Book: Резьба по глазу



Шебалин Роман Дмитриевич

Резьба по глазу

Шебалин Роман

Pезьба по глазу

1.

Насчет Тудымова.

- Юрка, ты где?

Рита пожала плечами, слышала: хлопнула внизу дверь. Может, любила его, а, может, - кипящие карусели

города, слышишь, в тебе, над тобою - вьют, свивают: тебя в тебе! Ну где ты?

Где ты, когда - вернулась в пустые твои города, где сном он протянут в года безрассветного неба, где: услышишь, как падают листья и снег, и нечто иное, - так плавно, что сон твоих сказок - лишь отсвет, не более, туманных чужих лепетаний, когда

- проколышется тенью седою над городом самый беспомощной день, самый робкий, несмелый, - где ты, когда, вернувшись, вернулась в безумие: спать...

Да что ж я, право!

Топ-топ-топ и - шлеп! - кроссовками в листья с крыльца черного хода.

А ведь - морозный день, снег-вишь к вечеру обещали. Рита рассмеялась: "бедный глупый Юрка! Полгода нылся: познакомь да познакомь с Омовым, неужели забыл, что на сегодня договаривались? Странно, так часто и в школе бывало: день протусовались, а потом - как корова языком: и не он, и не я, словно просто глючились друг другу, забавно; вот и сейчас, будто только задремала на лавочке - такое приснилось. А впрочем, Юрке эдак и удобнее, сам все повторяет: сон, я, глюк... а что? с глюком как-то и удобнее!.."

Дом на Сущевском-Камерколежском найти, если знаешь, что - дом, дело двух-трех минут. Дом там остался один. Постройки тридцатых снесли, лет двадцать назад завод стали строить, еще что? Забор, очень длинный забор, детский сад, офисы турагенств и компьютерных фирм, ряды постоянно сломанных троллейбусов, далее - Миусское кладбище, Савеловский вокзал...

"А ведь стремно... раз, два, три."

Позвонила.

- Здравствуйте, Иван Вениаминович.

- А, Маргарита, проходите, прошу, очень хорошо, что Вы вовремя, за мной через полчаса - машина, так что там у Вас?

- Угу, сейчас, здравствуй, Тэодор,.. я даже особенно не задержу, вот...

- Пройдемте в кабинет; Тэодор, место.

- Это пьеса, пьеса про Великую Отечественную.

- Да-да, я и фамилию запомнил: Тудымов, странная фамилия, откуда такая? что ж это - он сам не пришел?

- Болен сейчас, а я вот обещала помочь...

- Невеста, небось?

- В смысле?

- Ну как же - его, он-то внизу на лавочке дожидается! он, конечно?

- Нет, он сейчас на работе...

- Да, однако, значит, не болен, что же Вы, Маргарита, меня так путаете?.. Прочитаю я, прочитаю.

* * *

- А, это насчет Тудымова? Мне понравилась пьеса, кроме того я посоветую показать ее моему другу Сереже... Сереже... Купчину! он молодой режиссер, да, я полагаю, он даст несколько дельных советов, и потом: пьесу надо ставить, пока она весьма актуальна, а мне это очень важно... Сереже я позвоню сегодня же, перезвоните мне завтра; и пусть придет автор, пусть не боится, скажите ему: мне понравилась!

* * *

- Алле, Юра! Юрочка, ну куда же ты пропал? Тебя давно ждет Иван Вениаминович, он даже уже сердится... Ты с ума сошел! Юр, перестань гнать!.. Может стрелку забьем? завтра или... Но Юр, все ведь гораздо проще, как будто мне это одной... Неужели ты хоть раз не можешь что-то нормально...

2.

Обнаруживается некоторая странность.

- Девушка, Вы извините меня, Вы не дочка Омова?

- Вовсе нет, я...

- Ой, я Вас спутала, тут к нему все приходила на той еще неделе его то ли племянница, то ли дочка, не помню, вот и на Платона да Романа приходила.

- Так это я, но...

- А я думала - спутала! вот ключи его, я цветочки... цветочки все...

- Ну что Вы, не плачьте.

- Нет, я нет... вот ключи, извините Вы, если что...

- Спа... спасибо...

"Вот так! теперь еще и его дочка или племянница. Кстати, ведь же за пьесой пришла. Что-то не везет Юрке. Умер наш писатель, умер!"

И Рите вдруг стало ужасно жаль этого старого веселого толстяка, который и бывало так всплеснет руками и: а, что, Маргарита, нечто не жиды издают такие вот газеты, гляньте на фамилии, о! Сиверс, а? еврей! или вот еще, Минкин, а? - и в хохот, так, что вскакивает Тэодор с ковра, пастью слово хватая водопады омовского хохота, а потом и сам приступает: гав-гав... Умер; а Тэодор где?

"Так и почти забыла, что стоит перед дверью. Войти? Хм, как это? Ну да - войти. Войти и забрать пьесу, сама видела: так, небось, на столе в круглом кабинете и лежит; а как придет кто? Так ведь не на долго, только взять - и сразу... Кто придет? - он умер. Умер.

Ну же, ну, ключ, быстрее; самое страшное - найти, как включается свет в пустой и темной квартире; сейчас вдруг Тэодор залает, а Омов из кабинета крикнет: кто там, всемирное нашествие нечто? А, Маргарита! как-то странно Вы, сами дверь открыли, откуда ключи у Вас? - Мне соседка дала, она приняла меня за Вашу родственницу. - А у нее-то ключи откуда? - Так она же цветочки поливает, когда Вас нет. - Это как же меня нет, когда вот - я? - Так ведь нет Вас... - Э, Тэодор, ты послушай, что мне говорит эта милая девушка, меня оказывается нет! вот же насмешила! нет!.. Вы меня уморите, одна ключи забирает, цветы ей поливать надо, другая вламывается, когда я работаю, и говорит, мол, ее спутали с какой-то моей родственницей, нет, я рад, конечно, но посудите сами, а если наша милая соседка спутает еще кого с моей родственницей? придет ко мне вся разэдакая Сара Вальяни и скажет, мол, привет от Мартина, во каково! - Ой, простите меня, ради Бога, я не хотела Вас обидеть, просто я думала, что если Вы, как бы это... как бы...

А ведь: что за бред несу! Боюсь? Раз. два... Где тут у них свет? А, вот..."

* * *

Говорят, для ощущения полноты жизни человеку хотя бы одни раз необходимо: попробовать стать суицидом, совершить кражу со взломом и предать какую-нибудь родину. И то, и другое, и третие вовсе не обязательно делать по-настоящему, лучше - понарошку, а еще лучше - мысленно. Однако, справедливости ради, следует отметить, что одна неудавшаяся попытка самоубийства (а уж удавшаяся - тем более) на раз либо отвращает человека от любви к жизни, либо делает из него полного и окончательного позитивиста (что тоже порядком забавно); далее, вот воровать крупное не стоит: скучно, тем более, если застукают, скажут: вор, мол! нет же! просто одни прячут лучше, другие хуже, и если кто-то нашел то, что спрятано с некой тщательностью (но не очень, потому что - нашел!), не стоит злобствовать, все гораздо проще! Юрка, к примеру, однажды pассказал Pите одну презабавнейшую сказку про кражу большой суммы долларов у некого, так сказать, академика; то есть, один несчастный браток сидел у себя дома и праздновал один-одинешенек свой день рождения, и так погано и тоскливо стало ему, что и подумалось: дай-ка я сам сделаю себе подарок, куплю плюшевую хрюшку, туда-сюда посмотрел, а денег-то и нет! ну нет денег и все тут! стал знакомым звонить - а что знакомые? те, у кого денег нет - братки, у них - что спрашивать, а с теми, у кого деньги есть, как-то не получались издревле разговоры; и до того стало нашему братку плохо, что решил: вот пойду и грабану кого, и еще: а, кого я могу, глупый такой, грабануть? смех да и только! вышел, погулял по кварталу, видит: из одной квартиры с таким шумом и гамом вывалились господа и - в машину! у-у, думает наш браток, знаю я их, мажоры они! взломал дверь их, бегом там-сям, долларей нахватал и - в магазин, хрюшку покупать (большую, почти с него ростом - о которой мечтал), а квартира была на сигнализации, стратегия у них там была разная и секретность повышенная, милиция понаехала... на день второй нашли нашего братка: а ну в тюрьму тебя, преступник, а он: я только вот хрюшку купил, им это - в бар сходить, да и то не хватит! а они: умный нашелся, в тюрьму! и избили, из-за хрюшки... А вдруг бы он там, на квартире, кого-нибудь с перепугу пришиб бы, а? тоже сказка...

Ах, да, родина... Она - тень человека живущего на земле.

То есть, может, не совсем правильно выразился: лучше один раз помереть (или не помереть), чем помирать всю жизнь, лучше один раз кого-то ограбить, чем грабить всю жизнь и уж, без сомнения, лучше один раз предать родину, чем предавать ее всю жизнь...

* * *

"Я - как грабитель," - подумала Рита и - включила свет.

Страх, а так же неловкое чувство странности поступка исчезли мигом, вместе с сумраком.

Тихо вошла в круглый писательский кабинет. И сейчас вздохнула, как, должно быть славно, иметь такой вот круглый кабинет! Конечно, и не круглый он совсем, но такой потолок с лепкой, такая люстра-плафон чуть ли не на полпотолка, такая мебель вкруг высится, что - какой, если не круглый!

Рукописи, однако, на столе не оказалось. "Вот незадача! Не лазить же теперь по всем шкафам, шкафчикам! Не лазить же..."

Но - как вдруг захотелось, неистово захотелось именно сейчас и именно полазить по всем шкафам и шкафчикам, заглянуть на антресоли, в сервант, даже в холодильник! Рита рассмеялась: вот как забавно!

Содержимое шкафчиков стола разочаровало ее: бумаги, рукописи, много просто чистой бумаги, какие-то бланки, старые газеты, пустые картонные папки, счета... Заглянула под кровать; нет, ничего интересного. "Тоже мне, писатель!"

Перешла в другую комнату; может, в шкафу? Скрипнула дверцей, доброе дело - старый шкаф! Душные пространства его таят в себе просторы ("Нарнию" - читала). "Ой..."

Что-то нелепое и громоздкое с грохотом грянуло мимо нее на пол, Рита пожала плечами: тоже вот, зачем еще в этот шкаф полезла? Как там сверкнуло. Зеркало?

Необъяснимо, - захотелось дотронуться до холодного блика в пыльной глубине, в душном пространстве, в деревянных покоях, рукою - лишь дотронуться: что там?

И - порезала палец. "Нет, нет..." Сорвав с вешалки какую-то тряпку, в тряпке уже, дотянулась до странного блика, и

- на свет, на свет...

Меч.

Но только в круглом писательском кабинете, у мигом расшторенного окна, Рита поняла, что держит в руке меч. Узкий, длинный, легкий меч; по лезвию его нежные бежали переливы, словно змеи скользили в водной глубине холодной лезвия; отразилась и комната, и окно, из форточки метель выдула в тепло серебристые искры - отразились в лезвии, окна напротив мигнули красным, зеленым, двинулись силуэты в окнах, в плоскости красного, зеленого, - отразились в лезвии, а Рита подняла меч к потолку, глянув в холодную глубину, и, вся устремившись ввысь,

- отразилась в лезвии. Острие меча уткнулось в потолок, разрушая лепку; ссыпалась штукатурка.

"Я сошла с ума, - подумала, - это какая-то мистика, и: все тоже... откуда у писателя меч? откуда?!"

3.

Против ветра времени.

- Алло, Хрусталев у телефона, алло, я Вас внимательно слушаю.

- Здравствуйте, я... - и, чуть помедлив, - мне Ваш телефон один папин знакомый дал, Соломон Борисович, я...

- Соломон! и что, тот самый? Вы, должно быть, одна из его наложниц, только он...

(Гудки в трубке)

...не Борисович; звонят, тоже мне...

Хрусталев усмехнулся, его отвлекли: на столе лежал карточный расклад; никогда ране не появляющаяся рядом с Высокими 2-ого уровня Ехидна, теперь вот она, пожалуйста!

- Нут-ка, а если - так?

Сгреб карты со стола, перетасовал из, раскрыл колоду, одна карта, другая, а! опять: Ехидна, за ней - Белый 2-ого Темных и - Она 1-ого Светлых.

- Чертовщина, однако, - пробормотал Хрусталев, - Ехидна обычно любит Низких Светлых, Высокое ее будит, а тут: и Она, и Белый, странно.

Карты! Еще бы, не Карты! Хрусталев выудил их из сумки отъезжающего в Индию Тратотара Спельциписмунса, а, попросту говоря, Костика Севрюгина. Да и зачем Тратотару в Индии Карты? рисовал их хрусталевский друг Андрей, человек серый, циничный, в магии - дуб, но ведь Карты только такой нарисовать и мог! Идея пятимастной колоды давно волновала господ из ордена "Черная Орхидея", первую подробную опись Карт сделал Олег Мерлин, впрочем, где он теперь? Там же, где и Андрей, только чуть, немного раньше... Сам орден распался где-то с полгода назад, кто где: Ромка-Брынк отошел от дел, сменив пантакли на ноты, женился, развелся, ездил с концертами в Бельгию... Графиня Саапштальская вышла замуж и слегла в "Ганушкина", Кузьма спился и уехал помирать, кажется, в Новосибирск.

Ностальгия! Хрусталев зажмурился. А жмуриться у него получалось отменно: лицо (эдакое, что многие девушки назвали бы лицом интересным) его интересное лицо вдруг - стягивалось куда-то к ушам, словно из мягкой резины оно, губы, и без того тонкие, исчезали совсем, оттягиваясь к тем же ушам, а очки так слегка приподымались над, маленьким с легкой горбинкой, с раздавшимися ноздрями, носом, что... право же, Хрусталев жмурится умел.

Теперь вспомнил о звонке.

"Что ж это я так? может, кто по делу звонил?"

Хрусталев скучал.

Минуло многое, предоставив настоящему решать самому: кому в долг, кому в охоту, Андрей как-то выдал: "прожить надо так, чтобы смерти не было больно за твои мучительные годы"; прошлое отмирало, вместе с трехкопеечными трамваями и французскими изданиями Гумилева, прошлое рассыпалось вместе с антисоветскими песнями и деревянными домиками Нижнего Красноусопья, отлетало навсегда - с ноябрьскими криками "ура!", с невыразимом запахом Москвы, мягким, чарующим, с глупыми грезами тогдашних борцов за Добро и Справедливость... Сегодня, сейчас, уже не было ни прогулок в XIII век за Эликсиром Бессмертия, ни уроков у Джона Рипли, ни яростных споров с Нострадамусом о Вратах Семи Сфер, какие к черту мистики! Бытовал анекдот: чернушников к 89 году столь много развелось, что вот договорись они друг с другом на тему захвата власти в Союзе - о, это был бы самый забавный государственный переворот за всю историю человечества! а, впрочем, кто мог знать (из любителей подобных анекдотов), что все: и на самом деле, и гораздо сложнее...

- Алло, я Вас слушаю, это Вы звонили?

- Меня Соломон Борисович предупреждал...

- Ради Бога извините, я пошутил, у Вас какое-то дело?

- Угу, я нашла странную вещь... может, она имеет какое-то отношение к магии?

- Да хорошо бы! что за вещь-то?

- Меч, ну, такой небольшой, узкий...

- Извините, как Вас зовут?

- Рита, я...

- Милая Рита, я в мечах не разбираюсь, конечно, я могу отвести Вас, э-э, скажем, к толкиенутым, у них там мечи разные, я больше так, теоретик, а что случилось?

- Но я в этом совершенно ничего не понимаю, тут какая-то магия, может, или...

- Рита, послушай, Вы, м-м-м, вообще фентэзи читали?

- Да; но...

- Лавры леди Эовин?

- Я думала... до сви...

- Э-э-э! не вешайте: трубку! Нет, у меня есть конечно литература по мечам, ты... Вы заходите ко мне вечерком сегодня я в Пятом доме живу, на Курбатове, это близ Кусановки, тут еще Суфраговский стоял, алло! меня слышно?

- А, ну я знаю, а каком подъезде?

- Тут один, третий этаж, 147 квартира, часам к шести, мне тут просто с делами разгрестись надо, да?

- Я загляну... меч захватить?

- Еще бы!

- Угу, до свидания.

"Чушики какие-то выходят, забавный "сенс", ой, про пятьсот рублей забыла... во что бы меч завернуть?"

Но - нашлось немного бортовки, запеленала в бортовку меч, острый ведь.

- Ну, бред же! - рассмеялась.

* * *

Тем вечером Хрусталев разложил перед ней Карты.

- Вот, смотри, это свернулась среди просторов звездных сама Ехидна Прозрачного Пламени, Джокер Бездействия или Не-знания, а вот - увешанный оружием и амулетами Бессмертный Рыцарь, тоже Джокер, смешной, правда? это Отрицание Знания, и, наконец, видишь Андрогина над небом? он закрыл лицо Книгой, он смотрит только на страницы этой Книги, он - Третий Джокер, Знание; ты понимаешь?

- Да, - Рита пожала плечами, - кажется, что: да.

- Долго еще будет казаться...

- Что?

- Да так, ничего, - Хрусталев придвинул к Рите чашечку с хризантемами, - пей, он с травами, мята, бузина, печенье хочешь?

- Угу.

- Э, да не задурил ли я тебе головку астральной премудростью, нет?

- Я же сказала: понятно пока все, только вот...

- Давай-давай.

- Я про карты, зачем они? видите ли, я не совсем могу объяснить, чего мне надо, но - и все-таки про меч... я не совсем понимаю...

- Пей пока чай, а расскажу, история-то как раз к этому мечу, а?.

Чай в ритиной чашечке на миг стал нестерпимо горячим и - отпустило потом: да нет вроде, просто теплый.

- Обожглась? подуй, а вообще-то горячего не надо бояться и - острого.

"Мне что-то Соломон такое говорил, куда я лезу? чужие люди, чужие вещи..."

- Но самое главное, - продолжал между тем Хрусталев,

- а то, что тут про горячее, - это все дичь, главное - не боятся собственного страха, я встречал нередко гордых высоких людей, люди эти могли воротить горы, не боясь ни себя, ни гор, но - они, бедолаги, страсть как боялись своего страха, а я им: трусы вы, трусы, успокойтесь, а они: не трусы мы! где теперь они? раз столкнувшись с большей силой, на силу наскочили и нет их, а не боялись бы страха, сказали б: страшно нам, уйдем отсюда, нет, не ушли; ты ведь "рыба"?

- Не совсем, я, вроде бы, ее последние пять-шесть часов.

- А год?

- Шестьдесят седьмой.

- Значит, Солнце, еще - Юпитер, там вода, сапфир, золото, олово, лев, дельфин, береза... да-м, пробуждение, "реши" какой это там номер карты?

- Я не разбираюсь в астрологии...

- Звучит как клаксон с детского велосипеда... Номер забыл, это Старший Аркан... Таки, скучно в ней разбираться; ладно, вернемся к Картам, пожалуйста, я расскажу историю, чем, правда, не совсем понимаю, чем она лично тебе поможет, вот вопрос, проверим, впрочем и это, а?

- Чего?

- Да это я так.

Однако, - про Карты.

Действительно, пятимастная колода Карт досталась Хрусталеву от уехавшего в Индию толстого мага Тратотара Спельциписмунса. Карты, впрочем, как карты, чем-то похожие на простые игральные, чем-то - на Таро. Роль "Старшего Аркана" выполняла Радужная масть, там были только Высокие: Символ, Он, Она, Черный, Белый, Красный (формально соответствующие Тузу, Королю, Даме, Рыцарю, Пажу и, хм, Десятке, что ли...). Прочие - два уровня Светлых и Темных, там к Высоким еще добавлялись Низкие: номера от девятки до единицы. Что же касается Черного, Белого и Красного, то они являли собой три архетипа силы: Черный - абсолютное знание, серьезное, мрачное, Белый незнание, тупое, безаппеляционное, Красный - отрицание знания, веселое, без царя, так сказать, в голове. Кроме того Белый мог служить еще и проходом в пространства других уровней, так, к примеру, при помощи Белого 1-ого Темных можно было перейти к Белому 2-ого Светлых, незнание, что с него взять!



Да, Хрусталев неплохо разбирался в Картах, но...

Вот уже три часа, как Рита слушала длинную и запутанную лекцию о методологиях постижения карточной системы мировосприятия...

- А ты не устала?

- У-у.

- Что ты?

- А можно спросить?

- Валяй, спрашивай.

- А зачем Вы так странно...

Хрусталев повернулся к ней спиной, пожал плечами:

- Мне скучно, - кулаком мягко ударил по стенному ковру, - кому-то я должен разное рассказывать, нет? а потом - ты такая славная, ты думаешь, я просто так тебя про даты расспрашивал? ведь расспрашивал? нет же, я знал, мне что-то подсказывает... но для гороскопа, для моего гороскопа: мы ведь подходим друг другу, а?

Хрусталев обернулся и подмигнул. Рита бросилась в коридор, еще бы, конечно, понимая, что дверь все равно не сможет открыть да и меч оставила на столе...

- Экстрасенсы нелюди! - заорал в комнате Хрусталев, - ты свой меч забыла, а мы - нелюди! вон у меня какая библиотека! ты Джона Рипли читала? хочешь, дам почитать? не хочешь...

Вышел в коридор.

- Он очень даже просто открывается; ты уже пошла?

- Угу.

- Меч не забудь, - Хрусталев протянул Рите уже обратно завернутый в бортовку меч, - я слегка напугал тебя? прости, бывает, до встречи.

- Угу, всего хорошего, пока, - пролепетала Рита, гарда зацепилась за косяк, - да что ж это такое!

- Ты не волнуйся.

- А я и не волнуюсь!

Ну, вот и: на лестнице; Хрусталев захлопнул дверь.

- Придурок.

Хрусталев еще постоял перед захлопнутой дверью минут пять, как вдруг...

"Решила вернуться? Странно, но почему - бежит? Или - нет, не она."

В дверь позвонили, пнули раза два ногой, крикнули:

- Хрусталев, открой! Немедленно!!

- Кто там? - и - в глазок; мелькнуло в колодце глазка серая кожа, глаз голубой, стрижка ежиком, - Якоб, ты? я сейчас открою, сейчас... а чего, собственно?..

Дверь распахнулась, отбросив Хрусталева на вешалку, посыпались с вешалки шапки, перчатки, шарфы. Якоб вбежал в комнату, огляделся, повернулся к Хрусталеву:

- Где девка?

- К-какая? что ты, Якоб?

- Идиот! Ты ее отпустил?!

- Да, она... а что случилось?

- Где?!

- Но она, вероятно, домой пошла...

- Так! Где телефон?

Но Хрусталев, застыв на пороге комнаты с шарфами и шапками в руках, кивнул только.

- Алло, станция? 948, добавочный 54-72, да быстрее же! алло, кто? Пролонгация? Турбинс у аппарата! мне Лаврентия! Да! Алло, Лаврентий, блядь, времени семь минут, телепортатор немедленно, по адресу... как адрес?

- Курбатов переулок, дом пять...

- Идиот! девки твоей адрес!

- Н-не знаю...

- Алло, Лаврентий! в Пятый номер, как обычно, ждите! Что? Да! У них будет... черт! сейчас, в Москве, я поймал! да-да! его, сердечного! Да не хрюкай в трубку, потом! Да, постоянное наблюдение за Пятым! Радужные? Чтоб я сдох, если он в этих Картах что-то рубит! Плевать! Сейчас главное... быстрый взгляд на Хрусталева, "Хрусталев догадывается, о чем?"

- Все потом! сюда, жду! - бросил трубку.

- Як, зачем тебе Рита, она милая девушка, но я не совсем понимаю...

- Ведь приходила с мечом?

- Да, смешной такой...

- Времени у меня здесь мало, ты - насмеешься еще, - Якоб наконец-то перевел дыхание, - ты плохой картежник, Хрусталев, смотри, не заигрывайся, - Якоб подошел к Хрусталеву,

- остальное тебе не обязательно.

В поддых кулаком ударил и - ребром ладони по шее, Хрусталев упал на пол.

А над Якобом раскрылся словно зонтик, серебристый, без ручки, Якоб прянул в него и исчез. Секундой позже исчез и зонтик.

4.

"От зеркал стало в доме теплее..."

Когда весною таяли снега, когда природа устремилась вниз, к земле, черносинюшный гной беспечно обнажая, - снег въелся в землю, вышел, умер, светом стал, бьющим из земли зелеными и слабыми лучами, сплетаясь в лабиринты; так - естество земное, себя любило, вырождаясь из земли, треща, скрипя, стеная; сон разложился, труп души своей являя злому миру, Рита шла по Малой Вятской, вышла на Лаврушинский, к реке. В реке Змей-Рыба чешуей своею ледяною, еще дышала, - грузно чешуя, то погружаясь в берега, то подымаясь до мостов, плыла в воде Москвы, вздыхая, растворялась, но тело голое еще в воде безликой тускло не светилось, рано: март, последние дни марта; Рита шла по набережной, меч, запеленутый в бортовку, в руке несла, дышала воздухом бескровным, ясным...

Здесь, на Бабьегородском в п-образном доме, почти пустом, ведь жильцы все выехали уже, кроме, может, каких стариков и, собственно, Редакции, где когда-то, может быть, работал Юра, вот - левушка у старого подъезда, грязь, втоптанные листья в мутный снег рабочими (прокладывают трубы), пустые рамы, кислый запах гнили сырой земли, сумерки.

Рита нагнулась в безмолвной скульптурке.

Левушка, ты похож на разгаданного сфинкса, такой глупый... почему все так?

Нагнулась, нет, встала на колени, и прижалась лбом к его губам холодным. Левушка словно вздрогнул, словно там, внутри его сумрачного тулова встрепенулся голубок ясный, робкий.

Стынь отступила. Как это?! Рита вскочила - горячие губы не левушки, нет, кого-то, кто тоже, может, чугунный, каменный, или - просто уже неживой

Помоги.

Ну, что

устроили мы тебе

фентэзи?

А!

Юрка?

Разруби, а?

Бортовка соскользнула с меча, в грязь, миг - сквозь мелкие сплетенья бортовки проступила мутная вода.

Да что ж я могу сделать? Разруби. Что, левушка? Левушку.

Рита размахнулась; но словно на лицо кто-то накинул липкую колючую сеть, рванул назад, в - еще там, в темноте, не растаявший снег: замри, проснись, подумай: войдет кто во дворик, сюда, что вообразит такое? что? Но - обрушилась острая сталь на голову, на тулово левушки. Думала: тяжело ведь так, с мечом, не хватит сил, не сможет, меч уронит, не разрубит, ничего-ничего, но - Господи!

- словно голубь выпорхнул из рук ее, легкий, славный... стеклянный...

Стекло убивает камень.

Выронила меч, ударив уже, закрыла глаза: глупо как, чушики несусветные, я, небось сейчас так выгляжу...

Врата распахнулись.

Слепенькая, в мягком зеленоватом сиянии, голая девочка протянула ручки свои к Рите.

Ришечка, ты?

Я? я?

Девочка шагнула вперед, улыбнулась: Ты

убила, милая.

Я? где, когда? Меч отдай. Откуда ты, кто ты? Что-что -что? не бей меня! Да почему? Больно! не надо...

Девочка обратила к Рите ладошки свои, растопырила пальчики: не убий.

Кого?

А, а.

Вечер уже. Только поняла, что вечер; темно, холодно; дома подступили близко так. Дворик осунулся, замер, но почему-то родным стал, знакомым. И мертвые окна, и грязь под ногами, и запах гниенья и тлена - все, все словно откуда-то вернулось, домой, навсегда. Так, проснувшись, утром радостно видеть знакомые кресла и шкаф, и книжную полку, где книги одной не хватает, ах, вот же она! ведь я ее на ночь читала: на полу валяется книга; рассыпавшись тьмою, пространство в родном и знакомом вернулось: домой. Тихо.

Я стоя спала? Не понимаю... Со мной был меч; зачем я его с собой потащила, где - меч?

Вот.

В прямоугольном черном проеме, где дверь была ране, забрезжила голубоватая словно фигура.

"Голограмма, - внезапно подумала Рита, - я сегодня с ума сойду."

А фигура колыхалась, принимая зыбкие очертания то морского конька с песьей головой, то крылатого дерева, то горящей скирды, наконец, более или менее отчетливо из оранжево-голубого сияния выявились: вислополая шляпа, рыжие грязные кудри, черный плащ, черная кружевная рубашка под плащом, где-то в полметре от земли фигура выявляться перестала и повисла в воздухе; радужные блики пробежали там, где должно было быть лицо.

Я ухожу теперь. Ты? ты?

А Рита вдруг на миг уснула и проснулась вновь, сон внутри нее, ахнув, прянул, задрожал и - вернулся.

Не

бойся, ты

не поняла, я

совсем ухожу.

"Ветер времени, он сильнее меня, и кто-то из нас должен был перестать, так случилось: перестаю я, и не повторюсь уже, никогда."

Юрка! ты?

Пока еще - да.

* * *

И вот, когда на рассвете живая звезда многоигольным шипом вонзиться в твой сон, высосет белую кровь твою, бейби, и штопором вырвет тело твое из метели полета, - ты вдруг спросишь тогда: милый, но где начинается Бог?

Он улыбнется: вечность разрезана бритвой на две буквы S, слушай, как - кровоточит наш, нами проклятый, крест, и ты не забудешь уже никогда, как с черного неба, над черным - над городом-морем-дорогой сорвавшись, вонзилась звезда многоцветным шприцом в твою абсолютную вену.

Мне ли об этом жалеть?

Мне ли тебя умолять сохранить эту боль, эту бездну бесстрастных таинственных чувств?

Еще тьма в тебя - щелкнет - войдет, ее шаг - ход тактичных часов; сбросить все сны со счетов, четки в глазницы вложить, - черным окном пусть сияют их полые счеты, - грянут в них трубы содружества лжи, трупами щелкнет жестянкою стрелок синильная смерть...

Быть - на ладони костру, петь на стеклянном кресте, воском облить свое тело из снега и солнца?

Ты уже не умерла?

Ты никогда не умрешь и никогда не увидишь еще один день последний, объятый радугою гневной, мы минули, но...

Я не ушел навсегда, я никогда не вернусь; ты никогда не проснешься тебе некому верить, смотри!

Толпы глазастых людей; каждая третия - смерть, каждый второй - святый дух и Учитель вселикий, имя его

- белый страх, он не оставит тебя, он объяснит тебе мир - весь, вплоть до последнего вздоха, он твой учитель, твой раб, чучело вечных часов, налитая ядом амбиций глазница пустая; кто-то умрет за него, кто-то умрет просто так, кто-то вообще не умрет, сытый радужной кровью...

Ты называл им любовью лишь то, чего нет, но разве она не могла это просто сказать, разве она не приснится уже никогда ни мне, ни ему; мы поделили любовь, вас я оставил ему, и уношу его боль в прозрачную бездну, и пусть он помнит того, кого нет.

* * *

Ведь он умер весною, в первых числах марта, кремирован и - снова забыт; к чему его пепел? Серому, грязному, даже не камню - бетону.

Вниз, земле, где тебя нет и не будет - нетленным серебром: в урну жадной земли, сорванным голосом из мира птицей седой, - пепел! Вниз: к земле, которую будешь любить из себя исторгая в огонь, в небеса, пялить влажные очи, не в силах которые взор твой уже сохранить: режет их дождь, вниз.

5.

Ты потеряла!..

...Уже

встречалась с

Хрусталевым?

Вы знакомы?

Мы: были

знакомы, я обещал им

нарисовать

карты, но...

Странные карты...

Ты

их видела?

но я

так и

не нарисовал, впрочем,

Аказов, кажется...

Кто это?

Ну, Аказов, - мерзенькая личность, хотя и - неплохой художник, не умер ли он?

Я думала: ты все знаешь. Значит умер... ты еще думала: после смерти люди попадают все куда-то в одно

место? Юрка! Да, Марго, после смерти... нет, про Карты: прошу:

не связывайся. Что там, объясни? Илья трясется над ними. Чушики - эти Карты! прочь! вам - мало Олега Мерлина? братка Тратотара, он же двинулся!

а спроси у Хрусталева, как умер Аказов,

явно не в приступе вселенского счастья!..

ты ведь даже

и

не представляешь:

кому - вам!

эти идиоты из "Черной Орхидеи" сделали психа - меня!

где мы теперь? недоучки, ослы! пакли-пантакли, брось! куда ты лезишь? не связывайся, выброси наш дурацкий меч и - беги! я не знаю, кто, - и почему ты, и у тебя - меч, я уже ничего

не могу - знать, но ты... я ведь любил тебя, Марго! любил!!

А ты не изменился... Что?!

Да так... опять для объяснений

выбираешь на самые подходящие места. Выбирал, теперь уже - выбирал. А что - с

мечом?

Юр, ну мне же интересно... расскажи.

А я про него

прочти ничего не знаю, только:..

Юр, ну не молчи! что же?

Да нет, ничего. ?

Нет-нет-нет: ничего; я, пожалуй, пойду?

Куда?

Домой,

понимаешь ли, Марго, домой возвращаются все, не все, правда, помнят, где - дом, мы

просто возвращаемся туда, где придумали нас,

для многих - в детство, нет, не то - земное, другое - я только теперь

это понял, самое страшное, что всегда: только теперь;

так я

пойду?

Юрка, стой,

не уходи! почему... Тебя хотят затащить в Карту! Почему ты здесь? почему ты, воскрес? нет? да? Юрка? зачем ты говорил? что - про карту? Юрка, а

мне что делать?

как ты так смог? кто ты? Юрка - кто? нет, - останься!!...

Это хлынь голубиная - далеко-далеко, ахнула, - отпустила: что случилось, голуби мои?

А ведь поздно уже. Где-то проехала машина. Город другой, постаревший какой-то, что ли...

"Ну и вляпалась же я! на кой? ради чего? у, проклятая железка!"

Стала почти ночь уже.

Пошла домой: поздно.

А дом, - на Устменской набережной, с коммуналками, где семья Тахеевых занимала две комнаты, так, что у Риты своя была, с окнами на реку. Последний изгиб Яузы и - в Москву, и только еще трамваи, церковь Николы и "высотка" с кренделями, "белочками" и "Иллюзионом".

И воздух над площадью, терпкий речной воздух.

* * *

- Рита, прости, но... ты кажется вот - потеряла.

- Хрусталев! ты что - с ума сошел!?

- Извини, я подумал: ты потеряла... и я тут узнал кое-что...

- Послушайте, если я еще раз... что Вам от меня надо? если...

- Нет, ты - послушай! меч твой, конечно, он не твой, он - эсток, когда-то - седельный, нет, вроде бы, век XV, но - этот раньше, намного раньше, один из таких мечей, ноpманский, был сделан из жала Змеи, а я не могу пока понять, почему его так ищут, или - почему еще не нашли, но... ты слушаешь?..

- Мне домой надо.

- Все-все-все, конечно, вот пожалуйста, меч, а если что-то вдруг... ну, там, если что-то... ты звони, не исчезай, а?

- Да идите Вы...

Хрусталев тут резко повернулся, взмахнул полою плаща и - бросился бежать вниз, по лестнице, к набережной. Рита проводила его недоуменным взглядом; постояла минут пять...

"Сейчас вернется."

Прошло еще пять минут. Рита подняла с мостовой меч и вошла в дом.

Э, если бы Хрусталев видел, как - она ждала его десять минут на ветру, почти ночью! Нет же, бежал по набережной.

"Змей-рыба, защити, помилуй, не молчи! души Москву, души, испей до дна ее гнилой колодец, его больное естество пусть примет твое тело, как одежда - тело человека принимает, спасать его от холода и страха, сожми Москву, дери ее и рви, въедаясь в кожу, уничтожь ее разбухшую дряхлеющую форму, губи ее, Змей-рыба, убивай!.."

6.

Пpохождение.

Далеко-далеко (а где - мы не помним) вступило в Москву лето. И там, в вышине, среди домов городских заходили, забегали люди. А кто-то, глазами земли прозрел в них сиянием блеклым. Разговелся подснежний покойник, разомлел на грязно-зеленой траве, на серых пустых площадях, изошел потом первых дождей, задышал тяжело, в небеса приподымаясь: вниз, к земле; треща суставами, окнами искрясь, пылью выдыхая тепло людей в воздух прогорклый: вниз, к земле.

Шепча: ничего не случится...

А что - ничего? Снился порою Рите Юрка Тудымов, не часто, и больше все так, по-дурацки; меч спокойно полеживал на шкафу под плакатами "Queen-а" и "Аквариума"; отец с матерью подали на развод; Рита же целыми днями просиживала в "Иностранке", благо - недалеко от дома; да, еще в мае ходила в церковь, к отцу Зупу, исповедовалась, все как на духу рассказала: и про украденный меч, и про левушку, и про Тудымова, и, конечно же, про Хрусталева. А про Хрусталева... Нет, э-э... про отца Зупа. Отец Зуп попросил отдать ему меч. И Рита отдала бы, но - (как это бывает перед экзаменами) замоталась: забыла, а потом, спустя полтора месяца, было как-то уже: неудобно, что ли; так что провалялся меч на шкафу до августа. Зато в августе...

Зато в августе получила Рита странную посылку, маленькую, но тяжелую. В посылке оказались для металлических диска с какими-то выцарапанными каракулями. Диски были, кстати, крайне заботливо завернуты в мягкие тряпочки и укутаны огромным количеством оберточной бумаге (на каждом листе которой Рита с удивлением обнаружила непонятные знаки, чем-то похожие на иероглифы). К дискам прилагалось письмо.

"Хрусталев! ну конечно - Хрусталев! ну дает, право же..." - Рита рассмеялась. А ведь она почти влюбилась, - почему вдруг? Задним числом, уже от Юрки, она узнала о глупостях Вани Быганова: "неужели в меня втюрисля этот вечный школьник с прыщами на скулах и ослиными глазами!" но потом: "Господи, да его и нет уже..." Странно: в тот день, когда узнала о смерти Юры, вспомнила Ваню, вспомнила, чтобы: "но почему я не заметила тогда, почему?" Так и не была ни на одной могиле, ни на другой, впрочем, Быганова похоронили далеко, на Домодедовском, а Юрку где - так и не узнала; нет, и не стремилась узнать.

Но, зачем: Хрусталев? Всегда не терпела блондинов, кроме того, презирала таких - некаких, нескладных, неудобных, а потом - поведение Хрусталева, где нарочитая загадочность перемежалась нарочитой фамильярностью, Рите доверие, само собой, не внушало. Итак, к чему же?

Лениво полистывая то "Меч и радугу", то "Майн Камф", а то и якутское "Олонхо", лежала на старом диване, щурясь на солнце (как-то от воды Москвы отражались золотисто-голубые блики и - играли на потолке вкруг лампочки под потолком, залетал легкий ветерок, не так, чтобы - освежающий, а, скорее, поддушающий, запахом мутной воды, ветерок качал лампочку на шнуре, так, словно и комнатка раскачивалась), лениво полистывая то одну книгу, то другую, думала о том, что, может, Хрусталев чем-то похож на сологубовсого Лоэнгрина, улыбалась и этой глупости и - засыпала в конце-концов под мерное покачивание комнатки, кухонную ругань соседок, молитвы матери и пьяные песни отца; далеко впереди (почти через месяц) маячил Философский факультет, и единственное, что действительно беспокоило Риту была проблема наличия (дай Бог, чтоб - отсутствия!) у тетки на Кривокарманном, где собиралась жить после развода родителей, домашних животных: страсть как ненавидела собак. О существовании тети Рита знала лишь из поздравительных открыток, старых папиных фотографий и - смутных детских воспоминаний, однако, что-то Рите подсказывало: верно, уезжай из грязной коммнуналки в просторную (по рассказам отца) квартиру на Кривокарманном, так будет лучше. И Рита мечтала, читала и потихоньку готовилась к переезду.



Поэтому письмо Хрусталева некое время использовалось в качестве закладки для одной из вышеперечисленных книг, а металлические штучки сами собой приспособились под чайные и прочие подставочки. Однако, чуть позже, когда чемоданы стали действительно собираться, письмо все-таки прочиталось.

"Милая Маргота, - писал Хрусталев, - я вынужден так нелепо просить прощения, в письме, не могу сделать сие лично, понимаешь ты, думаю, почему. Прости меня. Вовсе не для того, чтобы заслужить место в сердце твоем, но лишь из желания помочь тебе, хотя, в чем? как объяснить слепому человеку, что еще шаг, и в пропасть? Я не хочу тебя оскорбить сиим невозможнейшим сравнением, но мой разум вынуждает меня, вопреки моим чувствам, напомнить тебе о своем существовании, чувства не отважились бы на такое письмо. Моя беда, при огромных знаниях, я очень плохо разбираюсь в людях, как-нибудь, потом, при встрече, я расскажу тебе о "Черной Орхидее", о мессах, об энвольтациях, мы тогда совершенно серьезно хотели изменить наш убогий мирок. Но это все потом, видишь ли, год с небольшим назад, мой коллега по давешнему сатанизму, Кузьма, страшный чернушник, познакомил меня с одним достаточно забавным молодым человеком. Человек представился Якобом Турбинсом и был вежлив со мной и крайне обходителен. Правда, его речи и, в особенности, манера исчезать и появляться без всякой на то, очевидной, надобности, настроили меня на лад критический по отношении к оному Якобу. После, начал я задумываться, а не агент ли он? Как я был близок к истине! Однако, справедливости ради, отметить следует, что Якоб научил меня обращаться с Картами, дослал редкие книги, иные даже XVI века! Я совершенно искренне радовался настоящему другу, после смерти Андрея я впал в совершенно банальную депрессию. С какой горечью я осознал позже свою ошибку, я просто был нужен Якобу, так и не понял зачем, но ты появилась, и он стал следить за тобой, вернее, за твоим мечом, я подумал было, сейчас ты отдашь ему этот наибессмысленнейший меч, и все будет хорошо, очень хорошо. Но не зря же я называю себя магом! Я охранял тебя как мог, я молил Сашиэля! Умолял Камаэля, чтобы не оставили тебя. По сему, в посылке - тебе два охранных пантакля, они должны были быть изготовлены лично тобой, но я позволил себе сделать их сам, дабы не ввергать тебя в уныние каббалистики. Тот, который, с рукой, он из серебра и спасет тебя от Воды, я полагаю, некая опасность будет исходить именно от Воды. Другому пантаклю, он с крестом, оловянный, покровительствует Михаэль, этот пантакль прибавит тебе силы, поможет тебе в трудный час, оградив от Хаоса. По возможности, держи их при себе, носи их с собой. Будь осторожна и осмотрительна. За тобой следят, но пока чего-то боятся. Только не исчезай. Позвони мне. Ты, наверное, решила, что из ума я выжил. Прошу, поверь мне. Я не сумасшедший. А правду всю не могу написать, Они наверняка прочитают письмо и не раскрывая. Боюсь, не проснулась ли Ехидна?.."

Сколько-то минут Рита не могла понять: смеется ли над ней Илья или взаправду грядут беды разные... Получи такое письмо год назад, Рита бы бросилась к Хрусталеву за Великой магической помощью, увешалась бы этими штуками, читала бы денно и ночно заклинания, но сейчас...

"А, впрочем, я и бросилась." Вспомнила, как у Соломона выпрашивала телефон человека, хоть любым боком имеющего отношение к магии.

"Вот он заботится обо мне, бедненький..."

Набрала машинально хрусталевский телефон. В трубке, после двух длинных гудков, послышалось едкое пиликанье: определитель!

Рита нажала на рычаг. "Если его нету дома, то зачем ему знать, что я звонила? а если есть..."

Набрать номер вторично духу не хватило.

"Обойдется."

7.

Просто так.

Подсевший на измену, словно на иглу, - по веняку - елей многокубовый, распавшийся сожженным божеством сбежавшим из слепого дома на бой с несуществующим рассудком; их музыка - не узы - кандалы, когда их композитор спит - они бессмертны, бейби! В безверии безмерном моя смерть пусть служит им примером их измены...

Да, я не умел гордиться тем, что был, но все же я успел поверить в бога, который дорог тем, кто боль свою рассыпал по секрету всему свету, который им уже не сохранит их славной музыки хрустальные каменья, который катится ко всем чертям отсюда вместе с ними, с вами, со всем блудливым хламом их богов, о, бейби!

Глаза разбивши о засов часов, ведущих в бездну, я выдрал слезы словно струны из нутра тоскою изнуренного пустого инструмента, это странно: мне видеть изнутри, как ржавые и жалость, и любовь приобретают облик стали, бессмертно белой боли; но им довольно - я уже влюблен, чего же мне желать еще от бездны? достаточно, статичность этих снов меня достала, Астэ!

Подсевший на измену, точно на иглу, не изменивший своему бесчувствью, - я непричастен, я мишень, я сердцевина, но тот, кто слышит, будет лгать, что он ван Гог, а тот, кто знает, будет лгать, что он Магог, зачем им: будет больно?

Потом, - где боль моя?

Достаточно, довольно, - я упал на дно слепого пьедестала тоски, и зависти, и страха, я устал: статичность подлой доброты меня достала, бейби...

Смотри, я - колесованный урод на злом круговороте своих струн в природе. Кто разорвет мой круг, сорвет с чела их черно-белую корону, из бубенцов кто вырвет языки, кольцо из горла вырвет, кто умрет, кто сможет стать жестоким?

Самосожженый жалостью к себе, я жил из милости к закону; так что ж еще вам надо, я влюблен; смотрите: что за только сказка! Но тем больнее мне остаться одному - я не играл и проигрыш мой жалок и ничтожен.

Инъекцией подкожно - шутовство, как снотворное для снов на стол грядущий. Не плачь, я не сумел стать пищей для ума, о, я не смог стать даже нищим... Но небеса, как панацея от всех бед, смотри - былое циркулем зрачок бельмом очертит; что твердь им, коль им будет лучше, когда мой Бог, скучая скрутит свет в две радуги, в одно кольцо измены?!

Ни своевременный, ни даже - современный, но: я радуюсь, я куча крутизны, бесчувственный, нелепый и слепой, как подобает быть тому, кто видел только свет и пепел; о, бейби, сравнительный анализ крови зла и боли правды так прекрасен...

Мне повезло, что я бескровен, мне повезло, что ты бессмертна; по крайней мере, в этой лживой сказке, по крайней мере, в этом ржавом сердце, по крайней мере, в этом жженом блюзе, бейби!..

Они продолжат свой дурацкий разговор спустя три года, им будет скучно вспоминать язык злых откровений, они действительно достаточно бессмертны, умрет их сказка, а они останутся: без жалости, без веры.

А что? кому-то надо ведь сломать закон иллюзий, нарушить правила игры, не став бессмертным, сыграв по-настоящему, по вере, - по вене, пусть его вину тогда докажет ее время!

И вот, когда - на одну чашу космических весов ляжет равновесие, а вера - на другую, он посмеется и над вашей бездной, и над Богом... Я не откроюсь, не проснусь, я: пройду, я никого не встречу; а ветер бездны высушит вам слезы, и все пройдет; - без боли будет больно. Довольно, я влюблен, ну, что я мог еще себе позволить, ну - что я мог еще с собою сделать, ну чем еще я заслужил бы эту сказку? За что ж еще их простая смерть так лжива и прекрасна?

Прости меня, я слишком долго верил в эти сказки, слишком больно верил в свои сказки, Астэ...

* * *

"Где-то я уже слышала этот блюз," - подумала Рита.

Проснулась.

Трамвай, совершив полукруг по Лужской заставе, выехал вновь на набережные.

"Чуть не проспала свою. Зачем еду? Опять в 39-ом трамвае, опять с мечом, в гости к психу с картами. Только тогда зима кончалась..."

Начиналась - теперь. Ударили третьего дня первые заморозки, а вчера повалило снегами. А ранний снег, нелепый, робкий, даже еще и не снег, а только воспоминание о том, прошлогоднем снеге. Так, быть может, лишь в силу своей робости, он - набрасывается, накидывается на город, словно желая съесть его, поглотить без остатка, объять и дома и людей, он торопится как толстый мальчишка на взрослом банкете, крем так и брызжет из-под его липких пальцев, - сейчас скажут: домой! Надо успеть съесть, надо успеть.

Снег шепелявит, заикается, пытается петь с набитым ртом, глазки потупив, улыбается: нашкодил, так ведь - хочется. Толстого мальчишку уводят. Он успевает еще стащить пару пирожных и - в карман их, на потом, на память.

"Юра, Юра... - думалось Рите, - почему так: нет чьей-то одной смерти, есть, может быть, вся смерть, смерть вокруг меня."

Проехала остановку; вышла на конечной.

Через двор, через насыпь: "Только бы он дежурил..."

Снег укрывал аллеи. Там, в темноте, домик, там должен быть огонек.

"Нет огонька! может, спит?" Поднялась на крыльцо, скрипнуло крыльцо морозом деревянным, ночным. И - ни звука больше: тихо так.

- Соломон Борисович, откройте, прошу Вас! пожалуйста!

- нахлынул страх тишиной, покоем, безлюдием: никого нет.

А покойники?

Вы - есть.

"А я?"

Села на ступеньку перед дверью. Лаяла где-то собака. Холодно: метель. В темноте взлетела птица, проколыхались: ветка за веткой, ссыпался снег в кружевные корзины могил. "Почему - темно? ведь снег так сияет..." подумала Рита. Где-то там, там и там над гробницами горели лампадки... "Праздничные торты..."

- примстилось Рите, - нежные, сладкие, все покойники пахнут сладко, они добрые и легкие, как "птичье молоко", только цвета земельного. Наоборотные торты! Белая пенная глазурь, розочки кружевные оград, а внутри - темнота. Свет во тьме...

"Надо ехать к Хрусталеву."

Одна, поздним вечером, на кладбище, нет, уже не боялась: снежно, светло так. Тропинки помнила; сквозь дыру в заборе выбралась на Липецкую, к остановке 39-ого трамвая: к Хрусталеву.

* * *

- Привет, ты чего такая?

- Какая?

- Взъерошенная.

- Ветер.

- Сильно метет? я из дома второй день не выбираюсь, как там? Ты проходи в комнату, я сейчас чаек поставлю.

- Угу.

- Кстати, десятый час, - дома по шапке не надают, нет? Что ж ты так поздно приехала?

- Ну, день немного сместился, часа на два... А Соломон Борисыч привет Вам передает.

- А, это хорошо. Ты чай с чем будешь? есть варенья разнообразные, а?

- Да я просто, я скоро пойду.

- Я не заметил, извини: меч-то с собой?

- Угу, вот, я в коридоре его...

- А что, на улице очень холодно?

- Да так, нормально.

- В смысле?

- Ну нормально.

- А ты?.. Тщаий готов! ты сахаревича будешь?

- Угу.

- Может пасьянсик для тебя разложим?

- Не, спасибо. Вкусный чай.

- А, это с травами, ты чево?

- Да я пойду, пожалуй.

- Погоди... я хотел тебе... м-м-м... понимаешь...

- Это уже без пятнадцати десять?

- Они немного спешат.

- Ну все равно уже. Как тут у Вас в коридоре - свет?..

- Вот. А меч оставишь?

- Зачем?

- Чтобы... чтобы потом забрать его.

- Знаете, давайте я просто завтра зайду? просто так.

- Слушай, ну зачем же все - "на Вы"?

- Угу, я потом звякну тебе.

- Как приедешь.

- Ладно, - пожала плечами, - пока.

- До завтра, - захлопнул за ней дверь.

8.

"Значит, никогда."

"Кто там?"

Рита ускорила шаг, обернулась: опять что ли, Хрусталев следит! Но был бы кто, - нет: испугал пустой переулок. Ссыпался снег с крыш, гулко хлопнул о крышу машины. Там, вдалеке, мелькнул облак.

- Рита, ты, - зашуршало, запричитало, - не ходи, не дыши, слушай...

- Кто здесь?

- Я, я, я же храню вас всех, глупые...

- Кто ты, что тебе надо от меня?!

- От тебе - ничего, ты - нужна.

- Не понимаю... кто ты?

Облак дохнул снегом, теплым, гнилым, завопило, заохало, душным запахло, прогорклым.

- Отпусти себя!..

Бежала по переулку, через подворотню, мимо детской площадки, "все, не могу больше, не могу...", бежала, а над ней парил облак, смеясь и взвывая, споткнулась и - кого-то поймал ее...

- Хрусталев!

- Уйди, я сам!

Хрусталев отбросил ее к стене. Облак взревел гортанным густым голосом, тяжелым, тугим.

Хрусталев взмахнул руками, высоким голосом крикнул что-то, в руках Хрусталева вспыхнула ослепительно Карта и - внезапно тело Хрусталева уменьшилось, а тень его - взлетела под крыши: "прочь!"

Шурале метнулось в сугробы, и снег там взорвался, и брызнули черные искры, и вздыбились мороки сизого терпкого дыма.

- Прочь! - крикнула тень под крышами.

- Моя, она моя... - вздохнули сугробы, рассыпаясь.

"Ну вот, вроде, пока все... надо теперь ей как-то все объяснить, успокоить..."

Все: успокоить!

Рухнул с высоты крыш Хрусталев в снег.

- Илья, милый!..

- Ты испугалась? Все нормально... Извини, я следил за тобой... Куда ты сейчас?.. вернемся ко мне?

Хрусталев тяжело дышал, очки его запотели, белесая челка закрыла лысый лоб.

"Он же замерзнет!"

Одет: кроссовки на босу ногу, пижамные штаны, легкий шарфик, распахнутая дубленка.

"Он замерз, а я - согрею его?"

- Пойдем отсюда, - Хрусталев взял ее за руку, улыбнулся, улыбка, правда, не получилась - холодно.

- Я никуда...

- Что? - Хрусталев чуть сильнее сжал ее пальцы.

- Я не пойду! пустите!! я...

- Постой погоди, я не совсем могу сейчас все рассказать, как-нибудь после, нет, ты не о том... послушай...

- Не надо...

- Я понял, ну да, конечно, я понимаю тебя, но - не могу тебя так просто сейчас отпустить... Ты знаешь, кто это был, нет? Я ведь и то еле догадываюсь; мне страшно за тебя, что-то с картами, я когда разложил, карусель какая-то получается, ничего не понимаю, ты представляешь? я ведь порвал ее, Ехидну поганую, порвал! так она опять - в колоду! как она вырвалась, через Белого, вероятно, это он, я подставил тебя, через Андрея, они зомбировали его! Карты подсунули мне, а я, как последний... Ведь сжечь Ехидну хотел, так не нашел спичек... Глупая, что делать?.. я же за тебя испугался, по-настоящему, действительно... ну и потом...

- Пустите.

- Что? - простите? ты... ты о чем? это ты должна...

- Вы что-то ведь меня с кем-то путаете; я домой пойду, я пойду, завтра, все завтра... спасибо Вам... пустите...

- Ах, да, конечно.

Пустил. Шагнул назад, снял очки, сжал пальцами виски.

Рита побежала. Путалась метель по ее ногами.

- Дура! - крикнул Хрусталев ей во след.

Но Рита смешно так бежала, пытаясь не упасть, и метель кидалась ей под ноги, лизала ноги ей, закручивалась в узлы и кольца, запутывалась в петли, пела, стенала, причмокивала, улица - не улица, мостик подвесной над бездною, упасть, ринуться ввысь, головою в снега спасительные; он смотрит, бедный, нелепый он смотрит; пробежать по раскачивающейся над снегами, в снегах улицей, пролепетать в метели, руками неловко взмахнуть и грохнуться в сугроб! Что там Хрусталев - неужели смеется?

Метнулась в темную арку, прислонилась к стене, переводя дыхание.

Но Хрусталев не смеялся, плакал: замерзал, холодные очки в руке сжимая и не чувствуя уже, как трещат они, ломаются; дужка упала в снег, осколки, чуть с кровью, - за ней.

- Я еще встречу, нет, вероятно - не здесь...

Бортовка легко соскользнула с меча, Рита улыбнулась: как просто вдруг пальцы сами нашли удобного положение на трубке рукояти, а головка мягко легла на запястье.

"Что это? память тела? Тогда, с левушкой, было не так, какое дело рубануть! а здесь... здесь..."

Шурале остановилось, словно острие эстока смутило его. Шурале удивленно загудело, зашуршало, всплеснуло нежными руками: и - грянул снежный буран, вскричало:

- Ты все равно - Рита, все равно, все равно...

Рита... чуть ступила назад, покачнулась, упала на колени, взмахнула мечом. Меч впился в снежный облак и невероятная словно стынь охватила тело, тельце; тельце готово было уже выронить меч, в - снег забыться, уснуть...

- Спи! тебя не возьмут, годы, столетия, серые танцы в кругах Москвы, спи, тайна - в тебе, только пепел и снег...

- Блядь! дура! врежь ему нахер! меч! да держи свой свой сраный эсток, я сейчас!.. - по переулку, над сугробами, к Рите бежал Турбинс.

Шурале попятилось.

- Ну, - быстро проговорил, подбежав, Турбинс, - меч давай.

- Не-э-э, - все еще стоя на коленях прошептала Рита,

- вы мне все так надоели...

- Давай сюда, - Турбинс схватил Риту за руку, рванул, Рита упала лицом в снег, - ну на кой он тебе? ты-то что с ним будешь делать? ну, будь умницей, отдай игрушку, отдай, сука! - пнул ногой в грудь, в живот, в лицо и еще, и еще...

Снег.

Снег серебряный или черный?

Тепло или холодно? Костяшки пальцев уперлись в стальную гарду, холодно. Темная, мягкая кровь ласковая залепетала, тепло. Теплее, теплее... Лучше - тепло когда, так ничего, так даже очень хорошо...

Ришечка.

Ты убита, милая... Я? где, когда? Тогда, тогда уже, тогда... Меч отдай, а? Да почему? Не надо... Мы убиты. А?

- Вот вцепилась, - выкручивая меч из холодных ритиных пальцев, бормотал Турбинс над холодеющим тельцем.

- Мертвую: верните! - верещало поземкой Шурале.

- Пшло вон, - огрызался Турбинс, - черт, вот ведь вцепилось! отрезать, что ли или оторвать?..

Но пала золотая тень на снега, на улочки, на Риту, на Шурале, на Турбинса, - вскочил, в темень подворотни бросился Турбинс, скрежетнул зубами: не выполнил, не успел...

Стенали, выли снега, успокаиваясь. Дома отступали, гасли окна, люди уходили во тьму. Раскрылся над Турбинсом телепортатор, поглотил Турбинса, исчез.

- Возьмите меч, Риту верните!

Но Михра не слышал.

- Доченька...

Пальцы разжались, и меч выскользнул из холодной руки, минула кровь, утихла метель, и Рита слово во сне - улыбнулась.

- Риту мертвую верните! - кричало, корчась в улочках Шурале.

Михра не слышал.

Он шел к морю, на руках его лежали девушка.

Львиный лик его исчезал, уступая лицу старика. Упала на плечи седина густых волос. Рассмеялся, как встарь...

"Теперь все хорошо, все согласны."

Заискрилось вдалеке море. Легкий ветер донес запах песка, водорослей и - крики чаек.

Забурлила вода у берега; из воды к небу взметнулся полукруг семи колонн, сияющих радугой.

Старик вошел в воду.

Колоннада замкнулась за ним.

"Мы в Храме," - сказал старик.

Положил Риту на воду.

"Домой?" - улыбнулась, словно во сне, Рита.

"Да, да..." - плескались волны в кругу сияющих колонн; "да, да..." мелькали в облаках серебристые тени чаек; "да, да..." - в тишайшей глубине лепетали безмолвные рыбы.

"Да, - улыбнулся старик, - да."

Тонкий ледяной луч пронизал ее тело, одежда исчезла и на миг кожа ее окрасилась багровым... как вдруг - Риты не стало.

Только плавно жемчужинка опустилась на чистый песок.

И колонны пропали...

Нет, не слышал старик, не видел, уходил от берега, вдаль, и над морем - вставало ясное солнце.

1994-95


home | my bookshelf | | Резьба по глазу |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу