Book: Сказка о Золотой рыбке



Хуснутдинов Андрей

Сказка о Золотой рыбке

Андрей Хуснутдинов

Сказка о Золотой рыбке

- Расскажи сказку,- потребовала Афинка и капризно потянула одеяло на нос. Вечером она всегда капризничает, потому что ужасно не любит спать. Утром все повторяется, ибо закон вставать вовремя также относится к тем режимным категориям, которые Афинка невзлюбила с первых дней своего существования. Мы балуем ее, и теперь я признаю это безоговорочно. Из полутьмы на меня смотрели два нахмуренных огонька. Я потянулся за книгой. - Не то,- сказала Афинка. - А что? - Расскажи. - Ну вот сейчас и найду.- Я искал глазами затасканный переплет сборника индийских сказок. - Не то. - Слушай. Если ты ни в грош не ставишь мое время, а ведь мне завтра с утра в институт, то хоть скажи по-человечески, чего хочешь. - Сказку. - Какую сказку? Афинка помолчала немного и со вздохом произнесла: - - Про жизнь. - Что? - Про жизнь! Надоели мне все эти книжные анекдоты. - Она хмыкнула, и я вновь подумал о том, сколь мало мы уделяем времени нашему ребенку. - Про жизнь,- повторил я. - Это тебе кто-нибудь посоветовал? - Нет,- отрезала дочь.- Сама. Расскажи сказку и не разводи, пожалуйста, всяких антимоний. - Чего? - Ан-ти-мо-ний... Расскажи сказку! Я задумался. - Да-да. И про первый взгляд, и про то, как встретились, и как поцеловались, и про капусту... Про все. - Про какую еще капусту? - Тебе лучше знать. - Ну, знаешь ли... Откровенно говоря, я был растерян. Вне сомнений, она о чем-то узнала. Вон как глаза горят... Хотя, впрочем, есть ли смысл откладывать, если Афинка все равно узнает? И окажется много лучше, если узнает из первых уст. А если что-то не поймет, то догадается с возрастом. А там и не расскажешь... И я даже обрадовался, потому что все выходило как нельзя лучше. Днем, может быть, мысль о таком разговоре меня бы сконфузила, а теперь и полутьма, и очередной Афинкин каприз, и ее новый, непонятный тон показались очень подходящими. Неожиданно для себя я даже как-то выпрямился и улыбнулся. Афинка откинула краешек одеяла. - Ну хорошо. Расскажу тебе сказку. Только она очень серьезная и очень не похожа на все остальные. И поэтому прости меня за то, что я буду рассказывать ее и тебе и магнитофону. То, чего ты не поймешь сейчас, потом, со временем, может быть, объяснит запись. Хорошо? - Хорошо, хорошо. Только серьезную! - Афинка погрозила пальчиком.- Неси свой магнитофон. - Значит, так... Кгм... Жили-были в одном... Нет, не то. Интересно.- Я подумал и мысленно махнул рукой, настраивая голос.- У меня была преддипломная практика... Именно. И главной задачей было установление психоконтакта с одним из обитателей Фесты, планета такая. С курса вместе со мной туда ехал еще Семен Карапетян... - Это тот дядя, чей портрет на полке? - Да, да. Не перебивай... Феста - это, в общем, огромный зловонный океан. Несколько островов суши, где расположена база, подводные вулканы и прочее... - Я подумал, что импровизатора с дикторскими наклонностями из меня не выйдет. - Уже спускаясь по трапу, я сразу понял, что эта планета, наверное, - самая большая дрянь, которая когда-либо доставалась нашим выпускничкам. Над водой стояли туманные испарения. Моросил отвратительный дождь, и вонь от дождя забиралась даже под скафандр. Я посмотрел на Семена. - Дрянь, - подтвердил мой сокурсник и прыгнул в жидкую грязь. Он тоже был не в духе. В тот день мы так и не спустились к аквариумам. Семен ходил по комнате и портил мне настроение. - Представляю, какие мрази могут водиться в этом гадюшнике, - восклицал он. - И чего ради они захотят завести знакомство с кем-нибудь из нас? "Здравствуйте, добрый день! - принялся кривляться. - Как настроение?" "Чего?" - "Как, говорю, настроение?" - "Того. Ничего. В этой луже, от которой вы воротите носы, мне даже очень тепло и приятно. И вообще, пошли бы вы подальше со своими вопросами. Что может быть у нас общего?.." Риторика! - Сядь,- попросил я. - Отстань... "А что вы ели сегодня на завтрак?" - "Два триндиплета с гарниром из отборного ила. Кипяченая болотная водичка со слизнячками..." "Отменное меню!" - "А пошли бы вы... Или хотите попробовать?" - "Нет, великодушное спасибо. Завтракали". - "Ну и пошли бы..." Зла не хватает! - Сядь,- повторил я, ощущая, как во мне начинает закипать злость.Психолог. Размазался уже до того, как увидел первого аборигена. Но слова Семена, если честно, разбередили внутри что-то тяжелое и отвратительное: ощущение, будто я уже успел окунуться в местный океан. Ругая Семена, мысленно все слова я отсылал на кафедру. Семен плюнул и бухнулся в кресло. Я вдруг уловил запах океана. Подошел к иллюминатору и проверил герметичность створов. За стеклом, мерцая зеленым светом, бесилась гроза. Был различим тяжелый гул воды. Мысль о том, что я не сдам практики, посетила впервые меня именно тогда. Ужаснувшись, я задернул шторы и грохнулся в постель, после чего полночи мучился от бессонницы, с ненавистью прислушиваясь к близкому здоровому храпу товарища. Карапетян обязательно получит диплом. Утром я старательно выискивал причины, чтобы как можно дальше оттянуть момент встречи с объектом моей практики. Долго завтракал и придирался, что бифштексы воняют болотом, запаха которого я еще не знал. Карапетян молча ел и ухмылялся. Меня это бесило. Уже выйдя в коридор, я подумал, что на мне слишком мятый костюм, и, вернувшись, переодевался с полчаса. Снаружи клубился пасмурно-зеленый день. В аквариуме сначала никого не было. Точно студент, получивший пересдачу, я смотрел на густые водоросли, валуны и огромных слизняков на прозрачных стенах. Эта пустота и тревожила и радовала - до сладкого озноба в животе. Карапетяну дали другое помещение, и я, оставшись один, позволил себе высказать несколько волновавших меня подозрений достаточно громко. Мысль о крахе блестящей карьеры психолога чаще и чаще посещала меня. Я не пытался вспоминать даже о примитивах элементарного аутотренинга. Наконец, водоросли вздрогнули и расступились. В первый миг я закрыл глаза и затаил дыхание. Стоял в такой дурацкой позе, наверное, целых полминуты. В горле что-то гулко колотилось. Опять этот запах... Открыв глаза, я увидел в аквариуме девушку, улыбнулся и поначалу хотел спросить ее, что она делает здесь в такое неподходящее время. Девушка грустно смотрела на меня. Потом вдруг села на илистое дно и обхватила колени руками. И я понял, понял, столб, что это и есть то, то есть та, ради чего, то есть ради которой я пробороздил, как говорится, половину Млечного Пути. Вот так. - Извините,- сказал вслух и приделал к стеклу контактные клапаны когитофона. И не думай, Афинка, что этот прибор способен читать все мысли: Он передает лишь то, что хочет передать мыслящий. Вот точно так. Мои "когти" молчали больше часа. Я тоже сел на пол и молча, осторожно взывал к аборигенке, интересуясь, как неуверенный паучок, ее возрастом, происхождением и настроением. Она все так же грустно смотрела на меня. И под этим взглядом я, наконец, почувствовал себя идиотом. Смутно отметив ее дикую красоту, через минуту уже страшившую меня своей неприступностью, я переключился на погребальные мысли о моей будущей профессии. Потом я представил, как легкомысленно выложу перед ректором результаты практики, вежливо извинюсь и прикрою за собой двери. И тут "когти" скрипнули. - Извините, но мне тоже тяжело, - сказала аборигенка, вернее, подумала. "Аборигенка", Афина, совсем не надо понимать в том смысле, что человек прикрыт лишь пальмовыми листьями и на бедре у него разноцветная повязка. Моя аборигенка была в красивом сером комбинезоне. - Отчего же? - поинтересовался я. Она опять замолчала, и мне лишь оставалось проклинать свою бестактность. На минуту я заглушил все свои мысли. Потом осторожно спросил: - Как тебя зовут? Аборигенка ответила: - Ариза. - На маму похоже, - сказала Афинка и зевнула. - Ты несносный человек. Не перебивай... А то выключу... В общем, я опять выдержал паузу и придвинулся к аквариуму. Ариза вопросительно посмотрела на меня и опустила голову, упершись лбом в колени. Тогда она показалась мне похожей на васнецовскую Аленушку, и я почему-то начал жалеть ее. В тот сеанс уже ничего, кроме двух-трех малозначащих фраз, я не добился. Мою Аленушку или сильно обидели (возможно, посадив в этот аквариум), или с самого начала ее жизнь была такой же тяжелой, как начало нашего, кгм, психоконтакта. Она попрощалась со мной и скрылась в водорослях. Большой желтый слизняк отлепился от стены и медленно упал в оставленный от ноги след. За обедом Семен хвастался своими успехами. - Полное духовное согласие! - Слова эти он, наверное, уже выкрикивал в пятый раз. - Жаль, не мог пожать ему ручки. Говорю, мол, хороший ты парень, прямо о'кей, все прекрасно, ты мне нравишься, а он, понимаешь, даже начал плакать.- Семен заикнулся. - В воде, конечно, слез не было видно, но я понял - плачет. - Он поддел в тарелке макаронину и вытянул ее чуть ли не на полметра вверх.- А у тебя как? - Так.- Я пожал плечами. Мне вдруг очень не захотелось говорить с Семеном об аборигенке. - Ясно. - Он засосал макаронину. - Ты всегда был неудачник, Иг. Но я, как разберусь со своим, помогу тебе. - Не надо.- Я слишком поспешно отодвинул тарелку. - А-а-а. Понимаю. Значит, у тебя - она. Понимаю. О-на. Я вспыхнул. Семен неопределенно усмехнулся, и я до вечера бился в догадках, что означала эта его ухмылка. Чуть попозже он выдал следующую многозначительную сентенцию: - Понимаешь, дорогой, я всегда не любил разговоры о целях и средствах и никогда не начинал их сам, но на что не пойдешь ради хо-орошего человека? Ведь правда? И мы всегда такие рыхлые, когда начинаем сюсюкать о черном и белом на этом восхитительном пути... Нечто подобное. С сумерками опять зарядил дождь. Я смотрел в иллюминатор на океан, и он уже не казался мне таким неприветливым, как вчера. База находилась в небольшой, насквозь мокрой роще, гладкий каменистый берег опускался к пенящейся зеленоватой кромке воды. Какая-то птица пролетела над деревьями. Оказывается, здесь есть еще и птицы. Противного запаха я больше не чувствовал - скорее всего, привык и потому не чувствовал. Немудрено, что весь вечер я продумал об Аризе. Семен убежал смотреть свой фильм, который уже как-то и где-то успел снять и смонтировать, я лежал в полутемной каюте один и думал, что же могло произойти в жизни моей аборигеночки такого, что она отказывается даже разговаривать. Возможно, в этом океане водится много дурных и противных тварей, возможно, ее до смерти испугала какая-нибудь акула или несчастье с родителями. На базе лишь вскользь намекнули о подводной цивилизации фестинян. Ничего большего ни я, ни Карапетян не должны были знать... Я представил, как вечером из волны на берег выходят гулять красивые фестинские русалки. Сказочное зрелище. В восемь часов дверь комнаты открылась и вошел дежурный. - ...Игорь? Тебя просят. "Уже", - подумал я о профессии. В темноте дежурный плохо разглядел комнату и говорил наугад, глядя на освещенную из коридора картинку возле кровати. - Отку... Куда просят? - В аквариум. - Ариза? - Это имя? Не знаю... Может быть. Я быстро спустился вниз. Ариза сидела на песке в той же позе, как будто никуда и не уходила. Мне показалось страшно неправильным то, что она сидит в толще воды и со всех сторон ее обступает эта зеленая вода, давит на кожу. На миг даже дыхание перехватило. - - Ты звала меня? Я совсем забыл про когитофон. Ариза и не подняла глаз. Прилепив к стеклу клапаны, повторил вопрос. Ариза кивнула. Я понял, что теперь должна говорить она, и опять опустился на пол... А ведь весь вечер я только и ждал, чтобы оказаться здесь и увидеть ее огромные, серые - из-за аквариума - глаза и колышущиеся длинные волосы. Наверное, сработали "когти". Ариза пристально посмотрела на меня. - Ты сейчас гадаешь, зачем я тебя позвала? - Нет. - Почему? - Потому, что знаю. Она удивленно подняла брови:. - Почему? - Просто так. Верно? Ариза не ответила. - Там, в океане, сейчас почти ночь. А здесь светло. - Ты можешь здесь быть, когда пожелаешь. - Для диплома? Настал черед приподнять брови мне. Я все-таки незаконченный, но психолог. И за что, за что, а за свои мысли могу ручаться и до сих пор уверен, что ни одного провокационного намека о дипломе в когитофон проскочить не могло. А ей никто не имел права говорить об этом. - Для какого диплома? - Я изобразил удивление. Она, улыбнувшись, опустила глаза. Через водоросли протиснулась желто-полосатая рыбка и подплыла к стеклу. Я видел, как открывается и закрывается бестолковый пустой рот и двигаются жабры. В когитофоне щелкнуло. Ариза отогнала рыбку. - Интересно видеть, как ты можешь совершать быстрые движения. - Она посмотрела на свою руку и погрузила ее в песок. - Люди на базе мне кажутся суетливыми. Океан - это и хорошо и плохо. А я стала казаться себе томной и слишком уж умной. - Можно, я подсяду ближе? - Это ничего не изменит... Дальше, ближе - не имеет значения, когда преграда остается на месте... Подсядь. Я подобрался на корточках к самому вертикальному срезу воды, отделенному стеклом, и уселся буквально в метре от Аризы. Ближе, дальше, скажу тебе, Афинка,- все-таки имеет преогромное значение. Я, например, различил, какие у нее длинные ресницы, и крохотную точку на правой щеке. - А ты выходишь когда-нибудь на сушу? - Это неприятно. На суше и без того тяжело. И здесь, впервые за время нашего знакомства, я вдруг обнаружил, что не знаю, о чем заговорить. Слизняк, ползший по стеклу, оказался как раз между нашими лицами, но Ариза не хотела его убирать. Меня это обидело. - В первый момент я подумала, что легко смогу полюбить тебя. Я отшатнулся. "Когти" не могли передавать вслух мои мысли мне же. Я теряю форму. Перспектива с дипломом отодвигалась все дальше и дальше. Все же как верно, что люди додумались ввести преддипломную практику. Дурную траву, как говорится... Я тут же расстроился и поглядел на Аризу. В ее глазах было недоумение. - В чем дело? - Она произнесла эти слова, ее губы двигались. - Когитофон что-то... Мне кажется. - Это ты подумал или я? - Извини, я... могу уйти. - Но это я подумала. Ариза поднялась, взбаламутив песок. Тысячу лет песчинки возвращались на дно. - Я ничего не понимаю. - Почему эта штука повторила мои мысли вслух? Ты слышал? - Да. - Значит... Не договорив, она оперлась рукой о перегородку и медленно засмеялась. В воде это было не совсем удобно. Стекло смешно плющило ее ладонь, которая оказалась на самом деле розовой, а не изумрудной. Я тоже улыбнулся, но мне было не до смеха... - Иг, я тебя по всей базе ищу! - В отсек ворвался Карапетян.- О-о-о.- Он увидел Аризу и, успокаивая дыхание, смотрел на нее... - Добрый вечер,- произнес Семен изменившимся голосом. У меня скрипнули зубы. Во-первых, он не имел никакого права входить сюда, во-вторых - сделал это совершенно бестактно. - Как наше настроение? - продолжал он в фамильярном тоне.- Работа, конечно, идет хорошо. Я рад за своего друга.- При этих словах он даже не соизволил обернуться ко мне, непонятно было также, к чему орать, если "когти" работают. Короче говоря, за одну секунду я разозлился так, что начал потеть. Ревность - штука прекрасная. Ревнуйте. Вопрос в том, дадите вы понять об этом окружающим или нет... Я терпел минут десять. Но когда Карапетян стал рассказывать анекдот - нащупал на поясе пульт и отключил когитофон. Семен закончил рассказывать и долго ждал, когда Ариза начнет смеяться. - Да.- Он впервые обернулся ко мне.- О чувстве юмора я не подумал. - Тяжелый случай,- свято заметил я, покачав головой. - А мой уже клянчит коньячку. Только запрещено ведь... Ариведерчи, красавица! - Семен помахал аквариуму рукой и направился к дверям. - Ты мне нужен, Иг. Твой совет... Не просит он никакого коньяку...

А через неделю Ариза сказала, что хочет выйти на сушу. Утром я с семи часов ждал на берегу, выбрав большой уступ. Солнце едва осветило бесконечное зеленое зеркало воды, и мне казалось, что утро очень приятное и, наверное, теплое. На прозрачное забрало, искрясь, оседала водяная пыль, океан сиял. Единственное, что меня угнетало,- это то, что Ариза будет без скафандра, и мое противно-громкое дыхание под шлемом, иногда оно заглушало плеск воды. Я смотрел вдаль и неизвестно почему думал, что Ариза приплывет с востока. Она окликнула меня из-под уступа. - Эй, дипломат! (Почему-то "дипломат", а не "дипломник".) Я здесь! Она оттолкнулась от скалы и теперь, раскинув руки, покачивалась на воде прямо подо мной. Я сошел на берег. Ариза демонстрировала свою беззаботность, но было видно, что суша ее пугает. - Выходи же! Иначе я подумаю, что ты боишься. На самом деле все просто. "Просто" было для меня, кто проводил в бассейне не более трех часов в неделю. - Ты ничего не понимаешь! - крикнула Ариза и подплыла к берегу. Коснувшись дна, она нерешительно встала на ноги и с серьезным видом шагнула вперед. Я зашел в воду и протянул руку. Это было наше первое соприкосновение. Убрав с лица волосы, Ариза оглянулась на океан и, опершись на мою руку, вышла на пляж. Сквозь крагу я чувствовал теплый сильный комочек ее кисти. - Иг!! - рявкнул мегафон со станции, эхо улетело в океан, Ариза качнулась и вцепилась мне в локоть...- Красавица, я, кажется, испугал тебя, продолжал наглый голос.- Но мною двигали лучшие побуждения. Я хотел сказать, чтобы вы не отходили далеко от станции. Семен мне завидовал, может - даже ревновал. Иначе я не мог объяснить причины, по которым ему так не хотелось наблюдать нас с Аризой со станции. Мы пошли вдоль берега к одинокому песчаному холму, белевшему за рощей. В мегафоне раздалось шуршание... - Ты не простынешь? - спросил я. Ариза неловко держалась за мою руку ниже локтя. Ее покачивало. - У меня теплообогрев. - И мокрая голова. - Ничего, уже солнце вышло. Темная роща, скаля голые ветки, лениво и медленно поворачивалась, обнажая холм. Станция осталась за деревьями, Я пытался сбавить шаг, но меня так и несло вперед. Островок - не больше десяти гектаров, много не нагуляешь, если учесть еще обширные россыпи острых камней и грязь, похожую на клей для обуви. Нам оставалась только узкая полоса дюн у берега... Я тут же оказался у подножия холма и растерянно кашлянул, взглянув на Аризу. Меня выручило то, что она уже успела утомиться. - Я присяду, можно? - Можно, но здесь холодно. Она благодарно посмотрела на меня за проявление чуткой заботы, исходившей на самом деле не столько из боязни, что на мокром песке можно простудиться, сколько из-за неловкости. - Вчера ты не захотела рассказать о своих родителях, - начал я. - А ты говоришь об этом так, словно требуешь. Ариза все-таки села. - Нисколько. Просто я никудышний психолог. - Не задавай, пожалуйста, больше вопросов на эту тему. - Хорошо... В таком случае, какая хорошая погода, не правда ли? Великолепная погода. - Мне смеяться? - В ее глазах были огоньки, Ариза все же рассмеялась... Роба скафандра тяжелела на мне с каждой минутой. Рядом с Аризой я представлялся себе нелепо блещущим, громоздким чудищем. Она заметила мое томление и, взяв за пояс, потянула на землю. Я плюхнулся в песок и подумал, что у нее это вышло очень просто. - Когда ты улетаешь? - Через неделю. - И с какими результатами? - Семен сказал, что ему о таком психоконтакте и мечтать не приходилось. Но он съязвил, скорее всего. Потому что завидует. - Из-за чего? - Ему попался какой-то алкоголик, - уклончиво ответил я и постарался улыбнуться. Вышло криво. - Это из-за того, что еще тогда, вначале, ты отключил прибор. И до конца дней своих он не простит тебе неуслышанного анекдота. - Возможно. С океана дунул ветер. Это я определил по тому, как шелохнулись волосы Аризы. В роще треснула ветка и что-то дико заверещало. Я не сразу понял, зачем она протянула руку к моему лицу. - Ты стоял на утесе, и на тебя летели морские брызги. Ариза провела пальцем по забралу. На уровне моего рта появилась прямая, более прозрачная, чем остальное стекло, черточка. - А в морской воде много сенки. Она нарисовала два круглых глаза и нос. Мне казалось, что я сижу внутри глупой маскарадной маски. Причем Аризе эта маска очень нравится. Да-да. - Только не стирай, пожалуйста. Это мило. Она не удержалась и поставила на правую щеку родинку. И тогда у меня и возникла эта сумасшедшая идея. День прибытия, вонючий ветер, зеленая гроза и монолог Семена давно отошли в область бредового. Я спокойно поднял руку к виску, еще не думая, что все-таки совершу эту глупость, но когда увидел глаза Аризы - замок сам щелкнул под пальцами. И я не успел понять, хорошо это или плохо. В нос с такой силой ударило тухлым запахом сероводорода, что у меня едва не перевернулся желудок. Сдвинув забрало на место, я принялся истошно откашливаться и чуть не оглох от этих звуков. Кашлял, наверное, больше минуты. Ариза с беспомощной жалостью смотрела на мои мучения. Очнувшись, я громко вздохнул. В голове шипело тошнотворное варево, хотелось плакать. "Ближе, дальше - не имеет значения, если преграда остается на месте".- Я все-таки запомнил слова Аризы. - Ариза, я тебя обманул. Я улетаю сегодня... Кха! - Ты меня ненавидишь. - Я говорю совершенно не об этом.- Меня мучило еще удушье... - Я говорю о преграде, которая и через неделю, и через месяц, через год все равно останется на своем месте. Мне лучше улететь сегодня, потому что когда-то придется это сделать. Я не пробью этой преграды даже лбом. Она молчала. - А в доказательство того, что улетаю только из-за этого - смотри! Я сорвал с пояса пульт когитофона и запустил им в скалу. Жалко брызнули осколки пластика и схем. Ариза не оценила моего жеста. - Там блок памяти, в котором были записаны все результаты моей практики. Одним психологом меньше. Все. Переживу. И сама эта штука недешевая. Ариза закусила губу и отвернулась; рука, которой она упиралась в землю, мелко дрожала... Был ли смысл утешать, да и чем? Крагами? Зло вытаскивая вязнущие в песке ноги, я пошел на базу. Во рту жгло, как спиртом.



Семен словно ждал меня. Он лежал на кушетке и листал какой-то огромный кожаный фолиант. - В чем дело? - Улетаю. - Я перетряхивал свой чемодан. - Сегодня почтовый с Земли. - Улетаешь совсем? - Совсем. - Навсегда? - ... - Ты сошел с ума, - спокойно констатировал Семен. - Скорее всего. Я разбил пульт. - Да? - Да. - Вдребезги? - Семен захлопнул книгу. - Вдребезги. Не будь циником. В любое время, но только не теперь. - А она сидит и плачет на камушке. Я устремил на него испепеляющий взгляд. - Сначала, Игорек, первый аргумент. Это чтобы ты меня выслушал.- Семен спокойно отбросил замок иллюминатора и дернул стальную крышку на себя. Иллюминатор открылся. Я набрал в легкие воздуха, затаил дыхание и повертел пальцем у виска. Семен пожал плечами и сделал глубокий сочный вздох. - Хорошо! Я осторожно потянул носом воздух и выронил незакрытый чемодан. Никакого сероводорода. Пахло водорослями. - Что это значит? - Это значит,- громко продекламировал Семен, сложив на груди руки, - это значит, что ты хороший человек, Иг. - Конкретней. - Сначала ответь мне на вопрос. Ты влюбился в нее? По уши? До гроба? Иначе не буду рассказывать. Я злился. - По уши. До гроба. Семен, видимо, понял, что я ищу вокруг себя что-нибудь... - Но-но... Выслушай. - Он облокотился о раму иллюминатора. - Из тебя, во-первых, выйдет отличный психолог. Это я к тому, что психовать не надо и что практика у тебя завершилась успешно, хотя с когитофоном ты поступил, как варвар. Во-вторых. Я назову тему своей дипломной работы. Звучит банально, но ничего. "Формирование интенсивного и относительно устойчивого чувства субъекта из-за осознания невозможности реализации этого чувства". Да-да, любовь и скальпель, земля и небо. Только не надо изображать возмущение подопытного кролика! С этого момента ты должен ползать передо мной на коленях и благодарить меня. - Семен вовремя увернулся, мой альбом со свистом вылетел в иллюминатор... - Еще один факт в пользу моей теории. Но если это любовь, то ты не должен обращать внимания на то, как в данном случае она возникла. Ариза тоже вела честно по отношению к тебе, она ничего не знала. - Семен резко присел, иначе бы несессер угодил ему в лоб.- Да-да, поверь мне, Иг... Дон Жуан любил всех и вся - по возможности. Самое сильное чувство - по невозможности... - Он двинулся к дверям.- И ты доказал это, родной мой. И я расцеловал бы тебя, если бы ты не замахивался на меня своим чемоданом... А скафандр больше не надевай... На базе смеются. Семен выскользнул из комнаты. Чемодан с грохотом вонзился в дверь, посыпалось белье и книги. Опомнившись, я побежал на берег. Аризы, конечно, нигде не было. Карапетян в тот день чуть с ума не сошел, поругался с начальником базы... Ее нашли в нескольких километрах от берега. Оказавшись на катере, она долго не могла понять, в чем дело, и хотела даже прыгнуть обратно за борт. А потом бросилась мне на шею, и уже никакая сила не смогла бы разжать ее рук. Как девочка. Самодовольный Семен, вытирая с комбинезона зеленые брызги, рассказывал, как пришлось ей сделать внушение насчет местной подводной цивилизации - весьма полезное по тогдашнему состоянию здоровья Аризы, хотя до сих пор не пойму, как удалось заставить ее поверить в такую глупость,- как пришлось ввести миоглобин, чтобы могла дышать под водой, как в мой скафандр были вмонтированы генераторы запаха сероводорода, и прочее, и прочее. В тот день я понял, что он великий артист и страшно тщеславный человек. На борту почтового лайнера Ариза подошла к Семену и дала ему пощечину, от звука которой включилась сигнализация аварийной охраны. Объяснила - за внушение и миоглобин. И больше мы не расставались. Вот и вся капуста и сказка.

Я перевел дыхание. Уложив ладони под щеку, Афинка тихо сопела и что-то нашептывала во сне. Магнитофон давно отключился, у кассетного гнезда горел сигнал автостопа. Я поправил подушку и сбившееся одеяло, отключил питание. - Ты думаешь спать? Сзади стояла Аристина. Домашний халат ей почему-то идет гораздо лучше, чем что-либо из огромного гардероба выходного платья. - Ты что? - прошептал я. - Посмотри на часы, дипломат. Она повернулась и, выходя, поставила щелчок ночному роботу-няньке, который терпеливо дожидался, пока все покинут его пост. - А фотографию Карапетяна я все-таки спрячу. - Зачем? - Я вышел за женой в коридор, пропуская робота. - За внушение и миоглобин. И за то, что он вывел правильную теорию невозможности. - Прячь..: Кстати, ты давно... это, слушала, как я говорю? Аристина пропустила мой вопрос мимо ушей. Но, судя по тому, как она открывала дверь спальни,- сравнение с девочкой во время эпизода на катере ее не застало. К счастью. В последнее время за глаза я зову ее Акулиной. Рыбкой. Акулочкой.

Андрей Хуснутдинов - совсем молодой писатель из Ташкента, вчерашний студент, работает в фантастике много, упорно, печатается менее чем мало, легкой славы ему не предсказать. Он сложен, склонен к эпатажу, сюрреалистичен. Из-за этого он как бы попадает между двух стульев коммерческим изданиям фантастики он не нужен, потому что слишком сложен и только отпугнет более чем массового читателя, а "общелитературные" журналы не любят фантастического образа мысли, если за этим не стоят политические аллюзии. Поэтому Андрей обречен получать от рецензентов подобные заключения: "Ни своего видения жизни, ни своего слуха к слову, ни просто своей темы". Хотелось бы, чтобы, прочитав публикуемый здесь рассказ, читатель убедился, что рецензент не прав.




home | my bookshelf | | Сказка о Золотой рыбке |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу