Book: Где-то на краю галактики



Шалин Анатолий

Где-то на краю галактики

Шалин Анатолий

Где-то на краю галактики

Если вы бывали в нашей галактике, а именно в той ее части, где находится Земля, то вам, конечно, приходилось высаживаться в порту небольшой базовой планеты "Эйка" и вы, конечно, заглядывали в кафе "Метеорит", поскольку это кафе единственное, других на планете просто нет, а планета тоже единственная, других в том созвездии тоже нет.

К "Эйка" часто заворачивают корабли, улетающие с Земли и возвращающиеся на Землю из других районов галактики и из других галактик. Это, так сказать, последняя остановка перед Землей. На "Зйка" находится "база", второй по величине после марсианского центр космических исследований земного сектора галактикй. Отсюда снаряжают и отправляют экспедиции для исследований отдаленных звездных систем, и сюда эти экспедиции возвращаются. Вокруг планеты всегда крутится два-три исследовательских звездолета, а в кафе "Метеорит" всегда можно найти лучшие земные вина, услышать новости со всех краев вселенной и встретить друзей, с которыми вы не виделись, как минимум, целую вечность.

В этот раз в "Метеорите" встретились экипажи звездолетов "Проныра", командир - Федор Левушкин, и "Скиталец", командир - Джим Крепыш. Отмечали возвращение из отпусков ппанетолога Жана и штурмана Геннадия. Штурман рассказывал, как они с Жаном провели отпуск на Земле.

- Вы Андромедова помните? - говорил он, наполняя бокалы шампанским.

- Зто тот длинный с усиками, что ли? - откликнулся Левушкин. - Он еще у Светова вторым пилотом работал?

- Точно! - отвечал Жан.

- Андромедов? - лениво переспросил Чарли. - Это тот тип, который все рвался Крабовидиую Туманность исследовать?

- Так его там и ждали, - скептически заметил Михаил. - Судаков отказался включить его тему в план исследований.

- И правильно сделал, - заметил Степан, считающий себя специалистом по всяким туманностям. - Нечего Андромедову в этой туманности делать.

- Так вот, - продолжил Геннадий. - Мы его на Земле в порту встретили.

- Да? А он разве из отпуска еще не вернулся? - спросил Джим. - У него вроде еще три месяца назад отпуск был? Неужели до сих пор на Земле торчит? Что это ему там понадобилось?

- Влюбился он, братцы, - грустно сказал Геннадий, отпивая глоток из бокала.

- Бедняга! - посочувствовал Левушкин. - И как же это его угораздило. Может, враки? Ведь вполне серьезный астронавт.

- Нет, сами видели. Вот Жан не даст соврать. Верно, Жан?

- Точно, - кивнул Жан. - Влюбился.

Из Мишкиного кресла послышалось несдержанное хихиканье.

- Ты чего ржешь, Михаил? - строго сказал Геннадий. - Нет бы посочувствовать человеку, ведь с каждым может случиться, а он: гы-гы. Бревно!

Последние снова Геннадия вызвали у Михаила новый приступ смеха.

- Нет, я так не привык, не могу рассказывать в такой обстановке, сказал штурман. - Сами же просили выложить все новости. Федя, - обратился он к Левушкину, - двинь Мишутке по шее, а то у меня руки заняты. Пусть успокоится.

- Хорошо, хорошо, не буду, - прошептал Михаил сквозь смех.

- Мы, - продолжил Геннадий, - его на главной улице Космопорта видели, где-то дня за два перед возвращением. Сидели, можно сказать, на чемоданах, ждали свой рейсовый, Земля нам уже надоесть успела, вот мы и скучали, слонялись по улицам целыми днями, нацепив на себя все эти сверхмодные костюмчики и шляпы, вид, конечно, у нас был скучноватый. Прогуливались мы, значит, неторопливо, и вдруг - смотрим: мимо нас две тети Андромедова волокут, а он слегка упирается, кричит: "Не хочу, не буду! О! Я знал, я чувствовал, что этим кончится! И чем я только думал?" Ну, и так далее. И все эти выкрики он пересыпает горестными вздохами. Мы естественно, подходим, спрашиваем: "Петя! Сколько лет? Куда это тебя транспортируют?" И оказалось, что транспортируют его во Дворец бракосочетаний... Есть на Земле, оказывается, такие учреждения. Такое дело. Он, конечно, поплакался нам. Все же товарищи.

"Видно, - говорит, - парни, не суждено мне новые планеты открывать, на Земле теперь останусь".

Мы с Жаном посочувствовали, похлопали его по плечу, а делать уже нечего. И пришлось проводить его образно выражаясь, в последний путь - он нас в качестве свидетелей с собой прихватил. С невестой его познакомились. Красивая женщина, лингвист, но характер свирепый, ни о каких других созвездиях и планетах слышать не хочет.

"Нет, - говорит, - никуда я с Земли не полечу. И Петю не отпущу. Полетал - и хватит. Найдет себе другую специальность. Периферия - это не для нас... Что я на вашем Марсе, - говорит, - не видела? Пыли я там не нюхала?"

А в системе Альфы Центавра, видите ли, по ее мнению, ни одной порядочной гостиницы не найдешь, - Геннадий тяжело вздохнул. - Вы, братцы, конечно, понимаете, какие мы во время разговора с ней чувства испытывали?

- А как она отзывалась о Большой Медведице - волосы дыбом встанут, добавил Жан. - Как ругала систему питания в созвездии Водолея!

- И представьте себе, - сказал Геннадий, - в продолжение всего этого разговора она сидела у Андромедова на коленях, почесывала его за ухом, а он жмурился от удовольствия и молчал. Она всю нашу родную галактику, можно сказать, грязью облила, а он и не пикнул. Что вы на это скажете?

- Предатель! - в один голос произнесли Степан с Алексеем.

- Ренегат! - вставил Михаил, любивший замысловатые словечки.

- Да, может, еще одумается, - сказал оптимист Левушкин. - Поживут, поругаются, а через годик-другой, глядишь, снова потянет Петю к звездам.

- Нет, зря вы так, ребята, - сказал Джим. - Не надо его осуждать. Любовь - это, знаете ли, чувство! Со мной вот тоже случай был. Вы про планету Роз слышали?

Присутствующие переглянулись и насторожились.

Джим был самым опытным и самым старшим из собравшихся. Его уважали как ветерана космоса, ценили, но рассказы его почему-то часто внушали недоверие. Не то чтобы кто-либо сомневался в правдивости Джима, просто его манера изложения несколько раздражала молодежь, часто о самых невероятных событиях он говорил как о чем-то скучном, давно уже всем известном и осточертевшем своей будничностью и тривиальностью. Поэтому Левушкин с некоторой опаской поддержал разговор, не зная, куда эта новая история может завести старика.

- Вообще-то, - сказал Левушкин смущенно, - ходили какие-то слухи несколько лет назад, но в чем там было дело, уже не помню. Цветы росли какие-то, что ли?

Джим довольно хмыкнул.

- Все правильно, - сказал он, - цветы. Мы с Бобиком вдвоем эту планету открыли, а если говорить более точно, переоткрыли. Бобика, надеюсь, все знают? - спросил Джим, указывая пальцем на огромного черного ньюфаундленда, лежавшего у его ног.

Собака, услышав свое имя, подняла голову и посмотрела на хозяина, Джим кончиком пальца погладил Бобику голову, и пес успокоился. Слушатели замерли.

- Почему вдвоем? - спросил нетерпеливый Михаил. - Обычно исследовать планеты отправляют группу людей.

- Все верно, - сказал Джим. - Я тогда летал на двухместном звездолете-малютке класса "Поиск". Была как раз середина года - время отпусков, людей не хватало, а план надо было выполнять. Мой напарник в то время приболел, а я слонялся без дела, ждал, когда его выпишут из госпиталя. Вот тогда-то Судаков и припер меня к стене. Что у нас за руководитель - вы знаете: своего всегда добьется, душу из тебя вынет, а добьется. Вот он и насел на меня.

"Ты, - говорит, - опытный, у нас здесь несколько звездочек числится, а слетать к ним некому, так вот неплохо было бы тебе прошвырнуться, кости поразмять, нечего без дела на базе сидеть. Ты и один, без штурмана, справишься."

Я, конечно, отбрыкивался как мог, но в конце концов согласился. "А, думаю, - где наша не пропадала". Одному даже интереснее. Взял с собой Бобика, погрузился и попер. И ничего - справился: одну звездную систему одолел, другую. Уже в самом конце маршрута подлетаю к одной хиленькой звездочке, она немножко в стороне от основной группы была. Смотрю, а там к делать-то у нее нечего. Всего одна планета. Правда, планета интересная, земного типа, с кислородом в атмосфере, с мягким климатом и с растительностью.

Сделал я несколько витков вокруг планетки, все выбирал подходящее место для посадки. И вдруг замечаю ближе к экватору этакое овальное пестрое пятно. Заинтересовало оно меня. У планеты этой во всех других местах был ровный растительный покров, и это пятнышко никак не вписывалось в общую картину. Было такое ощущение, словно у планеты на физиономии росла бородавка радиусом в несколько сотен километров. В общем, недолго думая, посадил я свой звездолетик в самом центре этого пятна. Выпустил роботов, скафандр надевать не стал, поскольку воздух, если верить приборам, был великолепный, и ничего враждебного не обнаруживалось. Я просто вкатил себе и Бобику по порции вакцины от разных вирусов, и вылезли мы наружу.

Осмотрелся: кругом заросли каких-то цветов, подозрительно похожих на розы, и ароматы вокруг такие, что Бобик мой в минуту одурел и давай круги вокруг корабля выписывать и все эти цветочки нюхать. Я тоже принюхался пахнут розой, но я не большой спец в области запахов и цветоводства, поэтому хоть и удивился, вдруг, думаю, действительно розы, решил не спешить с выводами. На базе, думаю, разберутся, что к чему. Условия схожие с земными, почему бы и не развиться одинаковым почти видам растений. Правда, схожесть схожестью, но не до такой же степени, и неясно, почему только розы растут, а не кактусы и не капуста. Словом, немного меня эти цветы встревожили, но раздумывать было некогда, надо было собирать данные. И я занялся сбором образцов и сведений по планете.

Собрал пробы грунта, образцы растений, букашек. На горизонте заметил какие-то скалы, образцы горных пород этого района решил взять. Вытащил из звездолета вездеходик, уселся в него - и к скалам. За четверть часа добрался, остановил вездеход и полез камушки собирать. Образцы собираю не торопясь и вдруг слышу, Бобик что-то облаивает впереди. Подхожу я к нему и не могу понять, что его взволновало: стоит перед отвесной гранитной стеной, морду задрал и заливается. Я ему крикнул, чтобы замолчал. Не слушается, тогда я тоже задираю голову, и тут у меня чуть с сердцем не стало плохо. Смотрю: метрах в пяти надо мною во всю стену плазменным резаком надпись: "Коля плюс Вера, две черточки..." Надеюсь, вы не забыли, что стоит во второй части этого уравнения? Да... Я так и сел. Бобик, правда, не на саму надпись тявкал, а на какую-то птицу, которая на знаке равенства гнездо свила, но дела это не меняло. Все было ясно - меня опередили. И, если судить по количеству разросшихся цветов, мой предшественник опередил меня лет на двести.

"Тоже мне, - думаю, - садовод-любитель, розы, видите ли, выращивать здесь надумал. И еще это уравнение. Мальчишество..."

Вообще-то, я против таких росписей на памятниках архитектуры, на всяких там причудах природы в разных уголках Земли. На Земле ведь каждый столб подобной чепухой исписывают, и с этим надо бороться, поскольку глупо это, а здесь, на далекой планете, на скалах, утопающих в розах, это было откровением, символом, чудом, если хотите.

И вот сидели мы с Бобиком и смотрели на эту надпись. И стало мне грустно.

"Надо же, - думаю, - какой-то неведомый Коля притащился в такую даль, на другой край галактики, чтобы оставить здесь такой наивный и вместе с тем величественный памятник своей любви: посадил кусты роз и расписался на камне".

Знаете, парни, я до сих пор восхищаюсь этим Колей - такое простое и гениальное решение... Но грустно мне стало не по этой причине, я позавидовал ему, его любили, он имел право на такую надпись. Я сидел и завидовал всем дуракам Земли, оставившим подобные автографы на скамейках, пирамидах и стенах колизеев, на деревьях и просто в подъездах домов.

Я знаю - вы станете презирать меня и назовете плагиатором, но мне тогда тоже захотелось оставить такую надпись на тех скалах, но у меня не было никакой Веры... С женой я еще года за два до этого расстался, и у меня не было морального права на такие наскальные нежности, поэтому я сидел и грустил.

В конце концов, Бобику надоело мое поведение, он поднялся и лизнул меня в лицо, и тут меня осенило:

"Свинья ты, Джим, - явственно мелькнуло в голове, - это тебя-то никто не любит? А Бобик? Вот где зарыта вечная любовь!"

И знаете, братцы, что я сделал? Я приласкал Бобика, а потом обошел скалу и с другой стороны плазменным излучателем трехметровыми буквами вывел: "Джим плюс Бобик, две черточки, любовь и дружба", а в скобках добавил: "вечная". - Джим улыбнулся и, потянув Бобика за ухо, заставил его встать передними лапами к себе на колени.

- Он у меня молодец! - сказал Джим, лаская Бобика. - Сколько лет мы вместе, сколько планет с ним исколесили, сколько звезд сверкало за бортом. Мы с ним бродяги. Он у меня настоящий космический пес. Вот вы, наверное, думаете, хвост у него для моды обрубили, для пижонства? Ошибаетесь. Ничего похожего это ему метеоритом шальным оторвало. - Джим, поглаживая собаку левой рукой, взял в правую руку бокал с вином и как бы в раздумье повторил:

- Любовь - это, знаете ли, чувство. Не будем никого осуждать. - И добавил: - Да, а со старухой своей я после того случая помирился, но надписи на скалах она от меня еще не получила. Впрочем, поживем посмотрим.






home | my bookshelf | | Где-то на краю галактики |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу