Book: Красотка



Шайблер Сюзанна

Красотка

Сюзанна ШАЙБЛЕР

КРАСОТКА

Анонс

Книга Сюзанны Шайблер - романная версия известного фильма, действие которого разворачивается в Голливуде.

Вивьен, мечтательница, красотка-путана, приехала в этот город - средоточие капиталов, власти и светской жизни - в поисках средств к существованию.

Эдварда привел сюда грандиозный коммерческий замысел. "Коммерческим предприятием" была и первая встреча Эдварда и Вивьен. Но красота и естественность девушки околдовали его; незаметно для него, он становится жертвой роковой страсти, влюбляясь в собственное "творение" - фантастическую, волнующую женщину, которую вылепил из Вивьен.

Глава 1

Прием, устроенный Филипом Стаки в саду своей голливудской виллы, мало чем отличался от обычных светских тусовок. Элегантные дамы и господа, расположившись кто на террасе, кто у шведских столов, расставленных на широких газонах, ели, пили, непринужденно общались.

Приглашенные в основном были молоды или очень старались выглядеть таковыми. Мужчины были в костюмах светлых тонов и таких же рубашках, подчеркивающих калифорнийский загар. Было видно, что все они держат себя в форме, ежедневно посещая теннисные корты, спортивные клубы и плавательные бассейны. Дамы с безукоризненными прическами, с безупречной косметикой на ухоженных лицах благоухали дурманящими ароматами "Диора" и "Армани", "Живанши" и "Унгаро". Изысканность их украшений говорила о том, что покупали их не иначе как на Родео Драйв - самой роскошной и самой, по-видимому, дорогой на всем Западном побережье торговой улице.

В беседке испанского стиля небольшая компания окружила одного из фокусников, нанятых Филипом Стаки гостям на потеху.

- Милые леди, - говорил он, совершая молниеносные пассы над протянутыми ладонями двух дам, - не обращайте внимания на мои слова: деньги важнее слов! Представьте, что вы распоряжаетесь банковскими кредитами. У вас в руках все у меня ничего!

И положил на ладонь Сюзан Брайсон, белокурой молодой репортерши, три крупные золотые монеты.

- Раз, два, три, - сосчитал он и, закрыв ладонь Сюзан, словно по волшебству, выудил четвертую монету из руки дамы в красном, стоявшей возле него.

Подняв монету над головой, он продемонстрировал ее присутствующим, затем сжал ладонь, открыл ее - монеты как не бывало.

- У вас в руках все - у меня ничего! - повторил фокусник и разжал пальцы Сюзан. И в самом деле, все четыре золотых оказались на ладони девушки.

Собравшиеся изумленно рассмеялись. А фокусник, страшно довольный произведенным эффектом, продолжил:

- Но, пожалуй, не стоит вам доверять настоящие золотые - разве что вот такой, стоимостью в один пенс.

Взяв у Сюзан четвертую монету, он побросал ее из руки в руку и ловким движением "превратил" в довольно крупный медяк, который тут же и преподнес даме в красном.

- Вы, конечно, хотите знать, где золотая монета, - улыбаясь, продолжал он. - Прошу внимания! - И золотая монетка чудесным образом была извлечена им из-за уха Сюзан.

Все засмеялись и зааплодировали фокуснику. Настроение у собравшихся было великолепное. В это время за спиной у них появился Фил Стаки, хозяин дома, невысокого роста мужчина слегка за тридцать, полнеющий, с уже обозначившейся лысиной.

- Пенс за ушко? Отлично! - рассмеялся Стаки, видевший последний трюк фокусника. - А остальное почем?

Сюзан, хорошенькая блондинка, хотела было ответить на колкость, но Стаки уже повернулся к стоявшему рядом молодому мужчине.

- Не видели Эдварда, Марк? - спросил он. Тот покачал головой.

- Нет, к сожалению. Отличная вечеринка, Филип!

Стаки лишь усмехнулся, хотя было заметно, что комплимент приятен ему.

- Жена, жена моя потрудилась. Надеюсь, вы представляете, каких это стоило ей трудов - набрать номер фирмы, занимающейся обслуживанием вечеринок... - Он рассмеялся, довольный собой. - Извините. - И поспешил дальше, словно летучая мышь, лавируя в толпе гостей. На сей раз он устремился к бару, где заметил другого знакомого, с которым хотел перекинуться парой слов.

- Привет, Ховард! Ну, как дела? - поздоровался он с господином в серой двубортной паре.

Тот, извинившись перед молодой собеседницей, повернулся к Стаки.

- Все нормально, Фил. А как ваша контора? Я слышал, Эдвард интересуется "Моррис Индастриз".

- Да уж не загорать он сюда прикатил, - кивнул Стаки.

- Может, возьмете в долю?

- Пожалуйста. Ты позвони! Позвони мне! - хлопая собеседника по плечу, на ходу бросил Стаки и с лучезарной улыбкой заспешил сквозь толпу к смуглому господину.

- Добрый день! Я - Филип Стаки, - представился он, - адвокат Эдварда Луиса.

- Добрый день! - Пожилой господин пожал Филипу руку. - Интересно, куда это подевался почетный гость вечеринки? - спросил он у Стаки, имея в виду Эдварда Луиса, главу "Луис Энтерпрайзиз", который прибыл сюда из Нью-Йорка, чтобы купить компанию "Моррис Индастриз", оказавшуюся на грани банкротства.

Эдвард и Филип были не просто друзьями. Будучи адвокатом, Стаки уже много лет работал на фирму Эдварда и благодаря деловому чутью и удачным сделкам последнего имел бешеные доходы.

Стаки оглянулся по сторонам, но нигде - ни в беседке, ни на террасе, ни в гостиной - его друга не было видно. Лицо его расплылось в ухмылке.

- Уж кто-кто, а я знаю Эдварда... Держу пари, что он флиртует в укромном уголке с какой-нибудь пташкой.

Улыбнувшись еще раз пожилому господину, Филип чмокнул в щечку обворожительное молодое создание, стоявшее рядом с ними.

- Как дела, крошка? - спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил обход гостей. Как примерный хозяин, он с каждым старался перекинуться словом, каждому улыбнуться или кивнуть. Временами он останавливался рядом с кем-нибудь из гостей, чтобы, как принято, поболтать с ним о том, о сем.

Эдвард Луис тем временем вовсе не флиртовал, как полагал его друг Фил Стаки. Он стоял в кабинете Фила у огромного, черного дерева, письменного стола и разговаривал по телефону с Нью-Йорком. Лицо его, правильное и по-мужски притягательное, было омрачено досадой.

- Моя секретарша должна была обо всем позаботиться. Она не звонила тебе? раздраженно спросил он.

- Звонила, - нервно ответил ему женский голос на другом конце провода. - С твоей секретаршей я общаюсь гораздо чаще, чем с тобой.

Эдвард подавил в себе раздражение. С Джессикой у него была давняя связь, они жили вместе, однако в последнее время он стал замечать, что девушка ему в тягость. Похоже, их роман исчерпал себя.

- Ну, ну, - проворчал он в трубку, глядя через огромное окно кабинета на залитые солнечным светом холмы. Снизу, наверное, из беседки, слышались звуки музыки и голоса гостей.

- В конце концов я тоже имею право на личную жизнь, - добавила Джессика тем плачуще-агрессивным тоном, которого Эдвард терпеть не мог.

- Эта неделя в Лос-Анджелесе для меня очень много значит, - уговаривал ее Эдвард, пытаясь придать голосу как можно больше мягкости. - Ты мне нужна здесь.

- Мог бы предупредить, - фыркнула Джессика. - Или ты думаешь, что мне достаточно свистнуть, чтобы я прибежала, как собачонка?

- Джессика, - простонал в трубку Эдвард, но тут же взял себя в руки и продолжил нарочито спокойным и терпеливым тоном, - с чего ты взяла, что похожа на собачонку, которой достаточно свистнуть?

- Именно это чувство ты постоянно во мне поддерживаешь. По-моему, будет лучше, если я соберу чемоданы и съеду с твоей квартиры.

- Если ты так решила - пожалуйста! - с неожиданным облегчением выдохнул Эдвард.

- Поговорим об этом, когда ты вернешься в Нью-Йорк, - обиделась Джессика. Но Эдварду не хотелось откладывать на потом уже, по-видимому, неизбежный разговор с неприятными - и также скорее всего неизбежными - сценами.

- Если хочешь поговорить, - сказал он холодно, - то момент вполне подходящий, ничуть не хуже любого другого.

- Вот и прекрасно, меня он тоже устраивает, - ответила Джессика дрогнувшим голосом. - Всего хорошего, Эдвард! - И она бросила трубку.

Какое-то время Эдвард стоял, прижимая к уху телефонную трубку.

- Всего хорошего, Джессика! - подавленно произнес он, хотя понимал, что девушка уже не слышит его, и, вздохнув, положил трубку.

"Вот и закончился наш роман с Джессикой", - подумал Эдвард. Он провел рукой по коротко стриженным, слегка вьющимся темным волосам, уже посеребренным кое-где сединой, одернул темно-серый пиджак и вышел из кабинета Фила.

Спускаясь по лестнице, он бросил взгляд на гостей, развлекавшихся во внутреннем дворике виллы. Особого желания присоединиться к ним у него не возникло.

"Черт бы взял эту Джессику!" - подумал он. Хотя отношения между ними в последнее время складывались не безоблачно, своим внезапным "прощай" она все же испортила ему настроение. Конечно, он понимал, что терзаться у него нет причин, и все-таки был раздосадован: "Неужто и правда, женщины не способны понять, что у мужчины, кроме роли героя-любовника, могут быть и другие занятия?"

Навстречу ему поднимался молодой человек. Это был Вэнс, один из его сотрудников, работавший в лосанджелесском отделении "Луис Энтерпрайзиз". Увидев шефа, он с облегчением вздохнул:

- Филип решил, что мне следует поискать вас...

- Филип? Вы имеете в виду моего адвоката Стаки? - раздраженно оборвал он Вэнса.

- Да, сэр, - кивнул тот, изумленный странным поведением шефа.

Эдвард остановился на лестнице.

- Почем сейчас акции "Моррис Индастриз" на токийской бирже? - неожиданно спросил он.

- Не знаю.

Эдвард взглянул на часы и нахмурился.

- Что значит, не знаете? Уже полтора часа, как в Токио начались торги. Вы обязаны знать! Вэнс только что каблуками не щелкнул:

- Сию минуту узнаю, сэр!

Эдвард, немного смягчившись, кивнул ему и улыбнулся двум появившимся перед ними особам прекрасного пола.

- Здравствуйте, мистер Луис! - радостно прощебетала одна из них.

Эдвард пожал ручки обеих дам с таким видом, будто они были его личными и, к тому же, самыми дорогими гостьями.

- Рад вас видеть! - улыбнулся он еще раз. И обратился к Вэнсу.

- С делом Морриса я хотел бы покончить как можно скорее. В воскресенье я возвращаюсь в Нью-Йорк. У меня билеты в Метрополитен!

- Понимаю, - откликнулся молодой человек, следуя за шефом в гостиную. К великому его облегчению, миновав гостиную, Эдвард Луис прошел в вестибюль и кивком попрощался с ним.

Оставаться на вечеринке не было никакого желания, и Эдвард решил вернуться в отель.

- Ваш плащ, сэр, - появился из глубины вестибюля швейцар.

- Спасибо, - поблагодарил его Эдвард, принимая свой светло-серый, широкого кроя плащ. Он уже направлялся к выходу, но услышал, что кто-то окликнул его. Из гостиной к нему спешила Сюзан Брайсон. Лицо Эдварда просияло.

- Привет, Сюзи, - обрадовался он девушке и расцеловал ее в обе щечки.

- Мои соболезнования, - взглянула на него Сюзан. - Я так сожалею о том, что случилось с Картером...

- Я тоже, - сухо ответил он. Картер - так звали его отца - умер несколько недель назад.

- Скажи, ты действительно вышла замуж? - поинтересовался он, чтобы сменить тему.

Девушка рассмеялась и с гордостью показала Эдварду левую руку со сверкающим обручальным кольцом.

- Да, вышла, - сказала она. - Не могла же я ждать тебя до скончания века...

- Гм, - не нашелся, что ей ответить Эдвард, но, вспомнив недавнее объяснение по телефону, решил задать Сюзан вопрос, который все еще занимал его.

- Я хотел бы спросить у тебя, Сюзан...

- Что именно? - с любопытством взглянула на него девушка.

- Когда мы с тобой встречались, с кем ты чаще общалась: со мной или с моей секретаршей?

Сюзан многозначительно улыбнулась.

- Она была подружкой невесты на моей свадьбе.

- Даже так? - удивился Эдвард. Он понял смысл ее слов. Кого попало в свадебные подружки не выбирают. Значит, пока у них длился роман, Сюзан с его секретаршей стали приятельницами - и именно потому, что они слишком часто общались по телефону, так как сам он был вечно занят...

Почувствовав смутные угрызения совести, он наклонился к Сюзан и поцеловал ее в щеку.

- Как бы там ни было, я завидую твоему мужу, - сказал он. - Будь счастлива!

- Спасибо. Ты тоже, Эдвард! - искренне пожелала ему Сюзан.

Уход Эдварда не ускользнул от внимания Элизабет, жены Филипа. Она бросилась искать мужа и, не обнаружив его среди гостей, пришла к логичному заключению, что скорее всего его можно найти в какой-нибудь отдаленной комнате, и не одного, а с хорошенькой женщиной.

Так оно и оказалось, Элизабет была права; но, застав Фила в обществе огненно-рыжей красавицы, которую он в тот момент как раз гладил по обтянутому черным чулком колену, она даже не сочла нужным что-нибудь съязвить по этому поводу.

Между супругами Стаки существовала негласная договоренность: Фил зарабатывал огромные деньги, позволяя Элизабет жить так, как ей нравится, она же в ответ закрывала глаза на то, что ее благоверный нередко находил развлечения вне стен их супружеской спальни.

Элизабет хорошо знала, что в Голливуде разведенные женщины не в чести: до них никому нет дела, их больше не приглашают на важные приемы и вечеринки, словом, в обществе они не играют совершенно никакой роли.

Вот почему она предпочитала не замечать мелких прегрешений Фила, взамен получая возможность распоряжаться его кредитными карточками и оставаться той миссис Стаки, ежедневник которой пестрел записями о приемах, от приглашений которой никто никогда не отказывался и которая в Голливуде и в Беверли Хиллз считалась персоной весьма значительной.

Естественно, что столь ранний уход почетного гостя Элизабет расценила как собственное поражение и потому, ворвавшись в интимное уединение мужа и его рыжеволосой пассии, выглядела весьма взволнованной. Фамилию девушки она не помнила, знала только, что звали ее, кажется, Эллисон.

- Он уходит! - воскликнула Элизабет. - Эдвард уходит!

Фил, минуту назад уверявший Эллисон в своем страстном желании познакомиться с ней поближе, раздраженно взглянул на жену.

- Прошу прощения, - сказал он девушке и вскочил, чувствуя срочную необходимость покинуть комнату, хотя оставлять жену наедине с Эллисон в этой ситуации было не совсем удобно.

Выходя, он успел заметить, как Элизабет, вскинув брови и уперев руки в бедра, разглядывает Эллисон. "Бог мой, уж не собирается ли она устроить ей сцену ревности?" - мелькнуло у него в голове, но сейчас ему было не до того. К тому же он знал, что устраивать подобные сцены не в привычках его жены, и это его успокаивало.

Тем временем Эдвард Луис тщетно пытался добраться до своей машины. Лимузин цвета "серебристый металлик", который вместе с водителем ему предоставили в отеле, был безнадежно зажат другими припаркованными у виллы Стаки автомобилями. Единственной машиной, которая могла беспрепятственно выехать со стоянки, был спортивный "Лотос-Эспри" такого же серебристого цвета.

У шкафчика, в котором владельцы машин оставляли ключи, Эдвард обнаружил двух японцев-служителей.

- Машина мистера Стаки? - спросил он, показывая на "Лотос".

Те, растерянно посмотрев друг на друга, кивнули. Один из них вежливо подтвердил:

- Да, сэр, это автомобиль мистера Стаки. Уже направляясь к "Лотосу", Эдвард услышал голос Фила, что-то кричащего ему вслед. Переполошившийся адвокат бежал к нему по въездному пандусу.

- Куда ты? - закричал он. - Ты что, уезжаешь?

Эдвард жестом, не принимающим возражений, протянул ладонь.

- Пожалуйста, дай мне ключи от твоей машины.

- Зачем? - поразился Фил. - С твоей что-нибудь не в порядке?

- Ничего, просто ее заставили. Дэррил не сможет выехать, - показал он на цветного шофера, который на пару с коллегой подпирал стенку поблизости от стоянки. Заметив, что Эдвард и Филип глядят в его сторону, он с сожалением пожал плечами и снова уткнулся в газету.

- Пожалуйста, дай ключи, - повторил Эдвард.

Безуспешно пытался Стаки протестовать.

- Возьми, - наконец протянул он ключи, не оставляя все же надежд отговорить Эдварда. - Но лучше тебе не садиться за руль, ты слишком измотан работой. Ну оставь ты в покое мою машину, лучше я попрошу, чтобы освободили дорогу.

- Ну-ка, живо расчистить проезд! - заорал он остолбеневшим японцам, добавив со злостью:

- Черт бы подрал этих лоботрясов.

И в отчаянии увидел, что Эдвард уже сидит за рулем его "Лотоса".

- Подожди, Эдвард, прошу тебя! - бросился он к машине. - Ты хоть знаешь, как переключать скорости?

Эдвард уже завел мотор.

- А то нет...

- Здесь же не автоматическая коробка передач, а обычная механическая! Ты, наверное, на таких машинах не ездил, - не мог успокоиться Филип, на что Эдвард лишь усмехнулся:

- Как-нибудь разберусь.

- Только поаккуратней, я тебя умоляю! Машина совершенно новая.

Когда Фил услышал, с каким скрежетом Эдвард включил первую передачу, его чуть удар не хватил.

- Ради Бога, останься... Лучше останься! - взмолился он, вскинув руки.

Но Эдвард отмахнулся от него, как от назойливой мухи.

- Все будет в порядке, не беспокойся. Взревел мощный мотор, и машина рванула с места.

Набрав скорость и доехав до конца пандуса, "Лотос" остановился. Филип Стаки бросился к нему.

- Мне нравится твоя тачка! - крикнул Эдвард в окно.

- Мне тоже! Смотри, осторожней! Ведь ты не умеешь с ней обращаться...



В коробке скоростей снова раздался такой дикий скрежет, что Филип схватился за голову.

- Ты заблудишься в темноте! - прокричал он. И точно: машина, взвизгнув колесами, вывернула на шоссе и помчалась.., в прямо противоположную от гостиницы сторону.

- Не туда! Беверли Хиллз - у подножья! Но Эдвард уже не слышал его. Ревя мотором, "Лотос" мчал его по извилистой узкой дороге.

Эдвард Луис, действительно, не привык к машинам с механической коробкой скоростей. И вообще, водитель он был не ахти какой, потому что обычно пользовался услугами личного шофера - или пилота, когда перемещался в пространстве с помощью своего реактивного самолета. Не удивительно, что на поворотах он несколько раз забирал слишком круто, а когда нажимал на тормоз, мотор готов был заглохнуть. В одном месте "Лотос" так занесло, что он очутился на какой-то стоянке, где и остановился.

- Вот чертова колымага! - проворчал Эдвард, пытаясь включить задний ход, чтобы снова выбраться на шоссе и следовать дальше уже в более умеренном темпе.

Сумерки между тем сгущалась, а Эдвард так и не замечал, что едет он не в ту сторону.

Глава 2

Будильник на ночном столике Вивьен Уорд прозвенел в половине восьмого вечера. Очнувшись от глубокого сна, она потянулась, сладко зевнула и, не открывая глаза, на ощупь заткнула будильник.

Минуту-другую понежившись с закрытыми глазами, она села в постели, сбросила ноги на пол и машинально поправила челку на парике, который она не снимала даже на время сна. Взгляд ее скользнул по обшарпанным "апартаментам", где она проживала вместе с подружкой по имени Кит де Лука.

Одежда Вивьен в живописном беспорядке валялась на полу и на кресле с линялой обивкой.

Над кроватью висело подобие стенгазеты с наклеенными фотографиями - в основном моментальными снимками ее прежних друзей и знакомых, чьи лица были аккуратно вырезаны.

Из-за окон доносился шум города. Гудели клаксоны машин, и визгливо кричала какая-то тетка. Затем завыла полицейская сирена, через минуту умолкшая где-то вдали.

Гостиница, где Вивьен и Кит снимали комнату, была расположена на одной из боковых улочек Голливудского бульвара. В двух шагах от нее находилась известная Уолк оф Фейм, где на тротуаре можно было прочесть имена мировых знаменитостей, обрамленные контурами звезд. Это была одна из приманок, благодаря которым в Голливуд ежедневно валили толпы туристов.

В остальном же на этом отрезке бульвара не было ничего примечательного. Дешевые бары и рестораны чередовались здесь с варьете и порнокинотеатрами. Часть улицы, где на асфальте красовались окаймленные звездами имена знаменитостей, была облюбована проститутками, которые, фланируя по широкому тротуару, охотились за клиентами.

Улица и рестораны были наводнены торговцами-лоточниками и сбытчиками наркотиков, сутенерами и нелегальными эмигрантами, мелкими жуликами всех статей и зеваками, а также бесчисленными тружениками индустрии развлечений, представленной на бульваре во всем своем многообразии. Из динамиков неслись звуки рока и блюза, подростки гурьбой толпились на тротуарах или носились на роликовых досках, лавируя между прохожими, а уличные красотки, заглядывая в окна машин, завлекали мужчин:

- Эй, приятель, не хочешь немного развлечься?

- Ты сегодня один? Красивая девушка может составить тебе компанию. Посмотри, правда я хороша?

Вивьен Уорд приняла ванну и начала одеваться. Она надела черные кружевные трусики и бюстгальтер, натянула черные ажурные чулки и, наконец, облачилась в довольно своеобразный ансамбль, верхняя часть которого, оставлявшая голыми плечи и талию, спереди и сзади была скреплена двумя металлическими кольцами с чисто символической юбочкой.

Вивьен была истинная красавица: стройная, длинноногая, с большими выразительными глазами и мягко очерченным ртом. Обаятельное лицо и красивые тонкие руки были чуть тронуты легким загаром.

Вивьен подошла к зеркалу, чтобы наложить косметику. Глаза с помощью контурного карандаша и голубых теней она сделала еще более выразительными. Губы накрасила ярко-красной помадой.

Надела высокие, до середины бедер, сапоги на каблуках. Язычки молний на них давно оторвались, и Вивьен, чтобы как-то застегивать сапоги, приспособила для этой цели булавки. Наряд ее дополняла дешевая бижутерия: клипсы, браслеты, которые тихо позвякивали при каждом ее движении.

Нацепив на голову темную шапочку с козырьком и небрежно набросив на плечи красный жакет, она подхватила сумку и двинулась к выходу.

Выйдя из номера, девушка услышала внизу голоса. Она остановилась, присела на ступеньке и, затаившись, стала следить за происходящим на лестничной клетке.

Хозяин убогой гостиницы держал за ворот эмигранта с Ямайки.

- Ну-ка, стой! Ты, я вижу, не понял, что тебе было сказано. В конце месяца я собираю плату. Гони бабки, или я тебя вышвырну вон!

Вивьен тихо встала и на цыпочках вернулась в номер. В ванной комнате она сняла крышку сливного бачка и вытащила пластмассовую мыльницу, в которой хранила деньги. Но обнаружила в ней всего-навсего один доллар.

Посмотрев с изумлением в опустошенную мыльницу, Вивьен закрыла ее и убрала на место. Она плохо себе представляла, как выберется из отеля, не столкнувшись с настырным хозяином, собирающим плату с жильцов. Но тут ее осенила идея, Вивьен распахнула окно в гостиной и ступила на узкую, огороженную металлическими перилами площадку пожарной лестницы. Затея эта была не лишена риска, но девушка верила в свои силы. Она оглянулась по сторонам и стала быстро спускаться.

Внизу проходила парочка, но Вивьен, с кошачьей ловкостью спускавшуюся по лестнице, они не заметили. На третьем этаже из окна выглянула какая-то брюнетка, вытаращилась на девушку, однако ничего не сказала.

Лестница обрывалась довольно высоко над землей. Вивьен бросила сумку и спрыгнула вниз.

- Порядок! - воскликнула она громко, подняла с земли сумку и пролезла под ограждением, отделявшим территорию гостиницы от улицы.

Смешавшись с прохожими, Вивьен дошла до бульвара.

У перекрестка негр в пестрой вязаной шапочке и потертом коричневом пиджаке, сопровождая свои слова картинными жестами, приветствовал высаживающихся из автобуса туристов:

- Добро пожаловать в Голливуд! Добро пожаловать! - кричал он. - У каждого, кто сюда приезжает, есть какая-нибудь мечта. Какая у вас мечта? А у вас? Эй, мистер, какая у вас мечта?

Вивьен часто видела этого негра. Правда, никто, и она в том числе, не знал, как его звать, хотя он каждый день торчал на бульваре, пытаясь заговорить с каждым встречным. Безобидный и вечно веселый парень, он у каждого спрашивал, какая мечта привела его в Голливуд.

Дождавшись зеленого огонька светофора, Вивьен решительной походкой пересекла улицу. Взгляд ее скользнул по мальчишке, подлетевшем на своем скейтборде к двум девицам-тинейджерам, которые, явно уже накачавшись наркотиками, сидели на ступеньках парадного.

- Девчонки, есть клевый товар! Хотите? - сказал он, останавливаясь перед ними.

Небольшой пакетик и несколько долларовых банкнот поменяли владельцев. Подросток пожелал девчонкам приятно провести время и укатил на своей доске.

Негр, продолжая витийствовать, последовал за туристами в переулок. У дома с узким фасадом что-то произошло. Рядом стояли "скорая" и полицейский автомобиль, а в подворотне, на месте, где обычно сидел чистильщик ботинок, несколько человек в униформе обступили неподвижное тело. Толпа зевак разрасталась.

- Что случилось? - спросила какая-то женщина.

- Да проститутка загнулась, - просветили ее. Один из полицейских остановил негра за плечо.

- Инспектор Элбертсон, - представился он и бесцеремонно спросил:

- Что ты можешь сказать об умершей?

Вивьен, которая только что подошла, услышала ответ:

- Я ничего не знаю, сэр, - виновато разводя руками, говорил негр. - Могу вам поклясться. Ну, честное слово, понятия не имею, что это за девица.

- Хватит басни рассказывать! Мы нашли ее во дворе в мусорном контейнере. Чем она занималась?

- На порошок зарабатывала. Совсем уж плоха была. Только на кокаин и работала. День и ночь на панели торчала - торговала собой по дешевке.

- Ну, а ты чем балуешься? - спросил инспектор.

Негр вскинул руку:

- Я чист, сэр! Клянусь вам!

- Так я тебе и поверил! - усмехнулся блюститель порядка. Он хотел было задать еще несколько вопросов, но внимание его привлекли зеваки.

- Эй, вы! - закричал он. - Что вы там делаете?

Он подошел к супружеской паре, склонившейся над мертвым телом. Женщина беспрерывно щелкала фотоаппаратом.

- Вы из прессы? - уставился на них инспектор.

Прервав на минуту фотографирование, женщина обернулась.

- Мы не из прессы. Мы из Орландо. Полицейский с возмущением повернулся к коллеге.

- В голове не укладывается! Ты видел этих туристов? Трупы фотографируют нашли достопримечательность!

Его напарник оттеснил в сторону жаждущих сенсации ротозеев. А Вивьен поспешила уйти. Она знала умершую девушку. От увиденного по спине у нее побежали мурашки. Уже отойдя, она заметила, как мертвое тело погрузили в "скорую" и машина отъехала.

Ускорив шаг, Вивьен перешла на другую сторону улицы и направилась к бару, над входом в который неоновыми буквами было написано:

Клуб "Голубой банан". У входа стояли мопеды, из окон гремела музыка. Чувствовалось, что ночная жизнь началась.

В битком набитом помещении было накурено, хоть топор вешай. Бар встретил Вивьен какофонией голосов, звона бьющегося стекла, хохота. Из динамиков лился знакомый шлягер:

В этом мире безумном

Это вовсе не странно,

Что влюбился в тебя я...

Несколько чудаковатых гостей танцевали, остальные густо облепили стойку, протянувшуюся через весь зал. Вивьен протиснулась сквозь толпу к пожилому бармену.

- Привет, Попе! Случайно не знаешь, где Кит?

Старик кивнул головой на лестницу.

- Наверху, в бильярдной. Со своими дружками. Кит де Лука, с которой Вивьен делила "апартаменты", сидела в компании за столиком. Она была стройная и миниатюрная, с красивым, гладким, как у девчонки, лицом. Когда Вивьен поднялась, Кит расчесывала свои густые темно-каштановые волосы. Завидев приближающуюся подругу, она сняла темные очки.

- Вив! - радостно завопила она. - Привет, красотка...

Вивьен с ходу приступила к делу:

- Где бабки? - оборвала она Кит. Та, словно бы не слыша вопроса, жестикулируя, повернулась к сидящему рядом мужчине.

- Карлос, - сказала она, - ты знаком с Вивьен...

Потом указала на сидевшего тут же юнца, в котором Вивьен узнала тинейджера, носившегося на скейтборде по улице. Четвертой была девица той же профессии, что Кит и Вивьен.

- Это Энджел, - показала Кит на девицу и хотела продолжить, но взглянув на Вивьен, осеклась.

- Мы знакомы! - Вивьен была вне себя от злости. - Что ты сделала с бабками?

- Карлос достал мне чуть-чуть порошка, мы устроили маленькую вечеринку, разглагольствовала Кит. - Ты видишь, я принимаю гостей...

- Ты что, купила на наши деньги это дерьмо? - с ужасом уставилась на нее Вивьен. - Ты с ума сошла!

Рывком подняв Кит со стула, она встряхнула ее, а когда отпустила, та, потеряв равновесие, шлепнулась на пол и виновато уставилась на подругу.

- Пойми, Вив, мне срочно нужна была доза...

- Тебе нужна была доза, ну да... - отдуваясь, проговорила Вивьен. - А кто за квартиру будет платить?

Карлос, поднявшись, встал между ними.

- Ну, ну, успокойся, красотка, - сказал он мягким, елейным голосом. Это был молодой симпатичный парень испанского типа, в шляпе, в черной рубашке и узких брюках. Отбросив руку судорожно вцепившейся в него Кит, он темпераментно покачал головой:

- За ней еще двести баксов...

- Ну, Карлос, - пролепетала Кит. Вивьен бросила на нее разъяренный взгляд.

- Еще двести?

- Ага.., это я еще раньше брала...

- Все верно. Она мне должна два стольника, - сказал Карлос и с блудливой ухмылкой окинул взглядом Вивьен. - Но если ты хочешь отработать ее долги, мы сможем договориться.

Кит, заметив, как зло искривились губы Вивьен, поспешила вмешаться:

- Нет, нет, спасибо за предложение, Карлос, но до этого дело еще не дошло.

Поднявшись, Кит потянула подругу за руку.

- Пошли, малышка, отсюда, - позвала она. - Идем вниз.

Но Вивьен стояла как вкопанная.

- Отработать.., твои долги? Какого дьявола? Да вы что себе позволяете?!

Энджел, следившая за событиями без единого звука, вдруг хихикнула. Кит удалось, наконец, дотащить подругу до лестницы.

- И чего ты нашел в ней, Карлос? - спросила Энджел у сутенера, бывшего, кстати, ее сожителем. Но Карлос, проводив Вивьен долгим взглядом, снова лишь ухмыльнулся.

Вивьен все никак не могла успокоиться.

- Сперла деньги, пока я спала? - набросилась она на Кит. - Так было? Кит пожала плечами.

- Тебя не было. Я не могла у тебя спросить. Спустились на первый этаж, Кит с ходу направилась к бару.

- Эй, ты куда? Может, хватит? Пошли отсюда, - прикрикнула на нее Вивьен. Кит затрясла головой.

- Мне надо чего-нибудь съесть. И не забудь, между прочим, что это моя квартира.

На Вивьен она не сердилась, но все же хотела ей показать, что командовать собой не позволит.

Из выставленных на стойке блюд она выбрала несколько цукатов и положила их на салфетку.

- А ты не забудь, что я тоже живу в ней, - раздраженно сказала Вивьен.

- Ты приехала сюда без гроша. У меня же была квартира, и деньги были. Я нашла тебе неплохую работу. А что я могла поделать, этот Карлос меня достал. Пришлось выдать ему пару монет. Ради Бога, отстань от меня. Это несправедливо!

Бармен Попе с мрачным видом следил за тем, как засахаренные цукаты один за другим исчезали во рту Кит.

- У нас не самообслуживание, - наконец проворчал он.

- Это я к тебе пристаю? - накинулась на нее Вивьен. - Кит, я только что видела одну девицу, которую мертвой вытащили из мусорного контейнера, сказала она, усаживаясь за стойкой на табурет.

Разъяренная Кит, собравшаяся было уйти, повернулась к Вивьен.

- Знаю. Это Тощая Мэри. Но она уж совсем дошла. Жрала только кокаин. Доминик в свое время пытался ее отучить, но из этого ничего не вышло!

На другом конце стойки вспыхнула перебранка - несколько посетителей что-то не поделили. Ненадолго они приковали к себе внимание Кит и Вивьен, которые наблюдали за ссорой. Но минуту спустя Вивьен вновь обратилась к подружке:

- Ты знаешь, я хочу вырваться отсюда, - сказала она подавленно. - У тебя не бывает такого желания?

- Вырваться? - У Кит округлились глаза. - Ну, вырвемся и куда подадимся? Может, скажешь? - спросила она и была права. - Да нет, это невозможно. - Она безнадежно махнула рукой.

В самом деле, каким образом эти девушки, торгующие собой на Голливудском бульваре, могли изменить свою жизнь?

Они вышли на улицу и прошли несколько метров, отделявших бар от той части бульвара, где была их "площадка".

Проституток на бульваре хватало, но каждая фланировала в ожидании клиентов лишь на определенном отрезке улицы.

Кит и Вивьен уже издали увидали, что их постоянное место занято. Девицу, которая стояла, небрежно привалившись к дереву, они знали.

Разъяренная, Кит подскочила к захватчице.

- Эй, Рейчел!

Рыжеволосая проститутка в черно-белом, плотно обтягивающем тело клетчатом платье нехотя оттолкнулась от дерева.

- Что такое? Вы чем-нибудь недовольны?

- Ага, - кивнула Кит, - недовольны! Ты эти звездочки видишь на тротуаре? Или у тебя не в порядке с гляделками?

- Ну, вижу, - ответила Рейчел.

- Вот и отлично! - сказала Кит и пальцем указала на звезды с именами мировых знаменитостей:

- Участок от Боба Хоупа до братьев Ритц, Фреда Эстера и дальше до Эллы Фицджералд - это наша с Вивьен территория, мы давно ее застолбили. Так что вали на свой угол!

- Ах, простите, - с утрированной вежливостью протянула Рейчел. - Я вовсе не собиралась здесь зимовать.

Она бросила на Вивьен колкий взгляд и добавила:

- Между прочим, она еще новенькая.

- Ну и что? Зато я старенькая! - отмела ее аргументы Кит, посмотрев на Рейчел угрожающим взглядом тигрицы, беспокоящейся за детенышей. - Зимовать можешь у звезды Эстер Уилсон!

- Эстер Уилльямз, - машинально поправила ее Вивьен.

- Эстер Уилльямз, - так же машинально повторила Кит. - Твое место там!

- Ну ладно, не выступай, - скривилась Рейчел. - Ты стала такой идиоткой, такой занудой - противно смотреть! - Она повернулась и с гордым видом пошла, раскачивая бедрами и цокая высокими шпильками.

Кит, проводив ее изумленным взглядом, нахмурилась и спросила Вивьен:

- Я что, в самом деле зануда?

- В самом деле, - ответила Вив, но, почувствовав, что подругу это задело, с улыбкой добавила:

- Иногда.

Кит вздохнула.

- Это все потому, что я вечно голодная. Нужно срочно поесть. Говорят, что занудство бывает от голода!

Она замолчала - из машины, которая медленно ехала вдоль тротуара, ей свистнул какой-то мужчина.

- Эй, сестренка!

Кит подбежала к машине.

- Что, милый? Что-нибудь нужно? Она заметила, что в машине, кроме кричавшего, сидят еще двое мужчин: один за рулем и один на заднем сиденье.

- Поехали, детка. У меня день рожденья - по этому случаю дашь мне бесплатно! - крикнул тот, что сидел рядом с водителем.

- Ты что, спятил, папаша? - захихикала Кит. Она повернулась и пошла назад к звездам.



Вивьен тем временем сняла шапочку и поправила гладкие белокурые волосы парика.

- Похоже, сегодня тут будет дурдом, - заметила она.

- Мне тоже так кажется, - тупо кивнула Кит. - Слушай, может, нам все-таки с сутенером связаться? На Карлоса ты произвела впечатление.

- Ну да! Чтобы он драл с нас три шкуры! Так у нас еще меньше получится.

- Опять ты права, - усмехнулась Кит и вспомнила их любимый лозунг, которым они выражали свое отношение к свободе:

- Мы сами решаем, с кем, мы сами решаем, когда, мы сами решаем, почем!

Прислонившись к фонарному столбу, Кит следила за проплывавшими мимо автомобилями.

Вивьен, помолчав немного, спросила:

- Как ты думаешь, я не выгляжу слишком порядочной?

- Ничего подобного. У тебя просто классный вид! - Кит поправила на Вивьен парик. - Мужики от такого балдеют!

Она оглянулась - рядом послышался оглушительный рев мотора и пронзительно взвизгнули тормоза.

- Идиот! Гробить такую машину! Ведь это же...

Кит даже присвистнула, увидев серебристый "Лотос-Эспри", который, вихляя, свернул с авеню Хайленд на Голливудский бульвар.

- Быстро! - толкнула она Вивьен. - Вот кого ты должна заарканить!

- Погоди, - ответила та и, окинув глазами спортивный автомобиль, добавила нерешительно:

- Это, кажется, "Лотос-Эспри"...

- Это наша квартплата! - выпалила Кит. Она смотрела во все глаза на "Лотос", который ехал все медленнее и, наконец, встал. - Иди, иди! - ободряюще подтолкнула она колеблющуюся Вивьен. - Ты сегодня отпадно выглядишь. Он не устоит, можешь считать, что сотня у тебя в кармане! Позвони, как закончишь. Вив, береги себя!

- Ты тоже! - сказала Вивьен и быстро погладила Кит по щеке. Скинув жакет, чтобы были видны ее безупречная фигура и длинные ноги, она слегка распушила парик и направилась к "Лотосу".

Кит возбужденно махала ей вслед.

- Работай, работай, крошка! - кричала она в восторге. - Заведи его хорошенько и сделаешь свои бабки! У тебя все получится! Только не испорти игру!

Глава 3

Сидя в "Лотосе", Эдвард Луис не видел, что к нему приближалась Вивьен. Он растерянно переводил взгляд с приборной доски на рычаг переключателя скоростей.

- Ну давай же, давай, не упрямься! - бормотал он. - Первая скорость, кажется, здесь.., если я хорошо помню...

С тех пор, как он выехал из Голливуд Хиллз, где находился дом Стаки, он окончательно заблудился. Каким-то чудом ему удалось добраться до Голливуда, но у театра, что в конце Голливудского бульвара, он свернул не направо, к Западному Голливуду и Беверли Хиллз, а в прямо противоположную сторону.

Тренди-стрит, бульвар Сансет, авеню Мельроз - мелькали таблички с названиями улиц, которые мало что говорили ему. Он понятия не имел, где находится и как отсюда добраться до гостиницы.

В итоге, несмотря на коварство "Лотоса", Эдварду удалось отъехать достаточно далеко от конечной цели. Переключая рычаг скоростей, он забывал выжимать сцепление, и двигатель то и дело глох. Или жал слишком сильно на газ, и захлебывающийся мотор набирал вдруг такие обороты, что машина срывалась с места, будто ракета.

Эдвард начал уже волноваться, когда обнаружил себя на тихой и плохо освещенной улице, дома которой были окружены белеными каменными заборами и коваными оградами. На тротуаре он заметил какого-то оборванца, явно бездомного: тот ковырялся в баке для мусора.

Эдвард притормозил и, высунувшись в окно, услышал, как бродяга негодовал по поводу результатов своих исследований:

- Ты смотри! Кроме мусора, уже ничего не выкидывают!

Эдвард остановился.

- Прошу прощения...

- Что такое? - испуганно выпрямился бродяга.

- Вы не скажете, как проехать в Беверли Хиллз?

Тот, шаркая, подошел поближе.

- Отчего не сказать? Вы туда и приехали, мистер! Вон, видите, справа особняк Сильвестра Сталлоне.

Эдвард вежливо поблагодарил его. Оборванец загоготал, сопровождая свой смех гостеприимным жестом.

- Добро пожаловать к нам!

Полученная информация показалась Эдварду не слишком заслуживающей доверия. Бродяга, наверно, был пьян или накурился, а может - и то, и другое. Во всяком случае, спрашивать у него еще и о том, как проехать к отелю "Риджент Беверли Уилшир", Эдвард не стал, а с горечью предпочел повернуть назад, к той дороге, по которой приехал сюда. Он надеялся, что рано или поздно она выведет его на шоссе, но в конечном итоге опять очутился на Голливудском бульваре.

Подняв голову, Эдвард увидел Вивьен, которая заглянула в окно машины. Сверкая роскошными белыми зубками, девушка ослепительно улыбалась ему.

- Добрый вечер! Вы кого-нибудь ищете? - спросила она с деланной флегматичностью.

Расчет был на то, что мужчина ответит: "Тебя, разумеется!" Но он ответил иначе:

- Ищу. Дорогу на Беверли Хиллз. Вы можете подсказать?

Вивьен продолжала улыбаться. "А он ничего", - оценила он водителя роскошной машины. "Да и денежный - сразу видно".

- Конечно, могу, - сказала она. - За пять долларов.

- Но это смешно! - изумленно уставился на нее Эдвард.

- Смешно? Ну тогда за десятку!

- Что-то я не слыхал, чтобы кто-то брал деньги только за то, что покажет дорогу, - покачал головой Эдвард.

- Брать, не брать - мое дело! - облокотившись о дверцу машины, сказала Вивьен. - Зато я дорогу знаю!

Она выпрямилась, сделала шаг назад с таким видом, будто собралась уходить, и движением, которое трудно было назвать скромным, повернулась к Эдварду своей ладной попкой. Посмотрев на обтянутые узкой юбочкой выразительные формы, он покорно пожал плечами.

- Хорошо, я согласен.

И полез в карман пиджака. Стремительно повернувшись к нему, Вивьен сунула голову в окно "Лотоса".

- С двадцатки сдадите? - спросил он, протягивая банкноту. Но девушка, открыв дверцу, уже села в машину.

- За двадцатку я вас до места доставлю. - Схватив деньги, Вивьен свернула их и сунула в бюстгальтер. - Покажу вам, где звезды экрана живут!

От такой непосредственности Эдварда смех разобрал.

- Спасибо, дом Сильвестра Сталлоне я сегодня уже видел.

- Отлично, - сказала Вивьен и откинулась на сиденье. - Здесь прямо, потом направо...

На сей раз ему без проблем удалось включить первую скорость, но он поспешил со сцеплением. Машина рванула так, что Вивьен буквально вдавило в сиденье.

- Еще не мешало бы фары включить, - полушутливо-полуиспуганно сказала Вивьен.

Эдварду повезло: он довольно быстро нашел нужную кнопку, фары вспыхнули, и "Лотос" помчался по улице. У перекрестка Эдвард чуть ли не проскочил на красный свет, но в последний момент ему удалось затормозить.

Вивьен облегченно вздохнула.

- О-о.., крутая машина! - восторженно признала она.

- Только слишком уж.., темпераментная, - криво усмехнулся Эдвард.

- Ваша? - спросила девушка, на что тот отрицательно покачал головой.

- Может, украли?

- Да не совсем, - рассмеялся Эдвард. Пока они дожидались зеленого света, он бросил взгляд на Вивьен.

- Как вас зовут? - спросил он. Девушка кокетливо улыбнулась.

- А как вы думаете? Эдвард не ответил.

- Вивьен. Мое имя Вивьен, - с тихим смехом сказала она.

- Вивьен, - повторил он. Тем временем зажегся зеленый свет, и Эдвард нажал на газ.

- В какой гостинице вы живете? - спросила Вивьен.

- В "Риджент Беверли Уилшир".

- Тогда прямо, вон до того угла, потом повернете направо.

Вивьен изучающе рассматривала профиль Эдварда.

- Вы не из Калифорнии? - спросила она.

- Нет, - сказал Эдвард, - я из Нью-Йорка. Перейдя на вторую скорость, он лихо свернул на авеню Мельроз.

- Во, дьявол! - изумилась Вивьен. - Эта тачка на поворотах идет, как по рельсам.

- Простите.., как вы сказали? - не понял Эдвард.

- С ума сойти можно! - с наслаждением рассмеялась Вивьен. - Потрясно! И это при четырех-то цилиндрах!

- Уж не хотите ли вы сказать, что разбираетесь в автомобилях? - Эдвард включил третью скорость и нажал на газ. - Откуда вы все это знаете?

- Из журналов для автомобилистов. У нас дома мальчишки спали и видели все эти железяки:

"Мустанги", "Корветы"... Покупали какой-нибудь лом и делали из него конфетку. Я обожала смотреть, как они работают.

Она окинула взглядом роскошный салон и недоуменно покосилась на Эдварда:

- Не понимаю, как можно настолько не разбираться в машинах.

- Честно сказать, свой первый автомобиль я получил в подарок вместе с водителем, - сказал Эдвард, что соответствовало действительности. - И в каком городе это было, где мальчишки спали и видели все эти железяки? - спросил он, шутливо вторя словам Вивьен.

- В Милледж Вилл, штат Джорджия, - ответила та.

Эдвард попытался включить следующую передачу.

- Коробка скоростей шлет вам жаркий привет - удалось, наконец-то, засмеялась Вивьен. - Вы не правильно переключаете скорости. Это же машина стандартной комплектации с механической коробкой передач!

- Стандартной комплектации? Вы думаете, я понимаю, что это значит? взглянул он на рычаг переключения скоростей.

Девушка продолжала смеяться.

- Вы когда-нибудь управляли "Лотосом"? - спросил Эдвард таким тоном, будто речь шла о заурядном велосипеде.

- Нет.

- Тогда самое время попробовать.

- Вы шутите? - изумилась Вивьен.

- Я серьезно, - сказал он, останавливая машину. - Иначе мне придется до самой гостиницы слушать лекции о вождении.

Как ужаленная Вивьен выскочила из машины и стремительно обогнула капот. Эдвард выбрался из-за руля, и они поменялись местами.

- Пристегнитесь! - сгорая от нетерпения, сказала Вивьен. - Сейчас я вам покажу, на что эта тачка способна! Вы готовы?

Эдвард застегнул ремень безопасности.

- Готов.

Поудобней устроившись за рулем, девушка поправила зеркало заднего вида.

- Тогда вперед! - Она дала газ и плавно переключила передачу. Машина набрала скорость и понеслась по шоссе. Глаза Вивьен сверкали от наслаждения.

- У этой чертовки педали расположены, как у гоночного автомобиля. Очень близко друг к другу. Для женщин это удобно - у нас ноги поменьше. Хотя я исключение. У меня тридцать девятый.

Эдвард взглянул на девушку. Ему нравилась ее детская восторженность.

Вивьен, оторвав руку от руля, подняла ее перед лицом Эдварда.

- Кстати, размер ноги в точности соответствует расстоянию от локтя до запястья. Не знали?

- Впервые слышу, - засмеялся Эдвард.

- Впрочем, это не важно, - тоже рассмеялась Вивьен и снова взялась за руль обеими руками. Какое-то время они ехали молча. Эдвард расправил лежащий у него на коленях плащ. Когда он сломя голову покидал дом Стаки, обычная педантичность на минуту изменила ему, и он швырнул плащ на правое сиденье машины. И девушка на него села.

Он задумался, потом снова взглянул на Вивьен. А она ничего, хорошенькая, отметил он про себя. Если бы не этот нелепый наряд и жуткая косметика, никто не сказал бы, что она шлюха. Красивое лицо, изящные руки, и сама вся ухоженная. Нет, на шлюху она не похожа, подумал он.

Эдвард откашлялся.

- Скажите, и сколько же зарабатывают сегодня представительницы вашей профессии? Я имею в виду.., парковку машин.

- Да уж не меньше ста долларов, - решила держать марку Вивьен. Она вспомнила наставления Кит, тощий свой кошелек и опустошенную мыльницу. Этот парень, подумалось ей, похоже, не тот человек, который удавится из-за сотни.

- Сто долларов за ночь? - спросил изумленно Эдвард.

- За час, - не моргнув глазом ответила девушка.

Эдварду стало немного не по себе.

- За час? - повторил он, не веря своим ушам. - И при таких заработках вы застегиваете сапоги булавками? Вы, наверное, шутите...

- Когда речь идет о деньгах, я шутить не люблю, - сказал Вивьен.

С этим Эдвард с готовностью согласился:

- Я тоже! - заявил он и повернулся, чтобы еще раз внимательно посмотреть на девушку. - Сто долларов в час! Это крепко!

На мгновение оторвав взгляд от шоссе, Вивьен вызывающе улыбнулась Эдварду, положила руку ему на ширинку и, ощупав, нахально заметила:

- Еще не крепко, но дело вполне поправимо! Эдвард решил пропустить ее замечание мимо ушей, не найдя, что сказать в ответ на такую наглость. Мысли в голове у него спутались. Он только смотрел на Вивьен.

Но вот показался отель "Риджент Беверли Уилшир". Вивьен по дуге элегантно подкатила к центральному входу громадной гостиницы-люкс. Не успели они остановиться, как к "Лотосу" подскочил швейцар в униформе. В ту же минуту в дверях отеля показалась роскошно одетая дама. При виде Вивьен, выходящей из машины со стороны водителя, на лице у швейцара застыла кривая ухмылка. Роскошная дама ошарашенно посмотрела на полуодетую девушку и предпочла поскорей удалиться.

- Добрый вечер, мистер Луис! - бросился к дверце машины швейцар. Он еще раз рискнул взглянуть на Вивьен, но так и не решил, должен ли он смутиться или прийти в восторг от увиденного.

- Мистер Луис, вам машина еще понадобится сегодня? - поинтересовался он.

Эдвард рассмеялся - этот вопрос, слово в слово, всегда задавал ему личный водитель.

- Надеюсь, что нет, - сказал он и повернулся к Вивьен, которая в это время разглядывала фасад фешенебельного отеля.

- О.., так вот, значит, где вы живете, - изумленно качая головой, проговорила она.

- Да.

Некоторое время они молча смотрели друг на друга.

- С вами все будет в порядке? - откашлявшись, спросил Эдвард.

Вивьен молчала. Она так надеялась, что он пригласит ее в номер! Какое это будет фиаско, если она вернется к Кит без ста долларов!

- Попробую взять за свою двадцатку такси, - сказала она, но по виду ее трудно было подумать, что она хочет распрощаться.

- Понятно. Вас ждет работа... Вивьен прыснула со смеху.

- Работа... Отлично. Это вы классно сказали! Эдвард посмотрел себе под ноги, потом поднял глаза на девушку.

- Спасибо, что довезли меня.

- Ну что ж.., в таком случае... - все еще колебалась Вивьен, как смущенная гимназистка, обтирая ладони о юбку. Она снова уставилась на фасад и в эту минуту напоминала Эдварду голодного малыша, прильнувшего носом к витрине кондитерской, а которой красуются лакомые бисквиты.

Вивьен неожиданно повернулась и пошла.

- До свидания, - крикнул ей Эдвард. Он обратил внимание на то, как медленно шла Вивьен. Уже на ходу она надела жакет. Высокие каблуки сапог (молнии на которых были укреплены булавками, потому что денег на новые сапоги у нее явно не было) постукивали по асфальту. Пройдя мимо гостиничной стоянки такси, она направилась к Уилширскому бульвару.

Увидев, что девушка не собирается брать такси, Эдвард неожиданно для себя двинулся следом за ней.

- А как же такси? - спросил он. Вивьен сидела на спинке скамьи на автобусной остановке, поставив ноги на доски сиденья.

- Я передумала. На автобусе веселей.

- Ну да, - с легкой иронией в голосе сказал Эдвард. Ни он, ни Вивьен не видели, что швейцар, успевший уже распорядиться, чтобы "Лотос" поставили в гараж, с огромным интересом наблюдает за ними.

- Вы знаете, - заговорил Эдвард, - у меня не выходит из головы... Вы что, в самом деле берете сто долларов в час?

- В самом деле! - отрезала девушка. Эдвард, немного подумав, пожал плечами:

- Ну ладно.., если у вас нет других обязательств, я буду признателен, если вы проведете этот вечер со мной. Вы согласны?

- Почему бы и нет? - сказала Вивьен таким тоном, будто ей это совершенно безразлично, но радость и облегчение, написанные у нее на лице, выдавали ее притворство. - Кстати, как вас зовут? - спросила она.

- Эдвард.

- Эдвард?! - восторженно повторила Вивьен. - Мое любимое имя! По-моему, оно очень.., мужественное.

Эдвард махнул рукой в знак того, что не совсем согласен с Вивьен, но остановить ее было невозможно.

- Просто здорово, что так получилось! Это все не случайно...

У входа в гостиницу Эдвард неожиданно протянул ей свой плащ:

- Наденьте вот это.

- Это еще зачем? - хлопая ресницами, уставилась на него Вивьен. - Мне не холодно.

- Дело в том... - он смущенно замялся, - что этот отель не относится к заведениям того рода, где сдают номера на час.

Он почувствовал, что это прозвучало несколько резко, но Вивьен только улыбнулась:

- Понятно, - сказала она и к облегчению Эдварда позволила накинуть себе на плечи плащ.

Они вошли в вестибюль гостиницы, обставленный мягкой удобной мебелью и декорированный пышной зеленью. Сверкающий мраморный пол был застелен роскошными персидскими коврами.

Вивьен, округлив глаза, оглядывалась по сторонам, упиваясь зрелищем всего этого великолепия.

- Не слабо! - вырвалось у нее.

На ходу Вивьен просунула руки в рукава плаща и запахнула его на себе. Но все же носильщик, который в этот момент выкатил из лифта груженую чемоданами тележку, при виде девушки изумленно разинул рот. Он был не единственным, кто вытаращился на Вивьен, - просто другие не были столь откровенны в своем изумлении.

У стойки портье стояла супружеская пара. Вскинув брови, они уставились на девушку. Наконец женщина фыркнула и повернулась к Вивьен спиной.

Пожилой респектабельный господин, сидевший с газетой в кожаном кресле, тоже поднял на Вивьен глаза и тоже явно был поражен столь непривычным для гостиницы суперкласса явлением. А дама, сидевшая за огромной цветочной вазой, так старалась разглядеть проходившую мимо Вивьен, что едва не свернула шею.

Но девушка, все еще поглощенная созерцанием обстановки, не замечала происходящего.

- Ну хорошо, хорошо, - улыбнувшись, дружелюбно сказал ей Эдвард.

Вивьен очнулась и только теперь обнаружила, какую сенсацию произвела вокруг.

- О, черт! - пробормотала она, чувствуя, как у нее подгибаются ноги. В самом деле, какого дьявола ей нужно в этой гостинице, откуда через минуту ее наверняка вышибут под зад коленом.

Эдвард, видя ее замешательство, спокойно положил руку ей на плечо.

- Пойдемте! Не обращайте внимания! - И, заметив, что она идет своей профессиональной походкой, добавил:

- Не качайте так бедрами!

Вивьен закусила губу и, косясь на Эдварда, пошла вместе с ним к стойке портье.

- Добрый вечер, мистер Луис, - любезно поздоровалась с Эдвардом служащая отеля. Персонал "Риджент Беверли Уилшир" был прекрасно вышколен, поэтому, бросив на девушку лишь короткий взгляд, молодая женщина продолжала говорить с гостем с неизменной почтительностью.

- Для меня что-нибудь есть? - поздоровавшись с ней, спросил Эдвард.

- Да, пожалуйста. - Портье протянула ему несколько писем и факсов.

- Благодарю вас, - сказал он и бегло стал просматривать почту.

Вивьен, облокотившись левой рукой на конторку, приняла позу, которая на Голливудском бульваре считалась вполне пристойной. Одну руку держа на бедре, она чуть-чуть выдвинула вперед таз и левую ногу. Эту стойку с ней долго разучивала Кит. Естественная в своей сексуальности, она все же смотрелась вызывающе, поэтому женщина-портье на сей раз взглянула на девушку уже с нескрываемым интересом. Эдвард поспешил взять Вивьен под руку.

- Да, - обернулся он к портье, - попросите прислать мне бутылку шампанского и клубнику!

- Разумеется, - с готовностью откликнулась та и потянулась к телефону. По пути к лифту Вивьен успела услышать, как она произнесла в трубку:

"Ресторан? Заказ в номер мистера Луиса!"

Эдвард нажал кнопку лифта. Рядом с ними стояла пожилая чета, которая тоже была немало поражена видом Вивьен, особенно женщина, уставившаяся на нее, как на какую-нибудь марсианку.

Вивьен, которая постепенно освободилась от вызванной непривычной роскошью скованности, все больше бесило, что старуха пялится на нее. Неожиданно для всех она нахально задрала ногу на стоявшую у лифта высокую пепельницу. Пола плаща соскользнула, полностью открыв ее стройную ногу в высоком черном сапоге.

- Дорогой, - воскликнула она с наигранным ужасом, - посмотри, что случилось! У меня поехала петля на колготках!

Эдвард молча заулыбался, а супруги, увидев оголенное бедро девушки, с негодованием отвернулись.

- Между прочим, я не ношу колготок, - громко рассмеялась она.

Пожилая дама снова повернулась к ним и попыталась изобразить на лице некое подобие улыбки.

В этот момент подошел лифт. Послышался приятный перезвон, двери бесшумно открылись, и из лифта вышла молодая пара. Вивьен, продолжая смеяться, заглянула в кабину.

- Черт, смотри, как везет - тут даже двухместный диван!

Эдвард хотел было пропустить пожилых супругов вперед, но, услышав последнее восклицание Вивьен, дама сверкнула глазами и окончательно отвернулась, показывая всем своим видом, что с такими садиться в один лифт она не намерена.

Эдвард пожал плечами.

- Первый раз в лифте, - смеясь, попытался он объяснить ситуацию пожилой даме.

Мужчина, только что вышедший из кабины, уставился на Вивьен и так зазевался, что спутнице пришлось ткнуть его в бок:

- Закрой рот, дорогой! - раздраженно сказала она.

Двери лифта закрылись, но мальчишка-лифтер смотрел на Вивьен, забыв от восторга свои обязанности.

Вивьен с вызывающим видом уселась на обтянутый кожей диван, но, чувствуя себя виноватой, тут же вскочила.

- Извините, - сказала она вполголоса, - но я так привыкла. Эдвард кивнул.

- В другой раз постарайтесь иначе, - сказал он и вопросительно посмотрел на лифтера. Тот встрепенулся "и, вспомнив, наконец, для чего он здесь, нажал нужную кнопку, и лифт плавно заскользил наверх.

- Номер-люкс, - скорее всего сам себе сказал юноша в униформе и, пока они ехали, так и не отрывал от Вивьен восхищенного взгляда.

- Номер-люкс? - присвистнула девушка, вслед за Эдвардом выходя из лифта. Блеск! Такого я даже не ожидала!

- Налево, - показал ей дорогу Эдвард. Мальчишка-лифтер, все еще очумелый от изумления, тоже вышел из лифта, продолжая пялиться на Вивьен, но заметив неодобрительный взгляд мужчины, быстро скрылся в кабине.

Глава 4

Повозившись с замком, отпирающимся магнитной карточкой, Эдвард открыл дверь и пропустил Вивьен.

Все, виденное до этого, не оставляло сомнений в том, что "Беверли Уилшир" - отель экстракласса, но размещенные на верхнем этаже апартаменты, откуда открывался великолепный вид, еще ярче свидетельствовали об уровне этой гостиницы.

Номер мог сравниться размерами со средней виллой. В нем были холл, гостиная, столовая и спальня. К огромной ванной комнате примыкала отдельная гардеробная. Когда Вивьен вошла в холл, ее ноги утонули в мягком, розового цвета, ковре. Как и в вестибюле гостиницы, здесь тоже всюду стояли роскошные цветы. Все это великолепие дополняла просторная терраса.

Эдвард нажатием одной кнопки в прихожей зажег свет во всех комнатах. Пройдя в гостиную, Вивьен стала разглядывать стильную мебель благородного дерева, присборенные бархатные шторы и расставленные всюду диванчики, кресла и столики.

- Ну как? - спросил Эдвард. - Впечатляет, не правда ли?

На что девушка, подойдя к нему, небрежно заметила:

- Может, кого-то и впечатляет, но не меня. Я в таких номерах каждый день бываю. И не думайте, что их не сдают на час. Очень даже сдают!

- Разумеется, - с легкой усмешкой согласился Эдвард и направился к письменному столу. Включив лампу, он уселся в кресло, чтобы прочесть письма и факсы.

Вивьен вышла на террасу.

- Черт возьми, какой вид! - воскликнула она, увидев внизу сияющие огни города. - Готова поспорить - отсюда и океан видно.

Эдвард распечатал конверт и достал письмо.

- Я на террасу ни разу не выходил, но охотно вам верю.

- Как это - не выходили? - удивилась Вивьен, возвращаясь в гостиную. Почему?

- Ужасно боюсь высоты.

- В самом деле? Мужчина кивнул.

- Тогда зачем же вам номер с террасой?

- Потому что я так привык, - сказал Эдвард и, отложив письмо, добавил насмешливо:

- Разумеется, я просил первый этаж, но там все было занято.

До Вивьен только сейчас дошло, что она все еще в плаще Эдварда. Она сняла его, положила на канапе и, пройдясь по гостиной, решила, что пора приступать к непосредственной цели визита.

- Ну, и чем же мы с вами займемся? - спросила она.

В ожидании ответа, избегая смотреть на Эдварда, Вивьен подошла к серванту и стала его разглядывать, поглаживая медную фурнитуру. Она до сих пор испытывала неловкость в подобных ситуациях и не очень любила проявлять инициативу.

Эдвард попытался сосредоточиться на письме.

- Честно говоря, понятия не имею, - рассеянно ответил он.

- А жаль, - проговорила Вивьен. Она снова прошлась и стала пристально изучать стеклянный столик овальной формы.

- Я, вообще-то, ничего такого не планировал, - неохотно оторвавшись от работы, сказал Эдвард.

- Вот как? Вы планируете каждый свой шаг?

- Разумеется! - убежденно произнес он.

- Я тоже! - ляпнула девушка, но, заметив сомнение в глазах Эдварда, поправилась:

- Хотя нет, я не очень люблю планировать. Если честно, это не в моих привычках. Я человек настроения и чувствую себя дома там, где меня раздевают. Живу одним днем. Что поделаешь - я такая.

Она села в кресло, сложила на груди руки и, помолчав немного, откашлялась, словно бы собираясь сказать нечто важное.

- Знаете что? Вы можете мне заплатить. Я думаю, это несколько упростит ситуацию.

Эдвард резко повернулся вместе с вращающимся креслом и изумленно уставился на Вивьен.

- Ах, да.., извините. Я полагаю, наличные вас устроят?

При виде бумажника, извлеченного им из внутреннего кармана, лицо девушки просияло.

- Только наличные!

Он положил на стол несколько банкнот. Вивьен, вскочив, быстро схватила сто долларов и, усевшись перед Эдвардом на крышку стола, спрятала их в сапог.

Его взгляд невольно задержался на ногах девушки. Он отвел глаза и, чтобы скрыть замешательство, недовольно сказал:

- Послушайте, вас не смущает, что вы сидите на моем факсе?

- Я и не знала, что это так называется, - обворожительно улыбнулась она. Впервые в жизни сижу на факсе. - И, откинувшись, приподняла свою ладную попку, чтобы Эдвард мог вытащить факс.

- Все в порядке, - буркнул он и передвинул бумаги на другой край стола.

- Отлично! - Вивьен, хихикая, опустилась на стол и, расстегнув молнию сапога, вытащила целую пригоршню презервативов. Раздвинув их, словно карты, она показала презервативы Эдварду.

- Можете выбирать! Есть красный, зеленый, желтый... Сиреневые, к сожалению, кончились. Зато есть один с золотой медалью. Только для чемпионов!

Вытянув пакетик, она словно базарный зазывала сунула его под нос Эдварду:

- Превосходный, лучший в мире презерватив! Этот точно ни черта не пропустит. Ну, что уставились?

- Целый букет безопасности, - попытался отшутиться Эдвард.

- В конце концов вы ведь тоже пристегиваетесь в машине? - расплывшись в улыбке, спросила она.

Эдварда это развеселило. Он поднялся, Вивьен положила презервативы на стол и взглянула на ремень его брюк, не зная, ждать ли ей, пока он приступит к делу, или, быть может, ему будет приятней, если она сама проявит инициативу.

В конце концов она выбрала последнее и медленно принялась расстегивать ремень Эдварда.

- Или сначала жилет? - спросила она.

- Нет, нет, - остановил ее руку Эдвард, - я просто.., хотел с вами поговорить.

- Поговорить? - разочарованно переспросила девушка, лихорадочно соображая, что, собственно, он хотел этим сказать. Может, этот мужик - любитель секса по телефону или чего-нибудь в этом роде?

Но внимательно посмотрев на Эдварда, пришла все же к выводу, что слова его не скрывают какой-либо задней мысли. А может, она просто ему разонравилась?

- Пожалуйста, - немного расстроенная, сказала Вивьен. - Можно и поговорить. Как хотите.

Сняв пиджак, Эдвард положил его на подлокотник кресла. Вивьен же, придав голосу дружелюбно-бесстрастный тон, начала беседу:

- Скажите, у вас здесь личное или официальное дело? - поинтересовалась она. - Или, может, и то и другое?

- Официальное, - взглянул на нее Эдвард. - Во всяком случае, так мне казалось.

- Официальное, - покусывая нижнюю губу, проговорила девушка. - Так, попробуем угадать. Вы, наверно.., наверно. - широко раскрыв глаза, задумалась она и воскликнула наконец:

- Вы адвокат!

Эдвард, пока она говорила, удобно расположился в кресле, положив ноги на обитую бархатом скамеечку.

Вивьен скользнула с письменного стола и подсела к нему. Ей трудно было смириться с тем, что этот элегантный и, несомненно, красивый мужчина не хочет ее, поэтому она решила попробовать еще раз. В конце концов он заплатил ей сто долларов, и Вивьен хотелось отблагодарить его.

- Адвокат? - рассмеялся Эдвард. - Почему вы так думаете?

Девушка из-под опущенных ресниц бросила на него колкий взгляд.

- Потому что от вас за версту несет скукой! Удар попал в цель. Вивьен видела, как по лицу его скользнула досадливая гримаса.

- По-видимому, - ответил он, - у вас было немало знакомых среди адвокатов.

Вивьен хмыкнула, кончиками пальцев нежно пощекотала его по бедру и двусмысленно улыбнулась:

- Довелось кое с кем из них пообщаться. Эдвард наклонился к ней так близко, что ей показалось, он вот-вот поцелует ее, но в эту минуту послышался мелодичный звонок. Она с удивлением вскинула голову.

- Кто это?

Эдвард тоже был в замешательстве, хотя скорее всего не из-за звонка.

- Шампанское, - сказал он после секундной паузы.

- Это классно! - с восторгом вскочила Вивьен. - Тогда я открою дверь пусть от меня хоть какая-то польза будет!

Эдвард - на сей раз с неподдельным интересом - проводил ее взглядом.

Раздался второй звонок. Вивьен энергично распахнула двери прихожей и увидела официанта с серебряным подносом в руках, на котором стояли накрытое блюдо и бутылка шампанского в серебряном ведерке со льдом.

- Добрый вечер! - вежливо поклонился официант.

- Привет! - дружелюбно кивнула ему Вивьен, закрыла дверь и проводила официанта в гостиную.

- Куда прикажете? - остановившись, взглянул он на девушку.

- Куда поставить? - переадресовала она вопрос Эдварду.

Официант, как зачарованный, смотрел на обнаженную талию Вивьен.

- Пожалуй, к бару, - сказал Эдвард. Оторвавшись, наконец, от притягательного зрелища, официант прошел к бару. Вивьен - за ним по пятам. Поставив поднос, он едва не столкнулся с девушкой.

- О, пардон! - улыбнувшись, посторонилась Вивьен, но официант сделал шаг в ту же сторону, и они опять чуть было не стукнулись лбами. Прыснув со смеху, Вивьен уступила ему дорогу.

- Я запишу на ваш счет, мистер Луис, - сказал тот и остановился как вкопанный посередине гостиной, переводя взгляд с Эдварда на Вивьен.

- И чего уставился? - удивленно произнесла она, неизвестно к кому обращаясь.

В ответ официант громко кашлянул. Вивьен вопрошающе посмотрела на Эдварда.

- Чего ему надо?

Мужчина, наконец, спохватился и вытащил из кармана бумажник.

- Ах, да. Это вам. Большое спасибо.

Он дал официанту монету, тот поклонился и поспешил к выходу.

- Премного благодарен! - сказал он. - Желаю приятного вечера!

- Вам также, - с некоторым раздражением ответил Эдвард.

После ухода официанта Вивьен сконфуженно покачала головой.

- Идиотка! Как это я забыла про чаевые?

- Не имеет значения, - сказал Эдвард и направился к бару.

Вивьен, размахивая руками, прошлась по комнате.

- Вы не против, если я сниму сапоги? спросила она.

- Пожалуйста. - Эдвард поставил на крышку бара два бокала и вынул шампанское из ведерка.

Сев на ступеньку, отделявшую прихожую от гостиной, Вивьен расстегнула молнию на сапоге.

- Скажите, - спросила она, - у вас жена есть? Или девушка?

- Есть и та и другая, - ответил Эдвард, освобождая горлышко от фольги.

Вивьен бросила один сапог на пол.

- И где же они? Может, где-нибудь вместе ужинают?

Она засмеялась и, кривя губы, стала расстегивать замок на втором сапоге.

- Моя бывшая жена, - с расстановкой начал объяснять Эдвард, открыв с тихим хлопком шампанское, - живет на Лонг Айленде, в моем бывшем доме, с моей бывшей собакой. А моя бывшая подруга Джессика - в Нью-Йорке, в моей квартире.

И, наполнив бокалы, добавил с горечью:

- Возможно, пока мы здесь разговариваем, она как раз упаковывает чемоданы.

Он взял бокал, подошел к Вивьен и поставил его на ступеньку. Затем вернулся к бару за блюдом, которое официант принес вместе с шампанским.

Вивьен сняла второй сапог, чулки и взяла в руки бокал. Она заметила, что Эдвард выпил половину своего бокала, не отрываясь, как минеральную воду.

Сняв крышку, он протянул Вивьен блюдо.

- Берите клубнику.

- Зачем? - удивилась она.

- Клубника подчеркивает вкус шампанского, - объяснил ей Эдвард.

- Что за чудо, - оценила она роскошные ягоды и, выбрав самую крупную, стала есть ее, довольно шумно прихлебывая из бокала. - М-м, неплохо. А вы больше не пьете?

- Нет. - Эдвард накрыл блюдо крышкой и поставил его на место.

- Должна вам признаться, - сказала Вивьен, глядя на половинку ягоды и опустевший бокал, - что роль соблазнителя вам вполне удается. Только в этом нет ни малейшей необходимости. Время - деньги, и раз уж мы сговорились, то, пожалуй, пора начинать?

Эдвард, усевшись на табурет у бара, посмотрел на нее.

- У вас проблемы со временем, как я вижу, - сказал он.

Девушка молча кивнула.

- В таком случае, может, попытаемся снять с ваших плеч этот груз?

- Именно этого я и хотела бы! - воскликнула она с облегчением.

- Сколько стоит вся ночь? - спросил он решительным тоном.

- Вся ночь? - изумленно уставилась на него Вивьен, но тут же попыталась придать лицу выражение величайшего равнодушия. Потом вдруг рассмеялась и, неожиданно перейдя на "ты", заявила:

- Да тебе это не по карману!

- Откуда ты это взяла? - спокойно ответил Эдвард.

Вивьен решила поставить в этой игре все на одну карту. В конце концов, даже если он и откажется - сто долларов она уже заработала.

- Мой тариф триста долларов!

У Эдварда на лице не дрогнул ни один мускул.

- Триста? Это как раз та сумма, которую я себе могу позволить. - Сойдя с табурета, он подошел к Вивьен, чтобы взять у нее пустой бокал. Она подняла на него изумленный взгляд и увидела, что он ухмыляется с видом довольного собою кота.

- Спасибо. Теперь можно расслабиться. Эдвард снова наполнил ее бокал. Вивьен вдруг вскочила.

- Я сейчас! - на ходу бросила она, схватила сумку и пошла искать ванную.

В ванную комнату вели две двери - одна из прихожей, другая из спальни. Войдя в отделанное мрамором и сверкающее позолоченными смесителями помещение, она вымыла руки, вытерла их о махровую банную простыню и достала из сумки пластмассовую коробочку.

- В этом шампанском действительно что-то есть, - прокричала она.

- Что ты сказала? - спросил он, заглядывая в ванную из спальни.

Вивьен испуганно обернулась и, увидев его, непроизвольно спрятала круглую коробочку за спину. Но Эдвард успел заметить в зеркало ее движение.

- Я?.. Я просто сказала, что сейчас выйду, - нервно смеясь, проговорила Вивьен.

С внезапно нахлынувшей подозрительностью он, прищурясь, смотрел ей в лицо.

- А ну-ка.., что это у тебя там? Что ты прячешь?

- Ничего особенного, - смутилась девушка. Лицо Эдварда помрачнело. В ту же секунду он оказался возле нее и, схватив с подзеркальника сумку девушки, крикнул:

- Терпеть не могу наркотики! Забирай свои шмотки, деньги, и убирайся ко всем чертям!

- Что за глупости! - оправдывалась Вивьен, отступая под натиском Эдварда к двери. - Какие наркотики? Я с этим еще в четырнадцать лет завязала.

- А это что? - разгневанно спросил Эдвард, схватив руку девушки, которую та все еще держала за спиной. Он силой разжал ее пальцы и забрал у нее коробочку. Прочтя надпись на ней и ознакомившись с содержимым, Эдвард изумился:

- Нитка для чистки зубов?

- Ну да, у меня зернышко от клубники застряло, - обиженно пробурчала Вивьен. - А за зубами нужно следить!

Эдвард вернул ей коробочку.

- Извини, - виновато, с удивившим его самого облегчением сказал он.

Глядя в глаза Вивьен, он пытался прочесть, что в них было написано, но единственное, что он понял, было то, что она не собирается выходить из ванной.

- Ну что, так и будешь смотреть? - раздраженно спросила она.

Он заметил, что держит в руке ее сумку и протянул ее девушке.

- Спасибо, - ставя сумку на место, все еще обиженно пробормотала она.

Эдвард стоял перед ней в нерешительности.

- Честно сказать, я не думал, что есть еще люди, способные меня удивить.

- У меня все наоборот, - жестко сказала Вивьен. - Сплошные сюрпризы.

Она открыла коробочку, но увидела в зеркало, что Эдвард еще стоит, прислонившись к дверному косяку.

- Все-таки наблюдаешь? - фыркнула она.

- Ухожу, ухожу, - улыбнулся ей Эдвард.

Что за безумный это был вечер, вспоминала потом Вивьен. Самый чудный и самый безумный за всю ее жизнь.

Включив для нее телевизор, Эдвард обосновался за письменным столом и разбирался с какими-то деловыми бумагами, время от времени горячо и подолгу обсуждая что-то с партнерами по телефону.

Вивьен, устроившись на ковре, прихлебывала шампанское и жевала лесные орехи. По телевизору шел фильм "Моя любовь Люси", и девушку страшно забавляло, как главная героиня в пышной юбке, из-под которой выглядывали белые панталоны, с блаженным видом топталась в чане, а какая-то итальянская тетка в это время пыталась забраться в громадную бочку, чтобы давить виноград.

В комнате было темно, лишь настольная лампа освещала письменный стол, за которым работал Эдвард. В эту минуту он как раз разговаривал с Вэнсом, своим подчиненным, поглядывая время от времени на смеющуюся по-детски громко и непринужденно Вивьен.

- Да, Вэнс, может быть, - говорил он в трубку. - Я знаю. Но все же мне нужны точные данные о "Моррис Индастриз".

Вивьен опять рассмеялась, своим хохотом заглушая смех зрителей телесериала, наложенный на фонограмму фильма.

- Из Лондона я получил, - продолжал Эдвард, - но мне нужны данные также из Токио. Я позвоню попозже, оставьте их для меня. Благодарю вас.

Он положил трубку и повернулся на стуле к Вивьен. На ковре перед девушкой было разложено и расставлено все содержимое его бара. Почувствовав на себе взгляд мужчины, она улыбнулась.

- Я тут устроила небольшой пикник. Ты точно не хочешь чего-нибудь выпить?

- Разве не видишь - меня опьяняет работа, - отказался Эдвард. Он принялся что-то писать, а Вивьен снова повернулась к телевизору.

Люси тем временем залезла в огромную бочку и, корча жуткие рожи, начала давить виноград, а старая виноградарша-итальянка смотрела на нее с нескрываемым осуждением. Вивьен покатилась со смеху.

- Эту серию я никогда не видела, - пояснила она и легла на живот.

Эдвард тоже тихонько посмеивался, но веселили его не столько события на экране, сколько восторженная реакция девушки. Он встал, подошел к ней ближе и, сев в кресло, положил ноги на подлокотник другого.

Немного погодя кончики его пальцев нежно коснулись спины Вивьен. Девушка, казалось, ничего не заметила, продолжая смеяться над гримасами топчущейся в бочке Люси.

Он неотрывно ласкал ее, и Вивьен подняла, наконец, глаза. Заметив вдруг потеплевший взгляд Эдварда, она ощутила, как теплота его передается и ей.

Странная нерешительность охватила ее. Вечер с этим мужчиной, чувствовала она, чем-то необъяснимым отличается от всех остальных вечеров. Все происходит иначе и красивее.

Приподнявшись, Вивьен села на колени, подвинулась ближе к креслу и, не глядя на Эдварда, коснулась его ноги. Тот не пошевелился. Ее кисть скользнула в штанину и, поглаживая ногу мужчины, стала медленно подниматься вверх.

Телевизор продолжал работать. Люси под хохот зрителей носилась кругами в наполненной виноградом бочке.

Бросив взгляд на экран, Вивьен опять повернулась к Эдварду. С каждым прикосновением дыхание его учащалось. Вивьен улыбалась ему обольстительной, томной и нежной улыбкой.

Эдвард только было протянул руку к верхней части экстравагантного одеяния девушки - она сама сбросила ее вместе с юбкой, сняла черный кружевной пояс и осталась в одних трусиках и бюстгальтере.

На минуту положив голову на колени Эдварда, Вивьен поднялась, взяла с дивана подушечку и бросила ее себе под колени у кресла. Рядом на столике лежал пульт телевизора, она протянула руку и отключила звук. Взглянув еще раз на экран, Вивьен рассмеялась, увидев, как итальянка швырнула в лицо Люси пригоршню мятого винограда, и полностью переключила внимание на Эдварда.

Пока она ходила за подушечкой, Эдвард не отрывал взгляда от великолепной фигуры девушки, любуясь ее тонкой талией, плавной линией бедер и упругой грудью. Вивьен была очень стройна, но не казалась при этом худой. От кожи ее веяло свежестью.

Она медленно, все с той же обольстительно-нежной улыбкой, начала развязывать галстук Эдварда. В свете настольной лампы и мерцающего телеэкрана глаза ее казались бархатно-темными и немного таинственными.

Эдвард хотел погладить ее по волосам, но, коснувшись их, почувствовал что-то странное и безотчетно убрал руку на плечо Вивьен.

Тем временем она развязала галстук, бросила его на ковер и стала расстегивать рубашку. Нежными щекочущими движениями пальцы ее скользили по груди Эдварда, спускаясь все ниже и ниже к поясу. Наконец, она расстегнула ремень и ширинку на брюках.

Чувствуя разгорающееся желание Эдварда, она вдавила его поглубже в кресло и, заглядывая ему в глаза, тихо и отрешенно спросила:

- Как ты хочешь?

- А что ты можешь? - так же тихо спросил он.

- Все, - ответила девушка. - Только я не целуюсь в губы.

- Я тоже...

Вивьен улыбнулась, и эта улыбка помогла ему окончательно преодолеть скованность. Вивьен скользнула вниз, он ощутил ее теплое дыхание. Языком и губами она нежно касалась его живота, опускаясь все ниже и ниже... Эдварда бросило в жар. Вивьен подняла голову, снова улыбнулась ему и приникла к его промежности...

Глава 5

Рано утром Эдвард уже был на ногах, а ночью он еще долго работал, предоставив огромную кровать Вивьен.

Девушка все еще спала, трогательно зарывшись лицом в подушку. Ее белокурый парик висел рядом с одеждой на подлокотнике кресла. Эдвард обнаружил его, вернувшись в спальню из душа, и сразу вспомнил странное ощущение, появившееся, когда он хотел погладить волосы Вивьен. Объяснение висело теперь у него перед глазами.

Он подошел к кровати и с любопытством посмотрел на спящую девушку. Собственные волосы у нее были рыжие, густые и длинные, ниже плеч. Эдварду они нравились. Он задумался, не прилечь ли ему рядом с ней, потом повернулся и на цыпочках вышел в гостиную.

Эдвард был еще в шелковом купальном халате, но успел уже слегка перекусить, заказать завтрак для Вивьен и пообщаться по телефону со своим другом и адвокатом Стаки.

Пока официант накрывал для Вивьен в столовой, Эдвард разговаривал с Филом - естественно, по поводу "Моррис Индастриз". В Калифорнию он приехал ради того, чтобы купить эту фирму, пережирающую серьезные финансовые затруднения, и был полон решимости за неделю осуществить сделку.

Филип Стаки был настроен менее оптимистически.

- Джим Моррис без боя компанию не уступит, - утверждал он, с чем Эдвард был совершенно согласен.

- Ну еще бы - он всю жизнь управлял этой фирмой, - сказал он. - Я тоже считаю, что выдавить его оттуда будет непросто.

- Он хочет встретиться и обсудить с тобой это дело, - продолжал Филип.

- Пожалуйста, - не раздумывая, сказал Эдвард.

Адвокат против этого возражал, но его аргументы не возымели действия. Эдвард решил сегодня же договориться с Моррисом о том, чтобы вместе поужинать.

Продолжая говорить - на сей раз в руке у него был радиотелефон, - он прошел в столовую, чтобы подписать счет за поданный официантом завтрак.

Филип все еще пытался отговорить его от личной встречи с мистером Моррисом.

- В любом случае не встречайся с ним без свидетелей, - умолял его Стаки. Насколько я знаю старого прохиндея, достаточно будет неосторожного слова, и он потащит нас в суд.

- Согласен, дело может принять непредвиденный оборот, - спокойно ответил Эдвард, - но именно это и есть самое интересное в этой сделке.

Он увидел Вивьен, появившуюся в дверях гостиной в принадлежащем отелю купальном халате. Она тоже заметила Эдварда, но не стала мешать ему разговаривать по телефону.

- Да, кстати, я должен сказать тебе кое-что о твоей машине, - начал Эдвард с притворной озабоченностью, заставившей Филипа содрогнуться.

- Что такое? Я так и знал!.. - простонал он.

- Твоя тачка на поворотах идет, как по рельсам, - сказал Эдвард, усаживаясь за накрытый стол.

- Что-что? Как ты сказал? - недоуменно переспросил Фил и, поскольку Эдвард молчал, в паническом ужасе заорал:

- Что ты молчишь?!

Эдвард лишь рассмеялся в ответ и отключил телефон.

Убрав радиотелефон в атташе-кейс, который стоял на рабочем столе открытым, он взял в руки "Уолл-стрит джорнэл".

Вивьен тем временем изучала меню, оставленное официантом. Заметив, что Эдвард кончил разговаривать по телефону, она подошла к нему.

- Привет! - смущенно сказала она.

- Доброе утро, - оторвавшись от газеты, поздоровался Эдвард.

Немного застенчиво она показала на свои длинные волосы:

- Я рыжая. Эдвард кивнул.

- А мне нравится, - сказал он и снова уткнулся в газету, словно бы не замечая смущения девушки.

- Почему ты не разбудил меня? Я вижу, ты очень занят, - неуверенно проговорила Вивьен. - Если хочешь, я быстро исчезну.

- Зачем так спешить? - остановил ее Эдвард. - Сначала нужно позавтракать. Ты, наверное, голодна.

Он поднялся и, отодвинув для девушки стул, показал на два больших блюда, стоявших рядом с прибором Вивьен.

- Извини, мне пришлось заказать все меню. Я не знал, что ты любишь.

Он снял с блюд тяжелые крышки. На блюдах были яичница с ветчиной, паштеты, клубника.

- Спасибо, - с улыбкой взглянула на него Вивьен.

- Вот и отлично.

Вивьен, не садясь, взяла из корзинки, стоявшей посередине стола, рогалик, и прохаживаясь по комнате, начала есть. Некоторое время Эдвард молча наблюдал за ней.

- Как ты спала? - нарушил он, наконец, молчание.

- Отлично, - с полным ртом ответила девушка. - Я даже забыла, где я.

Достав из атташе-кейса ежедневник, он стал что-то записывать.

- Наверное, это как-то связано с твоей профессией? - заметил он.

Вернувшись на середину столовой, Вивьен села на край стола.

- Наверное, - сказала она, улыбаясь, и окинула пристальным взглядом хозяина апартаментов. - А ты спал?

- Немного поспал на диване, - оторвавшись от записей, посмотрел он на девушку. - Мне пришлось еще поработать.

- Вот странно, - покачала Вивьен головой и, размахивая недоеденным рогаликом, продолжала:

- Ты не спишь, не колешься, не пьешь.., и даже не ешь, - добавила она, взглянув на почти нетронутую тарелку Эдварда. - Чем же ты занимаешься? То, что ты не адвокат, это точно.

- Ты права, - довольно рассмеялся он. - Кстати, здесь целых четыре стула, можешь сесть, будет удобнее.

Девушка послушно встала со стола и села на стул, а Эдвард снова взял в руки газету.

- Так чем же ты все-таки занимаешься, - не сводя с него глаз, продолжала она допрашивать.

- Скупаю компании, - просто ответил Эдвард.

- И что это за компании, хотелось бы знать, которые стоит скупать?

- Обычно это компании, имеющие финансовые затруднения.

Сунув палец в масленку, Вивьен намазала на рогалик немного масла. Эдвард продолжал листать газету.

- Ага, - догадалась она, - ты скупаешь их по дешевке.

- Возможно. На этой неделе, к примеру, я собираюсь купить компанию всего-навсего за миллиард долларов.

Вивьен, запихнув в рот остаток рогалика, едва не подавилась. - За миллиард долларов? - нечленораздельно пробормотала она, чем сильно развеселила Эдварда.

- Ничего себе! - проглотив, наконец, кусок, изумилась она. - Ты, наверное, очень умный парень. Я вот после десятого завязала с учебой. А ты сколько учился?

- Закончил университет, да и сейчас учусь, если чего-то не знаю.

Взяв с блюда пончик, девушка откусила от него и опять с полным ртом спросила:

- Семья, небось, тобой страшно гордится, не так ли?

Она продолжала жевать. Странно, на этот ее вопрос ответа не последовало.

Вместо этого он в общих чертах попытался ей объяснить суть своих операций. Вивьен налила себе кофе и после двух пончиков взялась за яичницу. А Эдвард отправился в гардеробную, расположенную рядом с ванной, чтобы одеться.

На сей раз он выбрал серьезный, как и всегда, темно-серый костюм-тройку, шелковую рубашку и итальянские туфли. Подобрав подходящий галстук красивой расцветки, он встал к зеркалу, чтобы его завязать.

Вивьен тем временем кончила завтракать и подошла к нему.

- Понятно, - сказала она. - Но собственного миллиарда у тебя все же нету?

- Нет. Сделку финансируют банки, а также частные лица... Все не так просто.

Сев на подзеркальник, она стала смотреть, как Эдвард пытается завязать узел.

- Значит, ты ничего не производишь и ничего не строишь, - подытожила она то, что смогла понять из объяснений Эдварда. - А что ты делаешь потом с этими компаниями?

- Перепродаю, - сказал он, завязав галстук. Но узел ему не понравился пришлось его развязать.

Вивьен встала и ловко, красивым узлом, завязала галстук.

- Так, значит, ты их продаешь, - вернулась она к прежней теме.

- Практически это происходит так, что я продаю не компанию целиком, а отдельные предприятия... Что приносит мне прибыль.

- Как угонщики, - подтягивая узел, сказала она. - Угонят машину, разберут и толкают ее по частям.

- Приблизительно так. Только легально, - подчеркнул последнее слово Эдвард.

Вивьен улыбнулась и расправила на нем галстук.

- Вот так должен выглядеть настоящий узел, - довольно проговорила она.

- Неплохо. Совсем неплохо, - сказал он, разглядывая себя в зеркало. - Где ты этому научилась?

Отступив, Вивьен тоже полюбовалась им в зеркало.

- Могу открыть тебе свой секрет - в нашем городе я перетрахалась со всеми банковскими клерками.

Он резко повернулся к девушке, которая заметила по его глазам, что ее признание ему не понравилось. Довольная удавшимся розыгрышем, она взяла пиджак и подала его Эдварду.

- Успокойся, меня этому научил мой дедушка. По воскресеньям он всегда надевал галстук.

Лицо Эдварда просветлело, Вивьен же, сняв с его плеча воображаемую пушинку, спросила с нарочитой бесцеремонностью:

- Ты не против, если перед тем, как исчезнуть, я приму у тебя ванну?

Она понимала, что Эдвард собирается уходить и они никогда больше не увидятся.

- Ради Бога. Только будь осторожна, она глубокая!

Он пошел к двери, услышав звонок телефона в спальне. Это был снова Стаки, который сказал, что Джим Моррис согласился поужинать с Эдвардом. Владелец "Моррис Индастриз" просил также сообщить, что придет вместе с внуком.

- Он лучше бы внуку своему передал управление, - заметил язвительно адвокат.

Эдвард, продолжая разговаривать, достал из вчерашнего костюма магнитную карточку от входной двери апартаментов и положил ее в карман пиджака.

- Ну да, - сказал он. - Весьма энергичный парень. Его зовут Дэвид, играет в поло.

- Я должен еще раз предостеречь тебя, - натянуто произнес Филип, - не нравится мне, что ты собрался идти один.

Из ванной комнаты слышался плеск воды и громкое пение Вивьен. "I just want your extra time..."

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758

XML error: > required at line 758


home | my bookshelf | | Красотка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу