Book: Ночной рейс



Ночной рейс

Джек Хиггинс

Ночной рейс

Посвящается дяде Бобу

Глава 1"

Щедрость изобилия"

Мэннинг внезапно пробудился от глубокого, без сновидений, сна, словно вернулся к жизни в ту же секунду, как открыл глаза. Обнаженный по пояс, в одних синих брюках, заметно выцветших от солнца и соленой воды, он лежал весь в поту, уставившись в потолок каюты. Взглянув на часы, свесил ноги с кровати и некоторое время сидел, рассматривая свои босые ступни. Правый висок мучительно ныл. Через минуту послышались шаги: кто-то спускался по трапу.

В каюту вошел негр неопределенного возраста в алой рубахе и ярко-голубых штанах. Туалет дополняла видавшая виды фуражка. В его ясных глазах светился ум. Долгие годы, проведенные в море, оставили на лице шрамы и морщины. Посмотрев на негра, Мэннинг торжественно спросил:

– Скажи мне, Сет: кто я такой, черт побери?

– Что, не слишком удачный денек? – усмехнулся моряк. – Может, тебе стоит на время завязать с ромом? Я только что заварил свежий чай.

– Отлично. А где наш клиент?

– Мистер Моррисон отправился на риф с острогой. Велел тебя не беспокоить. Надеюсь, с тунцом ему повезет больше, чем в тот раз. Но вообще-то рыбак он никудышный.

– А нам какое дело? Рыбак он или нет, главное, платит по сто пятьдесят баксов в день. Смотри, не забывай об этом, – отозвался Мэннинг, поднимаясь вслед за Сетом по трапу.

Выйдя на палубу, Гарри Мэннинг, капитан и владелец быстроходного прогулочного судна «Щедрость изобилия», высокий, широкоплечий сильный мужчина с выгоревшими на солнце каштановыми волосами, остановился у поручня и осмотрел пролив.

На его худом лице, обросшем двухдневной щетиной, застыло выражение спокойного безразличия.

В миле от них по проливу прошла двухмачтовая яхта. Очевидно, она совершала рейс на Нассау. На раздувшихся парусах читалась надпись: «Северо-западные круизы». Маленький гидроплан летел на север, его серебристо-голубой фюзеляж сверкал в лучах солнца. Сет принес чай.

– Джимми Уолкер повез туристов в Элевтеру, – заметил он. – В нынешнем сезоне дела у него идут хорошо.

– Денежки он проматывает тоже неплохо, – прокомментировал Мэннинг. – Каждый вечер торчит в «Каравелле» – выгодный клиент.

– Да, но, по-моему, Джимми привлекает вовсе не ром.

– Иногда, Сет, мне кажется, что ты просто напрашиваешься на неприятности. – Мэннинг выплеснул за борт остатки чая. – Надо поискать Моррисона. Нельзя упускать его. Это нанесет удар по моей репутации.

– Кто бы говорил, – мрачно отозвался Сет, помогая хозяину надеть акваланг и тщательно застегнуть ремни.

– Где ружье? – спросил Мэннинг.

– Одно сломалось на прошлой неделе – с ним вечно были какие-то неполадки. А второе взял мистер Моррисон.

– Может быть, именно сейчас он пытается зарядить его с помощью правой ноги.

Мэннинг натянул маску и, перекувыркнувшись через борт, погрузился в прозрачную воду. Он мгновение помедлил, регулируя ток кислорода, и стал плавно спускаться вниз. Ему всегда нравилось плыть одному в этом безмолвном мире. Лучи солнца, преломленные в морских волнах, искорками рассыпались в ярко-зеленых водорослях, которые ковром устилали дно, посверкивали на раковинах и красных морских звездах, хорошо видных на прогалинах белого песка.

Под водой риф напоминал сказочный лес, таящий угрозу. Кораллы переплетались, образуя фантастические безобразные формы. Черноголовые рыбы косяками поднимались вверх, напоминая разрушенные колонны. Несколько больших полосато-серебристых окуней гонялись друг за другом в коралловых кустарниках. Гарри приостановился на секунду, разглядывая их, а потом с силой оттолкнулся ластами и рванулся вперед. Рыбы бросились от него врассыпную.

Под рифом дна не было видно. Там, в темно-синей глубине, сверкающими облаками зависали стайки радужных рыбок, менявших цвет при каждом движении.

Несколько голубых макрелей, преследуемых акулой, врезались в серебристое облачко, и оно распалось. Акула, вильнув хвостом, промчалась мимо Мэннинга, и тот отпрянул в сторону, словно его отбросила чья-то невидимая рука. Невольно он уцепился за зазубренный край расщелины в скале, и тут из зеленоватого тумана появился Моррисон, который начал подниматься на поверхность.

В одной руке он держал гарпунное ружье, в другой – острогу с насаженным на нее серебристым окунем. Мэннинг поплыл к нему, а тот застыл на месте, размахивая своей добычей. С его правого плеча текла кровь, оставляя в зеленой воде длинные коричневые полосы. Приблизившись, Мэннинг увидел, что Моррисон довольно сильно поранился, очевидно задев коралл.

Американец усмехнулся, словно хотел сказать, что все это ерунда, как вдруг глаза его широко раскрылись от страха. Мэннинг начал было оборачиваться, но нечто с ошеломляющей силой толкнуло его прямо на скалу. Мелькнула серебристо-голубая тень: позади него в сумраке исчезла восьмифунтовая барракуда.

Перепуганный Моррисон выронил свое ружье, и оно, таща за собой гарпун, стало медленно опускаться в зеленоватую глубину. Согнувшись, как перочинный ножик, Гарри рванулся вслед, ухватился за леску и подтащил ружье к себе. Пока он наспех перезаряжал его, американец безуспешно пытался втиснуться в какую-то узкую расщелину.

В этот момент из тумана молнией вынырнула барракуда и зависла футах в двадцати от Моррисона. Через несколько мгновений к ней присоединилась другая. Коричневое пятно крови расплывалось, и Мэннинг понял, что не пройдет и минуты, как оно привлечет к себе всех рыб-убийц, блуждающих в округе. Устремившись вверх, он в упор выстрелил в белое брюхо ближайшей к нему барракуды. Она выгнулась в агонии, вырвав ружье из его рук, и перевернулась на спину. От ударов хвоста поднялось кипящее облако, вода окрасилась кровью.

Мэннинг подплыл к Моррисону и вытащил его из расщелины. Когда они обернулись, вторая барракуда метнулась к своей приятельнице, раскрыв пасть, в которой торчали смертоносные, находящие друг на друга зубы. По воде прошла вибрирующая волна, и барракуда тут же поплыла прочь. Из ее окровавленного рта свисали куски костей и кожи. Словно стрелы, из сумрака стали выскакивать все новые и новые тонкие серебристые тела, Гарри схватил Моррисона за руку и потащил вверх.

Они проплыли по мелководью над ярким красно-зеленым рифом, и вскоре у них над головами появился корпус «Щедрости изобилия». Мэннинг и Моррисон круто пошли на поверхность. Американец первым поднялся по лесенке, и Сет помог ему перелезть через поручень. Когда Гарри оказался на корабле, Моррисон, тяжело дыша, уже валялся на палубе.

Сет вопросительно взглянул на капитана, который снимал с себя маску и отстегивал акваланг:

– Нарвались на неприятность?

– Мистер Моррисон поцарапал плечо, и парочка барракуд им заинтересовалась.

Американец сел, и Сет, качая головой, принялся его осматривать.

– Говорил же я вам: будьте осторожны, мистер Моррисон. Нельзя охотиться с острогой, когда из тебя течет кровь. Так барракуды бы вас не тронули, но если уж они почуяли запах крови... тогда другое дело.

– Постараюсь запомнить, – выдавил охотник.

Мэннинг помог ему встать на ноги.

– Пойдемте вниз. Я перевяжу вам плечо, а Сет позаботится об аквалангах.

Накинув на плечи полотенце, Моррисон уселся на койку. Его трясло. Мэннинг вытащил из шкафчика бутылку рома, наполнил стакан и протянул его гостю. Тот выпил залпом и благодарно улыбнулся:

– Я думал, болтают ерунду, будто акулы и барракуды набрасываются на аквалангистов.

– Только если почуют кровь, – объяснил Мэннинг, осторожно смазывая глубокие порезы мертиолатом. – И еще: всегда перезаряжайте ружье после выстрела. Кто знает? А вдруг оно срочно вам понадобится.

– Вряд ли я теперь забуду об этом, – отозвался Моррисон.

В дверях показался Сет:

– "Бонавентура" на подходе, капитан.

– Оставайся тут за главного, – распорядился Мэннинг и обернулся к Моррисону: – Хочу перекинуться словечком с одним старым другом.

Открыв шкафчик, он вытащил оттуда плоский сверток и поднялся на палубу.

«Бонавентура» – старенькое рыболовецкое судно, футов пятьдесят длиной, с рубкой в добрых десять футов, предназначенное для дальних плаваний, было выкрашено зеленой и белой краской, которая кое-где длинными лохмотьями свисала с бортов. Развернувшись, посудина угрожающе покачивалась из стороны в сторону, ныряя носом, словно ее слишком перегрузили.

На палубе стояли двое: бронзовый от загара мальчишка в парусиновых брюках и худой лысоватый мужчина с бельмом на глазу. Они бросили бортовые крюки, кранцы звякнули, и Мэннинг прыгнул на палубу «Бонавентуры».

В кокпите сваленные в кучу валялись три тунца и две гавайские рыбы ваху; вокруг них с жужжанием роилась туча мух. Из рубки высунулся Санчес и улыбнулся Мэннингу:

– Поднимайся, амиго.

Капитану было не меньше шестидесяти, но его жилистое тело, выдубленное солнцем и морем, словно испанская кожа, оставалось по-прежнему крепким. Когда Мэннинг одолел лесенку, ведущую в рубку, Санчес уже наливал в грязные стаканы. Обернувшись, он протянул один из них гостю.

– Твое здоровье, – сказал он довольно мрачно по-испански.

– И твое. – Мэннинг свободно перешел на испанский. – Как дела в Гаване?

– В основном, как обычно. – Старик сплюнул в окошко. – Мы уже начали надеяться, но теперь, когда американцы отказались от своих планов насчет вторжения...

– Давай-ка заключим небольшое пари, – предложил Мэннинг, одним глотком опустошив стакан. – На сотню американских долларов. Ровно через год Кастро не будет править Кубой.

Старик рассмеялся и, поплевав на ладонь, крепко сжал руку Гарри:

– Разве я могу отказаться от такого пари? – Он поднял свой стакан. – За Кастро, пусть он сгниет в аду.

Вытащив из шкафчика коробку тонких сигар, Санчес предложил их гостю.

– А Мария... у нее все в порядке? По-прежнему живет в Испанском Рифе и поет в этом клубе... как его, «Каравелла»?

Мэннинг, кивнув, вынул из-за пояса сверток и бросил его на столик, где лежали карты.

– Вот письмо от Марии. Как дела у ее матери?

– Не очень хорошо, амиго, – со вздохом ответил Санчес. – Но не говори об этом. У Марии и так забот хватает. – Он извлек из кармана замызганный конверт и передал его Мэннингу. – Старуха нацарапала ей. Ясное дело – тут написано, что все прекрасно. Ей хочется убедить в этом Марию во что бы то ни стало.

– Неужели нет никакой возможности увезти ее?

– Нет. Да и здоровье не позволит. – Санчес похлопал Мэннинга по плечу. – Может, на следующий год дела пойдут лучше, а? Тогда ты сможешь вернуться. Опять займешься бизнесом, который у тебя украли. И Мария окажется дома. Все встанет на свои места.

Мэннинг покачал головой:

– Ничто не стоит на месте, Санчес. Все меняется.

– Может, ты и прав. – Старик вздохнул и снова пожал руку Мэннингу. – Иди с Богом, амиго, и скажи Марии, чтоб была осторожна. На прошлой неделе двоих наших ребят убили в Гондурасе: их застрелили прямо на улице. У Фиделя руки длинные.

– На Кубе его могут считать хоть Богом во плоти, а в Нассау Кастро наверняка засадили бы в дурдом, – усмехнулся Мэннинг и стал спускаться по лесенке. – Увидимся через месяц.

Когда он вновь ступил на палубу своего судна, появился Моррисон в сопровождении Сета. Американец приостановился, чтобы закурить сигарету. В это время «Бонавентура» развернулась и направилась в открытое море. На корме было написано ее название и порт, откуда вышло судно.

– Гавана? – изумился Моррисон. – Я и не знал, что кубинские суда заходят так далеко на север.

– Приходится – ради тунца и ваху, – объяснил Мэннинг. – После революции они могут рассчитывать только на свои лодки. На их островах особенно не разживешься. У кубинских властей есть омерзительная привычка: во имя революции они прибирают к рукам все, что им понравилось.

– Кажется, в вашем голосе звучит горечь?

– Еще бы нет! В Гаване у меня был свой бизнес: я занимался спасательными работами. Когда победили fidelistas, они тут же хапанули мою фирму. Точно так же поступили и с другими иностранцами. Я едва успел убраться оттуда на «Щедрости изобилия».

– Значит, нашего друга Кастро вы не слишком жалуете?

Мэннинг пожал плечами:

– В уме ему не откажешь. Кастро, со своими восьмьюдесятью сторонниками, сумел из небольшой заварушки устроить революцию. Но карточный домик, возведенный им, уже дает трещинки, долго он не протянет.

– Вы имеете в виду русских?

– Есть и кое-что посерьезнее. Гуагирос – грязные крестьяне. Им ведь обещали землю, а оказалось, что большая ее часть – это девственные джунгли или горы, заросшие кустарником. Местные жители пребывают, так сказать, в тревожном состоянии духа.

– Стало быть, у вас есть шанс в скором времени вернуть свою фирму? Не исключено, что это произойдет даже быстрее, чем вы думаете.

– Будем надеяться – хуже не станет. – Мэннинг взглянул на часы. – Если мы двинемся в путь сейчас, то придем в Джонстаун засветло и вы угостите меня выпивкой, как обещали. С тунцом вам сегодня не повезло, но зато сколько незабываемых впечатлений.

– С удовольствием угощу, – ответил Моррисон и спустился в каюту.

Сет уже поднимал якорь, а капитан пошел в рубку и завел мотор. Несколько минут спустя корабль уже несся к заливу на полной скорости.



Глава 2

Испанский Риф

Поздним вечером они подходили к Испанскому Рифу. Над белой линией прибоя на фоне ярко-оранжевого неба четко вырисовывалась кайма пальм.

Когда «Щедрость изобилия» развернулась для швартовки у пристани Джонстауна, навстречу ей по каналу прошло судно для дальних круизов. Над водой пронесся беззаботный, заразительно веселый смех, его заглушил шум мотора, и корабль исчез в темноте.

Мэннинг сбросил скорость и повел свое судно к пирсу, выложенному битым камнем, который добывали на восточной стороне гавани. На ограждении сидел высокий красивый негр в форме колониальной полиции и курил сигарету. Вскочив на ноги, он подхватил трос, брошенный Сетом.

Мэннинг выключил мотор, накинул свой старенький бушлат и вышел на палубу, где его ждал Моррисон. Когда они поднялись на мол по ржавой железной лестнице, молодой полицейский уже восседал на прежнем месте. Он улыбался, показывая крепкие белые зубы.

– Удачно сплавали, мистер Мэннинг?

Тот отрицательно качнул головой:

– Ни черта не поймали, Джо, – и обернулся к Моррисону: – Вы еще не знакомы с сержантом Ховардом? Он представляет в этой части света Британскую империю, вернее, то, что от нее осталось. Всех нас держит в ежовых рукавицах.

Моррисон кивнул:

– Мы с сержантом встретились вчера, когда я прилетел в ваши края. Может, выпьете с нами, сержант?

Несколько секунд она стояла, словно ожидая чего-то, и нежно перебирала пальцами струны гитары. Потом начала петь.

В ее не очень сильном голосе, от которого почему-то сжималось сердце и перехватывало горло, звучала печаль умирающего закатного солнца и мягкого прикосновения ночи. Наверное, не больше шести-семи человек понимали, о чем поет Мария, но это не имело никакого значения.

Мэннинг вспомнил их первую встречу тем жарким июльским днем. Кубинское рыболовное судно, битком набитое беженцами, беспомощно дрейфовало в проливе. К Марии его привлекла ее невероятная способность, несмотря ни на что, сохранять внутреннее спокойствие, даже гармонию.

Ее нельзя было назвать красавицей. Кожа золотисто-оливкового цвета, иссиня-черные волосы перевязаны алой лентой. Но в своем театральном костюме она затмевала всех сидящих в зале женщин.

Звуки песни угасли, на мгновение наступила тишина, которая сменилась грохотом аплодисментов. Мария, словно «тореро» на площади в Мехико, стояла, плотно сдвинув ноги и вытянув правую руку, в которой держала шляпу. Мэннинг заказал еще одну порцию рома, а она начала танцевать фламенко, подпевая и притопывая ногами, обутыми в испанские туфельки на высоких каблуках. Песня закончилась на волнующей, пронзительно резкой ноте.

Теперь Марии аплодировали долго. Она исчезла за занавесом, потом вернулась и снова застыла на месте, поставив ноги вместе. Медленно повернув голову, обвела взглядом публику. Встретившись с ней глазами, Мэннинг поднял стакан. Мария слегка кивнула. Она спела еще одну песню и, танцуя, удалилась за занавес. Звуки ее голоса замерли.

Музыканты снова грянули goombay, а Гарри отправился в казино. Было еще рано, и игра шла вяло. Около рулетки стояли двое. Но крупье тянул время, терпеливо дожидаясь притока посетителей.

Курт Винер, хозяин «Каравеллы», худой, седеющий немец лет пятидесяти, в белом смокинге, который он носил с изяществом аристократа, сидел за письменным столом в дальнем углу зала и пересчитывал вчерашнюю выручку. Над его плечом навис управляющий. Увидев Мэннинга, Курт махнул ему рукой.

– Как дела, Гарри?

Тот вытащил двести пятьдесят долларов, полученные от Моррисона, и небрежно бросил их на стол.

– Грех жаловаться. Сегодня привез из Нассау полный самолет туристов.

– Никак не пойму, почему твоя развалюха «Вальрус» все еще летает, – подколол парня Мэннинг. – Может, еще по одной?

– Нет. – Уолкер опустошил свой стакан. – Мне нужно на причал – заправиться. Везу несколько человек в Нассау к двенадцатичасовому рейсу на Майами. Жаль, что пропущу номер Марии. Передай ей это.

– Передам, – мрачно пообещал Гарри.

– Держу пари, передашь! – нагловато хохотнул Джимми и скрылся в толпе.

Мэннинг предложил Моррисону сигарету.

– Не по душе мне этот парень, – заметил американец. – Слишком заносчив.

– Молод еще, вот в чем дело. Вообразил, что влюблен.

– Только вообразил?

– Кто знает? Но в таком возрасте влюбляются в первую встречную милашку.

– А я, к счастью, наверное, никогда не выйду из этой фазы. – Моррисон допил свой джин. – Извините, пойду приму ванну. Не хотите поужинать потом вместе?

– Нет, спасибо, – отказался Мэннинг.

– Ладно, в другой раз. – Моррисон открыл бумажник и положил на стойку бара несколько банкнотов. – А это небольшая добавка к вашему банковскому счету.

Мэннинг пересчитал деньги и нахмурился:

– Мы же договорились о ста пятидесяти в день. Здесь на сто баксов больше.

– Я, по крайней мере, должен оплатить вам новое ружье, – улыбнулся Моррисон. – Когда встречаемся завтра? Я еще не потерял надежду поймать тунца.

– Не стоит спешить. Увидимся на молу в восемь.

– До встречи.

Американец стал проталкиваться сквозь толпу, а Гарри сунул деньги в карман брюк, заказал большую порцию рома и закурил. В этот момент раздался грохот барабана, и танцплощадка сразу опустела. В зале воцарился полумрак, пятно света падало только на арку позади музыкантов.

Когда Мария Сэлас, в черных кожаных брюках для верховой езды, белой шелковой блузке, завязанной узлом на талии, и черной испанской шляпе, сдвинутой набок так, что лицо оставалось в тени, появилась из-за занавеса, по залу пронесся вздох, будто у всех разом перехватило дыхание.

– Так ведь и оплата высока.

– Ладно, рассказывай. Пять лет тюрьмы. Побережье кишмя кишит военными катерами, особенно после кубинского кризиса. А кстати, тебя-то почему это интересует? Ты же зарабатываешь деньги другими способами.

– Считай, что у меня особая симпатия к беженцам. После войны я несколько лет и сам находился в таком положении, – улыбнулся Винер. – Подумай, Гарри. Предложение пока остается в силе.

Мэннинг допил свой бокал и поднялся:

– Спасибо, конечно, но дела у меня еще не так плохи. Пока.

Выйдя из комнаты, он прошел через казино в бар. Здесь на секунду задержался, а потом пересек фойе и поднялся по лестнице на второй этаж.

Здесь властвовала тишина. Мэннинг шел по широкому, устланному ковром коридору. Где-то засмеялась женщина, но звук ее голоса казался удивительно далеким. Музыка, игравшая внизу, доносилась сюда словно из другого мира.

Он открыл дверь номера в конце коридора. Внутри царил полумрак. Свет шел только от лампы под абажуром, стоящей в центре комнаты на маленьком столике.

Она сидела в старом плетеном кресле, плотно завернувшись в халат, защищавший ее от ночной прохлады.

– Привет, Гарри! – тихо сказала Мария.

Мэннинг протянул ей сигарету. Она наклонилась к спичке, которую он прикрыл ладонью, пламя высветило черты ее лица и глаза, казавшиеся темными колодцами.

– Как прошел день?

– Не хуже, чем обычно. Жизнь прекрасна, главное – не сдаваться.

Мэннинг не сумел скрыть свою горечь. Мария покачала головой.

– Так не может больше продолжаться, Гарри. Нельзя все время оплакивать свое прошлое. Да, в Гаване ты имел процветающую фирму. Она потеряна. Лучше принять все как есть, чем изо дня в день надеяться, что каким-то чудом она к тебе вернется.

– Мне помощь не нужна. На жизнь я зарабатываю.

– Едва-едва. – В голосе Марии появились гневные нотки. – Разве это жизнь для такого человека, как ты? В Гаване ты начал с нуля. Почему бы не попробовать снова?

– Наверное, я устал, – ответил Мэннинг. – Не забывай: сейчас я на пятнадцать лет старше. Мы только что разговаривали с Винером. Он хочет, чтобы я перевозил беженцев во Флориду. Короткий ночной рейс, сделал дело – и никаких вопросов.

– Но ты же не согласился? – Мария тревожно подалась вперед.

– Не беспокойся. У меня хватило здравого смысла. – Он вытащил из кармана рубашки конверт и бросил его на колени Марии. – Письмо от твоей матери.

Охнув от неожиданности, Мария вскочила и побежала в спальню. Мэннинг наблюдал, как она лихорадочно вскрывала конверт, и, поднеся его к лампе, углубилась в чтение. Потом он отвернулся, вышел на балкон и оперся на поручень.

Через некоторое время к нему подошла Мария и встала рядом.

– Как там Санчес?

– По-моему, он в хорошей форме.

– Что он сказал?

Мэннинг старался уловить выражение ее глаз, но лицо Марии было в тени.

– Санчес сказал только, что двоих ваших людей убили в Гондурасе на прошлой неделе. И велел передать, чтобы ты была осторожной. И что у Кастро длинные руки.

– Значит, ему и надо быть осторожным, – просто рассудила Мария. – А то останется без рук.

– Ты впуталась в какую-то историю, Мария? – нахмурился Мэннинг. – Я должен знать, что происходит.

– Нет никаких причин для беспокойства, Гарри, – улыбнулась она. – Совершенно никаких.

Мария стояла так близко, что их плечи соприкасались, стоило ей слегка пошевелиться.

От ветра вода рябила, и над гаванью стелился легкий туман. На душе у Мэннинга стало легче, хотя тревога, таившаяся где-то в глубине сознания, не покидала его сейчас – рядом с Марией он был счастлив и неудовлетворен одновременно. День прошел паршиво, и прошлое без труда ожило в его памяти. Мэннинг вздохнул и выпрямился.

– О чем думаешь? – Мария смотрела на него, ее лицо в темноте казалось бледным пятном.

– О жизни! Ни в чем нельзя быть уверенным. Совершенно ни в чем.

Мария придвинулась еще ближе, Гарри взял ее руки в свои.

Позади них, далеко за мысом, на море стали появляться белые барашки.

– К утру будет шторм.

Мария посмотрела на море и вздрогнула:

– Пойдем в дом, Гарри. Мое следующее, выступление в одиннадцать. У нас есть еще три часа.

Она мягко высвободилась и ушла в комнату. Мэннинг на минуту задержался, вглядываясь в море. По крыше прошелестел ветерок, застонал, словно накликая беду. Смутное, неясное беспокойство поднялось в его душе. Он повернулся и быстро последовал за Марией.

~~

* * *

~~

Проснувшись, он лежал в туманной полудреме и прислушивался к вою поднявшегося ветра. Где-то далеко над морем глухо пророкотал гром.

Вытянув руку, Мэннинг понял, что Марии рядом нет. Он откинул простыню и взглянул на часы. Начало двенадцатого. С минуту сидел нахмурившись, но вспомнил, что сегодня пятница и у Марии идет ночное выступление. Наверное, она решила не будить его.

Гарри встал, прошлепал в ванную и включил душ. Обжигающе холодные струи наполнили его энергией. Его тело ожило, в нем забурлила кровь. В половине двенадцатого он спустился вниз. Ставни на террасе стучали под порывами ветра. В казино no-прежнему было мало народу, бар тоже оказался на удивление пуст.

Моррисон, сидевший на высокой табуретке, пил джин-слинг и листал старый журнал для яхтсменов. Увидев Мэннинга, он улыбнулся.

– А, привет. Пить будете?

Нахмурившись, капитан оглядел пустующую танцплощадку.

– Что так тихо? Когда закончилось шоу?

– Сегодня ночное шоу не состоялось, – сообщил Моррисон, и в этот момент порыв ветра вдруг со всей силы ударил по зданию. – Похоже, нас атакуют.

Мэннинг уже повернулся было, чтобы уйти, и снова смутное ничем не объяснимое беспокойство шевельнулось в нем. В казино вошел Винер, держа в руках ящичек с кассой. Не успел он зайти за стойку бара, как Гарри схватил его за руку.

– Что, черт побери, здесь происходит? Мария сказала, что в одиннадцать у нее еще одно выступление. Где она?

Винер положил ящичек на стойку и тяжело вздохнул.

– Может, тебе лучше сначала выпить, приятель?

Мэннинг не успел ответить, на улице раздался крик, дверь распахнулась, и ветер тут же с грохотом ударил ее о стенку. Пошатываясь, в бар ввалился промокший насквозь мужчина: с его штормовки текли потоки воды. Тихо постанывая, он привалился к стойке бара, вцепившись в нее руками.

Только теперь все узнали старого рыбака Сондерса, который в сезон выходил далеко в море на зафрахтованном судне. Винер зашел за стойку, налил рома и протянул старику стакан.

– Выпей и возьми себя в руки. Что стряслось?

– Джимми Уолкер вылетел на своей развалине. – Проглотив немного рома, Сондерс закашлялся. – Я находился в двух милях от берега, возле рифа Черный камень. А там море так и кипит, словно под мельничным колесом...

– К черту детали, – прервал его Мэннинг. – Что случилось?

– Понятия не имею. Только вдруг раздался дьявольски сильный взрыв. А когда я посмотрел вверх, самолет уже падал в воду как камень.

– И вы не поплыли на помощь? – удивился Моррисон.

– В моем-то старом корыте? Мистер, море там такое вытворяет, что думаешь об одном – как бы целым остаться. Я решил, что самое лучшее – позвать кого-то и организовать настоящие поиски.

Бутылка рома выскользнула из рук Винера и с грохотом разбилась об пол. Хозяин «Каравеллы» пошатнулся и с белым как мел лицом двинулся к стойке.

– Господи помилуй, да успокойся ты, – прикрикнул Мэннинг. – Бери куртку, надо идти.

– Ты ничего не понимаешь, Гарри. – Винер смотрел на него огромными, расширившимися от ужаса глазами. – В самолете была Мария.

Мэннинг застыл, не сводя взгляда с Винера. Его тело сковал холод. И тут вместе с ударом грома разверзлись небеса: по крыше забарабанил дождь.

Глава 3

Темная вода

Когда «Щедрость изобилия» покинула свое укрытие в гавани и вышла в море, дождь хлестал вовсю. Мэннинг запустил мотор на полную мощность, и судно с такой силой рванулось навстречу волнам, что Джо Ховард на своем стареньком полицейском катере остался далеко позади.

Гарри ощущал странное спокойствие, он изгнал все мысли, кроме одной: они должны добраться до места вовремя и сделать все, что нужно. Он начал рыться в кармане в поисках сигарет, но Моррисон быстро протянул ему свою пачку и дал прикурить.

– Какие у них шансы? – спросил американец.

– Не такие уж плохие, – ответил капитан. – Этот дряхлый «Вальрус» не сразу пойдет ко дну. А у Джимми на случай аварии есть полный комплект шлюпок и всякой всячины. Насчет этого он строг. Наверное, привычка еще со времен службы в РАФ[1].

– А что за риф, на который они упали?

– Он-то меня больше всего и беспокоит.

Старик Сондерс вытащил трубку изо рта и кивнул:

– В непогоду море там откалывает странные штуки.

В этот момент «Щедрость изобилия» поднялась на гребень высокой волны, шквал воды вдруг обрушился на ее борт, судно содрогнулось и боком соскользнуло вниз.

Моррисона и Сондерса со страшной силой отшвырнуло к стене, а Мэннинг, вцепившийся в руль, сумел все-таки вовремя развернуть корабль, чтобы встретить новую волну, вздымавшуюся впереди горой.

В слабом свете нактоуза Моррисон выглядел перепуганным и бледным.

– И часто такое происходит?

– Как правило, один раз – не больше, – сухо ответил Мэннинг.

Дверь каюты распахнулась, из нее хлынул поток света, и Сет стал подниматься наверх по трапу, держа в руках чайник и кружку.

– Ну, мужики, море сегодня бунтует.

– И не говорите, – согласился Моррисон. – Как Винер?

– Его опять рвет. Лучше бы мы оставили его на берегу.

Мэннинг глотнул немного обжигающе-горячего чая и передал кружку Сондерсу. Красный и зеленый навигационные огни отбрасывали странный отсвет на палубу, а дальше не было видно ничего, кроме беснующегося ночного моря.

Через несколько минут дождь прекратился, и в прогалине чистого неба, между плавно плывущими облаками, показалась луна. Ветер вдруг стих. Шторм закончился так же внезапно, как и начался.

В лунном свете море стало видно до самого горизонта. «Щедрость изобилия», зарываясь носом в волну, легко скользила среди тяжело вздымавшихся валов. Вдруг шум мотора перекрыл глухой рокочущий звук, и над водой взвился белый фонтан высотой футов в пятьдесят.

– Это еще что такое, черт побери? – тревожно выдохнул Моррисон:

– Работает отверстие в рифе, – объяснил Сондерс. – Так всегда бывает в плохую погоду. Риф-то полый.

Когда они приблизились к месту происшествия, разговор затих. Волны накатывались на огромный черный остроконечный риф, похожий на неприступную крепость, возвышающуюся над морем футов на тридцать. Капитан начал разворачиваться левым бортом, волна гулко ударила судно в киль. Высоко в воздухе разлетались брызги. Ближе к заостренным камням белели буруны.

Гарри сбавил ход, и качка стала едва заметной. «Щедрость изобилия» приближалась к большой плоской зеленой скале. Мэннинг с Сетом навалились на руль и обогнули южную оконечность рифа, сразу оказавшись в относительно тихом месте с подветренной стороны. Отсюда в призрачно-серебристом свете луны море отчетливо просматривалось вместе со всеми скалами и отмелями. Но «Вальруса» не было видно. Сет открыл передний иллюминатор, а Гарри включил прожектор и начал медленно поворачивать его, направляя луч по косой линии на риф.

Вдруг Сондерс взволнованно вскрикнул, указывая рукой. Свет прожектора выхватил кусочек серебристого фюзеляжа. Сет кинулся на корму, чтобы бросить якорь. Мэннинг выключил мотор. Моррисон и Сондерс поднялись на палубу, и в тот момент, когда капитан присоединился к ним, американец издал крик ужаса.



Забравшись на крышу рубки, Гарри повернул прожектор, и внутри у него все оборвалось. В резком белесоватом свете море, казалось, кипело: десятки акул ныряли и бросались друг на друга, словно стая бешеных собак, дерущихся из-за куска мяса. Над водой показалась огромная безобразная голова с зажатой в зубах человеческой рукой. Потом акула исчезла, надеясь избежать внимания трех своих сородичей.

Мэннинг спрыгнул на палубу и рванулся в каюту. Обратно он вернулся с автоматическим карабином «джеранд». Он сознавал бессмысленность своего поступка, но горькая бессильная злоба, заполнившая его сердце, искала выхода, и, прислонившись к поручню, Гарри посылал очередь за очередью в блестящие тела рыб-убийц. Море вспенилось: извивавшиеся в смертельной агонии акулы яростно били хвостами по воде и тут же превращались в очередных жертв. Кровь фонтанами хлестала в воздух, всюду плавали куски окровавленной плоти, между ними метались акулы. Это напоминало кошмарный сон. Казалось, даже море плакало от муки.

Гулко прогремел последний выстрел. Капитан швырнул на палубу бесполезный карабин и, спотыкаясь, побрел вниз. Остальные еще некоторое время постояли, беспомощно поглядывая друг на друга. Потом Сет отправился в рубку и выключил прожектор.

Мэннинг сидел за столом в кают-компании и курил сигарету. Перед ним стоял пустой стакан. Он как раз потянулся к бутылке, когда дверь открылась и вошел Винер, очень бледный, с мокрыми волосами. Быстро прикрыв дверь, немец тяжело рухнул на стул напротив капитана.

– Что там? – спокойно спросил тот. – Они уже закончили? Винер кивнул и спрятал лицо в ладони. Мэннинг плеснул ром в стакан и подтолкнул его к Винеру.

– Выпей немного. Тебе станет лучше.

– Едва ли, – покачал головой немец. – Я бы покурил.

Гарри протянул ему сигарету. Винер осторожно затянулся и закашлялся, как только дым попал в горло. В кают-компании стало тихо, только брызги соленой воды стучали в иллюминаторы.

Через несколько минут Мэннинг спросил:

– Куда она летела... в Майами?

Винер кивнул.

– Мария получила письмо от тамошних кубинских беженцев. Они просили, чтобы она поездила по Штатам и собрала для них денег.

– Почему она уехала, ничего мне не сказав?

– Мария думала, так будет лучше. Хотела порвать с прошлым.

Мэннинг помотал головой.

– Не понимаю. Ничего не понимаю. Должна же быть какая-то причина. Разумная причина.

– Хорошо, Гарри. Я скажу все как есть. Оказавшись на Испанском Рифе, ты прямо-таки утопал в море жалости к самому себе. Будто никто больше, кроме тебя, не пострадал в результате заварухи на Кубе. Мария сумела остановить твое падение и не дала упиться до зеленых чертиков. Но она стала для тебя чем-то вроде костыля. Вот и решила, что ты должен научиться ходить на своих двоих.

Нахмурившись, Мэннинг посмотрел на Винера в упор, допил свой ром, встал и вышел из кают-компании. В рубке тихо переговаривались Сондерс, Моррисон и Сет. Он стремительно прошел мимо и остановился возле поручня. Мэннинг думал о Марии и о том, что Винер прав во всем – до последнего слова.

Постепенно на горизонте появилось слабое жемчужно-белое свечение. Теперь стали видны серебристые стрелы дождя и серенький туман, клубившийся над водой.

Кошмар закончился: по поверхности моря катились мягкие пологие волны. Они вспенивались, наталкиваясь на риф. Рев из провала прекратился. Акулы исчезли.

Полицейский катер бросил якорь футах в двадцати – тридцати от рифа. Из рубки вышел Джо Ховард и помахал рукой. Потом спрыгнул с кормы в шлюпку, оттолкнулся и заработал веслами.

Вскоре он ступил на палубу «Щедрости изобилия». Его обычно беззаботное лицо выглядело мрачным.

– Я дал радиограмму в Нассау. Нам пришлют спасательный катер и парочку водолазов. Они доберутся к полудню.

Мэннинг отрицательно покачал головой.

– Это лишнее. Я сам спущусь.

– Не дури, Гарри! – попытался остановить его Винер.

– Я рискую только своей головой.

Сет тихо промолвил:

– Нечего тебе там делать, капитан. Может, парочка тигровых акул еще рыщет в надежде на лакомый кусочек. Хотя и маловероятно.

– Вот я сам и посмотрю. – Мэннинг повернулся к Ховарду: – Извини, Джо, но иначе не могу.

– Приготовь свой запасной акваланг. Я спущусь вместе с Гарри, – велел Сету молодой полицейский. Вздохнул и устало улыбнулся Мэннингу: – Ты, кажется забыл, что я здесь за все в ответе.

– Вы оба спятили, что ли? – поинтересовался Моррисон.

Мэннинг, ничего не ответив, стал снимать ботинки и куртку. Джо Ховард последовал его примеру и ободряюще подмигнул американцу:

– Не волнуйтесь, мистер Моррисон. Мы проделывали такие штуки и раньше.

Ныряльщики оставили на себе рубашки и брюки, чтобы хоть как-то защититься от ледяной воды. Сет принес из кают-компании акваланги и вместе с Сондерсом помог им быстро в них облачиться.

Все делалось молча. Происходящее казалось Мэннингу нереальным, как дурной сон. И у него даже возникло ощущение, что стоит ему проснуться, протянуть руку – и Мария окажется рядом.

Гарри перебрался через поручень. Леденящая вода вернула его к реальности, подействовав, словно сильная пощечина.

Погрузившись в воду, он помедлил, проверяя подачу воздуха, а потом, не дожидаясь Ховарда, нырнул в мутно-серую глубину.

Очертания самолета, который упал на полоску морской травы, простиравшейся до самого основания рифа, он разглядел почти сразу и тут же почувствовал, как подводное течение подхватило его и потащило к огромной скале, в нижней части которой располагалось несколько пещер.

Большая часть «Вальруса» осталась неповрежденной, только хвост и багажное отделение исчезли напрочь. В этом месте зияла гигантская дыра с зазубренными краями, металлическая обшивка покорежилась и почернела, как бывает после мощного взрыва. Мэннинг застыл возле самолета, когда появился Джо.

Полицейский хмурился и казался расстроенным. Гарри ободряюще потрепал его по плечу, и они поплыли внутрь. Сиденья оказались целы, дверь в кабину летчика покачивалась под напором течения, но тел они не нашли. Пассажиры и команда исчезли бесследно.

Ховард пробрался в кабину, а Мэннинг выплыл наружу и подождал полицейского, уцепившись за фюзеляж. Солнце уже всходило, и его первые косые бледные лучи начали пробиваться сквозь серую воду, освещая мертвое, безжизненное пространство вокруг.

Сет оказался прав: здесь делать нечего. Мария Сэлас исчезла вместе с остальными, как будто ее никогда и не было на свете. Гарри уже собрался оттолкнуться и всплыть на поверхность, но Джо тронул его за плечо, указав рукой на бледные стебли морской травы, вытянувшиеся по течению в сторону рифа. Мэннинг сразу же понял, что имеет в виду Ховард. Долгие годы море подтачивало основание рифа и наконец продолбило в нем большую дыру. Возможно, одно-два тела попали в поток и их затянуло в пещеру, прежде чем до них добрались акулы.

Разжав руки, Гарри оторвался от самолета и, подталкиваемый течением, поплыл к скале. Темная дыра – вход в пещеру – достигала не более трех футов в высоту. Пригнувшись, он вполз внутрь и остановился, дожидаясь Ховарда.

Пещера, в которой сновали стайки маленьких радужных рыбок, уходила высоко вверх, словно готический собор. Свет, льющийся через отверстие в его «потолке», пронизывал полупрозрачную воду.

Здесь царило странное спокойствие. Мэннингу казалось, что он отрезан от окружающего мира. Когда рядом появился Ховард, перепуганные рыбки разлетелись в разные стороны, и перед глазами аквалангистов предстало тело, прижатое к стене пещеры, в самой верхней ее части.

Это был Джимми Уолкер. В своем надутом спасательном жилете он висел головой вниз, словно прикованный к скале. Его раскинутые руки и ноги безжизненно болтались в воде. Следов укусов на теле они не нашли.

Мэннинг и Ховард вместе поплыли наверх между бросавшимися врассыпную рыбками, подхватили Джимми под руки и вернулись назад, к выходу из пещеры. На глубине двадцати футов они немного помедлили, уменьшая давление, и выбрались на поверхность почти у самой кормы «Щедрости изобилия». Первым их увидел Сондерс. Он радостно вскрикнул, но тут же умолк, заметив их ношу.

Сет спустился по лестнице и мертвой хваткой вцепился в спасательный жилет Уолкера. Моррисон помогал ему, перегнувшись через поручень. Когда Мэннинг поднялся на судно, тело Джимми уже лежало на спине возле рубки.

– Ни одного укуса, – с трепетом заметил Сондерс. – Как же это акулы его упустили?

Капитан содрал с себя маску и выплюнул изо рта резиновую трубку.

– Мы нашли его под рифом. Наверное, Джимми сидел за рулем, когда самолет опустился на дно. Вчера подводное течение было чертовски сильным. Стоило Джимми вылезти из кабины, как его затянуло в пещеру.

– А почему же его спасательный жилет надут?

– Наверное, это получилось случайно. А может, он понял, что происходит, и попытался выбраться через отверстие наверху.

Мэннинг представил Джимми Уолкера там, в темной воде, одного, без всякой надежды на помощь, и ему стало не по себе.

– Что с остальными? – спросил Моррисон.

– Ничего не осталось, – ответил Джо Ховард. – Похоже, самолет взорвался.

Американец нахмурился.

– Что-нибудь с мотором?

Ховард отрицательно покачал головой.

– Нет, взорвалось что-то в багажном отделении. Хвост разнесло напрочь. Самолет камнем пошел в воду.

Воцарилось молчание. Сондерс втянул в себя воздух. Минуту спустя медленно заговорил Сет:

– Ты хочешь сказать, что это не несчастный случай, Джо?

Гарри швырнул акваланг на палубу, взял полотенце и прикрыл им лицо Джимми Уолкера. Выпрямившись, он выглядел на удивление спокойным.

– Да, именно это он имеет в виду.

Глава 4

Человек по имени Гарсия

Мэннинг открыл дверь в свою комнату. Кровать была смята, словно он только что с нее встал. Гарри нежно дотронулся до вмятины в подушке, где вчера покоилась голова Марии, и невольно вздрогнул, потом открыл французские окна, впуская в комнату лучи утреннего солнца, и тщательно обыскал свое жилище: начав с платяного шкафа, обшарил все ящики и буфет. Он нашел массу принадлежащих ему шмоток, но ни одной вещи Марии. Даже носового платка. Словно ее никогда здесь и не было.

Постояв немного в раздумье, как бы прислушиваясь к тишине, он сбросил одежду, прошел в ванную и стал смывать соль с тела. Уже когда натягивал через голову чистую рубашку, дверь открылась и появился Джо Ховард.

Усевшись на краешек кровати, он вытащил листок бумаги из нагрудного кармана своего мундира.

– Вот список пассажиров. Их только четверо: Мария, Фэллон, американский бизнесмен, миссис Нора Гамильтон, туристка из Англии, и человек по имени Перес.

Медленно обернувшись, Мэннинг слегка нахмурился:

– Кубинец?

– Он жил в таверне «Старый корабль». Пробыл здесь около двух недель. Такой маленький, средних лет мужчина с палочкой.

– Я его помню, – кивнул Мэннинг. – Он сильно хромал на правую ногу.

– Ничего удивительного, – отозвался Ховард. – Ему еще повезло, что на одну. Агент Кастро швырнул в него бомбу пару месяцев назад в Веракрусе. Его настоящее имя – доктор Мигель де Родригес, он известный кубинский беженец. Родригес имел шумный успех в Центральной Америке – поднимал тай оппозицию против режима Кастро.

– А что он делал здесь?

– Понемногу восстанавливал силы, потому и взял вымышленное имя. Когда он приехал сюда, люди из Нассау, конечно, проинформировали меня. Но я понятия не имел, что он вылетел вчера ночью. Хотя, судя по всему, кое-кому это стало известно.

– И он подсунул бомбу в багажное отделение?

– Плевое дело. После наступления темноты «Вальрус» несколько часов стоял на поле. Пассажирам крупно не повезло, но я думаю, они даже не поняли, что происходит.

Мэннинг почувствовал, как у него задрожали руки. Он закурил сигарету и подошел к окну.

– Как идет расследование?

– Комиссар хочет, чтобы я немедленно приехал в Нассау. Если повезет, вернусь сегодня вечером, расскажу о новостях. – Ховард двинулся к двери и, поколебавшись, добавил: – Она была отличной девушкой, Гарри. Мне жаль! Чертовски жаль!

Дверь за ним тихо закрылась, а Мэннинг продолжал стоять у окна, глядя на гавань. Он еще раз проанализировал случившееся. Потом взял фуражку и спустился вниз.

В баре никого не было, и он вышел на террасу, где Винер в одиночестве поглощал свой поздний завтрак.

– Позавтракаешь со мной, Гарри? – Винер щелкнул пальцами, подзывая официанта.

– Только кофе, – сказал капитан, покачав головой.

Официант принес вторую чашку, налил кофе и отошел от стола. Винер, несколько смущенный, продолжал есть. Мэннинг закурил, всматриваясь в громаду Андроса, проступающего в туманном мареве.

Покончив с завтраком, Винер аккуратно заправил сигарету в изящный серебряный мундштук.

– Твой кофе остынет, – заметил он.

Гарри одним глотком опустошил чашку и налил еще.

– Где Моррисон? Мы собирались выехать на рассвете.

– Учитывая все обстоятельства, он решил, что тебе не до того, и надумал смотаться в Нассау. Джо подвезет его на полицейском катере.

– Он рассказывал тебе о Родригесе?

Немец кивнул.

– Какая-то бессмыслица, Гарри. Одно дело – убить человека, которого они считали своим врагом. А взорвать самолет! Кроме неприятностей, ждать нечего.

– А может, люди Кастро хотели попугать нас немножко, – предположил Мэннинг. – Показать, что они настроены серьезно. Хотя, мне кажется, Джо ошибается – бомбу подложили другим способом.

– А на мой взгляд, его версия звучит вполне убедительно, – сказал Винер.

– Сначала я с ним согласился, но потом мне вот что пришло в голову. Джимми Уолкер всегда лично руководил погрузкой. С тех пор, как один парень из его команды попытался перевезти немного героина в Веракрус, это стало его пунктиком. Джимми тогда едва не вышибли. И он непременно запирал багажное отделение. Если в кто-то орудовал с замком, Джимми заметил бы.

– Значит, бомбу принес с собой кто-то из пассажиров вместе с личными вещами. Возможно, сам Родригес. И бедняга, кто бы он ни был, ничего не знал о бомбе. Наверное, ее подложили в отеле, – вслух рассуждал Мэннинг. – Куча людей могли сделать это: горничные, официанты, кто угодно. Хотя вряд ли Родригес попался бы на такую уловку. Человек в его положении может выжить, только оставаясь все время начеку.

– Очевидно, он оказался недостаточно осторожен, – сухо заметил Винер. – Но даже если бомбу подложили кому-то другому, виновного найти нетрудно. Мы можем начать с проверки обслуживающего персонала отелей – кого приняли на работу в течение последних двух недель.

– Хорошая мысль, – согласился Мэннинг. – Кто-нибудь из пассажиров останавливался у тебя?

Винер отрицательно покачал головой:

– Нам известно, что Родригес жил в таверне «Старый корабль». Давай наведем там справки. Ты же знаешь владельца, Билла Ламли, не хуже меня. Он сделает все, что в его силах.

Мэннинг допил кофе и встал.

– У меня есть идея получше. Поговори с Биллом, а я зайду в транспортную контору и попрошу у них еще одну копию списка с адресами. Тогда мы узнаем, где жили остальные пассажиры.

– Встретимся в «Старом корабле», – кивнув, ответил Винер. – А чем занята полиция?

Гарри пожал плечами:

– Джо вернется не раньше вечера. И наша птичка к тому времени может упорхнуть. Мне будет неприятно, если такое случится.

– Мне тоже, – отозвался Винер.

Мэннинг спустился по ступенькам и свернул к набережной. На причале сидел Сет и болтал с двумя моряками. Увидев капитана, он спрыгнул вниз и перешел через пыльную дорогу.

– Мы выходим сегодня в море, Гарри?

– Нет, едва ли.

Он чувствовал себя так, словно находился где-то глубоко под водой. Все вокруг двигалось, как в замедленной съемке, звуки казались приглушенными и далекими. Мэннинг не узнавал даже собственный голос. И опять у него возникло уже знакомое ощущение, что все происходит во сне. И стоит только проснуться, как кошмар исчезнет.

В транспортной конторе было прохладно и царил полумрак. Чернокожий клерк пил воду со льдом, но при виде вошедшего поспешно поставил стакан на стол. На его лице появилось скорбное выражение.

– Чем могу быть полезен, мистер Мэннинг?

– Мне хотелось бы взглянуть на список пассажиров, который вы показывали сержанту Ховарду.

Клерк начал рыться в груде бумаг. В этот момент открылась дверь в задней части комнаты, и из нее вышел молодой негр. Он как раз начал снимать с себя китель, когда служащий нашел список.

– Вот он, мистер Мэннинг. С него сержант Ховард снял копию. Список составлял не я. Билл дежурил ночью, – указал он на вошедшего парня.

Билл подошел к ним, глянул на листок бумаги и кивнул.

– Все верно, мистер Мэннинг. Это окончательный вариант, который я сделал после ухода мистера Уолкера.

– Окончательный вариант? – переспросил Гарри. – Что это значит?

– Ну, иногда ведь люди не приходят, – объяснил Билл. – И когда такое происходит, мы вычеркиваем их из окончательного списка пассажиров.

Мэннинг похолодел, в это мгновение все вокруг снова стало четким и ясным. Перегнувшись через конторку, он осторожно спросил:

– А вчера ночью кто-нибудь пропустил рейс?

Клерк кивнул:

– Некий мистер Гарсия. Он бронировал место еще в полдень, но к вылету не явился.

– А как же его багаж?

– О, он уже лежал в самолете. Я так и сказал мистеру Гарсии: ваш багаж будет в самолете к семи вечера. Мистер Уолкер любил, чтоб погрузку заканчивали пораньше.

– Вы рассказали об этом сержанту Ховарду?

– Нет, еще не успел, – покачав головой, ответил молодой клерк. – Отсыпался. Я только полчаса назад услышал о катастрофе. Вот и пришел сюда.

Медленно обернувшись, Мэннинг встретился глазами с Сетом, стоявшим за его спиной.

– Ты понимаешь, что это значит?

Сет угрюмо кивнул:

– Гарри, его наверняка уже нет на острове. Все организовано заранее.

– Не важно, – мотнул головой капитан. – Беги поскорее в гавань и попробуй найти судно, которое вышло вчера в ночь, скорее всего – в Нассау. Я разыщу Винера. Встретимся на борту.

Сет рысцой побежал выполнять поручение, а Мэннинг двинулся к «Старому кораблю» и уже на подходе к отелю заметил Винера, стоявшего возле главного входа.

Немец развел руками – жест, который сразу выдавал его европейское происхождение.

– Неудача, Гарри. Билл Ламли не брал новых людей с прошлого сезона. Весь его теперешний персонал – местные. Они работают с ним не один год.

– Мне повезло немного больше, – сообщил Мэннинг. – Одного пассажира вычеркнули из списка. Его зовут Гарсия. Он не явился к вылету, но багаж его остался на борту.

– Ты надеешься, он еще здесь?

– Вряд ли. Я послал Сета в гавань. Может, он что-то выяснит.

В этот момент раздался крик, они обернулись и увидели Сета, который мчался к ним. По лицу здоровяка струился пот, грудь тяжело вздымалась.

– Ты прав, Гарри. Мэнни Джонсон повез одного парня в Нассау. Похоже, он тот, кого мы ищем. Вчера вечером, около семи, Мэнни сидел в баре Фло, и тут явился этот тип. Фло считает, он согласился только потому, что Гарсия обещал накинуть еще двадцатку.

Мэннинг похлопал его по плечу:

– Молодец. Иди и готовься к отплытию. Мы срочно отчаливаем.

Сет побежал к молу.

– Проверь на всякий случай. Вдруг ошибка, – попросил Мэннинг Винера. – Но не думаю, что мы гонимся за химерами.

– Будь осторожен, – резко бросил ему вслед немец. – Ребята оттуда играют круто.

Мэннинг обернулся, и на его лице медленно появилась угрожающая улыбка. Словно загорелся фитиль от пороховой бочки.

– Именно на это я и рассчитываю.

Пробежав по молу, капитан спрыгнул на палубу и прошел в рубку. Когда Сет отдал швартовы, взревел двигатель, и «Щедрость изобилия», подскочив на волне, рванулась вперед.

Глава 5

Заклинательница духов

К полудню прибыли в Нассау. Когда «Щедрость изобилия» обогнула остров Атолл с его мелями, над которыми вода приобретала зеленоватый оттенок, из широкой гавани навстречу им вышел огромный белоснежный лайнер с палубами, усеянными туристами, которым хотелось напоследок бросить взгляд на Нью-Провиденс.

Гавань забили суда с материка, которые доставляли сюда всякую всячину: от овощей и рыбы до пассажиров и домашней птицы. Пристань очень напоминала рынок: местные жители, одетые в цветастые наряды, толпами сновали у кораблей, без умолку болтали друг с другом и добродушно переругивались, заключая сделки.

Гарри причалил к старому молу с другой стороны гавани, и они двинулись по Бей-стрит, выискивая посудину Мэнни Джонсона. Через полчаса затея удалась. Мэннинг спрыгнул на палубу и заглянул в каюту. Там было пусто. Когда он опять оказался на причале, Сет разговаривал с двумя рыбаками, которые сидели на ступеньке с удочками.

– Вчера вечером Мэнни шикарно погулял в городе, – сообщил Сет. – Швырял деньги направо и налево, как будто весь мир перевернулся.

– Небось сейчас дрыхнет в каком-нибудь кинотеатришке, – предположил капитан.

– Если уж он начал пить, то не остановится. Может, проспался и приступил по новой?

– Возможно. Прочешем Бей-стрит из конца в конец. Я беру на себя эту сторону. Заглядывай во все забегаловки. Кто-нибудь да знает, где он. – Мэннинг взглянул на часы. – Встретимся здесь через пару часов.

Сет тут же ввинтился в толпу. Гарри двинулся вдоль набережной, не пропуская ни одного бара. Но только зря потратил время. Мэнни побывал чуть ли не во всех, но никто не мог сказать, где он сейчас.

В начале пятого Мэннинг вернулся к своему судну. Он устал, измучился от жары, и где-то в затылке засела неотвязная тупая боль. Закурив, он прислонился к парапету и, всматриваясь в гавань, гадал, насколько повезло Сету. Вдруг, обежав взглядом набережную, увидел Моррисона, который переходил улицу, направляясь в его сторону.

На лице американца расплылась широкая улыбка.

– А я и не знал, что вы сегодня будете здесь.

– Я тоже. Так вышло.

– Простите, что нарушил нашу договоренность. Но я подумал, что в такой ситуации вам будет не до меня. Когда Джо Ховард сказал, что отправляется в Нассау, я тут же решил прошвырнуться с ним. Иначе я бы сюда никогда не выбрался.

– Шикарный город, – заметил Мэннинг. – Масса ночных развлечений и первоклассных казино.

– Звучит заманчиво. – Моррисон отер пот с лица носовым платком. – Слишком уж жарко. Может, выпьем?

Краем глаза Мэннинг заметил в толпе Сета и, поколебавшись, отказался:

– Нет, спасибо. У меня дела. В другой раз.

Оставив американца, капитан пошел навстречу Сету.

– Что-нибудь узнал?

Здоровяк кивнул.

– Пришлось потрудиться, но в конце концов получилось. Мэнни снял комнату в отеле недалеко отсюда. А чего хотел Моррисон?

– Предлагал выпить. Пришлось его отшить.

Через пять минут они уже достигли сомнительного вида дома, где квартиры сдавались внаем. Моряки использовали его как отель. В такого рода заведениях портье не держат. Войдя в полутемный холл, мужчины поднялись на один пролет по деревянной лестнице. Сет открыл дверь в дальнем конце коридора и переступил порог.

Зловоние стояло там ужасное. Спотыкаясь, Мэннинг пробрался к окну и отворил ставни. Несколько мгновений он стоял, наслаждаясь прохладным ветерком, дующим с гавани, потом обернулся и оглядел Мэнни Джонсона.

Тот лежал на спине с открытым ртом, искривленным в гримасе. Замызганные простыни, наполовину прикрывавшие его тело, свешивались до самого пола. Мэннинг присел на край кровати, рывком приподнял Мэнни и легонько шлепнул по лицу.

Открыв глаза, старик уставился на него стеклянным взглядом, потом в голове у него словно что-то щелкнуло, и он медленно расплылся в улыбке.

– Гарри Мэннинг. Какого черта ты здесь торчишь?

– Мэнни, у меня нет времени объяснять. Мне нужна информация, и побыстрее. – Мэннинг сунул старику в рот сигарету и дал прикурить.

– Вчера вечером ты вез одного типа. Его зовут Гарсия.

Мэнни потер костяшками пальцев свои налитые кровью глаза и кивнул:

– Верно. А чего тебе от него надо? Хочешь забрать должок?

Мэннинг пропустил его вопрос мимо ушей.

– Ты знаешь, куда он делся?

– А хрен его знает. Заплатил он как джентльмен, и – привет.

– Гарсия уехал на такси?

Мэнни покачал головой.

– Нет, он нанял одного мальчишку, из тех, что вечно болтаются на набережной. И тот отнес его чемодан.

– Что за мальчишка?

– Ну, его ни с кем не спутаешь. Он постоянно торчит на берегу. Носит американскую футболку – кто-нибудь из туристов подарил. Такая желтая, а на спине большими буквами написано «двадцать два». Она парню до колен доходит.

Мэннинг вопросительно посмотрел на Сета, и тот кивнул:

– Я его видел.

– Спасибо, Мэнни. – Гарри поднялся. – Теперь, по крайней мере, нам есть чем заняться дальше.

– Не за что, – ответил старик. – А теперь будьте добры убраться отсюда к чертовой матери. Я надеюсь еще поспать.

~~

* * *

~~

Мальчишку они нашли на пристани. Он сидел в нескольких ярдах от «Щедрости изобилия» и удил рыбу, а рядом лежала, свернувшись в клубок, маленькая черная собака. Парню на вид было не больше двенадцати, его желтая футболка резко контрастировала с кожей цвета эбенового дерева.

– Хороший улов? – ухмыльнувшись, спросил Сет.

– Рыба ушла в другое место. Не везет мне сегодня, – ответил мальчик, покачав головой.

– Это как посмотреть. – Мэннинг вытащил фунтовый банкнот, зажал между пальцами и многозначительно помахал перед носом парня.

Глаза у негритенка стали совершенно круглыми.

– Что вы хотите, мистер?

– Ты знаком с мистером Джонсоном с Испанского Рифа?

– Вон его судно, – кивнул мальчик.

– Вчера вечером он привез сюда пассажира. Тот нанял тебя нести чемодан. Меня интересует, куда он пошел.

– За фунт? – Мэннинг кивнул, и мальчишка усмехнулся. – Нет ничего проще, мистер.

Он сунул удочку другому мальчишке, который сидел рядом на краю причала, вскочил на ноги, пихнул свою собаку и перешел через Бей-стрит.

Мэннинг и Сет едва поспевали за негритенком, который рысцой бежал по запруженному толпой тротуару. Потом он свернул в узенький переулок, и они оказались в лабиринте боковых улочек. Наконец мальчишка притормозил на углу маленькой площади, окруженной плотным рядом ветхих домишек, обшитых досками.

– Вот он, – указал на один из них, в дальнем конце площади, мальчишка. – Пассажир пошел туда. Он расплатился со мной на заднем дворе. По-моему, он кубинец. Когда леди открыла дверь, она назвала его Хуан.

Мэннинг дал негритенку фунт, тот повертел бумажку в руках, поплевал на нее, а потом, сделав какое-то немыслимое антраша, свистнул собаке и бросился наутек, крикнув уже на бегу:

– Если чего понадобится, только скажите. В любое время. Я всегда на набережной.

– Останься здесь! – приказал Мэннинг Сету. – Выжди минут десять, а потом заходи.

– По-моему, самое время обратиться в полицию, Гарри, – нахмурился Сет. – Пусть они этим займутся.

Не обращая внимания на его слова, капитан пересек площадь. Парадная дверь оказалась забита досками, и он пробрался по узенькому проходу между домами на задний двор, усеянный невообразимым количеством пустых консервных банок. Мэннинг одолел четыре каменные ступеньки, ведущие к двери, и постучал.

Послышались шаги, дверь приоткрылась на несколько дюймов.

– Кто там? – спросил женский голос.

– Я ищу Хуана. Хуана Гарсию. Я его старый друг.

Звякнула цепочка, и дверь отворилась.

– Заходите, – пригласила женщина.

Гарри закрыл за собой дверь и пошел вслед за ней по коридору, морща нос от застоявшихся запахов готовки и мочи. Женщина отперла дверь, щелкнула выключателем и провела гостя в довольно чистенькую комнату. На полу лежал ковер, у дальней стены стояла двуспальная кровать.

Хозяйка, крупная, плотно сбитая женщина, с опасной склонностью к полноте, которая уже начала проявляться, еще не утратила своей грубоватой красоты. Ее кофейного цвета кожа и толстые губы указывали на смешанное происхождение. На ее нагловатом лице появилась заинтересованная улыбка, когда она обернулась и стала в упор разглядывать нежданного посетителя.

– Я Ханна – девушка Хуана. Чем могу помочь?

В ее голосе явно слышались призывные нотки.

– Да ничего особенного, – улыбнулся Мэннинг.

– Вы пришли по делу?

– Можно и так сказать.

– Вот и прекрасно. – Ханна уселась на край кровати. – Дайте мне сигарету и расскажите обо всем.

Она похлопала рукой по одеялу, приглашая Мэннинга сесть рядом. Тот повиновался. Ханна положила ногу на ногу, ее безвкусный халат слишком кричащей расцветки распахнулся, открыв толстые ляжки, складками нависшие над краем черных чулок.

– А я думала, что знаю всех друзей Хуана. Как же это вышло, что вы здесь никогда не бывали?

– Много езжу. Нигде не задерживаюсь подолгу. Так куда, вы говорите, ушел Хуан?

Ханна выпустила в потолок облачко дыма и откинулась на подушку.

– Ничего я вам не говорила. Кстати, Хуан тоже уезжал из города недели на две и вернулся только вчера поздно вечером.

– В котором часу он сегодня ушел?

– Около десяти. – Ханна пожала плечами. – Я отправилась на рынок. А когда вернулась, его уже и след простыл. Он оставил записку, что будет к вечеру.

– Вряд ли, – заметил Гарри, покачав головой.

– Что вы хотите сказать, мистер? – нахмурилась Ханна.

– Он сбежал от вас.

Привстав, Ханна сердито сверкнула глазами.

– Ерунду вы несете!

– Куда ушел Хуан?

– Он не сказал.

– Но вы ведь знаете?

Удовлетворенно вздохнув, Ханна потянулась, раскинув руки так, что тонкая ткань халата едва не лопнула на груди, потом встала с кровати.

– Хотите выпить?

Мэннинг кивнул. Женщина подошла к буфету, извлекла оттуда бутылку джина и наполнила стаканы. Вернувшись на прежнее место, она подала один из них гостю.

– Вот уже месяц, как Хуан ведет себя странно. Все намекает, что у него наклевывается крупное дельце и мы будем обеспечены до конца жизни, но мне, дескать, ничего рассказывать не будет.

– А вы выяснили, о чем речь?

Отпив глоток, Ханна помотала головой.

– Нет, но пару раз я его выследила. Он всегда ходил в один и тот же дом.

– Куда же?

– А я разве обязана вам говорить?

Мэннинг вытащил бумажник, и на свет явился пятифунтовый банкнот. Ханна поспешно схватила его и спрятала в глубокую ложбинку между грудями. Ее лицо скривилось в усмешке.

– Он ходил к предсказательнице судьбы, матушке Даймонд. Она живет на Грант-стрит, неподалеку от гавани.

– И вы так и не узнали, зачем Хуан туда наведывается?

– Разве я могла сказать, что следила за ним? – покачав головой, ответила Ханна. – Он мне уши отрезал бы.

Мэннинг допил свой стакан и встал.

– Спасибо за выпивку, а теперь мне пора идти.

Ханна снова откинулась на подушки и уставилась на него неподвижным взглядом:

– А куда торопиться? Хуан вернется часа через два, не раньше.

– На вашем месте я бы на это не рассчитывал, – посоветовал Гарри и тихо прикрыл за собой дверь. Ханна, разинув от изумления рот, смотрела ему вслед.

Когда капитан выбрался на площадь, уже сгущались сумерки. Он свернул на боковую улочку, и тут из дверного проема навстречу ему шагнул Сет.

– Ну что?

– Уже смылся. Ты слышал когда-нибудь о матушке Даймонд – предсказательнице?

Сет бросил на Мэннинга настороженный взгляд.

– Конечно, кто ж ее не знает!. Она замешана в этом деле?

– Не уверен, но похоже, что так. Где она живет?

– Рядом с гаванью. – Поколебавшись, Сет продолжал: – Гарри, эта старуха... она приносит несчастья. Не стоит с ней связываться. Многие люди испытали на себе ее силу.

Мэннинг закурил.

– Боишься, что она меня сглазит? – усмехнулся он.

По лицу Сета струился пот. Выкатив белки, он продолжал гнуть свое:

– Говорят, она вызывает духов, Гарри. И еще может сделать так, чтобы море отдало своих мертвецов.

По телу Мэннинга прошла волна холода, словно кто-то где-то ступил на его могилу. И все-таки он ухитрился выдавить из себя улыбку.

– Что ж, пойдем и посмотрим сами.

~~

* * *

~~

На Грант-стрит они очутились, когда уже почти стемнело. Дом матушки Даймонд стоял на отшибе, окруженный шестифутовым дощатым забором, выкрашенным белой краской. Мэннинг отворил калитку, и они зашагали по вымощенной кирпичом тропинке. Возле шаткой деревянной лесенки, ведущей к двери, Гарри шепнул:

– Оставайся здесь. Сет. И спрячься. Если услышишь шум – вламывайся в дом.

Сет, не говоря ни слова, растворился в темноте, а капитан поднялся по ступенькам и постучал. Через несколько минут по коридору прошлепали шаги. За матовым стеклом двери возник расплывчатый силуэт. Послышался щелчок, дверь открылась – на пороге стояла старуха. Темное от загара лицо испещрили морщины. Алый платок повязан вокруг головы, подобно тюрбану. В ушах длинные гагатовые серьги. Абсолютно черные глаза излучали странное пугающее мерцание.

– Матушка Даймонд?

– Что вам угодно? – Ее глухой голос прозвучал на удивление безжизненно.

– Не могли бы вы уделить мне несколько минут?

– Ты ищешь совета у звезд?

– Именно. Мне сказали, что вы можете помочь.

Старуха тут же кивнула.

– Проходи.

В воздухе темного коридора висел запах благовоний, от которого у Мэннинга неприятно запершило в горле. Матушка Даймонд отдернула тяжелый вельветовый полог и открыла дверь в скудно обставленною комнату. Свет шел только от лампы, стоявшей на маленьком столике. Гарри уселся на стул, а старуха разместилась напротив, подложив под локоть несколько книг. Перед ней лежал чистый блокнот.

– Назови мне день своего рождения, место и время. Время особенно важно.

Мэннинг сообщил ей. Вглядываясь через плечо старухи в ползавшие по углам тени, которые словно прятались от света лампы, он обдумывал, что предпринять, и наконец решил выждать, пока матушка Даймонд сама не вызовет его на откровенность.

Старуха сверилась со своими книгами, нацарапала что-то в блокноте и спросила:

– Ты веришь в сверхъестественные силы?

– Разве я был бы здесь, если в не верил?

– Ты человек двойственный.

На мгновение ее заявление сбило Мэннинга с толку.

– Откуда, черт возьми, вам известно?

– Многие люди, родившиеся под знаком Скорпиона, таковы. – Старуха снова заглянула в блокнот. – Жизнь для тебя чаще всего – поле битвы.

– Вот уж точно.

Матушка Даймонд спокойно кивнула.

– Марс, Солнце и Нептун, сошедшиеся в центре небес, придают язвительность твоей речи и характеру. Ты часто сам себе худший враг.

Мэннинг не удержался от резкого смешка.

– Просто замечательно, будь я проклят.

Старуха глянула на него, ее черные глаза мерцали при свете лампы.

– Находишь что-то смешное в моих словах?

– В общем, да.

Матушка Даймонд аккуратно сложила книги стопкой.

– Кто, ты сказал, посоветовал тебе прийти ко мне?

– А я не говорил. Но раз уж вы спросили – Хуан Гарсия.

Старуха смотрела на него не моргая.

– Я не знаю такого человека.

– Да? А может, стоит заглянуть в ваш хрустальный шар? И мы увидим, что он прячется где-нибудь здесь, в темном уголке.

– Тебе лучше уйти, – хладнокровно заявила гадалка.

– Вы совершаете большую ошибку.

Тут скрипнула дверь, и Гарри затылком почувствовал легкое дуновение ветерка. В следующее мгновение раздался голос:

– Это вы совершаете большую ошибку, мистер Мэннинг.

Мужчина, в белом полотняном костюме, с лицом, затененным широкополой шляпой, ступил на освещенную часть комнаты. Взгляд его, холодный и жесткий, таил не меньше угрозы, чем автоматический пистолет 38-го калибра, который он держал в правой руке.

– Вот так сюрприз! – присвистнул Мэннинг. – Хуан Гарсия, полагаю?

Мужчина отрицательно покачал головой и усмехнулся, блеснув белыми зубами.

– К сожалению, нет, сеньор. Меня зовут Пелота. А бедный Хуан в данный момент находится далеко в море, держит путь на Кубу. И свято верит, что там его ждет награда за маленький подвиг, совершенный на Испанском Рифе. – Пелота тяжело вздохнул. – Есть такая английская поговорка: «Награду получишь на небесах».

– Значит, вы туда и отправили Гарсию? – поинтересовался Мэннинг.

– Зачем же так далеко, друг мой? – покачал головой Пелота. – У нас есть маленький рай прямо здесь, на земле. Он называется остров Слез.

– Хватит болтать чепуху, – резко оборвала его матушка Даймонд. – Этот человек опасен. Я не хочу, чтобы он находился в моем доме. Мы так не договаривались.

Пелота злобно сверкнул глазами, и в ту же секунду Мэннинг схватил со стола лампу, вырвав шнур из розетки. Все погрузилось во тьму. Пелота выстрелил дважды, оранжевое пламя на мгновение осветило комнату, но Гарри успел спрятаться за диван, набитый конским волосом, и упасть на одно колено.

– Лучше выходи, Мэннинг. Шансов у тебя нет! – заорал Пелота.

Но тут дверь рывком распахнулась, из коридора хлынул поток света, вырвав из тьмы фигуру Пелоты, который испуганно обернулся, но не успел даже направить свой пистолет, как пуля угодила ему в голову. Пелота рухнул прямо на старуху.

Мэннинг поднялся на ноги, когда верхний свет уже горел. В дверях он увидел Моррисона с револьвером в руке. Из-за его плеча в комнату заглядывали Винер и Джо Ховард.

Глава 6

Человек из ЦРУ

Выйдя из кабинета комиссара полиции, Гарри увидел Сета и Винера, сидевших на скамье в комнате ожидания. Голова негра была перевязана, он выглядел измученным и больным.

– Все в порядке, капитан? – выдавив из себя улыбку, спросил Сет.

Мэннинг кивнул.

– Как ты себя чувствуешь?

– Нечем похвастаться. Я так и не понял, чем меня приложили: Как думаешь, из Пелоты что-нибудь вытянут?

– Из Пелоты? – Гарри покачал головой. – Только что звонили из больницы. Он умер. Комиссар с Моррисоном как раз совещаются по этому поводу.

– До меня все-таки не доходит, каким образом с нашим делом оказался связан Моррисон, – заметил Винер. – Кто он вообще такой?

– Центральное разведывательное управление, – объяснил Мэннинг. – Очевидно, они уже давно ожидали, что здесь будут осложнения. И послали Моррисона разузнать что к чему.

– Я так и думал, что Моррисон – парень непростой, когда увидел его в полицейском управлении вместе с Ховардом. – На лице Винера возникла колючая усмешка. – Ты уж прости меня, Гарри, но, видя, как ты очертя голову мчишься навстречу неприятностям, я решил, что самое разумное – не выпускать тебя из поля зрения. Нанял катер и поехал сюда следом за тобой.

– И хорошо сделал, – улыбнулся Мэннинг. – Теперь понятно, почему я встретился с Моррисоном на причале. Вы небось шли за мной по пятам?

– Все время, – кивнул Винер. – Мы были в саду возле дома матушки Даймонд, когда началась стрельба. Вот и вломились к вам.

– Ну и чудаковатая она старуха, доложу я тебе, – заметил Мэннинг. – Когда ее выводили из дома, она наложила на меня проклятие.

– Из нее что-нибудь вытянули?

– Ни черта. Они просто встречались в ее доме. Старуха получала за это деньги, вот и все.

Дверь кабинета комиссара отворилась, и оттуда вышел Моррисон. Он улыбался.

– Не знаю, как вы, парни, а я не прочь выпить.

– Хорошая мысль, – поддержал Гарри.

Они направились к набережной, вдыхая прохладный ночной воздух. На углу Бей-стрит Сет потянул Мэннинга за рукав.

– Если у тебя все в порядке, Гарри, я вернусь на судно. Неважно себя чувствую.

– Давай, – согласился капитан. – Поспи немного. Я не задержусь.

Проследив за тем, как Сет благополучно пробрался через толпу, они зашагали дальше и завернули в первый попавшийся бар. Для Нассау это был еще ранний вечер, и бар оказался почти пустым. Моррисон заказал всем джин-слинг, и они уселись в уголке, в уединенной кабинке.

– И что теперь? – спросил Мэннинг.

– Похоже, мы в тупике, – пожал плечами Моррисон. – Пелота мертв, а он был нашей единственной ниточкой к острову Слез, помоги ему Господи.

– Что это за место? – поинтересовался Гарри.

– Маленький островок недалеко от Кубы, милях в ста тридцати южнее Андроса. Там есть порт, он называется Сан-Хуан. Раньше туда стекались рыбаки, выходившие в дальние плавания. После революции им запретили заплывать на острова. Я слышал, что город теперь пришел в полное запустение.

– Но Пелота, судя по всему, считал остров Слез чем-то особенным.

– Так и есть. Кубинские власти превратили старую крепость в тюрьму для своих политических противников. Это последнее место успокоения для тех, от кого они очень хотят избавиться. Пока еще никому не удалось дотянуть там до конца срока.

– Значит, вот что имел в виду Пелота, когда бросил, что Гарсия получит награду здесь, на земле.

– Не знаю, что ожидает беднягу, – кивнул Моррисон. – Если повезет, то пуля.

Воцарилось короткое молчание, потом Винер медленно произнес:

– Извините, мистер Моррисон, но, наверное, за этим делом кроется нечто большее, чем может показаться на первый взгляд. Я прав?

Раскурив сигарету, Моррисон поднял глаза, он выглядел озабоченным.

– По договору с Великобританией у США есть военные базы на Багамах.

– Вы говорите о проекте «Канаверал»?

– Да. На Больших Багамах, в Сан-Сальвадоре и на некоторых других островах размещены специальные электронные установки, с помощью которых отслеживается и корректируется полет ракет с ядерными боеголовками.

– Ну, это всем известно.

– Три недели назад на одной из баз случилась крупная диверсия.

– Вам чертовски здорово удалось замять дело, – заметил Мэннинг.

– А что было делать? Вы представляете, какой бы разразился международный конфликт, если бы все вышло наружу?

– И вы считаете, что те же самые люди устроили диверсию и здесь? – поинтересовался Винер.

– Мы считаем, что их база находится на Багамах, – кивнув, ответил Моррисон.

Гарри тихонько присвистнул:

– Семь тысяч островов, две тысячи пещер и скал – есть где поискать.

– А ведь операцию надо провести тихо. Сейчас мы не можем допустить никакой утечки информации. Через две недели ваш премьер-министр встретится здесь с президентом. Весь мир будет наблюдать за тем, что происходит на Багамах.

– Наверное, это, как всегда, дело рук русских? – предположил Винер.

– Не думаю. После кубинского кризиса они стараются не доводить дело до точки кипения. Скорее всего, действует какая-нибудь группа кубинских фанатиков, работающая под прикрытием. Только им и выгоден очередной международный скандал. В последнее время они не слишком довольны поведением Москвы. Может, хотят таким способом подстегнуть русских.

– Неужели Гарсия – ваша единственная ниточка? – спросил Винер.

– И он сейчас уже в Сан-Хуане.

Мэннинг подошел к бару и заказал себе большую порцию рома. Потом вернулся к столику и, нахмурившись, обратился к Моррисону:

– Говорят, что на Кубе полно ваших агентов. Почему бы не пробраться в Сан-Хуан и не разузнать насчет Гарсии? Мы тут гадаем, а он, может, сидит сейчас в лучшем отеле и проматывает денежки в свое удовольствие.

– Почему-то мало верится в такой вариант, – покачал головой Моррисон.

– Значит, надо проверить.

– В любом случае после кубинского кризиса мы должны быть крайне осторожны. Еще одна заваруха нам ни к чему, мы этого хотим не больше, чем русские. А появись янки на Кубе – это же как красная тряпка для быка.

– Допустим, туда приедет англичанин?

– По-моему, вы спятили, – нахмурился Моррисон.

– Почему бы не попробовать? Отношения между Кубой и Британией идеальными не назовешь, но все-таки они лучше, чем с США.

– Вы суете голову в пасть льву.

– Мне нужна хорошая легенда, только и всего, – пожал плечами Мэннинг.

– Мы не сумеем помочь вам. Вообще ничем. Вы будете действовать в одиночку.

– А кто сказал, что мне нужна помощь? Я поеду туда по личным причинам. Мне не меньше вашего хочется пустить в расход эту группу.

– Соблазнительное предложение, Мэннинг, – сказал Моррисон, – не стану отрицать. Но ничего не выйдет. Как вы доберетесь до Сан-Хуана? А ступите на берег, вас мигом сцапают и отправят в тюрягу.

– Ну, не знаю, – вставил Винер. – На островах есть британские граждане, которые до сих пор время от времени ездят в Сан-Хуан и обратно.

– Вы абсолютно уверены в своих словах? – мрачно поинтересовался Моррисон.

Винер вытащил сигарету, вставил ее в мундштук.

– Моя деятельность весьма разнообразна, мистер Моррисон, – объяснил он. – Иногда я оказываюсь в самых странных местах. – Закурив, немец выпустил облачко дыма. – На южной оконечности острова Андрос есть маленький порт для рыболовецких судов, он называется Хармон-Спрингс. Живут там греки, в основном ловцы губок с Эгейского моря, приехавшие сюда лет сорок назад. Теперь они стали рыбаками. Кубинцы хорошо их принимают, потому что у них с непромысловой рыбой дело обстоит туго. Платят грекам прилично.

– Вам известно об этом? – спросил Моррисон Мэннинга.

– Я никогда не бывал в Хармон-Спрингсе. Они не очень жалуют чужаков. До сих пор говорят между собой по-гречески и сохраняют древние обычаи. Но я верю Винеру. Это ребята крутые. По-моему, на море грека ничем не испугаешь – ни под водой, ни на воде. Они ведь лучшие ныряльщики в мире.

– А откуда вы так много о них знаете?

– Во время войны я три года служил на Эгейском море. На подводной лодке.

Моррисон, с порозовевшим от волнения лицом, повернулся к Винеру:

– Вы знакомы там с кем-нибудь?

– Увы, – покачал головой немец. – Многое знаю понаслышке. Могу дать гарантию, что информация верная, но и только.

– С меня и этого довольно, – равнодушно бросил Мэннинг.

Минуты две Моррисон сидел, уставившись в свой стакан. Когда он поднял глаза на окружавших его мужчин, к нему вернулось прежнее спокойствие.

– Готов дать вам денег. Столько, сколько потребуется. Но не более того. Если вы едете – то едете сами по себе. Мы вас вообще не знаем.

Мэннинг встал и подошел к окну. По стеклу барабанил дождь. С моря дул слабый ветерок, постанывая в снастях рыболовецких суденышек, стоявших на якоре в гавани. Ветер словно звал куда-то, и Гарри вдруг почувствовал, как внутри у него зреет, поднимается энергия. Улыбнувшись, он вернулся к столику.

– Чтобы добиться чего-то в Хармон-Спрингсе, мне нужна хорошая легенда. Давайте-ка еще выпьем и посмотрим, что можно придумать.

Глава 7

Берегись греков

На следующий день около полудня «Щедрость изобилия» подходила к Хармон-Спрингсу. Сет стоял у руля, старик Сондерс изображал матроса, а Мэннинг, в панаме и легком шерстяном костюме, прислонившись к поручню, разглядывал приближающийся берег.

Когда судно обогнуло мыс, усеянный белыми домиками, навстречу ему выплыла флотилия одноместных каиков с надутыми парусами. Они шли так близко от «Щедрости изобилия», что на одном из них можно было разглядеть огромные глаза, нарисованные по обе стороны носа, чтобы отпугивать злых духов.

Гарри поднял руку в приветствии, но мужчина, стоявший у румпеля, не обратил на него никакого внимания. Сондерс сплюнул через поручень.

– Какие же они мерзкие ублюдки, капитан. Половина из них до сих пор даже лодки строит только на одного человека.

На подходе к гавани судно сбавило скорость, и рев мотора стал затихать. У причала стояло несколько катеров для дальних плаваний, но на белом песке как пестрые листья лежали ярко раскрашенные каики, а рядом с ними сидели рыбаки, перебирая свои сети. Голые ребятишки носились по мелководью, играя в салочки.

Мэннинг словно попал в другой мир, и память вернула его в прошлое, в годы войны, когда он служил на подводной лодке в Эгейском море.

Зайдя в каюту, Гарри взял со стола два фотоаппарата в кожаных футлярах и перекинул их через плечо. Потом надел солнечные очки, подхватил холщовую дорожную сумку и поднялся на палубу.

«Щедрость изобилия» уже скользила вдоль деревянного причала. Двигатель заглох. Все вокруг, казалось, замерло в жарком мареве. Двое юнцов курили, опершись о поручень, трое стариков дремали на солнышке, и никто из них не шевельнулся, чтобы поймать трос, брошенный Сондерсом. Тот выругался и, перешагнув через поручень, обмотал трос вокруг столбика.

– Грязные ублюдки! – пробормотал он.

Когда Мэннинг уже стоял на причале рядом с Сондерсом, из рубки появился Сет.

– Мы побудем здесь часок-другой, капитан. Просто поглядим, что да как.

– Нет, – покачал головой тот. – Я свяжусь с тобой, Сет. Не беспокойся.

Он подождал, пока Сет, вздыхая, скрылся в рубке. Минуту спустя мотор снова ожил, Сондерс отвязал трос и вернулся на палубу.

Мэннинг проводил взглядом «Щедрость изобилия», выходившую из гавани, и поднял свою сумку. Старики, чуть подавшись вперед, рассматривали его с откровенным любопытством, юнцы перестали болтать. Гарри бодро прошествовал мимо них, его ботинки гулко стучали о деревянные доски. Свернул на набережную: маленький городок, казалось, замер, ожидая чего-то. Где-то недалеко впереди затянули песню. Ориентируясь на эти звуки, он вышел к бару, находившемуся на углу боковой улочки. Прямо в дверях, повернутое спинкой к стене, стояло кресло, в котором развалился подросток. Он тихонько напевал, нежно перебирая пальцами струны бузуки.

Юнец не двинулся с места, а Мэннинг, неузнаваемый в своих темных очках, какое-то время разглядывал его, а потом аккуратно перешагнул через вытянутые ноги и вошел в сумеречную прохладу бара. Трое мужчин пили, сидя за маленьким столиком.

За стойкой с мраморной доской стоял средних лет бармен. Его лицо цвета красного дерева испещряли морщины, но голубые глаза были полны жизненной энергии, а тонкие губы изгибались в приветливой улыбке. Когда Бог весть откуда взявшийся гость подошел к нему, небрежно бросил свою сумку на пол и положил фотоаппараты на стойку, все разговоры затихли.

– Выпить найдется? Что-нибудь холодное и побольше?

Хозяин усмехнулся, поставил на стойку стакан и насыпал туда кусочки льда.

– Журналист?

Мэннинг кивнул.

– Я, возможно, пробуду здесь денек-другой. Мне нужна комната. У вас что-нибудь есть?

– Конечно. Комната не роскошная, но кормят у нас отлично.

Юноша, играющий на бузуки, сердито рванул по струнам, и мужчины, которые сидели за столиком, рассмеялись. Один из них обратился к юнцу на греческом:

– Эй, Димитрий, как тебе нравится этот модник? А вдруг он отобьет у тебя всех девчонок? Похоже, пришел конец твоим ночным развлечениям на берегу.

– Заткнись! – злобно отозвался парень.

Это были обыкновенные грубоватые моряки – таких можно встретить сколько угодно в любом порту. Люди такого типа привыкли много вкалывать и не сразу принимают чужаков. Гарри обернулся, снял свои темные очки и спокойно взглянул на них. Улыбки поугасли, и мужчины, сдвинув головы, стали тихо перешептываться.

Когда чужак опять занялся своим ромом, один из них громко произнес по-гречески:

– Значит, ты, Димитрий, просто хвастун. Трепач в модной одежке.

Мальчишка вскочил и, немного поколебавшись, двинулся к бару. Он нарочно толкнул франта под локоть, когда тот подносил стакан ко рту.

Ром выплеснулся на стойку, Мэннинг снова снял очки и повернулся лицом к задире:

– А теперь заплати за вторую порцию.

– Сам заплатишь, – отрезал мальчишка.

Гарри ударил его по лицу, и тот отлетел к стене.

– Я не намерен просить дважды.

Правая рука мальчишки двинулась к боковому карману брюк. И когда он рванулся вперед, шестидюймовое лезвие, острое как бритва, казалось, само выскочило из стиснутых в кулак пальцев. Мэннинг отскочил в сторону, схватил мальчишку за запястье, вывернул руку и, заведя за спину, рванул вверх. Димитрий вскрикнул и выронил нож. Не теряя ни секунды, противник толкнул парня прямо на стол, разметав трех посетителей и их стаканы.

– Никогда не посылайте мальчишку делать мужскую работу – произнес он по-гречески.

Ошеломленные мужчины молчали. Когда через минуту они зашевелились, бармен поспешно выскочил из-за стойки, держа в руке деревянную дубинку.

– Кто первый начнет, тому череп проломлю. Вы, ребята, хотели немного позабавиться, но ошиблись – ничего не вышло. Давайте на этом и закончим.

Мужчины опять заняли свои места за столиком, а Димитрий кинулся прочь из бара. Бармен улыбнулся гостю и протянул руку:

– Николи Алеко. А вы, хоть и англичанин, хорошо говорите по-гречески.

– Во время войны я три года провел на Эгейском море. Меня зовут Мэннинг. Гарри Мэннинг.

– Выпейте еще, мистер Мэннинг. За счет заведения.

– Нет, за мой счет. Угощаю всех. – Гарри подтянул к себе стул и уселся. Рыбаки за столиком заулыбались.

– Парень, который говорит по-гречески так здорово, как вы, мой друг, – сказал один из них, протягивая пачку сигарет. – Угощайтесь!

Алеко принес напитки, и все торжественно чокнулись. Когда Мэннинг поставил стакан, один из новых знакомых спросил:

– Вы приехали порыбачить?

– Я фоторепортер. Меня послал сюда крупный американский журнал, чтобы сделать кое-какие снимки для статьи.

– В Хармон-Спрингсе?

– Нет, на Кубе. Они хотят, чтобы я побывал в Сан-Хуане, пофотографировал, чтобы показать, как изменилась жизнь после революции.

Греки удивленно переглянулись, и один из них поднял стакан.

– Пьем за удачу, дружище. Она тебе понадобится.

– А в чем дело?

– Теперь никто не заходит в Сан-Хуан. Хуже местечка не найти на всем Божьем свете.

– В Нассау мне говорили другое. Я слыхал, что ваши часто туда заглядывают.

– Это было в прошлом году. А с тех пор все изменилось.

– Мне много дали на расходы. – Мэннинг вытащил бумажник. – Я хорошо заплачу.

Грек, который болтал больше остальных, грубовато засмеялся:

– Дружище, у нас есть поговорка: если тебе нужен человек, который за деньги будет рисковать головой, ищи его среди бедняков.

Двое других раскатисто захохотали, и один добавил:

– Пускай попросит папашу Мелоса. Он в таком положении, что пойдет куда угодно.

Мэннинг встал и подошел к бару.

– Вы слышали наш разговор?

– Они правы, – кивнул Алеко. – До кризиса наши лодки часто заходили в Сан-Хуан с тунцом. Кубинцам запрещалось плавать на север, так что цены там держались хорошие. А после кризиса все изменилось.

– Вы утверждаете, что кубинцы запрещают вам останавливаться в Сан-Хуане?

– Не то что бы запрещают, но атмосфера там паршивая. Не знаешь, чего ждать. А лодку терять никому не хочется.

– А кто такой папаша Мелос, о котором шла речь?

– Чудесный старик, – улыбаясь, объяснил Алеко. – У него есть моторное судно – «Влюбленный эллин». Единственный сын папаши Мелоса, Янни, утонул в прошлом году. Еще у него есть дочь Анна – умная девчонка. Он послал ее в Америку учиться. В Вэссэр. Может, слышали?

– Конечно, – усмехнулся Гарри.

– Папаша Мелос изо всех сил тянулся, чтобы платить за обучение. А когда мальчик погиб, уловы стали меньше, старик влез в долги. Три месяца назад приехала дочка. И как услышала, что произошло, наотрез отказалась вернуться в Америку. Теперь она у отца заместо матроса.

– И чем же они промышляют? Ловят тунца?

– Уже нет, – покачал головой Алеко. – Милях в десяти на запад, возле Блейр-Кей есть риф. Там старик нашел перламутр и ныряет за ним.

– В таком-то возрасте? – недоверчиво спросил Мэннинг. – Какая же там глубина?

– Пятнадцать, а то и двадцать фатомов.

– Он, очевидно, спятил.

– Мелос не хочет потерять свое судно, вот и все. Корабль и Анна – больше у него ничего не осталось.

– Как вы думаете, он согласится доставить меня в Сан-Хуан?

– Отчаявшийся человек на все готов, – ответил Алеко, пожав плечами.

– Вернее не скажешь. – Гость взял свою сумку и фотоаппараты. – Если не возражаете, я взгляну на комнату прямо сейчас.

Пока Гарри шел вслед за Алеко по вычищенному до блеска коридору, он опять испытал знакомое возбуждение и поверил, что первая задача им решена.

Алеко владел маленьким двенадцатифутовым катером и жаждал сдать его внаем. Через два часа, переодевшись и отлично пообедав (таких сытных и вкусных блюд он давно уже не пробовал), Мэннинг вывел посудину из гавани и повернул на запад, к южной оконечности острова.

Море было гладкое, как зеркало, безоблачное голубое небо тонуло за горизонтом. Мэннинг закурил и, откинувшись на спинку кресла-качалки, правил одной рукой. Он размышлял о папаше Мелосе. Что заставляет человека бороться, когда все складывается против него? Непонятно. Но одни дерутся до последнего, а другие тихо идут ко дну.

Через сорок минут он обогнул Блейр-Кей и увидел, что в проливе, в четверти мили от берега, стоит какое-то судно. Снизив скорость, подошел поближе. Глухой ритмичный стук механического насоса, подававшего воздух на глубину, где под толщей голубой воды работал человек, разносился далеко. Снизив скорость и подобравшись поближе, прочел: «Влюбленный эллин».

Мэннингу с трудом верилось, что в эпоху аквалангов и баллонов со сжатым кислородом кто-то еще пользуется старинными парусиновыми водолазными костюмами, со всеми их многочисленными приспособлениями для подачи воздуха и спасательными леерами. Ведь акваланг лучше во всех отношениях, и водолаз в нем чувствует себя совершенно свободно.

Подплыв еще ближе, Гарри заметил девушку небольшого роста, в ярко-красной рубахе и джинсах. Ее длинные волосы были заплетены в косу. Она крутила ручку барабана, на который наматывался спасательный леер, вытягивая своего отца на поверхность. Мэннинга она не заметила.

Вдруг барабан замер. Девушка подергала за ручку изо всех сил, потом бросилась к поручню и стала всматриваться в воду. Бегом вернулась к барабану и налегла на ручку всем своим весом. Никаких результатов. Через мгновение она прыгнула за борт и ушла под воду.

Гарри выключил мотор, а когда его катер встал бок о бок с «Влюбленным эллином», быстро пришвартовался и кинулся к барабану, попробовав крутануть ручку. Барабан не сдвинулся ни на йоту. В этот момент девушка появилась на поверхности моря около деревянной лестницы. Она жадно ловила ртом воздух.

Косичка расплелась, и длинные иссиня-черные волосы, разметавшись, плыли по воде. Мэннинг наклонился и вытащил ее на палубу.

– Что случилось? – крикнул он.

– Я не могу до него добраться! Не могу! – Девушка была в полном смятении.

– На какой он глубине?

– Десять фатомов, может, больше. Сейчас попробую еще раз.

С трудом встав на ноги, она направилась к поручню. И тут из глубины всплыл огромный воздушный пузырь. Усевшись на палубе, Гарри принялся стягивать с себя ботинки.

– Оставайся возле леера, – приказал он и вскарабкался на рубку. – Возможно, его перекусила барракуда. Когда просигналю, тяни вверх.

Постояв несколько секунд на краю крыши, капитан набрал в легкие как можно больше воздуха и нырнул.

Однажды на Кайманах он нырял без акваланга почти на сто футов. Но это было десять лет назад. Десять трудных лет. Его жизнь шла под откос, за что ни возьмись.

Ультрафиолетовые лучи проникают только в поверхностные слои воды. Погрузившись на пятьдесят футов, где простирался огромный риф, Мэннинг оказался в нейтральной зоне. Видимость была по-прежнему отличной, но краски как будто увяли, стали тусклыми.

На глубине шестидесяти футов леер, попав в трещину, обернулся петлей вокруг шишкового отростка коралла. Ныряльщик быстро высвободил его и двинулся дальше.

Старик сидел на широком выступе, его ветхий водолазный костюм оказался вспорот острым как бритва кораллом. Наверное, это произошло, когда папаша Мелос пытался освободить леер. Вода уже проникла внутрь, но не поднималась выше уровня груди, огромный бронзовый шлем, благодаря непрерывной подаче воздуха, превратился в своеобразный пузырь.

Мэннинг, который уже почти ничего не видел вокруг, встретился глазами со стариком, смотревшим на него в упор, и с силой дернул за леер, подав условный сигнал. А потом поплыл вверх, таща за собой водолаза.

Давление на барабанные перепонки становилось невыносимым. Где-то совсем рядом мелодично звонили колокола. Эти звуки, как гигантские волны, били моряка по голове. Впереди замаячил корпус «Влюбленного эллина», и Гарри, отпустив папашу Мелоса, резко рванулся вверх, окруженный облачком пузырьков.

Он вылетел на поверхность рядом с лестницей и, вцепившись в нее, завис, хватая ртом воздух. Когда перевалился через поручень, девушка все еще вращала ручку. Трудилась она на совесть: пот градом катился у нее по лицу.

– Он поднимается, – кричала она. – Поднимается!

У Мэннинга ломило руки и ноги, ощущение в груди было такое, словно его придавила чья-то огромная рука. Борясь с наплывавшей на него тьмой, он тоже изо всех сил вцепился в леер и стал тянуть.

На поверхности появился бронзовый шлем. Вместе с девушкой они вытащили старика, который с трудом переполз через поручень и рухнул на палубу.

Гарри видел, как девчонка отвинчивала бронзовые гайки, а потом все вокруг затуманилось, и звуки голосов раздавались откуда-то из другого конца туннеля. Наконец он погрузился с головой в темную пучину.

Глава 8

«Влюбленный Эллин»

Мэннинг выпил чашку обжигающего кофе, и Анна Мелос снова наполнила ее. Кофе был таким горячим, что комок встал у него в горле. Но когда обжигающий напиток попал в желудок, Гарри почувствовал, что к нему возвращается жизнь. Теперь он лежал на палубе, наблюдая за Анной: ее тоненькая мальчишеская фигурка казалась почти бесполой, но полные губы выдавали чувственность. Обернувшись, она заметила, что новый знакомый рассматривает ее, и улыбнулась.

– Получше стало?

Гость кивнул.

– У меня не было времени дожидаться, пока снизится давление, вот в чем беда. Но от одного раза вреда большого не будет.

– Главное, чтобы это не повторялось часто. Лет в двенадцать я видела, как дядя Алексиас умирал от кессонной болезни. Малоприятное зрелище.

На трапе раздались шаги, и вошел папаша Мелос – старик лет семидесяти, с седыми волосами и совершенно белыми усами, которые четко выделялись на смуглой коже.

Усевшись, он начал набивать свою древнюю трубку из верескового корня.

– Как вы себя чувствуете?

– Теперь уже ясно, что выживу.

– Это просто невероятно. Я ведь забрался вниз на добрые семьдесят футов. Не многие могут без костюма нырнуть так глубоко.

– О, мне встречались такие люди, – заметил Гарри. – На Кайманах есть ныряльщики, которые опускаются на сто пятьдесят футов, но они берут груз, чтобы быстрее добраться до дна.

– Вы много занимались подводным плаванием? Я имею в виду профессионально.

– С аквалангом. В такой Штуковине, как ваша, я не полез бы в воду. – Мэннинг усмехнулся. – В том, что случилось, есть один положительный момент: вашему костюму пришел конец.

– Костюму? – Папаша Мелос пожал плечами. – Я его быстро залатаю.

Анна, готовившая сандвичи, поспешно вышла из камбуза.

– Нет, папа. Ни в коем случае.

– А ты предпочитаешь, чтобы наш корабль достался Микали? – Отец взял дочь за руку. – Мы должны как-то жить, Анна. Чем же еще я могу заняться?

Она, не ответив, вернулась на камбуз, а старик улыбнулся Мэннингу и намеренно переменил тему разговора:

– Да уж, ничего не скажешь, вовремя вы тут оказались.

– Это не случайность. Я искал человека, который отвез бы меня в Сан-Хуан. Николи Алеко подсказал, что, возможно, вас заинтересует мое предложение.

– Сан-Хуан? На острове Слез? – Старый моряк улыбнулся. – А что вам там понадобилось?

– Я внештатный фоторепортер. Делаю кубинский материал для одного американского журнала. Мне сообщили, что в Сан-Хуан иногда заходят рыбаки из Хармон-Спрингса с тунцом. Во время войны я служил на Эгейском море, так что по-гречески немного болтаю. Может, сойду за члена команды.

– Конечно, я туда плавал. И другие тоже. Там давали отличную цену за тунца, но после кризиса все пошло прахом. Неизвестно, чего ждать от этих кубинцев. Того гляди, и лодку отберут. – Папаша Мелос покачал головой. – Я всей душой хотел бы вам помочь, мистер Мэннинг, но в таком деле – нет.

Гарри вытащил из кармана пиджака бумажник, открыл его и показал пачку банкнотов:

– Пятьсот долларов... тысяча. Назовите свою цену. Анна со свистом втянула воздух сквозь сжатые зубы.

– Папа, один рейс – и мы расплатимся с Микали. И все наши беды останутся позади.

Старик уставился на деньги как загипнотизированный, а потом медленно покачал головой.

– Если я пойду в Сан-Хуан, то, возможно, все равно потеряю судно. А так у меня еще есть время до конца месяца, чтобы отдать долг Микали.

Мэннинг изобразил улыбку.

– Ну ничего. Наверняка в Хармон-Спрингсе я найду человека, который захочет подработать.

Разговор иссяк. Гарри сидел, разглядывая остров, и размышлял. Что же, черт побери, делать дальше?

Через несколько минут к нему подошла Анна.

– Мне жаль, – произнесла она грустно. – Мы стольким вам обязаны, но понимаете: для моего отца в этой лодке – вся его жизнь. Мысль о потере ее для него невыносима.

– И вы верите, что за месяц он сумеет собрать такую сумму и расплатится с Микали?

Девушка покачала головой и отвернулась. Ее худенькие плечи сгорбились, словно она предчувствовала беду. На какое-то мгновение Мэннинга пронзило странное ощущение жалости. Ему захотелось любой ценой утешить Анну, как утешают маленького ребенка, столкнувшегося с непосильными проблемами.

Раздался шум мотора: быстроходный катер, обогнув мыс Блейр-Кей, приближался к «Влюбленному эллину». Девушка подняла голову, вгляделась и тут же побежала вниз.

Вернулась она с отцом. Он облокотился о поручень и, нахмурившись, произнес:

– Похоже, сам Микали. Интересно, чего ему надо? Катер вел Димитрий, тот самый юнец, с которым Мэннинг так грубо обошелся в баре, а рядом стоял Микали, толстый громила. В лучшие свои дни он, наверное, был настоящим силачом, а теперь уже начал заплывать жиром. На его парусиновом пиджаке под мышками проступали большие пятна пота. Гигант вскарабкался по лесенке на палубу «Влюбленного эллина», а Димитрий остался за рулем.

– Какого черта тебе нужно? – спросил папаша Мелос по-гречески.

Вытирая носовым платком лысую голову, тот пророкотал:

– Не смей говорить со мной таким тоном, ты, старый стервятник. Я уже три дня за тобой гоняюсь. А ты постоянно ускользаешь у меня из-под носа.

– Не о чем мне с тобой разговаривать. Месяц еще не истек.

– Э нет, вот тут-то ты ошибаешься. Я тебе дал отсрочку только по доброте сердечной. – Микали бросил взгляд на Анну. – Я надеялся, что мы сможем обо всем договориться, но, кажется, ничего не выходит.

– Говори, чего надо, и убирайся вон с моего корабля, – вспыхнул старик.

– Наверное, ты хотел сказать – с моего корабля. – Микали вытащил документ и протянул папаше Мелосу. – Вот судебный приказ об аресте имущества. Ты должен заплатить мне долг до полудня пятницы. Тысячу двести долларов.

Старик, издав гневное рычание, вырвал у Микали бумагу и попытался со всего маху ударить его правым кулаком. Но возраст брал свое: Микали с легкостью отвел его руку, вцепился папаше Мелосу в воротничок рубашки и влепил хорошую затрещину.

Анна, вскрикнув, бросилась на толстяка, царапая его ногтями. Он оттолкнул ее с такой силой, что девушка, потеряв равновесие, отлетела на другой конец палубы. Когда Микали еще раз занес руку над стариком, Гарри сгреб его за плечи и развернул к себе лицом.

– Может, попытаешь счастья со мной? Мы ведь примерно в одной весовой категории.

Микали застыл на мгновение от неожиданности, потом грязно выругался и попер на Мэннинга, но тот заткнул ему рот своим кулаком. Толстяк пошатнулся, и Гарри ударил еще раз, перекинув незваного гостя через поручень. Раздался оглушительный всплеск, и туша скрылась под водой. Толстяк выплыл в нескольких футах от катера. Димитрий, ухватив его за рубашку, стал тащить на борт.

Мэннинг быстро спустился по лесенке, прыгнул в катер и помог мальчишке. Вдвоем они уложили гиганта на заднем сиденье: мокрая одежда прилипла к его огромному телу, из разбитого рта текла кровь. Гарри вытащил бумажник, отсчитал двенадцать сотенных купюр и сунул их в нагрудный карман Микали.

– Долг уплачен. Попробуй только сунься к старику – я тебе шею сломаю. Ты свидетель, – обратился он к Димитрию. – Микали получил свои деньги. Не забудь об этом.

Мэннинг стал на лесенку, а мальчишка завел мотор, и катер, описав длинную дугу, понесся обратно. Гарри смотрел ему вслед, пока он не скрылся за мысом, потом обернулся к папаше Мелосу.

Старик сидел на скамеечке рядом с рубкой и набивал свою трубку. Покончив с этим занятием, он выпустил облачко дыма и спросил, пожав плечами:

– Так мы идем в Сан-Хуан?

– А вы уверены?

Папаша Мелос кивнул:

– Что делать? Вы спасли мою жизнь, вы спасли мой корабль. Это судьба.

– А вы что скажете? – спросил Гарри девушку.

Она стояла у другого поручня, спиной к нему.

– Я не вижу иного выхода. – Анна обернулась и бросила на него мрачный взгляд. – Мы гордые люди, мистер Мэннинг. И привыкли возвращать свои долги.

На мгновение в душе Гарри вспыхнуло безумное желание сказать правду, предупредить, что, соглашаясь на эту авантюру, они рискуют не только кораблем, но, возможно, и жизнью. Однако, тут же вспомнив, для чего отправился в Сан-Хуан, он только пожал плечами.

– Вот и отлично. Собирайтесь побыстрее, а я готов в любой момент.

Глава 9

К югу от Андроса

Мэннинг проснулся с ощущением, что вроде бы и не спал. Взглянув на часы, с удивлением понял, что сейчас три часа ночи, натянул теплую штормовку и вышел из каюты.

Над водой поднимался легкий туман. Луна уже зашла. Но ночное небо словно драгоценности усыпали звезды; от воды исходило странное мерцание. «Влюбленный эллин» мчался с огромной скоростью. Гарри прошел по палубе, ощущая под ногами сильную качку, переступил через трех тунцов, которых они поймали вчера днем, и вошел в рубку.

Папаша Мелос стоял у руля. В тусклом свете компаса его фигура выглядела диковато: голова казалась отделенной от туловища.

– Как дела? – спросил Мэннинг.

– Отлично.

Отступив в сторону, старик освободил ему место у руля и, прислонившись к двери, принялся набивать трубку.

– Когда придем в Сан-Хуан?

– Если продержится погода – то завтра еще до полудня.

– Мы можем быть на острове сколько угодно или есть какие-то ограничения?

– Раньше не было, но я уже говорил: теперь все изменилось. – Трудно будет найти покупателя?

– Не думаю, тем более что тунцы у нас отличные. – Папаша Мелос поднес спичку к чашечке своей трубки. – А вы рукастый. Такого молодца я еще не встречал. И сдается мне, господин фотограф, вы прекрасный моряк.

– У меня всю жизнь было свое собственное маленькое судно. И я получил первоклассную подготовку, когда служил на подводной лодке.

– Но это же когда было, – заметил собеседник. – В допотопные времена.

В его голосе звучал невысказанный вопрос. Мэннинг сделал вид, что ничего не заметил, и небрежно бросил:

– Есть вещи, которые не забываются.

– Конечно, – старик зевнул. – Пойду-ка сосну. Сменю вас в семь.

И он вышел на палубу, бормоча что-то себе под нос. Гарри закурил, подтянул к себе кресло с откидывающейся спинкой, стоявшее у стены, устроился на нем поудобнее и взялся за штурвал твердой рукой.

Волноваться сейчас о том, что может произойти в Сан-Хуане, не имело смысла. Играть придется так, как лягут карты. Легкая ироническая усмешка тронула кончики его губ. Похоже, он всю жизнь только этим и занимается.

Постепенно память увела его в прошлое по забытым тропинкам, и в его душе воскресли образы людей и давние события. Такие вот часы он больше всего любил проводить на море. Никого вокруг: только волны и корабль. Словно весь остальной мир исчез куда-то.

Дверь тихо отворилась, и в ту же минуту брызги ударили в стекло. Мэннинг почувствовал запах кофе, казавшийся особенно резким в свежем утреннем воздухе, и какой-то другой, более тонкий аромат. Вошла Анна.

– Что выгнало вас из постели в такую рань? – спросил он.

– Это мое самое любимое время, – ответила она и подтянула к себе второе кресло.

Девушка подала Мэннингу кружку с кофе и сандвич. Завтракали они молча, касаясь друг друга коленями и ощущая легкость и спокойствие. Потом он предложил ей сигарету, и они курили, слушая, как дождь с силой стучит в окошко.

– Вы любите море, верно? – вдруг спросила Анна.

– В общем, да, – отозвался Мэннинг, на мгновение забыв о сдержанности. – Море как женщина – оно капризно и не слишком надежно, но от этого любишь его не меньше.

Анна улыбнулась.

– Вы самый странный фоторепортер из всех, каких я видала в своей жизни.

В голосе ее тоже чувствовался вопрос, и Мэннинг понял, что ступил на скользкую почву.

– В Гаване у меня была своя фирма, мы занимались спасательными работами, а кроме того – подводным фотографированием. После революции я держался до последнего, потому что не мог сообразить, куда подует ветер. И чертовски много людей, живших там, делали то же самое. А потом – едва ноги унес. Все потерял.

Он не сумел скрыть свою горечь, и Анна порывисто подалась к нему и дотронулась до его руки.

– Мне жаль. – В ее словах прозвучали нежность и сочувствие.

– Не стоит. Я счастливее тех бедолаг, что сшиваются в Майами и ждут, пока с Кастро случится какая-нибудь неприятность. Я знаком с нужными людьми, а это важно. Работая внештатным фотокорреспондентом, я сумел обеспечить себе твердый доход.

– А поездка в Сан-Хуан? Она много для вас значит?

– В данный момент – больше, чем что бы то ни было в моей жизни.

– Тогда я рада, что мы согласились отвезти вас.

Мэннингу вдруг стало стыдно за всю свою ложь, за то, что он втягивает Анну и ее отца в опасную игру, к которой они не имели никакого отношения. Его вдруг охватило неистовое желание все рассказать Анне, но она заговорила первой.

– Правда ведь, нет ничего лучше на свете – маленький корабль и ночное море? И все твои беды кажутся такими ничтожными.

Лицо девушки освещало лишь слабое мерцание компаса, густые черные тени скрывали ее глаза, что придавало ее облику какую-то таинственность.

– А вы необычный человек, – заметил Мэннинг. – Николи Алеко сказал, что вы учились в Вэссэре?

– Несколько месяцев назад – да, – кивнула Анна. – Это была папина идея. Он получил наследство. Как и большинство греков, папа считает, что образование – самое главное в жизни. Вот и решил послать меня в Штаты. И конечно, в самый лучший университет, ни больше ни меньше.

– И какие же у вас были планы?

– В этом году я собиралась ехать в Оксфорд – слушать курс по праву.

– И вот что случилось.

– Мой брат Янни утонул в прошлом году. Папа написал мне об этом, но сказал, что мне не имеет смысла возвращаться домой.

– Значит, вы остались в Вэссэре?

– А какие у меня могли быть причины поступить иначе? В письме папа уверял, что у него все идет отлично.

– Но когда вы наконец вернулись домой, то оказалось, что все совсем не так?

– В общем, да. – Анна прижала лоб к стеклу, всматриваясь в темноту. – Наверное, вы меня не поймете, но, видите ли, я не узнала своего отца. Он превратился в побитого жизнью старика, человека, который стремительно опускается на самое дно. Раньше он таким не был. – Анна вздохнула. – Ему даже пришлось занять деньги, чтобы я могла учиться дальше, заложить наш корабль. Наследство, очевидно, растаяло еще до того, как погиб Янни.

– И ваш отец решил, что сумеет свести концы с концами, если опять начнет нырять за перламутром?

– Человек в отчаянном положении выбирает только самые отчаянные способы решения своих проблем. – Анна почти в точности повторила слова Алеко. – Конечно, есть и другой выбор – выйти замуж за Микали.

– Вы шутите?

Анна пожала плечами.

– Мы, греки, – люди упрямые. Придерживаемся древних обычаев. У нас до сих пор сохранились браки по сговору. Но мой отец от этого отказался.

– Еще бы, черт побери, – отозвался Мэннинг, вдруг почувствовав, как в нем вспыхнул безотчетный гнев. – Можно найти способ получше.

– Естественно, и вы нам его предоставили.

Мэннинг ничего не ответил на это. Разговор прервался. Дождь постепенно закончился, горизонт начал светлеть. Вместе с рассветными лучами на море возник туман, поднялся холодный ветер, но никто не обращал на него внимания.

Анна задремала, прикорнув в кресле. С ее лица сошли усталость и напряжение. Гарри тихонько наблюдал за ней, и вдруг с удивлением понял, что она красива. Словно увидел ее впервые.

Она открыла глаза, посмотрела на него и улыбнулась:

– С добрым утром, Гарри.

Он тоже ответил ей улыбкой, почему-то ужасно обрадовавшись, что Анна назвала его по имени.

– Длинная была ночь.

– Пожалуй, пойду приготовлю завтрак. – Девушка взяла поднос, но задержалась у двери и нерешительно сказала: – Возможно, я больше не сумею поговорить с вами наедине. – Мэннинг ждал продолжения, на сердце у него лежал камень. – Что бы ни случилось в Сан-Хуане, вы все-таки дали нам надежду. И за это я всегда буду вам благодарна.

Анна вышла, а он сидел и смотрел на раскачивающуюся взад и вперед дверь, прислушиваясь к шагам, которые постепенно замерли где-то на палубе. Когда Мэннинг отворил окно и впустил в рубку холодный воздух, его руки дрожали.

Глава 10

Остров Слез

«Влюбленный эллин» обогнул мыс, на котором стоял бетонный блиндаж, и вошел в узкий канал. Сан-Хуан, казалось, дремал в жарком мареве. Вдали над морем поднимались скалы высотой футов в сто. На вершине одной из них угнездилась старинная испанская крепость.

Папаша Мелос высунулся в окошко рубки и кивнул в сторону крепости:

– Вот она, тюрьма для политических заключенных. Ходят слухи, что там происходят страшные дела.

– Охотно верю.

Задрав голову, Мэннинг осмотрел крепость. Ей было не меньше четырех веков, и, наверное, с тех времен, с эпохи инквизиции, и до эпохи Кастро удобств тут не прибавилось. Все возвращается на круги своя. У времени нет ни начала, ни конца.

Сан-Хуан выглядел как обычный маленький кубинский портовый городишко. Но в гавани стояло всего несколько лодок, и везде царила странная атмосфера запустения. Даже кубинский флаг, водруженный на ратушу, обвис как тряпка в раскаленном воздухе.

Папаша Мелос выключил двигатели и дал сигнал матросу Мэннингу, чтобы тот бросил якорь. Какое-то время «Влюбленный эллин» продолжал скользить вперед, потом, слегка дернувшись, остановился в пятидесяти или шестидесяти футах от причала, выложенного битым камнем. Причал находился на южной стороне гавани.

Старик вышел из рубки и встал рядом с Гарри у поручня.

– Нужно подождать, пока начальник гавани не произведет таможенный досмотр.

Анна поднялась из каюты, повязав голову на крестьянский манер голубым шелковым шарфом. Черные очки скрывали глаза. Девушка приблизилась к Мэннингу и слегка коснулась его рукой.

– Какое у вас впечатление, Гарри? – спросила она тревожно.

– По-моему, беспокоиться не о чем. – Он старался, чтобы голос его звучал убедительно. – Все будет хорошо.

Под рубашкой, за поясом, у него был заткнут автоматический пистолет 38-го калибра. И он быстро дотронулся до него, подбадривая самого себя.

Пока они рассматривали гавань, в проходе между двумя рыболовецкими суденышками, пришвартованными к молу, появилась шлюпка. Бородатый толстяк в пятнистой униформе цвета хаки понукал второго человека, сидевшего на веслах.

– Слава Богу, начальника гавани не сменили! – с облегчением воскликнул папаша Мелос. – Его зовут Рафаэль Луис. И радушия в нем не меньше, чем жира.

– Для нас это очень важно, – заметил Мэннинг.

Когда шлюпка ударилась о стапель, Рафаэль одарил всех улыбкой, задрав вверх голову. Его лицо так и блестело от пота. По-английски он говорил с ярко выраженным американским акцентом.

– Вот те на! Да это же папаша Мелос! Мне показалось, что вроде бы твой корабль, да я глазам своим не поверил. Сколько времени не виделись!

Папаша Мелос перегнулся через поручень, и они пожали друг другу руки.

– Луис, старый дружище, рад тебя видеть! – Папаша Мелос махнул рукой в сторону Анны. – Моя дочка. Я часто рассказывал тебе о ней.

Рафаэль просиял:

– Рад познакомиться, сеньорита. – Потом он снова повернулся к старику: – А как поживает Янни?

– Полгода назад он утонул в сильный шторм неподалеку от Андроса, – спокойно сказал папаша Мелос и кивнул на Мэннинга. – Вот пришлось нанять Алексиаса.

Рафаэль, искренне расстроенный, быстро перекрестился.

– Да упокоится душа его в мире.

– Поднимешься на борт?

Кубинец покачал головой.

– Подведи свой корабль прямо к причалу. Там я тебя встречу. По-моему, есть повод выпить.

– Отель все еще принадлежит Бэйо?

– Да, дела идут теперь не так, как прежде, но он пока выкручивается. Трудные времена.

– Нам всем тяжко приходится, – отозвался папаша Мелос. – Увидимся на набережной.

Рафаэль отдал короткий приказ гребцу, и тот немедленно заработал веслами. Папаша Мелос с улыбкой повернулся к Мэннингу.

– Думаю, все будет хорошо.

– Похоже, что так, – сказал тот. – А что за человек этот Бэйо, о котором вы упомянули? Ему можно доверять?

Старик кивнул:

– Здешние жители рьяные католики, чтобы служить коммунистам. Вот где Кастро допустил большую ошибку. На Кубе масса людей, похожих на Рафаэля и Бэйо. Обычных людей, которым приходится мириться с тем, что происходит. Ведь надо как-то жить, у них есть дети и жены. Но им далеко не все нравится. Когда-нибудь Кастро почувствует это на собственной шкуре.

Они вернулись в рубку и опять завели двигатели. Гарри поднял якорь, а потом пошел на нос и подготовил трос. Рафаэль уже стоял на причале и, пока они швартовались, затеял разговор с парой бродяг, которые тут же подошли поближе к «Влюбленному эллину». Мэннинг бросил им трос, и кубинцы обвязали его вокруг столбика. Папаша Мелос выключил двигатель.

Причал возвышался над поручнем всего фута на два, и Гарри легко вскарабкался на него и втащил за собой Анну. Рафаэль, приподняв фуражку, поцеловал ей руку.

– Весьма польщен. Мы с вашим отцом знакомы уже много лет. – Скосив глаза на тунцов, он грустно вздохнул. – Давненько не привозили сюда таких красавцев. С покупателями проблем не будет.

– На это я и рассчитывал, – сказал папаша Мелос, и они двинулись по причалу к набережной.

– А почему тебя так долго не было? – спросил Рафаэль. – И вообще уже с полгода ни одно судно из Хармон-Спрингса не заходит к нам.

– Честно говоря, мы не очень уверены в хорошем приеме, – объяснил рыбак. – Будем смотреть правде в глаза: после кризиса все усложнилось.

– Но мы знаем, кто наши друзья, – возразил Рафаэль. – Есть разница между греками из Хармон-Спрингса и шпионами-янки из Майами. Большая разница. Ты уж поверь, у нас хватает здравого смысла, чтобы не ошибиться.

– Что ж, приятно слышать такие слова. Может, вслед за нами сюда потянутся и другие рыбаки.

– Вот было бы здорово.

Здание с вывеской «Отель» казалось таким же ветхим и заброшенным, как и постройки на набережной. Снаружи стояло несколько деревянных столиков, но посетителей не было. Мэннинг предположил, что к вечеру здесь становится более оживленно. Внутри оказалось прохладно, довольно темно и относительно чисто. На полу лежали циновки, стены покрывал толстый слой штукатурки. В зале стояли столики, в углу находился бар с мраморной доской. За ним на деревянных полках рядком выстроились бутылки.

Маленький жилистый мужчина читал газету, облокотившись о стойку. Правую сторону его лица обезображивал шрам, потерянный глаз прикрывала черная повязка.

– Эй, Бэйо, посмотри-ка, кто к нам приехал! – крикнул Рафаэль.

Бэйо удивленно поднял голову. При виде папаши Мелоса он радостно улыбнулся, выронил свою газету и вышел из-за стойки.

– Папаша Мелос, – произнес он по-английски и начал трясти руку старика. – Ты здесь желанный гость.

Папаша Мелос положил руку на плечо маленького кубинца и нахмурился:

– Твое лицо, Бэйо! Что случилось?

Тот пожал плечами, и улыбка его немного поугасла.

– Ерунда, дружище. Несчастный случай. Три месяца назад. Ты привез нам рыбу?

– Трех тунцов.

– Ему нужен предлог, чтобы повидать нас, – вставил Рафаэль.

Все улыбнулись, и папаша Мелос представил Бэйо Анну и Мэннинга.

– Моя дочь, а это – Алексиас Ставро. Он служит у меня матросом.

– А Янни? Как дела у Янни?

– Утонул полгода назад, – невозмутимо ответил папаша Мелос.

Лицо маленького кубинца передернулось от боли, и он непроизвольно протянул руку, чтобы тронуть старика за рукав. – Янни... какой хороший мальчик!

– Лучше не бывает, – отозвался старик. – Но такова воля Божья.

Все в замешательстве смолкли. Неловкую паузу прервал Рафаэль, который бросил свою шляпу на стол и пододвинул стул для Анны.

– Нечего болтать, пора выпить. С тебя, Бэйо, причитается бутылочка винца.

Бэйо оживленно кивнул.

– У меня в леднике остужается шабли 57-го года для полковника Рохаса. Но он придет только к вечеру.

Хозяин скрылся в задней комнате.

– Кто этот полковник Рохас? – спросил Мэннинг Рафаэля.

Тот замялся.

– Он начальник крепости. Из нее сделали тюрьму для политзаключенных. После заварушки в Заливе Свиней народу там полным-полно.

– Кто он? Полицейский или военный?

Кубинец инстинктивно оглянулся, а потом подался вперед, поближе к гостю.

– Говорят, он из тайной полиции, сеньор. Сейчас на Кубе все в их руках.

– А что произошло с Бэйо? – спросил папаша Мелос, набивая свою трубку. – С лицом у него полный бардак.

– Месяца три назад с большой земли привезли новую группу заключенных. Их охраняют крутые ребята. Настоящие barbudos – типа тех, что партизанили в горах с президентом. Ну, они напились и стали крушить все вокруг. И когда Бэйо попробовал остановить их, один из этих молодцов полоснул его по лицу. Бедняга потерял глаз.

– Милые люди, ничего не скажешь, – заметил Мэннинг.

Рафаэль пожал плечами.

– В наши дни, сеньор, не стоит, находясь на Кубе, высказывать свое мнение о чем-либо. Запомните мои слова.

– Очевидно, вы правы. – Мэннинг предложил ему сигарету. – Этот отель – единственный в городе?

– Был еще один, да закрылся в прошлом месяце. Рыбаки сюда больше не приходят.

– У Бэйо кто-нибудь живет?

– По-моему, за последние полгода у него не появилось ни одного постояльца, – улыбнулся Рафаэль. – В вашем распоряжении будет столько комнат, сколько захотите.

Вернулся Бэйо. Перекинув через руку чистую белую скатерть, он нес поднос, на котором стояла бутылка вина и пять бокалов.

Маленький кубинец поставил поднос и поднял бутылку, демонстрируя ее гостям:

– Божественный нектар. Посмотрите, как запотела бутылка.

– Великолепно, мой дорогой Бэйо. Великолепно. Вы, наверное, чувствовали, что я вот-вот приду.

Мужчина, произнесший эту фразу на прекрасном английском языке, был так толст, что заполнил собой весь дверной проем. Его лицо прикрывала широкополая шляпа. Белый полотняный пиджак – довольно грязный – свободными складками ниспадал с огромных плеч, лишь отчасти скрывая гротескность фигуры.

В одной руке гость держал ротанговую трость. Как только он вошел в зал, лицо Бэйо исказилось от ужаса, и бутылка выскользнула из его онемевших пальцев. Мэннинг ловко подхватил ее и поставил на стол.

– Приношу свои благодарности, сеньор, – сказал толстяк. – Жаль было бы потерять такое отличное вино. Но здесь только пять бокалов, приятель.

Бэйо метнулся к бару, а побелевший как мел Рафаэль торопливо вскочил на ноги:

– Присаживайтесь, полковник.

– Спасибо, дружок.

Полковник со стоном плюхнулся на стул.

– Есть такая английская поговорка: «Только бешеные собаки да сами англичане жарятся на полуденном солнце». По-моему, совершенно справедливое замечание. Согласны?

– Но есть прекрасное лекарство. – Мэннинг налил вино и подтолкнул бокал к полковнику.

– Спасибо, сеньор. Было бы невежливо с моей стороны пить одному. Рафаэль, представьте мне своих друзей.

– Разумеется, полковник Рохас.

Итак, перед ними сидел Рохас собственной персоной. Рафаэль бормотал традиционные фразы, а Мэннинг с каменным лицом разливал вино. Потом вернулся Бэйо.

На пиджаке полковника расплывались огромные пятна пота, его струйки стекали по складкам жирного лица. Толстяк вытащил красный шелковый платок, обтерся и снял шляпу. Голова его оказалась совершенно лысая, а редкие оставшиеся по бокам волоски – тщательно сбриты. Больше всего привлекали внимание его глаза – холодные, твердые и абсолютно безжалостные, они постоянно бегали. Все вместе это производило неприятное впечатление.

– Бедняга Бэйо. Напугал я тебя, а? Заставил подпрыгнуть на месте? – На лице хозяина гостиницы дернулся мускул, а Рохас грубо захохотал, и его тело задрожало как желе. – После того летнего инцидентика наш Бэйо уж не тот.

Анна подалась вперед, ее глаза сверкнули. Но Мэннинг тронул девушку за руку и потянулся к бутылке.

– Еще вина, полковник?

Рохас поднес бокал к губам и испустил удовлетворенный вздох.

– Великолепно! Какой изумительный букет! – Поставив бокал, он вытащил из нагрудного кармана длинную гавайскую сигару. – Я слышал, что вы привезли сюда на продажу тунцов, капитан.

– Для этого мы и предприняли такое путешествие, – кивнул папаша Мелос. – К вам часто захаживали корабли из Хармон-Спрингса, но это было до кризиса. Вот я и решил проверить: может, нам, как и прежде, окажут здесь радушный прием?

Рохас посмотрел на старика с, казалось бы, совершенно искренним изумлением.

– Но, дружище, с вами-то мы не ссорились. Это касается только американцев и тех, кто им помогает.

Последовала неловкая пауза.

– Приятно слышать, – спокойно сказал Мэннинг.

Рохас поднес зажженную спичку к своей сигаре и выпустил облачко голубого дыма:

– Итак, вы посетили нас только ради того, чтобы продать тунцов?

Старик облизал пересохшие губы:

– Ну, конечно. – И на его лице появилась натянутая улыбка.

– Странно, – невозмутимо продолжал Рохас. – А я-то думал, что мистер Мэннинг захочет здесь пофотографировать немного.

Старик поперхнулся. Рука Гарри невольно потянулась к рукоятке автоматического пистолета.

Рохас покачал головой.

– По-моему, вы совершили не слишком умный поступок.

Что-то твердое и холодное ткнулось Мэннингу в голову. Когда он оглянулся, прямо ему в лицо смотрело дуло автомата. Держал его явно знаток своего дела – черный бородатый детина в аккуратной, с иголочки, форме цвета хаки и черном берете.

Капитан положил руки на стол, а солдат ловко залез ему под рубашку и достал пистолет. Рохас подлил вина и лениво пригубил.

– Вино просто чудесное. После войны это был лучший урожай винограда. Бэйо каждый день ставит для меня бутылочку на ледник.

– Судя по вашему виду, никогда не сказал бы, что вы можете почувствовать разницу, – съязвил Гарри.

На мгновение что-то вспыхнуло в глазах полковника, его жирное тело словно застыло, а потом он начал смеяться, откинув голову. И его плоть заколыхалась, будто танцуя. Когда Рохас успокоился наконец, в глазах у него стояли слезы.

– Дорогой мой сеньор Мэннинг, – промурлыкал он, вытирая глаза шелковым носовым платком, – думаю, что ваше общество доставит мне большое удовольствие.

Глава 11

Человек в подземелье

Когда джип выбрался из лощины, Мэннинг смог рассмотреть крепость как следует. Она живописно раскинулась на краю маленького плато, которое выступало на фоне горного склона, словно полка. Позади теснились скалы стофутовой высоты, а под ними плескалось море.

Мэннинг сидел на заднем сиденье, рядом с вооруженным солдатом, а Рохас занял место впереди – с водителем. В стенах древней крепости зияли бойницы для пушек. Перед распахнутыми воротами машина замедлила ход и остановилась у сторожевого поста. Часовой стал поднимать длинный деревянный шлагбаум. Рохас с улыбкой обернулся к пленному.

– Впечатляющее зрелище, не правда ли, мистер Мэннинг?

Тот поднял взгляд на высокую арку ворот и мрачные башни позади них.

– Не хватает только, чтобы над воротами на копьях торчала пара голов.

– Это древний английский обычай, насколько мне известно. Он применялся, чтобы взбодрить людей. И чью же именно голову вы хотели бы там увидеть?

– Для начала – Курта Винера.

Рохас издал резкий смешок.

– Вот что мне в вас нравится: все выкладываете напрямик. Никаких хождений вокруг да около.

– Догадаться нетрудно, – сказал Мэннинг, когда машина тронулась. – Больше некому было послать вам информацию.

– Дедуктивный метод, логика. Одно удовольствие иметь дело с умным человеком.

Описав полукруг, джип резко притормозил возле сводчатой двери. Они вышли из машины, и Рохас наказал водителю:

– Когда лейтенант Мотилина привезет старика и девчонку, передай ему, чтоб отвел их прямо в мой кабинет. Я приду попозже.

Рохас поднялся по ступенькам, ведущим к двери, и Мэннинг, которого сзади сопровождали двое охранников, последовал за ним.

Широкая каменная лестница, уходившая наверх, тонула в полумраке. Слева виднелась дверь – очевидно, за ней находилась комната охранников. Рохас отворил ее и шагнул через порог.

Двое солдат сидели за столом и играли в карты, а молодой сержант читал журнал, лежа на узкой койке. Один из игроков грязно выругался и отшвырнул свои карты. Второй расхохотался и потянулся к стопке денег, лежавшей в центре стола.

Увидев Рохаса, солдаты вскочили, опрокидывая стулья, сержант вышел вперед, торопливо застегивая гимнастерку.

Щелкнув каблуками, он отдал честь:

– Какие будут приказания, полковник?

– Возьми ключи и проведи нас вниз. Я хочу взглянуть на заключенного, которого мы поместили в подземелье.

Юный сержант вытащил из шкафчика связку ключей и вышел из комнаты, указывая путь. Щелкнул выключатель, и Мэннинг увидел зарешеченные железные ворота, которые раньше скрывались в полумраке.

Широкая каменная лестница с низенькими ступеньками уходила вниз, в темноту, и сержант включил еще одну лампочку. Снизу тянуло холодом. С потолка капала вода, сочилась по стенам на каменные плиты. Идти по мокрым скользким ступеням было довольно опасно.

Но Рохас двигался с поразительной уверенностью. Когда они добрались до конца лестницы, полковник задержался, закуривая очередную сигару.

– Это самая старая часть крепости. 1523 год. Нравится?

– А может, мы от светских разговоров перейдем к делу? – поинтересовался Мэннинг.

– Именно это я и собирался сделать. – Рохас двинулся дальше вслед за сержантом. – Скажите, какой предлог вы придумали для папаши Мелоса, объясняя цель вашей поездки в Сан-Хуан? Фотографии, не так ли?

– Вы чертовски хорошо осведомлены.

Рохас хихикнул, и эхо разнесло этот жуткий звук по каменному подземелью.

– Ну, конечно, осведомлен. Глупо спрашивать.

Сержант остановился возле окованной железом двери и быстро отпер ее. Вытащив из кармана фонарик, он передал его Рохасу, а сам отошел в сторону.

– После вас, друг мой, – расшаркался полковник.

Мэннинг осторожно ступил в темноту. Здесь царил пронизывающий холод, под ногами хлюпала вода. Когда Рохас включил фонарик, огромная крыса метнулась в угол и исчезла в дыре.

С другого конца камеры донесся слабый стон. Луч света скользнул по стене и замер, выхватив из тьмы человека, лежащего на узкой койке. От его грязной одежды остались одни клочья, он валялся в собственных нечистотах и был так слаб, что едва сумел шевельнуть головой.

– Вот человек, которого вы искали, мистер Мэннинг, – представил Рохас. – Хуан Гарсия.

Взглянув на Гарсию, Мэннинг почувствовал приступ тошноты. На лице узника жили только глаза, иссохшую и бледную, как у трупа, кожу покрывали пятна свернувшейся крови. На запекшиеся губы Гарсии страшно было смотреть.

– Хуан, ты слышишь меня? – спросил Рохас по-испански. – Сеньор Мэннинг хочет задать тебе несколько вопросов.

Рот узника открылся, словно зияющая кроваво-красная гнойная рана, из нее вырвался болезненный животный стон. Рохас со вздохом повернулся к Мэннингу.

– Мне жаль, сеньор, но, по-моему, он лишился языка.

С этими словами полковник начал хохотать, сотрясаясь всем телом. Его смех отдавался эхом в узких темных коридорах. Даже охранники пришли в ужас и с беспокойством перебирали в руках свои автоматы. Мэннинг, шатаясь, вышел из камеры. Рохас кивнул сержанту, тот запер дверь, и они начали подниматься вверх по лестнице.

Когда они вернулись в комнату для охраны, лейтенант Мотилина пил кофе и курил сигарету, стоя у окна. Рохас упал в кресло у стола напротив двери и снял шляпу.

– Как приятно пахнет кофе.

Мотилина щелкнул пальцами, и один из солдат поспешно поднес чашку полковнику.

– Старик и девчонка наверху?

– Сидят в вашей приемной.

– Я займусь ими в скором времени, – предупредил Рохас. – Но сначала хотелось бы перекинуться парой словечек с сеньором Мэннингом.

– Какие еще будут приказания?

– Этот человек в подземелье, Хуан Гарсия. Он отслужил свою службу. Выведите его оттуда и пристрелите. И оставьте здесь со мной двух человек.

На лице Мотилины не отразилось никаких эмоций. Он ловко щелкнул каблуками, отсалютовал и отдал необходимые распоряжения. Когда дверь закрылась, Рохас указал на стоявший перед ним стул, и Гарри сел на него. Полковник вытащил одну из своих длинных черных сигар и тщательно раскурил ее.

– Прежде чем перейти к другим вопросам, давайте разберемся вот с чем: старик и девушка не имеют ни малейшего представления о том, зачем я сюда приехал. Мне пришлось наплести им кучу всякой ерунды, что я, мол, фотокорреспондент и делаю статью для американского журнала. Они поверили.

– И тем не менее греки виновны в серьезном антигосударственном преступлении. – Рохас бросил зажженную спичку в чашку лейтенанта, и она погасла с легким шипением. – Впрочем, дело не в них. А в вас. Я хотел бы получить ответы на некоторые вопросы.

– Зря тратите время.

– Не думаю. Меня очень хорошо проинформировали относительно вас и ваших приятелей. Но кое в чем вы можете мне помочь. Этот цэрэушник, Моррисон, который готовил вас к выполнению вашей миссии. Он наверняка дал адреса агентов. Людей, живущих на острове, к которым в случае нужды можно обратиться.

– Спросите Курта Винера, – бросил Мэннинг. – Пусть он попробует помочь. А я не могу.

– По техническим причинам, суть которых совершенно очевидна, его сообщение оказалось весьма коротким. Я полагаюсь на вас: заполните эти пробелы.

Гарри пожал плечами.

– Я уже говорил: вы зря тратите время.

На Мэннинга смотрели черные немигающие глаза полковника – холодные, твердые, угрожающие. Рохас поднял руку и щелкнул пальцами.

Два солдата, стоявшие у двери, тут же бросились к капитану и заломили ему руки назад, за спинку стула.

– Наверное, пришло время вам понять, что мои намерения очень серьезны, – предупредил Рохас.

Глубоко затянувшись, он наклонился и дотронулся горящим концом сигары до правой щеки Мэннинга. Извиваясь как мог, Гарри пытался увернуться, но солдаты всем весом налегли на стул, придавливая его к столу.

Он начал глубоко дышать, пытаясь справиться с болью. Рохас больше не улыбался, он не отрываясь смотрел на Мэннинга застывшим взглядом, лицо его стало влажным от пота, и мясистые губы слегка подрагивали.

Когда страдание стало невыносимым, Мэннинг закричал и изо всех сил оттолкнулся от стола. Один из солдат упал на колени, ослабив хватку, стул перевернулся. Пленник вскочил на ноги, нанес зверский удар охраннику, который валялся на полу, и метнулся к двери. Но стоило ему дотронуться до ручки, как второй солдат, побежавший следом, ударил его прикладом автомата в поясницу.

Гарри скорчился на полу у стены и, задыхаясь, боролся с волнами боли, которые перекатывались через его тело. Сквозь шум в ушах до него едва доносился смех Рохаса.

– Упрямый народ эти англичане, – промурлыкал полковник по-испански. – Но вы у нас пройдете хорошую школу. Уведите его наверх.

Падая, Гарри ударился головой о стену, и кровь стала заливать ему глаз. Он попытался смахнуть ее рукой, тут же один из солдат рывком поднял его на ноги, и они двинулись к двери вслед за Рохасом.

Поднявшись по каменным ступеням, свернули в вымощенный плитами коридор. В дальнем его конце перед дверью находилась решетка, которую Рохас быстро отпер.

Анна и ее отец сидели возле стены на деревянной скамье. Миновав их, полковник прошествовал в кабинет и затворил за собой дверь. Солдат пихнул Мэннинга вперед, и они оказались возле той самой двери.

Все еще плохо соображая, капитан привалился к стене, покрытой белой штукатуркой. Он едва держался на ногах.

– С вами все в порядке, Гарри? – испуганно спросила Анна.

– Более или менее. Эти ребята ведут себя довольно грубо.

Кровь, стекавшая из пореза на лбу, оставила ярко-красные пятна на белой стене. Мэннинг доковылял до скамьи, рухнул на нее и вымученно улыбнулся.

У папаши Мелоса был разгневанный вид.

– Не стоит им забывать, что мы – граждане Великобритании, вот так. Они не имеют права держать нас здесь. Мы ничего плохого не сделали.

– Все права ничего не стоят с тех пор, как отсюда ушли наши последние канонерки, – усмехнулся Мэннинг. – Здешней банде плевать на британское правительство.

– Ну это мы еще посмотрим.

Анна, сложив носовой платочек, стерла кровь со лба Гарри. Он улыбнулся ей.

– Испугались?

– Меньше, чем следовало ожидать.

Он взял ее за руку и смущенно произнес:

– Простите, Анна. Я впутал вас в дерьмовую историю и в данный момент не вижу никакого выхода.

– Это не твоя вина, сынок, – вмешался папаша Мелос. – Мы знали, на что шли.

Не успел Мэннинг ответить, как открылась дверь кабинета полковника и из нее вышел маленький, довольно жалкого вида клерк в помятом габардиновом костюме.

– Проходите, все сразу, – мотнул он головой.

Пленники встали и в сопровождении охранников, мимо маленького клерка, двинулись в кабинет. Все его убранство состояло из конторского письменного стола да ковра во весь пол; стены были обшиты деревянными панелями. Рохас, стоявший у окна, повернулся к вошедшим и с серьезным выражением лица уселся за стол. Посмотрев какие-то бумаги, он остановил взгляд на Мэннинге.

– Некоторое время назад я задал вам вопрос. Но тогда, судя по всему, вы не выразили намерения сотрудничать.

– Я и сейчас не намерен, – равнодушно отозвался Мэннинг.

Рохас взял ручку, записал что-то в лежавшем перед ним блокноте и снова отложил в сторону.

– Я тщательнейшим образом изучил вашу жалобу, – обратился он к папаше Мелосу, – и готов поверить, что вы всего лишь орудие в руках этого человека. Учитывая данное обстоятельство, я решил проявить милосердие. Вы и ваша дочь свободны, а корабль мы конфискуем.

Тело старика содрогнулось, его голова слегка качнулась, словно он не понял слов Рохаса. Анна рванулась к полковнику.

– Но это чудовищно! Мы ничего плохого не сделали! Ничего!

Рохас удивленно поднял брови.

– Ничего? Вы привезли в страну американского шпиона! Агента враждебного нам народа!

Анна дернулась, словно ее ударили, и медленно повернула голову к Мэннингу.

– Гарри?

Что он мог ей сказать? Рохас разразился грубым хохотом.

– Дорогая моя, значит, вы-таки поверили в его басни. Какая жалость.

Анна бросилась вперед, схватила Мэннинга за воротничок рубашки и в отчаянии закричала:

– Это неправда, Гарри! Не может такого быть! Корабль – это все, что у нас есть. Ничего у нас больше на свете не осталось. Скажи им, что это неправда!

– Прости, Анна, – выдавил Мэннинг.

Она изо всей силы ударила его по лицу, потом еще раз – другой рукой. Мэннинг не защищался. Рохас отдал приказ своим лающим голосом, и двое солдат быстро оттащили Анну. Один из них вытолкнул за дверь ее, а другой – папашу Мелоса. Старик двигался как автомат, волоча ноги по полу, что вызвало у Рохаса новый приступ смеха.

– Удивительно, как легко человек ломается.

– Ради Бога, отдайте им их корабль и отпустите на все четыре стороны, – взмолился Мэннинг.

– Чтобы успокоить вашу совесть? – Рохас покачал головой. – За свои ошибки нужно платить.

– Но что они теперь будут делать? Как вернутся домой?

– Это их проблема, – мило улыбнулся Рохас. – Девица довольно привлекательна. Она что-нибудь да придумает, – на его письменном столе зазвонил телефон. Полковник снял трубку и кивнул двум солдатам, которые уже вернулись в кабинет: – Уведите его. Я займусь им позже.

Маленький клерк, примостившись у стола в углу приемной полковника, усердно работал: его ручка монотонно скрипела, царапая бумагу. Мэннинг уселся на скамью возле стены и стал ждать. Поясница болела нещадно, и он поморщился, осторожно коснувшись ее кончиками пальцев. Анна и ее отец не шли у негр из головы. Что с ними будет? Сам он не мог помочь – не только им, но и себе. По обеим сторонам двери, словно каменные изваяния, стояли охранники, клерк продолжал что-то строчить. Постепенно тени стали длиннее: солнце уже клонилось к закату. Один солдат включил свет.

Прошло еще немного времени, и дверь кабинета открылась. Появился полковник, держа в руках шляпу и трость. При виде Гарри он расплылся в улыбке.

– У меня есть отличная идея. Отведите сеньора Мэннинга в Особую секцию и скажите Сиенеге, чтобы посадил его в «дыру». Завтра я займусь им лично.

– Но в «дыре» уже сидит заключенный, товарищ полковник, – возразил маленький клерк.

– Кто? – нахмурился Рохас.

Клерк исподтишка глянул на англичанина и что-то шепнул на ухо своему начальнику. Рохас зашелся смехом и, нахлобучив на голову шляпу, сдвинул ее на самые брови.

– Все равно, посадите их вместе. Ситуация смешная, но может принести пользу. – Рохас открыл дверь и обернулся к пленнику: – До завтра, Мэннинг. Подумайте над моими словами.

Охранники подняли Гарри с места и повели в дальний конец коридора. Там в стене была выдолблена лестница, на верху которой находилась железная зарешеченная дверь. Охранник, стоявший по другую сторону решетки, оглядел «гостей» и отпер дверь. За ней шел еще один широкий коридор с несколькими дверями. Очевидно, там располагались камеры. Коридор заканчивался еще одной железной решеткой. Охранники, находившиеся за решеткой, внимательно оглядели Мэннинга и его сопровождающих и только тогда открыли решетчатую дверь.

Темный коридор привел их в длинную галерею. Между столбами от пола до потолка была натянута проволочная сетка, а в самом низу виднелся главный зал на первом этаже крепости.

Сводчатый потолок поддерживали потемневшие от времени огромные дубовые столбы, расположенные на узком каменном выступе.

Вдоль противоположной стены тоже тянулась галерея, но уже без проволочной сетки.

В конце галереи охранники остановились возле очередной железной решетки. Отпиравший ее солдат вопросительно взглянул на Мэннинга, потом отворил дверь слева по коридору и крикнул:

– Сиенега! Тебе еще одного привели!

Мужчина, появившийся на пороге комнаты, оказался коротышкой квадратного телосложения с широченными плечами и такими длинными руками, что они доходили почти до колен. Мэннинг за всю свою жизнь не видел более свирепого лица, чем у этого охранника. Длинные сальные волосы свисали до плеч. Когда-то в далеком прошлом ему так сильно разбили нос, что он стал почти плоским. В крошечных черных глазках сверкала злоба. Сиенега принес с собой связку ключей. Шагнув к Мэннингу, он спрятал их в карман.

– Ну, кто у нас тут?

– Англичанин, – ответил один из сопровождающих. – Полковник Рохас приказал посадить его в «дыру» с другим заключенным. Полковник сам займется им завтра.

– Англичанин, э? – Сиенега с шумом всосал в себя воздух и плюнул Мэннингу в лицо. – Свинья.

Когда Гарри почувствовал на своей щеке холодную слюну, что-то в нем сломалось. Весь его долго сдерживаемый гнев прорвался в одном изумительном, яростном ударе. Его кулак со всего маху врезался в челюсть кубинца.

Не прошло и доли секунду, как охранники приступили к делу. Один двинул его прикладом в спину, другой – заехал в голову. Капитан почувствовал разрывавшую его на части боль, а потом на него накатила тьма.

Глава 12

Визит к товарищу Орлову

Сознание возвращалось к Мэннингу постепенно. Сначала ему казалось, что из глухой темной бездны он выплывает в туманное царство теней. Потом возникло ощущение реальности окружавшего его густого полумрака, который рассекала узенькая полоска серого света, пробившегося сквозь щель в каменной стене. Наконец Гарри разглядел смутные очертания камеры и сразу почувствовал, как страшно замерз. Теперь он обнаружил себя лежащим на железной койке без матраса, пружины которой больно врезались в спину, и рывком спустил ноги с кровати. В ответ тело пронзила боль. Осторожно дотронувшись до головы, он нащупал запекшуюся кровь на виске.

– Кто здесь? – хрипло спросил Мэннинг.

– А, англичанин? – отозвался голос. Человек говорил по-английски с легким акцентом, который Гарри не сумел распознать. – Как интересно.

– В самом деле? А вы кто такой, черт возьми?

Незнакомец подошел к кровати и уселся рядом.

– Сергей Орлов, 31-й инженерный полк.

– Русский? – изумился Гарри.

– Грузин, – поправил Орлов. – Есть некоторая разница, знаете ли.

– Наслышан. Меня зовут Гарри Мэннинг. У нас разные политические взгляды, но, похоже, сейчас мы оба оказались в дерьме. Где вообще мы находимся?

– Эту камеру называют «дырой», – пояснил Орлов. – Весьма неприятное место. Она расположена в самой толще крепостных стен. Если тебе кажется, что сейчас холодно – подожди до рассвета. Ни еды, ни света, ни матрасов.

– Что-то вроде предварительной обработки?

– Похоже на то, – кивнул русский. – Жаль, что ты не можешь увидеть, какая изысканная здесь обстановка. Придется повременить до восхода солнца, чтобы насладиться зрелищем.

Мэннинг машинально порылся в нагрудном кармане и отыскал зажигалку.

– Удивительно, как ее не отобрали, – заметил он, щелкнув ею.

Вспыхнувший огонек выхватил из окружающей тьмы лицо русского – удлиненное, с высокими скулами и черными глазами, в которых порой поблескивали янтарные искорки. Пламя подрагивало, и казалось, что глаза непрерывно меняют цвет. Подвижный рот обрамляла темная бородка. От этого человека исходила огромная жизненная энергия.

– Они небось так увлеклись избиением, что позабыли тебя обыскать. Может, и сигареты остались?

Сунув руку в другой карман, Гарри вытащил кожаный портсигар с полудюжиной сигарет. Взяв одну себе, другую протянул новому знакомому. Потом вышел на середину камеры, снова щелкнул зажигалкой и поднял ее над головой.

Осветилось помещение примерно в пятнадцать квадратных метров, с шершавыми каменными стенами и полом, выложенным плитами. Длинная узкая щель в стене, служившая окном, в ширину достигала не более девяти дюймов. Кроме двух железных коек, никакой другой мебели. Деревянная дверь обита стальными листами. Через маленькое зарешеченное окошко в ней Мэннинг выглянул в темный коридор.

– Здесь довольно тихо.

– Тихо. До тех пор, пока у кого-нибудь не сдадут нервы. Тогда поднимается крик.

– И наш друг Сиенега, наверное, заходит в камеру и избивает бедолагу до полусмерти.

Орлов отрицательно покачал головой.

– Он никогда не входит в камеры без вооруженного охранника. А по ночам Сиенега дежурит здесь один.

– Значит, бедняга может вопить сколько душе угодно и все попусту?

– Не скажите, Сиенега получает удовольствие. Он частенько подглядывает за стенающими через глазок.

Отойдя от двери, Гарри снова поднял зажигалку высоко над головой. Тут-то и заметил, что футах в десяти над полом камеру пересекали укрепленные в стенах толстые дубовые бревна со стальными крюками, вбитыми через равные промежутки.

– А это что за аттракцион?

– Догадайтесь, – усмехнулся Орлов. – Должен сказать, что предпочел бы находиться где-нибудь подальше, когда полковник Рохас будет демонстрировать свое приспособление.

Мэннинг сунул зажигалку в карман и уселся на койку.

– А что вы, черт побери, здесь делаете?

– Месяца три назад я ехал на совещанию в провинцию Камагуэй. Дорога шла вдоль берега, машину занесло на скалы, и она свалилась в море. Мне удалось спастись. Я пытался вплавь добраться до берега, но течение там сильное, и меня отнесло в море.

– А потом?

– Меня подобрали рыбаки и доставили сюда. Полковник Рохас связался с Гаваной и доложил, что я остался жив. Они велели ему молчать и заняться мной как следует.

– Не понял.

– Я ведь инженер по ракетным установкам. Ученый в военной форме. Потому-то меня и послали на Кубу.

– Ясно, – покачал головой Мэннинг. – Раз нельзя размещать здесь ваши установки, так пусть хоть будет специалист, который поможет сделать эти чертовы штуковины.

– Именно, – согласился Орлов. – Но, боюсь, мы с полковником Рохасом по-разному относимся к этой проблеме.

– Мне почему-то кажется, что Москве история не понравится, – заметил Мэннинг.

– Мягко сказано, – вздохнул Орлов, – Никак не могу понять, зачем мы вообще связались с этими жалкими придурками. Очередная глупость нашего Никиты.

– Согласен.

– А ты? – поинтересовался Орлов. – Ты-то почему здесь? Гарри решил, что в таких обстоятельствах наводить тень на плетень не имеет смысла, и он все рассказал Сергею. Выслушав его, Орлов печально заметил:

– Полковник Рохас явно решил заняться нами всерьез. А его методы, насколько я представляю, не сулят радужных перспектив.

Мэннинг встал и опять подошел к окошку. В темноте он сумел разглядеть только железную решетчатую дверь, ведущую в галерею, да полоску света под дверью комнаты Сиенеги.

– Зачем натянули проволочную сетку?

– Пару месяцев назад один заключенный прыгнул вниз, когда его вели на допрос. Рохас разозлился, велел высечь охранников.

– Я видел, что на другой стороне есть еще одна галерея. Там сетки нет.

– В той стороне квартируются офицеры. Сначала меня держали там и прекрасно со мной обращались. Пока я не начал артачиться.

– А здесь, стало быть, твой разум должен просветлеть?

– Да, замысел таков. Но, боюсь, Рохас сделал неправильный выбор. Мои родители погибли в войну, а я в пятнадцать лет сражался в партизанском отряде. Полковник об меня зубы сломает.

– Ты когда-нибудь думал, как выбраться отсюда?

– Частенько, – тихо засмеялся Орлов. – Но пришел к выводу, что это невозможно. Даже если удастся выбраться из камеры, предстоит еще одолеть по крайней мере четыре решетки. Все они заперты и охраняются.

– А если оставить решетки в покое?

– Не понимаю.

Мэннинг уселся на койку.

– Крышу поддерживают громадные деревянные опоры, они стоят на каменном выступе по углам главного зала. А выступ идет вкруговую, по всем стенам.

– И что же?

– Человек ловкий мог бы добраться по выступу до той части галереи, где живут офицеры.

– Отчаявшийся человек, ты хочешь сказать. Ширина выступа – не более десяти дюймов, а до каменных плит внизу – футов восемьдесят.

– Может, попробуем?

– Я бы попробовал, да ты забыл одну маленькую деталь:

сначала нужно выбраться из камеры и дойти до галереи. Как ты рассчитываешь это сделать?

– Мы заманим сюда Сиенегу и освободим его от груза связки ключей.

– Но я ведь уже говорил, – терпеливо повторил Орлов. – Сиенега никогда не входит в камеру без вооруженного охранника, а по ночам он остается здесь один. Даже если мы устроим шум или начнем драться, чтобы привлечь его внимание, он просто встанет у двери и будет наслаждаться зрелищем через окошко.

– Ну а если один заключенный совершит самоубийство? Один из особо важных заключенных? Как он поступит?

– Рохас придет в ярость.

– Вот именно. – Гарри поднялся и осветил зажигалкой потолок. – Так войдет сюда Сиенега, если, заглянув в окошко, увидит, что один из нас висит на крюке?

– Уверен, войдет, – машинально произнес русский и тут же вскочил, вдруг осознав смысл затеи. – Боже правый, ты здорово придумал, Мэннинг. Он войдет, пока будет хоть малейший шанс снять человека с петли вовремя. Страх перед Рохасом выбьет из его тупой башки осторожность.

– Вот. На это и рассчитываю. Меня одно беспокоит. Когда мы нападем на Сиенегу, поднимется шум. Он определенно начнет драться и звать на помощь.

– Никто не обратит внимания. Я же говорил: здесь вопли раздаются каждую ночь.

– Значит, все о'кей! – хлопнул в ладоши Мэннинг. – Теперь нужно только придумать, как изобразить самоубийство.

– Это несложно. Я меньше тебя, а потому займу почетное место. Ты пойдешь к двери и будешь истерически орать. Дай мне свой ремень.

Гарри снял ремень и поднял зажигалку, чтобы русский мог работать при свете. Тот обвязал себя собственным ремнем под мышками, потом пропустил через него другой ремень, сделал петлю и сдвинул ее за спину.

– Господи, надеюсь, я не слишком тяжелый, – весело улыбнулся Орлов.

Мэннинг усмехнулся в ответ. Хотя они только что познакомились, Гарри сразу понял, что представляет собой Орлов. Человека храброго, активного, сильного и умного, с острым чувством юмора обычно легко разглядеть. И невозможно не полюбить.

– А теперь вашу спинку, пожалуйста, – приготовился Орлов к главному моменту инсценировки.

Мэннинг пригнулся. Сергей быстро вскарабкался к нему на спину, а потом очень осторожно встал на плечи, стараясь сохранить равновесие. Зажигалка даже не дрогнула в вытянутой руке капитана. Вдруг тяжесть, давившая на плечи, исчезла. Он выпрямился.

Орлов висел, ухватившись рукой за бревно. В другой руке он держал ременную петлю. Изловчившись, накинул ее на крюк и, набрав в грудь побольше воздуха, мягко скользнул вниз. Только очень сильному человеку мог удаться этот трюк. Теперь его тело раскачивалось в воздухе, крюк отвратительно поскрипывал, а когда Сергей уронил голову набок и изобразил удавленника, иллюзия самоубийства стала полной.

– Как я выгляжу?

– Великолепно, будь я проклят, – одобрил Мэннинг. – Главное, продержись.

Сунув в карман зажигалку, он принялся барабанить в дверь кулаками. Когда удары эхом разнеслись по всему коридору, Гарри прильнул лицом к решетке и заорал по-испански:

– Сиенега, ради Бога, помоги! Он убьет себя.

– Убьет себя, э? – Сиенега грубо захохотал. – Что-то новенькое.

Зверское лицо охранника появилось по ту сторону решетки, и Мэннинг на шаг отступил назад. Через минуту луч мощного фонаря пронзил тьму и остановился на фигуре под потолком. Тело ритмично раскачивалось, неподвижные глаза выкатились, язык вывалился изо рта.

Сиенега издал вопль гнева, и свет фонаря погас. Потом он начал возиться с замком, и дверь распахнулась. Охранник ринулся к самоубийце. Орлов подтянулся, покрепче ухватился за перекладину и изо всех сил саданул кубинца в лицо обеими ногами. Тот отлетел к стене, выронив фонарь, который покатился по полу. Когда Сиенега попытался приподняться, рядом уже оказался Мэннинг. Он двинул коленом прямо в разбитую, окровавленную физиономию тюремщика, но огромные ручищи обхватили его поперек туловища и начали сдавливать.

Чувствуя, как из легких уходят остатки воздуха, Гарри отчаянно вырывался. И тут на сцену выступил Орлов. Он направил свет фонаря в лицо Сиенеги и с размаху нанес удар в правое ухо. Глаза кубинца закатились так, что стали видны одни белки, хватка ослабла, и он рухнул на пол, перевернувшись лицом вниз. Тогда Орлов врезал ему по затылку.

Ключ торчал в замке вместе со связкой остальных, и пленники быстро заперли дверь. Несколько секунд они постояли, прислушиваясь, но все было спокойно. В тускло освещенной галерее царила тишина. Перебирая ключи, Мэннинг наконец отпекал нужный, и они поспешно покинули мрачный отсек, заперев за собой решетчатую дверь.

Холл на первом этаже освещала лишь одна лампочка, крыша здания тонула во тьме. С проволочной сеткой проблем не возникло. Потянув на себя, беглецы отодрали ее от стены и протиснулись в образовавшуюся большую дыру.

Первая деревянная опора стояла в трех футах от них. Мэннинг вздохнул поглубже и осторожно обошел ее. Все получилось на удивление просто, Подождав Орлова, он прижался лицом к стене, распростер руки и мелкими шажками двинулся вперед по каменному выступу. Упрямо продолжая свой путь, он не замечал течения времени и с некоторым удивлением почувствовал, как его пальцы дотронулись до второго столба. Отдыхая, снова подождал Орлова. Лицо Сергея покрылось потом, но он сумел все же озорно улыбнуться и шепнуть:

– Пошли дальше. Ночь на исходе.

Оставалось еще три столба. Гарри двинулся вперед. Собственное дыхание казалось ему неестественно громким. Вдруг внизу хлопнула дверь. Он приклеился к стене и, опустив глаза, увидел, как холл на первом этаже пересек солдат. На мгновение он ступил в озерко электрического света, остановился, прикуривая сигарету, и скрылся за дубовой дверью. Мэннинг снова пошел по выступу, медленно переставляя ноги. Еще две минуты – и он вскарабкался на балюстраду, оказавшись на противоположной галерее. Орлов не заставил себя долго ждать.

Постояв немного в темноте, они прислушались. Где-то опять отворилась дверь и раздался смех. Потом дверь закрылась и все замерло.

– Я знаю эту часть крепости, – сказал Орлов; – В конце коридора есть служебный лифт. На нем можно спуститься вниз, в подвал, там живут ординарцы. Лучше всего идти этим путем, подальше от главного входа.

Гарри кивнул, и Сергей пошел вперед по коридору. Двери лифта, новенькие и сверкающие, казались здесь как-то не на месте. На фабричном клейме отчетливо читались слова: «Сделано в Детройте». Очевидно, это означало что-то важное, но что – сразу не приходило в голову.

Когда лифт открылся, они быстро шагнули в кабину и поехали вниз. Лифт остановился, и капитан почувствовал, как у него засосало под ложечкой, но в огромном подвале было тихо и пусто. А перед беглецами тянулся длинный ярко освещенный коридор. Дверь слева оказалась чуть-чуть приоткрыта, из комнаты доносились голоса. Мэннинг краем глаза заметил солдат, ужинавших за столом, и быстро последовал за Орловым, который встал возле другой двери и прислушался. Когда подошел Мэннинг, он распахнул ее. В комнате жило примерно с полдюжины бойцов. Койки стояли рядами, одеяла были аккуратно свернуты. Автоматы и винтовки лежали на козлах в углу. Мундиры и другое снаряжение находилось в крошечных шкафчиках, стоявших возле коек.

– Ты хорошо говоришь по-испански? – спросил Орлов.

– Почти свободно.

– Тогда лучше всего маскарад. Переодевайся.

Они торопливо натянули на себя шинели и фуражки, прихватив каждый по автомату. Потом вернулись в коридор и быстро двинулись дальше. Поднявшись по каменным ступенькам, снова оказались в узком коридоре, который привел их в небольшой холл.

Возле дверей, ведущих на улицу, стояла небольшая стеклянная будка. Охранник с сигаретой во рту небрежно листал журнал. Мэннинг и Орлов, с автоматами за плечами, как ни в чем не бывало прошествовали мимо. Гарри даже поднял руку в знак приветствия. Кубинец беззаботно махнул рукой в ответ.

На улице шел дождь. Беглецы спустились по каменным ступенькам и пересекли широкий внутренний двор.

– Все машины подъезжают сюда, – пояснил Орлов. – Но нам все равно придется идти к главным воротам. Иначе отсюда не выбраться.

Мэннинг тронул его за руку и показал на джип, стоявший в нескольких ярдах возле освещенной двери.

– Офицерская столовая, – шепнул русский.

– Лучше не придумаешь, – откликнулся Мэннинг. – Вряд ли нас о чем-то спросят.

Они быстро зашагали по мокрым булыжникам. Гарри влез на сиденье водителя, повернул ключ зажигания и нажал на педаль. Сергей уселся рядом, и джип сорвался с места.

Мэннинг ждал, что позади вот-вот поднимется тревога, раздадутся взволнованные крики, автоматные очереди, но все оставалось тихо. Он свернул во двор перед центральным входом и подъехал к воротам. Когда машина приблизилась на двадцать ярдов, охранник поднял шлагбаум. Через несколько мгновений они уже мчались по темной дороге в Сан-Хуан. Побег оказался до смешного легким.

Глава 13

Вырвавшись из пасти тирана

Джип свернул на набережную. Ветер с моря гнал прозрачный туман. Хотя во многих окнах горел свет, на улицах не было ни души. Когда Мэннинг затормозил возле отеля Бэйо, кругом стояла мертвая тишина.

– А ты уверен, что твои друзья именно здесь? – поинтересовался Орлов.

– Надеюсь, что да. Не имею представления, где еще их искать. Оставайся в машине, а я посмотрю, что там творится.

Приблизившись к отелю, Гарри заглянул в окно. Бэйо стоял за стойкой бара и читал газету, трое стариков играли в карты, сидя в углу за столиком.

Мэннинг вернулся к Орлову, который ждал его возле джипа.

– В зале их не видать. Может, они в какой-нибудь другой комнате.

Обогнув здание по узкому переулку, беглецы вошли во дворик, вымощенный булыжником. Дверь черного хода оказалась незапертой. Они попали в большую кухню с белыми оштукатуренными стенами. Черно-белый щенок, спавший в корзине в углу, ринулся на них с яростным лаем. Когда Мэннинг нагнулся, чтобы погладить его, дверь, ведущая в бар, открылась и появился Бэйо.

– Эй, чего надо? – сердито спросил хозяин, но тут же узнал одного из гостей.

Он прикрыл дверь, прислонился к ней спиной и торопливо перекрестился.

– Пресвятая Богоматерь, помоги мне.

– Вам не о чем беспокоиться, – успокоил его Мэннинг по-английски. – Я только хочу узнать, что случилось с папашей Мелосом и Анной.

– Если Рохас пронюхает, что я вам помогал, он убьет меня. – Бэйо был перепуган насмерть.

– Если вы человек сообразительный, этого не произойдет.

Кубинец, предприняв героическое усилие, взял себя в руки, пересек кухню и открыл другую дверь.

– Сюда.

Папаша Мелос лежал у стены на кровати с закрытыми глазами и слегка приоткрытым ртом. Рядом на постели валялась пустая бутылка из-под рома, содержимое второй наполовину пролилось на пол, поэтому вся комната насквозь пропахла алкоголем.

Орлов наклонился, приподнял веко и пощупал у старика пульс. Потом повернулся и покачал головой:

– Дохлый номер. Ему пребывать в таком состоянии еще несколько часов.

– И сколько он уже валяется здесь? – Мэннинг пнул ногой пустую бутылку.

– Несколько часов, – ответил Бэйо. – Старик опять пытался пройти к полковнику Рохасу поговорить насчет судна, но его не пропустили. А потом папаша Мелос увидел, что его корабль уже стоит в гавани, а на борту – охрана. Тогда он вернулся сюда и принялся за ром.

– А дочка что?

– Она изо всех сил старалась его удержать, но старик не послушался.

– Где она сейчас?

– Отправилась к полковнику Рохасу – умолять его вернуть им корабль.

– Да такой, как он, родную мать из петли не вытащит, – заметил Мэннинг.

– Кто знает, сеньор? – Бэйо пожал плечами. – Анна хорошенькая, а полковник охоч до молодых девушек, это всем известно.

У Мэннинга пересохло во рту. Облизнув запекшиеся губы, он спросил:

– Где живет полковник? В крепости?

Хозяин покачал головой.

– В четверти мили от города у него есть гасиенда. Очень красивая, сеньор. Стоит в саду, за забором.

– Охрана есть?

– Один в воротах, трое – в саду. И еще адъютант Рохаса – лейтенант Мотилина, он тоже живет в доме и лично отвечает за безопасность полковника.

Гарри стоял, размышляя над словами Бэйо.

– Хочешь нанести визит полковнику? – спросил Орлов.

– Да, – кивнул Мэннинг. – Я возьму джип и, если не вернусь через час, советую тебе выкрасть какое-нибудь судно и убираться отсюда к чертовой матери.

– Если уж смоемся, то вместе, – возразил Сергей. – А кроме того, я хочу доставить себе удовольствие, еще раз повидав Рохаса.

– Тогда нам лучше прихватить старика с собой. Сейчас придется все делать в темпе. Не стоит тратить время и заезжать за ним на обратном пути. – Мэннинг повернулся к Бэйо: – Наш джип стоит у входа.

– Я помогу вам донести его, сеньор.

Кубинец взвалил старика на плечи, и они двинулись через двор и переулок к фасаду отеля. Уложив папашу Мелоса на пол возле заднего сиденья, беглецы быстро уселись в джип. Мэннинг включил двигатель и протянул руку Бэйо:

– Спасибо вам.

– У нас есть поговорка, сеньор: имей терпение, и ты дождешься похорон своего врага. Идите с Богом.

Кубинец повернулся и исчез в переулке, а джип с места рванул по улице.

Кованые железные ворота гасиенды были открыты настежь, лампа, подвешенная к арке, раскачивалась на ветру, и пятне света то выступало из темноты, то исчезало вновь.

Из деревянной будки вышел часовой и поднял руку, останавливая джип. Мэннинг замедлил ход, но продолжал двигаться вперед.

– Срочная депеша полковнику Рохасу! – крикнул он.

Часовой махнул рукой и скрылся в своей будке. В саду буйствовали цветы всех оттенков, прохладный ветерок шелестел в верхушках. Дорога вдруг сделала резкий поворот, и Мэннинг притормозил около парадной двери.

Поднявшись по ступенькам, они вошли в широкий холл. Здесь было довольно мило, свежо и тихо. Из комнаты, находившейся слева, доносились голоса, потом кто-то запел популярную песенку:

Пришел к власти Фидель,

Пришел к власти Фидель,

И теперь мы, кубинцы, свободны:

Он нас вырвал из пасти тирана.

Орлов распахнул дверь: двое в расстегнутых гимнастерках сидели за столом в центре комнаты и играли в шахматы, третий примостился на краешке двухъярусной койки и бренчал на гитаре.

– Встать! – рявкнул Мэннинг по-испански.

Охранники медленно поднялись, сцепив руки на затылках. Шахматисты – почти мальчишки, гитарист, с лицом спокойного волевого человека, – постарше.

– Где Мотилина? – спросил Мэннинг.

Все молчали. Тогда он быстро шагнул вперед и ткнул стволом автомата в живот молоденькому солдату, который стоял с краю.

– Где он?

– Молчи! – посоветовал гитарист. – Далеко им не уйти.

Переложив автомат в левую руку, Орлов ударил гитариста в лицо. Он отшатнулся, из носа потекла кровь.

– На кухне, – торопливо сказал мальчишка. – Это в другом конце коридора, нужно пройти мимо лестницы.

– Слуги есть?

Мальчишка покачал головой.

– На ночь они уходят.

– Сюда приходила девушка. Что с ней?

– Она у полковника. Он велел его не беспокоить.

– Ты все понял? – спросил Мэннинг Орлова.

– Почти, – кивнул тот. – Иди за девушкой. А я пригляжу за этой троицей.

Мэннинг побежал через холл к витой лестнице, которая вела на второй этаж, миновав ее, очутился в узком коридоре. В дальнем конце его из-под двери пробивалась полоска света. Он постоял немного снаружи, прислушиваясь, а потом потихоньку повернул ручку. Стоя к нему спиной Мотилина жарил яичницу. Обернувшись, чтобы взять буханку хлеба, он увидел Мэннинга и нахмурился.

– Кто вы такой? Что вам нужно?

В то же мгновение англичанин рванулся вперед и двинул кубинца прикладом автомата по шее. Мотилина, издав жалостный стон, упал на стол, а потом соскользнул на пол и замер.

Вытерев пот с лица, Гарри покинул кухню. Где-то совсем рядом слышались приглушенные голоса. Пройдя по коридору, он свернул за угол и замер возле следующей двери. Тишину разорвал женский крик, потом раздался смех Рохаса. Мэннинг отворил дверь и оказался в красиво обставленной комнате.

Французские окна были распахнуты, и ночной бриз раздувал занавески.

На диване рядом с камином лежали Анна и Рохас. Девушка опять застонала, а полковник вновь издал свой идиотский смешок. Мэннинг беззвучно прошел по пушистому индийскому ковру и тронул его за плечо. Когда Рохас удивленно обернулся, он со всей силы всадил кулак в мясистый рот полковника.

Анна вскочила и кинулась к Мэннингу. Платье ее было разорвано, на губах запеклась кровь.

– Никаких вопросов, – предупредил Гарри. – Беги отсюда.

Анна выскочила за дверь, а Мэннинг медленно попятился вслед за ней, грозя Рохасу автоматом. Кубинец застыл на месте, приложив руку к разбитым губам. Все так же пятясь, Гарри вышел в коридор, где, прислонись к стене, ждала его Анна.

– Ты в порядке?

Девушка кивнула.

– Я знала, на что иду.

– Прямо у парадного входа, рядом с лестницей, припаркован джип. Твой отец лежит там сзади.

Анна тут же стремглав бросилась бежать по коридору. Мэннинг шагнул в комнату. Полковник Рохас уже пришел в себя и тянулся к телефону, который находился на маленьком кофейном столике возле дивана.

– Отставить! – рявкнул Мэннинг.

Рохас медленно выпрямился, лицо его казалось спокойным.

– Ты не сможешь выбраться с острова, Мэннинг.

Гарри выстрелил от бедра, и пули с чмоканьем вошли в жирное тело. Полковник завертелся на месте, но длинная очередь отбросила его на диван. Пиджак Рохаса дымился.

Мчась по коридору, Мэннинг услышал стрельбу: Орлов, пятясь, выходил из караульного помещения и отстреливался. Они бегом спустились по ступенькам и забрались в джип. Анна, присев на корточки, пыталась привести в чувство папашу Мелоса. Мэннинг завел двигатель, и они помчались к воротам.

Возле ворот навстречу джипу выскочил часовой. Мэннинг поддал газу и крутанул руль – машину занесло. Часовой отпрыгнул в кусты.

Только оказавшись за пределами гасиенды, Мэннинг спросил Орлова:

– Что там у тебя стряслось?

– Гитарист решил рискнуть, попытался схватить винтовку, – пожал он плечами. – А как поживает Рохас?

– У него большие неприятности.

Сзади шевельнулась Анна. Мэннинг почувствовал ее руку на своем плече.

– Я ничего не понимаю, Гарри. Что происходит?

– Сейчас нет времени на объяснения. Потом. Вот доберемся до «Влюбленного эллина», выйдем в море, тогда и поговорим.

– Разве нам вернули корабль?

– Мы сами попробуем это сделать, и надо чертовски хорошо постараться. Кстати, познакомься, Орлов. Мы вместе бежали из крепости.

Русский, обворожительно улыбнувшись, протянул руку:

– Как себя чувствует ваш отец?

Анна не успела ответить. Джип с ревом вылетел на набережную, свернул на причал и резко затормозил. Мэннинг выскочил из машины.

Туман стал гуще, его длинные мутно-серые полосы, похожие на пальцы, стелились по воде. «Влюбленный эллин» стоял на якоре в гавани ярдах в пятидесяти от них. Капитан быстро расстегнул шинель.

– Пойдешь вплавь? – спросил Орлов.

Тот кивнул.

– Искать шлюпку – слишком долго. К тому же на борту есть охранник. Надо появиться без шума.

Он опустился в холодную воду и мощным размеренным брассом поплыл к кораблю. Мэннинг был всего в нескольких футах от «Влюбленного эллина», когда с зубчатых стен крепости донеслись странные, как будто неземные завывания. Отдавшись эхом в ночи, они замерли. Сигнал общей тревоги! В дверях каюты «Влюбленного эллина» появился солдат и ринулся к поручню.

Гарри набрал в грудь побольше воздуха и нырнул под корабль. Киль слегка поцарапал ему спину. Он всплыл у другого борта, рядом с коротенькой лесенкой для ныряльщиков, и быстро поднялся по ней на палубу. Бесшумно ступая, он подкрался к охраннику и сбросил его в воду, потом побежал на корму и стал вручную вытягивать якорь.

На берегу, казалось, разверзлась преисподняя, и все силы ада бросились вдогонку за беглецами. На дороге, ведущей от крепости к гавани, возникли огоньки фар. Машины быстро приближались к набережной. Наконец над водой появился якорь, Мэннинг швырнул его на палубу и помчался к рубке.

Первые попытки завести двигатель не дали никаких результатов. Гарри отчаянно нажимал на стартер. Ему казалось, что прошла целая вечность, пока мотор лениво чихнул и ожил. Когда «Влюбленный эллин» шел вдоль причала, два джипа уже свернули на набережную. Поручень, задевший сваи, протестующе заскрипел. Анна прыгнула на палубу и подхватила отца, которого осторожно опустил вниз Орлов. Как только он ступил на палубу, Мэннинг стремительно отошел от причала.

Они уже двигались вдоль канала, когда Орлов вошел в рубку:

– Как думаешь, нас будут преследовать?

– У них нет быстроходного судна. Что меня больше всего беспокоит, так это блиндаж в устье канала. Если там кто-то есть, мы можем вляпаться в беду.

– Я провожу старика и девушку в каюту, а потом вернусь к тебе. Думаю, ответный огонь несколько охладит их пыл, – улыбнулся Орлов.

Капитан вперил взгляд в туман. Крепость осталась слева, вдали уже виднелся темный мыс. И вдруг яркий поток трассирующих пуль разорвал ночную мглу по правому борту.

– Тяжелый пулемет, – крикнул вбежавший в рубку Орлов. – Стой у штурвала. Я сам с ними управлюсь.

Корабль содрогнулся, когда туча пуль вонзилась в его корпус. Высунувшись из бокового окошка, Сергей ответил очередью из автомата. Через несколько мгновений кубинцы снова дали очередь, а потом стрельба вдруг затихла.

Прошло несколько минут, и «Влюбленный эллин» на предельной скорости вырвался в открытое море.

Глава 14

К северу от Экзюме-Саунда

Восточный ветер с неослабевающей силой гнал перед собой туман и взбивал на море белые барашки. Видимость с каждой минутой становилась все лучше, а потом из-за облаков вышла луна.

Бросив беглый взгляд на карту, Мэннинг несколько изменил курс. В рубке появился Орлов.

– Что там внизу?

– Старик пока не пришел в себя. Девушка возится с ним.

– Повреждения есть? Кто-нибудь ранен?

– Стены все в дырках от пуль. Слава Богу, у Анны хватило ума лечь на пол.

– Она умница, – кивнул капитан.

Сергей согласился и посмотрел на карту.

– Куда мы идем?

– На Испанский Риф. Полагаю, Моррисону как можно скорее нужно получить информацию о Винере.

– А топлива у нас хватит?

– Перед отходом из Хармон-Спрингса мы залили полные баки. Должно хватить на семьсот миль.

– Прекрасно, – отозвался Орлов. – Не мешало бы сейчас принять ванну да завалиться часов на пятнадцать в чистенькую кроватку.

– Ну и нервы у тебя – железные! – искоса глянул на него Мэннинг.

– А чего волноваться? Когда власти в Нассау услышат мою историю, они отправят меня к нашему послу, только и всего.

– А вдруг и наши не захотят отпустить тебя?

– Эта мысль приходила мне в голову, – усмехнулся Орлов. – На таких людей, как я, спрос большой. Кое-кого из джентльменов с мыса Канаверал наверняка заинтересуют одна-две полезные штучки, которые ведомы мне.

– Кремль такие разговоры не одобрил бы.

– Но я же не в Москве, верно? – опять улыбнулся Сергей. – Хочешь, я постою немного у руля?

– А ты справишься?

– Опыт у меня есть.

– Хорошо. Пока пойди поспи и возвращайся сюда часа через три. Будем сменять друг друга.

Когда Орлов ушел, Мэннинг отодвинул от стены кресло и, усевшись в него, вдруг почувствовал, что совершенно обессилел. В рубке было невыносимо жарко. Он отворил окошко и высунул голову, глубоко вдыхая свежий просоленный воздух.

Дверь скрипнула и снова закрылась. Даже не оборачиваясь, он ощутил присутствие Анны.

– Кофе, Гарри?

Он взял кружку из ее руки и залпом выпил содержимое, чувствуя, как в него вливаются новые силы.

– Как твой отец?

– С ним все будет в порядке. Такое случалось и прежде.

– Если этим злоупотреблять, то можно уходить себя до смерти.

– Масса вещей приводит к точно такому же результату, – спокойно возразила Анна. – Хочешь сигарету? Я нашла пачку в каюте.

Мэннинг наклонился, чтобы прикурить. Пламя спички, которую Анна держала в сложенной чашечкой руке, осветило ее лицо. Никогда еще она не казалась ему такой красивой, и он инстинктивно протянул руку и коснулся ее щеки. Еще мгновение – и капитан сжимал девушку в своих объятиях.

– Почему, Гарри? Почему? – спросила она, подняв на него глаза.

Одной рукой обнимая Анну, а другой держа руль, он рассказал ей о Марии Сэлас и о том, как она погибла, и как он приехал в Нассау, идя по следу убийцы, и о смерти Пелоты.

Когда Мэннинг закончил, Анна некоторое время молчала.

– Наверное, ты сильно любил ее.

– Я уже забыл, что означает это слово. Знаю только то, что шел ко дну, а она меня вытащила. И потому многим обязан Марии.

– Что будет дальше? – спросила Анна.

– Мы идем на Испанский Риф. Я должен как можно скорее предупредить Моррисона о Курте Винере.

– А потом, когда все закончится?

– Посмотрим. Что-нибудь придумаю, – неопределенно ответил Мэннинг.

Какое-то время Анна стояла, прижавшись к нему, потом высвободилась из его объятий и направилась к двери.

– Пойду посмотрю, как там папа.

– Наша встреча бессмысленна, Анна, – тихо произнес Мэннинг. – Я на двадцать лет старше, чем нужно.

– Жаль, что ты так думаешь, – ответила она, мягко прикрыв за собой дверь.

Оставленная Анной пачка сигарет лежала на столике для карт. Тяжело вздохнув, капитан закурил. Да, в жизни все накладывается одно на другое. Как круги от дождя на поверхности пруда, которые то и дело сливаются и пересекаются. Не успел человек выскочить из одной ситуации, как глядишь – уже по горло увяз в другой. Он откинулся в кресле, изменил курс на один румб к востоку и сосредоточился на управлении кораблем.

Орлов сменил его точно в назначенный срок. Мэннинг спустился в каюту. Папаша Мелос до сих пор не пришел в себя; Анна мирно спала, положив руку под голову. Гарри рухнул на свободную койку и, уставившись в перегородку, погрузился в свои мысли. Но тут на него накатила гигантская волна усталости, и через несколько минут он захрапел.

~~

* * *

~~

Гарри проснулся от того, что кто-то настойчиво тряс его за плечо. Открыв глаза и увидев над собой встревоженное лицо Анны, он быстро сел, разгоняя дрему, и спросил:

– Что случилось?

– С кораблем что-то неладное: он не слушается руля. Сергей просит тебя подняться на палубу.

Папаша Мелос сгорбившись сидел за столом с кружкой кофе в руках.

– Как вы себя чувствуете? – поинтересовался капитан.

На сером и сморщенном лице старика глаза ввалились и напоминали черные дыры, но он все-таки ухитрился улыбнуться, криво и безжизненно.

– Ты лучше иди наверх да посмотри, что там стряслось.

Поднимаясь по трапу, Мэннинг почувствовал, что скорость заметно снизилась и судно словно отяжелело. На палубе сильный восточный ветер обдал его брызгами. По чистому небу яркая луна совершала свой путь к горизонту. Видимость оставалась хорошей.

Оторвавшись от штурвала, Сергей повернулся к нему с выражением озабоченности на лице.

– Не пойму, в чем дело, но что-то не так.

Капитан занял место у руля. Корабль стал неповоротливым, плохо слушался управления, хотя двигатели работали на полную мощность.

– Постарайся держать курс, а я проверю, что там внизу, – бросил Мэннинг, передавая руль Орлову.

На палубе его встретила взволнованная Анна.

– Гарри, посмотри, что творится в каюте!

Спустившись вслед за ней, он замер: пол был залит водой, она поднялась уже на добрый дюйм. Папаша Мелос открыл люк.

– Вода прибывает быстро, Гарри, – заметил старик, обернувшись на звук шагов. – Наверное, где-то есть пробоина.

– Скорее всего, мы заработали ее, когда уходили из Сан-Хуана. Проклятые пулеметы! Где помпа?

– На корме, – ответила Анна. – Я провожу. Но она ручная, к сожалению.

– Этого только не хватало, – застонал капитан.

Скорчившись, они пролезли по трюму на корму. Анна держала фонарь, а Мэннинг, установив помпу, принялся за тяжелую работу. Он яростно крутил ручку до тех пор, пока поток не хлынул на палубу и за борт. Ему приходилось постоянно менять руки, но через полчаса корабль стал слушаться руля гораздо лучше. Поставив на свое место у помпы Анну, он вернулся в рубку.

– Вруби предельную скорость, – приказал Орлову. – Похоже, мы получили пробоину под ватерлинией, когда удирали из Сан-Хуана. Пойду поищу ее.

Внизу папаша Мелос уже закрыл люк и сидел, рассматривая шпигаты. Обернувшись к Мэннингу, старик кивнул:

– Воды полно, но дела не так уж плохи.

– Сейчас взгляну.

Гарри предстояло пройти фута три по трюму, в котором как обычно стояло острое зловоние. Вода, поднявшаяся дюймов на восемнадцать, билась о шпангоуты. Сначала Мэннинг шел, зажав фонарь в зубах. Потом пришлось встать на четвереньки и держать его над головой. Корабль поднимался и опускался на волнах, а вместе с качкой то повышался, то понижался уровень воды, которая била ему в лицо, а один раз даже накрыла с головой, вымочив до нитки.

В носовой части зияло несколько рваных пробоин, в которые непрерывно поступала вода. Осмотрев их, Мэннинг быстро вернулся назад и, подтянувшись, залез через люк в каюту.

– Как? – спросил старик.

– Могло быть и хуже. В конце концов, с тех пор, как мы покинули Сан-Хуан, прошло уже семь часов. Столько времени потребовалось для того, чтобы довести судно до такого развала. Еще три часа – и мы будем на Испанском Рифе. Там и займемся вашей посудиной. Беспокоиться не о чем.

Старик был явно не в своей тарелке. Он снова уселся за стол и потянулся к кофейнику.

Когда Мэннинг поднялся на палубу, сразу почувствовал, что в погоде что-то изменилось. Ветер разошелся вовсю, откуда-то натянуло облака, в которых то и дело скрывалась луна. Не успел капитан войти в рубку, как по стеклу забарабанил дождь.

– Ну, что там? – спросил Орлов.

– Пока вода прибывает довольно медленно. Вот почему мы заметили пробоину так поздно.

– Сколько осталось до Испанского Рифа?

– Часа три хода.

– Тогда порядок.

– Не уверен. Не забывай, стены каюты – как решето. Если погода испортится, мы долго не продержимся.

Орлов с беспокойством выглянул в окно, за которым хлестал дождь.

– Твоя оценка ситуации?

– Скажем так: картина не слишком обнадеживающая. Я постою у руля, а ты смени Анну и не отходи от помпы.

Через полчаса погода стала стремительно ухудшаться, видимость снизилась. Волны накатывали на палубу. «Влюбленный эллин», кренясь с боку на бок, начал черпать воду.

Папаша Мелос вошел в рубку, с грохотом захлопнув за собой дверь. В тусклом свете нактоуза он казался совсем дряхлым.

– Как управление?

– Неважно. По-моему, вода опять прибывает.

– Я сменю тебя, – сказал он. – Иди проверь.

Мэннинг шагнул на палубу. В диковатом свете зелено-красных навигационных огней он разглядел скрюченную фигуру Орлова, который ритмично крутил ручку помпы.

Встав на койку, Анна в отчаянии пыталась заткнуть тряпками дыры от пуль. При каждом ударе волны о корпус струйки воды просачивались в каюту. Ее уровень поднялся по меньшей мере на шесть дюймов.

– Делай все, что в твоих силах! – крикнул Мэннинг Анне. Я скоро приду.

Потом он присел на корточки рядом с Орловым. Ветер уносил его голос, поэтому пришлось орать прямо в ухо Сергею:

– Сможешь еще продержаться?

– Думаю, да. Как наши дела?

– Плоховато. Сейчас проверю, где мы находимся.

На палубе огромная волна, перекатившаяся через борт, хлестнула Мэннинга в спину и отбросила на люк, он с трудом поднялся на ноги и пошел к рубке, цепляясь за поручень. Старик угрюмо посмотрел на него.

– Мы все время черпаем воду.

– Внизу все затоплено. Анна старается изо всех сил. Помогите ей, а я пока останусь здесь.

Старик кивнул и выпустил из рук штурвал. Гарри, тяжело опустившись в кресло, прижался лбом к оконному стеклу. Он устал, ужасно замерз, и в его душу закрался страх. За окном виднелись лишь навигационные огни. Вокруг, нагоняя тревогу, стояла тьма, завывал ветер.

Мэннинг выдохся. Выдохся настолько, что уже не мог соображать как следует, хотя знал, что сосредоточиться нужно. Он включил лампочку над столиком для карт и, держа штурвал одной рукой, попытался определить координаты.

Сейчас они находились где-то возле Экзюме-Саунда, к северу от Элевтеры. Но где именно?

Данных оказалось слишком мало, и Мэннинг стал вычислять курс, основываясь на скорости судна и приблизительном фас-стоянии, которое они прошли. Получалось, чтобы выйти к Испанскому Рифу, надо сменить курс и взять на северо-запад. Но капитан знал, что в северной части Экзюме сотни скал и рифов. В такую погоду экипаж и судно ждет верная гибель. Он решил, пойти на компромисс и поменял курс на полрумба. Постепенно небосклон приобрел жемчужно-серый свет, и уже стали различимы серебристо-черные струи дождя за окном.

Через полчаса наступил рассвет. Мэннинг открыл окно и посмотрел на свинцовые тучи, несшиеся по небу.

Однако ветер стихал, и море становилось спокойнее, но «Влюбленный эллин» делал всего два узла в час. И всякий раз, когда судно скользило вниз с волны, Гарри казалось, что оно никогда не поднимется вновь.

Дверь открылась, и в рубку вошел папаша Мелос, промокший до нитки и едва держащийся на ногах.

– Плохи наши дела, Гарри. Мы не доберемся до берега.

– Если я рассчитал курс верно, то мы сейчас недалеко от одного из рифов к северу от Экзюме, – объяснил Мэннинг. – Держитесь этого курса.

Орлов по-прежнему стоял, склонившись над помпой, и монотонно вращал ручку, но, судя по его внешнему виду, его усталость уже достигла предела. Спустившись по трапу, Мэннинг шагнул в воду, которая доходила ему уже до пояса. Спрыгнув с койки, Анна побрела к нему, шатаясь от изнеможения.

– Ужас, Гарри. Мы тонем.

Анна осунулась и страшно продрогла. Мэннинг снял бушлат, висевший за дверью, и накинул ей на плечи, когда они вместе поднялись на палубу.

– Иди в рубку – погрейся, – велел он девушке. – А я помогу Орлову.

Ветер стих, небо быстро расчищалось, но волны были еще сильные. Присев на корточки, Гарри перехватил у Сергея ручку помпы и принялся за работу, стараясь не нарушать ритм.

Орлов с трудом распрямился и, растирая онемевшие руки, с сомнением покачал головой:

– Зря тратим время. Вода прибывает в три раза быстрее, чем мы успеваем откачивать. Долго нам не продержаться.

В это мгновение раздался свист, словно где-то вырвалась струя газа. Из люка моторного отделения поднялось большое облако пара. Двигатели заглохли.

«Влюбленный эллин» неуклюже покачивался, едва приподнимаясь на волнах. Из рубки вышли папаша Мелос и Анна. У старика был вид человека, который устал от борьбы и признал свое поражение. Дочь поддерживала его, взяв под руку.

– Мне жаль, – вздохнул Мэннинг. – Вы даже не можете себе представить, как мне жаль.

– Ты отличный моряк, сынок, и сделал все, что мог.

Они отвязали шлюпку и спустили ее за борт. Анна с отцом сели на корме, Мэннинг и Орлов взялись за весла. Судно погрузилось в воду уже по самую палубу, а когда они немного отошли и оглянулись, волны, словно зеленый занавес, накрыли настил. Отплыв на безопасное расстояние, Гарри и Сергей сложили весла и подождали.

Корма старого корабля скрылась под водой, хотя нос еще торчал вверх. На мгновение судно застыло в наклонном положении, а потом мягко заскользило вниз.

Говорить было не о чем, и Мэннинг принялся грести, стараясь не встречаться взглядом с папашей Мелосом и Анной.

Небо стало синеть, выкатилось солнце и повисло над горизонтом, где-то на северо-западе возникла темная полоска земли. Через два часа их подобрал старик Сондерс с Испанского Рифа, который вместе со своим чернокожим матросом возвращался домой после ловли тунца.

Глава 15

В «Каравелле»

Мэннинг вышел на мол и сразу увидел Сета. Тот стоял на корме «Щедрости изобилия» и сворачивал канат. Повесив его на крюк, вбитый в стенку рубки, он махнул рукой проползшему мимо катеру и спустился вниз.

Гарри спешил, он устал. Духота, повисшая над городом, доводила его до исступления. Не дожидаясь остальных, но удостоверившись, что вся группа идет следом, он спрыгнул на палубу. Здесь немного помедлил, предвкушая прохладу каюты, где был установлен кондиционер. До него донесся аромат кофе: Сет колдовал на камбузе.

– Поставь-ка еще четыре чашки, – крикнул капитан, – у нас гости.

Сет, выскочив из камбуза, уставился на него.

– Жутко выглядишь, парень. На черта похож, – воскликнул он.

– Ничего удивительного, – отозвался Мэннинг, спускаясь в каюту. – Я ведь прибыл из ада. Теперь его называют Кубой.

У Сета округлились глаза.

– Значит, ты добрался до Сан-Хуана? И Гарсию нашел?

– Точнее, то, что от него осталось. Оказывается, меня там ждали. – С этими словами Гарри плюхнулся в холодное кресло и вздохнул полной грудью.

– Но это невозможно! – поразился Сет. – Только трое знали, что ты едешь. Я – не кубинский шпион, это тебе известно, мистер Моррисон – тоже. Значит, остается мистер Винер.

– Вот именно!

Не успел Сет выразить свое отношение к данному факту, как на трапе раздались шаги и в дверях появился Орлов, а вслед за ним – Анна с отцом.

– По дороге я обзавелся друзьями, – представил капитан. – Думаю, они не прочь выпить кофе.

Сет поспешил на палубу. Анна и старик опустились на скамью. Вид у обоих был совершенно измученный.

Мэннинг угостил Орлова сигаретой и подтолкнул пачку через стол, поближе к Анне, мертвенно-бледной, с темными кругами под глазами.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он.

– Посплю несколько часов, и все пройдет. – Пересилив усталость, улыбнулась она.

– Здесь есть душ и две каюты в кормовой части. В одной из них остались несколько платьев Марии и кое-какие ее вещи. Так что располагайтесь.

Старик, сгорбившись в уголке, опустил голову на грудь и погрузился в состояние полной апатии. Анна тихо переговорила с ним и встревоженно обернулась к Мэннингу:

– Думаю, папе нужно прилечь. Мы можем сейчас же отвести его в каюту?

Мэннинг начал подниматься, но Орлов его опередил.

– Давайте вашу руку, – сказал он, помогая старику встать, и вместе с Анной повел его к камбузу.

Гарри остался сидеть, подперев голову руками. Усталость давила на него, не давая расслабиться. Подоспел кофе, он оказался таким горячим, что Мэннинг обжег горло. Но сил у него прибавилось, и он сумел еще немного поразмыслить о том, что делать дальше.

Когда Орлов и Анна вернулись, Сет поставил перед ними только что сваренный кофе, и Мэннинг спросил его:

– Ты видел Моррисона в эти дни?

– Вчера мы ходили к Кошачьему острову. А сегодня я должен был переправить его в Нассау, – кивнув, ответил негр. – Моррисон по-прежнему живет в «Каравелле», в том же номере.

– Джо Ховард в городе?

– Нет, рано утром помчался на Крабовый остров со своими двумя констеблями. Вчера ночью там нашли какого-то парня с ножом в спине.

Покончив с кофе, Мэннинг заставил себя встать. Выдвинув ящик письменного стола, он порылся в картах и вытащил из-под них автоматический «люгер» и «смит-и-вессон» 38-го калибра со срезанным стволом. Взвесив их в руке, выбрал «люгер», а револьвер убрал обратно в ящик.

– Пойду повидаюсь с Моррисоном.

– Ждешь неприятностей? – поинтересовался Орлов.

Мэннинг заткнул «люгер» за пояс, под рубашку.

– Всякое может случиться.

– Тогда я, пожалуй, пойду с тобой.

Анна, так и не дотронувшись до кофе, сидела и смотрела на мужчин. Потом она привстала:

– А как же мы, Гарри?

– Оставайтесь здесь. За мной еще сохранился номер в «Каравелле». Пока мы с Орловым побудем там. Я повидаюсь с Моррисоном и вернусь сюда за вещами. Потом вы сможете уйти – когда захотите. Если понадобится, Сет пойдет с вами до Хармон-Спрингса.

– Не понимаю, – нахмурилась Анна.

– Я отдаю вам «Щедрость изобилия», – пояснил Мэннинг. – С моей точки зрения, это самое меньшее, чем я вам обязан.

Анна покачнулась и вцепилась рукой в край стола. Капитан подтолкнул Орлова к трапу.

– Пошли.

Они уже вскарабкались на мол, когда Анна выбежала на палубу с криком:

– Нет, Гарри! Нет!

– Никаких возражений, Анна, – спокойно отрубил он. – Будет так, как я решил.

Анна беспомощно заплакала, прижавшись лицом к стене рубки. Мэннинг обернулся к помрачневшему Орлову.

– По-моему, ты дурака валяешь, приятель, – сказал тот.

– Такова жизнь. Иногда выигрываешь – а временами теряешь.

Все существо, каждый фибр его души понуждали Мэннинга вернуться и убедить Анну, что таково его истинное желание. Но он чувствовал, что совсем запутался в своих проблемах, и только испытывал жгучее желание возместить Анне Мелос и ее отцу, которым он принес так много зла, хоть часть их потерь.

~~

* * *

~~

Террасу «Каравеллы» полностью оккупировали туристы. Они обедали на открытом воздухе, под тенью миндальных деревьев; а внизу, на лужайке, музыканты играли и пели каллипсо.

Клерк, сидевший за конторкой, расплылся в улыбке, заметив старого постояльца:

– Рад вас видеть, мистер Мэннинг.

Гарри вытащил сигарету из пачки, лежавшей на стойке.

– Мистер Винер обещал оставить за мной комнату сеньориты Сэлас.

– Все верно, сэр. – Клерк снял ключ с доски. – Подниметесь наверх?

– Мистер Винер здесь? – кивнув, спросил гость.

– По-моему, он у себя в кабинете. С удовольствием позвоню и проверю это для вас.

– Я увижусь с ним позже. А теперь мне больше всего на свете нужен душ.

Он быстро поднялся по лестнице – Орлов шел по пятам – и двинулся по коридору, покрытому ковром, к номеру Марии. Шторы были задернуты, кровать – застлана. В комнате царил прохладный полумрак. На пороге Мэннинг остановился, как будто прислушиваясь к чему-то, и снова ощущение нереальности происходящего поднялось в нем с такой силой, что он с трудом взял себя в руки.

– Там ванная и душ, – указал он Орлову. – В шкафу – чистая одежда. Все в твоем распоряжении.

– Ты идешь к Моррисону?

– Не стоит терять время.

Номер Моррисона находился этажом выше. Мэннинг торопливо взбежал по лестнице, чуть помедлил возле двери, тихо постучал и вошел.

– Положи на стол, сынок. Я сейчас приду, – крикнул Моррисон с террасы.

Гарри, волнуясь, ждал. Американец, завернутый по пояс в полотенце, держал в руке книгу, а в другой – темные очки. Увидев Мэннинга, он остолбенел.

– Будь я проклят. А я решил, что это прислуга.

В номер кто-то постучал, и Мэннинг быстро шагнул в ванную. Он слышал, как дверь открылась, раздались чьи-то невнятные голоса – и дверь закрылась. Когда он снова появился в комнате, Моррисон ставил на стол поднос, на котором красовались полбутылки виски и кувшин воды со льдом.

– Где-то там стаканчик для зубной щетки...

Капитан нашел его, протер и вернулся в спальню. Моррисон стоял у окна и смотрел вдаль. Обернувшись, он кивнул на поднос:

– Приступайте.

Мэннинг налил полстакана виски, разбавил водой и выпил в два глотка. Потом, покачав головой, упал в кресло и снова потянулся к бутылке.

– Вы выглядите так, словно вас пропустили через мельничные жернова, – заметил Моррисон. – Удалось раздобыть судно в Хармон-Спрингсе?

– Корабль я нанял. И даже добрался до Сан-Хуана. – Мэннинг отпил виски. – Да все понапрасну. Виновник, истинный виновник сидит здесь, на Испанском Рифе.

– Что вы имеете в виду? – нахмурился Моррисон.

– Курт Винер увяз в этом деле по самые уши.

Моррисон подошел к шкафу, вытащил оттуда костюм, свежую рубашку и швырнул одежду на кровать.

– Рассказывайте, а я буду одеваться. Рассказывайте все, до последней мелочи, черт подери. Дело может оказаться важнее, чем вы думаете.

Мэннинг глотнул виски и начал. Его повествование не заняло много времени: когда он закончил, Моррисон стоял перед зеркалом и возился с галстуком.

– А этот парень Орлов, он сейчас в вашем номере? – спросил Моррисон, протягивая руку к пиджаку.

Мэннинг кивнул.

– Бог с ним. А что с Винером? Как вы думаете?

– Трудно сказать, – покачал головой Моррисон. – Полагаю, он нужен им только для прикрытия, не больше. Другие, действительно важные для нас люди – где-то рядом, и они выжидают.

– Что же они выжидают? И почему вы так уверены, что они торчат где-то поблизости?

– В день вашего отъезда была еще одна диверсия на станции, где размещены установки. Ущерба – больше, чем на миллион долларов, а террористов и след простыл.

– Тогда, ясное дело, надо вызывать морскую пехоту, флот – кого угодно. Их обязаны найти в конце концов.

– Вы же сами говорили: здесь семьсот островов, две тысячи скал и пещер. На поиски уйдут недели, и нельзя, чтобы информация о столь крупномасштабных действиях просочилась сейчас в прессу. Встреча на высшем уровне только через неделю, но завтра наш госсекретарь и ваш министр иностранных дел проведут предварительные переговоры в Лифорд-Кей-Клаб. Это милях в пятнадцати от Нассау. И следующие несколько дней весь мир будет наблюдать за тем, что там происходит.

– Вы думаете, что наши друзья попробуют устроить еще одну заварушку в самый неподходящий момент?

– Похоже, что да.

Мэннингу стало слегка не по себе. Он аккуратно налил в стакан очередную порцию виски, выпил одним махом и усмехнулся.

– Есть только один способ все разузнать.

– Какой же?

– Я спрошу у Винера.

– Вы отдаете себе отчет в том, что собираетесь делать?

Мэннинг кивнул.

– По пути я представлю вас Орлову, но не вздумайте на него давить. Он из тех, кто открывает рот только тогда, когда ему этого хочется.

В спальне Орлова не оказалось, но они слышали, как он плещется в ванной. Когда Мэннинг открыл дверь, оттуда вырвались клубы пара. Орлов лежал в горячей воде, погрузившись в нее по самый подбородок, и на липе его застыло выражение полного блаженства.

– У тебя вид счастливого человека, – заметил Мэннинг.

– Для этого мне немного нужно, – усмехнулся Сергей. – Горничные здесь имеются?

– Днем они не заходят. Климат неподходящий. Тебе нужно познакомиться с Моррисоном. Возможно, вы найдете общий язык.

Оставив их вдвоем, Мэннинг спустился вниз. Он чувствовал какую-то странную легкость в теле и с некоторым изумлением сообразил, что не ел уже более тридцати шести часов. Неудивительно, что виски сразу ударило ему в голову.

У плотно пообедавших людей появляется обманчивое ощущение уверенности в себе, поэтому даже сейчас, светлым днем, казино оказалось битком набитым. Продираясь сквозь толпу к арке, прикрытой зеленым суконным занавесом, Мэннинг столкнулся с маленьким управляющим. Тот явно пытался отрезать ему путь к кабинету Винера.

– Вы кого-то ищете, мистер Мэннинг? – поинтересовался он с фальшивой улыбкой.

– Вы чертовски хорошо знаете, кого я ищу.

– К сожалению, мистер Винер именно сейчас занят. Он приказал не беспокоить.

– Не будем беспокоить! – угрожающе отозвался Мэннинг, грубо оттолкнул управляющего, открыл дверь и вошел в комнату.

Винер стоял возле бара и наливал вино в два стакана. На высокой табуретке сидел человек футов шести ростом, его бежевый габардиновый пиджак туго обтягивал широкие плечи. Угловатое лицо со шрамом под глазом внушало опасение. Белокурые волосы были коротко пострижены.

Когда Мэннинг резко захлопнул за собой дверь, в воздухе повисла напряженная тишина.

– Гарри? – наигранно радостно наконец воскликнул Винер. – Вот это сюрприз!

– Бьюсь об заклад, так оно и есть, ублюдок. – Выражение лица Мэннинга не сулило ничего хорошего.

Винер встревожился.

– Не знаю, о чем ты говоришь. Может, придешь, когда проспишься и начнешь рассуждать здраво?

В ответ Мэннинг отшвырнул ногой маленький кофейный столик, и тот пролетел в другой конец комнаты.

– Выброси его отсюда, Ганс, – взвизгнул Винер.

– С удовольствием, герр полковник. – Ганс встал с табуретки.

Мэннинг почувствовал, как его охватывает ледяное спокойствие, словно он смотрит на все происходящее со стороны. Интересно, кто такой Ганс. СС или гестапо? «Иди то, или другое, – мелькнула мысль. – Да, в прошлом Винера, очевидно, есть весьма любопытные страницы».

Немец держался очень уверенно. Не доходя фута три, он развернулся и нанес противнику мощный удар, вложив в него все свои силы. На Гарри это произвело не большее впечатление, чем укол соломинки. Он подступил вплотную к Гансу, яростно Двинул его под дых и, когда тот согнулся пополам, заехал правым коленом в незащищенное лицо.

Ганс стонал, лежа на спине, из его разбитого рта и носа текла кровь.

– Встать, Ганс! Встать! – орал Винер.

– Не думаю, что он окажется настолько глупым. – Мэннинг вытащил из-под рубашки «люгер», уселся на табуретку и взял Винера на прицел. – Кланяется тебе твой дружок Рохас. Только не спеши связываться с ним по рации. Боюсь, я оставил его в весьма плачевном состоянии.

– Не понимаю, о чем ты. – Винер пытался говорить спокойно.

– Ты предупредил Рохаса, и меня ждали, когда я появился в Сан-Хуане. Ты приложил руку к убийству Марии. И я, пожалуй, всажу тебе пулю в живот прямо сейчас, Винер.

– Прошу тебя, Гарри, – в отчаянии засуетился Винер. – Я ведь только орудие в их руках. Делаю, что велят. Меня шантажируют, будь они прокляты!

– Чем шантажируют?

– Во время войны я был полковником СС. За один инцидент меня разыскивает трибунал по военным преступлениям Людвигсбурга. Конечно, их обвинения – сплошные наветы. Но ты же знаешь, что происходит, когда идет охота за ведьмами.

– Мне осточертело все время оставаться внакладе, Винер, – покачал головой капитан. – Хватит с меня! Проклятые кубинцы лишили меня всего, когда я жил в Гаване. Зато теперь наверху, в моей комнате, сидит человек, за которого они будут рады заплатить больше, чем стоила моя фирма. Я прав?

Винер колебался: он явно собирался все отрицать, притворяться, что не знает, о чем идет речь, но тут сломался:

– Да, будь ты неладен!

– Я так и думал, что тебе все известно. Вот что я решил. Орлову не слишком приятно находиться здесь, он боится, как бы власти его не задержали. Но я обещал помочь. Мне он доверяет.

– А, понимаю. Ты хочешь заключить сделку?

– С тобой или с русским. Мне все едино.

– Сколько?

– Сто тысяч американских долларов, и считай, что дешево отделался.

– Мне нужно время, чтобы связаться с начальством.

– Ничего подобного, – возразил Мэннинг. – Или я лично встречусь с твоим боссом, или сделка не состоится.

– Как хочешь, – пожал плечами Винер, – но мы должны будем выехать сегодня же, когда стемнеет.

– Далеко?

– Двухчасовой рейс, не более.

– На один из рифов близ Экзюме?

– Дорогой мой Гарри, неужели ты принимаешь меня за идиота? – улыбнулся Винер.

– Не совсем.

– Вот и прекрасно. Пойдем на твоем корабле. Встречаемся на причале часов в восемь.

– Ладно, но Орлов останется здесь вместе с Сетом. Они – моя страховка на тот случай, если ты вздумаешь что-нибудь выкинуть.

– А кто же пойдет за матроса? – спросил Винер.

Ганс сидел на полу, держась за лицо и тихо постанывая. Мэннинг пнул его носком ботинка.

– Сойдет вот этот клоун.

Когда Мэннинг уже стоял в дверях, Винер сказал:

– Что делать с Моррисоном? Он еще здесь.

– Знаю. Я только что его видел. Доложил, что Гарсия мертв. А мне здорово повезло: вернулся целым и невредимым.

– Ты упоминал обо мне?

– Нет, но мог бы.

Гарри затворил дверь, прошел сквозь толпу и поднялся по лестнице. Орлов в купальном халате сидел на краешке кровати, а Моррисон стоял возле окна. При виде капитана оба повернулись к нему, ожидая новостей.

– Ну, что там произошло? – спросил Сергей.

– Ничего особенного. Сговорился запродать тебя, вот и все.

– О чем вы договорились? – удивился Моррисон.

– Я собираюсь заключить сделку с хозяевами Винера. Мы встречаемся на причале в восемь и идем на моей «Щедрости изобилия» в их штаб-квартиру.

– Он сказал – куда?

Мэннинг покачал головой и снял рубашку.

– Путешествие займет два часа. За это время можно добраться до рифов к северу от Экзюме-Саунда или на другую сторону Кошачьего острова. Куда именно – не знаю.

– А не боишься, что они перережут тебе глотку, как только ты попадешь в их лапы?

– Орлов останется здесь, Сет тоже. Матросом будет человек Винера. Вам не о чем беспокоиться. Сыграл я убедительно. Попросил сто тысяч, и Винер даже глазом не моргнул.

Моррисон направился к двери:

– Надо кое-что подготовить, если мы хотим провернуть эту операцию.

Мэннинг, который шел в ванную, приостановился.

– Учтите, Моррисон. Если вы попытаетесь вызвать сюда флот или дополнительные отряды копов, они почуют, что запахло жареным, и уж тогда мы их надолго потеряем.

– И все-таки я предупрежу кое-кого в Нассау, чтобы накрыть их сразу, как только узнаем, где штаб-квартира.

– Смотрите – больше никаких мер не принимайте, – предупредил Мэннинг, зашел в ванную и включил душ.

Глава 16

Греческий огонь

Легкий ветерок, потянувший с моря, разбудил Мэннинга. Он лежал на балконе в плетеном кресле с полотенцем, обернутым вокруг бедер, и, еще не проснувшись окончательно, плохо представлял, где находится. Дневная жара спадала, солнце закатывалось за горизонт.

Наконец окончательно придя в себя, он встал и, задержавшись возле французского окна, прислушался к ровному дыханию Сергея, потом бесшумно пересек устланную ковром комнату, вытащил из шкафа чистую одежду и начал одеваться. Когда Гарри застегивал пояс, раздался резкий телефонный звонок.

– Мэннинг слушает, – тихо произнес он.

– Говорит администратор, мистер Мэннинг. Вас хочет видеть некая леди. Мисс Мелос.

– Скажите ей, что я сейчас спущусь.

Орлов продолжал мирно спать, и капитан, натянув на себя холщовый пиджак, вышел из комнаты, тихо притворив за собой дверь.

Девушка сидела на диване и листала журнал. Льняное платье без рукавов сидело на ней безукоризненно, длинная черная коса была перекинута через плечо.

– Привет, Анна.

Она встала и застенчиво улыбнулась, явно не находя слов.

– Добрый вечер, Гарри.

В зале играли музыканты, и Мэннинг, усмехнувшись, спросил:

– Ты, наверное, еще не ела?

– Спала целый день, – покачала головой Анна. – А когда проснулась, у меня была одна мысль – повидать тебя.

– Здесь прекрасно кормят. Сначала поужинаем, а все разговоры потом.

Несмотря на ранний вечер, несколько пар уже устроились за столиками. Старший официант подошел к ним с приветливой улыбкой.

– Может, пройдете в кабинку, мистер Мэннинг?

– Пойдем в кабинку? – спросил капитан свою спутницу.

Анна кивнула, и они двинулись через зал.

От меню Гарри отмахнулся сразу:

– Мы будем есть зеленый черепаховый суп, засоленную свинину с пряностями, а потом – печенью бананы в бренди. Начнем с двух порций водки со льдом.

Анна улыбнулась и покачала головой.

– Ты всегда знаешь, чего хочешь, верно?

– Это касается только местной кухни. Как твой отец?

– Гораздо лучше. Он тоже хотел прийти, но знал, что мне это не понравится.

– Если вы собираетесь затеять спор о судне, то сразу предупреждаю – пустая трата времени. При первой же возможности я оформлю все бумаги.

– Мы не можем принять твой подарок, Гарри. Перво-наперво, «Щедрость изобилия» раз в пять лучше нашего корабля. Кроме того, я разговаривала с Сетом и узнала множество вещей. Оказывается, «Щедрость изобилия» – это все, что у тебя осталось.

– И следовательно, мы с твоим отцом в одинаковом положении. Но вот в чем большая разница: он стар, а у меня еще есть впереди время.

– Я своего отца знаю. – Анна тряхнула головой. – Он гордый. И не возьмет твой корабль. Ты слишком ему нравишься.

– Проклятые греки, вы все такие же – со времен Одиссея ничуть не изменились. Но мой корабль отправится в Хармон-Спрингс, нравится вам это или нет. Вот пройдет сегодняшний вечер, и «Щедрость изобилия» станет собственностью твоего отца. И точка.

– Сегодняшний вечер? – слегка нахмурилась Анна. – Что ты имеешь в виду?

– Я отправляюсь в маленькое путешествие с Винером. Пара часов туда, пара часов обратно. Не больше.

Побелев как мел, Анна подалась вперед:

– Ты опять суешь голову в петлю.

– А что мне терять? – колюче усмехнулся Мэннинг.

В этот момент принесли суп, и он намеренно поменял тему разговора. Аппетит у Анны оказался прекрасный. Мэннинг с удовольствием наблюдал, как она ела.

Заказав кофе, он извинился и поднялся в комнату Моррисона. Дверь была заперта. Он тихо постучал – никакого ответа. Спустившись по лестнице, Гарри задержался возле стойки администратора, чтобы прикурить, и бросил взгляд на панель. Ключ Моррисона висел на крючке. Мэннинг вернулся в зал.

Музыканты снова начали играть, и он, подойдя к столу, с улыбкой предложил руку Анне.

– Потанцуем?

Она встала, и они двинулись к маленькой танцплощадке. Обняв партнера за шею, Анна уронила голову ему на плечо и прижалась так страстно, что он чувствовал все ее тело, от груди до бедер.

Когда музыка умолкла, они застыли на мгновение. Потом девушка мягко высвободилась из его объятий.

– Здесь жарко.

– На улице прохладнее, – согласился Мэннинг.

Обогнув отель, они очутились на тропинке, которая вывела их в сады за город, где росли казуарины, потом они миновали пальмовую рощу, посаженную много лет назад первыми поселенцами. Тропинка оборвалась на краю скалы, под которой виднелась белая полоска пляжа.

Море казалось черным на глубине, а возле берега переливалось оранжевыми и серыми красками. Огненный шар заходящего солнца завис на горизонте. Человеческая душа не может вместить такую красоту, и Мэннинг почувствовал печаль и опустошенность. Анна повернулась и посмотрела на него странным, как будто отчужденным взглядом. Мэннинг взял ее за руку, и они вместе стали спускаться по широкой дорожке к берегу.

Гарри приостановился, закуривая сигарету. А когда поднял глаза, Анна медленно обернулась и пристально, в упор, взглянула на него. Ее лицо, словно озаренное внутренним светом, никогда еще не казалось ему столь прекрасным. Она прошептала его имя, чуть пошатываясь, подошла поближе, и они вмести, прижавшись друг к другу, шагнули к самой кромке воды. Все получилось легко и естественно. Анна притянула его к себе, жадно ища губами его губы, он поднял ее на руки и отнес подальше от воды. Когда Гарри бережно уложил Анну на песок, ее лицо было мокрым от слез.

Рука об руку они возвращались в город по той же тропинке – среди пальм и садов. Платье Анны, мокрое и мятое, совсем потеряло вид. Остановившись возле освещенного окна, она осмотрела себя и засмеялась счастливым смехом.

– Нужно срочно переодеться. Не стоит шокировать старого папочку.

Мэннинг преисполнился к ней нежности.

– Сожалеешь о том, что случилось?

Анна, посерьезнев, покачала головой.

– А ты?

– А как ты думаешь? – Мэннинг улыбнулся и дотронулся рукой до ее лица.

Они срезали путь, пройдя через сад позади одного из отелей. До них донесся плеск воды в фонтане, скрытом где-то за кустами. В воздухе разливались густые ночные ароматы, наполняя душу острой тоской по чему-то неведомому. Но это что-то, как и всегда, пряталось в ночной тьме и до него невозможно было дотянуться.

Чуть замедлив шаг, Гарри зажег спичку, чтобы закурить сигарету, и пламя на мгновение высветило лицо Анны. Она пристально изучала его, в ее глазах плясали огненные искорки, и невозможно было угадать, что таится в их глубине. Он понял, что она каким-то непостижимым образом уловила его настроение.

Анна дотронулась до его руки.

– То, что случилось там... не имеет никакого значения. Ты свободен, как и раньше.

– Да, Анна. Я понимаю.

Он чувствовал, что она ожидает чего-то большего. Но не мог ничего придумать – во всяком случае, ничего утешительного. И они продолжили путь в молчании.

Залитый огнями отель «Каравелла» веселился, звуки голосов и беззаботный смех эхом отдавались в ночи, смешиваясь с зажигательным прерывистым ритмом goombay.

Возле ступенек, ведущих к парадной двери, они задержались.

– Я на пару минут отлучусь, – шепнул Мэннинг. – Хочу переговорить с Моррисоном.

В причудливом фантастическом свете, который отбрасывали китайские фонарики, развешанные на ветвях миндальных деревьев, ему никак не удавалось разглядеть лицо Анны, но он почему-то был уверен, что она внутренне отдаляется от него.

– Я пойду, – отозвалась девушка. – На сборы у нас мало времени.

Гарри хотелось сказать ей что-то важное, но слова опять не шли на ум. И чего она добивается от него, эта смуглая красавица? То, что между ними произошло, осталось в другом измерении. И пусть все так и будет.

– Увидимся позже, – выдавил он.

Анна повернулась и скрылась в темноте.

Возле стойки администратора Мэннинг приостановился, доставая очередную сигарету. Ключ от номера Моррисона висел на месте. Слегка нахмурившись, Гарри поднялся по лестнице. Что вытворяет этот американец, черт бы его взял?

Войдя в свою комнату и включив свет, он нахмурился еще больше: кровать прибрана, французские окна распахнуты, а Орлова и след простыл.

Вернувшись вниз, капитан снова задержался возле стойки администратора.

– Где джентльмен, который остановился в моем номере? Вы его видели?

– Он вышел с полчаса назад, сэр.

Мэннинг помрачнел, в нем шевельнулась тревога.

– Один?

– О нет, сэр, – покачал головой клерк. – Его сопровождал мистер Моррисон, американский джентльмен, который живет в номере 105.

С чувством облегчения Гарри повернулся и направился в бар. Закурив, заказал себе барсарди. Когда бармен подал ему бокал, из толпы вынырнул Винер.

– За счет заведения, Джордж, и мне принеси то же самое. – Винер повернулся к Мэннингу с улыбкой, столь же изысканной, как и его белый фрак: – Ну что, дружище?

– В любое время.

– Мне нужно кое-что здесь уладить. Увидимся на причале на часок попозже, чем условились. – Немец поднял бокал, и чуть заметная усмешка тронула кончики его губ. – Надеюсь, наш вояж увенчается успехом.

– Обо мне не переживай. Я своего добьюсь.

Прикончив свой бокал, Мэннинг протиснулся сквозь танцующую толпу, вышел на свежий, бодрящий воздух и погрузился в тяжкие раздумья. По непонятным причинам Винер явно издевался над ним, а он никак не мог сообразить, в чем тут дело.

~~

* * *

~~

Хотя на нескольких кораблях горели огни, на причале не оказалось ни души. Подходя к «Щедрости изобилия», Мэннинг услышал звуки радио, настроенного на одну из многочисленных американских программ, по которым часто передавали «Вальс Тристи».

Ступив на палубу, он затаился в тени, возле трапа, вновь охваченный щемящим предчувствием беды; дослушав песню, вздохнул и сделал шаг вперед. И тут кто-то сильно ударил его ногой в спину. Гарри покатился вниз по ступенькам, влетел в распахнутую дверь кают-компании и рухнул на колени.

Едва он начал приподниматься, как чей-то голос произнес:

– Осторожно, Мэннинг.

За дверью стоял Ганс с автоматом; Анна, ее отец и Сет сидели у одной стенки кают-компании, Орлов и Моррисон – у другой. Угрюмый здоровяк, негр из местных, в полосатой красно-белой фуфайке, вооруженный автоматическим пистолетом, занял позицию при входе.

Капитан встал, подняв руки, Ганс, профессионально обыскав его, вытащил «люгер». Запихнув его за пояс, он отступил назад. Мэннинг обернулся.

В дверях стоял Курт Винер.

– Ну вот мы и готовы к отплытию, – сказал он.

Глава 17

Зеленый свет

Когда «Щедрость изобилия» вышла из гавани и свернула в пролив, Гарри оглянулся и посмотрел на огни Испанского Рифа, исчезавшие в ночной мгле. Сейчас он был бессилен что-либо предпринять. Огромный негр стоял в углу, прислонившись к стене рубки. Приклад автомата покоился у него на сгибе локтя. Третий охранник с винтовкой сидел на корме на корточках.

Через некоторое время в рубку вошел Винер:

– Можешь подождать снаружи, Чарли. Не думаю, что мистер Мэннинг выкинет какую-нибудь глупость.

– Я бы на твоем месте на это не рассчитывал, – проворчал капитан, когда Чарли вышел.

– О нет, я совершенно уверен, – отозвался немец. – Ганс получил приказ: если на палубе начнется заварушка, он тут же откроет огонь. Надеюсь, ты понимаешь, что можно натворить одной автоматной очередью в узком пространстве каюты.

– Ладно, пока твоя взяла, – сказал Мэннинг. – Куда мы направляемся?

Винер склонился над картой:

– Джексон-Кей, примерно в десяти милях от южной оконечности Кошачьего острова. Знаешь это место?

– Бывал поблизости пару раз. Слышал, что это владения какого-то американского миллионера.

– Так было год или два назад. Сигарету хочешь?

Отказываться не имело смысла, и Мэннинг подался вперед, поближе к горящей спичке, которую протянул ему Винер. Северо-западный ветерок, дующий с пролива, залетал в открытое окно, неся с собой остатки дневной жары. Луна еще не взошла, но небо казалось живым, оно так и переливалось ярким сиянием мириадов звезд.

Винер глубоко вдохнул свежий воздух, следя за стайкой летающих рыб, которые выпрыгнули из моря, в облачке фосфоресцирующих брызг.

– А знаешь, Гарри, в такую ночь хорошо ощущать себя живым, – совершенно искренне произнес Винер.

– Временами я почти полностью уверен, что ты принадлежишь к виду homo sapienc, – покачав головой, ответил Мэннинг.

– Дорогой мой, во всем этом нет ничего личного. Пойми, наконец! Ты оказался настолько глуп, что ввязался в дело, не имеющее к тебе никакого отношения. И потом здорово проиграл. Вот и все.

– Ты не забыл о Марии и Джимми Уолкере?

Винер вздохнул и беспомощно пожал плечами.

– Печальная необходимость, и, уж конечно, не мое решение.

– Могу побиться об заклад, что не твое. Как ты сумел так быстро схватить меня за яйца?

Зубы Винера блеснули в темноте.

– Комната Моррисона прослушивалась с того момента, как он сюда приехал. Я сидел в своем кабинете и слушал ваши разговоры все, до единого слова. Если ты рассчитываешь на помощь Нассау – забудь о ней. После того как ты ушел, Моррисон никуда один не отлучался.

– А Орлов?

– Это проще простого. Звонок от администрации отеля. Клерк передал твою просьбу как можно быстрее прийти на борт «Щедрости изобилия».

Винер прав. Все было просто. Чертовски просто, Мэннинг с трудом подавил кипевшую в нем темную ярость и взглянул на карту.

– Ты все здорово продумал.

– Согласен. Но, может, все-таки что-то просмотрел?

– Что нас ждет, когда мы доберемся до места?

– Боюсь, ответа на твой вопрос тебе придется подождать, – усмехнулся Винер и, открыв дверь, крикнул Чарли. – Позови Пако, он мне нужен.

Негр помахал человеку, стоявшему на корме, и тот сейчас же направился к рубке.

– В чем дело? – спросил Мэннинг.

– Легкий отрезок пути. Пако постоит у руля, а ты пойди к своим друзьям. Я позову тебя, когда понадобится. Проводи его, Чарли.

Мэннинг спустился в кают-компанию. Сет и Анна готовили кофе. Ганс сидел, прислонившись к стене, возле двери на камбуз. Его палец лежал на спусковом крючке автомата.

Не обращая внимания на немца, Гарри присел на корточки рядом с папашей Мелосом.

– Как дела, папаша?

По сравнению с прошлой ночью, когда они бежали из Сан-Хуана, старик выглядел гораздо лучше.

– Со мной все в порядке, сынок. Не беспокойся.

Похлопав по плечу Сета, капитан подошел к Орлову и Моррисону.

– Сигареты есть?

Американец, очень бледный, со свежим синяком на шее, вытащил пачку.

– Сильно помялись, но курить можно.

– Похоже, вы вели себя неосторожно, мистер?

– Было дело, – кивнул он.

– А ты как? – Мэннинг внимательно оглядел Орлова. – Винер что-нибудь сказал?

– Все как обычно. Если буду послушным мальчиком и сделаю то, что мне велят, они устроят мне райскую жизнь.

– Хорошее предложение, учитывая нынешнюю ситуацию.

Орлов тяжко вздохнул.

– Беда в том, что мое правило – никогда не возвращаться к одной и той же теме.

Сет принес из камбуза кофе, Анна шла за ним следом с тарелкой сандвичей. Когда она наклонилась, чтобы поставить ее в центр стола, Ганс провел рукой по ноге девушки. Она обернулась и не задумываясь влепила немцу пощечину. Тот схватил девушку за запястье и начал выкручивать руку, заставив упасть на одно колено.

Не успел Мэннинг привстать, как Орлов уже вскочил с места.

– Убери от нее лапы, ты – свинья!

Сергей двинулся к Анне, но Ганс оттолкнул ее и поднял автомат:

– Еще один шаг, и я начиню твое брюхо свинцом.

– Что ж, давай! – Орлов резко рассмеялся и вытянул руки. – Винер будет в восторге. От мертвых проку мало.

На лбу у немца выступили капельки пота, он облизал свои пересохшие губы.

– Сядь и не разевай пасть.

– Лучше не перечьте ему, мистер, – крикнул Чарли, который стоял на трапе. – А то я ведь могу угостить вас прикладом по голове.

Не обращая внимания на его слова, Орлов дал руку Анне, усадил ее за стол и с улыбкой сказал охраннику:

– Обещаю, это не повторится.

Когда Анна тепло улыбнулась Сергею в благодарность за помощь, Мэннинг вдруг ощутил укол слепой ревности. Но ведь он не имеет на это права. Совершенно никакого права. Подойдя к столу, он взял чашку с кофе и вернулся на свое место.

Орлов и Анна некоторое время тихо переговаривались, потом инженер зевнул, пересек кают-компанию и уселся рядом с Сетом и папашей Мелосом, прислонился к стене и закрыл глаза.

Мэннинг скрестил руки и свесил голову на грудь. В каюте наступила тишина, только волны бились о корпус судна. Его охватило странное чувство фатальной неизбежности происходящего. Курс его жизни был уже определен, пути назад нет. Никому не дано избежать своего конца.

Анна сидела, положив голову на руки. Сначала Гарри показалось, что она спит, но она вдруг слегка повернулась к нему, открыла глаза и уставилась на него не мигая. Одна рука девушки по-прежнему лежала на столе, защищая ее от взглядов Ганса. Другой рукой Анна очень осторожно стала открывать ящик для карт.

Мэннинг тут же вспомнил про «смит-и-вессон». Он мельком увидел револьвер, который девушка положила себе на колени. Потом она расстегнула платье, спрятала под ним оружие и застегнула пуговицы снова.

Все это время Анна не отрывала от Мэннинга пристального взгляда. Почувствовав, как страх пронзил его, словно холодное лезвие ножа, он слегка покачал головой: сейчас револьвер бесполезен. Стоит Гансу или Чарли открыть огонь из автоматов, и здесь в течение нескольких секунд все превратится в кровавое месиво.

С трапа раздался чей-то голос, и Чарли встал на ноги, кивнув Мэннингу.

– Мистер Винер зовет вас.

Винер стоял у поручня на мокрой от брызг палубе, вглядываясь в туманные очертания Кошачьего острова. Когда Мэннинг приблизился, он обернулся к нему.

– Осталось недолго, Гарри. Я хочу, чтобы ты опять встал у руля. Возможности Пако не безграничны. Придет срок, и я дам тебе более конкретные распоряжения.

Мэннинг вошел в рубку, кубинец удалился. Хотя луна еще не взошла, видимость оставалась на удивление хорошей. Каждый риф и остров, отмеченный на карте, четко проступал в ночной мгле.

«Щедрость изобилия» прошла между двух маленьких островов. Подальше лежал третий – громадный Джексон-Кей. В рубке появился Винер.

– Сейчас ты увидишь мигающий зеленый свет. Держи курс на него, но сбавь скорость. Канал здесь узкий.

На малой скорости капитан стал приближаться к рифу. Высоко на скале возник дом, а потом Гарри увидел внизу зеленый огонек, мерцающий в темноте.

– Мы подошли совсем близко к скале.

– Канал ведет в пещеру, – объяснил Винер. – Не волнуйся – держи курс на свет.

Вокруг них нависали уступы скал, потом судно содрогнулось и вошло в пещеру через сводчатую арку. Зеленый фонарь находился на краю каменного мола. Очевидно, его приводил в действие таймер. В укромной гавани стоял сорокафутовый дизельный катер кремового цвета, с красной полосой, проходящей по ватерлинии. Мэннинг поставил «Щедрость изобилия» рядом с катером, и Пако перепрыгнул на каменный мол с тросом в руке.

Капитан выключил двигатель и, едва оказавшись на палубе, почувствовал пронизывающий холод. Воздух в пещере был сырым и промозглым.

– После вас, – весело раскланялся Винер и указал на поручень.

Гарри шагнул на мол, и вскоре рядом с ним уже стояли остальные пленники. Каменные ступеньки, едва различимые в полумраке, вели на площадку. Мэннинг устало вскарабкался по ним вслед за Винером.

Оказавшись наверху, немец открыл дверь, за которой начинался коридор, выложенный каменными плитами. В дальнем его конце виднелась еще одна дверь. Винер открыл ее, и, поднявшись на несколько ступенек, они оказались в большом со вкусом оформленном холле.

На полу лежали ковры, стены были обшиты дубовыми панелями. Винер провел пленников в следующую комнату, где сидели двое мужчин, очевидно, кубинцы. Один, в наушниках, возился с коротковолновой рацией, другой что-то писал за столом. При виде вошедших он с улыбкой встал.

– Вам удалось схватить их всех? – спросил кубинец по-испански. – Были сложности?

– Никаких проблем, дорогой Варгас, – тоже по-испански ответил Винер, – американец попал к нам в руки, еще не успев связаться с отделом британской разведки в Нассау. Провести их к полковнику?

Варгас покачал головой.

– Только сеньора Мэннинга. Остальных пока проводите вниз. Проследите за этим, пожалуйста.

Пока Винер отдавал распоряжения Гансу и Чарли, Варгас скрылся в другой комнате. Через несколько минут он вернулся.

– Прошу, сеньор Мэннинг.

Винер собрался было последовать за ним, но Варгас покачал головой.

– Полковник хочет поговорить с сеньором Мэннингом наедине.

Немец, пожав плечами, удалился.

Переступив порог, Гарри мельком осмотрел комнату. Она была большая и уютная, в широком камине весело потрескивали поленья, на стенах висело множество полок с книгами.

И вдруг ему показалось, что стены поплыли у него перед глазами и он лишается рассудка. Борясь с подступающей тьмой, Гарри глубоко вздохнул. Но вот туман рассеялся, и он понял, что зрение его не обмануло. В дальнем конце кабинета за письменным столом сидела Мария. Гимнастерка цвета хаки с расстегнутым воротничком. Черные волосы стянуты сзади красной лентой – единственная уступка женственности. Безмятежно-спокойное лицо.

Глава 18

Цель терроризма – терроризировать

За спиной Марии виднелось огромное, во всю стену, окно, и Мэннинг слышал, как волны бьются о скалы, и ощущал запах роз, доносящийся из сада.

– Выпей, Гарри, – предложила она. – По-моему, сейчас тебе просто необходимо взбодриться.

На столике у стены стояло несколько бутылок и бокалы. Капитан налил себе немного рома. Одним глотком опустошил бокал, плеснул еще чуть-чуть и повернулся к Марии.

– Должен заметить, у тебя поразительно цветущий вид, – сделал комплимент Мэннинг, опускаясь в кресло, стоящее у стола напротив нее.

– О тебе такого не скажешь. И неудивительно при таких обстоятельствах. Сколько всего случилось с тех пор, как мы виделись в последний раз!

– Как я припоминаю, встреча происходила в постели, – сухо уточнил Мэннинг. – Винер все твердил о каком-то полковнике. Уж не тебя ли он имел в виду?

– Я полковник специального подразделения военной разведки кубинской армии, – спокойно объяснила Мария. – Возглавляю группу, работающую на Багамах.

– И так было с самого начала? С того момента, как я подобрал тебя там, в проливе, на корабле с беженцами?

– Именно.

– А Винер?

– Его ничего не стоило завербовать, когда я выяснила, какие у него взгляды.

– А я? Я-то как вписывался в эту картину?

– Ты тоже приносил кое-какую пользу, Гарри.

Нахмурившись, он на мгновение задумался, но потом понял, что имела в виду Мария.

– Ну конечно же? Старый добряк Санчес, и письма для твоей матери, которые шли через меня.

– Не все можно передавать по рации, – кивнула Мария, – даже в зашифрованном виде.

Мэннинг опять подошел к столику и взял бутылку с ромом.

– Просто для интереса, объясни, что случилось на самом деле в ночь твоего отъезда?

Мария вынула сигарету из серебряной коробочки, стоявшей на столе, закурила и откинулась на спинку кресла.

– Многое совпало. Несколько дней мы готовили убийство Мигеля де Родригеса. На меня не должно было пасть и тени подозрения.

– А почему вы ввели в операцию Гарсию?

– Его все равно предстояло убрать. Он предатель, который решил купить себе возвращение на родину.

– Зачем ты изобразила дело так, будто вылетела самолетом?

Мария пожала плечами.

– Ситуация накалялась. Нам сообщили, что Моррисон – из цру. Когда он приехал на Испанский Риф, я не знала, следит он за мной или нет. Моя смерть – самый верный способ сбить агента со следа, если он действительно взял его.

Теперь Гарри начал лучше понимать события прошлых дней.

– И ты убедила Джимми Уолкера помочь тебе?

Мария кивнула.

– Я сказала, что твои намерения стали слишком уж серьезными и я хочу порвать с тобой. Но если ты узнаешь, что я улетела в Майами, то обязательно будешь преследовать меня там.

– Значит, в ту ночь на самолете тебя вообще не было?

– Бедняга Джимми, – продолжала Мария, покачав головой. – Он думал, что я буду его ждать в коттедже на берегу моря. На следующий день он собирался увезти меня в Веракрус.

На мгновение перед глазами Мэннинга всплыло бледное лицо Джимми, его волосы, колыхавшиеся в зеленоватой воде. Его охватил гнев.

– Он любил тебя, Мария. Или это ничего не значит для тебя?

– Мигель де Родригес должен был умереть. Он враг нашего государства и представлял угрозу для каждого свободного кубинца.

– На самолете летели еще трое. Их тоже следовало отправить на тот свет?

– Печальная необходимость. Но мы должны показать врагам, что наши намерения серьезны.

– Значит, тебе можно убивать невинных?

– Цель терроризма – терроризировать. Только так маленькая страна способна победить империю. Это сказал Ленин.

– Для данного случая больше подходит другой лозунг: «Мы тебя похороним». – Мэннинга вдруг охватило отвращение. – Господи, сколько же тебе заплатили?

– Этого не требуется, – возразила Мария все тем же неестественно спокойным тоном. – Я выполняла свой долг перед народом. Наши цели оправдывают любые жертвы.

Выпитый ром и исповедь Марии доконали Мэннинга. Он вдруг почувствовал, что все кругом расплывается, теряет четкие очертания, становится нереальным. Происходящее виделось как бы со стороны, словно ему снился какой-то дикий, кошмарный, бессмысленный сон, не имеющий ни начала, ни конца.

– Мой отец был хорошим человеком, – говорила Мария. – Адвокатом. Он помогал беднякам и защищал политических, от которых отказывались другие юристы. Однажды ночью, мне тогда едва исполнилось тринадцать, к нам пришли люди из тайной полиции Батисты. До полицейского управления отца не довезли. Нам сообщили, что его застрелили при попытке к бегству.

– Я не оправдываю режим Батисты, – вставил Мэннинг. – И ни один нормальный человек, начиная с президента США, не сделает этого.

– А позже той же ночью они вернулись, чтобы обыскать дом и найти какие-то бумаги, – продолжала Мария. – Шестеро увели мою мать в сад. Солдат, которого оставили сторожить меня, забрался в бар и, когда напился как следует, изнасиловал меня.

Ее голос дрогнул, но Мэннинг не обратил на это внимания. Закрыв глаза, он боролся с душевной болью, которую ощущал почти физически. Его душил спазм в горле. Гарри, пошатываясь, добрел до столика, налил в бокал холодной воды и залпом выпил.

Когда он повернулся, на лице Марии мелькнуло что-то вроде сочувствия.

– Это уже не имеет значения, Гарри. И было очень давно.

Он покачал головой.

– Такие вещи происходят и сейчас. Неужели ты думаешь, что нынешняя тайная полиция действует иначе, чем люди Батисты? Кастро сохранил все самое мерзкое, что расцвело при старом режиме, и добавил кое-что свое.

Мария вскочила с кресла, ее лицо вспыхнуло от гнева.

– Не смей говорить так. Я не позволю. Я была с Фиделем в те дни, когда он прятался в горах. Он великий человек.

– Что ж, если полковник не разрешает, значит, так тому и быть, – тихо согласился Мэннинг.

Мария вышла на террасу через французское окно, и спустя минуту Гарри последовал за ней. На мгновение ему показалось, что они плывут куда-то в пространстве. Ночной воздух был напоен ароматами цветов, огромный мерцающий звездами купол темного неба тонул в море.

– Что нас ждет? – спросил капитан.

– Вас отвезут обратно в Сан-Хуан. Всех.

– И мы предстанем там перед судом за преступления, совершенные против вашего государства?

– Нет, это невозможно, – покачав головой, ответила Мария.

– Ну еще бы. Нужно ведь принять в расчет и Орлова. Какая жалость, что вы не сможете устроить настоящий «демократический» судебный процесс – они ведь сейчас так популярны в Гаване. Представляю: провести его в каком-нибудь парке отдыха, чтобы все видели, как торжествует справедливость!

– Гарантирую тебе и судебный процесс. А справедливость действительно торжествует на Кубе.

Мэннинг чувствовал себя бессильным против ее фанатизма и искренней веры. Он вздохнул и покачал головой.

– Ты победила, Мария. Когда мы выезжаем?

– Мы все уедем завтра вечером, после того как завершится наша боевая операция.

– Вряд ли вам что-нибудь удастся. Судя по тому, что знает Моррисон, вы за последнее время немного перестарались. Еще чуть-чуть – и ситуация здорово накалится, вот увидишь.

– Тогда уже будет поздно. Слишком поздно.

При всем внешнем спокойствии Марии в ее голосе появилась некоторая напряженность, а в словах угадывался какой-то второй смысл. Мэннинг уловил это сразу.

– Есть такая пословица: повадился кувшин по воду ходить...

– Ты имеешь в виду станции слежения? – Мария покачала головой. – Нет, на сей раз мы ведем большую игру.

– Какую же?

Впервые за их встречу она улыбнулась.

– Дин Раск и лорд Хоум.

Казалось, весь мир вокруг замер. Гарри во все глаза смотрел на ее спокойное решительное лицо, а потом, повинуясь невольному порыву, протянул руки к горлу Марии.

Она даже не пыталась защищаться, но тут же раздался резкий щелчок: кто-то взвел курок, и из темноты появился высокий смуглый кубинец в матросской фуфайке с автоматическим пистолетом. Мэннинг опустил руки.

– Ты принимаешь меня за дурочку, Гарри?

Не дожидаясь ответа, Мария вернулась в комнату. Мэннинг еще минуту постоял на террасе, глядя в темноту. Он размышлял о том, насколько грандиозно задуманное ею мероприятие. Когда он, наконец, покинул террасу, Мария сидела на прежнем месте.

Мэннинг обогнул письменный стол и встал напротив нее, лицом к лицу.

– У тебя ничего не получится, Мария. Никто не сумеет прорваться через систему охраны, которая окружает этих двоих.

– Когда тщательно все планируешь, ничего невозможного нет. – Она выдвинула ящик, вытащила оттуда карту и разложила ее на столе. – Вот здесь Нассау, в пятнадцати милях от него – Лифорд-Кей, где должна состояться встреча Раска и Хоума. Завтра в два часа дня они совершат небольшой круиз на яхте с дизельным мотором. В три – бросят якорь рядом с красным бакеном, который специально установили в проливе, и будут смотреть соревнования по водным лыжам. Мы знаем об их программе, плане передвижения, маршруте абсолютно все.

– И ты думаешь, вам позволят подойти к ним близко?

– А нам вообще не нужно находиться там, – терпеливо объяснила Мария. – На рассвете я надену акваланг и поплыву от Лифорд-Кей в пролив.

– На рассвете? – нахмурившись, переспросил Мэннинг. – Не понимаю.

– Поймешь, уверяю тебя, Гарри. Об этом напечатают во всех газетах. – Мария нажала на кнопку интеркома, дверь тут же открылась, и появился Варгас. – Я закончила с сеньором Мэннингом. Отведите его к остальным.

– Мария, ради Бога, послушай... – попытался он воззвать к ее сердцу.

Охранник, стоявший на террасе, вошел в комнату. Мария положила перед собой листок бумаги и взяла ручку, показывая, что аудиенция окончена. Круто развернувшись, капитан быстро миновал Варгаса и оказался в соседнем кабинете.

На краешке письменного стола сидел Винер и курил сигарету.

– Жизнь полна неожиданностей, верно, Гарри? – криво усмехнулся он.

Ничего не ответив, Мэннинг вытащил сигарету из пачки, лежавшей на столе.

– Она сумасшедшая. И все вы спятили, если думаете, что ваш план сработает.

– Не кипятись, Гарри. План и в самом деле очень хорош.

– Ну да, как же.

Охранник ткнул Мэннинга в спину стволом своего автоматического пистолета и повел к двери. Рядом шагал Винер. Они миновали коридор и спустились на один пролет по лестнице, находившейся в задней части дома.

Там, внизу, располагался огромный винный погреб. Белые оштукатуренные стены ярко освещала голая электрическая лампочка. Пако и Чарли, люди Винера, сидя на корточках, играли в карты. Их автоматы стояли у стены.

Увидев немца, Пако вскочил на ноги и вытащил из кармана связку ключей.

– Куда его?

– Конечно же к друзьям, – любезно ответил Винер. – Там все, Гарри, кроме твоей подружки. У нее отдельные апартаменты. Мария на сей счет настоящая пуританка. Просто удивительно.

Они прошли мимо нескольких запертых на тяжелые железные засовы дверей с маленькими зарешеченными окошками. Краем глаза Мэннинг заметил за одним из них бледное лицо Анны. Охранник остановился возле соседней двери. Заскрипел засов. Капитана затолкнули внутрь, и дверь с грохотом захлопнулась.

Не обращая внимания на град вопросов, которыми его засыпали, он прильнул к окошку, провожая взглядом Винера. Потом вдруг резко рассмеялся и обернулся к остальным.

– Господи помилуй, Гарри, что все это значит? – спросил Моррисон.

– Вот какие штучки выкидывает жизнь! Мне сейчас пришло в голову. Представляете, два сильных мира сего должны погибнуть только потому, что семнадцать лет назад какой-то пьяный мужик изнасиловал маленькую девочку.

Глава 19

Морские гонки не на жизнь, а на смерть

Было ужасно холодно. Мэннинг уселся, прислонившись к стене, и закурил сигарету, предложенную Моррисоном. Сет и папаша Мелос задремали, Орлов прилип к зарешеченному окошку, а американец без устали мерил шагами камеру.

Наконец он присел на корточки возле Гарри.

– Я свихнусь, если мы не выберемся отсюда в ближайшее время.

– Что толку в таких разговорах? Сколько сейчас?

Моррисон посмотрел на светящийся циферблат своих часов.

– Два часа.

– Они скоро уедут, – пожал плечами Мэннинг. – Иначе им не добраться до Лифорд-Кей к рассвету. Путь туда часа три.

– Хотелось бы мне знать, что они будут делать дальше.

– Возможно, установят мину где-нибудь в канале. Тогда все совпадет: ведь Мария сказала, что во время взрыва их уже и след простынет.

– Но по каналу проходит множество судов, – возразил Моррисон. – Не слыхал еще о минах, которые сами выбирают свою жертву, – американец вскочил на ноги. – Господи, стоит только подумать, и мороз по коже продирает. Неужели эти шизоиды не понимают, что творят? Они ведь разжигают новую войну. Никто не поверит, что кубинцы решились на такое по собственной инициативе.

– Наверное, они и рассчитывают втянуть Россию в конфликт.

– А мы торчим здесь! Господи, чего бы я сейчас не отдал за пистолет!

– Револьвер есть у Анны, – хмыкнул Гарри. – Когда мы были на корабле, я видел, как она взяла мой «смит-и-вессон» из ящичка для карт.

– Какого черта она не пустила его в ход?

– Я рад, что у нее хватило здравого смысла не сделать это. С такой игрушкой против автомата? Или вы попытали бы счастья?

– Учитывая обстоятельства, думаю – да.

Мэннинг повернулся к Орлову, который не сводил глаз с охранников.

– Что там происходит?

– Ничего особенного. Они раздобыли бутылку виски. Вылакали уже половину. Местный пьянеет медленнее, чем Пако.

– Они сообщили что-нибудь интересненькое?

– Обычная трепотня, – ответил Орлов, пожав плечами. – Делятся своим сексуальным опытом. Пако, очевидно, положил глаз на Анну. А Чарли его предупреждает: если, мол, полковник узнает, что девицу хоть пальцем тронули, то последствия будут весьма плачевны.

– Господи, спасибо тебе хоть за это, – отозвался Гарри.

На лестнице раздались шаги.

Мэннинг глянул через решетку: в погреб спустился Винер. Он что-то сказал Чарли, который торопливо подхватил свой автомат и пошел наверх. Немец встал прямо возле двери.

– Я подумал, что тебе будет интересно, Гарри, мы уезжаем. Но ты не волнуйся. К полудню вернемся.

– На твоем месте я бы не был таким самоуверенным, – бросил Мэннинг.

Винер хихикнул в ответ и удалился.

Через несколько минут раздался глухой рев дизельных моторов. Когда он затих, в погребе вдруг стало как-то неестественно тихо. Пако вытащил бутылку виски, которую поспешно спрятал при виде Винера, и поднес к губам.

Капитан отошел от оконца и уселся рядом с Моррисоном.

– Ради Бога, дайте мне сигарету.

Они молча сидели в темноте, и Мэннинг чувствовал, как последние силы уходят из его уставшего тела. Они ничего не могли сделать. Вообще ничего... И тут Пако затянул песню.

Он здорово напился. Пленники столпились возле двери и смотрели, как охранник снова приложился к горлышку и начал хохотать, когда виски залило ему лицо и рубашку. Опустошив бутылку, он с размаху разбил ее о стену и, пошатываясь, побрел К камере, в которой сидела Анна.

– Querida, дорогая моя малышка, – взывал пьяный, стоя возле двери и раскачиваясь. – Будь поласковей с Пако. Выходи.

Гарри изо всех сил вцепился в прутья решетки, едва сдерживая готовый прорваться гнев. Пот, смешанный с виски, струился по глупому жирному лицу Пако. Неожиданно охранник засмеялся и, порывшись в кармане, извлек оттуда связку ключей.

– Ну конечно. Какой же я дурак.

Анна не издала ни звука. Пако неверной походкой доковылял до камеры, снял засов, с грохотом распахнулась дверь, которая ударилась о стену так, что ее металлическая обшивка застонала, и, набычившись, ринулся внутрь.

Анна вскрикнула что-то нечленораздельное, а охранник издал гневный вопль. Секунду спустя девушка, спотыкаясь, выбежала на свет. Ее платье было разорвано от плеча до пояса, в правой руке она сжимала револьвер. За ней выскочил Пако и попытался догнать беглянку. И тут Анна повернулась к нему лицом, вытянула руку и выстрелила прямо в голову, уложив на месте. Даже не взглянув, она переступила через тело Пако и вытащила из замочной скважины связку ключей. После четырех неудачных попыток отыскала нужный. Ее пальцы слегка дрожали. Когда замок щелкнул, Анна подняла голову и на мгновение встретилась глазами с Мэннингом, который смотрел на нее через решетку.

Он первым выскочил наружу и, подобрав автомат, бросился к лестнице. Смуглый кубинец, охранявший Марию на террасе, был уже на полпути вниз. Отпрыгнув назад, Мэннинг выставил из-за угла дуло автомата и дал очередь. Кубинец вскрикнул и, кувыркаясь, рухнул вниз. Моррисон подхватил его автомат.

– Что будем делать?

– Здесь есть радиопередатчик. Может, попробуем?

– Хорошая мысль.

Мэннинг поднялся на один пролет по лестнице и осторожно выглянул из-за угла. В коридоре не было ни души, и он махнул рукой остальным.

Когда они подошли поближе, Мэннинг ринулся к двери, ведущей в радиорубку, Моррисон встал рядом. Гарри тихонько повернул ручку и распахнул дверь.

За радиопередатчиком сидел кубинец. Когда он испуганно обернулся, Моррисон шагнул в комнату.

– Делай, что велят, и останешься цел.

Но кубинец, не колеблясь ни секунды, потянулся к автоматическому пистолету, лежавшему перед ним на столе. У Мэннинга не оставалось иного выбора: он дал очередь. Радиопередатчик разлетелся на куски, кубинец, крутанувшись на месте, замер.

И в ту же секунду в дальнем конце коридора раздалась частая пальба. Мэннинг повернулся, чтобы ответить, но пули уже решетили стену. Папаша Мелос вскрикнул от боли и схватился за раненую руку.

– Забирай их отсюда, – заорал Гарри Сергею. – Бегите на корабль. Мы вас прикроем.

Из-за угла в конце коридора показалась чья-то голова, и Мэннинг выпустил в нее длинную очередь. За его спиной бежала Анна, а Сет с Орловым замыкали цепочку, таща старика.

Через несколько мгновений Сергей уже кричал им, стоя у открытой двери. Мэннинг и Моррисон, отстреливаясь, медленно пятились назад, а потом, повернувшись, стремглав метнулись в безопасное место.

Заперев за собой дверь, они спустились вниз и пошли по лабиринту подвалов, пока наконец не добрались до ступенек, ведущих к причалу. Зеленый огонек по-прежнему монотонно мигал, «Щедрость изобилия» тихонько покачивалась на волнах, которые докатывались до самой дальней части пещеры.

Когда беглецы спускались по ступенькам, позади них кто-то уже ломился в дверь. Орлов и Сет осторожно опустили папашу Мелоса на палубу. Бросив свой автомат Сергею, Гарри побежал в рубку.

Заглушая крики прорвавшихся через преграду кубинцев, взревели двигатели. Началась пальба, но «Щедрость изобилия» уже летела вперед. Одна из пуль попала в стеклянную панель рубки, обдав Мэннинга дождем осколков. Орлов и Моррисон открыли ответный огонь. Еще мгновение – и они вышли в открытое море.

~~

* * *

~~

Высокие волны били по корпусу судна, сквозь разбитое стекло в рубку попадали брызги, и Мэннинг стоял у руля с мокрой головой и плечами. Холодная вода и привкус соли на губах вливали в него новую жизнь. Постепенно он перевел двигатели на полную мощность.

Хлопнув дверью, в рубку вошел Сет.

– Я наскоро все осмотрел, Гарри. Корпус вроде бы не поврежден. Больше всего досталось рубке.

– Как дела у старика?

– Могло быть и хуже. Пуля прошла через предплечье. Рана чистая. Дочка и мистер Орлов сделали ему отличную перевязку.

– А чем занят Моррисон?

– Пытается связаться с Нассау по рации, но у него, кажется, не очень-то получается.

Мэннинг включил лампочку и склонился над картой. И тут же на нее упали яркие капли крови. Сет испуганно вскрикнул.

Мэннинг провел рукой по лицу и сморщился от неожиданной боли: осколок стекла оставил глубокий порез на щеке.

– Я возьму пластырь из аптечки, – сказал Сет и вышел на палубу.

Мэннинг снова обратился к карте и, определив координаты, быстро наметил курс. Когда он закончил свои расчеты, в дверях появился Моррисон.

– Ну как, повезло с рацией?

Американец отрицательно покачал головой.

– Я заглянул внутрь. Не хватает пары лампочек. Кто-то хорошо поработал. Что будем делать?

– Вам решать. Я наметил курс на Лифорд-Кей. Мы пройдем примерно в пятнадцати милях восточнее гавани Джонстауна. Если немного изменить направление, вы сможете связаться с Нассау оттуда.

– И тогда все выйдет наружу? – Моррисон помотал головой. – Такая перспектива меня не радует. И мне совсем не хочется тратить время на смену курса. Есть подозрение: если их не остановить, у этих психов все получится. Выходит, их надо догнать.

– Согласен, – отозвался капитан. – Лишь бы погода не подвела. А так у нас есть твердый шанс догнать их до рассвета. Надо добраться до Марии и Винера раньше, чем они закончат свою операцию.

– Вы уверены? Не забудьте, у них час форы.

Мэннинг легонько дотронулся до стенки рубки.

– Мне с детских лет пришлось возиться с кораблями, Моррисон. Вы знаете о них понаслышке, а я на них плаваю. И «Щедрость изобилия» – лучшее судно из тех, что я встречал на своем веку. Она нас доставит куда нужно.

В рубку вошел Сет и тут же встрял в разговор.

– Подержите-ка минуточку руль, мистер Моррисон, а я его перевяжу.

Мэннинг сел, повернул лицо к свету. Сет быстро обработал порез корпией, вымоченной в антисептике, и наложил пластырь.

– Скоро будешь как новенький, – приободрил он капитана.

Тот снова встал у руля, американец закурил.

– А что, если они уже поставят мины, когда мы доберемся туда? Помните, Мария сказала, что поплывет в акваланге.

– Значит, и мы сделаем то же самое. Вытащи все наше снаряжение для подводного плавания и проверь его. Сколько у нас аквалангов? – спросил Гарри Сета.

– Три, но насчет баллонов я не уверен. Мистер Моррисон на днях использовал один в течение часа.

– Проверь получше и доложи.

Сет кивнул и вышел. Моррисон склонился над картой и дрожащим пальцем провел по намеченному на ней маршруту. Когда он поднял голову, его лицо выражало тревогу.

– Если нам придется пуститься за ними вплавь, все может кончиться паршиво.

Мэннинг пожал плечами.

– А вы в состоянии придумать что-нибудь получше? В случае огласки поднимется такая вонь, такой международный скандал, какого не было со времен кризиса.

Моррисон кивнул.

– Вы правы. Другого пути нет.

– Ну, слава Богу, договорились, – усмехнулся капитан. – А теперь идите, помогите Сету со снаряжением и перестаньте дергаться.

Ветер швырял брызги в окна. Потерев уставшие глаза, Гарри Мэннинг сел в кресло, крепко сжимая штурвал. Луны не было видно, но видимость оставалась отличной. Он напряженно всматривался в темноту. Открылась дверь, и вошел Орлов.

– Как папаша Мелос?

– Старика ничем не проймешь. Сейчас он спит.

– Вот и хорошо. Ему здорово досталось.

– Значит, начинаются морские гонки на выживание?

Мэннинг бросил на Сергея быстрый взгляд.

– Моррисон уже говорил с тобой?

– Слышал, вы собираетесь спуститься под воду, готов составить компанию. Как аквалангист я человек полезный.

– Насколько полезный?

– Уже пять лет изучаю жизнь моря – это мое хобби, – ответил Орлов, пожав плечами. – Плавал в основном в Черном море, но с тех пор как получил назначение на Кубу, тоже провел под водой немало времени.

– Можешь считать, что тебя приняли, – усмехнулся капитан.

– О, как я рад, что ты согласился, – возликовал Орлов. – Но я бы настоял на своем в любом случае. Хочешь, сменю тебя на часок? Анна приготовила кофе.

Мэннинг не стал отказываться. У него воспалились глаза, а рана на лице мучительно саднила, словно вытягивая из него последние силы. Он вышел на палубу и, прежде чем спуститься вниз, с минуту постоял у поручня.

Сет и Моррисон разложили снаряжение на полу и на столах в кают-компании. Мэннинг заметил пару новых подводных ружей и, нахмурившись, поднял одно из них.

– А это откуда взялось?

– Мистер Моррисон купил, пока вас не было.

– Как баллоны?

– Не очень, – покачал головой Сет. – В одном акваланге воздуха осталось на сорок минут.

– Должно хватить. – Мэннинг повернулся к Моррисону: – Кстати, Орлов тоже пойдет с нами. В подводном плавании он дока.

– Он мне так и сказал, – вставил Моррисон. – Отличный парень этот русский.

– Это вы еще всего не знаете, – заметил Мэннинг и направился на камбуз.

Навстречу ему из носовой каюты вышла Анна, бледная, измученная, с темными кругами под глазами.

– Ты ужасно выглядишь, – бросил ей Гарри. – Тебе надо поспать.

Анна налила ему кофе.

– Я слышала, о чем говорили Сергей с Моррисоном. То, что ты задумал, безумие, остановись, пока не поздно.

– Не понимаю, – нахмурился Мэннинг.

– Не понимаешь? – В голосе Анны звучало отчаяние. – Для тебя это прежде всего личное дело. Мария одурачила тебя... И ты снова собираешься рисковать своей жизнью ради уязвленного дурацкого самолюбия.

Девушка чуть не плакала. Гарри медленно покачал головой.

– Она ничего не значит для меня. Все кончено. Мария Сэлас утонула возле рифа Черный камень пять дней назад.

Анна резко повернулась и ушла в каюту, захлопнув за собой дверь. Допив кофе, капитан отправился в кают-компанию и растянулся на скамье.

Пять дней назад! Неужели только пять? Время идет, но события повторяются, бесконечно возвращаясь на круги своя, и все заканчивается так, как было предопределено с самого начала. Мэннинг закрыл глаза и погрузился в темные воды сна.

Глава 20

В синей мгле

Рассвет встал серым и холодным, над водой вились плотные клубы тумана, тяжело вздымались глянцевитые волны. Сет вел судно, а Мэннинг стоял рядом и пил горячий кофе.

Под брюки и свитер он надел водолазный костюм, за поясом торчал большой нож с ручкой из коры пробкового дерева, к запястьям были пристегнуты компас и датчик. Мэннинг поставил чашку и поднес к глазам бинокль.

– Ни черта не видно, чего и следовало ожидать.

Кутаясь в старенькое пальто с капюшоном, пришел Моррисон с посеревшим от холода лицом.

– Багамы вроде бы называют солнечными?

– Так и есть, но в другое время суток. Какой же нормальный турист встает на рассвете?

Американец взглянул на свои часы.

– Уже пять. Я и забыл, что бывает такая рань. – Моррисон тревожно всматривался в серый туман. – Нам осталось десять часов.

Гарри заглянул в каюту, вычислил курс, скорость и отложил карандаш. Ставкой в его расчетах стала жизнь.

– По-моему, сейчас мы примерно в двух милях к юго-юго-западу от Лифорд-Кей. Вырубай двигатель, Сет.

Он вышел на палубу как раз в тот момент, когда Анна и Орлов поднялись туда из кают-компании. На девушке был толстый свитер, принадлежавший Мэннингу. Рукава она закатала до локтя. Орлов облачился в шорты и ветровку.

– Почему остановились? – удивилась Анна. – Уже приехали?

Капитан кивнул.

– Пока все тихо, но давайте прислушаемся как следует. «Щедрость изобилия» поднялась на волну и нырнула вниз. Мэннинг стоял у поручня и напряженно вслушивался. Над палубой пролетела чайка и с пронзительным криком заскользила по воде. Где-то вдали раздавался грохот, похожий на раскаты грома.

– Что за шум? – спросил Орлов.

– Волны бьют о риф рядом с отмелью, – объяснил Мэннинг.

Моррисон стоял в нескольких футах от них, приложив бинокль к глазам. Издав удивленный возглас, он взволнованно показал рукой куда-то вперед.

– Я, кажется, что-то видел. Туман на секунду рассеялся. В полумиле от нас корабль!

Взяв бинокль, Мэннинг забрался на крышу рубки. Ветер усилился, и туман местами стал редеть. Еще час – и видимость будет хорошей.

На гребне волны мелькнуло нечто вроде лодки. Но в этот момент «Щедрость изобилия» скатилась вниз, словно в глубокую пропасть. Дождавшись следующей волны, взметнувшей ее высоко вверх, Мэннинг сфокусировал бинокль, и судно будто выскочило прямо на него, вынырнув из рваных клочьев тумана. Красная полоса над ватерлинией ярко выделялась на кремово-белом корпусе. Гарри вычислил приблизительные координаты катера с помощью наручного компаса и спрыгнул на палубу.

– Они здесь, все в порядке. – Он заглянул в рубку и велел Сету взять новый курс. – Пока не скажу, иди тихим ходом. Когда подберемся, вдарь по ним как следует и выключай двигатель. Мы переберемся к ним на корму. – Капитан обернулся к Моррисону и Орлову: – Пора готовиться.

Они спустились в кают-компанию. Папаша Мелос сидел за столом и пил кофе. Его правая рука была подвязана. Мэннинг выдвинул ящичек для карт, вынул оттуда коробку с патронами 38-го калибра и бросил ее Моррисону.

– Возьмите «смит-и-вессон» и оставайтесь в рубке с Сетом на случай, если дело обернется плохо. – Он глянул на Орлова. – А что у нас с автоматами?

– Из каждого можно дать пару хороших очередей, и все.

– Значит, не будем палить зря. Ты пойдешь первым. Я спрыгну на корму.

Мэннинг взял свой автомат и направился к выходу, но Анна схватила его за руку:

– А как же мы с папой?

– Вы будете сидеть здесь. Я говорю серьезно. У нас и так хлопот выше головы.

Анна ждала от Мэннинга какого-то слова, жеста, но напрасно. Пальцы, крепко вцепившиеся в его руку, разжались, и девушка отошла в сторону.

– Не волнуйся за нас, сынок, – успокоил папаша Мелос. – С нами все будет прекрасно.

Мэннинг быстро поднялся по трапу и зашел в рубку. «Щедрость изобилия» ровным ходом продвигалась вперед, глухой рокот мотора был едва слышен.

Капитан сменил курс на полрумба и, встав за спиной Сета, вперил взгляд в густой туман. В открытое окошко неожиданно ворвался порыв ветра, и судно слегка накренилось. Серая завеса рассеялась.

Кубинский катер стоял в двухстах ярдах по правому борту от «Щедрости изобилия» и отчетливо вырисовывался в белесоватом утреннем свете. Позади него тянулся риф, на который накатывались, разбиваясь, волны, поднимая белую дымку брызг. Мэннинг хлопнул Сета по плечу.

«Щедрость изобилия» содрогнулась и словно взвилась на дыбы, когда Сет запустил моторы на полную мощность. Шум двигателей перешел в ровный рев, и Мэннинг помчался на корму, держа наготове автомат.

На шкафуте кубинского судна стоял матрос в вязаной фуфайке и скручивал канат. Когда из тумана выскочила «Щедрость изобилия», он оглянулся и с криком ринулся к рубке.

Мэннинг знал, что Орлов, пригнувшись, замер у борта с автоматическим пистолетом в руке. Расстояние между кораблями быстро сокращалось. Сет выключил двигатель и резко крутанул руль. «Щедрость изобилия», развернувшись правым бортом, врезалась в корму другого судна.

Гарри перепрыгнул через поручень и, поскользнувшись на мокрой палубе, упал на одно колено. В ту же секунду на трапе появился Чарли, поливая от бедра из автомата. Капитан тоже выпустил в него очередь и оказался удачливее: Чарли отбросило назад, в каюту.

Человек, сидевший в рубке, отчаянно пытался завести мотор. Но двигатели только разок чихнули. Двумя короткими очередями Орлов прошелся по окнам. Раздался ужасный вой, и мужчина рухнул в дверях рубки, свесив руку вниз.

Подобравшись к трапу, Мэннинг крикнул по-испански вниз:

– Выходите! – Орлов присоединился к нему, встав по другую сторону двери. – Последнее предупреждение! – еще раз крикнул капитан.

Поток пуль раздробил косяк, но нападавшие уже успели отпрыгнуть в безопасное место. Перескочив через поручень, Орлов опять оказался на палубе «Щедрости изобилия». Улегшись плашмя на живот, он дождался момента, когда очередная волна развела два судна на несколько футов, и выпустил обойму в иллюминатор каюты. Стрельба тут же прекратилась.

Прыгнув на борт кубинского корабля, Сергей подошел к Гарри.

– У меня такое впечатление, что все кончено.

– А это означает, что мы опоздали, – отозвался тот. – Они уже смылись. Возьми мой автомат и прикрой меня. Я спущусь вниз.

Чарли растянулся на последних ступеньках трапа. Пальцы его скрючились, как когти. Под ним растекалась лужа крови. Перешагнув через труп, Гарри вошел в кают-компанию.

Винер лежал лицом вниз, дыры в его пиджаке еще дымились, из них ровными струйками сочилась кровь. Очевидно, Орлов всадил ему в спину всю очередь.

Мэннинг перевернул немца: его широко раскрытые глаза пристально смотрели в никуда, словно он не мог сфокусировать взгляд. Облизав губы, Винер едва слышно произнес:

– Я говорил ей, что тебя надо уничтожить до нашего отъезда. – На лице его появилось удивленное выражение. – Не могу поверить. С самой войны умение выживать стало моей второй натурой.

– Пока в игру не вступила Мария, – нарочно вставил Мэннинг.

– Мне приходила в голову эта мысль. – От боли Винер закрыл глаза, потом снова открыл их. – Она поплыла под риф с Гансом и тремя кубинцами. На другой стороне канала есть красный бакен. Сегодня в полдень там бросит якорь яхта. Они хотят взорвать ее.

– Взорвать бакен? Но каким образом? Мария сказала, когда это случится, их там не будет.

– Через корабельный передатчик... Радиоуправляемый снаряд... Взрыв на расстоянии. Пятьдесят-шестьдесят миль... – Винер тяжело дышал. – Какой конец после стольких-то лет! Почему, Гарри?

– Хочешь покурить? – спросил Мэннинг и достал сигарету.

Но раскурить не успел: глаза немца закрылись, и остатки жизни вместе с легким вздохом покинули его тело.

Обернувшись, капитан увидел в дверях Орлова и Моррисона.

– Вы слышали?

Моррисон кивнул:

– Меня одно удивило. Винер сказал, что они поплыли под риф. Что это значит?

Все вместе они поднялись на палубу.

– Я хорошо знаю здешние места, – объяснил Мэннинг. – Риф называется Кафедрал. Он тянется в южном направлении на несколько миль. В ширину его перерезает огромный коридор длиной в три сотни ярдов, не меньше. Внутри там, как в церкви – сводчатые потолки. На той стороне, где канал, риф идет под откос в такую глубину, что до дна не добраться.

Они вернулись на палубу «Щедрости изобилия» и начали раздеваться.

– Сколько потребуется времени, чтобы обогнуть риф на корабле? – спросил Моррисон.

– По меньшей мере полчаса: там трудно провести судно, – объяснил капитан. – Через риф плыть быстрее. Сет пойдет в обход и подберет нас у бакена.

Сет быстро притащил на палубу акваланги, и вся троица начала одеваться. У Мэннинга на спине закрутился один из ремней. Он тщетно пытался дотянуться до него, пока Анна не пришла на помощь.

Гарри стягивал ремни на груди, Анна – на боках. Потом она подала маску. Ее лицо было совершенно спокойным, взгляд – твердым. Лишь на секунду она коснулась руки Мэннинга и тут же отвернулась и подошла к отцу, который стоял с Сетом возле рубки.

Мэннинг и Моррисон вооружились подводными ружьями, Орлов приладил гарпун к шестифутовому корабельному крюку, смастерив нечто вроде примитивного копья.

Наконец все было готово, и капитан кивнул Сету:

– В таком тумане ты подойдешь к бакену через полчаса, не раньше. Там и встретимся.

Это напутствие матросу на него самого подействовало успокаивающе. Он быстро перебрался через поручень и погрузился в холодную воду.

В лучах рассветного солнца море переливалось зеленовато-серыми бликами. Мэннинг подождал остальных и поплыл вперед в молочно-белом фосфоресцирующем тумане. Течение несло его на риф. Он ушел под воду и, стремительно оттолкнувшись ластами, мягко скользнул в сводчатую пещеру, которую называли Неф.

Пещера, казалось, уходила в бесконечность. Косые лучи проникали сюда, отражаясь от кораллов причудливых форм, дробились и окрашивались в разные цвета, усиливая иллюзию того, что путешественники плывут внутри гигантского затопленного собора.

До цели оставалось еще далеко, но цвет воды начал мало-помалу меняться, и через несколько минут Гарри оказался в сильном водовороте. Аквалангисты приближались к выходу в канал.

Гарри всплыл и сразу увидел буек – красный шар качался на волнах ярдах в трехстах от него. Быстро сверившись с компасом, он снова скрылся под водой. Моррисон и Орлов поджидали его. Он махнул им рукой и поплыл вперед.

Море ошеломляюще стремительно менялось: серая дымка исчезала на глазах, и видимость в прозрачной зеленоватой воде стала превосходной. Левый склон рифа круто уходил вниз. Мэннинг плыл вдоль него все дальше и дальше, распугивая бросавшихся врассыпную рыб.

Теперь он совершенно отчетливо видел преследуемых, но так, словно смотрел на них в бинокль с удаляющего изображение конца. Цепь буйка свисала вниз, ее конец терялся где-то на склоне рифа. Пять фигурок собрались вокруг нее у самой поверхности воды.

Не меняя темпа, Гарри приближался к террористам, держа наготове подводное ружье. Орлов и Моррисон заняли места по бокам. Еще секунда – и их заметили. И тут же три фигурки отделились от группы и устремились им навстречу.

Капитан выбрал себе того, кто плыл посередине. Он едва удержался от искушения сразу нажать на спуск: слишком рано – и стал выжидать. Его противник замедлил ход, возможно, напуганный неумолимым приближением врагов, и выстрелил из подводного ружья, скрывшись в облачке серебристых пузырьков. Мэннинг сложился пополам, словно перочинный ножик, и, проплыв под аквалангистами, сделал свой выстрел.

Его гарпун попал в живот кубинцу, и тот так яростно забился в агонии, что вышиб из рук Гарри ружье. В это время Моррисон схватился врукопашную с террористом, подплывшим слева. Орлов колол третьего своим примитивным копьем. Поколебавшись, капитан рванулся к буйку.

Мария и Ганс привязывали к нему объемистый мешок. Длинные волосы Марии облаком окружали ее голову и колыхались будто змеи. Вдруг она обернулась.

Ганс вытащил нож из чехла, подвешенного к поясу, и поплыл навстречу Мэннингу, который держал нож наготове в левой руке. Какое-то мгновение казалось, что они вот-вот столкнутся, но Гарри вовремя метнулся вбок и вверх, едва увильнув от неуклюжего броска немца.

Он вынырнул и тут же опустился под воду: немец плыл шестью футами ниже, вертя головой во все стороны. Мэннинг обрушился на него сверху. Обхватив Ганса правой рукой за шею, он всадил ему нож между ребер, мгновенно пронзив сердце.

Немец задергался, бешено заколотил руками по воде и замер. Сцена напоминала ночной кошмар. Потом тело Ганса, оборачиваясь вокруг собственной оси, начало медленно опускаться и наконец легло спиной на риф.

Ощутив колебание воды, Гарри повернулся, но тут же резко крутанулся, получив удар в плечо. Правой рукой он дотянулся до гарпуна, впившегося в мышцы, вытащил его и, пронзенный болью, затаил дыхание.

Мария застыла в нескольких футах с подводным ружьем в руке. Гарпун так и остался висеть на леске. Поняв, что она узнала его, Мэннинг резко взмахнул ластами и устремился к ней.

Отбросив ружье, Мария развернулась и быстро поплыла прочь. Только тогда он сообразил, что до сих пор держит нож в левой руке и, разжав пальцы, помчался вдогонку.

~~

* * *

~~

Время и пространство перестали существовать для Мэннинга. Он едва понимал, что происходит, и почти не ощущал переполнявшей его боли, не замечал, как вокруг него расплывается бурое облачко крови.

Мария опережала его на двадцать – тридцать ярдов. Вот она добралась до края рифа и стала опускаться еще ниже. Гарри без колебаний последовал за ней. Он шел вниз вертикально, держась склона, и не сводил глаз с тонкой фигурки в белом водолазном костюме с черными длинными волосами, клубящимися за спиной. Измеритель давления показывал глубину в сто пятьдесят футов. По мере того как они уходили все дальше в бездонную голубую бездну, краски вокруг стали блекнуть. Мэннинг осознавал, что заплыл слишком глубоко, но какая-то неведомая сила толкала его вперед. Мария как будто решила забрать его с собой, а у него не хватало сил сопротивляться. Полученная рана и страшное физическое напряжение последних дней дали о себе знать.

Теперь на измерителе давления значилось уже двести футов. Мэннинг протянул руку, словно в мольбе, но напрасно. А потом на него надвинулась тьма, и белая фигурка исчезла в сине-фиолетовом тумане.

Глава 21

Конец всем страданиям

Когда Гарри Мэннинг пришел в себя, его удивила абсолютная тишина. Он лежал на узкой кровати в незнакомой комнате, где стены и мебель слепили своей белизной. Попытавшись сесть, он тут же почувствовал тупую боль в левом плече. Стены поплыли, в ушах возник шум, похожий на чей-то шепот. Глубоко вздохнув, сделал еще одно усилие оторваться от подушки.

Но в этот момент дверь отворилась, и вошла медсестра – миловидная дородная женщина с большими умелыми руками. Она быстро шагнула к раненому и с материнской заботливостью заставила его лечь.

– Вам еще нельзя вставать. Будьте благоразумны!

Мэннингу показалось, что в ответ прозвучал голос незнакомца не имеющего к нему никакого отношения.

– Где я?

– Вы в Нассау, в больнице. Вас привезли три дня назад, а сейчас полежите спокойно. Я позову доктора.

Сестра удалилась, а Гарри, вытянувшись на кровати, старался сложить воедино оставшиеся в памяти разрозненные кусочки мозаики минувших событий. Но все понапрасну: тело ломило от боли, и странный назойливый шум в ушах никак не хотел исчезать.

Через несколько минут дверь снова открылась и раздались шаги. Кто-то подошел к кровати. Подняв отяжелевшие веки, Мэннинг увидел склонившееся над ним добродушное шоколадно-коричневое лицо, обрамленное седыми курчавыми волосами.

– Меня зовут Флинн. Я ваш врач. Как себя чувствуете?

– Чертовски скверно.

Флинн вытащил офтальмоскоп и принялся внимательно изучать глаза пациента. Потом, проворчав что-то, убрал инструмент в карман.

– По-моему, никаких серьезных последствий не предвидится.

– А что случилось?

– Отравление нитрогеном. Кессонная болезнь. Когда вас привезли сюда три дня назад, я не слишком надеялся на ваше выздоровление. Вы потеряли черт знает сколько крови. А в довершение всего – чересчур глубоко ушли под воду.

И тут у Мэннинга как будто что-то щелкнуло в голове, и все встало на свои места. На мгновение он вернулся в прошлое и снова тщетно пытался догнать тонкую фигурку, которая уходила все глубже и глубже в темную бездну.

– Припоминаете что-нибудь?

– Смутно. Тогда мне казалось, что все происходит не со мной.

Флинн кивнул:

– Нитрогенный наркоз, так называемое опьянение от глубины. Эффект разный – все зависит от человека. Вы так ослабели от потери крови, что не могли сопротивляться. Еще хорошо, что ваш друг, мистер Смит, оказался рядом.

– Смит? – тупо переспросил Мэннинг.

– Да, он вас и вытащил наверх. Его тоже пришлось сунуть в гермокамеру, но не на такое длительное время. Ваш организм очистился только через десять часов, и нам пришлось здорово повозиться.

Это Орлов. Больше некому. Наверное, Моррисон решил, что из политических соображений не стоит объявлять его настоящее имя.

– Когда я смогу отсюда выбраться?

– Пресвятые небеса! Не раньше чем через две недели, парень. – Флинн хохотнул. – И не надо так огорчаться. Закончу обход и сразу позвоню вашему приятелю Моррисону. Он почти не вылезал отсюда все эти дни.

Врач ушел. Мэннинг лежал, уставясь в потолок, и думал о Марии Сэлас. Она сама выбрала свою судьбу – ушла из жизни, потому что задуманное ею черное дело сорвалось. В больничной тишине как будто звучал ее высокий голос. Гарри казалось, что Мария растворилась во мгле под аккомпанемент бравурного финала фламенко. Сейчас он почти ничего не ощущал – только необъяснимую пустоту и холод внутри.

В палату вошел папаша Мелос, одетый в пижаму и голубой халат. Его рука по-прежнему была на перевязи. Усевшись на край кровати, он удовлетворенно улыбнулся.

– Не утерпел я, сынок. Как только док сказал, что ты наконец пришел в себя, улучил минутку да и рванул к тебе, пока сестра не видит. Анна заходила на корабль и обо всем сообщила Сету. Он, наверное, придет попозже.

– Анна? – спросил Мэннинг. – Она была здесь сегодня утром?

Старик замялся.

– Анна приходила сюда каждый день, Гарри. Когда к тебе наведался док, она сидела у меня. Потом доложила мне, что ты очнулся. – Папаша Мелос подыскивал нужные слова. – Слушай, может, это и не моего ума дело, но вы, верно, поссорились или еще что. А ведь Анна очень гордая. Никогда не придет туда, где ее не ждут.

Последовала короткая неловкая пауза, и Мэннинг переменил тему разговора.

– Как ваша рука?

– Прекрасно, Гарри, просто отлично. – Старик усмехнулся. – Да и не только рука. Представляешь, мне подарят новый корабль. Самый лучший из всех, какие можно купить за деньги. На этом настояли мистер Моррисон и госсекретарь.

Мэннинг сжал ему руку:

– Я так рад. Искренне рад.

Дверь распахнулась, и в палату вихрем ворвалась медсестра. Папаша Мелос, бросив на нее виноватый взгляд, вскочил на ноги.

– Так я и думала!

Старик улыбнулся Мэннингу:

– Точь-в-точь моя мать. Она была примерно в том же возрасте, упокой, Господи, ее душу.

Нырнув под ее руку, папаша Мелос исчез в коридоре. Прикрыв дверь, медсестра последовала за ним.

Сестра вернулась чуть позже и принесла поесть. Пока она прилаживала поднос у него на коленях, Мэннинг заметил на окне вазу с цветами и спросил, кто их принес.

– Мисс Мелос, – улыбнулась женщина. – Она каждый день ставит свежие.

Когда поднос забрали, Гарри остался один. Лучи утреннего солнца пронизывали комнату. Он погрузился в мысли об Анне. Все его чувства обострились как никогда в жизни. Вдыхая запах цветов, он вдруг понял, что его переполняет щемящая тоска по ней.

Дверь тихо скрипнула, и Мэннинг с надеждой обернулся. На пороге стоял Орлов в прекрасно сшитом темно-коричневом костюме из тонкой шерсти и в темных очках.

– Мистер Смит, я правильно понимаю?

Сергей усмехнулся, снял очки и присел на кровать.

– Моррисон придет через несколько минут. Он сейчас болтает с врачом. Как себя чувствуешь?

– Чувствую, что мне пора отсюда сматываться. Я знаю, ты поплыл за мной на глубину. Просто для информации: скажи, что произошло дальше?

– Я прикончил своего противника и отправился вслед за гобой. Ты истекал кровью, и мне это совсем не понравилось.

– Значит, ты опускался за мной все ниже и ниже?

Орлов кивнул:

– Я и прежде погружался на такую глубину, поэтому особенно не пострадал. Но нам пришлось подниматься слишком быстро. Вот откуда все беды.

– А Мария?

– Она сама выбрала свой путь. Когда я догнал тебя, она продолжала плыть вниз.

Стараясь выбросить из головы тяжелые воспоминания, Гарри попросил закурить. Сергей дал ему сигарету.

– А как сейчас развиваются события? – спросил Мэннинг после короткого молчания.

– Со мной-то? – Орлов рассмеялся. – Ситуация забавная. Официально я мертв. И это обстоятельство открывает передо мной ряд прекрасных возможностей.

– Например, остаться по эту сторону изгороди?

– Чего вилять? – пожал плечами Орлов. – Сегодня утром мы с Моррисоном должны были лететь в Вашингтон. Задержались только из-за тебя: хотели удостовериться, что ты выкарабкался. Моррисон считает, что в Вашингтоне для меня найдут работенку.

– Уверен, что так и будет, – отозвался Мэннинг.

Появился Моррисон. Он с улыбкой присел на кровать с другого края.

– Что, черт побери, вы устроили? Напугать нас решили?

Пожав ему руку, Мэннинг сказал:

– Папаша Мелос заходил ко мне некоторое время назад. Оказывается, вы обещали купить ему корабль. Хочу поблагодарить вас за это.

– Он заслужил.

– Как я слышал, в Вашингтон вы возвращаетесь не один?

– Вы имеете в виду нашего Смита? – ухмыльнулся Моррисон. – Он наконец-то принял правильное решение. Вообще-то я уполномочен официально выразить вам благодарность от моего правительства.

– Не стоит. Я впутался в это дело в основном по личным мотивам, вы же знаете.

– Естественно, все должно остаться в тайне. Местные власти, замечу, вели себя безукоризненно. Учитывая обстоятельства, мое правительство крайне сожалеет, что не может поблагодарить вас публично. Но есть и другие пути. Меня просили передать, что мы намерены компенсировать все убытки, которые вы понесли, потеряв вашу фирму в Гаване.

Мэннинг не находил слов. Моррисон кивнул Орлову и встал:

– У вас совершенно измученный вид, Гарри. Постарайтесь уснуть. Мы еще раз наведаемся к вам перед отъездом.

~~

* * *

~~

Посетители покинули палату, Мэннинг устремил взгляд в окно. Итак, он может все начать заново. У него есть «Щедрость изобилия» и достаточно денег, чтобы опять заняться спасательными работами. Эта мысль так его взбудоражила, что он скинул одеяло, спустил ноги на пол и, качаясь, словно на волнах, побрел к шкафу.

Его лучший габардиновый костюм висел на плечиках, рядом лежало чистое белье и стояли ботинки. Очевидно, Анна или Сет приготовили все к тому дню, когда его выпишут из больницы.

Вместо рубашки Мэннинг оставил на себе жакет от пижамы светло-синего цвета. Из-за раненого плеча ему потребовалось довольно много времени, чтобы влезть в костюм, даже не вдевая больную руку в рукав. Застегнув пиджак на пуговицы, он вышел в пустой коридор, спустился вниз по лестнице и оказался на первом этаже, где было полно народу: и медицинского персонала, и пациентов. Через красивое, выложенное кафелем фойе Мэннинг вышел прямо к широкой стеклянной двери.

Одетый в форму портье, который стоял у входа, вопросительно взглянул на него:

– Подозвать вам такси, сэр?

Гарри уже собирался было сказать «да», но вспомнил, что у него нет денег, и отрицательно покачал головой.

– Я первый день на ногах. Хочу потренироваться.

Не пройдя и пятидесяти ярдов, он понял, что совершил страшную ошибку, но упрямо продолжал плестись по боковым улочкам к гавани, стараясь по возможности держаться в тени.

По его лицу бежали струйки пота. Когда он наконец свернул за угол и оказался на набережной, плечо уже страшно саднило, а пижама промокла от пота.

Набережная во всю кишела народом. Мэннинг вклинился в толпу, пытаясь уберечь плечо от толчков, но все же кто-то задел корзиной, и Гарри, сдавленно охнув, стал протискиваться к каменной стенке, тянувшейся вдоль кромки воды.

Ярдах в ста подальше, в излучине гавани, он увидел свою «Щедрость изобилия». Анна с кормы опустила за борт бадью на канате и принялась мыть палубу.

Тут кто-то тронул Мэннинга за рукав: перед ним стоял «двадцать второй» – маленький негритенок в американской футболке, который целую вечность назад показал ему, где живет Гарсия.

– Эй, мистер, помните меня?

– Да разве тебя можно забыть? – Гарри указал на «Щедрость изобилия». – Слетай туда и скажи леди, которая драит палубу, что я извиняюсь. На большее у меня храбрости не хватает.

Мальчик был заинтригован.

– И это все, мистер?

– Делай, как велю, – отозвался капитан. – Когда передашь мои слова, оставайся на судне. Получишь десять шиллингов.

Негритенок стрелой врезался в толпу и мгновенно скрылся из виду. Мэннинг уселся на стенку и закрыл глаза, силясь не потерять сознание. А когда открыл их, рядом стояла Анна.

На ее лице застыло странное выражение: смесь недоверия, гнева и презрения. Она вытащила из нагрудного кармана Гарри носовой платок и отерла ему пот с лица.

– Дурак! – взорвалась Анна. – Тупица проклятый! Чего ты добиваешься? Хочешь убить себя?

Мэннинг покачал головой:

– Я хочу убедить одну упрямую гречанку, что люблю ее, вот и все.

Ухватившись за пиджак Мэннинга, Анна на мгновение прильнула к нему. Он нежно провел здоровой рукой по ее волосам.

– Есть ли у нас шанс, Анна? Скажи честно – есть?

Лицо Анны дрогнуло и словно ожило.

– Я знаю одно, Гарри, – сказала она, подняв на него глаза. – Если мы не попробуем, то будем жалеть об этом всю жизнь.

И обнявшись, они пошли сквозь толпу к «Щедрости изобилия».

Примечания

1

РАФ – королевские ВВС Великобритании.


home | my bookshelf | | Ночной рейс |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу