих людей заняться этим. Как зовут парня?

— Том. Том Джонсон.

Сет снова посмотрел на фотографию, где Том обнимал Дейзи за плечи, и помрачнел, но произнес только:

— Фото я оставлю у себя.

— Конечно, — с благодарностью сказала Дейзи. Только утром она осознала, насколько невыполнимой была эта задача для нее одной, и почувствовала, какая гора свалилась с плеч, когда Сет пообещал отправить на поиски Тома компетентного человека.

— Если он где-то здесь, Уинстон разыщет его для тебя, — безразлично сказал Сет, развернулся и ушел в свой кабинет, прежде чем Дейзи попыталась объяснить, кто такой Том.

Но и позже, когда нашел ее в шезлонге под кокосовыми пальмами, Сет не пожелал слушать ни благодарностей, ни объяснений. Дейзи лежала с закрытыми глазами, чему-то улыбаясь, и не слышала его шагов по песку. Он положил руки на подлокотники шезлонга и наклонился, чтобы поцеловать ее. В этот момент она открыла глаза.

— Сет! Ты меня напугал!

— Ты была где-то далеко. Наверное, мечтала о Томе Джонсоне?

— Нет… — начала было Дейзи, но Сет грубо оборвал ее:

— Не волнуйся. Уинстон уже приступил к поиску.

— Не знаю, как тебя благодарить, — с чувством сказала Дейзи, протягивая к нему руку. Сет стиснул ее пальцы так, что она поморщилась от боли.

— Мне не надо твоей благодарности, — резко ответил oн. — Можешь считать услуги Уинстона частью договора.

— Но… Сет, я хочу объяснить, что Том…

— Нет! — с жаром прервал он ее. — Дейзи, я не желаю слушать никаких объяснений. Чем ты будешь заниматься, когда уедешь отсюда, — это твое дело.

— Я знаю, но…

— Не надо. Я ничего не хочу знать. То, что происходит между нами, — временно, и мы оба это знаем. Через пару недель сюда приедет Астра, и мы с тобой расстанемся. Таково условие договора, верно?

— Да, — чуть слышно произнесла Дейзи. — Таково условие договора.

Сет поднес ее руку к своим губам и поцеловал ладонь, потом запястье, потом нежную кожу чуть выше:

— К тому, же мы приняли другое условие — не думать о будущем. Сейчас мы вместе, Дeйзи. Так что ничего не будем объяснять друг другу. — Он коснулся губами ее локтя раз и еще раз, поднимаясь вверх, к плечу.

— Хорошо! Если ты так хочешь.

Последующие несколько дней прошли словно в раю. Дейзи проводила время на берегу залива. Иногда гуляла по великолепному саду, мало чем отличающемуся от дикого тропического леса, с которым сад граничил.

Сет ежедневно общался по телефону со своими партнерами, но с каждым днем эти разговоры становились все короче. Дейзи старалась не привыкать к его близости, но замечала, что ему достаточно было просто сесть рядом — и мир вокруг преображался, становясь ярче и живее; Дейзи начинала полнее чувствовать и сияние солнца, и четкие тени пальм на белом песке, и ярко-красные лепестки гибискуса, и неожиданный шорох крыльев попугая.

Вечерами они любовались закатом, гуляли босиком по берегу в бархатной темноте тропической ночи, тишину которой нарушали стрекотание насекомых да мягкий плеск волн. Потом, проскользнув под москитную сетку, они падали на прохладную постель и оказывались в царстве взаимных ласк и бесконечного наслаждения.

Неделя счастья пролетела как в тумане. Как-то днем Сет был у себя в кабинете, и Дейзи провела восхитительный час, собирая цветы. С разноцветным ворохом в руках она вошла в просторную, уютную кухню и обратилась к Грейс:

— Я цветочница. А здесь такие прекрасные цветы, что я не удержалась.

Грейс дала Дейзи вазу и продолжила готовить ужин, поглядывая время от времени, как ловко девушка разбирает цветы.

— Мистер Сет еще в кабинете?

— Ему нужно проверить по компьютеру кое-какую информацию, — охотно ответила Дейзи, срывая с длинных стеблей лишние листья. — Он сказал, что это недолго.

— Похоже, он не очень-то много времени стал уделять делам, — мягко заметила Грейс. — Впервые вижу, что он по-настоящему отдыхает.

— Разве можно не отдыхать в таком прекрасном месте? — счастливо вздохнув, спросила Дейзи.

— Мистер Сет, приезжая сюда, почти никогда не отдыхал. Привозил с собой дюжину гостей, а сам по полдня работал в кабинете. Но на этот раз он совсем другой. Я знала его еще мальчиком, однако никогда не видела таким. Похоже, он и впрямь доволен жизнью.

— Надеюсь, — сказала Дейзи, аккуратно ставя букет в вазу. — Я не знала, Грейс, что вы здесь так давно работаете. И не скучно тут жить одной? Сет ведь нечасто сюда приезжает?

— Не чаще трех раз в год, но дом редко пустует. Мистер Сет позволяет отдыхать здесь своим работникам. И не только директорам, — доверительно шепнула Грейс, — а любому, кто привлек его внимание, он разрешает провести здесь выходные. И не важно, мойщик ли это его машин или управляющий какой-нибудь его фирмой, — мы ко всем относимся очень хорошо.

— Он мне ничего не говорил об этом, — медленно сказала Дейзи, разглядывая длинную плеть какого-то вьющегося растения, прежде чем сунуть ее в вазу.

— Мистер Сет никогда не хвастает своими делами — не то, что эта Астра Бентинджер, например. — Последние слова Грейс произнесла с нескрываемым презрением. — Она из кожи лезет, лишь бы все знали о ее пожертвованиях, но я ни разу не слышала от нее доброго слова. Может быть, мистер Сет и слывет тяжелым человеком, но никто из его работников не жаловался. Когда заболел сынишка Уинстона, мистер Сет, каким-то образом узнав об этом, прилетел сюда из Штатов и полностью оплатил лечение. Уинстон о нем плохого слова не скажет.

Дейзи продолжала составлять букет, думая о Сете. Ей казалось, что она знает о нем все, — выходит, нет.

— Кто такой Уинстон, Грейс? — спросила она, вдруг вспомнив, что уже слышала это имя. Тот самый, которому Сет поручил поиски Тома.

— Уинстон? Не знаю, как его назвать, но он делает в округе все, что нужно, и знает здесь всех. — Грейс говорила равнодушным голосом, но в ее глазах светилось любопытство. — Вы еще ничего не узнали о своем пропавшем друге?

Дейзи покачала головой.

— Том не друг, — сказала она, внезапно почувствовав острую необходимость поделиться наболевшим. — Он мой сводный брат. Как-то, года полтора назад, ужасно разругавшись с моим отчимом, он ушел из дому и с тех пор не звонил, не писал, но мы слышали, будто он работает здесь, на Карибах. Джим — мой отчим — сейчас серьезно болен и перед смертью очень хочет увидеться с ним. — Она вздохнула и беспокойство отразилось в ее синих глазах. — Я пыталась объяснить это Сету, — продолжала Дейзи, стараясь сосредоточиться на букете, — но… но его не волнует, кто такой Том.

— Не волнует? — недоверчиво переспросила Грейс. Ее рука с ножом застыла в воздухе.

Дейзи вспыхнула:

— Да. Мы… то есть… это для нас обоих только временно, — с ноткой отчаяния в голосе закончила она.

— Хмм. — В этой реплике Грейс была доля недоверия, но, к радости девушки, та сменила тему, посмотрев в окно в сторону моря: — К вечеру, похоже, будет шторм.

Действительно на горизонте собирались тучи. Шторм приближался к острову. Птицы испуганно смолкли и попрятались, пальмы раскачивали кронами под порывами бешеного ветра, а потом на oстров набросился шторм. К такой ярости природы Дейзи не была готова.

Дождь громко барабанил по железной крыше, и весь дом скрипел и стонал под яростными порывами ветра.

В Дейзи смешались страх и восторг, и она придвинулась к Сету.

— Можно взять тебя за руку? — полушутя спросила она.

Его рука, сжавшая ее ладонь, согревала и успокаивала.

— Когда я был маленьким, то любил штормы на острове, — задумчиво произнес он. — Они были такими неуправляемыми… Когда электричество отключали, как сейчас, я сидел здесь один, прислушиваясь в темноте, как шумит ветер, и воображал, что я — Робинзон Крузо.

— Как чудесно, наверное, приезжать сюда когда захочешь, — мечтательно произнесла Дейзи, подумав, что скоро уедет отсюда и никогда больше не вернется.

— Мои родители не любили бывать здесь.

Грейс зажгла керосиновую лампу и поставила рядом с ними на столе.

— Но они должны были! — потрясеннo воскликнула Дейзи, не в силах постичь, как можно не любить такое чудесное место. — Иначе зачем было его покупать?

— Остров купил мой дед, — сказал Сет. — Он заработал свое состояние, начав с нуля, — это из историй про внезапно разбогатевших оборванцев, — и для него Катласс-Кей стал воплощением мечты всей жизни. Моим родителям он достался по наследству. У них в жизни было все, поэтому они не понимали, как им повезло. Для них остров всего лишь символ положения — то, чем можно похвастаться. После очередной ссоры кто-нибудь из родителей привозил меня сюда и изображал горькое одиночество. Но через сутки начинал скучать по цивилизации, и меня вновь отправляли еще куда-нибудь. Я никогда не знал, где буду через день.

Он говорил без злости и обиды, но Дейзи будто видела маленького мальчика, предоставленного самому себе здесь, во время шторма. В детстве она частенько досадовала на однообразие жизни, но все же у нее был родной дом.

— Наверное, это было не очень весело, — тихо сказала она.

Сет пожал плечами.

— Тогда я понял, что лучше ни к кому не привязываться. Трудно заводить друзей, когда тебя постоянно таскают с места на место без предупреждения, поэтому я привык к одиночеству. В детстве я был уверен, что все мамы целое утро валяются в кровати и встают, только чтобы уйти из дому.

— А кто присматривал за тобой?

— О… целая вереница нянек. Обычно они долго не задерживались, потому что в итоге вступали в связь с моим отцом и уходили в слезах, когда мать в очередной раз напоминала, что она его жена. — Губы Сета искривились в усмешке. — Помню, я даже почувствовал облегчение, когда они наконец развелись. Мне было тогда всего восемь лет, но я думал, что, раз они расстались, жизнь моя станет спокойнее.

От воспоминаний Сет помрачнел. Дейзи Крепче сжала его руку, но ничего не сказала. Он никогда прежде не рассказывал о своей семье и она не решалась его перебить. Помолчав, он, продолжил:

— Однажды приехала мама и сообщила, что забирает меня к себе. Я очень обрадовался, конечно, — знаешь ведь, как маленькие дети относятся к матерям.

— Какой она была? — ласково спросила Дейзи.

— О, очень красивой! — ответил Сет. — Красивой, обворожительной и бессердечной, но я ее обожал. Иногда она изображала из себя самоотверженную мать, обычно это происходило на публике, но ее раздражало, что я требовал к себе внимания. Всякий раз, когда появлялся очередной любовник, я оказывался обузой для матери. После развода родителей я прожил у нее месяца полтора, потом она вернула меня отцу.

Меня еще несколько раз отправляли то к матери, то к отцу, когда на сцене появлялись очередной муж или жена. У меня было три мачехи и четверо отчимов к тому времени, когда я окончил школу, и это были только официальные. — Он внимательно посмотрел на Дейзи. — Теперь понимаешь, почему я так отношусь к браку?

— Начинаю, — тихо произнесла Дейзи, представив себе родителей, которым совершенно наплевать на любовь маленького сына.

— Меня все время удивляло, почему они снова и снова вступают в браки, — помолчав, сказал Сет. — Я думал, что прошлый опыт должен был их кое-чему научить, но они никогда не понимали, что используют людей, а те в ответ используют их. Все женщины, которых я встречал, обожали проводить время в разговорах о любви, а на самом деле просто искали чего-то новенького. Для них новый любовник значил не больше нового платья или машины, но с замужеством все меняется, и эти браки, начавшиеся с возвышенных слов любви, заканчиваются прагматическими спорами о деньгах.

Дейзи посмотрела на керосиновую лампу.

— Так не должно быть, — тихо произнесла она, понимая теперь, почему Сет настаивает на этом расчетливом брачном контракте с Астрой. Он просто смотрит в лицо действительности.

— Не должно, — угрюмо подтвердил Сет. — Но обычно именно так и бывает.

Он еще держал ее за руку, но Дейзи почувствовала, что мысли Сета уже далеко. «У него было немало любовниц, но вряд ли кто-то его любил…» Слова Виктории прозвучали эхом на темной веранде, за стенами которой по-прежнему неистовствовал ветер и хлестал ливень. Дейзи резко себя одернула. Нет смысла спорить с Сетом или пытаться его переубедить. Все, что она теперь может, — это дать хоть немного той любви, которой ему всегда недоставало.

Сет замер, когда Дейзи высвободила свою руку и встала, но, когда она положила руки ему на плечи и села к нему на колени, он расслабился и обнял ее.

— Давай не будем говорить о браках, — промурлыкала она, целуя мочку его уха. — Лучше поговорим о том, как хорошо быть в темноте вдвоем, когда за окнами бушует шторм.

— Давай вообще не будем говорить, — сказал Сет, целуя ее губы. .

Тревожная атмосфера шторма придавала их занятиям любовью особый оттенок. За стеной шумит ветер, дождь продолжает барабанить по железной крыше, но и в доме бушуют не менее сильные страсти. Шум дождя был всего лишь слабым эхом той бури эмоций, которая охватила Сета и Дейзи, а бушующий ветер был ничто в сравнении с неистовым желанием, заставлявшим их взмывать выше и выше…

Позже Дейзи лежала, прислушиваясь к дыханию Сета. Шторм уже унесся прочь. Ветер утих так же внезапно, как и разыгрался, и единственным напоминанием о ливне были капли, стекающие с банановых листьев за окном. Остров казался Дейзи таким же умиротворенным и переполненным, как и она сама.

На следующее утро воздух был прозрачен, словно тропический ливень вымыл весь остров до кристальной чистоты. Только влажная листва, еще не высохшая на солнце, напоминала о минувшей буре.

— Я покажу тебе весь остров, — предложил Сет за завтраком. — Мы пойдем на пляжи на другой его стороне.

При мысли, что она целый день проведет наедине с Сетом, лицо Дейзи сначала засияло, но тут же затуманилось сомнением.

— Разве ты не должен позвонить Марии?

— Если будут важные сообщения, она передаст их по факсу, — ответил Сет.

— А вдруг что-нибудь срочное?

— Подождет, — твердо ответил Сет. Грейс приготовила им корзину с едой, и они отправились вокруг острова на моторной лодке. Лодка мчалась по блестящей водной глади, и Дейзи чувствовала, как опьяняющая радость разливается по ее венам, словно шампанское, от близости Сета, от скорости, от солнца, сверкающего и отражающегося в синем-синем море. Неровные вулканические глыбы торчали из воды недалеко от берега, так что к пляжам на дальней стороне острова добраться можно было только на лодке. Песок там был таким ровным, словно на эти пляжи никогда не ступала нога человека.

Сет заглушил мотор. Они спрыгнули в воду и вытащили лодку на песок. Вначале Дейзи и Сет намеревались обследовать все пляжи, но дальше первого так и не продвинулись. Здесь было очень удобно лежать в тени пальм, наслаждаясь тишиной. Иногда из зарослей доносились крики птиц, да волны тихо выплескивались на песок. Легкий ветерок покрывал морскую гладь рябью и шевелил листья пальм.

— Здерь так мирно, — выдохнула Дейзи, переворачиваясь на живот и упираясь локтями в песок.

— Ммм, — лениво промычал Сет, не открывая глаз. — Надо бы почаще сюда выбираться, и тогда… никаких проблем, которые надо решать, никаких договоров, никаких предложений…

— Ни на кого не нужно производить впечатление и абсолютно никаких дел, — счастливо вздохнув, подхватила Дейзи.

Оба помолчали. Сет приоткрыл один глаз. Дейзи лежала рядом с ним. После поездки на лодке ее кудри были в еще большем беспорядке, чем обычно, но кожа теперь покрылась золотистым загаром, а глаза были цвета морской воды и лучились счастьем. Сет провел рукой по ее боку.

— Одно дело у нас есть, — хитро сказал он. Дейзи хотела кокетливо поджать губы, но ее глаза игриво забегали.

— Мистер Каррингтон, что вы предлагаете?

— Я не хочу, чтобы ты скучала, — разъяснил Сет, продолжая водить рукой по ее золотистой коже. Дейзи, улыбаясь, наклонилась над ним, но, когда заглянула в его лицо, улыбка исчезла.

— Я никогда не скучала меньше, чем сейчас, — произнесла она, словно стараясь убедить его в чем-то очень важном. Медленно, очень медленно она склонила к нему голову, и их поцелуй продлился восхитительно долго. А затем они погрузились в бесконечное наслаждение, забыв о красоте вокруг, пока внезапный хриплый птичий крик не нарушил очарование. В следующий момент два желто-зеленых попугая вспорхнули с ветки дерева и полетели прочь.

— Думаю, мы шокируем попугаев, — прошептала Дейзи, и Сет, расхохотавшись, перевернул ее на спину.

— Если им не нравится, пусть не смотрят, — заключил он.

К тому времени, когда они столкнули лодку на воду и направились к дому, солнце опустилось к горизонту и небо начало темнеть. Умело причалив к молу, Сет помог Дейзи выйти. Она улыбнулась ему, и Сет, вместо того чтобы отпустить ее, порывисто сжал ее запястья.

— Дейзи… — с внезапной решимостью начал он.

Посмотрев в его глаза, она почувствовала, как замерло у нее дыхание.

— Да.?

— Дейзи, я… — Но Сет не закончил. Требовательный голос, зовущий его по имени, раздался с веранды, и они оба, резко обернувшись, увидели красивую женщину, идущую к молу. Дейзи не надо было даже видеть ее фотографии в журналах, чтобы понять, кто это и зачем она здесь.

Это была Астра, и приехала она за Сетом.

Глава ДЕВЯТАЯ


— Вот ты где, дорогой! — Голос Астры был тихим, сладким и очень интимным.

— Астра? — Сет произнес это так же ошеломленно и недоумевающе, как почувствовала себя Дейзи. Он медленно выпустил ее руки. — Что ты здесь делаешь?

— Я хотела устроить тебе сюрприз, — засмеялась Астра, по-хозяйски целуя его в губы, отчего руки Дейзи сжались в кулаки так, что ногти впились в ладони. — Знаю, знаю, мы решили, что лучше пока не видеться, но дольше оставаться без тебя я не могла. — Она кокетливо посмотрела на Сета из-под неправдоподобно длинных ресниц. — Не надо так волноваться, милый. Я была очень осторожна и привезла с собой группу проверенных друзей.

— Почему не предупредила меня, что приедешь? — Сет не спешил заключать Астру в объятия, и Дейзи это слегка утешило. Но он ведь никогда и не изображал пылкую любовь к Астре, что, однако, не мешало ему строить планы о женитьбе на ней.

— Я звонила тебе утром, — ответила Астра, — но ты, к сожалению, уже уехал, так что я велела твоей экономке подготовить комнаты для всех гостей. — Ее голос стал пронзительней. — Тебе не мешало бы указать ей на ее место, Сет. Не сказала бы, что она была очень рада моему приезду. Мне пришлось ей напомнить, кто я такая!

Прежде чем Сет успел ответить, Астра с ослепительной улыбкой обратилась к Дейзи.

— А вы — Дейзи! — воскликнула она с едва заметным оттенком снисходительности. — Не знаю, как выразить вам свою признательность. Сет рассказывал, как чудесно вы работали. Мы обязательно попозже с вами обо всем поболтаем. — Она хозяйским жестом взяла Сета под руку. — Идем в дом, к остальным, дорогой. Они недоумевают, куда ты делся, а я не хочу, чтобы все решили, будто я сразу утащила тебя с собой!

Сет позволил Астре увести себя на веранду. Дейзи предоставили следовать за ними. Ей казалось, что она вот-вот умрет. Хотелось кричать, визжать, разъединить Астру и Сета, но она не имела на это права. Может быть, и к лучшему, что все произошло так внезапно…

Сейчас Дейзи злилась на себя за безрассудную любовь, за легкомыслие, за невозможность взять и уйти от Сета. Теперь она поняла, насколько больно ей будет распрощаться и вступить в дальнейшую жизнь без него.

Затуманенным взором наблюдала Дейзи, как он поочередно здоровается со всеми гостями. Сет вновь играл роль гостеприимного хозяина — улыбался, шутил, извинялся за то, что не встретил их сразу, и был приятным, прохладно-вежливым миллионером, уверенным в себе. — Тот человек, в которого она по уши — и безнадежно — влюбилась, исчез.

Печаль кольцом, сомкнулась вокруг сердца Дейзи. Девушка решила уйти к себе под предлогом, что ей надо переодеться. Она подошла к Сету, ; извинилась и попросила заглянуть к ней в комнату, чтобы обо всем поговорить. В мрачном расположении духа Дейзи приняла душ, переоделась и стала дожидаться Сета, но он не пришел.

«Чего я жду? Что он откажется от плавного течения своей жизни и променяет Астру на меня? Астра действительно идеальная спутница для такого мужчины, как Сет. Как я могла вообразить, что последние две-три недели для него что-то значат в сравнении с тем, что предлагает Астра — могущество, ум, красоту, понимание с полуслова всех его деловых проблем?» — с болью в сердце думала Дейзи.

Выйдя из комнаты, она обнаружила, что ее поджидает Астра.

— Я хотела увидеться с вами наедине, — сказала та, улыбаясь только губами. — Сет ушел в кабинет позвонить, и я решила, что самое время нам поболтать с глазу на глаз.

Она говорила так, словно они были лучшими подругами, которым не терпится посплетничать. Меньше всего Дейзи хотелось сейчас разговаривать с кем-либо, тем более с Астрой, но от новости, что у Сета была возможность прийти к ней, а он предпочел свой кабинет, гордость Дейзи была уязвлена, и вместо вежливого отказа девушка согласилась на разговор.

— Чудесно! — воскликнула Астра. Трудно было представить, чтобы кто-то ей в чем-то отказал! — Давайте пройдем в мое бунгало. — Она направилась по одной из дорожек, ведущих к домикам для гостей. — Я сплю здесь, чтобы никто ничего не узнал, — с доверительностью лучшей подруги сообщила она Дейзи. — Сет сможет прийти сюда потихоньку позже, когда мы разойдемся по разным спальням. Глупо, не правда ли? — с небрежным смешком сказала она. — Но Димитриос стал безумно подозрителен. Приходится быть очень осторожными.

Не обращая внимания на молчание Дейзи, Астра усадила девушку в удобное плетеное кресло, а сама села в другое.

— Вы не представляете, как приятно поговорить с человеком, знающим правду. Так ужасно делать вид, что Сет для меня ничего не значит!

В горле у Дейзи стоял тяжелый ком.

— О чем вы хотите со мной поговорить? — наконец выдавила она, удивляясь своему голосу.

— Я хотела поблагодарить вас. — Астра наклонилась вперед. — Честное слово, Дейзи, вы были великолепны. Вам удалось убедить всех, что вы с Сетом неразлучны, и отвести от меня все подозрения. Не могу выразить, как мы оба вам признательны.

Астра говорила тепло и искренне, но в ее глазах светился предупреждающий огонек. Наверняка она видела ту короткую сценку на причале и решила напомнить Дейзи, кто она такая и для чего здесь.

— Я делала то, за что мне должны заплатить, — сухо ответила девушка.

— Должна признаться, Сет говорил, что вы не очень хорошая актриса, — со смехом поведала Астра, — но вы доказали, что он ошибался. Вам удалось обвести вокруг пальца даже самого Стефана Рикмена, а это удается не многим!

Дейзи обеспокоенно спросила:

— То есть?

— Он написал о Сете невероятную статью, — объяснила Астра как-то уж слишком небрежно. — И все о том, как Сет изменился. — Взяв в руки газетную вырезку, она принялась читать вслух: — «Кажется, Каррингтон наконец-то нашел смысл и цель своей жизни… Все те, у кого есть причины его побаиваться из-за жестокости, едва ли узнают его в мужчине, нежно улыбающемся девушке, которую он, без сомнения, обожает… Дейзи Диар обладает той редкой невинностью, которую уже не встретишь в обществе, к коему принадлежит Сет Каррингтон… Их связывает не только секс… При виде очаровательных синих глаз Дейзи Диар трудно не позавидовать Сету Каррингтону, но не его могуществу, которым он обладает, не удаче, сопутствующей ему во всем, а тому, что он, помимо всего прочего, обрел свою вторую половину». — Астра прервала чтение. — И так далее, все в том же духе. Вы явно обворожили Рикмена! — Она протянула вырезку Дейзи. — И очень трогательная фотография.

Фотограф запечатлел Сета и Дейзи, улыбающихся друг другу. Девушка молча посмотрела на фото, затем подняла вырезку повыше. Ее сердце болезненно сжалось: вспомнился этот момент. Любой, увидев эту фотографию, сразу скажет, что на ней запечатлены люди, искренне любящие друг друга.

Дейзи вернула вырезку Астре.

— Хорошо, что Сет неплохой актер, не правда ли?

— Очень хорошо, — кивнула Астра, но ее глаза остались ледяными.

— Вы должны быть довольны, — заметила Дейзи.

На секунду Астра опешила:

— Довольна?

— Ведь вам была необходима именно такая статья.

— О, конечно. Статья обошла весь мир. Я увидела ее только вчера.

«Наверное, она здорово встревожилась, если бросила все и примчалась сюда, — с мрачной усмешкой подумала Дейзи. — Может быть, Астра не совсем уверена, что Сет притворяется». Неожиданно ей надоело ходить вокруг да около.

— И вы приехали, чтобы узнать, правда это или нет?

Астре явно не понравилось, что у нее перехватили инициативу, но она быстро среагировала:

— О, насчет Сета я не беспокоюсь, но вот немножко беспокоюсь о вас, это я должна признать. Сет очень привлекательный мужчина — мне ли этого не знать? — и раз вы проводили с ним вместе дни и ночи… что ж, мне не хотелось бы, чтобы вам было больно.

— А что, если больно будет Сету?

— О, насчет этого я спокойна. Я знаю Сета. Мы с ним из одного социального круга и понимаем друг друга. Он не терпит сентиментальностей. Как только замечает, что девушка начала к нему привязываться, тут же спешит избавиться от нее как можно скорее. Таких отношений ему не нужно. Он знает, что, когда мы поженимся, я не стану вешаться на него или ожидать, что он целыми днями будет заниматься со мной любовью, — самодовольно добавила она. — У меня хватает дел.

Именно то же говорил и Сет. Но почему так больно слышать это от Астры? Превозмогая себя, Дейзи произнесла ровным голосом:

— Не стоит беспокоиться. У меня нет намерения вешаться Сету на шею.

— Я ожидала, что вы так и скажете. — Астра свысока посмотрела на девушку. — Надеюсь, вы понимаете, я желаю вам только самого лучшего, Дейзи. Я велела своим адвокатам принять все условия Сета, так что брачный контракт можно подписать хоть сегодня. Как только он будет подписан, я разведусь с Димитриосом, и мы с Сетом поженимся. — Она окинула все вокруг довольным взглядом. — Возможно, медовый месяц мы проведем здесь.

Мысль о Сете, занимающемся с Астрой любовью, была словно острый нож, который воткнули и поворачивали в сердце Дейзи; ей пришлось стиснуть зубы, чтобы не закричать от боли. Глухим голосом она проговорила:

— Значит, я больше не понадоблюсь?

— Думаю, Сет согласится, что свое дело вы уже выполнили, — ответила Астра. — Но вы так великолепно работали, что мы решили преподнести вам небольшую премию.

— Какую премию?

Астра взяла со стола длинный замшевый футляр и с покровительственной улыбкбй протянула его Дейзи.

— Мы с Сетом хотели бы подарить вам это в знак нашей признательности.

«Мы с Сетом»! Значит, они уже все обсудили? И, когда она ждала и надеялась, что Сет придет к ней в спальню, он был с Астрой, обсуждал, как получше от нее избавиться! Страдание Дейзи сменилось холодной острой яростью на снисходительность Астры, на Сета, больше всего на себя и свою идиотскую надежду, что все может измениться.

С каменным лицом она открыла футляр. В нем на бархатной подкладке блестел бриллиантовый браслет. Дейзи так и застыла, глядя на него. Такое украшение, должно бьпъ, стоит целое состояние, во много раз превышающее годовой доход ее цветочного магазина.

— Мне известно, что девушки вашей… э-э… профессии не доверяют чекам, — с показной деликатностью добавила Астра.

Дейзи подняла глаза от футляра.

— Моей профессии?

— Дорогая моя, мы все прекрасно знаем, актрисой какого сорта является Ди Пирс! Почему, вы думаете, Сет рассчитывал на нее в первую очередь? — Астра внимательно изучала идеально обработанные ногти. — Я все понимаю. В конце концов, Сет — мужчина, и вполне вероятно ожидать, что, проводя столько времени с девушкой, он станет с ней спать. О, не стоит это отрицать! — сказала она, увидев, что Дейзи замерла от неожиданности. Я это поняла сразу, когда увидела вас на молу. Я не возражаю, ибо отлично знаю, что Сет не будет путать любовь с сексом. Единственное, что меня беспокоило, как я уже говорила, — чтобы этого не сделали вы.

Дейзи тупо уставилась на браслет. Казалось, его блеск смеется над ее мечтами. Секс… Неужели только это в их отношениях имело для Сета значение?

Она неловко закрыла футляр и встала.

— Возьмите вашу премию, — бесцветным голосом произнесла девушка. — Мне от Сета нужны, только те деньги, о которых мы договорились, и я уйду. — Она бросила футляр Астре на колени и вышла.

Ее трясло. Не в состоянии сразу вернуться в дом, она отыскала деревянную скамейку в густых тропических зарослях и плюхнулась на нее. Здесь все было точно так же, как в день ее приезда в Катласс-Кей.

Птицы восхитительно пели где-то в ветвях деревьев; море, синее и сверкающее, уходило за горизонт. Солнце светило, пробиваясь лучами сквозь густейшие зеленые заросли. Гибискус по-прежнему пышно цвел; плющ обвивал веранды домиков. Но для Дейзи теперь весь окружающий мир стал черно-белым. Красочность и яркость тропической природы превратились в унылую однотонность, единственным оставшимся чувством была острая боль, режущая ее изнутри.

Какой же она была дурой! Влюбленной, слепой, безмозглой дурой! Она позволила себе безнадежно влюбиться в него, а он все это время видел в ней лишь вещь, которую купил. Неожиданно все, что говорил и делал Сет, приобрело совершенно иной смысл, и Дейзи с ужасающей ясностью увидела, кем была. Она сама поставила себя в унизительное положение, и если Сет смотрел на нее только как на вещь, которую можно использовать и выбросить, то в этом целиком ее вина.

От отчаяния Дейзи не могла даже плакать. Она просидела так, судорожно сжимая деревянное сиденье скамейки, пока не стемнело. На ее лице отражалось такое опустошение, что человек, косивший траву недалеко от ее скамейки, даже не мог решиться заговорить с ней.

— Мисс Дейзи? — наконец мягко спросил он. — Мисс Дейзи, с вами все в порядке?

— Да, — уныло ответила она. — В порядке.

— Я Уинстон. Можно вас на пару слов?

С неимоверным усилием Дейзи заставила себя собраться.

— Конечно, — она подвинулась, чтобы дать место Уинстону, — садитесь.

Он сел, снова бросив обеспокоенный взгляд на ее бледное лицо.

— Я хотел узнать, что делать дальше, — начал он объяснять. — Весь день ждал, чтобы поговорить с боссом, но он заперся в своем кабинете и велел его не беспокоить. Я хотел выяснить, что дальше делать с тем парнем, которого он попросил для вас найти.

— Том? — с трудом выдавила Дейзи. — Вы нашли Тома?

— Мы разыскали его четыре дня назад, — ответил Уинстон. — Я приглядывал за ним, как велел босс, но теперь парень где-то взял лодку и собирается уезжать. Он не сказал, куда едет, и я не знаю, надо ли его задерживать.

Смысл его слов медленно дошел до сознания Дейзи.

— Вы нашли Тома четыре дня назад? — переспросила она. — Почему же вы нам не сказали?

— Я сказал, — удивленно ответил Уинстон. — Я сообщил боссу, а он велел проследить, чтобы парень не уехал.

— То есть Сет уже четыре дня знал, где Том?

— А он вам не сказал?

— Нет, — прорычала Дейзи. — Не сказал.

Жгучая ярость захлестнула ее. Как посмел Сет скрывать от нее информацию о Томе? Парень уже три дня мог бы находиться рядом с больным отцом, если бы не Сет Каррингтон!

Она, грозно сверкая глазами, поднялась со скамьи.

— Где Том сейчас?

— На Сент-Люсии.

— Вы отвезете меня туда завтра утром?

Уинстон нерешительно произнес:

— Мне нужно обсудить это с боссом!

— Я сама поговорю с Сетом, — твердо сказала Дейзи. — Думаю, он будет рад избавиться от меня!

Дверь в кабинет Сета была еще закрыта, когда Дейзи решительным шагом вошла 6 дом. Уже собравшись постучать, она вдруг передумала и опустила руку. Лучше сначала позвонить матери, чтобы Джим как можно скорее узнал хорошую новость. В спальне был телефон, которым она могла пользоваться. Едва ли Сет придет к ней в спальню, если Астра ожидает его в своем бунгало.

— Ты знаешь, где сейчас Том? — обрадованно воскликнула мать, когда Дейзи все ей рассказала. — Дорогая, это чудесно! Как же тебе удалось его разыскать?

— Это длинная история, мама. Расскажу, когда вернусь. Я только хотела, чтобы ты узнала об этом.

— Я немедленно поеду и сообщу радостное известие Джиму, — сказала мать. Даже несмотря на такое огромное расстояние, Дейзи почувствовала облегчение в ее голосе. — Он, кажется, уже начал терять надежду, но теперь все изменится. Как ты думаешь, когда сможешь вернуться?

— Завтра утром я еду на остров Сент-Люсия и, как только встречусь с Томом, закажу билет на ближайший рейс. По крайней мере через пару дней мы приедем.

В голосе Эллен появилось сомнение:

— А если Том тебя не послушает?

— Послушает, — уверенно ответила Дейзи.

Неожиданный хлопок двери ее комнаты заставил сердце Дейзи испуганно подпрыгнуть. Девушка обернулась. Сет стоял на пороге. Их взгляды встретились, словно столкнулись, и Дейзи показалось, что сейчас в воздух полетят искры.

— Мне надо идти, — сказала она в трубку, не отводя от Сета глаз. — Я сообщу тебе, когда мы приедем.

Она осторожно положила трубку.

— Что все это значит? — с яростью спросил Сет.

Дейзи подошла к шкафу и достала чемодан.

— Я еду домой.

— Что значит «еду — домой»?

— То и значит, — огрызнулась она, искренне радуясь, что гнев по-прежнему поддерживает ее. — Завтра я уезжаю отсюда с Уинстоном.

— Ты никуда не уезжаешь, — резко заявил Сет. — Если ты не забыла, у нас договор.

— Я не забыла. — Дейзи сильно побледнела, но, так как стояла к Сету спиной, он ничего не заметил. — Я выполнила свою часть договора, а теперь хочу получить деньги и уехать.

— Куда уехать? К Тому? — Он словно выплюнул это имя, и Дейзи с гневом повернулась к нему.

— Да, к Тому! — прошипела она. — Я только что очень интересно побеседовала с Уинстоном. Ты же прекрасно знал, как мне было необходимо разыскать Тома. Ты четыре дня назад узнал, где он, и промолчал!

— А почему я должен был сообщать тебе об этом? — грубо перебил ее Сет. — Я не хотел, чтобы ты сбежала со своим любовником прежде, чем я закончу свои дела.

Дейзи не стала объяснять, кем ей приходится Том. Пусть считает любовником!

— Насколько я поняла, во мне больше нет необходимости! Астра сообщила, что я замечательно выполнила свою работу и мои услуги больше не нужны. Конечно, «премия» была неплохой идеей, да только мне нужнее наличные!

— Я ничего не знаю ни о какой премии, но знаю, что ты не получишь ни гроша, пока не выполнишь то, для чего нанята!

— Я уже выполнила, — холодно ответила Дейзи. — А сюда приехала, чтобы найти Тома. Кажется, я его нашла и теперь не собираюсь ни минуты больше находиться рядом с таким самоуверенным, лицемерным ублюдком!

— Лицемерным! Ты хочешь сказать, что я лицемерный! — У Сета от ярости побелели губы. — А как назвать тот спектакль, что ты разыгрывала здесь целую неделю?

— Так и называй — спектакль. — Благодаря гневу Дейзи продолжала держать себя в руках. — Неужели ты думаешь, что я оставалась бы с тобой бесплатно?

Испугавшись выражения глаз Сета, она отступила на несколько шагов назад, но он, ее не тронул.

— Тебе еще не заплатили, — сухо отчеканил он. — Без денег и паспорта, который все еще у меня, ты далеко не уйдешь, если только не решишь добираться вплавь, так что придется тебе остаться здесь; и давай-ка, возвращайся к своей роли.

— У Уинстона есть лодка. Сет скрестил руки на груди. — Уинстон никуда без моего разрешения тебя не повезет.

Опешив, Дейзи уставилась на него.

— Зачем тебе нужно, чтобы я осталась? — просящим голосом сказала она. — Я же тебе больше не нужна.

— Это мне решать.

— Но ты не можешь меня здесь запереть!

— Думаю, ты уже поняла, что я могу сделать что угодно, — неумолимо отрезал Сет, и девушка в бессильной ярости прикусила губу.

Препираться с ним было бесполезно. Сегодня вечером она вряд ли сможет что-то сделать, но если Сет думает, что она сдастся без борьбы, то очень ошибается. У нее целая ночь впереди, чтобы придумать, как уговорить Уинстона довезти ее до Сент-Люсии. Там она скажет, что у нее украли паспорт. Главное — уговорить Тома как можно скорее вернуться домой.

Мозг Дейзи напряженно работал.

— Хорошо, — произнесла она. — Я остаюсь. Но буду спать в соседней комнате.

— Нет, не будешь, — рявкнул Сет. — Все думают, что ты спишь со мной, и я не намерен никого разубеждать в этом.

— Пусть Думают что хотят, — фыркнула Дейзи. — Здесь у каждого свое бунгало, и вряд ли кто ночью будет шататься по коридорам и открывать все двери подряд. К тому же, — ядовито добавила она, — сегодня ночью тебя ожидает Астра, и я не хотела бы мешать. Я вполне могу на эту ночь взять выходной.

— Ах, выходной, — угрожающе тихо приговорил Сет.

— Да, учитывая ночи, проведенные вместе, я нахожу, что свои деньги вполне отработала.

Внезапно Дейзи с ужасом — почувствовала, что вот-вот потеряет самообладание. Она лихорадочно побросала вещи в чемодан и зашагала к двери. Сет не сдвинулся с места. У порога она обернулась и сказала:

— Я не выйду к ужину. Можешь сказать всем, что у меня разболелась голова, если тебя так тревожит их мнение. С меня общения на сегодня хватит!

Это был самый длинный вечер в жизни Дейзи. Она лежала на кровати в соседней комнате и тупо глядела в потолок. Пылающий гнев ушел, осталась лишь ее опустошенная душа. До нее доносились смех и голоса из гостиной. Конечно, они без нее не скучали: веселье было в разгаре: И Сет с ними — улыбается, смеется и шутит, словно ничего не случилось, а может быть, перекинулся несколькими словами лично с Астрой под видом общей болтовни.

Дейзи мучила себя видениями Сета и Астры вместе. Если бы она могла заплакать!.. Но ее словно парализовало, она только бессильно лежала на кровати и смотрела на стену.

Грейс постучала в дверь, обеспокоенно спросив, не хочет ли Дейзи чего-нибудь поесть, но девушка ответила, что не голодна, и экономка, подождав еще немного, ушла.

Вечеринка в гостиной закончилась уже ночью. Дейзи слышно было, как все расходятся по своим бунгало, громко желая друг другу спокойной ночи и глупо смеясь чьим-то шуткам. Она ждала, когда же Сет войдет в соседнюю комнату, но он так и не пришел. Значит, тихонько проскользнул в бунгало Астры. Он, наверное, и сейчас там, его смуглые руки ласкают Астру, а его губы целуют ее. При этой мысли Дейзи пронизала боль, от которой она сжалась в комок.

Надо побыстрее придумать, как сообщить Тому о себе, и немедленно уехать отсюда, твердила себе Дейзи.

Но в то же время, вопреки здравому смыслу, то и дело вспоминала, как сегодня они с Сетом занимались любовью под пальмами, как горячий ветер шевелил листья деревьев и по их телам скользили тени. Волшебство этого дня осталось где-то в прошлом — в далеком прошлом, когда она была счастлива.

Осознание того, как неожиданно исчезло ее счастье, наконец пробило лед, сковывающий сердце Дейзи, и девушка заплакала. Горячие слезы медленно текли по ее щекам, и она даже не пыталась их смахнуть.

На следующее утро ее разбудило солнце. Увидев яркий свет сквозь занавески, она протянула руку в поисках Сета, но не обнаружила его рядом с собой. Дейзи попыталась все вспомнить, и вчерашние события вернулись вновь. Она откинулась на подушку в безутешном отчаянии, нахлынувшем на нее.

Только мысль о Томе заставила ее встать и одеться. Ей необходимо связаться с Томом. Повторяя эти слова как заклинание, Дейзи надела солнечные очки, чтобы скрыть покраснеэшие глаза, и вышла в коридор. Раз уж Уинстон никуда ее не повезет, может быть, он хотя бы передаст Тому записку?

В гостиной никого не было, одна лишь Грейс убирала последствия вчерашней вечеринки. Экономка тревожно посмотрела на Дейзи.

— Вы ужасно выглядите, — с беспокойством сказала она. — Все в порядке?

— У меня… была мигрень, — выдавила Дейзи. — Грейс, вы не дадите мне лист бумаги, пожалуйста? Мне нужно передать с Уинстоном записку.

— Уинстон уехал, — удивленно сказала Грейс, и Дейзи упала на стул.

— У…уехал?

— Около часа назад. — Грейс подошла поближе. — С вами действительно все в порядке?

Дейзи прижала руку ко лбу. Надо было догадаться! Только Уинстон мог помочь ей связаться с Томом, и Сет это знал. Конечно, он нарочно отослал его. Разочарование и ярость добавились к ее отчаянию. Дейзи с трудом встала на подгибающиеся ноги.

— Я пойду лягу, — сказала она, чувствуя острую необходимость побыть одной. — Если кто-нибудь спросит меня, скажите, что я неважно себя чувствую, хорошо?

Утро она провела, лихорадочно обдумывая свои возможности. Когда Сет решительно стукнул и ее дверь и вошел, не дожидаясь ответа, Дейзи даже не взглянула на него.

— Ты не будешь сидеть взаперти весь день. — Его голос напоминал рычание. — Я прекрасно знаю, что ты не больна. Можешь сказать всем, что у тебя болела голова, но немедленно выйдешь к столу.

— Я не хочу есть, — спокойно произнесла Дейзи.

— Хочешь или не хочешь, меня не волнует, сейчас ты пойдешь к гостям, и если хотя бы заикнешься, что у нас с тобой не все прекрасно, то немедленно окажешься на ближайшем острове без денег, без паспорта и уж точно без малейшей возможности разыскать своего драгоценного Тома!

У Дейзи не оставалось другого выбора. Пробормотав что-то о мигрени, она села за стол и принялась возить по тарелке кашу, пока все остальные, подхватив тему мигрени, стали рассказывать о донимавшем их этом недуге. Сет не принимал участия в разговоре. Он казался почти прежним, только губы его были плотно сжаты, да на шее пульсировала жилка.

Обед почти закончился, когда с причала послышался какой-то шум. Поглощенная своей болью и яростью, Дейзи не обратила на это внимания, но через пару минут в столовую вошла Грейс и в нерешительности встала у входа.

— В чем дело, Грейс? — спросил Сет.

— Только что на молу появился какой-то молодой человек, — сказала Грейс. — Садовник увидел его и подошел сообщить, что этo частное владение, но он отказывается уезжать. — Она замолчала, бросив взгляд на безучастно сидевшую за столом Дейзи. — Он говорит, что не уедет, пока не повидает мисс Дейзи.

Услышав это, девушка подняла голову.

— Он хочет увидеть меня?

— Так он сказал.

Отодвинув стул, Дейзи встала и вышла на веранду. На молу стоял коренастый светловолосый молодой человек, в упор глядя на преградившего ему путь садовника. Дейзи замерла и закрыла глаза. Не может быть… Когда она открыла их, он был все там же. Дейзи бегом бросилась к нему.

— Том! О, Том! Слава Богу, что ты приехал!

Глава ДЕСЯТАЯ


— Том, я так рада тебя видеть! — Дейзи обнимала своего сводного брата и рыдала. — Я столько тебя искала!

— Ну, перестань, сестренка! — Том похлопал рыдающую Дейзи по спине, явно удивленный таким приемом. — Не надо плакать. Я здесь. — Тут он понял, что она ему говорит. — Что значит — ты меня искала? Это я тебя искал.

— Меня? — Подняв голову от его плеча, Дейзи удивленно посмотрела на брата. — Откуда ты узнал, что я здесь?

— Я прочитал нелепую статью о том, что ты влюблена в Сета Каррингтона, — ответил Том. — Ее перепечатала одна из местных газет, и я совершенно случайно ее увидел. Я не мог поверить, но твоя фотография… Это казалось совершенно невероятным… Ты и Сет Каррингтон! — Тревога отразилась на симпатичном лице Тома. — Надеюсь, Дейзи, ты понимаешь, что делаешь? Ты всегда была такой невинной, а у Сета Каррингтона небезупречная репутация. Я немало слышал о нем с тех пор, как работаю здесь. Мне кажется, это не тот человек, который тебе нужен. Когда я узнал, что вы собираетесь приехать сюда… решил, что непременно должен убедиться, что все в порядке. К счастью, ты оказалась недалеко, и мне по случаю удалось одолжить лодку. — Он кивнул головой в сторону старенького баркаса, стоявшего позади него у причала, и слегка смущенно продолжил: — И честно говоря, Дейзи, я хотел бы узнать об отце. Мы сильно поругались перед моим отъездом и оба наговорили лишнего. Я хотел связаться с вами, но теперь ты сама скажешь мне, прощен я или нет. Ты же знаешь, каким непреклонным он может быть.

— Не таким, как ты думаешь, — чувствуя, что у нее на глаза наворачиваются слезы, проговорила Дейзи. — Он очень по тебе скучает. — И Дейзи рассказала о болезни его отца и о том, как он хочет снова его увидеть. — Том, прошу тебя, обещай мне вернуться домой как можно скорее. Ты очень нужен Джиму.

— Обещаю. — Том был так потрясен новостями, что Дейзи невольно обняла его, и они застыли в успокаивающих объятиях друг друга. — А как же ты, Дейзи? — чуть погодя спросил он. — Ты поедешь со мной?

Дейзи прикусила губу.

— Это зависит от Сета.

— Что это значит? — возмущенно спросил Том. — Ведь он не может остановить тебя, если ты хочешь уехать.

— Мне трудно объяснить, — нерешительно сказала Дейзи.

Том внимательно посмотрел ей в лицо.

— Ты что, любишь его на самом деле? — недоверчиво спросил он. — Я думал, вся эта история — просто сплетни, раздутые газетами.

— Так и было. — Дейзи находилась на грани отчаяния. — Послушай, я не могу объяснить это сейчас. Пойду и скажу Сету, что мне немедленно надо уехать.

— Пойти с тобой?

— Нет, — быстро ответила она, потому что если Том увидит, как бесцеремонно обращается с ней Сет, то придет в негодование. — Лучше я поговорю с ним наедине. Подожди меня в лодке, я приду по возможности скорее.

— Ладно, — неохотно согласился Том. — Но если Каррингтон попробует причинить тебе вред, сразу же зови меня, — мрачно добавил он.

Проходя мимо столовой, Дейзи заглянула в открытую дверь и обнаружила, что гости по-прежнему сидят за столом, но стул Сета прикрывала дверь, поэтому было неясно, там он или нет. Дейзи решила сначала собрать вещи, а потом найти Сета.

Но он сам ее нашел. Стаpaтельно отгоняя воспоминания, Дейзи заканчивала складывать вещи в чемодан в их спальне. Не успела она захлопнуть крышку чемодана, как Cет распахнул дверь комнаты.

Его лицо было непроницаемым, а взгляд — стальным. Подойдя к кровати, он швырнул на чемодан ее паспорт и какой-то конверт.

— Это тебе не помешает, — процедил он. Дрожащими руками Дейзи взяла их.

— Ты хочешь сказать, что я могу уехать?

— После той трогательной сцены, свидетелем которой я невольно стал, едва ли кто-то поверит, что ты все еще любишь меня. Присутствующим сообщу, что у тебя плохие новости из дому, и, без сомнения, любой мне скажет, что я свободен от наших с тобой отношений. Вполне понятно, что ты даже не намерена зайти попрощаться с остальными. Но все равно мне ты больше не понадобишься, — так же равнодушно произнес он. — Астра вот-вот подпишет брачный контракт, так что мы объявим о свадьбе, как только она получит развод.

— Понятно, — уныло ответила Дейзи. Не в состоянии поднять глаза на Сета, она открыла конверт. Там лежала толстая пачка хрустящих стодолларовых купюр.

— Я подумал, что ты предпочла бы наличные, — с презрительным видом сказал Сет. — Можешь пересчитать, если хочешь, но там сумма, о которой мы договаривались, и премия за то, что ты вела себя гораздо убедительнее в постели, чем вне ее. Думаю, это самое меньшее, чего ты могла ожидать от меня за свои услуги сверх договора, которые ты так страстно оказывала.

Дейзи побелела. Восхитительные, незабываемые часы, которые они провели вместе… желание, восторг и волшебное очарование… все это сведено к услугам! Она машинально сунула пачку денег обратно в конверт.

— Мне не надо пересчитывать, — еле слышно проговорила она.

Взяв чемодан, Дейзи вышла в коридор. Казалось, что все происходит в каком-то ночном кошмаре. Чтобы передвигать одну ногу за другой, приходилось прилагать огромные усилия, потому что каждый ее нерв отчаянно требовал вернуться, подбежать к Сету и умолять разрешить остаться. Дейзи чувствовала идущего позади нее Сета, но никто из них не произнес ни слова.

Грейс вышла из столовой, когда Дейзи проходила мимо. На ее лице отразилось изумление, а потом недоумение, когда она увидела чемодан.

— Мисс Дейзи! — воскликнула она. — Случилось что-то плохое?

— Да, — отрезал Сет. — Она возвращается домой.

Грейс выглядела такой растерянной, что Дейзи поставила чемодан и обняла экономку.

— До свидания, Грейс, — сказала она, глотая слезы. — Спасибо вам за все.

— О, мисс Дейзи… — Грейс тоже обняла ее. — Возвращайтесь сюда поскорее!

Нет, она не вернется. Дейзи вышла на веранду и спустилась по ступенькам. Ее ослепил резкий дневной свет. Она никогда не вернется. Никогда больше не услышит в ночи треска насекомых, обитающих в тропических зарослях, и плеска тихих волн, разбивающихся о рифы. Никогда не проснется от лучей яркого солнца, пробивающихся сквозь занавеску, не зароется ступнями в мягкий белый песок пляжа под кокосовыми пальмами. Никогда не будет плавать в прозрачной воде, окутанная счастьем, солнцем и теплом.

Никогда больше не увидит Сета, не коснется руками гладкой кожи его сильного тела, никогда не почувствует, как он улыбается, уткнувшись ей в плечо.

Никогда.

Дейзи споткнулась и обернулась, словно пораженная осознанием того, что все это никогда не вернется. Сет стоял на верхней ступени с непроницаемым лицом.

— До свидания, — срывающимся голосом сказала она.

Чего она ожидает от него? Что он заключит ее в объятия? Возьмет на руки и понесет наверх, в спальню, и скажет, что любит ее?

— До свидания, — ответил он.

Он отпускает ее. Стоит и смотрит, как она буквально уходит из его жизни. На мгновение Дейзи задержала взгляд на лице Сета, но в его глазах не было ни малейшего сожаления. Она повернулась и медленно побрела прочь.

Заливаясь слезами, девушка кое-как добралась до лодки. Том ожидал ее. Он взял ее чемодан и поставил на дно баркаса. Спрыгнув вниз, протянул ей руку, чтобы помочь спуститься. Вопреки воле, Дейзи помедлила и оглянулась. Еще не все потеряно. Сет может вернуть ее, может позвать назад… Но нет, он спокойно стоял на ярком солнце и смотрел, как она уезжает.


Дейзи оперлась на руку Тома и спрыгнула в лодку. Заработал мотор, лодка дрогнула и отошла от причала. Том осторожно провел ее через рифы и направил в открытое глубокое темно-синее море. На минуту показалось, что мотор вот-вот заглохнет, но Том открыл клапан, и лодка с громким ревом помчалась вперед к самому горизонту.

Дейзи не оборачивалась, но когда Том взглянул ей в лицо, то увидел, что по ее щекам медленно текут слезы.

Их возвращение в Англию прошло в полном молчании. Том был погружен в думы о больном отце. Дейзи понимала, что должна успокаивать и ободрять брата, но ей казалось, что она попала в какой-то густой туман, сотканный из страданий, и с трудом держалась сама, осознавая, что если поддастся отчаянию, то рассыплется на мельчайшие осколки, как ее разбитое сердце.

Дейзи раньше никогда не подозревала, что существует такая боль, но, увидев лицо Джима, когда Том вошел к нему в палату, поняла, что ни о чем не жалеет. Когда первые восторги улеглись и Джиму необходимо было предоставить отдых, он подозвал к себе Дейзи, крепко пожал ей руку и дрожащим голосом произнес:

— Не знаю, как тебя и благодарить! Увидеть Тома и забыть навсегда нашу глупую ссору так много значит для меня, что я не могу это выразить в словах…

Глаза Дейзи наполнились нежданными слезами.

— Не благодари меня, Джим, — сказала она. — Лучше поправляйся.

Джим выглядел усталым, но в нем появилась какая-то уверенность.

— Теперь я знаю, что поправлюсь.

И Джим действительно начал поправляться. Конечно, его состояние улучшалось медленно, но наступил день, когда Джима выписали из больницы.

— Я уж и не надеялась, что снова буду счастлива, — сказала Эллен Дейзи в тот вечер. Джим еще быстро уставал, и Том повел его наверх в спальню. — Джим дома, и Том подтвердил, что вернулся насовсем.

— Правда? — обрадовалась Дейзи. Пока ее не было, дела в магазине шли кувырком, и теперь она была так завалена работой, что не находила времени поговорить с Томом наедине.

— Он уехал только из-за того, что Джим заставлял его непременно заняться семейным бизнесом, но теперь, когда он достаточно намотался по свету, берясь за всякую работу, думаю, решил осесть на одном месте. Том уже был на фирме и теперь вникает в самую суть дела. — Эллен сияла от счастья. — В общем, все замечательно! Теперь мы все можем быть счастливы, правда?

Дейзи печально посмотрела в окно.

— Да, — безжизненным голосом отозвалась она. Стоял теплый летний вечер, золотые блики закатного солнца проникали сквозь листья платанов, но перед глазами Дейзи возникли пальмы, четко вырисовывающиеся на фоне голубого неба, и солнце, отражающееся в воде. «Может быть, сейчас Сет лежит с Астрой в тени и гладит рукой ее загорелую кожу? Думает ли он обо мне? Помнит ли?»

Дейзи старалась не думать о Сете, но это было равносильно попыткам не дышать. Иногда Дейзи казалось: от всех чувств осталась только боль. Она надеялась, что ужасная пустота исчезнет, когда она вернется к обычной жизни, но стало еще хуже. Бесполезно было убеждать себя, что все равно это закончилось бы именно так. Она и Сет — из разных слоев общества. Несколько недель, проведенные вместе, ничего не могут изменить в реальной жизни. Сказка закончилась, и с этим надо смириться.

Она убеждала себя, уговаривала, но все было напрасно — ее любовь к Сету стала для нее самым большим счастьем и самой большой мукой. Ей казалось, что никогда не пройдет эта ноющая боль от потери, не заживет рана в сердце.

Думать о Сете было больно, однако еще больнее было не знать, где он. Дейзи читала колонки светской хроники и боялась увидеть сообщение о разводе Астры или ее фотографию с Сетом.

Прошел целый месяц после ее возвращения домой, а о Сете не было никаких вестей. Такое длительное молчание ее озадачивало и мучило, хотя дома, при матери и Джиме, она старалась ничем не выказывать своего состояния.


Летом в цветочном магазине всегда много работы, и Дейзи была рада этому, потому что отвлекалась от невеселых мыслей хотя бы днем. Но ночью воспоминания с новой силой принимались осаждать девушку, и она изнемогала от боли и тоски по Сету, по его прикосновениям, по вкусу его губ, по ощущению его уверенных рук на своем теле.

Иногда Дейзи зажмуривала глаза и молилась. Ей хотелось снова оказаться на широкой кровати под москитной сеткой и чтобы рядом был Сет. Бывало даже, что ночью Дейзи перекатывалась на бок в поисках Сета, но, не обнаружив его, открывала глаза и долго смотрела в пустую темноту комнаты — сквозь занавеси вместо лунного света пробивался свет фонарей, а вместо звуков ночного острова слышался шум машин.

Эллен тоже пришлось вернуться на работу в цветочный магазин. Несмотря на все усилия Дейзи, мать все же заметила, что дочь превратилась в тень и утратила былые веселость и живость — ранее неотъемлемую часть своего характера. Но когда Эллен попыталась выяснить, в чем дело, девушка только покачала головой.


Однажды Дейзи находилась в задней части магазина и подбирала букет для дня рождения, стараясь не вспоминать о тех цветах, что собирала на острове Сета. Ей как раз хотелось немного побыть одной, а не улыбаться все время покупателям. Лиза развозила букеты, а Эллен беседовала у прилавка с одной из постоянных клиенток. Дочь миссис Грегори после нескольких лет упорного сопротивления наконец-то согласилась выйти замуж, и теперь они оживленно обсуждали, какие подобрать букеты для церемонии.


Хлопнула входная дверь. Дейзи в этот момент отрезала ленту, чтобы обвязать букет. Она надеялась, что мать выполнит заказ вошедшего клиента, но, видимо, миссис Грегори требовалось все ее внимание.

— Дейзи, — окликнула ее Эллен и вежливо добавила, обращаясь к посетителю: — Она сейчас выйдет.

Девушка вздохнула. С ножницами и лентой в руках она вышла из-за бамбуковой занавески и увидела, кто стоит по другую сторону прилавка.

Сердце ее остановилось, и в какой-то момент ей показалось, что оно больше не забьется. От перенесенного шока она потеряла способность чувствовать и дышать, но вдруг безудержная радость охватила ее, и сразу же остановившееся было сердце забилось вновь.

— Здравствуйте, — сказал Сет. Он похудел, а в глазах появилась странная неуверенность, но это был он. Дейзи хотелось дотронуться до него рукой, чтобы убедиться, не мираж ли это, но горькие воспоминания тут же остудили первую вспышку радости от встречи с ним.

— Что ты тут делаешь? — спросила она каким-то странным голосом.

— Дейзи! — испуганно воскликнула мать, но Сет словно ничего не заметил. Если бы девушка не так хорошо его знала, то могла бы подумать, что он в растерянности.

— Мне нужны цветы, — ответил Сет, и Дейзи готова была поклясться, что он сказал первое, пришедшее ему в голову.

Зачем он тут? Хочет поиздеваться над ней?

Если он решил вести эту игру, что ж, она ему подыграет.

— Вот, посмотрите, что у нас есть, — выдавила она, указывая головой на букеты высоких роз и подсолнухов, дельфиниумов и маргариток, душистого горошка и ирисов. — Выбирайте, что вам нравится…

— Выберите лучше сами, — сказал Сет. — Мне нужен букет.

Дейзи с каменным лицом спросила:

— Для какого случая?

Краем глаза она видела, как нахмурилась ее мать, услышав ее тон, но ей было все равно. Больше всего на свете она желала увидеть Сета, но никак не ожидала, что это будет так больно и тяжело.

— Самый романтический, какой вы можете составить, — произнес Сет, не отводя взгляда от ее лица. — Цена меня не волнует. Я хочу подарить его любимой девушке.

«Зачем он так со мной поступает?» Дейзи хотелось закричать, но миссис Грегори продолжала беседовать с ее матерью, и Дейзи ничего не оставалось, как обогнуть прилавок и начать подбирать букет. Она составила самый красивый букет, стараясь показать ему, что ей все равно, кому он предназначен. Склонившись к сладко пахнувшим цветам, Дейзи чувствовала на себе пристальный взгляд Сета.

Дрожащими руками она украсила букет листьями и обернула в целлофан. Несмотря на шоковое состояние, вкус не изменил ей, и букет из розовых и голубых цветов в обрамлении белой гипсофилии был замечательным. Девушка чувствовала, как ее начинают душить слезы, и изо всех сил старалась сдерживать их. Она не станет плакать при Сете. Не станет.

Гордо выпрямившись, она повернулась и положила букет на прилавок.

— Сколько с меня? — даже не глядя на цветы, спросил Сет.

Когда Дейзи назвала ему цену, он протянул ей свою кредитную карточку. Дрожащими руками она кое-как засунула карточку в кассовый аппарат, а потом оформила чек к оплате. Казалось, эта процедура длилась целую вечность, но наконец Сет подписал чек, и она вернула ему кредитку и квитанцию.

— Спасибо, — сказал он, убирая бумажник во внутренний карман пиджака, и взял букет в руки.

Дольше сдерживать слезы у нее не было сил. Пробормотав «до свидания», Дейзи бросилась в заднюю часть магазина и, рухнув на стул и закрыв лицо руками, дала волю слезам.

Послышались мягкие шаги и шорох бамбуковой занавески.

— Дейзи, почему ты плачешь? — раздался голос Сета.

— Я не плачу, — всхлипнула она.

— Хорошо, почему ты не плачешь?

Услышав нотку веселья в его голосе, Дейзи замерла.

— Это тебя не касается, — снова глухо всхлипнула она. — Уходи.

— Я никуда не уйду, пока не отдам тебе это, — твердо произнес Сет, и Дейзи, опустив руки, увидела в его руках свой букет.

— Мне не нужны цветы Астры! — сказала она, смахивая с лица слезы.

— Я их купил не для Астры, — ответил Сет. — Я купил их для той, которую люблю. — Он помолчал. — Я купил их для тебя, Дейзи.

Наступило долгое-долгое молчание.

— Для меня? — наконец прошептала она.

— Для тебя.

Очень медленно она подняла взгляд. В серых глазах сквозила такая тревога, что ее сердце снова сильно забилось.

— Но… но ты же женишься на Астре.

— Нет, не женюсь, — ответил Сет. — Я думал, что хочу жениться на ней, до тех пор, пока не повстречал тебя и не понял, что такое любовь. Я был уверен, что никогда этого не узнаю, — медленно говорил он, глядя Дейзи в глаза. — Много раз я видел, что любовь ничего не стоит и не значит, потому решил: такая любовь мне ни к чему. Но то, что мои родители называли любовью, оказалось ничем по сравнению с моими чувствами, которые я испытывал, глядя в твои синие глаза. Я уверял себя, что и это не любовь, что желание касаться, обнимать тебя — всего лишь физическое влечение, но, едва я видел, как кто-то — Джеймс Джиффорд-Голд, например, — хищно смотрит на тебя, мне хотелось убить его.

— Ты не мог меня любить, — вырвалось у Дейзи. — Ты так ужасно вел себя со мной!

— Знаю. — Улыбка Сета слегка искривилась. — Я был грубым, высокомерным. Я злился на себя за то, что позволил себе влюбиться в тебя. Я считал тебя всего лишь дешевой актрисой, но твои глаза были такими ясными, а поцелуи такими сладкими, что я смущался. Мне нужна была именно второсортная актриса, поэтому я выбрал Ди Пирс, но не хотел, чтобы ты была такой.

Я обнаружил, что интересен тебе, и тут же испугался выставить себя полным дураком. Ты не скрывала ни того, чем занимаешься, ни того, чего хочешь, а я готов был отказаться от своих продуманных планов в отношении тебя! Я стал неуверен в себе и все сваливал на тебя. — Он помолчал. — Я знаю, Дейзи, что не давал ни малейшего повода для любви к себе. И не буду винить, если ты скажешь, что не хочешь меня больше видеть.

— Тогда почему же ты пришел? — прошептала Дейзи. Она встала и, чтобы не упасть, держалась за спинку стула.

— Потому что никогда не буду счастлив без тебя. Я не смог забыть долгие ночи, которые мы провели вместе, и надеялся, что и ты помнишь их. — Сет замолчал и виновато посмотрел на Дейзи. — Ты ведь помнишь, Дейзи?

Помнит? Помнит ли она жаркие тропические ночи? Помнит ли прикосновения его рук, его тело и то блаженство, которое они испытывали вместе?

— Да, — хрипло ответила она. — Помню. Ее взгляд упал на букет, и она заметила, как сильно он сжимает стебли цветов. При виде его побелевших от напряжения костяшек пальцев Дейзи поняла: перед ней стоит не высокомерный и самоуверенный магнат, а обычный влюбленный мужчина.

— Эти цветы действительно для меня? — медленно спросила она.

— Да. — Казалось, Сету говорить еще труднее, чем Дейзи.

— Ты действительно меня любишь?

— Да, — сказал он, и Дейзи протянула к нему руки.

— Тогда я возьму их.

Сет отдал букет, и Дейзи улыбнулась.

— Спасибо, — сказала она и поцеловала его в щеку.

Сет с жаром прижал девушку к себе и зарылся лицом в ее кудри.

— Дейзи… — прошептал он. — Дейзи, скажи, что ты любишь меня.

— Я люблю тебя, — одновременно смеясь и плача, произнесла Дейзи. Про цветы, зажатые между их телами, она уже забыла. — Конечно, я люблю тебя.

Сет, слегка ослабив объятия, еще раз посмотрел ей в лицо.

— Правда? — спросил он.

— Правда-правда, — ответила она. Ее глаза застилали слезы.

— Значит, ты ко мне вернешься? Ты выйдешь за меня замуж?

— Да, да… о, да! — воскликнула Дейзи. Сет поцеловал ее.

Поцелуй длился очень долго.

— Давай уберем эти чертовы цветы, — нервно сказал он, отшвыривая букет в сторону и снова привлекая девушку к себе. — Дейзи, я так по тебе скучал. Я даже не подозревал, как сильно люблю тебя, пока не увидел тебя в объятиях Тома, но признаваться в любви было слишком поздно… Тот день — самый ужасный в моей жизни…

— Мне необходимо было уехать, — ответила Дейзи, уткнувшись лицом в его шею. — Я хотела убедиться, что Том поедет домой.

— Знаю, дорогая. Если бы я не был таким ослом, то сразу выслушал бы твои объяснения относительно Тома и не страдал бы целый месяц. После твоего отъезда я был в отчаянии и сообщил Астре и всем остальным, что они могут остаться, если хотят, а я возвращаюсь в Нью-Йорк. Думал, что мне будет легче находиться в местах, которые не связаны с тобой, но ошибся. Я промучился три недели и вновь вернулся на остров, поскольку понял, что лучше быть там, где свежи воспоминания о тебе. — Сет с печальной улыбкой поцеловал ее волосы. — Наконец Грейс открыла мне глаза. Она спросила, как я мог быть таким глупцом, что отпустил тебя, и сообщила, что Том — твой брат. Я радовался этой новости как ребенок.

— Мне следовало тогда настоять и рассказать тебе все, — задумчиво произнесла Дейзи.

— Я бы не стал слушать, — усмехнулся Сет, — потому что сильно ревновал. Я привез тебя на свой остров и хотел, чтобы ты принадлежала только мне, но тут же узнал, что ты разыскиваешь другого мужчину. Ты предложила мне провести наше время вместе как можно приятнее, и я решил, что так и сделаю, но думать о тебе с другими не мог. Когда Уинстон, со свойственным ему умением, разыскал Тома, я не удержался перед соблазном задержать тебя еще на несколько дней и промолчал. — Он чуть-чуть запрокинул голову Дейзи и стер пальцами следы слез с ее лица. — Прости меня, дорогая, — проговорил он. — Может быть, и твой отчим когда-нибудь простит меня за то, что я задержал на несколько лишних дней его сына?

— Конечно, простит, когда увидит, как я счастлива, — вздохнула Дейзи, прижимаясь к его такому родному телу. В эти горькие одинокие ночи она думала, что никогда больше не увидит Сета, а теперь он здесь, обнимает и целует ее. — Это не сон, скажи мне? — спросила она, внезапно испугавшись, но почувствовала, как он улыбается.

— Только если наш общий сон.

Некоторое время они стояли молча, а потом, отстраняясь от него и поднимая голову, Дейзи спросила:

— А что с Астрой?

— Разве ты не слышала? Она решила, что ей лучше остаться замужем за Димитриосом, и они объявили, что собираются завести ребенка.

Дейзи застыла в изумлении.

— Но… она хотела выйти за тебя!

— Теперь расхотела. — Сет весело улыбнулся. — Астра предпочитает иметь несколько вариантов, поэтому так долго тянула с брачным контрактом… Она не возражала против того, чтобы я пригласил тебя на роль «своей невесты», но, прочитав о нас статью в газете, заподозрила недоброе.. Ведь она знала, что я не такой уж хороший актер. Увидев нас на причале, она сделала свои выводы и приложила максимум усилий, чтобы разлучить нас…

— И ей это удалось, — дрогнувшим голосом произнесла Дейзи и рассказала, как Астра пыталась уговорить ее уехать в обмен на бриллиантовый браслет. — Я была уверена, что вы вместе приняли такое решение, и, когда ночью ты не пришел в свою комнату, подумала, что ты остался у Астры.

— Как ты могла такое подумать? И это после того дня, который мы провели вместе?..

— Тогда где же ты был?

— На пляже, — ответил он. — Я не мог лечь на эту кровать без тебя. Всю ночь я просидел там, убеждая себя, что лучше отпустить тебя, и добился того, что захотел тебя еще сильнее.

— О, Сет, сколько же времени мы потеряли! — воскликнула Дейзи.

Сет увлек ее в угол комнаты, где стояло большое кресло, и посадил к себе на колени.

— Мы все наверстаем, — пообещал он, и они замерли в глубоком долгом поцелуе.

— Мне было так плохо, — наконец выдохнула Дейзи, покрывая поцелуями его лоб и волосы. — Я все время ждала объявления в газетах о вашей свадьбе. Астра сказала, что вот-вот получит развод.

— Мне она сообщила то же самое и добавила, что ей удалось откупиться от тебя. Она ждала, что я обрадуюсь избавлению от досадной «помехи», как она тебя назвала. Мне пришлось объяснить мой отказ жениться на ней. Как я и ожидал, контракт был уничтожен ее адвокатами. Это получилось не очень красиво. Астру никогда не отвергали. Она заявила, что я, должно быть, сошел с ума, если отказываюсь от союза с ней, и не верит, что я упускаю такую фантастическую возможность только из-за тебя. Но когда поняла, что я принял окончательное решение, то сочла за лучшее вернуться к Димитриосу.

Дейзи слегка отстранилась.

— Сет, ты уверен, что поступаешь правильно? — с сомнением спросила она, теребя его галстук. — Раз это фантастическая возможность?

— Единственная моя возможность — ты, — твердо ответил Сет, целуя ее ладонь. — Я могу заключать любые сделки, но ни одна из них ничего не значит, если тебя не будет со мной. За последний месяц я отлично понял это. Когда тебя нет рядом, мне так пусто и одиноко… — Его серые глаза смотрели на нее тепло и нежно. — Без миллионов Астры я обойдусь, — продолжал он, — но без твоей улыбки, без наших ночей не могу.

Его глаза сказали Дейзи все, что она хотела знать.

— Я буду рядом с тобой столько, сколько ты захочешь, — тихо произнесла она.

— Ты будешь со мной всегда.

— Что ж, будем подписывать брачный контракт? — поддразнила его Дейзи.

— Нам он ни к чему. Единственный необходимый для контракта пункт — о том, что я никогда тебя не отпущу.

— Ну, ладно. — Дейзи изобразила вздох и снова обвила его шею руками. — Если так, мне остается только подписать его!

Позже, когда Эллен, заглянув за занавеску, увидела счастливую дочь, сидящую на коленях у Каррингтона, она тактично ретировалась.

— Как ты меня нашел? — спросила Дейзи Сета после очередного долгого поцелуя, опустив голову ему на плечо с чувством невыразимого удовлетворения.

— С огромным трудом. — Сет убрал с лица девушки капризный локон. — Я с ужасом обнаружил, насколько мало о тебе знал. Не найдя твоего телефона в справочнике, я только потом сообразил, что ты, вероятно, живешь с матерью и отчимом и следует искать тебя под фамилией Джонсон. А ты знаешь, сколько Джонсонов в Лондоне? Но потом мне неожиданно повезло. Приятель сообщил мне, что его друг завел себе сногсшибательную подружку по имени Ди Пирс, и конечно, я вспомнил, что это твоя подруга.

— Ах, — испуганно выдохнула Дейзи. Она совсем забыла, что так и не рассказала Сету об истинной причине их знакомства. Она бросила на него быстрый взгляд, и он, несмотря на все попытки сохранить серьезность, рассмеялся.

— Только это ты и можешь сказать? — весело спросил он. — Мне удалось встретиться с Ди, и между нами произошел весьма неловкий разговор — пока я не понял, что она не получала от меня письма и что среди ее подруг нет никакой Дейзи Диар. Но зато она сообщила, что ее письма нередко попадали на Лоуренсстрит вместо Лоуренс-Кресент, и тогда все стало объяснимо.

— Я пыталась вернуть ей письмо, — оправдывалась Дейзи. — Но когда узнала, что она уехала, то подумала: это судьба и я не должна ей противиться. Тем более, что мне было необходимо разыскать Тома. А Ди разозлилась, когда обо всем узнала?

Сет покачал головой.

— Она очень счастлива со своим парнем, кажется, даже забеременела, так что мой рассказ, скорее, ее просто позабавил.

— Очень хорошо. — Дейзи поцеловала его пониже уха, где пульсировала жилка, вспомнив, что именно так целовала его в первый раз, стараясь доказать, что она актриса. — Сет, мы обязаны поблагодарить почтовое отделение. Если бы они доставили твое письмо по нужному адресу, мы никогда бы не встретились.

От этой мысли она содрогнулась, и Сет крепче прижал ее к себе.

— Если хочешь, я напишу им благодарственное письмо, но не считаю это исключительной заслугой почты. Мы с тобой созданы друг для друга, Дейзи Диар, и письмо в твой ящик опустила сама судьба!



home | my bookshelf | | Случай или судьба? |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу