Book: Ворота в никогда



Бертрам Чандлер

Ворота в никогда

Как всегда, посвящается Сьюзан.

1


Коммодор Джон Граймс не любил офицеров таможни. В его личной табели о рангах они стояли наравне со сборщиками налогов, а возможно, и еще ниже. А сборщиков налогов, как известно, не любит никто — разве что их собственные жены и дети. И при этом любому, кто отправляется в путешествие, приходится иметь дело с таможенниками — и в первую голову профессиональным астронавтам.

Вот и теперь Граймс ощутил тоску, когда его секретарша мисс Павани сообщила ему, что шеф таможни порта Форлон желает с ним встретиться. Не то чтобы коммодор был слишком занят. В данный момент единственным объектом, требующим внимания, была складская записка, присланная старшим офицером «Мандрагоры Приграничья», уже щедро изрисованная синим карандашом Граймса.

Коммодор оторвался от своего занятия.

— Скажи ему, что я занят, — отозвался он раздраженно.

Мисс Павани затрепетала, как испуганная лань.

— Но, сэр, он говорит, что это важно. К тому же он начальник таможни.

— А я начальник космической службы Приграничья. Плюс к этому — офицер, и под моим командованием, по слухам, находится Резервная Флотилия Миров Приграничья.

— Но он ждет, сэр.

— Гхм…

Ну да… помнится, брат мисс Павани — младший инспектор таможни. Интересно, как это родственника этой симпатичной девчушки угораздило получить такую должность?

— Ну хорошо, пусть войдет.

«Интересно, что на этот раз?» — подумал Граймс. Однажды чрезмерно рьяный таможенник поднял шум из-за пары бутылок джина, которые владелец «Василиска Приграничья» провез в обход таможни сверх количества, разрешенного для личного потребления. В другой раз причиной скандала послужили карибские сигары, не заявленные в декларации. Их нашли на «Грифоне Приграничья» в каюте третьего помощника. И что прикажете делать по этому поводу? Немедленно разослать по всем кораблям циркуляры — практические руководства к действию? Допустим — но что дальше?..

Он представил себя коммодором Флотилии Приграничья (каковым являлся до того, как, по выражению астронавтов, «пустил корни») и мысленно написал от его имени письмо самому себе — Командующему Флотилией.

«Сэр, передо мной ваше распоряжение номер такой-то. В кратчайшее время я уберу его с глаз долой. Искренне ваш…»

— А, коммодор. — Размышления Граймса прервал Жозия Биллинхарст, начальник таможенной службы.

— Мистер Биллинхарст, — поднялся Граймс, всем своим видом излучая радушие. Ничего не поделаешь, приходится делить космопорт с этим типом. — Заходите, заходите. Добро пожаловать в Дом Свободы. Здесь можно даже плевать на ковер и называть кота ублюдком.

Биллинхарст вздрогнул — на что и было рассчитано: для Граймса не было секретом, что его гость терпеть не может фамильярности и грубоватых шуточек вроде этой. Тем временем шеф таможни грузно опустился в кресло с противоположной стороны массивного стола. Из-за чрезвычайной полноты Биллинхарст явно чувствовал себя неуютно в форме с золотыми галунами, которая к тому же была ему не слишком к лицу. Каждый раз, наблюдая эту картину, Граймс задавался вопросом: какому гениальному извращенцу пришло в голову заставить врагов человечества вроде Биллинхарста носить китель?

— Кофе, мистер Биллинхарст?

— Если можно, коммодор.

Вошла мисс Павани с двумя чашками на подносе. Еще одна такая улыбка — и наш жирный дружок назначит твоего братца старшим инспектором.

— Чем обязан? — осведомился Граймс.

— Думаю, ничем, — Биллинхарст позволил себе улыбнуться, но тут же его физиономия вновь стала скорбной, как у раскормленного бладхаунда.1 — Но, возможно, мне потребуется ваша помощь.

— В какой из сфер моей деятельности?

— Во всех, если можно, — он звучно отхлебнул из чашки. — Отличный кофе.

— Импортный. Налог уплачен.

— Я и не сомневался. Но, откровенно говоря, коммодор, если бы он был куплен… не в магазине… то есть за него не был уплачен налог, меня бы это не слишком взволновало.

— Вы меня удивляете, мистер Биллинхарст.

Биллинхарст вздохнул.

— Все вы, астронавты, одинаковы. Как будто для вас нет врага злее таможенника. Наверно, вы думаете, что я прыгаю от счастья, когда кто-нибудь из младших офицеров попадается на контрабанде?

— Я об этом просто не думал, — отозвался Граймс. — Лучше скажите мне, кто залетел на сей раз? В порту стоит один-единственный корабль — «Мандрагора Приграничья». Если мне не изменяет память, самым тяжким преступлением, которое вменяли кому-либо из ее команды, — это попытка пронести на борт бутылку шотландского виски, которой не оказалось в декларации.

— Никого из них я не обвиняю, коммодор.

— Неужели?

— Не я издаю законы, коммодор Граймс. Но моя прямая обязанность — следить, чтобы их соблюдали. Правительство постановило, что импорт определенных предметов роскоши облагается налогом, и определило, какой объем товаров пассажиры и члены экипажа могут ввозить беспошлинно. Но к нарушению вышеперечисленных пунктов — и вам это прекрасно известно — я отношусь достаточно снисходительно.

Граймс неохотно согласился.

— Обычно мы закрываем глаза на то, что ребята провозят выпивку или сигары — для себя. Мы тормозим их только в тех случаях, когда товар явно куплен на продажу.

— Гхм.

— Коммодор, некоторые товары запрещены к ввозу. Вы много путешествовали и знаете, что во многих мирах к наркотикам такое же отношение, как у нас к табаку, алкоголю… или даже чаю или кофе.

— Франциско… — заключил Граймс.

— Да, Франциско. Я читал об этой планете, но у меня не возникло никакого желания ее посетить.

— Странный мир. Половина ее жителей сделала из религии опиум, а другая превратила опиум в религию.

— Хорошо сказано, коммодор. Значит, я могу не напоминать, что наркотики, а в особенности галлюциногены, запрещены в Мирах Приграничья.

— Ну, нам и без них неплохо.

— Вам, коммодор — может быть. Но кое-кто без них жить не может. А спрос всегда рождает предложение.

— Контрабанда?

— Именно.

— Ас чего вы взяли, что это контрабанда? Может быть, у кого-нибудь грибная плантация в паре миль от космопорта? Или какой-нибудь доморощенный химик варит ЛСД у себя на кухне?

— Не забывайте: в этом направлении мы работаем рука об руку с полицией, коммодор. Факты указывают на незаконный ввоз.

— И какой помощи вы ждете от меня? Я не полицейский и даже не таможенник.

— Вы — лицо, облеченное властью, как и ваши капитаны. Я прошу только о сотрудничестве.

— Все это четко расписано в регламенте компании. За контрабанду полагается наказание в виде моментального увольнения, — сказал Граймс.

— Только для тех, кого поймали, — заметил Биллинхарст.

— Не вижу разницы.

— Не пойман — не вор, и вы это знаете, коммодор.

— Хорошо. Я выпущу соответствующе распоряжение. — Я ожидал от вас большего, коммодор Граймс.

— А что еще я могу сделать? — Коммодор вздохнул. — И с чего вы взяли, что это именно наши корабли? Большинство из них летают в Восточный Круг… и мне доподлинно известно — более того, я в этом уверен: там не производят ни сырья, ни наркотиков. Ни на Фарне, ни на Меллисе, ни на Стрее, ни на Гроллоре.

— «Динго Приграничья» обслуживает торговые рейсы между Лорном и Эльсинором, там проблем из-за наркотиков никогда не возникало. Но в порты Сектора Шекспира кто только не прилетает. «Вомбат Приграничья» большей частью летает на Роб Рой, что в Империи Вэйверли.2 До сих пор вэйверлианцы получали свой шотландский виски и вполне этим довольствовались. Но порты Вэйверли свободно торгуют со всей Галактикой.

— Гхм… И все равно я никак не возьму в толк, к чему весь этот шум вокруг химикалий, которые якобы расширяют сознание. Ведь они свободно продаются по крайней мере на тысяче планет?

— Но здесь, — твердо ответил Биллинхарст, — их употребление запрещено законом.

— Если людям что-то нравится, это следует запретить, — усмехнулся Граймс. — Не помните, кто сказал, что закон похож на осла?

— Мне не нравится ваша позиция, коммодор Граймс, — с осуждением произнес Биллинхарст.

— Временами я сам себе не нравлюсь, — скорбно отозвался коммодор. — Но как бы то ни было, я составлю циркуляр.

— Спасибо. Уверен, что от него будет много проку, — ответил Биллинхарст.

«Чертов ехидный ублюдок», — подумал Граймс.

2


Тем же вечером он решил обсудить сложившуюся ситуацию с женой.

— Приходил этот мерзкий боров Биллинхарст, — сообщил он.

— И что ты натворил на этот раз? — спросила Соня.

— Ничего, — сокрушенно вздохнул Граймс.

— Значит, кто-то из твоих капитанов или офицеров?

— Насколько мне известно, тоже нет.

— По-моему, наш дорогой мистер Биллинхарст не настолько тебе симпатизирует, чтобы зайти просто поболтать о погоде.

— Можешь повторить еще раз, — ответил коммодор, и его оттопыренные уши ярко запылали. — Я его тоже терпеть не могу. Как и любого из его своры.

— Но без них не обойтись, — заметила она. Граймс укоризненно посмотрел на супругу.

— Что я слышу! Черт возьми, ты же офицер разведки, хотя и в запасе!

— И зачем долбить мне это по сто раз?

— Ничего я не долблю. Просто я прихожу к выводу, что у офицеров разведки и офицеров таможни много общего.

— Ты недалек от истины. По сути, мы тоже из породы ищеек. Разведотдел Службы Контроля иногда сотрудничает с руководителями таможенных служб.

— Биллинхарст зазывал тебя в свою контору? — жестко спросил Граймс.

— Нет, конечно, нет. Он представляет правительство Конфедерации, а моя Комиссия офицеров запаса, насколько тебе известно, подчиняется Федеральной Исследовательской и Контрольной Службе.

— Но после свадьбы ты стала гражданкой Конфедерации.

— Как частное лицо — да. Для Миров Приграничья я гражданское лицо. Конечно, если с Земли придет приказ командования… Помнишь, как когда-то я получила приказ работать с тобой? Если прикажут, мне придется работать и на Биллинхарста.

— Гхм… Искренне надеюсь, что этого не произойдет.

— Искренне надеюсь, что теперь ты объяснишь, что стряслось. Я понимаю, что ты не питаешь к Биллинхарсту нежных чувств. Но ведь он просто выполняет работу, за которую ему платят.

— Ну почему налогоплательщиков обязывают оплачивать содержание их кровных врагов? — риторически спросил Граймс.

— Так было всегда — это часть цены, которую мы платим обществу, — ответила она. — Ладно, будем считать, что ты ввел меня в курс дела — в том, что касается тебя и мистера Биллинхарста.

— Хорошо. Ты прекрасно знаешь, что в Мирах Приграничья нравы куда строже, чем на Земле и в старых колониях. По сравнению с ними мы просто пуритане.

— Неужели? Я почему-то не слышала о жертвах репрессий…

— Может быть. Просто я сравниваю отношение к наркотикам здесь и, допустим, на Земле. На нашей общей родной планете марихуану продают почти так же свободно, как и сигареты. А здесь, в Приграничье, она запрещена. Более мощные галлюциногены можно купить, только имея лицензию на их использование — даже «Райскую росу», которую гонят на Арриде. А здесь они запрещены. Я мог бы продолжить…

— Не утруждайся. Итак, кто-то распространяет наркотики, и Биллинхарст подозревает твоих ребят. Верно?

— Верно.

— И он хочет, чтобы ты в этом разобрался. Так?

— Так.

— И что ты собираешься предпринять?

— Я уже предпринял. Составил циркуляр типа «следует прекратить подобную практику» и разослал его владельцам и капитанам кораблей. Обратил их особое внимание на правило № 73 регламента флотилии Приграничья: «За попытку провоза контрабанды следует наказание в виде немедленного увольнения».

— Думаешь, этого будет достаточно? — спросила она.

— Сколько раз вижу, столько раз замечаю, что твое отношение к происходящему понять практически невозможно.

Тонкое лицо Сони застыло, в зеленых глазах вспыхнул укор.

Граймс смутился.

— Я не офицер таможни, — твердо произнес он. — И могу повторить еще раз: не офицер таможни. И благодарю за это всех богов Галактики. Далее: с тех пор как человек слез с дерева, он только и делает, что потребляет наркотики самого разного толка — чай, кофе, алкоголь, табак, вытяжку из священных грибов, индейскую марихуану… Чтобы не замечать, что мир состоит из острых углов. Да, в чрезмерных количествах большинство этих снадобий — а может быть, и все они — опасны. Но ведь это касается не только наркотиков. Например, можно умереть от переедания.

— Кстати, раз уж об этом зашла речь: тебе не помешает немного потрудиться и сбросить фунт… или три… или четыре… или пять… — мягко вставила Соня.

Граймс проигнорировал шпильку.

— Биллинхарст просто покушается на святая святых — права человека на свободу выбора.

— Выбора чего?

— Выбора собственного пути в ад. Странно, но в тех культурах, где свобода выбора считается неотъемлемым правом человека, мало кто рискует воспользоваться этим правом. Но когда закон, в соответствии со своим здравым смыслом, заявляет: «Ты должен быть хорошим», — это совсем другое дело. Вспомни, как несколько лет назад в Атлантии пытались запретить употребление алкоголя. В результате многие из тех, кто не пил, стали пить. Те, кто пил умеренно, стали пьяницами, а пьяницы спились окончательно. А вот люди, которые торговали спиртным из-под полы, неплохо нажились.

— Да, весьма неплохо, — отозвалась Соня. — Люди вроде Дронго Кейна, который вечно возглавлял список твоих недругов. А теперь какой-то гений обнаружил, что Приграничье — это идеальный рынок сбыта наркотиков, и решил осчастливить человечество. Скажи мне, Джон, если бы ты знал, что один из контрабандистов — Дронго Кейн… неужели и тогда ты бы отделался дурацкими циркулярами, которые никто никогда не читает?

Граймс усмехнулся.

— Чтобы ответить на твой вопрос, придется бросить монетку Просто я не знаю, до чего дойду раньше: возлюблю Дронго Кейна или соглашусь работать в одной упряжке с Биллинхарстом.



3


Когда Граймс прибыл в порт Дальний на Ультимо, его настроение оставляло желать лучшего. Дело, которое заставило его покинуть порт Форлон, было слишком срочным, чтобы дожидаться обычного рейса. Коммодору пришлось выбить дальний буксир «Маламут Приграничья». Это суденышко вполне оправдывало свое название3 — маленькое, но мощное, созданное специально для тех случаев, когда требуется преодолеть большое расстояние за короткое время. К тому же старая жестянка была до отказа набита оборудованием, созданным по последнему слову техники.

Посадка, как всегда, была впечатляющей. Капитан Вильямс включил инерционный двигатель как раз в ту секунду, по истечении которой «Маламут» вместе с экипажем должны были размазаться по бетонному покрытию космодрома.

— Я чуть было не расстался с завтраком, — холодно заметил Граймс. — Конечно, не самая страшная потеря в моей жизни…

Капитан буксира от души расхохотался. Они с Граймсом были старыми приятелями и пролетели вместе не одну тысячу парсек на «Дальнем поиске». Вильямс обычно исполнял обязанности второго помощника.

— Вы же сами просили побыстрее, Шкипер. А что касается завтрака… Что поделать, моя малютка — не лайнер альфа-класса.

— Да неужели? Ты меня удивляешь, Вильямс.

Глядя на экран монитора, Граймс следил за машиной, которая мчалась по посадочному полю к «Маламуту». Под легким навесом в ней сидели двое: Жиль, капитан порта, и Данбар, шеф местной космической службы. Корабль был приписан к порту одного из миров Приграничья, поэтому экипаж был избавлен от необходимости проходить таможенный досмотр, а также проверку иммиграционной и медицинской служб.

— Пойду разузнаю, в чем там дело, и дам вам знать, куда отправить мой багаж, — произнес коммодор.

— Может, останетесь на корабле, Шкипер?

— Если в следующей жизни я окажусь сардиной, будет повод об этом подумать. Но не раньше.

Граймс вошел в шлюзовую камеру. Дверь распахнулась, едва он протянул руку, и коммодор шагнул на медленно выползающий трап. Тем временем машина остановилась, Жиль и Данбар вышли из нее — оба сухопарые и высокие. Жиль, который был в форме, отдал честь, а Данбар сухо поклонился. Граймс кивнул в ответ.

— Рад видеть вас, коммодор, — произнес Данбар.

— Взаимно, капитан.

— Не хотите ли немного освежиться, прежде чем приступим к делу?

— Благодарю, не стоит. Мы перевели часы на местное время, пока добирались сюда, и жили по нему в течение последней недели. Так что я успел позавтракать до посадки, — коммодор взглянул на часы, — сейчас уже 9:30.

— Совершенно верно, сэр.

Граймс сел в машину на переднее сиденье, рядом с Данбаром. Жиль сообщил, что поднимется на борт и вместе с Вильямсом официально оформит факт прибытия. Данбар, не теряя времени даром, нажал на газ.

Граймс с нескрываемым интересом разглядывал стоящие на космодроме космические корабли, мимо которых они проезжали: «Кугуар Приграничья», «Пантера Приграничья», «Отелло» с Шекспировских линий, «Графиня Эйширская» — грузовой лайнер Королевской почтовой службы Вэйверли… Все, как в порте Форлон — за исключением погоды. Здесь над головой сияла лазурь, по которой плыли редкие белоснежные облака. Как это непохоже на унылое серое небо Лорна, вечно затянутое тучами — или естественного происхождения, или извергающимися из труб промышленных предприятий.

Когда машина выехала за ворота, впереди раскинулся городской массив Дальнего. Позади белых и алых зданий возвышался покрытый снегом конус пика Предельный. Дорога, прямая, как стрела, бежала среди пшеничных полей. Там, где зелень сменялась золотом, трудились сборщики урожая, похожие на гигантских деловитых насекомых.

«Ультимо, житница Приграничья, — думал Граймс. — Планета фермеров. Мир, где все, абсолютно все просто светится гостеприимством… так что скоро надоедает до смерти. В точности как Эльсинор — тоже фермерский мирок. Только тамошние жители торгуют не зерном, а молочными продуктами и страдают непреодолимой страстью к азартным играм…»

— Где сейчас наш юный друг Плесхофф? — обратился он к Данбару.

— В Центральной тюрьме, коммодор. Можно было, конечно, выпустить его под залог, но я решил, что в этом случае у него появятся лишние проблемы.

— А каково обвинение, если поточнее?

— По нашим сведениям — участие в беспорядках. По мнению местных властей — еще и что-то связанное с наркотиками. Я собирался вызвать в качестве свидетелей капитана Гейнса и его старшего помощника. Но, если знаете, «Карибу4 Приграничья» и так вышел из графика, а если искать ему замену, то мы потеряем еще больше времени. Правда, письменные показания они оставили.

— Гхм… А вы что думаете, капитан?

— А что мне остается? За час до старта юный болван проверял оборудование в командном отсеке, а Гейне со старшим помощником сидели в моем офисе и ждали, когда все будет готово. Инженеры провели предстартовую проверку инерционного двигателя, запустили тест на двадцатой мощности, и когда подошло время старта, оставили его работать на холостом ходу. Плесхофф врубил его на максимальную мощность, и старик «Карибу» взлетел, как ракета. Скажу вам откровенно, нас неплохо встряхнуло. А потом Плесхоффу взбрело в голову сесть за пульт и показать пару смертельных трюков. Он сбил радиомачту с контрольной вышки космопорта, а потом на бреющем полете пронесся над рыночной площадью Дальнего. К слову сказать, был базарный день, и это усугубляет ситуацию. Тем временем первому и второму помощникам удалось прорваться в командный отсек. Они угомонили нашего горе-пилота и вернули корабль на стоянку — как раз к тому моменту, как подоспела полиция, как всегда, под сиренами. Вой стоял на весь космопорт.

— А сам он что говорит?

— Что это была блестящая идея — в тот момент.

— Гхм… Думаю, что каждый из нас, будучи младшим офицером, мечтал стать настоящим капитаном. Но наркотики… Думаешь, он балуется этой дрянью?

— Думаю, да. Плесхофф прибился к довольно гнусной компании — его сверстники, бородатые парни и бритоголовые девчонки. «Люди-цветы», так они себя называют.

— На Франциско некоторых людей называют «цветущими». Думаю, как раз им ребята и подражают.

— Может быть. Скорее всего, компания, с которой он якшался, развлекалась… как они называют это дерьмо… «травой мечтаний». Тьфу!

— Они ее курят?

— Вот именно. В длинных фарфоровых трубках. Представь себе, они говорят, что привыкания к ней не возникает. Они говорят — пробивает не хуже алкоголя, а вреда никакого. Чуть ли не религию на этом основали.

— И что, эта… «трава мечтаний» растет здесь?

— На Ультимо? Да вы смеетесь, коммодор, — фыркнул Данбар. — Здесь каждый квадратный дюйм почвы должен родить священную пшеницу. «Траву» завозят контрабандой. Полиция и таможня с ног сбились, пытаясь перехватить курьеров. Но торговцы наркотиками соображают куда лучше, чем стражи порядка.

Машина въехала в город и теперь мчалась по широкой улице. По обе стороны выстроились невысокие, но изящные каменные дома. Постепенно их сменили магазины, здания учреждений — чем ближе к центру города, тем выше. Наконец, машина выехала на огромную площадь с фонтанами и статуей в античном стиле — леди, гордо несущая на руках сноп пшеницы. Здесь сосредоточились главные административные здания — городская ратуша, публичная библиотека, церковь, аэрокосмическая служба, главное управление полиции и тюрьма. Последняя представляла собой круглую башню, причем окна были только на первом этаже. Несмотря на изящные пропорции, здание выглядело весьма неприветливо.

— Я предупредил их о нашем визите. Пройдемте, — произнес Данбар.

— Главное — чтобы нас оттуда выпустили, — отозвался Граймс.

4


Лейтенант полиции, который дежурил у входа на первый этаж, где размещалась администрация, оглядел Граймса и Данбара с ног до головы, словно оценивал, сколько лет они могут провести в этих стенах.

— Слушаю? — рявкнул он.

— Я — капитан Данбар, — представился шеф космической службы, — а этот джентльмен — коммодор Граймс.

Полицейского словно подменили.

— Чем могу помочь, джентльмены?

— Мы бы хотели увидеть мистера Плесхоффа Полковник Варден сказал, что это не составит проблем.

— Ах да, Плесхофф. — Лейтенант, крепкий смуглый молодой человек, полистал лежащую перед ним на столе книгу. — Он все еще у нас.

«Просто Плесхофф, — подумал Граймс. — Никаких „мистеров“. Как только оказываешься вне закона, можешь забыть о чинах и статусе».

— Камера 729, — буркнул лейтенант и жестом повелителя подозвал констебля. — Бамбергер, проводи посетителей к заключенному Плесхоффу.

— Но сейчас рабочее время, сэр.

— Я знаю. Думаю, суверенное государство Ультимо может обойтись без его услуг в течение получаса… или немного дольше.

— Пожалуйста, следуйте за мной, джентльмены, — Бамбергер, такой же коренастый, как и его начальник, повел посетителей к дверям лифта.

— Констебль Бамбергер, номер 325252 — со мной два посетителя — коммодор Граймс и капитан Данбар, — произнес он, обращаясь к какому-то устройству, скрытому решеткой, потом снова повернулся к своим спутникам: — Пожалуйста, встаньте рядом со мной. Один справа, другой слева, — и снова к решетке: — Констебль Бамбергер и посетители готовы.

На долю секунды их ослепила вспышка. Интересно, подумал Граймс, как он получится на моментальной фотографии. Потом дверь отъехала в сторону, за ней оказалось совершенно пустое помещение, похожее на камеру. Панель управления в лифте отсутствовала. Как только констебль и его гости прошли внутрь, дверь бесшумно закрылась.

— Тридцать третий этаж, — сказал Бамбергер.

Легкий рывок продолжительностью в секунду — только это и указывало, что лифт начал подниматься.

— Как я понимаю, роботы запрограммированы на выполнение приказов, которые поступают непосредственно от сотрудников тюрьмы, — заметил Граймс.

— Не могу ответить на ваш вопрос, сэр.

— Гхм… А лифты, полагаю, двигаются так медленно, чтобы в случае побега, пока заключенный будет спускаться в лифте с верхнего этажа, охране на первом этаже хватило времени, чтобы подготовить ему встречу.

— Не могу ответить на ваш вопрос, сэр.

— Но если эти устройства подчиняются только служащим, как заключенный воспользуется лифтом? — спросил Данбар.

— В истории можно встретить немало случаев, когда охранники помогали заключенным бежать из тюрьмы, — ответил Граймс. — И далеко не всегда к их спинам были приставлены пистолеты или ножи.

— Боюсь, мне не доведется увидеть, как Плесхофф дает взятку, — сказал Данбар. — Взятка с жалованья третьего помощника флотилии Приграничья… Мне и моего-то не хватит.

— Гхм… — буркнул Граймс. Похоже, Бамбергер был бы рад переменить тему разговора. — А какую работу выполняют заключенные?

— Плесхофф работает в мастерской, где собирают детали для проигрывателей, сэр, — ответил констебль. — Осужденным полностью выплачивается жалованье за выполненные работы, каковы бы они ни были. Если же суд еще не состоялся — даже если вина заключенного бесспорна — заработок выплачивают с вычетом платы за содержание. А после вынесения приговора заработок, конечно же, начинают перечислять на счет, где он накапливается.

— Гхм… — Граймс повернулся к Данбару. — Я очень удивлен, что наш мистер Плесхофф до сих пор не предстал перед судом.

— Его очередь еще не подошла, коммодор.

— Вам скучать не приходится, — заметил Граймс, обращаясь к Бамбергеру.

На каменной физиономии констебля впервые появилось легкое подобие выражения.

— С этими «людьми-цветами» не соскучишься, сэр. Надышатся своей «травой мечтаний» так, что из ушей дым идет… а то, что творят после этого, и в страшном сне не приснится. С нормальными заключенными у нас никогда таких проблем не было.

— Подозреваю, что и быть не может. Нормальные заключенные для вас — как семья.

Бамбергер бросил на Граймса взгляд, полный ярости, и наступила гнетущая тишина.

— Они начинают представлять серьезную опасность, — проговорил Данбар. — Я о «людях-цветах».

— Они были опасны изначально, — ответил Граймс. — Отработка фигур высшего пилотажа на космическом корабле весом в три тысячи тонн — не самое безобидное развлечение.

— Тридцать третий этаж, — объявил Бамбергер и указал на открывающуюся дверь.

Большинство помещений тридцать третьего этажа занимали мастерские. Сквозь все помещения неторопливо текли длинные ленты конвейеров. Здесь трудилось около ста человек, все как один в плотных серых комбинезонах, у каждого на спине и на груди номер. Вдоль конвейеров прохаживались бдительные охранники, одетые в синюю с серебром форму. Еще несколько охранников стояли у пулеметов на внутренних балконах.

«А эти отвертки — неплохое оружие, — подумал Граймс, терзаясь недобрым предчувствием — И паяльные лампы… Правда, долго ли продержится заключенный, который попытается напасть на охранника? Думаю, не долго».

Чтобы отвлечься, он посмотрел на изделие, которое проплывало мимо. Сборка была почти завершена. Да, похоже, у него дома найдется не один прибор с подобным происхождением.

Один из охранников, на рукаве которого было больше серебряных нашивок, чем у других, направился к посетителям.

— Коммодор Граймс, капитан Данбар? Как я понял, вы хотите увидеть Плесхоффа, номер 729. Можете воспользоваться комнатой отдыха. Она будет свободна до следующего перекура — минут сорок. Бамбергер, проводи туда джентльменов.

— Есть, сержант.

Комната отдыха оказалась мрачной, серой и унылой. Впрочем, кто-то догадался поставить в ней автомат с холодной водой, кофе и чаем. Бамбергер поинтересовался, не желают ли посетители чего-нибудь из перечисленных напитков. Данбар отказался, и констебль наполнил два бумажных стаканчика — для себя и Граймса. Черная жидкость, которая оказалась там, была тепловатой и горькой и походила на все что угодно, кроме кофе.

Двое охранников ввели Плесхоффа. Граймс узнал этого молодого человека: когда-то тот проходил собеседование на соискание места во флотилии Приграничья. Собеседование прошло успешно, и юноша стал младшим офицером на трансгалактическом клипере.

Во время очередного круиза по мирам Приграничья он познакомился с девушкой из Дальнего космоса. Если коммодору не изменяла память, они даже поженились… точно, парнишка подавал рапорт, просил отпуск на время медового месяца. И вроде бы капитан корабля, на котором летал Плесхофф, мельком упомянул, что не так давно их брак распался.

Обычно офицера или астронавта можно узнать всегда, в любой одежде… и даже без оной. Плесхофф явно был исключением. Даже если сейчас нарядить его в форму, он все равно будет выглядеть самым обычным молодым человеком… точнее, сильно напуганным молодым человеком.

«Хоть на бандита не похож, и то хорошо», — подумал Граймс.

— Нельзя ли оставить нас наедине с… заключенным? — спросил он, обращаясь к охранникам.

— За этих джентльменов поручился полковник Варден, — вставил Бамбергер.

— Вы коммодор Граймс, сэр? — проговорил один из охранников. — Тот самый коммодор Граймс?

— Насколько мне известно, в данном пространственно-временном континууме таковой существует в единственном экземпляре, — отозвался вышеупомянутый коммодор.

Этот диалог явно озадачил Бамбергера.

— Мы должны спросить разрешения у сержанта, — с сомнением в голосе произнес он.

Но сержант не возражал, и спустя несколько минут Граймс, Данбар и Плесхофф остались в комнате отдыха, предоставленные сами себе. Начальники космических служб расположились на тяжелой деревянной скамье. Молодой офицер устроился напротив в кресле, которое выглядело куда более жестким.

5


— Ну, мистер Плесхофф, что вы скажете в свое оправдание? — строго спросил Граймс.

— Думаю, моих извинений будет явно недостаточно, сэр.

— Разумеется, недостаточно, — отозвался коммодор… и про себя подумал: «Знал бы ты, парень, до чего мне жаль видеть, как ты ломаешь себе карьеру».

— Могу предположить, сэр, что на моей работе во флотилии Приграничья можно поставить крест, — проговорил Плесхофф.

— Боюсь, мистер Плесхофф, вы можете вообще поставить крест на полетах в космос. После ваших выкрутасов квалификационному аттестату придется сказать «прощай». Тут уж ничего не поделаешь. Но думаю, что мы не будем настаивать на полном возмещении ущерба.

— Спасибо, сэр.

— Не стоит благодарности, мистер Плесхофф. Вы списаны и можете пускать корни. Придется пройти курс лечения от наркотической зависимости. Я поговорю с нашими юристами, может быть, им удастся что-то для вас сделать.

— Спасибо, сэр.

— Но вы можете сделать кое-что и для меня.

— Все, что в моих силах, сэр, — с жалобным рвением ответил Плесхофф.

— Буду с тобой откровенен… можно, мы перейдем на «ты»? До сегодняшнего дня я не считал наркоторговлю серьезной проблемой. Я полагал: туманить себе мозги или нет — личное дело каждого. Мне и в голову не приходило, что человек, занимающий серьезную ответственную должность, может… сесть на иглу. Это так называется?



— Но я не кололся, сэр. Я всего лишь раз покурил «траву мечтаний»… мне сказали, что она действует всего одну ночь.

— Кто именно сказал?

Лицо юноши окаменело.

— Не надо их впутывать. Это мои друзья, — пробормотал он.

— Ты хочешь сказать, что она — твой друг.

— Да, — кивнул молодой человек. — Я был так одинок, сэр. С тех пор, как мы с Шейлой решили расстаться. А потом здесь, в порту Дальнем, я встретился с девушкой. В парке. После полудня я отправился в увольнение и решил прогуляться. Знаете, как это бывает, сэр. Вы встречаете кого-нибудь, и внутри вас словно что-то вспыхивает. Она похожа на девушек, с которыми я встречался дома. Вы понимаете — более раскованные, чем местные, более открытые… иначе одеваются, иначе разговаривают. В тот вечер мы пошли поужинать в небольшой ресторанчик. Интимная обстановка. Свечи на столе и все такое. Меню на черной доске. Мне и в голову не приходило, что здесь существуют подобные места. Так мы провели наш первый вечер. Потом еще один, и еще. Мы… подружились. Наш корабль ходил в регулярные рейсы, но в Дальнем мы садились каждые три недели. Чуть больше, чуть меньше… Ну и однажды… — он слабо усмехнулся, — это произошло. Разумеется, у нее были и другие приятели. Примерно одного с ней возраста. Она пригласила меня на вечеринку. Там была музыка, много выпивки, кое-что пожевать. Мы все время танцевали и разговаривали. Вы понимаете. А потом поднялся парень — хозяин вечеринки и сказал: «Всем тихо! Тишина в зале! У меня объявление!» В общем, сказал, что толкач с товаром наконец прибыл, и ворота в никуда открыты. Я сначала ничего не понял. Он тем временем начал раздавать фарфоровые трубки, такие длинные, изящные, а потом принес что-то вроде зеленоватого табака. «Что это?» — спросил я у своей девушки. А она сказала: «Ты когда-нибудь курил травку? И только не говори после всего, что у нас было, что ты чурбан».

— Чурбан? — переспросил Граймс.

— Ну знаете, скучный тип, который придерживается строгих взглядов и соблюдает всякие условности — так они их называют. Конечно, я ответил, что я не чурбан. А она сказала: не верю, потому что ты ни разу не пробовал «траву мечтаний». Я слышал об этой траве, но как она выглядит, понятия не имел. Когда я учился на пилота в академии, двоих кадетов со старших курсов выгнали за курение травки. В регламенте трансгалактических клиперов было что-то такое — вроде ее даже проносить на корабль запрещается. Мне не слишком хотелось пробовать эту травку, и я ей напомни ч, что мы завтра взлетаем. «Завтра утром ты будешь чист, как стеклышко», — уверила она. И добавила, что полное удовольствие от нее можно получить, когда куришь с человеком, который тебе не безразличен. Если я не хочу курить с ней, она покурит с… неважно с кем. Знаете, как это бывает, сэр. Когда девушка скажет — и ты сотворишь такое, что прежде и в голову бы не пришло.

— Господи! Женщина соблазнила меня, и я пал, — продекламировал Граймс.

— Кто сказал это, сэр?

— Его звали Адам. Задолго до тебя и даже до меня. Продолжай.

— Ничего приятного не было, сэр. В смысле, когда я курил. Мы курили, передавая трубку друг другу. Мне казалось, я вдыхаю нечто от нее, а она — от меня. Мы дышали чем-то жидким, текучим, будто это был не дым. Теплая, сладкая, шелковая жидкость. Мы так и курили, и одновременно занимались… еще кое-чем, — Плесхофф густо покраснел. — И другие вокруг нас делали то же самое. Необязательно девушка с парнем. Девушки с девушками, и парни с парнями. Свет постепенно угасал и становился таким красноватым, как кровь. Но мне не было страшно. Было… тепло и… уютно. Раздавался звук, будто бьется сердце. Возможно, я слышал, как бьется мое собственное сердце, или ее сердце, или сердца всех нас. Мы были так близки, мы двое, и мы все. И…

А потом — оргазм. Вроде бы все как обычно, но… как бы сказать слова поточнее… Вы можете представить оргазм как взрыв, не просто вспышка, а взрыв? А потом я начал медленно, очень медленно падать в темноту. Глубокую бархатную теплую темноту…

— И что дальше?..

— А потом наступило утро. Почти все, кто был в комнате, проснулись. Наверно, это все выглядело отвратительно — голые люди спят вповалку на полу, рассвет только забрезжил… Но я не чувствовал никакого отвращения. Мне было хорошо как никогда, просто на удивление. И всем остальным тоже — понятия не имею, откуда я это знал, но это было так. Кто-то сварил кофе — я никогда раньше не пил такого вкусного кофе. Аромат такой, будто зерна только что обжарили. А сигаретой можно было наслаждаться, как самой лучшей сигарой. Мне очень хотелось остаться и позавтракать вместе с остальными, но нужно было возвращаться на корабль. Ведь мы должны были улетать. Итак, я вернулся на корабль. Я чувствовал себя восхитительно — я был на вершине мира, на вершине всех миров. У меня любое дело само собой ладилось.

— Включая проверку двигателя, — заметил Граймс.

Вдохновенное лицо Плесхоффа превратилось в каменную маску.

— Да, сэр. Двигатель. Я стоял на мостике в командном отсеке. И заметил, что инерционный двигатель уже на холостом ходу. И неожиданно мне в голову пришла идея. Почему бы не показать старому уроду… простите, сэр, я хотел сказать, что Старик — не единственный, кто способен управлять кораблем. Я знал, что он сидит в офисе Данбара, и решил сыграть с ним шутку: пусть увидит, как его драгоценный «Карибу» взлетит без него.

— Гхм… Отличная шутка, — проговорил Граймс. — Можешь считать себя счастливчиком: ты умудрился никого не убить и не покалечить. Гхм… У меня предложение: сообщи властям, как звали твою подружку, с которой ты пошел на эту несчастную вечеринку. Впрочем… местная розыскная служба сама с этим справится, я уверен. А вот настоящий виновник — это, несомненно, толкач. Если бы ты сказал, как его звали, то смог бы смягчить себе наказание.

— Я не могу, — грустно ответил Плесхофф. — А если и мог бы, то не сказал.

Граймс печально покачал головой.

— Не знаю, что тебе светит, когда выйдешь отсюда. Но за что бы ты ни взялся, советую побыстрее усвоить, что школьному кодексу чести не всегда стоит следовать.

Коммодор встал.

— Что ж, мистер Плесхофф… мы, со своей стороны, сделаем все, что сможем. Мы тоже гордимся, что стараемся помогать своим. Жаль, что ты среди нас не задержался.

6


— До чего нынче докатилась молодежь! — патетически воскликнул капитан Данбар, когда они с Граймсом покинули здание тюрьмы. — Наркотики… оргии…

— Никогда не участвовал в оргии, — с тоской в голосе заметил Граймс. — А вы?

— Конечно же, нет! — Данбар фыркнул и подозрительно покосился на коммодора. Через пару секунд до капитана дошло, что это была шутка. — В Приграничье творятся подобные вещи, а мы до сих пор пребывали в счастливом неведении. Было большой ошибкой открывать эти планеты для межгалактической торговли — я всегда это говорил.

— Гхм… Кстати, где меня поселили?

— Для вас забронирован номер в отеле «Скала Приграничья», коммодор.

Граймс вздохнул, «Скала Приграничья» была в порту Форлон на Лорне, в порту Дальнем на Далекой, а также в порту Эдгель на Фуле. В каждой из них он останавливался по несколько раз. Эти отели были самыми дорогими в мирах Приграничья… но самая высокая цена еще не гарантирует самый лучший сервис. Граймс предпочел бы остановиться в гостинице, где меню выглядит не столь претенциозно, но кормят вкуснее, где персонал не похож на Высших Адмиралов Галактики, но обслуживает куда лучше. По счастью, он пробудет здесь всего несколько дней — пока не уляжется шум вокруг «Карибу Приграничья».

Огромное здание «Скалы Приграничья», как и тюрьма, выходило фасадом на центральную площадь. От двери до двери было буквально два шага, но Данбар усадил коммодора в машину и подвез прямо к дверям. Как уверял капитан, багаж уже ждал его в отеле.

Граймс шагнул на тротуар и проследовал к массивной двери отеля сквозь силовое поле. Последнее, вероятно, было призвано предохранять внутреннюю атмосферу, которая не отличалась свежестью от смешения с восхитительно чистым воздухом улицы. На планете вроде Лорна такая мера была насущной необходимостью, но на Ультимо выглядела просто бессмысленной данью роскоши. Швейцар в пышной ливрее приветствовал входящего так, будто он был по меньшей мере Первым Лордом Космической Федерации. Коммодор кивнул и подошел к огромной стойке. Полдюжины очаровательных девушек, собравшихся за ней, щебетали между собой, будто разноцветные птички в вольере. Наконец одна из них снизошла до того, чтобы обратить внимание на Граймса.

— Сэр?

— Меня зовут Граймс. Для меня заказан номер.

— Тот самый коммодор Граймс? — ахнула высокая блондинка, стройная, как статуэтка — очаровательная статуэтка в брючном костюме из малинового дермитекса, который выгодно подчеркивал ее формы.

— Тот самый.

— Для вас карлотиграмма, сэр. Пришла несколько минут назад, — и она протянула Граймсу темно-синий конверт.

«Почему сейчас? — отковыривая ногтем печать, думал он. — Почему именно сейчас?»

Аккуратно вскрыв конверт, коммодор прочитал:

От: Командующего Флотом Миров Приграничья

Кому: Коммодору Граймсу, D.S.М., О.С., ФСБ, R.W.N.R.

Копии: с/о отеля «Скалы Приграничья», порт Дальний, Ультимо,

с/о буксира «Маламут Приграничья», порт Дальний, Ультимо,

с/о офис порта, Флотилия Приграничья, порт Дальний, Ультимо.

В соответствии с указанной датой и с момента получения вы числитесь на действительной военной службе во Флотилии Миров Приграничья. Жалованье и довольствие назначаются в соответствии со званием коммодора первого класса, издержки оплачиваются по мере необходимости. Вы обязаны оказывать содействие полиции, таможне и прочим властным структурам, которые проводят расследование контрабанды наркотиков. Проблемы, связанные с вашим возможным отсутствием в Резерве Флотилии Приграничья на неопределенный срок, улажены.

Кравиц.

— Гхм… — задумчиво произнес Граймс.

Несложно представить, что произошло. Скорее всего, высшие чины пришли к заключению, что падение нравов в Мирах Приграничья достигло критической отметки. Посему, вероятно, некоторые из них потребовали, чтобы Флотилия приняла меры против контрабанды наркотиков. Граймс весьма живо представил себе адмирала Кравица. «Итак, господа, мы поручаем выполнение этой задачи коммодору Граймсу. Он великолепный специалист по разрешению нестандартных ситуаций». Конечно, если Граймсу удастся перекрыть кислород контрабандистам, флотилия только выиграет. Если же дело будет провалено, можно будет сослаться на то, что он, в конце концов, не кадровый офицер, а офицер запаса. Раньше в подобных ситуациях они с Соней трудились в одной упряжке — но тогда Федерация и Конфедерация действовали заодно. Теперь, похоже, ничего подобного не предвидится. Большинство планет Федерации придерживались принципа вседозволенности, в отличие от Миров Приграничья.

«Ну вот и славно, — подумал Граймс. — Пожалуй, сейчас стоит проявить активность. И для начала организуем себе транспорт. Билли Вильямс — командир запаса, а „Маламут Приграничья“ классифицируется как вспомогательное транспортное средство Флотилии. Здесь, в Дальнем, у нас есть арсенал и небольшой транспортный парк. А посему — пусть Адмиралтейство немного раскошелится».

В сопровождении юноши в аккуратной униформе коммодор поднялся наверх, в свой номер.

Первым делом Граймс связался с «Маламутом Приграничья» — буксир уже успели подключить к телефонной сети планеты — и попросил Вильямса зайти к нему как можно скорее. Следующий разговор состоялся с управляющим порта Дальнего Флотилии Приграничья, которому коммодор сообщил, что его, Граймса, призвали на действительную военную службу. Потом надиктовал срочную карлотиграмму для адмирала Кравица, в которой подтвердил запрос на использование «Маламута» и его экипажа. Позвонил на базу О.I.С. порта Дальнего, представился и предупредил офицера о возможной необходимости проведения работ по реконструкции буксира. Еще одна карлотиграмма предназначалась Соне и сообщала следующее:

«Я опять в игре. Если желаешь — присоединяйся».

Капитан Данбар уже вернулся в свой офис, и Граймс сообщил ему последние новости. Последним был звонок шефу таможни Дальнего.

— Это Граймс, коммодор Граймс. Я получил указания сотрудничать с вашими людьми по делу о наркобизнесе.

— О да, коммодор. Командование Флотилии предупредило меня, что пришлет старшего офицера… Пожалуйста, подождите минуточку. Здесь кое-кто из ваших друзей, он хотел бы с вами поговорить.

«Друг? — подумал Граймс — Если бы у меня и были друзья на этой планете, то уж точно не в таможенном ведомстве».

Но человека, чье лицо появилось на маленьком экране телефона, он не мог не узнать. Это был Биллинхарст.

— Рад вас видеть, коммодор, — провозгласил он. — Смею предположить, вы здесь из-за всей этой истории с «Карибу Приграничья». Я был здесь, когда это случилось. Тут уже созвали совещание старших таможенных офицеров Миров Приграничья. И речь шла, разумеется, о торговле наркотиками. — Его подбородки заколыхались от смеха. — Думаю, теперь вы согласны, что одним циркуляром здесь не обойдешься!

7


В последующие дни Граймс крутился как белка в колесе. Заботу о реконструкции «Маламута Приграничья» — главным образом, перевооружении — коммодор возложил на крепкие плечи Вильямса.

Сам же он сосредоточился на том, чтобы хоть как-то организовать деятельность и ознакомиться с всевозможными официальными отчетами, которые передали в его распоряжение. Как оказалось, Плесхоффу сильно не повезло. В подавляющем большинстве случаев люди, курившие «траву мечтаний» вечером или ночью, наутро не демонстрировали никаких неадекватных реакций. Кроме того, Граймс узнал, что этот наркотик действительно не вызывает физиологического привыкания. Правда, те, кто однажды пережил «полет мечтаний», как они его называли, стремились повторить этот опыт снова и снова. При этом, судя по всему, «трава» была не опаснее алкоголя, более того, не производила столь разрушительного действия на организм.

Но приказ есть приказ. Каналы поставки должны быть перекрыты, поскольку, как сказала Соня, на этой торговле наживается слишком много недостойных людей.

Большую часть рабочего времени приходилось проводить с Биллинхарстом. Несмотря на то что последний был приписан к порту Форлон, основная часть расследования должна была проходить под бдительным контролем его департамента. Понемногу Граймс начал чувствовать уважение и легкую зависть к способностям этого человека… но возникновение личной симпатии исключалось категорически. При этом Биллинхарст неизменно держался с Граймсом как со старым приятелем. Всем своим видом он говорил: «Мы должны держаться друг друга и показать этим провинциалам с Ультимо, как работают на Лорне».

— На полицию нельзя полностью полагаться, коммодор, — говорил он. — Полицейские — они везде одинаковы. Если удастся добраться до криминальных элементов — тут они в своей стихии. Но стоит им столкнуться со студентами — как здесь говорят, с «шарами» — и они впадают в истерику.

— С «шарами»? — переспросил Граймс.

— Вам следует знать местный жаргон. Они сами себя так называют. А людей вроде нас называют чурбанами. Мы мешаем шарам кататься…

— А как эти… шары… катаются, мистер Биллинхарст?

— Вы свободны сегодня вечером, коммодор? В Домини-Холле сегодня намечается всеобщее качение. Так что придется приклеить фальшивые бороды и переодеться. «Шары» бывают всех возрастов и… размеров. Юный Павани — его сестра работает у вас в офисе — составит нам компанию. Он отрастил настоящую бороду, так что при необходимости сыграет роль «шара». Он объяснит вам, как следует одеться и все такое.

Перевоплощение Граймса состоялось в комнате Павани, в простом отеле, куда поселили таможенников. Коммодор с недоумением разглядывал свое отражение в большом зеркале. Черные кожаные шорты… Нет, это не самая ужасная деталь туалета — шорты входили в один из вариантов униформы. Голые ноги… Ничего страшного, есть повод продемонстрировать великолепный загар. Сандалии, щедро украшенные металлическими заклепками, навевали воспоминания о римских легионерах. Короткая темно-зеленая рубашка навыпуск, разрисованная алыми и оранжевыми цветами… Нитка стеклянных бус всевозможных оттенков синего цвета, каждая бусина идеальной сферической формы. Но вот борода… Конечно, она подобрана в точности под цвет его собственных волос, но это единственное, что о ней можно сказать хорошего. Такой бороды у Граймса никогда не было и быть не могло — длинной и невообразимо неопрятной, неровно подстриженной и нечесаной.

Единственное, что до некоторой степени утешало — то, что Биллинхарст, чья внешность совершенно не подходила для подобного наряда, выглядел еще хуже. У таможенника оказались тощие ноги, которые непонятно как удерживали его массивную тушу. Зато субинспектор Павани выглядел вполне сносно, а борода была ему даже к лицу и придавала юноше вид древнего индийского мистика.

Домини-Холл оказался буквально в трех шагах от гостиницы, в предместье Старого города порта Дальнего. От старинных зданий из листового металла он отличался только размерами. Это был здоровенный ангар, не претендующий на принадлежность к какому-либо архитектурному стилю. Над ним, озаряя все вокруг пульсирующим голубым сиянием, горели гигантские буквы:


Сегодня вечером! Сегодня вечером!

Всеобщее качение!

Сегодня вечером!


К холлу уже стекались толпы народа — мужчины всех возрастов, экипированные подобно Граймсу и его спутникам, юные девушки и вполне зрелые дамы с чисто выбритыми головами. Большинство представительниц прекрасного пола были одеты в том же стиле, причем их шорты напоминали скорее плавки, а блузки были почти прозрачными.

Среди толпы выделялись голубые с серебром мундиры полицейских. Когда Граймс остановился, чтобы как следует оглядеться, один из них весьма чувствительно огрел его дубинкой, подкрепив воздействие грозным рычанием:

— Не тормози, чудо бородатое! Шевелись!

Пожалуй, и впрямь стоило прибавить шагу. Биллинхарст прищелкнул языком.

— Теперь вы понимаете, Джон, что я имел в виду, когда говорил о полиции, — вполголоса заметил он.

— О да, Джо… и прекрасно это прочувствовал! При входе Павани заплатил за троих.

Ни одного кресла или стула в зале не оказалось. В центре возвышалось нечто вроде платформы — единственное место, которое до сих пор пустовало. Потолок был увешан разноцветными прожекторами. В спертом воздухе висел тяжелый запах пота и не слишком чистых человеческих тел. Многие девушки уже скинули блузки. Некоторые мужчины последовали их примеру.

— Фрэнсис, что за банда играет сегодня? — будто нечаянно спросил Биллинхарст.

— «Музыка сфер», сэр.

— Поосторожнее! — рявкнул Биллинхарст.

— «Музыка сфер», Джо.

— Надеюсь, обошлось, — прокомментировал Граймс.

Тут его внимание привлекла круглая площадка в центре платформы, которая начала медленно опускаться, открывая черный провал.

«Похоже, лифт, — подумал коммодор. — Конечно, лифт: музыкантам будет непросто пробиться к сцене сквозь такую толпу».

Это действительно оказался лифт. Вскоре из «колодца» поднялись музыканты — трое бородачей с электрогитарами, еще трое с маленькими барабанчиками, пианист, появившийся вместе с инструментом, и внушительных габаритов девица с микрофоном в руках.

Начало было подобно удару грома. Разом взревели гитары, глухо ударили барабаны, пианино, наигрывая мелодию, свело все воедино. Толстая девица выла в микрофон, и ее голос, усиленный во много раз, эхом наполнял помещение.


Утекаем-м-м…

И мечтаем-м-м…

Не лжем-м-м…

Не строим плано-о-ов!

Лишь ты — и я — а-а-а!

Лишь о-он — и она-а-а!

Только мы!

Хочешь утекать —

И свободно мечтать —

Со мной?


5


И далее в том же духе с небольшими паузами. Нельзя сказать, что Граймс был в восторге от происходящего.

Он подозревал, что и Биллинхарст придерживается такого же мнения.

Странный рваный ритм музыки вызывал у коммодора совершенно определенные ассоциации. «Точно инерционный двигатель, который вот-вот заглохнет», — с отвращением подумал он. Зато юный Павани наслаждался от души — как и подавляющее большинство собравшихся. Но настоящее «всеобщее качение» еще не началось.

Оно началось чуть позже.

В музыке появился новый ритм — непокорный и неотразимый. Толпа начала двигаться по залу, словно ее мешали огромной ложкой — по часовой стрелке, загипнотизированная настойчивым ритмом барабанов, высоко поднимая ноги и с грохотом опуская их на вибрирующий пол. К этому движению было невозможно не присоединиться, и душой, и телом. Они двигались в такт реву гитар, громовым ударам барабанов, упругим басам неистового пианино, фразам, которые хриплым басом выкрикивала толстая девица на сцене:


Прокатись, прокатись!

Пусть трясутся чурбаны — раз, два, три!

Мы собьем ублюдков с ног,

Разотрем их в порошок!

Прокатись, прокатись, прокатись!


Граймс обнаружил, что громко распевает вместе со всеми. Павани тоже пел. Биллинхарст бормотал себе под нос без всякого энтузиазма.

Круг за кругом, и еще круг. Павани каким-то образом освободился от рубашки. Граймс взмок и был не прочь последовать его примеру, но в давке это не представлялось возможным. Однако он заметил, что многие женщины умудрялись раздеваться догола, проявляя чудеса ловкости.


И по суше, и по волнам мы покатимся свободно!

Нас ничто не остановит —

Нет, нет, нет!

На холмах и на равнинах мы в пыли оставим след!

Нас ничто не остановит —

Нет, нет, нет!

Круг за кругом, и еще круг.

Топ, шлеп, топ, шлеп!


Огни над головами мерцали в такт грохоту басов.


Пусть заткнутся чурбаны —

Это мы, это мы!

Шары должны катиться,

Мы созданы катиться!

Мы катимся сквозь вас!

Мы катимся сквозь вас!


— Я надеюсь кое-кого здесь поймать, — тяжело дыша, прошептал Биллинхарст, переходя на шепот.

— Вон тот вроде ничего, — предложил Граймс. У него явно открылось второе дыхание. — Немного потный, но здесь все такие.

— Нет… не то… Вот! Информация!

— Катящиеся шары не обрастают мхом, — ответил ему Граймс.


Круг за кругом, и еще круг.

Топ, топ, топ! Шлеп, шлеп, шлеп!

Когда шары закатятся

Когда шары закатятся,

Мы хотим быть в их числе,

Когда шары закатятся!


Справа от Граймса танцевала полуобнаженная девица, тощая и плоскогрудая. С каждым кругом она все теснее прижималась к нему.

Черт возьми, неужели она собирается его закадрить?! Надо как-то отказать ей, в то же время не обидев… Девица была совершенно не в его вкусе. И тут какой-то толстяк, обливающийся потом, протолкался к ним, не переставая танцевать, — к слову сказать, танец все больше напоминал марш. Граймс услышал, как толстяк шепнул девице:

— В два пополуночи у переправы Фицрой. Передай дальше!

Передав сообщение, он растворился в толпе танцующих. Каким-то образом тощая девица оказалась между Граймсом и чуть живым от усталости Биллинхарстом, тихонько напевая в такт музыке.


Загляните за травой,

Загляните за травой.

В два ноль-ноль,

В два ноль-ноль,

Переправа Фицрой.

Загляните за травой!


Музыканты заиграли другую тему, но она продолжала напевать как ни в чем не бывало:


Помечтаем на свободе,

Помечтаем на свободе,

Трава мечтаний,

Трава мечтаний,

Свободно помечтаем…


Она скорчила рожу Биллинхарсту, одарила Граймса очаровательной улыбкой и скрылась в толпе.

Круг за кругом, и еще круг, постепенно приближаясь к выходу.


Мы закатимся в ворота!

Мы закатимся в ворота!

Мы закатимся в ворота!

И когда вы будете на подходе,

Мы будем уже там!


Биллинхарст, набрав в легкие побольше воздуха, с большим энтузиазмом пропел заключительную фразу: «Мы будем уже там».

8


Но они едва не оказались совершенно в другом месте.

Около Домини-Холла произошла небольшая разборка. Мнения о причинах их возникновения были различны. В одной утренней газете писали, что толпа, распевая «Мы прокатим по ублюдкам», налетела на группу полицейских. В другой газете сообщили, что полицейские набросились на небольшую группу молодых людей, возвращавшихся с «Всеобщего качения», хотя те вели себя вполне миролюбиво.

Однако на самом деле главным виновником инцидента был Граймс. Громкие песни, напоминающие песнопения людей каменного века, воскресили в нем воспоминания юности, когда он был кадетом ФИКС, в меру буйным, как и все его сверстники. В те славные времена они с приятелями частенько развлекались, распевая различные песенки в пределах слышимости какого-нибудь стража порядка. Он стал решительно убеждать Биллинхарста выучить слова (последнему это совсем не понравилось). Зато Павани мгновенно поддался на агитацию и запел, а полдюжины парней и девушек, очень кстати проходивших мимо, с удовольствием подхватили:


Вот полицейский на посту —

Вон там, вон там!

Вот полицейский на посту —

Вон там, вон там!

Вот полицейский на посту —

Носки воняют за версту!

Вот полицейский на посту —

Вон там, вон там!


Когда они затянули песню по третьему разу, при каждом повторе прибавляя громкости, несколько полицейских попытались угомонить певцов. Однако дубинками дело не ограничилось. В ход были пущены электрошоковые ружья, отрегулированные так, чтобы причинять максимальную боль, но не приводить к потере сознания. На помощь Граймсу и его товарищам бросилась целая толпа гуляк. Тут над улицей застрекотал полицейский аэробот, и сеть, сброшенная с него, накрыла дерущихся.

Серебристые метки на форме полицейских действовали как индикаторы, и проволочная паутина соскальзывала с них, зато остальные крепко завязли. Аэробот проплыл над улицей, как рыболовецкий сейнер над стаей рыб. Сеть с уловом, болтающаяся под днищем, была с позором доставлена в участок. Граймс, Биллинхарст и Павани могли запросто провести ночь в камере. Однако дежурный лейтенант опознал Павани, который часто выступал в роли связующего звена между полицией и таможней. Он отозвал троих граждан Лорна, словно для допроса, и те последовали за ним под сочувственные и ободряющие возгласы остальных арестованных. Биллинхарст наконец-то получил возможность дать волю чувствам.

— Ты чуть было все не испортил, коммодор, — прорычал он.

— Если ты «шар», то должен катиться! — без тени раскаяния отозвался Граймс.

— Эй, лейтенант, как-там-вас! — заорал Биллинхарст. — Я начальник таможни порта Форлон, занимаюсь расследованием контрабанды наркотиков. Это Джон Граймс, — он испепелил коммодора яростным взглядом, — коммодор Флотилии Миров Приграничья, он работает со мной… или против меня, судя по сегодняшнему концерту. С субинспектором Павани Вы знакомы.

— Чем могу помочь, сэр?

— Мне нужен транспорт и люди. Вооруженные, слышите?

— И карта, — вставил Граймс. — И вся информация о географии местности, какую ты сможешь предоставить. — Он подождал, не добавит ли чего Биллинхарст, и продолжил: — Похоже, что сегодня к двум пополуночи на переправу Фицрой доставят партию наркотиков.

— В офисе капитана есть карта, — сказал лейтенант. — Прошу за мной.

На крупномасштабной топографической карте, которая украшала стену офиса, был изображен порт Дальний и окрестности в радиусе пятидесяти километров от центра города.

— Переправа Фицрой недалеко отсюда, — Офицер ткнул пальцем в карту. — Вот мост — автодорожный и монорельсовый одновременно. К северу от моста расположена деревня Дэвидшем. Там служит один-единственный младший констебль… — лейтенант фыркнул, — который в данный момент наверняка закутался в теплое одеяльце и смотрит десятый сон. Я проходил там службу до того, как получил сержанта. В Дэвидшеме никогда ничего не случается. Так что… с трудом верится, что к северу от переправы Фицрой будут раздавать наркотики. Далее… что мы видим на юге? Ага, мы видим пшеничные поля. А тут, — он снова ткнул пальцем в карту, — находится ипподром. Надеюсь, джентльмены найдут время и побывают на Кубке Ультимо. Незабываемое зрелище.

— А приземлиться там можно? — поинтересовался Граймс. Его совершенно не интересовали лошади.

— Там можно посадить крейсер, коммодор. И парочку истребителей. Ну, разве что галактический лайнер класса «альфа» может не поместиться, — и лейтенант расхохотался над собственной шуткой.

— Как я понимаю, на машинах установлены мигалки, — заметил Граймс. — Гхм… Что ж, мистер Биллинхарст, если мы воспользуемся полицейской машиной, то распугаем комитет по раздаче — или как там их называют. Предлагаю приземлиться подальше от дороги, к северу от ипподрома, а остаток пути проделать пешком. Но нам понадобится проводник. Лейтенант, кто из ваших людей знает этот район?

— Например, я, сэр.

— Отлично. У вас есть какой-нибудь транспорт, от которого не будет много шума? Инерционный двигатель ревет так, что перебудит всю округу.

— У нас есть дирижабли, сэр. Разработаны специально для нашей планеты, для нужд полиции.

— То, что нужно, — отозвался Граймс. Да, человечество вновь возвращается к воздухоплаванию.

— Мне казалось, что на Ультимо не совершается по-настоящему серьезных преступлений, — заметил он вслух.

— Зато нам часто приходится иметь дело с шайками, которые промышляют азартными играми, сэр. Есть такая игра, она называется «шанс»: метают две монетки… Вы понимаете, к таким надо приближаться очень тихо. На дирижаблях стоят электромоторы, их почти не слышно.

— Прекрасно. Значит, пусть будут дирижабли.

— Слушаюсь, сэр. Теперь, с вашего позволения, я позвоню капитану округа и займусь подготовкой операции.

— Прежде чем вы уйдете, лейтенант… не подскажете, где у вас уборная с умывальником? Хотелось бы избавиться от этой бутафорской растительности… а то, неровен час, ее затянет в пропеллер.

9


Граймс всегда питал слабость к воздушным кораблям. Время от времени ему даже доводилось летать на таких судах в качестве пассажира. Либо планеты, на которых это происходило, отставали в техническом развитии от Земли, либо их жители не испытывали особой потребности экономить энергию. К примеру, космические корабли Шаарской империи нисколько не уступали человеческим, но для атмосферных полетов шаарцы предпочитали использовать аппараты легче воздуха.

Дирижабли полиции Ультимо были великолепны — от идеи до воплощения. Впрочем, это были скорее воздушные корабли с полужестким корпусом, чем настоящие дирижабли. Внутри баллона с гелием была встроена нагревательная спираль для увеличения подъемной силы. Сложная конструкция из ремней и сеток позволяла увеличивать давление и быстро менять высоту. Кроме того, в гондоле находился водяной балласт — но сброс балласта, равно как и стравливание гелия, считалось аварийной мерой. Гондола висела на жестких тяжах, под ней крепился толкающий пропеллер.

Граймса, Биллинхарста и Павани направили на головной корабль, которым должен был управлять уже знакомый им лейтенант. На борту уже находились четверо констеблей. Граймс, сгорая от любопытства, устроился рядом с пилотом в крошечной кабине, которая располагалась в носовой части гондолы. Наземная команда отпустила швартовы, однако шасси даже не думали отрываться от земли. Баллоны, похожие на гигантские сардельки, наполненные вместо фарша гелием, рвались вверх, издавая легкое потрескивание. Лейтенант пробежался пальцами по переключателям на пульте управления, и почти сразу же жужжание электрического мотора затихло.

— Декомпрессия? — поинтересовался Граймс. Слабый треск над головой вскоре стих совсем.

Лейтенант вполголоса чертыхнулся и, заглянув в главную кабину, осведомился:

— Извините, мистер Биллинхарст… Сколько вы весите?

— Я… давно не взвешивался, лейтенант.

— А пора бы! — буркнул полисмен.

За бортом раздался звучный шлепок: на бетон летного поля выплеснули воду, чтобы облегчить гондолу. Корабль неторопливо и бесшумно поплыл вверх, мимо освещенных окон полицейских казарм, все выше и выше. Под ними лежал порт Дальний — светящееся полотно, рассеченное на клеточки черными линиями улиц. Граймс высунул голову в открытое окно и оглянулся. Огромными темными облаками, черными силуэтами на фоне городских огней медленно всплывали пять дирижаблей.

Лейтенант запустил двигатель. Он и вправду работал почти бесшумно, раздавалось только слабое посвистывание пропеллера. Корабль медленно развернулся и лег на курс.

— С этими штуками нужен глаз да глаз, — пояснил он. — Они очень хрупкие.

Постепенно огненные поля города сменились россыпью искорок предместья, а потом и они остались позади.

Ночь стояла чудесная — ясная и почти безветренная. Одинокая луна Ультимо — Церера — висела высоко на черном небе, беззвездном небе Приграничья. Совсем недавно было полнолуние, но она светила неярко. Крупные спутники, которые можно назвать сестрами планет, — редкость в нашей Галактике. Но неяркого сияния Цереры было достаточно, чтобы поверхность реки Фицрой заиграла бликами — словно мерцающая лента серебристого муара змеилась в бесформенной черной темноте. На горизонте, точно скопление желтых звезд, мигали огоньки Дэвидшема.

Невидимая с земли, в полном безмолвии эскадра плыла к месту назначения. Блестящая мишура городских огней окончательно скрылась из виду. По правому борту по-прежнему серебрилась река, вдалеке, тоже справа, все ярче горели окна в поселке. Граймс позаимствовал у пилота бинокль ночного видения и теперь ясно различал черную прямую линию, рассекающую серебряную ленту реки. Мост… Он повернулся налево и изо всех сил вглядывался в темноту, безуспешно пытаясь рассмотреть ипподром.

— Так вы ничего не увидите, сэр, — засмеялся лейтенант, — Надо быть совой — я хочу сказать, настоящей совой, чтобы что-нибудь разглядеть… Видите излучину реки неподалеку от поселка, в форме подковы?

— Гхм… Да.

— Это скошенное поле. Там мы будем садиться.

— Высадимся… а дальше пойдем пешком.

— Да, высадимся и пойдем пешком.

Капитан щелчком переключил тумблер, и корабль плавно заскользил к земле, словно по невидимому склону. Теперь Граймс все яснее различал детали местности. Вот светлые пятна — это поля, на которых пшеницу еще не успели убрать, и темные — уже скошенные… Заработал еще один электродвигатель, послышалось легкое потрескивание: оболочка баллона начала сжиматься. Казалось, до земли уже рукой подать. Она приближалась с неимоверной скоростью, и Граймс забеспокоился. Высокие деревья и прочие столь же опасные предметы… Нет, пожалуй, этот лейтенант понимает, что делает. В любом случае, вряд ли на пшеничном поле растут деревья — никто не позволит им высасывать из почвы драгоценные питательные вещества, предназначенные злакам.

Пилот бросил в микрофон несколько коротких фраз, предназначенных группам на других кораблях, затем остановил основной двигатель и тут же запустил его реверсом. Земля, которая только что угрожающе неслась навстречу, теперь мягко подавалась назад, словно готовясь принять воздушное судно. Скольжение замедлялось, баллон сморщивался, теряя плавучесть. С сухим потрескиванием шасси скользнули по колкой стерне, моторы заглохли, и дирижабль замер. Несколько человек, выпрыгнув из боковых дверей, бойко и умело вбили в землю колышки и привязали швартовы.

— Все на выход! — радостно скомандовал лейтенант.

Граймс выпрыгнул из гондолы и вполголоса выругался: стерня оказалась на редкость колючей. Пожалуй, стоило хотя бы надеть брюки вместо шортов. Один шаг в правильном направлении он уже сделал, избавившись от рассадника паразитов, который украшал его подбородок. Но одного шага, как обычно, оказалось недостаточно. К счастью, экипировка для участия во Всеобщем Качении включала в себя весьма крепкие сандалии. Коммодор подошел к Биллинхарсту и Павани. Некоторое время они стояли и наблюдали, как воздушные корабли один за другим приземляются на поле. Поинтересовавшись, каким образом при посадке им удавалось избежать столкновения, коммодор получил от лейтенанта краткое, но исчерпывающее объяснение: на баллонах были установлены замаскированные сигнальные огни.

Действительно, на фоне темной громады баллона что-то чуть заметно мигнуло. Прожектора, прикрытые щитками, были направлены вниз. Оставив у каждого дирижабля по одному дозорному, лейтенант обратился к Граймсу.

— Держитесь ко мне поближе, коммодор, вашим спутникам это тоже не помешает. До ипподрома прогуляемся пешком, и старайтесь не шуметь. На подходах рассредоточимся и попробуем взять ипподром в кольцо — вдруг там кто-то есть. Если никого не обнаружим, первой группе ждать на трибуне для владельцев лошадей, второй — у паддока, остальным — у тотализатора. Там у нас будет отличное прикрытие.

— И отличный шанс для атаки? — отозвался Граймс.

Предстоящая прогулка по полям энтузиазма не вызывала. Луна светила достаточно ярко, чтобы можно было видеть, что делается под ногами, однако острые соломинки втыкались в кожу на каждом шагу и кололи до крови. Воздух, несмотря на безветрие, был на удивление прохладным. Какие-то существа шумно копошились в сухой траве. Воображение живо рисовало коммодору ядовитых рептилий, огромных насекомых и прочих мерзких тварей. Правда, их гид сообщил, что кошки, завезенные с Земли, успешно уничтожают местных грызунов, и сами эти грызуны мелкие и безобидные (увы, не в смысле их аппетитов), но его тревога не развеялась.

Следом шел Биллинхарст — удивительно, как эта туша умудрялась двигаться почти бесшумно! — и, похоже, Павани. Полицейские то ли растворились в воздухе, то ли освоили левитацию. Граймс не преминул шепнуть лейтенанту что-то вроде комплимента но этому поводу и узнал, что отряд, который их сопровождает, специализируется на задержании любителей азартных игр. Но когда коммодор поинтересовался, хватает ли штрафов, которые взимаются с этих злостных преступников, на содержание парка дирижаблей и прочее оснащение, ответом ему было красноречивое молчание.

Приказы передавались шепотом. Полицейские развернулись цепью, окружая ипподром. Из наручной рации лейтенанта время от времени доносились голоса, из чего Граймс понял, что группы вышли на исходные позиции. Затем лейтенант поднес микрофон к губам и приказал осторожно продвигаться. Впереди в слабом лунном свете белели перила ограждения. Следуя за своим провожатым, Граймс перебрался через них и оказался на беговой дорожке. Перед ними двигались какие-то неясные тени — однако это всего лишь люди лейтенанта пробирались к трибуне для владельцев лошадей и будке тотализатора. Через некоторое время пришло донесение: биодетекторы не запеленговали ни одного существа крупнее кошки.

Граймс взглянул на часы. Ждать еще час. Он был почти уверен, что на подобные рандеву никто не приходит заранее… если пресловутую «траву» действительно привезут сюда.

Все, на что мог надеяться коммодор, что скамейки на трибунах обили чем-нибудь мягким.

Он не ошибся. Однако за долгие годы от мягкой обивки осталось только воспоминание.

10


Нет ничего хуже, чем ждать — особенно ждать на холоде и в темноте. Крошечная луна давно прошла зенит и медленно опускалась за край беззвездного неба. Несомненно, полицейские привыкли часами ждать в засаде, Биллинхарст и Павани — тоже, хотя и чуть в меньшей степени. Но Граймс не мог сказать того же о себе. Делать было нечего, и он сидел как на иголках. Когда лейтенант заикнулся о ключе, которым можно открыть туалеты под трибунами, коммодор немедленно позаимствовал его… хотя на самом деле намеревался просто покурить. Набив свою видавшую виды прокуренную трубку и затянувшись пару раз, он почувствовал, что наконец-то может расслабиться. Откровенно говоря, у него не возникало ни малейшего желания возвращаться на свой пост. Граймс взглянул на часы… пожалуй, все-таки стоит поторопиться. Без пяти два.

Он едва успел вернуться, когда послышался шум. Что-то приближалось со стороны города… и, похоже, по воздуху. Пульсирующий гул инерционного двигателя трудно с чем-то спутать. Коммодор взглянул вверх, туда, откуда доносился звук, но ничего не увидел. Ну, разумеется! Неужели торговцы станут включать ходовые огни?

Когда корабль приземлился на поле в центре ипподрома, появилась возможность его разглядеть. Время шло, а из гондолы как будто никто не собирался выходить. Экипаж выжидал, полицейские тоже.

Граймс снова посмотрел на часы. 2:01… 2:02…

— А вот и они, — прошептал лейтенант.

Действительно, они приближались.

Сначала где-то высоко, в самом зените, раздался тихий басовый рокот. Понемногу звук усиливался, хотя по-прежнему был чуть слышен. И, наконец, показался его источник — крошечная игрушка, модель корабля. На его борту могла разместиться разве что пара карликов… или несколько килограммов «травы мечтаний».

Электрошоковые ружья бесшумно поднялись. Одни взяли на прицел дирижабль, другие — автоматический зонд контрабандистов. Цель была накрыта с трех сторон — с трибуны, со стороны паддока и от будок тотализатора. Лейтенант проявил завидную предусмотрительность: любой, кто придет за грузом, окажется под огнем, в то время как две группы из трех останутся для него недосягаемы.

Из корабля вышел человек. Он медленно и осторожно направился к зонду, который только что приземлился, и присел на траву.

— Огонь! — будничным тоном сказал лейтенант, поднеся к губам рацию.

Казалось, от гула разрядов ожил воздух. Торговец наркотиками словно превратился в ледяную статую. Он по-прежнему сидел на корточках, но был полностью парализован, не в состоянии пошевелить даже пальцем. Двигатель неровно затарахтел, крошечный аппарат подпрыгнул и взмыл вверх, словно на невидимой нитке. Тонкие лучи прожекторов пронзили темноту — казалось, они беспокойно ощупывают небо. Наконец в высоте вспыхнула крошечная яркая звездочка — там, где никогда не бывает звезд. Выстрелы по меньшей мере четырех винтовок прогремели одновременно, и пули устремились вверх, с обезоруживающей медлительностью рисуя в черноте белые затухающие дуги. Лейтенант выхватил лазерный пистолет, и алый луч разрезал темноту, без надежды на успех расходуя энергию. Несколько летающих тварей наткнулись на смертоносную нить и сгорели мгновенно, оставив в воздухе лишь дым.

Возможно, винтовки сделали свое дело, а может быть, луч лазера все-таки достиг цели — этого никто никогда не узнает. Но неровный стук внезапно смолк, и зонд полетел вниз. Лучи прожекторов вели его, словно пытаясь замедлить падение. Аппарат врезался в землю почти в том же месте, куда приземлился минуту назад.

— Ложись! Ложись! — заорал кто-то.

В то же мгновение в арене, словно адский цветок, вырос столб нестерпимо яркого пламени. Затем послышался страшный треск — будто планета раскололась надвое. Ипподром задрожал, скамейки на трибунах попадали, но сами трибуны, по счастью, были выстроены на совесть. Как стало известно позже, никто из сидевших в засаде не пострадал. Граймс, оглушенный и в каком-то оцепенении, сделал над собой усилие, осторожно оперся на скамейку, за которой прятался, и встал на ноги. Полицейские помогали друг другу выбраться из-под обломков, на трибунах то и дело вспыхивали фонарики.

Биллинхарст опередил всех. Включив фонарик, он уже бежал, грузно переваливаясь, к обломкам зонда, которые еще дымились. Коммодор бросился вслед за ним. При виде того, что осветил фонарик таможенника, Граймса вывернуло наизнанку. Оторванные конечности… ошметки внутренностей… Головы не было вообще. Бросив беглый взгляд на окровавленные останки, Биллинхарст направился к искореженной гондоле. Одна из ее стенок сильно оплавилась, и шеф таможни посветил фонариком в отверстие. Внутри была девушка. Похоже, взрыв не причинил ей никакого вреда, но ее спокойствие наводило на нехорошие подозрения. Бледное лицо пересекала изумрудно-зеленая прядь волос. Волос? Граймс видел блик на ее гладко выбритой голове. Толстяк нагнулся, поднял пучок зеленого волокна, растер в пальцах, похожих на сардельки, и понюхал.

— «Трава мечтаний», — ничего не выражающим голосом произнес он. — Бедная крошка получила то, за чем пришла. Последняя радость в этой жизни.

Он опустил фонарик, и тут Граймс увидел, что ниже пояса тело девушки превратилось в кровавое месиво.

Коммодор поспешно отвел глаза и посмотрел вверх. Он знал, что пустота неба обманчива. Где-то во тьме плыл корабль. И на его борту находился тот, кто пошел на это зверское убийство с единственной целью: уничтожить улики, которые могли положить конец его прибыльному делу.

— Ну как, коммодор Граймс, — спросил Биллинхарст. — Вы и дальше намерены соблюдать нейтралитет?

11


Питер Феллини, студент

Возраст: лет, местных — 19, 75; лет, стандартных — 18, 25.

Инга Телфе, художник

Возраст: лет, местных — 25, 5 лет, стандартных — 23, 5.

Идентификация тел проблем не вызвала. Планета Ультимо принадлежит к числу цивилизованных миров, где каждый житель проходит дактилоскопию и сканирование сетчатки, а подмышкой имеет татуировку — код группы крови и чувствительности к аллергенам.

Обе жертвы, как выяснилось, были из числа «людей-цветов». При этом Феллини превосходно учился, а вращающиеся абстракции Инги Телфе пользовались колоссальным спросом и стоили немалых денег. Поразительно бессмысленная смерть — оба оказались не в то время не в том месте. Воистину, несчастный случай.

Корабль, с которого был выпущен зонд, тоже нашли без труда. По возвращении в порт Дальний Граймс и Биллинхарст немедленно отправились в управление Аэрокосмической службы. Поначалу дежурный офицер попытался их проигнорировать, решив, что «шары», ввалившиеся к нему в его офис, просто хотят поразвлечься. То, что один из «шаров» был без бороды, дела не меняло. Однако при виде удостоверений он мгновенно сообразил, что ему лучше подсуетиться.

Да, «Дитмар» — судно «дикого плавания»6 с Танжера — в настоящий момент находится на орбите Ультимо и уже запросил посадку, но намерен садиться на рассвете. Владелец судна, некий капитан Ренек, не любит заниматься пилотажем в темноте. В порту Дальнем он нечастый гость, но действительно каждый раз приземляется только днем. Да, сейчас «Дитмар» выполняет регулярные рейсы между Ультимо и Иблисом. Его зафрахтовали для перевозки минералов с Адской планеты, как еще называют Иблис.7 На обратном пути они загружаются запасами провизии для курортного комплекса в Долине Ада. Где находился корабль в два пополуночи относительно переправы Фицрой, что в предместье порта Дальнего? Судя по тому, что зафиксировал наземный радар, — на орбите, с противоположной стороны планеты.

— Гхм, — глубокомысленно произнес Граймс, услышав это сообщение. Это означает, что в тот момент, когда зонд попытались увести, а затем взорвали, связи с кораблем в принципе не могло быть. Правда, кто мешал «Дитмару» оставить на орбите по крайней мере одну ретрансляционную станцию? Правда, для этого понадобится достаточно сложное электронное оборудование, какое не часто встретишь на торговых кораблях, а уж тем более «диких транспортах» вроде этого гостя с Танжера.

С Танжера…

Одна из старых колоний, основанных во время Второй экспансии. Федеральная планета, имеющая особое местоположение — единственный населенный людьми мир в секторе космоса, колонизированном Шаарской империей. На Танжере расположена База ФИКС — стратегически важный объект, который приобретает особое значение в случае конфликта между Человечеством и Шаарой. Жителям Танжера это было прекрасно известно, и время от времени они ненавязчиво напоминали об экономических преимуществах, которые сулит их планете присоединение к Шаарской империи. И всякий раз Федерации приходилось изрядно раскошелиться, чтобы выдержать конкуренцию. Последние несколько лет международной политике Конфедерации Миров Приграничья приходилось следовать тем же политическим курсом.

«Нельзя ссорится с жителями Танжера», — подумал Граймс. Но если владелец «Дитмара» нарушил закон Миров Приграничья, ему придется причинить некоторые неудобства.

На рассвете Граймс и Биллинхарст пришли в космопорт встречать «Дитмар». Потрепанный грузовик садился на удивление осторожно, словно весил в десять раз больше, чем на самом деле. Несмотря на то что корабль прибыл с одного из Миров Приграничья, он считался иностранным, и его экипажу предстояло по очереди познакомиться с представителями службы здоровья, иммиграции и таможни порта. Служба таможни была тут как тут в полном составе.

Перед тем как приземлиться, «Дитмар» словно в нерешительности завис над сигнальными огнями, отмечающими место посадки. Инерционный двигатель оглушительно ревел, и когда его наконец остановили, от тишины зазвенело в ушах. Затем ее разорвал негромкий скрежет — шасси-тренога прочно оперлась о бетон. После долгой паузы медленно открылась дверь шлюзовой камеры, и оттуда выполз трап. Биллинхарст протиснулся сквозь ряды служащих космопорта и тяжело затопал вверх. За таможенником последовал и Граймс.

Их встретил помощник капитана «Дитмара» — крепкий смуглый молодой человек в поношенной униформе.

— Все бумаги, как обычно, в офисе стюарда, — бросил он.

— Мы хотим видеть капитана, — резко произнес Биллинхарст.

— Ммм… Это что-то новенькое.

— Я знаю, что новенькое, — Биллинхарст повернулся к офицерам своей группы. — Разойтись по кораблю. Проверить жилые каюты, командный, двигательный отсеки — все помещения.

— Но послушайте, сэр… Мы же с Иблиса. С Иблиса. Это один из миров вашего родного Приграничья, или я что-то путаю?

— Проведи нас к капитану, — повторил Биллинхарст.

— Ну, хорошо, хорошо. Но придется воспользоваться лестницей, лифт… немного барахлит.

Граймс и Биллинхарст последовали за офицером по внутренней винтовой лестнице. Коммодор одолел подъем относительно легко, однако когда они добрались до каюты капитана, Биллинхарст обливался потом, а его лицо угрожающе побагровело. Дверь в каюту была открыта, однако помощник постучал.

— Два офицера таможни, сэр. Хотят вас видеть.

Граймс с удивлением воззрился на него. Конечно, форма, которую он надел сегодня, напоминала форму Биллинхарста. Но неужели юный балбес не заметил разницы в нашивках?

— Заходите, заходите, — капитан Ренек оторвал взгляд от стола. — Таможенная декларация и складские документы в офисе стюарда, я их здесь не держу.

— Я — начальник таможни Порта Форлон… — начал Биллинхарст.

— Вы не ошиблись портом?

— …и провожу расследование. Этот джентльмен — коммодор Граймс, Флотилия Миров Приграничья.

— Неужели? — Черные брови капитана Ренека — единственное, что выделялось на его гладко выбритом бледном лице — удивленно поднялись. — Неужели? Начальник таможни… и коммодор Флотилии Миров Приграничья. Прошу садиться, джентльмены.

— Перейду сразу к делу, капитан Ренек, — произнес Биллинхарст. — Сегодня, приблизительно в два ночи по времени порта Дальнего, у переправы Фицрой совершил посадку управляемый контейнер с «травой мечтаний» — управляемый каким-то кретином.

— В самом деле? Но в два ночи меня не было ни над портом Дальним, ни над переправой Фицрой.

— У вас на корабле есть зонды? — настойчиво спросил Граймс. — Автоматические зонды-роботы с дистанционным управлением? Установлено ли на корабле оборудование для запуска, управления и возвращения на борт подобных устройств?

Ренек усмехнулся, показав скверные желтые зубы, странно контрастирующие с чистой кожей лица.

— Фактически есть и то, и другое. Танжер — бедный мир и не может позволить себе парк исследовательских кораблей. Все наши торговые корабли — такие же развалины, как этот, — оснащены оборудованием, при помощи которого мы при необходимости можем выполнять исследовательские задачи.

— Утром были убиты два человека, парень и девушка, — сказал Биллинхарст.

— Что ж, весьма печально, — отозвался Ренек, однако ни в его голосе, ни на лице не появилось никакого намека на сожаление.

— Что вам известно о зонде с «травой мечтаний»? — взорвался Биллинхарст.

— А что мне должно быть известно?

— Его могли отправить только с вашего корабля, — заметил Граймс.

— И как же мне это удалось? Меня и близко не было к указанному месту… передачи контрабанды.

— К месту убийства.

— Убийства, коммодор? Сильно сказано. Как же мне, законопослушному владельцу корабля, удалось оказаться замешанным в убийстве? Этого скорее можно ожидать от какого-нибудь военного, вроде вас, но не торговца… — он вздохнул. — Убийство…

— Кто тебе платит? — неожиданно спросил Биллинхарст.

— Госколт — Государственные космические линии Танжера, кто же еще? — улыбнулся он, в очередной раз показав странного цвета зубы. — И между нами, джентльмены, могли бы платить побольше.

— Немного сверх твоего жалованья, по свободной таксе, — продолжил Граймс.

— Именно так, коммодор… Но уверен, от вас такого предложения не поступит.

— Сколько на корабле автоматических зондов?

— Три. Их количество указано в реестре корабля, и ровно столько стоит в пусковом отсеке.

Биллинхарст тяжело поднялся.

— Идемте отсюда, коммодор Граймс, — сказал он и повернулся к Ренеку: — Мои люди проверят весь корабль. Если найдут хотя бы пучок травы мечтаний — вам останется только молить о помощи всех богов Галактики, каких знаете, капитан. Кроме них, вас никто не спасет.

12


Боги Галактики остались без работы. «Дитмар» был чист — с точки зрения таможенника, которая на этот раз не совпадала с точкой зрения астронавта. Такой грязи Граймсу не доводилось видеть ни на одном из «диких транспортов». Казалось, каждая крашеная поверхность молчаливо вопиет о том, чтобы ее если не покрасили заново, то хотя бы вымыли — последний раз это, похоже, делали в какие-то незапамятные времена. На камбузе, присмотревшись, можно было узнать о том, что когда-либо готовилось с момента первого вылета в космос, а экспертиза палубного покрытия могла дать исчерпывающую информацию о том, какие миры посещало это судно за время своего существования.

Но корабль был чист. В каютах не обнаружилось даже порнографических картинок. Ни капли ликера, ни унции табака сверх разрешенного к провозу объема. Бумаги в идеальном порядке… Пожалуй, это само по себе было подозрительно.

Корабль был приписан на Танжере. Принимая в расчет позицию властей, это было весьма некстати. В любом другом случае, кого-нибудь из экипажа можно было бы задержать и поместить в тюрьму по сфабрикованному обвинению.

Например, спровоцировать драку в баре и задержать всех участников, включая несколько ни в чем не повинных зрителей, оказавшихся поблизости. Неплохие результаты давало также применение «чудо-сока», подмешанного в еду или выпивку… Да, иногда приходилось прибегать и к таким мерам — разумеется, только в крайних случаях. Но ничем не примечательный Танжер был на особом счету у Объединенной Межпланетной Организации. Биллинхарст, равно как и шеф полиции порта, с удовольствием предприняли бы необходимые меры, если бы не получили строжайшее предписание: имея дело с «Дитмаром», проявлять крайнюю деликатность — до тех пор пока не поступит особое распоряжение на внедрение агентов.

Само собой, стены заведений, где предположительно мог отдыхать и развлекаться экипаж «Дитмара», нашпиговали «жучками». Однако ничего интересного с их помощью выяснить не удалось. Создавалось впечатление, что жители Танжера имели одну, но пламенную страсть — метеорологию, и не обсуждали ничего, кроме погоды. Установка «жучков» на борту корабля дала еще более плачевные результаты — и это при том, что таможенники должны досконально знать все места, пригодные для этой цели. Единственный звук, который раздавался из приемников, вообще не походил на речь. «Х-ррр, х-ррр, х-ррр…»

С Ультимо «Дитмар» должен был отправиться обратно на Иблис, а значит, нужно было во что бы то ни стало задержать корабль в порту. По предложению Граймса инспекторы портовой службы навигации произвели проверку спасательного оборудования «Дитмара». У одной из спасательных шлюпок оказалась нарушена герметичность, а в другой был просрочен аварийный рацион. Сами по себе проблемы пустяковые… но слово инспектора — закон. По таинственному стечению обстоятельств в Дальнем не оказалось ни одной порции рационов. Пришлось посылать заказ в порт Форлон — ничего другого капитану не оставалось. Что поделать: если владелец торгового судна чем-то не понравился портовой администрации, он вряд ли сможет изменить ситуацию.

Тем временем на «Маламуте Приграничья», набитом оружием от топливного отсека до рулевой рубки, завершалась подготовка к полету. Коммодор Граймс тоже отправлялся на Иблис. По официальной версии, целью его визита на планету была инспекция портового оборудования: командование Флотилии Миров Приграничья подумывало о создании там своей базы. Биллинхарст набивался в сопровождающие, мотивируя это необходимостью произвести подготовку к организации таможни в Адской долине. Но Граймс заметил, что совместный отлет на одном корабле из одного порта будет выглядеть слишком подозрительно. С этим доводом нельзя было не согласиться, однако настоящая причина отказа крылась в другом: на борту «Маламута» и без того было не развернуться, и коммодор не желал делить свою крохотную каюту с человеком подобного телосложения. Впрочем, Биллинхарст мог вылететь другим рейсом, чуть позже. В скором времени в порт Дальний прибывал трансгалактический круизный клипер «Македония», следующий транзитом как раз через Долину Ада.

— Иблис… — произнес Билли Вильямс. Они с коммодором собрались, чтобы в последний раз перед отлетом обсудить все детали. — Знаете, Шкипер, я там никогда не был. Что это за мир?

— Вполне соответствует своему названию, коммандер Вильямс. Основную часть поверхности планеты покрывают пустыни — песок ярко-алый, тут и там скальные выходы, иссеченные ветром и песком, очень похоже на современные скульптуры. Множество вулканов, больших и маленьких, они там торчат на каждом шагу. Атмосфера — двуокись серы с небольшим количеством примесей. Аборигены — классические черти из земной мифологии: рога, хвосты и все такое — но совершенно безобидные. Понятно, что землетрясения там такое же обычное явление, как дождик у нас на планете. Самое странное: если держаться подальше от опасных зон, можешь чувствовать себя спокойнее, чем где-либо в Галактике. Планета похожа на огромный луна-парк со всевозможными аттракционами, от которых волосы встают дыбом. Создается впечатление риска там, где его нет вообще. Вот почему это место так популярно для отдыха.

— А эта Долина Ада… если не ошибаюсь, частные владения какого-то отставного капитана?

— Да, капитана Клаверинга. Несколько лет назад он появился в мирах Приграничья — владелец и капитан корабля «Салли Энн». Представьте себе: лайнер класса «бета», не новый, конечно, но все-таки… Понятно, что такая роскошная посудина оказалась не по карману крошечной компании, которая не могла наскрести средств даже на то, чтобы купить дополнительно пару шаттлов. Капитан перебивался то тем, то этим, с трудом сводя концы с концами. Когда мы познакомились, он прочно сидел на мели. Тут мне и подвернулся случай его выручить. Университеты Миров Приграничья собирались отправить на Иблис исследовательскую экспедицию, а во Флотилии Приграничья на тот момент не нашлось ни одного корабля, который подходил для этой цели. В итоге Клаверинг на своей каравелле отправился на Иблис. Позже он рассказал мне, что они с женой просто влюбились в эту долину — там располагался главный лагерь экспедиции. Дело в том, что некоторые долины на этой планете вполне пригодны для жизни — плодородная почва, не слишком жарко, даже худо-бедно можно дышать в респираторе, пока с подветренной стороны не потянет серой. А непосредственным толчком, как всегда, стала одна-единственная фраза… кажется, моя: «Любому, кто надеется заработать в Приграничье, преисподняя покажется курортом».

Вот так все и началось. Сначала люди жили в палатках и минимумом удобств. Обычно Клаверинг сам привозил на «Салли Энн» из миров Приграничья туристов, которым была охота полюбоваться «Луна-парком в аду». Вскоре Ирбисом заинтересовались владельцы трансгалактических круизных линий, и Клаверинг передал это дело им. Сейчас туда летают еще и лайнеры Королевской почтовой службы Вэйверли… и даже корабли с «Линии Звездной Собаки».8 Дела у Клаверинга пошли в гору. Думаю что старушка «Салли Энн» все еще жива. Правда, сам он вряд ли на ней летает — он теперь владелец курорта и занят по само«некуда. Но не думаю, что он настолько сентиментален, чтобы хранить ее исключительно в память о былом. Просто подержанные корабли такого класса сейчас почти не пользуются спросом.

Граймс прервался, чтобы аккуратно набить и раскурить трубку.

— Откровенно говоря, Клаверинг мне очень симпатичен, и я за него искренне рад. И очень надеюсь, что он не замешан во все, этом деле… я имею в виду торговлю «травой мечтаний».

— А зачем ему это, Шкипер? Он и так зарабатывает неплохо — и вполне законным способом.

— Денег много не бывает — тем более, когда они не облагаются налогом. Мало кто во Внутренних Мирах сочтет преступлением хранение, употребление и даже распространение наркотиков вроде «травы мечтаний». Я, например, не знаю, что думать по этому поводу Хуже, когда в это дело ввязываются какие-нибудь выродки… способные превратить в фарш пару ребятишек, которые на них же работали.

— А также когда люди делают религию из того, что могло быть просто удовольствием, — добавил Вильямс — иногда в нем просыпался неисправимый пуританин.

— Если бы все религии этим ограничивались, то за столетия своего существования принесли бы намного меньше вреда, — заметил Граймс.

Вильямс не был в этом уверен.

13


Всю дорогу от Ультимо до Иблиса Вильямс болтал без умолку, Граймсу было не до того. Он намеревался прибыть на место прежде, чем патрону Ренека станут известны все подробности событий в Дальнем. Разумеется, пока «Дитмар» стоит на космодроме, никто не рискнет отправлять сообщение в Глубокий космос. В свою очередь, любая карлотиграмма, посланная его боссом, будет немедленно перехвачена связистами Главного почтового отделения порта. К слову сказать, связисты Дальнего объявили забастовку. Похоже, что к этому приложил руку Биллинхарст — Граймс был не вполне в этом уверен, но подозревал, что без него не обошлось. Причиной для остановки работы послужил вполне законный акт — один из членов правления профсоюза был уволен за грубое поведение. Интересно, кто был человеком Биллинхарста — связист или охранник, который его спровоцировал? Не исключено, что они оба. Наконец, оставалась некоторая вероятность случайного стечения обстоятельств. Но как бы то ни было, забастовка началась весьма вовремя.

Чем больше Граймс размышлял, тем больше убеждался в том, что «траву мечтаний» развозили по мирам Приграничья именно с Иблиса. Долина Ада не считается портом ввоза9 для Миров Приграничья — следовательно, на Иблисе нет таможни. Теоретически, любому кораблю, приписанному на Иблисе, достаточно для начала приземлиться на одной из планет Приграничья, после чего он может беспрепятственно путешествовать по остальным Мирам. Именно так поступил «Дитмар». Во время первого визита в Приграничье он прибыл в Порт Эджел на Фуле, куда доставил груз сыра с Эльсинора. Там он взял на борт груз в Долину Ада и только после этого начал курсировать между Иблисом и другими мирами Приграничья, причем чаще остальных посещал Ультимо. Как иностранное судно, он был обязан каждый раз проходить таможню, но, поскольку прибывал не из-за границы, досмотр оказывался простой формальностью… до последнего рейса. От своего главного груза он избавлялся еще в верхних слоях атмосферы, так что мог не опасаться даже самых строгих проверок.

Что касается Иблиса, то на эту планету можно посадить боевую флотилию в полном составе, и никто ничего не заметит — она слишком удалена от других населенных миров, разбросанных в космическом пространстве. Конечно, там должно быть отделение Аэрокосмической Службы, или что-то в этом роде, но нет даже радара. Служба выходит на связь только в ответ на запрос извне.

Вообще-то, «траву мечтаний» выращивают и обрабатывают всего на нескольких планетах, входящих в состав Федерации. Однако на территории любого из Внутренних миров — как еще называют планеты Федерации — «траву» может на вполне законных основаниях приобрести любой желающий. Здесь она считается одной из разновидностей марихуаны, запрет на курение которой снят уже несколько веков на всех планетах Федерации. Если же на какой-нибудь планете, будь то в составе Федерации или за ее пределами, решат ввести запрет на наркотики, достаточно будет издать соответствующий закон. Но по большому счету Федерацию нисколько не волнует, что курят на той или иной планете — главное, чтобы в казну исправно поступали налоги и пошлины.

У Граймса уже созрел план действий. «Маламут Приграничья» приземлится в Долине Ада. Затем он, Граймс, встретится с Клаверингом, которого несколько лет назад назначили Полномочным представителем Иблиса, и сообщит, что намерен провести инспекцию на предмет возможности строительства на Адской планете военной базы. Само собой, придется организовать несколько вылазок, и тут без «Маламута» не обойтись — это мощное и маневренное суденышко можно использовать даже для полетов в атмосфере. В случае крайней необходимости можно будет воспользоваться местным транспортом, воздушным или наземным. Если Клаверинг замешан в истории с наркотиками, он обязательно выдаст себя. Если нет, Граймсу обеспечена всесторонняя поддержка. Владельцу курорта, как никому, выгодно присутствие стосковавшихся по отдыху военных.

Прошла неделя субъективного времени, с тех пор как «Маламут Приграничья» покинул порт Дальний. Корабль вышел на орбиту вокруг Иблиса и поплыл над огнедышащей планетой. Экипаж заворожено следил за рваными клубами черного, коричневого и желтого дыма. Неистовые воздушные потоки гоняли и терзали их, и внизу время от времени показывались раскаленные жерла вулканов. Ночная сторона планеты производила не менее сильное впечатление своей мрачной, пугающей красотой. Казалось, что жизнь в человеческом представлении просто не выживет в этом кипящем котле среди раскаленных газов.

— Вы уверены, что мы прибыли по назначению, Шкипер? — криво улыбаясь, спросил Вильямс.

— Абсолютно уверен, коммодор Вильямс. Свяжитесь с Аэрокосмическим управлением.

— «Маламут Приграничья» — Аэрокосмическому управлению. «Маламут Приграничья» — Аэрокосмическому управлению. Вы слышите меня? Прием.

Когда позывные прозвучали в семнадцатый раз, дежурный офицер Долины Ада соизволил откликнуться.

— На связи Аэрокосмическое управление Иблиса. Пожалуйста, назовитесь еще раз. Прием.

— «Маламут Приграничья», повторяю, «Маламут Приграничья». Прием.

— «Маламут Приграничья»? Буксир? Прием.

Граймс забрал у Вильямса микрофон.

— Это «Маламут Приграничья», резервный состав Флотилии Миров Приграничья, запрашиваем координаты для посадки. Прием.

— Вы бывали здесь раньше, «Маламут Приграничья»? Космопорт расположен на восточной окраине Долины Ада. — Последовала долгая пауза. — Координаты сто тридцать градусов четыре минуты северной широты… ох-ох-ох… градусов западной или восточной долготы. Отсчитываем от меридиана Долины. Среднее местное время 11:49 пополудни. Вычислить временной нуль просто, как раз плюнуть. Это вам поможет? Прием.

— Да, спасибо. Буду весьма признателен, если вы включите пеленгатор…

— Потише, парень, потише. Вас никто не ждал. Включаю.

— «Маламут Приграничья» — Аэрокосмическому управлению. Получили сигнал пеленгатора. Находимся непосредственно над вами. Будут дальнейшие инструкции? Прием.

— Да. Слушайте внимательно. Посадочную площадку номер один — крайнюю с восточной стороны — занимает «Сэлли Энн». Это наш старый космолет. На площадке номер три — крайней с запада — стоит трансгалактический клипер круизных линий «Собраон».10 Постарайтесь сесть на площадку номер два. Надеюсь, вы действительно буксир, а не здоровенный военный крейсер. Прием.

— Да, мы — буксир. Прием.

— Следите за ветром, «Маламут Приграничья». В Долине спокойно, но на высоте скорость ветра семьдесят узлов, западное направление. Прием.

— Спасибо, Аэрокосмическое управление. Мы спускаемся. Конец связи.

— Спускаемся, — повторил Вильямс и остановил инерционный двигатель.

Крошечное суденышко камнем полетело вниз. Однако вертикальный акселератор, призванный смягчить это безумное падение, был запущен лишь после того, как корпус начал светиться, раскалившись от трения об атмосферу.

— Пусть летит побыстрее, Шкипер. Если будем тянуть, эти чертовы вихревые потоки снесут нас в сторону, и до порта придется топать пешком.

— Гхм… — отозвался Граймс, который только что едва не проглотил трубку.

Теперь они проходили первый облачный слой — черную вуаль, за которой то и дело исчезали мерцающие посадочные огни. Ниже лежала зона чистого воздуха, где турбулентные потоки трепали корабль, точно терьер крысу. А навстречу, словно нагромождение фантастических замков, неслись черные, коричневые и желтые облака. Но Вильямсу, похоже, было не до того, чтобы любоваться этими красотами. Он сосредоточенно следил за высотомером и светящейся точкой пеленгатора, которая неуверенно ползла по экрану монитора. Потом корабль вздрогнул — это включился боковой акселератор, компенсирующий могучие порывы ветра.

Наконец «Маламут Приграничья» прорвался сквозь облачный покров. Прямо под ним простиралась Долина Ада — ущелье, окруженное багровыми скалами, каньон, который образовался скорее в результате подъема горных пород, нежели эрозии. К северу и югу от него возвышались правильные, как на картинке, конусы вулканов. Клубы дыма и пара вытекали из кратеров и стлались почти горизонтально. А на восточной оконечности долины возвышался огромный монолит, похожий на фантастическую башню со шпилем. Космопорт должен быть к западу от нее.

«Маламут Приграничья» опускался все ниже и ниже. Вильямс прилагал все усилия, чтобы удержать корабль в нужном положении, отдавал приказания офицерам таким голосом, что они вздрагивали, невзирая на профессиональную выдержку. И тут ближайший к кораблю вулкан внезапно изрыгнул облако дыма, из жерла выплеснулась раскаленная лава и с глухим ударом — бумм! — ровный конус дрогнул и осел. Могучая взрывная волна, прокатившись под прямым углом к ущелью, швырнула «Маламут» за пределы долины. И снова по корпусу корабля пробежала дрожь: выхлоп двигателя вернул его на прежнюю траекторию.

А потом корабль оказался в каньоне — словно одна картинка мгновенно сменила другую. Внизу, очень далеко, извивалась серебряная лента реки, темнел зеленый бархат растительности с пастельными мазками строений. А еще дальше возвышались металлические шпили «Салли Энн» и «Собраона». С высоты полета казалось, что они стоят почти вплотную друг к другу.

На самом деле между ними было достаточно места. В защищенной от ветра долине маневрировать было несложно. Аккуратно, без суеты и волнений Вильямс посадил «Маламут Приграничья» меж двух кораблей, ровно по центру треугольника посадочной площадки, отмеченной красными сигнальными огнями.

14


— Аэрокосмическая служба — «Маламуту Приграничья». Оставьте инерционный двигатель на холостом ходу, пока не выпустите и не закрепите страховочные тросы. Прием.

— Страховочные тросы? — переспросил Вильямс. — Он сказал «страховочные тросы»?

— Именно, — подтвердил Граймс. — Крепкие проволочные тросы с винтами и шпрингами. Здесь то и дело трясет, так что без них нам не обойтись.

— Если начнет трясти во время посадки, придется делать свечку.

— Действуй.

Граймс, Вильямс и офицеры «Маламута Приграничья», собравшись в командном отсеке, с интересом смотрели на экран. К бетонному полю посадочной площадки приближался человек, одетый в белые шорты и рубашку, которые могли сойти за униформу, однако таковой не являлись. За ним послушно следовала команда рабочих-аборигенов, вооруженных гаечными ключами и крюками… впрочем, им куда больше подошли бы классические вилы. По внешнему виду они походили не столько на динозавров, сколько на кенгуру, покрытых чешуей. Их головы напоминали человеческие, но были увенчаны козлиными рогами, а изо рта торчали блестящие желтые клыки. Одежды они не носили, зато чешуя, мелкая, как у рептилий, переливалась разнообразными оттенками — от черно-коричневого до бледно-желтого, почти белого. Трое уже ползли вверх по гладким бортам «Маламута» с помощью присосок на руках и ногах, волоча за собой концы проволочных тросов — гибкий хвост использовался как третья рука. Минута — и тросы были надежно закреплены в буксировочных крючьях, которые оказались весьма кстати.11 Рабочие изящно спрыгнули на землю и присоединились к своим соплеменникам. Тросы были натянуты до звона.

Из динамика снова раздался голос офицера Аэрокосмического управления.

— «Маламут Приграничья», можете выключить двигатели и оставить корабль на стоянке.

Подняв бинокль, Граймс пытался рассмотреть человека, который руководил швартовкой.

— О, да это же Клаверинг. Растолстел — а ведь раньше был поджарым, будто сто лет не ел… но в целом не слишком изменился.

Коммодор вышел из командного отсека, за ним последовал Вильямс. Едва Граймс выбрался из металлической трубы, заменяющей трап, Клаверинг направился к нему навстречу и приветствовал жестом, отдаленно напоминающий салют.

— Добро пожаловать в Долину Ада, сэр, — без всякого энтузиазма сказал он, и тут его лицо просияло: — Кого я вижу… коммодор Граймс? — Улыбка стала еще шире. — Я думал, вы командуете чем-то покрупнее этой посудины!

— Я на «Маламуте» в качестве пассажира, а не капитана, — ответил Граймс. — Позвольте представить, Клаверинг: коммодор Вильямс. Он был столь… ммм… любезен, что доставил меня сюда.

Последовал обмен рукопожатиями.

— Прошу ко мне в офис, — произнес Клаверинг. — Там расскажете, чем я обязан вашему визиту.

По дороге из космопорта Граймс и Вильямс с удивлением озирались по сторонам. Ущелье было очень глубоким — небо казалось узкой темно-желтой лентой, извивающейся в высоте. Здесь должно было быть темно и уныло. Но нет. Стены каньона — красные, оранжевые, пронизанные золотыми и серебряными жилками, — словно вбирали в себя неяркий свет, с тем чтобы сторицей возвратить обратно. Там и тут на отвесных скалах грудились растения — замершие взрывы изумрудной зелени, среди которой мерцали синие и фиолетовые искорки. Такие же кусты росли и на красном песке, покрывавшем долину.

Двое местных жителей — видимо, их послали с поручением — обогнали их, обернулись и, жутко осклабившись, помахали Клаверингу. Тот помахал им в ответ.

— Вид у них, конечно, своеобразный, но вы скоро привыкнете. Это чудесные ребята, а главное — великолепные работяги. Жалованье предпочитают получать не наличными, а безделушками, которых не производят на нашей планете. Например, им очень нравятся леденцы. А также газировка — большей гадости я в жизни не пробовал. Да, кстати… вы ведь прилетели с Ультимо, из Дальнего? Вам ничего не известно о «Дитмаре»? Он привозит нам товары, а взамен забирает химикаты — их производят в районе Горького Моря, это недалеко отсюда.

— Боюсь, вам придется подождать, — ответил Граймс. — У него возникли неприятности со службой навигации. Спасательное оборудование на корабле оказалось в отвратительном состоянии…

— Меня это не удивляет, коммодор. Но нельзя все сваливать на капитана Ренека. По моему личному мнению, владелец корабля — просто ненормальный скряга… Но Ренек по крайней мере мог сообщить, что задерживается.

— Увы, не мог. На Ультимо идет забастовка связистов.

— Ого. Если я заплачу своим дьяволятам наличными, забастовку объявят они. Ладно… на худой конец, позаимствую что-нибудь на камбузе «Собраона»… А вот и Адский котел. Мы почти у цели. Между нами, не слушайте, если вам будут рассказывать о восхитительных омолаживающих свойствах местных вод — это всего лишь байки. Однако хорошенько искупаться и попариться еще никому не помешало.

От огромного водоема — его идеально круглая форма была естественной — за несколько метров несло нестерпимым жаром. Люди, погруженные в воду, не проявляли заметных признаков активности. Они неподвижно лежали на мелководье, и над исходящей паром поверхностью виднелись только лица и… наиболее выдающиеся признаки принадлежности к тому или другому полу.

— Знаете, — проговорил Клаверинг, — положа руку на сердце, я временами искренне желаю, чтобы в трансгалактические круизы могли отправляться какие-нибудь ребята помоложе.

— А эта весьма недурна, — Граймс кивком указал на женщину, которая только что вышла из воды и направилась к соседнему водоему.

— Еще бы, — усмехнулся Клаверинг. — Это, так сказать, секретарша старого Силаса Демаресты. Вы его знаете, коммодор — такой шебутной тип, глава «Галактик Металз»… Следующий водоем — «Чистилище»12, он искусственный. Очень немногие из моих… хм… постояльцев желают погрузиться в его повторно, после того как все грехи смыты. Но процедура того стоит. Представьте себе: окунуться в холод, какой только может вынести человеческое тело — после того, как это самое тело хорошенько распарили.

— Гхм… — С видом знатока Граймс проследил, как обнаженная девушка нырнула в прозрачную сине-зеленую ледяную воду. Два стремительных взмаха — и она оказалась на противоположной стороне бассейна.

— После Чистилища можно отправляться в «Объятья Люцифера», — сообщил Клаверинг. — Это мой отель на реке Стикс. Можно добраться вплавь либо прогуляться по берегу. Или, если у вас избыток энергии, пробежаться трусцой. Вода в Стиксе теплая, как парное молоко.

Граймс с легким сожалением смотрел, как девушка плывет назад — чересчур быстро.

— Когда мы повернем, — тоном экскурсовода продолжал вещать Клаверинг, — вы увидите отель и остальные строения… прошу прощения, «пузыри»13 — так их здесь называют. У нас здесь жил архитектор, который пытался убедить меня в том, что это для них самое правильное название. Что поделать. Это страна землетрясений, более того, это планета землетрясений. Здание обычной конструкции здесь долго не простоит.

Тем временем впереди, на правом берегу Стикса, показались упомянутые строения. Представьте себе эскимосское «иглу».14 Покрасьте его. Рядом поставьте еще одно и тоже покрасьте, но непременно так, чтобы цвета гармонировали. Потом пристройте к ним третье, а четвертое взгромоздите на полученный треугольник. И так далее, и так далее…

Купол на куполе. При этом «пузыри» были сделаны из двухслойного пластика, упругого и очень прочного, а пространство между слоями заполнено сжатым газом. Казалось, какой-то гигант высыпал в медленные воды реки тонну стирального порошка, а потом как следует поплескался, и весь берег оказался покрыт пеной, которая переливается всеми цветами радуги. Судя по всему, строения должны были напоминать ночной кошмар архитектора, но, как это ни странно, такого впечатления не возникало. Нежные тона, в которые были окрашены полусферы, создавали разительный контраст с багровыми скалами, окружавшими долину подобно крепостной стене из неотесанного камня. Но странное дело: этот контраст не разрушал красоту пейзажа, способную внушить благоговейный ужас. Радужные краски лишь оживляли его — равно как и причудливые растения на берегах реки: Клаверинг доставил саженцы с далекой Земли и собственноручно высадил. (И, по всей вероятности, управление линией трансгалактических клиперов потребовало за это чисто символическую плату).

Экс-капитан и его спутники подошли к главному входу в отель и, миновав традиционный силовой экран, оказались внутри. В вестибюле работал кондиционер. Только теперь Граймс наконец понял, что снаружи царила поистине адская жара. Причина была очевидна. «Маламут Приграничья» — маленькое суденышко, не предназначенное для длительных путешествий. После недели, проведенной на его борту, даже сернистый воздух Иблиса показался бы ему райской амброзией.

Клаверинг провел Граймса и Вильямса в свой офис — одну из полусферических комнат, которые группировались самым невероятным образом. Мужчины расположились в удобных креслах — тоже сделанных из тонкого пластика и наполненных газом. В офисе гут же появился «дьявол» — каждая чешуйка отполирована до блеска — и, ухмыляясь, предложил гостям напитки. Его «галактик инглиш» был просто безупречен, несмотря на легкий присвист.

Клаверинг откинулся в кресле, и оно мгновенно изменило форму, подстраиваясь под его позу. Если не считать того, что голова у бывшего капитана совсем поседела, он почти не изменился с тех пор, как Граймс видел его в последний раз. Сколько же лет прошло?.. Ну и, само собой, стал гладким и самодовольным, как сытый котяра. Вот, пожалуй, и все.

— Ну, коммодор Граймс, чем могу помочь? — спросил он, принимая у дьявола высокий запотевший стакан.

15


— Я думаю, вы знаете, — невинно ответил Граймс.

— Откуда, черт побери? — отозвался Клаверинг. — Я же не телепат.

— Разве вы не получили сообщение, капитан?

— Какое сообщение?

— Из Адмиралтейства.

— Нет. А я должен был получить сообщение?

— Разумеется. Я собственными глазами видел копию. Правда, последнее время почта работает на редкость скверно. Возможно, оригинал прибудет с «Дитмаром» — должны же его когда-нибудь отпустить с Ультимо.

— И о чем пишет Адмиралтейство?

— О строительстве базы. — Какой базы?

— Прошу прощения… я все время забываю, что вы не в курсе. Ничего, сейчас все расскажу. Космические Лорды Конфедерации обнаружили, что в их распоряжении оказался некоторый избыток средств — спасибо налогоплательщикам. И решили, что лучшее применение этим деньгам — строительство военной базы на Иблисе.

— Во имя всего святого, зачем? Наша планета никогда не будет иметь стратегического значения.

— Именно это я и пытался им объяснить, Клаверинг. Но они встали на дыбы, и мне пришлось подчиниться.

— Думаю, у вас ничего не выйдет, — проговорил капитан. — Что ж… Как бы то ни было, я рад, что мы снова встретились, коммодор Граймс. Столько лет прошло… — он помолчал. — Но вам следовало предупредить меня. Хотя бы по «экстренной телепатической». А вы свалились как снег на голову. Сегодня в Аэрокосмическом управлении дежурил Лингард-младший, а он, между нами говоря, звезд с неба не хватает. Во-первых, он должен был приказать вам оставаться на орбите до заката или рассвета — в это время примерно на час наступает безветрие. А во-вторых, послать запрос, не требуется ли вам помощь пилота. Обычно в роли такового выступаю я сам. Взлетаю на одном из катеров «Салли Энн» и выхожу в открытый космос.

— Держите все в своих руках…

— А как же иначе? — Клаверинг фыркнул и заговорил раздраженным тоном, который был для него когда-то обычным. — Ладно, я привык, что военные всегда поступают, как черт на душу положит. Но «экстренной телепатической» можно было воспользоваться?

— Вы должны были получить сообщение, — соврал Граймс, грозно покосившись на Вильямса. — Разве что наш Карлотти приказал долго жить… Бедный крошка «Маламут» — как ни крути, годы дают себя знать. То одно выйдет из строя, то другое… — И видя, что капитан буксира тихо закипает, добавил: — Но он по-прежнему в строю.

— И все-таки эта база, коммодор… — Клаверинг покачал головой. — Это просто бред. Иблис абсолютно не подходит для этой цели. Вы не найдете ни одного места, где можно построить посадочную площадку. Потом, климат здесь совершенно невыносимый, и…

— Совершенно верно, капитан, — улыбнулся Граймс. — Именно поэтому ваш бизнес процветает. Как я понимаю, вы единственный владелец курортов на этой планете.

— Вы только представьте, что здесь начнется! Правительству пришла охота сорить деньгами, а страдать головной болью придется мне. Конфликты с аборигенами, ссоры в барах…

— Полегче, полегче. Я не утверждаю, что наши офицеры и солдаты ведут себя, как слушатели воскресной школы, но они достаточно хорошо воспитаны.

— Возможно, коммодор, а туристы? Могу себе представить: мистер Денежный Мешок приезжает с очередной блондинкой-секретаршей. К ней начинает клеиться молодой лейтенант приятной наружности — очаровательный парень в военной форме. Мистер Денежный Мешок, хлопнув рюмку-другую, лезет выяснять отношения… Ох, нет, коммодор. Меня такая перспектива не прельщает. И я сделаю все, чтобы подобное…

— Гхм. Ваша позиция ясна, капитан. Но меня прислали сюда с определенным поручением, и это поручение должно быть выполнено. И начнем мы вот с чего. Как я понимаю, поверхность Иблиса самым подробным образом нанесена на карту?

— Разумеется. Прежде чем открыть отель, я был штурманом. Если желаете, мы можем пройти в картографическую комнату.

— Не откажите в любезности, — ответил Граймс.

Картографическая, как и все здешние комнаты, располагалась в пластиковом пузыре. Здесь находились: глобус, огромный стол, на котором поместилась бы карта любого масштаба, и проектор, а на стене висел экран.

Клаверинг подошел к глобусу и слегка толкнул его пальцем, а потом остановил вращение.

— Здесь находится Долина Ада, — произнес он. — Как вы уже поняли, типичное скальное образование. На севере вы видите Трубы Мира, а к югу — Альпы Эребуса. К северу от Труб лежат Пестрые Пустоши — тамошние песчаные бури в минуту разденут до костей кого угодно, даже «дьяволов», хоть они и в чешуе. Горные массивы к югу от Альп — Дьявольские Факелы, Адские Маяки, Люциферы…

Капитан повернул глобус на двадцать градусов.

— К востоку от Долины Ада лежит Горькое море. Здесь располагается наш химический завод. Даже если туристическому бизнесу на планете придет конец — а пока об этом даже речи не идет — мы не пропадем. К северу по-прежнему Трубы, к югу — Факелы, Маяки и Люциферы.

Он снова повернул глобус.

— А вот весьма примечательный массив — Хребет Сатаны, он тянется практически от полюса до полюса. Сюда стоит приехать хотя бы для того, чтобы полюбоваться на два местечка — Долину Ветров и Дьявольский Орган. Это просто фантастика. Если повезет, впечатление останется на всю жизнь. Будто какая-то сверхъестественная тварь играет на гигантском органе — так сказать, музыкальный фон для Вальпургиевой Ночи. К западу от Хребта Сатаны — Огненный Лес и Горящие Шахты. Огненный Лес — это скопление молодых вулканов. Они действительно растут, как грибы после дождя. Горящие Шахты… ну, здесь название говорит само за себя. Дальше на запад северный и южный массивы — Трубы, Факелы и прочие — смыкаются. Здесь есть долины наподобие нашей, но гораздо меньше. Как видите, ни одного места, где можно было бы построить базу. Я понимаю, там должны быть казармы, мастерские, ремонтные парки…

— Гхм. Ну и планетка у вас, капитан Клаверинг… Скажите, вы ведь наверняка показываете своим туристам не только Долину Ада?

— Разумеется. К сожалению, экскурсию к Органу я проводил пару дней назад, и мои аэроботы проходят профилактику. Можете сами убедиться: местные ветра за одну поездку отделывают их почище любой наждачки. И в любом случае, никаких экскурсий, пока не вернется «Македония». Завтра утром «Собраон» отправится на орбиту…

— На орбиту?

— Именно. Владелец «Собраона» совсем недавно привел корабль в порядок. Он хочет посмотреть, как пройдут взлет и посадка, прежде чем самому садиться за пульт… А теперь, с вашего позволения, я откланяюсь: масса хлопот, вы понимаете. Надеюсь, вы отужинаете с нами сегодня вечером, коммодор. Салли Энн тоже будет рада видеть старого знакомого… и вас также, коммандер Вильямс.

— И кстати, а почему бы вам и всему экипажу «Маламута Приграничья» не остановиться в «Объятиях Люцифера»? Вы получите массу удовольствия, — после недолгой паузы предложил он.

— Мне предписано не швыряться деньгами, — ответил Граймс.

Клаверинг рассмеялся.

— Простите, я должен был пояснить сразу: все за счет заведения. Я не расположен принимать деньги от правительства.

— А я не расположен развлекаться на средства, которые сам же выплатил государству в виде налогов и пошлин.

При слове «пошлины» на лице Клаверинга мелькнула мрачная тень… — или это лишь показалось?

«К черту! Я же не таможенник и не полицейский!» — подумал коммодор.

Но тут он вспомнил юного Плесхоффа, чьей карьере пришел конец. И конец Питера Феллини и Инги Телфе.

16


Столовая отеля «Объятия Люцифера» располагалась в огромной пластиковой полусфере. Клаверинг со своей женой Салли сидели за столиком на небольшом возвышении в самом центре круглого зала. Отсюда капитану было прекрасно видно все, что происходит в зале. Впрочем, в этом не было особой необходимости. Дьяволы в накрахмаленных белых рубашках, черных галстуках и пиджаках, будто сошедшие со старинных карикатур и напоминающие эмигрантов, были прекрасно вышколены и отменно предупредительны, но не навязчивы. На всякий случай между столиками прохаживались трое людей-метрдотелей, которые внимательно наблюдали за происходящим.

Граймс пришел в восторг от меню. Он всегда, сколько себя помнил, был неравнодушен к острой экзотической пище, а здешние повара явно не скупились на специи. Вильямс предпочитал обычную европейскую кухню, и его реакция была более прохладной, но даже он не имел ничего против превосходного рейнвейна. Подобного мнения придерживались капитан Джиллингс с «Собраона» и его старший помощник мистер Таит, которые составили им компанию. Пока все собравшиеся выглядели вполне трезвыми, но… «В любой момент!.. — подумал Граймс и тут же одернул себя: Это не мое дело».

Тем временем Джиллингс решительно прикрыл ладонью пустой стакан со словами «На рассвете мне взлетать», однако Клаверинг принялся настойчиво уговаривать его пропустить еще стаканчик.

— Да я подниму ваш корабль, капитан. Утром я буду как стеклышко.

Миссис Клаверинг, высокая привлекательная блондинка, заметила, что бокал ее мужа вновь наполнили вином.

— А как относятся к спиртному на военном флоте, коммодор? — многозначительно осведомилась она.

— Когда как. Иногда можно позволить себе расслабиться, а иной раз это недопустимо, — ответил Граймс. — Гхм… Сейчас есть проблема куда серьезнее. Всегда можно понять, пьян человек или нет. А вот что касается других наркотиков, то здесь оценить состояние сложнее — в том числе и собственное. Не так давно — я служил на гражданке, в качестве начальника Космической службы Флотилии Приграничья — мне пришлось улаживать дело как раз такого сорта. Третий помощник с одного из наших кораблей побывал на вечеринке, где курили так называемую «траву мечтаний». На следующее утро, как обычно, парень занялся предполетной проверкой оборудования — дело было в порту Дальнем, на Ультимо. Инерционный двигатель недавно прошел профилактику и работал на холостом ходу. Офицер обратил на это внимание и тут же решил немного поиграть в пилота.

— И чем это закончилось? — спросила Салли Клаверинг.

— Всеобщим переполохом и нервотрепкой. К счастью, никто не пострадал, серьезных разрушений тоже не было. Боюсь, молодому человеку придется продолжать службу за решеткой — Конфедерация Миров Приграничья не намерена закрывать глаза употребление наркотиков. О карьере космонавта ему придется забыть.

— Ваше правительство слишком долго закрывало глаза на то, что мир меняется — иначе такого бы просто не произошло. На планетах Федерации разрешено использование препаратов, расширяющих сознание. Разумеется, одни люди привыкают быстрее, другие — дольше. Но ведь то же самое можно сказать и об алкоголе. У меня на родине, на планете Австралия, любой имеет право употреблять наркотики. Но сначала он обязан получить лицензию и пройти различные психические и физиологические тесты. Он получает информацию, какое воздействие на него может оказать марихуана, «трава мечтаний» или еще что-нибудь, и в соответствии с этим может контролировать свои действия. Я сам тому пример. Допустим, вместо превосходного вина, которым нас угостил капитан Клаверинг, я решил покурить травки. Голову даю на отсечение, что в течение как минимум двух стандартных часов после последней затяжки смогу привести свой корабль в любой космопорт Галактики. И справлюсь даже лучше, чем если бы не курил. Вашему третьему помощнику просто не повезло.

— Можете повторить это еще раз, капитан Джиллингс, — отозвался Граймс и как бы невзначай огляделся. Салли Клаверинг, а также мистер Таит — старший помощник Джиллингса — всем своим видом демонстрируют интерес к разговору. Вильямс… похоже, все его внимание сосредоточено на содержимом бокала. Клаверинг совершенно неожиданно и очень сильно заинтересовался группой посетителей за шестым столиком, которые ведут себя слишком шумно.

— Надеюсь, на борту вашего корабля ничего подобного они вытворять не будут, капитан Джиллингс, — заметил Клаверинг.

— По крайней мере, не всю дорогу. За завтраком они тише воды ниже травы.

— Черный кофе и две таблетки аспирина, полагаю. Кстати, о кофе… почему бы нам не перебраться в Грот? У меня есть «Кровь Жертвенного Дракона» — весьма недурная вещь наподобие ликера.

Он встал из-за стола, жена и гости последовали его примеру, и вся компания направилась в бар, время от времени останавливаясь, чтобы обменяться приветствиями с посетителями.

В Грот вел короткий туннель. Отделка имитировала грубо обработанный гранит, но Граймс, которого одолели сомнения, коснулся рукой стены. К его удивлению, материал оказался мягким и напоминал губку. В самом Гроте с высокого потолка спускались сталактиты, а навстречу им из пола тянулись сталагмиты — на редкость реалистично. Однако в случае землетрясения посетителям не грозило оказаться под обломками известняка. Сталактит, отломившийся в результате толчка, упал бы мягко, как воздушный шар — все сталактиты и сталагмиты были изготовлены из той же губчатой пластиковой массы. Тем не менее вид был потрясающий. Помещение заливал неяркий сине-голубой свет, откуда-то доносилось музыкальное журчание воды.

Гости расселись вокруг стола, стилизованного под истертую известняковую плиту. Кресла выглядели каменными, но были изготовлены из того же губчатого пластика и очень мягкими. Один из дьяволов тут же принес поднос, на котором стояли кофейник и чашки, а другой — графин в форме капли и высокие бокалы. Салли Клаверинг принялась разливать кофе, а ее муж — ликер.

— За преступление! — поднимая бокал, произнес Граймс.

— Странный тост, коммодор, — заметил Клаверинг.

— И старый как мир, капитан.

— Все зависит от того, что ее… считать преступлением, — заплетающимся языком произнес капитан Джиллингс.

— А кроме того, — радуясь возможности пофилософствовать, добавил Вильямс, — давайте отличать преступление от греха.

— Например, контрабанда, — подхватил Граймс. — Это преступление, но грех ли это?

— В зависимости от того… что везут, — сказал Джиллингс.

— Совершенно верно, — согласился Вильямс.

— Тогда азартные игры, — произнес Клаверинг с деланным безразличием. — Преступление это или нет? Они считаются преступлением, пока государство не получает своей доли. Но если получает… тогда все в порядке.

— Я пп-омню, как-то раз на Эльсиноре… — снова заговорил Джиллингс. — Билет гг-государственной лотереи… всего лишь ссе-емнадцать миллионов кредиток…

— Я полагаю, что на аграрных планетах — таких, как Эльсинор или Ультимо, — людям просто необходимо иногда выпускать пар, — перебил его Граймс. — С помощью азартных игр или… тех же наркотиков. По существу, на сельскохозяйственных планетах жители больше-склонны поддаваться соблазну, чем на планетах с развитой промышленностью.

— Кто с-сказал, что азартные игры — гг-рех, коммодор? — спросил Джиллингс.

— Именно грех, — назидательно проговорил Клаверинг. — Преступление имеет место только тогда, когда неприятности возникают не только у самого участника игры, но и у кого-либо еще. Впрочем… то же самое можно сказать о любом, если так можно выразиться, преступлении.

— Ну, а фальшивомонетчики? — вмешался Вильямс («Черт тебя дернул сменить тему!» — подумал Граймс). — Повторяю, фальшивомонетчики. К примеру, я напечатаю миллион банкнот стоимостью в десять кредиток. Допустим, они получились отменно, от оригинала не отличишь. Кто оказался в проигрыше?

— Д… давайте работать вместе, коммодор Вильямс, — откликнулся Джиллингс. — Когда прис-ступим?

— Нам пора возвращаться на корабль, сэр, — произнес мистер Таит, многозначительно поглядев на часы.

— На посошок, капитан Джиллингс? — спросил Клаверинг.

— Сс-спасибо, капитан Клаверинг, с удовольс-ствием помочу клювик. Не останавливаться же на полдороги. Сп’сибо… Сп’сибо. Вашш’… здоровье, сэр. И ваш’ здор-ровье, миссис Клав’ринг. И ваше, ком’дор Граймс, и ваше, к… ком’дор Вильямс… пр-рстите, ком-ман-дер. Вот. Пр’стите, мис-стер Таит. Мой — бокал — пуст. Должно быть, все, все ис… парилось. Оч-чень с… сухой климат…

Наконец Тайту удалось вытащить капитана из Грота. Миссис Клаверинг сердито посмотрела мужа.

— Ты же знаешь, «Кровь Дракона» плохо на него действует, да еще после всего, что он выпил за обедом, — она перевела взгляд на Граймса. — Простите, коммодор. Подобные ситуации выводят меня из равновесия.

— Но ведь ему не придется садиться за пульт, — виновато возразил Клаверинг.

— Если не ошибаюсь, некто иной, как ты сам, до того как «пустил корни», всегда твердил, что капитан всегда в ответе за свой корабль. Тебе надо хорошенько подумать и не подливать ему.

— Успокойся, дорогая, утром с ним будет все в порядке, — Клаверинг зевнул. — Похоже, в самом деле пора на боковую. Уверен, что и вы, коммодор, и коммандер Вильямс, уже устали. Я покажу вам ваши комнаты.

— Благодарю, капитан. С удовольствием посмотрел бы, как завтра вы будете пилотировать «Собраон». Уверен, это будет незабываемое зрелище. Вы не могли бы нас вовремя разбудить?

— Конечно. Вы можете присутствовать при взлете, без проблем. Я выведу корабль на орбиту, а потом мы вернемся на планету на моем катере. Я скажу дьяволам с вашего этажа, чтобы они вас вовремя разбудили. Что подать на завтрак? Чай? Кофе? Или что-либо еще?

— Кофе, — ответил Граймс.

— Чай, — ответил Вильямс.

Клаверинг подвел их к лифту (шахта, похоже, была единственной жесткой конструкцией в гостинице), нажал на одну из многочисленных кнопок, а затем провел гостей в комнаты. Вильямс, не вполне твердо стоящий на ногах, заглянул в свои полусферические апартаменты и осведомился, где эскимосская красавица, которая должна согревать ему постель, на что Клаверинг упомянул о дьяволах женского пола, которые обслуживают номера. Секунду поразмыслив, Вильямс принял решение спать в одиночестве и исчез за круглой дверью.

Граймс пожелал Клаверингу доброй ночи и пошел к себе. Номер оказался весьма уютным. Надувная кровать, такие же кресла, душевая, туалетная… Холодильник — единственный в комнате твердый предмет. Неожиданно коммодор почувствовал жажду. В холодильнике обнаружились фрукты, несколько бутылок минеральной воды и пластиковые стаканчики. Граймс откупорил одну из них и налил себе воды, но сделал лишь пару глотков. Жидкость была приятно холодной, но оставляла во рту странный привкус… Вода из водопровода, тепловатая и отдающая серой, по крайней мере, не внушала подозрений. Граймс открыл кран и напился вволю — благо блюда и напитки, поданные за ужином, располагали к этому. Потом разделся и рухнул на мягкую пружинящую постель.

Не успела его голова коснуться подушки, как он явственно ощутил толчки землетрясения, не сильные, но достаточно заметные. Он усмехнулся и пробормотал:

— Не нужно меня укачивать. Укачивать его и не пришлось.

17


Как большинство военных, находящихся на срочной службе, коммодор Граймс великолепно чувствовал время. Его внутренний «хронометр» был выставлен на 05:00. В это время дьявол-горничная придет, чтобы разбудить его, и принесет утренний кофе… Граймс проснулся в странном состоянии. Несколько секунд ушло на то, чтобы расшевелить мозги, прежде чем он сообразил, где он и что собирался делать. Он на Иблисе. Если точнее — в надувном пластиковом иглу. По идее, к 6:00 он должен переместиться на борт «Собраона», прежде чем тот взлетит. И еще он хотел кофе. Даже если бы ему пришлось бодрствовать до рассвета, он все равно хотел начать день с чашки кофе. Он мечтал о кофе — горячем, как преисподняя, черном, как грех, и крепким, как… объятия Люцифера, черт подери. Кстати о дьяволах. В какую преисподнюю провалилась лентяйка, которая должна была его разбудить?

Кнопка звонка обнаружилась у изголовья надувной кровати. Граймс нажал, потом второй раз, третий… Наконец дверь-пробка открылась, и на пороге появилась горничная. Белая кружевная шапочка, непонятно как укрепленная между парой рогов, смотрелась на редкость абсурдно. Впрочем, произношение у девушки было безупречным — местный акцент проявлялся лишь в хрипотце и присвисте.

— Вы звонили, сэр?

— Нет. Мой физиотерапевт прописал мне выполнять специальные упражнения для большого пальца.

— Извините за вторжение, сэр, — она повернулась к выходу. Ножки у нее изяществом не отличались — стопы как у кенгуру, и длинные когти скребут по мягкому упругому полу.

— Подождите, я пошутил. Меня обещали разбудить в пять и принести чашечку кофе. Сейчас 05:15.

— Никто не предупреждал меня, сэр. Вы хотите кофе?

— Да, хочу.

— Черный или с молоком, сэр? С сахаром или без? С мятой, лимоном или медом? Может быть, тосты, сэр, или горячий рулет? С маслом или с нашим превосходным джемом? Или с маслом джемом?

— Просто кофе. В кофейнике. Большом. Не забудьте чашку, сахар. Молока и еды не надо.

— Вы уверены, что не захотите полный завтрак, сэр? Фрукты, каши, яйца, ветчина, бекон или колбаса…

— Нет!.. Благодарю, не надо. — Коммодор немного смягчился. И что он раскричался? В конце концов, эта демонетка неплохо справляется со своими обязанностями. — Просто кофе. Да, и будьте любезны, загляните в соседнюю комнату и проверьте, встал ли коммандер Вильямс. Полагаю, ему захочется чаю.

Граймс быстро принял душ, побрился и оделся. К этому времени подали кофе — поистине отменный кофе. Однако коммодор ограничился одной чашкой: ему еще предстояло заглянуть к Вильямсу.

На столике около кровати коммандера Вильямса стоял поднос с чаем. Сам Вильямс все еще лежал в постели и громко и немузыкально храпел.

— Коммандер Вильямс! — сказал Граймс. Молчание.

— Коммандер Вильямс! — гаркнул Граймс. — Коммандер Вильямс!!!

В армии и на флоте действует неписаное правило: нельзя прикасаться к офицеру, чтобы разбудить его — даже если спящий младше по званию. Разумеется, Граймс прекрасно об этом знал, но Вильямса было необходимо поднять на ноги, и немедленно. Схватив коммандера за плечо и чувствительно сдавив крепкий накачанный мускул, коммодор тряхнул своего помощника. Не просыпаясь, Вильямс резким движением сбросил его руку и продолжал храпеть. Тогда Граймс со всей силы стукнул кулаком по изголовью кровати Вильямса. Бесполезно: она была такой же мягкой и упругой, как все предметы обстановки, и с мягким хлопком спружинила под его рукой.

Граймс подумал, не ударить ли чем-нибудь жестким и тяжелым по дверце холодильника, и уже начал снимать правый ботинок, когда его осенило. Наверняка в холодильнике, как и у него в комнате, стоят несколько бутылок с минеральной водой.

Он не ошибся — почти. Шесть бутылок. Пять из них Вильямс приговорил и поставил обратно с опрятностью, которая входит в привычку, когда долго летаешь на маленьком корабле. Граймс откупорил оставшуюся бутылку и вылил ее Вильямсу на голову. Ледяная жидкость с бульканьем потекла наружу, орошая волосы, лицо, плечи и грудь коммандера — похоже, он спал обнаженным.

Вильямс открыл глаза.

— Мистер Тимминс, когда вы, наконец, почините термостат? — Он говорил медленно и отчетливо. — Это корабль, мистер Тимминс, а не орбитальный пансионат для полярных медведей преклонного возраста. Я хочу, чтобы корабль был теплым, как попка пышной блондинки, а не холодным, как сердце нашего коммодора.

— Вильямс, проснись же, черт тебя возьми!

— Хрр-рр…

Безнадежно. Вильямс спал куда крепче, чем можно было ожидать — даже учитывая то количество спиртного, которое он влил в себя за ужином. Кстати, капитан Гиллигс набрался куда сильнее — но сейчас он, по всей вероятности, уже на ногах. Значит, минеральная вода, которую Граймс только попробовал, а Вильямс выпил почти полностью…

Но кто?..

И зачем?..

Граймс взглянул на часы. Если поторопиться, можно добраться до космопорта прежде, чем «Собраон» взлетит. Он поспешно вышел в коридор… но сориентироваться в отеле оказалось не так-то просто. Изнутри «Объятия Люцифера» напоминали гигантские соты. Наконец коммодору удалось выбраться наружу, и он бросился бежать по красной песчаной тропинке, которая вилась по берегу Стикса. Благословенные лучи солнца еще не озарили Долину Ада. Однако люминесцентные лихеноловые растения, которые жесткими пучками торчали из трещин, уже оживали, чувствуя изменение освещенности. Он бежал мимо Чистилища, мимо Адского котла, почти на ощупь пробираясь сквозь белый едкий туман, который в предрассветный час лежал над водой.

Наконец показались корабли — «Салли Энн» Клаверинга, казавшийся карликом на фоне гигантского Чертова Фаллоса, и «Собраон», загородивший своей громадой крошку «Маламута». Бортовые огни трансгалактического клипера были уже включены, на самом острие иглы носа ярко горела багровая звезда — сигнал готовности корабля к взлету. В утренней тишине громко гудел инерционный двигатель — его как раз прогревали. Шасси выпущены, суетятся рабочие, заканчивая отшвартовку. Вот задраен последний шлюз, втянут посадочный трап…

Рев становился все громче, в его пульсирующем гуле слышалась нарастающая настойчивость. Потом, словно в безумном ужасе, взвыли сирены. Медленно и осторожно корабль начал подниматься. Двигатели гудели, как адские наковальни, поднимая громаду к далекой желтой полосе неба.

И вдруг подъем прекратился. Двигатели работали по-прежнему, громоподобный гул не стихал. Но корабль неподвижно застыл в воздухе, и все, кто оставался на земле — и люди, и местные жители, — бросились в долину, туда, где стоял Граймс.

Раздался звук, будто лопнула струна скрипки — если можно представить себе скрипичную струну диаметром в дюйм, которую под силу разорвать только гиганту… Внезапно оказавшись на свободе, «Собраон» устремился ввысь, концы оборванных швартовых тросов, зацепившиеся за стабилизатор, точно двухвостая плеть, хлестали по гранитным скалам, высекая яркие искры.

«Маламут Приграничья» — а именно за его трос зацепился «Собраон» — несколько бесконечных секунд стоял, балансируя на двух опорах из трех. Потом качнулся еще раз и рухнул.

— О черт! Все-таки зацепили бедную крошку, — пробормотал кто-то.

Граймс оглянулся. Это было дежурный офицер с «Маламута Приграничья». Он покинул корабль, чтобы полюбоваться на старт клипера.

— Будете свидетелем, — коммодор потянул его за рукав. — Пойдемте в диспетчерскую, составим жалобу и вручим дежурному — пока до него не дошло, что мы встали слишком близко к «Собраону».

— Не выйдет, сэр. Начальник порта лично присутствовал при швартовке.

— О да, — ответил Граймс. — Знаешь, что общего между начальником порта и королем? Оба всегда правы.

18


Диспетчерская вышка больше всего напоминала скворечник на ходулях. Из электронного оборудования — только передатчик, действующий в пределах нормального ПВК, передатчик Карлотти и прибор первой необходимости на этой планете — сейсмограф Дежурный офицер Аэрокосмического управления — совсем юный парнишка — был уже изрядно перепуган. Когда Граймс и третий помощник с «Маламута» ввалились в будку, он мог только озираться по сторонам, словно его только что разбудили.

— Вы видели это, сэр? Вы видели это? — дрожащим голосом спросил он.

— Прекрасно видел! Вставь лист бумаги в принтер. Готов? Теперь печатай: «Я, Джон Граймс, коммодор Резервной Флотилии Миров Приграничья, старший офицер Флотилии Миров Приграничья на Иблисе, нижеследующим заявляю…» Напечатал? «В 06:00 утра… черт, какое сегодня число?.. — круизный лайнер „Собраон“, пилотируемый капитаном Клаверингом, порт Капитан, Долина Ада, зацепился за страховочные тросы „Маламута Приграничья“ — вспомогательного транспортного средства Флотилии Миров Приграничья. В результате „Маламут Приграничья“ получил серьезные повреждения, степень которых еще предстоит оценить. Я, коммодор Граймс, возлагаю ответственность за инцидент на службы порта Долины Ада». Все. Дай мне, я подпишу. Сделай три копии мне.

— Но, сэр, это был несчастный случай, я тоже все видел. Когда стабилизатор «Собраона» зацепился за страховочный трос «Маламута», капитану Клаверингу ничего не оставалось, как продолжать подъем. Корабль чуть не потерял управление. Попытка приземлиться привела бы к катастрофе.

— Я не спорю, что это несчастный случай, — тоном, не допускающим возражений, заявил Граймс, — но закон есть закон. Кто-то должен оплатить ремонт «Маламута». Думаю, этим, как всегда, займется Ллойд.

«Несчастный случай? „Собраон“, можно сказать, родной брат „Салли Энн“ — последнего корабля Клаверинга, его личного корабля, на котором капитан пролетел тысячи парсек. Клаверинг не первый раз за пультом „Собраона“. Он должен знать этот корабль до последней гайки, он должен чувствовать инерционный двигатель, как собственное сердце. Вдобавок, он начальник порта и не мог не знать, что может зацепиться за швартовый трос „Маламута“. Но почему… вернее, зачем?»

Зачем? Причин предостаточно. Капитану совершенно не нужно, чтобы Граймс барражировал над поверхностью Иблиса под предлогом поиска места для базы. Зная слабость Джиллингса, он специально напоил капитана перед стартом. В свою очередь, Джиллингс прекрасно понимает, что виновником происшествия выглядит именно он — и в том числе юридически. А значит — подтвердит любую версию Клаверинга, лишь бы никто не усомнился в его профессиональных качествах. Тем более что владельцы судна тоже не преминут переложить вину на него.

В это время на маленьком экранчике приемника появилось удивительно спокойное лицо Клаверинга. Сзади стоял Джиллингс — он, казалось, постарел за эти минуты на несколько лет.

— «Собраон» — Аэрокосмическому управлению Иблиса… Похоже, у нас обошлось без поломок, но до окончания проверки оставляю корабль на орбите. Возвращаюсь. Прием.

— Здесь коммодор Граймс, сэр.

— Соедините меня с ним… Готовы? Доброе утро, коммодор. Увы, мы задели ваш «Маламут». Я видел на экране заднего обзора, как он рухнул. Мне очень жаль.

— Мне тоже, — ответил Граймс.

— Я — агент Ллойда на Иблисе. Как только вернусь, немедленно проведу оценку повреждений.

— Будет очень любезно с вашей стороны, — сказал Граймс.

— Не принимайте близко к сердцу, коммодор. И простите меня, пожалуйста. Мне нужно вести корабль. Конец связи.

— Гхм, — отозвался Граймс.

Этот обмен пустыми фразами не вызвал ничего, кроме раздражения, но теперь можно было снова спокойно подумать. Нет сомнений, что корабль поврежден умышленно, с дальним расчетом, и вся операция продумана до мелочей. Клаверинг сделал все возможное, чтобы Граймс и Вильямс не оказались в командном отсеке «Собраона» во время старта. Минеральная вода со снотворным в холодильнике — Клаверинг знал, что после трапезы им захочется пить. Конечно, это было лишь предположение, но факты говорили сами за себя. Надо было оставить одну в качестве образца… но какой от этого толк? На Иблисе нет ни полиции, ни лаборатории судмедэкспертизы. Клаверинг — сам себе закон и порядок.

Упомянутый Клаверинг снова появился на экране НСТ-передатчика.

— Я на орбите, — сообщил он. — Помощник капитана выполняет проверку корабля. Коммодор Граймс еще здесь? Отвечаю на ваш рапорт. Во время взлета мы попали в локальную зону турбулентности.

— Какую зону, капитан Клаверинг? Я все видел собственными глазами!

— Послушайте: возможно, у поверхности земли ветра и не было. Однако в более высоких слоях атмосферы над ущельем часто возникают резкие порывы.

— Даже на высоте всего-навсего ста метров?

— Да.

«Кому еще знать этот треклятый мир, как не тебе, — подумал Граймс. — Любое твое слово перевесит сотню, если я попытаюсь поднять шум».

— Что касается вашего дальнейшего пребывания на Иблисе, — продолжал Клаверинг, — ваши люди будут проживать в моем отеле бесплатно, как и вы, коммодор. Увы, я бессилен сделать так, чтобы вы не винили меня в том, что произошло.

«Ты очень близок к истине», — подумал Граймс.

— Обговорим детали по моему возвращению. «Именно этим мы и займемся».

— Тогда… до встречи.

— До встречи, капитан Клаверинг, — ответил Граймс, стараясь придать словам легкий угрожающий оттенок. Если капитан Клаверинг почувствует беспокойство, то, возможно, начнет допускать ошибки.

«Эх, черт побери, как жаль, что я — не полицейский».

— Пожалуйста, позвоните в отель и узнайте, проснулся ли коммандер Вильямс, — обратился он к дежурному офицеру.

Похоже, что коммандер Вильямс еще спал. Когда проснется и узнает, что тут произошло, думал Граймс, можно представить себе его чувства. Вильямс любил свое крошечное суденышко с такой нежностью, с какой редкий мужчина любит женщину.

19


Вильямс появился только к полудню. Услышав о том, что случилось с его кораблем, он мгновенно переключился из сонного полутранса в состояние боевой готовности. Наскоро одевшись, он тут же бросился в космопорт, чтобы собственными глазами оценить обстановку.

Граймс остался один в просторной гостиной «Объятий Люцифера». После того как отбыл злополучный круизный лайнер, в отеле стало почти пусто.

В гостиной появилась Салли Клаверинг и присела напротив, к маленькому столику, сервированному для кофе.

— Я слышала о том, что случилось, коммодор.

— И, вероятно, слышали, что именно, — буркнул Граймс. Настроение было отвратительным. — Всего-навсего авария.

— Но Йен — превосходный пилот.

Граймс слегка смягчился. Ему всегда было трудно грубить по-настоящему привлекательным женщинам.

— Даже у лучших из нас могут наступить черные времена. Рано или поздно… на то он и несчастный случай.

— Вы думаете, что это несчастный случай? — переспросила она.

— Гхм, — неопределенно отозвался он.

— Мне страшно, коммодор. Я чувствую… это больше, чем просто предчувствие: у Йена какие-то неприятности. За последний год он… изменился. Я несколько раз пыталась его расспросить, а он в ответ только смеется.

— Финансовые проблемы? — предположил Граймс. Она усмехнулась.

— Думаю, это последнее, что может случиться. Вы ведь знаете, я была казначеем на «Салли Энн» — так и продолжаю заниматься тем же самым. Веду бухгалтерию отеля… и всего остального тоже. Не хочу хвастаться, но все действительно отлично.

— Тогда налоги?

— Нет. На самом деле, коммодор, мы исправно платим государству. Иблис относится к Мирам Приграничья, а значит, юридически является частью Конфедерации. Но мы, экипаж «Салли Энн», стали не просто первыми поселенцами, а постоянными жителями этой планеты. Как определил адвокат наше положение? «Вы принадлежите Конфедерации, но в нее не входите». Рано или поздно Высший Совет Конфедерации вынесет на рассмотрение закон, где четко обозначит наш статус. А пока мы платим налоги, а также пошлины на все, что ввозим. Рассмотрение закона задерживается по одной причине: никак не могут прийти к единому мнению, какой из миров Приграничья возьмет нас под свое крылышко — Лорн или Дальний, Ультимо или Фуле. Дело усложняется еще тем, что «Салли Энн» числится в составе Вооруженных сил Федерации. Это значит, что все мы, весь ее экипаж, до сих пор являемся гражданами Федерации.

— Очень запутано, — кивнул Граймс.

— Еще бы. Конечно, если во Флотилии решат, что здесь должна располагаться военная база, мы вряд ли что-то сможем изменить, — она улыбнулась. — Правда, члены законодательного собрания получают на гостиничные номера скидку. Это должно сработать.

— Мне не стоило об этом знать.

— Про это все знают. Как и о том, что нам придется непомерно поднять цены, если вся наша прибыль будет уходить на налоги. Гости из Миров Приграничья не имеют таких средств, как те, кто прилетает на круизных лайнерах с планет Федерации. В ближайшее время возвращается «Македония». Пока она будет здесь, Йен отправится на «Салли Энн» на Ультимо — забирать большую группу туристов из Миров Приграничья. Между прочим, здесь будет проходить религиозная конференция.

— Забавно. На этой планете вряд ли возможно проникнуться страхом к адскому пламени, — заметил Граймс.

— Пожалуй, вы правы, коммодор. Но они не принадлежат ни к одной из древних религий. Это поклонники какого-то нового культа, течения, учения… Как они это называют… Ворота? Что-то в этом роде.

— По существу, все религии являются воротами. Или притворяются воротами, которые ведут: куда-нибудь ведут, — Граймс решил не углубляться в дебри философии. — Судя по тому, как у вас идут дела, капитану Клаверингу не о чем беспокоиться.

— Но мне есть о чем беспокоиться, коммодор. Да, проблем нет и не должно быть. Но в последнее время Йен стал каким-то… странным. Простите, что прошу вас… но, по-моему, вы могли бы помочь ему. Вы оба астронавты. Вам он расскажет то, что вряд ли расскажет мне.

«Интересно, есть ли здесь штатный консультант по проблемам семьи и брака?»

— Может, это пройдет само собой. В любой семье возникают трения. Иногда мы с Соней — вы ее наверняка знаете — вообще не можем друг с другом разговаривать. Потом все налаживается.

«Другая женщина? Или…»

Она будто прочитала его мысли.

— У него нет других женщин, — сказала она. — Казалось бы, владелец курорта — подобного курорта… столько соблазнов… и столько возможностей… Дело не в этом. Понимаете, его… скрытность обостряется, как только один из лайнеров улетает и отель пустует. У него что-то не выходит из головы. Прошлой ночью он глаз не мог сомкнуть, а потом все-таки уснул, но разговаривал во сне. И произносил не женское имя, а какие-то технические термины. Я разобрала «толчок» и «обрыв троса».

— Гхм. Просто кошмар бывшего астронавта. У меня иногда такое бывает. — Он вспомнил, как пытался разбудить Вильямса: должно быть, тому снилось нечто подобное. — И не только у меня… Кстати, а вы сами разливаете по бутылкам минеральную воду?

Он слишком резко переменил тему. Салли с недоумением посмотрела на коммодора.

— Разумеется. На берегу реки — той, что впадает в Горькое море — мы построили небольшой заводик. В речной воде концентрация химических элементов не такая высокая, как в морской. Вкус у нее приятный, к тому же, судя по всему, она обладает какими-то целебными свойствами. Туристы пьют ее весьма добросовестно, это у них целый ритуал. Кроме того, мы изготавливаем безалкогольные напитки на продажу, в основном для дьяволов… впрочем, им все нравится, лишь бы было сладко.

— Прошлой ночью у себя в номере я имел возможность отведать вашей минеральной воды. Весьма… необычный вкус.

— Возможно, так оно и есть, коммодор. Я к ней не прикасаюсь. Завод по разливу минеральной воды — это хобби Йена, — она удрученно замолчала и добавила: — Кто бы жаловался на жизнь, только не он.

— Странно устроены люди, — заключил Граймс.

— Прекрасно сказано, коммодор. А вот и ваш коммандер Вильямс. Вот у него, похоже, настоящее горе. Я вас покидаю.

Вильямс рухнул в кресло, в котором только что сидела Салли Клаверинг. Чудом не лопнуло, подумал Граймс.

— Кошмар, просто кошмар, шкипер. Блок инерционного двигателя сбит настолько, что крепежные болты из гнезд с мясом повыдирало. Привод Манншенна напоминает современную скульптуру — нарочно так не отделаешь. Даже катера разнесло вдребезги — инерционный двигатель сорвался. Только рабочий катер более-менее цел.

— А оборудование для связи?

— НСТ-передатчик, скорее всего, починить можно, а вот Карлотти… для него нет запчастей. И сам «Маламут»… прежде, чем начать ремонт, его для начала надо поставить на попа, а на этой треклятой планете нет тяжелого подъемного оборудования. Можно было бы воспользоваться буксиром, но «Маламут Приграничья» — единственный буксир во всем Приграничье… будь оно неладно. Ах, да, есть «Хаски15 Приграничья». Но эта посудина столько лет стоит на ремонте в порту Эджель, что давно стала частью местного пейзажа. И в любом случае, даже в лучшие времена, такого бравого солдата ей было бы не поднять.

— Можно попросить капитана Клаверинга — пусть подцепит «Маламут», когда «Салли Энн» будет стартовать.

— О да, еще раз. Он ведь у нас лучший пилот Галактики — или я ошибаюсь? Ха-ха-ха! И когда, спрашивается, нас осчастливят?

— Не раньше чем прилетит «Македония». Гхм… Сомневаюсь, что она вообще прилетит. Никто не захочет рисковать.

— Ничего, с «Собраоном» все обошлось. Судя по тому, что сказал этот молокосос из Аэрокосмического управления, он разве что краску поцарапал. В настоящий момент Клаверинг возвращается с орбиты, а капитан Джиллингс, краса и гордость трансгалактических рейсов, уже убрался восвояси. Славная парочка, черт бы их подрал! Что он, что Клаверинг…

— Ну, сегодня утром и ты не блистал. Вильямс уныло усмехнулся.

— Это совсем другое дело, разве не так? Знаете, что я думаю по этому поводу? — Судя по всему, он не ждал, что его слова будут услышаны. — Когда я вернулся, то понял, что умираю от жажды. В холодильнике стояло шесть бутылок минеральной воды. Вкус был такой, будто ее уже пили, но ведь она была холодная, бутылки все запотели. Думаю, с ней было что-то не то.

— Вполне вероятно, — ответил Граймс. — Вопрос, как на это посмотреть.

20


Вскоре катер Клаверинга вернулся с орбиты. Не успел капитан ступить на посадочную площадку, как столкнулся с Граймсом.

— Похоже, вашему «Маламуту» сильно досталось.

— Именно так, капитан Клаверинг. Надеюсь, вы уже прочитали мой рапорт?

— Да, коммодор. Вам не кажется, что в нем не было необходимости?

— Отнюдь. Я представляю Флотилию Миров Приграничья, и в случае поломки любого из кораблей я должен быть уверен, что виновный или его страховая компания оплатит счет за ремонт.

Клаверинг улыбнулся одними губами.

— Вы ознакомились с регламентом порта Долина Ада? Кажется, я присылал пару экземпляров на борт «Маламута». Одно из правил гласит: «Любое судно, совершающее посадку в Долину, делает это на свой страх и риск». Мы же оба астронавты, коммодор. Представьте, что вы прилетели сюда отдохнуть, а вопрос об оплате пусть решают юристы. — Улыбка стала более дружелюбной. — Уверен, что вы и коммандер Вильямс не откажетесь пропустить со мной по стаканчику в знак примирения.

— Раскурим трубку мира, — отозвался Граймс.

Клаверинг бросил на него мрачный взгляд, но лицо коммодора было непроницаемо.

«Похоже, я намекнул ему, что догадался, кто производит „траву мечтаний“, которую курит пол-Галактики. Не следовало этого делать».

Рядом уже возник дьявол с подносом. Едва пригубив, коммодор отставил бокал.

— Не уверен, что мне стоит пить. А вот коммандеру Вильямсу, думаю, после вчерашних возлияний не помешает стакан грога. Мы оба проспали. Конечно, если бы нас вовремя разбудили…

Клаверинг вздрогнул… Неужели?

— Мне остается лишь принести свои извинения. Это моя вина. Мне следовало лично убедиться в том, что горничная правильно поняла распоряжения. Прежде чем покинуть отель, мне следовало зайти к вам. Я сам проспал, помчался на корабль, едва только вылез из постели. Крупные корабли можно без риска выводить на орбиту только во время затишья — на рассвете или на закате.

— И даже в это время не всегда обходится без происшествий, — вставил Вильямс.

— От неприятностей никто не застрахован, коммандер. Надеюсь, вы понимаете.

— Чему быть, того не миновать, — заключил Граймс.

— Воистину так, коммодор. Несчастные случаи здесь происходят на удивление редко.

— Гхм… А теперь, капитан Клаверинг, раз уж нам пришлось воспользоваться вашим гостеприимством, должен напомнить, что мы здесь по делу.

— По делу?

В глазах Клаверинга мелькнул испуг — или вновь показалось?

— Именно. Инспекция территории на предмет постройки базы. Неужели вы забыли? Хочу спросить, нельзя ли воспользоваться вашим транспортным парком.

Если Клаверинг изобразил изумление, то сделал это мастерски.

— В другое время я бы с удовольствием вас выручил. Но увы… кроме катеров с «Салли Энн», у меня только два аэробота. Пока здесь находился «Собраон», оба без перерыва возили экскурсантов и теперь проходят профилактику — у нас на носу новый наплыв туристов. Скоро прибудет «Македония».

— А как насчет катеров с «Салли Энн»?

— Еще раз повторяю, это не обсуждается. Мы только что закончили их переоборудование в соответствии с требованиями для чартерного рейса. Полагаю, вы знаете не хуже моего — а скорее всего, даже лучше — сколь яро следят за соблюдением правил Службы навигации в Дальнем. «Салли Энн» направляется именно туда. Мне бы не хотелось, чтобы история с «Дитмаром» повторилась.

— Думаю, с ним ничего не случится. А как насчет наземного транспорта?

— Ничего — вернее, ничего пригодного для перевозки пассажиров. Только грузовики, на которых перевозят химикаты с завода на Горьком море.

— И бутылки с минеральной водой.

— Именно. Кстати, вы пробовали нашу «Слезу Грешника»? Вам должно понравиться. Панацея от всех человеческих хворей.

— Включая бессонницу?

— Вполне вероятно. Сам я эту дрянь не пью.

— Только производите.

— Да.

— Меня всегда интересовало, что за люди виноторговцы, — глубокомысленно проговорил Граймс. — Для того чтобы работать со столь прекрасным товаром, нужно обладать прекрасной душой. Или «купить» совсем не то, что «создать»?.. Я в этом совсем не разбираюсь.

— К чему вы клоните, коммодор? — жестко спросил Клаверинг.

— Да я и сам толком не знаю, капитан. Просто рассуждаю вслух. Делаю наброски… только без карандаша и бумаги. Раз уж нет возможности исполнять служебные обязанности, придется сидеть и предаваться размышлениям, чтобы было не так скучно. В точности как Кассию.

— Кассию? — удивленно переспросил Вильямс.

— Да. Один бедняга, который слишком много думал, поэтому отощал и стал весьма опасным.16

— Когда прибудет «Македония», начнутся экскурсии, — сказал Клаверинг. — Сможете полюбоваться на Пестрые Пустоши, Долину Ветров, Дьявольский Орган, Огненный Лес…

— Прелестные места, которые, как нам известно, не подходят для строительства военной базы, — отозвался Граймс.

— Здесь нет таких мест, и точка.

— И, прилетев сюда, я попусту трачу свое время, не так ли?

— «Салли Энн» летит в Дальний порожняком, — оживился Клаверинг. — С удовольствием подвезу вас, коммандера Вильямса и офицеров «Маламута».

— Благодарю, капитан, но вынужден отказаться. Флотские традиции, вы понимаете… Мы не можем бросить корабль. Мы за него отвечаем. Боюсь, придется задержаться здесь до тех пор, пока его не починят.

— Может быть, удастся отбуксировать вас обратно в Дальний? — с тоской в голосе произнес Клаверинг.

Граймс сделал вид, что обдумывает предложение.

— Слишком рискованно. Буксировка в Глубоком космосе — процесс весьма специфический, Вильямс не даст соврать. Самое сложное — оторвать «Маламут» от земли. Думаю, даже в лучшие времена в вашем космопорте было слишком тесно. А если во время старта «Салли Энн» зацепится за швартовочные тросы «Македонии»? Не нужно. Слишком велик риск.

— По крайней мере, еще некоторое время смогу наслаждаться вашим обществом, — Клаверинг изобразил улыбку — он изо всех сил старался убедить себя и окружающих, что рад и счастлив. — Итак, джентльмены, чувствуйте себя как дома. Добро пожаловать в Дом Свободы. Здесь можно даже плевать на ковер и называть кота ублюдком.

Вильямс, который понял эти слова буквально, прищурился, окинул взглядом пневматическую мебель, надувные стены и усмехнулся.

— Если бы у вас был кот, вы точно называли бы его ублюдком, а то и чем похуже. Представляю, с какой радостью он бы здесь носился, цепляясь когтями за все подряд.

Клаверинг улыбнулся — наконец-то искренне.

— Пластик гораздо прочнее, чем кажется. Если вы успели заметить, у дьяволов тоже есть когти. Но иногда мне снятся кошмары: будто пузыри лопаются, и вся эта чертова конструкция сдувается, как дырявый воздушный шар. Но этого не может быть.

— Последнее, что он произнес: «Этого не может быть», — улыбнулся Граймс.

— Не может быть, — твердо повторил Клаверинг.

21


Граймс был весьма далек от того, чтобы наслаждаться жизнью. Он искренне желал, чтобы командование Флотилией поручило совместное с таможней расследование торговли наркотиками кому-нибудь другому. И больше всего мешала работе необходимость пользоваться гостеприимством Клаверинга. А что поделать, если жилые помещения до окончания ремонта жить на борту «Маламута Приграничья» не представлялось возможным? Граймс настоял на том, чтоб экс-капитан посылал его счета и счета офицеров буксира в Адмиралтейство Миров Приграничья. Но Клаверинг ежедневно устраивал званые ужины для него и Вильямса. Коммодор вновь и вновь повторял себе, что он не создан для работы в полиции. Но в память о трех молодых людях — двух убитых и юноше, сломавшем себе карьеру, — он был обязан продолжать.

Неторопливо прогуливаясь по левому берегу Стикса, коммодор обсуждал ситуацию с Вильямсом. Конечно, капитану буксира было далеко до столь блестящего аналитика, как Соня, но только с ним Граймс мог быть до конца откровенен.

— Не нравится мне все это, Вильямс, — проговорил коммодор.

— Честно говоря, мне тоже. Хоть убейте, Клаверинг не похож на отъявленного мерзавца. А его жена вообще прелесть. Мы здесь спим в их постелях, едим их конфетки и попиваем их грог. Но если все пойдет как надо, они окажутся за решеткой.

— Гхм… Не обязательно. Сначала придется разобраться со статусом планеты и ее владельца. Но после этого его жизнь может превратиться в настоящий ад. Например, кому-нибудь действительно придет в голову, что Долина Ада — идеальное место для его военной базы… Но я не силен в юриспруденции. Я смотрю с позиции личной свободы. Если кому-то приспичило сойти с ума — кто дал правительству право ему помешать?

— Я вижу, к чему вы клоните, Шкипер. Но если тот же человек занимает ответственную должность — как юный Плесхофф — его следует остановить. Равно как и людей вроде Клаверинга, которые неплохо наживаются на чужих пороках.

— То же самое можно сказать о правительстве большинства Миров Федерации. Налоги с торговли спиртным, табаком, азартных игр… Черт побери, Вильямс! Выходит, Клаверинга можно считать негодяем и даже преступником лишь потому, что никто не потрудится издать более либеральные законы?

— Я не теолог, капитан.

— Я тоже. Но мы оба стоим у штурвала, а значит, каждый из нас царь и бог в одном лице. И каждый из нас вполне осознанно закрывает глаза на нарушения регламента компании или Флотилии.

— Если вы действительно ставленник Божий, можете следовать голосу совести, а последствия оставлять на откуп Всевышнему, — Вильямс опять сел на любимого конька. — Беда в том, что между нами и Господом стоит слишком много ублюдков. В душе мы сочувствуем Клаверингу — это прекрасно. Но наш разум должен оставаться ясным.

— Гхм… Тогда ладно. Вы хотите, чтобы мы считали себя полицейскими — только полицейскими и ничем иным.

— У меня есть несколько знакомых «просто полицейских», — заметил Вильямс, — но никогда не встречал таких, которые были бы только полицейскими.

— Вы поняли, что я хотел сказать, — резко оборвал его Граймс. — И нечего жонглировать словами. Итак, исходим из того, что «траву мечтаний» завозят на Иблис, а уже отсюда «Дитмар» перебрасывает ее на Ультимо и другие планеты. Кстати, Клаверинг говорит, что корабль до сих пор не выпустили — на этот раз из-за дрожжевых баков. О чем это я?.. Ах, да. Мы полагаем, что траву завозят на Иблис… Через космопорт? Вряд ли. Слишком людное место — даже в отсутствие круизных лайнеров. Любой может проболтаться. Первопоселенцы, экипаж «Салли Энн» — это человек десять-двенадцать, остальные прибыли из Миров Приграничья. Метрдотели, шеф-повар и его помощники, механики в ремонтных мастерских… Значит… Милая планетка, ничего не скажешь. Клаверинг — единственный, кто знает о ней все. Клаверинг вывел из строя «Маламут» и его катера. Теперь он может спать спокойно: инспекцию проводить не на чем.

— Скоро сюда прилетит «Македония» и привезет нашего общего друга — старого, толстого Биллинхарста. Он наверняка надеется, что мы обеспечим ему транспорт, и будет весьма разочарован. И мне что-то не верится, что владелец «Македонии» поделится с нами хоть одним катером.

— Значит, остается только просиживать наши толстые задницы и валять дурака, — отозвался Вильямс. — Прелестно, Шкипер. Просто прелестно.

— Я бы так не сказал, коммандер Вильямс. Нравится нам или нет, мы должны выполнить свою работу. Кроме нас, ее делать некому. Так что есть шанс, что Клаверинга удастся защитить от более серьезных неприятностей.

— Это как посмотреть, Шкипер. Кстати, миссис Клаверинг… Извините, что сую нос не в свое дело, но мне показалось, что между вами явно искра проскочила… Долгие прогулки вдоль реки после обеда, пока Клаверинг корпит в своем офисе…

— Да будет вам известно, коммандер Вильямс, она просила меня помочь — кстати, вас ее просьба тоже касается. Она чувствует, что ее муж во что-то ввязался, но ничего конкретного сказать не может. Она рассказывала мне о том, что он куда-то летает в одиночку, о передатчике Карлотти, который он где-то прячет, о заводе по разливу минеральной воды на Горьком Море…

— Ничего странного. Если он летает, надо же ему поддерживать связь с домом.

— Разумеется. Но для этого вполне достаточно НСТ-передатчика. Неужели вы не знаете, что передатчик Карлотти предназначен исключительно для связи через Глубокий космос?

— Может быть, ему просто нравится засорять эфир, — предположил Вильямс. — Надоест навинчивать крышки на бутылки — он идет в свою берлогу и болтает с друзьями с Земли или еще откуда.

— Гхм… Сомневаюсь. Как бы то ни было, у миссис Клаверинг есть повод для беспокойства. Ей нужно понять, что за проблемы у ее мужа, но она совершенно не хочет, чтобы Клаверинг попал в тюрьму. Если нам удастся поймать его прежде, чем прибудет этот жирный хорек Биллинхарст, у нас еще будет шанс выручить старину Клаверинга. Но если он попадет в лапы Биллинхарсту, я ему не завидую.

— Вечно вы все усложняете, Шкипер, — усмехнулся Вильямс.

— Жизнь — вообще сложная штука. И закончим на этом. Итак, ваш рабочий катер…

— В рабочем состоянии. Но если вы собрались в дальнюю дорогу, придется до отказа забить его аккумуляторами. Места останется только на одного человека.

— Вполне достаточно. А вашим техникам, думаю, не стоит терять время. Пусть ремонтируют «Маламут»… и почаще заходят в мастерские Клаверинга за запчастями и инструментами.

— Понял.

— И пусть попробуют зацепиться языками с коллегами. И ненароком выяснят, на каком из катеров Клаверинг летает на Горькое Море.

— По всей вероятности, механикам это известно.

— Еще мне нужен транспондер. Его надо установить на катер Клаверинга, а на наш — устройство слежения. Не вполне представляю, как это можно осуществить, но если получится — можно считать, что дело сделано. Гхм… Скажем, принесем в мастерскую ведущий ротор инерционного двигателя — его как раз нужно обработать на токарном станке. Предположим, что все присутствующие собрались вокруг ротора и с восхищением его разглядывают — кроме одного человека. А далее этот «кто-то», улучив момент, прикрепляет транспондер на днище катера Клаверинга.

— Это возможно, Шкипер, вполне возможно. Запасные транспондеры у нас были — на случай спасательных работ. Устройства слежения, соответственно, тоже. Если механикам Клаверинга не — известно о торговле наркотиками, они не ждут от моих ребят никаких происков. Будет сделано.

— А как продвигается ремонт нашего Карлотти?

— Медленнее, чем хотелось бы.

— Жаль. Я как раз собирался кое-что выяснить. Например, с кем разговаривает Клаверинг.

Прошло некоторое время, прежде чем план был приведен в исполнение. Катер, на котором Клаверинг обычно летал на Горькое Море и в разведку, нуждался в регулярном ремонте. Иначе и быть не могло. Местный песок действительно напоминает абразивную крошку, а воздух, насыщенный серными газами, вызывает коррозию и еще сильнее разрушает металл Ремонт продвигался неспешно: основная часть рабочих рук была занята на подготовке «Салли Энн» к чартерному рейсу.

Тем временем вернулась «Македония», на борту которой в качестве пассажира находился Биллинхарст. С ним прибыли субинспектор Павани и еще полдюжины офицеров таможни. В отличие от военных, астронавтов и полицейских, таможенный офицер, сняв форму, перестает чем-либо отличаться от прочих смертных. Биллинхарсту и его команде не составляло труда выдать себя за обычных туристов.

22


— У вас проблемы, как я погляжу? — осведомился Биллинхарст. Они с Граймсом стояли неподалеку от «Адского Котла», и наблюдали, как туристы с «Македонии» — группа в полном составе — ворочаются в темной пузырящейся воде, окутанные облаками пара. — Саботаж?

— Скорее, недоразумение. При взлете один из стабилизаторов «Собраона» зацепился за швартовочные тросы «Маламута».

— Недоразумение? А сами-то вы в это верите?

— Я слишком много времени провел в командной рубке, мистер Биллинхарст, и знаю, что несчастные случаи все-таки имеют место быть.

— Все равно, коммодор, это подозрительно, — заявил толстяк.

— Да что вы говорите?

— Позволю себе напомнить вам первоначальный план: вы должны были обследовать поверхность планеты под видом поиска места, пригодного для размещения военной базы, а на самом деле — обнаружить пункты ввоза «травы мечтаний». Не думаю, что вы хотя бы приступили к делу.

— Вы правы как никогда.

— Тем временем вы живете в роскоши, а налогоплательщики оплачивают ваши счета.

— Положим, налогоплательщики оплатили также ваше путешествие на «Македонии», а теперь будут оплачивать ваше проживание в отеле.

— Это совсем другое дело.

— И в чем разница?

— Потому что в отличие от вас, коммодор, я — опытный следователь. Без корабля вы ни на что не способны. Когда «Маламут Приграничья» — случайно, как вы утверждаете, — вывели из игры, вместе с ним вывели из игры и вас. Я ожидал, что вы по крайней мере обеспечите меня транспортом, но теперь вижу, что и этот вопрос мне придется решать самостоятельно. Не волнуйтесь, не впервой.

— Я и не волнуюсь, — ответил Граймс, с легким отвращением наблюдая, как чудовищно жирный голый мужчина, похожий на гиппопотама с Земли, вразвалку направляется к горячему водоему. — Почему бы вам не окунуться в Котел, мистер Биллинхарст? Вы вполне можете позволить себе сбросить вес.

— У меня есть дела поважнее, вот почему. Я здесь не на каникулах.

— Как ни прискорбно, я тоже.

— Вы уверены?

— Абсолютно уверен. Но поведайте мне, как вы собираетесь выпутываться из сложившейся ситуации? Понимаю, я всего лишь дилетант, и мне хотелось бы услышать настоящего профессионала.

Биллинхарст проглотил наживку.

— В сыскной работе человеческий фактор, как показывают результаты, имеет первостепенное значение. И никакая лаборатория не заменит одного-единственного толкового информатора — добровольного или невольного. Вот почему я подбирал в группу молодых энергичных офицеров, не лишенных привлекательности для противоположного пола. Субинспектора Павани вы, конечно, уже знаете. А вот и субинспектор Линг — как раз выходит из бассейна с этим нелепым названием.

— О да, лакомый кусочек, — отметил Граймс, окинув взглядом обнаженную черноволосую красотку, которая следовала мимо них. Ее кожу покрывал великолепный золотой загар.

— Очень способная девушка с великолепными манерами, — сухо произнес Биллинхарст. — Итак, в состав моей группы входит юный Павани и еще трое мужчин, мисс Линг и еще две девушки. Всем выдано достаточно денег на карманные расходы. Все выдают себя за членов богатых семей с Фуле — они просто обязаны иметь средства, чтобы позволить себе совершить перелет на трансгалактическом клипере, достаточно долго пребывать на курорте и в полной мере насладиться отдыхом. В окружении капитана Клаверинга есть несколько холостых мужчин и женщин, и мои офицеры получили инструкции вступить с ними… в контакт.

— Всесторонний контакт, — уточнил Граймс.

— Послушайте, коммодор, откуда такие пошлые мысли?

— Не более пошлые, чем у того ублюдка, который первым придумал использовать такую славную и естественную вещь, как секс, в целях шпионажа. Ладно… продолжайте.

— Что ж, я надеюсь, что некоторые из людей Клаверинга почувствуют… сильную симпатию к моим ребятам. И еще надеюсь, что они — люди Клаверинга — разговорятся.

— Значит, вы собираетесь построить обвинение на историях, рассказанных в постели.

— Вы слишком просто смотрите на вещи, коммодор Граймс.

— Я простой неотесанный астронавт, мистер Биллинхарст. Ходили слухи, что за грубой внешностью скрывается золотое сердце, но временами даже я сам начинаю в этом сомневаться.

— Простите… что за молодой человек, с которым беседует мисс Линг?

— Это шеф-повар Клаверинга. Как всякий хороший повар, он всегда пробует свою стряпню. Ежедневное омовение в Адском Котле помогает ему поддерживать вес в норме. Он родом с Далекой. Начинал карьеру в «Скалах Приграничья» в тамошнем порту Дальнем. Гхм… Ваша мисс Линг собралась сойти вместе с ним в Адский Котел. К этому вопросу ей следует подходить разумно. Зачем ей худеть, она и так в прекрасной форме?

— А что известно шеф-повару?

— Он прекрасный знаток кухни разных стран. Ах, вот и мистер Павани нашел себе применение. Интересно, у него на зубах светоотражающая эмаль — или мне кажется? На фоне смуглой кожи его улыбка просто ослепительна. И он намерен ослепить своим обаянием офис-менеджера Клаверинга. Она родом с Фуле, но предпочитает жить здесь. Ох, похоже, коммандер Вильямс собрался штурмовать какую-то леди с «Македонии»… Должен сказать, у него прекрасный вкус. Одобряю.

— Мисс Долгети из моей группы… Надо будет сказать ей, чтобы держалась от него подальше.

— Да, человеку свойственно ошибаться… Но неужели вы ожидали, что Вильямс будет купаться в кителе? Думаю, и мисс Долгети вряд ли рискнет появиться в форме субинспектора.

— Кажется, вы успели навести кое-какие справки, коммодор, — неохотно признал Биллинхарст. — Сделайте одолжение, набросайте мне вкратце портреты служащих Клаверинга.

— Всех? И людей, и дьяволов? Боюсь, про дьяволов мне сказать нечего. Сначала я пытался различать их по цвету чешуи, а потом оказалось, что он может меняться. Если постараться, можно отличить женскую особь от мужской.

— Разумеется, я имел в виду людей, коммодор.

— Хорошо, — начал Граймс. — Начнем с Клаверинга. Бывший астронавт, капитан в отставке. Крепко держится за свое Федеральное гражданство. Изредка совершает вылеты на «Салли Энн», а также выводит на орбиту и сажает на планету корабли по просьбе владельцев.

— Думаю, когда зацепили «Маламут», за пультом «Собраона» был именно он.

— Совершенно верно. Его жена, Салли Энн Клаверинг. Высокая очаровательная блондинка. Бывший казначей корабля, теперь ведет бухгалтерию отеля, химического завода и завода по разливу минеральной воды. Далее: Ларвуд, тоже гражданин Федерации, старший помощник на «Салли Энн», помощник капитана порта, помощник менеджера отеля… короче, помощник всех и вся. Очень спокойный. Не пьет, не курит, на женщин времени просто не хватает. Думаю, был когда-то женат, но теперь разведен… А вот и миссис Клаверинг. Салли, это мистер Биллинхарст, мой старый знакомый из порта Форлон. Мистер Биллинхарст, это миссис Клаверинг.

Биллинхарст неуклюже и важно поклонился.

— Очень рад познакомиться, — сказал он. — Местечко у вас — просто чудо! Столько слышал о нем, что решил взглянуть собственными глазами.

— Надеюсь, вам у нас понравится, мистер Биллинхарст. Постараемся сделать все возможное, чтобы вы чувствовали себя у нас, как дома.

«Дома у тебя ничего подобного не было и не будет», — подумал Граймс и почувствовал, земля под ногами слегка вздрогнула.

Биллинхарст был неколебим. Потребовался бы куда более мощный толчок, чтобы вывести его из равновесия.

— И часто вас трясет, миссис Клаверинг? — спросил он.

— Довольно часто. Скоро вы к этому привыкните.

— Надеюсь… от души надеюсь, у меня получится. Знаете, есть люди, которые в принципе не способны привыкнуть ко всякого рода переменам, а потому начинают пользоваться разными снадобьями для поддержания физического и психического равновесия.

Она рассмеялась.

— Одно из таких снадобий у нас есть, мистер Биллинхарст. Вы можете заказать его в баре. Называется алкоголь.

— Думаю, мне стоит пропустить стаканчик, — проговорил Биллинхарст. — Вы не присоединитесь ко мне, миссис Клаверинг? А вы, коммодор?

— Возможно, позже, — ответила она и сбросила халат, под которым ничего не было. — В это время я обычно принимаю горячую ванну.

Граймс принялся поспешно раздеваться.

— Позвольте присоединиться.

Глядя, как она спускается в бассейн — высокая, стройная, — Граймс вошел в обжигающую воду. Они расположились подальше от купающихся и их любопытных ушей. Повернувшись к Граймсу лицом, Салли медленно погрузилась в воду, пока на поверхности не осталась только голова. Коммодор последовал ее примеру, и у него тут же перехватило дыхание… видимо, от горячих испарений.

— Мне не нравится ваш толстый приятель, Джон, — сказала она.

— Откровенно говоря, мне тоже.

— Понимаю. Мне никогда не нравилась таможенники.

— Таможенники?

— Не забывай, когда-то я тоже была астронавтом, более того, казначеем корабля. Я знаю эту породу. И к чему такие неуклюжие намеки на наркотики? Неужели он думал, что я сразу предложу ему трубку с «травой мечтаний»?

— Возможно, он так и думал, — произнес Граймс. — Возможно. — Но ты точно так не думаешь?

— Хотел бы.

— Но…

— Я не знаю, откуда эти чертовы наркотики берутся в Приграничье, Салли, Но из-за них молодой парень — офицер с одного из наших кораблей — расстался с карьерой. Еще двое ребят погибли при взрыве контейнера с травой, который был сброшен с «Дитмара» Контейнер уничтожили дистанционно, чтобы он не попал в руки таможни. Я не говорю, что Йену об этом что-либо известно, я почти уверен в обратном. Но даже на этой планете — самой прекрасной планете, черт возьми! — ему не стоит забывать старую поговорку: хочешь ужинать с дьяволом, выбирай ложку подлиннее.

— Вы… считаете, что Йен виновен?

— Возможно, в чем-то он замешан — да вы и сами об этом говорили. Если он готов выйти из подполья — надеюсь, я смогу защитить его от последующих неприятностей. В противном случае…

Салли посмотрела ему в глаза долгим пристальным взглядом.

— На чьей вы стороне, Джон?

— Пока не знаю. Порой мне кажется, что преступность — порождение бессмысленных законов. Проходит время, и я начинаю думать, что эти законы не столь уж лишены смысла. Если говорить о «траве мечтаний» — вокруг нее раздули настоящую истерию. Гораздо проще иметь дело с наркотиками типа алкоголя: из него никто не делает религиозного культа.

— Я просила вас поговорить с Йеном…

— Я пробовал, и не раз, но он «закрывается».

— Еще бы1 Думаю, он прекрасно понимает: дело проиграно, и все, что ему остается — это сообщить поставщику, что выходит из игры. Он не сможет добраться до завода — там у него хранится личный передатчик. Воздушный катер до сих пор на ремонте, по земле — слишком далеко… Но, думаю, капитану порта не возбраняется немножко повозиться с Карлотти-оборудованием на диспетчерской вышке собственного космопорта, — уже уверенно закончила она.

— Да, конечно, — отозвался Граймс. — И я не буду плакать, если моя поездка окажется безрезультатной.

23


Туристическая экскурсия — не лучший способ познакомиться с планетой, но когда другого способа нет… На счастье Граймса, туристы, прибывшие на «Македонии», оказались весьма жадными до впечатлений. И три аэробота — настоящие летающие вагончики — были тщательно отремонтированы и готовы к их услугам.

Биллинхарст наградил Граймса и Вильямса презрительной усмешкой и пожелал весело провести время за государственный счет. Сам он предпочел остаться в Долине Ада, держа нос по ветру и ушки на макушке. Из его офицеров на экскурсию отправилась только Дениза Долгети — и отнюдь не с тем, чтобы смущать Вильямса своей красотой. Теперь она обратила свое обаяние на Ларвуда, который отвечал за организацию экскурсий. Граймс от души сочувствовал этому хмурому, замкнутому человеку, но не представлял, как его предупредить. Тем временем становилось все заметнее, что рыжеволосая красавица ему приглянулась. На лице помощника все чаще расцветала улыбка. Но рано или поздно наступит пробуждение — неожиданное и горькое.

Для начала туристов повезли на Пестрые Пустоши. Граймс и Вильямс летели в головном аэроботе, которым управлял сам Ларвуд. Они разместились на передних сиденьях по правому борту, непосредственно за пилотом. Места в первом ряду по левому борту заняла супружеская пара с Земли — пожилой бизнесмен и его жена. В громоздких и тяжелых костюмах из металлического полотна они смотрелись почти карикатурно, но такая экипировка была необходима. Кресло слева от Ларвуда пустовало, и там, разумеется, оказалась Дениза Долгети. Что ж, любое транспортное средство имеет свои преимущества… Не считая Вильямса, она оказалась в этом аэроботе чуть ли не единственной представительницей молодежи. Накануне за ужином в баре ее приятели достаточно громко заявили о своем нежелании «ходить в одном стаде с ископаемыми, с которых сыплется песок».

На рассвете под многоголосый вой инерционных двигателей аэроботы поднялись с летного поля, которое находилось неподалеку от отеля. Они двигались медленно, слегка забирая на запад, а внизу переливалось всеми цветами радуги фантастическое скопление «пузырей». Любопытно, подумал Граймс, каков будет эффект, если сбросить с катера пригоршню тяжелых стальных дротиков.

Аэроботы медленно набирали высоту, придерживаясь северной стены каньона. В лучах восходящего солнца она казалась сине-голубой, а не багровой, фосфоресцирующие лишайники и грибы покрывали ее опаловыми мазками. Медленно, очень медленно, но все выше и выше — и с каждым метром над головой расширялась оранжевая лента неба.

— Аэрокосмическое управление — Пустоши-туру, — загудел приемник. — По вашему курсу временное затишье. Держитесь подальше от Фаллоса Дьявола — там турбулентность. Прием.

— Пустоши-тур — Аэрокосмическому управлению. Вас понял. Конец связи.

Граймс усмехнулся про себя. Еще один акт спектакля.

— Внимание пассажирам — произнес в микрофон Ларвуд. — Проверьте, застегнуты ли ремни безопасности. В противном случае вы рискуете заработать несколько синяков, когда мы поднимемся над каньоном.

Без синяков, увы, не обошлось — но ничего более серьезного. Один за другим аэроботы взмывали вверх. Под ними, точно бездонный разлом на поверхности планеты, чернела Долина Ада. К югу вздымались Альпы Эребуса — череда конических пиков, каждый увенчан огненной колонной под вуалью разноцветного дыма В далекой туманной дымке виднелись Дьявольские Факелы — еще одно скопление вулканов, не менее впечатляющее. А что за ними? Адские Маяки? Трудно сказать. Воздух, еще недавно ясный и прозрачный, наполнялся пыльной взвесью.

Тембр инерционного двигателя изменился: Ларвуд начал поворачивать, обходя северный пик.

— Присмотритесь получше, — произнес он. — Слева по борту можно увидеть Горькое море. На обратном пути мы остановимся там на ночлег. Основную часть дня мы проведем на Пестрых Пустошах.

— Послушайте, уважаемый! — раздался старческий голос с заднего сиденья — Мы столько летим, а вы почти не показали нам ни Альпы Эребуса, ни другие места…

— Понимаю, мадам, у меня на форме крылышки, — отозвался Ларвуд, — но я не человек — летучая мышь и не подручный дьявола. Дьявол — я имею в виду мифического дьявола из мифической преисподней, — возможно, и выжил бы здесь, но человеку это не под силу. Восходящие и нисходящие потоки, раскаленные докрасна валуны, которые летают в воздухе — вот что такое Альпы Эребуса и все остальное. Обещаю: на Пестрых Пустошах вы увидите нечто незабываемое… А теперь оглянитесь назад или посмотрите на экраны, расположенные перед сиденьями, — я их только что включил. Возможно, на экране видно даже лучше. Тогда вы поймете, сквозь какую грязь и мерзость нам приходится пролетать. А ветер только начинает подниматься.

«Грязь и мерзость, отлично сказано», — глядя на экран, подумал Граймс. Теперь столбы дымного пламени, вырывающиеся из бесчисленных кратеров, напоминали падающие башни. Они кренились все сильнее — и наконец легли параллельно горизонту. Угловатые очертания пиков скрылись в облаках дыма и пыли. Густо-апельсиновое небо над катерами словно раскалялось, по его пронзительно-желтому глянцу стремительно неслись траурные облака. Земля пряталась где-то далеко внизу в клубах и вихрях терракотовой пыли. И вдруг, словно по странному капризу, пылевая завеса разошлась. Впереди, над ярко-алой долиной, как будто открылась полынья. А вдали уже виднелись Трубы Мира. На фоне желтого неба они казались черными, как сажа, а над их вершинами поднимались столбы белого пара и темно-коричневого дыма.

— Но ведь вы летите прямо над вулканами, пилот, — возмущенно заявила пожилая леди.

— Не совсем так, мадам. Мимо них. По правому борту, чуть правее вершины потухшего вулкана, вы увидите ущелье Данте. Взгляните на дым: над южным склоном сила ветра достигла максимума. Трубы Мира находятся с подветренной стороны Хребта Сатаны.

— Эти горы просто дымят! — пробормотала пожилая леди.

— Предупредили бы нас заранее… — шепнул Вильямс, склонясь к коммодору. — Можно было прихватить парочку ядерных боеголовок, чтобы порадовать старушку.

— Гхм. Дым, пламя… Здесь можно прекрасно провести отпуск, но жить здесь мне что-то не хочется.

— Ни слова об отпуске, капитан. Чего доброго, тебя услышит красавица в штурманском кресле.

Дениза Долгети обернулась и ласково улыбнулась Вильямсу.

— По-моему, каникулы проходят великолепно, — сказала она.

— О чем ты, Дениза? — встрепенулся Ларвуд.

— Да ни о чем, Рон. Ничего такого. Коммандер Вильямс спросил, а я ответила.

Ларвуд тяжко вздохнул и повернулся к микрофону.

— Мы заходим в ущелье Данте, господа. Слева по борту вы «видите пик Данте, справа по борту — пик Беатриче. Данте здесь по-прежнему самый заядлый курильщик, а вот Беатриче, похоже, решила завязать… ха-ха-ха.

«Ха-ха-ха, мы несемся по ущелью в пароксизме неконтролируемой радости», — подумал Граймс.

Но едва коммодор увидел панораму, которая разворачивалась перед ними, от раздражения не осталось и следа. Аэробот опустился чуть ниже. Казалось, он почти скользит по дну ущелья, изрытому бесчисленным множеством крошечных кратеров. Почти все они курились, над одними висели плотные облачка, из других сочились лишь тонкие струйки пара. Террасы на крутых склонах горы Данте почти полностью были заполнены такими же кратерами, причем большинство из них были активны. Такие же кратеры покрывали гору Беатриче, но эти больше напоминали оспины, и редко где над ними поднимался дымок.

— Вы бы справились лучше, Шкипер, — шепнул Вильямс.

Граймс только что достал трубку и собирался набить ее, однако передумал и положил ее обратно в карман.

Аэроботы летели один за другим, идеально выдерживая строй. Трубы Мира, поднимавшиеся справа и слева, понемногу остались позади. Потом вдали растаял еще один окутанный дымом горный массив, а вслед за ним и предгорья — нагромождение скал, истекающих лавой. Дым, пар и пыль временами полностью скрывали удивительный пейзаж. То и дело катера попадали в зоны турбулентности и вздрагивали, как от удара, а однажды даже пришлось отклониться от курса, чтобы избежать встречи с огромным багровым смерчем.

Наконец внизу показалась пустыня. Гигантские разноцветные дюны — всех оттенков от темно-бурого до цвета слоновой кости, через багровый и темно-песочный — испещренные серыми, серебристыми и голубыми прожилками… А за дюнами — равнина, на которой, словно руины разоренного древнего города, возвышались огромные каменные колонны. Ветер и песок создали эти фантастические формы, пылающие сочными, почти грубыми красками.

— Пестрые Пустоши, — объявил Ларвуд, хотя это и так было ясно. — Западный ветер стих, будем приземляться.

— А если ветер подует с востока? — поинтересовалась пожилая леди.

— Тогда Хребет Сатаны уже не будет защищать нас, мадам. Ветер и песок обдерут нас до костей. Видите, как они обработали эти скалы.

Пульсирующий гул инерционного двигателя становился все тише. Аэробот замедлил движение и начал снижаться. Наконец он опустился на площадку, усеянную крупным красным песком — при некотором воображении можно было представить площадь в центре города, которую окружают изъеденные эрозией монолитные строения. Рядом, подняв облако пыли, приземлился второй аэробот, а за ним и третий.

— Добро пожаловать в Дит17, — объявил Ларвуд. — Можете покинуть салон и насладиться пейзажем. Респираторы вам не помешают. Не сказал бы, что вам грозит отравление, но будет не слишком приятно, если воздух попадет вам в легкие или в глаза. Держитесь поближе ко мне, не стоит самостоятельно исследовать местные красоты. Можете пособирать сувениры — камешки и тому подобное. Но предупреждаю: ни один из этих монолитов нашей посудине не поднять… Ха-ха-ха.

Пассажиры один за другим появлялись в проеме шлюза и спрыгивали либо сползали на песок, перегоняемый порывами ветра.

— Ох уж эти восточные ветры, — заметил Вильямс. Сквозь маску респиратора его голос звучал глухо. — В остальном — идеальное место для базы.

— По крайней мере, — отозвался Граймс, — можно будет написать некое подобие рапорта. Конечно, если нас кто-нибудь об этом попросит.

24


День тянулся бесконечно и утомительно. Тяжелый защитный костюм и респиратор — не самая удобная одежда для пешей экскурсии, но Ларвуд объявил, что за день они успеют осмотреть все местные красоты.

Для начала взорам экскурсантов предстала «Венера Милосская» — при некоторой доле воображения в этом базальтовом монолите можно было узнать гигантскую фигуру женщины без рук. Ларвуд отпустил дежурную шутку о привычке грызть ногти. Следующим пунктом экскурсии была «Пизанская Башня» — она действительно «падала», но этим сходство ограничивалось. Далее следовали Великая Пирамида и Сфинкс, который в определенном ракурсе действительно напоминал гигантскую кошку, припавшую к земле. Каким уютным показался салон по возвращении на борт! Тем более что экскурсантов ждали сандвичи и прохладительные напитки — последние пришлись весьма кстати.

После ланча аэроботы перенесли гостей с «Городской площади» Дита на противоположную сторону Пестрых Пустошей. Там экскурсанты могли полюбоваться «Колоссом Иблисским», который стоял в вызывающей позе с широко расставленными ногами, и «Мыслителем». Ларвуд прозрачно намекнул на необходимость справлять естественные потребности, тем более что неподалеку возвышалась еще одна сидящая в раздумье фигура — гора Ольга, а рядом темнела Скала Воплей. Граймс позволил себе вслух заметить, что последние смотрелись бы куда эффектнее среди пустыни, где ничто не отвлекало бы от них внимания, чем навлек на себя всеобщее неодобрение.

Потом они посетили Космодром Дьявола. На этом плоском плато невероятно ровными рядами выстроились образования, которые издали можно было принять за древние космические ракеты. Парк Динозавров, Собор святого Павла, Собор Василия Блаженного, Радужный Мост… Этот список можно было продолжать и продолжать. Туристы тащились за экскурсоводом по сюрреалистическому ландшафту, среди скальных массивов, которые соперничали друг с другом причудливостью форм и кричащей окраской. Ларвуд тоже понемногу выдыхался и острил все реже, хотя и вспомнил об «одном хорошем пинке, который мог бы осчастливить Лорелею».

Усталые, взмокшие в тяжелых костюмах и респираторах, они вернулись к аэроботам, где с облегчением освободились от экипировки. На желтом небе играли неверные всполохи света. Когда катера поднялись в воздух, солнце уже висело над самым горизонтом. Однако было достаточно светло, чтобы полет по Ущелью Данте не составил проблем. Гора Беатриче встретила их настоящим фейерверком, выпустив напоследок огромное кольцо дыма. В последних лучах заходящего солнца аэроботы приближались к восточному побережью Горького моря. Здесь, в устье Реки Слез18, ярко белело здание завода по разливу минеральной воды — казалось, кто-то рассыпал по темно-багровому песку пригоршню гальки. Чем ближе, тем яснее становилось, что корпуса представляют собой хорошо знакомые «пузыри». Ларвуд не преминул сообщить, что толщина их стенок, в отличие от гостиницы, увеличена с нескольких миллиметров до нескольких сантиметров, и тем не менее их приходится регулярно подновлять.

— Итак, дамы и господа, здесь мы проведем ночь, — объявил он в микрофон. — Одна сфера оборудована под спальню, другая — столовая. С наступлением темноты будут включены прожекторы, и вы сможете насладиться купанием в Горьком море. Утром у вас также будет достаточно времени, чтобы искупаться, прежде чем мы вернемся в Долину Ада. Да, пока не забыл: на заводе есть души с проточной водой. После купания в Горьком море настоятельно рекомендую принять душ.

— И этот человек говорил о купании, — пробормотал Граймс. Его голос звучал глухо из-за респиратора, который снова пришлось надеть.

— Прогулки по воде — лучшее развлечение для великого Коммодора, — засмеялся Вильямс.

— Но не для обычного коммандера.

— Интересно, неужели такое хоть кому-то удавалось? — Вильямс попытался усесться на поверхности воды, но потерял равновесие и плюхнулся на спину. — Если какому-нибудь идиоту придет в голову совершить здесь самоубийство, он умрет скорее от безнадежности попыток.

— Гхм, — Граймс сделал попытку сесть на корточки и с интересом огляделся вокруг.

В резком свете прожекторов экскурсанты с визгом плескались в море и, судя по всему, наслаждались от души. Но среди них не было именно того человека, которого он искал. Также не было и Ларвуда, хотя пилоты двух других катеров развлекались вместе с пассажирами.

— Гхм, — повторил Граймс. Значит, пока они с Вильямсом прохлаждаются, рыжая шпионка из гнезда Биллинхарста отрабатывает свои деньги. Впрочем, не с меньшим удовольствием..

— Ищете Денизу? — осведомился Вильямс.

— Не скрою, ищу.

— Она удалилась с верным другом Клаверинга — помните, тот тип с каменной физиономией. Причем еще до того, как мы успели раздеться. Думаю, сейчас он уже демонстрирует ей свои наколки. Боюсь, если я еще немного поварюсь в этом адском бульоне, мне останется демонстрировать девушкам только волдыри!

— Бросьте, с вашей кожей ничего не случится. Правда, не хотел бы я хлебнуть местной водички… Ну как, выходим?

— У меня сердце кровью обливается, Шкипер. Когда мне хочется плавать, я плаваю, гулять — я гуляю. Но сейчас придется пойти на компромисс.

Друзья неуклюже выбрались на берег. Миновав шлюзовую камеру завода, они сняли респираторы и сдали их на руки дежурным дьяволам — как всегда, образцово предупредительным. Затем один из аборигенов проводил их в душ. Там в облаках пара сновал целый взвод дьяволов, вооруженных щетками на длинных ручках, которыми с энтузиазмом драили обнаженных людей. Добавьте к этому багровый свет ламп — и получите сцену, с которой можно было писать мифологический ад — и, как заметил Граймс, некоторые туристы в самом деле могли бы служить натурой для полотен Иеронима Босха.

После душа — сперва горячего, с моющим средством, которое удаляло с кожи солевой налет, затем холодного, чтобы освежиться — мужчины получили чистую одежду, предоставленную устроителями экскурсии (их собственная оставалась в шлюзе) и направились в спальню. Ни Денизы Долгети, ни Ларвуда там не оказалось. Граймс и Вильямс прошли в столовую. Несколько человек сидели там и потягивали прохладительные напитки, но ни девушки, ни помощника Клаверинга не было.

Граймса это не слишком волновало. Какое ему дело, во что вляпаются офицеры Биллинхарста и из-за чего это произойдет — из-за смекалки «противника» или их собственной глупости? И все же весьма любопытно… Нет, слово «любопытно» не совсем подходило. Граймса не отпускало предчувствие, что девушка напала на след. Что ей удалось раскопать? Профессиональная гордость коммодора была чувствительно задета. Он представил себе, как Биллинхарст вещает перед восхищенной аудиторией: «Также там присутствовал всем известный коммодор Граймс. Увы, именно присутствовал. Все, что ему удалось — это разбить собственный корабль. В итоге, связанный по рукам и ногам, он все-таки умудрился славно провести время, развлекаясь на деньги налогоплательщиков. Простой субинспектор из моей команды, к тому же девушка, справился с задачей гораздо лучше».

— Долгети Дениза, шпион с улыбкой Моны Лизы, — пробормотал Вильямс.

— Ревнуете, коммандер?

— Да, черт побери! Никогда не забуду, как этот ублюдок Биллинхарст встал между нами. Он уничтожил нашу прекрасную дружбу в зародыше. Интересно, куда этот урод ее увел? Я имею в виду Ларвуда.

— Здесь должен быть офис Клаверинга. Не сомневаюсь, у помощника капитана есть ключи.

— О да. И они нарезают круги вокруг автомата с минеральной водой — то он за ней, то она за ним…

— Думаю, фаза преследования позади, — заметил Граймс.

— Некоторые стартуют медленно. Ну, ладно. Он сидит, на его лице блуждает глупая улыбка, а она в это время фотографирует планы очистных сооружений при помощи миниатюрной камеры, вмонтированной в левую клипсу… потому что на ней нет ничего, кроме клипс. А в правой клипсе — встроенный магнитофон.

— Будьте серьезнее, Вильямс.

— Серьезнее, Шкипер? Да куда уж серьезнее! Я даже не представляю, на чьей стороне играете вы. Черт побери, вы за или против торговли наркотиками? Понятно, что вы против Биллинхарста, но кому он нравится? С тех пор как мы влезли в эту проблему, будь она неладна, вы только и делаете, что напускаете туман, рассуждая о морали. Но моральная сторона дела, в отличие от юридической, нас не касается.

— С юридической еще сложнее. Чьи законы действуют на этой планете? Конфедерации или лично Клаверинга? Не забывай, что Конфедерации Иблис даром не нужен. Зато Клаверинг свою планетку просто так не отдаст.

— И что из того? Он платит налоги Конфедерации, а не Федерации — так выходит дешевле. Но из этого следует, что планета попадает под юрисдикцию Конфедерации.

— А вот и она, — тихо произнес Граймс.

Дениза. Заметив Граймса и Вильямса, она подошла к их столику.

Бдительный дьявол, стуча когтями по полу, немедленно предложил ей меню, но девушка жестом отослала его.

— Коммодор, я знаю, что вас пригласили для участия в расследовании в качестве эксперта по астронавигации.

— Гхм… Полагаю, именно так.

— Рон провел меня по заводу. Он сказал, что на индивидуальной экскурсии я увижу и узнаю гораздо больше, чем на вечерней вместе со всеми пассажирами.

— Гхм…

— Мне было не очень интересно. Всего лишь машины, которые выполняют различные операции — моют бутылки, наполняют, закупоривают…

— Гхм…

— А потом мы отправились в офис.

Граймс, глядя на физиономию Вильямса, с трудом удерживал серьезное выражение лица.

— Я плохо разбираюсь в корабельных приборах, я чаще работаю с багажом пассажиров. Скажите, коммодор: передатчик Карлопи — это такое вытянутое яйцо с антенной в виде ленты Мебиуса?

— Совершенно верно.

«Разумеется, передатчик находится на заводе — это и так известно».

— Ведь его никогда не используют на близких расстояниях — только между кораблями… или между кораблем и планетой?

— Как правило.

— Когда мы там… — она залилась румянцем, — были, пришло сообщение… да, сообщение. Рон попросил меня покинуть офис — он полагал, что капитан Клаверинг вызывает его по неотложному делу. Он мне доверяет… но некоторые вопросы, касающиеся завода, — коммерческая тайна. К счастью, я сняла свои клипсы и оставила их на столе. А потом, после… — она снова вспыхнула, — в общем, после того, как мы расстались — Рон… снова пригласил меня, когда закончил разговор, — я зашла в уборную и прослушала запись.

Она сняла с правого уха изящное украшение и положила его на стол.

— Я установила минимальную громкость. Сделайте вид, что разглядываете клипсу. И нажмите на пружинку застежки.

— Интересная работа, — взяв в руки украшение, громко произнес Граймс. — Я бы сказал, превосходная, настоящее произведение искусства.

«Черт подери!.. Старик на связи, из Долины Ада!» (Похоже, предыдущая часть разговора была стерта из этических соображений).

«Пусть вызывает сколько хочет!»

«Но, солнышко, похоже, это что-то серьезное!»

«Ответь — и дело с концом».

«Дениза, не то, что я тебе не доверяю… но, может быть, это что-то конфиденциальное».

«Ну, ладно, я буду в приемной. У меня есть несколько секунд, чтобы одеться?»

«Это не обязательно, все двери заперты».

«Боже, твой шеф для тебя значит куда больше, чем я!»

«Дениза, пожалуйста, выйди ненадолго, и дай мне ответить на звонок».

«Ну, хорошо, хорошо. Клянусь, Билли Вильямсу такое бы и в голову не пришло — бросить меня, только я разогрелась, и мчаться сломя голову, едва коммодор Граймс свистнет!»

Пауза, легкое шипение.

«СБ-3 вызывает ИК. Как слышно? Прием! Повторяю! Как слышно?»

Черт, какой знакомый голос!

«ИК вызывает СБ-3. Сообщение принимает РЛ».

«У меня для вас товар, ИК. Подробности позже. Вероятно, на старом месте. Прием».

«СБ-3, здесь слишком припекает».

«Вы не хотите получить товар в соответствии с договором? Конец связи».

Снова тишина. Потом послышался голос Рона Ларвуда — судя по всему, он говорил по обычному телефону.

«Салли, это ты? Можно поговорить с капитаном? Хорошо, перезвоню позже. Нет, с группой все в порядке. Туристы — просто паиньки. Увидимся завтра. Доброй ночи».

И все. Еще одна тайна… которую трудно назвать коммерческой.

25


Перед ужином всю группу повели на экскурсию по цехам завода. От скуки умереть не пришлось — один из экскурсантов был инженером. Ларвуд с гордостью вещал о том, как устанавливали оборудование на плавающих платформах. Теперь, по его словам, заводу ничего не страшно — он будет работать и при самом сильном землетрясении. Тут же последовала дегустация образцов минеральной воды, насыщенной различными солями, но Граймс и Вильямс предпочли воздержаться. События первой ночи на Иблисе были еще свежи в памяти.

— А что находится за этой дверью, мистер Ларвуд? — поинтересовался Граймс — скорее из вредности, чем из интереса.

— Там офис, коммодор Граймс. Ничего особенного.

— Я бы очень хотел взглянуть, мистер Ларвуд. Когда проводишь основную часть жизни за столом, начинаешь задумываться о том, как организовать рабочее пространство… Если ваш офис не больше завода, то, скорее всего, это минутное дело.

— Извините, коммодор Граймс. Ключи от офиса есть только у капитана Клаверинга. В любом случае, там не на что смотреть.

— Может, в другой раз? — жалобно спросил коммодор.

— Разумеется, коммодор. В другой раз обязательно.

Спустя некоторое время все собрались в столовой. Дьяволы разносили дымящиеся тарелки с едой и бутылки с прохладным вином.

Ассорти из местных моллюсков было восхитительным, и гости накинулись на него так, словно не ели неделю. Даже Вильямс не составил исключения. Его бокал то и дело пустел, а на тарелке вскоре не осталось ничего, кроме пустых раковин и панцирей. Сидящая за соседним столиком Дениза Долгети тоже не жаловалась на отсутствие аппетита, а Ларвуд, напротив, едва прикоснулся к еде.

Подошло время сна, и туристы отправились в спальню. Надувные матрасы были очень удобны, и даже мощный храп, несущийся со всех сторон, не мешал коммодору. Прежде чем погрузиться в глубокий сон, он ясно ощутил подземные толчки, но решил, что беспокоиться не стоит.

Туристов разбудила громкая музыка, несущаяся из динамиков. Большинство немедленно отправились к морю купаться — за исключением Граймса и Вильямса. Поговорить без посторонних ушей им удалось только в душе.

— Интересно, кто такой этот СБ? — проговорил Граймс. — Голос показался мне знакомым. Я его где-то слышал — только очень давно. И он произвел на меня неизгладимое впечатление.

— У него аустралийский акцент, Шкипер, — заметил Вильямс.

— Кто бы говорил об акцентах, коммандер. Но во всяком случае, это не похоже на акцент Миров Приграничья. Как у вас, например.

— Все-таки аустралец? — с сомнением в голосе произнес Вильямс.

— Гхм… Да, возможно. К тому же инициалы — СБ… Ох, слышал звон, да не знаю, где он. ИК, по всей видимости, означают Йен Клаверинг, РЛ — Рон Ларвуд. Вы знаете кого-нибудь с инициалами СБ?

— Никого, Шкипер. Была у меня одна девочка на Лорне, ее звали Сьюзан Бертрам… Но это точно не ее голос.

— Откуда ты знаешь? Кого только не вовлекают в подобный бизнес.

— Но там же не женский… — начал было Вильямс, но вовремя сообразил, что Граймс шутит. — Да, коммодор, вы верно заметили: голос мужской. Вот только чей?

— В Галактике чертова прорва народу, и половина из них — мужчины. Если перечислять, с кем вы за свою жизнь успели повстречаться…

— Пожалуй, вы правы.

В душ начали заходить первые туристы, которые уже успели искупаться в море. Дьяволы-банщики, вооружившись шампунем и щетками с длинными рукоятками, принялись за работу. Продолжать разговор стало невозможно.

После отменного завтрака группа направилась на взлетную площадку. Пора было возвращаться назад. Небо на востоке понемногу затягивалось бледной желтой дымкой. Аэроботы набирали высоту, и вдалеке уже проступал темно-лиловый силуэт Труб Мира.

На юге по низким облакам пробегали яркие всполохи — отсветы огней над Альпами Эребуса и Факелами Дьявола. Но северо-западный ветер еще не успел подняться, тем более что Хребет Сатаны надежно укрывал Горькое море от его яростных порывов.

Аэроботы неслись на предельной скорости. Граймс ломал голову над тем, ради чего затеяна эта гонка. Чтобы поскорее сообщить Клаверингу о переговорах с Глубоким космосом? Или они просто хотят вернуться в Долину Ада, пока длится утреннее затишье? Ларвуд мог связаться с Клаверингом еще вчера вечером — после того как расстался с Денизой Долгети. С другой стороны, вечером Клаверинг отправляется в чартерный рейс на «Салли Энн», и Ларвуд должен сделать все возможное, чтобы его застать.

Солнце поднималось все выше. Впереди уже темнела трещина Долины Ада, расколовшая охристую поверхность пустыни. Над восточной оконечностью долины лениво клубились облака пара, кольцами обвивая Чертов Фаллос, — там находился Адский Котел. «Как все разумно устроено в этом мире, — подумал Граймс. — Повсюду ветровые конуса — и, главное, бесплатные».

Тем временем катера достигли западного края долины, и Ларвуд помчался вниз, словно стены ущелья должны были вот-вот сомкнуться. Катер плавно пронесся над безмятежной гладью Стикса, едва не сшибая верхушки растений, которые росли по его берегам, и приземлился прямо перед главным входом «Объятий Люцифера».

— Дамы и господа, наша прогулка окончена! — проревел в микрофон Ларвуд. — Благодарю за сотрудничество и приятную компанию.

Вильямс бросил взгляд на огненный затылок Денизы Долгети.


Леди и помощник

Совместный труд продолжат

На офисном столе…


— прошептал он.

— Там наверняка был диван, — заметил Граймс, с удовольствием наблюдая, как у девушки запылали уши.

— Все на выход, все на выход! — старательно изображая воодушевление, объявил Ларвуд. — Наше маленькое путешествие закончилось!

От Граймса не ускользнуло, что Клаверинг уже дожидался их в холле гостиницы. Капитан выглядел весьма обеспокоенным. Лица Ларвуда Граймс не мог видеть, но напряженные плечи помощника явно выдавали волнение. Тем временем туристы неуклюже выбирались из катера. Граймс и Вильямс вежливо пропустили Денизу вперед.

— Только после вас, коммодор, — с нежностью ответила она.

Но Ларвуд, похоже, страстно желал поскорее отделаться от своей дамы.

Наконец все пассажиры покинули катер и, стоя небольшими группками на площадке, посыпанной красным песком, оживленно болтали.

Ларвуд немедленно подошел к Клаверингу, они обменялись парой слов и направились в отель. В дверях их чуть не сбил с ног Биллинхарст, который как раз выходил из вестибюля. Увидев своего необъятного шефа, Дениза Долгети тотчас поспешила к нему — видимо, ей не терпелось отчитаться.

— Никто нас не любит, коммандер, — печально произнес Граймс.

— Вас это удивляет, коммодор? — откликнулся Вильямс.

26


Прежде чем Клаверинг отправился на Ультимо, Граймсу все-таки удалось побеседовать с капитаном с глазу на глаз. Коммодор вознамерился взглянуть на «Салли Энн» — вполне понятное желание, и повода для отказа просто не нашлось.

— Хотел бы вас предупредить, капитан, — проговорил Граймс, когда они с Клаверингом оказались в командном отсеке старого лайнера.

— О чем вы, коммодор? — Голос Клаверинга звучал даже слишком спокойно.

— Вы знаете.

— Хорошо. Положим, я знаю. И что дальше?

— Постарайтесь развязаться с этим делом, потому что вы увязли по уши. Скажи этой банде, или кто там за ними стоит, чтобы поискали другую службу доставки. Игра не стоит свеч, капитан. У вас свое дело, своя очаровательная маленькая контора… кстати, не такая уж и маленькая. А если Конфедерация начнет закручивать гайки — что вы будете делать?

— Ваше предупреждение немного запоздало, — жестко ответил Клаверинг. На его лице боролись противоречивые чувства. — Я уже выхожу из игры. Понимаете, я знал Ингу Телфе. Я… очень хорошо знал ее. Вы понимаете, коммодор, у владельца и управляющего курортом куда более широкие возможности, чем у капитана пассажирского судна. Вы видели хоть одну работу Инги? На Иблисе их очень много. Она считала, что наша планета — просто рай для художника. Иблис и «трава мечтаний» — вот что ее вдохновляло. Когда вы рассказали о ее гибели, я был просто… убит. Я не хочу иметь никаких дел с теми, кто ее погубил.

— Гхм. А как же груз? Как я понимаю, корабль уже на подлете.

— Груз?!

— Полагаю, его должны доставить со дня на день, — ответил Граймс — сказать больше означало выдать Денизу Долгети.

— Думайте что хотите, — отозвался Клаверинг.

Вошел помощник капитана — Ларвуд остался в Долине, чтобы вести дела в отсутствие Клаверинга, — и доложил, что предстартовая подготовка закончена.

— Благодарю, мистер Тилден, — ответил Клаверинг. — Теперь простите, коммодор. Сейчас моя основная задача — поднять в воздух эту старушку. Мистер Тилден проводит вас к шлюзу.

— Следуйте за мной, сэр, — произнес помощник.

— Приятного путешествия, капитан, — отозвался Граймс.

— Спасибо. Приятного отдыха на Иблисе, коммодор.

— Не сомневаюсь, так и будет, — пообещал Граймс.

Спустя несколько часов Биллинхарст, Вильямс и Граймс, стоя в стороне от остальных пассажиров «Македонии», наблюдали за стартом «Салли Энн». Медленно и словно нехотя поднимался огромный корабль. Или это только казалось? Неровное биение инерционного двигателя эхом разносилось по базальтовым скалам ущелья.

Космолет словно прорывался сквозь вязкую звуковую паутину, которая тянулась за ним — к полоске высокого темно-желтого неба. Теперь его мощный корпус казался крошечным рядом с величественным Чертовым Фаллосом. И вдруг, словно от невидимого толчка, корабль начал стремительно набирать скорость, чтобы за время предзакатного затишья выйти за пределы атмосферы.

— Вы ничего не выяснили, коммодор? — внезапно спросил Биллинхарст.

— Что?

— Я спрашиваю, вы ничего не выяснили? — спокойно повторил толстяк.

— Я не ношу клипсы, — ответил Граймс.

— Ха-ха-ха, очень смешно. Кстати, к слову об электронном оборудовании: чертовски обидно, что ваш Карлотти до сих пор не починили.

— Почему?

— Почему я должен вам все разжевывать? Нам необходимо отслеживать все входящие и исходящие сигналы.

— Нет необходимости. Наш загадочный СБ-3 мог посылать сигнал в очень узком диапазоне, к тому же направлять луч непосредственно на завод. Сам я передатчика не видел, но поступил бы именно так.

— А вот это не имеет значения. Поскольку вы не можете ничего сделать.

«Клаверинг дал мне слово, что выходит из игры, — подумал Граймс. — Но… Сколько людей, вовлеченных в нелегальный бизнес, зарекались: „Последний раз!..“ Если бы эти обещания всегда исполнялись… Возможно, сейчас Клаверинг ведет переговоры с пресловутым СБ-3 — на корабле, само собой установлен передатчик Карлотти… Да, не удивлюсь, если так оно и есть».

— Думаю, до возвращения Клаверинга ничего не случится, — заметил Биллинхарст.

— Будем надеяться.

— Вы намерены мне помогать, коммодор? Или нет?

— Я просто высказал свое мнение. Судя по разговору, который записала мисс Долгети, на этой планете абсолютно все знают о том, кто вы и зачем прилетели. И прекрасно понимают, чего стоит моя история о военной базе. И что повод для задержания «Дитмара» высосан из пальца. Все слишком очевидно. Если помните, Ларвуд сказал, что здесь становится жарко.

— Когда становится жарко, люди начинают паниковать и делать ошибки.

— Некоторые, но не все.

— Эти сделают, — спокойно ответил Биллинхарст и удалился.

— Старый хряк что-то полюбил вас, коммодор, — заметил Вильямс.

— Неужели? Да к черту все это, коммандер, я ему даже завидую. Находиться на службе, где вопроса о правах, ошибках или личной свободе, даже о законности или незаконности просто не возникает…

— Вспомните Плесхоффа, Феллини или Ингу Телфе.

— Плесхофф — просто юный кретин и прожженный неудачник. А девушка и Феллини погибли из-за неосторожного обращения со взрывчатыми веществами, а не из-за «травы мечтаний». И кто вам сказал, что контейнер с травой взорвали намеренно? Если помните, его весьма активно обстреляли — в том числе из лазерного пистолета.

— Не занимай вы столь активную позицию, ваша жизнь была бы куда счастливее. Право же, Шкипер, вам бы Гамлета играть.

— Возможно. Если бы только «Маламут» был в рабочем состоянии…

— Чего нет, того нет. Зато рабочий катер в порядке, а на катере капитана Клаверинга мы установили транспондер.

— Что ж, уже неплохо, — ответил Граймс.

27


Итак, до возвращения Клаверинга не случится ничего особенного… Предположение звучало обнадеживающе. Биллинхарст снисходительно объяснил, какая роль отводится Граймсу, если загадочный СБ-3 высадится на Иблисе с грузом «травы мечтаний».

— Мы должны все время помнить о юридической стороне дела, — заявил шеф таможни. — Клаверинга трогать нельзя — в противном случае он на вполне законных основаниях поднимет крик, который услышат даже на Магеллановых Облаках. Со временем нам, несомненно, удастся поймать его за руку. На чем конкретно — не имеет значения. А вот СБ-3 определенно нарушает закон. Он — или она, или оно — совершает посадку в Мирах Приграничья, минуя процедуру таможенного досмотра. Следовательно, он и его корабль подлежат аресту. Конечно, у меня самого есть законные основания для такого ареста, но в подобных случаях представители Флотилии тоже могут действовать от лица Таможенного департамента. Даже если в вашем распоряжении всего горстка офицеров с «Маламута Приграничья», мы сможем поднять судно и перегнать его в порт Дальний.

— Я тоже так думаю. Но предпочел бы иметь в своем распоряжении сам «Маламут», а не только его команду. Нам нужен верный пес с острыми зубами. Но пока наш пес не может показать зубы, так что придется делать это самим.

— Это не военная операция, коммодор, а простое задержание контрабандистов.

— Гхм… Некоторые уважающие себя торговцы вооружены получше военного крейсера. Не удивлюсь, если СБ-3 — конечно, если только он появится здесь — ответит нам хорошим залпом.

— Как только СБ-3 объявится, мы его сразу же арестуем, — миролюбиво произнес Биллинхарст.

— А до того, как он объявится?

— Мои люди будут налаживать дружеские отношения. Пока что результатов добилась только мисс Долгети. Понимаю, что не имею права вам приказывать, коммодор… но продолжайте посещать обзорные экскурсии. Возможно, вам тоже удастся что-нибудь разузнать.

— Спасибо, — с насмешливой покорностью ответил Граймс.

В итоге коммодор побывал в Долине Ветров, где слушал Орган Дьявола — надо сказать, что звуки скорее напоминали мычание больной коровы. Он полюбовался Горящим Карьером и вместе с Вильямсом радостно представил себе Биллинхарста, который превращается в лужицу жира на дне Колодца Желаний — монетки, брошенные туда, плавились на лету. Вскоре погода наладилась, они летали над Огненными лесами и вместе с другими туристами аплодировали, когда Ларвуд торжественно назвал новый вулкан Пиком Денизы и на головокружительном вираже сбросил бутылку шампанского в дымящийся кратер (в этот тур он всегда брал несколько бутылок для подобных случаев).

Они пили вино и танцевали в «Объятиях Люцифера», парились в Адском Котле и со временем даже привыкли из почти крутого кипятка бросаться в донельзя холодную воду Чистилища. Вечера они проводили в местном казино «Игорный Ад» и вскоре научились обыгрывать «Однорукого Бандита» и умудрялись солидное время продержаться на «трехмерной рулетке». Да, они прибыли на Иблис для расследования контрабанды наркотиков, но до сих пор ничего не увидели, не услышали и не узнали. Что касается Денизы Долгети, то она тоже от души наслаждалась отдыхом и тоже не выяснила ничего нового — равно как и остальные агенты Биллинхарста.

Наконец, «Македония» отправилась к следующему пункту галактического круиза, и отель вновь опустел. Из группы остались только Биллинхарст со своей командой и экипаж «Маламута Приграничья».

Ларвуд с головой ушел в капитальный ремонт экскурсионных аэроботов, предоставив Денизу Долгети самой себе и не выказывая по отношению к ней ни капли расположения, зато очень подружился с Вильямсом. Граймс почти все свободное время проводил в обществе Салли Клаверинг. Биллинхарст шатался без дела и отчаянно хандрил.

Вести из порта Дальнего вызвали новую вспышку активности. «Салли Энн» возвращалась домой. Конференц-зал переоборудовали в столовую, а из огромного купола-столовой вынесли всю мебель (это было несложно — ее просто сдули и убрали) и завесили темными покрывалами.

— Не нравится мне все это, Джон, — призналась Салли Клаверинг в беседе с Граймсом. — Но им было нужно именно такое. И они заплатили вперед.

— Они, как я понимаю, — это поклонники Культа Ворот.

— Да. Должно быть, здесь будут проводиться службы. Но… все черное… Если бы было распятие, полумесяц со звездой… хотя бы крест Ансанты…19

— Или хотя бы часы, — добавил Граймс. — Как-то мне довелось побывать на Даршане, на богослужении в знаменитой Башне Темноты. Там просто шло время. Тикали часы — и больше ничего. Но впечатление было потрясающее. Мне кажется, Энтропия — вот бог всех богов, хотя лично мне он не по вкусу.

— Вы что-нибудь слышали об этой Церкви Ворот, Джон?

— Почти ничего, Салли. Что-то новомодное. Насколько я помню, появилась на Ультимо.

«Да, и тут запахло „травой мечтаний“. Что ж… Добрая половина экзотических культов строится на употреблении галлюциногенов».

— Не думаю, что захочу к ним присоединиться, — отозвалась Салли. — Я была бы рада, если бы Йен отказал им. Пусть проводят свои службы где-нибудь в другом месте. Но они очень хорошо заплатили.

— Тридцать монет серебром?

— Эго не смешно, — отрезала она.

— Простите, Салли. Но… Конечно, я могу ошибаться и скорее всего ошибаюсь, но религия чаще обманывала человека, чем вела к вершинам.

— Я с вами не согласна.

— А это и не обязательно. Однако Маркс был не так далек от истины, когда говорил, что религия — это опиум для народа.

«И есть люди, для которых опиум — это религия».

— Маркс… Пророк, который вечно ошибался.

— Не во всем, — засмеялся Граймс. — Ладно. Я астронавт, вы бывший астронавт. Прежде чем начинать дискуссию, нам стоило вспомнить, что в космосе две темы запрещены к обсуждению: религия и политика.

— Но сейчас мы не в космосе.

— Считайте, что так. Горстка мужчин и женщин, которые обитают в крошечной долине на чужой суровой планете…

— И вооруженные ружьями и пистолетами, чтобы палить по злобным туземцам?

— А они подают повод для беспокойства?

«Черт бы меня подрал, если Клаверинг не вознамерился-таки забрать последнюю партию наркотиков — и, судя по всему, уверен, что действует в рамках закона. Однако СБ-3 может оказаться за решеткой — и это тоже будет по закону».

Коммодор откланялся со всей поспешностью, которую позволяли приличия, и отправился на поиски Биллинхарста, чтобы поделиться с ним своими сомнениями. Шеф таможни выслушал его с презрительной улыбкой.

— Вы замечаете только самое очевидное, Граймс, да и то, когда вас носом ткнут. О предстоящем собрании было ясно из Карлотти-переговоров, записанных Денизой Долгети. Лучше постарайтесь проследить, чтобы ваша команда была начеку, когда Клаверинг вернется с полным трюмом этих чудаков. Мои люди уже предупреждены.

— Что-то мне не верится, что СБ-3 совершит посадку в Долине Ада.

— Вы уверены, что не успеете привести в порядок ваш корабль? — спросил Биллинхарст.

— Абсолютно, — ответил Граймс.

28


«Салли Энн» вернулась с Ультимо. Корабль приземлился во время утреннего затишья, когда в предрассветном сумраке над Адским Котлом клубились клочья белого пара. Служащие и постояльцы отеля, как обычно, собрались у космопорта. Огромный корабль мягко встал на место стоянки бок о бок с искалеченным «Маламутом». И сразу же швартовые группы под руководством Ларвуда поползли вверх по ее бортам, закрепляя тросы. Вскоре дьяволы закончили работу, и инерционные двигатели лайнера замолчали. Тогда, словно бойницы старинной башни, открылись шлюзы, и из них плавно выползли трапы.

Граймс с удовольствием сообщил Биллинхарсту, что высадка в порту типа Долины Ада занимает не так уж много времени. Здесь нет ни санитарной, ни иммиграционной службы, ни таможни, которые существенно замедляют процесс. Несколько секунд — и первые пассажиры уже стояли на земле.

Граймс с любопытством разглядывал их. Они походили — и в то же время были совершенно не похожи — на «шаров», с которыми он «катался» в порту Дальнем. Те же бритоголовые женщины, те же бородатые и длинноволосые мужчины. Но все они были разного возраста, а большинство относилось к старшему поколению. Вместо разноцветной одежды — одинаковые темные балахоны до пят.

Ларвуд подошел поприветствовать группу, которая спускалась по трапу первой, и салютовал старшему на вид мужчине.

— Вы… руководитель, сэр?

— Да, сын мой, я гуру Уильям, — ответил высокий старик, седовласый и седобородый. — Надеюсь, все готово?

— Все готово, ваше… преподобие, номера на двести человек. В конференц-зале оборудован храм — в соответствии с вашими пожеланиями.

— Очень хорошо, — ответил гуру.

— Очень хорошо, — эхом отозвались его спутники, которые внимательно прислушивались к диалогу.

— Что-то здесь не так, Шкипер, — шепнул Вильямс на ухо Граймсу.

— Гхм… да. — Коммодор разглядывал проходящих мимо них поклонников Церкви Ворот. Они двигались словно в трансе, скользя по плотно утоптанному красному песку как сомнамбулы. И на всех лицах — женских, мужских, старых, юных — застыло одно и то же выражение… блаженства?

«Когда святые маршируют… — с усмешкой подумал Граймс, — меня что-то не тянет к ним присоединиться».

Клаверинг спустился по трапу из ближайшего шлюза, терпеливо дождавшись, пока он коснется земли. Вид у капитана был откровенно встревоженный. Направившись было к Ларвуду, который беседовал с гуру, он остановился около Граймса, Вильямса и Биллинхарста.

— Любо-дорого смотреть, капитан, — произнес Граймс. — Воскресная церковная школа на пикнике.

— Это не смешно, коммодор! — рявкнул Клаверинг и быстро пошел прочь.

— Какая муха его укусила? — спросил Вильямс.

— Возможно, та же самая, от которой мне удалось отмахнуться, — пробормотал Граймс. — А вы, коммандер? Неужели вы чувствуете себя уютно среди религиозных фанатиков, среди мужчин и женщин, которые со страстью одержимых верят во что-то иррациональное? Вам доводилось общаться с кем-нибудь из них? С человеком, который с воодушевлением пытается влезть вам в голову и перекроить там все по своему образу и подобию? Примерно то же самое я чувствую, когда любуюсь на это стадо.

— Живи сам и дай жить другим, — отозвался Вильямс.

— Готов согласиться. Это позиция либерального и в меру циничного агностика. Только не забывайте о том, что среди верующих есть куда менее терпимые люди. Те, для кого высшее наслаждение состоит в истреблении неверных. Крестовые походы, джихад, кровавые революции ради установления диктатуры пролетариата — примерам несть числа.

— Надеюсь, эти чудики достаточно безобидны, Шкипер. Ну, выглядят странновато. Те же «люди-цветы», только слегка постарше и поприличнее. «Шары», которые пока еще не стали «чурбанами», но уже не способны по-настоящему, от души, кататься.

— Гхм… Возможно, вы правы. Очень на это надеюсь, — он покосился на дьяволов, которые разгружали багажное отделение. — А они не обременяют себя излишествами.

— Думаю, им немного надо, — ответил Вильямс. — Балахон на смену, пара сандалий и туба с кремом-депилятором. Вот и все. Можно сказать, путешествуют налегке.

— Ну что, коммодор, — вступил в разговор Биллинхарст, — шарик вот-вот взлетит.

— Шарик?! — Граймс вздрогнул, будто его разбудили.

— Разумеется! — прорычал толстяк. — И вы прекрасно знаете, что должны сделать, когда он взлетит.

— Если он взлетит, — уточнил Граймс.

— Непременно взлетит, коммодор, не сомневайтесь, — и шеф таможни вразвалку направился прочь.

Граймс повернулся к Вильямсу.

— Будь я проклят… но боюсь, он прав.

Но прежде, чем это случилось, прошло ни много ни мало пять дней.

Эти пять дней были… можно сказать, весьма интересными. «Люди Ворот» совершенно не походили на обычных туристов. Они отказались от экскурсий, не варились в Адском Котле, не мерзли в Чистилище и даже в «Игорный Ад» заглядывали нечасто. Их рацион состоял из самых простых блюд, и шеф-повар был готов рвать и метать, однако уровень потребления алкогольных напитков в отеле явно не снизился. Утром, днем и вечером они встречались в переоборудованной столовой и проводили богослужения. Они никому не проповедовали, но и не мешали любопытным поближе познакомиться со своей религией.

Среди последних оказались Граймс, который посетил целых две службы, Вильямс, офицеры «Маламута», Биллинхарст со своей командой и почти весь обслуживающий персонал «Объятий Люцифера».

Все происходило без песнопений и церемоний. Верующие сидели на полу почти в полной темноте, а в центре на возвышении восседал гуру Уильям.

— Братья мои, начнем медитацию. Откройте сознание истинной реальности, — этими словами он начинал каждую встречу.

Воцарялось молчание — зачастую очень долгое молчание, нарушаемое лишь негромкими вздохами. Потом кто-то произносил одно-единственное слово.

— Мир.

И опять тишина.

— Тьма вечно длящаяся.

И снова тишина. Напряжение нарастало.

— Конец света.

— Конец жизни.

— Не-жизнь, не-смерть. И снова тишина.

— Ворота в бесконечность.

— Откройте Ворота! Откройте Ворота!

— Ворота в Никогда!

— Откройте Ворота!

— Знаете, Шкипер, меня трясет, — шепнул Вильямс.

— Мне больше по душе культы, где распевают гимны в стиле Мууди и Сэнки, — ответил коммодор.

— Конечно. По крайней мере, к большинству их мелодий можно подставить свои слова, — и он уныло затянул:


Белей самой белой известки!

Белей самой белой известки!

Искупай меня в той же воде,

Где купались пятнадцать немытых детей,

И я стану белей

Самой белой на свете известки!


— Коммандер, я вас умоляю!

— Простите, Шкипер. Но после того как посидишь, скрестив ноги, в окружении хронических наркоманов, хочется чуть-чуть побогохульствовать. Тем более вы говорили, что Мууди и Сэнки вам по душе.

— Начинаю в этом сомневаться. Кстати, что слышно от наших шпионов?

— Аэробот капитана Клаверинга, как и остальные катера, в состоянии готовности номер один. Равно как и наш катер. «Жучок» на катере Клаверинга стоит. Состояние нашего радиооборудования оставляет желать лучшего. Но вахтенные следят за обстановкой, и если что случится, они сразу же сообщат нам.

— А старина Биллинхарст держит в состоянии боеготовности своих мальчиков и девочек. Но мне кажется, что Клаверинг отправится на рандеву с СБ-3 на закате или на рассвете.

— А миссис Клаверинг? Что она говорит?

— Да ничего. Совершенно ничего. Само собой, обеспокоена. Намекнула, что все начнется в самый последний момент, и если я придержу собак, то… буду достойно вознагражден, — он криво усмехнулся. — К несчастью, ищейки Биллинхарста, равно как и мои, уже вышли на охоту, а я не могу представить женщину, которая захочет строить глазки Биллинхарсту.

— Возможно, то же самое можно сказать и о вас, Шкипер.

— Напомните мне, коммандер, разжаловать вас в астронавты четвертого класса, когда мы вернемся в цивилизацию.

29


Воздушный шарик взлетел на рассвете. В терминологии простых смертных это означало, что на рассвете в воздух поднялся аэробот Клаверинга. Граймс и его офицеры «Маламута» были начеку, но им приходилось оставаться в гостинице, чтобы не вызывать подозрений. На борту «Маламута» находился лишь вахтенный офицер.

Молодой человек со всех ног примчался в «Объятия Люцифера», чтобы предупредить остальных. Клаверинг уже вылетел — но куда? Впрочем, даже сквозь пластик с воздушной прослойкой Граймс уже услышал знакомый звук — пульсирующее гудение инерционного двигателя.

План операции был немедленно приведен в исполнение. Дежурный офицер повторил забег по маршруту «Отель — „Маламут Приграничья“ и включил НСТ-передатчик. Прибор так и не починили, поэтому передавать или принимать сообщения было невозможно, зато радиосигналы он глушил весьма успешно. Затем офицер осторожно вывел из ангара рабочий катер и перегнал его на посадочную площадку, расположенную прямо перед „Объятиями Люцифера“.

Тем временем Вильямс вместе с первым помощником, вооружившись парализующими ружьями, уже бежали к ангару, где стояли экскурсионные аэроботы.

Входя в ангар, Граймс и Биллинхарст услышали голос Вильямса:

— Этот транспорт конфискуется для нужд Флотилии Миров Приграничья!

— Хватит играть в пиратов, коммандер Вильямс! — рявкнул Ларвуд. — У вас нет никаких законных оснований для подобных действий! Эти катера — собственность граждан Федерации!

— Мистер Ларвуд, я могу на законном основании реквизировать катер, что я и сделаю, — вмешался Граймс. — Если хотите, я дам вам расписку, и вы получите соответствующую компенсацию.

— На законном основании? Да бросьте, коммодор!

— Да. На законном основании. Я уполномочен реквизировать любой воздушный или космический транспорт, зарегистрированный в Мирах Приграничья, для нужд Флотилии. Разумеется, к вашей драгоценной «Салли Энн» я даже прикоснуться не могу, потому что она имеет федеральную регистрацию. Но ваши катера… лицензия на перевозку на них пассажиров выдана Конфедерацией.

— Ах ты чертов крючкотвор!

В ангар вошла Салли Клаверинг. Ее лицо было бледным и спокойным.

— Не спорь, Рон. Все равно он добьется своего, Закон на его стороне. — Она бросила на Граймса короткий взгляд, и коммодор почувствовал, что готов провалиться сквозь землю.

— Прости, Салли, — ответил он.

— Ты выполняешь свой долг. В твоих же интересах сообщаю, что Йен отправился на встречу с Дронго Кейном. Он намерен предложить ему найти другого партнера… для работы в этой части Галактики. Но не искать себе помощников на Иблисе.

— Вы сами прекрасно знаете, что Йен не нарушал закон, — теперь она обращалась не только к Граймсу, но и Биллинхарсту.

— Ты сказала — Дронго Кейн? — переспросил Граймс.

«Так вот что за голос записала Дениза Долгети! Вот почему он показался мне таким знакомым!»

— Да.

— Его корабль называется «Северный Буян»?

— Да. «Северный Буян III».

— Вперед, коммодор. Нельзя терять ни минуты.

— Понятно, понятно. А главное — понятно, против кого мы играем. Не нравится мне все это, — усмехнулся он. — Вернее, очень нравится. У нас с ним старые счеты!

Граймс летел на рабочем катере «Маламута». Коммодор надеялся, что сейчас Клаверинг уже достаточно далеко, чтобы радар капитана засек такую крошечную посудину своим радаром. Катер «Маламута» медленно набирал высоту, пока не поравнялся с кромкой ущелья. Где-то на экскурсионном аэроботе летел Вильямс, но о радиоперекличке можно было забыть. Во-первых, передатчик на «Маламуте» исправно генерировал помехи. Во-вторых, необходимость соблюдать тишину в эфире была продиктована простым здравым смыслом. Но вдруг эти помехи нарушат работу транспондера? Граймс уверял себя, что этого не случится, однако успокоился лишь после того, как тонкая стрелка целеуказателя, похожего на компас, перестала вращаться и замерла. Он взглянул на экран радара. Пусто — только помехи с земли. Великолепно. Раз он не «видит» Клаверинга, значит, и Клаверинг не «видит» его.

Следуя указанию стрелки, коммодор повернул и вывел максимальное ускорение. Вздрогнув, словно от испуга, машина повиновалась. Каким же он стал неловким! Граймс включил автопилот. За долгие годы он слишком привык командовать кораблем с капитанского мостика, всецело полагаясь на глаза и руки своих бдительных офицеров. Похоже, присутствие последних сейчас бы не помешало. Граймс снова взглянул на экран радара. Катер прямо по курсу… Коммодор посмотрел на гирокомпас, затем на карту. Судя по всему, Клаверинг приближается к Ущелью Данте. Значит, Кейн приземлился где-то на Пестрых Пустошах.

Граймс посмотрел на экраны — переднего, верхнего и нижнего обзора. Утреннее затишье продлилось недолго. Над пустыней уже поднимались пурпурные тучи песка, почти скрывая силуэты Труб Мира, высившихся впереди. Упругие порывы ветра то и дело сбивали катер с курса, и тогда коммодор склонялся над приборами и заставлял суденышко выровняться. Вильямс, который был прекрасным пилотом, наверно, делает то же самое… если уже не сделал.

Еще раз выправить курс…

«Моя крошка явно смотрит на сторону», — подумал он.

Что там на радаре? Трубы Мира? Похоже, они. Клаверинг так и не показался. Стрелка целеуказателя качнулась вправо: капитан вошел в Ущелье.

«Если повторять все его маневры, то я, чего доброго, поцелуюсь с Беатриче», — подумал Граймс, решив не менять курс. Вместо этого он чуть подрегулировал радар. Данте и Беатриче, отмечая вход в ущелье, приближались к центру экрана. Граймс увеличил разрешение радара и перевел катер на ручное управление. Штурвал на панели управления вырывался из рук. Крошечный катер был предназначен для полетов в безвоздушном пространстве, а не в атмосфере — и тем более не в зонах турбулентности. Вильямсу в экскурсионном катере намного комфортнее — при этой мысли коммодор ощутил укол зависти.

«Черт побери! Ну и теснотища!»

Граймс яростно рванул на себя рычаг, заваливая катер вбок. В иллюминаторе справа по борту стремительно уплывали вниз черные дымящиеся скалы. Должно быть, он просто не заметил их среди разноцветного месива дымов. Заглядевшись, коммодор чудом не влетел в боковой кратер горы Данте. Выправив катер после крутого виража, коммодор поспешил сбросить скорость. Оставалось надеяться, что Вильямс не врежется в катер сзади — иначе посудине конец.

Прокладывать курс приходилось по радару, и Граймс вздохнул с облегчением, когда видимость стала получше. Сейчас не помешало бы выкурить трубочку, но коммодор не рискнул бросить штурвал. Последнее облако пара и дыма — и вокруг снова чистый воздух… относительно чистый. Да, на этом склоне Труб Мира царило затишье, но погода приготовила новый сюрприз: здесь скопился густой туман — желтые клубы, из которых грозно торчали причудливые выступы. Граймсу приходилось буквально ползти по скалам. Поднявшись слишком высоко над обглоданными эрозией монолитами, коммодор и его помощник рисковали попасть на радар Клаверинга — или Дронго Кейна. Что до самого Дронго… Когда занимаешься контрабандой профессионально, осторожность входит в привычку.

Граймс не сводил глаз со стрелки целеуказателя, стараясь не слишком сближаться с Клаверингом. Помимо этого, приходилось следить за радаром… «Если бы у Венеры Милосской были руки, — говорил он позже, — я бы их точно отбил. По крайней мере, я чуть было не оскопил Колосса Иблисского!» Конечно, это было преувеличением, но не слишком далеким от истины.

Он летел и летел, обливаясь потом под тяжелым защитным костюмом.

Руки крепко сжимали штурвал, взгляд метался от целеуказателя к экрану радара, от лобового стекла крошечного катера к карте местности, выдранной из туристического справочника. Он летел над самыми скалами и мог разглядеть каждую трещинку, каждый камешек — так, что позже узнал бы их с первого взгляда. То и дело, подхваченный вихревыми потоками, он был вынужден выравнивать катер то по горизонтали, то по вертикали, а то вовсе восстанавливать курс. Суденышко весьма неохотно, но все же повиновалось.

Впереди, в облаках тумана, вырисовывалась темная громада. Это могла быть только Скала Воплей. Значит, ближайший более-менее крупный монолит — как минимум в километре к западу.

Граймс решил двигаться с прежней скоростью — в конце концов, внезапность тоже могла дать преимущество. Радар был забыт, теперь коммодор доверял только своим глазам. Мало-помалу по левому борту вырастала глыба красного гранита — фигура, застывшая в мрачном раздумье. А у ее подножия все ярче серебрилась тонкая башенка космического корабля. Трап был спущен, и рядом с ним можно было разглядеть аэробот, который казался совсем крошечным.

Одной рукой натягивая на лицо респиратор, коммодор спикировал к подножию скалы. Едва не врезавшись в катер Клаверинга, он дал задний ход, тут же заглушил двигатели, и катер с грохотом рухнул на пурпурный песок. Облако пыли еще висело в воздухе, а Граймс уже бежал к трапу. Он смутно осознавал, что именно сейчас Вильямс, который летел следом, сажает свой аэробот.

Он не слишком рассчитывал появиться незамеченным. Однако дверь наружного шлюза оставалась открытой, трап по-прежнему спущен. Граймс выхватил из кобуры пистолет-парализатор и бросился вверх по трапу. В шлюзовой камере он задержался, с нетерпением дожидаясь Вильямса и Биллинхарста. Камера вмещала лишь троих — так что офицерам таможни и экипажу «Маламута» придется задержаться у трапа.

Система управления оказалась стандартной. Нажав на кнопки, Вильямс захлопнул внешний шлюз. Сернистый запах почти сразу исчез: атмосфера в камере быстро обновлялась. Все эти операции наверняка отражаются на пульте дистанционного управления в командном отсеке… ладно, будем считать, что дежурный офицер временно покинул пост. Вильямс нажал на ручку двери, ведущей во внутренние помещения корабля.

Дверь открылась.

За дверью стоял высокий худощавый человек — сбрось он пару килограммов, и его можно было бы назвать тощим. Копна седеющих соломенных волос, смуглое лицо изрезано морщинами — казалось, оно было разбито вдребезги, а потом не слишком аккуратно собрано по кусочкам.

— Доб-бро пожаловать на борт, коммандер Граймс! Прошу про-ощения… конечно же, ком-модор Граймс. Для меня вы всегда будете бо-ойскаутом — л-лейтенантом ФИС и капитаном «Искателя».

Свободной рукой Граймс стащил с головы респиратор.

— Капитан Кейн, вы арестованы, — произнес он. — На ваш корабль также налагается арест.

— Я? Мой корабль? С какой стати? Не торопит-тесь, коммандер… простите, оговорился… коммодор. Вы пред-дставляете, что скажет Федерация, если станет известно, что отставной кап-питан а-арестовал одного из судовладельцев? Может, вспомним старые времена, ком-модор? Милос-сти прошу в мо-ои покои — вы сами увидите, я от-тнюдь не купаюсь в роскоши. Что по-оделать… Дом Свободы. Зато здесь можно плевать на-а ковер и называть кота ублюдком.

— В данной ситуации мне не хотелось бы злоупотреблять вашим гостеприимством, капитан Кейн. Впрочем, и в другой ситуации тоже.

— Ты все тот-т же мрачный сукин сын, Граймс! Ладно, р-раз уж ты решил а-арестовать «Северный Буян», напоминаю, что для н-начала тебе не-е помешает просмотреть бумаги — регис-стра-ционные листы, соглашения и все такое прочее.

— Он прав, — вставил Биллинхарст.

— Вы не п-представите сво-оих приятелей, коммодор?

— Мистер Биллинхарст, начальник таможенной службы Конфедерации, — зло процедил Граймс. — Коммандер Вильямс из Флотилии Миров Приграничья.

— Итак, я — а в лову-ушке, — нараспев произнес Кейн. — Думаю, мне нич-чего не остается, как сдаться. Но я, пожалуй, не стану спешить. Я…

Его голос потонул в реве инерционных двигателей «Северного Буяна». Мощно, яростно корабль взмыл вверх. От внезапного рывка все трое — Граймс, Вильямс и Биллинхарст — грузно растянулись на полу.

Кейн выхватил пистолет. В отсек вошли пара типов бандитской внешности, с пистолетами-парализаторами наготове.

— Ес-сли ты все-т-таки соберешься про-одолжать в том же духе, — ласково проговорил Кейн — достаточно громко, чтобы перекрыть биение двигателя, — мои ребята на раз спа-алят твои катера — прос-сто пальнут из маленькой лазерной пушечки. На-адеюсь, никто из твоих пус-стозвонов не торчал снаружи.

Судя по всему, подобный исход дела его не волновал.

30


— Ну и куда мне девать ваш-шу сучью компанию? — пропел Кейн.

— В Долину Ада, естественно! — отозвался Граймс.

Кейн лениво обвел взглядом пленников. Клаверинг, Граймс, Биллинхарст, Вильямс, офицеры «Маламута Приграничья», субинспекторы таможни…

— Отпускать ни с чем та-акую кра-асотку? Стыд и срам, — произнес он, раздевая взглядом Денизу Долгети.

Девушка нахмурилась и покраснела.

— Хватит, Кейн! — рявкнул Вильямс.

— Неужели, коммандер? За-аруби себе на носу — кстати, это всех касается: здесь вы пальцем пошевелить не смеете, ясно?

«Разумеется. В этих чертовых костюмах и так шевелиться трудно, — подумал Граймс. — Да еще эти подонки держат нас на мушке».

— Слушайте, по-моему, я за-аслуживаю кое-какой награды, — Кейн достал из нагрудного кармана форменного комбинезона мятую сигару и картинно прикурил от лазерного пистолета. Запах у нее был столь же мерзким, как и внешний вид.

— Немедленно освободите нас! — взорвался Биллинхарст.

— А если я так-к и сделаю — а, шеф? Уверен, что тебе это понравится? Пре-едставляешь, я па-аслушаюсь… и высажу тебя прям-мо на Пестрых Пустошах, за много миль от цивилизации. И тебе придется ка-авылять по песочку на своих толстых кривых ножках, — Кейн выпустил колечко дыма. — Но тебе крупно повезло. Клаверинг не просто зашел в гости… да и у меня делишки в Долине Ада. Так что мне тоже оч-чень нужно туда попасть… заглянуть к нашему свя-атому пастырю. Он пос-следнее время начал петушиться… Церковь Ворот… Им нужна «трава мечтаний», а у меня ка-ак раз завалялось немного. Вот-т они ее и по-олу-чат — ра-азумеется, по моим расценкам.

Он перевел взгляд на Граймса.

— Ты слышал про Австралис, коммодор? Не Ау-устрал, а Австралис. Это у черта на рогах — Южный рукав Га-алактики, там тоже есть что-то вроде вашего Приграничья. Там я завязался с компанией психов, повер-рнутых на почве религии. У них тоже был гуру. Знаешь, мне до сих пор интересно, что-о там стряслось. Столько времени прошло, а с Австралиса ни слуху ни духу. Наверно, самого мира-то больше нет. Я послушал, как их гуру вещает про Акт пос-следнего поклонения, о посвящении и прочей фиг-гне… и решил смотаться оттуда к чертям собачьим, — Кейн усмехнулся. — Да, это я к чему? Я дос-ставлю вас в Долину Ада… и попрошу гуру Уильяма об-братить вас в свою веру. От-ткажет-ся — останется без травы.

— Те, кто употребляет «траву мечтаний», — вмешался Биллинхарст, — утверждают, что она не вызывает привыкания.

«Да не лезь не в свое дело, жирный придурок!» — подумал Граймс.

— Так о-оно и есть, шеф, так оно и есть. Я ка-ак-то раз покурил — и хоть бы что. На-аверно, у меня мозги не так устроены. Ни видений, ни сно-овидений. Я же злодей, а не законопослушный гражданин.

— Никаких сделок на моей планете, — заявил Клаверинг.

— И кто эт-то собирается помешать мне вести дела, а? Ты, что ли? Ты получал свой кусок и был счастлив — по-ока твоя сучка не взле-етела на воздух. Или не так? Ла-адушки… варись теперь в собственном соку вместе с ос-стальными пай-мальчиками.

Граймс пошевелил кончиками пальцев. Похоже, чувствительность понемногу возвращается… Он оценил расстояние между собой и Дронго Кейном, — надменный сукин сын! — потом между Кейном и его подручными. Бандиты стояли, небрежно облокотясь на притолоку двери, которая вела во внутренние помещения корабля. «Попробуем», — подумал он. Только бы ему удалось использовать Кейна в качестве щита, а там видно будет.

— Мистер Велланд, по-о-моему, наши… па-ассажиры нуждаются в оч-чередной прививке. Приготовьте па-арализатор. Я за-аметил, как ком-модор только что пошевелил мизинцем, — нежно пропел Дронго Кейн.

Вжжик! Мощность выстрела была невелика. Вспышка напряжения — и Граймс почувствовал, что превращается в ватную куклу. Он мог дышать, двигать глазами и даже говорить, но не более того.

— Перед посадкой по-олучите дозу побольше, — сообщил Кейн. — А гур-ру и его ребята по-омогут выгрузить вас из корабля.

— Ты пожалеешь об этом, — сказал Граймс.

— И не по-одумаю, — заверил его Кейн. — Скоро я буду пер-ресчитывать денежки гур-ру Вильяма. Ну… в кра-айнем случае, пущу слезу по пути в банк.

Кейн удалился — по всей видимости, он сам пилотировал корабль. Однако его люди остались и получили массу удовольствия. Когда Биллинхарст пообещал им помилование и награду, если они будут сотрудничать с законными властями, они чуть не умерли со смеху.

Попытка Денизы Долгети воззвать к их человеческим чувствам породила новый взрыв хохота.

— Леди, мы не столь благовоспитанны, — фыркнул Велланд, по всей видимости, второй помощник Кейна, — иначе не оказались бы в ржавом корыте Дронго. Если желаете, могу предоставить доказательства.

— Вы не посмеете! — крикнула она.

— Да неужто, солнышко?

Но они все-таки не посмели — скорее из страха перед Кейном, чем из уважения к девушке.

Граймс прислушивался к вою инерционного двигателя. По изменениям его биения можно было попытаться понять, что происходит снаружи. Судя по всему, корабль летел сквозь зону турбулентности.

— Кейн хоть раз бывал в Долине Ада? — спросил он у Клаверинга.

— Только в качестве пассажира, коммодор. Я доставлял его на катере — и всегда вечером, когда ветер стихал.

— Гхм… Как вы думаете, он сможет приземлиться в долине, когда ветер дует во всю силу?

— Но вы же смогли, коммодор.

— Мой корабль гораздо меньше. Велланд презрительно расхохотался.

— Старик нашу посудину сквозь игольное ушко протащит! И захлопните пасти! Чтобы я ни звука не слышал!

— В последний раз… — начал Биллинхарст — судя по всему, он еще надеялся завербовать этих очаровательных ребят.

— Да заткнись ты!

Вжжик, вжжик! — и дышать стало почти невозможно — и тем более разговаривать.

Однако Граймс не перестал слышать и мог анализировать происходящее. Корабль закачало из стороны в сторону, потом он выровнялся, и неровный гул инерционных двигателей начал стихать.

«Северный Буян III» заходил на посадку.

31


Пленники Дронго Кейна сидели в огромной столовой отеля, у стены. Там же оказалась Салли Клаверинг и весь персонал гостиницы.

Естественно, все заблаговременно получили по заряду из парализаторов. Дронго Кейн получил причитающуюся мзду и тут же откланялся. Пульсирующий вой инерционного двигателя эхом огласил скалы ущелья, и наступила тишина.

Кейн улетел, но гуру Уильям остался.

Этот человек действительно выглядел совершенно безобидным. Возможно, именно так должен выглядеть святой. Он находился неподалеку, когда «неверных» накачивали наркотиками и несли в храм. Потом он подошел и долго, пристально разглядывал каждого. На его губах играла слабая улыбка, и казалось, что огромные карие глаза глядят не на беспомощных мужчин и женщин, а сквозь них, куда-то по ту сторону жизни.

— Мир, — выдохнул он.

Граймс попытался заговорить, но не смог. Молчать придется до тех пор, пока не ослабнет действие парализующего ружья.

— Мир, — уже громче произнес гуру. — Долгий, бесконечный мир. Благословенны вы, мои сыновья и дочери, ведь мы с вами станем свидетелями исчезновения хаоса, дисгармонии и противоречий.

— Бред… просто бред, — выдавил Биллинхарст.

— Мне придется оставить вас, мои сыновья и дочери, братья и сестры. Начинается посвящение — последний акт служения. Откажитесь от себя1 Присоединяйся к нам, люди Ворот! Ворота вот-вот откроются!

«Зачем отказываться? Ради чего?» — отчаянно вопрошал Граймс. Раньше остальных — возможно, за исключением Вильямса — он начинал понимать смысл происходящего. В воздухе поплыл резкий сладковатый запах, и коммодор попытался дышать реже. Похоже, они окуривают зал «травой мечтаний», нагнетая дым через вентиляцию. Сколько же гуру Уильям заплатил за партию товара? И сейчас целое состояние — может быть, небольшое, а может быть, весьма крупное — обращалось в пепел.

Гуру Уильям поднялся на помост и сел в позе лотоса. Вокруг стояли верующие. Бритые головы женщин жутковато поблескивали в тусклом свете. Но их глаза, как и глаза мужчин, словно светились изнутри. Вокруг серыми щупальцами шевелились клубы дыма.

— Мы принимаем… — пропел гуру.

— Мы принимаем… — подхватила паства. Голоса, казалось, доносились откуда-то издалека — легкое ледяное дуновение, проносящееся над мертвыми камнями вечности.

— Небытие…

— Небытие…

— За пределами звезд…

— За пределами звезд…

«Небытие или инобытие», — подумал Граймс. Они были за пределами Приграничья, на самом краю непрерывно расширяющейся Галактики, окруженные лишь тонкой пленкой, натянутой до предела. Грани между измерениями расплывались, почти исчезали. Граймс прекрасно знал: есть другие временные потоки, есть параллельные миры. А что между ними? Если там что-то есть — что лежит между временными измерениями, между параллельными мирами?

— Откройте Ворота…

— Ворота в Никогда…

«Я не верю — и не поверю», — убеждал себя Граймс.

Паралич постепенно проходил, но наркотик делал свое дело. Сидящего на помосте гуру окружал нимб — но то была аура не света или тьмы, а небытия.

Слова звучали прямо в мозгу коммодора.

«Никогда… никогда… никогда…»

Все вокруг становилось призрачным, ненастоящим… Он поднял руку, и с ужасом осознал, что видит сквозь нее — сквозь кожу, плоть, и кости — неправдоподобно спокойное лицо юного Павани.

— Нирвана… Нирвана… — бормотал субинспектор. Неужели именно это произошло на Австралисе… вернее, с Австралисом? Вот почему Дронго Кейн умчался прочь, как летучая мышь из преисподней… Перед мысленным взором Граймса возникла картина: огромное крылатое существо, хлопая крыльями, летит меж высоких столбов пурпурного пламени. Он видел все настолько реально, будто это происходило на самом деле. Ну что ж… Это куда привлекательнее, чем небытие, которое уже виднеется в разрыве пространственно-временного континуума… и это отверстие ширится…

— Откройте Ворота…

— Ворота в Никогда…

— Принимаю… Принимаю…

«Будь я неладен, если приму», — подумал Граймс.

Свет бил ядра планеты — яркие волны, красные, оранжевые и самые яркие — бело-голубые. Свет омывал Граймса, пронизывал его тело и рассеивался в беззвездной темноте, — темноте, отрицающей все. Свет боролся и проигрывал сражение с небытием, все быстрее превращаясь в слабое серебристое сияние. Коммодор вытянул вперед руку — или подумал, что вытянул, — в попытке поймать последние умирающие фотоны. Зачерпнув их пригоршней, он смотрел на частицы, слабо пульсирующие в его ладони, и всем своим существом желал возродить их. Вот они судорожно мигнули и…

Кто-то вцепился ему в рукав и яростно теребил. Кто-то звал его… голос с присвистом…

— Сэр, сэр!

Граймс покосился на докучливое создание. Так вот что находится в небытии между временными пространствами! Там ад, старый добрый ад, над которым он всегда посмеивался, в котором живут мерзкие дьяволы с рогами и хвостами…

— Сэр! Сэр! Вернитесь, пожалуйста!

Вернитесь? Что он несет, этот глупый дьявол? Как можно вернуться назад, если он только что сюда попал?

— Сэр! Землетрясение! Ужасное!

— Уйди… Уйди…

Чешуйки и когти чуть заметно царапнули кожу. Граймс почувствовал, что ему на лицо что-то натягивают, и попытался сопротивляться.

Потом испуганно вздохнул… и глаза чуть не вылезли на лоб. Чистый кислород… Обеими руками он попытался сорвать с головы респиратор, но дьяволы окружили его и держали изо всех сил.

И тут пол начал проваливаться.

Граймс попытался удержаться на ногах, одновременно отбиваясь от своих противников.

Противников?

Спасителей.

Пол ходил ходуном, как море, по которому катятся длинные, ленивые волны. Купол легко вибрировал, издавая гул. Но это видел только Граймс — и дьяволы, которые пытались его спасти. Впрочем, коммодор до сих пор не был уверен, что видит нечто реальное, а не продолжает галлюцинировать. Напротив сидел Биллинхарст, похожий на жирного Будду, а рядом молодой Павани — на тонком лице неестественно счастливая улыбка, а глаза глядят прямо в небытие…

— Приют, последний приют, — бормотал Вильямс.

А Салли Клаверинг… неужели вокруг ее головы действительно мерцает неяркий ореол — или это просто колечко дыма?

Может быть, это только иллюзия — Биллинхарст, Вильямс и все остальные? А гуру и его паства? Они исчезали прямо на глазах, и волны, пробегающие по полу, слегка покачивали их. Они растворялись. Сквозь разрывы в тонкой ткани пространства-времени все яснее, все отчетливее виднелось абсолютное, ужасающее небытие.

Если бы только проделать дыру в трехмерной материи купола и развеять облако наваждения…

Что есть галлюцинация? Что есть реальность?

— Сэр, сэр!

Это звал дьявол. Его голос вернул Граймса к реальности — или тому, что он был склонен считать таковой.

— Сэр! Сэр! Ну сделайте что-нибудь! Нам так страшно! «И не только вам!» — подумал Граймс.

Он еще раз посмотрел на туземца. Похоже, помощник повара или что-то наподобие. Нелепый белый передник, огромная поясная сумка со множеством отделений, из которых торчат разнокалиберные ручки.

— Дай мне нож, — приказал Граймс.

Вооружившись внушительным тесаком, он попытался пробить стены, завешенные черной тканью. Но пластик был прочным — слишком прочным, чтобы острие ножа могло ему повредить. Еще немного… стена гулко зазвенела, задрожала, натянулась. Казалось, она вот-вот лопнет.

Нож прорвал оба слоя пластика. Воздух вырвался из отверстия с резким свистом, и Граймса вместе с его спасителями буквально выбросило в ночь — прекрасную, совершенно обыкновенную ночь. Да, толчки продолжались, но это было не так важно. Коммодор стоял, с трудом удерживая равновесие, и с восторгом наблюдал, как рушится удивительное воздушное строение «Объятий Люцифера». Мерцающие пузыри опадали один за другим — то взрываясь, то мягко оседая. Генераторы продолжали работать, и темнота — настоящая темнота — наступила только тогда, когда лопнул последний пузырь.

На «Маламуте Приграничья» нашлись батареи аварийного питания. В лучах прожекторов начались спасательные работы.

32


— Клаверинг только что сообщил, что для них с Салли все кончилось не так уж плачевно, — сказал Граймс. — «Объятия Люцифера» были застрахованы на случай последствий землетрясения, и Ллойд все оплатил.

— «Землетрясения»! — усмехнулась Соня. — Прелестное «землетрясение»! Землетрясение, по имени Джон Граймс, который носился по всему отелю с ножом в руке как сумасшедший!

— И вовсе я не носился! К тому же там на самом деле произошло землетрясение.

— Шутки в сторону, Джон. Что там произошло на самом деле!

—  Ты же читала мой рапорт.

— Да, но у меня создалось впечатление, что о некоторых вещах ты умолчал.

— Возможно, возможно. Понимаешь, «Объятия Люцифера» представляются мне уменьшенной копией нашей вселенной, нашего пространственно-временного континуума. А если бы гуру Уильяму удалось взломать оболочку наших представлений о реальности, подобно тому, как я взрезал оболочку из надувного пластика?

— Думаю, мы бы со свистом вылетели в небытие.

— Хочешь сказать, это невозможно? Тела гуру так и не нашли — равно как и тел примерно сотни верующих и, кстати говоря, юного Павани. Они вполне могли провалиться в разрывы континуума, которые открылись, а потом закрылись. Но вот что действительно странно: если отбросить исчезновение людей, не произошло ничего странного или разрушительного. — Он медленно набил трубку. — «Неудачи преследовали их…». Клаверингу и его команде придется покинуть Приграничье: Биллинхарст будет мстить до последнего. А Дронго Кейн сбежал, так и не заплатив по счетам. Он не нарушил ни одного закона Федерации, и я более чем уверен, что ни один из миров нам его не выдаст.

— А Конфедерация будет по-прежнему насаждать свои архаичные пуританские законы — насколько поддержат Федеральные планеты с их либеральными практиками.

— Надеюсь, что ты права. Искренне надеюсь, — отозвался Граймс.

Соня удивленно посмотрела на него. Он расхохотался.

— Хочешь сказать, что с возрастом я превращаюсь в пуританина? Отнюдь. Но не могу не признать, что не столь важно действие как таковое, а то, в какой ситуации его производишь. Употреблять в Приграничье расширяющие сознание наркотики — все равно что курить на бочке с порохом.

— А что ты сейчас делаешь? — с улыбкой спросила она.

— Курю, — довольно попыхивая трубкой, ответил он. — Но только табак. Только табак.

Примечания

1

Порода розыскных собак. (Прим. ред. )

2

Роб Рой и Уэйверли (Веверлей) — персонажи романов Вальтера Скотта. Похоже, комиссия по наименованию планет состояла из поклонников классической английской литературы. (Прим. ред. )

3

Маламут — эскимосская ездовая лайка. (Прим. ред. )

4

Североамериканский дикий олень. (Прим. ред. )

5

Перевод стихов Т.Серебряной.

6

Грузовое судно, которое не работает на определенных рейсах. (Прим. ред. )

7

Имя Дьявола в исламской мифологии. (Прим. ред. )

8

Игра слов. Dog Star — Сириус, звезда в созвездии Большого Пса. (Прим. ред. )

9

Порт, куда прибывают зарубежные суда. (Прим. ред. )

10

Собраон — место, где произошло крупное сражение во время Первой англо-сикхской войны.

11

Крючья на корпусе буксирного судна, предназначенные для буксировки «борт о борт». Учитывая конструкцию звездолетов, иной способ буксировки в космическом пространстве просто невозможен. (Прим. ред. )

12

Правильнее было бы назвать этот водоем «Джудеккой» (ледяное озеро в центре Ада), но познания капитана Клаверинга в области мифологии весьма своеобразны. (Прим. ред. )

13

Непереводимая игра слов. «Inflation» означает «нечто надутое воздухом, газом» — а также «инфляция». (Прим. ред. )

14

Хижина из ледяных блоков, действительно имеет форму полусферы. (Прим. ред. )

15

Еще одна порода северных ездовых собак. Похоже, численность буксиров Флотилии Приграничья определялась числом известных командованию пород ездовых лаек. (Прим. ред. )

16

Граймс перефразирует слова Юлия Цезаря из одноименной трагедии Шекспира: «А Кассий тощ, в глазах холодный блеск, // Он много думает. Такой опасен». (Прим. ред. )

17

Адский город — круги с шестого по девятый, окруженные Стигийским болотом. Похоже, с творчеством Данте Клаверинг знаком не понаслышке. (Прим. ред. )

18

Строго говоря, в Аду целых четыре реки, которые могут претендовать на такое название: Ахерон, Стикс, Флегон и Коцит. Все они наполнены слезами грешников. (Прим. ред. )

19

Крест Ансанты — крест с петлей наверху, египетский сакральный символ. (Прим. ред. )


home | my bookshelf | | Ворота в никогда |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу