Book: Рабыня благородных кровей



Рабыня благородных кровей

Шкатула Лариса

Рабыня благородных кровей

Глава первая. Бывший табунщик

Тури-хан возлежал на пестром шерстяном с золотой ниткой ковре, облокотившись на бухарские шелковые подушки. Он думал, и никто не осмеливался в эти минуты ему мешать. Покой хана свят!

Высокий, потемневший от времени бронзовый треножник слабо курился, наполняя воздух в шатре запахом благовоний; хан считал, что этот запах проясняет ум.

Второй год ходят по степи слухи о новом походе на Запад, где живет множество богатых народов. Священный Правитель, Повелитель Вселенной Чингис-хан, умирая, отдал указ — исполнить его надлежало улусу (Улус родоплеменное объединение со своей территорией, подвластное хану.) Джучи, его старшего сына — завоевать для Каракорума, столицы монголов, земли северных стран.

Только наедине с самим собой Тури-хан может быть откровенным — твои мысли тебя не предадут. Не так он воевал бы, не так!

Превозносили полководцев Повелителя — Субедея и Джебе — свирепые псы, багатуры (Багатур (монг.) — человек-герой.), а что вышло на деле? Начали давить урусов — надо было закончить дело. Отложили поход "до лучших времен"! А за это время поверженные придут в себя, окрепнут, поднимутся пойди тогда, возьми их! Больше десяти лет прошло.

Царевичей-чингизидов двенадцать, и каждый мнит себя самым достойным.

Тури-хану все равно, кто из них возглавит объявленный поход. Поскорее бы состоялся. Он был всем сердцем за то, чтобы земли великого кагана (Каган — глава государства у древних тюркских народов.) простирались от края и до края. Пусть только среди них песчинкой в пустыне будут и земли самого Тури-хана. Он хочет-то от предстоящего похода всего ничего: ещё несколько таких песчинок.

Ветер упругими пальцами перебирал плотную ткань шатра, шуршал кустиками «перекати-поля», донес издалека заунывный крик шамана. Звякнул уздечкой привязанный у шатра конь арабских кровей. Коротко вскрикнула женщина — скорее всего, рабыня, попавшая под горячую руку старшей жены хана.

Светлейший не обращал внимания на звуки. Не его дело — слушать. Для этого есть преданные нукеры (Нукер — дружинник на службе у хана.), которых хан отбирал для себя не менее тщательно, чем коней.

Хороший конь в трудную минуту не подведет. То же можно сказать о верном человеке.

Здесь же, в ханском шатре, но поближе к выходу, сидел на пятках Аваджи — любимый нукер Тури-хана. С таким же бесстрастным как у хозяина лицом, но в отличие от того слышавший и слушающий все самые тихие звуки. Не хлопнет ли в ладоши хозяин, чтобы послать его куда-нибудь с поручением? Не захочет ли поесть? Выпить освежающий напиток? Призвать кого-нибудь из своих наложниц?

Мимолетный взгляд на Аваджи, и Тури-хан вспомнил ещё об одном, что тревожило его, кроме приращения земель, — его джигиты. Застаивались без дела! Лучшие из лучших! В ожидании большого похода они рыскали по степи и, не без того, нарушали чужие границы. Волки должны есть свежее мясо!

Его багатуры прихватывали коней из многочисленных кипчакских (Кипчаки — кочевые племена; по-русски — половцы.) табунов, привозили красивых женщин из приграничных земель — хан не корил их за это. Тем более, что из каждой добычи он имел свою часть. Большую часть! Даром, что ли, он их кормит и поит…

Знали верные нукеры, что любит ещё нестарый, крепкий их владыка, и наперебой старались ему в том угодить.

Привозили маленьких китаянок с набеленными мазями и рисовой пудрой лицами. Загорелых булгарок. Румяных, сдобных урусских девок — крикливых и драчливых.

Много красивых женщин прошло перед Тури-ханом, четырех из них он сделал своими женами, а все ждал чего-то, тосковал о той, которую так и не увидел. Он любил в женщине покорность, но покорность не рабыни, а любящей женщины, которая на все пойдет ради своего господина!

"Повелитель степей" — так прозвали Тури-хана, завидуя количеству принадлежащих ему земель и верному, умелому его войску. Другие завидовали, а сам хан считал себя несчастным. Напрасно старались утолить его тоску верные нукеры. Высматривали, выслеживали, привозили пред светлые очи одну пленницу красивее другой — молчало высохшее под горячими ветрами сердце.

Больше всех мечтал угодить ему нукер Аваджи. В благодарность за то, что хан для него сделал. Возвысил. Поднял из грязи. Дал под начало сотню отборных тургаудов (Тургауд — телохранитель.). Теперь мало кто вспоминал, что когда-то Аваджи был нищим табунщиком, который день за днем гонял по бескрайней степи табуны лошадей богача Котлыбая. он был и мусульманином.

Коран учит: не укради! Но Аваджи крал. Хозяин доверял ему продавать своих лошадей, и табунщик пользовался любой возможностью, чтобы прибрать к рукам один-другой золотой.

Котлыбай об этом не догадывался, потому что Аваджи никогда не переступал за край, не брал лишнего. Порой, по мнению хозяина, он продавал лошадей очень даже выгодно.

Деньги Котлыбаю нужны были всегда.

Деньги нужны всем, но Котлыбай был игроком. Дни и ночи он мог играть в кости с такими же одержимыми, как и сам. Лошади достались ему в наследство, которое этот богач потихоньку проигрывал. Когда табунщик в очередной раз высыпал перед ним горсть золотых монет, хан жмурился от удовольствия и обещал верному слуге достойную награду — хорошего коня.

Это только говорят — неисчислимые стада. Аваджи всегда знал число лошадей и не мог не видеть, как оно постепенно уменьшается. Котлыбай считал, что вечно будет богатым. Аваджи знал — его разорение не за горами. Наверное, в этот момент он мог прибрать к рукам куда больше, чем одну-две золотые монеты со стоимости лошади, но и такой способ обогащения стал табунщика тяготить.

Он понимал, что просто так Котлыбай его не отпустит, потому решил позаботиться о себе сам. В один прекрасный день Аваджи смог очень выгодно продать коня хана… самому себе! И до поры до времени спрятать покупку у своего единственного друга Хасыра — тот как раз кочевал по степи с отарой овец. От Котлыбая ушел Аваджи месяц спустя, сказавшись больным, о чем в последнее время он умело внушал своим товарищам.

Аваджи не пришлось терзаться муками совести ещё и потому, что при расчете Котлыбай начисто забыл о своем обещании насчет коня. Забыл или не захотел вспомнить? Уже не имело значения.

Теперь у него был крепкий выносливый конь и старая, но хорошей закалки сабля давно умершего отца.

Служить у Тури-хана Аваджи понравилось. Со временем старую саблю он поменял на достойный ханского нукера дамасский клинок, а саблю единственную память об отце — повесил на ковре в юрте. У него теперь была своя юрта. Небогатая пока, но Аллах награждает достойных и смелых. Аваджи был уверен, что, служа честно хану, он, в конце концов, добудет себе все, чего достоин!

Глава вторая. Дурные сны сбываются

Серый в яблоках конь — подарок князя Всеволода молодой жене, нес княгиню Анастасию по степи, заросшей ковылем. Легкий предутренний ветерок шевелил серебристо-серую пушистую траву, будто гриву неведомого великана, прилегшего отдохнуть, да так намертво и вросшего в землю.

К светлеющему голубому небу снизу, из-за горизонта проглянули первые лучи солнца, подцвечивая легковесные белые облачка нежным розовым цветом.

Дружина выехала из ворот Лебедяни, когда ещё рассвет только трогал края темного ночного покрова, и утренняя свежесть заставляла поднятых с постели витязей ежиться от проникающего, холодного дыхания весенней, ещё не прогретой солнцем земли.

Князь до последнего момента надеялся, что молодая княгиня, полночи уговаривавшая взять её с собой в поездку к приграничным окраинам Руси, к утру передумает. А то, уставши от жарких ласк мужа, заспится, да и останется.

Понятное дело, Анастасия не проспала, а поднялась раньше Всеволода, и когда он ещё потягивался на брачном ложе, она уже хлопотала вместе с разбуженной ею же нянькой, чтобы собрать им в дорогу еды. Складывала в сумку пироги с визигой да свежатиной, янтарную, провяленную на солнце севрюгу, окорок, на яблочных поленьях прокопченный… Да мало ли ещё чего предстояло под её присмотром уложить в дорожные торбы!

Приятно Всеволоду сознавать, что молодая жена его так любит — и неделю прожить без него не соглашается. Уж как ластилась к нему, горлинкой вилась, уговаривая.

— Как же я без тебя, свет мой ясный Всеволод, в тереме останусь? Как стану в холодную постель ложиться без голубя моего сизокрылого? Для того ли я за тебя замуж шла, чтобы, ровно безмужняя какая, на пуховиках без дела одной валяться?!

Это она перепелкой от гнезда — от истинной причины своего беспокойства уводила. Но князь обо всем помнил, потому и пенял княгине:

— Негоже, Анастасия, женщине, которая носит под сердцем ребенка, верхом ездить!

Прекрасная наездница расхохоталась.

— По мне, княже, не к лицу, едва зачавши, беречься, подобно неженке какой! Тогда и сына родишь здорового, и дочь ладную. От той ли молодицы, что днями в тереме сидит, кого под белы ручки мамки-няньки водят, здорового потомства дождаться?

Спрятал князь Всеволод улыбку под тонкие усы — что поделаешь с этакой непоседой? Непохожа она на других женок, может, оттого ему по сердцу пришлась, ровно прикипела.

На Сретение молодой княгине шестнадцать сравнялось, а к её словам женки вдвое старше прислушиваются. Конечно, те, кто поумней. Дуры-то лишь брови капризно вздергивают да плечиком поводят: мол, не нашего бабьего ума дело всякие размышления, от них только морщины на лбу.

Когда Всеволод Анастасию орлиным оком углядел, бояре, будто кумушки досужие, языки свои о зубы исколотили, его выбор осуждаючи. Видано ли: девка верхом, точно отрок рода мужеского, ездит! Наравне с парнями уток-лебедей стреляет. Рыбой в реке плавает.

Кожа от такой жизни у неё не белая да мягкая, как у других юниц, а дубленая, на солнце почерневшая. С такой ли сладишь? Ни побить, ни прикрикнуть!

Только оказалось, враки это все. Кожа у Анастасии не слишком белая, а цвета молока подтопленого, изнутри как бы золотом отцвечивает. И на ощупь гладкая, точно шелк.

Глаза у Настасьи зеленые. Глянешь в них — будто в омут тебя затянет.

Встряхивает головой Всеволод, посмеивается своим мыслям: вот она рядом, жена любимая, а он уже тоскует о ней, по её жарким объятиям.

Нельзя ему глядеть на княгиню взора не отрывая — дружина смехом изойдет. Хоть и любят вои своего князя, а чувства напоказ выставлять не дадут. Размягчают они витязей, сердца их от того свечой оплывают. А так и глядел бы! Что-то беспокоит его ладушку: соболиные брови сдвинула, а на ясное чело тень набежала.

Князь незаметно коснулся её руки и с облегчением увидел, как проясняется лик милой супруги.

Анастасия улыбнулась мужу и оглянулась на дружину, сопровождающую князя в его поездке. Прохладное солнечное утро взбодрило воинов, но расслабленности, сонной неги не лишило. Слишком уж тихо и мирно вокруг. Третий день едут — никого не встретили.

По первости сторожились, на всяк звук — за мечи хватались. А потом приустали. Да и чего бояться? Ковыля, что под ветром бормочет о чем-то своем? Или вот этого хомячка, замершего от испуга на задних лапках?

Смотри, княгинюшка, радуйся жизни, ан нет: вконец извелась Анастасия. Мнится ей, впереди их опасность поджидает. Ничего не может с собой поделать!

Увидит беспокойство мужа, улыбнется ему, а у самой на душе кошки скребут. От того правдами-неправдами напросилась с мужем ехать, что замучили Анастасию дурные сны. Любит приговаривать её старая нянька: "Кабы знатье, что у кума питье, так бы и ребятишек привел!" А её «знатью» кто поверит? Вдруг это Настин ангел-хранитель ей знаки в снах подает? Мол, отговори князя, чтоб не ехал, недобрая у него поездка получится. Да разве кто её послушает?

Раньше, в девках, ничего такого Анастасия в снах не видела. А если и случались сны, то про хорошее: про батюшку, как он ей из Владимира-города гостинец привозит, а то как матушка её без скандала и нянек на речку отпускает…

Однажды, правда, ей страшный сон приснился: кто-то невидимый, но помнилось, женщина, показывала ей высохшую ветку на дереве, на котором младший братишка сидеть любил. Мол, либо срубить эту ветку надо, либо братцу запретить на дерево лазать.

Про ветку она матушке сказала — та посмеялась. Братик с дерева упал, да с той поры стал у него горб расти. Матушка до сего дня все сокрушается, что свою умную дочь не послушалась…

А накануне ей сны плохие о муже Всеволоде снились. Будто нападают на его дружину страшные люди в невиданных одеждах с желтыми раскосыми лицами, и падает от удара пикой молодой князь.

Попробовала княгиня рассказать о снах своему мужу, так он лишь погладил её по голове как маленькую.

Мол, страхи её от тягости, женщины в эту пору особо чувствительны.

— Вспомни, — говорил князь, — накануне в Лебедянь послы из Орды приезжали, вот тебе их лица страшные и привиделись.

Послы и вправду глядели на всех недобро, были заносчивы и угрюмы. Анастасия к ним близко не подходила и не могла знать, как они пахнут. Зато во сне от людей, которые хватали её недобрыми похотливыми руками, пахло почему-то прогорклым бараньим салом…

Откуда они теперь появились, то всевышнему ведомо. Только что расстилалась перед дружиной ровная степь, а тут, откуда ни возьмись, вражье войско!

Налетели, будто саранча, с криками-воплями, хотели с наскока взять, да не получилось. Князь Всеволод хоть и молодой, а воин знатный. Может, оттого, что на свою силу чересчур понадеялся, и жену с собой взял. И дружина у него — молодцы один к одному! Как ни беспечно прежде глядели, а пришла беда — не растерялись, за мечи враз схватились. И началась сеча!

Алая рубаха на князе, а под нею тонкая кольчуга. Дорогая — звено к звену. Не хотел её Всеволод поддевать, да жена настояла. Никаких отговорок принимать не стала: и что жарко в ней, и к чему надевать загодя, при надобности всегда успеет. Хорошо, что послушался. Выходит, не успел бы.

Враги, на дружину налетевшие, оказалось, монголы, не сразу поняли, что рядом с князем сражается не обычный мужчина, а красивая женщина.

Мысль переодеться в чужую одежду пришла в голову Анастасии. Князь долго не соглашался. Где это видано, чтобы княгиня ехала среди дружины как обычный воин?

Волосы у Анастасии густые, золотисто-русые, никак не хотели под шлемом умещаться. Нет-нет, да и выбьется из-под него прядь; когда в седле без замаха да подскока ездила — обходилось, а как сражаться начала, так косы на грудь и упали.

На этот раз воины Тури-хана далеко в тыл к урусам забрались. Хоть много их было, куда больше княжеской дружины, а нападали с оглядкой…

Когда монголы разглядели золотые косы урусской багатурши, один из них, должно, старший над всеми, гортанно крикнул что-то остальным.

Почти тут же страшный удар пикой вышиб из седла Всеволода. А то, что случилось дальше, показалось Анастасии сном. Потому что это будущее она знала.

Сейчас ухмыляющийся нехристь снимет с луки седла аркан и метнет его. Она, ещё до того, как аркан свистнул в воздухе, почувствовала даже, как немеют её руки от тугой веревки. И аркан свистнул…

Увы! Молодая княгиня, зная все и предвидя, ничего поделать не смогла. Не владела, как должно, воинским мастерством, хоть и мечом могла биться. И тело её, молодое и гибкое, все равно не поспело за мыслью, как медленно она ни скользила…

Обе руки Анастасии оказались плотно прижатыми к телу. А потом её выдернули из седла, и она летела в воздухе, закрыв от страха глаза, но другой монгол подхватил женщину у самой земли и перекинул поперек коня.



Глава третья. Явь страшнее сна

Круп тощего, жилистого коня больно ударял Анастасию в грудь, и видела она лишь узкую степную дорогу да клубящуюся над нею пыль.

Эта пыль забивалась пленнице в нос и рот, так что трудно было дышать. Отвратительный запах пота и немытого мужского тела проникал, казалось, в самые легкие. Молодую женщину вырвало, на что наездник не обратил никакого внимания.

Сколько времени продолжалась скачка, она не могла сказать. Лишь подумала, что, наверное, никогда не кончится. И потеряла обо всем представление, уйдя в спасительное забытье.

Все когда-нибудь кончается, и Анастасия, ещё лежа поперек коня, пыталась убедить себя, что ей просто снится страшный сон. Из тех самых снов последних дней. Вот сейчас остановят коня, снимут её, поставят на землю, и знакомый, родной голос князя Всеволода скажет:

— Опять, горлинка моя, дурное приснилось?

Ее сняли с коня, но не поставили на ноги, а сбросили наземь, как мешок с тряпьем.

Все тело у молодой княгини болело, во рту было сухо и противно. Она даже не подняла голову, а так и лежала, прислонившись щекой к теплой пыли и закрыв глаза. Ей хотелось только одного: умереть!

Вокруг раздавались непонятные гортанные голоса, шумно фыркали верблюды… Она ещё никогда не видела их, но почему-то догадалась: верблюды! Без умолку стрекотали кузнечики.

Кто-то спокойный и властный отдал приказ на незнакомом языке, и её наконец подняли на ноги. И в тот же миг все смолкло. Даже кузнечики, казалось, испугались чего-то и прекратили свой неумолчный стрекот.

Стоявший перед Анастасией немолодой человек — он никак не был моложе её батюшки — с широким смугло-желтым лицом внимательно разглядывал её маленькими, глубоко посаженными глазками-щелочками.

Он сказал что-то почтительно окружавшим его мужчинам, и к Анастасии кинулись сразу трое. Они стали срывать с неё одежду: мужскую, с косым воротом рубаху, кольчугу, штаны. И все бросали на землю. Кроме кольчуги. Ту передали главному. Он уважительно повертел её в руках, перебирая пальцами тонкие металлические кольца. Что-что, а ковать урусы умели!

Эту кольчугу подарил Анастасии князь Всеволод и, посмеиваясь, наблюдал, как она, готовясь к поездке, надевает её. Думал, верно, что она тешится, как дитя…

Но кольчуга отвлекла внимание степняка ненадолго, и глаза его опять вернулись к лицезрению беззащитной пленницы.

Она стояла перед ним в одной легкой исподней сорочке, красная от стыда. Степняк, видимо, хотел приказать что-то еще, но, глянув в её полные слез глаза, на закушенную до крови губу, лишь махнул рукой, и Анастасию куда-то повели.

То, что с молодой княгиней происходило, она никак не могла постичь.

Настюшка, дочь боярина Астаха, со дня своего рождения жила среди добрых, любящих её людей. Шестеро сыновей было у батюшки. Шестеро, и одна дочь, которую обожали и родители, и братья, и няньки, и дворовые девки. Ибо была она и в детстве красива, как ангел, со светлыми густыми волосами и огромными зелеными глазами.

Выросла Настасья в неге и холе девушкой гордой, вольнолюбивой. Напасти всякие дом Астахов стороной обходили, а если что и случалось, у батюшки её Михаила Астаха хватало силы и влияния любую напасть от дома отвести. Если его дочь и знала, что на белом свете беды с людьми случаются, то, в основном, из сказок да страшных историй, кои рассказывали ей словоохотливые нянюшки.

Потому никак она не хотела верить в то, что нынче беда случилась именно с нею, и воспринимала происходящее как бы со стороны, близко к сердцу не допуская, только руки-ноги почему-то её плохо слушались.

Отвели полонянку в просторную юрту, где были одни женщины. Далеко не все желтолицые и раскосые, и гляди Анастасия вокруг зорким взглядом, поняла бы, что они такие же обездоленные, как сама княгиня.

Никто из женщин не сказал ей ни слова. О чем можно говорить с овцой, которую готовят к закланию? Анастасию они лишь раздели догола и мыли в несколько рук, не давая ей самой к телу притронуться. Будто просили у неё прощения за то, что помогают её мучителям. Смывают с неё дорожную пыль, чтобы покрыть позором.

На Анастасию надели прозрачные шальвары, тонкую невесомую сорочку, которая облепила её чуть влажные груди, не столько прикрывая их, сколько бесстыдно обнажая. Сверху надели тяжелую, расшитую золотом безрукавку, закутали в шелковое покрывало и отвели в другой шатер.

У входа в него стояли два вооруженных воина, поддерживая копьями малиновый полог и не давая Анастасии коснуться ногой священного порога.

Бедная женщина все ещё не хотела осознавать своего положения. Она бесстрастно позволяла проделывать с собой умывания и переодевания, не задумываясь, для чего это нужно?

Пока не осталась она в шатре с глазу на глаз с тем самым узкоглазым человеком. "Тури-хан, — прошелестел для неё кто-то из женщин. — Тури-хан!"

Пока не отбросил он с неё покрывало и не сорвал золотую безрукавку. Пальцы у него были сильные, цепкие. Только когда он по-хозяйски положил руку на её грудь, Анастасия очнулась. Попыталась оттолкнуть его, закричала страшно и услышала, как он неожиданно сказал по-русски:

— Кричи, кричи, я люблю, когда женщины кричат!

Уруска Тури-хану не понравилась. Лежала под ним будто мертвая. Один раз застонала, когда он её со злости за грудь ущипнул. А потом губу закусила, и ни звука он от неё больше не услышал, хотя готов был поклясться, что в какой-то момент отозвалась она на его движения. Но только изнутри. И подумал, что сама себя за это и возненавидела. Природе не поддалась, не покорилась.

Сначала хан думал — он не раз так делал, когда женщины ему очень уж не угождали — своим нукерам её отдать, но посмотрел уруске в глаза и, стыдно сказать, — испугался! Наверное, явись перед ним сам шайтан, страх был бы куда меньше. Странный был у неё взгляд.

Будто горячей волной его обдало, тело непослушным сделалось. Кстати посол из Орды пожаловал. Избавил его от наваждения.

Тури-хан понял, что эту ясырку (Ясырка — пленная рабыня.) он при себе не оставит. Не слышал он прежде такое, чтобы мужчина взгляда женщины испугался. Пока определил её на самую тяжелую и грязную работу, а там…

Нукеров его решение удивило. Уж больно хороша была пленница. Может, порченая она? На всякий случай готовить для нукеров пищу ей не дозволяли. Она стирала, воду носила, ежели рабы-мужчины были заняты, собирала по степи сухую траву для лошадей…

Хан уж совсем забыл о ней, да его вторая жена Сандугач, что значит «соловей» как бы между прочим обмолвилась, что новая рабыня носит под сердцем ребенка. Тут светлейший на неё вовсе рукой махнул: просчитались его джигиты — вместо невинной девушки беременную женщину привезли.

Правда, сказали потом, что она — жена урусского князя. Только ему все равно: хоть княгиня, хоть девка из харачу (Харачу — простой народ.), лишь бы угождать умела.

Ничего, начнется великий поход на Запад, красавиц-рабынь станут к нему сотнями привозить. И уж пятую жену Тури-хан найдет такую… Сам себе завидовать станет!

Глава четвертая. Услуга за услугу

Сотника Аваджи его нукеры уважали, хотя и считали человеком странным. Ни в воинской доблести, ни в житейской мудрости равных ему не было, но юз-баши (Юз-баши — сотник.) слишком часто… мылся!

Многие нукеры вообще сторонились воды, считая, что она вымывает здоровье из тела. Оставляет его открытым для самых страшных болезней. А сотник, возвращаясь даже из самых дальних и трудных походов, никогда, как другие, не заваливался спать в сапогах и верхней одежде, а всегда раздевался и обливал тело водой.

Джигиты шепотом рассказывали друг другу, что, когда юз-баши был простым нукером, он сам стирал себе одежду и чистил сапоги.

Сотник же считал, что ему просто достался чересчур острый нюх. Он слышал запахи, как охотничий пес, и поначалу думал, что таким нюхом обладают все люди. Они тоже будут слышать исходящий от него дурной запах немытого тела, какой всегда донимает его в обществе других нукеров. Аваджи при одном виде воды всегда испытывал непреодолимое желание тут же вылить её на себя. У него даже тело начинало чесаться, если в течение дня он не мог хоть немного омыть себя.

Аваджи не знал, что именно его опрятный вид с самого начала привлек к себе внимание хана, который тоже оказался любителем чистоты. Потом Тури-хан отметил, что, кроме стремления к чистоте, его нукер беззаветно храбр, ему предан и скромен. Потихоньку он стал приближать нукера к себе и ни разу не пожалел об этом.

Тури-хан выделил своему сотнику отдельную юрту и не без удовольствия увидел, побывав в ней однажды, что и в жилище сотника чисто и опрятно и нет в нем ничего лишнего. На стене висел лишь небольшой ковер, подле которого из грубого войлока была сделана лежанка. Не валялось никаких узлов, тряпок, как обычно бывает у мужчин, долгое время живущих без присмотра женщин. Те ухитрялись устраивать беспорядок в юрте сразу после того, как её убирала какая-нибудь рабыня…

Когда в курене (Курень — стойбище в виде кольца юрт с юртой начальника в центре круга.) появилась уруска, Аваджи был при хане. Стоял рядом, как простой тургауд. Все видел. Как лежала она кулем на пыльной земле. Как краснела от стыда, когда сорвали с неё одежду. И глаза её зеленые, мокрые от слез.

Нет, тогда он сердцем не дрогнул. Женщина была рабыней хана, а нукер давно приучил себя: то, что ему не принадлежит, не должно задерживать глаз. Тогда не будешь от зависти мучиться. Давно известно, завистливые люди несварением желудка страдают. Так Аллах их наказывает.

"Конь быстро скачет, — говорил Аваджи самому себе, — верблюд медленно идет, а встречаются они в одном караван-сарае (Караван-сарай — постоялый двор в городах и на дорогах Востока.). Я не могу пока скакать по жизни быстрым конем, но могу идти трудолюбивым верблюдом. Аллах наградит меня за это!"

Он мог бы и теперь жить по законам, которые установил для себя когда-то и благодаря которым раздобыл себе коня, но уже не хотел. Тогда он был совсем молодой. Мальчишка глупый. Равнял себя с ханами да баями. Мол, он днями-ночами с коня не слезает, а Котлыбай цену одного коня за вечер проигрывает. "Не зарься на чужое!" — опять говорил он себе.

В следующий раз он столкнулся с уруской случайно. Наклонился, чтобы выдернуть прикол, за который был привязан его конь, и чуть не столкнулся с нею, несущей на спине огромный пук сухой травы. Такую работу делали только черные, грязные рабыни. И тогда понял, что новая ясырка чем-то сильно хана огорчила.

Ему стало интересно: чем же? Он вроде безразлично поинтересовался у товарищей.

Никто толком не знал. Тури-хан будто забыл о ней, но поскольку никакого другого приказа о ней не поступало, она все ещё считалась собственностью хана, и никто не смел её коснуться.

А ночью уруска Аваджи приснилась. Прежде ему никогда не снились женщины, и он очень этому удивился.

Аваджи не знал любви — ни материнской, поскольку мать его скончалась при родах, ни любви девушки — её у него никогда не было. Кто бы согласился отдать дочь за нищего табунщика, который не смог бы заплатить самый ничтожный калым! Родители, имеющие дочерей, всегда надеются продать их подороже.

Несколько раз Аваджи посещал непотребных женщин, которых забывал тут же, как только отпадала в них нужда. Почему же он вдруг стал все чаще думать об этой зеленоглазой рабыне?!

Из последнего набега на кипчакские селения нукеры юз-баши Аваджи пригнали косяк быстроногих лошадей — все гнедой масти — и привезли в подарок хану похищенную ими дочь одного из кипчакских владык.

Молва говорила о девушке: нет никого красивее её во всей степи.

Звали красавицу — Айсылу, что значит "красивая как луна". Имя шло ей. А взгляд! Ее взгляд, покорный, но томный и нежный, проник в самое сердце Тури-хана. Освежил его, будто драгоценной влагой. Он всегда чувствовал, что если кто и сможет ему угодить, так это Аваджи.

— Проси, чего хочешь! — расчувствовался светлейший. — Все, что смогу, дам тебе.

Нукер помедлил, словно колебался, не обидит ли хана его дерзкая просьба.

— Отдай мне в жену уруску. Ту, что навлекла на свою голову твой праведный гнев и теперь делает за это самую черную и грязную работу.

На мгновение хан потерял дар речи. Он ожидал, что нукер попросит саблю, украшенную драгоценными камнями, или быстрого, как ветер, кипчакского коня, но просить черную рабыню?!

— Бери! — махнул он рукой, борясь с удивлением и подозрением: не заглядываются ли нукеры и на других принадлежащих хану рабынь, которых он порой требует на свое ложе? Не слишком ли разбаловались его слуги? И не смог не плеснуть горечи в мелькнувшую в глазах сотника радость. — Ты знаешь, что она ждет ребенка?

— Знаю, — коротко кивнул тот. — Сын коназа Севола растет в её чреве. Вырастет, станет мне сапоги надевать!

Опять подивился Тури-хан. Тщеславию молодого юз-баши, которого прежде в нем не замечал. Воистину, чужая душа открыта лишь богу!

Глава пятая. Жена сотника

Анастасия считала себя трусихой. Она боялась слишком многого, чтобы думать о себе иначе.

Она не боялась темноты, как батюшкина дворовая девка Робешка, зато смертельно боялась мышей, которых та же Робешка ловила голыми руками. Девка брала мышь за хвост и показывала боярышне.

— Мышка маленька! Чо её боятися? Зубки у ей, знамо, остры, дак не давайся! Она сама тебя боится — вон как сердечишко колотится. Верно, не страшней Грома, на коем боярышня аки дух по степи летает. Тот чуть фыркнет да копытом стукнет — я вся и обомру!

Гром был любимым жеребцом Анастасии. Подумаешь, копытом бил. На то он и конь, а не мышь зловредная. Все норовит на глаза выскочить. Тогда и приходилось Анастасии визжать так, что вся челядь сбегалась!

А на Громе мчалась боярышня так, что в груди холодело. Девушке казалось, будто она летит над степью. Чувство пьянило, ей хотелось кричать от восторга. И она кричала, ежели батюшка посылал с нею отрока (Отрок младший княжеский дружинник на Руси.) Сметюху. При других-то она стеснялась, а Сметюха свой, с детства вместе росли. Правда, чаще с нею в поле порезвиться ездил младший брат Любомир. Старшие братья считали, что им более к лицу серьезными делами заниматься, а не сестрицу взбалмошную от лихого человека караулить. Сидела бы себе в тереме!

Любомир сестру любил особо. Из-за горба все прочие его жалели, точно он неходячий был и немощный. А сестрица как бы и внимания не обращала. Не нянчилась подобно челяди, звала не как они, Любомирушкой, а по прозвищу Кулеш. Чуть заметит его грусть-тоску, растормошит, то на бой вызовет второй по старшинству брат Глеб научил её шутя на мечах драться, то в степь с собой позовет, а там сощурится хитро, да и скажет:

— Поорем?

И кричали они сколько глотки хватало. И ветер их слова уносил. Всякие смешные слова. Наговоры. Мол, вернись, ветер, обратно, принеси мне рассказы о землях, в коих бываешь. Да людям добрым, там живущим, от нас земной поклон. Глупые они были. Считали, что все люди между собой дружить должны. Чего им делить? Земли на всех хватит.

А ещё рассказывал Любомир своему другу-сестре новости из дальних мест: как прошел поход на Литву, как гонялись по степи за половцами, что своего слова не сдержали, да на приграничный пост напасть осмелились. Недаром же он промеж братьев когда-никогда находился. А они все, кроме Любомира, считали, что знать такое — не женского ума дело.

Сметюха, когда при нем боярышня первый раз в голос крикнула, от неожиданности едва с коня не упал.

— Разве тебе никогда в голос кричать не хочется? — спросила его Анастасия.

Тот смешался, но ответил честно:

— Хочется. Да что люди подумают? У отрока совсем голова худая стала. Орет, точно кабан резаный…

Анастасия расхохоталась.

— Выходит, и тебе кажется, что я ору свиньей резаной?

— Господь с тобой, боярышня, как бы я посмел?

— Зазнался ты, Сметюха, — вздохнула девушка, — забыл, как в детстве в крапиве тебя валяла? Смотри ужо!

Отрок ещё колебался: одно дело детьми с горки кататься, и другое, когда перед тобой девка на выданье. Красивая, глаз не оторвать!

— Ладно, раз ты такой серьезный стал, принуждать тебя не стану — не хочешь, не кричи. Но и ты никому про меня не сказывай.

— На дыбе пытать зачнут, жилы рвать — промолчу! — горячо поклялся Сметюха.

Анастасия засмеялась:

— Авось, до того дело не дойдет.

Но тайна, которая с тех пор связывала отрока с боярышней, сильно подняла его в собственных глазах.

А ещё Анастасия боялась грозы. Наверное, потому и жеребца Громом назвала, в насмешку над своими страхами.

Ее любимая нянька Дороша сказывала, что молнии на небе во время грозы означают: бог Перун разъезжает в своей золотой колеснице и мечет золотые стрелы в отъявленных грешников.

— Какой такой Перун? — озлилась тогда Настасьина матушка Агафья. Совсем старая свое место забыла! Услышит святой отец, что малое дитя вещает, анафемой заклеймит! Един у нас бог, доченька, запомни, един!



Матушкины слова Анастасию не убедили. Она почему-то больше верила няньке. Перун ездит по небу, Перун! Нет-нет, да и рассказывала челядь: то одного молнией убило, то другого… Потому, когда начиналась гроза, Анастасия плотно закрывала окна в терему, падала на колени и молилась. Кому? Перуну. Просила его простить за свои прегрешения. И Иисусу Христу молилась — просила у него прощения за то, что в таких делах, как гроза, считает все же Перуна главнее.

А ещё Анастасия боялась смерти. Она с изумлением и недоверием вглядывалась в лица людей, которые говорили о собственной кончине как о чем-то само собой разумеющемся.

— Как ни ликовать, а смерти не миновать! От смерти ни крестом, ни пестом! От смерти и под камнем не укроешься!

Умом Анастасия их понимала, а на сердце как-то не ложилось. Ладно, когда-то она состарится и умрет, но теперь, в расцвете молодости… Мысли эти приходили к ней не просто так, тоже навеивались рассказами, что слышала она от челяди.

На этот раз диковинную историю поведала челядинка Ядвига. Жила когда-то на свете королева Гризельда со своим любимым мужем Торольвом в большом каменном замке. Напали на страну варвары, разбили войско, которое вел отважный Торольв, и самого короля убили. Подступили к замку, в котором ждала мужа Гризельда.

Как получила страшную весть молодая королева, прижала к себе малолетнего сына и прыгнула с самой высокой башни замка на острые камни…

Анастасия, глядя из окна своего девического терема, думала об этой истории и спрашивала себя: "А ты сможешь из окна прыгнуть?" И понимала, что не сможет.

В своих мыслях Анастасия никому не признавалась, но очень переживала, что она — слабая, нерешительная и трусливая. Что уж и нашел в ней князь Всеволод?

Анастасия лежала под пологом для черных слуг и никак не могла заснуть, хотя устала так, что ни рук, ни ног не чувствовала.

Проклятая Эталмас — старшая жена Тури-хана — чересчур бдительно надзирала за черными рабынями.

— Каждый должен зарабатывать свой хлеб, — бурчала она, — а эти бездельницы целыми днями только и ждут, чтобы пристроить где-нибудь свои ленивые задницы!

Потихоньку Анастасия постигала язык своих пленителей. Немало помогала ей в том и недавно появившаяся у неё подруга, булгарка Заира. Так звали её в курене Тури-хана.

— Как тебя дома звали? — пыталась дознаться у неё Анастасия.

Лишь на мгновение словно темное облачко набежало на чело Заиры. Но она тут же встряхнула головой и громко рассмеялась.

— Не помню. У меня нет никакого вчера, есть только сегодня.

Кажется, Заира знала все языки на свете, потому что легко общалась и с китайцами, и с кипчаками, и с монголами.

Жила Заира в желтой юрте вместе с другими пленными девушками, которые служили для ублажения нукеров Тури-хана.

Эталмас и сюда запустила свою жадную руку. Джигитов к девушкам стали пускать за плату. В зависимости от красоты рабыни колебалась и плата: от десяти до пятидесяти серебряных монет.

— Мало, но что поделаешь, — рассуждала Эталмас. — Все-таки нукеры мужа.

Жаловаться на ханшу никому и не приходило в голову. Все знали, что она мстительна. Нашепчет что-нибудь повелителю, будешь готов не то что десять серебряных монет, десять золотых заплатить, только чтобы она тебя простила.

Нукеры презирали девушек желтой юрты. Всех, кроме Заиры. Как она сумела покорить суровые сердца багатуров, Анастасия не знала. И не спрашивала, чтобы не обидеть подругу. Если подобно Гризельде не можешь броситься вниз с высокой башни или хотя бы заколоть себя кинжалом, как сделала в прошлом месяце одна из девушек желтой юрты, терпи и живи, как можешь!

Заира-то и шепнула Анастасии, что означает имя их злой, жестокой госпожи. По-татарски — "собака не возьмет". Как только хан мог на такой жениться!

— Наверное, красивая была, — равнодушно предположила Анастасия.

— А может, богатая? — хихикнула Заира. — Калым за неё никто платить не хотел, вот она сама и заплатила Тури-хану, чтобы хоть так взял её замуж!

Если бы Эталмас услышала их разговор, Заире несдобровать. Но булгарка на этом свете, похоже, ничего не боялась.

Сегодня днем возбужденная Заира прибежала к своей подруге, подкараулив Анастасию, когда та возвращалась от ручья с огромным кувшином воды.

— Повезло тебе, уруска, ой, повезло! Сильный у тебя, видать, святой покровитель. Не оставил в беде, не дал пропасть твоей душе…

— Что случилось? — недоумевала Анастасия, уворачиваясь от пылких объятий подруги. — Я же ничего не знаю!

— Откуда тебе знать? Я первая узнала, мне нукер Аслан рассказал. Сотник Аваджи тебя у Тури-хана в жены выпросил!.. Да ты и не рада?

— Не все ли равно, чьей рабыней быть?

— Все равно? — Заира, казалось, не верит своим ушам. — Глупые у вас, урусов, женщины! Чуть что, по пустякам крик подымают, а случись серьезное дело, молчат, будто идолы каменные. Открой глаза, различи свою выгоду!

— И в чем она, эта выгода? — Анастасия тяжело вздохнула.

— Трудно с тобой! — насмешливо фыркнула Заира. — Нукеры шепчутся, порченая ты. Только Аваджи не побоялся. И не в наложницы взял, а сразу — в жены! Молодой, красавчик. И с девушками всегда добр. Ханше платил, девочкам платил… Так не все делают. Думают, зачем рабыне деньги… хан вас поженит!

— Я и так есть венчанная жена, — упрямо проговорила Анастасия.

— Вдова. Ты сама говорила, что твоего мужа убили…

— А если нет? — Анастасия сказала так и пригорюнилась. — Конечно, убили. Иначе он давно бы нашел меня и освободил.

— Освободил? — Заира зло захохотала. — Сколько человек в дружине твоего мужа? Молчишь? А у Тури-хана три тысячи джигитов. Силенок у твоего Севола не хватит, чтобы воевать с повелителем степей!

Глянула на побледневшую подругу и сжалилась.

— Я хочу, чтобы ты побыстрее в себя пришла, на жизнь открытыми глазами посмотрела. На ту, какая есть, а не ту, о которой тебе в детстве рассказывали. Мужчины не такие, как мы, и по-другому к нам относятся. Если и не убили твоего мужа, все равно искать тебя он не станет. Ты для него теперь нечистая… Что ты так на меня смотришь? Разве ты не принадлежала другому мужчине?

— Но я же не хотела!

— Он не станет задумываться об этом. А то еще, чтобы мукой не мучиться, скажет себе: она сама виновата, — Заира с силой потерла лоб, будто хотела стереть с него накрепко въевшуюся грязь.

На другой день стала женой юз-баши Аваджи. Он стал звать жену Ана.

Глава шестая. Свет в темнице

Когда Анастасия услышала от Заиры о том, что хан отдал её в жены своему нукеру, она не сразу поняла, насколько теперь изменится её положение. Ей казалось, что лучше быть неприкасаемой черной рабыней, чем жить с кем-то из этих чужих, дурно пахнущих людей….

Она тихонько потрогала свои шершавые в мозолях ладони. Оглядела длинное, до пят, блекло-серое платье, выгоревшее на солнце и знавшее, очевидно, не одну хозяйку, единственную свою одежду, которую она изо всех сил старалась содержать в чистоте.

У неё не было больше ничего своего, но при этом Анастасия все же будто принадлежала себе. То есть делала изо дня в день работу, которую ей поручали. С утра до вечера трудилась с покорностью вола под ярмом, зато никто её и не трогал. Казалось, грязь работы защищала её от домогательств окружающих.

Теперь она станет принадлежать другому мужчине и тоже будет делать для него работу, но перед ним она будет совсем беззащитна. Анастасия уже успела понять: Восток не любит непокорных женщин.

Два месяца в плену она провела в ожидании. Сердце её вздрагивало от каждого стука копыт, от звяканья уздечек, фырканья верблюдов. Когда в курень приезжал кто-то чужой, бедная женщина жадно вслушивалась в говор, тщетно надеясь услышать русскую речь. Вдруг приедут из Лебедяни посланники, привезут выкуп за нее…

Ребенок! Ее первенец. Мысли о нем не оставляли Анастасию, когда со стороны казалось, что она просто бездумно бредет под своей тяжелой ношей или скребет закопченные котлы. Она так и не смогла решить, что лучше: надорваться на тяжелой работе да скинуть или, несмотря ни на что, доносить? Ребенок Всеволода. Княжич…

С мыслью избавиться от ребенка её женская природа никак не хотела смириться. Даже взваливая на себя вязанки с хворостом, она невольно старалась положить груз так, чтобы тяжесть приняли на себя руки и спина, но не живот. Наверное, со стороны выглядело смешно, как она ныряла спиной под вязанку, чтобы не поднимать её перед собой.

Но только теперь, когда её выдали замуж, она поняла, что назад дороги нет. Никогда она не увидит князя Всеволода, никогда не взглянет в лицо милых родителей своих, братьев любимых…

Всю церемонию нового замужества она перенесла, как во сне. Спроси её кто-нибудь, что она запомнила, Анастасия не смогла бы ответить. Что-то говорил мулла. Что-то шептал будущий муж, дергая её за шелковое покрывало. С чем-то она должна была согласиться. Кивнуть. И она кивнула.

Наконец Анастасия осталась наедине со своим мужем в его юрте. Теперь их общей юрте.

— Посмотри на меня, Ана, — сказал он.

И она впервые за все время взглянула ему в глаза…

Давно, много лет назад, когда Аваджи пас овец богача Хисмадуллы на алатау (Алатау — горные хребты, на склонах которых участки, покрытые растительностью, чередуются с пятнами снега.), на склоне горы он увидел одинокое дерево. На нем росли зеленые сливы — такими же были её глаза. А ещё такого цвета были листы водяной лилии в тихой речушке его детства…

— Обними меня, Ана, — вдруг вырвалось у него.

Аваджи и сам удивился собственной просьбе. Никогда прежде он не произносил таких слов. Оказывается, он вовсе не воспринимал Анастасию женщиной, бывшей чьей-то женой, ждущей ребенка от незнакомого ему мужчины. Она казалась чистой юной девушкой, непорочной, всю жизнь ждавшей его одного. Представляя, как её нежные руки обовьют его, Аваджи затрепетал.

Его нечаянная мольба удивила Анастасию. Она и сама была смущена: никогда прежде она не замечала, как красив молодой сотник.

Не желтолиц, как другие его воины, хотя и покрыт ровным золотистым загаром. И глаза — не узкие щелочки, как у Тури-хана, а большие, открытые, похожие на косточку миндаля.

И ресницы длинные, пушистые. Нос красивый. Не приплюснутый, как у других монголов, а прямой, с горбинкой, с четко вырезанными ноздрями. Брови черными стрелами сходятся на переносице. Кто была его мать? Какая красавица, из каких краев подарила мужу-монголу такого красивого сына?

Она ничего не знала о нем, кроме имени. А он? Знает ли он… Анастасия вздрогнула: мужчина взял её замуж беременную! Она прижала к губам руку, будто удерживая готовый сорваться с них крик. И все же прошептала еле слышно:

— Я жду ребенка.

— Знаю.

Знает?! Мысли Анастасии заметались: зачем он на ней женился? А если… если он хочет её унизить, опозорить ещё больше? Отнять будущего ребенка? Она совсем не знает обычаев этой дикой страны!

В голове набатом гудело: "Не верь! Не верь! Берегись!"

Но он просто сказал:

— Я обещаю признать этого ребенка своим и никогда, ни в чем не отличать от собственных детей.

Почему-то Анастасия ему сразу поверила. Шагнула вперед и обняла Аваджи. Не потому, что в её сердце проснулась любовь к нему, а из чувства огромной благодарности к человеку, который не только вытащил её из грязи и позора, но и обещал защиту её будущему ребенку…

Аваджи не думал, что Анастасия его вдруг полюбила. Он и сам лишь недавно стал ощущать, как бьется его до того молчавшее сердце.

Как в первый раз оно толкнулось при виде молодой женщины с огромной охапкой травы на спине.

Потом, когда она несла воду от колодца. В том же ветхом выгоревшем платье нищенки — и где отыскала такое скряга Эталмас!

Пальцы Анастасии, сжимавшие горло тяжелого кувшина, тонкие нежные пальцы госпожи, исколотые колючей травой, которые ему страстно захотелось поцеловать. Это становилось наваждением.

Тогда-то он и пошел к хану. Аваджи казалось, что, женившись на уруске, он вернет своему сердцу прежний покой.

Но он слишком глубоко заглянул в зеленый омут её глаз!

И теперь, когда она прижалась к нему в порыве благодарности, его сердце так громко стукнуло, что он понял: прежнего покоя ему никогда не обрести!

Аваджи знал, что Тури-хан распорядился подготовить его будущую жену так же, как готовили женщин для него самого. Служанки вымыли Анастасию в воде с ароматическим маслом, и все же она пахла по-своему: запахом свежести, смешанным с запахом парного молока и дурманом цветущих весенних деревьев.

Он осторожно коснулся её груди и, почувствовав, как на руку упала горячая капля слезы, испугался: "Неужели я обидел ее? Но чем?"

Так они стояли и молчали. Долго. И время сыпалось вокруг них, как песок бархана под легким ветром. Аваджи мог бы схватить её, опрокинуть на лежанку, словом, вести себя так, как вели мужчины с девушками желтой юрты, но что-то подсказывало ему: нельзя торопиться. И он не торопился. Аваджи умел ждать.

Наверное, Анастасия именно этого боялась, опять переживая свой позор в юрте Тури-хана, но когда подняла голову и встретилась с его спокойными ласковыми глазами, в которых светилось понимание, сама взяла его руку и положила себе на грудь.

Что ещё она могла ему дать? Несчастная обездоленная женщина с ребенком во чреве? Только благодарность. И женскую ласку, которой ему не хватало с самого рождения.

Глава седьмая. А в это время в Лебедяни…

Метавшийся в горячке князь Всеволод раз за разом переживал в воспаленном мозгу сражение, в котором удар копья монгола сбросил его с коня.

Он не видел, что было дальше.

А дальше его дружина получила неожиданную подмогу. Прорвавшийся сквозь русскую заставу отряд поганых обеспокоил жителей приграничного селения: так далеко вглубь их земель раскосые «мунгалы» давно не заходили.

Похватав колья, топоры, вилы, рогатины — у кого что было — люди прыгнули на два воза из-под сена, в кои запрягли по три крепких мужицких лошадки, ибо не для каждого народного ополченца нашелся бы справный конь, и помчались вдогонку за мунгалами.

Те, похоже, большого сражения не хотели и знали ярость мужика, ими обокраденного. Увидев пылящие к ним возы, полные вооруженных людей, вороги немедля умчались прочь.

Так уж повелось, что налетали они на урусские селения, будто рой злобных шершней, грабили то, что успевали, и исчезали. Такая манера трусостью у татаро-монголов не считалась, а была военной хитростью. Их обычная добыча не стоила того, чтобы складывать за неё голову. Голова ещё пригодится великому хану для настоящего дела.

Всеволода бережно подняли с земли, и его дружинники, коих осталась едва половина, наскоро перевязав рану, повезли князя домой.

Знахарку Прозору к Всеволоду привез Любомир, сын Астахов — этот рано повзрослевший горбатый подросток. Он тяжело перенес потерю любимой сестры, и теперь считал своим долгом сделать все для спасения её мужа. Или уже вдовца?

Несмотря на увечье, Любомир держался в седле как опытный наездник. Носясь по полям дикой степной кошкой, он водил знакомство с такими людьми, с какими его отец, боярин Михаил Астах, никогда не знался.

Любомир считал, что горячка князя сильно затянулась. Вызванный к Всеволоду искусный арамейский (Арамеи — выходцы из Аравии, предки современных ассирийцев) врач до сего дня справиться с болезнью не смог, потому и пришла Любомиру мысль привести в княжеские палаты Прозору. Познакомился Любомир Кулеш со знахаркой прошлым летом.

В тот день случилось неладное: выехал паренек на опушку леса, а на скаку обернулся посмотреть, не скачет ли кто за ним? Обрадовался, что от надзора батюшкиных отроков сбежал. Назад-то обернулся, а вперед не глянул. Ударился головой о низко склоненную ветку дерева и упал с коня. Вроде ударился о землю несильно, а в ноге дикая боль вспыхнула: ни вздохнуть, ни с места сдвинуться! Лежал он на земле и выл волком. Что же это за планида такая, ему наземь с высоты падать!

Еще в детстве, когда он упал с дерева, Любомир поклялся самому себе выше собственного роста не подниматься. Даже в терем к сестре не ходил, куда лестница высокая вела. После ветки дерева, что когда-то под ним обломилась, любая лестница казалась ему ненадежной. Что с того, если под ногами других ступеньки не ломаются? Под его ногой непременно обломится.

Как ни берегся юный боярин, а упал оттуда, откуда и не чаял: с коня, на котором всегда чувствовал себя увереннее, чем на собственных ногах.

Он лежал и выл от боли. Один, в безлюдном месте, где надеяться на помощь ему не приходилось.

— Расшибся, милый? — вдруг участливо спросил его женский голос, пробившийся через отупляющую боль.

— Ы-ы-ы, — только и смог произнести Любомир, по лицу которого катились беспомощные слезы.

Женщина присела над парнишкой, потрогала его уродливо вывернутую ногу, чуть приподняла и резко дернула. Он вскрикнул и на миг лишился сознания, а когда пришел в себя, боли не было. Все ещё не веря в случившееся, Любомир осторожно сел и прислушался к себе: может, боль просто притаилась, выжидает? Вот он попробует приподняться…

— Вставай, не бойся, — рассмеялась женщина. — Такое бывает: кость у тебя с места соскочила, а я её вправила. Как тебя зовут-то?

— Кулеш.

— А имя какое при крещении дали?

— Любомир.

Женщина провела пальцами вдоль его спины.

— А кто лечил тебя, Любомир, когда ты с дерева упал?

— Откуда ты знаешь, что я с дерева упал?

— Я много чего знаю… Знаю даже, что, окажись я в то время рядом, никакого горба у тебя бы не было.

— Говори, да не заговаривайся, — не поверил он. — Меня арамейский врач пользовал. Матушке поведал: на все воля божья, ничего поделать было нельзя!

Она взяла в руку кузовок с опятами, который несла прежде, и слегка поклонилась.

— Прощай, молодой боярин!

— Погоди, — забеспокоился Любомир. — Ты меня, чай, от смерти спасла.

Он открыл кисет, расшитый его подругой детства Милушкой, где, в отличие от взрослых, хранил не табак, а свои, нужные подростку мелочи, и где имелась у него серебряная деньга, подаренная батюшкой на Пасху.

— Вот возьми, за лекарство.

Женщина опять засмеялась.

— Небось, батюшка на пряники дал!

— На пряники… Я не маленький!

— Не возьму я с тебя плату, отрок! Помогла задаром, от чистого сердца. Употреби свою деньгу на доброе дело.

— Скажи хоть, как звать тебя? Кого в благодарственных молитвах поминать?

— Зовут меня Прозора. А дом мой подальше стоит, у Мертвого ручья. Знаешь?

— Знаю.

— Вот и приходи в гости когда-никогда.

— А можно я с сестрой приду?

— Приходи с сестрой. Я гостям рада…. А теперь поспеши. Небось, переполох в доме, тебя хватились…

И точно, Любомир не заметил, что времени прошло достаточно и матушка о нем забеспокоилась. Вестимо, батюшке пожаловалась. Тот хотел во гневе и вовсе сыну всяческие поездки запретить, да сестрица вмешалась, строгого родителя улестила. Мол, она сама с проказника теперь глаз не спустит. Но отроку Ляху, что был к юному боярину приставлен, плетей все же всыпали.

Мучимый раскаянием, Любомир отдал ему свою серебряную деньгу. Решил, что это и есть то доброе дело, о коем упоминала Прозора.

Под большим секретом рассказал он Анастасии о своем падении с коня и чудесной лекарке. У сестры глаза разгорелись.

— Знахарка одна живет?

— Про то она не сказывала. Но о людях все знает. Может, по глазам читает?

— На руку не взглянула? — спросила Анастасия.

— Не взглянула.

— А ежели она колдунья?

— Тогда не поедем?

— Все одно, поедем. Хочу с этой колдуньей-знахаркой встретиться, посмотреть, что да как.

Скоро после их беседы и оказия представилась. Пригласили Михаила Астаха на крестины в большое село Липицы, и взял боярин с собой в поездку младших детей — Любомира и Анастасию.

Посидев для порядка за столом со всеми, боярские дети отпросились у батюшки в окрестностях верхом прокатиться. А окрестности эти как раз находились поблизости от Мертвого ручья.

Брат с сестрой доскакали быстро. И ручей нужный нашли. И избу-сруб тут же увидели. Спешились, коней к дубу привязали. Сруб под ветвями этого лесного великана казался цыпленком под крылом матери-наседки.

Видно, ставил его умелец — венец к венцу, любо-дорого посмотреть. Такой он был ладный, ухоженный, словно и ненастоящий. Но высокое крыльцо носило на себе следы многих ног, а вышедшая из избы хозяйка тоже выглядела вполне настоящей.

Любомир женщину узнал не сразу. В какой-то миг ему даже показалось, а та ли она? Уж не ошибся ли, приведя сестру к дому человека вовсе незнакомого?

Та, встреченная им на опушке, выглядела если не старой, то близко к старческому возрасту подошедшей. Серый поношенный платок, повязанный по самые глаза, изменял её до неузнаваемости.

Эта же, на крыльце, была одета в скромный миткалевый сарафан, украшенный бусами, под которым угадывалось крепкое тело женщины средних лет. Русые косы, в которых, впрочем, мелькали седые нити, обвивали голову будто корона.

— Заходите, гости дорогие! — певуче пригласила она.

Любомир замешкался, и на помощь ему пришла сестра.

— Ты — Прозора? — спросила она.

— Так меня кличут, — кивнула женщина. — За то, что вижу другому глазу невидимое.

— А ты — знахарка? — продолжала допытываться Анастасия.

Прозора лукаво улыбнулась.

— Чародейка я. Злые люди ведьмой рекут, да разве ж я похожа на ведьму?

— Не похожа, — пробормотал Любомир, слегка отступая назад. — Ведьмы старые, вида страшного, людей изводят, а не лечат…

Анастасия, поднявшая было ногу на ступеньку, тоже неловко затопталась на месте

— А я как раз ничего такого и не делаю, — засмеялась Прозора. — Разве что лечу… Напугала я вас?

— А чего нам бояться? — решительно проговорил подросток и тоже поставил ногу на ступеньку.

— Вот и славно, — кивнула знахарка, пропуская в избу юных гостей.

Посреди горницы, перегораживая её на две половины, стояла огромная, чисто выбеленная печь, каким-то веселым маляром изукрашенная полевыми цветами, словно водящими многоцветный хоровод: маками, васильками, ромашками.

По одну сторону от печки стоял деревянный стол, желтеющий свежевыскобленными досками. По бокам его расположились такие же лавки.

По другую сторону виднелась высокая лежанка, покрытая темным дерюжным покрывалом. Чуть поодаль громоздился кованый сундук.

Все остальное место занимал деревянный чан, рядом с которым стоял уже небольшой столик, заваленный какими-то банками, сосудами и небольшими глиняными горшочками. На стенах повсюду висели пучки сушеных трав.

В целом же горница выглядела удивительно чистой и никак не напоминала курные избы многих крестьян, из-за отсутствия труб топившихся «по-черному». В них дым из печки выходил через избу в какое-нибудь маленькое оконце. От этого в избе на стенах, печи, одежде и даже лицах людей виднелись следы копоти и сажи.

— День-то у меня нынче удачный, — приговаривала хозяйка. — В кои веки встретишь печатью отмеченного!

"О чем это она говорит? — с досадой подумал Любомир, слушая слова Прозоры. — Туману напускает. Эдак любого от себя отвратить можно".

— О твоей сестре баю, юный Кулеш, — ответила на его молчаливый вопрос женщина.

— И чем же я отмечена? — поинтересовалась Анастасия, впрочем, особого любопытства не испытывая. Решила, что знахарка отдает должное её девическому облику.

— Такой печатью, — сказала Прозора, — что мне с тобой и не тягаться!

— Отчего же тогда я её не чувствую? — сощурилась девушка.

— Значит, ещё время не пришло, — загадочно проговорила знахарка и уже другим тоном добавила: — А у меня как раз репа вареная поспела.

Слегка подтолкнув гостей к столу, Прозора ловко выхватила из печки пузатый чугунок, от которого по избе поплыл духмяный запах укропа и ещё какой-то пряной травы. Брат с сестрой, хоть и не были голодными, почувствовали прямо-таки зверский аппетит. Хозяйка поставила на стол янтарные крепенькие грибы, вяленую на солнце рыбу, хрусткие огурчики, моченую бруснику. Она и выходила, и опять заходила в избу, а детям Астаховым казалось, что она ни на миг не выпускает их из-под своего цепкого взгляда.

— За делом ко мне или мимоходом, с оказией? — Прозора наконец управилась и села за стол, уставленный так, что не осталось и свободного места.

— Я попросила Кулеша познакомить меня с его спасительницей, хочу высказать сестринскую благодарность, — уважительно откликнулась Анастасия.

— Услуга невелика, — отмахнулась Прозора. — Много ли надо ума вывих вправить?

— А я бы не смогла, — запротестовала Анастасия. — И вообще из наших мало кто бы смог. Сокол с лету хватает, а ворона и сидячего не поймает.

— Насчет ворон ты, дочка, права. Особо много их среди лекарей развелось. Иной возьмется больного от кашля лечить, да в гроб и загонит!

Прозора сказала это с таким сердцем, что чувствовалось: наболело.

— А могла бы ты меня к себе в обучение взять? — вдруг вырвалось у Анастасии.

— Могла бы, отчего не взять, да уж больно хороша ты…

— Да что же это делается! — рассердилась девушка. — Раз лицом вышла, значит, и ума нет?!

Прозора улыбнулась.

— Не к тому я. Говорят, ученая знахарка хуже прирожденной… Что всполохнулась? Смеюсь я… Не судьба тебе у меня учиться. Осенью сваты в ваш дом придут. Высоко взлетишь ты, голубка сизокрылая, да недолгим будет твое счастье…

Сказала недоброе и примолкла: мол, судьба, с нею не поспоришь!

Брат с сестрой обратно возвращались, Любомир всю дорогу сетовал:

— И чего я тебя к этой знахарке потащил? Совсем глупыми речами голову задурила. Пророчица!

Теперь оказалось, правду она пророчествовала.

Потому, когда арамейский врач сказал о князе то же, что и когда-то о нем самом:

— Все в руках божьих! — Любомир не выдержал.

Отправился к Прозоре и мольбами-уговорами склонил знахарку к согласию появиться в княжеских палатах и самолично осмотреть Всеволода.

Глава восьмая. Зачарованный

Аваджи, как обычно, сидел на пятках в шатре Тури-хана. Лицо его по-прежнему было непроницаемо, но если бы знал светлейший, о чем думает его верный нукер, в очередной раз уверился бы в своих подозрениях насчет его жены: чародейка она, колдунья!

Ибо думал Аваджи не о дальних походах и славных победах, как приличествует сотнику. Не о кипчакских тонконогих скакунах, не о богатых землях, не о золотых монетах и драгоценных камнях…

Думал нукер о том, что завтра, как обычно, приедет в курень торговец. На своем худом верблюде привезет он ткани, мази-притирания, нитки и прочую мелочь. И он, Аваджи, закажет торговцу маленькую деревянную, расписанную цветами качалку, в какой урусы укачивают своих детей. И когда Ана родит сына — он почему-то был уверен, что она носит сына, — станет укачивать малыша в этой колыбельке.

Если бы мог слышать его мысли Тури-хан! Разве не крикнул бы в изумлении:

— Опомнись, Аваджи! Это не твой ребенок! Неужели ты собираешься выдавать княжеского ублюдка за своего сына?! Она опоила тебя колдовским зельем!

— Опоила, — согласился бы Аваджи. — Но вовсе не ядом, а любовным напитком. А из её рук я выпил бы даже яд.

Впрочем, теперь и сам Тури-хан был влюблен. Но любовью мужчины и воина. Его пятая жена Айсылу пришла к нему девственницей, но в ней уже сказался дух женщины Востока. Объятия Айсылу ещё робкие, неумелые, но она быстро учится искусству любви.

Хан на радостях послал новому тестю такой большой калым, какой не платил за четырех первых жен. Всех вместе. И отец, и мать Айсылу счастливы уже тем, что страшное событие в жизни их дочери окончилось для неё не позором, а возвышением: она стала женой самого повелителя степей!

Любовь мужчины окрыляет его, но не затмевает разум! Так сказал бы Тури-хан. Он полюбил Айсылу. По-своему. Например, сегодня, перед выездом в степь, где хан собирался устроить смотр готовности своего трехтысячного войска, он провел ночь в шатре своей любимой жены.

Но как только наступило утро, он ушел в свой шатер, чтобы потом о пятой жене больше не вспоминать. Для этого существовали ночи.

Тури-хан ехал по степи в сопровождении сотни тургаудов, которых возглавлял Аваджи. Их прозвали «верными», потому что они поклялись отдать свои жизни ради любимого хана-багатура. И никто не сможет заставить их нарушить данное слово.

Год назад хан посылал Аваджи на обучение к Элдену — опытному воину-монголу, которого светлейший назначил командующим своими войсками.

Для этого Элден с помощью своих воинов разбил в Кипчакской степи огромный лагерь, где и проходили учения. Кормили джигитов живущие в этих землях кипчакские племена в слабой надежде на то, что подобное усердие поможет им избежать разрушительных набегов кровожадных степных волков.

Здесь, в лагере, достоинства и недостатки будущих багатуров были особенно видны, и после обучения, кивая на Аваджи, Элден сказал хану:

— Можешь на него положиться.

Потому набирать свою сотню «верных» Тури-хан без колебаний поручил Аваджи. Юз-баши теперь сам готовил нукеров. Сам следил за их обучением, проверял оружие и даже каждый день первым снимал пробу с похлебки, которую варили для нукеров.

Смотр своим войскам Тури-хан назначил у Рыжего холма. Так назывался он потому, что покрывавшая его в начале весны изумрудная зелень шайтан-травы под палящими лучами летнего солнца выгорала до рыжего цвета, и тогда казалось, что холм со всех сторон обтянут огромной рыжей шкурой.

Теперь на вершине его, на резном кресле-троне, напоминавшем скорее трон урусских князей — никто не должен подумать, будто Тури-хан хочет подражать величию Повелителя Вселенной, — сидел светлейший, перед которым медленной рысью проходили его джигиты.

Рядом с ханом стоял Элден в коричневом строгом чапане и кожаном шлеме. Пряжка с рубином поддерживала приколотый к шлему пучок перьев священной цапли, который, как известно, приносит удачу.

На Тури-хане был расшитый золотом богатый халат — этим он будто подчеркивал, что смотр войска не более чем обычная проверка, что настоящие битвы впереди, а сейчас от джигитов требуется бравый вид и торжественная лихость, чтобы усладить взор владыки…

Недавний поход на Китай сделал командующего войском хана Элдена богатым человеком. У него был дом, больше похожий на дворец, недалеко от Каракорума. Четыре юных красавицы-жены готовы были дарить ему свои ласки, два табуна чистокровных арабских скакунов принадлежали ему. Элден мог бы сидеть дома и наслаждаться заслуженным богатством, но старому воину не сиделось на месте.

По тому, как возник он однажды без предупреждения у шатра Тури-хана, с которым они в молодости гоняли по степи кипчаков и саксинов (Саксины древние киргизские племена.), хан понял: долгожданный поход близок.

— Есть ли у тебя работа для опытного воина, старый друг? — спросил его Элден.

— Неужели тебя разорило пристрастие к игре в кости? Или твой кошелек опустошили непотребные женщины? — пошутил Тури-хан.

Элден шутку оценил.

— У меня всего вдосталь, чтобы жить до глубокой старости, ни в чем не зная нужды. Если я чего и лишился, то лишь здорового сна, который наступает после хорошего боя или долгой скачки по степи. Руки мои жаждут дела!..

Чок-чок-чок — глухо взбивали степную пыль копыта десятков, сотен, тысяч лошадей.

На полкорпуса впереди своей тысячи ехали бин-баши (Бин-баши тысяцкий.), сжимая в руках бунчуки (Бунчук — древко с привязанными к нему конскими хвостами — символ власти.) с девятью конскими хвостами.

Тури-хан довольно переглядывался со своим богатуром: славный батыр Элден! Великий воин Элден!

— Такая работа многого стоит!

Хан не мог не отметить ровную поступь коней, уверенную посадку джигитов, их мастерское владение саблей…

— Твоя похвала для меня дороже золота, — сощурился в улыбке Элден. — И если ты не передумаешь, согласен я от твоего имени идти в поход. И все, что смогу добыть, честно поделить с тобой.

— Да состоится ли этот поход? — вздохнул Тури-хан.

— Состоится, — кивнул Элден.

Воины все шли и шли перед ханом и его командующим, славили повелителя степей, возбужденные предстоящим большим походом. И только один человек не думал сейчас ни о каких походах и битвах, ни о богатстве, какое можно себе добыть. Этот человек — Аваджи — думал о своей жене.

Да и как не думать, когда весь мир наполнен ароматом её имени?! Конь под Аваджи перебирает копытами, и юз-баши слышит:

— А — на! А — на!

Где-то в вышине проклекотала птица:

— А — на! А — на!

"Чародейство, — согласился бы Аваджи, — но какое сладостное чародейство!"

Глава девятая. Меркнущий образ

Анастасия сидела перед маленьким столиком, отделанным яшмой и слоновой костью. Аваджи привез его в один из набегов на китайцев.

Он знал, что в землях урусов живут по-другому: спят на широких и высоких кроватях, едят за столами, а не сидя на ковре, потому и привез жене столик, чтобы он хоть как-то напоминал ей прежнюю жизнь. Пусть она просто будет сидеть за этим столиком и, глядя на себя в зеркало, расчесывать чудесные русые волосы…

Перед женщиной стояло серебряное полированное зеркало на резной подставке… Немалую долю добычи пришлось уступить за него Аваджи, зато теперь Анастасия могла видеть в нем свой изменившийся лик.

Вся её жизнь вдруг разделилась надвое: до Аваджи и после Аваджи. И теперь Анастасия тщетно пыталась разглядеть в зеркальном отражении ту избалованную шестнадцатилетнюю боярышню, которую все любили и как могли оберегали от любых потрясений.

Она так и прожила бы жизнь без особых печалей и забот, если бы не страшная история её пленения. Анастасия и плен. Анастасия и рабство. Какими дикими звучали бы некогда такие слова!

Любовь князя Всеволода она приняла всего лишь как один из подарков, которыми привычно баловала её судьба. Если дома все её так любят, отчего и ему не любить? Князь — на девичий погляд — мужчина видный. Статный, лицом пригожий. В глазах серых ум и отвага светятся. Волосы светлые, кудрявые кажется, еле сдерживает обруч головной — такие они густые.

Когда он проезжал мимо, жадно поглядывая на её девический терем, Анастасия вспыхивала от гордости: князь предпочитал её более именитым и богатым невестам! Говорят, ему даже сватали греческую царевну.

Боль первой брачной ночи быстро забылась, но привыкание к Всеволоду, к тому, что она теперь принадлежит мужчине, длилось куда дольше.

Она лежала рядом с мужем, снисходя к его восторгам, благодарному изумлению её красивым телом. И лишь слегка недоумевала: почему ему нравится все это? Но с каждым днем все же чувствовала: Всеволод дорог ей уже тем, что она отдает ему себя больше, чем до сих пор кому бы то ни было. Так получилось, что с помощью мужа она открывала себя для себя и уже стала находить приятность в том, что она почти не стесняется не просто мужа, мужчину!

Она могла посмеиваться над его нетерпением, могла пенять на излишнюю горячность, но ему не соучаствовала, а как бы наблюдала со стороны.

Всеволод этому не шибко огорчался. Он верил: страстность в Анастасии проснется — слишком горяча была в других жизненных проявлениях, слишком неравнодушна…

Князь не ошибся в своих предположениях, но наблюдать, как просыпается в ней эта первая страстность, как вздрагивает она от прикосновения мужской руки — не потому, что боится, а потому, что это прикосновение обдает её горячей волной желания, — Всеволоду, увы, не довелось.

Сегодня Аваджи уехал ненадолго. Обещал к ночи вернуться. К ночи. Эти слова все больше наполнялись для Анастасии особым смыслом.

Ночью теперь начиналась другая жизнь. Судьба открывала для неё дверь в неведомый прежде мир, где молчание значило больше, чем слова, а немногие слова, которые все же произносились, в ночи становились откровением.

Все началось с движения. Нет, это не было движением, например, руки, но движением души. Душа потянулась к душе.

Он стоял перед нею и ждал. Неожиданно все вокруг затихло, как затихало теперь в особые моменты её жизни. А может, она переставала слышать все, что её в этот момент не касалось?

А перед нею опять проносились те страшные минуты, когда впервые в жизни она чувствовала себя не любимой и желанной женщиной, а лишь вещью, от которой чего-то требовали, не интересуясь её желаниями.

Прошла целая вечность, которую прервал вздох. Он вздохнул и сказал:

— Обними меня.

Или это было раньше? Даже сейчас она не могла вспомнить все отчетливо. Чувствовала лишь, что сердце стало будто острым и билось в грудной клетке, раня её до крови этими новыми острыми краями.

Анастасия к тому времени уже знала кое-что о своем нечаянном муже. Неразговорчивый, суровый — многие считали его бесчувственным, но Заира с этим не соглашалась.

— Аваджи никто не знает, — говорила она, — у него нет друзей; нукеры его побаиваются, потому что он никогда на них не кричит, но когда смотрит на провинившегося своими черными глазами, никто его взгляда не выдерживает. Говорят, это глаза хищника. А по-моему, просто человека сильного. Матери он не знал. Умерла при родах. У отца других жен не было, а когда единственная умерла, он не привел другую. Однолюб. Он так тосковал по ней, что прежде времени сошел в могилу…

В первый момент Анастасии стало его жалко, но потом…

Если Всеволоду великодушно дозволялось её любить, то Аваджи стал частью самой Анастасии. Он как бы пророс в ней. Пустил корни прямо в сердце, а при малейшей попытке оторвать хоть один корешок сердце начинало болеть и кровоточить…

Видит Бог, она не хотела этого! Но случилось то, что случилось, и уже ничего нельзя было поделать.

Глава десятая. Врач и знахарка

— Настюшка! Настюшка! — кричал Всеволод и рывком садился в кровати, глядя перед собой сухими, безумными глазами, порываясь куда-то бежать.

У постели метавшегося в горячке князя, не отходя от него целыми днями, а по ночам сменяя друг друга, сидели княжеский отрок Сметюха и конюший (Конюший — человек, ведающий конюшней, конным хозяйством.) Лоза, в прошлом — воспитатель юного Всеволода и его доверенный слуга.

Когда Всеволод вошел в мужеский возраст и стал ходить с дружиной в походы против иноземных супостатов, старый Лоза попросился работать на конюшню и с работой успешно справлялся. Может, потому, что вовсе не был таким старым, как представлялось Всеволоду и его дружинникам.

Все дело в том, что Лоза был совсем седым. Просто белым как лунь. А поседел он ещё в двадцать пять лет, когда татары лишили его жены и двух малолетних детей. Малышей заперли в избушке, которую подожгли, а над женой надругались и тоже бросили в огонь. Так, по крайней мере, рассказали ему потом о случившемся уцелевшие односельчане. Сам он ничего этого не видел, потому что, кинувшись с вилами на защиту своих родных, был изрублен саблями и брошен возле горевшей избы, ибо косоглазые нехристи сочли его мертвым…

Войско князя Мстислава, отца Всеволода, тогда вынуждено было отступить, а когда вернулись и проехали по разграбленному, сожженному селению, обнаружили полумертвого Лозу и взяли его с собой в Лебедянь. Раненые, независимо от звания, лежали в княжеской бане, где искусный врач пользовал их с немалым успехом.

Вылечил и Лозу. Но тело его жило, а душа была мертва.

Вся его жизнь, семейное счастье, дом — все исчезло в одночасье. Теперь Лоза не мог даже заниматься прежним делом — резать дерево. А тут ему прежде равных не было.

Что конек на крыше, что резной наличник, что навес над крыльцом — все получалось у него точно кружевное, тонкое — словом, загляденье!

Они оба с женой будто нарочно подобрались — рукодельники. Жена Софья золотом вышивала. Такая одежа из её рук выходила — народ из дальних мест приезжал покупать.

А уж что они на ярмарку вывозили, то и вовсе влет уходило. То они не по заказу делали, от души, для удовольствия. Находились такие, кто по пути на ярмарку их подкарауливали, чтобы красоту купить, от созерцания коей душа расцветала.

Когда человек любимым делом занимается, да жена рядом — красавица, глаз не отвести, любушка единственная, да детишки растут крепенькие, как грибы-боровички, — надо людской зависти опасаться.

Не иначе, думал потом Лоза, их жизнь кто-то сглазил. Он-то постарался, такой дом срубил, куда там княжескому терему! Мал, да удал. Издалека видать.

Одного не учел: видели его не только добрые люди, но и лихие…

Оправившись от болезни, Лоза так полюбил юного князя, что хоть и в дружинники попросился, а всякую минутку старался возле ребенка побыть. Чем-то ему Всеволод напоминал старшего сына Василька. Матушка князя, княгиня Верхуслава его приязнь заметила и в воспитатели к сыну взяла. Преданней человека подле Всеволода она не хотела бы и видеть!

Когда привезли на двор раненого князя, Лоза к нему кинулся и на руках отнес в белокаменные палаты. Да возле него и остался.

Попробовали было Лозу отогнать: мол, есть и помоложе, да посноровистей, — ничего не вышло. Вдруг в конюшем такая сила обнаружилась, такая злость, что дружинники, набивавшиеся сидеть подле больного князя, отступились — не драться же со стариком!

На Сметюху только и согласился: парнишка сильный, добросовестный, свою службу не заспит.

За то время, что Всеволод метался в бреду, наезжали его проведать и матушка Верхуслава — отца Мстислава вместе с другими позвал в поход на ливонцев великий новгородский князь Александр, — и сестра с племянниками, и все семейство Михаила Астаха в великой скорби по пропавшей Анастасии князь никого не узнавал.

Арамейского врача Арсения, который почитался лучшим врачом в Лебедяни и его окрестностях, привезли князю тотчас же, как только раненого уложили на подушки.

Врач осмотрел Всеволода, промыл рану, наложил повязку с мазью, от запаха которой, говорил Лоза, не только тараканы, мыши дохнут!

Арсений попытался выпроводить из комнаты обоих приглядывавших за князем, но конюший упрямо мотнул головой и остался подле своего любимца.

— Я — врач, не отравитель! — тщетно горячился обиженный его недоверием Арсений.

— Не отравитель, — соглашался Лоза, по-прежнему стоя в ногах больного. — А и я тут место не простою. Делай свое дело, я тебе не мешаю.

Арамеин ожесточенно растирал в ступке из слоновой кости какой-то черного цвета корень. Ссыпал в чашку. Капал что-то из золоченой фляжки, которую доставал из врачебной сумки, и косился на неподвижного, точно деревянный идол, Лозу, как будто он мог подсмотреть секреты врача.

Снадобье врач наказывал давать Всеволоду два раза в день, а кроме того прикладывать ко лбу мокрую холодную тряпицу, обтирать винным уксусом и, как вспотеет, менять белье.

Проходили дни. Князя поили лекарством, врач каждый день осматривал его, все более мрачнея лицом, — больной никак не шел на поправку.

На вопрос Лозы, изболевшегося душой за воспитанника, "Полегчает ли князю?" Арсений лишь пожал плечами: "На все воля Божья!"

Эти слова Лоза и поведал Любомиру, который прибегал проведывать князя чаще других, втайне надеясь, что ему известно что-то о пропавшей сестре.

Любомир понял: врач ничего больше не может сделать и такими словами расписывается в собственном бессилии.

Значит, если князю что и поможет, то лишь чудо?.. Прозора! Она называла себя чародейкой. Если от Всеволода отказался такой врач, пусть попробует она.

Юноша приготовился к тому, что женщина начнет отказываться, ссылаться на то, что в княжеских палатах ей не место… Или этой гордячке подобные мысли в голову даже не приходили? Она, похоже, считала себя повыше многих знатных людей…

Гордячка? Это он подумал о знахарке? Припав к шее Рыси — так звали кобылу, на которой Любомир мчался к Мертвому ручью, — он стыдливо качнул головой, будто кто-то мог подслушать его мысли. Едет человека об одолжении просить, а сам худое думает! Да и она может оказаться доброй чародейкой, совсем по-детски подумал он.

Сын Астаха ошибся. Стоило ему только заикнуться о том, что князю Всеволоду, похоже, недолго жить осталось и что арамейский врач от него отступился, как она просто сказала:

— Погодь пока, я медлить не стану.

И верно, собиралась Прозора недолго. Налила Любомиру молока с душистым, ещё теплым хлебом и ушла за печку. Там переодевалась, чем-то гремела и шуршала. Когда вышла к нему собранная, юноша обомлел: опять она была другой, неузнаваемой.

Величавая, красивая поздней, но пышной женской красой, коей хотелось поклониться, в бархатной ферязи (Ферязь — женский праздничный глухой сарафан.) и украшенной жемчугом кике (Кика — старинный головной убор замужней женщины.), Прозора выглядела королевой.

Глаза Любомира разве что на лоб не полезли.

— Ты… замужем? — выдавил он.

— А то, мнится тебе, никто бы меня за себя не взял? — без улыбки спросила она.

— Я так не думаю, — смешался юноша. — Просто… ты, видать, красавицей была?

— Да уж не дурнушка какая!.. А что касаемо мужа, так я с ним церковью венчанная.

— Он… жив?

— Жив, раз я не вдова. Только его ноне со мной нет… Чего тебе о том знать!

Прозора потуже завязала тесемки украшенной бисером сумы и кивнула.

— Едем али нет?

— Наперед меня сядешь? Сзади?

— Сзади. Стану за твой ремень держаться. А ну как упаду?

Она усмехнулась, и Любомир подумал, что, доведись ей на коня садиться, чтобы скакать по своей нужде, она и в седле не хуже любого дружинника усидит.

В опочивальне князя юный дружинник Сметюха по одному знаку Прозоры пошел прочь, а конюший Лоза отчего-то застыл соляным столбом.

Любомир рассказывал потом своим домочадцам: "Лоза-то рот раззявил, а глаза — будто у нашего быка Ровки, когда его лозиной ожжешь… Наконец опамятел и говорит: "Софья, ты жива?" Может, в лике знахарки святую углядел?"

И уже домыслил по своему разумению: морок на Лозу наслала Прозора, морок!

Между тем знахарка, не отвечая на вопрос конюшего, заметила ему:

— Ты пока останься, может, князя перевернуть придется.

Но Лоза все не мог успокоиться.

— Сонюшка, почему доселе не объявлялась? Никто допрежь сего дня тебя не видывал…

— Хотела, чтобы ты думал, будто я с ребятишками в избе сгорела. Лучше бы так и случилось… Бог распорядился иначе. Да и захотел бы ты меня зреть, погаными оскверненную?

— Христос с тобой! — Лоза размашисто перекрестился. — Венчали-то нас на радость и на горе. Любо мне с тобой было в радости, нешто бросил бы тебя в горе?

— Мне жалость не нужна… Да и не об нас речь. Твоего любимца сперва выходить надо.

— Так ты — знахарка? Или так пришла, подсобить?

— Когда это я бралась за работу, коей не знала? — нахмурилась женщина.

— Прости, что усомнился. Кто же научил тебя?

— Монах Агапит, святой человек. Тот, что душой болел за русский народ, чье здоровье либо от врача-иноземца зависит, либо от знахаря-шарлатана. Большой знаток трав, наговоров целебных. Молитв чудодейственных. Два года я в землянке, подле его скита прожила. Сначала он меня с того света вытащил, а потом жить научил. И поняла я, что моя жизнь должна на облегчение людских страданий направляться, потому многие врачебные тайны постигла…

— Арсений вознегодует.

— Ваш арамейский врач-то?

— Он самый. Ох, суров!

— Ты его боишься?

— Еще чего!

— Тогда помоги.

Прозора стала осматривать князя. Но не так, как арамеин, выстукивая да выслушивая, а только вела рукой над неподвижным телом. По её знаку Лоза приподнял нательную рубаху князя.

— Рана почти затянулась, — чуть слышно пробормотала знахарка. — Что же тогда мешает ему справиться с горячкой? Оставь меня с князем наедине.

— Но я… — начал было Лоза.

— Изыди! — повысила голос Прозора.

Конюший повиновался, неслышно прикрыв за собой дверь.

Если бы кто-то заглянул в опочивальню князя спустя некоторое время, то увидел бы в ней странную картину. Сидя на постели Всеволода, не очень молодая, но по-прежнему красивая женщина разговаривала… с бесчувственным больным!

— Умереть надумал! — пеняла она ему. — Пусть, значит, Настасья век в неволе мается? А Лебедянь под нехристей пойдет?

Прозора не была уверена в том, что Анастасия именно мается. Накануне ей приснился вещий сон, а проснувшись, она ещё и погадала на исчезнувшую княгиню, и выходило, что жена князя счастливо живет с каким-то «мунгалом». Он не был страшен так же, как большинство из них. Не так желтолиц и узкоглаз, но это был чужой!

И что странно, лицо у Анастасии было не покорное, не жалкое — уж она-то знала, как могут сломать человека эти нехристи! — а гордое лицо любящей женщины. Глаза её горели, как два изумруда, когда она смотрела на мунгала…

Но знахарка продолжала:

— Нехристям поганым уступил. Какой же ты ратник после этого? И что твоя дружина о тебе скажет? Слаб князь Всеволод духом. Слаб!

Раненый беспокойно шевельнулся.

— Али совесть ещё не заспал? Ишь чего удумал — смерти отдаваться!

Договорить она не успела. Дверь в опочивальню отворилась, и на пороге возник высокий худощавый мужчина в феске (Феска — мужская шапочка в виде усеченного конуса.) и строгом длинном кафтане синего цвета с серебряными пуговицами.

Нижняя часть его лица как бы пряталась в черных усах и бороде, желтые глаза горели неистовым огнем.

— Кто ты, женщина? — видно, едва сдерживаясь, чтобы не обрушить на неё всю силу своего гнева, спросил он.

— Будь здрав, арамеин, — нарочито радушно сказала Прозора. — Али в ваших краях не принято незнакомых людей приветствовать?

— Кто ты? — повторил он, не понимая причин её уверенности и полного отсутствия почтения, которое эти невежественные росы обычно испытывали при его виде.

— Не знаю, как будет по-вашему, а по-нашему — лекарь, — весело пояснила она.

— Женщина — лекарь? Не бывает.

— Почему?.. А впрочем, я и есть небывалая женщина.

— Что ты делаешь здесь, у постели умирающего князя?

— Про умирающего сказал ты. А по мне, так он ещё маленько поживет!

— Уж не ты ли вернешь князю жизненную энергию, которая истекла через его рану? Великий Ибн Сина (Ибн Сина — Авиценна — врач, философ, 980-1097 гг.) говорил…

— Великий Ибн Сина говорил, — довольно невежливо перебила его она, что нельзя вылечить тело человека, если больна его душа!

Врач на мгновение потерял дар речи.

— Ты, женщина… читала труды Ибн Сины?

— Читала. "Канон врачебной науки".

— Дикая страна! — вырвалось у него, как видно, по привычке. — Как зовут тебя?

— Люди кличут Прозорой.

— Прозора! Какое грубое имя. Оно тебе не подходит. А как назвали тебя отец-мать при рождении? Какое христианское имя дали?

— К чему тебе мое имя?

Врач, не отвечая, покачал головой и прошел к постели больного. Он взял безвольную руку Всеволода, подержал в своей, и вдруг брови его приподнялись.

— Как тебе такое удалось? — он повернул к женщине удивленное лицо. Ему не помогал даже корень жизни. Даже он не заставил сердце князя биться быстрее.

— Думаю, ты таких болезней лечить не сможешь, — откровенно сказала она, глядя Арсению в глаза, и, заметив, как опять гневно исказилось его лицо, мягко добавила: — Не серчай. Для того надо любить народ, который лечишь.

Он на мгновение отвел взгляд, но опять посмотрел в её умные серые глаза.

— Но ты сама представилась женщиной небывалой. Значит, таких мало? Как же любить других, столь от тебя отличных?

— А ты спустись с горы своей учености. Любви врача всяк достоин: и князь, и последний смерд!.. Что тебе известно о князе?

— Его ударили копьем.

— И все?

— Но я врач, не священник.

— Так и есть: ты должен знать больше. Священнику нужна лишь душа, врачу — и то, и другое.

Арсений рассердился.

— Никто никогда в этой стране не учил меня, как паршивого мюрида (Мюрид — ученик.)!

— Тогда ни о чем меня не спрашивай, раз ты такой гордец!

Арамеин некоторое время боролся с охватившим его чувством негодования: мало того, что эта женщина разговаривала с ним без должного почтения, она не чувствовала трепета перед его знаниями! Неужели ей ведомо то, чего он не знает? Арсений и вправду был гордецом, но к тому же человеком справедливым.

— Веришь, что князь придет в себя? — спросил он, будто ничего не случилось.

— Не далее как к вечеру.

Врач ещё раз взглянул на больного и почувствовал, что ему никак не хочется расставаться с этой удивительной женщиной.

— Не могла бы ты, Прозора, удостоить меня своей беседы? Не здесь, в другом, более удобном для того месте.

— Могу. Отчего же не побеседовать, — согласно кивнула она.

— Еще хочу тебя спросить, — Арсений с поклоном открыл перед нею дверь, — есть ли у тебя муж?

— Есть! — рявкнул стоящий сразу за дверью конюший Лоза.

Глава одиннадцатая. Время пришло

Сегодня сын — Анастасия, как и Аваджи, была уверена, что у неё будет мальчик, — впервые толкнулся у неё в чреве.

Она проснулась, и тут же проснулся Аваджи. Будто связанный с Анастасией одной пуповиной, он чувствовал теперь любое движение жены.

— Тебе приснился страшный сон? — тревожно спросил он.

Анастасия приложила его руку к животу.

— Он… толкнулся!

Аваджи прислушался, но ничего не услышал и сказал:

— А не рано?

И в самом деле фигура Аны пока не изменилась, живот выглядел почти плоским. Впрочем, он не стал спорить с нею, а лишь заметил:

— Пусть растет здоровым, а мы будем с нетерпением ждать его.

— Ты хочешь иметь много детей? — улыбнулась Анастасия.

— Много, — он поцеловал её волосы; Анастасия заплетала на ночь косу, но он упорно расплетал её, зарываясь лицом в пушистый шелк её волос и жадно вдыхая их аромат. — Я хочу всех детей, которых ты сможешь родить!

Он никому не говорил, как страстно всегда мечтал о детях. Еще в детстве Аваджи просил бога о плодовитой мачехе — пусть бы даже она была злая. Он бы все вытерпел, только бы их бедная юрта наполнилась детскими голосами! Только ушло бы выражение холодного одиночества из глаз его отца…

Он дал себе слово никогда не обижать будущего сына Аны. Аваджи будет ему таким любящим отцом, каким бы не смог быть даже сам коназ Севол! И этот ребенок получит таких же любящих его братьев и сестер.

— Но ведь ты — воин, — робко напомнила ему Анастасия. — Разве сможет одна мать вырастить столько детей?

— Ради детей я оставлю воинское дело. Вот только соберем денег побольше, чтобы на хороший табун хватило, да и стану я выращивать лошадей. Это прибыльное дело.

Слышал бы его слова Тури-хан! Он, конечно, замечал, что Аваджи теперь при любой возможности спешит к своей юрте, но считал, что страсть молодого мужа вскоре иссякнет. Женщина утомляет воина — нельзя долго любить одну и ту же. Взять хотя бы Айсылу. Уж как она ему полюбилась! А что вышло? Теперь она хнычет, если он её надолго оставляет, а вчера, когда он остался ночевать у третьей жены, она так рыдала, что пришлось звать шамана, чтобы очистил её огнем…

Анастасия внимала словам мужа и в знак одобрения гладила его по жестковатым вьющимся волосам. Гладила, гладила… Он уже задремал, как ей явилось видение.

Военный лагерь монголо-татар. Их она сразу узнала, потому что теперь видела ежедневно. И расположен этот лагерь возле каменных стен какого-то города… Не какого-то! Анастасия вгляделась: да это же Лебедянь! Она увидела выезжающую из ворот группу всадников, которую вел… её бывший муж Всеволод!

Бывший? Разве может муж быть бывшим? Значит, она не законная жена Аваджи? И вообще, почему её волнует только это?!

— Ты опять не спишь, звездочка моя? — ласково спросил он; почувствовал, как Анастасия сжалась от страха, пораженная своим видением. Жалко, моя газель не поместится в колыбельке, которая ждет маленького сына. Но я стану качать её на руках и охранять сон от злых красноглазых мангусов (Мангусы — вампиры монгольского фольклора.)!

— Аваджи, сокол мой, — сказала она растерянно. — Князь Всеволод… он жив!

Обнимавшие Анастасию руки мужа дрогнули.

— Ты все ещё любишь его? — почему-то он ни на миг не усомнился в этом.

— Нет, не в этом дело! — она была в отчаянии. — Как ты не понимаешь, тогда я… не могу быть твоей женой!

— Не можешь или не хочешь?

— Не могу. Как венчаная жена…

— Вот что тебя беспокоит, — он осторожно вздохнул, будто держал в руках необычайно хрупкую и дорогую ему вещь, которая могла разбиться даже от резкого слова. — Но брак христианской церкви мусульманами не признается.

— Но я — христианка! — отчаянно выкрикнула она.

— Нет, теперь мы одной веры. Над тобой совершен обряд. Разве ты не поняла?

— Не поняла.

— Но ты кивнула, — голос мужа впервые прозвучал сурово.

Анастасия не выдержала и разрыдалась.

Она кивнула. Да, она кивала, как китайский болванчик, что стоит на её туалетном столике. Новое чудо из Китая. Для того, чтобы он кивал, достаточно слегка толкнуть его пальцем. А ведь Анастасию толкнули не слегка. Ее просто швырнули без жалости в эту страшную, жестокую жизнь, которой она вовсе не хотела!

На этом месте она остановилась, вдруг испугавшись своих мыслей, и обняла Аваджи так сильно, что он застонал от счастья. Нельзя гневить Бога… любого? Тогда бы они не встретились никогда. Вот что страшно!

А он снимал губами слезы с её ресниц и думал: долго ли ещё их будут преследовать тени прошлого? Долго он будет просыпаться в холодном поту от одного и того же страшного сна: у него отнимают Ану!

Он таки убаюкал её, но спустя некоторое время Анастасия опять проснулась от продолжающегося во сне кошмара: Всеволод и Аваджи мчались с копьями навстречу друг другу и от удара князя падал с коня Аваджи!

Неужели сбылось предсказание Прозоры? Анастасия содрогнулась, вспомнив её слова: "Придет время!" Значит, время пришло? И она, печатью отмеченная, всю жизнь будет мучиться от таких кошмаров?!

А если печать её как раз в том, чтобы предостеречь, избежать страшного предначертания её судьбы? Разве может вот так, в одночасье, кончиться её жизнь? Она спасет Аваджи! Сделает все, чтобы он не поехал на эту войну. То, что видение её из будущего, она уже поняла. Всеволод ей постарше показался. Да и Аваджи… У него она ниточку усов заметила, а ныне он начисто бреется…

Удумал на табун лошадей заработать! Ровно бессмертный. Она уже поняла для себя, что мужчины, не в пример женщинам, легкомысленны. О походах своих, о войнах говорят так, как женщины о шитье или каких домашних делах… Не верят, что сами могут погибнуть. Остаться на бранном поле. Как дети! Может, научись они в будущее заглядывать, пореже бы за меч хватались?

Анастасии страшно было подумать, что когда-нибудь она может лишиться нового мира чувств, который открылся для неё с появлением Аваджи. И речь не только об утехах тела…

Какой же раньше она была глупой! Только и смогла, что грамоте научиться. Но разве хотелось ей когда-нибудь читать? Все по полям носилась, все, как ребенок, развлечений одних искала. Теперь она жадно слушала рассказы Аваджи, каждый день узнавая что-то новое. Сколько, оказывается, народа живет рядом с ними на земле! Не только русские и монголы, литовцы да половцы.

Предками Аваджи, например, были уйгуры. С отрогов Алтая спускались они в долины, торговали с другими народами шкурами, шерстью, мясом — они гоняли стада овец по зеленым склонам.

Уйгуры больше многих других народов уделяли внимание грамотности. Уже само слово «уйгур» зачастую означало: грамотный. Правители охотно брали их на службу — лучше соплеменников Аваджи мало кто умел читать и писать.

Отец нынешнего юз-баши был беден, но для сына нанял ученого дервиша, и тот обучил мальчика грамоте. Он знал персидский язык и принял как религию ислам.

И вот что странно: в курене Тури-хана никто не знал об этом. Свою любовь к чтению Аваджи тщательно скрывал. Он рассказывал Анастасии, что когда-то давно, ещё в бытность его табунщиком, он попался на глаза своим товарищам с книгою в руке. Как его подняли на смех! Прыгали вокруг него, как дети. Обзывали: факих (Факих — ученый, начитанный.) Аваджи. В их глазах молодой мужчина, что тянется к книге, может быть лишь убогим, инвалидом или пожираемым изнутри какой-нибудь тяжелой болезнью. Джигит и книга не могут совмещаться! Если ты не дряхлый старик.

На днях, лежа на плече мужа, Анастасия услышала, как он заговорил, будто запел:

— Тот, кто влюблен, тот смело в пламя мчится.

Трус, что влюблен в себя, всего боится.

От смерти кто себя убережет?

Пусть жар возлюбленной меня сожжет!

И если смерть для нас неотвратима,

Не лучше ли сгореть в огне любимой… (Перевод стихов В.Державина.)

Анастасия уже достаточно хорошо знала его язык, чтобы попасть под завораживающее звучание слов.

— Что это? — спросила она.

— Любовная притча, — ответил он, — но написанная не простым языком, а музыкой слова.

— Это ты их придумал?

Аваджи тихонько засмеялся.

— Стихи написал поэт. Саади. Он постигал жизнь, скитаясь дервишем по мусульманскому миру.

— А кто такие дервиши? — спросила она. Муж не первый раз употреблял это слово, а она стеснялась спросить.

— Дервиши, моя голубка, люди, добровольно принявшие обет бедности. Наверное, так же и Саади. Считал, что, не познав бедности, не познает жизнь…

— А где теперь она, та книга? — спросила Анастасия.

Аваджи говорил, что был бедным табунщиком. Где же он взял книгу? Батюшка сказывал, что книги стоят очень дорого.

— Я всегда вожу её с собой, как и отцовскую саблю, — признался он. Это самая дорогая для меня вещь. Ее подарил дервиш, который обучал меня грамоте.

— Ты можешь мне её показать? — затаив дыхание, спросила Анастасия.

Она и сама не понимала, почему ей этого захотелось? У батюшки было даже две книги, но она никогда не испытывала желания на них смотреть.

— Ты хочешь посмотреть на книгу сейчас? — удивился Аваджи.

— Сейчас, — кивнула она.

Он зажег светильник и, как был голый, склонился над узлом, в котором лежали его походные вещи. Анастасия с неожиданным для себя удовольствием раньше она смотрела на мужа украдкой, опуская глаза, — оглядела его ровную, худощавую, мускулистую спину, узкие бедра, прямые ноги…

— Вот она, — Аваджи вернулся на лежанку, прижимая к груди толстую книгу в переплете из бычьей кожи с серебряными застежками.

— Это притчи? — спросила Анастасия.

— Нет, это труд одного ученого мудреца.

— Мудреца? — разочарованно переспросила женщина. — Но тогда эта книга должна быть скучной!

— Если не задумываться, всякая мудрость может показаться скучной.

— А ты научишь меня читать ее?

— Как только ты захочешь, звездочка моя!

Анастасия подумала, что муж её умен. Очень умен. Он знает притчи, которые звучат, как песни, а она не знает ни одной. Только русские напевы. Старинные. Они тоже очень красивые, и когда-нибудь Анастасия споет их Аваджи. Чтобы он тоже восхитился русскими песнями. Так же, как она притчей Саади.

Глава двенадцатая. Врачебные тайны

— Ты при князе сидишь, мил человек? — вроде недоуменно оглянулась на вскрик Лозы Прозора.

— При князе, — смущенно подтвердил он.

— Вот и иди к нему, — строго сказала она. — Всеволод в себя должен прийти. Очнется, а рядом никого. Негоже это.

— Негоже, — согласился Лоза, направляя непослушные ноги в опочивальню. Уж больно ему не хотелось оставлять вдруг найденную жену наедине с этим красавцем-врачом. Он даже не сразу сообразил, что она сказала. Князь очнется?!

Но мысли опять вернулись к Софье: неужели она не собирается признавать его за мужа? И как пялился на неё этот ученый иноземец! Правду сказать, Софьюшка и доселе красавицей глядится. Рядом с нею Лоза — старик, да и только, хотя в жизни старше её всего на два года…

Тем временем его ненаглядная жена вовсе не была так спокойна. Если прежде Лозу — а по-христиански Даниила — она лишь в снах видела да по рассказам людей, не подозревающих о её интересе, знала, как он живет, то теперь, встретившись с мужем лицом к лицу, внутренне задрожала и в коленях ослабла. Спасла её привычка последних лет — истинных чувств своих не выдавать.

Она отослала Лозу прочь, а сама мысленно все переживала: как избежать его вопросов? Да и самой встречи с ним. Ускользнуть незаметно прочь, в свой одинокий сруб. Не надо было этого и начинать… Видно, от судьбы не уйдешь: к ней пришли, позвали. В другом случае она не стала бы вот так же торопиться. Что ей князь? Она давно привыкла обходиться без какой-то там власти и перед Всеволодом никаких обязательств не чувствовала…

А за Даниила она по любви замуж выходила. И первые годы своей новой жизни думала, что его более нет в живых. Выходит, судьба к ним свою милость проявила, так что же она медлит?

Кстати Прозоре арамеин подвернулся, хотя и беседа с ним была вовсе некстати. Сегодня, похоже, её день. Вон и мальчишка Любомир её дожидается, обратно отвезти. Обязательный такой парнишка, она ему так и сказала:

— Погоди маленько, мне надо с врачом о деле перемолвиться.

— Слуга князя сказал, муж у тебя есть, — продолжал блюсти свой интерес Арсений.

— По наряду судит, — отозвалась Прозора. — Кика-то на мне замужней женщине положенная. Только не пойму, арамеин, тебе-то что за дело, есть у меня муж али нет?

— Ежели нет, то я бы к тебе сватов прислал, — честно признался врач.

— И мы бы с тобой вдвоем начали людей лечить, — насмешливо сказала Прозора. — Ты, значит, тело, а я душу… Умный арамеин!

— Да мне ты и без того приглянулась, — смутился Арсений. — В нашей земле я таких женщин, как ты, не встречал. Больше ничего не говори. Сам вижу, не пришелся тебе по нутру… Скажи только, что ты про душу князя говорила?

— В той сече, где Всеволод свою рану получил, жена его пропала. Монголы её полонили. А князь жену очень любил.

Врач кивнул.

— Тогда понятно, почему он жить не хотел… А скажи-ка мне, Прозора, почто ты меня встретила, будто неприятеля своего? Раньше мы с тобой не виделись. Может, объяснишь?

Женщина испытывающе посмотрела ему в глаза.

— Если зазря тебя обидела, прости. Неприязнь моя от того идет, что есть среди товарищей твоих врачи, что дело свое делают с небрежением. А ведь был в старину такой врач Гиппократ, который всем врачам завещал: "Не навреди!" Все ли вы по его завету живете? Сколько людей прибегает ко мне после таких врачей! Что могу, делаю, но я не бог! Возьми хоть Любомира, парнишку, что привез меня сюда. Он же не с горбом уродился. Но сказал врач: "На все воля божья!" И оставил мальчонку калекой. А мы, русские, говорим: "Бог, бог, да сам не будь плох!"

— Горячая ты женщина, — улыбнулся врач. — Уже и седина в косах блестит, а сердце — точно у молоденькой девочки. Может, пойдешь за меня замуж?

— Подумаю, — тоже посмеялась Прозора и опять не успела договорить, как из княжеских палат выскочил Любомир.

— Там! — кричал он. — Там!

— Случилось что? — обеспокоилась знахарка.

— Князь глаза открыл и говорит Лозе: "Я бы щец горячих похлебал!"

— Фу ты! — перекрестилась Прозора. — Чего ж ему щей не просить, коли он на поправку пошел? Поварешке передай, пусть для князя еду пока полегче готовит, слишком долго постился.

— Ты не обманула, женщина, — с уважением проговорил Арсений и с горечью добавил: — Что ты обо мне подумаешь? Что скажут люди?

— Я подумаю, что ты высокомерен, — медленно начала Прозора и, видя, как нахмурилось его чело, улыбнулась. — А ещё подумаю, что ты искусный врач. Рана-то у князя не из легких была, мало кто от таких ран излечивать умеет. А ты, видишь, справился. Еще могу сказать: те, которых ты лечишь, ко мне не приходят. Теперь, благодаря тебе, я к арамеям стану со вниманием относиться. Не все из них, выходит, гонор прежде умения держат…

Арсений оказался человеком выдержанным. На её слова вроде никак не отозвался, лишь в глазах веселые искорки зажглись.

— Хоть, по-твоему, я и не уделяю внимания душе больного, но кое-что в людях все же подмечаю. Тот человек — бывший воспитатель князя — тебе не посторонний?

— Может, лечила когда-то, разве всех упомнишь? — равнодушно бросила Прозора.

— Тогда почему ты не захотела с ним поговорить?

— Этот человек — Лоза его кличут — много лет по своей погибшей жене тоскует. От таких болезней у меня снадобья нет. Чего зря ему душу травить?.. А насчет тебя, арамеин, я и вовсе не права оказалась. Лечишь ты души людские, но, похоже, больше женские, а?

— Задел я тебя, значит, раз огрызаешься, — развеселился Арсений. — Я и не ждал, что ты мне свою тайну поведаешь. А то, что она есть, это мне и без лекарских знаний видно. Не бойся, не стану я у тебя в душе копаться. Не хочешь — не говори… Ты к князю пойдешь?

— Зайду попрощаться, — кивнула она.

Они вдвоем — Арсений впереди, Прозора следом — прошествовали в княжеские палаты.

Князь сидел на кровати, опустив босые ноги на лежащую на полу медвежью шкуру, а вокруг, с любовью глядя на Всеволода, стояли Лоза, Сметюха, престарелая челядинка, как поняла Прозора, кормилица князя.

— Арсений, будь здоров, — с некоторым усилием прожевав, тихо проговорил князь. — Не смог, выходит, меня залечить?

— Господь с тобою, княже, — смутился арамеин.

— Не серчай, это я на радостях. Чтоб знал, как князей с того света вытаскивать. Ты мне все время виделся среди моих страшных снов, и от твоего присутствия мне ровно легче становилось…

— А меня почто не спрашиваешь, кто я? — поинтересовалась Прозора.

— Знаю, лекарка ты. Ругала меня, — буркнул он укоризненно.

— Докричалась, значит, до тебя? А ты, выходит, и не рад.

— Рад. Только зачем Настюшкой укоряла?

— Хотела, чтобы ты разозлился. К жизни потянулся. А что серчаешь на меня, не беда. Еще спасибо скажешь. Не дело таким, как ты, раньше срока уходить… А сейчас, княже, дозволь мне уехать. Притомилась я от дороги, от людей… В лесу-то я уединенно живу, тихо. Редко когда забредет кто.

— Чем же ты на пропитание зарабатываешь? — поинтересовался Всеволод, опять укладываясь на подушки. — Лягу я, что-то слабость меня одолела.

— Слабость! — усмехнулась Прозора. — Ты уже ко встрече с Богом готовился, да передумал. Стало быть, теперь долго жить будешь… А работа у меня простая: людские болезни лечить. Арамеев-врачей на бедных-то не хватает… А то погадать просят.

— И хорошая из тебя гадалка?

— Люди не жалуются.

— Я заеду как-нибудь?

— Заезжай. Отчего хорошему человеку не погадать. Любомир тебе дорогу покажет.

— Глина! — слабеющим голосом позвал князь.

В дверь тотчас вошел человек, по виду ключник (Ключник — человек, ведающий ключами, ведущий хозяйство.).

— Глина, — распорядился князь, — лекарке серебра дай, как положено. Да не скупись, а то нашлет на тебя порчу…

— Спаси тебя Христос, княже, я людям не вредительствую.

Тот, кого Прозора посчитала ключником, протянул женщине тяжелый, набитый монетами кошель.

— Не возьму столько, — запротестовала она. — Оплата не по заслугам.

— Князь приказал, — строго сказал Глина.

— Бери, упрямая женщина, — поддержал его Арсений. — На доброе дело употребишь.

"Теперь он говорит мне то же, что и я другим", — с непонятным сожалением подумала Прозора, опуская в суму кошель.

Она повернулась и пошла к выходу, делая вид, что не замечает ищущего взгляда Лозы. По молодости ему объявляться не стала, а ноне сам бог велит одной доживать.

Любомир, горбатый подросток, догнал её у двери и шепнул тревожно:

— Князь, никак, опять в забытьи?

— Сон это называется, глупый, — рассеянно ответила Прозора.

Глава тринадцатая. Собака не возьмет

Эталмас — долгожданный ребенок в семье нойона (Нойон — представитель степной знати, имевший пастбища и стада.) Чагатая — родилась в год Свиньи.

Астролог, гадающий по звездам, сообщил родителям, что детей, рождающихся в этом году, любят похищать злые духи. Потому они должны назвать дочь нехорошим именем, чтобы духов от неё заранее отвратить.

Девочку и назвали самым неблагозвучным именем, какое только могли придумать: Эталмас — собака не возьмет!

Юной девушкой Эталмас внешностью среди сверстниц не выделялась, но выделялась умом. Собака её не взяла, зато надолго взяла под свое крыло удача.

Девушка обратила внимание на Тури-хана, молодого и уже тогда самого богатого из всех, кто мог стать её женихом.

Хан не успел и глазом моргнуть, как оказался мужем девушки, которая ему вовсе не нравилась.

В ней не было и половины тех достоинств, о которых рассказывала ему сваха. Тури-хан подумать даже не мог, что её подкупила сама Эталмас.

Он только успел заметить, что ходила девушка мелким семенящим шагом и говорила певучим щебечущим голосом. Уж в чем, в чем, а в хорошем воспитании ей нельзя было отказать.

Впервые раздевшись перед мужем, Эталмас не заметила восторга на его лице и спросила напрямик:

— Мой господин разочарован?

Тури-хан вздрогнул, и в голову его закралась нелепая мысль: а девственница ли она? Иначе почему не чувствует перед ним трепета, непорочным девицам положенного? Почему не опускает глаз и не теряется под его взглядом?

Эталмас оказалась невинной, и хан понял, что жена его умна. Он не считал это качество обязательным для женщины, но вскоре убедился, что был не прав. Его первая жена оказалась не только умной, но и дальновидной. Иной раз ненавязчиво она давала мужу такие советы, какие ему бы и в голову не пришли.

Со временем Тури-хан, и так не будучи увлеченным своей женой, вовсе к ней охладел. Привел в дом вторую жену, третью…

В юрту старшей ханум он ходил лишь тогда, когда ему требовался дельный совет. Эталмас не роптала. Она свято верила, что её день ещё придет.

Когда у Тури-хана появилась четвертая жена, Эталмас надеялась, что муж угомонится: четыре жены, одна другой лучше — себя Эталмас тоже причисляла к лучшим, не мешали хану ещё и заводить наложниц.

Эти глупые, как бараны, нукеры приводили Тури всяких женщин, какие только попадались им под руку. Сколько их прошло через юрту рабынь, где новеньких готовили для ложа сиятельного!

Эталмас уже и перестала обращать на них внимание, но при виде уруски не смогла остаться равнодушной даже она, женщина! Старшая ханум жадно вглядывалась в линии её прекрасного белого с розовым тела и холодела сердцем от предчувствия: Тури-хан перед такой не устоит!

Устоял. И в который раз Эталмас подивилась глупости мужчин: они правят миром, не умея отличить золото от простой медяшки.

Уруска была подлинной жемчужиной. И ещё она была умной, а умных женщин Эталмас уважала. Правда, когда Тури отправил уруску прочь, ничто не помешало ханше давать ей самую грязную и тяжелую работу. Не жалеть же ей возможных соперниц!

А потом появилась Айсылу. Хорошенькая дурочка. Эталмас терпеть не могла таких! Думала, мужу пятая жена быстро надоест. Опять ошиблась.

По-детски капризная, прилипчивая Айсылу вовсе не раздражала Тури-хана, а лишь умиляла его. То, чего Эталмас не могла добиться разумными доводами, пятая жена легко добивалась слезами и нытьем.

Эталмас однажды подслушала, как супруг убеждал её в том, что и другие жены имеют право на его внимание.

— Ну и что же! — наверняка капризно выпячивала губы эта дурочка. — А я не хочу думать ни о ком из них.

Другой бы мужчина подивился, рассердился, поставил негодяйку на место, а этот… Он лишь рассмеялся.

— Ох, и жадная ты, мой цветочек!

Цветочек! Птичка! К старости Тури-хан совсем в детство впал.

А ещё раз — тут Эталмас подсматривала — она увидела такое, что не могло бы присниться и в страшном сне. Ее муж, умный, образованный человек, джигит… голый ползал по ковру и хрюкал от удовольствия, а эта дрянная девка голышом ездила верхом на сиятельном и мерзко визжала:

— Дзе, мой верблюдик, дзе!

Тьфу, что делает с человеком глупая женщина!

Нехорошие мысли стали закрадываться в голову Эталмас. Заболела бы, что ли, пятая жена. Какой-нибудь нехорошей болезнью. И умерла… Опасно, Тури-хан разгневается, начнет искать виновных… Есть у него тургауд, умеющий развязывать языки… Может, лучше уж пусть хан к Айсылу охладеет, другой увлечется?

Отдал уруску в жены своему нукеру. Такую женщину! В запале Эталмас уже не думала, что хвалит ту, которая могла бы стать соперницей почище Айсылу.

А почему все же супруг уруску невзлюбил? Характер у нее, конечно, гордый, но это же не дикая кошка Заира… И вокруг никто этому не удивился… Женщина, достойная украсить гарем самого великого кагана, жена урусского князя, таскала хворост для костра и мыла грязные котлы… Тут что-то не то! Один Аваджи, похоже, догадался. Этот хитрец всегда её беспокоил: слишком сильно его влияние на Тури-хана. Да и Айсылу этот поганец привез!

Нукеры Аваджи, во всем беря пример со своего юз-баши, стали платить не только ей, но и девкам. Рабыням! Тем, что принадлежали ей целиком и не должны были иметь ничего собственного.

Она отвлеклась на желтую юрту и чуть не пропустила самого главного. Теперь ей нужно было заманить к себе мужа. Хотя бы на одну ночь.

К сожалению, нынче это зависит лишь от гадины-Айсылу, но Эталмас знала, чем подкупить дурочку пятую жену!

Глава четырнадцатая. Тревожные странности

Курень Тури-хана примерно раз в три месяца переходил с одного участка степи на другой. Лошади и верблюды съедали окрест всю траву. А то, что могло пойти на растопку костров, тоже дочиста собиралось обитателями этого передвижного города.

Кроме хана и его тургаудов, их жен и наложниц, многочисленных рабов и ремесленников, которые тоже были несвободны, так как вывозились нукерами из побежденных стран, здесь жили и сами нукеры — джигиты войска хана.

Лишь только курень обустраивался на новом месте, как они тотчас начинали рыскать по округе в поисках добычи, и, опустошив близлежащие селения, вынуждены были в своих набегах забираться все дальше и дальше.

Время среди колючих трав, пыли и песка текло медленно, но неумолимо.

Уже пятый месяц была Анастасия женой Аваджи. Она попросила мужа раздобыть для неё один-два русских сарафана, что любящий муж не замедлил исполнить.

Привычная одежда надежно скрывала от любопытных взглядов её изменившуюся фигуру. Помогало этому и длинное шелковое покрывало, которое носили восточные женщины.

О том, что жена сотника беременна, знали немногие. Рабыня, которая в первый день купала Анастасию и, бог знает как, догадалась об этом, вторая жена хана, которой рабыня это сообщила, и сам хан.

Аваджи это нисколько не беспокоило, но Анастасия считала: вовсе ни к чему нукерам знать о том, что жена сотника носит чужого ребенка. Не хотела, чтобы смеялись над ним. Даже втихомолку.

Чем больше Анастасия узнавала своего мужа, тем больше проникалась к нему какой-то отчаянной, мучительной любовью. Мучительной от того, что она вдруг осознала: видения посылаются ей недаром. К тому же она стала порой слышать внутри себя голос, повторявший время от времени: "Недолгим будет твое счастье, Настенька, ох, недолгим!"

"Сгинь!" — беззвучно шептала она, если голос начинал звучать в ночи, заставляя её просыпаться с бьющимся сердцем. Она потихоньку мелко крестилась, забывая о новой вере. Сердце её так и не приняло эту веру.

Она не понимала, за что судьба брала её в такой жестокий оборот, словно нарочно до шестнадцати лет продержав в неге и любви, чтобы потом лишать раз за разом самого дорогого и любимого.

Наверное, от отчаяния она стала шептать ею же придуманные заклинания: "Ты не погибнешь, Аваджи! Ты будешь жить долго-долго. Я рожу тебе дочку. Потом сына. И ещё столько сыновей, сколько захочешь!"

Почему именно дочь она хотела родить от Аваджи первой? Может, чтобы таким образом покрепче успеть привязать его к сыну Всеволода? Ведь любовь к сыну и к дочери у мужчин неодинакова.

Она не любила, когда Аваджи уезжал куда-нибудь надолго. Ей казалось, когда она рядом, Аваджи в безопасности от сил зла. Ведь в это время она защищает его своими ночными наговорами, своей любовью. Вдалеке же от неё он беззащитен.

Аваджи тоже беспокоился о жене, зная, что в самое ближайшее время он с тремя тысячами джигитов Тури-хана выступит в составе монгольского войска на Ходжент, посмевший отчаянно сопротивляться завоевателям.

— Голубка моя, — говорил он, нежно поглаживая её живот, — я куплю у хана служанку для тебя.

— Не покидай меня, супруг мой, — плакала Анастасия. — Я могу обойтись без служанки, но как я обойдусь без тебя?!

— Ты же знаешь, — строго укорял он, — я — воин и не могу отказаться от похода, в который пойдет и тот, кто сделал для меня столько хорошего.

— Тури-хан тоже поедет? — удивилась Анастасия.

— Старый барс решил как следует размять свои кости, — посмеивался Аваджи.

Анастасия успокаивала себя тем, что Ходжент и Лебедянь находятся слишком далеко друг от друга. Вчера по её просьбе Аваджи нарисовал палочкой на песке, где находится Ходжент, а где Киев. К сожалению, о таком городе, как Лебедянь, он прежде даже не слыхал. Значит, в этот поход не могло состояться то самое сражение, которое Анастасия видела в своем сне.

— Выкупи у хана Заиру, — попросила она.

— Заиру? — возмутился он. — Ту, что живет в желтой юрте? Чтобы она развлекала тебя разговорами о мужчинах без числа, которые пользовались ею?!

Впервые Анастасия видела мужа по-настоящему разгневанным, и впервые она не уступила ему, не поддалась страху перед последствиями своего заступничества, а только поинтересовалась:

— Разве меня не могли поместить в ту самую желтую юрту? Или Заира сама пожелала спать с твоими нукерами? Как ты можешь презирать женщину за то, что в грязь её бросила жестокая судьба?!

Аваджи тоже не ожидал от своей спокойной кроткой жены такого отпора и понял, почему древний мудрец говорил о том, что познать нрав женщины до конца невозможно. Два чувства боролись в нем: желание оградить Анастасию от порока и нечистых в делах и помыслах людей и справедливость, ему присущая. Он был согласен с женой, что Заира попала в желтую юрту не по своей воле.

Но как объяснить этой глупышке, что пребывание в таком месте для любой женщины все равно что клеймо, выжигаемое на шкуре животного: не зарастет, не смоется!

— Хорошо, — медленно произнес он, — я поговорю с ханом о Заире.

Тури-хан согласился с Аваджи — при женщине, особенно рожающей в первый раз, должна быть рядом служанка. И опять удивился выбору нукера. Заира? Что-то в последнее время юз-баши стал беспокоить его своими неожиданными и странными поступками. А все, чего хан не понимал, он отвергал.

Заира. Никто никогда так и не узнал, почему отослал её от себя Тури-хан. Хорошо, что дикая булгарка умела держать язык за зубами, иначе в один прекрасный день дуру-девку тихонько удавили бы шелковым шнурком…

Происшедшее казалось таким нелепым, что Тури-хан постеснялся бы рассказать о нем даже своим друзьям.

Он до сих пор помнил тот день до мелочей. Булгарка стояла перед ним, смотрела смело в глаза и дерзко кривила губы. Когда он стал срывать с неё одежду, девушка не вздрогнула, не испугалась, а была спокойной и холодной, как каменный идол с гор Тибета.

Он стал раздеваться сам, и тут она увидела его напрягшееся орудие. Посмотрела… и стала хохотать, как стая гиен. Она корчилась, хваталась за живот, показывала на него пальцем…

Тури-хан влепил ей пощечину, но девка все никак не могла угомониться. Светлейший почувствовал, как, к собственному стыду, его покинуло желание. Напрочь. Одевшись, он вызвал к себе нукера Аслана и приказал:

— Забери её отсюда и делай с ней все, что хочешь! Хоть убей, невелика будет потеря.

На другой день к нему пришел Аслан. Хан покривил душой, говоря, что Аваджи — единственный, кто попросил в жены рабыню, побывавшую в его шатре. До него был Аслан.

Аваджи тогда ещё начинал служить простым нукером, а место любимца при хане как раз и занимал этот могучий спокойный джигит. Тури-хан не думал, что Аслан, суровый воин, может когда-нибудь размякнуть душой под влиянием женских чар. Особенно такой негодной женщины, как Заира. Тогда звали её не так. Как, хан давно забыл. Да и не все ли равно, как зовут рабыню?

Пришел Аслан чуть свет. Сидел на пятках у шатра, ждал, когда хан проснется. Чтобы упасть ему в ноги и сапоги целовать.

— Отдай мне в жены Заиру. Все, что у меня есть, забери. До смерти верным псом твоим буду. Отслужу, себя не жалея!

Не понял, как оказалось, ханской милости. Мало того, что получил на ночь девку нетронутую, тут же захотел большего. Не подумал, что та, кого он просит, владыку оскорбила!.. Уж не рассказала ли она ему, как над ханом потешалась? И не смеялись ли они оба над ним этой ночью?..

— Я бы с радостью тебе её отдал, — лицемерно улыбнулся Тури-хан. — Но прежде я обещал её Эталмас. В желтой юрте, видишь ли, девок не хватает.

И злорадно отметил, как покрывается смертельной бледностью загорелое лицо Аслана…

Но Аваджи он и во второй раз не отказал: пусть забирает Заиру. Наказана она так, что вряд ли и до смерти забудет. И теперь обе женщины, каждая из которых нанесла обиду Тури-хану, станут жить вместе. Кто знает, может, в один прекрасный день он пожелает рассчитаться с ними обеими. Тем легче это будет сделать…

Вернулся Аваджи в свою юрту не так чтобы очень довольный, но успокоенный. Говорят, девки, что живут в желтой юрте, бывают преданными слугами. Тому хозяину благодарны, что дал им лучшую долю. Хотя трудно сказать, какую благодарность можно получить от этой Заиры. Ходят слухи, что из-за неё хан чуть было не лишился своей мужской силы.

Главное, что он исполнил просьбу Аны. Чего ей волноваться из-за такого пустяка, как служанка!

— Как ты думаешь, надолго вы пойдете в этот Ходжент? — с замиранием сердца спрашивала его ночью Анастасия.

— Думаю, не больше чем на месяц, — нарочито равнодушно отвечал Аваджи, хотя если честно, то и он волновался: так надолго они ещё не расставались.

— Кто станет рассказывать мне притчи? — грустно спрашивала его она.

— А ты придумывай их сама, — отшутился он.

— Но я не знаю, как, — она не поняла его шутки.

И Аваджи вдруг загорелся этой мыслью. Ведь когда-то в юности его учитель-дервиш рассказывал о женщине-гречанке, жившей много веков назад, которая в совершенстве постигла мелодию слов.

— Я могу рассказать тебе, как это делается, — предложил он.

— Нет, — задумчиво сказала Анастасия. — Я думаю, мне предначертано судьбой иное.

— Что? — простодушно поинтересовался Аваджи.

— Пока не знаю.

Впервые она утаила от любимого истину, а он сам пока не понял, что в их жизнь вошло нечто очень важное. Сегодня, проснувшись среди ночи, Анастасия едва не вскрикнула в голос. Ее руки светились в темноте войлочной юрты.

Глава пятнадцатая. Тяжело быть князем

Князь Всеволод быстро шел на поправку.

Он будто в одночасье сбросил с себя хворь, так надолго приковавшую его к постели. Уже в Иванов день вышел он к своей дружине, и добры молодцы его дружно взревели, засуетились, как застоявшиеся в конюшне жеребцы.

— Здрав будь, княже! — кричали они. — Здрав будь!

А воевода Лебедяни, коим недавно стал Михаил Астах, батюшка пропавшей жены Всеволода, даже смахнул набежавшую слезу.

Народ облегченно вздохнул. Всего два года назад Лебедянь позвала Всеволода княжить над собой. Целовали крест на верность ему, потому столь долгая болезнь князя внесла смуту в сердца людей: неужели придется звать кого другого?

Время тревожное: ходили слухи, будто мунгалы затевают новый поход на Русь, а тут князь лежмя лежит…

Крепок оказался корень у Всеволода, выкарабкался! Радовались, но без наушников не обошлось. Мол, вызывали к князю чародейку из леса, которая колдовством богопротивным вдохнула жизнь в умирающего.

Но таких было мало. Умные люди от них, точно от назойливых мух, отмахивались.

После того, как князь к народу вышел, уже на другой день выехал он с дружиною своею, в поле поразмяться.

Послали на радостях гонца в Псков, к родителям князя, а через два дня посланец вернулся, чтобы передать Всеволоду великую просьбу старшего брата Владимира — батюшка с дружиной в литовских землях задержался, а тут на землях псковских стали половцы шалить: угонять в рабство людей русских, разорять имущество горожан и землепашцев. Требовалось дать им укорот, но у брата для того слишком мало сил оставалось.

Князь с дружиной поспешил на зов близкого родича и во главе своих ратников нанес половцам немалый урон, надолго отвратив их от земель псковских.

В сражениях Всеволод себя не щадил, бросался всегда в самую гущу схватки, но не брали его ни стрела, ни меч, ни копье. Точно вдруг стал он заговоренным.

— Судьбу испытываешь, Всеволод? — неодобрительно осведомился у него Владимир. — Грех это. Жить надо столько, сколько Богом отпущено.

— Зачем мне такая жизнь? — горевал князь. — Без любимой жены, без Анастасии, мне и свет не мил.

— Смирись, — говорил Владимир, — раз так Богу угодно… Думаю, надо тебе другую жену искать. Продолжать свой род, как нам предками завещано.

— Другую? — ужаснулся Всеволод.

— Другую!

Шло время. Князь вернулся из похода целым и невредимым. Выглядел здоровым, только теперь его лоб у переносицы пересекали две глубокие морщины.

Он ещё ничего не решил, а в народе уже распространилась весть, будто князь себе жену ищет.

По случаю возвращения дружины из похода на княжеском подворье закатили пир. Простому люду на площади столы накрыли, а знатные бояре и дворяне гости князя — были приглашены в палаты.

Лучших родов девицы на выданье собрались в тот день на княжеском дворе. Затевали игры, хороводы водили, и всякая норовила своей красой князя в сердце поразить. Только мало веселился Всеволод. Видно, крепко сидела в сердце дорогая зазнобушка-жена. И как ни хотел он думать, что ещё объявится Настенька, а сердцем понимал, что навряд ли когда увидит ее… Княжеское дитя рабом станет. Какое от таких мыслей веселье?!

Как-то месяц спустя после похода вызвал к себе князь конюшего Лозу.

— Много лет служил ты мне верой и правдой, дядька Даниил. Воин из тебя был справный, воспитатель добрый, и конюший — лучше не надо. Но что получается? Мой самый верный дворянин так и остался без достойной награды.

— Для меня лучшая награда — служить тебе, князь.

— Погоди, — Всеволод поднял руку. — За верную службу решил я тебя наградить.

Он подал конюшему свиток.

— Ты грамотный, читай.

Лоза медленно прочитал свиток, все ещё не веря собственным глазам.

— Село Холмы… с челядью… мне?!

— Тебе.

— Батюшка князь, ты меня изгоняешь? Чем я тебя прогневал?

— Глупый ты, дядька! Бери село и правь разумно. Рано ты на покой удалился. Разве место на конюшне такому человеку, как ты? Хоть и седой, а я думаю, можешь ещё жениться, ребеночка завести. Меня вон все толкают: женись да женись! Даже батюшка Настенькин. И родня моя торопит: надо род продолжать…

— Любят тебя все, потому плохого не пожелают. Прожили вы с Анастасией столько, сколько Бог дал, что же теперь поделаешь? Знаешь ты хоть одну женку, что домой от татар вернулась?

— Чего не знаю, того не знаю.

— То-то же! Потому, выходит, без толку её и ждать…

— Ты не сказал, принимаешь ли мой дар?

Лоза поклонился Всеволоду в пояс, а когда выпрямился, стало видно, что какая-то мысль мелькнула в его голове, изменив вдруг прошлые намерения. Будто он подумал: "А вдруг?" И кивнул головой.

— Благодарствую, Всеволод Мстиславич!

И то ли от этой самой нежданной мысли, то ли от щедрости воспитанника своего, распрямился Лоза. Приосанился.

— Таким ты мне больше нравишься, — улыбнулся Всеволод. — Вспоминаю строгого дядьку Лозу… Завтра поутру отправимся твое селение смотреть…

Князь помолчал и добавил:

— Хочу ещё к гадалке заехать. Той, помнишь, что Любомир привозил.

— Как не помнить? — Лоза оживился, пожалуй, излишне горячо, но Всеволод, погруженный в свои мысли, этого не заметил. — С превеликой радостью тебя сопровожу. Вдруг и мне чего-нибудь нагадает?

Выехали они ранним утром августа — князь, Любомир, Лоза и ещё пятеро княжеских дружинников. Холмы располагались не слишком далеко от Лебедяни, но из-за гадалки им пришлось делать крюк.

Прозора в тот день гостей не ждала, и это было странно, потому что обычно их приезд или приход она предчувствовала и успевала приготовиться. Но теперь…

Со вчерашнего дня вдруг стали мучить её воспоминания. Все то, что, как она думала, давно похоронила на самом дне души, всплыло со всеми страшными подробностями.

Татар — или мунгалов — кто их разберет, было немного. Так, небольшой отряд. Но для селения в несколько дворов оказалось больше чем достаточно.

Ничто не предвещало беды, потому и Софья не успела спрятаться с ребятишками в нарочно выкопанном для такого случая подполе.

Она как раз доставала из печи свежий хлеб, когда дверь распахнулась и в светелку ввалились нехристи. Дом Лозы первым привлек их внимание, изукрашенный деревянной резьбой, точно праздничный пряник.

— Карош, жинка, карош! — проговорил один из незваных гостей, хищно оглядывая её статную фигуру.

Софья успела оттолкнуть от себя цеплявшегося за её юбку младшенького сына и шепнуть старшему:

— Спрячьтесь в подпол!

Она сказала так, надеясь, что, пока её выволакивают во двор, о детях никто вспоминать не будет, и она сможет уберечь хоть их. Как бы все ни кончилось, думала она, дети смогут выбраться, а уж добрые люди их в беде не оставят.

Муж Даниил, как обычно, мастерил что-то в небольшой сараюшке подле избы и потому не сразу понял, что на подворье чужие. А когда выглянул наружу и все увидел, схватил первое, что под руку попалось, вилы, да и кинулся на нехристей.

Успел-таки достать одного, да куда ему было против всех? Накинулись, стали саблями рубить. На мгновение Софью из внимания выпустили, и она успела дотянуться до упавших вил. Проткнула ими в аккурат того, который как раз собирался её мужу, как она думала, уже мертвому, голову саблей отрубить. Теперь, выходит, хоть Даниилу жизнь спасла.

Софью тут же ударили саблей в грудь, и уже угасающим сознанием она успела понять: подожгли их избу.

— Дети! — хотела крикнуть она. — Там же дети!

Но язык ей уже не повиновался.

Монголы пришли в дикую ярость оттого, что им сопротивлялись и спалили дотла все их небольшое село. Мужчин убили сразу. Женщин — вначале изнасиловав.

Ее тоже насиловали. Бесчувственную, истекающую кровью. Последний должен был добить уруску.

Почему он этого не сделал, теперь не узнаешь. То ли посчитал, что она, вся в крови, и так умрет. То ли проникся уважением к самоотверженности, с какой она кинулась на защиту мужа… Сплюнул, подтянул штаны и пошел прочь к своему привязанному поодаль коню…

Но бог не дал ей тогда умереть. На счастье Софьи, в том лесу, близ которого притулилось их сельцо, двое монахов собирали лечебные травы.

Взметнувшиеся к небу столбы пламени и дыма привлекли их внимание, но когда божьи люди добрались до места, глазам их предстало лишь дымящееся пепелище. Позже стало известно, что несколько односельчан успели скрыться в лесу.

Монах Агапит потом рассказывал, что Софья застонала, когда он над нею склонился, и все что-то пыталась ему сказать, но лишь беззвучно открывала рот. Она пыталась сказать, что в избе остались дети, но самой избы к тому времени все равно уже не было.

Монахи наскоро соорудили носилки, положили на них раненую и отнесли к небольшому скиту, где оба жили.

Агапит занялся раной Софьи, а второй монах, помоложе, отправился в Лебедянь, чтобы предупредить горожан о нападении татар. Да чтоб прислали людей с лопатами похоронить погибших.

Когда сегодня у её избы спешилось несколько всадников, Прозора поняла, почему вдруг перед нею явились тени прошлого.

Глава шестнадцатая. Заира

— Отчего люди не могут жить в мире? — спрашивала мужа Анастасия, прислушиваясь к ровному биению его сердца.

Теперь, когда она была на восьмом месяце беременности, Аваджи особо берег её, боясь навредить ребенку. Он сдерживал свое желание и шутил, что пусть только родит, а уж он свое возьмет.

Зато они стали друг с другом подолгу разговаривать.

— От того, что одни жадные, другие — бедные, а третьи — ленивые, отвечал он.

Анастасия улыбнулась.

— У тебя, душа моя, на все есть ответ. Уж не шутишь ли ты надо мной?

— Я сразу отвечаю от того, что в свое время и сам задавал себе те же вопросы.

— Жадных и бедных ещё можно понять, но ленивых…

— Это просто, голубка. Ленивый работать не хочет, а жить хочет не хуже других. Вот он садится на коня и едет отбирать то, что другие заработали тяжким трудом.

— А ты какой?

— Я — глупый.

— Зачем ты на себя наговариваешь?

— Это так и есть. Я нашел тебя. Разве не стоит такая находка всех сокровищ мира? По-хорошему, надо сажать тебя на коня и ехать куда-нибудь подальше отсюда. Но нет, мне мало и этого. Я хочу продолжать грабить других, чтобы самому жить, не зная нужды.

Анастасия вздрогнула.

— Разве может быть счастливым грабитель?

— Правильно ты говоришь, Ана, бог меня за такое накажет.

— Не накликай беду! — она поднесла было руку ко лбу, чтобы сотворить крестное знамение, но в последний момент убрала и истово подумала про себя: "Спаси, Христос!"

Как Аваджи и предполагал, если хан ему Заиру и подарил, то старшей ханум за девушку пришлось заплатить. Впрочем, на удивление, немного. Потому Аваджи такая щедрость насторожила: Эталмас ничего не делала просто так. Но, с другой стороны, какой у неё мог быть интерес к бедному юз-баши? Разбогатеть-то он ещё только собирался!

Он подождал у желтой юрты, пока Заира собирала свои вещи, и, посмотрев на её тощий узелок, испытал некоторое раскаяние. Разве не права Ана, говоря, что Заира в своей судьбе не виновата? Ведь не укради её нукеры Тури-хана, вышла бы замуж за хорошего человека, рожала бы ему детишек…

Поймав себя на подобных мыслях, Аваджи посмеялся: он так любит свою жену, что начинает смотреть на жизнь её глазами. Еще немного, и он по-женски станет плакать над судьбой всех обездоленных!

Он слишком засиделся в курене. И кстати подоспел этот поход в Ходжент.

Еще за десять серебряных монет Аваджи договорился с Эталмас, что две ночи до похода Заира поспит в маленькой юрте рабынь, которые обслуживали жен Тури-хана.

— Зачем так рано из желтой юрты забрал? — все же проворчала старшая жена. — Нукеры в поход уходят, все девушки на счету!

За оставшиеся два дня ничего особенного не случилось. Только Заира, улучив минутку, прибежала к Анастасии, упала перед нею на колени, да ещё руку пыталась поцеловать.

— Нет конца моей благодарности! — горячо повторяла она. — А уж Аслан как доволен!

— Аслан? При чем здесь Аслан? — не сразу поняла Анастасия, покачав головой. Она, конечно, знала о пылком характере подруги, но такой бури чувств от неё не ожидала.

Только спокойно поразмыслив, поняла, что к чему, да ещё и у Заиры принялась прощения просить.

— А ты мне руки целовать хотела, — повинилась она. — Да разве я подумала, как тебе в этой юрте плохо? Я о себе подумала. Хотела, чтобы рядом со мной близкий человек был. А кто, кроме Аваджи, мне ближе тебя?

— Это не важно, о чем ты думала, — радовалась Заира. — Аслан, знаешь, как сказал? Маленькой уруске удалось то, чего не смог добиться заслуженный воин…

— Я, вроде, не очень маленькая, — заметила Анастасия.

— Для него маленькая. Видела, какой он у меня большой?

— Вы… вы любите друг друга? — наконец догадалась Анастасия.

По лицу Заиры пробежала тень.

— Любим, не любим — какая разница? — с вызовом сказала она и вдруг разрыдалась.

В первый раз за все время Анастасия увидела подругу плачущей. Она даже растерялась. Только гладила Заиру по волосам да прижимала к себе. Пока та не очень ласково высвободилась из её объятий.

— Ты заставила меня плакать. А я зарок дала: никто из этих пауков не увидит моей слезинки!

— Никто и не увидит, — весело проговорила Анастасия, вытирая слезы подруги концом своего шелкового покрывала. — Или ты и меня пауком считаешь?

Они рассмеялись.

Анастасия не знала, где прощалась Заира со своим Асланом. Может, ночью ускользнули они подальше в степь и там, на жесткой войлочной, подстилке любили друг друга, только звездам дозволяя смотреть на себя…

Заметила лишь, когда уходили из куреня нукеры Тури-хана и она, до глаз закутанная в покрывало, поймала прощальный взгляд Аваджи, как стоящая рядом Заира приложила к губам кончики пальцев и встряхнула ими, посылая Аслану воздушный поцелуй.

Улеглась пыль, поднятая копытами сотен лошадей, успокоился степной город. Разбрелись по своим делам его жители, и Заира смогла наконец прийти в юрту Анастасии со своим узелком.

Войдя, она некоторое время постояла у входа, окинула взглядом, будто в первый раз, резную колыбельку, разрисованную красными маками. Лежанку, покрытую пестрым домотканым рядном, приподнятую над полом совсем не по-монгольски. Вздохнула грустно, но независтливо.

— Здесь живут счастливые люди. Жаль, недолго им так жить…

— Тьфу на тебя! — рассердилась Анастасия. — Кто же, приходя в дом с добром, так хозяевам говорит?

— Прости, Ася, — ничуть не раскаявшись, проговорила Заира. С некоторых пор она так стала звать свою подругу. — Мы живем среди народа завистливого, который не любит видеть вокруг себя счастливые лица. А как счастливого замечает, так и норовит лишить его либо счастья, либо жизни.

— Наверное, ты думаешь, что мне здесь живется лучше, чем дома? — в сердцах спросила Анастасия. — И счастлива я оттого, что из родных лесов и полей в эту пыльную степь попала?

— Не сердись, госпожа, — у Заиры был виноватый вид. — Такой уж у меня плохой характер, что до сих пор я только в желтой юрте и могла жить… Не дашь ли рабе своей какую-нибудь работу?

— Дам. И тотчас! — отозвалась Анастасия. — Скажи Беле, пусть горячей воды принесет…

Бела — раб, выполняющий разные подручные работы у женщин куреня.

— А ты, — продолжала она, — деревянную кадку для купания прикати. Да перед собой не неси, она тяжелая.

— Госпожа хочет выкупаться?

— Неси, не разговаривай!

Когда кадку водрузили посреди юрты, а Бела, гремя цепью на ногах, натаскал в неё воды, Анастасия налила в воду благовония, которые привез ей Аваджи. Бросила щепотку купленных у торговца ароматических трав, и по юрте поплыл запах свежего летнего воздуха русской степи, когда аромат цветущих трав дурманит голову юношам и девушкам и заставляет стариков во вздохом вспоминать свои молодые годы. Затем Анастасия приказала Заире:

— Раздевайся и полезай!

Та, удивленно поглядывая на подругу, начала раздеваться. Анастасия терпеливо расплела множество косичек, которые Заира неизвестно почему упорно заплетала — булгарки так волосы не носили. Она будто хотела стереть не только из памяти, но и из своего облика всякое напоминание о далекой родине.

Заира влезла в кадку с независимым видом, словно горячая, душистая вода не доставляла ей никакого удовольствия.

Но, несмотря на усилия сохранить равнодушие, на лице девушки стало проступать блаженство. Она даже не сразу заметила, как Анастасия, скатав в узел её одежду, сунула сверток Беле со словами:

— Сожги!

И тогда Заира закричала, вставая в кадке во весь рост и нимало не смущаясь своей наготы:

— Оставь мои вещи, куда потащил?!

Бела нерешительно оглянулся, но Анастасия подтолкнула его к выходу.

— Иди, иди, не слушай глупых девчонок.

— В чем же я теперь ходить стану? — продолжала бурчать Заира. — Голая? Мне-то что, могу и голой, но вот что про тебя скажут? Юз-баши женился на скупой женщине, которая даже служанку одеть не может…

— Замолчишь ты сегодня или нет, — прикрикнула на неё Анастасия. Такую ворчливую женщину я только однажды встречала. Это была моя старая нянюшка.

Она мыла густые, затвердевшие от грязи и пыли волосы девушки, терпеливо отделяя прядь за прядью.

— Однажды наша собака Жучка в поле репьев нацепляла. Трудно было выбирать, но ничего, выбрали…

Она опять налила в кадку благовоний.

— Все составы для мытья на тебя изведу. Будешь ходить голая, но чистая… Монголы мыться не любят, и запах от них — будто от нужника в жаркий день! Ты не хочешь купаться, чтобы на них походить?

— Вот еще! — фыркнула Заира.

— Тогда давай с тобой уговоримся — и в плену себя не терять. Пусть, глядя на нас, и о тех женщинах, что на родине остались, судить станут.

— Как же я себя не буду терять, ежели ты мою одежду сожгла?

— Я тебе новый сарафан подарю. Мне Аваджи с базара три привез, а один поменьше других оказался. Как раз тебе впору.

Как ни мешал Анастасии живот, а Заиру она вымыла собственноручно. При этом приговаривала:

— Путь твоя прошлая жизнь уйдет, как грязная вода! Пусть снизойдет чистота не только на тело твое, но и на душу!

Высушила волосы Заиры, расчесала, заплела в косу и украсила голубым атласным бантом.

Оглядела свою работу и удивленно вскрикнула:

— Да ты, оказывается, совсем молоденькая! Сколько же тебе лет?

— Скоро пятнадцать, — тихо сказала Заира, но тут же вспомнила свой привычный тон. — Совсем я на себя не похожа! И сарафан для меня слишком дорогой.

— Это ещё не все. — Анастасия метнулась к своему туалетному столику и достала из коробочки бирюзовые бусы. — Вот теперь ты совсем красавица!

— Нам красавицами выглядеть нельзя, — мудро заметила девушка. Слишком много жадных глаз вокруг!

— Тогда давай так, — решила Анастасия. — Пока никто не видит, в юрте, ты будешь не закрываясь ходить, а для куреня я тебе покрывало дам. Закутывайся. Уж не обессудь, шелковое у меня одно, походишь в полотняном. А то тебя и вовсе с женой сотника путать станут… А сейчас пойди, Белу позови — вместе кадку вынесете. Я пока полежу, притомилась что-то…

Заира уложила её на лежанку и тревожно посмотрела на покрывавшие лоб Анастасии бисеринки пота.

— Как бы тебе раньше срока рожать не пришлось! — она пытливо заглянула подруге в глаза. — Зачем ты для меня это делаешь?

— Разве ты на моем месте не поступила бы так же?

— Не знаю, — задумчиво ответила Заира.

Глава семнадцатая. Столь долгое возвращение

Тревожно было на душе у Прозоры. Она понимала, что князь Всеволод приехал к ней, как к гадалке, не потому, что не знал, как жить дальше, а потому, что надеялся на её знания, которые помогли бы ему подняться над людскими законами.

В самом деле, так ли уж надо ему жениться и продолжать род, если Всеволод уверен, что никого в жизни он не сможет любить так, как свою незабываемую Настюшку.

Может ли он жениться на другой женщине, если неизвестно, жива ли его первая жена?

Погадать-то князю Прозора сможет. И ответить на все его вопросы тоже. А вот как быть ей самой? Пожалуй, впервые ей придется гадать на свою собственную жизнь. Вчера она попробовала, и что вышло? Меньше двух лет пройдет, а в её жизни появятся двое детей — мальчик и девочка, причем Прозора точно знала, что дети — не её кровь…

С чем приехал к ней Лоза? Вряд ли только князя сопроводить. Чуяла Прозора — по её душу!

Как ни привыкла она жить одна, никого не боясь, — ничего страшнее того, что с нею когда-то произошло быть не может — а понимала, если потребует муж, чтобы она к нему вернулась — люди силой приведут.

Тогда зачем было ей столько лет от него таиться? Разве вдруг опостылел он ей? Или винила его в том страшном несчастии? Нет!

Казнила себя за то, что детей в подпол угнала, как оказалось — на верную погибель? Так и у других людей дети погибли смертью куда более мучительной.

А может, просто жила вдали от всех, чтобы не напоминали ей о пережитом? "Не права ты, Софья", — говорила она себе, а переступить через себя все не могла.

Вот тебе и сильная женщина Прозора! Что же это получается: чужую беду руками разведу, а своей ума не найду?

Да и думать уже некогда было. Всадники спешились и шли гурьбой к её избе. Ничего не оставалось, как выйти им навстречу. Поклонилась гостям в пояс, позвала в избу и по решительному виду Лозы поняла, что он от своего не отступится.

— Надумал, княже, на свою жизнь погадать? — спросила она просто так, предвидя ответ.

— Сказывают, лучше тебя окрест никто не гадает.

— Вы, я вижу, торопитесь? — поинтересовалась Прозора.

— Нарочно крюк сделали, чтобы к тебе заехать, — пояснил Всеволод и кивнул на Лозу. — Везу показывать своему дворянину дареную землю. Село Холмы знаешь?

— Как не знать! Хорошее село, справное.

— Плохого не держим! — шутя покрутил усы князь.

— Выходит, праздник у тебя ноне, конюший? — внешне безразлично спросила она и с неизвестно откуда взявшейся ревностью подумала: "И молодицы в Холмах справные. Я знаю одну вдову. Так хороша, глаз не оторвать! И ребятишек рожать ещё сможет. Даниил-то хоть и седой весь, а вот плечи расправил, помолодел будто. Еще жених хоть куда!"

— Теперь он не конюший, а владетель земли, челяди немалой. Завидный жених.

Князь лукаво подмигнул Прозоре, но она сделала вид, что подмигивания его не поняла.

— Ты, княже, хочешь, чтобы я тебе при людях гадала? — спросила она как о деле куда более важном.

— Княжеские тайны пусть будут лишь княжескими! — усмехнулся Всеволод. — У тебя, я заметил, под дубом добрая скамья. Там мои люди и подождут.

Все, сопровождавшие князя, вышли во двор. Лоза себя ничем при других не выдал. Даже в сторону знахарки не поглядел. Что же это делается?!

Она решила пока ни о чем таком не думать, чтобы ненароком гаданию не помешать…

В избе стоял полумрак. Оконце, затянутое бычьим пузырем, делало призрачным свет народившегося дня, и потому окружающее казалось князю таинственным и даже зловещим.

Прозора зажгла три церковные свечки и поставила между ними кувшин с водой. За кувшином примостила зеркало. Наказала:

— Думай о той, кого увидеть хочешь.

Всеволод сидел, вглядываясь в блики свечей на поверхности воды. Вначале видел лишь странные темные тени, мелькавшие в темном зеркале. Князь напрягал глаза и вопрошал неслышно:

— Где ты, Настюшка, где ты?

Хотел видеть — и увидел.

Анастасия, его жена, стояла посреди… юрты, догадался он, и улыбалась кому-то. Через открытый полог скользили солнечные лучи, будто нарочно для Всеволода высвечивая стены юрты, пока один луч не упал на маленькую резную колыбельку. Анастасия была одета в сарафан, прежде им не виденный, расшитый жемчугом и золотыми нитями. Она чуть повернулась, и под сарафаном обозначился большой живот.

Теперь Всеволод увидел и того, кому она улыбалась. Этот мужчина подошел к ней и по-хозяйски положил руку на её живот.

Татарин или монгол — князь разглядел его вполне отчетливо — несомненно был красивым мужчиной. Одет скромно, но опрятно. Его худощавая фигура, по-кошачьи гибкая, позволяла представить мужчину сидящим на коне, а лежащая на животе Насти его рука с узкими длинными пальцами не выглядела рукой «черного» человека.

Большие, удлиненного разреза глаза, окаймленные густыми ресницами, смотрели на женщину с нескрываемой любовью. Такая же ответная любовь светилась во взгляде Анастасии.

Всеволод не верил увиденному. Он вглядывался в любимый образ жены, тщетно стараясь обнаружить в её улыбке нарочитость, а во взгляде принужденность. Ничуть не бывало! Смотрела она на мужчину именно с любовью!

Князь глухо застонал. И с силой оттолкнул от себя ни в чем не повинный кувшин. Тот покатился по столу и со звоном упал на пол. Зеркало упало тут же, на столе, но, к счастью, не разбилось. Опрокинутые свечи погасли.

— Прости! — коротко бросил знахарке Всеволод, швырнул на стол кошель с деньгами и вышел, не сказав ни слова.

— Не напасешься кувшинов на этих влюбленных! — вздохнула Прозора и стала собирать осколки.

Опять стукнула дверь, и вошедший знакомым голосом произнес:

— Собирайся, Софья, пора ехать!

— Зачем? — спросила она, не поднимая на него глаз.

— Затем, что ты — моя жена. И я слишком долго ждал, когда ты надумаешь вернуться.

— Лучше бы ты, Даниил, оставил все как есть, — просительно сказала она. — Прошлого не вернешь!

— Я хочу получить то, что принадлежит мне по христианскому закону, твердо сказал он. — Или ты не знаешь, что делают со строптивыми женами? Может, предлагаешь мне жить невенчаным с другой женщиной или пойти с нею в церковь, объявив живую мертвой? Хватит, пожили по-твоему, теперь — мой черед.

Прозора посмотрела в глаза мужу.

— Ты ведь не меня любишь, а ту, которая умерла много лет назад. Поверь, она сгорела в избе со своими детьми!

В голосе её послышался крик.

— Ничего, — Лоза погладил её по плечу, и Прозора, которая много лет утешала других людей, лечила, как могла, их души, вдруг почувствовала, что и сама жаждет утешения.

Кто знает, может, в её жизни все ещё образуется?

Глава восемнадцатая."Робкая птичка" Айсылу

Кипчаки налетели на оставшийся почти без охраны курень как смерч. Только что степной город жил размеренной, ленивой жизнью, как в момент все изменилось.

Анастасия с Заирой услышали крики женщин, а затем звуки короткой схватки. Два десятка нукеров, которых Тури-хан оставил для охраны куреня, оказались захвачены врасплох и изрублены нападавшими.

Похоже, кипчаки знали расположение куреня во всех подробностях. Или кто-то вел их по степному городу?

Заира пришла в себя быстрее, чем подруга. Она схватила за руку Анастасию и потащила прочь из юрты.

— Куда мы сможем скрыться? — попробовала сопротивляться Анастасия.

— Я знаю одно место, где вполне можно отсидеться, — шепнула Заира.

И привела её к двум огромным кучам хвороста и сухой травы, сложенным неподалеку от стоявших одна за другой юрт, в которых жили жены Тури-хана.

Заира нырнула в самую середину кучи сухой травы и потянула за собой Анастасию.

— Лучше быть грязной, чем мертвой.

Кипчаки устроили в кочевом городе настоящий погром. Они вытаскивали из юрт прячущихся женщин, сгоняли в толпу рабов-ремесленников.

Сопротивляться нападавшим было некому, ибо большинство оставшихся в курене людей были рабами.

По воле случая Анастасия и Заира оказались ближе всего к юрте Эталмас, старшей жены Тури-хана, и то, что довелось им услышать, послужило разгадкой происходящих событий.

— А ну-ка придави её сильнее, Мюрид! — советовал кому-то звонкий девичий голос. — Смотри, какой перстень подарила мне она, чтобы провести ночь со старым шакалом Тури. Мало того, что у меня появилась возможность увидеться с тобой, Эталмас ещё и на перстень расщедрилась! Затяни ремешок потуже!

Раздался женский вскрик, затем хрип.

— Это же Айсылу! — удивленно шепнула Заира. — Вот тебе и робкая птичка.

— Открой тайну, Эталмас! — говорила между тем Айсылу. — Где ты прячешь свои сокровища? А деньги? Судя по всему, у тебя их немало. Ты, Мюрид, в жизни своей столько не видел. У неё к этому перстню есть ещё серьги и ожерелье. Подумай, Эталмас, неужели твоя драгоценная жизнь не стоит каких-то побрякушек?.. Что ты бормочешь? Мюрид, она мне угрожает. Тури-хан вернется, не спорю, только ты его возвращения не увидишь…

Опять послышался хрип.

— Молчит, — виновато сказал мужской голос.

— Еще бы, всю жизнь собирала, жалко! — презрительно хмыкнула Айсылу. Как жаба! Глаза выпучила, только рот открывает… У неё где-то пояс был тяжелый, мне ясырка Гюльджи рассказывала. Мол, старшая жена хана никогда с ним не расстается.

— Я-то думал, чего она ворочается? — повеселел мужской голос. — А ей, видишь ли, неудобно на нем лежать. На голое тело надела, вот монеты в кожу и впиваются.

Эталмас успела-таки крикнуть, но ей зажали рот.

— Вот это да! — раздался торжествующий голос Айсылу. — Тут и нам хватит, и нашим детям. А теперь убей ее!

— Птичка моя, — нерешительно проговорил мужчина, — может, просто с собой возьмем? Будет тебе прислуживать.

— Еще чего! — возразила женщина. — Изо дня в день видеть её мерзкую рожу!

— Тогда продадим на базаре вместе с остальными.

— Ты не знаешь эту хитрую тварь! Она сбежит, а потом Тури все расскажет. Уж он-то найдет, как нас с тобой достать. Я сказала: убей!

Опять раздался резко оборвавшийся крик.

— Вот теперь я могу быть спокойна, — сказала Айсылу. — Как ты думаешь, меня в этом наряде узнают?

— Думаю, такого красивого юношу — поискать! Надвинь для верности шапку на глаза.

Хлопнул полог юрты, прошелестели шаги двух человек, и все смолкло.

— Мне жалко Эталмас, — тихо сказала Анастасия. — Ведь её здесь никто не любил, даже собственный муж.

— А мне — нет! — отрезала Заира. — Если бы ты знала… Хорошо, расскажу тебе. Думала промолчать, чтобы ты не переволновалась и раньше времени не родила… Она ведь что удумала? Я две ночи в юрте рабынь ночевала. Не спалось, вот я по лагерю и гуляла…

— Подслушивала? — уточнила Анастасия.

— Подслушивала, — согласилась Заира. — А как ещё можно узнать чужую тайну? В общем, она уговаривала Тури-хана забрать тебя у Аваджи. Мол, пусть он Аваджи куда-нибудь ушлет, так, чтобы тот не вернулся. А затеяла она это, чтобы Тури от пятой жены отвратить. Не нравилось ей, что старикан теперь её во всем слушает. Тебе Эталмас все ещё жалко?

Анастасия потрясенно молчала.

— Какие жестокие у них женщины, — наконец вымолвила она.

— Под стать своим мужьям! — сказала Заира.

Теперь они почти ничего не видели и не слышали, но выходить боялись и лишь по некоторым, доносящимся с другой стороны куреня звукам могли догадаться: кипчаки продолжают выгонять обитателей из их юрт. Некоторое время спустя в этих звуках им послышалась обеспокоенность.

— Нас ищут, — догадалась Заира.

— Мы-то им зачем? — пересохшим от волнения ртом спросила Анастасия.

— Не хочет птичка соловей свидетелей здесь оставлять. Кто знает, что мы видели? Тури-хан не должен её заподозрить, иначе кинется искать, тогда всем придется плохо — прежде всего родителям Айсылу, а она, похоже, любящая дочь.

— Разве мы бы ему сказали?

— Но она-то этого не знает. У них самих все продается и покупается, вот и о других так же судят. Как бы они нас здесь не нашли…

— Надо что-то делать. — Анастасия задрожала так, что казалось, зубы её стучат на весь курень. — А что, если нам спрятаться в юрте Эталмас?

— Что? — взвизгнула Заира. — Да пусть лучше нас здесь найдут, чем я спрячусь рядом с мертвой!

— Но я не хочу, чтобы нас нашли!

— А кто хочет? — пробурчала Заира.

И все же их нашли. Один из кипчаков. Молодой, почти мальчишка. Он заглянул в юрты ханских жен, которых увели самыми первыми. В юрте Эталмас он, наверное, увидел мертвое тело, потому что присвистнул и быстро направился прочь как раз в сторону убежища женщин.

Он их и увидел. Стоял и смотрел, радостно улыбаясь, потом поманил пальцем. Анастасия, внутри которой все протестовало, поднялась, вылезла из кучи травы и подошла к кипчаку. Тот уже открывал рот, чтобы закричать: нашел!

— Молчи! — строго сказала она и, сама не зная почему, провела ладонью перед его глазами. — Ты никого не видел. Это была змея. Огромная. Вот такая!

Анастасия пошире развела его руки, что молодой человек покорно позволил ей с собой проделать, глупо улыбаясь.

— А теперь иди, — она развернула его и подтолкнула вперед, как бездушную куклу.

Молодые женщины ещё долго слышали, как он, уходя, все повторял:

— Я видел змею. Вот такую. Я видел змею…

— Как ты это сделала? — спросила ошеломленная Заира.

— Не знаю. Просто я сильно испугалась. Вот и говорила ему все, что на ум приходило.

— Может, он больной какой?

— Может.

Хоронясь за юртами, они видели, как уходил из куреня отряд кипчаков. Рядом с предводителем, молодым красивым мужчиной, на отличном вороном коне ехал юноша с нежным, девичьим лицом, в черной бараньей шапке, надвинутой на глаза.

Всадников оказалось не так уж много, человек пятьдесят. Но они гнали перед собой все население степного города, попутно нагрузив их узлами с награбленными вещами.

— Представляю, как разозлится этот тарантул Тури-хан, — хихикнула Заира.

— Их гонят на базар? — задумчиво спросила Анастасия.

— А то куда же. Небось, в Янгиюль. Для Айсылу — чем дальше от Ходжента, тем лучше. Когда вернутся нукеры Тури-хана, она со своим Мюридом будет далеко…

Впервые в голосе Заиры прозвучало нечто, похожее на зависть.

— Что же мы будем делать?! — с отчаянием воскликнула Анастасия. Одни. Посреди степи. А если волки?

— Ну, саблю какую-нибудь мы наверняка отыщем, — успокоила её воинственная Заира. — Кипчаки много чего с собой взяли, но для всего у них времени не было… Все-таки этот Мюрид — парень отчаянный! Наверное, он Айсылу очень любит. Поднять руку на самого Тури-хана! Я не знаю, кто бы ещё с такой горсткой всадников осмелился.

— Он не так уж и рисковал, зная, сколько человек оставил в курене хан… Скорее всего, это задумала "робкая птичка". Уж на кого другого, а на неё Тури никогда не подумает…

— Нукеры говорили, уходят на два месяца. Неделя уже прошла, а там… Зато подумай, как нам будет хорошо. Если бы не Аслан, я бы убежала. — Заира помолчала. — Но и тебя, конечно, не бросишь. Куда ты с дитем!

— Ой, а как же мой ребенок?

— Да уж родится. Небось, засиживаться не станет. Я его и приму. Повитуха Заира.

Девушка прыснула.

— Я бы полежала, — слабым голосом проговорила Анастасия.

— Не собралась ли ты рожать? — озаботилась Заира. — Что-то уж больно на схватки похоже. Я тебя уложу, а сама по юртам пошарю. Нам теперь все пригодится!

Глава девятнадцатая. Невеста из северных земель

Князь Всеволод сидел на свадебном пиру как на тризне. Мрачный, неразговорчивый. Никто его за то не винил. Он выполнял волю батюшки своего Мстислава, который нашел ему невесту — княжну Ингрид — в далеком северном литовском краю.

Брак сей нужен был для укрепления дружбы русских с литовцами. В последние годы они часто вместе выступали против прусских крестоносцев, которые зарились на земли обоих народов.

Однако невеста была хороша. Высокая — лишь чуть ниже Всеволода, ладная. Серебряный поясок на её талии подчеркивал, как тонка она, но и бедра достаточно широки, чтобы рожать здоровых детей. Белокурые косы толщиной в руку. Глаза — голубые, точно небо.

— Королевна! — шептались дворовые.

Лебедянские боярышни — невесты на выданье — лишь горько вздыхали. Почти каждая из них могла представить себя княгиней. Настька Астахова всем хорошо помнилась. Гордячка, самовольная, а вот поди, смогла сердце князя полонить. Уж они-то не хуже!

Теперь ничего не поделаешь, пришлось Всеволоду покориться батюшке. Но ежели перестать по князю вздыхать, да получше к братьям невесты приглядеться — все они молодцы, как на подбор — кто знает, может, и им русские девушки глянутся!

Прозора с Лозой тоже сидели в княжеских палатах за накрытыми свадебными столами. Сидели рядом и братья Анастасии — они не держали обиды на бывшего шурина: Анастасия в неволе сгинула, дак не век же ему бобылем жить.

Лишь боярин Михаил Астах с супругой Агафьей на пиру, или, как говаривали лебедяне, на каше отсутствовали. Сослались на нездоровье. Их тоже все поняли. Ча, из семерых детей у них всего одна дочь была — любимая, нежно лелеемая. Отцу с матерью тяжело с её гибелью примириться.

В аккурат накануне свадьбы князя Всеволода приснился боярыне Агафье сон. Дочка Настюшка протягивала к ней запеленутого младенца и говорила:

— Сынок у меня народился, мамушка, сынок! Назвала Владимиром в честь старшего брата. Вот и внучек тебе будет!

Проснулась боярыня вся в слезах.

— Жива Настенька!

Но тут же и другие мысли стали душу бередить: за спиной дочери ей мужская фигура привиделась. Вроде, обнимал её. Что же выходит? Настасья при живом муже другого имеет? И как посмотрит святая церковь, что при живой жене князь на другой женится? От размышлений боярыня так душой изболелась, что в постель слегла.

Любомир, свято веря теперь в лекарские таланты Прозоры, улучил минутку и на свадебном пиру попросил её выбрать свободную минутку, к матушке зайти. Женщина особо медлить не стала, ибо каждый знает, как долго могут пировать да веселиться русичи!

Вылечить боярыню оказалось несложно. Да и сон её, по мнению Прозоры, вещий: Настенька жива. А то, что она вынужденно христианские законы нарушает, так господь за то не карает…

От её речей Агафья успокоилась, с постели поднялась, уговорила гостью наливочки попить. Перекусить чем бог послал. А потом сама болящая стала Прозору слушать да успокаивать, ведь и знахаркам без людского участия тоже не обойтись.

Князь Всеволод думал, что на пиру он — самый несчастный. На молодую жену ему даже глаза поднимать не хотелось, не то что обнимать да целовать на потеху гостям.

В свое видение у Прозоры князь поверил безоговорочно. Конечно, жена его не подстроила собственный плен, но как быстро она успокоилась с другим! Чем больше он об этом думал, тем хуже ему становилось.

Другой бы на месте Всеволода постарался забыть неверную жену. Ведь судьба устроила ему свадьбу с такой красавицей!

"Утешься с нею, Всеволод, и не думай больше ни о ком!" — так пытался уговорить он самого себя.

Увы, ничего не получалось.

Он даже представить себе не мог, что хуже всех на пиру чувствовала себя Ингрид, хотя она и виду не показывала, как ей тоскливо.

Всю жизнь — месяц назад Ингрид исполнилось пятнадцать лет — она страдала от одиночества.

Мать её умерла при родах, а отец долго не горевал, привел в дом другую жену — гордую, надменную красавицу.

Нет, она не издевалась над падчерицей подобно мачехам из страшных сказок, она просто её не замечала. Отдала на попечение слуг и только изредка вспоминала, что девочка растет и что-то ей нужно. Но и тогда она общалась не с самой Ингрид, а с её отцом.

— Мне кажется, Витольд, вашей дочери пора найти учительницу.

Или:

— Пора, Витольд, вашу дочь готовить к первому причастию.

Или:

— Витольд, вы уже подумали о женихе для вашей дочери?

И никогда не звала её по имени. Впрочем, кроме одного раза. Отец тогда наказал её за какую-то мелкую провинность, запретил на целый день выходить из своей комнаты.

— Запомни, Ингрид, — сказала мачеха плачущей девочке, — женщина рождается на свет не для радости, а для того, чтобы покоряться мужчине и исполнять свой долг перед ним.

"А почему мужчина ничего не должен женщине?" — хотелось спросить Ингрид, но она промолчала.

Теперь Ингрид выходит замуж за человека, о котором ничего толком не знает. Ей никто не счел нужным объяснять. Просто в один прекрасный день за ужином отец сказал:

— Ингрид, к завтрашнему дню собери вещи. Ты уезжаешь к росам, где выйдешь замуж за их князя. Сопровождать тебя будут братья с дружинниками.

Братья были двоюродными — племянники отца. Она никогда с ними близко не общалась, а между тем даже путь к брачной постели она должна была проделать в обществе чужих, равнодушных людей.

Горько рыдающую Ингрид ночью успокаивала её служанка.

— Не плачьте, госпожа, в русской земле хорошо. Там тепло, а люди добрые, веселые. У вас будет красивый, любящий муж…

И что она увидела на самом деле? По-русски Ингрид говорила плохо, очень этого стеснялась, а приставленные к ней для подготовки к свадьбе девушки сочли чужеземку надменной и холодной.

Не лучше отнесся к ней и будущий муж. Какая там доброта! Самого обычного участия, какое человек проявляет даже к щенку или к котенку, она не почувствовала. Можно подумать, Ингрид сделала князю что-нибудь плохое.

Он даже целовал её как… как икону, а не живого человека! Едва касался губами.

Нет, видимо, Ингрид на роду написано жить без любви и сочувствия всю жизнь!

Между тем Всеволод поискал глазами Прозору. Знал, что она сидит на пиру. Она же не только гадалка, но и знахарка. Дала бы ему, что ли, травы какой! Чтобы он успокоился и все забыл. Но Всеволод увидел лишь Лозу, который оживленно беседовал с его новым конюшим.

Совсем другим человеком казался теперь Лоза: уверенным, спокойным, гордым.

Но вот князь увидел, как в двери входит Прозора. Уже не скрываясь, не дожидаясь, пока она сядет на место, князь вышел ей навстречу.

— Худо тебе, сынок? — она участливо заглянула в его глаза.

С той поры, как Всеволод побывал в её избушке, они ни разу словом не перемолвились. Что именно князь увидел в зеркале, она не знала, но догадывалась, потому что сама на Анастасию погадала. Выходило, что жива она, но рядом с нею сейчас другой мужчина…

— Худо, — князь горестно покачал головой. — Стоит перед глазами изменщица проклятая, ни о чем другом думать не могу!

— Не судите, не судимы будете, — мягко заметила Прозора. — Многое скрыто от нас во мраке, и не всегда человек волен делать то, что хотел бы…

Она мимолетным взглядом окинула поникшую невесту. Как и все себялюбцы, Всеволод, конечно, не замечал тоску девушки. Одна, в чужой стране, а тут ещё жених на неё внимания не обращает…

— Одно утешение есть для нас в тяжелые минуты жизни, — осторожно начала она.

— Какое? — оживился Всеволод.

— Призреть подле себя душу ещё более одинокую, всеми забытую.

— Фу, — разочарованно выдохнул князь. — В мои ли годы заниматься призрением одиноких?

Прозора с сожалением подумала, что князь вряд ли озаботился тем, каково Анастасии в плену, а лишь возмущен, что забыли его, такого особенного!

— Что ты думаешь, княже, о своей невесте?

— А ну ее! — махнул рукой Всеволод. — Молчит. Только глазами хлопает. Не девка — кусок льда!

— А ежели она напугана? Плохо понимает по-русски? Каким бы ты был на её месте? Небось, и замуж отдали, согласия не спросив… А ведь ты — её единственная защита и опора.

Князь оглянулся на Ингрид, заметно погрустневшую, хоть она и старалась держаться спокойно. Что-то теплое шевельнулось в его груди — уж злым человеком он не был.

— Я навещу вас с Лозой в Холмах? — утвердительно спросил он. — С молодой женой.

— Почтем за счастье, — поклонилась ему Прозора.

Глава двадцатая. Одни в степи

Слабость, накатившая было на Анастасию, наконец ушла, и женщина почувствовала необходимость срочно сделать что-то. Такое с нею иной раз случалось: мелькала мысль о чем-то упущенном и важном, и она не могла больше ни о чем думать, пока не вспоминала, что упустила.

Так и теперь. Она поспешно поднялась с лежанки, чтобы разыскать Заиру. К счастью, та не успела уйти далеко, задержалась у юрты кузнеца Юсуфа. Скорее даже не юрты, а навеса, наспех сооруженного подле кузнечного горна. Юсуф тоже был рабом, но испытывал к Заире нежную привязанность. Девушка была родом из тех же мест, откуда его увели в плен монголы…

По звяканью металла Анастасия подругу и нашла. Заира с важным видом перебирала сваленные у горна заготовки, для чего-то каждую из них взвешивая в руке.

— Не найдем сабли, — сказала она, услышав шаги Анастасии, — это будет нашим оружием.

Она кивнула на заготовки и неприязненно вгляделась в глаза подруги.

— Я знаю, сейчас ты скажешь мне что-то неприятное. Такое, что я и слушать не захочу!

— Никуда ты не денешься, выслушаешь!.. Мы должны их похоронить.

— Так я и знала! Разве ты не слышала: я боюсь мертвецов!

— А разве ты не понимаешь, что завтра они начнут вонять на всю степь и от их запаха мы не скроемся в самой дальней юрте. А вечером на запах потянутся и волки, и шакалы. Они станут приходить в курень и жрать мертвых, и чавкать, и хрустеть костями…

— А ещё княгиня! — с сожалением вздохнула Заира.

От возмущения Анастасия чуть не задохнулась.

— В чем же это ты хочешь меня упрекнуть?

— В плохих словах. Знатные женщины никогда так не говорят.

Анастасия не выдержала и улыбнулась.

— Какая же я теперь знатная женщина? Такая же рабыня, как и ты.

— Нет, ты теперь не рабыня, ты — жена юз-баши, но если с ним что-нибудь случится, защитить тебя будет некому.

— До чего же ты, Заира, вредная девчонка! Видать, матушка частенько драла тебя за косу. Нет чтобы сказать человеку приятное…

— По годам ты, может, меня и старше, — Заира посмотрела на неё глазами умудренной женщины, — а много ли ты в жизни видела? Думаешь, почему я мертвецов боюсь? На моих глазах отца с матерью убили, и братьев моих, и ещё много мужчин. И они потом ко мне во сне приходили. И каждую рану я видела, как наяву…

Она помолчала, потом, судорожно вздохнув, проговорила:

— Я ещё не видела Эталмас, но знаю: лицо у неё распухшее, синее, глаза выпучены…

— Я подумала об этом, — Анастасия взяла подругу за руку. — Она же в своей юрте на ковре лежит? Вот мы её в нем и потащим. Я покойнице лицо быстро закрою, а потом мы её в ковер закатаем…

— А нукеров?

— Нукеров станем за ноги тащить. И стараться в лицо им не смотреть.

— Такую яму придется копать!

— А мы неглубоко зароем.

Заира на мгновение приникла к подруге, точно хотела от неё набраться силы, и, оторвавшись, сказала по-деловому:

— Я готова.

Здесь же, в хозяйстве Юсуфа, они отыскали для себя две лопаты и пошли искать место, где им удобнее будет копать яму.

Солнце поднялось высоко и припекало, а Заира с удивлением заметила:

— Оказывается, только полдень, а я будто прожила ещё одну жизнь. И опять страшную…

— Ничего, — Анастасия обняла подругу за плечи, — поверь, человек не может только страдать. Матушка говорила, что господь награждает нас за терпение.

Первую притащили Эталмас. Анастасия тоже не смогла заставить себя посмотреть в лицо старшей ханум. Даже глаза ей не закрыли. Так в ковре и спихнули в яму.

Трупы нукеров таскали, стараясь не обращать на них внимания. Над мертвецами уже вились мухи. Пот заливал лица молодых женщин, и если молились они, то только об одном: чтобы поскорее спала жара.

К концу обе так устали, что, спихнув очередной труп в яму, упали у края её без сил и лежали, прикрыв покрывалами головы, пока хоть немного не пришли в себя.

Закапывали яму сухой землей пополам с песком, пока не сравняли её края.

— Хорошо, кипчаки больше никого не убили, — Заира сидела на земле, вытянув вперед ноги. — Сегодня мы похоронили столько мертвых, что я, кажется, перестала их бояться. Неужели человек привыкает даже к такому страшному делу?

— Думаю, привыкает, — кивнула Анастасия. — Я знаю одного старичка, который живет на погосте…

В хлопотах они и не заметили, как на степь опустился вечер. Уже не сговариваясь и не деля обязанности, они натаскали от ханских юрт хворост жить подруги по-прежнему решили в юрте Анастасии и Аваджи.

Оказалось, кипчаки не взяли с собой одного из верблюдов, на котором жители степного города возили воду из дальнего источника. Заира привезла на нем два бурдюка с водой, а животное привязала на прикол неподалеку. Теперь они слышали, как верблюд фыркал, жевал подложенную Заирой сухую траву и шумно вздыхал. Среди оглушающей тишины степи эти звуки казались им музыкой. По соседству с верблюдом они не чувствовали себя такими одинокими.

А ночью у Анастасии начались схватки. Видимо, сказалось напряжение последних дней…

К счастью, Заира и вправду не растерялась. Костер, на котором они готовили себе ужин, ещё светился угольками, так что огонь удалось разжечь быстро. Вскоре котелок с водой, установленный на старом треножнике, уже начал закипать.

Анастасия кусала губы, чтобы не закричать, хотя новоявленная повитуха говорила:

— Кричи, Ася, я знаю, роженицы кричат.

Но Анастасия боялась, что своим криком она привлечет в курень какого-нибудь злого духа — мало ли их бродит по ночной степи? Сколько раз она слышала несущиеся из тьмы звуки — будто выл страшный, тоскующий по человеческому мясу зверь. Не дай бог накликать! Да лучше она откусит себе язык!

Ребенок родился на удивление легко, точно бог решил сжалиться над бедными женщинами и дать им передышку в испытаниях.

— Мальчик! — гордо объявила Заира, неумело перевязывая новорожденному пуповину, которую присыпала пеплом от костра. — Да маленький какой!

Она вымыла теплой водой крошечное тельце и завернула ребенка в лоскут, заранее приготовленный Анастасией.

— Глазки-то зеленые, мамины. Ох, княжич, быть тебе девичьей погибелью!

— Боюсь, лучше ему не знать, что он княжич.

— Ты права, — согласилась Заира. — Как думаешь сына назвать?

— Владимиром. Так звали моего старшего брата, — она нежно склонилась над сыном и не заметила, как вздрогнула Заира.

— Так звали и моего батюшку, — чуть слышно прошептала она.

Глава двадцать первая. Чужая земля роднее?

Бог сжалился над Ингрид. Она не знала, о чем говорил её муж, князь Всеволод, со статной горделивой женщиной, хоть и небогато одетой. Похоже, он послушался её в чем-то важном, потому что вернулся за стол будто другим человеком. Сел рядом, взял её руку в свою и сказал ласково:

— Ты же ничего не ешь, душечка! Не хочешь ли попробовать лебединого крылышка? А то стерляди кусочек — она у нас знатная.

Этих немногих добрых слов хватило для того, чтобы заледеневшая в одиночестве её душа ожила и кровь, став горячей, заструилась по жилам.

Щеки юной княгини окрасились румянцем, глаза засияли и навстречу взгляду Всеволода полыхнула такая синь, что он вздрогнул от неожиданности.

— Будешь ли ты любить меня, касатка? — неожиданно спросил он.

— Буду, — сказала она и приоткрыла в улыбке белоснежные зубы.

— Ингрид, — тихо сказал князь, — я буду звать тебя Ина.

— Зови, — опять улыбнулась она, а князь подивился догадливости Прозоры: конечно, девушка плохо говорила по-русски и стеснялась этого.

Именно это сейчас нужно было Всеволоду — встретить душу ещё более одинокую, чем он, но куда более нуждающуюся в простом сочувствии. Он ещё раз посмотрел в её открытые, доверчивые глаза и решил про себя, что никогда не обидит её.

Князь взглянул через стол, встретил вопросительный взгляд Прозоры и кивнул успокаивающе: мол, все хорошо.

Хмельная брага за княжеским столом лилась рекой. Гости опьянели, языки развязали, про невесту с женихом будто забыли. Тогда Прозора встала из-за стола и, подняв кверху пенный кубок, сказала громко:

— Что же это делается, люди добрые, брага-то горька! Меды горьки! И пить-то нельзя, ежели не подсластить!

Хмельные гости оживились. Прежде они тщетно старались расшевелить князя своими криками — жених исполнял свое дело безо всякого огня. Может, супружница Лозы взбодрит молодого?

— Горько! — закричали они. — Горько!

И тут князь впервые поцеловал Ингрид. По-настоящему. Оказалось, её вообще впервые в жизни поцеловал мужчина.

Ингрид, как и прежде, просто протянула мужу губы. А он вдруг так к ним прильнул, будто хотел выпить её всю до дна. Как огнем опалил северную деву. Ноги её задрожали, и сердце забилось так, что ей стало не хватать дыхания. Она неумело ответила и почувствовала, что он тоже вздрогнул. От её поцелуя? Значит, и она может доставлять удовольствие? Ингрид отдает Всеволоду себя? Или это он отдает себя ей? Что там говорила мачеха? Нет, думать о ней девушка больше не хотела.

На лавку она не села, а обессиленно рухнула. Растерянно поглядела на Всеволода. Тот довольно усмехнулся, вмиг все поняв: пустое болтают про холодность женщин с Севера. Может, земля у них и холодная, а сердце горячее…

"Я буду счастлив с Иной! — неожиданно подумал князь. — И забуду Анастасию".

Он нарочно медленно произнес в уме её имя, проверяя, так ли, как прежде, саднит оно душу? На миг стало сумрачно, но и это ушло. И он понял, что от прежней боли может если и не избавиться, то защититься. Вот этой юной невинной девушкой…

В опочивальне Ингрид присела на краешек постели. Сложила руки на коленях. Она не представляла, как должна себя вести. В суматохе отчего-то ни у кого не нашлось для неё слов. Единственное, что она помнила, внушенное с детства: проявление чувств есть слабость, недостойная знатной девушки.

— Не плачь! Молчи! Не смейся! Не хмурься!..

Люди заставляли её скрывать чувства, а потом сами же и стали обвинять в высокомерии и бездушии. Но небольшого дружеского участия со стороны мужа оказалось достаточно, чтобы она, точно бабочка из кокона, вылезла из своей скорлупы, расправила хрупкие, дрожащие крылышки. Летать ещё не умела, но к полету уже готовилась…

Но вот Всеволод подошел к ней, и она встала ему навстречу. А он начал медленно снимать с неё сорочку. Успокаивал, шептал что-то. Да она уже и не боялась его. Только стеснялась.

Но почувствовала гордость оттого, что он, раздев её, ахнул при виде белоснежного совершенного тела. Даже тронул боязливо, будто не веря своим глазам.

Всеволод решил не торопиться брать её. Пусть привыкнет к его рукам, к его губам. Какие же сладкие у неё губы, какое свежее дыхание. Он стал целовать её всю, и вот уже она тоже начала трепетать, и задышала тяжело, что-то шептала по-своему, и князь не смог больше сдерживаться. Лишь успел шепнуть:

— Потерпи, голубка, тебе будет больно.

И выпил своим ртом её первый крик.

Мало на свете женщин, которые испытывают удовольствие от первой брачной ночи, но Ингрид повезло. Она сквозь боль, стыд и страх вдруг испытала такое жгучее наслаждение, что вскрикнула и потеряла сознание.

Слишком много чувств пришлось ей испытать в один только день!

Всеволод не погасил светильника перед сном, и теперь мог в его мерцающем свете наблюдать, как его молодая жена, придя в себя от легкого похлопывания по щекам, расцветает на его глазах какой-то неземной красотой. Губы её, алые, припухшие от его поцелуев, приоткрылись. Глаза казались не голубыми, а бездонно-синими…

Она подняла руку, нежно коснулась щеки мужа и тихо сказала:

— Теперь я могу и умереть.

В ответ на её слова Всеволод счастливо засмеялся и сказал:

— Зачем же умирать, лебедушка моя, мы будем жить с тобой долго и счастливо.

Никто не знает так настроение хозяев, как слуги. Наутро откуда-то всей челяди стало известно, что новая жена вылечила князя от душевной тоски, и сама она не такая уж и гордячка, как все решили, а лишь плохо знает русский язык, от того и робеет, дичится.

Кое-что рассказала челядинка по прозвищу Гречка, которую князь приставил к жене.

Кое-что люди додумали сами. И то, что юная княгиня — сирота, и что жила она в большом каменном доме — замок называется, и он был такой большой, что на него никаких дров не хватало, потому бедная девочка всегда мерзла. А мать её умерла родами, и отец долго не печалился, а привел в дом другую, а уж мачеха злая вволю поиздевалась над беззащитной сиротой!

На Руси всегда любили и жалели обездоленных, так что к Ингрид теперь стали относиться совсем по-другому. Говорили с нею медленно и громко. Всем казалось, ей так легче понимать и запоминать незнакомые слова. Подкрепляли свою речь обычно выразительными жестами, так что будь молодая княгиня повеселее, она нимало посмеялась бы над таким общением.

Но она была обрадована уже тем, что чужой народ принял её, и больше она не чувствует к себе никакой враждебности.

Это было даже больше, чем она могла надеяться. Больше того, что видела до сих пор на своей холодной родине.

Глава двадцать вторая. Невеселое возвращение

Отряд Тури-хана возвращался в свой лагерь в Мунганской степи, после того как в составе огромного монгольского войска ходил на непокорный Ходжент.

Обещая своим женам вернуться не позже чем через два месяца, хан в уме эту цифру вовсе не держал. Все, по его мнению, должно было завершиться куда быстрее. Разве могли какие-то там саксины или ойроты быть достойными противниками монголов?

А возвращался-таки светлейший именно через два месяца со своими нукерами — едва ли половиной того войска, с которым он выступил в поход.

Добыча, которую он получил, вряд ли могла радовать. Если посчитать, то она, пожалуй, не перекроет расходов хана на обучение и содержание воинов.

Зол был Тури-хан, ох как зол! Этот шакал Джебе — полководец джихангира — посылал его нукеров в самые опасные места, на самые тяжелые работы. Своих людей, с которыми он воевал уже несколько лет, он берег, это были его самые проверенные воины, и оттого самые надежные и нужные.

В ответ на упрек Тури-хана Джебе уверял, что его люди — настоящие барсы степи и что на будущем курилтае (Курилтай — совет высшей монгольской знати.) непременно замолвит словечко за него и его воинов, тогда и добычу они станут получать куда большую, чем теперь!

"Умри ты сегодня, а я завтра!" — ворчал про себя Тури-хан. Один шайтан знает, сколько придется ждать обещанного!

В курень с собой нукеры не стали даже брать женщин-пленниц. Насиловали их там же, в городах, которые брали, а потом убивали. Слишком непокорный народ жил в тех краях. Держать в юрте таких женщин все равно что пригревать змею на своей груди.

Тури-хан с нежностью вспоминал любимую Айсылу. Она называла его гордым соколом и горевала, что не сможет увидеть его в сражении, чтобы ещё больше насладиться видом своего героя-мужа. Он, конечно, никому не признался, что пожелал возглавить собственный отряд лишь из-за этой девчонки, пленившей его сердце. Несмотря на малую добычу, он все же вез кое-что своей пятой, самой любимой ханум.

Он вез подарки и четырем другим женам. Даже Эталмас, которая так рыдала, провожая его в путь. Как ни холоден был к ней Тури-хан, а приятно ему было её горе и такая безмерная любовь.

В сражении за Ходжент был сильно ранен его лучший воин — юз-баши Аслан. Хан отвратил от него свою приязнь, когда тот воспылал любовью к его рабыне Заире, и теперь он собирался эту несправедливость устранить. Разозлился на негодную девку и позволил своему сердцу затмить разум.

Пусть теперь Аслан забирает её себе, если не передумал. Конечно, он уже отдал её в служанки Аваджи, но разве так уж трудно среди множества женщин найти служанку его уруске?

Как раз теперь Аслан ехал подле Тури-хана, морщась от боли в разрубленном плече. Лекарь хана наложил на плечо воина повязку с лечебной мазью, но сказал, что рана очень глубока, заживать будет долго.

Уже при подъезде к своему куреню воины почувствовали неладное — над степным городом не было ни одного дымка!

Тури-хан тоже обеспокоился, но гораздо меньше других. Он не мог даже мысли допустить, что кто-либо из степняков задумает поднять руку на его собственность.

Совсем по-другому считали те из его нукеров, которые оставили в курене жен, наложниц и все свое добро. Если они сами нападали на других, грабя и убивая, то почему другим не делать то же самое? На всякого храбреца всегда найдется больший храбрец, как и на всякого разбойника больший разбойник!

В дальних походах свое имущество нукеры возили за собой, но поскольку ходжентский поход предполагался недолгим, то и отправились на него багатуры налегке.

Через два месяца после случившегося, опять заслышав топот лошадей, Анастасия с Заирой спрятались. К счастью, маленький Владимир спал, и женщины могли не бояться, что плач ребенка выдаст их.

Хоронились женщины недаром. Только благодаря осторожности Заиры не попали они в руки небольшого — всего из семи человек — отряда разбойников. Тех человеческого вида степных гиен, которые всегда рыскают в поисках падали и обирают мертвых, появляясь на местах сражений, когда войска уже ушли оттуда.

Разбойники вытащили из некоторых юрт добро, оставшееся ещё после ухода кипчаков. Чтобы осмотреть все юрты, им не хватило бы и дня.

Да и предводитель торопил своих товарищей.

— Не нравится мне все это! Сотня пустых юрт, ни дыма, ни запаха, ни следа людей… Уж не красноглазые ли мангусы побывали здесь?

— Прав бек, — прошептал другой, — проклятое место!

И они убрались восвояси. Не дошли до юрты Аваджи совсем немного. Разбойники похватали то, что попалось под руку, и грузили на рабочего верблюда — верного помощника женщин. Так и увели его с собой.

Когда в курене закончилась вода, пришлось тащить от источника воду в бурдюках волоком…

Аваджи, мужественный и хладнокровный воин, который давно уже ничего не боялся, въезжая вместе со всеми в опустевший степной город, почувствовал жуткий страх. Не за себя, за жену. Неужели её увели те, кто опустошил курень?

— Кажется, это вернулись наши нукеры, — осторожно выглянув из их убежища, сказала Заира.

Наши! Но это и вправду были нукеры Тури-хана, а значит, среди них и муж Анастасии, и возлюбленный Заиры. Кто ещё здесь ближе им?

Что отвечать на вопросы хана, подруги давно решили. Каждую мелочь обговорили. Чтобы не путаться, если их начнут расспрашивать по отдельности.

На курень напали кипчаки. Кто? Да разве разберешь, если они все на одно лицо. В полосатых халатах и в черных бараньих шапках. Кого убили? Нукеров, что лагерь охраняли. Застали их врасплох. И ещё старшую ханум. Золото искали, потому стали её пытать. Остальных увели с собой. Говорили, продадут на базаре. Как сами уцелели? Только благодаря Заире. Каждый знает, какой у неё острый слух. Она заставила Анастасию спрятаться с нею в куче сухой травы.

Так они и поступили. Вышли навстречу прибывшим. Анастасия поймала лишь мимолетный радостный взгляд мужа и еле заметно кивнула. Владимира она уложила в колыбельку. Решила, что ещё успеет мужа порадовать. Что поделаешь, не принято у монголов выражать свои чувства на людях. Но она все равно не могла не смотреть на Аваджи — боже, как она соскучилась!

Вот он отдал короткую команду. Нукеры спешились и стали привязывать к приколам коней.

— Воды нет, — сказала Заира, и Аваджи, как другие юз-баши, послал за нею верховых с бурдюками.

А Заира отыскала глазами Аслана. Заметила все сразу: и нездоровую бледность, и перевязанное плечо, и закушенную от боли губу. Кинулась к нему, ни на кого не обращая внимания — двое нукеров как раз помогали обессилевшему от потери крови юз-баши слезть с коня.

Светлейший, похоже, не удивился этому. Он так и не приучил её отдавать сначала почести хану. Что поделаешь, булгары такой дикий народ!

Зато уруска понимает, что к чему. Согнулась в поклоне. Конечно, по-своему, по-русски, да ладно! Уважение оказывает. Подняла голову и ждет слов его. А куда же делся её живот? Скинула или родила? Тури-хан почувствовал ревнивый укол в сердце. За что покарали его боги: после перенесенной ещё в детстве болезни у него не могло быть детей. Он смог бы выдать сына князя за своего. Почему прежде эта мысль не пришла ему в голову? А ведь сын князя не какой-нибудь оборванец!

Хан словно впервые оглядел уруску с ног до головы. Когда-то он поспешил избавиться от нее, а теперь вдруг оценил. Правду говорила его жена Эталмас. Эта женщина — бриллиант! Беременность только пошла ей на пользу. Она расцвела. А тот, испугавший его, взгляд? Теперь ничего страшного в её глазах не было.

Тури-хан ловко спрыгнул с коня, умело поддержанный тургаудом. Почему вдруг ему захотелось показать уруске, какой он ещё лихой и сноровистый? Разве только молодость красит мужчину?

Но с этим потом. Хан ничуть не меньше других желал выслушать, что же случилось с его женами и рабами? Живы ли они? И где Айсылу?

Все же есть в женщине, стоящей перед ним, странная сила: хан на мгновение даже забыл о своих потерях, так увлекся он созерцанием уруски. Но потом затапливающее его раздражение взяло вверх. Оказывается, неудачи ходжентского похода, это ещё не все?

Он направился к своему шатру, кивнув нукерам, чтобы следовали за ним.

Слуги быстро внесли невысокий трон, сидя на котором хан принимал свои самые важные решения. И приказал принести ковер, чтобы уложить на него раненого Аслана.

Заира, устроив своего возлюбленного, тоже подошла к Анастасии, и так вдвоем они стояли перед ханом и нукерами в ожидании расспросов.

Некоторое время Анастасия не могла отыскать глазами Аваджи, но потом он появился, как ни в чем не бывало, и тоже уселся подле Тури-хана.

Она поняла, что муж не выдержал и сбегал к юрте посмотреть на малыша. Лицо его по-прежнему было бесстрастным, но глаза счастливо сияли. Тут она не могла ошибиться!

Глава двадцать третья. Предчувствие зла

Прозора думала, что будет долго привыкать к забытым уже обязанностям замужней женщины, а оказалось, её ум, как и тело, легко вспомнили былое, словно и не прошло пятнадцати лет разлуки.

Еще она боялась, что пережитое несчастье опять навалится на нее, не давая спать по ночам и мучая кошмарами, но вместо этого стала спать сладко и подолгу, как, кажется, и в юные годы не спала.

Она пыталась склонить Лозу к воспоминаниям, жалобам на несчастную судьбу, но он и слушать не захотел:

— Пятнадцать лет проплакали, хватит! Значит Господу было угодно для чего-то оставить нас в живых. Я хоть гадать и не умею, а предчувствую: ждут ещё нас тяжкие испытания, а все равно жизнь вознаградит за мучения, а также за добрые дела. Вот и станем их делать.

Прозора хоронясь все же погадала на их будущую жизнь. И воск выливала, и бобы раскидывала, и в сырое яйцо вглядывалась. Выходило им зло какое-то. Не только им с Лозой, а многим-многим людям. Во всех её гаданиях будто медленно наползала на Русь огромная черная туча.

— Видать, нехристи опять полезут, — объяснил её гадание Лоза.

— Что же это на свете делается! — запричитала Прозора. — Только жить начали! В городе хоть стены каменные, а у нас? Как нам-то защититься горемычным? Приходи, народ избивай, делай, что хочешь, да?

Село Холмы называлось так потому, что располагалось подле двух небольших холмов. За одним из них текла неглубокая прозрачная речка Сыть, а другой полого спускался к равнине, за которой виднелся лес.

В долине холмчане сеяли рожь, просо, гречиху. Лес славился грибами и ягодами.

Два предыдущих года стояла в этих краях великая засуха. Грибов не было. Ягоды на опушках высыхали, не успев вызреть. Травы, которые обычно летом зеленели и радовали глаз, желтели и скручивались, точно поздней осенью.

Княжеские смерды, не в силах заплатить полюдье (Полюдье разновидность натурального налога.), становились холопами (Холоп крестьянин, попавший в кабалу к феодалу.), и хотя Всеволод не слыл среди людей ни жестоким, ни корыстным, но и он не мог изменить существующих законов — свободные землевладельцы превращались в бесправных рабов.

Теперь холмчане смотрели на своего нового господина с надеждой: если он не станет драть с них семь шкур, то рано или поздно они смогут выплатить закуп (Закуп — небольшой участок земли, инвентарь и деньги на обзаведение хозяйства, которые смерд обязан вернуть.) и опять стать свободными людьми.

Господский дом в Холмах был велик, по мнению Прозоры. Он слишком высоко стоял. Слишком издалека был виден. С некоторых пор она боялась оказаться на виду. Ее все тянуло подальше, пониже, а хоть бы и в землю закопаться! Эту мысль она и высказала мужу.

— В землю? — недоверчиво переспросил Лоза. — В землю?

Он тоже стал задумываться, как обезопасить крестьян и себя с Софьей, если опять, как когда-то, на село нападет враг.

Мужчина-воин, мужчина-ремесленник в нем не хотел смиряться с собственной беззащитностью.

Сегодня Лоза привел в дом какого-то оборванца-холопа. Жалкий с виду человек все кланялся Прозоре да извинялся, что он не хотел идти, чтобы не пугать боярыню своим видом, да боярин заставил.

Речь его, однако, была не по обличью грамотной, и она поняла, что муж нашел человека для исполнения своиего замысла.

— Налей-ка нам, жена, бражки, кваску холодненького, да поесть что-нибудь… да чего я тебя учу? Сама знаешь…

Прозора своим новым положением не кичилась, хотя успела привыкнуть к тому, что и челядь, и смерды называют её «матушка».

Наедине с мужем она над этим посмеивалась, но что поделаешь, князь подарил им не только землю, но и судьбу живущих на ней людей.

Так вот, сидел её муж за столом с холопом по прозвищу Головач и беседовал, как равный с равным.

Несмотря на лохмотья, униженное, смиренное выражение лица — а Прозору трудно было обмануть одним внешним видом, — холоп не мог спрятать высокий благородный лоб, умные, живые глаза.

Она могла, не гадая, сказать, что такие, как Головач, хорошо разбираются в вещах, другим людям неведомых, понимают язык зверей, ход небесных светил, но в обыденной жизни зачастую просты и наивны, как дети.

Дворовые рассказывали ей, что Головач выбрал себе в жены девку не только самую бедную, но и самую ленивую, неумеху и грязнулю. Она только и сумела, что нарожать ему одного за другим семерых детей.

Муж её, всегда обходившийся немногим, был ошеломлен таким безудержным прибавлением семейства и, конечно, не успевал поворачиваться, чтобы их всех прокормить.

Работать Головач умел куда лучше головой, чем руками, и оттого среди крестьян считался человеком негодящим, как говорится, без царя в голове.

Вскоре за долги Головача лишили дома, земли, и теперь его семья ютилась в наспех вырытой землянке, не имея порой и куска хлеба, чтобы накормить своих вечно голодных детей. При всем этом жена Головача никак не могла быть ему опорой, потому что от вечного недоедания, криков детей сделалась сварливой, злобной женщиной, проклинающей своего неладного мужа. Встречала она Головача всегда одним вопросом:

— Принес?

И если он ничего не приносил, то получал возможность в полной мере насладиться темной стороной своей семейной жизни, тем более, что светлой у него и не было. А с некоторых пор он боялся вообще притрагиваться к жене как к женщине, чтобы не вызвать немедленного появления на свет ещё одного голодного, кричащего ребенка…

Прозора, живущая теперь интересами мужа, в один прекрасный день появилась у землянки, где жила несчастная семья. Жену Головача никто в селе давно не звал по имени или по прозвищу мужа, только — Неумеха. Она и сама так к нему привыкла, что охотно откликалась.

Возле землянки копошились двое детей — остальные, постарше, убежали куда-то — малыш, едва ковылявший на тонких ножках, и грудной младенец, который как раз тщетно терзал материнскую грудь в поисках хоть капли молока.

Сама мать была так грязна и неубрана, что даже у видавшей виды Прозоры засвербело в носу, когда подле женщины-замарашки она попыталась вздохнуть поглубже.

Прозора пришла не с пустыми руками. Она нашла в своих владениях домик, который прежде занимала старушка, что помаленьку лечила народ Холмов отварами трав и молитвами, когда те нуждались в лечении.

Недавно старушка умерла, и по причине отсутствия у неё родственников её домик, небольшой, но очень чистенький, отошел во владение князя, то есть стал собственностью Лозы.

Просто так отдать его семейству Головача Прозора не хотела. Неумеха в момент превратила бы избу в подобие землянки. С такими, как эта женщина, лентяйками у новой госпожи разговор был особый — они должны бояться. Потому Прозора и решила показать себя властной, жестокой и короткой на расправу.

Вообще село Холмы считалось зажиточным. Смерды в основном были свободными и, кроме семей двух холопов, исправно платили полюдье.

Когда Прозора заглянула в глаза Неумехи и увидела там лишь пустое бессмысленное выражение, она побоялась, что той уже ничем не поможешь. Но решила попробовать.

— И долго ты собираешься так жить? — строго спросила она сидящую на земле женщину.

Та растерянно вскочила.

— Дак… это… муж работать не хочет!

— А ты что делаешь?

— Дак… это… дети же!

— Слушай меня внимательно. Я тебе помогу. Ты получишь еду, одежду, дом, а через три дня я тебя навещу и посмотрю: если дети будут голодные, неумытые, если у тебя в доме будет грязно, тебя высекут плетьми перед всеми сельчанами. Если ты опять не исправишься, я отправлю тебя в монастырь, а детей отдам в другие семьи — кто возьмет. Мужу твоему я подберу другую женщину. Посноровистей. Поняла?

— Дак я же… не умею! — вдруг вымолвила непослушными губами Неумеха и разрыдалась.

— Но ты и не хочешь учиться! Зачем тогда замуж шла? Или сразу в монастырь пойдешь?

— Не хочу в монастырь!

— Тогда учись. Другого выхода у тебя нет. Для начала пришлю тебе свою челядинку — она тебя поучит. Или с людьми по-людски живи, или в келье отдельно от людей век доживай!

Неумеха моргнула внезапно ожившими глазами. Кажется, она поверила, что Прозора не шутит. Ей и самой, наверное, надоело существовать будто в кошмарном сне, от которого некому было её пробудить…

Дома муж Прозоры строгал для жены новое веретено. Госпожа не чуралась работы, в которой сама была искусница. Ее волновало другое.

— Что ты скрываешь от меня, мил друг? — попеняла она мужу.

— Скрываю, — согласился он, — потому что говорить рано. Я ещё не все продумал. Решил лишь к напасти, которую ты напророчила, загодя приготовиться…

— Боишься, я сглазить могу?

— Что ты, женушка, и в мыслях не держал!

— Немедля признавайся! — нарочито строго прикрикнула на него Прозора. — А то дождешься, нашлю на тебя порчу…

— А что со мной тогда случится?

— А то, что в опочивальне рядом со мной бревном лежать станешь, лукаво ответила Прозора.

— Неужто ты и себя не пожалеешь?

— Охальник! — покачала головой женщина. — Ничем-то тебя не испугаешь.

И добавила уже без улыбки:

— Ты привык жить один. Как и я сама. Но теперь ты решил жить вместе со мной. Как прежде. А прежде мы друг от друга ничего не скрывали. Я не хочу к другому привыкать. Знаешь ведь, и от женщины может быть польза.

Он помедлил и со вздохом потер мочку уха. Так и не избавился от былой привычки в минуту размышлений за ухо хвататься.

— Эх, Софьюшка, как говорится, на небо крыл нет, а в землю путь близок… Но то люди про смерть говорят, а я — про жизнь.

— Живыми в землю? — удивилась Прозора.

— Не в землю, а под землю. Хочу по-своему упредить напасть, под землею соорудить город. И чтобы вход в него был тайный, чужим неведомый. Как опасность углядим, так вместе с селянами в него уйдем.

— И ты думаешь, враг об этом не догадается?

— Не должен. Где это прежде видано, чтобы народ под землею прятался?

— Али ты один умный?

— Умный, не умный, а такого прежде не слыхивал. Тут мы с Головачом прикинули, где сделать два-три тайных лаза, а где дырки для воздуха пробить, чтобы не задохнуться.

— А коли земля обвалится да всех заживо погребет?

Лоза с досадой посмотрел на жену.

— Для чего же мы думу думаем? Чтоб не подобно червякам под землю залезть, а чтоб это неопасно было. Головач рассказывал, люди в горах руду добывают и не то что землю, камень пробивают. Пещеры делают, ходы длинные… Обвалится! Ты бы Головача послушала. Обвалится! Подпорки поставим. Русский мужик — умный. Головач надумал наружу вроде как трубы сделать, для воздуха, и скрыть их под пни старые. А один ход прорыть подалее, чтобы в случае чего из нашего подземного города прямо в лес выйти. Головач…

— Головач! Головач! — вздохнула Прозора. — Был бы он бабой, неладное бы подумала…

Ворчала Прозора по-бабьи вслух, а умом понимала: то, что задумал муж, дело верное. Крепость для обороны им не построить. Да и сколько простоит в осаде такая крепость? Малому люду одна дорога — получше спрятаться. А из такой норы и ворога доставать сподручнее. День за днем. Известно ведь: блоха маленькая, а кусает больно!

Глава двадцать четвертая. Острый привкус опасности

Анастасия с Заирой окончили свое повествование, и над куренем повисла тишина. Тури-хан не мог прийти в себя от изумления и злости: на его степной город напал отряд кипчаков в каких-нибудь пять десятков всадников! Кто же это смог осмелиться? Понятно, от женщин он ничего путного не добьется. Они, небось, от страха и не видели ничего, сидя в куче травы…

Этот кипчак — человек неглупый. А значит, как враг опасный. Надо непременно найти его и уничтожить. Только как его найти? Мало ли кто мог следить за куренем, чтобы подкараулить момент, когда нукеры оставят его…

Хан заскрежетал зубами: осмелились не просто напасть! Увели всех его жен, чтобы продать на базаре, как обычных рабынь! Он чуть было не обрушил свою ярость на ни в чем не повинных женщин, да вовремя опомнился: они-то что могли сделать? Разве что разделить судьбу остальных. Что же тогда царапает его душу? Пропажа Айсылу? Не слишком ли настойчиво эта девчонка уговаривала его возглавить поход на Ходжент? Подумал так и усмехнулся. Чтобы маленькая, глупенькая птичка навела кого-то на курень?!

Он обратил хмурый взгляд на Заиру: ну почему повезло не Айсылу, а этой пронырливой девке? Служанка спасла жизнь своей госпоже. Тури-хан ещё раз взглянул на Анастасию. Как бы она ни опускала глаза, как бы ни куталась в покрывало, а и сквозь него видно: она женщина не простых кровей. Ее и в мешок одень, все равно не скроешь госпожу.

Хан вдруг подумал, что Айсылу не согласилась бы на шестую жену, вздумай он жениться на уруске. Нет, этих двоих одновременно он бы не получил…

Он оглядел молчащих джигитов — как бы долго он ни молчал, никто бы не тронулся с места: покорные, преданные псы. Хорошо, что боги дали ему власть над их душами.

— Всем отдыхать! — махнул рукой Тури-хан. — Завтра я решу, куда мы отправимся за новыми рабами. А ты, Аслан, займи юрту моей третьей жены. Пусть Заира за тобой поухаживает. Твоя жена, Аваджи, обойдется пока без служанки!

Тот склонил голову в знак согласия. Как обычно лицо его осталось бесстрастным. Он поднялся и, проходя мимо Анастасии, коротко бросил:

— Идем!

Она удивилась его суровости, но покорно пошла следом. Что случилось? Неужели что-то плохое, о чем она пока не догадывается?

До их юрты Анастасия почти бежала за Аваджи, так быстро, не оглядываясь, он шел. Но стоило им оказаться внутри своего жилища, как он обернулся и судорожно схватил её за плечи.

— Беда у нас, моя газель, большая беда…

Анастасия испуганно глядела на него своими огромными зелеными глазами.

— Господи, что же это за беда?!

— Тури-хан устремил свой жадный взор на тебя, голубка моя!

Анастасия вздрогнула. Не от испуга, от глубокой тоски, прозвучавшей в голосе любимого. С некоторых пор её первоначальный трепет перед ханом куда-то пропал, и она почему-то была уверена в том, что ничего плохого он ей не сможет сделать. К сожалению, эта её уверенность вряд ли успокоила бы Аваджи. Потому она лишь спросила:

— И что ты хочешь делать?

— Для начала поблагодарить тебя за сына.

Он нежно поцеловал жену и протянул ей маленькую, тонко выписанную иконку на золотой цепочке. Заметив, что Анастасия медлит, Аваджи проговорил:

— Не бойся, Ана, я её не украл и никого не ограбил. Ведь для тебя такая вещь священна и не может принести удачу, если добыта неправедным путем. А за неё я на базаре отдал старику десять дирхемов. Нравится она тебе?

— Очень, — прошептала Анастасия, тщетно пытаясь удержать подступившие к глазам слезы.

Есть ли ещё на свете такой благородный человек, как её Аваджи? Он дарит ей дорогой подарок за то, что она родила ему ребенка от другого мужчины!

— Как ты его назвала?

— Владимир. Я не знала, как ты отнесешься к этому имени.

— Хорошо. По-нашему он будет зваться Ульдемир.

Он говорил нарочито весело, но выражение тайной муки никак не уходило из его глаз.

— Ты не будешь против, если второй родится девочка? — Анастасия решила пошутить, но он в ответ на её слова светло улыбнулся и словно засмотрелся куда-то, в невидимую для других даль.

— Не буду.

Они разговаривали о чем-то неважном, пока Анастасия пеленала и кормила сына; как они с Заирой готовили себе обед, как степные шакалы-разбойники увели их единственного верблюда… Но теперь в их юрте, которую, казалось, с первых дней их любви осенил крылами добрый дух очага, поселилась тревога.

Анастасия первая не выдержала их показного спокойствия. Кинулась к Аваджи, прижалась к его груди, так что, кажется, и не оторвать.

— Не бойся, моя нежная лилия, — сказал он, — я не дам тебя в обиду.

— Неужели Тури-хан посмеет…

— Если посмеет, я его убью, — сказал он просто.

Теперь нукер Аваджи не просто прислуживал хану, он стерег его каждое движение, старался быть доверенным не только его дел, но и мыслей. Хотя и понимал, что тот вряд ли посвятит юз-баши в планы насчет его жены.

Особую услужливость нукера Тури-хан истолковал лишь как особое проявление к нему любви и уважения со стороны своих джигитов. Поход в края аланов (Аланы — по-русски ясы — предки осетин.) хан решил возглавить лично, на этот раз оставив в курене Аваджи. Оставил он и Аслана, ещё не оправившегося от своей раны. Так получилось, что обе пары поневоле сблизились ещё больше.

Поначалу правду о случившемся Анастасия с Заирой решили никому не рассказывать, но первой же взбунтовалась Анастасия. Кто такая Айсылу? Разве она ближе ей, чем Аваджи? Почему нужно иметь тайны от собственного мужа?

— Я тоже расскажу все Аслану, — согласилась Заира. — Может, ему это как-нибудь понадобится.

Как всегда супруги разговаривали, лежа в своей юрте, ночью, когда курень уже спал. Конечно, кроме дозорных. Аваджи рассказу жены удивился.

— Айсылу? Сбежала с другим мужчиной?! — он даже приподнялся на локте, чтобы получше вглядеться в лицо жены: не шутит ли? — И её возлюбленный ради неё напал на людей Тури-хана, который, если узнает, может истребить его род до седьмого колена? Увел на невольничий рынок всех его жен и рабов. Он смелый мужчина.

— Ты не скажешь об этом Тури-хану?

— Рассказать о человеке, который отстоял свою любовь? Пусть живет спокойно. Если хан и узнает об этом, то никак не от меня.

— Кроме того, они убили и ограбили старшую ханум.

— Но ведь вы об этом хану даже не заикнулись. Почему? Из любви к Айсылу?

— Наверное, каждая из нас представила себя на её месте… простодушно начала Анастасия и осеклась: что подумает Аваджи? Будто и она ждет, что приедет Всеволод её освобождать?

И он так и подумал.

— Тебе плохо со мной? — спросил он хриплым от волнения голосом.

— Как ты можешь так думать! — возмутилась она. — Мы с Заирой не любили Айсылу. А если и сочувствовали, то лишь тому, что женщина соединилась со своим возлюбленным. И конечно, обрела свободу. Разве я не могу не думать об этом?

— Зря ты решила, что я тебя не понимаю. Я ведь не монгол, уйгур, а когда-то и наши племена были свободными… И хотя тогда меня ещё не было на свете, тоску отца по тем временам я помню. Теперь получается, что я служу нашим завоевателям… Так же, как и Аслан. А он ведь из аланов!

— Но Заира рассказывала, что он попал в плен к татарам ещё младенцем. Наверное, он тоже мало что помнит.

Аваджи смущенно хмыкнул.

— А я, честно говоря, его не очень уважал. Думал, воюет против своих.

— А своих-то у него и нет. Никого, ближе Заиры.

— Думаешь, он любит эту падшую женщину?

— Падшую! — Анастасия возмутилась. — Да если бы не ты, и я бы стала падшей!

— Опять я обидел тебя. И Аслана, и Заиру… презренный я человек!

— Ты — хороший человек, — не согласилась Анастасия. — Просто и ты можешь ошибаться.

— Когда-то Аслан хотел предложить мне дружбу, — вспомнил Аваджи, — а я отверг её. Не уважал человека за то, в чем могли бы упрекнуть и меня.

— Но ведь и теперь не поздно это исправить, — осторожно сказала Анастасия. — Сходить, проведать Аслана. Поинтересоваться его здоровьем. Я бы навестила свою подругу…

— Только давай дождемся утра, — пошутил Аваджи.

— И еще, — раз уж у них такой откровенный разговор, Анастасия решила упомянуть и то, что волновало её ничуть не меньше. — Обещай, что не станешь из-за меня рисковать жизнью…

— Разве есть на свете кто-то еще, ради кого я хотел бы рисковать жизнью? — усмехнулся Аваджи. — Боишься, Тури-хан сотрет меня в порошок? Пусть попробует: со мной моя любовь и Аллах, посмотрим, кто сильнее!

Сын в колыбельке заплакал. Анастасия подошла и взяла его на руки.

— Дай, я покачаю, — попросил Аваджи.

Он ходил по юрте, качал Владимира и что-то тихонько пел ему на ещё мало знакомом пока Анастасии языке. Женщина тихонько вздохнула и пробормотала по-русски:

— Авось, бог не выдаст, свинья не съест!

— Что ты сказала?

— Аллах не допустит, кабан не нападет! — так своеобразно перевела она поговорку для Аваджи.

— Хорошая поговорка, — пропел он в такт своей песне-колыбельной.

Анастасия подошла, обняла мужа, и вдвоем они стали качать малыша, напевая ему что-то на смеси двух чужеродных языков, странным образом превратившихся в один.

Глава двадцать пятая. Что русскому хорошо, то литовцу…

Ингрид уже проснулась, но лежала не шевелясь, потому что во сне муж крепко прижал её к себе и шептал что-то ласковое, что, она не могла понять, но знала: стоит ей отодвинуться, как он тут же проснется.

Она лежала и тихо млела от счастья, пока не услышала:

— Настюшка!

Светлое настроение солнечного сентябрьского утра враз померкло, затянулось мрачной тучей ревности: её муж поминает пропавшую жену!

Подумала так и жарко покраснела от стыда, словно эти её мысли мог кто-то подслушать. Неужели той, бывшей, так уж хорошо в плену у татар? Ежели ещё жива, конечно. Пожалеть её надо, а не ревновать. Тем более, что и она, как Ингрид, венчалась со Всеволодом в церкви, потому имела на него такое же право. Право на человека… Разве он раб? Но раз Всеволод на Ингрид имеет право, значит, и она на него имеет?

Странные мысли приходят ей в голову в последнее время. Все она думает, размышляет, что правильно, что неправильно. Ходила в церковь, исповедалась батюшке — он похвалил: Ингрид хочет лучше быть, а значит, исполняет христианские заповеди, как и положено богобоязненному человеку.

С каждый днем Ингрид все лучше говорила по-русски. И с каждым днем ей все интереснее становилось жить. Она будто вдруг проснулась, хоть и среди чужого народа, но благожелательного, прощающего ей и неправильные слова, и незнание обычаев её новой родины. Они терпеливо объясняли ей все, что она как княгиня должна была знать. И называли её смешно: "Матушка княгиня".

— Матушка говорят пожилым людям. Родителям. Почему и мне? допытывалась она у Всеволода.

— Потому, лада моя, что челядь видит в нас свою защиту и подмогу. Родная матушка человека на божий свет выпускает, а ты, как госпожа, о нем заботу проявляешь. Можешь казнить или миловать, а значит, жизнь людей от тебя зависит.

— А если я буду плохой… матушкой?

— Значит, и им будет плохо. Так что ты уж постарайся.

— Постараюсь, — сказала она серьезно.

И вправду старалась. Она вообще всегда держала данное слово. Стала дотошно вникать в хозяйственные дела и вдруг обнаружила, что сам князь ими почти не занимается. Поручил следить за хозяйством сразу двум людям: ключнику и конюшему. И получилось, что каждый из двоих занимался одним и тем же, а потому зачастую отдавали челяди разноречивые указы. Челядь, как в таких случаях и бывает, выбрала для себя путь полегче — не слушала ни того, ни другого.

С супругом Ингрид решила говорить об этом осторожно.

— Не велика ли княжеская дружина, муж мой? Хватает в ней воинов, али лишние люди есть?

— Хоть и не бабьего ума это дело, а скажу тебе, — улыбнулся князь. Не то что не велика, а по иным меркам так и вовсе мала. У моего батюшки да и у твоего — не в пример больше.

— Выходит, каждый дружинник на счету?

— Ты права, Инушка, каждый!

Впервые Всеволод назвал её так. И не в супружеской постели, в обычной беседе. Сказал между прочим, а сердце Ингрид заколотилось в груди, застучало — ей предстоял, однако, ещё долгий путь к душе супруга. Она даже помедлила высказывать надуманное: вдруг осерчает, отринет её от себя…

Но Ингрид всегда была упорной и привыкла всякое дело доводить до конца.

— Вот я и хочу, Всеволод Мстиславич, тебе ещё одного дружинника подарить.

— И где ты его возьмешь? — приятно удивился он.

— В твоих палатах княжеских… Глиной его зовут.

— Моего ключника?

— Твоего ключника.

— А чем он тебе не угодил? Может, обидел, так скажи, у меня расправа с невежливыми слугами короткая. Холопа плетьми отходят, будет знать свое место!

— Ничем он меня не обидел, — успокоила расходившегося мужа княгиня.

— Тогда не понимаю. Княжескому хозяйству как быть без ключника?

— Я буду ключником.

— Сама княгиня — ключница?

— Зачем ключница. Хозяйка.

— Хозяйка? — Всеволод растерянно замолчал. — Ты хочешь быть хозяйкой над всем этим?

Он обвел рукой княжеское подворье, так хорошо видное с высокого крыльца, на котором супруги стояли. Огромное, широко раскинувшееся, богатое даже на первый взгляд…

— Этого нельзя сделать? — спросила Ингрид, не зная, как истолковать замешательство мужа.

— Зачем? Разве мало у нас челяди? Только слово скажи — побегут, все исполнят…

— Исполнят. Но ведь я могу за этим приглядывать? Разве плохо знать обо всем самой?

"Везет мне на жен особых, на других непохожих. Одна все по полям носилась, воевать мечтала. Другая готова челядь со двора отправить, самой делами заняться".

Так думал Всеволод, с новым интересом вглядываясь в серьезное лицо жены. А Ингрид тоже размышляла.

"Странные люди — русские. Собственное хозяйство слугам доверяют. На что мачеха у меня знатного рода была, а не чуралась и в погреб заглянуть, и к риге пройтись. Всегда знала, что где лежит и сколько… Неужели лучше целыми днями спать да из-за стола не вылезать, чтобы подобно боярыне Сивокоз напоминать пивную бочку?"

Всеволод знал, что есть боярыни, богатые и знатные, которые свое хозяйство ведут сами, но чтобы княгиня… Не осудят ли его бояре?

Ингрид не стала бы настаивать, если бы накануне не познакомилась с боярыней Милонегой, женщиной умной и властной, незаметно взявшей жену князя под свое покровительство, осторожно объясняя ей то, что литовка не всегда могла знать. И на вопрос княгини, есть ли у неё ключник, расхохоталась:

— Есть, матушка, как не быть! Только не ключник, а ключница. Она ходит со мной в кладовую или к амбару и открывает замки, какие я укажу. Они-то порой тугие бывают, что же мне свои белы руки попусту ломать. А ежели ты насчет того, чтобы догляд за хозяйством холопам в руки отдавать, так ни в жисть! Кто же станет беречь да приумножать не свое? Конечно, есть верные слуги, которые для хозяев стараются, а только лучше тебя самой никто не присмотрит!

Ингрид успокоилась. И попросила у Милонеги разрешения походить к ней, поучиться, как хозяйство вести. Та было сперва растерялась, а потом повеселела:

— Что ж, матушка, приходи. Может, князьям и у бояр есть чему поучиться…

Княгиня услышала в её голосе некую недосказанность, но справедливо рассудила, что в одночасье она со всем не разберется. А пока будет присматриваться да приглядываться.

Позже она поняла, что ничего заковыристого в словах Милонеги не было. Бояре издавна ворчали, что князь больше слушает своих дворян, забывая, что бояре всегда князю верой-правдой служили.

Ингрид не просто с хозяйством знакомилась, а и челядь поближе узнавала. Появились у неё свои любимцы — те, с кем не чувствовала она себя более чужестранкой, но почитаемой госпожой.

За этими её знакомствами Всеволод следил не без пристрастия.

— Себя со слугами не теряй, — строго говорил он. — Повелевай, а не проси. Челядь не любит слабых господ. Будет тебе в глаза льстят, насторожись. Неладное чуй. Али худое задумали, али нерадивость свою хотят скрыть. Жаждут, чтобы ты до них унизилась, опростилась, тогда уже и не разберешь, кто слуга, а кто хозяин…

Ингрид только что отпустила Глину, который когда-то был неплохим дружинником, но поскольку из всей дружины один умел считать и писать, был назначен на хозяйство.

Поначалу слезать с коня он не хотел. Все пытался доказать князю, что в дружине есть люди, которые умеют считать не хуже его, и свои знания они просто скрывают, а у него не язык, а помело, вот и наговорил на свою голову!

Князь его слушать не стал, и с того дня ни разу не пожалел о своем решении.

Теперь Глину опять отправляли в дружину, и, услышав такое, он слегка растерялся. Так, наверное, чувствует себя кот, когда-то принесенный из амбара, где ловил мышей, в господский дом. Теперь же, после беззаботной жизни и дармовой еды, его вдруг опять возвращают в амбар!

Глина от сытой беззаботной жизни погрузнел, оплыл, как свеча, и теперь предвидел, сколько насмешек от товарищей ему придется перенести, пока он опять станет прежним умелым и удачливым воином.

Ингрид убедилась, что Глина вел хозяйство честно, ничего испорченного али неучтенного она не нашла, но согласилась с Милонегой, что получалось у него это без огня, по обязанности…

Князь приставил к жене для услуг дворовую девку. Не из простых, из знатных свенов (Свены — шведы.). За два года жизни на Руси девка прижилась, говорила по-русски почти правильно и прозвище имела по происхождению Свенка.

Она оказалась для Ингрид сущим кладом, потому что была шустра, умна и, чего греха таить, любила подслушивать, оттого и знала почти обо всем, что творилось в Лебедяни. И эти знания Свенка охотно сообщала своей новой госпоже.

Теперь Свенка подглядывала и подслушивала не ради своего любопытства, а ради юной княгини, которая, как и она сама, была одна-одинешенька. Князя в расчет челядинка не принимала. Мужчина, он и есть мужчина!

Она рассказала Ингрид о бывшей жене князя, какая та была «верткая», на лошади как влитая сидела. И что князь с боярами Астахами и поныне знается. Они ему на новую женитьбу не пеняют, а лишь вместе по пропавшей Настеньке тоскуют.

С некоторых пор князь стал бывать там редко. Да и к знахарке ездил, она его тоску по жене отвела.

Глава двадцать шестая. Аваджи меняет кожу

Аваджи едва вошел в юрту, как проговорил с возмущением:

— Лучше впасть в нищету, голодать или красть,

Чем в число блюдолизов презренных попасть!

Лучше кости глодать, чем питаться халвою

Со стола у мерзавцев, имеющих власть! (Стихи Омара Хайяма, персидского поэта и математика.)

Анастасия поняла: раз её обычно спокойный супруг среди дня приходит, дает волю гневу, да ещё и произносит рубаи (Рубаи — в поэзии народов Востока афористическое четверостишие.), которые прежде она слышала от него лишь по ночам, значит, он стал свидетелем чего-то, возмутившего его.

Она слышала голоса нукеров, вернувшихся из набега, свист плетей, крики избиваемых людей… Но Аваджи к подобному зрелищу не привыкать. Что же его так разгневало?

Он будто опомнился и прижал её к груди.

— Прости меня, голубка, я повел себя, как вздорная крикливая женщина!

— И кто они, эти презренные блюдолизы? — серьезно спросила она. Кто-то из нукеров Тури-хана? Неудачным оказался их поход?

— Видно, здорово потрепали наших аланы! — проговорил Аваджи, принимая из рук Анастасии пиалу с кумысом (Кумыс — кислый напиток из кобыльего молока). — Конечно, они — народ малочисленный, но каждый из аланов бьется как десять нукеров. Их не заставишь сдаться. Аланов можно лишь убить! А ещё лучше вырезать всех, включая грудных младенцев, ибо едва они вырастают, как начинают с нами сражаться и мстить за своих убитых отцов…

— Зачем ты мне это говоришь? — тихо спросила Анастасия.

Она понимала, что её муж — воин, и убивать тех, кого хан считает врагами, его работа, но не могла слушать Аваджи без внутреннего трепета. Наверное, она хотела невозможного, но ничего не могла с собой поделать.

Он горько усмехнулся.

— Еще немного, и под твоей рукой я стану мягче воска… Думаешь, я эти слова от сердца говорю? Я повторяю лишь то, что внушают нам наши мудрые полководцы. Они считают, что аланов не покорить, их надо уничтожать, но снова и снова пробуют о них свои зубы, рискуя сломать их вместе с головой…

— Но ведь не это тебя так расстроило?

— Тури-хан привез для себя из набега девушку-аланку. Решил, что она захочет ублажать его тут же, в ханском шатре. А недавно у неё на глазах убили отца и братьев, а мать изнасиловали…

Анастасия вздрогнула; её рука, державшая пиалу с кумысом, дернулась, и напиток пролился на ковер.

— Не надо было мне это рассказывать, — с раскаянием проговорил Аваджи.

— Нет, я хочу знать, говори, — сказала Анастасия, присаживаясь у его ноги.

— Как бы хан мне ни благоволил — а в последнее время он слишком уж это всем показывает, — на самом деле у него теперь совсем другой в любимцах ходит. И звать его Бучек. Он хану и прежде старался угодить, а когда спас светлейшего от аланки, которая на него с кинжалом бросилась, вовсе перестал от хана отходить…

— С кинжалом? А где же она его взяла?

— Видимо, на себе прятала.

— Этот Бучек её за руку схватил?

— Какое там! Бичом достал. То, что он умеет делать, другим нукерам не удается. Уже и пробовали, и об заклад бились… На моих глазах он рабу-китайцу бичом горло разорвал…

Почему-то сегодня Аваджи волей-неволей ей такие страхи рассказывает, что её оторопь берет!

— Аланку убили?

— Лучше бы убили! Для Тури-хана он девушку в целости сохранил. И ещё держал её, пока хан свое желание удовлетворял. Старику теперь все больше чужого страха нужно для возбуждения. Чтобы мужчиной себя почувствовать, а тут вот она — его убийца…

— Но ты говорил, блюдолиз.

— Так ведь он рот не закрывает: хан — самый справедливый, самый мудрый, самый сильный… Тот так расчувствовался, что Бучеку эту аланку и отдал.

— Что же он с нею сделает? — прошептала Анастасия.

— Что-нибудь страшное, чтобы хану угодить.

Анастасия подумала, что если и дальше будет размышлять об этом, сойдет с ума.

— Давай-ка мы с тобой сходим, Аслана проведаем, — предложила она; рядом с нею было так мало человеческих лиц, которые она хотела бы видеть, и Алан с Заирой как раз относились к этому меньшинству.

— Пойдем, — легко согласился Аваджи, ему тоже захотелось переключить свое внимание на что-нибудь другое. В последнее время пребывание среди своих нукеров давалось ему все труднее.

Из юрты третьей ханум во время всех передряг почти ничего не вынесли. Она стояла несколько в стороне от других и имела самый скромный полог. Но при том эта юрта все ещё производила впечатление роскошной, с её шелковыми занавесями, расшитыми золотыми драконами и лилиями, ворсистыми бухарскими коврами и множеством ярких подушек.

Теперь на лежанке вместо Бибигуль, роскошной рыжеволосой женщины, раскинулся нукер хана, раненный в сражении и небрежно попирающий ногами груду так любовно собираемых ханум разноцветных подушек. И в кольце его могучих рук лежала девка из желтой юрты Заира, которая прежде не осмелилась бы и близко подойти к юрте ханум.

— Вижу, наш раненый джигит силу набрал! — проговорил Аваджи, усаживаясь рядом с Асланом на место, с которого поспешно вскочила Заира.

Молодая женщина не перед сотником суетилась, а метнулась к Анастасии, чтобы принять из её рук маленького Владимира.

— Расскажи крестной мамочке, как живется маленькому Владимиру? заворковала она. — Опять мамка связала тебя, точно полено какое!

Этот вопрос был одним из немногих, в чем молодые женщины никак не могли прийти к согласию. Анастасия, чьи предки туго пеленали младенцев, поступала так же, Заира же считала, что связанные младенцы медленнее растут.

— Вот роди своего ребенка, тогда и вовсе не заворачивай! — горячилась Анастасия.

— И рожу! — кричала Заира. — Тогда увидишь, как мой сын твоего перерастет!..

Две головы — темноволосая и русая — склонились над ребенком. Коса Заиры, в которую она теперь заплетала волосы упала, на грудь, а выбившиеся пряди живописно обрамляли её тонкое худое личико.

— Странно, раньше я не замечал, что Заира — красива, — проговорил Аваджи и, поймав хмурый взгляд Аслана, стал его успокаивать. — Ты же не думаешь, что я недостаточно люблю свою жену и смотрю с вожделением на других женщин? После того, что Заира сделала для Аны и сына, она для меня ближе родной сестры!

Аслан потупился.

— Прости, брат, но это моя болезнь. Я все время жду, что кто-то начнет поминать желтую юрту, из которой моя девочка вырвалась только благодаря тебе и твоей жене. Я смотрю волком даже на своих нукеров — не сорвется ли у них нехорошее слово о Заире? Убью на месте любого!.. Если бы тогда я убил Тури-хана…

— То сейчас ни тебя в живых бы не было, ни Заиры, — докончил за товарища Аваджи и крепко сжал его здоровое плечо. — Не терзай себя попусту!

— Но ты же не все знаешь! Никто не знает! Я просил у хана в жены Заиру, а он не только отказал мне, но и направил её в ту самую желтую юрту. Да ещё посмеялся надо мной!.. Как я не умер от стыда?!

— Видно, девушка слишком сильно обидела светлейшего, иначе он не отказал бы своему лучшему нукеру.

— Обидела? Чем она могла его обидеть? Хан отдал мне Заиру девственницей.

— Что?!

Для Аваджи слова товарища прозвучали как гром среди ясного неба. Он сам достаточно долго служил хану, чтобы несказанно удивиться его рассказу. Неужели такой сильный, такой большой джигит настолько наивен? Не понять очевидного! Тури-хан никогда бы просто не выпустил из своих рук девушку, не склонив её на ложе. Для этого должно было случиться что-то особое, непредвиденное… Видно, и Заира не придала этому большого значения, иначе непременно рассказала бы о том Аслану…

Он по-новому взглянул на молодую женщину и подивился. Не ей, себе. Выходит, он всегда был занят только собой, своими переживаниями, своими бедами… Если бы не Ана, он так и не научился бы видеть настоящую жизнь. Ту, какая более другого заслуживала описания в самых мудрых книгах!

А ведь он чуть было не вытолкнул Заиру из их жизни, опасаясь, что своими рассказами она дурно повлияет на его жену.

— Я оказался трусом, — между тем продолжал рассказывать ему Аслан, как и Аваджи, любуясь новым обликом своей возлюбленной. — Ты ведь сумел добиться Аны.

— Мне тоже особо гордиться нечем, — признался Аваджи. — Приврал, чтобы не насторожить светлейшего, вот и вся заслуга. А что касается трусости… Мы привыкли подчиняться богатым и знатным, шаманам, которые с детства внушал нам, что власть хана дарована ему свыше… Значит, когда хан пожелает нашу жену, мы успокоим себя, что так угодно богам. А как иначе после мы могли бы чувствовать себя мужчинами?

— Зато мы — мужчины, когда рискуем своей жизнью воюя за интересы хана!

— Или насилуя пленниц, — шепнул Аваджи.

— Ты мне нравишься, юз-баши, — проговорил Аслан, — и речи твои находят отклик в моем сердце, так долго страдавшем от одиночества… Жена, где моя арза? (Арза — монгольский хмельной напиток из молока.) Разве я вчера все выпил?

— Сейчас подам, о вместилище пороков! — подмигнув Анастасии, отозвалась Заира, в то время как плещущий в её черных глазах огонь говорил совсем о другом чувстве.

— Вы поженились? — удивилась Анастасия, помогая подруге расстилать на ковре скатерть.

— Еще нет, — сверкнула та белозубой улыбкой, — но Аслану нравится меня так называть. Тем более, что, кажется, завтра Тури-хан обещал соединить нас. Лишь бы хитрый лис в последний момент не передумал!

— Похоже, ты не очень любишь светлейшего?

— Чтоб он сдох! — в сердцах вымолвила Заира и совсем по-мужски сплюнула.

"Я не удивлюсь, — подумала Анастасия, — если хозяйство Тури-хана опять пострадает от какого-нибудь набега. И как бы на этот раз удавка не захлестнула шею его самого!"

Глава двадцать седьмая. Когда на земле жить опасно

Начало осени. Нынче самая благодатная пора у холмчан, ибо трехлетняя засуха ушла в прошлое, а урожай на полях радует глаз.

Летняя жара уже не донимает, а солнце льет с неба ровный, мягкий свет.

Наступление щедрой осени не радовало одного Лозу. "Не успеешь оглянуться, — думал он, — зарядят дожди, застопорится дело…" А дело это увлекло его так, что в отдельные дни он себя забывал!

Головач его успокаивал:

— Дожди нам нонче не помеха.

Успели они многое — снаружи уже работ не осталось, все внизу, под землей. Почитай, под одним из холмов целое селение вырыли. Лоза и не ожидал от своих смердов такой горячей поддержки.

Еще лето стояло на дворе, как он бросил клич: от каждого дома выделить по мужику и всем собраться в дворянских хоромах.

Разместились за длинным столом. Прозора распорядилась, чтобы поставили медовуху, поросенка, в печке зажаренного, яблочков моченых, грибков показала селянам свое уважение.

Мужики ни есть, ни пить не спешили. Выжидали, что объяснят, для чего их позвали? Не то чтобы новому хозяину Холмов не доверяли, а по привычке не торопились. Мол, поесть-попить успеем, а пока послушаем да подумаем…

Однако, лишь Лоза заговорил о «мунгалах», мужики зашевелились.

— Неужто, батюшка, опять полезут?

— Ходят слухи, — уклончиво ответил тот; а в самом деле, никто ему ничего этакого не говорил. Тогда почему мысли о нашествии нехристей не дают Лозе спокойно спать по ночам?

Однако селяне его беспокойство сразу поняли. Из-за стола встали, в пояс поклонились.

— Спасибо, отец родимый, что об нас думаешь!

Княжеский дворянин поведал вкратце о своих думах и спросил:

— Не побоитесь под землею жить?

— Эх, батюшка, не помрешь, так и не похоронят! На всякую беду страха не напасешься!

— А главное, сами молчите и другим накажите: никому чужому — ни слова!

Мужики зашумели.

— Языки за зубами удержим! И бабы наши — себе не враги. Небось, каждой свое дитя оборонить хочется.

После того только к ковшам потянулись и разговор ближе к делу пошел. Порешили на рытье подземного жилища по человеку с дыма — с дома, значит выделять. Всем толпиться, только мешать друг дружке.

Рыть стали под дальним холмом. Его с дороги не видно. А когда углубились, стали землю разбрасывать поближе к реке, где место болотистое, камышом поросшее. Туда сколь ни сбрось, все под воду уйдет. А не уйдет, так ещё лучше, у реки лишний кус хорошей земли появится.

Лоза хоть и подземным городом увлекся, а за полевыми работами не перестал следить, кого и с рытья снимал на подмогу отстающим.

Земляными работами управлял Головач, но, случалось, мужики с ним спорили, где получше вход сделать, как от глаз посторонних скрыть…

Ровно подменили Головача. Как и жену его непутевую. Холмские бабы заметили интерес боярыни к Неумехе, да и сами стали к той в избу похаживать. Одна её хлеб печь выучила, другая — щи варить. Неумехе и самой понравилось, когда у неё что-то получаться стало. Она на себя, никудышную, по-другому смотреть начала. Не уставала за Прозору богу молиться. И ещё просила у него: "Помоги, научи, не потому что боярских плетей боюсь, а потому что и сама хочу человеком стать!"

За работу Лоза платил Головачу то мукой, то медом, который его семья впервые попробовала. Неумеха объяснила детям, что если в доме всегда будет чисто, а они не станут попусту пачкать свое платье, то никогда более не будут голодать.

Теперь даже в руках у самых маленьких метелка была — ежели кто из них хоть какой сор в избе обнаруживал, немедля выметал его наружу!

А Головач чуть свет бежал туда, где из огромной дыры поднимали наверх тяжелые бадьи с землей, а веселые, хоть и уставшие мужики, шутливо приветствовали его:

— Явился, воевода подземный! Что за ночь удумал: здесь засыпать, в другом месте копать?

Ворчали беззлобно, потому что случалось, приходила ему в голову более удачная мысль, и тогда-таки приходилось переделывать уже сделанное. Заканчивали работу затемно, а с рассветом он прибегал и виновато сообщал:

— Я вот тут подумал…

— Да когда же это ты думаешь? — удивлялись мужики. — Может, тебе тоже лопату в руки, чтоб не до думок было?

Дети уже спали, когда Головач при свете плошки царапал бересту, а Неумеха — как выяснилось, с красивым именем Голуба — теперь его не трогала, понимая, что раз сам боярин к её мужу интерес имеет, значит, он как есть человек необыкновенный. И на детей прикрикивала, ежели не ко времени возиться начинали:

— Нишкните! Батя город подземный рисует!

— Повторять такое при детях не след, — важно замечал Головач.

— Они никому не скажут, — успокаивала его Неумеха.

И была права. То, что тайну надо хранить от чужих людей, понимали даже самые маленькие холмчане.

Между тем мужики уже принялись за укрепление будущего жилища, обшивали свод деревом, чтобы земля с потолка не сыпалась на пол. Ходы наружу вывели: один к лесу, другой за холм. И так запрятали, что постороннему взгляду вовек не догадаться.

Срубили наверху да собрали два длинных стола с лавками — как раз на всех жителей Холмов с бабами и детьми.

Конечно, не без того, устроили и нужник, и даже отверстие наружу вывели, чтобы, значит, запахи живущих внизу не беспокоили…

Чем тщательнее отделывали селяне свое жилище, тем более ему радовались. Не будут они, выходит, сидеть и ждать, когда нехристи придут и свернут им головы, точно курам.

Сколотили несколько деревянных в два яруса палатей для спальни, соединенной с обеденной залой коридором. А в «горнице» в дальнем углу печь сложили, и длинная труба из неё выходила прямо на болотистую часть речки, где и в обычное время стоял туман.

Делали все основательно. Так, как привыкли делать русские мужики. Женщины тоже не отставали. В горнице стали появляться затейливые вышитые коврики, вязаные половички.

Холмский кузнец выковал плошки-светильники. Как-то с охоты заехал к Лозе князь Всеволод. Бывший воспитатель и конюший поводил его по своему подворью, показал ухоженные дома и земли холмчан. Получил одобрение князя.

— Любо мне видеть, как устраиваются мои дворяне! А бояре, вишь-ко, недовольны. Дворовым людям земли отписываю. Не по знатности, мол, заслуги! Зато по верности!..

Доверительно говорил Всеволод со своим дворянином. Даже на шутливый вопрос бывшего воспитателя, как у него дело с молодой княгиней, ответил искренне:

— Бог даст, все образуется! Ведь из чужих краев молодица, а старается, у наших учится. Добрая не в меру бывает, а с нашим людом ты знаешь, как: чуть вожжи отпустил, так работа и стала…

Лоза после отъезда князя все переживал. Всеволод к нему с любовью и доверием, а он? О самом главном не сказал. От кого подземное строительство утаил? От господина своего!

Прозора успокоила мужа.

— Ежели ты для князя людей сохранишь, тем ему свою службу и покажешь. Татары полезут, там не до обид будет. И князь не о Холмах в первую голову думать станет, о своей Лебедяни.

Лоза, провожая, все же у Всеволода спросил: мол, ничего из южных краев не слышно? Мунгалы не беспокоят, рать не собирают?

— Говорят, осенью они свой курилтай созывают, — проговорил задумчиво князь. Видно, и его эти мысли беспокоили. — Решать станут промеж собой, как им сподручнее на нас навалиться!

— И что другие князья? Объединяться не желают?

— До того ли им! — досадливо крякнул князь. — Все промеж собой грызутся: кто важнее, кто старше. Обиды припоминают с дедовских времен! Друг друга губят, что лес рубят!

Такая боль прозвучала в словах Всеволода, что Лоза тоже опечалился, а и мимолетно порадовался: его воспитанник рос человеком неравнодушным, за судьбу народа болеющим. Может, все же не зря Лоза свою жизнь прожил? Не смог продолжить себя в детях, так продолжит в добрых делах. А даст бог, своими радениями и ещё многим людям жизнь спасет!

Глава двадцать восьмая. Русская княгиня Ингрид

Ингрид лежала в опочивальне, где недавно столько дней провел в горячке князь Всеволод, и слушала новости, которые рассказывала ей Свенка.

Левая нога княгини, перевязанная белыми тряпицами поверх двух гладко выструганных дощечек, лежала на подушках, и арамейский врач Арсений строго-настрого наказал так с поднятой ногой и почивать.

А упала Ингрид наземь с коня, на котором, вопреки советам конюшего, вознамерилась прокатиться. За то, что не смог отговорить княгиню от её неразумной затеи, конюший, по приказу князя, получил десять плетей и чувствовал себя не виноватым, а неправедно обиженным.

Ингрид, узнав о наказании дворового человека, стала оправдывать его:

— Нет его вины в том, что я упала. Не послушалась конюшего. Он предупреждал, Злынка — кобыла норовистая. Чуть что не по ней, на дыбы встает, зад подбрасывает…

— А ты, значит, на своем решила настоять? — покачал головой Всеволод.

— Это потому, что твой конюший мне все лошадей тихих подсовывал, спокойных, на коих и скакать скучно!

— Зато теперь лежать тебе будет весело. Сама виновата. А перед конюшим я повинюсь. За тебя.

Но Ингрид через Свенку ещё и передала напрасно пострадавшему дворовому расшитый золотом кисет с тремя золотыми монетами.

— Княгиня сожалеет, — сказала Свенка, — и просит принять в подарок.

Конюший кисет взял и передал, что на княгиню обиды не держит. Пусть, мол, побыстрее выздоравливает, он сам научит её, как на норовистых лошадях ездить.

Ингрид слушала, что повествовала ей Свенка, и временами уносилась мыслями куда-нибудь. Например, в то время, когда она сможет бок о бок выезжать с мужем из города, ездить на охоту или в гости. Мало ли…

А то представляла себе, как она, одетая в простой, но удобный сарафан, сидит со Всеволодом на берегу серебристой речки Сыть и ловит рыбу. Ингрид никогда в жизни не ловила рыбу, но один раз видела с удочкой незнакомую девушку, которая несла на кукане связку серебристых рыбешек…

Даже странно, как много интересных вещей было ей прежде недоступно! Да она раньше и не мечтала о чем-нибудь подобном.

В родовом замке, где она провела все время от рождения до того дня, когда двоюродные братья и дружинники увезли её выдавать замуж в далекую Русь, Ингрид думала о другом. Например, о том, как после похвал, которыми оделяли её учителя, обучавшие Ингрид счету и грамоте, всегда холодные и строгие глаза отца оживятся, потеплеют и он скажет что-нибудь вроде:

— Доченька, я рад, что ты умна и послушна.

Или хотя бы:

— Ингрид, ты порадовала меня.

Но увы, даже редко вспоминавшая о ней мачеха, казалось, была менее холодна, чем родной отец.

Еще она мечтала о маленькой собачке или кошечке — каком-нибудь живом существе, которое ей бы подарили и разрешили у себя оставить. Изредка она была в гостях у своих кузенов и кузин и видела, как те возятся с животными без всяческих запретов…

И вот когда она уже перестала мечтать о чем-нибудь подобном, у неё вдруг это появилось как бы само собой. И не дома, в Литве, а здесь, на чужой стороне.

В конюшне, которая была теперь и её собственностью, она могла погладить и покормить любую лошадь, какую захочется. Никто не посмел бы прогнать её прочь.

На псарне она могла выбрать себе любого понравившегося щенка и возиться с ним, сколько душе будет угодно.

А недавно, возвратившись с охоты на медведя, отроки подарили ей крошечного медвежонка, которого теперь Ингрид выкармливала молоком и размоченными в нем лепешками…

Коварный перелом застал Ингрид врасплох. Лежать ей сейчас было некогда. Столько дел ждало её на подворье! Она опять вспомнила отцовский замок, где часами могла сидеть без дела, просто глядя в окно. Да и какие у неё могли быть дела?

Здесь же, после того, как она отправила в дружину к мужу его ключника, нужно было самой заниматься хозяйством. Не может же она теперь просить мужа: "Я погорячилась, верни Глину обратно!"

Нужно было срочно найти кого-нибудь толкового, кто на время заменил бы её по хозяйству. Как раз недавно Свенка рассказала, что среди княжеских холопов есть один родом из литовских земель, как и сама княгиня. Такой умный да знающий! Его князь Мстислав — батюшка Всеволода — сыну подарил. Мол, ежели понадобится что-то о северных землях узнать — вот он, готовый толмач. И расскажет, и перетолкует.

Вроде, взяли Литвина — так теперь называла его челядь — в каком-то сражении, где литовцы воевали против русских. Он был так сильно ранен, что врач с трудом вырвал его из объятий смерти. Но, выздоровев, Литвин уже не мог бойко ходить, как прежде, а передвигался, сильно припадая на искалеченную ногу.

Посланная ею Свенка вернулась с мужчиной, в рыжей бороде которого и буйной шевелюре вовсю серебрилась седина. Серые глаза Литвина смотрели проницательно и чуть насмешливо.

Он поклонился лежащей княгине и голосом с хрипотцой сказал:

— Похоже, нам, литовцам, не удается подолгу стоять на русской земле обеими ногами.

— Я сама виновата! — заметила Ингрид.

В словах Литвина ей почудился намек на то, что в их бедах повинны русские, а она не хотела хаять народ, который так доброжелательно принял её.

— Пусть Свенка выйдет! — вдруг проговорил холоп, и княгиня увидела, как под его мохнатыми бровями недобро сверкнули глаза.

Ингрид на мгновение стало страшно, но она тут же и рассердилась на собственный испуг: что позволяет себе дерзкий холоп?!

— Никуда она не выйдет, — холодно сказала княгиня. — И я не позволяю слугам так с собою говорить. Может, ты хочешь отведать плетей? Я прикажу отвести тебя на конюшню.

Желание сделать Литвина ключником исчезло у неё без следа. А ещё она подумала: неужели кто-то из кузенов шепнул ему, что дочь Витольда безмозглая, трусливая овца, так что её можно испугать всего лишь приказным тоном человека, недостойного входить в княжеские палаты!

Она кивнула Свенке, и та села на скамеечку у ложа госпожи.

— Я слушаю тебя, — сухо кивнула она Литвину.

— Но это княгине было угодно позвать меня к себе.

Ага, кажется, он понял свое место. Но княгиня ошиблась, замешательство холопа длилось недолго. Он вперил в Ингрид яростный взгляд и раздельно произнес:

— Да будет тебе известно, я — рыцарь Ордена меченосцев!

Внешне Ингрид осталась бесстрастной, но украдкой она сцепила руки, чтобы Литвин не заметил охватившую её дрожь.

В землях Литвы рыцари Ордена пользовались дурной славой. Они были жестоки, безжалостны и ради захвата для себя все новых земель не останавливались ни перед чем, нападая на людей, точно бешеные псы.

Не очень разбираясь в политике, Ингрид догадывалась, что её отец недаром пошел на союз с русскими — только они могли противостоять меченосцам, наряжавшимся в белые плащи с изображением красного меча и такого же креста, чтобы напомнить: они воюют под флагом святой церкви.

Тогда что делает в Лебедяни этот рыцарь? Она невольно скосила глаза на дверь — как назло, Всеволод замешкался на конюшне.

— И что нужно от меня рыцарю? — надменно спросила Ингрид.

Видимо, он решил не обращать внимания на Свенку и сказал, усмехаясь ей в глаза:

— Ты должна помочь мне выбраться отсюда.

— Я ничего не должна Ордену, — голос Ингрид был ровным и спокойным, что стоило ей немалых усилий. — Но я все же пойду навстречу его рыцарю и не позову на помощь слуг, которые прикончат его на месте.

Несмотря на искалеченную ногу, Литвин метнулся к Свенке, рванул её к себе и приставил к горлу неизвестно откуда взявшийся клинок.

— Посмотри, княгиня, чтобы достать его, мне пришлось задушить княжеского дружинника. То же будет с твоей прислугой, если ты надумаешь закричать.

Ингрид вспомнила, как сокрушался Всеволод, когда в один из дней его дружинника, стоявшего на страже у городских ворот, наутро нашли мертвым.

Старшина дружинников, как заправский охотник, тщательно осмотрел то место, где лежал убитый, и решил: кто-то подкрался к стражу, когда он попросту заснул! Дружинники пришли к мнению, что в город пробрался вражеский лазутчик. То ли татарин, то ли половец. Мало ли их по степи шныряет?

Старшина предложил князю, чтобы тот наказал его. Всеволод удивился:

— Ты просишь наказать самого себя?

— Прошу, потому что выходит, плохо учу молодых. Я ли не повторяю им день за днем, что спать на часах грех, а вот поди ж ты! И знал ведь я, что он с Плешаковой Авдотьей до рассвета гулеванит. Какой же из не выспавшегося дружинника страж?

Потужили-погоревали, убитого дружинника похоронили, а никому и в голову не пришло, что вражеский-то лазутчик никуда не делся, а здесь на княжеском подворье так и живет!

Медленно отступая к двери и волоча за собой упирающуюся Свенку, Литвин не сводил глаз с молодой княгини, но не заметил на её лице и следов паники, только гнев. Перед ним была истинная дочь Севера. Такую и он бы хотел иметь своей женой, да не ссудил бог!

— Зря ты так, Ингрид Витольдовна! Я ведь все о тебе знаю. Замуж пошла по воле отца. Мужа впервые увидела в церкви, а князь до сих пор любит первую жену… Ты здесь чужая!

Его слова нашли бы отклик в душе Ингрид… два месяца назад, когда она только вступила на чужую землю. Всего два месяца. Но они перевернули всю жизнь литовской княжны.

— Как твоя нога, ангел мой? — услышала она веселый голос Всеволода.

Князь вступил в свои покои, а в это время за его спиной Литвин исчез в дверном проеме вместе со Свенкой.

— Всеволод, любовь моя, поспеши! Холоп Литвин — лазутчик рыцарей-меченосцев! Он захватил Свенку, и у него кинжал!

За дверью послышался короткий женский вскрик.

Князь все понял с полуслова и выбежал из опочивальни. Время, в течение которого его не было, показалось Ингрид вечностью.

— Крепись, Инушка, — сказал он жене с тяжким вздохом. — Умерла твоя Свенка. Шею свернул ей супостат! Ускакал, ты не поверишь, на Злынке. Выслал за ним погоню. Не догонят — так и то утешение, не будет впредь на конюшне кобылы, с которой ты вдругорядь упадешь.

— Жалко Свенку, — всхлипнула Ингрид, прижимаясь к Всеволоду, — знал бы ты, семеюшка, (Семеюшка — муж (старорус.).) какого я страху натерпелась!

— А что он от тебя хотел?

— Хотел, чтобы я ему помогать стала, поскольку ему своя, а русским чужая.

— Какая же ты чужая? Ты теперь не просто княгиня Ингрид, ты — русская княгиня, потому что тебе жизни русских людей доверены… Насчет Ордена ты не ошиблась?

— Он сам это сказал.

— Вот так подарочек мне батюшка преподнес! — хмуро качнул головой Всеволод. — И я тоже хорош: непроверенного человека на конюшню поставил. А ежели бы он надумал лошадей отравить?.. Великую услугу Лебедяни оказала ты, княгинюшка!

— Да что я такого сделала? — смутилась Ингрид.

— Перед соблазном устояла. Кинжала не испугалась! — Всеволод прикоснулся губами к её лежащей поверх одеяла руке, а княгиня поцеловала его в склоненную макушку.

Глава двадцать девятая. Ханская зависть

Холодный пронизывающий ветер зло толкался в стены юрты, завывал, точно живой, и круглая глиняная печь, сложенная Аваджи, тоже глухо гудела.

Пламя светильников колебалось, бросая на войлочные стены черные тени, но люди, сидевшие в юрте на теплом шерстяном ковре, не обращали никакого внимания на непогоду за её стенами.

Четыре человека от четырех разных народов, волею судьбы соединенные вместе, сидели за общим ужином и не испытывали друг к другу никакой неприязни: уйгур и алан, уруска и булгарка. Два друга, две подруги. Две семьи.

Они сидели за одним столом, шутили, смеялись и, пусть на краткий миг, ощущали себя близкими друзьями, не зависящими от жестоких неправедных отношений, что царили между людьми за стенами их юрты.

Юрта юз-баши стояла нынче в уртоне — кочевом поселке на дороге, по которой многотысячное монгольское войско упрямо шло на северо-запад. Выбранный на курилтае один из царевичей-чингизидов Бату-хан вел своих джигитов покорять Вселенную, для чего вначале решил полностью подчинить себе такую большую и богатую страну, как Русь.

Самоуверенный монгол хотел не просто сделать своими данниками самых великих русских князей, но и заставить их целовать кончики своих сапог, и даже землю, по которой ступала нога джихангира!

Его воины, с помощью которых Бату собирался покорить мир, обременяли себя мыслями куда более низкими: где достать корм для коня, где поесть и погреться самому, как в очередном сражении сохранить свою жизнь и как раздобыть себе место для ночлега.

При появлении поблизости какого-нибудь селения перед воинами возникал ещё один вопрос: как бы урвать добычу побогаче.

Юрта на двоих юз-баши была одна, но Аслан и Аваджи знали, что многие нукеры не имели и такого! Большинству из них приходилось спать у костра, завернувшись в бараньи тулупы и вообще в любой мех, который мог подарить хоть какое-нибудь тепло.

Но юз-баши все же не рядовой нукер, потому если хан имел несколько верблюдов, чтобы перевозить свои юрты и юрты для жен, то оба юз-баши смогли достать для своих нужд одного верблюда.

Теперь на нем ехали Заира, Анастасия с маленьким Владимиром, и ещё оставалось место для разборной юрты и кое-каких горшков и котлов для приготовления пищи.

На привалах юрту устанавливали быстро. Женщины начинали тут же готовить горячую похлебку, а у мужчин хватало забот походных — каждому приходилось заботиться о ночлеге и корме для своей сотни.

Сближало обе семьи ещё и то, что обе женщины — бывает же такое! — были беременны. Заира — первым ребенком, Анастасия — вторым.

Маленький Владимир уже вовсю смеялся, а теперь и сидел со взрослыми на ковре, привалившись к боку Аваджи — с двух сторон малыша поддерживали подушки. Сидеть прямо пока никак у него не получалось.

Аваджи чувствовал себя счастливым, как никогда, хотя тревога за их с Аной будущее острыми шипами нет-нет, да и проскальзывала между лепестков его нынешней цветущей жизни.

Но молодой муж стал бы тревожиться ещё больше, если бы знал, какой у них с Асланом завелся враг. Он не только сам их смертельно ненавидел, но изо всех сил старался, чтобы такие же чувства к ним испытывал куда более могущественный человек. А это был ханский прихвостень Бучек.

Хитрый и коварный, он понимал, что тоже может завести себе жену и преданных друзей, но разве скажет кто-нибудь о нем: "Бучек — настоящий багатур!" Все равно в разговорах между собой будут шептать: "Блюдолиз хана Бучек" или "Этот шакал Бучек!".

Когда-то оба юз-баши были любимцами Тури-хана, но не думали о своем будущем, не пытались влезть хану в душу, не убаюкивали его льстивыми речами… Бучек же вливал в уши светлейшему яд зависти, зная, на что обратить внимание хана.

Нет, становиться сотником Бучек не хотел. Ему и при хане хорошо. Он был достаточно умным, чтобы понимать: звание сотника ко многому обязывало, а прежде всего, к необходимости трудиться, и это-то как раз Бучеку не нравилось.

К тому же, сотник имел власть только над сотней нукеров, правая же рука хана могла иметь власть над всем его войском.

И не только власть. Правая рука могла иметь и деньги. Много денег. Деньги можно было получать с нукеров, имеющих личные дела к хану. И с того нукера, который хотел провести ночь с красавицей рабыней. Словом, ушла жадина-Эталмас, пришел жадина-Бучек.

Постоянное стремление к власти развило в нем особую проницательность он научился понимать самые скрытые движения души светлейшего. Настолько, что мог теперь самому себе говорить о власти над Тури-ханом, которую он все больше расширял.

Хана подкупало в новом любимце то, что он вслух высказывал пожелания, созвучные тайным ханским. Иной раз Тури мягко обвинял своего постельничего в развращенности. Вслух. Про себя он лишь удивлялся его сообразительности.

Бучеку это не составляло труда, потому что он судил о хане по себе. Он судил так обо всем человечестве, и если в случаях с другими людьми оказывался неправым, то со своей ошибкой не соглашался, а лишь думал, что люди не только подлы, но и скрытны!

Он заметил, что Тури-хан труслив. Впрямую не участвуя в сражении за Ходжент, он боялся, даже сидя в юрте, и убирал голову в плечи при всяком подозрительном звуке.

Бучек стал говорить, что хану вовсе необязательно лично идти в поход, если у него есть свои полководцы.

— Зачем подвергать опасности свою драгоценную жизнь? — вопрошал он.

— Хан должен убеждать нукеров в своей отваге.

— А разве кто-то из них в этом сомневается?

— Но другие могут подумать…

— Кто осмелится такое подумать, должен немедленно лишаться головы. Никто не должен усомниться в смелости повелителя степей.

Тури-хан согласно кивал головой и удивлялся, почему такая простая мысль не приходила ему в голову прежде?

Постепенно Бучек открыл выход мерзости, прежде дремавшей на самом дне души светлейшего. Имея в слугах людей чистых помыслами, хан пытался им подражать и свои пороки старался скрывать. С Бучеком необходимость в этом отпала.

А еще, благодаря новому любимцу, Тури познал такую остроту ощущений, о которой раньше и не догадывался. Имей он Бучека при себе прежде, избежал бы позорного провала с Заирой и подчинил бы себе Анастасию. После учебы, которую устроил бы ей Бучек, она вряд ли осмелилась смотреть на светлейшего так, как позволила себе однажды…

Мысль — учить покорности рабынь — пришла к Бучеку после того, как пленная аланка кинулась на хана с кинжалом.

— Это моя вина, — смиренно склонял он голову перед Тури-ханом. — Я недосмотрел. Но нужно ли впредь рисковать? Лучше всякую наложницу прежде готовить мне.

В глубине души он был даже благодарен дикарке. Теперь светлейший будет точно уверен, что без Бучека ему не обойтись!

Первой, кого он стал учить, и была то самая аланка. Для начала он раздел её донага.

— Чтобы проверить, не спрятала ли ты на себе ещё что-то, — посмеивался он, играя бичом и с усмешкой подмечая ужас, мелькнувший в глазах девушки.

Как она старалась быть мужественной, храбрая дочь маленького народа! Увы, силы были слишком неравны.

На свой первый «урок» Бучек позвал хана.

Аланка стояла посреди юрты обнаженная. Руки её были привязаны к веревке, продетой в укрепленное наверху юрты металлическое кольцо. Рот девушки закрывала повязка.

— Рот-то зачем завязал? — благодушно поинтересовался хан. — Пусть себе кричит!

Бучек, низко кланяясь, — умел подольститься, сын шакала! — заметил почтительно:

— Не стоит будоражить джигитов, которые отдыхают после дневных трудов.

— Мне ли обращать на это внимание? — напыжился хан.

Бучек опять склонился, скрывая усмешку: его уроки не прошли даром!

— Одно слово хана, и повязку снимем. Только так ей куда страшнее — ни убежать, ни закричать!

Он заботливо пододвинул к боку полулежащего хана ещё одну подушку и потянул за свободно висящий конец веревки — тело аланки поднялось над полом. Он щелкнул бичом.

— Что желает светлейший: наказать непокорную как следует или… пощекотать?

— Для начала пощекочи.

Словно длинная серая змея, мелькнул в воздухе бич и обвился вокруг тела девушки. Вроде лишь скользнул и уполз, но на нежной коже осталась багрово-красная полоса.

Аланка дернулась, и хан увидел, как она беззвучно кричит. Он прежде и не подозревал, какое это захватывающее зрелище. Так соблазнительно изогнуться на ложе разве возможно? Дрожь девушки будто передалась ему, охватывая все тело странным возбуждением: кончики пальцев закололо, а в его чреслах вспыхнул огонь. Он не смог более усидеть на месте.

— Снять повязку? — Бучек опустил глаза, чтобы светлейший не прочел в них удовлетворения: все правильно рассчитал, теперь хан в его руках! Стареющего мужчину наслаждение, замешанное на такой вот остроте ощущений, быстро затянет в свой омут…

— Не надо снимать повязку, — пробормотал Тури-хан, тяжело дыша. — Ты только опусти её пониже.

И он схватил девушку за ноги, входя в её извивающееся, трепещущее тело…

А в это самое время Аваджи и Аслан занимались обустройством своих сотен, оставив женщин одних. Заира гуляла неподалеку с маленьким Владимиром. Анастасия прибирала в юрте, как вдруг на неё навалилась такая сильная головная боль, что молодая женщина без сил рухнула на лежанку.

Она обхватила руками свой пылающий лоб, стараясь унять грызущую боль, и почувствовала, как её собственные ладони будто вбирают в себя горящий под ними жар.

Полегчало. Анастасия села на лежанке и… увидела!

Картина была мерзкой, непристойной, и непонятно, почему такое видение посетило ее? Чем она согрешила, разве она думала о чем-нибудь подобном?

Какая-то девушка висела подвешенная за руки. Тури-хан с налившимися кровью глазами — Анастасия отчетливо видела каждую мелочь — грубо насиловал её. Наконец он оттолкнул от себя безвольное тело так, что девушка качнулась, будто на качелях, и спросил:

— Хочешь?

Теперь она увидела и другого. Бучек. Он словно ждал такого приглашения, потому что обхватил девушку сзади — висящая дернулась, и по лицу её потекли слезы. Мучители завязали ей рот, но Анастасия могла догадаться по кричащим глазам, какие муки сейчас жертва испытывает.

Анастасия крепко зажмурилась, закрыла ладонями глаза, потерла и невольно стряхнула так, как стряхивают с рук налипшую на них грязь.

Видение исчезло, и она с облегчением осенила себя крестным знамением: "Спаси и помилуй!"

Она успокоилась, но невольно продолжала думать об увиденном: что это было? Дневной кошмар или… Неужели такое происходило на самом деле?

Теперь Анастасия стала думать, что, возможно, она могла бы помочь неведомой пленнице. Она выскользнула из своей юрты и осторожно подобралась к шатру Тури-хана. Из него не доносилось ни звука. Но тут Анастасия чуть было не столкнулась с самим ханом и тем нукером, которого только что видела будто наяву. Они выходили из юрты, стоявшей поодаль, которую поставили там совсем недавно.

Вот в эту неведомую юрту Анастасия, почти умирая от страха, и проникла. И уже не удивилась, увидев на ковре ту самую нагую девушку, по-прежнему со связанными руками, с глазами все ещё мокрыми от слез.

Анастасия склонилась над лежащей.

— Убей меня, — прошептала девушка. — Убей меня, сестра, прошу тебя!

Уже не думая о том, что будет, если её застанут здесь, Анастасия стала развязывать пленницу, в спешке обламывая ногти.

Что это у них? Дастархан? Анастасия безо всякой осторожности рванула на себя расшитую золотыми узорами скатерть с бахромой, опрокинув на ковер сосуд с арзой и блюдо с фруктами. Встряхнула скатерть и закутала в неё девушку.

— Это все, что я могу для тебя сделать, — шепнула она.

Осторожно выглянула наружу — никого — и потянула за собой жертву ханских утех. Это та самая аланка, вдруг поняла она. И шепнула:

— Иди!

И подтолкнула девушку в сторону, противоположную той, где, как Анастасия знала, сейчас собрались нукеры.

Аланка на мгновение с благодарностью прильнула к ней и метнулась за ближайшую юрту. Больше Анастасия никогда её не видела и ничего о ней не слышала.

А между тем, исчезновение пленницы обнаружилось довольно скоро. Бучек заглянул в юрту и не нашел ту, с которой он решил продолжить забаву.

— Кто-то ей помог, — определил Бучек. — Мои узлы она сама бы не развязала.

— Надо послать погоню, — решил Тури-хан. — На этот раз мы не станем играть с нею. Пусть твой бич разорвет её на куски!

— Стоит ли отправлять погоню, — пожал плечами Бучек. — Если Аллаху угоден её побег, и нукеры её не найдут, что подумают остальные рабы?

— Что из куреня можно сбежать? — догадался хан. — Но допустить, чтобы её помощнику такое сошло с рук? Кто-то же осмелился…

— И какие имена приходят первыми в вашу голову, светлейший? — льстиво осведомился Бучек.

— Аслан, Аваджи, — выдохнул хан.

Лицо Тури исказилось от ненависти, и Бучек понял, что подогревать светлейшего нет необходимости. Он и сам возненавидел тех, кому недавно покровительствовал. Оба бывших его любимца имели то, чего хан иметь не мог: детей и бескорыстно любящих жен.

— Что-то в последнее время они сдружились, — процедил Тури-хан. — О чем они говорят, собираясь вместе? Какие секреты между собой обсуждают?

Бучек благоразумно молчал. Он успел понять, что светлейший с подозрением относится к мыслям, высказанным другими. Если же он до этого додумался сам…

— Уруска родила Аваджи княжеского ублюдка, — продолжал распаляться тот. — А он радуется, будто это его сын. Почему так везет этому сыну каландара (Каландар — нищий (тюрк.).)? И посмотри, как уруска расцвела. Точно роза в райском саду. А у меня неизвестно куда пропадают не только жены, но и рабыни!.. Я убью их!

— Хан не может позволять нукерам сомневаться в своей справедливости. Да ещё накануне великого похода, — осторожно заметил Бучек. — Если светлейший безо всякой причины убьет своих лучших юз-баши… Иное дело, если они погибнут в сражении… Если позволит хан своему ничтожному слуге дать совет…

— Говори!

— Кто умеет ждать, тот получает все.

— Я не привык ждать! — надменно проговорил Тури-хан, хотя в глубине души он уже согласился с Бучеком. — И потом, уж не предлагаешь ли ты мне, как турецкому евнуху, обходиться без женщин?

— Разве допустит верный слуга, чтобы его господин заскучал? воскликнул довольный Бучек. — У меня не только отыщется с десяток девушек, которые вовсе не хуже использованной аланки, но и такие, которые, будучи обнаженными и к кольцу привязанными, покажутся хану куда желаннее…

— А ты хитрец! — погрозил пальцем хан. — Подожду. А потом разберусь и с ними, и с их женами!

Бучеку оставалось только порадоваться: именно этого он и хотел.

Глава тридцатая. Учитесь у мышей!

Где-то в середине зимы Лоза решил проверить, насколько быстро его смерды смогут спрятаться в подземном убежище в случае опасности. Как раз сегодня он ожидал в Холмы тиуна (Тиун — княжеский собиратель дани, управляющий.) Грека, нудного и вздорного человека, которого терпеть не могли не только холмчане, но и все смерды, что жили на княжеских землях.

Лоза посадил в правом крыле своего дома, там, где когда-то был девичий терем, а сейчас — сторожевой пост холмчан, самого востроглазого мальчишку по прозвищу Сокол, а вместе с ним поставил на сторожевую службу самого быстроногого мальчишку по прозвищу Заяц.

Теперь ребятишки внимательно следили за ведущей из Лебедяни дорогой, чтобы тут же поднять тревогу, ежели в сторону Холмов поедет кто-то из города.

Не сказав никому, кроме Прозоры, ни слова, Лоза решил проверить сноровку своих подопечных, а заодно и проучить высокомерного, самоуверенного Грека.

Главный вход в подземелье был устроен сразу за колодцем. Когда рыли его, то имели в виду, что и в зимнее время, когда прячущегося человека могут погубить оставленные им следы, место у колодца самое оживленное, а потому и самое затоптанное. Кто станет искать там какие-то следы?

Мужики помоложе приготовились бежать в лес — дорога в него тоже обычно была исхожена.

Ход в подземное жилище из леса хитроумно прятался под сухим деревом, которое освободили от корней и теперь использовали как рычаг, чтобы поворачивать тяжелую, придуманную самим Головачом, крышку.

Все получилось так, как задумали. К Лозе прибежал запыхавшийся Заяц дворянин стоял посреди села, чтобы лично наблюдать, как холмчане станут прятаться. Он ещё с осени начал учить своих людей: "Чтобы в землю ныряли, как мыши — раз, и нету!"

— Едут! — закричал Заяц. — Сани, а следом пятеро верховых! Едут в нашу сторону!

По знаку Лозы ещё один подросток кинулся к столбу с привязанным к нему старым медным тазом и застучал деревянной колотушкой.

Медный таз, пожертвованный одной из холмских молодиц, издавал звуки, слышные на любом краю села, что твой колокол.

Тиун Грек ехал в розвальнях. Он улыбался в предвкушении того, как станет распекать сейчас новоявленного владельца земли. Село было богатым, и такого княжеского подарка мог ожидать кто угодно, но отдать этот жирный кус дворянину!

Совсем обнаглели дворяне! Пользуются расположением князя и оседают на его землях как хозяева. То, что дворяне не просто чувствуют себя хозяевами, а и, получив дарственные грамоты на землю, становятся ими, Грек в запале не хотел признавать.

Станешь черни уступать, начнут и бояр с родовых земель сгонять! Ну кто таков этот конюший князя? Попросту старший конюх, а теперь любуйся, почти боярин!

Тиун подумал, как сейчас он поставит перед собой Лозу и как, обнаружив ошибки в его расходных записях, станет распекать на все лады. Он даже потер ладони от приятного предвкушения.

Издалека село казалось безлюдным. Что же это никто не выбегает ему навстречу? Или они там вымерли все? Но нет, кое-где из труб вился дымок.

— К господскому дому! — приказал Грек вознице.

Розвальни, которые тащили две хорошо откормленные лошадки, со звоном колокольчиков остановились перед крыльцом дворянского дома.

Против ожидания, к дорогим гостям опять никто не вышел. Только теперь тиун понял, что пока они ехали через село, не тявкнула ни одна собака.

Грек поежился от нехорошего предчувствия. А что, если у них тут чума? Или какая другая напасть?

— Пойди посмотри, дома ли хозяева? — ткнул он в спину кучера, бывшего его челядинцем.

В дальние поездки Грек предпочитал ездить на своих санях, хотя князь Всеволод предлагал ему сани, имевшиеся в его хозяйстве в аккурат для таких поездок.

Кучер удивленно оглянулся на хозяина, но покорно слез со своего места и направился в дом.

— Быстрей! — крикнул ему вслед тиун. — Плетешься, как стельная корова!

Тем не менее он невольно втянул голову в плечи, ожидая, что из дома с диким криком выскочит кучер.

Челядинец появился на крыльце, когда хозяин уже отчаялся его дождаться. Вид у мужика был растерянный.

— Никого нет, — сообщил он недоуменно. — Все кругом открыто, печь ещё теплая и… никого!

Грек оглянулся на верховых.

— А ну-ка, прокатитесь по селу, посмотрите, нет ли в этих чертовых Холмах хоть кого-нибудь?!

Слово «чертовых» вырвалось у него нечаянно и в чистом морозном воздухе прозвучало по-особому выразительно, словно тиун не поминал нечистого, а призывал его. Показалось даже, что отозвалось оно сразу в нескольких сторонах Холмов насмешливым поддразниванием.

Наконец вернулись и посланные на поиск холмчан дружинники. Тиун раздраженно похаживал подле розвальней, сторожко поглядывая по сторонам и невольно вздрагивая от каждого шороха или хруста осыпающегося с крыш снега: а ну как выскочит… нечисть! Или что там прячется в этом внезапно обезлюдевшем селении?!

Вот и дружинники твердят растерянно:

— Никого нет!

Тиун почувствовал, как откуда-то, с самого дна души, поднимается страх.

— Может, ворог какой чужедальний напал да всех селян истребил?

— Тогда где тела убиенных? — боязливо озираясь, спросил один из дружинников.

— Провалились в тартарары! — брякнул другой.

И сам же испуганно замолчал. Теперь уже все пятеро дружинников сгрудились вокруг саней, ожидая от Грека решения: что делать дальше? А тот все медлил.

— Что прикажешь, боярин? — поторопил все же старший. Тиун — сам себе хозяин, а ему за дружинников ответ перед князем держать.

— Не знаю, — выдавил тиун, впервые в жизни признавшийся в собственном бессилии.

— Может, заберем свое да вернемся?

— Где же мы найдем наше-то? — развел руками Грек.

— Дак все уже готово, сложено, в людской лежит, — вмешался возница.

— Надо проверить.

— И проверяй, — согласился старшина дружинников.

— Взять имущество? Без хозяина? Сие есть воровство!

Если тиуна и обвиняли во вредности и излишней строгости, то уж в отсутствии честности никто его доселе упрекнуть не мог.

— А ежели хозяева вовсе не появятся?

— Тогда сие есть колдовство, и сам князь должен решать, пойдет ли ему на пользу добро, отмеченное дьявольской печатью?

Дружинники переглянулись. Они были не согласны с тиуном — какая такая печать? Добро — оно и есть добро! В крайности, можно в сани его погрузить да по дороге в церковь заехать. Пусть батюшка освятит!

Но уехали ни с чем. Князь Всеволод встревожился не на шутку. Не потерей дани обеспокоенный, но потерей людей целого селения, своего любимого дворянина! Неужели он Лозе проклятое село отдал?

Князь решил посоветоваться с епископом Лебедяни Нифонтом. Мол, так и так, случилось исчезновение смердов целого села безо всяких следов. Нет ли в том какого дьявольского промысла?

Нифонта случай заинтересовал. Тиуна Грека он не любил, ибо тот пытался всячески урезать монастырские богатства, уверяя, что церковники должны служить богу, а не злату.

Открыто мстить Греку епископ побаивался, но раз случай сам шел к нему в руки… Кстати, и епископ совсем недавно призывал горожан бдить, чтобы дьявол не сбивал их с пути истинного всяческими соблазнами. Так-то Грека упрекнуть было не в чем, но, может, тайный грешок все же есть?

Потому, когда князь собрал пять десятков дружинников, чтобы ехать с ними в Холмы — больше он взять постеснялся, дабы не быть обвиненным в трусости, — во главе его отряда оказался епископ в скромном возке, запряженном одной, но очень ходкой лошадью.

Выехали на рассвете, когда, как известно, силы дьявольские обладают наименьшей силой. Возница епископа, служка в черной рясе, был одет в теплый овчинный тулуп. Сам Нифонт, завернутый в соболью шубу, бережно держал на коленях икону Успенской Божьей Матери в дорогом серебряном окладе.

К тому времени, конечно, все холмчане наружу вылезли, и господин их, Лоза, похвалил за быстроту действий: он сам ещё раз убедился в том, что в убежище им не страшен никакой ворог.

Беспокоило его лишь одно: придется говорить неправду князю Всеволоду, который непременно сам наведается. Но тут шла речь о жизнях многих, и кто знает, как все сложится: чем меньше людей тайну знает, тем больше уверенность, что и не проговорятся.

Самих же холмчан Лоза ещё раз предупредил: молчать! А то приедет епископ, начнет дьяволом пугать, да убежище и засыпать прикажет. А этого селяне никак не могли допустить. Слишком много в это жилище сил вложили, да и полюбили его так, что и под пытками тайны своей не выдали бы!

Навстречу князю и его сопровождающим вышли всем селом, с хлебом-солью, как и положено, и посмеивались про себя удивлению и растерянности приехавших.

На призраков холмчане никак не походили, на больных тоже. Епископу кланялись, крест целовали, как и положено людям богобоязненным. Значит, дьявола здесь не было.

Князя пригласили в господский дом, где быстро накрыли столы, и Лоза, как бы между прочим, поинтересовался у бывшего воспитанника, не случилось ли чего с тиуном?

— Здоров. Что ему сделается? — вроде равнодушно ответил Всеволод, вглядываясь в спокойное, безмятежное лицо Лозы — не скрывает ли чего его дворянин? — Отчего у тебя такой интерес к тиуну?

— За данью не едет. Раньше, говорят, день в день наведывался, а теперь… Может, мне время дает, так я давно готов.

Епископ Нифонт сей разговор слышал и ему порадовался. Враг оказался повергнутым, ибо кто же теперь ему поверит?

Однако же епископ лично обошел Холмы и убедился, что селяне бога чтут, в каждой избе, как положено, икона висит, лампада теплится… Но что же все-таки привиделось Греку?!

А князь тем временем налегал на медовуху, которая у Прозоры вышла на редкость удачной. Всеволод навеселе увлекся пятнадцатилетней челядинкой с красивыми карими глазами и вьющимися волосами по прозвищу Ягодка.

— Ягодка и есть! — ловил её за руку князь, когда девушка в очередной раз доливала ему хмельной напиток.

Налили с поклоном и епископу. Тот выпил, помолчал, да и высказал князю, что хотел:

— Тиун Грек, княже, староват стал.

— Так он же не один был, — попытался защитить управляющего князь.

— Кто знает, какими посулами да уговорами склонил он дружинников к клятвопреступлению, — сурово заметил Нифонт.

— Что же ты, отче, моих дружинников в мздоимстве подозреваешь? вскинулся князь.

— Оно и верно, не пойман, не вор, — согласился епископ. — А только неладное здесь чую. Если чисты духом и помыслами твои люди, тогда сему происшествию лишь одно объяснение есть: тиун Грек знается с нечистым! И наслал на дружинников морок.

— А зачем ему такое понадобилось?

— Сие мне неведомо, но из тиунов его от греха подальше убери.

Всеволод хоть и с великой неохотой, но совету епископа последовал.

Новому тиуну, увы, не хватало дотошности Грека, которая так раздражала княжеских данников.

Лоза одно время пребывал в смятении, ведь из-за него пострадал ни в чем не повинный Грек, но ничего исправить не мог, потому что тогда пришлось бы открывать князю секрет подземного убежища, а этого делать было нельзя!

Глава тридцать первая. Разделяй, и делай, что хочешь!

Как и ожидали, Анастасия родила девочку, которую назвали Ойле. Мама-уруска, правда, говорила на свой лад — Ольга.

Заира не загадывала, кого ей больше хочется: кто будет, тот и будет. Уже сама возможность родить ребенка от любимого мужчины казалась юной булгарке подарком судьбы. Ведь совсем недавно о таком она не могла и мечтать. Родился у неё мальчик, которого назвали Рустам.

Появился он на свет на неделю раньше Ойле, и теперь Анастасия помогала Заире, а уж потом пришедшая в себя Заира помогала ей.

Молодые женщины так привязались друг к другу, казалось, родные сестры не были столь близки.

Сестры сестрами, но Аслан все же в одном из набегов раздобыл шатер алого цвета, принадлежавший какому-то богатому кипчаку — благо, было лето, — и посмеивался в разговоре с Аваджи, что теперь больше не будет слушать его рычанья.

Аваджи сначала обиделся, но потом понял, что Аслан, по природе человек грубоватый, просто шутит, скрывая за этим чувство любви и преданности товарищу, благодаря которому стало возможным счастье Аслана.

Монгольские войска, состоящие из представителей завоеванных племен и самих монголов, перешли границы русских земель и теперь двигались по южным окраинам Руси, потихоньку направляясь на север. Малым ходом следом за войском двигались телеги с добычей, снедью, кормом для лошадей и верблюдов, на которых ехали жены военачальников, татарские муллы, шаманы.

Занятый собственными развлечениями, которые в избытке предоставлял ему Бучек, Тури-хан почти не вспоминал о юз-баши и их женах, то его любимца никак не устраивало. Пока юз-баши ходили рядом, сражались и вели себя так, что вызывали уважение своих нукеров, хан мог вспомнить о них в любую минуту и пожелать иметь рядом с собой.

Потому Бучек и беспокоил хана красочными рассказами о счастливой жизни сотников. Кто бы не разозлился на месте Тури-хана? Богатый, знатный человек не может того, что может чернь — продолжать свой род!

А эти чужеземные девки, которых хан своими руками отдал юз-баши, как назло оказались плодовитыми и, видно, собирались рожать детей каждый год, на зависть хану!

— Что же мне с ними делать? — вырвалось у Тури-хана.

Он уже привык не скрывать свои мысли от Бучека.

— Первым делом, разделить их, — посоветовал тот.

— Юз-баши и жен?

— Нет, самих Аслана и Аваджи. Завтра вы собираетесь послать тысячу джигитов в войско Бату-хану. С одной из сотен пусть пойдет Аваджи.

— А он возьмет с собой жену?

— Не сможет. Войско пойдет быстро. Но Аваджи надо успокоить, что Аслан вполне присмотрит за обеими женщинами. Потом отошлем Аслана. Ненадолго. Но по дороге его убьют. Я знаю одного надежного человека…

— Ты все знаешь! — усмехнулся хан.

— Если и не все, — скромно заметил Бучек, — то человека, который даст хорошие деньги за маленьких, здоровых детей, я точно знаю.

Тури-хан потер руки.

— А уж тогда придется уруске смотреть на меня поласковей, иначе… Ты ведь сможешь научить её покорности?

— Все женщины сделаны одинаково, — Бучек небрежно взмахнул бичом, с которым не расставался. — Среди них встречаются упрямицы, но их хватает лишь до хорошей трепки.

А друзья-побратимы и их жены ничего не знали. То есть, Анастасию одолевали неприятные предчувствия, но она старалась от них отмахиваться. Она ещё не могла поверить в то, что её видения сбываются…

Ей не было дела до других женщин, которые попадали в плен к нукерам Тури-хана. Она при всем желании не могла спасти их всех, подвергая опасности жизнь мужа и детей.

Сегодня Аваджи собственноручно варил плов из барана, которого прихватил в одном из набегов на селение кипчаков.

Заира хотела предложить свою помощь, но Аваджи и Аслан сказали ей:

— Запомни, женщина, готовить плов — занятие мужское.

— Побольше бы таких занятий! — ничуть не огорчилась Заира и поспешила к Анастасии, которая сидела с детьми в тени молодой ивы на берегу реки Итиль (Итиль — Волга (тюрк.).). Друзья выложили очаг из камней, а теперь пристраивали на него небольшой медный котел.

Ни Аваджи, ни Аслан не упоминали о том, что лагерь монголов расположен на земле урусов, Анастасия же об этом попросту не задумывалась.

Что-то случилось с нею в этот страшный и странный год её жизни. Воспоминания о родине, отце-матери, братьях, о муже-князе стали какими-то неотчетливыми, будто сказки, которые рассказывали ей в детстве.

Отчего это, Анастасия не знала. То ли страх, который она испытала в плену, заставил эти воспоминания уползти вглубь её естества и спрятаться подальше, то ли её душа, обеспокоенная больше здоровьем детей, берегла молодую женщину от мучительных и разрушительных раздумий.

Она родила ребенка от Аваджи, ездила следом за ним по свету, где и он, и его товарищи оставляли за собой лишь разрушения и смерть. Наверное, думай Анастасия все время об этом, она сошла бы с ума, но вместо этого она любила мужа и рожала ему детей…

Почти так же относилась к происходящему Заира. Только она отгораживалась от прошлого сознательно, упрямо поджав губы, и твердила:

— Не буду думать! Все равно ничего не исправишь. Буду жить, пока живется.

Кто ждал её на родине, где и родни-то в живых не осталось? Теперь, как считала Заира, её родина там, где рядом с нею Аслан и маленький Рустам…

Когда плов был готов, на траве расстелили скатерть и выложили его на серебряное блюдо аппетитной горкой. Сбоку Аслан положил огромный пучок зелени. Кто что высматривал для себя в чужих землях, Аслан первым делом заглядывал в огород.

Анастасия давно приучилась есть руками. И если первое время её желудок бунтовал против непривычной жирной пищи, то теперь она и к этому привыкла.

Глядя, как маленький Владимир ест плов из рук отца, она лишь улыбалась. И больше не вспоминала о том, что Аваджи ему неродной отец, а себя ощущала обычной женщиной Востока, которая не хочет в своей жизни хоть что-нибудь менять.

— Как приятно глазам созерцать такую отрадную картину! — раздался позади них насквозь фальшивый слащавый голос.

По темному загорелому лицу Аваджи разлилась бледность.

— Чего тебе, Бучек? — спросил он, не оборачиваясь, так и не донеся до рта сына щепоть с пловом, отчего тот, приоткрыв рот, удивленно уставился на отца.

— Хан желает видеть своего лучшего сотника! — нарочито бодро проговорил нукер, упиваясь ужасом на лицах женщин и сурово сведенными бровями Аслана.

Немного осталось жить этому здоровяку! Какой все же умный Бучек! Он не только нашел себе работу по вкусу, но и приобрел такую длинную руку, что может карать своих недругов, не пачкая собственных рук!

— Передай, сейчас приду! — Аваджи наконец дал плов сыну.

— Хан очень ждет! — почти по-женски хихикнул Бучек и исчез.

Тури-хан вовсе не высказывал желания видеть Аваджи немедленно, но его любимец не мог пройти мимо этих счастливых людей, которых он собирался погубить, не испортив им настроения.

— Ну, вот и все! — ни к кому не обращаясь, проговорил Аваджи.

— Как это все? — встрепенулась Анастасия. Одно дело, самой плыть по течению, не обращая внимания на жизнь вокруг, и совсем другое дело, когда овечью покорность проявляет твой муж, умный и сильный мужчина. — А как же я? А дети?

Аваджи перевел на жену растерянный взгляд. Даже на мгновение забыл о своих огорчениях. Впервые он видел свою мягкую нежную Ану по-настоящему разгневанной.

— Почему ты кричишь? Разве я тебя чем-нибудь обидел?

— Обидел, — тихо сказала она, судорожно вздыхая, чтобы не разрыдаться. — Обидел. Потому, что в трудную минуту подумал о себе, а не о нас!

— А как я подумал о себе? — нахмурился Аваджи. — Решил убежать и спрятаться?

— Нет, ты понял, что хан пошлет тебя на смертельно опасное дело, и решил покориться.

— А разве можно этого избежать? — смутился Аваджи. Ана была права: совсем недавно он читал ей притчу о том, что не стоит покорством уподобляться старому ишаку, а сам тут же решил покориться…

— Похоже, Тури-хан своего добивается, — насмешливо проговорил Аслан, переведя взгляд с Аваджи на его жену. — Наше счастье светлейшему как кость в горле, так давайте пойдем ему навстречу, переругаемся между собой!

Аваджи ошеломленно посмотрел на друга.

— А откуда ты это знаешь?

— То, что хан нам завидует? Разве юз-баши не должен разбираться в людях?

— Но хан… он же не обычный нукер.

— Он — хуже! Потому что пользуется властью, дарованной ему его богами, не во благо людям, а во вред… Одна надежда, что у нас есть ещё время.

Но времени не оказалось.

Глава тридцать вторая. Надежное средство?

Всеволод терпеливо ждал, когда его вторая жена забеременеет, но проходили дни, а семя князя никак не хотело завязываться в лоне бывшей литовской княжны.

"Слишком холодно было в отцовском замке! — с горечью размышляла Ингрид. — Все, что делает женщину матерью, во мне, наверное, вымерзло".

Но князь Всеволод был не из тех, кто смиряется с неудачей. Потому он опять подумал о Прозоре.

О ней в Лебедяни болтали всякое. Объявилась спустя пятнадцать лет, когда её давно считали мертвой.

— Да та ли это Софья? — судачили кумушки. — Разве не сгорела она в избе с малолетними детьми? Кто поверит, что она и Прозора — одно лицо? Не чародейка ли, что навела на Лозу затмение? Да и тиуну, небось, она дорогу отвела. Побывал Грек в какой-нибудь чаще дремучей, а казалось, что в Холмах.

— Зачем же ей такое колдовство? — сомневались недоверчивые. — Какой у неё интерес тиуна с толку сбивать.

— Ведьмы свой интерес имеют, любому пакость сделать. Кому ни попадя! Просто так!

Правда, в таких рассуждениях имелся недостаток: епископ Нифонт приезжал в Холмы с чудотворной иконой, от которой нечистая сила прочь бежит.

Прозора же к Нифонту под благословение подошла вместе со всеми, крест целовала и на саму чудотворную крестилась.

Князь от этих разговоров почувствовал смятение и прежь поговорил с врачом Арсением. Тот сказал:

— Я нахожу твою жену здоровой и к деторождению способной.

— В чем же тогда дело?

— То мне неведомо, — покачал головой арамейский врач. — Есть ещё в природе тайны, медицине неоткрытые. В Индии я видел людей, которые много дней проводят без пищи и воды. Лежат на досках, утыканных гвоздями, ходят по раскаленным угольям…

Арсений с князем сидели в людской и пили холодный квас — на дворе стояла жара.

— Раз ты, Арсений, говоришь, что медицина знает не все, то не посоветуешь ли отвезти Ингрид к знахарке? Али сие напрасно?

— Я встречал знахарей, коим удавалось то, чего не могли врачи.

— А не знаешь, почему так бывает?

— До недавнего времени я о том не задумывался. Но одна знахарка объяснила мне, что порой болезнь человека гнездится не в теле, а в его душе…

— И ты поверил ей?

— Как не поверить, — развеселился отчего-то Арсений, — ежели об этом ещё врачи древности в своих трактатах упоминали.

— Ты будто восхищаешься ею? — удивился Всеволод.

— Необыкновенная женщина. И гордая. Я хотел на ней жениться, да она не согласилась. Эх, ежели б не её муж, уговорил бы!

— Уж не об одной и той же промеж нас речь? — лукаво заметил князь. — Я о Прозоре говорю, жене Лозы. Рассказывали, татары спалили её в избе вместе с детишками, а она, вишь, объявилась. Люди её чародейкой зовут, вот и мне боязно… А насчет женитьбы ты, братец, загнул! Она ж немолодая. Вон девок сколько, только кликни…

— Я и сам немолод, — вздохнул Арсений. — Что же касается чародейства, так не бойся. Прозора нарочно сих слухов не опровергает. Людям легче в чародейство поверить, чем в то, что женщина может быть хорошим врачом…

Послали в Холмы отрока предупредить, что князь с княгиней собираются Прозору навестить, но ни её, ни Лозы в селе не оказалось. Дворяне уехали на ярмарку в Лебедянь.

Теперь Всеволод повелел отрокам отыскать в городе супругов. Нашли Прозору выходящей со двора боярина Астаха, а Лоза в княжеских палатах сам объявился…

На ярмарке Прозора столкнулась с женой Астаха боярыней Агафьей, которая в сопровождении челяди собственноручно выбирала припасы для кухни.

Прозора ей поклонилась со всем почтением. Та ей обрадовалась. В отличие от других бояр, Агафья не была гордячкой, да и знахарка ей нравилась.

— Как Любомир, здоров ли? Что-то давеча он мне тревожно приснился. Ровно сумерки у него на душе…

— Какие там сумерки, Софья, — вздохнула боярыня, — черная ночь! Совсем загоревал, загрустил. Не ест, не пьет…

Боярыня Агафья прижала вышитый плат ко все ещё красивым зеленым глазам, которые будто не подходили к её круглому румяному лицу, вздернутому короткому носу и рыжим бровям.

— Может, ему девушка какая приглянулась?

Боярыня тревожно глянула на неё поверх платка.

— Откуда знаешь?

— Не бойся, не ворожила, трудно ли догадаться, дело-то молодое.

— Уж как и приглянулась! — опять тяжело вздохнула Агафья. — Вовсе обеспамятел. Девка — ничего не скажу — и красивая, и статная, и роду хорошего, да разве ж такая за горбуна пойдет?.. Из бедной семьи, но гордая… Михаил мой уж предлагал: давай возьмем без приданого, да и отцу-матери денег дадим. У них ещё четверо дочерей, всех замуж отдавать надо…

— А что Любомир?

— И слушать не хочет. Мол, только последний тать девичью любовь покупает… Может, поговорила бы с ним?

Агафья посмотрела на Прозору с надеждой. Та задумалась.

— Не зря ли я тогда не попробовала, когда сынка твоего в первый раз увидела? Побоялась надежду зря давать. Хорошо, вышло бы, а ежели нет? Так-то он со своим несчастьем смирился…

— Да о чем ты? — забеспокоилась боярыня.

— О том, что в древности были врачи, что горб у людей спрямляли. Я сама о том читала.

— И ты знаешь, как?

— Знать-то знаю, да самой делать этого не приходилось. Как же я могла бы на такое решиться?

— Голубушка! — Агафья схватила её за руку. — Так ты на Любомире и попробуй! Любые деньги заплачу. У меня ещё из приданого кое-что осталось. Одно жемчужное ожерелье дороже, чем ваши Холмы…

— Да разве о деньгах речь? — рассердилась Прозора. — Толкую же тебе: может не получиться! Зазря только парнишку обнадежим. Такое лечение — муки немалые…

— "Парнишку", — вздохнула Агафья, — в его возрасте у Игоря, третьего моего, уже у самого сынок бегал.

— Вот видишь, стало быть, позвонки закостенели…

— Не хочу я твоих мудреных слов даже слышать! — боярыня Агафья выпрямилась и сурово посмотрела на Прозору, так, что та сразу поняла: Михаил Астах полюбил когда-то Агафью не только за красивые глаза. — Мой Любомир — вьюнош сильный. Это он только перед любовью ослабел, дак она и зрелых мужей силы лишает… Ты ему так и скажешь: надежды мало, лечение тяжелое. Может случиться, напрасно муки перетерпишь. Пусть сам решает.

— Господи, Агафья, на что ты меня толкаешь? — растерянно пробормотала Прозора.

— Ежели я буду знать, что могла для сына что-то сделать и не сделала, век себе этого не прощу. Тебе тоже тяжко придется, но ты сама этот крест нести взялась!

И добавила уже помягче:

— Вылечи сына моего, Софья! До гроба услуги твоей не забуду.

— Имею ли я право… — начала было Прозора и осеклась под взглядом боярыни.

Право! Что-то она на старости лет осторожничать стала. О праве вспомнила. Скольких людей лечила, о праве вспоминала?

Нашла в ремесленном ряду мужа — какой-то он особый нож для себя приискал и сообщила, что к боярам Астахам их приглашают.

— Ты иди, — отозвался Лоза, все ещё разглядывая товар, — а я к князю зайду, долгонько не видались. К Астахам за тобой и заеду…

К вечеру повозка Лозы остановилась у дома Астаха, и из неё выскочил княжеский отрок.

— Князь его отправил к тебе, с поручением, — кивнул Лоза жене, ничуть не удивляясь, что в его повозку стали грузить вещи Любомира и тот стал присаживаться рядом.

— К вам в гости еду, дядька Лоза, — сообщил он.

— Мы гостям рады, — отозвался тот.

А между тем княжеский отрок сообщал Прозоре:

— Князь Всеволод передал, завтра он с княгиней тебя навестить собирается…

— Скажи князю, нынче никак не могу, занята, пускай через седьмицу (Седьмица — неделя (старорус.).) приезжает.

— Ты кому отказываешь, князю? — от волнения отрок даже взвизгнул.

— Такое дело, милок, — рассеянно проговорила знахарка, — не то что князю, архангелу Гавриилу откажешь. Ты передай, он поймет!

Села в повозку и кивнула мужу:

— Трогай!

Отрок так и остался стоять на дороге с открытым ртом.

Глава тридцать третья. Гнев рабыни

— Дело сделано! — хихикнул Бучек, прислушиваясь к затихающему за стенами ханского шатра топоту копыт. — Убыл Аваджи в далекие края, на север, сражаться с непокорными урусами. А мы здесь побеспокоимся о его жене и детях!

— А как она? — вроде равнодушно спросил Тури-хан, но, против воли, его сердце тревожно екнуло в груди. Нехорошее предчувствие не покидало его: зачем решил вернуть уруску? Теперь, когда она родила двоих детей. Разве мало ему молоденьких девственниц?

— Упала на ковер и лежит, — буркнул Бучек. — Аваджи от себя еле оторвал. Вцепилась, точно верблюжья колючка: не езди, убьют тебя там!.. Что желает светлейший? Надолго покинул курень недостойный?

— Месяца на три-четыре, а там… либо осел сдохнет, либо падишах умрет…

— В таких делах не следует полагаться на волю случая, — заметил его любимец. — Смутное время, люди и повыше его бесследно исчезают.

— Хочешь сказать, ты об этом позаботишься?

— Тот, кто родился воином, знает: рано или поздно ему придется принять достойную смерть во имя великого кагана.

— А как быть с Асланом? — перевел разговор Тури-хан; это стало его тяготить — несмотря ни на что, он продолжал питать слабость к Аваджи. Ему нравился бесхитростный, как считал хан, честный и преданный нукер.

Бучек тоже заметил нерешительность хана. "Все ещё любит этого выскочку! — с раздражением подумал он. — Но ничего, время многое меняет".

— Послать его в поход на аланов, — вслух он ответил лишь на вопрос хана.

— На аланов? — удивился тот. — Так он же сам алан!

— Вот и хорошо. Пусть покажет свою преданность ещё раз. Аланы же… проклинают тех, кто предал родной народ. Если проведают, под землей найдут предателя.

— Думаешь, они могут узнать?

— Найдется человек, расскажет им правду…

Так они беседовали между собой, решая, как надежнее погубить преданных хану нукеров.

А Анастасия и вправду лежала без сил в юрте, сама не своя от горя: Аваджи уехал, не обращая внимания на её просьбы и слезы. Да и как по-другому он мог поступить?

В колыбельке завозилась и заплакала маленькая Ойле. Владимир, как и положено будущему мужчине, спал на спине, разбросав в стороны сжатые в кулачки руки, точно уже теперь грозил своим будущим врагам: "Ужо, погодите мне!"

Анастасия поспешила к дочери и взяла её на руки. Что это она раньше времени мужа хоронить принялась? Пока жив-здоров, а там время покажет. Если кто теперь и подвергается опасности, так это она сама, оставшаяся одна в медвежьей берлоге лицом к лицу с её свирепым хозяином. И о своих детях надо думать. Как уберечь их от рук Тури-хана? Ей казалось, что он постарается детей у неё отобрать. Пусть не сию минуту. Все же пока в курене Аслан. Но отошлет куда-нибудь и Аслана. Тогда и Заира с ребенком останется беззащитной!

Словно в ответ на её мысли в юрту проскользнула взволнованная Заира.

— Джанибек сказал, завтра Тури-хан отправляет ещё одну тысячу нукеров темнику (От монг. «тьма» — десять тысяч.) Куремсе!

— Кто такой Джанибек и кто такой Куремса? — вяло поинтересовалась Анастасия. В отличие от Заиры, которая знала по именам даже десяцких в войске хана, она не разбиралась во всех этих «баши» и не понимала беспокойства подруги.

— Джанибек — обычный бин-баши, — махнула рукой Заира, досадуя на непонятливость подруги, — а вот Куремса… Он же на аланов идет! И это не простой набег. Аланов хотят извести, стереть с лица земли. Уж больно не нравится великому кагану их непокорность.

— Не пойму, почему ты-то волнуешься!

— Да очнись же! Сотня Аслана тоже с этой тысячей пойдет!

Анастасия беспомощно взглянула на подругу: что хочет от неё эта неугомонная?

— Как ты не поймешь: Тури-хан не просто отправляет наших мужей воевать, он отправляет их в такие места, чтобы они оттуда не вернулись! Так, чтобы мы навсегда остались в руках этого развратника, без помощи и защиты. Под охраной свирепого пса Бучека!

— Ты меня пугаешь.

— А знаешь, что он первым сделает? Отберет у нас детей.

— Как это? — встрепенулась Анастасия, наконец осознав грядущую опасность. — И что же нам делать?

Она опустилась на ковер и задумалась. Заира права, у них совсем не осталось времени. А что, если…

— Вам с Асланом нужно бежать!

— Неужели ты думаешь, что Аслан согласится бежать теперь, накануне похода, бросив своих нукеров?

Опять повторялось то же самое, что и с Аваджи: Анастасия чувствовала грозящую другу опасность, а помочь ничем не могла.

— А если ты поедешь вместе с ним? — вдруг осенило Анастасию.

— С Рустамом? — разволновалась Заира. — Да Аслан ни за что не согласится, чтобы с его нукерами ехала женщина!

— Переоденься в мужское платье… Вспомни Айсылу!

— А как быть с Рустамом? — опять повторила Заира.

— Ближе к утру дашь ему макового отвара с молоком…

— Своими руками травить ребенка?! — она так разъярилась, что готова была вцепиться в Анастасию.

— Хочешь, чтобы нукеры слышали его плач?

— А куда деваться потом? Долго ли нам удастся так прятаться?

— Потом пусть Аслан думает. Сейчас для вас главное — подальше от куреня уехать.

— Уехать… А что ты молчишь о себе? Считаешь, мы такие трусы? Бросим тебя одну с детьми? Неужели Аслан согласится на такое?

— Но вместе нам не убежать!

Анастасия почувствовала досаду. Она и подумать не могла, что мешать её планам будет верность Аслана. Как его убедить, что жене друга пока ничего не грозит?

— Скажи ему, что мне удалось подслушать, как хан с Бучеком сговаривались погубить в первую голову Аслана. Пусть оставит в курене одного из своих нукеров, самого надежного, который в случае опасности за мной присмотрит.

— А если он все же не послушает?

Аслан и вправду стал упорствовать:

— Не могу я тебя одну бросить.

Тогда-то Анастасии и пришел на ум тот случай, когда она отправила обнаружившего их кочевника прочь так, что он даже и не вспомнил о двух скрывавшихся женщинах. Она посмотрела в глаза Аслана и строго сказала:

— Ты мне веришь!

— Верю, — покорно согласился он, не отводя от неё глаз.

— Твоей семье угрожает опасность и ты должен её отсюда увезти.

— Увезу, — опять согласный кивок.

— А теперь идите и собирайтесь, — сказала Анастасия, и Аслан послушно вышел.

— Я всегда знала, что в тебе что-то есть колдовское, — проговорила Заира. — Но если ты и колдунья, то — добрая, я верю тебе.

— Спасибо, — улыбнулась Анастасия. — Рустам пусть пока у меня поспит, а ты без помех соберешься.

— Мужа-то моего не навсегда заколдовала?

— Не навсегда. Завтра он придет в себя, но будет уже далеко от куреня.

— Думаю, ты знаешь, что делаешь, — вздохнула Заира и вышла из юрты в темную безлунную ночь.

Перед рассветом в её юрту пришли Аслан с Заирой, и пока жена поила сонного Рустама маковым отваром, Аслан говорил с Анастасией.

— При Тури-хане остается сотня «отважных». Среди них есть человек, к которому ты в случае нужды можешь смело обращаться. Зовут его Джанибек… Одного человека, конечно, мало… А если хан и вправду захочет отнять у тебя детей?

— Пока жив Аваджи, он вряд ли на такое отважится, а там… На все божья воля.

Анастасия врала отчаянно. Она вовсе не была уверена в том, что Тури-хан станет медлить в своих гнусных намерениях, но Аслан ей верил — она же сама его заставила. Как бы то ни было, она не хотела зря подвергать друзей опасности и верила, что ей удастся… Что? Отчего у Анастасии появилась такая уверенность в собственных силах? Ладно, время покажет! Пока ясно одно: вмешательство Аслана в дела хана все равно не принесет успеха, а когда друзья уедут, Анастасии легче будет понять, что к чему.

В чалме и архалуке (Архалук — старинная татарская одежда типа кафтана.) Заира вполне походила на юношу, а корзинку со спящим Рустамом приторочили к седлу, искусно заложив вещами так, чтобы ребенок мог дышать. К тому же предрассветные сумерки не позволяли как следует разглядеть новичка — вечером приезжал посланник от Куремсы, которого мало кто видел…

Бучек обнаружил исчезновение жены юз-баши около полудня, когда тысячный отряд джигитов давно покинул кочевой город. Анастасия напоказ сидела возле своей юрты вместе с детьми, и ханский любимец считал, что Заира горюет в своем шатре, который раздражал Тури-хана, поскольку был лишь немногим хуже его собственного. Он и забыл, что сам предложил Аслану оставить его себе.

Анастасия потихоньку училась направлять свои видения и вызывать перед собой тот образ, который хотела видеть. Вот сейчас, например, она спросила себя, как там Бучек, и почти тут же увидела его, распростертого ниц перед ханом. Он скулил:

— Прости, светлейший, недостойного раба твоего.

— Они сбежали? — хан догадался, в чем дело, и поспешно вскочил с подушек.

— Только одна. Заира. Я с утра к ней не заглядывал, думал, горюет…

— Горюет! — передразнил Тури-хан. — Упустил! А я даже не могу выслать погоню! За кем? За женой сотника? Но так ли уж велика её вина — последовать за собственным мужем? Я своими руками дал ей свободу!..

Он скрипнул зубами и заходил по своей богато убранной юрте.

— А та, другая?

— На месте. Сидит.

— Возьми с собой кого-нибудь на подмогу. Сколько тургаудов тебе нужно?

— Хватит одного. Чурека возьму. Он глупый, но сильный.

— Уруску свяжи и отведи в юрту, сам знаешь, в какую! А детей забери, завтра отправим их к купцу…

— Сыны шакала! — пробормотала по-монгольски Анастасия. — Решили слабую женщину и её детей со света сжить?

Она заглянула себе в душу и, к своему удивлению, не обнаружила в ней никакого страха. Но тогда откуда она так уверена в своих силах? В том, что они вообще есть у нее? Значит, рассказы матери о предках, которые обладали особым даром, не сказки? Тогда ей остается одно: сидеть и ждать, когда этот самый дар заявит о себе в полную силу. Другого выхода у неё попросту нет.

Глава тридцать четвертая. Боль и надежда

— В боли человек рождается, всю жизнь боль ощущает, с болью в иной мир уходит! — приговаривала Прозора, разминая спину Любомира, перед тем распаренную в бане.

Юноша не произносил ни звука, когда она мучила его искривленные позвонки, пытаясь вернуть их на место, предназначенное природой. Он вцеплялся зубами в свою руку и в минуты нестерпимой боли лишь крепче сжимал их… Он готов был и на адские муки, только бы сбылась его безумная надежда — стать таким, как все. А нет, тогда уж лучше умереть…

Так же внешне безучастно висел он на перекладине, которую по заказу знахарки срубил её муж. Не только держался за нее, но и выдерживал груз привязанных к ногам тяжелых булыжников. Виси, Любомир, висельник новоявленный!

И лежал — за руки, за ноги в разные стороны растянутый. Так, что казалось, ещё чуть-чуть, и все жилочки натруженные у него полопаются. Сочувствовал Господу, на кресте распятому, и терпел.

И спал на голых досках, без перины, без подушки, с березовым поленом под головой. Лишь рядно дала Прозора, чтобы укрывался, коли ночью холодно станет. Не жаловался.

И каждый день это болезненное, душу вытягивающее разминание.

И в какую-то железяку закован. Он должен носить её во всякое время, когда не висел и не тянулся.

А то ещё мучительница заставляла, чтобы поднимал он коромысло, к которому вместо ведер булыжники привязаны.

На днях у знахарки появилась помощница. Как подумал Любомир, навроде ученицы. Потому что Прозора все этой женщине объясняла. И повторять заставляла.

Бедный сын Астахов только тем развлекался, что в свободное время со своей спиной, точно с живым человеком, беседовал. "Распрямись, — уговаривал её, — стань, как прежде, ровной и гибкой!" Если б кто его мог подслушать, очень бы посмеялся: горбун-то, похоже, ещё и головой мается!

А Любомир не только уговаривал. Грозил: "Гляди, не выпрямишься, я тебе покажу!" Что покажет, он и сам не знал. Вернее, одно знал, что горбатым жить более не хочет…

А у Прозоры и вправду объявилась ученица. И была это не кто иная, как… Неумеха! В одно утро спозаранку прибежала, в ноги упала, назвав её, чтобы польстить «боярыней»:

— Матушка-боярыня, дозволь рядом быть, когда ты молодого боярина лечить станешь.

— С чего это тебя на лекарство потянуло? — удивилась Прозора. — Прежде жила, ровно трава у дороги, ничего не хотела, а тут… Разве может врачевать человек, который своей жизни ладу дать не может?

— С детства мечту о том имею, не прогоняй! — чуть не взвыла Неумеха. Навечно рабой твоей стану, что ни скажешь, все исполню, жизни не пожалею!

Ну, что с этакой делать?

— Останься, — сказала, — посмотрю, выйдет ли из тебя толк.

А довелось чуть ли не сразу удивиться её чувствительным рукам, терпению и смекалке. Каждую косточку у Любомира слушала так, как слушает гусляр струны своих гуслей: подтянет — послушает, подтянет — послушает…

— Воистину, не знаешь, где найдешь, где потеряешь! — смеялась Прозора. — Выходит, ты теперь детей и домашние дела опять забросишь? Тот, кто врачует людей, должен пуще других чистоту блюсти. Чистые руки, чистые снадобья, чистое полотно для перевязки… А у меня перед глазами все стоят твои грязные дети, да и ты сама — грязнее некуда! Разве из такой лекарка получится?!

— Клянусь, матушка, — божилась Неумеха. — Впредь ты на моем сарафане и пятнышка грязного не увидишь. До свету встаю, чтобы постирать да прибрать. Детишкам строго наказала — не мусорить, старшим за младшими ухаживать.

И точно, как переродилась Неумеха. Головач — муж её — к Прозоре со слезами благодарности приходил. Другая женщина рядом живет, да и только. Одно плохо: стала отказывать ему в мужнином праве. Мол, нарожала семерых, и будет!

— Не печалься, — успокоила Прозора огорченного Головача. — Я научу её, как детей не иметь. Думаю, скоро она тебя к себе допустит.

Теперь она разрешала Неумехе и одной заниматься с Любомиром. Юноша не возражал.

— Пусть, руки у неё хорошие.

Неладно получалось у Прозоры лишь с князем Всеволодом. Шибко своим увлеклась. Все пришлось передумывать, вспоминать: и чему монах Агапит учил, и рукописи древние, что в монастырской библиотеке прочитать удалось. Правда, в тех рукописях больше о детских позвонках говорилось, ну да отступать было некуда…

А Всеволоду как вожжа под хвост попала! Будто прежде и не ждал несколько месяцев, в одночасье все захотел решить. Прозора должна была помочь Ингрид понести и все тут!

Нашла коса на камень: жена простого дворянина осмелилась князю перечить! Небось, пригрела у себя какого калеку нищего, да и кудахтала над ним, забыв, что князь в любых делах повыше простого смертного стоит!

С таким решительным настроем появился Всеволод в Холмах точно неделю спустя.

— Чем ты так была занята, Софья? — строго спросил он. — Загордилась? Князю отказываешь?

— Прости, княже, Любомир у меня гостюет, — низко склонилась перед ним Прозора. — Боярыня Агафья в ногах валялась: помоги. Боялась, что паренек руки на себя наложит.

Князь от её слов так смутился, так его в жар кинуло, что Прозора тут же простила ему заносчивость: молод, горяч, но совестится, значит, ещё не все потеряно.

Когда Всеволод ещё в Лебедяни интересовался у Агафьи, где его молодой друг, та ответила: "В Холмах, батюшка, в Холмах!"

Князь и не подумал, что Прозора за его лечение взялась.

Он спросил:

— Могу я Любомира увидеть?

— Не обессудь, княже, — развела руками знахарка. — Он никого видеть не хочет. Родной матери отказал. До срока.

Но князь все пытался любопытство свое удовлетворить.

— Ты мне поясни, от чего Любомира лечишь? Неужто заболел серьезно?

— Душа у него болит. Горб, вишь ли, стал шибко давить на нее…

— А не наведешь ли ты и на меня морок, как на Грека?

— Ты думаешь, что я… твоего тиуна зачаровала? — изумилась Прозора. Что ж это делается, люди! Добрая слава на месте лежит, а худая впереди бежит!

— Что поделаешь, болтают всякое, — пожал плечами князь.

— А как ты тогда ко мне жену не побоялся привезти?

— Так я же думаю… не осмелишься! — вырвалось у Всеволода.

Знахарка расхохоталась.

— Ведьмы же никого не боятся… Какая у тебя против меня сила есть? Кроме княжьей власти… — она сжалилась над смущенным князем. — Так чем же я могу тебе помочь?

— Хочу, чтобы ты сказала: ждать мне от Ингрид наследника али нет?

Огонек мелькнул в глазах знахарки.

— Арсений смотрел?

— Смотрел. Руками разводит: мол, здорова, рожать может, да только слова его не сбываются!

— Ты думаешь, я, как врач, посильнее арамеина буду? — лукаво взглянула она.

Всеволод пожал плечами.

— Удается и червячку на веку… Не серчай, это я от расстройства. Надежда всегда теплится, а ну как с твоей помощью…

— Сделаю, что смогу. А ты пока к Лозе загляни. Он, поди, соскучился по тебе. С той поры, как бог его своих детей лишил, он к тебе будто к родному сыну относится. Уж как меня изругал, что любимца его отказом обидела!.. В лесу, сказывал, оленя видел. Охоту для тебя готовит.

Всеволод в момент забыл свое недовольство. Люди за то и любили князя, что хоть во гневе он бывал горяч, но быстро отходил и никогда зла не держал. Он похлопал по плечу Ингрид.

— Оставляю тебя, ладушка, в хороших руках. А меня дела мужские ждут.

Он почти бегом выскочил из светлицы. Прозора с улыбкой обернулась к Ингрид и, увидев её жалобный, почти молящий взгляд, подмигнула:

— Погоди, княгинюшка, раньше смерти умирать. Сдается мне, помогу я твоему горю.

— Поможешь? — засветилась глазами Ингрид.

— То, что Арсений здоровой тебя признал, большую надежду мне подает. Врач он хороший, но что-то, кажись, упустил. Погоди, я насчет бани распоряжусь.

— Бани? Так я же…

— А в бане-то мы обо всем и поговорим, — сказала Прозора и про себя посмеялась: "Опять я начинаю с бани!"

Глава тридцать пятая. Кара для нелюдей

Анастасия нежно провела рукой по слегка шершавой войлочной стене юрты: её дом! Сколько же он видел и слышал. Непохожий на привычный родительский, и вообще русский, он приютил её, и эти стены видели её счастье…

Но пора! Скоро за нею отправится Бучек, а она ещё должна разыскать Джанибека и попросить его об одной услуге.

Джанибек сидел на солнце — утреннем и пока нежарком — и приводил в порядок свой кожаный шлем. Видно, перешедший к нему по наследству от отца, потому что на затылке он начал расползаться от ветхости.

Анастасия осторожно огляделась — никого из нукеров рядом не было — и позвала:

— Джанибек!

Тот сразу без суеты поднялся с корточек, аккуратно сложил свою работу и подошел к Анастасии.

— Беда пришла! — шепнула она. — Мне нужна твоя помощь.

— Сделаю все, что нужно, — просто сказал он.

— Если сможешь, достань мне верблюда…

Нукер слушал молча, только при её словах у него слегка приподнялись брови.

— … И с двух сторон привяжи по крепкой глубокой корзине.

— Это все?

— Все. Приведи его к нашей юрте.

Джанибек кивнул и ушел. Анастасия вернулась к юрте — ждать, пока за нею придет Бучек. Дети спали, но маковый отвар она приготовила — кто знает, может, и ей придется им воспользоваться.

А шли за нею Бучек и ещё один нукер Тури-хана, настоящего имени которого никто не помнил. Лицо его будто принадлежало не человеку, а плохо раскрашенной кукле: плоское, рыхлое, невыразительное, с маленькими, похожими на запеченных тараканов глазками. Чурек!

С того момента, как Заира и Аслан, прихватив с собою сына, покинули ортон, Анастасия будто превратилась в чуткую настороженную хищницу. Еще не готовую нападать первой, но уже способную до последнего дыхания защищать своих детенышей.

Она больше не боялась ни хана, ни Бучека. Даже об Аваджи пока не думала. Одно желание владело ею: выжить и спасти детей.

Казалось, она вдруг вспомнила нечто, чему обучали ещё её далеких предков. Так, на рассвете, стоя у входа в юрту, Анастасия протянула руки к темному, начинающему светлеть небу. Трудно сказать, сколько она так стояла, превратившись в одно сплошное ожидание, не зная, чего она ждет, как вдруг…

Где-то далеко, в недоступной вышине, словно открылось окошко и невидимый тонкий луч коснулся её, пробежав от пальцев рук до кончиков пальцев на ногах. Каждая жилка в её теле соприкоснулась с этим омывшим её потоком. Ей даже показалось, что, захоти она теперь взлететь, в ту же минуту оторвется от земли, как подхваченный ветром листок.

Небо одарило её мудростью? Силой? Обновило кровь? Но если в ней ещё и оставался страх за себя и за своих детей, то сейчас она была от него полностью свободна.

Бучек был уже недалеко, где-то за ближними юртами, но Анастасия ощущала его нерешительность.

Чувствовал что-то старый шакал. Может, и он обладает какой-то злой силой, но боится, что Анастасия сильнее его? Иначе почему вдруг его ноги сделались будто ватные и он, обычно ничего не боявшийся, почти волоком тащил самого себя к проклятой юрте!

Он скосил глаза на идущего рядом Чурека — лицо нукера ничего не выражало. Да и что оно могло выражать при пустой-то голове?!

— Я возьму девку, — Бучек щелкнул в воздухе бичом, и этот звук сразу привел его в себя, придал уверенности, — а ты заберешь детей. Понял?

— Чего ж тут не понять, — кивнул Чурек, чем опять вызвал раздражение товарища.

Проклятая девка встретила их у входа. Бучек и сам не знал, отчего в последнее время стал называть её так. Может, потому, что выпытал у светлейшего, что уруска обладает некоей силой, и от одного её взгляда можно ослабеть.

Как бы то ни было, Бучека она не боялась, что для него было странно. До сих пор такой женщины он не встречал. Он привык наполнять ужасом глаза этих отродий.

— Оставь свой кнут, Бучек, — между тем насмешливо проговорила уруска. — Все равно ты не сможешь им воспользоваться.

— Это почему же не смогу? Хо-хо… — он начал было смеяться, но смех застрял у него в глотке. — Почему не смогу?

— Потому, что раньше ты сгоришь!

Нукер, уже шагнувший было вперед, так резко остановился, что идущий следом Чурек ткнулся в его спину, недовольно ворча.

Анастасия таких слов произносить не собиралась. Будто кто-то произнес их за нее. Чей-то чужой голос. Раньше она считала, что голоса слышат только юродивые.

Она вздрогнула от дикого вопля, который издал Чурек. Со страхом глядя на свои руки, он кричал:

— Я обжег руки! Я обжег руки!

— Перестань орать! — прикрикнул на него Бучек. — Слушаешь эту бесноватую!

Он обернулся с намерением дать Чуреку крепкого тумака и с недоумением увидел, как в диком ужасе пятится от него Чурек, показывает пальцем и кричит:

— Дым! От тебя исходит дым!

Теперь и сам Бучек почувствовал в теле такой жар, словно внутри, возле сердца, разгорелся костер. И дым! Из ушей, ноздрей, рта — отовсюду из него шел дым!

Бучека обуял ужас. Он бросился назад, к Тури-хану, единственному близкому человеку — он должен помочь. Бучек бежал к его юрте и орал во всю глотку:

— Она — ведьма! Уруска — ведьма! Она меня заколдовала! Где шаман? Пусть снимет колдовство.

И никак не мог понять, отчего хан машет на него руками и визжит:

— Уйди! Убирайся прочь! Во-о-он!

Бучек в испуге схватился за шелковую, расшитую драконами занавеску, которая отгораживала лежанку от остальной юрты. Занавеска тотчас вспыхнула в его руках. Он пошатнулся, оперся о стену юрты, и та немедленно стала тлеть.

Тури-хан понял, что его любимец уже ничего не соображает, как взбесившаяся лошадь, которую в таких случаях приходится просто прирезать. Юрта по его вине уже вспыхнула в нескольких местах, и если светлейшему удастся выскользнуть наружу, он позовет своих тургаудов, которые стрелами успокоят сошедшего с ума нукера.

Хан осторожно двинулся к выходу, но никак не мог обойти метавшегося в отчаянии Бучека.

Наконец, поняв, что Тури-хан не собирается его спасать, а намерен ускользнуть прочь, верный нукер упал перед своим господином на колени, умоляюще схватился за его шелковый халат, тут же вспыхнувший огнем.

На их крики отовсюду сбежались тургауды, но никто не решался подойти к горевшим поближе, потому что хан, как видно от испуга, не приказывал им сбивать огонь или нести воду, а в совершенном безумии кричал:

— Приведите уруску! Убейте ее! Змея! Колдунья!

Нукеры хана не зря назывались отважными, они были смелыми, решительными, но они привыкли воевать с живыми людьми, а не с нечистой силой и потому для верности послали одного из своих за шаманом.

Пока бегали за шаманом, крики горевших затихли, а они сами превратились в два обугленных чурбана посреди пепла от сгоревшей юрты…

Джанибек благополучно раздобыл смирного рабочего верблюда и даже незамеченный провел его по куреню — нукеры были захвачены страшным зрелищем гибели хана.

Он помог Анастасии уложить спящих детей по обе стороны от горба опустившегося на колени верблюда и привязать ему на спину нехитрый скарб.

— Спасибо, — Анастасия поцеловала нукера в щеку, чем нимало смутила такого изъявления благодарности он не знал, потому лишь поспешно прикрикнул на верблюда, и умостившаяся на его спине Анастасия вздрогнула, когда тот выпрямился во весь свой огромный рост.

Ленивой трусцой верблюд поспешил прочь от кочевого города. Через некоторое время ортон остался позади, а когда ещё раз Анастасия оглянулась назад, то увидела за собой лишь ровную, без признаков жилья степь.

Погоню за нею так и не выслали, потому что поднявшийся к тому моменту небольшой низовой ветерок быстро замел все следы, а поскольку Джанибек увел для Анастасии старого рабочего верблюда, то хватились его лишь два дня спустя.

В тот же день приведенный нукерами шаман робко приблизился к пепелищу, долго бормотал молитвы, а потом распорядился:

— Похороните!

К юрте Аваджи по главе с шаманом нукеры пришли на следующий день и некоторое время стояли подле нее, не решаясь зайти. Что поделаешь, если овладевший уруской злой дух так силен! Она смогла на расстоянии спалить огнем светлейшего и его нукера!

Когда уруски в юрте не оказалось, шаман вздохнул с облегчением. Конечно, его заклинания имеют большую силу, но кто знает, удалось бы изгнать нечисть одной молитвой. А так…

На всякий случай поискали следы — ничего не нашли. Потому шаман с важным видом пояснил:

— Улетела. Шайтан её к себе забрал. Вместе со своими отродьями!

Глава тридцать шестая. Перед выбором

Ингрид лежала обнаженная на деревянном столе в предбаннике, и Прозора чуткими пальцами прощупывала низ её живота.

— Похоже, княгинюшка, однажды тебе пришлось как следует померзнуть!

— И не однажды, — со вздохом проговорила та.

— Вряд ли Арсений так же тебя осматривал.

— Нет, — жарко покраснела Ингрид и, помявшись, добавила: — Не так тщательно. Князь Всеволод присутствовал. Не велел по-другому.

— Не велел! — поцокала языком Прозора. — Зачем тогда врача звал? Ежели лекарям такие препоны ставить…

Она опомнилась и замолчала: Ингрид-то тут при чем? Она сполоснула руки в настое ромашки.

— А прости за вопрос, княгиня, как у тебя со Всеволодом происходит соитие?

— Что?! — Ингрид не верила своим ушам; в одно мгновение проснулась в ней надменная госпожа, разгневанная неучтивостью холопки. — Да как ты смеешь, лекарка, княгиню о таком спрашивать?!

— Потому и смею, — усмехнулась Прозора, нисколько не обидевшись, — что я, как ты сама сказала, лекарка, а не просто кумушка любопытная. Потому, что ежели хочешь понести, надо тебе во время оного на живот перевернуться да на колени встать…

— Уподобиться собакам?! — ахнула Ингрид.

— Достойная пара Всеволоду, — буркнула знахарка. — Загиб у тебя внутри, поняла? Семя иначе в тебя не попадет… Да что я тебе объясняю! Слово сказано, а ты как знаешь!

— Погоди, Прозора, — заторопилась Ингрид, сразу превращаясь в растерянную девчонку. — Но я… но мне… как же я осмелюсь такое Всеволоду сказать?

— Но ведь это такая небольшая плата за счастье иметь ребенка!

— А я все равно не смогу! — улыбка Ингрид стала и вовсе жалобной.

— Хорошо, я поговорю с ним сама, — сжалилась Прозора.

Чего вдруг она разозлилась на глупую девчонку? Разве она одна такая? Небось, под венец шла, не знала, откуда дети берутся. Да и разве не внушает церковь, что люди совокупляются только для зачатия детей? Что испытывать во время соития наслаждение — грех? А уж коли страсти отдался — вовек не замолишь!

Только кому она может направить свое негодование? Как говорится, не нами придумано. Кто её в таком поддержит, кроме мужа, да и то лишь в ночной беседе?.. Потому, наверное, она на князя и напала.

— Ты, княже, с дворовыми девками тешишься так же, как с женой?

Всеволод опешил и посмотрел на нее, как на помешанную.

— Разве ж такое допустимо? С женой — как от века положено, а с девкой можно… всяко-разно. Кое-что слышали, люди в Турции да в Греции бывали, поведали…

— А что ты скажешь, если я посоветую тебе, для зачатия ребенка, и с женой… всяко-разно?

— Ты не шутки вздумала со мной шутить?!

Князь вгляделся в её глаза, подозревая розыгрыш.

— Ничуть!

Всеволод удивился. Еще ни одна женщина не говорила с ним так открыто о сокровенном. А если бы вздумала говорить, князь иначе как бесстыжей её бы не назвал.

— Думаю, смогу, ежели ничего другого от меня не потребуется.

— Не потребуется, — сухо проговорила Прозора. — Я что могла, сделала, теперь дело за тобой.

Князь с княгиней, слегка сконфуженные, отбыли домой, а Прозора вернулась к больному, которого оставила на Неумеху.

Та как раз закончила разминать спину Любомиру и надевала на него железный панцирь.

— Иди, разомнись! — она ласково подтолкнула юношу к двери.

— Разомнись! — проворчал тот. — На перекладине, что ли, висеть?

— На ней, родимой, на ней! — кивнула Прозора, присаживаясь у «лечебного» стола; она вдруг почувствовала, что смертельно устала.

Неумеха, в отличие от нее, наоборот выглядела излишне оживленной. Наверняка она собиралась сказать хозяйке нечто, распиравшее её своей важностью. Но Прозора её ничем не поощряла, и женщина покорно молчала, лишь взволнованно потирая руки.

— Давай уж, говори, коль невтерпеж! — сжалилась та.

Неумеха взяла её руки в свои и начала тщательно разминать пальцы. Неожиданно знахарка почувствовала облегчение.

— Где ты этому научилась? — нарочито строго спросила она.

Неумеха побледнела.

— Не вели казнить, матушка! Давеча пыль вытирала, там, где твои свитки лежат, ну и…

Прозора потрепала её по голове.

— Я не сержусь. Я даже рада, что ошиблась в тебе, думала, вовсе никчемушная женщина…

И, глядя в глаза просиявшей Неумехе, добавила:

— Лечить людей — труд великий. Не всякий может брать на свои плечи чужую боль. Потому и считается, что лечить могут только мужчины…

— Но ведь ты лечишь!

— Так за то меня прозывают то ведьмой, то колдуньей… А нет-нет, горлопан находится, гнев людей против тебя направляет. Придут, да и сожгут тебя вместе с избой…

Неумеха перекрестилась.

— Пронеси, господи!

— Напугала я тебя?

— Ну ежели подумать, всякое дело может бедой обернуться… Женщины вот при родах помирают, что ж теперь, и не рожать вовсе?

— Ты будто что сказать хотела?

— Хотела, матушка… Он поддается!

— Кто, Любомир?

— Горб его поддается! Сперва такой твердый был, как булыжник. Мнешь его, мнешь — ничего! А ныне спина как бы отзывается. Мол, нравится мне это, наберитесь терпения…

— Так тебе спина и сказала?

Неумеха опустила глаза.

— Ты надо мной смеешься, а я чую, Любомиру легче стало. Только он молчит, все ещё не верит. — Она помолчала и выдохнула: — Мы ведь горб ему промерили?

— Вестимо. И что?

— А то, что его спина как бы длиннее стала, а сам горб меньше.

— Ты Любомиру об этом говорила?

— Нет.

— И помалкивай. Еще посмотрим. Хуже всего — зря обнадеживать.

— И еще, матушка-боярыня, домой я сбегаю, ребятишек покормлю.

— Сбегай. Ежели тебе трудно, ты скажи, я ведь не неволю.

Шагнувшая было к двери Неумеха застыла на месте.

— Не могу не приходить. Я давеча Пресвятой Богородице молилась, так голос мне был.

— Голос?

— Голос! И сказал он мне: отныне, Неумеха, дело твое — хвори людские лечить.

— Ой, врешь ты, девка, — улыбнулась Прозора. — Да не гоню я тебя. Беги, корми своих ребятишек. И возвращайся. Я теперь, пожалуй, без помощницы и не смогу.

— Я — мигом!

Неумеха и вправду побежала, а Прозора положила голову на руки и незаметно для себя заснула. Среди бела дня!

Наверное, в Холмы как раз спустился ненадолго языческий бог сна, потому что присевший под яблоней Любомир тоже нечаянно заснул. Скорее от усталости. Сидел себе, думал, да и провалился в сон. Совсем замучили его бабы своим лечением!

Нет, он не жалуется. Знахарка пока ни в чем его не обманула. Сказала, будет трудно. Так и есть. Обещала — будет больно. Если бы ещё поклялась, что его муки не напрасны… Не обещала. Теперь остается лишь ждать да надеяться. На чудо или на самого себя?

Глава тридцать седьмая. Терпкий воздух родины

Третий день шел по русской земле верблюд Анастасии. Прежде она и не представляла, что монголы зашли на Русь так далеко.

Она невольно шла вслед за огромным войском, которое, словно гигантский плуг, захватывало и вырывало с корнем города и селения, оставляя за собой развалины городских стен, пепелища сел да трупы…

Молодая женщина поняла наконец всю глубину страшного бедствия Руси. Первое время она ещё останавливалась подле мертвых. Двоих — мужчину и женщину, подумала, что муж и жена, — изрубленных на куски, кое-как похоронила, но потом поняла, что у неё попросту не хватит сил хоронить всех.

А куда она шла? Туда, где, как ей казалось, был родительский дом. Она не знала, далеко он или близко, но почему-то ждала, что за следующим поворотом откроется серебристая лента реки её детства и покажется на невысоком пригорке церковь Лебедяни, городские стены…

Она ждала этого и боялась: а вдруг и здесь побывало войско и оставило после себя лишь развалины и трупы.

Ее сынишка, впервые проснувшийся в корзине на спине верблюда, пришел в восторг и, показывая на него пальчиком, закричал:

— Мока!

Так верблюд и стал Мокой, охотно откликаясь на странную кличку.

Анастасии повезло с ним. Это животное, привычное ко всякого рода поклажам, терпеливо переносил любой корм и любые дороги. Он покорно вставал и ложился по мановению её руки и без устали шагал версту за верстой.

Никто ни разу не встретился ей. Поначалу солнце ещё было жаркое, жгучее, потому она разорвала свое покрывало и прикрыла корзины с детьми.

Владимир попытался даже вставать в корзине, и Анастасия вынуждена была привязать его к верблюжьей упряжи. Из куска покрывала она соорудила для него маленькую чалму.

Чего у неё было теперь вдоволь, так это воды, а ночуя с детьми в одной брошенной избе, она нашла в сенях немного брюквы.

Негде было достать молока, и она кормила Владимира чем придется. Хорошо, что неприхотливостью в еде он пошел в своего отца Всеволода, даром что тот был князем. Он с одинаковым удовольствием ел печеную репу и сырую морковку, которую Анастасии удалось отыскать на заброшенном огороде.

То ли верблюд шел теперь слишком быстро, то ли войско впереди них почему-то сбавило шаг, но на пути Анастасии стали встречаться все более свежие пепелища. Кое-где сожженные дома ещё дымились, и тогда она испугалась: вырваться из плена, чтобы опять попасть в плен?

И она решила свернуть в сторону от дороги, по которой шло войско.

Анастасия и теперь двигалась на север, но уже забирала левее, к западу.

Прошло две недели её странного, одинокого пути. Несмотря на теплые дни, начало осени уже давало себя знать холодными ночами.

Анастасия укладывалась с малышами на жесткой войлочной подстилке и укутывала детей одеялом из верблюжьей шерсти. Она часто просыпалась, прислушиваясь к их дыханию, боялась, что дети простудятся. Но пока обходилось. Все же она с тоской оглядывалась по сторонам, в надежде увидеть хоть какое-нибудь жилье.

Теперь беглянка ехала окраиной густого леса, на опушке которого ближе к полудню решила остановиться. За небольшой солнечной поляной лесок был ещё совсем молодой и насквозь просвечивался солнцем. Кое-где в зарослях ежевики ещё чернели редкие ягоды, и Анастасия решила разложить небольшой костерок, чтобы сварить питье на листьях и ягодах себе и сынишке и доесть, размочив в нем, последний кусок лепешки. Ойле, по счастью, пока обходилась материнским молоком.

Даже в её нынешней полуголодной жизни Анастасии дышалось удивительно легко. Как, оказывается, надоел ей однообразный линялый ковер выжженной солнцем степи! Пыль, песок, сухая трава. Теплая, затхлая вода.

Она посадила сына возле спящей Ойле и наказала:

— Охраняй сестру!

Моку она даже не стала привязывать — он медленно бродил рядом, выискивая полюбившиеся ему зеленые кустики травы.

Ручей протекал неподалеку. Настоящий лесной ручей, прозрачный и холодный. Где-то там, в большом лесу, он вырвался на поверхность, промыв себе дорогу сквозь ворох опавшей листвы, и теперь весело бежал к свету, на равнину, туда, где его ждали объятья большой реки.

Анастасия не выдержала и окунула лицо прямо в ручей. Мамочки, так и скользнула бы в него серебристой рыбкой и понеслась вперед…

"Опомнись, тебя дети ждут!" — сурово сказала она себе, но никак не могла прогнать с лица блаженную улыбку.

Анастасия набрала воды в котелок, а потом и в маленький серебряный сосуд с выдавленными на нем знаками на незнакомом языке, похожими на маленьких жучков. Сосуд подарил ей Аваджи, когда вернулся из похода на Китай. Теперь она могла с легким сердцем выплеснуть из него остатки коричневой степной воды.

Почти бегом вернулась Анастасия к детям, пообещав себе привести к ручью Моку. Работяга-верблюд заслужил право напиться такой воды.

Как раз в это время Владимир, считая, как видно, охрану сестры делом скучным, поковылял к зарослям ежевики, покачиваясь на ещё нетвердо стоящих ножках, и потянулся к сине-черной ягоде.

Анастасия едва успела подхватить его на руки — заросли ежевики, с виду такие невинные, таили для малыша опасность. Она вспомнила, как однажды в кусты ежевики свалился один из её дядьев — братьев отца. Вытащили его окровавленного, точно изодранного злыми собаками.

Она налила сыну воду в маленькую пиалу, а сама распеленала и стала кормить дочь. Из-под густых бархатных ресниц малышки на неё смотрели черные глаза Аваджи. У Анастасии болезненно сжалось сердце: "Где ты, любимый? Доведется ли вновь свидеться?!"

Ойле опять заснула, а сыну, за неимением игрушек, она сунула в руки сосуд из-под воды. Теперь ребенок сидел и, нахмурив брови, водил пальчиком по выдавленным на серебре знакам, будто читал их.

Моку она отвела к ручью и, стоя подле него, размышляла, в какую же сторону идти дальше?

Молодая женщина беспомощно оглянулась: залезть бы на дерево, так деревца поблизости росли тонкие. Разве что орех, молодой, но крепкий…

Она вздохнула и ухватилась за нижнюю ветку. Подтянулась. Хорошо, что рядом нет никого, кто бы посмеялся над её неуклюжестью. Хоть рождение двух детей и лишило Анастасию былой ловкости, а до верхней ветки дерева она все же добралась и посмотрела вдаль.

Из груди её чуть было не вырвался торжествующий вопль: оказывается, поблизости, рукой подать, располагалось селение. Не сожженное и не разрушенное. Просто оно скрывалось от глаз за одним из двух невысоких холмов.

Селение было явно русское, с привычными сердцу избами, с журавлем колодца, с копнами сена на краю села — все такое родное и близкое, что Анастасия заплакала, прижавшись щекой к прохладному гладкому стволу.

Спустилась она быстро. Да просто соскользнула вниз по стволу, забыв былую осторожность. Она ухватила Моку за повод — надо было погрузить в корзины детей, собрать кое-что, уже разложенное на поляне, и в путь!

Она привычно нахлобучила на голову сына самодельную чалму. Сама закуталась в покрывало, совсем не по-русски, и не подумала о том, какой она покажется постороннему взгляду.

Потом заторопилась, подгоняя верблюда, так как боялась, что увиденное ею сверху селение — морок, и если она не поспешит, то таковым оно и окажется, исчезнет. Вот доедут они до края холма, а за ним никакого села и в помине нет!

Только переехав луг, она опомнилась: странно будет выглядеть верблюд посреди русского села. Анастасия вынула из сумки железный прикол и привязала Моку — он сможет пока пастись, а она разберется, что это за село.

Анастасия привычно привязала к себе платком маленькую Ойле, взяла за руку Владимира и вошла в село, вне себя от волнения. Это было настоящее село! С добротными избами, резными наличниками. На коньке самого большого, по виду господского дома гордо смотрел окрест искусно вырезанный деревянный петух.

Это была Русь. Ее долгожданная Русь!

И совсем не удивило Анастасию, когда какой-то стройный, смутно знакомый юноша, который вышел на крыльцо этого самого дома с петухом, изумленно вгляделся в неё и проговорил:

— Настюшка!

Глава тридцать восьмая. Взявши чужую боль

Прозора ощущала себя настоящим врачом. И хотя на Руси не знали женщин-врачей, а она, посмеиваясь, называла себя то лекаркой, то знахаркой, людям, истомленным болезнями, она казалась избавительницей, как бы её ни называли.

Осматривая больного, она всегда бормотала что-то непонятное — кто из неграмотных крестьян мог распознать в затверженных ею наизусть строчках трактата Ибн Сины "Канон медицины" обычную латынь?

Один только арамейский врач Арсений разгадал её суть, но и он не стал бы о том никому говорить. Он лишь проявил уважение к мужественной женщине, которую с некоторых пор считал для себя авторитетом.

Возможная неудача в лечении Любомира грозила ухудшением мнения о ней как об опытной целительнице, только до того ли ей было? Она понимала, что случай перед нею весьма трудный, надежды мало, а все же к лечению приступила.

Уже через две недели Прозора могла бы, как в присказке, говорить себе: "Не верь глазам своим!" А на её глазах происходило чудо. Хоть она и запретила Неумехе говорить о том Любомиру, а понимала: лечение начато не напрасно!

— Ты ничего не чувствуешь? — осторожно спрашивала она юношу.

— Чую, — он почему-то понизил голос, — будто кости растут. И хоть говорю себе, что такого не бывает, но слышу, ежели не кажется, что по ночам такой хруст стоит, мертвого поднимет!

Про хруст у врачей древности ничего не говорилось, потому Прозора сперва засомневалась: не мерещится ли то ему? Не принимает ли желаемое за истинное?

Все же через три недели от начала лечения Неумеха, которая измеряла Любомиру спину, так закричала, что Прозора, читающая тут же книгу трудов Гиппократа, вздрогнула и так подхватилась из-за стола, что упала посреди горницы и чуть сама себе горб не нажила! Как ни предупреждала она глупую бабу, та не выдержала — молодо-зелено!

Поднялась Прозора с помощью сконфуженной помощницы и поинтересовалась, не пожар ли случился, не потоп ли вселенский?

— Матушка, — приговаривала Неумеха, от волнения заикаясь и тыча ей в лицо шнурком с завязанным ими узелком. — Хотите верьте, хотите нет, а узелок надо новый вязать, на ладонь пошире!

— Может, этот слабо завязали и он сполз?

— Никак он не мог сползти! — запротестовала та. Она не могла допустить, чтобы из её рук вырывали такую долгожданную победу.

Прозора, глядя на застывшее в ожидании лицо Неумехи, потрепала её по плечу:

— Не серчай. Кто другой этому поверит? Ежели и дальше так пойдет… она осеклась, увидев загоревшийся надеждой взгляд Любомира. — Рано ещё говорить об успехе, рано!

Она не могла допустить ошибки, а тем более дать юноше напрасную надежду.

— Делай и дальше, как говорю! — строго наказала она Неумехе и со значением глянула ей в глаза.

Та поняла, до срока надо держать язык за зубами. Напрасно Любомир добивался от неё последнего слова. Помощница лекарки держалась твердо, говорила лишь:

— Время покажет!

Между тем и боярыня Агафья направила своего посланца в Холмы. Молила слезно разрешить повидаться с сыном. И ей Прозора не уступила. Упрекнуть знахарку никто не мог: она первым делом выговорила себе свободу в действиях. Потому и сказала, как отрезала:

— До конца лечения — никаких встреч!

Надо сказать, и Любомир не жаждал встречи с родными. Прозора между прочим заметила:

— Посланец от матери приезжал.

— Отправила восвояси? — спросил тот почти без интереса.

— Сказала, жив-здоров, а насчет встречи… Вернешься — увидитесь.

— Верно сказала, — кивнул он, поднимая коромысло с тяжелыми булыжниками.

Ежели со стороны посмотреть, никто в Холмах вроде Любомиром не интересовался. А только кузнец Вавила будто невзначай выковал для коромысла, с которым ходил юноша, полоску металла, чтобы она не треснула под тяжестью все более нагружаемых на него камней.

Умелец Головач — безо всякого заказа! — придумал сделать нечто вроде колодезных журавлей, стоящих друг против друга. Теперь ежедневно два подростка — от желающих не было отбоя! — осторожно крутили их, отчего привязанный за руки и за ноги Любомир растягивался в противоположные стороны, пока Неумеха не командовала:

— Довольно!

— Слышь-ко, матушка, — обратилась как-то к Прозоре одна из пожилых крестьянок. — Для крепости костей потчуй молодого боярина молочным обратом, что после сбивания масла остается. Не пожалеешь!

— Да морковки сырой пусть поболее ест, — добавила другая.

Прозора не стала допытываться, откуда им все известно: село, здесь секретов нет!

Еще через неделю, когда у деревянного столба отмечали рост юноши, Прозора на полпяди (Полпяди — расстояние между раздвинутыми большим и указательным пальцем (старорус.).) перенесла зарубку, все село гудело: Любомир вырос!

Когда знахарка на другой день шла по селу, холмчане кланялись ей:

— Молились за тебя, матушка!

— Помоги тебе, Христос, святое дело делаешь!

Прозора тоже кланялась и благодарила, а сердце её щемило от любви к людям: святой народ!

А ещё через неделю Неумеха сообщила: выпуклость горба почти сошла на нет!

— Косточки-то спрямляются! — ликовала помощница. — А ты, матушка, сомневалась!

От такого нахальства Прозора едва дара речи не лишилась. Что о себе возомнила эта девчонка! Уж не приказать ли челяди, чтобы отходили плетками негодную?

Ладно, та быстро спохватилась, зачастила:

— Шучу я, матушка, развеселить тебя надумала, ты чевой-то все грустная ходишь. А так, разве я бы посмела!

Теперь и сам Любомир поверил в свое выздоровление. Может, прежде надежда где-то на дне души и теплилась, а веры не было точно!

Ему нынче даже легче дышать стало. С того дня, как Неумеха в его груди лишнюю пядь намерила, будто кто-то стал в него свежий воздух вдувать. Плечи захотелось расправлять. Даже сердцу его вольготнее стало в этой расширившейся груди!

Через месяц и две недели вместо горба в его спине ощущалась лишь небольшая сутулость. И внешне Любомир стал совсем другим человеком. Он прибавил в росте целых две пяди и ещё продолжал расти. Прозора гордилась Любомиром, как если бы за это время она его родила и выносила.

— Ты теперь — моя вторая мать, — дрогнувшим голосом сказал ей Любомир, — ибо вторую жизнь мне подарила. Я ведь уже хотел…

— Знаю, — кивнула Прозора, — потому и взялась тебе помочь. Обещай мне: что впредь с тобою ни случится, никогда о таком богопротивном деле думать не станешь. Я тебя как мать заклинаю.

— Клянусь! — Он помолчал и нерешительно спросил: — Когда домой-то отпустишь?

— При ровной спине, — сказала она, и Любомиру не захотелось ей возражать.

Прошло ещё две недели. И как раз сегодня случился спор между Неумехой и её учительницей, полностью ли выздоровел Любомир?

— Пусть ещё повисит! — упорствовала Прозора.

— Скоро его спина станет в другую сторону выгибаться! — не соглашалась Неумеха.

— Да как ты смеешь! — возмущалась знахарка-врач. — Вспомни-ка, кто Любомира лечит!

— Ты, матушка!.. Но и я.

И Неумеха ловко увернулась от подзатыльника, которым хотела наградить её хозяйка.

Любомир как раз стоял на крыльце и все слышал. Чего они спорят? Знали бы, что он уже решил для себя: завтра! Завтра он отправится домой, никого более не утруждая. И будет с тайной гордостью глядеть в изумленные и радостные глаза своих домочадцев…

Задумчивый взгляд юноши неожиданно оживился: перед ним явилась женщина, одетая в длинный чапан, из-под которого выглядывали тонкие шальвары, и закутанная в шелковое покрывало. За руку женщина держала маленького мальчика, голова которого была по-восточному обернута чалмой, а лицо самое что ни на есть русское, с белесыми бровками и круглыми, как у совенка, глазами. Еще один ребенок был привязан к груди женщины…

Откуда она взялась? Любомир хотел спросить, не ищет ли она кого-нибудь, так как она оглядывалась вокруг, жадно и любовно, словно видела перед собой то, о чем долго мечтала.

Наконец она облегченно вздохнула и откинула с лица покрывало. Перед Любомиром стояла сгинувшая, как считали, в монгольском плену его родная сестра Анастасия!

Глава тридцать девятая. Тяжесть прозрения

Конь под Аваджи оскальзывался на размякшей от осенней распутицы дороге. Как были непохожи урусские земли на привычные степные, сухие и песчаные!

Слишком жирная здесь земля. Зачем такая джигиту, который рождается и умирает в седле?

Дождь моросил мелкий, нудный. От него одежда промокала насквозь, живого места не оставалось. Аваджи казалось, что он уже живет в воде, как урусские зеленые лягушки…

В такую погоду хорошо сидеть в теплой сухой юрте, посреди которой горит круглая, вылепленная из глины печь. Жена хлопочет, готовя обед, проходит мимо и будто невзначай касается твоего плеча. Ей тоже отрадно присутствие рядом любимого мужа и отца её детей.

Ульдемир, конечно, подрос. Сейчас он уже не ковыляет, а бегает по юрте, пытаясь добраться до материнской шкатулки с драгоценностями.

Ойле сидит в подушках. Улыбается матери и брату…

Картина, нарисованная воображением Аваджи, встала перед ним так отчетливо, что он тяжело вздохнул. Никто его вздоха не услышал. Хлюпанье копыт вязнувших в грязи конских ног заглушало все звуки.

Как непохоже сейчас их войско на войско победителей! Кажется, они навечно застряли в этой чавкающей грязи. Огромный обоз с награбленным добром отстал от основного войска чуть ли не на целый переход.

На душе у Аваджи скверно, как никогда. С ним произошло страшное: он перестал получать удовольствие от своего ремесла.

Правду говорят поэты: любовь размягчает сердце. С некоторых пор юз-баши уже жалел, что не смог вовремя остановиться. Разве так важно, сколько у них с Аной было бы денег? Не хватило бы на табун лошадей — купили бы отару овец. Разве можно за деньги купить счастье для своей семьи?

Теперь его добра уже хватит и на табун, только вот когда он доберется до своей юрты? Да и цела ли она? А если Ана говорила правду о своих предчувствиях и о том, что хан нарочно отсылает его прочь?

Глупый баран! Осталось только шею свою под нож подставить! Разве он должен был думать о том, как лучше приказание светлейшего исполнить? Семью надо было спасать! А он испугался презрения товарищей…

Нет, не думать об этом! Даром, что ли, везет он с собой чувал (Чувал большой мешок (тюрк.).), полный богатой добычи? Сейчас главное — добраться до куреня Тури-хана, где стоит и его юрта, забрать жену, детей… Опять! Ведь только сбежав как вор, он может где-то вдали наслаждаться семейным счастьем. Просто так из войска никто его не отпустит…

Но тут впереди случилась неприятность: лошадь одного из джигитов угодила ногой в нору суслика и сломала ногу. Она грузно рухнула наземь, придавив собой всадника.

Идущий следом конь шарахнулся в сторону. Наездник не упал, зато вылетел из седла другой, задремавший от усталости. Отпрянувший конь задел его коня крупом…

Началась свалка, и Аваджи, оставив неприятные мысли, поскакал туда наводить порядок.

Воины роптали. Но железная дисциплина, которую поддерживал ведущий это крыло батыр Джурмагун, помогла избежать серьезных волнений.

Теперь уже не только полководцам Бату-хана, но и обычным юз-баши вроде Аваджи, было понятно, что не удастся с наскока покорить урусов, лишь пригрозив им истреблением.

Случались на пути монголов города, откуда навстречу им выходили с хлебом-солью, но таких было мало. Остальные бились до последнего воина.

Напрасно молодой чингизид Батый, как звали его урусы — а исполнилось ему всего девятнадцать лет, — по совету полководцев приказывал вырезать в непокорных городах всех от мала до велика. Страшная весть о беспощадности нехристей летела впереди их огромного войска, урусы содрогались от ужаса, но продолжали сопротивляться не на живот, а на смерть.

Этой поздней осенью монголы возвращались обратно. Они не захотели идти в глубь северного урусского края с его непроходимыми лесами и топкими болотами.

Багатур Джурмагун хотел к зиме привести свое войско назад в Мунганскую степь — привычную «кормушку» монголов, но, похоже, его планам не суждено было исполниться.

Монголо-татарское войско вязло на тяжелых размякших дорогах и теряло дни, недели на преодоление глупого сопротивления урусов.

Так думал Аваджи. Как воин он понимал непокорных, но и жалел их, потому что знал, как много урусских городов погибло от того, что князья то один, то другой — думали не о народе, а о себе, мечтая или поиметь выгоду от того, что терял силу сосед, или помня о каких-то там своих обидах. Получалось, что урусы бились не все вместе, а как бы каждый за себя. Потому монголы и побивали их числом. Не объединившись, урусы не могли стать для них серьезной силой.

Наконец, похоже, влага в небесных сосудах иссякла. Северный ветер собирал обрывки туч, точно овец, в огромные стада и гнал их прочь, к югу. Следом за ним шел мороз.

Теперь по утрам, для того чтобы напиться, монголам приходилось в сосудах с водой разбивать все более толстую корку льда.

Вскоре войско вышло на равнину, и теперь перед ним открылся город. Судя по всему, он был не очень большой, но хорошо укрепленный.

Как было и принято у монголов, Джурмагун отправил к городу своих посланников, требуя от сидевшего здесь князя десятую часть того, что было в городе: "в людях, в лошадях и во всяком…"

Князя не смутила ни численность монгольского войска, ни малость, по сравнению с ворогом, его дружины. Ответил он послам просто:

— Когда нас в живых не будет, придете и возьмете!

Для Аваджи, как и для остальных монгольских багатуров, название города — Лебедянь — ничего не значило. Он даже не догадывался, что его жена родом отсюда.

Аваджи пытался уверить себя, что если о прошлом не говорить, то его и легче забыть. Его жена живет с детьми в степном ортоне… А если нет?

"Вдруг Тури-хан попытается сделать Ану своей наложницей? — мучительно размышлял он — Покорится она ему? Нет!.. А тогда хан позовет Бучека…"

Аваджи с ужасом вспомнил женские крики, мольбы о помощи, порой доносившиеся из ханской юрты. Случалось, рабы выносили оттуда завернутые в дерюгу мертвые тела…

Ведь и Ана может умереть! Что же тогда станет с детьми? Эти мысли, вспыхнув у него в мозгу, высветили самые укромные уголки, куда он прятал свои сомнения. Если погибнут его жена и дети, то их убийцей станет не кто иной, как сам Аваджи!

Монголо-татарское войско стояло у стен Лебедяни. Три самых опытных багатура Джурмагуна, держась поодаль, чтобы не быть пораженными урусской стрелой, объезжали на лошадях город, пытаясь высмотреть в его обороне слабое место.

Город к обороне подготовился как следует: глубокий ров, опоясывающий его стены, был заполнен водой. Сами стены — на редкость высокие и гладкие выглядели неприступными.

Из-за распутицы пороки — стенобитные машины — далеко отстали от конницы, и без них нечего было и думать приступать к штурму города. Кроме того, поблизости не было леса — он виднелся далеко на горизонте, — а без деревьев, которыми можно было бы завалить ров, не удастся подогнать к стенам и пороки.

Полководцы удалились на совет в юрту главного, Джурмагуна — рабы только что собрали её на сухом пригорке; с него было удобно наблюдать за непокорным городом. По кольцу, вокруг юрты Джурмагуна, стали расти юрты его тысяцких и некоторых сотников.

Аваджи к числу приближенных Джурмагуна не относился. Юрты у него теперь не было, так что юз-баши ночевал со своими нукерами где придется. Если было под рукой сено — стелили его на землю, не было — укладывались на войлочной подстилке, которую возили притороченной к седлу.

Нескольких нукеров Аваджи послал на разведку в поисках ближайшего селения, чтобы найти место для ночлега. Причем он единственный послал людей в сторону леса, рассудив, что на его опушке может найтись изба-другая…

Он угадал. За одним из небольших холмов, не видное с дороги, его воины обнаружили небольшое селение.

Разведчики, хоронясь, понаблюдали за селом. Урусы сновали по нему туда-сюда, не подозревая о надвигающейся опасности. Из труб вился дымок, далеко окрест пахло свежим хлебом.

Теперь сотня могла разместиться в тепле и сухости, которых джигиты давно не видели, и как следует отдохнуть. Сообщили своему тысяцкому, где собираются ночевать, и поехали. Открыто, ничего не боясь. Да и кто мог им противостоять в каком-то заброшенном местечке с двумя-тремя десятками домов!

Селение встретило их тишиной. Дымов из труб, о которых говорили разведчики, больше не было видно. Не раздавалось ни звука.

— Испугались! — удовлетворенно хмыкнул один из десяцких. — Сидят в домах, дрожат, как мыши. Дрожите, дрожите, мы идем!

— Тимур! Мухаммед! Рашид! — распорядился Аваджи. — Идете со мной в этот дом. Остальные — по другим домам!

И он со своими нукерами — лучшими десяцкими — поднялся по широким ступеням в большой, как видно, господский дом.

Глава сороковая. И дома тревожно

— Любомир! — медленно проговорила Анастасия, с изумлением рассматривая стройную, гибкую фигуру брата. — Неужели это ты?

— Нет, это не я! — смеясь, ответил Любомир, счастливо улыбаясь: получилось так, как он и не мечтал. Первой его новый облик увидела именно любимая сестра, которая все-таки нашлась, несмотря на утверждения некоторых неверующих, будто она сгинула в плену. — Настасьюшка! Как я рад, что ты жива! А что это рядом с тобой за басурман такой?

Он осторожно обнял сестру, чтобы не потревожить спящую у неё на руках малышку, и ревниво отметил её нерусские черты. Иное дело, этот белоголовый зеленоглазый чертенок. Только глаза Настюшкины, а так — вылитый Всеволод! Он подхватил мальчика на руки.

— Как же звать-то тебя, племяш?

— Владимиром, — улыбнулась Анастасия.

— Володька возгордится, — кивнул Любомир. Их малоразговорчивый старший брат любил Анастасию ничуть не меньше других, хотя и никогда не говорил сестре об этом. — Это хорошо, что ты мальчонку так назвала.

Между тем ребенок сбросил с головы сделанную матерью чалму. Анастасия подняла её, отряхнула и хотела снова надеть.

— Ишь, неслух, даром, что ли, я для тебя покрывало порвала!

— Правильно, Володюшка, — погладил его по головке Любомир. — Не нужны нам шапки, какие нехристи носят! Тебе дядя русскую, соболью подарит.

Он украдкой глянул на сестру, по нраву ли ей придутся его слова? Анастасия нахмурилась. Неужто ей у поганых понравилось? Волей али неволей родила мунгальчонка?

А мысли его сестры, между тем, пребывали в смятении. Она уже давно считала себя и Аваджи чем-то единым, не сомневалась, что её родные так же полюбят её нового мужа, как любит она сама. Но первая же встреча с близким человеком — любимым братом! — показала, что она жестоко ошиблась. Что же ей делать?

Маленький Владимир не ощущал тревоги, которая возникла в отношениях взрослых. Любомир ему понравился, потому он потрогал пальчиком лицо юноши и вдруг сказал:

— Дядя!

Сдерживаемое много дней напряжение, радость и волнение от встречи с сестрой оказались для Любомира последней каплей в чаше его терпения. Он обнял племянника и заплакал. Глядя на него, заплакала и Анастасия. Правда, юноша вскоре своих слез устыдился. Тем более, что малыш упрямо вытирал их своей ладошкой и, вздохнув почти как взрослый, повторил:

— Дядя!

— Не бойся, маленький, это я от радости. Княжич!

Он гордо поднял Владимира на вытянутых руках.

Анастасия побледнела.

— Не смей никогда этого говорить!

Любомир недоуменно глянул на нее.

— Неужели ты думаешь, что такое можно скрыть от других? В нашем-то маленьком городе!

— Но почему это должно интересовать ещё кого-то? Всеволод ведь женился?

Она спрашивала с надеждой, но Любомир не понял, чем вызван её интерес, и стал подбирать слова, чтобы ответить ей как-то помягче, не так больно ударить неприятной, как он считал, новостью.

— Женился. Его отец заставил. Все уверяли, что ты сгинула, а ему надо наследника иметь. Он бы и не согласился, но к гадалке поехал, а та ему показала что-то, после чего Всеволод к отцу послал сказать, чтоб везли невесту…

— И детишки есть?

— Пока нету. Не получается вроде.

Анастасии стало страшно. Как ни крути, а Владимир у князя первенец. Родит ему жена, не родит, а тут вот он, готовый ребенок… "Может, он ко мне охладел, так не захочет и о ребенке слышать?" — с робкой надеждой подумала она.

— Как маменька? Отец? Братья? — Анастасия решила пока не думать о Всеволоде, чего заранее судить да рядить…

— Слава богу, все здоровы. Я так думаю, — поправился Любомир. Случись что, за мной бы послали, а так… Здесь я уже два месяца.

— Это из-за… — Анастасия запнулась.

— Из-за горба! — весело закончил брат. — Теперь я уже не боюсь этого слова, тем более, что у меня его и нет. Спасибо Прозоре!

— Как же ей это удалось? Разве можно такое вылечить?

— Значит, можно. Или ты горб ещё видишь?

— Значит, Прозора… Разве она больше не живет в своей лесной избушке?

— Зачем же, раз в Холмах у неё такой дом?

Любомир обернулся на дом, на крыльце которого стоял.

— Она его купила?

— Что ты! Это им с мужем Всеволод подарил.

— Видать, за большие заслуги.

— Ты не помнишь конюшего князя Всеволода, который прежде был и его воспитателем?

— Дядьку Лозу? Конечно, помню. На старости лет, значит, он жениться решил?

— А он все это время и был женат. Прозора его первая и нынешняя жена. Только она после пожара пропала, вот и думали, что она в огне сгорела.

— Она и сгорела! — упрямо возразила Анастасия. — Мне эту историю дворовые рассказывали. Сгорела вместе с избой и малолетними детьми.

— А получилось, не сгорела!

Опять они стали спорить, как когда-то в детстве. Никто не хотел уступать. Любомир стал подниматься с племянником на руках по ступеням, кивнув сестре, чтобы следовала за ним, а она все стояла и настаивала на своем.

— Как такое могло случиться? Нет таких людей, чтобы в огне не горели! А что если Прозора вовсе не жена Лозы, а просто ему глаза отвела?

— Опять вы на лестнице топчитесь? — раздался сверху веселый женский голос. — Али меня боитесь?

Всего мгновение назад на крыльце никого не было, и вот точно из воздуха возникла перед ними Прозора. Поневоле поверишь в колдовские чары. Так подумал Любомир, а Анастасия смутилась и покраснела: неужели знахарка слышала, о чем она говорила?

Но Прозора лишь протянула руки и стала отвязывать спящую Ойле так осторожно, что ребенок не проснулся.

— Красавицей будет, — ласково проговорила знахарка, нежно прижимая малышку к себе. — Тем привлекать станет, что красота её для русского глазу непривычная, редкая. Отец её, должно быть, очень красив?

— Он не только её отец, — строго заметила Анастасия, не желая, чтобы её хоть как-то отделяли от Аваджи. — Он ещё и мой муж!

Любомир тихо ахнул и невольно крепко прижал к себе племянника. Владимир заворочался и попытался вырваться.

— Муж? — не мог поверить он. — Но ведь ты пошла за него не по доброй воле? Не волнуйся, наша церковь не признает твоего брака с иноверцем.

Анастасия снисходительно глянула на брата, как будто он был младше её не на полтора года, а по меньшей мере лет на двадцать. Да она, наверное, и имела право на него так смотреть. Сколько страданий ей пришлось перенести, сколько унижений, но она выдержала, не сломалась, да ещё и оказалась способной по-настоящему полюбить. Только теперь Анастасия стала осознавать, как сильно она любит Аваджи — ради него она согласна пройти через любые унижения!

— А ведь они опять напали на Русь, — ни к кому не обращаясь, как бы сама себе сказала вслух Прозора, но при том испытывающе посмотрела на стоящую перед нею молодую женщину. — Они — наши враги.

Анастасия их с Любомиром настороженное молчание восприняла по-своему: они её осудили, даже не попытавшись выслушать! Ее детей… нет, детей её и Аваджи они, небось, уже готовы у неё отобрать! Сына отдать бездетной мачехе. Олюшку убрать с глаз долой, как дочь иноверца… И это близкие люди! Что же скажут чужие? Наверное, Анастасия рано обрадовалась возвращению домой. Здесь она никому не нужна. Ее мысли, чувства никого не волнуют. Разве на земле живут только русские и иноверцы? А среди последних не может быть просто хороших людей?

Она подошла к Прозоре и забрала из её рук Ойле. Не спеша опять привязала к себе дочурку.

Знахарка так была ошеломлена её суровым видом, зло поджатыми губами, что без сопротивления отдала ребенка.

— Пойдем отсюда, Володюшка! — говорила между тем глупая женщина, протягивая руку к сыну. — А то Мока нас совсем заждался.

И услышала слова брата:

— Никуда ты не пойдешь! Я не знаю, кто такой Мока, — сказал Любомир, может, твой слуга, но ждать ему придется долго.

— Хочешь сказать, что ты осмелишься меня не отпустить? — гневно нахмурила брови Анастасия.

— Осмелюсь, — кивнул брат. — А что касаемо строптивости, то вижу, ты осталась прежней Настькой — неслухом и гордячкой. Даже муж-иноверец не смог тебя переделать. Не хочу обижать тебя, сестра, но ты уже не лебедянская княгиня, а просто женщина, бежавшая из плена. С двумя малолетними детьми. И куда бы ты пошла? Опять к бывшим хозяевам?

Анастасия беспомощно, по-детски оглянулась на Прозору, которая в их разговор не вмешивалась, а просто посмеивалась про себя.

— Сколько времени ты прожила у монголов? — вдруг спросила она.

— Два года, — растерянно ответила Анастасия, не понимая, куда та клонит.

— За два года от родины трудно отвыкнуть, но, судя по всему, ты особо не бедствовала: ни покорства в тебе рабского, ни страха… Муж не простым воином был?

— Сотником.

— Пусть большого горя ты не знала, но разве не успела увидеть, как разорена Русь? Как стонет она под нехристями…

— Бежать решилась, — вмешался и возмущенный Любомир. — С матушкой не подумала повидаться, а уж она по тебе все глаза проплакала!

Анастасия перевела дух и устыдилась: на кого обижаться вздумала? Где ещё её приютят и обласкают, как не в родном доме? А то, что её Аваджи воюет во вражеском стане… Рассказывать всем, что он не такой? Кто поверит и её поймет, особенно знахарка, у которой из-за нехристей вся жизнь наперекосяк пошла?

Молодую женщину охватил страх: неужели нынешняя жизнь ничего хорошего ей не сулит? От своей любви к Аваджи она отказываться не хотела, но увидит ли его когда-нибудь? А её дети? При живом отце — при живых отцах! сиротами останутся?!

Голова Анастасии пошла кругом, и она решила, что пустыми размышлениями горю не поможешь. Придется ждать. И надеяться. А время покажет.

Глава сорок первая. Память сердца

Отправленный княгиней в дружину, Глина не шибко о том убивался, но первое время претерпел немало насмешек от своих товарищей, потому что на хозяйских харчах раздобрел, для ратных дел отяжелел. Пришлось немало потов пролить, чтобы обрести в руке былую твердость.

Князь, привыкший, что верный дружинник всегда рядом, не стал его от себя отсылать, так что Глина после хозяйства Всеволода стал привычно вести хозяйство дружины — такой уж у него выявился талант!

А сегодня Глина узнал одну новость — да какой узнал, сам лицезрел! ехал верхом юноша и вел за собой на поводу… верблюда! Глина верблюдов прежде видел, а вот для многих лебедян это зрелище оказалось в диковинку. Из дворов высыпали, глядели, как к дому боярина Астаха подъехала вслед за всадником повозка, в которой сидела пропавшая дочка боярина и с нею двое малолетних детей.

Потому Глина топтался подле сидевшего на лавке князя, думал, как бы подать ему сие известие помягче. Пока он соображал, как это сказать, новость вдруг сама будто выскочила изо рта:

— Анастасия вернулась!

Но то ли сразившая когда-то князя горячка унесла его прежнюю память, то ли, задумался глубоко, а только равнодушно спросил:

— Какая Анастасия?

Глина оторопел: вот те на! Выходит, князь о своей первой жене и думать забыл, потому и он пояснил тоже равнодушно:

— Дочка боярина Астаха.

Князь так встрепенулся, что дружинник от неожиданности отпрянул.

— Что ты сказал?!

В глазах Всеволода вспыхнула такая горячая надежда, что Глина испугался — неужели их спокойной жизни пришел конец? Князь в мгновение ока забыл, что теперь его законная жена — Ингрид!

— Она вернулась одна?

— С детьми. Один — мальчонка — вылитый русский. Белоголовый, светлоглазый. Еще девочка. Сам не разглядел, но бабы судачили, на мунгала смахивает. Мальчонка-то по подворью бегает…

— Я должен его увидеть! — заторопился Всеволод. — Я должен её увидеть!

— Княгине Ингрид навряд такое понравится, — осторожно заметил Глина.

Всеволод опять опустился на лавку. Задумался. Настюшка, значит, вернулась. С детьми. С его сыном. О девчонке-то и думать нечего. Вон, какой бездетной семье отдать. А то и монастырским. Мол, когда подрастет, пусть в монахини идет.

У него было мелькнула мысль о нынешней жене, но лишь сожалеющая. Бесплодная она. Хоть Прозора и говорит, что понесет, а ежели успокаивает? Раз первая жена жива, значит, его вторая женитьба вроде как ненастоящая. Не может он иметь две жены, не мусульманин!

Князь так увлекся своими мыслями, что не заметил, как ушел Глина и как легкой поступью вошла его жена Ингрид.

— Семеюшка!

Он неприязненно взглянул на жену. Ишь, нахваталась русских слов! А натурой как была литовка, так и осталась. Ежели б не батюшка, разве женился бы он на ней? Небось, один не пропал бы, Настюшку дождался!

Бедная Ингрид ни о чем не подозревала. Она привычно сияла ему глазами, только теперь их блеск стал более чувственным. С тех пор, как Всеволод, по совету Прозоры, стал вести себя с нею по-другому, она не только с особой радостью принимала его ласки, но и сама ласкалась к нему. Еще вчера князя это не раздражало…

А им теперь владела только одна мысль: Анастасия здесь, в Лебедяни!

— Случилось что-то плохое, ладо мое? — между тем допытывалась Ингрид; она обвила его за шею изящными нежными руками и прильнула на мгновение.

— Ничего не случилось, — сухо ответил Всеволод, отводя её руки. — Мне нужно уехать.

— Далеко? — в глазах жены промелькнул испуг; чем больше она привязывалась к Всеволоду, тем больше боялась за него.

— Недалеко, — нехотя буркнул он, стесняясь признаться, что это и вовсе рядом, в Лебедяни.

Ингрид облегченно вздохнула: раз недалеко, то и она может не волноваться, а отправляться спокойно по своим делам — теперь их у неё куда как много! Она видела, что супруг не в настроении, но молодая княгиня уже привыкла к тому, что он легко поддается меланхолии, и знала, что в такие минуты лучше ему не докучать.

Глина в высоком стройном юноше Любомира не признал. Не узнали и другие лебедяне. Они считали, что его горб навечно, и потому терялись в догадках, кто это. Решили, родственник Астахов, ибо на них ликом похожий.

Любомира такое равнодушие земляков радовало и огорчало. Он хотел удивления и восхищения его новым обликом…

Хуже всех чувствовала себя Анастасия. За два года она отвыкла, что её — непокрытую! — может беспрепятственно разглядывать столько глаз, и потому пыталась закрыться остатком покрывала. Это было так непохоже на дочку Михаила Астаха, которую прежде лебедяне потихоньку осуждали за недевичьи поступки и дерзкий взгляд. Было ясно, нехристи молодку испортили! Понятно, что в плену жизнь несладка. И Анастасию уже жалели…

И брат, и сестра, каждый по своей причине решили до срока родню о своем приезде не извещать. Любомир хотел поразить домашних новым обликом. Анастасия по дороге хотела ещё раз подумать о том, как она будет вести себя в родительском доме и вообще в городе. Рассказывать о своем замужестве? Или изображать несчастную жертву «мунгалов», что вызовет к ней сочувствие, но для неё самой будет предательством — она не хотела отказываться от любимого мужа.

Об одном не подумали молодые глупцы, увлеченные своими переживаниями: как будет чувствовать себя их мать? И тем, конечно, испортили радость встречи. Ибо боярыня Агафья, увидев любимое чадо — единственную дочь, которую считала погибшей, страшно закричала и упала без чувств посреди двора. Никто не успел её подхватить, и боярыня сильно ударилась головой о камень.

Начался переполох. Челядь кинулась хозяйку поднимать, послали за врачом, а так как боярыня долго в себя не приходила, послали за её пятерыми сыновьями. На всякий случай.

Вот и вышло, что приезд Анастасии и новый облик Любомира были восприняты вовсе не так, как последним хотелось бы…

Теперь же вся семья собралась вокруг постели матери и жены, с тревогой вглядываясь в её мертвенно-бледное лицо.

Врач домочадцев успокоил: мол, ничего страшного, но в постели полежать надобно, а все же поверить не могли, пока боярыня не открыла глаза и не позвала:

— Настюшка!

— Я здесь, маменька! — Анастасия склонилась над матерью.

— Слава господу нашему! — по щеке лежащей скатилась слеза. — Теперь и помереть не жалко!

— За что же я тогда такие муки терпел? — шутливо возмутился Любомир; ему хотелось и подбодрить мать, и напомнить о себе — неужели так незаметна перемена в его внешности?!

— Помогла тебе Прозора?

Тут уж все расступились, и перед боярыней предстал её младший сын, каким он и должен был стать от рождения. Наконец Любомир мог поворачиваться во все стороны, давая возможность каждому пощупать свою прямую спину.

— Чудо! — восклицали братья. — Чудо!

Теперь боярыня улыбалась и взглядом ласкала обоих. Наконец, помедлив, спросила у Анастасии:

— Одна вернулась?

— С детьми, — ответила та и упала перед ложем матери на колени. Прости, матушка!

— За что же прощать? — вздохнула боярыня. — Не заболей я в свое время, до последнего срока бы деток рожала. Дети — наша радость… Кто же у тебя?

— Сын и дочь.

— Я их пока кормилице поручил, — проговорил старший сын Владимир, который никогда не терялся ни в какой суматохе и помнил обо всем.

— Что с тобой случилось, матушка? — услышали присутствующие знакомый голос.

Князь Всеволод, отодвигая столпившихся у постели больной домочадцев, склонился к боярыне.

— Никак, заболела от радости.

Он говорил с Агафьей так, словно ничего не случилось за эти два года. Словно не было у него другой жены. И обращался к бывшей теще, как и прежде. Боярыня тоже ответила ему, как в давние времена, когда разговаривала с ним — любимым и единственным зятем.

— Неуклюжа я стала, Севушка! Свалилась посреди двора. Поди теперь, объясняй всякому, что сама упала, а не муж поколотил.

Она лукаво глянула на супруга.

Всеволод обежал взглядом лица сыновей Астаха и обратился к бывшей жене:

— Говорят, ты с сыном приехала?

— И с дочерью, — сухо уточнила она.

— Сына-то как назвала?

Об этом никто из родни даже спросить её не успел, но она ответила князю:

— Владимиром.

Старший брат нежно улыбнулся ей — ещё будучи девочкой, она пообещала, что своего первого сына назовет в честь старшего брата. Он всегда незаметно опекал её, но бывал и строг, так что Анастасия порой боялась его поболе сурового батюшки.

Вот и теперь он будто взял на себя ответственность, говоря от имени всей семьи.

— Шел бы ты домой, княже!

Всеволод сделал вид, что не услышал его слов. Почему он должен идти домой, ежели ему и здесь хорошо? Он всегда чувствовал себя в семье боярина Михаила как среди своих родных и не хотел задумываться над тем, что времена изменились.

В самом деле, не выгонят же его! Он остановил взгляд на Любомире. С младшим он был дружен поболе других. Но что в нем переменилось? Это был ликом тот же юноша… Господи, да у него же нет горба! Братья проследили взгляд князя и заулыбались его изумлению. Мальчишка-то красавчик, оказывается! Да и уж не мальчишка. Семнадцать ему.

— Не хочешь ко мне в дружину идти, Любомир? — спросил князь; ему хотелось говорить вовсе не это, но он решил отвлечь Анастасию от слов Владимира. Он украдкой взглянул на бывшую жену. А почему — бывшую? Разве судьба не вернула ему ее?.. А Ингрид… Домой отсылать её, конечно, совестно, но можно отдать за боярина хорошего рода…

В горнице повисла тишина. Князь изумился. Любомир даже не спешит ответить на его предложение. В другое время он прыгал бы от радости.

Любомиру и вправду было лестно предложение князя, но теперь он стал другим человеком. Научился скрывать свои чувства и не визжать по всякому поводу как дворовый щенок.

Понятно, думал князь, Любомир язык проглотил от радости, но почему молчат остальные? Анастасия хмурится. Небось, ревнует. Когда ему у Прозоры неизвестно что почудилось, он готов был не то что хмуриться, избу её в щепки разнести!

От собственного объяснения Всеволод повеселел. Он привык с детства не знать ни в чем отказа. Потому слова Анастасии прозвучали для него как гром среди ясного неба.

— Владимир прав: негоже тебе, князь, у нас задерживаться. Что люди скажут? Да и жену свою не след обижать.

Он оторопело уставился на нее.

— А разве ты не моя жена?

— Теперь не твоя. Так господу было угодно. Не живи, как хочется, а живи, как можется.

Братья Анастасии молчали. Отец молчал. И Всеволод с удивлением понял: они её поддерживают! Какое им дело до Ингрид? А ведь именно её они сейчас защищают. Странные люди…

Тогда он сказал:

— А как же мой сын?

— Родишь себе другого! — твердо сказала Анастасия. — Ты Владимира не видел, привыкнуть к нему не успел — потеря для тебя будет невелика.

И опять одобрительное молчание родни. Что же это получается — бояре выпроваживают князя из своего дома?!

В запале Всеволод не подумал, что Анастасия своим вмешательством избавила его от необходимости произносить слова, которые он уже приготовил. Роковые слова, могущие изменить всю его дальнейшую жизнь. То, что Всеволод подумал, теперь останется втуне. Теперь лебедяне станут толковать, что она выгнала его, потому что разозлилась, приревновала к новой жене…

Князь помялся.

— Иди, Севушка, — прошелестела с подушек боярыня Агафья. — Спаси тебя Христос! Что было, то прошло! Жена у тебя добрая. Хозяйство крепкое. Дружина верная. Чего ещё желать?

Он повернулся и медленно побрел к двери.

— Взглянуть-то на сына можно?

Анастасия открыла было рот, чтобы ответить отказом, но боярыня опередила ее:

— Взгляни, отчего же… Владимир, отведи князя к сыну.

Глава сорок вторая. Проклятое село

С некоторых пор Аваджи старался не принимать участия в грабежах покоренных народов — нукеры и так отдавали ему десятую часть от своей добычи. Пятую часть всего джигиты передавали в обозы, уходящие в далекий Каракорум. Юз-баши отдавали часть доли тысяцким, те — начальникам туменов, но и самим оставалось достаточно для безбедной жизни по окончании похода.

В доме, куда Аваджи вошел со своими воинами, было чисто, свежо — то есть не пахло пылью, не виднелась паутина, но и никого из хозяев не было. В доме жили совсем недавно, но вот куда жильцы делись? Вряд ли за то время, пока сотня подъезжала к селу, они могли куда-то убежать.

— Может, хозяева спрятались в поруб? — предположил один из нукеров Аваджи; он давно воевал с урусами и знал, что те обычно под избами рыли ямы, где хранили свои съестные припасы.

— Всем селом?

Но и в порубах никого не отыскали.

Аваджи велел выставить дозоры, чтобы никто не помешал его воинам отдохнуть как следует. Он подозревал, что войску понадобится много сил город, который обложили его соратники, не желал сдаваться, и каждый день осады играл на руку оборонявшимся — надвигалась суровая урусская зима.

Нукеры волновались не ловушка ли это? Не прибежище ли злых урусских духов? Аваджи успокоил их тем, что назавтра пообещал привезти в село шамана, чтобы тот смог призвать на защиту воинов их собственных монгольских духов.

Пока же он приказал сменять часовых каждые три часа. Если же их станет допекать нечисть вроде той, что пьет по ночам кровь у спящих, немедля сжигать её вместе с избой. Те, кто останется без места, должны идти в большой дом, где остановился сотник — там могли разместиться многие. Конечно, нечисть могла появиться и здесь, но нукеры слишком устали, чтобы загодя думать ещё и о таком!

Уже на закате к Аваджи прискакал посланник от Джурмагуна. Юз-баши вменялось в обязанность проследить за рабами, которые прибудут с рассветом рубить деревья в близлежащем лесу и свозить их на телегах к осажденному городу.

Итак, ни одного уруса в селе не нашли. Неясная тревога погнала юз-баши по дворам, но и там его встречали тревожные, если не сказать испуганные лица джигитов. Он не мог осуждать их за страх. Дело было нечистым, а чужие боги, как известно, злы и коварны.

— Плохое это место, — пряча глаза, шептали ему десяцкие, — проклятое! Если останемся здесь, кто знает, доживем ли до утра?

Аваджи понимал их, но оставить в такую погоду воинов под открытым небом, с которого опять стал сеяться мелкий холодный дождь, считал не менее опасным… Они, может, и доживут до утра, но будут ли способны исполнять свой долг?

Ночь, против ожидания, прошла для нукеров Аваджи спокойно, хотя сам он просыпался от мучавших его кошмаров. Во сне над ним склонялся Тури-хан, который в последний момент превращался в оборотня с длинными клыками — ими он вцеплялся сотнику в горло.

Утром оказалось, что у Аваджи разболелось горло. Он простудился накануне, когда сотня останавливалась на ночлег возле холодного заболоченного озера.

Правда, думать о болезни ему было некогда. Чуть свет к селу подъехали телеги с рабами, и Аваджи со своими воинами вынужден был сопровождать их в лес и там следить, чтобы они споро валили деревья и нагружали телеги. Джурмагун решил завалить деревьями глубокий ров у стен Лебедяни и по нему протащить стенобитные орудия, которые были на подходе.

Правда, о юз-баши позаботились его старые товарищи. В одной из комнат большого дома они обнаружили охапки сушеных целебных трав и заварили из них чай. Ночью Аваджи спал спокойно и наутро проснулся обновленным, чтобы тут же узнать неприятную новость: ночью пропал один из его нукеров, который охранял спящих воинов у самой дальней избы села. Той, что ближе всех была к лесу.

Никто ничего не слышал. Следопыты не обнаружили следов борьбы. Нукер был опытным воином и не подпустил бы к себе посторонних. Значит, его забрала нечистая сила.

Сотник и сам не мог понять, отчего он упрямится и не хочет уводить своих людей отсюда. Кто-то непонятный бросал ему вызов, а он не привык отступать перед опасностью.

Вечером Аваджи собрал десяцких, посоветоваться, что делать? В селе они нашли еду для себя, корм для лошадей. По утрам стало подмораживать, и нукерам уже не хотелось спать на холодной земле. Избы в селе были теплыми, дров хватало, так что джигиты, стащив с лежанок мягкие перины, спали вповалку возле печек, и сны их были легкими и сладкими…

— Давайте подождем ещё одну ночь, — предложил один из десяцких. — И пусть часовой не ходит вокруг дома. Джигиты запрутся в доме, а снаружи, на двери, нарисуют знак, оберегающий от нечистой силы.

Остальные с ним согласились.

Ночью Аваджи проснулся от громкого то ли крика, то ли воя. В глаза ему бил яркий свет. Он был странным, как бы метался: вверх — вниз, вверх вниз, и это метание тревожило больше всего.

Юз-баши полуодетый выскочил на крыльцо. Прямо напротив подворья, где он с товарищами ночевал, горела изба. От других дворов уже спешили его нукеры. Значит, избу подожгли не они? Тогда кто?

Он посмотрел на десяцкого, который предложил запираться изнутри — тот отвел глаза. Разве может простой смертный предугадать, что взбредет в голову злым духам? Судя по всему, в горевшей избе нашли смерть пятеро джигитов. Десяцкий готов был ответить головой за их смерть, но что могла дать Аваджи его смерть? Потерю ещё одного воина?

Подошли остальные десяцкие.

— Опять никаких следов? — Аваджи даже не спросил, а как бы сам известил их об этом.

Десяцкие дружно кивнули.

— Похоже, урусский колдун — или колдунья? — вовсю старается выжить нас отсюда, — пробормотал Аваджи, не замечая, что разговаривает сам с собой.

Скрывать происшедшее от Джурмагуна было нельзя. Аваджи придется ответить за гибель своих людей, которая случилась не во время военных действий, а во время их отдыха в урусском селе.

Он еле дождался рассвета, чтобы тщательно умыться и поскакать к шатру полководца. Ему было все равно, как полководец с ним поступит. О том, что станет с Аной и детьми, погибни он такой позорной смертью, Аваджи старался не думать.

Невдалеке от пригорка, на котором стоял шатер Джурмагуна, он привязал за прикол коня и отправился в шатер, с каждым шагом все больше сутулясь, будто на него нагружали все более тяжелую ношу. Так бесславно кончать свой боевой путь!

Картина, открывшаяся сотнику, ошеломляла. Джурмагун, которого Аваджи видел вблизи лишь дважды, да и то в боевом облачении, стоял у шатра голый по пояс и плескал на грудь из сосуда ледяную воду. Его нукер, кутавшийся в шерстяной чапан, с благоговейным ужасом взирал на полководца, будто боялся, что тот, закончив обливаться, заставит и его вылить на себя остатки воды.

Джурмагун повернул в сторону Аваджи свою обритую наголо голову и задержал взгляд на низко склоненной фигуре джигита. Он не глядя взял из рук своего нукера вышитое, явно русское, полотенце и, проходя мимо юз-баши, буркнул:

— Заходи!

Аваджи не думал не гадал, что так запросто попадет к самому Джурмагуну.

Два тургауда у входа пропустили его в шатер, раздвинув копьями полог. Он было привычно присел на пятки подальше, но услышал голос Джурмагуна:

— Садись рядом, юз-баши, я привык смотреть в глаза своим людям. Рассказывай, что у тебя случилось?

Он заглянул в удивленное, растерянное лицо Аваджи и скупо улыбнувшись, пояснил:

— Без дела джигиты ко мне не ходят. А ты, судя по глазам, почти не спал. Значит, случилось нечто такое, с чем ты сам справиться не можешь. Нужен кто-нибудь поопытнее, верно?

Аваджи кивнул. Он по привычке стал вести себя так, как вел бы с Тури-ханом, для которого важнее всего было почитание его, как отмеченного богами. Перед ним же сидел полководец умный, проницательный, а к тому же следящий за своим телом, чего прежде у вышестоящих по отношению к нему людей он не видел. Ему хотелось подчиняться, идти за ним в огонь и в воду и уж никак не допустить, чтобы у него сложилось о тебе мнение как о человеке недостойном.

Однако, времени для раздумий уже не было, и Аваджи выговорил, точно бросился в холодную воду:

— Я расположил свою сотню в селе, захваченном злыми урусскими духами…

Глава сорок третья."Духи" подземелья

Прозора считала, что её муж Даниил, по прозвищу Лоза, в последнее время совсем свихнулся с этим своим подземным городом!

Мало того, что он с Головачом и ещё несколькими упрямыми мужиками закончили отделку обеденной залы и спален. Теперь строители решили перейти к сооружению… подземной часовни!

Поскольку ей полагалось быть высокой, то умельцам приходилось углубляться в землю, так что желающие попасть в часовню, должны были спускаться вниз по ступенькам, а не, как положено, подниматься наверх.

Услышав о часовне в первый раз, Прозора несказанно удивилась:

— Уж не собираешься ли ты остаток жизни провести под землей?

— Кто знает, — туманно ответил Лоза.

Ради своей часовни он и снял со сторожевого поста часового, отчего вся их затея с подземельем могла бы провалиться, как ни смешно это звучит. Холмчане не заметили мунгальских разведчиков.

Хорошо хоть их заметили бабы, возвращавшиеся с реки. При виде всадников они успели спрятаться в сильно поредевшие осенние кусты боярышника.

Прибежали они в село перепуганные. Рассказывали об увиденном, частили, перебивали друг друга, но и так было ясно — пришла беда. То, к чему холмчане так долго готовились, наступило и чуть не застало их врасплох.

Начали поспешно собираться, и Прозора в который раз пожалела, что пустила на самотек дело, которому без женского догляда и так много чего недоставало.

Мужики в одном из переходов подземелья устроили птичник — ни кудахтанье кур, ни пение петухов наверху не было слышно, а вот что делать с коровами и свиньями, не подумали. В конце концов удалось спустить вниз трех коров и разместить там, где думали устроить кладовую. Свиней размещать было некуда. Мужики прятали глаза и поясняли, что монголы свинину не едят.

Двух свиней все же быстренько зарезали, хотя разделывать их пришлось уже внизу.

Теперь отряд монголов заметили издалека. Те ехали не спеша, что, конечно, селянам было на руку. Спрятались быстро и бесследно.

В то, что их убежище надежно, убедились ещё тогда, когда водили за нос тиуна Грека. Получилось, что они скинули с престола такого большого человека, как тиун, чего не удавалось даже епископу Нифонту.

Трубы, по которым в подземное убежище поступал свежий воздух, были придуманы Головачом. По его рисункам гончар сделал их, проявив и свою смекалку. Соединялись между собой глиняные трубы составом, который сам Головач и замешивал. Мальчишки подсмотрели, что входил в него песок, какая-то похожая на муку серая пыль и ещё что-то, что так и осталось невыясненным, — мастер соглядатаев прогнал.

В общем, дышалось подземным жителям легко, дым из печки, на которой готовили обед, уходил по трубе к болоту и там стлался над ним, не вызывая подозрения у постороннего. Болото было огромным, топким, в нем все время что-то хлюпало, булькало, вырывались наружу пузыри, так что неприятное место обходили обычно стороной и свои, и чужие.

Однако же, как бы хорошо ни ощущали себя холмчане в подземелье, наверху, в своих домах, было несравнимо лучше, потому им больно было думать, что там сейчас хозяйничают басурманы.

Потому мужики и стали сразу подступать к Лозе: мол, тиуна напугали, не грех бы и незваных гостей пугнуть. А то и утащить кого. Выглянувши наверх, один из мужиков услышал, как они говорили между собой. Срочно позвали Прозору, она тоже послушала и растолмачила: внезапное исчезновение жителей монголов напугало. Они остерегались даже спать, не охраняя себя, так что подобраться к ним будет не так-то просто.

Но и мужики были не лыком шиты. На вторую ночь решили выпустить наверх одного — смерда по кличке Рваное Ухо. Когда-то он недолго побывал в плену у монголов, откуда бежал, но успел у них научиться кое-чему.

По словам Рваного Уха, он сумеет так бесшумно подкрасться к часовому у дальней избы, что и травинка под ним не шелохнется!

Лоза разрешил, и Рваное Ухо приволок в подземелье полузадохшегося мунгальского воина, придавленного монгольским же способом с помощью шелкового шнурка.

— Что мы с ним будем делать? — строго спросил Лоза. — Али своих ртов недостаточно?

— Мало ли… За коровами пусть ходит, а наверх выйдем — холопом моим станет. Ежели, конечно, вы позволите, — спохватился Рваное Ухо. — Мне ж одному на пашне впору тем же шнурком удавиться. Жена одних девок таскает хоть самих в плуг запрягай!

Добровольный разведчик хоть и не так понимал язык, как Прозора, но кое-что узнал.

— Забоялись нечистые! Друг дружке сказывают, мол, село проклятое. Мол, на русских злых духов управы нет.

Слов нет, холмчане собой гордились. Многие ли сельчане на Руси догадались не только соорудить себе такое убежище, но и одним своим существованием до смерти напугать вооруженных вражеских воинов!

— А ещё их главный — они его юз-баши называют…

— Сотник, значит, — подсказала Прозора.

— Так сотник этот злодейство супротив нас замыслил. Ежели, бает, нечисть какую увидите, жгите ту избу, в которой она завелась, не жалеючи!

— Известно, не свое, так и не жалко! — загалдели мужики. — Жечь! Кому-то, значит, примерекается, а нам жилья лишаться?!

— А что бы нам — коли мы и есть те самые злые духи — не разозлиться? предложила Прозора. — И одну избу для острастки сжечь! Вместе с нехристями.

— Чью? — в один голос выдохнули мужики. Кто же с легким сердцем отдаст свою избу на сожжение?

— Они и сами могут поверить в то, что село проклятое, и спалить его вовсе…

Холмчане стали чесать затылки — что делать?

— Сожжем избу Раздорихи, — предложила Прозора. — Она нынче одна живет, сын в дружине князя… А напасть кончится, всем селом отстроим ей новую избу. Изба её как раз напротив нашего дома, где теперь живет их сотник, пусть он первый и напугается!

Мужики с её предложением согласились, вот только сжигать монгольских воинов вместе с избой Лоза наотрез отказался.

— Пожалел? — едко спросила Прозора. — Ты уже забыл, что сделали с нами эти звери?

— Не забыл, — спокойно ответил её супруг. — Но мы — не звери. Ворвемся в избу и скрутим их.

— Кто-то говорил о лишних ртах…

— Станут есть то же, что и мы. Потом отдадим пленных князю, пусть он их судьбу решает… Небось, посчитаем, сколько они съедят!

— Ежели князь к тому времени сам жив останется, — заметил Рваное Ухо.

— Что ты такое говоришь?! — возмущенный Лоза сжал кулаки. — Как смеешь такое… о князе!

От неожиданности смерд отшатнулся, а потом соболезнующе глянул на Лозу.

— Значит, ты, боярин, не догадываешься? Мунгалы-то Лебедянь осадили!

— Господи! — в смятении пробормотала Прозора. — Там же Любомир, Анастасия, дети…

— Там — целый город! — Лоза в момент будто съежился, раздавленный страшной вестью. — Хорошо бы нам подумать не только о том, как нехристей испугать, но и как князю Всеволоду помочь.

— Помочь? — удивленно переспросил один из селян. — Да кто мы такие? Мыши в норе! А рядом кот караулит. И оружия никакого. Сбил да поволок, ажно брызги в потолок?

— А я не согласен мышам уподобляться, — возразил другой селянин. — А задуматься, дак и мышь, в угол загнанная, укусить норовит.

— Вот мы и попытаемся нехристей из села выжить, — заключила Прозора. Много ли сделаешь под землей сидючи?

— Начнем помолясь, — согласился Лоза.

Сделали, как и задумали на своем военном совете. Рваное Ухо осторожно влез на крышу избы, где расположились монголы, и закрыл дощечкой трубу ещё не догоревшей печки. Теперь оставалось лишь посидеть и подождать. Когда холмчане ворвались в избу, монгольские воины — все пятеро — лежали на полу без сознания.

Оставалось лишь вытащить их на свежий воздух, где без помех связать, в то время как остальные лазутчики поджигали избу.

Дело чуть было не испортил один из пленников. Увидев склоненного над ним мужика по прозвищу Леший, заросшего до глаз жесткой курчавой бородой, он дико закричал от страха, прежде чем ему успели заткнуть рот. Несчастный решил, что урусская нечисть как раз собралась пить из него кровь.

Глава сорок четвертая. За городской стеной

Анастасия стояла вместе с другими горожанами на городской стене и смотрела вниз на поле, где перемещались в разных направлениях всадники в пестрых разномастных одеяниях. Монгольские полководцы не предъявляли особых требований к одежде своих воинов. Куда важнее было, какое при них оружие и каковы кони?

Она видела, что многие женщины смотрят на гарцующих вдали монголов с ужасом — их было так много, что казалось, будто на каждого защитника города приходится не менее сотни.

Мужчины смотрели, играя желваками: ох, трудно придется! Но о смерти мало кто думал — чего о ней заранее думать, каждому свой срок отпущен.

— Что это такое они притащили? — пробормотала вслух Анастасия, разглядывая странные, похожие на огромных длинномордых свиней сооружения на колесах, которые монголы откуда-то доставили.

— Орудия стенобитные, — пояснил стоящий рядом с сестрой Владимир; своей жене он запретил появляться на городской стене. С сестрой не сладишь, та с детства была неслухом.

В глубине души, однако, он не мог не признать, что те немногие женщины, что на стену пришли — включая боярыню Милонегу, которую он уважал с детства, — вели себя спокойно, несуетливо. Явного испуга не показывали, и мужчины при них приосанивались, выставляли грудь колесом.

Накануне какие-то отчаянные мунгалы попытались к городским воротам прорваться. Притащили длинную доску — и где такую сыскали? — и пробежали по ней, ловкие, словно скоморохи-канатоходцы.

Первыми спохватились как раз женщины. Анастасия предложила ещё прежде случившегося установить над воротами котел с кипящей смолой, чтобы потом две женщины по обе стороны от ворот за веревки дергали и котел опрокидывался.

Будто чуяли, с утра под котлом костер развели. На четверых басурман его и опрокинули. Двое под воротами тут же полегли. Один бежать кинулся в запале, да в ров с водой свалился. Утонул. Последний спасся. Так получилось, что женщины первые счет поверженным врагам открыли.

— Но для того, чтобы подвезти эти орудия поближе, — проговорила между тем Анастасия, — разве не нужно вначале перебраться через ров?

— Нужно, — кивнул Владимир. — Нехристи как раз этим и занимаются. Видишь, на дороге телеги показались — что на них нагружено?

— Вроде, деревья, — неуверенно сказала Анастасия, и тут её осенило: Деревья они собираются сталкивать в ров! А вы что будете делать?

— Князь уже распорядился, — брат кивнул туда, где в окружении дружинников стоял Всеволод. — За выступами стен стоят с десяток лучников.

— Кажется, и они своих лучников приготовили, — заметил Владимир, и сестра подивилась зоркости его глаз.

— Лучники едут на телегах?

— Нет, конечно. Они прячутся за телегами. Надеются, мы станем разглядывать деревья и не заметим мелькающих за повозками ног.

Владимир на полуслове прервал разговор и кинулся к князю, который с тревогой вглядывался в приближающиеся повозки — тоже заметил лучников.

К Анастасии подбежал запыхавшийся Любомир.

— Быстрее! Скажи женщинам, пусть зовут на помощь холопов, да все, куда может долететь стрела, обольют водой!

— Зачем? — не поняла она.

— На будущее, — строго предупредил Любомир, — чтобы указания исполняла без рассуждений. Как сестре скажу: наши воины считают, что нехристи станут метать огненные стрелы.

Он побежал прочь, и Анастасия спустилась со стены.

Женщины деловито взялись исполнять наказ. Тех, кто ещё отсиживался в теремах да избах, стали вызывать на подмогу, а чтобы дело пошло быстрее, боярыня Милонега велела своей дворовой девке бить в стоявший на площади вечевой колокол.

Та от усердия стала так дергать за веревку, что мужчины-дружинники всполошились: не объявился ли неприятель внутри города!

Но всех, кого надо, подняли, и все вокруг водой залили, ровно ливень недавний и не кончался.

В это время телеги подъехали ко рву, и какие-то люди в одеждах, непохожих на монгольские, начали сталкивать в ров деревья. Рой стрел слетел с городской стены, и большинство из сгружавших свалились подле колес будто подкошенные.

— Не стреляйте! — диким голосом закричала Анастасия, как раз взошедшая на стену. — Это же рабы, не стреляйте!

Но было уже поздно. Разглядели, конечно, что люди эти безоружные. Стыд-то какой — стрелять в безоружных!

Командир лучников остановил своих стрелков. Он скосил глаза на Анастасию — женщина вмешалась не в свое дело! — но промолчал. Своим приказал только:

— Схоронитесь!

И вовремя. Монголы, обозленные стрельбой, тоже стали пускать стрелы из-за телег с деревьями. Не то чтобы они жалели убитых рабов, но кто же вместо них станет сталкивать в ров деревья или закрывать их своими телами?!

Несчастные рабы, подгоняемые монголами, стали сбрасывать деревья в ров, приготовившись к смерти, но русские больше не стреляли.

Вдруг один из рабов с цепями на ногах поднял голову и закричал по-русски:

— Не жалейте нас, робяты, стреляйте! Хоть и не своей волей, а врагу служим! Лучше смерть, чем собачья жизнь!

— Наш, русич! — заговорили между собой защитники города.

Кто-то, вглядевшись, пробормотал:

— Мать моя, да у него ноздри вырваны! Видать, в побег ударялся!

Всеволод стоял и вместе с другими смотрел, как монгольские телеги, кое-как освободившись от груза, развернулись и поспешно покатили прочь. На дне их, укрытые щитами и телами рабов, лежали вражеские лучники.

— Князь Всеволод! — вдруг услышал он голос жены и, обернувшись, увидел, как она подошла к городской стене в сопровождении двух холопов, которые несли огромную, накрытую белым рядном корзину. В холодном осеннем воздухе был виден шедший от неё пар, который щекотал ноздри аппетитным запахом. — Дозволь защитников города пирогами угостить!

Всеволод хотел напуститься на непокорную жену. Разве не он запретил ей появляться здесь? Но посмотрел на посветлевшие лица окружающих и кивнул:

— Дозволяю!

Князю было не по себе. Он оттого запрещал Ингрид сношения с горожанами, что не хотел её нечаянной встречи с Анастасией.

Он тяжело привыкал к мысли, что бывшая жена потеряна для него навсегда. Но, как водится, не хотел до поры, до времени терять и нынешнюю. И он побаивался, что она узнает о его — месяц назад — посещении дома Астахов.

Анастасия тоже обернулась посмотреть на Ингрид. Прежде ей казалось, что та, которая заняла её место, должна быть много хуже, и она думала, что Всеволод скрывает жену, стесняясь её невзрачного вида.

Красота Ингрид ошеломила её. Анастасия на миг даже забыла, что у неё есть Аваджи, и что она сама оттолкнула Всеволода. Женитьба его на такой красавице показалась ей чуть ли не предательством. Спасибо, вовремя опомнилась: ведь Всеволод умолял о любви её, Анастасию, при такой-то красивой жене.

Думать так было грешно, но думалось. Случилось это всего месяц назад.

Жила Анастасия, как и прежде, в родительском доме, в своей ещё девической светлице. Дети её не обременяли. С Владимиром возилась нянька, а Ойле отдали кормилице, перетянув Анастасии грудь.

Боярыня Агафья верила, что Анастасия опять выйдет замуж — не оставаться же одинокой в восемнадцать лет! А значит, не след самой детей кормить — знатной женщине грудь положена упругая. Для кормления кормилицы есть!

Анастасия в ту ночь долго не могла заснуть. Она не хотела никакого другого мужа, кроме Аваджи. "А вдруг его и в живых больше нет?" колыхнулась мрачная мысль. Она стала думать о муже и вдруг увидела его так отчетливо, будто он был совсем рядом. Аваджи сидел у костра и грустно смотрел на огонь. Она чуть было не крикнула ему:

— Любимый!

Но в эту минуту услышала странные звуки снаружи. Кто-то лез в её окно.

В другое время она отнеслась бы к этому спокойнее, но последние события вывели её из себя. А когда поняла, кто ночной гость, рассердилась ещё больше: его в дверь гонят, а он в окно лезет?!

Зажгла свечу, накинула поверх ночной сорочки длинный вязаный плат и нарочно низко поклонилась ночному гостю.

— Здравия желаю, Всеволод Мстиславич! И заранее прощаю тебя за то, что не бережешь чести женщины, бывшей твоей женою. Хочешь, чтобы люди судачили, будто к дочери Михаила Астаха полюбовники по ночам в окно лазают?

— Настюшка! — растерялся князь. — Я же ничего такого не хотел! Только поговорить, рассказать, как истосковалась по тебе душа моя! Я тут поразмыслил и понял, отчего ты меня прогнала: боишься, что за прошлое попрекать тебя стану. За дочку, от нехристя прижитую. За то, что волей за него пошла. Не сомневайся, слова худого не скажу. Дочку в монастырь отдадим, доброй монахиней станет…

— Ты за меня уже все решил, — насмешливо перебила его Анастасия. Уверен, что я опять захочу быть твоей женой?

— Так, это… все женщины хотят! — глупо брякнул князь, и она еле сдержалась, чтобы не расхохотаться.

— Выходит, все, да не все!

— Опять же, сын без отца растет.

— Это моя забота.

— И моя! — обозлился Всеволод. — А будешь упорствовать, отберу его! Кто против князя слово вымолвит? Чай, родного сына в свои палаты забираю…

— Да ведь ты женат! — простонала Анастасия. — Разве жена у тебя плохая? Она тебе дюжину народит!

— Не плохая. А не народит. Бесплодная, вишь, оказалась. Епископ разрешит с нею развестись. Все знают, князю наследник нужен.

Откуда к Анастасии пришло это знание, она сама удивилась. Очевидно, как и многое другое, что она вдруг стала уметь. Опять будто чей-то голос нашептывал у неё в голове, а она просто повторяла это вслух.

— Но твоя жена в тягости!

— Что? — не поверил своим ушам Всеволод. — А почему я не знаю?

— Откуда ж тебе знать, ежели сыну твоему всего две седмицы.

Всеволоду стало не по себе. Уж не испортили ли Анастасию нехристи? Иначе, отчего она вещает о том, что никому неведомо? Ведьмино это знание!

— Как ты можешь ведать о том, ежели и жену мою никогда не видела?

— Знаю, и все. Один шаман меня научил, — солгала она; все равно ведь не поверит, если ему правду сказать.

— А ну как ты меня обманываешь? — усмехнулся он.

— Куда же мне тогда от тебя деться? Я всегда здесь буду.

Всеволод, обиженный, но и с тайной радостью в душе — отчего-то он Анастасии поверил — все же не выдержал, спросил у нее:

— Неужели ты меня не любила?

— Любила. Ты был моей первой любовью.

— А разве она у людей не одна?

— Не знаю, как у других, а у меня получилось, что не одна.

— Хорошо, — сухо кивнул он. — Нонче я уйду. Но гляди, ежели обманула… Тебе и вправду деваться некуда.

Он вошел в свою опочивальню не без некоторого трепета. И разбудил сладко спящую Ингрид.

— Душенька, — сказал он, — ты случаем не в тягости?

Та смутилась.

— Боюсь и поверить. Решила до срока не оповещать, чтобы уж наверняка знать… Вдруг обманусь?

— Не обманешься, — отчего-то вздохнул князь.

Глава сорок пятая. Благодарность джигита

Джурмагун слушал молодого юз-баши не перебивая. Потом он легонько хлопнул в ладоши, и молчаливый нукер внес в шатер кувшин с кумысом и поднос с горячими лепешками. Движением бровей Джурмагун указал на Аваджи, и тому подали то же, чем завтракал он сам. Этот скромный завтрак больше всего другого рассказал юз-баши о великом багатуре. Он вспомнил яства, которые в больших количествах потреблял Тури-хан, и подивился, почему такие мысли прежде не приходили ему в голову? Оказывается, настоящий воин должен следить за своим телом, вкушать скромную пищу и уметь выслушать нижестоящего, чтобы поступить с ним по справедливости.

— Почему ты решил поселить своих людей именно в этом урусском селе? насытившись, спросил его Джурмагун.

— Мои люди устали. Много дней и ночей провели они под открытым небом, в мокрой одежде, не имея возможности её высушить…

— Разве джигиты великого Покорителя Вселенной не привыкли переносить лишения?

— Привыкли, — склонил голову Аваджи, — но уставший воин сражается не так хорошо, как отдохнувший.

— И что ты хочешь от меня? — полководец сузил свои и без того узкие глаза так, что они превратились в щелочки.

— Наказания, — просто сказал Аваджи. — Я потерял шестерых воинов, ещё не приступив к сражению.

— А если я прикажу отрубить тебе голову?

— Я приму это решение как справедливое, — юз-баши смело встретил испытующий взгляд Джурмагуна.

— Видно, ты — смелый человек, — усмехнулся Джурмагун. — Мне как раз такой и нужен. Пошли гонца к своим людям — пусть немедля уйдут из села. Дожди прекратились, а обсушиться они могут и у костра. Лучше быть мокрым, но живым. Разберемся мы с этим селом позже, когда город возьмем. Никто не смеет угрожать нашим багатурам: ни человек, ни злой дух!

Он скупо улыбнулся и жестом отослал Аваджи прочь.

В ожидании своей участи тот присел у костра неподалеку от шатра, потому что едва он направился вниз с пригорка, намереваясь встретить своих джигитов, как был остановлен незнакомым нукером.

— Джурмагун приказал тебе остаться и ждать. Он позовет. О твоих людях позаботятся.

Аваджи сидел, глядя на огонь, а мимо неспешно проходили богато одетые воины и скрывались в шатре Джурмагуна.

Прошел час. Или больше. Аваджи перестал замечать бег времени. Он словно превратился в одну из каменных баб, которые веками торчат на вершинах степных курганов и смотрят вдаль пустыми глазницами. Что час для них, что год — все едино!

Пришел он в себя оттого, что тот же самый нукер тронул его за плечо.

— Полководец зовет!

Аваджи поспешно встал. Сейчас он узнает свою судьбу.

В шатре, кроме Джурмагуна, был ещё один человек, напоминавший лицом кого-то из северян. Говорил он по-монгольски совершенно свободно.

Северянин — кто он, помор, ливонец? — посмотрел на Аваджи вроде мельком, но от его взгляда сотнику стало не по себе, как если бы по обнаженной груди его вдруг проползла змея.

— Познакомься, юз-баши, с великим человеком, — проговорил Джурмагун, указывая на своего гостя. — Он — рыцарь и наш большой друг. И так же, как мы, ненавидит урусов. Я не могу назвать тебе его имени…

— Зови меня Литвином, как урусы.

— Рыцарь — не волшебник, — продолжал между тем Джурмагун, — но он умеет много больше, чем обычный человек. Например, нарядиться в любую одежду и быть своим среди чужих или пройти незаметно мимо любого поста. Он — везде и нигде!

— Великий багатур льстит мне, — скривил тонкие губы Литвин. — Именно в Лебедяни я чуть не дал себя раскрыть… Но ещё не все потеряно. В Лебедяни остался человек, который по моему знаку откроет ночью городские ворота.

— Твоя задача, сотник, будет посложнее… — Джурмагун потрогал свой тонкий ус. — Ты постараешься вытащить за ворота Лебедяни коназа Севола…

Аваджи вздрогнул: так звали мужа Аны. Но, может, на Руси много князей по имени Всеволод?

От Литвина, однако, не укрылось его замешательство.

— Ты знаешь князя?

— Слышал, — кивнул Аваджи, решив, что скрывать ему нечего. Кроме самого малого. — Однажды к Тури-хану, нукером которого я был, привезли рабыню. Говорили, она жена коназа Севола.

— Как тесен мир! — Литвин доверительно обратился к Аваджи. — Слышал я эту историю. Молодая жена князя напросилась с мужем в поход к южным границам. Там на них напал отряд какого-то хана. Его называли султаном степей. Княгиню увезли в плен. Князь долго тосковал по ней, даже заболел, но потом выздоровел и женился на литовской княжне. Правда, мне говорили, бывшая жена недавно вернулась домой. Думаю, это всего лишь слухи. Может ли женщина без посторонней помощи убежать из плена с двумя детьми? Проехать на верблюде половину Руси…

Аваджи показалось, что ему не хватает воздуха. Что такое говорит этот иноземец? Слухи слухами, но упоминание о бывшей жене, о двоих детях… Так похоже на правду! Только бы ему ничем не выдать себя!

Но Литвин уже и так потерял к нему интерес. Он не сомневался, что нукер — он знает этих преданных воинов — выполнит все, что ему скажут.

Теперь говорил Джурмагун.

— Как раз в это время рабы заваливают деревьями ров с водой, который кольцом опоясывает городскую стену. Я всегда говорил, что урусы слишком мягкосердны: они жалеют женщин, жалеют стариков и детей. Теперь вот жалеют рабов. Они не стреляют в них лишь потому, что те безоружны! А нам того и надо… Еще немного, и наши пороки смогут подойти к городской стене почти вплотную. Конечно, если рыцарю удастся открыть ворота, стенобитные машины нам не понадобятся.

— Великий Джурмагун слишком близко к сердцу принимает такой ничтожный городишко, как Лебедянь, — заметил Литвин.

— Жители этого города посмели выказать неповиновение багатурам самого Бату-хана! — гневно процедил монгол. — Если им удастся противостоять нам, то и другие подумают, будто перед монгольским войском можно устоять. И уйдет из сердец урусов страх. Тот, что ведет за собой наши победы.

Ничего странного для себя в словах Джурмагуна Аваджи не услышал. Он и сам часто видел этот животный страх в запрокинутых лицах побежденных. Так, наверное, боится дикого зверя человек, столкнувшийся с ним на тропе безоружным и видя в глазах кровожадного свою смерть.

Но знал он и ярость зверя загнанного. Как живой встал перед глазами урусский багатур, сражавшийся один с десятком напавших на него джигитов.

Даже непосвященному было ясно, что битва его давно проиграна. Нападавшие рвали воина на куски, как стая шакалов истекающего кровью медведя. А он все бил и бил их, окруженный уже горой трупов, но не желающий сдаться. Страшный, окровавленный и… первобытно красивый! Так восхищался картиной сражения Аваджи-поэт.

Он чуть было не пропустил объяснения полководца. Тот рассказывал ему свой план: если удастся разозлить урусских воинов упреками в трусости — а это как раз брал на себя Литвин, — то они выедут из ворот города, чтобы ответить на вызов, который должен им бросить Аваджи. Для этого в помощь сотнику Джурмагун выделял лишь небольшой отряд джигитов. Ради дела он брался отвести подальше свое многочисленное войско, чтобы пока не пугать урусов.

— Горячи головы урусские, — говорил Джурмагун. — Увлекаются они битвой и обо всем забывают. В том и задача юз-баши: сделать вид, будто дрогнули его воины. И побежать прочь сломя голову. Как бы от страха. Разгоряченные битвой урусы кинутся следом, а убегающий отряд приведет их прямо к засаде! Говорят, урусский князь смел. И в бой своих воинов сам ведет. Может, он сам и станет преследовать бегущих.

Такая хитрость нужна на тот случай, если верному человеку не удастся почему-либо открыть ворота. Оставшись без князя, жители города вряд ли долго продержатся. К тому же, Джурмагун собирается объявить им свою милость, пообещать всем жизнь, если горожане сложат оружие. Правда, Аваджи знал, чем обычно кончаются такие обещания, но война есть война!

На взгляд юз-баши, план был хорош, и он вполне был готов его выполнить. Вот только что его гложет?

Аваджи подтягивал подпругу, чистил свое платье, а в голове билась мысль: Ана! Неужели Ана бросила его, чтобы вернуться к князю? Неужели она согласилась выйти за него замуж лишь для того, чтобы выждать минуту, когда сможет от него убежать?!

Но нет, как можно думать так об Ане!.. А что если ей пришлось бежать? Если Тури-хан посягнул на её честь? Или угрожал жизни детей? Аваджи даже заскрипел зубами от такого предположения. Он дорожил своей семьей, как никто другой. Он никогда не вспоминал, что Владимир ему неродной сын, а когда в первый раз увидел глаза Ойле, тут же отдал ей свое сердце…

Ана принесла ему счастье, дала семью, которую он прежде не имел, и если Тури-хан посмел хоть чем-то её обидеть, Аваджи вернется и убьет его!

Глава сорок шестая. Военные хитрости

Странная процессия приближалась к Лебедяни. Сидевший на белом коне, сам весь в черном, впереди ехал человек, похожий на кого угодно: на норманна, на викинга, но только не на одного из монгольских воинов, которые его сопровождали.

Когда воины подъехали к городу на расстояние полета стрелы, странный всадник вытащил большой белый платок и теперь размахивал им, предупреждая: едут послы.

Однако русские ворота открывать не спешили, потому всадникам пришлось остановиться перед рвом и осуществлять переговоры, крича во всю глотку.

— Варвары! — презрительно проговорил Литвин, понизив голос. — Они даже не знают, что такое страна, управляемая одним королем. Здесь каждый защищает свой огород, вместо того чтобы объединяться!

— Мы хотим говорить с князем Всеволодом! — крикнул он.

А в это время князь, стоя за выступом стены, возбужденно переговаривался с воеводой Астахом. Посольство монголов прибыло так вовремя! Его как раз можно было использовать в задумке воеводы: вызвать монголов на бой, подраться, а когда они побегут, для виду кинуться следом, уводя их от стен города.

— Все надо будет делать быстро, — напутствовал Астах. — Эти желтолицые собаки сами любят заманивать в засаду. Биться один на один они обычно не хотят. С собой надо взять самых выдержанных, чтобы погоней не увлеклись и от стен города не ушли далеко. В это время оставшиеся в городе дружинники смогут спокойно поджечь деревья, которыми уже переполнен ров. Вон, нехристи подтащили ближе свои тараны…

— А дозволь, княже, судьбу испытать, да пороки эти поджечь, — не выдержав, вмешался в разговор Глина.

— Поджечь стенобитные орудия? — оборотился к нему Всеволод. — Погляди, у каждого из них — по десятку басурман!

— Мы выедем из города вместе с тобой, — рассказал свою задумку Глина, — а когда вы станете сражаться с мунгалами, быстро повернем и помчимся к орудиям. Главное, факелы приготовить так, чтобы их немедленно зажечь… Людей мне много не понадобится: трое лучников — дорогу нам прокладывать, ещё двое повезут сосуды с горючей водой, а двое — орудия поджигать станут. Ну, и кого побойчей мне на подмогу дашь — пусть рубит нехристей, которые мешать нам попытаются.

— И мне дозволь, батюшка князь, Глине помочь!

Любомир. Всеволод глянул в его умоляющие глаза. Не дай бог, с парнем что случится, вся астаховская родня взбунтуется. Скажут, в отместку Настасьиного брата на смерть послал. Хорошо, хоть его отец рядом…

— Погодь! — махнул ему, ибо как раз в это время этот самый то ли рыцарь, то ли какой другой перебежчик стал звать его для разговора.

— Я — князь Всеволод.

— Ты узнаешь меня, княже?

— Литвин! — вглядевшись, крикнул Всеволод. — Убийца и лазутчик рыцарский!

— Вчера рыцарский, сегодня, вишь, монгольский.

— Нашел чем хвастаться! — нахмурился князь. — Без корня и полынь не растет, а тебе, значит, хоть в Орде, да в добре? Где ни жить, лишь бы сыту быть?

Настала очередь раздражаться Литвину, ибо разговор сворачивал совсем не в ту сторону, в какую ему хотелось.

— Когда мы возьмем ваш вшивый городишко, — пробормотал он злобно, — я сам вырву твой язык и скормлю его собакам!

Но для ушей князя он прокричал совсем другое:

— Не вы ли, русские, говорите: на что с тем дружиться, кто охоч браниться!

— Ты прав: чем ругаться, лучше собраться да подраться! Говори, что тебе надо, а то — езжай подобру-поздорову. Недосуг мне!

— Что ж это за дело — сидеть за высокой стеной? Ты в чистом поле удаль покажи.

— Никак ты меня на бой вызываешь? — развеселился Всеволод.

— Не я, а вот этот монгольский джигит! — Литвин положил руку на плечо одного из своих сопровождающих. — Он зовет тебя в поле сражаться.

— Не поддавайся, князь-батюшка, — сквозь зубы проговорил ему Астах. Ловушка это.

— Как я могу вызов не принять? — поджал губы Всеволод. — Гляди-ка, их совсем немного, а джигит ихний вовсе богатырем не смотрится!

А пока они так переговаривались, черный рыцарь все мял в руках белый плат, все складывал его так да этак, но никто не придал этому значения.

— Я согласен! — крикнул Всеволод.

По губам Литвина скользнула торжествующая улыбка.

Когда монгольские всадники подъехали ко рву, Анастасия была внизу с боярыней Милонегой и… княгиней Ингрид — женщины прикидывали, на сколько дней осады хватит запаса продуктов в городе?

— Дружинники и вои, — говорила им Милонега, — костьми лягут, чтобы нехристя в город не допустить, а мы должны позаботиться, чтобы наши отцы, мужья и братья не голодали…

Напрасно старался князь оградить Ингрид от слухов, а тем более от встречи с Анастасией: чему бывать, того не миновать!

О том, что в Лебедянь вернулась первая жена князя, Ингрид узнала в тот же день, то есть раньше самого Всеволода.

После гибели Свенки у неё в услужении была холопка по прозвищу Лукавка. Девка огненная, на ногу быстрая. С людьми она сходилась легко и могла в момент разговорить самого неразговорчивого.

Она и примчалась к госпоже заполошная, как только ей рассказали про верблюда, на котором в город приехала дочка Астаха с двумя малолетними детьми.

Ингрид сразу поняла, о ком речь. Она подозревала, что Всеволод первую жену не забыл и тут же начнет искать с нею встречи.

Но что она могла поделать? Как этому помешать? Выслушав холопку, Ингрид приняла равнодушный вид и лишь спросила:

— Красивая она?

Хоть Лукавка и казалась порой глуповатой, на самом деле княгиню она жалела и её напускное равнодушие поняла. И сделала вид, что ему поверила.

— Ничуточки она не красива! Настька эта и ране белокожей не была, а ноне в степи своей почернела, точно арапка! Одни глаза на лице!

Сегодня, украдкой разглядывая Анастасию, княгиня убедилась: Лукавка таки слукавила! Несомненно, та, что недавно владела сердцем князя, красива.

Полноте, да прошло ли у него это? Ингрид сама же себе и ответила:

— Прошло!

Ибо она понесла. И Всеволод рад этому безмерно, и дом бывшей жены он более не посещает — о том, что он у Астахов был, Ингрид тоже узнала. Только его это воля или Анастасии? С горечью подумала, что, наверное, ее!

Но почувствовала к своей сопернице благодарность. Она не стала требовать своего — разве и её с Всеволодом не венчала церковь? Разве не могли бы признать его брак с Ингрид неправым?!

Но не время было женщинам, у одной из которых в руках нити власти, а у другой — уважение и вера в её счастливую судьбу, ссориться между собой.

Чего-то они друг в друге поняли, эти две княжеские жены, и если не стали подругами, то смогли относиться друг к другу достойно.

А наверху, на стене, князь Всеволод разглядывал того, кто, по словам Литвина, хотел сразиться с ним в чистом поле.

Сам рыцарь намеренно красовался перед лебедянами: поднимал на дыбы коня, заставлял того крутиться на месте, а монгол сидел на коне подобно изваянию.

Даже отсюда было видно, что он молод, не старше Всеволода, и, в отличие от многих своих соратников, одет чисто и опрятно. На нем не было ничего, расшитого золотом, никаких висюлек и амулетов — ничего лишнего, как и надлежит настоящему воину.

А ещё монгол был красив. Князю на миг показался знакомым его лик. Но его точно не было в отряде, который напал на дружину князя в тот день, когда похитили Анастасию.

Вот почему монгол вызывал у князя раздражение! Если среди нехристей встречаются такие красавцы, понятно, почему Анастасия захотела выйти замуж за одного из них.

Всеволод сошел вниз и отдал наказ воеводе:

— Следи, чтобы монголы внутрь не кинулись, когда ворота станем открывать. Ежели со мной что случится, останешься за меня.

Однако спокойно уйти ему не дали. Любомир заступил князю дорогу, решив, что лучше пусть его разгневает, но своего добьется.

Всеволод хотел юношу оттолкнуть, но вспомнил, что сам он участвовал в сражении, когда ему едва шестнадцать сравнялось. И ещё он помнил, как так же умолял глазами собравшегося в поход отца Мстислава, чтобы тот взял его с собой.

Любомиру приходилось похуже, Всеволод знал это наверняка. Привыкшие видеть перед собой горбуна, калеку, все относились к нему по привычке с состраданием, уберегая от всяческих опасностей. Боялись, что горб вернется?

И он, Всеволод, кажется, единственный, кто может помочь своему юному другу, который согласен лучше умереть, чем жить подобно калеке, не будучи таковым. Он исподволь глянул на Астаха-старшего. Тот едва заметно кивнул, мол, отпусти!

И Всеволод сказал:

— Бери коня. Пойдешь с Глиной. Да не медли. Вон Сметюха уж ворота открывает.

И с улыбкой посмотрел вслед ринувшемуся к коню, совершенно счастливому Любомиру.

Князь уже подходил к своему коню, когда, откуда ни возьмись, ему на шею кинулась Ингрид. И в судорожном порыве так крепко его обхватила, что князь едва разжал её казавшиеся такими хрупкими руки.

— Успокойся, душенька, — сказал он нежно. — Тебе вредно так волноваться.

Он не заметил, как потихоньку отошла в сторону Анастасия, до того стоявшая рядом с его женой.

Молодая мусульманка, не отрекшаяся от христианской религии, законная жена двух мужей, поднималась на городскую стену, и душа её рыдала. Не от ревности. От зависти. Как хотелось бы и ей, вот так же, горлицей, броситься на грудь любимому, рассказать ему все, о чем думала долгими одинокими ночами. Показать детей, которых в последнее время и сама мало видела, доверив нянькам и кормилицам.

Она глянула вниз — как раз открывали городские ворота, — а потом по другую сторону от рва с водой, где в ожидании гарцевала небольшая группа всадников.

Сначала её внимание привлек человек, резко выделявшийся среди остальных. Он был весь в черном и явно не походил ни на монголов, ни на татар, в то время как именно они его окружали.

Но нет, этого не могло быть! Силы в момент оставили её, так что Анастасии пришлось ухватиться за выступающий край стены. Это же… это Аваджи!

Сердце её белым лебедем рванулось со стены вслед за скачущим мужем. Вот оно, то самое страшное видение, в котором князь Всеволод побеждает, сбросив Аваджи с коня.

Она судорожно обхватила себя руками и покачнулась.

— Боярыня, что с тобой? — услышала она взволнованный голос Ингрид, которая тоже поднялась наверх и теперь не спускала взгляда со всадников. Ты же белая как смерть!

— Там, — Анастасия задыхалась, не в силах вымолвить. — Там мой муж!

Княгиня проследила за её указующим перстом и горько усмехнулась.

— Ты говоришь о князе Всеволоде?

— Нет, вон тот, в монгольской одежде и кожаном шлеме. Мой Аваджи!

Ингрид поспешно закрыла собой Анастасию, чтобы стоящие на стене дружинники не слышали её неосторожных слов.

Глава сорок седьмая. И позвали мышку

— Кажется, они ушли, — проговорил запыхавшийся Рваное Ухо, который, несмотря на строгий запрет Лозы передвигаться по переходам бегом, все-таки не выдержал. И примчался, чтобы сообщить холмчанам радостную весть.

Это была их победа! И хотя холмчане выиграли её не в сражении, не убили ни одного вражеского воина, но они сумели без оружия взять в плен шестерых врагов и заставили уйти из села отряд в сто человек!

— Что-то подсказывает мне, что мы так легко не отвертимся, — бурчала Прозора; боялась, что все идет слишком гладко. Она не могла забыть своего столкновения с монголами в прошлом. Казалось, её сердце обуглилось на том огне, в котором сгорела её изба с детьми.

— Зачем, матушка-боярыня, портить людям праздник, — попеняла ей Неумеха.

— Надоумил же меня леший вытащить тебя из грязи! — беззлобно ругалась на неё знахарка. — Теперь эта моя ошибка все время передо мной. Дерзкая девчонка, никакого уважения к старшим!

— Я так думаю, — говорила Неумеха, — что надо жить днем сегодняшним, не откладывая на потом. А то завтра придет какой-нибудь иноземец и всю жизнь тебе переломает!.. А насчет уважения, так я и не знаю, можно ли больше уважать, чем я тебя, матушка!

— Вот так повернула. Все смешала в кучу!

— Это потому, что я сразу обо всем думаю, — объяснила Неумеха.

Немного переждав, холмчане вылезли на поверхность.

К избам своим они подходили с боязнью. Не хотелось увидеть полное разорение того, что далось тяжким трудом.

К счастью, сильно напакостить мунгалы не успели. Возможно, проживи они в Холмах неделю-другую, картина была бы иной, а так…

Понятно, что получше в сундуках нашли, все в свои торбы побросали. Перины да подушки в пыли изваляли — одно слово, нехристи! Поплакали бабы, поругались, да привычно за уборку принялись.

Кто побрезгливей, так и пух-перо в перинах выстирали, а кто так, на солнышке подсушил.

На поле ещё не всю работу переделали, не всю репу с поля вывезли, не все сено в скирды сметали. Хорошо, живы все остались.

Пока другие селяне занимались хозяйственными делами, Лоза с Головачем решили в сумерках поближе к осажденному городу подобраться, посмотреть, что да как? Сейчас они лежали в кустарнике, совсем недалеко от стана монголов.

Повсюду, насколько мог охватить глаз, виднелись юрты, телеги, горели костры. Монголов было много. Так много, что становилось страшно за осажденную Лебедянь.

— Не вымочи осенние дожди землю, можно было бы пустить пал, проговорил Головач.

— Который перекинулся бы на лес, а то и добрался до Холмов, — докончил за него Лоза.

— Может, попробовать прокопать к ним ход под землей? — подумав, опять спросил Головач.

— Это на какой же глубине надо копать, чтобы ход прошел ниже рва с водой?

— Как ни кинь, везде клин!

— То-то и оно…

В это время в городе праздновали победу. Всеволод и не ожидал, что у Глины получится — сжечь все стенобитные орудия, а заодно и деревья, которыми успели заполнить ров монголы.

Не обошлось без спешки, которая чуть было не погубила все дело. Князь с дружинниками только отъехал от ворот, а Глина со своими людьми уже помчался на пороки. Монголы, не ожидавшие нападения, и не подумали как следует охранять орудия. От кого? От урусов, которые сидят в своем городишке, как мыши в мышеловке?

Но теперь на них летел вихрь. Глина с факелом в руке, за ним Любомир. Сметюха с молодым дружинником плескал на пороки горючую воду. Глина тыкал факелом. Лучники метали стрелы во всякого, кто пытался оказать сопротивление. Любомир с саблей в руке отбивал всяческие попытки прорваться к Глине, чтобы остановить эту дьявольскую езду — после неё на месте стенобитных орудий бушевал сплошной огонь.

И Литвин, и Аваджи сразу поняли, что, приготовив урусам ловушку, сами попались в расставленную хитрыми врагами.

Главным для них было увести урусов от города. Джурмагун и помыслить не мог, что, отводя свои войска подальше, он создал положение, о котором осажденные могли только мечтать.

Теперь Литвину, Аваджи и их маленькому отряду предстоял самый настоящий бой, а вовсе не тот нарочитый, который они хотели изобразить.

Черный рыцарь рассвирепел: этот маленький князек на глазах Джурмагуна, от которого Литвин ждал так много, зная, что он готовится к походу на Европу, уничтожил то, что казалось беспроигрышным и хорошо продуманным. Он увидел торжествующий огонь в глазах Всеволода и с криком кинулся на него.

— Охолонь! — на полном скаку остановил его один из дружинников князя, боярин Мечислав. — У князя другой поединщик. Али ты забыл, что сам его привел? Коли сам драться хочешь, милости просим!

Как ни странно, Литвину давно не приходилось участвовать в поединках. В той войне, которую рыцарь вел, он давно пользовался другим оружием: кинжалом в спину или удавкой, которой он, благодаря выучке монголов, мастерски владел…

Аваджи подхватил пику у одного из своих нукеров и тоже не стал медлить, помчался на князя. Но, похоже, сегодня был не его день. Как оружие юз-баши пику не любил. Он предпочитал старую добрую саблю. Но раз князь держался за копье, ему тоже пришлось последовать примеру уруса, в надежде, что, обменявшись с князем ударами, они приступят к привычному оружию.

То, что произошло в последующее мгновение, лишь промелькнуло в мозгу Аваджи запоздалым сожалением. Только что вроде князь сидел в седле прямо и представлял собою удобную мишень, как вдруг все переменилось. До него оставалось не более двух корпусов лошади, и копье Аваджи уже летело вперед, как князь вдруг резко отклонился, копье юз-баши проткнуло воздух, а сам он покачнулся в седле. Это и спасло ему жизнь. Копье князя пропороло одежду, скользнуло по боку Аваджи, рассекая кожу, запуталось в его прочном шерстяном чапане и вырвало джигита из седла. Швырнуло с размаху наземь.

За спинами сражавшихся в очередной раз полыхнуло пламя, и Мечислав, только что снесший с плеч голову Литвина, обеспокоенно вскрикнул:

— Уходим!

Дружинники, сражавшиеся с монголами, теми, кто сопровождал к городу неудачное посольство, кинулись к Лебедяни, нимало не заботясь о достойном завершении битвы. Они уже сделали свое дело.

Деревья, заполнявшие ров, вовсю горели, так что лебедяне едва успели проскочить по подъемному мосту в город, чтобы поднимавшийся мост тоже не загорелся.

От огня городская стена раскалилась, камень угрожающе трещал, так что защитникам города пришлось на время отойти от стен.

Джурмагун не мог прийти в себя от наглости урусов, так что даже приказал сгоряча зарубить тех, кто сопровождал Литвина и Аваджи, а на вопрос, что делать с погибшими сотником и рыцарем, свирепо оскалил зубы:

— Собаки съедят!

Сумерки сгущались. Костры у монголов запылали ещё ярче, ибо холодный северный ветер ледяными пальцами прочесал неприятельский стан, проникая даже под теплые стеганые халаты кочевников.

Взметнувшийся вихрь заколебал пламя светильников и в прочном, добротном шатре великого багатура.

Джурмагун срочно созвал на совет своих тысяцких, чтобы вместе решить, как побыстрее справиться с непокорным городом. Им приходилось торопиться из верховной ставки Бату-хана пришла депеша с повелением к началу зимы вернуться на место сбора войск, в устье реки Итиль.

Лоза и Головач, все ещё лежащие в кустарнике, не могли знать, что защитники Лебедяни нарочно поджигали деревья во рву и стенобитные орудия, а потому ощутили огромную тревогу. Лоза рисовал себе картины пожаров в городе, который монголы наверняка весь день осыпали горящими стрелами.

Лишь потому, что они с такой надеждой вглядывались в силуэт городской стены, теряющей в вечернем мраке свои очертания, они и заметили сначала движение по её верху, а затем вниз что-то упало.

— Веревка! — выдохнул Головач.

Это действительно была веревка, потому что чуть позже они увидели, как по ней быстро спустилась чья-то фигура.

Человек слегка замешкался у рва с водой, а через некоторое время раздался плеск, еще, еще, и наконец кто-то, соскальзывая и обрушивая в воду комья земли, тихо ругнулся.

— Русич! — хмыкнул Лоза.

На всякий случай холмчане подобрались поближе — а вдруг это проникавший в город вражеский лазутчик?

— Берем? — Лоза толкнул локтем товарища.

— Берем!

Тот, кого они схватили, заломив руки и закрыв рот, отбивался отчаянно, но когда в момент борьбы ему удалось освободить рот, то неизвестный и не попытался издать какой-нибудь звук, чтобы привлечь к себе внимание предполагаемых сообщников.

Лоза попробовал ослабить хватку, и в ту же минуту в его руку вцепились зубы жертвы. А рука Головача, скользнувшая по груди пойманного человека, обнаружила выпуклости, мужчине несвойственные.

— Баба! — растерянно сказал он вслух то, о чем в это же время подумал Лоза. И без ощупывания.

— Вы кто? — тихо спросила у них женщина, переодетая в мужское платье.

— Из Холмов мы.

— Дядька Лоза! — с радостью узнавания облегченно вздохнула женщина. Слава богу, что это ты!

— Анастасия! — узнал и он. — Куда это ты торопишься, девонька?

— Ой, и не говори! — тяжело вздохнула она. — Лезла по стене, а у самой сердце в пятки ушло. Мы с Робешкой ещё днем заприметили это бревно, не сгоревшее. Сучком за берег зацепилось…

— Ты так и не сказала, куда торопилась, — сурово напомнил Лоза, уже начавший было подозревать молодую женщину в нехорошем.

— Муж мой там, на поле лежит.

— Убитый?

— Раненый. Только разве ж могла я об этом кому, кроме холопки, сказать? Разве поймут меня лебедяне? А он лежит один, без помощи…

— Далеко?

— Что — далеко?

— Далеко лежит, я спрашиваю?

— Я знаю, где, найду.

— А ежели он убит? — вмешался в разговор Головач. — С чего ты взяла, что он только ранен? Разве можно увидеть такое со стены?

— Ты, Головач, со своей Неумехой та ещё парочка! — в сердцах сплюнул Лоза. — Кому ты это говоришь? Любящей жене, которая, рискуя собой, мужа спасать отправилась?

— Ничего. Я не обиделась. Прощайте!

Низко пригибаясь, она потихоньку двинулась прочь.

— Лежи здесь! — шепнул Лоза своему соратнику. — Никуда с места не трогайся. А я Настасье помогу.

Они нашли Аваджи в полной темноте быстрее, чем, наверное, отыскала бы его собака.

"Любящее сердце привело!" — растроганно подумал Лоза, не подозревая, что для глаз Анастасии сейчас тьмы не существовало. Она знала, куда идти, и пришла.

С той поры, как Анастасия со стены увидела, что её муж упал с коня, все чувства в ней обострились как никогда. Она даже слышала стук, с каким Аваджи упал на землю. И еле смогла дождаться темноты, шепча про себя как заклинание: "Хоть бы его не забрали! Хоть бы его не забрали!"

Она не подозревала, что своим везением обязана разгневанному полководцу, план которого провалился. Кто бы не злился на его месте? К ночи он пришел в себя и устыдился своего гнева. Потому решил с утра послать тургаудов, забрать тела погибших.

Анастасия встала на колени перед распростертым на земле телом мужа, осторожно приподняла его голову и влила в рот несколько капель напитка, которым боярыня Агафья обычно лечила своих заболевших домочадцев.

Аваджи судорожно сглотнул и шевельнулся. Анастасия тихонько позвала его. Раненый тут же встрепенулся и пробормотал:

— Ана, любимая, я знал, что ты придешь и проводишь меня в последний путь. Если я в раю, то почему здесь так темно, а если в аду, то почему так холодно?

Услышав его слова, Анастасия заплакала от радости, а он почувствовал на губах соленый вкус её слез и счастливо вздохнул:

— Значит, я ещё не умер? А то мне надоело видеть перед собой отрубленную голову рыцаря, которая все время скалится… Ты пришла попрощаться со мной?

— Ты не умрешь! — Анастасия положила его голову себе на колени. — Ты не можешь так обмануть меня!

— Но я никогда тебя не обманывал!

— Ты сказал, что у нас будет много детей, а сам собираешься умереть.

— Все в руках Аллаха, голубка моя, человек слаб…

— Человек силен! — сказала она строго; наверное, не надо было так говорить с Аваджи, но ей хотелось немного разозлить его, вызвать в нем желание выкарабкаться…

— Подожди, моя газель, не ругайся, я хотел что-то сказать… — он сделал попытку подняться, но лишь мучительно застонал. — Ты пришла из города?

— Из города, любимый!

— Дети с тобой?

— Со мной. Они ждут своего отца.

Он было облегченно вздохнул, но опять напрягся, стараясь удержаться на краю сознания.

— Сегодня в полночь кто-то из горожан… предатель… откроет ворота, чтобы впустить в город наши войска. Поторопись, предупреди своих!

— Аваджи!

— Оставь меня, ты мне уже ничем не поможешь. Возвращайся и предупреди: наши дети не должны погибнуть!

Лоза, вместе с Анастасией склонившийся над раненым, видел усилия, которые тот предпринимал, чтобы не потерять сознание и втолковать ей что-то очень важное.

— Что он говорит? — Лоза тронул молодую женщину за плечо.

— Он говорит, — вымолвила она растерянно, — что в полночь кто-то в Лебедяни откроет монголам ворота!

Глава сорок восьмая. Выход или только отсрочка?

Как и договорились с госпожой, некоторое время спустя после её ухода Робешка опять сбросила вниз веревку, чтобы втащить Анастасию на стену. Все это время, пока молодой боярыни не было, холопка не находила себе места от тревоги за нее.

Робешка единственная из всех была посвящена в планы Анастасии. Холопка не только помогала ей в сборах, но и прикидывала, как лучше привязать к бревну неподвижное тело её раненого мужа. Самой Анастасии придется плыть, держась за бревно. Вода нынче шибко холодная, и если ноги сведет судорогой, Робешка советовала уколоть себя кинжалом.

Наверху на стене Анастасию уже ждало теплое шерстяное одеяло и целая фляжка крепкой браги.

Возле рва наконец-то появилась фигура, закутанная в знакомый плащ. Женщины нарочно выбрали именно его. Даже в темноте он отливал красноватым светом и был потому заметен. Но, как Робешка ни вглядывалась, никого возле фигуры хозяйки не заметила. Выходит, муж Анастасии приказал долго жить. Какое горе для её госпожи!

Темная фигура остановилась у городской стены и дернула за веревку. Холопка тут же взялась за неё покрепче, всем телом упираясь в камень стены. С тех пор, как боярышня стала матерью двоих детей, она здорово потяжелела!

Наконец Анастасия добралась до верху, Робешка протянула ей руку, чтобы помочь перебраться через выступ стены, и вдруг замерла на месте, будто её разбил паралич: это была вовсе не боярышня, а мужчина с бородой и усами!

— Иисусе Христе! — холопка тихо пискнула от страха.

— Тише! — сказал мужчина, к счастью, знакомым голосом. — Это я, Лоза…

Анастасия с Лозой тащили бесчувственное тело Аваджи. Даниил тянул, держа за плечи, Анастасия — за ноги, потому до места, где поджидал их Головач, добирались долго. Аваджи потерял сознание и уже в себя не приходил.

— Тяжеловат-то иноверец! — тяжело выдохнул Лоза. — Эдак мы до Холмов его всю ночь тащить будем!

Он с удивлением услышал довольное хихиканье Головача.

— Да ты, никак, ожидаючи, умом тронулся?

— Оборони, бог! — ничуть не обиделся тот. — Но я ведь без дела сидеть не могу…

— Что удумал на этот раз?

— Носилки!

— Носилки? Но до леса — не ближний свет.

— Лес — не лес, а и в кустарнике пара крепких прутьев найдется.

Теперь Лоза заметил, что его товарищ стоит в одной рубахе, ежась от поднявшегося к ночи холодного ветра.

— Никак зипуном пожертвовал?

— Что зипун, — небрежно махнул Головач. — Ничего ему не сделается. Вон ножом два тонких деревца срезал да в рукава сунул. Небось, полегче будет нести, чем волоком.

— Вдвоем с Анастасией понесете, — сказал ему Лоза. — А мне придется ко рву вернуться.

Анастасия отдала ему свой плащ.

— Без него тебя Робешка и поднимать не станет. Руками щупать придется, где в стене выемка имеется. По правую руку от выемки будет висеть веревка. Дернешь за нее, Робешка тебя поднимет. Хорошо, дядька Лоза, что ты телом худ. Случись на твоем месте Глина… Боярыне Агафье скажи, пусть детишек бережет!

Она прикоснулась к руке уже шагнувшего к бревну Лозы.

— Последнее. Никому в Лебедяни не говори, где я.

— Даже матушке?

— Даже ей. Скажи лишь, что просила за меня не беспокоиться. Бог даст, свидимся!

— Никому не скажу, — пообещал Лоза и поцеловал в лоб, коснувшись мокрой от слез щеки. — И не реви! Моя Прозора — врачеватель знатный. Она твоего нехристя и из могилы вытащит!

А теперь он стоял и уговаривал онемевшую от страха Робешку прийти в сознание и сказать, где ныне князь Всеволод. Не в своих же палатах!

— В караульне, что возле ворот, — со всхлипом вздохнула она. — А боярышня-то где? Боярыня Агафья меня убьет!

— Не убьет. Я сам поговорю с нею. А твое дело отныне — рот на замке держать.

— Нашла боярышня своего мужа? — с замиранием сердца спросила холопка.

— Нашла. И ныне с ним в безопасном месте, но о том знаем лишь мы с тобой, да?

Робешка неуверенно кивнула.

— Анастасия просила тебя и дальше хранить все в тайне. Она очень на тебя надеется.

— Скажите госпоже, — холопка подняла голову, — что Робешка скорее умрет, чем слово вымолвит!

— Скажу, — Лоза отвернулся, чтобы скрыть улыбку — девка выглядела забавно: лицо серьезное, бровки нахмурены. — А теперь веди меня в караульню. Давно её построили?

— В аккурат за месяц, как поганые налетели. Наш боярин супротив был: зачем нужна такая большая, а ноне доволен, что князь его не послушал…

Караульная была сработана на совесть: каменная, как и крепость. Даже крыша у неё была сделана по-особому — крыта не соломой, не деревом, а выточенными из камня плитами. Факелы по обе стороны от входа позволяли разглядеть её как следует.

Робешка довела Лозу до места, а сама побежала домой, моля бога, чтобы боярыня заснула и не учинила ей допрос.

В караульной было тепло. Небольшая печурка, как видно, давала достаточно жара, чтобы все время кипятить небольших размеров медный котел для заварки брусничного или смородинового листа или сушеных ягод.

Дружинники, вернувшиеся из дозора, сидели вокруг стола, и суетливые отроки подливали им горячего питья. Тут же, на столе, стояло огромное блюдо с пирогами — постарались лебедянские женки.

Князь Лозе обрадовался, троекратно облобызал.

— Совсем ты в своих Холмах о нас забыл, в палаты и носа не кажешь… Постой, а как же ты к нам добрался? Насколько я знаю, мои соколы никому ворота не открывали.

— Как добрался? Через стену перелетел! — пошутил его бывший конюший и попросил: — Ты бы, княже, переговорил со мной с глазу на глаз — дело у меня к тебе важное.

— Пойдем на крыльцо, — решил князь, — а заодно и поглядим: не перелетит ли через стену ещё кто холмский?

— Не перелетит! Моим путем в город навряд кто проникнет, так что не опасайся!

— Как так, не опасайся? А ежели мои дозорные проспали? Мы тут денно-нощно обретаемся, по избам нейдем, а кто-то перелетает…

— Не серчай, расскажу, как я сюда попал: веревку мне со стены сбросили, а вот кто сбросил, не скажу пока. До времени.

— Ежели до времени, я подожду, — ревниво сказал Всеволод, — коли у тебя от меня секреты.

— Секреты не мои, вот и молчу. Слушай лучше, для чего я к тебе пробирался: перво-наперво, конечно, помощь предложить — что скажешь, все для тебя холмчане сделают. Хуже другое: среди твоих людей враг притаился.

— Нет! — отшатнулся Всеволод. — Я тебя не слышал и слушать не хочу! Неужто средь моей дружины есть кто-то, кто нехристей пуще родины-матери любит? Не верю!

Лоза сочувственно прикоснулся к его руке, но князь отдернул руку — он заведомо не хотел терпеть никаких увещеваний.

— Я знаю, что случается, когда в скрепленном кровью братстве поселяется недоверие. Люди, кои прежь того ели из одной миски, укрывались одним плащом, начинают коситься друг на друга!

— Но я не сказал, что враг среди твоих дружинников, — качнул головой Лоза. — Кто он, мне неведомо. И ежели я упомянул твоих людей, то разве это не все лебедяне?

— Ох, а у меня душа в пятки ушла! — покаялся князь. — Живем в одной караульне, спим на одной лавке… Но ты хоть знаешь, что он… тать сделать намеревается?

— Знаю. В полночь он пообещал мунгалам открыть городские ворота.

Всеволод презрительно хмыкнул.

— Курица-иноходица пса излягала! Кто ж, хочу я знать, такое сможет? Ворота у нас четверо дружинников охраняют. И каждый час меняются. Не то что посторонний, мышь к воротам не проскочит!.. Но хоть откуда ты это узнал, можешь сказать?

Лоза решил, что если он поведает князю часть правды, то это никому не повредит.

— Мне сказала о том Анастасия. И сама же меня с тем к тебе послала.

Даже в неверном свете, который создавал колеблющийся свет факелов, было видно, как изменилось лицо Всеволода.

— Анастасия? — хрипло переспросил он. — Но откуда… Раз она так сказала, значит, правда…

Лоза решил не обижаться на то, что Всеволод усомнился в его словах и безоговорочно поверил словам бывшей жены. Он слишком хорошо знал своего воспитанника: если тот не брал на веру слова других, спорил и даже торговался, то все равно продолжал думу думать, и редко принятое им решение оказывалось неверным.

— Неужели мы с воеводой что-то не учли? — задумчиво проговорил он. Хоть и неизвестно, кто этот нелюдь, но все равно он рядом. До полуночи ещё час… Неужто мы кажемся ему такой легкой добычей?

— К караульне нельзя подкрасться незаметно?

— Зачем же красться-то, к нам и вои старые ходят, и женки холопов присылают… Раз я сказал, что он среди нас, значит, он уже есть, знакомый, привычный, на него никто и внимания не обращает… Я буду думать!

Глава сорок девятая. От бога или от дьявола?

Аваджи лежал в лекарской, где Прозора пользовала своих больных. На этом самом столе совсем недавно она разминала изуродованную спину Любомира. До сих пор не верилось, что знахарка осмелилась взяться за его лечение. А уж чтобы такое удалось!..

В том случае речь шла о друзьях Прозоры: ей была близка боярыня Агафья, да и сам Любомир. Теперь перед нею лежал враг. Это его соплеменники изломали ей жизнь, лишили многих её радостей, надругались над нею самой. Она не хотела вспоминать слова её учителя монаха Агапита, который говорил, что у настоящего лекаря не может быть ни друзей, ни врагов, все больные должны быть равны…

Ожесточенное сердце Прозоры никак не хотело смягчаться, потому она все медлила, вместе с Анастасией разглядывая лежащего перед нею нагого Аваджи. Мужчину-нехристя!

Ему, впрочем, сейчас было все равно, что он в таком виде лежит перед двумя женщинами. Что две пары женских глаз внимательно разглядывают его, а две пары женских рук не менее тщательно ощупывают.

Юз-баши давно потерял сознание и, наверное, наполовину был уже в потустороннем мире: его тяжелое, со свистом и хрипами дыхание красноречиво говорило о тяжелой болезни.

— Судьба! — протяжно вздохнула Прозора. — Поначалу этот красивый нехристь украл у князя его законную жену, а теперь сам чуть не погиб от его руки… Рана его воспалилась, видишь? Она хоть и неглубока, но уже опасна для жизни… Он слишком долго лежал на холодной земле… Говоришь, они сражались копьями? Всеволод мог бы наколоть его на копье, как жука, но нехристю опять повезло — копье запуталось в одежде и потому скользнуло по груди, распороло кожу…

— Перестань! — Анастасия закричала так, что увлекшаяся Прозора от неожиданности вздрогнула. — Перестань называть его нехристем. Он — мой муж!

Прозора пожала плечами. Она никак не могла поверить, что на самом деле все так и обстоит, потому и говорила как о постороннем. Она ещё раз оглядела лежащего.

— До сих пор я считала всех монголов кривоногими, а вот эти ноги кривыми никак не назовешь.

— Аваджи — уйгур!

— Но для нас-то разница небольшая. Разве не с нашими врагами он пришел?

— Он — мой муж! — упрямо повторила Анастасия. Она не хотела ссориться с Прозорой. То ли от усталости, то ли от неуверенности она не чувствовала в себе никаких особенных способностей и потому надеялась лишь на знахарку. И она спросила, глядя той в глаза: — Ты не хочешь его лечить?

Прозора смутилась.

— Вода на печке все равно закипает, и я собираюсь прокипятить в ней вот этот нож, чтобы очистить рану от гноя… Ты-то крови не боишься? А то я пошлю разбудить Неумеху, она ловко мне помогает.

Знахарка подошла к стоящему поодаль небольшому столу и взяла с него нож с острым узким лезвием.

— А вот и мое оружие. Что поделаешь, мужчины размахивают саблями и пиками, убивают себе подобных, а нам на роду написано склоняться над их телами. Порой в тщетной попытке вытащить их с того света.

— В тщетной? — губы Анастасии задрожали.

— Не слушай меня, девонька, я всегда много говорю, когда попадается тяжелый случай.

— Но ты медлишь, а я вижу, как с каждым мгновением ему становится все хуже!

— Не кричи так, я сейчас попробую.

Но тут голову Анастасии будто сдавило железным обручем, в глазах полыхнули искры. Огонь, разгоревшийся где-то под черепом, выплеснулся в жилы и побежал к рукам.

Неожиданно для самой себя она отстранила Прозору, уже склонявшуюся над Аваджи с ножом.

— Не надо. Я сама.

Она подошла к бесчувственному телу мужа, поставила пальцы правой руки на дальний край расползшегося красного пятна и будто за тонкую ткань потянула к краю раны.

На глазах пораженной знахарки шов лопнул и из раны показался гной. Прозора обмакнула чистую тряпицу в травяной настой, которым обычно обрабатывала воспалившиеся раны, и стала осторожно собирать выступавшую из неё заразу.

Потом Анастасия привлекла к делу и левую руку, так что теперь обе снимали заражение, даже не вскрывая нарыв!

— Ты очистила рану! — восторженно вскричала Прозора. — Теперь остается лишь зашить…

— Не надо, — опять проговорила Анастасия и, не прикасаясь к ране, провела над нею ладонями и с двух сторон соединила края раны. Совместила.

Рана затягивалась на глазах и через некоторое время на груди Аваджи остался лишь аккуратный чистый шов.

— Боже! — прошептала завороженная её действом Прозора. Она даже прослезилась от нахлынувших чувств.

Теперь Анастасия поднесла руки к груди Аваджи, из которой доносились жуткие клокочущие хрипы.

Ей никто не рассказывал о строении человеческого тела. Она даже толком не представляла себе, где у человека находятся легкие. От нездорового места тянуло несвойственным телу холодом, как если бы эта часть Аваджи уже приготовилась умереть.

Поначалу тепло с рук Анастасии текло в грудь раненого мощным потоком, а потом поток стал иссякать — Анастасия слабела на глазах. К счастью, её воздействия больному хватило. Он закашлялся, и Прозора едва успела поставить миску под то, что стало извергаться из его легких.

Лицо Анастасии было отрешенным, лицо Прозоры горело восторгом. Из лекарки она покорно превратилась в помощницу, обожествляющую своего учителя, сотворившего на её глазах чудо.

— Вот она, печать, о которой я говорила! — благоговейно прошептала знахарка. — Бог дал мне счастье увидеть ее! Епископ предупреждал, сие — от диавола, но я думаю, это божественное!

— Это — человеческое, — пробормотала Анастасия, и не успела Прозора её подхватить, как молодая женщина рухнула без чувств прямо возле стола, на котором лежал Аваджи.

Пришла она в себя лишь на следующий день. Судя по солнцу, дело шло к полудню.

Анастасии тут же вспомнились минувшие события, а мысль: "Как чувствует себя Аваджи?" — заставила её быстро подняться.

Кто-то вчера раздел её, уложил в эту удобную, мягкую кровать. Ей помнился обеспокоенный женский голос:

— Она заболела?

— Нет, она очень устала, — ответила другая женщина.

Чьи-то заботливые руки приподняли Анастасии голову и влили в рот прохладное, отдающее мятой питье.

Она тут же провалилась в небытие, а теперь, проснувшись, удивилась собственному спокойствию: разве любимый супруг не был ещё вчера на грани жизни и смерти? Нет, если бы с Аваджи что-то случилось, она бы тут же почувствовала.

Наскоро набросив на себя широкий балахон с завязками сзади и широкими, подшитыми мехом рукавами, Анастасия вышла из опочивальни.

У двери она столкнулась с молодой женщиной, помощницей Прозоры. Месяц назад они виделись недолго, когда Анастасия появилась в Холмах со своими детьми и верблюдом. Отчего-то ей неловко было назвать вслух прозвище этой миловидной умной женщины — Неумеха.

— Ты не знаешь, куда перенесли… — Анастасия замялась, не зная, как сказать, — того мужчину, которого ночью лечила Прозора?

— Прозора? А она баяла, ты сама его лечила, — Неумеха с восторженным любопытством глядела на нее. — Якобы она зрела чудо. Ах, как жаль, что меня там не было!

Женщина понизила голос.

— Как думаешь, руками лечить, так, как ты, другие смогли бы?

— Наверное, смогли бы, — пожала плечами Анастасия.

— А ты меня научишь? — робко спросила Неумеха.

— Но я не знаю, как это делаю. Само получается. А то и голос слышу, мол, так делай, и так…

— Не знаешь, — разочарованно проговорила та. — Жалко. Я и сама думаю, такое — от бога. Другого, выходит, не научишь?.. А твой муж-то в себя пришел! Из могилы его вытащила! Он уже звал: "Ана! Ана!" А по-нашему не кумекает, плохо говорит. Только Прозора его понимает.

— Что же ты меня не позвала?

— Матушка не велела. Кнутом пригрозила! — обиженно фыркнула Неумеха. Знаю, говорит, ты любопытная, не утерпишь!

Она пошла вперед, приглашая Анастасию следовать за собой.

— Далеко ли собрались? — остановил их насмешливый голос Прозоры.

— Я хотела посмотреть, как чувствует себя мой муж, а Неу… твоя помощница провожает меня к нему.

— Тебе повезло, — глаза Прозоры смотрели на Анастасию обвиняюще. — А вот кто проводит меня к моему мужу? Или хотя бы расскажет, где он и что с ним?

Анастасия мысленно ахнула: в самом деле, со вчерашнего дня она и словом не обмолвилась о Лозе, которого сама же послала в Лебедянь, к Всеволоду.

Головач сразу ушел, и она не знала, что этот рассеянный, занятый своими мыслями человек до сего времени о Прозоре и не вспомнил, потому что придумывал гигантский самострел — орудие, которое можно было бы установить в Лебедяни, чтобы обстреливать из него проклятых мунгалов…

Вот и Анастасия, увлекшись своими переживаниями, и думать забыла о Лозе, как и о том, что Прозора может о нем беспокоиться.

— Позволь, — жалобно попросила Анастасия, — одним глазком взглянуть на Аваджи, а потом я вернусь и расскажу тебе о твоем муже.

— Ладно, — смягчилась Прозора. — Разве я могу отказать женщине, имеющей такой дар?!

На высокой кровати лежал Аваджи, а кто-то из челяди кормил его из чашки горячим кулешом. Он делал это осторожно и дул на ложку, как маленькому. Аваджи, похоже, уже наелся, но слуга продолжал его уговаривать съесть ещё ложечку…

— Может, я смогу покормить юз-баши? — лукаво спросила Анастасия.

— Ана! — просиял Аваджи и пожаловался: — Этот упрямец не хочет ничего понимать. Объясни ему, что я уже насытился. Говорю ему, не хочу, а он будто не слышит. Или я неправильно говорю слова?

Благодаря жене Аваджи немного говорил по-русски, но упрямое нежелание слуги понять его ломаную речь заставило усомниться того в своем знании.

— Матушка наказала съесть все, — упрямо твердил тот.

— Я поговорю с матушкой, — спрятала улыбку Анастасия. — И скажу ей, что ты хорошо делал свое дело.

Челядинец, довольный, ушел, а Анастасия, кинувшись к мужу, покрыла поцелуями его родное лицо.

— Аваджи, любимый мой!

— Как хорошо, что ты пришла! — муж обнимал её с силой, говорившей о том, что здоровье к нему возвращается. — Я уж было испугался, что ты мне приснилась…

Аваджи с любовью посмотрел на нее, но через мгновение в его взгляде появилось удивление.

— Как я сюда попал? — спросил он.

— Мы принесли тебя. Вместе с одним смердом.

— А как ты меня отыскала?

— Я видела… со стены Лебедяни… твой бой с князем Всеволодом.

— Ты вернулась к нему?

— К нему? Как ты мог такое подумать? Разве ты больше не мой муж?

— Но он тоже твой муж, от которого тебя увезли насильно.

— Это правда, — кивнула она, — но разве я могла подумать, что полюблю тебя.

Все напряжение, которое до сего времени сковывало Аваджи, лопнуло, точно нарыв, принося невыразимое облегчение его душе. Слезы навернулись ему на глаза, и он отвернулся, скрывая смущение.

— А не могла бы ты дать мне ещё немного той вкусной похлебки? — он посмотрел на чашку, которую Анастасия держала в руке.

Она рассмеялась.

— Ты не хотел показать слуге свое обжорство?

Аваджи начал было есть, но опять какая-то мысль лишила его аппетита.

— Тогда почему ты ушла?

Анастасия посмотрела в глаза мужа: вот что, оказывается, мучило его! Отчего ушла Анастасия? Было ли что в курене Тури-хана, кроме самого Аваджи, чему она хотела бы сохранять верность? Как объяснить мужу, что такое родная земля? И что это не просто любая степь, где можно поставить свою юрту…

Может, потому так ужасна для русских жестокость монголов, что те не понимают слова «родина»? Нет у них других ценностей, кроме золота и серебра, потому и не жалеют, не щадят чужих святынь… Но пока ей придется объяснить понятно для него, оставив настоящее объяснение на потом.

— Я ушла потому, что Тури-хан замыслил против нас с Заирой гнусное злодеяние.

— Разве Аслан этому не мог помешать?

— Хан отослал его в поход сразу после твоего отъезда. Заире пришлось бежать с ним, переодевшись в мужскую одежду. Ехать с ними я не могла. Тогда бы ты никогда меня не нашел.

— Хан хотел сделать вас своими наложницами? — глухо спросил Аваджи.

— Покорными и безответными. Бучек собирался добиться этого с помощью своего знаменитого кнута. А наших детей они договорились продать какому-то купцу.

Аваджи содрогнулся.

— Аллах милосердный и всемогущий! В то время, как я добывал для хана богатства, рискуя головой, он, сидя в безопасности, тепле и сытости, замышлял лишить меня всего, что я имею. Такой малости по сравнению со всеми его богатствами!

— Наверное, потому, что он как раз и завидовал этой самой малости, мягко сказала Анастасия, — потому что, несмотря на все свои богатства, не мог купить себе обыкновенного счастья.

— Но тогда… — Аваджи скрипнул зубами. — Тогда я больше не считаю себя обязанным следовать верности хану! И как только смогу вернуться, я убью его! Без жалости и сожаления.

— Убивать Тури-хана тебе не придется, солнце мое, потому что ни светлейшего, ни его пса Бучека больше нет на свете.

— Прошу тебя, расскажи, как все произошло?

— Как ты себя чувствуешь? — невпопад, как ему показалось, спросила Анастасия.

— Я почти здоров, если не считать слабости во всем теле. Сегодня я даже не смог сам встать. И ещё вот здесь, — Аваджи положил руку на то место, откуда ещё вчера вырывались свист и клекот. — Вот здесь, внутри, будто саднит, будто кто-то пролез ко мне внутрь и все там расцарапал.

— Заживет, — опять со странной легкостью успокоила она его; Аваджи слегка обиделся — неужели его здоровье совсем не волнует жену? — Мне придется уйти ненадолго, а ты постарайся ещё поспать. Здоровый сон — это сейчас все, что тебе нужно.

— Не уходи! — он схватил её за руку, как ребенок, боящийся темноты. Мне кажется, что ты уйдешь и больше не вернешься!

Анастасия улыбнулась.

— И не мечтай! Думаю, тебе придется терпеть меня рядом с собой ещё долгие и долгие годы!

Глава пятидесятая. Тать в ночи

Пирожки с огромного плетеного блюда исчезали один за другим в молодых здоровых глотках.

Днем княгиня Ингрид, подсчитав запасы, хотела было дать укорот сердобольным лебедянским женкам, но в последний момент подумала, что сама подала им в том пример.

К счастью, в городе остались продукты, предназначенные в виде дани от города малого городу великому — одной муки в Лебедяни осталось столько, что ею можно было бы кормить жителей в течение года. Ежели, конечно, им удалось бы столько времени выдерживать осаду монголов.

Напрасно Всеволод думал, что его жена не разбирается ни в чем, кроме хозяйства. Она ещё и знала, что отправленный в Суздаль за подмогой посол обратно не вернулся. Оставалось гадать: перехватили его монголы или великий князь Ярослав не собирается приходить на подмогу своему "младшему брату"! Тогда всем лебедянам в скором времени предстояло погибнуть. Так стоило ли экономить еду, которую, возможно, завтра уже некому будет есть?

Сегодня вечером — лебедянские женки решили готовить для дружинников по очереди — ели пироги боярыни Милонеги. Высокий статный холоп только что принес на плече вторую корзину с пирожками и огромный жбан кваса.

Дружинники намекали Всеволоду, что неплохо бы принести в караульню медовухи.

— Никакой медовухи! — твердо сказал князь. — Выстоим осаду, сам бочку поставлю. И не одну.

Боярский холоп прошел мимо Лозы и Всеволода, обдав их запахом пахучего печеного теста.

— Пора и нам, друже, отведать боярской кухни, — весело проговорил князь и понизил голос, чтобы слышал только Лоза. — А заодно и проверить кое-какие свои мысли… Чей же ты такой будешь?

Всеволод положил руку на плечо холопа и, хотя ничего необычного в этом его жесте не было, почувствовал, как тот дрожит. С чего бы?

— Бо… боярыни Милонеги, батюшка князь!

— Вот уж, глядя на твои плечи, не подумаешь, что ты такой боязливый! подивился Всеволод. — А кличут тебя как?

— Скрыня, батюшка князь!

— А что в жбане, Скрыня?

— Квас, батюшка князь.

— Квас. Неплохо, — князь говорил спокойно, но те, кто его хорошо знал, понимали: Всеволод еле сдерживает гнев. — Посмотри, Лоза, на этих защитничков! Приходи и бери их голыми руками! Почему в караульне посторонние?! Кряж, ты знаешь этого человека?

Старшина дружинников помялся, но ответил:

— Дак он же говорит — холоп боярыни Милонеги.

— А ты сам его знаешь?

— Кто на холопов внимание обращает? Всех запоминать, а воевать когда?

Всеволод по-волчьи оскалился, сжимая рукоятку меча.

— Чужой человек — вы даже не уверены, холоп ли это — входит в караульню, как к себе домой! И всего-то прихватив с собой корзину с пирожками… Кряж!

Тот уже понял, что гнев князя вырос не на пустом месте, не медля подскочил к нему.

— Обыщи-ка этого… разносчика!

Холоп невольно сделал шаг назад и тут же уперся в широкую грудь незаметно пододвинувшегося к нему сзади Лозы. Тот подмигнул князю, и они с двух сторон так плотно прижали к бокам руки Скрыни, что, задумай он шевельнуться, его скрутили бы в момент.

Кряж ловко обыскал смертельно бледного холопа. Под широкими портами Скрыни, у бедра, незаметный при ходьбе, висел плоский обоюдоострый кинжал.

— Видал? — князь по-мальчишески ткнул в бок бывшего воспитателя. Голова — это тебе не кочан капусты, ею думать надо!.. А я уж боялся, из моих людей кто на худое решился.

— Батюшка князь! — возмущенно выкрикнул Кряж.

— Каюсь, старшина, каюсь! И мне таковые мысли дорого дались, а оно вон что…

— Шибко-то руками не размахивай! — вполголоса буркнул Всеволоду Лоза. — Сей кинжал, мнится мне, ещё не все.

— Он на себе ещё что-то прячет?

— На нем более ничего нет, — обиженно заметил Кряж. — Хоть всю одежонку скиньте!

— О чем ты подумал, разъясни нам, конюший, — привычно обратился князь.

— Сам помысли — не собирался же он одним кинжалом всех твоих дозорных убрать.

— Квас! — от волнения высоким голосом выкрикнул мечник Сметюха.

— Вы просили у Милонеги кваса? — спросил у дружинников Всеволод.

— Не просили, — ответил за всех Глина. — Дозволь мне, князь, слово молвить. Коли помнишь, у меня прежде такая работа была — за холопами следить. У боярыни Милонеги частенько в усадьбе бывал, а сего холопа не припомню. Уж такого-то молодца я бы заметил.

— Так чей же ты будешь? — нарочито ласково спросил князь.

— Боярина Чернеги.

Всеволод изумленно причмокнул: ну и ну! Лебедянская молва доносила до него слухи, что Чернега мечтает быть в Лебедяни посадником. И баял, мол, что такому маленькому городу, как Лебедянь, князь не надобен.

Прежде князь над слухами смеялся, а теперь призадумался, так ли уж они нелепы? Одного не мог Всеволод понять: мечты мечтами, но чтобы обращаться за помощью к монголам! Истово любящий родную землю, преданный ей, князь Всеволод и помыслить не мог, чтобы боярин из хорошего древнего рода мог на такое богопротивное дело решиться!

— А из чего у тебя, Скрыня, квас? — из-за плеча князя поинтересовался Лоза.

— Из хмеля, боярин, да горстки винограда сушеного, да маленько имбиря — повариха завсегда кладет…

— Видать, вкусный квас?

— Знатный! Лучшего на всей улице нет!

Зачем Скрыня расхваливал квас, он и сам не знал. Видно, со страху. Холоп не видел, чтобы боярин в него что добавлял, но по тому, как тот сказал: "Сам кружку преподносить будешь. Каждому дозорному!" — холоп ощутил страх.

— Раз ты его нахваливаешь, — продолжал говорить Лоза, — значит, первым и попробуешь… Подайте-ка холопу кружку!

Скрыня затравленно огляделся: ни одной пары глаз, глядевших на него с сочувствием! А ведь он всего лишь подневольный холоп. Выпьет — помрет, не выпьет — тоже пощады не жди.

Он поднес кружку к губам. Прощай, девка Веселка, которую боярин пообещал отдать за него… за верную службу. Куда уж вернее: на душегубство решился. Вот бог его и наказывает… В жизни Скрыня без толку и букашки малой не обидел, да разве с боярином поспоришь? Холоп залпом выпил кружку.

И князь, и Лоза невольно отодвинулись от него, будто Скрыня мог извергнуть на них отраву подобно дракону огнедышащему, что пламенем плюется. Кряж тоже отошел подальше. Дружинники поднялись из-за стола.

Но ничего не происходило. Только Скрыня слабость в ногах почувствовал. От страха, что ли? Он уселся прямо на пол.

— Слава тебе, господи! — князь перекрестился. — Чернега! Кого подозревали? Еще его дед служил моему деду…

Всеволод протянул руку к жбану, но Лоза резко ударил его по руке, так что сосуд упал на пол и разбился. Оба невольно проследили за расползающейся лужей и наткнулись взглядом на Скрыню, временно забытого. Он уже не дышал.

— Опять ты спас мне жизнь, Лоза! — судорожно глотнув, проговорил Всеволод.

— Живи, сынок, на радость нам, — дрогнувшим голосом проговорил тот. Он хотел ещё что-то сказать, но в помещение караульной ворвался отрок, посланный дозорным у ворот, и закричал:

— Мунгалы, батюшка князь, мунгалы!

— Ворота! — страшным голосом завопил Всеволод. — Кто-то открыл ворота?!

— Нет, — испуганно отстранился отрок, впервые видевший князя в таком страхе. — Ползут по полю. Ох и много же их!

В мгновение ока дружинники стояли одетые и опоясанные мечами.

— По ночам они редко нападают, — пробурчал себе под нос Кряж.

— Лучников на стены! — распорядился князь. — А этого…

Носком сапога он брезгливо коснулся мертвеца.

— Этого повесить за ноги на ворота. И факелами осветить. А ты, Кряж, он остановил торопящегося с другими старшину, — возьми ребят, сколько надо, и иди к дому Чернеги. Доставь мне его живого или мертвого!

Всеволод вместе со всеми поднялся на стену. Луны не было, и пока его глаза не привыкли к темноте, он не мог понять, что такое углядели на поле его дозорные?

Но теперь видел и он. Огромное множество черных кочек медленно двигалось к городу. Ближе ко рву они сливались в одну темную подвижную кучу и ползли в сторону ворот.

Но вот безликая масса ожила. Монголы стали подниматься на ноги, испуская крики разочарования. Князь понял: дружинники вывесили на воротах труп Скрыни. Конечно, враги не знали презренного холопа, но сумели догадаться, что никто ворота им открывать не собирается.

Глядя на беснующееся по другую сторону ворот неисчислимое войско, Всеволод внутренне содрогался, но в одном был уверен: крепость продержится долго. Сколько? Он ответить не мог, но знал твердо: если городу суждено погибнуть, князь погибнет вместе с ним!

Глава пятьдесят первая. Посланница урусских мангусов

Джурмагун сидел в своем шатре один, переживая очередную неудачу, но на этот раз без прежней озлобленности и ненужного гнева. Древние мудрецы говорили, что у настоящего полководца голова должна быть холодной.

Чем он больше размышлял над своими поражениями — давно он не имел их столько! — тем больше уверялся, что все они каким-то образом связаны с селом, о котором говорил ему несчастный юз-баши.

Село, откуда в одночасье исчезают все жители, бесследно пропадают шестеро джигитов… Именно с той поры неудачи стали его войско преследовать! Простое совпадение? Не слишком ли их много?

Осажденный город не представлял для него никакого интереса: ни своим особым положением, ни богатством. Почему же именно здесь приходится так трудно Джурмагуну, не знающему поражений, — уж таким-то городишкам он и вовсе счет потерял! Похоже на то, что юз-баши принес проклятие села на своих сапогах и стряхнул его с ног в шатре Джурмагуна.

А сам юз-баши? Не стал ли он жертвой урусских злых духов до того, как покинул селение? По свидетельству его нукеров, юз-баши был отличным воином. В битвах не всегда находились ему равные. И вдруг он пал в поединке от первого же удара коназа Севола, который как раз выдающимся воином не был.

Странности продолжались и после его гибели. Рыцарь — Джурмагун видел его в деле не раз — не был мальчиком в военной науке, а лишился головы в битве с обычным мечником коназа.

Когда Джурмагун отошел от своего гнева и приказал доставить в стан тела убитых, выяснилось, что труп сотника… пропал! Исчез, будто его утащили те самые урусские злые духи!

Не бросают ли урусские мангусы вызов великому Джурмагуну? Пугают его? И следует ли ему их бояться?

Он решил вызвать к себе Нурбия и Хазрета. Двоих своих разведчиков, которых он обычно использовал для самых сложных поручений. А ещё они были его глазами и ушами во всех дальних походах и не раз добывали для него сведения там, где другим ничего не удавалось.

Только вот как объяснить им, что узнавать? Все, что можно, о проклятом селе?

Пожалуй, вслух они своего удивления не выскажут, а про себя решат, что Джурмагун к старости стал чересчур пугливым.

Мелькнула осторожная мысль: не оставить ли все, как есть? Подумаешь, небольшое село, кажущееся опасным. Но это означало бы, что он предаст самого себя, ведь Джурмагун во всем и всегда шел до конца.

Эти размышления прервал приход его личного тургауда. По пустякам тот никогда не осмеливался беспокоить воеводу.

— Нурбий и Хазрет осмеливаются просить позволения войти к великому багатуру Джурмагуну.

Начинается! Неужели урусские злые духи распростерли над ним свои черные крылья и затмили разум, если он не помнит, что своих разведчиков он уже вызвал?!

Он молча смотрел, как джигиты падают перед ним ниц, но не спешил начинать разговор, так что чуть позже возблагодарил древних мудрецов, которые предостерегали о вреде поспешности.

— Прости, великий, что осмелились тебя побеспокоить…

Какое счастье, что разведчики пришли сами по себе!

Джурмагун украдкой облегченно вздохнул и хлопнул в ладоши — верный нукер внес поднос с лепешками и кумысом, поняв, что воеводе предстоит серьезный разговор.

Его разведчики явно пребывали в затруднении, как преподнести свои соображения Джурмагуну, чтобы он посчитал их достаточно серьезными и не посмеялся над их мнительностью.

— Садитесь поближе, угощайтесь, — радушно предложил Джурмагун. — Что привело вас ко мне?

— Дело, великий, такое, что и не знаешь, с какого конца к нему приступить, — проговорил Нурбий; говорил обычно всегда он, немногословный Хазрет лишь согласно кивал его словам. — Нас с Хазретом беспокоит настроение твоих джигитов.

Правая бровь великого багатура слегка приподнялась в знак удивления.

— Настроение?

— Если сказать точнее, тайный страх. А он, как известно, плохой помощник в сражении.

— Я не ослышался? — строго переспросил Джурмагун. — Вы подозреваете моих воинов в страхе перед кем-то?

Нурбий вздрогнул. Он был наслышан о расправе великого багатура над теми, что проиграли урусам поединок, но победила привычка думать сперва о деле, а потом уж о собственной безопасности.

— Они боятся, — подтвердил Нурбий, — хотя вслух, конечно, никто в этом не признается… А все из-за той сотни, что вернулась из проклятого села. Халамы называется. Джигиты рассказывают другим про урусских мангусов, которые по ночам похищают воинов и съедают их, так что не остается и косточки. А люди, что живут там, могут становиться невидимками и уходить из села, когда захотят… Мы с Хазретом думаем, что нам надо навестить эти Халамы и посмотреть, что к чему.

Хазрет согласно кивнул. Джурмагун почувствовал благодарность своим разведчикам: они не только сами согласились выполнить задание, которое он собирался им предложить, но и сняли с его души тяжесть, относясь с той же серьезностью, что и он, к сообщениям об этом селе. Значит, они тоже не считают эти слухи пустыми.

— Пойдите к шаману, — проговорил он, — пусть снабдит вас талисманами, защищающими от злых духов… А как вы думаете туда добраться — верхом?

— Ни в коем случае! — махнул рукой Нурбий. — Только пешком. И не со стороны дороги. Мы с Хазретом думаем, что у них есть наблюдатели, которые, меняясь, следят за дорогой.

Хазрет опять молча кивнул.

— Вы думаете, люди вернулись в село? — довольно уточнил Джурмагун, ибо он сам так думал.

— Думаем, вернулись.

Нурбий замолчал и протянул руку к лепешке: теперь можно себя побаловать. Хазрет повторил его жест. Они так привыкли друг к другу, что стали как бы единым существом, хоть и с двумя разными телами, связанные между собой невидимыми нитями.

— Я не хочу посылать туда воинов, — Джурмагун качнулся на пятках. Даже в своем шатре он по привычке сидел только так и в присутствии других никогда не лежал. Из такой позы он легко мог вскочить на ноги, что однажды спасло ему жизнь — вражеский лазутчик аланов пытался убить его. — Но вы должны привести мне языка. Все равно, мужчину или женщину. Кого сможете похитить с наименьшим шумом.

Справа от дороги, которая вела к селу Холмы, расстилалось убранное поле ржи. Одним своим краем оно упиралось в небольшую рощицу, за которой зеленело мхом неширокое, но топкое болото.

Кроме смердов, сеявших и убиравших рожь, здесь никогда никого не было, потому монгольские разведчики и выбрали этот путь. Рощицей вдоль болота, которое заканчивалось как раз на окраине села, они и вышли к Холмам с другой стороны дороги.

Лазутчики отправились в путь, едва рассвело, так что до места добрались рано. Они лежали на холодной, покрытой инеем земле, завернувшись в теплые бараньи тулупы. Наблюдали за спокойной размеренной жизнью села, невидимые постороннему глазу.

Холмчане поверили в свою неуязвимость, потому и не принимали особых мер предосторожности. Дозорный сидел на специально сооруженном помосте, смотрел на дорогу, только что толку зря на неё пялиться, все равно никого нет.

Ко всему прочему, задерживался в осажденном городе Лоза, и некому было указать селянам на нерадивость.

Нурбий с Хазретом пока ничего подозрительного не обнаружили, но это их не удивило. Каждый знает, время шайтана — ночь. В избу, за которой разведчики лежали, никто не возвращался — видно, хозяева были на каких-то общих работах, и лазутчики решили перебраться к другому дому. Лучше к самому большому, который стоял повыше и поодаль от других.

Едва они угнездились в своей новой засаде, как на крыльцо дома, подле которого они прятались, вышла женщина. При виде её разведчики замерли с открытыми ртами. Не иначе, это была сама гурия (Гурия — прекрасная дева мусульманского рая.), хоть и в урусском наряде.

Длинная, до щиколоток рубаха, расшитая жемчугом и разноцветными нитями, выглядывала из-под небрежно накинутого на плечи дорогого кожуха.

Серебряные, украшенные зелеными каменьями подвески свешивались с такого же серебряного обруча и необыкновенно шли к её ярким зеленым глазам. Тонкое, закрепленное на обруче покрывало не давало возможности разглядеть её волосы, но выбившаяся прядь говорила об их удивительном золотом цвете.

Красавица легко сбежала с крыльца, и по её прерывистому дыханию, пятнам румянца на щеках и стремительному шагу можно было догадаться, что она разгневана.

Впрочем, в такие мелочи разведчики вникать не собирались. Добыча сама шла к ним в руки, и они её не собирались упускать.

Тем более, что женщина шла как раз к амбару, возле которого монголы затаились, так что Хазрет неслышно подкрался к ней сзади и набросил на её нежную шею шелковый шнурок. Он знал, как нужно затянуть его, чтобы уруска не задохнулась, а лишь потеряла сознание.

Нурбий проворно сунул ей в рот кляп, Хазрет стянул веревкой руки, и через мгновение на жертву набросили мешок. Мешок подняли и потащили прочь от селения, никем не замеченные.

— Удача от нас не отвернулась, — шепнул довольный Нурбий, когда они сделали передышку в редкой рощице.

Хазрет пожал плечами.

— Думаешь, она досталась нам слишком легко, и тебе это кажется подозрительным?

Хазрет кивнул.

— Ты полагаешь, урусские мангусы нам её подсунули? Тогда все жители в проклятом селе — их слуги. Великий багатур догадался об этом, но послал нас привести кого-то из Халамов. Одно утешение, прекрасная дева лучше беззубой старухи.

Хазрет ухмыльнулся.

— Пусть Джурмагун решает!

И они потащили пленницу в свой стан.

Глава пятьдесят вторая. Чем кончаются ссоры

Анастасия была разгневана. Аваджи обвинял её во всех смертных грехах. Он ни на мгновение не поверил, будто она умеет то, чего не умеют другие люди, а решил, будто она скрывает от него что-то, в чем боится признаться.

Мол, если у неё и вправду есть такая сила, то она никак не от Аллаха, а только от Иблиса. Иными словами, Аваджи подозревал её в связях с сатаной!

На самом деле Аваджи ревновал Анастасию к бывшему мужу, а так как не хотел её выслушать, то и не знал, что она сказала Всеволоду и в первую встречу, и во вторую. Впрочем, о двух встречах не следовало говорить.

Аваджи казалось, что здесь, под солнцем родины, Анастасия расцвела ещё больше и стала такой красивой, что на неё больно было смотреть.

В сотнике монгольского войска ожил вдруг бывший погонщик лошадей, сознающий свою нищету и убожество: кто он такой, чтобы тягаться с коназом Севолом?!

Не знала теперь покоя и Анастасия. Аваджи то требовал от неё клятв в любви и верности, то вдруг набрасывался на неё за то, что она оставила детей в чужих руках. Словом, он сам не знал покоя и не давал его жене.

Наверное, от всех этих треволнений и приснился Анастасии странный сон. Она шла по лесу, дремучему и сырому, сквозь густоту ветвей которого солнце не всегда могло пробиться.

Вдруг лес кончился. Он будто наткнулся на невысокую отвесную гору. Между лесом и горой образовалась небольшая, поросшая мягкой травой поляна.

Анастасия прошла по ней и остановилась у огромной дыры в горе похоже, входу в пещеру. Над входом был устроен навес из жердей, покрытых камышом.

На вбитых прямо в трещины горы деревянных сучках у входа в большом количестве висели связки лука, чеснока и всевозможных трав. Тут же лежало огромное бревно, очищенное от коры, очевидно, служащее сиденьем.

В проеме, оказавшемся таки входом, появилась женщина в простом, похожем на рубище платье. Удивительной густоты волосы цвета спелой пшеницы окутывали её голову, точно облако. Кожаный ремешок, как видно, с трудом сдерживал эту пшеничную копну.

Женщина приветливо улыбнулась Анастасии и певуче произнесла:

— Внученька пожаловала!

От неожиданности Анастасия споткнулась, а приглядевшись к женщине, громко расхохоталась: та была молода, едва ли старше её самой.

— Ты права, этому и правда трудно поверить, — простодушно улыбнулась молодая женщина. — Тогда зови меня просто Любава… Входи!

Она отступила в сторону, пропуская Анастасию в пещеру, которая оказалась неожиданно высокой и просторной. Откуда-то сверху в неё просачивался солнечный свет, так что масляные плошки на стенах выглядели как бы украшением скромного жилища.

Посреди пещеры, вытесанный из огромной глыбы, громоздился стол, способный принять вокруг себя не меньше двадцати человек. Его словно шлифованная поверхность выглядела гладкой и матово поблескивала.

По левую руку от стены бил родник. Он протекал по каменному желобку и выливался в большую, круглую, тоже каменную чашу.

— Это моя кадка для мытья, — пояснила Любава.

— Кадка! — хмыкнула Анастасия. — Сколько же человек в ней поместится?

— Не проверяла, но в ней я могу даже плавать.

— Ты живешь здесь одна?

— Ко мне приходит Дикий Вепрь. А ещё люди, которым нужна моя лекарская помощь…

— Долго им приходится к тебе добираться.

— Зато и являются самые нуждающиеся. Те, что видят во мне последнюю надежду. Раньше я жила ближе к селу, но когда меня чуть не сожгли, Дикий Вепрь заставил перебраться сюда…

— Тебя хотели сжечь? Но за что?

— Считали ведьмой. Те люди, что в своих бедах привыкли винить других. У одного корова заболела, у другого язва незаживающая. Кто наслал порчу? Любава!

Что-то подсказывало Анастасии, что она здесь недаром.

— Ты моя родственница?

— Дальняя. Между нами три сотни лет.

Анастасия оглядела нищенское одеяние женщины.

— Мы из смердов? Из холопов?

Она спрашивала не из простого любопытства. Батюшка утверждал, что их род славен и знатен.

— Я — дочь князя Трувора! — гордо вскинула подбородок Любава и хмуро добавила: — Только он рано умер, а дядя Рюрик выгнал нас с матерью вон. Мы пожили у одних родичей, потом у других. Потом мама умерла…

— Прости, я не хотела тебя обидеть, — коснулась её плеча Анастасия.

Любава провела рукой по лицу, словно снимая с него паутину печальных воспоминаний, и весело сказала:

— Но я, как видишь, не пропала… Только позвала тебя вовсе не нашу родословную выслушивать… Ты уже и сама догадалась, что наш род отмечен великой печатью: мы умеем то, чему другие люди научатся очень нескоро. А мы можем учить друг друга…

— А когда ты почувствовала в себе дар?

— В тринадцать лет, когда умер мой отец.

— Тебя тоже кто-то учил?

— Однажды мне приснился сон… Он был викингом… Ты задаешь вопросы, но совсем не те, которых я ждала!..

С самого утра Анастасия ссорилась с Аваджи. Она могла бы навязать ему свою волю, как научила её Любава, но поборола искушение. Ей хотелось, чтобы Аваджи всегда оставался самим собой.

Ночью она проскользнула в его комнату, хотя накануне сама сказала Прозоре, что муж её ещё слишком слаб, чтобы спать с ним в одной постели.

Сказать-то сказала, а сама не выдержала. Они не спали всю ночь. Аваджи будто боялся выпустить её из своих объятий и оказался вовсе не так слаб, как она опасалась.

Он заставлял её пересказывать, как Анастасия не могла дождаться ночи, чтобы спуститься по веревке с городской стены и утащить его с поля боя.

— Так ты любишь меня? — снова и снова спрашивал он. — А как ты догадалась, что я жив? Я шевелился?

— Нет, ты лежал без движения, но я слышала, как бьется твое сердце.

Он, конечно, не поверил, что она действительно слышала стук его сердца, и подумал, что она имеет в виду свою женскую интуицию.

— Неужели ты и вправду так любишь меня?

Днем Прозора отвела её в свои покои и разрешила выбрать из огромного кованого сундука все, что приглянется из одежды. Не призналась лишь, что сундук — подарок княгини Ингрид, которой она помогла зачать ребенка.

Анастасия нарядилась, пришла в комнату Аваджи. Тот вначале потерял дар речи от восхищения, а потом вдруг недобро спросил:

— Собралась в гости? Как же ты полезешь на стену в таком красивом наряде?

Анастасия задохнулась от обиды. Она убежала от него со слезами и спросила у Прозоры, нет ли для неё какого-нибудь поручения.

Та послала её в амбар.

Анастасия почти бежала по двору. Она была слишком возбуждена, чтобы видеть что-то вокруг или слышать. Потому и не заметила присутствия посторонних, не услышала крадущихся шагов и не поняла, отчего ей так сдавило горло, что она не может больше дышать?

Глава пятьдесят третья. Ответный ход воеводы

Князь Всеволод, глядя в согбенную спину старшины дружинников, попробовал догадаться:

— Сбежал?

Кряж разогнулся.

— А куда ему бежать, княже? Он в своей усадьбе заперся. Ворота толстые, дубовые — что твоя крепость, враз не сломаешь! Могли бы пороки у мунгалов попросить, дак ведь сами их и сожгли.

— Осажденная усадьба в осажденном городе? — пробормотал князь. — Был бы невинен, не запирался бы. Разбираться с Чернегой мне недосуг. Он, видать, на это и рассчитывает. Да ещё на то, что Лебедянь долго не продержится… Желать своим товарищам погибели!

Он сплюнул.

— А не пустить ли ему красного петуха? — предложил Кряж.

— Нельзя, — покачал головой Лоза, который теперь неотступно находился при князе. — Народ и так от страха дрожит. Прав батюшка князь — Чернега подождет. Самим бы продержаться…

Лебедяне, поднявшиеся с рассветом на крепостные стены, глянули вниз на поле и почуяли холод могильный. Окруживших город басурман было видимо-невидимо.

В центре войска на саврасом жеребце сидел, будто влитой, его предводитель. Его позолоченный шлем блестел на солнце, точно маковка собора; загорелое, иссеченное ветрами и стужей лицо выглядело жестоким и опасным.

Вперед на мохнатой лошаденке резво выскочил джигит в коротком бараньем тулупе и шапке из черно-бурой лисицы. Хвосты её болтались сзади по плечам, пока он гарцевал перед наблюдавшими за ним горожанами.

— Великий и непобедимый, суровый барс степей, багатур Джурмагун, кричал он, явно наслаждаясь доверенной ему ролью толмача, — последний раз предлагает тебе, коназ Севола, сдаться! За это он обещает жизнь тебе и твоим людям! Нас много, как песчинок в бархане! Как звезд на небе! А вас лишь жалкая горстка! Мы сметем вас с пути, как ураган сметает легкий пух…

— Красно говорит! — нарочито восхищенно поцокал языком один из дружинников.

— Придите и возьмите! — звонко крикнул юный мечник Сметюха; он взобрался на самую оконечность городской стены, выпрямился во весь рост и стоял, будто реял над городом.

Синяя вотола (Вотола — безрукавный льняной плащ до колен.) порывом ветра взметнулась, точно крылья, и лебедянам показалось, что Сметюха сейчас взлетит в холодное небо.

Лишь самые зоркие успели заметить скупой жест Джурмагуна. Тотчас из-за его коня выдвинулся всадник с луком в руках. Он натянул тетиву и почти не целясь пустил стрелу.

Стройная гибкая фигурка изогнулась и, кувыркаясь, полетела вниз, скатилась по земляной насыпи укрепления и с плеском рухнула в наполненный водой ров.

Лебедяне дружно охнули. Монголы радостно взревели.

— Дурной знак! — пробормотал Глина и закусил губу; ему было жалко отчаянного, так нелепо погибшего парня.

Предводитель монголов взмахнул рукой, и перед войском длинной цепочкой вытянулись лучники верхом на лошадях. Туча стрел взметнулась и понеслась к городу. Несколько дружинников на стенах оказались убитыми наповал.

— Всем укрыться за стены! — закричал князь, чуть не плача от бессилия; можно ли быть такими беззаботными, имея дело с хорошо обученным врагом?!

— Сколько у тебя дружинников, Всеволод Мстиславич? — окликнул задумавшегося Всеволода Лоза.

— Пять сотен, — вздохнул тот.

Лоза осторожно выглянул из-за стены, невольно отшатнувшись от свистнувшей возле уха стрелы.

— Да… — протянул он, — а мунгалов — несколько тысяч. На каждого твоего воина десятка полтора нечистых.

— Таранов у них теперь нет, так лестниц понаделали.

— Думаешь, полезут?

— Еще как полезут!

С неба хлестнула жесткая снежная крупа — первый снег в конце осени. Теперь вода во рву быстро замерзнет, и монголы пройдут по нему, как по дороге, прямо под стены…

Но великий багатур, кажется, не собирался долго ждать. Лучники продолжали обстреливать стены, в то время как движение на подступах к городу не прекращалось. Монголы и вправду тащили с собой лестницы.

— Сколько дружинников ты одновременно держишь на стенах?

Лоза недаром спрашивает. Старый вояка что-то придумал! Взгляд князя загорелся надеждой.

— Пожалуй, четвертая часть от всего войска стоит.

— Человек пятьдесят поставь цепочкой — пусть подают наверх ведра с водой. Будем обливать стены и земляную насыпь. Согласись, на ледяную гору куда труднее лезть.

— Но у мунгалов — лучники.

— Скоро они нам будут не страшны. Разве ты не чувствуешь, как крепчает ветер?

— Хочешь сказать, они больше не смогут прицельно стрелять?

— Уверен. Вон и их главный поворачивает коня…

Монголы вроде от города отошли. Разбушевался ветер — убрались лучники, но движение в самом стане не прекращалось. Скорчившись за выступом стены, дружинники пытались укрыться от пронизывающего северного ветра.

— Матерь божья! — вскричал вдруг один из дозорных.

Картина, открывшаяся глазам осажденных, пугала своим размахом. По направлению к городу ползла вереница телег. Согнанные с близлежащих деревень крестьяне теперь правили телегами, доверху нагруженными… землей!

Телег было много. Очень много. И каждую телегу сопровождали конные монголы. У рва возницы брали лопаты и сгружали землю в ров. Замешкавшихся монголы хлестали бичами.

Одна за другой телеги разгружались и отправлялись в обратный путь. Великий Джурмагун, несомненно, был выдающимся человеком. И он не собирался, кажется, выпускать Лебедянь из своих цепких пальцев.

Глава пятьдесят четвертая. Подарок для Джурмагуна

Надивившись красотой уруски, Нурбий с Хазретом сунули её в мешок. Им удалось выполнить наказ воеводы, добыть пленницу бесшумно, не привлекая ничьего внимания.

Некоторое время разведчики ещё таились, низко пригибались к земле, но когда миновали поле и вышли на опушку рощицы, дальше пошли не скрываясь.

О своей ноше как о женщине они не думали. Не потому, что были равнодушны к женской красоте, а потому, что привыкли не заглядываться на то, что принадлежать им не могло.

Нурбий и Хазрет пользовались особым доверием великого багатура и потому могли обращаться прямо к его личному нукеру Бавлашу.

По его знаку они внесли свою ношу в шатер и положили на ковер. Что делать дальше — дело великого Джурмагуна.

А воевода наблюдал за повозками, которые тянулись к Лебедяни, и довольно улыбался: урусы сожгли деревья, которыми он завалил проклятый ров. Сожгли стенобитные орудия. Интересно, что они сделают с землей? А покорять города Джурмагуну случалось и с помощью одних лестниц — вот тогда урусы узнают всю силу его гнева!

Он спрыгнул с лошади, которую тут же увел в тихое место, закрытое от злого северного ветра, один из его тургаудов, и шагнул в теплое нутро своего шатра. Верный Бавлаш уже разжег жаровню, чтобы господин мог погреться и отдохнуть в тепле.

— Разведчики вернулись? — спросил Джурмагун, сбрасывая на руки нукеру теплый, подбитый мехом лисы чапан.

— Вернулись.

Как и сам воевода, Бавлаш был немногословен.

— Языка привели?

— Принесли.

Джурмагуну показалось, что по губам нукера скользнула еле заметная усмешка.

— Где он?

На этот раз Джурмагун удостоился лишь красноречивого взгляда — какую ещё нечисть оставили эти двое ненормальных в его шатре, на любимом ковре?!

Его вдруг охватила странная робость. Он не поспешил к мешку, как сделал бы прежде, а медлил, попивая поданный Бавлашем кумыс. Снял теплые сапоги и сунул ноги в легкие ичиги (Ичиги — высокие сапоги из мягкой кожи.).

— Бавлаш! — негромко позвал он. — Сними мешок.

Верный нукер сдернул мешок, вынул, как понял его хозяин, кляп и отошел в сторону, давая ему посмотреть.

Перед Джурмагуном лежала женщина, при одном взгляде на которую душа его будто рухнула вниз живота, и теперь на её прежнем месте ощущался холодок.

— Они не слишком её придушили? — спросил он, чтобы хоть звуком своего голоса бросить с себя оцепенение.

— Дышит, — коротко ответил Бавлаш.

И вправду, аккуратные полушария её грудей слегка приподнимались.

Пленница ещё не открыла глаз, но Джурмагун уже знал, что будут они какого-то невероятного цвета, какого он никогда прежде не видел. Или не обращал внимания.

Верный Бавлаш неслышно покинул шатер, но он не заметил ухода своего нукера. Женщина лежала перед ним, неловко изогнувшись, и Джурмагун не сразу сообразил, что у неё до сих пор связаны руки. Он поспешно развязал веревки и стал растирать посиневшие запястья.

Никто бы не узнал в нем сейчас прежнего решительного, мужественного полководца, с лицом, на котором не находили отпечатка никакие страсти. Оно казалось выжженным из особо прочной глины, вытесанным из самого крепкого камня. Оно наводило ужас на врагов своей бесчувственностью.

Теперь Джурмагун выглядел как мальчик, впервые оставленный наедине с женщиной. Он ничего не помнил, ни о чем не думал, только сторожил чуть заметный трепет её густых пушистых ресниц. Вот сейчас она поднимет их, и случится чудо!

Спроси сейчас кто-нибудь у него, что с ним происходит, он ответил бы невразумительно:

— Колдовство!

Вот, значит, как решили его победить урусские мангусы? Им это удалось. Ибо великий багатур не хотел возвращаться в действительность из своего сладкого сна.

До сего дня Джурмагун всегда старался обуздать свою плоть, а ещё лучше, умертвить её. Чтобы до конца жизни оставаться глухим к её зову.

Он не раз видел, как на его глазах великие люди теряли свое лицо перед лицом любви. Видел страшную власть над ними самых обычных на вид женщин и молил богов хранить его от такой ничтожной участи.

Джурмагун избегал женщин, сколько мог, и теперь, кажется, природа мстила ему, доставив самое прекрасное из всех своих творений прямо к нему в шатер! Он уже много месяцев не имел женщины и, глядя на уруску, понял, что больше не выдержит.

Дальше он вел себя так, будто его и впрямь заколдовали. Любого своего военачальника за подобное — в разгар военных действий! — он отдал бы под плети. Но сейчас полководец об этом не думал. Тургаудам у входа в шатер Джурмагун приказал, чтобы к нему под страхом смерти никого не пускали. А сам поместил прекрасную пленницу на ложе и стал её раздевать.

Женщина почему-то не приходила в себя. Может, оно и к лучшему? Иначе как бы он чувствовал себя под её обвиняющим взглядом? Он даже мысленно уговаривал ее: потерпи ещё немного! По его собственным понятиям он действовал как вор — не женщины же ему бояться! — но ничего с собой не мог поделать.

Наконец он освободил её от всех одежд и стал рядом на колени, пододвинув серебряный подсвечник в виде ощерившейся головы какого-то диковинного животного. Впервые у него возникло желание рассмотреть женщину, а не просто использовать её и забыть!

Пламя в светильнике слегка колебалось то ли от проникающего в шатер холодного ветра, то ли от его учащенного дыхания, и потому казалось, что тело женщины будто живет само по себе, отдельно от его хозяйки.

Он тронул рукой её грудь, которая тут же ожила под его лаской. Чуть касаясь бело-розовой нежной кожи, он провел вниз по её животу, скользнул во впадину в пушистом треугольнике. Пленница вздрогнула и простонала что-то на своем языке. Это был не возглас страха, а призыв, и он не смог остаться простым наблюдателем.

Одежда будто сама соскользнула с тела мужчины, и он, накинув на красавицу легкое, но теплое одеяло из лебяжьего пуха — один из его многочисленных трофеев, прежде казавшийся ненужным, — и сам нырнул под него.

Он прижался своим разгоряченным телом к её прохладному и задохнулся от желания. Но теперь он уже не хотел брать её бесчувственную. Он хотел видеть её глаза. И потому жадно, исступленно ласкал её тело, чувствуя, как она приходит в себя и… отвечает! Отвечает на его ласки!

Но вот она открыла глаза, действительно невозможно зеленого цвета, и шевельнула губами, как если бы собиралась издать крик ужаса, но такого он не смог бы пережить, потому просто прижался своим ртом к её рту и с бесконечной нежностью овладел ею, заставляя её против воли участвовать в его неистовом танце любви.

Глава пятьдесят пятая. Законная жена

На землю опустилась ночь. Вернулись в свой стан монголы, на прощание погрозив кулаками упрямому городу и гортанно выкрикивая на своем языке угрозы глупым урусам. Не захотели отдать десятину, отдадут все, что имеют, и город, и свои никчемные жизни…

Старшина дружинников сменил дозорных на стенах и предложил Всеволоду, который с неистребимым упорством отказывался ранее идти к себе домой:

— Мороз крепчает, княже. Ночь — хоть глаз коли. Мунгалы по своим юртам отправились, а княгиня, небось, извелась в ожидании.

Неожиданно князь согласно кивнул. Он чувствовал себя разбитым и опустошенным. Нельзя было признаваться в том никому, но Всеволод не видел в будущем ничего хорошего ни для себя, ни для лебедян: город плотным кольцом обложили враги. В самой Лебедяни за крепкими воротами сидит предатель, которого князь считал своим соратником. Как жить после этого?

Ингрид ждала его. Кровать была подготовлена ко сну, а княгиня, простоволосая, в ночной сорочке, сидя подле светильника, стежок за стежком вышивала мужу рубаху. Это была не русская, зачастую нарочно упрощенная вышивка, а особая, та, которой обучались в монастырях девицы знатных семей Литвы.

Костяная игла ходила в её руках туда-сюда, что не мешало Ингрид думать и вспоминать свою встречу с Анастасией. Как исказилось лицо бедной женщины, когда её муж-монгол упал под ударом Всеволода! Ингрид тогда обрадовалась и хотела поделиться гордостью за своего мужа с рядом стоящей Анастасией, но увидела, как та побледнела и схватилась за сердце, как если бы удар князя пришелся по ней самой.

Княгиня, в отличие от Прозоры, вовсе не возмущалась её любовью к монголу, к врагу! Могла же Ингрид продолжать любить своего русского мужа, в то время как её отец, несмотря на клятвы и заверения в верности, воевал сейчас на стороне Польши против русских. Любовь не разбирает, кто с кем воюет, кто откуда родом…

Сегодня Анастасия у городской стены не появилась, и княгиня решила, что она горюет в одиночестве, обнимая осиротевших детей. О том, что один из них — сын её мужа, Ингрид думать не хотела.

Всеволод не рассказывал ей о том, что Анастасия попала в плен, нося под сердцем его ребенка. Ингрид потихоньку разузнала об этом от своих дворовых, которые не считали тайной то, о чем и так знал весь город.

Советы знахарки Прозоры не пропали даром: князь с княгиней стали находить особую прелесть в обладании друг другом без ограничений и запретов. Ингрид стеснялась говорить об этом своему духовному пастырю, который уверял, что муж с женой должны сходиться только для зачатия ребенка и что плотская радость греховна.

Но ведь был же момент, когда Всеволод заколебался и даже ходил к Анастасии, хотя Ингрид думала, что привязала его к себе навеки.

Странные эти мужчины! Только что он умирает от счастья рядом с тобой, и вот уже согласен бежать к другой… Но ничего, она все равно своего добьется! Ингрид сделает так, чтобы её муж не думал и не мечтал ни о какой другой женщине, кроме нее.

Теперь же Ингрид тосковала по мужу. Так не вовремя разбуженная чувственность давала о себе знать. Она не считалась с тем, что город в осаде, что его не сегодня-завтра могут взять монголы, что может погибнуть Всеволод, так же как и она сама. Она хотела, чтобы побыстрее пришел муж, заключил её в жаркие объятия, — теперь и слепой увидел бы, что каждый раз он покидает её все с большей неохотой…

Утром Всеволод поднялся потихоньку, чтобы не разбудить спящую Ингрид. И то сказать, совсем мало удалось поспать ей сегодня. Он-то привычен случалось и по двое суток не спать, когда шла война. Он даже чувствовал некоторую свою вину — жена ждет ребенка, а он все не мог от неё оторваться. Все брал и брал податливое жаркое тело, сам раскаляясь от этого пламени…

Но пора, пожалуй, убрать из глаз это воспоминание о бессонной ночи. Небось к дружине идет, не к дворовым девкам…

@int-20 = Рядом шагавший Глина искоса поглядывал на князя, как он стирает с лица блаженную улыбку и привычно хмурит брови, готовясь к серьезному дню. Да уж, правителю Лебедяни было о чем подумать.

Лицо Кряжа, старшины дружинников, который уже ждал князя у караульной, светилось торжеством. Он сделал знак одному из своих воинов, и тот вытолкнул из маленькой кладовой, пристроенной возле караульни, где дружинники хранили всякий хлам, боярина… Чернегу!

— Как же вы взяли-то его? — подивился Всеволод.

— Решили у нехристей поучиться. Сколотили пару лестниц да через ограду перелезли. Челядь закрыли в людской, чтоб не мешались под ногами, а двери в девичий терем снаружи бревном подперли…

Как оказалось, Чернега сидел в трапезной вместе с двумя своими соратниками, не пожелавшими бросить товарища в опале, как считали они. Они как раз пеняли Чернеге, что он напрасно выступает против князя.

— Чего тебе вздумалось на старости лет в посадники лезть? — спрашивал один из друзей боярин Быстродел. — Сидишь теперь как волк, собаками загнанный. До распрей ли, коли басурманы у ворот? Все обиды надо позабыть да на защиту города поспешить…

— Верно говоришь, боярин Быстродел, — с ходу вмешался в разговор вошедший в залу вместе с дружинниками Лоза; ему лезть по лестнице не пришлось, те, что перелезли в боярский двор, открыли двери остальным. — Не нам, старым воинам, княжескую власть свергать. А уж нехристей в товарищи звать — и вовсе подлость великая…

— Ты говори, да не заговаривайся! — Быстродел вскочил из-за стола и схватился за рукоятку огромного, похожего на маленький меч кинжала. — Я ведь не посмотрю, что с тобой дружинники. Заставлю за поклеп ответить!

— И кого посмел обидеть наговором? — поддержал его другой сотрапезник боярин Коваль. — Чернега ещё батюшке Всеволода, князю Мстиславу верно служил.

— Наговором? — изумился вошедший следом за Лозой Кряж. — А не скажете ли мне, добрые люди, чей это холоп на воротах висит?

Он сделал предупреждающий жест дружинникам, которые направились было к сидящему за столом Чернеге.

— Скажем! То холоп, решивший по своему глупому разумению за боярина опального вступиться, — проговорил Быстродел. — Так нешто за него князь Всеволод почтенному боярину мстить станет?

И Кряж, и Лоза, и дружинники все ещё таращились на бояр, не осознавая боярского возмущения: за кого они вступаются?! Лоза быстрее других сообразил, что товарищи Чернеги попросту не знают всей правды.

— Что ж ты, боярин, с друзьями планами не поделился? — насмешливо спросил он. — И про связь с немецким рыцарем им не рассказал. И про то, как холопа своего послал княжеских дозорных отравить да мунгалам городские ворота открыть…

— Нет! — прорычал Быстродел, меняясь в лице; он продолжал с надеждой вглядываться в глаза Чернеги, которые тот упорно теперь отводил. — Андрей! Мы же с тобой с молодечества вместе. Ты же русич! Не мог ты своих братьев под татарскую саблю подвести!

Боярин Коваль отступил прочь, с ужасом глядя на Чернегу.

— Лоза, — почти умоляюще произнес он, — ты же не веришь, что Чернега…

— Не верил бы, — жестко вымолвил тот, — да своими глазами видел, как холоп Скрыня отравленный его хозяином квас пил. И умер на глазах всей дружины.

— Наговор! Поклеп! — голос Чернеги сорвался на крик. — Верите холопу и не верите боярину! Я великому князю Ярославу прошение подам…

И замолк на полуслове, отброшенный мощной рукой Быстродела.

— А ведь прав Лоза, — он проницательно вгляделся в лицо бывшего друга. — Кричишь ты громко оттого, что не веришь, будто мы долго продержимся. Ты нас всех с помощью мунгалов уже в могилу уложил… Мы-то с Ковалем жалели тебя, думали, Всеволод Мстиславич по младости да по горячности обижает старого воина. Заставляет, будто цепного пса, за забором сидеть… Я видел, что с тобой неладное творится, но что ты переметнуться задумал, и помыслить не мог. Эх!

Он плюнул под ноги Чернеги и подошел к дружинникам.

— Вяжите, братцы, и меня, дурака старого, за слепоту мою. За веру в дружбу, коей полвека минуло, за то, что не слушал других лебедян, отмахивался легкомысленно…

— Иди домой, боярин, — мягко проговорил Лоза, — нет у князя зла на тебя.

— А на меня? — подошел враз сгорбившийся, потрясенный Коваль.

— И на тебя.

— Братцы! — крикнул им вслед Чернега, но они не обернулись и прошли к выходу мимо дружинников, которые молча расступились перед ними.

Чернега оглядел всех безумным взглядом. Он только теперь осознал, что поставил себя наособицу от всех и переступил границу, отделявшую человека уважаемого от презренного, подлого пса. Дружинники стояли не шевелясь, но он стал пятиться от них, пока не уперся в стену. Стукнулся об неё затылком и будто очнулся от долгого сна.

— Да, ребятушки, — усмехнулся он, — продал я душу не за овсяный блин. Возгордился! Недаром говорят, боярская спесь на самом сердце нарастает… Что ж, умел грешить, умей и ответ держать.

Он быстрым неуловимым движением выхватил кинжал, но Кряж, следивший за каждым его движением, кинулся к боярину и успел перехватить занесенную для удара руку.

— Э, нет, боярин, держать ответ тебе придется по делам твоим. А по ним ты смерть такую не заслужил — слишком легка она и пристала воину, коего победили в честной схватке, а не предателю народа своего.

Глава пятьдесят шестая. Один среди урусов

Прошло довольно много времени с тех пор, как разгневанная Анастасия выскочила прочь из комнаты. Аваджи не сомневался, что она сидит у Прозоры. Опять, наверное, помогает урусской шаманке готовить отвары из трав.

Он мог бы пойти к Прозоре, вызвать Анастасию и попросить у неё прощения за свою глупую ревность, но что-то мешало ему это сделать.

К тому же сталкиваться лишний раз с хозяйкой дома, которая почему-то возненавидела его с первого взгляда, Аваджи не хотел. Ему проще было бы поговорить с молодой женщиной, прозванной урусами странным именем Неумеха, но она как раз сегодня где-то задерживалась.

Неумеха появилась у его постели на второй день после ранения — сменила просидевшую подле него всю ночь жену. Когда его сиделка ненадолго зачем-то вышла, Аваджи решил подняться и немного пройтись по горнице. Он вовсе не чувствовал себя смертельно раненным, как казалось этой женщине.

Он сделал всего несколько шагов, когда вошла эта самая Неумеха. При виде его она так пронзительно закричала, что у Аваджи заложило уши:

— Матушка! Матушка!

Прибежала Прозора. Не обращая внимания на протесты, уложила его на кровать, задрала рубаху, словно он был не мужчиной, а малым неразумным ребенком, и долго смотрела как зачарованная на его рану. Что там могло быть интересного? Но знахарка трогала затянувшийся шов холодными пальцами и все повторяла:

— Не может быть! Не может быть!

Потом опустила рубаху и сказала торжественно, будто своему урусскому богу:

— Какой великий дар!

Аваджи ничего не понял. Но и не очень старался понять. Мало ли чего бормочут шаманы, когда стучат в свои бубны, отгоняя злых духов? Все таинственное простым смертным и должно быть непонятно…

Но не может же он вечно сидеть в этой деревянной урусской юрте!

Аваджи уже понял, что вернулся в то самое проклятое село. Урусские мангусы, кажется, неохотно выпускают свои жертвы из цепких объятий. Но вот почему рядом с ним оказалась Ана? А что если любимую жену ему подменили? Он затряс головой от такой кощунственной мысли.

Ему бы выйти, оглядеться получше, а он вынужден сидеть взаперти — ни гость, ни пленник…

Неужели Ана не любила его, а лишь смирилась со своим невольным замужеством?.. Вот оно, искушение! Мангусы испытывают их с Аной чувства. А если и она так же мучается, сомневается в нем?

Он решительно отправился на поиски жены. Или хотя бы Прозоры, которая подскажет, где её найти.

Урусскую шаманку он нашел сразу — она все так же возилась со своими травами, в той же комнате. Но одна. Потому он спросил её, не сразу осознав, что она задает ему тот же вопрос:

— Где Анастасия?

Прозора некоторое время не сводила с него удивленных глаз, пока не поняла, что он нешуточно встревожен.

— Она пошла в амбар. Ей понадобился пчелиный воск.

— Давно? — спросил он внезапно севшим голосом.

— Давно, — кивнула Прозора и добавила виновато: — Я подумала, вы вместе.

Он побежал к выходу из дома, выскочил на крыльцо и закричал прерывающимся от волнения голосом:

— Гиде амыбар?!

Знахарка догнала его и накинула на плечи тулуп.

— Рану застудишь.

А потом по-молодому легко побежала впереди него к большому бревенчатому сараю. Анастасии там не оказалось.

— Гиде… — начал Аваджи, терзаемый самыми страшными предчувствиями.

— Гиде! — передразнила его Прозора. — Я и сама не знаю, где. Может, позвал кто?

— Паз-вал?

— Позвал, позвал, — медленно проговорила знахарка, уже и сама не веря в это предположение.

Она осмотрелась. Поначалу в запале не глянула себе под ноги, а теперь удивилась, что не заметила такого! На её подворье совсем недавно был кто-то чужой. Так она и пояснила Аваджи.

— Здесь кто-то был.

— Коназ Севола? — спросил тот первое, что пришло на ум.

— Князь? Откуда ему здесь взяться? Он в Лебедяни, от твоих джигитов отбивается. Да ты вглядись, обувка-то ваша!

— Ваша обувка! — согласно кивнул Аваджи.

Прозора могла бы говорить на его языке, что облегчило бы их общение, но не хотела. Она получала странное удовольствие оттого, что заставляла его мучиться, подыскивать те немногие русские слова, что он знал.

— Надо говорить: наша.

— Наша, — покорно повторил он.

Аваджи никогда бы не стал ссориться с Анастасией, если бы она не была такой красавицей, что заставляла его сомневаться в своем праве ею обладать. Мало того, что, вкусив радостей семейной жизни, он больше не чувствовал в себе желание воевать, у покойного Тури-хана оставалась большая часть добытых им в набегах ценностей, на которые он собирался купить себе табун лошадей…

Как он теперь станет кормить свою жену? А детей, которых они собираются завести побольше? Что он умеет, кроме как воевать или разводить скот?

А разве урусам не нужны лошади?

Подумал так Аваджи и испугался: разве он не присягал на верность великому Удэгэю? Кто-то говорил, что он был при смерти, а теперь умер, и потому Джурмагун получил депешу с приказом вернуться в Мунганскую степь.

Но это были лишь слухи. Насколько Аваджи знал Джурмагуна, до Лебедяни он считался непобедимым полководцем — неужели он станет поступаться своей славой ради маленького непокорного городка?

Куда же пропала Анастасия? Вернее, кто её похитил? То, что случилось именно так, было отчетливо написано на белом тонком покрывале снега. Так же ясно, как и на пергаменте.

Для верности Прозора с Неумехой обежали Холмы — не видели ли женщину сельчане? Не пригласил ли кто её к себе? Анастасия исчезла.

Дозорный на башне клялся и божился, что по дороге и мышь не проскакивала. Значит, лазутчики шли по рощице вдоль болота. С той стороны, откуда врага не ждали.

— Эх, вояки! — тяжело вздохнула Прозора, мысленно пеняя мужу на то, что оставил её одну управлять Холмами, а она сама, конечно, не додумалась до простого — смотреть в обе стороны!

Прозору расстроило исчезновение Анастасии:

— До чего не везет девке!

И не очень поверила заявлению её мужа-монгола:

— Я её найду!

Не такой он важный в войске человек — уж в этом-то Прозора разбиралась! Как она поняла, Аваджи мучил жену своей ревностью. Что ещё можно ожидать от людей, позволяющих себе иметь по четыре жены!

Но сейчас Аваджи и думать забыл о ревности. Теперь, когда Аны не было поблизости, мозги молодого сотника сразу прояснила мысль о том, что его жена в опасности. На вопрос самому себе: "Кто похитил Ану?" — он сам и ответил: "Джурмагун!"

Не мог тот не проявить внимания к Холмам. А привлек его к этому сам Аваджи!

Он невидяще посмотрел туда, где лежали в засаде лазутчики их войска. Место они выбрали удачно — дом стоит в стороне от других, к тому же на вид самый богатый. Не понадобилось и выбирать, кого украсть. Первого же, кто сошел с крыльца!

— Ишак шелудивый! — выругал Аваджи себя. — Ты один в этом виноват!

Он стал думать, и Прозора ошибочно приняла его раздумья за колебания. Аваджи всего лишь отрекался от законов и понятий, с которыми рождаются уйгуры: Аллах поставил над Аваджи таких людей, как Тури-хан и великий Джурмагун. Но разве Аллах сказал бы им: берите жену юз-баши Аваджи, раз вы вожделеете к ней? Значит, это они нарушили заветы Всевышнего!

Получается, что и в жизни, как на войне: кто сильнее, тот побеждает и берет себе все. Но если это так, то Аваджи ещё и не начинал сражаться! Пусть у него нет своего войска, но на что ему голова?

Он был уверен в том, что Джурмагун при виде Анастасии и думать забыл, что она из проклятого села. Он увидел в ней только женщину. И станет добиваться только как женщину, забыв про то, что она может иметь ценные сведения.

Но куда ушла вдруг его ревность? Аваджи был уверен в том, что добровольно Анастасия не станет принадлежать великому багатуру. А сам Джурмагун? Посмотрит ли он на то, что красивая женщина — жена его юз-баши, если о том узнает? Да он сметет его со своего пути, как ветер песчинку с ладони.

Глава пятьдесят седьмая. Снова пленница страсти

В шатре было тепло, хотя снаружи, Анастасия знала, разыгралась настоящая зима. Бавлаш, который только что поставил у лежанки поднос с завтраком, как тщательно ни старался стряхнуть снег, все же оставил его кое-где на своих сапогах.

Анастасия при виде его не могла даже встать с лежанки, потому что кроме одеяла на ней ничего не было. Она не поняла, зачем Джурмагуну понадобилось отнимать у неё одежду. На все вопросы он лишь грубовато отвечал, что она ей не нужна.

Может, боялся, что Анастасия убежит?

— Ты не сможешь этого сделать! — смеялся однако он. — Ты же не знаешь, как я расставляю дозоры.

Анастасии казалось, что она спит и никак не может проснуться. И в её сне нет времени, а есть лишь моменты, в которые рядом с ней лежит этот мужчина, или он её ненадолго покидает, чтобы с приходом снова наброситься.

И это он прошептал ей сегодня… Или вчера?

— Я не могу тобой насытиться.

У Анастасии не осталось сил даже на возмущение. И на размышления. Этот человек разбудил в ней нечто такое, чего она раньше в себе не ощущала. Она с удивлением вдруг поняла, что ждет его прихода, как и его неистовых ласк.

Это было непохоже ни на целомудренную горячность Всеволода, ни на восхитительную нежность Аваджи — это было чувство, которым она почему-то не могла управлять.

В короткие минуты передышки она говорила себе, что станет сопротивляться, что не позволит больше будить в себе эту кричащую, рычащую женщину-зверя. Ей было стыдно ощущать себя такой, но с приходом Джурмагуна её благие мысли улетучивались, и она опять забывалась в этом любовно-горячечном бреду.

Она поняла, что её похититель — полководец, приведший войска под стены Лебедяни. Однажды он спросил:

— Ты из Халамов?

— Нет, я из Лебедяни.

Она не видела причины обманывать.

Ее имя он почему-то сразу переиначил в странное: Таис. И говорил, что в юности ему нравилась женщина с таким именем. Разве это не судьба, что её зовут почти так же?

Он, как завороженный, мог целую вечность смотреть в её глаза. И называть гурией, пэри, райской птицей, и почему-то Анастасии это не было неприятно.

Нет, она не забыла ни Аваджи, ни детей, но теперь они существовали как бы отдельно от нее, в другой жизни. Она будто болела тяжелой заразной болезнью и все равно не смогла бы к ним приблизиться.

Она больше не слышала никаких голосов и не чувствовала никаких особых возможностей. Кажется, на второй день пленения она хотела что-то сделать, как-то попытаться вырваться, но Джурмагун заставил её выпить какой-то отвар, после чего она будто плавала, покачиваясь на легком розовом облаке.

— Нет, этого я больше давать тебе не стану, — решил её похититель. После него ты меня не слышишь.

Он все время добивался от неё соучастия в каждом его движении и не верил её притворству, к которому Анастасия пыталась прибегать, чтобы он больше ничего не требовал от нее. Всему виной и были эти его усилия: она стала слышать его, но перестала слышать и осознавать себя.

А Джурмагун стоял совсем недалеко от шатра — отсюда ему виднее всего был и его курень, и осажденный город. Опять шел снег. Начиналась та самая урусская зима, тяготы которой он уже успел почувствовать. Его все больше убеждала правота Субедея, военачальника Бату-хана, о необходимости возвращения в Мунганскую степь…

Всего два-три дня назад Джурмагун собирался сравнять с землей город, который ему не покорился. Теперь же он перестал злобиться на Лебедянь. Перестал жаждать его погибели. И он стал даже уважать упорство и мужество урусов — не убоялись такой силищи! И объяснение этому его новому взгляду было — лежавшая в его шатре женщина.

Кто бы поверил, что теперь главной заботой полководца стало не потерять свою урусскую пленницу, сохранить её при себе навсегда. Он готов был на любую хитрость, чтобы, уходя из шатра, не бояться, что вернется и не обнаружит её там…

Если бы ему сказали, что она может летать или обернуться змеей и уползти, великий багатур бы не слишком удивился, но если бы она дала ему клятву не пытаться его покинуть…

Он постоял ещё немного и вернулся в шатер. Таис была на месте. Да и куда она могла бы уйти, если он предусмотрительно лишил её какой бы то ни было одежды, а по нужде сопровождал лично, закутывая, чтобы не простудилась, в свой подбитый соболем халат.

На бледном осунувшемся лице её зеленые глаза выделялись особенно ярко. Джурмагуну на мгновение стало жалко — ведь это он изнуряет её своими ласками, но поднявшееся при одном упоминании об этом желание начисто унесло остатки жалости.

Особенно возбуждали монгола её отчаянные попытки бороться с собой, со своей собственной природой. Он-то знал, насколько бесплодны такие попытки, но ей ещё предстояло это узнать. А он уже достаточно изучил её тело, чтобы ломать — не силой, а поцелуями и прикосновениями, её сопротивление и в который раз завоевывать, утопая в волнах блаженства. И от своей победы, и от того, как она стонет и бьется в его руках будто пойманная в сети рыбка…

— Я смотрел в последний раз на твой город, — сказал он, утолив очередной и, похоже, вечный голод по её телу.

— Почему — в последний раз? — вяло поинтересовалась она.

— Потому, что завтра я отдам приказ джигитам идти на его штурм, мстительно уточнил он, подметив искорку страха в её испуганно раскрывшихся глазах. — Они сравняют Лебедянь с землей!

— Нет! — вскрикнула она, будто просыпаясь, и оттолкнула его. — Нет!

И зарыдала. Теперь настал черед Джурмагуна побледнеть. Он и не ожидал, что его так глубоко заденет её горе. Кажется, он даже растерялся и забыл, что именно так, по его мыслям, она должна была откликнуться на такие слова.

Он приподнял её подбородок и заставил посмотреть в свои глаза.

— От тебя зависит, сделаю я это или нет.

— Я должна умереть? — спросила она, и он чуть не засмеялся её готовности пожертвовать собой. Каким она ещё была ребенком!

Но он не должен был улыбаться, а тем более отступать от задуманного.

— Если захочешь, я подарю тебе твой город.

— Мне — город? — опять не поняла она.

— Поклянись, что ты не сбежишь от меня, и я отведу войска от Лебедяни.

Она забыла о том, что обнажена, хотя до сих пор всегда противилась, когда он отбрасывал одеяло и без устали любовался ею. Тогда Анастасия закрывала глаза, как будто ей невыносимо было само зрелище плескавшейся в его глазах страсти. Она встала на лежанке перед ним на колени и спросила:

— Это правда?

— Правда.

Он не обманывал её, потому что принял решение оставить Лебедянь. Осада этого ничтожного городка не прибавляла ему славы, лишь задерживала войска среди просторов этой дикой неуступчивой Руси.

Его ждала Мунганская степь, куда Бату-хан собирал свои застрявшие в лесах и болотах урусов войска.

— Клянусь, не сбегу! — сказала она не колеблясь; он с уважением ждал, когда перед тем она несколько мгновений молчала, словно прощалась со всем, что было ей дорого.

Джурмагун позвал Бавлаша и приказал ему собрать всех бин-баши в юрте его помощника. Он собирался объявить им решение — с рассветом отправляться в путь.

Джурмагун усмехнулся, представив себе радостные лица своих военачальников — надвигающаяся урусская зима их пугала, и они не хотели задерживаться в этой неприветливой земле.

А ещё Джурмагун позвал к себе Ганджу. Этот пронырливый джигит отличался острым умом, знал несколько языков, в том числе и язык урусов, отчего его чаще держали в толмачах.

Воевода объяснил, что ему нужно, и Ганджа в знак повиновения склонил голову, хотя Джурмагун мог поклясться, что в его глазах мелькнула насмешливая искорка.

А всего-то Гандже приказали раздобыть теплую дорожную одежду для женщины. Конечно, самую лучшую. Ну и что там женщине положено. Из исподнего…

Глава пятьдесят восьмая. Не знаешь, где найдешь

Теперь, когда Прозора увидела всю глубину и искренность горя Аваджи, она больше не могла относиться к нему как к врагу.

А ещё она подумала, что со временем многое утратила из того, чему её учил мудрый монах Агапит. Уж он-то, наверное, не позволял себе судить других так, как это делает его ученица. Не стала ли ты обычной глупой бабой, Прозора?

Теперь она разговаривала с Аваджи на его языке, но он этого даже не заметил.

— Как ты думаешь отыскать Анастасию? — допытывалась она.

— Я знаю, где она может быть, — скупо пояснял он.

— Но тебе одному не справиться!

— Трудно будет, — согласился он.

— Подожди, вернется из Лебедяни Лоза… мой муж. Он что-нибудь придумает.

— Я уже сам придумал.

На самом деле Аваджи третий день метался, точно зверь по клетке, но кроме уверенности, что Ана в шатре великого багадура, ничего на ум не шло. Знахарка права: в одиночку к шатру Джурмагуна не добраться. Он думал теперь о себе, не как о его нукере, а как о вражеском лазутчике, который должен не только дойти до цели, но и вернуться обратно с желанной добычей.

Ночь не принесла ему избавления от душевных мук, и Аваджи решил: если назавтра ничего не изменится, он пойдет к Джурмагуну один. А если застанет в его объятиях Ану? Вынужден будет убить, пусть даже после этого убьют самого Аваджи.

Наверное, поэтому он проспал рассвет, с которым всегда прежде просыпался, потому что не мог уснуть всю ночь и забылся лишь к утру сном, сплошь состоящим из кошмаров. Виделась ему плачущая Ана, похотливое лицо Джурмагуна, которого в жизни он видел только бесстрастным, лишенных каких бы то ни было чувств.

А разбудила его, как ни странно, Прозора.

— Лоза приехал!

Лоза? Ее муж? Из осажденного города? Последний вопрос из зароившихся в голове он произнес вслух:

— На чем приехал?

— На коне, — подивилась она его непонятливости, но тут же, вспомнив, нахмурилась: кому радость, а кому — горе. — Монголы-то ушли!

— Куда ушли? — не поверил он, по-кошачьи легко спрыгнув с лежанки. Не взяв города?

— Лестницы приготовили, ров землей засыпали, а штурмовать так и не стали, — объяснил по-русски стоявший в дверях Лоза, и Аваджи понял его.

— Это Анастасия сделала, — сказал он Лозе.

Тот вопросительно посмотрел на жену: мол, не двинулся ли умом парень? Прозора пожала плечами. Но Аваджи не обращал внимания на их переглядывания.

— Она уговорила Джурмагуна, — продолжал разговаривать он будто сам с собой. — А может, он сам предложил ей город в обмен на то, что она останется с ним…

— Город в обмен на женщину? — не поверил Лоза.

— Я бы ей всю землю предложил, — без улыбки сказал Аваджи, и Лоза не смог ему возразить.

— Лоза хочет тебе помочь, — сказала Прозора.

Аваджи покачал головой и сказал со свойственной ему прямотой:

— Ты стар, Лоза, а мне нужен молодой напарник.

— Ему всего сорок пять лет! — вступилась за мужа Прозора.

— Для жизни мало, для моего дела много, — заупрямился Аваджи.

Взгляд Лозы заискрился смехом.

— В старики нас определяют, матушка. Не вызвать ли мне его на кулачный поединок да побить?

Аваджи вмиг отпрыгнул в сторону, поняв слова бывалого воина как угрозу. Урусские шутки он не всегда понимал: что же это за шутки, если говорит человек без улыбки и вовсе не смешно?

— Однако товарищ парню и вправду нужен, — продолжал как ни в чем не бывало Лоза, — и лучше всего подойдет для этого…

— Любомир! — вырвалось у Прозоры.

— Лю-бо-мир, — с трудом повторил Аваджи. — Брат Аны? Горбун?

Лоза с Прозорой засмеялись.

— Но это будет опасно, Сонюшка!

— Опасно? — потемнела глазами та. — Я, можно сказать, вторая мать Любомиру, своими руками его вылепила. Только он о такой опасности всю жизнь мечтал. Чтобы ещё раз убедиться: горб не начинает опять сгибать его спину…

Она посмотрела на Аваджи.

— Да и зятю пора с шурином познакомиться.

Аваджи не все понял из разговора мужа с женой: прочат ему в товарищи горбуна. Издеваются?

— Мы поедем в Лебедянь? — на всякий случай уточнил он.

— Поедет Лоза и привезет с собой Любомира.

— Поехать-то поеду, — насмешливо поклонился Лоза, — но хоть вы меня вешайте, перед тем непременно щец отведаю. И тебе, браток, советую. Лучше моей Софьюшки их никто не варит, а на голодный желудок какая хорошая мысль в голову придет?

Сообщение о пропаже Анастасии Лоза привез в дом Астахов в самый разгар веселья. Несмотря на мороз и снег, который валил уже большими хлопьями, двери в боярские хоромы были распахнуты настежь, и по доносящимся из них голосам становилось понятно, что хмельные меды уже сделали свое дело.

Первой чаркой помянули убиенных — в их числе оказался юный дружинник. Сметюха с детства воспитывался в семье боярина Михаила, хоть и не был его прямым родственником.

Погоревали, повздыхали, но радость победы все же плескалась наружу. Что же это было такое, как не победа, доставшаяся им за стойкость и решение погибнуть, но ворогу не сдаться?

Любомир сидел за столом рядом с братьями, впервые чувствуя себя равным. Разве не доказал он недавно свою ловкость и сноровку, помогая Глине уничтожить стенобитные орудия?

Только он об этом подумал, как почувствовал, что кто-то трогает его за колено. Маленький дворовой Кешка, шустрый пятилетний хлопец, теребил его:

— Боярыня кличет!

— Я мигом! — шепнул он сидящему рядом брату Владимиру. — Матушке что-то понадобилось.

Боярыня Агафья ждала сына за дверями, заплаканная, тщетно пытаясь стереть следы слез расшитым платком.

— Любомирушка! — не в силах сдержаться, она опять зарыдала, и у юноши болезненно заныло сердце.

Когда монголы похитили Анастасию, он почти всегда безотлучно находился при матери, стараясь успокоить её изболевшееся сердце. Какой удар опять нанесла ей судьба?

— Тут Лоза за тобой приехал. Только учти, я тебя никуда не пущу!

— Погоди, объясни толком! — Любомир успокаивающе обнял мать за плечи. — Случилось что?

— Бают, Настюшка пропала.

— Опять?!

Любомир подошел к стоявшему поодаль Лозе, который понимающе отошел в сторонку.

— Неужто правда? Не муж ли монгол увез её с собой?

— Нет, Аваджи и сам толком не знает, но рвется её искать. Я пока придержал его маленько. Мы с Прозорой думаем, одному ему с таким делом не справиться. Вот она и послала меня с тобой посоветоваться.

Конечно, Лоза лукавил. Но нужно было, чтобы и юноша захотел того же отправиться на поиски сестры. Какое он имел право склонять его к такому опасному для жизни решению?

— Думаешь, надо отряд сколотить?

— Думаю, не надо. Отряд только внимание зазря привлечет. Главное, Аваджи знает, как к ним подбираться в случае чего и где Анастасию искать.

— Выходит, наш зять-монгол себе напарника ищет?

— Он бы и сам давно убежал, да мы придержали, — терпеливо повторил Лоза.

Но Любомир уже и сам понял, от кого они ждут согласия быть напарником Настасьиного мужа. В противном случае вызвали бы из-за стола батюшку или Владимира.

Значит, в нем нуждаются? Долго ещё будет привыкать Любомир к такому радостному ощущению. Он не торопился отвечать из боязни, что не так понял Лозу, и сейчас тот скажет: "Присоветуй нам для этого дела кого половчее".

Но Лоза ничего подобного не говорил, и Любомир сказал просто:

— Я готов с ним ехать.

Боярыня опять заплакала. Она с самого начала знала, что удержать его не удастся. Она тоже привыкла, что любимый, но убогий младшенький всегда при ней! Но теперь-то он не убогий.

— Возьми веревку, да и привяжи меня к своей юбке, — грубовато сказал он матери.

Радость от того, что в нем нуждаются, теперь не покидала Любомира. Наверное, поэтому мысль у него бежала быстрее и в нужную сторону. На всякий случай он переспросил:

— Значит, этот… Настин муж ждет меня в Холмах?

— В Холмах.

— Тогда возьмем с собой Володьку и Олюшку. Она уже сидит! — добавил он гордо. — Ох и девка будет, погибель для парней! Глаза черные, точно бархатные, а ресницы…

— А детей-то зачем увозить? — не согласилась боярыня.

— Затем, что пока Всеволод не знает, что Анастасия пропала, а как узнает, сына заберет. Настю найдем, что ей скажем? Что всей семьей Володьку уберечь не смогли?

— Тогда и я с вами поеду, — решительно сказала боярыня Агафья. — Нешто я мужикам таких малюток доверю?

— Скажи лучше, с зятем хочешь познакомиться, — прозорливо заметил Любомир. — А батюшке признаешься?

— Не признаюсь. Скажу, в поясницу что-то вступило, а ты меня к знахарке свезешь… Разве ж я его когда обманывала? Но давеча о зяте разговор заводила, а он и слушать не захотел…

Через некоторое время из ворот боярского дома выехали сани-розвальни, которыми правил Лоза. В санях сидели боярыня, которая держала на руках Ойле, и её младший сын, на коленях его вертелся непоседа-племянник. Мальчонка впервые ехал в санях и потому визжал от восторга, особенно когда встречный ветер бросал ему в лицо пригоршни крупных снежинок.

Маленькая Ойле бесстрастно посматривала по сторонам, как бы с мудростью женщины, повидавшей на своем веку и не такое! Разве что вздрагивали её ресницы, когда на них падала очередная большая снежинка.

Глава пятьдесят девятая. По пути на юг

Если бы теперь кто-нибудь спросил Джурмагуна насчет того проклятого села, он бы лишь отмахнулся: пусть урусы сами разбираются со своими богами. Джурмагуну они ничего не смогли сделать. Он сам украл у них единственную в мире женщину! Опять подтвердилась его собственная правота: счастье улыбается отважным!

Сквозь неплотно прикрытые занавески кибитки, в которой Анастасия опять ехала на юг, она в последний раз с тоской оглядывала родные просторы: за что ей выпала такая доля?

Последнее похищение подкосило её. Никто, как в первом плену не издевался над нею. Анастасия догадывалась, что, захоти она чего-нибудь, её желание вмиг будет исполнено. Ее любил и лелеял выдающийся человек, но опять никто не интересовался, а нужно ли это ей?

Анастасия будто для того и родилась на свет, чтобы лишь исполнять чьи-то желания…

Дети. Ее дети. Теперь они остались без матери. Она, как перепелка от гнезда, увела врага от стен родного города, и её детям больше ничего не угрожало. Они вырастут в достатке и любви. Пусть даже не будет с ними любви материнской…

Где она теперь очутилась: в плену или рабстве? Особой разницы Анастасия не видела. И никак не пыталась использовать свое влияние на Джурмагуна. Она напоминала самой себе куклу, которую видела когда-то на ярмарке — скоморох дергал её за веревочки и заставлял двигаться, как живую. Вот и Джурмагун дергал её за ниточки… в постели. И тогда отдельные части её тела оживали под его умелой рукой. На время. Когда кукольник укладывал её на лежанку в своем шатре или, как теперь, усаживал в повозку.

А Джурмагун ждал, что Таис непременно станет пользоваться своим положением. Ему даже хотелось, чтобы она его о чем-нибудь попросила. Он часто видел, как других мужчин используют женщины, смеялся над этим, а теперь обнаружил в себе готовность одарить её. Тем, что она попросит.

Смог же он отдать ей город!

Впрочем, наедине с самим собой Джурмагун понимал, что это вовсе не подарок, а хитрость, заставившая её отныне следовать за ним.

Она не просила ни о чем, и он решил, что сам сделает ей подарок. Настоящий. Его щедрость даже войдет в предание… Джурмагун вздохнул, ибо понимал, что бывает порой чересчур тщеславен…

Он не хотел признаться себе, что дело не столько в его предстоящей щедрости, сколько в желании увидеть наконец её сияющие глаза. А не равнодушные.

Раньше его самого называли бесчувственным, и он гордился этим. Настоящий герой должен был крепко спать, хорошо есть и без устали сражаться. Теперь он понял, как трудно общаться с бесчувственным человеком. Все равно что танцевать перед обычной каменной глыбой, дожидаясь от неё одобрения.

"Танцуй, Джурмагун, танцуй! — хмуро говорил он себе. — У тебя еше есть надежда, что камень когда-нибудь откликнется!"

Пока он таким образом жалел себя, Анастасия осторожно выглянула наружу и увидела, что они остановились возле какого-то города, ворота которого, точно челюсти большого животного, нехотя разжались и выпустили наружу небольшую толпу людей, почтительно кланявшихся монголам.

Несколько человек из свиты Джурмагуна и толмач пошли следом за приглашавшими их горожанами, а повозка, в которой сидела Анастасия, отъехала прочь. Туда, где расположилось куренем монгольское войско.

Джурмагун войти в город не пожелал. Ему хватит впечатлений, которые принесут верные нукеры. Он заглянул в повозку, где сидела Анастасия, и поинтересовался:

— Ты не замерзла, моя пери?

— Настоящая зима ещё не началась, — пожала плечами Анастасия, которую он, несмотря на её протесты, всю закутал в меха. — Разве это мороз?

Джурмагун и сам понимал несерьезность своего вопроса, но ему нравилось проявлять о ней заботу.

— Посадник этого города приглашал нас пожить в своем доме. Я отказался, но если Таис хочет…

— Я хотела бы остаться в нашем шатре, — поспешно ответила она, намеренно выделяя слово «наш».

Джурмагун довольно улыбнулся: привыкает! Анастасия же не хотела встречаться с кем-нибудь из русских. Что они скажут? Какие слова найдут для нее, кроме бранных? Наложница монгола!..

Шатер уже разложили, и Бавлаш наверняка начал готовить, так что Джурмагун сопроводил закутанную в покрывало Таис и остался вместе с нею.

Бавлаш принес им две дымящиеся чашки с похлебкой и блюдо с огромными кусками вареного мяса.

Анастасия ела ложкой, подаренной ей Джурмагуном, — наверняка украденной откуда-то из княжеского или богатого боярского дома. Ложка была золотой, с ручкой, украшенной драгоценными камнями. Чтобы не упасть перед нею лицом в грязь, Джурмагун велел принести ложку и себе и теперь ел вместе с нею аккуратно, как только мог.

Он не просто был влюблен в уруску, он поставил себе целью непременно добиться от неё ответного чувства.

Бавлаш зашел в шатер, чтобы забрать пустые чашки, и протянул Джурмагуну поднос, на котором лежал такой огромный золотой самородок, какого тот, немало повидавший на своем веку драгоценностей, никогда не видел.

— Кто это передал? — спросил он.

— Принесли бояре. Из города. Нижайше просят выслушать их жалобу.

— Ганджу позови, — распорядился Джурмагун: есть, нет ли толмач у урусов, он предпочитал пользоваться своим.

Он присел на небольшое, похожее на трон сиденье, замысловато украшенное золотом и серебром. Кивнул Анастасии, чтобы села поблизости. Она опустилась на ковер у его ноги и горько усмехнулась про себя: "Точно верная собака!"

Джурмагун сделал знак Бавлашу, чтобы тот усадил гостей поодаль, у входа.

Анастасия приготовилась скучать, слушая жалобы на неизвестного ей человека, но почувствовала, как чей-то взгляд будто прожег её покрывало.

Она подняла глаза. В то время как другие горожане сидели склонив головы и слушали, что говорит воеводе их предводитель, один, не отрываясь, в упор смотрел на нее.

Тонкие, видно, недавно отросшие усики изменили его лицо, но не настолько, чтобы Анастасия не узнала в нем своего брата Любомира.

Глава шестидесятая. Враг, зять, друг

Любомир ехал в Холмы и проклинал себя за то, что в свое время не пожелал выслушать сестру, которая пыталась рассказать ему о своем втором муже.

— Не хочу ничего слушать! — кричал Любомир. — Враг и есть враг! А ты вышла за него замуж, родила ему ребенка, а теперь ещё и защищаешь! Разве он не воспользовался тем, что тебя взяли в плен, сделали рабыней? Или ты считаешь его своим спасителем? Нехристь!

— Аваджи — не нехристь. Он — мусульманин, — говорила Анастасия.

— Какая разница?!

— Большая. Я думаю, бог у всех людей один, просто мусульмане называют его по-другому. На своем языке.

— Мне неинтересно, каков он и во что верит! Я не хочу ничего о нем знать!

Анастасия с сожалением посмотрела на него.

— Я и не ожидала, что брат у меня такой… бесноватый.

Любомир не разговаривал с нею три дня. Но какие громы-молнии он бы ни метал в адрес зятя, сердце его прочно привязалось к его дочери, которую он нежно называл Олюшкой. В черных глазах девчушки, казалось, дремала вся мудрость Востока. Четырехмесячный ребенок будто силился сказать нечто важное своему юному дядьке, но пока не знал слов.

— Этот… Аваджи… по-русски говорит? — небрежно поинтересовался он у Лозы.

— Говорит, но очень плохо, хотя все понимает. Ты же вроде монгольскому учился.

— Немного говорю, — признался Любомир. Обремененный прежде горбом, он пытался быть хоть в чем-то полезен и в случае прихода монголов надеялся стать толмачом при князе Всеволоде.

Аваджи поразил его совсем не варварским видом и полным отсутствием запаха немытого тела, которым так отличались кочевники. Кроме того, глаза его никак не выглядели маленькими щелочками, они были большими, чуть удлиненными, с приподнятыми кверху наружными уголками. На лице Аваджи они выглядели как два драгоценных камня черного цвета.

"А нехристь-то красив! — уже без раздражения подумал Любомир. Наверное, взглянув в такие глаза, не одна женщина потеряет голову…"

— Давай знакомиться, что ли, — проговорил он вслух нарочито весело. Я — Любомир, брат Анастасии.

На лице мунгала вместо радости или хотя бы вежливости появилось странное отчуждение. Он отвернул голову и, глядя в окно, сказал:

— Ты — не Любомир.

И, будто пробуя на зуб каждое произнесенное слово, добавил:

— Ана мне говорила, Любомир… другой!

Он явно не хотел произносить вслух слово «горбун».

— Я был горбуном, — сказал Любомир, — но мне повезло. В Холмах живет одна колдунья, которая избавила меня от тяжкого недуга.

"Значит, все-таки колдовство! — с облегчением подумал Аваджи. — И ничего нам в этом селе не показалось. Это колдунья нас морочила!"

— Зря ты лоб морщишь, — насмешливо проговорил Любомир. — Говоря «колдунья», я имел в виду талант знахарки. Прозора — самый настоящий врач, хотя говорят, что женщин-врачей не бывает. Или ты веришь в сказки?

"Видел бы ты такое, как я, тоже поверил бы!" — мысленно возразил Аваджи, но вслух ничего не сказал. Не захотел терпеть насмешек от этого мальчишки!

— Ладно, не сердись, — покаянно тронул его за руку Любомир. — После того, как я выздоровел, со мной иногда такое бывает. Хочется над другими посмеяться. Наверное, оттого, что я слишком долго чувствовал себя хуже других…

— Понимаю, — Аваджи слегка растерялся от такой прямоты.

Любомир ворвался к нему в комнату, где он сидел, снедаемый тоской, один-одинешенек в этом чужом для него мире. Но вот он совсем немного пообщался с братом жены, а уже чувство безнадежности покинуло его.

Снова скрипнула дверь, и в её проеме появилась незнакомая женщина.

— Здравствуй, сынок! — тихо сказала она.

— Мама! — невольно отозвался Аваджи и даже испугался своего порыва. Он сразу догадался, что это — мать Аны, а её голос будто перевернул в нем что-то.

Аваджи смотрел в спокойные, ласковые — такие же зеленые! — глаза, и все в ней казалось ему знакомым и родным. Еще ни разу в жизни никто не приходился ему так близко к сердцу. С первого взгляда. Кроме Аны, конечно.

— Ты не хочешь посмотреть на детей? — спросила его боярыня Агафья, внимательно следя за выражением лица зятя — так ли уж он любил малышей, как рассказывала ей Анастасия?

И тут же все её сомнения исчезли. Глаза Аваджи засияли, он расплылся в улыбке.

— Идем! Скорей! В разлуке я умирал от тоски! — говорил он, направляясь почти бегом именно туда, где Агафья оставила детей с Прозорой.

— Ульдемир! Ойле! — вскричал он, протягивая руки к детям.

Никто не улыбнулся его, казалось бы, немужскому жесту, но Аваджи и не думал о том, как он выглядит со стороны.

На одну руку он подхватил сына, на другую — дочь. Агафья с удивлением увидела, как малышка, до того слишком серьезно глядевшая на мир, улыбнулась отцу.

"Он — хороший человек, — подумала боярыня. — Дети доверяют ему, они чувствуют все лучше нас".

— Привези Настюшку домой, сынок, — говорила она позже, опять прикладывая платок к повлажневшим глазам. — Сколько же ей без вины-то страдать?

Она почему-то поверила, что Аваджи своего добьется.

Для того, чтобы быстрей догнать тьму Джурмагуна, требовались быстроногие, выносливые лошади. В конюшне Лозы такие имелись. Их держали для торжественных выездов, но об этом никто и не вспомнил: надо, значит, надо!

Детей, как и договорились, оставили у Прозоры.

Аваджи обнял малышей на прощанье и сказал им по-монгольски:

— Я вернусь. И привезу вам мать.

А про себя добавил: "Или не вернусь никогда!" Шутка ли, он собрался покуситься на то, что великий багатур считал теперь принадлежащим ему. Увезти женщину от человека, возглавлявшего десятитысячное войско!

Ему стало страшно брать с собой Любомира. Аваджи пытался его отговорить, но тот и слушать не захотел. Даже обозлился.

— Уж не считаешь ли ты русских менее храбрыми?

Отчаянный мальчишка! У Аваджи никогда не было братьев, но если бы были, он хотел, чтобы они походили на этого ершистого, честного Любомира.

Глава шестьдесят первая. Хочу, но не могу!

Три всадника мчались во весь опор по зимней дороге, до земли утоптанной копытами тысяч лошадей.

Прошедший впереди тумен Джурмагуна, конечно же, уступал им в скорости.

Все-таки Аваджи пришлось поменять свои планы и взять с собой, кроме Любомира, и бывшего конюшего, потому что иначе тот отказывался давать им лошадей, мол — подумать только, а ещё старый человек! — он не мог отдавать таких дорогих коней в чужие руки, а сам должен присматривать, чтобы в походе с ними обходились как следует.

Любомир в споре не участвовал. Он сразу понял, что Лоза от своего не отступится и все равно с ними поедет.

Долго бы пришлось гнаться за туменом, но, по счастью, впереди располагался город Тузлук, к которому Лоза знал более короткий путь.

Этот городок не станет сопротивляться монголам, как Лебедянь. Да он и не смог бы выдержать такую осаду.

Кроме того, по слухам, в Тузлуке посадник не слишком был силен в воинских делах и поддерживался не всеми горожанами. А монголам всякие распри между урусами только на руку!

Если бы не Лоза, Любомиру и Аваджи пришлось бы куда как труднее! Они так бы и ехали за войском, военачальники которого не знали о другой дороге, позволяющей сократить путь до Тузлука на целых пятнадцать верст!

И успели подъехать к городу на два часа раньше монголов.

Смертельно напуганный их предупреждением посадник в первый момент только беззвучно открывал рот, не в силах осознать страшную весть. И крикнул первое, что пришло на ум:

— Закрыть ворота!

— Не надо, — остановил его Лоза.

Он прекрасно знал, что сопротивление горожанам ничего не даст, потому что город к осаде попросту не готов.

— Что же, по-вашему, поклониться поганым? — истерически вскричал один из бояр посадского окружения.

— Ради спасения многих жизней не грех и поклониться. Встретить хлебом-солью, пожелать долгой жизни…

— Но у нас даже нет толмача, — забормотал растерянный посадник.

— У меня есть, — скрывая улыбку, сказал Лоза.

Вот так и попал Любомир в посольство, отправившееся к воеводе. Правда, свои знания ему удалось выказать, лишь приветствуя Джурмагуна и его войско. Зато он увидел Анастасию…

Как бы она ни кутала свое лицо, как бы ни опускала глаза, не узнать сестру он не мог. Потому вернулся к нетерпеливо поджидавшим его Лозе и Аваджи с сообщением:

— Анастасия у него!

Весть об этом не застала Аваджи врасплох, но все равно поразила в самое сердце: его жена живет с Джурмагуном!

Умом он понимал, что, оставляя её у себя, тот не интересовался желанием самой Анастасии, но от собственного бессилия, мучимый страшными муками, все же пытался усмотреть в том и её вину.

Аваджи мысленно застонал. Стон его товарищи не услышали, но взглянули на него с сочувствием, представляя, какие мысли его сейчас гложут.

За те три дня, что они провели вместе в дороге, Любомир успел привязаться к мужу своей сестры. И теперь, глядя на его закаменевшую в отчаянии спину, он никак не мог подобрать для него слов утешения. Но и укреплять его в недовольстве Анастасией он тоже не хотел, ибо был уверен: сестра в происшедшем не виновата.

Перед Любомиром как наяву встали глаза Анастасии, невыносимо бесчувственные и пустые. Это было так непохоже на неунывающую, жизнерадостную Анастасию! Когда она узнала брата, на мгновение в них зажегся радостный огонек, но тут же погас, как будто молодая женщина вдруг осознала невозможность их встречи и собственного спасения… Чем же это чудовище-монгол её испугал? Или опоил?

Он так и сказал вслух. Для Аваджи.

— Она сидела, будто истукан. Даже виду не подала, что меня узнала. Так выглядит человек, у которого вынули душу…

— И память, — едко добавил Аваджи. — Значит, она забыла не только меня, но и тебя.

— Ты несправедлив, друг мой, — мягко вмешался Лоза. — Такое можно сказать о любой другой женщине, но не об Анастасии.

Они сидели втроем в одной из комнат боярского дома, которую любезно предоставил им старый боевой товарищ Лозы.

Им было предложили по комнате каждому, но лебедяне отказались: в этой одной им ничто не мешало обсуждать между собой события, ради которых они и прибыли.

— Надо придумать, как подобраться к шатру и поговорить с Анастасией. Вдруг ей разрешается ходить по куреню. Мы бы раздобыли ещё одну лошадь и ждали её поблизости…

— Я могу встретиться с нею, — проговорил Аваджи.

— Как ты это сделаешь? — спросил Любомир.

— Очень просто, как все остальные воины.

— Это опасно, — покачал головой Лоза, — ведь твои соратники считают тебя мертвым.

— Все равно, появление в стане для меня куда безопаснее, чем для любого из вас. Кроме того, далеко не все видели меня погибшим. А другие вообще не знают, что я участвовал в том поединке.

— И когда ты собираешься идти в курень? — поинтересовался Любомир.

— В тот час, когда Джурмагун будет обходить посты.

На самом деле Аваджи вовсе не был так уверен в успехе, как хотел показать. Но он знал одно: жизни не пожалеет, чтобы вызволить Ану!

Он шагал по монгольскому стану нарочито деловым шагом. Совсем недавно Аваджи и сам был звеном цепочки связей и обязанностей: десятка-сотня-тысяча-тумен. Или, по-монгольски, тьма…

А ныне, смешно сказать, он здесь никто. Вражеский лазутчик, хотя его дело никакого отношения к войне не имеет. Он лишь пришел за тем, что принадлежит ему.

Аваджи знал, что поблизости от шатра Джурмагуна раскладывают обычно небольшую хозяйственную юрту, в которой хранятся личные припасы багатура. Хотя он в еде крайне сдержан, но Бавлаш всегда следит, чтобы пища Джурмагуна была всегда свежей и лучшего качества. В этой-то юрте Аваджи и решил до времени спрятаться.

Сейчас он присел посреди берестяных коробов и чувалов с мукой, рисом, вяленым мясом и прочим, так, чтобы сквозь щель полога ему был виден вход в шатер.

К счастью, ждать пришлось недолго. Привычки Джурмагуна не изменились посты он обходил обычно в одно и то же время.

Тургауды, караулившие вход в шатер, тут же расслабились. Да и кого им было охранять теперь? Наложницу? Она никуда не денется.

Аваджи змеей выскользнул из юрты и в броске прокатился по снегу так, что оказался вне видимости тургаудов, у дальней стенки шатра.

Он стал кинжалом рыть под этой стенкой, стараясь как можно меньше шуметь. На мгновение мысль, что Ана услышит эти звуки и поднимет переполох, бросила его в жар. Тогда он пропал. Тогда пропало все то, что они задумали. Но изнутри не раздавалось ни звука.

Он копал как одержимый — счастье, что земля не была слишком твердой, а то он наверняка привлек бы чье-то внимание стуком.

Выкопав ямку под стеной, он приблизил к ней лицо и позвал свистящим от волнения шепотом:

— Ана! Ана! Ты меня слышишь? Это я, Аваджи!

— Слышу. Здравствуй, Аваджи.

И это все? В её голосе не прозвучало даже радости. По звукам, доносившимся из шатра, он понял, что она не кинулась на его голос, как сделала бы прежняя Ана, а лишь медленно подошла.

Но он приказал себе, пока все не выяснит сам, не думать о плохом. И потому спросил:

— Тебе разрешают выходить из шатра?

— Разрешают.

— Ты знаешь, где юрта для припасов?

— Знаю.

— Тогда выходи из шатра и прогуливайся в сторону юрты. Я буду ждать тебя в ней.

— Хорошо.

Аллах всемогущий! Да со своей ли женой Аваджи разговаривал? Если бы не знакомый голос… И тут его опять кинуло в жар. Колдовство! Ана ведь притащила его в то самое проклятое село и, похоже, сама пострадала больше всех! А он? Разве не стал он больным душой в этих Халамах, когда она вылечила его тело?

От такой мысли Аваджи стало легче. Жена заколдованная была куда дороже ему жены предавшей.

Улучив момент, когда тургауды склонились головами друг к другу, обсуждая что-то смешное, Аваджи тем же способом вернулся от шатра в юрту.

Вскоре Анастасия вышла из шатра, одетая в русские одежды, с закутанным в покрывало лицом.

"Подарок Джурмагуна!" — царапнула его недобрая мысль, но Аваджи опять запретил себе об этом думать.

К счастью, от того места, где стояли тургауды, была видна лишь часть юрты, в которой сейчас прятался Аваджи. Остальную её часть закрывала копна сена, поставленная здесь для лошадей Джурмагуна.

Когда Анастасия на миг оказалась вне видимости тургаудов, Аваджи резко дернул её на себя, так что она, потеряв равновесие, влетела в юрту и упала на него.

— Здравствуй, любимая!

Анастасия неуверенно протянула ему губы. Будто не радовалась его приходу, а выполняла привычную работу. Теперь он уже не сомневался: жену околдовали. Он готов был проклинать всех урусов, и это село, и Прозору, прикинувшуюся обычной лекаркой, и даже её мужа…

— Что с тобой, голубка моя? — он решил попробовать пробиться к ней, прежней.

Губы Анастасии дрогнули, будто она собиралась сказать ему что-то важное, но тут же опять упрямо сжались.

— Мы пришли за тобой.

— С Любомиром? — безжизненно уточнила она.

— С ним. И с Лозой.

— Дети здоровы?

— Здоровы.

Точно не о своих детях спрашивает, а, из вежливости, о чужих. Аваджи решил проверить, как она отнесется к возможности скорого избавления.

— Завтра будь готова. В это же время я приду за тобой. Лоза и Любомир будут ждать нас, держа лошадей наготове.

— Я не поеду с вами, — тихо сказала она.

Аваджи подумал, что ослышался.

— Ты не хочешь ехать домой? — изумился он.

— Хочу, но не могу.

Колдовские чары так легко не разрушишь! На всякий случай Аваджи спросил, как если бы он ни о чем не подозревал:

— Почему не можешь? Тебя что-то не пускает? Какая-то посторонняя сила?

Теперь настал черед удивляться ей. Аваджи думает, что Джурмагун удерживает её подле себя с помощью колдовства? И это её умный муж, который читает книги и знает притчи?

— Меня не пускает мое слово. Джурмагун пообещал снять осаду с Лебедяни, если я дам слово остаться с ним.

— Он тебя обманул! — не выдержав, закричал Аваджи и затряс Анастасию за плечи, словно хотел вытрясти из неё это самое слово.

— Разве он не снял осаду? — впервые она взглянула прямо на него своими изумрудными глазами. — Смирись, Аваджи. Так, как смирилась я. Что такое наша жизнь по сравнению с тысячами жизней целого города?

— Но сами горожане об этом не догадываются!

— Пусть не догадываются, — пожала плечами Анастасия. — Мне достаточно того, что они остались живы. Значит, я спасла для Руси столько жизней, сколько не дала бы, будучи счастливой матерью.

Она повернулась, и больше не удерживаемая им, вышла из юрты.

Глава шестьдесят вторая. Заткнуть рот, и в мешок!

Именно эти слова выкрикнул Любомир, когда Аваджи рассказал товарищам о встрече с Анастасией.

— Значит, хочет, но не может, — задумчиво повторил Лоза и с интересом глянул на Аваджи. — А что ты решил? Оставить её здесь?

Он не догадывался, что Аваджи медлит, потому что чувствует себя виноватым перед Анастасией: если бы он не обидел её в то утро, она бы не пошла одна к этому паршивому амбару!

— Джурмагун очень хитрый, — сказал он вслух. Не высказывать же Лозе все свои мысли!

— Хитрый-то хитрый, — проговорил тот и с сомнением посмотрел на Аваджи. — Думаешь, он снял бы осаду и без Анастасии?

— Говорили, Бату-хан созывает свои войска в Мунганскую степь.

— Понятно. Великий багартур решил не возиться более с городишком, с которого все равно много не возьмешь.

— А походя, значит, и с Анастасии слово взял? — цокнул языком Любомир. — И вправду хитрец!.. Может, мне с нею поговорить?

Он нахмурился, точно пробуя на вкус свою мысль, и сам же покачал головой.

— Нет. И слушать не станет. С детства была упрямицей.

— А если ей просто нравится Джурмагун? — зло спросил Аваджи и осекся при виде презрительной усмешки Любомира.

Зачем Ана так мучает его! Разве любовь делает людей хуже, чем они есть?

— Думаю, нам надо вернуться к предложению Любомира, — спокойно предложил Лоза, будто ничего не слышал. — Раз Анастасия слово дала — а мы, русские, свое слово крепко держим, — придется нам её украсть. Тут уж не вольны над нами ни она, ни её слово.

— Джигиты Джурмагуна кинутся за нами в погоню! — расправил плечи Любомир, предчувствуя немалые, но вовсе не пугающие его трудности.

— Вот я и хочу со своим старым другом поговорить. Наверняка у них такие стежки-дорожки есть, каких ни на одной карте не найдешь! По ним мы и убегать станем.

И с удовлетворением заметил, как вспыхнули надеждой глаза Аваджи.

Анастасия в это время лежала в шатре в некоей полудреме, из которой была вырвана нетерпеливой рукой Джурмагуна.

"Опять!" — подумала она, но ощутила не прежнее безразличие и усталость, а растущий гнев и уязвленную гордость. В конце концов, Джурмагун всего лишь мужчина, даже если он и командует многотысячной армией!

— Твои джигиты тоже подчиняются тебе по принуждению? — спросила она неприязненно. — Или они почитают за счастье служить великому полководцу?

— Почитают за счастье, — без тени сомнения кивнул он.

— Потому ты и считаешь, что все твои желания должны исполняться?

— Считаю. А кто мне в том может помешать?

"Я!" — чуть было не крикнула она, но вовремя остановилась. Еще не время. Ей хотелось до конца разобраться в происшедшем. Понять, почему она так безоговорочно уступила ему? Испугалась? Устала от превратностей судьбы?

Она посмотрела на молчащего Джурмагуна. Разозлен!

— Я сдержу слово, какое тебе дала, не буду пытаться убегать от тебя, жестко сказала Анастасия. — Ты сам меня отпустишь.

Она опять вспомнила, как в ортоне у Тури-хана убедила молодого кипчака, что он видит не их с Заирой, а большую змею.

— Никогда! И не надейся! — воскликнул Джурмагун, но в голосе его уже не было прежней уверенности.

Значит, это Анастасия лишила его прежней силы? Она будто просыпалась от долгого сна. Больше никогда она не станет покорно следовать чужой воле. Анастасия улыбнулась смятению, все больше проступавшему в глазах Джурмагуна — он видел перед собой совсем другую женщину. Не пери, не гурию, а женщину-воительницу, может, даже мстительницу, хотя ей самой он ничего плохого не сделал…

Разве не сделал?

Он пытался заставить её отказаться от родины, от своих родных, от своей собственной жизни вообще, и вот теперь к нему пришла расплата!

Мысли эти начисто лишили полководца желания к сопротивлению. Таис, его покорная Таис, встала, выпрямилась во весь рост и будто заполнила собой его шатер. Она говорила, а он мысленно повторял её слова, слегка шевеля губами.

— Сейчас ты позовешь своих тургаудов и скажешь им, что отпускаешь меня. Пусть проводят до последней юрты и вернутся на свое место.

Он уже был в её власти, уже не пытался сопротивляться её воле. Джурмагун покорно кивнул её вопрошающему взгляду.

Уходя, она сказала:

— Завтра ты все вспомнишь, но не раньше. Я знаю, ты понимаешь лишь силу. И хитрость, с которой ты побеждал доверчивых противников и благодаря которой вырвал у меня эту глупую клятву.

Оба тургауда покорно склонились перед ней и, неслышно ступая, проводили до последней юрты.

Аваджи, Любомир и Лоза лежали в снегу неподалеку от монгольского куреня.

— А что если она наружу не выйдет? — спросил Любомир.

Они добросовестно ждали, но с той поры, как Джурмагун вернулся с обхода, из его шатра никто не выходил.

— Будем ждать до последнего, — сказал Лоза.

Аваджи молчал, потому что знал: без Аны он отсюда не уйдет.

Заждавшись, они даже не поверили глазам, когда знакомая женская фигура в сопровождении двух джигитов вышла из шатра и направилась в их сторону. Мужчины довели её до границ куреня, оставили одну, а сами ушли.

— Погулять вышла! — решили похитители.

Возбуждение безудержно несло Анастасию вперед. Победить в невидимой схватке того, кто считал себя великим полководцем! Да она могла бы подчинить себе весь тумен! Какие-то десять тысяч мужчин…

Ей показалось, что в голове её кто-то хихикнул, но Анастасия не обратила на это внимания.

Свободна! Она освободилась сама, без чьей-либо помощи, силой своего умения, не нарушая данного слова! Кто не опьянеет от такого могущества!

Она задохнулась от восторга и… от того, что чьи-то пальцы схватили её за горло. Не успела она и глазом моргнуть, как ей сунули в рот кляп, а на голову набросили мешок.

"Ну сколько можно?!" — рассерженно подумала Анастасия, а когда поняла, кто её тащит прочь от тропинки, весело рассмеялась.

"Ладно, — снисходительно подумала она о своих близких, которые не сомневались в том, что это именно они её освобождают. — Я не скажу им, как все было на самом деле".


home | my bookshelf | | Рабыня благородных кровей |     цвет текста