Book: Вернуть вчера



Чандлер Бертрам

Вернуть вчера

БЕРТРАМ ЧЭНДЛЕР

Вернуть вчера

Бертрам Чэндлер, являясь членом Британского Межпланетного Общества и вместе с этим занимая должность старпома на одном из судов австралийской судоходной компании, так пишет о себе:

"Сколько себя помню, я всегда с большим удовольствием зачитывался научной фантастикой, и мне неизменно хотелось самому написать что-нибудь такое. Однако, тогда мне казалось, что до тех пор пока я не закончу учиться и не получу диплома магистра, все свободное время следует посвящать учебе, а не писательству. Впервые я побывал в Нью-Йорке уже после того, как Соединенные Штаты вступили в войну. Прошло еще совсем немного времени, экзамены на ученую степень магистра остались позади, а так как никаких других отговорок для того, чтобы не писать, у меня больше не было, то вскоре мои сочинения стали регулярно появляться на страницах журналов, публикующих произведения этого жанра.

Я продолжал писать и после войны, но получив повышение по службе, вскоре оставил это занятие. И лишь после эммиграции в Австралию, поддавшись настойчивым уговорам своей второй жены, я снова взялся за перо и в очередной раз начал писать рассказы. Но в конце концов в моей жизни наступил такой момент, когда я почувствовал, что пришло время браться за полновесные романы. Рассказы меня больше не занимали, ибо их тесные рамки делали невозможным наиболее полное раскрытие художественного образа моих персонажей. Я считаю, что жанр научной фантастики и "фэнтези" являются идеальным художественным приемом, помогающим постичь суть обычных истин."

Глава 1

Я вздрогнул и проснулся, леденея от ужаса и почти не сомневаясь в том, что все идет совсем не так, как надо, и что случилось нечто непоправимое. Это, наверное, из-за тишины, подумал я. За время межгалактического перелета ухо астронавта настолько привыкает к мерному, приглушенному гулу двигателя звездолета, можно сказать, становясь частью его жизни, что отсутствие этого звука способно ввергнуть человека в еще больший шок, чем даже внезапная какофония аварийных звонков и сирен. Но почему же не сработала аварийная сигнализация? Однако молчали не только двигатели. Не было слышно ни хлюпанья наносов, ни тихого повизгивания вентиляторов.

Меня окружали совсем иные звуки.

Так, рядом со мной кто-то размеренно дышал. Я специально задержал дыхание на несколько секунд и убедился в том, что мне это вовсе не показалось. Еще я слышал тихое тиканье часов. И что-то еще - но что именно, сказать было трудно. Я напряженно прислушивался, изо всех сил пытаясь установить природу этих звуков. В конце концов мне удалось распознать далекий и кажущийся знакомым рев, источник которого, судя по всему, находился где-то высоко надо мной. До моего слуха также доносился приглушенный грохот и шум явно механического происхождения. И тут меня осенило - по идее, данное открытие должно было бы подействовать на меня успокаивающе, но вышло совсем наоборот - это был шум городских улиц, а вовсе не двигателей и систем корабля.

Я беспокойно заворочался в постели - это была именно постель, а не узкая койка - и обнаружил, что рядом со мной лежит женщина. У нее было мягкое на ощупь, но упругое тело и гладкая, бархатистая кожа, одно лишь прикосновение к которой в любое другое время вызвало бы у меня сильнейшее желание овладеть ею. Но только не сейчас. Дела мои, как это со стороны ни покажется странно, обстояли их рук вон плохо. Я протянул руку и попытался нащупать выключатель лампы, стоявшей на тумбочке у кровати - той самой лампы, которая накануне горела здесь до тех пор, пока мы, вконец обессилев, не повалились на подушки, отдаваясь во власть сна. Теперь я припоминал, что уже засыпая, все-таки сумел пересилить свою усталость и выключил свет.

Я щелкнул выключателем. Мягкий, янтарный свет был приятным для глаз. Его блики заиграли на длинных прядях ее золотисто-каштановых волос, разметавшихся по белой подушке, выхватывая из темноты обнаженное белое плечико и изящный изгиб ее спины. Он также осветил циферблат настенных часов, с пугающей и, я бы даже сказал, нарочитой откровенностью высвечивая обескураживающую комбинацию из черных стрелок и цифр.

- Илона! - громко окликнул я.

Она что-то сонно промурлыкала в ответ и перевернулась на другой бок, попутно натягивая простыню и легкое одеяло на голые плечи, укрываясь почти с головой.

- Илона!

На этот раз она не отозвалась.

Я потряс ее за плечо - сначала легонько, потом более настойчиво. Она обернулась в мою сторону и медленно, неохотно открыла глаза, казавшиеся теперь неестественно голубыми в сочетании с нависшими над ними прядями темных волос.

- А... это ты..., - разочарованно протянула она. И тут же с явным неудовольствием добавила: - Ты что, не видишь, что я сплю?

- Вот эти часы..., - начал я.

- А часы-то тут при чем? - Она начала снова поудобнее устраиваться под одеялом.

- Они точно идут?

- Разумеется. Точнее не бывает.

Я мигом слетел с кровати и подскочил к окну, памятуя о том, как вечером накануне она демонстрировала мне работу регуляторов поляризации света. Я повернул круговую шкалу, и непроницаемо-черное стекло стало полупрозрачным, затем совершенно прозрачным, но как будто чуть-чуть подернутым легкой дымкой и наконец сделалось кристально чистым. Яркий солнечный свет наводнил спальню.

- Ты что, совсем свихнулся? - возмутилась она.

Но я не обратил на ее протесты никакого внимания, обозревая открывающийся из окна пейзаж Новой Праги, ее бесчисленные небоскребы, сверкающие на солнце искусственные озерца, зеленеющие парки. Космопорт находился к северо-востоку отсюда. Солнце слепило глаза, но, взглянув в том направлении, я все же сумел различить сверкающий шпиль башни центра управления и высокие, необычной спиралевидной формы колонны - так называемые Маяки Карлотти. В той стороне должна была стоять еще одна башня, еще один сверкающий шпиль, но вот как раз его-то я и не увидел.

Хотя, если разобраться, то той, другой, башни в это время здесь быть уже не должно.

От осознания этого в моей душе воцарилась еще более ужасная пустота, чем та, что охватывает душу первопроходца, когда земля неожиданно уходит из-под ног, и он понимает, что летит с обрыва в пропасть. Я понимал, что произошло, но мне нужно было лично самому во всем убедиться, чтобы уж знать наверняка. Я медленно подошел к видеотелефону, раскрыл лежащую тут же на столике телефонную книгу, отыскал номер телефона диспетчерской космопорта и быстро набрал комбинацию цифр. Экран дисплея засветился, и в следующее мгновение на нем возникло изображение миловидной девушки. Она недоуменно вскинула брови - видимо, ее смутила моя нагота - однако, быстро опомнилась и ответила довольно ровным голосом:

- Справочная космопорта слушает. Чем я могу помочь вам, сэр?

- Чего это ты там еще затеял? - раздался со стороны кровати недовольный, сонный голос.

Но я не обратил на это никакого внимания.

- Меня интересует "Молния", - сказал я. - Она уже стартовала?

- Разумеется, сэр. В 08:30. Старт задержался на полчаса.

- Спасибо, - пробормотал я и положил трубку.

- Ну что, ты уже кончил? - поинтересовался все-тот же ворчливый голос из-под одеяла.

Но мне и этого было мало.

Я набрал другую комбинацию цифр, оказываясь лицом к лицу с другой привлекательной девушкой. Она, подобно красавице из справочной службы космопорта, тоже была блондинкой, но в отличие от нее оказалась более привычной к общению с не вполне одетыми абонентами. Или же, возможно, у нее были более либеральные взгляды на жизнь.

- Коммутатор, - откликнулась она на мой вызов. - Доброе утро, сэр.

- И совсем не доброе.

- У вас неприятности, сэо?

- Да. Вы ведете регистрацию всех утренних звонков?

- Да, сэр.

- Вы звонили по номеру..., - я взглянул на укрепленную рядом с клавиатурой карточку и продиктовал номер, - сегодня в 05:30 утра?

- Одну минуту, сэр. Не вешайте трубку. - Она опустила глаза, сосредоточенно углубляясь в лежащие перед ней записи. - Да, сэр. Звонок по этому номеру был. Абонент ответил.

- Благодарю вас.

- А теперь ты дашь мне поспать спокойно? - холодно спросила Илона.

- Нет! - рявкнул я в ответ.

Я подскочил к кровати и сдернул с нее легкие покрывала. Она села, гневно глядя на меня. Она была красива, но эта ее красота казалась неуловимой. Женщина, как женщина, вроде бы все при ней - ноги, руки, грудь... - однако при кажущемся эстетическом соответствии все это было лишено подлинного смысла. Во всяком случае, я уже начинал ненавидеть ее.

- Ты хоть имеешь представление о том, что произошло? - продолжал разоряться я.

Она страдальчески поморщилась.

- Пожалуйста, потише. Ты не у себя на корабле, а тут орать не надо.

- Я уже никогда больше не попаду на корабль, - ответил на это я.

- Это почему же? - равнодушно спросила она.

- Я опоздал к старту, а тебе прекрасно известно, что это означает.

Услышав это она заметно оживилась. Снова натянула на себя одеяло, а затем безучастным тоном повторила мои слова:

- Ты опоздал к старту...

- Да. Черт возьми, Илона, что случилось этой ночью?

Она рассмеялась.

- Тебе лучше знать. Ты тоже принимал в этом самое активное участие.

- Но что случилось? Я же сам позвонил на коммутатор и попросил их перезвонить сюда в половине шестого утра. У меня должно было остаться достаточно времени, чтобы добраться до космопорта. Я позвонил туда только что, и дежурная уверяет, что они звонили сюда, и что абонент ответил.

Она снова рассмеялась.

- Как странно, дорогой. Кажется, я начинаю припоминать свой странный сон о том, как будто зазвонил телефон, и мне пришлось встать, чтобы ответить на звонок.

- Черт возьми! - выругался я. - Это очень серьезно. Неужели ты сама не понимаешь, что ты натворила?

- А при чем тут я? - возразила она. - Не забывай, что это была твоя мысль подзаправиться эйфорином, хотя я и предупреждала тебя о возможных последствиях.

- Но ты же уверяла, что уже принимала снадобье так много раз, что у тебя выработался иммунитет к его побочным действиям.

- Да неужели? Но вообще-то я уже так давно не была дома, а все мои запасы как раз и остались там. К тому же я слышала, что в таких случаях иммунитет постепенно ослабевает, и если человек потом снова решает употребить зелье, то переносит его даже еще хуже, чем тот, кто пробует эйфорин впервые в жизни. Выходит, что я и в самом деле встала и ответила на звонок.

- Илона, положение очень серьезное.

Она снова начала было смеяться, но затем передумала.

- Пойди в ванную, - велела она мне. - Там в шкафчике стоит пузырек с анти-эйфорином. Принеси мне его и захвати заодно стакан воды.

Я покорно отправился в ванную комнату и без особого труда разыскал пузырек с лекарством. Возвратившись обратно в спальню, я застал ее стоящей обнаженной перед большим окном, нежась в лучах пригревающего солнца.

- Единственный мой верный любовник - это солнце..., - блаженно пробормотала она, поворачиваясь ко мне.

Я глядел на нее в упор.

- Вот твой пузырек.

В ответ она лишь обреченно вздохнула.

- А это обязательно?

Я же тем временем уже начал тайно желать, чтобы действие наркотика длилось вечно, а горькое протрезвление не наступало бы никогда.

- Ну так что мне с этим делать? - спросил я.

Она ехидно усмехнулась в ответ.

- К сожалению, я слишком хорошо воспитана, что бы дать тебе исчерпывающий ответ на этот вопрос. - А затем добавила. - Но если уж ты настаиваешь, то капни в стакан три капли.

Я все сделал, как было сказано, и протянул ей бокал. Она поднесла его к губам, осушила залпом и слега поежилась. Затем выпустила из рук стакан, поспешно подошла к стулу, на спинке которого висел ее халат, и торопливо накинула его на плечи. Тяжелый черный материал скрывал ее тело от шеи до самых щиколоток. Лицо над наглухо застегнутым воротом казалось бледным и суровым.

- Одевайся, - приказала она. - И уходи отсюда.

И лишь тогда я вспомнил о том, что сам еще совершенно не одет, и разыскав свои брюки и рубашку, принялся торопливо натягивать их, повернувшись к ней спиной. Когда все было в порядке, я снова обернулся.

- Илона, - сказал я, - я в очень затруднительном положении.

- В крайне затруднительном, - согласилась она.

- Моя карьера..., - начал было я развивать свою мысль.

- Но ты же сам говорил, - холодно заметила она, - что работа астронавта тебе уже надоела. Что ж, зато теперь у тебя появилась замечательная возможность стать кем-нибудь еще.

- Но кем?

- Это твои заботы. - Илона подошла к ночному столику, вынула из пачки сигарету и раздраженно щелкнула зажигалкой, собираясь прикурить. Прищурившись, она разглядывала меня сквозь сизый дымок. - Меня они не касаются. Так что для начала проваливай отсюда, а потом уже можешь купить себе утреннюю газету и углубиться в рубрику с объявлениями "Приглашаем на работу".

- Но...

Она повысила голос.

- Я сказала, выметайся отсюда. И даже не мечтай о том, что я позволю тебе остаться здесь и стану кормить, поить и содержать за свой счет. Ты сам заварил эту кашу; вот сам ее и расхлебывай, если силенок хватит. Так что, крути педали, астронавт. Пошел вон!

Я же говорил медленно и подчеркнуто вежливо.

- Полагаю, ты не станешь возражать, если, прежде чем уйти, я воспользуюсь твоей ванной?

- Только не долго, - буркнула она.

Я отправился в ванную комнату.

Первым делом я как следует проблевался, после чего мне стало немного лучше. Затем принял душ, чтобы смыть с себя запах этой женщины. Побрился, воспользовавшись для этого найденным в шкафчике кремом-депилятором, и оделся. Вернувшись в спальню, я надел носки и ботинки, повязал галстук и взял пиджак со стула. Все это время она пристально и ни слова не проронив наблюдала за каждым моим движением.

- Илона, - сказал я.

- Прощай, - безучастно проговорила она.

Я вышел из квартиры и, открыв дверь пневматической шахты, занял место на подушке со сжатым воздухом, доставившей меня на нижний этаж.

Глава 2

Полагаю, вам уже доводилось читать о чувстве одиночества, неизбежно преследующего астронавта в глубоком космосе.

Тогда позвольте мне добавить к этому еще кое-что от себя. Если уж говорить об одиночестве, то никакой глубокий космос не сравнится в городом, где у вас нет ни друзей, ни знакомых, и вам некуда идти, потому что корабль, к которому вы приписаны, улетел без вас, унося на своем борту вашу такую ютную каюту и такие родные лица друзей из экипажа.

Но может быть, думал я, девушка из справочного бюро ошиблась. Возможно, "Молния" еще не стартовала. Может, она все еще стоит на летном поле и дожидается меня.

Но едва подумав об этом, я тут же укорил себя за подобное малодушие. Даже если бы капитан Груен и считал меня своим любимчиком (коим на самом деле я отнюдь не являлся), то и тогда вряд ли его щепетильная пунктуальность по части неукоснительного соблюдения расписания позволила бы ему задержать вылет корабля более, чем на полчаса. И хотя, конечно, второй помощник играет достаточно важную роль в управлении большим кораблем, но в конце концов и без него можно обойтись. Тем более, что мне было прекрасно известно, как это делается. Уолгрен, третий помощник, теперь будет исполнять обязанности второго. Четвертый возьмет на себя функции третьего, пятый - четвертого, а юный Льюишэм, старший курсант, заступит на место пятого. И "Молния", самый современный и комфортабельный из лайнеров "Трансгалактической Компании", находится уже на расстоянии многих световых лет отсюда, направляясь в Порт Испании на Карибии, к своему очередному пункту назначения.

Я замедлил шаг.

Спешить было больше некуда. Мой корабль улетел. К тому же теперь мне предстояло решить, куда отправиться в первую очередь. В космопорт? Но в кармане у меня было всего несколько долларов, и в таком случае большую часть этой суммы мне пришлось бы выложить для оплаты проезда в такси. Поблизости же, почти в двух шагах от меня, находился вход в метро. Я было направился к нему, но затем передумал, задавшись новым вопросом: "Положим, я доберусь туда. И что тогда? Что мне там делать? Стоять на краю опустевшей стартовой площадки и лить слезы?"

Я застыл на месте в нерешительности, и еще какое-то время стоял без движения, не обращая внимания на раздраженные реплики прохожих, вынужденных обходить меня. Но соображалось мне довольно туго. Наверное, это было результатом усталости или пережитого потрясения, или же давали знать о себе последствия употребления эйфорина. Или же и то, и другое, и третье вместе взятое. Однако теперь это было уже совершенно не важно.

Рядом со входом на станцию метро находилось небольшое кафе.

Это было чистенькое заведение, стены которого были украшены режущим глаз абстрактным орнаментом, выдержанным преимущественно в алых и лимонно-желтых тонах. Из динамиков на стене звучала веселая мелодия. Мне стало немного не по себе, я поежился, но все-таки заставил себя войти в зал и расположился за свободным столиком. Подошедшая ко мне официантка оказалась типичной каринтийкой - стройная, грациозная, словно сиамская кошка, затянутая в облегающие, зауженные книзу брючки и зеленый тонкий свитерок, казавшийся не более, чем слоем краски, нанесенной на голое тело. Я глядел на нее безо всякого воодушевления. Женщины, с которыми мне приходилось иметь дело, показали себя не с самой лучшей стороны - особенно каринтийки.



- Кофе, - сказал я, даже не взглянув в меню, которое она раскрыла передо мной. - И кусок хлеба с маслом.

- Хлеб белый или черный, сэр?

- Черный.

- Наш или импортный?

Вот ведь чертова баба! Какого рожна она торчит у меня над душой и бубнит, вместо того, чтобы заткнуться?

- Ваш, - ответил я, разумно полагая, что продукт, произведенный в местных условиях, должен стоить дешевле, чем доставленный сюда аж с самой далекой Земли. Когда она ушла, я все-таки заглянул в меню и обнаружил, что мое предположение оказалось ошибочным - но механизм ценообразования в межзвездной тороговле всегда был выше моего понимания.

Во всяком случае, сказал я себе, трата лишних двадцати центов не такая уж большая потеря. Я попивал горячий, крепкий кофе и жевал хлеб с маслом, а из громкоговорителей на стене неслась веселенькая музыка. Неведомый оркестр - интересно, где он находился: на местной радиостанции или в какой-нибудь студии звукозаписи, удаленной отсюда во времени и пространстве? - наигрывал попурри на тему так называемых "Космических Маршей", которые, как известно, представляют из себя старые-старые мелодии и положеные на них новые слова. Я вдруг понял, что тихонько напеваю себе под нос:

Прощай, я отправлюсь к другому солнцу,

Где будет

Больше любящих сердец, чем те, что я оставил здесь...

Я резко замолчал, откусил очередной кусочек хлеба и еще отхлебнул кофе. Ладно, думал я, все просто замечательно. Можно, конечно, отправиться и к другому солнцу, и в другую планетарную систему, если, конечно, у тебя есть достаточно деньжат, чтобы купить билет или же необходимая квалификация, дающая право на работу на борту космического корабля.

Ну да, думал я, у меня же есть квалификация. Ведь капитан наверняка должен был оставить здесь мои бумаги вместе с остальными пожитками. А отряд астронавтов не так уж велик, чтобы опоздание к старту корабля повлекло бы за собой автоматический отзыв лицензии. Однако, черный список существовал и здесь. Отныне путь в "Трансгалактическую Компанию" мне был заказан. Равно, как и в другие проличные конторы, как то "Межзвездную Транспортную Комиссию", "Королевскую Почту Уэйверли" и "Объединенные Линии", ибо там, скорее всего, даже не посмотрят в мою сторону. Конечно, остается еще "Курьерская Служба Окраин". Эти готовы принять на работу вообще кого угодно, лишь бы только у него была хоть какая-нибудь лицензия. Но даже если мне вдруг захотелось бы курсировать по захолустью Окраин - а этого не будет никогда - то для начала в любом случае нужно было еще каким-то образом выбраться отсюда.

- Желаете еще кофе, сэр? - спросила официантка.

- Нет, - буркнул я, после чего добавил с некоторым опозданием: Благодарю вас. - И потом: - А вы случайно, не знаете, как пройти к представительству "Трансгалактической Компании"?

- Это по улице направо, - сказала она. - В трех кварталах отсюда находится площадь Масарика. Офисы компаний, осуществляющих межзвездные перелеты, находятся там, в здании на противоположной стороне улицы.

Я поблагодарил ее и вышел на залитую ярким, но не согревающим солнцем улицу, по которой гулял холодный ветерок.

После чашки кофе с бутербродом мне немного полегчало, я снова почувствовал в себе силы. У меня возникло желание заскочить по пути в один из уютных баров и продолжить процесс возвращения к жизни, но я все же решил этого не делать. Мне предстояла встреча с Малетером, директором местного филиала "Трансгалактики". Он никогда не вызывал у меня особых симпатий, но теперь я не мог позволить себе открыто заявить об этом, с трудом удерживаясь от того, чтобы не послать его и весь их трансгалактичекий флот по одному очень распространенному адресу.

Я замедлил шаг, якобы ради того, чтобы получше оглядеться на местности. Все-таки при свете дня Новую Прагу я видел впервые - да еще находясь непосредственно на самой планете. Хотя, сказать по совести, видами ночного города я тоже был отнюдь не избалован. Вечером накануне, например, я просто нанял такси, доставившее меня из космопорта прямиком к дому, где находилась квартира Илоны.

Таково было мое оправдание, и я цеплялся за него, прекрасно понимая, что на самом деле мне просто хотелось отсрочить предстоящую мне получасовую разборку еще хотя бы на несколько минут. Малетер не обрадуется моему визиту. Хотя, нет, пожалуй, тут я ошибаюсь. Малетер будет рад мне. Малетер, люто ненавидящий астронавтов и не считающий необходимым это скрывать, пожалуй, обрадуется тому, что один проштрафившийся представитель этого племени угодил-таки к нему на ковер.

Я медленно побрел дальше, поглядывая то и дело то налево, то направо.

Да уж, красивый все-таки город, эта Новая Прага. По обеим сторонам широкого проспекта возвышались великолепные здания, вокруг каждого из которых был разбит зеленеющий парк и многочисленные клумбы, пестреющие самыми разными цветами. Для человека моего склада, родившегося и выросшего на перенаселенной Земле, данное градостроительное решение казалось преступной халатностью в использовании земельных участков, но эффект был потрясающим. На башнях были устроены открытые разноуровневые галерейки, соединенные между собой изящными мостами и переходами.

Улица была наводнена частными автомобилями, что также являло собой непревычное для землянина зрелище. По большей части это было небольшие мономобили, приводимые в действие с посощью огромных маховиков, но встречались также и агрегаты на воздушной подушке. А над головой стремительно проносились рои ярких такси.

Пешеходов на улице тоже было много. И снова я поймал себя на том, что сравниваю этот мир со своей родной планетой и отнюдь не в пользу Земли. Люди здесь были сыты и хорошо одеты, мужчины в большинстве своем выглядели весьма солидно и респектабельно, а женщины были как на подбор высокими, стройными и привлекательными. Они никогда не питались синтетическими продуктами, не просыпались среди ночи от удушья из-за того, что вышла из строя вся городская система вентиляции. Подобно подавляющему большинству астронавтов и тем счастливчикам, кому удалось так или иначе вырваться из огромной нищенской трущобы, в которую превратилась Земля, я прежде был склонен презирать обитателей своей родной планеты. Теперь же, оказавшись чужим среди толпы элегантных, надменных жителей этой бывшей земной колонии, я с некоторой ностальгией вспомнил о своих корнях.

Я перешел на другую сторону площади.

Разыскать офисы транспортных агенств не составило никакого труда. Повсеместно, на любой планете, здания для них строятся по одному и тому же образу и подобию. Их называют каменными ракетами, хотя выстроены они могут быть из кирпича или железобетона, а также стекла и стали, или же из алюминия и пластика. Но в любом случае шпили их башен неизменно устремлены в небо, а бессмысленные с точки зрения архитектуры опоры фундамента символизируют фермы стартовой площадки. На установленных тут же флагштоках развиваются флаги компаний.

Я поискал глазами флаг "Трансгалактической Компании" - стилизованный золотой парусник, летящий на всех парусах по темно-синему фону - и вскоре увидел его. Я подошел к большим дверям, и толкнув одну из створок, попал внутрь здания. На нижнем этаже располагался один большой офис, разгороженный длинными, отполированными до блеска стойками, за которыми трудились служащие, занимающие относительно низкие должности. Длинные пальчики с изящными ногтями, покрытыми сверкающим лаком, стремительно летали над клавиатурами компьютеров и пишущих машинок, приятные, хорошо поставленные голоса наговаривали что-то в микрофоны устройств, автоматически переносящих речь на бумагу. Над заваленными бумагами столами виднелись суровые мужские лица, обладатели которых, как мне казалось, бились над решением различных вселенских проблем типа недостачи одного ящика рома из партии, отправленной из Порта Испании, Карибия, в Порт Таубер, Каринтия.

Я не стал терять время на разглядывание красочных плакатов, призванных заманить потенциальных туристов в романтическое путешествие к далеким планетам, а лишь читал таблички: "Галактические путешествия", "Межпланетные рейсы", "Местные рейсы", "Отдел претензий". В конце концов я все-таки нашел то, что искал - "Справочное бюро". Это была небольшая стеклянная будочка, расположенная в самом центре просторного зала.

Единственной обитательнецей будочки оказалась миловидная девушка. Когда я остановился перед стойкой, она привычно улыбнулась мне, и хотя эта улыбка входила в ее непосредственные обязанности, я все равно был очень тронут.

- Я могу вам чем-нибудь помочь? - негромко, почти доверительно, проговорила она.

- Можете, - согласился я.

- Чем же? - поинтересовалась она, продолжая удерживать на лице обязательную улыбку.

Многообещающе, подумал я. Весьма многообещающе... А затем не без сожаления признался:

- Мне необходимо встретиться с мистером Малетером.

- У вас назначена встреча?

- Нет. Но думаю, он меня уже ожидает.

- Как о вас доложить?

- Скажите, что пришел мистер Петерсен.

- Мистер Петерсон.

- Мистер Петерсен.

- Извините, - смутилась она, все еще продолжая улыбаться.

- Ничего, бывает...

Я смотрел, как она набирает номер на клавиатуре, и внезапно подумал о том, что руки у нее совсем такие же как у Илоны, да и вообще, они вроде бы очень даже похожи... Ну и стерва же эта Илона, думал я с горечью. Что б ей пусто было...

Девушка глядела на экран, тыльная сторона которого была обращена ко мне. Улыбка исчезла с ее лица, которое выражало теперь высшую степень сосредоточенности. Я заметил, как она слегка вздрогнула, и тут же услышал неприятный голос:

- Да? Что там еще?

- К вам посетитель, сэр. Некий мистер Петерсен. Он утверждает, будто бы вы его ожидаете.

- Петерсен? Не знаю я никакого Петерсена.

- Но он сказал...

- Петерсен, говорите? - голос сделался еще грубее, и в нем появились угрожающие нотки. - Да, конечно. Пришлите его ко мне.

Затем раздался щелчок, и связь отключилась.

Девушка снова взглянула в мою сторону. На этот раз профессиональную улыбку на ее лице сменило выражение непрофессионального сострадания.

- Мистер Малетер вас сейчас примет. Лифты слева от вас. Поднимайтесь на пятый этаж, - сказала она, и немного помолчав, добавила: - Ни пуха ни пера.

Я направился к лифту, напустив на себя нарочито небрежный вид, который отнюдь не соответствовал моему душевному состоянию.

* * *

Мрачный, как грозовая туча, облаченный во все серое, Малетер восседал за столом из серого металла в кабинете, где все остальное тоже было серым. Проходя по мягкому ковру все того же мышино-серого цвета, я вдруг подумал о том, что мой наряд выглядит на этом фоне неуместным цветовым пятном; модный костюм, вполне подходящий для веселой вечеринки, совершенно не годился для делового визита. Мне почему-то казалось, что цель моего визита следует считать именно деловой...

У Малетера было неприветливое и наредкость невыразительное лицо, напоминавшее застывшую маску, изготовленную из того же самого материала, что и стол, за которым он восседал. На меня нахлынули воспоминания, и я припомнил все, что до этого мне приходилось слышать об этом человеке. Однажды я услышал, как кто-то метко назвал его за глаза Железным Человеком. Железный Человек Малетер, робот, который лишь притворяется одушевленным существом. Малетер, который не раз и не два заявлял во всеуслышание, что лишь машины могут эффективно управляться с машинами, и что идеальным астронавтом может считаться лишь тот, кто проявляет наибольшее сходство с запрограммированным механическим устройством. Я вспомнил, как Хейлс, первый помощник капитана из нашего экипажа, как-то раз сказал: "Вот увидите, если эта скотина когда-либо сумеет перебраться в главный офис и станет в нем генеральным управляющим, то на руководство обрушится лавина раппортов об отставке - и от тех, кто приписан к наземным службам, и от летного состава - и я подам свой раппорт одним из первых."

- Так это вы и есть мистер Петерсен? - резко спросил он.

- Виноват, облажался, - отозвался я.

- Ваш юмор совершенно неуместен - хотя вы и на самом деле виноваты. Из-за вас старт одного из наших кораблей был задержан на целых двадцать девять минут тридцать пять секунд. К сожалению, пока еще не разработан юридический механизм, в соответствии с которым вы должны были бы понести соотетствующее наказание.

Утвердив локти на столе, он положил голову на сцепленные пальцы рук и взглянул на меня. У него были серые глаза; такого же цвета были и брови, и волосы.

Я ничего не сказал.

Тогда он спросил:

- Вам что, нечего сказать в свое оправдание?

- Нет, - ответил я.

На сей раз на лице его отобразилось некое подобие выражения. Разочарование?

- Мистер Петерсен, - торжественно объявил Малетер, - такие, как вы позорят нашу компанию. Ставлю вас в известность, что вы более не числитесь в штате наших сотрудников. Разговор окончен. - Его голос слегка возвысился: - Можете идти.

- Мистер Малетер...

- Я велел вам уходить.

- А как же моя одежда и личные вещи?

- Если мне не изменяет память, их передали диспетчеру нашего космопорта.

- А мой рассчет?

Металлического цвета брови удивленно поползли вверх.

- Мистер Петерсен, думаю, вы не столь наивны, чтобы считать, что "Трансгалактическая Компания" вам еще что-то должна? Догадываюсь, что некоторые капитаны вполне способны смалодушничать и оказать финансовую поддержку дезертирам - вообще-то, в случае с вами капитан Груен хотел сделать то же самое. Но уверяю вас, что ни в одном из вверенных мне представительств такие номера не пройдут. По закону астронавт, отставший от своего корабля, автоматически утрачивает право на все причитающиеся ему выплаты, за исключением тех случаев, когда он может представить неопровержимые доказательства того, что опоздание произошло не по его вине. И я глубоко сомневаюсь, что вы, мистер Петерсен, можете это доказать.

"Именно так," - мысленно вздохнул я.

- Являясь гражданином этой планеты, - продолжал он, - я крайне озабочен тем, чтобы на ней было поменьше забот. - Он нахмурился, очевидно считая меня виновником того, что с точки зрения синтаксиса данное заявление прозвучало несколько коряво. - Я уже связался с Консульством Земли. Вам надлежит явиться к консулу, и там вас зарегистрируют, как Т.Б.А. Терпящего Бедствие Астронавта. Там же вам должны будут предоставить временное жилье и содержание, пока не предоставится возможность отправить вас отсюда на попутном корабле.

А теперь идите.

Вступать с ним в полемику означало бы растратить жалкие остатки своего достоинства.

Я развернулся и вышел из кабинета.

Глава 3

Вполне возможно, что мой приход обрадовал консула по делам Земли - и в части не относящейся к исполнению им его непосредственнх служебных обязанностей, скорее всего, так оно и было - однако ему удалось замечательнейшим образом скрыть свои чувства.

Он продержал меня целый час в приемной, где стояла жесткая скамья, и было совершенно не на чем остановить взгляд, кроме его секретарши да нескольких старых потрепанных журналов - "Уголь Австралии", "Транспорт и сталь", "Вестник гробовщиков Калифорнии" и тому подобное чтиво. Однако если выбирать из двух зол, то журналы были наименьшим. Очевидно, секретарша была также завезена сюда из Земной Империи, и случилось это по крайней мере лет двадцать назад. Некоторые земные женщины, вырвавшись из унылого однообразия, царящего на родной планете, невероятно хорошеют и расцветают; а иные нет. С этой ничего подобного не произошло. Более того, смею предположить, что во время перелета на Каринтию с ней, должно быть, что-то случилось - или, наоборот, не случилось ничего - в результате чего она на всю жизнь люто возненавидела астронавтов. Завязать разговор не удалось. Она сидела за своим столом, с явным неудовольствием поглядывая на меня, и в ее худых пальцах мелькали спицы, вывязывавшие нечто из ниток грязно-коричневого цвета. Очевидно, готовое изделие обещало стать таким же уродливо бесформенным, как и тот балахон, что был надет на ней поверх мешковатой твидовой юбки с начесом.

Наконец раздался короткий звонок селектора. Секретарша мельком взглянула на меня и чуть повысила голос, чтобы за позвякиванием спиц можно было разобрать слова, объявив:

- Полковник вас сейчас примет.

- Благодарствую, - ответил я.

Она проигнорировала меня. Тогда я встал и прошел к двери, ведущей во внутренний кабинет.

Консул оказался розовощеким и совершенно лысым толстячком невысокого роста. Я подумал о том, что глаза у него должны были бы быть красными, как у альбиноса, и ошибся; глаза его были водянисто-голубого цвета и казались огромными за толстыми линзами очков. Он холодно посмотрел на меня.

- Чем могу служить?

- Я Петерсен, - представился я.

- Да, друг мой. Меня уже предупредили. - Его пухлые пальцы зашуршали разложенными на столе бумагами. - Так значит, это вы и есть тот самый дезертир. С трансгалактического лайнера "Молния".



- Я не дезертир, сэр. Я опоздал к старту.

- Вы опоздали к старту своего корабля. Именно. Значит, вы дезертир.

- С юридической точки зрения, - напомнил я ему, - дезертиром австронавт может быть объявлен лишь в том случае, если он покинул борт корабля, забрав с собой все принадлежащие ему личные вещи.

- А вы, прямо-таки настоящий адвокат по космическим вопросам, как я погляжу. Предупреждаю вас, друг мой, что я терпеть не могу всех этих юридических уверток. Они меня раздражают.

- Я не дезертир, - упрямо повторил я. - И считаю необходимым изначально четко обозначить свой правовой статус.

Он презрительно фыркнул в ответ.

- У вас нет никакого статуса, друг мой. Вы полнейшее ничтожество. И мне надлежит следить за тем, чтобы вы были сыты и обеспечить вам крышу над головой на то время, пока не подвернется возможность пристроить вас на какой-нибудь попутный корабль. - Он немного успокоился. - Да, кстати, о корабле. Через три недели сюда прибывает "Дельта Эридани", следующая к Земле через Карибию, планету Ван Даймена и Атланту... - Он выхватил из беспорядочного вороха бумаг несколько листков и самодовольно улыбнулся. - А вы что, и в самом деле желаете вернуться на Землю?

- Кажется, иного выбора у меня нет.

- Вообще-то, есть тут одна возможность. Например, на планетах Окраинных Миров ощущается острая нехватка квалифицированных астронавтов. Там готовы с радостью принять на работу даже офицеров с подмоченной репутацией. Через месяц сюда прибывает "Эпсилон Пуппис", следующий по маршруту Ультимо, Туле, Дальняя и Лорн...

- "Божественная Бухара, - процитировал я, - благословенный Самарканд и грады дальних земель на Востоке".

- Что? - поперхнувшись от неожиданности переспросил он. - Что это значит?

- Поэма "Хасан", - пояснил я. - Автор Флекер, Джеймс Элрой.

- Я вас не понимаю, - сердито буркнул он.

- Ничего страшного. Тем более, что на данный момент есть вопросы и поважнее. Где, например, я буду ночевать? И когда будут кормить?

- Вот уж не думал, - раздраженно проговорил он, - что вы до такой степени нуждаетесь.

- Представьте себе, нуждаюсь, - подтвердил я, и это вовсе не было преувеличением. - Перед вами самый что ни на есть настоящий астронавт-лишенец. - Я не видел ничего зазорного для себя в том, что Земная Империя немного раскошелится на мое содержание и не считал это милостыней. До сих пор, являясь гражданином Земной Империи, я исправно платил все налоги, что обошлось мне в довольно кругленькую сумму.

Он снова зашуршал бамагами, и в конце концов нашел то, что искал, выхватив нужный листок из-под вороха документов.

- За вами зарезервировано место в общежитии для астронавтов, что находится на территории Порта Таубер. Насколько я понимаю, там же находятся и ваши вещи.

- А как я туда попаду? - спросил я. - Ведь пешком-то идти далековато будет.

Страдальчески взглянув на меня, консул извлек из-под груды писчего хлама квитанционную книжку и торопливо нацарапал что-то на чистом листке, после чего швырнул мне двадцатипятицентовую монетку, поясняя:

- Это вам на метро до космопорта. Распишитесь вот здесь.

Он снова недовольно поморщился, когда мне пришлось одолжить у него ручку, чтобы поставить свою подпись в графе расписки. Я очень надеялся на то, что моя собственная ручка окажется среди моих пожитков, дожидавшихся меня в Порту Таубер. Я подписал бумаги.

После этого он сказал:

- Кстати, друг мой, насчет Окраинных Миров. Настоятельно советую вам подумать над этим предложением.

Меня осенила внезапная догадка.

- Так вы что, и их консул тоже? - поинтересовался я.

- Всего лишь агент, - скромно признался он.

- Ясно. - Затем меня посетила еще одна мысль. - А как же быть с моими расходами?

- С какими расходами? Проживать и питаться будете в общежитии. Там же есть и прачечная самообслуживания.

- А как насчет выпивки и сигарет?

- Слушайте, друг мой, а вам не кажется, что вы утратили всякое право на подобные излишества?

- Возможно, но...

Снова порывшись среди бумаг, консул торжествующе взмахнул перед моим носом еще одним листком, напоминающим некий официальный документ, при этом вид у него был такой, словно он держал в руке козырного туза.

- Вот, друг мой, подпишите этот контракт - и сможете тут же получить аванс в счет будущего жалования.

Я взглянул на листок грубой бумаги, верхний угол которого был украшен эмблемой в виде штурвала с крыльями. Затем пробежал глазами несколько абзацев, не слишком углубляясь в детали. Это был контракт. Подписав его, я брал на себя обязательства, в соответствии с Галактическими Стандартами отработать три года в "Курьерской Службе Окраин". Это меня совсем не устраивало. К тому же у меня не было ни малейшего желания связывать себя столь долгосрочными обязательствами. Но затем я подумал о том, каково мне будет после того, когда будет выкурена последняя сигарета и последний доллар из моих более, чем скромных сбережений будет потрачен на те маленькие излишества, без которых жизнь становится не в радость.

И тогда я спросил:

- А мой статус. Мой статус Терпящего Бедствие Астронавта. Имею ли я право устроиться работать на этой планете?

- Имеете, - неохотно подтвердил он. - Хоть Каринтия больше и не является членом Федерации, но земляне пользуются здесь теми же правами, что и коренные граждане. - Лицо консула несколько просветлело. - Но только какую работы вы здесь можете себе подыскать? Вы специалист узкой квалификации. А неквалифицированный труд на Каринтии неизменно означает тяжелую, ручную работу. Вы же большую часть своей жизни провели в невесомости, так что продолжительные занятия тяжелой физической работой не для вас. - Он лучезарно мне улыбнулся. - Так что настоятельно советую вам подисать контракт.

- Я об этом подумаю, - пообещал я.

Затем я сунул в карман двадцать пять центов, выданные мне на бедность от имени Земной Империи - или правительства Окраин? - и вышел из кабинета.

Пребывая в самом мрачном настроении, я спустился в метро и отправился в Порт Таубер, намеренно заняв место в вагоне для некурящих, чтобы не истощать свой и без того скудный запас сигарет. Оказавшись на станции "Порт Таубер", я воспользовался эскалатором, который должен был доставить меня в административную часть космопорта, где затем без всякого труда я отыскал диспетчерскую.

Диспетчер, как и большинство тех людей, чей доход самым непосредственным образом зависел от соблюдения расписания полетов, относился к астронавтам, особенно к тем, что имеют наглость отставать от своих кораблей, задерживая тем самым их старт, как к совершейнейшим ничтожествам. Он сурово взглянул на меня и потребовал предъявить удостоверение личности - к счастью, я всегда ношу при себе свою Золотую членскую карточку - после чего небрежно швырнул мне два убористо отпечатанных на машинке листка. Я торопливо пробежал глазами по строчкам:

М.К.К. "Молния"

Порт Таубер

23-10-03 (Галактический календарь)

Личные вещи Джона Петерсена, бывш. Второго Помощника, передаваемые на хранение управляющему Государственной Транспортной Службы, Порт Таубер:

1 (Один) чемодан, содержащий:

Рубашки форменные 4 шт.

Шорты форменные 4 пары

Сандалии форменные 1 пара

Кители форменные 2 шт.

Брюки форменные 2 пары

Ботинки форменные 2 пары

Китель форменный, парадный 1 шт.

1 (Один) портфель, содержащий:

Квалификационное свидетельство астронавта 1 шт.

- Я не собираюсь возиться тут с вами целый день, - рявкнул диспетчер.

- Понял. Где мои вещи?

- Вот тут. За стойкой. Можете зайти и забрать.

- А до общежития далеко?

- Нет. На той стороне летного поля.

Я посмотрел в окно, обводя взглядом широченное забетонированное поле, на котором чернели отметины, оставленные пламенем стартующих кораблей. Оно было совершенно пустынным, и в отсутствие кораблей представляло собой еще более унылое зрелище.

- Если не поторопитесь сейчас, - заметил служащий, - то потом вам придется отправляться в обход. Через полчаса прибывает лунная ракета.

Я взглянул на свой багаж и тяжело сздохнул. Заметив мои мучения, диспетчер ворчливо добавил:

- Если хорошо попросите носильщиков, то они, может быть, и одолжат вам тележку.

Я отправился к носильщикам и любезно попросил об одолжении. Результат превзошел все мои ожидания: главный носильщик не только выделил мне тележку, но еще и искренне посочувствовал моей беде, что было так нехарактерно для этой планеты. А еще он вызвался самолично проводить меня через поле, помогая толкать тележку и при том болтая без умолку.

- Да, парень, теперь с этими делами у них ох, как строго. Были же времена, когда от астронавта можно было ожидать любого сумасбродства. Я тогда и сам был астронавтом - сержантом-морпехом службы георазведки. Помнится, однажды малыш Джонни Карстейрс - сейчас он уже коммодор Карстейрс - тоже не успел к старту. В ту пору он был всего лишь младшим лейтенантом. Дело было на Карибии. Нас отпустили в увольнение, а затем вдруг раздался сигнал к экстренному старту в связи с мятежом на "Альфе Драконис". Джимми слышал сирену - вой был таким, что, наверное, его не слышали лишь глухие и мертвые - но в тот момент он был очень занят. А потом, когда он все-таки освободился, было уже слишком поздно. Старенький "Дискавери" взмыл в небо, словно летучая мышь, которой подпалили задницу. Но это не обескуражило Джимми. У его подружки была знакомая, у которой был дружок-миллионер, и у этого самого дружка была первокласная космическая яхта с двигателями куда более мощными, чем у любого из кораблей нашей службы. Угрожая оружием, Джимми завладел этой самой яхтой, и когда наш "Дискавери" поравнялся с "Альфой Драконис", то мы обнаружили, что он нас опередил, и облачившись в скафандр уже пытался проникнуть на борт мятежного корабля через главный стыковочный узел. Начальство оказалось в затруднительном положении. Никак не могли решить, что с ним делать - отдать под трибунал или наградить орденом.

- К сожалению, - уныло вздохнул я, - у моей подружки не было знакомой с дружком-миллионером и яхтой.

- На женщинах погорел, - участливо констатировал он.

- На них, - согласился я, а про себя подумал, а конкретно, на Илоне.

- Ну вот, парень, и твой новый дом, - объявил он.

Я взглянул на свое новое жилище. Как и следовало ожидать, до всяких там Хилтонов-Ритцев ему было далеко. Общежитие оказалось довольно неприглядной одноэтажной постройкой, возведенной из какого-то дешевого пластика. Думаю, я не ошибусь, если скажу, что это было единственное ветхое здание, виденное мной на Каринтии. От стартовой площадки его отделяло расстояние, гарантирующее должную безопасность от взрыва, неизменно сопровождающего старт космических кораблей, однако защиты от дыма и грохота не было никакой.

- Я хорошо знаю Лиз, - сказал главный носильщик.

- Лиз?

- Раньше она служила в пищеблоке "М.Т.К.", а теперь заведует вот этим заведением. - И тут он закричал, стараясь перекрыть вой сирены, установленной на башне диспетчерской и предупреждавшей о прибытии лунной ракеты. - Лиз! Эй, Лиз!

Дверь распахнулась, и на пороге возникла полная, добродушного вида женщина.

- Заходите же! - закричала она. - Да поторопитесь, дурачье вы этакое! Скорее сюда, пока не задохнулись в дыму этой проклятой посудины!

Мы вкатили тележку через широкие двери и затем стали свидетелями шумного спуска и приземления небольшой транспортной ракеты, получив возможность понаблюдать за ходом процесса через мутные стекла давно немытых окон.

- От нее больше грохота, чем от большого корабля, - неприязненно сказала Лиз.

- А вот когда я служил в георазведке..., - начал главный носильщик.

- А я в "Межзвездной Транспортной Комиссии"..., - вздохнула Лиз.

"А я в "Трансгалактической Компании", - подумал я про себя.

Глава 4

Она оказалась поистине необыкновенной личностью, эта Лиз Барток.

Именно так, уж я-то знаю, что говорю.

Условия обитания в общежитии для астронавтов были таковы, что попросту не поддавались описанию. Изнутри оно выглядело еще более обшарпанным, чем снаружи. Неимоверно тесные, бедно обставленные комнатки их было принято называть каютами - представляли собой нечто среднее между собачьей конурой и крохотной кабиной грузового корабля класса "эпсилон". А стряпня Лиз наверняка вызвала бы бунт даже среди самого непритязательного экипажа, приписанного к флоту "Курьерской Службы Окраин".

Однако, опять же благодаря Лиз, кроме множества недостатков, у ее заведения были и свои преимущества.

Она оказалась на редкость гостеприимной хозяйкой. В ее глазах я был просто астронавтом, которому не повезло. Я ощущал себя членом одной большой семьи, и всякий раз, когда мне доводилось бывать в ее кабинете, радушная хозяйка неизменно угощала меня сливовицей - местной наливкой, по вкусу напоминающей гнилые сливы, залитые метиловым спиртом. Из ее кабинета я также мог звонить по телефону, когда у меня возникала такая необходимость. (Несколько раз я пробовал позвонить Илоне, но радости мне это, увы, не доставило.) Я курил ее сигареты, и в конце концов был вынужден завести особый блокнотик, записывая в него все, что бралось мною в долг.

- Джонни, и что ты теперь собираешься делать? - спросила меня Лиз в первый же вечер.

Я взглянул на нее поверх стакана со сливовой наливкой, затем отхлебнул глоток, чтобы перебить державшийся во рту стойкий вкус отвратительно приготовленного бифштекса, поданного на ужин.

- Честно говоря, Лиз, - сказал я, - пока что не знаю. Естественно, в "Трансгалактическую Компанию" мне теперь дорога заказана, да и в ту контору, где раньше работала ты, полагаю, меня тоже не возьмут, даже если бы я решил снова начать с нуля и попросился бы к ним пятым помощником.

- Это точно, туда тебя не возьмут, - мрачно подтвердила она. - Уж что-что, а фасон в "М.Т.К." держать умеют. - Она усмехнулась. - Даже теперь, после того, как я оттуда ушла.

- Конечно, есть еще "Окраины", - продолжал я. - Местный консул по делам Земли является по совместительству агентом "Курьерской Службы Окраин". Он изо всех сил пытался всучить мне контракт на три года.

- Что ж, это еще не самый худший вариант, - доверительно сообщила она мне. - На Окраинах работали многие из наших. Взять к примеру Дерека Калвера. В прежние времена он служил первым помощником на наших судах "бета"-класса. Или Джейн Арлен по прозвищу "Стихийное бедствие", одна из наших бывших сотрудниц пищеблока. Да мало ли еще кто. Хотя знаешь, у меня к этим Окраинам тоже душа не лежит. Я просто люблю звездное небо. Но, с другой стороны, это работа.

Я плеснул себе в стакан еще немного сливовой наливки из ее бутылки.

- Но мне очень хочется остаться здесь, - сказал я.

Она просияла.

- О, Джонни, это так неожиданно! Конечно, я понимаю, что тебя прельщает вовсе не жилье и не моя стряпня. Так, значит, дело во мне! - Она рассмеялась, заметив мое смущение. - Ты же, наверное, имеешь в виду Каринтию, а не общежитие для астронавтов. Но здесь ты можешь оставаться так долго, как тебе того захочется. Ты меня совершенно не стесняешь. За твое питание и проживание мне платят, а тех денег, что я получаю за разные подработки на стороне, нам с тобой вполне хватит на выпивку и сигареты. К тому же я очень рада твоему здесь появлению, но вот только боюсь, что тебя могут выслать отсюда - или обратно на Землю или же на Окраины. - Она подлила себе сливовицы. - Джонни, а из-за чего все так вышло? Или из-за кого? Все дело в женщине? Это из-за нее ты опоздал на свой корабль?

- Да, - признался я.

Она усмехнулась.

- А Терпящий Бедствие Астронавт, разумеется, совершенно не годится на роль бравого покорителя космоса в красивой форме, запросто командующего большим кораблем.

- Дело вовсе не в этом, - отрезал я.

- Не в этом? Что ж, Джонни, поверю тебе на слово. Случай с тобой и есть то самое исключение, которое лишний раз доказывает правило.

- Ладно, - смягчился я. - Я просто дурак, Лиз. Но уж такой у меня характер. Так уж получилось; но все равно я чувствую, что если мне удастся найти себе дело на этой планете, если только мне удастся утвердиться здесь, то я не упущу такого шанса.

- Джонни, - серьезно сказала она, - постарайся трезво взглянуть на реальные факты. Твой опыт, твоя квалификация совершенно не подходят для этого. Выбор профессий, где списанные со своих кораблей астронавты, могли бы применить свои знания и умения, чрезвычайно узок. А здесь, на Каринтии, тебя не возьмут не то что в центр управления полетами космопорта, но даже бригадиром грузчиков. Все знают, что ты бывший второй помощник с "Молнии", который опоздал на свой корабль, а это означает, что за тобой закрепилась репутация неблагонадежного работника.

- Но должен же быть хоть какой-то выход, - возразил я ей.

- Какой? Копать канавы? Или грести дерьмо на заводе по переработке отходов? Или лепить ярлыки на ящики с грузами здесь, в космопорту? К тому же платят за это сущие гроши...

- Но должно же быть хоть что-нибудь, - продолжал упорствовать я.

- Нет, - твердо заявила она. - Ничего подходящего для тебя здесь нет, милый мой. Так что уж лучше подписывай тот контракт и отправляйся на Окраины.

* * *

Но она ошибалась - хотя после четырех дней бесплодных поисков, я уже и сам был готов согласиться с ее правотой. Утром пятого дня я как обычно развернул "Газету рекламных объявлений Новой Праги", открывая ее на странице объявлений о работе, раздел "Требуются". "Бюро помощи домохозяйкам" все еще приглашало на работу торговых агентов. Я с горечью подумал о том, что они вполне могли бы взять меня на испытательный срок, вместо того, чтобы обсуждать неутешительные результаты заполненных мной психологических тестов.

- Честно говоря, мистер Петерсен, - объявил мне менеджер по кадрам, вы не смогли бы продать и куска хлеба голодному, не говоря уже о том, чтобы всучить автоматическую служанку "Марк VII" домохозяйке, которая вполне довольна работой своей старой служанки модели "Марк VI".

Зато вскоре, почти в самом низу колонки, я увидел кое-что обнадеживающее: "Требуются молодые мужчины. Интересная, рискованная, хорошо оплачиваемая работа. Обращаться к Стефану Виналеку, Хайнлайнс-Билдинг, площадь Масарика."

Я отнес газету в кухню и показал ее Лиз. Она была занята приготовлением яичницы к завтраку, но тут же отставила сковородку (Лиз утверждала, что за многие годы полетов ей смертельно надоело возиться с кухонными агрегатами, присовокупляя при этом - и здесь она была права - что никакой автомат не способен придать еде индивидуальный, неповторимый вкус, как это получается у нее) и прочитала обведенное мною объявление.

- Знаешь, Джонни, - сказала она, - я в свое время была знакома с одним человеком, которого тоже звали Стив Виналек. Жалко, что это не он. А то я могла бы порекомендовать тебя ему.

- Спасибо, Лиз. Но вполне возможно, что это он и есть.

- Нет, этого не может быть. Тот мой знакомый был сыщиком. А у полицейских положение такое же, как и у астронавтов: когда они сами удаляются от дел или же их выгоняют из органов, то кроме как в сторожа, податься им больше некуда. - Она шумно потянула носом, резко обернулась и недовольно взглянула на сгоревшую яичницу, после чего вытряхнула содержимое сковородки в мусоропровод, попутно заметив: - Нет, что ни говори, а все-таки хорошо, что счета за творящийся здесь бардак оплачивает Земная Империя.

- Я собираюсь туда позвонить, - сказал я.

- Дело твое. Но сначала позавтракай. Разочарование на пустой желудок вредно для здоровья.

После завтрака Лиз позвала меня в свой кабинет.

- Я тут подумала, - начала она, - что этот Стив может оказаться тем самым моим знакомым. Я лучше сама позвоню туда и выясню, что к чему.

Она разыскала в телефонной книге номер Виналека - он значился там, как Стефан Виналек, Инкорпорейтед - и набрала нужную комбинацию цифр. На маленьком экране возникло изображение сосредоточенной, но при этом весьма симпатичной блондинки.

- С.В., - коротко ответила она.

- Будьте любезны, соедините меня с господином Виналеком, - попросила Лиз.

- А по какому вы делу, мэм? Будьте уверены, я владею всей необходимой информацией для решения любых организационных вопросов.

Лиз мельком взглянула в мою сторону и усмехнулась, а затем снова переключила свою внимание на телефон.

- Будьте любезны, доложите господину Виналеку, - попросила она, - что я звоню по поводу дела о контрабанде на "Бета Карине".

- Одну минуту, мэм, не вешайте трубку, - холодно сказала девушка.

- Контрабанда на "Бета Карине"? - переспросил я.

- Да, Джонни. То самое знаменитое дело контрабандистов, когда судьба впервые свела меня со Стивом. Он со своими балбесами-подручными тогда едва не разобрали корабль на мелкие кусочки, все искали на борту партию нелегально переправляемого эйфорина. Тогда-то мы с ним и познакомились. Если этот Стефан Виналек и есть мой Стив, то он обязательно вспомнит, что за дела творились там тогда.

- Лиз! - раздался возглас из телефона. - Сколько лет, сколько зим!

- Сто лет не видела тебя, Стив. А ты что, проявлял ко мне интерес лишь с точки зрения моих связей в криминальных кругах?

- Ну что ты, Лиз, я всегда был неравнодушен к тебе.

Мне хотелось рассмотреть его получше. Мужчина на экране был уже не молод, но еще совсем не стар. Тронутые сединой волосы обрамляли лицо, которое, несмотря на достаточно смуглый оттенок кожи, и выступающие скулы, сохранило юношескую привлекательность, а живые темно-карие глаза, казалось, глядели в самую душу и видели собеседника насквозь.

- Слушай, Стив, а тебя, что уволили из полиции? Неужели они тебя все-таки раскусили?

- Я сам уволился оттуда.

- Ты ответил лишь на первый вопрос.

Он рассмеялся.

- Этого вполне достаточно.

- И теперь ты решил сам заняться контрабандой?

- Ну что ты, Лиз. Все гораздо проще. Я подался в частные детективы и открыл собственную фирму. Пригодились старые связи. Мне удалось получить лицензию на всю спецтехнику, необходимое для работы.

- А астронавт сумел бы управиться с этим твоим оборудованием?

- Что ты имеешь в виду, Лиз?

- Я видела твое объявление в утренней газете.

- И что, решила предложить себя? Но ведь я приглашал на работу мужчин, а не женщин.

- Ну ладно, ладно. В конце концов, кто я такая? Просто бедная, вышедшая в тираж кухарка. Но у меня на примете есть один астронавт, который уже устал от безделья.

- Джон Петерсен, - сказал он. - В недавнем прошлом второй помощник с лайнера "Молния", принадлежащего "Трансгалактической Компании". Опоздал на корабль. Вынужден остаться на Каринтии до тех пор, пока консул по делам Земли не организует его отправку...

Я придвинулся поближе, так, чтобы оказаться в зоне действия сканера, и спросил:

- Мистер Виналек, а как вы догадались?

Он усмехнулся.

- Элементарно, Ватсон. - И потом пояснил: - Вся Новая Прага знает, что старт "Молнии" был задержан. Причина этого подробно объяснялась во всех газетах. А во всем городе есть лишь единственное место, где может поселиться Терпящий Бедствие Астронавт. - Он замолчал, в упор разглядывая меня. - Не хочу понапрасну обнадеживать вас, Джон. Я ничего не обещаю. Но возможно, вы и подойдете для работы в моей конторе.

- Спасибо на добром слове, мистер Виналек, - отозвался я. - Но единственная техника, с которой я умею управляться, это навигационные приборы. А все эти ваши шпионские лучи, анализаторы и рекострукторы...

- Вы слишком много читали детективов, - сказал он. - Все это вчерашний день. - Затем он снова обратился к Лиз. - Сегодня вечером жду тебя в гости, Лиз. Вместе с Джоном. Возможно, я смогу пристроить его в хорошие руки.

Глава 5

Я шагал рядом с Лиз, направляясь от станции метро к находящемуся неподалеку небоскребу "Хайнлайнс-Билдинг" и думал о том, это будет уже моя третья деловая встреча на площади Масарика. Первая была с Малетером, вторая - с консулом. А эта? Может быть, хоть в третий раз мне повезет?

- Стив, наверное, хорошо зарабатывает, - сказала Лиз.

- Почему? - довольно тупо спросил я.

- Арендная плата в пределах площади довольно высока, особенно за апартаменты в таких крутых зданиях, как это. Даже один кабинет здесь снять не каждому по средствам. А уж офис с апартаментами, наверное, и вовсе обойдется в целое состояние.

- Ну вот, а еще говорят, что бандиты не имеют обыкновения оплачивать счета, - заметил я.

- Нет, в большинстве своем, это даже очень милые люди, - отозвалась она.

Миновав вращающиеся двери, мы очутились в просторном холле - его интерьер был выдержан в простом, строгом стиле, но каменная кладка отличалась особым изяществом, а устилавшие пол дорогие ковры были явно инопланетного производства - и принялись изучать список жильцов на информационном табло. Похоже, Стефан Виналек снимал весь верхний этаж, куда можно было подняться на пневматическом лифте. При виде этого великолепия Лиз просияла.

- Если мне когда-нибудь удастся обзавестись собственным небоскребом, - сказала она, - то я обязательно велю заменить обычные лифты вот на такие. Они напоминают мне о невесомости. - Мы поднялись на подушке сжатого воздуха на самый верхний уровень шахты и оказались в небольшом коридоре, в конце которого находилась серая дверь с красовавшейся на ней строгой табличкой: "СТЕФАН ВИНАЛЕК, ИНКОРПОРЕЙТЕД".

Дверь отворилась, и на пороге возник Виналек собственной персоной.

Я был несколько удивлен; мне почему-то казалось, что он должен непременно оказаться рослым, плотным мужчиной. (Впечатление от картинки на телефонном мониторе, когда видны лишь голова и плечи, часто бывает обманчиво.) Но с другой стороны, думал я, мысленно проводя различные аналогии, удачливый детектив должен скорее походить на хорька, чем на льва. Однако на хорька Виналек был совершенно не похож - во всяком случае, внешне. И если уж продолжать развивать тему зоологического сходства, то он чем-то напоминал маленького, проворного и крайне сообразительного хищного кота.

- Лиз! - воскликнул он, бросаясь к Лиз с распростертыми объятиями.

- Стив! - ответила она, высвобождаясь из его объятий. - Познакомься, это Джон.

Мы пожали друг другу руки.

- Приятно познакомиться, Джон. Но не стойте в дверях, не компрометируйте мою контору. Заходите.

Вслед за ним мы прошли через приемную, где были созданы решительно все условия для работы, а затем через внутренний кабинет, обстановка которого была выдержана все в том же строгом деловом стиле. Дверь в дальнем конце кабинета вела в жилые помещения, и непосредственно за ней находилась гостиная. Здесь тоже все было обустроено в высшей степени функционально; и основной функцией этой комнаты был комфорт. Она напомнила мне миниатюрную кают-компанию фешенебельного космического лайнера. Окно во всю стену вполне могло бы заменить собой один из экранов, которыми оборудовались современные комфортные космические суда - в глубинах космоса подобные "иллюминаторы" должны были создавать иллюзию круговой панорамы планетных пейзажей. Из этого же самого настоящего окна открывался вид на город, на безбрежное море огней - неподвижных и текущих неторопливой рекой вдоль ярко освещенных уличных трасс - на ослепительные всполохи, пронзающие черное небо, которыми сопровождалось снижение межпланетного грузового корабля, прибывающего с Силезии - ближайшей планеты рудников, также движущейся по орбите вокруг каринтийского Солнца.

- Божественный вид, Стив, - восторженно вздохнула Лиз.

Он рассмеялся.

- Отличный наблюдательный пункт для частного детектива. Выпьете чего-нибудь? Сливовицы? Или пива?

Он ловко разлил выпивку по стаканам: сливовую наливку для себя и Лиз и пиво для меня. Я неторопясь потягивал пиво, и с интересом поглядывал по сторонам.

- Похоже, у вас имеются все задатки сыщика, - заметил вслух хозяин.

- Прошу меня извинить, Стив, - смутился я. - Дурацкая привычка. Обожаю разглядывать чужие полки с книгами. Очень часто по тому, что читает человек, можно получить наиболее полное представление о нем самом.

- К вашему сведению, Джон, я всегда поступаю точно таким же образом, - сказал он. - Итак, как вы, вероятно, уже успели заметить, я собрал у себя довольно обширную библиотеку произведений детективного жанра. Среди этих книг нет ни одного современной, все сплошной антиквариат. Здесь собраны произведения всех признанных мастеров детектива двадцатого столетия: Конан Дойль, Честертон, Макдональд, Рэймонд Чэндлер, Агата Кристи...

- И все остальные, - вздохнула Лиз. - Вижу, за все это время твои вкусы совершенно не именились. Мне ли не помнить, как ты обрадовался, когда во время поисков контрабанды на "Бета Карине" наткнулся на потрепанное репринтное издание одной старой книжки какого-то писателя древности, кажется, Спиллейна. Не понимаю, и что только ты, професиональный детектив, находившь в этом хламе...

- Это не хлам, - тихо, но очень твердо сказал он. - Это хорошие, ценные вещи. И, честно говоря, вот эти самые книги и подвигли меня на то, чтобы уйти из полиции и открыть свое собственное дело. - Он был явно обрадован возможности перевести разговор на свою излюбленную тему. Недостаток любого современного отделения полиции в том, что оно там развелось слишком уж много техники. И если не удается раскрыть преступление при помощи электроники, то оно тут же попадает в разряд нераскрываемых. Вы даже вообразить себе не можете, сколько там у них этих самых "глухарей". А теперь давайте пройдем в лабораторию, и я покажу вам, с чем приходится иметь дело современному сыщику-одиночке.

Из гостиной он проводил нас в небольшое помещение, которая на первый взгляд была очень похожа на отсек управления космического корабля. На стенах были установлены приборные щиты и панели со множеством кнопок и переключателей. В центре же комнаты, на полу был установлен некий прозрачный сферический предмет пяти футов в диамерте, отдаленно напоминавший большой аквариум.

Виналек щелкнул расположенным на подставке тумблером, и прозрачный шар ожил. Ощущение было такое, будто видишь себя со стороны в каком-то странном трехмерном зеркале. В нем мы видели самих себя, собравшихся вокруг зеркального шара, в котором отражался другой шар, и в том...

- Даже и не пытайтесь считать, - предупредил он. - Один из наших операторов из центрального офиса как-то раз работал со шпионским лучом и ради интереса решил заняться подсчетами, раз за разом все подкручивая ручку увеличения. В конце концов эти эксперименты закончились тем, что он заработал себе тяжелейшее психическое расстройство, и наш штатный психиатр возился с ним потом целых полгода.

- Так значит, это и есть шпионский луч, - сказал я.

- Он самый. - Он склонился над переключателями. - Теперь спустимся пониже.

И мы начали спуск.

Мы проникли в две квартиры, находившиеся этажом ниже. Задержались, образно выражаясь, за спинкой кресла, в котором сидела женщина, читающая книгу. Стив установил нужный угол и увеличение, и вскоре мы смогли прочесть вместе с ней: "... напряженный, гордо восставший. И она, трепеща и изнемогая от охватившего ее желания, вздрагивая от каждого его прикосновения и в то же время стремясь навстречу ему, заключила его в свои объятия, ее стройные, упругие бедра обвили его, и ..."

Она перевернула страницу.

- Эх, чтоб тебя, - досадливо ругнулась Лиз. - На самом интересном месте...

- Небольшая перенастройка, и ты сможешь прочитать, что было дальше, сказал Стив.

- Да нет, не стоит. Просто узнай название и кто автор. Это возможно?

- Запросто.

Угол зрения изменился.

- "Одержимость", Дюплес, - прочитала Лиз. - Нужно будет запомнить.

Управляемый Стивом шпионский луч отправился дальше, время от времени делая короткие остановки.

- Нет, Стив! - возскликнула Лиз. - Давай дальше. Это неприлично.

- Симпатичная женщина в душе? На мой взгляд, это гораздо приличнее той порнографии, которой ты зачитывалась только что.

- Двигай дальше, - настаивала она.

И шпионский луч отправился дальше, блуждая по уже опустевшим конторам, и по конторам, где все еще продолжалась сверхурочная работа. В офисе компании "Железо и сталь Каринтии" недовольного вида клерк разговаривал по телефону, делая по ходу беседы пометки в блокноте. Мы видели лицо астронавта на экране видеотелефона, слышали его голос. "Да, черт возьми, я понимаю, что мы сами опоздали, однако это не повод для того, чтобы не выгружать почту." В модном агенстве "Лолита" женственного вида толстячок подкалывал булавками полосы сверкающей ткани, драпируя их вокруг стройной фигурки скучающей модели. Лиз вздохнула, а затем попросила:

- Стив, не спеши, давай задержимся здесь ненадолго.

- Нет. Если я стану совать нос в чужие производственные секреты, то в два счета останусь без лицензии, - возразил тот.

Следуя за шпионским лучом, мы, образно выражаясь, прошли по коридору и остановились перед дверью, за матовым стеклом которой горел свет, а табличка извещала, что здесь находится "Союз грузчиков космопорта".

- Еще одни сверхурочники, - предположил я. - Наверное, сколачивают бригады для разгрузки того транспортного корабля с рудой, чтобы только что прибыл с Силезии.

- Может быть, - согласился Стив. - Все может быть. А вот мы как раз сейчас это и выясним. Ну что, заходим?

И тут у нас возникло ощущение, словно перед нами в мгновение ока выросла кирпичная стена. Это была преграда, преодолеть которую было невозможно ни под каким углом.

- Ну вот, приехали, - разочарованно протянул Стив. - Теперь сами видите. Вернее, ничего не видите, что, впрочем, без разницы. На всякое средство обязательно найдется противоядие. Преступные кланы имеют своих собственных ученых и техников, которые работают исключительно на них.

- Но ведь это, наверное, незаконно?

- Начнем с того, что использование шпионского луча даже в интересах полиции в некотором роде нарушает закон. Не имея влиятельных друзей, я, как частное лицо, никогда не получил бы лицензию на право владения и использования этого агрегата. Более того, монитор, установленный в центральном офисе обязательно зарегиструриет тот факт, что мой аппарат в данное время работает. Но вот использование блокиратора является совершенно легальным. Каждый волен использовать любые доступные ему средства для защиты своей частной жизни от посторонних глаз.

- Тогда странно, что те, другие люди не установили у себя блокираторы.

- Во-первых, это довольно дорогое удовольствие. А во-вторых, многим попросту нечего скрывать от властей.

- Той девице в душе, например, есть, что скрывать, - ехидно заметила Лиз.

- Прятать такие прелести от взоров общества было бы непростительной ошибкой с ее стороны, - пошутил я.

- А вас, мужиков, только это и интересует! - сердито огрызнулась она.

- Такой прибор очень бы пригодился в навигации, - сказал я, меняя тему. - Во всяком случае, снижение и посадка с ним были бы куда проще, чем с обычным радаром.

- Да уж, - хмыкнула Лиз. - А то нет? Могу себе вообразить всех этих развратников, называющих себя покорителями космоса, заглядывающих в душевые к смазливеньким блондинкам, вместо того, чтобы таращить глаза на пустынную посадочную площадку.

- И каков радиус действия? - поинтересовался я.

- Вся Каринтия, любая точка любого из полушарий. А вне Каринтии - то можно и на Луну заглянуть.

- На Луну?

Он усмехнулся.

- Именно. На Луну.

- Вы имеете в виду Венцель.

- Я имею в виду Луну. Вы, земляне, из всего создаете проблему - для вас существует лишь одна Луна с большой буквы "Л", и вы ее так и называете: Луна. У нас же тоже есть только одна Луна с большой буквы, и называется она Венцель.

Тогда, чтобы загладить возникшую неловкость, я сказал:

- Мне довольно часто приходилось пролетать мимо Венцеля, но побывать там так и не довелось.

- Хотите прогуляться?

- Куда? На Венцель? - я рассмеялся. - А, вы имеете в виду, при помощи шпионского луча.

- Вообще-то, Джон, в виду я имел кое-что другое, но и такой вариант тоже вполне возможен. Мы отправимся туда прямо сейчас.

- А это обязательно? - спросила Лиз. - После увольнения из "М.Т.К." я еще какое-то время подрабатывала на лунных рейсах, так что насмотрелась на этот чертов песчанный шар на всю оставшуюся жизнь.

- Тогда можешь отправиться в кухню и занять себя чем-нибудь, предложил Стив. - Я бы не отказался от кофе с бутербродами.

- Нет уж, лучше я приготовлю нам настоящий ужин, - мечтательно улыбнулась Лиз.

Стив слегка вздрогнул.

- Ну что ты, Лиз, я не могу так бессовестно пользоваться твоей добротой и отзывчивостью. Кофе и бутербродов было бы вполне достаточно.

- Горячих бутербродов? - уточнила Лиз.

- Да, - неохотно согласился он.

- Тогда покажи мне, где что взять, - сказала она.

- Ладно. Джон, вы пойдете с нами или останетесь здесь?

- Если не возражаете, - сказал я, - то мне хотелось бы поиграть с этой штуковиной.

- Как вам угодно. В управлении нет ничего сложного. К тому же это отличная возможность попрактиковаться в ее применении, хотя не думаю, что вам это когда-либо пригодиться.

- Так значит я не подхожу вам?

Он понимающе улыбнулся.

- Я этого не говорил и даже не намекал ни на что такое.

Глава 6

Меня до сих пор мучают угрызения совести за то, что я сделал, оставшись один, и все-таки я нисколечко не сомневаюсь, что большинство мужчин, оказавшись в моем положении, поступили бы так же. Искушение было слишком велико, и у меня не было сил противостоять ему.

Управлять шпионским лучом было просто. Тву, перемещение его по вертикали контролировалось при помощи всего одной-единственной кнопки. Я увел картинку наверх, покидая этаж, где располагался "Союз грузчиков космопорта", возвращаясь на уровень квартиры Стефана Виналека, а затем еще дальше вверх, выбираясь таким образом на уровень крыши. Оттуда моему взгляду открылась вся площадь, с ее фонтанами, радужная иллюминация которых высвечивала символическую статую в центре, на шеренгу каменных космических кораблей, над которыми в лучах яркого освещения развивались флаги с эмблемами компаний.

Когда в тот злополучный день я отправился в увольнение с "Молнии" и взял авиа-такси, то мы точно пролетали над этой площадью. Так что, вероятно, конечная цель моего визита находилась где-то неподалеку, непосредственно на прямой линии, проходящей через космопорт и эту площадь. Поначалу неумело манипулируя переключателями, я принялся шарить лучом в данном направлении, пытаясь разыскать большую рекламную вывеску, прежде попавшуюся мне на глаза во время недавней поездки и представлявшую собой огромную наклоненную бутылку, из горлышка которой струился сверкающий золотистый поток, падающий в гиганстких размеров фужер. В конце концов я нашел ту рекламу и понял, что водитель такси, очевидно, сделал небольшой крюк, желая дать своему пассажиру возможность полюбоваться видами центра города.

В отдалении виднелись ярко освещенные башни здания университета, за которыми простирался обширный, погруженный во тьму парк, и еще дальше возвышались высотные многоквартирные дома. Я чувствовал себя летчиком, пилотирующим планер - совершенно бесшумный самолет с невероятно чуткой и послушной системой управления. Стремительно перемахнув через парк, я сбросил скорость, приближаясь к мерцающим множеством огней жилым небоскребам.

Оказавшись перед небоскребом "Грингейтс", я поначалу замер в нерешительности, а затем засколькил лучом по фасаду здания, мимо рядом окон и балконов, минуя огромные витражи из зеркального стекла, ограждающие от посторонних взглядов личную жизнь обитателей роскошных квартир.

Верхний этаж, мысленно твердил я. Самый верхний этаж...

- Это можно было бы сделать гораздо проще, Джон, - сочувствено сказал Стив у меня за спиной.

Вздрогнув от неожиданности, я как ошпаренный отскочил от приборной доски.

- Но ничего, продолжайте, - сказал он. - Вы зашли уже так далеко, что было бы обидно бросить дело на полпути. Продолжайте.

- Да я... что-то не хочется.

- Продолжайте, - повторил он, и в его голосе послышались властные интонации.

После нескольких минут бесплодной возни у панели управления, я выпрямился и отошел от прибора.

- Блокиратор, - сказал я.

- Да, блокиратор. Возможно, это и к лучшему. Может быть хоть теперь-то вы угомонитесь.

- Но ведь она не преступница.

- Откуда вы знаете? - Он устало усмехнулся. - Возможно, она и не преступница, но ведь существует множество причин, из-за которых люди стремятся оградить свою личную жизнь от посторонних взглядов. Попробуйте взглянуть на ту же проблему с другой стороны. Представьте себе богатую, влиятельную женщину, женщину, у которой есть все основания подозревать, что частые ночные прогулки ее мужа в компании друзей совсем не так уж безобидны, как это может показаться на первый взгляд. И что если эта женщина имеет влиятельных знакомых, занимающих ответственные посты в полицейском управлении, тех, кто имеет непосредственный доступ к шпионскому лучу. Так что вполне возможно, что ее муж был среди тех, кто предпочел благоразумно раскошелиться на установку блокиратора в жилище данной особы...

- У вас чертовски богатое воображение, - сказал я.

- Это потому что я чертовски много повидал на своем веку, - отозвался он.

- Наверное, вам очень нелегко оставаться в ладу с самим собой, предположил я.

- Бывает и так, Джон. Иногда бывает и такое.

Он поставил на скамейку бутылки и стаканы, принесенные им с собой, после чего спросил:

- Хотите еще пива?

- Я бы выпил чего-нибудь покрепче.

- Я так и думал. - Он разлил по бокалам сливовицу. - Кстати, о преступлениях. Боюсь, это именно то, что происходит в данный момент на кухне. Лиз бесспорно душевная женщина, но вот повариха из нее...

- Я знаю.

И тут он сказал еще кое-что:

- Вынужден с прискорбием констатировать, что вы мне нравитесь, Джон. Я бы с удовольствием посоветовал вам как можно скорее убраться с этой планеты. Но, как я уже сказал, вы мне нравитесь.

- Слава Богу, хоть у кого-то я еще вызываю положительные эмоции, отозвался я.

- Но прежде, чем я возьму вас к себе на работу, - продолжал он, - мне хотелось бы уточнить еще кое-что. В конце концов, совместная работа предполагает некоторую степень доверительности. Грубо говоря, однажды вы уже подвели "Трансгалактическую Компанию". Как я могу быть уверен в том, что вы не обойдетесь подобным образом со "Стефан Виналек, Инкорпорейтед"?

- А как можно узнать наперед, что никто никого не собирается подводить? - с горечью спросил я.

- И действительно, как? Но если вы, Джон, расскажете мне свою историю, то я смогу сделать определенные выводы. Но для этого мне необходимо знать все детали.

Я протянул ему свой опустевший стакан, который был немедленно наполнен снова.

- Ладно. Как вам известно, до недавнего времени я служил вторым помощником на "Молнии". Илона оказалась в числе пассажиров нашего корабля. Случилось так, что мы оказались за одним столиком. И приглянулись друг другу с самого начала. Она настояла, чтобы ту единственную ночь стоянки "Молнии" в порту, я провел у нее. Ну вот мы и... проспали. Я опоздал на корабль. Это все.

- Все?

Я замялся.

- Не совсем. Тут вот еще какое дело. Мы приняли наркотик, эйфорин...

- Эйфорин, - тихо повторил он. - Огромное наслаждение, длящееся бесконечно. Вы оба его принимали?

- Да.

- Довольно занятная штука, - отрывисто сказал он. - Как вы знаете, этот препарат больше не считается противозаконным, и тем не менее стоит он все еще чертовски дорого. Некоторые люди считают, что на такое не грех и раскошелиться. Другие же полагают, что лучше не шутить с огнем. Как известно, сильный эмоциональный стресс может вызвать изменения в характере личности. Однако не все знают, что невероятным образом усиленные положительные эмоции могут привести к похожему результату. Ваша Илона хотя, конечно, вряд ли вам от этого станет легче - вела себя, сообразуясь со своими наилучшими побуждениями. Она устроила вам бурную прощальную ночь, после чего, образно выражаясь, страница была перевернута, и вы оба могли спокойно и без сожаления вернуться к своей обычной жизни.

- Но ведь она выпила противоядие.

- Вот как? И что же случилось потом?

Я рассказал ему все без утайки. Он молча выслушал меня, не забыв однако между делом вновь наполнить мой стакан, когда я на мгновение прервался, чтобы перевести дух.

- Гремучая смесь, - проговорил он после того, как я закончил. - Со временем эйфорин может изменять свои свойства, и тогда последствия его употребления трудно предугадать. Те пилюли, что вы проглотили с вечера, скорее всего, были выпущены несколько месяцев тому назад. Помножьте непредсказуемость наркотика на непредсказуемость женского ума. Но думаю, я все же могу объяснить, в чем дело, и возможно, после этого вам станет немного легче.

- Продолжайте, - сказал я.

- Противоядие обычно используется теми, кто хочет убить одним махом двух зайцев. Эйфорин позволяет провести незабываемую ночь полную наслаждений, а затем противоядие снимает побочные эффекты.

Но попытайтесь взглянуть на положение вещей с точки зрения Илоны. Она просыпается и обнаруживает, что хотя и не испытывает больше к вам дикой страсти, однако и отвращения тоже вроде бы не чувствует. К тому же не надо сбрасывать со счетов сильное чувство ответственности. Вы опоздали на свой корабль, и вина за это, по крайней мере, отчасти, лежит на ней. "Ладно, думает она про себя, - если уж этот олух свалился на мою голову, то, возможно, мне удастся снова полюбить его." Затем она принимает противоядие, но то ли из-за длительного хранения средство уже успело изменить свои первоначальные свойства, то ли сама она уже слишком долго не принимала его, что оно воздействовало на нее отнюдь не должным образом. Но только у нее появилось такое ощущение, будто она приняла новую дозу эйфорина. Улавливаете мысль?

- Ду-думаю, да.

- Хорошо. А теперь расскажите мне о своих ощущениях, о том, что вы чувствуете. С моей стороны это вовсе не праздное любопытство. Просто в свое время я довольно долго проработал в отделе по борьбе с распространением наркотиков, и знаю, как действуют те или иные препараты. Возможно, я смогу вам помочь.

- Что я чувствую? Опустошенность. И одиночество. Я хочу быть с ней, но совсем не в том смысле, в каком мужчина может желать женщину. Это чертово зелье убило что-то в моей душе.

- Типичная реакция, - отрывисто констатировал он. - Типичная реакция на передержанный эйфорин. Но со временем это пройдет.

- Очень хотечется на это надеяться. Но больше всего меня убивает то, что во всем произошедшем присутствует большая доля случайности и роковых совпадений. Если бы эйфорин не был просроченным; если бы мы вообще не стали бы связываться с ним; если бы реакция на него была такой, какой ей и полагалось, а противоядие пойдействовало бы должным образом...

- Иными словами, если бы повернуть время вспять, - с усмешкой добавил он.

- Если бы я только мог повернуть его вспять, - согласился я.

Тут он шумно потянул носом и пробормотал:

- Кажется, что-то горит. Лиз вроде бы собиралась сделать горячие бутерброды. Так что ужин скоро будет готов. Наверное, она принесет его сюда. - Здесь он повысил голос и громко сказал: - Теперь что касается Венцеля, спутника Каринтии...

Его пальцы умело манипулировали переключателями на панели управления шпионского луча. Вид Новой Праги в прозрачной сфере монитора начал удалаться, проваливаясь куда-то вниз и вскоре превращаясь в крохотное сверкающее пятнышко - одно из многих, мерцающих на ночной стороне планеты. Угол зрения резко изменился, и навстречу нам поплыл сияющий полумесяц, внезапно превратившийся в огромный шар, на поверхности которого сияла тоненькая полоска ослепительного света. И этот светлый штрих с пугающей быстротой превратился в необъятную, сверкающую равнину, на просторах которой возвышались города, издали похожие на корабли, бороздящие просторы безбрежного океана.

- Между прочим, - сказала Лиз, с грохотом опуская поднос с тарелками на скамейку, - я бы предпочла наблюдать за блондинками в душе, чем глядеть на это безобразие.

- Не хочешь - не смотри, - спокойно заметил Стив.

Мы ненадолго зависли над одним из городов, накрытых огромным куполом, над которым возвышались странного вида минареты и башенки. Перелетели через безжизненное море пыли по направлению к терминатору - границе между освещенной и неосвещенной части спутника - где виднелся еще один, гораздо меньших размеров купол. И тут на пути у нас возникла непроницаемая стена из сверкающего металла - дальше пути не было.

- Еще один блокиратор, - с умным видом изрек я.

- Еще один блокиратор, - согласился Стив.

- И что за криминальный авторитет обитает на Венцеле? - спросил я.

- На Венцеле нет ни одного преступника, - отозвалась Лиз, разумеется, кроме тех, что отбывают наказание в лунной тюрьме.

- В тебе говорит предубеждение, - заметил ей на это Стив. - Однако хозяин этих владений не имеет ничего общего с преступным миром. Все это принадлежит одному богатому, очень богатому человеку. Его зовут Фергюс.

- Фергюс? Помнится, у нас в "Трансгалактической Компании" в свое время тоже работал один Фергюс - он был главным механиком по обслуживанию межзвездных двигателей. Затем ему удалось сделать несколько чрезвычайно выгодных вложений капитала. Он сколотил хорошее состояние и удалился от дел.

- Так это он и есть, - сказал Стив.

Глава 7

Когда мы уже покидали гостеприимную квартиру, Стив выдал мне с полдюжины своих бесценых книг.

- Вернешь их завтра вечером, - сказал он. - Вот тогда и поговорим.

Я взвесил в руке тяжелый сверток и спросил:

- А как ты узнал, что я владею техников быстрого чтения?

Он усмехнулся.

- Элементарно, Ватсон. Люди, которым приходится много заниматься перед сдачей экзаменов поневоле становятся быстрыми чтецами. А астронавтам постоянно приходится проходить через переэкзаменовки, так что...

- Сдаюсь, твоя взяла, - сказал я.

- Хорошо. Тогда до завтра. До свидания, Лиз. Спасибо, что нашли время зайти.

- Тебе спасибо, что пригласил, - ответила она. - Знаешь, Стив, ты тоже захаживай ко мне в общежитие. Я накормлю тебя настоящим обедом. Там, на собственной кухне стряпня у меня получается намного лучше.

- Бесспорно, - вежливо согласился он.

По дороге к станции метро Лиз сказала:

- Тебе повезло. Ты ему понравился, и возможно он даже возьмет тебя к себе на работу. Но лично мне кажется, что для твоего же блага тебе было бы куда лучше отправиться на Окраины.

- Это еще почему?

- А потому что я слишком хорошо знаю Стива. И пока я возилась на кухне с ужином, у нас с ним состоялся довольно длинный разговор. Он признался, что будь ты даже самой распоследней сволочью, он бы все равно взял тебя, уже только потому, что ты астронавт.

- Приятно узнать, что моя квалификация может пригодиться еще где-то, а не только на Окраинах, - заметил я.

- Но я все-таки считаю, что ты не должен соглашаться на предложение Стива.

- Почему же нет? Мне показалось, что вы с ним были друзьями.

- Были и остаемся. Но даже несмотря на всю его частную практику он был и остается полицейским. А полицейские глядят на мир по-другому, иначе, чем все прочие люди, подобно тому, как и мы мыслим не так, как те, кто всю жизнь просидел на своей планете, ни разу так и не высунув носа в космос. Он полицейский, а это значит, что он может быть безрассуден, когда того от него потребует обстановка и даже безо всякой необходимости. И он не станет думать о том, на сколько больных мозолей ему придется наступить, прежде чем дело будет доведено до успешного завершения.

- Большинство полицейских, - заметил я, - избегают топтаться по чужим мозолям, в особенности, если их обладателям можно запросто двинуть в морду.

- К Стиву это не относится, - сказала она. - Кстати, это одна из причин, по которой он уволился из органов.

Разговаривая о том о сем, мы заняли места в капсуле, помчавшейся по пневматическуму туннелю в сторону космопорта. Затем мы миновали ярко освещенную взлетно-посадочную площадку, обойдя стороной участок, где шли оживленные работы по разгрузке большого грузового корабля с рудой, и направились к общежитию. Интересно, подумал я, а получили все-таки эти ребята свою почту или нет. Хотя большинство персонала, за исключением дежурного офицера и механика наверняка уже разъехались по домам, и вряд ли они станут беспокоиться из-за каких-то нескольких писем. Вот ведь счастливые, с завистью думал я, у них есть дома, куда можно поехать на ночь, и корабль, на котором можно жить, если больше отправиться решительно некуда.

- Ты, небось, будешь читать сегодня всю ночь напролет, - ворвался в мои раздумья голос Лиз.

- Да. Начну прямо сейчас.

- Ладно. Занимайся своими делами, а я тем временем сварю кофе и принесу тебе.

Я лежал на своей койке, пробегая глазами начало самой первой книги, взятой мной из стопки, когда она появилась на пороге моей комнаты. В руках у нее был поднос, на котором стоял ваккумный кофейник, чашка и лежала пачка сигарет.

- Спасибо, Лиз, - поблагодарил я.

- Я рада услужить тебе, Джонни, - сказала она. - И мне хотелось бы порадовать тебя еще больше.

Я взглянул на нее. Она была задрапирована в легкую, полупрозрачную тунику, под которой явно больше ничего не было. Ко мне пришло внеазпное осознание, что у нее очень красивая фигура. На лице ее уже появились ранние морщины, но порой даже морщины могут украсить лицо, являясь признаком житейского опыта. Это был как раз тот случай. Я задумался о том, с чего это я с самого начала записал ее в старухи, решив, что ее отношение ко мне может быть исключительно материнским. А хотя бы и так, но ведь большинство мужчин нуждаются в матери ничуть не меньше, чем в любовнице.

Она поставила кофе и посуду на ночной столик и присела на краешек моей кровати. Я чувствовал близость и жар ее тела... и это совершенно не трогало меня. Хотя, вообще-то... я обнял ее за талию, и она не стала сопротивляться. Тогда я поцеловал ее.

- Лиз, ради Бога, прости меня. Но я не могу.

- Я понимаю, - безразлично прошептала она. - Я все понимаю. О, Джонни! Просто я подумала, что ты быстрее выбросишь из головы ту женщину, если переспишь с кем-нибудь еще.

- Я знаю. Но...

- Но ты не можешь, - отрывисто проговорила она, вставая с кровати. Ничего, это пройдет. А пока вот тебе кофе и сигареты. Больше я ничего не могу тебе дать.

- Мне очень жаль, что так получилось, Лиз, - сказал я.

- И мне тоже, - отозвалась она.

Она направилась к двери. Я смотрел ей вслед, и сердце мое разрывалось от жалости. Она вышла в коридор, а я снова вернулся к книгам. Это оказалось поистине занимательное чтение, одна книга была лучше другой. В некоторых из них рассказывалось о том, как частный детектив распутывал сложнейшие дела, основываясь на одних лишь логических выводах, в то время, как полицейские томились от безделья, восхищенно наблюдая за ним со стороны; в других частный детектив действовал, как слон в посудной лавке, без меры заливая в себя виски и попутно соблазняя обворожительных блондинок, время от времени будучи бит и полицейскими и бандитами, но тем не менее в конце концов все же раскрывая запутаннейшие преступления. Я понятия не имел, к чему мне все это, но тем не менее стоически продолжал чтение.

Было уже совсем поздно, когда я наконец выключил свет и уснул, а на следующее утро Лиз не стала будить меня, позволив поспать подольше. Было уже около полудня, когда она все же потревожила мой сон.

- Извини, Джонни, но тебя просят подойти к телефону, - проговорила она, просунув голову в дверь.

- Уже иду, - отозвался я.

С трудом свалившись с кровати, я набросил на себя халат и поспешил в кабинет. С крохотного экрана видеотелефона на меня глядело широкое лицо консула по делам Земли, который заговорил со мной тут же, как только я оказался в поле зрения сканера.

- Доброе утро, мистер Петерсен. Или точнее сказать добрый день? Но не важно.

- Доброе утро, сэр.

- Я насчет вашего... эээ... контракта.

- Контракта?

- С "Курьерской Службой Окраин". Ну так как? Вы еще не надумали подписать его?

- Нет. И ничего подписывать я не собираюсь.

Консул смущенно кашлянул.

- Дело в том, что я уже звонил вам сегодня с утра. У меня для вас есть хорошие новости. Корабль "Вальсирующая Матильда" компании "Строгий Капитан", направляющийся с Новой Каледонии на планету Дальнюю через Элсинор, отклонился от курса и произвел вынужденную посадку на Каринтии. Я могу организовать ваш перелет на ней к Окраинным Мирам. Если, конечно, вы соизволите подписать контракт.

- Я уже сказал, что ничего подписывать не буду.

- В таком случае, мистер Петерсен, как представитель правительства Окраин я прекращаю какие бы то ни было переговоры с вами.

- А как консул по делам Земли?

- К сожалению, в этом качестве я буду нести ответственность за вас до тех пор, пока не отправлю вас обратно на "Дельте Эридани".

- Обратно на Землю?

- А то куда же еще?

- А что если я не захочу покидать Каринтию?

- В таком случае, как консул по делам Земли я слагаю с себя всякую ответственность за вашу дальнейшую судьбу. Правительство Земной Империи не будет оплачивать счета за ваше проживание в общежитии. И тогда ваша депортация будет проведена - и вне всякого сомнения, случится это довольно скоро - силами местных властей.

- А если мне удастся найти здесь работу?

В ответ он презрительно рассмеялся.

- Не смешите меня. В обычной жизни, друг мой, астронавты нигде и никому не нужны.

- Счастливо оставаться, - сказал я и положил трубку.

Лиз, ставшая свидетельницей этого разговора, сказала с укоризной:

- Ты слишком уверен в себе, Джонни.

- Ты так считаешь?

- Я считаю, что зря ты отказался от его предложения. На Окраинах ты смог бы начать новую жизнь.

- Я начну новую жизнь здесь.

- Нет, Джонни. Здесь начать жить заново тебе не удастся. Ты останешься здесь в надежде обрести нечто такое, что однажды уже было тобой утрачено навсегда.

- То, что кончено, - сказал я, - всегда можно начать заново.

- Нельзя. Черт возьми, я хоть и не имею привычки подслушивать под дверями, но только я все равно знала, чувствовала, что ты изо дня в день пытался дозвониться до этой стервы, и каждый раз она отшивала тебя.

- Она не стерва, - резко возразил я. - А если уж говорить о том, что произошло той ночью, то тогда не повезло нам обоим. Просто трагическое стечение обстоятельств, только и всего.

- Трагическим оно было только для тебя, - ехидно заметила она.

- Перестань, Лиз. Как говорят на Новой Каледонии, я должен покориться судьбе.

- Ладно, дело твое. - Она сменила тему разговора, напуская на себя нарочито веселый вид. - Завтракать будешь? Или сразу приступим к обеду?

- Какая разница, главное, чтобы было чего съесть, - ответил я. - И если уж на то пошло, то я с удовольствием съел бы пару больших, хрустящих трубочек и немного сыра.

- Но мне нравится готовить самой, - с вызовом сказала она.

- Ну ладно, а на закуску у нас будет что-нибудь из домашней стряпни.

Это было единственное, что я мог для нее сделать, и мне искренее хотелось порадовать ее чем-то более существенным.

Глава 8

Вечером того же дня, как и было условлено, я снова отправился на квартиру к Стиву.

Едва я успел переступить через порог, как он забрал у меня книги, но терять время на то, чтобы сразу снова расставить их по полкам не стал. Однако все же дождался, когда я поудобнее устроюсь в кресле, держа в руке высокий бокал со сливовой наливкой и лишь после этого задал мне свой первый вопрос.

- Ну так как, Джон, что ты думаешь по поводу прочитанного?

- Очень недурно, Стив. И весьма занимательно. К тому же эти книги дают довольно наглядное представление о тех временах, хотя, конечно, довольно трудно вообразить, что покуда все эти невозможные персонажи беспробудно пьянствовали и били друг другу морды, космический век уже начинался.

- Ты рассуждаешь несколько предвзято, Джон, - сказал он. - И в конце концов полицейские детективы были отнюдь не единственным направлением в литературе двадцатого века. Например, один мой знакомый собрал неплохую библиотечку научной фантастики того времени. Так там очень много написано про космос, и среди прочих идей выдвигается много очень толковых гипотез просто рехнуться можно, как уже тогда все было точно подмечено.

- Да уж, писателям того времени крупно повезло, - согласился я. Единственное, о чем остается писать нашим фантастам, так это о путешествиях во времени.

- В те времена об этом тоже много писали. Однако, сейчас речь не о научной фантастике. Итак, поговорим о детективах. На твой взгляд, какова главная идея этих произведений?

- По-моему, это несколько не то чтиво, в котором следовало бы искать какую бы то ни было идею. Мне так кажется.

- Продолжай, - велел он мне. - Думай, развивай свою мысль. Используй метод "маленьких серых клеточек" Эркюля Пуаро.

Я задумался.

И затем, то и дело запинаясь, нерешительно высказал свои соображения.

- Основная идея - если, конечно, ее можно так назвать - состоит в следующем. Все дело в том, что механизмы предотвращения и раскрытия преступлений слишком несовершенны. И поэтому суть данных литературных произведений заключается в том, что один находчивый человек может достичь на этом поприще гораздо больших результатов, чем многочисленные и хорошо оснащенные силы полиции. Но у этой медали есть и оборотная сторона. Зачастую этот же самый находчивый - или не слишком находчивый - персонаж, по чистой случайности оказавшийся в самой гуще какой-нибудь заварушки, действует как катализатор, ускоряя ход развития сюжета и как бы взрывая весь расклад изнутри, отчего сам же нередко и страдает.

- Хорошо. Иными словами, частное лицо без должной экипировки зачастую действует намного удачнее, чем полиция, оснащенная по последнему слову техники. И заметь, что все эти книги были написаны в те времена, когда в техническое оснащение полиции еще оставляло желать много лучшего, то бишь до того, как они превратились в рабов своих собственных электронных безделушек.

- Именно так, Стив.

Он же тем временем продолжал развивать свою мысль.

- Как ты уже успел заметить, в моем распоряжении тоже имеется кое-какая техника, как то шпионский луч, анализатор и тому подобное. Ты видел шпионский луч в действии, а так же и то, как можно ему противостоять.

- Да.

- Основная проблема нашей работы связана с тем, чтобы суметь проникнуть в места, защищенные блокираторами.

- В "Союз грузчиков космопорта"?

- Нет. И не на верхний этаж небоскреба "Грингейтс". - Он усмехнулся, как мне показалось, несколько злорадно. - Помнишь, как я навел луч на Луну?

- Да.

- А владения Фергюса, надеюсь, не забыл?

- Конечно.

- Вот именно туда я и хочу отправить тебя, Джон.

- Почему меня?

- На Луне, - принялся терпеливо втолковывать он, - нет воздуха. А среди моих оперативников, работающих здесь, на Каринтии, нет ни одного, кто имел бы хотя бы мало-мальский опыт работы в космическом скафандре. Мне самому, еще в бытность мою полицейским, как-то раз пришлось надеть скафандр, и я тогда едва не сошел с ума. Так и не смог преодолеть психологический барьер.

- Так, наверное, было бы куда проще взять оперативника из числа обитателей Лунного Поселения, - сказал я.

- И это я пробовал. Но дело в том, что у каждого поселенца уже есть своя основная работа, которая оплачивается настолько хорошо, что у них попросту не возникает потребности искать подработку на стороне.

- Но ведь кроме них есть и другие... Например, здесь, на Каринтии туристы, люди, проводящие на Луне отпуск или бывающие там по делам.

- Тех, кому доводилось выбираться за пределы воздвигнутых над городами атмосферных куполов, да и то лишь для того, чтобы прокатиться по песчанному морю в герметичной капсуле песчанных саней, можно пересчитать по пальцам. Конечно, там это единственный доступный способ передвижения, хотя не исключено, что тебе, возможно, и удастся побродить по окрестностям пешком.

- А как я смогу проникнуть во владения Фергюса?

- Это на твое усмотрение.

- Незаконное вторжение?

- Частным детективам, - серьезно сказал Стив, - иногда приходится чуть-чуть преступать закон.

- А как насчет этого Фергюса? Он тоже нарушает закон чуть-чуть? Или же по полной программе?

- Об этом мне ничего не известно.

- Так к чему тогда вся эта затея?

- Им интересуется правительство, - ответил Стив. - И теперь правительство хочет во что бы то ни стало удовлетворить свое любопытсво. Дело в том, что туда, наверх, дошли слухи, будто бы мистер Фергюс изобрел нечто... нечто такое, что может запросто изменить весь ход истории.

- Считается, что таков удел большинства изобретений, - сказал я.

- Да, - согласился он. - Именно так. С той только разницей, что в жизнь они воплощаются лишь после того, как соответствющее открытие было сделано, а никак не раньше.

- Что ты имеешь в виду?

- Лишь то, что сказал. Вот гляди. Представь себе, что ты мог бы вернуться назад, и обладая всеми необходимыми знаниями, взять на себя управление работой электростанции "Шкода" примерно за час до того, как на ядерном реакторе создастся аварийная ситуация. Тогда можно было бы спасти тысячи жизней.

- Я видел тот взрыв с расстояния в миллион миль, - мрачно сказал я. Я тогда служил четвертым помощником на приснопамятном "Тайпине". Мы были уже на подлете, когда это произошло.

- А вот если бы аварию предотвратили...

- Но, Стив, ведь это нереально. Для этого пришлось бы повернуть вспять время, а путешествие во времени - это уже из области фантастики.

- Когда-то я тоже так считал, - серьезно ответил он. - Однако Управление разведки почти не сомневается в том, что этот самый Фергюс владеет секретом путешествия во времени. Разведуправление подкинуло эту идею президенту. А президент, известный своими гуманистическими принципами, считает, что подобное путешествие во времени можно было бы использовать для того, чтобы вычеркнуть из истории катастрофы, подобные той, что произошла на "Шкоде".

- Но откуда они узнали? И вообще, что им известно?

- Не много. Все началось с уволенного Фергюсом лаборанта - этот парень пытался приударять за дочкой хозяина - который смертельно обиделся на своего бывшего босса. Вот он им и донес. И так уж получилось, что происходило это при включенном анализаторе. Ничего из ряда вон выходящего узнать у него не удалось, однако и этого вполне хватило, чтобы заставить ребят из разведуправления призадуматься.

- Так почему же Управление разведки само не проведет расследование?

- Да потому что оно погрязло во всей той же рутине, что и полиция. У них есть небоскреб, начиненный различным электронным хламом, который сделал бы честь лаборатории любого безумного ученого, но вся загвоздка в том, что они не могут разрушить ту оболочку, которую самый настоящий ученый маньяк, решивший работать в тайне ото всех, воздвиг вокруг себя.

- Стив, я ничуть не сомневаюсь в твоей компетентности, но почему они обратились именно к тебе, частоному детективу?

- Потому что еще в мою бытность полицейским я открыто выражал свое мнение по поводу супернаучных методов ведения расследования. И тогда же я раскрыл довольно много дел без применения электронных безделушек.

- Что ж, довольно убедительно, - ворчливо признал я.

- Еще бы, - спокойно согласился он. - Что ж, Джон, теперь твоя очередь говорить. Посмотрим, насколько убедителен сможешь быть ты.

- А о чем говорить-то?

- Да об этой затее с пперемещениями во времени. Фергюс, как тебе уже известно, был главным механиком в твоем прежнем экипаже. Это тебе о чем-нибудь говорит?

- Возможно, - согласился я. - Очень даже возможно. Он был главным механиком по обслуживанию межзвездных двигателей. Это означает, что в его обязанности входило управление двигательной установкой Манншенна, отвечающей за надлежащую эксплуатацию оборудования маяков Карлотти.

- Маяки Карлотти? Уж не те ли это диковинные сооружения в космопорту, похожие на бесконечные замкнутые кривые Мобиуса, обвитые вокруг кривобоких улиткообразных "бутылей Клейна"?

- Довольно метко подмечено. Что ж, как ты знаешь, межзвездный перелет в каком-то смысле тоже можно считать путешествием во времени. Современные двигатели позволяют кораблю двигаться со скоростью большей, чем скорость света, но это достигается при помощи небольшого обмана. Грубо говоря, межзвездный корабль движется вперед в пространстве и назад во времени.

- Так, значит, это и есть путешествие во времени.

- Нет. Всему есть предел. И не будь этих ограничений, перемещения во Вселенной можно было бы осуществлять за одно мгновение, и в галактике началось бы такое, что никакому фантасту и во сне не приснится.

- А как же эти Маяки Карлотти... Насколько я понимаю, между отправлением сигнала и получением его в любой точке галактики временной зазор полностью отсутствует.

- Но на передачу материальных субстанций это не распространяется.

- А ты, оказывается, знаток по этой части, - усмехнулся он. - Но этот Фергюс... он еще тот фрукт...

- Широко известен тот факт, - добавил я, - что у людей, на протяжении всей жизни проработавших в зоне действия искривленных временных полей двигателей, возникают довольно существенные нарушения в психике.

- В связи с чем, - подхватил он, - мы возвращаемся обратно к концепции выжившего из ума ученого. Ладно, предположим, Фергюс сумасшедший. Ну а как насчет всех этих историй - о Летучих Голландцах Окраин и об исчезнувших звездолетах? А случай с "Бета Орионис"? Ведь разумного объяснения исчезновению этого судна так и не было найдено, не так ли?

- Суда пропадали всегда, - сказал я, - начиная с древнейших времен корабли, подводные лодки, а потом и космические станции. И во всех этих случаях нельзя до конца исключить опасность захвата объекта.

- Но в случаях с межгалактическими зведолетами, - продолжал упорствовать он, - было бы вполне логично предположить, что мы имеем дело с некими временными аномалиями.

Я рассмеялся.

- Ты так увлеченно говоришь об этом, что я уже готов поверить, что ты и в самом деле воспринимаешь всерьез все эти бредовые росказни о путешествиях во времени.

- Я почти не сомневаюсь в том, что такое возможно. В конце концов в разведуправлении-то тоже не дураки сидят. Возможно, они и в самом деле чрезмерно уповают на свою технику, но ведь, с другой стороны, техника-то у них самая новейшая, да и операторы к ней приставлены самые опытные. - Он встал с кресла. - У меня есть запись допроса того лаборанта. Как я уже говорил, они прогнали ее через анализатор, и тот показал, что испытуемый говорит правду. Просто подожди две минуты. Сейчас я поставлю ее тебе, и ты сам все услышишь.

Глава 9

Если слушать одно и то же много раз подряд, то услышанное откладывается в памяти навсегда. Я и сейчас могу повторить тот допрос слово в слово:

Вопрос: Вас зовут Игорь Кравенко?

Ответ: Да, это так.

В: Вы лаборант?

О: Да.

В: Доктор Фергюс взял вас на работу в свою лабораторию на Луне в качестве ассистента?

О: Мистер Фергюс. Насколько мне известно, ученых степеней у него нет.

В: Но ведь мистер Фергюс владеет определенными профессиональными навыками. Не могли бы вы уточнить, какими именно?

О: Да. Старый козел не делал из это секрета. Он был первокласным механиком и обслуживал двигатель Манншенна, отвечая за связь с Маяками Карлотти.

В: А какова ваша квалификация, мистер Кравенко?

О: Бакалавр ветеринарии, Университет Новой Праги.

В: Вы ветеринар? У вас нет ученой степени по физике? Вы не изучали физику?

О; Нет.

В: Что же входило в ваши обязанности во время работы в лаборатории Фергюса?

О: Я должен был следить за состоянием подопытных животных.

В: Выходит, мистер Фергюс ставил биологические эксперименты.

О: Нет.

В: Вы в этом уверены?

О: Нет.

В: Мистер Кравенко, пожалуйста, выражайтесь яснее.

О: Я был там всего лишь мелкой сошкой. Он ничего мне не рассказывал. Все, что от меня требовалось, так это хорошо ухаживать за горными кошками.

В: Ухаживать за кошками... Уверен, все мы хорошо знакомы с этими животными, но возможно вы, как профессиональный ветеринар, сможете сообщить нам некую ценную информацию о их повадках и образе жизни.

О: Ну, что нового я могу вам сказать? Это четвероногие хищные млекопитающие...

В: Что-нибудь еще?

О: Они впадают в спячку.

В: А те животные в лунной лаборатории... они были в состоянии спячки?

О: Некоторые из них.

В: В каком смысле "некоторые"?

О: Примерно половина всего поголовья.

В; Примерно половина?

О: Они были привезены туда с Каринтии, причем особи брались в равных количествах с летнего и зимнего полушарий. А потом в ходе экспериментов возникла небольшая путаница.

В: Небольшая путаница?

О: Да. Искусственно вызванная спячка. И искусственное пробуждение.

В: Но как? Лекарства? Диета? Разница температурных режимов?

О: Думаю, все три фактора.

В: Вы думаете? А разве вы сами не принимали участия в этих экспериментах?

О: Нет. В мои обязанности входил лишь уход за животными. Я должен был следить за тем, чтобы те животные, что не впали в спячку содержались бы в условиях - еда, температура и тому подобное - максимально приближенных к привычному им летнему микроклимату. С теми же, кто пребывал в спячке было гораздо проще - оставалось лишь поддерживать заданную температуру.

В: А эксперименты проводились с животными из обеих групп?

О: Да.

В: Вы можете описать, в чем заключатились эти эксперименты?

О; Это... это довольно затруднительно.

В: Нельзя ли поточнее?

О: Он, то есть Фергюс, проводил какие-то манипуляции, и у меня возникало ощущение, будто я это уже когда-то видел, но тогда все было несколько иначе.

В; Вы можете привести пример?

О: Он помещал кошку, находящуюся в спячке, в поле действия своего аппарата, и животное погружалось в еще более глубокую спячку, вывести из которой его было попросту невозможно. Или это могла быть бодрствующая кошка, но и она тоже немедленно погружалась в невероятно глубокий сон.

В: Но вы, кажется, описываете эксперимент по погружению животных в искусственную спячку.

О: Нет. Нет, дело не только в этом.

В: Тогда в чем?

О: Там все было так запутано?

В; Пожалуйста, постарайтесь отвечать более конкретно.

О: Я стараюсь. Но все это было... запутанно. Как вам известно, окрас горных кошек отличается многообразием. Одна кошка привлекла мое внимание. Она была совершенно черной, с хорошо различимой белой отметиной в виде креста на левом боку. Она была из тех, кто находился в спячке. Мы поместили ее в поле действия аппарата. И она внезапно проснулась, при чем и аппетит, и все остальные реакции у нее оказались совершенно нормальными. Через два дня мы снова поместили ее под аппарат. И тогда она погрузилась в глубокий сон - гораздо более глубокий, чем обычная спячка. Разбудить ее снова мне так и не удалось.

В: Что-нибудь еще?

О: Да. Меня гнетет странное воспоминание. Я почти уверен, что в какой-то момент я вводил этому же самому животному - я запомнил его по меткам, ошибки быть не могло - анти-хибернин, лекарство против спячки.

В: Но ведь вы только что сказали нам, что пытались разбудить его.

О: Да. Но это уже как будто совсем другие воспоминания.

В: Анти-хибернин - это то же самое лекарство, что может применяться при лечении людей, не так ли?

О: Да. Хибернин назначают пациентам, проходящим глубокую наркотерапию. Анти-хибернин обычно применяется, чтобы вывести их из состояния сонливости.

В: И оба эти препарата одинаково эффективно воздействуют и на горных кошек?

О: Да. Всегда считалось нереальным, чтобы инопланетные живые существа - а именно такие животные и составляют фауну Каринтии эволюционировали бы в точности так же, как и особи, обитающие на Земле.

В: Не могли бы вы описать устройство, используемое мистером Фергюсом? К примеру, вы несколько раз упомянули его "поле". Что это за поле?

О: В этом я не разбираюсь. Я не физик и не астронавт.

В: Но вы видели, что представляет из себя сам аппарат.

О: Да. Однажды мне довелось совершить перелет на межзвездном лайнере. Это был круиз на Карибию. На корабле для желающих была организована ознакомительная экскурсия - нам показали отсек управления, машинное отделение и прочие помещения звездолета. Построенный Фергюсом агрегат с виду напоминает миниатюрную модель двигателя Манншенна, которая, однако, неким образом связана с антеннами Маяков Карлотти. Если находиться вблизи работающей установки, то возникает какое-то странное чувство, будто бы все это уже когда-то с вами происходило. Фергюс говорил что-то о временном поле и временной прецессии.

В: И по-вашему мнению, при помощи этой самой "временной прецессии" мистер Фергюс мог заставить горную кошку впасть в спячку, создавая у нее иллюзию прошедшей или будующей весны, или же убедить бодрствующее животное в том, что наступила зима?

О: Нет. Не думаю, что его цель состояла именно в этом.

В: Почему же?

О: Хибернин абсолютно безопасен, надежен и доступен. Даже если использовать его для усыпления в сочетании с глубокой заморозкой, он все равно остается невероятно дешев. К тому же установка, способная поддерживать глубокий сон, за несколько сотен лет своей работы потребила бы куда меньше энергии, чем адская машина Фергюса сжирает всего за пять минут.

В: У вас есть какие-либо догадки или предположения относительно истинных целей данных экспериментов?

О: Нет. Но во всем этом явно ощущалось нечто вроде... одержимости, что ли. Меня поразила его поспешность, он как будто боялся опоздать, не успеть к какому-то сроку. Сначала я даже подумал, что он ищет секрет бессмертия. Но кому понадобится становиться бессмертным, если это будет означать всего-навсего вечную спячку?

В: На ваш взгляд, мистер Фергюс фанатичен?

О: Да.

В: Как ученый?

О: Нет. В плане религии.

В: Религии?

О: Да. До того, как мы расстались, он время от времени приглашал меня выпить с ним. У него всегда имелся запас хорошего шотландского виски самого настоящего виски, а не той бурды, что завозят сюда с Новой Каледонии. И всякий раз после нескольких стаканов он принимался сравнивать себя с доктором Фаустом. Я поначалу думал, что этот Фауст тоже был ученым, а потом мне показалось, что, наверное, это все-таки был некий религиозный деятель прошлого. Но вот как-то раз мне довелось выбраться в Плзень за покупками и по пути зашел в библиотеку, задержавшись там на час или около того.

В: Продолжайте.

О: Похоже, что этот доктор Фауст был алхимиком и жил на Земле несколько тысяч лет тому назад. Он был уже стар и решил вернуть себе молодость, для чего и заключил сделку с самим Дьяволом. Позднее же, когда Дьявол снова явился к нему, чтобы забрать то, что ему причитается, Фауст в самый последний момент попытался дать отступного и воскликнул: "О Боже, оставь себе все тайны мирозданья, а мне верни мое вчера..." И когда я прочел эти строки, то вспомнил, как Фергюс по пьяному делу часто твердил что-то в этом роде. "Верните мне вчера".

В: И все же не понятно, какое отношение может иметь доктор Фауст к современным научным исследованиям.

О: Я всего лишь рассказываю вам о том, что сам видел и слышал. Как я уже сказал, этот Фергюс сумасшедший. Обыкновенный выживший из ума отставной астронавт, разбазаривающий деньги на дурацкие опыты.

В: На дурацкие опыты? Но вы же сами только что рассказывали нам, что в ходе этих экспериментов были получены некие результаты.

О: Однако от этого они не стали менее дурацкими. Их псевдонаучность доконала меня вконец, и я был вынужден уйти.

В: Осмелюсь предположить, что истинной причиной вашего ухода стала размолвка с мистером Фергюсом.

О: Вполне возможно.

В: Говорят, его дочь, Элспет, очень симпатичная барышня.

О: Если вам нравятся женщины ее типа, то - да. Я же предпочитаю иметь дело с дамами более фигуристыми и менее высокомерными.

В: Однако, ваши личные пристрастия, похоже, не удержали вас...

О: Это ложь! В любом случае, она сама спровоцировала меня на это.

Техник: Ян, ты только взгляни на диаграмму! Практически прямая линия, пока ты не задал два последних вопроса! Что ж, стоило ожидать, что он, мягко говоря, покривит душой, когда ты перейдешь на личности.

О: Я не вру.

В: Эту машину невозможно обмануть, мистер Кравенко. Но все равно, большое спасибо за сотрудничество. (В сторону) Оскар, постарайся поскорее прогнать эту запись через анализатор.

Глава 10

Стив недоуменно вскинул свои густые брови и выжидающе взглянул на меня.

- Ну и как? - поинтересовался он моим мнением.

- Очень необычно, - согласился я.

- И уже одного этого было достаточно, чтобы поставить на уши все разведуправление, - уныло заметил он.

- Ну и что теперь?

- А то, что фирме "Стефан Виналек, Инкорпорейтед" поручено выяснить, что же все-таки творится на Луне. А уж о том, как это осуществить практически, надлежит побеспокоиться новому оперативному работнику компании, совсем недавно принятому на работу.

- Так-то оно так, - с готовностью согласился я. - И как мне теперь быть? Ты здесь главный, Стив. А я всего-либо салага, сыщик-любитель.

Он усмехнулся.

- Браво. По крайней мере жаргона ты уже набрался. Первым делом мы отправим тебя на Луну. Это просто. Завтра утром мой секретарь свяжется с представительством "Лунных Извозчиков" и купит билет на завтрашний ночной рейс.

- Надеюсь, это будет билет не в один конец.

Он проигнорировал мое замечание.

- Основная проблема в том, чем ты станешь заниматься, оказавшись на Луне. Даже если Терпящий Бедствие Астронавт и не испытывал бы недостатка в денежных средствах, то даже в этом случае он не стал бы тратить их столь дурацким образом. Однако, я предусмотрел и это. Ты отправишься на Луну в качестве оперативного работника этой компании, по поручению фирмы. Якобы ты работаешь по поручению некой миссис Кравик, у которой есть все основания подозревать, что ее супруг, вот уже несколько недель находящийся в Плзене и работающий над проектом нового космопорта, сбился с пути истинного. С четой Кравиков я знаком давно, они мои хорошие друзья, и не станут возражать, чтобы их имя было использованно подобным образом.

- Но для чего вся эта конспирация? - спросил я. - Ведь насколько я понял, этот Фергюс живет в совершейнейшем уединении.

- А его дочь нет. Кроме того, у меня есть все основания подозреваться, то исследованиями Фергюса интересуется еще некое частное лицо, выполняющее заказ могущественного хозяина.

- Значит, я лечу на Луну, - подытожил я, - и делаю вид, будто меня интересует исключительно поведение Кравика. Затем я каким-то образом проникаю в замок ужасов Фергюса и выясняю, чем он там занимается. Полагаю, если при этом я перейду дорогу кому-нибудь из сильных мира сего, то тюрьмы мне не миновать.

- Именно так. Но можешь не волноваться, я постараюсь вытащить тебя оттуда раньше, чем тюремная баланда встанет у тебя поперек горла.

- Спасибо на добром слове.

- Не за что.

- Кстати, ты сейчас упомянул о том, что там могут быть замешаны чьи-то частные интересы. А что если они решат пойти ва-банк? Может быть мне все-таки прихватить с собой ствол?

- Ствол?

- Ну да. Карманную артиллерию. Как тебе больше нравится. Я вычитал это словечко в тех твоих дурацких книжках.

- А что, было бы неплохо, - задумчиво проговорил он. - Надеюсь, ты умеешь обращаться с оружием?

- Умею. Все офицеры космических сил при зачислении в резерв сдают обязательные экзамены, а владение боевым оружием входит в программу тренировок.

- Хорошо. Могу выдать тебе ствол вместе с плечевой кобурой. И договорюсь в полицейском тире, чтобы нам завтра разрешили пострелять. Еще вопросы имеются?

- А то как же. Надеюсь, у тебя есть фотографии этого Фергюса и его дочки.

- Конечно. - Он встал и направился в лабораторию, откуда вскоре вышел, держа в руках картонную коробку. - Вот. Самые последние. Сделаны при помощи фотоустановки шпионского луча разведуправления.

Я высыпал маленькие пластиковые кубики на полированную поверхность низенького журнального столика. Взял в руки один из них. В нем находилась крохотная фигурка человека, облаченного в скафандр. К счастью, шлем был выполнен в виде прозрачной сферы, так что разглядеть лицо можно было безо всякого труда.

- Это единственное имеющееся у нас изображение Фергюса, - пояснил Стив. - Он редко покидает пределы купола, а внутренние помещения, как ты сам уже имел возможность убедиться, надежно защищены блокиратором.

- Значит, это и есть тот самый Фергюс, - проговорил я, вглядываясь в лицо крохотного изображения - узкое, осунувшееся лицо, увенчанное взлохмаченной шевелюрой седых волос. Фергюс представлялся мне именно таким - типичный старший механик по обслуживанию межзвездных двигателей. Любой астронавт при встрече с ним смог бы безошибочно определить, чем занимался этот человек. Двигатель Манншенна накладывает на всех своих служителей определенный отпечаток, и их взгляды неизменно оказываются устремлены куда-то в даль - а точнее говоря, в глубь времени.

- На остальных запечатлена его дочка, - сказал Стив.

К разглядыванию этих фотографий я приступил с куда большим воодушевлением. Во-первых, на одном из снимков она была запечатлена в скафандре в момент посадки в необычное, с виду похожее на лодку, траспортное средство, которое, как я догадался, и было ничем иным, как лунными санями. Потом там было еще несколько других фотографий, на которых она была снята в обычной одежде - скорее всего, они были сделаны во время ее поездки в Плзень, город, расположенный неподалеку от жилища Фергюса. Никакая фотография - ни двух-, ни даже трехмерная - не в состоянии передать все достоинства красивой женщины. Но одно или два изображений оказались все же довольно удачными - хотя и были сняты техником из разведуправления, а не маститым фотографом - запечатлевая как раз то мимолетное, почти не уловимое мгновение, называемое очарованием. Мне показалось, что я ее уже однажды где-то видел. Меня несколько сбивали с толку ее золотисто рыжие волосы, но вот длинные, стройные ноги под узенькими, короткими шортами, и упругие бугорки грудей, выступающие из-под тонкого джерси... И лицо - узкое, с правильными чертами - оно тоже казалось до боли знакомым.

- Илона, - прошептал я.

- Ты что-то сказал? - строго спросил Стив.

- Очень симпатичная девица, - нашелся я.

- Да уж. Хотя и довольно тощенькая - мистер Кравенко уже просветил нас на сей счет.

- Да пошел он к черту, этот Кравенко.

- Никак ревнуешь? Надеюсь, ты не собираешься совмещать работу и удовольствия?

- Нет, - соврал я.

- Гм. Что ж, тогда давай перейдем в лабораторию. Посмотрим, что там можно будет подобрать для тебя в смысле оружия.

Я неохотно сложил кубики объемных фотографий обратно в коробку и последовал за ним в лабораторию. Стив распахнул дверцы большого металлического шкафа, и заглянув внутрь, я увидел ряды оружия, покоящегося на штативах.

- Настоящий арсенал, - похвалил я.

Он взял в руки один из пистолетов.

- Думаю, этот пятимиллиметровый "минетти" подойдет тебе наилучшим образом.

- Нет. Я бы лучше взял вон тот десятимиллиметровый "уэбли".

- В магазин "минетти" входит двадцать зарядов. К тому же вряд ли тебе придется вести огонь по отдаленным целям.

- Зато у "уэбли" нет спускового крючка, и стрелять из него можно даже если на тебе надет скафандр. К тому же, замена магазина в нем производится элементарно, и для этого даже на надо снимать перчатки.

- Других доводов у тебя нет? - довольно ехидно спросил он.

- Есть. Именно из такого оружия нас учили стрелять во время тренировок резервистов.

- Твоя взяла.

Стив протянул мне пистолет, и пока я вертел его в руках, он открыл ящик стола и вынул оттуда плечевую кобуру. Затем велел мне снять пиджак и приладил обнову поверх рубашки. Пистолет легко скользнул в нее. Я же тешил себя мыслью о том, что со временем смогу так же легко извлекать его оттуда - о том же, смогу ли я точно направить его на цель, после того, как он окажется у меня в руках, думать почему-то не хотелось.

- Мне нужна еще одна кобура. У пояса.

- Черт возьми, Джонни, ты что, решил, что я экипирую тебя для того, чтобы ты в одиночку выиграл войну?

- Да.

- Но, скажи на милость, зачем тебе еще одна кобура?

- Ты же говорил, что, возможно, мне придется работать в скафандре; именно поэтому ты и взял меня на работу. От плечевой кобуры под скафандром толку никакого. И даже если нацепить ее поверх, то, боюсь, проку будет еще меньше. Так что...

- Ну ладно, ладно. - Он отыскал ремень с кобурой для "уэбли". - А теперь займемся самыми важными элементами твоей экипировки.

- Часы у меня есть свои..., - начал было я, но в следующий момент увидел, что два крохотных предмета вовсе не являлись наручными часами.

- Миникамера, - пояснил он. - И минидиктофон. Их лучше не демонстировать всем и каждому. Но с другой стороны, держать в страшной тайне то, что они у тебя есть, тоже не следует. Такие игрушки есть у многих, особенно у туристов. К тому же, они наилучшим образом согласуются с родом твоей официальной миссии. Именно такой джентльменский набор имеет при себе порядочный частный детектив, особенно если ему поручено собрать доказательства для бракоразводного процесса.

- Хм. Занятные вещицы.

- К тому же простые в обращении. И чувствительные. Микрофон диктофона способен уловить звон от упавшей на пол булавки с расстояния двадцати метров. Камера делает четкие снимки при практически полном отсутствии освещения; а при использовании инфракрасной подсветки снимать можно и в совершенной темноте. Когда проникнешь внутрь купола Фергюса, все фиксируй на пленку.

- Если Фергюс не будет возражать.

- Это уж твое дело.

Вслед за ним я вернулся в гостиную, где нас ожидали стаканы с выпивкой, чувствуя себя ходячей рождественской елкой.

Здесь Стив сказал:

- Тебе пора возвращаться, Джон.

Я взял из коробки одну из объемных фотографий Элспет Фергюс и поставил ее к себе на ладонь.

- Ничего, переживу, - проговорил я.

- Да, - согласился он, - это очень действенный способ, чтобы забыть женщину, не так ли?

- Ты так считаешь? - Я взглянул на изящную фигурку. Ты очень мила, но все-таки ты не Илона.

- Но только не забывай, что ты на работе. Ты работаешь на меня. И на правительство.

- Я очень благодарен тебе за эту работу, - сказал я ему.

Стив с неожиданным беспокойством взглянул на меня.

- Надеюсь, что так оно и будет, Джон, - пробормотал он. - Во всяком случае, я очень на это рассчитываю.

Глава 11

- Илона, - начал я.

Крохотный экран тотчас же погас, в доказательство того, что на том конце провода отключили канал визуальной связи.

- Что? - сердито отозвалась она.

- Это Джон.

- Вижу, не слепая. Чего тебе надо?

- Я улетаю сегодня вечером.

В ее голосе появились нотки явного интереса.

- Куда же это?

- На Луну. То бишь на Венцель.

- И всего-то? По тому, как ты это преподносишь, можно подумать, что речь идет по крайней мере о Малом Магеллановом Облаке.

- Я подумал...

- Прощай, - отрезала она тоном не терпящим возражений.

Еще какое-то время я неподвижно стоял перед умолкшим аппаратом, постепенно осознавая, что повторно набирать ее номер просто бессмысленно. Тогда я вышел из кабинета и вернулся к Стиву Виналеку и Лиз Барток, коротавшим время в убого обставленном холле общежития, постаравшись придать своему лицу выражение веселой беспечности.

- Ну как, дозвонился? - поинтересовалась Лиз.

- Да, - ответил я.

- Какая жалость, - проговорила она.

- Что ты хочешь этим сказать? - строго спросил я.

- Ты сам знаешь, Джонни.

Стив посмотрел на часы и объявил:

- Ну что ж, Джон, тебе пора.

- Да, мне тоже так кажется., - согласился я.

Лиз разлила выпивку по трем маленьким стаканчикам.

- Как там раньше говорили на Земле в таких случаях? - спросила она. На посошок?

- Всего наилучшего, Джон, - сказал Стив.

- Удачи тебе, Джонни, - вторила ему Лиз.

- Спасибо, - ответил я.

И тут я вдруг осознал, что не хочу никуда улетать с Каринтии, что стараюсь любой ценой растянуть свои последние минуты пребывания на этой планете. Должно быть, виной всему была несбыточная надежда, что Илона сжалится надо мной и сама перезвонит мне сюда, в общежитие. И уж, разумеется, еще более нелепо было мечтать о том, что она примчится в Порт Таубер, чтобы проводить меня.

- Тебе пора, - напомнила Лиз.

- Это совсем недалеко, - ответил я. - И не надолго.

Она печально взглянула на меня, покачала головой и хотела что-то сказать.

- В чем дело? - строго спросил Стив.

- Ни в чем, - пробормотала она.

- Хорошо. Тогда идем.

Я поднял с пола портфель и легкую дорожную сумку - остальной багаж был уже погружен на корабль - и в сопровождении двух своих друзей вышел из общежития, направляясь по обожженной бетонной полосе в сторону "Лунной Девы". Освещенный лучами мощных прожекторов корабль казался крошечным и хрупким на фоне могучих подъемных кранов и транспортеров, которые как раз в этот момент освобождали взлетную площадку, после того, как на борт скдна были доставлены последние тонны груза, предназначенные для отправки на Луну. На остром, похожем на шпиль, носу ракеты мигал красный огонек - тот самый красный сигнал старта, который вопреки всякой логике (хотя тому, несомненно, имеется историческое объяснение) называется "Синим Петром". Похожий красный огонек мигал и на башне центра управления космопорта.

Мы остановились у подножия трапа, и задрав головы, взглянули вверх, на люк переходного шлюза. Там стоял человек в форме астронавта. Заметив Лиз, он радостно замахал руками и затем сбежал вниз по трапу.

- Айвор, - сказала Лиз, - познакомься, это Джонни Петерсен. Он полетит на вашем корабле. Джонни, это Айвор Радек, второй помощник.

Мы обменялись рукопожатиями.

- Зря, конечно, вы не взяли билет на "Королеву" или хотя бы "Принцессу", - заметил Радек. - Там вам было бы гораздо привычнее и куда комфортнее.

- Не верь ему, Джонни, - вмешалась Лиз. - Они ничем не лучше вот этой самой "Девы".

- Но зато они пассажирские суда, - настаивал Радек. И вдруг заговорщицки подмигнул мне. - А среди пассажиров почти всегда оказывается несколько роскошных блондинок.

- До того, как Айвора повысили в должности, - объяснила Лиз, - он служил третьим помощником на "Королеве Луны".

- Повысили в должности? Возможно, это и можно было бы считать повышением, если бы только на этой посудине была бы предусмотрена должность третьего помощника. Но его здесь нет.

- А сколько пассажиров вы берете на борт? - поинтересовался я.

- В принципе, можем взять двенадцать. Но сегодняшним рейсом летите вы один.

- Мистер Радек! - раздался голос из переходного шлюза.

- Я здесь, сэр!

- Задраивайте люки! И поторопитесь!

- Сейчас, сэр! Уже иду!

- Джонни, если вдруг что, - сказал Стив, - не забудь позвать на помощь.

- Уж не забуду.

- До свидания, Джонни, - проговорила Лиз. Она порывисто обняла меня, потом еще раз, и я вдруг подумал, что глубоко заблуждался на счет ее якобы материнского отношения ко мне.

- Мистер Радек! - снова раздался из распахнутого люка все тот же нетерпеливый голос.

- Ладно, друзья мои, пора прощаться, - объявил второй помощник. - Нам еще надо успеть поднять в воздух вот эту посудину.

В сопровождении Радека я поднялся по трапу. Дожидавшийся нас наверху офицер в форме помощника капитана приветливо кивнул мне, а затем отдал распоряжение девушке, облаченной в летную униформу:

- Мисс Бенц, пожалуйста, проводите этого джентльмена в его каюту.

- Следуйте за мной, сэр, - вежливо сказала она.

Вслед за ней я вошел в осевую шахту и поднялся наверх по винтовой лестнице. Лифт на таком крохотном корабле был бы непозволительной роскошью. Карабкаясь вверх по лестнице, я по привычке обращал внимание на расположение различных уровней и зон. Вот грузовой отсек. Вот здесь был установлен гироскоп, но, разумеется, на следующем уровне отсека для межзвездного двигателя не было и в помине. Площадки для выращивания растений в условиях космоса, так называемой "фермы", тоже не было. Поначалу это показалось мне странным, но потом я понял, что лунный грузовик попросту не нуждается в таком оборудовании, так как запас воды и пищи, необходимый для непродолжительного перелета, запросто умещался в грузовом отсеке, а воздух в помещениях корабля очищался химическим путем, причем недостаток кислорода восполнялся за счет дополнительных кислородных циллиндров.

Мы вышли на пассажирский уровень, где вокруг центральной шахты располагались двери шести двухместных кают - полдюжины одинаково тесных клетушек в форме сектора. Стюардесса распахнула передо мной дверь одной из них, и я нерешительно заглянул внутрь.

- Вы когда-либо путешествовали на космическом корабле, сэр? - вежливо поинтересовалась она.

- Да, - ответил я, но в душе даже порадовался, что мне был задан этот вопрос. Очевидно лишь Радек, приятель Лиз, знал о том, что я был астронавтом, а так как репутация моя на данном поприще была сильно подмочена, то чем меньше народу на этой посудине будут знать о моем прошлом, тем лучше. - Да, - сказал я. - Но только на межзвездных судах.

Она ослепительно улыбнулась мне.

- Тогда, возможно, наши требования покажутся вам немного странными. Во время старта ваша ручная кладь должна находиться вот в этом шкафчике. И, разумеется, вам следует принять лежачее положение...

Я понял, что она дожидается, пока я растянусь на койке.

- Теперь пристегнитесь вот этими ремнями.

Я покорно следовал ее инструкциям.

- Пристегнуть ремни, - внезапно прохрипел динамик внутренней трансляции. - Пристегнуть ремни. Всем приготовиться к старту. Начинаю обратный отсчет.

- Черт! - досадливо выругалась девушка. - Этот старый пень... наш капитан... вечно он куда-то торопится. Мне придется стартовать в вашей компании. Не возражаете?

- Ничуть, - сказал я, чувствуя некоторое разочарование, когда вместо того, чтобы лечь рядом со мной, она расположилась на свободной койке и привычным движением набросила на себя ремни безопасности, ловко защелкнув замки.

- Десять, - раздалось из репродуктора. - Девять... восемь...

- Первые пятьдесят километров приходится лететь на химическом топливе, - пояснила девушка. - Оттого у нас и разгон такой большой.

- Четыре... три... два... один... Старт!

Добавить к этому было нечего. Для человека, сидящего за пультом управления в кресле пилота, даже среднее ускорение может оказаться если и не болезненным, то достаточно изнуряющим. А в лежачем положении, можно было подняться в небо с комфортом. И тогда я решил, что быть пассажиром, в конце концов, совсем не так уж и плохо.

Глава 12

Путешествие было непродолжительным и по-началу довольно скучным.

Если придерживаться стандартов, принятых для больших кораблей, экипаж "Лунной Девы" был катастрофически малочисленным - командир, два помощника (они же по совместительству и радисты), два механика и загруженная работой сверх меры, но всегда улыбчивая мисс Бенц, которая помимо обязанностей стюардессы, выполняла также работу конторщицы и прислуги за все. Времени на светские беседы не было ни у кого; а подобная работа наизнос подразумевает, что редко выдающееся свободное время персонал использует прежде всего для того, чтобы хоть немного вздремнуть.

Такое положение вещей меня вполне устраивало. Во всяком случае, у меня было достаточно времени, чтобы всецело посвятить его чтению. Я читал и перечитывал вновь и вновь выданное мне Стивом досье на Фергюса; до того момента, как он занялся денежными инвестициями, на которых впоследствии ему удалось сколотить целое состояние, в истории его жизни не было ничего выдающегося. Это была самая обычная биография самого обычного механика по обслуживанию межзвездных двигателей. Высшее техническое образование, полученное в Массачусетском Технологическом институте на Земле, специализация по механике двигателя Манншенна. Служба в "Трансгалактической Компании" в качестве младшего механика-стажера, пятого механика по межзвездным двигателям, а затем четвертого, третьего, второго и, наконец, главного. Курс повышения квалификации во все том же Массачусетском Технологическом институте - Маяки Карлотти и Коммуникационные Системы. Принцип действия и техническое обслуживание. Женитьба на Карлотте Макиннес, уроженке Новой Каледонии, с которой он познакомился на борту корабля "Джеймс Бейнс" во время ее полета на Землю. (Выходит, с горечью подумал я, некоторые дорожные романы все-таки имеют счастливое продолжение.)

Продолжал службу на "Джеймсе Бейнсе". Затем внезапное увольнение из "Трансгалактической Компании". Какое-то время остается не у дел, а затем увлекается игрой на тотализаторе. Кентуккийские скачки, Кубок Мельбурна, Чемпионат Солнечной системы по боксу во втором полусреднем весе и прочие спортивные состязания - причем, с неизменно высокими ставками, когда можно было поставить на "темную лошадку" и против всех ожиданий сорвать куш. Затем игра на бирже - покупка пакетов акций мелких компаний, которые впоследствии благодаря новым открытиям, начинали приносить колоссальный доход. Прозвище на бирже: Фергюс-Провидец.

Рождение дочери, Элспет Фергюс. Дальнейшее финансовое процветание. Покупка лаборатории на Луне - пока на той, что вращается вокруг Земли. Покупка у "Межзвездной Транспортной Комиссии" двигателя Манншенна и комплекта оборудования для маяка Карлотти. Фешенебельная квартира в Луна-Сити, но практически все свое свободное время Фергюс проводит в лаборатории. Поспешный приезд из лаборатории в Луна-Сити, застает в квартире только дочь. Очевидец - ею оказалась няня - утверждает, что Фергюс находился в сильнейшем душевном волнении и принялся немедленно обзванивать всех своих знакомых и увеселительные заведения, безуспешно пытаясь установить местонахождение миссис Фергюс. То и дело поглядывает на часы, словно боится куда-то опоздать. В конце концов, отчаявшись разыскать жену, покидает квартиру вместе с дочерью и на луноходе отвозит ее в лабораторию, успевая миновать выездной шлюз за считанные секунды до того, как на главный купол Луна-Сити упадет потерпевший крушение грузовой корабль "Селена". Большое число жиртв, среди которых оказалась и миссис Фергюс. Делались предположения, что Фергюс так или иначе предвидел будущее, но никого не предупредил, пытаясь спасти лишь свою семью. Таинственная фраза, сказанная репортерам: "Я вспомнил, но было уже слишком поздно". Компания в прессе против Фергюса, требования проведения правительственной проверки в лаборатории. Гибель лаборатории в результате взрыва. Требования задержать Фергюса для дачи показаний. Фергюс и его дочь поспешно покидают Землю.

Короткий период на Лао, малом спутнике Си-Цзяня, главной планете Туманности Фламмариона, создание новой лаборатории. Расцвет диктатуры Малетера. (Наверное, любой человек, носящий эту фамилию, подумал я, просто прирожденный диктатор. Интересно, а уж не родственник ли это, случайно...) Тайная полиция режима Малетера проявляет интерес к исследованиям Фергюса. Побег Фергюса вместе с дочерью с Лао на небольшом частном космическом корабле. Бомба с часовым механизмом не взорвалась, лаборатория захвачена силами тайной полиции. Революция, Лао в руках мятежников из космического флота. Уничтожение Лао ядерными ракетами, запущенными с Си-Цзяня.

Непродолжительное пребывание на Уэйверли, Элсиноре и Туле. События развиваются практически по одному и тому же сценарию; поспешные отлеты незадолго до того, как лаборатории оказываются разрушенными в результате загадочных аварий. Довольно долгое пребывание на Карибии. Исследования, по всей видимости, заброшены, все усилия направлены на восполнение личного благосостояния. Очень успешно.

Фергюс снова богат. Переезд на Каринтию, покупка земельного участка и здания лаборатории на Венцеле. Покупка комплектующих и узлов для двигателя Манншенна и маяка Карлотти со склада "Межзвездной Транспортной Комиссии" в Порту Таубер. Покупка контрольного пакета акций компании "Меха Новой Праги", организация отлова горных кошек и доставка их на Венцель. Для ухода за животными нанят Кравенко. Увольнение Кравенко. Допрос Кравенко в разведуправлении.

И в итоге выходило... нечто.

Но что именно?

Хорошенько раскинув мозгами и сопоставив факты, я решил, что дело все же в предвидении будущего. Например, тотализатор, делая ставки на котором, Фергюс по крайней мере дважды выиграл по-крупному. А также поразительная способность оказываться в безопасном месте всякий раз, когда приключалась какая-нибудь катастрофа - будь то крушение "Селены", бунт на Лао, или падение кометы на Уэйверли. Мое воображение рисовало некий фантастический агрегат, состоящий из хрустального шара, двигателя Манншенна и антенны от маяка Карлотти. Фантастический агрегат, точнее и не скажешь.

Но в Управлении разведки считали, что Фергюс нашел способ переноситься назад во времени - назад, не вперед - и что с помощью его изобретения можно будет изменить историю. Поразмыслив над этим, я пришел к выводу, что парни из разведуправления все-таки идут по ложному следу.

Но разводить теории было не по моей части. Я был всего лишь скромным астронавтом. Самым что ни на есть обычным. И все, что от меня требовалось, так это проникнуть во владения Фергюса и вести наблюдения, а затем доложить об увиденном тем, что кто сможет превратить эти данные в типично сложное уравнение, в ходе решения которого потом будет получен нетипично простой ответ.

Я тщательнейшим образом проштудировал досье на Фергюса, и был весьма разочарован, обнаружив в нем лишь отрывочные сведения о его дочери. Интересно, каковы ее вкусы? Что она предпочитает из еды, как проводит свободное время? Большая недоработка со стороны Стива. Нет, все же сам он не до конца усвоил принципы, изложенные в тех древних книжках, возведенных им едва ли не в ранг Библии современного частного детектива. Ведь почти все они твердят в один голос: "Шерше ля фам". Ищите женщину. А когда найдете, то возьмите в оборот.

Теперь оставалось выяснить природные условия той местности, где мне предстояло действовать. Я отправился на поиски мисс Бенц и застал ее в служебной каюте за заполнением многочисленных бланков документации, на которую так любят обращать внимание сотрудники космопортов по всей галактике. Заметив меня, она с явным удовольствием оторвалась от своей бумажной работы.

- Мисс Бенц, - сказал я, - у вас на этой посудине есть библиотека?

- Есть, - ответила она и сочувственно улыбнулась. - С развлечениями здесь туго, вот только и остается, что читать, да?

- Это точно, - согласился я.

- Боюсь, что подбор книг не слишком удачен. Если хотите, я могу спросить у наших. Может быть, у кого-нибудь из экипажа найдется что-нибудь поинтереснее.

- Не беспокойтесь. Интересующая меня книга просто наверняка имеется в вашей библиотеке. Мне нужно всего-навсего заглянуть в путеводитель по Венцелю.

- Это у нас есть, - ответила она, - но очень старого издания. Там нет ничего ни о Судетском Куполе, ни о новом космопорте, который как раз сейчас возводится в Плзене.

- Уверен, его мне будет вполне достаточно, - заверил ее я. - Дело в том, что это мой первый визит на спутник вашей планеты, и мне просто хотелось бы получить хотя бы общее представление о тамошних условиях.

- Подождите здесь. Я сейчас, - сказала она.

Она вышла и вернулась минуты через две, держа в руках небольшую книжку.

- Вот. Возьмите.

- Спасибо.

- Но только вряд ли от книжки будет прок, - продолжала она. - Вам лучше поговорить с тем, кто знаком с Венцелем не по наслышке и может многое вам о нем рассказать.

- А вы знаете Венцель? - спросил я.

- А то как же! - ответила она. - "Поступайте на работу в Космическую Службу Каринтии и вам откроются загадки далеких планет!" Я начинала работать на Силезских рейсах - а Силезия это ужасное захолустье. Грязная груда горной породы и шлака - и больше ничего. Как только мне удалось довольно прочно закрепиться на этой работе, я тут же переметнулась к "Лунным Извозчикам". По крайней мере, теперь у меня есть возможность проводить больше времени в Новой Праге. Но беда моя в том, что я поступила в Космическую Службу слишком поздно. Когда Каринтия была полноправным членом Федерации, все было гораздо проще; тогда граждан Каринтии - даже таких, как, Лиз Барток - брали для работы на межзвездных рейсах, например в "Трансгалактической Компании" или на кораблях "М.Т.К.". Но теперь все суда, значащиеся в федеративном регистре, должны обслуживаться персоналом, имеющим гражданство Федерации.

- Но ведь есть еще Окраины, - напомнил я.

- Это не для меня, - решительно ответила она.

- Что ж, спасибо за книгу, - поблагодарил я.

- Не стоит благодарности. Тем более, как я уже говорила, человек, знающий Венцель, смог бы рассказать гораздо о нем больше.

Я оценивающе взглянул на нее и вспомнил собственные мысли на тему "ищите женщину". А она ничего себе, хорошенькая. Но это и не удивительно, ведь она была каринтийкой. Так что на большинстве планет ее внешность обращала бы на себя внимание. Уж не знаю, чего такого особенного в климате или окружающей среде Каринтии, что делает их женщин чем-то похожими на сиамских кошек, но только мне всегда нравились кошки вообще и в особенности сиамские.

- Я должна закончить с этой писаниной до обеда, - вздохнула она, указывая на заваленный бумагами стол.

* * *

Вернувшись к себе, я углубился в чтение:

Венцель.

Единственный спутник планеты Каринтия.

Атмосфера: Глубокий вакуум.

Плотность: 1.5.

Гравитация: 0.15.

Флора: Отсутствует.

Фауна: Отсутствует.

И так далее.

И тому подобное.

- Ты с Земли, - внезапно спросила она.

- Откуда ты знаешь? - тупо спросил я.

- Я сегодня целый день только и делала, что заполняла эти бумажки. Документы на корабль. Документы на груз. Документы на нашего единственного пассажира - то есть, тебя.

- Ясно.

- Хотя в любом случае, Айвор рассказал мне про тебя.

- Вот как?

- Да и к тому же вторые помощники с роскошных лайнеров не каждый день опаздывают к старту, Джонни. Так что, как видишь, ты уже снискал себе некоторую известность и далеко не в самом лучше смысле этого слова.

- Полагаю, именно поэтому ваш командир и его помощник смотрят на меня, как на шкодливого кота, пробравшегося на борт.

- Ты правильно полагаешь.

- Послушай, Анна, а у тебя не будет из-за меня неприятностей?

- Еще чего. Да пошли они все... - Она усмехнулась. - Извини. Просто я слишком много знаю об аферах, которые прокручивают мои так называемые начальнички. Так что если уйду я, они тоже вылетят с работы в два счета.

Она сидела, чуть откинувшись назад, на свободной койке моей маленькой каюты, и глядя на нее, я подумал о том, что женщины на корабле - будь они членами экипажа или пассажирами - слишком опасны. Особенно, такие женщины, как Илона. Или как Анна. Она была даже как будто чем-то похожа на Илону...

Я переключил внимание на низенький столик, который она поставила между нами; столик с дежурной бутылкой сливовицы и с разложенными на блюде канапе. Мысленно я возносил хвалу Господу, в том числе и за то, что Он даровал мне возможность выпить в космосе стаканчик винца в обществе симпатичной девушки - именно выпить, а не сосать по-младенчески из пластиковой бутылочки. Тут самое время сказать о некоторых характеристиках убогих посудин данного класса. "Лунная Дева", к примеру, развивала постоянное ускорение до самого поворота, и затем плавно плавно сбрасывала скорость вплоть до самой посадки. Корабль работал на ракетном топливе, за неимением межзвездного двигателя, который не допустил бы изменений массы судна.

Я снова взглянул на нее, и увиденное пришлось мне по душе. Ей удалось сделать так, что ее форма имела довольно неформенный вид. Так, верхняя пуговица рубашки была расстегнута. Ее форменные шорты первоначально были сшиты в соответствии с требованиями устава, но с тех пор они подверглись значительной переделке и укорачиванию. Лично я считаю, что властям уже давно следовало бы принять закон, который запрещал бы некоторым женщинам носить шорты. К счастью, к ней это не относилось.

Я вспомнил Илону и обстоятельства нашего с ней разрыва. Я вспомнил Лиз, и то, как она предложила мне то, чем я не сумел воспользоваться. Я вспомнил Илону, и подумал, что Анна запросто могла бы быть ее сестрой. Затем я выбросил воспоминания об Илоне из головы и поудобнее устроился на свой койке.

- Все-таки везет вам, землянам, - проговорила она.

- В чем же нам везет, Анна?

- У вас есть Луна. И она настоящая, такая, как ей и положено быть. Я видела ее на картинках. Там есть пейзаж. И горы. И множество кратеров. А разглядеть их можно даже с Земли. И если хочешь знать, Джонни, то в лунном свете нет ничего романтичного, когда в небе вместо луны висит большой, сияющий блин.

- Ну а ваш Венцель, каков он? - с готовностью спросил я, не желая, чтобы паровозик ее романтических мыслей сошел на рельсы прозаики.

- Просто большой шар, покрытый пылью. Эта пыль очень мелкая, она течет почти, как жидкость. В ней можно утонуть, если, конечно, не надеть специальные башмаки и скафандр.

- Без скафандра и задохнуться можно, - иронично подсказал я.

- Заткнись. Если у тебя испортится рация, то задохнешься ты в любом случае, когда кончится воздух, и никто не будет знать, где ты или хотя бы где начинать тебя откапывать.

- Наша Луна тоже частично покрыта пылью, - сказал я.

- То-то и оно, частично. А Венцель засыпан ею целиком. И дома там совсем не такие как везде; они стоят на огромных плотах и как бы дрейфуют по океану пыли. А лунные сани - это самые настоящие лодки.

- А как они работают? - спросил я. - В книжке об этом ничего не сказано.

- По принципу реактивного самолета. Они засасывают пыль с одного конца и выдувают ее с другого. Электростатический заряд. Почти как ионный двигатель на некоторых космических кораблях.

- Гениально.

И тут она внезапно сказала:

- Джонни, твой стакан пуст.

Анна поднялась со своего места и по-кошачьи грациозно потянулась, в результате чего оказалась растегнутой и вторая пуговица на ее рубашке. Она изящно перешагнула через низенький столик и опустилась на койку рядом со мной. Лицо ее было совсем близко, влажные губы чуть приоткрыты...

Мной овладело легкое замешательство, на смену которому в следующий момент пришла спокойная уверенность.

Пуговицы на ее рубашки были уже растегнуты все до одной, и легкая одежка соскользнула с ее плеч, обнажая небольшие, упругие груди с нежно-розовыми сосками. Я уткнулся в них лицом, в то время как она деловито возилась с застежками моей одежды, а моя свободная рука нашарила заветную "молнию" на ее тесных шортиках. Мы были до такой степени поглощены этим волнующим занятием, что никто из нас не обратил внимания на то, как койка под нами накренилась, а свет мигнул.

В следующий момент столик с грохотом перевернулся, лампы разом погасли, и вместе с внезапной темнотой на нас обрушилась пронзительная, дребезжащая разноголосица сработавшей системы аварийного оповещения.

Глава 13

Существует два золотых правила выживания в космосе: Если вы точно знаете, что произошло, начинайте исправлять положение; если же вы не знаете, в чем дело, то не предпринимайте ничего, пока не выясните, что случилось.

Было вполне очевидно, что для нашего случая первое правило явно не годилось. Это я понял сразу, так же как и Анна. Еще какое-то время мы сидели в темноте, прижавшись друг к другу, не в силах разомкнуть объятия, но ощущая себя при этом, скорее, двумя путниками в холодной ночи, ищущими поддержки и тепла, чем любовниками. Но внезапно и этой идиллии пришел конец. Сила тяготения улетучилась, и в следующее мгновение мы уже не сидели, а парили по воздуху. Аварийные сигналы разом умолкли, и стало ясно, что реактивный двигатель, приглушенный, размеренный рокот которого уже успел стать частью нашей жизни, молчит.

- Но дышать мы пока еще можем, - сказал я.

- Похоже, существенного перепада давления на борту не произошло, согласилась Анна.

- Двигатель вырубился некоторое время спустя после взрыва - или что там еще могло случиться, - продолжал я, - а это значит, что его эпицентр находится не в машинном отделении. Может быть, в нас врезался метеорит, а?

- Нет. Каринтийская система свободна от всякого рода космического космического хлама.

Я посмеялся над абсурдной педантичностью ее слов. В ответ она вдруг вскрикнула - это бы вопль разъяренной кошки - и поспешно отшатнулась от меня. Я слышал, как она судорожно глотает ртом воздух, как будто ей трудно дышать (неужели плачет?), и шуршит одеждой в темноте.

- Черт побери, - сердито пробормотала она, - где мои шорты?

- Забудь о шортах, - приказал я ей. - Давай лучше попробуем разобраться, что к чему. Во-первых, то, что случилось, произошло не в машинном отделении. Во-вторых, обшивка, похоже, не повреждена, а если и повреждена, то герметичные двери сработали должным образом.

В ответ она снова всхлипнула.

- Ты же профессионал, - строго сказал я. - Ты член экипажа этого корабля. Так что хватит распускать сопли!

- Я в полном порядке, - холодно, но не слишко убедительно ответила она.

- Тогда скажи мни вот что. На этом корабле есть система аварийного освещения?

- Конечно.

- Так почему она не работает?

- А мне откуда знать. Я не механик, - пробормотала она в ответ.

Я начал пробираться к стене, ощутив приступ раздражения, когда рука моя попутно наткнулась в темноте на обнаженное тело. Я нащупал дверцу шкафчика, находящегося у изголовья моей кровати, распахнул ее и принялся нашаривать свой портфель. Мне удалось довольно быстро отыскать нужную вещь - свой потайной фонарик. Я включил его, установив самый широкий угол совещения.

Анна выругалась, но даже и не попыталась прикрыть свою наготу.

Я взглянул на нее. Лицо ее было очень бледным, на лбу выступила испарина. Она поспешно зажала руками рот, закашлялась и натужно сглотнула. Я не сразу нашел в себе силы примериться с этим зрелищем женщина-астронавт пытается справиться с приступами тошноты, вызванной невесомостью, но затем понял, что эти покорители космоса местного значения переносят состояние невесомости так же тяжело, как и неопытные "салаги". Но с другой стороны, думал я, не может быть, чтобы им никогда не приходилось оказываться в невесомости. Ведь выполняя разворот, корабль находится в свободном падении.

- В шка... шкафчике..., - выдохнула она. - Пузырек. Закреплен на стенке. Там таблетки...

Этот пузырек в шкафчике я заприметил еще раньше, но тогда решил, что он был оставлен там исключительно ради душевного спокойствия особо слабонервных пассажиров. Отвинтив крышку, я вытряхнул на ладонь две крошечные таблетки. Анна тут же схватила их и поспешно сунула в рот. Но стошнило ее прежде, чем она успела даже попытаться проглотить лекарство. Тогда я дал ей еще две пилюли.

На этот раз ей удалось сглотнуть их и удержать внутри. Постепенно пугающая бледность исчезла с ее лица и она сказала:

- Я очень извиняюсь.

Я хмыкнул.

- На этом маршруте, имея постоянное ускорение, мы никогда не сталкиваемся с невесомостью, - продолжала оправдываться она. - Ну, почти никогда. Такое бывает лишь при развороте или если становится известно, что по той или иной причине придется отключить двигатель.

- Я тебе верю. А теперь одевайся и пойдем поглядим, что в чем там дело.

Анна оделась быстрее, чем я. Дожидаясь меня, она изо всех сил старалась ликвидировать последствия своего конфуза при помощи мягкого полотенца. И я с удовлетворением констатировал, что ей это неплохо удавалось. Сам я первый и последний раз занимался тем же самым еще в бытность свою новичком-курсантом, когда мне впервые довелось отправиться в космическую экспедицию.

- А что теперь? - спросила она, после того, как я застегнул брюки.

- Тебе лучше остаться здесь, - ответил я.

- Но ведь это мой корабль! - возмутилась она.

- Ладно. Тогда идем. Но первым все равно пойду я.

Я думал о том, что у нее совершенно нет опыта работы в невесомости, и что от нее все равно не будет никакого проку. Однако оставить ее одну в погруженной во мрак каюте я тоже не мог. И к тому же, расположение отсеков корабля она знает гораздо лучше, чем я.

Оттолкнувшись от стены каюты, я подплыл к двери. Ухватившись правой рукой за спинку одной из кроватей, я получил достаточную опору, чтобы суметь левой рукой распахнуть дверь. Площадка вокруг центральной шахты была огорожена перилами, так что мне не составило большого труда добраться до следующей двери, где я и задержался у самого края шахты, дожидаясь Анну, следовавшую за мной с фонариком в руке.

Перед тем, как перебраться в шахту, я забрал у нее фонарь и сунул его себе за пояс. С винтовой лестницей я связываться не стал; на мой взгляд, более коварного препятствия для человека, находящегося в состоянии невесомости, нельзя и придумать. Так что я перескочил на центральную колонну, представлявшую собой тонкий металлический стержень, и уже по ней начал пробираться вперед. У себя за спиной я слышал прерывистое дыхание Анны и знал, что она тоже не отстает от меня.

Мы миновали уровень, на котором располагался салон и кают-компания, затем уровень, где находились каюты экипажа, и вскоре добрались до самого конца колонны. Дальнейший путь преграждала закрытая наглуха герметичная дверь. За ней находился отсек управления корабля. Стрелка барометра, табло которого светилось в темноте металлическим блеском, остановилась на нулевой отметке.

- Кто должен находиться в это время в отсеке управления? - спросил я.

- Айвор, - в замешательстве ответила Анна. - Это было его дежурство. И капитан, наверное.

- Удар пришелся сюда, - объявил я. - Но ведь есть еще и остальные механик и помощник, свободный от вахты.

- Они должны быть где-то здесь, - прошептала она.

- Это я и сам знаю, - рявкнул я в ответ. - Весь вопрос в том, где они шляются. Проклятая аварийка трезвонила так, что слышно было, наверное, даже на Окраинах! Должно быть, с ними что-то случилось.

Так оно и вышло.

Повернув обратно, мы возвратились на уровень, где находились каюты экипажа, и обнаружили, что обе двери, выходившие на площадку центральной шахты были плотно закрыты и надежно загерметезированы. Мы разыскали табло барометра, и если верить ему - чего нам ужасно не хотелось, ни игнорировать тот факт, что стрелка замерла на зловещей критической отметке, было тоже невозможно - в каютах экипажа царил глубокий вакуум.

- Кто должен быть в машинном отделении? - спросил я.

- Второй помощник.

- Так какого же черта он там делает? Пойдем!

Я снова ухватился за центральную колонну и поспешно поплыл вперед, минуя по пути различные ярусы корабля. Дверь в машинное отделение, находящаяся в самом конце колонны, оказалась герметически закрыта, и я взревел от досады. Но посветив фонариком на табло барометра, я почувствовал себя несколько лучше. Давление в помещении за дверью было нормальным. На всякий случай я постучал пальцем по толстому стеклу циферблата, но стрелка не тронулась с места.

- Ее можно открыть вручную, - сказала Анна.

- Хорошо. Сейчас покажешь, где это.

И она показала.

Щиток ручного открытия дверей оказался совсем не таким, с какими мне обычно приходилось иметь дело, и к тому же и сам механизм действовал с убийственной неповоротливостью. Но в конце концов дверь поддалась, и я лучь фонаря скользнул в царящую за ней черноту, освещая металлические части механизмов, стеклянные циферблаты индикаторов и блестящие капли некой жидкости, медленно кружащиеся вокруг парящего по воздуху субъекта в белом комбинезоне.

- Еще один! - воскликнул я, будучи не в силах сдержать охватившего меня возмущения. - Неужели среди вас нет никого, кто мог бы спокойно перенести невесомость, не похвалившись при этом харчами?

- Никки! - окликнула Анна. - Никки!

В ответ раздался сдавленный стон.

Я тоже застонал, заставляя себя переступить порог машинного отделения. Я вытащил механика из облака его же блевотины и встряхнул его. Он пытался отбиваться, и тогда я отвесил ему оплеуху.

- Не надо. Не бейте меня! - прохрипел он.

- Я тебя еще не так отделаю, если ты сейчас же не возьмешь себя в руки. Где включается свет?

Он взмахнул безвольной рукой.

- Там есть щиток...

Я отцепился от него, ухватился за опору и направился к щитку, за которым скрывалась электрическая панель. Рядом с одной из кнопок была прикреплена табличка: АВАРИЙНОЕ ОСВЕЩЕНИЕ. Я нажал ее. Зажегся свет. Я огляделся по сторонам, не обращая внимания ни на механика, ни на Анну. Заметил на стене аппарат внутренней связи. Позвонил в главный отсек управления. Ответа не последовало - но я и не ожидал, что на том конце провода снимут трубку. Затем я попытался связаться с командиром корабля, его старшим помощником, главным механиком. Безрезультатно. Я положил трубку на рычаг.

Я обернулся и увидел, как Анна тем временем достает что-то из аптечки и передает механику. Что это могло быть такое, мне было ясно и без дополнительных пояснений. Я ждал, когда лекарство возымеет действие, проявляя при этом все признаки крайнего нетерпения. Между делом я достал сигарету, слегка помял ее в пальцах и сунул фильтр в рот, прекрасно понимая, что курение вызовет преступную растрату кислорода - ведь нам все еще только предстояло выяснить подлинные масштабы и последствия аварии однако, решил, что в данных условиях это будет вполне оправдано.

- Почему не работает двигатель? - спросил я.

- Я... я не знал, в чем дело. И подумал, что так будет безопасней. И с готовностью добавил: - Сейчас снова запущу. Я мигом.

- Ни в коем случае. Не раньше, чем выясним, где мы находимся и вообще, что с тут происходит. Нужно узнать, что случилось. - Я затянулся сигаретой и выпустил изо рта тоненькую струйку табачного дыма. - А почему вырубилось освещение?

- Я не знаю. Наверное, полетели предохранители. А потом заклинило клапана.

- А клапана-то тут при чем?

- Они отводят избыточное тепло от двигателя.

- Ну что за дурацкий корабль! - выругался я. - А почему ваша дверь оказалась загерметизирована?

- Послушайте, мистер! - не выдержал он. - Вы не имеете права устраивать мне допрос. Вы всего лишь пассажир.

- Но при этом у меня на руках имеется Межзвездное квалификационное свидетельство профессионального астронавта, - ответил я, - в соответствии с законами галактики дающее мне право принять на себя командование этим судном в случае гибели или неспособности экипажа исполнять свои должностные обязанности, вне зависимости от моего статуса или отсутствия такового.

- В случае гибели экипажа? - пробормотал он. - Неужели и капитан... и старпом... и все они...?

- А ты как думал? Что, по-твоему, творилось здесь, пока ты барахтался в своей блевотине? Поврежден нос судна, отсек управления и каюты экипажа. И первым делом я собираюсь выяснить, что же такое там произошло. Надеюсь, на борту этой скорлупки найдется хотя бы пара исправных скафандров?

- Они в этом шкафу, - сказала Анна, доставая скафандр. - Вот.

Я оглядел находку и выругался.

- Ты только взгляни на датчик воздуха! Доставай второй, может быть хоть он окажется в порядке. А если и в нем воздуха осталось только на пять минут, то я вообще никуда не полезу!

- Там люди умирают, а ты...! - гневно воскликнула она.

- Если там и были люди, то они уже мертвы, - грубо оборвал ее я. Мертвы. Ты когда-нибудь видела, что делает с человеком вакуум? А я видел. Мне очень жаль, но им мы уже ничем не поможем, и только лишь навредим себе, если станем лезть напролом, без должной подготовки. Нам бы теперь самим уцелеть и, если повезет, постараться спасти корабль. Ни о чем большем мечтать просто не приходится.

- Вот второй скафандр, - сказала Анна.

- Ну, этот чуть получше, - одобрил я. - А теперь вопрос к тебе, Ник или как там еще тебя величают? - у тебя есть план этого судна? Так, чтобы на нем были бы обозначены все шлюзовые двери и переборки?

- Что ты собираешься делать? - спросила Анна.

- Вот как раз это-то я и пытаюсь выяснить, - ответил я.

Глава 14

После того, как я ознакомился с чертежами судна, у меня появилась возможность составить план дальнейших действий. Загвоздка была в том, что, как выяснилось, на "Лунной Деве" не было предусмотрено внутренних воздушных шлюзов. Вернее, такой шлюз был, но уж очень большой. Его роль выполняла осевая шахта.

- Действовать будем следующим образом, - принялся я объяснять механику. - Я надену скафандр и отправлюсь на разведку. Вы же останетесь здесь, загерметизируете дверь и затем по моей команде откроете соответствующий клапан и спустите воздух из шахты.

- Но тогда мы потеряем много воздуха, - с сомнением заметил он.

- Оставшегося должно хватить, ведь теперь нас здесь только трое, напомнил я. - Тем более, что в любом случае двери уцелевших помещений автоматически загерметизируются сразу же, как только давление воздуха в центральной шахте начнет падать.

- А как мы услышим твою команду? - спросила Анна.

- Надень второй скафандр, - велел я ей, - но шлем не закрывай. Я буду поддерживать связь с тобой по рации.

- А что если рация откажет после того, как ты окажешься снаружи? Как я узнаю о том, что пора закачивать воздух обратно в шахту, чтобы ты мог вернуться?

- Из тебя получится настоящий астронавт, - одобрительно сказал я. Просчитай наихудший вариант, а затем найди способыисправить положение. Что ж, на тот случай, если рация откажет, и я захочу вернуться обратно в машинное отделение, я три раза громко стукну в дверь.

Я забрался в скафандр, кислородные баллоны которого были полностью заправлены, и опустил стекло шлема, подумав о том, что в последний раз мне приходилось надевать скафандр еще на "Молнии", во время учебной тревоги так когда же это было? С точки зрения хронологии, не очень давно, но с тех пор столько всего произошло... В мою жизнь вошла Илона... Интересно, почему, черт возьми, мне нужно вспоминать о ней именно сейчас?

- Проверка связи, - сказал я. - Раз, два, три... Как меня слышно?

- Слышу тебя хорошо, - раздался в моем шлемофоне тоненький голосок.

- Порядок. А теперь скажи своему приятелю, что я выхожу.

Неловкая пауза, а потом:

- Он не мой приятель!

- Но все равно скажи.

- Ладно. - Снова молчание. - Джонни, ты уж поосторожнее там.

Я направился к лестнице, ведущей к двери, магнитые подошвы сапог скафандра создавали иллюзию гравитации. Я начал подниматься по ступенькам, и она исчезла, так как в состоянии невесомости попросту нет необходимости переносить вес с одной ноги на другую. Добравшись до дверного проема, я ухватился обеими руками за длинный, тонкий столб центральной колонны и покинул шлюзовую камеру.

- Анна, - сказал я, - герметизируй дверь. Открывай клапан.

- Герметизирую дверь, - повторила она. - Открываю клапан.

Оглянувшись назад, я увидел, как дверь машинного отделения закрылась. Бросив взгляд на циферблат датчика наружного давления, расположенного у запястья левого рукава скафандра, я заметил, как стрелка дрогнула и поползла в сторону нулевой отметки.

- Начат сброс воздуха, - отрапортавал я. А затем, спустя некоторое время, показавшееся мне целой вечностью: - Сброс воздуха завершен.

Перебирая руками, я принялся продвигаться вдоль колонны. Минуя по пути различные уровни, я поглядывал по сторонам, подмечая, что все двери были наглухо закрыты. А значит, что потери атмосферы будут незначительны. Хотя, с другой стороны, какая разница? В конце концов я добрался до переборки, отделявшей конец шахты от отсека управления. Оглядевшись по сторонам, я разыскал механизм ручного открывания дверей, конструкция которого была точной копией агрегата, установленного на двери в машинное отделение. Однако на открытие этой двери времени ушло гораздо больше - ведь голыми руками работать гораздо легче, чем теми же руками, облаченными в тяжелые перчатки.

Когда же я наконец пробрался в заветное помещение, то первым моим впечатление стал яркий свет, слепивший глаза. Почти прямо по курсу застыла огромная, сверкающая сфера, от которой исходило белое сияние, практически полностью затмевавшее черноту космоса. Почти прямо по курсу... Это было единственной хорошей новостью. Мне нужно было время для работы, время на то, чтобы взять ситуация под свой контроль - если, конечно, такое вообще возможно. А если нет? Тогда мы опишем вокруг Луны лихую дугу и снова помчимся в направлении Каринтии и, если повезет, то диспетчера космопорта Плзеня догадаются о том, что у нас на борту серьезные неполадки и направят буксир, который, может быть, и сумеет перехватить нас прежде, чем мы в кого-нибудь врежемся.

Почти прямо по курсу...

Хватит распускать сопли, Петерсен, ведь ты же не желторотый новичок. Уж давно пора бы запомнить, что космический корабль следует не туда, где небесное тело находится в данный момент, а туда, где оно будет находится в заданный промежуток времени.

Но тут плавный ход моих мыслей прервал голос Анны.

- Джонни...

- В отсеке управления, - кратко отозвался я. - Веду разведку.

- А Айвор, - прошептала она. - И командир... неужели они...?

- Да, - резко ответил я. Сомнений быть не могло. Стекла фюзеляжа были выбиты, а сама некогда удерживавшая их металлическая арматура причудливо изогнута.

Но тел нигде не было видно. Стекла и какие бы то ни было обломки также отсутствовали. Когда разрушительная воздушная волна мгновенно вырвалась из отсека через пробоину, то она унесла с собой все, что не было надежно закреплено. Но, думал я, если метеорит и попал бы в один из иллюминаторов, то остальные должны были бы остаться невредимыми... (Должен признаться, теория Анны о том, что якобы Каринтийская система совершенно свободна от метеоритов, не вызывала у меня особого доверия.)

Но что бы то ни было - метеорит или не метеорит - речь шла о неком большом, твердом объекте, скорость которого на момент столкновения с нашим кораблем была, по всей видимости, довольно высокой. Радар был выведен из строя; экраны мониторов были разбиты, а в пульте зияло с полдюжины пробоин. Я подошел к пульту управления, расположенному у кресла командира корабля и старпома, и обнаружил те же повреждения. Итак, система управления была безнадежно выведена из строя. Ведь даже при столь существенных повреждениях корабля на пульте все равно должны были бы светиться лампочки - индикаторы герметичности дверей, датчики давления. Индикаторы работы реактивного двигателя...

- Джонни, - снова раздался голос Анны. - Как ты там? В порядке?

- Да.

Я рассеянно потянул за осколок серой металлической обшивки, вонзившейся в обивку одного из кресел. Это был сильно искореженный, ощетинившийся острыми, с зазубринами краями кусок металла; мне пришлось приложить существенные усилия, чтобы отодрать его от кресла. На нем была заметна какая-то надпись: ...ТЧИК МАРК IV.

Передатчик?

Тяжело скользя намагниченными подошвами сапог скафандра по палубе, я подошел к рации. Вернее, к тому месту, где она прежде находилась. От нее осталось лишь странным образом расплющенное основание с торчащими во все стороны обломками металлического корпуса. Рядом в полу зияла пробоина должно быть, именно через нее и улетучился воздух из кают экипажа.

Передатчики не взрываются.

Однако, данный экземпляр оказался исключением.

- Джонни!

- Ну тут я, тут, - отозвался я. - Отсек управления разнесен в клочья. Никто не выжил.

- А каюты экипажа?

- Пробоина в обшивке. Там тоже никто не уцелел.

- Откуда ты знаешь?

- Потому что знаю.

(Аварии подобного рода случаются в космосе довольно часто; однако выжить в них удается единицам.)

Сквозь выбитые иллюминаторы я глядел на зловещий белый шар. Он стал больше, заметно увеличившись в размерах всего за каких-то несколько минут, проведенных мной в отсеке управления. Он стал гораздо больше. Теперь он был слишком большим. Я попытался припомнить, что именно капитан говорил за ужином; тогда он снисходительно поведал мне, когда именно по расписанию должен был произойти разворот. Скорее всего, момент разворота мы уже пропустили; однако, в то же время после аварии и ускорение стало заметно меньше. Но была ли это просто авария? Я снова с сомнение поглядел на то, что осталось от передатчика.

Нужно было что-то предпринять, и действовать как можно быстрее. Это было очевидно. Но что делать? И как?

Я вспомнил самые последние учения, в которых мне довелось поучаствовать в составе Резерва. Они состояли из прохождения курса выживания в нештатных ситуациях и действий при посадке подбитого боевого корабля, отсек управления которого разрушен вражескими снарядами, осуществляемой на поверхность предположительно дружественной планеты. Честно говоря, это был курс пилотирования на тренажере. И по завершении сеанса работы в кресле воображаемого пилота, меня не покидало ощущение, что я внес свою весомую лепту в дело разрушения корабля, с успехом довершив то, что было начато вражеской артиллерией, а экзаминатор не сказал ничего обнадеживающего, чтобы смогло развеять эти мои сомнения. И все же, должен же быть какой-то выход...

Я занял кресло командира экипажа и пристегнулся, после чего нажал на кнопку "ВЫДВИЖЕНИЕ ПЕРИСКОПА". Металлизированная ткань скафандра передавала малейшие звуки, отзывавшиеся щелканием в наушниках рации. Экран перископа он треснул, но все же уцелел - внезапно ожил, отображая панораму звездного неба, в самом центре которой возникла темная сфера, усеянная огоньками городов.

Что ж, неплохо для начала.

Я взглянул на гироскоп. Это была хорошо знакомая мне модель прозрачный шар, в котором плавала модель корабля, острое основание которого почти касалось разметки, нанесенной на стекло изнутри. Два колесика управления были устроены с тем расчетом, чтобы ими мог манипулировать человек, облаченный в скафандр; и тем не менее, конструкция оказалась крайне неудобной. В конце концов мне все же удалось развернуть корабль на сто восемьдесят градусов. Я нажал кнопку и замер в ожидании. Ничего не произошло. Отраженное изображение Каринтии по-прежнему висело в самом центре экрана перископа.

- Анна, - сказал я.

- Слушаю, Джонни.

- Вам там лучше покрепче пристегнуться к чему-нибудь. Я собираюсь включить двигатели поворота.

Через несколько секунд она доложила.

- Все готово.

Я нажал на другую кнопку. Ничего не произошло. Хотя честно говоря, я был бы даже удивлен, если бы на сей раз все вышло так, как надо. Неспособность корабля должным образом реагировать на манипуляции пилота было лишним подтверждением того, о чем безмолвно свидетельствовал погасший пульт управления. Очевидно, отлетевший от передатчика обломок повредил, а то и вовсе перерезал главный кабель. И единственный уцелевший участок цепи оказался связан с механизмом управления перископом.

Итак, подумал я, в моем распоряжении имеется по крайней мере перископ - это раз. И еще высотомер - это два.

Мой взгляд задержался на этом примитивном, исключительно механическом приборе - пружинка, стрелка, шкала. Конечно, невесть какое ценное приобретение, но все же лучше, чем ничего.

- Анна, - сказал я.

- Да? - с готовностью откликнулась она. - Ты, кажется, собирался задействовать двигатели поворота.

- Я это сделаю обязательно, если твой приятель, со своей стороны, сумеет запустить их в соответствии с моими инструкциями. Спроси там у него, возможен ли такой вариант, а также сможет ли он сделать то же самое с гироскопом.

Наступила долгая пауза, а потом:

- Говорит, что сможет.

- Хорошо.

Тут я вспомнил о том, что мне при этом еще нужно будет каким-то образом дышать, а я до сих пор не знаю, хватит ли воздуха, находящегося в баллонах моего скафандра, до посадки. Я поднял глаза, изогнул шею и взглянул на датчик, укрепленный на внутренней стороне моего шлема. То, что я увидел, совершенно не обнадеживало. Тогда я отсегнул ремни и направился к шкафу, в котором оказалось еще три скафандра. Все три костюма оказались основательно повреждены, но к моей огромной радости, баллоны с воздухом оказались в целости и сохранности и к тому же целиком заполненными. Я отсоединил их и уложил в кресло старпома, пристегнув на всякий случай ремнем. Сам я снова занял командирское место.

- Активировать гироскоп, - приказал я.

- Активировать гироскоп, - эхом отдальсь в наушниках. И затем: Гироскоп активирован.

- Развернуть корабль вправо по короткой оси.

- Развернуть корабль вправо по короткой оси.

Я не ожидал услышать знакомое повизгивание, но тем не менее оно раздалось, хоть и очень тихо, и этот звук оказался усилен материалом внешней обшивки корабля и металлизированной тканью моего скафандра. Огромный шар, до сих пор маячивший впереди, качнулся и начал медленно удаляться, в конце концов скрываясь за неровной линией горизонта, роль которого выполняла искореженная рама фюзеляжа. Я не стал терять даром время и вглядываться в пришедшее ему на смену звездное небо, сосредоточив все свое внимание на экране перископа. Прошло еще довольно много времени, прежде, чем его озарил первый серебристый, еле различимый лучик. Я изо всех сил сжал рычажок контроля поляризации и вздохнул с облегчением, убедившись, что он функционирует должным образом.

- Вот так, - сказал я. - Хорошо... - И потом: - Так держать!

- Есть, так держать!

Я настроил поляризатор.

- Анна, - сказал я, - там внизу какой-то зеленый кружок на белом фоне. Это и есть Плзень?

- Да. Сады под стеклянным куполом.

- А где космопорт?

- К северу от города. Там, где красный проблесковый маяк.

Я почетче навел на резкость, но смог разглядеть лишь крохотную искорку. И находилась она далеко от центра экрана.

- Активировать гироскоп, - снова приказал я. - Курс на порт... космопорт... Так держать!

- Есть, так держать.

Подкрутив ручку увеличения перископа, я отыскал еще один зеленый купол, размером поменьше. Включил подсветку квадратов масштабной сетки и вращал шкалу до тех пор, пока не удалось выставить против нее оба купола. Они неуклонно удалялись друг от друга.

- Подготовить главный двигатель, - приказал я.

- Приготовить главный двигатель.

- Гравитация - один.

- Гравитация - один... Готово.

- Пуск!

Мне уже не раз пришлось пожалеть о том, что громкость звука в шлемофоне ничем не регулировалась, и оставалось лишь надеяться на то, что Анна, находясь в машинном отделении, не оглохнет от шума двигателей и будет в состоянии слышать мои команды. Оторвавшись от экрана, я взглянул на тоненькую стрелку высотомера и увидел, что она неуклонно ползет вниз, к цифре "один". Я снова перевел взгялд на экран, и увидел, что взаимное удаление двух моих ориентиров практически прекратилось.

- Отключить двигатель! - закричал я.

Ответа Анны я так и не расслышал, но грохот и скрежетание внезапно смолкли.

- Двигатели поворота - секундная готовность!

- Двигатели поворота - секундная готовность!

Купол Плзеня теперь находился в самом центре экрана; другой, меньший, купол все еще удалялся от него, но это движение было почти незаметно невооруженному глазу. Гравитация: 0.3. Я задумался. Ускорение: 0.25? А какой показатель боковой девиации?

Но прежде, чем предпринимать еще что бы то ни было, мне первым дело было необходимо подключиться к новому баллону с воздухом. Сделать это мне удалось без особого труда, хотя поначалу в какой-то момент я уже был готов запаниковать, когда клапан нового баллона не открылся с первой попытки, но зато потом ощутил почти детскую радость, выбросив старый баллон за борт, через разбитый иллюминатор.

И с еще более детской непосредственностью подумал о том, что, наверное, все-таки вовсе необязательно загромождать отсеки управлени кораблей всяким электронным хламом, потому что можно прекрасно обойтись и без него.

Глава 15

Пять часов спустя, за которые мне пришлось израсходовать еще два баллона воздуха, я уже не ощущал былого восторга. Чтобы понять это, попробуйте вообразить себе, что вы жонглер, и ваша задача заключается в том, чтобы удерживать равновесие, водрузив себе на кончик носа биллиардный кий, на противоположном конце которого возвышается заставленный посудой поднос. А теперь представьте себе, что вам приходится выполнять этот трюк не пять минут, а в течение пяти часов. И в довершение ко всему, для пущего усложнения задачи, реакция ваша при этом довольно заторможена.

Именно так все и было на самом деле.

Мне было бы гораздо легче, будь у меня возможность манипулировать гироскопами и двигателями поворота собственноручно, непосредственно из отсека управления. На деле же все команды отдавались мною устно и адресовались Анне Бенц, которая, в свою очередь, передавала их по цепочке дальше, не слишком расторопному и сообразительному Никки. Я не раз думал о том, чтобы облачить Никки в скафандр и общаться с ним напрямую, без посредника, но в таком случае, ему пришлось бы крутить ручки приборов руками, затянутыми в неуклюжие перчатки. Выходом из положения смог бы стать скафандр со съемным шлемом и перчатками, но, к несчастью, на борту "Лунной Девы" имелись лишь недорогие модели, которые годились разве что для учебных тренировок и испытаний.

Но более всего я страдал от того, что в моем распоряжении не было радара. В таких условиях снижение происходило практически вслепую - и чем дальше, тем становилось все более и более рискованным. По иронии судьбы, именно отсутствие данного инструмента делало посадку обязательной. Будь у меня радар, я смог бы вывести корабль на оптимальную, стабильную орбиту вокруг Венцеля, а там глядишь, и помощь бы подоспела. Но при сломанном радаре вариант с посадкой был наименьшим из нескольких зол.

И радиосвязь тоже пришлась бы как нельзя кстати. И это было вполне осуществимо, если бы только в диспетчерской космопорта Плзень проявили изобретательность и догадались бы перейти на частоту рации скафандра сразу же, как только стало очевидно, что наш главный передатчик не отвечает. Однако, как выяснилось позднее, таких светлых умов среди них не оказалось, и они продолжали тщетно крутить ручки приемников, пока наконец какого-то прозорливца не осенила сногсшибательная мысль, что, возможно, экипаж "Лунной Девы" был вынужден облачиться в скафандры. Однако к тому времени мне уже не мог помочь ни один диспетчер, а потому неожиданно раздавшийся в наушниках незнакомый голос не вызывал во мне никаких иных чувств, кроме раздражения.

Раздражения?

Весьма опасная тенденция.

- Порт Плзень вызывает "Лунную Деву". Порт Плезнь вызывает "Лунную Деву". Как меня слышите? Как слышите? Прием.

Я не ответил на запрос.

- Анна, запустить второй и третий двигатели разворота. Секундная готовность.

- Запустить второй и третий. Секунда.

- Порт Плзень вызывает "Лунную Деву". Что у вас случилось? Прием.

- Главный двигатель - ноль-тридцать пять...

- Порт Плзень вызывает "Лунную Деву". Что у вас случилось? Прием.

- "Лунная Дева" - Порту Плзень. Заткнитесь же, черт вас побери! Анна, главный двигатель - ноль-двадцать пять.

- Порт Плзень вызывает "Лунную Деву". Вы отклоняетесь от курса. Скорректируйте траекторию снижения. Прием.

У меня начали слезиться глаза, но я не сводил взгляда с экрана перископа. Там уже были видны увенчанные куполами административные здания, над которыми возвышалась башня центра управления полетами. Мне была довольно отчетливо видна посадочная площадка - круглый островок серого бетона, казавшегося почти черным на фоне ослепительно белой пыли. И я также видел, что на ней уже стояло несколько кораблей - один большой, очевидно, принадлежавший "Лунным Извозчикам", и два судна поменьше. Будь площадка свободна, я, может быть, и рискнул бы осуществить посадку на твердую поверхность. Будь у меня чуток побольше сил, я, пожалуй, и рискнул бы. Однако, я уже попросту был не в состоянии удерживать на скользком от холодного пота кончике своего носа этот шатающийся во все стороны биллиардный кий с водруженным на него подносом с грузом посуды. Край посадочной площадки начал сползать за пределы экрана перископа. Я не препятствовал этомуму. Он исчез с экрана, и теперь под нами расстилалось безупречно белое море пыли. Уже очень близко. Было даже заметно, как под действием тяги нашего главного двигателя, на его поверхности вздымаются серебристые фонтанчики и разбегается во все стороны мелкая рябь.

- Порт Плзень вызывает "Лунную Деву". Порт Плзень вызывает "Лунную Деву". Вы отклонились от курса. Скорректируйте траекторию. Скорректируйте траекторию. Прием.

- Главный двигатель, - приказал я, - ноль-два. Первый поворотный секундная готовность. Главный двигатель - ноль-один... Отключить все!

- Отключить все! - повторила за мной Анна.

- Порт Плзень вызывает "Лунную Деву". Вы...

Мы падали.

Но наше падение продолжалось гораздо дольше, чем я рассчитывал. Я приготовился к толчку, но его не последовало. Мы упали и продолжали куда-то проваливаться. Когда же я увидел, как через края разбитых иллюминаторов отсек управления захлестывают волны серой, мелкой, как вода пыли, то мне стало ясно, что происходит.

* * *

Если бы в машинном отделении никого не было, и будь у меня возможность осуществлять управление непосредственно из командного отсека, то, думаю, я и рискнул бы запустить главный двигатель - ведь, в конце-то концов, "Лунная Дева" не была моей собственностью. Но там, внизу, осталась Анна, и вместе с ней Никки. Так что ни о каком риске не могло быть и речи.

Будь я в лучшей форме - физически и морально - то наверняка успел бы вовремя сориентироваться, отстегнуть ремни и попытался бы выбраться наружу - совершив тем самым величайшую ошибку, которая могла бы стоить мне жизни. Погребенный в пыли корабль, как выяснилось в дальнейшем, обнаружить довольно просто; в то время, как увязшему в ней человеку остается лишь уповать на то, что его успеют откопать прежде, чем в баллонах его скафандра закончится воздух. Короче, я неподвижно сидел в командирском кресле, постукивая перчаткой по замкам ремня и глядя на то, как мелкая, текучая, словно вода, покрывала палубу, доходя мне сначала до колена, затем до груди и, в конце концов, песчанные волны сомкнулись над шлемом.

- Порт Плзень вызывает "Лунную Деву", - раздался уже знакомый мне голос, в котором теперь слышалось мрачное злорадство - "вас же предупреждали...". - Вы промахнулись.

- Я знаю, - отозвался я.

- Джонни! - ворвался в мои раздумья встревоженный голос Анны. Джонни! Где мы находимся? Что случилось?

- Мы совершили посадку, - ответил я. - Сели и увязаем все глубже и глубже.

При тусклом свете индикаторов, расположенных на внутренней стороне моего шлема, я вглядывался в непроницаемую серую массу напирающую на прозрачный щиток. Интересно, думал я, а что если стекло не выдержит и треснет, но быстро спохватился и принялся рассуждать, хотя и не очень уверенно, о том, что на планете с относительно низкой гравитацией, и давление грунта должно быть соответственно меньше.

В эфире появился новый голос - сдержанный и хорошо поставленный, что выдавало его явную принадлежность к лицу, наделенному определенными полномочиями, к тому же его начальственные интонации не оставляли сомнений на тот счет, что его обладатель знает, что говорит.

- "Лунная Дева", говорит Порт Плзень. К вам направляется спасательная платформа. - Пауза. И затем: - Эй, "Лунная Дева", вы меня слышите?

- Вас слышу.

- Что у вас случилось? Доложите обстановку на борту?

- Взрыв, - ответил я. - Поврежден отсек управления. Капитан, старпом, вторые помощники и главный механик - все погибли.

- Кто говорит?

- Джон Петерсен. Пассажир.

- Кто руководил посадкой?

- Я.

- Так какова ситуация, Петерсен? Сколько человек осталось в живых? Где они сейчас?

- Выжили трое. Стюардесса и второй механик в машинном отделении. Помещение загерметизировано, но там лишь один скафандр, да и тот с почти пустыми баллонами. Я нахожусь в том, что осталось от отсека управления, засыпан пылью с головой. На мне скафандр. Запаса воздуха осталось еще примерно на полчаса.

- Вас понял. Оставайтесь все на своих местах.

- Похоже, иного выбора у меня нет, - ответил я, глядя на непроницаемую стену серой пыли.

- Какие отсеки повреждены? - задал очередной вопрос начальник космопорта.

- Отсек управления. Каюты экипажа. А еще вакуум в осевой шахте; нам пришлось использовать ее в качестве промежуточной шлюзовой камеры.

- Хорошо. Велите своему механику восстановить давление в осевой шахте.

Я передал приказ Анне, слышал, как она повторила его для механика, а затем спросил:

- Анна, а что из себя представляет эта их спасательная платформа?

- Я видела ее несколько раз, - ответила она. - Такого рода техника здесь всегда держится наготове. Я видела эту штуку на стоянке, издалека, но понятия не имею, как она действует. С виду это похоже на огромный трактор с корпусом гиганского катера-плоскодонки. А еще там имеется нечто вроде гибкого туннеля, похожего на рукав, который выдвигается из днища...

- Надеюсь, они не станут возиться с ним слишком долго, - сказал я, глядя на стрелку датчика, укрепленного на внутренней сторону моего шлема. Она была похожа на секундную стрелку часов; и теперь эти часы неумолимо отсчитывали быть может последние минуты моей жизни. В панику же я не ударился лишь потому, что в моей жизни в тот момент произошло еще одно, на первый взгляд, незначительное событие. Дело в том, что я почувствовал зуд в области поясницы, унять который можно было бы потираясь данным местом о внутреннюю стенку скафандра. Но у меня не было никакой возможности пошевелиться. Пыль прочно удерживала меня в кресле. Так что по сравнению со сводящим с ума дискомфортом нависшая надо мной опасность начинала казаться чем-то абсолютно несущественным.

- Начальник космопорта вызывает "Лунную Деву". Прямо над вами работает бластер.

Я не знал, что из себя представляет этот самый бластер. И долетевший до моего слуха шум мне тоже пришелся не по душе. Я как раз собирался обратиться за более подробными разъяснениями, когда мне в глаза ударил свет, ослепительный свет, в котором закружились клубы невесомой пыли, похожей на рассеивающийся туман. Взглянув вверх, я увидел над собой огромное сопло, расширяющееся вверху и напоминающее огромный водяной шланг или воронку смерча. Сопло опустилось еще ниже, и я сумел разглядеть пристегнутого к его краю человека в скафандре, крепко сжимавшего обеими руками длинный прут. Конец прута коснулся искореженной рамы фюзеляжа, отчего по ней пробежала голубая искра электрического разряда. Изуродованный металл осел и потрескался, после чего был убран с дороги при помощи той же силы, что вымела всю пыль.

Я отстегнул ремень и неуверенно встал на ноги. Что-то ухватило меня, потянуло вперед, к краю почти открытой платформы, бывшей некогда палубой командного отсека.

- Сиди, где сидел, придурок! - рявкнул грубый голос в моих наушниках.

Я же упрямо брел вперед, едва не свалившись за борт, в бушующее море пыли, в кратер, напоминавший водоворот, на краю которого я успел заметить гигансткую конструкцию с тянущимся от днища длинным шлангом. Я брел туда, не сводя глаз со спасительного корабля, единственном неподвижном объекте среди кружащейся вокруг меня призрачной вселенной. А затем в отчаянии бросился вперед, падая на четвереньки, и, чувствуя, что начинаю сползать назад, в ужасе ухватился за искореженное взрывом основание передатчика. Расстянувшись на палубе во весь рост, я отдышался, а затем начал отползать в сторону оставленного мною кресла, успев, тем не менее, заметить, что человек, спустившийся из воронки, при помощи своего странного оружия продолжал методично расчищать палубу от обломков.

Я добрался до кресла, ухватился за него, а затем услышал металлический лязг. Взглянув наверх, я увидел, что опустившаяся воронка накрыла собой большую часть отсека управления, и что в этой зоне оказались кресла, а также выход в осевую шахту. Спасатель же водил концом электрода по внутренней поверхности воронки - на этот раз он ничего не разрезал и не жег, а, наоборот, заваривал швы.

Я слышал, как он спрашивает у кого-то:

- Ну что там видно, наверху?

- Все в порядке, Джо, - послышался ответ. - Пыль оседает обратно, но признаков прорыва нет. Закупорено крепко.

- Тогда немного сбрось давление. - Он повернулся ко мне и помог подняться на ноги, сказав при этом: - Если хотите, можете открыть шлем.

Хочу ли я! Это предложение оказалось весьма своевременным. В скафандре было жарко, и дышалось мне в нем с трудом. Воздух внутри воронки оказался свежим и прохладным, и в нем витал запах машинного масла. Единственным моим желанием в тот момент было дышать - еще и еще. Я без особого интереса наблюдал за тем, как незнакомец вручную открывает герметичную дверь, как она сдвигается в сторону, открывая глубокий штрек осевой шахты, и как затем по винтовой лестнице медленно поднимались двое.

Человек по имени Джо спросил:

- Это все?

- Все, - ответил я. - Но, наверное, в каютах экипажа осталось несколько трупов.

- Что ж, считайте, что вам крупно повезло, - констатировал он. Хорошо еще, что у нас здесь регулярно проводятся учения спасателей. За последние несколько лет мы не дали погибнуть в пыли ни одному кораблю.

- Да, нам повезло, - согласился я.

Я нагнулся, помогая Анне вылезти из люка. Она стояла рядом со мной, пока вслед за ней выбирался механик, Никки. Когда он поднял на меня глаза, и я с содрогнулся от того, какой ненавистью был исполнен его взгляд. Ясное дело, думал я, и этот салага тоже считает себя астронавтом, и теперь винит меня за то, что я едва не угробил его корабль? Едва? Я понятия не имел, каковы были возможности у аварийно-спсательной службы космопорта Плзень. Они спасли нам жизни, но вот под силу ли им спасти "Лунную Деву"?

Механик начал медленно подниматься по лестнице, опущенной из чрева шахты. Анна сильно сжала мою руку, я почувствовал это даже сквозь ткань перчаток, после чего последовала за ним.

- И ты полезай, - напутствовал меня спасатель. - Полезай наверх, командир. Не знаю, как еще долго мы сможем удерживать на плаву эту дылду, но только помяни мое слово: если она сорвется, то произойдет это внезапно!

И я полез наверх.

Глава 16

Прошла еще целая неделя, прежде, чем я смог начать вплотную заниматься делом, которое и привело мена на Венцель. Сперва же мне пришлось побывать в шкуре свидетеля - должно быть, главного и единственного - во время официального разбирательства, устроенного по случаю гибели "Лунной Девы". Да, спасти корабль не удалось. Случилось так, что кабели, крепившие ее к огромным понтонам, покачивающимся на поверхности моря пыли, каким-то образом оборвались, и корабль пошел ко дну; а вместе с ним под толстенным слоем пыли оказалась погребена и возможность экспертного исследования поврежденного отсека управления.

Я рассказал свою версию случившегося, слегка подкорректировав кое-какие факты.

Анна рассказала, как было дело, тоже опустив кое-какие подробности.

(В связи с данными коррективами, а также в виду того, что абсолютная правдивость наших показаний наверняка будет подставлена под сомнение, мы решили, что будет лучше, если наш едва успевший начаться роман не получит дальнейшего развития, и все останется так, как есть.)

Никки тоже дал показания.

Но как обычно бывает в таких случаях, наибольшую ученость и рассудительность проявили именно те, кто сам ни разу в жизни не оказывался в подобном положении. Нужно было сделать то, и еще вот это... Оказывается, мне, например, не следовало осуществлять посадку, а вместо этого нужно было так изменить курс, чтобы пролететь мимо Венцеля, испытывая при этом непоколебимую уверенность в том, что спасательный буксир будет направлен за нами сразу же, как только руководству космопорта Плзень станет ясно, что у нас что-то случилось. И так далее, и тому подобное. Вообще-то, я и не ожидал получить орден за свои старания, но тем не менее меня раздражало отношение большинства дознавателей, ведущих расследование, кое-кто из которых договорился даже до того, что компания "Лунные Извозчики, Инкорпорейтед", видите ли, проявила ко мне огромное снисхождение, и поэтому с меня не станут взыскивать через суд стоимость погибшего корабля.

Затем настал черед разного рода экспертов, каждый из которых пытался опровергнуть мою версию о том, что командный отсек был взорван изнутри. А уж предположение о том, что взрывное устройство могло быть заложено в передатчике, похоже, вызывало у них наибольшие возражения. Один из них, директор "Лунных Извозчиков", отвечающий за технические средства связи, поведал суду, что передатчик на борту "Лунной Девы" был совершенно новым, что установили его как раз незадолго до полета, а также заверил судью в том, что взорваться данное устройство не могло никак, даже при внезапном перепаде давления в помещении.

В конце концов была утверждена официальная теория разыгравшейся в космосе трагедии. Эксперты постановили, что виновником ее, должно быть, оказался мелкий метеорит. Точнее говоря, мелкий объект внеземного происхождения. Вынесенным судом определением Каринтийской службе георазведки было рекомендовано произвести тщательную зачистку всего объема космического пространства, ограниченного Крантийской системой на предмет устранения подобной навигационной опасности. Было также рекомендовано снабдить все космические суда, приписанные к Каринтии, резервными радиопередатчиками, устанавливать которые надлежало где-нибудь во внутренних служебных помещениях корабля. Вместе с тем было принято решение о целесообразности увеличения количества герметичных помещений на вновь строящихся кораблях. Также была отмечена и высоко оценена слаженная работа команды спасателей. Мои же успехи относились за счет скорее чистого везения, чем профессиональных умений.

На том все и закончилось.

После завершения расследования, мы с Анной вернулись в общежитие для астронавтов, где нам приходилось жить все это время. У нас оставалось еще немного времени, чтобы наскоро пропустить в баре по стаканчику вина. Анна возвращалась на Каринтию на корабле "Лунная Императрица". Я проводил ее до шлюзовой камеры, а потом стоял у огромного окна, глядя вслед стройной, облаченной в скафандр фигурке, направляющейся к поблескивавшей вдали башне корабля. Интересно, довольно равнодушно думал я, увидимся ли мы с ней еще когда-нибудь...

Затем я обратил внимание на то, что рядом кто-то стоит. Повернув голову, я увидел, что это Джо, тот самый спасатель, которому мы были обязанны жизнью.

- Ну что, командир, а ты остаешься? - спросил он.

- Да. Здесь, на Венцеле. Переезжаю в Плзень. У меня забронирован номер в "Страусс-Хилтоне".

- Что ж, заведение вполне приличное, - согласился он. - Хочешь выпить? На старт "Императрицы" можно посмотреть и из бара.

- Отличная идея, - одобрил я.

Мы переместились в бар и, попивая холодное пиво, наблюдали за подготовкой к старту грузовой ракеты через все то же огромное окно.

- Жаль, конечно, что никому из судей так и не довелось побывать в шкуре астронавта, - задумчиво проговорил Джо. - Этот старый ублюдок не слишком-то церемонился с тобой.

- Такая уж у них работа, - ответил я.

- Кстати, к вопросу о работе, - сказал он.

- Не тяни, - попросил я. - Выкладывай, что там у тебя.

Это, похоже, смутило его.

- Конечно, командир, это не мое дело, но только я слышал, будто на самом деле ты работаешь сыщиком и прилетел сюда, чтобы проводить какое-то там расследование, хотя понятия не имею как ты будешь этим заниматься, не имея кабинета с разными там электронными штучками. А служи здесь разносятся быстро, сам понимаешь...

- Понимаю, - подтвердил я.

Джо воровато огляделся по сторонам, убеждаясь, что рядом никого нет. Он даже одарил подозрительным взглядом робота-бармена, который откатился по своим рельсам в дальний конец стойки бара и что-то там тихонько напевал себе под нос.

- Так что там у тебя, - настаивал я.

- Здесь творятся странные вещи, - прошептал он в ответ.

- Какие, например?

- Диверсия.

Передатчик, подумал я.

- Мы закрепили корабль, - тем временем продолжал он. - Мы укрепили его на желобе, но даже после этого аварийное судно продолжало оседать. Тогда мы подвели понтоны и тросы. Успели как раз вовремя, все было в порядке, и мы ушли. Наверное, следовало бы оставить хотя бы одного охранника, но мы этого не сделали.

- А я думал, что дело в лопнувшем тросе, - проговорил я.

- Трос и в самом деле лопнул, - подтвердил он. - И вот в этом-то все и дело, командир. Я лично убедился в том, чтобы все тросы лежали точно в пазах, чтобы не перетерлись. А сказано было, что один из тросов-де перетерся об острый край. - Джо раздосадованно хмыкнул. - Вполне возможно... если только его туда кто-то подвинул.

- Интересно, кто бы это мог сделать? - спросил я.

- А мне почем знать. Сыщик-то у нас ты, - напомнил он.

- Я? - отозвался я.

Но тут наш разговор прервала предупредительная сирена - и хотя в безвоздушном пространстве толку от нее не было никакого, но в стенах административных зданий космопорта она тем не менее звучала исправно. Мы наблюдали за тем, как транспортные средства и обслуживающий их персонал освобождали площадку вокруг ракеты. Затем показались первые языки пламени бледные, почти невидимые при ярком солнечном свете - и "Императрица" оторвалась от стартовой площадки, двигаясь поначалу медленно, а затем со все нарастающим ускорением.

Сирену отключили.

- А ты заявил об этом? - поинтересовался я.

- О чем?

- О неувязке с тросами.

- Конечно. Ведь мне не хочется быть крайним, правда? И в этом-то вся проблема. Теперь все считают, что я все это придумал лишь ради того, чтобы отмазаться от обвинения в халатности. Но со стороны все выглядит вполне благопристойно. Ничего, говорят мне, не ошибается только тот, кто ничего не делает, со всяким может случиться. А учитывая мою безупречную репутацию и положительные отзывы начальства... и так далее, и тому подобное. - Он горестно покачал головой и добавил: - Чертовски дорогая ошибка.

- Приятно все-таки услышать о том, что с другие люди тоже могут ошибаться, - заметил я. - А то я, честно говоря, притомился целыми днями выслушивать в суде о том, что от меня одни убытки.

- Но это не было ошибкой, - продолжал настаивать он. - Все тросы находились в пазах.

Еще какое-то время мы оставались в баре, а затем я распрощался с ним и отправился по своим делам. Его рассказ о диверсии вполне меня убедил. Почему? Ну да, думал я, это же так просто: Нет корабля - нет и доказательств о предыдущей диверсии, имевшей место на его борту. Ведь наверняка взрывчатка должна была оставить какие-то следы.

Я отправился на телеграф, решив отправить послание Стиву Виналеку. Я заполнил бланк сообщения, а затем смял его и сунул в карман. Подобное послание - а в нем я просил навести справки о том, кем и когда было произведено новое оборудование, установленное на борту "Лунной Девы" незадолго до того рокового рейса - наверняка будет проходить не через одни руки. Рассказ Джо стал лишним подтверждением тому, что не все на Венцеле было гладко. Так что с запросами придется повременить до переезда в "Страусс-Хилтон", где у меня наконец-то появится возможность воспользоваться персональным видеотелефоном, оснащенным скрэмблером.

Я вернулся к себе в комнату и собрал вещи, после чего вызвал такси и облачился в скафандр, тот самый, что был на мне во время посадки "Лунной Девы", и который компания "Лунные Извозчики" любезно разрешила мне оставить на память в качестве сувенира. Теперь, когда он был тщательно почищен и дезодорирован, я даже начал испытывать к нему какую-то особую привязанность.

Я отнес свой багаж к главному шлюзу, в тамбуре которого меня уже дожидалось такси. Я принялся с интересом разглядывать его. Машина напоминала лодку с плоским дном и высоким, задранным носом. Водитель и его пассажиры располагались в герметичной кабине, представлявшей собой прозрачную капсулу, возвышающуюся на практически плоском корпусе.

Из кабине выбрался водитель, с явным презрением взглянувший на мой скафандр; сам он был одет в рубашку без рукавов, шорты и сандалии.

- Зря вы так нарядились, мистер, - сказал он. - У меня на "Бетси" течи нет и быть не может. По надежности с ней разве что космический корабль сравнится.

- Вот это-то меня и беспокоит, - ответил я. - Но если уж вам так хочется поддерживать беседу, то я могу оставить открытым шлем.

Презрительно фыркнув, он закинул мои пожитки на заднее сиденье, подождал, пока я займу свободное место впереди, после чего сам уселся рядом на сиденье водителя. Как только двери закрылись, я увидел, как стрелка установленного в шлюзовой камере большого барометра поползла вниз. Когда она достигла нулевой отметки, двери шлюза открылись.

- Ну так что, едем в "Страусс-Хилтон"? - уточнил таксист.

- Точно.

Такси двинулось с места. Высоко задранный нос судна загораживал собой весь вид, но оглянувшись назад, я увидел, как над кормой взвивается фонтан пыли. Похоже, в данных условиях это было довольно эффективное средство передвижения.

- А вы к нам надолго? - поинтересовался у меня таксист.

- Сам еще не знаю.

- На "Императрице" прилетели, да?

- Нет.

Тогда он решил перевести разговор на более нейтральную и беспроигрышную тему.

- Вам наверняка понравится на Луне. Дни здесь длинные. Ведь Луна все время повернута к Каринтии одной и той же стороной. Но мы здесь живем и работаем по каринтийскому времени и календарю. Вы скоро привыкните к этому.

- Уже привык, - отозвался я.

- А... ну да. Вы же сказали, что прилетели не на "Императрице". - Тут мой собеседник принялся пристально всматриваться в крохотное окошко моего шлема, пытаясь разглядеть меня получше. - Тогда выходит, вы прилетели на "Деве", - торжествующе воскликнул он. - Так, значит, вы и есть тот человек, который сидел за ее штурвалом.

- Да.

- Вас теперь, наверное, все знают, - мечтательно продолжал таксист. Да, сэр. Вы стали знаменитостью. Вот только корабль-то так и увяз в пыли...

- И такое бывает, - сдержанно отозвался я.

- Но крайне редко, - заметил он.

- С меня хватило и одного раза, - сказал я.

- Да уж, нечего сказать. - Еще какое-то время мы ехали в молчании, а потом: - Так значит, кроме космопорта вы еще нигде не побывали и ничего не видели.

- Да.

- Тогда я сейчас разверну "Бетси" и покажу вам Плзень. - Такси резко забрало влево. - Вот он. Самый прекрасный городок на Венцеле. Наш город-сад.

Я глядел на виднеющийся над горизонтом купол, который даже издали, казалось, светился мягким, зеленым светом.

Глава 17

Уже на самом подъезде к Плзеню нам пришлось ненадолго остановиться и подождать, пока таксист переговорит по радиотелефону с оператором, обслуживающим шлюз. Затем огромные ворота отворились, и мы заехали в шлюзовую камеру, причем при перемещении с сыпучей пыли на твердую поверхность, машина автоматически выпустила шасси с небольшими колесиками.

- А у вас не возникает проблем с подшипниками? Ведь в них, наверное, постоянно набивается песок? - поинтересовался я.

- Не-а. Он здесь таком мелкий, что мы даже используем его вместо смазки.

Тем временем внешние ворота закрылись, и в шлюзовую камеру начал поступать воздух. Отворились внутренние ворота, и мы выехали на улицы города. Я с интересом глядел по сторонам. Мне и раньше доводилось бывать в лунных городах - на той Луне, что вращается вокруг Земли, а также на спутниках Юпитера и Сатурна - и все они были выстроены по одному и тому же принципу: строгая, без излишеств архитектура и внушительные пространства прозрачных городских стен-куполов с простирающимися за ними необъятными космическими пейзажами. Здесь же все было иначе. Изящная архитектура, улицы, утопающие в зелени садов, с цветочными клумбами, с фонтанами на площадях и бесконечными рядами деревьев, высаженными вдоль тротуаров. Сквозь сплетающиеся в вышине ветки изредка проглядывали островки неба, и ровным счетом ничто вокруг не напоминало о той мерзости запустения, что царила за пределами этого небольшого зеленеющего рая.

- Бульвар Капека, - объявил таксист. - А вот и "Страусс-Хилтон".

Он остановился перед красивым зданием, фасад которого выходил на бульвар, выбрался из машины и собственноручно выгрузил мой багаж, аккуратно сложив его на мозаичную дорожку, с обеих сторон к которой подступали зеленеющие газоны. Я поблагодарил его и расплатился. Другой человек, которого я поначалу было принял за адмирала галактических сил, приветсвовал меня и учтиво поинтересовался:

- Не изволите ли почтить нас своим присутствием, сэр?

- Да. Моя фамилия Петерсен.

- Следуйте за мной, капитан Петерсен.

Ну вот и дождался повышения, подумал я. Но, с другой стороны, может быть я впрямь внешне походил на удачливого астронавта.

Фойе отеля было выдержано в том же стиле, что и городские улицы, и, можно сказать, являлось их продолжением. Вслед за моим адмиралом я прошел через почти девственные джунгли и остановился перед стойкой портье. На мой взгляд, было бы вполне логично, если бы девушка, стоящая за ней, была облачена в коротенькую тогу из шкуры леопарда и украсила бы волосы ярким цветком. На ней же был строгий деловой костюм черного цвета, но в распущенных волосах все же красовался диковинный цветок.

- Капитан Петерсон, - объявил мой "адмирал", после чего с осознанием выполненного долга снова возвратился на свой пост.

- Капитан Петерсен? - с некоторым сомнением в голосе переспросила девушка-портье.

- Мистер Петерсен.

- Ах, да, мистер Петерсен. Для вас зарезервирован номер 37.

- Надеюсь, там хороший вид из окна.

- У нас из окон всех номеров открывается хороший вид. А окна номера 37 выходят на бульвар.

- Хорошо. Надеюсь, видеотелефон там тоже имеется?

- Разумеется.

- А скрэмблер?

- Если желаете, его установят за небольшую дополнительную плату.

- Пожалуйста, проследите, чтобы это было сделано как можно быстрее. Это возможно? Мне необходимо сделать несколько важных деловых звонков в Новую Прагу.

- Разумеется. - Она переговорила с кем-то по селектору, а затем снова с улыбкой взглянула на меня. - Через пять минут все будет готово.

Здесь обслуживают с улыбкой, подумал я. Хорошо еще, что за все платит Стив, а не я сам...

Девушка протянула мне ключ, и совсем уж юного вида коридорный подхватил мой багаж и резво устремился в сторону небольшой полянки, где почти невидимые под роскошной сенью вьющихся растений, находились двери лифтов. Поднявшись на третий этаж, мы прошли по коридору до моего номера, когда его дверь открылась, и навстречу нам вышел монтер в рабочем комбинезоне.

Приветствовав нас кивком головы, он объявил:

- Скрэмблер установлен.

Я поблагодарил его и вслед за коридорным вошел в номер. Там оказалось очень мило, хотя многочисленные горшки с комнатными растениями и делали помещение похожим на оранджерею.

- Вам больше ничего не нужно, сэр? - поинтересовался коридорный, пряча в карман выданные мною чаевые.

- Ничего, - твердо сказал я.

Но когда он уже направлялся к двери, меня посетила внезапная мысль.

- А как у вас тут насчет всяких там шпионских лучей? - спросил я.

- Их применение незаконно, сэр, - с достоинством ответил он.

- Я знаю. И тем не менее, мне нужен блокиратор.

- Нужно спросить у портье. - С этими словами он подошел к видеотелефону и нажал кнопку. Маленький экран загорелся, и с него на нас взглянула все та же блондинка в черном деловом костюме. - Джентльмену из тридцать седьмого нужен блокиратор, - объявил коридорный.

- Передайте ему, что через полчаса все будет готово, - ответила она. - Его установят...

- За небольшую дополнительную плату, - закончил я фразу за нее.

Она мило улыбнулась.

- Вы очень проницательны, мистер Петерсен.

- Учусь в Институте парапсихологии имени Райна 1). Заочно, разумеется, - ответил ей я.

_______________________________

1) Джозеф Бэнкс Райн (1895-1980) - американский психолог, известный своими исследованиями в области парапсихологии.

После того, как коридорный удалился, я скинул с себя скафандр и принялся распаковывать вещи. Вынул из портфеля бумаги, имеющие отношения к Фергюсу, а также фотографии - его и его дочери, а затем, вспомнив, что блокиратор в моем номере еще не установлен, принялся было поспешно запихивать их обратно, но вовремя спохватился и лишь посмеялся над собой. Пластик портфеля, равно как и стены самого отеля, не станут препятствием на пути шпионского луча. Так что если кто-то и навел на меня шпионский луч, то к этому времени он уже наверняка прочитал все до единой бумажки, находящиеся в моем распоряжении. Однако, мне еще предстоял разговор со Стивом, так что без блокиратора все равно не обойтись. Это устройство в комплекте со скрэмблером создаст надежный барьер, исключив возможность слежки и подслушивания разговоров.

Но все-таки с какого конца мне приниматься за это дело? Я взглянул на фотографию Элспет Фергюс. Вообще-то, неплохо было бы начать с нее. К тому же она была так похожа на Илону, будь она неладна. Тем более, что для отвода глаз нужно еще создать видимость активной деятельности и каким-то образом начать разрабатывать этого Кравика - примерного семьянина, якобы заподозренного в супружеской неверности. Значит, первым делом устанавливаем наблюдение за Кравиком. Тем более, что проблем с этим возникнуть не должно, ибо, подобно мне, он тоже снимал номер в "Страусс-Хилтоне".

Тут в дверь постучали.

На пороге появился монтер, волочивший за собой прямоугольный ящик, который он тут же с размаху опустил на ковер.

- Сначала скрэмблер, - проворчал он. - А теперь еще и это.

- Обычные меры предосторожности, - пожал я плечами.

- Как же, обычные, - хмыкнул он. - В последний раз эту штуковину устанавливали, когда здесь жила дама-посол с Шаары. Как будто кому-то есть дело до того, что вытворяют в койке сексуально озабоченные придурки-коммунисты.

- Возможно, каких-нибудь извращенцев это и может заинтересовать, заметил я.

Я видел, как он сунул штепель в розетку на стене, а затем открыл крышку ящика, под которой оказались ряды кнопок и переключателей. Недовольно бормоча себе под нос, он принялся крутить ручки прибора и в конце концов буркнул:

- Все. Готово.

- Вы уверены?

- Уж поверьте мне на слово.

С грохотом захлопнув крышку ящика, он запер замок и зашаркал к двери.

После ухода монтера, я подошел к двери и поставил замок на предохранитель, а затем направился к видеотелефону, нажал кнопку вызова коммутатора и объявил девушке, что мне необходимо связаться с Новой Прагой. Она ответила, что нужно немного подождать. Я закурил сигарету и стал терпеливо ждать. Мне ужасно хотелось поскорее убедиться в том, что блокиратор работает, как надо, но я успокаивал себя мыслью о том, что скоро у меня появится такая возможность.

- Говорите, - сказала мне телефонистка.

В тот же момент на экране возникло лицо Стива.

- Джон, - сказал он. - Мы с Лиз очень переживали за тебя.

- Включи скрэмблер, - ответил на это я.

Цветное изображение тут же исчезло, и по экрану побежали помехи, сопровождаемые каким-то нечленораздельным мычанием. Тогда я набрал на клавиатуре своего аппарата код, данный мне Стивом, в душе надеясь, что ничего не перепутал и запомнил все правильно.

Экран снова прояснился.

- А это что еще за новости? - недовольно поинтересовался Стив. Надеюсь, ты понимаешь, что все это стоит денег.

- Это стоит денег, но мы с тобой не платим ни копейки. А с богатеньких Буратин не убудет.

- С каких еще Буратин? Что ты имеешь в виду?

- Прежде, чем мы продолжим этот разговор, ты не мог бы сделать небольшое одолжение и навести на меня шпионский луч? Я сейчас в отеле "Страусс-Хилтон". Номер тридцать семь.

- Ладно, - согласился он.

Я закурил новую сигарету.

На экране снова возникло лицо Стива.

- Ты поставил блокиратор, - с упреком констатировал он.

- Да, я знаю. Единственное, что мне до сих пор никак не удавалось выяснить, так это функционирует ли эта фиговина должным образом или нет. Теперь все в порядке, можно и поговорить. Послушай, Стив, на "Лунной Деве" произошла диверсия. Причем дважды: первый раз в космосе, а второй - уже после посадки. Тросы, удерживающие корабль были кем-то перерезаны, и судно, можно сказать, пошло ко дну. Во всяком случае, извлечь его из-под толщи пыли уже не удастся.

- Ты уверен? Я прочем стенограмму судебного разбирательства, но там не было и намека на диверсию.

- Потому что ни один из их придурков-экспертов не сподобился побывать на моем месте; я же лично при этом присутствовал. Скорее всего, бомба с часовым механизмом была заложена в радиопередатчик. Как выяснилось, агрегат был совсем новым, и его установили в Порту Таубер аккурат перед полетом. Ты можешь навести справки, откуда взялся этот передатчик, и кто его устанавливал?

- Постараюсь, - пообещал он. - Но Джонни, поверь мне, не такая уж ты важная птица, чтобы из-за тебя...

- Я тоже так считаю. Но, очевидно, кто-то придерживается иного мнения на сей счет.

- Но уничтожать корабль со всем экипажем лишь ради того, чтобы избавиться от одного-единственного человека - это уж слишком!

- Такое случалось и раньше, - сказал я. - И, как полицейский, ты должен был бы знать о подобных случаях.

- Мне о них известно, - натянуто отозвался он. - И все же у меня это просто в голове не укладывается. - Вид у него был весьма озадаченный. Думаю, Джонни, тебе лучше до поры до времени не рыпаться. Я же, со своей стороны, наведу здесь кое-какие справки и сруже тебе перезвоню.

- Ладно, - согласился я. - Но как же насчет нашего с тобой "дела Кравика"? Может быть, мне все-таки начать действовать по той легенде, что мы с тобой придумали?

- Было бы неплохо, - ответил он. - Но все же до моего звонка ничего не предпринимай.

* * *

- "Лунные Извозчики", - сообщил он мне во время очередного сеанса связи, - являются дочерней фирмой твоих прежних работодателей, то есть "Трансгалактической Компании". Они используют их ремонтную базу и получают кое-какое оборудование со складов "Трансгалактики", находящихся в Порту Таубер. Тот передатчик устанавливался силами технического персонала "Трансгалактической Компании". А подключавший его техник вскоре был в срочном порядке переведен в Порт Оберт, на Силезию.

- А еще что? - спросил я, почти не сомневаясь в том, что это еще далеко не все новости.

- Еще-то? - На лице его появилась смущенная ухмылка. - Что ж, похоже, мы идем по ложному следу. Судя по всему, Фергюс и в самом деле химичит что-то со временем, и, кажется, ему действительно удалось найти некий способ предвидеть будущее.

- У меня сложилось такое же впечатление, - признался я. - Но что тебя навело на такую мысль?

- Дело в том, что за несколько дней до того, как мы решили отправить тебя на Луну, Элспет Фергюс звонила в Порт Таубер и просила поставить ее в известность, когда мистер Джон Петерсен забронирует билет на Венцель.

- Странно, - проговорил я.

- Еще бы, - согласился он.

- А как же теперь Кравик...? - начал было я.

- Будешь действовать, как договорились, - ответил Стив. - В конце концов, о степени осведомленности конкурирующей стороны нам пока что ничего не известно. Мы даже не знаем, кто они такие.

- Правильно.

- Я скоро тоже прилечу на Луну, - продолжал он. - При первой же возможности, как только только разберусь с делами здесь.

- И как скоро это случится?

Он пожал плечами.

- Дней через десять. А теперь, когда один из трех кораблей вышел из строя...

- Навсегда, - добавил я.

- Да. Навсегда. Джонни, ты уж все-таки постарайся как-нибудь дотянуть до моего приезда.

- Как-нибудь постараюсь, - пообещал я.

- Вот и хорошо. До встречи.

- Счастливо оставаться, - ответил я.

Глава 18

Я сложил в портфель все свои бумаги, за исключением лишь фотографий Кравика, после чего засунул портфель в один из чемоданов и запер его на ключ. Разумеется, я понимаю, что всякие там ключи и замки существуют исключительно для неудобства порядочных людей, но как мне тогда казалось, первым делом нужно было создать вокруг себя атмосферу таинственности. Я также несколько раз прокрутил колесики цифрового кода на сканере видеотелефона, сбивая выставленный на нем код. Затем я снова уселся в кресло и принялся внимательно разглядывать фотографии моего подопечного вернее, моего мнимого подопечного - не имея совершенно никакого понятия на тот счет, как лучше его разыскать; с профессиональной точки зрения наведение справок у портье как будто не слишком-то корректно. Хотя какая разница?

И тогда я подумал о том, что в любом случае было бы совсем неплохо пропустить стаканчик выпивки перед обедом.

Покинув свой номер, я пошел по коридору, стены которого были увиты диким виноградом, а затем спустился вниз по лестнице, которая довольно успешно иммитировала горную тропинку, проложенную по лесистому склону. К моей несказанной радости, бар в отеле оказался таким, каким ему и надлежало быть - очевидно, предполагалось, что внимание его посетителей должно быть всецело сосредоточено на выпивке, а поэтому не стоит отвлекать его на созерцание экземпляров диковинных растений, завезенных сюда с разных далеких планет. В большом зале было много народу, хотя столпотворения и не наблюдалось, и царила атмосфера непринужденности и веселья.

Я отыскал свободное местечко у длинной стойки и дождался, пока, наконец, на меня обратит внимание проворная рыжеволосая барменша. Она направилась в мою сторону, и я заказал пиво, которое было подано мне в оловянной банке. Я люблю пить пиво из банки, особенно, когда приходится бывать на планетах с низким уровнем гравитации. Металл придает выпивке ощущение весомости.

Утолив жажду, я огляделся по сторонам.

Если бы бес закинул бы здесь свои сети, думал я, то он получил бы прекрасный улов из ответственных работников обоих полов и самых разных возрастов. И мой друг Кравик просто наверняка оказался бы в числе попутанных им.

Кравика я узнал почти сразу же. В жизни он казался немного поплотнее, чем на фотографиях, да и лысина у него была как будто побольше. Он сидел за столиком в обществе стройной, длинноногой блондинки и не сводил глаз со своей спутницы. И, надо сказать, я его прекрасно понимал. У меня мелькнула мысль о том, знает ли Стив Виналек, что мое надуманное задание на самом деле оказывается не таким уж и надуманным. И я даже был рад тому, что мне надлежало лишь создавать видимость работы; во всяком случае, если Кравик и погорит, по уж пусть это случится без моей помощи.

Я осушил банку с пивом и заказал еще одну. Когда она была принесена, я взял выпивку со стойки и направился к свободному столику, находившемуся рядом с тем, за которым рсположился Кравик со своей пассией, сел спиной к ним и, образно говоря, навострил уши.

- Йозеф, но ты же еще не видел, как работает наша почта, - говорила девушка.

- А что, они посылают телеграммы по виногардным лозам, вместо проводов? - смеясь, спросил он.

Она тоже засмеялась в ответ, а затем сказала:

- Перестань дурачиться. Почта - это одна из наших главных достопримечательностей. Великолепное зрелище, особенно на закате. Однако до ближайшего заката еще целых четыре дня, к тому же если ты сперва увидишь, как это все происходит при дневном свете, то потом тебе просту будет, с чем сравнить.

- Ладно уж, - вздохнул он, - хоть какая-то смена обстановки. А то уже надоели все эти деревья, цветочки, кустарники, лианы...

- Сады - это гордость нашего города, - с достоинством заметила она.

- В этом городе есть лишь один прекрасный цветок, которым Плзень может гордиться, - ответил он.

Я уже был готов пожалеть, что не догадался включить свой микродиктофон.

- Экскурсионный автобус отходит через пятнадцать минут, - сказала девушка.

- Хорошо, любимая. Вот только допью свой коктейль.

Я тоже залпом проглотил остаток своего пива, а потом как бы невзначай обернулся и увидел, что Кравик со своей дамой уже направился к выходу; он был похож на медведя, решившего составить компанию юной газели. Тогда я тоже встал со своего места и отправился следом за ними, стараясь не привлекать к себе внимания, чтобы не сделать слежку слишком уж очевидной.

Выйдя из отеля, они повернули направо. Теперь преследовать их стало гораздо проще, так как у меня появилась возможность раствориться в толпе прохожих. Парочка же энергичным шагом проследовала в сторону огромной вывески, возвышающейся над тротуаром: "ЛУННЫЕ ПУТЕШЕСТВИЯ". Чуть поодаль находилась стоянка автобусов и был вывешен еще один рекламный щит: "ПОЧТОВЫЕ СТРЕЛЬБЫ. ВРЕМЯ ОТПРАВЛЕНИЯ АВТОБУСА 19:15 ПО НОВОПРАЖСКОМУ ВРЕМЕНИ. СТОИМОСТЬ ПРОЕЗДА $1.50."

Почтовые стрельбы? Что это еще за новая забава? Показательная расправа над проштрафившимися почтовыми работниками? "Мисс такая-то, на этой посылке проставлен отчетливый штамп "ОСТОРОЖНО, СТЕКЛО!", а вы, тем не менее, умудрились ни разу ее не уронить!" Или: "Мисс сякая-то, на этом письме стоит штамп "СРОЧНО", а из-за вашей дурацкой расторопности его теперь и в самом деле доставят адресату в первую очередь..." И что потом? Ритуальное клеймение провинившихся почтовыми штемпелями?

Я купил в кассе билет и направился к автобусу, в котором Кравик и его белокурая спутница уже заняли свои места. Экскурсионный автобус имел обычную для этих мест конструкцию - корпус с плоским дном, над которым возвышался прозрачный купол герметичной кабины, и небольшие складные шасси. У высоко задранного носа я заметил небольшое воронкообразное отверстие всасывающее устройство? - а на корме располагалось сразу несколько труб, похожих на выхлопные.

Автобус был почти битком заполнен туристами; единственное свободное место находилось как раз позади кресел Кравика и его дамы. Я без промедления занял его, надеясь, что Госпожа Удача будет столь же благосклонна ко мне, когда, наконец, придет время приниматься за настоящее расследование. Я окинул беглым взглядом своих попутчиков. Никто из них не заслуживал особого внимания. Единственной красивой женщиной во всем автобусе была та, что сидела передо мной.

Водитель занял свое место. Двери закрылись, и автобус выехал со станции, продолжив свой путь по улицам города. Это было похоже на путешествие по огромной оранжерее. Я слышал, как блондинка без умолку болтала об огненных деревьях с Веги, поющих лозах, завезенных с Альдебарана, и тому подобных вещах; очевидно, садоводство было ее хобби. Создавалось такое впечатление, что на Венцеле данный вид досуга приобрел статус повального увлечения. Или, возможно, это имело место лишь в Плзене? Не исключено, что в других городах этой безжизненной планеты и приоритеты были другие. Например, модернизированные почтовые стрельбы...

Мы подъехали к одному из шлюзов города и без задержки миновали его. Шасси автобуса автоматически убрались, и мы заскользили по пыльной равнине. Прямо по курсу оказалось медленно плывущее по небу и неимоверно яркое солнце. Водитель включил затенение прозрачного купола. Где-то вдали, к самого горизонта на фоне неба возвышались какие-то башенки, что вносило хоть какое-то разнообразие в монотонно-унылый пейзаж.

Как только мы выехали из города, водитель принялся негромко вещать в микрофон, и этот бесконечный монолог стал началом нашей экскурсии. Большинство из называемых им фактов мне были уже известны, являясь по большей части сухими статистическими сведениями, подобных тем, что я почерпнул из путеводителя, одолженного мне Анной на борту "Лунной Девы". После вступительной части он поведал нам новые факты - или выдаваемые за них чьи-то субъективные домыслы. Так, он заявил, что почтовая служба Венцеля является самой лучшей во всей Вселенной. Может быть, подумал я. Все может быть. Если нерадивых работников здесь публично выводят в расход, то, надо думать, остальным не остается ничего, кроме как учиться на чужих ошибках, извлекая уроки на будущее из столь поучительных мероприятий...

И тут мне вдруг показалось, что запримеченные мною ранее башенки, похоже, стали ближе.

Вскоре я уже смог разглядеть и сами башенки, и круглую забетонированную площадку, на которой было припарковано несколько ярко-красных лунных саней, подобных тем, на котором ехали мы. Несколько человек в скафандрах деловито хлопотали вокруг расставленных в ряд странного вида треног.

Готовят позорные столбы? - промелькнуло у меня в голове.

- Сейчас загружается почта на Брно, - пояснил водитель. - Ее уже взвесили и в ракету заложен соответствующий запас топлива.

- А разве при посадке такая махина не повредит летное поле космодрома в Брно? - задал вопрос Кравик.

- Такая опасность существовала бы, если бы посадка производилась на самом поле, - ответил водитель. Но заряд рассчитан таким образом, что снаряд опустится в десяти метрах от площадки. А парашют в хвостовой части ракеты не даст ей увязнуть в пыль.

- Но разве тот же самый парашют не может смягчить приземления? подал голос какой-то тщедушный старикашка.

- Посадка, - строго напомнил водитель, - осуществляется в условиях вакуума.

- А что, если при падении ракеты в пыль парашют оторвется? - не унимался дотошный экскурсант.

- На этот случай предусмотрена страховочная сетка, прикрепленная к понтонам.

В это время произошла оранжевая вспышка, сопровождаемая облачком быстро рассеившегося белого дыма, и первая ракета взмыла в небо. Работы на стартовой площадке возобновились, после чего произошло еще одна вспышка, и вторая ракета тоже скрылась из виду. Затем третья, а после нее и четвертая... Это зрелище захватило меня до такой степени, что я даже одолжил бинокль у того самого старикашки, сидевшего по другую сторону от прохода и по какой-то причине не пользовавшегося им в тот момент.

Наведя окуляры на резкость, я понял, что прямо передо мной находится группа неких должностных лиц, не принимавших непосредственного участия в проведении стрельб. Среди них я заприметил одного высокого человека, который был облачен в дорогой скафандр последней модели с прозрачным сферическим шлемом. У меня возникло ощущение, что я его уже где-то видел, но тут он повернулся лицом в сторону нашего автобуса.

Это был Малетер, директор новопражского филиала "Трансгалактической Компании".

Железный Человек Малетер.

Глава 19

На обратном пути в Плзень я уже утратил всякий интерес к Кравику и его подружке. Я был слишком занят, сопоставляя факты, складывая два и два и в результате вместо бесспорной четверки получая нечто, похожее на пять. Черт возьми, ведь мне как-никак все-таки отведена роль детектива, разве нет? И разве не моя прямая обязанность делать выводы и заключения самостоятельно, без помощи разной технической дребедени? Я должен взять на вооружение принцип мистера Шерлока Холмса - смотреть и видеть. И еще использовать метод "маленьких серых клеточек" Эркюля Пуаро.

Итак.

1) На "Лунной Деве" произошла диверсия.

2) Орудием диверсии стало взрывное устройство с часовым механизмом, заложенное в радиопередатчик.

3) Радиопередатчик был получен со склада "Трансгалактической Компании" и устанавливался техником из все той же конторы.

4) Малетер является директором каринтийского филиала "Трансгалактической Компании".

5) Малетер находится на Венцеле.

6) ????

А что, если организатором диверсии был Малетер? Такое предположение казалось вполне логичным, особенно, если учесть, что техник, производивший установку нового оборудования был немедленно переведен подальше от места возможного проведения расследования. Интересно знать, думал я, долетел ли тот бедолага до Силезии. А если долетел, то долго ли еще ему оставаться в живых. И тут я с замиранием сердца начал размышлять о моих собственных шансах на выживание. А вдруг бомба с часовым механизмом заложена, к примеру, в наш автобус? Получив пробоину в корпусе, эта плоскодонка мигом увязнет в пыли, подобно тому, как это произошло с "Лунной Девой". Хотя, с другой стороны, мое решение посетить почтовые стрельбы было совершенно спонтанным, в то время, как покупка билета на любой межпланетный корабль, даже на обыкновенный грузовик, отправляющийся к луне, представляет собой довольно сложную процедуру.

Не много ли чести для меня одного?

Да и что может за этим стоять?

Ладно, я веду расследование по Фергюсу. Или, вернее, еще только должен его начать. Но ведь я не первый, кто проявил интерес к личности Фергюса. До меня его разрабатывало Центральное разведуправление, и некие безымянные силы, представляющие интересы "влиятельных кругов". Влиятельных кругов? "Трансгалактической Компании"? Но зачем? Чтобы иметь возможность организовать круиз по Древней Греции? Экскурсии по Древнему Риму с посещением боев гладиаторов? (Львов просьба привозить с собой...) Но ведь я уже решил для себя, что рассматривать данный вопрос с позиций перемещения во времени было бы ошибкой. Дар предвидения - да; путешествия во времени однозначно нет.

Итак...

Внезапно автобус сотряс мощный толчок, и сидевшая неподалеку женщина пронзительно завизжала.

Очнувшись от своих раздумий, я широко распахнул глаза и увидел, что прямо перед нами возносится к небу и начинает медленно оседать огромный столб пыли. Нам удалось остановиться прямо перед ним, и теперь в мертвой тишине все глядели на то, как тихо осыпаются летучие барханы, и поверхность бескрайнего моря пыли снова становится безупречно гладкой.

- Козлы! Вонючие ублюдки! - взорвался водитель. - Что б вам всем пусто было!

Он обернулся к нам, и лицо его было белее, чем раскинувшаяся снаружи пустыня.

- Что случилось? - спросил Кравик.

- Это все эти долбанные почтовики. Эти козлы и одна из их гребанных ракет. - Он щелкнул выключателем на панели радиопередатчика. Туристический автобус вызывает почту. Какого черта вы там вытворяете?!

- Почта слушает... - донесся из динамика далекий, срывающийся голос. - Почта... А в вас... не попали?

- Не попали! Не попали! А то, пожалуй, гавкал бы я сейчас на вас! В нас чуть не попали!

- ... досадное недоразумение... - слышал я. - ... наши извинения.

- И компенсацию! - взревел водитель. - Я требую компенсации!

- ... необходимые формы..., - лопотал голос из динамика.

- Мы заполним все ваши вонючие формы! Вы у меня еще попляшете! Я вам такое устрою - мало не покажется!

- Но ведь мы не нарочно. Это был несчастный случай...

- Наоборот, счастливый, - возразил наш водител, начиная понемногу приходить в себя. - Вам еще повезло, что ракета все-таки пролетела мимо.

- И нам тоже, - сухо заметил Кравик.

- Ну ничего, мы еще напомним о себе, - зловеще пообещал водитель и отключил передатчик, после чего обернулся к пассажирам. - Когда вернемся в Плзень, мне понадобится список всех присутствующих - все имена и адреса. Моя компания подаст в суд коллективный иск от вашего имени.

Автобус двинулся дальше. И тут всех словно прорвало, все разом заговорили. Я был склонен согласиться с высказанными вслух мнениями. И в самом деле, разве это не престуление? И разве нам не повезло? Ведь даже самая крохотная пробоина в обшивке герметичного салона, и тогда...

Хотя, было ли это случайностью?

А если нет, то как Малетер узнал о том, что я ехал именно в этом автобусе?

Шпионил за шпионом?

Разве не могли за мной следить, подобно тому, как я следил за Кравиком и его блондинкой?

Немного поразмыслив, я пришел к выводу, что и такое вполне возможно.

А потом последовал телефонный звонок на почтовый полигон, который как раз посещал Малетер в числе прочих высокопоставленных гостей?

А почему бы и нет?

И вот столь важному гостю доверили - под бдительным наблюдением обслуживающего персонала, разумеется - произвести запуск одной из ракет... А тут, как назло, якобы случайный сбой в системе навигации...

Но даже в этом случае, все было проделанно мастерски. Ведь кто-то должен был рассчитать заряд. А потом еще выполнить работу артиллериста, имеющего опыт запуска боевых ракет.

А почему бы и нет?

Насколько мне было известно, экипаж, обслуживающий пусковую установку, наверняка набирался из бывших пехотинцев. И даже несмотря на то, что Каринтия более не являлась полноправным членом Федерации, ее граждане до недавнего времени были обязаны проходить действительную военную службу в вооруженных силах Федерации, и возможно, кое-кто из них мог знать, как это делается.

Мы въехали в шлюз и после обычной задержки продолжили путь по улицам города. Я вдруг с удивлением заметил, что на этот раз обращаю гораздо больше внимания на зеленые насаждения; все здесь было живым и выгодно отличалось от безжизненного моря пыли, прогулка по которому вот уже во второй раз едва не стоила мне жизни.

Мы вернулись на стоянку автобусов. Водитель выскочил из кабины и скрылся в дверях конторы. Вскоре он снова появился на порогу в сопровождении еще одного человека, несущего легкий складной столи и кипу бланков.

- Дамы и господа, - громко объявил он, - прежде, чем уйти, оставьте, пожалуйста, ваши имена и адреса.

Мы высадились из автобуса и образовали очередь. Я оказался впереди Кравика, и когда подошла моя очередь заполнять бланк, он заглянул мне через плечо.

- Так значит, вы и есть тот самый Петерсен. Нам с вами нужно обязательно выпить, когда вернемся в отель. За знакомство.

- Спасибо, конечно, - ответил я, - но, признаться, у меня уже начинает складываться такое впечатление, что окружающим следует держаться от меня подальше. Из соображения безопасности.

- А с вами что, всегда что-нибудь случается? - поинтересовалась блондинка. - Как интересно. Вы обязательно должны рассказать нам об этом.

- Наталья, - не без гордости сообщил Кравик, - занимается статистикой. Она работает во Внепланетной Страховой Корпорации.

- Цифры, с которыми ей приходится иметь дело далеко не так очаровательны, как она сама, - учтиво сказал я. - Но я и в самом деле считаю, что вам все-таки следует держаться от меня подальше.

Кравик схватил меня за рукав и не выпускал мою руку, пока девушка заполняла свой бланк.

- Давайте все же выпьем для начала, - настаивал он. - Идем, Наталья, проводим нашего друга в бар. Помнишь, я рассказывал тебе о Стиве? продолжал он. - Так вот, Петерсен тоже с ним знаком.

- Петерсен? - переспросила блондинка. - О да, теперь припоминаю. Это вы осуществили посадку "Лунной Девы". А чем вы занимаетесь на Венцеле, мистер Петерсен?

- Следит за мной! - благодушно хохотнул Кравик.

Все вместе мы отправились в обратный путь, возвращаясь в "Страусс-Хилтон", но только выпить с ними мне так и не было суждено. Едва мы успели появиться в фойе, как ко мне подошел швейцар, которого я мысленно нарек "галактическим адмиралом".

- Мистер Петерсен, - сказал он. - Вами интересовалась одна молодая особа. Она дожидается вас в холле.

- Que custodiet custodien? - вздохнул Кравик.

Глава 20

Мягкий мох под ногами, сплетающиеся над головой ветки деревьев, а повсюду вокруг пышные, зеленеющие кроны, обвивающие стволы плети дикого винограда, и проникающие сквозь эту сень золотистые снопы лучей полуденного солнца - откуда они здесь взялись? - мелодичное журчание скрытого в тени зарослей искусственного ручейка, и вот из-за деревьев навстречу мне грациозно выходит стройная, длинноногая девушка...

В какой-то момент мне даже почудилось, что это Илона.

- Мистер Петерсен? - спросила она, и в тот же миг чары рассеялись.

У нее был совсем другой голос - в нем не было той глубины и хрипотцы; глаза, уверенно смотревшие мне в лицо, были скорее серыми, чем голубыми, а волосы оказались не темно-каштановыми с медным отливом, а огненно-рыжими. И все же фигура, и овал лица казались до боли знакомыми, хотя ее жесты и походка отличала игривая грация, и в них не было и намека на хорошо отрепетированную изысканность.

Чары рассеялись, но все же...

- Мистер Петерсен? - повторила она.

- Виноват, - признался я. - А вы мисс Фергюс?

- Да, - ответила она. - Надеюсь, мой визит сюда не очень вас шокировал. Это мое самое любимое место в Плзене. Оно напоминает мне о Карибии, о нашем садике перед домом. - Она замолчала, чтобы перевести дух. - Мы с отцом провели на Карибии много счастливых лет.

- Да, я знаю, - сказал я.

- Но откуда...? - А затем, смущенно улыбнувшись: - Ну да, так оно и должно быть.

Мимо нас неслышно скользнул официант, затянутый в безупречный черный костюм с туго накрахмаленной белой манишкой, неся куда-то поднос, заставленный бокалами с выпивкой. И только теперь до меня дошло, что мы были не одни в этом заколдованном лесу. Я бросал гневные взгляды на окружающих, отчаянно желая, чтобы они куда-нибудь исчезли.

Но они не исчезали.

- Так вы желали видеть меня, мисс Фергюс? - зачем-то переспросил я, и при этом вид у меня был совершенно дурацкий.

- Да. Мой отец...

Я огляделся по сторонам, задерживая взгляд на лицах людей, сидящих за ближайшими столиками.

- Его здесь нет, - продолжала она. - Он в нашем куполе, и он просил, чтобы я...

Я тронул ее за руку, с удивлением обнаруживая, что ее гладкая, нежная кожа кажется мне очень знакомой на ощупь.

- Не здесь, - сказал я.

Она изумленно уставилась на меня, и затем я встретил понимание в ее взгляде. Видимо, так же как и я, она почувствовала, что этот зеленеющий, тенистый холл, хоть все еще и создавал иллюзию заколдованного леса, но в его глубине таилось зло. И так же как я, она тоже начинала бояться, что это зло могло скрываться где-то совсем рядом.

Мы неспешно покинули холл, затем поднялись по лестнице на третий этаж, и я был готов в любой момент выхватить пистолет из плечевой кобуры. За все это время мы не проронили ни слова, и лишь когда за нами закрылась дверь моего номера, щелкнул замок и был задвинут засов, она первой нарушила молчание.

- А у вас и блокиратор имеется, - пробормотала она при виде оставленного посреди комнаты черного неуклюжего ящика.

- Да, - подтвердил я. - Весь вопрос в том, работает ли он еще.

Я подошел к видеотелефону, позвонил Стиву Виналеку в Новую Прагу, и, включив скрэмблер, принялся дожидаться соединения. Прошло еще некоторое время, пока наконец экрану побежали цветные полосы и послышалось нечленораздельное бормотание. Затем на том конце провода подключили скрэмблер, и с миниатюрного экрана на меня взглянуло лицо секретарши Стива.

- Так это вы, мистер Петерсен, - сказала она.

- Да. И мне необходимо срочно переговорить с мистером Виналеком.

Видно было по всему, что просьба моя озадачила и крайне взволновала ее.

- А он... это... в больнице.

- В больнице?

- Да. Несчастный случай, крушение вертолета. По крайней мере, так это выглядело со стороны. Но Стив всегда был превосходным пилотом, и к тому же очень осторожным. Тем более, что лопасти винта во время полета сами собой не ломаются.

- Он серьезно пострадал?

- Да. Но жить будет. И не хуже, чем прежде, - с гордостью заключила она. - Он сильный.

- Хорошо. Но прежде, чем мы продолжим этот разговор, вы можете проверить, работает мой блокиратор или нет? Вы же умеете обращаться со шпионским лучом, не так ли?

Она в полной мере владела этим искусством, и тогда я сказал ей, куда его направить. Девушка отошла от видеотелефона и примерно через минуту или две вернулась обратно, заверив меня, что мой номер надежнейшим образом блокирован. Тогда я попросил ее сообщить подробности этого так называемого несчастного случая, и она рассказала мне все, что ей было известно. Как и следовало ожидать, Центральное Разведуправление начало расследование по данному факту. А еще Стив велел ей передать мне, чтобы я бросил это дело и ни во что больше не лез.

- Ну уж нет, - возразил я. - Сейчас-то как раз и начинается самое интересное. Когда снова увидитесь со Стивом, то передайте ему, что меня тоже уже неоднократно пытались убрать. В первый раз на "Лунной Деве" - об этом вы, наверное, уже знаете. И во второй - всего лишь час назад. Случайно выпущенная почтовая ракета едва не угодила в сани, в которых ехал я.

- В таком случае, вам необходимо все бросить, - настаивалал она, - и возвращаться на Каринтию.

- Я еще не закончил. К тому же мне уже удалось установить контакт с мисс Фергюс. И ее отец зовет меня в гости под свой купол.

- Это самая настоящая крепость в миниатюре, - сказала секретарша. Возможно, там вам и в самом деле будет безопасней. Но все равно будьте осторожней.

- Обязательно. Я еще свяжусь с вами и доложу, что там и как.

- Обо всем собираетесь докладывать, или как? - с загадочным видом уточнила она, и я понял, что Элспет попала в поле действия сканера.

- Просто передайте Стиву, что я знаю, что делаю.

- Ладно уж. Желаю удачи.

Связь прервалась, и я стер из памяти скрэмблера установленный код.

- Извини, - сказала Элспет Фергюс, - но я невольно слышала ваш разговор. А при чем тут Центральное Управление разведки?

- Но ведь ты и сама знаешь, зачем я здесь, - ответил я.

- Нет, не знаю, - продолжала настаивать она. - Мне известно лишь то, что мой отец почему-то решил, будто бы ты для нас очень важен, и именно поэтому он поручил мне наводить о тебе справки. Так, несколько недель тому назад я пыталась выяснить, когда ты прибудешь на Венцель.

- А если кто-то из семейства Фергюса начинает наводить о ком-то справки, - заметил я, - то другие люди тоже отчего-то проникаются важностью этого человека.

- Мой отец считает, - продолжала она, - что твоя судьба каким-то образом связана с его.

- С его? - переспросил я.

Возникла неловкая пауза.

- Но мне кажется..., - начала она.

- Когда я впервые тебя увидел..., - проговорил я.

- Я знаю, это может показаться странным..., - вторила мне она.

И снова неловкая пауза и нарастающее напряжение, для снятия которого существует лишь один способ. Однако, помимо всего прочего следовало бы соблюсти хотя бы минимум приличий относительно скромных возлияний в честь богов, по роду службы заправляющих человеческими судьбами. Я подошел к холодильнику - пользование его содержимым являлось одной из широко разрекламированных услуг - и достал бутылку шампанского. Но тут в мою душу закрались сомнения. Возможно, это была всего лишь игра воображения, но в тот момент мне действительно показалось, что золотистая фольга вокруг пробки обернута как-то не так... Короче говоря, после некоторых раздумия, я поставил бутылку обратно в холодильник.

Тогда, напустив на себя преувеличенно небрежный вид, она шутливо поинтересовалась:

- Неужели я не заслуживаю даже бокала шампанского?

- Заслуживаешь, - уверил ее я. - Но только не из этой бутылки.

- А у тебя на нее особые виды? Что, она предназначена для кого-то особенного?

- Думаю да. И, скорее всего, исключительно для меня.

- Ну ты и хам, - хмыкнула она.

- Ты же сама слышала мой разговор по видеотелефону, - сказал я. - Ты слышала, что на мою жизнь покушались уже дважды. И, думаю, это уже третья попытка.

Она вдруг побледнела и прошептала:

- Никогда не думала, что они зайдут так далеко.

- Они?

- Мы уже давно заметили, - тихо проговорила она, - что кто-то очень настойчиво интересуется нашей жизнью.

- Кто-такие эти они? - допытывался я.

- Я не знаю. Ну вот мой отец, наверное, догадывается.

- Малетер, - тихо сказал я. - Малетер... Это имя тебе что-нибудь говорит?

Она задумалась.

- Кажется на планете Си-Цзянь, в Туманности Фламмариона, был один Малетер, - ответила она наконец. - Железный Человек Малетер, так его все называли. Но, кажется, его убили. Во время революции.

- Ты так думаешь?

- Когда мы жили на Си-Цзяне, - сказала она, - я была еще совсем ребенком.

- Малетер..., - снова проговорил я.

- А как мы поступим теперь? - спросила она.

- Мне следовало бы отправить тебя обратно к отцу одну, - ответил я. Хотя я сильно сомневаюсь, что они охотятся именно за мной. Просто они отчего-то вообразили, что я чем-то очень важен для него, поэтому-то и решили убрать меня с дороги. Но ведь ты для него тоже очень важна.

- Сегодня я впервые покинула наш купол одна, - призналась она. - В первый раз с тех самый пор, когда мы почувствовали, что за нами... следят.

- И твой отец отпустил тебя без охраны, - констатировал я.

Ее изящная рука скользнула к карману шорт, и в следующий момент я увидел наведенный на меня ствол миниатюрного автоматического "минетти".

- Вообще-то, кое-какая охрана у меня все же имеется, - заверила она меня. - И к тому же он нисколько не сомневался в том, что я вернусь живой и невредимой. И с тобой.

- Интересно, откуда такая уверенность?

- Вот приедешь к нам, - сказала она мне, - и там все узнаешь.

И снова воцарилось гнетущее молчание, и напряжение начало нарастать. Я слышал, как ее оружие с глухим стуком упало на ковер. И тут совершенно внезапно она оказалась совсем рядом со мной, и наши губы слились в поцелуе, и мне казалось, что это случалось уже со мной много-много раз. Мой пистолет в плечевой кобуре предательски упирался мне в бок, так что захотелось поскорее отбросить его в сторону вместе с кобурой, а также избавиться заодно и от других досадных помех, чтобы потом чувствовать лишь тепло, исходящее от ее упругого тела, бархатистой кожи, и все будет так же естественно, как уже бывало не раз и затем свершится снова...

* * *

Я смотрел на нее при свете сумерек, когда мы лежали рядом на кровати, и не мог оторвать глаз от ее великолепного, стройного тела поистине неземной красоты. У меня было немало женщин, но еще ни с одной женщиной мне не было так же хорошо, как с ней. (А Илона?) И все же такое блаженство я испытал впервые.

Но впервые ли?

- ... я как будто снова вернулась домой, - пробормотала она.

- У тебя тоже такое ощущение?

- И у тебя?

- И у меня.

- Это должно было случиться, - сказала она.

- Да.

- Но все же... странно.

- Нет. Не странно. Совсем не странно.

- Я хочу сказать, странно, что было так не странно.

Она рассмеялась.

- Джонни, иногда ты начинаешь выражаться так же витиевато как мой отец, когда ему приходится излагать свои безумные теории.

Уж лучше бы она не упоминала о своем отце. На какое-то, пусть даже очень короткое, время я забыл о своей миссии. Хоть какое-то время не нужно было докапываться до какой бы то ни было истины; а вся правда галактики оставалась здесь, в четырех стенах типового гостиничного номера. А тут мне снова напомнили об истинной цели моего пребывания на Венцеле.

Об истинной цели?

Я, конечно, тут же поспешил мысленно заверить себя, что истинная цель уже достигнута, то вот только убедить в этом самого себя мне там и не удалось.

Глава 21

Элспет сказала, что ее сани припаркованы на улице, у самого входа в отель.

Уложив вещи, я вызвал носильщика, вслед за которым мы спустились в холл, к стойке портье. Там я оплатил счет, который, на мой взгляд, оказался чересчур большим, особенно, если учесть, что в отеле мне так и не довелось не только провести ни одной ночи, но даже пообедать. Наверное, помимо прочего, с меня содрали деньги и за те деликатесы, которыми был забит холодильник. Интересно, думал я, что теперь будет с той сомнительной бутылкой вина. Возможно, мне все-таки следовало бы открыть ее и вылить содержимое в унитаз. Но теперь уж беспокоиться об этом было слишком поздно. В любом случае, пусть теперь голова об этом болит у того, кому по должности полагается отвечать за доставку продуктов и выпивки в номера. Вот пусть и выясняет, подмешана ли туда какая отрава или наркотик или нет.

Мы вышли на улицу.

Несущий вахту у дверей швейцар в форме "галактического адмирала" приветствовал нас галантным жестом и сказал, обращаясь к Элспет:

- Я проследил, чтобы никто не приближался к вашим саням, мисс Фергюс.

- Благодарю вас, - ответила она.

Я надеялся, что адмирал надлежащим образом выполнял свои обязанности. И не был подкуплен нашими недоброжелателями. Но если верить Элспет, то Фергюс нисколько не сомневался в том, что мы с ней благополучно доберемся до его купола, а он, судя по всему, практически никогда не ошибался в своих предсказаниях.

Девушка залезла в кабину. Я подождал, пока носильщик погрузит мой багаж, после чего выдал мальчишке чаевые и последовал за ней. Я очень надеялся на то, что дорога до купола Фергюса не займет много времени. Дело в том, что ел в последний раз я уже довольно давно, и на фоне последних событий аппетит мой ничуть не уменьшился, а наоборот, разгорелся еще больше.

Мы ехали по улицам города в молчании. За все это время никто из нас не проронил ни слова; все было понятно и без слов. Мы были вместе. Мы снова были вместе... Снова? Странно, но меня не покидало ощущение, что когда-то это со мной уже было. Я силился понять, почему же все-таки это меня так беспокоит, но так и не придумав подходящего объяснения, решил, что виной всему перемена климата.

Оказавшись на окраине города, мы заехали в одну из шлюзовых камер. Элспет подождала, пока закроются внутренние ворота, а затем включила радиопередатчик.

- Пожалуйста, повремените со сбросом давления, - тихо сказала она в микрофон, - нам нужно надеть скафандры.

Мы выбрались из саней. Я достал из багажника ее скафандр и не без некоторого сожаления помог ей облачиться в него. Но бесспорное изящество ее тела было заметно даже через грубый, мешковатый пластик. Взглянув на индикатор, я убедился, что ее кислородные баллоны были заправлены полностью. Затем я достал свой скафандр, лежавший сверху моего багада, и надел его на себя, не забыв как бы между прочим поинтересоваться:

- Ожидаешь неприятностей?

- Да, - рассудительно кивнула она. - По крайней мере, мне так кажется. Что-то подсказывает мне, что нам лучше приготовиться заранее, чтобы быть во всеоружии.

Ну вот, подумал я, опять это гадание на кофейной гуще. И только теперь до меня дошло, что моя подготовка оставляет желать много лучшего. Проклиная себя за нерасторопность, я снова выбрался из скафандра и вынул пистолет из плечевой кобуры. Затем я достал из саней один из своих чемоданов и перетряхнул практически все его содержимое, прежде, чем мне удалось выудить из него ремень с кобурой. Затем я заново облачился в скафандр, нацепил на себя пояс и сунул оружие в кобуру. Элспет усмехнулась и затем она тоже сняла скафандр и вынула из кармана шорт свой изящный пистолет.

Тут из репродуктора на стене раздался голос:

- Ношение оружие на этой планете незаконно. Мне придется задержать вас в шлюзе до прибытия представителя полиции.

Разрешение на пистолет находилось у меня в бумажнике. Оно было выдано на Каринтии, но распространялось и на Венцель, и я тяжко вздохнул при мысли о том, что мне придется снова вылезать из скафандра ради этого крохотного клочка ламинированного пластика. Но Элспет избавила меня от подобного неудобства.

- Я мисс Фергюс, - объявила она. Мой отец владеет всеми необходимыми лицензиями на ношение огнестрельного оружия, действие которых распространяется на всех без исключения членов его семьи и персонал. Позвоните в полицию, там вам это подтвердят.

Потянулись минуты ожидания, скрасить которое нам помогла выкуренная пополам сигарета - одна на двоих. Затем репродуктор на стене снова ожил, и голос оператора шлюза сказал:

- Мисс Фергюс, прошу извинить за задержку. Можете продолжать движение.

Мы снова забрались в кабину саней, и Элспет сунула свой "минетти" в "бардачок".

- А стрелять-то из него ты умеешь? - спросил я.

- Умею, - ответила она. - А если бы ты был немного понаблюдательней, то наверняка заметил бы, что спусковой механизм переделан так, чтобы стрелять можно было, не снимая перчаток от скафандра.

- Ясно. Чистая работа.

- Просто отец знает толк в механике, - отозвалась она.

Внешние ворота шлюза отворились, взревел мотор, и мы выехали наружу, на бескрайние просторы, покрытые мелкой пылью, после чего шасси оказались автоматически убраны, и сани заскользили вперед. Повсюду, куда ни кинешь взгляд, расстилалась серая безжизненная равнина. Тогда я оглянулся назад, и по мере того, как мы отъезжали все дальше и дальше от гигантского купола Плзеня, казалось, что город постепенно погружается в океан пыли.

Элспет щелнула переключателем радиопередатчика.

- Отец, это Элспет, - серьезно сказала она в микрофон. - Он здесь, со мной. Мы возвращаемся.

Ей ответил мужской голос, оказавшийся таким же, каким я его себе и представлял: довольно высокий, чуть дребезжащий.

- Хорошо, детка. Но будь осторожна. Я знаю, что ты возвратишься домой, но все равно, будь осторожна.

- Обязательно будем, - заверила она отца и отключила связь.

Тогда я сказал:

- Наверное, его пророчествв имеют слишком малый радиус действия.

- Это не пророчество, - отрезала она.

- Тогда что же? - с обиженным видом спросил я.

- Это невозможно объяснить на словах, - ответила она. - Вот вернемся домой, и сам увидишь, что к чему.

Она замолчала, всецело сосредотачиваясь на управлении санями, то и дело поглядывая при этом на миниатюрный циферблат гирокомпаса. Или возможно, это был гироскоп направления? Ведь одним из обязательных условий того, чтобы гироскоп можно было использовать в качестве компаса, является вращение небесного тела. Венцель совершает полный оборот вокруг своей оси за тридцать каринтийских суток, всегда оставаясь повернутым к планете одной и той же стороной. Интересно, станет ли гирокомпас эффективно работать при столь медленном вращении планеты? Спросить почему-то было неудобно, и я решил самостоятельно произвести в уме некоторые рассчеты, позволявшие найти ответ на этот вопрос.

Внезапно я насторожился.

Справа по борту, на горизонте появилась крохотная черная точка, начавшая быстро расти. Я оглянулся назад. Плезнь к тому времени уже скрылся из виду, но теперь в той стороне виднелись такие же черные точки. Я взглянул влево. Там, низко над горизонтом висело ослепительное солнце, медленно клонящееся к закату. Тогда я попросил Элспет затенить прозрачный свод кабины. Обеспокоенно взглянув на меня из-под пластикового забрала шлема, она выполнила мою просьбу. Да, с той стороны по направлению к нам неслась третья черная точка, оставляя за собой длинный шлейф пыли. Пыли? Но ведь пыль в вакууме должна была бы мгновенно оседать, подобно тому, как это происходило со следом от наших саней. Тогда что это? Дым? Да, это был дым; дым, сопровождающий яркую вспышку.

Я поделился с Элспет своими наблюдениями.

- Реактивные сани, - тихо пояснила она. - Таких на Венцеле всего несколько. Они бегают быстрее, чем наши, с ионными двигателями, хотя, с другой стороны, радиус их действия ограничен.

- И кто на них обычно разъезжает?

- Ну, например, полиция, - с сомнением в нрорсе сказала она. - И почта.

- Почто, - повторил я. - Знаешь, складывается такое впечатление, что на этом спутнике почтовая служба выполняет функции чьей-то личной армии.

- Но не думаешь же ты...?

- Думаю, - ответил я.

Быстроходные сани тем временем продолжали приближаться. Те, что шли справа по борту, поблескивали в лучах заходящего солнца ярко-красным цветом, так что их принадлежность теперь не вызывала никакого сомнения, хотя само по себе это еще ровным счетом ничего не означало. В конце концов, рассуждал я, возможно, это всего лишь три почтовых фургона, следующие обычным маршрутом с грузом каких-нибудь особо ценных бандеролей, посылок или еще какой-либо заказной почты, доставляемой к месту назначения наземным транспортом вместо ракеты.

- В этой стороне нет других городов, - сказала вслух Элспет, словно читая мои мысли.

Пыль перед нами внезапно взвилась вверх, и я увидел, что от реактивных саней, следовавших справа по курсу, в нашу сторону полетели яркие искры трассирующих очередей. Элспет резко вывернула руот влево. Я велел ей немедленно опустить забрало шлема, и видел, как она подбородком нажала на кнопку, приводившую в действие процесс герметезации скафандра. Я сделал то же самое, и затем включил радиосвязь.

Из наушников раздавался чей-то голос:

- Вызываю Петерсена и Фергюс. Вызываю Петерсена и Фергюс. Немедленно остановитесь.

Наши сани описали длинную дугу, а затем Элспет снова выровняла курс, следуя которым мы должны были разминуться с атаковавшими нас реактивными санями, проскочив у них за кормой. Сани, приближавшиеся к нам слева, тоже было открыли огонь, но почти тут же стрельба прекратилась; трассирующие пули взрывали пыль слишком близко от судна их коллег. Те же, что, нагоняли нас сзади, теперь немного изменили курс и быстро надвигались к нам с правого борта.

У меня в голове промелькнула спасительная мысль, что если воспользоваться радиопередатчиком, то можно было бы позвать на помощь. Будучи по натуре человеком совсем не гордым, а также принимая во внимание тот факт, что почтовики пустились за нами в погоню на реактивных санях, оснащенных, по всей видимости, пулеметами, я решил, что самое время вызвать полицию. Открыв шлем, я схватил микрофон радиопередатчика и щелкнул выключателем.

- Вызываю полицию Порта Плзень, - закричал я. - Вызываю полицию Порта Плзень. - В ответ из динамика раздавался лишь пронзительный, непрерывный писк. Очевидно, что наши враги предусмотрительно позаботились обо всем и теперь глушили наши радиосигналы.

Я снова закрыл шлем. Было видно, как раскаленная реактивная струя, вырывающаяся из двигателя саней, в хвост к которым мы зашли, на какое-то мгновение коснулась прозрачного корпуса нашей кабины. Не слишком приятное ощущение.

- Немедленно остановитесь. Немедленно остановитесь, - снова раздался у меня в наушниках странный голос.

В следующий момент вокруг нас снова взвились яркие искры трассирующих пулеметных очередей, и затем даже сквозь герметично закрытый шлем я услышал тонкий, пронзительный свист стремительно улетучивающегося воздуха.

Последующие события носили довольно скомканный характер, и даже сейчас я затрудняюсь внятно объяснить, как это было на самом деле. Почтовые сани обладали гораздо большей быстроходностью, не говоря о том, что на них, в отличие от наших, были установлены боевые орудия. При таком раскладе единственным нашим преимуществом была лишь способность маневрировать. Намерения почтовиков были вполне очевидны: окружить нас и пулеметными очередями вывести из строя двигатель наших саней. Не думаю, что они собирались нас убивать - по крайней мере, Элспет им точно нужно было взять живой - в связи с чем, видимо, их задача многократно усложнялась.

Но еще большей помехой на их пути оказалась та просто-таки сверхъестественная манера вождения, которой с легкостью владела Элспет. Раз за разом она лишь чудом избегала столкновения, упрямо направляя свою машину на таран, вынуждая то одни, то другие красные сани раз за разом сворачивать с дороги. И все это время я тщетно пытался открыть окна нашей кабины. Они не поддавались, оплавившись от пламени реактивного двигателя одних из саней, мимо кормы которых мы проехали на слишком малом расстоянии.

В конце концов, до меня дошло, что если уж пули могут пробивать обшивку и залетать в кабину, то ничто не мешает им и вылетать из нее сквозь все то же стекло. И тогда я тоже открыл огонь из пистолета, пытаясь применить на практике знания, полученные в ходе учений Резерва, и памятуя о том, что прицеливаться нужно тщательно и не спеша. Но вскоре у меня сдали нервы, нетерпение и отчаяние взяло верх над разумом, и я выпустил целый магазин патронов в сторону двух фигур в скафандрах, находившихся в кабине ближайших саней, одна из которых склонилась над пультом управления, а вторая как раз была занята тем, что разворачивала в нашу сторону ствол пулемета.

Как и следовало ожидать, ни в одного, ни в другого я не попал - как раз в тот самый момент Элспет сделала очередной крутой вираж. Так что ни в одного из седоков я не попал, но зато, по-видимому, одна из пуль угодила в топливный бак. Последовала внезапная вспышка голубоватого пламени - это был крохотный вулкан, в который на всем ходу влетели еще одни красные сани. Я видел, как из-под груды обломков появилась и свалилась в пыль охваченная пламенем, шатающаяся фигура - в пыль, поверхность которой несмотря на все наши маневры по-прежнему оставалась практически идеально ровной и лишь подернувшейся кое-где небольшими барханами. Я видел, как горящий человек увязает в пыли по колено, потом проваливается по пояс и наконец исчезает совсем. Вслед за ним в пучине пыли исчезли и обломки двух саней. Третьи сани остановились, и из открытых окон кабины были выброшены утяжеленные тросы. Магнитные забросные якоря? Спрашивать мы не стали. Не дожидаясь, чем кончится дело, Элспет вырулила на прежний курс, и мы продолжили путешествие.

Вражеские сани уже давно скрылись из виду, а над горизонтом уже возвышался сияющий купол лаборатории Фергюса, когда наш мотор вдруг кашлянул несколько раз и заглох, и только тогда мы поняли, что у наших ног колышатся волны серой пыли, продолжающей быстро прибывать.

- Пробоина, - тупо констатировал я. - Можно попробовать залатать дыры.

- Ничего не выйдет, - ответила Элспет, и в ее голосе слышалось радостное возбуждение. - Но, как я и обещала, домой мы все-таки попадем.

Выбравшись из своего кресла, она распахнула дверцу шкафа, из которого прежде я достал ее скафандр. На этот раз оттуда появились две пары странного вида приспособлений - это были нирокие, слегка вогнутые пластиковые ласты в виде лодок, внутри которой были закреплены ремни. Откинувшись на спинку кресла, она вытащила ноги из засыпавшей пол кабины пыли, и приладила на каждую из них по ласте, а затем безуспешно попыталась открыть окна. Я тоже старался изо всех сил, но даже теперь у нас ничего не вышло - оплавленные пластиковые панели было совершенно невозможно сдвинуть с места.

И тут я вспомнил о крохотном пистолете в бардачке. "Минетти" эффективен лишь при ведении ближнего боя, ибо в качестве патрон в нем используются небольшие осколки металла. Но зато его магазин вмещает сотню зарядов. Вынув маленький пистолет, я принялся стрелять короткими очередями, прошивая насквозь одной непрерывной линией прочный, прозрачный пластик. После третьего удара рукояткой моего, более массивного пистолета, окно поддалось и вывалилось наружу. Элспет подождала, пока я надену свои ласты-пылеходы, после чего осторожно вылезла наружу. Я последовал за ней.

И вот так, рука об руку, осторожно ступая мелкими, скользящими шажками, зорко следя за тем, чтобы не зачерпнуть, не дай Бог, пыль краем пластиковой ласты, мы медленно побрели в сторону видневшегося вдали купола.

Глава 22

Купол лаборатории Фергюса венчало несколько башен-маковок; издалека она казались бородавками на сверкающей шкуре какого-то исполинских размеров зверя, вальяжно растянувшегося в пыли. Из одних выглядывали пулеметные стволы, а из других торчали во все стороны антенны разнообразных конструкций и назначения. Я видел, как по крайней мере два пулемета медленно развернулись в нашу сторону, и то же самое сделало некое устройство, с виду напоминавшее сканер. Я надеялся, что Фергюс не нажмет по ошибки не ту кнопку, и, не удержавшись, выразил свои пожелания вслух.

- Беспокоиться не о чем, Джонни, - сказала Элспет. - Отец видит, кто мы такие.

И тут в наушниках шлема раздался скрипучий стариковский голос.

- Элспет! Что случилось? Я все это время пытался установить связь с вашими санями.

- Их немножко подстрелили, - сухо ответила она. - А до того эфир был забит помехами.

- Я же предупреждал, что нужно быть осторожней, - с укором проговорил он.

- Мы были крайне осторожны, - отозвалась она. - Пап, а теперь ты не мог бы замолчать? Нам нужно сосредоточиться на ходьбе.

- Как скажешь, дорогая, - проворчал он.

Мы сосредоточились на ходьбе. Управляться с пылеходами было совсем не сложно, и это напоминало катание на лыжах, с той лишь разницей, что при потере равновесия во время лыжной прогулки вы просто падаете в снег, а любое неловкое движение при прогулке на этих штуках может запросто стать причиной страшной и мучительной смерти. Поэтому мы осторожненько ползли вперед, отчаянно желая поскорее добраться до шлюза, расположенного в основании купола, но не решаясь прибавить шагу.

Я с облегчением вздохнул, когда Элспет забралась наконец-таки в тесную камеру, и сам последовал за ней. Мы стояли, крепко прижимаясь друг к другу - или, вернее сказать, насколько нам это позволяли громоздкие скафандры - и смотрели, как закрывается внешняя дверь, а стрелка барометра на стене начинает медленно ползти вверх, подтягиваясь к показателю нормального атмосферного давления. Затем мы подняли пластиковые забрала шлемов и без особого успеха попробовали поцеловаться. Мы были настолько поглощены этим занятием, что даже не заметили, как открылась внутренная дверь шлюзовой камеры и на пороге появился Фергюс. О его присутствии мы догадались лишь после третьего вежливого покашливания.

- Отец, - сказала Элспет, неторопливо отстраняясь от меня, - это мистер Петерсен.

Его водянисто-голубые глаза пытливо смотрели на меня из-под седых кустистых бровей. Старик холодно усмехнулся, а вслух заметил:

- Похоже, детка, вы с мистером Петерсеном уже успели познакомиться довольно близко.

Я выдержал его взгляд, не зная, как вести себя в такой ситуации. На каждой планете свои нравы и обычаи, и кое-где в галактике еще сохранились архаичные понятия о главенствующей роли родственников в отстаивании девичьей чести.

Старик протянул мне сухонькую руку.

- Добро пожаловать на борт, Петерсен. Что-то подзадержались вы в пути.

Я ответил на приветствие крепким рукопожатием.

- Мы были уже почти у самой цели, когда нас едва не настиг кто-то из ваших друзей-почтовиков.

Самообладание изменило Элспет, и она уже больше не казалась такой смелой и решительной, как прежде.

- Это было ужасно, - с дрожью в голосе проговорила девушка. - Там было трое, трое реактивных саней для наземной доставки почты. У них были пулеметы, они пытались остановить нас.

Старик посерьезнел.

- Я знал, что так оно и будет, - вздохнул он, - вернее, вспомнил... но было уже слишком поздно. Я... я вспомнил. Но еще раньше я знал, что вы оба благополучно доберетесь сюда. Я пытался предупредить тебя, Элспет. Раз за разом пытался связаться с вами по радио. И когда ответа не последовало, то грешным делом даже начал подумывать о том, а уж не нарушился ли порядок вещей.

- Порядок вещей? - переспросил я. Внезапно меня охватил приступ яростного гнева. - Да вы посмотрите на себя, разве вы отец? Какой нормальный родитель отправит дочь туда, где она может подвергнуться нападению вооруженных бандитов? Какой нормальный отец захочет, чтобы у нее на глазах люди сгорали заживо и утопали в пыли?

Он устало улыбнулся.

- Вы не понимаете, Петерсен. Пока еще вам этого не понять. И еще вы не знаете, почему было так уж необходимо, чтобы вы прилетели на Венцель и в конце концов оказались здесь, в моей лаборатории. Пока что об этом знаю только я.

- Полагаю, и это тоже часть вашего дурацкого распорядка?

- Часть единственно возможного порядка вещей, - поправил он меня.

- А мы до сих пор стоим здесь и препираемся, - весело воскликнула Элспет, - паримся в скафандрах, в то время, как для нас уже давно готовы комнаты. Послушай, Джонни, ты вроде бы жаловался, что умираешь с голоду. Тебе разве не хочется поскорее выпить и закусить?

- Я бы с превеликой радостью выпил, закусил и снова выпил, - ответил я в тон ей. - И еще принял бы душ. В этом чертовом скафандре ужасно жарко, я весь взмок, и временами мне даже кажется, что я сижу по уши в болотной тине.

- Вот и замечательно. Сейчас я тебя провожу в твою комнату.

Мы вышли из шлюзовой камеры, впереди шел Фергюс. Я изо всех сил старался не думать о девушке, что теперь шла рядом со мной, пытался действовать в лучших традициях Шерлока Холмса - видеть и примечать. В конце концов, меня прислали с Каринтии именно для того, чтобы во что бы то ни стало проникнуть под этот купол, и тот факт, что я оказался здесь по приглашению самого хозяина, отнюдь не освобождало меня от возложенных на меня обязательств.

Если накрытые огромным куполом улицы Плзеня напоминали собой огромную, сказочную теплицу, то интерьер этого, меньшего купола поначалу навевал воспоминания о космическом корабле. Здесь был отсек с гидропоническими резервуарами, в которых беспочвенным методом выращивались различные сельскохозяйственные культуры. Откуда-то доносился знакомый гул двигателя Манншенна. И если в Плзене хлюпание насосов и и жужжание вентиляторов было ненавязчивым, то здесь, видимо, просто не считали нужным пускаться на какие бы то ни было ухищрения ради снижения уровня шума от работающего оборудования.

И затем сходство с космическим кораблем неожиданно закончилось.

Перед нами открылась тяжелая, хорошо изолированная дверь открылась, и мы оказались в отсеке, из которого на нас пахнуло леденящим холодом. Здесь повсюду были расставлены клетки, и в каждой из них находилось по одному небольшому животному, в которых я без труда узнал каринтийских горных кошек. Это были симпатичные, пушистые животные, шкурки которых отличались завидным разнообразием расцветок. Все кошки крепко спали. Вооружившись длинной палкой, Фергюс привычно зашагал вдоль ряда клеток, пытаясь разбудить их обитателей. Но ни одна из кошек даже не пошевелилась.

- Спячка, - объяснил он. - Эти животные были завезены из зимнего полушария и помещены в условия, близкие к зимним.

- Но их можно разбудить? - поинтересовался я, испытывая невольный интерес к происходящему.

- Разумеется. - Старик замолчал и сосредоточенно уставился в пол, словно пытался что-то вспомнить. Затем он продолжал: - Я мог бы взять одну из этих кошек, поместить ее в теплое помещение, и она пробудилась бы от спячки. Или я так уже делал. Или еще только собираюсь. - Он снова немного помолчал. - Но тут существует этот проклятый элемент принуждения. А когда я начал этот цикл?

Его сбивчивая речь была внезапно прервана пронзительным мяуканьем. Разом обернувшись, мы увидели, что одно из животных все же отреагировало на прикосновение палки и проснулось. Похожая на нескладного тигра в миниатюре горная кошка металась по клетке, и от холода шерсть на ней стояла дыбом.

- Перестань, - радраженно пробормотал Фергюс. - Хватит беситься. Скоро тебе станет совсем тепло. Подожди еще немного. - Он обернулся к дочери: - Элспет! Время!

Девушка взглянула на циферблат огромных стенных часов.

- Сейчас 22:03, - ответила она.

- Хм-м, 22:03. Как следует запомни.

Взявшись за ручку в конце клетки - присмотревшись повнимательнее, я заметил, что в основании каждой из клеток находилась небольшая тележка Фергюс покатил ее к выходу из комнаты. Элспет же забежала вперед, чтобы предусмотрительно распахнуть перед отцом еще одну бронированную дверь. Мы прошли через шлюз, выполнявший здесь роль теплоизоляционной камеры, и оказались в другом помещении, которое, так же как и первое, было сплошь заставлено клетками. Здесь было очень душно и нестерпимо воняло кошками. Со всех сторон доносилось мяуканье и рычанье горных кошек, так что вести здесь нормальный разговор было практически невозможно.

- Вот видите, - прокричал Фергюс мне в самое ухо, - это единственная особь тигрового окраса. Теперь смотрим на табличку, прикрепленную на клетке. Номер 403. Так, эту киску нужно покормить и налить ей воды.

Взяв шланг, он наполнил миску водой, после чего открыл стенной шкаф, вынул оттуда кусок мяса и сунул его между прутьями клетки. Животное жадно лакало воду, но завидев или учуяв мясо, тут же оторвалось от миски. Наблюдение за этой трапезой было зрелищем не из приятных.

- Теперь она не спит! - закричал Фергюс, с трудом перекрикивая рев других животных, которые, завидев, что одному из их собратьев досталось угощение, принялись шумно протестовать против такого рода несправедливости.

- Вообще-то нам тоже не мешало бы чего-нибудь съесть, - подала голос Элспет, воспользовавшись секундным затишьем в общем гаме.

- Да-да, милая. Но сперва я должен показать мистеру Петерсену, для чего это все нужно. И не забудь время. На часах было 22:03, не так ли? И запомни номер клетки.

Мы перешли в третью комнату, где также находились клетки с животными. Однако, мое внимание поначалу привлекли вовсе не они. В глубине помещения находился агрегат, которого я всегда побаивался. Это был приведенный в действие двигатель Манншенна - сложное, сверкающее сооружение, включающее в себя несколько плавно движущихся гироскопов и множество вращающихся зеркальных дисков. Они приковывали взгляд и внимание, навевая мысли о хаотичном континууме, который, казалось, вот-вот достигнет крайнего предела, став меньше, чем ничто - или все-таки больше, чем бесконечность? но этого никогда не случалось. Я поспешно отвел взгляд, успев, однако, заметить, что к этому искажающему время агрегату была прилажена странным образом изогнутая колонна, напоминающая трех - или все-таки четырех-? мерную бесконечную замкнутую кривую Мобиуса, антенну маяка Карлотти. В общем, на мой взгляд, это было чудовищное и совершенно бессмысленное сооружение. Или, может быть, оно и нужно было для того, чтобы искажать всякий здравый смысл?

- Не глядите туда, - предостерег Фергюс.

- Сам знаю! Не маленький! Я бывал в космосе! - огрызнулся я.

- Тогда вам и без объяснений должно быть все ясно. И если уж вам так необходимо на чем-то остановить взгляд, то смотрите лучше на клетки.

И я стал разглядывать клетки.

Клетки, как клетки, ничего необычного. Странным казалось лишь то, что помещенные в них горные кошки крепко спали, хотя в комнате было довольно тепло, и даже можно сказать жарко. Добудиться же их, как и тех животных, что находились в "холодном" отсеке, было совершенно невозможно.

- На этих даже анти-хибернин не действует, - пояснил Фергюс. - Хотите убедиться?

- Я поверю вам на слово, - отказался я.

- Хорошо. А теперь, мистер Петерсен, не могли бы вы вернуться назад и привезти сюда клетку с нашим тигрово-полосатым другом? Номер 403.

- Отец, - взмолилась Элспет, - тебе обязательно нужно заниматься этим прямо сейчас?

Фергюс обернулся и мрачно взглянул на дочь.

- Возможно, это и не обязательно, но...

- Не ходи туда, Джонни! - воскликнула она.

Я замер на месте в нерешительности.

- Теперь припоминаю, - пробормотал Фергюс. - Я ходил...

- Вот и иди, - отрезала она.

Старик вышел и вскоре вернулся, вкатывая клетку с рычащим животным. Он поставил ее в круг, начерченный на покрытом глянцевым пластиком полу. Я обратил внимание на то, что антенна маяка Карлотти, подобно стволу некоего фантастического орудия, была направлена точно в центр круга.

Фергюс же тем временем отошел от клетки, занимая место за необычным пультом управления сложной кострукции, и принялся нажимать какие-то кнопки и щелкать переключателями. Издаваемый двигателем Манншенна монотонный гул начал перерастать в высокий, пронзительный звук, вскоре достигший сверхзвуковых частот и сделавшийся неразличимым для человеческого уха. Мне отчаянно хотелось поднять глаза и взглянуть в сторону адской машины со всеми ее гироскопами, но так и не решился, продолжая упорно смотреть на Фергюса и слушать безумные вопли горной кошки.

- Произвольные показатели! - воскликнул старик. - Произвольные!

Он с силой крутанул штурвал и поспешно отступил от пульта управления. Штурвал же, который по логике вещей должен был бы крутиться в течение нескольких минут, резко замедлил обороты и почти тут же остановился. Фергюс протянул некое телескопическое устройство, похожее на раздвижную руку, и нажал выключатель. Рев животного в клетке внезапно стих.

- Время, - упавшим голосом сказал Фергюс.

Я взглянул на стенные часы. Они показывали 22:35. Фергюс поманил меня к пульту управления и, когда я подошел, указал на циферблат, расположенный за штурвалом, который он крутанул наугад. На миниатюрной табличке темнела надпись: "Минуты", а стрелка застыла на значении 32.

Я выполнил в уме нехитрые арифметические действия: 22:35-22:03=32.

Я перевел взгляд с циферблата на клетку с горной кошкой - животное погрузилось в глубокий сон, подобный тому состоянию спячки, из которого оно так или иначе оказалось выведено прежде. Или это был еще более крепкий сон?

- Она не умерла, - устало проговорил Фергюс. - Она не умерла, но разбудить ее невозможно. С ней можно делать все, что угодно - жечь, резать на куски - но она все равно не проснется. - В голосе его послышалось отчаяние. - А время-то уходит.

Глава 23

Я вздрогнул и проснулся, леденея от ужаса и почти не сомневаясь в том, что все идет совсем не так, как надо, и что случилось нечто непоправимое. Однако, знакомые, такие привычные звуки едва снова не убаюкали меня - этот мерный, приглушенный гул межзвездного двигателя звездолета, хлюпанье наносов, тихое жужжание вентиляторов.

Но вместе с тем меня окружали и иные звуки.

Так, рядом со мной кто-то размеренно дышал. Я специально задержал дыхание на несколько секунд и убедился в том, что мне это вовсе не показалось. Я беспокойно заворочался в постели и обнаружил, что рядом со мной лежит женщина. У нее было мягкое на ощупь, но упругое тело и гладкая, бархатистая кожа. Я, кажется, начинал что-то припоминать.

- Илона..., - прошептал я.

Она сонно промурлыкала что-то в ответ.

Но были и другие звуки.

Громко тикали часы. А потом откуда-то из-за стены до моего слуха донеслись яростные животные вопли и громкое рычание. "Горные кошки, подумал я и тут же переспросил у самого себя: - Какие еще горные кошки?"

И еще эта гравитация. На борту космического корабля, совершающего межзвездный перелет, неизбежно возникает состояние невесомости. Здесь же никакой невесомости не было и в помине. К тому же пристяжные ремни у кровати тоже отсутствовали. И тут меня осенило. Кровать! Это была кровать, а не узкая койка в тесной каюте.

Я протянул руку и попытался нащупать выключатель лампы, стоявшей на тумбочке у кровати - той самой лампы, которая накануне горела здесь до тех пор, пока мы, вконец обессилев, не повалились на подушки, отдаваясь во власть сна. Теперь я припоминал, что уже засыпая, все-таки сумел пересилить свою усталость и выключил свет. Я щелкнул выключателем. Мягкий, янтарный свет был приятным для глаз. Его блики заиграли на длинных прядях ее огненно-рыжих волос, разметавшихся по белой подушке, выхватывая из темноты обнаженное белое плечико и изящный изгиб ее спины.

Огненно-рыжие волосы?

- Элспет..., - нежно проговорил я, вспоминая, где нахожусь.

- Ммм?

"Так значит, Элспет," - подумал я.

Элспет и ее отец, и этот фантастический купол на поверхности не менее фантастического спутника, и фантастический эксперимент, свидетелем которого мне довелось стать... И что из этого всего следует? Этот вопрос не давал мне покоя. Что ж, сделаем проще. Итак, я просто расскажу Стиву или его начальству из Центрального разведуправления обо всем, что видел и слышал. И пусть они сами делают из этого какие угодно выводы. А свои соображения оставлю при себе. Все хорошо, что хорошо кончается. Так думал я.

Но Илона...

Вот ведь стерва!

Элспет пошевелилась под одеялом и проснулась.

- Джонни, - сонно пробормотала она. - Джонни... - А потом притянула меня к себе и поцеловала. - Джонни, у тебя такой хмурый вид. Что, не спится?

- Мне не до сна, - ответил я. - Когда я сплю, то не могу восхищаться тобой.

- Я люблю, когда мной восхищаются, - засмеялась девушка.

- Мне нравится любить тебя, - сказал я.

- Так люби меня.

У нее была нежная, гладкая кожа, она с готовностью отзывалась на мои ласки, и мы целиком, без остатка отдались во власть захлестнувшей нас волне страсти. Но затем она вдруг замерла в моих объятиях. Еще какое-то время я продолжал двигаться, стараясь быть как можно осторожнее, решив, что, возможно, я нечаянно причинил ей боль. А затем и мой слух уловил то, что мгновением раньше расслышала она - это был трезвон сработавшей аварийной системы оповещения.

- Никакой жизни в этой чертовой осажденной крепости! - раздосадованно проговорила девушка.

Я неохотно разжал объятия, и, соскочив с кровати, она стремительно бросилась к двери, соединявшей наши комнаты. Дребезжащий звонок тем временем продолжал настырно трезвонить, и у меня вдруг возникло ощущение, что я должен непременно запомнить, запечатлеть в памяти навсегда вид ее стройного, обнаженного тела. Мне вдруг показалось - было ли это предчувствием? или уже воспоминанием? - что что еще совсем немного, и нечто очень дорогое уйдет из моей жизни навсегда.

Я выбрался из кровати и поспешил в душ, где Элспет развесила для просушки мою выстиранную одежду. Поверх натянутых второпях штанов и рубашки я нацепил ремень с кобурой, из которой торчала рукоятка автоматического пистолета. Магазин был пуст, но я надеялся, что Фергюс сможет обеспечить меня необходимыми боеприпасами. Ведь Элспет сказала, что их лаборатория была настоящей и хорошо обороняемой крепостью, а раз так, то проблем с вооружением возникнуть не должно.

Она дожидалась меня в коридоре. Миновав по пути многочисленные переходы и другие длинные коридоры, мы в конце концов оказались в просторном зале, где мне прежде еще никогда не доводилось бывать - или все-таки уже довелось? Он казался мне до боли знакомым. Изогнутая внешняя стена была совершенно прозрачной, и сквозь это огромное окно моему взору открывалось безбрежное море пыли и идеально ровная линия горизонта, рассекавшая надвое облепительный шар заходящего солнца. Чуть поближе, на унылом фоне равнины алело яркое пятно - очередные почтовые сани? - от которых в сторону купола брели две фигуры в скафандрах.

Фергюс с явным раздражением оторвал взгляд от панели управления, махнув рукой в сторону массивного письменного стола, заваленного книгами, бумагами и разными математическими инструментами.

- Я был так близок к решению, - пожаловался она. - Еще немного, и оно было бы у меня в кармане. А тут эти люди...

- Кто они такие? - спросил я.

- Откуда мне знать? Сработала сигнализация, и потом кто-то стал вякать по радио, что желает вступить в переговоры. - Он презрительно фыркнул. - Переговоры? Они что, собираются играть со мной в войну?

- Они в нее уже давно играют, - ответил я. - Это игра без правил. А это ваше решение...?

- Да. Решение. Решение проблемы застоя, или точнее псевдозастоя при осуществлении перемещения. Это жизненно важно, Петерсен. А теперь вот они...

Бредущие по пустыне фигуры тем времененм неуклонно продвигались вперед.

- Пап, может быть, тебе лучше спуститься к шлюзовой камере? предложила Элспет.

- Нет, - решительно отрезал Фергюс. - Эти их сани могут быть оснащены каким угодно оружием. Уж лучше я останусь здесь, чтобы в случае чего управлять своей собственной артиллерией. - Он обернулся ко мне. - Петерсен, а вот вы могли бы оказать мне большую услугу.

- Я готов, - ответил я.

- Джонни, а дорогу ты знаешь? - спросила Элспет.

- Нет.

- Тогда я пойду с тобой.

Следуя за ней по бесконечным коридорам, я заметил, что карманы ее шорт с обеих сторон слегка топорщатся. Значит, она была при оружии. Выходит, что ей было не впервой выскакивать из кровати по тревоге. При мысли об этом на душе у меня сделалось немного поспокойнее. В любом случае, к этому времени мне уже было прекрасно известно о том, что люди, охотящиеся за секретом Фергюса, не остановятся ни перед чем и пойдут даже на убийство; приятно было сознавать, что члены семейства Фергюса были настроены не менее решительно.

Мы подошли к внутренней двери шлюзовой камеры. Я стоял в стороне, пока девушка щелкала ручками переключателей. Я видел, как Элспет заглянула внутрь через смотровое окно и слышал, как она сказала вполголоса: "Они вошли." Стрелка барометра поползла вверх, останавливаясь на отметке "одна атмосфера", после чего внутренняя дверь шлюза открылась.

В купол вошли двое, на них обоих были скафандры с прозрачными шлемами сферической формы, так что разглядеть их лица мне удалось без труда. Одного я видел впервые. Но вот второго...

- Здравствуйте, мистер Петерсен, - холодно проговорил он, кивнув мне.

- Добрый день, мистер Малетер, - ответил я.

- Право же, зря вы отказались от выгодного предложения и не улетели на Окраины, пока у вас еще была такая возможность, - сказал он.

- Вы так считаете? - усомнился я.

Он с нескрываемым презрением взглянул на меня, после чего обратился к Элспет.

- Мисс Фергюс, будьте так любезны, проводите нас к вашему отцу.

Она с сомнением обернулась ко мне.

- Проводить?

- Да, - сказал я, извлекая из кобуры пистолет. - Веди. Но только пусть прежде джентльмены оставят свое оружие в шлюзовой камере.

Малетер пожал плечами.

- А это что, обязательно? - холодно спросил он.

- Да, - ответил я.

Тогда он и его спутник расстегнули пояса, надетые поверх скафандров и позволили им вместе с тяжелыми кобурами упасть на пол. Я кивнул Элспет, и она пошла первой, указывая дорогу. Я замыкал шествие. Обратный путь до того помещения, где мы оставили Фергюса, показался необычайно длинным, к тому же мне ни на секунду не давала покоя мысль о том, что магазин моего пистолета совершенно пуст. Так что я был даже рад, что остальные не видели моего лица.

Когда же мы наконец вошли в просторный зал, Фергюс оторвался от пульта управления и недовольно взглянул на двоих незванных гостей. В правой руке он держал миниатюрный автомат, и вид у него был такой воинственный, словно он только и дожидался удобной возможности пустить его в ход.

- Чего надо? - не слишком-то учтиво спросил он.

- Меня зовут Малетер, - представился директор представительства "Трансгалактической Компании." - А это начальник почтовой службы Гройш. В свое время он был генералом.

- Малетер? - переспросил Фергюс. - Железный Человек Малетер?

- Именно под таким именем я был известен на Си-Цзяне.

- Что вам нужно? - холодно спросил Фергюс.

- А вы разве не знаете? - парировал тот. - Но уверяю вас, мистер Фергюс, что я очень заинтересован в вашем товаре и готов щедро заплатить за него.

- Я состоятельный человек, - ответил ему Фергюс. - Но даже если бы у меня не было бы ни гроша за душой, вам я все равно не стал бы ничего продавать.

- Вы ученый, - сказал Малетер. - И разве вам не хочется получить доказательство того, что цикл можно разрушить?

- Цикл нерушим, - мрачно отрезал Фергюс.

- При желании, - возразил Малетер, - можно разрушить все, что угодно. Особенно, если это желание подкреплено знанием будущего. Или воспоминанием о нем? В конце концов, это будет совсем несложно. Нужно лишь судить и казнить нескольких военачальников, прежде, чем они совершат измену, превратившись в предателей, заслуживающих самой жестокой кары. - Немного помолчав, он добавил: - Разумеется, возиться с судом вовсе необязательно.

- И что еще вам известно? - спросил Фергюс. - Что вы вообще знаете об этом?

- Не достаточно, - откровенно признался Малетер. - Знай я все, мне не пришлось бы сейчас здесь с вами торговаться. Но одно я знаю точно: вы усовершенствовали устройство, состоящее из двигателя Манншенна и маяка Карлотти, посредством которого сознание любого живого существа может быть перенесено назад во времени. Мне также известно, что при этом подопытный оказывается в плену у временного цикла, в связи с чем ему приходится раз за разом проживать заново некие события, имевшие место между двумя точками временного переноса. И еще я знаю, что за крайним пределом временного отрезка нет сознания; выживает лишь тело, превращающееся в неодушевленную массу. - Он немного помолчал. - Я прав?

- Ваша служба разведки работает неплохо, - хмыкнул Фергюс.

- Спасибо за комплимент. И во теперь, Фергюс, мне стало известно, что ты, твоя дочь, а возможно и вот этот человек, Петерсен, приближаетесь к концу отрезка, к его крайней точке. И тебя это беспокоит. Ты задался целью найти некое решение, которое позволило бы тебе вырваться из цикла и каким-то образом избежать псевдосмерти, которая неминуемо надвигается на вас всех. Но только в одиночку тебе с этим никогда не справиться. Ты умный человек, даже можно сказать, гений. Но в тебе нет решимости. Во мне же ее хоть отбавляй. Отправь меня назад, Фергюс. Во время до мятежа в армии, и я разорву цикл. Уж я-то запомню все. Да и разве смогу я когда забыть о своей ненависти к адмиралу Чангу Ли, к капитану Вышинскому и прочим предателям, лишивших меня всего?

- Они не были преступниками, - сказал Фергюс. - А вот ты им был и остаешься таковым по сей день.

- Ошибаетесь, мистер Фергюс, я не преступник и никогда им не был. Мне просто не повезло. Или, вернее сказать, я проявил недальновидность, положившись на тех, кто этого доверия не заслуживал. А вы можете дать мне шанс покончить с чередой невезения, чтобы разом исправить все ошибки, наказать виновных и самому одержать победу, избегая тем самым последующего поражения.

- Нет, - решительно отрезал Фергюс.

Тогда Малетер перевел взгляд на Элспет и тихо проговорил:

- Но вы же любите свою дочь, мистер Фергюс. Конечно, вы не выставляете свои чувства напоказ и зачастую даже подвергаете ее смертельной опасности, и тем не менее вы ее по-своему любите. Так знайте же, мистер Фергюс, что если вы откажетесь от моих крайне выгодных предложений, то ей и ее сопливому щенку тоже несдобровать.

- Ничего, Малетер, нам не привыкать, - одернул его я, а затем обернулся к его напарнику. - И сколько бравых почтальнов маршируют теперь под вашим командованием, генерал? Или, может быть, правильнее называть вас генерал-почтмейстер?

- К вашему сведению, Петерсен, людей у меня достаточно, - холодно ответил Гройш, - и большинство их, точно так же как и я, служили в действующей армии Туманности Фламмариона.

- И не иначе, как в ракетных войсках, - усмехнулся я.

- Как это вы догадались? - криво ухмыляясь отозвался он.

- Вы понапрасну теряете время, генерал, - сказал ему Малетер. - Для нашего юного друга Петерсена время, как мы уже знаем, не значит ровным счетом ничего. Однако для тех из нас, кто знает толк во вселенских делах, оно является чрезвычайно важным фактором. - Он снова обратился к Фергючу. И к вашему сведению, мистер Фергюс, этого самого времени осталось не так уж много.

- Я знаю, - проговорил Фергюс упавшим голосом. - Знаю.

- Буду с вами откровенен, - продолжал Малетер. - Мое время практически вышло. Терять мне нечего. Усиленный наряд вооруженных полицейских уже вылетел с Каринтии на Венцель, чтобы арестовать меня. На "Лунной Деве" имела место диверсия, а следом за ней произошло еще несколько неоднозначных событий. И кое-кому удалось-таки связать мое имя с этими происшествиями. Так что, мистер Фергюс, или вы поможете мне, или пеняйте на себя. - Он безмятежно улыбнулся. - В этом-то высшая справедливость и прелесть наказания. Убить-то человека можно лишь однажды, вне зависимости от того, скольких он сам успел к тому времени замочить.

Я посмотрел на визитеров. Они были безоружны, но ожидать от них можно было что угодно. Я перевел взгляд на Фергюса. Он вскинул автомат, как будто уже собрался стрелять. Я взглянул на Элспет. В каждой руке она крепко сжимала по миниатюрному "минетти".

- Убирайтесь отсюда, - приказал Фергюс. - Проваливайте. А ты, Элспет, свяжись с полицией Плзеня и поставь их в известность о том, что нам угрожают.

- Кстати, - лениво протянул Гройш, - интересно знать, вам, случайно, еще не удалось сообщить туда о последнем чрезвычайном происшествии в пустыне? - Он усмехнулся. - Возможно, генеральный почтмейстер в чем-то и уступает генералу, однако в его руках сосредоточено управление решительно всеми средствами связи.

- Уходите, - зловеще прошипел Фергюс.

И внезапно тишину нарушили оглушительные автоматные очереди. Гройш побледнел и взглянул себе под ноги, на аккуратные дырочки в полированном пластике, единой строчкой очертившие след его сапога.

- Полагаю, сэр, нам лучше удалиться, - сдержанно сказал он, обращаясь к Малетеру.

- Попомни же, Фергюс, ты еще об этом пожалеешь, - пообещал Малетер.

- Проваливайте отсюда, - повторил Фергюс.

На этот раз первым шел я, а Элспет замыкана наше шествие к шлюзу. Оказавшись перед распахнутой дверью тесной камеры, я поспешно наклонился и поднял с пола два ремня с пистолетами, после чего отступил в сторону. Мне следовало бы убить их обоих, но открывать огонь по безоружным людям было не в моих правилах. Молча я наблюдал за тем, как они нацепили на ноги ласты-пылеходы и опустили забрала шлемов. И затем внутренняя дверь шлюзовой камеры закрылась за ними. Дождавшись, когда они покинут шлюз, Элспет снова привела в действие запирающий механизм внешних ворот.

Мы молча возвратились в отсек управления и через огромное окно глядели им вслед, пока они медленно брели к красным саням, и следом за ними по земле ползли непомерно вытянутые, уродливые тени. Фергюс пристально вглядывался в экран, одновременно служивший ему в качестве прицела, готовый в любой момент дать залп изо всех орудий по красным саням.

Однако, никакой угрозы с той стороны пока не наблюдалось.

Малетер и его генерал забрались в сани. Из выхлопной трубы вырвалась огненная струя, и реактивные сени сорвались с места, начиная быстро удаляться, и вскоре скрылись за линией горизонта.

Глава 24

- Ну что, так и не прорвалась? - спросил Фергюс.

- Нет, - ответила ему дочь, оставляя в покое бесполезный радиопередатчик.

- Удивительно, что они до сих пор не атаковали, - заметил я, опуская бинокль, через который я вел наблюдение за пустынным горизонтом. - Но, возможно, они лишь дожидаются темноты. Солнце-то скоро зайдет.

- Это ничего не изменит, - отозвался Фергюс. - У меня установлен сверхчувствительный радар.

- И к тому же скоро приземлится корабль с Каринтии, - продолжал я, с вооруженными полицейскими на борту. - Я рассмеялся. - Полицейские против почтовиков! Гражданская война в Гражданской Службе! Но что поражает меня больше всего, так это сама идея превратить банальную почтовую службу в личную армию. Интересно знать, и где они только оружие берут?

- Главное, что оно у них есть, - ответил Фергюс, - а все остальное не имеет значения.

- Бывший диктатор начинает все заново на новой планете, - продолжал я, - задумав положиться на помощь механического провидца.

- Провидение тут не при чем, - отрезал Фергюс. - И я никогда не утверждал, что могу предвидеть будущее.

- Тогда чем же вы занимаетесь? - спросил я.

Он взглянул на меня в упор и медленно проговорил:

- Дело в том, что сейчас делами "Трансгалактической Компании" управляют люди еще более тупые, чем те, что работали там в мою бытность астронавтом. Петерсен, вы были очевидцем эксперемента с горной кошкой. Вы слышали, что говорил Малетер. Полагаю, что несколько отчетов по данной теме вам так же прочитать довелось. Неужели вы не можете сделать вывод, который напрашивается сам собой?

- Нет.

- Ну так сделайте его.

- Перемещение во времени, - сказал я. - Но я все равно считаю, что это невозможно.

- Это не невозможно. Перемещение во времени - но только в одну сторону. С ограничениями, о которых мистеру Малетеру прекрасно известно.

- Значит, только в прошлое?

- Да.

- И не физически.

- Именно. И я назову вам еще одно ограничение, так как своим умом вы до этого никогда не дойдете. Вернуться назад можно лишь к началу того периода, когда объект впервые оказался в зоне действия поля временной прецессии двигателя Манншенна. То есть, в то время, в течение которого происходило перемещение из точки А в точку Б, подобно тому, как это происходит на борту звездолета. Понимаете?

- Нет, ничего не понимаю, - откровенно признался я.

Он фыркнул.

- Ну что ж, тогда подумайте об этом как-нибудь на досуге, не отвлекаясь на другие проблемы. А пока что поверьте мне на слово, ибо я со всей ответственностью утверждаю, что ваше сознание, ваша ментальная сущность может быть перенесена назад во времени. - Фергюс вошел в азарт, переходя к своей излюбленной теме. - Единственная проблема состоит в том, что никак не удается запомнить все. Запоминаются факты, составляющие основу цепочки событий, так сказать, в общих чертах. Что же до всего остального вспоминаются отдельные детали, но только происходит это неизменно слишком поздно, так что времени на то, чтобы предпринять что-то действенное и разрушить цикл, уже попросту не остается. Например, в моем случае, я сумел запомнить достаточно, чтобы сделать два-три выгодных вложения капитала, позволивших мне сколотить состояние. Но вот о катастрофе, в которой погибла моя жена, я вспомнил слишком поздно. Всякий раз я пытаюсь исправить это, и раз за разом мне неизменно не хватает времени.

- И Малетер надеется, что он запомнит достаточно, чтобы вовремя разобраться с командованием своего флота, и сможет тем самым предотвратить мятеж?

- Разве он сам не сказал об этом?

- Сказал.

- Но если бы он оказался в плену у временного цикла, то к уж этому времени наверняка уже осознал бы всю тщетность подобной затеи.

- Но он еще не попал под действие цикла. И, скорее всего, с ним этого уже никогда не случится. Вот вы, например, оказались в нем совсем недавно. Однако по мере развития цикла в него могут втягиваться все новые и новые люди.

- Какой-то космический хоровод, - сказал я.

- Тут нет ничего смешного, - строго отчеканил он.

- А я и не думал смеяться. Но как насчет горных кошек? Как они попали в него? Ведь они тоже в цикле, не так ли?

- Так.

- И что происходит с ними при перемещении во времени? Когда их сознание отправляется в прошлое?

- Вот это-то и пугает меня, - тихо проговорил Фергюс. - Похоже, они лишаются... жизненной эрегии, что ли. Они не мертвы, но и жизнью это назвать тоже нельзя. И когда придет наше время, когда наступит конец последовательности...

- Но ведь необязательно доводить ее до конца.

- Конец должен наступить. Разве я стал бы тем, кем стал теперь и нажить такое состояние, если бы не смог выгодно использовать свои воспоминания о колебании цен на фондовом рынке?

- Ну тогда просто возьмите да и разорвите этот замкнутый круг, сказал я.

Он горько усмехнулся.

- Если бы это было так просто.

- А помните, что вам сказал Малетер? - спросил я. - Насчет того, что вы слабак и вам не нарушить цикл... - я поднял руку, предупреждая его гневную отповедь. - Ну ладно, ладно, вы не слабак. Но есть ли у вас желание сделать это? И достаточно ли оно сильно? В глубине души вы знаете, что этот цикл дает вам все, что вы только пожелаете - а именно, деньги и никем не ограниченную возможность проводить все эти головокружительные исследования. Это своего рода бессмертие. Сильная любовь или сильная ненависть может вывести эту систему из равновесия. (К примеру, Малетер одержим просто-таки маниакальной ненавистью.) Так признайтесь же честно. Приходилось ли вам в жизни кого-то так же сильно любить или ненавидеть? Вы любите свою дочь, и всякий раз спасаете ее. Но любили ли вы свою жену?

В какой-то момент мне показалось, что он готов наброситься на меня с кулаками, и я знал наперед, что если это и произойдет, то и поделом мне, сам виноват. Но затем он опустил руку, и на его лице появилась кривая ухмылка.

- Ты прав, Петерсен. Сказать по совести, я терпеть не мог эту стерву. Знал, что она изменяет мне. И поэтому в ту ночь она заслуживала смерти.

- Отец! - изумленно воскликнула Эспет.

Но тут из динамика радиопередатчика раздался надсадный голос Малетера.

- Малетер вызывает Фергюса. Малетер вызывает Фергюса. Фергюс, ответь. Давай же.

Старик схватил микрофон.

- Что тебе нужно?

- Мне нужен ты, Фергюс. И твой агрегат.

- Мой ответ ты уже знаешь.

- Тогда выгляни в окно, старый пень, - захохотал голос в динамике.

Мы дружно посмотрели в окно, обводя взглядом горизонт в ожидании увидеть на нем ярко-красные всполохи, означавшие приблежение реактивных саней почтовой службы. Но равнина была по-прежнему пустынна. И тут неподалеку от купола стремительно взметнулось ввысь сразу несколько фонтанов пыли, застывших на какое-то мгновение на фоне темного неба и затем медленно осевших обратно, образуя на поверхности миниатюрные кратеры, вскоре полностью исчезнувшие.

- Первый залп, - обэявил Малетер.

- Чертовы почтовые ракеты, - выругался я.

- Что я слышу? Никак щенок помянул почтовые ракеты? - язвительно переспросил передатчик голосом Малетера. - И в самом деле, не может же он все время ошибаться; по закону вероятности и на его долю должен приходиться некоторый процент верных догадок. Это была одна из них.

Фергюс нажал кнопку, и откуда-то снизу начал медленно выползать, закрывая собой окно, огромный металлический щит. Он все еще был в движении, когда Малетер объявил:

- Второй залп тоже будет мимо, но он придется гораздо ближе.

Мы не видели второго залпа, но ощутили его. Купол вдруг содрогнулся и закачался, словно корабль, попавший в шторм. Из отсеков, в которых содержались животные, послышалась какофония из душераздирающих воплей и грозного рычания.

- На так что, Фергюс? - поинтересовался Малетер.

- Ты человек военный, - тихо сказал Фергюс. - И тебе ли не знать, что с помощью артиллерии можно уничтожить объект, но нельзя им завладеть.

- Для этого существуют наземные войска, - ответил Малетер. - Когда сопротивление противника сломлено, они идут на штурм и производят захват. Однако, как бы мне ни хотелось продолжить эту захватывающую дискуссию на темы военной стратегии и тактики, но, увы, время не позволяет. Так ты сдаешься?

Обернувшись к дочери, Фергюс принялся отчаянно жестикулировать, показывая, как будто бы он облачается в воображаемые брюки и надевает невидимую шляпу. Поначалу Элспет была явно озадачена этим представлением, но затем понимающе кивнула и быстро вышла из комнаты.

- Так ты сдаешься?

- Какие твои условия? - спросил Фергюс.

- Безоговорочная капитуляция, разумеется. Сдача безо всяких условий и всякое необходимое содействие с твоей стороны. При этом вы выходите из-под купола - все трое - прежде, чем моя техника окажется в зоне досягаемости твоего оружия. Уж во второй раз я не позволю себя провести.

Элспет вернулась, держа в руках три скафандра. Мы молча облачились в них.

- Я жду, - продолжал разоряться Малетер, - считаю до десяти...

- Мой ответ - нет, - объявил Фергюс.

- Дело твое. Пеняй на себя, старый дурак. Сам напросился.

Я видел, как Фергюс и Элспет поспешно опустили забрала на шлемах. Я последовал их примеру, но душераздирающие кошачьи вопли были слышны даже через шлем, и мне стало жалко несчастных хищников. И тут был выпущен третий залп. Снаряд угодил прямиком в купол, производя непередаваемый звуковой эффект - как будто огромным молотом ударили по гигантских размеров колоколу. Сотрясение было таким сильным, что мы не удержались на ногах. Ничком растягиваясь на полу и при этом безуспешно пытаясь одной рукой поддержать Элспет, я видел, что металлическая броня окна пробита, и через трещины в ней в комнату устремляются потоки мелкой серой пыли. Остатки воздуха с пронзительным свистом улетучились из-под купола. Вой и рычание горных кошек внезапно смолкло. Наступила тишина.

В наушниках моего шлема тем временем уже раздавался раздраженный голос Фергюса, иступленно твердивший: "Петерсен! Элспет! К двигателю Манншенна. Там безопаснее..." Вскочив с пола, старик изо всех сил тянул меня, но когда в конце концов я тоже сумел поднялся, то в следующий момент едва не растянулся снова, так как раздался четвертый залп, и один из снарядов угодил в цель где-то наверху.

Затем я попытался поднять с полу Элспет.

- Элспет, - тормошил ее я. - Элспет... - Но она не отозвалась и даже не пошевелилась. Тогда я подхватил ее на руки, взвалил на плечо и последовал за стариком, заковылявшим к двери и дальше, по длинному коридору. Пыль была везде. Подобно вязкой жидкости, она сочилась через трещины в полу, мешала идти.

Я уже потерял счет залпам, ощущая каждый из них теперь уже скорее физически, чем на слух. При каждом новом попадании купол начинал дрожать, а лампы аварийного освещения, вытянувшиеся вдоль длинных пролетов коридора, начинали угрожающе мигать и гасли. Когда же мы уже проходили через отсеки, заставленные клетками с застывшими в судорогах пушистыми кошачьими трупиками, артподготовка внезапно прекратилась, и в наушники шлема снова ворвался голос Малетера, передатчик которого теперь работал на частоте рации скафандра:

- Ну что, Фергюс, хочешь еще?

- А ты подойди поближе, в зону действия моей артиллерии, и тогда узнаешь, - огрызнулся ученый.

Я же подумал о том, что, скорее всего, от его артиллерии остались лишь одни воспоминания.

Обстрел возобновился с новой силой.

Глава 25

- Элспет..., - пробормотал я. - Элспет... Она... она мертва.

Я стоял неподвижно, тупо уставившись на воздуховод ее скафандра, перебитый острым железным осколком. На ее лицо мне смотреть не хотелось. Хоть смерть ее и была быстрой, но от этого она не стала менее мучительной.

- Я знаю, - прошептал Фергюс. - Я... я вспомнил, когда было уже слишком поздно. Но мы снова встремимся с ней, Петерсен. Такое уже было. Но в конце цикла всегда эта трагедия. Всегда...

Он стоял рядом, отвернувшись от меня, глядя на вращающиеся, сверкающие детали агрегата - маленький, сгорбленный человечек, казавшийся карликом на фоне машины, повелителем которой он был и продолжал оставаться. Он с трудом удержался на ногах, когда пол в очередной раз содрогнулся под ним, и едва не поскользнулся в набегающей волне текучей пыли. Леденея от ужаса, я понял, что купол, подобно получившему пробоину кораблю, скоро неминуемо пойдет ко дну, и Малетер со своими головорезами не обнаружит здесь ничего, кроме еле заметных и быстро исчезающих кругов на безупречно ровной поверхности океана пыли. Так им и надо, все равно ничего они не добьются своей стрельбой. Хотя, конечно, для нас это было слабенькое утешение.

- Петерсен! Петерсен! - нетерпеливо повторял Фергюс.

- Что?

- Встань в круг.

- Но его засыпало пылью, - тупо ответил я.

- Ты знаешь, куда становиться.

Я покорно побрел туда, куда он указал и остался неподвижно стоять, завороженный вращающимися колесиками и медленно поворачивающейся, изогнутой колонной антенны маяка Карлотти. Я даже не обратил внимания на то, что Фергюс встал за пульт управления, и что в руке у него телескопический шест, один конец которого он уже приладил к выключателю. Это естественно, думал я. Так и должно быть. Ведь вслед за мной он отправится в прошлое сам, а для этого ему понадобится что-то вроде дистанционного управления...

- Петерсен, - твердил он. - Постарайся нарушить цикл. В следующий раз, постарайся нарушить цикл...

Он крутанул колесо, и оно бешенно закрутилось, а затем сбавило обороты и замерло на месте. Он нажал выключатель.

* * *

Я вздрогнул и проснулся, леденея от ужаса и почти не сомневаясь в том, что все идет совсем не так, как надо, и что случилось нечто непоправимое. Я пытался вспомнить, что за кошмар привиделся мне во сне, и из-за которого мне, наверное, и было не по себе. Ибо все было в порядке слышался мерный, приглушенный гул двигателя, привычный для уха всякого астронавта, и хлюпание насосов, и тихое жужжание вентиляторов.

Но помимо этого я слышал и еще один звук.

Рядом со мной кто-то размеренно дышал. Я специально задержал дыхание на несколько секунд и убедился в том, что мне это вовсе не показалось. Я заворочался на койке, чувствуя, как сковывают мои движения ремни безопасности, и обнаружил, что рядом со мной лежит женщина. У нее было мягкое на ощупь, но упругое тело и гладкая, бархатистая кожа. Оказывается, дела мои, вопреки первому тревожному предчувствию, обстояли не так уж и плохо. Я протянул руку и попытался нащупать выключатель лампы, расположенной на стене над койкой - той самой лампы, которая накануне горела здесь до тех пор, пока мы, вконец обессилев, не повалились на подушки, отдаваясь во власть сна. Теперь я припоминал, что уже засыпая, все-таки сумел пересилить свою усталость и выключил свет.

Я щелкнул выключателем. Мягкий, янтарный свет был приятным для глаз. Его блики заиграли на длинных прядях ее золотисто-каштановых волос, разметавшихся по белой подушке, выхватывая из темноты обнаженное белое плечико и изящный изгиб ее спины, а иллюзия пут, создаваемая ремнями, придавали ее наготе особую пикантность.

- Элспет..., - прошептал я.

Она что-то сонно промурлыкала в ответ и перевернулась на другой бок, обхватывая ногами мои бедра, прижимаясь ко мне всем телом и страстно целуя в губы.

"Элспет," - подумал я.

Элспет?

- Илона...? - тихонько прошептал я.

- Мммм?

- Илона... - Я поцеловал ее. - Илона...

Она зашевелилась под одеялом и проснулась окончательно.

- Джонни, - сонно пробормотала она, снова целуя меня. - Джонни... у тебя такой хмурый вид. Что, не спится?

- Мне не до сна, - ответил я. - Когда я сплю, то не могу восхищаться тобой.

Тогда она сказала:

- Я люблю, когда мной восхищаются.

Я же признался:

- Мне нравится любить тебя.

А она проворковала в ответ:

- Так люби меня.

Позднее, когда мы просто лежали рядом и разговаривали, она вдруг сказала:

- Джонни, было бы просто здорово, если бы мы смогли провести вместе ночь в Новой Праге. А если еще и с эйфорином, то вообще кайф...

Эйфорин?

Где-то в дальнем уголке моего подсознания раздался тревожный звоночек.

Эйфорин?

Но тут раздался еще один звонок - на этот раз всамделишный, телефонный. Звонил третий помощник, сообщивший, что до моего заступления на вахту осталось пятнадцать минут.

- Да, - пробормотал я в трубку. - Да, я уже проснулся. Сейчас буду.

Крайне неохотно выбравшись из койки, я сунул ноги в сандалии с магнитными подошвами. Обернувшись, я посмотрел на Илону, на ее стройное, изящное тело.

И...

И внезапно на меня нахлынули воспоминания о том, как настойчиво трезвонил аварийный звонок, и как лежа на кровати я любовался наготой прекрасной девушки, поспешившей к двери; у нее были огненно-рыжие волосы и гладкая, белая кожа...

Элспет...

Но кто такая Элспет?

* * *

- Петерсен, - твердил он. - Петерсен. Постарайся разорвать цикл.

Он крутанул колесо, и оно бешенно закрутилось, а затем сбавило обороты и замерло на месте. Я видел, как напряглись его пальцы, готовые нажать выключатель.

- Постой! - закричал я.

Я выбежал из круга, ухватился за колесо и изо всех сил попытался повернуть в чуть подальше против часовой стрелки. На этот раз, именно в этот последний раз, все воспоминания остались со мной, а вместе с ними и память о том, как погибла Элспет. Я знал, что делать, чтобы разорвать этот замкнутый круг. Я должен вернуться в прошлое, предшествующее моей первой ночи с Илоной; мне не нужно связываться с ней. И что потом? А потом я стану действовать наугад, неизменно памятуя о необходимости спасти Элспет.

Но несмотря на все мои усилия колесо не сдвинулось ни на миллиметр. Мои ноги в громоздких сапогах скользили по пыли, засыпающей пол отсека. Перчатки соскользнули с металлического обода, и именно в этот момент, колесо вдруг завертелось само по себе, но по часовой стрелке.

С трудом поднявшись на ноги, я бросился обратно в круг, и в тот же момент Фергюс нажал выключатель. Охваченный отчаянием, я подумал о том, что случится, если меня ненароком занесет прямиком в будущее. Хотя какое будущее может ожидать человека, погребенного вместе с обломками чужой лаборатории под многокилометровой толщей океана пыли?

Глава 26

Цикл оказался лишь слегка нарушен, но замкнутый круг не был разорван. Перемещение во времени было возможно лишь на отрезке в пределах двух точек перемещения. Однако, сохранить память о будущем мне все же удалось.

Я снова был в отсеке управления вместе с Фергюсом и Элспет, наблюдая за пустынной линией горизонта, за которой только что скрылись ярко-красные сани почтовой службы.

- Ну тогда просто возьми да и разорви этот замкнутый круг, - сказал я.

Он горько усмехнулся.

- Если бы это было так просто.

- А помнишь, что тебе сказал Малетер? - спросил я. - Насчет того, что ты слабак и тебе никогда не нарушить цикл... - я поднял руку, предупреждая его гневную отповедь. - Ну ладно, ладно, ты не слабак. Но есть ли у тебя желание сделать это? И достаточно ли оно сильно? В глубине души ты знаешь, что этот цикл дает тебе все, что только можно пожелать - деньги и неограниченную свободу в проведении исследований. Это своего рода бессмертие. Сильная любовь или сильная ненависть может вывести эту систему из равновесия. (К примеру, Малетер одержим просто-таки маниакальной ненавистью.) Так будь же честен хотя бы с самим собой, Фергюс. А тебе хоть раз в жизни доводилось кого-то так же сильно любить или ненавидеть? Ты души не чаешь в своей дочери, и всякий раз спасаешь ее от той катастрофы, что когда-то произошла на земной Луне. И каждый раз ты уговариваешь меня вырваться из цикла, ради того, чтобы спасти ее от мучительной смерти, уготованной ей здесь. Но вот любил ли ты так же сильно свою жену?

В какой-то момент мне показалось, что он готов наброситься на меня с кулаками, и затем вспомнил, что ничего такого не случится. Он опустил руку, и на его лице появилась вымученная, кривая ухмылка.

- Ты прав, Петерсен. Сказать по совести, я терпеть не мог эту стерву. Знал, что она изменяет мне. И поэтому в ту ночь она заслуживала смерти.

- Отец! - изумленно воскликнула Эспет.

Но тут из динамика радиопередатчика раздался надсадный голос Малетера.

- Малетер вызывает Фергюса. Малетер вызывает Фергюса. Фергюс, ответь. Прием.

Старик схватил микрофон.

- Что тебе нужно?

- Мне нужен ты, Фергюс. И твой агрегат.

- Мой ответ ты уже знаешь.

- Тогда выгляни в окно, старый пень, - захохотал голос в динамике.

Отец и дочь бросились к окну, я же остался на месте и, дотянувшись до радиопередатчика, выключил его; микрофон у этой штуки был слишком чувствительный, это я запомнил хорошо.

- Элспет, - приказал я. - Быстро неси скафандры. Мы уходим отсюда.

Взглянув в окно я увидел, как неподалеку от купола стремительно поднимаются ввысь сразу несколько фонтанов пыли, застывших на какое-то мгновение на фоне темного неба и затем медленно оседающих обратно, образуя на поверхности миниатюрные кратеры, от которых уже буквально через несколько мгновений не осталось и следа.

- Первый залп, - констатировал я. - Элспет, поспеши со скафандрами.

В то время, как девушка бросилась к двери, Фергюс нажал кнопку, и откуда-то снизу выполз огромный металлический щит, закрывший собой окно. И тут прогремел второй залп. Его мы не видели, а лишь почувствовали. Купол вдруг содрогнулся и закачался, словно корабль, попавший в шторм. Из отсеков, в которых содержались животные, раздалась какофония душераздирающих воплей и грозного рычания.

- Думаю, пора нам отсюда сматываться, - сказал я.

- Покидать лабораторию нам нельзя, - устало проговорил Фергюс. - По крайней мере, не сейчас. Не на этом этапе, когда наше время уже почти вышло. Мы все привязаны к машине.

Я ответил на это односложным ругательством, и обязательно прибавил бы к нему еще пару эпитетов, если бы в этот момент не вернулась Элспет со скафандрами. Мы молча облачились в них. Я поспешно опустил прозрачное забрало своего шлема, но душераздирающие кошачьи вопли были слышны даже через шлем. Признаюсь, мне было жалко несчастных хищников. Нажав подбородком на кнопку, включающую рацию, я услышал в наушниках голос Малетера: "Так ты сдаешься?", и поспешно подал знак Фергюсу, как бы прикрывая рот рукой поверх шлема. Он понимающе кивнул в ответ.

- Так я жду, - продолжал разоряться Малетер, - считаю до десяти...

Схватив Элспет за руку, я побежал к выходу из главного отсека. Фергюс последовал за нами. Мы успели выскочить из помещения, когда по нам был выпущен третий залп. Снаряд угодил прямиком в купол, производя непередаваемый звуковой эффект - как будто огромным молотом ударили по гигантских размеров колоколу. Сотрясение было таким сильным, что мы не удержались на ногах. Я вспомнил, что металлическая броня окна была пробита, и через трещины в помещение хлынули потоки мелкой серой пыли. И снова я слышал тот тонкий, пронзительный свист, с которым остатки воздуха улетучились из-под купола. Когда он затих, вой и рычание горных кошек тоже смолкли.

В наушниках моего шлема тем временем уже раздавался раздраженный голос Фергюса, иступленно твердивший: "Петерсен! Элспет! К двигателю Манншенна. Там безопаснее..." Вскочив с пола, старик изо всех сил тянул меня, но когда в конце концов я тоже сумел поднялся, то в следующий момент едва не растянулся снова, так как раздался четвертый залп, и один из снарядов угодил в цель где-то наверху.

Затем я попытался поднять с полу Элспет.

- Элспет, - тормошил ее я. - Элспет... - Когда же она не отозвалась и даже не пошевелилась, меня охватило отчаяние от осознания собственного бессилия. Я нагнулся, чтобы поднять ее, и как раз пытался закинуть девушку к себе на плечо, когда она пошевелилась и начала вырываться. Я слышал, как она повторяла: "Все в порядке, Джонни, я сама..." Мы поспешили вслед за стариком, ковылявшим по длинному коридору. Вязкая пыль была везде, она сочилась через трещины в обшивке, мешала идти.

Фергюс резко повернул вправо, продолжая путь по коридору, ведущему во внутренний отсек купола, где и находился его бесценный агрегат.

- Нет, - закричал я. - Не туда! Пойдем с нами!

Он остановился, обернулся и покачал головой, после чего снова заковылял прочь.

Я схватил Элспет за руку, пытаясь увлечь ее за собой в сторону шлюзовой камеры. Но она вырвалась и бросилась бежать за отцом. Я последовал за ними, но только догнать их мне почему-то никак не удавалось. Это было похоже на кошмарный сон - я бежал бесконечными коридорами, и при каждом новом попадании купол начинал дрожать, лампы аварийного освещения угрожающе мигали и гасли, а в отсеках, где некогда содержались подопытные животные, остались лишь клетки с застывшими в судорогах пушистыми трупиками.

В наушники шлема снова ворвался голос Малетера, передатчик которого теперь работал на частоте рации скафандра:

- Ну что, Фергюс, хочешь еще?

Никто ему не ответил.

Глава 27

Фергюс стоял в посреди отсека перед двигателем Манншенна, отвернувшись от нас, глядя на вращающиеся, сверкающие детали агрегата маленький, сгорбленный человечек, казавшийся карликом на фоне машины, повелителем которой он тем не менее был. Повелителем? Но была ли она ему подвластна?

И тут на меня снизошло озарение. Он был рабом этого своего изобретения, рабом своего прошлого, подобно тому, как и я, однажды попав под действие цикла, тоже был рабом своего. Это всегда было и будет точкой отсчета. Но на этот раз Элспет была жива. Замкнутый круг можно было разорвать.

Фергюс с трудом удержался на ногах, когда пол в очередной раз содрогнулся под ним, и едва не поскользнулся в набегающей волне текучей пыли. Я знал, что купол, подобно получившему пробоину кораблю, скоро неминуемо пойдет ко дну, и Малетер со своими головорезами не обнаружит здесь ничего, кроме еле заметных и быстро исчезающих кругов на безупречно ровной поверхности океана пыли. Так что все равно ничего они не добьются своей стрельбой, хотя, конечно, нам от этого было не легче.

- Элспет! - нетерпеливо заговорил Фергюс.

- Что, отец?

- Встань в круг.

- Нет! - закричал я.

- Встань в круг, - повторил он.

Элспет вырвалась от меня и покорно побрела туда, куда он указал, оставаясь стоять неподвижно, словно завороженная вращающимися колесиками и медленно поворачивающейся, изогнутой колонной антенны от маяка Карлотти. Я видел, как Фергюс встал за пульт управления, и что в руке у него появился телескопический шест, один конец которого он уже приладил к выключателю. Ну конечно, думал я. Ведь вслед за мной он отправится в прошлое сам, а для этого ему понадобится что-то вроде дистанционного управления...

Удерживая привод выключателя в левой руке, правой он начал раскручивать главное колесо.

- Стой! - заорал я.

Он вздрогнул и замер в нерешительности.

- Петерсен..., - забормотал было он.

- Разорви цикл! - рявкнул я.

- Что? - тупо переспросил он.

Внезапно на меня что-то нашло. Я схватил с одной из полок тяжелый гаечный ключ и изо всех сил запустил им во вращающиеся диски и колеса машины времени. Раздался металлический скрежет, сопровождаемый зловещим треском, и во все стороны полетели обломки и снопы искр. За какую-то долю секунды - или, может быть, это продолжлалось целую вечность? - перед моими глазами пронеслись картины моей прошлой жизни, или даже нескольких жизней. Мне вспомнилась Илона, Элспет, а также многие другие люди, с которыми когда-то сводила меня судьба. Но все это виделось куда более отчетливо, чем самые яркие и волнующие воспоминания.

А потом...

А потом все исчезло, и прошлое ушло безвозвратно и навсегда.

- Ты разбил ее, - застонал Фергюс. - Ты... ты ее убил.

- Мышину, - рассудительно сказал я, - нельзя убить; ее можно только сломать.

И только теперь я понял, что Элспет стоит рядом, вцепившись в мою руку. Я повел ее к выходу из отсека, бросив Фергюсу на ходу:

- Тебе лучше пойти с нами.

- Нет, - замотал головой старик. - Нет. У меня есть запчасти. Еще осталось время, чтобы починить...

- Тебе лучше...

- Оставь его, - с тихой грустью в голосе проговорила девушка. Оставь его. В этом была вся его жизнь. К тому же при закрытых дверях пыль почти не будет проникать сюда. Так что оставь его. У него все еще есть шанс обрести бессмертие в том виде, как он его понимает. - Она понизила голос до шепота. - Прощай, отец. - Фергюс не услышал ее. Достав из ящика с запчастями новый ротор, он уже начал прилаживать его на место того, что был поврежден.

Мы не стали спускаться вниз, ведь шлюзовая камера уже наверняка к этому времени погрузилась глубоко в пыль. Элспет повела меня вверх по лестнице, на вершину купола, туда, где находились оружейные башни. Ракетные залпы все еще продолжали сотрясать нашу цитадель, но шквал огня уже начинал постепенно ослабевать. Мы понимали, что скоро войско Малетера перейдет в наступление, готовясь к решающему штурму. Но будет уже слишком поздно. Купол к тому времени уже почти полностью скроется в пыли, погружаясь все глубже и глубже, безвозвратно унося с собой все секреты, и вполне возможно, что понимая это, Малетер не рискнет обыскивать руины. Конечно, вероятность такого исхода была крайне невелика, однако это был наш единственный шанс на спасение.

Башенка, в которой мы оказались, была практически снесена угодившим в нее снарядом, от разрыва которого установленное в ней орудие было изуродовано до неузнаваемости. Я утешал себя мыслью о том, что снаряды, в отличие от молнии, редко дважды попадают в одну и ту же воронку. В серебристом свете последних лучей уже скрывшегося за горизонтом светила, мы увидели, что купол погрузился в пыль практически полностью, и теперь над поверхностью торчали лишь несколько оружейных башен да уцелевшие купола радарных установок. В стороне от нас упала последняя ракета, и ввысь взвился мощный фонтан пыли, показавшийся кроваво-красным на фоне яркой вспышки от разорвавшейся боеголовки снаряда.

Пылеходов у нас не было, но в результате последнего взрыва на поверхность бал вынесен довольно большой и чуть вогнутый лист металлической обшивки. Он упал на крохотный островок еще не скрывшейся в пыли поверхности купола и начал съезжать вниз, но вскоре остановился, наткнувшись на обломок сканирующего радара. Я выбрался из разрушенной башни, потом подал руку Элспет. Затем мы начали осторожно сползать вниз, подбираясь к обломку листа тонкой обшивки, высвободили его и принялись толкать перед собой, спускаясь все ниже и в конце концов опуская свою находку на поверхность моря пыли. Затем Элспет осторожно перебралась на этот импровизированный плотик. Я последовал за ней, и едва успел расположиться радом, как купол внезапно целиком исчез в пыли, оставляя на поверхности лишь мелкую и быстро исчезнувшую рябь.

Мы сидели молча, крупко прижимаясь друг к другу, насколько это было возможно в космических скафандрах. Однажды мне показалось, что в наушниках моего шлема снова слышится знакомый гул двигательной установки Манншенна. Неужели Фергюсу все же удалось починить и снова запустить свою машину времени? Но даже если и так, то к нам это больше не имело никакого отношения. От Малетера тоже ничего слышно не было.

И затем у самого горизонта появились огни прожекторов приближающихся реактивных саней - отсюда они казались яркими звездами, летевшими на чрезвычайно низкой высоте. Вот и все. Я начал подумывать о том, что, возможно, нам следует самим броситься за борт нашего плота. Интересно, пристрелит ли нас Малетер сразу же, как только подъедет поближе, или все-таки сперва решит допросить, ошибочно полагая, что мы знаем секрет устройства машины времени?

Ровная линия огней дрогнула, и мысленно я уже видел вспышки взрывов, яркие потоки трассирующих очередей, пронзающих темное нубо. И тут в наушниках моего шлема раздался знакомый голос:

- Джонни, это Стив. Это Стив. Ты в порядке? Ну давай же, ответь.

- Мы живы, - сказал я. - Подъезжайте за нами.

И мы остались дожидаться помощи, счастливые от осознания того, что прошлое ушло, и радуясь тому, что навстречу будущему мы отправимся вместе.


home | my bookshelf | | Вернуть вчера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу