Book: Женская логика



Женская логика

Джейн Хеллер

Женская логика

Пролог

Этот ежедневный ритуал совершается в каждой семье. И хотя участвуют в нем мужчина и женщина, он не имеет ни малейшего отношения к сексу.

Каждый вечер миллионы мужей и жен садятся за ужин. Они приступают к еде, кладут на тарелку кусочек того, ломтик этого. Однако противостояние дает о себе знать прежде, чем кто-либо успеет произнести: «Передай мне соль, пожалуйста». И состоит оно вот в чем: жена пытается заговорить с мужем, а муж ведет себя так, будто не замечает этого. Тогда жена делает вторую попытку, на что муж строит такую гримасу, будто бы не может понять, чего от него хотят. Жена начинает сердиться, а муж либо занимает оборонительную позицию, либо спасается бегством и находит пристанище в своем воображаемом убежище. Надо заметить, что этот ритуал свершается в любой семье, вне зависимости от возраста и убеждений ее членов. А как же иначе? Из этого соткана наша жизнь.

Я не хочу сказать, что все женщины общительны, а все мужчины замкнуты. Есть на свете и молчаливые женщины, из которых невозможно вытянуть слово, и мужчины, раздражающие женщин своей излишней болтливостью. Но в большинстве семей жены любят и умеют говорить, а мужья сильно отстают от них в этом искусстве. По крайней мере, к такому выводу я пришла, когда мне было одиннадцать лет.

В этом нежном возрасте я была начитанным, любознательным, но не слишком общительным ребенком. Возможно, у меня почти не было подруг потому, что я всегда сидела за первой партой, тянула руку и знала ответы на все вопросы. К тому же я мало заботилась о нарядах и совсем не думала о мальчиках и развлечениях. Иными словами, была занудой, всезнайкой.

Больше всех детских развлечений и даже больше школьных занятий меня интересовали мои родители — вернее, их неумение ладить друг с другом. Я была свидетелем их ежедневных столкновений за обеденным столом. Родители становились для меня любопытнейшим объектом наблюдений. Помню, например, такую сцену:


Мать. Ты никогда не говоришь со мной, Алан.

Отец. Хватит об этом, Шелли.

Мать. Нет, не хватит! Неужели тебе трудно просто рассказать о том, что ты делал сегодня?

Отец. Я же тебе уже все рассказал. День прошел нормально.

Мать. Что значит «нормально»? И после этого ты еще хочешь, чтобы у нас с тобой были хорошие отношения? О каких отношениях может идти речь, если ты не желаешь даже поговорить со мной?

Отец (повышает голос). До чего же мне надоело копаться в наших отношениях! Чем больше ты говоришь о них, тем меньше мне хочется их улучшать!


И так далее. Я ничего не понимала в их разговорах, но мне казалось, что они ссорятся по пустякам.

Как ни печально, моя родители развелись, когда я училась в старших классах. Мне не давала покоя мысль, что я не сумела вовремя разобраться, почему они не смогли найти общий язык. Убежденная в том, что причиной разрыва между родителями послужила папина некоммуникабельность, я дала себе клятву посвятить себя исследованиям и найти способ лечения этого мужского недостатка.

И я со своей задачей справилась. Работая над докторской диссертацией в области лингвистики, я убедилась, что случай моих родителей не уникален. Чтение научных трудов позволило мне сделать вывод, что в подавляющем большинстве случаев женщины оказываются более умелыми и гибкими собеседниками, чем мужчины. «Интересно, — подумала я, — а что, если бы мужчины научились разговаривать с женщинами так же, как женщины общаются друг с другом? Если бы мужчины освоили женскую речь, стало бы в нашем мире больше гармонии?»

Эти вопросы легли в основу методики доктора Виман (меня зовут Линн Виман), которую я представила в своей диссертации, а позже, в расширенном виде, в книге, ставшей бестселлером. Суть методики заключалась в том, что мужчину можно лингвистическим путем научить общению с женщиной. Моя теория гласила, что, внося корректировки в модели речи мужчин, обучая их подбирать и правильно произносить слова, можно всего за несколько месяцев превратить самых невежественных и лингвистически безграмотных представителей сильного пола в достойных и внимательных к чужим чувствам спутников жизни.

В двух словах: методика доктора Виман была рассчитана как на тех мужчин, которые упорно молчат за обеденным столом и не умеют вести деловые беседы, так и на тех, кто слишком часто позволяет себе пошлые шутки.

И ко мне пришла слава! Настоящая, хоть и мимолетная. Вслед за книгой появилась радиопередача, а затем и колонка в газете, и ежемесячные появления в программе «С добрым утром, Америка!», и прибыльная частная практика. Я стала пользоваться авторитетом у коллег и популярностью у пациентов. Все это продолжалось до тех пор, пока в моей жизни не произошел драматический поворот, после которого моя карьера покатилась под откос.

Но хватит рассуждать о превратностях судьбы. Лучше представьте себе меня такой, какой я была до провала, — новоявленным Пигмалионом, как меня окрестил Дэвид Леттерман. Вспомните Генри Хиггинса, научившего Элизу Дулиттл разговаривать, как леди. А я учила мужчин разговаривать с леди. Иными словами, отнеситесь к моей истории как к попытке создать женский вариант «Пигмалиона».

Итак, это роман о языке — и, конечно, как вы уже догадались, о любви. А также о том, как можно потерять все в один миг и как потом вернуть утраченное. Мой роман — это поучительная история, к которой подошел бы такой эпиграф: «Остерегайтесь умной женщины, желающей свести с вами счеты!»

1

— Пожалуйста, повторите сцену ужина заново, Рон. С самого начала. И на этот раз говорите прямо в микрофон.

— Хорошо, доктор Виман.

— И еще я вас прошу сделать ударение на слове «твой». Вот так: «Как прошел твой день, Мэрибет?» Выделите интонацией это слово, и тогда ваша жена почувствует, как она дорога вам, и тоже расскажет о своем трудовом дне. Понятно?

— Конечно, доктор Виман. Как вам будет угодно.

— Исключите, пожалуйста, из своего лексикона выражение «как вам будет угодно», Рон. Не употребляйте его, когда разговариваете с женщиной. Оно звучит так, будто вам все равно.

— От меня вы его больше не услышите. Никогда.

— Отлично. Теперь повторите свою реплику еще раз.

Рон придвинулся поближе к микрофону.

— Как прошел твой день, Мэрибет?

— Ох, Рон… Вы сделали ударение не на том слове. Выделяя слово «день», вы придаете высказыванию оттенок враждебности.

Неодобрительно покачав головой, я перемотала кассету и дала моему клиенту послушать запись.

— Можно подумать, что вы скорее умрете, чем позволите Мэрибет рассказать о ее дне.

— Да, я и в самом деле лучше бы умер! — простонал он. — Меня совершенно не интересует история о том, как секретарша с ее работы сбросила тридцать фунтов при помощи диеты «стройная фигура за неделю». По-вашему, я должен был бы сиять от счастья за нее? Мало того, вы еще предлагаете мне просить жену говорить об этом за ужином!

— Успокойтесь, Рон. Вы ведь сами пришли сюда за помощью.

— Да, потому что Мэрибет угрожала мне разводом, если я не обращусь к вам. А я не хочу терять ее. Я просто хочу, чтобы она не донимала меня, когда я ем!

— Рон, вы должны усвоить, что «болтовня» Мэрибет — это просто попытка наладить с вами контакт. Как я сказала вам вначале, женщины придают общению огромное значение. Мы используем слова, чтобы добиться взаимопонимания с мужчинами. Мы чувствуем себя незащищенными и нелюбимыми, когда мужчины безучастны к нашей болтовне. Если бы вы внимательно слушали Мэрибет и поддерживали разговор, вы бы тем самым показали ей, что она вам небезразлична. Она бы тогда с готовностью ответила вам тем же, и ваши отношения сразу бы стали лучше. Можете не сомневаться.

— Нисколько не сомневаюсь, доктор Виман. Если бы вы не разбирались в подобных вещах, то не достигли бы таких успехов.

— Спасибо, Рон, но я считаю, что мой успех объясняется очень просто: я всей душой верю в то, что говорю. Для меня нет лучшей награды, чем наблюдать, как мои пациенты обучаются и развиваются с помощью моей программы.

— Понятно, но одного я все равно не могу постигнуть.

— Чего же?

— Почему именно мужчина должен обучаться и развиваться? Почему вы во всем вините нас?

Я улыбнулась. Мне часто задавали этот вопрос.

— Я никого не виню, Рон. Но я хочу, чтобы вы поняли: женщины разговаривают не так, как мужчины. Некоторые полагают, что мужской стиль разговора должен быть принят повсеместно. Чтобы научиться говорить, как мужчины, некоторые женщины даже берут специальные уроки. По моему мнению, это пустая трата денег. Я утверждаю, что за основу должен быть принят женский стиль, потому что он меняет отношения между полами к лучшему. Это доказано опытом. Вы понимаете?

— Пытаюсь понять.

— Видите ли, времена меняются, и сейчас на пьедестал возводится способность чувствовать и сострадать. Настали времена женщин, Рон, и вам придется учить их язык.

Рон был ошеломлен. Впрочем, через это состояние прошли все мои пациенты. Я прекрасно понимала, что моя программа не из легких. Ведь мне сначала приходилось убеждать мужчин, что им необходимо изменить манеру общения с женщинами, а потом заставляла их пройти курс обучения, по сложности сопоставимый разве что с основным курсом боевой подготовки. Вдобавок к прослушиванию кассет с записью их собственных высказываний я заставляла своих пациентов слушать музыку, которую написали мужчины, умеющие тонко чувствовать, — Майкл Болтон, Кенни Джи, Джон Тэш. Я учила их самостоятельно, без моей помощи, ориентироваться в незнакомой ситуации. Методика доктора Виман не была рассчитана на людей со слабыми нервами.

— Я понимаю, что вначале вам будет нелегко применять мои советы на практике в вашей жизни с Мэрибет, — сказала я. — Но потом пойдет легче, обещаю.

Он кивнул.

— Попробуйте еще раз. — С этими словами я включила запись. — Начинайте.

Он откашлялся:

— Как прошел твой день, Мэрибет?

Я взглянула на него с одобрением.

— Отлично, Рон. — Я перемотала кассету. — Послушайте, как звучит?

— Как будто это не я говорю, — отозвался он.

— Потому что вы меняетесь. К тому времени, когда наш курс закончится, вы превратитесь в человека, с которым Мэрибет сможет найти общий язык. Ваша семья от этого станет крепче.

— Ну, раз вы так думаете…

— Теперь мы проработаем следующую реплику вашего разговора за обедом. Повторяйте за мной: «Хочу рассказать тебе, как прошел мой рабочий день, Мэрибет».

Рон был поражен.

— Я? Рассказать о моем рабочем дне? Но у меня довольно однообразная жизнь, я же не водитель-дальнобойщик. Я дерматолог! Мэрибет вряд ли будет интересно слушать, как я хожу из одного кабинета в другой и как применяю жидкий азот.

— Прошу вас, Рон. Повторите реплику.

Он пожал плечами:

— Хочу рассказать тебе, как прошел мой рабочий день, Мэрибет.

— Замечательно, Рон, просто замечательно!

Я не льстила ему. Рон действительно подавал большие надежды.


Вслед за Роном пришли еще несколько пациентов. Один хотел найти общий язык со своей девушкой, другой — наладить контакт с начальницей, третий — помириться с матерью, чтобы она вписала его имя в завещание. По его словам, она обладала значительным состоянием, и он обещал поделиться со мной, если моя методика поможет ему. Я поблагодарила его и сказала, что его успех будет достаточной наградой для меня.

В полпервого я уже обедала с одним из издателей, предлагавших мне крупную сумму денег за продолжение моего бестселлера. В три часа я вернулась в свой кабинет, где у меня была назначена встреча с корреспондентом «Ледис хоум джорнэл». Я дала ему интервью для рубрики «Женщины нового тысячелетия». В пять пятнадцать я торопилась на радио, где вела трехчасовую программу, которая пока еще не имела многомиллионной аудитории, но, тем не менее, занимала все более высокую позицию в рейтингах.

Я жила в бешеном ритме, но каждый день давала нескольким мужчинам уроки женской речи, которые помогали им самим и их женщинам стать счастливее. И была счастлива сама. Разумеется, у методики доктора Виман были свои противники. Например, по каналу «Сатэдэй найт лайв» шла довольно глупая пародия, где изображавшая меня актриса учила мужчин ныть, ворчать и изображать оргазм. Но, как бы то ни было, моя работа приносила свои плоды.

В полдевятого я вывела машину из гаража в Манхэттене, а в пятнадцать минут десятого подъезжала к своему дому, расположенному в живописном уголке Северного Вестчестера под названием Гора-Киско. Оттуда рукой было подать до Чаппакуа, облагороженного (или, если хотите, оскверненного) присутствием Билла и Хиллари Клинтон.

Дом, в котором я жила — постройка «в деревенском стиле», — был простым, но очень удобным. Он стоял в стороне от дороги и занимал целых семь акров. К тому моменту дом принадлежал мне уже пять лет — он был куплен с гонораров, полученных за мою книгу. Всегда буду с гордостью вспоминать тот день, когда я получила ключ от него. Я, незамужняя тридцатитрехлетняя женщина, на собственные деньги приобретаю недвижимость в престижном районе в пригороде Нью-Йорка! При этом я не прибегала к услугам кассы взаимопомощи, не получала алиментов. Мои родители мне тоже не помогали: они хоть и состояли в разводе, но были так увлечены выяснением своих отношений, что даже не обратили особого внимания на то, что я переехала.

А через некоторое время, когда я начала подумывать о том, что в доме не хватает мужчины, он появился: просто подошел к входной двери и нажал на кнопку звонка. Это был высокий, подтянутый, на редкость привлекательный рабочий по имени Кип Янковски. Он пришел по рекомендации агента по недвижимости, чтобы соорудить несколько книжных полок для моей библиотеки. Вскоре я вышла за него замуж.

Догадываюсь, о чем вы подумали: уж не собирается ли автор удивить мир очередной историей об образованной женщине, связавшей свою жизнь с человеком, не знающим даже, кто такая Джойс Кэрол Оутс? Знаю, далеко не все образованные женщины, вышедшие замуж за плотников и косильщиков газонов, счастливы в семейной жизни. Но хочу обратить ваше внимание на то, что хоть Кип и был на шесть лет моложе меня и без высшего образования, наш союз считался удачным. Кип не боялся моего интеллекта. Вместо того чтобы завидовать мне, он поддерживал меня, а это не так уж плохо. К тому же Кип был замечательным плотником, настоящим знатоком своего дела и даже более того — художником. А в дополнение ко всем своим достоинствам, он был неутомимым и страстным любовником, что также являлось серьезным аргументом в его пользу.

Но основную роль сыграла все-таки его способность к общению, умение делиться своими переживаниями. Это делало его достойным кандидатом в мужья. В самом начале нашего знакомства он поразил меня откровенным рассказом о своем конфликте с отцом, желавшим, чтобы сын получил высшее образование, в то время как ему хотелось быть плотником. Кип даже прослезился, говоря об этом, а когда вытер слезы, сообщил, что страдает хроническим диабетом и эмоции берут верх над ним всякий раз, когда он не успевает вовремя поесть. «Замечательно! — подумала я. — Наконец-то я нашла мужчину, владеющего женской речью, мужчину, которого не надо учить».

Поженившись, мы с Кипом сразу стали любимчиками прессы. Пишущей братии нравилось повторять, что муж доктора Виман — это живое наглядное пособие по ее методике. Моя личная жизнь была блистательным подтверждением того, что я проповедовала. После нашей свадьбы журнал «Пипл» написал: «Женщина, знаменитая тем, что открыла для многих своих пациентов мир чувств, вышла замуж за само олицетворение чувствительности». Но лучше всех эту мысль выразила Элизабет Варгас, бравшая у нас интервью для ток-шоу «Мужчина и женщина».

— Линн Виман, — сказала она, глядя прямо в камеру, — вышла замуж за человека, который не боится выражать свои чувства.

Мне везло. За четыре года супружеской жизни я ни разу не слышала от своего мужа страшных слов: «Я не хочу об этом разговаривать». Он сам был большим любителем поговорить, мой Кипстер!

— Наконец-то ты дома, Линн, — сказал он, открывая мне дверь, в тот самый вечер, когда я вернулась с радио. — Уже почти полдесятого. Не ожидал, что ты придешь так поздно. Я начал волноваться. Могла бы и позвонить.

— Зачем? На Брукнере была пробка, только и всего, — ответила я, бросая свою набитую до отказа сумку на диван в гостиной.

— Но я же этого не знал, — заметил Кип. — Я всегда беспокоюсь, когда ты задерживаешься.

— Какой ты милый! — Я поцеловала его.

Кип был в своей обычной одежде — рубашке и синих джинсах — и выглядел при этом таким аккуратным и свежим, будто только что вышел из ванной и оделся во все новое. Впрочем, он действительно вышел из ванной — его вьющиеся волосы еще не высохли, а в ушах осталось мыло. «Совсем мальчишка», — подумала я.

— Ладно, давай поедим, — сказал он. — Ты наверняка умираешь от голода.

Он взял меня за руку и отвел на кухню.

— Сегодня я приготовил лазанью. Ее можно разогреть, от этого она не испортится. Сейчас поставлю ее в микроволновку и принесу нам что-нибудь выпить.



Кип прекрасно готовил, ходил по магазинам и справлялся с прочими домашними делами, на которые у меня не хватало времени. Он никогда не жаловался, не отказывался от работы и не обижался, когда друзья обзывали его домохозяйкой, а незнакомые люди обращались к нему «мистер Виман». Он даже не злился, когда кто-либо решался сравнить его доходы с моими. «Он такой преданный, такой понимающий!» — думала я, радуясь своему везению.

Пока разогревалась лазанья, я пила виски с содовой, а Кип — шардонэ. А потом, за ужином, он попросил меня рассказать ему, как я провела этот день.

— А как прошел твой день? — спросила я, отчитавшись в своих сегодняшних поступках.

Он рассказал мне о своем дне: о том, как сооружал подставку для телевизора в гостиной молодоженов, недавно поселившихся на нашей улице, — жена была очень приветлива и гостеприимна, а муж, напротив, казался очень надменным и старался не встречаться с ним взглядом. О том, как покупал продукты для лазаньи и в магазине было слишком много народу. Ему пришлось остановиться посреди дороги, потому что у тележки для продуктов сломалось колесо, и он только позже сообразил, что надо было взять другую тележку вместо того, чтобы у всех на виду мучиться со сломанной. А кассирша в магазине напомнила ему Бритни Спирс.

Я терпеливо, не перебивая его, выслушала весь этот монолог. В отличие от большинства людей, скрывавших друг от друга свои чувства, мы с Кипом всегда делились ими. Иногда мы говорили о важных вещах, иногда — о таких пустяках, как эта история с тележкой.

Когда мы поужинали, я хотела помыть посуду, но Кип настоял на том, чтобы я приняла ванну и немного расслабилась, он сам все уберет. Ну разве не находка такой муж?

Я отправилась в ванную, включила воду и разделась. Подкалывая волосы, я вспомнила, что забыла позвонить Диане, моей ассистентке. Нужно было сказать ей, что завтра я буду на работе не раньше одиннадцати. На утро была назначена встреча с представителями «Си-би-эс» — они хотели сделать меня ведущей дневного ток-шоу на их канале.

Я принесла телефон в ванную и уже собиралась набирать номер, как вдруг услышала в трубке голос Кипа. Вот какую беседу вел наш мистер Общительность:

— Я тоже люблю тебя, — говорил он какой-то другой женщине. — Мне так не хотелось расставаться с тобой сегодня! Я до сих пор ощущаю вкус твоих поцелуев.

Надо сказать, я не сразу поняла, в чем дело. Когда дурная весть застает вас врасплох, вы вначале тщетно пытаетесь вникнуть в суть происходящего и стоите как вкопанный с единственной мыслью в голове: «Тут какая-то ошибка».

— Я тоже хочу быть с тобой, Киппи. Мое тело так тоскует по тебе! — отозвался женский голос. Он звучал приглушенно, будто бы она накрыла чем-то трубку. Кто знает, может быть, так и было?

И что это еще за «Киппи»? Звучит как собачья кличка!

— Слушай, — взволнованно заговорил Кип, — если я не ошибаюсь, она уезжает на следующей неделе на какую-то конференцию лингвистов. Мы будем с тобой вместе все ночи напролет, как в прошлый раз. Она ни о чем не догадается.

Не оставалось никаких сомнений, о ком шла речь. Стало ясно, что человек, с которым я связала свою жизнь, предал меня.

Прежде чем осознать весь ужас происходящего, я ощутила его всем телом. Сердце бешено стучало, щеки пылали от обиды и гнева. Мой муж, само воплощение чуткости, обошелся со мной так жестоко!

Они продолжали обсуждать свои возбужденные гениталии. Оба были так увлечены беседой, что даже не обратили внимания на щелчок, раздавшийся в тот момент, когда я подняла трубку, не слышали моего прерывистого дыхания. Видимо, они вообще забыли о моем существовании, и от этого я чувствовала себя еще хуже. Муж обманывал меня и изменял мне прямо в моем доме, а я ни о чем не догадывалась! Еще в детстве мне внушили, что я очень умна, но стоило одному человеку доказать, что это не так, как все иллюзии улетучились.

Когда они наконец закончили разговор, я повесила трубку. Кип отправился на кухню мыть посуду, а я, раздетая, потрясенная, загипнотизированная журчанием воды, по-прежнему стояла посреди ванной.

Честно говоря, я просто не знала, как мне быть. Схватить халат, ворваться на кухню и бросить обвинения Кипу в лицо? Или, наоборот, залезть в воду, постараться успокоиться и все обдумать? Раньше я твердо знала, что все в моей власти, и никогда не терялась. А теперь мне казалось, что почва уходит из-под ног.

«А что, если Кип по-настоящему влюблен в эту женщину? — думала я. — Вдруг он хочет жениться на ней? Неужели я кончу, как моя мать?» Ведь именно этого я боялась больше всего на свете и по этой причине предпочла болтливого Кипа ворчуну вроде моего отца.

Но тут возникла другая ужасная мысль. Что, если расползутся слухи об измене Кипа и все узнают, что мое семейное счастье — лишь химера? Будут ли люди доверять теории доктора Виман, если станет известно, что ее автор не в состоянии разобраться в отношениях с собственным мужем? И чем я буду зарабатывать себе на жизнь, если из авторитетного ученого превращусь в посмешище?

«Никаких скандалов, — решила я, залезая в воду. — А захлебнуться в собственной ванне, раз и навсегда решив все свои проблемы, я всегда успею».

2

— Линн! Что ты там возишься так долго?

Это был голос моего мужа. Я все еще лежала в ванне, и моя кожа уже покраснела от горячей воды.

— Линн! Случилось что-нибудь?

Можно подумать, он не знает, что я всегда торчу в ванной по десять часов подряд.

— Все в порядке. Я уже выхожу, — отозвалась я, тщетно пытаясь вытереть слезы мокрыми руками.

— Вот и хорошо, — ответил Кип. — Сейчас твой заботливый муж зайдет и укутает тебя в полотенце.

Он нажал на ручку двери и обнаружил, что она заперта.

— Зачем это? Ты что, решила поиграть со мной?

Я не ответила, без его помощи завернулась в полотенце и открыла дверь. Из ванной повалил густой пар.

— Ну, наконец-то! — С этими словами Кип подошел ко мне, собираясь меня обнять, но я отшатнулась от него, как от змеи.

— Что случилось, Линн? Ты плакала или это просто…

— Заткнись, Кип! — оборвала я его, стараясь сохранять спокойствие.

Произнося эти слова, я невольно усмехнулась про себя. Всего несколько часов назад я советовала чужим мужьям как можно больше разговаривать с женами, а теперь приказываю своему собственному молчать.

— Просто сядь и помолчи, а я надену халат.

Его глаза расширились от удивления, он явно хотел что-то сказать, но передумал. Он сел на край кровати и стал ждать, как верный пес.

Лежа в ванне, я обдумала и несколько раз мысленно повторила свою речь, чтобы не расплакаться, когда буду произносить ее. Я не хотела, чтобы он видел, какой несчастной и сломленной я почувствовала себя.

Да, именно сломленной. Не побежденной, не уничтоженной, а как бы приниженной. Я никогда не сомневалась в своих интеллектуальных способностях: я раньше других окончила школу, и стоило мне получить университетский диплом, как мое имя замелькало на страницах газет. Но что можно сказать о человеке, пригревшем змею у себя на груди? Только одно: он круглый идиот.

Измена Кипа заставила меня задуматься о том, как мало внимания я до сих пор уделяла своей внешности. Мне начало казаться, что он не просто предпочел мне другую женщину, а отверг именно меня, потому что я некрасива. Я всегда считала себя достаточно привлекательной, чтобы регулярно появляться на экранах телевизоров, хотя истинной красоты во мне, конечно, не было. Чтобы слыть настоящей красавицей, надо уметь быть томной, мечтательной и беззаботной, надо вести себя так, будто хочешь сказать: «Я красива, а вы нет — вот и все». А я слишком серьезна, собранна и рассудительна. Я худенькая, как фотомодель, но мне больше подходит слово «тощая», чем «стройная».

Правда, при этом у меня большие карие глаза, на удивление хорошая кожа (это при том, что в детстве я часами сидела в библиотеках, а не на пляжах), правильные черты лица и вьющиеся светлые волосы, которые я закрепляю обручем или собираю в хвостик. То есть объективно я довольно хорошенькая, но Кип своей неверностью заставил меня почувствовать себя настоящей дурнушкой. Иными словами, я была сломлена.

Вы, наверное, спросите, пошатнулась ли моя вера в методику доктора Виман, сожалела ли я о том, что связала свою жизнь с мужчиной, который любит поговорить. И вот что я отвечу вам: нисколько. Есть разговорчивые мужчины, которые изменяют своим женам, и неразговорчивые, которые поступают точно так же. А есть мужчины, которые никогда не пойдут на измену, и среди них тоже встречаются как общительные, так и необщительные. Так что я осталась верна своей теории. Просто Кип оказался охотником до женщин из числа тех мужчин, которые любят поговорить. Да, своим поступком он нанес тяжкий удар по моей самооценке, но он не заставил меня пересмотреть мои взгляды.

— Так ты скажешь мне, в чем дело? — спросил он, когда я уселась на стул посреди комнаты. — А то мне как-то неловко. Такую неловкость я ощущал, когда мой отец…

— Тихо! — Я жестом заставила его замолчать. — Меня совершенно не волнуют твои чувства. Просто скажи мне, как давно ты уже воркуешь со своей голубкой.

— С кем? — с неподдельным удивлением переспросил он.

— С той самой, с которой вы секретничали по телефону, когда я была в ванной. Как давно это у вас?

Кип притворился удивленным и заявил, что не понимает, о чем я говорю.

— В третий раз спрашиваю: как давно это продолжается? — настаивала я. — Уже поздно, и я устала. Просто скажи.

— Мне нечего…

— Отвечай на вопрос!

— Три месяца, — пробормотал он, запустив пальцы в свои густые темные волосы, видимо желая казаться расстроенным.

Три месяца… Мы не занимались с ним любовью уже три месяца. Он жаловался на головную боль.

— Я порву с ней, — пообещал Кип. Он встал с кровати, подошел к моему стулу и опустился на колени у моих ног. — Она для меня ничего не значит, Линн! Правда!

— Кто она?

— Никто. Ничего особенного.

— Если «ничего особенного», почему тогда ты клялся ей в любви?

— Не знаю… Понимаешь, я связался с ней только потому, что ты так много работаешь и мне начало казаться, что ты уделяешь мне мало внимания. Я…

— Можешь не продолжать!

Я фыркнула. Он говорил на той разновидности Языка женщин, которую я не очень-то любила, — на «поросячьем» наречии.

— Но ты и в самом деле уделяешь мне мало внимания! — надулся Кип.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что я сама во всем виновата? Значит, таково твое мнение?

Интонацией я дала ему понять, что «да» было бы неверным ответом.

— Нет. Я был не прав. Я сам во всем виноват.

«До чего же он лицемерен!» — подумала я.

— Абсолютно во всем, — продолжал Кип. — Но она первая начала, и я хочу, чтобы ты знала это.

— Вот как? По-твоему, это освобождает тебя от ответственности?

— Я серьезно, Линн! Я сам жертва! — Он попытался погладить мою босую ногу, но я оттолкнула его. — Она преследовала меня, а я оказался таким слабым, таким беспомощным и уязвимым, таким…

Я закрыла лицо руками. Беспомощный? Ха-ха! Он искажал Язык женщин, лишая его права на существование.

— Ладно, достаточно, — заявила я, и тогда Кип сменил тактику.

— Я согласен, что виноват. Я беру всю ответственность на себя. Это был загул. Я был не прав и вел себя как эгоист. Но больше этого не повторится. Никогда. Я снова твой, Линн!

— Зачем я тебе? У тебя же есть брачный контракт, по которому я буду выплачивать тебе денежное содержание даже в случае развода. Удобно ты устроился!

— Удобно устроился?! — переспросил Кип, а затем вдруг расплакался. Пострадавшей стороной была я, но рыдал он. — Неужели ты считаешь, что я женился на тебе ради денег или славы? — бормотал он, хлюпая носом. — Я женился на тебе, потому что ты та самая женщина, с которой я хотел бы быть вместе до конца дней своих…

— Значит, ты хочешь быть со мной до конца дней своих, но при этом иметь любовниц на стороне?

— Нет! — Он замотал головой из стороны в сторону, как заводная игрушка. Какое-то время я терпеливо ждала, пока он остановится.

— Кип! — не выдержала я.

Похоже, мой возглас вывел его из этого состояния.

— Немедленно прекрати рыдать! Перестань трясти головой и нести всякую чушь!

— Прости меня…

Он больше не плакал, но у него текло из носа. Я ему об этом не сказала — он выглядел ущербным, и его унижение нравилось мне.

— Ну, и что же мы теперь делать будем? — со вздохом спросила я. — Что дальше?

— Я буду заботиться о тебе! Я всегда буду рядом с тобой, как раньше, — ответил Кип. — Я же был хорошим мужем, ведь правда? Если не считать этого случая. Ты же знаешь, Линн!

Я уже думала об этом в ванной. Кип действительно был хорошим мужем во всех отношениях, но теперь он совершил отвратительный поступок, и надо было что-то решить: простить его и оставить все как есть либо выгнать его вон.

Я обдумала первый вариант. Относилась ли я к числу тех женщин, которые прощают своим мужьям любовные похождения на стороне? Была ли я одной из тех, кто считает неверность неизбежным недостатком рода человеческого — таким же, как, например, чрезмерное увлечение игрой в гольф? Была ли я одной из тех представительниц слабого пола, сила самоотречения которых так велика, что, глядя на обнаженное тело своего избранника, они не задаются ужасной мыслью, где еще он побывал? Конечно же, я не была такой!

Но в то же время была ли я готова к разводу? Была ли я готова к тому, чтобы закончить свои дни, как моя мать, в одиночестве и печали? Могла ли я остановить тот поток клеветы, который хлынет, если мы с Кипом расстанемся? Пресса поднимет такой шум, что моя репутация знатока человеческих отношений сразу же разрушится. Хотела ли я стать свидетелем крушения методики доктора Виман только из-за того, что мой муж был мне неверен?

Опять-таки нет!

Конечно, если бы я не была человеком мыслящим и не придерживалась принципа «семь раз отмерь, один раз отрежь», я бы долго не раздумывала. Можно было бы, например, заколоть Кипа одним из его охотничьих ножей, подмешать яду в его шардонэ или уронить включенный фен к нему в джакузи. Но я всегда тщательно обдумывала все свои поступки. Мне нужно было время, чтобы выработать окончательное решение.

— Пока мы не будем ничего предпринимать, — сказала я Кипу, и он снова расплакался — на этот раз от счастья, что по крайней мере сегодня его не выставят вон.

— О, спасибо! — проговорил он.

— Я лягу в спальне, а ты — внизу, в комнате для гостей, а там видно будет.

— Все будет хорошо, я готов поклясться!

— Ты обещаешь позвонить этой, как там ее зовут, и сказать, что между вами все кончено?

Кип с энтузиазмом кивнул.

— И вы оба будете держать язык за зубами и никому не расскажете об этом позоре? — продолжала я. — Думаю, ей самой было бы невыгодно много болтать. Ведь, возможно, у нее тоже есть муж, который ни о чем не подозревает.

— Она…

— Избавь меня от этих подробностей! — отрезала я. — Просто дай мне знать, что ты меня правильно понял.

— О да, Линн! Конечно! Ты не пожалеешь о том, что дала мне еще один шанс. — Он улыбался сквозь слезы. — Помню, в детстве, когда у нас с отцом возникали разногласия и нам удавалось найти компромисс, всякий раз наступало такое чувство комфорта, безопасности… Например, однажды, когда мне было девять лет, он пришел с работы и, не успев поздороваться, начал ругать меня за что-то. То ли я не убрался в комнате, то ли не покосил газон — сейчас уже не помню. Я тогда почувствовал себя ужасно, потому что он был прав: я не выполнил своих обязанностей. Но я не мог признать свою вину. По крайней мере, сначала. Поэтому я…

После того как я узнала, что Кип был с другой женщиной (и, возможно, не предохранялся), мне было противно даже подходить к нему близко, но другого способа выставить его вон из спальни не существовало. Я взяла его за руку и вывела за дверь. По дороге в гостевую комнату он продолжал бубнить что-то о своем отце, о своих чувствах и воспоминаниях детства. Его голос доносился до меня даже после того, как я захлопнула дверь спальни, повернула ключ в замке.

3

Несмотря на мою депрессию, встреча с представителями «Си-би-эс» прошла удачно — даже лучше, чем я предполагала. Я не сомкнула глаз ночью, ничего не ела, не подготовила никаких записей и таблиц, но, тем не менее, сумела убедить всех в том, что я смогу стать ведущей шоу.

— Ваше имя у всех на устах, Линн, — сказал один из представителей телекомпании, сочтя, что в этом состоит мое преимущество перед другими кандидатами.

В конце переговоров мы обсудили первый выпуск программы. Мне даже предложили пригласить на передачу в качестве гостя моего обаятельного мужа, который поможет продемонстрировать, как я применяю методику доктора Виман в своей личной жизни. От такого предложения мне сделалось еще хуже, но пришлось притвориться счастливой.


— Как настроение, доктор Виман? Вы что-то не очень хорошо выглядите, — сказала Диана МакМанус, моя двадцатишестилетняя ассистентка. По ее представлениям, смысл существования заключался в том, чтобы хорошо выглядеть. Когда я приехала в офис после переговоров, она сидела на своем рабочем месте и выщипывала брови.



Диана работала у меня с самого начала, с тех пор как я открыла частную практику, и мы представляли собой довольно странную пару: ее меньше всего интересовала карьера, а для меня не существовало ничего, кроме карьеры. Я считала, что она тратит слишком много времени на кофе и болтовню с друзьями по телефону. Кроме того, она постоянно отпрашивалась у меня, чтобы сходить то в солярий, то на пирсинг, то в парикмахерскую. За время моего знакомства с Дианой ее волосы успели побывать рыжими (это ее естественный цвет), грязно-коричневыми, малиновыми с зелеными прожилками. Сейчас они были ослепительно платиновыми. Но мне было не к чему придраться, потому что со своей работой она справлялась. Кроме того, Диана всегда была любезна с пациентами и, что самое важное, со мной.

— У меня болит голова. Скоро пройдет, — сказала я, делая вид, что ничего не произошло, чтобы не испортить свою репутацию.

Для Дианы, как и для многих других, я служила примером для подражания. Я бы разочаровала ее, если бы призналась, что мне знакомы проблемы, с которыми сталкиваются другие женщины в семейной жизни.

— Может быть, мне все-таки сказать пациентам, чтобы они пришли в другой раз? — спросила она, глядя в журнал, заполненный до отказа.

Я покачала головой:

— Нет-нет, мне уже гораздо лучше. Но я попрошу вас отменить мою поездку на конференцию.

— Отменить вашу поездку?! Вы шутите? До сих пор вы не пропустили ни одной конференции, доктор Виман!

— У меня есть основания на то, чтобы остаться здесь.

Я не могла никуда ехать, пока не улажу отношения с Кипом.

— Ах да… — Она окинула меня скептическим взглядом, будто знала нечто такое, чего не знаю я, а затем вдруг указала на меня пальцем. Ее ногти были покрыты лаком цвета инея.

— В чем дело, Диана?

— Держу пари, вы не едете на конференцию потому, что на следующей неделе годовщина вашей свадьбы. И по такому случаю ваш мистер Обаяние задумал что-то необыкновенно романтичное. Я права?

О господи! Годовщина нашей свадьбы. Четвертая. Диана о ней помнила, а я забыла и даже собиралась уехать… Плохи дела!

У меня мелькнула мысль, что, возможно, Кип был прав, уверяя, что я уделяю ему мало внимания. Быть может, своим поведением я как-то спровоцировала его любовную интрижку. Наверное, не стоило судить его так строго за то, что моя чрезмерная преданность работе толкнула его в объятия к другой женщине.

Но, с другой стороны, раз он чувствовал себя так одиноко, почему не нашел себе какое-нибудь хобби? Мог бы, например, заняться реставрацией старинных автомобилей, рыбалкой… Да чем угодно! А он предпочел любовницу.

— Вы угадали, Диана, — солгала я, с новой силой начиная ненавидеть Кипа. — Мой муж сказал, что ему будет очень одиноко, если в день нашей годовщины я буду далеко от дома.

Диана просияла.

— Неудивительно, что у вас так много пациентов, доктор Виман. И как хорошо, что рядом с вами есть мужчина, который может выразить словами, как вы милы.

Я улыбнулась ей в ответ, зная, что Кип и в самом деле может выразить словами все, что угодно. Но я не была уверена в том, что он будет при этом искренним.


К счастью, в тот день мое радиошоу заменили трансляцией бейсбольного матча. Я слишком устала, чтобы раздавать советы. Мне самой был нужен совет. Я позвонила своим четырем подругам, которых знала много лет, и предложила им встретиться после работы. Чувствуя, что у меня что-то не ладится, и понимая, что я не собрала бы их так внезапно без серьезных на то оснований, они все согласились прийти. Я знала, что они пришли бы, даже если для этого им пришлось бы отложить деловую встречу, найти няню для ребенка или отказаться от посещения ресторана, в котором для них был заказан столик. Все они были деловыми женщинами с множеством неотложных дел, но для меня они нашли время.

Мои подруги! Мои замечательные подруги! Мы в шутку называли себя «мозговым трестом». Как я уже сказала, в детстве я почти ни с кем не дружила, и только теперь, когда мне было за тридцать, начала понимать, как важно иметь друзей, на которых всегда можно положиться.

Вы спросите, откуда у меня, с моим характером, столько подруг? Признаться, я сама этому удивляюсь. Наше знакомство началось с совместного участия в программе «Женщина в СМИ» и позже переросло в дружбу. Каждая из нас преуспевала в своей области, и мы удачно дополняли друг друга. Все мы были довольны своей карьерой, а потому никто ни на кого не обижался и никому не завидовал. А главное — нам было всегда интересно вместе. Разумеется, время от времени, особенно после пары-тройки коктейлей, мы подшучивали друг над другом, но злобы ни на кого не держали. По крайней мере, тогда я так считала.

Мы договорились о встрече в баре гостиницы «Роялтон».

Пенни Хертер приехала первая. Пенни, выпускница Деловой школы при Гарварде, была основателем и президентом фирмы, специализирующейся на создании имиджа крупных и средних компаний. Пенни была высокой, спортивной тридцатишестилетней блондинкой с короткой стрижкой и прикусом как у Джона Кеннеди. Она всегда хорошо одевалась, была мила и приятна в общении, легко сходилась с людьми, но за ее безупречными манерами скрывался умелый манипулятор, уверенная в себе деловая женщина, готовая на все ради получения прибыли. Я не хочу сказать, что Пенни была непорядочна и неразборчива в средствах. Но если она ставила перед собой цель, ничто не могло остановить ее. Некоторые считали Пенни слишком напористой, но меня восхищали ее здравый смысл и трезвый подход к жизни. Она быстро оценивала ситуацию, обдумывала план действий и без колебаний приводила его в исполнение. Ту же тактику Пенни применяла и в личной жизни: она запросто подходила к мужчине, которого находила привлекательным, и заявляла ему о своем интересе. Вначале она покоряла мужчин своим энтузиазмом, но через несколько недель или месяцев та самая напористость, которая их так привлекала, начинала утомлять. Обессиленные, они покидали ее. Думаю, именно поэтому Пенни никак не могла выйти замуж.

Затем появилась Изабелла Грин, как всегда в черном. Она была небольшого роста, худая и бледная, но никогда не появлялась в обществе без своих украшений: огромных сережек, тяжелых ожерелий, гигантских браслетов, сопровождавших звоном каждое ее движение. Казалось, все это было нелегкой ношей для такого хрупкого создания. Тридцативосьмилетняя Изабелла считалась признанным, хотя и несколько эксцентричным фотохудожником. Ее моделями были кошки — и только кошки. Она обожала кошек, одевала их в причудливые платьица и фотографировала на фоне различных интерьеров. Поэтому нет ничего удивительного в том, что к ее собственному черному платью вечно цеплялась кошачья шерсть.

Изабелла не считалась с условностями, о каждом своем поступке советовалась с астрологом, постоянно цитировала малоизвестных и, как правило, давно умерших писателей и могла сутками не подходить к телефону. Из всех моих знакомых только у Изабеллы не было компьютера, поэтому, когда она пропадала, я не могла даже отправить ей сообщение. Ее личная жизнь тоже была не особенно удачна. Вот уже семь лет она встречалась с одним и тем же мужчиной, владельцем картинной галереи, однако он не собирался брать на себя никаких обязательств. Изабелла надеялась, что когда-нибудь он женится на ней, и была согласна ждать. Не знаю, почему она так привязалась к нему: то ли она сама боялась ответственности, то ли была чересчур доверчива.

Вслед за ней явилась Гейл Оррик — режиссер документальных фильмов, лауреат премии Эмми. Гейл была настолько же погружена в современную жизнь, насколько Изабелла была далека от нее. Гейл снимала фильмы о матерях-одиночках, оставляющих детей в роддомах, о наркоманах, тщетно пытающихся расстаться с героином, о беспризорных детях, которые стараются выжить в суровых условиях улицы. Ее увлекало все, хоть сколько-нибудь связанное с катастрофами и несчастными случаями. Надо сказать, ее собственная жизнь тоже состояла из сплошных бедствий. Она жила с мужем — вечным безработным — и двумя детьми, за которыми никто толком не следил. Много раз Гейл лишь чудом спасалась от верной гибели: чуть не угодила в заложники во время съемок в Ливане, переболела малярией в Индии, попадала во всевозможные автомобильные катастрофы. Все это она успела пережить в свои тридцать четыре года и в нашем узком кругу считалась непревзойденной королевой драмы, умевшей преподнести любую бытовую проблему как вселенскую катастрофу. Главной слабостью Гейл была абсолютная несдержанность в потреблении пищи. Когда она находилась в состоянии стресса — а в этом состоянии она пребывала почти всегда, — она ела без остановки и поэтому все время поправлялась.

Последней приехала Сара Пеппер — детская писательница, автор многочисленных и невероятно популярных среди детей книг о волшебной зубной щетке. Ее рассказы, изначально задуманные Сарой для того, чтобы убедить собственных детей соблюдать гигиену полости рта, неожиданно стали литературным явлением, легли в основу многих мультфильмов и сделали Сару состоятельной женщиной. Если бы не ее брезгливое отношение к Голливуду, она была бы еще богаче. Сара не стремилась к тому, чтобы ее имя звучало в одной связке с именами автора Гарри Поттера и других детских писателей. Она считала, что истинной знаменитости ни к чему объединять себя с другими звездами. Иначе говоря, она принадлежала к числу тех авторов, которых одновременно привлекал и отталкивал шоу-бизнес.

Сорокалетняя Сара была среди нас самой старшей, но это не мешало ей выглядеть лучше всех. Красивая от природы, она тратила огромные деньги на одежду, обувь и наведение внешнего лоска. Стройная, с красивыми формами, густыми черными волосами, которые она зачесывала назад, Сара чем-то напоминала героиню с обложки дамского романа. «Мне сорок, но разве так выглядели ваши родители в моем возрасте?» — хвасталась она. Будучи детской писательницей, Сара мало занималась собственными детьми и в конце концов отправила их учиться за границу. Она вышла замуж очень рано, за своего бывшего одноклассника, и их брак едва ли можно было назвать удачным. Они с мужем столько раз съезжались и разъезжались, что тут кто угодно сбился бы со счету. Про их пару нельзя было сказать: «Какая крепкая семья!»

Итак, я собрала подруг в баре гостиницы «Роялтон». Теперь оставалось только объяснить им, для чего я их пригласила.

— Со мной приключилась пренеприятная история, — сообщила я после традиционного обмена любезностями из разряда «Как дела?», «Как работа?», «Ты постриглась или просто по-другому уложила волосы?».

— Боже мой! У тебя рак?! — воскликнула Гейл, окидывая меня взглядом в поисках опухоли.

— Нет-нет, ничего смертельного, — заверила я ее, но она, похоже, все равно осталась при своем мнении.

— Неприятности на работе? — предположила Пенни. — Хотя в это трудно поверить. У тебя же все так удачно складывается. Если я не ошибаюсь, теперь ты будешь вести передачу на «Си-би-эс»?

Я хотела ответить ей, но Сара опередила меня:

— На твоем месте я бы вела себя поосторожней с этими людьми из шоу-бизнеса. Им ничего не стоит присвоить твои идеи, а потом сделать вид, что никогда и не слышали о тебе. Это же хищники, шакалы!

— Ты не обзывала их хищниками, когда они оплачивали твои счета, — заметила Пенни, недовольная тем, что Сара отступила от темы.

— Я всегда считала их хищниками, — настаивала на своем Сара. — Просто это были хищники с кучей денег. Но, кстати, они могли бы раскошелиться и побольше. Гонорары писателей — ничто по сравнению с гонорарами актеров. И они им не просто платят — они дарят им машины! Мне за все время ни одной машины не подарили. Кружка для кофе — вот и все, что я получила от них.

— Может быть, у тебя творческий кризис? — поинтересовалась Изабелла. — Если это так, я могу тебе помочь. Одна моя знакомая занимается телепатией. Она может улучшить поступление крови в мозг, и тогда любое творческое бессилие…

— Нет, Изабелла. Я не страдаю творческим бессилием.

Глупость какая-то! Как будто я решила сыграть с ними в «горячо — холодно». Я набрала в легкие побольше воздуха и выпалила:

— Кип мне изменяет.

Они все раскрыли рты от изумления и довольно долго молчали. Мои подруги были ошеломлены не меньше, чем я, а это означало, что и они верили в мой счастливый брак.

Гейл первая пришла в себя от удивления.

— С мужчиной или с женщиной? — спросила она.

— Что? — не поняла я.

— Кип спит с мужчиной или с женщиной? Или он меняет партнеров?

— Гейл! — остановила ее Пенни. — Тут и без тебя тяжко, а ты еще нагнетаешь обстановку.

— У него связь с женщиной, — сказала я. — Правда, он клянется, что это у него несерьезно, что любит он только меня, но он же все равно меня предал! Тут я разрыдалась. Все стали утешать меня, сочувствовать и предлагать мне бумажные носовые платки.

— Честно говоря, он никогда не внушал мне доверия, — заявила Гейл, беря горсть сырных чипсов. — Слишком уж он был хорош. Так не бывает.

— А мне он казался неплохим парнем, — призналась Пенни. — Конечно, звезд с неба не хватал, но был довольно мил.

— Именно поэтому я фотографирую кошек! — воскликнула Изабелла с негодующим жестом, отчего все ее браслеты зазвенели. — Они такие непосредственные — не то что люди.

— Я в полном замешательстве, — сказала я, высморкавшись. — Просто не знаю, как мне быть.

— Выгони его вон, — посоветовала Гейл.

Надо сказать, что Гейл нередко изъявляла желание выгнать своего мужа-нахлебника, но так и не сделала этого.

— Лучшего ты все равно ничего не придумаешь, — добавила она.

— Я согласна с Гейл, — сказала Пенни. — Такие выходки не прощают. Если вы разойдетесь, ты не останешься без средств к существованию. В конце концов, в вашей семье именно ты зарабатывала деньги.

— Ты права, — вздохнула я. — Но если мы расстанемся, пресса поднимет такой шум, что, боюсь, мне придется распрощаться с моей практикой, радиошоу и всем остальным. Кто будет воспринимать всерьез методику доктора Виман, если выяснится, что я не смогла удержать даже собственного мужа?

Пенни кивнула:

— Я тебя понимаю. Все не так-то просто.

Все снова стали меня утешать.

— Но давай посмотрим на это дело с другой стороны, — предложила Пенни, вспомнив о своем призвании специалиста по связям с общественностью. — Вовсе не обязательно рассказывать обо всем журналистам. Если вы с Кипом заключите определенный договор, ты сможешь легко манипулировать им.

— Какой договор?

— Ну, скажем, ты от него избавишься, но за определенную сумму денег он будет держать язык за зубами и в глазах общественности останется идеальным мужем. Вам придется только время от времени появляться вместе на публике.

— Значит, ты предлагаешь нам с Кипом развестись, но делать вид, что мы все еще вместе?

— Так многие живут, поверь мне. Например, есть у меня один клиент, который видит свою бывшую только на ежегодных собраниях акционеров своей компании. Она играет роль жены перед другими акционерами, а он оплачивает ей этот труд.

— Но это нечестно! — запротестовала я.

— А когда Кип водил тебя за нос, это было честно? — спросила Гейл.

— Тебе придется так поступить, чтобы защититься, Линн, — сказала Пенни. — Защитить все, ради чего ты работала. Защитить методику доктора Виман.

— А что ты об этом думаешь, Сара? — спросила я. С того момента, как я сообщила об измене Кипа, она не проронила ни слова, что было ей совсем не свойственно.

— Гм… — протянула она. — По-моему, прежде чем принимать решение, тебе надо определиться со своими чувствами. Ты все еще любишь его?

Я пожала плечами:

— Наверное… А впрочем, не знаю. Возможно, я никогда его по-настоящему не любила. Он был нужен мне просто для того, чтобы создать уют в доме, заполнить пустоту.

— Если тебе ничего другого не нужно, то ты могла бы просто завести домашнее животное, — вмешалась Изабелла. — Кошку. В отличие от мужчины, кошка никогда тебя не обманет.

— Хорошо, что у Линн с Кипом хоть детей нет, — вздохнула Гейл. — Легче просто расстаться с мужчиной, чем разрушить целую семью. Уж я-то знаю.

— С мужчинами тоже нелегко расставаться, — возразила Сара. — Как вы думаете, почему я до сих пор не разошлась со своим мужем?

— Прошу прощения, — вмешалась Пенни, — но речь сейчас идет не о Саре, не об Изабелле и не о Гейл. Мы говорим о Линн. Неужели все остальные способны обсуждать только собственные проблемы? Может быть, вы просто чего-то боитесь?

Мы потянулись к напиткам. Что ни говори, а Пенни знала, как произвести впечатление на публику.

— Все это слишком печально, — сказала наконец Гейл. — Я всегда считала, что Линн счастлива в браке, а теперь выясняется, что я ошибалась. Что же тогда говорить об остальных?

— Да уж, — согласилась Изабелла и процитировала какого-то неизвестного мне писателя: — «Осознание того, что даже у безупречной Линн с ее безупречным мужем и безупречной репутацией не все в жизни гладко, наводит меня на мысль о том, что и мой роман добром не кончится».

— Давайте лучше поговорим о Линн, — настаивала Пенни — она прекрасно понимала, что роман Изабеллы и в самом деле до добра не доведет. — Значит, ты сама не знаешь, любишь ли ты Кипа?

— Да, — сказала я. — С одной стороны, я не могу простить ему его поступок, но с другой… Он в совершенстве владел Языком женщин, а такие мужчины, как вам известно, на дороге не валяются. К тому же он плотник и поэтому в хозяйстве был просто незаменим. Нет слов, чтобы передать, насколько это было важно для нашей совместной жизни!

— Это, конечно, очень практично, но ведь он злоупотребил твоим доверием, — возразила Пенни. — А без доверия никакие отношения невозможны. Поэтому я считаю, что об их продолжении не может быть и речи.

Все остальные горячо ее поддержали.

— В общем, я советую тебе расстаться с Кипом и зажить своей жизнью, — заключила Пенни. — И если тебе удастся заставить его держать язык за зубами и изображать из себя идеального мужа, ваша история не попадет в газеты. В глазах окружающих вы по-прежнему останетесь парой, а твоя репутация нисколько не пострадает.

— Быть может, ты и права, Пенни, но, боюсь, мне такой план не подходит, — вздохнула я.

— Ерунда, — решительно заявила Пенни. — Ты должна забыть об обиде и позаботиться о своей профессиональной репутации. Сейчас это для тебя важнее всего. Ты со мной согласна?

Мы заказали еще по коктейлю и закуску, с которой Гейл расправилась прежде, чем остальные успели притронуться к ней. В конце концов все согласились с Пенни: я должна расстаться с Кипом и держать наш разрыв в тайне. По пути домой я поняла, что общение с ними придало мне силы, но не помогло найти выход из сложившейся ситуации.


До конца этой недели и всю следующую я думала об одном и том же, но так и не приняла никакого решения. Я довела себя до полнейшего эмоционального истощения и окончательно запуталась. Какая-то часть меня поощряла попытки Кипа помириться, верила в его слова, хотела оставить все неприятное в прошлом, дать Кипу еще один шанс. Но другая часть без устали представляла, как Кип со своей пассией кувыркался в нашей супружеской спальне, и хотела убить его — или по крайней мере заставить согласиться на условия, предложенные Пенни.

Каждый день я ходила на работу, встречалась с пациентами, участвовала в радиопередаче и держалась так, будто ничего не случилось, но чувствовала себя как мошенник, ждущий разоблачения. Это было необычное состояние для человека, привыкшего действовать.

«Нет ничего хуже такой нерешительности», — размышляла я как-то ночью, лежа в постели без сна. Но я была не права: в жизни существовало множество вещей, гораздо более неприятных, чем нерешительность. И в этом мне предстояло в скором времени убедиться.

4

Телефонный звонок раздался, как только я сняла джезву с плиты. Когда я клала сахар в чашку, телефон зазвонил снова, но я уже опаздывала, а потому решила обойтись услугами автоответчика.

«Возможно, это любовница Кипа, — предположила я. — Не исключено, что они продолжают встречаться». Несколько дней подряд Кип вставал раньше меня и куда-то исчезал. Теперь он уже не посвящал меня в свои планы, да и я не особенно интересовалась ими.

— Привет, Диана, — сказала я, заходя в офис за минуту до встречи с первым пациентом, назначенной на девять часов. — Как дела? Все по-прежнему?

«Да, здесь все по-прежнему — не то что дома», — подумала я.

Диана кивнула, издав при этом какой-то странный шелестящий звук. Вчера она побывала в салоне красоты, специализирующемся на косичках и бисерных бусах, и стала теперь похожа на африканку. Вообще-то она была ирландкой.

— Вам звонили много раз.

— Кто?

Она заглянула в записную книжку.

— Звонила ваша подруга Пенни Хертер. Звонила ваша подруга Изабелла Грин. Звонила ваша подруга Гейл Оррик. Звонила ваша подруга Сара Пеппер. Потом были звонки от…

— Подожди минутку!

Я взглянула на часы. Было ровно девять, первый пациент должен был вот-вот прийти. Забавно, что все мои подруги решили справиться, как мои дела, в один и тот же день.

— Я перезвоню им позже, — сказала я Диане. — Если не ошибаюсь, сейчас должен прийти пациент…

— Он не придет. Он больше не придет, доктор Виман.

— Что ты имеешь в виду?

— Было еще несколько звонков, о которых я пыталась вам сказать. Несколько пациентов отменили свои визиты.

— Несколько? Сколько? — с удивлением спросила я. Попасть ко мне на прием было непросто. Список желающих составлялся на несколько месяцев вперед.

— Трое.

— Трое? Странно. Снегопада вроде нет. Водители тоже не бастуют. Может быть, эпидемия гриппа?

— Они не объяснили причину своего отказа, доктор Виман. Но сказали, что заплатят за пропущенный сеанс, потому что не предупредили вас за сутки.

— Понятно. Ты перенесла встречу с ними на другой день?

— Я предложила им, но они отказались.

— Отказались…

Я взяла записную книжку со стола Дианы и прочитала имена изменников: Бен, Питер, Фриц. Боже мой, но они достигли таких успехов! Особенно Фриц — агент по продаже автомобилей «Порше». Он потерял бы работу, если бы не обратился ко мне. С мужчинами-покупателями у него не возникало особых неприятностей: они мирились с тем, что продавец автомобилей «Порше» по имени Фриц говорит с ужасающим немецким акцентом и грубит им. Но с покупательницами, которых постепенно становилось все больше, дело обстояло сложнее: они рассчитывали на вежливое и доброжелательное обращение с ними. Обманувшись в своих ожиданиях, они в гневе выскакивали из автосалона или пускались в слезы и, разумеется, ничего не покупали. Поэтому Фриц обратился ко мне за помощью. Всего за несколько недель он освоил методику доктора Виман, научился улыбаться покупательницам и учтиво говорить: «Разрешите мне сначала предложить вам чашечку кофе, а потом я объясню вам, что такое „вращающий момент“.

— Может быть, ваши пациенты просто слишком заняты? — предположила Диана.

— Заняты?! — с неподдельным недоумением переспросила я. — Что может быть для них важнее, чем отношения с женщинами?

Среди пациентов, которые в этот день все-таки пришли, был Сэм — владелец компании, занимавшейся прокладкой водопроводных труб. Его жену очень огорчало его неумение поддержать разговор, когда она начинала жаловаться на свои «болячки». Этот недостаток свойствен многим мужчинам. В глубине души мужчины сочувствуют своим женам, страдающим расстройством желудка, грибковыми поражениями кожи и артритами. Просто они не любят говорить об этом.

— Сегодня мы будем учиться выражать сочувствие, — сказала я Сэму в начале занятия. — Вы научитесь отвечать Кэролайн, когда она жалуется на здоровье, и она увидит в вас опору и поддержку.

— Но я вовсе не…

— Не нужно защищаться, Сэм. По крайней мере, не в этом кабинете. Просто сделайте, о чем я вас прошу. Вот ваша копия сценария. Начнем.

Сэм выхватил лист бумаги у меня из рук. Как и многие другие пациенты, сначала он был настроен враждебно. Все они не могли взять в толк, что нуждаются в помощи, а я могу им помочь. Да и чего можно ожидать от особей, которые забывают опустить сиденье от унитаза, ругаются как сапожники и засыпают сразу после занятий любовью?

Я включила запись.

— Повторяйте за мной, Сэм: «Опиши мне все свои симптомы, Кэролайн». Очень важно сделать ударение на слове «все». Тогда ваша жена почувствует, что вы по-настоящему переживаете за нее.

Сэм заупрямился:

— Такие вещи говорят врачи, а не мужья.

— Врачи? — переспросила я. Господи, как же они все поначалу бестолковы! — А что вы обычно говорите, когда Кэролайн начинает рассказывать вам о своих болезнях?

— Ну, спрашиваю, есть ли у нас еще пиво, или говорю, что иду гулять с собакой.

— В общем, переводите разговор на другую тему.

— Именно. Неужели мне слушать, как она жалуется на свои болячки?

— Она не жалуется, а рассказывает. Она пытается наладить с вами контакт, потому что она любит вас, Сэм, и ждет от вас взаимности. Вот почему она так себя ведет.

Он тяжело вздохнул:

— А по-моему, она просто ипохондрик. Все женщины, которых я знаю, ипохондрики.

— Вернемся к сценарию, Сэм.

Вздохнув еще раз, он придвинулся к микрофону.

— Опиши мне все свои симптомы, Кэролайн.

— Отлично! Не так уж сложно, правда, Сэм? Поехали дальше. Эту фразу я попрошу вас запомнить как следует: «Мне тебя очень жалко».

— Зачем мне произносить это лишний раз? Она и так знает, что я ей сочувствую.

Тут я могла с ним поспорить.

— Это не просто выражение сочувствия, Сэм. Для вашей жены эта фраза будет означать, что вы внимательно слушаете ее, когда она делится с вами своими переживаниями. Когда Кэролайн опишет все признаки заболевания, кивните и скажите, что вам ее жалко. Такой ответ ей понравится больше, чем ваша реплика про пиво или собаку.

Сэм был моим последним пациентом в тот день. Как только занятие с ним закончилось, я стала звонить подругам, но не застала никого из них, кроме Пенни.

— Как твои дела, Линн? — спросила она таким голосом, каким разговаривают с человеком, недавно пережившим смерть близкого родственника.

— Да в целом неплохо, — ответила я. — Кип же, слава богу, не умер, а просто разрушил нашу семью.

— В самом деле? — с недоверием переспросила она.

— Ну разумеется! Конечно, я переживаю, но это не выбило меня из колеи. Работа — прекрасный стимул. Когда я общаюсь с пациентами, я забываю о своих проблемах.

— С пациентами? А что, никто из них не отказался от твоих услуг?

Я была озадачена ее вопросом.

— Честно говоря, сегодня утром трое отказались. А почему ты спрашиваешь?

— О боже мой, Линн! Неужели ты до сих пор ничего не слышала?

— Чего я не слышала?

— Подожди, я только закрою дверь, — прошептала она, через несколько секунд я услышала щелчок.

— Значит, ты ничего не знаешь?

— Нет. Да нет же! Что случилось?

Я уже начинала беспокоиться.

— Не хочется приносить тебе дурные вести. Обещай, что ты оставишь гонца в живых.

— Обещаю.

— Ладно. — Она понизила голос. — Кто-то разболтал прессе об интрижке Кипа. Твою тайну раскрыли. Судя по всему, это случилось на днях.

Мое сердце бешено забилось. Мне не хватало воздуха.

— Мы не зря волновались о твоей профессиональной репутации, — продолжала Пенни. — Автор статьи раскритиковал в пух и прах методику доктора Виман и заявил, что после того как стали известны подробности твоей личной жизни, только сумасшедший придет к тебе на прием.

Я молчала.

— Алло! Ты слышишь меня, Линн?

— Прекрасно слышу.

Во рту у меня пересохло, а губы не слушались. Мне был нужен глоток воды — нет, лучше виски.

— Не понимаю, откуда этот писака узнал о нас с Кипом. Мы все еще живем под одной крышей, и для всех окружающих мы — пара.

— Так или иначе, на первой странице газеты появилась статья о вас.

— На первой странице? Не может быть. Я не так знаменита.

— Но это же «Нэшнл инквайрер», Линн. Ты же знаешь их: если они не накопают ничего о знаменитостях, то будут довольствоваться тем, что есть.

Моя фотография на первой странице желтой газетенки. Докатилась! Понятно, что Сэм и остальные пациенты, не отменившие встречу со мной, просто ничего не знают об этой статье.

— Значит, скоро вся Америка узнает обо мне? Кто угодно сможет прочитать о нас с Кипом, стоя в очереди в супермаркете и листая газеты!

— Боюсь, что да. Конечно, это неприятно, но тебе придется через это пройти.

— Каким же образом?

— Ты опубликуешь опровержение и заявишь, что с тобой обошлись несправедливо. Будем надеяться, что публика отнесется к тебе с сочувствием и поверит, что ты не шарлатанка.

— Но я не шарлатанка!

— Мы-то с тобой об этом знаем, но читатели могут поверить автору статьи. Послушай меня, Линн. Я считаю, что работа, которую ты провернула, достойна Нобелевской премии, но она сделала тебя мишенью для критики. Ты — королева, никто не может сравниться с тобой, а такие люди всегда вызывают зависть и агрессию.

— Иначе говоря, своей статьей «Инквайрер» открыл сезон охоты на меня?

— Наверняка появятся и другие статьи. Сожалею, Линн. Очень сочувствую тебе.

— Ничего, я как-нибудь справлюсь. А вот тот, кто рассказал о нас «Инквайрер», горько пожалеет! Думаю, это была любовница Кипа.

— Сомневаюсь. В статье даже не упомянуто ее имя. О ней там вообще очень мало. В основном речь идет о вас с Кипом. Такую информацию мог предоставить им только один человек. Больше никто не мог продать им такие сведения. Понимаешь, о ком я говорю? Догадываешься?

— Ты думаешь, что Кип…

— Судя по всему, да. Он чувствовал, что рано или поздно ты выгонишь его, и тогда ему понадобятся деньги. И ему, видимо, пришло в голову, что если пристроить статью в «Инквайрер», то еще какое-то время ему будет на что покупать коктейли для своей пассии.

— Кип не мог так поступить… — пробормотала я, все еще не веря в случившееся.

А ведь сначала он казался таким искренним, таким честным! Как я могла так ошибиться в нем? Он не только спал неизвестно с кем, но еще и продал меня. Двойной удар.

— Хочешь, я возьму такси и приеду к тебе сейчас? — спросила Пенни. Ее контора находилась в другом конце города.

— Нет, спасибо, — сказала я. — Скоро начнется моя радиопередача.

— Она обещает быть интересной. На твоем месте я бы ответила на несколько звонков от особо любопытных.


Да, было несколько звонков от особо любопытных. Они не хотели говорить о своих проблемах, гораздо больше им хотелось опорочить меня. Конечно, звонили и сочувствующие, но таких было немного. Как Пенни и полагала, основная масса звонков поступила от любителей поругаться, которые позволяли себе выпады в мой адрес вроде: «С какой стати мы должны слушать ваши советы?», «Сами-то вы понимаете, о чем говорите?» или «Ни за что больше не позвоню на ваше шоу!».

Последний удар мне нанес директор студии. Я уже одевалась и собиралась идти, когда он подошел ко мне. Положив мне руку на плечо, он сказал, что разделяет мои чувства, а затем добавил тоном, не предвещающим ничего хорошего:

— Поживем — увидим, что из этого выйдет.

— Что вы имеете в виду?

— Будем ли мы и дальше терять слушателей. Публика непостоянна, Линн. Стоит однажды утратить ее доверие — и назад вы его уже не вернете.

— Ну, я пока еще ничего не потеряла, — возразила я. — Я только немного поколебала их веру в меня.

Напрасно я тешила себя этой надеждой. Я полагала, что «Инквайрер» окажется единственным изданием, опубликовавшим статью о нас с Кипом, и интерес к нашей семье спадет после следующей же железнодорожной катастрофы. Я надеялась, что слушатели, не говоря уже о пациентах, вернутся. Боже, как я была наивна!


Кипа я застала на кухне. Он стоял у плиты, помешивая что-то в большой кастрюле.

— Я сделал чили, — бодро сообщил он. — Как ты любишь.

Я молча смотрела не него. Он продал наши семейные тайны бульварной газетенке, разрушил мою репутацию, на формирование которой у меня ушли годы, а теперь смеет говорить мне о чили? Да он не просто негодяй, это уже патологический случай.

Я пришла в ярость. Оттолкнув его, я схватила кастрюлю и, обжигая руки, вылила все ее содержимое в раковину.

— Вот в таком виде мне гораздо больше нравится твой чертов чили.

— Линн! Что ты…

— Убирайся вон, — спокойно сказала я, когда произведение кулинарного искусства с хлюпаньем исчезло в канализации. — Собирай все самое необходимое и убирайся вон отсюда, Кип. Мой адвокат скажет тебе, когда прийти за остальными вещами.

Он заплакал — не притворно, а по-настоящему.

— Но почему, Линн? Почему именно сейчас? Я думал, что мы пришли к согласию…

— Я тоже так думала, — сказала я, дрожа от гнева. — Но тогда я еще не видела вот этого. — Я показала ему номер «Инквайрер», который купила по дороге домой.

— Можно посмотреть? — спросил он так, будто понятия не имел, чем вызван весь этот шум.

Я смяла газету и швырнула ему. Комок попал бедняге прямо в лоб. Он развернул газету и сделал вид, что читает статью впервые.

— Сколько тебе заплатили? — спросила я.

— Мне?! Я не имею к этому никакого отношения! — протестовал Кип со слезами на глазах.

— Сказки не рассказывай!

— Но я говорю правду! Для меня это такая же неожиданность, как и для тебя!

— Ну, конечно. Кто же тогда рассказал им о нас? Твоя подруга?

— Все может быть. Но я с ней порвал и с тех пор больше не разговаривал, поэтому не могу сказать точно.

— Хватит врать, Кип! Она тут ни при чем, и ты прекрасно это знаешь. Ей просто неоткуда знать всех деталей, которые упоминаются в статье. Разве что допустить, будто последние три месяца вы только тем и занимались, что обсуждали подробности моей биографии и нашей с тобой жизни. Но в этом я сильно сомневаюсь. Того, что она может знать, даже на абзац бы не хватило.

Кип только покачал головой и вытер слезы.

— Мне совершенно ясно, что именно ты рассказал о нас журналистам, так что убирайся вон из моего дома. Потом заберешь остальные вещи. Я ясно выразилась?

— Ухожу, ухожу.

Но Кип не двинулся с места. Он стоял как вкопанный, со слезами на глазах, а потом с тоской осмотрелся вокруг, словно хотел попрощаться с кухней, где провел столько счастливых часов за приготовлением обедов.

— В чем дело? — спросила я, полагая, что он сейчас разразится очередной историей о своем отце или еще какими-нибудь откровениями.

— Я…

— Что — ты? — нетерпеливо перебила его я.

— Я хотел спросить… — Его взгляд скользнул по полкам с кулинарными книгами. — Когда ты будешь делить имущество, ты позволишь мне забрать… хотя бы только классиков?

«Как мило! — подумала я. — Есть же на свете отзывчивые и разговорчивые мужчины, мечта любой женщины. А этот к тому же и в кулинарном искусстве преуспел».

А еще я подумала, что слишком хорошо знаю мужчин, чтобы позволить себе влюбиться в одного из них. Да, Кип отличался от пациентов, приходивших ко мне за помощью, но вот как все обернулось. Что и говорить, исключения лишь подтверждают правила. Я всегда полагала, что большинство мужчин — болваны, примитивные существа, которые портят воздух и не извиняются при этом, бросают свою одежду где попало и считают, что подруги, которые отправляются в отпуск вместе, — непременно лесбиянки. А я совершала благое дело, обучая мужчин Языку женщин, просвещая их, спасая их. И, к счастью, этот огонь не угас во мне. Вопрос был только в одном: найдутся ли теперь среди мужчин такие, которые, несмотря на все мои неприятности, захотят воспользоваться моими услугами…

5

Следующие несколько месяцев прошли как в кошмарном сне. Вначале, после появления статьи в «Инквайрер», падение интереса к моей методике было не так заметно. Правда, многие пациенты отказались от моих услуг, однако это было еще терпимо, до полного провала еще не дошло.

Но затем, когда я начала привыкать к мысли, что ничего страшного не случилось, вдруг обнаружился целый шквал злорадных и даже злобных статей в центральных газетах. Те же самые издания, которые совсем недавно боготворили меня, теперь смешивали меня с грязью. Досталось не только мне, но и моей методике, и это мучило меня больше всего. Я посвятила всю жизнь ее созданию и разработке, а теперь, только потому, что мой муж оказался ничтожеством, все мои труды пошли прахом!

Конечно, я пыталась защищаться. Я обошла все печатные издания в городе с просьбой позволить мне высказать свою позицию. Но они не проявили ко мне ни малейшего интереса. Ни из одного из них мне не перезвонили. В общем, на мне поставили крест. Я больше не заслуживала их внимания.

Вы спросите, почему я не попыталась вернуть расположение публики с помощью моей радиопередачи, колонки в газете, выступления в программе «С добрым утром, Америка!»? Почему я не воспользовалась этой возможностью и не объяснила, что мой случай не имеет никакого отношения к методике доктора Виман? Да просто потому, что такой возможности у меня больше не было. «Вы утратили доверие публики», — объяснили мне тем тоном, каким, наверное, разговаривают с прокаженными.

Удивительно, до чего быстро все меняется в мире шоу-бизнеса! Как легко вас могут забыть, растоптать и уничтожить. Стоит только вам вступить в конфликт с кем-нибудь или просто совершить ошибочный шаг — и вас забросают камнями, прежде чем вы успеете глазом моргнуть. Вы скажете, что я рассуждаю сейчас как моя подруга Сара. Но у меня самой голова пошла кругом, когда я осознала, как мало времени надо, чтобы полностью перестать существовать для них.

От меня отвернулись все — даже мой литературный агент. По наивности своей я надеялась, что даже если телевидение и радио от меня отказались, я могу рассчитывать на успех хотя бы в той области, с которой начиналась моя карьера, — на литературном поприще. Я решила написать новый бестселлер — продолжение моей книги, за которой совсем недавно охотились издатели. Но мне пришлось распрощаться и с этими планами. Литературный агент сообщил мне, что, «прощупав почву», он пришел к выводу: книги Линн Виман не будут пользоваться спросом на рынке. Он добавил, что я могу попытать счастья где-нибудь еще.

Оставалось только заниматься частной практикой. К счастью, не все пациенты отказались от моих услуг, но их было так ничтожно мало, что денег хватало только на зарплату Диане. На содержание дома на Гора-Киско средств уже не было. Честно говоря, я едва сводила концы с концами. Конечно, я могла продать дом, но это было бы невыгодно: изменились пристрастия покупателей — «деревенский стиль» вышел из моды.

Конечно, я не умирала от голода и у меня была крыша над головой, но сознание того, что я потеряла почти все, чего достигла, не давало покоя. Я ощущала себя изгоем. Я бродила по улицам Нью-Йорка, с тоской глядя на спешащих куда-то женщин в деловых костюмах. Во время обеда я не выходила из конторы. Вместо того чтобы идти в ресторан, где можно было встретить знакомых, я наблюдала, как Диана красит ногти. Я перестала уделять внимание своей внешности, редко мыла голову, не пользовалась косметикой и дезодорантом. Просто удивительно, что я не лишилась последних пациентов!

Особенно остро я ощутила свое горе, когда однажды стояла перед прилавком с овощами и размышляла, могу ли я позволить себе спаржу на обед. Хорошо одетый мужчина, стоявший рядом со мной (он как раз покупал спаржу), неожиданно похлопал меня по плечу со словами: «Вы и есть та самая Линн Виман? Что ж, не все коту масленица!»

Несмотря на то что острота была довольно банальной, я почувствовала себя оскорбленной до глубины души. Я проплакала весь вечер. Слова этого мужчины не выходили у меня из головы. Наконец, прекратив истерику, я включила телевизор. Там шло «Тунайт-шоу». Какая-то самозванка, пришедшая на передачу, хвасталась своей методикой обучения мужчин чуткости в отношениях с женщинами!

В тот же миг я перестала жалеть себя и пришла в бешенство. Я ощутила прилив ненависти к ней, к Кипу, ко всем, кто вначале восхвалял методику доктора Виман, а потом присоединился к толпе, насмехавшейся над ней.

«Ну, я им покажу! — думала я, запихивая в рот огромные куски спаржи. Хотя мое финансовое состояние оставалось прежним, аппетит ко мне вернулся. — Я не позволю им сломить меня, развенчать теорию, в которую я верила с детства. Я сумею привлечь их внимание. Они еще попляшут у меня!»

Разумеется, я еще не знала, как именно я им это покажу, но, по крайней мере, теперь я была настроена не столь пессимистично.


Однажды Пенни пригласила меня на обед. Был уже февраль. У нее собрался весь наш «мозговой трест». Общение с подругами было для меня единственной отдушиной в тот нелегкий период. Каждая из них находила для меня время, стремилась отвлечь от мрачных мыслей, позволяла мне дать выход своим чувствам. Поэтому и в тот раз я с нетерпением ждала встречи с ними.

Пенни жила в двухэтажной квартире в районе Грамерси-парка. Когда я приехала, все уже были в сборе и вели непринужденную беседу о работе: о фильмах Гейл, о фотографиях Изабеллы, о книгах Сары, о деловых контактах Пенни. Я вдруг почувствовала себя лишней, будто моя работа не стоила того, чтобы о ней говорить.

Мне стало немного легче, когда разговор зашел о личной жизни: о безработном муже Гейл, о возлюбленном Изабеллы, не желающем узаконить их отношения, о непостоянном муже Сары, о последнем завоевании Пенни. Но потом я вспомнила, что по этому вопросу мне тоже нечего добавить, и опять стала впадать в депрессию.

Вскоре мы сели ужинать. Никто из нас толком не умел готовить, и поэтому мы ограничились пиццей, купленной за углом. Я вспомнила, как Кип всегда готовил пиццу сам, начиная с теста, и мне стало еще тоскливее.

После ужина я сидела в гостиной Пенни, стараясь поддерживать беседу и улыбаться, если кто-то взглядывал в мою сторону, но была поглощена своими мыслями и делала все это автоматически. В какой-то момент я опустила руку в плетеную корзину, стоявшую рядом с моим креслом, достала журналы, лежавшие в ней, и стала с рассеянным видом листать их. Из соображений экономии, а также из принципа я больше не подписывалась на журналы. Кроме того, по большому счету, мне было все равно, что и о ком в них пишут.

Я взяла один из номеров журнала «Форчун» и положила его к себе на колени. В глаза сразу бросился заголовок на обложке: «Самый суровый начальник Америки». Далее было набрано жирным шрифтом: «Почему мужчинам и женщинам так сложно работать вместе».

Мое сердце забилось быстрее. Ладно, подумала я. Посмотрим, о чем пойдет речь.

Я нашла эту статью в журнале и прочитала ее, а потом просмотрела список. Среди самых суровых начальников Америки были Джек Уэлш из компании «Джи-И», Майкл Иснер из «Диснея», Стив Джобе из «Эпл Компьютер», Рональд Перелман из «Ревлона» и Линда Уочнер из «Ворнако Труп». Но они меня не интересовали. Открывая журнал, я точно знала, о ком из начальников хотела прочитать: о том самом, чья фотография была на обложке, чье имя стояло во главе списка. Если верить составителям рейтинга, это был самый невыносимый тип в деловой Америке.

Его звали Брэндон Брок, и он возглавлял компанию «Файнфудз» — производителя каш быстрого приготовления, замороженных пищевых продуктов, закусок, безалкогольных напитков. «Фортун» писал о сорокапятилетнем Броке как о талантливом бизнесмене, превратившем «Файнфудз» в хорошо отлаженную машину. Он мог быть вежливым и внимательным собеседником, когда ему это было выгодно, но с подчиненными держался заносчиво и славился своей бестактностью. Брок был абсолютно нетерпим к тем, кто не мог приноровиться к его ритму, но, самое главное, он не находил общего языка с женщинами, которые были в его подчинении.

Прочитав последнюю фразу, я ощутила прилив жизненных сил. У Брока сложности в общении с женщинами, и это не делает ему чести. В наши дни такое недопустимо для начальника его уровня!

Я никогда не видела Брэндона Брока, однако, судя по описанию в журнале, его тип был мне знаком. Я знала сотни мужчин, таких, как он, знала, как они мыслят и разговаривают. Единственное отличие состояло в том, что никто из них не был так популярен, как Брэндон Брок. А это означало, что, если мне удастся научить его общаться с женщинами, все узнают об этом. Все узнают обо мне!

Так возник этот блестящий план. Я решила, что Брок — это мой шанс вернуть утраченную репутацию, способ показать всем, чего я стою. От меня требуется только одно — заставить его пройти курс терапии. После этого он станет еще более удачливым бизнесменом, а я воскресну из пепла.

Конечно же, я понятия не имела, как найти мистера Брока, но, когда вы находитесь в отчаянном положении, вы не задумываетесь о таких мелочах.

— Слушайте все! — воскликнула я, вскинув руки вверх. — По-моему, я нашла решение моей проблемы!

— Какой проблемы? — спросила Гейл. — У тебя же их несколько.

— Да, но они все связаны, — ответила я. — И если мне повезет, они исчезнут.

— Каким образом? — спросила Изабелла.

Я подняла над головой журнал.

— С помощью этого.

— Журнала «Форчун»? — удивилась Пенни.

— Не совсем. Взгляните на фотографию на обложке.

— Это Брэндон Брок, — сказала Пенни, — глава «Файнфудз». Дела у компании идут неплохо, особенно после того, как он возглавил ее, но поговаривают, что он не в ладах с членами совета директоров.

— Здесь так и сказано, — заметила я.

— Судя по всему, его стиль руководства не всех устраивает. Он, мягко говоря, далек от совершенства.

— Поэтому он и считается самым суровым начальником в Америке, — сказала я.

— Именно! Я слышала, он обращается с подчиненными, как с вещами. Говорят, когда Брок летает в командировки, он выходит из самолета, садится в машину и едет в гостиницу, а один из миллионов его подчиненных ждет его багаж, берет такси и следует за ним.

— Но внешне он ничего, — заметила Изабелла, подходя ближе, чтобы лучше рассмотреть фотографию. — У него такие удивительные, загадочные глаза.

Я повернула журнал к себе и стала изучать фотографию. Статья так увлекла меня, что я не обратила особого внимания на внешность ее героя.

Вот, значит, как выглядит Брэндон Брок — человек, который, возможно, спасет мне жизнь! Я не могла не согласиться с тем, что у него красивые глаза, хотя они не показались мне «загадочными». Просто глубоко посаженные синие глаза со стальным отливом. Еще я обратила внимание на его волосы — светлые, золотистые. Такие волосы редко бывают у мужчин. К тому же у него были густые красивые брови — или они казались такими из-за его глубоких синих глаз? Четко очерченный нос, массивный подбородок и такие тонкие губы, что верхнюю почти не было видно. Цвет лица свежий, как у людей, живущих на природе. И, судя по широким плечам, можно было заключить, что это крепкий мужчина крупного телосложения.

Брок не был красив, но от него веяло силой и уверенностью в себе.

— Так какое отношение этот Брэндон Брок имеет к тебе? — поинтересовалась Пенни.

Я набрала в легкие воздуха и сказала:

— Автор статьи утверждает, что у этого Брока сложности в общении с женщинами, которые работают в его компании. И я знаю, кто может ему помочь.

— Уж не ты ли? — усмехнулась Пенни.

— Именно я. Брэндон Брок станет моим пациентом — моим самым известным пациентом. Когда курс терапии закончится, он освоит Язык женщин и станет живым подтверждением того, что моя методика действует.

Никто не ответил. Все молча смотрели на меня. Не знаю, кем они меня считали — гением или сумасшедшей.

Пенни первая нарушила молчание.

— Интересная мысль, — дипломатично сказала она, переглянувшись с остальными. — Но, по-моему, ты несколько переоцениваешь свои возможности. Я имею в виду, что тебе едва ли удастся убедить его стать твоим пациентом. Как ты добьешься встречи с ним, для начала?

— А мне нечего терять, — заявила я. — Я на все готова.

— Но вы с Брэндоном Броком вращаетесь в разных кругах общества, — продолжала Пенни. — Ты не имеешь никакого отношения к деловому миру.

— Зато ты имеешь, Пенни. Ты можешь помочь мне. Дай мне только один шанс — и я сделаю все остальное.

— Это не так просто, — задумчиво сказала она. — Чтобы пробиться к директору, надо миновать огромное количество его подчиненных. К тому же я работаю только со средними и крупными компаниями. А «Файнфудз» — очень крупная компания. У меня там нет никаких связей.

— Мы с моим астрологом постараемся помочь тебе, — пообещала Изабелла. — Она подскажет, когда будет наиболее благоприятный день для встречи с ним.

— Спасибо за заботу, но я буду действовать старомодным способом. Я его измором возьму! А когда все будет сделано, я верну себе мое радиошоу, колонку в газете, выступления в программе «С добрым утром, Америка!» и, возможно, даже программу на «Си-би-эс», которую я собиралась вести.

— Я же говорю, эти люди хищники! — проворчала Сара. — Не удивлюсь, если они уже присвоили все твои идеи и нашли какую-нибудь Мисс Америка-95, чтобы она выступала с ними вместо тебя. Форменные негодяи!

— Я хочу у тебя кое-что спросить, Линн. — Пенни замялась, что было на нее совсем не похоже. — Я должна спросить об этом, потому что как раз занимаюсь связями с общественностью и моя работа состоит в том, чтобы предсказывать, какой отклик в прессе может получить та или иная идея.

— Продолжай.

— Что, если ты уговоришь Брока стать твоим пациентом и методика доктора Виман не сработает?

— Не сработает?! — Я покачала головой, отказываясь даже допустить такую возможность. — Вот увидите, методика доктора Виман сработает, я верну себе свою репутацию, и все будет как раньше.

— Ты же знаешь, мы на твоей стороне, Линн, — сказала Гейл. — Но ты уже побывала в настоящем аду, и мы не хотим, чтобы ты потерпела еще одно поражение.

Я расстроилась. Неужели они не понимают, что мысль о поражении даже не приходит мне в голову. Я хотела лишь вновь получить то, чего лишилась, повысить свою самооценку.

— Гейл права, — снова заговорила Пенни. — У тебя был неудачный год. Замечательно, что ты снова обрела интерес к работе и чувствуешь в себе силы вернуть утраченное. Но, может быть, не стоит так торопиться? Найди какого-нибудь другого бизнесмена, не такого знаменитого. Если хочешь, я наведу справки…

— Мне нужен именно Брэндон Брок, — твердо сказала я. — Это ключ к успеху. Я просто знаю это.

Все опять замолчали, стараясь не смотреть на меня. Они определенно считали, что я сошла с ума.

— Послушайте, я обращаюсь к вам всем, — сказала я. — Вы с недоверием отнеслись к моим планам, и я вас не виню. Вы, наверное, думаете сейчас, как это человек, который перестал мыть голову, намеревается сделать главу «Файнфудз» своим пациентом. Но я теперь буду мыть голову! Я снова стану следить за собой, потому что теперь у меня появился стимул. Неужели вы этого не чувствуете?

— Чувствуем, — отозвалась Сара, проводя рукой по своим роскошным волосам. — Просто…

— Ладно, раз вы все равно не можете расстаться со своим скептицизмом, давайте поступим так, — предложила я. — Заключим пари!

— Пари? — с тревогой переспросила Гейл. Ее бедный муж питал слабость к азартным играм, и все его пари заканчивались тем, что он брал взаймы у нее.

— Да! — с энтузиазмом воскликнула я. — Обещаю, что если я проиграю и не смогу научить главу «Файнфудз» Брэндона Брока общаться с женщинами, то навсегда забуду о методике доктора Виман и вы больше от меня слова о ней не услышите.

— Ты серьезно? — удивилась Сара.

— Вполне, — сказала я. — Я начну все сначала и буду зарабатывать на жизнь другим способом.

— Сколько же времени тебе потребуется, чтобы совершить это маленькое чудо?

— Полгода, — ответила я первое, что пришло мне в голову. — Через шесть месяцев Брэндон Брок превратится из льва в котенка, а моя фотография появится на обложках журналов.

— Только не в котенка, — сказала Изабелла, которая не терпела, когда люди упоминали кошек всуе.

— Извини, — отозвалась я. — В ягненка. Итак, спорим?

Никто не имел ничего против. Все согласились, чтобы приободрить выжившую из ума подругу.

Мы ударили по рукам, все пожелали мне удачи, похвалили меня за стойкость и силу воли и сказали, что будут болеть за меня. Впервые за последние месяцы я не опасалась за свое будущее. Я боялась только одного: что Брэндона Брока уволят из компании прежде, чем я доберусь до него.

6

Два дня я искала в Интернете материалы о Брендоне Броке, и вот что мне стало известно. Он родился и вырос в фешенебельном Грос-Пуант, штат Мичиган, в семье исполнительного директора «Дженерал моторс». Учился в частной школе в Шоате, в колледже при Пенсильванском университете, а затем в бизнесе-школе в Вартоне. Устроился на работу в «Палмолив», откуда перешел в «Нестле» и, наконец, в «Файнфудз». Компанию он возглавлял уже два года и в свои сорок пять был самым молодым руководителем такого крупного предприятия. Еще я узнала, что Брок был женат на Маргарет Ковингтон, разведен, детей нет. Он был страстным спортивным болельщиком, и за ним всегда числились лучшие места на стадионе Медисон-Сквер-Гарден, а также на Открытом теннисном турнире, где компания «Файнфудз» выступала спонсором. Сам он тоже играл в теннис. Как писал «Бизнес уик», Брок ненавидел поражения и всегда стремился к победе, но, если все-таки проигрывал, к нему лучше было близко не подходить («Тоже мне, удивили!» — подумала я).

Говоря о его стиле работы, все издания отмечали, что Брок быстро увлекался новыми идеями. С тех пор как он возглавил компанию, ее доходы увеличились, но боевой дух сотрудников, не входящих в узкий круг его ближайших подчиненных, подорвался. И разумеется, в этот круг не входили женщины.

Судя по всему, Брок жил предрассудками прошлого — был одним из тех мужчин, которые либо не верят в способность женщин работать наравне с мужчинами, либо просто чувствуют себя неловко в обществе женщин (если они, конечно, за этими женщинами не ухаживают). Мне просто не терпелось пригласить его в мой кабинет и заставить пройти курс терапии. Он был идеальным пациентом. Оставалось только убедить в этом его.

Я решила пойти сначала традиционным путем. Найдя в справочнике телефон компании «Файнфудз», располагавшейся всего в двадцати минутах езды от Гора-Киско, я взяла трубку и набрала номер.

— Приемная мистера Брока, — ответил немолодой женский голос. Она гнусавила, как будто у нее была прищепка на носу, и я попыталась представить себе, как она выглядит. Ей, вероятно, было за пятьдесят. Вне всяких сомнений, это была представительная, но непривлекательная женщина, рабски преданная своему начальнику. Брэндон Брок никогда бы не взял на работу секретаршу, способную привлечь к себе внимание, наглую штучку, эдакую вертихвостку, которая вскоре потребует увеличения жалованья и повышения по службе. Он бы нанял такую секретаршу, которая бы безропотно выполняла все: оставалась на работе допоздна, покупала за него подарки на Рождество, забирала его вещи из химчистки — иными словами, делала бы его жизнь проще за счет своей. Так же, как он, эта женщина наверняка живет представлениями минувших дней. Я подозревала, что у него не одна секретарша, а несколько.

— Доброе утро, — сказала я. — Я хотела бы поговорить с мистером Броком.

— Как вас представить?

«Точно, она живет вчерашним днем, — подумала я. — Нынешние секретарши говорят: „А ваше имя?..“

— Линн Виман. — Я помолчала несколько секунд, ожидая, что она, возможно, узнает меня, но этого не произошло. — Мистер Брок незнаком со мной лично, — продолжала я, — но я думаю, что, ознакомившись с моим резюме, он захочет со мной побеседовать.

— Если вы хотите устроиться на работу в «Файнфудз», — сказала она, — я с удовольствием соединю вас с отделом кадров, и там вам подскажут, куда отправить резюме. Не вешайте трубку.

Прежде чем я успела вставить слово, она нажала на кнопку. У меня не было ни малейшего желания общаться с сотрудниками отдела кадров, поэтому я повесила трубку и снова позвонила секретарше.

— Приемная мистера Брока, — сказала она, еще более строго, чем в прошлый раз.

— Алло, это снова Линн Виман. Вы меня неправильно поняли. Я звоню не по поводу вакансии в вашей компании. Я бы хотела договориться о встрече с мистером Броком.

— Ясно. А какого рода у вас к нему дело?

— Я хотела бы поговорить о его возможном участии в обучающих семинарах по всемирно известной программе.

— Если так, то я соединю вас с отделом общественных связей. Они решают все вопросы, касающиеся участия мистера Брока в лекциях и семинарах.

Она снова нажала на кнопку. Я повесила трубку и позвонила еще раз. Разве можно добиться чего-либо, не обладая настойчивостью?

— Приемная мистера Брока, — устало сказала секретарша.

— Здравствуйте. Это Линн Виман. Не хочется быть навязчивой, но, наверное, я недостаточно ясно выразила свою мысль: мне хотелось бы договориться о встрече с мистером Броком.

— К сожалению, это невозможно, — отозвалась «привратница», стараясь поскорее от меня отделаться. Теперь она, очевидно, приняла меня за одну из его отвергнутых любовниц, которые не могли смириться с действительностью. Я знала, что таких у него было немало.

— Я понимаю, что мистер Брок очень занят, — продолжала я. — Но не могли бы вы все-таки взглянуть в расписание и сказать, когда у него появится свободное время? Мне бы хотелось предложить ему стать нашим клиентом.

— Клиентом? — повторила она, снова неверно истолковав мои слова. — Значит, вы представляете одно из агентств, желающих сотрудничать с «Файнфудз»? Я соединю вас с отделом рекламы.

Я снова была низвергнута в телефонный ад.

Итак, добраться до Брока традиционным способом мне не удалось. Что дальше?

Моим следующим шагом было написание Броку письма, в котором я упомянула все свои сертификаты, разрекламировала методику доктора Виман, привела цифры, свидетельствующие о высоком проценте ее успеха, разъяснила, каким образом моя программа поможет ему стать еще более гибким руководителем. Я добавила, что заинтересовалась им, когда прочитала статью в «Форчун», и написала, что, если он станет моим клиентом и пройдет курс занятий, пресса больше не будет представлять его в таком негативном свете.

Я снова позвонила в офис Брока, но на этот раз изменила голос. Секретарша дала мне номер факса. Я поблагодарила ее и повесила трубку. Затем я отправила письмо и до конца рабочего дня не отходила от телефона, ожидая ответа. Я прекрасно понимала, что мне не ответят так скоро, но на всякий случай все-таки не выходила из дома. Где-то после пяти позвонила Сара и пригласила меня на обед. Я была очень рада приглашению: ведь у меня в холодильнике не было ничего, кроме пакета молока и батона хлеба.

Сара Пеппер жила во дворце. Вернее сказать, в хорошо отреставрированном здании девятнадцатого века, предназначенного для королевы — королевы детской прозы. Довгуд находился в живописном местечке Северный Селем, неподалеку от Гора-Киско. Дом царственно возвышался над лужайкой, засаженной кизильником; чтобы подъехать к нему, надо было миновать длинную и извилистую подъездную дорогу. У Пепперов была квартира в Манхэттене, но Догвуд был их главной резиденцией, предметом гордости, вещественным доказательством их успеха — вернее сказать, успеха Сары. Этот роскошный дом был вообще похож на свою хозяйку: все в нем было рассчитано на то, чтобы произвести впечатление на публику.

Жюстина, уже много лет выполнявшая обязанности домоправительницы Сары, открыла мне дверь и представила меня. Сара, строившая из себя великосветскую даму и питавшая нездоровое пристрастие к голливудским приемам, требовала, чтобы Жюстина всегда представляла посетителей. Еще она требовала, чтобы Жюстина ходила в черном платье с белым передником, называла гостей господами, даже если они были детьми, а Сару — мадам. Пенни, Изабелла и Гейл посмеивались над причудами подруги — она была родом из Канзаса, из небогатой семьи, и сколотила себе состояние на детских книгах. Но у меня она вызывала симпатию: ведь теперь я так же, как она, пыталась заново родиться.

— А вот и Линн! — воскликнула Сара, спускаясь по лестнице и грациозно протягивая мне руку. В красном свитере и обтягивающих черных брюках она выглядела великолепно.

Сара поцеловала меня в знак приветствия и повела в библиотеку, все полки которой были заставлены исключительно ее книгами — американские и иностранные издания, карманные брошюры, издания книжных клубов. Здесь она чувствовала себя полновластной владычицей.

— Эдуард составит нам компанию? — спросила я, когда Жюстина принесла нам напитки и закуску на серебряном подносе. Я знала, что детей Пепперов не будет — их отправили учиться в Европу.

— Нет, и слава богу, — ответила Сара. — Мы с ним снова поругались. Он сейчас живет в городе. Наверное, завел себе новую любовницу.

— И ты так спокойно об этом говоришь?

Господи, почему всем этим мужчинам на месте не сидится? Стоит им избавится от лысины, депрессии или импотенции, как они превращаются в форменных идиотов.

— А почему нет? — равнодушно ответила Сара. — Когда мы с Эдуардом расстаемся, каждый живет сам по себе. У вас с Кипом были совсем другие отношения, Линн.

Я пожала плечами:

— Теперь я и сама не знаю, какие отношения были у нас с Кипом. Но давай лучше поговорим о тебе. Ты считаешь, что вы еще долго так проживете?

— Думаю, что да. Беда в том, что мы оба эгоисты. Он хочет, чтобы все было как ему угодно и когда ему угодно. И я такая же. Когда наши желания не совпадают, он делает все по-своему, а я — по-своему.

— А вы никогда не думали о разводе?

— Зачем нам разводиться? Мы идеально подходим друг другу. Кто еще сможет его вытерпеть? И кто сможет вытерпеть меня?

Перебросившись еще несколькими фразами о браке Сары, мы заговорили о книге, которую она писала, — очередном пополнении одной из ее популярных серий. А затем она спросила, как у меня продвигаются дела с Брэндоном Броком. Я объяснила, что не смогла прорваться к нему через секретаршу и отправила письмо по факсу.

— Ты не дождешься ответа, — заявила она. — А если и дождешься, это будет одно из стандартных писем — «благодарим вас за интерес к нашей компании», которые пишут, чтобы отделаться от адресата. Я это прекрасно знаю, потому что сама тысячу раз посылала такие письма. Вернее, Жюстина посылала.

— Разве ты сама не отвечаешь на письма своих поклонников?

— Ну что ты, Линн. Я получаю их пачками. У меня просто нет времени на то, чтобы отвечать каждому. К тому же как я буду после этого выглядеть? Будто мне больше делать нечего, кроме как возиться с корреспонденцией. Репутацию надо поддерживать.

Я улыбнулась. В этом была вся Сара.

— Если ты и в самом деле хочешь встретиться с Брэндоном Броком, — продолжала она, — ты должна прекратить звонить ему и бомбардировать его письмами. Лучше сама попадись ему на пути.

— Что ты имеешь в виду? Вломиться к нему в офис?

— Конечно, нет! Лучше узнай, где он обедает, гуляет, играет в гольф…

— Он играет в теннис.

— Вот и прекрасно. Узнай, где он играет, и приходи туда. Надень соблазнительное теннисное платьице и поговори с ним в непринужденной обстановке.

— У меня нет соблазнительного теннисного платьица. Я никогда не играла в теннис. Я всегда была слишком занята учебой.

— Я могу одолжить тебе мое.

Я засмеялась. Объем груди у Сары был на несколько размеров больше, чем у меня.

— У нас с тобой размеры не совпадают, Сара, — сказала я.

— Ах да, я совсем забыла… — Она на минуту задумалась. — Готова поспорить, что тебе подойдет костюм Ванессы. Пойду посмотрю у нее в шкафу. Я мигом.

Ванесса, дочь Сары, была тощим плоскогрудым подростком. Как мне ни стыдно в этом признаться, но у меня был тот же размер, что и у нее. Так что один из ее кокетливых теннисных костюмов идеально смотрелся на мне.

— Узнай, когда и где он обычно играет, и поезжай туда, — посоветовала Сара.

— Но он наверняка играет в закрытом элитном клубе. Там быстро узнают, что я не член клуба, и выгонят меня.

— Значит, тебе придется поторопиться и привлечь внимание Брока прежде, чем они успеют это сделать. Говори быстро и не забудь положить в карман визитку. Я уверена, что у тебя есть шансы.

Я провела еще один день в ожидании ответа на мое письмо. Когда стало ясно, что ответа не будет, я решила, что пора менять тактику. По условиям пари, которое я заключила с подругами, у меня было только полгода. Нельзя было терять время.

Я достала справочник по Манхэттену, нашла список закрытых теннисных клубов, которых осталось не так много после того, как в моду вошел гольф, и начала звонить. За последние сутки я несколько раз говорила с секретаршей Брока, и теперь мне ничего не стоило изобразить ее гнусавый голос. Ведь, в конце концов, я была лингвистом.

— Доброе утро, — сказала я, когда в первом клубе взяли трубку. — Вас беспокоит секретарь Брэндона Брока. К сожалению, он не сможет прийти завтра в семь утра.

Мне представлялось, что Брок — один из тех ненормальных, которые встают на заре, совершают шестьсот отжиманий в своем домашнем тренажерном зале, а затем отправляются на теннисный корт, чтобы провести там час перед работой.

— Простите, кто не сможет прийти в семь утра? — переспросили в трубке.

— Брэндон Брок. Он ведь записан на завтра, на семь утра?

— Нет.

— А на другое время? Или на другой день на этой неделе?

— Тоже нет. Я никогда не слышал этого имени.

— Наверное, я звоню не в тот клуб. Извините.

Я набрала следующий номер из справочника, но и на этот раз повторилась та же история. Тот же ответ я услышала и в третьем, и в четвертом клубе, но, когда я уже начала подозревать, что у «Файнфудз» есть собственный закрытый теннисный клуб, мне наконец повезло.

— Клуб «Рэкит», — ответил молодой голос, когда я позвонила в самый престижный из городских клубов. Я решила, что он самый престижный, потому, что у него, в отличие от всех остальных, не было дополнительной рекламы. Вероятно, он в рекламе не нуждался.

Мне удалось разыграть работника клуба.

— Доброе утро, Наоми, — бодро сказал он. — Мистер Брок записан на завтра на шесть утра, а не на семь. Он играет в паре с Питером Огденом. Вы хотите отменить игру?

Брок играет в теннис в шесть утра?! Да он просто чудовище!

— Одну секунду, я уточню еще раз у мистера Брока — на всякий случай. — Я замолчала, досчитала до тридцати и снова заговорила: — Извините за беспокойство. Встреча мистера Брока отложена на более позднее время, и он сможет завтра играть, как и было запланировано.

— Ничего страшного. Удачного вам рабочего дня, Наоми.

— И вам того же.

«Кто бы ты ни был», — мысленно добавила я. Я взглянула на теннисное платье Ванессы Пеппер, висевшее на вешалке в спальне, и поняла, что в этом маскарадном костюме мне будет неуютно. Лучше я останусь собой, оденусь по-деловому и буду чувствовать себя профессионалом. А это ощущение мне всегда доставляло удовольствие. Кроме того, Брэндон Брок не примет меня по ошибке за победительницу Уимблдонского турнира. В конце концов, я собиралась говорить с ним о языке, а не о спорте.

«Решено, — подумала я. — Останусь собой — и посмотрим, что из этого выйдет».

7

Когда зазвонил будильник, было еще темно, как и полагается в четыре часа утра. С тех пор как ритм моей жизни замедлился, я отвыкла от ранних подъемов. К тому же утро выдалось очень холодным. Так холодно бывает только в феврале. В такую погоду меньше всего хочется вылезать из теплой постели.

Но у меня было важное дело. Я заставила себя скинуть одеяло, пойти на кухню, выпить чашку кофе, принять душ, одеться и привести себя в порядок. Надо сказать, что с этой задачей я неплохо справилась, хотя на то, чтобы замазать круги под глазами, ушел целый тюбик крема. Прежде чем выйти из дома, я бросила последний взгляд в сторону зеркала. «Вот и настал этот миг! — сказала я себе. — Твой шанс восстановить былую репутацию. Воспользуйся им!»

В пять часов я была уже в пути. Я дрожала от холода, поскольку в моей машине не было кондиционера: я не могла позволить себе такую роскошь. К шести я совершенно окоченела, руки и ноги не слушались меня, но я сумела все-таки поставить машину на стоянку, взять сумку и дойти до теннисного клуба.

Я надеялась появиться в тот самый миг, когда Брэндон Брок будет выходить из раздевалки, но, когда я вошла в клуб, он был уже на корте.

— Вам помочь? — спросил тот самый служащий, с которым я разговаривала по телефону. Вернее, с которым «Наоми» разговаривала по телефону. Я попыталась что-то сказать, но мои губы, казалось, заиндевели. К тому же у меня текло из носа — со мной всегда это случается, когда я замерзаю. Прежде чем ответить на вопрос, я достала из сумки платок и сделала секундную паузу, чтобы прийти в себя.

— Я приехала, чтобы поговорить с мистером Броком, — наконец проговорила я.

Мои слова не убедили его. Я не являлась членом клуба, он никогда раньше меня здесь не видел, и сейчас было шесть утра.

— Наоми сказала, что я застану его здесь, — добавила я. — Она мне посоветовала приехать сюда.

— Ах вот как, — сказал он, смягчившись. — Мистер Брок сейчас на корте и будет играть до семи. Хотите подождать его?

— Да, я подожду, — ответила я. — Могу я сесть где-нибудь, откуда можно наблюдать за игрой?

— Да, конечно, вот здесь. — Он проводил меня в кабинет с видом на три теннисных корта. — Есть кофе, сок и оладьи. Угощайтесь.

Я поблагодарила его, уселась поудобнее и принялась за завтрак. «Пока мне везет, — думала я, поедая оладьи. — Встреча с Брэндоном Броком — и бесплатное угощение!»

Понимая, что это и есть мой завтрак и обед, я съела еще парочку оладий — с корицей и с яблоком — и начала наконец наблюдать за соревнованием: Брэндон Брок играл с Питером Огденом.

Конечно, с моего наблюдательного пункта я не могла как следует рассмотреть Брока, но, по крайней мере, я сразу узнала его по фотографии. У него были золотистые волосы, и сам он чем-то напоминал золотистого ретривера. По сложению он не мог равняться с теми сумасшедшими, которые сутками не выходят из тренажерных залов, но все же был в отличной форме, к тому же высок ростом и широк в плечах. «Для мужчины его габаритов он очень проворен и ловок», — думала я, наблюдая, как Брок мечется по корту. Как вы уже поняли, я не являлась спортивной болельщицей, и у меня ушло несколько минут на то, чтобы понять причину его поведения: он проигрывал. Я тут же вспомнила, что было написано в одной из статей о Брэндоне Броке: он терпеть не мог поражения. И стала болеть за него. Для успеха моего дела нужно было, чтобы он вернулся с корта в хорошем расположении духа.

Я выпила еще кофе, пролистала свежий номер «Уолл-стрит джорнэл», кивнула двум игрокам, вошедшим в комнату. В пять минут восьмого Брок со своим приятелем наконец поднялись по лестнице и оказались в комнате, где я сидела. Я не смотрела на них. Я только слышала, как они вошли. Вернее, слышала, как вошел Брэндон Брок. Он опустился на одно из кресел, затем раздался звук его голоса — голоса человека, привыкшего быть в центре внимания:

— Что со мной сегодня, Питер? Я не мог ответить ни на один удар. Я продул! Просто продул!

Да, Брок явно не был в хорошем расположении духа. Он чувствовал себя проигравшим. Его приятель налил ему и себе по стакану апельсинового сока, а он тем временем продолжал заниматься самобичеванием, красный от напряжения и негодования:

— Я не мог даже как следует ударить по мячу! Хуже бабы!

«Так и есть: идеальный пациент», — подумала я. Мне не терпелось начать заниматься с ним.

— Да ладно тебе, Брэндон. Не переживай, — отозвался Питер, которому, судя по всему, нередко приходилось быть свидетелем вспышек ярости своего приятеля. — Мне сегодня повезло больше, чем тебе, только и всего. Ты отыграешься в другой раз.

— Ладно бы у меня просто сил не хватило, — не унимался Брок, — у меня еще и реакция ни к черту! Меня ноги просто не слушались. Я чувствовал себя настоящим ослом!

«Очень хорошо, — подумала я. — Ругаться я его тоже отучу».

Брок допил свой сок и немного помолчал.

— Знаешь, Питер, мячи, которыми мы сегодня играли, никуда не годятся. С этой новой коробкой явно что-то не то.

«Распространенная мужская реакция, — подумала я. — Если не удается найти себе оправдания, обвини во всем неодушевленный предмет». Мой отец всегда так поступал. «Я бы приехал домой вовремя, Шилли, но надо было заправить машину», — говорил он моей матери. Это все оправдания.

— И корт как следует не привели в порядок, — добавил Брэндон, неодобрительно покачав головой. — Хоть бы раз мяч нормально отскочил от пола!

Болтает всякий вздор. Я могла поспорить, что он скажет дальше: у него похмелье после вчерашнего и поэтому он с утра не в форме.

— И не стоило мне пить второй мартини вчера. Это из-за него я никак не мог сконцентрироваться.

Видите? Теперь вы убедились, что я прекрасно знаю мужчин? И после этого они еще называют женщин занудами и нытиками!

Питер Огден хлопнул Брока по плечу и удалился в раздевалку. Другие игроки давно были на корте, так что я осталась один на один со своей «жертвой». Брок все еще сидел в кресле, размышляя о своем поражении. «Пора!» Подошла к нему, постаравшись придать своему лицу дружелюбное, но не заискивающее выражение. Я ведь собиралась сделать его своим пациентом, а не почистить ему ботинки.

— Здравствуйте, мистер Брок. Меня зовут Линн Виман. Холодный сегодня выдался денек.

Он отвел взгляд от стакана с соком и хмуро уставился на меня. Его тонкие губы сжались так, что их было почти не видно. Должно быть, я вторглась на его «личную территорию». Но меня это не смутило. Как ни в чем не бывало, я взяла его руку и энергично пожала ее. У него была большая, сильная рука.

— Мне хотелось бы поговорить с вами, — сказала я.

— О чем? — Он приподнял одну из своих густых золотистых бровей.

«Хорошо, — подумала я. — Нечего ходить вокруг да около. Все равно на это нет времени, так что лучше сказать все прямо».

— О вашей манере общения, — решилась я. — Вернее, о том, как вы разговариваете с женщинами. Насколько я понимаю, у вас есть некоторые проблемы, и мне бы очень хотелось помочь вам.

— Что вы сказали?

Наверное, я была слишком прямолинейна. Мужчины уверяют, что им нравится прямота, но на самом деле она им нравится, только когда их хвалят.

Я повторила свое высказывание и положила на столик перед ним визитную карточку. Брок повертел ее в руках, изучил и положил на место.

— Понятия не имею, с чего вы это взяли, детка, но у меня нет и не было проблем во взаимоотношениях с женщинами.

— Вы ошибаетесь, — сказала я. — Возьмем, например, вашу последнюю фразу. Бестактно со стороны мужчины называть женщину, с которой он только что познакомился, деткой. Так бы вы могли называть вашу жену. Или, например, дочь. Это ласковое слово из той же категории, что и «милая», «душка» или, скажем, «дорогуша».

— «Дорогуша»? — Он еще раз взглянул на мою карточку, а затем поставил на нее стакан с соком. — Что вам от меня надо? Может быть, вы журналист?

— Нет, мистер Брок. Как явствует из моей визитной карточки — которую вы, кстати, только что превратили в подставку для стакана, — я лингвист, и у меня частная практика. Работаю я исключительно с мужчинами, которые приходят ко мне, чтобы я их научила корректно разговаривать с женщинами. Некоторые считают, что с помощью моей программы я обучаю мужчин гибкости и восприимчивости, но это слишком широкое толкование. Методика доктора Виман — единственная в своем роде программа, основанная на моделях речи. Я считаю, что, обучив мужчин так называемому Языку женщин, можно сделать отношения между полами более гармоничными.

Его недовольная гримаса сменилась улыбкой. Он поднял руки, будто сдавался в плен.

— Ладно, ладно. Ваша взяла. Я только не могу понять, чей это розыгрыш. Признайтесь, вас прислала моя жена?

— Нет, мистер Брок. Это вовсе не розыгрыш. Привнесение гармонии в сложные отношения между мужчиной и женщиной — это очень серьезное дело.

Он засмеялся, все еще не понимая, о чем речь.

— Не знаю, кто вы и чего хотите от меня, но у меня для вас новость: отношения между мужчиной и женщиной не могут не быть сложными и дисгармоничными.

— Вы судите по своему опыту?

— По своему — и по опыту любого мужчины. Где вы видели пару, у которой были бы гармоничные отношения? Где вы видели мужчину, словарный запас которого состоял бы из одного слова — «да»? А ни в каком другом случае гармония невозможна.

— До чего же вы циничны, мистер Брок!

— Я не циничен, я реалистичен. Вы замужем, крошка?

Я решила пока не придираться к «крошке».

— Да. — В конце концов, формально так и было.

— Тогда ответьте мне: какие у вас с мужем отношения? Гармоничные?

Как ни парадоксально, они и в самом деле были гармоничными.

— Мои отношения с мужем — не тема для разговора. Сейчас речь идет о вас, о проблемах, которые возникают у вас во взаимоотношениях с женщинами. Я объясняла вам, что такое методика доктора Виман и как она работает.

— Ладно-ладно! — Он закатил глаза. — И где только моя бывшая жена откопала вас с вашими нелепыми теориями?

— Во-первых, я знать не знаю вашу жену, а во-вторых, моя теория пользуется большой популярностью. Чтобы убедиться в этом, попросите вашу секретаршу перелистать старые номера «Нью-Йорк таймс». Книга, в которой я описала свою методику, была в списке бестселлеров одиннадцать месяцев подряд.

— Неужели? — Теперь он казался удивленным, будто я была для него просто безобидной и даже забавной помехой. — Но если вы так популярны, почему я о вас никогда не слышал?

— Возможно, потому, что вы просто не хотели обо мне слышать. Мужчины вообще не любят слушать других, но мы над этим поработаем, когда вы станете моим пациентом.

— Поработаем?! — Он опять засмеялся.

Итак, Брэндон Брок смеялся надо мной и над моей методикой, но, по крайней мере, он продолжал разговор. Я ожидала, что к этому времени он уже удалится в раздевалку.

— Да. И я обучу вас Языку женщин.

— Языку женщин? — Он вдруг заговорил высоким, писклявым голосом, видимо желая изобразить женщину. — Ах, простите мне мое невежество, но что это такое, в конце-то концов?

— У мужчин и женщин различные манеры общения, мистер Брок. Моя теория состоит в том, что, если мужчины освоят женский стиль, конфликты между полами перестанут отравлять нам жизнь.

Смеясь, он помотал головой, будто я городила чушь несусветную. «Это просто защитная реакция, — решила я. — Он не может смириться с мыслью, что взгляды на жизнь других людей тоже имеют право на существование. Мужчины часто ведут себя как дети, когда вы пытаетесь переубедить их».

— Так вот, — продолжала я, — возвращаясь к вопросу о методике, к которой я прибегну, чтобы помочь вам…

— Я же сказал вам: мне не нужна ваша помощь!

— Боюсь, что как раз нужна. Вы заметили, как перебили меня только что?

— Я вас не перебивал.

— Перебили. Позвольте мне повторить наши последние реплики. Я произнесла: «Возвращаясь к вопросу о методике…» — и вы перебили меня словами: «Я же сказал вам: мне не нужна ваша помощь».

— Да ладно вам! Я просто остановил вас, чтобы вы не сморозили очередную глупость.

— Мужчины часто перебивают других, мистер Брок, — заявила я, проигнорировав его мнение о моих умственных способностях. — Над этим мы тоже поработаем, когда вы будете моим пациентом. А еще мы поищем способ борьбы с вашими кошмарными тирадами.

— Моими кошмарными тирадами?

— Я имею в виду ваши стенания по поводу проигранной партии.

— Я не люблю проигрывать. Ну и что из этого? По-вашему, это тоже плохо?

— Плохо то, что вы говорите, когда проигрываете. Вместо того чтобы выражать свои чувства — разочарование, огорчение, смущение, — мужчины обычно начинают грубить и хамить, потому что задето их самолюбие. Но я научу вас выражать ваши чувства. Вы заучите реплики, которые следует произносить, когда вы проигрываете.

Брэндон Брок в отчаянии всплеснул руками:

— Ради бога! Вы говорите так, будто я постоянно проигрываю. Да будет вам известно, я играю лучше, чем девяносто девять процентов членов этого клуба!

— Это еще одна проблема: психологическая установка «я лучше других». Все мужчины отчаянно стремятся к лидерству.

— А женщины нет? Я обожаю наблюдать, как они смотрят друг на друга на вечеринках. Вы думаете, они наряжаются, делают прически и красятся, чтобы привлечь внимание мужчин? Ничего подобного. Они стремятся произвести впечатление на других женщин, быть лучше их. По-моему, это просто смехотворно.

Похоже, он перешел в нападение.

— А вы заметили, как женщины при этом общаются, мистер Брок? Так, словно они лучшие друзья, и расстаются очень довольные друг другом. Если бы вы владели Языком женщин, то, вернувшись сегодня с корта, вы бы обняли своего друга и сказали: «Молодец, Питер. Жаль, что сегодня я не был достойным противником для тебя».

— С какой стати мне нести такую чушь?!

— Это не чушь. Это слова примирения. И еще я хотела бы спросить вас: когда в последний раз вы произносили слово «сожалею» или выражение «мне очень жаль»?

— Сейчас. Мне очень жаль, что вы втянули меня в этот разговор. — Он расхохотался собственной остроте. — А теперь мне пора на работу. Мне было весело с вами, но я все же советую вам вешать лапшу на уши кому-нибудь другому. Он взял сумку и явно собрался уходить. Нужно было во что бы то ни стало задержать его.

— Мистер Брок, — быстро проговорила я, — но все-таки мне показалось, что вам понравилась наша беседа. Я надеялась…

— Мне понравились ваши ноги, — опять перебил меня он. — Не будь вы такой аппетитной штучкой в короткой юбке, вы бы вылетели отсюда прежде, чем успели открыть рот, поверьте мне.

Брендон Брок был просто отвратителен, а его оскорбительный тон и неуместные замечания свидетельствовали о его неуважении ко мне и к моему интеллекту. Однако, как ни странно, я не особенно переживала по этому поводу. Мне неловко в этом признаться, и вы, наверное, не поверите мне, но никто до сих пор не восхищался моими ногами.

— Пожалуйста, дайте мне еще несколько минут, — сказала я. — В последнем номере «Форчун» сказано, что у вас серьезные проблемы в общении с женщинами, работающими в «Файнфудз». Там это написано черным по белому. Бессмысленно отрицать это.

Тут он побагровел. Разозлился не на шутку. Упоминание о журнальной статье явно заставило его переменить отношение ко мне. Я уже была для него не просто забавным недоразумением или «аппетитной штучкой». Я стала его врагом. Но я не отступала. Я должна была уйти отсюда с победой.

— Когда я прочитала статью, у меня сложилось впечатление о вас как о замечательном руководителе, который мог бы быть еще лучше, если бы не скрывал женских сторон своего характера.

— Женских сторон моего характера?! Что за чушь! — воскликнул он.

Но я настаивала на своем:

— Если вы станете моим пациентом, то всего через полгода ни один журнал не посмеет написать о вас такого. Что вы об этом думаете, мистер Брок?

Он допил сок и вытер губы ладонью.

— Что я об этом думаю? — повторил он, укладывая ракетку в чехол. — Я думаю, что и вам, и журналу «Форчун», и всем остальным, кто лезет в мою жизнь, надо заняться своими делами и оставить меня в покое. Вы хоть знаете, куда я пойду сегодня после того, как выслушаю весь этот ваш бред?

Он не умерил свой пыл. Скорее наоборот, распалился еще больше.

— Понятия не имею, мистер Брок. Но ведь вы всего несколько секунд назад просили меня не лезть в вашу жизнь, — напомнила я.

Теперь он кипел от злости. Мужчинам очень не нравится, когда их обвиняют в непоследовательности.

— Так вот, к вашему сведению, у меня сегодня встреча с президентом Соединенных Штатов Америки! — торжественно объявил он. — Вы не ослышались. И знаете для чего? Чтобы обсудить последние детали благотворительной программы, которую проводит «Файнфудз» под моим руководством. Мы собираемся пожертвовать несколько миллионов долларов нуждающимся, и об этом не напишут в газетах. А теперь подумайте, что для меня важнее: оказание помощи бедным или идиотские переживания о том, как я произношу гласные?

Он не стал ждать моего ответа и вышел из комнаты, оставив на столе мою визитную карточку.

«А что, все прошло неплохо», — неожиданно подумала я, укладывая несколько оладий в сумку, чтобы перекусить во время долгой и холодной дороги домой.

8

— Значит, ты отловила его в шесть утра? — переспросила Пенни, которая пригласила меня на обед на следующий день после моего поражения.

Мы сидели за столиком одного из самых модных ресторанов Нью-Йорка и ели блюдо, похожее на пирамиду, вершина которой венчалась жареным лососем, далее шло пюре, затем грибы, шпинат, а у основания — несколько кусочков хлеба.

— Мне показалось, что это неплохая идея, — пробормотала я.

— Идея-то неплохая, но зачем тебе было напоминать ему, что у него сложности в общении с женщинами? — Она неодобрительно покачала головой. — Разве таким способом можно заставить человека довериться тебе? Такая агрессия до добра не доведет. Людей надо очаровывать, льстить им, и только после того, как добьешься их любви, наносить удар.

— Я на это не способна. К тому же у меня было мало времени и хотелось потратить его с пользой.

— Все-таки поразительно, как ты решилась на такое! Ведь он не какой-нибудь там парень с соседней улицы. Он возглавляет одну из крупнейших компаний Америки.

— Вначале я, конечно, волновалась. Когда я увидела его с ракеткой на корте — сильного, широкоплечего, стремительного, — то засомневалась, что мне вообще когда-нибудь удастся убедить его в чем-нибудь. Но когда после игры он зашел в комнату, где я сидела, и закатил истерику, как капризный ребенок, я поняла, что он ничем не отличается от моих пациентов. После этого я его уже не боялась.

— Любопытно, — сказала Пенни. — И что ты собираешься делать дальше?

— Буду действовать традиционным способом — попытаюсь добиться встречи с Броком в его кабинете.

— Об этом не может быть и речи. Он выгонит тебя вон. Тебе надо просочиться в круг его близких друзей.

— Но каким образом? Ты же говоришь, у тебя нет никаких связей с «Файнфудз».

— Ты права.

— Может быть, кто-нибудь с твоей работы поможет мне? Кто-нибудь из рекламных агентов… Подумай, Пенни!

Она задумалась:

— Нет. Пытаюсь сейчас вспомнить все их резюме — и не нахожу ничего близкого.

— А твои знакомые журналисты? Неужели ты не знаешь ни одного репортера, писавшего о Броке?

— Конечно, знаю. Но что от них толку? Из того, что я читала о нем, можно сделать вывод, что он сторонится журналистов. В отличие от большинства известных людей, Брок не заигрывает с прессой. А тебе, Линн, нужен человек, которому он доверяет, от которого он зависит. Вот что ты должна сделать: найти самого близкого ему человека.

— И кто же это может быть?

— Ну, скажем, его девушка.

— А у него есть девушка?

— Понятия не имею, но я могу кое-кому позвонить и узнать. Здесь-то и пригодятся мои связи. Если у него есть девушка и ты сможешь подружиться с ней, у тебя появится надежный союзник.

— Ну ты же знаешь, что я терпеть не могу все эти интриги!

— По-моему, тебе пора забыть о своем монашеском аскетизме, Линн. Ты в отчаянном положении. Тебе нужно воскресить свою карьеру. Ты должна заставить Брока посещать твои занятия. На твоем месте я бы пошла на все. Я бы втерлась в доверие к его девушке, если бы это потребовалось.

И я сдалась. В конце концов, это нужно для дела. Я же стараюсь не для себя, а для всех женщин, чьи мужья молчат за обедом!

— Хорошо, если его девушка живет в Нью-Йорке, — вздохнула я.

— Так или иначе, мы узнаем, кто она и существует ли она вообще. А уже там ты сумеешь ее убедить, и она повлияет на Брока. Другого выхода у нас нет.

Она была права. Оставалось только надеяться, что, если мне удастся отыскать эту девушку, с ней будет легче найти общий язык, чем с Броком.

— Договорились. Все, хватит обо мне, — сказала я, не желая казаться эгоисткой. — Как твои дела, Пенни? Как работа?

— Прекрасно. Мне даже иногда приходится отказывать клиентам.

— Рада за тебя. А как на личном фронте? Встречаешься с кем-нибудь?

Пенни пожала плечами:

— Хотелось бы.

— Неужели ты ни с кем не встречаешься?

В это было трудно поверить. Пенни не могла найти себе мужа, но вокруг нее всегда вилось несколько мужчин. Другое дело, что все ее связи оказывались скоротечными. Она использовала мужчин, выпивала из них все соки, и они спасались бегством. Линн всегда поражало, что ее подруга, будучи умной женщиной, ведет себя так неразумно.

— Ни с кем, — вздохнула Пенни. — Я совсем одна.

— Ты?! Не может быть!

— Но я говорю правду. Ну ладно, не будем об этом.

— Прекрати, Пенни! Ты же хочешь мне что-то рассказать.

— Ты ошибаешься.

— Нет, хочешь! Доверься мне. Рассказывай. Что у тебя стряслось?

Пенни снова вздохнула:

— Просто я устала, Линн. Надоело, что жизнь постоянно бьет меня. Я увлекаюсь мужчиной, а он меня бросает; я оправляюсь после удара и увлекаюсь другим, и он тоже меня бросает, и так далее. Последний раз это было особенно тяжело.

— Господи, Пенни! Мне так жаль тебя! Кто же он был?

Пенни промолчала, в ее глазах заблестели слезы, а для Пенни Хертер это было самым красноречивым проявлением чувств.

— Не стоит об этом говорить, — наконец произнесла она.

— Я понимаю, что тебе нелегко. Но ты все переживешь. Помни: я с тобой.

— Ценю твою поддержку, Линн. Но я еще не готова к тому, чтобы говорить об этом.

Мне не хотелось силой вытягивать из Пенни эту историю, но ее нежелание говорить со мной о своем бывшем приятеле удивило меня. Обычно в обсуждении мужчин она доходила до анатомических подробностей.

— Ладно, продолжаем наш обед! — сказала она с напускной веселостью, явно желая избежать дальнейших расспросов. — Что будешь на десерт?

Но от десерта я отказалась, поскольку не дошла даже до предпоследнего слоя моего блюда.

Пенни позвонила мне через несколько дней и сообщила, что, по информации ее приятелей из «Бизнес уик», у Брэндона Брока есть подруга по имени Келси Хэинс — бывшая фотомодель, переквалифицировавшаяся в инструктора по йоге, а затем в массажиста. Теперь она была дизайнером по интерьеру. Броку, очевидно, нравились женщины с длинными ногами и невысокими запросами.

Как только я узнала о ее существовании, я позвонила в справочную и записала номер ее телефона. Мой план был таким: заманить эту Келси Хэинс к себе под предлогом помощи в оформлении дома и попросить ее замолвить за меня словечко перед Его Высочеством. Но вскоре я осознала всю нелепость этой идеи. Хотя мой дом был очень уютным, он не шел ни в какое сравнение с теми помещениями, оформлением которых занимаются специальные дизайнеры. Она бы ни за что не согласилась на такую сделку.

Но на какую сделку она бы согласилась?

Я быстро нашла ответ: конечно, Догвуд, поместье Сары! Разумеется, дом был давно готов, и его фотография имелась в справочнике по архитектуре, но вряд ли Келси видела ее. По моим предположениям, она была новичком в своем деле и едва ли понимала, в чем разница между шторами и гардинами, не говоря уже о более серьезных вещах.

Я решила, что не стоит выдавать себя за владелицу Догвуда. Лучше взять на себя роль услужливой подруги хозяйки. Недолго думая, я позвонила Саре, чтобы получить у нее разрешение использовать ее дом в качестве приманки.

Вначале она пыталась возражать:

— Меня не будет дома, Линн. Я уезжаю на несколько дней в Европу, буду участвовать в литературном турне по шести странам.

— Но ведь Жюстина будет в Догвуде? — спросила я. — Она откроет нам.

— Откроет, — согласилась Сара, — но не очень-то приятно знать, что в твоем доме хозяйничают чужие люди.

— Чужих не будет, — сказала я. — Вернее, будет только один чужой человек — подруга Брока. Но я буду с ней.

Сара уступила, потому что хорошо ко мне относилась. Теперь можно было звонить Келси.

К счастью, она оказалась дома.

— Здравствуйте, — сказала я, когда Келси взяла трубку. — Меня зовут Линн Виман. Я ищу дизайнера по интерьеру, ваши координаты мне дал… — Я помедлила. — …Питер Огден.

А что? Почему бы и нет? Партнер Брэндона Брока по теннису подходит вполне. Тем более что я никого больше не знаю из его окружения.

— Питер рекомендовал меня вам? — отозвался высокий звонкий голосок.

— Он дал вам очень высокую оценку, — сказала я. — Он пояснил, что вы еще новичок, но очень талантливы.

— Как мило с его стороны! — взвизгнула она.

— Вообще-то я звоню от имени своей подруги, детской писательницы Сары Пеппер.

Молчание. Да и откуда Келси было знать творчество Сары?

— У Сары замечательный дом в Вестчестере, — продолжала я. — Он в отличном состоянии, но его надо немного обновить в смысле дизайна. Не могли бы вы приехать и посмотреть дом?

— Почему бы и нет? — с энтузиазмом подхватила она. — Как правильно заметил Питер, я начинающий дизайнер. Честно говоря, у меня до сих пор не было ни одного клиента, так что ваша подруга будет первым.

— Отлично, — пробормотала я, чувствуя себя виноватой за то, что пытаюсь заманить эту честную, порядочную женщину в Вестчестер под ложным предлогом. Но в то же время я была уверена, что она оценит методику доктора Виман. В конечном итоге Келси будет только благодарна мне за то, что я избавлю ее приятеля от мужского шовинизма.

— Как я рада, что Питер порекомендовал меня вам! — воскликнула Келси, записав адрес Сары и время нашей встречи. — Мне так нравится угождать мужчинам! Наверное, в прошлой жизни я была гейшей!

«Похоже, мужской шовинизм ее не особенно тревожит, — подумала я. — Ничего страшного. Просто к ней надо применить другую тактику».

Во вторник утром Келси приехала в дом Сары на большом черном «Мерседесе». «Не слишком ли шикарная машина для дизайнера, у которого нет клиентов?» — подумала я.

Я представляла себе Келси Хэинс невысокой и хрупкой, потому что у нее был такой детский голосок, но оказалось, что у нее фигура амазонки. Она целую вечность выбиралась из машины, демонстрируя свои длинные ноги. Как я и ожидала, она была блондинкой — такие эгоисты, как Брок, предпочитают влюбляться в собственные зеркальные отражения. И она была красавицей, что тоже неудивительно: ведь Брок был важной шишкой, а такие люди всегда выбирают себе самое лучшее, даже если сами они внешне непривлекательны, чего нельзя было сказать о Броке.

— Здравствуйте, Келси. — Я сама вышла в прихожую, чтобы Жюстине не пришлось представлять ее. Выглядела она по-деловому: серый шерстяной костюм, черный кожаный портфель в руках. Я подумала: интересно, что у нее в портфеле, если она до сих пор не оформила ни одного дома. — Я Линн Виман. Спасибо, что пришли.

Мы пожали друг другу руки.

— Какой замечательный дом! — сказала она, осматриваясь вокруг. — Напомните мне, кто его хозяин?

— Сара Пеппер, автор детских книг, бестселлеров. В данный момент она представляет свои книги в Европе. Сара попросила меня встретиться с вами в ее отсутствие.

— Писательница! — с восхищением произнесла Келси, покачав головой. Я заметила, что ее золотистые волосы были темными у основания. — Мне всегда хотелось стать писательницей. Возможно, я еще попытаюсь. У меня очень интересная судьба, и многие говорят, что мне стоит написать мемуары.

Келси на вид было не больше двадцати восьми. «Маловато для мемуаров», — подумала я. Насчет ее «интересной судьбы» у меня тоже были сомнения. В жизни бывшей фотомодели, превратившейся в инструктора по йоге, а затем в массажиста, наверное, были интересные моменты, но до Анжелики ей далековато.

— Итак, давайте я сначала покажу вам дом, а потом мы с вами сядем и побеседуем, — предложила я.

Она согласилась, и мы отправились в путешествие по владениям Сары. Оказалось, что Келси не такая уж невежда, как я предполагала: она смогла отличить восточный ковер от дари — бумажной ткани с бахромой, — но все же совершила непростительную ошибку, назвав ширму в столовой Сары занавесом. Я чуть было не поправила ее, но вовремя вспомнила, что собиралась преподносить уроки Брэндону Броку, а не ей.

— Как вы заметили, дом совсем как новый, — сказала я, когда мы наконец уселись в солнечной гостиной и принялись за кофе, который подала нам Жюстина. — И его не нужно полностью переделывать. Разве что добавить несколько свежих штрихов.

— Этого недостаточно, — заявила Келси. — Честно говоря, я бы все здесь сделала по-своему.

— Но зачем?

Как я уже говорила, у Сары был безупречный вкус.

— Я вижу его иначе. Я бы сделала его ультрасовременным!

— Но он построен в начале прошлого века, — пыталась возразить я.

— Это заметно.

— Вот именно.

— Вы, вероятно, во всем стараетесь следовать традиции, а я нет. Именно по этой причине я бы переустроила дом в современном стиле. Я бы сыграла на эффекте неожиданности. Что интересного в доме, если ожидания гостя полностью оправдываются? Куда лучше было бы, если бы, войдя, гость восклицал: «Никак не ожидал увидеть здесь люминесцентную лампу!»

Тут мне стало ясно: она глупа, как пробка. Впрочем, это не умаляло ее обаяния. Почему такие яркие личности, как Брэндон Брок, выбирают себе женщин вроде Келси Хэинс? Догадайтесь сами.

Я выслушала ее предложения по поводу переустройства дома Сары, а затем попыталась сменить тему. Правда, получилось это у меня довольно неловко.

— Я обязательно расскажу Саре обо всех ваших планах, как только она вернется из Европы, — сказала я. — И думаю, что она расспросит меня не только о ваших дизайнерских проектах, но и лично о вас.

— Что именно ее может заинтересовать? — удивилась Келси.

— Ну, скажем, откуда вы знаете Питера Огдена? — Я старалась держаться как можно более непринужденно. — Я, например, хожу к тому же зубному, что и он.

— Но Питер сам зубной врач!

Попалась.

— Это не означает, что он не ходит к зубному. Он же не может сам сверлить себе зубы.

— Может.

— Так или иначе, я познакомилась с ним в приемной у зубного врача. А вы откуда его знаете?

— Он играет в теннис с моим другом.

— Значит, у вас есть друг? Это замечательно! А он тоже дизайнер?

Келси засмеялась:

— Нет, он глава «Файнфудз».

— Брэндон Брок? — спросила я с наигранным удивлением.

— Да, я с ним встречаюсь.

— И у вас это серьезно?

Она пожала плечами:

— Серьезно ли я к нему отношусь? Да, можете в этом не сомневаться. Серьезно ли он ко мне относится? Понятия не имею. Брэндон ни с кем не делится своими чувствами.

Она дала мне прекрасный повод. И я сразу ухватилась за него:

— Хорошо, что вы заговорили о его неспособности делиться своими чувствами, Келси. Я ведь специалист в этой области.

— В какой области?

— Я учу мужчин быть более чуткими и восприимчивыми… Иначе говоря, обучаю их искусству общения с женщиной.

— Вы психолог?

— Нет, я лингвист. Возможно, вам знакомо мое имя: Линн Виман.

Никакой реакции.

— Я написала бестселлер и вела колонку в газете.

Никакого ответа.

— А раз в месяц я выступала в передаче «С добрым утром, Америка!».

В ее глазах мелькнул проблеск понимания, и это меня воодушевило.

— Кроме того, я вела радиопередачу, в которой отвечала на звонки слушателей, интересующихся методикой доктора Виман. А это и есть программа обучения мужчин Языку женщин.

— О боже! Вы та самая Линн Виман!

— Та самая. — Я скромно поклонилась. — Какое удивительное совпадение, что мы с вами встретились при таких обстоятельствах! Я как раз недавно прочитала в «Форчун» о вашем приятеле, о его сложностях в общении с сотрудницами «Файнфудз» и подумала, что хорошо было бы убедить его пройти мою программу. И вот я разговариваю с вами. Какая удача!

— Вы та самая Линн Виман, — повторила Келси, которая, как мне показалось, все еще не могла прийти в себя от восторга, что познакомилась со знаменитостью. — Та самая, которую разоблачил «Нэшнл инквайрер», которая не смогла найти общий язык с собственным мужем. И после такого фиаско вы все еще на плаву?

Да, похоже, особого восторга она не испытывала. Я не учла того, что многие помнили меня по истории с Кипом, а вовсе не из-за моего метода.

— Конечно, я по-прежнему работаю, — сказала я, стараясь держать себя в руках. — Конфликт с мужем не имеет никакого отношения к моей методике. И мне бы хотелось, чтобы вы замолвили за меня словечко перед Брэндоном Броком. Вы наверняка обращали внимание, что иногда он ведет себя как грубиян. Я бы могла его перевоспитать. Вы, видимо, не раз говорили себе: он не очень-то любит распространяться о своих чувствах. Но если Брок станет моим пациентом, он начнет делиться своими чувствами с вами, Келси. — Я сделала эффектную паузу, а затем выложила последний козырь: — Он расскажет вам о своих чувствах и признается, что хочет провести остаток жизни с вами. Вы ведь так давно ждете этих слов! Я права, Келси? И я помогу вам осуществить вашу мечту, если вы убедите Брэндона обратиться ко мне.

Она решительно поднялась со стула. Это был явно нехороший признак.

— Послушайте меня, Линн. Я сочувствую вам, и мне очень жаль, что ваша карьера покатилась под откос. Я бы с радостью помогла вам выбраться, но дело в том, что Брэндон не из тех, кто согласится на такое. Ему нравится чувствовать себя лидером. Вы меня понимаете?

— Конечно, понимаю. Но чего хотите вы, Келси? По-моему, вам бы хотелось, чтобы он был более откровенен с вами.

— Жаловаться мне не на что. Возможно, я звезд с неба не хватаю, но все-таки я не так глупа, как вам могло показаться. В наших отношениях задает тон Брэндон, и я не властна изменить что-либо. Когда он захочет признаться мне в любви, я буду счастлива. А пока я держу рот на замке. К тому же сейчас меня вполне устраивают наши отношения. Он все решает сам, а мне остается только хлопать ресницами и восклицать: «О, мой герой!»

Вот оно что… А я еще пыталась говорить о каком-то мужском шовинизме.

— Итак, вернемся к разговору о дизайне, — сказала она и искоса взглянула на меня. — Если, конечно, вы действительно нуждаетесь в услугах дизайнера.

Да, она и в самом деле не так уж глупа.

— Мне не нужен дизайнер, — призналась я. — Вы правы, я позвала вас, чтобы поговорить о Брэндоне. Я прошу прощения за то, что заманила вас сюда хитростью.

Келси посмотрела на меня так, будто мои слова были для нее откровением.

— Может быть, вам стоит попытаться испытать вашу методику на Питере Огдене? — предложила она. — Он совсем не умеет общаться с женщинами. Раз вы ходите с ним к одному зубному врачу, вам будет проще найти повод для разговора.

Все-таки я переоценила ее умственные способности, раз она не догадалась, что про Питера Огдена я тоже все придумала. Но какое это имело значение, если моя очередная попытка завербовать Брэндона Брока в ряды моих пациентов провалилась?

9

Однако я не оставила своих попыток. Я отправила Броку экземпляр моей книги, ее аудиоверсию и письмо, в котором описала, как моя программа может изменить его жизнь. Ответного письма со словами «Вы наняты на работу» я не получила, но моя посылка не вернулась ко мне запечатанной.

Однажды вечером я говорила по телефону с Гейл. Она только что пережила очередную трагедию — наелась креветок, понадеявшись, что у нее больше нет аллергии на них, но ее надежды не оправдались. Впрочем, теперь благодаря таблеткам, которые она принимала, воспаление почти прошло.

— По-моему, тебе нужно было прощупать почву, прежде чем что-либо предпринимать, — сказала она, когда я рассказала ей о своих подвигах. — Я, например, перед тем как начать снимать фильм, всегда тщательно исследую предмет.

— Надеюсь, ты не предлагаешь мне стать специалистом по кашам, которые производит «Файнфудз»?

— Нет, я не это имела в виду. Чтобы изучить предмет, о котором пойдет речь в моем фильме, я знакомлюсь с людьми, стараюсь сблизиться с ними…

— Но я попыталась сблизиться с девушкой Брока.

— Попытайся найти общий язык еще с кем-нибудь. Например, с его секретаршей.

— С Наоми? До нее достучаться так же сложно, как и до ее начальника.

— Может быть, в нерабочей обстановке она ведет себя иначе.

— Возможно, но, честно говоря, все эти интриги мне надоели. Я не умею притворяться. Хватит с меня.

— А тебя никто и не просит притворяться. Подойди к этой задаче как профессионал. Позвони ей и пригласи ее на обед. Объясни, кто ты и чего ты от нее хочешь. Сделай ударение на том, что тебе хотелось бы встретиться с Броком и ты понимаешь, какое она имеет на него влияние. Пусть она ощутит, какая у нее важная роль. Этой женщине наверняка будет приятно, что кто-то уделяет ей такое внимание.

Мне понравилась идея Гейл, но слушать ее было сложно. До меня доносились крики ее детей, которые носились по квартире, перекидывались какими-то предметами и с грохотом роняли их на пол.

— Что у тебя там происходит? — спросила я.

— Все в порядке. У нас это обычное дело. Просто я сегодня с ними одна.

— Почему?

— У нас с Джимом уговор. Когда я уезжаю по работе, он смотрит за детьми. А когда Джим ищет работу, я сижу с ними.

— О какой работе может идти речь в такое время? На часах было пол-одиннадцатого.

— Ни о какой. Он сейчас играет в покер или еще где-нибудь деньги тратит. Это тяжелый случай, Линн. Ты же знаешь.

Я прекрасно знала это, но спрашивать у Гейл, почему она не бросает Джима, было бессмысленно. Я и так знала ответ. Как я говорила, Гейл была королевой драмы. Всякий раз, вытаскивая своего мужа из очередной передряги, она ощущала приток адреналина в крови. Ей нравилось приходить ему на помощь. Она верно сказала про Джима, что это тяжелый случай, но ее случай был не легче. Меня всегда удивляло, как Гейл удавалось так хорошо справляться со своей работой, когда ее личная жизнь не ладилась.

Впрочем, то же самое можно было сказать и о Пенни, и о Саре, и об Изабелле. И обо мне, кстати, тоже, хотя до недавнего времени я и предположить не могла, что когда-нибудь моя личная жизнь перестанет быть такой безоблачной. Я считала, что мы с Кипом — идеальная пара. Как мне казалось, этот брак полностью соответствовал моим потребностям. О такой жизни мои родители даже и не мечтали.

Но теперь я сама не знала, какие у меня потребности. Да и вообще ни о чем, касавшемся моего прошлого, не могла судить с уверенностью…


На следующее утро я позвонила Наоми, секретарше Брока. Она узнала меня.

— Мы получили вашу посылку, — гнусаво проговорила она.

Чтобы ее передразнить, достаточно было просто зажать нос, но я, разумеется, сдержалась.

— Мистер Брок нашел минутку, чтобы ознакомиться с ее содержимым? — с надеждой спросила я.

— По крайней мере, я при этом не присутствовала.

— Он даже не прослушал кассету? Думаю, он мог бы ее прослушать во время одного из авиаперелетов. Это очень занимательно — по крайней мере, интереснее фильмов, которые крутят в самолетах.

— Мистер Брок летает на фирменном самолете компании «Файнфудз», — сказала Наоми. — И там не крутят фильмов, потому что самолет используется для деловых перелетов, а не для развлечения.

С чувством юмора у нее было даже хуже, чем у меня.

— Позвольте мне задать вам один вопрос, — решилась я. — А вы сами случайно не ознакомились с моей книгой?

— Я?

— Да, вы.

Очевидно, Гейл была права: наверное, ее мнением редко интересовались.

— Я просмотрела ее, прежде чем положить конверт на стол к мистеру Броку, — осторожно сказала она.

— И что вы об этом думаете?

Молчание.

— Вы когда-нибудь сталкивались с такими проблемами? Вас заинтересовала методика доктора Ви-ман?

— Честно говоря, у меня возникло ощущение дежа вю, когда…

— Когда, Наоми? Можно назвать вас по имени?

— Да, конечно.

— Так когда же у вас возникло такое чувство?

— Когда я прочитала о женщине, которая жаловалась на своего начальника. Он никогда не спрашивал ее, может ли она задержаться на работе допоздна, а просто ставил ее перед фактом, что ей придется остаться.

— С вами случалось что-нибудь подобное?

Наоми замялась:

— Не поймите меня превратно, доктор Виман. Мистер Брок очень, очень хорошо со мной обращается, и я не хотела бы выставлять его в дурном свете…

— Но все-таки?

— Видите ли… — Она снова замолчала, но потом наконец решилась: — Он запросто может вывалить охапку кассет мне на стол как раз в тот момент, когда я собираюсь домой, и сказать: «Это надо расшифровать и подготовить мне на подпись к девяти утра». Он никогда не скажет: «Мне неловко просить вас об этом» или «Надеюсь, это не нарушит ваши планы». Он считает, что это само собой разумеется, доктор Виман. Будто я не живой человек, а предмет интерьера — без души, без сердца!

Вот, оказывается, какие чувства она подавляла в себе.

— Временами, — продолжала Наоми, распаляясь все больше и больше, — мне хочется встать и сказать ему в лицо: «Я тоже человек!» Но я этого не делаю. Мистер Брок — мой работодатель, и я оканчивала школу секретарей-референтов не для того, чтобы он выбросил меня на улицу.

— Нет, конечно. Но вы могли бы выразить свое недовольство в мягкой форме. А главное — можно заставить мистера Брока перемениться. Измениться к лучшему.

— Каким образом?

— Назначьте ему встречу со мной. Видите ли, Наоми, мне бы очень хотелось, чтобы он стал моим пациентом. По окончании курса терапии он станет более гибким руководителем и более тактичным человеком.

— Вы предлагаете мне назначить ему встречу, не посоветовавшись с ним?

— По-моему, это неплохая идея.

— Возможно, но я не могу так поступить. Я предана ему, хотя порой он забывает о моих чувствах.

— Тогда, может быть, вы хотя бы замолвите словечко обо мне и о моей программе? Вы бы могли сказать ему, что, по вашему мнению, ему необходимо со мной встретиться.

— По моему мнению?! — Она усмехнулась. — Я же уже сказала вам: с моим мнением он не считается.

— Вы, вероятно, недооцениваете, как много вы для него значите, Наоми. Возможно, мистер Брок этого не показывает, но могу поспорить, что он во многом полагается на вас.

— Я в этом не уверена.

— Не сомневайтесь! Сколько вы уже работаете у него?

— Шесть лет. Я перешла сюда вместе с ним из «Нестле».

— Вот видите! Он вас очень ценит, иначе не взял бы вас с собой в «Файнфудз». Пожалуйста, скажите ему хотя бы о нашем с вами разговоре, — не отступала я. — Сделайте это ради себя, ради собственного самоуважения, ради самоуважения всех женщин!

Знаю, моя хитрость была белыми нитками шита, однако она сработала. Наоми пробормотала что-то невнятное, а потом вдруг решилась.

— Хорошо, я это сделаю, — сказала она. Прозвучало это так, будто она собиралась добровольцем в армию. — Ей-богу сделаю!


На следующий день, попрощавшись с моим единственным пациентом и похвалив новый облик Дианы (она снова покрасила волосы; на сей раз они обрели тыквенный оттенок), я взяла такси. Изабелла пригласила меня в свою студию в Сохо, где она делала серию фотографий для голливудского ежегодника «Ярмарка тщеславия». Когда я приехала, там было уже несколько десятков очень серьезных людей в черном, с блокнотами в руках. Вся эта серьезность позабавила меня — ведь, как вы помните, роль фотомоделей играли кошки. Были здесь кот Кэри Грант в смокинге, кошечка Рита Хейворф в рыжем парике и вечернем платье и даже кот Грочо Маркс с усами и в очках. Что я могла на это сказать? Что для одного — искусство, для другого — безумие. В студии была Рита, астролог Изабеллы. Она пришла, вероятно, для того, чтобы засвидетельствовать, что сегодня благоприятный день для съемок. Пока собирались остальные гости, Рита завела со мной разговор о планетах и их загадочном перемещении по звездному небу. Она поведала мне, что Меркурий сейчас движется с востока на запад, а Луна прибывает. Мне все это было безразлично. В конце концов, я же была человеком науки и в своих поступках руководствовалась здравым смыслом, а отнюдь не перемещениями небесных тел. Я была практична и реалистична, но в тот период нуждалась в опоре, и потому насторожилась, когда Рита изрекла: «Общение с человеком, на которого вы хотите произвести впечатление, будет более плодотворным, если вы помедлите несколько дней, прежде чем начать действовать».

Я взволновалась, сообразив, что именно в тот самый день Наоми собиралась говорить с Броком от моего имени. Но теперь было слишком поздно что-либо менять. А еще я подумала, почему все астрологи изъясняются так косноязычно, будто говорят на иностранном языке.

Съемки продолжались несколько часов, и только во время перерыва, за чашкой зеленого чая — который, между прочим, источал такой же аромат, как стельки моих спортивных тапочек после хорошей пробежки, — Изабелла нашла для меня время.

— Ты не скучаешь? — спросила она, обняв меня. Все ее движения сопровождались звоном браслетов. — Надеюсь, что нет. Мне так хочется, чтобы ты отвлеклась от своих проблем!

Не знаю, о каких именно проблемах она говорила, но я поблагодарила ее.

— Не стоит благодарности, — ответила она. — Мы же с тобой подруги, Линн.

Затем последовала цитата из какого-то ирландского драматурга, о котором я никогда прежде не слышала. Она произнесла это с сильным ирландским акцентом, так что я не поняла ни слова, но не решилась переспросить ее. Казалось, она была увлечена своим монологом об особенностях женской дружбы, но вдруг, ни того ни с сего, сказала:

— Я рассталась с Франциско.

Так звали ее поклонника, панически боявшегося женитьбы.

— Не может быть! — воскликнула я. Она встречалась с ним уже семь лет и вроде бы не собиралась расставаться в ближайшее время. — А что случилось?

— Я прозрела!

Это заявление сопровождалось очередной цитатой, на сей раз на латыни.

— Прозрела? — повторила я. Никогда не знаешь, чего можно ожидать от Изабеллы в следующую минуту.

— Я пришла к мысли, что, кроме него, на планете есть множество других людей. — Она не уточнила, какая именно планета имелась в виду. — В конце концов, он же не один на свете. Есть и другие, куда более ласковые, чувствительные и внимательные мужчины.

— Это серьезный поворот в твоей жизни, Изабелла, — сказала я. — Ты хочешь сказать, что встретила какого-то другого?

Она взглянула на Риту. Я решила, что они обсуждали отношения Изабеллы и Франциско и небеса, устами Риты, одобрили перемену в сердце ее клиентки.

— Да, — сказала Изабелла, — я кое-кого встретила.

— Кого же? — нетерпеливо спросила я.

— У меня еще есть сомнения, и я боюсь сглазить.

Эта скрытность как-то не вписывалась в ее рассуждения о нашей дружбе.

— Но, несмотря на свои сомнения, ты все-таки расстаешься с Франциско? — удивилась я.

— Да. Да, расстаюсь. Не сердись на меня, Линн!

— С какой стати мне на тебя сердиться?

Это звучало странно даже для Изабеллы. Почему я должна сердиться на нее за то, что она встретила человека, с которым чувствует себя счастливой? Но она не успела ответить, потому что ее позвал художественный редактор журнала. В этот момент одна из кошек, Рита Хейворф, оторвала кусок от смокинга Кэри Гранта. Я поняла это как знак свыше, указывающий на то, что мне пора домой.


Зайдя в квартиру, я обнаружила послание на автоответчике. Одно-единственное жалкое послание! Я горестно покачала головой, вспомнив те прекрасные дни, когда автоответчик не справлялся со всеми звонками.

«Ладно, — подумала я. — По крайней мере, хоть кто-то помнит обо мне». Я налила себе виски, села за стол и включила кассету.

— Это Брэндон Брок, — прогремел знакомый голос.

Я была ошеломлена. От удивления и восторга я опрокинула на себя виски. «Боже, благослови Наоми!» — мысленно повторяла я, промокая испачканную блузку салфеткой. Она уговорила его со мной встретиться. Но чтобы он взял телефонную трубку и сам позвонил мне… об этом я даже и не мечтала!

— Я собирался поручить моей секретарше связаться с вами, — сказал он, на этот раз вежливо и учтиво, совсем не так, как он разговаривал со мной в теннисном клубе. — Но она, к сожалению, не смогла этого сделать.

Он сказал «к сожалению»! До чего галантен!

Я ждала, что Брок продолжит, но он замолчал, будто собираясь с мыслями. Пока он молчал, я слегка промочила горло виски. Если возможно глотать и улыбаться одновременно, то именно этим я и занималась. Не помню, когда еще я так ликовала. Мои старания вознаграждены, я прошла испытание и по праву заслужила победу. Добилась своей цели. Глава компании «Файнфудз» записался ко мне в пациенты!

— Как я сказал, — продолжил Брок, — моя секретарша оказалась не в состоянии осуществить этот звонок. И вы, лингвист в юбке, догадываетесь, почему?

«Лингвист в юбке»? Пожалуй, я рано отпраздновала победу.

— ПОТОМУ ЧТО ТЫ ПРОЧИСТИЛА ЕЙ МОЗГИ, ДОРОГУША!

Последнюю фразу Брок произнес так громко, что я забеспокоилась за свой автоответчик — как бы он не воспламенился.

— Очевидно, — продолжал он, понижая голос до своего обычного рева, — вы вбили моей секретарше в голову, что я не такой внимательный и заботливый начальник, каким мог бы быть. И что я должен прибегнуть к вашим услугам, чтобы научиться правильно разговаривать с разными дурехами, работающими в моей фирме. И я сказал себе: «Знаешь что, Брэндон? Это та же самая чушь собачья, которую пыталась внушить мне эта хорошенькая, но занудливая мисс Виман… простите, доктор Виман, в клубе Рэкит на днях. Какое совпадение!»

Затем последовал глухой стук, и я поняла, что Брок уронил телефон, когда произносил эту тираду. Возможно, он нервничал, что часто случается с мужчинами, когда они пытаются выразить свои чувства, но вместо этого оскорбляют других.

— Ситуация обстоит следующим образом, дорогуша, — сказал он, немного успокоившись. — Больше вы не будете читать мне лекции. Больше вы не будете читать лекции моей секретарше. Больше вы не будете читать лекции моей девушке — да, я уже наслышан о том, какой номер вы выкинули с Кел-си. Вы раз и навсегда прекратите свои попытки сделать из меня идиота, каким, по вашему мнению, должен быть мужчина! ВАМ ЯСНО?

Затем раздался гудок. Даже не попрощался!

10

Получив послание Брока, я впала в депрессию. Как я могла думать о восстановлении своей карьеры, если даже такой мужлан, как Брэндон Брок, не воспринял меня всерьез?

На следующее утро я с трудом заставила себя добраться до офиса, где была назначена встреча с пациентом по имени Луи, парикмахером из одного из самых модных салонов Нью-Йорка. У него были сложности в отношениях с клиентками, которые, по его мнению, мешали ему работать. Они пытались втянуть его в разговор, посплетничать с ним о других женщинах, приходивших в парикмахерскую. Всего за несколько недель я обучила его Языку женщин, вернее сказать, одному из наиболее распространенных его диалектов — Языку сплетниц. Да, знаю, феминистки растерзали бы меня на части за такие взгляды. Однако это правда: женщины в большей степени, чем мужчины, любят посплетничать, то есть сунуть нос в чужие дела — в особенности в дела тех людей, которых они никогда в жизни не видели. Но что из этого?

Когда наше занятие с Луи подошло к концу, я велела Диане переделать систему регистрации документов. Надо же было чем-то оправдывать ее зарплату! От мысли, что мне нечего делать до вечера и весь день я буду вынуждена бесцельно болтаться по городу, мне стало еще хуже. В самом мрачном расположении духа я села в свою холодную машину и направилась в сторону Вестчестера. Мне было так плохо, что я проскочила мимо Гора-Киско. Так я ехала мрачнее тучи, держа курс на север, вероятно, в сторону Канады.

Радиоприемник был настроен на волну классической музыки; там без конца крутили Вагнера, отчего мое подавленное состояние только усилилось. Я не просто лелеяла свои обиды. Мои мысли имели вполне определенное направление. Большую часть пути я думала о Кипе. Я наконец позволила себе ощутить его измену. Дело было не только в том, что он провел ночь с другой женщиной, хотя, вне всяких сомнений, этим поступком он нанес мне удар в самое сердце. Хуже всего было то, что из-за него наша история, не предназначенная для чужих ушей, попала на страницы желтой прессы. А вот это было уже настоящее предательство! С тех пор как мы развелись, я его не видела и не слышала, я даже не сплетничала о нем с подругами. Рана была слишком свежей, слишком болезненной. Я была так зла на него, что потратила уйму времени, размышляя о возможной мести, о восстановлении справедливости.

В какой-то момент моего путешествия за пределы реальности я заметила, что бензин на исходе. Нужно было либо свернуть с дороги, либо, рискуя жизнью, остановиться посреди трассы. (Я тщательно обдумала последний вариант и отклонила его, сочтя такую развязку слишком мелодраматичной. Нельзя было забывать о том, что я — человек науки. Для меня поездка неведомо куда — уже приключение.)

Я понятия не имела, где нахожусь. По моим подсчетам, я была где-то к югу от Олбани, и решила свернуть под указатель с надписью «Синсуки». Я выбрала именно этот город, потому что его название звучало почти как «Сын суки», а сукиным сыном, вне всяких сомнений, был Кип Янковски.

Но мне все было настолько безразлично, что я пропустила поворот и оказалась в холодной машине с пустым баком в местечке под названием Очерт. Как вскоре выяснилось, его название еще больше соответствовало моему настроению: рабочий с бензозаправочной станции сказал мне, что Очерт произносится как «О, черт!»

«Превосходно, — мрачно подумала я. — Следующий город, в котором я остановлюсь, будет называться „Горе мне!“.

— Где здесь можно купить минеральной воды? — обратилась я к рабочему, заправившему мою машину бензином и теперь протиравшему ветровое стекло. Он был весь в татуировках. Вероятно, в Очерте не было бензоколонок с самообслуживанием. В Очерте вообще ничего хорошего не было, как я заметила.

— Там, — он кивнул в сторону невысокого здания позади нас, стараясь не встречаться со мной взглядом. Мужчины везде одинаковы. Даже в Очерте.

— Спасибо.

— На вашем месте я бы купил еще пару пакетиков чипсов.

— Зачем? Их производят в Очерте? — спросила я, предположив, что волею судеб оказалась в том самом городе, где изготовляют чипсы, и рабочий хотел, чтобы я попробовала продукт местного производства.

— Нет, — ответил он. — У вас течет бензобак и передняя правая шина вот-вот совсем сдуется. На ремонт потребуется время. А я сегодня здесь один.

«Молодец, Линн! — подумала я. — Вывела машину на прогулку, покаталась, нечего сказать».

— Значит, вы считаете, так ехать нельзя?

Он засмеялся, обнажив редкие зубы.

— Нельзя, если вы, конечно, хотите добраться до пункта назначения.

До пункта назначения? Я и сама не знала, каков мой пункт назначения. Просто бежала из дома, как несчастный обиженный ребенок. Но не говорить же это незнакомцу!

— Я еду в Вестчестер, на Гора-Киско.

— Вы рискуете сломаться где-нибудь по дороге.

Мне казалось, что я уже сломалась. В противном случае я бы сейчас была в Вестчестере, а не в Очерте.

Я зашла в помещение бензоколонки, купила банку кока-колы и пакетик сырных чипсов, захватила единственный журнал, лежавший на полке — потрепанный каталог сельскохозяйственного оборудования, — и стала ждать. Не помню, сколько прошло времени, прежде чем я выбралась оттуда, но мне показалось, что очень много.

Во время бесконечной дороги домой я выключила радио: только Вагнера мне не хватало!

Когда я наконец поставила машину в гараж и ввалилась в квартиру, я чувствовала себя совершенно истощенной. Вот до чего доводит депрессия! Я сделала себе чай и легла спать. Было всего семь часов, но мне хотелось, чтобы этот злосчастный день закончился как можно скорее. Я даже не проверила новые сообщения на автоответчике. «Стоит ли об этом беспокоиться? — думала я, накрываясь с головой одеялом. — Кому я нужна?»


На следующий день у меня вовсе не было пациентов, и я, не желая покидать своего убежища, провалялась в постели до полудня. Но наконец голод поднял меня. По дороге на кухню я взглянула на автоответчик и обнаружила вчерашнее послание.

— Ладно. Посмотрим, кто ты и чего хочешь, — устало сказала я, включая запись.

Сначала из автоответчика не раздалось ни звука, будто человек на том конце провода уже повесил трубку и оставил меня наедине с самой собой. Или это был один из тех типов, которые получают нездоровое удовольствие от того, что звонят вам и бросают трубку.

«Великолепно! — подумала я. — У меня один-единственный звонок на автоответчике, и тот — либо ошибка, либо проделка какого-то психа».

Но затем я услышала какой-то шум. Кто-то откашлялся. Это был мужчина. Потом раздался голос:

— Дома есть кто-нибудь? Угадай, кто тебе звонит, дорогуша!

Я замерла. Этот голос я бы не спутала ни с каким другим. Но зачем он звонит? Вот в чем вопрос. Неужели чтобы еще поиздеваться надо мной?

— Я нанимаю вас.

Что?! Я не ослышалась?

— Я позволю вам превратить меня в великовозрастного маменькиного сынка, каким меня хотят видеть окружающие.

«Это не сон? — подумала я, вскрикнув от удивления. — Неужели тот самый Брэндон Брок, который совсем недавно послал меня к черту, изменил свое отношение ко мне всего за одни сутки? Если это так, то в чем причина?»

— Нет, доктор Виман, я не шучу, — сказал он, будто читая мои мысли. — Я серьезен — настолько, насколько возможно быть серьезным в такой идиотской ситуации.

Итак, это не шутка. Он меня нанимает. Я все еще не понимала почему, но это было уже неважно.

— Я хотел бы, чтобы мы приступили к занятиям по вашей системе, или методике, как бы вы ее ни называли, как можно раньше, — продолжал он. — Завтра я попрошу вашу подругу Наоми позвонить вам домой или на работу, и вы с ней выработаете график наших встреч.

Невероятно! Потрясающе! Мои переживания остались в прошлом. У меня появился пациент, о котором прежде я могла только мечтать. Моя карьера восстановлена! Бог мой, я снова при деле!

Я даже не обратила внимания на то, что Брок продолжал что-то говорить. Я слишком увлеклась обдумыванием своей рекламной кампании, которая начнется с объявления в прессе о том, что я превратила самого сурового начальника Америки в самого гибкого руководителя. Я живо представила себе предложения издателей, встречи с представителями телевидения, полчища новых пациентов. А еще я представила себе, как лицемеры — те самые, которые поливали меня грязью все эти месяцы, — расшаркиваются передо мной, восхищаются мной, твердят: «Мы всегда в вас верили!»

«Это просто восхитительно! — думала я. — Я снова обрету все, чего лишилась, — вернее, все, что Кип у меня отнял».

Когда в автоответчике раздался гудок, я нажала на перемотку. Теперь я хотела прослушать кассету заново, не пропустив ни звука.

— Дома есть кто-нибудь? Угадай, кто тебе звонит, дорогуша…

«Эту часть мы уже слышали, — сказала я себе. — Послушаем ту, которую пропустили».

— И еще одна вещь, док. Прежде, чем мы приступим к нашему делу, я хотел бы оговорить одно условие: конфиденциальность. В прессе не должно упоминаться, что я беру у вас уроки. Журналистам, редакторам — ни слова! Ни намека в газетах! Ничего! Иначе сделка между нами не состоится. Полагаю, вы догадываетесь, что я не горю желанием, чтобы вы выдрессировали меня, как щенка. Я обратился к вам потому, что хочу спасти свою шкуру в «Файнфудз». Сегодня утром у нас было заседание совета директоров, и в первую очередь мои коллеги решили обсудить «проблему моих взаимоотношений с женщинами», как они выразились. Недавно мы лишились главной опоры в Восточной Европе. Наш филиал там возглавляла одна полоумная баба, которая заявила, что не желает больше работать на меня. Можете вообразить такое? И несколько других баб тоже подумывают о том, чтобы покинуть компанию. Сами не умеют работать, а винят во всем меня! И наш совет директоров их поддерживает. Они хотят, чтобы я прошел курс — ой, держите меня! — хороших манер. И я сказал, что знаю одного лингвиста, который специализируется в этой области. Вот я вам и позвонил. Но, повторяю, это должно остаться между нами! Никаких репортеров из журнала «Форчун» или откуда-либо еще — или я доверю свое воспитание кому-нибудь другому.

Я повалилась в кресло. Мой энтузиазм мгновенно угас. Итак, этот звонок принес две новости: хорошую и плохую. Хорошая новость состояла в том, что я добилась невозможного — получила такого пациента, как Брэндон Брок. Плохая новость заключалась в том, что я не смогу с его помощью восстановить свою карьеру — то есть сделать то, ради чего я все и затеяла. Иными словами, мне придется полгода возиться с этим неандертальцем без всякой надежды на вознаграждение!

Я размышляла о том, какую злую шутку сыграла со мной судьба, когда зазвонил телефон. Это была Наоми.

— Здравствуйте, доктор Виман, — бодро заговорила она, совсем не так, как в прошлый раз. — Я была очень удивлена, когда мистер Брок попросил меня связаться с вами, чтобы договориться о встрече. Думаю, для вас это тоже было неожиданностью.

— Не могу передать своих чувств! — мрачно проговорила я.

— А я никогда не забуду вашей великолепной речи, — закудахтала она. — Вы так прекрасно сказали, что, если бы мистер Брок прошел курс занятий по методике доктора Виман, это пошло бы на пользу всей женской половине человечества!

— Ну, что вы, я преувеличила…

— А еще вы сказали, что он стал бы более сговорчивым, снисходительным начальником. Ах, доктор Виман, я так надеюсь на это! Другие сотрудницы «Файнфудз» разделяют мои чувства. Все мы будем в неоплатном долгу перед вами.

В долгу… Ну что ж, Брок, по крайней мере, поможет мне немного улучшить мое финансовое положение. Хоть будет переводить регулярно деньги на мой счет в банке — и то хорошо.

— Это потрясающе! — возбужденно говорила Наоми. — Я жду не дождусь, когда вы начнете заниматься с мистером Броком. Конечно, вам придется нелегко, доктор Виман. Это все равно что превратить льва в ягненка.

Сравнение со львом и ягненком внезапно вывело меня из оцепенения. Когда я училась в аспирантуре, а методика доктора Виман находилась в зачаточном состоянии, один из профессоров, известный своим скептицизмом, сказал с усмешкой: «Вы хотите изменить характер мужчины, переделав его речь? Это же абсурдно! Все равно что пытаться сделать ягненка из льва!»

Его насмешливые слова, призванные обезоружить меня, лишить веры в мою методику, напротив, придали мне силы. И вот теперь, когда Наоми прибегла к тому же самому сравнению, я снова, как и в тот раз, ощутила прилив сил.

«Я возьмусь за это дело, — подумала я, сжимая в руках блокнот и ручку. — И не ради денег и повышения рейтинга. А потому, что таково мое призвание».

Впрочем, если честно, деньги тоже сыграли свою роль. В конце концов, он будет платить мне.

11

Мы с Наоми обсуждали время занятий, как вдруг Брэндон Брок собственной персоной снял трубку параллельного телефона и, по своей возмутительной привычке, бесцеремонно вмешался в разговор.

— Слушайте, только не вздумайте вставлять мне палки в колеса с вашим графиком, — обратился он к нам обеим. — Не забывайте, что мне часто приходится разъезжать по делам.

— Методика доктора Виман рассчитана на полгода, — сухо ответила я. — Поэтому вы, мистер Брок, будете приходить раз в неделю на протяжении шести месяцев, начиная с этого момента вплоть до сентября включительно.

— Я же только что сказал вам! — рявкнул он. — У меня нефиксированный рабочий день. Я не могу все время подстраиваться под ваш график.

— Можете, — возразила я.

— Не могу! Я глава крупной компании, а не продавщица, которая может выкроить себе минутку во время обеденного перерыва. У меня, к вашему сведению, бывают переговоры в разных концах земного шара.

О господи! Только сейчас я начала понимать, как нелегко мне придется с ним.

— Мы можем ввести гибкий график, — уступила я. — Если вы не сможете посещать занятия, мы будем переносить их на выходные или на вечер.

— Исключено! — воскликнул он. — Вечера и выходные у меня заняты тем, что называется «личная жизнь».

— Мистер Брок, — спокойно сказала я. — Вы дали мне понять, что ваш совет директоров попросил вас принять неотложные меры. По вашим словам, директора обеспокоены тем, что женщины, занимающие высокие посты в «Файнфудз», покидают компанию из-за вашего стиля руководства. Не исключено, что совет также побаивается, что они могут подать на вас в суд.

Не знаю, откуда во мне взялась эта самоуверенность, но я чувствовала: ему есть что терять, я же могу помочь ему, а значит, могу и диктовать свои правила.

— И что вы предлагаете? — покорно спросил он.

— Я предлагаю встречаться по вечерам и на выходных, чтобы вы могли успешно пройти курс, удовлетворить требования совета директоров и не потерять работу. На вашем месте я бы согласилась с этим предложением.

В ответ не последовало никаких саркастических комментариев. Он просто повесил трубку, что мы с Наоми истолковали как знак согласия.


Я позвонила подругам и сообщила каждой из них необыкновенную новость, предупредив напоследок, что она не должна просочиться в прессу, и взяв с них слово, что они будут молчать.

— Какой смысл иметь такого пациента, как Брэндон Брок, если ты не можешь воспользоваться этим? — немедленно отозвалась Пенни. — Ты же хотела, чтобы он помог тебе вернуть твою репутацию.

— Знаю, — сказала я. — Но у меня есть чувство, что я должна поработать с ним. Делай людям добро-и тогда добро вернется сторицей.

— Ради бога! — поморщилась Пенни. — Ты рассуждаешь, как Изабелла.

Изабелла и в самом деле рассуждала именно так. Примерно то же самое она сказала мне, когда я поделилась с ней новостью о Броке. Свои слова она проиллюстрировала цитатой древнего буддистского монаха и благословила меня.

Гейл сначала забеспокоилась.

— Значит, ты собираешься встречаться с этим типом по вечерам?

— Только если он будет пропускать занятия.

— Будь осторожна, Линн.

— Чего мне остерегаться?

— Ты же сказала, он — настоящее животное. А раз он животное, то тебе лучше не оставаться с ним наедине по вечерам, когда никого не будет вокруг и никто не услышит твои крики.

— Гейл, я совсем не то имела в виду! — Меня всегда забавляла ее склонность к драматизации. — Я просто хотела сказать, что он из тех типов с повышенным содержанием гормонов, которые позволяют себе бестактные замечания по поводу женских ног.

— Твоя храбрость внушает уважение, — отозвалась Сара, когда я рассказала ей о Броке. — Не хотелось бы мне столкнуться с «самым суровым начальником Америки». Я бы струсила.

— А я и не собираюсь с ним сталкиваться. Мы же идем к общей цели, — сказала я. — К тому же я никогда не питаю никаких чувств к пациентам. У меня с ними сугубо деловые отношения. Работа есть работа.

Я искренне верила в свои слова. По крайней мере, тогда верила…


С Дианой, моей ассистенткой, я поступила иначе. Я просто сообщила ей, что нашего нового пациента зовут Брэндон Брок и что он будет приходить в двенадцать часов дня по вторникам. И точка. Я подумала, что она, скорее всего, не знает, кто он такой, и оказалась права. Необходимость делать из этого тайну отпала.

— Значит, записываю его на двенадцать на вторник? — уточнила Диана, проявив к Броку не больше интереса, чем к своим свеженакрашенным ногтям, на которые она подула перед тем, как поднести ручку к бумаге.

— Записывай. Только учти, что он много путешествует, так что его секретарша может позвонить в последнюю минуту и попросить отложить встречу. Но по расписанию он будет приходить по вторникам.


Перед нашим с Броком первым занятием я почему-то очень нервничала. Я протерла всю мебель в офисе, поставила свежие цветы в вазу, положила экземпляр своей книги на стол, пригладила волосы, расправила юбку и все, что только можно расправить.

Брок появился в приемной ровно в двенадцать. Диана позвонила мне, чтобы сообщить о его приходе. Я вышла, поздоровалась с ним и повела его в свой кабинет. На нем был темно-серый костюм с зеленым галстуком и белая рубашка, что в сочетании со светлыми волосами, голубыми глазами и хорошим цветом лица придавало ему вид очень свежий и броский. Прежде я видела его только в спортивном костюме, так что теперь он показался мне очень солидным. Весь его вид говорил: «Я преуспевающий бизнесмен, хотя и грубиян».

— Садитесь, пожалуйста, мистер Брок, — сказала я, ставя для него стул напротив своего.

Когда он сел, оказалось, что его плечи шире спинки стула, отчего ему стало еще более неловко — а я с самого начала поняла, что он чувствует себя не в своей тарелке. Я хотела было предложить ему пересесть в кресло, но в этот момент он, осмотрев комнату, выпалил очередную бестактность:

— Значит, это и есть ваш кабинет? Именно здесь вы делаете из людей болванов?

— Прошу прощения?.. — переспросила я с нескрываемым отвращением.

Мне следовало сохранять спокойствие, беспристрастность, быть объективной и снисходительной к пациентам. Но я не могла отделаться от мысли, что Брэндон Брок олицетворяет собой все качества, которые я презирала в мужчинах.

— Вы не ослышались. Здесь вы приводите мужчин к мысли, что передачи для домохозяек увлекательней «Плейбоя»?

— Нисколько не сомневаюсь, что вы лично предпочитаете «Плейбой», — парировала я, делая вид, что его высказывание не задело меня. — Но когда вы пройдете курс по методике доктора Виман, вы будете лояльнее относиться к передачам для домохозяек.

— Скажите еще, что я буду обмениваться кулинарными рецептами с друзьями!

— Возможно.

— И обсуждать с ними, как добиться того, чтобы из холодильника всегда веяло свежестью?

— Если вам это интересно.

— О да. Мне это страшно интересно! А еще меня очень интересуют гормональные таблетки.

— Мистер Брок, — сказала я, взяв в руки блокнот и карандаш. — Пора начинать.

— Хорошо. Мы начнем. Но я предупреждаю вас: вам с вашей методикой не удастся сделать из меня нытика. И даже не пытайтесь отвадить меня от занятий спортом. Я обожаю спорт.

— Я вовсе не собираюсь в чем бы то ни было ограничивать вас. Я просто хочу, чтобы у вас больше не возникало проблем в общении с подчиненными. А чтобы достигнуть этой цели, я научу вас говорить иначе.

— Как женщина?

— Если угодно, да. Кроме всего прочего, это необходимо для того, чтобы вы улучшили отношения с женщинами, работающими в «Файнфудз».

Брок закатил глаза, но сдержался.

— Хорошо. Продолжайте.

— Спасибо, — сказала я. — Прежде всего я хочу обозначить основные проблемы. Для этого я задам вам несколько вопросов, на которые вы постараетесь ответить честно, ничего не тая. Вы готовы?

— Я весь внимание!

— Вопрос первый: какие слова вы используете, чтобы сделать комплимент вашей секретарше по поводу ее внешности?

— Никаких. Наоми хорошо работает, но выглядит она как старая кляча.

Оторвав взгляд от блокнота, я посмотрела прямо на него.

— Мистер Брок, вы не находите, что характеризовать женщину подобным образом — низость, недостойная мужчины?

— Вы же сами просили меня быть честным. Наоми — баба неплохая, но пачка у нее, как у бультерьера, а грудь разве что по земле не волочится.

— Знаю, знаю. Вы, наверное, думаете, что в наше время уже не осталось мужчин, которые бы рассуждали подобным образом. Вы, видимо, считаете, что сейчас мир изменился, мужчины многому научились, стали более зрелыми. Согласна, многие из них действительно стали следить за своим поведением. Но осталось множество Брэндонов Броков — удачливых, преуспевающих бизнесменов, изъясняющихся, по непонятной причине, как Бивис и Батхед. Те, кто замужем за одним из таких типов, согласятся со мной.

Между тем Брок занял оборонительную позицию.

— Это не низость. Я же не говорю ей в лицо таких вещей!

— А что вы говорите ей в лицо? — спросила я.

Он задумался на минуту, а затем молча пожал плечами.

— Ничего? — ответила за него я. — Неужели вы никогда не говорите ей: «Какое красивое на вас платье, Наоми»?

— Постойте! — Брок нахмурился. — Насколько я понял, ваша задача — внушить мне, что делать комплименты женщинам, с которыми я работаю, по поводу их одежды, ног и всего прочего, бестактно.

Вопиющее невежество!

— В том, чтобы сделать комплимент женщине по поводу ее платья, ничего зазорного нет. Например, вы можете сказать: «Вам очень к лицу этот цвет». Женщина тоже может сделать вам комплимент по поводу вашей одежды. Например, сказать: «Какой у вас красивый галстук, мистер Брок».

Он с улыбкой провел рукой по своему зеленому галстуку.

— Специально для вас старался, док.

Я оставила это замечание без комментариев.

— Все зависит от того, в каких выражениях и с какой интонацией вы делаете комплимент. Например, не стоит говорить: «Ух ты! В этом платье ты так хороша, детка, что прямо хочется съесть тебя!»

Он засмеялся:

— Это в моем духе.

— Рада, что вам нравится. Видите ли, в вашем высказывании не должно быть сексуального подтекста, — пояснила я. — Вы можете похвалить платье женщины, но так, чтобы она не подумала, что вы к ней пристаете.

— Значит, я могу сделать комплимент женщине по поводу ее платья, но я не могу сделать ей комплимент по поводу ее ног? Как-то странно…

— Ничего странного. Когда вы делаете женщине комплимент по поводу ее ног, сексуальный подтекст подразумевается. За такой комплимент женщина может подать на вас в суд, особенно если находит ваше внимание к ней нежелательным и излишним.

— Вам покажется мое внимание нежелательным и излишним, если я скажу: «У вас восхитительные ноги, доктор Виман»?

— Конечно, — сказала я.

Я не кривила душой — мы же были на деловой встрече, а не в теннисном клубе.

— Тогда объясните мне: если вы не хотите, чтобы я обратил внимание на ваши восхитительные ноги, почему вы в короткой юбке?

Справедливости ради надо заметить, что в тот день я была не в такой уж короткой юбке: совсем немного выше колена, как того требовала мода. Тем не менее его вопрос поставил меня в тупик, и я не нашлась, что ответить.

— Продолжим наше занятие, — сказала я, машинально оттягивая подол юбки. — Я пытаюсь объяснить вам разницу между высказываниями, из-за которых вы можете попасть под суд за сексуальные домогательства, и легкими, ни к чему не обязывающими комплиментами.

— Умоляю вас! Я же не полный идиот. Я уже понял разницу. Не могу только одного понять: почему все так носятся с этой чепухой. Почему в моей компании главенствуют правила, противоречащие законам здравого смысла. Почему, например, женщины недовольны тем, что им говорят комплименты, флиртуют с ними, дают им понять, что они желанны?

— Потому что они на рабочем месте. Им хочется, чтобы их ценили, хвалили и поощряли за их деловые качества, а не за их способность возбуждать в мужчинах желание.

— А если женщине нравится мужчина? Если ей больше хочется возбудить его, чем поразить его своими знаниями?

— Как я уже успела заметить, недовольство вызывают нежелательные проявления мужской сексуальной агрессии.

— Но почему женщина не может просто сказать мужчине, чтобы он не приставал к ней?

— А если этот мужчина — вы, мистер Брок? Как вы думаете, будет ли женщина опасаться за свою карьеру, если она попросит главу компании, где она служит, отвязаться от нее?

— А вы думаете, что если бы женщина сказала мне такое, я бы уволил ее? Да боже упаси! Когда мне говорят «отстань», я отстаю.

— Очень благородно с вашей стороны. Но, надеюсь, по окончании курса занятий вы ни себя, ни женщин не будете больше ставить в неловкое положение.

— И мир от этого станет лучше, — с издевкой сказал он.

Это замечание я тоже проигнорировала.

— Давайте перейдем к следующему вопросу. Предположим, во время собрания руководства вашей компании одна из женщин захочет по собственной инициативе выступить с деловым предложением. Как вы ей ответите?

— Я остановлю ее на полуслове.

— Иначе говоря, вы ее перебьете?

— Безусловно. Если я этого не сделаю, она будет говорить до бесконечности. Вы когда-нибудь слышали, как женщина выступает с деловым предложением на собрании?

— Да, я, конечно…

— Поверьте мне, это настоящая пытка! Вот как мужчина излагает свою мысль: «У меня есть блестящая идея». Коротко и ясно. А вот как это делает женщина: «Я хотела бы поделиться с вами мыслью, которая, по-моему, может вас заинтересовать. Возможно, вначале она покажется вам нелепой и, кроме меня, ее никто не поддержит, так что можете смело назвать меня сумасшедшей… Но, как мне кажется, из этого все-таки что-то получится». И так далее. Не понимаю, почему они не могут просто передать суть своей идеи и заткнуться! Почему они не могут говорить без обиняков?

— Потому что они знают, что их остановят, заставят молчать, унизят такие мужчины, как вы. Отсюда и берется их неуверенность.

— Это их проблемы!

— Нет, это и ваши проблемы. Иначе вы бы здесь не оказались. И теперь вам придется учить их язык, иначе они станут проявлять свою неуверенность — а заодно и свой талант — в другой компании.

— Боже упаси!

— Перейдем к третьему вопросу, — продолжала я. — Когда вы в последний раз говорили женщине о своих чувствах.

— Каких именно?

— Каких угодно. Когда в последний раз вы делились чувствами?

— Несколько минут назад. Я сказал вам, что люблю спорт.

— Помню. Но я имела в виду нечто такое, в чем не хочется признаваться. Когда вы, например, в последний раз признавались, что боитесь чего-либо?

— Не помню, но могу признаться прямо сейчас: я боюсь, что «Янки» не выиграют в чемпионате обладателей кубков в этом году.

Я черкнула в блокноте, что Брэндон Брок боится обнаружить свою уязвимость. Итак, протестировав своего пациента по методике доктора Виман, я убедилась, что по всем категориям результаты у него очень низкие.

— На сегодня все, — сказала я. — Теперь осталось только проанализировать ваши показатели, подготовить сценарии — и можно приступать к занятиям.

Он тяжело вздохнул.

— Знаю, это нелегко. Все равно что карабкаться на гору, — добавила я, вставая. — Но уже через полгода вы станете более гибким руководителем, совет директоров будет доволен вами, а женщины будут рваться на работу в «Файнфудз».

— И все мы будем жить долго и счастливо! — Брок тоже поднялся со своего места, расправил галстук и взглянул на меня. — Перед уходом я тоже хотел бы задать вам один вопрос, дорогуша.

— Задавайте, но наше время истекло, — торопливо сказала я, будто ждала следующего пациента. Но я никого не ждала.

— Я буду краток. Скажите: женщины действительно хотят, чтобы мужчины говорили с ними на Языке женщин?

Я подошла к двери кабинета и распахнула ее.

— Я отвечу на ваш вопрос следующим образом: женщины не хотят, чтобы мужчины говорили с ними так, как вы.

12

В следующий вторник в девять утра Наоми позвонила ко мне в офис и принесла Диане свои извинения в связи с тем, что мистер Брок не сможет посетить сегодняшнее занятие.

— Она говорит, что у него несколько важных встреч, последняя из которых закончится около восьми часов вечера, — сообщила Диана.

Я предвидела это, но все же рассердилась. И решила во что бы то ни стало поставить Брэндона Брока на место.

— Перезвони ей и назначь встречу с мистером Броком на другой день на этой неделе, — сказала я Диане.

— Я уже пыталась, но она сказала, что он завтра улетает в Южную Америку и вернется только в воскресенье вечером.

Хитрец! Он может бегать от меня сколько угодно, но уйти далеко ему все равно не удастся.

— Наоми сказала, что сегодня он освободится часам к восьми или около того?

— Да.

— Тогда перезвони ей и скажи, чтобы он приходил после восьми.

— Но вы же никогда не принимаете пациентов в такое время, доктор Виман!

— Оглядись вокруг, Диана. Разве приемную осаждает толпа пациентов, жаждущих встречи со мной?

— Нет.

— Вот именно. А теперь взгляни на меня. Кого ты видишь перед собой? Женщину, торопящуюся домой, в объятия к любящему мужу?

— Нет.

Диана потупила взор, ее щеки запылали. Она не любила говорить о Кипе — видимо, из-за его поступка. Думаю, ей было неловко за меня.

— Надеюсь, теперь ты понимаешь, почему я хочу встретиться с мистером Броком сегодня вечером. Позвони его секретарше и постарайся ее уговорить. Мы только начали заниматься с ним. Все работа пойдем насмарку, если он пропустит неделю.

Диана набрала номер. После долгих уговоров Наоми убедила своего начальника прийти на занятие к половине девятого.

Стоял один из тех вечеров, какие бывают в начале апреля, когда зима начинает отступать, но еще не сдается окончательно. Как всегда в апреле, в воздухе чувствовался аромат весны, царила атмосфера надежды. И хотя я была страшно голодна и занятию с самым суровым начальником Америки предпочла бы сейчас обед с друзьями, чувство воодушевления все же не покидало меня.

Брок, напротив, кипел от ярости. Он ворвался в мой кабинет, негодуя, что ему пришлось отменить свидание с Келси.

— Кстати, как у нее дела? — бодро поинтересовалась я, отказываясь нести ответственность за его сорванную встречу с дизайнером-недоучкой.

— У кого? — переспросил он.

На этот раз на нем был темно-синий костюм, галстук с красным узором и рубашка в белую и голубую полоску. В его одежде было больше яркости, чем в прошлый раз, и он представлял собой еще более занимательное зрелище. Я говорю «занимательное», потому что со своими светлыми волосами, голубыми глазами, выразительной мимикой и крепким телосложением Брок был чрезвычайно колоритен. Иначе говоря, как я уже успела заметить, он не был красавцем в традиционном смысле этого слова, но от него было трудно отвести взгляд.

— У Келси, — сказала я. — Как ее дела?

— Она злится, что я провожу сегодняшний вечер не с ней, а с вами. Вот как ее дела.

— Значит, она недальновидна, — ответила я. — Перемена в вас пойдет ей только на пользу, мистер Брок.

— Я нравлюсь ей таким, какой я есть! И многим другим я нравлюсь именно таким, — с этими словами он гордо вскинул голову.

— Нисколько не сомневаюсь, — покровительственно сказала я. — Итак, начнем?

— Как вы считаете нужным, дорогуша.

— Давайте для начала разберемся с этой вашей «дорогушей». Вам не кажется, что пора покончить с этим словом?

— Я согласен. Как прикажете вас называть? Док?

— Нет. Называйте меня так же, как и все остальные пациенты, — доктор Виман. — Я сделала упор на слове «все», чтобы убедить его в том, что у меня до сих пор много пациентов. — Ваша привычка давать людям прозвища, высмеивать их свидетельствует о том, что вы ставите себя выше других и тем самым устанавливаете дистанцию между собой и окружающими.

— Успокойтесь. Что страшного в прозвищах?

— Да в общем ничего страшного. Вы ведь, очевидно, не против, когда ваши подчиненные называют вас Брэндон Бряк?

— Как вы сказали? Бряк? — Похоже, это задело его.

— Да. Из-за вашей манеры общаться. Они считают, что вы иногда брякаете бог знает что. Я прочитала это в одном журнале.

Он отчаянно замотал головой:

— Никто в моей компании не смеет называть меня Бряком! Никто!

— Но вы же только что сказали, что не имеете ничего против прозвищ.

— Я и не против. Просто это прозвище мне не подходит. Не люблю, когда меня выставляют идиотом.

— А мне прозвище Док, конечно же, подходит! Сразу же представляется спившийся старик, который пытается спасти жизнь подстреленного в салуне героя ковбойского фильма.

Я с удовольствием отметила, что спесь Брока уменьшилась. На лице его даже появилось подобие улыбки.

— Хотите, чтобы я называл вас доктор Виман? Ладно, я буду называть вас доктор Виман.

— Вот и прекрасно. А я буду, как и прежде, называть вас мистер Брок.

Странно, что мне вдруг захотелось называть его по фамилии — ведь обычно я называла своих пациентов по имени. Видимо, я сама ощущала потребность в дистанции между нами.

— Я подготовила сценарии, чтобы вы потренировались на них. — Я включила магнитофон и придвинула микрофон поближе к Броку. — Сегодня вы научитесь использовать Язык женщин на деловых собраниях, чтобы улучшить отношения с вашими сослуживицами. Я прочитаю реплику, а вы повторите ее за мной в микрофон, затем я перейду к следующей реплике, и так далее. Повторив реплики много раз и запомнив их, вы начнете использовать их в вашей повседневной жизни, и таким образом ваше поведение изменится. Понятно?

— Понятно ли мне, что вы только что сказали? Да, понятно, потому что я образованный человек. И не глухой. Понятно ли мне, почему мужчина должен говорить как женщина? Нет, потому что наверняка существует какой-то другой выход!

Я вздохнула:

— Но если я не ошибаюсь, совет директоров не отправил вас к лингвисту, который научил бы вас разговаривать, как мужчина? Значит, на сегодняшний день другого выхода нет. Итак, приступим. Место действия — конференц-зал. Вы приехали на несколько минут раньше времени и оказались в зале наедине с одной из ваших подчиненных.

— Знаю, знаю! Я ни слова не скажу о ее ногах.

— И будете правы. Но что вы скажете, чтобы между вами завязалась легкая непринужденная беседа?

— Наверное, я начну с шутки.

— С непристойной шутки?

— А разве бывают пристойные шутки?

— Думаете, после таких шуток женщина чувствует себя комфортно?

— А с какой стати мне заботиться о ее чувствах? Если она не может найти достойный ответ, пускай возвращается на кухню.

— Старо, мистер Брок! Позволю себе напомнить, что теперь вам придется заботиться об их чувствах — ведь именно из-за вашего поведения столько талантливых сотрудниц покинули «Файнфудз». Разве не вы, как глава компании, должны пресечь эту порочную практику? Давайте не будем терять время и хотя бы признаем сам факт существования этой проблемы. Вы согласны?

— Угу.

— Вы что-то сказали? Я не расслышала.

— Я СКАЗАЛ: ДА!

— Хорошо. Чтобы женщина почувствовала себя свободно, заговорите с ней о чем-нибудь таком, что ей хорошо знакомо, поделитесь с ней своими переживаниями.

— Меня сейчас стошнит!

— Сейчас я произнесу реплику, которую вам придется повторить: «Доброе утро, Сьюзен…»

— У меня на работе нет женщины с таким именем, — перебил меня Брок.

— А вы представьте себе, что есть. Итак: «Доброе утро, Сьюзен! Не знаю, как вы относитесь к десертам, а я никогда не могу от них отказаться. После вчерашнего шоколадного торта мне сегодня пришлось провести в спортзале лишних полчаса».

Брок откинулся на спинку стула и разразился хохотом. Я терпеливо ждала, когда он совладает со своими эмоциями.

— Если это и есть ваш Язык женщин, то как же тогда разговаривают шлюхи?

Я сдержала свой гнев, поскольку терпеть не могу женщин, у которых ноздри раздуваются от справедливого негодования, и только поджала губы.

— Давайте поступим со словом «шлюха» так же, как мы обошлись с прозвищами.

— Согласен. Но неужели вы всерьез требуете, чтобы я произнес эту околесицу?

— Я требую, чтобы вы сосредоточились на репликах, которые я для вас написала. Исследования показали, что женщины чувствуют себя комфортно, когда говорят о еде, особенно когда это касается их веса. Представьте себе, какое облегчение ощутит Сьюзен, если ее начальник, вместо того чтобы, по своему обыкновению, отпустить скабрезную шуточку, вдруг заговорит с ней о вреде, который наносят фигуре десерты.

Он снова расхохотался:

— Я смотрю, вы хорошо изучили мои привычки, док… доктор Виман.

— Это моя работа, мистер Брок. Продолжим. Ближе к микрофону. «Доброе утро, Сьюзен! Не знаю, как вы относитесь к десертам, а я никогда не могу от них отказаться…» Сделайте ударение на словах «вы» и «я». Тогда Сьюзен поверит, что вы искренне делитесь с ней своими переживаниями.

Брок пожал плечами, сел ближе к микрофону и произнес реплику.

— Прекрасно.

— Правда? По-моему, у меня получилось как у…

— Как у кого?

— Как у женщины.

Я просияла:

— Именно.

Брок, вне всяких сомнений, был приятно удивлен. Надо сказать, выражение приятного удивления появлялось на лицах всех моих пациентов, когда у них начинало что-то получаться. Вспомните, чтб вы чувствовали, когда начинали изучать иностранный язык и вам впервые удавалось произнести слово так, как оно должно звучать.

— И что произойдет после того, как я скажу это Сьюзен?

— Возможно, она поделится с вами своим опытом, и у вас с ней завяжется непринужденный разговор. А после собрания она скажет своим подругам: «Мы были несправедливы к Брэндону Броку. Он очень открытый и приятный в общении человек».

— А если она в ответ на мое замечание не поделится со мной своим опытом? Что, если она просто кивнет мне и продолжит возиться со своим портативным компьютером?

— Тогда вы перейдете к следующей реплике. Вы скажете: «Знаете, Сьюзен, сегодня утром я с трудом завел машину. Она меня не слушалась!»

Брок снова загоготал.

— Какого черта я должен говорить такое?

— Потому что женщины любят рассказывать друг другу о «непослушной» технике, невнимательных продавцах и безответственных нянях, которые вечно опаздывают, а то и вовсе не появляются. Эти маленькие трагедии случаются в жизни любой женщины, и вы попадете прямо в точку, если заговорите о них.

— Интересно, в вашей жизни тоже происходят такие трагедии?

— Ну, разумеется, мне все это знакомо. Кроме безответственных нянь, потому что у меня нет детей.

— Но у вас есть муж.

— Уже нет.

— Нет? По-моему, в теннисном клубе вы сказали, что замужем.

Я удивилась, что он это запомнил.

— Тогда я была замужем. Но сейчас — нет.

Брок откинулся на спинку стула и окинул меня изучающим взглядом. К нему вернулась его самоуверенность.

— Я попробую угадать: наверное, ваш муж часто позволял себе пошлые шуточки и за это вы выгнали его вон. Или он постоянно восхищался вашими потрясающими ногами, и за это вы выгнали его вон.

— Вообще-то я выгнала его за то, что он постоянно восхищался потрясающими ногами своей любовницы.

Улыбка тут же сошла с его лица. Уже потом, поздно вечером, я сообразила, что, признаваясь в своем несчастье, я рискую утратить в его глазах свою репутацию знатока человеческих отношений. Но, как ни странно, Брок не связал одно с другим, а если и связал, то это не заставило его в тот же миг покинуть мой кабинет.

— Значит, вы разведены? — переспросил он.

— Да, причем официально. Давайте лучше вернемся к…

— Я тоже разведен, — перебил меня Брок.

Наверное, мне следовало помолчать: в конце концов, он находился не на приеме у психоаналитика, а в кабинете лингвиста, и обсуждали мы с ним не семейные неурядицы, а языковые модели. Но я ответила ему в тон:

— Я тоже попробую угадать. Наверное, вы предпочли своей жене женщину вдвое моложе ее.

— А вот и нет. Это она предпочла мне мужчину вдвое моложе себя. Парня, который следил за нашим бассейном.

— Господи!

— Не понимаю женщин, — пробормотал Брок, запустив пальцы в свои светлые волосы. — Я искренне не понимаю, чего они хотят. Мне иногда даже кажется, что они сами этого не понимают.

— Исследования показали, что каждая женщина хочет видеть рядом с собой мужчину, с которым она бы нашла общий язык, — сказала я, пытаясь вернуть его к теме нашего разговора. — Давайте перейдем к следующей реплике сегодняшнего сценария, мистер Брок.

С минуту он колебался, все еще размышляя над тайнами вселенной, а затем кивнул. Мы наконец отработали все реплики. Когда занятие подошло к концу и я провожала его в приемную, Брок вдруг остановился, повернулся ко мне и сделал то, чего я от него никак не ожидала. Он сказал:

— Мне очень жаль, что вам так не повезло с мужем. Мне знакомы ваши чувства: кому, как не мне, знать, что вы пережили! — И вышел за дверь прежде, чем я успела ответить.

Нет, он не сказал ничего остроумного, оригинального или обнаруживающего глубокое понимание моей методики. Но меня поразило, что человек, который, казалось бы, не знал, что такое сочувствие, вдруг употребил в одном высказывании слова «жаль» и «чувства».

Я ехала домой с мыслью, что предстоящие полгода занятий с Брэндоном Броком — не такая уж пытка, как мне показалось вначале.

13

В эти выходные Сара отмечала свой день рождения, и я была рада, что мне есть куда пойти, вместо того чтобы сидеть дома, разгадывая кроссворды. Сара и ее муж Эдуард, заключившие временное перемирие, решили устроить вечеринку и пригласили меня в числе сотни других гостей.

С тех пор как мы разошлись с Кипом, я не была ни на одном большом празднике и поэтому очень волновалась. Да, я была независимой женщиной, мне довольно часто приходилось наносить деловые визиты, и я прекрасно с этим справлялась. Но стоило мне оказаться в гостях, в неформальной обстановке (не считая тех случаев, когда мы собирались с подругами), как на меня находило странное косноязычие.

Догадываюсь, о чем вы подумали. Как может человек, обучающий других искусству общения, быть косноязычным? Ответ прост: понятия не имею. Но факт остается фактом. На деловых собраниях я покоряла всех своим красноречием, а на вечеринках молчала, будто язык проглотила.

Думаю, такая раздвоенность объяснялась тем, что я лучше контролировала свое поведение, когда становилась доктором Виман, чем когда была просто Линн. Как лингвист я нисколько не сомневалась в своей компетентности, но как только я снимала эту маску, становилось ясно, что под ней ничего нет. По крайней мере, мне так казалось. Я виделась себе раздетой, уязвимой и беззащитной. Возможно, причиной тому были какие-нибудь загадочные химические процессы, происходившие в моей голове. Или развод родителей. Или воспоминание о том, что в детстве я слыла книжным червем, а не королевой школьных балов. Так что, как видите, у меня были свои странности. По крайней мере, с ролью хозяйки положения я справлялась далеко не всегда.

Итак, субботним вечером я приехала в Догвуд. Вечеринка была уже в самом разгаре. Гости ходили по дому, смеялись, громко разговаривали и угощались закусками, которыми их обносили специально нанятые по этому случаю официанты. Жюстина приняла у меня пальто, и я отправилась в гостиную в поисках хоть одного знакомого лица.

— Линн! Иди сюда! — Пенни махнула мне рукой с другого конца комнаты.

Со вздохом облегчения я стала пробираться к ней сквозь толпу. Мы обнялись.

— Ты одна сегодня? — спросила я. Она редко появлялась в обществе без кавалера.

— Одна. Сегодня я сама по себе.

— Ты, наверное, все еще переживаешь из-за того парня, с которым рассталась?

Пенни с удивлением посмотрела на меня.

— О котором ты мне говорила, когда мы с тобой обедали вместе, — напомнила я. — Ты как раз зализывала свои раны.

Она откинула голову назад:

— Ах, ты об этом… Я уже и думать о нем забыла. Все в прошлом. Он мизинца моего не стоит.

— А все-таки кто он? — поинтересовалась я, надеясь, что теперь, когда все осталось в прошлом, она будет более словоохотливой. — Ты с ним по работе познакомилась?

— Нет, — равнодушно ответила Пенни. — Друзья познакомили.

— Неужели специально познакомили? — Я знала, что Пенни терпеть не может такой способ знакомства. Она считает, что каждый сам отвечает за свою судьбу.

— Да нет же. Просто мы познакомились у друзей, и поначалу между нами ничего не было. Но как-то раз мы с ним остались вдвоем, и наши отношения… обрели романтический оттенок.

— Жаль, что у вас так все обернулось. Как ты думаешь, почему вы не смогли быть вместе?

Она улыбнулась:

— Если вы полагаете, что мы расстались, потому что не смогли найти общий язык, то вы ошибаетесь, доктор Виман!

Я тоже улыбнулась ей в ответ:

— В отношениях есть множество других подводных камней. Уж теперь-то я знаю об этом.

Пенни похлопала меня по плечу:

— Ну, хватит обо мне. Как твои дела, Линн?

— Хорошо.

— С кем-нибудь встречаешься?

— Нет. Сейчас для меня самое главное — это карьера.

Она наклонилась ко мне поближе:

— А как там твой Брэндон Брок? Он и в самом деле чудовище?

— Не совсем. В нем все-таки есть что-то человеческое. Надо только копнуть поглубже.

Пенни хотела еще что-то спросить, но в этот момент к нам подошла Гейл с мужем. Гейл была на костылях — она сломала ногу где-то в лесах Калифорнии, во время съемок документального фильма о женщине, прожившей три года вдали от цивилизации. Джим тоже выглядел так, будто побывал на войне: он оправлялся после схватки с одним из своих кредиторов.

— Как твоя затея с Брэндоном Броком? — шепотом спросила Гейл, пока Пенни болтала с Джимом.

— Пока все только начинается, — прошептала я в ответ. — Но я верю в успех.

— А я вот собираюсь расстаться с Джимом.

— Не может быть!

Я попыталась казаться удивленной. Но сколько я помню Гейл, она всегда твердила, что вот-вот расстанется с Джимом.

— И еще я на диете. Уже сбросила шесть фунтов, — сообщила Гейл, озираясь на поднос с угощениями в руках официанта.

— Ты молодец, Гейл. За собой надо следить.

— Я поставила себе цель — хорошо выглядеть для самой себя. Я столько лет подстраивалась под других! А теперь я наконец решила похудеть, сделать новую прическу и даже, возможно, изменить форму носа.

— С твоим носом все в порядке.

Пару раз она ломала нос — вместе с другими частями тела, — но хирургическое вмешательство ему не требовалось. Я пыталась понять, откуда в Гейл вдруг взялось это стремление к самосовершенствованию.

Пока мы болтали, к нам подошла Изабелла.

— Ну, как твои дела? Ты порвала с Франциско? — спросила я ее. — Когда мы виделись в последний раз, ты сказала, что встретила кого-то другого.

— Да, я порвала с Франциско и встретила кое-кого другого. — Изабелла оглянулась по сторонам. — Я расскажу тебе об этом как-нибудь на днях, без посторонних.

— Хорошо, — сказала я, согласившись, что шумная вечеринка — не место для серьезных разговоров.

Я хотела спросить ее, имели ли успех ее фотографии для «Ярмарки тщеславия», когда появилась Сара. В бирюзовом шелковом платье, облегавшем фигуру, она выглядела очень эффектно. Мы поздравили ее с днем рождения и сказали, что рады снова видеть их с Эдуардом вместе. Она приняла наши комплименты и удалилась, распространяя вокруг себя аромат великолепных духов.

Через какое-то время Пенни покинула нашу компанию, чтобы наладить с кем-то контакты, пожать кому-то руку — в общем, осуществить привычный ритуал. Изабелла тоже ускользнула от нас: она отправилась с Ритой на террасу полюбоваться полной луной. По словам Риты, сегодня Луна была самой яркой за последнюю сотню лет и служила предзнаменованием людям, родившимся под тем же знаком зодиака, что и Изабелла. В какой-то момент даже Гейл с Джимом исчезли, и я осталась одна в толпе, жалея, что не умею завязывать контакты так же легко, как Пенни.

Я взяла с подноса тарелочку с закуской и подцепила вилкой шляпку гриба, когда один из гостей Сары, мужчина в темно-синем пиджаке спортивного покроя, налетел на меня, расплескав красное вино на мои бежевые туфли.

— Боже! — пробормотал он. — Здесь так тесно… Простите ради бога!

— Ничего страшного, — ответила я, мысленно прощаясь со своими туфлями.

Но он продолжил извиняться, а я — успокаивать его. Прошло несколько минут, прежде чем я догадалась, что он пьян. Это в глаза не бросалось, но все-таки он был навеселе. Наконец он оставил разлитое вино в покое и поинтересовался, где я познакомилась с Сарой.

— Я дружу с ней много лет, — сказала я.

Разумеется, он не узнал меня. Чем больше времени проходило с тех пор, как меня лишили радиопередачи, литературных турне и возможности появляться на экранах телевизоров, тем меньше людей узнавали меня.

— Я тоже ее друг, хотя и не видел ее много лет, — заявил он. — Я жил за границей.

— Да? — переспросила я. Как видите, я не умела вести светские беседы.

— Да, я возглавлял представительство «Файнфудз» на Дальнем Востоке.

— Да? — снова сказала я, на сей раз с большим вниманием. Если у Сары был приятель в руководстве «Файнфудз», почему она мне ничего не сказала? Странно. — Значит, вы работали на Брэндона Брока?

— Я и сейчас на него работаю. А почему вы спрашиваете? Вы знаете Брэндона?

— Нет. Нет, не знаю. Просто прочитала несколько статей о нем, только и всего.

Не хватало только, чтобы до Брока дошло, что я разглагольствовала о нем на вечеринке!

Мой собеседник, назвавшийся Грегом, покачал головой и погрозил мне пальцем:

— Не верьте тому, что пишут эти журналюги. Брэндон не такое исчадие ада, каким его пытаются изобразить.

— «Форчун» назвал его самым суровым начальником Америки.

— Да, согласен, есть люди, которые считают, что работать с ним и врагу не пожелаешь. Но мне он ничего плохого не сделал.

«Ты так рассуждаешь, потому что ты мужчина, Грег, — подумала я. — Вы с ним разговариваете на одном языке».

— А что вы сейчас делаете в «Файнфудз» здесь, в Штатах? — спросила я для поддержания разговора.

— В данный момент ничего. Почти ничего. Брэндон выбил для меня должность консультанта.

— Он выбил ее специально для вас?

— Совершенно верно. Он совершил поступок, который мог не совершать, и никто бы не упрекнул его в этом.

— Зачем же он это сделал?

Грег разом допил то, что оставалось в его бокале.

— Понимаете, я много выпил и, должно быть, слишком болтлив и сентиментален. Но вы спросили, и я отвечу на ваш вопрос.

— Вообще-то мне бы не хотелось совать нос в чужие дела… — солгала я.

— Нет-нет, я с удовольствием расскажу, какой он благородный человек. Видите ли, когда я руководил дальневосточным представительством, моей дочери — она мой единственный ребенок — поставили диагноз «лейкемия». Я хотел, чтобы ее лечили здесь, в Нью-Йорке, и попросил Брэндона предоставить мне отпуск. Он тогда только пришел в нашу компанию и прежде меня в глаза не видел. Но без колебаний назначил кого-то другого на мое место и позволил мне с семьей вернуться домой. Он полностью выплачивал мне зарплату, когда я отлучался с работы, чтобы побыть с дочерью. И когда она умерла — это случилось в прошлом году…

— Примите мои соболезнования.

— Спасибо. Когда она умерла, я был настолько потрясен, что перестал исполнять супружеские обязанности, и мы разошлись с женой. Так я лишился и жены, и дочери. Я сказал Брэндону, что готов вернуться к работе, но выяснилось, что и эти обязанности я исполнять не в состоянии.

— Мне очень жаль, Грег. Но вы, кажется, сказали, что сейчас работаете консультантом.

Он грустно улыбнулся:

— Должность у меня номинальная. Я по-прежнему не могу работать по-настоящему. Брэндон понимает, что я еще не оправился после удара. Чтобы я не умер от голода, он включил меня в платежную ведомость в качестве консультанта по дальневосточным делам компании.

— Не понимаю. Что значит «номинальная»?

— Моя работа состоит в следующем: раз в неделю он вызывает меня и спрашивает: «Как твои дела, Грег?», на что я отвечаю: «Все в порядке, Брэндон. А твои как?» И все.

— И вы даже не обсуждаете дела компании?

Он отрицательно покачал головой:

— Что бы там ни говорили о Брэндоне, он знает, что такое сострадание.

— Вам виднее, — сказала я, пытаясь увязать слова Грега с моими представлениями о Брэндоне Броке.

— Я ради него готов на все! — поклялся он, как футболист, готовый умереть за свою команду. — Я хорошо справлялся со своими обязанностями, когда работал на Дальнем Востоке, и Брэндон хочет, чтобы я вернулся туда, как только оправлюсь. Но ведь никто не заставлял его помогать мне. Он сам вызвался — по своему великодушию и щедрости.

Великодушие, щедрость, способность к состраданию… Впечатляет, правда? Трудно поверить, что мы с Грегом говорили об одном и том же человеке.

Однако так оно и было. Просто я узнала еще об одной особенности моего пациента, в подтверждение того, что я почувствовала на нашем последнем занятии. Брэндон Брок, конечно, чудовище, но он небезнадежен.

14

Следующие несколько занятий с Брэндоном Броком были сродни военным действиям с переменным успехом. Одним из самых непростых было, например, занятие, на котором я заставила его прослушать целый альбом Майкла Болтона и выразить свои чувства.

— Меня чуть не стошнило, — отозвался он.

— Почему? — поинтересовалась я в надежде, что он поведает мне о своих чувствах, а не о состоянии желудка.

— Этот парень только и делает, что ноет. Мужчины так себя не ведут.

— Правильно. Так ведут себя женщины. И им нравятся мужчины, которые не стыдятся своих чувств — и любви в особенности.

— Вздор! Им нравятся совсем другие мужчины. У меня есть некоторый опыт, доктор Виман. Женщины только говорят, что им хочется, чтобы мы лебезили перед ними. А на самом деле они хотят, чтобы мы вели себя так, будто их не существует.

— Конечно, некоторым женщинам нравятся сдержанные мужчины. Но исследования показали, что большинство женщин предпочитает мужчин, которые не боятся проявлять свои чувства — как Майкл Болтон не боится их проявлять в своих песнях.

— Да бросьте вы это! Какие там чувства?! Этот ваш Майкл Болтон просто мурлыкает, как кот. Как ему вообще удается петь таким высоким голосом? Мужик он или нет?!

— Он мужчина, мистер Брок. Вы можете не являться большим поклонником его творчества, но нельзя не признать, что он умеет донести до женщины свои чувства. Конечно, есть и другие певцы, которые тоже обладают этим даром. Но у кого еще хватит смелости рассказать о своих чувствах с той же мужской прямотой, с какой рассказывает о них Майкл Болтон?

— Ладно, я все понял. Вы хотите, чтобы я подошел к этой воображаемой Сьюзен, которая якобы работает в моей компании, и стал хныкать, что мне хочется стать «проводником ее души». И что это вообще значит — быть проводником чьей-то души? Вы можете, в конце концов, объяснить, что он имеет в виду? Это что-то связанное с религией?

Я улыбнулась:

— Это значит стать вечным спутником ее жизни, бесконечно любить ее…

Он ошеломленно уставился на меня.

— А ведь вы не шутите. Вам и в самом деле нравится такая музыка. Готов поспорить, что у вас дома есть все записи этого певуна. Ну, давайте, признавайтесь!

Да, у меня действительно было несколько его альбомов. И что в этом зазорного?

— Давайте отложим вопрос о «нытье» Майкла Болтона. Вы как-то сказали мне, что любите спорт. Я хочу, чтобы вы сейчас, в том же эмоциональном стиле, рассказали мне о своей любви к спорту, о чувствах, которые вы испытываете, когда болеете за свою команду.

— Может быть, мне об этом спеть?

— Просто говорите в микрофон, мистер Брок.

После недолгих пререканий он придвинулся к магнитофону.

— Когда я смотрю бейсбол, сидя в первом ряду, глядя на зеленое поле, ощущая аромат пива и сосисок, слушая, как мяч отскакивает от бейсбольной биты, я…

— Продолжайте, мистер Брок. Что вы чувствуете?

— Господи, но это же так глупо!

— Так что вы чувствуете в такие минуты, мистер Брок?

Он откашлялся:

— Я радуюсь, как ребенок. Мне нравится непредсказуемость игры, нравится, что можно забыть о времени, что один удар биты может изменить весь счет. Часы, проведенные на стадионе, я бы ни на что не променял, — ну, разве что на занятия в этом кабинете.

— Оставьте свою иронию и продолжайте.

— Хорошо. Иными словами, я чувствую себя счастливым, когда смотрю бейсбол и другие игры. Счастливым. Жизнерадостным. Я ответил на ваш вопрос, доктор Виман?

— Вполне. Спасибо.

Не такой уж большой прорыв, но все-таки уже неплохо.

На следующем занятии я учила Брока присматриваться к деталям окружающего мира и комментировать их, подражая в этом женщинам. Мужчины обычно не обращают внимания на детали, а ведь это целое искусство, которое необходимо постигнуть для овладения Языком женщин.

— Сценарий таков, — сказала я Броку. — Вы с Сьюзен обедаете в ресторане. Во время обеда вы случайно заглядываете к ней в тарелку и говорите: «Сьюзен, я только что заметил: ты же просила, чтобы тебе не заправляли салат и подали соус отдельно, а тебе вместо этого принесли салат с подсолнечным маслом и уксусом».

— Я бы не стал всего этого говорить, а просто бы уволил Сьюзен.

— За что? — удивилась я.

— Какой из нее сотрудник, если она даже не заметила, что ей принесли не то блюдо?

— Не в этом дело.

— Так просветите меня!

— Ваше замечание по поводу ее салата она истолкует как знак внимания к ней с вашей стороны. Если бы две женщины обедали вместе и одной из них принесли не совсем то, что она хотела, вторая бы обязательно заметила это и высказалась бы по этому поводу. Таким образом они становятся ближе друг другу.

— С помощью салата?

— В данном случае — да.

Брок пожал плечами:

— Лично я никогда не заказываю салат в ресторанах. Сейчас в меню даже не пишут слова «салат». Пишут «зелень».

— Давайте вернемся к нашему сценарию.

Он просверлил меня взглядом голубых глаз.

— Вы, наверное, считаете меня пришельцем из космоса? Я для вас марсианин какой-то?

— Отчего же? Вовсе нет. Я так не считаю. Но я уже говорила и буду говорить, что вам нужно больше прислушиваться к своим чувствам и многому поучиться у женщин. Я помогу вам в этом, и ваши отношения с женщинами наладятся. Обещаю.

«Еще бы, я же заключила пари с подругами, приятель!» — добавила я про себя. Брок только пожал плечами.

— А теперь я хочу услышать от вас реплику: «Сьюзен, я только что заметил: ты же просила, чтобы тебе не заправляли салат и подали соус отдельно, а тебе вместо этого принесли салат с подсолнечным маслом и уксусом».

Он повторил реплику, а затем спросил:

— Вам когда-нибудь говорили, что из вас получился бы неплохой руководитель?

— Говорили.


Через пару недель я решила, что Брок готов к выезду на место.

— Какой чудесный майский день! — сказала я ему, когда он приехал на очередное занятие. — Давайте прогуляемся в «Блумингдейл» и купим подарок вашей секретарше.

Брок удивленно уставился на меня.

— Но с какой стати мне покупать Наоми подарок? — недоумевал он. — У нее же сегодня не день рождения.

— А когда у нее день рождения?

— Откуда мне знать?

— А следовало бы знать: вы ведь уже не один год ее начальник. Когда вы пройдете курс обучения по методике доктора Виман, вы будете помнить, когда ее день рождения, и сможете без лишних напоминаний сказать: «С днем рождения, Наоми! По этому случаю приглашаю вас сегодня на обед».

— Наоми никогда не выходит на обед. Она ест салат на своем рабочем месте. По крайней мере, вчера так было.

Я просияла:

— Отлично, мистер Брок!

— Что отлично?

— Вы заметили, чтб она ела на обед. Это большой шаг вперед.

Брок пожал плечами, будто не понимал, о чем я говорю, но видно было, что он польщен.

— Итак, идем выбирать подарок Наоми. Вы преподнесете его в знак благодарности за ее работу.

— Но я понятия не имею, что ей купить. Это она всегда всем покупает подарки. Я даю ей список на Рождество, а она уже выбирает на свой вкус.

— Вот почему я и хочу, чтобы мы совершили эту небольшую вылазку, — сказала я. — Вам надо научиться самому заботиться о таких вещах. Пора разрушать стену между вами и вашими близкими.

Поворчав немного, он все-таки сдвинулся с места.

Было очень приятно пройтись по улице этим ясным весенним днем. Даже Брок умерил свою спесь. Казалось, весь Манхэттен вышел в обеденный перерыв из своих офисов погреться в лучах весеннего солнца.

— До чего же хорошо на улице, — сказала я, когда мы шагали по Третьей авеню.

— Не то слово! — Он улыбнулся и попытался обнять меня, но, заметив мое недовольство, сунул руку в карман пиджака.

— Мудрое решение, — прокомментировала я его поступок. — Со стороны мужчины было бы неразумно вступать с женщиной в физический контакт такого рода во время делового свидания.

— Да, конечно. Я просто…

— Что просто?

— Ничего.

— Вот и отлично.

Надо признаться, что, несмотря на то что я отчитала его, мне понравился его жест. В нем не было ничего вульгарного или выходящего за рамки дозволенного. То есть я сознавала, что это был вполне невинный жест. Но я пыталась переделать его манеру общения с женщинами, а значит, должна была сохранять бдительность и соблюдать дистанцию.

Когда мы зашли в магазин, Брок вдруг растерялся.

— Что случилось? — спросила я.

— Я…

— Что вы?

— Я не умею выбирать подарки для женщин, — признался он, скорее агрессивно, чем робко.

— Быть такого не может! Вы же делаете подарки Келси.

Когда я встречалась с его девушкой у Сары, на ней были дорогие и тяжелые украшения, способные слона лишить равновесия.

— Я никогда не ходил в магазин без нее.

— Как же так, мистер Брок? Неужели вы никогда не делали ей подарков?

— Я платил за подарки — их, кстати, было очень много, — но выбирала она сама.

— Хорошо. Тогда выбор подарка для Наоми тем более пойдет вам на пользу.

— Выбор чего? — Он вдруг топнул ногой, как капризный ребенок. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что он чувствовал себя неуютно, когда лишался власти.

— Давайте подумаем, какой подарок пришелся бы ей по душе. Смысл этого упражнения заключается в том, чтобы напомнить вам, что она не машина, а живой человек, который требует внимания и заботы.

— Я и так знаю, что она живой человек! Человек, который делает за меня покупки.

Я велела ему прекратить спор и следовать за мной. Мы поднялись по эскалатору в отдел спортивной одежды и подошли к прилавку, на котором лежали легкие хлопчатобумажные свитера.

— Давайте купим ей свитер, — предложила я.

— Может быть, лучше купим черное белье? — парировал он.

Я пропустила его колкость мимо ушей.

— А теперь, — распорядилась я, — по сценарию вы должны попросить продавщицу вам помочь.

— Я никогда не прибегаю к помощи женщин.

— Нисколько не сомневаюсь. Тем не менее, сейчас вы позовете продавщицу и скажете: «Прошу прощения, мисс. Не могли бы вы показать мне вон те дамские свитера?»

— Она подумает, что я трансвестит.

— Хватит! Повторите реплику.

Брок осмотрелся вокруг, убедился, что на нас никто не смотрит, и прошептал:

— Прошу прощения, мисс. Не могли бы вы показать мне вон те свитера?

— Те дамские свитера. Вы пропустили слово «дамские».

— Прошу прощения.

— Ладно. Когда вы произнесете реплику и она согласится вам помочь, вам придется объяснить ей, какой именно свитер вам нужен.

— Но я сам не знаю, какой мне нужен!

— Просто скажите ей: «Я хочу купить подарок своей секретарше», и опишите ее размер. Только, пожалуйста, оставьте при себе замечание, что ее грудь волочится по земле.

— Хорошо, хорошо.

Тяжело вздохнув, Брок махнул рукой продавщице. Она не сразу заметила его, и тогда, вместо того чтобы подождать несколько минут, он — о ужас! — сунул в рот пальцы и свистнул так громко, что я чуть не оглохла.

— Разве так привлекают к себе внимание?! — возмущенно зашипела я. — Что вы делаете, когда официант в ресторане долго не появляется? Щелкаете пальцами?

— Иногда.

— Вас вообще когда-нибудь учили хорошим манерам, мистер Брок?

— Учили. Но я ими пренебрегаю.

— Никогда не пренебрегайте ими впредь. Вот она идет.

Продавщица подошла к нам. Брок молча стоял, теребя свой галстук.

— Говорите реплику! — прошептала я, подталкивая его вперед.

— Прошу прощения, мисс. Не могли бы вы показать мне вон те свитера?

— С удовольствием, — сказала она. — Какой именно вас интересует?

Брок смотрел на меня, как загнанный зверь. Я подошла к нему ближе и прошептала ему на ухо следующую реплику.

— Я хочу купить подарок своей секретарше, — произнес он после нескольких неловких попыток.

Продавщица повернулась в мою сторону и окинула меня взглядом с ног до головы.

— В таком случае вас интересует очень маленький размер?

Реакция продавщицы, принявшей меня за секретаршу Брока, была вполне естественна. Но меня возмутило, что она мгновенно, даже без примерки, записала меня в лилипутки.

— Нет, она не секретарша, — сказал Брок, кивая в мою сторону. — Она…

Он запнулся, и винить его было не в чем. Мы с ним не оговорили заранее, что делать, если кто-нибудь узнает его или меня или просто спросит, кем мы приходимся друг другу. Брок боялся, что наши с ним занятия станут предметом для обсуждения в желтой прессе, но я не верила в такую возможность. Люди обычно не знают в лицо руководителей крупных компаний (за исключением таких знаменитостей, как Тед Тернер). А меня последнее время вообще перестали узнавать.

— Я помогаю ему делать покупки, — сказала я, спасая положение.

— Да, — облегченно вздохнул он.

— Так какой размер у вашей секретарши? — спросила продавщица.

Брок колебался. Я уже начала бояться, что он снова возьмется за старое и ляпнет что-нибудь вроде своего любимого выражения: «Ее груди разве что не волочатся по земле». Но, похоже, Брок просто искал нужные слова для описания объема грудной клетки Наоми. Наконец он решился:

— Верхняя часть туловища у нее очень массивная. Не то чтобы у нее кость была широкая, просто тело очень рыхлое. Надеюсь, вы поняли, что я имею в виду?

Покачав головой, я отвела его в сторону.

— Не годится, — прошептала я. — Не забывайте о цели нашего упражнения, мистер Брок. Попытайтесь представить, что бы сказала в данной ситуации женщина.

Он кивнул и снова подошел к прилавку.

— Основную мысль я уловила, сэр, — сказала продавщица, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. — Вам нужен свитер большого размера. Какой цвет вас интересует?

Брок снова обратился ко мне за советом. Кто бы мог подумать, что этот человек решал дела компании с многомиллиардным капиталом!

— Какой у вас любимый цвет? — шепотом спросил он.

— Желтый, — прошептала я в ответ. — А теперь слово за вами, мистер Брок. Прежде чем вы ответите продавщице, пожалуйста, освежите в памяти все, чему я вас учила. Используйте с толком каждое слово, которое вы извлекли из моих уроков. Я верю в вас. Покажите, что вы можете. Прямо сейчас.

Брок снова кивнул, на сей раз более решительно. Я замерла от волнения.

— Покажите мне, пожалуйста, свитер желтого цвета, — распорядился он. — Только пусть это будет не кричащий желтый, как школьный автобус: Я хочу подарить моей славной, моей дорогой секретарше свитер с легким лимонным оттенком. Летом светлое хорошо носится, как вы считаете? Особенно светло-желтый. От него становится светло, как от лучей весеннего солнца.

Я не знала, что делать: плясать от радости или смеяться.

— Ну, как вам? — спросил он, когда продавщица отправилась на поиски свитера. — Надеюсь, вам понравилось? — Он был очень доволен собой.

— Вы блестяще справились с задачей, — похвалила я его, стараясь сохранять спокойствие истинного профессионала. — Безупречно. Это вселяет надежду. Думаю, что прослушивание музыки Майкла Болтона пошло вам на пользу.

Он покачал головой:

— Не музыка Майкла Болтона, а общение с вами идет мне на пользу. Или мне не полагается так говорить?

Мои щеки пылали.

— Этого я не могу вам запретить, мистер Брок. Я польщена тем, что смогла помочь вам. В конце концов, это моя обязанность. Методика доктора Виман — очень хорошая программа. Думаю, теперь вы в этом убедились.

— Вы правы. — Брок взглянул на часы. — Да я же опаздываю на собрание! — Он вытащил бумажник из кармана брюк и сунул мне в руку кредитную карточку системы «Блумингдейл». — Вот, возьмите, доктор Виман. Когда продавщица принесет светлый, как лучи восходящего солнца, свитер, дайте ей карточку. Пускай она запишет это на мой счет. А свитер пусть побудет у вас до нашей следующей встречи.

Не успела я опомниться, как он удалился.

15

— Привет, Линн! Это Пенни. Я тебя не разбудила?

Было одиннадцать часов вечера, среда.

— Нет, я читала в постели.

Она, конечно же, разбудила меня. Не знаю, почему люди всегда врут в таких случаях.

— Что-нибудь случилось?

— Случилось! Именно поэтому я и звоню. Я вот-вот подпишу контракт с «Феминаксом»!

— Что еще за «Феминакс»?

— Точно, я тебя разбудила, — сухо сказала она. — «Феминакс» — это новейший производитель тампонов, о котором сейчас все говорят.

Не знаю, как «все», я о нем не говорила. Да и с какой стати мне говорить о тампонах?

— «Феминакс» скоро займет на рынке место «Тампакса», — продолжала она. — Президент компании хочет нанять меня агентом по связям с общественностью.

— Замечательно.

«Но зачем ты звонишь мне так поздно?» — добавила я про себя.

— Его зовут Мэтью Кадди, и, по-моему, он неплохой парень. С самолюбием у него все в порядке, а главное — к делу серьезно относится. Как бы то ни было, я пытаюсь наладить с ним контакты за пределами офиса, в неформальной обстановке, втереться к нему в доверие. В общем, он позвонил мне сегодня днем и сказал, что у него есть четыре билета на бейсбол пятницу, и я хочу пойти. Играют «Янки».

— Рада за тебя, — сказала я и сразу же подумала о Брэндоне Броке.

Я все еще не могла простить ему вчерашнюю выходку с кредитной карточкой. А когда вспомнила его искреннее признание в любви к спорту, и к бейсболу особенно, решила, что он наверняка будет на стадионе в пятницу.

— Значит, иду я, Мэтью, финансовый директор «Феминакса» Сет Плотник, и остается еще один билет. Я надеюсь, что ты согласишься пойти с нами, и тогда нас будет четверо.

— Я?

— Да. Тебе же нечего делать в пятницу вечером!

Она сказала это как нечто само собой разумеющееся.

— А я, значит, буду сопровождать этого Сета Плотника? — обреченно спросила я.

— Не обязательно. Но он не женат, так что тебе не помешает с ним встретиться. Пора тебе возвращаться к нормальной жизни.

— Не знаю, Пенни. По-моему, я еще не готова к тому, чтобы снова начать встречаться с мужчинами.

— Почему? Чего ты ждешь?

— Я ничего не жду. Просто у меня нет ни сил, ни желания.

— Ладно. В конце концов, это не свидание. Просто пойдем с нами! Ты — моя последняя надежда. Я уже всем, кому только можно, предложила; все заняты.

Час от часу не легче…

— Я буду так тебе благодарна! — уговаривала меня Пенни. — Мне просто необходим этот контракт. А ты же знаешь, какая я становлюсь, когда мне что-то нужно!

«Да уж, ты за ценой не постоишь», — вздохнула я про себя.

— Так поможешь мне? — продолжала Пенни. — Чтобы они не скучали.

«А почему бы и нет, — подумала я. — Это же действительно не свидание. Пенни будет болтать с Мэтью о тампонах и постарается ускорить заключение своей сделки, а я буду сидеть рядом с Сетом, притворяясь веселой и беззаботной».


У нас были места в первом ряду второго яруса стадиона «Янки» — вполне терпимые, хотя и не самые лучше. Кто знает, может быть, Пенни поднимет престиж компании, и тогда ее президент позволит себе места подороже.

— Ну как? — жизнерадостно спросил меня Сет Плотник, заняв свое место.

Он был довольно мил — вежлив и обходителен, — но мне в отцы годился, а кроме того, носил на пальце увесистое кольцо с печаткой. В общем, до персонажа из фильма ужасов ему было далековато, но и на героя-любовника он тоже не тянул.

— Отлично, — кивнула я.

Мэтью сидел рядом с Пенни, дальше сидела я, и замыкал наш ряд Сет. После второй бутылки пива он потребовал, чтобы я называла его Ник.

— Ник? — переспросила я. — Это что, ваше второе имя?

— Нет. Плот-ник. Понятно?

«Янки» играли против «Миннесота Твинс», которые, по словам Ника, не являлись серьезными соперниками для хозяев поля.

— Они проиграют с нулевым счетом, — уверял он. — Но все равно повеселимся.

Я улыбнулась, не понимая, что тут веселого. Мне не нравился ни бейсбол, ни мой спутник, ни поведение Пенни и Мэтью. Сначала они ворковали о тампонах, а потом перешли к слоям абсорбента, безопасным аппликаторам и хлопчатобумажным нитям.

— Хот-дог будешь? — спросил Ник.

— Нет, спасибо, — сказала я. Пенни с Мэтью своими разговорами испортили мне аппетит.

— А пиво? Я еще одно беру.

— Я не против.

Я терпеть не могла пива, но не хотела показаться занудой.

Мы болтали с Ником о том о сем. Ничего существенного, не стоит вдаваться в подробности, уж поверьте мне. В какой-то момент он замолчал, поднес к глазам бинокль и стал наблюдать за игрой.

— Хочешь тоже в бинокль посмотреть? — предложил он.

— Давай. Спасибо, — согласилась я из вежливости.

Я не сразу сумела правильно настроить бинокль, но, когда мне это удалось, стало даже интересно. Я ничего не понимаю в бейсболе, так что в основном изучала форму игроков, прилавки с едой и напитками, лица болельщиков.

Готова поклясться, что я наблюдала за ними из праздного любопытства. Я не искала Брэндона Брока. Но в какой-то момент я заметила его, узнала его светлую шевелюру, широкие плечи и здоровый румянец. Он сидел в первом ряду первого яруса, а справа от него сидела Келси, кормила его хот-догом и слизывала горчицу с его губ. Мерзость!

Я опустила бинокль на колени.

— Что-то не так? — спросил Ник.

Он был неплохой мужик. Но на редкость скучный.

— Нет-нет, все в порядке, — поспешно сказала я. — Просто бинокль слишком тяжелый.

— Конечно, он слишком тяжелый для такого очаровательного хрупкого создания, как ты. Дай его мне…

— Нет!

Я не нервничала. Но мне нужно было видеть Брока и знать, как он ведет себя с Келси. В конце концов, он был моим пациентом. Моя работа состояла в том, чтобы наблюдать за его поведением.

— Я… можно я еще немного посмотрю в бинокль, Ник? С ним интереснее наблюдать за игрой.

— Да, конечно. Смотри на здоровье, — сказал он и предложил мне поп-корн.

Я снова поднесла бинокль к глазам и нашла свой объект наблюдения. «Воркуют, голубки, — думала я, стараясь держать себя в руках. — Как мило!»

Брок вскочил с места и теперь болел за свою команду стоя, а Келси вертелась с ним рядом, липла к нему, обвивалась вокруг него, как виноградная лоза. Всякий раз, когда он что-то выкрикивал, чтобы поддержать игроков, она чмокала его в щеку. Она, безусловно, была влюблена в него, как кошка. И, похоже, Брок отвечал ей взаимностью. Когда «Янки» забили очередной мяч, он схватил ее на руки и расцеловал. Даже с моего расстояния было видно, что он буквально сиял от радости.

Я положила бинокль на колени и помрачнела, будто только что получила дурную весть. Что-то не понравилось мне в том, как он поднял ее, как этот громила держал ее в своих объятьях. Почему-то это мучило, терзало меня, не давало мне покоя. «Но почему, Линн? — спрашивала я себя. — Откуда взялось это чувство? Где твоя профессиональная беспристрастность к пациенту? Какое тебе дело до его отношений с Келси? Он схватил ее и поднял на руки, потому что он мужлан, считающий, будто ему дозволено делать с женщиной все, что ему вздумается. Но тебе-то что до этого?»

Пока я маялась в поисках ответов на собственные вопросы, Ник окончательно разочаровался во мне как в собеседнике, перегнулся через меня и вмешался в разговор Пенни и Мэтью о тампонах. А я все пыталась понять, почему мне не дает покоя мысль о том, что Брок поднял Келси на руки. Может быть, потому что Кип тоже носил меня на руках, а теперь его нет со мной? А может, мне не понравилось выражение лица Брока в тот момент, когда он держал Келси на руках? Оно было таким довольным, жизнерадостным, счастливым…

Но почему радость Брэндона Брока досаждала мне? Он обратился ко мне за помощью, чтобы я научила его справляться со вспышками гнева, отучила срывать злость на своих подчиненных. Мне бы гордиться своей методикой и радоваться за пациента. Почему же я не радовалась?

«Надо как следует все обдумать, — говорила я себе. — Может быть, его счастье не дает мне покоя? Это не очень-то лестно меня характеризует. Или я просто завидую его умению получать удовольствие от игры и от жизни? Я этим качеством не обладаю: я не умею не только выражать, но даже испытывать положительные эмоции».

«Глупости!» — оборвала я себя. Я получала удовольствие от работы, мне нравилось осваивать новые методы обучения Языку женщин, я гордилась своими пациентами, успешно прошедшими курс. Правда, такие радости делали меня еще более серьезной и замкнутой. Они не имели ничего общего с ребяческими радостями Брока. Никогда, даже в детстве, я не умела веселиться так, как он…

«Все ясно, — сказала я себе. — Это зависть. Ты завидуешь своему пациенту: хоть он и бесчувственный, как бревно, но он умеет получать удовольствие от жизни, а ты — нет».

Внезапно мне пришла в голову ужасная мысль. А что, если я просто-напросто ревную его к Келси?

Вздор! Вот что делает с людьми пиво, выпитое на голодный желудок.

— Бинокль больше не нужен? — спросил Ник. Он и его собеседники уже затронули новую тему: стоит ли «Феминаксу» расширить свой ассортимент за счет подгузников?

— Да, спасибо, — сказала я, отдавая ему бинокль.

— Хорошо. Пора идти, — отозвался он, убирая бинокль в футляр.

— А что, игра кончилась?

Он изумленно посмотрел на меня, и я поняла, что окончательно оскандалилась.

— Конечно! Наши победили.


Во вторник Брок пришел ко мне на занятие. На этот раз я вела себя непедагогично: была чрезмерно холодна с ним, даже груба. Но я не могла вести себя иначе. И не хотела.

— Вы, наверное, сердитесь на меня за мою выходку в «Блумингдейле»? — осторожно спросил он. Сердилась ли я?

— Я не сержусь. Но я разочарована, — ответила я. — Мне тогда показалось, что вы добились больших успехов, но вы развеяли мои надежды.

— Да бросьте! — смеялся он. — Я и в самом деле добился успеха. Вы заставили меня зайти в магазин, попросить продавщицу показать мне свитера и поделиться с ней своими дизайнерскими воззрениями. Без вас я бы не справился, доктор Виман. Просто в конце я решил… подшутить над вами.

— Подшутить, — повторила я, сама не ожидая от себя такой злости. — Вы хоть иногда бываете серьезны, мистер Брок? Только и делаете, что веселитесь! За исключением тех моментов, когда орете на своих подчиненных.

Он взглянул на меня с удивлением.

— Нет, я не всегда веселюсь. И потом, по-моему, это лучше, чем ходить с угрюмой физиономией.

— Что вы хотите сказать? Что я хожу с угрюмой физиономией? — взвизгнула я, но, услышав себя со стороны, повторила вопрос с другой интонацией.

— Нет, конечно. Да что с вами сегодня?

— Со мной ничего. Просто я не могу забыть, как вы заставили меня платить за подарок Наоми, когда весь смысл упражнения заключался в том, чтобы вы сами купили ей подарок.

— Не сердитесь. В конце концов, я ведь действительно купил его. Если я попрошу прощения, мы начнем занятие?

Что это было? Он сказал «попрошу прощения»? Он хочет начать занятие? Разве это не Язык женщин? Разве это не прогресс?

Был только один способ разрешить мои сомнения: дать ему новое упражнение.

— До сих пор мы работали над вашей манерой общения с сотрудницами «Файнфудз», — начала я. — Давайте теперь обратимся к вашей личной жизни.

Итак, я хотела услышать, как он воркует со своей девушкой. Не судите меня строго за это.

— Вы хотите поговорить о Келси?

— Да. Если, конечно, в вашей жизни нет других женщин.

Он улыбнулся:

— Раньше у меня был целый гарем, но теперь, когда вы, доктор Виман, наставили меня на путь истинный, осталась только Келси, одна-одинешенька.

Очень смешно!

— Я задам вам несколько вопросов о ваших с ней отношениях и на основе ваших ответов напишу сценарий, который мы будем отрабатывать на следующих занятиях.

— Раз вы считаете, что это необходимо, я согласен. Но я не понимаю, какое отношение имеет Келси к проблемам моих отношений с подчиненными.

Проблемы его отношений с подчиненными? И это говорит человек, явившийся ко мне на первое занятие со словами: «Значит, именно здесь вы делаете из людей болванов?» Да это же очевидный прогресс!

— Женщины есть женщины, — изрекла я, окрыленная успехом. — То, как вы общаетесь с одними, помогает разобраться в ваших отношениях с другими.

— Резонно.

— Прежде всего я хочу спросить у вас следующее: вы применяли нашу методику к Келси?

— Да, еще как! На днях за ужином в ресторане я спросил ее: «Дорогуша (она не возражает, когда я ее так называю), разве ты не сказала официанту, что хочешь лосось отдельно, а соус из укропа отдельно?»

— И что она ответила? — заинтересовалась я.

— Она ответила: «Нет. Мне нравится, когда лосось плавает в соусе».

Я улыбнулась:

— Похоже, Келси не беспокоится об уровне холестерина в крови.

— Нет, зато я поговорил с ней на Языке женщин.

— Да, вы молодец. Что еще вы делали?

На секунду он задумался.

— Сегодня утром, когда мы, — он изобразил из себя скромника и потупил свои голубые глаза, — одевались, я заметил: «Не знаю, как ты относишься к десертам, но яблочный мусс, который я ел вчера, явно увеличил мою талию на несколько дюймов».

— И что она ответила?

— Она сказала: «Не помню, чтобы ты ел вчера яблочный мусс, Брэндон. Ты ел торт с голубикой». — Он покачал головой. — По-моему, доктор Виман, к ней не стоит применять вашу методику.

— Вы мой пациент, мистер Брок. И я рада, что вы ее применяете. Очень рада.

Он пожал плечами:

— Взаимно.

— А теперь я задам вам остальные вопросы, ответы на которые помогут мне написать сценарий.

— Будьте так любезны.

— У вас с Келси есть любимая песня?

— Да что вы! — поморщился он. — Нет у нас никакой песни.

— Почему? Женщинам нравится, когда у них с любимым человеком есть своя песня. Пожалуй, вам стоит подумать об этом.

— Понял. Может быть, «С днем рождения» пойдет?

Я вздохнула:

— Это должна быть песня, которая что-то говорит только вам с Келси, мистер Брок. Песня, которая много для вас значит…

— Нет. Нет у нас такой. Переходите к следующему вопросу.

— Хорошо. Скажите мне, пожалуйста, мистер Брок: что вы говорите Келси, когда она делится с вами своими чувствами и просит вас сделать то же самое в ответ?

Знаю, я вторгалась в сферу его интимной жизни. Но ведь этот вопрос я задавала всем своим пациентам.

— Ухожу от ответа.

— Уходите от ответа?

Он неловко заерзал на стуле.

— Да.

— Что именно вы ей говорите?

— Говорю: «Хорошая ты девчонка, Келси».

— Она признается вам в любви, а вы в ответ говорите, что она хорошая девчонка?

— По-моему, достаточно.

Я записала его ответ.

— В следующий раз я предложу вам сценарий, в котором вы тоже выразите ей своей чувства. Умение выражать свои чувства — это ключ к успеху в овладении Языком женщин.

Ответа не последовало.

— А еще я дам вам посмотреть фрагменты из фильма «Джерри Маже».

— В котором играет Том Круз?

— Совершенно верно. Вы помните, какими словами персонаж Тома Круза признался в любви?

Брок покачал головой:

— Наверное, в тот момент я закрыл глаза руками. Когда я смотрю фильмы, я всегда так делаю, если мне страшно.

— Мужайтесь, мистер Брок. Потому что он сказал следующее: «Мне тебя не хватает». Как вы считаете, могли бы вы сказать такие слова Келси?

— Нет.

— Почему?

— Потому что это сентиментальная выдумка автора сценария. В действительности мужчины не говорят женщинам: «Мне тебя не хватает». Они говорят: «Я тебе позвоню».

— И не звонят. Ладно, мистер Брок. Задам вам еще один вопрос: что вы говорите, когда Келси поднимает вопрос женитьбы? Исследования показали, что, как правило, женщины первыми заговаривают о свадьбе.

— Что я говорю? То же самое: «Хорошая ты девчонка, Келси».

— Снова уклоняетесь от ответа?

— Уклоняюсь.

— Хорошо. Значит, тему женитьбы я тоже включу в сценарий.

— Стойте! Минуточку… — Брок вдруг покраснел, чего я от него никак не ожидала. — А если я не хочу, чтобы это было в сценарии?

— Почему?

— Потому что я не хочу жениться на Келси, — смущенно проговорил он.

— Почему же вы ей об этом не скажете?

— Не хочу ранить ее. Она…

— Знаю. Хорошая девчонка.

— Верно.

— А вы не считаете, что с людьми надо поступать честно?

— Уж не хотите ли вы сказать, что женщины честно поступают с окружающими?! — На этот раз он вспылил. — Слушайте, доктор Виман. Вы пытаетесь научить меня разговаривать, как женщина, и я ценю ваши усилия, потому что это поможет мне спасти свою шкуру и остаться в «Файнфудз». Но женщинам несвойственна честность! Возьмите хотя бы пример моей жены. Она постоянно врала мне, вертела мной как хотела, а я был таким идиотом, что верил ей. Конечно, вы профессионал и знаете, как говорят мужчины и женщины. Но я уверяю вас: Язык женщин не подразумевает честность!

— Ладно, — отступила я, видя, как он расстроен. — Спорить не буду.

Я и не могла с ним спорить, потому что прекрасно понимала: женщины, как и мужчины, могут быть нечестными. Я еще не знала тогда, что в скором времени мне предстоит лишний раз убедиться в этом на собственном опыте…

16

Всю весну Брок радовал меня своими успехами. Правда, время от времени мне с ним приходилось нелегко, но я начала понимать, что его попытки сопротивления были не просто ребяческими выходками, а осознанными попытками протестовать против моей методики. Постепенно наши занятия переросли из рукопашных сражений в горячие дискуссии.

Однажды вечером, в июне, я говорила об этом с подругами. Я не видела их больше месяца — Пенни трудилась над имиджем «Феминакса»; Гейл тратила все свое свободное время на юридические консультации насчет развода (она уверяла, что всерьез решила развестись с Джимом, но ему еще об этом не сказала); Изабелла фотографировала кошек в Восточном Хамптоне — на пляже, на вечеринках, в знаменитом клубе «Мадстоун» (туда не пускали евреев, но с кошками, видимо, дело обстояло иначе); Сара была в Лос-Анджелесе, сражалась и одновременно флиртовала с продюсерами, рискнувшими купить права на ее последнюю книгу.

— Похоже, тебе удастся справиться с «самым суровым начальником Америки», — удивилась Сара, когда мы потягивали коктейли на террасе ее роскошного жилища.

— Надеюсь, что удастся, — согласилась я и вспомнила, о чем собиралась спросить ее. — Кстати, Сара, на твоем дне рождения я познакомилась с человеком по имени Грег. Он работает в «Файнфудз». Почему ты не сказала мне, что знакома с сослуживцем Брока?

Похоже, мой вопрос вывел ее из равновесия.

— Человек по имени Грег? На моем дне рождения?

— Да. Он сказал, что возглавлял один из филиалов «Файнфудз», пока его дочь не заболела и его жена не покинула его. Сейчас он работает консультантом в «Файнфудз».

— Странно, — пробормотала Сара. — Возможно, он приятель Эдуарда. Я никогда о нем не слышала и уж тем более не знаю, где он работает.

Версия о том, что Грег был другом Эдуарда, звучала вполне правдоподобно. А так как Сара редко виделась со своим мужем, вполне можно было допустить, что они вращались в разных социальных кругах. Было непонятно только, почему она так смутилась.

— Значит, говоришь, Брэндон Брок стал более покладистым с тех пор, как о нем написали в «Форчун»? — вмешалась Изабелла.

Впервые на моей памяти она изменила своему излюбленному черному цвету. На ней была бледно-голубая рубашка и синие джинсы. Эта перемена была столь разительна, что я не сразу узнала ее.

— О да, он теперь гораздо более покладистый, хотя все такой же мужественный, — гордо сказала я.

— Все такой же агрессивный по отношению к женщинам? — поинтересовалась Гейл. За то время, пока мы не виделись, она похудела и похорошела. — Или он изменился?

— Заметно изменился! — похвасталась я. — Я вбиваю ему в голову, как можно и как нельзя себя вести на рабочем месте. Если он хоть что-нибудь усвоит из моей программы, то будет отныне внушать доверие, а не неприязнь, сотрудницам «Файнфудз».

— Не так уж плохо, — отозвалась Пенни. — А может быть, ты просто привыкла к его оскорблениям? — скептически добавила она.

— Он не оскорбляет меня, — ответила я, несколько эмоциональнее, чем хотелось бы.

— Так мы и поверили! — усмехнулась Пенни, подмигивая остальным.

— Да нет, я серьезно! Он давно уже прекратил свои нападки на меня. И он не такой плохой, как может показаться. К тому же любит пошутить…

— Пошутить?! — хором отозвались все.

— А почему бы и нет? — оправдывалась я, чувствуя, что все взгляды обращены ко мне. — Конечно, в нем осталось еще много агрессии — все-таки не напрасно же он заслужил звание «самого сурового начальника Америки». Но в нем есть и другая сторона — ребяческая, игровая. Она и пробуждается на наших с ним занятиях. С ним происходит очень интересная трансформация. Чем более он становится чувствительным, тем менее агрессивным. А чем менее он агрессивен, тем более склонен к шуткам. Знаете, на днях он рассказал мне такой смешной анекдот, что я чуть со смеху…

Я замолчала, не выдержав взглядов окружающих.

— Что-то не так?

— Да это не с ним, а с тобой произошла трансформация! — констатировала Пенни.

— Со мной?

— Да, с тобой. Ты же терпеть не можешь шуток, — сказала Гейл.

— Чепуха. Все любят шутки.

— Но ты сама никогда не шутишь, — твердила Гейл. — Ты очень серьезная, Линн.

Я поняла, что их не переубедить.

— Согласна, я никогда не шучу, — отступила я. — Хочу только сказать, что Брэндон Брок вовсе не отравляет мне жизнь. У него есть чувство юмора, и он умеет получать удовольствие от жизни. А если учесть, что он возглавляет преуспевающую компанию, то сам собой напрашивается вывод о его умственных способностях. Короче говоря, он не чудовище.

— Смотрите все! — усмехнулась Пенни. — Линн защищает мужчину!

— Он мой пациент, — сказала я, ощутив по необъяснимой причине прилив адреналина. — Я защищаю всех своих пациентов.

— Чушь собачья! — не умолкала Пенни. — Обычно ты рассуждаешь о мужчинах, прошедших курс по твоей методике, так, будто они только что с пальмы слезли.

— Я…

— Пенни права, — перебила меня Сара. — Он тебе нравится, признайся, Линн!

— Он — мне? Да ты с ума сошла!

— И ты смеялась над его анекдотом, — сказала Пенни. — А не ты ли нам твердила без остановки: «Мужчины так примитивны! Они вообразили, что общаться — значит шутить. Как это убого!» Кто-то явно помог тебе изменить свою точку зрения.

— Не надо искажать мои слова. Я исполняю свой профессиональный долг и пытаюсь выиграть пари. Помните, как вы не верили, что я смогу перевоспитать его за полгода? А теперь я доказываю вам, что могу.

На время это заставило их замолчать. Но когда разговор перешел на другие темы, я все еще пыталась мысленно разобраться в своих чувствах к Брэндону Броку. Разве я выделяю его из числа других пациентов, обучившихся Языку женщин? Разве я иначе отношусь к продавцу Фрицу или к водопроводчику Сэму? Или я и в самом деле питаю к Броку нежные чувства и он все больше привлекает меня как мужчина?..


В июле Брок отправился по делам в Европу, и нам пришлось отменить два занятия. Я предложила Наоми устроить одно сдвоенное занятие вместо двух обычных.

— Сдвоенное занятие все равно понадобится, — сказала я ей. — Самое время нам с Броком совершить еще один выезд.

— Вот как? — заинтересовалась она. — Звучит интригующе!

— Надеюсь, что это пойдет ему на пользу, — сказала я, ободренная ее энтузиазмом. Если бы не она, Брок бы не стал моим пациентом.

— Знаете, доктор Виман, он так изменился с тех пор, как вы начали с ним заниматься.

— Правда? И как?

Она застенчиво хихикнула.

— Представляете, на днях он сделал комплимент по поводу моего платья. Сказал, что этот цвет мне к лицу.

— Хорошо. Очень хорошо. — Я и в самом деле была очень довольна услышанным.

— Но больше всего меня удивило то, что последовало дальше, — продолжала она. — Он стал жаловаться! Сказал: «У вас прекрасное платье, Наоми, а вот я просто не знал, что надеть сегодня. На мне ничего не сидит. Не знаю, как вы относитесь к десертам, а меня они ужасно полнят». Честное слово, доктор Виман, я чуть не упала в обморок, когда услышала такое от него! Это прозвучало так…

— По-женски? — подсказала я.

— Именно. Мы даже немного поболтали с ним о калориях и лишнем весе. Я и мечтать не могла о таком разговоре с мистером Броком!

— Отлично.

Значит, он и в самом деле применял мои сценарии на практике.

— А еще меня очень удивило замечание, которое он сделал перед поездкой в Европу.

— Какое замечание? — нетерпеливо спросила я.

— Выходя, он остановился у моего стола. Мне показалось, что он был чем-то обеспокоен. Я решила, что его переживания так или иначе связаны с «Файнфудз» — возможно, с европейским филиалом. Как бы то ни было, я не ожидала, что он поделится своими чувствами со мной. Где это видано, чтобы Брэндон Брок делился своими переживаниями с секретаршей? Но тут он вдруг взглянул мне в глаза и сказал: «Наоми, мне страшно не хочется уезжать. Я так беспокоюсь о здоровье моей сестры!» Я была просто ошарашена. Я знала, что у мистера Брока есть сестра, только потому, что она была в списке его близких, которым я покупала подарки на Рождество.

— Продолжайте! — торопила ее я.

— Я не хотела лезть не в свое дело, но боялась, что он сочтет меня бесчувственной, и потому спросила: «А что с вашей сестрой?» Он облокотился на письменный стол и тихо сказал: «У нее климакс». Климакс! Вы представляете? После этого мы долго обсуждали с ним аспекты женского здоровья. И не я одна заметила в нем перемену, — продолжала Наоми. — У нас все женщины считают, что его как подменили. Будто он заговорил на другом языке. Он стал употреблять слова «надеяться», «переживать» и, что нас больше всего растрогало, слово «дети»!

— Это еще не все, Наоми, — пообещала я. — Он еще не прошел весь курс.

— Просто представить себе не могу, что с ним будет, когда он пройдет курс до конца! — воскликнула Наоми.

Я могла себе это представить. Я только об этом и думала последнее время.


— Как у вас дела? — спросил Брок, появившись в моем кабинете после двухнедельного отсутствия. Он выглядел загорелым и подтянутым; перелет, казалось, нисколько не измотал его.

— Хорошо, спасибо. — Я была очень довольна: такой вопрос, обращенный к женщине, — верный признак выздоровления пациента. — Как съездили?

— Отлично, — ответил он. — Мне только очень не понравилось, как со мной говорил один из наших дистрибьюторов во время переговоров. Он был настроен враждебно.

«Да, — подумала я, кивнув. — Он сильно изменился».

— Итак, — сказала я, переходя к делу, — как вы уже знаете, сегодня мы совершим еще один выезд.

— Только не в «Блумингдейл»! Келси говорит, что у них летняя распродажа в «Саксе». Давайте лучше туда поедем.

Я засмеялась:

— Это была шутка, или вы теперь действительно советуетесь с Келси по поводу магазинов?

— Это была шутка, — улыбнулся он. — Так куда мы сегодня поедем?

— За город, — неопределенно ответила я, собирая вещи. — Моя машина в гараже. Поехали!

Мы попрощались с Дианой, которая теперь подражала Синди Кроуфорд и в тот момент наклеивала мушку на верхнюю губу, и вышли на улицу.

— Давайте я сяду за руль, — предложил Брок, когда мы подошли к машине.

— Не надо, — отозвалась я и показала ему на пассажирское место. — Выполнение этого упражнения требует расслабления. Почувствуйте себя слабым и беззащитным, как женщина.

— По-вашему, если я сяду на пассажирское кресло, то почувствую себя беззащитным? Нелепость какая-то!

— Давайте разберемся, мистер Брок. Кто обычно сидит за рулем, когда вы с Келси ездите в ее машине?

— Я.

— А между тем исследования показали, что, когда за рулем машины сидит женщина, мужчины становятся пассивными. Они же привыкли всегда быть у руля — в прямом и в переносном смысле. А сегодня вы узнаете, что значит быть пассажиром.

— Ладно, я не против. — Он пожал плечами, будто ему было безразлично, где сидеть, и втиснулся в мой «Ниссан».

Я вывела машину из гаража и выехала на трассу, ведущую за город.

Мы ехали в полном молчании. Броку было явно не по себе оттого, что он ощутил себя в новом качестве. Выглядел он довольно забавно — ерзал на сиденье, топал ногой, теребил свой галстук. Наконец он протянул руку и включил кондиционер.

— Зачем вы это сделали? — спросила я.

— Здесь жарко, как на пляже, — пожаловался он.

Я с укоризной взглянула на него.

— Извините. Я хотел сказать, как в микроволновой печи.

Я выключила кондиционер.

— Эй, постойте-ка! — воскликнул Брок.

Он снова протянул руку к выключателю и наткнулся на мою руку. Не знаю, как он, но я в тот момент, когда наши руки встретились, почувствовала себя крайне неловко.

— В машине и в самом деле очень жарко, — заметил Брок. Его и без того розовое лицо покраснело еще больше. — У меня сейчас мозги расплавятся.

— А у меня не расплавятся, — ответила я, стараясь держать себя в руках. — По-моему, здесь очень даже прохладно. А женщины чувствуют холод острее, чем мужчины.

— Да что вы говорите? А как же приливы жара в период климакса, о которых вы учили меня беседовать?

— Ну, положим, есть целая категория женщин, мистер Брок, которым до климакса еще далеко. И некоторые из них, кстати, работают в «Файнфудз». Вот еще одна реплика, которую вам стоит заучить, — заходя в помещение, где собралось много людей, говорите: «Здесь так холодно! Или мне это только кажется?» Женщины, у которых нет климакса, откликнутся на эту реплику.

— Что же мне, притворяться, что я замерз, когда мне жарко?

— Это означает не притворяться, а говорить на чужом языке. Вы же не притворяетесь французом, когда произносите «Parlez-vous Francais?». Вы просто говорите по-французски. Теперь вы поняли?

Он внимательно посмотрел на меня и рассмеялся.

— И как это меня угораздило встретиться с вами, доктор Виман?!

— Простите, что вы сказали?

— Я никогда раньше не встречал никого, похожего на вас. Вы об этом знаете? Вначале я думал, что вы зануда и что стройные ноги — ваш единственный козырь. Но что теперь? — Он с улыбкой покачал головой.

Очевидно, это был риторический вопрос, и я на него не ответила. Однако я, кажется, понимала, что он имел в виду. Теперь ему явно нравилась моя методика — и, возможно, нравилась я. От этой мысли я почувствовала себя безумно счастливой.

Так мы доехали до городка Пелхэм-Мэнор, в двадцати километрах от Нью-Йорка. Я свернула с дороги, сделала еще несколько поворотов и остановилась у железнодорожной станции Пелхэм-Мэнор.

— Зачем мы здесь? — спросил Брок. Как я и ожидала, он не был знаком с городом.

— Мы заблудились, — заявила я, выключая зажигание.

— Заблудились? — усомнился он. — Да мы в пяти минутах езды от дороги.

— Да, но вы знаете, как отсюда добраться до Оак-стрит?

— Что еще за Оак-стрит?

— Так и есть, не знаете! — Я улыбнулась в предвкушении приключения. — Оак-стрит — это небольшая улочка в Пелхэм-Мэнор. Если верить карте, она здесь недалеко.

Я вытащила из сумки карту и протянула ее Броку, но он отбросил карту в сторону, даже не взглянув на нее.

— Зачем это? Кто в наше время пользуется картами?

— Я скажу вам кто. Женщины.

— Потому что они плохо ориентируются в пространстве.

— Нет, мистер Брок. Потому что они не боятся признать, что им нужна помощь.

— Помощь? Да вы хоть раз пробовали найти что-нибудь по карте? Да там сам черт ногу сломит!

— Как бы то ни было, вот карта, мистер Брок. И я предлагаю вам поискать на ней Оак-стрит. Но не забывайте, что у нас с вами мало времени. Нам надо быть в городе через два часа.

— Верно. У меня собрание.

— Тогда взгляните на карту.

Брок неохотно взял карту.

— Не могу найти Оак-стрит, — проворчал он через несколько минут. — Но я нашел Оак-Секл. Наверное, Оак-стрит где-то рядом.

— Ну, раз вы так думаете… Тогда скажите, как туда проехать.

— Нет проблем!

Я завела машину и стала ждать его распоряжений.

— Поверните направо на светофоре, — заговорил он, водя пальцем по карте. — Затем, на следующем светофоре, еще раз направо. Затем поезжайте по улице до развилки, а потом налево и еще раз налево.

Я сделала, что он сказал. Так мы ездили и ездили, пока Брок наконец не признал с неохотой, что он понятия не имеет, где Оак-стрит и как ее найти.

— Тогда вам надо спросить дорогу у прохожих, — сказала я, подводя его к цели нашего упражнения.

По его виду можно было подумать, что его вот-вот хватит удар.

— Попробуйте! — уговаривала я, зная, что толкаю его на серьезный шаг. Исследования показали, что мужчины всегда считают себя знатоками в любой области. Заставить мужчину спросить у прохожего дорогу означало доказать ему, что он знает далеко не все.

— Но я…

— Приоткройте окно, мистер Брок, — распорядилась я. — И спросите прохожих.

Мое предложение оскорбило его.

— Я никогда ничего не спрашиваю у прохожих, — с нажимом произнес он.

— Но почему?

— Потому что это бесполезно. Человек, которого я спрошу, может ответить неправильно, и мы заедем вообще неизвестно куда.

— Понятно, — сказала я абсолютно спокойно, поскольку уже не раз слышала этот аргумент.

— К тому же, будь у меня больше времени, я бы сам нашел эту чертову улицу.

— Но у вас мало времени, — напомнила я. — Так что советую вам спросить вон ту пожилую женщину, как добраться до Оак-стрит. Давайте!

— Готов поспорить, что она не знает, — проворчал он.

— Спросите ее, мистер Брок. Это очень важно для вашего дальнейшего обучения.

Тяжело вздохнув, он высунулся из окна.

— Мисс! — Женщина подошла к машине. — Вы не знаете, как добраться до Оак-стрит?

Она приложила руку к уху и попросила повторить вопрос.

— ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ, КАК ДОБРАТЬСЯ ДО ОАК-СТРИТ? — рявкнул он.

— Нет, к сожалению, не знаю, — ответила женщина и удалилась.

Брок гневно сверкнул глазами.

— Спросите лучше вон ту девушку, — предложила я. — Только, когда будете спрашивать, постарайтесь не орать на нее. Иначе говоря, спросите ее так, чтобы ей захотелось ответить вам. Женщины отвечают более охотно, когда к ним проявляют интерес, чем когда им просто дают команды. Добавьте к своему высказыванию сведения о себе. Скажите что-нибудь вроде этого: «Сегодня такой приятный денек! Мы приехали из Нью-Йорка и хотим осмотреть ваш город. Не подскажете, как проехать к Оак-стрит?»

— Проявить к ней интерес? Это можно.

Он немного успокоился. Просто ему нужно было настроиться на выполнение упражнения. Все мои пациенты проходили через это.

— Мисс, можно вас на секундочку?

Хорошенькая рыжеволосая девушка в шортах и короткой майке без рукавов, подчеркивающей все ее прелести, подошла к машине.

— Да? — спросила она, жуя жвачку, и призывно взглянула на Брока, не обращая на меня никакого внимания. Надо признаться, я не испытывала к ней сестринских чувств.

— Мы приехали из Нью-Йорка, — светски начал Брок. — Сегодня прекрасный денек, и мы решили выехать за город, чтобы насладиться свежим воздухом, запахом цветов и другими летними ароматами.

Он явно перебарщивал.

— Кстати говоря, — продолжал он, — у вас прекрасные духи.

— Спасибо, — просияла девушка. — Их подарил мне мой молодой человек.

— Вот счастливчик!

Я кашлянула, намекая ему, чтобы он не отвлекался от темы.

— Видите ли, мы направляемся на Оак-стрит, но что-то заплутали тут.

— Вы заблудились? — удивилась рыжая.

Броку было нелегко признаться в этом, но он мрачно кивнул.

— Не могли бы вы помочь нам?

— Не могу. Я никогда не слышала о такой улице. Извините.

Она повернулась и пошла обратно.

— Вы несколько перестарались, — не выдержала я. — Говорить на Языке женщин — не значит пороть всякую чушь.

Брок усмехнулся:

— Это была не чушь. Я просто пытался вызвать ее… симпатию.

В этом я не сомневалась.

Третьим прохожим, к которому Брок обратился за помощью, оказался мужчина лет пятидесяти. Он очень бодро сообщил нам, как проехать.

— Сегодня вы молодец, — поощрила я своего пациента. — Задание было сложное, и вы хорошо с ним справились.

— Поехали на Оак-стрит! — Брок был явно доволен похвалой.

— Нет, мы возвращаемся в Нью-Йорк, — ответила я, заводя машину. — Уже поздно.

— А как же Оак-стрит?

— Нет никакой Оак-стрит. Поэтому вы и не смогли найти ее на карте.

— Но тот прохожий сказал нам, где она находится! Или я уже совсем выжил из ума?

Я улыбнулась:

— Мужчины скорее умрут, чем признаются, что они чего-то не знают. Он просто не хотел ударить лицом в грязь.

— Вы хотите сказать, что он выпендривался передо мной?

— Просто он говорил с вами на Языке мужчин.

От удивления Брок даже приподнялся и уставился на меня.

— Вы всегда такая с мужчинами или только со мной?

— Какая?

— Властная и уверенная в себе.

Мне стало смешно, потому что с тех пор, как Кип ушел от меня, я не чувствовала себя ни властной, ни уверенной в себе.

— Я вовсе не властная, — сказала я. — Просто я занимаюсь этой работой уже долгое время. Я знаю свое дело, только и всего.

— У меня нет никаких сомнений по этому поводу. Я бы с удовольствием послушал о том, как вы впервые пришли к заключению, что мужчины и женщины говорят на разных языках. Мне бы очень хотелось узнать, как возникла и пробила себе дорогу методика доктора Виман. Ведь это так важно — помочь мужчинам стать более внимательными и заботливыми по отношению к женщинам. Мне-то еще учиться и учиться этому.

Я быстро взглянула на него, чтобы убедиться, что мужчина, сидящий рядом со мной и обратившийся ко мне на безупречном Языке женщин, был тем самым человеком, который совсем недавно называл меня дорогушей.

— Вы правы, мистер Брок, — ответила я, и мой голос дрогнул. — Вам еще предстоит долгий путь, но не такой долгий, как вам кажется.

17

По дороге назад мы застряли в пробке, и Брок стал расспрашивать меня о моей жизни. Я рассказала ему о некоммуникабельности моего отца, о разводе родителей, о моей диссертации в области лингвистики, о книге, принесшей мне известность. Я поведала ему даже о Кипе и о том, как он предал меня, хотя об этом Брок не спрашивал. Просто он оказался на удивление внимательным слушателем.

Казалось бы, как Брэндон Брок мог быть внимательным слушателем?

Вы, наверное, подумали, что я необъективна, но в тот июльский день он и в самом деле очень внимательно слушал меня, чем я страшно гордилась, видя в этом свою заслугу. Вне всяких сомнений, моя методика помогла ему измениться. Он не перебивал меня, не пытался перевести разговор на другую тему. Он даже не заполнял паузы своими излюбленными шуточками! Правда, один раз он сделал исключение: спросил, была ли у нас с Кипом любимая песня. (Ха-ха, как смешно!) По его вопросам и комментариям чувствовалось, что он понимает меня.

— Я думаю, вам надо проводить больше времени со своим отцом, — отозвался он, когда я рассказала ему о конфликте моих родителей. — Быть может, сейчас, когда прошло столько лет, вы посмотрели бы на все другими глазами. Кто знает, быть может, ваш отец молчал за обеденным столом не потому, что он мужчина, а потому, что был несчастен в браке.

— Но моя теория не строится исключительно на ошибках моего отца, — возразила я. — Исследования показали, что очень большой процент мужчин не находит общего языка с женщинами.

— И все-таки я думаю, было бы полезно узнать его точку зрения. Почему бы вам не поговорить с ним обо всем этом?

Когда мы уже въезжали в Нью-Йорк, я попросила Брока хоть немного рассказать о себе. И он поведал мне о своей матери — красивой, но довольно холодной женщине, об отце, который занимал довольно заметный пост в руководстве «Дженерал моторе» и всегда хотел, чтобы сын превзошел его, и о сестре, которая все еще жила в Мичигане с мужем и тремя детьми. Она считала, что брату давно пора жениться и заводить собственных детей.

— Вы любите детей? — спросила я, представив себе Брока, меняющего подгузники.

— Да. Люблю.

— А Келси? — поинтересовалась я, представив себе ее меняющей подгузники.

— Что Келси?

Его интонация подтвердила слова, которые он произнес на прошлом занятии. Он не собирался жениться на Келси. Он ее не любил.

Надо сказать, что известие не расстроило меня.

Чем больше я говорила с Брэндоном Броком, тем больше понимала, что это было настоящее общение, а не тот обмен любезностями, пустая болтовня, в искусстве которой мы с Кипом превзошли всех.

А еще я начала понимать, что пора признать то, в чем меня заподозрили подруги и о чем уже, видимо, догадались все читатели этой книги. Да, я поняла: пора смириться с тем, что за несколько месяцев мои чувства к пациенту существенно изменились. Презрение переросло в интерес, интерес — в привязанность, а привязанность — в страсть, учащающую сердцебиение, лишающую сна, аппетита и способности не думать о нем. Иными словами, я влюблялась в него все больше и больше и не знала, что мне с этим делать.


И я ничего не предпринимала. Продолжала жить в своем обычном ритме. Раз в неделю видела Брока, давала ему новые сценарии, заставляла заучивать слова и выражения Языка женщин. Я не подавала виду, что считаю дни, оставшиеся до нашего последнего занятия, не позволяла ему заподозрить, что разлука с ним принесет мне страдания.

Как-то раз мне пришлось особенно тяжело. Мы только что закончили занятие, на котором я растолковала ему, что женщины ждут от мужчин понимания, а не советов, и он вдруг стал рассыпаться в благодарностях.

— За что вы меня благодарите? — спросила я, когда мы стояли в дверях кабинета. Он очень внимательно смотрел на меня своими голубыми глазами, а я изо всех сил старалась скрыть охватившую меня дрожь.

— За то, что вы требовательны ко мне и не позволяете мне сесть вам на шею, — сказал Брок. Он стоял на подобающем расстоянии от меня, но все же я ощущала запах его одеколона.

— Ну что вы, — отозвалась я с притворным равнодушием. — Я просто исполняю свой долг. Помните, вы мне сказали, что из меня бы получился неплохой руководитель? Я требовательна ко всем своим пациентам.

— Я понимаю, но для меня вы сделали нечто большее.

— Нечто большее? — насторожилась я.

— Да. Помните, перед нашим первым занятием я попросил вас ничего не говорить газетчикам?

— Я так и сделала. Я сдержала слово.

— Знаю, доктор Виман. Это и есть «нечто большее». Представляю, какой заманчивой для вас была идея рассказать журналистам о таком пациенте. Ваша карьера рухнула, вам нужна была хорошая реклама, чтобы восстановить ее. Если бы мир узнал, что глава «Файнфудз» нанял вас, чтобы вы ему помогли (представьте себе заголовок: «Брэндон Брок, лицо с обложки, плохо себя вел!»), интерес к вам, безусловно, возрос бы.

Это звучало как слова прощания. Пускай добрые, но все же слова прощания. Я не хотела его отпускать, не хотела терять его из виду, узнавать о нем из газет! Но что я могла сделать?..


— Признайся ему, — сказала Пенни, когда я наконец капитулировала и подтвердила то, что она уже давно заподозрила.

— Не могу, — ответила я. — Он мой пациент. С моей стороны было бы вопиющим непрофессионализмом излить свои чувства посреди занятия.

Пенни пожала плечами:

— Он скоро перестанет быть твоим пациентом. Дождись последнего занятия — и тогда излей свои чувства.

— Признайся ему, — сказала Сара, когда я исповедалась ей.

— Не могу. У него есть другая женщина.

— Кто же это? Та дурочка, которую ты приводила ко мне? — засмеялась она. — Которая хотела выкрасить все стены в моем доме в красный цвет?

— Келси, да.

— Я думаю, он ее не любит. Таких, как она, мужчины не любят, а держат для того, чтобы козырнуть на встрече выпускников. Показать, что, дескать, есть у них еще порох в пороховницах.

— Признайся ему, — сказала Гейл, когда наступил ее черед услышать о моих сомнениях.

— Не могу. Брок — преуспевающий человек и очень богатый. Боюсь, он подумает, что меня привлекли его деньги.

— А что плохого в деньгах? Если бы Джим пошевелил мозгами и заработал бы хоть немного, я бы, возможно, не торопилась с ним разводиться.

«Не торопилась бы»?! Да они уже тыщу лет женаты!

— Признайся ему, — сказала Изабелла, когда я изложила ей суть дела.

— Не могу. А что, если он не ответит мне взаимностью?

— Тогда заведи себе кошку, — посоветовала она.

Каждое занятие с Броком стало для меня мучением. Я все время размышляла о том, стоит ли признаваться ему в любви, стоит ли даже намекать, что я испытываю к нему нечто большее, чем профессиональный интерес. В результате я не могла найти нужных слов, прекрасно понимая всю комичность ситуации: я, обучавшая других делиться своими чувствами, не могла выразить свои.

Как ни странно, решение мне подсказала Диана — моя ассистентка, которую я никогда не считала своей ученицей и продолжателем моего дела. На первый взгляд Диана была девушкой поверхностной и ограниченной, интересующейся только своей внешностью. Тем не менее именно она оказалась самой проницательной из всех моих знакомых.

Однажды, когда я уже собиралась домой, Диана постучала в дверь моего кабинета и появилась на пороге с последним номером «Уолл-стрит джорнэл» в руках. Его, должно быть, кто-то оставил в приемной.

— Взгляните сюда, доктор Виман! — взволнованно сказала она, показывая на фотографию на первой странице. — Это же ваш пациент, мистер Брок!

Судя по всему, в газете поместили статью о «Файнфудз» и снабдили ее фотографией Брока. На черно-белом снимке он получился не совсем удачно.

— Я хочу это прочитать, — сказала я, поблагодарив Диану за то, что она привлекла к статье мое внимание.

— Я и не знала, что он так знаменит! — воскликнула она. Ее губы были покрашены в темно-коричневый цвет, который нравился многим женщинам, но только не мне. — То есть я знала, что он большая шишка, но не подозревала, что он — знаменитость.

— Ты знала, что он возглавляет «Файнфудз», — напомнила я ей. — Это крупная компания, его имя часто мелькает в новостях.

— Все равно, это просто невероятно! Такой известный человек — и запросто приходит сюда, консультируется с вами…

Я никогда не думала о Броке в этом аспекте. Сильный? Да, пожалуй. Привлекательный? Да. Но…

— А знаете, он ведь стал гораздо более приятным в общении, когда прошел ваш курс, доктор Виман, — продолжала щебетать Диана. — Теперь он со мной здоровается. Он даже сделал мне на днях комплимент по поводу моей водолазки: сказал, что мне очень идет этот цвет.

— Правда? — насторожилась я.

— Да, и он сделал еще одну потрясающую штуку. Я ела шоколадную конфету, а он, проходя мимо меня, вдруг остановился и сказал: «Не волнуйтесь за цвет вашего лица, Диана. Все это сказки, что от шоколада кожа краснеет». Правда, удивительно слышать такое от мужчины?

Слезы навернулись мне на глаза. На прошлом занятии мы с Броком как раз говорили о значении суеверий и предрассудков для женщин.

— Что с вами, доктор Виман? — забеспокоилась Диана, заметив, что я вот-вот разрыдаюсь.

— Все в порядке, — ответила я.

И тут я не выдержала. По какой-то причине — возможно потому, что Диана была со мной с самого начала, была свидетельницей моего взлета и падения и всегда была предана мне, — я открылась именно ей. Не сдержав своих чувств, я разрыдалась в голос.

— Боже мой, доктор Виман… — проговорила она, не веря своим глазам.

— Прости меня, Диана, — всхлипывая, сказала я. — Но ты единственная, с кем я могу поговорить, единственная, кто знает Брока так, как знаю его я…

Не спрашивайте, что я имела в виду. Но в тот момент мне нужно было найти нечто такое, что могло бы объединить нас с Дианой.

— Значит, дело в мистере Броке? — Она смотрела на меня во все глаза.

— Да, — сказала я. — Диана, я влюбилась в него и не знаю, как сказать ему об этом.

— Вы?! — переспросила Диана, потрясенная моим сообщением. — Вы влюблены в мистера Брока?

— Да, — снова сказала я, начав раздражаться. — Я влюблена в Брока — и не знаю, испытывает ли он ко мне хоть какой-то интерес. Но я никогда не узнаю этого, если не признаюсь ему в своих чувствах. И представь себе, что-то мешает мне говорить с ним об этом, будто меня заклинило. Мои мысли словно парализует, и я не могу даже сформулировать предложение, вымолвить слово. Не понимаю, что со мной. Никогда я не была такой! Никогда!

— Доктор Виман, — сказала Диана каким-то странно торжественным тоном.

— Что?

— Вы всегда были такой!

Я подняла голову и посмотрела на нее.

— Что ты хочешь сказать?

Она села в кресло, на котором обычно сидела я, и жестом указала мне на стул для пациентов.

— Успокойтесь, и я вам все объясню.

Кто объяснит? Она?! Но я все-таки села. Это была новая Диана — Диана, почувствовавшая свою силу.

— Итак, — сказала она, устраиваясь поудобнее в моем кресле, — дело обстоит следующим образом. Вы долгое время были моей начальницей и всегда казались мне такой… замкнутой. Вы никогда не проявляли никаких чувств — даже когда ваш муж смешал вас с грязью, даже когда он продал вашу историю «Инквайрер», даже когда рухнула ваша карьера. Вы не проронили ни слезинки. Не сказали ни слова. Только плотно сжатые губы — все та же доктор Виман!

Я нахмурилась. Вряд ли я была все та же.

— Вы были так увлечены своей методикой, — продолжала она, — обучением мужчин женской манере общения, что сами разучились разговаривать как женщина.

— Не может такого быть! — воскликнула я, совершенно обескураженная.

— Может. Подумайте над этим.

Я попыталась подумать, но Диана уже вошла во вкус, и теперь ее невозможно было остановить.

— По-моему, ваша манера речи ничем не отличается от манеры мужчин, которые обращаются к вам за помощью.

— Но это не так!

— Не так? Вы перебиваете. Вы всеми командуете. Вы посылаете меня за рождественскими подарками вашим близким вместо того, чтобы купить их самой.

— Такое было только один раз! Один! И то только потому, что я уезжала на конференцию в Аризону…

— Неважно сколько. Главное, что вы так поступили. И это еще не все. Вы, в отличие от мистера Брока, ни разу не сказали, что мне что-нибудь к лицу.

— Ни разу?

— Ни разу! Кстати, говоря о нем, вы называете его Броком, а не Брэндоном. Только мужчины называют друг друга по фамилии, доктор Виман. Это лишний раз доказывает, что язык, на котором вы разговариваете, — язык мужчин.

Диана все больше вырастала в моих глазах. Но неужели она права? Неужели я была так поглощена своей работой, что забывала сама следовать собственным заповедям? Неужели мое владение Языком женщин оставляло желать лучшего? Неужели мне самой надо было будить в себе женское начало? Тогда почему же мои подруги никогда не жаловались на мою манеру говорить, не обвиняли меня в излишней сдержанности? Они принимали меня такой, какая я есть. Хотя, возможно, они сами были настолько увлечены собой, что могли просто не заметить моей необщительности.

— Но, Диана, разве я была плохой начальницей? — обессиленно проговорила я, хватаясь за последнюю соломинку. — Разве я проявляла непрофессионализм по отношению к тебе?

— Нет, вы вели себя как настоящий профессионал, — сказала она таким тоном, что я сразу насторожилась. — Вы заставляли меня сидеть в офисе, даже когда у вас совсем не было пациентов. Справедливости ради надо заметить, что вы всегда платили мне вовремя, отпускали меня в гимнастический зал, в солярий и куда бы я ни пожелала. Но в смысле личных отношений вы обращались со мной, как с вещью. «Сделай это, Диана! Сделай то, Диана!» Будто бы вам чуждо все человеческое!

— Почему ты так решила? — пыталась защищаться я.

— Вы никогда не спрашивали меня о моей семье, не интересовались, республиканка я или…

— Но мне не хотелось лезть не в свое дело!

— Вы заметили, как только что перебили меня, доктор Виман? Вы сами себя слышали?

— Извини.

Она была права.

— Вы никогда не задумывались, кто я такая, — продолжала Диана. — И никогда не делились со мной своими чувствами.

Господи, какую холодную, бессердечную тварь она обрисовала! Но разве я такая? Возможно, холодная. Но не бессердечная. Нет, я не бессердечная!

— Вы смотрели фильм «Все о Еве»? — спросила Диана, обожавшая фильмы «из былых времен».

— Да, — сказала я. — Бет Дэвис там великолепно играет. Но какое отношение имеет ко мне этот фильм?

— Самое прямое. Помните, что говорит Бетти Холму в машине?

— Не помню.

— Она затягивается сигаретой и говорит что-то вроде того: «Женская карьера — забавная штука. Карабкаясь вверх по лестнице, вы оставляете по пути множество вещей, которые кажутся вам ненужными. Вы забываете, что они вам могут пригодиться. Но вы вернетесь за ними, когда вы вспомните о том, что вы — женщина. Нравится вам это или нет, у каждой из нас, кроме деловой карьеры, есть еще и карьера женщины. И рано или поздно, вам придется ей заняться». — Тут она сделала паузу и очень удачно изобразила Бетти Дэвис. — Вам это о чем-нибудь говорит, доктор Виман?

— Да, Диана, — согласилась я. — Говорит. Наверное, я действительно забыла, что такое быть женщиной. Как это могло случиться?

— Возвращаясь к вашим затруднениям. — Диана пожала плечами и снова откинулась на спинку кресла — моего кресла. — С мистером Броком. Если вы не в состоянии поделиться своими чувствами даже с таким ничтожеством, как я, то как вы будете рассказывать о них ему?

— Ты не ничтожество, — сказала я. — Не прибедняйся.

— Я не буду прибедняться, если вы дадите мне возможность проявить себя.

— Каким образом?

— Если вы позволите мне обучить вас по методике доктора Виман.

Теперь был мой черед удивляться:

— Ты?!

— А почему бы и нет? За то время, что я здесь работаю, я успела понять, в чем суть вашей методики. Я расшифровала сотни кассет и напечатала тысячи сценариев. К тому же я читала вашу книгу.

— Правда? Я не знала этого, Диана!

Это был единственный приятный момент в таком мучительном для меня разговоре.

— Не знали, потому что не спрашивали. Вы никогда не интересовались мной.

— Прости меня…

— Как бы то ни было, думаю, я смогу научить вас Языку женщин, доктор Виман. Мы с вами сделаем сокращенную версию программы — специальный курс, пройдя который, вы сможете сказать мистеру Броку о своих чувствах, когда он придет на последнее занятие. У вас сейчас немного пациентов, поэтому мы можем работать, сколько захотим.

— Диана! — Я взяла ее за руку. Я была тронута ее добротой, особенно в свете того, что она только что сказала о моем обращении с ней. — Я очень рада, что у тебя хватило смелости сказать мне такое и предложить мне позаниматься со мной по методике доктора Виман. Но одно дело просто научиться выражать свои чувства, и совсем другое — признаться мужчине в любви.

— Да, но вы не сможете сказать ему о любви, если не освоите простейших вещей. Всему свое время, доктор Виман.

— Ты права…

— Так что вы скажете? Я чувствую, что смогу помочь вам.

Я встала и обняла ее — не потому, что хотела завоевать ее доверие, а потому, что мне захотелось обнять ее.

— Я принимаю твое предложение. Наверное, мне и в самом деле будет полезно пройти собственный курс обучения, вспомнить о том, что я — женщина. Но я хочу спросить тебя, Диана: какая тебе от этого польза?

— Какая польза? Я получу в роли начальницы живого человека, а не снежную королеву, — сказала она и, впервые за все время пребывания в этом офисе, улыбнулась. — А кроме того, если у меня все получится, вы повысите меня, — добавила она. — Вас это удивит, но во мне гораздо больше честолюбия, чем может показаться со стороны.

18

Мы с Дианой назначили наше первое занятие на следующий день. Стоило мне войти в офис, как Диана дала мне понять, что она уже вошла в роль учительницы. Войдя, я, по своему обыкновению, остановилась у ее стола и сказала:

— Доброе утро, Диана. Кто-нибудь звонил?

— Звонков не было, — ответила она, протянув мне лист бумаги. — Вот ваш сценарий, доктор Виман. Я пришла сегодня пораньше, чтобы набрать и распечатать его для вас.

— Очень предусмотрительно с твоей стороны, — заметила я. — Особенно если учесть, что наше занятие назначено на четыре.

— Это верно, но я считаю, что нам ни к чему терять время. Вы, например, обратили внимание на то, что только что сказали?

— А что я сказала?

— Вы сказали: «Доброе утро, Диана. Звонки были?»

— Ну и что же?

— Вы не спросили: «Как твои дела?» Или: «Ты сделала пирсинг? Проколола левую бровь? Тебе идет!» Или: «Как твой палец, который ты прищемила на днях? Не болит?»

Я только пожала плечами, поскольку была занята своими мыслями.

— Давайте прямо сейчас начнем проговаривать сценарий, — предложила она. — Я буду произносить реплики диалога, а вы будете повторять их за мной. Вы готовы?

— Диана, все хорошо в меру, — сказала я, усмехнувшись про себя. Надо признать, что она весьма неплохо мне подражала. — Давай не будем спешить. Я даже кофе не успела выпить.

— Ваш кофе подождет, — строго сказала она. — Послушайте, доктор Виман, вам осталось заниматься с мистером Броком всего несколько недель. А значит, очень скоро вам придется объясниться с ним. На вашем месте я бы не теряла даром времени и приступила к работе.

— Уговорила, — вздохнула я, мысленно прощаясь с кофе. — Давай свою реплику.

— Слушайте внимательно.

— Я вся внимание.

— Оставьте ваш сарказм, доктор Виман!

— Ладно.

Я вдруг почувствовала, что веду себя, как Брок в начале своего обучения у меня: обращаюсь с Дианой снисходительно и все время пытаюсь защищаться. В общем, глупо выгляжу.

— Повторяйте за мной: «Доброе утро, Диана. Как ты вчера провела время со своим молодым человеком? Мне не терпится узнать».

— Я и не знала, что у тебя есть молодой человек, Диана.

— Да вы ничего обо мне не знали, доктор Виман. Но мы будем работать над этим. Я научу вас делиться маленькими женскими тайнами, что является основным определяющим признаком Языка женщин.

— Маленькими женскими тайнами?

— Да. А теперь повторите реплику.

Я пожала плечами:

— Доброе утро, Диана. Как ты вчера провела время со своим молодым человеком? Мне не терпится узнать.

Вы не сделали ударение на слове «не терпится». Это самое главное. Выделяя голосом это слово, вы подчеркиваете, что действительно стремитесь к дружбе со мной.

Я не знала, к чему мне ее дружба, но повторила реплику, как она меня просила.

— Что теперь делать?

— После того как я расскажу вам о моем свидании, вы ответите мне: «Благодаря этому негодяю, моему мужу, который обманул меня и подорвал мою карьеру, в моей жизни сейчас нет мужчины. И поэтому я провела прошлый вечер в полном одиночестве. Я смотрела сериал по телевизору, ела мороженое прямо из пачки и выплакала все глаза».

— С какой стати мне говорить такую чушь?!

— Потому что женщина сказала бы так.

— Но не всякая женщина! Я не смотрю сериалы, не ем мороженое из пачки и не плачу.

— Вы не плачете? — Она ухмыльнулась. — А как же вчера? Или это кто-то другой плакался мне в жилетку?

— Ладно. Я иногда плачу. Но Кипа я давно уже забыла.

— Неужели? И вы больше не держите на него зла?

— Ну, допустим, держу, но я бы не стала…

— Что не стали бы?

— Распускать нюни.

— Я и не прошу вас распускать нюни. Я прошу вас излить свой гнев и поделиться со мной своими чувствами. Давайте, доктор Виман!! Не стоит скрывать от окружающих свою ранимость и беззащитность. Вы же на самом деле хотите, чтобы Брок увидел, как вы беззащитны. А сейчас все видят только ваши мужские качества.

Мои мужские качества? Кто бы мог подумать?!

Тяжело вздохнув, я послушно повторила реплику, слово за словом.

Это была только разминка. Через час мы с Дианой уселись в моем кабинете и начали настоящее занятие. Она заняла мое кресло, а я — место для пациента. Все эти годы у нее не было возможности непосредственно наблюдать за тем, как я провожу занятия, однако она хорошо усвоила мою методику. И, что самое главное, поняла, в чем состоит основная задача, — помочь человеку научиться выражать свои чувства.

Пациентов в тот день не было, и за одно занятие мы успели отработать все составленные ею сценарии, начиная с тех самых, которые касались только меня («Сколько бы я отдала, чтобы мои родители не разводились!», «Я убить готова моего бывшего мужа за то, что он мне сделал!»), и заканчивая всеобщими («Не могу простить себе, что я съела этот огромный бутерброд с индейкой», «Как я люблю Селин Дион!»). К концу занятия я чувствовала себя совершенно измотанной.

— Завтра мы будем работать еще больше, — бодро сказала Диана, когда мы запирали дверь офиса.

— Завтра придет Брок, — напомнила я ей.

— Завтра придет Брэндон, — поправила она меня. — Скажите это.

— Что сказать?

— Назовите его по имени.

Я стушевалась. Это была задача не из легких. Если я стану называть его Брэндон, то утрачу существовавшую между нами профессиональную дистанцию, разрушу стену, которую я так старательно воздвигала. По крайней мере, мне так казалось.

— Не стесняйтесь, доктор Виман, — подбодрила меня Диана. — Я знаю, что это большой шаг для вас, но сейчас вас никто, кроме меня, не услышит. Кроме того, вам никто не мешает по-прежнему называть его мистером Броком, когда вы обращаетесь к нему. Но прекратите называть его просто Броком!

— Хорошо-хорошо, — сказала я. — Завтра приходит Брэндон.

— Вы молодец. Итак, он придет завтра, и после этого мы с вами позанимаемся. А можно даже потренироваться до его прихода. Тогда вы сможете сразу же применить свои навыки на практике.

— Как скажешь, Диана. Теперь ты тут главная.

Она улыбнулась и сказала, что я уволена.


На следующий день в одиннадцать часов у нас состоялось следующее занятие с Дианой. Она заставила меня проработать сценарий, по которому я должна была выражать свои чувства, обнажая собственную беззащитность и ранимость. Я повторяла за ней реплики, в которых были слова «Мне так неловко…», «Я ничего об этом не знаю», «Я так растерялась…».

— Я хочу, чтобы вы употребили в разговоре с мистером Броком все эти фразы, — сказала Диана.

— Сказать пациенту, что я растерялась?! Даже не надейся!

— Возможно, вы правы. Приберегите это выражение для своих друзей. Но скажите два других.

— Я попытаюсь, но, по-моему, несколько неэтично тренироваться на занятиях с ним.

— Послушайте, доктор Виман, он вам нужен или нет?

Она была строга со мной.

— Он мне нужен, — вздохнула я, с горечью сознавая, что дни наших с ним занятий сочтены.

Брок, то есть Брэндон, пришел на занятие на несколько минут раньше. Когда я вышла в приемную, он оживленно болтал с Дианой.

— О, вы подстриглись, доктор Виман! — приветствовал он меня.

— Да, — сказала я, довольная тем, как он научился обращать внимание на детали.

Я уже собиралась остановиться на этом и повести его в кабинет, когда поймала неодобрительный взгляд Дианы.

— Я… я хотела просто немного подровнять волосы. Но получилось короче, чем я думала. Мне так неловко…

«Ну что, Диана? Теперь ты довольна?» — добавила я про себя.

Она просияла и подняла вверх большой палец.

— Но вам так очень идет, — сказал Брэндон. — По правде говоря, мне самому пора подстричься. — Он провел рукой по своей золотистой шевелюре. — Когда они отрастают, я просто не знаю, что с ними делать.

Ну разве он не изменился? И одевался он теперь не так броско. На нем был легкий пиджак защитного цвета, бледно-голубая рубашка и темно-синий галстук. Мне нравилось, как смотрелось все это вместе. Неужели я его больше не увижу, когда закончится программа?..

Мы с Брэндоном работали над очередным диалогом, в котором участвовала Сьюзен, воображаемая сотрудница «Файнфудз». Но в какой-то момент я вдруг вспомнила указания Дианы и снова сказала, на сей раз без всякого повода:

— Мне так неловко!

— Из-за вашей прически?

— Нет. — Хватит говорить о прическах, надо придумать что-нибудь еще. — Из-за того, что я ничего не знаю о вашей компании, о продуктах, которые производит и продает «Файнфудз». Я ничего об этом не знаю.

Вот тебе, Диана!

— А что бы вы хотели узнать? — вежливо поинтересовался он.

Что бы я хотела узнать? Хороший вопрос, особенно если учесть, что я и в самом деле ничего не знаю о производстве продовольственных товаров.

— Ну, например, — сказала я, — мне всегда было интересно, как производят каши быстрого приготовления.

— И почему же вас это заинтересовало?

— Видите ли, есть столько незнакомых мне сфер деятельности, столько загадок… Я чувствую себя полнейшим профаном, когда разговор заходит о кашах быстрого приготовления.

Брэндон улыбнулся и, как мне показалось, посмотрел на меня с нежностью. Очевидно, произошедшие во мне изменения, пусть даже скромные на данном этапе, произвели на него должное впечатление.

— Я с радостью поделюсь с вами, — сказал он на безупречном Языке женщин. — Спрашивайте!

Очень хорошо. Давай, Линн. Спроси у него хоть что-нибудь.

— Скажите, пожалуйста, мистер Брок, что такое рибофлавин? — Это было первое, что пришло мне в голову. — Он упоминается среди ингредиентов на каждой пачке, а я так невежественна в этом вопросе…

— Не корите себя так, доктор Виман. — Он склонился ко мне, всем своим видом выражая сочувствие. — Рибофлавин — это элемент растительного происхождения, входящий в комплекс витаминов В.

— Замечательно, спасибо.

— У вас есть еще вопросы? Или пора вернуться к занятиям? У нас осталось совсем немного времени, не забывайте об этом. Очень скоро я останусь один на один с этим большим жестоким миром, полным женщин.

Значит, он тоже считал дни! Может быть, тоже думал, какой унылой станет его жизнь без меня. Или он просто хотел поскорее закончить сегодняшнее занятие и уйти?.. Мне захотелось дать ему понять, что у меня произошел эмоциональный сдвиг по отношению к нему, подготовить его к Большой Речи, которую я собиралась произнести на нашем последнем занятии.

— Вы правы, мистер Брок. Конечно, пора перейти к делу. Но сначала позвольте мне сказать, что я чувствую…

— Я слушаю, доктор Виман.

— Я в полной растерянности!

Он засмеялся:

— Знаю-знаю. Я должен сказать что-то подобное, когда буду сидеть рядом со Сьюзен в конференц-зале в ожидании начала собрания.

— Совершенно верно, — вздохнула я.

Ну, как? Я не смогла даже намекнуть ему о своих чувствах, сказать, что мне было приятно работать с ним. И, само собой, я не могла признаться ему в любви. Но у меня еще оставалось немного времени, за которое Диана могла привести меня в форму. По крайней мере, я на это надеялась.

19

В последние дни лета мы с Дианой проделали большую работу. С утра у нас было занятие, затем перерыв на обед, снова занятие, перерыв, во время которого Диана посещала солярий, потом еще занятие — и ранний ужин в ресторане. Во время этих ужинов мы тоже проводили языковой тренинг.

Тогда-то мы и узнали друг друга по-настоящему. Хотя Диана делала себе пирсинг раз пятьдесят, а я не делала ни разу, даже уши не проколола, у нас было гораздо больше общего, чем мы могли предположить. Ее родители тоже развелись, когда она была подростком. Как и я, она не пользовалась успехом в школе. Впрочем, причины были разные: меня в детстве недолюбливали сверстники потому, что считали занудой, а ее изгоняли, потому что она была рыжей. Как и меня, ее предал мужчина: молодой человек, уверявший, что он продюсер рок-группы, на деле оказался наркоторговцем.

Мы делились, делились, делились друг с другом до умопомрачения и в результате стали ближайшими друзьями. Но готова ли я была к предстоящему испытанию? Была ли я готова поделиться своими чувствами с Брэндоном Броком? Не совсем. Мне нужно было еще потренироваться, и я решила сделать это в предстоящие праздники — День труда. Изабелла, проводившая много времени в Восточном Хамптоне, сняла в августе дом на целый месяц. Будучи хорошей подругой, она пригласила на четыре дня Пенни, Гейл, Сару и меня. Я была рада сменить обстановку и, конечно, пообщаться с подругами — без мужей, ухажеров, детей и астрологов. Только наш мозговой трест!

Праздники начались для нас в пятницу вечером с небольшой вечеринки, на которой Изабелла познакомила нас со своими соседями из хамптонской артистической среды. Субботний день мы провели на пляже, а вечером ходили в кино. В воскресенье мы остались дома — отдыхали, читали. Так мы дотянули до вечера — нашего последнего вечера. В понедельник мы все отправлялись домой.

Никто из нас не был наделен кулинарными способностями, но, тем не менее, мы решили попытаться приготовить ужин вместе, самонадеянно включив в наше меню вареных омаров, жареную картошку, свежую спаржу, чесночный хлеб и салат.

— Мы справимся! — уверенно заявила Пенни.

Закатав рукава, она стала распределять задания. Сама она взяла на себя омаров, Гейл досталась картошка, Изабелле — спаржа, а мне — салат. Решив, что легко отделалась, я от радости выпила пару бокалов шампанского, пока неторопливо мыла салат, резала помидоры и шинковала зелень. Когда мы садились за стол, я была вдрызг пьяна.

Мы накрыли стол под открытым небом и зажгли свечи.

— У меня есть тост! — сообщила я, поднимая свой бокал. — Прежде чем мы отведаем угощения, я хотела бы поделиться с вами своими чувствами.

Надо сказать, что меня попросили повторить эти слова еще раз, потому что язык у меня здорово заплетался.

— Давай! — воскликнула Пенни, подмигнув другим. — Это будет любопытно!

— Я рада, что ты так думаешь, Пенни. Поэтому начну с тебя. — Я заговорила еще громче и подняла бокал еще выше. — Выпьем за Пенни Хертер, за ее умение соблазнить любого мужчину и затащить его в постель! — Я засмеялась, но никто почему-то не последовал моему примеру. — Я всегда восхищалась твоей способностью добиваться своего, Пенни. Я так завидую тому, что тебя не терзают угрызения совести, когда ты отдаешься мужчине на первом же свидании! Я так рада за тебя, что ты всегда потакаешь желаниям шлюхи, которая сидит в душе каждой из нас, и не стесняешься этого!

Вопреки моим ожиданиям, подруги не разделили моих искренних чувств. Они ошеломленно смотрели на меня, явно не веря своим ушам. Я не могла понять, что им не понравилось в моей речи, но тем не менее решила продолжить.

— Ты следующая, Изабелла. — Я снова наполнила свой бокал. — Выпьем за Изабеллу Грин, которая так ловко обвела нас всех вокруг пальца! Она заставила нас всех поверить, что она немного не в себе, — то есть, я хотела сказать, большая оригиналка. — Я сопроводила свои слова громким смехом, но меня опять никто не поддержал. — Я преклоняюсь перед тобой, Изабелла! Ведь это целое искусство — умение создать себе имидж, предстать перед публикой в выгодном свете, а твои фотографии, на мой взгляд, просто гениальны! Но, — я сделала еще глоток шампанского, — надо признаться, я видеть не могу твоих кошек!

Я не хотела обидеть ее последней репликой. Я имела в виду, что у меня аллергия на кошек — в том числе на ее кошек. Когда они были рядом, я начинала задыхаться и у меня текло из носа.

— Теперь, Гейл, твой черед, — продолжала я, не обращая внимания на то, что окружающие почему-то не в восторге от моего выступления. — Я поднимаю этот бокал за одержимую приключениями Гейл Оррик! Правда, большинство своих историй она устраивает себе сама. — Мое последнее высказывание вызвало у всех возглас возмущения, который я приняла за признак восхищения. — Я без ума от тебя, Гейл, и от твоей склонности все драматизировать. Мне нравится, что ты вечно страдаешь, вечно ощущаешь себя героиней мыльной оперы. Итак, за тебя! — провозгласила я, икнув напоследок.

Пенни поднялась со своего места и попыталась отнять у меня бокал.

— Хватит, Линн, — сказала она.

— Нет, подожди! — возразила я, увернувшись от нее и допивая остатки шампанского. — Мы еще не пили за здоровье Сары!

— Ты лучше поешь, — посоветовала Сара.

— Почему вы не позволяете мне поделиться своими чувствами? — обиженно сказала я и подняла пустой бокал. — Выпьем за Сару Пеппер, королеву детской литературы! Я без ума от твоей эпопеи о волшебной зубной щетке! И твоя жизнь тоже полна чудес, Сара. Как по мановению волшебной палочки, твой муж то появляется в ней, то исчезает из нее. В этом что-то есть, вам не кажется?

Закончив свою речь, я пошатнулась и упала (потом мне рассказали, что это было похоже на обморок). Сара подхватила меня под одну руку, Пенни — под другую, и они поволокли меня в спальню, которую я делила с Гейл.

— Но я не хочу спать! — запротестовала я, когда Сара выключила свет.

— Хочешь не хочешь, а придется, — сказала Сара, и они с Пенни вышли из комнаты.

Не стоит и говорить, что на следующее утро меня мучило похмелье — и чувство вины. Я не могла вспомнить, что именно наплела накануне, но по лицам подруг догадывалась, что мои слова не были образцом хорошего тона. Большую часть следующего дня я провела в извинениях, и к тому времени, когда мы поехали домой, все уже простили меня.


Вторник, первый рабочий день после праздников, был еще и днем последнего занятия Брэндона Брока. Мне не терпелось рассказать Диане о случившемся. Недолго думая, я так и сделала.

— Не понимаю! — причитала я. — Ты потратила столько времени на то, чтобы помочь мне раскрепоститься, и, как мне казалось, я извлекла пользу из наших занятий. Но стоило мне открыть рот, как я чуть не лишилась своих подруг!

— Пусть это будет вам уроком на будущее, — спокойно сказала Диана, подкрашивая ресницы.

— Каким уроком?!

— Никогда не делитесь с людьми своими чувствами, если вы пьяны.

— Хорошо, я учту, но как это поможет мне сегодня в разговоре с Брэндоном? Я надеялась, что устрою в выходные генеральную репетицию, и потерпела полный провал!

— Вам не о чем беспокоиться, доктор Виман. Вы вполне готовы к разговору с мистером Броком. Вы в совершенстве владеете Языком женщин. И прекрасно выглядите.

— Правда? — Прежде чем выйти из дома, я четыре раза меняла наряды, пока не остановилась на желтом платье. Мне почему-то представлялось, что желтый — наш с Брэндоном цвет.

— Правда, — она похлопала меня по плечу. — У вас все получится. Вы расскажете мистеру Броку о своих чувствах, он обрадуется, обнимет вас и сделает вам предложение.

— Ты оптимистка, Диана, — улыбнулась я.


В тот день Брэндон опоздал на несколько минут. В ожидании его я нервно мерила шагами свой кабинет, прокручивая в голове все возможные варианты его ответа на мое признание. Наконец он пришел — точнее, приковылял на костылях.

— Господи, что случилось? — воскликнула я, помогая ему сесть. Его правая нога была забинтована.

— Я вывихнул лодыжку, когда играл в теннис в выходные. — Он поморщился от боли, пытаясь сесть поудобнее. — Побежал за мячиком, споткнулся и упал.

— Ну надо же, мне так жаль…

Я сочувствовала ему, но в то же время радовалась, что он просто констатирует факты, а не ищет виноватых, как сделал бы раньше.

— А уж как мне жаль! — Брэндон одарил меня своей лучезарной улыбкой. — Я хотел явиться на последнее занятие во всем своем великолепии, чтобы у вас обо мне остались хорошие воспоминания. И ничего из этого не вышло.

Я глупо засмеялась. Хотя ничего смешного он не сказал.

— Не волнуйтесь, мистер Брок. Выглядите вы замечательно.

— Спасибо. Итак, что вы обычно делаете в таких торжественных случаях, как этот, — когда пациент заканчивает курс занятий по методике доктора Виман? В чем состоит церемония?

— Никакой церемонии не будет, — сказала я.

С моих губ не сходила нелепая неестественная улыбка. Я боялась встретиться с ним взглядом, не могла смириться с мыслью, что он может уйти и никогда больше не вернуться. Ведь если я не расскажу ему о своих чувствах, я никогда его больше не увижу!

— Будет только собеседование по итогам занятий, — продолжала я между тем как ни в чем не бывало. — Я задам вам вопросы, вы на них ответите, а потом мы сравним ваши нынешние ответы с теми, которые вы дали на первом занятии. Так мы сделаем выводы о произошедших с вами позитивных изменениях.

— Похоже на итоговый экзамен.

— Так и есть.

— Как вы считаете, я сдам его?

— Конечно, сдадите.

Да, Брэндон Брок оправдает мои надежды. Он… «Размечталась! Ты хуже Дианы!» — сказала я себе и начала собеседование. Я задавала ему вопросы, чтобы выявить, склонен ли он перебивать других, любит ли он поспорить, насколько он высокомерен, инфантилен, агрессивен, упрям и т.д. Я проверила все проблемные территории, которые обозначила ранее. Особое внимание я уделила выяснению того, о чем больше всего волновался его совет директоров, — не рискует ли он угодить под суд за сексуальное домогательство.

Брендон ответил на мои вопросы без единой ошибки. Трудно было поверить, что когда-то его окрестили самым суровым начальником Америки. Чем больше он говорил, тем яснее становилось, что он действительно освоил Язык женщин и превратился в идеального начальника — и идеального мужа для любой женщины.

Конечно, не будь я так увлечена им, я бы дала волю своей гордости и радости по поводу того, что он справился с программой, что моя методика сработала. Брэндон Брок был живым доказательством того, что моя методика имеет право на существование. Даже если у меня больше не будет пациентов, если я никогда больше не появлюсь ни в передаче «С добрым утром, Америка!», ни в радиошоу, этого все равно никто у меня не отнимет.

— Я понимаю, вы, наверное, еще не закончили, — сказал Брэндон, ответив на очередной вопрос, — но я хочу вам кое-что сказать, доктор Виман.

— Да?

В какой-то момент я все-таки посмотрела в его голубые глаза, попала в эту ловушку. Он хотел мне что-то сказать! Может быть, мы с ним думали об одном и том же?.. Я набрала воздух в легкие.

— Продолжайте, мистер Брок. Я вас слушаю.

— Только, пожалуйста, не записывайте то, что я буду говорить. Это не для экзамена. И не делайте мне замечаний, если я перейду на Язык мужчин. Обещаете?

— Обещаю.

— Итак, — он откашлялся, — когда я пришел к вам на первое занятие, я хотел одного: чтобы совет директоров от меня отвязался.

— Я знаю.

— И я очень, очень скептически был настроен по отношению к вашей методике и к вам лично.

— Это я тоже знаю.

— И хотя некоторые аспекты вашей методики я бы назвал спорными — вы ведь помните об уговоре не делать мне замечаний? — я уважаю то, что вы делаете. Я согласен, что мужчин надо учить правильно разговаривать с женщинами. И благодарен вам за то, что вы изменили мою точку зрения на многие вещи. Возможно, завтра на собрании я опять расскажу сальный анекдот, но я тут же осознаю, что мог кого-то обидеть, и попрошу прощения. Или, возможно, я забудусь и назову нашу с вами подругу Сьюзен деткой. Но я вовремя спохвачусь и использую все свое обаяние, чтобы загладить неловкость. Иными словами, доктор Виман, мне много дала ваша программа. Я искренне считаю, что я стал лучше, чем был, когда пришел на первое занятие.

Я молчала. Что это было? Он закончил свою речь? Он ничего не хочет добавить? Видимо, нет…

Я поблагодарила его за лестные слова, сказала, что мне было приятно работать с ним и наблюдать его прогресс, и так далее. А между тем сердце у меня колотилось как сумасшедшее; я понимала: или сейчас — или никогда. Ну и что с того, что он первым не сказал, что любит меня? Тогда я скажу первая. Я же справлюсь, не так ли? Разве Диана не прошла со мной специальный курс? Может быть, Брэндону просто нужна моя поддержка — ведь он мужчина, а все мужчины, как владеющие Языком женщин, так и не владеющие им, боятся поражений. Или, наоборот, своей речью он хотел поддержать меня и помочь мне выразить свои чувства. Возможно, он сейчас сидит и ждет, что я произнесу слова, которые ему хочется услышать…

— Доктор Виман, — сказал Брендон после нескольких секунд молчания. — Вы, как я понял, не окончили наше собеседование. Простите, что прервал вас. Так о чем еще вы хотели меня спросить?

Все понятно. Он намекает на то, чтобы я это сказала. Сейчас я расскажу ему о своих чувствах, и наши отношения получат новую направленность.

— Мистер Брок, — начала я дрожащим голосом, будто бы собиралась прочитать монолог из трагедии, — я хочу сказать, хочу поделиться с вами тем, что я… — Слова застряли у меня в горле.

— Что — вы?

Опять все сначала? Нет! Я скажу эти слова, даже если для этого мне придется силой вырвать их из горла!

— Видите ли, вы для меня очень много значите.

Брэндон удивленно взглянул на меня:

— Спасибо. Я ценю это.

— Я не преувеличиваю. У вас хорошо развито чувство юмора, и вы умеете веселиться. К тому же вы талантливый предприниматель, хотя на первый взгляд можете показаться легкомысленным…

Судя по всему, мои комментарии сбили его с толку окончательно.

— Возможно, вы слышали это миллион раз, — снова отважилась я, — но у вас потрясающие глаза. Загадочные глаза!

Его лицо вдруг расплылось в улыбке. Я поняла это как знак того, что мне все-таки надо высказаться.

— Мне нелегко в этом признаться, — продолжала я, — потому что я не знаю, какой будет ваша реакция. Но я хочу сказать, мистер Брок… Брэндон, что я питаю к вам чувства, которые не вписываются в рамки наших занятий. Чувства, которые…

Тут я остановилась, потому что он засмеялся. Засмеялся! Что смешного он нашел?

— Вы молодец, доктор Виман, — сказал он, пытаясь совладать со своим дыханием между приступами хохота. — Вы просто молодчина!

— Почему?

Я ничего не понимала. Я представляла себе все возможные реакции на мое признание, кроме смеха.

— Теперь я понял, в чем заключается ваша прощальная церемония. Вы заставляете ваших пациентов пройти через испытания и заманиваете их в ловушку. — Он хохотал. — Но я не попался на ваш крючок и достоин оценки «пять с плюсом»!

Я не знала, что делать, и пребывала в полном смятении. Я пересилила себя, поделилась с ним своими чувствами, а он принял мое признание за розыгрыш!

— Вообще-то, — сказал он, немного успокоившись, — я должен был быть готов к такому повороту событий. Ведь вы же столько месяцев вбивали мне в голову идею о сексуальных домогательствах. Я должен был догадаться, что вы устроите мне испытание под конец! А это высказывание о загадочных глазах… — Он снова расхохотался. — Я чуть вам не поверил, доктор Виман. Но потом до меня дошло, что вы просто хотите проверить меня — попадусь я на наживку или нет. Я не попался, потому что твердо усвоил: нельзя ухаживать за женщинами в рабочей обстановке.

«О боже! — подумала я. — Я создала чудовище. Я собрала в кулак все силы и призналась мужчине в любви, а он вообразил, что гений зла доктор Виман хочет провести с ним дикий и безумный эксперимент».

— На этом мое экзаменационное испытание закончилось? — спросил он, все еще посмеиваясь.

— Да, — ответила я, изо всех сил стараясь успокоиться. — Наше время истекло, а значит, на этом моя работа с вами закончилась. Мне было приятно заниматься с вами. Желаю вам всего самого лучшего и удачи во всех начинаниях.

Знаю: я снова превратилась в сухую и черствую зануду.

На то, чтобы встать на костыли, у него ушло несколько минут. А потом он вдруг сказал:

— Вы позволите мне обнять вас, доктор Виман? В знак благодарности за все, что вы для меня сделали.

Тут мне стало так все безразлично, что я сказала:

— Да, конечно, если хотите.

Какая разница! Не все ли равно? Ну и пусть он обнимет меня. За последний час я потратила столько сил, что теперь чувствовала себя абсолютно измотанной — и опустошенной.

Но когда он, обняв меня на прощание, прихрамывая, направился к выходу, меня охватило другое чувство — чувство одиночества. Он вывихнул лодыжку, но я пострадала гораздо больше — было задето мое самолюбие. Ясно, что я ему совершенно безразлична. Иначе он сказал бы: «Ты тоже для меня много значишь». Или: «Теперь, когда наши профессиональные отношения закончились, мы можем начать встречаться». Или хотя бы: «К черту вся эти разговоры о сексуальных домогательствах! Иди сюда, девочка моя», после чего последовал бы долгий поцелуй, а не это жалкое объятие.

Нет, Брэндон Брок ушел и никогда больше не вернется. Если я и увижу его когда-нибудь еще, то разве что на обложке журнала. Статья о нем будет называться «Лучший начальник Америки».

«Все кончено, — думала я. — Все кончено…»

20

— Ну, как? — нетерпеливо воскликнула Диана, когда Брок (я снова стала так его называть) ушел.

— Никак. Я сделала все, что от меня зависит, Диана. Ничто не вышло.

— Не вышло?

— Он решил, что я хотела его проверить, устроила ему что-то вроде экзамена и нарочно подсунула ему приманку. Видишь ли, я так много внимания уделяла вопросу о сексуальных домогательствах, что он подумал, будто я нарочно домогаюсь его. Это был полный провал!

— Не спешите, доктор Виман. Не говорите так. Похоже, что вы просто не поняли друг друга, так часто бывает между мужчиной и женщиной. Она его любит, а он не понимает этого; когда же наконец он догадывается, в ней начинает говорить гордость и не дает ей признать, что она любит его.

— Неужели я настолько глупа, что попала в такую ловушку?

— Почему глупа? Вы же тоже живой человек. И мы работали как раз над тем, чтобы вы об этом вспомнили.

— Да уж, мы добились своего!

— Перестаньте. Не впадайте в отчаянье. У меня такое чувство, что мистер Брок одумается и позвонит вам.

— С какой стати?

— Он будет скучать по вас. Так же, как вы по нему. Он еще появится, можете не сомневаться.


Но я сомневалась — и оказалась права. Прошел целый месяц, а Брок так и не появился. Один раз позвонила Наоми и еще раз поблагодарила меня — сказала, что и мечтать не могла о таком начальнике. Но от самого Брока не было никаких известий.

Я тосковала и страшно скучала по нему. Скучала до такой степени, что всякий раз, когда отсылала Диану с поручениями, я закрывалась в своем кабинете, доставала кассеты с записями, которые сделала на занятиях Брока, и слушала их. Я вслушивалась в его интонации и мечтала о том, чтобы он был здесь, со мной. В этом было что-то мазохистское, но что я могла поделать?!

Наступил октябрь. Мы с Кипом наконец-то получили официальный развод. О нем я тоже ничего не слышала. Время от времени я вспоминала о нем, гадала, с кем он сейчас, но это был просто праздный интерес, не более того.

— Давайте вместе отметим твой развод, — предложила Изабелла, когда я сказала ей, что наш брак расторгнут.

— Спасибо, но я что-то не в настроении, — ответила я.

Я пребывала в депрессии из-за всей этой истории с Кипом, а потом с Броком. К тому же были еще свежи воспоминания о нашей последней вечеринке с подругами. Так что я с головой ушла в работу, то есть полностью посвятила себя занятиям со своими немногочисленными пациентами.

Да, и еще я последовала совету Брока навестить отца. Последние годы я регулярно встречалась с матерью, но держалась на расстоянии от моего дорогого папочки. Мы не были чужими друг другу, но в их противостоянии с матерью я с самого начала встала на ее сторону. Я взвалила на него всю тяжесть вины за их развод и решила, что он безнадежен и не поддается лечению по методике доктора Виман. Но как-то раз в воскресенье, в начале октября, когда я особенно тосковала по Броку и снова прослушивала его записи, мне пришла в голову мысль заявиться без предупреждения к Алану Виману.

Отец жил в Хартсдейле, всего в получасе езды от Гора-Киско. В то время он был одинок (после развода с матерью у него сменилось несколько подруг, но он так и не женился). Отец владел небольшой типографией, жил скромно и тихо, без домашних животных и даже без телевизора.

Само собой, он не ожидал меня увидеть. Я провела у него почти весь день, но расскажу вам об этом вкратце.

— Линн! Это ты? — воскликнул он, открыв мне дверь.

— Да, это Линн. Единственная и неповторимая. Извини, что не позвонила заранее. Я явилась не вовремя?

— Нет, что ты! Заходи.

Я позволила ему обнять меня.

— Я точно не помешаю тебе? — спросила я, заходя в прохладную гостиную. В этот ненастный осенний день у него работал вентилятор.

— Нет, я просто читал газету. Я не ждал гостей, только и всего.

Значит, я для него гость, а не член семьи. Это печально.

Мы сели на диван, завели разговор о здоровье, о погоде, и я обратила внимание, что он все еще интересный мужчина с темными волосами, волевым подбородком и большими карими глазами. Он был худее, чем мне казалось раньше. И ниже ростом. А еще он явно нервничал из-за моего присутствия — просто не знал, как себя вести. Вполне возможно, что он смотрел на меня даже не как на гостя, а как на посланника из вражеского лагеря.

— Хочешь что-нибудь съесть, Линн? Или, может быть, выпить?

— Нет, спасибо, папа. Я приехала поговорить.

— О, опять я слышу это слово — «поговорить»! — сказал он с деланой улыбкой. — Вы с матерью его обожаете.

— Ты прав, — сказала я, боясь отпугнуть его, — но, раз уж мы заговорили о маме, я бы хотела расспросить тебя о ваших отношениях, если ты не возражаешь, конечно. Только не подумай, что я хочу заклеймить тебя или разбередить твои старые раны.

— А что еще тут можно подумать? — Он грустно улыбнулся.

— Но я говорю правду, папа. Я действительно раньше винила во всем тебя. Но сейчас я пришла, чтобы кое в чем разобраться.

— В чем ты хочешь разобраться? Ты и так все знаешь, ты же умная девочка. Ты всегда была на редкость умна.

— Не так умна, как всем казалось. Понимаешь, папа, я почувствовала необходимость пересмотреть мои отношения с мужчинами. А для этого мне нужно узнать кое-что о твоих отношениях с мамой.

— Ты и так все знаешь, — повторил он, поморщившись. — Мы с ней совсем разные, как небо и земля.

— Это верно. Но мне бы хотелось знать о проблемах, возникавших у тебя при общении с ней. Мне это необходимо, папа! Не для того, чтобы обвинить тебя. Просто чтобы понять.

— Линн, дорогая, — он прикоснулся к моей руке. — Я не хочу причинять тебе лишнюю боль.

— Клянусь, я не буду переживать. И постараюсь отнестись к твоим словам непредвзято.

— Хорошо, только не говори, что это тебя не волнует. — Он вздохнул. — Почему мне так сложно было говорить с твоей матерью? Да потому что она была невыносима! Жить с ней было невозможно; ума не приложу, почему я женился на ней. Она всегда, с самого начала, постоянно придиралась ко мне, пилила меня, не давала мне жить спокойно. Она умудрялась мучить меня, даже когда ее не было дома: оставляла мне записки с указаниями, что делать, звонила мне каждые пять минут, чтобы проинструктировать меня; она даже просила тебя, мою дочь, говорить мне, что я должен делать.

— Меня?! — Я такого не помнила.

— И ты повторяла за ней с ее интонацией. У тебя была та же мимика. Двадцать четыре часа в сутки я находился в обществе двух мегер! Но тебя я любил, малышка. Просто я не мог жить в таких условиях.

«Малышка». Я подумала о Броке. «Моя дорогуша»… Где он был в этот воскресный день, когда я разговаривала с отцом в Хартсдейле? С Келси? В деловой поездке? Работал дома? Боже мой, как же мне не хватало его! Как я жалела, что он не приходит больше по вторникам ко мне в кабинет, что его нет больше в моей жизни! Как я жалела, что не могу сказать ему, что он был прав насчет моего отца: Алан Виман был несчастен в браке.

— Представляю, как тебе было нелегко, — сказала я. — Но все равно, почему ты никогда не разговаривал с матерью, не поддерживал беседу за столом? Почему ты всегда замыкался в себе, когда она пыталась вытащить из тебя хоть слово?

— Понимаешь, Линн, — со вздохом сказал он, — твоя мать была слишком напориста. Диалога с ней не получалось. Был сплошной ее монолог. Она без конца произносила речи. Я понимаю, ты сделала себе имя на теории, что мужчины должны учиться у женщин общаться, но это не решает всех вопросов. Иногда, как в моем случае, лучше заткнуться, выждать время, а потом послать все к черту.

— Что ты и сделал?

— Да, так я и поступил. Я держал рот на замке, пока ты не подросла: не хотел, чтобы наш развод травмировал тебя слишком сильно. А затем я послал все к черту.

— Бедный папа! Ты так страдал все эти годы…

Я едва сдерживала слезы. Мне было жаль его. Жаль нас троих. Меня мучила совесть за то, что я не выслушала его раньше, что вообще не хотела его слушать. Но, наверное, я просто не была готова к тому, чтобы выслушать его. Я была слишком увлечена собственной теорией причины их развода. Я была верна своей теории, потому что она легла в основу методики доктора Виман, сделавшей меня тем, кто я есть. Отказаться от нее значило отказаться от карьеры, от себя самой.

— Согласен, что я не самый лучший собеседник, — продолжал отец. — Честно говоря, у других женщин тоже были претензии ко мне на этот счет. Но в нашем с матерью случае дело было не в отсутствии общения, а в отсутствии любви. А это совсем другое.

Совсем другое…

— Значит, получается, что ты не можешь нормально общаться с женщиной, с которой у тебя плохие отношения, но при этом ты не можешь построить хорошие отношения без нормального общения, — подвела я итоги.

Он засмеялся:

— Это порочный круг — ударение на слове «порочный».

Я тоже засмеялась:

— Значит, любые отношения у тебя заходят в тупик, с какой стороны ни посмотри?

— Вот именно, дочка.


Я стала чаще видеться с отцом — мы решили «ближе познакомиться друг с другом». Но большую часть времени я работала не покладая рук. И вот однажды, ни с того ни с сего, позвонил Брок.

Когда зазвонил телефон, я была в приемной. Диана, взяв трубку, вскочила и стала размахивать руками.

— Что случилось? — спросила я. — Что происходит?

— Это Наоми! — крикнула она, закрывая трубку рукой. — Она говорит, что мистер Брок хочет с вами поговорить!

Я замерла.

— Вы меня слышите, доктор Виман? Он звонит!

Я кивнула, не двигаясь с места. Я остолбенела от удивления, неожиданности, волнения — всего вместе.

— Возьмите же трубку! — настаивала Диана. — Возьмите трубку у себя в кабинете. Он занятой человек, поторопитесь.

Я ринулась в свой кабинет, закрыла дверь и села за стол. Потом набрала воздух в легкие и подняла трубку.

— Алло!

— Добрый день, доктор Виман, — сказала Наоми. — Сейчас с вами будет говорить мистер Брок.

Через некоторое время раздался бодрый голос Брока:

— Здравствуйте, доктор Виман! Это Брэндон Брок. Помните меня?

Еще бы!

— Конечно, я вас помню. Как ваши дела, мистер Брок? — по-дружески поинтересовалась я.

— Замечательно. Нога больше не болит. Я много путешествую — в зарубежном представительстве «Файнфудз» есть несколько свободных вакансий, и, пока они не заняты, я сам выполняю эти обязанности. Но в целом все хорошо. Вам будет приятно услышать, что на работе я прослыл Мистером Сочувствие. Люди приходят ко мне со своими проблемами, я их выслушиваю, киваю и говорю: «Должно быть, вам приходится очень нелегко».

— Я рада, что вы применяете на практике Язык женщин, мистер Брок. Очень рада.

Это все замечательно. Но чего он хочет?

— Вы не очень-то рады, — заметил он. — Видите? Теперь я все замечаю.

Я улыбнулась:

— Да нет, я рада. Но сейчас я немного занята, только и всего.

— Тогда я не буду отнимать у вас время. Я хотел только вас спросить…

— О чем?

— Я немного волнуюсь, потому что не знаю, что вы на это скажете.

— Тогда задайте мне свой вопрос — и узнаете.

— Так и сделаю. Я заранее подготовил сценарий. Вы готовы?

— Конечно.

— С тех пор как мой курс обучения у вас закончился, прошло какое-то время, и, надеюсь, теперь мое приглашение будет уместно. Не хотите ли вы со мной встретиться, доктор Виман? Если вы, конечно, встречаетесь с вашими бывшими пациентами.

Он приглашает меня на свидание! Моя мечта сбылась! Я так ждала этих слов — и вот я их слышу. Свершилось чудо!

— Честно говоря, я и раньше хотел вас пригласить. Но я боялся, что вам не понравится эта идея. К тому же у меня была Келси…

— А куда она делась теперь?

Просто невероятно! Мне хотелось прыгать от радости, но я решила повременить с этим.

— Мы с ней расстались. Все осталось в прошлом.

— Что же между вами произошло, если не секрет?

— Какие тут секреты! Вы знаете обо мне больше, чем кто-либо еще. Я вам сейчас расскажу. Однажды вечером, когда мы обедали в ресторане, я сказал ей: «Не знаю, как ты относишься к десертам, а меня от них полнит». Она пристально посмотрела на меня, а потом вдруг, швырнув салфетку, сказала: «Раньше ты мне больше нравился» — и выбежала из ресторана. Больше я ее не видел.

— Сожалею.

— Серьезно?

— Нет.

Он опять засмеялся:

— Я хочу сказать, что неоднократно порывался вам позвонить, но всякий раз, когда поднимал трубку, что-то останавливало меня. Вы всегда казались такой недоступной!

— Я доступная. Только приблизьтесь ко мне — и вы увидите, что будет, — заявила я, подавив свою гордость. Это был мой шанс, и мне не хотелось его упускать. В конце концов, я прошла курс по методике доктора Виман и умела выражать свои чувства. — И, пожалуйста, называй меня Линн.

— Линн… — повторил он и замолчал. — Как странно называть тебя по имени.

— Я тебя очень хорошо понимаю, Брэндон.

— Мне так полегчало! Я не знал, что ты мне скажешь, если я тебе позвоню. Наоми все твердила: «Позвоните ей, позвоните ей, мистер Брок!» Но на этот шаг меня подвигнула Диана.

— Диана? Моя Диана? — Эта новость поразила меня больше, чем сам звонок Брэндона.

— Конечно. Я думал, ты знаешь… Я встретил ее на прошлой неделе около моего офиса — видимо, она пришла повидаться с Наоми. Увидев меня, она сказала: «Доктор Виман скучает по вас и ждет с нетерпением вашего звонка».

— Она так сказала?! — оскорбилась я.

— Да, но я все-таки думаю, что она преувеличила.

Нет, она не преувеличила. Но дело не в этом. Ах она, плутовка!

— Она мне ничего не говорила о вашей встрече, — сказала я, стараясь успокоиться.

Конечно, Диана молодец, что похлопотала за меня. Но все-таки лучше бы она поставила меня в известность.

— Итак, этим звонком мы обязаны ей. Я бы все равно тебе позвонил, но не так скоро.

— За это я дам ей повышение по службе.

— Так она преувеличила?

— Насчет чего?

— Насчет того, что ты скучала по мне.

Несколько секунд я медлила с ответом — просто чтобы немного помучить его.

— Нет.

— Да это лучшие новости за последние несколько недель! Я тоже скучал по тебе! Как же я скучал! Я так хочу видеть тебя, Линн!

Я вся обмякла, когда услышала эти слова. Ведь, в сущности, у меня никогда не было молодого человека, которого я бы любила по-настоящему, — ни в школе, ни в университете. И к Кипу я тоже не испытывала ничего подобного. И вот теперь, впервые в жизни, все было по-настоящему!

— Какие у тебя идеи? — спросила я, изо всех сил стараясь, чтобы мой голос не дрожал.

— Что ты делаешь завтра вечером?

— Абсолютно ничего.

— Отлично. Ты пойдешь со мной на стадион «Янки» на чемпионат по бейсболу. У меня лучшие места, в первом ряду.

Я вспомнила тот вечер, когда мы ходили на бейсбол с Пенни и двумя ее сомнительными приятелями из «Феминакса» и я наблюдала в бинокль, как Брэн-дон поднимает Келси на руки. Я хорошо запомнила, где находятся эти места. Но мне тогда и в голову не могло прийти, что я буду сидеть на одном из них.

— С удовольствием! — воскликнула я. — Правда, я ничего не понимаю в бейсболе, но ты мне объяснишь, что к чему.

— Конечно, объясню, но кое-что ты уже знаешь: как я отношусь к бейсболу. Помнишь, как несколько месяцев назад ты просила меня поделиться с тобой своими чувствами о чем-либо? И я рассказал тебе о бейсболе.

— Помню.

Еще бы не помнить! Я слушала эту запись много раз.

— Значит, ты понимаешь, сколько радости мне доставляет бейсбол. Надеюсь, мне и тебя удастся увлечь этой игрой.

Кажется, ему это уже удалось. Мне не терпелось пойти с ним на стадион.


— Значит, вы не в обиде на меня? — спросила Диана, когда я выпорхнула из своего кабинета и отчиталась перед ней о своем разговоре с Брэндоном.

— Нет, я не обижаюсь, — ответила я, обняв ее. — Я слишком счастлива, чтобы обижаться. Мои мечты сбываются! Для меня это начало новой жизни. После всех моих неурядиц — и с Кипом, и с работой — я наконец-то увидела свет в конце туннеля. Теперь все хорошо. И будет еще лучше!

21

Брэндон не ограничился приглашением на чемпионат по бейсболу. Он подъехал к моему дому на «Мерседесе» с шофером, посадил меня в машину и велел водителю, симпатичному парню по имени Лиам, подвезти нас прямо к стадиону «Янки». Это вам не в метро кататься! Затем он провел меня через толпы болельщиков к нашим местам, которые и в самом деле оказались лучшими на стадионе.

— Ну, как тебе? — с гордостью поинтересовался он, когда мы уселись.

— Просто невероятно! — воскликнула я, имея в виду не столько места, сколько оказанное мне королевское внимание. Золушке было далеко до меня.

— Отлично. Устраивайся поудобнее. Я закажу что-нибудь поесть.

Он махнул рукой стоявшему поблизости молодому человеку — вероятно, нам полагался специальный официант. Нам предложили разнообразное меню, но мы остановились на горячих сосисках и пиве.

— Еда — это уже половина удовольствия, — сказал Брэндон, и его лицо озарилось, как лицо ребенка в предвкушении рождественских подарков. Он не разыгрывал меня, когда на занятии рассказывал о своей любви к бейсболу.

Меня поразило, что он знал всех вокруг и все вокруг знали его. Отовсюду слышалось: «Привет, Брэндон, рад видеть тебя!», и «Янки» сегодня сделают их!», и «Без тебя это была бы не игра». Брэндон отвечал на приветствия, шутил, пожимал всем руки. Он был в своей стихии. Полгода он пребывал на моей территории, играл по моим правилам. А в этот вечер он знал не только правила: он знал язык!

— Научи меня Языку бейсбола, — попросила я, когда игра началась. — Например, что такое «прямая подача»?

Он объяснил мне. Вообще в тот день я узнала много нового для себя. Иными словами, я освоила совершенно новый словарь.

Игра была напряженной, но я не могла отвести взгляда от Брэндона. Он улюлюкал, кричал что-то в поддержку своей команды, всячески проявлял свою солидарность с хозяевами поля. Но и обо мне он не забывал. Стало прохладно, и он несколько раз спрашивал, не замерзла ли я, брал мои руки в свои и растирал их, обнимал меня своей сильной рукой.

— Тебе точно не холодно? — спросил он меня в седьмой раз.

— Да нет же! Все в порядке, — уверяла я его.

— Я на всякий случай спрашиваю, — сказал он. — Я уговорил тебя прийти сюда и не хочу, чтобы ты жалела об этом.

— Я согласилась без уговоров, — напомнила я ему. — Ты пригласил меня — и я пришла.

— Да, тебя не пришлось уговаривать. Почему ты так легко согласилась?

— Потому что я долгое время мечтала о том, чтобы сходить куда-нибудь вместе с тобой, — сказала я так откровенно, как никогда ни с кем не разговаривала.

— Но почему тогда ты никогда не говорила мне об этом? — удивился он.

— Я говорила. На последнем занятии. Но ты мне не поверил.

— Ты хочешь сказать… — озадаченно проговорил Брендон, уставившись на меня. — Когда ты говорила, что у меня загадочные глаза…

— Вообще-то это моя подруга Изабелла считает, что у тебя загадочные глаза. По-моему, у тебя просто красивые глаза.

— Значит, когда ты говорила, что у тебя ко мне чувства, не вписывающиеся в наши профессиональные отношения…

Я кивнула.

— Ты не проверяла меня на владение Языком женщин?

Я покачала головой.

— И ты позволила мне уйти?!

Я решила, что хватит с меня пантомимы.

— А что мне оставалось делать? Я решила, что, если у тебя есть ко мне какие-то чувства, ты бы сказал мне об этом.

— Но я испытываю к тебе чувства с той минуты, когда ты атаковала меня в теннисном клубе и прочитала мне лекцию. Неужели ты этого так и не поняла? Как только я увидел тебя, мне захотелось…

— Что?

Брэндон решил обойтись без слов. Он обнял меня за плечи и поцеловал в губы. Вначале неуверенно, но затем, когда понял, что я не сопротивляюсь, более страстно. Мы целовались, пока мяч не залетел по ошибке в наш сектор и чуть не ударил Брэндона по голове.

— Он пролетел совсем близко, — заметила я.

— А мы были совсем близко друг к другу, — сказал он. — И мне это очень понравилось.

— Мне тоже.

— Я жду ответный поцелуй!

Мы снова поцеловались. Это был чудесный долгий поцелуй. Болельщики, сидевшие сзади нас, даже зааплодировали. Я не знала, что можно быть такой счастливой.

— Все будет замечательно, — сказал он, сжимая мою руку в своей.

— Что именно? — спросила я.

— У нас с тобой. Вот увидишь.


Он был прав. Игра закончилась победой «Янки», и Лиам отвез нас к моему дому. Брэндон попросил его подождать, а сам вышел, чтобы проводить меня.

— Завтра встретимся? — спросил он, целуя меня в темной прихожей. — Мы можем скрыться ото всех и пообедать вдвоем у меня дома.

— А ты умеешь готовить?

Мне нравился его запах, нравилось, как он проводит рукой по моему лицу, по волосам, как он целует меня в шею. «Так и должно быть», — думала я, вспоминая, что близость с Кипом больше была похожа на спортивные упражнения, чем на проявление нежности. А близость Брэндона я ощущала каждой клеточкой своего тела, каждым нервом, каждым мускулом. В какой-то момент я так остро ощутила его присутствие, что мне показалось, будто его тело — продолжение моего. Понимаю, что на первом свидании всегда все чувства обостряются и то, что я испытывала, было результатом химических процессов, происходивших в моем организме. Но я знала — знала наверняка, — что между мной и Брэндоном все не так просто. Наши с ним отношения формировались в течение полугода, и теперь ничто не могло их разрушить.

— Готовить? — повторил он мой вопрос. — Хоть ты и научила меня говорить о еде, все, на что я способен, — это оценить ее вкус. Но, думаю, это не проблема.

— Это, конечно, не проблема, — сказала я и снова вспомнила своего бывшего мужа, умевшего и говорить о еде, и готовить. — Из меня тоже повар не вышел. Но как же ты собираешься кормить меня обедом, если никто из нас не умеет готовить?

— Предоставь это дело мне. Только скажи, что ты придешь. Я велю Лиаму подъехать в семь к твоему офису и привезти тебя ко мне. А потом, когда ты захочешь домой, он заберет тебя. Если ты захочешь домой.

Я только улыбнулась в ответ, думая, что придется захватить с собой смену одежды — на случай, если я не захочу домой.


На следующий вечер ровно в семь машина Брока уже стояла напротив моего офиса. Я запрыгнула в «Мерседес», который очень быстро довез меня до дома Брэндона. Это оказалось четырехэтажное кирпичное здание на углу Второй авеню и Восемьдесят первой улицы в Манхэттене. Когда Лиам остановил машину около этого дома, я просияла от радости. Раньше я представляла себе, что Брэндон живет в пентхаусе на большой высоте и квартира его — жилище холостяка — обустроена с помощью Келси в ультрасовременном стиле. Однако здание, около которого мы остановились, судя по всему, было построено в начале двадцатого века и недавно отреставрировано.

— Ты все-таки приехала! — радостно воскликнул Брэндон, стоявший на пороге своего дома.

— Лиам позаботился обо мне, — ответила я, поднявшись по лестнице навстречу ему.

Я сразу оказалась в его объятиях и провела там несколько минут. Наверное, мы были слишком сентиментальны, но нам не хотелось отпускать друг друга. Можно было подумать, что мы — любовники, воссоединившиеся после долгой и мучительной разлуки, а не парочка, ходившая вчера на бейсбольный матч.

Наконец мы зашли в дом. Брэндон разлил напитки по бокалам и повел меня по комнатам, рассказывая на безупречном Языке женщин об истории каждой старинной вещицы и о том, как каждая из них попала к нему. Для человека, известного своими грубыми шутками, у него был просто изысканный вкус.

— Вот уж не думала, что у тебя может оказаться вместо тумбочки английский комод семнадцатого века, — заметила я.

— Значит, прозорливость доктора Виман небезгранична, — парировал он.

— Само собой. Меня ожидают еще какие-нибудь сюрпризы?

— Обед, — сказал он. — Пойдем!

Брендон привел меня в роскошную столовую. Стол был заставлен серебром, фарфором и хрусталем, ломился от тарелок с сырами и фруктами, лососиной, креветками и соусами. Трудно было поверить, что вчера мы с этим человеком набивали себе желудки сосисками и пивом.

Брендон отодвинул для меня старинный стул, налил вина себе и мне и сел рядом со мной.

— Креветки? — предложил он, протягивая мне тарелку.

— Да, пожалуй.

— Полить соусом карри? Или ты предпочитаешь соус отдельно ?

— Отдельно, — улыбнулась я, наслаждаясь его манерой подшучивать надо мной. Своими шутками он только подчеркивал, что наша близость основывалась на умении делиться друг с другом и взаимном уважении. — Откуда все эти угощения?

— Из гастронома за углом. Я купил их, принес домой и разложил по тарелкам. Я же предупреждал тебя, что не умею готовить.

— Разве я жалуюсь?

Когда с закусками было покончено, Брэндон явился из кухни с горячим.

— Не знаю, как ты относишься к говядине, Линн, но мне она дурно действует на кровеносные сосуды.

— Ладно, Брэндон, — сказала я, наслаждаясь той нежностью, с которой он произнес последнюю фразу, — теперь ты можешь расслабиться. Теперь тебе не надо мне доказывать, каким ты стал обходительным. Тебе больше ничего не надо мне доказывать. — Я прикоснулась к его руке. — Это все в прошлом, правда ведь? — серьезно спросила я.

— Можешь не сомневаться. — Он придвинулся ко мне и поцеловал меня в щеку.

За этим невинным поцелуем последовал другой невинный поцелуй, а за ним — много других поцелуев, которые уже сложно было назвать невинными. Такое обычно случается в самом начале романа и знакомо всем, кто через это прошел. А еще такое случается, когда ты в течение полугода пытаешься подавить в себе сексуальное влечение к мужчине, и вот — борьба закончена! Мы не были подростками, переживающими свое первое свидание, мы были взрослыми людьми, наконец-то понявшими, как много мы значим друг для друга. Мы даже не стали притворяться, что испытываем хоть малейший интерес к еде, и предпочли спальню столовой.

— Если я не ошибаюсь, ты никогда не говорила мне, как использовать Язык женщин во время секса, — шутил Брэндон, лихорадочно пытаясь расстегнуть мою блузку, когда мы уже были в спальне. — Мы не отработали ни одного сценария.

— Большое упущение с моей стороны, — отвечала я, расстегивая его ремень. — Повторяй за мной: «Не знаю, с каких пор ты мечтаешь об этом моменте, но я думаю об этом уже несколько месяцев».

— Хороший сценарий. — Он прерывисто дышал, в первый раз прикасаясь к моей груди. — Очень хороший сценарий. Но у меня есть другой: «Я заметил, какое у тебя прекрасное тело, и я хочу поделиться с тобой, что мне не терпится войти в него».

Я стянула с него брюки.

— А как тебе такой сценарий? — задыхаясь, говорила я. — Я чувствую то, что чувствуешь ты.

К тому моменту мы были уже раздеты и извивались в объятиях друг друга, готовые слиться в единое целое.

— Мне нравится твой сценарий, но у меня есть еще один, от которого ты будешь без ума, — дышал он мне в ухо, возбуждая страсть в каждой клеточке моего тела. — Ты готова?

— Еще бы!

— Хорошо, — сказал он, укладывая меня на постель. — Сценарий такой: «Прошу прощения, мисс, не могли бы вы указать мне правильный путь? Я заблудился».

— Забудь о сценарии. Ты не заблудился. Ты там, где надо.

— Ты тоже.

Мы занимались любовью, как новички в этом искусстве, будто мы никогда прежде не занимались сексом ни с кем другим, будто сам акт любви мы изобрели только что. И в то же время мы занимались этим как опытные любовники, будто всю жизнь провели вместе, и потому ни один из нас не сделал ни одного неловкого движения, не усомнился, что все происходит как нужно.

В общем, занимаясь любовью, мы взяли все лучшее и от невинности, и от опытности, и для начала это было совсем не плохо.

22

Следующие несколько недель были похожи на любовный роман. Мы с Брэндоном не разлучались ни на минуту, за исключением тех случаев, когда он уезжал в командировки. И даже в такие дни он звонил мне без остановки, говорил, что скучает, присылал букеты цветов и флаконы духов. (Кстати сказать, Брэндон ни разу не поручал Наоми покупку подарков. Он сильно изменился, но не утратил своей яркости, решительности, разносторонности — всего того, что так привлекло меня в начале знакомства.) Вне всяких сомнений, он всерьез ухаживал за мной, и я бездумно наслаждалась этим.

Брэндон признался мне в любви в тот вечер, когда вернулся из Лондона с коробками сувениров из «Харродз». Он попросил Лиама привезти меня в аэропорт Кеннеди, чтобы я встретила его там. Мы не виделись целых три дня.

— Как я рад тебя видеть! — сказал он, заключая меня в объятия. — Скучала?

— Вовсе нет, — подтрунивала я над ним, осыпая его лицо поцелуями.

— Так я и думал. Любишь меня?

— Ни капельки!

Брендон отстранился от меня.

— Это правда?

— Что — правда?

— Что ты не любишь меня? — Он взглянул на меня, как затравленный зверь.

— Я пошутила. Ты что, меня всерьез об этом спрашиваешь?

— Да. Возможно, я не говорил об этом раньше… Но я люблю вас, доктор Виман. Безумно.

Он признался мне в любви через восемь месяцев после знакомства, и я ни секунды не сомневалась в его искренности. Кип, в отличие от него, поведал мне о своих чувствах через неделю знакомства, во время одной из своих слезных исповедей об отце. И я никогда по-настоящему не верила в его чувства.

— Нет, ты не говорил об этом раньше, — сказала я Брэндону.

— Теперь говорю: я люблю тебя. Надеюсь, ты не обижаешься, что я говорю об этом только сейчас?

— Хорошо, что ты сказал. Было бы ужасно, если бы из нас двоих любила только я…

Он обнял меня, будто хотел закрепить наш союз. Мы были настоящей влюбленной парой, у которой есть будущее, а если все сложится удачно, будет и потомство. Да, я забегала далеко вперед, но у меня были все причины для оптимизма — и никаких причин для пессимизма.


Всю неделю после возвращения Брэндона из Лондона мы с ним виделись каждый вечер, хотя он был очень занят на. работе. В прошлом году объем продаж продукции «Файнфудз» уменьшился из-за растущей среди американцев тенденции не завтракать дома, чтобы успеть на работу вовремя. Для увеличения доходов компания начала производство принципиально новой продукции, и, чтобы обеспечить успех рекламной кампании, Брэндону пришлось перестать скрываться от представителей прессы. Он недолюбливал журналистов и обычно, когда ему не нужно было представлять на рынке новый товар, старался избегать их. Но теперь Брэндон превратился в блестящего оратора — его яркая внешность и открытость, с которой он делал свои заявления, производили на слушателей сильное впечатление. Я гордилась им, гордилась его красноречием и умением излагать свои мысли, зная, что во всем этом есть и моя заслуга.

А еще я была очень благодарна ему, что, несмотря на свой плотный график, он все-таки нашел время для того, чтобы поужинать с моими подругами, которые замучили меня просьбами познакомить их с ним. Перед встречей я рассказала ему о каждой из них, объяснила, что прежде у меня никогда не было подруг, поэтому я испытывала к Пенни, Изабелле, Гейл и Саре особенно нежные чувства, несмотря на все их причуды.

За ужином Брэндон вел себя как истинный джентльмен, ни одну из моих подруг он не назвал дорогушей. Они, разумеется, раскрыли рты от удивления, что я сумела сделать человека из «самого сурового начальника Америки». А еще они позеленели от зависти, что в качестве награды за труды мне достался этот лакомый кусочек.

Зато Брэндон почему-то не был в восторге от моих подруг. Когда я спросила его, что он о них думает, он только пожал плечами и сказал:

— Они, конечно, очень занимательные, но на твоем месте я бы был с ними начеку.

— О чем ты? — удивилась я.

Он помолчал, словно обдумывая что-то, потом улыбнулся.

— Да так, ни о чем. Если ты считаешь, что на них можно положиться, то все в порядке. Наверное, я просто слишком хорошо знаю, что такое «корпоративные джунгли», и в каждом человеке заведомо вижу врага. Не обращай внимания на мои слова.

И я не обратила внимания. Брэндон любил меня. Он не обязан был любить моих друзей.

Как он любил меня! Я не уставала удивляться силе его чувства. Однажды вечером он был особенно нежен со мной.

— Помнишь, на одном из занятий ты спросила меня, как бы я ответил Келси, если бы она заговорила о свадьбе? — спросил он, когда мы лежали в постели и разговаривали.

— Помню. Ты сказал тогда, что уклонился бы от ответа, потому что не хотел жениться на ней.

— Верно. И знаешь, что самое забавное? Если бы ты заговорила о свадьбе, я бы не стал уходить от ответа.

Я приподнялась на локте.

— Повтори еще раз!

— Я сказал, что, если бы ты подняла вопрос женитьбы, я бы не стал уходить от ответа, — спокойно произнес он, как будто мы говорили о погоде.

— Не стал бы? А что бы ты стал делать?

Предмет разговора вызывал у меня живой интерес.

— Мне бы понравилась эта идея!

Я лишилась дара речи. Несмотря на постоянные признания в любви, я не ожидала, что он сделает мне предложение. Во всяком случае, не так быстро.

— Ты хочешь сказать, Брэндон… ты думаешь, что мы можем… ты предлагаешь мне…

Он засмеялся:

— И я платил тебе, чтобы ты научила меня говорить?!

Я тоже засмеялась:

— Прости меня. Но я потрясена и не верю своим ушам. Повтори, пожалуйста, еще раз.

Брэндон подвинулся ко мне и обнял меня обеими руками.

— Я хочу жениться на вас, доктор Виман, — прошептал он мне в ухо. — Не обязательно прямо сейчас. Не обязательно в этом году. Но таковы мои чувства, желания, намерения.

— О!

— О? Это все, что ты можешь сказать?

Я поцеловала его.

— Я имею в виду: «О, я так хочу выйти за тебя замуж!» Я просто не ожидала, что когда-нибудь снова выйду замуж. Честное слово, не ожидала!

— Почему? Ты же еще так молода!

— Да, но когда мы с тобой встретились, я меньше всего думала о любви. У меня была совсем другая цель — восстановить свою профессиональную репутацию.

— Знаю, знаю. И ты бы восстановила свою репутацию, если бы не наш с тобой договор о неразглашении. Ты бы могла разболтать журналистам о том, что я — твой пациент, и добилась бы известности за счет меня. Но ты не пошла на это, ты осталась верна своему слову. Вот почему я тебе доверяю, Линн. Ты умеешь держать слово. Понимаю, что тебе и сейчас хочется восстановить свою карьеру. Я помогу тебе, чем смогу. Единственное, что я не могу для тебя сделать, — это разгласить тайну, что я был твоим пациентом. Акционерам это явно не понравится. Они привыкли думать, что во главе компании стоит нормальный мужик, а не какая-то сволочь, которая рта не может раскрыть, не оскорбив женщину.

— Брэндон, ты и есть нормальный мужик! И я всегда была и буду верна своему обещанию.

— Какому обещанию?

— Что я всегда буду любить тебя.

Он поцеловал меня.

— Даже если я случайно забудусь и назову Сьюзен дорогушей?

— Конечно.

— Даже если я перебью ее на собрании?

— Даже тогда.

— Даже если я скажу ей, что у нее роскошные ноги?

— Тогда я переломаю твои ноги!

— Что ж, справедливо.

На следующее утро я была на работе, консультировалась с Дианой по поводу нового пациента (теперь она помогала мне проводить собеседования), когда раздался телефонный звонок.

— Вы не возьмете трубку? — спросила Диана. — Я накрасила ногти.

Я недовольно взглянула на нее и подошла к телефону.

— Доктор Виман слушает.

— Доброе утро, доктор Виман. Это Наоми. Сейчас с вами будет говорить мистер Брок.

«Ну надо же, до чего он сентиментален! — подумала я, ощущая знакомое волнение, охватывающее меня каждый раз, когда я слышала его имя. — Мы расстались с ним двадцать минут назад, и он уже звонит мне!»

— Соедините меня с ним, Наоми. Удачного вам рабочего дня!

— Хотелось бы надеяться, что он будет удачным, — вздохнула она. — Но пока этот день не предвещает ничего хорошего.

Не дав мне опомниться и спросить, что она имела в виду, Наоми уже переключила меня на Брока.

— Что, уже соскучился? — подшучивала надо мной Диана, пока я ждала.

— Наверное, — отвечала я с беззаботной улыбкой.

Я думала, как хорошо, что он позвонил, потому что я забыла его спросить, когда он будет дома. А затем раздался его голос.

— Линн!

Что-то случилось. Это стало ясно сразу — по интонации, с которой он произнес мое имя.

— Привет, Брэндон. Что случилось?

— Нам надо встретиться! Немедленно!

Его голос звучал угрожающе. Он выкрикивал слова как раньше, до занятий со мной.

— Через сорок минут ко мне придет пациент, но мы можем встретиться позже, во время обеда или…

— Я сказал — немедленно! — перебил меня он. — Выезжай сейчас же, я выйду к тебе навстречу.

— В чем дело, Брэндон? Что происходит?

Я уже разволновалась не на шутку.

— Этот вопрос не только оскорбляет меня, но и характеризует тебя не с лучшей стороны.

— Что…

Он положил трубку.

— Что-то не так? — обеспокоенно спросила Диана. — Вы побледнели.

Мне нечего было ей ответить. Я не знала, что могло заставить Брока так разговаривать со мной, приказывать мне, командовать…

— Доктор Виман! — не унималась Диана.

— Мне надо идти, — сказала я, стараясь сохранять спокойствие. — Замени меня, Диана.

— Хорошо, — ответила она. — Я позабочусь о…

Но я уже выскочила на улицу.


Я поймала такси и через десять минут была около дома Брэндона. Я поднялась по ступенькам, взяла дверной молоток, постучала. Он появился на пороге, чтобы впустить меня и проводить Наоми, которая как раз уходила. Похоже, они были не очень-то рады меня видеть.

— Итак, в чем дело? — спросила я, когда мы остались одни в доме. Он не поцеловал, не обнял меня, что было совсем на него не похоже.

— А вот в чем! — с отвращением сказал он, протягивая мне последний номер «Нью-Йорк пост».

Брендон держал газету на расстоянии вытянутой руки, как будто сама мысль о том, что я подойду к нему на шаг ближе, была ему противна. Неверной походкой я все-таки подошла к нему и взяла газету. Она была открыта на шестой странице, где обычно печатают сплетни. Этот раздел пользовался большой популярностью у читателей. Мне сразу же бросились в глаза наши имена — в заголовке статьи! — и в то же мгновение я поняла, почему Брэндон был так суров со мной. В статье черным по белому было написано, что он, Брэндон Брок, тайно брал у меня уроки, чтобы не позволить женщинам, занимающим ответственные посты в «Файнфудз», уйти в другие компании. Меня в статье называли «Линн Виман, бывшая знаменитость в области лингвистики», но это был пустяк по сравнению со всем остальным. Брэндона в статье описали как какого-то отвратительного типа, которому пришлось пересмотреть свои принципы, чтобы не потерять работу.

— Подумаешь, Брэндона Брока выставили полным идиотом! Тебе-то что до этого?! — выпалил он. — Подумаешь, пострадает репутация «Файнфудз» в решающий для компании момент — пустяки какие! Сотни других изданий подхватят эту историю, перескажут ее на разные лады и создадут мне негативный имидж — тебе-то какое дело! А труд моих пиарщиков, которые готовили рынок к появлению нового продукта? Он тоже пойдет насмарку — но тебя это не волнует! ТЕБЯ НИЧЕГО НЕ ВОЛНУЕТ!

Он остановился, отдышался, а затем заговорил снова. Его голос превратился в крик, рев, лицо покраснело, глаза налились кровью. Он снова стал тем самым Брэндоном Броком, с которым я познакомилась в теннисном клубе, — истеричным скандалистом, которого я собиралась перевоспитать на спор с подругами.

— Брэндон, я…

— Я НЕ ЗАКОНЧИЛ! Я хотел сказать, что для тебя, разумеется, никакого значения не имеют эти жалкие ублюдки. Главное, что имя Линн Виман снова появилось в прессе! Она убедила руководителя «Файнфудз» воспользоваться ее услугами, научила его говорить, как баба, и тем самым спасла его шкуру. Поприветствуем Линн Виман, которая снова стала медиа-дивой! — Он вскинул руки и зааплодировал.

Больше всего меня задело то, что он снова обратился к Языку мужчин. Но я знала, что он сделал это, чтобы досадить мне, потому что был вне себя от гнева.

— Послушай, Брэндон. — Я очень старалась говорить спокойно, хотя во рту у меня пересохло. — Я не имею никакого отношения к этой статье.

— Вешай лапшу на уши кому-нибудь другому!

— Но я говорю правду! Я дала слово не говорить о нашем соглашении, и я сдержала его. Ты даже сам не далее как вчера благодарил меня за это!

— Вот именно! Представь себе мое удивление, когда я купил газету сегодня утром. Представь себе мое негодование, когда я вспомнил, как вчера распинался о моем доверии к тебе. А ты молча слушала, улыбалась и скромно кивала, зная наверняка, что всего через несколько часов статья появится в газете! Я знаю, что ты хочешь восстановить свою карьеру, но не знал, на что ты можешь пойти ради этого.

Господи, как убедить его в том, что он несправедлив, что торопился с выводами!

— Брэндон, — проговорила я, изо всех сил стараясь не выходить из равновесия, — ты обвиняешь меня в том, чего я не делала.

Он презрительно расхохотался.

— Ну да, конечно! А кто же, по-твоему, это сделал? Никому, кроме тебя, это не выгодно. Да там все, кроме высказывания о «бывшей знаменитости», говорит в твою пользу!

У меня не укладывалось в голове, как мог мужчина, который только вчера клялся мне в любви, так быстро поменять свое мнение обо мне. Как он мог так легко причислить меня к злодеям? Я была оскорблена в лучших чувствах, но надо было взять себя в руки, постараться разубедить его, помириться с ним.

— Если бы мне так хотелось восстановить свою карьеру, я бы могла позвонить в «Нью-Йорк пост» несколько месяцев назад. Почему же, по-твоему, я ждала так долго?

— Откуда мне знать? Возможно, ты сочла, что лучше выдать меня, когда я завершу курс обучения. Ведь если бы статья появилась, когда я был твоим пациентом, я бы прекратил занятия преждевременно, и ты бы не получила нужного результата. А может быть, ты пишешь еще одну книгу, где я выступаю в качестве главного действующего лица, и, по договору с издателем, я должен был пройти программу до конца. Так или иначе, вы не сдержали слово и разрушили все, что было между нами, доктор Виман! Это было уже выше моих сил.

— А вы, мистер Брок, не допускаете мысли, что кто-то из «Файнфудз» мог разболтать о нас?

— Не пытайся свалить свою вину на других. В «Файнфудз» никто, кроме Наоми, не знал, что я хожу к тебе на занятия. А Наоми предана мне, как никто другой! — Он с укоризной посмотрел на меня, будто я, в отличие от Наоми, не оправдала его ожиданий. — Конечно, члены совета директоров тоже знали: ведь они-то меня и направили к тебе. Но они так поступили, потому что не хотели, чтобы меня сместили с должности руководителя компании. Я помогал им зарабатывать деньги и неплохо справлялся со своими обязанностями. Поэтому им совершенно ни к чему было строить против меня козни.

— Возможно, это сделал кто-то еще из «Файнфудз».

— Я ЖЕ ТОЛЬКО ЧТО СКАЗАЛ ТЕБЕ! БОЛЬШЕ НИКТО В «ФАЙНФУДЗ» ПОНЯТИЯ НЕ ИМЕЛ, ЧТО Я ХОДИЛ К ТЕБЕ НА ЗАНЯТИЯ!

— Я слышу, Брэндон. Не кричи.

— Ах, слышишь? Тогда послушай вот что: я любил тебя. Я доверял тебе. Я хотел провести с тобой остаток своих дней. А ты предала меня. Ты такая же, как все! А ведь твой бывший муж поступил с тобой точно так же, тебе бы следовало извлечь из этого урок… Впрочем, ты его извлекла. Теперь ты решила воспользоваться этим опытом.

— Как ни странно, я даже рада, что ты заговорил о Кипе. Да, он предал меня, и я говорила тебе, как мучительно я переживала его измену. Неужели ты думаешь, что после всего, что у нас с тобой было, я смогу причинить тебе такую боль? Неужели ты забыл, что я тоже тебя люблю, что я хотела выйти за тебя замуж? Стала бы я собственными руками разрушать свое счастье? Чего ради?

— Ради карьеры, — усмехнулся он. — Вчера вечером ты сама сказала мне, что любовь занимает не первое место в системе твоих ценностей, что для тебя карьера превыше всего.

— В начале моего знакомства с тобой так и было, но приоритеты меняются, Брэндон! Когда я полюбила тебя, ты стал для меня дороже всего на свете! Я хотела целиком сосредоточиться на карьере, потому что…

— Хотела? Или хочешь до сих пор? — оборвал меня Брэндон. — Теперь, когда ты рассказала газетчикам нашу историю, мне все стало ясно. Ты обучила меня по своей методике. Ты затащила меня в постель. Ты позволила мне увлечься тобой. А теперь, когда вся эта сентиментальная чушь осталась в прошлом, ты наконец можешь полностью посвятить себя карьере! А что может быть лучше для карьерного роста, чем внимание общественности?

— Заткнись! Да заткнись же ты наконец! — не выдержала я. — Слушай меня, и слушай внимательно. Я этого не делала и смогу это доказать.

— Можешь не торопиться, все уже доказано.

— Что ты имеешь в виду?

— Я велел Наоми позвонить в «Нью-Йорк пост» и узнать, откуда у них такая информация.

— Пустая трата времени. Газетчики никогда не выдают источник.

— Неужели? Представь себе, на этот раз они выдали источник. Наоми сказали в газете, что Линн Виман сама предоставила им эту информацию. Что ты на это скажешь?

Сначала я не знала, что сказать. Да и что я могла сказать? Видимо, здесь какая-то ошибка, Наоми что-то не так поняла… Хуже всего было то, что Брэндон не допускал и мысли, что я не виновата, не давал мне никаких шансов. А ведь мне казалось, что он любит меня, доверяет мне.

— Ты, как вижу, решил все разрушить, — сухо сказала я.

— Я решил?!

Похоже, мое замечание его еще больше разозлило.

— Да, ты! Неужели ты не понимаешь, Брэндон, — то, что было между нами, никогда больше не повторится. Мы полюбили друг друга, и наша любовь облагораживала нас, делала нас лучше. Мы так удачно дополняли друг друга. Я научила тебя быть внимательней к людям, а ты научил меня легче относиться к жизни и к себе самой. А теперь в один миг ты хочешь все разрушить? Это невозможно!

— Невозможно…

Он стоял у стены, ссутулившись и опустив руки. У него был вид человека, убитого горем, и я почувствовала, что для него все случившееся — такой же тяжелый удар, как и для меня.

— Я не предавала тебя, — сказала я в полной уверенности, что он все еще любит меня — несмотря на все свои горькие слова.

— Не предавала? — Он мрачно посмотрел на меня, снова превратившись в прежнего Брэндона Брока, который не слушал никого, кроме себя. — Я бы все отдал за то, чтобы это было не так! Но, к сожалению, тут все ясно, и двух мнений быть не может.

Он подошел к входной двери и распахнул ее. Он без лишних слов гнал меня из своего дома, из своей жизни!

Знаю, что скажу сейчас банальность, и заранее прошу за нее прощение, но в тот момент, когда он открыл дверь, чтобы выставить меня вон, мое сердце дрогнуло и раскололось на тысячи маленьких кусочков.

— Я не предавала тебя, — тихо сказала я, направившись к выходу. — Не предавала. Пусть ты мне не веришь.

Я последний раз взглянула него. Он поджал губы в отчаянной попытке сдержать свои чувства. Мне захотелось броситься к нему и обнять его; мелькнула надежда, что наши тела скажут за нас то, что не смогли сказать слова…

Но он крепче стиснул зубы и резко повернулся ко мне спиной. И я отказалась от своей идеи, не бросилась к нему в объятия. Вместо этого я глубоко вздохнула, подняла голову и вышла из его дома.

— Я не предавала тебя, — прошептала я, стоя на тротуаре, не зная, куда идти, как мне прожить этот день. — Не предавала.

В ожидании такси я прокрутила в памяти весь наш разговор — обвинения Брэндона и мои оправдания. Уже когда я села на заднее сиденье, велела шоферу довезти меня до офиса и такси тронулось, у меня возникла новая мысль, благодаря которой все случившиеся со мной несчастья представились мне в ином свете.

Конечно, все это еще нужно было доказать, и сейчас, в таком состоянии, я не могла ни о чем судить с уверенностью. Но должно же быть какое-то объяснение! Если я не предавала Брока, то остается предположить, что кто-то предал меня. Почему бы и нет? Ведь нечто подобное уже случалось со мной, когда я была замужем за Кипом. И теперь, через год, в газете снова появилась статья обо мне — статья, выдающая факты, которые мне бы не хотелось предавать огласке. Совпадение?

В редакции «Нью-Йорк пост» Наоми сказали, что я предоставила газете информацию о Брэндоне, однако это было не так. В прошлом году я обвинила Кипа в том, что он предоставил редакции «Инквайрер» информацию обо мне, — и, возможно, мои обвинения тоже были несправедливы.

«Да, кто-то предал меня, — решила я. — И не единожды, а дважды. Чтобы вернуть Брэндона, остается только одно: узнать, кто это сделал».

23

Когда я вернулась в офис, Диана уже прочитала заметку в «Нью-Йорк пост». Она хотела высказать свое мнение по поводу прочитанного, но я отмахнулась от нее со словами:

— Я не хочу об этом говорить. — И прошла мимо.

Не спрашивайте, как мне это удалось, но я умудрилась принять в тот день двух пациентов подряд. Только когда они ушли, я закрыла лицо руками и заплакала. Тщетно я пыталась понять, кто все время вмешивается в мою жизнь и почему. К концу дня я осознала, что слезами горю не поможешь, и принялась за поиски более разумного решения своей проблемы.

Я позвонила в «Нью-Йорк пост» и попросила соединить меня с редактором шестой полосы. Я представилась и заявила, что хочу знать, кто предоставил им информацию, которая легла в основу статьи.

— Вы и предоставили, — удивился редактор. — Я сам принимал звонок, доктор Виман.

— Но я не звонила! — возмутилась я.

— Так или иначе, это была женщина, которая представляется вашим именем, говорит вашим голосом. Она знает о вас все до мельчайших подробностей и дает ваш номер телефона на тот случай, если мы захотим что-то уточнить.

«Хорошо, — подумала я. — Он решил, что у меня раздвоение личности. Ну и пусть себе решает, что хочет. Зато я теперь знаю, что человек, который сует мне палки в колеса, — женщина. Круг подозреваемых сужается».

Затем я подошла к шкафу и достала прошлогодний «Нэшнл инквайрер» со статьей о нас с Кипом. Я позвонила в «Инквайрер» и позвала к телефону журналиста, именем которого была подписана статья. Сейчас мне было странно, что я не сделала этого с самого начала. Но я тогда не сомневалась в виновности Кипа и была слишком поражена случившимся. Когда автор заметки взял трубку, я объяснила ему, кто я такая (естественно, сначала он заявил, что никогда не слышал обо мне), а затем сказала, что мне необходимо знать, с чьей подачи он смешал меня с грязью.

— Обычно мы не выдаем источники, — ответил он, наконец «вспомнив» меня. — Но поскольку статья прошла у нас так давно и никто, кроме вас, ею не интересуется, я могу сказать вам, что проговорился кто-то из вашего окружения.

— Из моего окружения? Что вы имеете в виду?

— Кто-то из ваших людей. Ваш агент, или менеджер, или специалист по связям с общественностью, или что-то вроде того. Сейчас я точно не помню ее должность.

Значит, это был не Кип. Ее должность. А поскольку оба раза звонила женщина, это могло быть одно и то же лицо. Но я не очень-то доверяла автору статьи.

— Такого не может быть, — возразила я. — В статье меня представили в самом дурном свете, она сильно повредила моей профессиональной карьере. В те времена, когда у меня были «свои люди», все они были заинтересованы в росте моей карьеры, а не в ее подрыве. Почему же тогда кто-то из них, как вы выражаетесь, «проговорился»?

— Я понятия не имею, кто, что и зачем делает, — сказал он. — Звонившая сюда девица намекнула, что вам бы хотелось, чтобы история получила огласку, но без вашего участия. По ее словам, вам надоел ваш муженек с его бесконечными изменами, и вы хотите от него избавиться — причем так, чтобы никто не знал, что инициатива исходит от вас. Мы это напечатали. Вот и все, что мне известно. Счастливо!

Он положил трубку.

Понятно. Как бы то ни было, обе статьи организовала женщина «из моего окружения», которой известны все мои секреты. И, если верить редактору «Нью-Йорк пост», она говорила моим голосом, подражала мне…

Подражала мне! А разве Диана не подражала мне, когда занималась со мной по методике доктора Ви-ман? Разве не освоила она мою роль, когда давала мне уроки?

Нет. Не может такого быть. Моя верная, моя преданная Диана! Конечно, она, как сказал журналист «Инквайрер», принадлежала к числу «моих людей». Все совпадает. Но зачем ей было губить мою карьеру, разлучать меня с Брэндоном? Неужели она…

Я вспомнила, как однажды Диана сказала: «Во мне гораздо больше честолюбия, чем вы думаете». Она сама просила меня о повышении, хотела, чтобы я перевела ее со скромной должности ассистента на должность квалифицированного специалиста, который занимается с пациентами. Быть может, ее желание было так велико, что она была готова добиться своего любой ценой — даже ценой моей карьеры? Возможно, она строила против меня козни, чтобы потом сказать: «Доктор Виман вышла из игры, теперь я могу делать то, что делала она, и даже лучше!» Пусть она не защищала диссертацию в области лингвистики, но она изучила методику доктора Виман на практике. Она могла позвонить в «Инквайрер», решив, что одной статьи будет достаточно, чтобы погубить меня. Но я не сдалась и продолжила свою практику, тогда она выждала время и совершила вторую попытку, с «Нью-Йорк пост».

А что, если честолюбие тут ни при чем? Что, если Диана просто мстила мне? Она же говорила, что я унижаю ее своим высокомерием, не уважаю ее потребности, не выражаю соболезнований по поводу ее сломанных ногтей, не считаю ее человеком… Да, я знала, что с некоторых пор она была недовольна мной, своей начальницей, но, вероятно, недооценивала степень ее недовольства.

Боже мой, ну конечно, это Диана! От волнения у меня застучало в висках. Как она могла?!

Я всегда была слишком импульсивна и торопилась с выводами, но сегодняшние события окончательно сбили меня с толку. Я вскочила с места и фурией влетела в приемную. Диана сидела за своим столом и с самым безмятежным видом подстригала ногти.

— Сейчас же оставь в покое ножницы! — рявкнула я.

Она удивленно взглянула на меня.

— Но почему? Вам они нужны? У меня в ящике есть запасной набор.

Диана потянулась к ящику, но я схватила ее за руку.

— Мне не нужен твой маникюрный набор! Я хочу знать правду, Диана!

— О чем?

— Об этой грязной газетенке! — Я кивнула в сторону газеты, валявшейся на столе у Дианы. Газета была развернута на злосчастной шестой странице.

— Ах это… — протянула она. — Вы хотите знать, что я о ней думаю? Или почему мистер Брок орал как сумасшедший?

— Нет, Диана. Я хочу знать правду о том, как история о нас с Брэндоном попала в газету. Я предполагаю, что попала она туда благодаря тебе — так же, как и в прошлый раз.

У Дианы рот раскрылся от удивления.

— Теперь вы рассуждаете, как сумасшедшая.

— Я сумасшедшая?! А не ты ли много лет работала бок о бок со мной? Не тебе ли была известна каждая деталь моей профессиональной биографии? Не ты ли претендовала на роль моего последователя и хотела перенять у меня мое дело? Что ты можешь сказать в свою защиту, Диана?

Она в недоумении уставилась на меня, будто не верила собственным ушам. Я решила, что, если она сейчас засмеется, я убью ее.

— Вы шутите? — наконец проговорила она. — Испытываете на мне очередной сценарий?

— Я не шучу! Кто-то рассказал газетчикам о нас с Броком, и я подозреваю, что это сделала именно ты. Так что лучше скажи мне, зачем ты так поступила. Тогда я смогу объяснить Брэндону, кто это сделал и почему, мы с ним помиримся и снова будем вместе.

Теперь Диана была в ярости. Она вскочила и подошла ко мне вплотную, чуть не ослепив меня блеском золотого кольца, торчавшего в ее правой ноздре.

— Слушайте, доктор Виман! — Она ткнула в меня пальцем. — Вы, видно, не в себе, раз выдвигаете против меня такие кошмарные обвинения. Но я буду защищаться, чтобы поставить вас на место! Вы готовы?

Я скептически покачала головой:

— Конечно, готова. Давай, выкладывай.

— Итак, первое. Я не могла обратиться в газету в прошлом году, потому что даже не знала, что у вас были проблемы в семье. Тогда вы не делились со мной подробностями своей личной жизни. Вы тогда ничем не делились со мной! Я пребывала в полном неведении о ваших проблемах, вы же вели себя как Снежная королева. Или вы уже забыли?

Ладно, откажемся от этой гипотезы. Я действительно не говорила ей об измене Кипа. Совсем забыла.

— Второе, — продолжала Диана, — зачем было мне публиковать историю о мистере Броке и делать из него дурака? Он неплохой парень. Кстати, именно благодаря мне вы стали встречаться. Или вы и об этом забыли, доктор Виман?

— Хорошо, что ты мне напомнила. Ты втайне от меня сходила к нему и рассказала о моих чувствах. Может быть, в твоих привычках совершать поступки тайно от меня? Ты, наверное, всегда так делаешь?

Тут Диана разошлась не на шутку:

— Да если бы я втайне от вас не пошла к нему и не сказала о ваших чувствах, вы бы с ним вообще не стали встречаться! На вашем месте я бы в ногах у меня валялась, а не собак на меня вешала!

Меня передернуло от ее грубости, но я не могла не согласиться, что она сыграла решающую роль в нашем воссоединении с Броком. Уж не поторопилась ли я с обвинениями? Но я уже завелась и не могла остановиться:

— У меня есть подозрение, что ты свела нас нарочно, чтобы я увлеклась своим романом и забыла о деле. А пока я бы крутила любовь, тебе бы ничего не стоило присвоить себе мою методику!

Диана вздохнула:

— Вот вы умная женщина, а такую чушь несете.

— Почему чушь?

— Если бы вы отошли от дел, что бы случилось со мной?

— Ты бы смогла начать свое собственное дело. Стала бы новым проповедником знаменитой методики доктора Виман.

— У меня для вас новость: методика доктора Виман больше не является знаменитой.

— Она все еще знаменита, можешь не сомневаться!

— Ладно, не буду спорить. Но дело не только в этом. Я не хочу открывать свое дело. До сегодняшнего дня мне нравилось у вас работать. Думаю, я вообще не смогла бы работать самостоятельно: у меня не такой характер. И на низкий поступок, в котором вы меня обвиняете, я бы не пошла — это тоже не в моем характере.

Насчет самостоятельности и независимости Диана, пожалуй, была права. Она удивляла меня многими качествами, но не этими.

— Третье, — продолжала она. — В «Нью-Йорк пост» написано, что мистер Брок тайно брал у вас уроки. Для меня это было новостью: вы никогда не говорили мне, что это надо скрывать. Вы ничего мне о нем не говорили, кроме того, что он преуспевающий бизнесмен и что он много путешествует. Для меня в том, что он приходил сюда каждый вторник, не было ничего особенного. Так что напрасно вы пытаетесь меня оклеветать, только время зря теряете. Кроме того, вы так обидели меня, что я увольняюсь.

— Увольняешься?!

Только этого мне не хватало! Я не могла позволить ей уйти — особенно после того, как она так мастерски опровергла мои обвинения. Как я вообще могла ее заподозрить? Конечно, разлад с Брэндоном выбил меня из колеи, но несправедливо винить Диану во всех моих бедах. Я больше не верила в гипотезу о ее виновности и посягательствах на мое место. Но кого еще винить, я тоже не знала.

— Да, увольняюсь, — ответила она. — А зачем мне здесь оставаться?

— Затем, чтобы продолжать работать со мной, — сказала я, потупившись. — Я прошу у тебя прощения, Диана. Я была не права, поторопилась с выводами.

«Так же, как Брэндон поторопился с выводами обо мне», — подумала я и продолжила:

— Такие вещи могут довести до паранойи. Начинаешь думать, что никому нельзя доверять. Даже самым близким.

Она немного умерила свой пыл.

— Я понимаю, что вы расстроены, но из всех людей выбрать именно меня в качестве объекта для своих атак…

— Мне очень стыдно за себя. Ты всегда служила мне верой и правдой и была надежным другом. Без тебя моя практика просто остановилась бы. И, как ты справедливо заметила, с Брэндоном я бы без тебя никогда не сблизилась. Возможно, теперь мы с ним расстанемся, но нам было так хорошо вместе! Я в неоплатном долгу перед тобой, Диана.

— В неоплатном? — переспросила она и покачала головой. — Отчего же? Думаю, сейчас самое время попросить вас повысить мне зарплату. Ну, хотя бы на двадцать процентов. Как вы на это смотрите?

24

Вычеркнув Диану из списка подозреваемых, я засела в своем кабинете и стала вспоминать, у кого из моих знакомых женщин на меня «зуб». Но, честное слово, пусть это прозвучит нескромно, я не вспомнила ни одной. Разве что Келси. Она-то наверняка меня недолюбливала: я не только «испортила» ее настоящего мужчину, а еще и увела его. Возможно, она смотрела бейсбольный матч по телевизору и увидела, как Брэндон поднял меня на руки. А ведь когда-то он так поднимал ее! Она могла затаить на меня обиду. Кроме того, Келси наверняка знала, что Брэндон ходил ко мне на занятия и не хотел разглашать эту информацию. Она вполне могла позвонить в «Нью-Йорк пост» — в отместку нам обоим.

Разумеется, к статье в «Инквайрер» она не имела никакого отношения: год назад мы с ней даже не были знакомы. Однако это не снимало с нее подозрений в причастности к последнему случаю.

«Это мысль, — подумала я. — Надо к ней съездить и все выяснить».

На следующее утро я отыскала адрес Келси в справочнике по Манхэттену, поехала в город и ни свет ни заря заявилась к ней, не предупредив ее о своем визите заранее. Понимаю, что поступила бестактно, но мне хотелось застать ее врасплох, чтобы она не успела подготовиться к моим вопросам.

Келси жила в уютном старом доме в западной части Манхэттена. Я нашла ее имя в списке перед входом в подъезд и нажала на кнопку. Раздался звонок.

— Слушаю, — отозвалась Келси.

«Слава богу, она дома!» — с облегчением подумала я.

— Доставка на дом, — сказала я голосом мальчишки-подростка.

— Доставка чего?

— Образцы драпировочных тканей, — ответила я в надежде, что с момента нашей встречи Келси не сменила профессию.

— Хорошо. Секундочку, — сказала она.

Я подумала, что она, наверное, еще не одета и ей надо накинуть халат. Прошло несколько минут, прежде чем она впустила меня. Я вызвала лифт, поднялась и позвонила в квартиру, над дверью которой было написано ее имя.

Я понимала, что Келси удивится, когда увидит меня, — в конце концов, она ожидала увидеть на пороге курьера, а не бывшую подругу своего бывшего любовника. Однако я сама удивилась не меньше: во-первых, из одежды на ней было только прозрачное неглиже, а во-вторых, она была не одна. За ее спиной стоял Брэндон! Мой Брэндон. Правда, в отличие от Келси, выглядел он вполне прилично — на нем был застегнутый на все пуговицы костюм-тройка — но все-таки!

— Что вы здесь делаете?! — воскликнула Келси, увидев меня.

— Что ты здесь делаешь?! — воскликнула я, увидев Брока.

— Это не то, что ты думаешь, — сказал он на безупречном Языке мужчин и открыл дверь пошире, чтобы я вошла, хотя Келси не приглашала меня.

— Когда мужчина говорит: «Это не то, что ты думаешь», всегда оказывается даже хуже, чем думаешь, — ответила я на безупречном Языке женщин. — Может быть, ты объяснишь, что ты делаешь в ее доме в такую рань?

— Лучше вы объясните, как вы здесь оказались, — сказала полуголая Келси, встав между нами. — Мы с вами почти незнакомы, а вы врываетесь ко мне в дом в такой ранний час под видом продавца тканей!

— По-вашему, для меня это ранний час, а для него нет? — Я кивнула в сторону Брэндона.

— Я заехал сюда по дороге на работу, чтобы поговорить с Келси. Только и всего.

Наши взгляды встретились.

— Да, конечно, вы беседовали с Келси! И что же вы обсуждали? Состав питательной смеси для завтрака? Может быть, рибофлавин?

— Что бы мы с Брэндоном ни обсуждали, вас это не касается, — вставила Келси.

— Подожди, Келси, — сказал Брэндон. — Честно говоря, Линн, это касается как раз тебя.

— Премного благодарна, — оборвала его я, — но я как-нибудь обойдусь без твоей помощи.

Я прошла в гостиную и села на нечто, похожее на диван. Он был кожаный и на ножках, но по форме напоминал почку, только почему-то фиолетового цвета. «Видимо, результат дизайнерских изысканий Келси», — решила я. Келси и Брэндон продолжали стоять.

— Итак, — сказала я, усаживаясь поудобней, — я приношу свои извинения за вторжение в ваше любовное гнездышко, но мне хотелось бы задать Келси несколько вопросов.

— Кажется, я знаю, что это за вопросы. Я уже их задал сам и собирался уходить.

Уходить? Несмотря на то что я застала Брэндона в квартире его бывшей любовницы и он не бросился передо мной на колени, чтобы вымолить прощение, мне не хотелось, чтобы он уходил. Кто знает, когда еще представится возможность напомнить ему, как хорошо нам было вместе?..

— Видишь ли, когда мы с тобой расстались вчера, мне стало казаться, что я несправедливо обвинил тебя, — признался он.

— Правда? — с надеждой спросила я. Но тут же подумала, что, если бы он осознал свою ошибку, он поехал бы ко мне, а не к Келси.

— Повторяю, мне так показалось, — добавил Брендон. — Вчера я сказал тебе, что о наших занятиях знали только члены совета директоров «Файнфудз» и Наоми. Однако это не так.

— Не так?

— Не совсем так. Я не подумал, что еще один человек знал о наших занятиях, и этот человек — Келси.

— Точно! — подхватила я. — Я приехала сюда по той же причине: чтобы заставить ее признаться.

— Так вот, должен сказать, она тут ни при чем. Я надеялся, что это сделала Келси, потому что в таком случае мы с тобой могли бы продолжить наши…

— Только если ты попросишь у меня прощения! — сказала я.

— Не перебивай. Кое-кто учил меня, что перебивать нехорошо.

— Та, которая учила тебя этому, была неравнодушна к тебе. Но за все свои усилия она получила от ворот поворот.

Он не обратил внимания на мои слова.

— Как я уже сказал тебе, Келси не звонила в «Нью-Йорк пост», Линн. Она даже не читала эту статью и ничего о ней не слышала. Келси три недели провела в Лос-Анджелесе, у своей матери, и вернулась только сегодня утром. Она еще даже не добралась до постели.

— Ты хотел сказать, еще не ложилась спать? — поправила я его.

Я не могла смириться с мыслью, что он с ней заодно, но еще больше злилась, что когда-то они были любовниками.

— И кстати, то, что она была в Лос-Анджелесе, не снимает с нее подозрений, — продолжала я. — Если я не ошибаюсь, там есть телефоны. Она могла позвонить в «Нью-Йорк пост» оттуда. Кроме того, она могла оказаться маленькой лгунишкой… — Я окинула взглядом Келси, которая была намного выше меня ростом, и добавила: — Ну, насчет «маленькой» я погорячилась, конечно. Я просто хотела сказать что, возможно, она все выдумала и никуда на самом деле не ездила. Люди в таких случаях обычно не признают свою вину.

— Могу я тоже принять участие в разговоре? — раздраженно сказала Келси. — Я могла бы представить билет на самолет в качестве доказательства, но вы, по-моему, так увлечены своей беседой, что на вас это не произведет впечатления. Ты, Брэндон, заявился ко мне сегодня чуть свет с вопросом, не пыталась ли я погубить твою репутацию! Если хочешь знать, мне дела нет до твоей репутации. В тот вечер, когда я ушла из ресторана, я сказала себе: «Келси, уноси отсюда ноги и найди себе настоящего мужчину вместо этого слабака, который в штаны готов наложить, когда я заказываю соус отдельно от салата».

— Постойте! — вмешалась я. — Брэндон — и есть настоящий мужчина. Он джентльмен…

— Премного благодарен, — сказал Брэндон, — но я как-нибудь обойдусь без твоей помощи. Мне от нее пользы, как от крема от морщин.

— Мужчины не пользуются кремом от морщин, пойми ты, ничтожество! — заявила Келси. — Видите, во что вы его превратили, — вы, с вашим Бабьим языком?

— Выбирайте выражения, когда говорите о методике доктора Виман, — сказала я.

Она засмеялась мне в лицо.

— Неужели вы думаете, что я стала бы тратить время на вас, звонить в газеты, чтобы испортить вашу репутацию? У вас нет никакой репутации, доктор Виман! И никогда не будет!

— Это лишнее, Келси, — вступился за меня Брэндон. — Можешь издеваться надо мной сколько угодно, но оставь в покое Линн.

— Прошу прощения, — сказала она, откинув назад свои светлые волосы, — я что-то не понимаю, если она тебе так дорога, то почему вы в ссоре?

Он не ответил — видимо, потому, что ему нечего было сказать.

— Раз ты, Брэндон, веришь, что Келси непричастна к заметке в «Нью-Йорк пост», значит, я все еще под подозрением? — спросила я.

Он собирался ответить, но Келси опередила его:

— Послушайте, я устала. Я вторые сутки на ногах. Так что я бы попросила вас обоих попрактиковаться в Языке женщин где-нибудь в другом месте и позволить мне немного поспать.

— Не смею мешать, — сказала я. — Подумаешь! Вчера меня тоже выгнали из одного дома. — Я многозначительно посмотрела на Брэндона.

— Я не выгонял тебя вчера, Линн, — отозвался Брэндон, когда мы проходили в прихожую. — Я просто закончил разговор. Мы объяснились, и я понял, что…

— Желаю удачи! — насмешливо сказала Келси, выпроваживая нас за дверь.

Какое-то время мы молча смотрели друг на друга.

— Ну, что? — наконец произнесла я, прикоснувшись к его руке. Привычка.

— Все замечательно, — ответил он. — В моей компании специалисты по связям с общественностью свое дело знают. Они взяли под контроль шестую полосу «Нью-Йорк пост», так что, я надеюсь, эта история не расползется, как компьютерный вирус.

— Я тоже на это надеюсь.

— А как твои дела?

— Плохо. Я не звонила в газету, Брэндон. При мысли, что ты винишь во всем меня, становится просто невыносимо.

Он пожал своими широкими плечами:

— А кто же, если не ты? Я проверил Келси, ты же видела. Она этого не делала. Больше мне некого подозревать.

— В таком случае постарайся послушать меня. Когда мы начинали заниматься с тобой, ты не блистал умением слушать людей, помнишь?

На его лице появилось некоторое подобие улыбки. Хотя, возможно, он просто состроил гримасу. Трудно сказать.

— Я думала, что благодаря нашим занятиям мы справились с этой проблемой. Я думала, что ты научился слушать, сочувствовать, делиться своими переживаниями…

— Я научился, Линн, но ты стала другой. Ты не сдержала слово.

— Это неправда, — спокойно сказала я. — Давай попробуем разобраться вместе. Как ты считаешь, мог ли человек, с которым ты даже не знаком, позвонить в газету?

— Зачем тогда ему создавать мне неприятности?

— Не ему, а ей.

— Ей?

— Да, я думаю, что это сделала женщина. И почему ты не допускаешь мысли, что она хотела навредить не тебе, а мне? А что, если за обеими статьями — в «Нью-Йорк пост» и в «Инквайрер» — стоит один и тот же человек, и целью обеих статей было досадить мне?

— Неубедительно! В последней статье ты предстаешь в выгодном свете, не забывай об этом. Тебе нужна была реклама — ты ее получила.

— Но я потеряла тебя! — Мой голос дрогнул. — А я меньше всего хотела этого.

— Видимо, ты выбрала, что для тебя важнее, и решила рискнуть мной для пользы дела.

— Но я ничего не выбирала! Допусти на секунду, что я не делала того, в чем ты меня подозреваешь! Но он не слышал меня.

— Ладно, Брэндон. Возможно, я плохо объясняю или это еще один пример того, как мужчина и женщина не понимают друг друга.

Он покачал головой:

— Тут дело не в понимании, а в доверии.

— Пусть так. Так что мы решили?

— Пока ничего.

Пока…

Не знаю, понял ли он, но это короткое слово придало мне силы. Между словами «пока» и «никогда» простирается пропасть. Под словом «пока» подразумевается воодушевляющее «когда-нибудь» или даже «скоро». Теперь передо мной стояла непростая задача — вывести на чистую воду моего тайного врага. Так что в ближайшее время мне было чем заняться.

25

Брэндон не ошибся в прогнозах, когда сказал, что заметка в «Нью-Йорк пост» создаст мне неплохую рекламу. У меня появилось то, о чем я раньше могла только мечтать: пациенты. Вскоре после появления статьи в газете телефон в моей приемной начал звонить без остановки, как в прежние времена. Среди звонивших были не только мужчины, нуждавшиеся в моей профессиональной помощи, — звонили издатели, телевизионные продюсеры, редакторы журналов. Все они хотели со мной встретиться и поговорить на тему «чудесного преображения Брэндона Брока». По иронии судьбы, мне позвонил тот самый журналист из «Форчун», который написал статью о «самом суровом начальнике Америки», и предложил сделать материал о том, какое применение можно найти методике доктора Виман в отделах кадров организаций. Иными словами, я возродилась из пепла. Моя мечта сбылась: благодаря Брэндону я восстановила свою репутацию. Но я потеряла его — и теперь праздновала пиррову победу.

Чтобы не компрометировать Брэндона, я не давала никаких интервью. Но пациентам я не отказывала: мне нужны были деньги, и, кроме того, приятно было снова чувствовать себя востребованной. Сознание того, что я нужна людям, приносило мне большее удовлетворение, чем выступления в программе «С добрым утром, Америка!».

Я была так занята на работе, что на поиски моего тайного врага совсем не оставалось времени. Только дома я предавалась размышлениям, пытаясь вычислить, кто же это мог быть. В конце концов я пришла к выводу, что за подсказкой надо обратиться к человеку, с которого начались мои злоключения, — к Кипу. Я решила узнать, что ему известно, или по крайней мере выжать из него все, что можно.

Прежде всего нужно было найти его. Первое время после нашего развода я исправно выплачивала ему денежное содержание каждый месяц, как было оговорено в брачном контракте. Тогда он жил где-то неподалеку от Плезантвила. Но вскоре я перестала переводить ему деньги, потому что он всякий раз возвращал мне чеки. Полагаю, он делал это для успокоения совести. Я не настаивала: решила, что лучше приберечь свои скудные средства, чем тратить их на содержание такого жалкого создания, как Кип. В общем, я надеялась, что он жил там же, где и прежде.

Однако, когда я позвонила ему, автоответчик сообщил, что телефон Кипа изменился, и продиктовал новый номер, начинавшийся с тех же цифр. «Значит, он переехал, но недалеко», — подумала я, набирая новый номер.

Трубку взяли сразу.

— Привет, Кип, — сказала я как ни в чем не бывало.

С момента нашего последнего разговора с ним столько воды утекло, что моя ненависть к нему прошла, чувства остыли. Теперь осталась только обида. Даже если он не был причастен к статье в «Инквайрер», он все равно изменил мне с другой женщиной. Такие вещи не забываются — ты продолжаешь жить своей жизнью, но обида не проходит.

— Линн, это ты?! — удивился он.

Я решила сразу перейти к делу, чтобы обойтись без его излияний чувств.

— Мне надо поговорить с тобой. Можно я приеду?

— О, конечно, можно! Мы же сто лет не виделись! С тех пор как мы расстались, я прошел долгий путь и в результате душевных исканий пришел к выводу, что наши отношения…

— Так мы встретимся? — перебила его я.

Я попыталась убедить себя в том, что с моей стороны это самозащита, а не Язык мужчин. Но разве не так Брэндон объяснял свое поведение на первых занятиях? Разве не говорил он, что он перебивает женщин на собраниях, потому что они могут говорить до бесконечности?

— Конечно, встретимся, — пробормотал Кип. — Но ты своим звонком застала меня врасплох. Мне так неловко, просто не знаю, что сказать…

— Скажи мне, где ты живешь, Кип. Насколько я понимаю, ты переехал.

— Да. Я теперь живу в таком же милом и уютном загородном доме под сенью леса, как дом, в котором мы с тобой…

— Адрес, Кип! Дай мне адрес.

Он назвал мне свой адрес.

— Что ты делаешь завтра вечером? Я могу подъехать к восьми.

— В восемь? Хорошо. Мне приготовить легкий ужин? Здесь поблизости есть замечательный рыбный рынок, и я могу зайти туда и купить свежую…

— Нет, ничего не надо, спасибо. До завтра!


«Загородный дом» Кипа был в два раза больше моего жилища. И, судя по роскошной обстановке, мой бывший муж не умирал от голода без моей материальной помощи. То ли ремесло плотника стало более прибыльным, то ли он нашел другой источник дохода.

— Ты точно не будешь есть? — спросил он, когда я села за стол на кухне.

На полках, которые он наверняка сделал сам, стояли наши кулинарные книги. Он их забрал с собой, когда я выгнала его из дома. «Интересно, для кого он теперь готовит?» — подумала я.

— Точно.

— Может, хоть что-нибудь перекусишь?

— Я пришла не для этого.

— Хорошо-хорошо. — Кип уселся за стол рядом со мной. — Как твои дела?

— У меня были и взлеты, и падения, — сказала я. Судя по его виду, у него были одни только взлеты: он оставался таким же привлекательным и подтянутым, как прежде. — Но я хочу поговорить с тобой о моих падениях — в частности о статье в «Нэшнл инквайрер».

— Только не «Инквайрер»! — взмолился он, запустив руки в свои густые темные волосы. — Я знаю, сколько боли тебе причинила эта статья, и не хочу, чтобы ты плакала.

Я засмеялась в ответ:

— Из нас двоих обычно плачешь ты, а не я. Мне нужен честный ответ. Теперь тебе незачем обманывать меня, Кип. Мы разведены, и у каждого из нас своя жизнь. Давай расставим все по местам, и ты скажешь мне правду.

Он кивнул:

— Значит, ты хочешь расставить все точки над «и».

— Правильно, — ответила я, вспомнив, что Брэндон обычно смеялся над этим выражением. Господи, как бы мне хотелось, чтобы вместо этого женоподобного создания рядом со мной сейчас был Брэндон!

— Если ты все еще думаешь, что я тебя предал, то ошибаешься.

Судя по выражению его лица, он все еще был обижен.

— Ладно. Я кое-что узнала и верю, что ты сам не звонил в эту газетенку. Но могла позвонить твоя подруга, а вы бы потом поделили деньги на двоих.

— Линн, Линн! — горестно вздохнул он. — Да, я изменял тебе. Я обманывал тебя. Но я никогда не переставал любить тебя. Я и сейчас тебя люблю. Ты такая красивая, такая умная, ты самая…

— Прекрати!

— Но я говорю правду. Я люблю тебя. Я возвращал тебе чеки, потому что не хотел, чтобы ты обо мне плохо думала.

Его губы задрожали. Думаю, не стоит говорить, что последовало потом: я протянула ему бумажный носовой платок.

— Вот, — сказала я и, когда он немного пришел в себя, продолжила допрос: — Скажи мне правду, Кип. Твоя подруга звонила в «Инквайрер» или нет? Я не собираюсь нападать на нее с ножом, если тебя это тревожит. Мне просто надо знать.

Он прочистил нос.

— Тебе нужен честный ответ? Ты его получишь. Ответ такой: нет.

— Но как ты можешь говорить с такой уверенностью?

— Я спрашивал ее. Я подозревал, что она так поступила, чтобы досадить тебе.

— Досадить мне? — удивилась я. — Но с какой стати? Ты же мне изменял, а не ей!

— Но я любил тебя, а не ее. Она это знала. У тебя было то, о чем она могла только мечтать, — моя преданность. Она очень расстроилась, что ты не выгнала меня, узнав об измене. Я подозревал, что она позвонила в газету, чтобы ты обвинила во всем меня и рассталась со мной.

— Но она отрицала это?

— Полностью.

— И ты ей поверил?

— Да. Она заявила, что я обвиняю ее в недостойном поступке.

Еще бы! Какая женщина захочет, чтобы любимый человек считал ее отъявленной негодяйкой?

— Ты все еще встречаешься с ней?

— Нет. Я же сказал: я люблю только тебя.

— Хватит об этом. Значит, говоришь, вы расстались?

Он кивнул:

— Мы поссорились.

— Сожалею.

— А я не жалею. Я устал от нее.

— Кто она, Кип? Раз вы больше не встречаетесь, ты можешь мне сказать ее имя?

— Не могу. Мне бы не хотелось называть ее имя.

— Но почему? Я же сказала, что не ворвусь к ней в дом с ножом в порыве ревности. Мне просто интересно.

Но он был непреклонен:

— Да, я подлец, я изменял тебе, но позволь мне остаться порядочным человеком хотя бы сейчас.

Боже мой! Оказывается, рыцари еще не вымерли!

— Да брось ты. Скажи мне, кто она, Кип.

— Зачем ты так поступаешь, Линн? Все в прошлом, я не хочу причинять тебе лишнюю боль…

— Я тебе в третий раз говорю: это не причинит мне боль. Но я хочу знать!

Кип покачал головой:

— Не могу. Я дал ей слово.

«Вот как? — усмехнулась я про себя. — Тогда уж надо быть последовательным — мне ты тоже давал слово».

— Ладно, не хочешь — не говори, — сказала я вслух. — Скажи хотя бы, знаю ли я ее.

Он нахмурился.

— Так знаю я ее или нет?

— Ладно, твоя взяла! Знаешь! Но это все, что я могу тебе сказать. Ни слова больше.

— Успокойся. Все в порядке.

И что это он так разволновался? Возможно, его любовницей была агент по продаже недвижимости — она всегда строила ему глазки, когда мы приходили. Или наша соседка, которая просила его сделать ей обеденный стол, а потом пригласила нас, чтобы мы испытали его. Все равно это ничего не объясняет.

— Ты сейчас с кем-нибудь встречаешься? — спросила я, подводя разговор к концу.

— Да, но у нас с ней никогда не будет таких отношений, как с тобой…

— Интересно, кто же из вас заплатил за всю эту роскошную обстановку?

— Обошлось не без ее участия. — Тут он стыдливо покраснел.

— Значит, ты опять неплохо устроился. Поздравляю. Надеюсь, теперь ты будешь благоразумнее и не испортишь все, как в прошлый раз.

Кип опустил голову. Слезы были уже наготове. Я опять полезла в сумочку за носовыми платками.

— Ты когда-нибудь любила меня, Линн? — спросил он, всхлипывая.

— Не думаю. — Я была беспощадна, хоть и чувствовала, что разговариваю с моим бывшим мужем в последний раз в жизни. — Когда мы с тобой встретились, я понятия не имела, что такое любовь. Я долгие годы потратила на учебу, а потом ничего в жизни не видела, кроме работы. Я не подозревала о существовании других источников удовольствия. Я вышла за тебя замуж для того, чтобы расширить мои представления о мире, чтобы у меня появилась личная жизнь, романтические отношения…

— Но теперь, я вижу, ты узнала, что такое любовь. У тебя появился кто-то другой?

— Да, Кип. Появился.

«Пусть даже этот „кто-то“ презирает меня», — добавила я про себя.

На его глаза опять навернулись слезы.

— Я рад за тебя. Наверное, по моему виду не скажешь, но я рад. Помню, я был так же счастлив в тот день, когда мой отец сказал мне, что…

Я уже перестала обращать на него внимание, а он все еще что-то бубнил себе под нос. Господи, как мне могло прийти в голову, что это ничтожество причастно к статье в «Инквайрер»? К тому же ни Кип, ни его бывшая подруга, кем бы она ни была, не имеют никакого отношения к заметке в «Нью-Йорк пост», потому что никто из них не знал, что я давала уроки Брэндону.

Кажется, я зашла в тупик. Чтобы подстроить крушение чьей-либо карьеры, надо обладать умом и сноровкой, а у Кипа эти качества, мягко говоря, слабо развиты. К тому же он мужчина, а все мужчины, как я уже сказала, примитивные создания. Они не склонны обдумывать свои поступки и всегда действуют напролом. Если вы им не нравитесь, они от вас этого не скроют. А женщины… В общем, мы совсем другая порода. Мы сложнее. Мы облекаем свои чувства в слова, но далеко не всегда мы говорим то, что думаем. Если вы нам не нравитесь, вы едва ли догадаетесь об этом.

Кип продолжал плакать и что-то бормотать, а я тем временем окончательно уверовала, что обе статьи появились по вине женщины. Как ни печально, но мне пришлось признать, что один из самых распространенных диалектов Языка женщин — это Язык лицемеров. А значит, враг вполне может скрываться под маской подруги…

26

Вы, наверное, удивляетесь, почему я до сих пор не заподозрила участниц «мозгового треста» во всех этих злодеяниях. Но ведь речь шла о моих друзьях! Да, я только им доверяла все мои тайны, только им говорила об измене Кипа и занятиях с Броком, и поэтому, если вдуматься, только они могли разболтать обе истории. Но ведь я делилась с ними потому, что они были моими наперсницами, моими спутницами и я доверяла им.

Даже сейчас я испытываю муки совести при мысли, что я могла заподозрить их в предательстве. Они были со мной в самые тяжелые времена. Они утешали меня, когда моя карьера пошла прахом. И, самое главное, я была одной из них, отождествляла себя с ними!

Я уже говорила, что ни в школе, ни в институте у меня не было подруг, и поэтому участие в таком «братстве» стало для меня совершенно новым опытом. Благодаря Пенни, Изабелле, Гейл и Саре я ощущала себя не такой одинокой и замкнутой. Но, будучи новичком в дружбе, я не знала, чего можно ожидать от подруги, и вообще плохо представляла, какой смысл вкладывается в это понятие. Поэтому мои стандарты были непомерно высоки. Подозреваю, что мне нравились мои подруги прежде всего потому, что я нравилась им. Так что, хотя все они располагали той информацией, которая потом появилась в газетах, мне и в голову не приходило, что они могут иметь хоть какое-то отношение к моим бедам. Я считала, что женщина никогда не предаст женщину. Один мужчина может предать другого, но женщина — нет.

Конечно, как лингвист, специализирующийся на изучении языковых различий между полами, я должна была знать, что такое Язык лицемеров. Я изучала этот язык и читала о множестве случаев его применения. Иными словами, я знала, что женщины способны на предательство, но не прилагала этих знаний к моей ситуации. Я не думала, что такое может случиться именно со мной, не ожидала удара со стороны самых близких мне людей.

Итак, в тот вечер я ехала от Кипа, размышляя, кто из моих друзей мог предать меня, и вспоминая слова Брэндона, произнесенные им после встречи с ними: «Они, конечно, очень занимательные, но я бы на твоем месте был с ними начеку».

Тогда я отнесла его замечание на счет невроза, типичного для людей, которые пытаются выжить в «корпоративных джунглях», по выражению Брэндона. Но не оказались ли его слова пророчеством? Не была ли я слишком пристрастна к своим подругам? Пусть Брэндон был не самым вежливым собеседником, но, может быть, он лучше, чем я, разбирался в людях? Хотя во мне-то он ошибся, раз решил, что я способна хладнокровно нарушить свое обещание! Как бы то ни было, я решила позвонить на следующий день ему в офис в надежде, что он согласится обсудить со мной гипотезу о моих подругах. К тому же мне не терпелось увидеть его.

— Приемная мистера Брока, — сказала Наоми.

— Привет, Наоми. Это Линн Виман. Как дела?

— О, прекрасно! — защебетала она. — Представьте, мистер Брок подарил мне сегодня шелковый шарфик, желтый. Он так подходит к кофточке, которую он купил мне несколько месяцев назад…

— Очень мило с его стороны, — отозвалась я. — По какому же поводу?

— Без всякого повода. Просто потому, что он очень милый, внимательный и щедрый человек.

Да, раньше она отзывалась о нем иначе.

— Мне надо повидаться с ним, Наоми. Он сможет сегодня уделить мне несколько минут своего драгоценного времени?

Она тяжело вздохнула:

— Боюсь, что нет, доктор Виман.

— Хотя бы десять минут!

— Даже десять минут.

— Да бросьте, Наоми! Ко мне приходит по несколько пациентов в день. Но, тем не менее, я смогла найти десять минут для мистера Брока. А раз я смогла, то почему он не может?

— Боюсь, что для вас у него нет времени.

Теперь вздохнула я:

— Значит, от меня решили отделаться?

— Я в этом не виновата, доктор Виман! Поверьте, я и мысли не допускаю, что вы сфабриковали эту статью в «Нью-Йорк пост». Но, похоже, мистер Брок думает иначе. Он очень переживает…

— Он говорил вам об этом? — удивилась я.

— Да. Вы же знаете, что он теперь научился делиться своими чувствами. Он, конечно, обижается, но он все еще вас любит.

— Он так и сказал?

— Нет, но он любит вас.

— Откуда вы знаете?

— Вчера он назвал одну из наших сотрудниц вашим именем, Линн.

— А ее зовут по-другому?

— Нет, ее действительно зовут Линн. Но раньше он не помнил ее имени. Это означает, что он все время думает о вас и страдает. Вам так не кажется?

— Не кажется. Это означает, что он использует навыки, которые приобрел благодаря методике доктора Виман.

— Ах вот как…

— Послушайте меня, Наоми. Вы точно не можете устроить мне встречу с ним, хотя бы несколько минут?

— К сожалению, нет.

— Но вы сами сказали, что он страдает по мне. Вы же не будете стоять на пути истинной любви?

Мои слова произвели на нее должное впечатление.

— Так и быть, — сказала она, понизив голос. — Сегодня он обедает в Манхэттене. В двенадцать тридцать, в «Юнион-сквер кафе». Лиам отвезет его, высадит и будет ждать напротив кафе или поблизости, где будет место для парковки. На вашем месте, доктор Виман — только, ради бога, считайте, что я этого не говорила, — я бы села на заднее сиденье и дождалась возвращения мистера Брока из кафе.

— Наоми, это гениальная идея! — воскликнула я. — Но вы уверены, что мистер Брок не дал Лиаму тех же указаний по моему поводу, что и вам?

Наоми презрительно фыркнула:

— Лиам — водитель мистера Брока, и не более того, а я — его правая рука! Вы меня поняли?


В два часа я подходила к «Мерседесу», припаркованному в нескольких метрах от «Юнион-сквер кафе». Лиам сидел на водительском месте и ковырял в зубах спичкой. Я кинулась к машине, постучала в окно и знаком попросила Лиама пустить меня. Он кивнул и без колебаний открыл мне дверь. Я села на заднее сиденье.

— Какой приятный сюрприз, доктор Виман! — поприветствовал он меня. — Вы ждете мистера Брока?

— Да, Лиам, — сказала я. — Мне надо с ним переговорить, но я не хочу вмешиваться в его деловой обед. Вы не будете возражать, если я подожду его здесь?

— Конечно, не буду.

Он поинтересовался, устраивает ли меня температура в машине, не хочу ли я почитать газету, удобно ли мне. Я сказала, что все превосходно. Все, кроме одного маленького пункта — разрушенной личной жизни. Эту последнюю фразу, разумеется, я добавила про себя.

В двадцать минут третьего Брэндон в сопровождении двух азиатов вышел из ресторана и направился к машине. Когда они приблизились, я услышала, как Брэндон спросил их:

— Вас довезти до гостиницы?

«Чудесно! — подумала я, вжимаясь в сиденье. — Сейчас тут будет целая машина народу!»

Я надеялась, что спутники Брэндона вежливо откажутся, но они изъявили желание доехать до гостиницы в его машине. Я пришла в ужас. Теперь Брэндон будет в ярости не только от того, что я устроила ему засаду в его собственном автомобиле, но еще и от того, что я вмешалась в его дела.

Пока я судорожно соображала, что делать, Лиам выскочил из машины и открыл заднюю дверь перед своим начальником.

— Нет, Лиам, — сказал ему Брэндон. — Я сяду на переднее сиденье, чтобы мои японские друзья могли расположиться на заднем со всеми удобствами.

Я молча ждала, когда японцы проберутся на заднее сиденье и обнаружат меня.

— О, прошу прощения! — сказал тот, который садился в машину первым. Он хоть и удивился, но все же отвесил мне поклон.

— Вам не за что просить прощения, — любезно сказала я. — Садитесь, места всем хватит.

Услышав мой голос, Брэндон заглянул в машину, затем, будто не поверив своим глазам, заглянул еще раз. Его лицо выразило сначала удивление, потом удовольствие и, наконец, ярость, когда он вспомнил, что в обиде на меня. Я знала, что он не устроит мне сцену при своих партнерах, но было видно, что он еле сдерживается.

Чтобы избежать вопроса: «Что ты здесь делаешь?», я завела разговор с нашими новыми попутчиками. Они представились и протянули мне свои визитки.

— Я журналист, освещаю дела «Файнфудз», — сказала я. — Время от времени, когда нужно что-либо обсудить с мистером Броком и я не хочу отвлекать его от дел, я езжу с ним в машине.

— Экономия времени — хорошая вещь. Это очень рационально, — отозвался один из японцев.

— Спасибо, — сказала я и подумала, почему, интересно, иностранцы всегда говорят по-английски лучше, чем мы, американцы, говорим на их языке — путаясь в спряжениях и коверкая слова.

Между тем Брэндон сел рядом с Лиамом и велел ему ехать к гостинице «Валдорф Астория».

— Вы можете обсуждать ваши дела, — обратился ко мне другой японец. — Мы не будем вам мешать.

— Очень любезно с вашей стороны. — Я наклонилась к Брэндону: — Мне надо срочно поговорить с вами о тех двух газетных статьях, которые принесли нам столько неприятностей, мистер Брок. Я, кажется, начинаю догадываться об источнике их происхождения. У меня появилась новая гипотеза.

Он даже не обернулся — я говорила, глядя ему в затылок, — но все-таки ответил мне:

— Что еще за теория? Я всю ночь спать не буду, если не узнаю ее.

Опять строит из себя умника! Но я не могла позволить себе обидеться.

— Вы помните, мы однажды обедали с четырьмя женщинами, моими подругами? Вы еще потом сказали, что они, конечно, очень занимательные, но с ними следует держаться начеку?

Мне казалось, что японцы не обращают на нас никакого внимания, но, как выяснилось, я ошибалась. Один из них неожиданно засмеялся.

— Прошу прощения, что перебиваю вас, но вы, кажется, сказали, что следует подержать четырех женщин за щеку?

Он снова засмеялся. Второй японец присоединился к нему.

— Не «за щеку», а «начеку», — поправила я. — Это два разных слова.

Ну вот! Неужели опять проблемы языкового барьера? Японец еще раз извинился, а Брэндон наконец повернулся ко мне.

— Помню, — отвил он на мой вопрос. — А теперь скажите мне, при чем тут они.

— Я подозреваю, что эти самые женщины сфабриковали обе статьи. Но мне интересно, почему вы решили, что им не стоит доверять?

— Женщинам вообще не стоит доверять, — опять вмешался один из японцев. — Поэтому мы им и не доверяем!

Снова «ха-ха-ха».

— Прошу прощения?

— У них особая манера поведения, — пояснил он. — Для нас это загадка. Поэтому мы им не доверяем.

— Значит, вы никогда не делитесь с женщинами своими чувствами и переживаниями? Не говорите им, что вам грустно или что вы испытываете неловкость?

Знаю, мне бы следовало придержать язык. Но это был вопрос принципа, профессиональной гордости.

— Неловкость? Японские мужчины никогда не испытывают неловкости. Вот женщины вечно находятся в замешательстве. Приведите женщину в ресторан — и она будет долго-долго изучать меню, не зная, что выбрать. И в конце концов мужчине придется принять решение за нее.

— Вы очень любезны, — сказала я.

Брок обернулся и гневно посмотрел на меня, но я не обратила на него внимания.

— А вам никогда не приходило в голову, что женщины просто боятся вас? Что вы их запугали, что вам надо изменить сам принцип отношений с ними, позволить им почувствовать себя на равных с вами?

— На равных? — переспросили оба японца в один голос.

— Позвольте мне кое-что спросить у вас, — продолжала я, решив, что они не поняли меня. — Вы разговариваете с женщиной, когда она выбирает, что ей заказать в ресторане?

— О чем? — удивленно спросил один из японцев. — Мы не разговариваем с женщинами за едой. Мы читаем газету или продолжаем работать на карманном компьютере.

— Итак, вы избегаете разговора. А значит, избегаете близости.

— Что она имеет в виду? — обратился один из японцев к Брэндону.

— Я сама могу ответить за себя! — возмутилась я. — Я имею в виду, что…

Я этот момент мы подъехали к гостинице.

— Вот «Валдорф», — сказал Брэндон. — Она в другой раз расскажет вам, что имеет в виду.

Наскоро попрощавшись со мной, наши попутчики вышли из машины, и Брэндон отправился их провожать. Они долго раскланивались у входа в гостиницу. Когда японцы наконец удалились, Брок вернулся в машину и велел Лиаму довезти нас до его офиса.

— Скажи, что ты не сердишься на меня, — попросила я, когда мы отъехали от гостиницы.

— За что? За лекцию, которую ты прочитала моим японским друзьям, или за твое вторжение в мой автомобиль?

— За вторжение. Что касается твоих японских друзей, тот тут я себя не контролировала.

— Честно говоря, я уже засомневался в своих чувствах к тебе.

— Не сомневайся. Наоми говорит, ты все еще любишь меня.

— Неужели?

— Представь себе. А теперь позволь мне по дороге в офис изложить свою гипотезу. Ты не против?

— Я же не могу выбросить тебя из машины на полном ходу, Линн.

— Вот и хорошо. Итак, моя гипотеза состоит в том, что обе статьи могли сфабриковать мои подруги-в «Инквайрер» и в «Нью-Йорк пост». Я никому, кроме них, не рассказывала о проблемах с Ки-пом. И только они знали, что ты был моим пациентом.

— Ты им говорила, что я был твоим пациентом? Я думал, они знали только, что мы встречались.

— Конечно, я говорила им. Ты, наверное, забыл. При них я впервые увидела твою фотографию в «Форчун». С ними я поспорила, что смогу превратить «самого сурового начальника Америки» в «самого гибкого руководителя». Тогда они поддерживали меня…

— Ну, и почему ты говоришь все это мне?

— Ты не понимаешь? Я подозреваю, что они только притворялись, будто поддерживают меня. Возможно, одна из них затаила на меня злобу и хорошо ее скрывала. Поэтому я хочу знать, какое впечатление у тебя сложилось о каждой из них.

— Честно?

— Конечно, честно! Иначе наш разговор не имеет смысла.

— Тогда слушай. Пенни — это акула. Изабелла — дурочка. Гейл — истеричка. Сара — законченная эгоистка. Не сердись, пожалуйста: ты сама на это напросилась.

Меня, конечно, обидели нелестные характеристики, которые Брендон дал моим подругам, но, честно говоря, он не сказал ничего нового. Я прекрасно знала все их недостатки и принимала Пенни, Изабеллу, Гейл и Сару такими, какие они есть, — и взамен получала их безграничную преданность. По крайней мере, мне так казалось. Теперь же я не знала, что и думать.

— Так, значит, ты согласен, что одна из них могла разболтать обе истории?

— Вполне возможно. Только зачем им так поступать? Вот у тебя были для этого причины. По крайней мере, в случае с «Нью-Йорк пост».

— Перестань, Брэндон! У меня не было причин, и ты прекрасно знаешь это.

— А как же твоя карьера? Ты же не будешь отрицать, что после публикации статьи у тебя появились пациенты?

— Не буду.

— Вот видишь!

— О господи, когда же ты наконец избавишься от своей дурацкой уверенности, что я нарушила обещание? Это женщины обычно разыгрывают из себя великомучениц.

— Но я не разыгрываю из себя мученика!

— Ладно. Ну, по крайней мере, жертву.

— И жертву я из себя не строю!

— Но ты пребываешь в состоянии негодования, больше свойственном женщинам, чем мужчинам.

— Значит, я так хорошо освоил Язык женщин.

Я была рада, что он хоть не утратил чувство юмора.

— Я серьезно, Брэндон. Мне кажется, ты строишь из себя жертву, потому что боишься мне доверять. Твоя бывшая жена сыграла с тобой злую шутку, ты боишься подвергнуться таким мучениям во второй раз. Именно поэтому ты воздвиг преграду между нами — создал себе иллюзию, что я предала тебя. Можешь ты хоть на минуту отложить в сторону свои эмоции и трезво взглянуть на вещи? Мне нужна твоя помощь, чтобы выяснить, не причастны ли мои подруги к обеим публикациям.

Он задумался, потом проговорил:

— Что-то я не понимаю. Полгода я ходил к тебе в кабинет слушать проповеди о том, что надо перестать подвергать все анализу и довериться своим эмоциям. А теперь ты хочешь, чтобы я сделал обратное?

— Да. Чтобы помочь мне решить эту задачу.

— Как я могу тебе помочь? Они твои подруги. Тебе надо самой проанализировать свои отношения с каждой из них и разобраться, что к чему.

Я поняла, что он прав. Это моя задача. Он видел участниц «мозгового треста» только раз в жизни, и у него сложилось поверхностное мнение о них. Мне предстоит копать дальше.

— Ладно, — согласилась я. — Единственное, о чем я прошу тебя: не списывай меня со счетов. Дай мне шанс доказать, что я не предавала тебя. И, главное, не связывайся — ни в коем случае не связывайся! — с дамочками типа Келси.

Он смягчился:

— Я не смог бы, даже если бы захотел. Дамочкам типа Келси я больше не интересен. Вы позаботились об этом, доктор Виман.

— Отлично. От дамочек типа доктора Виман тоже держись подальше. Передо мной сейчас стоит непростая задача. Если выяснится, что кто-то из друзей оказался мне не другом, а врагом, для меня это будет тяжелым ударом. Мне понадобится сильное плечо, на которое можно опереться. Твое плечо.

— Если окажется, что это так, ты получишь не только мое плечо. Ты получишь мои…

— Что, Брэндон? Что я получу?

— Искренние извинения.

— И все?

— А что еще ты хочешь?

— Я хочу все вернуть. Хочу вернуться к тому, на чем мы остановились, и двигаться дальше.

Наши глаза встретились.

— Это непросто, — сказал Брэндон.

— Но ради этого стоит бороться.

27

Я решила, что моя стратегия в случае с подругами должна быть более гибкой, чем с Келси. Никаких появлений без предупреждения. Никаких конфликтов. Никаких оскорблений. Чтобы выявить предателя среди моих подруг, надо действовать спокойно, дипломатично, деликатно. Надо научиться хитрить и следить. Да, надо подойти к этой задаче по-женски.

Прежде всего следовало найти возможную причину. Но я не могла вспомнить ничего такого, что заставило бы Пенни, Изабеллу, Гейл или Сару вредить мне. Я была им настоящим другом — радовалась их успехам и переживала за их неудачи, приносила им куриный бульон, когда они болели (всем, кроме вегетарианки Изабеллы: ей я приносила овощной бульон). Пожалуй, моим самым серьезным недостатком в смысле дружбы являлось неумение смеяться и рассказывать анекдоты. Но вы ведь не будете строить козни против человека только за то, что у него плохо с чувством юмора?

Нет, чтобы притворяться другом, а в глубине души ненавидеть меня, у нее (кем бы она ни была!) должна быть какая-то веская причина.

Я вспомнила все возможные причины вражды между женщинами.

Причина номер один: она более привлекательна, чем я, и поэтому я хочу размазать грязь по ее хорошенькому личику. Как я уже заметила выше, я довольно симпатичная, но настоящей красавицей меня не назовешь. К тому же Пенни и прочие тоже по праву могут называться привлекательными. Нет, никто из них не стал бы завидовать моей внешности.

Причина номер два: она стройнее меня, и поэтому я хочу раскрыть ей рот и литрами вливать в глотку молочный коктейль, пока она не лопнет. Я стройная, это верно, особенно по сравнению с Гейл. Многие женщины, фигура которых далека от совершенства, испытывают враждебность по отношению к своим более стройным приятельницам. Но я не могу себе представить, чтобы кто-то из моих подруг строил против меня козни по этой причине.

Причина номер три: она более удачлива, чем я, и поэтому я жажду ее провала. Это интересное предположение; пожалуй, стоит уделить ему внимание. С одной стороны, каждая из моих подруг преуспевает в своей области, и у них нет причин для зависти. Да, Пенни всегда, сколько я ее помню, судорожно искала новых клиентов. Но не потому, что у ее фирмы были неприятности, а потому, что не могла смириться с уходом ее клиентов в другие компании. В ней просто был силен соревновательный дух. Сара все время ныла, что представители шоу-бизнеса ущемляют ее права, но она была королевой детской книги и достигла такого успеха, о котором другие писатели могут только мечтать.

Изабелла была престижным фотографом и пользовалась большой популярностью в своем кругу. Но с другой стороны, я добилась успеха в более заметной и престижной области, чем остальные. Я не только написала бестселлер, у меня была своя передача на радио, колонка в газете, возможность выступать по телевидению, прибыльная практика. Одно время моя фотография мелькала везде, даже на рекламных плакатах автобусов, мое имя было у всех на слуху. Может быть, одна из них возжелала такой же славы? Возможно, она так завидовала мне, что вместо того, чтобы добиться собственной славы, решила разделаться с моей. Сначала она сфабриковала статью в «Инквайрер», чтобы отнять у меня все мои достижения, а затем — статью в «Нью-Йорк пост», чтобы не позволить мне снова завоевать их. Конечно, в случае с «Нью-Йорк пост» она просчиталась: ведь именно после появления этой статьи ко мне снова выстроилась очередь пациентов. Она, наверное, ожидала, что благодаря ее стараниям именно я, а не Брэндон, предстану в еще более негативном свете. Но, как это часто случается, статья получилась несколько иной. Так что, возможно, в данный момент она не может найти себе места от негодования.

Причина номер четыре: у нее больше денег, чем у меня, и это не дает мне покоя. Эта причина близка к причине номер три, и я решила объединить их.

Причина номер пять: она одевается лучше, чем я, и это несправедливо. Впрочем, этот пункт можно было сразу вычеркнуть, потому что из нас четырех самый лучший гардероб был не у меня, а у Сары. К тому же такие понятия, как одежда, фигура и физическая привлекательность, высоко ценятся женщинами, но являются достаточно поверхностными, а я была уверена, что тут надо копать глубже.

Причина номер шесть: она увела у меня мужчину, и я заставлю ее расплатиться. Этот пункт я тоже сразу отвергла, потому что я не уводила ничьих мужчин. Это у меня увели мужа. К тому же никто из моих подруг не оставался надолго без мужчины. У Пенни не было постоянного кавалера, но она почти всегда с кем-то встречалась. Изабелла семь лет потратила на владельца картинной галереи, не желавшего жениться на ней, но недавно она нашла кого-то еще. У Гейл был муж — пускай не подарок, но все-таки мужчина, и, несмотря на свои многочисленные обещания развестись с ним, она по-прежнему оставалась его женой. Сара тоже была замужем, и хотя они часто разлучались и во время этих разлук каждый из них жил своей жизнью, они все-таки оставались вместе. Нет, шестой пункт отпадает.

Я решила на время отложить свои размышления о причинах предательства и заняться делом — подготовиться к завтрашним занятиям. Надо было написать новые сценарии, прочитать несколько научных статей. Но в тот момент, когда я склонилась над учебником, в котором приводились примеры высказываний женщин, говоривших одно, а думавших совсем другое, мне снова вспомнился шестой пункт: «Она увела у меня мужчину». Я стала вспоминать все знакомые мне истории и анекдоты о разлучницах, которые уводили мужчин у других женщин.

Вы наверняка тоже знаете множество таких случаев. Возможно, и с вами самими приключалось нечто подобное. Вспоминаются хрестоматийные примеры: женщина вступает в связь с мужем своей лучшей подруги, или соседки, или коллеги по работе; секретарша спит со своим начальником, хотя у него есть жена; медсестра спит с врачом, хотя у него тоже есть жена…

Кто виноват во всех этих случаях? Считается, что неверные мужья. А как же женщины, без зазрения совести присваивающие себе чужих мужей? Неужели они не понимают, что обижают себе подобных, забывают о женской солидарности?

Не знаю, почему меня так задела эта тема. Видимо, она была близка мне, моей ситуации. Размышления об изменах разбередили мои старые раны, напомнили мне о бывшей любовнице моего бывшего мужа. Эти воспоминания так взволновали меня, что я встала и налила себе виски.

Кем бы ни была эта женщина, она умна и опытна в таких делах. Гора-Киско — небольшой пригород, от соседей ничего не скроешь. А она умудрилась вступить в связь с женатым человеком. Им удавалось скрываться именно благодаря ей: у Кипа не хватило бы на это ни ума, ни сноровки. Я стала вспоминать мой последний разговор с ним. Он болтал без умолку, а ее имя так и не назвал. Но почему? С чего ему вдруг взбрело в голову беречь мои чувства?

Тут я похолодела. Эта мысль и раньше приходила мне в голову, но я всегда отгоняла ее. Однако сейчас отмахнуться было невозможно. Вот что я подумала: «Одна из твоих так называемых „подруг“ не только рассказала газетчикам о твоих тайнах… она еще и увела у тебя мужа!»

Я закуталась в свитер, но это не помогло. Меня трясло от холода — и от ужаса. Я все еще не могла смириться с этой мыслью. «Нет, это невозможно! — говорила я себе. — Я бы узнала голос одной из моих подруг, если бы она ворковала по телефону с Кипом в тот вечер, когда я, лежа в ванной, случайно подслушала их разговор».

Но откуда у меня такая уверенность, что я бы узнала одну из них? Ведь ее голос был приглушен, это я точно помню. К тому же я никогда не слышала, как говорят мои подруги в минуты страсти, когда голос женщины становится высоким и писклявым или, наоборот, низким и хриплым. Я была слишком ошеломлена и расстроена, чтобы внимательно вслушаться в голос на том конце провода. Итак, вполне возможно, я прекрасно знала женщину, восклицавшую: «О, Кипи!»

Как бы то ни было, вещественных доказательств у меня не имелось. Были только умозаключения и оставшийся пока без ответа вопрос «почему?». Но я чувствовала, что дело не в деньгах, не в нарядах, не в карьере, даже не в пресловутом взаимопонимании. Так или иначе, мне было над чем поразмыслить.

28

Я начала с Пенни, которая сама себя в шутку называла хищницей. Я выбрала ее, потому что она была единственным среди нас специалистом по связям с общественностью. Она зарабатывала себе на жизнь с помощью сделок с представителями прессы и лучше всех знала, как распространить информацию. Кроме того, из моих подруг скорее всего именно она была любовницей Кипа. Конечно, у всех четырех была сомнительная личная жизнь, но остальные по крайней мере были замужем или имели постоянного партнера, чем Пенни похвастаться не могла. К тому же несколько месяцев назад она рассказала мне о своей очередной неудаче с мужчиной, имя которого отказалась называть. («Нас познакомили приятели», — сказала она.) Возможно, именно я была той приятельницей, а Кип — тем мужчиной. Возможно, поэтому она не делилась со мной подробностями своего романа. Возможно, за это я убью Пенни!

Но сперва я пригласила ее на обед, предусмотрительно положив в сумочку маленький диктофон. Пускай она специалист по связям с общественностью, зато я кое-что смыслю в языковых моделях.

— Ты молодец, что приехала, — сказала Пенни, когда я появилась в ее офисе в двенадцать часов дня. — Сейчас только приведу себя в порядок — и поедем.

Когда мы с Пенни договаривались пообедать вместе, я настояла на том, что заеду за ней в офис, — мне хотелось поискать там улики.

Пенни вышла из кабинета, а я тем временем обследовала ее стол, нашла записную книжку и торопливо пролистала ее в поисках номера телефона и адреса в Плезантвиле, куда мой бывший муж переехал после развода. Я не нашла ничего, похожего на «Янковски» или «Кип». Я пыталась также искать на Л (Линн) и на В (Виман), полагая, что она могла написать его номер рядом с моим. Посмотрела даже на П (Плотник), но тоже ничего не нашла.

Я выдвинула ящики в поисках сувениров, фотографий и прочих улик, порылась в бумагах на столе, но и эта попытка не дала никаких результатов. Я даже спросила секретаршу Пенни, не звонил ли ее начальнице мужчина по имени Кип, но она не припомнила ничего подобного. Впрочем, в конце концов, это ни о чем не говорило. Ведь он мог звонить ей домой или на мобильный. Разве мобильный телефон изобретен не для того, чтобы помогать любовникам скрывать от супругов свои измены?

— Я готова, — сказала Пенни, вернувшись из дамской комнаты. — Я заказала столик в «Готам Бар энд Грилл». Специалисту по связям с общественностью надо всегда быть на виду.

В ресторане она не обошла вниманием никого из присутствующих: с кем-то поздоровалась за руку, кому-то послала воздушный поцелуй. Она даже махнула рукой повару, выглянувшему из кухни.

— Ну, расскажи мне, как твои дела, Линн, — сказала она, когда мы сделали заказ.

— Прекрасно, — ответила я. — У меня очень много работы благодаря статье в «Нью-Йорк пост».

Я ждала ее реакции, но она даже глазом не моргнула.

— Понятно. Просто какая-то ирония судьбы: ты вернула себе известность, но потеряла мужчину. Ты, наверное, сильно переживаешь разлуку с Брэндоном?

«Да, я несчастна, этого ты хотела? Добилось своего?» — подумала я, а вслух сказала:

— Все не так плохо. По крайней мере, он разговаривает со мной. Я пытаюсь убедить его, что не имею отношения к газетной статье.

— У тебя есть какие-нибудь предположения, кто это мог сделать?

— Есть.

— Скажи, я умираю от любопытства!

— Пока не стоит, Пенни. Я не уверена. Вообще-то я надеялась в ближайшие несколько часов не говорить о Брэндоне, отвлечься от своих проблем. Поэтому я и пригласила тебя на обед. Я с удовольствием послушаю, что происходит в твоей жизни.

— Ну что тебе сказать? — Пенни пожала плечами. — Работаю не покладая рук. Благодаря моим усилиям дела «Феминакса» пошли в гору…

Я потеряла интерес к ее словам, когда она начала рассказывать о том, как рекламирует товар клиентов. Когда же Пенни наконец выговорилась и нам принесли заказанные блюда, я попросила ее рассказать о своей личной жизни.

— Ах это! — Она закатила глазки. — Я встречаюсь с одним парнем, он работает в Интернете. У нас с ним все хорошо, да и в постели он неплох. Он всегда готов, если ты понимаешь, о чем я.

Я понимала, о чем она.

— А что-нибудь слышно о парне, с которым ты встречалась в том году? Который тебе по-настоящему нравился?

Она продолжала жевать и даже не взглянула на меня.

— О каком парне?

— Пенни, ты же говорила мне о нем. Ты говорила, что вас познакомил кто-то из друзей и вначале у вас были чисто платонические отношения, которые потом переросли в роман. И этот роман плохо закончился.

— Ах этот… — Как ни в чем не бывало, она продолжала ковырять вилкой морского окуня. — Нет, мы с ним больше не разговаривали. Ведь у нас все плохо закончилось, как ты верно заметила.

— Кем он был? — спросила я, притворяясь, что ем, но на самом деле просто гоняя гриб по тарелке.

— Художником, — ответила она. — Признаться, я потом долго не могла прийти в себя. Он отличался от большинства мужчин, с которыми я встречалась.

— Художник… — повторила я. — Как интересно! Вас познакомила Изабелла?

— Нет. Одна женщина, с которой я вместе работала. У нее есть несколько его работ. Ты ее не знаешь.

Еще бы! Конечно, я не знаю ее.

— Как ты думаешь, почему у вас ничего не получилось с… Как его звали?

— Джон.

«Очень хорошо, Пенни, — усмехнулась я про себя. — Могу поспорить, что его фамилия — Смит».

— Так почему у вас с Джоном ничего не вышло? Он был женат?

— Нет, он был холост. И не собирался ничего менять. Когда ему начало казаться, что наши отношения заходят слишком далеко, он меня бросил. Гад.

— Мне очень жаль.

— Мне тоже. Но я сумела снова восстать из пепла. Так же, как ты после фиаско с Кипом. Мы, женщины, очень живучи. Если нам не удается прилипнуть к одному мужчине, мы легко находим другого.

От этого разговора не было никакого толку. Я попробовала подойти с другой стороны.

— Пенни, — начала я, — мы с тобой не первый год знаем друг друга. Скажи, я когда-нибудь обижала тебя?

— Почему ты это спрашиваешь, Линн?

— Просто так. Видишь ли, иногда я бываю так занята на работе, что не уделяю должного внимания своим друзьям. Надеюсь, ты на меня за это не сердишься?

— Не говори глупости. Я же тоже не сижу целыми днями без дела в ожидании звонка от тебя.

— Знаю. Но, может быть, ты немного… завидовала мне? Когда моя карьера еще не рухнула, я была окружена таким вниманием… Может быть, тебе бы тоже хотелось появляться на экране телевизора?

Тут она засмеялась:

— Откуда у тебя такие мысли? Я сама помогаю сделать карьеру людям, которые потом выступают в программе «С добрым утром, Америка!». Если бы мне захотелось появиться на телеэкране, я бы подняла телефонную трубку и сама оказалась там. Некоторые люди предпочитают оставаться за сценой, Линн, и я одна из них. Я бы не променяла свою карьеру ни на твою, ни на чью-либо еще. Мне нравится то, чем я занимаюсь.

Да, причина номер три отпадает. Если она не врет.

— Правда, есть в тебе одна вещь, которой я всегда завидовала, — добавила Пенни.

Я насторожилась:

— Какая?

— Твой вес. Ты не ходишь в тренажерный зал, мало двигаешься, но при этом остаешься изящной и стройной. А мне постоянно приходится сидеть на диетах. Не знаю, как ты относишься к десертам, но шоколадный пудинг, который я ела вчера, наверняка прибавил мне несколько лишних фунтов.


Не приняв никакого решения на счет Пенни, я направилась к Изабелле — на следующей неделе поехала к ней после работы. Когда она открыла мне дверь, я с удивлением обнаружила, что она опять, уже во второй раз, изменила своему излюбленному черному цвету. На ней был красный шелковый халат, слишком широкий и длинный для такой коротышки, как она, но все же вполне сносный по фасону. К тому же к нему не прилипала кошачья шерсть. Зато квартира была полна кошек. Только я собиралась сесть, как одна из них тут же занимала стул. Так что мне пришлось все время стоять.

— Выпьешь что-нибудь? — спросила Изабелла.

— Я бы с удовольствием выпила виски, — ответила я, подумав, что едва ли меня предала Изабелла. Если бы она принимала у себя Кипа, он бы приходил домой в клочьях шерсти.

— К сожалению, у меня только зеленый чай. Могу сделать нам по чашечке.

— Сделай себе, — сказала я, вспомнив, как пахнет ее чай.

Пока она возилась на кухне, я обошла ее квартиру в поисках того же, что искала у Пенни, но ничего не обнаружила, кроме пары дохлых мышей.

— Как твои дела? — спросила я, заходя на кухню.

— Хорошо. — Изабелла налила себе чай. — Теперь я живу в мире и согласии с самой собой.

«А раньше она с кем-то воевала? — подумала я. — Но с кем? С Кипом? Со мной?»

— Ты имеешь в виду работу? — спросила я. — Или личную жизнь?

— Я имею в виду мою духовную жизнь. Теперь я живу в стороне от суеты. Я освободилась.

Она процитировала какого-то общественного деятеля, борца за гражданские права и свободы, о котором я никогда прежде не слышала.

— Значит, тебя что-то мучило, Изабелла? Ты хотела избавиться от каких-то переживаний, сбросить с плеч какую-то тяжесть?

«Например, муки совести», — добавила я про себя.

— Именно! — она взяла меня за руку. — Ты, должно быть, интуитивно почувствовала, какая борьба шла внутри меня?

Изабелла говорила на Языке чудаков. Она была неисправима.

— Нет, я не догадывалась о твоей внутренней борьбе. Но сейчас тебе, я вижу, уже лучше. Расскажи мне, что с тобой было.

— Хорошо. — С тяжелым вздохом она отпустила мою руку. — Видишь ли, я дурно вела себя. Я была эгоисткой, я обманывала и саму себя, и своих ближних.

Хорошо. Это уже было похоже на исповедь. Не ожидала я, что она так легко расколется!

— Ты помнишь, как я семь лет ждала, пока Франциско сделает мне предложение? И как только я могла ввязаться в эти отношения, завязнуть в них, потерять в них свою индивидуальность?..

— Я помню, но ты же говорила, что рассталась с Франциско, нашла кого-то еще.

— Это правда.

Изабелла вспыхнула. Вне всяких сомнений, она что-то скрывала.

— Отсюда и проистекает моя внутренняя борьба.

Я кивнула. Знала я, откуда она проистекает, — из моей разрушенной личной жизни.

— Ты же не просто кого-то встретила, Изабелла. У вас был роман, а твои друзья тем временем думали, что ты сходишь с ума по Франциско.

— Вот видишь? У тебя прекрасно развита интуиция.

— Значит, вы встречались тайно от Франциско?

«И от меня», — хотелось добавить мне.

— Да, Линн. Все именно так, как ты думаешь. Пожалуйста, не… я этого не вынесу… Я обманывала тебя — и каюсь.

Обманывала! Меня! Значит, это была все-таки Изабелла?..

— Притяжение между нами было таким сильным, энергетика такой мощной, — сказала она, делая вид, что ее мучает совесть. — Ты можешь осудить меня за это — и я не вправе винить тебя, — но пойми, что мое сердце велело мне сделать то, что я сделала! Ты спросишь, почему я молчала так долго. Я отвечу: я боялась твоей реакции, боялась, что ты не одобришь мое поведение.

Я молча смотрела на нее — не в ярости, а в замешательстве. Я пыталась представить ее рядом с Ки-пом и не могла. Он был высокий, как телеграфный столб, а она едва ли доставала ему до пояса. Хотя, возможно, ему это даже нравилось…

«Ах ты, мерзавка! — подумала я. Меня наконец охватил праведный гнев: — Как ты могла спать с моим мужем, писать статьи обо мне в газетах и еще называться подругой? Как?! Зачем?!»

Мне хотелось дать ей пощечину, чтобы эта блаженная улыбка наконец сошла с ее лица, но я была не из тех, кто дает пощечины.

— Линн! — Изабелла схватила меня за руку. — Ты побледнела. Ты точно не хочешь зеленого чаю?

Я вырвала руку.

— Ты, маленькая дрянь! Мне ничего от тебя не надо. Ты туда, может быть, яд подсыплешь!

— Яд? — удивилась она. Из нее бы вышла неплохая актриса.

— Конечно, — съязвила я. — Ты меня не добила в прошлом году, теперь самое время довести дело до конца.

— Линн, о чем ты…

— Как ты вообще можешь так жить?! — не унималась я. — Как у тебя только хватает наглости после того, что ты сделала, приглашать меня к себе, предлагать мне свой чертов зеленый чай, строить из себя подругу?

— Строить из себя подругу? Но ты действительно моя подруга!

— Не смей называть меня так! Ты мне отвратительна!

— Отвратительна? — Она взглянула на меня так, будто я ударила ее. — Я не думала, что ты так отнесешься к моему поступку. Я полагала, что ты шире смотришь на вещи…

— По-твоему, я должна одобрить твой поступок? Ты в своем уме?!

Слезы брызнули из ее глаз. Я была рада, что она плачет. Рада!

— У меня никогда раньше не было тайн от настоящих друзей. Я не хотела ничего скрывать от тебя, — ее голос дрогнул, — и я бы с удовольствием все рассказала и тебе, и Пенни, и Гейл, и Саре. Но тогда бы я задела чувства другого человека, не забывай об этом!

— Не забывать? Да разве такое забудешь?!

Они с Кипом кувыркались на моей кровати, пока я была на конференции! Нет, такое не забывается.

— Знаешь, что я думаю, Изабелла? — добавила я. — Я думаю, что ты просто не в себе.

— Не в себе? — Тут она по-настоящему разрыдалась. — Ты считаешь меня ненормальной, потому что я влюблена?

— Влюблена? Так вы до сих пор вместе?

Разве они с Кипом не расстались?

— Не то слово! Мы очень любим друг друга. Мы будем жить вместе, заведем детей… Мне так хотелось поделиться с тобой этой новостью до того, как она переедет ко мне! Я просто сгорала от нетерпения, но не могла найти нужных слов.

— Она?

Я решила, что Изабелла с перепугу запуталась в местоимениях.

— Да, она. Рита. Она переезжает ко мне на следующей неделе. О, Линн! Если бы ты могла порадоваться за нас!

Рита? Астролог? Так вот кто к ней переезжает! Вот кто занял место Франциско в ее постели! Изабелла не решалась признаться, что она лесбиянка! Господи, и после этого я говорю, что разбираюсь в человеческих отношениях?

На этот раз разрыдалась я. Я обняла Изабеллу и чуть не задушила ее в своих объятиях. Я умоляла простить меня, говорила, что на меня нашло затмение, что мы не поняли друг друга, желала счастья им с Ритой.

Мы остались с Изабеллой друзьями, и наша дружба только укрепилась.

«Наконец-то я вычеркну одну из них из списка», — думала я по дороге домой. Меня не покидало чувство, что я подошла очень близко к разгадке головоломки.

29

Гейл жила в небольшой квартире неподалеку от Келси. Я редко навещала Гейл, потому что ее дети вели себя так шумно, что невозможно было разговаривать. Но сейчас мне хотелось пообщаться с ней в естественной для нее обстановке — и, по возможности, поискать улики.

Я приехала к ней, как и к Изабелле, после работы. Только в отличие от Изабеллы, не признававшей ничего, кроме зеленого чая, у Гейл всегда был полный бар различных напитков.

— Тебе виски, мне мартини, чипсы нам обеим, — сказала Гейл, когда мы расположились на диване.

— Джима нет? — спросила я, зная, что они по очереди сидят с детьми. Признаться, я не очень понимала, как Гейл могла умудряться выкраивать время для Кипа.

— Играет где-то в карты. Наверное, уже проигрывает последнюю рубашку.

— Ты все еще подумываешь о разводе? Ты говорила недавно, что уже посоветовалась с несколькими юристами.

— Да, я пыталась, но все они оказались такими же хамами, как Джим.

— Значит, дело так и не сдвинулось с мертвой точки?

— Не сдвинулось. Ах, если б Джим погиб в авиакатастрофе! Тогда бы все решилось само собой.

— Перестань, Гейл! Тебе, по-моему, просто не очень-то хочется разводиться с ним. Ты же не нашла себе другого?

— Я? — засмеялась Гейл. — Мне бы очень хотелось увлечься кем-нибудь другим, но разве у меня есть время на романы? У меня дети, работа…

— Время на личную жизнь всегда найдется, Гейл. Возьмем, к примеру, Кипа. Он работал, следил за домом, ходил по магазинам, готовил, но нашел ведь время на то, чтобы наставить мне рога.

— Ну, это особый случай. Ах, если бы он погиб в одной катастрофе с Джимом!

— О, я не знала, что ты затаила такую злобу на моего бывшего мужа. Что он тебе сделал?

— Достаточно того, что он сделал тебе.

— Я ценю твою поддержку.

— Знаешь, я даже думаю, авиакатастрофы ему будет мало. Лучше бы он погиб от рук какой-нибудь сексуальной маньячки.

Гейл всегда была слишком эмоциональна. Но не было ли у нее своих причин ненавидеть Кипа? Я попыталась выжать из нее что-нибудь еще, но ничего не добилась: Гейл слишком увлеклась изобретением новых изощренных способов наказания Кипа.

— Где дети? — спросила я, чтобы вернуть ее к реальности.

Стоило мне задать этот вопрос, как двое сыновей Гейл, Дэнни и Дики, с пронзительными криками ворвались в комнату.

— Ведите себя прилично, — сказала им Гейл. — У меня гости.

— Ведите себя прилично, у меня гости! — повторил пятилетний Дэнни. Он находился на том этапе развития, когда кажется, что повторять за взрослыми — верх остроумия.

— Вы меня слышали? — Гейл повысила голос. — Сейчас же вернитесь в свою комнату и перестаньте шуметь!

— Сейчас же вернитесь в свою комнату и перестаньте шуметь, — повторил шестилетний Дики. Видимо, он находился на том же этапе развития, что и его брат.

— Все, с меня хватит!

Гейл поставила мартини на столик и повела детей в комнату. Я надеялась за время ее отсутствия поискать улики в комнате, но она вернулась уже через несколько минут.

— Я вот сидела и думала, Гейл, — сказала я, когда она снова появилась в гостиной, — обидела ли я тебя хоть раз чем-нибудь? Не сердишься ли ты на меня?

Она удивленно уставилась на меня.

— Конечно, нет! Ничего подобного. Почему ты об этом спрашиваешь, Линн? Потому что мы редко видимся? Но я же говорила, что разрываюсь между детьми и работой, у меня даже на то, чтобы сходить в туалет, времени нет.

Спасибо за лестное сравнение.

— Просто мне так показалось. Я знаю, что у тебя нет причин завидовать, например, моим успехам. Ведь ты же удостоилась Эмми, а не я!

— Верно.

— И у тебя нет оснований для зависти, что я одеваюсь лучше, чем ты, больше зарабатываю…

— Я хорошо зарабатываю, — оборвала меня она. — Я зарабатываю, а Джим все тратит. Но ты тут ни при чем, Линн. Это мой крест, и нести его мне.

— Значит, ты не злишься на меня?

— Конечно, нет. Я не могу понять, к чему весь этот разговор. Правда, есть в тебе кое-что такое, от чего я прихожу в бешенство.

Наконец-то!

— Что же это, Гейл?

— Сколько ты уже здесь сидишь?

Я пожала плечами.

— Полчаса.

— Полчаса! За это время ты съела хоть один чипс?

Господи, только не это! Опять вес. Слышать больше не желаю этот Язык женщин!

— Вот видишь? А у меня тарелка уже пустая. Вот почему ты, в отличие от меня, стройная, и это не дает мне покоя!

В следующее воскресенье я поехала к Саре. Эдуард был в Аризоне, на соревновании по гольфу. Так что я могла поговорить с ней с глазу на глаз.

— Линн, дорогая! — сказала она, целуя меня в щеку.

Сара только что вернулась из очередной заграничной поездки и теперь строила из себя Миссис Америку. Она производила впечатление женщины, у которой есть все, чего только можно пожелать. Довольно испорченной женщины, надо сказать. Женщины, которая считает, что стоит ей только топнуть ножкой — и она получит все, что хочет. Например, мужа своей подруги. К тому же у нее есть связи в прессе, и с Эдуардом она часто расстается, а значит, ничто не мешало ей связаться с Кипом.

Сара велела Жюстине принести нам «Кровавую Мери», и мы отправились в гостиную.

Я спросила про ее последнюю книгу. Она сказала, что получила массу предложений по поводу ее экранизации, но рассчитывала, что получит за нее больше денег.

— Разве тебе не хватает денег? — спросила я.

— Не будь такой наивной, Линн. Дело не в деньгах, а в том, что я заслуживаю большего. Каждый должен получать по заслугам.

Да, каждый должен получить по заслугам. Особенно тот, кто строит козни за спиной у своих друзей.

— Кстати, о деньгах, — продолжила она. — Твое материальное положение улучшилось, я смотрю. Это хорошая новость.

— Да, но какой ценой! Я потеряла Брэндона. Если бы я только знала, кто сфабриковал статью в «Нью-Йорк пост»! Тогда бы я вернула его.

Никакой реакции. Сара продолжала потягивать «Кровавую Мери».

— А ты как думаешь, кто это мог быть?

— У меня есть некоторые предположения, но очень неопределенные.

— По-моему, Брэндон не стоит твоих переживаний.

— Не стоит? Но я люблю его, Сара!

— Любишь? — поморщилась она. — А существует ли любовь вообще? Мне тоже казалось, что я люблю Эдуарда, — и посмотри, что с нами стало. Мы превратились в мужа и жену, которые видят друг друга раз в полгода.

— Но тебя же это устраивает, ты мне сама говорила.

— Да, это верно. Мы оба полигамны.

Итак, мы подошли к самому главному.

— Возможно, это слишком личный вопрос, Сара, но раз ты никогда не скрывала от меня своих похождений… Я хочу спросить тебя: мужчины, с которыми ты встречалась, тоже были женаты?

— Конечно, он слишком личный, — засмеялась она. — Но я отвечу: да. Большинство из них. Мне легче переспать с женатым мужчиной, потому что мы с ним находимся в равных условиях. Для него я чужая жена, для меня он чужой муж. Мы говорим на одном языке.

Интересно, призналась бы она в этом, если бы действительно переспала с Кипом? Неужели она настолько хитра?

— И ты никогда не переживала по этому поводу?

— А о чем мне переживать?

— О том, что твой любовник принадлежит другой женщине. Ты никогда не чувствовала себя виноватой перед ней, не переживала, что разрушаешь ее семью?

— Нет, потому что я не отвечаю за ее семью. Я отвечаю только за свою.

— Но я помню, что ты пришла в ярость, когда узнала, что Кип мне изменяет. Ты сказала тогда, что он заслуживает презрения. Как одно с другим увязывается?

— Очень просто. Тогда я разозлилась потому, что для меня ты в первую очередь подруга, а не чья-то абстрактная жена. В общем, Линн, с твоим мужем я бы спать не стала.

Что я могла сказать в ответ на такое прямолинейное высказывание? Можно было только согласиться с ней, что я и сделала.

Вскоре Жюстина принесла нам обед, и, когда мы поели, я зашла на кухню поблагодарить ее.

— Сегодня я приготовила картошку по-другому, — пояснила Жюстина. — Я взяла рецепт из кулинарной книги, которую хозяйке подарили в прошлом году.

— Саре подарили кулинарную книгу?

Какая глупость! Все прекрасно знают, что Сара не умеет готовить.

— Да, ей подарил ее один из друзей. Я его никогда не видела, но мадам утверждает, что он прекрасно готовит.

Это уже становилось интересно.

— А миссис Пеппер все еще общается с этим другом?

— Этого я не знаю, но, по крайней мере, кулинарных книг ей больше не дарили.

— Картошка была такая вкусная! Что это за книга, Жюстина?

Не вставая со своего места, она взяла книгу с полки и протянула ее мне. Это была книга итальянки Марселлы Хазан. Кип очень ценил ее книги.

Нет, на первой странице не было дарственной надписи. Книгу мог подарить ей кто угодно. Как принято говорить в детективах, улика против Сары была интересной, но не убедительной.

30

Оказавшись дома, я обнаружила на автоответчике послание от Брэндона. Он сообщал, что находится в офисе и будет там часов до пяти. Я могу зайти, если буду проезжать мимо, сказал он.

Приглашение было слишком ненавязчивым, но я решила не придираться к словам и довольствоваться тем, что есть.

Я взглянула на часы. Без двадцати три. У меня масса времени. Недолго думая, я прыгнула в машину и направилась в сторону Уайт-Плейнс. Всю дорогу я мучилась неведением. Что произошло? В чувствах Брэндона произошла перемена? Он понял, что был несправедлив ко мне? Он готов начать все сначала?.. По крайней мере, его звонок уже вселял надежду.

Когда я подъехала к «Файнфудз», здание не подавало никаких признаков жизни. Я сказала охраннику при входе, что направляюсь к мистеру Броку, он позвонил наверх, получил его подтверждение и пропустил меня.

— Значит, ты получила мое послание, — сказал Брэндон, выдвигая для меня стул.

Вместо делового костюма на нем были широкие брюки и свитер, ведь было воскресенье. Слегка растрепанные волосы делали его похожим на мальчишку-подростка.

— Да. Я ездила к Саре. Она пригласила меня на обед.

— Ты была у Сары? А как же твоя теория о том, что кто-то из твоих подруг сфабриковал статью в газете?

— Именно поэтому я и была у Сары: хотела выяснить, не она ли это. За обедом я устроила ей маленький допрос.

— И как результаты?

— Я так ничего и не решила. Возможно, она и спала с Кипом, хотя все отрицает.

— Спала с Кипом?

— Да. Я же не говорила тебе об этой части моей теории. Я полагаю, что женщина, которая сфабриковала обе статьи, была любовницей Кипа. Не проси меня объяснять, почему я так думаю. Просто поверь мне.

Тут я вспомнила слова, произнесенные Брэндоном при нашей последней встрече. Тогда он сказал, что дело не во взаимопонимании, а в доверии.

— Я не хочу отнимать у тебя время и тратить его на объяснения, — добавила я. — Но я уверена, что Кип изменил мне с Пенни, Гейл или Сарой. Изабелла вне подозрений. Как выяснилось, она лесбиянка и встречается с Ритой, своим астрологом. Так что осталось только трое подозреваемых. Когда я все выясню, мы с тобой снова будем вместе. Мы ведь так договорились, правда?

— Я могу сказать только одно: я все время думаю только о тебе. За полгода ты научила меня внимательнее относиться к своим чувствам, и я последовал твоим советам. И вот теперь я просто не знаю, куда деваться от своих чувств!

— Я тоже все время мечтаю о тебе. Возможно, тебе будет приятно слышать, что мои мечты зачастую оказываются очень откровенными. Например, сейчас я мечтаю о том, чтобы ты убрал бумаги со стола, посадил меня на стол, и тогда мы могли бы…

Моя смелость вызвала у него улыбку.

— Неужели это говорит та самая женщина, которая внушала мне, что делать предложения интимного характера на рабочем месте — противозаконно?

— Нет, Брэндон. Я уже совсем другая женщина. Я женщина, впервые в своей жизни узнавшая, что такое любовь. Но вернемся к моему тайному недоброжелателю, — продолжила я. — Как мы можем выяснить, кто она?

— Надо вывести ее на чистую воду.

— Но как?

— Расставь для нее ловушку и замани ее туда. Например, если охранники из «Файнфудз» скажут мне: «Мы подозреваем, что один из сотрудников украл секретные документы и разглашает содержащуюся в них информацию, но мы не можем доказать этого», я посоветую им взять какие-нибудь фальшивые документы, которые могут вызвать интерес этого сотрудника, положить их в поле его зрения и установить за ним наблюдение. Если документы исчезнут, сотрудник будет уволен.

— Интересно. По-твоему, я тоже могу сделать что-то в этом роде?

— Почему бы нет?

— Действительно, почему бы нет? Я придумаю какую-нибудь историю, которая при появлении в газетах скомпрометирует меня, и поделюсь этой «тайной» с Пенни, Гейл и Сарой. А затем мы посмотрим, появится ли она в газетах.

— Звучит неплохо, но ты упустила один существенный момент.

— Какой?

— Ты должна придумать для каждой из них свою историю — только так ты узнаешь, кто именно вредит тебе.

— Ты прав, Брэндон. Единственная сложность состоит в том, что мне придется придумать целых три ужасные истории и смириться с мыслью, что одна из них появится в прессе. Не очень-то приятно распространять о себе компрометирующую информацию! Ты прекрасно знаешь, что случилось с моей карьерой после статьи в «Инквайрер». И что произошло с моей личной жизнью после статьи в «Нью-Йорк пост». Я здорово рискую.

— Не волнуйся. Если ты вычислишь эту женщину и мы с тобой снова будем вместе…

— Не «если», а «когда».

— Ты перебила меня. Неужели ты уже забыла все, чему учила меня?

— Извини. Продолжай.

— Когда ты вычислишь эту женщину и мы с тобой снова будем вместе, я помогу тебе. Если в твоей карьере случится очередной провал — а именно этого, как я полагаю, добивается твой тайный недоброжелатель: потопить тебя раз и навсегда, — я найду для тебя пациентов. Да я сделаю тебя консультантом «Файнфудз», если захочешь! Я направлю к тебе всех троглодитов компании, а их у нас предостаточно, и ты всех их перевоспитаешь, как меня.

— С удовольствием.

Он отклонился на спинку стула, явно собираясь сказать что-то еще, но передумал. Он был готов поверить мне, но только когда все разрешится. Что ж, это все-таки было хоть что-то.

— Договорились, Брэндон, — сказала я. — Мы выведем ее на чистую воду.


Итак, три ужасные истории для моих подруг. Я начала с Пенни. Не откладывая дела в долгий ящик, в понедельник утром я позвонила ей на работу.

— Случилось непоправимое, — проговорила я сквозь слезы. — Но прежде чем я расскажу тебе, ты должна пообещать, что это останется строго между нами. Между членами «мозгового треста». Я другим тоже скажу, но не надо обсуждать это, даже с ними.

— Я буду нема как рыба, — заверила меня Пенни.

— Налоговая полиция считает, что я скрываю доходы от государства. За мной числится огромная сумма! Мне угрожают закрытием моего дела. Около часа назад полицейские ворвались ко мне в офис и все там перерыли. Там сейчас все вверх дном стоит!

— А что говорит твой бухгалтер? — поинтересовалась Пенни.

— Ничего не говорит. По-моему, он сам что-то напутал.

— А юрист?

— Делает все возможное, чтобы спасти меня от тюрьмы.

Выслушав причитания Пенни, я добавила:

— Даже если мне удастся оправдаться, но эта информация просочится в прессу, мне придется распрощаться и со своей практикой, и с Брэндоном. Он и так мне не верит, а теперь уж точно не захочет связываться с мошенницей.

— Чем я могу помочь тебе, Линн? — спросила Пенни.

Я еще раз всхлипнула напоследок:

— Ничем. Главное — никому не говори.

— Можешь положиться на меня.


Дело сделано. Осталось еще два звонка.

— Я подцепила какое-то редкое заболевание, — сказала я Гейл. — У него длинное, совершенно непроизносимое название, я его не запомнила, но оканчивается на «-осис».

— В чем оно проявляется? — обеспокоенно спросила Гейл.

— Начинается с боли в горле. Не просто царапает, а ужасно болит. Потом появляется сыпь.

— На лице?

— Везде. А потом, когда ты уже готова на стену лезть от зуда, начинает звенеть в ушах, после чего речь становится бессвязной и нечеткой.

— Но сейчас ты хорошо говоришь.

— Приступы то начинаются, то отпускают.

— Значит, это неврологическое заболевание?

— Да, но оно нарушает работу яичников. Не знаю, почему так происходит, но врачи уверяют, что каким-то образом все связано. К счастью, это заболевание не смертельно, но моей карьере теперь уж точно пришел конец. Как я могу учить мужчин Языку женщин, если у меня самой будут дефекты речи?

— Бедняга! Это настоящая трагедия. По-моему, тебе надо срочно привлечь внимание общественности к твоей беде. Устроить пресс-конференцию, потребовать, чтобы правительство вложило миллионы долларов в исследование этой болезни…

Я не сдержала улыбку.

— Хорошо, что ты заговорила об этом, Гейл. Я как раз хотела предупредить тебя, что эту информацию нельзя разглашать. Если она просочится в прессу, придет конец не только моей практике, но и моим отношениям с Брэндоном. Ему тоже не нужен будет порченый товар.

— Я обещаю хранить это в тайне.

— Спасибо.

— У меня к тебе только один вопрос: твоя болезнь заразная? Я спрашиваю, потому что мы с тобой виделись на днях…

— Тебе не о чем волноваться, Гейл.

«Если только не будешь распускать язык», — добавила я про себя.


Итак, мне остался один звонок. Сара не подходила к телефону, когда была занята написанием своих романов, и мне пришлось долго уговаривать Жюстину позвать «мадам».

— Линн? Что все это значит? — раздраженно спросила Сара.

— Случилось непоправимое, — сказала я и разразилась слезами. — Я бы не стала отрывать тебя от работы без веских на то причин.

— Да-да, я понимаю. Так что стряслось?

— Помнишь, мы вчера говорили о романах с женатыми мужчинами?

— Помню, Линн. Хоть я и старше тебя, но склерозом не страдаю.

— Я вчера не решилась тебе сказать — эта информация может обойтись мне очень дорого.

— Не мучай меня неведением. Какая информация?

— У меня был роман с женатым мужчиной!

— У тебя?!

— Да. Можешь считать меня лицемеркой, но вчера я не решилась тебе сказать.

— Почему? Я же доверяю тебе мои секреты.

— Это совсем другое. Твои поклонники — обычные мужчины. А мой мужчина… — Я сделала эффектную паузу. — Видишь ли, он очень знаменит.

— Кто же он?

Я прошептала в трубку имя актера, которого показывали по телевизору в тот момент.

— Не может быть!

— Может. Правда, мы были вместе всего один раз, но это не меняет дела.

— Где ты его подцепила?

— В гимнастическом зале.

— Но ты же не ходишь в гимнастический зал!

— А в этот раз решила сходить. Там был он, мы познакомились, разговорились, и наш разговор закончился у него дома — вернее, у него в постели. Его жена тогда была в другом городе. Как я могла так поступить! О, зачем, зачем я это сделала?! Думаю, это потому, что я переживала разлуку с Брэн-доном.

— Не будь так строга к себе. Извлеки из этого урок — и забудь об этом.

— Только бы газетчики об этом не узнали! Представляешь, какое это поле деятельности для желтой прессы? Они все время о нем пишут, он, наверное, привык к таким историям, а для меня это конец! Конец всему — и моей репутации, и отношениям с Брэндоном, теперь уж он меня никогда не простит.

— Он такой ранимый!

— Так что я умоляю тебя, Сара: никому ни слова. Пенни, Изабелле и Гейл я тоже сказала, но они обещали ни с кем не обсуждать это, даже друг с другом.

— Я буду молчать, Линн. Скажи мне только одну вещь: как он в постели? Все эти знаменитости эгоистичны, им бы самим получить удовольствие, а до других им дела нет.

— Он весьма недурен, — ответила я, делая вид, что у меня масса опыта в этом вопросе. — Но я люблю Брэндона. Поклянись, что он никогда не узнает о моем поступке.

— По крайней мере, от меня он ничего не узнает.


Готово. Я сделала свои ставки. Итак, игра начинается.

31

Всю неделю я провела в ожидании. Пару раз звонил Брэндон, интересовался моими делами. Хоть меня и тронуло его внимание, я не могла не почувствовать холодок в его голосе. Он все еще защищался, давал мне знать, что, пока не убедится в моей честности, о возобновлении наших отношений не может быть и речи.

Я не винила его. Он годами лелеял в душе обиду на свою бывшую жену, потому что было проще обижаться и злиться на нее, чем переживать эту потерю, чувствовать боль утраты. Теперь он затаил обиду на меня. Я понимала его нежелание разрушать воздвигнутую им стену между нами и начинала нервничать, торопить события. Мне не терпелось отомстить за себя, вернуть свою жизнь в прежнее русло, воссоединиться в Брэндоном.

Прошла еще неделя, а из «вражеского лагеря» ничего не было слышно. Но неделя не обошлась без событий. Рита к тому времени переехала к Изабелле, и однажды вечером они устроили праздник по случаю своего воссоединения и выхода из «подполья». Разумеется, я и другие участницы «мозгового треста» были в числе приглашенных. Я колебалась, стоит ли мне идти. С одной стороны, я боялась, потому что не знала, как себя вести с ними, ведь всем им я рассказала разные истории. Мысль о том, что они могут заговорить о моих проблемах и разоблачить меня, приводила меня в ужас. Но, с другой стороны, если я не пойду, они начнут сплетничать в мое отсутствие, и тогда я пропала. Нет, надо идти, чтобы следить за их разговором. К тому же я не могла отказать Изабелле: ведь тогда она подумает, что я против ее отношений с Ритой.

Я пришла на вечеринку с подарками (я подарила «счастливой паре» одинаковые банные халаты) и твердым намерением не засиживаться долго и уйти как можно раньше.

Поприветствовав и поздравив Изабеллу и Риту, я смешалась с толпой, надеясь «перехватить» Пенни, Гейл и Сару, как только они появятся. Нужно было втянуть их в разговор о политике, спорте, моде и о чем угодно еще, прежде чем они успеют обменяться мнениями о несчастьях Линн.

Первой появилась Сара. Я махнула ей рукой. Она подошла ко мне, чмокнула меня в обе щеки и многозначительно заглянула мне в глаза.

— В чем дело? — спросила я.

— Хотела взглянуть на тебя. Какие изменения с тобой произошли после того, как ты переспала со звездой телеэкрана.

— Тише! Я же просила тебя не говорить об этом при людях.

Кажется, я выбрала правильную линию поведения, хотя, видимо, сегодня мне придется повторять слово «тише» много раз.

— Успокойся, Линн. Никто нас не слушает.

— Да, но случайно могут услышать.

— Линн, дорогая! Я понимаю, что ты стесняешься, но не доходи по паранойи.

— Паранойя здесь ни при чем. Просто я не хочу обсуждать эту тему на вечеринке, вот и все.

— Ты все еще чувствуешь себя виноватой?

Слава богу, она ничего не понимала.

— Я просто не хочу говорить об этом сегодня.

— О чем? — вмешалась Пенни, которая только что подошла к нам.

Мне стало не по себе. Я уже начала сомневаться в правильности своего решения.

— Угадай, о чем мы говорим? — сказала Сара. — У Линн теперь есть тайна, покрытая мраком.

— О… — протянула Пенни, понизив голос до шепота. — Как твои дела, Линн?

Разумеется, она говорила о налоговой полиции, а не о моей интрижке со знаменитостью.

— Пока все в порядке. Но, как я только что сказала Саре, я не хочу сегодня об этом говорить.

— Поняла, — шепнула Пенни, оглядывая комнату в поисках возможных клиентов или поклонников. — Только один вопрос: надеюсь, ты наняла добросовестного специалиста, который смыслит в таких делах?

Сара засмеялась:

— Я и не знала, что есть такие специалисты! Где его взять? В каком-нибудь ток-шоу?

Пенни неодобрительно покачала головой:

— Не говори глупостей. Еще не хватало превратить несчастье Линн в мелодраму и сделать ее достоянием общественности.

Тут появилась Гейл.

— Кто здесь произнес слово «мелодрама»? — поинтересовалась она.

— Мы говорим о мелодраме Линн, а не о твоей.

— О да, какое несчастье! — запричитала она, вспомнив о моей мнимой «болезни». — Как ты себя чувствуешь, Линн?

— Как и следовало ожидать.

— Я только что сказала, что ей надо посоветоваться со специалистом, — сказала Пенни.

— Зачем ей специалист? — недоумевала Сара. — Все само собой образуется.

— Как это само собой образуется?! — возмутилась Гейл. — Я согласна с Пенни. С такими вещами не шутят. Я бы на месте Линн нашла самого лучшего специалиста, не пожалела бы никаких денег.

— Правильно, — поддержала ее Пенни. — Я смогу порекомендовать тебе кое-кого. У одного из моих клиентов были такие же проблемы, как у тебя, Линн. Но он выкарабкался.

— Наверное, у него была хорошая страховка, — заметила Гейл. — Она внимательно изучила мое лицо, а затем сказала: — Я не вижу никакой сыпи, Линн. Она что, то выступает, то исчезает, как и другие симптомы?

— Да, — быстро сказала я, — она появляется, когда я нервничаю, и исчезает, когда я успокаиваюсь.

— У меня та же история, — заметила Сара. — Стоит мне начать волноваться, как выступает сыпь, а только я успокоюсь — все проходит.

Тут к нам подошла Изабелла. Она выглядела очень счастливой и беззаботной. Почему бы и нет? Ее имени не было в списке возможных предателей, и я не расставляла для нее ловушки.

— Как дела? — спросила она. — Развлекаетесь?

— По мере своих возможностей, — сказала Гейл.

— По мере возможностей? — удивленно переспросила Изабелла.

— Ну, ты же понимаешь, Линн было нелегко забыть обо всем и прийти сюда сегодня, — объяснила Гейл. — Она совершила настоящий подвиг.

— Какой подвиг? — спросила Изабелла. Улыбка сошла с ее лица.

— Это настоящий подвиг для человека, для которого моральные ценности стали навязчивой идеей, — съязвила Сара.

— Какие моральные ценности? — беспомощно пробормотала Изабелла, решив, что имеется в виду ее сексуальная ориентация.

— Сара имела в виду совсем другое… — попыталась я объяснить, но остановилась, сообразив, что могу выдать себя таким образом.

К нам подошла Рита.

— Успокойся, — сказала она Изабелле, — звезды сегодня расположились так, что ты чувствуешь себя беззащитной. У Линн проблемы, но это не наше дело.

— Нет, это как раз наше дело! — заявила Гейл. — Мы ее друзья. А друзья должны поддерживать друг друга.

— Должны, — сказала Изабелла. — И я очень надеялась, что вы все одобрите мой образ жизни, но…

В этот момент две персидские кошки вцепились друг в друга и так размяукались, что всем волей-неволей пришлось замолчать. Изабелла пошла разнимать их, Рита последовала за ней. Поболтав еще несколько минут — к счастью, на этот раз о кошках, а не обо мне, — Сара, Пенни и Гейл заявили, что им пора. Пенни спешила на свидание, Гейл надо было домой к детям, Сара собиралась с театр. Попрощавшись, подруги пожелали мне удачи. Они так и не догадались, что говорили о разных вещах.

Я справилась. Я потеряла много крови, но покидала поле боя победителем.

32

Прошло еще две недели. В прессе не появлялось ничего ни о моей схватке с налоговой полицией, ни о загадочной болезни, ни о любовной интриге со звездой телеэкрана.

Я продолжала ждать. Я ежедневно покупала массу газет, что было пустой тратой денег. Мне не приходило в голову, что враг прибегнет к новому способу распространения информации — воспользуется Интернетом.

Однажды утром Диана примчалась в мой кабинет.

— Включите компьютер! — закричала она.

— Не могу, — сказала я. — С минуты на минуты придет пациент.

— Включите! — повторила она. — Увидите, что о вас пишут!

— Кто пишет?

— Все!

— Ты имеешь в виду, что на каких-нибудь женских сайтах упомянули методику доктора Виман?

— Нет, это было бы хорошо. А там пишут какие-то гадости.

Сомнений больше не было. Неужели сейчас я узнаю, кто из моих подруг строил козни у меня за спиной? И что я сделаю после того, как узнаю правду?..

— Вы включите свой компьютер или посмотрите на моем? — настаивала Диана.

— Посмотрю на твоем, — сказала я, не в силах сидеть и ждать, пока мой компьютер загрузится.

— Вот, смотрите, — сказала Диана, открывая статью на каком-то сайте, о котором я даже и не слышала раньше.

Я взглянула — и мое сердце дрогнуло. Так я и думала! Я всегда догадывалась, что это она, всегда в глубине души чувствовала, что тут что-то не то, но не могла смириться с этой мыслью. Однако теперь сомнений больше не было. Я знала, что мне будет тяжело, но не до такой же степени! Мне нанесли удар — не в спину, а в самое сердце… Глаза мои наполнились слезами, а в голове вертелась одна мысль: «Как она могла?!»

— Доктор Виман, — сказала Диана, положив руку мне на плечо, чтобы как-то успокоить. — То, что о вас пишут, — правда? Вы поэтому так расстроились? Налоговая полиция хочет прикрыть ваше дело… то есть наше дело?

— Нет, — выдавила из себя я. — Никто не закрывает наше дело, Диана.

— Тогда почему вы плачете?

— Я потеряла друга, — грустно сказала я. — И я не скоро оправлюсь после такого удара.


Пенни! Пенни-хищница. Пенни, умница и ловкачка. Пенни, которая всегда добивается того, чего хочет…

Но чего она хотела? Что заставило ее направить свою разрушительную энергию против меня? Что ей было нужно? Кип? Но если так, тогда зачем было писать другие статьи — о нас с Брэндоном, о налоговой полиции? Так или иначе, я решила, что спрошу ее об этом.

Я позвонила ей на работу. Она была занята с клиентом, и я оставила сообщение секретарше, что мне надо встретиться с Пенни после работы. Я сказала, что приеду к ней домой в полседьмого, если она не перезвонит мне в течение часа.

Она мне не перезвонила, и в полседьмого я отправилась к ней. Я застала ее дома. Как ни в чем не бывало, Пенни извинилась за беспорядок и предложила что-нибудь выпить. Я отказалась.

— Не будешь виски? — удивилась она. — Что-то я не узнаю тебя.

— Нет, это я не узнаю тебя.

— О! В чем же я провинилась? Перешла на Язык мужчин? Перебила тебя? Не проявила сочувствие?

— Нет, методика доктора Виман тут ни при чем. Я говорю о налоговой полиции.

— Ах да, я забыла спросить тебя об этом, и Линн Виман тут же надула губы. Что-нибудь изменилось? Ты наняла адвоката?

— Нет.

— Почему? Неужели ты позволишь им так просто все отнять у тебя?

— Это ты пыталась все отнять у меня!

Казалось, мое высказывание озадачило ее.

— Выпей-ка виски. Что-то ты не то говоришь.

— Нет у меня никаких проблем с налоговой полицией, Пенни. И не было.

— Но ты же говорила, что тебя хотят посадить в тюрьму!

— Я все придумала.

Пенни прикрыла на минуту глаза рукой.

— Кажется, виски нужно мне. — Она открыла бар и плеснула себе виски. — Повтори-ка еще раз. Что ты сказала?

— Никакие полицейские не врывались ко мне офис, я солгала. Я придумала это специально для тебя.

Она рассмеялась:

— Не понимаю, что с тобой сегодня. Ведь ты, по-моему, рассказала то же самое Гейл, Саре и Изабелле.

— Нет. Я рассказала это только тебе: проверить, разболтаешь ли ты эту историю, как разболтала две предыдущие. Я поставила ловушку для тебя, и ты в нее попалась.

Пенни продолжала потягивать виски.

— В чем же ты меня обвиняешь, Линн? У меня такое впечатление, что ты меня в чем-то обвиняешь. Почему ты не скажешь это прямо? Наверное, я очень глупа, но я не понимаю, о чем ты говоришь.

— Ты не глупа. Ты очень умна. Именно поэтому я так долго не могла раскусить тебя.

— Ничего не понимаю. Скажи, наконец!

— Ты была любовницей Кипа, Пенни.

Я сделала паузу, чтобы она могла опровергнуть мои слова. Но Пенни молчала.

— А потом ты посоветовала мне бросить его, но для окружающих оставаться парой, чтобы сохранить свою профессиональную репутацию, помнишь? Но я никак не могла решить, стоит ли мне следовать твоему совету, и тогда ты продала историю «Инквайрер», чтобы я подумала на Кипа. Мы расстались, моя карьера рухнула, однако этого тебе показалось недостаточно, и тогда ты позвонила в «Нью-Йорк пост» и рассказала, что Брэндон был моим пациентом. Но почему, Пенни? Зачем ты так со мной поступала?

Она поставила на стол свой бокал. На ее лице появилась странная улыбка. Все было кончено — она попалась и прекрасно знала об этом.

— Линн, — сказала она, — до чего ты наивна и далека от реальности!

— Зато ты далеко не наивна. Ты прекрасно разбираешься в людях. Ты просто дрянь, Пенни!

Она засмеялась:

— Поговорить-то ты умеешь. Ведь это твоя специальность.

— А обманывать, совершать подлости — твоя специальность?

— Нет. Моя специальность — блюсти справедливость.

— Справедливость?

— Да. Следить за тем, чтобы каждому доставалось по справедливости.

— Что ты называешь справедливостью? Разве справедливо то, что ты сделала?

— Разумеется. Тебе в этой жизни досталось слишком много. Значит, надо было что-то у тебя отнять. Чтобы восстановить справедливость.

— Слишком много чего?

Я всегда догадывалась, что Пенни завистлива, но я не думала, что она сумасшедшая.

— Линн, Линн, ты не понимаешь! — Она сделала еще глоток виски. — Видишь ли, когда ты была замужем за Кипом, вы казались блестящей парой — парой, у которой было все, что нужно для счастья. И, самое главное, у вас было взаимопонимание. О вашей паре писали в газетах, о вас снимали телепередачи. Но это несправедливо! У некоторых женщин нет мужей вообще, не говоря уже о таких мужьях, как Кип. Поэтому мне пришлось вмешаться. Взять излишки у богатых, чтобы отдать бедным.

«Странная логика», — подумала я.

— Ну прямо Робин Гуд какой-то.

— Можешь называть это как хочешь.

— И поэтому ты соблазнила Кипа? «Отобрала его у богатых, чтобы отдать бедным?» А бедная у нас — ты?

— Именно так. Впрочем, его и соблазнять-то не пришлось. Он был уже готов к подобной интрижке. Более того, он жаждал такой интрижки! Все, что от меня потребовалось, это сказать: «Какой у вас инструмент, мистер Плотник!» — и он стал моим.

— Но он не любил тебя, Пенни.

— Не любил. И это тоже было несправедливо. Но когда он сказал мне, что любит тебя — несмотря на то, что у нас с ним был потрясающий секс, — я решила разрушить твою карьеру. Чтобы доказать, что ты ничем не лучше других.

«У нее и в самом деле не все дома, — подумала я. — Как же я раньше не догадывалась?»

— Мне удалось смешать тебя с грязью, — продолжала она. — Все шло хорошо, пока ты не прицепилась к этому Брэндону Броку. Я подумала — ладно. Обучит его своему драгоценному Языку женщин, и все. Но не тут-то было!

— Ты права. Мы полюбили друг друга.

— Да. Кто бы мог подумать! Самый суровый начальник Америки — и самый занудный лингвист! По-моему, такие браки не заключаются на небесах.

— Но мы были прекрасной парой, Пенни.

— И это тоже несправедливо.

Опять двадцать пять!

— Значит, ты решила, что Брэндона тоже надо у меня отнять?

— Именно.

— А когда ты поняла, что тебе не удастся соблазнить его, так как нормальные мужчины шарахаются от тебя, ты решила прибегнуть к другому способу: распространить информацию о том, что он был моим пациентом, и тем самым лишить меня его доверия.

— Все так. Только заявление, что мужчины шарахаются от меня, — это удар ниже пояса.

— Как и твоя подлая ложь! Кстати, что там у нас было с налоговой полицией? Что тобой руководило на этот раз? Ты захотела, чтобы Брэндон лишний раз убедился в моей нечестности? Чтобы лишить нас всяких шансов на примирение?

— Абсолютно верно.

— Тогда дело не в справедливости, — сказала я. — Дело в любви. Тебя ни один мужчина никогда не любил, и ты не могла смириться с мыслью, что меня любили двое мужчин. Но почему ты решила, что можешь заставить Кипа и Брэндона разлюбить меня? Любовью нельзя управлять. Любовь продолжается, несмотря ни на что. Поэтому твоей партизанской тактикой ты ничего не добьешься.

— Прибереги лекции для своих пациентов! — огрызнулась она.

— Я так и сделаю. Но для начала я докажу тебе, что все твои усилия напрасны. Ты пыталась лишить меня любви Кипа, но у тебя ничего не вышло. Тогда ты попыталась лишить меня любви Брэндона, и это не сработало.

— Почему же? Это сработало. Ведь вы с Брэндоном расстались, ты сама сказала. Ты же все время ныла, как тебе плохо без него.

— Должна тебя разочаровать: мы не расстались. Брэндон сам посоветовал мне расставить ловушку, в которую ты попалась.

Пенни совсем пала духом.

— Значит, вы снова вместе?

— Да, мы любим друг друга и будем вместе. У нас прекрасное будущее — без тебя. Тебе придется поискать себе другую подругу, с которой можно будет проделывать твои фокусы.

Я собралась было уходить, но вспомнила, что хотела задать ей еще один вопрос:

— Кстати, насчет подруг. Гейл, Изабелла и Сара знают, что ты вытворяешь?

— Конечно, нет.

— А ты когда-нибудь пыталась отнять что-нибудь у них?

— Зачем брать на себя такой труд? По части любви все они банкроты. Хотя Изабелла, похоже, счастлива со своей новой подругой…

— Даже не думай об этом! — сказала я, читая ее мысли. — Если ты попытаешься применить к ней один из своих приемов, я расскажу руководству «Феминакса» и всех других компаний Нью-Йорка, чтб ты мне устроила.

— Звучит как угроза.

— Это и есть угроза.

— Ты все сказала?

— Все.

Я окинула ее последним взглядом. Это был тяжелый, безнадежный случай. Но меня больше не волновали ее проблемы.

— Что? — спросила она. — Ты так посмотрела, будто хотела что-то сказать.

— Я хотела сказать только одно: удивляюсь, как ты могла притворяться моей подругой и при этом постоянно портить мне жизнь. Как ты сумела продержаться так долго, Пенни?

— Талант! — усмехнулась она.

— Талант, который тебя до добра не доведет. Ты одна. Совсем одна. Разве ты этого добивалась?

Я не стала дожидаться ее ответа. Не успела она открыть рот, я была уже за дверью.

33

По дороге домой я остановилась у телефонной будки и позвонила Брэндону. Мне не терпелось сообщить ему новость. Ведь теперь ничто не мешало нам быть вместе! Но я не дозвонилась ни ему домой, ни на работу: везде отвечал автоответчик. Я попробовала позвонить из дома — и снова не дождалась никакого ответа. Я поужинала, поработала немного и попробовала еще раз. Никто не взял трубку. Тяжело вздохнув, я легла в постель и заснула с мыслью о том, что позвоню ему завтра.

Впервые за долгие месяцы я хорошо спала. Как ни странно, я не увидела во сне Пенни, преследующую меня с топором, сующую мне в глаза тампоны «Феминакс» или норовящую вцепиться в меня своей мертвой хваткой. Я спала крепким сном без сновидений, а наутро проснулась бодрая и посвежевшая.

Добравшись до офиса, я первым делом позвонила Брэндону.

— Доброе утро, Наоми, — сказала я. — Это Линн Виман. Он здесь?

— К сожалению, его нет.

— Скажите мне правду, Наоми. Он здесь? — повторила я, решив, что она все еще действует согласно старой инструкции. — Мы помирились с мистером Броком. Я звоню, чтобы выяснить, может ли он сегодня составить мне компанию за обедом.

— Но я говорю правду, доктор Виман. Мистера Брока нет. Он уехал.

— Уехал? Далеко?

— В Японию. Он вылетел в Токио вчера.

Ну вот, всегда так! А я-то мечтала о романтическом обеде или ужине в каком-нибудь ресторане…

— Когда он вернется, Наоми?

— Через неделю, не раньше. А то и через десять дней.

Вот так разочарование! Десять дней — это же почти вечность!

— Тогда скажите ему, что я его искала, если он будет звонить.

— Обязательно.

— Или лучше дайте мне номер телефона его гостиницы. Я сама позвоню ему.

— С удовольствием.


Утром я приняла нескольких пациентов, а затем Диана отправилась за бутербродами к обеду, а я стала прослушивать сообщения на автоответчике. Одно из них было, между прочим, от представителя «Си-би-эс», который в прошлом году предлагал мне стать ведущей телевизионного шоу.

Конечно, я была польщена и заинтригована этим звонком. И, разумеется, я перезвонила ему. Он сразу взял трубку, и вскоре я услышала волшебные слова: «Линн, мы хотим сотрудничать с вами».

Что мне было делать? Отказаться? Послать его к черту? Конечно, нет! После того как я столько лет мечтала о признании, я не могла так поступить. Я назначила ему встречу на этой неделе и поспешила сообщить новость Диане, которая только что вернулась с бутербродами:

— Угадай, кто нам звонил!

— Знаю, знаю. Я же сама записывала сообщение.

— Представляешь? — Я села за стол, но к бутерброду не притронулась. — Они хотят снять пилотный выпуск программы! Диана, они заинтересовались мной! Они всерьез заинтересовались мной!

— В прошлый раз они тоже всерьез заинтересовались вами, и что из этого вышло? — Диана явно не разделяла моего энтузиазма. — Расскажите лучше, что произошло вчера между вами и Пенни.

Я рассказала ей все, до мельчайших подробностей.

— Она ненормальная, — сказала Диана, покачав головой. — Ей явно нужна помощь.

— Да уж! Но теперь мне нет дела до нее и ее проблем. У нее своя жизнь, у меня — своя. Мне не терпится рассказать все Брэндону, но придется долго ждать. Я хочу сказать ему это с глазу на глаз, а не по телефону.

— Почему?

— Он в Японии.

— Так поезжайте туда!

— Диана, ты с ума сошла!

— Вы же только что сказали, что вам не терпится сказать ему.

— Я же в переносном смысле…

— Сколько он там пробудет?

— Не меньше недели.

— Для свидания — вполне достаточно.

— Умоляю тебя, Диана! Япония на другом конце земного шара!

— В этом и состоит вся прелесть. Когда в последний раз у вас был отпуск, доктор Виман?

— У меня его никогда не было. Если не считать последнего года, когда я сидела без работы и целыми днями переписывала свое резюме.

— Вам нужен отпуск, — безапелляционно заявила она. — Вы же нигде не бываете, кроме лингвистических конференций.

Надо признать, она была права. Какой из меня путешественник? Кроме работы, ничего в жизни не вижу.

— Вы должны полететь в Японию, — настаивала Диана. — Удивить мистера Брока и устроить вам обоим романтическое приключение.

Я улыбнулась. Она все еще так молода и наивна!

— У меня есть определенные обязательства перед пациентами, Диана. Нельзя отменять занятия, не предупредив их заранее.

— Мне неприятно напоминать вам об этом, доктор Виман, но вы лингвист, а не врач, и ваши пациенты потерпят.

— Я понимаю…

— Кроме того, вы забыли, что есть я.

— Разве я могу забыть о тебе, Диана?!

— Я серьезно. Я могла бы заменить вас.

— Нисколько не сомневаюсь. Но есть еще одно «но»: такая поездка обойдется мне в целое состояние.

— Позвольте мне кое о чем вам напомнить, доктор Виман. Разве вы не говорили мне, что благодаря вашим отношениям изменился не только мистер Брок, но и вы сами? Что теперь вы стали более непосредственной в словах и поступках?

— Говорила. Раньше я бы и обсуждать этого не стала.

— Так покупайте билет и поезжайте к нему! К тому же это лучший способ доказать ему свои чувства. Отчасти она была права.

— А как же моя встреча с представителями «Си-би-эс»? Я не могу ее пропустить.

— Не пропускайте. Перенесите ее.

— Диана! Так с людьми не поступают. К тому же это мой единственный шанс, я не хочу, чтобы он ускользнул от меня.

— Но мистер Брок тоже может ускользнуть от вас.

— Господь с тобой, я этого не переживу! Он для меня сейчас дороже всего на свете.

— Так докажите это! Докажите ему и себе, что ваша карьера важна, но он важнее!

— Значит, ты предлагаешь мне сделать широкий жест?

— Я предлагаю вам просто поехать к своему любимому человеку. Он обиделся на вас, потому что решил, будто вы использовали его, чтобы восстановить свою репутацию. Если вы останетесь ради встречи с представителями «Си-би-эс», получится, что карьера для вас действительно важнее, чем он. Так, может быть, вы не изменились вовсе?

— Я не голодна, — сказала я, отодвигая от себя сандвич. — Пойду-ка я лучше поработаю.

— Можно я съем ваш бутерброд?

— Ради бога.

Я зашла в свой кабинет, села за стол и задумалась над словами Дианы. Чтобы измениться, стать лучше, не надо кричать на всех углах о произошедшей с тобой перемене. Нужно не на словах, а на деле доказать, каким ты стал.


В тот же день я позвонила Брэндону в гостиницу и убедилась, что он все еще там.

— Я решила уравнение с тремя неизвестными, — сообщила я ему.

— Не томи меня ожиданием! Кто же из них оказался дрянной девчонкой?

— Пенни. Какая же она все-таки стерва!

— Пенни? Я, признаться, подозревал Сару.

— Сара тоже стерва, но это уже проблемы ее мужа.

— Так, значит, все худшее осталось позади?

— Да. И теперь мы можем наконец полностью посвятить себя нашим отношениям! Ты же этого хотел?

— Я всегда этого хотел. Линн, мне страшно стыдно, что я не верил тебе. Мне не терпится увидеть тебя и попросить у тебя прощения.

«Скоро увидишь», — подумала я.


Люди вечно ворчат, что многочасовой перелет изматывает. Но я не жаловалась. Первую половину пути я проспала, всю вторую находилась в полудреме. «Боинг-747» представлялся мне волшебным экипажем, который нес меня навстречу моей мечте.

Когда я поднималась на лифте на сорок первый этаж, мне казалось, что все это происходит не со мной. Целый батальон служащих гостиницы поприветствовал меня низкими поклонами. Никогда к моей персоне не проявляли такого внимания. Я объяснила, что прилетела сюда из самого Нью-Йорка, чтобы сделать сюрприз мистеру Броку, руководителю компанию «Файнфудз», и мне нужен ключ от его комнаты. Я знала, что прошу невозможного, но не ожидала, что переговоры затянутся на целую вечность. В Японии сказать «нет» — значит проявить агрессию. Они будут с улыбкой настаивать на своем, пока вы не отступите. Но я не отступала, а они не сдавались. В конце концов мы пошли на компромисс: двое охранников пойдут со мной в номер Брэндона, я при них открою дверь и брошусь в его объятия.

Когда мы подошли к двери в номер, мне дали ключ. Задыхаясь от волнения, я вставила ключ в замочную скважину, повернула его, осторожно открыла дверь и осмотрелась вокруг. Брэндона нигде не было видно. Я зашла в номер — люкс, между прочим, — и охранники последовали за мной, продолжая следить, чтобы я не украла пепельницу. В то же мгновение из ванной донесся звук льющейся воды. Брэндон принимал душ.

«Чудесно! — подумала я. — Сейчас он выйдет оттуда в чем мать родила. Сюрприз так сюрприз!» Я хотела зайти в ванную, но охранники остановили меня. Пришлось ждать и слушать, как он плещется, мурлыкая что-то себе под нос (трудно было угадать мелодию, но я была готова поспорить, что он напевает что-то из репертуара Майкла Болтона).

Наконец Брэндон выключил воду и появился в дверях ванной. К счастью, он завернулся в полотенце. Увидев меня, он схватился за сердце. Я даже испугалась, что у него сейчас случится инфаркт.

— Брэндон, мой дорогой, — сказала я. — Я приехала, чтобы доказать тебе свою любовь.

— Линн?! — Его лицо расплылось в улыбке. Инфаркт отменяется. — Как ты сюда попала?

— Я же сказала: я приехала ради тебя.

— Но это же совершенно не в твоем духе!

— Теперь это в моем духе.

— Все в порядке, мистер Брок? — вмешался один из служащих гостиницы.

— Да, конечно, — сказал Брэндон.

Мои стражники наконец-то удалились, но он продолжал стоять посреди комнаты с нелепой улыбкой на лице.

— Брэндон, я хотела доказать тебе, как много ты для меня значишь, — повторила я. — Возможно, ты думаешь, что я сошла с ума. Но я не могла не приехать. Скажи, что ты рад мне!

Он подошел ко мне ближе — так близко, что я ощутила запах его лосьона после бритья.

— Я понимаю, что ты, наверное, все еще в шоке, — говорила я. — Я бы тоже на твоем месте удивилась. Будет легче, если ты дашь какой-нибудь выход своим эмоциям. Помнишь, как я учила тебя выражать свои чувства, облекая их в слова? Помнишь, Брэндон?

— Я помню, — мягко сказал он. — Я помню все до мелочей, что ты мне говорила. — Он поцеловал меня в щеку. — Твой прилет сюда — лучший подарок из всех, какие я когда-либо получал. Потому что я знаю: тебе пришлось пожертвовать чем-то ради меня. Я знаю, что это не просто твоя прихоть. Ты хотела мне доказать нечто важное. И мне тоже надо тебе кое-что доказать.

— Что?

— Что я был не прав, когда сомневался в тебе, и теперь понял это. Что я люблю тебя так сильно, как только можно любить, — я никогда раньше не думал, что такие чувства бывают на свете. И что я тоже мог бы пойти за тобой на край света.

Я с облегчением вздохнула.

— Знаешь, ведь сюрпризы — это очень коварная штука. Некоторые их любят, некоторые — нет. По-моему, ты из числа тех, кому они по вкусу. Я права?

Стоило мне произнести эти слова, как он сбросил с себя полотенце, и оно упало на пол. Передо мной стоял голый мужчина в состоянии сильнейшего сексуального возбуждения.

— Я ответил на твой вопрос? — спросил он.

— Вполне, — улыбнулась я.


Скажу вам по секрету, что я нашла лучший способ примирения с любимым мужчиной: полететь в Токио и заняться с ним любовью в номере пятизвездочного отеля. Не знаю уж, что там добавляют в воду или в пищу, но Брэндон был неутомим, как какой-нибудь кот из зверинца Изабеллы.

Конечно, между ласками он много раз повторял, что просит у меня прощения за свое недоверие ко мне, но в основном наш разговор в тот вечер состоял из слов: «О боже!», «Быстрее!», «Да!..»


На следующее утро, в полдесятого, Брэндон уже вел беседу в гостиной со своими коллегами, а я все еще нежилась в постели. Когда я наконец вышла из спальни, Тоши Ямазаки и Макото Такашими, те самые японцы, с которыми я познакомилась в Нью-Йорке, в машине Брэндона, поприветствовали меня и предложили нам свои услуги гидов и переводчиков.

Они показали нам город. Посетив представительство «Файнфудз», мы отправились есть лапшу в один из многочисленных ресторанчиков в национальном духе, где я попыталась есть палочками (не повторяйте моих ошибок — не надевайте в таких случаях шелковую блузку, которой вы дорожите). Потом Тоши и Макото отвели нас в один из чудесных садов города, показали нам знаменитый район Асакуса и многое другое. В завершение прогулки они посоветовали нам с Брендоном зайти в храм Сенсойи, куда местные жители и туристы ходят на поклонение.

— А вы не пойдете? — спросила я.

Он улыбнулся:

— Нет, это только для вас.

— Очень романтично, — поддержал его Макото и подмигнул.

Брэндон взял меня за руку, и мы вошли в храм. Осмотрев все здание, величественное и прекрасное, мы оказались у конторки, где нам предложили вытянуть жребий, чтобы узнать свою судьбу. Брэндон тянул первым. Он бросил монетку в сто йен в деревянную коробку и стал трясти ее, пока оттуда через маленькую дырочку не вывалилась бамбуковая дощечка с номером. Та же цифра стояла на одном из ящичков, установленных поблизости. Он достал из этого ящичка табличку и прочитал надпись на ней.

— К счастью, написано и по-японски, и по-английски, — сказал он.

— Отлично. И что же там написано?

— А вот что: «Остерегайтесь женщины, которая учит вас говорить на Языке идиотов».

— Не может быть!

— Правильно, не может. Там написано: «Если таинственная незнакомка неожиданно появится в вашем теннисном клубе, женитесь на ней».

Я засмеялась:

— Опять шутишь?

— Я не шучу. Это было бы справедливо.

Его лицо стало вдруг серьезным.

— Я хочу жениться на тебе, Линн. Я и раньше об этом говорил, а потом чуть не сбежал. Просвещенный, знакомый с Языком женщин мужчина не должен так поступать, верно?

— Верно.

— Но больше я никуда от тебя не денусь. Я хочу быть с тобой всегда, что бы ни случилось.

— Я так ждала этих слов!

— Так ты выйдешь за меня замуж? Я готов жениться на тебе хоть в следующие выходные!

Я обняла его.

— Я люблю тебя. Я хочу выйти за тебя замуж. Но сначала…

— Что сначала?

— Сначала я узнаю свое будущее.

Я опустила монетку в деревянную коробку, проделала ту же процедуру, что и Брэндон, и прочитала о своем будущем.

— Что пишут? — спросил он.

— «Не выходите замуж за человека, который называл вас „док“.

— Здорово придумано. Попробуй еще раз.

— Так и быть. «Если мужчина устраивает вас во всех отношениях, хватайте его и выходите за него замуж, пока это не сделала другая женщина».

— Что это значит? Ты говоришь мне «да»?

— Да!

Он подхватил меня на руки и закружил, поделившись со мной таким образом своими чувствами. Никогда раньше я не знала, что можно быть такой счастливой, все прежние счастливые мгновения померкли рядом с этим.

— Я люблю тебя, — сказала я. — О, как я тебя люблю!

Мы долго стояли в объятиях друг друга. Я отодвинулась от Брэндона, только когда вспомнила, что Тоши и Макото ждут нас.

— Надо идти, — сказала я.

— А все-таки, пока мы не ушли, скажи мне, что на самом деле написано на твоей табличке?

Я достала ее из кармана.

— «На удобном стуле хорошо сидеть».

Брендон засмеялся:

— Наверное, при переводе надпись утратила свой смысл.

— А на твоей что написано? — спросила я.

— «Умение обратиться к другому человеку так, чтобы слова нашли путь к его сердцу, — бесценный дар».

Я удивленно смотрела на него.

— Не может быть! Ты опять разыгрываешь меня?

— Клянусь тебе, Линн. Смотри!

Я прочитала надпись на табличке.

— Невероятно, правда?

— Потрясающе, — сказал он. — Только японец способен изложить методику доктора Виман одним коротким предложением. Ты вбивала ее мне в голову полгода.

— Но не забывай, что это были лучшие полгода в твоей жизни!

— Лучшие? — Он снова поцеловал меня. — А по-моему, лучшее у нас с тобой еще впереди.

Эпилог

Мы с Брэндоном вышли из кинотеатра. Только что закончилась слезливая мелодрама, а такие фильмы, как известно, вызывают отвращение у мужчин. Но Брэндон — исключение из этого правила. Он выше подобных стереотипов, а потому его не надо силком тащить на мелодрамы, хотя в них нет погонь, пальбы и криминального сюжета.

Между прочим, мы с ним женаты уже три года, и за это время наши чувства друг к другу окрепли, а взаимное уважение возросло. Мой живот тоже вырос: ведь я уже пять месяцев жду ребенка, нашего первенца.

Брэндон по-прежнему возглавляет «Файнфудз», и я работаю вместе с ним. Как и прежде, он мой клиент. Только теперь он сам не приходит на занятия, а направляет ко мне своих подчиненных, мужчин и женщин.

«Женщин?» — удивитесь вы. Но я не оговорилась. Дело в том, что я расширила поле своей деятельности, осознав, что методика доктора Виман, при всех своих достоинствах, несовершенна и однобока. Мужчины и женщины действительно говорят на разных языках, но что мне мешает научить их понимать язык друг друга? Мужчины могут освоить Язык женщин, а женщины — Язык мужчин. Ведь, в конце концов, моя главная задача — научить и мужчин, и женщин преодолевать языковой барьер.

Работа с сотрудниками «Файнфудз» принесла свои плоды. Я получила не только моральное удовлетворение, но и материальное свидетельство моего успеха. Через несколько месяцев после того, как мой ребенок появится на свет, выйдет моя новая книга. Кроме того, каждую неделю я пишу статью в газету. Правда, передачу на радио я больше не веду, в программе «С добрым утром, Америка!» не появляюсь, договоров с «Си-би-эс» не заключаю. Теперь я посвящаю все свое свободное время семье.

Но какими бы идеальными ни были наши отношения с Брэндоном, иногда мы попадаем в те же ловушки, что и все остальные пары. Вспомним хотя бы тот случай, который я хотела рассказать вам минуту назад.

Итак, мы с Брэндоном выходили из кинотеатра; я повернулась к нему и спросила:

— Как тебе фильм?

Он только пожал плечами.

— Тебе понравился фильм? — повторила я. Когда мужчинам не хочется отвечать, они притворяются глухими.

— Пустая трата денег!

— Но почему? Актеры играют прекрасно, шутки остроумные, счастливый конец… Что ты еще хочешь от фильма?

— Уж больно бездарный сюжет. Три разведенные женщины на протяжении всего фильма только и делают, что плачут, смеются и говорят: «Дерзай, подруга!»

— Брэндон, ты говоришь глупости.

— Почему глупости? К концу фильма я уже начал ненавидеть этих женщин с их идеей мести. И стал понимать их сбежавших мужей.

— Но в фильме, кроме их плана мести, было много другого! Нельзя судить так поверхностно…

— Нет, Линн. Это ты поверхностно судишь.

— Я?!

— Конечно! Ты критикуешь мой взгляд на фильм. А кто дал тебе право считать, будто то, что ты говоришь, — истина в последней инстанции?

На этом остановимся, пока не дошло до драки. Я просто хотела показать вам, что даже мужчина, который ходит на мелодрамы, не может не критиковать их. И что женщина, изучившая все, касающееся отношений полов, позволяет втянуть себя в подобный спор. Почему это происходит? Потому что иногда мужчины не могут найти общий язык с женщинами — и наоборот. Просто они по-разному устроены.

И поэтому женщинам остается одно: довольствоваться тем, что есть. Раз вечная гармония в отношениях мужчины и женщины невозможна, надо радоваться тем мгновениям, когда мужчина обращается к женщине со словами: «Как прошел твой день?», или: «Эти сережки новые?», или: «Я понимаю тебя». И помнить, что они стараются изо всех сил.


home | my bookshelf | | Женская логика |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу