Book: Черепашки-ниндзя и Баркулаб фон Гарт



Черепашки-ниндзя и Баркулаб фон Гарт

Черепашки-ниндзя и Баркулаб фон Гарт

(Черепашки-ниндзя)

ВВЕДЕНИЕ

То, что случилось, случилось не в давние времена, а в наше с вами время, в пятый день шестой луны по средневековому летоисчислению, в одном из современных американских густонаселенных городов, пропитанных дымом, пылью, наполненных лязгом и грохотом.

В домах непрерывно звонили телефоны, в газетах писали о забастовках и о новом демократическом движении женщин, а также об убийствах, совершаемых на берегу озера каким-то маньяком…

И, если бы даже на улицах города горели миллионы фонарей, было бы невозможно рассеять мрак, окутавший город с заходом солнца, мрак, в котором каждый из жителей рано или поздно задумывался о смерти.

Смерть – это белое облако над горизонтом, это тревожный шепот у озера.

Смерть – это беззубая пасть огромного монстра в маске хоккейного вратаря, восставшего со дна Вселенной, это и мутанты – черепашки, взвалившие на свои хрупкие плечи солнечные диски, это и доктор Круз, проводящий опыты на спичечных палочках…

Смерть – это очень тонкие огненные нити, лучи, исходящие от каждого человека, заключенного в них, как в белом коконе, как в черепашьем яйце, одиноко лежащем на морской отмели. В пятый день шестой луны по средневековому японскому летоисчислению над городом, как обычно, взошло солнце.

Восстали от сна одни – чтобы убивать, другие – чтобы спасать, третьи – чтобы любить.

Как обычно, взошло солнце над клиникой доктора Круза. Как обычно, зашагали санитары по небольшому уютному дворику. Взад и вперед. Взад и вперед. Словно нахохлившиеся птицы, угрюмые, – на глаза им не попадайся. Засеменили следом по аккуратно огороженным асфальтированным дорожкам медицинские сестры, указывая садовникам, где стричь разросшиеся за ночь ярко-алые цветы, раздали санитарам щетки для чистки инвентаря и инструментов, тряхнули белокурыми волосами, засмеялись, взглянув на яркое утреннее солнце. Разбежались по отделениям. Точь-в-точь, как в монастыре. Загудели машины, залязгали ключи в дверных замках. Все, как обычно. Понедельник. Утро.

Один за другим стали появляться на дорожках клиники больные. Кивали, улыбались друг другу, смотрели вокруг красными после наркотического сна глазами, напоминающими астры, ярко цветущие на больничных клумбах.

– До чего приятный день сегодня! – проходя мимо, поздоровался с больными доктор Круз. Походка его была чуть подпрыгивающая. Сказал и засмеялся. Всем и невдомек, отчего он засмеялся.

А смеялся он громко, свободно, смех его расходился кругами по всему отделению. Любил он ошарашить больных своим смехом. Насмеявшись вдоволь, взглянув на цветущие астры, кажется, он остался доволен собой и вошел в здание.

Больные, точно раки, с выпученными от тяжелого сна глазами, расползлись к скамейкам, стоящим во дворике ровнехонько друг против друга. Педантичность была если не главной, то самой неотъемлемой чертой доктора Круза.

Возле одной клумбы сидели старые больные, хроники. Их держали в клинике, практически не выпуская. Самым древним среди них был старик Пэт. Глаза у него, серые и опустошенные, – перегоревшие предохранители. Он был всегда занят одним делом. Держал перед собой какую-то старую фотографию, вертел ее в руках. Фотография замусолилась, с обеих сторон стала серой, как и его глаза.

Напротив компании хроников расположились самые молодые больные. Роберт и Жорж. Оба были необычайно красивы, худощавы и бледны.

На скамейке возле центрального входа в клинику сидела молодая женщина Элиса. Взгляд ее напоминал взгляд испуганной птицы. Да и вся она походила на взъерошенную, готовую вот-вот вспорхнуть и улететь, ласточку. Плоская, нервная. Худые плечи, длинные, белые, нежные, точно вырезанные из мыла, ладони и пальцы. Иногда они выходили из повиновения, парили сами по себе, как две белые птицы. Тогда она, спохватившись, зажимала их между коленями, стесняясь своих красивых рук.

Сидящий рядом с ней рыжий мужчина с ярко выпученными глазами, то и дело хихикал, заглядываясь на ножки, проходящих по аллеям больничного дворика, медсестер. Он ерзал и двигался с одного края скамейки на другой, так что, в конце концов, Элисе пришлось вспорхнуть и перенестись в общество двух пожилых дам. Обе дремали, похрапывая, посапывая, изредка причмокивая синими пухлыми губами.

Солнце поднималось все выше и выше, освещая каждый уголок уютного больничного дворика, так напоминающего изысканностью и аккуратностью средневековой японский садик.

На самой дальней скамейке, одной-единственной как бы оторванной от всех остальных, но удаленной ровно настолько, насколько это возможно, чтобы видеть ее, если смотреть прямо со ступенек веранды, в тени старой ивы, проросшей корнями глубоко в песок, сидела Тина.

Больше всего в клинике Круза она ненавидела астры. Яркие алые цветы напоминали ей о чем-то таком, название и объяснение чему она дать не могла, но чувствовала какую-то вражду к красивым, раскрывшимся на солнце, цветам. Она специально выбирала для своих прогулок самую отдаленную скамью, где не пестрели эти, как ей казалось, зловещие цветы.

– До чего приятный сегодня денек! – услышала она рядом с собой голос доктора Круза.

Тина нехотя кивнула, чтобы избавиться от лишних вопросов. Она очень устала от бесконечных опытов доктора. Вчера он предложил провести очередной эксперимент на спичках.

– Я хочу, чтобы ты собралась с мыслями, подумала о своих чувствах! – говорил доктор Круз. – Сосредоточься на этом коробке. Попытайся сдвинуть его с места, – слышала Тина его голос.

– Зачем? Зачем? У меня не получится! Я не могу специально! – кричала она.

Но в глазах доктора Круза была такая злость, что Тина заплакала.

– Сосредоточься! Еще раз! – кричал возбужденный Круз.

Тина вспоминала. Спичечный коробок дернулся на столике. Доктор Круз, как напуганный зверь, ощетинился. Волосы его стали похожи на иголки дикобраза; Тина задрожала.

– О чем ты думала? О чем?

– О вас.

– Что ты думала? Что? Тина снова заплакала.

– Ты не можешь и не хочешь избавиться от чувства вины за смерть своего отца и злишься! А когда ты злишься, ты можешь все! Маленькая моя фурия! – кричал Круз в экстазе.

«Ты можешь все!» – звучало в голове у Тины. Бледная, с русыми распущенными волосами, она напоминала тусклую нераспустившуюся водяную лилию, качавшуюся на поверхности озера и вздрагивающую от каждого дуновения ветра.

«Сегодня мама и доктор Круз повезут меня к озеру, где утонул папа, зачем, зачем?» – думала Тина, сжимая пальцы.

Она вся съежилась, но поняла, что от самой себя и от своей судьбы и от воспоминаний ей не уйти.

Словно мягкий светящийся шар коснулся ее руки, и кто-то шепнул на ухо:

– Не бойся! Отец твой жив! Жив! Поезжай к озеру с доктором Крузом. Вспомни все. Мы любим тебя, Тина.

– Кто это? Кто? – встрепенулась девушка. – Кто говорил со мной?

Но рядом не было ни единого существа, который мог бы произнести эти слова.

На месте светящегося шара между своими ладонями Тина увидела маленькую черепашку, сползающую в искусственный бассейн среди камней. Но и та тотчас исчезла.

«Может, я сплю?» – Тина ущипнула себя за палец. Поморщилась от острой боли. Сердце ее забилось сильней. И откуда-то появилась, влилась в сердце неожиданная, непрошенная радость. Радость и сила. Тина взглянула на Солнце и рассмеялась.

Мимо нее быстро прошагал в глубь дворика доктор Круз. Он был мрачен.

Тина не испугалась. Она вспомнила, впервые без страха восстанавливая во всех подробностях, историю смерти своего отца. И вместе с ней свою собственную историю.

«Отчего меня так раздражает этот доктор Круз?» – задумалась Тина. «Неужели только оттого, что он стал воплощением всех насильственных действий по отношению к больным и ко мне в клинике? Нет, не только. А ведь он многому научил меня. Он первый сказал, что я особенная, что у меня необыкновенный дар, что я смогу, если захочу, все. Тогда почему он мне неприятен?»

Тина улыбнулась и подумала: «Можно было бы и привыкнуть. Ведь я уже почти полжизни провела в клинике. И если бы не мое знакомство с Джерри… Бог знает, на кого я была бы похожа. На Элису? Или на Жоржа? Или стала бы, в конце концов, такой же, как старик Пэт?»

«Какое счастье – влюбиться», – подумала она и мысленно поцеловала своего друга Джерри. Вспомнила, что сегодня он обещал прийти и вместе с ней и доктором Крузом поехать к озеру. И вдруг, как молния, Тину поразила простая мысль: доктор Круз ей напоминал отца. «Да, да, – пронеслось у нее в голове, – разговором он напоминает папу: голос громкий и озорной, но сам на папу не похож. Папа был больше похож на индейца, а этот… скорей на самурая. Твердость в нем какая-то другая, не папина… Твердость бейсбольного мяча под обшарпанной кожей, – Тина рассмеялась вслух.

И тут же смолкла. Вспомнила, каким стал отец в последние месяцы жизни. Худой, как скелет, он проплыл перед глазами, с раскинутыми в стороны руками, будто медуза, погружающаяся на дно.

«Последнее время он жил как во сне, – вспоминала Тина, – наверное, потому что мама завела себе любовника. Он стал похож на тощую унылую ворону. Даже плакала.

Тина закрыла глаза. Накануне того злополучного дня шел дождь. Капли застывали под взметнувшимися к небу холодными потоками ветра. Капли представлялись человеческими глазами.

Тина шла с отцом по безлюдной улице. Ей было страшно ступать по человеческим, глазам. А отец так сильно сжимал ее руку, что она вскрикивала от боли. Он же смотрел перед собой невидящим взглядом. На следующий день вечером они втроем, вместе с мамой, уехали к озеру. Лесное озеро называлось Лебяжьим. После затяжных дождей вода в нем стала настолько чистой и прозрачной, что можно было в отражении узнавать созвездия.

Отдыхающие сюда еще не приехали, и казалось, ничто не могло нарушить первозданной тишины божественного уголка.

Но в первый же вечер мама и отец поссорились. Тина знала из-за чего.

– Аманда, я давно знаю, что ты изменяешь мне, – говорил отец. Он был пьян. В неистовстве бросился на жену и ударил ее по щеке.

Глаза матери наполнились слезами.

– Что ты делаешь? – кричала она. Отец грубо схватил ее и прижал к стене. Сорвал с маминого плеча кофту.

– Я буду с тобой играть, – играть, как это теперь делают другие. Как делал это твой Эллис.

– Что ты говоришь? Эллис не позволял себе ничего подобного, – отбивалась мать. – Ты пьян, Джон.

– Я знаю все. Давно знаю! – отец, размахивая руками, грубо, гадко, напоминая Тине какое-то скользкое, попавшее в ловушку насекомое.

– Нас видит Тина! – кричала мать.

– Плевать.

Тина, сжавшись в комок, долго смотрела на их возню. Комок слез и ненависти подступил к горлу.

– Я тебя ненавижу, папа! – вдруг твердо и глухо произнесла она.

Сказала и выбежала из дома.

Отец, хлопнув дверью, осмотрелся, – пытался понять, куда скрылась девочка.

Тина помчалась по темной липовой аллее к озеру. Тени деревьев вставали из-за спины одна за другой, будто великаны, низкие заросли тростника бросались навстречу. Она бежала, гулко отпечатывая в летней ночной тишине каждый шаг, бежала к деревянному помосту, уходящему метров на двадцать в озеро.

«Умереть! Теперь только умереть!» – стучало у нее в висках.

– Тина! Вернись! – кричал отец, топая непослушными ногами по деревянному мосту.

Девочке показалось, что за ней гонятся какие-то огромные чудовища с разинутыми ртами, выпученными глазами, готовые вот-вот разорвать ее на части.

Добежав до конца помоста, Тина на мгновение остановилась, вскинула вверх руки и бросилась в воду, точно в пропасть.

– Чтоб ты умер! – прокричала она и сама удивилась своему голосу.

Множество бесцветных прозрачных пузырьков стали подниматься со дна озера, превращая его гладкую поверхность, в кипящую и бурлящую.

Последнее, что увидела Тина, было бледное, растерянное лицо отца, погружающегося в бездну.

«Точно медуза, с раскинутыми в стороны руками», – успела подумать она.

Тина потеряла сознание. Или спала и видела сны. Только звезды мерцали вокруг. Она сидела на какой-то отмели, окруженная, словно в сказке, желтыми и голубыми светящимися существами, напоминающими черепашек. Вместе с ней они резвились до изнеможения; бывало погружались в темные морские глубины, чтобы выскочить затем на яркий свет.

«Ты не больна, ты не урод и не чудовище, – слышала она волшебные голоса черепашек, – от самих людей происходят все их беды; от людей, которые себя не понимают, не слышат и боятся. Ты сильная и добрая, запомни это!»

Затем одна из черепашек погрузилась на дно и принесла Тине громадную жемчужину, самую красивую из тех, что видела девочка когда-либо.

Из мрака медленно выплыли остальные серебристые черепашки, сочувственно коснулись Тины своими ножками и исчезли.



ЧЕРЕПАШКИ-НИНДЗЯ

Это были удивительные существа, совершенно ни на кого не похожие. Как будто черепахи, но уж очень большие, почти в человеческий рост. И они вовсе не ползали по земле, а ходили на обеих ногах, как люди. Особую прелесть их фигуре придавал торчащий сзади, будто туго набитый рюкзак, выпуклый панцирь. С ним они выглядели, как небезразличные к сладостям толстяки. Их зеленая кожа отливала неким блеском, так что в темноте они светились, как светлячки. Мордочки черепашек выглядели жутко симпатичными, несмотря на зеленый цвет, чересчур выпуклые скулы, массивную челюсть и полное отсутствие носа. Главную прелесть составляли глаза – лукавые, необыкновенно добрые и чуть-чуть грустные. Больше всего черепашки любили шутить. Они без устали подтрунивали друг над другом, получая от этого истинное наслаждение.

Черепашка Микеланджело, а попросту Мик, был титаном. Он умел все или почти все: великолепно владел каратэ, ушу и дзюдо, знал пять языков, два из которых были древнейшие – древнеяпонский и латынь. Чудесно рисовал и играл в шахматы, недурно пел. Впрочем, друзья обвиняли иногда Мика в занудливости, но, поостыв, списывали все на его разностороннюю натуру. Вот чего не умел Микеланджело, так это врачевать. Сколько было случаев, когда Мик невольно становился безучастным свидетелем смерти многих и многих людей и ничего не мог поделать. Он страшно переживал из-за этого и всеми силами старался научиться врачевать по-волшебному, чтобы быть не хуже других.

– Ничего у меня не получится, – ворчал, бывало, он, сидя в древнейшей химической библиотеке Пэнкстон.

– Эй, Мик! Ты уже стал разговаривать сам с собой! – поддевал его обычно Рафаэль, обожавший подтрунить над лучшим другом.

– Ас кем же мне разговаривать, раз вы сторонитесь меня, – отзывался Мик.

– Ну, что ты, Мик! Мы любим тебя и желаем добра, но, по-моему, ты несколько заучился. А ты сам как считаешь, приятель?

– Может быть. А что, у тебя есть другие, более интересные предложения?…

И так бесконечно.

Рафаэль был самым младшим из всей этой веселой компании и, наверное, потому самым озорным. Он очень хорошо играл в футбол и был отличным танцором. Бывало, он даже смеялся над своими более неуклюжими друзьями:

– Ну, что же вы? Давайте, как я! – кричал он друзьям, отбивая чечетку.

– А мы и так, как ты – такие же зеленые, – первым находился, что ответить сообразительный Донателло.

– И только! – парировал Рафаэль, продолжая свой виртуозный танец.

Рафаэль также любил сладости, но в отличие от Леонардо, совсем не толстел. Еще он обожал читать фантастику, ну, а, на худой конец, не брезговал сказками. Кроме того, Рафаэль был невероятным выдумщиком и обожал всякого рода розыгрыши. Однажды он почти всерьез уверил друзей, что собирается… жениться. Он говорил, что нашел себе очаровательную девушку, совсем не хуже Дюймовочки, и что он до поры до времени прячет ее, боясь, что она испугается вида его друзей. И только Донателло не поддался на розыгрыш Рафаэля.

– А ты, наверное, отличаешься от нас так же, как жаба-сын от жабы-матери в сказке Андерсена? И потому-то тебя она и не боится, твоя таинственная, любимая невеста, – лукаво говорил он.

– Приятель Донателло, да ты просто завидуешь мне, – самоуверенно заявлял Рафаэль.

– Ничуть. Ведь я не собираюсь жениться, я прирожденный холостяк!

Леонардо и Микеланджело верили Рафаэлю до последней минуты, пока сам «жениха не раскрыл своего обмана: мол, Дюймовочка так долго ждала меня, что испарилась, будто ее и не было. А ты, доверчивый, наивный толстяк Леонардо, поверил! Эх ты, бедный!

Леонардо конфузился, краснел и пыхтел, а друзья катались по полу от смеха.

А однажды Рафаэль придумал еще более занимательную историю. Он загадочным шепотом с самым невозмутимым видом поведал, что во сне ему явилась фея и предсказала, что скоро черепашек-ниндзя ждет опасное и увлекательное путешествие во времени. А чтобы быть готовыми к трудным испытаниям, они должны усиленно заниматься историей и упражняться во всех видах единоборств.

Это подстегнуло друзей к усиленным тренировкам и действительно оживило несколько устоявшийся образ их жизни.

Самое любопытное, что неугомонный Рафаэль оказался прав, и в скором времени с друзьями действительно произошло необыкновенное приключение. После этого совпадения черепашки стали называть Рафаэля ясновидящим, хотя, вправду сказать, это прозвище совсем не подходило к забияке и вруну Рафаэлю. Но больше всего потешался Рафаэль над добряком Леонардо, которого любил всем сердцем.

Леонардо мог одним ударом размозжить огромное бревно и даже расплющить металлические прутья, но зато сердце у него было золотое, к тому же он слыл неисправимым мечтателем и мог подолгу сидеть, окутанный грезами…

Однажды, во времена Людовика IV, черепашки оказались во Франции. Они там спасли одну пленницу, которую хотели казнить, как клятвоотступницу. Леонардо, лишь увидев Элизу, так звали девушку, потерял голову. Все это время, пока они освобождали и прятали Элизу, Леонардо мечтал о ней, но даже в мечтах не смел к ней прикоснуться. Он лишь сочинял стихи:

Моя любовь к тебе неутомима

Она цветет в душе весенней розой

С любовию к тебе во мне ожили

И радость жизни, и печаль разлуки…

Я знаю, мы расстанемся, Элиза,

И ты меня забудешь, словно песню

Но ты, моя прекрасная царица

Ты будешь жить во мне неистребимо…

Рафаэль хотел было посмеяться над Леонардо, но, заметив, насколько все серьезно, отказался от своей затеи.

А когда, спустя некоторое время, друзья вновь оказались в своей «каморке», Рафаэлю случайно попались стихи Леонардо, и он, не скрывая слез, рыдал над печальными строками.

– Какое у него сердце! Какое, а? – сквозь рыдания вопрошал Рафаэль.

– Почему ты плачешь и о ком ты говоришь? – вдруг раздалось над ухом Рафаэля.

– О тебе, друг, о тебе!

– Ты и вправду так думаешь? – смутившись, пробурчал куда-то в сторону Леонардо.

– Я в этом уверен и хочу, чтобы и ты знал. Ты – самый достойный из нас и заслуживаешь несравненно лучшей участи, чем наша!

– Ну, что ты, Раф! – растерялся Лео.

– Да нет, так и есть! – входил во вкус Рафаэль. – Ты самый могучий, самый добрый и самый красивый из нас, поверь мне!

– Ну, достаточно, Раф! Ты начинаешь издеваться надо мной. Пойдем лучше потренируемся!

Рафаэлю ничего не оставалось, как согласиться с другом, и они отправились в тренировочный зал, где увидели Донателло, истово бившего «грушу».

– Ты что, один? – спросил Раф.

– К сожалению, Микеланджело занялся искусством, и мне приходится работать за двоих…

Черепашки появились на свет необычным образом. Однажды старый художник Йоши Мирфу от нечего делать нарисовал забавное существо, похожее на человека и черепашку одновременно. Черепашки удостоились чести стать украшением домашней коллекции художника. Но однажды эти картины увидел волшебник из Китая и захотел взять себе. Художник не соглашался. Тогда волшебник решил поступить иначе:

– Раз ты не хочешь мне их отдать, я сделаю так, что они будут тебе в тягость, и ты еще тысячу раз пожалеешь, что не отдал их мне…

– Я не боюсь твоих угроз, я вкладывал в свои картины душу, и они не причинят мне вреда.

Тогда разъяренный волшебник произнес заклинание:

Ветер зашумит – и пусть! Земля задрожит – пускай! Все переменится вдруг, Сойдет на полях урожай. Чары мои сильны – Сделайся камнем, лед. Небо, замри на миг. И ни назад, ни вперед! Пусть черепашек тень станет и плетью, и злом! Так повелел я здесь, Так и случится потом!

И, взмахнув руками, как крыльями, волшебник исчез, оставив после себя крутящийся столб пыли.

Художник немного испугался, но, увидев, что ничего дурного не произошло, успокоился и вернулся домой. Был уже поздний вечер, семья спала.

Наутро было солнечно и необыкновенно тихо. Как обычно, художник пошел посмотреть на свои картины – он делал это каждое утро. Вдруг ужас охватил его. По полу его мастерской ползали, натыкаясь друг на друга, черепашки, видом и размером точь-в-точь живые копии его картин. Одно успокаивало мастера – эти существа были безобидными.

Однако черепашки росли на глазах, превращаясь в мощных черепах, твердо стоящих на задних ногах, подобно человеку. Постепенно у них начала проявляться агрессивность, даже злоба.

Вот тут-то и вспомнились художнику слова рассерженного колдуна: «Пусть черепашек тень станет и плетью, и злом, так повелел я здесь, так и случится потом!»

«Ах, злодей, – подумал художник. – Ты захотел погубить меня? Ничего не выйдет! Я художник, и владею своим искусством, как мать своими детьми. Я знаю, что предпринять».

И он, протянув вперед правую руку, заговорил:

– Дорогие мои дети! Выслушайте меня. Я ваш родитель. Ибо я придумал вас. Без сомнения, вы мои любимые дети, а посмотрите, сколько их у меня, – он указал на стоявшие и висевшие в мастерской картины. – А вы – самые дорогие, и лучшим доказательством этого является то, что вы ожили. Я ждал этого момента всю жизнь, и он наступил. Я счастлив. Я дам вам имена, какие дают только прирожденным художникам. И верю, что вы ими станете…

И чудо произошло. Черепашки сначала внимательно слушали, потом мордочки их начали светлеть и, наконец, они заулыбались, бесконечно счастливые. Тут же, наперегонки, они бросились обнимать «отца». Все «семейством поздравляло друг друга. Но вот одна из черепашек спросила:

– А кто из нас будет кто? Кто Рафаэль, кто Леонардо, Микеланджело?…

– Ну, это уж вы сами разбирайтесь, – неосмотрительно бросил художник.

В следующую секунду поднялся такой гвалт, что ничего нельзя было разобрать. Черепашки стали толкать друг друга, драться и при этом визжать, как сирены. Еще немного, и «новорожденные» передрались бы до смерти. Пора было сказать свое веское родительское слово:

– Мальчики, так мы не решим ни одного вопроса. Вот что я вам предлагаю. Учитывая, что вы еще малообразованные и воспитания у вас нет никакого, нам предстоит огромная работа. Вот вам цель: каждый своим трудом и своими способностями должен завоевать, заслужить себе то или иное имя. Согласны ли вы, дети мои?

Подумав немного, черепашки закивали головами:

– Мы согласны, – хором произнесли они.

– Ну, вот и отлично. Сегодня же приступим, – обрадовался художник.

Вся ватага двинулась на улицу. Там, обалдевшие от открывшегося простора существа, стали прыгать, кувыркаться, ползать, и вдруг один из них полетел! Впоследствии его назвали Леонардо. Это удивило мастера, но не черепашек – они все дружно тоже взмыли в небо.

– Вам это не трудно? Вы не прилагаете к этому никаких усилий?

– Нет, нет! Нам это очень легко и приятно, – ответил на лету будущий Микеланджело.

«Вот в чем дело, – подумал художник, – они владеют волшебством. Хоть одно доброе дело сделал волшебник, живи он долгов.

Обрадованный «отец» позвал черепашек на землю и начал учить:

– Вы не простые смертные. Вам дано многое. Именно поэтому вы должны учиться, – и учиться прилежно. Я обучу вас наукам, приглашу к вам учителей, которые помогут овладеть каратэ. И вы станете самыми могущественными волшебниками на свете.

Как сказал отец-учитель, так и сделал. До конца дней он обучал черепашек истории и литературе. Одновременно они осваивали тонкости боевых искусств, и уже в скором времени владели каратэ, дзюдо, ушу.

Прожив до девяноста лет, старик умер, а черепашки только к этому времени достигли зрелого возраста, и им предстояла еще долгая жизнь.

Итак, шли столетия, а черепашки нисколько не старели. На их глазах разворачивались все исторические события, которые они могли видеть благодаря способности передвигаться во времени и пространстве.

Везде, в каждом событии черепашки принимали участие. Спасали безвинных, сражались на стороне правды. Они стремились к справедливости, потому что помнили слова своего учителя: «Вы не злые существа, как хотел того злой волшебник. Вы не коварные, а добрые и справедливые, и потому ваш долг, используя магическую силу, помогать людям, попавшим в беду, в несчастье. Объясняйте заблудшим их истинное предназначение, спасайте несчастных и обездоленных, а злых не жалейте – не то они после отомстят вам». В трудные минуты, когда опасность, казалось, была смертельная, черепашки вспоминали эти слова и приободряли друг друга.

– Не кисни, Леонардо, лучше вспомни-ка, что говорил нам отец! – хлопал по плечу друга Рафаэль.

– А я и не кисну, просто мне едва не отрубили руку! – отвечал Леонардо.

– Что за беда! – подхватывал Донателло. – Вот если бы тебе отрубили голову!… А рука, что? Отрастет новая!

И черепашки начинали хохотать так, что враги останавливались в недоумении: не сошли ли эти демоны с ума? А тем того и надо было. Воспользовавшись замешательством, черепашки переходили в наступление и побеждали.

Теперь, спустя столетия, они поселились в невзрачном, провинциальном городке, на границе Штатов и Канады. Но выбор свой сделали не случайно. Их так допекли журналисты, телевизионщики и просто любопытные, когда они жили в Нью-Йорке, что черепашки без всяких сожалений перебрались в Гронвей.

Здесь у них завелись друзья – молоденькая Эйприл, хорошо разбирающаяся в компьютерах и обучившая компьютерной премудрости черепашек, и неунывающий спортсмен Джек, который занимался десятью видами спорта одновременно. Особое предпочтение он отдавал хоккею и бейсболу. Поэтому черепашки упражнялись не только в борьбе, но приобретали навыки игры и в хоккей, и в бейсбол.

Сегодня, 16 апреля 1993 года, Эйприл, как обычно, влетела в дом к черепашкам вся запыхавшаяся и необыкновенно веселая.

Эйприл была девушка лет двадцати, белокурая, с вьющимися волосами. Обычно она ходила в джинсах и свободных рубахах навыпуск, но сегодня пришла в изящном мини и белоснежной кофточке.

– Уф, устала! – сказала она, бросив разноцветные пакеты с подарками на стол.

Надо сказать, что Эйприл любила делать подарки, особенно своим друзьям.

– А вы знаете, братцы, у меня сегодня праздник. Ведь я ухожу в отпуск. Мой шеф, бездельник Грей, наконец соизволил дать мне передышку. Я работаю на него как лошадь, и никакой благодарности. Только одна радость – увидеться с вами да с Джеком.

– В отпуск? – переспросил Микеланджело. – А что же мы будем делать без тебя?

– Ой, не создавайте проблем, – доставая из пакета голубую куртку, сказала Эйприл. – Ведь вы в любой момент можете очутиться на другом конце земли. А вот это тебе, Мик, – подала она куртку. – Носи на здоровье.

– И потом, – продолжила она, – я всего лишь хочу смотаться в Европу. А это, Рафаэль, тебе, – обратилась девушка к Рафу, вытаскивая из мешка бейсбольную шапочку большого размера.

– Спасибо, Эйприл, – сказал Раф, поцеловав девушку в щеку.

– Я думаю, что майка с номером Шакила О'Нила тебе подойдет, Лео, – вручая пакет Леонардо, с улыбкой произнесла Эйприл. – И, наконец, гвоздь программы – бриджи для Донателло! Ведь он у нас любит мини, не правда ли? – не в силах сдержаться, засмеялась девушка.

Черепашки с удовольствием присоединились к Эйприл, и в комнате долго звучал хохот.

– Ну, ладно, пора за работу. Пока полистайте прессу, а я подготовлю компьютеры, – вытирая выступившие от смеха слезы, сказала Эйприл.

– Дай мне «Ньюс вик»!

– А мне «Нью-Йорк тайме»! Просьбы посыпались со всех сторон. Получив газеты, все принялись за чтение. Шуршание газет прервал странно взвизгнувший Лео.

Все вопросительно повернулись к нему. Лео секунду помолчал, а затем начал читать:

– В связи с вышеизложенным, уместно вспомнить, что год назад в округе Рокуэлл был совершен ряд преступлений, заставивших содрогнуться не только местных жителей, но и весь мир. Десять человек были зверски убиты. Раны были нанесены острыми предметами: огромным ножом, отточенным костылем, бумерангом, дисковой пилой. Характерной деталью является то, что все жертвы получили смертельный удар в шею со стороны затылка. Полиция отметила, что убитые были разного социального происхождения, разных вероисповеданий и профессий. Никакой связи между убитыми выявить не удалось. Полиция склоняется к мысли, что преступления – дело рук маньяка…

– Да, страшная штука, – промолвил Мик.

– Конечно, – заволновался Лео, – но вам это ничего не напоминает, черепахи?

Друзья задумались. Им, конечно, было что вспомнить. За долгие столетия они были свидетелями и прекрасных, и устрашающих событий.

Вдруг Рафаэль воскликнул:

– Припомните, во времена крестоносцев объявился один кровожадный злодей, убивающий так же – костылем в шею!

– Действительно, было такое, – согласился Донателло.

– Да, и я хорошо помню, – подтвердил Мик. – огромный, как гора, на лице – белая маска. В наше время она бы напомнила хоккейную маску вратаря.

Эйприл, слушавшая до сих пор с неотрывным вниманием, сказала:

– А что, если нам, друзья, обратиться к компьютеру? Ведь это великая вещь, мы можем запросто узнать, как звали вашего знакомого.

Всем скопом черепашки двинулись за Эйприл, которая привычно, как машинистка, защелкала пальцами по клавиатуре ЭВМ.



На экране замелькали цифры, схемы и целые текстовые выдержки на разных языках. Одна картинка сменяла другую, начали появляться изображения городов, селений и целых стран, затем на экране замелькали портреты мужчин, по одежде и прическе которых можно было определить эпоху, в которой они жили. Попадались и изображения мертвецов, каким-то образом запечатленных в памяти компьютера.

– Кажется, нащупала, – хриплым от волнения голосом проговорила девушка.

Черепахи приникли к экрану, словно хотели проникнуть внутрь. Беспрерывной чередой забегали мелкие строки и, наконец, красная, с призывным писком, точка замелькала на экране. Выступила четкая строка: Баркулаб фон Гарт.

– Вот, – сказала Эйприл. – Так звали вашего злодея. И компьютер показал, что убийства в древней Германии и в округе Рокуэлл дело рук одного человека. Это точно!

ОТКРОВЕНИЯ ПО ДОКТОРУ КРУЗУ

В клинике доктора Круза был обычай, заведенный им же самим еще в первые годы работы. Этот обычай, подкрепленный теорией доктора, сводился к тому, что каждый вечер в субботу больные собирались в уютной гостиной, где могли почувствовать себя довольно свободно, разумеется, в той мере, в какой позволяли стены сего учреждения, но с тем условием, что каждый из них должен был, говоря словами доктора Круза, «жить в группе, прежде, чем сможет функционировать в нормальном обществе». Группа показывала, где у кого непорядок, и кто нормальный, а кто нет.

Доктор Круз очень любил подобные собрания, всегда сам лично открывал и вел их. Он обычно рассказывал, что цель таких собраний – демократическое отделение, полностью управляемое пациентами, их голосами, стремящееся выпустить их обратно на улицу, во внешний мир, достойными гражданами. Всякое мелкое недовольство, всякую жалобу, все, что кому-либо из присутствующих хотелось бы изменить, надо было высказывать перед группой и обсуждать, а не гноить в себе. И каждый должен чувствовать себя свободно среди окружающих до такой степени, чтобы без утайки обсуждать эмоциональные проблемы с больными и медиками.

– Беседуйте, говорите, обсуждайте, признавайтесь, – восклицал доктор Круз. – А если друг что-то сказал в обычном разговоре, запишите в вахтенный журнал, чтобы знали врачи и сестры. Это не «стук», как выражаются на жаргоне, это помощь товарищу. Извлекайте старые грехи на свет Божий, чтобы омыться в глазах людей. И участвуйте в групповом обсуждении. Помогите себе и друзьям проникнуть в тайны подсознательного. От друзей не должно быть секретов!

Кончал доктор Круз обыкновенно размышлением, что их задача – сделать отделение похожим на те свободные демократические места, где жили больные, и пусть их внутренний мир станет масштабной моделью внешнего, куда в один прекрасный день им предстоит вернуться.

Тина не очень любила эти беспокойные сборища, но ее привлекали истории, связанные со смертью или смертельными случаями, рассказываемые больными по настоянию доктора Круза.

Сегодня, как обычно, едва все собрались в гостиной, воцарилась напряженная тишина.

«Точно перед молитвой», – пронеслось в голове у Тины.

Тихо щелкнули электронные часы на стене.

– Ну? Кто начнет? Открывайте ваши секреты, – сказал доктор Круз.

Все острые больные словно впали в столбняк – двадцать минут после этого вопроса они сидели молча, тихо и настороженно, как электрическая сигнализация, дожидаясь, чтобы кто-то начал рассказывать о себе. Двадцать долгих минут гостиная была в тисках тишины, и оглушенные пациенты сидели не шевелясь.

– Следует ли понять так, что среди вас нет человека, совершившего поступок, связанный со смертью? – доктор Круз нарочито улыбнулся. – Сверим с тем, что у нас записано?

Тут что-то сработало, какое-то акустическое устройство в стенах, устроенное так, чтобы включаться, когда его голос произнесет эти слова.

Тина напряглась. Рты раскрылись у всех разом. Рыщущий взгляд доктора Круза остановился на ближнем к стене человеке. Тот зашевелил губами.

– За несколько недель до того, как я чуть не умер, был убит мой хороший друг, Боб. И вот в тот момент, когда я вышел из своего тела, у меня появилось ощущение, что Боб находится совсем рядом, справа от меня. Я видел его в своем сознании и чувствовал, что он здесь, но все это казалось очень странным. Я видел его не так, как можно увидеть физическое тело. Это было что-то вроде просветленного тела, и я воспринимал каждую из его костей – руки, ноги… Но я не видел их в физическом смысле. Тогда это не казалось мне странным, потому что я мог видеть его без помощи зрения. Я спросил его: «Боб, куда я сейчас иду? Что случилось? Умер я или нет?» Но он ничего не ответил. Казалось, он ждал, когда я умру, чтобы рассказать мне подробно о том, что произошло.

Доктор Круз посмотрел на следующего.

– Я слышал голос, – заговорил пациент по имени Жорж, – но это был не человеческий голос, восприятие его находилось за гранью физических ощущений. Голос говорил, что я должен вернуться назад, и я не чувствовал страха перед возвращением в свое физическое тело.

– Когда я был мертв, – вспомнил другой пациент, – я говорил не с людьми.

– С кем же, Вальтер? – спросил доктор Круз.

Пациент, – это был мужчина крепкого телосложения лет тридцати пяти, – ответил:

– С черепашками!

– С черепашками? – переспросила Тина, вздрогнув от неожиданности.

– Да, – подтвердил больной по имени Вальтер и провел ладонью по волосам, – так он пытался что-то вспомнить. Голова у него была большая, неправильной формы; говорили, что его травмировал врач, принимавший роды.

– Они светились и разбухали прямо у меня на глазах, – продолжал он, поднимаясь с кресла, – да, да, и они говорили между собой!

Теперь он стоял твердо на ногах. Тина видела, как сжимаются его кулаки.

– Я их ждал! Понимаете! Я всю жизнь их ждал! Доктор Круз видел, что Вальтера почти колотит от раздражения из-за того, что не удается вспомнить подробности запавшего в сердце эпизода, но тем не менее Круз сидел спокойно и не прерывал эксперимента. Глядя на Вальтера, Тина подумала:

«Обычно, глаза у него полузакрыты и мутные, словно молоком налиты, а сейчас вдруг прояснились».

Большинство больных разговаривали между собой, не обращая внимания на раздраженного товарища.

Только старик Пэт вдруг покачал головой, когда услышал слова Вальтера.

– А я ощущал их присутствие и движение, хотя никого не видел, – сказал старик Пэт. – Время от времени я общался с кем-нибудь из них, желая узнать, что происходит, и всегда получал мысленный ответ, что все в порядке, что я умираю, но все будет хорошо. Так что мое состояние не беспокоило меня. Я неизменно получал ответ на каждый вопрос, интересующий меня. Они не оставляли мое сознание одиноким в этой пустыне.

Все стали кричать наперебой о своих воспоминаниях и ощущениях.

– У меня была очень тяжелая аллергическая реакция на местное обезболивание и произошла остановка дыхания. Первое, что случилось, – это было сразу же – я ощутил, что проношусь через темный, черный вакуум на бешеной скорости. Я думаю, это можно сравнить с туннелем. Ощущение было такое, как если бы я мчался вниз на горках в луна-парке.

– Я помню, был звенящий, очень ритмичный шум. Затем я двигался через темные пространства. Это было похоже на канализационную трубу или нечто подобное. Я двигался и все время слышал этот звенящий шум.

– И я тоже!

– И я тоже!

– И я! И я! – раздались голоса.

О таком мечтать не мог доктор Круз. Все кричали, стараясь перещеголять друг друга, накручивали и накручивали, без удержу, вываливали такое, что доктор Круз не мог бы себе представить. Он только кивал: да, да, да…

– Когда мне было семнадцать лет, – заговорила вдруг Элиса, – мы вместе с братом работали в луна-парке. Как-то днем мы решили поплавать. С нами было несколько молодых людей. Кто-то предложил: «Давайте переплывем озеро». Я хорошо плавала, но в тот день почему-то стала тонуть почти на самой середине озера. Я барахталась, то опускаясь, то поднимаясь, и вдруг почувствовала, что нахожусь вдали от своего тела, вдали от всех, как бы сама по себе. Хотя я не двигалась, находясь все время на одном уровне, я видела, как мое тело, находящееся в воде, то опускалось, то поднималось. Я видела свое тело со спины и немного справа. В то же время я чувствовала, что у меня все еще есть какая-то телесная оболочка, хотя я была вне своего тела. У меня было ощущение легкости, которое невозможно передать. Я казалась себе перышком.

– А я чувствовала себя листком бумаги, взлетевшим к небу от легкого дуновения, – вдруг сказала Тина.

Все смолкли. Словно Тина произнесла что-то верное, стоящее, важное. А все, что говорилось остальными, показалось чепухой.

Тут поднялся старик Пэт.

– Я устал! – закричал он сильным, сердитым, медным голосом, какого прежде никогда не слышали.

– Кто-нибудь займитесь Пэтом, – вмешался доктор Круз.

Тина хотела успокоить старика, но Пэт не желал молчать.

– Устал! Устал! – твердил он.

Наконец, медсестра велела одному санитару вывести его из гостиной силой.

Пэт был хроником всю жизнь. Хотя в больницу он попал на шестом десятке, он всегда был хроником. Санитар подошел к Пэту и дернул за руку к двери, как дергают вожжу, чтобы повернуть лошадь к пахоте.

– Пэт! Пошли в спальню! Всем мешаешь. Пэт стряхнул его руки.

– Я устал, – предупредил он.

– Пошли, старик, скандалишь. Ляжешь в кровать тихо, как хороший мальчик.

– Устал.

– А я говорю, пойдешь!

– Понимаете, все это – сплошная ахинея, – заговорил Пэт, – сплошная ахинея и больше ничего.

– Да, да, – курлыкал доктор Круз, – только надо успокоиться.

– Понимаете, я-то ничего не могу, не могу, понимаете? Я родился мертвым. А вы – нет. Вы не родились мертвыми. Ох, это было тяжело. – Пэт заплакал. Он больше не мог выговаривать слова, как надо, он открывал и закрывал рот, но не мог сложить из слов фразу. Он помотал головой, чтобы она прояснилась, и, моргая, смотрел на доктора Круза.

– Ох, я… говорю… вам… говорю вам… Ничего не могу поделать. Я родился мертвым. Снес столько обид, что умер. Я устал. Опустил руки. У вас есть надежда. Я снес столько обид… Только черепашки могли бы меня понять, скажи, Вальтер?

Сестра уколола его прямо в гостиной.

– Ох, – сказал он. И даже не вздрогнул, когда она выдернула иглу.

– Я устал… ужасно устал. Санитар увел его, наконец, в спальню. Доктор Круз заерзал на стуле. Но не успел он задать своего очередного «ну-с», как заговорил сидящий в углу гостиной.

– Это случилось около двух лет назад, мне тогда только исполнилось шестнадцать лет. Я вез приятеля на машине. Когда мы подъехали к перекрестку в центре города, я остановился и посмотрел по сторонам, но ничего не увидел. Пересекая перекресток, я вдруг услышал пронзительный крик моего товарища. Оглянувшись, я увидел слепящий свет фар автомобиля, который мчался прямо на нас. Я услышал жуткий звук – это был скрежет раздираемого металла. Затем наступил момент, когда я, как мне показалось, несся через темное замкнутое пространство. Это произошло очень быстро. Затем я словно бы парил на высоте над улицей, примерно в пяти метрах в стороне от машины. Я бы сказал, что слышал, как скрежет замирает вдали. Я видел, как люди толпились возле машины, как вытащили из нее моего приятеля, судя по всему, он был в шоке. Я видел среди обломков свое собственное тело, окруженное толпой. Люди пытались вытащить меня. Мои ноги были перекручены, повсюду – кровь.

Тина отвернулась и закрыла глаза. Перед ней проплыло лицо отца, утопающего в озере. Так и запомнился он ей, с распростертыми руками, погружающийся на дно, словно медуза.

В это время вновь заговорила Элиса, которая до того, как попала в клинику доктора Круза, училась на медицинских курсах и готовилась стать медсестрой. Похоже, она испытывала какой-то безотчетный страх.

– Я знаю, что это смешно, но нам все время старались внушить, что мы должны пожертвовать свои тела для науки. И вот в то время, когда я смотрела, как мне делали искусственное дыхание, я продолжала думать: «Не хочу, чтобы и это тело использовали для науки». Словно кто-то сказал или шепнул мне это на ухо.

Доктор Круз едва заметно усмехнулся и откинулся на спинку кресла.

– Любопытно, – произнес он.

Пациенты стали рассказывать о том, что, когда они находились в предсмертном состоянии, то были спасены от физической смерти вмешательством какого-то духовного посредника. В каждом случае затронутая личность оказывалась в потенциально фатальной ситуации, говоря другими словами, в серии обстоятельств, спастись от которых было выше ее сил. Однако, в этот момент звучал гонг или появлялся свет и уводил от края смерти. Больные, пережившие это, рассказывали, что после происшедшего их жизнь изменялась, и они чувствовали, что спасены с определенной целью.

Вальтер, наконец, собравшись с мыслями, рассказал о том, как попал в промышленную аварию, во время которой он оказался в огромной цистерне, где под большим давлением нагнетался поток очень горячей кислоты и пара.

– Жар был ужасный. Я закричал: «Выпустите меня отсюда. Я пойман в ловушку». Я забился насколько мог в угол и спрятал лицо, но корпус цистерны был настолько накален, что жег меня через одежду. В это время я понял, что буквально через несколько минут меня уже не будет. И я сдался. Я просто сказал себе: «Это все. Это смерть». Я ничего не видел, так как жар был настолько сильным, что я не мог открыть глаза. Несмотря на это, мне вдруг показалось, что все пространство озарилось светом. И одна строка из писания, которую я слышал довольно часто, и которая никогда не имела для меня особого значения – «Вот я с тобою всегда» – пришла ко мне с той стороны, в какой позднее оказался выход. У меня были закрыты глаза, но, тем не менее, я видел свет, за которым и последовал. Вокруг этого мерцающего источника света суетились какие-то странные существа, очень похожие на черепах. Может быть, это они сами и излучали свет. Но точно знаю одно. Черепашки вывели меня. Ведь вы, доктор Круз, знаете, что врачам даже не понадобилось после лечить меня. Кислота не попала в глаза.

– Изменило ли это как-то вашу жизнь? – спросил доктор Круз.

– После того, как я вернулся к работе, некоторые из сослуживцев говорили, что я стал чрезвычайно спокоен, после всего того, что произошло. Я несмелый человек. У меня мало мужества. Но тот факт, что меня вывела неведомая сила, воплощенная в черепахах, стал источником спокойствия, которое все заметили. Они даровали мне мужество.

– Голоса? Вы слышали голоса? – робко спросила Тина.

– Да. Голоса их не были похожи на нормальные физические голоса. То есть они были как бы усилены. Не возникало никакого сомнения по поводу того направления, откуда они исходили. Никогда я бы сам не вышел из этого жара. Я знал, что обречен.

– Голоса вам приказывали?

– Как долго это продолжалось? – посыпались вопросы.

– Это казалось вечностью. В общем-то, все произошло в течение двух минут, после того, как я попал в ловушку. Но тогда это казалось вечностью.

– Показался ли вам свет, исходящий от черепашек, похожим на нормальный физический свет? – спросил доктор Круз.

– Нет. Это был большой яркий свет. А я только следовал за светом. Ничего, кроме яркого белого света. Это было подобно солнцу – как будто на каждой из черепашек было вместо панциря солнце.

– А я, когда умер, – заговорил молодой темноволосый юноша по имени Роберт, – сначала находился вне своего тела, над зданием, и мог видеть, что там лежит мое тело. Затем я ощутил свет, просто свет, который окружил меня. Он исходил точно от таких же, очень похожих на черепашек, золотых существ. Казалось, что все из моей жизни прошло передо мной как некая демонстрация. Я был поистине пристыжен многим, что видел. Свет черепашек показал мне, что было в моей жизни хорошо, и что я сделал плохого. О, как добры были эти светлые черепашки! Ведь они были так реальны!

Казалось, что воспоминания служили главным образом, для анализа моей земной жизни, как будто производился суд, а затем внезапно свечение черепашек стало слабее, и произошел разговор – не в словах, а в мыслях. Я не могу его передать вам. Пожалуй, скажу только одно, я почувствовал, что должен изменить свою жизнь.

– Я тоже видел, как духи, то есть те самые черепашки, пытались вступить в общение с людьми, – сказал Вальтер. – Они были рядом с людьми, но люди их просто не замечали…

– Что они пытались сказать? – резко перебил доктор Круз.

– Один из них был, как мне показалось, мужчиной, который с огромным трудом пытался попасть в дом, где находились дети и пожилая женщина. Мне казалось, что это был как бы отец детей и, возможно, сын пожилой женщины, поэтому он так и старался прорваться к ним. Не могу сказать, в какое время и в какой стране это было. На мой взгляд, что-то очень похожее на средневековье.

Скорей всего, где-то в Японии… Я ведь был мертв и не мог всего разглядеть. Думаю также, что он – отец-черепашка – пытался добраться до детей, а они продолжали играть и не обращали на него никакого внимания; также пожилая женщина ходила по кухне, не сознавая, что рядом с ней кто-то находится.

– Почему черепашки пытались вступить с ними в контакт? – спросил доктор Круз.

– Не все. Один из них. Казалось, он рвался к ним, чтобы предупредить… чтобы они все делали иначе, не так как теперь. То есть, чтобы…

– Чтобы изменили стиль своей жизни?

– Да… Он хотел, чтобы они правильно поступали в жизни и не были бы оставленными. «Не поступайте дурно… Делайте добро другим, чтобы вас не оставили», – говорил голос черепахи-отца. Еще казалось, что в этом доме не было любви, и он, отец-черепашка, пытался загладить что-то… Я никогда не забуду того, что видел, – закончил Вальтер.

– И вот, – сказал доктор Круз, – смерть так и осталась для нас пугающим событием, и страх смерти – универсальный страх, даже если мы думаем, что победили ее на многих уровнях.

Он посмотрел на Тину. От его взгляда у Тины сильней забилось сердце, будто бы она уже видела эти глаза, будто бы слышала где-то в провалах времени, памяти эти же слова…

– Что ты расскажешь нам, Тина? – смягчился доктор Круз, словно почувствовав ее напряжение.

– Я вспомнила, как девочкой видела смерть фермера, – сказала Тина, чтобы отвлечься от своих болезненных воспоминаний, связанных со смертью отца на озере.

– Что ж, – усмехнулся доктор Круз, – это что-то новое, но я не против, можно и про фермера, – взгляд его был опять так же пуст и холоден, как всегда.

Ни капли доброты, любви или простого человеческого тепла не было в этом взгляде. Сейчас он напоминал Тине огромную холодную рыбу, высунувшую голову со дна озера, где утонул отец.

– Так что же фермер? – снова заговорила рыбья голова Круза, уставившись на Тину, проникая в глубь ее мозга щупальцами-плавниками.

«Оборотень», – пронеслось в голове у Тины. Она тряхнула головой, чтобы взять себя в руки.

– Фермер… Он упал с дерева, и было понятно, что ему не выжить. Он хотел умереть дома, и его желание было выполнено безоговорочно. Он попросил прийти своих дочерей в спальню, где лежал, и говорил с каждой из них по несколько минут. Он распоряжался своими делами спокойно, несмотря на терзавшую его боль, и распределил имущество и землю, причем, ничто не могло быть разделено при жизни его жены. Он так же попросил своих детей распределить между собой и выполнять его обязанности. Он обратился к своим друзьям с просьбой зайти еще раз, чтобы он мог проститься с ними. Хотя я тогда была маленькой девочкой, мне было позволено принимать участие в приготовлениях семьи и скорбеть вместе с ними. Когда он умер, то остался лежать в собственном доме, им самим построенном, среди своих друзей, соседей, пришедших взглянуть на него в последний раз. Он лежал среди цветов. В том месте, где жил и которое так любил.

Не было ни бальзамирования, ни лживого макияжа, превращающего мертвеца в спящего. Лицо, обезображенное смертью, закрыли покрывалом.

Тина скользнула взглядом по лицу доктора Круза. По-прежнему рыбья маска смотрела на нее. Не было в глазах его ни тепла, ни доброты, ни зла.

Тина перевела дух:

– Если бы всякому больному позволяли проводить остаток дней в знакомом и любимом окружении, ему было бы не так тяжело. Его собственная семья достаточно хорошо знает его, чтобы заменить ворох лекарств стаканом его любимого вина. И я думаю, проглотить несколько ложек супа было бы гораздо полезнее для него, чем вливание. Я не хочу приуменьшать значения лекарств и вливаний и вполне сознаю по собственному опыту, что они иногда спасают жизнь. Но я знаю также, что терпение, близкие люди и привычная еда могли бы заменить бутыль раствора внутривенного вливания, которое делают больному просто потому, что оно удовлетворяет его физиологические потребности.

– Это все? – доктор Круз резко оборвал Тину. Она молчала. Взяв себя в руки и поборов подступившее к горлу негодование, Тина сказала:

– Я не хочу больше говорить об отце… Я знаю, что он жив.

Лицо доктора Круза покрылось багровыми пятнами, напоминающими пышные цветущие астры.

– Я поеду с вами к озеру, где он утонул и докажу это, – тихо произнесла девушка.

Вошла медсестра и что-то шепнула на ухо доктору Крузу. Он кивнул.

– Тина, иди. Тебя ждет мама. Об этом случае ты нам расскажешь в другой раз, – сказал Круз.

– Больных приглашаю ужинать, – произнесла медсестра.

ДОКТОР КРУЗ

Доктор Круз сидел, расслабившись в кресле, и размышлял. К этому времени он обычно уже освобождался от работы в клинике и был предоставлен самому себе. Доктор с детства увлекался Японией и потому не удивительно, что его дом был построен в японском стиле: легкие деревянные решетки в верхней части стен и широкие двери, представляющие собой просто раздвижную часть стены, как и в традиционном японском жилище связывали внутреннее пространство дома с садом, являющимся важной частью всего ансамбля.

Так же, как у японцев, мебель в доме почти отсутствовала, и большинство предметов обихода находилось во встроенных в стены шкафчиках.

Опять же в пределах японской традиции, в доме висело в каждой комнате лишь по одной картине, и везде поддерживалась стерильная чистота.

– Магда, принеси мне кофе, пожалуйста, – обратился к своей экономке доктор Круз.

Когда за экономкой закрылась дверь, перед доктором Крузом вдруг стали возникать картинки из его детства. Вот он маленький пятилетний мальчик. Уже в этом возрасте Круз слагал стихи, словно передвигал древние японские шашки го, и постепенно его манера стихосложения становилась более зрелой. Это было чрезвычайно приятно отцу маленького Генри Круза. Джордж Круз не хвалил сына в глаза, но с гордостью говорил людям:

– Генри, пожалуй, станет настоящим поэтом. Примечательно, что покойный дед Генри был профессиональным сочинителем и пользовался известностью. Но мальчик, размышляя о своей дальнейшей судьбе, думал: «Неужто и мне придется до конца жизни сочинять стихи, и только потому, что умение искусно составлять строчки обретено мной по наследству».

Когда ему исполнилось семь лет, он написал красками на большом листе ватмана стихи. Отец, прочитав их, искренне похвалил сына и признался ему, что они раскрывают в нем истинного поэта. Тем не менее, отец взял кисть и, помедлив секунду-другую, поправил одно слово:

– Вот теперь безупречно!

Раздумывая над этим случаем, юный Генри мучился: «Отец исправил то место, в котором я и сам сомневался, я выбрал то слово, которое счел более выразительным. Отец же исправил его на то, от которого я отказался. Выходит, он предпочел то, что мне показалось слабым. Стало быть, в искусстве поэзии отец уступает мне?» Тогда Генри еще раз прочел стихи и подумал, что отброшенное им слово все-таки выразительнее. «Наверное, отец все же превосходит меня», – думал мальчик. «Вот еще, это я, Генри Круз, выбрал лучшее и отбросил худшее! Следы исправления пятнают набросок стиха. Надо взять кисть и исправить на прежний лад». Доктор вспомнил, как затем он придвинулся вплотную к отцу и заглянул ему в глаза. Перед ним было большое, строгое и вместе с тем бесстрастное лицо. В пытливых глазах Генри билась напряженная мысль, а это лицо, не переменило выражения. Доктор особенно хорошо помнил, что уверенная, невозмутимость отца причиняла ему боль, совершенно сбивала с толку, и вдруг он увидел, что это было лицо врага, – коварное, вызывающее на поединок, – врага, который вскоре встанет ему поперек дороги. Тогда Генри схватил кисть, которую только что положил отец, и швырнул ее в это лицо. Кисть прошлась по лбу, оставив красные разводы. Ни один мускул не дрогнул в лице отца, только глаза широко раскрылись. И вдруг маленькому Генри показалось, будто из какого-то таинственного зеркала на него глянуло его будущее лицо, только сильно расплывшееся. Тогда-то ребенок громко заплакал. Отец вообразил, что Генри заплакал от раскаяния в дурном поступке, и не стал бранить его слишком сильно. И все же спросил о причине его выходки, но Генри ничего не ответил отцу.

В молчании сына таилось нечто зловещее, отчего у родителя сжималось сердце. А маленький Генри с того дня забросил стихи. Вернее, он всеми силами пытался сдерживать себя, но стихи по-прежнему просились на его уста. Он просто запретил себе облекать их в привычную форму. Вскоре, после этого случая, отец перестал гордиться сыном и отношения их резко ухудшились.

В комнату вошла Магда, и доктор очнулся.

– Спасибо, – поблагодарил он.

Выпив кофе, Круз снова погрузился в воспоминания и не заметил, как тяжелый сон сковал его веки. Ему снилось, что он живет в Японии, и вокруг него расстилается неведомая ему до сих пор страна. Случай, вспомнившийся доктору Крузу, явился прологом дальнейшего сна. Итак, Генри оставил поэзию. Он уже не сидел в непринужденной позе, сочиняя стихи, а целыми днями пропадал на улице, гонял мяч. Вскоре он стал опытным игроком, но игра не приносила ему удовлетворения. Нужно было найти дело, в котором он почерпнул бы силу. Снилось доктору Крузу, что он решил взяться за меч. По душе ему пришелся и лук: сидя на коне или стоя на земле, открыто или из засады, издали или вблизи – как хочешь, можешь стрелять во врага. Его можно сразить, а он и не узнает, от чьей стрелы принял смерть. Лук заворожил душу маленького Генри своей способностью поражать даже сильного врага издали, тайком, неожиданно, способностью, которой лишен обычный меч. Но во сне казалось доктору Крузу, что он еще не понимал этого. Он не пробовал стрелять по живому, потому что врагов у него не было. Генри упражнялся с луком только в усадьбе под ивой. Учителем его был дядя, который усердно занимался с ним изо дня в день и был поражен быстрыми успехами маленького племянника. – Молодец, – похлопывал он Генри по плечу. А сам смотрел волком. В жизни у доктора Круза не было никакого дяди, но во сне тот был совершенно реален, и трудно было поверить, что это выдумка. Дядя упорно продолжал обучать племянника стрельбе из лука. И когда Генри исполнилось двенадцать, он, конечно, еще не мог соперничать с признанными воинами, но уже весьма ловко владел оружием. Отец же все чаще бывал недоволен поведением сына и, наконец, дело дошло до того, что он стал проявлять явную ненависть к Генри. Прежде всего, как догадывался мальчик, тому не по душе было, что сын бросил поэзию. Он относился к луку, как к совершенно бесполезной вещи, ведь лук – принадлежность военных и только. Но, как заметил Генри, отца еще бесило и то, что учителем был дядя. Отец никогда не упоминал даже имени сводного брата, рожденного от женщины низкого происхождения, и относился к брату пренебрежительно, как к дармоеду. И действительно, сводный брат отца, его дядя, сам давал повод для такого отношения. Дядя сызмальства обнаруживал дурные наклонности. Он был сильным и подвижным юношей, любил азартные игры, был заядлым охотником. Когда ему минуло шестнадцать лет, убежал из дому, связался с шайкой бродяг, и его не без основания подозревали в грабеже. Домой он вернулся уже старым, одна нога, искалеченная мечом, плохо гнулась. Семья стыдилась его и следила за ним, будто выжидая удобного случая запрятать его в клетку. Но и клетка не сделает из волка овцу. Дядя, похожий на израненного матерого волка, присмирел, посиживал себе на корточках, но этим раздражал домочадцев еще больше, – он словно издевался над изысканными манерами главы семейства, отца Генри. Именно поэтому сближение Генри с дядей сильно беспокоило отца, против которого и прежде восставал сын. От сводного брата Джордж Круз мог бы отказаться, но родного-то сына не бросишь. Генри видел, как все это задевало отца, но в самом же деле, не вырвешь лук силком и не посадишь сорванца за прежнее занятие – сочинение стихов. К тому же, снилось далее доктору Крузу, отец с детства начинал дрожать при виде лука, а заслышав вдалеке свист стрелы, мгновенно бледнел и лишался дара речи, – словом, вел себя как человек, боящийся грозы. Следы кисти, брошенной когда-то семилетним мальчиком, (странно, что этот реальный эпизод подразумевался во сне), представлялись сейчас отцу кровавыми разводами, и, глядя на подросшего сына, да еще с луком в руках, он вынужден был пойти на попятный. Это укрепило желание мальчика еще глубже постичь искусство владения луком.

В четырнадцать лет Генри, как и полагалось в древней Японии, женили. Девушка происходила из влиятельной семьи. Этот брачный союз был делом рук отца, который жаждал породниться с могущественным родом, да и втайне надеялся отвлечь непутевого сына от бранных забав и соблазнить любовными утехами. Невесте в ту пору минуло десять лет. Временами она производила на Генри впечатление слабоумной. И в самом деле, она была лишена и вкуса, и скромности. Единственное, что интересовало ее – это отношения между мужчиной и женщиной. Она быстро привязалась к Генри и с простодушной жадностью, свойственной маленьким детям, не стесняясь людских глаз, откровенно домогалась его ласк. Она искала любовных утех денно и нощно. В конце концов, Генри однажды отверг жену и удалился из спальни. Против отцовских ожиданий, у него от первого любовного опыта осталось ощущение нечистоты. Когда мальчику исполнилось восемнадцать лет, его назначили наместником в отдаленный район.

Это было устроено явно при содействии могущественного рода жены. Вскоре Генри узнал, что столь отдаленную область выбрали несомненно из-за отцовских козней. До ушей его дошли слова отца:

– Генри забросил поэзию, презрел любовь, он – низкий непутевый человек. Я отрекаюсь от собственного дитяти ради чести семьи. Видеть его больше не желаю. Отправим его подальше от столицы. Таким, как он, только и коротать свой век в глуши.

Утром в день отъезда, когда Генри верхом на коне был уже у ворот, он, внезапно оглянувшись, заметил в глубине усадьбы отца, с которым уже давно не виделся. Отец в последний раз сурово посмотрел на сына. Генри повернул во двор и на скаку громко крикнул отцу:

– Извольте сказать напутственное слово! Растерявшись, Джордж Круз произнес:

– Поезжай! Нельзя возвращаться – дороги не будет.

В тот же миг в руках сына зазвенела тетива. Не задев на голове отца ни волоска, стрела рассекла шнурок головного убора и глубоко вонзилась в столб. От испуга отец без чувств грохнулся наземь. Генри был уже за воротами.

– Эге-гей!! – погонял он лошадь.

В свите, сопровождавшей Генри к месту назначения, находился и дядя. Молодая жена ни на шаг не отходила от Генри Круза. Могущественный род взвалил ее, как тяжелую ношу, на плечи новоиспеченного наместника. Находился в свите и будущий управитель имения, в обязанности которого входило все – от путевых хлопот до управления домом. Наместнику дела не предвиделось. Похоже, это была настоящая ссылка. Генри понимал, что в глуши его ожидает смертельная скука. Однако неожиданно для него, скучать там не пришлось, – в отдаленном крае оказались широкие равнины и горы, где водилось несметное количество птиц и зверья, будто созданных для его стрел. Предстояла охота!

Доктор Круз чувствовал во сне необычайное воодушевление, словно он не спал вовсе, так конкретны и ясны были его чувства. Любая охота, будь то соколиная, на оленей или кабанов, возбуждала его. Не разбирая, счастливый день или несчастливый, кружил он по горам и долинам, завороженный ускользающей тенью птицы или зверя, и едва только чудилось ему вдали что-то живое, тут же пускался вдогонку, но ни разу, ни разу не удалось ему добыть даже голубка, даже зайчонка. Между тем лук: у наместника Генри Круза был превосходный: из сотни стрел, пущенных им, любая поражала самую середину мишени, но на охоте с этими стрелами творилось неладное, они улетали неведомо куда, хотя наместнику казалось, что летят они прямо в цель. И вот что еще удивительно: едва избегнув стрелы, птицы и звери вдруг пропадали, и никто не мог уследить, куда уносилась птица, куда уходил зверь. А сами стрелы?! Куда они падали, на дно ли ущелья, за краем ли долины, – никто не видел. Только стоял в ушах злой свист летящей стрелы. И неизменно в свите возникал один и тот же шепот:

– О, что за мощная рука!

– Наши стрелы попадают всего только в птицу или зверя. Правда, не так уж часто. А господин наместник с единого выстрела пронзает живые души!

– Уж не божество ли направляет его стрелы, если мы после этого ничего не видим?!

Лица хранили полную невозмутимость, но в иных голосах таилась издевка над досадой юного наместника, ведь ему было от роду восемнадцать лет. Но наместник словно бы и не слышал ни этих голосов, ни издевки. Он снова погонял коня. Казалось, живые мишени и бесследно исчезающие стрелы только распаляли его страсть к охоте. И вот однажды осенним вечером наместник со свитой ехал не спеша по пустынной дороге. Стрелы Генри в этот день летели, по обыкновению, мимо цели, но не везло и его свите – птицы и звери, как ни в чем не бывало, разгуливали на воле, дразня людей, которые в своих охотничьих уборах были для них не опаснее огородных пугал. Солнце садилось, воспаленные глаза молодого Круза налились кровью, свита еле волочила ноги, не было сил даже свистнуть, чтобы поднять зверя. Так они добрались до горной реки. Внезапно в придорожной траве возникло что-то желтое и тотчас исчезло, как будто его смахнули щеткой.

– Лиса! Держите ее! – закричали слуги наместника.

Они только вскинули луки, а уж стрела Генри блеснула в воздухе и вонзилась лисице в спину.

– А-а-а!

И все содрогнулись, так это было похоже на человеческий стон.

– Уж не подстрелил ли наконец наш господин живое существо? – лукаво заметил один лучник.

– А может быть, стрела попала в кого-нибудь из своих по ошибке, – сказал другой.

Но торопясь угодить самолюбивому наместнику, и восхваляя меткость Генри Круза, слуги подняли такой гам, что стон раненого существа потонул в нем.

Наместник угрюмо молчал. Отвернувшись от добычи, глядел он на вечерние облака, редеющие над дальними скалами. Глаза его были холодны, а темно-красные губы подрагивали.

– Выходит, это так просто – убить живое существо? – словно спросил Генри у кого-то.

Удивительно, что доктору Крузу представлялись во сне даже такие детали, тем не менее, это так. Он видел все это воочию, словно и не спал. Именно такие мысли проносились в его голове во время дневного забытья.

Вдруг двое стременных опрометью бросились за лисицей, но наместник злобно закричал:

– Не трогать!

Вместе с окриком зазвенела тетива, и две стрелы сорвались с нее одна за другой. Они вонзились в спины стременным, и те упали. Свита смолкла, и в вечернем сумраке, стлавшемся над землей, послышалось холодное поплескивание реки. Наместник хлестнул коня и помчался вскачь. Свита в растерянности последовала за ним.

Уже дома Генри задавал себе вопрос:

– Почему же до сих пор мои стрелы не знали крови? Ведь раньше мне и в голову не приходило, что выпущенные мною стрелы летят мимо цели.

Размышляя по этому поводу, молодой Круз никак не мог понять, отчего так происходило. Ему оставалось только верить в невероятное – в то, что у него на глазах стрелы и добыча растворялись в воздухе. Сегодня же он, наконец, разгадал эту удивительную тайну. Она заключалась в стихах. Здесь, где щедрая земля соседствовала со скудными пустошами, он почти забыл про лук, зато, как с тетивы срываются стрелы, с губ его срывались стихи. Они беззвучно уносились в воздух, и неслышные строки витали в полях, в горах и над лесами. Ему-то казалось, что он заворожен охотой, а он был опьянен стихами. Из лука летели шальные стрелы и потому не удивительно, что добыча ускользала вместе со стихами.

Только сейчас Генри-наместник понял это и уже не сомневался насчет причины странных происшествий. Он стукнул себя ладонью по лбу и воскликнул:

– Ведь у той горной реки, когда в траве внезапно мелькнула тень лисицы, у меня не было времени на раздумья о стихах, рука моя внезапно обрела твердость, и лук послушно выпустил стрелу. А когда я стрелял в стременных, я видел перед собой просто две спины и только!

Он поглядел на окровавленные стрелы, и голос поэзии окончательно смолк в нем. С непередаваемой ясностью доктор Круз почувствовал во сне, как что-то уходит из него. Настолько физически ощутимым было это чувство. Больше молодой Круз не вспоминал о случившемся.

И странное дело, он вернулся в замок, оставив свою первую добычу – лисичку и трупы слуг. Во дворце стрелы, казалось, возжаждали крови и тихо застонали, томясь в руках хозяина. Нетерпение стрел передалось и юному наместнику. Он дрожал и не мог найти себе места в вечерней темноте покоев. Такая же точно дрожь овладела и спящим доктором Крузом. Вдруг рядом раздался голос:

– А, кажется, наместник начал понимать в чем дело!

Голос принадлежал дяде.

– Ты о чем это? – спросил Генри.

– Если я говорю о деле, – невозмутимо продолжал дядя, – это значит только одно – лук и стрелы. Другого я не знаю. И разве не достаточно знать только его?

– Стало быть, я еще не все знаю? – спросил вновь Генри.

– Куда там все! Ты и малой толики еще не смыслишь. У тебя только глаза начали раскрываться.

Принесли свечи, и когда при свете их Генри увидел свирепое лицо дяди, он вспомнил о жажде, которая мучила его после охоты. Он выпил воды, но она показалась горькой и не утолила жажды.

– Дядя! – воскликнул Генри-наместник, – разве ты не мой учитель в искусстве владения луком? Почему же ты не всему меня обучил?

– Я объяснил тебе все, что можно объяснить, – отстраняя протянутую руку племянника, ответил тот, – остальное надо познать самому. Иным это удается. Вот как тебе сегодня на охоте.

– Ты говоришь про лисицу?

– Лисица – сущая безделица даже для ребенка, – усмехнулся дядя.

– Ты имеешь в виду слуг, – допытывался Генри.

– Ничего не поделаешь, ты прикончил их!

– Сам не пойму, – задумчиво произнес молодой наместник, – ни с того ни с сего взял да и уложил. И главное, ничего не помню.

– Давай считать, что ты не запоминаешь того, что творит твоя рука. Выходит, в тебе течет кровь двух цветов, – заключил дядя.

– Что значит – кровь двух цветов?

– Ну, как тебе сказать, – продолжал дядя, – кровь поэзии, то есть добра, и кровь лука, то есть зла. Ты соединяешь в себе и то и другое. Пока в твоих жилах продолжает течь кровь поэзии, ты вряд ли постигнешь, что такое убийство. Ну куда это годится, что глаза твои не ведают дела твоих рук. Эх, ты, слепец! – почти с издевкой сказал дядя.

– Что ты сказал? – взревел неожиданно Генри-наместник. – Слепец! А ну-ка, повтори!

И выведенный из себя, Генри решительно двинулся на дядю. Тот изумленно поднял глаза и уставился в глубь темного сада, в глазах его блеснула жажда убийства.

– Прочь, – бросил он.

Генри невольно перевел взор в сторону сада, в гущу темных деревьев. Вглядевшись, он почувствовал, что там кто-то шевелится, но кто, рассмотреть не мог…

«Собака? – подумал Генри. – Нет, на собаку не похоже». Дядя, уже готовый уйти, пристально смотрел в лицо племяннику.

– Учись, – гордо заявил он. – Моя стрела пробьется через заросли и настигнет жертву – стреляй я в темноте или с завязанными глазами.

И в тот же миг он выхватил лук и колчан из-за спины у Генри и, припав на колено, выстрелил в глубину сада. Стрела умчалась, вдали застонал человек.

– Что это? – изумленно спросил Генри.

– Я просто показал, что должен делать господин, – процедил через плечо дядя, поднялся с колена и удалился, волоча изувеченную ногу.

Взяв свечу, Генри-наместник вышел в сад. У воды кто-то лежал. Из спины пораженного мужчины торчала стрела. Это был один из домашних слуг. Он еле дышал. Почувствовав, что к нему кто-то подходит, он, с трудом шевеля губами, сказал с укоризной:

– Ты сделал это не по своей воле, но все равно жестоко… – И, не успев договорить, испустил дух.

Генри не понял, что хотел сказать слуга. Он огляделся. По дорожке, возле которой лежал убитый, ходить запрещалось. Тем более, что вела она к той части усадьбы, где жила жена Генри-наместника. Тут припомнилось ему, что за год он ни разу не посетил опочивальню жены. Он даже не знал, чем она обычно занимается. Вернее, он почти забыл о ее присутствии в доме. За деревьями, там, где были покои госпожи, горел светильник. Генри с отвращением плюнул. Плевок попал на тело слуги. Генри пнул труп, и тот погрузился в воду. На следующий день ранним утром наместник вновь выехал на охоту. Дядя отсутствовал. Хотя никаких особых обязанностей при племяннике он не имел, на охоту выбирался редко. Одна нога не очень его слушалась, тем не менее, он был еще в состоянии сидеть в седле и иногда даже пытался охотиться верхом. Но это не очень ему удавалось, потому что к охоте он был давно равнодушен. Да и в тех редких случаях, когда дядя появлялся на охоте, никто никогда не видел, чтобы он преследовал добычу или стрелял в нее. Быть может, искусному стрелку наскучила эта детская забава. Гнать обреченную жертву. А быть может, кровь жалких птиц и зверей не удовлетворяла голода его стрел. На охоте дядя не привлекал внимания. Но даже человек неробкого десятка пугался так, что ронял лук или падал с вставшего на дыбы коня, когда в стремительной погоне за добычей с глазу на глаз встречался с этим человеком в горном ущелье или в лесной чаще. Перед ним представал кровожадный хищник, а не человек. Он внезапно нападал на жертву, пугал лошадь и молниеносно исчезал. Время от времени охота для кого-нибудь обязательно кончалась смертью. Но не от раны, нанесенной зверем, – в спине обычно зияла рана от стрелы. Стрелы же не находили, и было не понять, чьих рук это дело. На вид вроде рана была от шальной стрелы, ведь попадают же неосторожно под стрелу на охоте. У иных доставало мудрости не пытаться узнавать, кто хозяин этих неведомых стрел. Однако, случались и такие, кого терзало страшное подо зрение: уж не дядя ли наместника убийца. Только они держали язык за зубами, боясь ошибиться. Их неизбежно останавливало малодушие. Бывало, они переговаривались между собой.

– Нельзя ничего говорить об этом, даже если ты видел своими глазами, – советовал один.

– И то правда, – соглашался другой, – сболтнешь лишнее, следующая стрела вонзится тебе в спину.

В противоположность родственнику Генри-наместника, управитель имения, улучив свободную минуту, старался увязаться за охотниками.

– Я с вами, я с вами, – тараторил он, погоняя кобылу.

Управитель на охоте ни на шаг не отходил от молодого Генри Круза, как снилось доктору, и только и говорил, что о делах в имении, высказывал мнения и давал указания. Его знания и сноровка управителя ценились высоко, но луком он не владел, и птицы и звери не были покорными жертвами выпущенных им стрел. Единственное, что ему удавалось – это определять, где находится птица или зверь, как бы хорошо те ни прятались.

«Там, вот здесь», – указывал он пальцем. И в том месте, куда он показывал, обязательно таилась добыча. Обычно управитель ехал позади наместника, погоняя лошадь. Однажды, подъехав близко к своему господину, он сказал:

– Кажется, удачная сегодня охота!

– Думаешь? – отозвался Генри.

– Вчера вечером я гадал. Была предсказана удача, – ловко заметил управитель.

– А разве это можно предвидеть? – спросил молодой Генри Круз.

– Да, это очень просто, – воодушевился управитель. – Если знать секретный способ гаданья, то вполне можно переиграть удачу на несчастье, а невезение на везение.

– А ты знаешь этот секрет? – полюбопытствовал доктор Круз.

– Да так, немного.

– На что гадание может оказать влияние?

– На все, – ответил довольный собой управитель.

Немного времени спустя молодой Генри тихо пробормотал себе под нос:

– На все, говоришь?

Но управитель не расслышал ни этих, ни последовавших за ними слов господина. Генри вдруг поднялся в седле с луком наизготове. Стрела полетела вдаль, в чащу леса, и сразила там оленя. Это была первая стрела на этой охоте, которая продолжалась до самого вечера. Доктор Круз, видевший все это во сне, по-настоящему переживал опьяняющее чувство успеха, ведь он ни разу не промахнулся.

Добыча была богатой – больше, чем за несколько дней кряду. На обратном пути он по-мальчишески хвастал своими подвигами. Когда добрались до горной реки, Генри-наместник, глядя на возвышающиеся вдали скалистые горы, вдруг обратился к управителю:

– А что там, вдали, за этими горами? Вопрос был задан без всякого умысла, но привел управителя в замешательство.

– Ничего, кроме того, что можно назвать пустошью, – запинаясь, произнес он.

– Это мои владения? – вновь спросил Генри.

– Да, так или иначе.

– Люди живут там?

– Живут какие-то никудышные людишки.

– А чем они добывают себе пропитание? – не отставал Круз.

– Выращивают рис, возделывают поля…

– Ты же говорил о пустоши, – вдруг оборвал его Генри-наместник.

– Я хотел только сказать этим, что они, как я полагаю, осваивают пустоши и под поля, – едва не растерявшись, выкрутился управитель.

Но такой ответ еще сильнее возбудил интерес Генри.

– Наказываю тебе как управляющему съездить и проверить, что там, – тоном, не позволяющим перечить, произнес доктор Круз.

– Слушаюсь, – склонил управитель голову. На лице его мелькнуло смутное недовольство, но наместник вроде бы не заметил этого. Глядя вдаль, он сказал:

– Пожалуй, я и сам когда-нибудь съезжу туда.

– Прошу вас не делать этого, – заметил управитель.

И поспешно преграждая дорогу, он стал поперек, спиной к высоким горам.

– Это почему же? – наступал молодой Круз.

– Там нет добычи для охотника.

– Ты что же, хочешь воспрепятствовать тому, чтобы твой хозяин осмотрел свои владения? – грозно спросил Генри.

– Нет-нет, – залебезил управитель, – просто тамошние земли не заслуживают вашего внимания.

Наместник Круз начал не на шутку злиться. – Странно, – язвительно произнес он, – что во владениях есть земли, которых мне не следует видеть. Коли так, может откажемся от них?

– Это было бы опрометчиво, – пытаясь попасть в деловой тон, выкручивался управитель.

– Что мне угрожает? Те люди, которые живут там?

– О да! У них буйный нрав. Генри Круз воинственно воскликнул:

– Тем более интересно! Да попадись мне даже дух зла, разве с луком и стрелами я не устою против него?

Но управитель, хоть и юлил, на своем стоял твердо.

– Прошу вас, господин, не ездите туда. Держитесь подальше от чужих по крови, – вырвалось у него.

Генри невольно остановил коня.

– Как ты сказал? Повтори еще раз! Чужие по крови? Чем же отличается их кровь? Говори же скорей.

Тысячу раз пожалевший о сказанном, управитель лишь повторял:

– Прошу вас не ездить туда, господин! Холодный вечерний ветер повеял на всадников. Спящий доктор Круз невольно съежился. Погоняя коня, Генри-наместник бросил через плечо:

– Мой словоохотливый управляющий до сего дня ни разу не докладывал мне о тех землях.

За разговором охотники уже миновали окрестности горной реки. Трупы слуг, брошенные накануне в прибрежных зарослях, были обглоданы за ночь собаками, и теперь являли печальное зрелище. Но никто даже не взглянул в их сторону.

А куда подевалась подстреленная прежде лисица? Никому и в голову не приходило. А ведь она исчезла еще вчера, не оставив после себя ни волоска, ни пятнышка крови, не примяв травы, бесшумно, не шелохнув воздуха. По возвращении, в замке устроили пир в честь удачной охоты. Поздно ночью, когда веселье приближалось к концу, и у пирующих заплетались языки, Генри-наместник тихонько выскользнул из зала, взял лук и стал пробираться к пруду. Ему почудилось, будто кто-то проник в опочивальню жены. Но он не увидел ни единой человеческой тени. Только в ушах у него стояли последние слова слуги, которого убил дядя накануне. «Ты сделал это не по своей воле, но…» Сейчас на тропинке никого не было. Из покоев жены лился яркий свет светильника. Он подошел ближе и решительно поднялся в дом. Прислужницы спали как убитые, а из глубины покоев раздавался шум. Генри прошел туда. Но даже не откидывая полога, он с отвращением догадался, что там, за пологом, незнакомый мужчина спит с его женой. Луком Генри-наместник отшвырнул полог. Перед ним была мощная обнаженная мужская спина. Человек оглянулся, и в грубой перекошенной физиономии Генри узнал слугу, самого неотесанного среди челяди. Его и по имени никто не звал.

В тот же миг стрела сама собой рванулась из лука и вонзилась в спину слуги. Пошатываясь, Генри-наместник бессознательно отступил. На выскочившую из-под одеяла с резвостью косули жену он даже не взглянул. И вдруг, словно откуда-то с высоты раздался голос: «Нельзя знаться с людьми другой крови».

В тот же миг спящему доктору Крузу показалось, что на него, колыхаясь, надвигалась скалистая гора, которую он видел на фоне вечернего неба. Скалистая гора высилась перед ним в облике малолетней жены. Генри-наместнику стало плохо. Он закачался, но уперся луком в пол и устоял.

Доктор Круз чуть не свалился с удобного кресла. Пришпорив коня, Генри поскакал к заповедной горе. У ее подножия он остановил коня и посмотрел на уходящую в небо вершину. Отражая утренние солнечные лучи, она сияла начищенным серебром. Генри стоял перед громадой и не понимал, почему его так тянуло сюда все это время. Дороги в гору видно не было. Верхом уж точно не забраться. Генри соскочил с лошади и привязал ее к дереву. Отыскав тропинку, он начал подниматься. Вдруг у его ног закрутилось что-то черное. Собака.

– Друг! – крикнул он. – А я и не заметил, как ты увязался за мной.

Выросший в этих краях, привычный к горам, пес походил на волка. Он побежал впереди, а Генри-наместник пошел следом.

Тропинка была крутой и скользкой. Перевалило уже за полдень. «Удивительное дело, – промелькнула мысль во сне у доктора Круза, – я всю жизнь, с детства мечтал завести собаку, но так никогда этого и не сделал. Теперь мне снится, что она у меня есть».

До вершины было еще далеко. Солнце уже заходило, когда они с трудом одолели подъем. Глянув с высоты на далекую землю, Генри-наместник забыл о боли в ногах и невольно издал возглас восхищения.

– Какая там пустошь, – проговорил он вслух, – под пылающим на закате солнцем раскинулись привольные земли, чистые воды, зеленые леса, поля, верно, изобилующие дарами. Цветы, плоды, табуны лошадей, стада коров. Дома, покрытые соломой, под сенью деревьев придают пейзажу сельское очарование. Высоко в небо поднимается сизый дымок костра. Кажется, совсем рядом кудахчут куры и лают собаки. Во всех моих владениях не сыскать такого уголка.

Стихи уже готовы были политься из уст, как вдруг сзади послышалось:

– Ты кто?

Оглянувшись, Генри увидел высокого, крепко сбитого человека с всклокоченной бородой. Одет тот был просто, на вид вроде в годах, а голос молодой, – похоже было, что он одних лет с Генри-наместником. Увидев, что человек без оружия, он ответил.

– Наместник.

– Наместник? – переспросил тот. – Из дворца? Мы ведь уже выплатили подать.

– А я не за податью.

– Сюда просто так не приходят. Ты по какому делу?

Молодой Генри Круз невозмутимо ответил:

– Я пришел посмотреть земли, которых еще не видел.

Незнакомец, не спуская пронзительных глаз с собеседника, сказал уже поспокойнее:

– Но это невозможно.

– Что значит невозможно? – удивился во сне доктор Круз.

– Сюда приходят только за податью. Вершина – это граница, отсюда к подножию спускаться запрещено.

– Кто же установил такой закон? – пренебрежительно спросил наместник.

– Это закон деревни. Тем более ночью.

– Стало быть, у вас есть что-то дурное за душой?

В ответ мужчина громко рассмеялся.

– А что, в деревне должно быть только хорошее? – смеясь, продолжал незнакомец. – После работы на полях по вечерам пьют вино, поют, танцуют, развлекаются. Кто мешает развлечениям, тот позорит землю.

– А что делают с теми, кто бесчестит землю? – тихо спросил наместник.

– Как это не противно, приходится их убивать, – смотря прямо в глаза наместнику, ответил мужчина.

– И как же их убивают?

– Вонзают стрелу в спину, топчут ногами, за волосы волокут по земле. Так изгоняют дух зла. И человек погибает, – все так же глядя в глаза, ответил незнакомец.

– Что же, по-твоему, и со мной могут запросто расправиться? – недоверчиво спросил Генри.

– Вот куда ты клонишь! – воскликнул мужчина, и в одно мгновение лук наместника оказался у него в руках. Вернее, лук будто сам прыгнул ему в руки.

– Дело не в том, могут тебя убить или нет. На этой земле не любят убивать. Эти слова, как крепкое вино, вскружили голову молодого Круза.

– Хорошо, я не пойду в вашу деревню. Я устал и хочу передохнуть. Мужчина протянул Генри его лук.

– Ну, раз отдохнуть – пойдем.

И он пошел впереди. Он был так спокоен, что Генри забыл пустить ему стрелу в спину. В пещере, куда они скоро пришли, было устроено маленькое жилище, в котором мог уместиться только один человек.

– Входи! – пригласил хозяин.

Едва Генри Круз вошел в жилище и сел на круглую циновку, как почувствовал смертельную усталость.

– Проголодался я. Поесть бы, – слабым голосом произнес он.

– Найдем что-нибудь.

Незнакомец принес кувшин с молоком, кашу и хлеб. Поджарил дичь, накормил и собаку. Насытившись, гость подобрел.

– Эй, человек! Как тебя зовут? – крикнул он. И хозяин назвал имя, которое никак не подходило ко всей японской среде, царившей во сне доктора Круза.

– Джон Смитли.

Страшно удивился доктор Круз и почувствовал, как его сон странным образом смешивается с реальностью. Но молодой наместник, казалось, не удивился совсем.

– Смитли, а ты здесь один живешь?

– Да.

– Для чего? – сыпал вопросы Генри Круз.

– Есть у меня заветная мечта.

– Какая же? – вольготно развалившись, допытывался гость.

– Вырезать бога.

– Бога? – переспросил Генри.

– Да, божество, которое охраняло бы покой, – радостно говорил Джон Смитли. – И дед мой вырезал. И отец тоже, а теперь мой черед настал. Если я когда-нибудь обзаведусь семьей, то мой сын продолжит мое дело.

Действительно, в доме были долото, молоток и множество других инструментов.

– А из чего ты вырезаешь божество? – спросил опять Генри Круз. – Из дерева? Из камня?

– Прямо на поверхности горы. Там очень красиво. Вокруг утеса пышно цветут цветы.

– Какие цветы?

– Разные. Если смотреть издалека, кажется, что они раскинулись пестрым ковром.

Из пещеры, даже в вечерней мгле, отчетливо виднелось очертание утеса, величаво взметнувшегося к небу. Но вырезанные на этом утесе божества видны не были. Солнце уже зашло, хотя его свет еще лежал на траве, густо устилавшей все вокруг – от утеса до порога жилища.

– Что это за трава, – спросил Генри.

– Трава забвения, – подкладывал хворост в огонь и отвечал хозяин.

– Трава забвения? – переспросил гость.

– Да, это так. Коли пришел сюда, должен забыть все на свете.

– Что ж, похоже, я забыл сегодняшний день, – сказал Генри Круз, развалясь у огня.

С этими словами он закрыл глаза и погрузился в сон. Спустя некоторое время Смитли растолкал его.

– Когда рассветет, из деревни мне принесут еду. Я не хочу, чтобы видели здесь чужого человека. Вставай. Луна ясная.

– Днем и то дорога еле видна. Как же я спущусь ночью? – пробормотал спросонья гость.

– Не беспокойся, я провожу тебя, – подавая руку, сказал хозяин.

Смитли пошел впереди. Он вел Генри Круза коротким путем. Они спускались, словно летели. Спуск оказался вполовину короче подъема, и когда они вышли к подножию горы, до рассвета было еще далеко. В темноте заржал конь. Он перегрыз привязь и теперь подбежал к Генри Крузу. – Второй раз на гору не приходи, – коротко бросил на ходу Джон Смитли.

– Нет, я хочу еще раз побывать там. Хотя бы для того, чтобы поклониться божеству. Будешь внизу – заходи во дворец. Доложишь о своем приходе моему управляющему. Кстати, он родом из ваших мест.

Как только наместник произнес это, Смитли, дрожа, втянул голову в плечи и издал ужасный вопль. Жажда убийства охватила Генри Круза, у него даже колени задрожали. Пес испуганно залаял.

– У, злобный пес! – выкрикнул Смитли, мигом повернулся и побежал прочь.

Хотя Смитли обругал собаку, фраза прозвучала так, словно он бранил и Генри Круза. Эти слова мужчина прямо-таки бросил наместнику в лицо, даже брызнул слюной. Спящий доктор Круз почувствовал, как страшная злоба закипает в нем.

«Он нанес мне прямое оскорбление, – нет, это было проклятие. Человек с другой кровью!» И Генри Круз ощутил в гостеприимно принявшем его хозяине врага. «Местность у скалистой горы входит в мои владения, но, вероятно, людей по эту сторону горы они там считают чуть не за собак. Смитли мне сказал об этом. Да, наконец-то я услышал слово правды». И вмиг тепло огня, согревшего Генри Круза на вершине, исчезло. Злобно глядя вслед исчезнувшему врагу, наместник стиснул в руке лук.

– Пусть не забываются – я наместник! – воинственно воскликнул он. – Тоже мне, не любят убивать людей. Зато я люблю. И с удовольствием покажу им, как я это делаю. Тот, из деревни, научил меня, как убивать. Когда-нибудь спущу с Джона кожу, а божество его обдеру.

Генри Круз вскочил на коня и направился в замок. Когда он добрался до горной реки, небо уже побелело. В придорожной траве мелькнуло белое пятно. Подъехав ближе, он разглядел женщину, довольно молодую. Собака залилась лаем и, бросившись вперед, накинулась на нее. Женщина метнулась, собака за ней, сломя голову. Уже клыки животного готовы схватить жертву, как наместник строго окликнул пса, и тот повиновался. Перед Генри Крузом, дрожа от утреннего холода, стояла прелестная девушка, которой, пожалуй, не минуло и семнадцати. От удивления и неожиданности он широко раскрыл глаза.

– Ты кто? – минуту спустя спросил наместник.

– Я из деревни у подножия горы, – нежным голосом произнесла девушка.

– Как же ты здесь оказалась? – не скрывая восхищения и подведя ближе коня, спросил Генри.

– Я заблудилась, целый день вчера искала дорогу и теперь совсем не знаю, куда идти. Заблудилась – вот и оказалась здесь.

– Давай я провожу тебя до дому, – предложил наместник.

– У меня все равно что нет дома, – потупив глаза, ответила незнакомка.

– А родители?

– Оба умерли. Нет ни одной родной души, ни братьев, ни сестер.

– Как же ты живешь? – уже спустившись с коня и подойдя к девушке совсем близко, спросил Генри Круз.

– Продавала то, что осталось от родителей, этого едва-едва хватало. А потом меня взял на службу один человек, но вчера отпустил.

Ее манера говорить отличалась благородной простотой. Поразмыслив немного, наместник сказал:

– Я владелец этих земель. Пойдем, проводишь меня до моей усадьбы.

И, вскочив на коня, он поехал; женщина послушно поплелась следом, но от усталости ноги не слушались ее, и она быстро отстала.

– Садись сюда! – позвал ее Генри.

И взяв незнакомку за руки, обнял ее и посадил в седло.

– Как тебя зовут?

– Мэри.

И опять удивился со сне доктор Круз, что у японской девушки такое имя, но наместника Генри Круза это нисколько не поразило. Вдали из речного тумана показались всадники.

– Господин наместник! Наконец-то! – закричали они, размахивая руками и желая показать, как рады они видеть своего хозяина. По приезде во дворец, Генри Круз, не долго думая, предложил Мэри жить с ним как с мужем, и в тот же вечер стылая спальня наместника превратилась в брачную опочивальню.

Следующий день выдался на редкость ясным и безветренным. Но Генри Круз даже словом не обмолвился об охоте. Никому не сказал он и о том, что произошло с ним в прошлую ночь. И никто не посмел допытываться.

Прошла неделя, но наместник словно забыл об охоте. Вопреки былой привычке, он с вечера затворялся в опочивальне. Если кто-то самовольно, даже по делам службы, приближался к нему, он впадал в ярость и нещадно бранился. Но что удивительно, наместник знал обо всем, что происходило в округе и в замке. Он знал обо всех тайнах, мошенничествах, промахах, и провинившиеся чиновники строго карались им. Мэри же жила замкнуто, избегала сторонних взоров и, похоже, старалась не показываться на людях лишний раз. И хотя многим не понравилось появление молодой женщины во дворце, скоро большинство домочадцев смирились с ее присутствием, а некоторые даже полюбили ее за скромность и простоту. Лишь хитрый управитель негодовал по поводу появления Мэри, и недобрый огонек сверкал в его глазах, когда он видел молодую женщину.

Дворцовые же любители охоты и развлечений сокрушались о том, что благодатные дни осени проходят без толку.

Как-то утром два молодых человека, разговаривая, смотрели в прозрачное высокое небо из дворцового окна.

– Неужели в такой прекрасный день птицы и звери так и будут разгуливать на воле? – спрашивал один.

– Похоже, наместнику нет дела до этого, – отвечал другой.

– Что ж, так и должно быть, – игриво усмехнулся первый, – ведь с той ночной охоты господин вернулся с завидной добычей. Кажется, она пришлась ему по вкусу.

И друзья грубо расхохотались.

– Да, – произнес второй, – теперь таким, как мы, со стрелами в колчане, и деться некуда.

– Ты это про какие ж стрелы? Может, они законной жене наместника приглянутся? А?

И молодые люди опять в один голос рассмеялись. Эти двое разговаривали в закоулках дворца и поблизости никого не было, так что никто не мог слышать их. Тем не менее, вскоре обоих позвали к наместнику, ожидавшему их в саду. Он вышел к слугам с луком в руках.

– Ну, а теперь скажите-ка без утайки, о чем вы только что толковали! – холодным, как сталь, голосом сказал Генри Круз.

Оба побледнели и едва переглянулись.

– Добыча, – это не только дичь. И не обязательно отправляться на охоту, чтобы найти мишень для лука. Сейчас вы в этом убедитесь, – с усмешкой заключил наместник.

Молодые люди, павши на колени, просили хозяина о пощаде. Вместо ответа, он хладнокровно вонзил стрелы в распростертые у его ног тела и стал топтать их, потом намотал их волосы на конец лука и яростно зашипел:

– Запомнили? Никогда не забывайте! Похоже было, что это себе внушал во сне доктор Круз. В это самое время раздался беспристрастный голос:

– Ай да молодец!

Рядом стоял дядя Генри Круза.

– Ну, наконец-то наместник понял предназначение лука и стрел. Лук создан, чтобы убивать живое. И живое – это не только какие-то там птицы и звери. Это люди, живущие в нашем мире. Коли познал убийство – обязательно должен убивать. Убивать все больше. Твои руки не пресытятся этим делом, ты не будешь знать усталости.

Запомнил? Дядя уже повернулся спиной и, волоча ногу, уходил в глубь комнаты, когда племянник злобно вперил взгляд ему в спину. Вдруг Генри Круз почувствовал страшную ненависть к своему дяде. Этот спокойно удалявшийся человек был его врагом.

«Именно его надо поразить и взять над ним верх», – мелькнуло в голове наместника. Он снова вскинул лук и крикнул:

– Эй, дядя! Я понял твои наставления! Лук загудел, пустив две стрелы. Слившись воедино, они в мгновение ока должны были вонзиться в удаляющуюся спину. Но дядя вдруг подскочил на одной ноге и на лету поймал стрелы.

– Дурень! – скрывая за насмешкой испуг, сказал дядя. И придерживаясь за столб, держа в руках стрелы, он оглянулся на племянника.

– Секрет стрельбы двумя стрелами изобрел я. Поскольку ты подавал кое-какие надежды, я открыл тебе его. Так неужели тебе не известно, что стрелы, соединяясь воедино, бьют без промаха? Как же ты посмел стрелять в меня способом, которому я тебя обучил? Скверная это забава!

Он с хрустом переломил стрелы и швырнул их наземь. Спина его скрылась из виду. Генри Круз закусил губу. Он стоял, как оплеванный, а у его ног струилась кровь, вытекшая из двух мертвецов. Вдруг он почувствовал, что поблизости стоит кто-то. Он поднял глаза. Пригнувшись, управитель наблюдал за ним из-за деревьев.

– Это ты? – резко спросил наместник.

– Да, ваша милость! – поспешил приблизиться управитель.

– Посади здесь, где пролилась кровь, пурпурные астры.

– Зачем? – поинтересовался управитель.

– Я говорю тебе, – раздраженно начал Генри Круз, – пурпурные астры. Это цветы памяти, они не лают ничего забыть.

Сказав это, он пошел прочь, а управитель нерешительно окликнул его:

– Господин наместник…

– Что тебе еще?

– В ту ночь господин все же побывал на скалистой горе.

Для такого осторожного человека это прозвучало слишком взволнованно. Генри Круз почувствовал это и неотрывно смотрел ему в глаза.

– Ты это понял, подглядев сегодняшнее убийство? – злорадно проговорил наместник, – ну и что из того, если я побывал там? Никто тебя за язык не тянул. А вот себя ты этими словами выдал – мне теперь ясно, откуда ты родом. Случается ведь, что человек с другой, нечистой кровью нарушает законы своей земли, ему по душе чужие обычаи и он с чьей-нибудь помощью втирается в доверие.

Управитель молчал. В глазах его была ненависть.

– Злобный пес! – вырвалось невольно у наместника. И, более не оглядываясь, он быстрыми шагами вошел в свои покои. Там ждала его Мэри.

– А ведь раньше вы не изволили так поступать, – проговорила она.

В этих словах был явный упрек, но ее приветливость таила в себе нечто, толкавшее на еще более страшные преступления. Между тем взгляд Мэри был по-прежнему ясен и чист, но о чем она думала в это время, Генри не знал.

– Эти двое – пустяки, безделица! А сколько еще будет! Нужно много крови, чтобы утолить жажду моих стрел. Много больше, чем ты думаешь.

И с этими словами он поднял ее на руки и усадил к себе на колени.

– Какая же ты умница! – продолжал он. – В целом свете нет такого всезнающего и проницательного человека. Нет в поместье уголка, который укрылся бы от твоих глаз и ушей. Все равно как нет жертвы, которая избежала бы моей стрелы. Благодаря тебе, я не сходя с места, проникаю в большие и малые тайны. У нас не будет недостатка в добыче. Едва ты скажешь, что есть люди, которых нужно покарать смертью, судьба их предопределена – стрела в спину. А если таких не будет, сгодится любой, кто подвернется под руку. Зоркости твоих глаз и чуткости твоих ушей будет равна мощь моих рук.

Словно собираясь сказать что-то очень важное, Мэри вдруг задрожала всем телом. Когда Генри Круз попробовал успокоить ее, она обмякла у него в руках и подняла побледневшее лицо. Вдалеке послышался собачий лай. Приближаясь, он раздавался все отчетливее. Псу, давно лишенному уже радости носиться по горам и равнинам за хозяином, было запрещено подходить к хозяйским покоям. Мэри не любила собак. И животное отдали на попечение слуг, но запреты были бессильны. Его привязывали на веревку, он перегрызал ее. Тогда на железной цепи его упрятали за ограду. Но собака сорвалась и с цепи, и вот неистовый лай раздается совсем рядом с хозяйскими покоями.

Генри Круз вышел во двор и увидел, что собака бушует в саду, яростно раздирая когтями траву и вздымая фонтанчики земли. Слуги, вооруженные палками, пытались усмирить пса, но тот, отшвыривая палки, никого не подпускал к себе.

Один из слуг, упав перед наместником, сказал:

– Кто-то незаметно снял его с цепи. Вот и случилось такое.

– Чьих это рук дело? – спросил он.

– Не знаю.

Вдруг Генри Крузу вспомнилось лицо управителя. Завидев хозяина, собака залаяла и стремглав бросилась к нему. В мгновение ока стрела, пущенная наместником, пронзила собачью спину. В тот же миг в глазах Генри Круза ожила картина того дня, когда он у горной реки застрелил лисицу. Видение тут же исчезло. Наместник пустил еще одну стрелу, которая вонзилась псу в загривок, и тот упал ничком.

Не прошло и дня, как земля в саду, впитавшая обильную кровь, поросла пурпурными астрами. Цветов было по числу сраженных Генри Крузом людей.

Вскоре смерть стала в замке наместника неизменным наказанием, даже если человек и не заслуживал ее. Гибли не только приближенные и слуги, из далеких уголков поместья стали привозить людей на смертную казнь. А когда жертв очень много, среди них попадаются и неповинные. Генри Круз, когда целился в спину, не разбирался, виновен или невиновен этот человек. То, что стало для него привычным делом, пугало Мэри. Дело в том, что о различных секретах Генри узнавал от нее, но девушка никогда не наговаривала без повода. Он же убивал без всякой причины и тех, о ком она и словом не обмолвилась. Ее зоркое зрение и чуткий слух были больше не нужны сильным рукам наместника. Им завладела охота на людей.

Новый вид охоты, подобно внезапному урагану, поверг в ужас и замок, и округу. Но именно у Мэри, казалось бы, единственной, кому не было до этого дела, сердце изнывало от боли за других, словно его пронзали невидимые стрелы. Однажды ночью Генри, крепко сжимая любимую в объятиях, сказал:

– Только повстречав тебя, я впервые понял, как прекрасен и неповторим мир, понял радость жизни. Когда я думаю, что эту мудрость открыла мне ты, она еще сильнее захватывает мою душу.

– Хоть вы и говорите так, я не понимаю, почему вы так много убиваете. Разве это нужно? – зашептала Мэри.

– Ты хочешь сказать, что тебе не нравятся мои поступки? Что за странный разговор?! Стреляя, я думаю, что это доставит тебе удовольствие, – воскликнул Генри.

– Вы считаете меня настолько жестокой?

– Нет, именно потому, что в глубине твоего сердца есть жалость, я выпустил кровь даже из своего любимого пса.

Он говорил ласково, но в голосе звучала твердость. Девушка только хотела возразить, как Генри прервал ее:

– Хватит! Это мое дело! Не будем говорить об этом ночью. Не всякие разговоры в спальне к месту. Единственное, самое прекрасное сокровище в жизни – это ты.

Наместник не лгал. Действительно, с первой же ночи, как он привел Мэри в свою спальню, перед ним распахнулся бездонный мир любви и наслаждений. Нежное тело Мэри было исполнено самых удивительных тайн, и каждое утро в наместнике, коснувшемся тех тайн, с новой силой начинала бурлить жизнь, он снова брался за лук. Правда, было одно огорчение. Мэри не любила свеч. Он хотел любоваться ею обнаженной, а она не позволяла этого. Мэри боялась даже лунного неясного света.

– Мэри, мне не терпится рассмотреть тебя всю, до кончиков пальцев, – просил наместник, стоя на коленях.

– Нет.

– За окном ярко светит луна, почему бы ей не заглянуть к нам.

– Нет, – стояла на своем Мэри.

И вдруг, схватив подушку, он бросил ее в оконный полог. В эту ночь Генри подстроил хитрость – полог с шуршанием упал. И в тот же миг в спальню из широко распахнутого окна волнами хлынул лунный свет.

– А-а-а! – закричала девушка.

Она кинулась было прочь, но наместник опрокинул ее и, схватив за волосы, поставил на колени. На юной спине зияла поджившая рана, явный след от стрелы.

– Лисья нечисть! – вырвалось у него. Затем он опомнился и, набросив одежду на Мэри, ласково произнес:

– О, Мэри! Прости! Мне нужно было хоть раз увидеть твое тело. Я обидел тебя, но я не мог иначе.

Девушка твердо вскинула голову.

– Вы уже увидели мой подлинный облик! Я едва избежала вашей стрелы тогда у горной реки. Теперь я снова была на волосок от смерти.

Наместник рассмеялся.

– Да как же можно убить такую красавицу! У меня не найдется на тебя стрелы. Единственное мое желание – быть всегда с тобой.

– Даже после того, как узнали мое истинное обличье? – недоверчиво спросила она.

– Да ты стала мне дороже прежнего, когда я узнал, что ты лиса. Именно сегодня, в лунном сиянии, я полюбил тебя всей душой, – прижимая Мэри к себе, ответил Генри.

– Это меня-то? – удивилась Мэри. – А ведь я затаила сильную обиду на вас. Чтобы отплатить врагу, я нарочно обернулась девушкой и познакомилась с вами, чтобы напустить порчу.

– Что ж, обида твоя понятна. А что ты называешь порчей? Если имеешь в виду то, что ты открыла мне на многое глаза, так это польза, а не порча.

Девушка вздохнула с облегчением.

– Лисьи чары позволяют мне без труда видеть и слышать все, что происходит во дворце и во всей округе. Я раскрывала тайны, мутила воду и с преданным видом докладывала только о дурном единственно для того, чтобы, в конце концов, погубить тебя. Если ты посвящен во все тайны и до твоих ушей доходит все злословие, это должно привести к неверным шагам, – так я думала. У меня на уме было только одно – влить яд сомнений в твою душу, толкнуть на путь ошибок, жестоких поступков и посеять раздор между тобой и твоими подданными. Не говоря уж о том, что каждую ночь я соблазняла тебя, тянула в пучину разврата, потому что задумала уничтожить вашу жизненную силу до последней капли. Неужели такое коварство не отвращает вас?

– Ну что ты! – воскликнул наместник. – Я именно поэтому думаю, что ты самое прекрасное создание в мире.

Мэри, которую он все еще жадно притягивал к себе, задыхаясь, прижалась к его груди и зашептала:

– Сейчас все мои замыслы представляются мне глупостью. Я получила, живя с тобой, блаженство и благодарна тебе. А у тебя, с наступлением дня, мужская сила не идет на убыль. Она-то и удерживает меня в мире людей. Это сокровище для меня, неискушенной. Вопреки моему первоначальному желанию, в округе нет человека, который бы ненавидел тебя или таил на тебя злобу. Единственное, что доставляет тебе удовольствие – это убийство, а именно убийство не знает слабостей и ошибок. Люди, смотря на это, как на божий гнев, трепещут от страха и преклоняются перед тобой, как перед духом зла.

Наместник, содрогнувшись от такого сравнения, кивнул в знак согласия. И совершенно особое чувство испытал во сне доктор Круз. Он ощутил, как будто что-то входит в него и завладевает его душой полностью.

– Дух зла, значит, – повторил наместник. – Это, пожалуй, именно то имя, которое я искал. И я должен соответствовать ему своими поступками, потому что в этом мире – я единственный человек, ставший духом зла. Но ты говоришь, что не любишь меня, – и будто грусть мелькнула в его глазах.

– Ну, что ты? – заспешила Мэри. – Ты мне теперь всего дороже. Мне кажется, что в мою душу проникла человеческая жалость. Единственный господин, которому я должна служить – это ты.

На следующее утро, едва поднявшись, Генри Круз вышел в сад и позвал слугу.

– Поди к дяде, скажи, что я жду его. В это время к нему подошел управитель, стараясь угадать настроение наместника, он исподтишка глянул ему в лицо, а потом заговорщицки зашептал:

– Господин наместник! Будьте осторожны! Дядя посягает на вашу жизнь.

Генри хладнокровно бросил ему в ответ:

– Уж не твое ли гадание сулит мне смерть? Тут появился дядя. Завидев его, племянник крикнул:

– А-а, дядюшка! Не сгожусь ли я на мишень для твоей стрелы? Подставлю-ка я спину!

Дядя, не отвечая, схватился за лук со стрелами. И вот стрелы выпущены – две по одной прямой – и летят к спине Генри Круза. Мигом развернувшись, он на лету поймал стрелы, но, оглянувшись, увидел, что дядя безмолвно уходит прочь.

– Послушай, дядя! Я еще раз попробую сделать то, что сделал в прошлый раз. Теперь мой черед стрелять в твою спину.

Дядя даже не замедлил шага. Спина его, похоже, издевалась над юным племянником.

– Думаю, это твой последний смех! – выкрикнул Генри.

И с этими словами он пустил три стрелы, которые слились воедино. Дядя ухватил две стрелы и, поняв, что есть еще третья, подпрыгнул на одной ноге и метнулся в сторону. Но и стрела, молнией настигая добычу, тоже метнулась за ним и вонзилась прямо в спину.

– Щенок! – простонал он, падая наземь.

– Зверь! – крикнул в ответ племянник и, подскочив, пнул его в спину. Он пинал и топтал его, пока седые волосы дяди не почернели от земли. Позвоночник хрустнул под ногами наместника, и кровь, хлынув изо рта убитого, обагрила землю.

– Здесь вырастут пурпурные астры, – устало произнес Генри и ушел.

Вернувшись в свои покои, он увидел, что там все переменилось. Комната убрана яркой узорчатой тканью, накрыт стол с вином и закуской. И сама Мэри принарядилась. Генри сел за стол и молча принялся за еду. Он пил, не хмелея, и почти не слушал Мэри. Мыслями он был не с ней. Горящими от нетерпения глазами, вглядывался он вдаль.

– Ты не слушаешь меня. Не заболел ли? – с беспокойством спросила Мэри.

Но вместо ответа наместник, бросив чарку, резко встал и начал ходить по комнате.

– Вершина скалистой горы зовет меня. И я должен идти. Девушка, припав к его ногам, взмолилась:

– Господин, не делайте этого. Это – безумие.

– Молчи! – оборвал он ее. – И тело, и душа мои спокойны. Сердце подсказывает мне, что я должен пойти на вершину.

– Зачем?

– Слышала ли ты о человеке по имени Джон Смитли, который живет там?

– Да, – ответила Мэри, и по лицу ее пробежала тень.

Понизив голос, наместник сказал:

– Смитли – это ведь я.

– Что? – изумленно спросила Мэри.

– И я, и не я, – взволнованно продолжал он. – Здесь я. А на вершине горы – совершенно чужой человек, незнакомец. Так вот он – почти что я, хоть и далеко от меня. И я должен, не медля ни минуты, подняться на вершину. Иначе нет житья мне в этом мире. Мои стрелы уже летят там, вдали, а я теряю время здесь. Ну, пойдем скорее. Ты ведь пойдешь со мной?

Мэри грустно покачала головой.

– Это невозможно.

– Почему? – спросил он.

– На этой вершине есть изваяние бога, его сделал Джон Смитли. В этом человеке соединены добродетель бога и священный дух горы. И если на гору пойдет существо, обладающее колдовскими чарами, то не успеет дойти до вершины, как рассыплется в прах.

– Да что ты! – пораженный, воскликнул Генри Круз. Подумав немного, Мэри решительно поднялась.

– Я кое-что придумала. Если ты не будешь выпускать меня из рук, я, пожалуй, смогу приблизиться к вершине.

– Это как же? – спросил наместник.

– Я обернусь луком и, прильнув к тебе, поднимусь на гору.

– А ты искусно обернешься?

Мэри ничего не ответила. Мигом исчезла, и на ее месте Генри увидел тугой лук. Когда он взял его в руки, в луке начала появляться такая мощь, что хоть по луне стреляй.

Наместник немедля отправился к скалистой горе. Солнце уже перевалило за полдень, и хотя тропа была скользкой после дождя, Генри Круз неожиданно быстро продвигался по ней. К заходу солнца он добрался до жилища Смитли. Наместник постучал.

– Кто там? – окликнул Смитли.

– Это я, – ответил Генри, зная, что хозяин узнает его по голосу. Дверь открылась, и Смитли спросил:

– Зачем ты пришел?

Генри промолчал. Смитли заговорил снова.

– Господин, а ведь тебя околдовал злой дух.

– С чего ты взял? – недовольно, но с достоинством, спросил наместник.

– Это понятно даже по тому, как ты, говоришь. Если пришел, то уж выкладывай, зачем.

– Ладно. Слушай! – и Генри уселся поудобнее. – Ты должен сказать мне, какая из божественных фигур на скалистой горе высечена тобой.

– А что, если я не скажу? – присаживаясь рядом с гостем, сказал Смитли.

– Выстрелю, – невозмутимо ответил наместник.

– Неужели рука поднимется? – с интересом вглядываясь в глаза ему, вновь спросил хозяин.

– А хочешь, на спор выстрелю? Скажешь тогда?

– Я не ставлю на карту бога, которого высек своими руками.

– Зато я ставлю – лук со стрелами. Смитли замолк. Генри придвинулся к нему ближе.

– Не скажешь?

– Так ведь погибнешь ты, господин! – задумчиво произнес он.

– Говори, – настаивал наместник.

И тут глаза Смитли загадочно сверкнули. Генри Круз даже вздрогнул, так режуще-остер был их блеск.

– Хорошо, скажу. Тремя утесами высится скала. Третий, верхний утес сплошь увит цветами. Там я и высек изображение бога. Стало быть, ты собираешься в него стрелять? Несчастный! Здесь, где растет трава забвения, я один. И никто, никто не увидит, что станет с тобой. А теперь ступай.

Генри в гневе вскочил.

– Это мы еще увидим.

Вскоре уже он стоял у края скалы, у ног его разверзлась бездонная пропасть. Венчавший скалу утес взметнулся ввысь.

Генри натянул до отказа тетиву и выстрелил тремя стрелами. Подряд.

Вытянувшись в одну линию и ударившись об утес, стрелы оставили на нем заметные выщербины, напоминающие следы оспы.

– Выстрелил! Я выстрелил. Эй, Смитли, ты слышал. Я победил, – ликовал Генри Круз.

Но едва он прокричал это, край скалы под его ногами надломился, и Генри сорвался в черную пропасть и рухнул на дно ущелья. Лук вылетел из его рук и вспыхнул ярким пламенем.

Смитли же в это время сидел в своем жилище у огня и читал священное писание. Когда до него донесся крик наместника «Я выстрелил!», книга с тихим шелестом страниц упала на пол.

Ворча что-то себе под нос, Смитли прилег на пол, рядом с упавшей книгой. Со стороны казалось, будто он задремал. Но он был мертв. Несмотря на растрепанные седые волосы, его лицо было юным и красивым и поразительно походило на лицо Генри Круза.

Сон доктора Круза постепенно превращался в наваждение. Все, что происходило в последние мгновения его сна, происходило с ним. Вдруг он открыл глаза, огляделся. Увидел, что вокруг ничего не изменилось – та же комната, вокруг никого.

Но словно с неба послышался сначала тихий, потом громкий голос:

– Отныне ты – это не ты. Ты – дух зла! – и это прокатилось по всей комнате.

ДЖОН СМИТЛИ

Доктор Круз проснулся. Закурил. Перед глазами стояло лицо, знакомое до боли, будто бы свое, но вместе с тем – чужое. Лицо восставшего из небытия, из памяти сна, лицо Джона Смитли. Когда это было? Что за чудовищная сила вернула к жизни эту давно забытую им историю, приключившуюся с доктором Крузом в ранней юности? Зачем снова явился к нему его непостижимый, загадочный друг, его двойник?

Второй раз в жизни доктор Круз увидел сон, и это его насторожило. Джон Смитли? Кто он? Или это не он? У доктора Круза заболела голова. Застучало в висках.

«Я потерял себя, – вертелось в уме, – меня нет… Кто-то приходил за мной, чтобы отнять последнее – мой разум!

Доктор Круз неожиданно раскатисто рассмеялся. И тотчас вздрогнул. Щелкнули электронные часы на стене. Кто-то, показалось, тихо позвал его. Перед глазами стояло молодое, красивое, очень похожее на его собственное, лицо Джона Смитли. Доктор Круз закрыл глаза и… вспомнил… Это было тридцать лет назад…

Он назначил свидание Джону Смитли.

Джон сидел в роскошном красном кресле гостиничного холла клиники, уставившись на электрические часы. Они были обычные, стандартные, вмонтированные в стену. Каждую минуту раздавался еле слышный щелчок, и большая стрелка передвигалась еще на одно деление. До восьми оставался единственный щелчок. Джон знал, что вместе с ним в холле появится молчаливый и элегантный доктор Круз. Именно это и забавляло Джона.

При всей несхожести характеров Джон Смитли и доктор Круз внешне очень напоминали друг друга – фигурой, даже манерой одеваться. Оба по-спортивному поджарые и рослые, аккуратно причесанные, в хорошо сшитых, чуть отстающих от моды костюмах. Оба чем-то неуловимо напоминали японцев, самураев. Оба сдержанные, с безупречными манерами, по крайней мере на людях.

Но Джон был гораздо энергичнее. На его худощавом лице лежала печать одухотворенности, а насмешливый взгляд, как правило, смущал собеседников, за исключением, разумеется, доктора Круза. Может, поэтому они и сошлись. Между ними сложились естественные, равноправные в лучшем смысле слова, непринужденно-искренние отношения. Оба считались блестящими молодыми докторами – учеными, прекрасными специалистами равноценных клиник, и это сближало их больше, чем общие интересы.

Часы, наконец, щелкнули. Но доктора Круза не было. Легкая улыбка на губах молодого человека медленно угасала. Доктор Круз никогда не опаздывал. Слово его было законом. Это качество, не так уж часто встречающееся, особенно привлекало Джона Смитли.

Доктор Круз пришел, лишь, когда часы щелкнули еще раз. Чуть запыхавшись и немного смущенный, он удивил этим Джона больше, чем, если бы заявился в клинику в плавках. Сев в кресло, доктор Круз мгновенно овладел собой и спокойно бросил:

– Ну, рассказывай.

Джон вытянул ноги. Все в порядке, в конце концов, одна минута опоздания вовсе не причина, чтобы менять мнение о приятеле.

– Больших знаний от нас не потребуется, – начал он. – Том Каст по взглядам своим позитивист, имеет обширную сеть лабораторий в новых клиниках, кроме того, он эмпирик. Я бы назвал его даже идеалистом, да к тому же запоздалым махистом. Но ты этому не придавай значения. По-моему, он вообще никакой не философ, хотя порой у него встречаются мысли по-настоящему гениальные.

– Что же тогда, по-твоему, в нем всемирного? – усмехнулся Круз.

– Во-первых, слава. Известность… Это ученый, считающий, что буржуазная цивилизация неудержимо и навсегда сходит с мировой сцены. Рекомендую прочесть его «Энтропию миров», у меня есть.

– Предпочитаю, чтобы ты вкратце пересказал ее своими словами.

– Вкратце трудно. Но в общем это что-то вроде футурологического исследования развития человеческих цивилизаций, их зарождения и гибели.

– Шпенглер?

– Не совсем. Хотя Том Каст, как и Шпенглер, считает, что любая цивилизация живет сама для себя и умирает без всякой связи с теми, которые ей предшествуют или за ней следуют. Более того, он считает, что каждая новая цивилизация тем сильнее, чем ярче она противостоит предыдущей.

В этом смысле Том Каст принимает и революцию – не как хирурга, разумеется, а исключительно как могильщика.

– Это тоже верно, – пробормотал доктор Круз.

– Отнюдь, – едва заметно усмехнулся Джон Смитли. – Каст существенно отличается от большинства западных футурологов. Он считает, что человечеству угрожает не то, чем нам изо дня в день забивают головы – разрушение экологической среды, истощение ресурсов, перенаселение. Он убежден, что основная беда – замедление процессов развития, девальвация целей, превращение человека из творца в потребителя. Что, по его мнению, вызывает полное истощение и опустошение духовного мира человека и, главное, человеческих эмоций.

Доктор Круз помолчал.

– А как считает Том Каст, что происходит с человеческим разумом? Разум развивается или деградирует?

– И развивается, и деградирует.

– Но это же логический абсурд! Такое суждение могли позволить себе средневековые японцы, но они пришли к этому не путем умозаключений, а иначе…

– Но не диалектический! – Джон Смитли засмеялся ясным, правда, чуть злорадным смехом. – Разум, конечно, развивается, мозг увеличивает свой вес, растет количество мозговых клеток. Но, по Тому Касту, это оружие двуострое. Разрастаясь, мозг постепенно подавляет то, что его стимулирует. Эмоции, воображение, мораль, эстетические категории. Все это он считает гораздо более естественным для человека, чем инстинкты. Совсем исчезают интуиция и прозрение. Как наивысшие формы знания.

– Нет такого знания, – заметил доктор Круз.

– По Тому Касту – есть! По его мнению, разум сам по себе бесполезен и беспомощен! Лишенный своих естественных стимулов, жизненных соков, он быстро деградирует. А это приводит к тому, что вся человеческая жизнь постепенно замедляет свое движение, остывает. В результате чего и возникает энтропия.

– Очень наивно, – презрительно возразил доктор Круз. – С чего он взял, что эмоции и воображение важнее разума?

– Том Каст имеет в виду не мозг. В сущности, еще ни один умник на свете не выяснил, что такое мозг и какого типа энергия помогает ему осуществлять важнейшие функции. Под разумом Том Каст понимает способность человека к активному мышлению.

Прошло уже десять минут, а знаменитого доктора-философа все не было. Подождав немного, доктор Круз и Джон Смитли отправились к нему в гостиницу.

Они позвонили в номер. Никто не ответил. Ключа у портье тоже не оказалось. Джон всерьез встревожился. Он обежал все холлы, заглянул в бары и, наконец, нашел его у ресторана.

Маленький, худощавый, но с мягким, округлым животиком, вырисовывающимся под шелковым жилетом, Том Каст напоминал цаплю, неизвестно почему торчащую у дверей ресторана на тонких, сухих ногах. Знаменитый доктор-ученый стоял, сунув руки в карманы полосатых брюк и с интересом разглядывал посетителей.

Мимо проносились официанты с подносами, вежливо обходя его, но философ их попросту не замечал. Как и не заметил сначала молодых людей, в недоумении остановившихся перед ним. Потом взгляд его задержался на приветливо улыбающемся лице Джона. Ни малейшего смущения, а тем паче вины ученый явно не испытывал.

– Ведь мы же договорились встретиться в клинике доктора Круза? – начал Джон.

– Разве? – рассеянно отозвался ученый. – Не все ли равно?

– Как это все равно, господин Каст? Мы полчаса вас прождали там.

– Все равно, все равно, – пробормотал ученый. – Я тут кое о чем размышлял. Доктор Круз и Джон Смитли переглянулись.

– О чем же, господин Каст?

– О портрете нации. То есть, я имею в виду, вашей нации… Иногда лицо человека говорит больше, чем, к примеру, хорошо обдуманное поведение.

– Извините, но здесь каждый второй – иностранец, – безжалостно сказал Джон. Но Том Каст ничуть не смутился.

– Все равно, все равно… А это, вероятно, доктор Круз?

– Да, разрешите вам его представить. Но Том Каст даже забыл протянуть руку, с таким откровенным любопытством он воззрился на Круза, словно впервые увидел самурая. Похоже, глаза его немного, чуть заметно косили, хотя смотрели проницательно и сосредоточенно. Лишь когда все уселись за столик, Том Каст дружелюбно сказал:

– Красивый представительный молодой джентльмен. Вам очень пошел бы белый жилет, вы не находите?

– Эта мысль давно меня занимает, сэр, – вполне серьезно отозвался доктор Круз. – Да все никак не наберусь смелости…

Что-то дрогнуло в глазах философа, он вынул из кармана записную книжку, переплетенную в искусственную шагреневую кожу и что-то записал.

Официант поспешил подойти к их столику. Заказали закуску и водку. Ждать пришлось недолго. Том Каст тут же ухватился за рюмку.

– За ваше здоровье, друзья! Один мой знакомый вполне серьезно утверждал, что вы не знаете отпущения именно потому, что у вас есть водка.

– Это импортная, господин Каст.

– Э, все равно, все равно. А вы, господин Круз?

– Извините, я не пью.

– Почему?

Круз поколебался, а затем неохотно сказал:

– Не знаю, сэр, мне трудно ответить на это однозначно, но я думаю, что это деформирует разум.

– А вам не кажется, что деформированный разум порой рождает весьма причудливые образы?

– Зачем же она нужна, эта причудливость? Вполне достаточно истинных образов.

– Все великие истины странны, молодой человек. И, к тому же, необъяснимы. Чтобы не сказать сверхъестественны, каковыми они, естественно, не являются. Что такое, например, земное притяжение? Или время? Можно ли их постичь разумом? А что такое воображение? Да и есть ли вообще что-нибудь более невероятное и загадочное, чем человеческое воображение?

– Но разве воображение не есть комбинаторная способность человеческого разума?

– В этом и заключается одна из серьезнейших загадок природы, – сказал Том Каст, потирая руки. – Вы никогда не задумывались над тем, почему самое живое и интенсивное воображение свойственно именно, молодым людям? Чем старше человек, тем реже он им пользуется, тем меньше мечтает. И в конечном итоге получается, что разум подавляет воображение вместо того, чтобы его стимулировать. Доктор Круз мрачно молчал.

– И чем это вы объясняете, сэр? – с учтивым интересом спросил Джон.

– Ничем! Это выше моих сил! – с удовольствием ответил философ. – И не хочу объяснять. Даже нейрофизиологи не могут сказать об этом ничего внятного. Но факт остается фактом. Если принять, что мозг – единственное средоточие и носитель психической деятельности, то что получается? Получается, что более молодой и более бедный клетками и нейронами мозг выполняет самую ответственную и тонкую работу.

– Это логический абсурд, – сказал Круз. Том Каст с живостью взглянул на него:

– Где же вы здесь видите логическую ошибку?

– В утверждении, что воображение – самый тонкий продукт психической деятельности. Таковым, несомненно, является мышление, и именно абстрактное мышление.

– Да. Охотно соглашаюсь с вами. Лично я разделяю это мнение, потому что я философ, то есть моя профессия – абстрактное мышление, основанное на безупречности логики. Но что подсказывает нам действительность? Или, вернее, практика? Философы стареют и забываются. Самых гениальных ученых что ни день опровергают. Только люди искусства остаются вечно молодыми и сильными. Больше того, Гомер или Шекспир сейчас производят гораздо более мощное впечатление, чем в те времена, когда они создавали свои шедевры. А что такое искусство? Прежде всего, это воображение. А воображение это тем богаче, чем моложе и сильнее породившее его чувство.

Пораженный доктор Круз молчал. Эта логика показалась столь безупречной, что он не видел никакой возможности ее опровергнуть.

– И что же вы в конечном итоге хотите доказать? – сдержанно спросил он.

– Ничего хорошего. Ничего ободряющего. По всему видно, что природа заботится прежде всего о том, что молодо, что растет и крепнет. К окрепшему и сильному она безразлична. И полна ненависти ко всему, что уже прошло зенит своего развития, приказывая ему состариться и умереть. Единственный способ сохранить себя – это оставаться молодым, что относится не только к отдельным людям, но и ко всему человечеству. Следовательно, вы как личность, как индивидуум вполне можете относиться ко мне снисходительно.

– Так мы и делаем, сэр, – сказал доктор Круз. Том Каст окинул его быстрым взглядом. Но нет, молодой человек не шутил. Философ добродушно усмехнулся.

– Все дело в том, что молодость не чисто биологическое понятие. Я хочу сказать, что она не находится в прямой зависимости от состояния внутренних органов, даже от их совокупности. Я не виталист, конечно, но, думается, мы весьма легкомысленно вычеркнули из словаря это слово. Не зря же престарелый Соломон спал меж двумя отроковицами.

– Сейчас даже мы, молодые, стараемся этого не делать! – засмеялся Джон Смитли. – Нынешние отроковицы много курят и потому ужасно храпят.

Приход официанта прервал разговор. Поборник духовных ценностей с острым любопытством уткнул хрящеватый нос в папку меню.

– Один мой коллега – доктор, ученый и друг – рекомендовал попробовать знаменитое блюдо из барашка. Говорят, это что-то особенное.

– Боюсь, как бы вы не разочаровались, господин Каст, – осторожно заметил Джон.

Но барашек если и разочаровал философа, то лишь размером. Том Каст очистил тарелку едва не до блеска, сопроводив еду изрядным количеством хорошего вина. Вероятно, именно оно и заставило его задержать молодых людей до самого закрытия ресторана. Том Каст один выпил две бутылки – не торопясь, не насилуя себя, маленькими чмокающими глотками, которые произвели на приятелей почти отталкивающее впечатление. Но доктор Круз с удивлением заметил, что, чем больше философ пил, тем неожиданней, остроумней и желчней становилась его мысль. И в то же время – ясней и логичней. Неужели разум этого старого человека сильнее, чем у него, доктора Круза? Каст не путается в сложных нитях рассуждения – все тот же тихий голос, внимательный и сосредоточенный взгляд. Лишь недоразумение с сигарой, когда он чуть не прижег свои редкие желтые усы, свидетельствовало о том, что философ уже явно под шафе.

Теперь уже Каст не рассуждал, он расспрашивал. На первый взгляд, вопросы эти задавались как бы невзначай, мимоходом, но Джон Смитли, заранее подготовленный к встрече, сразу почувствовал подводное течение. Все вопросы сводились к одному – каковы наиболее характерные черты современного молодого ученого? Джон Смитли имел на этот счет мнение, но предпочитал не слишком откровенничать. Тогда философ заявил:

– Видите ли, господин Смитли, ложь подтверждает истину больше, чем себя самое! Если хотите, чтобы я от вас отстал, лучше не отвечайте совсем.

– Так я и сделаю! – засмеялся Джон. Тогда Том Каст немедленно перенес свое внимание на доктора Круза. Глаза его сейчас, казалось, косили сильнее. Но взгляд от этого сделался еще более пристальным. Хлынул целый водопад вопросов. Какие науки ему нравятся? Какие книги он читает? Ходит ли в кино? А в театр? Сколько раз в году? Как относится к телевидению? Никак? А к балету? К блюду из барашка? К футболу? Джазу? Сколько часов спит? Какие сны видит?

– Никаких! – ответил доктор Круз, который не только не умел лгать, но и не считал нужным это делать.

– Абсолютно никаких?

– Абсолютно.

– Не может быть. Вы их просто не помните.

– Нет. Я в самом деле не вижу снов. Том Каст пристально посмотрел на него.

– Это плохо, – сказал он. – Вы недопустимым образом подавляете ваше подсознание.

– Если говорить искренне, сэр, то я не считаю подсознание научным понятием.

– Правильно. И все же это не значит, что его не существует. Назовите его хоть засознанием, если вам так больше нравится, но в любом случае сознание должно иметь какую-то камеру или кладовку, где можно держать ненужные или поломанные вещи.

– Рискую показаться нескромным, но замечу, что мое сознание, как мне кажется, не оставляет ненужных вещей, которые нуждаются в кладовке.

Том Каст задумался.

– Теоретически это допустимо, – сказал он, наконец. – Хотя и самая точная машина порой производит брак. Все же припомните, вы действительно никогда не видели снов?

– Только раз, – неохотно признался доктор Круз. – Правда, я не уверен, что это был сон.

Том Каст начал настаивать, и доктор Круз был вынужден рассказать.

– Я впервые увидел себя среди ледяных вод океана, таких синих и плотных, какими они не бывают. Все словно бы дрожало, как в ознобе, вода искрилась, будто наэлектризованная, и над всей этой промерзшей маленькой Вселенной разносился нежный, едва слышный стон – это тихонько сталкивались леденеющие верхушки волн.

Я вошел в этот мир внезапно и неожиданно, словно бы шагнул из другого существования. Но не испытывал ни малейшего удивления. Всматривался в бесконечную синюю пустыню – самое живое, что до сих пор видели глаза. Белоснежные птицы рассекали холодную глубину неба. Совсем один лежал я, лениво раскинувшись на громадной белой, белее птичьих крыльев, ледяной глыбе. Лежал на айсберге и смотрел на солнце, как ни ослепительно сверкало оно, маленькое в этой пустоте. Лежал, охваченный ощущением, что тут родился, тут и сольюсь когда-нибудь с Вечностью. Ни в ком и ни в чем не нуждался. Мне вполне хватало этого пустынного мира, синего и белого. И птиц. Разум, мой разум, самое невероятное из всего, чем я обладал, лениво и спокойно отдыхал…

И тут появились киты. Три. Самец плыл чуть впереди. Могучий, величественный, с блестящей кожей, он казался почти черным в бурлящей воде.

За ним, чуть поодаль, следовали самки, каждое движение которых выражало уверенность и покорность.

Все трое плыли быстро, ныряли в тугую эластичную воду, которая через некоторое время с силой выталкивала их на поверхность. Сначала в мягком солнечном свете появлялись головы, тонны воды на какое-то мгновение застывали на плоских лбах и тут же обрушивались на спины – уж не вода, а целые водопады хрусталя. И все это бесшумно, да, абсолютно бесшумно, хотя они работали хвостами с такой силой. Только нежный звон по-прежнему звучал у меня в ушах, нет, даже не в ушах, а где-то внутри, в самой глубине. Да, киты не делали ничего, они только плыли. Все так же споро ныряли и выныривали, только и всего. Но я смотрел на них, не в силах оторвать взгляда, с огромным напряжением, с ощущением чего-то небывалого, рокового. И даже не пытался понять, что все это значит, откуда пришло и зачем. Просто лежал и смотрел. Что это было – сон или просто какое-то нелепое видение – я не знаю. Ведь мне никогда ничего не снилось.

Философ слушал рассказ доктора Круза с большим интересом. Потом достал шагреневый блокнотик и опять что-то записал. Молодым людям показалось даже, что он чем-то взволнован.

– Да, прекрасный сон, – сказал он наконец. – Очень хороший, очень обнадеживающий сон.

– Вот как? Вы умеете разгадывать сны? – попытался пошутить Джон Смитли.

– Нет, не пробовал… Но этот кажется мне предельно ясным.

И замолчал. Приятелям не удалось выудить из него больше ни слова на эту тему.

– Вы интеллигентные юноши! – сказал он резко. – И сами должны понять, в чем тут дело. Особенно вы, господин Смитли. Всегда легче понять других, чем себя.

Том Каст попытался заказать третью бутылку, но, к счастью, было уже поздно. Каст и не настаивал. Еще спускаясь в ресторан, он приметил, где находится ночной бар. Сердечно попрощавшись, он отпустил собеседников. Те с облегчением удалились.

Ночь была теплой и тихой. В желтом свете фонарей тускло поблескивали пыльные спины машин, уравненные усталостью и ночью. Все одинаковые, они словно бы мстили городу за безразличие, отравляя его тяжелым металлическим дыханием.

Молодые люди, не замечая их, прошли мимо, занятые своими мыслями.

– Ну, как он тебе? – спросил, наконец, Джон.

– Никак. Довольно скучный старикашка. И невоспитанный к тому же.

– Невоспитанный? Почему?

– Ты же видел, как он бесцеремонно записывал… Джон Смитли виновато умолк.

– И вообще, неужели тебе не ясно, что он приехал сюда ради меня!

– Какое это имеет значение? Все равно мы о нем узнаем больше, чем он о нас!

– Мне нечего от него скрывать, – сухо отозвался доктор Круз. – Ни от него, ни от себя. Расстались они у автобусной остановки. Доктор Круз отправился к себе. Странное чувство оставил в нем этот день, полный необычных событий, которые его мысль, едва коснувшись, отбрасывала с отвращением – чувством, пожалуй, столь же неведомым ему, как стыд, пронзивший его сегодня. Мир, представлявшийся ему таким покорным и подвластным разуму, вдруг оказался сложным и-уродливо хаотичным. Впервые в жизни доктор Круз почувствовал, что за всем, что он видит, что так легко постигает мыслью, кроется нечто невероятное, глубокое и темное – глубже и темнее самых мрачных и бездонных вод.

Он плыл по ним с удивительной легкостью, без всяких усилий. Вода свободно скользила по его спине – прохладная, блестящая, ласкающая даже. Вокруг не было ничего, кроме сумерек, сгущавшихся где-то вдали. И все же его слабые глаза напряженно смотрели вперед, он был начеку. Он не знал, чего страшился, но страх переполнял все его существо – от пустого желудка до кончиков тонких желтых пальцев. Он весь был – плывущий страх и голод. Да, голод, неудовлетворенность и беспомощность.

И вдруг он увидел рыбу. Огромную, неизмеримую взглядом. Она медленно плыла в тихой, упругой воде, лупоглазая, спокойная, наверное, не очень голодная. Потом лениво разинула рот, и он на мгновение увидел белесую пасть, бледные розовые жабры. Верно, заглотнула что-то невидимое. Ощутив это всем своим напряженным существом, он быстро нырнул, вжался в холодную скользкую тину. Здесь он почувствовал себя увереннее – он был так же невидим, как вода, которая по-прежнему ласково струилась над ним. Замерев, он следил, как сверху проплывает твердый белый живот. Потом живот исчез, оставив за собой лишь слабые толчки воды, волнуемой мерными движениями рыбьего хвоста.

Но он все лежал, не шевелясь, в мягкой тине. Зрение у него было гораздо слабее остальных органов. Вот и сейчас он словно бы кожей ощутил, как из черных глубин выплывают змеи. И только потом увидел их – они плыли, сплетаясь, неторопливыми волнообразными движениями, гигантские змеи, каждая намного больше той рыбы. Он уже совсем ясно видел их желтые злые глаза, но знал, что змеи его не замечают, так он слился с дном. Змей он боялся меньше, чем рыбу, даже бывало в приступе отчаянной смелости плыл рядом, не упуская их, впрочем, из виду. Змеи тоже его видели, но никогда не нападали – знали, что он плавает быстрее и может внезапно и резко менять направление.

Он снова поплыл вперед, предусмотрительно держась над самым дном, подальше от прозрачного массива вод, простиравшегося наверху. Наверное, сам того не замечая, он все-таки поел, потому что почувствовал приятное ощущение сытости.

И тут на него напала другая рыба, не похожая на первую. Очень острая морда, пасть, полная зубов. Рыба чуть не проглотила его, но он успел увернуться, и та промчалась мимо, больно задев его острым плавником. Он знал, что рыба попытается повторить нападение – еще стремительней, еще яростней. Сильная и ловкая, с хорошим зрением, она могла его разглядеть даже на дне. Он уже чувствовал ее разинутую пасть и с отчаянной быстротой ринулся наверх, поближе к свету, к спасительной границе с другим миром. Что-то ослепительно ударило его по глазам, под ним была грубая земная твердь. И вдруг все кончилось…

Это был сон. Доктор Круз не сомневался. Он лежал на спине и смотрел на румянец неба, про хладный, прозрачный, почти осязаемый, словно вода, и как вода, казалось, готовый хлынуть прямо на него. Только что пережитый страх все еще струился в его крови, отчетливо бился в висках. Никогда еще не было у него такого трепетного, всполошенного пульса. Казалось, сердце вообще больше никогда не вернется к своему невозмутимо-равномерному ритму.

Доктор Круз взглянул на соседнюю кровать. Рядом спал Джон Смитли. Спал, повернувшись к нему спиной, спокойно и ровно дыша. Наверное, и сны у него такие – спокойные. Уж его-то вряд ли преследуют в темных глубинах прожорливые рыбы.

Часа через два доктор Круз и Джон Смитли завтракали на верхней террасе ресторана. Они были одни. Молодые люди, так похожие друг на друга и одновременно напоминающие самураев, заказали лимонный сок, чай, яичницу. Дожидаясь, пока подадут завтрак, поглядывали на море, чуть вздымавшееся над желтой полоской пляжа. День обещал быть жарким, безветренным, на белесой эмали неба не было ни единого облачка.

Внезапно доктор Круз прервал молчание:

– Теперь я представляю, что такое страх.

– Что же? – вскинул на него глаза Джон.

– Как тебе сказать? – хмуро проговорил доктор Круз. – Знаю только, это нечто позорное и отвратительное.

– Пожалуй, ты прав, – задумчиво произнес Джон. – Страх – главное, что в нас есть. Восемьдесят пять процентов нашего тела составляет вода. Девяносто процентов человеческой души – страх. Тотальный страх перед всем, что стоит на нашем пути – от лифта до начальства.

Доктор Круз подавленно молчал.

– И что же такое, по-твоему, страх? Инстинкт или чувство? – спросил он, наконец.

– Дай сообразить… Во всяком случае разум обычно его поощряет. Не говоря уже о воображении. Не зря же храбреца обычно называют безрассудным.

– Хочешь сказать, что человек трусливей животного?

– Конечно! – Джон Смитли даже удивился. – Остановится на дороге какая-нибудь корова, и плевать ей на твою ревущую машину.

– Тогда почему я не знаю страха?

– Ты же сказал, что знаешь!

– То было во сне.

И доктору Крузу пришлось рассказать Джону Смитли о своем странном сновидении. Он и не ожидал, что произведет на приятеля такое сильное впечатление.

Джон Смитли слушал, не шевелясь, затаив дыхание.

Когда доктор Круз, наконец, умолк, за столом воцарилось молчание.

– Ну, что скажешь? – не выдержал Круз.

– Может, тебе покажется странным, но я думаю, ты увидел кусочек картины, сохранившейся в твоей генетической памяти, в какой-нибудь клеточке мозга, словно фотопленка в хорошей кассете. Сместились какие-то пласты, и она вклинилась в механизм сна. Я бы даже не сказал, что это сон. Фрейд, вероятно, в чем-то прав: сновидения – штука далеко не случайная. Просто мы их слишком свободно, даже произвольно толкуем. Но твой сон образно очень точен – никакой деформации…

– Никакой? А рыбы? А змеи? Даже палеонтология не знает таких громадных животных. Джон снисходительно улыбнулся.

– Не они были огромны, – сказал он. – Ты – мал.

Это было так просто и убедительно, что Круз буквально разинул рот.

– А тебе никогда не снилось ничего подобного? Происторического, я имею в виду.

– Не знаю. Может быть. Снилось мне, например, что я летаю. А ведь это еще более странно. В своей бесконечной эволюции человек вряд ли когда-нибудь был птицей.

– Тогда?…

– Не знаю. Но, может, какое-нибудь крохотное земноводное, скажем, в когтях у птицы. Если птица его выронила.

– Да, понимаю, – кивнул Круз.

– Послушай, ты согласился бы увидеть этот сон еще раз? – неожиданно спросил Джон Смитли. – Я хочу сказать, этот страшный сон. Или что-нибудь более страшное…

– Да, конечно!

Окончить этот разговор им не удалось. На террасе появился Том Каст в мохнатом розовом халате, который был ему явно не к лицу. Худые ключицы, жирная, отвисшая, как у старухи, грудь, животик, вздымавшийся над плавками, белый и гладкий, как чайная чашка.

Разумеется, маститому ученому и в голову не приходило, насколько комично он выглядел. Он с достоинством вышел на середину террасы и объявил:

– Иду купаться! Говорят, утреннее купание – полезнее всего! И правда, через некоторое время они нашли его на пляже. Войдя по колено в прозрачную зеленую воду, философ глядел вдаль пустыми глазами. Плавки его были, конечно же, совершенно сухими, но круглый животик беспокойно напрягся.

– Очень холодная вода, – виновато сказал он. – Здесь всегда так?

И, повернувшись, понес свою плоскую спину к ближайшему зонтику.

Приятели искупались и присоединились к нему. Свежесть, исходившая от их влажных тел, заставляла Тома Каста прямо-таки ежиться. Философ был явно не в духе. Некоторое время они лежали молча, со всех сторон окруженные отдыхающими.

Совсем близко возвышались пышные, словно подушки, тела двух женщин. Философ с отвращением взглянул на них и мрачно сказал:

– Не знаю, почему, но голое тело вызывает у меня мизантропию.

– Даже женское?

– Особенно женское. Извините, молодые господа, но это не пляж, а братская сексуальная могила…

Первые дни прошли спокойно. Вероятно, чтобы не подвергать себя сексуальным разочарованиям, Том Каст вообще перестал ходить к морю. Лишь иногда приятели находили его на лечебном пляже, где он сидел, скрючившись, как старая больная дворняга. Похоже, женское племя окончательно отвратило его, отчего, вероятно, он и выглядел таким грустным и чуждым всему окружающему.

Не обращая никакого внимания на разлегшихся рядом немок-парикмахерш с тяжелыми, оплетенными синими венами ногами, с расплывшимися грудями, Том Каст работал, желтым кривым ногтем отмечая в книге отдельные абзацы и строки.

Порой он сердито бормотал что-то. Однажды он выругался так громко, что у парикмахерш вывалилось из рук вязанье. Иногда он спорил со своими молодыми спутниками – главным образом, понося человечество за тупую беззаботность и близорукость, за чудовищную его жадность, жертвой которой, по его словам, могут стать даже горы, словно они сложены не из камня, а из жирных окороков и бифштексов.

– Сожрет и не поперхнется, – с ненавистью бормотал он. – До последней косточки. Нет на свете животного более прожорливого, чем человек. Разве что солитер. Но и тому лучше всего живется в человеческих кишках.

– Но вы-то едите очень мало, – примирительным тоном заметил Джон.

– Потому что кормят в ресторане отвратительно! А вообще-то я ем, вернее, просто жру, как скотина.

Помолчал немного и добавил:

– Знаете, как я представляю себе современного человека? Хлипкая фигурка, тонкие ножки и между ними – громадный мягкий живот. Приятели, не удержавшись, хмыкнули. Философ мрачно взглянул на них:

– Не вижу ничего смешного, дорогие господа. Наоборот, все это достаточно грустно.

Только вечером, обычно после третьей рюмки, Том Каст приходил в хорошее настроение, становился доброжелательным и склонным пошутить. Но тогда он впивался взглядом в доктора Круза и принимался за свою бесконечную анкету. Ходил ли тот когда-нибудь в церковь? Что думает о Боге? Ну, если не о Боге, то хотя бы о самой идее Бога?

Доктор Круз, потеряв терпение, неприязненно, с раздражением отвечал:

– Это самая нелепая идея из всех, созданных человеком. Она прежде всего свидетельствует о его ограниченности и беспомощности. И, конечно, о мании величия.

– Тогда какова, по-вашему, первопричина возникновения мира?

– А зачем она нужна, первопричина, господин философ? Достаточно первоосновы.

– Не будем ловить друг друга на слове, господин младший научный сотрудник.

– Во всяком случае, она никак не может быть неким огромным и всемогущим созданием.

– Вы уверены, что во всей бесконечной Вселенной не найдется места для такого создания?

– Может, и найдется. Скажем, какой-нибудь колоссальный разум, огромный, как, допустим, солнце. Или как галактика. Но и он ни в коем случае не может быть первопричиной, а лишь продуктом.

Что-то хищное появилось во взгляде философа.

– А как, по-вашему, чем мог бы заниматься такой разум?

– Как, чем? Тем же, что и всякий другой. Размышлением.

– Ив конечном итоге просто бы лопнул, превратившись в какую-нибудь новую звезду.

– Почему?

– От скуки. Или от безделья, все равно. Такой огромный разум, наверное, в мгновение ока передумал бы все возможные мысли. Познал бы себя, за ничтожный отрезок времени просчитал бы варианты существования. И, самоисчерпавшись, стал бы работать вхолостую, пока, в конце концов, не свихнулся бы. И лучшее, что он тогда бы смог сделать, это наброситься на другие звезды и сгореть с ними и в них. Таким образом, он по крайней мере получил бы возможность возродиться заново через миллиарды лет.

Доктор Круз взглянул на него с досадой.

– Неужели вы не понимаете, господин Каст, что размышляете со всей ограниченностью человеческой природы… Подобный колоссальный разум наверняка нашел бы возможность удовлетворить себя.

– Не нашел бы! – сварливо возразил Каст.

– Почему?

– Очень просто. Потому что никакой разум не может работать для собственного удовлетворения…

Так спор завершился на той же точке, с какой он, в сущности, и начался.

Том Каст допил рюмку, взглянул на пустую бутылку и сказал:

– Вам никогда не бывает скучно?

– Никогда, – ответил Круз.

– А мне скучно. Вы знаете, что это значит? Скука означает, что внутренне движение сознания ослаблено, стимулы его исчерпаны. Куда вы меня водите, господин Смитли? На завтрашний вечер найдите-ка что-нибудь поинтереснее – заведение, где было бы много музыки и движения.

Они повели его в «Цыганский табор». С трудом нашли место за большим столом рядом с какими-то шведами, уже изрядно подгулявшими. Подали сильно наперченную, поджаренную на вертеле домашнюю колбасу, густое вино. Не успели они сесть, как ударили бубны, заиграл кларнет, и на площадку, к самым их ногам, высыпала толпа цыганок – веселых, белозубых, в ярко-красных платьях с зелеными поясами. Толстый слой грима и слишком черные, без блеска, волосы наводили на мысль, что это скорей всего не цыганки, а просто девушки из окрестных сел, с хорошим чувством ритма.

На мгновение они застыли, но тут во всю мощь грянул оркестр, зазвенели тарелки. Цыганки, как фурии, понеслись по площадке.

Том Каст, вероятно, и представить себе не мог, что увидит такую живую, зажигательную пляску.

А темп все возрастал, и пляска была уже не пляска – настоящий вихрь красок, белозубых улыбок, бегающих лучей прожекторов, порхающих в воздухе шелковых лент. В полном исступлении гремели бубны, захлебывался кларнет.

Когда танец, казалось, достиг вершины, мелодия резко оборвалась, и цыганки замерли на площадке, как небрежно брошенные цветы.

Шведы вскочили. Том Каст с ними. Все бурно аплодировали.

Но это было лишь начало. Им принесли еще вина и запеченных цыплят, снова появились цыганки, на этот раз ленивые, с томными лицами. Звучали только скрипки да тихонько позванивали цимбалы. Волоча за собой шелковые шали, цыганки полукругом расселись у сцены.

И тогда вышла певица, роскошная, но как искусственная – вся из атласа и бархата – роза. Это была крупная, уже немолодая и слегка располневшая цыганка. Словно черным крылом, взмахнула шалью, расправила плечи и запела глубоким, сильным сопрано. Щеки вздрагивали от мощи голоса, песня лилась густая, тяжелая, как смола.

Кудрявые парни в лиловых безрукавках вились вокруг нее, тихонько подпевал хор. Затем певица и дирижер подошли к шведскому столу, она низко поклонилась сначала всем, потом отдельно философу. Платье распахнулось. В ярком свете прожекторов блеснули груди – сильные, величественные, невероятные.

Почему она выбрала эту развалину, этого смешного тощего старика с колючим взглядом? Как, каким чутьем угадала его беспокойную душу?

Но все дальнейшее произошло так легко и естественно, словно было заранее отрепетировано. Том Каст приподнялся, достал из кармана деньги и непринужденным жестом сунул их в карман дирижера. Певица царственно удалилась, даже не взглянув на сидевших рядом молодых людей, всем своим видом напоминающих самураев.

Соседка Тома Каста, молодая двухметровая шведка в розовом платье, наклонилась и поцеловала его в щеку.

Веселье продолжалось до поздней ночи. Программа окончилась, остался только оркестр.

За шведским столом остался один доктор Круз. Не из каприза – просто не умел танцевать. Чувство ритма у него отсутствовало напрочь. Он сидел, внешне равнодушный, и все больше мрачнел. Он не узнавал себя – ему никогда еще не доводилось испытывать столь тягостного чувства. Но уйти все-таки не решался. А может, и не хотел: он не мог избавиться от глубокого и сильного желания быть вместе со всеми, быть, как они, как этот совершенно взбесившийся философ, танцующий со своей громадной шведкой. Правда, к удивлению Круза, шведка довольно пластично двигалась в танце, зато Каст лишь бездарно подпрыгивал рядом, ни чуточку не заботясь о ритме. В изумрудном свете прожекторов оба выглядели фантастически, напоминая сценку из античной вакханалии. Наконец оркестр замолк, Каст и шведка, взявшись за руки, направились к столу.

– Прошу меня простить, друзья, но я собираюсь пойти с ними! – заявил Каст. – Надеюсь, вы ничего не имеете против?

– Куда это – с ними? – сдержанно спросил Джон.

– Они предлагают искупаться… По-шведски, разумеется, в костюме Адама.

– Не слишком ли вы рискуете, сэр? – раздраженно спросил Круз.

– Нет, молодой человек! – с достоинством ответил Каст. – Я выгляжу не так плохо, как вы, может быть, думаете.

Но тут ринулся в бой Джон. Отбросив в сторону все ссылки на эстетику и приличия, он призвал на помощь медицину:

– Сэр, человеку вашего возраста, да к тому же усталому, потному, подвыпившему, такая полуночная ванна грозит просто-напросто инфарктом. В прошлом году при подобных обстоятельствах погиб известный всему миру специалист по семантике…

Разумеется, это было чистым враньем, но, к счастью, философу случай показался знакомым, он опомнился и, хотя не без горьких сожалений, отдал себя в руки молодых людей.

Шведка окинула их презрительным взглядом – рухнуло ее желание увидеть голым этого пьяного старика.

– Жаль мне вас, – с искренним огорчением заявил Том Каст. – Лучше умереть голым среди дам, чем одетым среди прелатов.

Но по дороге в гостиницу Том Каст и сам понял, что у него не хватило бы сил даже добраться до пляжа. Вскоре он окончательно ослабел, и молодые люди уже не поддерживали, а буквально волокли его под мышки. Кое-как впихнули в лифт, поднялись на этаж. Самым разумным было бы раздеть старика и уложить в постель, но они решили, что и так возятся с ним слишком много. Ничего, пусть поспит ночку одетым, в другой раз будет осторожней и со спиртным, и со шведками.

В коридоре оба с облегчением перевели дух. Ночное приключение окончательно прогнало сон.

– Давай поднимемся на верхнюю террасу, – предложил Джон. – Немножко придем в себя…

На террасе было совсем темно, фонари погашены, шезлонги сложены и убраны.

Молодые люди облокотились на каменную балюстраду и устремили взгляды на едва видимое в ночном мраке море.

Оно простиралось почти прямо под ногами, у самых скал, о которые в непогоду с тяжелым гулом разбивались волны. Но эта ночь была так тиха, что они с трудом улавливали могучее дыхание моря, ровное и приглушенное, словно во сне. Большое темное облако с полупрозрачными краями, словно веко, прикрыло красноватую луну.

Оба молчали, говорить не хотелось. Но и тот, и другой думали о Томе Касте. Каждый по-своему, разумеется. Наконец Круз не выдержал:

– В сущности, Том Каст всего-навсего жалкий паяц! – сказал он враждебно. – Или шут, все равно!… Даже певица это поняла.

– Певица просто предпочла его другим, – сдержанно отозвался Джон.

– А я было подумал, что ты и организовал все это жульничество!

– Ты с ума сошел! – Джон, похоже, обиделся. – Я не сводник!

– Тогда почему же?

– Откуда я знаю? Может, догадалась, что сердце у него доброе и любвеобильное.

– Глупости! – оборвал доктор Круз. – У этого старого скрюченного эгоиста! Догадалась, что бумажник у него полный, вот о чем она догадалась! А он, как и положено старому дураку, клюнул на эту удочку.

Джон Смитли помолчал немного, потом неохотно, с видимым усилием, проговорил:

– Ты, похоже, слегка возненавидел его сегодня…

– Я?! – удивленно взглянул на него Круз. – Это чувство мне вообще незнакомо.

– Нет, ты его возненавидел! Хотя и сам этого не сознаешь. В конце концов, ничего плохого тут нет.

– За что же я могу его ненавидеть?

Джон Смитли усмехнулся, правда, довольно криво:

– Сейчас я тебя ошарашу. По-моему, ты ему просто завидуешь.

Действительно, ошарашил. Круз был поражен, что слова подействовали на него так болезненно. Ненависть, от которой он еще минуту назад столь решительно отрекся, пронзила его, словно внезапное головокружение. Но что такое ненависть – он не понял, и никогда потом не мог вспомнить этого тяжелого ощущения.

– Завидую? Ему? – нервно переспросил он. – Чему же это? Его красоте? Инфантильному его разуму? Или, может, его маниакальным теориям?

– Я могу сказать, чему ты завидуешь, – спокойно ответил Джон. – Тому, что он моложе!… Что он намного нормальней и естественней нас с тобой. И к тому же умеет веселиться. Теперь ты согласен?

– Да, ты, видимо, здорово выпил сегодня! Неужели не понимаешь, что над ним просто смеялись?

– Они просто радовались вместе с ним…

– Ты и вправду пьян, – убежденно заявил Круз. – Я уже было думал, что с тех пор ты протрезвел, но нет!

– Пусть так. Что из того?

– Как, что? Значит, ты невменяемый! Со мной так было однажды. Я даже не знал, что делаю. Джон рассмеялся.

– Ты и сейчас того не знаешь. Сам себя не можешь никак понять.

– Не так уж трудно… Я, конечно, не светило мировой науки, как Том Каст… Но и не такой дурак, как он. Все, что я делаю, по меньшей мере необходимо.

Джон долго молчал, потом, собравшись духом, быстро заговорил:

– Нет. Все, что ты делаешь, абсолютно бесполезно. И для людей, и для тебя самого! Сначала Круз просто не понял его:

– Как это? А моя работа?

– Какая там работа! – с досадой отозвался Джон. – Разве ты способен понять разницу между работой и настоящим творчеством?

Действительно, разницы для Круза не было. И, не зная, что ответить, он просто замолчал, смутно догадываясь, что Джон Смитли на этом не остановится. Так оно и оказалось.

– Думаешь, решить какую-нибудь задачу и в самом деле работа, достойная человека? – заговорил он. – Компьютеры делают это гораздо лучше.

Человек должен уметь поставить задачу. Или создать теорию. Или открыть истину. Все равно какую, лишь бы другим ранее она была неведома. Ты этого не делаешь. И даже не сознаешь, что с бешеной скоростью крутишься вхолостую, как колесо без трансмиссии.

Он замолк.

Темное веко облака приподнялось, показался красноватый глаз луны.

Доктор Круз выпрямился у балюстрады, белый и неподвижный, как статуя.

– Тогда почему меня держат на работе? – спросил он. – Да еще предлагают возглавить новую клинику…

– Ты для них всего лишь эксперимент, – холодно отозвался Джон. – Морская свинка, подопытная собачка. Впрочем, так же, как и другие люди для тебя… Опыт начался и должен быть доведен до конца. Хотя всем уже давным-давно ясно, что толку от него никакого.

Круз глубоко вздохнул.

– Так… Теперь и мне ясно, что ты меня ненавидишь, – сказал он совершенно спокойно. – И все это – из-за такого болвана, из-за Тома Каста. Я и раньше подозревал, что ты разделяешь его полоумную теорию об энтропии человеческих обществ.

– Конечно, разделяю! – внезапно взорвался Джон Смитли. – Вернее, не совсем. Но рядом с тобой мне хочется поверить в нее до конца. И знаешь, из-за чего? Из-за твоей бесчувственности, самоуверенности, из-за пустой самонадеянности твоего еще более пустого ума.

– Каст – старая тряпка! – не выдержал Круз. – Лучше умереть, чем быть похожим на него!

– Нет, мой дорогой Круз! Ты не можешь ни на кого быть похожим… Но будет ужасно, если другие станут походить на тебя. А так ты безвреден. И даже порой чем-то мне симпатичен. Но только жаль мне тебя. Я, верно, единственный человек в мире, который тебя жалеет. И все же, если бы я мог, я бы тебя уничтожил…

– Почему же ты этого не сделаешь?

– Потому, что я – человек! – яростно заорал Джон. – Потому, что у меня есть совесть!

– А у меня-нет!…

В какую-то долю секунды он вскинул Джона Смитли над головой с такой легкостью, словно тот был не человек, а полый внутри портновский манекен, и с силой швырнул его в бездну.

Джон не издал ни звука, будто испустил дух еще в руках Круза. Нет, нет, он был жив. Тело его жалко и беспомощно дернулось, словно хотело уцепиться за что-то невидимое, потом он исчез…

Доктор Круз так и остался стоять у балюстрады, выпрямившись, вскинув вверх руки. Ему казалось, что прошла целая вечность, пока не послышался глухой удар о скалы. Мертвая, белая, неожиданная молния пронзила его душу, рассекла ее, словно ударом сабли. И в этом ослепительном свете он на мгновение увидел себя. Голого, изнуренного, с отчаянно вскинутыми к небу руками. Берег был крутой, каменистый, мимо него стремительно неслась страшная черная вода – не просто вода, а стихия, волоча громадные, вырванные с корнями деревья. Корни эти торчали и извивались среди волн, словно руки утопленников. Потом небо снова ослепительно вспыхнуло, все исчезло.

Круз пришел в себя.

Облака рассеялись, над горизонтом светила луна, по-прежнему далекая и безучастная.

Доктор Круз неторопливо вернулся к себе в комнату, лег и тут же заснул: будто кто-то в один миг лишил его памяти…

Ранним утром следующего дня тело Джона Смитли нашли среди белых ноздреватых прибрежных скал. Впрочем, телом его назвать было трудно, настолько оно было разбито и изуродовано. Черная кровь засохла на камнях, над ней уже кружились осы. Те, кто первым увидел, что сталось с Джоном, в ужасе разбежались…

Потом вызвали полицию, портье опознал тело. После краткого осмотра разбудили доктора Круза. Было около шести – время, когда тот обычно совершал свой кросс. Но сегодня он спал. Дверь его комнаты была не заперта, полицейский вошел свободно. Бледный и расстроенный, он подошел к кровати и растолкал доктора Круза. Тот открыл глаза и обратил к нему ясный взгляд, в котором тлело едва заметное удивление и вопрос.

– Где ваш друг?

– Вчера я вернулся один…

– Когда вы видели его в последний раз?

Круз неохотно рассказал. Были вместе с Томом Кастом в ресторане, там они, Джон Смитли и философ, изрядно выпили. Нет, нет – сам он не пьет, просто сидел, смотрел на них и порядком скучал. Вернулись часам к трем, кое-как уложили Тома Каста у него в номере, затем вместе поднимались на лифте. Круз отказался от приглашения Джона Смитли постоять на террасе и подышать свежим воздухом. Тогда тот, видимо, поднялся один…

Наступило краткое молчание.

Полицейский ждал вопроса: «Где же Джон? Не случилось ли что-нибудь, что означают ваши вопросы, ваше появление в моем номере в такую рань?» Но Круз молчал и смотрел на полицейского холодным, бесстрастным взглядом.

– Ваш друг бросился ночью с крыши, – прервал молчание полицейский. – Он разбился о скалы. Его тело уже найдено и опознано.

– Бросился на скалы? – переспросил Круз спокойно. – Это исключено.

– Почему?

– Потому что вчера, когда мы расставались, он был в великолепном настроении.

– Тогда, может быть, его сбросили? – продолжал полицейский.

– Но это тем более нелепо, – возразил доктор Круз. – Джон Смитли такой деликатный и воспитанный, разве он мог кого-нибудь спровоцировать на убийство? Извините, но я уверен, что это исключено.

– Может быть, ревность?

– Нет, нет, мы же все время были вместе…

– Ограбление?…

– При нем не было денег?

– Да нет, были – его пятьдесят. В бумажнике.

– Да, думаю, это его деньги. Полицейский помолчал.

– Может быть, у вас есть какие-нибудь предположения, – наконец спросил он.

– Только одно. И самое простое, – сказал Круз. – Думаю, он склонился над парапетом слишком низко. Может, его затошнило… Человек в таком состоянии легко может потерять равновесие…

Полицейский промолчал, хотя ему как будто хотелось возразить. Осмотр не очень-то подтверждал это самое простое предположение. Тело было найдено не у самой стены, как должно было быть, если бы Джон упал сам, нечаянно, а в нескольких метрах от стены. Но и предположить, что кто-то сбросил его, было трудно. Такое мог сделать лишь великан или сумасшедший…

– Да, благодарю вас, – довольно сухо сказал полицейский. – У меня все.

– Можно его увидеть?

– Труп?

– Пока я его не увидел, Джон Смитли для меня не труп, – довольно странно ответил Круз.

– Вот как?

Его отвели на место происшествия. Приподняли брезент. Ужасная картина вновь открылась глазам людей. Все, даже врач, невольно содрогнулись. Все, кроме доктора Круза. Он смотрел ясными, ничего не выражающими глазами, ни один мускул не дрогнул на его лице. Только выглядел он таким отрешенным, таким погруженным в себя, что, казалось, не видел ничего вокруг. Вся его внутренняя сила, все напряжение, на какие он был способен, были направлены на то, чтобы вспомнить… Как тогда, так и теперь, после жуткого сна, в котором всплыло до боли похожее на его собственное лицо Джона Смитли… Вспомнить, что он пережил тогда, на крыше, когда это тело, еще не такое жалкое и разбитое, летело в бездну… Вспомнить напряжение последних дней, споры, разговоры, все то, что заставило его совершить такое… А эти люди вокруг? Разве они поймут, разве они помогут вспомнить, разве не они причина идей философа?… Вспомнить…

И он вспомнил. Вспомнил все до последнего мгновенья. Черная вода, он – с поднятыми к небу руками и какое-то чувство… Но сейчас в душе было пусто и болезненно-мертво…

ТАЙНЫЙ ВИЗИТ

Черепахи снова накинулись на газеты, чтобы найти еще какие-нибудь новости об убийствах. И хотя броских заголовков, таких, как: «Опасные хищники», «Скандал в Бруклине», «Ллойд – новый Джек Потрошитель» попадалось немало, ни в одной статье не упоминалось имя или характер преступления Баркулаба.

– Как же нам обнаружить его след? – бросив кипу газет на пол, сказал Мик.

– Нужно выходить на него через посредника, – предложил Лео.

– Как это? – спросил Дон.

– Искать, где и когда происходили эти преступления, а уже потом разыскивать его жертвы.

– Если ты умеешь говорить с мертвецами – карты в руки, – усмехнулся Раф.

– Я имел в виду совсем другое, – повысив голос, сказал Лео. – Остались свидетели, а, быть может, кому-то удалось спастись?

– Вероятно? – вставила словечко Эйприл.

– Слушай, Эйприл, а что ты думаешь по этому поводу? – подсел к ней ближе Мик.

Девушка встала и несколько раз прошлась по комнате. Казалось, она что-то выверяла в уме, что-то прикидывала.

– Черепахи, я допускаю, что кто-либо смог выжить, но представьте, какой он пережил ужас? – Эйприл выжидательно посмотрела на черепах.

Друзья молчали, но по выражению их лиц легко было определить, о чем они думали. За долгую жизнь они перевидали множество убийств и преступлений и, без сомнения, им было что вспомнить.

– Так вот, – продолжала Эйприл, – если кто-либо и остался в живых, то сейчас он, скорее всего, обитает в психушке.

На мгновение Эйприл озадачила черепах. Они переглянулись. Но вскоре Дон воскликнул:

– А это идея! Знаете, я как-то читал статью об одном докторе…

– Постойте, постойте, – вдруг оживился Рафаэль. – Мне приходит на ум один случай. Помните, как-то в пустыне повстречался нам отшельник по имени Пэт, он был помешанный, ходил кругами и повторял без конца: «кольцо замкнулось, кольцо замкнулось». Мне все же удалось его вызвать на разговор, и у него вырвалась фраза: «страшный, в хоккейной маске, как труп».

Черепахи уставились на него и ждали продолжения.

– Что же дальше? – не выдержал Лео.

– А дальше то, что нам нужно выяснить, где теперь этот ваш отшельник, – сказала Эйприл.

– Это было давно, – произнес Раф, – лет десять назад. Я сомневаюсь, чтобы Пэт был жив.

– Но есть еще одно обстоятельство, – снова заговорила Эйприл. – В статье упоминалось, что убийства были совершены лет пять назад. Где он сейчас? Жив или мертв?

– Нет, нам надо отыскать этого Пэта во что бы то ни стало! – резюмировал Мик.

– И у нас есть для этого прекрасное средство – компьютер! – захлопала в ладоши Эйприл.

Черепахи сбежались к Эйприл и стали за ее спиной, жадно всматриваясь в экран компьютера.

– Говорите мне место, время и обстоятельства встречи с Пэтом. Опишите его внешность. Ваши предположения насчет его будущего, – засыпала вопросами девушка.

Каждый ответ она вводила в память машины, ловко орудуя десятками программ. Конечно, только великолепное знание компьютера помогло-таки довести дело до конца.

– Ну, кажется, докопались, – произнесла она, откинувшись на спинку сиденья.

На экране высветилась фраза: «Пэт Бронустон, родился в 1933 году в Кулидже, штат Аризона, холост, до нервного заболевания работал шофером. В данное время находится в клинике доктора Круза».

– Все ясно, – деловито сказал Дон, снимая с головы плеер, в наушниках которого вот уже целый час раздавался шум и треск.

– Да, – подтвердил Мик. – Нужно побывать в этой клинике.

– А меня возьмете с собой? – подпрыгнула Эйприл.

– Дорогая, – успокаивающе произнес Рафаэль, – ты же знаешь, что в отличие от нас, не можешь стать невидимкой. Это не в нашей власти.

– Вот так всегда, – надулась девушка, – как помогать, так Эйприл хорошая, а как взять с собою на другой конец Земли…

– Эйприл, дорогая, никто не летит на другой конец Земли. – Это же здесь, в Штатах, – скрывая улыбку, произнес Лео.

– Какая разница, – не выдержала она и расплакалась.

Вообще-то, Эйприл не была занудой, но ее обижало, что черепахи не берут ее с собой. А ей так хотелось! С детства она росла в окружении трех старших братьев и привыкла к мальчишеским компаниям. В них она чувствовала себя гораздо лучше, чем на скучных девичниках, где у всех на уме только одно: как бы снять парня и подешевле купить нижнее белье. С ребятами же она могла на равных гонять мяч, обследовать городские окрестности, а, главное, по-настоящему дружить. Она была доверчива, искренна и необыкновенно общительна. Именно это ее качество и стало причиной столь близкого знакомства с черепахами. Как-то ей надо было поехать в Нью-Йорк. Поезд был полупустой, и Эйприл подумала, что ехать одной столько часов будет очень скучно. Она стала искать себе попутчиков. На перроне скучились четверо накаченных ребят. Они стояли спиной к Эйприл, и она не могла видеть их лиц. Только очень странным ей показалось, что их руки зеленого цвета. Но Эйприл была не придирчива и не обратила на это особого внимания.

– Ребята, – подошла она к компании, – не будете ли вы моими попутчиками до Нью-Йорка?

Дон обернулся. И Эйприл увидела зеленую, в бейсбольной шапочке, морду, точь-в-точь, как у черепахи. Девушка зашлась смехом и успокоили ее только тем, что плеснули в лицо стакан холодной воды.

– Да, мы едем, – сказал Мик, чтобы не привлекать к себе внимания.

Хотя друзья только что приехали из Нью-Йорка, интуиция их не подвела. Эйприл с первой же встречи поверила им. Вернувшись обратно в городок, помогла снять небольшую квартирку и наведывалась к ним, чуть не каждый день. И вот теперь они отвергают ее!

– Эйприл, не беспокойся, мы скоро вернемся, – уговаривал Лео.

– Уходите! – сказала Эйприл и, хлопнув дверью, вышла сама.

– Ничего. Это пройдет, – сказал Мик. – А нам нечего медлить!

Черепахи выстроились в шеренгу и, глубоко вздохнув, втянули головы в плечи, что-то шепча. Через несколько минут каждого из них окутала сизая дымка и постепенно контуры их фигур и сами фигуры начали растворяться в пространстве.

Десятью минутами позже они, никому невидимые, оказались в клинике доктора Круза. Больница помещалась в небольшом уютном здании, светло-сером снаружи и стерильно белом внутри. Было время обеда и «комнаты общего досуга», как гласила одна дощечка на двери, были пусты.

Друзья притаились. Вдруг по коридору забегали санитары, зацокали каблучками медсестры. С шумом покатились носилки.

– Пошли за ними! – скомандовал Мик. И черепахи двинулись вслед за санитарами. Носилки катили в операционную. Черепахи пробрались и туда. Прямо перед ними, на кушетке, лежал старик лет семидесяти.

– Пэт, – прошипел Раф, – это Пэт Бронустон. И черепахи обратились в слух.

Подбежавшие санитары переложили старика на носилки и выкатили из операционной. Снова мягко зашуршали по коридору колесики, зашикали друг на друга медсестры. Черепахи следовали по пятам. Наконец больного завезли в комнату без номера и вывески. Дверь захлопнулась перед самым носом Лео, и черепахи остались за дверью. Раф попытался открыть ее, но дверь была заперта. Через минуту дверь отворилась сама. Вышел доктор и устало опустился на пол.

– Спасли, – сказал он тихо.

Черепахи затихли. Боясь обнаружить свое присутствие, они на цыпочках спустились по лестнице. Нашли укромное местечко, которое казалось самым необитаемым в больнице.

– Что нам здесь делать? – замахал руками Дон.

– Следить, смотреть и следить, – произнес Мик. – Не может быть, чтобы больной Пэт никому не рассказывал о Баркулабе.

Послышались чьи-то шаги. Черепахи замерли. По лестнице поднимался доктор.

– Доктор Круз, – позвала медсестра.

– Что вам? – недовольно спросил он.

– Зайдите в операционную, там опять ваш Пэт Бронустон…

– Какая жалость, – отозвался он, но в голосе его прозвучало безразличие.

– Любопытная личность, – прошептал Дон.

– Доктор Круз, вы придете сделать подобающие распоряжения? – настаивала медсестра. – Вас ждут!

– Да, да, только зайду в кабинет, возьму бумаги, – ответил доктор Круз.

– Это его лечащий врач, – сказал Лео.

– Не знаю, как вас, черепахи, а меня он заинтересовал, этот доктор Круз, есть что-то у него на уме, – заметил Мик.

– Безусловно, – согласились черепахи, и, понимая друг друга без слов, стали подниматься наверх в поисках кабинета их нового знакомого.

Больница была солидная и довольно опрятная для такого рода заведений. Она не нагоняла тоску, как большинство аналогичных ей, а скорее успокаивала, внушала покой и располагала к отдыху. Кругом чистота, по стенам развешены чудесные пейзажи в японском духе, в больших деревянных кадках лимоны, цветы и папоротники. В правом крыле был разбит зимний сад.

Черепахи гуськом двинулись мимо по коридору, внимательно рассматривая каждую дверь. – Вот, – сказал Дон, – «доктор Круз». В тот же миг дверь отворилась и из кабинета вышел знакомый уже черепахам доктор Круз. Оставив дверь раскрытой, он подошел к окну и внимательно, чересчур внимательно оглядел внутренний двор, в котором прогуливались после обеда больные.

Тем временем черепахи проскользнули в кабинет. Доктор Круз вернулся и заперся на ключ. Черепахи притаились.

Вынув из стола какую-то папку, он стал жадно всматриваться в газетные вырезки.

Лео чуть не вскрикнул от неожиданности. На столе лежали вырезки с говорящими сами за себя названиями: «Убийца не дремлет», «Кто они– инопланетные существа или оборотни?», «Черепашье наваждение». Именно этот заголовок привлек внимание Лео, стоявшего ближе всех к столу. Ему пришлось объясняться с друзьями знаками. Доктор Круз встал, закрыл папку и довольно усмехнулся. Взял какие-то бумаги, аккуратно сложенные на столе, и вышел, заперев дверь снаружи. Оставшись одни, черепахи принялись разглядывать кабинет. Обилие алых цветов в вазах, традиционная японская графика, не дощатая, а легкая фанерная мебель…

– Интересно, – тихо произнес Лео.

– Вот смотри! – сказал Раф. – Это явно о Баркулабе. – Он подал Лео газетную вырезку. Лео прочел:

– «Его жертвами становились не конкретно выбранные люди, а попадающиеся ему случайно, первые, кого он встречал. Удары были нанесены с известной долей «изобретательности». Баркулаб пользовался топором, мечами и кинжалами, вилами, бензокосилками и др. Однако полиция была сбита с толку тем, что преступник неожиданно исчез, не оставив никаких следов».

– А вот другая, – подхватил Дон. – «Как выяснилось, орудовавший в округе маньяк был утоплен в Лебяжьем озере майором полиции Ричардом Атенеем, который, спасая людей от страшных убийств, погиб сам. У Ричарда Атенея осталась годовалая дочь и молодая жена. В своем городе Ричарда считают героем».

– И заметьте, – добавил Мик, – все это выделено Крузом специально.

– Уж не связан ли он с Баркулабом?

– Но как? Баркулаб мертв, он на дне озера!

– Это еще ни о чем не говорит, – сказал Мик.

– Что же будем делать, черепахи? – спросил, разводя руками, Дон.

– Если Баркулаб утоплен, то дело в шляпе, – заметил Лео.

– Нет, не в шляпе, – возразил Раф. – Ты вспомни, он же сын дьявола, никак не меньше, и он не исчез совсем. Он может появиться опять, как только возникнут благоприятные условия.

– Какие? – спросил Лео.

– Я думаю, если он на дне озера, – сказал Мик, – значит, его запросто можно поднять оттуда.

– Но кто это сделает? – недоверчиво спросил Лео.

– Это уже наша забота, мы должны не допустить…

За дверью послышались голоса и друзья примолкли.

– Да, но вы не видели еще одну любопытную статью, тоже, кстати, отмеченную вашим Крузом, – прошептал Лео.

– Что за статья?

– Про черепах, – ответил тот.

– Про…

– Про нас, про нас, – повторил Лео. – Нашими персонами заинтересовалась психиатрия.

– Дай! – попросил Мик.

Лео отдал другу газету. Мик прочитал:

– «Я слышал голос, – рассказывал пациент клиники доктора Круза Вальтер Аноре, – но это был не человеческий голос. Когда я был мертв, я разговаривал с какими-то посторонними существами, очень похожими на черепах, только большими, в человеческий рост. Они светились и разбухали прямо у меня на глазах. Я их видел!»

Далее Вальтер рассказал о том, как попал в промышленную катастрофу, во время которой оказался в огромной цистерне, где под большим давлением нагнетается поток очень горячей кислоты и пара. Пациент говорил: «Жар был ужасный. Я закричал: «Выпустите меня, я пойман в ловушку…» Вдруг все пространство озарилось светом. Вокруг этого мерцающего источника суетились черепашки, о которых я говорил раньше. Может, они сами излучали свет. Врачам не понадобилось меня лечить, кислота не попала в глаза». Добавим от себя, что Вальтером Аноре завладела навязчивая идея, которую он выразил во фразе: «Я пойман в ловушку». Ну и что вы об этом думаете, – присел в кресло Лео.

– Да, дела… – протянул Дон.

– А я, кажется, помню, что мы, действительно, спасали кого-то, попавшего в цистерну. Да, – кивнул головой несколько раз Раф. – Мы переносились во времени, я как-то мельком увидел его, задыхающегося в цистерне. Ты помнишь, Лео?

– Припоминаю.

– Но этот больной, оказывается, здесь, в клинике, – сказал Дон.

– Знаете, что нам нужно? – спросил Раф.

– Что?

– Пересмотреть истории болезней пациентов доктора Круза. Он, похоже, занимается всякими аномалиями, – сказал Раф.

– Может быть, – ответил Мик.

– Вот здесь, на столе, лежат какие-то папки, – указал на высокую стопку Дон.

Только черепахи разобрали по рукам папки, ключ в замке повернулся, и вошел доктор Круз. Тотчас положив на место папки и газетные вырезки, друзья замерли. Сейчас они имели возможность хорошенько разглядеть доктора. Он был чуть выше среднего роста, худощав, хотя и имел небольшой живот. Волосы были темными, такими же темными были ресницы, едва прикрывающие блекло-голубые, с какой-то рыбьей поволокой глаза, ничего, казалось, не выражавшие. Они все же таили в самой глубине злой, неугасающий огонек. Движения доктора Круза были, как бы раздроблены, но при этом в них замечалась совершенно конкретная манера поведения – раздражительность. Его, похоже, раздражало все, что так или иначе соприкасалось с ним.

Итак, доктор Круз вошел и, присев за письменный стол, достал записную книжку, что-то скоро, мелким почерком написал в ней. Из коридора позвал мягкий женский голос:

– Доктор Круз, все готово.

– Иду, – ответил он и вышел, вновь заперев кабинет.

– Давай – отпирай, – Раф подтолкнул плечом Мика.

И Мик, подойдя к двери, приложил к замку ладонь и, покрутив ею возле замка, открыл дверь. Черепахи незаметно вышли. Мик закрыл дверь так же, как и открыл. Вскоре они увидели, как в большую гостиную слева медленно входили люди.

– Туда, – показал Лео, и черепахи пошли.

Судя по всему, это был один из терапевтических сеансов.

Черепахи притаились возле стены и в течение двух или трех часов стояли не шелохнувшись. Действительно, они присутствовали на одном из сеансов терапевтической общины, проводимых доктором Крузом в малой гостиной. Черепахи старались не смотреть друг на друга. Групповая терапия повергла черепах в состояние, близкое к состоянию шока.

Доктор Круз сидел, едва заметно прикусив свои щеки, прищурив глаза. Оттого лицо его как бы провалилось где-то посредине, и со стороны можно было подумать, что он улыбался. Он сидел, расправив плечи, отвалившись на спинку кресла. У него был спокойный вид.

Больные улыбались друг другу, но с каждой новой исповедью-историей голоса их становились такими сдавленными и тихими, что черепахам приходилось напрягать слух, чтобы ничего не пропустить.

Постепенно пространство гостиной стало смещаться, расплываться, преобразовываться в новые формы так, будто бы здесь не было живых людей, а существовали одни предметы, шахматные фигуры, ловко движимые чьей-то сильной рукой.

Доктор Круз сплетал свои длинные пальцы на колене, подтягивая колено к себе, обволакивал холодным пустым взглядом новую жертву.

– Эмка!

– Жорж!

– Роберт! – словно средневековый японский жрец выкрикивал он имена своих жертв.

Вибрировал воздух. Тишину нарушал тонкий вой ужаса. Черепахи услышали, как в стенах заработали машины.

– Тина! – доктору Крузу стало трудней и трудней удерживать руки на месте. Будто огромные красные щупальца протянулись к каждому из пациентов, находя самую больную, гноящуюся точку в его рассказе. Укус! Еще укус!

– Тина! – повторил Круз.

Молодая хрупкая девушка тихо встала, подошла к доктору, о чем-то так же тихо и твердо стала говорить. Говорила так, будто плакала, будто читала какую-то, одной ей понятную молитву, будто пела. Также незаметно смолкла.

Глаза доктора Круза вспыхнули. Он рывком повернул голову. Его глаза наткнулись на ее глаза и он погасил взгляд.

Девушка выбежала из гостиной. Слетела вниз по лестнице, оказалась во дворе клиники.

– Мама! – бросилась она навстречу красивой молодой женщине, стоящей у входа. – Как хорошо, что ты пришла! Поезжай к озеру вместе с доктором, я хочу дождаться Джерри, он проводит меня!

– Но что случилось, дочка?

– Ты все знаешь, – грустно улыбнулась Тина. Женщина вздохнула.

– Тина, ты ни в чем не виновата. Запомни. Твой отец просто утонул.

– Мама, не надо, – Тина нежно дотронулась до ее руки и села на скамью, – послушай, я знаю, что я утопила его. Если бы я тогда не крикнула: «Я тебя ненавижу!», он бы не умер, не упал в озеро… Но, знаешь, мама, только ты не думай, что я сумасшедшая… мама… мой отец жив!

– Что?

– Жив! Мой отец жив! Я расскажу тебе мой сон… Сегодня утром, здесь, в этом дворике, на этой скамье… я видела черепашек… Удивительные волшебные существа… Они мне сказали, что папа жив. И я знаю, – добавила девушка, – они будут мне помогать…

– Тина, тебе надо отдохнуть после этих изнуряющих экспериментов со спичками, – перебила ее мать, – я сама поеду с доктором Крузом и постараюсь убедить его, чтобы он не очень перегружал тебя.

Женщина, поцеловав Тину в щеку, зашагала по направлению к центральной гостиной. Тина горько улыбнулась ей вслед, поправила волосы и пошла в отделение.

– Дон, – шепнул Мик, – нам нужно поговорить. Я кое-что заметил.

– Я тоже, – выдохнул Дон.

Черепахи расположились во дворе клиники у искусственного водоема, выложенного разноцветной мозаикой.

– Мне кажется, выстраивается интересная ситуация, – сказал Раф. – Этот доктор чего-то хочет от Тины.

– Он хочет повезти ее к озеру, где утонул ее отец.

– Но зачем? – спросил Лео.

– Зачем он хочет повезти ее к Лебяжьему озеру? – закричал Дон. – Слушайте! Когда Тина… когда она говорила, я испытывал почти физическое воздействие ее слов… более того… часть ее мыслей как бы входила в меня…

– Да, я тоже это почувствовал, когда она упомянула о нас… – подтвердил Лео.

– Доктор Круз хочет каким-то образом воспользоваться ее способностями! – заключил Дон.

– Точно, – отозвался Лео.

– Мы должны помочь ей. Кроме того, в этом же озере покоится Баркулаб…

– Да, – произнес Раф. – Тина хорошая, милая девушка…

ВИДЕНИЕ ТИНЫ

Тина лежала на постели, раскинув руки. Голова ее была повернута к стене. Вокруг стояла гробовая тишина. Тина смотрела, не веря себе, на свое тело, освещенное холодным светом лампы. Глядела в глухую темноту за окном. Чтобы освободиться от оцепенения, она закрыла глаза и глубоко вздохнула, ощущая боль в груди. Пытаясь ее приглушить, вздохнула еще раз и еще. Слез не было. Внезапно она ощутила быстрый световой рефлекс в зеркале, стоящем рядом с кроватью. Инстинктивно она схватила стул и бросила его изо всей силы в зеркало. Оно разлетелось, открыв широкое зияющее отверстие в стене. На мгновение Тина растерялась. Она была ошеломлена и испугана. В эту минуту она услышала чьи-то быстро удаляющиеся шаги и скрип закрывающейся где-то совсем близко двери. Она вскочила на стул и направила свет лампы в отверстие.

В глубине мерцало что-то похожее на широко открытый глаз. Еще дальше – бездонная пропасть. Шаткая деревянная лестница вела на верхний этаж помещения. Внутри все было выкрашено в белый цвет, стены покрыты кафелем, окна забиты. Посреди стоял операционный стол; больше ничего не было, будто всю обстановку в спешке вынесли. Следующая дверь – просторный лифт. Тина нажала кнопку, от звука мотора завибрировали пол и стены. Лифт двигался через весь дом, здесь и там освещенный лампочками. Лифт остановился на верхнем этаже, и Тина попала в коридор, который тянулся во всю длину этажа. Везде полуоткрытые двери, брошенный хлам.

Внезапно позади нее появилась тень. Тина обернулась, увидела бледное лицо, холодные злые глаза, сжатый рот. Она бросилась вниз, противник следом. Тина побежала, минуя лестницу, бросилась в сторону, но преследователь не отставал. И вот она уже в подвальном помещении, перед ней шахта лифта, открытая с двух сторон, двери за решеткой нет, она закрыта с другой стороны. Противник приближался к ней в сером свете, падающем сверху.

Тина разглядела фигуру доктора Круза. На нем был белый медицинский халат. В правой руке он держал шприц, в левой револьвер. Что-то скрипнуло сзади. Доктор обернулся и увидел низкую дверь в стене. Оглянулся еще раз.

Перед глазами Тины зажегся экран. На экране – женщина, сидящая на стуле у стены. Ее поза была крайне напряженной, а лицо выражало безграничное мучение. Доктор Круз щелкнул выключателем. Изображение на экране начало двигаться.

Тина зажмурилась, словно пытаясь вся целиком, до кончиков пальцев, войти в свое видение, различить все до мельчайших деталей.

Вот она увидела, как в комнату вошел еще какой-то мужчина лет тридцати пяти. Он закрыл дверь на ключ и остановил дребезжащую машину. Тотчас доктор Круз обратился к нему:

– Поверни-ка этот выключатель, и ты увидишь интересные кадры. Это съемки наших экспериментов здесь, в клинике Святой Анны.

Доктор сам включил ток. Машина зажужжала, и изображение женщины на экране снова начало двигаться.

– Что это? – спросил вошедший.

– Это – попытка сопротивления, – ответил доктор Круз. – К сожалению, технически неважно снято – наша аппаратура еще не совершенна.

– Да?

– Тридцатилетняя женщина добровольно взялась ухаживать за четырехмесячным младенцем-уродом, который кричит день и ночь.

– Ну и?…

– Мы хотели посмотреть, как поведет себя эта вполне нормальная интеллигентная женщина, когда она окажется запертой вместе с беспрерывно плачущим ребенком.

– Да?… Интересно…

– Сейчас ты видишь ее после двенадцати часов пребывания взаперти. Она выглядит совершенно нормальной, в полном самообладании.

Собеседник доктора Круза смотрел на экран. Женщина на экране очнулась от оцепенения, поднялась со стула, подошла к колыбели, где лежал плачущий ребенок, взяла очень нежно его на руки и прошлась по комнате, качая его на руках.

– Когда женщина заметила, что мы ее заперли, – продолжал доктор Круз, – она сначала забеспокоилась – стучала в дверь и кричала, но потом осознала ситуацию и повела себя очень разумно…

– Интересно… – проговорил собеседник доктора.

– Она удобно устроилась, чтобы вместе с плачущим ребенком выдержать это испытание… Вот здесь уже прошло двадцать четыре часа…

Тина сильней зажмурила глаза, так, что радужные пятна поползли по экрану. Перед ней проплыл какой-то текст, отмечающий время. Женщина на экране села в угол комнаты и зажала уши руками.

– Вот теперь мы видим, что она теряет самообладание, – снова раздался голос доктора Круза.

– Да… Но как вам удалось… – пробормотал собеседник.

– Очень просто, – перебил его доктор. – Ее сочувствие к больному ребенку стирается под сильным воздействием. Ее чувства исчезли и сменились глубокой депрессией, которая, в свою очередь, парализует любую инициативу.

– Но… Все же… как?

– Ты можешь видеть, как странно она себя ведет, когда ест…

– Да… – протянул молодой человек.

– Как нагибается к полу, почти не в состоянии жевать…

– А ребенок? – почти закричал собеседник доктора.

– А ребенка она бросила на произвол судьбы. Тина теперь увидела, что женщина на экране стоит перед колыбелью, уперев руки в бока. Голова ее была опущена, одно плечо приподнято. Тина не видела ее взгляда. Доктор продолжал, глядя на экран:

– Теперь ясно видно, что ее решимость освободиться от ребенка уже созрела.

– Боже мой! – воскликнул молодой человек, нервно закуривая.

– Но прошло еще шесть часов, прежде чем она осуществила свой замысел. Молодой человек закашлялся.

– Сила сопротивления достойна внимания, – спокойно похлопал его по спине доктор Круз. – Жаль, конечно, что камера не смогла зафиксировать самого акта свершения замысла. Но я уже говорил, что наша аппаратура далека от совершенства.

Тина вытерла ладонью лоб. Экран померк, но машина продолжала работать. Тина поглубже вздохнула несколько раз подряд и задержала дыхание на несколько секунд.

На экране появились двое мужчин. На одном из них были белый халат и белые брюки. Другой был голый. Он лежал на деревянном столе, связанный кожаными ремнями по рукам и ногам. Глаза его были завязаны.

Одетый в белое держал большой шприц – точно такой же, как у доктора Круза. Время от времени он вонзал иглу на какой-то миллиметр в тело связанного. Тот кричал, его грудь вспотела.

– Этот эксперимент протекает в двух фазах, – монотонно продолжал доктор Круз, почти не глядя на своего собеседника, лицо которого стало белым, как снег.

– Сейчас первая фаза?

– Да. Подопытный, а он ничего не видит и связан, время от времени получает укол, иногда пять-шесть уколов в течение одной минуты.

Молодой человек вздрогнул.

– Иногда интервал между уколами составляет тридцать минут, – улыбнулся Круз. – Все это постепенно создает невероятную панику у подопытного.

Тина сделала еще несколько глубоких вздохов, снова закрыла глаза. На экране проплывал текст по-немецки, поясняющий, что после десяти часов воздействия первая фаза закончена.

– Интересное будет во второй фазе, – сказал доктор Круз. – Воздействие начнется примерно через десять часов. Подопытный освободится от своего страха. Врач, проводящий эксперимент, разговаривает с ним, дает ему питье, вытирает его, вы видите?

– Да… пробормотал собеседник, – даже помогает закурить сигарету.

Тина со стоном выдохнула.

– Врач создает некоторое искусственное доверие между собой и подопытным, – продолжал Круз. – Жертва опирается на плечо своего мучителя, плача от боли и страданий.

– Неужели он не чувствует вражды к тому, кто его мучает? – спросил молодой человек.

– Наоборот, он весьма вспыльчив и страдает от этой натянутой вежливости. Жертва создает впечатление доверия, которое обусловлено шоком, в котором он сейчас пребывает.

Экран у стола стал почти прозрачным, но машина все продолжала работать. Запах горячего металла и перегретого воздуха пахнул в лицо Тины.

– Ведь ты хочешь еще посмотреть, не так ли? – услышала она голос доктора Круза. Он улыбался, глядя на своего собеседника.

На экране мужчина прижимался к белой стене. Ему было невероятно трудно удержать равновесие, глаза застыли, губы шевелились. Постепенно вытягивая руки, как бы в поисках опоры, он сделал несколько шагов и упал. Встал и упал снова.

– Этого человека в течение семнадцати дней держали в запертой камере, которая так сконструирована, что он не мог пошевелить ни руками, ни ногами, ни головой. Кроме того, он был лишен каких-либо звуков и находился в темноте.

– Но…

– Я понимаю, что ты хочешь сказать: как мы смогли заполучить человека, добровольно согласившегося на этот эксперимент?

– Да…

Это не так уж трудно, уверяю тебя. В нынешнем положении у нас достаточно материала для отбора. Люди на что угодно согласны ради денег и кое-какой еды.

Изображение на экране опять поблекло. Экран светился вхолостую. Перед Тиной проплыл неразборчивый текст.

– Эти кадры не особенно понятны, – сказал Круз, – но могут вызвать чисто визуальный интерес. Подопытному ввели дозу танотоксина.

– Что-что?

– Это препарат, вызывающий сильную душевную боль. Ты видишь человека в состоянии ужасных мучений. Тотальный, совершенно не поддающийся какому-либо определению страх. Ты видишь его в тот момент, когда ему уже сделали инъекцию. Он сохраняет равновесие, смеется и стесняется. Кстати, это очень вежливый юноша, он был студентом университета, изучал государственное право.

– Да? – снова закурил сигарету собеседник доктора.

– А теперь вернемся к все возрастающему состоянию страха. Через несколько секунд он покончит с собой.

Молодой человек закрыл глаза.

– Ты посмотри, посмотри! – подтолкнул его Круз. – Это произошло неожиданно, без предупреждения. Он взял револьвер со стола, к сожалению, не все отчетливо видно, видишь, как он вкладывает ствол себе в рот?

– Револьвер заряжен?

– Конечно, нет, но он об этом не знает… Страдающий человек бросил револьвер на пол, упал к стене и начал биться головой. Тина неотрывно смотрела. Никак не удавалось ей поймать взгляд доктора Круза.

– Вот что я еще хотел добавить, – сказал доктор. – Этот студент все-таки застрелился спустя несколько дней, хотя действие танотоксина полностью закончилось. Твой брат оказался жертвой такого же несчастного случая. Кстати, он был одним из наших лучших сотрудников.

Тина смотрела на доктора Круза.

– Он был умным и, кроме того, заинтересован в наших экспериментах.

– Я знаю!… Он сам хотел испробовать танотоксин…

– Я отговаривал его, но он настоял на своем. Его невеста частично нам помогала.

– Они были очень привязаны друг к другу.

– Да, они жили некоторое время в такой же квартире, что и ты…

Тяжелая машина продолжала неутомимо грохотать, теперь на экране появилась комната, обставленная старой мебелью.

Тина смотрела.

На экране мужчина и женщина были заняты словесной перебранкой. Через некоторое время они начали драться – жутко и бессмысленно.

– Это один из наших последних и, пожалуй, самых интересных экспериментов. Обоих оперировали. Мы ввели им в мозг две очень маленькие мембраны. Одна из мембран присоединена к центру агрессивности, вторая – сексуальной активности. Снаружи этой комнаты есть передатчик, который влияет то на одну, то на другую мембрану. От нашего пульта управления мы можем влиять на поведение наших подопытных, управлять их агрессивностью или сексуальностью.

– Да… – молодой человек налил себе виски.

– Съемка, к сожалению, не совсем удачна, хотя мы применяли одновременно несколько камер. Вот смотри: это пульт, а это две кнопки. Одна – для мужчины, вторая – для женщины. Вот здесь мы влияем на их сексуальность, ты видишь, как от дикой драки они неожиданно переходят к ласкам. Сразу же после этого – совокупление. Во время этого акта мы активизируем у женщины агрессивность, она становится бешеной, размахивает руками. Мужчина, который все еще находится в состоянии сексуального возбуждения, пытается овладеть ею. Все это почти похоже на фарс…

– Да нет…

– Иногда невозможно удержаться от смеха. Тина смотрела. Она искала глазами доктора Круза.

– Может, тебя интересует, какие намерения были у меня, когда я поместил тебя и твою подругу в одну из экспериментальных комнат и выдал вам еду из диетической кухни?

– Да…

– Ты можешь мне поверить, если я скажу тебе, что у меня вообще не было никаких намерений?

– Да…

– Я просто хотел вам помочь.

– Но…

– Еду вы получали необработанной, просто она была чуть лучше, чем в обычной столовой. Квартира, как ты сам убедился, была освобождена. Просто мы были вынуждены перенести нашу работу в более тихое место. Ты же понимаешь, что мы должны быть осторожными. Кроме того, финансовые средства у нас ограничены, ибо нас содержат частные лица. Доктор Круз улыбнулся:

– Я же не чудовище, мой друг!

– Да я и не говорю, – робко произнес его собеседник.

– Все, что ты видел, лишь первые шаги необходимого и логического развития.

Он замолчал и закурил.

Машина продолжала грохотать.

Перед глазами Тины появилась целая серия лиц. Это были люди, которые брели в сумерках по широкой улице.

– В тот самый момент, когда ты открыл эту дверь, – заговорил Круз, – ты уже стал мертвецом.

– Я?!

– Я знаю, что ты побывал у комиссара и рассказал ему о своих впечатлениях.

– Но я…

– Я знаю также, что наш бедный закон в лице глупого и ограниченного комиссара медленно и упорно будет приходить в действие. Через какой-нибудь час он уже будет здесь со своими полицейскими и заржавленными ружьями.

– Но я хотел…

– Через несколько минут я раздавлю капсулу, которую ношу за правой щекой. Я уже подумывал о том, чтобы сжечь архив и уничтожить результаты нашей деятельности. Но я сразу же узрел в этом поступке нечто мелодраматичное. Закон позаботится о том, чтобы изучить наши результаты, потом закон сдаст их в архив. Через несколько лет науке потребуются наши акты, чтобы в огромном масштабе продолжить наше дело, опираясь на наш опыт.

– Но я хотел… Доктор Круз перебил:

– Мы слишком рано вышли в свет. Мы должны пожертвовать собой. Это логично. Он улыбнулся:

– Через несколько дней, а может быть, уже завтра, сюда придут национальные союзы из Южной Германии и попытаются свершить революцию под руководством этого непостижимого безумца, которого зовут Адольф Гитлер. Но это будет беспримерным провалом.

– Как?… Но откуда?

– Господину Гитлеру не хватает интеллектуальных способностей и формы методики. Он не осознает, какие неслыханные силы ему понадобятся, и его просто выметут, как опавшую листву. Посмотри на этот кадр, мой друг! Посмотри на этих людей. Они не в состоянии свершить революцию, они слишком унижены, слишком напуганы, слишком раздавлены.

– Но через несколько лет…

– Но через десять лет! – закричал доктор Круз. – Тогда сегодняшним десятилетним будет двадцать, а пятнадцатилетним – двадцать пять. Они унаследуют от старых ненависть, но приобретут свой идеализм и свое нетерпение. Кто-то выступит вперед и скажет слово этим бессловесным душам, кто-то скажет о величии и жертве. И эти молодые и неопытные заразят своим мужеством и верой уставших и колеблющихся, и вот тогда свершится революция, и наш мир погрузится в кровь и пламя!

Доктор Круз сел.

Тина тоже присела, чтобы ощущать каждое его движение.

– Через десять лет, не раньше, эти люди создадут новое общество, не неся никакой ответственности перед мировой историей! – снова закричал доктор Круз, высоко запрокинув голову.

Тина видела, что теперь он сидит на стуле, откинувшись назад и поигрывая ржавыми ножницами.

– Прежнее общество, друг мой, базировалось на крайне романтических представлениях о человеческой доброте. Все стало слишком сложно, тем более, что представления не соответствуют действительности.

Тина смотрела в лицо доктора Круза.

– Новое общество будет базироваться на вполне реальной оценке человеческих возможностей и ограничений.

– Как?

– Человек как ложная конструкция. Природное извращение. И это лишь наши скромные попытки проникнуть в его натуру. Мы проникаем в начальную конструкцию и потом уже ее выстраиваем. Мы высвобождаем производительные силы и направляем разрушительные. Мы искореняем неполноценные, размещаем используемые силы.

– Зачем? – почти прокричал молодой человек.

– Это единственная возможность помешать окончательной катастрофе. Доктор Круз засмеялся:

– Знаешь, что было самым трудным при проведении этих экспериментов? Я тебе скажу об этом. Было очень трудно убрать все эти трупы, замести следы. Мы спроектировали такую печь, которая приводится в действие электричеством, но не получили разрешения построить ее. Двое наших стоят на страже там, в архиве, и когда через несколько минут комиссар со своими полицейскими ворвется и начнет стрелять, то они должны будут выполнить трудную работу, а их изобретательные способности достойны уважения. Полиции придется расследовать сорок шесть убийств и самоубийств. Но это относительно малый процент, если вспомнить, что мы в своих экспериментах использовали свыше трехсот подопытных, которые потом вернулись домой, совершенно не помня, что с ними происходило. Но вот мертвые – это ненужный балласт.

Тина услышала выстрелы. Потом крики, команды и снова все стихло. Затем раздались удары в железную дверь. Дверь начала трещать. Тина, дрожа всем телом, наконец нашла скользкие прозрачные глаза доктора Круза. Его лицо исказилось от сильной боли.

– Я думал, что это наступит гораздо быстрее, – проговорил он. – Я и не предполагал, что это будет так больно.

Доктор Круз соскользнул со стула, его голова ударилась об пол.

Тина потеряла сознание.

СОН

Тина уснула. Или нет, скорей, провалилась в какое-то новое пространство зияющего провала зеркала. Казалось, она помнила все, что случилось или должно было случиться в жизни доктора Круза. И всякий раз, доходя в своем видении до очередного злодеяния, совершаемого или совершенного Крузом, она пыталась теперь уже бессознательно, но настойчиво, настолько, насколько это позволяет плавная река снов, доплыть, добраться, дотянуться своими глазами до его глаз. Она видела, как не раз его злодейства грозили, сломав гроб купленного молчания, пасть на его голову, но вдруг вывозило золото, а доктор Круз продолжал играть с живыми людьми в самые безжалостные игры.

Неистощимый на выдумку, он не преследовал иных целей, кроме забавы. Это был мистификатор и палач вместе. В основе его забав, опытов, экспериментов и игр лежал скучный вопрос: «Что выйдет, если я сделаю так?»

Тина видела, как одна вдова, родившая ребенка в момент безвыходной нищеты, отдала новорожденного малютку-сына неизвестному человеку, вручившему ей крупную сумму денег. Он сказал, что состоятельный аноним – бездетная семья – хочет усыновить мальчика. Мать не должна была стараться увидеть или искать сына. На этом, Тина видела, сделка была покончена. Утешаясь мыслью, что мальчик вырастет богачом и счастливцем, обезумевшая от нужды женщина вручила свое дитя Неизвестному, и он скрылся во тьме ночи, унес крошечное сердце, которому были суждены страдание и победа. Неизвестным был доктор Круз.

Теперь Тина видела, что, купив человека, доктор Круз приказал содержать ребенка в особо устроенном помещении, где не было окон. Комнаты освещались только электричеством. Слуги и учитель мальчика должны были на все его вопросы отвечать, что жизнь его именно такова, какой живут и все другие люди. Специально для него были заказаны и отпечатаны книги того рода, из каких обычно человек познает мир и жизнь, с той лишь разницей, что в них совершенно не упоминалось о солнце. Всем, кто разговаривал с мальчиком или по роду своих обязанностей вступал с ним в какое бы ни было общение, доктором Крузом строго было запрещено употреблять это слово.

Тина видела, как рос мальчик. Он был хил и задумчив. Когда ему исполнилось четырнадцать лет, доктор Круз решил, наконец, что можно посмеяться. И он велел привести мальчика.

Доктор сидел на блестящей огромной террасе среди тех, кому мог довериться в этой запрещенной игре. То были люди с богатым, запертым на замок прошлым, с лицами, запечатленными развратом и скукой. Здесь были и поставщики из публичных домов Южной Америки, и содержатели одиннадцати игорных домов.

Дело происходило в полдень. Тина ясно видела – в безоблачном небе стояло пламенным каленым железом вечное солнце. По саду, окруженному высокой стеной, бродил трогательный и прелестный свет. За садом сияли леса и горы.

Мальчик вышел с повязкой на глазах. Левую руку он бессознательно держал у сильно бьющегося сердца, а правая нервно шевелилась в кармане бархатной куртки. Его вел глухонемой негр, послушное животное в руках доктора Круза.

Немного погодя, вышел еще один мужчина, по-видимому, содержатель одного из игорных домов.

– Что, доктор? – спросил он.

– Сердце в порядке, – ответил Круз. – Нервы истощены и вялы.

– Пари, что он помешается с наступлением тьмы.

– Пари на смерть.

– Та же сумма.

– Мой друг, – начал Круз, потянув мальчика за плечо к себе. – Сейчас ты увидишь солнце, солнце – которое есть жизнь и свет мира. Сегодня последний день, как оно светит. Это утверждает наука. Тебе не говорили о солнце потому, что оно не было до сих пор в опасности, но так как сегодня последний день его света, жестоко было бы лишать тебя этого зрелища. Не рви платок, я сниму его сам. Смотри!

Швырнув платок, доктор Круз стал внимательно всматриваться в побледневшее лицо, ослепленные глаза.

«Словно под микроскопом», – подумала Тина.

Наступило молчание, во время которого мальчик увидел необычайное зрелище. Он ухватился за доктора Круза, чувствуя, как пол уходит у него из-под ног и он проваливается в сверкающую зеленую пропасть с голубым дном. Обычное зрелище дня – солнечное пространство – было для него потрясением, превосходящим все человеческие силы. Не умея овладеть громадной перспективой, он содрогался среди взметнувшихся и весьма близких к нему видов полей и лесов. Наконец, пространство встало на свое место.

Подняв голову, он почувствовал, что лицо горит. Почти прямо над ним, над самыми, казалось, его глазами, пылал величественный и прекрасный огонь. Он вскрикнул. Вся жизнь всколыхнулась в нем, зазвучав вихрем, и догадка, что до сих пор у него было отнято все, в первый раз смертельным ядом схватила его. В этот момент переливающийся, раскаленный круг вошел из центра небесного пожара в остановившиеся зрачки, мальчик упал в судорогах.

– Он ослеп, – сказал доктор Круз. – Или умер. Другой мужчина взял мальчика за руку, нащупал пульс и помолчал с многозначительным видом.

– Жив? – спросил, улыбаясь и удовлетворенно откидываясь в кресле доктор.

– Жив.

Теперь решено было посмотреть, как поразит мальчика тьма, которую он, ничего не зная и не имея причины, должен был считать вечной.

Все скрылись в укромном уголке с окнами в сад, откуда во время чинной, но жестокой попойки, наблюдали за мальчиком.

Воспользовавшись обмороком, доктор Круз поддержал бесчувственное состояние до той минуты, когда лишь половина солнца виднелась над горизонтом. Затем он ушел, а мальчик открыл глаза.

Тина внезапно вошла в него взглядом. Проникла в его сознание, чувствуя каждое его движение, каждое биение его сердца.

– Я спал или болен, – но память не пощадила его, ласково рассказав о грустном и жестоком восторге. Воспрянув, он заметил, что темно и тихо, никого нет, но, не беспокоясь об одиночестве, мальчик быстро устремил взгляд на запад, где угасал, проваливаясь, круг цвета меди. Заметно было, как тускнут, исчезают лучи. Круг стал похожим на горку углей. Еще немного, еще… последний сноп искр озарил белый снег гор и умер – навсегда! Навсегда!

Лег и уснул мрак. Направо горели огни третьего этажа.

– Свалилось! Свалилось! – закричал мальчик.

Он выбежал в сад, зовя людей, так как думал, что наступит невыразимо страшное. Но никто не отзывался на его крик. Мальчик проник в чащу померанцевых и тюльпанных деревьев, где журчание искусственных ручьев сливалось с шелестом крон.

Сад рос и жил. Цвела и жила невидимая земля, и подземные силы питали токами своими дышащую теплом почву.

В это время доктор Круз сказал друзьям:

– Сад заперт, стены высоки. Там найдем, что найдем – утром. Игрушка довольно пресная, не все выходит так интересно, как думаешь.

Что касается мальчика, то в напряжении его, в волнении, в безумной остроте чувств все обратилось в страх. Он стоял среди кустов, цветов и деревьев. Тина искала его глазами. Он слышал запахи. Вокруг все звучало безбрежным океаном жизни. Трепет струй, движение соков в стволах, Дыхание трав и земли, голоса лопающихся бутонов, шум листьев – все сливалось в ощущение спокойного, непобедимого рокота, летящего от земли к небу. Мальчику казалось, что он стоит на живом, теплом теле.

Тина нашла его глаза:

– Оно вернется, – убежденно сказала она, заглядывая в лицо мальчика.

– Оно вернется, – сказал он. – Не может быть. Они обманули меня.

За несколько минут до рассвета доктор Круз разыскал жертву среди островков зелени и привел к себе в кабинет.

Между тем в просветленной тьме, за окном, чей-то пристальный, горячий взгляд вперся в затылок мальчика. Смотрела Тина. Мальчик обернулся и увидел красный сегмент, пылающий за равниной.

– Вот! – сказал он, вздрогнув, но взял себя в руки, чтобы не разрыдаться. – Оно возвращается оттуда же, куда провалилось. Видели? Все видели?

Так как мальчик перепутал стороны горизонта, то это был единственный, для одного человека, случай, когда солнце поднялось с запада.

– Мы тоже рады. Наука ошиблась, – сказал доктор Круз.

Хилый подросток, не отрываясь, смотрел в тусклые глаза доктора Круза. Смотрел одновременно с испугом и торжеством. Наконец, бьющий по непривыкшим глазам свет ослепил мальчика, заставил его закрыться руками. Сквозь пальцы потекли слезы. Проморгавшись, мальчик спросил:

– Я должен стоять еще или могу идти?

– Выгнать его, – мрачно сказал доктор Круз. – Я вижу, что затея не удалась. А жаль.

Мальчик обернулся. Только теперь Тина узнала его. Это был Джерри.

– Привет, Тина, – сказал он, открывая дверь. Ты что, читаешь мои мысли?

– Не знаю, иногда, очень редко.

– И как у тебя это получается?

– Сама не знаю. Оно само появляется у меня в голове.

– Тебе доктор говорил о телепатии?

– Да, конечно, мы и опыты проводили. Но я не могу делать это по заказу. Оно само получается.

– Ладно, забудь. Все это глупости. Пойдем лучше гулять.

Он поцеловал Тину и захлопнул за ней дверь. Через несколько минут Тина совершенно забыла свои кошмарные сны.

ДОРОГА НА ЛЕБЯЖЬЕ ОЗЕРО

Из клиники Круза до Лебяжьего озера Тина и Джерри добирались на автомашине по такой немыслимой дороге, что казалось, будто ее неумело вырубили в скалах гигантским топором. Они поднимались все выше по почти отвесному горному склону. Воздух стал глубоко синим, плоские облака нависали как плиты над широкой долиной, словно бы готовые в любое мгновение рухнуть и придавить ее. Дорога становилась все уже, и там, где она была разрушена оползнями, широкие колеса автомобиля скользили над самой пропастью.

Джерри сделалось не по себе, он уже не решался глядеть вниз, в бездну, где узкая лента реки, впадающей в озеро, вырисовывалась все отчетливее. На скалах начала проступать вода, она струилась из расщелин. Появились лишаи, дорога превратилась в сплошной камень. На ней в крайнем случае могли разъехаться два всадника, но не две машины. Джерри не смел даже подумать о том, что случилось бы, если бы из-за поворота выскочил автомобиль. Но Тина, похоже, об этом не задумывалась. Она была совершенно занята орехами, которые разгрызала один за другим, точно белка.

Джерри посмотрел на нее и улыбнулся. В это время запел очень далеко и спокойно петух. Кого предостерегал или приветствовал он? Эта мысль была, как хлестнувшая струя, плеснула и разбилась.

Внезапно произошло нечто странное: за плечами Джерри раздался как бы беззвучный окрик. Он оглянулся. То же сделала Тина.

Позади них от гладкой поверхности реки до озера падал на скалы огромный голубой луч. Постепенно луч сгустился, как бы поджался, собрался в фокус, обратился в светящийся огромный шар, и в то же самое мгновение перед глазами Джерри и Тины открылось небольшое лесное плато с прелестным черепашьим гнездом. Это было так неожиданно, как тропическая чаща в пустыне. Послышался звон гитары. Потрясенная, Тина вскрикнула:

– Черепашки! Мои черепашки! Вот они!

Джерри повернул на звук. Вернее, сам автомобиль, будто управляемый его мыслями и ощущениями, двигался туда, откуда доносилась музыка. Черепашки оказали Тине и Джерри теплое гостеприимство.

На плато жили семь семейств, тесно связанных одинаковыми вкусами и любовью к уединенности, – большей уединенности среди почти недоступных гор, конечно, трудно представить. Здесь было все нужное, вплоть до электрических лампочек. Как попали сюда черепашки, как подобрались, Тина и Джерри, не могли понять.

Это было волнующее явление, вспышка магния среди развалин, – поймано и ушло. Красивые резные балконы, вьющиеся заросли цветов между окон огромного дома-гнезда, рояль, ружье, смуглые и беспечные дети-черепашки с бесстрашными глазами героев сказок, тоненькие и красивые девушки-черепашки – что же еще? Казалось, эти существа собрались сюда петь.

Тина и Джерри особенно ярко запомнили первое впечатление, подобное беглой зарисовке: узкий проход между бревенчатых стен, поднимающийся из него светящийся шар, уносящийся высоко в облака, маленькая, словно черепашья лапка, рука, машущая сверху; впереди – солнце и рай.

– Я видел все это? – будто очнувшись от сна, спросил Джерри.

– Да, – ответила Тина.

– Это сделала ты?

– Нет, не знаю.

– Нет слов выразить, что чувствуешь, – задумчиво и взволнованно произнес Джерри, внимательно, будто в первый раз, разглядывая Тину. – А где же доктор Круз?

– Он у озера, – вздохнула Тина, – с мамой…

– Как называлось то место, Тина? – спросил Джерри, неопределенно махнув рукой куда-то в сторону облаков. – Как мы его нашли?

– Сердце Пустыни, – прошептал кто-то.

Джерри завел мотор, присел на влажную траву и перекрестился. У него пропало всякое желание ловить рыбу.

Озеро Лебяжье лежало неподвижное и мертвое, похожее на огромный агат, хорошо отшлифованный, с застывшими концентрическими кругами, которые к берегам становились бледнее. В центре, под тенью облаков, озеро было почти черным, точно мрачный вход в ад. По тропинке, ведущей к зданию с огромной террасой, уже шагали мать Тины, Аманда, а рядом с ней доктор Круз. Присутствие друг друга, видимо, уже давно не стесняло их, они говорили оживленно, словно друзья, не видевшиеся много лет.

Оставив в доме вещи Тины, Джерри и Тина направились к соседнему дому, в котором жил Майкл.

– Я познакомлю тебя с моим братом, с Майклом, – сказал Джерри. – Если, конечно, он приехал.

– Холодно, – неожиданно сказала Тина.

– Да, действительно, холодно, – удивленно сказал Джерри. – Я как-то раз был на вилле у Джонни Хопкинса. Знаешь его?

– Нет.

– Высокий такой, худой, как жердь… – продолжал рассказывать Джерри. – Так вот, вилла эта прямо посреди огромного-огромного поля стоит. А поле все в снегу. Белая пустыня… Мы с Джонни весь день на мотосанях катались, весело было. А в доме – камин, свечи, красное вино. А жена у него скандинавка, крохотная такая, миниатюрная. Представляешь, он высокий, а она маленькая. Как девочка Герда. И муфта на руках, из канадского опоссума – шерсть длинная, тонкая. А я сидел у камина, никак не мог согреться. Замок Снежной королевы… Мальчик Кай… Я даже стихи написал:

«Мальчик Кай, возьми гитару и играй. В замке Снежной Королевы рок-н-ролл голубого льда…» А потом приехал в город и забыл это ощущение. Все расплавилось…

– А я привыкла к холоду, – сказала Тина, – однажды зимой я увидела забавный осколок. Лед. Почти круглая капсула. Словно страусиное яйцо замерзло. Я остановилась, а этот кусок такой мутный был, и мне показалось, что внутри я вижу ребенка. Маленького ребенка. Как в материнской утробе. Скрюченного, сжавшегося. Как будто он тоже замерз, так и не успев родиться… Я всегда хотела иметь много-много детей…

– Я тоже, – сказал Джерри.

– И чтобы обязательно девочки были, – сказала Тина. – Одни девочки. Почему – не знаю. Девочкам труднее.

Тина и Джерри не заметили, как подошли к дому Майкла. На крыльце дома стоял большой магнитофон. из которого лилась легкая музыка. Вокруг него, мерно покачиваясь в такт нежной бассанове, танцевала молодежь.

Одна из девушек, подбежав к Джерри, взяла его за руку.

– Привет, Джерри, – сказала она.

– Привет, Мелиса, – ответил Джерри.

– Как дела? – спросила Тина.

– Ничего, – ответил Джерри.

– Потанцуем? – предложила Мелиса.

– Нет, сегодня нет, – сказал Джерри. – Я занят.

– Я вижу, чем ты занят, – уколола его Мелиса. Она повернулась к своей подружке Кларисе и спросила у нее:

– Ну, как она тебе?

– Как тебе сказать, – ответила Клариса, – что-то в ней есть.

– А знаешь, я ее даже не заметила, – сказала Мелиса. – Какая-то она бесцветная, лишенная эффекта.

– Для тебя – возможно, – объясняла подружке Клариса. – А вот Джерри она явно по вкусу.

ТИНА И ДЖЕРРИ

Несмотря на жаркое солнце, Тина оставалась очень бледной. Выйдя из дома, Джерри повез ее на берег озера, не столько для того, чтобы прогуляться, сколько чтобы она немного побыла на солнце. Поехали они вроде бы на рыбалку. Но Тина изъявила желание отдохнуть именно на том берегу, возле которого утонул ее отец. Джерри не удивился этой необычной просьбе. Захватив с собой все необходимое, они отправились в бухту. Было прекрасное летнее утро, озеро отливало серебром. Солнце еще не успело разорвать тонкую пелену испарений, и Тина с Джерри ступали по колено в траве в каком-то туманном, сказочном мире. Скоро ноги у них стали мокрыми от росы, точно они перешли вброд ручей. Но Тина этого не замечала и смотрела как зачарованная.

– Как хорошо-то, Боже мой! – произнесла она наконец. – Только здесь можно чувствовать себя по-настоящему волшебницей, – добавила она, и рассмеялась.

В голосе ее слышалось несказанное удивление. Словно она впервые ступала по росе. Местность и впрямь была очень красивая. Здесь, говорили, было обилие рыбы. До берега не дошли. Вода после буйных весенних ливней поднялась и залила луг и молодые посадки. Сейчас над гладкой ее поверхностью торчали пушистые макушки сосенок, зеленые шапки затопленных прибрежных ив. И все пестрело желтыми и синими цветами, такого множества цветов Тине, вероятно, не приходилось видеть. Джерри привязал к удилищу леску, прикрепил крючок.

– Что ты хочешь делать? – спросила Тина.

– Наловлю рыбы.

– Не надо. Я не стану есть эту рыбу.

– А я стану.

– Что же мне делать?

– Что хочешь. Можешь взять одеяло, постели его на опушке. Отдыхай, читай, загорай. Столько возможностей сразу. И все такие приятные.

Она, успокоенная, повернулась к Джерри спиной и ушла к машине. В тот день рыба клевала просто великолепно. Ее некому пугать на этих берегах, так как народу на озере почти не бывает. С тех пор как поселилось там чудовище по имени Баркулаб.

Тина, по-видимому, не думала ни о какой опасности.

– Джерри, – послышался ее голос. Джерри обернулся, – позади него ни души.

– Джерри! – опять позвала она.

Джерри с тревогой взглянул на озеро. Туман рассеялся, синее и гладкое, оно сверкало перед ним. Только присмотревшись, Джерри заметил ее голову почти у противоположного берега.

– Ты что, с ума сошла? – закричал он сердито. Вряд ли он мог сказать что-нибудь более бестактное. Но она приняла это абсолютно спокойно. Джерри видел, как она улыбалась, повернув к нему белое пятно своего лица.

– Возвращайся назад, – добавил он уже не так сурово.

Джерри знал, что она услышит его, даже если он прошепчет. Тина повернула назад, все еще смеясь над его испугом. Это опять рассердило Джерри. Бог знает, что может случиться в этом проклятом месте. Неужели эта девчонка вообще лишена всякого страха?

Тина приближалась к берегу уже не улыбаясь, видимо, почувствовала, что Джерри не в духе. Плыла она довольно быстро и в то же время неуклюже, как головастик, у которого только что отвалился хвост. Подплыв к берегу, ступила на дно и выпрямилась во весь рост. Она была совершенно голая, но будто бы не сознавала этого. Подошла к Джерри, стряхивая рукой искрящиеся капли с плеч.

– Я не почувствовала, Джерри, что нельзя купаться здесь, в этом озере…

– Я боялся, что ты не умеешь плавать, – соврал Джерри.

– Плавать?… Я вошла в воду и поплыла. Знаешь, как будто кто-то меня поддерживал… Честное слово, Джерри.

Джерри недоверчиво посмотрел на нее, хотя знал, что она никогда не лжет. Но все-таки…

– Ты плыла, как головастик. Верно говорят, что человек произошел от земноводных. В частности, от лягушек.

– Джерри! – Тина подошла к нему близко, почти вплотную и поцеловала в губы.

На Джерри пахнуло утренней свежестью, влагой, ветром, запахом бесчисленных белеющих цветов. Он провел ладонью по ее мокрым распущенным волосам и словно потонул в голубой, перевернутой вверх дном бездне ясного неба.

– Милая, – едва слышно прошептал он.

Трава колола нежные ступни Тины. Она осторожно и неловко ступала, собирая всех рыбешек, которые подавали признаки жизни. И бросала в озеро. Одни тотчас ныряли в глубину, другие плавали кверху брюшком на отмели. Джерри знал, что большинство из них все-таки оживет и еще будет плавать. Долго стоял и смотрел, как они уходят под воду: то брюшком вверх, то бочком, открыв рот. Одна рыбка так и осталась лежать на траве. Она шевельнула разок желтым хвостом и застыла, неподвижная, безжизненная. Джерри охватило тягостное предчувствие, что когда-нибудь придется ответить за это злодеяние.

Тина постелила два одеяла в редкой тени деревьев и лежала на спине, следя за птицами, которые порхали в ясной синеве. Это были ласточки с острыми черными крылышками, с продолговатыми шейками, они, вероятно, не ловили насекомых, а упивались чистым воздухом. Лег и Джерри на клетчатое одеяло, Тина жевала травинку, лицо ее становилось все задумчивее.

– Хочешь, я тебе кое-что расскажу? – спросила она наконец.

– О чем, Тина?

– Я сейчас будто бы снова увидела, как утонул мой отец… Помнишь, я тебе говорила об этом. Так вот, я ведь не знала тогда, что у мамы есть любовник… То есть… Я вообще ничего этого не знала…

Джерри провел ладонью по ее телу. Он понимал, что ей нельзя мешать. Она должна была освободиться от тяжести своих мыслей.

– Говори, только не волнуйся.

– Я об этом до сих пор никому не рассказывала. Даже доктору Крузу… Но он все равно… знает об этом.

С того места, где лежали Джерри и Тина, было видно озеро. Кусочек озера, синего и блестящего, как стекло.

– Я слушаю тебя, Тина, – сказал Джерри.

– Вскоре после того, как папа умер, мама и любовник поженились, тайком от меня, конечно. Но хорошо, что не остались жить у нас, а переехали. Они это сделали не потому, что были такие совестливые, а потому, что были очень жадные. Мы снимали квартиру, правда, недорого, в одном из кварталов, но все-таки приходилось платить. И тогда они… Мама и ее друг решили перебраться к нему. Его звали Эллис. Он был жутко скупой, дрожал над всем, что имел. С тех пор я возненавидела жадных людей, Джерри, не выношу ни их самих, ни их деньги. Пока будут на свете деньги, люди, как бы они ни притворялись, всегда останутся такими же ничтожными и мелочными. У денег дет лица, они таковы, каков человек, в чьи руки они попадают. Есть грязные деньги, Джерри, есть ничтожные деньги, есть жалкие деньги. А есть деньги, у которых нет никакой цены, на них ничего не купишь. Это деньги жадных людей.

Помню тот день, когда мы переезжали к Эллису. Приехала машина. Мать и Эллис все перетаскали сами. Мама могла бы лошадь поднять, такая она была здоровущая. А Эллис и подавно. Они оба набросились на мебель, как на добычу. У нас была очень красивая мебель, которая досталась нам от деда. Они хватали все подряд и тащили по лестнице. То, что не могли нести, волокли по ступенькам. Сопели, пот катился с них градом, шеи у них покраснели от натуги. Как сейчас вижу их: ноги раскорячены, глаза выпучены, чуть не выскакивают из орбит. Колени у них подгибались, губы побелели, как у рыб. Впервые они тогда поссорились, брызгали слюной, выкрикивали бессвязные грубые слова, изо рта у них словно запрыгали жабы, маленькие и зеленые. Мне стало плохо, я заперлась в уборной и рыдала там, пока меня не затошнило.

Когда меня выволокли оттуда, все вещи были уже погружены. Прямо не верится, но так это и было. Нужда ведь всему научит, и такие у тебя силы появляются, что потом диву даешься, откуда они взялись.

Дом Эллиса был до того малюсенький и кривобокий, точно на детском рисунке. Осенью меня заставляли его убирать. Другого такого дома не было на всей улице. Я прожила семь лет в этом доме, Джерри. Жила там с бабушкой в одной комнате. Бабушка приходилась Эллису не матерью, а бабкой или прабабкой. Было ей лет сто, наверное, а она и сама не знала, сколько ей лет. Уже не было ни одного зуба. Ни одного волоска на маленькой головке. Была она толстая и потому во сне громко храпела. Она храпела и днем, и ночью, потому что только и делала, что спала. Или что-то жевала. Не могу тебе описать, что это был за храп. Иногда я по целым ночам не могла заснуть. Но терпела, даже не возненавидела ее. Да и что мне оставалось, как не терпеть? Другого выхода у меня не было. Хотя, нет, – был. Потому что я научилась видеть. Куда только я не переносилась в своих мыслях, с кем только не разговаривала. Потом время от времени меня стали забирать в больницу к доктору Крузу, как в санаторий.

Но больше всего меня изводила ужасная скупость Эллиса. Да и мамина тоже. Потому что она скоро стала во всем походить на него. Они говорили, что копят на квартиру. Но мне не верилось. Они так жались, что я уверена – они никогда не потратят из этих денег ничего, если только дом не рухнет. Всю еду Эллис запирал, даже от мамы. А когда раз в неделю он покупал мясо, то очень точно, прямо до грамма, делил его на десять равных частей. Когда мы садились обедать, Эллис клал себе четыре куска, маме – два, а бабушке, мне и близнецам – по одному. Не знаю уж, к чему ему было так наедаться, если он целыми днями сидел без дела. Он был не толстый, но поразительно сильный. А мама очень похудела. Она теперь работала уборщицей в клинике и вся пропахла карболкой и еще какой-то гадостью. У нее начали расти усы, а руки покрылись бородавками. Я думала, что судьба или что-то в этом роде отомстит за папу. Но с ними до сих пор ничего не случилось. Мне кажется, что они с Эллисом счастливы. Вот уж не понимаю, как это может быть такое жалкое счастье. Или даже подленькое счастье. Но, выходит, есть. На глазах Тины выступили слезы.

– О, если бы был жив мой отец! – внезапно сказала она.

Джерри обнял ее, пытаясь успокоить, но Тина, резко вскочив на ноги, побежала к озеру.

– О, если бы был жив мой отец! – повторяла она, приближаясь к озеру.

– Тина, Тина! – кричал ей вслед Джерри. Он бросился за ней, но вечерние сумерки скрыли от него Тину.

Тина добежала до озера и оказалась напротив того места, где ровно пять лет назад погиб ее отец.

– Я люблю тебя, отец, – шептала она. – Я люблю тебя!

И вновь видение прошлого посетило Тину. Она опять, словно и не было этих пяти лет, увидела себя, услышала свой голос, повторяющий одну лишь фразу:

– Я ненавижу тебя! Ненавижу! И голос отца:

– Тина! Тина! Я люблю тебя! Вернись! Взгляд Тины скользил по поверхности воды, освещенной лунным серебряным сиянием. Она чувствовала, что еще мгновение, и ее взгляд, пронзив слой воды, достанет до самого дна. И тогда произойдет чудо и свершится неизбежное.

Тине вдруг показалось, что стоит ей только пожелать, и отец встанет со дна озера.

– Отец! – звала его Тина. – Вернись ко мне! Вернись и прости!

Слезы с лица Тины капали прямо в озеро. Но ничего не происходило.

И тогда, то ли от бессилия, то ли от чувства ненависти к самой себе, к матери, к ее любовнику, Тина стала шептать странные слова, значение и смысл которых она и сама не знала. Древнее первобытное чувство ожило в Тине и, заполнив собой все пространство над озером, прошло вглубь сквозь толщу воды.

Тина понимала, что это она виновата в гибели отца. Она непреднамеренно использовала свой удивительный дар природы и подломила сваи причала, под которыми погиб ее отец.

Вода, как и тогда, пять лет назад, забурлила, по поверхности пошли волны, и вскоре там, куда был направлен взгляд Тины, образовалась огромная воронка, в глубине которой стала появляться человеческая фигура. Вначале Тине показалось, что это огромная коряга. Но вскоре она явственно услышала звук лопнувшей от напряжения металлической цепи. Освобожденный от оков убийца подымался на поверхность, чтобы идти и сеять смерть.

Сначала над поверхностью воды показалась хоккейная маска вратаря, скрывающая лицо убийцы. Затем обрывки одежды, сквозь которые виднелась прогнившая плоть, позвонки, ребра.

– О, Боже! – шептала в страхе Тина. – Вернись! Сейчас же вернись!

Но было поздно. Увидев пластиковую маску, медленно надвигавшуюся на нее из черноты воды, Тина потеряла сознание.

Баркулаб фон Гарт выходил из воды. Неспеша он подошел к лежавшей в глубоком обмороке Тине, занес над ней руку для страшного удара, а затем, словно передумав, повернулся и пошел по направлению к лесу.

Через мгновение после этого на причале появился Джерри. Увидев лежащую на мокрых досках Тину, он бросился к ней и стал покрывать ее лицо поцелуями.

– Тина! Тина, очнись! – шептал он. – Это я, Джерри.

Тина открыла глаза.

– Где он? – тихо спросила она.

– Кто? – не понял Джерри.

– Этот страшный убийца, вышедший из воды, убийца, – и Тина вновь потеряла сознание.

Джерри на руках принес Тину в дом, где она жила вместе с матерью и доктором Крузом.

Через полчаса Тина пришла в себя и первое, что она сказала, был вопрос:

– Где он?

– Кто он? – осторожно спросил доктор Круз.

– Я видела его… Это был человек в хоккейной маске… – пыталась объяснить Тина. Но мать перебила ее:

– Потом, потом все расскажешь. А сейчас поблагодари Джерри за помощь и постарайся заснуть.

Но Тина продолжала твердить:

– Он вышел из воды. Этот человек в хоккейной маске…

– Из воды? – перебил ее доктор Круз.

– Да, из воды, – продолжала Тина. – И это не было галлюцинацией. Я видела его наяву.

– Постой, постой, – пытался сосредоточиться и продолжить мысль Тины доктор Круз. – Ты сказала, что он был в хоккейной маске?

– Да, – ответила Тина.

– И это был не твой отец? – спросил доктор Круз.

– Да нет же! – вскричала Тина. – Мой отец был прекрасен. А это был ужасный тип, утопленник со дна озера. И видела я его всего мгновение, а потом потеряла сознание. Нет, это не был мой отец.

– Неужели ты смогла? – очень тихо сказал доктор Круз.

– Что смогла? – спросила Тина.

– Если это не галлюцинации, которые являются проявлением комплекса вины перед твоим отцом, то все, что ты видела, говорит лишь о том, что ты смогла оживить утопленника-убийцу, который несколько лет назад исчез в водах этого озера.

– Утопленника-убийцу? – ужаснулась Тина.

– Да, – сказал доктор Круз. – А что еще ты видела?

– Еще я видела, – продолжала свой рассказ Тина, – точнее, ощущала, как этот ужасный человек подошел ко мне и занес надо мной руку для удара. Я мысленно простилась с жизнью. И в тот самый момент, когда маска стала опускать вниз руку для удара, раздался голос: «Стой! Замри, Баркулаб фон Гарт!»

– Баркулаб фон Гарт? – перебил доктор.

– Да, Баркулаб фон Гарт, – еще раз повторила Тина. – И где-то высоко над склонившейся и замершей в неподвижности маской появились четыре странных лица, отдаленно напоминающие мордочки черепашек…

– Тина, прекрати, – перебила ее мать. – Тебе надо сейчас же принять таблетки и уснуть хотя бы на полчаса.

– Я вас прошу не мешать нам работать, – сурово сказал доктор Круз.

– Работать? – удивилась мать Тины.

– Да, работать, – ответил доктор Круз. – И если вы не перестанете это делать, то весь остаток своей жизни Тине придется провести в психиатрической больнице. А это, как. вы понимаете, не очень хорошо. Поэтому я прошу вас вместе с молодым человеком удалиться за дверь.

Мать хотела еще что-то сказать, но Джерри взял ее под локоть и вывел в коридор.

– Так что ты увидела в тот самый момент, когда убийца-утопленник занес над тобой руку? – продолжил свои расспросы доктор Круз.

– Я увидела четыре странных лица, отдаленно напоминающие черепашьи мордочки. Их окружал мягкий свет, идущий откуда-то из-за их спин. Он был прекрасен, такой нежный, такой лучезарный, но он не ослеплял меня. Они спросили как меня звать. Я ответила: «Тина». Тогда они еще раз сказали: «Иди домой, Тина». И ничего не бойся. Мы поможем тебе». После этого я открыла глаза и огляделась вокруг. Над озером стояла удивительная тишина, будто здесь вообще не было ни одной живой души. Повернувшись к лесу, я увидела, как ко мне приближается Джерри. Вот, пожалуй, и все.

– Хорошо, Тина, – сказал доктор Круз. – А сейчас иди к себе и постарайся уснуть.

– Нет, нет! – вскричала Тина. – Я чувствую, что случится нечто ужасное.

– Ужасное? – удивился доктор Круз.

– Да, ужасное, – повторила Тина. – Вы ведь сами говорили, что у меня необыкновенные способности и что я могу предвидеть будущее.

– И что же ты видишь? – поинтересовался доктор Круз.

– О, это ужасно, – воскликнула Тина. – Я вижу много крови.

– Много крови?

– Да, много крови, пролитой здесь у Лебяжьего озера. Необходимо бежать и предупредить всех, кто живет поблизости.

– Этого не стоит делать, Тина, – ответил доктор Круз.

– Почему? – удивилась Тина.

– Если все, что ты говорила здесь, реально и не является галлюцинацией, то остановить убийцу уже невозможно.

– Невозможно? – ужаснулась Тина.

– Да, невозможно, – ответил Круз. – Он уничтожит сначала всех обитателей, живущих в окрестностях озера, а затем вместе со своими товарищами, такими же убийцами, как и он сам уничтожит все человечество.

– Человечество? – поразилась Тина.

– Да, человечество, – отвечал доктор Круз. – С помощью магии и такого, как у тебя, Тина, дара, из-под земли, воды и огня восстанут тысячи и тысячи убийц, подобных Баркулабу фон Гарту. Они неуязвимы и будут сеять смерть, смерть и еще раз смерть по всей земле.

– Вы – сумасшедший, – тихо сказала Тина.

– Возможно. Но мы должны довести до конца наш эксперимент, – ответил доктор Круз и вышел из комнаты.

ДНЕВНИКИ ДОКТОРА КРУЗА

Первое серьезное изучение смерти было предпринято доктором Крузом после мистического переживания во время совершенного им в юности бессознательного убийства своего товарища, Джона Смитли. Мистическое переживание во время падения с высоты Джона Смитли пробудило в докторе Крузе интерес к субъективному опыту, связанному с жизненно опасными ситуациями и с умиранием. Не отдавая себе отчета в этой подсознательной силе притяжения, доктор Круз посвятил свои занятия изучению и наблюдению свидетельств людей, переживших серьезные несчастные случаи: раненых солдат, каменщиков и кровельщиков, срывавшихся с большой высоты, а также людей, попадавших в стихийные бедствия в горах, железнодорожные катастрофы, тонувших рыбаков.

Впервые доктор Круз сделал заключение о том, что субъективный опыт близости смерти удивительно сходен в 95 % случаев, независимо от сопутствующих обстоятельств. Умственная деятельность сначала резко ускоряется и обостряется. Восприятие событий и предвидение исхода обычно бывают вполне отчетливыми. Время необыкновенно растягиваегся, а люди действуют с быстротой молнии и в полном соответствии с реальными обстоятельствами. Как правило, за этой стадией следует внезапный обзор жизни.

По Крузу, происшествия, при которых человек внезапно оказывается перед лицом смерти, гораздо более ужасающи и жестоки для свидетелей, чем для жертвы. Во многих случаях зрители были глубоко потрясены и переживали длительную моральную травму.

Для детализации опыта умирающих пациентов доктор Круз с коллегами проанализировал более шестисот вопросников, возвращенных врачами и медицинскими сестрами. Из 10 % больных, находящихся в сознании за час до смерти, большинство имело разнообразные сложные видения. Некоторые образы более или менее соответствовали традиционным религиозным представлениям о рае, аде, Вечном городе, в других видениях присутствовали мирские образы непередаваемой красоты: замечательные ландшафты с экзотическими птицами, идиллисеские сады. Реже встречались устрашающие видения дьяволов и ада и ощущения погребения заживо. Достойно примечания сходство этих предсмертных опытов с образами эсхатологической мифологии и с психоделическими явлениями, вызываемыми ЛСД и мескалином.

Доктор Круз исследовал большое количество сообщений лиц, оказывавшихся перед лицом смерти, в том числе и тех, кто падал с высоты. Он выделил повторяющиеся в этих опытах элементы и дал определение трем последовательным стадиям умирания.

Первая фаза, названная им «сопротивление», характеризовалась сознанием опасности, страхом смерти и, наконец, смирением перед смертью. Далее следовал обзор жизни, когда перед человеком проносились воспоминания о важнейших моментах жизни или возникала панорамная картина всего его жизненного пути. Последняя стадия – трансценденция – связывалась с мистическими, религиозными и космическими состояниями сознания.

Анализ опытов смерти, проведенный доктором Крузом, можно проиллюстрировать сообщением молодой женщины, описывающей свое состояние во время автомобильной катастрофы. У ее автомобиля отказали тормоза на большом шоссе. Неуправляемая машина в течение нескольких секунд скользила по мокрой мостовой, ударяясь о другие машины, и в конце концов врезалась в грузовик.

«За те несколько секунд, – были записаны слова женщины в дневнике доктора Круза, – пока мой автомобиль находился в движении, я испытала ощущения, которые, казалось, длились века. Необычайный ужас и всепоглощающий страх за свою жизнь быстро сменились ясным сознанием того, что я умру. Как это ни странно, одновременно пришло такое глубокое ощущение покоя и мира, какого я никогда раньше не испытывала. Казалось, я перемещалась с периферии своего существа – тела, заключавшего меня, – в самый центр моего Я, места невозмутимого спокойствия и отдохновения. Мантра влилась в мое сознание с мягкостью, никогда мной не испытываемой во время медитаций. Время как бы исчезло, я наблюдала свою собственную жизнь: она проходила передо мной как фильм, очень быстро, но поразительно подробно. Достигнув границы смерти, я как бы оказалась перед прозрачным занавесом. Движущая сила опыта влекла меня сквозь занавес – я была все еще абсолютно спокойна, – и вдруг я осознала, что это не конец, а, скорее, переход. Все части моего существа, чем бы я в тот момент ни была, не ощущали близости смерти. Я чувствовала, что сила, направлявшая меня к смерти, а потом за ее пределы, будет вечно вести меня в бесконечную даль.

Как раз в этот момент мой автомобиль врезался в грузовик. Когда он остановился, я огляделась вокруг и поняла, что каким-то чудом осталась жива. Потом произошло нечто поразительное: сидя в груде покореженного металла, я почувствовала, что границы моей личности исчезают, и я начинаю сливаться со всем окружающим – с полицейскими, обломками машины, рабочими с ломами, пытающимися меня высвободить, цветами на соседней клумбе, медиками, телерепортерами. Каким-то образом я видела и чувствовала свои раны, но казалось, что они не имеют ко мне отношения – они были лишь частью быстро расширяющейся системы, включавшей в себя гораздо больше, чем мое тело. Солнечный свет был необыкновенно ярким и золотым, казалось, что и весь мир сияет прекрасным светом. Я ощущала счастье и бьющую через край радость, несмотря на драматизм обстановки, и это состояние сохранялось в течение нескольких дней в больнице. Это происшествие и связанный с ним опыт полностью изменили мое мировоззрение и понятие о существовании. Раньше я не особенно интересовалась вопросами духа и считала, что жизнь заключена между рождением и смертью. Мысль о смерти всегда меня пугала. Я верила, что мы проходим по сцене жизни лишь однажды, потом – ничто. Попутно меня мучил страх, что я не успею осуществить в жизни все, чего хочу.

Теперь я совершенно по-другому представляю себе мир и свое место в нем. Мое самоощущение превосходит представление о физическом теле, ограниченном рамками времени и пространства. Я знаю, что я часть огромного творения, которое можно назвать божественным»… Общей чертой всех сообщений была жалоба на то, что субъективные ощущения невозможно описать, это же характерно и для мистических состояний сознания. «Умирающий человек достигал высшей точки физических страданий и слышал, как врач констатировал его смерть. Потом он слышал неприятный или громкий звон или жужжание и одновременно чувствовал, что очень быстро двигается через темный узкий туннель. Он внезапно оказывался вне собственного тела, но все в той же обстановке и наблюдал свое тело со стороны, как зритель. С этой необычной позиции он видел попытки вернуть его к жизни и приходил в смятение.

Через некоторое время он привыкал к своему новому состоянию. Он замечал все, что еще имело тело, но совсем другой природы и обладающее иными возможностями, чем оставленное им физическое тело. Потом появлялись другие существа. Они были похожи на черепашек. Они встречали его и помогали ему. Он видел рядом с черепашками духов умерших – родных и друзей, а потом одна из светящихся черепашек появлялась перед ним. Она без слов задавала ему вопросы, помогала оценить жизнь, показывая за мгновения ее важнейшие события. В некий момент человек ощущал свое приближение к какой-то границе или барьеру, очевидно, отделяющему земную жизнь от следующей за ней. Тем не менее, оказывалось, что он должен вернуться на землю и что время его смерти еще не пришло. Захватывающий опыт неземной жизни заставлял его сопротивляться возвращению. Он был преисполнен чувством радости, любви и мира. Позже он пытался рассказывать о происшедшем, но встречался ряд трудностей. Во-первых, человеческий язык оказался непригодным для описания неземных событий; а во-вторых, окружающие относились к этим рассказам с недоверием и насмешкой, и он оставлял свои попытки. Все же этот опыт оказывал глубокое влияние на его жизнь, особенно на представление о взаимоотношении смерти и жизни».

Замечательны параллельные места в исследованиях доктора Круза и в описаниях загробной жизни в эсхатологической литературе. Сходные, если не идентичные, элементы наблюдались и во время психологических сеансов, когда субъект переживал столкновение со смертью в рамках процесса «смерть – повторное рождение». Существовал ряд аналогий со спонтанно возникающими состояниями у некоторых больных шизофренией.

Почти то же самое происходило у доктора Круза и с Тиной. Смерть отца только обострила все те невероятные способности девочки, о которых живущие на земле люди говорят, как о галлюцинациях. Но это были совсем не галлюцинации. Девочка могла переноситься во времени. Могла предсказать будущее и заглянуть в прошлое. В сочетании с невероятной неуязвимой силой, заключенной в Баркулабе фон Гарте, и это открывало новые потрясающие возможности для доктора Круза.

Теперь весь мир был у него на ладонях. И неважно, что произойдет с девушкой и с будущими жертвами убийцы-утопленника. Это всего лишь подопытные кролики. Так думал доктор Круз, перезаряжая свой тяжелый, армейского образца, пистолет.

КРОВАВАЯ ПИРУШКА

Если дом Тины был погружен в тревожную тишину ожидания, то в соседнем двухэтажном деревянном доме вовсю гремела музыка. Из динамиков на всю катушку, вырвавшись на свободу, гремел тяжелый рок в исполнении группы «Смоки».

Веселая тусовка молодых ребят и девочек лихо отбивала ногами ритм пьесы под названием «Убийца приходит в полночь».

Глядя на окна второго этажа с улицы, можно было подумать, что какое-то древнее племя индейцев совершает обряд жертвоприношения. Музыкальную ткань пьесы то и дело прорезали резкие гортанные крики танцующих. Никто из них не знал, что полчаса назад со дна Лебяжьего озера восстал утопленник-убийца по имени Баркулаб фон Гарт. И сейчас он был уже примерно в часе ходьбы от дома, где балдели под музыку группы «Смоки».

Охваченная азартом, возбужденная компания молодых людей спустилась вниз, где был накрыт импровизированный стол в честь дня рождения Майкла, сына хозяина этого дома. Но самого виновника торжества еще не было. Он должен был появиться в доме с минуты на минуту. Ник, высокий блондин, атлетического сложения, вскочил на кресло и стал привязывать к люстре японские бумажные фонарики.

– Послушай, Мелиса, – сказал он сногсшибательной блондинке с длинными волосами. – Вы же обещали принести с собой закус, а сами тягаете из холодильника все, что вам захочется?

– Но ты же сказал, – ответила ему Мелиса, – что все свалим на Майкла.

– А, черт с ним! Тогда тащи и что-нибудь выпить.

– А ты знаешь, что произошло с астронавтами, которые высаживались на Луну? – спросил у Ника рыжий парень по имени Боб.

– Что?

– Они прилетели на Луну, – принялся рассказывать, расставляя на столе рюмки, Боб, – Армстронг и еще двое, не помню, как их звали… Ну, а потом, уже на Земле, с ними стали происходить всякие странные вещи. С каждым что-то разное, но все равно истории приблизительно одинаковые…

– И какие же это истории? – спросила у Боба вошедшая в комнату длинноволосая шатенка Лора.

Она подошла к креслу и мягко, как кошка, опустилась в него. Ее приятель, длинноволосый Клод, сидел рядом, забросив ноги на спинку мягкого соседнего кресла, и углубившись в свои мысли. Он и его подруга уже успели пропустить по рюмочке, и сейчас им было очень даже хорошо.

– А история заключается в том, – продолжал свой рассказ Боб, – что после приземления они все завязали.

– Завязали с чем, с киром? – спросила Лора.

– Не-а, – отвечал Боб.

– С марихуаной? – спросил Ник.

– Не-а, – отвечал Боб.

– Тогда с чем? – спросил стоящий в дверях Эди.

– Они завязали со всей этой астронавтикой или как там еще. Кто-то купил себе ранчо, кто-то спятил. В общем, прогулочка эта дорого им обошлась. Чего-то там они увидели. Увидели и сообразили. Сообразили, когда там, на Луне, в шесть раз меньше весили. Понимаете, да? – спросил у ребят Боб.

– Еще бы, – дружно ответили ребята.

– Ну, тогда неплохо и выпить, – закончил свой рассказ Боб.

– Ну уж нет! – вскричал Ник. – Я не позволю без Майкла начинать вечеринку. Не для того мы удрали в эту даль, чтобы просто нарезаться и уснуть. Мы обязательно дождемся его! И уж тогда своего не упустим!

Мелиса подкралась к Нику сзади и закрыла руками его глаза.

– Мелиса! – сразу же отгадал Ник.

– Надо же, – удивилась девушка. – И как ты это отгадал?

– Твои ладони выдают все желания, – ответил Ник. – А такие желания могут быть только у Мелисы!

– Вот уж точно, я своего не упущу! Но только вместе с тобой, Ник!

– Боб? – вдруг сказал молчавший до сих пор Клод.

– А?

– А дальше?

– Что дальше? – не понял его Боб.

– Дальше-то что? С астронавтами?

– Ничего, – ответил Боб, – больше не хотят летать. И все. Черт возьми, где этот проклятый Майкл?

– Не знаю, – тихо ответил Клод и опять спросил у Боба, – а что они еще хотят?

– Чего?

– Что еще хотят астронавты, побывавшие на Луне?

– Спать они хотят, Клод. Пить хотят, курить. У тебя сигареты есть? – спросил Боб у Ника.

– На кухне. В правом кармане моей куртки, – ответил ему Ник.

– Ну, тогда я пошел, – сказал Боб и вышел из комнаты.

– Пойду и я за компанию, – сказал, вставая из кресла, Клод.

– А может наш дружок Майкл вовсе не спешит к нам, – сказала вдруг Мелиса. – Поставил свой старый «Форд» на обочине дороги и развлекается с подружкой? Как ты считаешь, Ник?

– Возможно, Мелиса, – ответил Ник. – И если это так, то я люблю его еще больше за то, что он такой рисковый парень, мой брат Майкл.

* * *

Мелиса оказалась права. Вместо того, чтобы на всех парах мчаться на своем стареньком «Форде» к загородному дому отца, где его ожидала веселая компания ребят, Майкл со своей подружкой Джейн самозабвенно целовался в кабине машины. Они как раз доехали до указателя, сообщавшего, что до Лебяжьего озера оставалось три мили.

– Ну что, Майкл, поехали? – сказала Джейн.

– Погоди еще немножечко, – отвечал Майкл, лаская Джейн.

– О, только не здесь! – возмутилась Джейн.

– Почему? – спросил Майкл.

– Здесь много комаров, – ответила Джейн.

– А я подниму стекло, – нашелся Майкл.

– Поздно, дорогой, – сказала Джейн, отвесив Майклу легкий шлепок по щеке.

– Ты чего? – заорал он.

– А вот еще один, – Джейн шутливо хлестнула его по другой щеке.

– Ты чего дерешься? – возмутился Майкл, схватив Джейн за руки.

Между ними завязалась шутливая возня, в результате которой оба повалились на дно пикапа. Джейн нечаянно задела локтем сигнал машины. Тишину леса огласил пронзительный гудок. Он, словно холодный душ, отрезвил Майкла и Джейн.

– О'кей! Сейчас поедем, – сказал Майкл и начал заводить машину. Но машина не заводилась.

– О, черт, – выругался Майкл. – В самый ответственный момент она всегда подводит меня!

– Что нам делать? – спросила Джейн.

– Придется идти пешком, – ответил Майкл. – К тому же здесь сумка, набитая жратвой и выпивкой. Нас ждут.

Майкл открыл заднюю дверь и вместе с Джейн с трудом вытащил из машины увесистую спортивную сумку.

Через мгновение Майкл и Джейн вошли в лес. Пройдя около мили, они решили сделать небольшой привал.

– Майкл, – захныкала Джейн, – я, кажется, натерла ногу.

– Покажи, – сказал Майкл.

– Нет уж, – сказала Джейн, – я знаю, чем это может закончиться. Покажешь ногу, а окажешься…

– Во мху, – продолжил Майкл.

– Кроме того, здесь еще больше комаров, чем на дороге, – сопротивлялась Джейн.

– Ну, тогда терпи, – обиделся Майкл. И вновь взвалил на себя сумку.

– Ты куда, Майкл? – испуганно залепетала Джейн.

– Я знаю, как нам срезать дорогу, – сказал Майкл, увлекая Джейн в чащу леса.

– Я боюсь, – сказала Джейн.

– Не бойся, Джейн, – подбадривал ее Майкл. – Нам осталось идти всего лишь милю.

– Если бы я знала, что так все будет – ни за что бы не поехала с тобой, – возмущалась Джейн по дороге к дому.

– О, черт, – выругался Майкл, опуская сумку на землю.

– Что случилось? – испуганно спросила Джейн.

– Ничего особенного, – сказал Майкл. – Просто я хочу писать.

– Нахал, – шутливо сказала Джейн.

– От такой слышу, – парировал Майкл, исчезая в ближайшем кустарнике.

Услышав гудок машины, Баркулаб направился к шоссе. Через минуту он вышел на дорогу, где ребята бросили «Форд». Тяжело ступая, утопленник-убийца подошел к машине. Резким ударом он выбил заднюю дверцу и заглянул внутрь машины. Его внимание привлек мешок с палаткой. Одним рывком он разорвал его пополам. Из мешка вывалилась палатка со связкой кольев. Выбрав себе самый длинный и острый, Баркулаб направился в лес, следом за Майклом и Джейн. Лунный свет, пробиваясь сквозь листву, изредка освещал убийцу-утопленника. И тогда пластиковая хоккейная маска становилась очень похожей на череп.

* * *

Отойдя от Джейн, Майкл расстегнул молнию на шортах.

Джейн, оставшись одна, испугалась. И чтобы не было так уж страшно, доставала Майкла.

– Майкл, ты скоро? – спрашивала она.

– Сейчас.

– Ой, Майкл, я боюсь, – испуганно вскричала Джейн.

Стало холодно. Окруживший ее лес наполнялся шорохами, зловещими криками птиц.

– Майкл, – крикнула она, – скорее!

– Иду, – отвечал Майкл, направляясь к Джейн.

И в это самое время страшной силы удар в грудь пригвоздил его к дереву. Майкл даже не успел ойкнуть, как испустил дух.

– Где же ты, – в паническом ужасе вскричала Джейн.

Она увидела выходящую из кустов высокую фигуру. Но это был не Майкл. Маска хоккейного вратаря отливала лунным светом и, казалось, расплывалась в страшной улыбке убийцы-утопленника.

С диким криком Джейн бросилась бежать. Ветки хлестали ее по лицу, цеплялись за одежду, раздирая в кровь кожу на теле. Но как ни старалась Джейн оторваться от погони, расстояние между ней и убийцей неумолимо сокращалось. Спиной она чувствовала, что еще секунда, и убийца ее настигнет. Не выдержав напряжения погони, Джейн остановилась, и в тот же момент острый стальной штырь пронзил ее насквозь. Затем Баркулаб фон Гарт приподнял ее и ударил о дерево. В списке Баркулаба появились первые жертвы.

* * *

Прошло два часа после того, как Джерри покинул дом Тины. И все это время он не находил себе места. Какое-то шестое чувство подсказывало ему, что он должен вернуться к Тине. Оставив веселящуюся компанию в доме Майкла, Джерри направился к дому Тины. Он постучал в дверь. Но никто ему не ответил. Тогда он толкнул дверь и вошел. В одной из комнат он нашел Тину.

– Привет, – сказал Джерри, но Тина ничего не сказала в ответ. Двери открылись, и в комнату вошла мать Тины.

– Ну, что, Джерри, – сказала она, – как проходит вечеринка?

– Неплохо, – ответил Джерри, – если не считать того, что куда-то пропал виновник торжества.

– Ну, ты же знаешь Майкла, – сказала мать Тины. – Наверное, встретил знакомую девушку, и та так вскружила ему голову, что он забыл обо всем на свете.

– Да, это похоже на моего брата, – ответил Джерри. И добавил:

– Миссис Редфорд, я хочу пригласить вашу дочь на вечеринку в дом моего брата, если вы, конечно, не против.

– Ну, что ты, Джерри, – ответила мать Тины, – я буду только рада.

– Вот и отлично, – сказал Джерри, – это все же лучше, чем провести целый вечер в обществе доктора Круза.

– Пойдем, Джерри, – сказала молчавшая до сих пор Тина.

Тина и Джерри исчезли в дверях.

– Куда это они? – поинтересовался доктор Круз, появившись в холле.

– В соседнем доме молодежь отмечает день рождения, вот они и решили немного развлечься, – объяснила доктору Крузу миссис Редфорд.

– Это очень некстати, – сказал доктор Круз. – Мне бы не хотелось прерывать лечение из-за какого-то пустяка и вновь отправлять ее в клинику.

– Но ведь вы сами говорили, что для успешного лечения ей нужны положительные эмоции? – возразила мать Тины.

– Да, но не такие, как эти, – пробормотал доктор Круз и стал подыматься вверх по лестнице.

* * *

Звуки тяжелого рока оглушили вошедшую в дом Майкла Тину. Она давно уже не была в таких больших и шумных компаниях, а сейчас, после долгих месяцев, проведенных в клинике доктора Круза, ей показалось, что она попала на другую планету. Один из парней подскочил к ней и потянул на середину гостиной, горячо шепча что-то на ухо.

– Рок-н-ролл, рок-н-ролл, – разобрала, наконец, Тина смысл произносимого.

– Рок-н-ролл – это кайф, рок-н-ролл – это жизнь, – монотонно повторял парень одни и те же слова, пытаясь втянуть Тину в танец.

Но Тина оставалась молчаливым островком в безбрежном море движения и эмоций.

– Раз, два, три, четыре, раз, два, три, четыре, – отсчитывал вслух парень, кружась вокруг Тины.

Наконец, Джерри пробился к ним и повел Тину к компании, сидящей возле стола. И здесь разговор шел о рок-н-ролле.

– Для меня рок – это понятие, которое целиком себя заключает и целиком себя исчерпывает, – говорил высокий, худой юноша в очках, чем-то отдаленно напоминавший Джона Леннона. Может быть, круглыми очками, а может, длинными волосами.

– Это вся жизнь, – продолжал он.

– А Бог? – спросил сидящий на диване Клод.

– Это путь к Богу. Это тот путь, которым я хочу прийти к смерти. Это моя кровь, которая дана для того, чтобы я сделал что-то реальное. У меня ничего другого нет, и я без рока, считай, не существую… Просыпаюсь, и сразу же врубаю маг… И мне по фиг, что вокруг меня, и какое на дворе правительство. Главное, это во мне. Звучит. Длится. Вот и сейчас, слышите этот пульс? Он наполняет нас одним общим целым и объединяет. Это и есть истинный рок, – он действительно чем-то отдаленно напоминал Леннона.

– А для меня жизнь, – продолжила разговор, выплывшая откуда-то с боку Мелиса, – это кино. Фантастическое кино, в котором я живу. Вот и сейчас, когда вы стоите и о ерунде говорите, я балдею, я торчу… Ах! – Мелиса, не договорив, рухнула в кресло, прямо в объятия Клода.

– Привет, Джерри! – хлопнул Джерри по плечу коренастый парень со шрамом на щеке.

– Привет, привет, старая калоша! – ответил Джерри. – Как ты поживаешь?

– Когда как. Поживаю, малыш, – ответил парень со шрамом и добавил, – познакомил бы меня со своей девушкой.

– Тина, – представил Джерри. – А это мой старый школьный товарищ Томас Браун.

– Я рад.

– Я тоже, – искренне ответила Тина.

– Ну?

– Что ну? – спросил Джерри.

На секунду Джерри, Том и Тина замерли, словно в детской игре «замри», а потом принялись дружно смеяться.

Тина немного пришла в себя. Ее лицо, до этого скованное неприятными воспоминаниями, преобразилось. Оно стало нежным и удивительно привлекательным, и Джерри заметил это. Но заметил это не только Джерри, но и Мелиса, которая уже давно «приударяла» за Джерри, хотя пока и безрезультатно. То, что она увидела, толкнуло ее к поступкам, какие бы могли, по ее мнению, возбудить ревность у Джерри. Мелиса обняла Клода и демонстративно поцеловала его взасос.

– Вот это да! – присвистнул от удивления Том. Но Джерри словно этого и не заметил.

– Ну что, потанцуем, – спросил он у Тины.

– Потанцуем, – ответила Тина. Джерри, смеясь, подхватил Тину и закружил по гостиной в некоем подобии вальса.

– Посмотри, какие вокруг удивленные рожи, – шептал он на ухо Тине. – Видишь?

Но Тина молчала, лишь слегка улыбаясь в ответ. Они остановились возле дверей.

– Тебе грустно? – спросил Джерри.

– Да, наверно, – отвечала Тина. – Мне грустно.

– Хочешь, я тебе что-то расскажу? – предложил Джерри.

– Давай, – тихо согласилась Тина.

Они вышли из дома и сели на ступеньки. Дом был залит светом, а напротив в лесу, словно перед прыжком, замерла тишина.

– Есть у Толкиена одно совершенно потрясающее место, – начал свой рассказ Джерри, – от которого, когда я вспоминаю, у меня мурашки идут по коже. Парень в Англии еще до средних веков, может быть, четвертый, восьмой, десятый – те времена. А может быть, даже раньше, не знаю. В общем, он знал: что-то такое существует. И его все время тащило туда, на Запад, куда они все уплыли. Люди остались здесь, а они-то все уплыли. Туда. И вот он долго тащится, тащится, хочет туда доплыть. И, в конце концов, получается так, что он собирает народ и плывет. И, проплыв сквозь все туманные места, а они в тумане в диком каком-то плывут, и вечер, то есть, уже ночь, и они видят вдалеке-вдалеке огни. Но тут мне уже не хватает слов, потому что я понимаю, что они видят, я понимаю, как это действует. Когда у людей волосы дыбом встают, когда мурашки идут по коже, по хребту. Но то, что он доплыл, уже неважно. Важен факт вот этого проникновения, то, что они увидели огни…

Джерри на мгновение замолчал, а потом продолжил свой рассказ:

– У Питера Билла есть такая книжка – «Последний Единорог». Там есть одна песенка хорошая. И слова хорошие: «Я – королевская дочь, я все могу, все мне можно, все у меня есть, я старею в темнице своей собственной кожи, в тюрьме своего тела. Я бы бросила все, что у меня есть, и пошла бы нищенствовать от двери к двери, только чтобы увидеть твою тень. Один раз, на мгновение, и никогда больше». Песня Единорогу. Я понимаю, о чем тут идет речь. Я знаю это ощущение.

Джерри обнял Тину. Но в это самое мгновение кто-то за его спиной сказал:

– Это к тебе…

– Кто это? – не оборачиваясь, спросил Джерри.

– Майкл Джексон и Мадонна, – был ответ. Джерри обернулся. На пороге дома, в лучах света стояли Клод и Мелиса.

– А я думал Джимми Хендрикс, – сострил Джерри.

– Нет, это не Джимми Хендрикс…

– И не Мадонна, – закончила Мелиса. – Джерри, я тебя весь вечер жду.

– Не жди, – ответил Джерри.

И для того, чтобы закончить этот неприятный для Тины разговор, Джерри вместе с ней вошел в дом. Там по-прежнему было довольно шумно. Длинноволосая красавица Лора объясняла очкастой отличнице Медью, как надо соблазнять парней.

– Понимаешь, – говорила она, – самое главное – это внезапность и неожиданность первого впечатления.

– Как это? – не поняла ее Медью.

– А вот так, – отвечала Лора. – Вчера, например, у тебя были черные волосы, а сегодня – светлые. Позавчера ты носила миди, а сегодня – мини. Поняла?

– Кажется, да, – отвечала Медью. Джерри и Тина прошли в глубь гостиной, где играла музыка.

– Люби меня нежно, – тихо сказал Джерри.

– Что? – переспросила Тина.

– «Люби меня нежно» в исполнении Пресли – это полный кайф, добавил Джерри.

Вслед за ними в гостиную вошли Мелиса и Клод.

– Джерри, – капризно сказала Мелиса, – сними эту идиотскую запись.

– Да? А я ее очень люблю.

– Люби.

К Мелисе с бокалом, полным спиртного, подошел Боб.

– Выпить хочешь? – спросил он.

– Хочу, – ответила Мелиса. – Все время, пока я вижу Джерри вместе с этой… соседкой Тиной, я хочу только одного: пребывать в угаре.

Мелиса взяла бокал из рук Боба и сделала большой глоток.

– Это спирт у тебя, что ли? – изумилась она.

– Спирт, – ответил Боб.

– Предупреждать надо, урод, – возмутилась Мелиса.

Мелиса сделала еще один большой глоток и передала бокал Клоду. Клод тоже выпил, а затем поставил бокал на стол.

– Ладно, пора сваливать, – Мелиса обняла Клода.

– Что?

– Пора идти баиньки, – Мелиса, глядя на Джерри, стала расстегивать на Клоде рубашку.

– Иду.

– Иди.

Затем Мелиса подошла к Джерри и, глядя ему в лицо, сказала:

– Сволочь!

– Кто? – напрягся Джерри.

– Твой брат Майкл! – от Мелисы несло перегаром.

– Не могу согласиться, – ответил ей Джерри.

– Не моги.

– Не могу.

– О-очень содержательная беседа, – подытожил Клод.

– Мелиса, не затевай скандал, – увещевали красавица Лора и Медью.

– А мне плевать, – стала в позу Мелиса. Она потянулась за бутылкой, но Боб перехватил ее руку.

– Мелиса, что на тебя нашло? – сказал он. Но Мелиса не услышала этой фразы. Она подошла к столу, где стоял магнитофон, аккуратно сняла кассету и вонзила в нее нож.

– Что ты делаешь? – возмутился Джерри.

– Я деградирую, – ответила Мелиса.

– Это моя любимая вещь, – сказал Боб.

– Очень хорошо, – Мелиса опустилась на пол.

– Моя любимая запись… – шутливо канючил Боб. – Мне ее мама подарила. На день рождения. Чтобы я мечтал стать как Элвис Пресли. А я надругался над ее светлыми чувствами и не стал.

– Свинья! – Мелиса закатила ему пощечину. Боб присвистнул.

– До, ре, ми, фа, соль, ля, си, до, си, ля, соль, фа, ми, ре, до, – неожиданно пропел Клод.

– Вставай – простудишься, – сказал Мелисе Джерри.

– Да пошел ты…

– И состоялись они, как пара, – съерничал Клод.

В это время в гостиную вошел Джон. Он подошел к столу и стал жадно пить прямо из горлышка бутылки.

Красное вино потекло по подбородку, капая на белую сорочку. Все захохотали, глядя, как он пьет.

Неожиданно, молчавшая до сих пор Тина, напряглась. Ей показалось, что это вовсе не Джон, а совсем другой парень. И изо рта у него действительно шла кровь. Он корчился, пытаясь схватить чью-то руку, но безуспешно.

Страшной силы удар обрушился на его грудь. Тина закричала. Перед ее изумленным взором было то же лицо, точнее, та же маска, что и на озере. А в руках убийца держал стальной штырь, с которого капала кровь.

Тина вскрикнула и в испуге бросилась к двери.

– Тина! Тина! Постой! – кричал ей вслед Джерри, но Тина пулей преодолела расстояние между домом Майкла и своим домом. Взбежав по ступенькам, она замерла, как вкопанная, увидев торчащий из дверного косяка стальной штырь. Точно такой же она видела в руках утопленника-убийцы в своем видении. Тина рванула дверь и вбежала в дом.

– Мама! Мама! – кричала Тина. – Я видела его снова! Он, наверное, убил человека!

На шум в гостиной вышел доктор Круз. В руках он держал газету и большое увеличительное стекло.

– Что опять случилось, Тина? – спросил доктор Круз.

Тина замолчала. Ее внимание привлек заголовок на первой странице газеты, которую держал в руках доктор Круз. Крупными буквами там было написано «Серия жестоких убийств на Лебяжьем озере. Полиция ищет убийцу». Это было похоже на сон.

– Что случилось, Тина? – руки матери встряхнули Тину за плечи.

Очнувшись, Тина тихо сказала:

– Мама, я видела того человека, который вышел из озера!

– И как он выглядел? – опять вмешался доктор Круз.

– На его лице была маска, напоминающая хоккейную, – сказала Тина. – А в руках он держал металлический штырь, которым убил парня.

– И где ты его видела? – продолжал спрашивать доктор Круз.

Тина подробно рассказала о том, что случилось в доме Майкла.

– Послушай, Тина, – мягко сказала мать. – У тебя, как и год назад, начались галлюцинации. Только тогда ты упорно твердила, что видела своего отца подымающимся со дна озера. А теперь вместо него в твоем воображении появился этот человек в хоккейной маске.

– Если вы не верите мне, – взмолилась Тина, – выйдите на крыльцо и взгляните, что торчит из дверного косяка?!

Доктор Круз и миссис Редфорд вместе с Тиной вышли на крыльцо. На том месте, где Тина видела торчащий штырь, ничего не было.

– Он был здесь! – упорно повторяла девушка. – И торчал вот в этом месте.

Она подошла вплотную к дверному косяку. В том самом месте, где мгновение назад торчал стальной штырь, была глубокая рваная дырка. Пораженные увиденным, доктор Круз и миссис Редфорд не могли вымолвить ни слова.

* * *

На другой стороне Лебяжьего озера молодая пара устраивалась на ночлег.

– Мне холодно, Марк, – говорила девушка лет восемнадцати по имени Сильвия. Она вытянула руки над догорающим костром, но холод наступающей ночи был сильнее угасающих углей. Девушка поежилась, а затем стала прыгать с одной ноги на другую, словно спортсмен перед прыжком в высоту. Марк, парень лет двадцати трех, вышел из палатки и посмотрел на Сильвию.

– Смотри, не улети, – пошутил он, намекая на то, что это озеро назвали почему-то Лебяжьим.

– Шутишь? – поеживаясь, сказала Сильвия.

– А что мне еще остается делать! – ответил Марк. – Легли бы рядом – сразу бы и согрелись.

– Нет уж, дорогой, – сказала Сильвия. – Согреть меня может лишь огонь.

– О'кей, – ответил Марк. – Чувствую, что сегодня придется мне играть незавидную роль – Железного Дровосека.

Марк взял топор и двинулся в глубину леса. И вскоре неподалеку от палатки послышались удары топора.

Сильвия же забралась в палатку, зажгла электрический фонарь и стала готовить ужин. Она разложила на белой скатерти грейпфруты, достала бутылку красного итальянского вина, а затем, слегка замерзнув, нырнула в спальный мешок. Блаженная истома разлилась по всему телу, и Сильвия закрыла глаза.

Нарубив дров, Марк возвращался к палатке. Треск сухих сучьев, которые преграждали ему дорогу, напрочь заглушали шаги утопленника-убийцы. Баркулаб фон Гарт, шаг за шагом, приближался к нему. Марк не успел и вскрикнуть, как сильнейший удар в висок опрокинул его на землю. Следующим ударом утопленник-убийца пригвоздил его к земле. Затем он поднял топор и направился к палатке. Услышав шаги, Сильвия открыла глаза.

– Марчик, – нежно сказала она. – Я соскучилась без тебя. Иди ко мне. Но Марк не отвечал.

– Ты что молчишь? – спросила Сильвия. – Хочешь меня испугать?

Но и на этот раз Марк не сказал ни слова. Сильвии стало страшно.

– Ты что молчишь? – закричала она. И в это самое мгновение удар топора вспорол брезент палатки. В образовавшемся отверстии показалась страшная маска Баркулаба фон Гарта. Он вломился в палатку и, не обращая внимания на дикие крики Сильвии, взвалил мешок, в котором она находилась, на плечи.

Затем он вышел из палатки и подошел к дереву. Не обращая внимания на мольбы и крики, утопленник-убийца размахнулся и ударил мешком о ствол дерева. Послышался хруст костей. По мешку расплылись кровавые пятна. Убийца-утопленник поднял топор и исчез в чаще леса. К списку жертв Баркулаба фон Гарта прибавилось еще двое…

* * *

Джерри и Тина стояли на берегу озера и тихо разговаривали. Вышла луна и озарила серебристым светом трепещущие деревья, выделив тени юноши и девушки так, что они как бы стояли в центре черных кругов. Вода в озере дымилась.

Джерри перестал бросать в озеро камешки и посмотрел вверх, в бесконечное звездное поле. Словно услышав его чувства, Тина сказала:

– Ты знаешь, Джерри, в детстве я думала, что, когда вырасту, то обязательно буду летать. И это будет очень просто – залезаешь на крышу любого высокого дома, разбегаешься и прыгаешь. И вместо того, чтобы падать – летишь. Я даже нарисовала чертеж такой машинки, я ее сама выдумала, чтобы просто-напросто стать птицей. Причем, ничего со мной такого не произойдет – у меня не будет перьев, клюва, крыльев – я буду я. Потом все время носила этот чертеж с собой. А вчера в больнице я захотела найти его, искала, искала, и никак не могла понять, куда он подевался. И тогда я достала сигарету, закурила. Я сидела, курила, смотрела на сигарету и вдруг увидела в дыму какие-то зигзаги, чье-то знакомое лицо.

– Доктор Круз?

– Да. Только он и не он вместе… Словно в другом времени… Понимаешь?

– Да. Попробуй еще, – Джерри протянул Тине сигарету. Щелкнул зажигалкой.

– Дым поднимался все выше и выше… Знаешь, Джерри, чего только я не увидела за то время, пока он рассеялся. Даже черепашек… Они будто бы пели, только не помню что… – Тина медленно покачивалась из стороны в сторону, словно в танце.

– А потом я погасила сигарету, пошла в ванную и долго чистила зубы…

– Где ты родилась? – Джерри тихо коснулся ее руки.

– На Лонг-Айленде, – ответила Тина.

– Там красиво?

– Очень красиво. Я всегда думала, что именно так и выглядит сказка, или даже не сказка, а место, пространство, в котором я живу и буду жить всегда. И все люди вообще, все люди, которые живут на земле. Живут именно там, на Лонг-Айленде. И нет никаких стран, материков, а есть только один такой маленький островок изумрудно-зеленого цвета.

– И все люди существуют только для тебя, верно?

– Да, да, – как зачарованная, произнесла Тина.

У нее внутри играла чудная, волшебная музыка, она улыбалась.

– Будто бы звезды журчат, слышишь, Джерри? Тебе это знакомо?

– Да, – ответил Джерри, – мой отец был геологом, и нам часто приходилось переезжать всей семьей с места на место. И все эти города и поселки, в которых мы жили, смешивались в какое-то сплошное пятно… Но одно место я помню отчетливо. Это был какой-то приморский городок, и мы жили почти на самом берегу. Я очень любил бродить по песку, во время отлива, осенью. И вот однажды я наткнулся на мертвого дельфина.

Тина вздрогнула. Джерри прижал ее к себе.

– Он лежал на отмели, весь в водорослях и ракушках. Я перевернул его на другой бок и увидел, что кто-то из местных вырезал ножом на темной коже всего одно слово.

– Какое? – тихо спросила Тина.

– «Любовь».

Свет луны пошел на убыль, так что Джерри почти не видел Тину. Но он чувствовал тепло ее тела, ее дыхание так близко, что у него кружилась голова.

– А когда я поднял глаза, то увидел, что по другую сторону дельфина стоит маленький маль чик лет пяти в грязной желтой майке и смотрит на меня печальными голубыми глазами. И тогда я спросил его: «Как тебя зовут?» А он ответил мне: «Тина». Это был не мальчик, это была девочка. И звали ее Тиной.

Джерри еще крепче прижал к себе Тину и нежно поцеловал ее. Она засмеялась.

– Пусть океан будет морем, – прошептал Джерри.

– И пусть в нем плавают волшебные черепашки…

– Ты очень похожа на мою мать… Жутко… Я видел ее старые фотографии, ты очень похожа на нее. Правда, она одета там по-другому, на ней платье в цветочек, плечи с буфами и такие беленькие-беленькие пуговички, словно жемчужины. Ты любишь жемчуг?

Тина сняла свитер, на груди у нее блеснуло жемчужное ожерелье.

– Не помню, Джерри, но мне кажется, это подарок волшебных черепашек, – улыбнулась она.

– У тебя очень красивая кожа. У тебя очень красивая кожа, – шептал Джерри, целуя ее.

– Но у меня нет платья в цветочек…

– У тебя очень красивая кожа, как у дельфина.

– Ты никогда не говорил мне этого, – Тина закрыла глаза.

– Зато теперь говорю. Твоя кожа отливает морем.

– Я мертвый дельфин, Джерри, – из-под ее длинных ресниц выступили слезы.

Джерри тронул ее глаза губами. Тина выдохнула и пошатнулась.

– Милая Тина, я не знаю, кто вырезал на этом дельфине слово. Я этого не делал.

* * *

После свидания с Джерри, Тина, словно утренняя фея, впорхнула в дом. Миссис Редфорд удивленно посмотрела на нее.

– Это тебе, мама, – Тина протянула ей цветы.

– Где ты их взяла? – удивленно спросила мать.

– В лесу, – ответила Тина.

– Ты была в лесу, а как же твой маньяк-убийца? – поинтересовалась мать.

– Со мной был Джерри, – ответила Тина. – С ним мне ничего не страшно.

Она закружилась по комнате.

В гостиную вошел доктор Круз. Пораженная его взглядом, Тина на секунду замерла, затем, очнувшись, бросилась бежать и через мгновение уже подымалась по ступенькам соседнего дома.

В прокуренной комнате Боб на четвереньках катал Мелису. Та, сидя на спине Боба, курила сигарету, делая одну затяжку за другой. Лора и Салли с Ником, хлопая себя по бедрам, раскачивались в такт музыке.

– Я дебил, я дебил, – бормотал Боб.

– Ты дебил, ты – дебил, – вторила Мелиса.

– И папа – дебил, и мама – дебил. Все дебилы! – гудел Боб. – И все из-за этого дурацкого ящика. В детстве я смотрел все подряд: новости, запуск астронавтов, мультики, бейсбол – лишь бы что-нибудь светилось и двигалось. Вечером родители приходили с работы и оттаскивали меня. Даже врачей приводили.

– Потому что ты дебил, – насмехалась Мелиса.

– Ну, ничего, я куплю себе новый телевизор, – закончил тему Боб.

Во время этого разговора Мелиса все время смотрела на Тину. Та хотела уже уйти, но столкнулась в дверях с Джерри.

– Потанцуем? – предложил он Тине.

– Нет, – ответила Тина.

– Останься, прошу тебя, – настаивал Джерри.

– Не надо, отпусти меня.

В то время, как Джерри пытался задержать Тину, Мелиса набросила на себя пиджак Боба, предварительно перевернув его задом наперед. Затем сказала, обращаясь к Тине:

– Тина, так тебя одевали в сумасшедшем доме? Правда?

Тину словно ударили током. Ненависть переполняла ее сердце. Она впилась глазами в Мелису. Жемчужное ожерелье на шее Мелисы под взглядом Тины вздрогнуло, натянулось. Леска, не выдержав напряжения, лопнула, и жемчужины, словно звезды, рассыпались по полу.

Пораженный увиденным, Джерри не заметил, как исчезла Тина.

* * *

И вновь свет в душе Тины сменился серым сумраком. Она бегала по дому, не находя себе места.

– Я все здесь ненавижу! – кричала она доктору Крузу. – Я ненавижу себя, ненавижу маму! Доктор Круз! Объясните мне, что со мной? Почему я могу воздействовать на вещи?

Доктор Круз смотрел в окно, словно кого-то ждал.

– Тина, – наконец сказал он, – когда ты находишься в состоянии крайнего эмоционального напряжения, ты можешь силой своей воли воздействовать на предметы. И это было доказано в наших с тобой экспериментах.

– Тогда почему вы не верите, что я вижу убийцу, вышедшего из озера? – возмущалась Тина. – Вы не хотите мне помочь? Я задыхаюсь от ненависти.

Двери открылись, и вошла мать Тины.

– Успокойся, – сказала она дочери.

– Хорошо, – не выдержал доктор Круз, – завтра мы возвращаемся в клинику. И если вам нравится, что ваша дочь до конца жизни будет находиться в стенах клиники, то я предоставляю вам эту возможность.

– Нет, нет, – вскричала мать, – что вы! Что вы! Это было уже чересчур. Охваченная злобой Тина напрягла всю свою волю, и в то же мгновение тяжелый телевизор сорвался со стола и полетел в доктора Круза. Доктор Круз успел пригнуться, и телевизор с грохотом ударился об стену над его головой.

– Я не хочу видеть вас! – закричала Тина и бросилась бежать. Но в коридоре ее остановил Джерри.

– Ты куда? – спросил он, схватив девушку за руки. Он думал, что Тина все еще сердится на него из-за Мелисы.

– Да не обращай ты на нее внимания, – уговаривал он Тину. – Она просто стерва!

– Дело совсем не в ней! – с болью воскликнула Тина. – Я знаю, что сегодня ночью случилось что-то ужасное, страшное, но мне никто не верит! – говорила Тина. Затем она замолчала, чтобы через мгновение сказать:

– Послушай, Джерри, у тебя есть фотография твоего брата Майкла?

Джерри вытащил из заднего кармана брюк бумажник и достал фотографию Майкла.

– Боже мой! – тихо простонала Тина, увидев на фото улыбающегося парня, того самого, который привиделся ей в кухне.

– Что случилось? – спросил Джерри.

– Джерри, – сказала Тина, – твой брат Майкл мертв.

* * *

Клара и Сэм, взявшись за руки, сбежали вниз к тихо плещущейся воде. Здесь они остановились, прильнув друг к другу в страстном поцелуе.

– Я люблю тебя, Клара, – тихо сказал Сэм.

– И я тебя, – ответила Клара. – О Боже, ты обжигаешь меня, как вулкан.

Руки Сэма ласкали ее лицо, шею, затем грудь.

– Что это у тебя? – спросил Сэм, когда его рука нащупала прохладный предмет на груди у Клары.

– Медальон.

– А что внутри? – продолжал расспрашивать Сэм, в то время, как его руки продолжали путешествие по телу Клары.

– Божья мама, – ответила Клара.

Она высвободилась из объятий Сэма и побежала вдоль берега, срывая на ходу одежду. Вскоре, совершенно обнаженная, словно русалка, Клара вошла в воды озера.

– Эй, ты, трусишка, – кричала она, – иди ко мне!

– Зачем? – спросил Сэм.

– Я совершу обряд омовения, – объясняла Сэму Клара. – После чего ты будешь допущен в святая святых.

– Это куда? – спросил Сэм, сбрасывая обувь.

– В мое сердце, – отвечала Клара, отплывая от берега.

В тот самый момент, когда девушка нырнула в глубину, жуткие руки Баркулаба фон Гарта обхватили Сэма за шею и стали его душить. И несмотря на то, что Сэм отчаянно сопротивлялся, через несколько секунд все было кончено.

Клара вынырнула из воды. Открыв глаза, она увидела лежавшего на берегу Сэма.

– Помогите! – закричала Клара, но было уже поздно. Жуткая фигура Баркулаба фон Гарта отделилась от берега и исчезла в воде.

Шагая по дну озера, Баркулаб видел, как над ним в отчаянии барахталась Клара. Он схватил ее за ноги и потянул на дно. Клара закричала, но в раскрытый рот хлынула вода. Баркулаб резко потянул ее на дно.

Через минуту на поверхности показалась голова утопленника-убийцы. Он вышел на песок, волоча за собой обнаженное тело девушки. Затем, нагнувшись, он поднял еще один труп и скрылся в лесу.

* * *

А в доме Майкла продолжался веселый спектакль. Джон накинул на себя какую-то рваную сеть, а затем, стоя перед зеркалом, стал накладывать на лицо белый грим.

– Этого мало, – сказал Клод. – Возьми краску и нанеси продольные красные полосы.

– Ты их всех напугаешь, – сказал Пит.

– Вот этого я и добиваюсь. Джон забрался на стол и застыл в позе командора.

– А скажи, – спросил Клод, – зачем тебе такие большие глаза?

– Это для того, чтобы лучше видеть, – отвечал Джон.

– А почему у тебя дрожат руки? – спросил Пит.

– Это потому, что он много пьет, – объяснил ему Клод.

– Дурак, – ответил Джон.

– Сам дурак, – огрызнулся Клод.

– Кто я? – спросил Джон.

– Реверс, – приказал ему Пит.

– Я?

– Ты.

– Я?

– Ты.

– Отомри, – сказал Джон.

– Говорят, ты любишь книги обо всякой мистике? – спросил у Джона Клод.

– Угу, – отвечал Джон.

– Тогда, успехов тебе, – сказал Клод.

– Спасибо, – отвечал Джон.

– На здоровье, – закончил тему Клод. Так они балдели втроем, пока в комнату не вошел Карл.

– Привет, почтеннейшая публика, – расшаркался он.

– Ты кто? – спросил у него Пит.

– Студент, – отвечал Карл.

– Что делаешь? – продолжал «достачу» Джон.

– Учусь.

– Реверс! – приказал Клод.

– Учусь. Учусь. Учусь. Учусь. Учусь.

– Отомри! – вновь приказал Клод. Джон прикурил от спички сигарету, а затем, сделав несколько глубоких затяжек, спросил:

– А все же, как звали трех поросят?

– Ниф-Ниф, Наф-Наф, Нуф-Нуф… – отвечали Клод и Пит.

– А кто съел Красную Шапочку? – задавал далеко не детские вопросы Джон.

– Бабушка…

– А кто освободил Прекрасную Елену? – доставал ребят Джон.

– Серый волк.

– Как его звали?

– Гомер…

– О'кей. Можно начинать, – сказал Джон. – Представление начинается! – с этими словами он распахнул двери, ведущие в гостиную.

Джон, Клод и Пит разом выскочили на освещенный синим светом пятачок и запели песню, лихо отплясывая и стуча в ладоши:

Нам не страшен серый волк,

Серый волк, серый волк.

Где ты ходишь, глупый волк?

Старый, страшный волк…

Раздумывая над тем, что случилось, доктор Круз машинально перебирал предметы, лежащие в верхнем ящике письменного стола. Неожиданно его рука нащупала что-то острое. Он выдвинул ящик из стола. Под газетой пятилетней давности лежал огромный стальной стержень. Точно такой, какой описывала в своих видениях Тина.

– Что это, случайность? Или роковой знак судьбы? – спрашивал себя доктор Круз и не находил ответа.

Под утро доктор решил развеяться, чтобы избавиться от непонятных и навязчивых мыслей. Он пошел по направлению к озеру. На бетонных плитах выделялись грязные следы. Доктор Круз нагнулся, чтобы внимательно их рассмотреть. От следов исходил приторный запах перегнившего мяса. И вели они вглубь леса. Доктор Круз смотрел на огромные провалы, по форме напоминающие человеческую ступню, и в его сознании возникал образ утопленника-убийцы, точно такой, каким его и описывала Тина.

Через двести метров он увидел на земле кровь. А когда поднял голову, то увидел зажатое между стволами деревьев мертвое тело парня.

– Его звали Майкл, – почему-то подумал доктор Круз.

Сверкнула молния. И доктор увидел под ногами какой-то блестящий предмет. Он поднял его. Это был стальной стержень. Точно такой же доктор Круз держал в своих руках десять минут назад. Только на этом была запекшаяся кровь.

И еще раз сверкнула молния. Доктор Круз побледнел и, с ужасом отбросив стержень, пустился бежать к дому.

Поднявшись в кабинет, он увидел такую картинку: миссис Редфорд стояла в центре у стола и просматривала записанный доктором Крузом сеанс психотерапии на экране монитора. Тина говорила:

– Я не понимаю, как это происходит! Не понимаю! Чего вы от меня добиваетесь?! Я не понимаю, каким образом передвигаю предметы! Я ничего не понимаю!

На столе доктора Круза лежал стальной стержень.

На экране монитора доктор Круз выступал перед своими коллегами.

– …В скором времени управление телекинезом станет таким же простым занятием, как и вождение автомобиля. Я подхожу к тому, что скоро смогу открыть механизм этого управления. Миссис Редфорд, почувствовав взгляд доктора, повернулась к нему.

– О Боже! – вскричала она. – Вас совершенно не интересовало здоровье моей дочери! Вы не хотели ее спасти. Она была нужна вам только для грязных корыстных целей, вы хотели вытянуть из нее информацию.

– Вы ошибаетесь, миссис Редфорд, – говорил доктор Круз. – Все это время я занимался лишь тем, что пытался излечить вашу дочь от неприятных наваждений.

– Вы подонок, доктор Круз! – выкрикивала миссис Редфорд, – вы превратили мою дочь в объект для экспериментов!

– Миссис Редфорд, – спокойно сказал доктор Круз, – я на вашем месте избегал бы подобных выражений…

– …Вы привезли ее сюда лишь для того, чтобы провести свой последний чудовищный эксперимент! – миссис Редфорд схватила с письменного стола стальной штырь. – И вы прекрасно понимали – все, что говорила моя дочь о убийце-утопленнике – правда!

– Если вы не прекратите меня оскорблять, я запрячу вашу дочь в психушку до конца ее дней, – пригрозил Круз.

– Вы ублюдок, доктор Круз! – громко сказала миссис Редфорд. – Ваше место не в клинике, а в тюрьме!

Увлеченные ссорой, доктор Круз и миссис Редфорд не слышали, как мимо них по коридору прошла Тина. Услышав последние слова матери, Тина остановилась и стала слушать, о чем они говорили.

– Послушайте, миссис Редфорд, – зло сказал доктор. – Ведь у меня есть отличный повод для того, чтобы навсегда засадить вашу дочь. Тина очень опасна. Она может убивать людей на расстоянии, с помощью телекинеза. И отца своего она убила… тоже с помощью…

Услышав последние слова доктора Круза, Тина бросилась бежать. Она выскочила на улицу. Возле дома стоял старенький «Форд».

– Тина, постой! – кричала ей вслед миссис Редфорд. – Не надо, не уезжай!

Но Тина не слышала.

Взревел мотор, и машина, набирая скорость, понеслась по лесной дороге. Фары «Форда» на мгновение выхватили из темноты оставленный на обочине дороги пикап. Но Тина даже не притормозила. Машина мчалась по лесной дороге все с той же бешенной скоростью.

Вдруг из темноты, прямо перед машиной возник силуэт убийцы-утопленника. В руках он держал проткнутое стальным стержнем тело девушки.

От страха Тина закрыла глаза, и машина, ломая кустарник и подлесок на обочине дороги, уткнулась в огромное старое дерево.

Выскочив из машины, Тина бросилась бежать по направлению к дому Майкла.

ЕЩЕ ОДНА ЖЕРТВА

Две подружки Клариса и Медью, сидели перед зеркалом и внимательно рассматривали себя. Одна была эффектной голубоглазой блондинкой с пухлыми чувственными губами, другая же не отличалась броской внешностью, но была мила и изящна. Невысокой Медью было уже под двадцать, и она очень переживала, что ее до сих пор принимают за школьницу.

– Медью, ты не только не умеешь одеваться, ты еще и дурочка, – поправляя прическу, говорила Клариса.

– С чего ты взяла? – обиделась подруга.

– Ну, почему ты решила, что Боб к тебе неравнодушен? Ему нравлюсь я, это же ежу понятно. А ты не в его вкусе.

– Что же, по-твоему, мне надо сделать, чтобы понравиться Бобу? – забыв обиду приготовилась слушать советы удачливой красотки Медью.

– Во-первых, детка, прибарахлись, – начала свой урок Кларисса. – А потом, что это за макияж? Прическа? Ты как подросток! Никакой сексуальности. Вечно носишь юбки до полу. Просто смех. Ну и, наконец, малышка, сердцу не прикажешь. Сердечко нашего обожаемого Боба не бьется сильней, когда он видит тебя, – и, вильнув задом, Кларисса победоносно вышла из комнаты.

Медью в нерешительности сидела перед зеркалом, не зная, что предпринять. Обида подступала к горлу, но девушка решила не раскисать. Она раскрыла шкаф и стала перебирать висевшую в нем одежду. На пол полетели платья, жакеты, блузки, юбки и прочее. Медью долго выбирала, что надеть, и наконец, выбрала черное мини, белый в красный горох блузон, достала черные лаковые туфли на высоченных каблуках. Затем она подсела ближе к зеркалу, придвинула косметический набор и стала гримироваться. Работа была настолько кропотливая, что Медью сделалось жарко. Но вот нанесен последний штрих, и Медью принялась за прическу. Тщательно накрутив на электрощипцах волосы, девушка уложила их в замысловатую прическу.

Взглянув в последний раз на себя в зеркало, Медью вышла из комнаты. В доме было тихо, компания парочками разбрелась по углам и, казалось, что никого нет.

«Тем лучше, – подумала она, – никто не заметит, что я ушла. Я обязательно понравлюсь тебе, Боб. Вот увидишь. Ты не пожалеешь, дорогой».

Медью вышла из дому. Было уже далеко за полночь. Шелестел мягкий ветерок, и темнота близкого леса не пугала девушку. Воздух посвежел, и Медью потянуло в лес. Она уже представляла, как найдет Боба, как они будут гулять, а затем уединятся где-нибудь в укромном местечке. Она все шла и шла, углубляясь в лесную чащу, но так и не услышала ни одного шороха, напоминающего о человеческом присутствии. Тишина была такая, что Медью слышала стук собственного сердца.

Молчание леса сгущалось, как туман, и уже начинало вселять в девушку страх. Вдруг позади нее хрустнула ветка. Медью вздрогнула. – Боб, – тихо позвала она. – Боб, где ты? Медью обернулась, но никого не увидела. Она попятилась и зацепилась бусами за еловую ветку. Ниточка оборвалась, бисер рассыпался по траве. Искать в такой темноте было бессмысленно. Вдруг что-то яркое сверкнуло в траве. Медью опустилась на корточки, чтобы нащупать яркий предмет. В это мгновение, прямо перед ней, словно с неба, упало обезглавленное тело.

ЧЕРЕПАШКИ-НИНДЗЯ

Узнав, что Баркулаб фон Гарт восстал со дна озера, черепашки-ниндзя стали немедленно собираться в дорогу, чтобы уничтожить злодея. С помощью магии они уже один раз отвели руку убийцы от Тины. Но на этот раз им предстояло более серьезное испытание. Они не знали о мощи Баркулаба, они не знали даже как с ним сражаться, но размышлять было некогда. Особенно торопился Леонардо.

– Ну же, черепахи, сколько можно копаться? Пока вы будете холить свое брюхо, Баркулаб перережет всю округу.

– Успеем, – успокаивал Микеланджело, – надо же нам взять необходимое оружие.

– А как же я, – жалобно спросила Эйприл.

– Ты будешь ждать нас, – похлопал ее по плечу Рафаэль. – Должен же нас кто-нибудь ждать, а то мы так и не вернемся.

Эйприл чуть не разрыдалась от этих слов. Хотя она тщательно скрывала, но в душе с ужасом думала о том, что же будет с ее друзьями. Скоро черепашки собрались, облачились в дорожную одежду, надели на головы металлические шлемы, бронежилеты, вооружились, выстроились перед Эйприл в шеренгу и хором сказали:

– Мы не прощаемся, Эйприл. Жди нас с победой. До встречи, – и обернувшись дважды, исчезли. А Эйприл осталась одна-одинешенька.

Оказавшись у Лебяжьего озера, черепахи долго плутали вокруг него, соображая, где что находится.

– Я думаю, – прошептал Рафаэль, – что этот каменный дом с двумя балконами и есть дом Тины.

– Но там же темно, – заметил Донателло.

– Может быть, они легли спать? – спросил Лео.

– Тихо, черепашки, что это за звук? – сказал Мик.

Друзья прислушались. Прямо навстречу им из-за дома выбежали люди. Черепахи приготовились к бою. Но через минуту они уже увидели, что это Джерри и Тина.

– Ну, наконец-то, и нам оказали прием, – воскликнул Дон.

Однако Тина и Джерри, не заметив их, пробежали мимо.

– Эй, вы, постойте, – окликнул ребят Раф. Парень и девушка остолбенели, боясь повернуться. Затем попытались ускользнуть, но дружелюбная рука Мика, упав на плечо Джерри, остановила их.

– Молодежь, не бойтесь нас, мы с миром, – сказал он.

Тина повернулась и стала рассматривать черепах.

– О, я вас уже однажды видела. Вы спасли мне жизнь, – сказала она наконец. – Вы кто?

– Мы – твои друзья, черепашки-ниндзя. Мы очень не любим всякую нечисть, вот и прилетели тебе на помощь.

– Так вы знаете про убийцу? – выпалила Тина.

– Поэтому мы здесь, – отрапортовал Лео.

– Но я о вас ничего не знаю, – терялась в сомнениях девушка.

– Это долгая история. О ней мы потолкуем в другой раз, сейчас нет времени. Лучше расскажи, как развиваются события, – сказал Дон.

– Какие события?! – воскликнула Тина, – этот…

– Баркулаб фон Гарт, – перебил ее Раф.

– Кто? – спросила Тина.

– Я говорю, что этого маньяка зовут Баркулаб фон Гарт.

– Ну, да. Этот негодяй уже убил нескольких человек, а сейчас…

Тина, не договорив, сорвалась с места и побежала к дому. Джерри и черепахи тут же последовали за ней. Дверь в кабинет погибшего отца Тины была открыта настежь. Девушка суетливо перебирала содержимое письменного стола.

– Что ты делаешь, Тина? – спросил Джерри.

– Вот, – не отвечая на вопрос, бросила Тина на стол небольшую стопку газет с красными пометками, – я так и думала. Отец знал об убийце. Видите, – и она указала на выделенные карандашом газетные заголовки: «Убийца на Лебяжьем озере», «Серия убийств в детском лагере», «Берегитесь человека в хоккейной маске».

А вот и папка, на которой стояли всего лишь две большие буквы: Д. К.

Микель открыл папку и начал читать вслух:

Дневник доктора Круза.

…Лучшим биологическим примером того, как индивиды образуют совершенно новый организм, являлись лишайники. Эти растения покрывали цветной корой или облиственными купами стволы деревьев и выступы скал в суровых климатических зонах высокогорья и тундры. Они имели самые разнообразные формы, и их можно было классифицировать в зависимости от цвета и конфигурации, но дело в том, что каждый лишайник в отдельности состоял из двух самостоятельных видов, принадлежащих к разным ботаническим классам: зеленой и голубовато-зеленой водоросли и гриба аскомицета, по отдельности довольно слабых, но вместе образующих симбиоз, способный осваивать территории, где немногие способны были бы выжить. Водоросль могла бы существовать самостоятельно, а грибы – только там, где есть ростки способного к фотосинтезу партнера-водоросли. Мне кажется, личности, вселяющиеся в одержимого, своим поведением напоминали грибковый компонент лишайника, и если умершие вообще способны продолжать существование, они должны были иметь те же паразитические отношения с живыми. Таким образом, я установил следующие факты:

Каждый живой организм создавал вокруг себя жизненное поле. Этот электрический феномен существовал на обычном физическом уровне тела и мог быть измерен стандартным лабораторным оборудованием. Он исчезал в момент клинической смерти.

Каждое тело имело биоплазменного двойника, который существовал на более низком физическом уровне, принимал приблизительно те же формы, что и тело, и имел некоторое отношение к контролю и организации жизненных функций. Его нелегко измерить, но его существование вытекало из практики иглоукалывания и могло обнаруживаться с помощью специальной техники, состоящей из высокочастотной аппаратуры. Он не исчезал в момент клинической смерти.

Все последующие мои утверждения носили умозрительный характер, однако, я думаю, что с полным основанием мог предположить следующее: явления тех, кто жив, вызывались обособленным биоплазменным или эфирным телом, которое сенситивы могли видеть постоянно, а остальные – в особых условиях.

Явления тех, кто мертв, можно было толковать в том же ключе в течение незначительного периода после клинической смерти, но и само биоплазменное тело со временем подвергалось разрушению. Поэтому, если эти явления продолжались еще долго после смерти, тогда оставалось предположить, что биоплазма каким-то образом вновь обрела энергию, скорее всего в результате контакта с другим живым телом.

Мистики считали, что душа, лишившись тела, поселялась в черепашьем яйце и перевоплощалась. Учение о перевоплощении было весьма заманчиво, так как предусматривало готовые решения для моих проблем, но как ученый, я не мог с ним согласиться просто потому, что мне оно напоминало уловку. Мне нужно было найти подтверждение не только для моей интуиции, но и для разума…»

На этом дневник доктора Круза обрывался.

Микель закрыл папку. В комнате повисла зловещая тишина. Казалось, что все лишились дара речи. И первым, кто нарушил тишину, был Джерри.

– А это что? – сказал Джерри, указав на лежащие под бумагой предметы.

Под газетой лежал армейский тяжелый кольт, стальной тесак огромных размеров, металлический штырь, заостренный кверху.

Тина подняла глаза, полные страха и произнесла:

– Моя мама… сейчас она в лесу с этим злодеем, доктором Крузом. Нужно найти ее скорее.

Тина бросилась из комнаты, но сильные руки Мика задержали ее.

– Ты забыла о друзьях. Если хочешь, чтобы мать осталась жива, послушайся нас.

– Но… – начала было Тина.

– Тина, – вмешался Джерри, – они говорят верно. Я побегу сейчас в дом, предупрежу ребят, а ты останешься здесь.

– Опять не так, – сказал Дон, – двое из нас остаются с Тиной и идут разыскивать мать, а остальные составляют компанию тебе. Думаю, согласишься? О'кей, – и хлопнул парня по плечу.

– О'кей, – ответил Джерри.

Тут же к нему подошли Раф и Лео. Вместе с ними Джерри направился к дому Майкла.

Чернокожая парочка, Юджин и Грейс, спрятались в микроавтобусе, намереваясь повеселиться наедине. Грейс была немного стеснительна, но Юджин ей очень нравился. Она долго ждала, когда же, наконец, он обратит на нее внимание. Поначалу Грейс казалось, что Юджин безразличен к ней, но когда вечером он признался ей в любви, счастью ее не было конца. Она бросилась Юджину на шею и, прижимаясь к нему доверчиво, как ребенок, шептала на ухо:

– Я люблю тебя!

– И я тебя, – повторял без конца взволнованный Юджин.

Вот они остались наедине. И только Юджин прикоснулся к девушке, как послышался шум.

– Кто это? – встрепенулась Грейс.

– Наверное, ветер, – сказал Юджин и дотронулся пальцами до ее губ. Но звук повторился опять.

– Это Крис – скотина. Кому же еще быть, – оскалился Юджин. – Хочет посмеяться над нами. Ну, я сейчас ему врежу.

Но никого не обнаружил.

– Это, наверное, ветер, – произнес Юджин. В ту же минуту две огромные скользкие лапы Баркулаба фон Гарта обхватили голову Юджина и рывком отделили от туловища. Юджин упал.

Услышав подозрительный шум, Грейс выскочила из авто и стала звать:

– Юджин! Юджин! Отзовись! Хватит шутить – ты меня пугаешь!

Ударом топора убийца разрубил Грейс до пояса. Кровь фонтаном брызнула под ноги Баркулаба фон Гарта.

И еще две жертвы пополнили кровавый список убийцы.

* * *

Машина доктора Круза мчалась по неровной лесной тропе.

– Боже мой, что с ней будет, – без конца повторяла миссис Редфорд, сидящая на переднем сидении.

Но доктор Круз только молчал, не сводя глаз с дороги. А вот и машина Тины.

– Постойте! Вон ее машина, – закричала миссис Редфорд, указывая рукой на старый джип, криво стоящий у поворота тропы.

Доктор и миссис Редфорд вышли из машины.

– Тина! Тина, где ты!? – закричала миссис Редфорд.

– Погодите, что вы делаете, – удерживал ее осторожный доктор.

Но женщина не слушала его.

– Ее здесь нет! Господи, ее убили! И это вы, вы во всем виноваты, – зарыдала она.

– Я здесь ни при чем, – недовольно произнес доктор Круз, не обращая внимания на рыдания миссис Редфорд. Ему даже в голову не приходило успокоить ее или, хотя бы, сказать что-нибудь разумное в этой ситуации. Больше всего его раздражало то, что он, доктор Круз, поддавшись чувству, согласился искать эту взбалмошную девчонку. Он чувствовал, что обязательно должно что-то произойти, и потому всеми силами старался затащить плачущую миссис Редфорд обратно в свою машину.

Резкий звук ломающихся кустов заставил его на миг оцепенеть.

– Что это? – леденеющим голосом спросил он. Миссис Редфорд вслушиваясь, затихла.

– Вспомните, Тина предупредила нас, в лесу орудует какой-то маньяк. И теперь я думаю, она была права. Нам нужно скорее уезжать отсюда. Поехали! – потянул женщину за рукав доктор Круз.

Только они выскочили из поломанного джипа, как увидели страшное чудище в хоккейной маске, разбивающее их машину бревном.

– Бежим! – завопил доктор Круз. И они, что было сил, бросились бежать. Миссис Редфорд бежала быстрее своего спутника, но тот старался не отставать от женщины и даже пытался подставить ее, прячась за деревья. Баркулаб делал очень медленные и тяжелые шаги, но один его шаг был равен десяти человеческим. И если уж он спешил, то участь жертвы была решена.

Вот и теперь с каждой секундой расстояние между ним и бегущими впереди сокращалось. Вдруг Баркулаб поднял стальной тесак и ударил бедную женщину прямо в сердце. Миссис Редфорд рухнула на землю. Этим же тесаком он распорол ей живот и повернулся в сторону семенящего доктора Круза.

СМЕРТЬ ДОКТОРА КРУЗА

Спустившись по лестнице со второго этажа, где Мик, готовясь к сеансу магии, наблюдал движение звезд, Дон увидел Тину, стоящую у окна. Она смотрела сквозь стекло, но на самом деле думала о чем-то своем. Увидев Донателло, Тина вздрогнула.

– Не бойся, я тебя не съем. Хотя вид у тебя аппетитный, – неудачно пошутил Дон.

– А я и не боюсь, – сказала Тина. Донателло достал листок бумаги и протянул его Тине.

– Напиши свое имя, – сказал он.

– Зачем? – спросила Тина.

– Не спрашивай, зачем, – ответил Дон. – Просто напиши. А теперь прочти, что ты написала.

– Здесь написано Донателло, – сказала Тина.

– Может быть, мы с тобой – одно существо, – сказал Дон. – Может быть, у нас нет границ, как нет границ между людьми и другими существами, звездами, землей, огнем. Мы можем перетекать один в другого, проходить друг сквозь друга, нескончаемо и с любовью. И нет различия между черепашкой-ниндзя по имени Донателло и тобой, Тина. Есть лишь одно различие – Добро и Зло, Бог и дьявол.

Дон на мгновение замолчал, любуясь, как алеет восход, затем продолжал начатый разговор:

– В твоей голове, Тина, бродят ужасные мысли. Находиться рядом с тобой почти мучительно, но в то же время заманчиво. Знаешь, почему?

– Я не уверена, хочу ли я это знать, – ответила Тина.

– Недобрые мысли притягательны, – объяснил Дон. – Большинство людей не способны их материализовать, наверное, к счастью для человечества. К тому же все это примитивно, просто варварство! Изготавливают, например, подобие своего недруга и втыкают в это подобие иголки. Довольно нелепый метод, если учесть, каким коротким и прямым путем способна двигаться недобрая мысль.

– Дон, прошу тебя, не будем об этом.

– Ты удивительное создание, Тина, – изрек Дон. – Тебе не хочется говорить о том, о чем ты думаешь постоянно.

– Если так, – поразмыслив, ответила Тина, – да, это правда.

– Скажи мне, о чем ты думаешь, – попросил Дон.

Но Тина молчала, глядя в окно.

– Тогда я тебе скажу, о чем ты думаешь, – предложил Дон. – Ты носишь в себе смерть одного человека.

Тина повернулась, чтобы уйти. Но Дон задержал ее.

– Я знаю, о ком ты думаешь: высокий красивый человек с рыбьими глазами, чем-то похожий на самурая. Поправь меня, если я ошибаюсь. В этот момент он бежит по лесу, а за ним, сметая все на своем пути, идет утопленник-убийца по имени Баркулаб фон Гарт. Вот этот человек упал на колени и зовет тебя: «Тина! Тина!» Но кругом темно, и нет ответа, нет кругом ни одной человеческой души.

– Я не хочу, чтобы ты так говорил, Дон, – тихо сказала Тина.

– Это говорю не я, а ты сама, – возразил Дон. – Я лишь облекаю в слова твои образы, я повторяю твои мысли. Отбрось колебания. Этот человек заслужил наказание. Еще в клинике он решил с твоей помощью, Тина, достичь вершин славы и власти. С помощью экспериментов он хотел превратить тебя в послушный ему инструмент. Для этого ему и нужен был Баркулаб фон Гарт. С твоей помощью он поднял его со дна озера и начал проливать кровь. Но теперь маятник качнулся в другую сторону. Наступил час возмездия. Дай мне твою руку, Тина, вообще это не обязательно, но так надежнее. Вращающийся стальной диск приближается к его горлу.

– Я не хочу, я не хочу, – вырываясь, закричала Тина.

– Поздно. Я знаю твое желание, – рассмеялся Донателло. – Такая милая девочка и носит в себе такую ненависть, такие ужасные желания!

– Не бойся, Тина, – уже серьезно сказал Дон. – Надо лишь отбросить колебания в решительный миг, поэтому я и держу тебя в своих объятиях. Перед тобой только один путь, и я пойду с тобой, Тина, не бойся, я с тобой, я твой Ангел-хранитель. Сейчас четыре часа утра, солнце еще не встало. Стальной вращающийся диск разрывает одежду доктора… нет, погоди. Сначала крик, душераздирающий крик, а затем доктор Круз…

– Я не хочу! Отпусти меня! Отпусти меня! – кричала Тина.

Она попыталась освободиться из объятий Донателло, но не в силах была даже пошевелить пальцем. Вдруг она увидела перекошенное ужасом лицо доктора Круза, который, шатаясь и вопя…

* * *

Смерть доктора была почти безболезненной для его сознания. Чудовище перерезало его пополам, и, оставшись довольным проделанной работой, поспешило на поиски новых жертв.

* * *

В доме, где развлекались молодые люди, даже и не подозревали о приближавшейся беде.

Красотка Мелиса, желая позлить изменившего Ей с Тиной Джерри, принялась соблазнять высокого паренька в очках по имени Эдуард. Он увлекался фантастикой и фильмами ужасов, был начитанным и остроумным собеседником, но девушки, ко всеобщему удивлению, не обращали на него никакого внимания.

«Наверное, – размышлял об этом Эдик, – им не нравится, что я ношу очки. А может, мне не хватает напора, уверенности в себе? Эх, что ни говори, чертовы ужасы делают меня пессимистичным и раздражительным, а окружающим это не нравится». «Хотя вот Мелиса искренне мной увлеклась, и теперь все пойдет по-другому?» – так думал Эдик, когда они с Мелисой заперлись в угловой спальне на втором этаже и, потушив свет, включили негромкую музыку.

Атмосфера настраивала на интимный лад, но Мелиса была что-то не в духе. Наконец, она включила свет и сказала:

– Эди, ничего не выйдет, я не люблю тебя.

– А как же… – пробормотал Эдуард.

– Это все треп. Ты мне не нужен, – не щадила юношу Мелиса. – Я хотела, чтобы Джерри приревновал меня, увидев нас вместе. Я так ненавижу ее. – Мелиса чуть не расплакалась.

– Хорошо, я уйду, – произнес Эдуард.

Он спустился в гостиную и поставил кассету с каким-то триллером. Чтобы заглушить раздающиеся из комнат возбужденные голоса, он сделал звук погромче.

В это время Мелиса, тихонько спустившись по лестнице, проскочила мимо «фантаста» и выскользнула на улицу. Там она пересекла небольшую поляну, отделявшую их дом от дома Тины Редфорд, и вбежала в прихожую.

А тем временем Баркулаб вошел в дом Майкла. Из прихожей он увидел сидевшего к нему спиной Эдуарда, включившего на полную мощность звук видеомагнитофона. На экране лилась кровь и отлетали человеческие органы, которые кромсал Фредди Крюгер – легендарный герой «ужастиков».

В это время живой, а не экранный, маньяк опустил влажную руку на плечо парня.

– Это ты, Мелиса, – не оборачиваясь, проговорил Эдуард. – Ты все-таки передумала? И в самом деле, я не такой уж зануда, как кажусь? Погоди, я сделаю тише звук.

И только он стал подыматься, как убийца ударил его сверкающим стальным мечом по голове. Даже не взглянув на тело, Баркулаб поднялся на второй этаж.

Неугомонная Клариса, которая совсем недавно поучала крошку Медью, как флиртовать с парнями, сама оказалась отвергнутой красавцем Бобом.

И ей пришлось довольствоваться компанией наркомана Тенесси.

– Я проголодался, – сказал он.

– Так иди, добывай еду, ты же – мужчина, – проговорила томным голосом Клариса.

– Хорошо, сейчас пойду опустошать холодильник. Вот только отдохну немного, – сказал Тенесси.

– Разве ты устал? Такая девчонка тебе уделила внимание, а ты…

– Я ценю, иначе меня бы здесь не было, – повернувшись к девушке, улыбнулся Тенесси.

– Вижу я, как ты ценишь, – рассмеялась она. – Ну, ладно, иди добывай пропитание, а то мы подохнем с голоду.

– Ну уж нет, – сказал Тенесси, – если мы и подохнем, то только не от голода. Жратву я беру на себя, – и, уходя, он чмокнул Кларису в щеку.

Ему было лень спускаться на первый этаж, и он завернул в маленькую кухоньку верхнего этажа, в темноте которой белел холодильник.

Он подошел к холодильнику и, раскрыв его, стал собирать съестное. Наверху стояла большая продуктовая корзина, в которую он стал бросать: полбатона колбасы, две баночки мясных консервов, пиво и сладости. Клариса как-то обмолвилась, что любит шоколадное печенье, он и его прихватил с собой. Только Тенесси хотел поднять нагруженную корзину, как молниеносный удар сверху размозжил ему голову.

На этот раз маньяк орудовал мечом. Издав нечто подобное боевому кличу, он повернулся и пошел прочь. На очереди была Клариса. Ничего не подозревающая девушка, терпеливо дожидалась Тенесси, но тот все не шел. Наконец ей надоело ждать и, она вышла из комнаты. В доме было темно. Девушка на ощупь передвигалась по комнатам. Она совсем забыла о маленькой кухоньке на втором этаже и решила, что Тенесси где-то в большой просторной кухне с двумя холодильниками.

Медленно она стала спускаться по лестнице, не замечая в темноте следов преступления Баркулаба. Гостиная дома еле освещалась призрачным светом луны. Вдруг Клариса услышала мяуканье.

– Кс-кс-кс, – позвала она. Мяуканье стало громче, и вскоре о ее ноги терлась белая с серыми подпалинами кошечка.

– Как же я забыла о тебе, киска, – прошептала Клариса. Она вошла в кухню, открыла холодильник и налила в мисочку немного молока. – Кушай, киска, – говорила она в то время, как кошка лакала из миски. – Скоро ты вырастешь большой, большой кошкой и у тебя появится масса поклонников. Они все будут увиваться вокруг тебя, домогаясь любви. Но ты будь умницей и не очень-то старайся гулять по ночам. А то серенький волчок тебя схватит за бочок, – закончила нравоучение Клариса. – Моя хорошая, – гладила она ее по шерстке, – пошли вместе искать этого негодного Тенесси. Куда он пропал? Тенесси! Тенесси! – звала она, но никто не отзывался.

Затем послышались чьи-то шаги. Клариса, думая, что это Тенесси, решила спрятаться и разыграть его. С этой целью она и укрылась за дверью. Но каково же было ее изумление, когда, вместо Тенесси она увидела увитый скользкими водорослями, разлагающийся труп Баркулаба фон Гарта в хоккейной маске. Его руки тянулись к шее Кларисы. Она дико закричала, и в это мгновение дверь в дом отворилась и в гостиную вбежал Джерри с двумя странными существами в защитных масках на лицах. Раф схватил меч и ударил по чудовищной лапе Баркулаба фон Гарта. Баркулаб дико взвыл то ли от досады, то ли от боли. А затем нанес чудовищный удар в направлении Рафа. Этот удар был бы последним для Рафаэля, если бы не Лео. Лео пригнулся, а затем сделал стойку цури-аси, отдаленно напоминавшую стойку цапли, нанес Баркулабу ответный удар кэри-вадза.

Убийца, не удержав равновесия, вскинул руки и выронил на пол стальной стержень. Тут же Лео левой ногой отбросил стержень как можно дальше от места боя. Но у Баркулаба в запасе был еще топор-секира. Он выхватил его и с диким воплем, отдаленно напоминающим рев раненого вепря, помчался прямо на Рафа. Рафаэль в это время подымал с пола кошечку, испуганно забившуюся в угол.

– Рафаэль, берегись! – закричал Лео.

И очень вовремя. Рафаэль обернулся и с близкого расстояния нанес удар в солнечное сплетение Баркулаба фон Гарта, а затем, сделав сальто переворотом назад, перемахнул через перила лестницы.

Баркулаб, как курьерский поезд, пущенный под откос, пронесся мимо него, ломая все, что попадалось под руку.

– Маэ-гэри! Маэ-гэри! – скандировал Рафаэль, вызывая убийцу на бой и готовя свой коронный удар. Он заключался в том, что противник, чувствуя свое превосходство, терял бдительность и, сломя голову, бросался в бой. Вот здесь его и встречал удар, названный японцами моротэ-удэ-укэ. Так и случилось. Рафаэль специально бросил свой сай на пол, как бы предлагая Баркулабу воспользоваться этой ситуацией. И тот сразу же рванулся по направлению к Рафу. Лео хотел было броситься на помощь, но Рафаэль остановил его, сказав:

– Дай это сделать мне!

Он нанес Баркулабу резкий круговой удар-хлыст, прозванный в Японии, как удар лаваси-ути. Маска слетела с лица Баркулаба фон Гарта, обнажив изъеденный червями череп. Пораженный увиденным, Рафаэль замер в оцепенении. Воспользовавшись заминкой, убийца взмахнул секирой. И если бы не Лео, это были бы последние секунды жизни Рафа. Лео подставил свой меч, таким образом смягчив удар Баркулаба фон Гарта. Затем он принялся атаковать убийцу, нанося ему колющие удары в живот. Меч входил в него, словно это было не тело, а что-то вроде желе. Но Баркулаб, казалось, не замечал этого.

– Похоже он обучился бессмертию! – успел переброситься фразой с Рафом Лео, нанося еще один колющий удар убийце-утопленнику.

– Да, – подхватил шутку Раф. – Только пятилетнее пребывание под водой не пошло ему на пользу!

Друзья бросились в атаку. Но Баркулаб, довольно ловко вращая над головой секиру, осадил их пыл. Не надолго.

– Ки-я-я! – вскричал Лео, вонзая меч в бедро Баркулаба. Убийца замахнулся топором, но в этот момент страшный двойной удар опрокинул его на пол. Этот удар в древней Японии называли удар агэ-маваси-цки. Он наносится в голову противнику снизу вверх. Его нанес Лео в то время, как Рафаэль нанес удар, называемый в Японии ороси-мава-си-цки. И в отличие от первого наносился сверху вниз. Как только убийца рухнул, Лео и Раф принялись рубить его тело. Если б не обстоятельства, со стороны это могло бы напомнить разделку рыбаками туши тунца на берегу моря. Не в силах вынести омерзительного зрелища, Джерри отвернулся.

– Ну вот, кажется, все, – устало произнес Лео. Он подошел к Джерри и протянул ему свой меч. Затем, подойдя к Рафаэлю, сказал:

– Пошли! Еще секунда и меня вырвет.

– Да, неплохо бы найти противогаз, – ответил Раф.

И, действительно, по всему дому разнесся сладковатый тлетворный дух полусгнившей плоти убийцы-утопленника. Вынести это было невозможно. И черепахи-ниндзя, вместе с Джерри и спасенной ими Кларисой, спешно покинули дом и направились к Тине.

– Быстрей, быстрей! – поторапливал черепашек-ниндзя Джерри.

– Молодой человек, – глядя на Кларису, сказал Лео. – Дай нам насладиться плодами победы!

– Как вас зовут, мадемуазель? – спросил у Кларисы Рафаэль.

– Клариса, – тихо ответила та.

– О, Клариса, Клара… – мечтательно произнес Раф.

Но Лео перебил его:

– Клара… Карл… у Клары… украл кораллы, – сострил он.

– Что за дурацкие шутки, – рассердился Раф, пытаясь рассмешить Кларису и Джерри, но не тут-то было.

Потрясенные увиденным, Клариса и Джерри всю дорогу к дому миссис Редфорд молчали. На крыльце они увидели Микеланджело. Он сидел, обхватив голову руками и, казалось, спал.

– Что с тобой, Мик? – спросил у него Лео. Но Мик не издал ни звука. Лишь некое подобие стона вырвалось из его сомкнутых губ.

– У тебя что, болят зубы? – доставал его Раф. Джерри, не выдержав напряжения, схватил Мики за плечо и стал его трясти.

– Где Тина? – спрашивал он у Мика. Но тот молчал. Внезапно дверь в дом отворилась. На пороге появилась улыбающаяся Мелиса.

* * *

Оставшись вместе с Доном и Миком, Тина решила отправиться на поиски своей матери. Она предложила друзьям сделать это вместе. Но те отказались, убеждая Тину, что необходимо дождаться ушедших. А уже затем вместе с ними организовать поиски миссис Редфорд.

И тогда Тина решила сделать это сама. Дождавшись момента, когда Мик и Дон, от нечего делать, стали играть в карты, Тина через черный ход выбежала в лес.

Идти пришлось недолго. Пройдя с полмили, она набрела на ту поляну, где произошло страшное убийство.

Голова матери была посажена на сухой кол, торчащий из земли.

– Ма-ма! – истошно закричала Тина.

Но ответом ей было лишь эхо. И тогда Тина сжала кулаки, выпрямилась во весь рост.

– Это я вызволила убийцу, – бичевала себя Тина. – Это я виновата, что погиб отец. Это я виновата, что погибла мама! Господи! Сделай так, чтобы я его встретила! Я хочу этого, Господи! Сделай это! Я его вызволила, я и убью!

Внезапный разряд молнии осветил лес. Этого было достаточно, чтобы увидеть вокруг себя обезображенные тела жертв Баркулаба фон Гарта. С маниакальной аккуратностью он сложил их вокруг стоящего возле дерева человека. Подойдя поближе, Тина узнала в стоящем доктора Круза. Тел было ровно двенадцать. Мертвый доктор Круз был тринадцатым. И тогда, не выдержав этого ужаса, Тина бросилась бежать. Но путь ей преградил страшный утопленник-убийца. Его пластиковая маска белела в свете луны. Баркулаб стоял, широко расставив ноги. Его неправильно сросшиеся части тела придавали ему вид допотопного чудища.

– Убийца! – с ненавистью сказала Тина.

Злость и жажда мщения переполняли сердце девушки. Тина почувствовала, как от усилия ее воли вокруг убийцы вздыбилась земля. Длинные корни елей поднялись в воздух и, как огромные змеи, опутали тело Баркулаба фон Гарта. Убийца с размаху плюхнулся в грязную глубокую лужу.

Но победа была недолгой.

Резким движением руки Баркулаб освободился от обвивших его тело корней. Он сделал шаг в направлении к Тине. И тогда она перевела свой взгляд на высоковольтные провода, которые тянулись вдоль дороги. Разлетелся вдребезги фарфоровый изолятор, и тонкая алюминиевая проволока упала на влажную землю. Извиваясь, как змея, проволока ползла к убийце-утопленнику. И когда она коснулась ног Баркулаба, тело его свели судороги. Оно сотрясалось, словно в пляске Витта, источая невыносимое зловоние. Молнии окутали его жуткую фигуру. Наконец Баркулаб фон Гарт покачнулся и грузно рухнул в лужу, подняв фонтан брызг. Тина, как окаменев, стояла неподвижно.

«Неужели, конец? – подумала она. – Неужели я ему отомстила?»

Но тут тело Баркулаба фон Гарта вздрогнуло, и он, с избытком переполненный энергией, вошедшей в его тело, поднялся на ноги.

– Ма-ма! – закричала Тина и бросилась бежать. Но как бы она быстро не бежала, сзади, не удаляясь, звучали шаги Баркулаба фон Гарта.

Вбежав в дом Майкла, Тина забаррикадировала дверь.

«Где же Джерри? – подумала Тина. – Раф? Лео?»

В это мгновение большое окно в гостиной разлетелось вдребезги. В комнату ввалился, источая тошнотворный запах, Баркулаб фон Гарт.

Тина закричала и, цепляясь за стулья, начала пятиться к противоположной стене. Неожиданно Тина почувствовала под рукой что-то липкое. Она поднесла к глазам ладонь и в ужасе присела. Только сейчас она заметила, что гостиная переполнена трупами. Весь пол был в крови.

«О, ужас!»– пронеслось у нее в голове. Она хотела было бежать, прыгнуть через распахнутое окно со второго этажа, но услышала чей-то голос, который сказал:

– Ты должна отомстить!

Усилием воли она заставила тяжелый комод послушно двинуться навстречу Баркулабу фон Гарту. Но тот в ярости изрубил его топором. Затем настала очередь круглого стола, кадки с кактусом, пальмы. Но убийца-утопленник снова и снова подымался на ноги.

* * *

В проеме двери дома миссис Редфорд стояла Мелиса.

– Мелиса, что ты здесь делаешь? – спросил у загадочно улыбающейся девушки Джерри.

– Жду тебя, мой милый, – вкрадчиво ответила Мелиса. Она достала откуда-то из-за спины бутылку и приложилась к горлышку. Только сейчас Джерри понял, что она пьяна.

– Где Тина? – спросил он.

– Кто? – переспросила Мелиса. – А-а-а! Ласковый ангел. Мышка по имени Небо в Алмазах?

– Перестань! – оборвал ее Джерри.

– Ты же спрашиваешь, – рассердилась Мелиса. – Я и отвечаю! Что тебе еще надо, а?

Мелиса снова приложилась к бутылке. Джерри подошел к ней и попытался вырвать бутылку из рук.

– Хватит пить! – сказал он.

– Не ори. Хочу – и буду… – Мелиса повернулась и, пошатываясь и виляя задом, направилась к калитке.

Мик, Раф, Лео и Дон молча наблюдали за происходящим.

– Постой, Мелиса! – Джерри в три прыжка догнал девушку.

– Пусти, мне больно, – вырывалась она.

– Я тебя прошу, останься в доме, – не отпускал Джерри. – Останься.

– Нет, – ответила Мелиса. – Я сыграла свой эпизод. Пока.

– Постой, – удерживал ее Джерри. – Ты не пойдешь отсюда.

– Почему, дорогой? – неожиданно для Джерри спросила Мелиса. – Почему я должна оставаться? И почему бы тебе не остаться со мной, а не бегать за этой дурой?

– Тина в опасности, – объяснил ей Джерри.

– Ха-ха-ха, так я и поверила, – дерзила Мелиса.

– Ну, как хочешь, – сказал Джерри. – Я пошел. Меня ждут.

– Тебя никто не ждет, – сказала Мелиса. – Кроме одной особы, которая ждет тебя так же, как и меня. Это ее профессия – ждать. Всех нас. Некуда спешить. Лучше давай выпьем.

С этими словами Мелиса вновь приложилась к бутылке.

Наблюдая за происходящим между Мелисой и Джерри, Лео, неожиданно для себя, сказал:

– О! Системная девочка. Верно, Раф?

– Угу, – ответил тот.

– Да она просто пижонит, – сказал Дон. – А на самом деле…

– Она просто стерва, – закончил разговор Мик.

– Милый, – говорила Мелиса Джерри, – я вовсе не намерена участвовать в этом маскараде. Твоя сумасшедшая щебечет, что видела монстра, который убил Майкла. Но разве я не понимаю, что она хочет от меня? Она хочет, чтобы я слиняла и не путалась у вас под ногами…

– Мелиса, – попытался остановить Джерри.

– Плевать я на вас хотела, – неожиданно зло сказала та. – Плевать!

Мелиса размахнулась и запустила в Джерри бутылку. Но промахнулась, и та угодила прямо в Лео.

– Грацио, синьора! – сказал Лео, шаркая ножкой.

* * *

На мгновение, оторвавшись от преследовавшего ее убийцы, Тина закрыла глаза.

«Может, я сплю? – спросила она у себя. – Надо что-то сделать, чтобы проснуться. А то и недолго спятить!»

Она удивилась, как логично рассуждает во сне, и поняла, что это вовсе не сон. Для достоверности она коснулась рукой лба – ощущение было очень четким. Затем Тина решила прикусить нижнюю губу.

– Больно, – неожиданно для себя произнесла вслух. Она захотела выйти в коридор, как вдруг увидела, что в углу комнаты кто-то стоит. Ее пригвоздило к месту. Она сжала кулаки и поднесла их к своей груди.

– Вне всяких сомнений – я не сплю, – решила окончательно Тина. И, не смея закрыть глаз, снова посмотрела в угол. Высокий юноша в очках стоял в углу, не отводя от нее взгляда.

– Будь что будет, – решила Тина и сделала навстречу юноше шаг. Затем еще один. И еще.

И только тогда Тина заметила, что юноша мертв. Его проткнули лыжной палкой, и он, словно бабочка в коробке, застыл в углу у стены. Тина хотела крикнуть, но в это мгновение в коридоре послышались чьи-то шаги. Они вонзались в предрассветную тишину. Тина понимала, что надо бежать, прыгать вниз через окно, но ничего не могла с собой поделать. Силы оставили ее. Не смея выйти в коридор, она продолжала ждать. Первый раз в жизни она почувствовала такое беспросветное сиротство: никто и ничто не пробьется к ней из мира людей, не поможет, не вызволит…

– О, Джерри, где ты? – тихо воскликнула Тина.

Шаги в коридоре все ближе и ближе. Наконец они замерли у самой двери. Потянулись мучительные секунды.

«Убийца стоит за дверью, стоит и выжидает. И тогда… – размышляла Тина. – А может быть, я все же сплю? И все это не настоящее?»

И тут раздался короткий и быстрый стук в дверь. Страшно побледнев, Тина уставилась на дверь воспаленными после бессонной ночи глазами. Стук раздался снова, еще более нетерпеливый.

– Ну иди же, иди! – звала Тина свою смерть. Дверь тихо отворилась, Тина увидела Джерри. Он улыбнулся, и Тина бросилась ему на грудь.

– Милая моя девочка, – говорил, целуя ее Джерри. – Я так волновался за тебя.

– А я за тебя, – говорила Тина, обнимая Джерри.

– Через минуту здесь появятся наши друзья черепашки-ниндзя и мы будем спасены.

– А где же Баркулаб? – спросила Тина. – Ты видел его.

– Нет, – ответил Джерри.

Открыв дверь, они вышли в коридор. Стояла такая тишина, что слышно было, как стучит сердце. Неожиданно раздалось жалобное мяуканье кошки. Джерри на ощупь нашел фонарь. Слишком сильный свет испугал крупную бабочку, отчаянно забившуюся о стены. С фонарем в руках Джерри и Тина начали спускаться вниз по лестнице. Мяуканье слышалось все сильней и сильней. Джерри и Тина осторожно выглянули в окно, из которого были видны ступеньки террасы. Каково же было их изумление, когда они увидели убийцу-утопленника Баркулаба фон Гарта. Тот стоял на ступеньках и держал за шиворот кошку, внимательно рассматривая ее мордочку. Кошка извивалась, мяукала, пытаясь вырваться из лап Баркулаба, но у нее ничего не получалось. В это время где-то вдалеке в третий, последний раз, пропел петух. Баркулаб вздрогнул, очнулся и, отбросив кошку, шагнул снова в дом.

Тина сконцентрировала всю свою волю. Зашатались столбы террасы, и тяжелая черепичная крыша обрушилась на голову Баркулаба фон Гарта, погребая его под обломками.

ОТЕЦ

Совершенно обессиленные, Джерри и Тина подошли к дому, где жила ее мать.

– Он убил мою маму… Он убил мою маму, – не переставая, говорила Тина. – И все из-за меня. Из-за меня погиб отец, из-за меня погибли ребята…

Джерри не знал, что сказать.

– А я убила его, – продолжала Тина. – Убийце пришел конец!

Она обняла Джерри и неожиданно для себя расплакалась. Джерри попытался успокоить ее, но у него ничего не получилось. Сотрясаемая рыданиями, Тина не могла остановиться.

– Да вы, наверное, с ума посходили? – вскричала Мелиса, увидев, что происходит.

– Заткнись, – тихо сказал ей Джерри.

– Что ты сказал? – криво улыбнулась Мелиса.

– Что слышала, – ответил Джерри, вытирая слезы на глазах у Тины. Это было последней каплей для Мелисы.

– Я ухожу, – зло сказала она.

– Оставайся с нами, Мелиса, – попросил ее Джерри.

Но Мелису не так-то легко было остановить. Схватив сумку, стоявшую возле ступенек, она побежала к лесу.

– Ты куда, Мелиса? – крикнули ей вслед Лео и Рафаэль.

– Заткнитесь, вы, зеленоглазые уроды! – ответила им Мелиса.

– Очень вежливая девушка, – произнес Рафаэль, направляясь к дому.

В это мгновение раздался истошный крик Мелисы. Джерри и черепашки-ниндзя обернулись. Они вновь увидели Баркулаба фон Гарта. Выйдя из-за стволов деревьев, он поднял топор и ударил Мелису. Топор вонзился в голову девушке. Ее тело медленно осело на землю. Баркулаб фон Гарт откинул тело ногой и шагнул навстречу Джерри и черепашкам-ниндзя.

– Проклятье! – процедил сквозь зубы Дон.

– Я знаю, что мы должны делать – мы должны завлечь его в дом. Там нам будет легче с ним справиться, – сказал Лео.

– Бежим в дом, черепахи! – позвала Тина. – Дон, не отставай!

– Он задел мне бедро, – простонал Мик.

– Тина, помоги, – обратился Дон к девушке. Тина сосредоточилась и стала напряженно всматриваться в кровоточащую рану.

– Быстрее! – проговорил Дон. – Баркулаб настигает нас.

Рана Мика стала затягиваться, и вскоре на ее месте остался лишь небольшой рубец.

– Спасибо, – поблагодарил Мик. Разрушая все на своем пути, за ними спешил Баркулаб.

– Друзья, скорее! – крикнула Тина. – Нам нужно торопиться.

Краем глаза она увидела Лебяжье озеро. Недвижная вода его казалась густой и тяжелой, как ртуть. «Что скрывается за ней, – мелькнула мысль, – быть может, тысячи таких баркулабов!» И Тина содрогнулась. Вся ее энергия сосредоточилась на чудовище. Она словно вела его за собой на невидимой нити.

– Нам нужно обессилить его! – крикнула Тина, забегая в дом… Нужно чтобы все, кроме меня и черепах, спрятались!

Джерри возмутился:

– Ты хочешь, чтобы я отсиживался?

– Я хочу, чтобы ты не рисковал даром жизнью. Ты все равно ничем не поможешь, – попыталась как можно спокойнее объяснить Тина. – Ведь ты знаешь, Джерри, что голыми руками его не возьмешь!

– Джерри, – вмешался Мик, – послушай Тину. Когда ты рядом, она будет думать о том, как бы с тобой ничего не случилось. А ведь ее энергия должна быть направлена только против Баркулаба.

Джерри в отчаянии опустил голову.

– Хорошо, – сказал он.

– Все наверх! – скомандовала Тина. – Джерри и Клариса, прячьтесь, черепахи, станьте в разных углах, чтобы напасть на него неожиданно.

Послышались тяжелые шаги, и дверь вдребезги разлетелась от одного лишь толчка монстра. Ночная прохлада сразу же ворвалась в дом.

Видимо, резкий после темноты свет, ослепил на мгновение Баркулаба, он остановился в нерешительности. Заминкой воспользовался Раф.

Он, применив свой любимый прием, заехал правой ногой ему прямо в бок. Сконцентрировав в ударе всю энергию, как это делается в каратэ, Раф повалил его на пол.

Однако чудовище сразу вскочило на ноги, размахивая огромными лапами.

Разбежавшись от самой стены, Лео пронзительным «Я-я-я-я!» бросился на него. Удар ноги пришелся прямо в челюсть. Баркулаб пошатнулся и, как подстреленный, раскинув руки, повалился на спину. Доски пола под ним затрещали и с хрустом треснули. Монстр оказался погребенным под обломками, провалившейся в яму мебели.

Тогда Тина вся задрожала, и тут же предметы, находившиеся в гостиной, начали срываться со своих мест и лететь в пролом, где лежал Баркулаб. Шкафы, посуда, кресла, вазы и книги – все, что было в комнате, вскоре оказалось под ней, образовав на месте падения убийцы нечто вроде кургана. Тина перевела дыхание.

Джерри, который следил за всем происходящим со второго этажа, несколько раз порывался броситься на помощь, но боялся помешать Тине и черепахам. Кларису он спрятал в маленькую кладовку.

Тина внимательно посмотрела на устроенный ею завал и понемногу начала успокаиваться, поверив, что с убийцей наконец покончено. Она уже поднималась по лестнице, как курган прямо-таки взорвался и, будто пружина, выскочил из-под обломков Баркулаб. Мебель разлетелась в стороны, в некоторых местах пробив стены, а стремительно летящая дверца от шкафа, задела, не успевшего пригнуться, Дона. Острая боль пронзила сердце Дона, но он удержался на ногах и лишь неимоверным, магическим усилием воли вернул себе физическое равновесие.

Тина в отчаянии закричала:

– Мы не одолеем его… мы погибнем… Конец!

Но тут на помощь пришел Лео. Его правая рука вдруг стала расти, как на дрожжах, и в конце концов дотянулась до лампочки. Сорвав ее, он подключил к ней дополнительное напряжение и бросил в Баркулаба. Убийца вспыхнул, как спичка. Скоро пламя уже охватило все тело маньяка.

– Ура! – подскочил на месте Раф.

– Наша взяла! – подхватили черепахи. Тина не верила своим глазам.

– Господи! – прошептала она.

Ей вспомнилась мама, какой Тина видела ее в последний раз. Милой, красивой. Затем перед Тиной промелькнула страшная картина убийства. Глаза, полные ужаса, распоротый живот… Этого девушка никогда не сможет забыть.

Обугленный труп рухнул, и серая дымка гари заволокла комнату.

Джерри спустился вниз. Обняв Тину, он посмотрел ей в глаза. Тина заплакала.

– Бедная мама. Если бы она знала…

– Успокойся, – сказал Джерри, – все позади. Черепахи подошли к Тине. Боязливо ступая, сошла вниз Клариса.

– Ну, что за сырость? – сказал Дон.

– Ив самом деле, – добавил Мик. – Всё о'кей, а вы плачете!

Клариса заплакала тоже.

– Эх, надо, наверно, нам освежиться! – предложил Раф. – А ну-ка, айда на улицу. Там воздух почище!

И он брезгливо кивнул на Баркулаба.

Поднявшись со ступенек, компания вышла из дому. Действительно, на улице девушкам стало легче, а черепахи подошли к воде смыть запекшиеся пятна крови.

– Надо омыть руки после этого смрада, – сказал Джерри, идя за черепахами.

Клариса легла на землю, облегченно вздохнула. Тина обошла с правой стороны озеро и ступила на продолговатый мостик. Когда-то здесь отец умолял простить его. И тогда Тина поступила жестоко и теперь, считала она, смерть матери послана ей в наказание.

– Бедный папа, прости, – произнесла Тина. – Если бы ты мог услышать меня!

Вдруг что-то зашуршало за спиной. Девушка остановилась. Внезапно резкий удар отбросил ее в сторону. И Тина увидала, что прямо перед нею стоит Баркулаб фон Гарт. Тина попыталась встать, но почувствовала, что не может. Острая боль пронзила левое колено. Оно было раздроблено, и из раны сочилась кровь. Тине показалось, что маньяк усмехнулся, и бешенство охватило ее. Опомнившиеся черепахи и Джерри бросились на помощь. Но Баркулаб занял очень выгодную позицию для себя и невыгодную для них. Он стоял спиной к озеру, а Тина, с поврежденной ногой, лежала прямо перед ним. Джерри, не думая об опасности, кинулся на Баркулаба, но тот отбросил его, как мышонка. Джерри упал в воду.

– Джерри! – закричала Тина. Превозмогая боль, стараясь думать только об убийце, она с усилием приподнялась.

– Ну-же, Баркулаб, иди сюда! – закричала она. – Иди же, я поцелую тебя!

– Тина, – услышала она чей-то до боли знакомый голос. – Тина, дочка… нужно засадить его обратно в озеро… Я помогу тебе…

Сердце чаще забилось в груди Тины, сердце, переполненное глубочайшей ненавистью и глубочайшей любовью.

– Думай об убийце! – приказывал голос отца.

– Папа, спасибо, папа, – прошептала Тина.

Что-то похожее на шелест птичьих крыльев пронеслось над озером. Вода задрожала и расступилась.

Жемчужные бусы сорвались с шеи девушки и жемчуг рассыпался по воде бесчисленными светящимися фигурками, похожими на черепах.

Фигурки опустились на дно.

– Прощайте, черепахи! – успела произнести Тина.

– Прощай! – услышала в ответ.

Вода вздрогнула. Стремительный вихрь взорвал озеро, расплескал в воздухе темно-синие водоросли, облепленные мелкими ракушками и улитками.

И в тот же миг над поверхностью озера показалась голова отца.

– Папа! – вскрикнула Тина, протягивая руки. Сверкающий огненный столб взвился со дна, образуя огромный светящийся кокон. Он захлестнул чудовище Баркулаба и исчез в глубине темных вод.

– Спасибо, черепахи! – сказала Тина, опускаясь на колени. – Я никогда не забуду…

– Я никогда не забуду… – повторил отец, обнимая ее дрожащими руками, мокрый, живой, теплый, будто бы заново родившийся на этот свет. – Тина, дочка… я никогда не забуду… о смерти…

– Джерри! – позвала она. – Джерри, где ты? Джерри медленно подошел к ней.

– Знаешь, Джерри, я теперь не тот мертвый дельфин… выброшенный на берег… Я знаю… – она снова задрожала и опустилась на землю, – знаю, что такое любовь… Это… папа… мама… Джерри… светящиеся черепашки… это… сильнее смерти.


home | my bookshelf | | Черепашки-ниндзя и Баркулаб фон Гарт |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу